home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Трудная осень

Несмотря на неудачи в прорыве советской обороны на перевалах Главного Кавказского хребта, германское командование, реализуя указания Гитлера, вновь и вновь пыталось прорваться в Закавказье. Очередная попытка наступления через хребет по железной дороге, идущей в Туапсе, была предпринята в период с 25 сентября по 23 октября 1942 года (первый из нескольких этапов Туапсинской оборонительной операции). При этом военное германское командование, как уже говорилось, использовало в этой операции линейные части горнопехотных дивизий, 79-й и 94-й горно-вьючные артиллерийские полки, 1-й высокогорный батальон, 48-й саперный батальон, переброшенные на новый участок из районов Клухора и Эльбруса. Теперь командование группы армий «А» для выполнения задачи по овладению Туапсе в составе 17-й полевой армии вермахта генерал-полковника Руоффа создало две ударные группировки: первая — в районе южнее Нефтегорск, Хадыженская в составе 46-й пехотной, 97-й (204, 207 егп, артиллерийские, саперные части и др. подразделения) и 101-й (228, 229 егп, артиллерийские, саперные части и др. подразделения) егерских дивизий и дивизионной группы горнопехотных войск «Ланц» под командованием генерал-лейтенанта Г. Ланца; вторая — в районе н/п Горячий Ключ в составе 1-й мобильной словацкой дивизии, 198-й и 125-й пехотных дивизий вермахта. Все эти соединения образовали так называемую ударную группу «Туапсе».

14 сентября командир 49 гпк генерал Конрад был вызван в Ставку фюрера в Виннице, где Гитлер лично давал ему указания о сроках готовности наступления на Туапсе (25 сентября. — Примеч. авт.)

Переброска подразделений 1-й и 4-й горнопехотных дивизий из районов Клухора, Маруха и с других перевалов этой части Кавказского хребта на туапсинское направление подтверждала и то, что егеря, остановленные нашими войсками на южных склонах этих перевалов, отказались от дальнейших попыток прорваться в районе Сухуми к морю.

Об этом свидетельствуют и мемуары уже известного читателям генерала Конрада:

«… 18 сентября я поставил задачу командиру 4-й горнопехотной дивизии генерал-лейтенанту Эгельзееру на оборону западного нагорья Кавказа (район Туапсе. — Примеч. авт.)

Дивизия под командованием Ланца, скомплектованная из солдат и офицеров 1-й и 4-й горнопехотных дивизий, продвигалась несколькими походными колоннами и 19 сентября вышла в район Майкопа…

В течение последующих дней я проводил рекогносцировку местности на автомашине, с самолета и пешком. Здесь Западный Кавказ выглядел совсем иначе…»

В этой операции противнику противостояла Черноморская группа войск Закавказского фронта (18, 47, 56-я армии), оборонявшаяся на фронте в 250 км. Для усиления соединений Красной армии, действовавших на этом направлении, Ставка ВГК приняла решение организовать два оборонительных района: Пшадский и Туапсинский. В район боевых действий были переброшены 328-я и 408-я стрелковые дивизии, 10-я и 119-я стрелковые бригады и танки. Подступы к Туапсе обороняли бойцы 83-й горнострелковой Туркестанской дивизии — одного из старейших соединений Среднеазиатского военного округа, переброшенной по приказу Ставки ВГК из иранского города Мешхед в состав Черноморской группы войск. Командовал 83 гсд ветеран Среднеазиатского военного округа полковник A. A. Лучинский. В состав 83-й горнострелковой дивизии входили 45, 100, 150, 428-й горнострелковые полки, 67-й артиллерийский полк, 86-й отдельный истребительно-противотанковый дивизион, 42-й кавалерийский эскадрон, 139-й саперный батальон, 137-й отдельный батальон связи, 40-й медико-санитарный батальон, 555-я отдельная рота химической защиты. Но 83 гсд непосредственно стала участвовать в боевых действиях только в конце ноября (22.11) 1942 года.

В Туапсинской оборонительной операции боевые действия развернулись в полосе обороны 18-й армии. Она была готова к 25 сентября встретить 17-ю полевую армию противника. Для поддержки соединений 18-й армии выделялась 5-я воздушная армия под командованием генерал-лейтенанта авиации С. К. Горюнова.

Пшадский и Туапсинский оборонительные районы были укреплены и усилены войсками 18-й армии. На внешнем и внутреннем обводах этих оборонительных районов командование Черноморской группы войск создало 26 батальонных районов обороны и 17 отдельных ротных опорных пунктов[29]. Перед началом Туапсинской оборонительной операции 18-й армией командовал генерал-лейтенант Ф. В. Камков, членом Военного совета армии был бригадный комиссар Я. В. Гольденштейн, начальником штаба — полковник П. М. Чирков.

Еще в начале сентября 1942 года, учитывая возможность удара противника на прибрежном лазаревском направлении с целью отвлечь часть сил 18-й армии с основного туапсинского направления, по указанию командующего Закавказским фронтом была создана группа войск лазаревского направления под общим командованием генерал-майора В. А. Гайдукова. Для армий Черноморской группы войск (командующий — генерал-полковник Я. Т. Черевиченко, член Военного совета — дивизионный комиссар С. Е. Колонии, начальник штаба — генерал-лейтенант А. И. Антонов) с конца сентября 1942 года туапсинское направление стало главнейшим.

После массированной двухдневной авиационной обработки боевых порядков и коммуникаций 18-й армии немецкие войска 25 сентября перешли в наступление (операция под кодовым наименованием «Аттика»), однако встретили упорное сопротивление Красной армии. В задачи противника входило: раздробить оборону 18-й армии, окружить ее основные силы и уничтожить их по частям. С этой целью, отказавшись от фронтального удара, не увенчавшегося успехом, германское командование решило взять в клещи соединения наших войск. Осью этих «клещей» являлось Туапсинское шоссе. Но и этот маневр не имел успеха. Противник вынужден был отказаться от «клещей» и перешел к нанесению локальных ударов с целью захватить важнейшие узлы сопротивления частей 18-й армии вдоль железной и шоссейной дорог Хадыжевская — Туапсе, Однако и на этот раз не добившись выполнения поставленной задачи, 27 сентября противник ввел в бой против 18-й армии дивизионную группу генерала Ланца. Цель этого удара — прорыв на направлении г. Гунай, в обход позиций 32-й гвардейской и 236-й стрелковых дивизий, оборонявшихся на этом направлении.

Четыре дня 383-я стрелковая дивизия под командованием Героя Советского Союза генерал-майора К. И. Провалова героически отражала яростные многократные атаки врага. 10 дней стойко отбивала атаки противника 32-я гвардейская стрелковая дивизия под командованием генерал-майора М. Ф. Тихонова. Гвардейцы 32-й дивизии, о которой с восхищением отзывались даже немцы, сковали значительные силы противника из 44-го егерского корпуса и лишь на одиннадцатый день, после тяжелых боев с превосходящими силами противника, вынуждены были оставить станицу Хадыженская.

Как только советское командование выявило немецкое наступление вдоль дороги на Туапсе, оно сразу же подвело сюда дополнительные резервы. С 28 по 30 сентября эсминец «Незаможник» и сторожевик «Шторм» доставили из Поти в Туапсе 8 тыс. человек из 408-й стрелковой дивизии.

К исходу дня 30 сентября немецким войскам удалось на отдельных участках вклиниться в оборону 18-й армии на 5–10 км в глубину. Для отражения ударов дивизионной группы «Ланц» советское командование создало ударные группы за счет войск, действовавших в стороне от туапсинского направления. Это решение было продиктовано необходимостью не ослаблять войска, оборонявшие туапсинское направление. К этому времени противник захватил н/п Маратуки, Гунай, Котловина. 4–6 октября соединения 18-й армии отразили все атаки войск противника и 7 октября контратаковали его вклинившиеся части. В результате к 9 октября враг был остановлен на всех направлениях. Итак, первая попытка войск противника прорваться к Туапсе была сорвана именно благодаря стойкости и самоотверженности воинов 18-й армии.

В этот период в соединениях группы армий «А» противника и особенно в дивизиях 17-й полевой армии и 49-го горнопехотного корпуса постепенно происходило дальнейшее снижение дисциплины и боеспособности. Германское Верховное главное командование и командование группы армий «А» уже не помышляло о широких наступательных операциях. Еще 3 октября начальник оперативного отдела Генерального штаба сухопутных сил нацистской Германии генерал-майор Хойзингер сообщил по телефону начальнику штаба 1-й танковой армии «об известном беспокойстве в Генштабе сухопутной армии относительно того, удастся ли дальнейшее наступление 1-й танковой армии». Начальник штаба 1-й танковой армии в свою очередь заявил Хойзингеру, «что и штаб группы армий также, ввиду постоянных потерь, считает войска слишком слабыми для достижения решающего успеха…»[30]. На вопрос Хойзингера, как развертываются события на туапсинском направлении, начальник штаба 1-й танковой армии сказал, что 17-я полевая армия «в состоянии осуществить прорыв к побережью». Но когда речь зашла непосредственно о захвате Туапсе, ответ был следующим: «Едва ли можно ожидать, что армия (17-я. — Примеч. авт.) сможет осуществить наступление на Туапсе и Геленджик»[31].

К 10 октября 1942 года положение войск 17-й полевой армии и 49-го горнопехотного корпуса противника стало крайне напряженным. Это вызвало тревогу германского командования за свои войска, которые находились на перевале Санчаро и на других перевалах Главного Кавказского хребта, на туапсинском и грозненском направлениях.

10 октября начальник штаба группы армий «А» генерал Г. Грайффенберг отправился в г. Микоян-Шахар (впоследствии Карачаевск) на совещание. На это совещание был вызван и бывший командир 4-й горнопехотной «тирольской» дивизии генерал-майор Эгельзеер, который отвечал за оборонительные позиции сводной горнопехотной группы вермахта на перевалах. Здесь решался вопрос о размещении на зиму частей 4-й дивизии на перевалах Главного Кавказского хребта, а также о возобновлении наступательных операций весной 1943 года. Из Микоян-Шахара Грайффенберг направился в Пятигорск, в штаб 1-й танковой армии, где на совещании обсуждались планы дальнейших действий армии на грозненско-махачкалинском направлении[32].

