home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава первая

Печально, но факт: многие подростки умеют обращаться с ножами и пистолетами.

Я не была исключением. Но я не встала на путь преступлений, а сделалась шаманом по найму. В то время как мои приятели плясали на дискотеках или играли в футбол, я на пару с отчимом Роландом изгоняла духов и сражалась с монстрами. Я взрослела, ни капли не боясь ни грабителей, ни других мерзавцев, но безостановочные учеба и работа полностью оторвали меня от обычного мира.

Иными словами, я никогда не была нормальным подростком. Кое с кем, конечно, дружила, но на фоне их мира, их мелких интересов и трагедий моя жизнь представлялась чудовищно суровой и страшной. Поэтому находить общий язык нам было сложно. Повзрослев, я так и не научилась ладить с подростками, что только усложняло нынешний заказ.

— Ну же, деточка, — жалобно простонала мамаша, улыбаясь коллагеновыми губами, — расскажи о привидении.

Полли Холл было всего тринадцать, но количеством «штукатурки» на лице она напоминала сорокалетнюю проститутку. Девчонка сидела, развалившись на диване, в прекрасно обставленной комнате, громко чавкала жвачкой и глядела куда угодно, только не на нас. Чем дольше я изучала ее, тем сильнее убеждалась, что у барышни и впрямь проблемы, только не с паранормальным, а с мамашей, которая называла дочку Поликом и позволяла ей носить стринги. Вышеупомянутые трусики были хорошо видны из-под джинсов с заниженной талией.

Миссис Холл громко вздохнула:

— Полик, лапочка, давай покончим с этим. Помоги нам, и мы поможем тебе.

Улыбнувшись, я села на корточки перед диваном:

— Не бойся. Я поверю всему, что ты расскажешь. Мы справимся.

Надеюсь, я не походила в тот момент на доброго доктора-мозгоправа…

Полли в ответ только вздохнула почти так же громко, как недавно ее мамаша. Она напомнила мне неуравновешенную «мелкую» сводную сестрицу, которая так жаждала мирового господства, что пропала без вести.

— Мам, — процедила Полли, — можно, я вернусь к себе в комнату?

— Нет, пока не побеседуешь с этой милой дамой.

Отчаявшись разговорить дочь, миссис Холл пояснила:

— По ночам мы часто слышим странные звуки: что-то бухает, трещит, грохочет. Вещи падают на пол. Я даже… — она поколебалась, — я даже видела, как они летали по комнате. Но это случается, только когда Полли дома. Думаю, привидение неравнодушно к моей дочери… даже как будто одержимо страстью к ней.

С тоской и плохо скрываемой досадой я снова обратила внимание на девицу.

— Наверное, у тебя проблемы? — мягко поинтересовалась я. — Школьные заморочки или дома не все гладко?

В ответ она только сверкнула льдинками глаз.

— А как насчет электричества? — снова обратилась я к ее матери. — Бытовая техника, случайно, работать не отказывается?

Миссис Холл удивилась:

— Откуда вы знаете?

Я встала, потягиваясь от души. Вчера ночью пришлось сражаться с духом, и он со мной вовсе не деликатничал.

— Это не привидение. Это полтергейст.

— Не привидение? — переспросила миссис Холл.

— Не совсем. Полтергейст — это проявление телекинетических сил, зачастую приводимых в действие яростью или другими сильными переживаниями неуравновешенного подростка.

Старательно избегая тона школьного психолога, я впала в тон лектора.

— Не понимаю… Вы хотите сказать, что Полли сама все это вытворяет?

— Да. Причем она даже не осознает, что, срываясь, превращает эмоции в действия. Скорее всего, девочка не останется такой навсегда. Подрастет, немного успокоится — и все пройдет.

Сомневаюсь, что мне поверили.

— Но так похоже на привидение…

Я пожала плечами.

— Поверьте, вы у меня не первые с подобной проблемой.

— Значит… вы ничем не способны помочь?

— Я — нет. Думаю, стоит обратиться к психиатру.

Я дала миссис Холл визитку надежного психотерапевта. Отказалась от оплаты за изгнание, взяла с нее только за консультацию. Дважды пересчитала наличные (никогда не беру чеки), спрятала деньги и собралась уходить.

— Простите, но тут я бессильна.

— Понимаю. Мы последуем вашему совету. Просто все это так странно… — Миссис Холл растерянно посмотрела на дочь. — И все-таки, вы уверены, что это не привидение?

