home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Рождение и гибель корпуса «Ф»

В июле 1942 года группа армий «А» приступила к реализации операции «Эдельвейс» и к концу месяца прорвалась в донские и кубанские степи, нацелив свои танковые и горнопехотные соединения на нефтяные районы Майкопа, Грозного и Баку.

В то время, когда части 49-го горнопехотого корпуса генерала горных войск Конрада оказались у предгорий Главного Кавказского хребта, когда дивизии 1-й танковой армии вермахта генерал-полковника Клейста, преодолевая упорное сопротивление советских войск, ценою огромных потерь медленно продвигались на грозненском направлении, а Африканский корпус генерала Роммеля находился в 100 км от Александрии, Верховное главнокомандование вермахта, Генеральный штаб сухопутных сил (ОКХ), ведомства Риббентропа и Канариса решили, что настал момент использовать вооруженные формирования «Особого штаба Ф».

5 августа 1942 года началась переброска этих формирований из лагеря на мысе Сунион в Болгарию, а затем в Румынию.

Временные неудачи героически сопротивлявшейся Красной армии и продвижение группы армий «А» вермахта на Северном Кавказе в августе 1942 года укрепили надежду германских генералов и дипломатов на скорейший захват Тбилиси и на прорыв в ближайшее время в Ирак через Иран.

20 августа 1942 года ОКВ приняло решение приступить к развертыванию «Особого штаба Ф» в Корпус особого назначения «Ф» и перебросить его в резерв штаба группы армий «А» в Сталино (Донецк). Согласно планам ОКВ, корпус «Ф» под командованием генерала авиации Фельми после вступления германских войск группы армий «А» в Тбилиси подлежал переброске по железной дороге через Ростов-на-Дону на Кавказ и в дальнейшем должен был наступать по направлению Западный Иран — Ирак с выходом к Персидскому заливу, а именно к Басре. Согласно германскому плану «больших клещей», корпус «Ф» после захвата Кавказа должен был соединиться на Ближнем Востоке с итало-немецкими войсками, которые к тому времени овладели бы Суэцким каналом.

29 августа основная часть корпуса «Ф» прибыла в селение Майорское, близ Сталино, а к 3 октября корпус полностью был уже в Сталино и формально вошел в состав группы армий «А» (фактически подчиняясь ОКВ). Впоследствии (с 31 октября 1942 года) корпус «Ф» учитывался как армейский корпус[95] — самостоятельное моторизованное соединение.

В корпусе «Ф» имелись подразделения и части всех родов войск, что позволяло ему действовать совершенно самостоятельно, без помощи и поддержки других соединений. В соединение входили три усиленных моторизованных батальона, каждый из которых насчитывал до 1000 солдат и офицеров; 1-й и 2-й батальоны были укомплектованы исключительно солдатами и офицерами вермахта; 3-й батальон состоял полностью из арабов (иракцев, сирийцев, палестинцев, трансиорданцев, ливийцев и арабов из стран Магриба). Каждый моторизованный батальон по составу и вооружению, по своим тактическим и огневым возможностям приравнивался к полку. Кроме того, в корпус входили: приданный отдельный танковый батальон (25 средних и легких танков), авиационный отряд (25 самолетов), рота связи, саперная рота, минометная рота, разведывательный отряд на бронемашинах и мотоциклах, кавалерийский эскадрон, взвод метеорологической службы, колонна автомобилей (в основном модели «опель-блиц»). Артиллерия состояла из дивизиона пушек четырехбатарейного состава, приданной батареи 105-миллиметровых штурмовых орудий, тяжелого зенитного дивизиона трехбатарейного состава и легкого зенитного дивизиона 20-миллиметровых пушек. Разумеется, имелись штаб и тыловые подразделения (санитарная часть, хлебопекарня, мясобойня, различные мастерские и т. п.).

Корпус особого назначении «Ф» был полностью механизирован и располагал возможностью при наступлении германских армий на Ирак вооружить целую дивизию из «добровольцев» и перебежчиков. В составе корпуса «Ф» были и специальные подразделения, укомплектованные немцами — бывшими солдатами французского Иностранного легиона. Как было сказано выше, эти солдаты были зачислены в Африканский корпус Роммеля, а затем, 15 января 1942 года, переброшены в Южную Грецию, в лагерь на мысе Сунион.

Опознавательным знаком личного состава корпуса «Ф» было изображение «овального венка, в венке — склоненная пальма, восходящее солнце над желтым песком пустыни, а внизу изображение черной свастики».

Численность корпуса (реально усиленной бригады) первоначально составляла около 6 тысяч солдат и офицеров. После переброски корпуса на Кавказ он был развернут в еще большее соединение; ему были дополнительно приданы танковый батальон, кавалерийский полк и другие подразделения. Личный состав корпуса «Ф» помимо военной и политической подготовки занимался изучением географии и истории стран Ближнего и Среднего Востока (особенно Ирана и арабских стран, а также Индии). За короткий срок солдаты изучили рельеф и природные условия этого региона, начиная от советско-иранской границы и кончая Индией. Солдаты и офицеры были обучены турецкому, персидскому, арабскому и другим восточным языкам; кроме того, они знали французский и английский, а солдаты — выходцы из ближневосточных стран (кроме студентов) были обучены немецкому языку.

Первоначально корпус особого назначения «Ф» должен был выступить как ударно-штурмовое соединение и политический центр похода германских войск на Кавказ и страны Ближнего и Среднего Востока. Личному составу корпуса вменялось в обязанность проводить разведывательно-диверсионную, пропагандистско-агитационную работу, заниматься подготовкой антисоветских восстаний на Кавказе.