В тот же день подобное совещание состоялось в штабе 17-й полевой армии, где обсуждалась обстановка в районе ударной группы «Туапсе». На этом совещании мнения резко разошлись. Начальник оперативного отдела штаба группы армий «А», не зная истинного положения на туапсинском направлении, утверждал, что «до сих пор противник придерживался принципа ведения боя — немедленно бросать на фронт все имеющиеся в распоряжении силы» и что «он считает более вероятным, что противник в настоящее время просто не в состоянии проводить более или менее крупные операции». А начальник штаба 17-й полевой армии, непосредственный участник боевых действий на туапсинском направлении, познавший силу ударов советских войск и трезво оценивавший дальнейшие события, заявил, «что он считает не исключенной возможность, что русские снова перейдут зимой к значительным наступательным операциям: предположительно и на новороссийском направлении», не говоря уже о туапсинском.

Германское командование и после ощутимых ударов советских войск в сентябре — начале октября 1942 года все еще не имело реального представления о силах и возможностях Красной армии и продолжало недооценивать их. За редким исключением, представители высшего командования вооруженных сил нацистской Германии считали, что Красная армия на Кавказе истощена и командование советских вооруженных сил не в состоянии планировать сколько-нибудь серьезные контрнаступательные операции. Исходя из этого, командование группы армий «А» предполагало создать «тыловую оборонительную позицию на зиму». Об этом начальник оперативного отдела штаба группы армий «А» сообщил на совещании в штабе 17-й армии. Он заявил, «что фронт 1-й танковой армии в этом случае будет простираться до Черкесска, где должна быть установлена непосредственная связь с 17-й армией».

Германское командование в этот период прилагало все усилия, чтобы удержать в своих руках хотя бы захваченные участки высокогорных перевалов Главного Кавказского хребта как плацдармы для весенних наступательных операций группы армий «А». Планируя зимовку альпийских войск 49-го горнопехотного корпуса на высокогорных перевалах, немцы стремились создать сплошной фронт севернее высокогорного хребта, связывающий линией обороны соединения 1-й танковой армии с войсками 49-го горнопехотного корпуса и вплоть до района Туапсе с соединениями 17-й полевой армии, через Черкесск. 10 октября 1942 года генерал Йодль затребовал от начальника оперативного отдела подробного донесения о размещении на перевалах частей сводной горнопехотной группы генерала Эгельзеера. На вопрос начальника штаба группы армий «А» о том, «как будет организовано зимой снабжение остающихся в горах частей, начальник штаба 17-й армии ответил, что в этом направлении должно быть еще много сделано, в частности, предусматривается сооружение многочисленных канатных дорог».

В результате проведенных в октябре 1942 года совещаний был составлен план размещения войск группы армий «А» и их снабжения на зиму 1942–1943 годов. Такой же план составило командование 17-й полевой армии, который 12 октября по телефону был передан в штаб группы армий «А» и в тот же день получен и передан в оперативный отдел Генерального штаба.

На 180-км высокогорном фронте от каждой германской горнопехотной дивизии осталось по одному полку, которые с наступлением зимы были еще уменьшены. Командовал этими силами полковник Ле-Сюр.

Позиции горных егерей располагались от 2 до 4 тысяч метров, тогда как граница лесов доходила только до 1800 метров. Северные склоны гор обрываются очень резко, южные — более покаты. Позиции проходили по пикам, скалистым гребням, ущельям, ледникам и осыпям. Самыми высокогорными были немецкие позиции Кара-Кайа (3893 м), Аксаут (3908 м), на перевале Аманаус на Белала-Кайа (3919 м), Домбай-Ульгене (3915 м) и Нахарском перевале с Гвандрой (3988 м). У эльбрусской гостиницы «Приют Одиннадцати» на высоте 4300 м были оборудованы самые высокие позиции в немецкой военной истории. Под Азау-Баши на высоте 3800 м находилась артиллерийская позиция.

Однако наши бойцы не оставались «в долгу» у фрицев. С перевала Донгуз-Орун по «Приюту Одиннадцати» с позиции высотой около 3000 м вели огонь два 76,2-мм орудия 769-го артполка под командованием лейтенанта Пархоменко. Особенно удачной была стрельба в ясную погоду, когда представлялась возможность корректировать огонь с выдвинутого вперед наблюдательного пункта. Впоследствии, 25 октября, орудия открыли огонь по колонне из 30 лыжников, следовавшей от перевала Хотю-Тау к «Приюту Одиннадцати», и уничтожили 20 немцев, а 11 ноября, обстреливая «Приют Одиннадцати», истребили еще около 30 вражеских солдат.

В октябре 1942 года подразделения германских егерей трижды пытались захватить перевал Донгуз-Орун. Но его гарнизон, возглавляемый лейтенантом Н. П. Кузьмичевым, стойко удерживал свои позиции и отражал немецкие атаки.

Готовясь к зиме на высокогорных участках Кавказа, германское командование даже ввело 30 сентября 1942 года «особые надбавки для пехотных частей, действующих в особых условиях» (высокогорной и горно-лесистой местности)[33]. Видимо, из-за больших потерь в горнопехотных частях немецкое руководство планировало заместить их егерями из легкопехотных дивизий или обычными пехотинцами.

11 октября 1942 года решением Ставки Верховного Главнокомандования на должность командующего Черноморской группой войск Закавказского фронта вместо генерал-полковника Я. Т. Черевиченко был назначен генерал-майор И. Е. Петров, командовавший до этого 44-й армией Северной группы войск того же фронта.

Наступила кратковременная пауза между боями. В эти дни командующий 18-й армией генерал-лейтенант Ф. В. Камков докладывал Военному совету Черноморской группы войск об обстановке, сложившейся на фронте перед армией. По состоянию на 13 октября 1942 года перед фронтом 18-й армии действовали немецкие 1, 4, 97-я и 101-я горнопехотные и егерские, 46-я пехотная дивизии, 1-я моторизованная дивизия словаков. Эта группировка противника была усилена специальными батальонами из корпуса особого назначения «Ф»[34].

Главный удар германское командование решило нанести в юго-западном направлении — гора Лысая, гора Гейман, населенный пункт Шаумян. Одновременно противник планировал короткими ударами «выйти к шоссе (Туапсинскому. — Примеч. авт.) в районах южнее Куринская, Сосновка, Островская Щель, с целью „разрезать“ части левого крыла армии и уничтожить их по частям». Командующий 18-й армией докладывал: «Вспомогательный удар противник наносит с направления Куринская, стремясь вклиниться в наши боевые порядки и действовать вдоль шоссе». В этом же докладе говорилось о том, что действия немецких войск на протяжении 20 суток наступления поддерживала авиация (200–400 самолето-вылетов в день), которая наносила удары по боевым порядкам наших частей, органам управления и путям подвоза и эвакуации. «В непрерывных трехнедельных боях, — докладывал командующий 18-й армией, — противник понес значительные потери в живой силе и технике и его наступательные способности в последующие 3–5 дней ослабли; на отдельных участках противник перешел к обороне (Котловина, Шубинка, Сосновка)».

Сняв часть войск с клухорского направления, противник к 13 октября перешел к обороне на вожетском направлении и усилил свою группировку в районе Гунайкиа. Здесь он создал несколько специальных батальонов, направив их на туапсинское направление. Командование Закавказского фронта к этому времени усилило войска Черноморской группы за счет 353-й стрелковой дивизии 56-й армии. Кроме того, к району Туапсе в качестве резерва были подтянуты 83-я морская стрелковая бригада и 137-й полк морской пехоты из состава 47-й армии. На усиление 18-й армии из резерва фронта были переданы 107-я отдельная стрелковая бригада и четыре артиллерийских полка. В состав 5-й воздушной армии поступило еще 36 самолетов.

14 октября 1942 года немецкие войска из группы «Туапсе» нанесли по сходящимся направлениям одновременно два удара по обороне 18-й армии: из района Гунайка — гора Гейман и из района восточнее Фанагорийское на Шаумян, Садовое. Цель этих ударов состояла в том, чтобы окружить основную группировку 18-й армии и выйти на Туапсе. Одновременно часть сил противника нанесла удар по левому флангу 56-й армии, прорвала оборону 395-й стрелковой дивизии и, оседлав хребет Гойтх, вышла в долину р. Хатыпс. 15 октября для усиления обороны шоссе на Туапсе у железной дороги приказом командующего Черноморской группой войск была выдвинута 383-я стрелковая дивизия к перевалу Гойтхскому, а 26-й полк НКВД — за перевал Елисаветпольский. Вдоль шоссе было приказано создать опорные противотанковые пункты. На туапсинском направлении сложилась крайне напряженная ситуация: возникла угроза нашим последним черноморским военно-морским базам Поти и Батуми. Именно в середине октября 1941 года турецкие вооруженные силы, полностью отмобилизованные и развернутые вдоль советско-турецкой границы, были готовы к вторжению на территорию Советского Союза и к оккупации Закавказья.

В этот период Ставка Верховного Главнокомандования придавала серьезное значение туапсинскому направлению и событиям в полосе боевых действий Черноморской группы войск Закавказского фронта, в частности, 18-й армии. Ставка потребовала от командующего Закавказским фронтом генерала армии И. В. Тюленева коренным образом переоценить значение роли Черноморской группы войск и немедленно усилить оборону туапсинского направления. В своем приказе Ставка требовала в эти дни «принять все меры к немедленному усилению войск Черноморской группы и создать на Черноморском побережье сильные резервы, для чего: немедленно перебросить в состав 18-й армии три гвардейские стрелковые бригады из числа резерва Северной группы; взамен их одновременно перебросить и передать в состав войск Северной группы 34, 164-ю и 165-ю стрелковые бригады из Баку». Из 46-й армии Ставка требовала перебросить на туапсинское направление 63-ю кавалерийскую дивизию. В Черноморскую группу войск передавалась уже упомянутая ранее 83-я горнострелковая дивизия. Командованию Закавказского фронта разрешалось доукомплектовать шесть стрелковых дивизий. В распоряжение фронта были направлены четыре истребительных противотанковых артиллерийских полка, два полка ПВО и один зенитный дивизион.

