Book: Оглянись на бегу



Ребекка Форстер

Оглянись на бегу

Глава 1

Чикаго, 1975 год

– Он вернулся, мисс.

– Марта, он уже в доме?

Дейни Кортленд вздернула голову, откинув со лба светлую прядь, – хрупкая девочка, похожая на Алису в Стране Чудес. Только лицо ее было не по-детски хмурым и озабоченным.

– Подъезжает по аллее. Вы уж поторопитесь, а то как бы она не опередила.

Горничная отвернулась, чтобы маленькая мисс не заметила навернувшихся на глаза слез. Бедная девчушка! Ей бы еще в куклы играть, а приходится бороться за мужчину.

И мужчина этот – ее родной отец.

– Я успею, – ответила Дейни. Горничная скрылась за дверью. – Я успею, – повторила девочка самой себе.

Дейни выпрямилась перед зеркалом, заправляя измятую блузку за пояс плиссированной форменной юбочки. Губы ее безостановочно шевелились.

– Будь совершенством, Дейни, – повторяла она шепотом. – Не меньше, чем совершенством. Последнее усилие – и порядок! Дейни расправила плечи и заговорила громче, стараясь, чтобы голос звучал властно и уверенно, как папин.

– Люди судят о тебе по тому, как ты выглядишь и как себя ведешь. Ты должна выглядеть лучше всех! И вести себя так же. Будь первой! Во всем первой!

Дейни зажмурилась и попыталась представить себя Совершенством Во Всем, но ей не хватило воображения. Открыв глаза, она продолжала свою мантру.

– …Только так ты чего-то добьешься в жизни, Дейни. Глупо тратить жизнь попусту. Выбери себе цель – чем выше, тем лучше – и борись за нее. И помни: самое глупое, что только есть на свете, – это поражение.

Дейни, разумеется, не хотела оказаться глупой. Или слабой, как мать. После развода папа боролся за дочь изо всех сил: так он говорил, когда Дейни спрашивала о матери. А мать не боролась как следует, поэтому и проиграла процесс. Но Дейни не могла презирать маму: она на собственном опыте знала, что порой, как ни старайся, ничего не выходит. Вот она, например, так старается, чтобы папа ее любил…

Прямой пробор. Аккуратный узел галстука. Мысли о матери надо выкинуть из головы. Она совсем не любила дочь – так говорит папа. И она – неудачница. А неудачники не стоят того, чтобы о них думать. Если Дейни не станет Совершенством Во Всем, о ней тоже никто и думать не захочет.

Дейни надеялась, что не слишком похожа на маму. Она боялась, что в один прекрасный день исчезнет из жизни так же быстро, тихо и незаметно, как исчезла мама – вместе со всеми своими красивыми платьями, с безделушками в спальне, с запахом цветов… А потом в дом пришла она, и от мамы не осталось даже воспоминаний.

Как легко, оказывается, уничтожить человека… Дейни вздрогнула и поспешно натянула форменный пиджачок с золотой буквой «М» на нагрудном кармане. «М» означало «Академия Маривилл». Дейни взглянула на себя в зеркало и не удержалась от не по-детски тяжелого вздоха. Неприятно засосало под ложечкой – как всегда, когда надвигалось очередное поражение. Дейни Кортленд во всей красе. Дылда. Слишком высокая для своих десяти лет, худая и бледная – такая бледная, что сквозь молочно-белую кожу просвечивают вены. Голубые глаза – такие большие, что это уже некрасиво. Нос острый, рот слишком большой, лицо какое-то угловатое. И вся она длинная, угловатая, нескладная… Какое уж тут совершенство! Если бы она была хоть вполовину такой хорошенькой, как другие девчонки в классе! Пышные волосы, пухлые губки… У некоторых уже и грудь есть. А у нее, наверно, никогда не вырастет. Неудивительно, что папа на нее и смотреть не хочет.

Дейни показала своему отражению язык и отвернулась. В конце концов, красота – не главное. Главное – мозги. А мозги у нее есть, и сегодня папа в этом убедится. Она взяла со стола тетрадку в синей обложке. Сегодня папа будет гордиться своей дочерью! Забывшись, Дейни начала было перелистывать свое сочинение, но тут под окном послышался шум мотора. Папа подъезжает к крыльцу! Она снова опоздала!

Дейни подбежала к окну и отдернула кружевную занавеску. Сердце ее отчаянно билось. Папа уже выходил из машины. Красивый. Сильный. Богатый. Все, к чему он прикоснется, приносит деньги – так про него говорят, Дейни сама слышала. Деньги или новых подчиненных – людей, которые от него зависят. Дейни не могла понять, зачем папе власть над людьми. Может быть, он как-нибудь выкроит время и объяснит ей? Зачем нужны деньги – понятно. Без денег не было бы ни особняка, ни роскошной мебели, ни путешествий, ни школы Маривилл… Но порой в голову Дейни забредала крамольная мысль: не будь всей этой роскоши, было бы что-то другое, чего нет сейчас. Например, друзья – такие друзья, которые не делают деньги и не вертятся перед зеркалом, а просто радуются жизни. Или семейные пикники на открытом воздухе… Да, если бы мама тогда постаралась, у Дейни, быть может, была бы семья.

Дейни тряхнула головой. Мечтать некогда. Папа уже отпускает шофера… уже идет к крыльцу… Дейни ждала, когда же он поднимет голову и увидит ее. Она помашет ему рукой… Но папа не отрываясь смотрел в сторону входной двери, и радостное возбуждение Дейни сменилось яростью и отчаянием. Он ждал ее.

– Черт! Черт! – Дейни в гневе колотила кулачком по оконному переплету.

Однако времени не было. Схватив со стола тетрадь в синей обложке, девочка выбежала из комнаты.

Она снова опоздала. Папа уже входил в беломраморный холл – рука об руку с ней. Папа говорил, она слушала.

– …В Аргентину. По крайней мере на две недели. Может быть, и дольше.

Какой у него потрясающий голос! Звучный. Властный. Говорит, будто выносит приговор. И, когда слушаешь его, невозможно с ним не согласиться.

– Звучит заманчиво, милый. Буду ждать с нетерпением. – А у нее голос – словно сонное мурлыканье откормленной кошки.

Дейни застыла на мгновение, но быстро взяла себя в руки и спустилась по лестнице медленно и чинно, как ходят юные леди. «Не кричи. Не бегай. Не делай резких движений. Говори отчетливо и неторопливо. Обдумывай каждое свое действие, а обдумав, выполняй быстро и без колебаний». Этот урок давался ей труднее всех прочих. Импульсивная и порывистая по натуре, Дейни не понимала, как можно обдумывать каждое действие. Да лучше умереть! Но сегодня она все сделает как надо.

Дейни остановилась на последней ступеньке, ожидая, когда двое красивых, роскошно одетых людей обратят на нее внимание. Но они были поглощены друг другом и ее не замечали. Дейни кашлянула и робко подала голос:

– Здравствуй, папа.

Питер Кортленд медленно отвел взгляд от лица своей новой, третьей по счету жены. Так же медленно повернулся к дочери. Лицо его было совершенно бесстрастным, но Дейни заметила, как в глазах мелькнуло раздражение. Ну почему он не может хотя бы притвориться, что ее любит?

Но как бы там ни было, сейчас он смотрел на нее. Что сказать ему? Как его остановить, пока он не исчез – в кабинете, в столовой, в спальне, которую делит с ней?

– Дейни? Разве занятия уже кончились? – Казалось, он недоволен тем, что видит дочь.

– У нас пасхальные каникулы, папа. – Конечно, он же такой занятой человек! Где ему все упомнить!

– Ах да, конечно. И с кем же ты проводишь каникулы? Привезла с собой кого-нибудь из подруг?

Дейни молча покачала головой. Зачем ей подруги? Она мечтает провести каникулы с папой. Вдруг у него найдется время для нее! Тогда посторонние только помешают.