— Стопроцентно. Классический пример…

В этот миг что-то невидимое швырнуло меня к стене. Я вскрикнула и выставила руку вперед, чтобы сохранить равновесие. Естественно, страшно разозлилась! Ну чего еще надо от меня этой маленькой стерве? Странно, но девчонка, судя по широко распахнутым глазам, изумилась не меньше моего.

— Полик! — заорала мамаша. — Вы наказаны, юная леди! Ни телефона, ни эсэмэс, ни…

Тут миссис Холл что-то увидела, и челюсть у нее отвисла. В самом буквальном смысле.

— Боже, что это?

Перед нами материализовалась большая бледно-голубая фигура.

— Гм, — озадаченно пробурчала я, — а вот это — привидение.

Существо как по команде завизжало и бросилось на меня. Я крикнула мамаше с дочкой «ложись!» и выхватила из-за пояса серебряный кинжал. Возможно, вы думаете, что клинок против духов бесполезен. И вы почти правы. Почти, потому что призраки, чтобы нанести ощутимый вред, вынуждены принимать более-менее вещественную форму. А облекшись в плоть, становятся уязвимы к серебру.

Дух принял облик юной девы с длинными развевающимися за спиной волосами и пустым взглядом огромных глаз. Драка вышла громкой, некрасивой — и до смешного короткой. Первый удар кинжалом заставил призрачную деву завопить. И второй, и третий…

В другой руке я уже держала унизанную кристаллами волшебную палочку. Ритуал изгнания начался. Монстров и джентри я обычно отправляю в Мир Иной, параллельную реальность, так сказать, «на историческую родину». Но привидению место в Царстве Мертвых. Произнеся привычное заклинание обращения к внутренней силе, я открыла «дверцу» за пределы нашего мира. Потом набросила на привидение магические путы и выкинула его вон. Призрачная дура пропала.

Миссис Холл и Полли застыли удивленными статуями. Внезапно лицо девочки исказилось от горя.

— Вы прикончили мою подругу!

Я открыла рот — и тут же закрыла. Все равно малолетка сейчас ничего не поймет.

— Боже правый, о чем это ты?! — воскликнула мать.

В глазах Полли заблестели слезы гнева.

— Трикси была моей лучшей подругой. Мы всем делились.

— Трикси? — хором переспросили мы с миссис Холл.

— Поверить не могу, что вы это сделали! Она была такой классной. — В голосе Полли послышалась легкая мечтательность. — Я так хотела прогуляться с ней по магазинам, но Трикси нельзя было покидать дом. Так что я доставала девчонке «Вог» и «Гламур».

Ничего себе заявочки!

— Мой совет по-прежнему в силе. Обратитесь к психиатру, — напомнила я обалдевшей мамаше.

А после собрала вещи и отправилась домой. И зачем только я стала шаманом по найму? Ведь есть куча занятий куда более спокойных, чем борьба со всякими монстрами: бухгалтерия, например, или юриспруденция. Ладно, насчет второго не уверена.


Примерно через час я добралась до дому, открыла дверь — и тут же попала в мохнатые «объятия» двух псин средних размеров. Одна дворняга совершенно черная, другая белая, без единого пятнышка. Это Инь и Ян — правда, я никак не запомню, кто из них кто.

— Назад! — приказала я.

Собаки как ни в чем не бывало продолжали обнюхивать меня, радостно виляя хвостами. Белая все норовила лизнуть руку. Я отпихнула их и прошла на кухню, едва не споткнувшись о полосатого кота, который растянулся на полу в солнечном пятне. Рабочая сумка с грохотом приземлилась на обеденный стол.

— Тим? Ты дома?

Мой сосед Тим Варкоски тут же нарисовался в дверях. На парне была футболка с силуэтами индейцев и надписью «Внутренняя безопасность. Антитеррор с 1492 г.»[1]. Я оценила юмор. Только вот Тим, по правде говоря, никакой не индеец. Природа одарила его смуглой кожей и темными волосами, поэтому он играл индейцев на телевидении, или, чаще всего, изображал оных в местных барах, или работал эдакой «достопримечательностью» для туристов. На самом деле Тим — поляк, и местные краснокожие его за это очень-очень не любят.

В одной руке Тим держал мусорный мешок, в другой — кошачий лоток. И смотрел на меня сосед почему-то очень мрачно.

