home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава двадцать третья

Как опишешь изнасилование?

Секс с любимыми Кийо или Дорианом я могла бы живописать часами, в мельчайших подробностях. Я бы нашла слова, чтобы рассказать, как они гладили мои волосы, как их губы прикасались к моей коже. Даже в сексе с засранцем Дином — моим вероломным бывшим парнем — хватало любви и радости, пока между нами все было гладко.

С Лейтом ничего такого не было.

По крайней мере, я ничего не чувствовала. И это самое ужасное. Для него, объятого безумной страстью, все действительно было актом любви.

Он приходил еще несколько дней подряд. И каждый раз, когда насиловал, шептал, что любит, пытался изображать нежность. А я не могла сопротивляться. Он подчинял меня почти без усилий. Лучше бы он был жестоким… Я всю жизнь дерусь с кем-нибудь. Привыкла к такой боли. Это знакомо, успокаивает, словно еще одна битва. Но извращенная любовь Лейта… ее выносить было куда сложнее.

За это время я видела Арта лишь однажды. Абигайль регулярно заходила проверить, не очухалась ли я. Я выяснила, что именно она варила сонную одурь, а рецепт ей дал Лейт. Чаще всего я видела Кариену. Она, похоже, тут горничная и периодически секс-игрушка для гостей. Когда меня только привезли, здесь были еще три девушки. Исанна (я о ней услышала в первый день) вскоре уехала. Она была очень хороша собой, и Абигайль за нее отвалили кругленькую сумму. Две другие девушки, божественно красивые, похоже, смирились со своей участью. Словно преступницы, приговоренные к виселице… Глаза всегда грустно-мечтательные… Меня же так щедро потчевали зельем, что минуты просветления были редки — хотя никакие снадобья не помогали забыть, что творил со мной Лейт. Ни одну из девушек сонной одурью не потчевали, им хватало железа. Кариена, правда, рассказала, что особо сильных и строптивых все-таки поили, но не столь часто, как меня. Все же Арт и Абигайль боялись, что я вырвусь…

— Когда уже будет известно? — спросил в один «прекрасный» день Лейт. Он только прибыл и еще не вошел в комнату. Спорил с Абигайль. Дверь была открыта. — Мне казалось, что вы, люди, можете узнать это заранее.

— Да, это возможно, — огрызнулась Абигайль, — Но не так скоро. Развлекайся, тебе же нравится.

Усмешка в ее голосе была столь отчетлива и однозначна, что я мысленно поклялась придушить суку.

Лейт не особенно обрадовался.

— Две недели — это чересчур. Она должна быть уже беременна, когда ее найдут. А ее вовсю ищут. Половина Мира Иного стоит на ушах. Терновое Царство — что потревоженный муравейник. А еще Дубовый король и королева Ив никак не желают успокоиться.

Господи… Дориан меня ищет… Хоть это и не удивительно. Надежда робко подняла глаза в моей душе. Но Майвенн? Не Кийо ли тут виной? Или она действительно так добра?

— Плевать я хотела на твоих деревянных монархов, — нетерпеливо перебила Абигайль. — Никто не станет искать ее здесь.

— Она подозревала вас и раньше. И рассказала другим. Кто-нибудь может найти ее через хрустальный шар.

— Хрусталь не поможет. Не с нашими заклятиями. Так что прекращай ныть, иди к ней и решай проблему! Скоро надо давать ей новую дозу.

Нет… Удушение — слишком простая смерть для Абигайль. Впрочем, их разговор дал мне немало поводов поразмыслить. Лейт перепуган. Значит, меня и вправду ищет куча народу. Чары… Вспомнилось, как я присылала сюда Волузиана. Волузиан… еще один путь к свободе! Черт, почему же я раньше не додумалась… Можно послать проклятого, чтобы сообщил остальным. Но… чары — проблема. Сам он не сможет их сломать. Думаю, когда я призову его, наша связь проведет духа. Если только немного восстановить силы… Но как? Железо и сонная одурь напрочь вырубают магию джентри. Сила шамана основана на физической мощи и воле — где их возьмешь в таком состоянии?..