Верховное главное командование вермахта поставило перед командиром корпуса генералом Фельми двойную задачу: 1) двигаться под строжайшим секретом вслед за группой армий «А» на Иран двумя путями — через Баку и по Военно-Грузинской дороге, в зависимости от того, где быстрее обозначится успех; 2) оказать помощь 1-й танковой армии, встретившей упорное сопротивление советских войск Северной группы Закавказского фронта и двух гвардейских казачьих кавалерийских корпусов (Кубанского и Донского) генералов Н. Я. Кириченко и А. Г. Селиванова.

1 октября 1942 года в Сталино в штабе группы армий «А» состоялось совещание, на котором присутствовали начальник штаба группы, начальник оперативного отдела штаба группы, начальник штаба корпуса особого назначения «Ф» и другие генералы и офицеры штаба группы армий «А». На этом совещании наряду с прочими неотложными вопросами по дальнейшим действиям на Кавказе стоял и вопрос о вводе в бой корпуса «Ф». Начальник штаба корпуса «Ф» подполковник Рикс Майер сделал доклад, в котором заявил, что корпус будет в боевой готовности не позднее 13 октября 1942 года, причем «в качестве центра развертывания корпуса… предполагается район Буденновска»[96]. Об этом штаб группы армий «А» сообщил командующему 1-й танковой армией.

3 октября штаб группы армий «А» сообщил в штаб 1-й танковой армии о том, что Корпус особого назначения «Ф» «переходит в подчинение командующему 1-й танковой армии», а 5 октября отправил командованию Корпуса особого назначения «Ф» приказ о выступлении и предстоящем оперативном подчинении 1-й танковой армии, а также сводку размещения частей резерва ОКВ по состоянию на 5 октября.

Верховное главнокомандование вермахта имело в виду в случае успешного выполнения плана «Эдельвейс» «направить моторизованный экспедиционный корпус (корпус „Ф“. — Примеч. авт.) через Закавказье, в направлении Персидского залива, Ирака, Сирии, Египта, то есть в тыл английским войскам на Ближнем Востоке и в Северной Африке». И хотя корпус «Ф» был предназначен для ведения боевых действий в странах Ближнего и Среднего Востока после захвата Кавказа (в силу чего он двигался вслед за группой армий «А», во втором эшелоне), уже 6 октября нетерпеливый Гитлер приказывает бросить части корпуса на выполнение важной операции — «как можно скорее перерезать железную дорогу, идущую от Кизляра на север».

14 октября начальник оперативного отдела штаба группы армий «А» выехал с начальником штаба корпуса «Ф» на совещание в штаб 1-й танковой армии. На совещании решался вопрос о переброске корпуса «Ф» походным порядком в Батайск, где части корпуса должны были погрузиться в железнодорожный состав. Решение было обусловлено пробкой на железной дороге. В этот же день был издан приказ командующего группой армий «А» о переброске корпуса «Ф» 15 октября 1942 года к району военных действий.

К середине октября войска группы армий «А» изрядно поредели. Еще по состоянию на 1 октября в них насчитывалось 57 974 офицера, унтер-офицера и рядовых. Учитывая это, штаб группы армий «А» обратился 15 октября 1942 года в организационный отдел Генерального штаба сухопутных сил вермахта с просьбой о пересылке новых запасных полевых батальонов. В этот период командование группы армий «А» намеревалось продолжать наступление на Вознесенское и занять наиболее выгодные исходные позиции, с тем чтобы, как было записано в журнале боевых действий группы армий «А», после прибытия пополнения организовать «внезапный разгром сильной группировки» советских войск «в районе Нальчика с целью освобождения значительных скованных сил, находящихся в этом районе в обороне и охранении, а также ликвидации угрозы нашим коммуникациям в тыловом районе армии». В этом же журнале в записи от 14 октября 1942 года сказано: «Наступление с горного массива Малгобек — Вознесенское на Орджоникидзе проводится с целью пресечения военных сообщений. Наступление с задачей овладения Грозненским нефтяным районом и форсирования рек Артун и Сунжа имеет конечной целью, преследуя противника, достичь моря».

Несмотря на то что силы противника перед фронтом Северной группы войск Закавказского фронта и на туапсинском направлении были значительно истощены и советские войска выбивали его с занимаемых позиций, немцы продолжали еще питать надежды на возобновлении наступательных операций как в районе Туапсе, так и на грозненско-махачкалинском направлении. Большие надежды ОКВ возлагало на корпус особого назначения «Ф».

В ходе боевых действий на грозненско-махачкалинском направлении корпусу «Ф» в порядке усиления придавались дополнительные танковые батальоны из состава 1-й танковой армии кроме того, германское командование намечало перебросить на Северный Кавказ специально подготовленные соединения. В приказе Гитлера от 13 сентября 1942 года указывалось: «С января 1943 года восемь механизированных соединений, пригодных для службы в тропических условиях, должны быть переведены с Запада на Восток, на Кавказский фронт». Эти соединения, несомненно, предназначались для корпуса «Ф». Однако они также планировались для резерва, «который Роммель тщетно ожидал в Северной Африке». Из этих действий немецкого командования следует, что главный успех по прорыву германских сил на Ближний и Средний Восток ожидался именно на кавказском направлении.

