home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава восемнадцатая

Селение называлось Мармант. Пришлось справиться у стражников Майвенн, как до него добраться, чтобы не сбиться ненароком на какой-нибудь окольный путь Мира Иного. По дороге туда я снова и снова с тревогой вспоминала споры с Кийо, пытаясь понять, насколько все серьезно. Когда от раздумий начала пухнуть голова, я мысленно потянулась, ощутила воздух — и принялась гонять ветер, пытаясь создать мощный порыв. Вихрь согнул низкорослое деревце, но на это ушли все силы. Надо тренироваться чаще, если хочу когда-нибудь создать настоящий ураган, не говоря уже о молнии…

Жители Марманта приветствовали меня с благоговением и ужасом, как и следовало ожидать. Перемены в королевстве уже ощущались, народ был исполнен благодарности и надежд. И все же моя пугающая репутация никуда не делась: люди боялись разъярить опасную повелительницу, которая навязала им эту опасную землю.

Роль старосты селения исполнял совет пятерых уважаемых граждан. Они пригласили меня в дом побеседовать. Немного провинциальные на вид мужчины и женщины (обычное для этого мира дело), но важные и серьезные.

— Как житье? — поинтересовалась я, надеясь, что хоть чуточку похожа на заботливую и безобидную королеву. — Теперь у вас есть вода и пища?

— Да, ваше величество, — ответила женщина средних лет, кажется, глава совета. — Благодарим вас ваше величество.

— Хорошо. Мне жаль, что вам пришлось нелегко. Теперь будет лучше.

Комнату затопила неловкая тишина. Только пищал в воздухе комариком невысказанный вопрос. Я переводила взгляд с одного лица на другое.

— Что случилось?

— Мы не хотели беспокоить вас, ваше величество…

— Какое там беспокойство! Я за этим сюда и приехала.

Новый обмен взглядами. Похоже, они приятно удивлены.

— Что ж, — вздохнула женщина, — неподалеку от деревни произошло несколько нападений.

— Знаете, кто нападал?

— Разбойники, ваше величество.

— Сукины дети! — рыкнула я.

Мы знали, что шайка «переехала». Но до сих пор они вели себя тихо-мирно. Я надеялась взять с собой Кийо — и разобраться с бандой прежде, чем она натворит бед.

У нас немало воинов и сильных магов, — с гордостью сказала женщина. — Но мы не смогли противостоять их чудовищам.

— Демонам, что ли?

Женщина нервно кивнула.

— Сукины дети, — повторила я. С этим нужно разобраться. Даже если придется изображать сволочь, приставляя ствол к голове Жасмин, — Не волнуйтесь, они получат по заслугам. Скоро. Очень скоро.

Мой угрожающий тон немного испугал женщину, но она искренне сказала:

— Спасибо, ваше величество.

— Что еще мне следует знать?

На этот раз заговорил один из мужчин:

— Мы не хотим вас беспокоить…

Я взвыла:

— Да говорите же!

— Мы слышали, ваше величество разыскивает пропавших девушек.

Я выпрямилась.

— Да. А что?

Одна из наших девушек исчезла два дня назад. Дочь соседа, Маркела. — Слабая, робкая улыбка скользнула по его губам. — Она дикарка, вечно бродила там, где не следует. Не вернулась… хотя всегда приходила обратно…

У меня сжались кулаки, но я заставила себя успокоиться. А то никогда королевский имидж не сменю…

— Кроме разбойников, никто подозрительный тут не ошивался? Может, люди?

Мужчину эта тема испугала еще больше.

— Здесь бывают люди, ваше величество, — Кажется, он думал, что упоминание о моем народе разозлит меня, — Обычное дело: они… э-э… преследуют кого-то из обитателей нашего мира.

То есть шаманы вроде меня.

— Стоит догнать жертву, и они уходят.

Я снова подумала о Жасмин.

— А воины джент… блистающих?

— Время от времени. Наверное, дезертиры из армии короля Эзона. Они приходят и уходят, но никогда не возвращаются.

Я нагнулась вперед. Такое чувство, словно мир вокруг вот-вот рухнет.

— А кого-нибудь вы видите регулярно? Особенно с тех пор, как начали пропадать девушки?

Советник кивнул.

Вот оно. Все совпадает.

— Мужчина? С татуировкой в виде змеи?

— Нет, ваше величество.

— А… — Я застыла на мгновение. — Кто тогда?

— Женщина с седыми волосами, заплетенными в длинную косу, ваше величество.

Я посмотрела на него — и захохотала. Смех напугал их даже больше, чем ярость.