Командующий 18-й армией генерал-лейтенант Ф. В. Камков был снят со своего поста. Новым командующим с 19 октября был назначен генерал-майор A. A. Гречко (членом Военного совета 18 А был бригадный комиссар П. В. Кузьмин, а начальник штаба — генерал-майор A. A. Харитонов).

Немецкое командование продолжало бросать в наступление против 18-й армии горнопехотные и егерские дивизии 17-й полевой армии. Направлением наступления противника был избран населенный пункт Шаумян. Однако особых успехов у немцев не было.

Несмотря на большие потери, германское командование не отказалось от захвата Туапсе и выхода на Черноморское побережье. В боевом распоряжении командующему 18-й армией говорилось: «Противник, стремясь добиться решающего успеха на туапсинском направлении, группой до четырех дивизий (46 пд, 1 гпд, 97, 101 егд) вышел на фронт Перевальный, Шаумян. Вспомогательный удар силою до двух дивизий (198, 125 пд) наносит в направлении Фанагорийское, Садовое. Главные усилия противника сейчас направлены с целью прорваться через главный хребет и овладеть Георгивское»[35]. Перед нашей 18-й армией командующий Черноморской группой войск поставил следующие боевые задачи: «Основная задача 18-й армии с дополнительно приданными 383, 353-й стрелковыми дивизиями, 10-й стрелковой бригадой не допустить форсирования противником главного хребта и контрнаступлением отбросить главную группировку противника за р. Пшиш, восстановив фронт армии по рубежу Сеже, выс. 977, 0; 618, 7; (южн.) раз. Пшиш, Шаумян, рассматривая этот рубеж как исходное положение для последующих контрнаступательных операций»[36].

Для усиления обороны на туапсинском направлении советское командование перегруппировало войска Черноморской группы. Части, обороняющие район северо-западнее Шаумян, были отведены на новый рубеж. Тем самым был сокращен фронт обороны и оперативное положение войск Черноморской группы значительно упрочено. Таким образом, Ставка и командование Закавказского фронта осуществили целый ряд мероприятий, создавших условия для нанесения контрудара по группировке германских войск, рвавшихся к Туапсе.

20 октября, после перегруппировки войск, в бой опять была введена дивизионная группа «Ланц», которая должна была наконец достичь Туапсе. 22 октября немцами была захвачена 1038-метровая гора Семашхо, последняя естественная преграда на пути к Туапсе, в 22 км по прямой от берега моря. Через несколько часов германские солдаты были уничтожены. 23 октября немцы снова пробились к Семашхо. Внизу был виден город Туапсе, но это был один из последних успехов германских войск. Немцы «выдохлись».

С 20 по 23 октября советские крейсеры «Красный Крым» и «Красный Кавказ», лидер «Харьков», эсминцы «Сообразительный» и «Беспощадный» доставили из Поти в Туапсе 8, 9, 10-ю гвардейские отдельные стрелковые бригады: 12 600 человек, 50 орудий, 65 минометов и около 100 тонн боеприпасов. И прибытие подкреплений продолжалось.

25 октября 1942 года (несмотря на то, что с 20 по 31 октября немцы вторично пытались прорваться к Туапсе) войска из Черноморской группы Закавказского фронта перешли в контрнаступление против германской группировки «Туапсе». Основную роль играли здесь соединения 18 А. За несколько дней контрударов войска 18-й армии нанесли существенный урон егерским и горнопехотным дивизиям противника и захватили несколько важных высот в долинах рек Пшиш и Хатыпс. На правом крыле Черноморской группы немецкие войска были отброшены на 5–6 км к северу, в центре 18-я армия разгромила противника и захватила долину р. Пшиш. В горах было уничтожено несколько подразделений 97-й егерской дивизии. В районе населенного пункта Шаумян войска 18-й армии основательно «потрепали» 101-ю егерскую дивизию и очистили от противника ряд важных высот. В районе селения Горячий Ключ был разгромлен полк 125-й пехотной дивизии.


Стоять насмерть!

Боевые действия противоборствующих сторон на туапсинском направлении в сентябре — декабре 1942 года


В период контрнаступления в районе Шаумян — Горячий Ключ отважно сражались солдаты и офицеры 18-й армии. Здесь отличились воины 32-й гвардейской и 31-й стрелковых дивизий, 83-й морской, 119-й и 107-й отдельной стрелковых бригад, 11-й гвардейской казачьей кавалерийской дивизии, 40-й отдельной мотострелковой бригады, а также 8-й гвардейской стрелковой бригады, действовавшей во втором эшелоне.

31 октября на усиление частей 18-й армии прибыла 165-я отдельная стрелковая бригада, сформированная в Баку из курсантов 2-го и 3-го Бакинских пехотных училищ. Эта бригада успешно выполнила возложенные на нее боевые задачи и, «преодолевая упорное сопротивление противника, 1 ноября к 17.00 часам заняла частью сил юго-западные скаты Безымянной высоты, 1,5 км северо-восточнее отметки 795,8»[37].

28 октября 1942 года в наступление на туапсинском направлении перешли ударные группировки 18-й армии. 10-я стрелковая бригада, наступая на Перевальный, 3 ноября после ожесточенного боя полностью изгнала врага и овладела им. В течение 28 октября — 3 ноября 9-я стрелковая бригада вела тяжелые бои за населенные пункты Гойтх и высоту 394,7. Овладев 1 ноября этим пунктом, подразделения 9-й стрелковой бригады были контратакованы и вынуждены отойти на исходные позиции. В связи с ухудшением погоды войска 18-й армии прекратили атаки вплоть до 26 ноября.

В конце октября 1942 года войска правого крыла 18-й армии, нанося контрудары по противнику, разгромили несколько пехотных и егерских дивизий и специальные подразделения противника. В результате контрудара по гойтхской группировке врага соединениями правого крыла 18-й армии было уничтожено свыше 8 тысяч солдат и офицеров противника, захвачено большое количество оружия и боевой техники. Благодаря активным действиям войск 18-й армии, стойкости и отваги бойцов, командиров и политработников, умелому управлению войсками и инициативе командования армии план немцев по захвату Туапсе и прорыву к побережью Черного моря потерпел полный провал. Советские войска сорвали еще одну попытку германских войск прорваться в Закавказье с севера и установить господство на Черном море. «В конце октября (начале ноября), — отмечают немецкие историки, — нацистские войска прекратили наступательные действия. Не увенчалось успехом и продвижение в направлении на Сухуми. Немецкие горные войска, достигшие южных склонов Северного Кавказа, не смогли преодолеть горные перевалы, ведущие к Черноморскому побережью… Все попытки подойти к Туапсе вдоль берега и через Северный Кавказ разбились о сопротивление Черноморской группы Закавказского фронта»[38].

Однако командование вермахта не оставляло надежды на захват Туапсе. В первой половине ноября из отдельных групп, окруженных войсками 18-й армии в районе гор Семашхо и Два Брата, оно «сплотило» так называемую семашхскую группировку по прорыву к Туапсе в составе пяти полков с артиллерией и минометами (немецкие данные свидетельствуют о том, что эта группа была создана для предотвращения окружения. — Примеч. авт.). Уничтожение этой группировки и ликвидацию третьей попытки германских войск прорваться в Туапсе командование Черноморской группы войск Закавказского фронта возложило на 18-ю армию. Решение командующего армией было следующее: удерживая занимаемые рубежи, не допустить выхода немецких войск на гребень Главного Кавказского хребта, силами 383-й и 353-й стрелковых, 83-й горнострелковой дивизий, 8-й гвардейской и 165-й стрелковых бригад фланговыми ударами отсечь и последовательно уничтожить семашхскую группировку противника. Стремясь расширить плацдарм в районе гор Семашхо, Каменистая и восточнее горы Индюк, войска 17-й полевой армии противника неоднократно атаковали части и соединения 18-й армии, действовавшие на этом направлении. Усилив свою семашхскую группировку (две пехотные дивизии) 9-м горнопехотным полком 4-й горнопехотной дивизии, противник потеснил некоторые подразделения 9-й гвардейской стрелковой бригады и овладел горой Каменистая. В боях германские войска понесли значительные потери, а достаточного пополнения не получали и латали дыры как могли. В связи с этим, а также с наступлением глубокой осени с большим количеством осадков, противник временно отказался от наступательных действий и на ряде участков начал сооружение зимних укреплений. Войска 18-й армии в течение ноября 1942 года прочно обороняли занимаемые рубежи, прикрывая туапсинское направление.

26 ноября 1942 года ударные группы 18-й армии перешли в частное наступление, чтобы овладеть горой Семашхо. Дивизии 17-й полевой армии противника, стремясь удержать занимаемые рубежи в районе гор Семашхо и Индюк на туапсинском направлении (центральный участок фронта) и прикрыть свои коммуникации, оказывали упорное сопротивление наступающим частям 18-й армии.

На центральном участке туапсинского направления соединения и части 18-й армии — 353-я и 383-я стрелковые, 83-я горнострелковая дивизии, 8-я гвардейская и 165-я стрелковые бригады. 32-я гвардейская, 328-я стрелковые дивизии и 107-я отдельная стрелковая бригада продолжили оборонять прежние рубежи. На протяжении всего декабря артиллерия 18-й армии активно поддерживала огнем боевые действия общевойсковых соединений и частей, нанося мощные удары по живой силе, артиллерийско-минометным батареям и коммуникациям германских войск в районе действий семашхской группировки врага. К середине декабря противник стал выдыхаться[39].