Но Питеру Кортленду едва ли такое приходило в голову. Он удивленно поднял брови, затем махнул рукой, словно весь разговор не имел для него никакого значения.

– Что ж, надеюсь, ты не будешь скучать.

– Постараюсь, – еле слышно вымолвила Дейни и опустила голову так низко, что уперлась подбородком в грудь. Он опять недоволен! Что ж, на летние каникулы она приедет с подругой. С хорошей подругой. Красивой. Умной. Замечательной. Такой, которая не станет дружить с неудачницей. Пусть папа увидит…

Она, заскучав во время этого разговора, двинулась вперед, и папа тут же забыл о Дейни. Он шел за ней как привязанный. Словно от нее исходил чарующий аромат, перед которым он не мог устоять. Сейчас или никогда! Отчаянным усилием воли Дейни подняла голову и взглянула отцу в глаза.

– Папа, я выиграла конкурс! – звонко объявила она. – У меня первое место!

Питер взял из рук дочери синюю тетрадку, открыл… и глаза его потеплели, а на губах появилась совсем легкая, еле заметная, но – Дейни могла бы поклясться в этом – искренняя улыбка. Успех Дейни развеял ее чары! От счастья у девочки закружилась голова. Ей казалось, что в холле стало теплей и безликий мрамор расцвел яркими красками. Наконец-то она победила!

– Действительно. Поздравляю, Дейни. – Он дотронулся до ее плеча и тут же убрал руку – но в этом мимолетном движении Дейни угадала искреннюю ласку. Какое счастье – но как его мало! «Не уходи, – мысленно молила Дейни. – Скажи еще что-нибудь. Покажи, что ты меня любишь. Я же так старалась!»

Питер Кортленд прищурился и перелистнул страницу. Он читал ее сочинение!

– Интересная тема, Дейни. «Роль переработки в экономике США». Впечатляет. Особенно для твоего возраста. Да, ты не зря учишься в этой школе. И первое место… Я горжусь тобой, Дейни.

Он ее похвалил! Очень сдержанно, но Дейни хватило и этого. Ее переполняла гордость. Только бы он не ушел! И Дейни заговорила – быстро, от волнения глотая слова и, конечно, забыв обдумать то, что хочет сказать.

– Папа, я так старалась! Знаешь, я бы получила и «Гран-при», но эта Марианна Плейшнер со своим «Мировым рынком»… по-моему, за нее писал ее отец и… и…

Голос ее дрогнул и прервался. Дейни привыкла угадывать недовольство отца по малейшим признакам: и сейчас, хоть она и дрожала от возбуждения, от нее не укрылось, как сузились его глаза и с лица исчезла улыбка. Заветная синяя тетрадка вернулась в руки Дейни – и мраморный холл стал пустым и холодным, как всегда.

– Так у тебя не первое место? А, Дейни?

– Ну да, – торопливо подхватила она, еще надеясь что-то объяснить, – есть «Гран-при», а есть первый приз, но это как бы одно и то же…

– Нет, Дейни, – безжалостно оборвал он. – Не верь всему, что тебе говорят в школе. Первое место – только одно, как у горы одна вершина. Если ты не на вершине – ты проиграла. А все эти «вторые места», «третьи места», «главное – не победа, а участие»… – Он презрительно скривил губы, – все это – чушь, изобретенная неудачниками для своего утешения. – Он продолжал, уже повернувшись к ней спиной. Она снова его теряла. – Второе место, Дейни, это поражение. Для поражения никаких оправданий быть не может. Если ты знала, что у тебя есть соперница, – ты должна была ночи не спать, но выяснить, что она затевает…

– Что же мне, подсматривать к ней в тетрадь? – слабо запротестовала Дейни.

Питер бросил на нее взгляд через плечо, но не обернулся. Зачем ему оборачиваться? Ведь Дейни снова проиграла. Кому приятно смотреть на неудачницу?

– Это не называется «подсматривать». Это называется «выяснять планы соперника». Ты должна на шаг опережать всех – только так ты завоюешь первое место. Не забывай об этом. Что бы ты ни делала, с кем бы ни имела дело – ты должна быть первой. Если ты не первая – ты ничто!

Шелест шелкового платья прервал его нравоучение. Она двинулась к лестнице, распространяя вокруг запах дорогих духов, и Питер тут же забыл о дочери. Он принадлежал своей жене. Для него она была совершенством, она стояла на первом месте. Дейни никак не могла понять, почему. Она же не умная! Она двух слов связать не может! Но с ней он разговаривает. На нее смотрит. К ней прикасается. Она победила, а Дейни снова проиграла.

– Красивая и умная, – пробормотала Дейни, плетясь вверх по лестнице. В ее мантре появилось новое слово. Сегодня она проиграла, но когда-нибудь… когда-нибудь папа будет ею гордиться.

– Красивая и умная, – шептала Дейни, – и первая во всем.



Глава 2

Сан-Франциско, 1994 год

– Я-то думал, я тебе нравлюсь, Дейни.

– Ты мне нравишься, Сид.

Рабочий день подходил к концу; мягкий свет заходящего солнца и длинные тени придавали кабинету Сида Приджерсона уютный, почти домашний вид. Но Дейни знала цену этому обманчивому уюту. Как и добродушному тону босса.

– Разумеется, Дейни. После всего, что я для тебя сделал, ты должна души во мне не чаять.

Дейни устало прикрыла глаза. Начинается! Еще одна выспренняя речь, щедро сдобренная напоминаниями о собственном благородстве и бескорыстии! Сид Приджерсон удивительным образом возвращал Дейни в прошлое: с ним она снова чувствовала себя десятилетней девочкой, трепещущей перед неминуемым гневом отца. Конечно, Сиду недостает силы и властности Питера Кортленда; да и Дейни уже не ребенок и не так легко поддается внушению. Она раздраженно взглянула на часы. Отец ее не сломал, а Сиду и подавно этого не добиться!

– Души не чаять? Интересное определение, – сухо усмехнулась Дейни, поправляя манжету. – Но оно уводит от сути дела. – Она улыбнулась своей самой искренней улыбкой. – Не стану отрицать, на первых порах ты мне очень помог. Но это было давным-давно. Неужели ты попросил меня остаться лишь для того, чтобы вместе вспомнить мои первые шаги в бизнесе?

Уголки губ Сида поползли вверх. Но в его улыбке не чувствовалось ни радости, ни даже насмешки. Дейни давно не давала Сиду повода для насмешек и никогда его не радовала – до сегодняшнего дня. Но сегодня все изменится. Она хороша собой и чертовски умна, но еще импульсивна и порывиста. Вместо того чтобы использовать свой великолепный, творческий, утонченный ум, она полагается на инстинкты. Что ж, как бы эти инстинкты ее не подвели!

– Нет, Дейни, прошлое меня не интересует. Для меня важней то, что происходит здесь и сейчас. Ты уже не новичок в бизнесе: ты – вице-президент рекламного агентства Приджерсона. Сильная позиция. Но боюсь, что ты, Дейни, переоцениваешь свою силу.

Сид поднял со стола какую-то бумагу, повертел в руках и театральным жестом швырнул через стол. Не отрывая глаз от его лица, Дейни взяла бумагу, бросила взгляд искоса – и оцепенела. Господи, как попали к нему эти ее записи?

– Будь я на твоем месте, Дейни… – продолжал Сид. Теперь в его бархатном голосе звучало откровенное торжество. – …Так вот, пожелай я занять место президента компании – которому, кстати, ты обязана всем, – я бы действовал так же. Забрасывать правление дельными предложениями, постепенно брать руководство в свои руки – все очень умно и грамотно продумано. Но… человек, как говорится, предполагает, а Бог располагает. Ты, Дейни, совершила две ошибки, а это непростительно.