— Абигайль, — выдавила я наконец.

Не для них, для себя.

— Ваше величество?

Я отмахнулась.

— Так, ничего.

Абигайль. Абигайль, мать ее за ногу, и Арт. Работают на пару… Похищают джентрийских девушек. Но для чего? Предположим, Арт и правда больной на голову насильник. Но при чем тут бабуля? Вздохнув, я задвинула вопросы в дальний угол разума. Надо собраться с мыслями. А потом изложить их Роланду.

— Что еще мне надо знать? У вас поблизости нашли медь? Как продвигается добыча?

— До этого дня медленно, ваше величество, — потупилась женщина, — Наши маги искусны во многом, но мало кто из них умеет работать с металлом. Добывали в основном вручную.

Я нахмурилась.

— А что изменилось сегодня?

— Как это что? — изумилась она, — Вы прислали к нам Дубового короля.

— Дубового… Погодите-ка. Вы хотите сказать, Дориана?! — воскликнула я. — Он что, здесь?

Весь совет удивленно застыл.

— Да, ваше величество, — сказал мужчина, что поведал об Абигайль. — Он сейчас вместе с рабочими на карьере. Думал, вы в курсе.

Я встала, ошеломленная новостями.

— Я должна увидеться с ним. Прошу меня простить.

Советники забормотали вежливые слова прощания, они кланялись, едва не сбивая друг друга с ног. Я не стала тратить время на формальности. Вышла из дома и пробежалась под ярким полуденным солнцем до дальней окраины селения, где раньше видела рабочих. Дориана я сперва не заметила. Мужчины и женщины прилежно копали, пот катился по лицам…

…Внезапно послышался глухой рокот, земля задрожала. Огромные булыжники поднялись в воздух. Некоторые из них поблескивали на солнце. Камни собрались в кучу и медленно поплыли к краю рудника, аккуратно опускаясь на груду такой же породы. Я посмотрела на противоположную сторону участка. Дориан водил руками по воздуху, направлял руду. Одет совсем просто, но волосы пылают на солнце, словно жидкое пламя.

Он не отрываясь смотрел на камни, пока те летели. Но стоило им опуститься на свое место, как он расплылся в улыбке и шагнул ко мне.

— Госпожа Терновая королева, какое удовольствие!

Я позволила ему поцеловать руку, приличия ради, — серьезно, ну почему джентри так на этом повернуты? — и оттащила подальше от любопытных ушей.

— Что, черт подери, ты тут делаешь?

— Что-что, добываю свою медь.

— Я не о том!

Он пожал плечами и утер со лба пот. Если отбросить браваду, станет ясно, что Дориан устал. Я схватила его за руку и увлекла в деревню.

— Пошли выпьем чего-нибудь, пока ты не засох, как дерево в пустыне. И давай рассказывай.

— Слышал, у тебя проблемы с добычей меди, и решил помочь нам обоим. Мне, знаешь ли, пора перековать меч. И это не метафора. С метафорическим все в порядке. Кроме того, ты же не думаешь, что я позволю тебе отнять у меня лавры самого заботливого монарха в округе. На фоне тебя мы все выглядим бледно.

— Дориан! — простонала я.

Что ему еще сказать?

Мы вдвоем произвели настоящую суматоху. Точно голливудская парочка приехала в захолустную деревню. Вернулись в зал совета. Я приказала добыть напитки и оставить нас вдвоем. Все исполнили через пару минут. Даже удивительно как-то…

Едва селяне исчезли, Дориан растянулся в кресле, по-настоящему утомленный.

— И давно ты работаешь? — Я налила ему воды из кувшина.

— Большую часть дня. Я буду вино, дорогая. — Он кивнул на стоявший поблизости графин.

— Потом как-нибудь, — отрезала я и протянула чашку с водой.

Дориан поморщился, но выпил жадно. Я смотрена па него по-прежнему в растерянности.

— Но зачем? Тебе же не настолько нужна эта медь.

— Может быть. А вот тебе — нужна.

Он допил воду, я налила еще.

— Спасибо. Каждый мужчина мечтает, чтобы о нем заботилась королева.

Я тоже присела в кресло.

— Ты не обязан это делать. Ты еле держишься на ногах.

— Не надо меня недооценивать.

— И все-таки я не понимаю…

Он допил вторую кружку. Окинул меня взглядом усталым — и веселым.

— Эжени, ну почему ты не веришь, что я стараюсь только ради тебя?

Дориан, казалось, говорил искренне. А до меня все никак не доходили очевидные факты. Он, похоже, единственный в Мире Ином, на кого я могла положиться.