15 октября 1942 года корпус особого назначения «Ф» под командованием генерала Фельми впервые вступил в бой на северном фланге 1-й немецкой танковой армии и севернее Ачикулак «вошел в боевое соприкосновение с сильной кавалерией» 4-го гвардейского Кубанского казачьего кавалерийского корпуса. Здесь против корпуса «Ф» сражался также сводный Ставропольский партизанский полк под командованием А. Г. Однокозова.

Пока корпус особого назначения «Ф» в течение августа — сентября 1942 года перемещался с мыса Сунион на советско-германский фронт, во взаимоотношениях двух партнеров по «оси» и их арабских пособников произошли следующие события. После отправки корпуса «Ф» (в том числе и «германо-арабского учебного подразделения») в Россию ОКВ поставило в известность об этом ведомство иностранных дел Риббентропа, который не замедлил сообщить об этом муфтию аль-Хусейни. Заметим, что до переброски «германо-арабского учебного подразделения» на советско-германский фронт муфтий собирался посетить лагерь на мысе Сунион. Накануне Верховное главное командование вермахта отказало ему в выдаче сирийцев и палестинцев. Узнав еще о передислокации «германо-арабского учебного подразделения», аль-Хусейни 29 августа 1942 года обратился с письмом к Кейтелю, в котором в весьма резких тонах возражал против такого решения ОКВ. Будучи уже давно склонным к арабо-итальянскому сотрудничеству, муфтий в конце августа 1942 года обратился к начальнику разведки Верховного командования итальянских вооруженных сил с предложением создать «пропагандистский центр в Северной Африке» под его, муфтия, руководством, ссылаясь на свой большой авторитет в арабском мире, включая и страны Магриба, где его якобы знали как мусульманского лидера арабского региона. В качестве предварительного условия для создания такого центра он потребовал признать его руководителем «тайной всеарабской организации».

Не дремал в это время и аль-Гайлани. Но он, как уже отмечалось, опирался на немцев. Выразив желание сотрудничать с нацистами, аль-Гайлани выдвинул лишь одно условие: он просил письменного заверения в том, что командование иракской армии (новую иракскую армию арабские националисты во главе с Рашидом Али аль-Гайлани и четырьмя полковниками, составлявшими так называемый «золотой квадрат», проектировали создать с помощью вермахта после осуществления плана «Эдельвейс» и вступления германских войск в Ирак) после овладения Кавказом и вступления войск вермахта в Ирак будет передано в руки иракских высших офицеров, а иракские «добровольцы», состоявшие на службе в корпусе особого назначения «Ф», — откомандированы. Что касается взаимоотношений двух арабских лидеров, «духовного» и «светского», в этот период, то они характеризовались дальнейшим обострением, что было на руку как германским, так и итальянским руководящим инстанциям.

Против притязаний муфтия на монопольное лидерство в антибританском освободительном движении выступали и влиятельные националисты из Ирака, Ливана, Палестины, Сирии и других арабских стран. Этим воспользовался аль-Гайлани, собравший вокруг себя большинство влиятельных арабских националистов. Среди них оказались, в частности, майор Фаузи Каукджи (бывший сторонник муфтия) и Юнис Бахри, комментатор берлинского радио на арабском языке (давний противник аль-Хусейни).

В начале сентября 1942 года части и соединения группы армий «А», понеся большие потери в личном составе, технике и вооружении, оказались в 66 км от Буденновска, 40 км — северо-западнее Кизляра, 24 км — северо-восточнее Грозного, 27 км — северо-восточнее Гудауты, 60 км — северо-восточнее Адлера, 7 км — северо-восточнее Новороссийска и 15 км — юго-восточнее линии Анапа — Темрюк. Несмотря на сопротивление наших войск, наступление противника продолжалось.

О продвижении германской армии на Кавказе знали и профашистские круги ближневосточных стран, об этом знал и аль-Гайлани вместе с группой арабских националистов. В предвкушении скорейшего вступления немецких войск в Иран и Ирак аль-Гайлани 18 сентября 1942 года собрал совещание всех противников муфтия аль-Хусейни. На этом совещании, проходившем на частной квартире майора Фаузи Каукджи, была принята резолюция, требовавшая от руководства Третьего рейха иметь официальные отношения и вести соответствующие переговоры исключительно с аль-Гайлани, но никак не с аль-Хусейни. Основанием для такой резолюции послужил тот факт, что аль-Хусейни не являлся официальным должностным лицом в руководстве какого-либо арабского государства ни в прошлом, ни в настоящем, а был лишь главой мусульманского суннитского духовенства в Палестине.

Разумеется, группировка аль-Гайлани в своих признаниях на лидерство в арабском мире и на право официального представительства арабских стран в нацистской Германии опиралась на своих покровителей из высших военно-политических кругов Третьего рейха. Кроме того, разногласиям лидеров арабских националистов и их размежеванию на две враждующие группировки способствовало то, что каждая из них пользовались поддержкой своих покровителей в партийном, военном и государственном руководстве нацистской Германии. Но при этом каждая группировка имела в этих инстанциях и своих противников. Руководящие военно-политические ведомства Германии, а также должностные лица (Риббентроп, Канарис, Гробба и др.) покровительствовавшие аль-Гайлани и рассчитывавшие на его содействие в реализации захватнических планов на Ближнем и Среднем Востоке, ставили свои взаимоотношения с аль-Гайлани в зависимость от продвижения германских армий через Кавказ и Иран в Ирак, Сирию, Палестину, Трансиорданию, а также в Индию. Но были и такие деятели Третьего рейха, которые отдавали предпочтение иному варианту агрессии в указанном регионе — наступлению войск вермахта из Северо-Восточной Африки (из Ливии и Египта) и удару с тыла путем организации антибританских восстаний в странах арабского Востока. Этот вариант одобряли руководящие деятели НСДАП, СД, ведомства по ведению войны на море. Регулятором позиций обеих группировок была стратегическая обстановка на главном и решающем фронте Второй мировой войны — советско-германском. В более конкретном плане основным фактором, влиявшим на позиции двух группировок арабских националистических верхов, являлись ход и исход битвы за Кавказ.

