home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава девятнадцатая

К себе в замок я вернулась мокрая как мышь. Можно было раскрыть магический зонтик, но я не захотела тратить на это силы. После дневной жары приятно ехать под дождем. А еще мне хватало чем занять мозги. Почему каждый раз, когда я возбуждаюсь, идет дождь, черт подери! Догадываюсь, я смогу им управлять, ведь поливает не всегда поэтому. А то дойдет до комедии типа: «Эй, глядите, дождь зарядил! Похоже, королева снова с кем-то кувыркается в постели. Ох! Никак, град? Видать, она решилась на что-то погорячее…»

Интересно, считается ли изменой ситуация, когда парень запускает руку тебе под юбку и заставляет кончить? Вот если б я с ним переспала, это точно была бы измена.

А, черт! Измена есть измена. И неважно, как именно все произошло. Да, а как вообще такое могло произойти?! Мы спорили, даже ругались… а потом? Взял и облапил. Эмоции, магия — и все так быстро…

Я вздрогнула. Мне ведь сотню раз советовали быть осторожнее с моей силой. Может, это она виновата? Или моя слабость? Но магия поможет мне решить проблемы королевства. А это сейчас главное.

Только вот не осталось сил спокойно смотреть в глаза Кийо.

— Ваше величество!

Ниа едва не лишилась рассудка: бегала вокруг, суетилась, сулила то и это… А мне хотелось просто вытереть голову, переодеться в привычные джинсы и футболку. Ждать, пока слуги приготовят горячую ванну… слишком долго. Лучше вернусь в Тусон. Там есть сауна и душ… А еще там я чувствую себя в безопасности.

Перед уходом я поговорила с Рюриком и Шайей. Рюрику сказала, что у нас запланирована драка с демонами, и Жасмин — в команде. Он от восторга не запрыгал. Рюрик знал, что ее сила может пригодиться. Но холодная логика подсказывала капитану, что хорошая Жасмин — мертвая Жасмин. Он немного взбодрился, когда Жерар привез наручники. Они позволяли пленнице почти свободно двигаться, но магию сдерживали вполне надежно. Жасмин совсем приуныла. Значит, Жерар поработал на совесть.

Ну хоть что-то. Судя по лицу Шайи, добыча руды шла полным ходом. Что бы там Дориан ни замышлял.

— Мой господин очень любезен, — сказала она.

И Шайа, и Рюрик частенько называли Дориана господином, словно по-прежнему работали у него. Такая преданность трогательна, но иногда задевает за живое. Вот интересно, они что, считают службу у меня ненастоящей?

— Его помощь значительно ускорила процесс. Вы и представить себе не можете, как быстро пойдут дела, стоит только добыть медь.

Усмехнулась. Глаза блестят. Видимо, на ходу обдумывает всякие планы.

— Вам, должно быть, очень приятно, что мой господин так старается ради вас.

«Да уж, так приятно иногда, что дрожь берет…»

Но я, конечно, счастлива, что добыча меди продвигается.

Каждый раз, когда Дориан делал для меня что-нибудь хорошее (кроме секса), меня одолевало странное чувство. Он снова и снова помогал мне, но зачем? Говорил, просто так. А мне не верилось… У Шайи на лице было написано: мне несказанно повезло. Я подумала, что смогу отблагодарить его дубовое величество.

— Шайа… Жерар еще здесь?

Она кивнула.

— Я выделила ему комнату на ночь. Не ехать же под дождем… Что-то не так?

— Нет, просто хочу поговорить.

Она отвела меня в его комнату. Кузнец, как и прежде, был сверх всякой меры рад меня видеть. Глядя на него, я вспомнила Лейта. Стыдно до сих пор и больно, но ничего не поделаешь… Я не могла ответить на его чувства. Жерар, к счастью, совсем из другого теста. Он жаждал создавать красивые вещи — и получать за них деньги и признание. Так что я объяснила свой замысел, и он тут же взялся исполнить.

— Да, ваше величество. Думаю, у меня получится. Начну делать эскизы прямо сейчас.

Несомненно, он был счастлив сотворить что угодно, кроме очередной зверушки для Катрис. Я пропела, как он талантлив и как мне важен этот заказ, — и испарилась. Жерар славный парень. Я скорее окружу себя карьеристами, чем озабоченными поклонниками моего гениального папаши.


Вернулась в Тусон, а дома тишина… Супер! Тима не было, но он оставил мне макароны с сыром, посыпанные молотыми сухарями, и записку:

Звонила твоя секретутка. Велела напомнить о завтрашнем заказе.


О работе я не забыла. Пока. Так что пусть напоминают. Ужин разогревался в микроволновке. Один из котов принялся тереться о мою ногу, и я стала почесывать его за ухом. Жаль, что это не Кийо-лис… Расстались мы не очень хорошо. Хоть и тепло на первый взгляд. Напряжение никуда не делось. И я не могла избавиться от чувства, что, в отличие от Дориана, Кийо не понимает меня в последнее время…

Ох… Дориан.