— Ты в курсе, сколько этих драных звериных туалетов я сегодня вычистил?

Я налила себе стакан молока и села за стол.

— Кийо говорит, что нужно иметь по лотку на кошку и еще один запасной.

— Да, Эжени, я тоже считать умею. Это шесть лотков. Шесть лотков в доме площадью полторы тысячи квадратных футов. При том, что мне никто не помогает. Интересно, твой вечно занятой приятель собирается вообще возвращаться?

Я неловко заерзала. Хороший вопрос. Когда мы начали встречаться, Кийо жил в Финиксе. Поездки туда-сюда скоро утомили нас обоих, так что мы начали подумывать о совместной жизни. Парень нашел здесь работу и после долгого взвешивания всех «за» и «против» переехал ко мне. Увы, вместе с Кийо к нам пожаловал и его зверинец: пять кошек и две собаки. Таковы минусы жизни с ветеринаром. Он не мог удержаться, подбирал на улице все, что гавкало, мяукало и вроде бы нуждалось в помощи. Кошачьи клички я помнила не лучше, чем собачьи. Четыре усатых разбойника были названы в честь всадников Апокалипсиса, и Голод, по иронии судьбы, весил около тридцати фунтов.

Другая проблема в том, что Кийо — лис не только в переносном, но и в самом прямом смысле. Его мать — кицунэ, японский оборотень-лисица. Кийо унаследовал все ее таланты: силу, скорость, способность к превращению. Услышав только ему понятный «зов природы», парень оборачивается в рыжего и пушистого и отправляется гулять. Вот и сейчас, получив отгул на работе, мой «Доктор Дулитл» исчез в неизвестном направлении. Я с этим смирилась. Но Кийо не было уже неделю, и я начала беспокоиться.

— Он скоро вернется, — уклончиво ответила я. — А вообще, если не хочешь работать по дому, плати за жилье.

Мы так договорились. Тим за комнату не платил, а отрабатывал: готовил, убирался, наполнял холодильник.

«Индеец» нисколько не смутился.

— Знаешь, выбирать мужиков ты явно не умеешь. Или просто не заморачиваешься?

Обсуждать с ним эту тему не хотелось. Поэтому я молча отправилась в свою комнату утешаться складыванием мозаики с видами Цюриха. Пазл лежал на столе, рядом развалился один из котов. Кажется, Мистер Усатик — пятый, неапокалиптический мурлыка. Я согнала его с нагретого места, заодно разбросав половину мозаики.

— Зараза, — прошипели мои расстроенные нервы.

Любовь, определенно, тяжкое испытание. Если не брать в расчет мой сварливый нрав, тревожило еще и то, что часть выходных Кийо проводил в Мире Ином, у своей бывшей, эльфийской королевы. Эльфы, сидхе, блистающие… Называйте как хотите этих прекрасных и почти вечных правителей Мира Иного. Подобно большинству шаманов, я именовала их старинным термином «джентри». Майвенн, бывшая любовь Кийо, носит его ребенка, и мой парень — все еще часть ее жизни.

Я вздохнула. Наверное, Тим прав насчет моей способности выбирать партнеров.

Стемнело. Под ритмы «Def Leppard» я покончила с пазлом и почувствовала себя куда лучше. Потом выключила музыку, и тут же раздался вопль Тима:

— Эй, Эж! Куджо[2] вернулся!!!

Затаив дыхание, я бросилась к двери в спальню и распахнула ее. По коридору ко мне бежал здоровенный лис. Нахлынуло облегчение… Сердце екнуло в груди, когда рыжик беспокойно закружил по комнате.

— Самое время, — сказала я.

У него был лоснящийся огненного цвета мех и пушистый с белым кончиком хвост, а золотистые глаза иногда смотрели совсем по-человечески. Но не сегодня. Сейчас на меня глядело самое настоящее животное. Похоже, пройдет еще некоторое время, прежде чем Кийо снова превратится в человека. Он мог перекидываться в разных лисов: от обычных до могучих зверюг. И чем больше времени он проводил в этом облике, тем тяжелее ему было вновь стать человеком.

Я вывалила на стол новый пазл и принялась его раскладывать, ожидая превращения. Прошло два часа, но ничего не изменилось. Кийо свернулся клубком в углу и не сводил с меня желтых глаз. Вконец утомившись, я сдалась: надела красную ночнушку, выключила свет, скользнула в кровать — и мгновенно заснула.

