home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



6. Уловки колдунов

Тодж спускался вниз из потайного места в ассирийской тюрьме, его мысли лихорадочно метались. Избегая оставлять следы в грязи, он прыгнул на низкий забор перед конюшней ассири и проворно пробирался по его узким деревянным доскам. Единственная лошадь осталась около забора.

Убийца перебрался с забора в седло. Он оказался перед серьёзным выбором: преследование девочки и киммерийца средь бела дня могло обнаружить его присутствие. Но он не решался упустить Конана снова. Если он будет столь же удачлив как ассири, убитый Конаном, Тодж скоро присоединится к нему в Аду.

Он должен защитить Конана, пока киммериец не достанет бога из жемчуга, и Нефрит в награду не разрушит kalb жука.

Сначала двигаться по следу киммерийца было просто. Навыки слежки Тоджа сделали этой легкой задачей от Мессантии до восточной границы Аргоса. Но события прошлых двух дней все еще удивили его. Во-первых, преследование группой ассири, закончившееся заключением Конана.

Тодж остался далеко позади, избегая обнаружения и, таким образом, был слишком далеко, чтобы помочь спасению Конана.

Когда приблизительно двадцать воинов пленили варвара, чутьё убийцы подсказало не вмешиваться. Он ждал до сумерек и прополз мимо часовых в укрепление. Подслушанное быстро позволило обнаружить местоположение киммерийца.

Когда он скользнул с внешней стены тюрьмы и на ее крышу, к укреплению прибыла странная женщина. Она встретилась с ассири, командовавшим всеми. Он поклонился ей и кивнул с уважением, отвечая на её краткий приказ. Эти двое остались вне пределов слышимости к очень сильному разочарованию Тоджа.

Тогда, перед недоверчивым пристальным взглядом Тоджа, она разделась до туники, растёрла на себе грязь, спутала ее волосы, и громко плача направилась в здание. Командующий сбрил бороду с лица одного из мужчин — ассири, убитых Конаном и переодел тело в одежду заморийского солдата.

— Когда варвар очнётся, сделайте так, чтобы мучитель начал пытку, — произнесла она так, что Тодж расслышал.

— Да, госпожа. Мы отбудем до начала рассвета.

— Но он убьет твоего палача.

— Это не имеет значения, госпожа. Он — не ассири, он — ничто, собака, он убийца шемит, которого я спас от плахи палача в Киросе. Скот ничего не знает.

— Пусть будет так, тогда его кровь на твоих руках, Aрострио.

Тодж лег на крышу, досадуя на эту женщину, испортившую его план освобождения захваченного киммерийца. Конан должен скорее достигнуть Медного Города, прежде чем kalb жук отложит его смертельные яйца. Но его любопытство побудило его лежать на крыше и наблюдать, как исполняется план странной женщины. Кроме того, эти воины могли убить варвара, зная их наклонности.

Убийца выжидал, поскольку несколько лошадей были обременены и введены в конюшню с эбеновым жеребцом женщины. Приглушенные крики из комнаты ниже него достигли ушей Тоджа, в то же время все ассири собрались в воротах укрепления и отбыли вдаль. Конан и женщина вскоре появились из здания.

Женщина изменила свой голос и свое поведение, как актриса, изменяющая роли в некоторой непостижимой драме. Даже теперь, Тодж не мог рискнуть предположением, что за этим скрывалось. Он, возможно, легко избавится от назойливой женщины щелчком своего запястья, но при этом, он покажет себя Конану. Нет… вместо этого, он проследит, куда они держат путь. Женщина еще не представляла препятствия, и, Нефрит предупреждал Тоджа, что "другие" будут искать жемчужную статую. Тодж убил бы женщину, только если она начала препятствовать Конану. И Тодж рассуждал, что это лучше всего сделать под покровом ночи, в то время как киммериец спал. Убийца обладал средствами, отводящими от подозрения в убийстве.

Действительно, тонкий кожаный мешок, связанный к его спине, был переполнен хитрыми устройствами, редкими ядами и травами, и несколькими живыми существами, все из которых несли смерть бесчисленными способами.

Возможно, он использовал бы для женщины белого вендийского скорпиона, но нет, у черепа змеи были преимущества. С помощью бамбуковой зембабвийской трубы он мог отправить отравленную иглу в шею женщины, в то время как она спала. Для такой цели он нес маленькую флягу своего самого смертельного яда: порошок от черного грибного кхитайского стебля, смешанного с ядом от императорской стигийской кобры. Проникновение той смеси было столь же смертельно как кинжал, погруженный в сердце жертвы. Женщина умерла бы через несколько тихих моментов, после которых он проколет ее лицо клыками черепа. Рана и труп раздуется, исказится, принимая облик, как зеркало похожий на нападение ядовитой гадюки. Конан и не заподозрил бы умышленного убийства.

Удовлетворенный своим планом, Тодж следовал по следам киммерийца и таинственной женщины. Эти двое уже скрылись с глаз, но по их следам оказалось легко следовать. Убийца переместился в седле, непривычном к его ощущениям.

Он продолжал свою оценку назойливой женщины. План держался на Конане и появление этой женщины не могло быть полезно для Тоджа. Сегодня вечером, он закончил бы ее вмешательство. Сегодня вечером она умерла бы.



5.  Темница отчаяния | Конан и мрачный серый бог | cледующая глава