Между флангами Сталинградского и Закавказского фронтов в сентябре 1942 года образовался разрыв более чем в 200 км. Тяжелые условия местности (безводные полупустынные степи) не позволяли сомкнуть фланги этих фронтов, и потому советское командование ограничивалось лишь наблюдениями авиации над этим пространством, действиями кавалерийских разъездов, прикрывавших железную дорогу Кизляр — Астрахань, и небольших партизанских отрядов. С другой стороны, был открыт левый фланг 1-й немецкой танковой армии из группы армий «А», действовавшей против сил Северной группы войск Закавказского фронта. Между левым флангом 1-й немецкой танковой армии севернее станицы Ищерская в степи, где находились части ее 3-й танковой дивизии, и флангами армий противника, действовавших на Сталинградском направлении, также образовался большой разрыв. Левый фланг противника прикрывался незначительными моторизованными отрядами и кавалерийским полком фон Юнгшульца. Слабые гарнизоны немцев имелись в населенных пунктах Левокумское, Владимировка, Ачикулак[97].

8 октября 1942 года в Генеральном штабе сухопутных войск противника обсуждался вопрос о дальнейших боевых действиях севернее реки Терек. На этом совещании высказались за наступление «в районе 40-го танкового корпуса севернее реки Терек вдоль железной дороги на восток танковыми войсками, имеющимися в этом районе в большом количестве».

Главное командование сухопутных войск нацистской Германии лелеяло мечту, овладев Сталинградом, перебросить на Кавказ подвижные соединения для усиления 1-й танковой армии. 10 октября в штаб группы армий «А» по телеграфу из Генерального штаба сухопутных войск (в этот период начальником Генерального штаба сухопутных войск Германии был уже назначенный 24 сентября 1942 года вместо снятого с должности генерал-полковника Ф. Гальдера генерал К. Цейтцлер, бывший до этого начальником штаба группы армий «Запад»), лично от Гитлера, поступило распоряжение, в котором было указано: «Тотчас после улучшения положения под Сталинградом планируется в конце месяца перебросить из группы армий „Б“ в 1-ю танковую армию 1–2 подвижных соединения, чтобы этим создать предпосылки для овладения, после блокировки военных дорог, районом Грозного и для дальнейшего наступления в направлении Махачкалы». В свою очередь 13 октября в штаб группы армий «Б» из Генерального штаба сухопутных войск (ОКХ) было отправлено указание о «запланированной переброске после падения Сталинграда передаваемых группе армий „А“ соединений».

Исходя из всех этих обстоятельств и из сложившейся севернее Терека обстановки, командование Закавказского фронта выдвинуло в степной район 4-й гвардейский Кубанский казачий кавалерийский корпус (командир — генерал-лейтенант Н. Я. Кириченко), сосредоточенный к концу сентября в районе Кизляра. В задачи корпуса входило нанести удар во фланг 1-й танковой армии врага. Корпус должен был активными действиями на открытом фланге германских войск более прочно прикрыть Кизлярско-Астраханскую железную дорогу и отвлечь внимание противника от малгобекско-моздокского направления, где войска Северной группы Закавказского фронта готовились к переходу в наступление.

В начале октября 1942 года 4-й гвардейский кавалерийский корпус начал свой марш-маневр от Кизляра в общем направлении на Терекли-Мектеб (Дагестанская АССР) и далее на Ачикулак. Путь корпуса лежал по безводной и бездорожной полупустыне, почти не имеющей никаких населенных пунктов. Марш казачьей конницы с воздуха прикрывала авиация.

Из данных разведки стало известно, что движение корпуса по степи обнаружено командованием 1-й танковой армии и противник тщательно готовит сильную оборону на рубеже Ачикулак — Каясула.

10–12 октября полки 4-го гвардейского Кубанского кавалерийского корпуса были контратакованы танковыми частями 1-й танковой армии, выделенными для наступления на Кизлярско-Астраханскую железную дорогу и подготовившими к обороне населенные пункты Махмуд-Мектеб, Тукуй-Мектеб и Березкин. Однако попытка остановить наступление войск 4-го гвардейского кавалерийского корпуса и разгромить его передовые эскадроны не удалась. В результате короткой артиллерийской подготовки и стремительного удара в сабли оборона дрогнула и войска противника, засевшие в укрепленных селах, были разгромлены: казаки-кубанцы захватили населенные пункты Махмуд-Мектеб, Тукуй-Мектеб и Березкин.