Стерва за дверью сказала, что сейчас мое сознание яснее, чем обычно. А в голове все еще каша, и тело что твой кисель… Правда, слабость не такая, как раньше. Абигайль сказала, скоро новая доза. Значит, эффект от снадобья потихоньку снижается. Кариена говорила, что мне дают его куда чаще, чем остальным. То есть зелье пробудет в организме еще некоторое время. Но если уловить момент, когда воздействие отравы максимально ослабнет…

Появление Лейта прервало мозговой штурм. На лице принца все еще отражался ужас от спора с Абигайль. Лейт посмотрел на меня — и расплылся в улыбке.

— Эжени… ты сегодня очень хороша.

Да-да. Это я уже слышала. Я такая красивая, такая удивительная, несравненная и самая любимая. «Ох, лучше бы ты меня оскорблял, придурок чокнутый!» Сегодня на меня надели розовато-кремовое платье. Тошнотворно напоминает свадебное…

Он оглядел меня с ног до головы и помрачнел. Я лежала на кровати, рука прикована к изголовью.

— Что это? — спросил он. — Зачем они это сделали?

— Я надерзила Абигайль. Она меня наказала. Его лицо помрачнело еще сильней, и он присел на кровать.

— Мне не нравится, что она так поступила. Но, Эжени, признай, ты сама виновата.

«Ох, Лейт… Тебе повезло, что я едва могу поднять свободную руку. А то с удовольствием врезала бы по смазливой физиономии!» Он разглядывал меня.

— Ты должна забеременеть как можно скорее.

— Это не совсем от меня зависит, — прошипела я. «Точно, не зависит. Сколько времени я уже не пью таблетки? Три, четыре дня? Давно я вообще тут валяюсь? Боже… Я как-то читала, что можно забеременеть, пропустив всего одну пилюлю…»

Лейт вздохнул и начал расшнуровывать лиф платья:

— Мы должны постараться. Если подождем немного, я смогу сделать это дважды сегодня.

«О! Какая, на хрен, радость! Может, сказать ему, ничего не получится, пока у меня нет овуляции? Сколько бы раз в день он меня ни насиловал? Ничего этот «гений» чертов не поймет. Большинство джентри уверены, что секс равняется младенцу — и точка».

— Как только ты отяжелеешь, мы вернемся домой и поженимся. Ты будешь свободна и сможешь пользоваться магией.

«Ага… И первое, для чего я использую магию, — чтобы овдоветь».

— Все будет хорошо, — Он навалился сверху. — Обещаю. Я так тебя люблю…


Когда Лейт ушел, я отрубилась даже без зелья. Он сдержал слово — поимел меня дважды. Я неспешно приближаюсь к грани, за которой — безразличие мертвеца. Ничего не чувствовала. Словно рассудок витал где-то сам по себе, спал или вынашивал планы мести в пелене дурмана. Думала о чем угодно, только не о насилии над телом. Воображала, что все это происходит не со мной. Так было легче. Но когда он уходил, боль внутри возвращала меня к жестокой реальности.

Вскоре пришла Кариена с еще одной девушкой, чтобы дать мне сонную одурь. Вспомнить имя второй джентри я не смогла. В мозгах и так каша… Девушка с темными вьющимися волосами и небесно-голубыми глазами вдруг напомнила мне Изабель.

Абигайль, уверенная в своей власти, иногда поручала им давать мне наркоз. Как ни печально, эта сука все просчитала. Один раз я попыталась их отговорить, но девчонки побоялись. Сегодня я лишь попросила отсрочки.

— Погодите, — сказала я, когда они склонились надо мной.

Черноволосая собиралась меня держать, пока Кариена будет вливать пойло.

— Дайте поговорить с вами минутку.

Кариена занервничала:

— Ваше величество, нам нельзя…

«Ох… Какое "величество" в таком виде… Интересно, она действительно так преданна или просто издевается?»

— Одну минуту. И все.

— Постой, — сказала вторая девушка.

Я благодарно улыбнулась ей.

— Напомни, как тебя зовут.

