home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



БЕ-Е-ЕШКА…

Как и когда Борька, здоровенный черного цвета козел, появился в мангруппе, никто уже не помнил. Казалось, он был в мангруппе всегда. Он был ее неотъемлемой частью, как знамя, как сын полка, как комната боевой славы, как строевая песня. У редкого бойца в дембельском альбоме не было набора фоток с Борькой: «Я и мой ефрейтор», «Я и мой боевой конь», «Я и Вовка, который попил водички из „дурного“ колодца», «Я с пленным духом», и так далее, и тому подобное.

Неизвестно где пропадавший в течение дня Борька обычно появлялся на публике строго к боевому расчету и вставал позади начмана. Народ, припухавший и скучающий в строю, начинал тихо «умирать».

– Опять встали, как бык поссал?

«Не бык, а козел!»

Борька в это время тихо струил в песочек.

– Командиры, доложите наличие людей (за спиной тихо: бе-е-е…) Отставить шум и возню! Чарыев, подтяните ремень! Все? Р-р-равняйсь! Смир-на-а! Слушай боевой расчет! Обстановка на участке ответственности нашей мангруппы продолжает оставаться сложной (у-хр-хр, бе-еее…). Гм-х, выход отдельных вооруженных групп и банд возможен на следующих направлениях… Епона мать, старшина, откуда так воняет, опять отходы не вывезли?

Отходы… Отходы – это семечки. А вот когда Борька валит – это аут! Фосген по сравнению с его дерьмом – просто «Шанель №5», парфюм от Диора! Ну а как иначе: козел – он и в Афгане козел!

Старшина (мертвый от смеха) сквозь зубы:

– Никак нет, товарищ подполковник, увезли вовремя, лично контролировал!

– Контролировал? Может, говновозка протекла?

– Проверю, товарищ подполковник!

Ветерок сменился, и начман продолжает:

– Отставить смех! Кому смешно – предоставлю такую возможность – умрете на говне! Слушай боевой расчет!

(Хр-хмх-хр-бе-ееее…)

И тут Борька, потеряв бдительность, перестает чувствовать дистанцию и начинает тереться об начмана.

– Это что за тварь?!! Опять?!! Старшина, я же вчера приказал – в «зиндан» гада! Какого хера он опять здесь трется?! Расстрелять! За баню и расстрелять! Немедленно!! Из пулемета!!! Нет, привязать жопой к СПГ – и бронебойным!!!!…

Боря, включив заднюю, пятится. К нему уже мчится бригада добровольцев, остальной народ лежит на плацу «мертвый». Еще минут пять продолжается коррида. Борьку ловят и прячут от начманова гнева в «зиндан». С глаз подальше. А то пальнет, правда, в запале – и прощай, реликвия…

– Приказываю выступить на охрану государственной границы Союза Советских Социалистических Республик!…

Начман отходчив. А Борька… Борька вечен, как индийская корова.

Потому что у Борьки есть священная обязанность: он всегда провожает рейды на выходе. Это – примета, добрый знак. И мы уже стали настолько суеверны, что не тронемся с места, пока он не потрясет своей бородой нам в дорогу на прощание.

А еще у Борьки есть право – право на вечернюю сигарету. После ужина Борька «курит». Бойцы раскрывают пачку «Охотничьих» («Смерть на болоте») и скармливают ее всю этому черному козлу. Борька «курит» вдумчиво, по одной, медленно пережевывая и смешно шевеля губами, а бойцы пускают ему дым в нос. Глаза его постепенно краснеют…

– Б-ее-е-шка, сука, Бе-ее-шка. Смотри-смотри, кайф ловит, бля, наркоман, гы-гы-гы! Небось, мама много конопли кушала, когда тебя сиськой кормила? Че молчишь, баран?

– Не баран, а козел…

– Монопенисуально, брат, один хрен, тварь, полорогая и парнокопытная…

– Умно. Слышь, а интересно – он ведь, наверное, еще мальчик-одуванчик, ни разу не целованный ниже пояса?

– Ясный пень, и чё?

– Чё-чё? Хрен в очё! А что, если ему невесту надыбать? Бо прикол, а?

Мысль запала в головы. Кто-то вспомнил, что в старые добрые времена казаки, воевавшие Сибирь, умыкали себе невест из местных племен.

Али мы не казаки?

И во время одного из рейдов бойцы, отжав, отрезав бортом БэТэРа от основного козьего стада красивую белую козочку, затащили ее внутрь. Трофей тут же окрестили Машкой.

– Хороша, сучка! Гля, какая жопа! А глаза? А рожки, а ножки, а? Мисс Бариабаф-88, шемаханская царица! Улетная стерва… Ну, Боря, не подведи!

На «свадьбу» собралось полмангруппы. Алик Мишин, начальник 2-й заставы был и за тамаду, и за бабку-повитуху, и за генерального продюсера. Процесс!

– Боря, давай!

Боря ошалело крутил головой и не двигался с места.

– Маша, Манюня, сделай глазки козлику!

– Алик, а может, они при свете стесняются?

– Ага, а может им еще свечку принести и подержать? Давай, Боря, давай! Маша, не строй из себя целку, смотри какой у нас парень, красавец мужчина, в самом расцвете сил! Ну?

– Алик, а может им помочь?

– Угу. Помочь, показать, поднаправить… С головой-то у тебя как, нормально? Это ж козлы… А хотя, why бы и not? Ну-ка, парни, давай, вы вот держите Маню, а вы давайте-ка тащите Бе-е-ешку поближе. Давай-давай, поднимай. Так-так, ну, Боря, Боренька, елки-метелки, мужик ты или где?

– Алик, а ты ему подрочи!

– Я щас тебе подрочу, гиббон…

Цирк этот мог бы продолжаться долго. Уж больно тема была интересная и животрепещущая.

– Мишин! Чем это вы тут занимаетесь?

Увлекшись процессом, никто не заметил, как появился начман.

– Ассимилируем местное население, товарищ подполковник! Используем, так сказать, половой процесс как мощное средство спецпропаганды. Культуру в массы, советский образ жизни! Опять же, честь мундира – никак нельзя ударить в грязь лицом! Мы – казаки…

– Что за бред? А ты, стало быть, за инструктора?…

– Так, а ну-ка, войска, жопу в горсть и скачками к старшине! Он вам нарежет фронт работ до отбоя. Марш-марш, клоуны, ебт!…

– Олег Николаевич, как не стыдно? Ну ладно, пацаны, но ты-то взрослый мужик, епрст…

– А что я, Николай Иванович?!! – Мишин завелся с пол-оборота, – Я три месяца не видел женского тела! Я из рейдов не вылезаю, я что – не человек? Я тоже имею право на отдых! Даже в Древнем Риме императоры понимали – без хлеба и зрелищ толпа звереет. Ну может боевой пехотный офицер расслабиться один раз?

– Ну ты бы, Олег, еще личным примером показал личному составу, епона мать! Ты вот что – побрейся, приведи себя в порядок. Завтра колонну отправляем в Термез за пополнением. Давай-ка дуй, там пару-тройку дней у тебя будет. Вот и отдохнешь. Смотри только – без дури, чтоб потом с опергруппой не пришлось объясняться!

– Товарищ подполковник, какой разговор, вы ж меня знаете, все будет о'кейно, тип-топ!

– Знаю, Олег, то-то, что знаю. Потому и предупреждаю – пей, но в меру, и с пьяными дураками не связывайся.


«ВЕРТОЛЕТ…» | В море, на суше и выше 2… | БЕ-Е-ЕЕ-Е-Е!!!