home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Легенда об Утнапиштиме

Теперь мы вернёмся к истории Потопа, рассказанной Утнапиштимом в «Эпосе о Гильгамеше». В своей основе эта легенда полностью отличается от «Мифа об Атрахасисе» в том, что она начинается не с рассказа о создании людей на Земле. В начале этой легенды вообще нет упоминаний о создании людей именно на Земле. А если мы примем мое предположение о том, что Утнапиштим и городские старейшины жили в небесном городе? Давайте следовать ходу истории, имея в виду такую возможность.

Как мы уже видели, история самого Утнапиштима начинается со следующих загадочных слов:

Это очень интересно. Нам говорят, что боги близки к этому городу и сердце заставило их устроить Потоп. Восхитительная двусмысленность. Неужели боги сидели в зале совета и голосовали за устройство Потопа, как правители из плоти и крови? Или боги жили в планетарном «городе», как будущие метеориты, составные части взорванной планеты, выпущенные на волю Великим потопом?

Кем были эти боги, пребывавшие в древнем «городе» Шуррупаке? Нам говорят следующее:

Совещались [в городе] отец их Ану, Эллиль [Энлиль], герой, их советник,

Их гонец Нинурта их мираб Эннуги.

Светлоокий Эа с ними вместе клялся[655]

Рассказ становится всё интересней. Город, который собирались разрушить, оказывается, был под управлением Ану — верховного бога Небес Поскольку Анну очень редко, практически никогда не жил на Земле, то это является дополнительным доказательством того, что Шуррупак действительно был городом Небес. Совместное присутствие Ану, Энлиля и Эа в городе предполагает, что перед нами разворачиваются изначальные события, произошедшие ещё до разделения богов по отдельным обителям — Небесам, Земле и подземному миру.

Затем Утнапиштим рассказывает, гак Эа выдал тайну Потопа хижине и стене точно так же, как и в «Мифе об Атрахасисе»:

Хижина, хижина! Стенка, стенка!

Слушай, хижина! Стенка, запомни!

Шуррупакиец, сын Убар-Туту,

Снеси жилище, построй корабль…

Покинь изобилье, заботься о жизни,

Богатство презри, спасай свою душу!

На свой корабль погрузи всё живое.[656]

Смысл этого отрывка, если верить учёным, заключается в том, что нужно было хижину перестроить в корабль.[657] Согласно ученым, разрушение дома и строительство из этих материалов корабля — вполне приемлемое объяснение, поскольку в Месопотамии дома строили из тростника.[658] Тем не менее может ли быть у этих метафор — «хижина», «стена» и «дом» — более глубокий смысл? Мы вскоре ответим на этот вопрос.

Вернёмся к рассказу Утнапиштима. Пока мы обойдём молчанием описание самого корабля и его строительство и обратим наше внимание на слова, которые Утнапиштим сказал городским старейшинам, когда те спросили его о непонятной строительной деятельности:

Я знаю, Эллиль меня ненавидит, —

Не буду я больше жить в вашем граде,

От почвы Элл идя стопы отвращу я.

Спущусь к Океану [Апсу], к владыке Эа![659]

Эта речь практически идентична речи Атрахасиса, процитированной ранее. И опять-таки, желание Утнапиштима спуститься в подземный мир (Апсу) — полная аномалия в контексте легенды.

Что думают ученые по поводу этой аномалии? Ничего удивительного в том, что они отмели её как не имеющую значения. Джон Гарднер и Джон Майер так прокомментировали спуск в Апсу: «Это имеет смысл, только если Земля покрыта водами — потоком, выпущенным из Aпсу».[660] Другими словами, они предположили, что корабль Утнапиштима должен был спуститься на воды Потопа, после того как они отступят.

Чистый софизм. Во-первых, Гарднер и Майер проигнорировали тот факт, что кораблю вначале придётся подняться на водах Апсу во время Потопа, а затем уже спуститься. Это делает слова Утнапиштима, сказанные до Потопа: «Спущусь к Океану [Апсу], к владыке Эа!» — слишком странными, чтобы не сказать больше.