— Маркела.

«Знакомое имя. Маркела. Надо запомнить».

— Слушайте, я просто хочу узнать кое-что про сонную одурь. Как часто мне ее дают?

— Каждые шесть часов.

Кариена встревоженно озиралась.

— То есть в два раза чаще, чем надо, — прибавила Маркела.

В глазах — еле уловимый блеск злости. Интересно, не та ли это «проблемная» девчонка, о которой говорила Кариена? Та самая, кого тоже пришлось поить сонной одурью, чтобы подчинить…

— Ее можно как-то… разбавить?

Кариена ахнула. Ответила Маркела:

— Нет, ваше величество. Абигайль готовит ее сама и провожает нас почти до двери…

— Где она варит?

— На кухне. У нее там все ингредиенты. Каждый день делает новую порцию.

— Из чего эта дрянь состоит? Помимо белладонны?

Маркела выжидающе посмотрела на Кариену. Та сглотнула, задумалась на секунду… и торопливо перечислила список трав. Одни я знала, другие — нет. Наверное, в Мире Ином они просто назывались иначе.

— Там есть еда? Арт с Абигайль когда-нибудь готовят?

Маркела кивнула.

— Но мы никогда не стряпаем — только они сами. Смекалистая девчонка. Подумала, наверное, что я предлагаю отравить тюремщиков. Да уж, неплохая идея…

— Какие-нибудь ингредиенты зелья похожи на другие травы, которые могут быть на кухне?

Обе девушки смутились.

— Других трав я не видела, — скала Кариена.

— Вы можете свободно ходить по дому…

Остальных девушек держали в подвале.

— Так что пошарьте в шкафах. На кухне есть запасы, значит, должны быть и пряности.

В дверь постучали.

— Что вы там копаетесь? — крикнула Абигайль.

— Найдите специи, похожие на травы для зелья, — прошипела я. — Подмените их.

Ручка двери повернулась.

Абигайль вошла в тот миг, когда Маркела вцепилась в меня, а Кариена влила питье. «Бабуля» придирчиво следила за нами.

— Вы слишком долго возитесь, — рявкнула шаманка. — Ей нужно принимать это регулярно.

Обе девушки униженно склонили головы.

— Простите, — взмолилась Кариена. Я знала, ее раскаяние искренне. — Этого больше не повторится.

Абигайль закатила глаза.

— Идиотки. В следующий раз сама все сделаю.

Поганое снадобье подействовало моментально. Накатила знакомая чернота, и я заснула.

Миновал еще день. Лейт «нанес визит». У девчонок, похоже, ничего не вышло: отраву вливали точно по графику, но мне не полегчало. Теперь поить меня приходила Абигайль собственной персоной. Помогала ей одна из девушек. Значит, старуха что-то заподозрила. Наведался Арт. Пара язвительных реплик в его адрес — и мне приковали вторую руку.

Я начинала понимать роли, которые играли Арт и Абигайль. Арт вместе с людьми Лейта похищал девушек. Пленниц держали дома у шамана. А я еще гадала, зачем такой просторный особняк одинокому мужчине… Абигайль, так сказать, занималась хозяйством, следила за «товаром». Наручники на ее туалетном столике — вовсе не для секса. А в тот день, когда я приехала к ним во второй раз, Абигайль, скорее всего, не ездила к сестре, а отвозила очередную несчастную к новому хозяину. Представляю, на что похожа каждая такая поездочка. Оказаться в машине, в окружении металла и техники для джентри, — худшая из пыток.

Лейт одевался после очередного «брачного» визита. Приближалось время сонной одури. Я уже могла бросать на него презрительные взгляды, но он их не замечал. Принц, казалось, сильно взволнован.

— Прошла неделя, — сказал он. — Еще столько же, и — Абигайль говорит — мы сможем проверить, не понесла ли ты моего ребенка.

Впечатал поцелуй мне в лоб.

— Я чувствую, Эжени, нам удалось.