Сбросила одежду на пол ванной. Проклятые стринги! Никак не получалось выкинуть его из головы…

«Хватит, Эжени! Ты одержима!»

Я ведь… смогла бы сказать «нет», если бы не стук в дверь?

Смогла бы?

И Кийо, Кийо… Что я скажу Кийо? Мы поругались, но это не давало мне право творить такое… Ненавижу ложь и даже малейшее увиливание от истины! Елки-палки, что делать?

Постояла минут двадцать под обжигающим душем, но так ничего и не придумала. Вылезла наружу, изрядно размякшая и порозовевшая, и принялась вытираться. Потом спряталась в уютную пижаму: серо-голубые фланелевые шорты и белую майку на тоненьких лямках. В Мире Ином лил дождь, а здесь было сухо и жарко. Ночь немного остудила воздух, и я распахнула все окна, чтобы проветрить дом. Подул легкий ветерок…

Я едва удержалась, чтобы не подправить напор сквозняка. Чувствовала его… Каждую частичку… И до трепета хотела подчинить…

«Нет», — жестко сказала я себе.

На сегодня достаточно. Вообще пора вводить запрет на магию в Тусоне…

Решила заняться делами. Было почти десять вечера, значит, Роланд еще не спал. Я растянулась на диване перед раскрытой дверью в патио (оттуда тянуло сквозняком) и набрала его номер.

— Эжени! — радостно отозвался отчим. — Что у тебя там происходит? Ты не отвечала на звонки. Матушка волновалась, но я сказал, что ты занята.

Я улыбнулась. Здорово, что у меня есть Роланд. Все понимает и может успокоить маму.

— Да, занята была.

Я уже собралась перечислить кучу заказов, от которых Лара отказалась, но в последний момент передумала. Если он узнает, что я занималась не шаманскими делами, придется отвечать на вопросы, к которым я не готова.

— Поговорила с Артом и Абигайль? — спросил Роланд.

— Да, — ответила я. — Именно поэтому и звоню. Я думаю… Короче, они торгуют девушками-джентри.

Телефон помолчал пару секунд.

— Торгуют? То есть?

— Они похищают девушек и… не знаю. То ли принуждают заниматься проституцией, то ли продают, то ли творят что-то еще ужаснее.

Рыжий в черных пятнах кот устроился у меня на животе.

— Эжени… я знаком с Артом лет десять. Абигайль знаю еще дольше. И… не верится как-то!

— Их обоих видели в Мире Ином именно тогда, когда открывались врата. Одна из девушек сбежала. Я с ней разговаривала, и она узнала Арта! Бедняжка тронулась умом, Роланд! А еще и Арт, и Абигайль живут куда богаче, чем им полагается.

— Это не доказательство, — заявил Роланд. — Может, у них просто хорошо идут дела.

— В крошечном городке? Даже с вратами под боком они не могут получать столько заказов, чтобы хватило на такую прорву шмотья. У нас обоих работы в десятки раз больше, но я отчего-то не чувствую себя особо богатой.

— Эжени, прости, но обвинения притянуты за уши, а доказательства… Доказательств нет. Ты видела девушек, связанных, в его доме?

— Нет, — призналась я. — Потому что он ни разу не пригласил меня внутрь. Что тоже подозрительно.

— Нет, Эжени, не подозрительно, — устало отозвался Роланд. — У тебя нет ничего, кроме рассказов джентри. Ты что, им веришь?

— Я знаю, что девчонки похищены и, скорее всего, с ними творят что-то кошмарное.

— А ты не думаешь, что это проблемы не людей, а джентри?

— То есть, по-твоему, нормально делать из джентри сексуальных рабынь? После того, что случилось с мамой?

— Как ты можешь так говорить! — вспылил он. — Это не одно и то же. Мы не полиция двух миров. Мы защищаем людей. Значит, кто-то защищает и джентри.

«Ага, — подумалось мне, — и это снова я».

— Может, ты хоть с Артом поговоришь?

— Что, спросить, не похищал ли он девчонок?

— Ну… может, тебе удастся подать это более деликатно.

Я чуть не ойкнула от боли: кот соскочил с меня на спинку дивана. Шерсть у него стояла дыбом, хвост выписывал дуги. В комнату зашли собаки.

— Я не стану спрашивать его об этом, — ответил Роланд. — А если он скажет «да»? Что тогда ты собираешься делать?

Вспомнились слова Дориана: «Убей их».