Сид прищелкнул языком и издевательски погрозил ей пальцем. Дейни сжала кулаки. Она не поддастся на провокацию: она останется спокойна, чего бы это ни стоило.

– Первая твоя ошибка – то, что ты посвятила в свои планы Фреда Холбрука. Неужели ты не знала, что Фред обязан мне жизнью – деловой жизнью, я хочу сказать? Я поддержал его компанию на плаву, когда все остальные уже покинули тонущий корабль. Возможно, он и оценил твой живой ум и незаурядные внешние данные, но, поверь, Фред прекрасно знает, с какой стороны у бутерброда масло. Ты еще не приступила к делу, а я уже знал о вашем заговоре все. Фред так спешил донести, словно надеялся, что я в благодарность сниму его с крючка. – Сид поднял глаза, словно призывая небеса в свидетели глупости Холбрука. – Бедняга Фред: он простодушен и доверчив, как ребенок!

Дейни машинально вытерла вспотевшую ладонь о кожаные брюки, но мягкая и гладкая кожа показалась ей отвратительно шершавой. Дейни сложила руки на коленях и выдавила из себя кривую улыбку. «Папа, папа, я снова проиграла», – подумала она. Что ж, на ошибках учатся. Больше всего Дейни сейчас хотелось забиться в какой-нибудь темный угол и там зализывать раны. Но она заставила себя продолжать разговор.

– А вторая ошибка, Сид?

– Вторая ошибка, дорогая моя, в том, что ты доверила свои планы бумаге. Подумай, Дейни: если бы не это, ты могла бы отрицать, отрицать и еще раз отрицать! Это же так просто! А теперь твое двурушничество документально засвидетельствовано и сохранено для потомков.

Сид выскользнул из кресла и двинулся вперед. Вот он обогнул стол… вот оказался рядом с Дейни. Рука его легко – так легко! – скользнула по ее плечу. Дейни казалось, что вся тяжесть мира пригвоздила ее к полу. Застывшим взглядом она уперлась в стол, молясь об одном: чтобы Сид вернулся на место. Но он придвинулся ближе: он уже дышал ей в ухо, а холодные, как змеи, пальцы тянулись к вырезу блузки. Голос Сида понизился до шепота, но оставался таким же ясным и отчетливым.

– Пришло время платить, Дейни.

Брезгливо содрогнувшись, Дейни выпрямилась и взглянула ему в глаза. Ей нечего было стыдиться.

– Я не обязана тебе ничем, – спокойно ответила она. – Ни одним своим успехом. Ты выдохся, Сид; ты забыл, что означало агентство для твоего отца. «Агентство Приджерсона – лучшее в Штатах!» Творческий подход, новые идеи… А с тобой во главе мы лет через десять обанкротимся. Ты не двигаешь дело вперед – просто держишься на плаву. А в последнее время пренебрегаешь и этим. Тебе все равно, что будет с твоим делом. А мне не все равно. Я живу и дышу агентством – я и должна им управлять! – Она сжала кулаки. – Ты должен уйти, Сид. Ты думаешь только о себе – я думаю об агентстве.

К чести Сида Приджерсона, эта речь его нимало не смутила.

– Не можешь молча смириться с проигрышем? Недостойно тебя, Дейни. А твоя «бескорыстная забота о деле» просто смешна. – Он рассмеялся мелким хитрым смешком. – И ты не права… ах, как не права!

Он больше не прикасался к Дейни, но стоял на том же месте, нависая над ней, как башня. Дейни снова чувствовала себя маленькой, беззащитной и уязвимой – как при жизни отца. Как после его смерти, когда узнала, что свое состояние он разделил между двумя женами – бывшей и нынешней, а дочери предоставил самой пробивать себе дорогу в жизни…

Смерть Питера Кортленда казалась нелепой, почти комичной. Магнат, сказочный богач, властный, непоколебимый, окруженный восторженно-завистливыми взглядами, человек, казалось, более живой, чем сама жизнь, – этот человек тихо умер во сне. Остановка сердца. Классический случай, по словам доктора. Даже ничего не почувствовал. Словом, всем бы так.

Враги Питера уверяли, что не могут в это поверить. Сердце Кортленда – что за чушь! У этого человека не было подобного органа. Но Дейни знала, что отец не был бессердечным. Он любил дочь – конечно, любил, иначе зачем же вел многолетнюю тяжбу за опеку над ней? В те черные дни Дейни повторяла себе снова и снова: отец сделал доброе и благородное дело. Доброе и благородное. Он боролся за нее и победил, потому что любил. А если не умел проявить свою любовь – это не его вина.

И сейчас Дейни делает то же самое. Борется за то, что любит, во что верит, без чего не мыслит жизни. Разве не этому учил ее отец? Однажды она проиграла – и потеряла Блейка. Дейни прикрыла глаза, защищаясь от мучительных воспоминаний. Смотреть в лицо любимому человеку и читать в его глазах приговор – что может быть страшней? По сравнению с этим сегодняшняя неудача – пустяк. Дейни сидела, выпрямившись и глядя перед собой, с застывшей на лице улыбкой, ослепительной и холодной, словно алмазный резак. Она принимала поражение как профессионал.

– Какие долги я еще не оплатила сполна, Сид? Извольте взглянуть, мистер Приджерсон.

Дейни пересекла просторный кабинет и остановилась у огромного, во всю стену, окна, втайне надеясь, что Сид за ней не пойдет. Слезы навернулись на глаза – горький признак слабости. Дейни моргнула – слезы исчезли. Все в порядке. Она – не маленькая девочка, а Сид – не ее отец. Она права, и ему придется это признать. Дейни протянула руку и указала на башню, закрывающую полнеба – небоскреб корпорации «Транстам».

– Львиная доля наших доходов идет оттуда. Знаешь, почему? Потому что в свое время я убедила их рекламный отдел, что корпорации нужна широкомасштабная, мультимедийная рекламная кампания. Вместо тоненькой стопки устаревших буклетиков – плакаты и стенды на улицах, реклама на телевидении, на радио. Рассылка открыток с приглашениями. Сид, я повысила доходы агентства вчетверо!

Дейни повернулась к стене, украшенной ярким рекламным плакатом. Лучшая работа агентства Приджерсона. Ее работа.

– Вспомни рекламную кампанию «Эшли Косметикс»! Ты сам говорил, что таких результатов никогда не видел. А ведь я не истратила ни цента сверх бюджета! А банк Фармингтона? Думаешь, я не знаю, что в банковской индустрии только и шли разговоры, что о моей работе?

Сид молчал. Он стоял в глубине кабинета, недвижный, словно воздух перед грозой, и на лице его в сгущающихся сумерках Дейни различала все ту же самодовольную ухмылку. И он еще смеет улыбаться!.. Дейни тряхнула головой, стараясь взять себя в руки, и продолжила – хотя в глубине души понимала, что никакие слова ей не помогут.

– Боже, Сид, я же не слепа и не глупа. Разумеется, у меня целая армия помощников – но они именно помогают. Работаю я. Когда необходимо высшее качество – я отстраняю всех и берусь за дело сама. И рутинную работу не перекладываю на чужие плечи. Сид, у тебя не так уж много вице-президентов. Неужели ты хочешь потерять именно того, кто не зря сидит в своем кресле?

Вот она и услышала ответ на свои вопросы. Смех. Такой тихий развеселый смешок. И несколько иронических хлопков в ладоши. Вот и все, чем мог ответить ей Сид Приджерсон.

– Браво, Дейни. Хоть сейчас на трибуну. – Он шагнул вперед, чего мог бы и не делать: его голос и без того звучал достаточно угрожающе. – Ты талантливый человек, кто бы спорил. Я использовал твой талант и щедро вознаграждал тебя за это. Высокая должность, большие деньги, громкая слава… Увы, тебе показалось мало. Ты нацелилась на мое место, Дейни. Ты попыталась меня уничтожить. И, думаешь, я позволю тебе извиниться и уйти? Нет, Дейни, ты мне за это заплатишь!