4-й гвардейский Кубанский казачий кавалерийский корпус с артиллерией, минометами и другими приданными средствами продолжал наступление в направлении Ачикулак — Степное, но уже 16 октября встретил организованное сопротивление крупных танковых и мотопехотных частей, специально выделенных германским командованием. С целью предотвратить дальнейшее наступление и разгромить 4-й гвардейский кавалерийский корпус командование 1-й немецкой танковой армии по указанию свыше, не имея других резервов, бросило в степь весь корпус особого назначения «Ф». В тот же день разведка корпуса «Ф» в районе населенных пунктов Владимировка и Урожайное натолкнулась на передовые эскадроны 4-го гвардейского кавалерийского корпуса. Корпусу «Ф» спешно был придан 1-й танковый батальон 201-го танкового полка из 1-й танковой армии с задачей разгромить конную группировку советских войск.

«17 октября корпус особого назначения „Ф“ под сильным огнем противника, — как записано в журнале боевых действий группы армий „А“, — в густом тумане перешел в наступление на Андреев Курган, прорвался на север и к концу дня вел наступление на Урожайное», однако впоследствии особых успехов не добился. В этот же день, 17 октября, к исходу дня начальник оперативного отдела штаба группы армий «А» отмечал в журнале боевых действий: «Наступление против крупных сил противника захлебнулось на рубеже р. Кума».

Части корпуса «Ф» застряли на рубеже Ачикулак — Андреев Курган, восточнее н/п Урожайное, Левокумское. Генерал Фельми со своим штабом расположился в населенном пункте Прасковея. На этом рубеже командование корпуса «Ф» организовало сильную оборону, подготовило ее в инженерном отношении и расположило на ней отборные моторизованные части, которыми корпус «Ф» был усилен во исполнение решения Верховного главного командования вермахта от 18 сентября 1942 года. Попытки частей 4-го гвардейского кавалерийского корпуса прорвать эту оборону не увенчались успехом. К этому времени части корпуса «Ф» заняли населенные пункты Владимировка и Урожайное, но продвинуться дальше не смогли, так как встретили упорное сопротивление советской кавалерии, поддержанное артиллерией и минометами. 18 октября начальник оперативного отдела 1-й танковой армии сообщил по телефону начальнику оперативного отдела группы армий «А», «что в действительности силы противника (то есть 4-й гвардейский кавалерийский корпус. — Примеч. авт.) перед фронтом корпуса особого назначения оказались сильнее, чем ожидалось».

Таким образом, корпус «Ф» не смог осуществить против 4-го гвардейского Кубанского казачьего кавалерийского корпуса сколько-нибудь эффективных боевых действий. Это вполне успешно мог бы сделать 4-й гвардейский кавалерийский корпус, либо выход его кавалерийских дивизий в район Ачикулака создавал весьма выгодные условия для дальнейшего наступления по тылам 1-й танковой армии противника и, следовательно, мог бы оказать значительное влияние на общую обстановку на фронте Северной группы войск. Следует добавить, что положение корпуса особого назначения «Ф» на занимаемом им рубеже осложнялось еще и тем, что 1-я танковая армия не имела возможности усилить его танковыми частями и подразделениями. Напротив, в связи с намеченным на 25 октября 1942 года наступлением 1-й немецкой танковой армии на Нальчик и планируемой главным командованием сухопутных войск ликвидацией вклинившихся советских войск на стыке 52-го армейского корпуса и группы фон Брюкнера, выделенный в район действия корпуса «Ф» из 23-й танковой дивизии танковый батальон должен был поспешно отводиться для усиления войск 1-й танковой армии. Затруднительность положения германских частей и соединений перед фронтом Северной группы войск усугублялась еще и тем, что они испытывали острую потребность в запчастях и горюче-смазочных материалах, — имевшихся на 18 октября 1942 года запасов не хватало для намеченного наступления. А положение корпуса «Ф» было настолько критическим, что его командир просил у командования группы армий «А», чтобы «возможно скорее были подвезены запасные части для корпуса особого назначения».

К сожалению, командование 4-го гвардейского Кубанского казачьего кавалерийского корпуса не использовало благоприятные условия, сложившиеся на северном фланге 1-й танковой армии. Вместо стремительного прорыва в расположение германских войск между его опорными пунктами и действий по тылам противника части 4-го гвардейского кавалерийского корпуса вступили в бой с целью уничтожить противника в укрепленных населенных пунктах Ачикулак, Владимировка, Каясула. Совершенно не имея танков и достаточного количества артиллерии, они не смогли с ходу захватить опорные пункты противника и были вынуждены вести длительные бои в неравных условиях. Части корпуса «Ф», усиленные танками, потеснили 4-й гвардейский кавалерийский корпус и вновь заняли Урожайное. В этих боях действия наших кавалеристов поддерживала штурмовая авиация, которая совершила многочисленные налеты на боевые порядки и опорные пункты корпуса «Ф», понесшего большие потери в личном составе и технике. Действия конников были также поддержаны партизанами Ставрополья, сражавшимися вместе с 10-й и 30-й кавалерийскими дивизиями.

В течение последующих дней, вплоть до 31 октября 1942 года, части 4-го гвардейского Кубанского казачьего кавалерийского корпуса храбро сражались с превосходящими танковыми и моторизованными соединениями корпуса особого назначения «Ф». Об этом свидетельствуют записи в журнале боевых действий группы армий «А» за последние дни октября 1942 года. Когда 25 октября в 8 часов утра 3-й танковый корпус 1-й немецкой танковой армии совместно с частями 2-й румынской горнопехотной дивизии и 1-м батальоном 99-го германского полка после сильного артиллерийского налета и поддержки крупных сил авиации перешел в наступление в направлении Нальчика, казачьи части 4-го гвардейского кавалерийского корпуса при поддержке артиллерии и бронемашин атаковали Урожайное.