Командование 17-й полевой армии в начале декабря стремилось уничтожить плацдарм наших войск в районе горы Семашхо. Оно стало усиливать свою семашхскую группировку войск с целью дальнейшего перехода в наступление. Но уже к середине декабря 1942 года в результате больших потерь в живой силе, технике и вооружении противник был вынужден отказаться от наступательных действий и перейти к обороне. У немцев из-за проблем снабжения был недостаток продовольствия, большой падеж лошадей и мулов (до 60 единиц в день). Многие солдаты страдали желудочно-кишечными заболеваниями. Для сохранения своих позиций (по кривой образовавшегося клина) протяженностью в 20 км командование 17-й полевой армии оставило в этом районе 1, 4-ю горные и 97-ю егерскую дивизии[40].

Советские войска получали подкрепление регулярно. С 1 по 12 декабря крейсер «Красный Крым», эсминцы «Незаможник», «Беспощадный» и тральщики перевезли из Батуми в Туапсе 9-ю горнострелковую дивизию, которая сразу же и была введена в сражение.

К 20 декабря (16 декабря немцы оставили Семашхо) войска 18-й армии полностью разгромили семашхскую группировку противника. Группа «Ланц» за время боев за высоту Семашхо с 21 октября по 16 декабря потеряла 823 человека убитыми, 2412 ранеными и 199 пропавшими без вести.


Стоять насмерть!

Нальчикская оборонительная операция Северной группы войск в октябре-ноябре 1942 года


Бои на туапсинском направлении для германского командования, которое в течение сентября — ноября 1942 года пыталось организовать прорыв в Туапсе и овладеть побережьем Черного моря с дальнейшим наступлением на Батуми, Кутаиси и Тбилиси, закончились поражением. Горнопехотные и егерские дивизии генерала Руоффа в последней попытке прорваться в Туапсе с 15 по 22 ноября израсходовали все свои резервы и под ударами наших частей стали откатываться на север. Стрелковые и горнострелковые дивизии 18-й армии, поддержанные мощным огнем армейской артиллерии, как уже отмечалось, с конца ноября постепенно вырвали инициативу у германского командования и вынудили противника перейти к обороне на всем туапсинском направлении.

Интересно, что в боях под Туапсе были впервые массово применены горные малогабаритные установки PC, разработанные в подвижной ремонтной мастерской № 6 (ПРМ-6), обслуживающей гвардейские реактивные минометы Закавказского фронта.

По штату в составе мастерской было три ремонтных завода и взвод охраны. ПРМ осуществляли ремонт боевых машин, которые в полках и дивизионах гвардейских минометов нельзя восстановить своими силами. Как правило, в составе каждого фронта была одна подвижная ремонтная мастерская.

Разработкой конструкции, которую решили делать из водопроводных труб, занимались начальник ПРМ № 6 военинженер 3-го ранга А. Ф. Алферов и прикомандированные из войск офицеры X. Суляев и Л. Рипс. В металле конструкцию реализовывала бригада из семи наиболее опытных и квалифицированных слесарей. В нее вошли С. А. Губкин, A. M. Хазов, И. Г. Колесов, М. Т. Карабанов, В. И. Грязнов, И. П. Малахов и Е. С. Кошелев.

Созданная в течение недели горная установка была проста в обращении и надежна в работе. Залповый пуск восьми реактивных снарядов производился за 1–2 секунды. Вертикальный угол наводки составлял 45°, горизонтальный — 360°. Установка имела малые габариты, легко разбиралась на три узла-вьюка и быстро приводилась в готовность к бою. Изготовленная из подручных материалов — водопроводных труб, — она весила всего 68 килограммов (на 5 кг больше пулемета «Максим» образца 1910 года). На установке применялся снаряд калибра 82 мм, дальность стрельбы достигала 5,5 километра.

После испытаний и демонстрации образца командованию фронта было принято решение организовать в Сочи производство новых установок и на их основе сформировать 12 специальных горных батарей на конной тяге, а также вооружить установками PC четыре железнодорожных дрезины, предназначенных для охраны побережья.

Для выполнения этой задачи ПРМ-6 была размещена в гараже дома отдыха «Кавказская Ривьера» с сохранившимся оборудованием. Переоборудование дрезин возлагалось на бригаду депо Сочи во главе с начальником Е. М. Юровым. Из Москвы для оказания практической помощи от Главного управления вооружений ГМЧ прибыли военинженер 3-го ранга H. H. Юрышев и воентехник 1-го ранга Е. А. Доброхотов, а от СКБ завода «Компрессор» — конструктор Ф. И. Есаков. Именно с их помощью была решена главная проблема серийного производства горных спецустановок — отсутствие аккумуляторов для системы пуска. Частично на ПРМ-6 и сами решили эту задачу — на каждой направляющей был установлен особый упрощенный пистолет, реализующий систему пуска с применением винтовочного патрона. Установками подобного типа были оснащены 1-я и 2-я батареи горных установок.

Познакомившись с системой пуска PC от винтовочного патрона, Е. А. Доброхотов предложил: вместо установки пистолетов на каждой направляющей соединить сопла реактивных снарядов дугообразными трубками, оставив один пистолет. При таком устройстве достаточно было поджечь воспламенитель одного снаряда — и пламя по трубкам распространялось и к другим снарядам. Так родилась и впервые получила применение система залпового пуска с использованием винтовочного патрона и «огневой связи». При этом восемь снарядов сходили с направляющих практически одновременно. Однако во избежание чрезмерного давления газов на установку, что вело бы к искажению вертикального угла наводки, пришлось «огневую связь» разорвать и на каждый ряд направляющих поставить по пистолету. В таком виде была выпущена основная серия горных установок.

Первая батарея горных PC под командованием лейтенанта Д. Ф. Андреева и вторая — под командованием старшего лейтенанта Б. Гуревича в конце сентября 1942 года были направлены в 18-ю армию под Туапсе, где на Гойтхском перевале нанесли по противнику огневой удар. В конце октября 1942 года под Туапсе в подчинении 383-й стрелковой дивизии был переброшен 2-й дивизион горных установок (всего кроме отдельных батарей было сформировано 4 дивизиона PC: 1-й дивизион с конца октября 1942 года находился на Большом Лазаревском перевале в подчинении 19 ск, 3-й и 4-й с января 1943 года — в Геленджике); значительно усиливший огневую мощь соединения, занимавшего один из ответственейших участков линии фронта. Горные «Катюши» прекрасно проявили себя в боях и внесли свой вклад в разгром противника на этом ТВД[41].

Кроме обороны Туапсе осенью 1942 года советские и германские горные части вели противоборство еще на одном участке Северного Кавказа. И в нем самое активное участие принимали командиры из альпинистского отделения опергруппы по обороне Главного Кавказского хребта, которые нередко привлекались к операциям в горах в качестве консультантов, проводников и разведчиков.

Все попытки немцев достичь нефтяных районов Грозного терпели крах. Не удалось им пройти в Алхан-Чурскую долину Малгобека, не удалось прорваться и через Эльхотовские ворота. И все же, невзирая на потери, немецкое командование решило захватить Орджоникидзе. Отсюда можно было наступать на Кавказ и Закавказье по Военно-Грузинской дороге. Но путь к Грозному пересекали реки и горные хребты, в то время как в районе Нальчика и далее на восток от него вплоть до города Орджоникидзе местность сравнительно ровная. Это направление и выбрал противник для нанесения очередного удара.

Наступление началось 25 октября 1942 года. Вначале оно имело успех. Захватив Нальчик, нацисты продолжали двигаться к Орджоникидзе. Они действовали двумя наступательными группами. Наступательная группа «Запад» состояла из 2-й румынской горнопехотной дивизии вместе с 1-м батальоном 99-го горнопехотного полка 1-й горнопехотной дивизии вермахта и была сосредоточена в н/п Баксан. 13-я и 23-я образовали «наступательную группу Восток», которая находилась в районе Арика, Котляревского. Между ними находился оборонительный «охранный район Центр».

В эти трудные дни на наиболее угрожаемое направление командование фронта перебросило часть сил, и в том числе 155-ю стрелковую бригаду, сражавшуюся ранее в районах Клухорского и Марухского перевалов. В оборонительных боях 392-я стрелковая дивизия 37-й армии полковника И. Г. Купарадзе была прижата к горам. Оказывая сопротивление, она отходила в направлении Баксанского ущелья до селений Гунделен и Жанлотехо, расположенных в 60 км от Эльбруса. Ее преследовали немецкие горные егеря.

В течение 31 октября к «Старому кругозору» подошло с Хотю-Тау более 200, а к «Приюту Одиннадцати» от перевала Чипер — 125 егерей. Немцы двигались на лыжах, таща за собой сани с продовольствием и боеприпасами. Чтобы отвлечь внимание, противник во второй половине дня открыл интенсивный артиллерийский и минометный огонь по Терсколу и перевалу Донгуз-Орун. С 1 ноября немцы установили на «Старом кругозоре» три прожектора и по ночам освещали ими склоны гор и район поляны Азау.

По приказу командования 392-я должна была, пройдя через боевые порядки оборонявшей теперь Эльбрусский район 242-й горнострелковой дивизии, а также оперативно подчиненных ей 5-го и 6-го отдельных горнострелковых отрядов, отойти в Закавказье через перевал Донгуз-Орун. Приказ об оставлении Баксанского ущелья от командующего Закавказским фронтом полковник Купарадзе получил на рассвете 3 ноября.

Ноябрь в горах — это уже зима, особенно на перевале, высота которого достигает 3798 метров над уровнем моря. Сильные морозы и бураны в это время — обычное явление. Перевал часто засыпает глубоким снегом. Даже внизу в лесистой части ущелья не остается признаков троп.