— Сама не знаю почему. Извини. Просто тут у вас маловато альтруистов. И — прими к сведению — разработка месторождения не поможет затащить меня в постель.

— Что ж, — бодро ответил он, — этого никто не может сказать наверняка. Впрочем, неважно. Тебе нужна моя помощь. Она приносит тебе радость. Вот и все.

Я отвела взгляд. Дориан и в самом деле мне друг.

— Спасибо. Ты очень помог, правда. Среди моря проблем одной стало меньше.

Он подал мне чашку.

— Теперь налей вина и расскажи, что у тебя за проблемы. Можешь даже присесть ко мне на колени.

— Нет, спасибо. — Я налила ему вина.

— Сегодня я видел, как вы с кицунэ проезжали мимо. Это часть твоих проблем? — И сам себе ответил: — Да, да, конечно.

Я — интересно, с какого перепугу — начала вываливать на него свои заботы. На этот раз даже будучи трезвой.

— Сегодня я видела дочку Майвенн.

— Хорошенькая?

— Не то слово. Давненько меня так эмоции не накрывали… Не знаю. Кийо говорит, это ревность, но дело не только в ней. Не могу объяснить…

— Задумалась о своей жизни, о выборе — и есть ли он вообще?

Я ошеломленно подняла глаза. Дориан смотрел прямо на меня. Совершенно серьезно.

— Да, в точку…

Дориан молчал. Я продолжала:

— Ему сейчас непросто: то магия, то пропавшие девушки, то демоны… Кийо не нравится, что я тут зависла. Да и Роланд не в восторге. — Я не удержалась от улыбки. — Черт, да и я сама! Но… это мой долг. Я обязана навести здесь порядок.

— Знаю, — ответил он серьезно.

— Дориан… а что, если я коронуюсь?

Он улыбнулся.

— Будешь еще прекраснее.

— Нет, серьезно. Кийо говорит, это плохая идея. Тогда все станет реально.

— Реальнее, чем сейчас, уже не станет, дорогая.

— Вот именно! Знаешь, я никогда не относилась к коронации серьезно. Ты вот не носишь корону.

— Ношу изредка. Но важнее то, что она у меня есть. Я был коронован, и подданные мне присягнули. Вот зачем все это нужно. Или венец тебе только для красоты? Конечно, так проще. Но попробуй надеть ее, показаться подданным, особенно в городке вроде Хаймора, и заявить: «Я ваша королева…» Именно этого боится кицунэ. Ты уже королева. И никакая корона этого не изменит. Только укрепит власть. Ты сама поверишь, что ты — королева.

— Ничего себе, — протянула я. — А ты этого боишься?

Дориан фыркнул:

— Вовсе нет. Я и так понимаю, что ты королева. Ты излучаешь царственность. Но хочу, чтобы ты сама осознала это.

В круговерти последних дней я уж точно осознала, что королева, — и никуда не денусь. Так что оставим корону в покое и вернемся к нашим баранам. Точнее, к разбойникам и Абигайль.

— Не пойму, как она в этом замешана. Раньше ты говорил, что мотивы Арта… можно объяснить. Но она-то? Если только не помогает по доброте душевной…

Дориан налил себе еще. Протянул мне другой бокал. Я рассеянно пригубила вино.

— Позволь полюбопытствовать, зачем обычно мужчины-блистающие похищают ваших женщин?

— Элементарно, — ответила я, — чтобы завести ребенка. У вас, ребята, нравы куда свободнее, но толку с этого чуть. Мужчине, который мечтает о детях, скорее повезет с человеческой женщиной.

Дориан кивнул. Такое чувство, что у него уже готов ответ, но он заставляет меня додуматься самостоятельно.

— А вы, люди, что, мечтаете о детях каждый раз, когда занимаетесь любовью?

Я рассмеялась. Видел бы он мой запас презервативов и таблеток…

— Вовсе нет. Мы прилагаем уйму усилий, чтобы этого не случилось.

Дориан нагнулся ко мне. Зеленые глаза, как лазеры, просвечивали насквозь.

— Вот и подумай. Ты понимаешь, зачем нам люди. А мы им для чего?

Я внимательно смотрела на Дубового короля, пытаясь понять, до чего же он додумался. Через секунду меня осенило.

— Человек может заниматься любовью с девушкой-джентри, не опасаясь беременности. Или болезни.