Во-вторых, нигде в «Эпосе о Гильгамеше» не говорится, что воды пришли из Апсу. Наоборот, создаётся впечатление, что воды пришли с Небес (непонимание Гарднера и Майера, возможно, проистекает из слишком внимательного чтения Книги Бытия).[661]

В-третьих, корабль на самом деле вовсе не спускался в Апсу — он пристал к высокой горе, которую трудно принять за Апсу.

В-четвёртых, повторим главный аргумент, пусть мы даже примем, что воды подземного мирз Апсу хлынули на Землю, тогда все равно остается только один путь для спуска гиг них — спуск с Небес.

С точки зрения всех этих аргументов утверждение Гарднера и Майера нужно просто отвергнуть. Перед нами типичный пример того, как учёные склонны отмахиваться от аномалий, когда такая аномалия, возможно, является главным ключом к правильной интерпретации. Но факт остается — Утнапиштим отправился вниз, в Апсу, как и Атрахасис.

Вернёмся к истории Утнапиштима, Корабль был построен за семь дней, и наш герой погрузил на него семя всех живых существ вместе со своей семьёй, родственниками и работниками. Странно, но мы узнаем, что он взял на борт всё своё золото и серебро.[662] Зачем он это сделал, хочется узнать?

Затем Утнапиштим сам взошёл на корабль, заколотил вход и отдал управление корабельщику по имени Пузур-Амурри, «тому, кто знает тайны запада».[663] Как только корабль отчалил, весь ад сорвался с цепи, если использовать современную идиому. Далее в тексте читаем:

Едва занялось сияние утра,

С основанья небес [горизонта] встала чёрная туча

Адду гремит в её середине,

Шуллат и Ханиш идут перед нею,

Идут, гонцы, горой и равниной

Эрагаль [Нергал] вырывает жерди плотины,

Идет Нинурта, гать прорывает,

Зажгли маяки Ануннаки,

Их сияньем они тревожат землю.

Из-за Адду цепенеет небо,

Что было светлым — во тьму обратилось,

Вся земля раскололась, как чаша.[664]

Этот отрывок содержит очень ценную информацию. Во-первых, отметим появление ануннаков, которые обычно считались богами подземного мира (внутренней части Земли). В этом контексте, однако, зажигание маяков означает огненное рождение на небе, как будто они были выброшены с планеты Небеса, Это имеет смысл, поскольку слово «ануннаки» означает «те, кто пришел с Небес на Землю».

Отметим также бога Нергала, вырывающего жерди. Он также, в основном, считается богом подземного мира, но в легенде «Нергал и Эрешкигаль» говорится, что он родился на Небесах, а потом сошёл на Землю, в подземный мир.[665]

В контексте истории всё это предполагает, что Нергал, Нинурта и ануннаки вырвались из глубин небесной планеты.

Если моё прочтение верно, то вторая строка — «С основанья небес [горизонта] встала чёрная туча» — относится к планетарному «горизонту», в этом случае причиной появления чёрной тучи является взрыв недр планеты.

Если мы прочитаем этот отрывок снова, то он станет прямым доказательством того, что интерпретация с позиции взорванной планеты имеет смысл.

Рассмотрим также последнюю строку. «Вся земли раскололась, как чаша». Ранее мы прочитали в «Мифе об Атрахасисе», что Анзуд разорвал небо своими когтями, вызвав Потоп. Мы также отметили, что «разум страны [Иштар], как горшок, расколот», и я утверждал, что расколотый горшок — это метафора для взорванной планеты. Если кто-либо сомневается а этом представлении, то в тексте, процитированном выше, говорится, что «вся земля раскололась, как чаша».

Этот прорыв сквозь метафоры жизненно важен для расшифровки следующей части истории Утнапиштима:

Боги Потопа устрашились, Поднялись, удалились на небо Анну… Иштар кричит, как в муках родов.