– Да ну? – насмешливо протянула Дейни. – И как же ты мне отомстишь? Закуешь в колодки и посадишь у себя в приемной? – Она подняла глаза к небу и пожала плечами, как бы смиряясь с неизбежным. – Я проиграла. Я повержена и лежу во прахе. Ты сполна насладился моим унижением. Может, хватит? Будем реалистами, Сид. Поединок окончен: пожмем друг другу руки и вернемся к повседневным делам.

– А где же приз? – широко улыбнулся Сид. – Ты не хочешь стать моей наградой, Дейни?

Дейни смотрела на Сида во все глаза. Такого она даже от него не ожидала.

– Думаю, мы сумеем найти приемлемое решение. Ты должна доказать мне свое уважение. Например… например, уделить мне немного своего драгоценного времени.

– О чем ты, Сид!

Голубые глаза Дейни вспыхнули гневом; она, словно защищаясь, скрестила руки на груди, которой так восхищался Сид. Он, должно быть, шутит! Но молчание Сида было красноречивей слов. Он наклонился над столом и включил лампу, чтобы ясно видеть выражение ее лица.

Только сейчас Дейни заметила, какая мертвая тишина стоит в здании. Служащие давно разошлись по домам: лишь, может быть, двое-трое работяг сидят, запершись в разбросанных по громадному зданию кабинетах, забыв обо всем, кроме своих неотложных дел. Чтобы ни случилось, Дейни может рассчитывать только на себя.

– По-твоему, мое предложение нелепо? – вздернул подбородок Сид.

– По-моему, оно смешно, – отрезала Дейни. – Не говоря уж о том, что ты мне в отцы годишься… Сид, то, чем ты сейчас занимаешься, называется «сексуальное домогательство». В девяностые годы двадцатого века это не принято. Да, я проиграла и готова за это ответить. Но я была и остаюсь свободным человеком. Ни телом моим, ни душой ты распоряжаться не будешь. До свидания, Сид.

Высоко подняв голову, Дейни двинулась к дверям. У нее сосало под ложечкой: она была испугана и злилась на себя за свой страх. «Я сильнее его, – беззвучно шептала она – так же, как когда-то в детстве. – У меня известность, безупречная репутация. А у него – ничего. Он ничего мне не сделает. Не сможет».

Когда Дейни поравнялась с Сидом, он протянул к ней руку. Холодные пальцы скользнули по шелковому рукаву, легко сжали локоть.

– Дейни! – негромко окликнул он.

Дейни вздрогнула.

– Убери руки, Сид!

Сид не двинулся с места, лишь крепче сжал ее руку. Он стоял совсем близко: Дейни чувствовала запах его одеколона, различала шерстяные нити в безукоризненном пиджаке и серебряные – в волосах. Да, пожалуй, Сид Приджерсон красив. Как красива блестящая чешуя гадюки.

– Подумай, Дейни. Я без тебя обойдусь, а ты без меня – нет. Ты ничто, Дейни. Твоя карьера у меня в руках. Стоит мне сжать руку – вот так! – и тебе конец.

Коротко и зло рассмеявшись, Дейни вырвала руку. Прядь белокурых волос упала ей на лицо. Она раздраженно отбросила волосы, не заметив, что размазала коралловую помаду на губах.

– Зря надеешься, Сид. Ты сам себя загнал в ловушку. Я подам на тебя в суд за сексуальное домогательство и, будь уверен, выиграю процесс.

Увлеченная словесной перепалкой, Дейни не замечала, что дыхание Сида участилось, а сам он подвигается все ближе и ближе к ней. Что он не отрывает глаз от ее испачканных помадой губ.

– Ты так думаешь? – Он не мог больше терпеть! Он должен до нее дотронуться!

Сид положил руки ей на плечи. Ладони его скользнули вверх, к нежному овалу лица, пальцы легли на коралловые губы – но не было нежности в его прикосновениях. Дейни, пораженная, застыла на месте. А лицо Сида уже вплотную придвинулось к ее лицу…

– А что скажет суд о тебе, Дейни? – прошептал он. – Мои забавы на рабочем месте – ничто по сравнению с твоими.

– Не понимаю, о чем ты. Я не играю в эти игры. – Дейни уже не пыталась вырваться. Она должна быть очень осторожна. Сид овладел собой – а значит, стал гораздо опасней.

– Видишь ли, Дейни, ты меня привлекаешь уже… уже очень давно. – Дейни чувствовала на лице его горячее дыхание. – Я отнюдь не Казанова и не интересуюсь сексом ради секса, но… ты меня заинтриговала. Я хочу тебя. Если ты откажешься – ну что ж, мне придется пойти в суд и объяснить, что, назначив тебя вице-президентом, я совершил ужасную ошибку. Видишь ли – не хотелось бы, конечно, но придется объяснить и это – недавно я узнал, что ты замешана в одной мошеннической проделке. Помнишь, десять лет назад ты неплохо поживилась за счет одного из наших клиентов?

Он резко отпустил ее и отошел к окну, повернувшись к ней спиной. Дейни пошатнулась, словно потеряла опору. А Сид продолжал – тихо, доверительно, как будто уже стал ей близок.

– Ты не знаешь, что значит стареть. Каждый день – новые седые волосы, новые морщины… Разрушается здоровье, уходит мужская сила, слабеет ум… И кажется, что все кончено, что впереди – пустота. Но я еще поборюсь со старостью! И ты мне поможешь, Дейни. Только вот моего места ты не получишь. Извини, но ты меня еще не превзошла. И никогда не превзойдешь!

– Хорошо, Сид, хорошо, – успокаивающе пробормотала Дейни. Господи, он, кажется, сходит с ума! Но ее сейчас совершенно не тянуло к психоанализу. Единственное, чего она хотела, – оказаться по ту сторону дубовой двери. Дейни сделала осторожный шажок – но тут же остановилась как вкопанная, ибо Сид назвал знакомое ей имя.

– Чарли Картер, – сказал он. – Помнишь, ты работала с ним в одной команде?

Сид повернул голову, и на фоне огней Сан-Франциско четко обрисовался его профиль. Красивый профиль, почти орлиный. При взгляде на него невольно вспоминаются французские вина и дорогие автомобили. Но теперь Дейни знала, что за этим блеском скрывается безумие, разложение и уродство.

– За счет ловких махинаций со счетами агентство получило двойной гонорар. И, если не ошибаюсь, финансами занималась именно ты. Нехорошо! Только что из колледжа – и уже такая прожженная мошенница!

Он повернулся к ней лицом. Сид Приджерсон прекрасно владел собой – сейчас на его лице играла легкая, почти незаметная улыбка.

– Увы, я узнал об этом совсем недавно. Чарли рассказал мне за ленчем. Он сам заметил на днях, когда просматривал старые бумаги. Ты не представляешь, как он переживал!.. Тебе не кажется, что у нас, рекламщиков, невероятно чуткая совесть? Почти как самолюбие!

– Все это – наглая ложь, и ты это знаешь! – бросилась в бой Дейни. – Я говорила об этих двойных счетах с тобой. Ты заявил, что они необходимы – мало ли какие предстоят дополнительные расходы! Что кризис восемьдесят четвертого подорвал наш бизнес, что агентство погибнет без этих денег! Я все это помню! И как я возражала, а ты попросту приказал мне заполнить счета! Как уверял, что эти бумажки не имеют никакого значения! Как пригрозил, что навеки закроешь мне путь наверх! Я все это расскажу на суде! Ты меня заставил…

Голос Дейни дрогнул, и она умолкла, кляня себя за слабость. Сид слушал молча, наслаждаясь ее смятением.