«Какое, к дьяволу, "нам", больной на голову насильник?» Я промолчала с каменным лицом. Так легче, он скорее уйдет. А я останусь наедине с мрачными мыслями и болью. Собственное тело после его визитов казалось мне таким оскверненным и грязным, что я начинала его ненавидеть. Потом вспоминала, что ни в чем не виновата. Что не могла сопротивляться. Это все Лейт.

Он ушел. Вскоре появились Абигайль и Маркела с новой порцией отвара. Я услышала, что Маркелу хотят купить, и стало жаль отважную девушку. Я уже так привыкла к сонной одури, что почти не сопротивлялась. Было почти все равно. Неужели им удалось-таки меня сломить?

Абигайль и Маркела вышли. Я лежала и ждала отключки. Обычно этак через час я приходила в себя и продолжала валяться в полусознательном состоянии до следующей дозы; Боль отступила, но спать не хотелось. Ни капельки. Я лежала, боясь вздохнуть… Ждала и ждала… Сознание так и не отключилось.

Расслабленное, паршивое состояние никуда не исчезло. Но хуже мне не стало. Ничего себе! Получилось! Подменили-таки травки в зелье! Интересно — кто? Ставлю на Маркелу против боязливой Кариены. Маркела, хоть и притворяется паинькой, девушка гордая и смелая. А еще ее скоро продадут. Она уроженка Тернового Царства. Моя подданная. Иногда казалось, что она все еще надеется на свою королеву…

А я… смогу ли я? Удастся ли мне выбраться отсюда самой? Оружия нет. Сил тоже нет — в драке я не опасней котенка. Дверь на запоре, так что сбежать не выйдет. Я осторожно села. Мир, как обычно, покачнулся, но… все же чуть легче.

Так. Что делать? Нет никаких гарантий, что следующая доза не окажется настоящей. Значит, шесть часов. И мне должно становиться лучше с каждой минутой. Что угодно бы отдала за часы или просто лучик солнца… Надо дождаться последнего момента. Накопить столько силы, сколько получится. И надеяться, что догадка верна.

Нахлынула паника. Четкого плана нет. Понятия не имею, как скоро зелье отпустит. В любой момент сюда могут войти. Может заявиться Лейт… Муть в голове начала оседать, и воспоминания… Я, как в том фильме, вспомнила все! И ярость стала пламенем…

Нет! Не думать об этом. Только не о Лейте. Не о невыносимом унижении… Нужен план побега. Начну с деталей.

Повезло — я сегодня не скована. Из-за сонной одури никому и в голову не пришло нацепить на меня железные браслеты, как на девушек. Значит, моя магия свободна. Ну, почти. Сомневаюсь, что смогу разнести это место локальным ураганом. А значит, вся надежда на Эжени-шаманку.

Начался обратный отсчет. Минуты превратились в пытку, особенно потому, что я не могла следить за временем. Сначала я просто считала про себя, но скоро утомилась. Надо ждать, пока восстановятся силы.

И они восстанавливались. О, мне еще очень далеко до того, чтобы надрать кому-нибудь задницу, но сознание почти прояснилось. Я встала, прошлась по комнате. Получилось. Даже не больно! Сейчас или никогда. Нужно рискнуть. Наверное, шесть часов еще не скоро истекут, в отличие от моего терпения.

С палочкой, свечами и так далее было бы проще. Но их нет. Так что придется обойтись. Я выключила свет и села на кровати, скрестив ноги. Прошептала:

— Волузиан! Узами, связывающими нас, приказываю тебе явиться и исполнить мое повеление!

Моя воля выплеснулась наружу и потянулась через два мира к прислужнику. Ничего… Черт! Неужели все бесполезно?.. Нет… Да!.. Есть! Легкое колебание связи. Стиснула зубы, напрягла волю и те крохи силы, что успела накопить.

— Призываю тебя! — прорычала я. — Повинуйся! Явись передо мной!

На мгновение показалось, что это облом. Потом холод затопил комнату, и передо мной вспыхнули красные глаза. Жутковато смотрится в кромешной темноте. Я включила свет.

— Повелительница вернулась, — сказал он, — или, скорее, я вернулся к повелительнице.

