home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Берлин, 17 января 1938 года

Это утро началось для Хельмута Миллера с неприятностей: во-первых, он простудился, всю ночь кашлял и уснул только под утро, поэтому жена его еле добудилась; во-вторых, он порезался, когда брился; а в-третьих, просматривая за завтраком утреннюю газету, он опрокинул на нее кофе. На службу он явился мрачнее тучи, прошел сразу в свой кабинет и, сев за стол, начал просматривать подготовленные для него секретарем бумаги.

Первое, что ему попалось под руку, был большой конверт малинового цвета. Гауптман Миллер раскрыл конверт и вынул оттуда пачку фотографий, на которых во всевозможных игривых позах была изображена молодая женщина, стриженная под мальчика и облаченная только в ожерелье из искусственного жемчуга. Гауптман Хельмут Миллер был начальником отдела криминальной полиции, курировавшим дела о проституции и порнографии, и такие фотографии, по долгу службы, видел не единожды. Он несколько удивился, не поняв, зачем вдруг дело рядовой проститутки положили ему на стол, но решил разобраться с этим позже и начал засовывать фотографии обратно в конверт. Как раз в этот момент к нему в кабинет зашел его помощник, увидев, чем занят его шеф, он тихо сказал:

— Посмотрите внимательно, кто на них изображен, герр гауптман.

Мюллер снова разложил перед собой несколько фотографий, попробовал более внимательно рассмотреть женщину, но ничего примечательного или знакомого так и не обнаружил. Тогда он взял одну из фотографий и заглянул на обратную сторону и обнаружил там четкую карандашную надпись «мадам Грюн». Но и это ему ничего не говорило. Он уже было хотел спросить у помощника, что особого он должен был увидеть в этих снимках, как вдруг перед его глазами всплыла заметка из недавней газеты. В заметке описывалась помпезная свадьба фельдмаршала фон Бломберга и фройлян Грюн. К заметке прилагалась и фотография, но на фотографии на первом плане были дружки жениха: Геринг и Гитлер. У гауптмана перехватило дыхание. Теперь он понял, почему этот конверт оказался у него на столе.

Хельмут снова сложил фотографии в конверт, положил конверт на стол, закурил и начал размышлять. Что делать с этим подарком? И вообще, откуда он взялся?

— Откуда это взялось, Карл? — поинтересовался он у помощника.

Тот пожал плечами:

— Я сегодня обнаружил это вместе с другими бумагами, которые накопились в ожидании вашей подписи. Наверное, кто-то из инспекторов наткнулся на это дело.

Гауптман с минуту продолжал сидеть за столом, куря и постукивая ребром конверта о поверхность стола. Наконец он решительно загасил недокуренную сигарету, взял конверт и вышел из кабинета.

Уже через пять минут гауптман Хельмут Миллер стоял перед директором уголовной полиции оберштурмбанфюрером СС Артуром Небе. Тот долго и внимательно рассматривал снимки, потом разложил их на столе в два ряда и поднял взгляд на гауптмана.

— Господи, и эта шлюха целовала руку фюрера! Вы уверены, что это фрау Бломберг? — спросил Небе.

— Никак нет, герр оберштурмбанфюрер, — отчеканил Миллер, — Я не видел ни одной фотографии фрау Бломберг.

— К сожалению, я тоже, — задумчиво признался Небе. — Идите, гауптман.

Когда Миллер вышел из кабинета директора полиции, тот подошел к окну и погрузился в размышления. Если разразится скандал, то Бломбергу на своем месте уже не усидеть. Самое простое было бы уничтожить снимки, но их, скорее всего, видели уже многие. Но и просто сдать их в архив тоже нельзя. Конечно, он должен бы принять такое же простое решение, как и гауптман Миллер, и отнести их своему шефу, Гейдриху. Но Гейдрих только и мечтает получить в руки такой козырь против вермахта. Нет, это слишком опасно и громко. Дело надо попробовать решить как-нибудь без особого шума. Единственный выход в данной ситуации — привлечь к делу кого-то из высших чинов. Но кого? Гиммлер и Гейдрих отпадают сразу: эти мечтают подмять под себя вермахт, и тихое решение этого скандала им не выгодно. Геринга? Но этот, пожалуй, тоже не заинтересован замять такой скандал: он, похоже, сам метит в главнокомандующие. Искать помощи среди командиров вермахта? Это был бы выход, но там тоже есть люди, которые пляшут под дудку СС. В конце концов, Небе решил посоветоваться со своим другом, начальником берлинской полиции графом фон Гелльдорфом.

Через пятнадцать минут Небе сидел в кабинете Гелльдорфа и следил, как хозяин кабинета перебирает снимки. Выждав достаточное время. Небе поинтересовался:

— И что ты на это скажешь?

— Дело дрянь, — признался Гелльдорф, — Кто-то очень хочет хорошенько тряхнуть вермахт. Весь вопрос кто? Это вполне может быть кто-то из окружения Гиммлера, но и сам вермахт сбрасывать со счетов нельзя. А самое противное то, что за всем этим может стоять совет или даже приказ фюрера. Что бы ты сейчас ни решил, пока эти карточки у тебя в руках, твоя голова — в петле.

— Я это и сам прекрасно понимаю. Постоянно перебираю в голове все командование вермахта, но никак не могу придумать, к кому там можно обратиться за помощью.

— Слушай, а ведь это идея! — воскликнул Гелльдорф, — Погоди-ка…

Граф вскочил и быстрым шагом вышел в приемную. Через полминуты он вернулся, держа в руках вчерашний номер «Дойче альгемайне цайтунг». Гелльдорф победно бросил перед Небе газету и ткнул в нее пальцем.

— Вот тебе и ответ на вопрос, — победно объявил он.

Небе непонимающе уставился на газету, он был в таком взволнованном состоянии, что не мог вникнуть в смысл даже названия заметок.

— Где? — спросил Небе. — Какой ответ?

Гелльдорф усмехнулся.

— В светской хронике, объявление о помолвке. «Генерал артиллерии Вильгельм Кейтель имеет честь сообщить о помолвке своего сына, Карла-Хайна, с дочерью фельдмаршала, Доротеей Бломберг».

Небе присвистнул.

— Да, это, пожалуй, действительно выход. Если еще к тому же вспомнить, что в Генеральный штаб Кейтеля вытащил Бломберг, то лучшей фигуры нам не найти. Послушайте, дружище, я почти не знаком с Кейтелем, а вы с ним вроде бы встречались. Может быть, вы и поговорите с генералом? Здесь все же нужен какой-то доверительный разговор.

Гелльдорф на минуту задумался, потом кивнул головой и сказал:

— Хорошо, оставьте мне все это. Я договорюсь с Кейтелем об аудиенции.

Небе с огромным облегчением положил в дополнение к фотографиям досье на профессиональную проститутку Эрну Грюн и легкой походкой вышел из кабинета.


Историческая справка | Бумеранг Гейдриха | Историческая справка