home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



РУСТИК

– Хитер, коварен, блудлив, способен на любую подлость!… – это начальные строчки выпускной аттестации скромно стоящего перед нами лейтенанта. Аттестацию зачитывает комдив. Видимо, он решил поделиться с нами своим восторгом.

Необычно во всем этом то, что лейтенанта представляют на совещании командиров кораблей и офицеров штаба.

Сам текст аттестации тоже необычен. Как правило, аттестации на выпускников пишутся безликие, почти под копирку: «Дисциплинирован, исполнителен, учится ниже своих возможностей…» – а здесь все сразу, без подготовки.

– Да-а! Чем вы, лейтенант, так достали своего ротного? – вопрошает комдив.

Молчание, топтание, невинный взгляд исподлобья.

– Поздравляю, товарищи офицеры, со вступлением в наши ряды личности неординарной во всех отношениях. – говорит комдив, – Думаю, нас ждут приключения, и лейтенант уже в ближайшее время скрасит наши серые будни, – и добавляет, – Командир тридцать шестого, распишитесь в получении лейтенанта Сухова, ныне командира БЧ-5 среднего десантного корабля СДК-36! Не благодарите!

Через неделю Сухов бесследно исчез. В его каюте была найдена телеграмма: «Рустик тчк скучаю тчк целую тчк твоя Надюха» – след вел в Севастополь.

Пока начальство уродовало свои извилины и строило планы (кстати, совершенно людоедские) отлова и посадки, лейтенанта, как минимум на губу, прошло трое суток.

Через трое суток по уставу идет дезертирство.

– Да я его с потрохами съем! – орал командир тридцать шестого, – Я этого пидора съем! С потрохами!

– Боюсь, говном подавишься! – замечал ему комдив и добавлял:

– А пока этого не произошло, ты жопу себе намыль, а заодно и нам с замом мыла пришли.

– Мы тут мечемся, как штурман в узкости (поговорка: «Слева буй, справа буй, штурман мечется, как хуй»), а этот мудак со своей блядью по Севастополю гуляет! – никак не может успокоиться командир, после чего он кричит:

– ВЫЕБУ И ВЫСУШУ!!! ГУЛЯЕТ!!! ОН ГУЛЯЕТ!!!

– Уже не гуляет! – говорит вошедший начальник штаба. – Уже сидит! Вот телеграмма из Севастополя. Грамотный он насчет уголовного кодекса. На третий день сам на губу сел. На пять суток.

По прибытию лейтенанта Рустика переводят на звено десантных катеров с понижением.

Решение мудрое, потому как от катерников удрать ничего не стоит.

Теперь день командира звена начинается с поисков доблестного лейтенанта, при этом он непрерывно, даже во сне, ругается матом.

А Рустик Сухов в это время оборудовал в заброшенной казарме себе конуру и впал в спячку.

Там его и обнаружил командующий, которого в эти развалины привела страсть к строительству.

Все без исключения командующие обуреваемы этой страстью. Построить ничего путного они не могут, а избавиться от жгучего желания увековечить себя в монументальном строении не хотят.

Вице-адмирал Касымбеков, наш командующий, полнейший мудак и недоумок, например, построил на месте гидродрома площадь героев, представляющую из себя плац, с одной стороны которого воздвигли бетонную стену и укрепили на ней бронзовые барельефы каспийцев, Героев Советского Союза, отлитые на нашем СРЗ – проще говоря, заводе, и потому эти рожи мало чем напоминают человеческие лица.

Из середины плаца слепым отростком выступает пирс нашего дивизиона, у основания пирса – рубка дежурного, на нее без слез не взглянешь.

Сам командующий своим творением доволен, и когда речь заходит о площади, бормочет: «Площадь имени меня!»

Вот этот строитель и обнаружил спящего Сухова в развалинах казармы.

– Мы вам не мешаем? – спрашивает командующий

– Нет, нет, товарищ командующий, можете продолжать, – сразу же засыпает Рустик.

– Ну, спасибо! – говорит командующий и величаво удаляется. Не адмиральское дело с лейтенантом разбираться.

Через несколько минут весь наличный офицерский состав с ломами и баграми наперевес несется к логову Сухова. Возглавляет забег лично комдив. Все включаются в работу по сносу казармы.

– Не будите эту сволочь, – шепотом командует комдив, – Может его стеной завалит? – в голосе его слышится надежда.

Казарму снесли быстро.

Под обломками Рустика не нашли.


предыдущая глава | В море, на суше и выше 2… | ТУМАН