– Разве на счетах стоит моя подпись? – спокойно спросил он. – Или, может быть, наш разговор подтвердят свидетели? Но… предположим даже, что тебе поверят. Приятно ли будет правлению узнать, что один из наших вице-президентов замешан в неблаговидной истории? Боюсь, что нет. Тебе ли не знать, как важна в нашем бизнесе незапятнанная репутация? Агентство не может рисковать своим именем. Понимаешь, мы просто обязаны сохранять имидж!



Сид расхохотался и раскинул руки, хищно растопырив пальцы, словно хотел сгрести в охапку весь свой кабинет. И этот кабинет, и десятки других, и вся эта многоэтажная башня из стекла и стали, – все здесь принадлежит ему. И Дейни тоже. Губы Сида искривились в улыбке. Можно не спешить. Никуда она от него не денется.

– Между нами, Дейни, ты чертовски умна и изобретательна, – продолжал он. – Прекрасный администратор. Честна – пока это не мешает делу. Среди нас, рекламщиков, порядочные люди – такая редкость!.. Гибкий ум, твердые принципы, стройная фигурка – все вместе весьма и весьма привлекательно. В твоей карьере, о которой ты так заботишься, наступил переломный момент. Ты можешь погибнуть… а можешь процветать под моим чутким руководством. Да, процветать… – Сид прикрыл глаза, словно устал говорить. Сколько можно ее уговаривать! – Ну, Дейни, покажи мне, что ты все поняла.

– Послушай, Сид, – спокойно начала Дейни. Она еще надеялась вернуть его к реальности. – И ты, и я иногда совершаем ошибки. Я ошиблась много лет назад. И мой просчет пошел на пользу делу. Клиент остался доволен, а вырученные деньги спасли агентство. Давай забудем об этом. Просто забудем, как будто ничего не было. Что ты на это скажешь?

«Спокойно, спокойно», – приказала она себе. Он блефует. Однако Сида нельзя недооценивать. Неизвестно, куда он направит следующий удар.

Сид отвернулся от окна и пригладил ладонью седеющие волосы.

– Нет, Дейни, – тихо ответил он. – Ни ты, ни я не забудем того, что случилось между нами сегодня. Ты прекрасный работник, Дейни, но чересчур… увлекающийся. Ты взвинчивала цены и манипулировала со счетами. Я поймал тебя за руку. По-моему, настало время попросить тебя о маленьком одолжении. Совсем пустячном – по сравнению с теми услугами, что я не раз оказывал тебе.

Он шагнул вперед, пожирая глазами ее стройную, гибкую фигуру. «Моя награда», – думал он. Как идет ей желтая шелковая блузка! А брюки из матовой кожи! Впрочем, раздевшись, она будет еще прекрасней. Милая, желанная – несравненно желанней той, что ждет Сида дома. Его жена красива, но ей не хватает изюминки. Дейни – та загадочна и непредсказуема, каждое ее слово, каждое движение – как вызов… Сид шел вперед, как слепой. С губ его срывались бессвязные слова, вызывающие страх.

Дейни – красавица, умница Дейни – не двигалась с места. Она думала о том, какую глупость сделала много лет назад, когда доверила Сиду свою карьеру. Но сейчас он делает еще большую глупость.

– Твоя судьба у меня в руках, – промурлыкал он. – Ты будешь играть по моим правилам – или выйдешь из игры. Навсегда, Дейни.

Он умолк, и наступило молчание. Дейни почувствовала, как сгущается и тяжелеет воздух, готовый взорваться в крике. Чего же медлить? Решение принято: пора действовать. Быстро и без колебаний, как учил отец. И Дейни сказала свое слово. Как ни странно, голос ее не дрогнул: он звучал звонко, уверенно и гордо. Боже, как она ловко блефует!

– Убирайся к черту! – сказала она.

– Я уничтожу тебя, Дейни!

– Мечтать не вредно, Сид.

Опомнилась Дейни уже за дверью. Она влетела к себе в кабинет, не глядя по сторонам, ибо знала: один взгляд на стены, увешанные грамотами и фотографиями, – и она на коленях поползет обратно к Сиду. А этого не должно случиться. Агентство – ее бывшее место работы, а Сид – бывший коллега. Вот и все. И смысл жизни не потерян, и сердце не вырвалось из груди. Разве не так?

Десять минут спустя Дейни завела «Мерседес» и поехала домой. Но, выехав из шумного центра, вдруг свернула на обочину и задумалась. Дома ее ждет одиночество. А ей сейчас позарез нужно выговориться. Куда отправиться? Кто ее поймет? Глупый вопрос. Есть только один человек – к нему-то она и поедет.

Поворачивая руль, Дейни заметила, что руки у нее дрожат. «От гнева, страха или волнения?» – мимолетно удивилась она. В веренице автомобилей на шоссе появился просвет, и Дейни вдавила педаль в пол. Она знала ответ.

Она была до смерти напугана.

Глава 3

– Послушайте, мистер Эрскин! Я вам говорила уже миллион раз и повторять не собираюсь. Мистер Синклер работает, к нему нельзя. У него запарка, он должен сделать все снимки, пока камера не остыла – если вы понимаете, что это значит.

Маленькая брюнетка растопырила руки, загораживая толстяку вход в студию. Руки у нее были удивительно длинные для такой коротышки, а ноги неправдоподобно кривые. На обильно напудренном лице, похожем на японскую маску, навек застыло выражение презрительной скуки. Чернильные глаза были старательно подведены, а веки покрыты бледно-желтыми тенями. Прическа – из тех, что снятся в кошмарном сне. Однако сама Регина полагала, что в ней что-то есть – особенно с тех пор, как продела кольцо в нос. Мистеру Эрскину она напоминала морское чудовище из фильма ужасов. Но ему нужно увидеться с Синклером, и никакие барракуды его не остановят!

– Убирайся с дороги, нахалка, – прорычал он, – пока я не применил силу!

– Не очень-то это вежливо, мистер Эрскин, – сделала замечание Регина, отправляя в рот новую порцию жвачки.

– Я тебе покажу вежливость! – загремел толстяк. – По-твоему, если я уберусь отсюда к чертовой матери вместе с деньгами, это будет вежливо? А что скажет твой босс? А? Что он скажет, когда узнает, что по твоей милости полторы сотни тысяч уплыли у него из-под носа? Девочка моя, я и до дома доехать не успею, как ты окажешься на улице!

Регина вздохнула. Эрскин, король простыней и покрывал, в своем репертуаре: этот раскормленный денежный мешок думает, что весь мир вертится вокруг его баксов! Глядя на него, она едва удерживалась от смеха.

– Говорите что угодно, мистер Эрскин, а я вас не пущу, – повторила она скучающим тоном. – Мистер Синклер сказал, чтобы его никто не беспокоил. – Она выдула изо рта пузырь жвачки. – Хоть вы, хоть конец света, хоть что угодно – я выполняю распоряжение босса. Ясно?

– Просто возмутительно, – пропыхтел толстяк. – Какого черта он там заперся? Можно подумать, что у него есть какие-то тайны! Послушай, у меня деловое предложение. Я плачу хорошие деньги…

Договорить он не успел. В приемную вошла незнакомая женщина. Регина заулыбалась во весь рот и поднялась ей навстречу… и мистер Эрскин забыл о своем предложении, о ста пятидесяти тысячах и о барракуде-секретарше. В голове его крутилась одна мысль: «Бывает же, черт возьми, такая красота!»


За закрытой дверью студии Блейк занимался тем, что ему так хорошо удавалось: сочетал работу и удовольствие. Сейчас, пока фотомодель приводила себя в порядок в уборной, он экспериментировал с освещением, добиваясь нужной яркости.

Мег выплыла из уборной и, прикрыв от яркого света ладонью подведенные глаза, грациозно опустилась в шелковый шезлонг. Блейк улыбнулся, любуясь ею: он любил профессионализм во всем. Фотограф прикрыл лампу цветофильтром, и обнаженные плечи модели словно засветились теплым розовым светом. Блейк повернулся к другой лампе.