Командование корпуса особого назначения «Ф» в этот период стремилось как можно скорее перебросить из Сталино подразделения, укомплектованные арабами («Арабский легион»). Об этом начальнику оперативного отдела штаба группы армий «А» сообщил 25 октября начальник тыла корпуса «Ф» полковник Круммахер. Эти арабские батальоны предназначались, как уже было отмечено, для наступательных действий в Иране, Ираке и в других странах Ближнего и Среднего Востока. Но, оказавшись в тяжелых условиях, командование корпуса «Ф» вынуждено было вести в бой арабские батальоны. Пока арабские подразделения держали в Сталино в состоянии боевой готовности для использования на Южном Кавказе, особые соединения «Особого штаба Ф», трансформированные в корпус и несшие значительные потери, использовались в калмыцких степях, муфтий аль-Хусейни продолжал добиваться от держав «оси», особенно от Германии, признания его руководителем арабского движения за независимость и владельцем «центра» в Северной Африке, а также перевода «своих» сирийских и палестинских арабов из «германо-арабского учебного подразделения» в Италию, «иными словами, на Египетский фронт». Немцы уже однажды обманули муфтия в этом вопросе, когда он еще 29 августа 1942 года заявил протест Верховному главному командованию вермахта против передислокации «Арабского легиона» на Кавказ и предложил перевести его под свое командование в Египет. Чтобы не потерять муфтия и «Легион» (или, как его называли немцы, — «Арабский корпус освобождения»), муфтия тогда собирались уверить в том, что с ним согласны. Аль-Гайлани тоже были даны обещания, что все иракцы после взятия Тбилиси будут переданы ему. Также собирались успокоить и итальянцев. Однако германские войска до Тбилиси не дошли, а застряли на Тереке и были разгромлены в районе начала Военно-Грузинской дороги. Но в связи с тем, что для немцев их исходные позиции на Кавказе с целью пробиться к Ирану и Ираку были важнее, чем дела в Африке, они воздержались от передачи сирийцев и палестинцев муфтию уже тогда, когда танковые дивизии 1-й танковой армии приступили к выполнению операции по прорыву к Нальчику и Орджоникидзе.

После тяжелых боев командование 4-го гвардейского Кубанского казачьего кавалерийского корпуса, учитывая неспособность конницы в силу ее специфики прорывать сильно укрепленные позиции и имея в виду труднейшие условиях степного — безводного и полупустынного — театра военных действий, решило отвести части корпуса в район населенных пунктов Махмуд-Мектеб, Тукуй-Мектеб и Березкин. Впоследствии части корпуса были отведены в район Терекли-Мектеб (Дагестанская АССР), откуда планировалось прикрытие Кизлярско-Астраханской железной дороги. После того как командование группы армий «А» обнаружило передислокацию 4-го гвардейского кавалерийского корпуса, оно также изменило свои цели, поняв, что главная задача, стоявшая перед корпусом «Ф», — разгромить и уничтожить 4-й гвардейский кавалерийский корпус, а также прикрыть левый фланг 1-й танковой армии — им не выполнена. 4-й гвардейский кавалерийский корпус при поддержке авиации в течение октября 1942 года нанес корпусу особого назначения «Ф» значительные удары, в результате которых последний потерял большое количество солдат, офицеров, боевой техники и вооружения. В районе Буденновска первые солдаты-арабы из корпуса «Ф» были захвачены в плен. В журнале боевых действий группы армий «А» за эти дни зафиксировано: «Корпус особого назначения, ведя разведку боем, натолкнулся на сильного противника. Артиллерия русских вела огонь по н/п Урожайное». Следующая запись за 28 октября свидетельствует: «В полосе корпуса особого назначения противник численностью до двух рот атаковал Ачикулак».

29 октября 1942 года, когда корпус генерала Н. Я. Кириченко в полном порядке направился в район населенного пункта Терекли-Мектеб, оперативный отдел штаб группы армий «А» затребовал от начальника оперативного отдела 1-й танковой армии донесения о запланированном ведении операций и о сложившейся в районе корпуса особого назначения «Ф» обстановке. Начальник оперативного отдела 1-й танковой армии заявил, «что было запланировано начать наступление этим соединением на северо-восток с целью разгрома находящейся в этом районе группировки противника (имеется в виду 4-й гвардейский Кубанский казачий кавалерийский корпус. — Примеч. авт.), однако этот план был оставлен в результате совещания командующего армией с начальником Генштаба сухопутной армии генералом Цейтцлером, так как последний сказал, что корпус должен наступать лишь в пределах предстоящих крупных операций в восточном направлении. Таким образом, в настоящее время соединение находится в ожидании, чтобы „позднее — одновременно с запланированным ударом на Грозный — наступать на Восток“». На запрос штаба группы армий «А» о возможности провести наступление на железную дорогу Кизляр — Астрахань начальник оперативного отдела 1-й танковой армии ответил, что «командующий корпусом особого назначения генерал Фельми был сегодня на совещании в штаб-квартире 1-й танковой армии и указал, что группировка противника перед его соединением насчитывает до 4000 человек. Ввиду недостатка артиллерии и превосходства в воздухе провести наступление в настоящее время не представляется возможным. Кроме того, корпус уже понес значительные потери, например, из 23 наличных бронемашин 10 уже подбиты и выведены из строя в результате воздушных налетов…»

В ноябре корпус «Ф» был настолько потрепан в боях, что германское командование всерьез встревожилось, достаточной ли окажется его боеспособность в предстоящих боевых действиях на грозненско-махачкалинском направлении и тем более в странах Ближнего и Среднего Востока в трех основных операциях, для которых, собственно, он и был предназначен. 30 октября штаб 1-й танковой армии сообщил в штаб группы армий «А», что «корпусу необходимо впоследствии придать тяжелую артиллерию, а по возможности и танки, чтобы сделать его способным наступать».