В этих-то нелегких условиях совершала отход 392-я дивизия, в составе которой из 5 тысяч человек находилось к тому же 450 тяжелораненых бойцов и командиров из медсанбата дивизии и 2417-го полевого госпиталя 37-й армии. Несмотря на все трудности — этой дивизии было поручено переправить через перевал высотой 3200 м 18 тонн молибдена с Тырныаузского комбината (по несколько килограммов нес на себе каждый солдат дивизии) и около 30 тысяч голов рогатого скота, принадлежавшего племенным совхозам, переход был совершен всего за 10 суток.

Чтобы благополучно донести раненых, бойцы протаптывали в глубоком снегу широкую тропу, укладывали над большими трещинами настилы с перилами, навешивали веревки на крутых подъемах. Причем все делалось под непрерывной угрозой лавин. В этих сложных условиях неоценимую помощь дивизии оказали находившиеся в ущелье альпинисты: Георгий Одноблюдов, Александр Сидоренко, Виктор Кухтин, Любовь Кропф, Алексей Малеинов. Они были и советчиками и проводниками, а в трудный момент — и носильщиками.

В те дни через хребет уходили все, кто мог передвигаться. Ведь судьба Баксанского ущелья, по существу, была предрешена. И хотя было известно, что перевал Бечо труднее и круче перевала Донгуз-Орун, эвакуировать население решили именно через Бечо, так как этот путь в Сванетию был значительно короче, чем путь через Донгуз-Орун.

Нечеловечески трудным был этот переход. Альпинисты и воины 214-го полка 63-й кавалерийской дивизии (приданные 242 гсд) переправили через перевал более полутора тысяч местных жителей, в числе которых было много женщин и детей. Люди шли по снежным мостам, через страшные пасти бездонных трещин, по ступеням, вырубленным во льду на крутых склонах. Стариков и старух вели под руки, больных и детей несли на руках, а самых маленьких — в рюкзаках. А со склонов Эльбруса и перевалов противник непрерывно обстреливал отходившие части и эвакуируемое население.

В районе Терскола немцев, не оставлявших попыток помешать отходу 392 сд, сдерживали роты 897-го полка, а как только улучшалась погода, над горами появлялись наши самолеты, охраняя людей и уничтожая вражеские огневые точки.

11 ноября командир 242 гсд получил шифровку командарма 46 с приказанием предпринять атаку на «Старый кругозор» и «Приют Одиннадцати», выбить противника из этих опорных пунктов и тем самым надежно обеспечить отход 392 сд. В шифровке указывалось, что если эти высокогорные объекты взять не удастся, необходимо отвести из Баксанского ущелья подразделения 897-го полка, оставив гарнизон только на перевале Донгуз-Орун.

Атака 897 гсп при поддержке 7 орудий началась утром 13 ноября, но успеха не имела. Чтобы избежать возможного окружения в Баксанском ущелье, 897 гсп покинул его вместе с 392 сд в ночь на 16 ноября. Строения штаба полка на базе «Дом учителя» были взорваны. На перевале Донгуз-Орун осталась одна уцелевшая рота…

17 ноября после трехмесячной обороны Баксанское ущелье покинул последний советский солдат. В верховьях Баксана сосредоточилось до 300 спустившихся со склонов Эльбруса немцев и более батальона прибывших снизу по ущелью румын. Противнику удалось приблизиться к перевалам Бечо и Донгуз-Орун и через ущелья Кабардино-Балкарии — к горным проходам Твибер, Местиа, Цаннер. Однако дальше враг не прошел.

Положение в Баксанском ущелье, занятом противником, серьезно тревожило наше командование. В сложившихся условиях верховье ущелья можно было обезопасить, лишь окружив вражеские войска, расположенные на массиве Эльбруса. Выполнить эту задачу зимой было нелегко. Но усилившуюся активность немцев можно было ослабить не только их окружением. Хорошие результаты могла дать и разведка боем в тылу врага. С этой целью по предложению альпинистского отделения штаба фронта и была организована разведка в районе перевала Морды, через который с Военно-Сухумской дороги по ущелью реки Секен шла тропа в тыл эльбрусской группировки противника.

Для осуществления разведки оперативная группа по обороне Главного Кавказского хребта, действовавшая при штабе фронта, направила уже известных нам Гусева и Кельса в 46-ю армию. Чтобы выбрать место перехода отряда через Кавказский хребет, Гусев должен был участвовать в одной из авиаразведок.

Формирование разведывательного отряда поручалось штабу 394-й дивизии. Для оказания помощи в штаб направили Кельса.

Разведывательный отряд должен был выйти через ущелье реки Секен на перевал Морды, создать там гарнизон и определить силы противника в ущелье реки Морды и на дороге Хурзук — Хотю-Тау, то есть в тылу немецких частей, находившихся на Эльбрусе.

Получив соответствующие документы, Гусев направился из Сухуми в 23-й авиационный полк ВВС флота. Кельс выехал к месту формирования отряда — в штаб 394-й дивизии.

Во время предстоящей авиаразведки Гусеву нужно было также установить результаты бомбардировок советской авиацией (из 295-й авиадивизии) баз противника в районе Эльбруса. Сведения об этом поступали весьма разноречивые, так как летчикам трудно было ориентироваться в горах.

Вылететь на разведку сразу не удалось. Прифронтовой аэродром раскис от дождей, и с него не могли подниматься даже небольшие самолеты-разведчики типа Р-10.

Все в авиаполку с интересом относились к подобной разведке. А военного альпиниста авиаторы много расспрашивали о боях на перевалах, советовались по ряду вопросов, связанных с полетами в горах. Они давали высокую оценку действиям защитников перевалов на Главном Кавказском хребте.

Время шло, вылет задерживался, и Гусев волновался, поскольку Кельс с отрядом разведчиков, вероятно, уже достиг исходных рубежей, откуда должен был направиться к заслону 394-й стрелковой дивизии, который стоял в средней части ущелья реки Секен.

Но однажды в домике, где он (Гусев) жил вместе с членами экипажа «своего» самолета, перед рассветом появился связной из штаба.

— Над нами и в горах ни облачка, — с порога прокричал он. — Можно лететь!

Командир звена еще раз проверил маршрут полета, дал задание, и Гусев с летчиком Кудряшовым поспешили к самолету.

Чтобы не потерять скорости разбега по непросохшей части летного поля, Кудряшов несколько преждевременно оторвал машину от земли. Самолет начал было заваливаться на левое крыло. Но тут отчаянно взревел мотор, машина выровнялась и начала набирать высоту. А земля под ним стала напоминать карту.

С одной стороны, заняв половину горизонта, сверкало на солнце море. Линию горизонта скрывала летная дымка, такая же голубая, как море и небо. И они сливались в голубую бесконечность. С другой стороны четко обозначился причудливый контур горного хребта. Ледяные и фирновые грани его вершин отражали блики солнца.

По мере подъема самолета из-за хребта вставал ослепительно белый конус Эльбруса. Чем выше поднимался самолет, тем грандиознее становился снежный великан, доминировавший над всем хребтом, и Гусеву казалось, сколько ни поднимайся, все равно не сравняешься с его вершиной.

На высоте около 4500 метров самолет лег курсом на Эльбрус, и дальнейший полет продолжался уже с медленным набором высоты.

Гусев не надевал кислородную маску, надеялся, что прошел достаточную акклиматизацию в горах. Но подъем на самолете происходил быстро, не так, как при восхождении, поэтому самочувствие пилота-наблюдателя стало ухудшаться. Заболела голова, появилась слабость, участилось дыхание, ему не хотелось делать ни одного лишнего движения, даже перевернуть планшет, лежавший на коленях.

По совету летчика, с которым они переговаривались с помощью ларингофона, Гусев надел маску и сразу ожил.

Парашют очень стеснял движения и мешал Гусеву работать с картой. Еще на земле штурман рекомендовал ему отстегнуть его от лямок, отложить в сторону, а пристегнуться, когда понадобится. Но Гусев из осторожности отстегнул его только от одной лямки и повесил сбоку, рядом с сиденьем.

К вершине подлетели на высоте 5800 метров. Это было новое, но очередное «восхождение» Гусева на Эльбрус. Самолет, кружась, стал осторожно снижаться. От сильного мороза над Эльбрусом висела серебристая дымка. С восточной вершины длинным языком на юг сползало облако. По своему довоенному личному опыту Гусев знал, что такому явлению обычно сопутствуют сильные нисходящие потоки холодного воздуха. Так оно было и в этот раз.

На седловине под западной вершиной виднелся домик. Возле него, как показалось экипажу, пыталась укрыться в камнях группа егерей. Р-10 обстрелял седловину из пулеметов.

Экипаж разведчика тщательно изучил склоны и нанес на карту расположение частей противника. Хорошо был виден домик метеорологической станции и трехэтажное здание «Приюта Одиннадцати». Там, в скалах, просматривались укрытия и огневые точки. И у зданий на склонах виднелись группы лыжников. На перевале Хотю-Тау и на подступах к нему царило оживление: от блиндажа к блиндажу перебегали егеря, по тропам двигались караваны.

В Баксанском ущелье никакого движения заметить не удалось. Рядом дислоцировались только советские части. Их расположение было видно немцам со склонов Эльбруса, и те систематически подвергали наших бойцов артиллерийскому обстрелу.

Был сделан заход на Эльбрус со стороны Баксанского ущелья, от вершины Ушба, чтобы оказаться от егерей против солнца. Предварительно днем был дан сигнал нашим частям — выпустили в сторону перевала условленную красную ракету.

Пошли к Эльбрусу, держа курс на «Приют Одиннадцати». Высота 4800 метров — это как раз тот уровень, на котором расположен «Приют Одиннадцати». Громада Эльбруса стремительно надвигалась на самолет. Летчику показалось, что Р-10 слишком приблизился к снежным склонам.

— Отворачивать? Отворачивать?.. — спрашивал летчик в ларингофон.

Гусев, как умел, помогал ему ориентироваться.