— Слушай, не знаю, мне просто нужно разобраться…

Одна из собак глухо зарычала. Я подумала было выгнать вон сразу всех, но… Наш зверинец нечасто устраивает побоища. Так, иногда, по мелочам. Собак я не видела, но кот смотрел на раздвижную дверь, а не на пол. Я встала. Собаки уселись перед дверью и уставились в ночь.

— Эжени? Ты еще здесь?

— Ага, повиси немного.

Прижав телефон плечом к уху, я встала и схватила оружие с кофейного столика. Сунула волшебную палочку и серебряный кинжал за пояс шортов, взяла в руки пистолет и стальной клинок. Одна из собак снова зарычала. Я медленно направилась к двери.

— Эжени? Что происходит? — встревожился Роланд.

— Я перезвоню.

Не выпуская кинжала, я умудрилась выключить телефон и бросить его на пол. Ночь снаружи была спокойна, только ветер шелестел в деревьях да машины изредка проезжали где-то далеко. Я на секунду прикрыла глаза. Где ты, ночной гость? Такая сила — редкость среди шаманов. А долгие прогулки по Миру Иному обострили чувства.

Вот! Пришелец из Мира Иного. Звери, благослови их Господь, заметили опасность раньше меня. Кем бы ни был нежданный гость, он жался по самым дальним углам моих владений. И, что странно, прятался уже некоторое время.

«Ага, — я негромко хихикнула, когда все поняла, — тебя остановили чары, сукин ты сын?»

Когда только начались нападения на меня, я позвала ведьму, и та сотворила защиту вокруг дома. Вроде волшебной сигнализации. Она действовала не на всех, но пока помогала.

Гость, похоже, не опасен. Однако я не могу расслабиться, зная, что выходцы из Мира Иного шастают в округе. Я выскользнула наружу. Сосредоточилась. Прошлась по двору, не выходя за границы «магической сигнализации». Мой дом — на самой окраине района. Позади только пустырь, камни да чахлые деревца. За ним уже другой район. Сомневаюсь, что существо спряталось у фасада, там соседям все видно.

Ах, нет… не «оно». Они. Сколько? Не знаю… Встала на цыпочки, заглянула за деревянный забор — и попалась одному на глаза. Каменный элементал. То есть слабый джентри. Не хватило магии даже перенестись в наш мир как положено. Квадратный, неуклюжий, тело отливает белым и черным. Секунда — и он атаковал. Деревянный забор печально хрустнул под каменными ногами… А вот защитный барьер устоял. Каменюка словно налетел на невидимую стену.

Он растерялся. Мне это на руку. Я отбросила пистолет и достала палочку. Серебряные пули не так сильно помогают против джентри, как стальные. А еще, если я устрою пальбу, соседи вызовут полицию. А зачем мне лишние проблемы на пустом месте? Я направила силу через палочку, открывая дорогу в Мир Иной. Призвала Гекату, и татуировка со змеей вспыхнула на плече. Потом я принялась нараспев читать заклинание. Элементал почувствовал чары, но воспротивиться не смог. Через секунду он покинул наш мир, оставив после себя гору щебня.

Секунда — и рядом с кучей камней возникла еще одна фигура. Я заметила еле уловимое поблескивание воды. Ему что, мало, друга позвал? Водный дух. Фигура мужчины капала и растекалась на каждом шагу.

Боже, как глупо!

Я даже палочку спрятала. Хоть потренируюсь. Вот сейчас разнесу наглеца в клочья… Внезапно кто-то дернул меня назад. К горлу приставили нож. Его держала рука из плоти и крови. От незнакомца разило магией. Достойный противник, раз не только явился во плоти, но даже обманул защиту. Я треснула ногой ему по коленке и вырвалась, лишь чуть-чуть поцарапавшись о лезвие. Повернулась к нападавшему лицом. Хорошо, что с собой у меня стальной кинжал. Незнакомец — юный красивый джентри со шрамом на щеке. Накачанное тело, кожаные доспехи поверх красной туники. Похоже, чей-то солдат.

А Жасмин ведь говорила: «Я в состоянии отличить грязных попрошаек от опытных вояк».

Совпадение, подумала я. Только хороший боец решится искать меня в моем мире.

Мы двинулись по кругу. На губах моего противника играла улыбочка. Я не боялась. В схватке один на один я справлюсь, да и изгонять во время боя умею. Сложно, конечно, но что делать? Он бросился вперед. Я уклонилась. Да зачем вообще эти хлопоты?!

Словно делая вдох, я вытянула воздух рядом, создала смерчик, взметая пыль и песок во дворе, швырнула их в противника. Джентри вскрикнул и принялся тереть глаза. Я уже приготовилась изгнать его, как краем уха услышала: кто-то читает заклинание. Тихо-тихо. Покалывание… Шаман? Я развернулась, чтобы найти источник звука, но увидела только водного элементала, который лез сквозь брешь в заборе, проделанную его приятелем. Кто-то снял защитные чары.