Активными боевыми действиями 4-го гвардейского казачьего кавалерийского корпуса наступление корпуса «Ф» с целью перерезать железную дорогу Кизляр — Астрахань было сорвано, и германское командование уже не стремилось к осуществлению поставленной фюрером важной задачи стратегического значения. Генеральный штаб сухопутных войск вермахта вынужден был лишь констатировать, что «наступление с целью перерезать железнодорожную линию Кизляр — Астрахань в настоящее время не может быть проведено».

Главное командование сухопутных войск вермахта было крайне озабочено сложившимся критическим положением в районе боевых действий корпуса «Ф» и утром 31 октября 1942 года приказало командованию 1-й танковой армии представить подробное донесение о противостоящих советских войсках, о своих войсках и о дальнейших планах действий корпуса «Ф». Такое донесение после соответствующего доклада из штаба 1-й танковой армии было передано штабом группы армий «А» к исходу дня по телефону в Генеральный штаб сухопутных войск.

Следует сказать, что части корпуса особого назначения «Ф», введенного в действие еще 15 октября в районе железной дороги Астрахань — Кизляр, 21 октября поступили в распоряжение 1-й танковой армии и провели разведку боем в полосе подготовлявшегося наступления 1-й танковой армии на нальчикско-орджоникидзевском направлении. Как уже отмечалось, несмотря на то что корпус «Ф» решением ОКВ был передан в подчинение командующего 1-й танковой армией, назначение его оставалось неизменным: он по-прежнему находился в непосредственном подчинении Генерального штаба ОКВ и, как записано в журнале боевых действий группы армий «А», «для осуществления своих задач военно-политического характера» должен был «получать указания от управления разведки и контрразведки».

Перед началом наступления 1-й немецкой танковой армии корпус особого назначения «Ф» «вел разведку боем в восточном направлении». Уже 23 октября корпус, введенный в боевые действия, в результате налетов советской авиации понес большие потери в живой силе и технике. Когда 25 октября началось наступление соединений 1-й танковой армии, корпус «Ф», действовавший в районе Урожайного, как уже отмечалось, был подвергнут атаке советских войск, поддержанных артиллерией и бронемашинами. Наступление на первом этапе не принесло войскам противника ожидаемого успеха.

30 ноября 1942 года войска ударной группы 44-й армии перешли в наступление в направлении на Моздок и южнее н/п Ищерская. Цель этого удара — ослабить корпус особого назначения «Ф» (который к этому времени вновь получил свежее пополнение) и другие соединения и части 1-й танковой армии на направлении главного удара наших войск и создать им (войскам Красной армии) благоприятные условия для наступательных операций. С первых дней наступления бои носили ожесточенный характер. Германским силам, так называемой «степной» группе противника, которой командовал командир корпуса «Ф» генерал Фельми, были приданы три дивизиона артиллерии из резерва главного командования.

Главными пунктами сосредоточения группировки генерала Фельми и их опорными узлами были укрепленные населенные пункты Ага-Батырь, Нортон, Сунженский, Иргакли, Ачикулак. Германское командование, опасаясь окружения своих войск, любой ценой стремилось удержать занимаемый рубеж. Ввиду невыгодного для советских войск соотношения сил (в танках противник имел превосходство), наступление советских войск на моздокском направлении развивалось медленными темпами.

Для усиления правого фланга Северной группы войск Закавказского фронта и наращивания сил при развитии наступления командующим фронтом на северный берег реки Терек 1 декабря 1942 года были выдвинуты 320-я и 233-я азербайджанская стрелковые дивизии. С этой же целью из 44-й армии была переброшена в район станции Терек 409-я армянская стрелковая дивизия. «Для удобства управления, — писал генерал армии И. В. Тюленев Верховному Главнокомандующему, — все войска, действующие на северном берегу реки Терек (402, 416 сд, 9 ск, 320, 223 и 409 сд), с 3.12 объединяются под управлением командарма 58 (ВПУ в районе Калиновская). Переброска 409 сд начнется 3 декабря»[98].

17 декабря Военный совет Закавказского фронта в своей директиве командующему Северной группой войск указывал: «1. Наступательным действиям наших войск севернее р. Терек противник противопоставил оборону с широким применением контратак танков и пехоты частей группы „Ф“ (корпуса особого назначения „Ф“. — Примеч. авт.) на рубеже — Морозовский, Нортон, Киров — и 3 тд с частями 111 пд и отдельными специальными формированиями, на рубеже — Кизилов, Томазов, Авалов, Шефатов». Далее командующий фронтом ставил следующую задачу: «В целях лучшего использования конницы и приданной ей техники, для усиления и развития наступательных действий правого крыла фронта, приказываю:

а) вывести в район действий 4 гв. ккк одну стрелковую дивизию и за счет этого высвободить корпус для обхода основных сил группы „Ф“ противника с юга и удара в направлении Эдиссия — Каново;

б) 5 гв. Донскому ккк направить свои главные усилия на окружение совместно с 9 ск аваловской группировки противника, нанося удар в направлении на Хотаев, Дортуев, Русский 2-й.