При подходе к Эльбрусу Р-10 стало бросать из стороны в сторону, будто рядом рвались зенитные снаряды. Потом самолет бросило вниз, и он стал стремительно падать. Одна, две, три, пять секунд. Гусев невольно потянулся к ручке, чтобы открыть крышку кабины и приготовиться к прыжку. Но куда прыгать? В трещины, на скалы, к егерям? Да и летчик молчал — значит, рано.

Стремительно несся самолет к земле, пока не вырвался из объятий нисходящего потока холодного воздуха, в который Р-10 попал, близко подлетев к вершине. «Приют Одиннадцати» был совсем рядом. Внизу строчил зенитный пулемет и бегали среди скал люди. Летчик полоснул длинной очередью из пулеметов по егерям, скалам и зданию, а когда развернулся, Гусев продолжал стрелять из второго пулемета, пока скалы и здание не закрыло хвостовое оперение крылатой машины.

Чтобы скрыться от сильного ответного огня, Кудряшов повел самолет к западному плечу Эльбруса. Проплыла заснеженная стена вершины Кюкюртлю, и самолет нырнул в ущелье Уллу-Кам. Здесь экипаж был уже недосягаем с Эльбруса и с перевала Хотю-Тау.

Таким образом, экипаж произвел разведку вдоль ущельев Уллу-Кам и Морды. Разогнав в их верховьях небольшую группу егерей, Р-10 затем перевалил через Главный хребет и, снижаясь, пошел к синеющему на западе морю.

Разведчики вернулись из первого разведывательного полета обогащенные важными данными о расположении сил противника. Полет произвел на Гусева очень сильное впечатление. Впервые он летал так низко над горами, хорошо знакомыми по наземным походам. Карта боевых действий района разведки, отлично знакомая ему, тогда, после полета, как бы ожила. Гусев представил себе в полном объеме боевые действия, которые велись во всех ущельях и на всех перевалах. Он хорошо понял те трудности, с которыми столкнулись в период боевых полетов над горами наши летчики — разведчики, штурмовики, бомбардировщики. Тогда-то Гусев впервые подумал, что хорошо было бы прочитать авиаторам несколько лекций об особенностях ориентировки в горах с воздуха, о специфике природы гор, обо всем том, что полезно знать летчикам и штурманам, выполняющим боевые полеты в горах.

На земле экипаж Р-10 ждала новость: полк получил приказ перебазироваться на более совершенный аэродром.

С нового аэродрома Гусев с Германом Кудряшовым совершили второй полет, во время которого уже в деталях рассмотрели места возможного перехода через хребет, а также уточнили данные для эффективной бомбардировки «Приюта Одиннадцати» и гарнизона противника на перевале Хотю-Тау.

Вторая разведка прошла также удачно. Вскоре после этого советские самолеты вновь, теперь уже более успешно, бомбили гарнизоны егерей на Эльбрусе и на перевале Хотю-Тау.

На воздушную разведку ушло много времени, и Гусеву надо было спешить к отряду. Он договорился, чтобы его доставили на самолете как можно ближе к его расположению. Садиться предстояло, по существу, на нейтральной полосе. Твердой уверенности в том, что посадка окажется возможной, у летчика не было, поэтому было решено, что в случае необходимости он спрыгнет с парашютом. И тут-то Гусев опять пожалел, что до войны прыгал только с вышки.

Воздушная трасса вдоль Военно-Сухумской дороги была уже хорошо освоена, по ней успешно поддерживали регулярную связь между Сухуми и штабом 394-й стрелковой дивизии. Не долетая до аэродрома, Р-10 свернул в ущелье Секена. Летчик здесь еще не бывал, но вел машину уверенно, так как в горах летал давно. Там, где расположился отряд, горы затянуло облаками, погода, начавшая портиться вскоре после вылета, здесь, в горах, ухудшалась прямо на глазах.

До расположения отряда оставалось километров пять, и пилот стал искать площадку для посадки. Облака прижимали машину к горам, пошел снег. В таких условиях посадка была опасна. Но и возвращаться было нельзя, стало быть, выбора не было…

Парашют открылся, как показалось Гусеву, очень быстро. Наверное, он почти сразу дернул кольцо, что и советовал ему летчик, так как высота была небольшой. Летел Р-10 над довольно крутым чистым склоном, рассчитывая, что ветром Гусева снесет на дно ущелья, где виднелись поляны. Но снижался он как-то очень быстро и не туда, куда наметил. Не успел опомниться, как упал среди деревьев на снег. Спину пронзила острая боль. Парашют висел над ним на двух деревьях… Минут двадцать он лежал на снегу. Боль начала медленно ослабевать. Попробовал сесть. Получилось, но какая-то тяжесть давила на спину и плечи. Ноги работали, руки тоже, однако наклоняться было больно. Он вырезал ножом палку и начал спускаться к тропе, которая хорошо просматривалась со склона у реки. Тропа была пробита лыжниками. Он знал, что здесь проходил отряд Кельса, — по тропе передовое охранение держало связь с тылами дивизии. Ходьба разогрела его, неприятных ощущений в спине вроде бы не осталось. Ему хотелось надеяться, что все обойдется…

Вскоре Гусев встретил группу бойцов, направлявшихся в тыл. Оказалось, они ждали его. После того как Гусев рассказал о случившемся, двое вызвались его проводить…

Ожидая Гусева, Кельс учил бойцов ходить на горных лыжах. К большой радости Гусева, к ним уже прибыл старый горный кавалерист лейтенант Г. И. Хатенов. Штаб дивизии прикомандировал к отряду на время разведки и капитана Н. С. Златина.

Отряд, состоящий из 120 человек, был хорошо вооружен и экипирован. 394-я дивизия ничего не пожалела для его снаряжения, и людей подобрали крепких — многие из них входили в свое время в отряд альпинистов. Бойцы были тепло одеты, обуты, имели достаточное количество спальных мешков, сухой спирт для приготовления горячей пищи. Выдали отряду и два разборных домика, которые предстояло установить на подступах к перевалу. А пока отряд располагался вместе с находившимся здесь заслоном в одном из летних домиков, принадлежавших местным жителям. В нем было тесно, но тепло.

Отряду предстояло выступить через день. А пока надо было проверять лыжную подготовку бойцов. Утром Гусев чувствовал себя скованно, но к середине дня немного размялся.

Бойцы отряда уже неплохо владели лыжами, однако далеко не все могли успешно выполнить быстрые спуски с крутыми поворотами. Этим они занимались на тренировке.

Наконец выступили в поход. План движения был таков: за светлую часть суток пройти лесистый отрезок ущелья, где их не могут заметить нацисты. В случае если они находятся на перевале, отряд должен был пройти верховье ущелья ночью, к рассвету установить в укрытом от наблюдения месте домики и изучать в течение первой половины дня обстановку, ничем не выдавая себя.

Во время воздушной разведки, пролетая над этим районом, Гусев видел тропу, проложенную по ущелью Уллукам, и тропу, пробитую егерями к домику в начале ущелья, ведущего к перевалу Морды, и лыжню на перевале Гандарай.

Но на перевале Морды никаких следов противника не обнаружили, однако не исключалось, что егеря периодически поднимались туда из домика в ущелье.

Впереди отряда налегке шагали бойцы головного дозора во главе с Кельсом. В одном из донесений Кельс докладывал, что пересек лыжный след примерно двухнедельной давности, идущий поперек ущелья. Значит, сюда с перевала спускались враги. Когда отряд подошел к боковому ущелью, на землю опустилась ясная морозная ночь. Здесь отряд ждал Кельс. Ущелье вело к боковому хребту, перейдя который, можно было добраться до перевала Чипер-Карачай. Из этого же ущелья открывался путь и на гребень Главного Кавказского хребта между перевалами Морды и Чипер-Карачай. Склон ущелья закрывал боевую группу от противника. До начала подъема на перевал Морды отсюда оставалось два-три километра. Все это свидетельствовало о том, что место было удобно для организации подперевального лагеря.

К рассвету строительство лагеря было закончено. Установлены домики, вырыты в снегу пещеры, за камнями созданы укрытия для огневых точек. Весь день бойцы отряда поочередно отдыхали и вели наблюдение. Но ничто не нарушало тишину засыпанного снегом ущелья: на перевале никакого движения, в боковом ущелье ничего подозрительного. Однако разведка ущелья была необходима. Разведгруппе также надо было попытаться выйти на Главный хребет между упомянутыми перевалами, поскольку именно там была наименьшая вероятность встречи с противником.

В разведку с группой бойцов направились Гусев и Златин. Кельс и Хатенов с основной частью отряда остались в лагере.

Разведчики прошли ущелье до самого конца, не обнаружив никаких следов егерей. Начали подъем на Главный хребет. Ночь застала всех на скалах недалеко от гребня. Здесь и решили заночевать, так как на гребне ветер взметал космы снега. Мороз достигал 30 градусов. Они забрались в спальные мешки и зарылись в снег над скалами. А утром, взяв с собой несколько человек из группы, вышли на гребень. Отсюда разведчики увидели Эльбрус, перевал Хотю-Тау, ущелья за перевалом Морды. Ущелья были безлюдны, будто все живое спряталось от лютого мороза. Результаты разведки были очень важны: если на перевале Морды окажутся немцы, то отсюда, хотя это и нелегко, можно пробраться в их тыл и затем перерезать дорогу по ущелью Уллу-Кам. Разведчики начали спуск и через несколько часов вернулись в лагерь. Здесь было все спокойно.

На перевал Морды решили двинуться через день, то есть 1 января 1943 года. Кельс же с другой группой разведчиков, в которую входил и лейтенант К. Колобаев, должен был накануне вечером скрытно подойти к началу крутого подъема непосредственно на перевал, переночевать там, а на рассвете начать подъем по снежному кулуару. Однако наши командиры понимали: если перевал занят противником, то вряд ли удастся пройти незаметно. В таком случае придется вести разведку боем.

Но и на следующий день егерей на перевале обнаружить не удалось. Кельс с несколькими бойцами ушел, а те, кто остался, тесно набились в теплые домики и пещеры, чтобы отметить наступление Нового 1943 года и отдохнуть перед предстоящим походом.

