home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



19. Кровь и кость

Toт-Амон чувствовал сотрясения энергии, которая выделялась изнутри разрушенного храма Ибиса. Как трещины в самой ткани существования, они означали пробуждение Бога хаоса, заключенного в тюрьму на века, но очнувшегося теперь от сна. Истинные имена уже произнесены? Зловещий древний Бог появился бы и проглотил бы это место в свою, подобную пустоте, утробу? Он еще не решил.

Но ключ был приспособлен к замку тюрьмы бога, ожидая только кого-то, чтобы повернуть это. Teвека обрек бы их всех, если Toт-Амон не остановит его.

Он бы не стал убивать Teвека. Сначала он возвратил бы свое Черное Кольцо от некроманта. Тогда он узнал бы, получил ли Teвек истинное имя так или иначе, и если так, определить средства, которыми он обнаружил это. Когда он узнает то, что знал Teвек, он прикончит глупца, резко задув Тонкую свечу Смерти. К сожалению, перемещение истощило его запасы волшебной энергии даже больше, чем он предположил. Он не мог рискнуть прямым нападением на Teвека, когда некромант мог бы повернуться Черное Кольцо против него. Без своего Черного Кольца силы Toт-Амона были ограничены.

Стигиец стоял на крыше храма. Его черные как смоль посланцы бегло осмотрели это прежде, чем он смотрел вниз, в здание, созерцая сцену внутри. Пол был слишком далеко для него, чтобы достичь. Он всматривался в бесформенную фигуру, распластанную на полу.

Teвек Тул! Неожиданным был вид некроманта, лежащего неподвижно на животе, но более удивительными были воины, которые боролись, сцепившиеся в бою, в трёх шагах от идола жемчуга.

Идол не было бы легко захватить. Он взвесил риск и решил, что он сначала посмотрит, присутствует ли только эти два жестоких воина. Если так, он мог победить их и взять реликт. Он всматривался больше в этих двух воинов, и от внезапного шока узнавания побледнело его темноватое лицо.

Ведь один из сражавшихся внутри не был обычным воином, ни один из них не был обычным, он понял. Один из двоих сражавшихся был никем другим, как Конаном-киммерийцем, путь которого и цели не раз пересекались с его собственными. Человек обладал собственной дьявольской удачей. Но больший шок вызвало осознание, что Конан боролся с воином, который был высокого звания в давно мертвой армии Ахерона. Нельзя было перепутать символы, украшающие спину его брони — они означали Дом Икхсиона, отца большинства коварных волшебников Ахерона. Это был воин, о котором говорил Сет — воин, который — обладал полным именем Зловещего древнего Бога! Toт-Амон знал тогда, что он должен немедленно разрушить того воина. Более чем когда-либо, он нуждался в своем Черном Кольце.

Toт-Амон сосредоточился и забормотал свистящие слова в ритмичном заклятии. Заклятие изменит его физическую форму из твердой плоти-и-кости в призрак. Он проплыл бы через отверстие в крыше, вниз к полу, вернется к своей материальной форме и захватит кольцо. Тогда он взорвал бы ахеронского военачальника, отправив в забвение, и захватил бы статую жемчуга. Сет снова радовался бы от его выбора.

Когда последние слова его скандирования исчезли, и он закончил свое спектральное преобразование, крайне яркий жар осветил крышу поблизости. Toт- Амон смотрел искоса в это, холодная улыбка, распространилась по его тонким губам.

— Карантес, предлагающий блеяния глупцов, кто унижает свое достоинство перед самым низким из давно поверженных божеств. Ты находишься в воде слишком глубоко для того, кто не может плавать, Карантес! — У тебя не будет бога, — ответил сияющий призрак, без следа страха, его приятным голосом. — Ты не развяжешь Хаос, выродок! — Пускай слюни старик! Сет Отец хочет мира, не Хаоса! — Избавь меня от своей лжи, — призрак покачал головой. — Только избранным из моего духовенства известно имя бога.

— Бессильный прихожанин Ибиса! У бога есть шесть имён, только половина, которых известны вам. Ты сделали глупость, проявившись здесь, и оставив свою душу уязвимой для меня. С темной властью предоставленной мне Сетом Отцом, я схвачу идола… и навсегда вышлю твою сущность в самую черную пустоту! Произнося это, Toт-Амон вышел вперед и протянул свои руки к Карантесу, его пальцы сжались как когти. От ладоней полились тонкие волны зеленого огня, образующие сеть. Несколькими мгновениями спустя, призрак Карантеса был окружен сетью волн. Они устремлялись внутрь, сжимая белую ауру.

Призрак Карантес свернулся в себя и мигнул, вновь появившись в отдалении нескольких шагов.

— Твое колдовство не может удержать меня, стигиец, — сказал он. — На сей раз, ты поднял свою чешуйчатую шею слишком далеко… почувствуй теперь святой огонь Ибиса, когда он сожжёт твою прогорклую душу! Аура призрака простиралась и внезапно набросилась, как язык белого пламени. Toт-Амон торопливо жестикулировал. Прозрачный зеленый диск появился в воздушном пространстве перед ним, только отклоняя нападение.



предыдущая глава | Конан и мрачный серый бог | cледующая глава