home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement






- 3 -

Пихт шел бесконечно длинным пустым коридором, и взгляд его цепко останавливался на каких-то пустяковых деталях: на отбитой штукатурке, отсыревшем углу, где стояла старая фарфоровая урна, склеенная гипсом, на окнах с бумагой крест-накрест или забитых фанерой, на паркетном полу, на котором каждая дощечка издавала тягучий и больной звук. Большинство кабинетов было закрыто.

Сопровождающий офицер остановился перед угловой дверью, на которой висел обыкновенный тетрадный лист, пришпиленный кнопками. На бумаге косо была выведена фамилия:

«Зяблов».

Из-под двери на пол падала полоска света..

Офицер постучал.

- Войдите, — услышал Пихт глуховатый, знакомый голос.

- Товарищ полковник, по вашему приказанию пленный доставлен, — доложил офицер.

- Вы свободны. Вот вам пропуск в гостиницу.

Когда офицер вышел, Зяблов по-стариковски медленно поднялся из-за стола. В округлившихся его глазах светились и радость и изумление.

- Мартынов? Павел? — тихо, почти шепотом спросил он.

- Собственной персоной, товарищ полковник, — ответил Пихт — Мартынов по-русски.

Зяблов быстро подошел к нему и обнял:

- Здравствуй, Павлушка!

- Здравствуйте… Здравствуйте, — снова повторил Мартынов, удивившись, как нежно звучит это обыкновенное русское слово. — Вот, довелось все же встретиться. Господи, я уж и не чаял…

Он почувствовал, что язык стал каким-то непослушным и твердым, как-то странно прозвучали его слова. Будто он вообще был немым и только сейчас обрел дар речи. Звук «л» соскальзывал, «г» получалось как горловое, твердое «х».

- Акцент у тебя сильный, — огорчившись, произнес Зяблов.

- Я боялся, что за русского не признают, когда вернусь домой.

Зяблов на столе расстелил газету, достал из шкафчика бутылку водки, колбасу, соленый огурец и полбуханки ржаного хлеба.

- Ты раздевайся, покажись, — сказал он, рассекая огурец на дольки.

Павел сбросил полушубок и, улыбаясь, подошел к столу.

Зяблов взял с тумбочки стакан, поискал второй — не нашел, снял с кувшина крышку. «Мне, старику, и этой хватит», — и разлил водку.

- Ну, Павел, как говорят, за встречу! Водка обожгла горло. Павел закашлялся, пытаясь поддеть ножом пластинку огурца.

- Что, крепка! — обрадованно воскликнул Зяблов.

Горячая волна захлестнула грудь. В этот момент от Павла отделилось все и все, с кем он встречался последние годы, — и Зандлер, и Зейц, и Вайдеман, и Коссовски, и Мессершмитт. Они как будто существовали отдельно, призраками на другой планете, на чужой земле. Сейчас был только старый-престарый друг, бывший наставник по спецшколе Зяблов.

- Скажите, «фоккера» добыли все-таки? — спросил Павел.

- Добыли, — кивнул Зяблов. — Бросили батальон Ларюшина в бой. Оттеснили фашиста, уволокли самолет на тягаче. А вот летчик успел скрыться.

- Из-за этого «фоккера» погибла Ютта, — нахмурился Павел.

- Как это произошло? — спросил Зяблов.

- Вы потребовали срочно передать данные об этом истребителе… Я рискнул, и… немцы засекли рацию. Коссовски ее раскрыл.

Зяблов выдвинул ящик и достал бланк принятой радиограммы, последней Юттиной радиограммы… Павел взял бланк и стал читать свое донесение:

«Передаю данные объекта „Б“. Мотор воздушного охлаждения „БМВ-801“, мощность 1650 сил. Скорость — 600 км/час. Вооружение — четыре пулемета 12,5 мм, две пушки 20 мм „Эрликон“. Усилена броня под мотором и баками. Установлены в кабине пилота две броне-плиты из спрессованных листов дюраля. Кабина более поднята, благодаря чему улучшен обзор, особенно задней полусферы. Дальность действия…» 

Буквы перед глазами стали раздваиваться. Радист, принимающий эту телеграмму, дальше поставил знак «неразборчиво». Что произошло дальше, знал только Павел. Дальше ворвался Коссовски, Ютта схватила гранату и швырнула ее на пол… И Павел ничего не мог поделать. Он в это время специально увел Эрику в кино, а Зандлер был в Аугсбурге на основном заводе.

Зяблов налил водки:

- Давай выпьем за тех, кто воевал с фашистами и геройски погиб… Вот Виктор, «гарсон» из «Карусели».