Джентри здоровее нас. Поэтому, видимо, и живут дольше…

— Точно! Девушки-джентри дольше сохраняют молодость и красоту…

Ужас затопил разум. До сих пор самое страшное в моей жизни — это бесконечные попытки озабоченных джентри стать отцом моего ребенка. Но… если догадка Дориана верна… все гораздо ужаснее. Девушки-джентри идеальны для секса: юные, красивые, не заболеют и не забеременеют — даже от человека. У меня вырвался нервный смешок: прямо как в стихотворении Тима о божественно красивой деве из другого мира, которую жаждали все смертные мужчины.

Интересно, как относятся к этому сами девушки? Многие, желая забеременеть, с огромным удовольствием отдадутся первому встречному из мира людей. Но Мории, похоже, у Арта не понравилось.

Я поднялась и протерла глаза.

— О боже! Шмотки… все те шмотки…

— Что? — не понял Дориан.

Я всплеснула руками.

— Абигайль и Арт небедно живут. Явно не на шаманскую зарплату.

Огромный дом Арта в элитном районе. Сияющий внедорожник. Роскошная, пусть и захламленная квартира Абигайль. Ее коллекция драгоценностей.

— Не знаю как, но они на девочках бабки заколачивают, — Я сползла по стене. — Елки-палки, что делать?

Дориан поднялся и подошел ко мне.

— Ты остановишь их.

Я помотала головой.

— Это не так просто. Арт прав… на шаманов нет управы. Не в полицию же идти! К ним не применишь никакие законы.

— Они нарушили твои законы. — Дориан склонился надо мной. — Значит, у тебя есть право остановить их. Они не лучше любого преступника в твоем мире. Убей их.

— Не могу! — воскликнула я, — Придется ловить их здесь. Я не смогу прикончить их в Техасе.

— Почему? Если мой подданный убьет кого-то из твоих, готов поклясться чем угодно, что ты придешь в Дубовое Царство и покараешь его.

— Это другое. Они…

— Люди?

Стыдно признаться, но дело именно в этом. Я без колебаний изгоню или — если нет другого выхода — уничтожу любую магическую тварь, которая пролезет в мой мир. Но преследовать и убивать людей…

Дориан понял все без слов. Вскипел.

— Черт подери, Эжени! Ты сказала, что собираешься навести здесь порядок! Но где этот порядок?

— Что, сложные проблемы решать не надо, сами испарятся? Или ты сегодня не в настроении? А может, передумала?

— Ты не понимаешь! — воскликнула я. — И не сможешь понять никогда! Я разрываюсь между двумя мирами, черт возьми! Я с детства принадлежу к миру людей. Думаешь, я так просто отброшу все и предам сородичей?

Вдалеке раскатился гром. Дубовый король рассмеялся.

— Слышала? Это твоя ярость.

Я покачала головой.

— Я не могу пока контролировать гром и молнии.

— Контролировать — нет. Но ты можешь бессознательно призывать их. Королевство связано с тобой, не забыла? — Он развел руками. — Все эти люди смотрят на тебя с обожанием. Они тоже твой народ. Именно это я имел в виду, говоря, что ты до сих пор не поняла, что стала королевой. Все эти люди верят в твою мудрость и ждут от тебя защиты. Если не уверена, лучше уйди и делай то, чего хотят твой кицунэ и отчим.

— Дориан, я не способна на хладнокровное убийство.

Он схватил меня за плечи. Голос короля был спокоен, но в словах сквозила злость:

— Ты можешь все, что нужно. Ты королева! Забудь о россказнях про внука короля Бурь. Сейчас его наследница ты. Правь как хочешь, люби свой народ — но ты должна его защитить. Эжени, ты станешь одной из величайших в истории джентри королев. Ты обязана покарать преступников! Если не сможешь остановить тех, кто причиняет боль твоим подданным, все покатится как снежный ком с горы! Иди скажи своим подданным, что ничем не способна помочь им, что не станешь кормить и защищать их только потому, что они джентри, что не желаешь марать руки кровью ради них!

Я глядела на него во все глаза. Побаиваюсь, когда Дориан выходит из себя. В такие минуты я вспоминаю, как он силен физически и магически. Внешняя изнеженность обманчива: я видела его в бою. Надеюсь, мы никогда не окажемся по разные стороны баррикад. Снова послышался гром.

Несколько мучительных секунд тишины, и я заговорила. Очень-очень тихо.

— Не могу… Не могу я им такого сказать.

— Знаю, не можешь, — прошептал Дориан.