– Извините, что так холодно, – заметил он.

Мег бросила взгляд на его мускулистую спину, на обнаженные по локоть руки, колдующие над очередным светильником.

– Я и не заметила, – мягко ответила она, и Блейк ей поверил. – Знаете, на работе чаще приходится потеть, чем мерзнуть. – И этому он поверил, ибо знал по собственному опыту.

Мег потянулась и устроилась в шезлонге поудобнее. Когда она говорила, полные яркие губы приоткрывались совсем чуть-чуть, а теплый мурлыкающий голос, казалось, согревал холодную студию. Теперь Блейк улыбался во весь рот. Что поделать, любил он женщин. Хотя одну все-таки любил больше всех.

Закончив свои приготовления, Блейк повернулся и окинул взором декорацию. Умелый дизайнер создал в студии обстановку спальни прошлого века. Камчатные шторы прикрывают резной оконный переплет, сколоченный сегодня утром из фанеры. На столе, покрытом тяжелой скатертью до пола, в беспорядке разбросаны изысканные украшения. Пол, несколько часов назад холодный и безликий, скрывается под восточными коврами, одолженными на день у антиквара с Мелроз-стрит. В стороне от шезлонга, где привольно раскинулась Мег, возвышается необъятная дубовая кровать. Стараниями Блейка вся картина залита нежным золотисто-розовым светом, напоминающим о закате. Класс! То, что надо! Блейк провел рукой по голове – во время работы он собирал свои длинные волосы в хвост – и обернулся к героине предстоящего спектакля.

– Готово? – промурлыкала Мег, отнимая руку от глаз и бросая на него томный взгляд.

– Думаю, да. – Блейк откинул со лба черную прядь и опустился на стул рядом с ней. Волосы его всегда были растрепаны и лезли в глаза – но это придавало Блейку Синклеру особое очарование. Лицо, словно высеченное из камня, могло бы показаться хищным, – если бы не добродушная улыбка, не глаза, лучащиеся юмором и неисправимым жизнелюбием. Этот-то контраст и привлекал Мег.

Она прерывисто вздохнула, и вздох этот сказал Блейку больше, чем мог бы открыть самый проницательный взгляд в ее глаза. Он рассмеялся – так добродушно и открыто, что Мег едва не расхохоталась в ответ, хотя ничего смешного не видела. Ее сладко волновало то, что, может быть, сейчас произойдет между ними. Сквозь расстегнутый ворот она видела вздымающуюся грудь Блейка – мощные мускулы, кожу цвета миндаля. Прикрыв глаза, она вдыхала волнующий запах его одеколона. Мег призывно приоткрыла губы – но поцелуя не последовало, и она заговорила:

– Я слышала, вы – настоящий художник.

– Серьезно? – улыбнулся Блейк. Он легонько потянул за край простыни, в которую завернулась Мег. Простыня скользнула вниз, обнажив грудь и маленькие тугие соски – Блейк знал, что затвердели они вовсе не от холода, – великолепную талию, пышные бедра, и наконец – полоску пурпурного шелка, едва прикрывающую то, что по праву принадлежит только ей.

– Красиво, – вымолвил он наконец.

– Спасибо.

Бесстыдная, соблазнительная, гордая своей красотой… Однако пора за дело.

– Думаю, вы и продукция нашего клиента друг другу подойдете. – Блейк достал из коробки атласное покрывало. – Блестящая женщина и блестящее постельное белье.

– Очень мило, – прошептала она.

– Рад, что вам нравится. А теперь, – деловито заговорил он, хотя в глазах светилась улыбка, – я, как режиссер и оператор, обязан объяснить, какова ваша роль в этом спектакле.

Мег кивнула – она была на все согласна. Блейк набросил на нее прохладное, приятно щекочущее кожу покрывало и наклонился, располагая его красивыми складками. Он не поднимал головы, но знал, что Мег смотрит на него, не отрываясь.

– Вы – изнеженная аристократка, – заговорил он, сам не зная, к кому обращается – к ней, к себе или к музе – а Блейк верил, что на свете есть муза фотографии. – Вы, обнаженная, нежитесь под покрывалом, вспоминая о недавних любовных ласках. – Его руки скользнули по покрывалу. – Камера будет двигаться от ступней вверх, к коленям, бедрам, животу… – Руки Блейка следовали за словами, пока, поднявшись к бедрам, не нащупали что-то лишнее. Тоненькое, легкое, почти неощутимое – но лишнее.

Блейк нахмурился – и, казалось, стал еще красивей.

– Это надо снять.

– Их же не видно… – возразила Мег.

– Человеческим глазом – может быть. Но камера – другое дело. – Просунув руки под покрывало, Блейк нащупал тоненькие трусики и потянул их вниз – дальше, дальше, пока благоухающий шелковый лоскуток не оказался у него в руках.

– Действительно, так гораздо лучше, – промурлыкала Мег, с удовольствием потягиваясь под покрывалом. – Но мне холодно, а если камера зафиксирует мурашки…

Нежно улыбаясь, она положила ладони Блейка себе на грудь и потерла ими затвердевшие соски. Блейк наклонился, приблизил губы к ее жаждущим губам. Лицо его не изменилось – лишь потемнели и словно стали глубже глаза. Он думал о том, как любит свою работу.

И в этот миг дверь распахнулась, и вместе со струей холодного воздуха в студию ворвалась Дейни Кортленд.

– Блейк, ты здесь? Не хочу отрывать тебя от работы, но ты просто представить не можешь, что со мной случилось…

Не успел Блейк опомниться, как она плюхнулась в шезлонг рядом с Мег. Та недовольно фыркнула.

– Извините, – пробормотала Дейни, бесцеремонно отодвигая обнаженную красавицу, затем уперлась локтями в колени, а подбородок положила на скрещенные руки – ее любимая поза.

– Мне надо с тобой поговорить.

Мег открыла рот от изумления. Тем временем опомнившийся мистер Эрскин рванулся в студию, а Регина вцепилась в него, словно сторожевой пес. Оба они орали друг другу что-то оскорбительное. Как хозяин студии, Блейк обязан был прекратить этот содом. Что он и сделал.

– Завернитесь. – Он бросил Мег покрывало, шлепнул ее по заду, а затем протянул руку Дейни.

Глава 4

Красивые и умные, юные и нетерпеливые. Блейк и Дейни. Созданные друг для друга. В то время она работала помощником по финансам – находила компромисс между дорогим товаром и скупыми клиентами. Блейк был начинающим, но уже известным фотографом. Он сверкнул своей убийственной улыбкой, он невзначай коснулся ее руки, показывая особенно интересный снимок, он пригласил ее пообедать в голландский ресторан – но, честное слово, она влюбилась бы и без этого.

Дейни не сомневалась, что через несколько лет Блейк превратится в легенду. Тогда даже мимолетное знакомство с ним проложит ей путь наверх. И потом, если она не пожалеет сил и хитрости, чтобы заключить с ним контракт, глядишь, титул «помощник» сменится на что-нибудь более приличное. Так оно и случилось, а деловые отношения тем временем переросли во что-то гораздо большее…

Они поженились и рука об руку начали восхождение к вершинам Мэдисон-авеню. Оба работали не покладая рук, но Блейк шел в гору быстрее Дейни. Она ползла, цепляясь ногтями за каждый камень, а этот баловень судьбы легко, словно шутя, перескакивал с уступа на уступ. И однажды она поняла, что не может с ним жить. Она любила его больше, чем когда-либо, понимала, что завидовать успехам собственного мужа смешно и глупо, – но ничего не могла с собой поделать. На горизонте замаячил призрак Питера Кортленда… и она ушла. Ушла, хотя и Блейк, и собственное сердце умоляли ее остаться.