- Что с ним?

- Погиб… Выследило гестапо. После пыток отрубили голову и выставили на шесте.

«А мы всегда считали, что ему здорово везет, — подумал Павел. — Эх, Витька, Витька…»

Сначала он был в Черной Африке. Он видел немилосердные южноафриканские саванны, прямые слоновьи тропы, рыжие пятна высохших озер. Он готовился в школе для Германии — потенциального врага — и там в Африке вместе с немцем-летчиком возил алмазы с приисков в Дурбан, Ист-Лондон, Порт-Ноллот. Они летали, куда их гнали, летали на дохлых самолетиках, а внизу — пески, дикая жара, отравленные испражнениями пресмыкающихся ручьи. Во вторую кабину можно было бы ставить бак с водой на случай вынужденной посадки, но его занимал охранник из фирмы: не дай бог пилот украдет самолет и алмазы.

Напарника-немца звали Шуце. Когда с ним произошла авария, на розыски послали Виктора. Одного — ведь он не вез алмазы.

С большим трудом Виктор отыскал самолет Шуце. У мотора отлетел винт. Шуце изнемогал от жажды, а его охранник, забрав фляжку с водой, сидел поодаль и держал на коленях кольт. Виктор напоил Шуце — парень ожил. «Эй, ты! — крикнул охранник Виктору. — Перегружай ящик на свой самолет, и полетим!» — «А куда денем Шуце?» — «Черт с ним, он может подождать». Шуце возмутился. Но Виктор сдержал его. «Хорошо, он будет ждать, — сказал Виктор, — только сейчас он мне поможет». Они пошли к упавшему самолету за ящиком. «Убьем охранника и сбежим вместе с алмазами, — сказал Виктор. — Твоего и моего горючего хватит до Лоуренсу. Там найдем местных наци и передадим алмазы в фонд партии. Немцы помогут немцам…»

Что и говорить, план был рискованный, но верный. Шуце мог составить протекцию. Перенесли они ящик к самолету Виктора и стали копаться в моторе. «Я из вас душу вытрясу, чего копаетесь?» — орал охранник. «Чем кричать, помогите винт провернуть», — сказал Виктор. Охранник вложил в кобуру кольт и уцепился за винт. И тут Виктор крутнул ручку магнето. Винт разнес охраннику голову.

Виктор и Шуце слили горючее в один бак и на другой день были уже недалеко от Лоуренсу. Местные наци из колонистов, как и предполагал Виктор, помогли им перебраться в Германию, снабдили рекомендациями и документами. В то время со всех концов света собирались немцы на родину…

Из Германии Виктора перебросили во Францию. Там его и встретил Павел, но вида не подал, Виктор, рискуя провалиться, предупреждал, чтобы он, Павел, не шел на первую явку, уже засеченную гестапо.

- Ну что ж, выпьем, Владимир Николаевич, за мертвых, выпьем и за живых…

- Расчувствовался? — прищурился Зяблов.

- Работа, сами знаете, у нас нервная, — не то в шутку, не то всерьез ответил Павел.

Зяблов, думая о чем-то своем, собрал в газету остатки еды и спрятал пакет в стол. Потом он достал из сейфа толстую папку с надписью «Март».

- Ну, давай, дорогой товарищ Март, разберемся, что к чему…

За черным окном посвистывал ветер. Неизвестно, как он проникал через стекла и тихо шевелил плотные старые шторы.

На ночной улице властвовала тишина. Кружил только мягкий и крупный снег.

- Итак, — проговорил Зяблов, — первая часть твоей работы, начиная со Швеции и Испании, выполнена тобой неплохо… Стравливал по возможности Хейнкеля с Удетом, Мессершмитта с Хейнкелем, лишал Вайдемана уверенности в новой машине, ухаживал за дочерью Зандлера… Связь между нами, Перро — Регенбахом и тобой осуществлялась тоже нормально. Эрих Хайдте и, конечно, Ютта работали по его заданиям. Но Ютту мы потеряли. Перро погиб. Гестаповцам удалось разгромить крепкую и многочисленную подпольную антифашистскую организацию «Роте капелла». Ею руководили коммунисты Арвид Харнак и молодой офицер Харро Шульце-Бойзен. Не стало таких стойких антифашистов, как писатель Адам Кукхоф, Ион Зиг, Ганс Коппи, Вильгельм Гуддорф, Вальтер Хуземан… Потери серьезные.

Полковник подошел к батарее и приложил к ней зябнущие руки.