Губы духа скривились в усмешке. Он все понял. Моя власть, словно тончайшая шелковая нить, готова порваться в любой момент. Сам призыв отнял куда больше сил, чем я предполагала. Я все еще держала его, но впервые за все эти годы осознала, как проклятый могуч и опасен.

— У меня к тебе дело, — твердо сказала я.

Я должна быть сильной. Волузиан подошел ближе.

— Повелительница дерзит. Вы едва способны поддерживать связь!

— Я могу удерживать связь до скончания времен. Подчинись!

Прежде чем я заметила, что происходит, его когтистые лапы сомкнулись на моей шее — ледяные-ледяные. Обжигающе ледяные.

— Как долго я ждал этого, — прошипел он. — Как долго ждал, когда ты ослабеешь, чтоб я мог убить тебя, заставив перед этим мучиться так же, как ты мучила меня!

Душит. Холодно. Не вскрикнуть — нет воздуха. Я захрипела. Рычание — из глубины шаманской души. Отчаянное сопротивление… «Я одна из самых могущественных шаманов этого мира. Я могу подчинять проклятых духов. Я могу легко поработить любого из них. Когда-то у меня был целый штат. Я смогу победить».

— Ты испытаешь боль, которая даже в кошмарах не приснится, — продолжал он. — Будешь просить о смерти, умолять о забвении…

Сколько раз меня предупреждали… все… кому не лень… что не стоит держать при себе Волузиана.

«А если ты потеряешь над ним власть?» — спрашивали меня.

Сколько раз Дориан предлагал изгнать его в Преисподнюю подобру-поздорову. Я лишь смеялась в ответ. Я была сильной. Даже после битвы с огненными демонами моя связь с Волузианом не пошатнулась. Но теперь…

Ты проиграешь… твоя власть вот-вот рухнет…

«Нет!!!»

Слова вспыхнули в сознании. «Я не потеряю… не потеряю власти над ним». Собрала в кулак остатки воли — сердце рвется из груди — и приказала:

— Подчинись! Назад!

Мир вспыхнул искрами, воздуха почти не осталось… Волузиан отступил.

— Его глаза горели злобой. Он был так близок — и мы оба понимали это. Власть над ним все еще непрочна. Надеюсь, силы вскоре восстановятся.

— Ты не причинишь мне вреда, — сказала я вяло.

— Как прикажет повелительница.

Дух, судя по голосу, решил, что мне просто повезло. Теперь он будет настороже. И вообще в любой момент сюда может войти Абигайль. Интуиция подсказывала просто распорядиться, чтобы он вытащил меня отсюда. Но что, если на это уйдут последние силы? Тогда он с легкостью прикончит меня после того, как спасет. И даже сбеги я, как насчет девушек? Я не выручу их в одиночку. А Маркелу скоро увезут…

Надо выдворить Волузиана из дома. Здесь он меня больше не достанет. Чары защитят меня. Нужно послать духа за помощью, но к кому?

— Покинь этот дом, отправляйся к Дориану, — приказала я и ухватилась за жалкие остатки воли, чтобы усилить воздействие. — Повелеваю тебе. Отправляйся к Дориану и скажи, где я. Точно скажи.

А могла ведь послать и к Кийо. Кицунэ знает, где этот дом. Но если Волузиан все-таки заартачится, Дориан сможет обуздать его. Не хватало еще, чтобы проклятый сбежал. Если он вообще собирается к Дориану…

Нет! Он должен добраться!

— Пошел! — грубо скомандовала я.

— Как прикажете.

Волузиан испарился. Я рухнула на кровать. Сознание помутилось. Неужели сработает? Или я просто разрушила связь до конца? Оставалось только гадать.

Дверь внезапно отворилась. Время сонной одури. Более!.. Если пойло на этот раз настоящее, я точно потеряю Волузиана…

Вошла Абигайль с чашкой в руке, Маркела — по пятам. Девушка шагала, обреченно опустив глаза… Я прикусила губу. Повезет?.. Или нет?


Глава двадцать вторая | Терновая королева | Глава двадцать четвертая