Блейк понимал, отчего так случилось: дух борьбы и соперничества, свойственный ей во всем, Дейни внесла и в любовь. Он восхищался ее энергией, настойчивостью, стремлением к успеху. Не понимал только, зачем она пытается взять верх над ним. Когда-нибудь, – думал Блейк, – когда Дейни взойдет на свою вершину, ненасытный призрак исчезнет навсегда, и она вернется. А пока остается лишь надеяться и ждать.

…Дейни закончила свою историю и откинулась в тень, на спинку стула. Она уже немного успокоилась и теперь прислушивалась к себе, пытаясь понять, чего больше в ее чувствах – горя или злости.

– Не хочешь поплакать?

Их головы почти соприкасались: ее – пепельно-белокурая, с волосами до плеч, его – черная и такая же длинноволосая. Словно две половинки разбитого сердца.

Дейни раздраженно потянулась за бокалом. Слезы – признак слабости, а она не собиралась проявлять слабость. Даже перед любимым.

Блейк поднял руку и провел пальцем по тыльной стороне ее ладони, ощутив такой знакомый ответный трепет.

– Не хочу, – сердито ответила она, досадуя на себя за неуместное волнение. Не хватало еще растаять от его мимолетной ласки!

– Дейни! – предостерегающе произнес он.

– Ладно. – Она ткнула соломинкой в кусочек льда, но промахнулась. – Хочу. И реветь, и визжать, и кататься по полу. Но не буду.

– Может быть, тебе станет легче.

Он вновь коснулся ее руки, и Дейни снова промахнулась. Оставив игру со льдом, она выпрямилась и отодвинулась от Блейка – от его влекущего запаха, точеного лица, от его испытующего взгляда.

– Блейк, я же его считай что скинула! – горячо и раздраженно заговорила она. – Он и в молодости-то ничего не понимал в рекламе, а сейчас стареет и теряет последние мозги. Пока агентство на вершине, но любому, у кого есть глаза, заметно, что оно сползает вниз. Черт, я уже почти сидела в его кресле!

Дейни подняла два пальца как символ близкой победы, и Блейк вспомнил, как каждый вечер, перед тем как заснуть рядом с ней, подносил эти хрупкие изящные пальцы к губам. Как он тоскует по ней! А она? Дай-то Бог, ведь она не будет счастлива, пока не научится любить… Отогнав назойливые мысли, Блейк прислушался к ее словам.

– И все бы вышло, если бы не Фред! Боже, какая я дура! Не зря отец говорил, что я не умею учиться на своих ошибках. Пора бы уже усвоить!..

– Дейни, ради Бога! – Блейк расхохотался и откинулся на стуле, поднося к губам стакан. Виски мерцало на темном фоне: черная рубашка, черные волосы, черные глаза, оттененные золотистым сиянием кожи – словно ночь в пустыне, освещенная яркой луной. – Забудь ты о своем отце! Он вбил тебе в голову всю эту чушь! «Если ты не на вершине, ты – ничто!» Припомни, любовь моя, именно из-за этой ерунды мы и разбежались в разные стороны. – Он снова легко коснулся ее руки. – И именно эта ерунда привела тебя… туда, где ты сейчас.

Дейни вздернула подбородок, губы ее сжались в ниточку.

– Тебе легко говорить. Тебе все дается шутя, ты не знаешь, что такое поражение.

Блейк отмахнулся от резких слов Дейни. Он знал, что сейчас ее устами говорит призрак.

– Дейни, твоя «вершина» – миф. Как бы высоко ты ни забралась, всегда найдется кто-то еще сильней, еще богаче.

– Думаешь, я мечтаю стать султаном Брунея? – выпалила Дейни.

«Ну вот, Дейни Кортленд бросается в бой. Милая, смешная! Если бы только она умела с юмором относиться к себе!»

– Все, чего я хочу – быть хозяйкой своего дела. Хочу, чтобы последнее слово оставалось за мной. Хочу управлять агентством – потому что у меня это получится лучше, чем у Сида Приджерсона. Я знаю, что лучше, и хочу это доказать!

– Конечно, лучше, – согласился Блейк. Он не возражал: пусть кричит и спорит, если ей от этого легче. Сам-то он предпочитал другие способы снимать напряжение. – По-моему, ты со многими фирмами справилась бы лучше, чем их нынешние президенты. Но зачем же интриговать? На кой черт подсиживать беднягу Сида? Жди – и удача сама придет к тебе. Работай – и тебя оценят.

– Боже, Блейк, разве я не работаю? И я – только вице-президент!

– Только? – Блейк от души расхохотался. – Дейни, милая, тебе всего двадцать девять! Не «только», а «уже», и считай, что тебе очень повезло!

– Вот видишь! – тряхнула головой Дейни. – Из-за этого мы и разошлись. У нас с тобой разные взгляды на работу… и вообще на жизнь.

– Поэтому-то нам так хорошо вместе, – прошептал Блейк. – Противоположности сходятся.

Дейни отвела взгляд, но тут же снова подняла глаза – и увидела в его лице любовь и нежность. Она опустила голову, не в силах скрыть улыбку.

– Верно. Я веду себя как ребенок, – признала она. Как она его любит! И он ее любит, понимает и принимает… Если бы только она могла с ним жить!

– А в тебе, по-моему, есть что-то от мазохиста. – Она отставила бокал и оперлась подбородком о ладонь. Другая ее рука лежала в руке Блейка.

– И это верно, – с улыбкой согласился Блейк. Он не обижался – после всего, что они наговорили друг другу два года назад, обижаться на случайное слово было бы глупо. – Помоги мне Боже, но если бы я знал, что это сделает тебя счастливой, приполз бы к тебе на коленях. Я тоскую по тебе, Дейни. Не жду, что ты вернешься… просто скучаю без тебя.

– И я тебя люблю, Блейк. К счастью, я более практичный человек. Кто знает… может быть, у нас бы что-то и вышло…

Дейни запнулась, почувствовав в своем голосе слишком теплые, интимные нотки. Это сейчас ни к чему. Рука ее выскользнула из ладони Блейка. Слава Богу, он ничего не заметил: он продолжал старый спор.

– Все бы у нас вышло, если бы ты забыла о советах своего папочки! Сколько можно прокручивать старую пластинку! Ты бы занималась своим делом – создавала потрясающую рекламу, а потом возвращалась домой, где тебя ожидал я…

– Может быть, – устало вздохнула Дейни. – Все может быть. Но сейчас речь не об этом. С Приджерсоном покончено. Слушай, тебе не кажется, что я рехнулась? Лучшее агентство в городе, прекрасная должность, а я ухожу из-за мимоходом брошенных угроз выжившего из ума старикашки. Спасаю, понимаешь ли, свою невинность!

– А ты спала с ним раньше?

– Блейк! – воскликнула Дейни, широко распахнув подведенные тушью ресницы, словно хотела сказать: «Да как ты мог подумать…» Видимо, это следовало понимать как решительное «нет».

– Значит, ты не могла поступить иначе. А теперь пора использовать твои знаменитые мозги. Пожалела себя – и хватит. Кончай солить виски слезами и иди звони в отделы кадров рекламных агентств.

– Ты прав. Это не конец света. Можно уехать в Нью-Йорк или в Чикаго.

– Дейни! – испуганно воскликнул Блейк. – Тебе нельзя уезжать!

– Почему? – холодно спросила Дейни, хотя прекрасно знала, почему. – Там есть большие агентства. Думаю, любое из них с удовольствием откроет офис в Сан-Франциско.

– А обо мне ты подумала? – обиделся Блейк. Но, даже надутый, он был невероятно обаятелен.

– Меня всегда удивляла твоя сентиментальность, – усмехнулась Дейни. – Ты проводишь в Нью-Йорке столько же времени, как в Сан-Франциско, даже больше. Мы будем видеться еще чаще, чем сейчас. Ты даже не заметишь разницы.