- Были ошибки. Первая: кража радиостанции с «Ю-52»… Слава богу, что эта история сошла с рук. Пока сошла. — Зяблов поднял палец. — В руках Коссовски веская улика: Ютта пользовалась этой рацией. Коссовски сейчас в госпитале, но будь спокоен: выздоровеет и все поставит на свои места.

- Да, история рискованная. Но добывал рацию Эрих. Я не знал, что наша испортилась.

- Все равно Коссовски может нащупать твои связи с Хайдте. Вторая ошибка: зная о том, что функабвер прислал мониторы в Аугсбург и Лехфельд, ты все же попросил Ютту передавать сведения об объекте «Б», то есть о «фокке-вульфе».

- Вы требовали срочного ответа на запрос.

- Понимаю. Важно было знать, что это за птица — новейший истребитель — и какого сделать на нее охотника. Но рисковать радистом я бы лично не стал, поискал бы другие возможности.

- Я не знал о том, что приехал Коссовски. Он жил в Лехфельде нелегально.

- Ну и что же из этого? Коссовски не Коссовски, а функабвер-то был.

- Они вытащили свои мониторы из водосточных труб, и машины перебросили их в какое-то другое место.

- Они ловко провели тебя, Мартынов. Ты видел в городе закрытые армейские машины?

- Видел.

- Так антенны они спрятали под брезент. Эти машины были даже замаскированы под санитарные.

- Точно! Я видел несколько санитарных машин, хотя в них особой надобности не было.

- Вот-вот. Ну ладно. Расскажи мне об Эрихе Хайдте. Он скрылся или попал в гестапо?

- Скрылся. Я просил вас убрать Коссовски.

- Пока это сделать невозможно, Павел. Мы не можем послать человека с единственным заданием убрать Коссовски.

Зяблов выключил свет и раздвинул шторы. Занималась робкая зимняя заря. Улицы и дома были в белом. По замерзшей Москве-реке тропкой шли женщины на работу в первую смену. Кое-где висели аэростаты заграждения, высеребренные инеем.

- Как ты думаешь, они все же успеют бросить «Штурмфогель» на фронт?

- Трудно сказать. Мессершмитт продолжает доводку на свой страх и риск.

- Значит, торопится?

- Выходит, так.

- Деталь существенная. Дальше?

- В Германии начинает ощущаться недостаток топлива — бензина, керосина, масла. В скором времени это отразится и на «Штурмфогеле». Кроме того, не хватает летчиков. Факт, что нас бросили сейчас на фронт, говорит сам за себя.

- Помаленьку выбиваем, значит?

- Да. Летные школы не в состоянии удовлетворить нужды люфтваффе.

- Понадеялись на молниеносную войну, да просчитались, — засмеялся Зяблов.

- Гитлеровцы возлагали большую надежду на асов. У них такое неофициальное звание присваивается тому, кто сбил не меньше десяти самолетов противника.

- Вот в первую мировую из девяти тысяч самолетов пять сбили асы, — проговорил Зяблов, — этакие воздушные снайперы.

- У немцев своеобразная тактика: асы могут выбирать цель, какую хотят, и летают, куда хотят. На свободную охоту. Но асам надо отдать должное: они хорошо знают слабые и сильные стороны нашей авиации. Они виртуозно владеют самолетом, разумеется, смелы, дерзки, расчетливы… Спортивный дух, жажда боя — вот что ими движет.

- Ничего, у нас тоже есть асы, и не одиночки, как барон Рихтгофен или граф Эйхенгаузен, а тысячи толковых ребят.

- Это я почувствовал на себе, — улыбнулся Павел, потирая шею.

- Вот-вот, а еще крест нацепил. — Зяблов, помолчав, серьезно спросил: — Какие модификации «Ме-109» применяют фашисты у Сталинграда?

- «Мессершмитт-ЮЭФ», «109Г», «109Г2»… Но все эти модификации только утяжеляют машину. Больше пулеметов — добавочный вес, поставили более вместительные баки с горючим — тоже, увеличили скорость, форсируя двигатель, — опять же лишний вес. В результате Вилли снизил показатели скороподъемности, вертикального и горизонтального маневра. А вот «фокке-вульф» — машина хоть и тяжеловатая, но серьезная. Конструкторам надо призадуматься, чтобы наши истребители могли бить и этот самолет.

- Кстати, кто такой Фокке? — спросил Зяблов.

- Основатель фирмы, профессор. Но гитлеровцы выгнали его с собственных предприятий и дали ему недалеко от Бремена заводишко, похожий на конюшню. Только имя его оставили. Невыгодно фашистам поступаться технической надежностью фирмы «Фокке». Сейчас заводами руководит Курт Танк, бывший шеф-пилот Геринга, этакий прусак в шрамах. У него лицо будто вырублено одним топором.