Госпожа богов, чей прекрасен голос —

Пусть бы тот день обратился в глину,

Раз в совете богов я решила злое,

Как в совете богов я решила злое,

На гибель людей моих войну объявила?

Для того ли рожаю я сама человеков,

Чтоб, как рыбий народ, наполняли море»[666]

Этот удивительный отрывок практически в точности повторяет приведенные ранее слова Мами из «Мифа об Атрахасисе». Мами оплакивает судьбу своих людей — своих детей, — которые убиты, как жертвенные белые овцы; запрудили реки, так стрекозы, и в конце концов оказались выкинутыми на берег, Можем ли мы разобраться в этих метафорах? Мы так и сделаем.

А что, если история рассказывает, как люди плыли по небесной реке и их выбросило на берег — Землю. Другими словам — что если эти люди родились на небе?..

Более того, из процитированного отрывка ясно, что эти странные люди родились из чрева небесной богини, которая раскололась на куски, как горшок.

Это напоминает нам египетскую небесную богиню Нут, «Первобытный холм земли посреди моря», которая тоже рожала в катастрофических обстоятельствах. Её имя, напомним, детерминировалось знаком горшка для воды на её голове.[667] Она была владычицей Великого потопа — владычицей взорванной планеты.

Ещё одной повелительницей Потопа и также небесной богиней (вернее, бывшей небесной богиней) была вавилонская богиня Тиамат, чьё имя происходит от корня, означающего «океан».[668] Таким образом, убийство Тиамат Мардуком, как это описывается в «Энума элиш», вызвало Потоп, который упал на Землю. Следует отметить, что существовал праздник — вавилонский Новый год, — на котором эта битва отмечалась ритуалом разбивания горшка. Вот соответствующий текст.

«Царь разбивал горшок-йдгш оружием, как Мардук, повергший Тиамат».[669]

Более того, следует отметить, что сам акт творения в «Энума элиш» продолжается вихрями внутри чрева Тиамат, от которых и родились все боги.[670] Согласно этому тексту, люди были сделаны из плоти этих богов.[671]

Вернёмся к легенде об Утнапиштиме, интерпретация которой проясняется. Люди, вышедшие из чрева Иштар, на самом деле не были людьми — это было метеоритное потомство взорванной планеты.

На Небесах началась буря, которая бушевала шесть дней и шесть ночей и на седьмой день пошла на спад.[672] Именно в этом месте, по моему мнению, в строке 128 Таблицы XI Земля впервые появляется в «Эпосе о Гильгамеше». В тексте мы читаем:

При наступлении дня седьмого

Буря с потопом войну прекратили,

Те, что сражались, подобно войску.

Успокоилось море, утих ураган — Потоп прекратился.

Я открыл отдушину — свет упал на лицо мне,

Я взглянул на море — тишь настала,

И всё человечество стало глиной.[673]

Что за человечество имеется в виду — «человечество», которое могло превратиться в глину? Теперь совершенно ясно, что это не было человечество, жившее на Земле, а именно то количество «людей», которые были изверг нуты из расколотого чрева небесной богини. Действительно, как описано в «Мифе об Атрахасисе», люди были, как стрекозы, запрудившие реки.[674]

Вернувшись к нашей истории на седьмой день, мы обнаруживаем Утнапиштима, смотрящего с корабля на приближающуюся «гору». Однако в тексте нет никаких указаний на то, что корабль плывет по водам, а затем опустился вниз, когда воды отступили. Наоборот, создаётся впечатление, что Утнапиштим плыл прямо с Небес на Землю, последняя теперь выглядит на расстоянии как планетный «остров» или «гора»:

Стал высматривать берег в открытом море —

В двенадцати поприщах поднялся остров.

У горы Ницир корабль остановился.