Шел уже третий час ночи. Было очень тихо, и все услышали голос часового. Потом отворилась дверь домика и появился боец, с головы до ног покрытый инеем. Это был связной от Кельса. У Гусева впоследствии сохранилось его донесение, написанное карандашом на обрывке бумаги. Леонид сообщал, что во время разведки обнаружил вверху на перевале группу вражеских лыжников. Утром он собирался начать подъем на перевал и просил прислать пулеметчиков с ручным пулеметом.

«Эх, Леонид, Леонид! — подумал Гусев. — Храбрый и не в меру горячий человек! Ну как же ты пойдешь завтра наверх? Коли ты видел егерей снизу, то они-то уж наверняка рассмотрели вас и завтра из-за скал перестреляют всех, как зайцев, при подъеме по кулуару».

Надо было спешить на помощь Кельсу. Связного Гусев немедленно отправил обратно, чтобы он задержал выход разведки на перевал. Но уверенности в том, что связной успеет вовремя предупредить Кельса, у него не было. А потому они со Златиным отобрали восемь бойцов, взяли станковый пулемет, установленный на лыжах, и примерно через час вышли из лагеря. Хатенов же с остальными остался в лагере, чтобы обеспечить тыл группы.

Как группа ни спешила, рассвет застал ее в пути. Остановились, чтобы передохнуть и определить, где находится отряд Кельса. То, что они увидели через одну-две минуты, многим хорошо запомнилось…

Вытянувшись по кулуару цепочкой, наши бойцы поднимались наверх, а выше, на перевале, на снежном склоне, уже показались немецкие лыжники. Ловко поворачивая, они скатились к скалам, сняли лыжи и залегли. Появилась еще одна группа, за ней — следующая. Егеря отлично владели лыжами. Расчертив склон узорами лыжных следов, они быстро спустились к скалам и приготовились к стрельбе. А бойцы Кельса продолжали подъем.

Очередь нашего пулемета и выстрел из ракетницы прозвучали почти одновременно с разрозненными выстрелами егерей с перевала. Упал первый из цепочки поднимающихся, затем еще двое, остальные ринулись было вниз, но быстро опомнились и бросились за скалы. Наш огонь не доставал до егерей. Надо было сблизиться, и несколько бойцов, прихватив пулемет, побежали на лыжах к перевалу. Двигались до тех пор, пока не засвистели вокруг пули. А потом укрылись за камнями и стали бить по егерям. Стрельба с перевала усилилась. А к ведущей бой группе между тем стали подходить из лагеря бойцы во главе с Хатеновым.

Они стреляли по немцам, мысленно похоронив Леонида Кельса. Но из-за скалы в кулуаре вдруг выскочил лыжник и с нарастающей скоростью помчался вниз. Такое было под силу именно ему! Немцы, прижатые нашим огнем, некоторое время молчали, а потом принялись стрелять по Кельсу из автоматов. Пули взметали вокруг него снежные фонтанчики. Леонид двигался правым боком к склону. Впереди — огромный обрыв, левый поворот неизбежен, иначе Леонид не сумеет затормозить на такой скорости и сорвется в пропасть. Гусев в ужасе затаил дыхание: левый поворот на лыжах всегда у Кельса получался плохо. Значит, либо очередь в спину, либо его друг рухнет в пропасть…

Однако случилось иное. Повороту Кельса мог бы позавидовать опытный слаломист. На огромной скорости он развернулся у самого края обрыва. Только снежная пыль взметнулась за его спиной, то ли от лыж, то ли от новой автоматной очереди егерей. Теперь немцам попасть в Кельса стало намного труднее, да и наши бойцы усилили огонь по перевалу.

На склоне, куда мчался Кельс, лежал огромный обломок скалы. Сверху на нем был снег. Высота скальной стены, обращенной в «нашу» сторону, равнялась примерно пяти метрам, внизу под ней можно было укрыться от огня. Видимо, это правильно оценил Кельс. Он умышленно помчался к обломку скалы, наехал на него, кубарем полетел вниз в «нашу» сторону и по пояс погрузился в снег. Быстро выбравшись из снега, Леонид, не теряя времени, раскопал сорвавшийся с плеча автомат и, что-то прокричав наверх, стал стрелять по перевалу. Только тут все увидели, что из кулуара по прямой к обломку скалы мчатся еще три лыжника, а остальные, прижимаясь к скалам кулуара, осторожно отходят по глубокому снегу. Это означало, что Кельс не растерялся. Наметив путь отхода, он в нужную минуту подал команду и тем спас большую часть своих людей.

Противник вел себя вызывающе. Часть егерей спустилась с перевала. Их зеленоватые куртки показались на скалах, под которыми укрылся Кельс с бойцами. Зная, где они находятся, немцы начали бросать вниз гранаты. Но гранаты разрывались глубоко в снегу, не причиняя вреда. Кельс и его бойцы продолжали стрелять. Стоявший на скале егерь покачнулся и упал в сторону советских позиций. Трех срезал наш пулеметчик, а двое распластались в кулуаре, когда пытались приблизиться к убитым.

Перестрелка хотя и продолжалась, но становилась все менее интенсивной. Бой затихал. Гусев уже мог перекликаться с Кельсом. И одобрил его решение не отходить до темноты, чтобы не понести потерь.

Когда стемнело, стали подходить измученные разведчики Кельса. Последним появился и он сам. Леонид был бодр, еще не остыл после недавнего боя и потому немного больше, чем обычно, заикался…

Несколько бойцов послали ночью, чтобы они спустили вниз и захоронили погибших. Надо было также заминировать кулуар и лыжню, ведущую в наш лагерь…

Итак, часть задачи, стоявшей перед разведкой, группа выполнила. Установила, что на перевале есть немцы, нашла путь, чтобы проникнуть к ним в тыл, создала тревожную обстановку в тылу Эльбрусского гарнизона. Ночью из лагеря послали донесение в штаб дивизии.

Ответ пришел неожиданный. Отряду приказали подготовиться к отходу в расположение штаба дивизии, но предупредили, чтобы командиры группы ждали сигнала. Его должен был на следующий день подать самолет, который пройдет над позициями, возвращаясь с разведки эльбрусского района. Одна красная ракета означала, что надо возвращаться, одна белая — ждать письменного указания.

Самолет дал красную ракету, и отряд начал готовиться в путь.

В расположении заслона командование отряда узнало, что уже после выхода группы разведки наблюдатели, находившиеся на перевале Басса, заметили, что противник начал частично отходить с Эльбруса и с перевала Хотю-Тау. Эвакуация населения и отход 392-й стрелковой дивизии из Баксанского ущелья через перевалы Донгуз-Орун и Бечо закончились. Немцы продвигались по ущелью со стороны Нальчика. Оборонять верхний, безлюдный теперь участок ущелья в этой ситуации больше не требовалось. 242-й горнострелковой дивизии было приказано отойти и создать оборонительную линию на перевалах. В связи с этим дальнейшие действия отряда теряли смысл.

Гусева и Кельса отзывали в штаб фронта. Отряды Хатенова и Златина вернулись в 394-ю дивизию, которая готовилась к переброске на другой участок и снимала дальние гарнизоны. К перевалам выходили уже упомянутые выше отдельные горнострелковые отряды. Многие бойцы и командиры чувствовали, что на Кавказе готовится крупная операция, которая решит и судьбу перевалов.

Оставив Баксанское ущелье, 242-я горнострелковая дивизия заняла оборону на перевалах. Этот участок фронта был уникальным по своеобразию не только для периода Великой Отечественной войны, но и для всей истории войн в горах.

Линия фронта, если учитывать седловину Эльбруса, проходила здесь на высотах от 1800 до 5300 метров над уровнем моря, а перепады высот сложного рельефа (ущелья, хребты, ледники, снежные ноля) достигали 3500 метров.

Левый фланг наших войск — перевал Басса — обороняла одна рота 242-й дивизии, имевшая на вооружении автоматы, карабины, винтовки, пулеметы, четыре ротных и батальонных миномета, а также два 76,2-мм орудия. Главным звеном обороны являлся перевал Донгуз-Орун. На его седловине оборонялась другая рота, имевшая такие же огневые средства, что и на перевале Басса. В ущелье Донгуз-Орун находилось боевое охранение в составе одного взвода с двумя пулеметами. Смена охранения производилась с перевала. На южных склонах в ущелье Накры располагался взвод тылового охранения с пулеметом. Опорным пунктом гарнизонов на перевалах была база «Ташкент», расположенная у развилки троп, ведущих на перевалы Донгуз-Орун и Басса. Путь от базы до перевала Басса занимал четыре часа, а до перевала Донгуз-Орун — восемь часов. Здесь был резервный гарнизон, сменявший раз в пятнадцать дней гарнизоны на перевалах. Один из полков 242-й горнострелковой дивизии, оборонявший ущелье Накры, стоял в восьми километрах от этой базы в альпинистском лагере «Спартак».

От перевала Бечо шел кратчайший путь к штабу 242-й горнострелковой, в сванское селение Бечо. Силы и огневые средства на этом перевале, за исключением пушек, были такими же, как на перевале Донгуз-Орун. Северные подступы к перевалу минировались. Промежуточные тыловые подразделения гарнизона базировались в урочище Квиш. Путь от тыловой базы до перевала был значительно труднее, чем путь от перевала Донгуз-Орун до «Ташкента». Гарнизоны здесь сменялись примерно раз в десять дней, и все необходимое на этот срок доставляли на себе.

Перевалы Джантуган и Местийский — труднейшие в группе эльбрусских перевалов. Разными ущельями пути через них ведут в столицу Сванетии — Местию. По сути дела, сами перевалы здесь не охранялись. Линия обороны переходила южнее, в Сванетию. В ущелье Лекзыр, ведущем к Твиберу, находилось около двух наших взводов со стрелковым оружием, пулеметами, одной 76,2-мм пушкой и 120-мм минометом. Примерно такие же силы и огневые средства прикрывали перевал Местийский у слияния рек Тюибри и Чалаат.