- А Юнкерс, слышал, попал в опалу и незадолго до войны умер? — спросил Зяблов.

- С Юнкерсом случилось то же самое. Измордовали. Но, между прочим, в Германии о его смерти не сообщалось. «Юнкерс был, Юнкерс остался» — так, по крайней мере, пишут газеты.

Помолчав, Павел спросил:

- Владимир Николаевич, скажите честно: у нас-то есть что-либо подобное «Штурмфогелю»?

- Есть! И не подобное, а лучше, надежнее. Когда-нибудь о таком самолете напишут истории… Насколько я понял, немцы ищут решения быстрого и компромиссного. Торопятся, делают тяп-ляп, обжигаются… — Зяблов сел за стол и задумался. — И все же хотелось бы нам знать о «Штурмфогеле» побольше.

- К сожалению, я не имею допуска к этому самолету…

- В том-то и беда… Сейчас идет война и людей и техники. Нам очень важно в подробностях знать, какое еще оружие фашисты думают применить на фронте… До мелочей, до винтика… Можно испробовать такой вариант: скажем, заполучим знающего человека, ну хотя бы Гехорсмана…

- Рискованно, Владимир Николаевич.

- Верно, рискованно, — согласился Зяблов. — Да Гехорсман и недостаточно сведущ. А если Зандлера?

- Он умрет от страха, как только поймет, что попал к русским.

- А если поискать у него слабые струнки, взять на крючок?

- Но самолет будут продолжать делать другие.

- Да, ты прав… Тогда придется устроить шум на всю Германию, сделать так, чтобы «Штурмфогель» не вошел в серийное производство.

- Уничтожить опытный образец?

- Да, уничтожить! Взорвать, сжечь, разбомбить!

- Хоть и чудовищно трудно сделать это, но попробовать можно.

- Нужно сделать. К тому же надо похитить техническую документацию «Штурмфогеля», да так, чтобы немцы знали об этом. Все это натолкнет фашистов на мысль, что для нас не существует секрета «Штурмфогеля». Стало быть, вряд ли они отважатся все начинать сначала. Да и заказов из министерства авиации Мессершмитт не получит. Тебе придется им помочь в этом.

- Разве вы направите меня обратно?

- Да. Именно на эту отчаянную диверсию. Павел порывисто встал и отошел к окну. Упершись лбом в оконную раму, он глухо проговорил:

- Я не был в России восемь лет… Я не видел лица матери восемь лет… Пошлите меня лучше на фронт. Я хочу убивать их, а не играть в друзей.

Некоторое время Зяблов молча смотрел в спину Павла, давая ему выговориться. Но Павел смолк, и тогда Зяблов жестко произнес:

- Хорошо… Я дам тебе отпуск. Ты останешься работать в управлении… Хорошо… В конце концов, ты заслужил это. — Владимир Николаевич встал и заходил по кабинету. — Я не буду говорить банальные слова о том, что иной раз один такой, как ты, стоит целых дивизий. Ты уйдешь… Ты не полетишь обратно в Германию… Но нам придется восстанавливать все связи заново. Без уверенности в успехе. Без надежды на успех! Если этот самый «Штурмфогель» войдет в серию, он отдалит день нашей победы!.. Подожди, не перебивай! Идет страшная война, которая не снилась ни одному поколению. И если «Штурмфогель» ее затянет хоть на день, он убьет тысячи тысяч людей. Людей, Павел! — Зяблов остановился рядом и сжал локоть Павла. — Нам не нужен фашистский «Штурмфогель». Мы делаем машину, повторяю, во сто крат лучше, надежней. Но если тебе удастся разнести в пыль опытный образец «Штурмфогеля», работа над реактивным самолетом у фашистов надолго задержится, если не прекратится вообще. Закрыть «Штурмфогелю» дорогу к небу, к новым жертвам означает приближение часа нашей победы. Вот смысл всего, что ты должен сделать.

- Когда мне обратно? — глуховатым голосом спросил Павел.

Зяблов положил на его плечо руку, внимательно и ласково посмотрел в глаза:

- Ты пока отдохни. Я вызову специалиста по реактивным самолетам. Подумаем вместе, что сделать нам с этим «Щтурмфогелем».

- А где отдыхать?

- Придется здесь, Павлуша… На улицу появляться тебе не надо. Сегодня вечером будет самолет…

- Понимаю, Владимир Николаевич, — опустил голову Павел.

Зяблов провел его в другой кабинет, уложил на диван. Павел едва дотронулся до жесткого, прохладного валика, как сразу его потянуло ко сну. Владимир Николаевич накрыл его полушубком, подоткнул за спиной и тихо, на цыпочках вышел.


