home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



ГЛАВА ШЕСТАЯ

Микейла проснулась поздно, бросила взгляд на часы и заторопилась в душ.

Рафаэль присоединился к ней, обнял ее, чтобы унять ее суетливые движения, и увидел, что она нахмурилась.

– Почему такая спешка?

– Я забыла позвонить Мэйзи. Я должна была помогать ей сегодня в магазине. О, черт возьми! – Мыло выскользнуло у нее из рук и упало на пол. Она нагнулась, чтобы подобрать его.

– Постой минутку спокойно, – скомандовал Рафаэль, взяв мыло из ее обессилевших пальцев, – и объясни.

– Мэйзи – моя подруга. Я работаю у нее по субботам и воскресеньям. Я сказала ей, что вчера не могла ей помочь, но совсем забыла о сегодняшнем дне. А сегодня будет много народу, – рассказывала Микеила несчастным голосом, – и она будет ждать меня.

Он наклонился и поцеловал ее со всей страстью.

– Так иди, моя милая.

– Я там буду почти до вечера.

– А потом поедешь к отцу, а я приготовлю обед. – Он увидел, что она колеблется, и спокойно сказал: – Десять секунд, Микейла, или ты не выйдешь из дома в течение, по крайней мере, часа.

Она выскользнула из душа и через несколько минут уже натянула джинсы, свободную футболку, кроссовки, затем собрала волосы в хвостик, захватила кошелек, ключи и побежала вниз.

День, полный суеты и хлопот, не оставил ни у нее, ни у Мэйзи ни единой свободной минутки для разговора. Лишь после полудня поток покупателей начал иссякать. Только тогда нашлось время, чтобы сообщить Мэйзи, что Микеила переехала и что, вероятно, некоторое время не сможет помогать в магазине.

– Ты шутишь? – Глаза Мэйзи сузились. – И ты живешь с ним? – Она присвистнула сквозь зубы. – Видно, он какой-то особенный мужчина. Ты же всегда клялась, что не будешь заниматься сексом без обручального кольца.

Микейле удалось пожать плечами, будто ничего и не произошло.

– Девочка может передумать.

– Но не ты же, дорогуша! У тебя всегда были такие твердые, принципы.

Микеила хотела сказать, что у нее не осталось выбора, кроме как забыть о них. Но чем меньше Мэйзи знает, тем лучше.

– Можешь закончить пораньше, если тебе еще ехать в больницу. В магазине стало полегче, и я справлюсь сама.

– Ты уверена?

– Иди, Микейла. Позвони мне как-нибудь, ладно? Не теряй связь со мной.

– Позвоню.

Джошуа казался очень утомленным, и сердце у нее упало. Медсестра уклончиво отвечала, что некоторое ухудшение его состояния – возможно.

Микейла побыла еще немного и помогла отцу поесть. Он ел без особого аппетита, что очень ее встревожило.

Рафаэль, едва взглянув на бледное лицо Микейлы, мгновенно решил подождать с обедом.

– Что случилось? – Он выключил плиту и подошел к девушке. – Что с отцом?

Она передала слова медсестры, хотя и подозревала, что Рафаэль уже все знает сам.

Он поднял руку, взял ее за подбородок и приподнял его. Синие круги под глазами и бледность лица огорчили Рафаэля.

– Ты ела сегодня? – спросил он.

– Мы были очень заняты. Кажется, съели по сэндвичу.

– Я приготовил спагетти с соусом из омара. – Он взял высокий стакан, налил в него вина и вручил ей.

– От вина я сразу засну, – попробовала протестовать Микейла.

Хотя, возможно, поспать для нее не так уж плохо.

– Пей. – Он коснулся края ее стакана своим и немного отпил, глядя, как она тоже сделала небольшой глоток.

– Мне надо принять душ и переодеться.

– Иди, а я пока накрою на стол.

Она поставила стакан и пошла наверх. Через десять минут Микейла вернулась в расклешенных брюках и блузке со множеством маленьких пуговок. Волосам она позволила свободно падать на плечи и слегка коснулась губ неяркой помадой. Было видно, что она чувствовала себя значительно лучше и свежее.

Рафаэль раскладывал еду на тарелки, когда она вошла в кухню. Дразнящий аромат горячего хлеба и чеснока защекотал ей ноздри.

– Ммм, как вкусно, – едва выговорила она с набитым ртом.

– Я рад. – Он взял кусок хлеба, разломил и начал есть.

Микейла, как зачарованная, не могла отвести взгляд от его рук, чувствуя в их движениях силу и вспоминая их прикосновения. Вдруг ей захотелось узнать о Рафаэле побольше.

– Вся ваша жизнь прошла здесь?

– Праздное любопытство о моих корнях? – переспросил он, когда девушка встретила его пристальный взгляд.

– Интерес, – поправила она.

– Я младший из троих детей, чьи родители эмигрировали в Нью-Йорк из Барселоны и не смогли найти американскую мечту. – Нет смысла рассказывать о вопиющей бедности, которая преследовала их семью. – Отец сумел найти здесь работу, упорно трудился и через несколько лет вызвал сюда семью.

А жизнь преподала Рафаэлю больше уроков, чем он когда-либо хотел.

Микейла пристально смотрела на него, – чувствуя, что рассказал он далеко не все, и ей захотелось понять, почему.

– Вы закончили школу и поступили в университет уже здесь?

– Да. – Рафаэль отодвинул тарелку. – А ты?

– Обучение в частной школе, спортивные состязания, университет, друзья, обычная общественная жизнь. – Она пожала плечами. – Ничего заслуживающего внимания.

– Пока с твоей матерью не произошел несчастный случай…

Потерять мать очень тяжело. Но, наверное, так же тяжело узнать, что отец потратил чужие деньги, а потом и сам заболел. Именно эти обстоятельства и привели ее к человеку, который сидел напротив нее.

– Тот год для нашей семьи оказался роковым.

Еще мягко сказано.

– И теперь ты принадлежишь мне. – Он увидел, как глаза у нее блеснули зеленым огнем и как начал приподниматься ее подбородок. Гордость и храбрость.

– Да.

Осталось провести с ним год, два месяца, три недели и четыре дня. Больше, чем четыре сотни ночей с человеком, который начал западать ей в душу и кого она хотела бы ненавидеть. Однако ее тело жаждало ласки его рук и губ, и у нее появилось чувство, что самые дикие фантазии пусты по сравнению с тем наслаждением, которое он подарил ей.

Она встала, собрала посуду и отнесла в раковину.

Рафаэль смотрел на девушку и сопротивлялся желанию подойти к ней, обнять и поцеловать.

Впереди у них была ночь, и он намеревался провести ее так, чтобы доставить и себе, и ей еще больше наслаждения, чем они уже испытали.

– Ты говорила про спортивные состязания. А в каком виде спорта?

Микейла замешкалась с ответом.

– Теннис, плавание. – Она держала в руках кастрюлю, обмывая ее с тщательностью, которой он не мог не отметить. – Дзюдо.

– Здесь есть теннисный корт, бассейн и хорошо оборудованный гимнастический зал, – протяжно проговорил он. – Выбирай.

Теперь она поглядела ему в глаза, и он заметил в ее взгляде слабый интерес.

– Я бы поиграла в теннис. Рафаэль склонил голову.

– Через тридцать минут на корте.


ГЛАВА ПЯТАЯ | Ты - вся моя жизнь | * * *