Мне снился Мир Иной, точнее, та его часть, которая ужасно напоминала Тусон и окружавшую его пустыню Сонора. Вот только потусторонняя версия была лучше. Почти райский город, согретый ярким солнцем и украшенный цветущими кактусами. Я уже привыкла и к этому сну, и к необъяснимой тоске по утрам после ночных видений, и к тщетным стараниям заглушить эмоции.

Через пару часов я проснулась от ощущения теплого мускулистого тела рядом. Сильные руки обвились вокруг талии, и запах Кийо, аромат мускуса и тайны, окутал меня. Прикосновения любимого пробудили жидкое пламя вожделения. Кийо резко повернул меня к себе. Наши губы сомкнулись в крепком, горячем поцелуе, выдававшем силу его желания.

— Эжени, — прорычал он, на волосок отодвинувшись, — как я соскучился… Господи, как я хочу тебя…

Он снова принялся целовать, утоляя жажду, лаская руками мой стан. Я скользила ладонями по гладкому, совершенному телу возлюбленного… Сегодня не было нежностей, только звериная страсть, с которой он двигался, вонзаясь в меня до самых глубин. Восхитительный коктейль животной похоти и человеческой любви…

Когда я открыла глаза поутру, кровать была пуста, а Кийо на другом конце комнаты тихо натягивал джинсы. Словно шестым чувством угадав, что я проснулась, он посмотрел на меня. Я перекатилась на бок, следя за ним в ленивой истоме удовлетворения. Божественно сексуальная внешность Кийо, доставшаяся моему лису от испанских и японских предков, заслуживает восхищения. Его смуглое тело и темная шевелюра — удивительная противоположность моей светлой коже и рыжеватым волосам, унаследованным от предков с севера Европы.

— Ты куда? — полусонно протянула я.

Сердце ушло в пятки. Опять.

— Я должен вернуться, — ответил он. — Ты же знаешь…

Оправил темно-зеленую футболку, машинально провел рукой по длинным, до подбородка, волосам.

— Да, — прозвучало резче, чем хотелось. — Конечно, обязательства и все такое.

Кийо прищурился:

— Прошу, не начинай…

— Прости. Не могу заставить себя веселиться, когда другая ждет от тебя ребенка.

Он сел рядом, глядя на меня серьезно и спокойно.

— Лично я доволен. И мне бы хотелось, чтобы ты разделила мою радость и поддержала меня.

Я отвела глаза.

— Счастлива за тебя. И хочу, чтоб ты был счастлив… Просто, понимаешь…

— Да все я понимаю… — Он, наклонившись, зарылся пальцами в мои волосы.

— На прошлой неделе ты был у нее дольше, чем у меня.

— Так нужно. Время на исходе.

— Знаю, — буркнула я.

Я понимала, сейчас ревность беспочвенна. Даже мелочна. Так хотелось разделить с Кийо радость ожидания, но… Не получалось, и все тут.

— Эжени, я люблю тебя. Это главное.

— Ее ты тоже любишь.

— Да, но не так, как тебя.

Он снова поцеловал меня с нежностью, совсем непохожей на ночную похоть. И опять я таяла рядом с любимым. Когда страсть уже почти одолела наши разумы, Кийо, хоть и с видимой неохотой, отстранился и встал с кровати. Я увидела желание в его глазах. Туда, в Мир Иной, парня влечет только чувство ответственности. Майвенн больше никогда не увидит огня в его взгляде… И это здорово.

— Ты придешь? — спросил он на удивление спокойным голосом.

Я вздохнула.

— Да, конечно.

Он улыбнулся.

— Спасибо.

Я кивнула.

Кийо направился к дверям, потом обернулся.

— Я люблю тебя.

Страсть в голосе подтвердила искренность его слов.

Я улыбнулась в ответ.

— И я тебя.

Кийо ушел, а я закуталась в простыни, как куколка. Наружу совсем не хотелось. Но придется. Предстояло путешествие в Мир Иной, в навязанное мне королевство. Проверю, как там дела. Как видите, Майвенн — не единственная королева в жизни Кийо.

Но это не главная проблема сегодня.

Настоящий ужас меня ждет на традиционных посиделках в честь еще не рожденного малыша джентри.


Райчел Мид Терновая королева | Терновая королева | Глава вторая