…Сон был так глубок, так спокоен, что Павел нисколько не ощутил его продолжительности. Просто закрыл глаза и открыл. Зяблов тряс его за плечо:

- Вставай, Павел. Идем.

Павел сунул ноги в войлочные немецкие сапоги, застегнул «молнии», надел полушубок поверх своего комбинезона и пошел в кабинет полковника.

Там он увидел высокого, плечистого мужчину с твердым, чуть выдающимся вперед подбородком, крупным носом и высоким лбом, рассеченным поперечной морщиной. Одет он был в командирскую гимнастерку, но без петлиц, в гражданские диагоналевые брюки, заправленные в белые бурки. Что-то знакомое промелькнуло в его облике.

- Знакомься — Семен Феоктистович Бычагин, — представил Зяблов.

- Семен, — подал руку Бычагин и лукаво усмехнулся.

Павел отступил на шаг, пригляделся и хлопнул себя по лбу:

- Вот так встреча! Владимир Николаевич, да ведь я Семена знаю! Я поступал в Качинскую летную школу, а Бычагин ее заканчивал.

- Точно! Мы еще гоняли вас, салажат, по плацу! — Бычагин обнял Павла. — Так вот куда ты залетел, дружище.

- Залетел да слетел, — проговорил Зяблов. — Ну, братцы хорошие, давайте за дело. Садитесь.

Полковник разложил на столе копии фотографий «Штурмфогеля», когда-то присланных Павлом.

- Это та штука, ради которой я и пригласил вас, Семен Феоктистович. У немцев, очевидно, это наиболее перспективная машина… и они вот-вот запустят ее в серию. Так? — Зяблов посмотрел на Павла.

- Пожалуй, — согласился Павел.

- Следовательно, нам нужно торопиться. — Владимир Николаевич прошел по кабинету и остановился напротив Бычагина. — Эта машина превосходит в скорости все поршневые самолеты. Мессершмитт собирается вооружить ее скорострельными пушками. Новые самолеты могут стать опасными, особенно для тяжелой авиации союзников.

- Да, этот перехватчик, наверное, будет с успехом сражаться с «Ланкастерами» и «летающими крепостями», — проговорил Павел.

- Мы разрабатываем принципиально другой реактивный самолет, но нас, конструкторов, интересуют в «Штурмфогеле» некоторые узлы. — Бычагин перетасовал фотографии и обернулся к Павлу. — А почему на машине нет опознавательных знаков? Крестов на крыльях и свастики на стабилизаторе? Только цифры на фюзеляже.

- У Мессершмитта есть такая привычка: пока он не запустит самолет в серию, пока машина экспериментальная — никаких крестов и свастик.

- Вот нам и нужно сделать все возможное, чтобы «Штурмфогель» остался без свастики, — сказал Зяблов и папкой с надписью «Март» придавил раскиданные на столе снимки «Ме-262». — А пока, Семен Феоктистович, возвращайтесь на завод и ждите нашего вызова. Попрактикуйтесь в ночных прыжках с парашютом. Подзубрите немецкий…

Бычагин, прощаясь с Павлом, сказал:

- Ну, друг, надеюсь еще повоюем.

- Придется, — ответил Павел и пожал сухую и сильную руку Бычагина. — Так вы думаете заслать его ко мне? — спросил Павел, когда Семен вышел.

- Если начальство утвердит наш план, то лучшей кандидатуры я не вижу. Отлично знает язык, имеет отношение к реактивной технике. Ему, как специалисту, надо познакомиться со «Штурмфогелем». В Лехфельде постарайся прикрыть Бычагина в случае чего. Мы, разумеется, снабдим его самыми надежными документами и протолкнем к Мессершмитту через Берлин. Впрочем, детали мы продумаем поздней… А теперь, Павлуша, пообедаем, и садись за отчет. До отлета время у тебя есть… Так ты говоришь, Зейца зацепил на крючок?

- Кроме убийства Штейнерта, у него есть еще один грешок. Когда из Испании он вывозил золото, драгоценности, ну, все, что выменивал на эшелоны продуктов по бешеным ценам, то присвоил двести пятьдесят тысяч марок и положил на свой счет в швейцарском банке.

- Да, за это его упекут в концлагерь… Ладно, идем в столовую…


…В одиннадцать вечера в кабинет Зяблова вошли три офицера. Они познакомились с Павлом, потом Владимир Николаевич посмотрел на часы и сказал:

- Ну, братцы хорошие, пора…


-  2 - | «Штурмфогель» без свастики | -  4 -