Гора Ницир корабль удержала, не даёт качаться.[675]

Именно в этом месте библейского рассказа о Ное начинаются загадочные противоречия, из-за которых невозможно понять, появились горы над водой или нет. Однако в месопотамском рассказе о Потопе нет противоречий. Корабль с Небес просто встал на мертвый якорь на горе Ницир, т. е. на земле, которая в тот же момент была затоплена водами Потопа, принесёнными вместе с кораблем.

В течение шести дней гора Ницир (что значит «гора спасения») крепкоко удерживала корабль на водах.[676] Затем, на седьмой день после прибытия Утнапиштим выпустил голубя, ласточку и ворона. Именно во время полета ворона показалась земля, и корабль наконец пристал к настоящей земной горе, на которой Утнапиштим принёс жертву богам.[677]

Как написано в «Мифе об Атрахасисе», боги почувствовали сладкий аромат жертвы и слетелись к Утнапиштиму, как мухи. Странное отношение к богам, как: отметили некоторые учёные, но его с легкостью можно объяснить с позиции культа взорванной планеты.

Какое значение придаётся сравнению богов с мухами? В легенде об Утнапиштиме рассказано, как великая богиня Иштар подняла большое ожерелье из ляпис-лазури.[678] Затем на этом ожерелье она поклялась, что навсегда запомнит ужасный день Потопа Символическое значение ляпис-лазури уже было отмечено несколько раз в предыдущих главах, а в переводе «Эпоса о Гильгамеше» Джона Гарднера и Джона Майера мы обнаруживаем, что ляпис-лазурь использовалась в особом «узоре из мух». Их перевод таков:

Издалека повелительница богов [Иштар/Инанна] прибыла.

С трупов [жертвы] она подняла радужную муху,

Которую в знак любви ей сделал Ану.[679]

Это упоминание «мухи в знак любви» ничего не значит для учёных, но очень важно для нас в контексте тех тем, которые рассматривались в главе 2, — о беременности Матери-Земли от метеоритов, которых иногда символизировала ляпис-лазурь.

Имея в виду эту возможность символического значения «мух», рассмотрим следующую речь Иштар (Мами-Нинту) из «Мифа об Атрахасисе»:

«Вы решились на гибель мира!

Их [детей Мами] ясные лики потемнели ныне!»

И она [Мами] подошла к амулету-мухе,

Что Ану изготовил и носил на радость.

«Да будет этот амулет-муха

Темно-синего камня на моей шее,

Чтоб я те дни вспоминала вечно!»[680]

Вот! Теперь у нас есть большие мухи, мухи из ляпис-лазури и ещё мухи, сделанные Ану. Поскольку Ану был верховным богом взорванной планеты, есть ли сомнения, что эти мухи были метеоритами? Будто в подтверждение моей гипотезы учёный из Оксфордского университета Стефани Далли заметила, что существует фрагмент текста, переведённый в 1930 г., в котором утверждается, что «все боги Урука превратились в мух, когда покидали Урук».[681] И снова перед нами всё та же идея разрушенного города в качестве метафоры разрушенной планеты.

Хватит о мухах, этих докучливых созданиях смерти и. разложения! Давайте вернёмся к финальной сцене из рассказа Утнапиштима, где рассерженный Энлиль появляется на острове и вопрошает:

Какая это душа спаслася?

Ни один человек не должен был выжить![682]

Стоит отметить, что Энлиль возложил вину на игигов-богов, которые пришли с Небес, а это ещё один ключ к небесному происхождению корабля Утнапиштима.[683] Затем ради Энки Энлиль оставил гнев и произнёс слова, которые придали истории драматическое завершение:

До сих пор Утнапиштим был человеком.

С этих пор Утнапиштим и его жена пусть станут, как мы, боги.

Утнапиштим пусть поселится далеко отсюда, на большом расстоянии,

Рядом с устьем [или истоком] рек.[684]


Миф об Атрахасисе | Когда боги спустились с Небес | Тайна хижины и стены