home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Берлин, 10 марта 1938 года

К четырем часам дня в приемной кабинета Гитлера в рейхсканцелярии встретились четыре человека: рейхсфюрер Генрих Гиммлер, группенфюрер Рейнгард Гейдрих, адмирал Вильгельм Канарис и барон Константин фон Нейрат. Всех их на это время вызвал к себе фюрер.

Как только все четверо собрались вместе, их сразу же ввели в кабинет. Не успели они отсалютовать главе государства, как тот встал перед ними и взволнованно заговорил:

— Вы, думаю, уже в курсе дела и знаете, какой новый балаган задумал этот негодяй Шушинг. Я прекрасно понимаю, на что он рассчитывает. Вот уже пять лет, с 1933 года, в Австрии не проводились никакие выборы, а значит, и не уточнялись списки избирателей. Сейчас туда можно вписать все, что угодно. Если прибавить сюда то, что право на избирательный бюллетень отнюдь не означает наличие ума, то картина становится ясной как божий день. Такого поворота событий мы допустить не можем. Если они не откажутся от этой затеи, то в субботу наши войска войдут в Австрию.

Он окинул взглядом лица всех присутствующих, надеясь по ним понять отношение к этой идее каждого из них. Но на этот раз в его кабинете собрались люди, привыкшие скрывать свои чувства: все четверо стояли с непроницаемым выражением лица.

— Наши генералы, должен сказать прямо, растерялись, — продолжил фюрер, — Я, конечно, не сомневаюсь, что они исполнят приказ и наши войска с честью выполнят, если потребуется, поставленную перед ними задачу. Но я совершенно не хочу, чтобы немцам пришлось пролить немецкую кровь. И чтобы этого не случилось, я очень рассчитываю на вашу помощь. Ваша задача состоит в том, чтобы за эти два дня не оставить у Шушинга с его камарильей и тени сомнения в том, что наши войска в субботу войдут в Австрию и не оставят камня на камне от обороны противника. От ваших усилий будет зависеть — прольется ли немецкая кровь.

Фюрер повернулся к фон Нейрату.

— Я прекрасно осведомлен о вашем слабом здоровье, барон, но у меня не было другого выхода. Ваш преемник герр фон Риббентроп в данный момент находится в Англии и ведет там очень важные переговоры: мы должны заранее знать реакцию Англии на все события и убедить ее не делать никаких скоропалительных и неразумных выводов. Поэтому, используя весь опыт и талант дипломата, вы, господин барон, в эти тяжелые для всех немцев дни, надеюсь, не откажете возглавить министерство иностранных дел. До конца кризиса или до приезда нынешнего министра иностранных дел, конечно. Используйте все ваши дипломатические каналы для того, чтобы добиться поставленной перед вами задачи.

Теперь фюрер повернулся к стоящим перед ним военным:

— Вам, господа, надеюсь, задача тоже ясна, а что касается методов ее выполнения, то вы, наверное, представляете их лучше, чем я. Используйте все доступные вам средства. Устройте там массовые беспорядки, в конце концов. Я сам вырос в Австрии и прекрасно представляю, сколько немцев с нетерпением ждут, когда их братья по крови придут к ним на помощь. Оправдайте их надежды.

Он отступил на несколько шагов.

— Времени у вас очень мало, так что не будем тратить его на досужные разговоры. Не сомневаюсь, что вам прекрасно ясна поставленная перед вами задача. Послужите своему народу, сберегите его бесценную кровь!

И фюрер широким жестом перекрестил всю четверку, потом резко повернулся и вышел из кабинета через боковую дверь.

Уже спускаясь по лестнице рейхсканцелярии, Гейдрих остановился и подождал спускавшегося несколько позади адмирала Канариса.

— Нам, наверное, надо встретиться, Вильгельм, и согласовать действия, чтобы не дублировать друг друга, а кое-где для пользы дела объединить усилия.

— Согласен, — сухо кивнул головой Канарис, — мне потребуется час, чтобы наметить в основных чертах план действий, так что через полтора часа жду вас с вашими предложениями у себя на набережной Тирпица.

— Давайте, чтобы не пороть горячку, я буду там через два часа.

Гейдрих отсалютовал адмиралу и трусцой побежал к своей машине. Он любил те моменты, когда его подстегивало время.


Берлин, 10 марта 1938 года | Бумеранг Гейдриха | Лабиринты истории