Я выставила перед собой стальной клинок. Джентри, конечно, очухается через пару секунд, но больше мне и не надо. Призвала магию воды, чтобы разорвать элементала в клочья. Внезапный удар в спину — и я в объятьях мокрого урода. Элементал, даром что водный, схватил меня очень крепко. Джентри-воин пришел в себя, хотя по его лицу еще катились слезы.

Я попыталась вырваться, но элементал был слишком силен. Снова призвала магию воды. Мокрый взвыл, когда его плоть стала разрываться в клочья. Второй джентри собирался ударить меня медным клинком. Но не добежал. Вскрикнул от боли — и кто-то оттащил его подальше.

Я спокойно закончила заклинать водного элементала. Он взорвался, окатив меня с головы до ног. Ну вот, опять! Так, и где этот второй? А он уже дерется… с Роландом.

Роланд держал нож в левой руке, а правой съездил джентри по лицу. Впрочем, тот не остался в долгу. Глядя, как наглец дубасит моего отчима, я вспылила. Снова призвала воздух — и отогнала от джентри кислород. Выпучив глаза, он бросил клинок и обхватил горло руками, пытаясь вдохнуть. Я опрокинула его на землю и от души врезала по физиономии, в отместку за то, что он бил Роланда.

Легкий зуд от чар изгнания. Роланд открывал портал в Мир Иной. Он произнес заклинание и рявкнул:

— Эжени, прочь!

Я отскочила. Магия затрещала вокруг поверженного джентри — и он исчез.

Тишина… Я сидела на грязной земле, мокрая до нитки. Сердце бешено колотилось. Роланд подошел и помог встать.

— Что ты здесь делаешь? — спросила я.

Он фыркнул:

— Ты вот так бросила трубку — и думала, я не приеду?

— Да уж…

Я устала. Кружилась голова. Босые ноги расцарапаны в свалке. Нужны мыло и антисептик.

— Спасибо.

Роланд пожал плечами. Сдалось ему мое спасибо! Даже в сумерках я видела, что он сердится.

— Какого черта ты тут вытворяла?

«Ой, Роланд, я столько успела натворить… Что конкретно тебя интересует?»

— Ты о чем?

— О ком. — Он показал туда, где только что валялся джентри. — Ты… применила магию, чтобы задушить его.

— Я хотела его ослабить, — прорычала я, не желая признавать, что была чуточку не в себе.

Слишком быстро все получилось. Я намеревалась лишить джентри возможности сопротивляться. А как это сделать? Я и не подумала. Само вышло… Когда я поняла, что — опять! — сделала, стало нехорошо. Клялась же, что это больше не повторится…

Пригвоздила бы его кинжалом, в конце концов. Где, черт возьми, ты этому научилась?

— Да там и сям…

Лицо Роланда исказилось от гнева.

— Ты не должна использовать эту магию, Эжени. Ни при каких обстоятельствах.

Я тоже начала злиться.

— На случай, если ты забыл: магия у меня в крови.

— Нет, — негромко возразил он, — я не забыл. Именно поэтому ты должна себя контролировать. Что еще ты умеешь? И давно?

— Неважно. Это помогает спастись, когда такие вот уроды пытаются меня изнасиловать. Я могу контролировать эту магию.

— Ты должна держаться подальше от джентри. Ты слишком сильно втягиваешься в их мир, в их магию…

— Магия джентри — часть меня. Тебе этого не изменить. А если не хотел, чтобы я прыгнула в кроличью нору, зачем снял барьеры?

Роланд нахмурился.

— Не снимал я их. Думал, это джентри.

— Нет, джентри проник внутрь, но его приятели держались снаружи — пока кто-то не убрал заклятия. Нашей магией. Я решила, это ты.

— Зачем, ради всего святого, мне это делать?

— Значит, другой шаман.

— Прекрати. Думай что хочешь, но Арт и Абигайль тут ни при чем. Зачем им ломать барьеры, помогать джентри против собрата по ремеслу? Думаешь, они где-то поблизости? Ты ошибаешься. Видимо, все-таки это сделал кто-то из джентри.

— Совсем мне не веришь? Значит, Роланд, я вообще кругом виновата! Я знаю, на что похожа магия шаманов. И в курсе, на что похожа магия джентри. Особенно если, как ты говоришь, я постоянно ею пользуюсь.

Лицо Роланда потемнело от усталости, он казался старше, чем был.

— Эжени, я не хочу торчать тут в потемках и спорить с тобой. Если не можешь остаться человеком ради меня, подумай о матери. А вообще, поступай как знаешь.

— Роланд…

Он исчез во мраке. Я глядела вслед человеку, которого всегда считала отцом, и мучительно гадала, чья же я дочь на самом деле.


Глава восемнадцатая | Терновая королева | Глава двадцатая