В район Бол. Осетинский, Дыдымка — выдвинуть одну-две стрелковые дивизии из второго эшелона, передав их в состав 9 ск».

В этой же директиве ставилась задача и другим соединениям по разгрому аваловской группировки противника.

Разведав появление в степях 5-го гвардейского Донского казачьего кавалерийского корпуса, генерал Фельми стал тщательно готовиться к выполнению поставленной ОКВ задачи: перебросить все танки и орудия на свой левый фланг, ударить по 5-му гвардейскому кавалерийскому корпусу с целью его полного разгрома. Во исполнение приказа ОКВ командир 8-го авиационного корпуса генерал Мартин Фибих связался по радио с Фельми, которому «дал слово, что в ближайшие три дня все железнодорожные пути подвоза в районе действии донских казаков будут уничтожены». Теперь Фельми не сомневался, что казаки, лишенные боеприпасов и хлеба, вынуждены будут сдаться. Но начало германского наступления несколько запоздало. Группировка Красной армии нанесла удар на упреждение.

Воины нашей наступавшей группы, многие из которых вступили в бой впервые, сражались с исключительной храбростью. В этих кровопролитных боях покрыли свои знамена неувядаемой славой бойцы 10-го гвардейского стрелкового корпуса (командир — генерал-майор В. В. Глаголев), танкисты части под командованием подполковника Титова, воины 5-го гвардейского Донского казачьего кавалерийского корпуса под командованием генерал-майора А. Г. Селиванова.

Казаки генерала Н. Я. Кириченко, против которых действовали большие силы германских войск, отбросили противника и продвинулись вперед, прикрывая правый фланг корпуса генерала А. Г. Селиванова, овладевшего н/п Ага-Батырь. В этих боях особо отличился казак из 4-го гвардейского Кубанского казачьего кавалерийского корпуса 60-летний П. Г. Камнев, награжденный орденом Ленина.

О том, как дрались казаки Кириченко и Селиванова, свидетельствуют помимо многочисленных документов и материалов показания взятого в плен под хутором Чернышов штурмшарфюрера Иоганна Эрле: «Как жестоко мы ошиблись, надеясь на казачество… Ведь мы все рассчитывали на то, что казаки выступят против большевиков. Но теперь я вижу, что мы не поняли душу русского казака и не учли тех двадцати пяти лет, которые сформировали характер новых казаков». Конечно, подобные слова не полностью отражают все перипетии истории казачества. Но говорить о том, что подавляющее большинство казаков, отбросив былые обиды, нанесенные советской властью, в тяжелые годы отважно и мужественно сражались в рядах Красной армии, можно со всей определенностью.

Согласно советским источникам, отдельные подразделения корпуса «Ф» также действовали в составе немецкой группировки (1, 4 гпд; 97, 101 егд; 46 пд; 1-я словацкая моторизованная дивизия), оперировавшей против 18-й армии Черноморской группы Закавказского фронта в октябре — декабре 1942 года на туапсинском направлении.

Корпус особого назначения «Ф», несмотря на его усиление танковыми, моторизованными и кавалерийскими частями и подразделениями из 1-й танковой армии, в декабрьских боях был основательно потрепан советскими войсками, а в конце 1942 года и вовсе отведен в резерв группы армий «А».

В январе 1943 года корпус «Ф» вновь был преобразован в «Особый штаб Ф» и передан в распоряжение командующего группой армий «Дон». А в феврале 1943 года остатки личного состава корпуса были переброшены в Тунис для усиления итало-немецкой группировки в Африке. Три подразделения из бывшего корпуса пополнили за счет арабов — выходцев из Ирака, Сирии, Трансиордании, Ливии, а также из Северной Африки (скорее всего, это был личный состав двухротного немецко-арабского учебного подразделения, иногда неофициально называемого добровольческим арабским корпусом или легионом — всего около 600 человек), и включили в состав гренадерского моторизованного (панцер-гренадерского) полка «Африка» из 90-й легкой (егерской) дивизии вермахта (в начале апреля 1943 года численность 90 егд составляла около 5700 человек), которой командовал генерал-лейтенант граф Теодор фон Шпонек. Полком «Африка» (ранее именовался 288-м отрядом особого назначения) командовал полковник Ментон. Эта часть, ранее представлявшая из себя боевую группу соединения 288 — отряд 288, также предназначалась для заброски в Ирак (в районе Рахид-Али), но не с Кавказа, а из Северной Африки. Подняв восстание, немцы должны были вести повстанческую армию на Запад через Палестину и Египет и достичь зоны Суэцкого канала. Спецподразделение насчитывало 12 рот, каждая из которых могла вести боевые действия самостоятельно. Личный состав батальона набирали среди немцев, долго живших на Востоке, треть солдат была арабской национальности. После разгрома Роммеля под Эль-Аламейном такой задачи уже не стояло, и 288-й отряд 31 октября 1942 года реорганизовали в панцер-гренадерский полк «Африка». Вместе со своей дивизией эта часть сражалась в Тунисе за Кассеринский перевал. 12 мая 1943 года у мыса Бон бывшие подразделения корпуса «Ф» капитулировали в составе 250-тысячной итало-немецкой группировки к северу от Анфидавилля. Только немногим удалось эвакуироваться на судах в Сицилию, а затем продолжить свой боевой путь в Италии и Греции, но уже в составе других частей и соединений.


Германо-итальянские противоречия | Стоять насмерть! | Закавказский и Северо-Кавказский фронты в борьбе за Крым