Правым флангом дивизии являлся перевал Цаннер. На подступах к нему размещался небольшой гарнизон численностью около взвода. База снабжения этого гарнизона и гарнизона в ущелье Лекзыр находилась в селении Жабеш. Здесь были оборудованы огневые позиции горных орудий, пристрелянных по ущельям, идущим на перевалы Цаннер и Твибер. Однако за все время боев на Главном Кавказском хребте противник не сделал попыток пройти через эти перевалы. К юго-востоку от Цаннера Главный Кавказский хребет обороняла 351-я дивизия 46-й армии.

Зимой 1942 года немцы, опасаясь нашего удара с этих перевалов, держали небольшие гарнизоны у начала ущелий Адыр-Су и Адыл-Су, ведущих с севера к Местийскому перевалу и перевалу Джантуган.

На большом протяжении противник хорошо укрепил ущелье Юсенги, ведущее к перевалу Бечо. Оно было перекрыто проволочными заграждениями, тропа во многих местах завалена и заминирована. Базой частей, охранявших это ущелье, являлась метеостанция у селения Тегенекли. Ущелье обороняло около двух рот. Было также подготовлено к обороне ущелье Донгуз-Орун. Передний край обороны проходил по верхней границе леса. Здесь немцы завалили тропу камнями и заминировали ее. На переднем крае были установлены мощные прожекторы, освещавшие ночью спуск с перевала. Базой этого гарнизона служил альпинистский лагерь «Учитель» в Баксанском ущелье.

Поляну Азау, находившуюся на пути к эльбрусским базам и перевалам Чипер-Азау, Хоту-Тау, немцы пересекли проволочными заграждениями и густо заминировали. Для движения были оставлены только узкие проходы. Гарнизон противника численностью до роты размещался в лесу в землянках, построенных еще летом нашими частями. На «Кругозоре», «Новом кругозоре», «Ледовой базе» до начала наступления и после ухода наших войск на перевалы находились вражеские гарнизоны численностью от одного до двух взводов. Система их обороны включала большое количество пулеметных точек. Во время нашего наступления на эти базы осенью 1942 года их гарнизоны увеличивались за счет резерва, находившегося на перевале Хотю-Тау.

Большое значение придавал противник занятому им рубежу на «Приюте Одиннадцати» и на «Приюте Девяти». Этот рубеж господствовал над верховьем Баксанского ущелья и перевалами. Здесь была создана прочная и широко разветвленная система обороны. Она протянулась по скалам от нижнего края фирнового (фирн — вид зернистого льда) плато у начала ледника в направлении к «Приюту Одиннадцати», затем от него по льду до «Приюта Девяти» и далее по гряде скал, протянувшейся к восточному склону восточной вершины Эльбруса. Нижняя часть этой линии обороны прикрывала «Кругозор» от удара сверху и путь на перевал Хотю-Тау с «Ледовой базы». На всем протяжении линии обороны были установлены многочисленные стрелково-пулеметные и минометные точки. На льду между «Приютом Одиннадцати» и «Приютом Девяти» находились позиции тяжелых минометов, а на скалах выше «Приюта Девяти» и ниже «Приюта Одиннадцати» стояли горные орудия, из которых немцы обстреливали Баксанское ущелье, начиная от поляны Азау до Тегенекли и далее до подступов к перевалам. На этом рубеже противник держал не менее двух рот.

Все перечисленные пункты на Эльбрусе были обеспечены надежной телефонной связью на столбиках, которые одновременно являлись и указателями направления движения в непогоду.

Немцы, как известно, поднимались на седловину и вершины. Возможно, что на седловине в хижине находился наблюдательный пункт. Позже во время подъема советский горный отряд обнаружил здесь захоронения и трупы, хотя на этом участке наши части с противником не соприкасались. Ясность в эту ситуацию внес протокол допроса пленных. Многие из них рассказали об обстреле седловины советскими самолетами.

Перевал Чипер-Азау занимал гарнизон егерей численностью до роты, вооруженный пулеметами и минометами. Их задача заключалась в том, чтобы не допустить наступления наших частей с перевала Басса. На перевале Чипер-Карачай стоял один взвод, фактически являвшийся заслоном. С этих двух перевалов противник патрулировал верховье реки Ненскрыры.

На перевалах Морды, Гандарай, Нахар тоже находились небольшие гарнизоны егерей. Их тыловые базы располагались в ущельях, идущих к этим перевалам с севера. Эти подразделения охраняли войска, находящиеся на массиве Эльбруса и на перевалах Хотю-Тау и Чипер-Азау, от возможного окружения.

Основным узлом эльбрусской группы немецких войск являлся перевал Хотю-Тау. Там было построено более 20 утепленных каменных жилых помещений, укрытий и складов. Кое-где располагались минометы и орудия. По-видимому, здесь находился и штаб. Общая численность стрелковых подразделений, а также минометных и артиллерийских расчетов свидетельствовала о том, что в этом районе действовал горнопехотный полк.

По немецким данным, в конце декабря на фронте в высокогорье (группа Ле-Сюра) еще действовали (с востока на запад): 99-й горнопехотный полк (без 1-го батальона, выделенного в состав 1-й танковой армии), 94-й запасной полевой батальон, дивизион 94-го горно-вьючного артполка, 2-й высокогорный батальон, 1-й артдивизион 79-го горно-вьючного артполка и 2-й дивизион 94-го горно-вьючного артполка. Впрочем, данные по этой группировке довольно противоречивые.

Такова была обстановка на эльбрусском направлении к началу 1943 года.

В штабе фронта, куда Гусев вновь вернулся после разведки, шла напряженная работа. Настроение у всех было приподнятое: готовилось крупное наступление. Стрелковые соединения отводились из ущелий и с перевалов: они были нужны на других участках Кавказского фронта. А на рубежи этих стрелковых соединений выдвигались отдельные горнострелковые отряды, которые появились на хребте в районе перевалов Санчаро, Наур, Марух, Клухор, а также в районе Эльбруса и перевала Мамисон.

В этот период основные потери наших войск были связаны не с противником, а с климатическими условиями сурового высокогорья. Первый буран начался в горах Приэльбрусья еще 17 октября, а через 2 дня покров снега достигал уже 2 метров. 19 октября все тропы к перевалам Басса и Донгуз-Орун были завалены, телефонная связь с гарнизоном прервалась. Связь держали по радио. Обмороженных было столько, что на помощь гарнизонам двинулся 6 гсo (150 человек) и две горно-вьючные роты 897-го полка. С позиций пришлось вывезти около 125 обмороженных бойцов. После этого всему л/с на перевалах выдали теплое обмундирование и усиленный паек, а смену гарнизонов стали производить через 10 дней. Однако из-за лавин и буранов люди все равно продолжали гибнуть.

По указанию штаба фронта продолжалось строительство разборных домиков для высокогорных гарнизонов. Действовала школа военного альпинизма и горнолыжного дела, готовившая кадры для наступающей Красной армии, шло обучение горных войск Закавказского фронта. Поэтому у всех альпинистов, находившихся в Закавказье, было много дел.

После того как горные спецотряды заняли на большинстве участков высокогорные рубежи, их задачей стала разведка позиций неприятеля и подготовка к повсеместному переходу через Кавказский хребет на Северный Кавказ.

На клухорском направлении держал оборону 1-й отдельный горнострелковый отряд, находившийся за тесниной на подступах к Клухору. Отряд оттеснил немцев к самому перевалу и был готов к наступлению. Кроме того, подразделения этого отряда надежно прикрывали ущелья Секен, Гвандра и спуск с перевала Нахар.

На эльбрусском направлении всю систематическую разведку в Баксанском ущелье вели два отдельных горнострелковых отряда (5-й и 6-й) и другие оставшиеся здесь подразделения, в том числе отряд войск НКВД. Нередко на операции выходили и альпинисты 242 гсд, которых в соединении было 28 человек.

Горнострелковые отряды нередко проводили и глубокие рейды в тыл противника, чтобы выяснить его расположение в Баксанском ущелье и в районе Тырныаузского молибденового комбината. В конце декабря такая разведка была осуществлена отрядом лейтенанта Ф. А. Лебедева и инструктора альпинизма В. Кухтина. Местийский перевал участникам рейда пришлось переходить в очень неблагоприятных условиях. Две ночи они вынуждены были провести из-за бурана в снежных пещерах на большой высоте. В ущелье Адыр-Су разведчики обнаружили, что стоявший здесь вражеский заслон отошел, оставив на базе часть имущества, награбленного в советских альпинистских лагерях. Видимо, противник, готовясь к общему отступлению из ущелий, начал снимать дальние гарнизоны. Бойцам удалось также разведать дислокацию егерей в ущелье Баксана ниже селения Верхний Баксан.

Зимой группы наших разведчиков не раз проходили и через перевал Твибер в Чегемское ущелье. Тогда-то и было установлено, что верховье его было оставлено противником примерно в середине декабря 1942 года…

Когда в конце 1942 года, после окружения немецких армий под Сталинградом, наши войска овладели Верхне-Курмоярской и Котельниково, создалась реальная угроза окружения вражеских частей на Кавказе. В это время по приказу Ставки Верховного Главнокомандования войска Закавказского фронта силами Северной группы войск должны были начать наступление от Орджоникидзе на Ставрополь, а силами Черноморской группы отрезать отход немцев на Ростов.

В конце декабря 1942 года началось наше наступление в долинах рек Терек и Ардон. Продвигаясь в предгорьях вдоль Главного Кавказского хребта, советские войска 3 января 1943 года освободили Моздок, а 4 января — Нальчик. Под ударами Красной армии германские войска начали поспешно отходить из ущелий, вливаясь в общий поток отступавших на Северном Кавказе вражеских соединений. В их преследовании приняли участие и отдельные горнострелковые отряды Красной армии.


Сражение на перевалах | Стоять насмерть! | Исход