home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



19

Несколько дней спустя я возвращаюсь в отель «Челси» — как выясняется, в последний раз. Незаметно проскочив мимо Германа, бегом взлетаю по лестнице и подхожу к своей комнате. Замок в двери, оказывается, уже успели поменять.

— А вот и он, — объявляет Герман, когда я спускаюсь в холл и подхожу к его стойке.

— Привет! Какая-то фигня творится с ключами, дверь открыть не могу.

— И не говори. У меня тоже какая-то фигня творится — никак деньги за номер получить не могу.

— Ах, вот оно в чем дело…

— А еще я поговорил с одним приятелем из «Нью — Йоркера», они там про тебя даже не слышали.

Герман торжествующе улыбается и берет со стола здоровенную связку ключей. Я рассчитываю на то, что он поднимется и откроет мне номер, но вместо этого он отпирает кладовку за своей спиной, и я вижу, что моя дорожная сумка и пишущая машинка уже перекочевали сюда.

— Спасибо за то, что выбрали наш отель. Удачи на поэтическом поприще.


Я, надрываясь, подтаскиваю свое барахло ко входу и вдруг вижу, что дверь мне любезно придерживает Нейт.

— А, Человек Травы! — орет он во все горло. — Ты где пропадал?

Я смотрю на Кей, стоящую рядом с Нейтом. Она в упор не замечает меня, пристально разглядывая что — то на полу прямо у нее под ногами.

— Только не говори, что сваливаешь от нас.

— Да вот, переехать решил, — отвечаю.

— Ну ладно, удачи тебе и все такое.

Кей наконец вступает в разговор:

— Слушай, надо бы выпить чего-нибудь вместе. Посидим, угостим тебя на прощание…

— Ну, не могу, не могу я, детка, понимаешь, — говорит ей Нейт. — Я ведь обещал этой репортерше из «Роллинг стоун», что перезвоню, и должен был это сделать, наверное, час назад. Сейчас, кстати, сколько времени?

— Ну, тогда я пойду в бар и угощу его на прощание, — с вызовом в голосе говорит Кей.

По такому знакомому коридору мы идем в «наш» мексиканский ресторан. Буквально месяц назад тут зародились наши отношения, ну а сейчас мы здесь же произведем им вскрытие и выпишем свидетельство о смерти.

— Что случилось? Куда ты пропал? — спрашивает меня Кей, когда бармен приносит нам заказанную выпивку.

— Да так… В Корею вот ездил, хотел с тобой повидаться.

Ее глаза в течение нескольких секунд словно играют в классики. В них отражается то смятение, то виноватость, то какие-то упреки, то сожаление и грусть.

Наконец, взяв себя в руки и вернувшись на исходную позицию, Кей переспрашивает:

— Ты ездил в Корею? Так почему же ты не…

— Нейт.

Кей снова принимается изучать пол.

— Клянусь тебе, я понятия не имела, что он туда приедет. А он взял вдруг и нарисовался ни с того ни с сего.

— Ну да, с морем цветов, как мне рассказали. И с камешками.

При этих словах я выразительно смотрю на нитку бриллиантиков, сверкающих у нее на шее.

— Это все я виновата, — говорит она. — Внушила тебе, что с Нейтом все кончено, а потом…

— Да неужели?

— Ну да… Господи, что же я наделала, мы ведь с тобой… То есть ты… Ты был просто потрясающим. То есть ты и есть потрясающий, ты заслуживаешь такого счастья…

Я поднимаю руку — хватит, мол.

— Во-первых, сделай одолжение, избавь меня от прощальных речей. Сам не раз и не два уходил от девчонок и хорошо знаю, что ты сейчас чувствуешь.

— Ничего ты не представляешь. Ты понятия не имеешь, что я сейчас чувствую…

— А во-вторых, смею тебя заверить, я имею именно то, чего заслуживаю.

Задумчиво помолчав, Кей произносит:

— Я тогда совсем запуталась. Да и ты пропал. Я ведь, когда вернулась, хотела с тобой увидеться. А тебя все нет и нет. Записки не оставил, телефона я твоего не знаю, сам не звонишь.

— Знаешь, как-то, прямо скажем, не до того было.

— Мама? — осторожно спрашивает Кей.

Я киваю и ловлю на себе ее искренне сочувствующий взгляд.

— Ты, наверное, меня ненавидишь, — тихо произносит она.

— Ненавижу? Вовсе нет, — почти искренне уверяю ее я. — Расскажи хотя бы в двух словах, как у Нейта дела? Я так понимаю, им уже «Роллинг стоун» интересуется. Карьера на взлете.

— Ну, типа того… По крайней мере на данный момент. Что будет дальше — кто знает.

Я чувствую, что в ее душе дверь для меня снова приоткрыта, через узкую щелочку вновь пробивается луч надежды.

— Кто знает.

На прощание мы тепло обнимаемся и расходимся. Я тащу на себе баул и пишущую машинку до конца квартала, затем сворачиваю в переулок и пристраиваю свой багаж прямо на тротуаре. Дальше я иду уже налегке. И, оказавшись на станции, сажусь в первую же электричку, идущую до Левиттауна.


предыдущая глава | Бог ненавидит нас всех | cледующая глава