Он наклонился и поцеловал меня. И… я ответила. Казалось, вся ярость, боль, растерянность, снедавшие меня в последнее время, вылились в этот поцелуй. Я кусала его губы… Он прижал меня к стене — и я обрадовалась легкой боли. Наши руки не переставали двигаться… Я ласкала все его тело… Дориан резко вздернул платье, которое я сегодня с такой неохотой надела. Поднял над бедрами… Придерживая юбку одной рукой, другой Дориан скользнул меж моих бедер… Я сегодня в стрингах: надеялась затащить в постель Кийо.

Искушенные пальцы скользнули в меня… Я сама не ожидала, что лоно повлажнеет так стремительно. Дориан заглушил мой вскрик жадным поцелуем. А его пальцы то погружались в меня, то играли с клитором. Наконец он остановился снаружи и принялся поглаживать клитор по кругу… Между бедер стало жарко… Мышцы свело от напряжения… Пылающий поток ощущений взорвался… Я снова вскрикнула. Крик, заглушённый поцелуем Дориана, превратился в стон. Тело мое содрогалось от волн страсти…

Впрочем, это было только начало. Рука Дориана скользнула от моих бедер к его штанам и принялась расстегивать. Его губы оторвались от моих и стали покрывать шею горячими, яростными поцелуями. Дориан избавился от штанов и прижался ко мне бедрами. Я сполна почувствовала… твердость его намерений. Мои пальцы путались в его волосах, я запрокинула голову, принимая жар поцелуев… Дориан стащил с меня трусики… Я опомнилась.

— Подожди… — простонала я. — Нет, нельзя… я не могу…

— Можешь, — выдохнул Дориан мне в ухо. — Дай мне… сделать это. Дай погрузиться в тебя. Позволь раздвинуть твои ноги и взять тебя, как раньше. В этом мире мы боги, Эжени, и никто не может сравниться с нами в искусстве любви. Никто не достоин нас.

Стринги упали на пол… Дориан вот-вот исполнит все, что обещал. Он взял меня за бедра и приподнял. Я обвила его ногами.

— Дориан… Я люблю Кийо…

— И что с того? Ты королева. И можешь иметь столько любовников, сколько захочешь.

— Это… неправильно.

— Правильно, — шепнул он многообещающе. — Наши земли только спасибо скажут…

Потом я так и не смогла сказать, поддалась бы искушению или нет. Хочется думать, что устояла бы. В конце концов, я хорошо относилась к Дориану, но любила Кийо. И должна была сказать «нет». В мгновение перед поцелуем я чувствовала: он понял, что творится у меня в голове. Я полюбила его с первого взгляда… Но не могла изменить Кийо.

Тогда нас прервал стук в дверь.

Я отпрянула от Дориана и в спешке одернула юбку. Он спокойно отвернулся и неторопливо натянул штаны. Дверь распахнулась. Вошла женщина, глава местного совета. Даже при том, что Дориан стоял к ней спиной, а я уже оделась, все было ясно. Впрочем, ее это не особо шокировало. Джентри, понятное дело…

— Ваши величества, — вежливо сообщила она, — надвигается гроза. Рабочие интересуются, что прикажет Дубовый король.

Дориан повернулся и одарил ее чарующей улыбкой.

— Гроза? В самом деле? Какая неожиданность. Что ж, велите им перенести медь на склад, сколько успеют, прежде чем польет. Остальное прикройте. Я приду проверить через минуту, поскольку у меня такое чувство, что Терновая королева собирается спешно отбыть.

Женщина присела в реверансе и закрыла дверь.

— Ты прав, — сказала я, натягивая стринги. — Я уезжаю.

— Да, — подтвердил он с улыбкой, — ты всегда убегаешь, когда не справляешься с ситуацией.

— Ничего не было, понял? — прорычала я, — Ничего!

Дориан изогнул брови.

— Правда? А вот я готов поклясться: что-то произошло с моей рукой, когда она была у тебя…

— Нет! — Я бы налетела с кулаками, если б не боялась новой вспышки запретной страсти, — Ничего не было. Это все злость и расстройство! Спасибо за помощь с медью. Огромное. И за совет насчет девушек. Но это все!

Я развернулась. Не желаю больше смотреть в эти зеленые глаза, видеть эту ухмылку! Черт, не могу признаться даже самой себе, что всю оставшуюся жизнь мне придется любить двоих и разрываться между двумя мирами! Надо убраться отсюда, вернуться домой… А куда это — домой? Дориан не пытался удержать меня. Я вылетела наружу под еще робкий дождь. Его голос зазвенел вдогонку:

— Помни мои слова, Эжени. С короной или без, но ты королева. Не бойся делать то, что должна. Любовь и безжалостность — твои козыри в этой игре.


Глава семнадцатая | Терновая королева | Глава девятнадцатая