– Разница будет. Я уже не смогу надеяться, что однажды ранним-ранним утром ты постучишься в мою дверь…

– Верно. Так что лучше переезжай.

– Сдаюсь, – поднял руки Блейк. – Бедный мой контракт!.. Что ж, я люблю свою работу, но тебя люблю больше. Я связан обязательствами, но готов забыть их ради клятв, данных перед алтарем. Я обещаю любить тебя, почитать, поклоняться тебе, если хочешь. Даже проигрывать, – улыбнулся он.

Дейни подняла глаза. Трепещущий огонек в голубом стеклянном подсвечнике освещал лицо Блейка – спокойное и искреннее. «Должно быть, я совсем рехнулась», – подумала Дейни, отодвигая стул и поднимаясь. Блейк поднялся навстречу, и губы их встретились, но Дейни прервала поцелуй, едва тепло ее тела превратилось в тропический жар. Она села и поднесла к губам стакан, всматриваясь в необыкновенного человека, сидящего напротив.

– Я тебя так разрекламирую! – прошептала она. – Не забудь взять напрокат смокинг!

– У меня есть. Купил специально для этого случая.

– Как мило!

– Скажи лучше: «Как грустно!» – Блейк расхохотался и закашлялся, поперхнувшись виски. Затем отставил стакан. Настало время поговорить серьезно – пока они не разбежались в разные стороны, как было уже много раз. Удивительно: они с Дейни – родственные души, понимающие друг друга с полуслова. Почему же они расходятся в самом главном?

– Дейни, остановись на минуту и оглянись. Переведи дыхание. Прежде чем двигаться дальше, подумай и реши, чего же ты хочешь от себя и от жизни.

– Я и так знаю, чего хочу. Взобраться на вершину. Это как игра в «царя горы»: лезешь, лезешь, кажется, уже добился своего – и вдруг кто-то ставит тебе подножку, и ты катишься вниз. Вот так случилось и со мной.

– Дейни, не мели чепухи. Твое имя в бизнесе – чистый динамит. Не успеет разнестись слух, что ты ищешь работу, как твой телефон разорвется от звонков.

– Ты действительно так думаешь? – Дейни взглянула прямо в черные глаза Блейка, словно надеялась прочесть там степень его искренности.

«Черт возьми, опять! Как ему это удается?»

Глаза Блейка потемнели и стали как будто глубже. Взгляд его проникал в сапфировые глубины ее глаз – дальше, дальше, к тем заветным уголкам души, куда лишь он знал дорогу…

Дейни опустила глаза. Искушение велико; но она знала, что это не поможет. Даже в миг наслаждения она не забудет о своем печальном настоящем и неопределенном будущем. И об угрозах Сида. Блейк ее успокаивает, но опасно доверять его неиссякаемому оптимизму. Она пожала плечами, уставившись в пустой стакан. Блейк молчал и не сводил с нее глаз.

«Пора сменить тему», – подумал он.

– Ты прекрасно выглядишь, – тихо заметил он.

– Спасибо. Боюсь, этот костюм мне слишком дорого обошелся. – Она провела рукой по мягкой коже. – Следовало быть экономнее.

– Ну, если ты жалеешь о сделанной покупке – конец света не за горами, – проворчал Блейк и отхлебнул виски. Снова наступило тягостное молчание.

– Ладно, спасибо, что зашла, – сказал он наконец.

– Блейк… – прошептала Дейни – так тихо, что он не мог понять, прощается ли она или просит его не уходить.

– Очень рад, что я тебе еще нужен.

– Милый, ты мне всегда нужен. – Дейни позволила себе расслабиться – всего на секунду, прежде чем расправить плечи и вновь превратиться в дочь Питера Кортленда. И, как всегда, ее охватило странное чувство: может быть, эта «глупая чувствительность» не так уж смешна и глупа? – Ты настоящий рыцарь, Блейк. Ты мог бы просто на меня плюнуть – так нет, сидишь тут, нянчишься со мной, выслушиваешь мои жалобы… Но хватит. Сегодня я буду хорошей девочкой. Ты целый день работал и заслужил отдых. Я иду домой и не докучаю тебе больше своими неприятностями.

Дейни подняла глаза, надеясь, что ее тревога не отражается на лице. Еще не хватало, чтобы он ее жалел! Она смотрела на широкие плечи, обтянутые черной тканью, на мощную шею под расстегнутым воротником – и думала, что никогда не встречала такого желанного мужчины. Удивительно: ей всегда нравились элегантные джентльмены, в строгих костюмах, а полюбила она человека, для которого галстук завязать – сущая пытка. Дейни машинально сжала в руке пустой стакан. Она думала о своей неудаче. Немного терпения и предусмотрительности – и сегодня они с Блейком отмечали бы ее назначение на пост президента. И, может быть, тогда все было бы по-другому…

Дейни покачала головой. Их брак ушел в прошлое, как старая рекламная лента. Так бывает, когда на досуге просматриваешь свои юношеские работы: вспоминаешь, как трудилась над ними, как гордилась, выполнив задуманное – и невольно улыбаешься во весь рот, а на глаза наворачиваются слезы. Но можно ли выпустить в свет эту ученическую мазню?

– О чем задумалась, солнышко? – Как всегда, Блейк безошибочно угадал смену ее настроения. Его негромкий голос, казалось, перекрывал нестройный шум переполненного бара. Дейни улыбнулась. Она расслышала бы шепот Блейка и в реве урагана.

– Просто устала. Измотана до предела. Пора по домам, согласен?

– Не совсем, – ответил Блейк. Он положил на столик деньги и поднялся с места. – По-моему, нам с тобой, – голосом он подчеркнул эти слова, – нам с тобой пора домой. Пошли.

Невольно вздохнув, Дейни встала и повернулась к дверям. Пройдя два шага, обернулась и одарила Блейка до автоматизма отрепетированной улыбкой. Блейк понял, что даже виски ей не помогло. Господи, ну как убедить ее, что все будет хорошо? Или, по крайней мере, как самому перестать мучиться ее бедами и горестями? – Ладно, пойду-ка я домой и сяду на телефон. Постараюсь опередить Сида.

– Нет, – твердо ответил Блейк. Хватит ей разыгрывать «железную леди»! Пусть хоть одну ночь побудет слабой и уязвимой! Пусть поймет, что это не стыдно – быть слабым и нуждающимся в поддержке.

– Прежде чем двигаться дальше, тебе надо отдохнуть. Собраться с силами. Залечить раны.

Он обнял ее за талию и повел к дверям. Посетители бара восхищенно оборачивались им вслед.

– Пасифик 3250, – назвал адрес Блейк, открыв перед Дейни дверь такси.

– К тебе? – запротестовала Дейни.

– Дейни! – В его голосе звучал приказ – и Дейни повиновалась без размышлений. Блейк обнял ее и крепко прижал к себе. Опытный шофер влился в поток машин на Калифорния-стрит и помчал эту красивую пару навстречу судьбе.

В дороге они молчали. Блейк расплатился с шофером, помог Дейни выйти и взял ее за руку, но она вырвала руку и двинулась вперед. Однако едва они оказались в гостиной, он усадил ее на мягкий белый диван, а сам сел рядом и обнял так, что Дейни оказалась в надежном и ласковом плену.

– Радость моя, останься со мной. У тебя был тяжелый день, а одинокая ночь будет еще тяжелее. Забудь о Сиде…

– О, Блейк… – Дейни взяла его лицо в ладони и всмотрелась в нежные темные глаза. Такой сильный и теплый, и слова его так убедительны… – Не знаю… Может быть, но только на минутку… Кофе! Выпью кофе и пойду…

Руки Дейни скользнули ему на грудь. Каждый раз, когда он ласкал ее, Дейни терялась, не умея принять его любовь и заботу. Обычно она отпускала какую-нибудь шутку насчет его «сентиментальности» и поспешно переводила разговор на другое – или находила себе неотложное дело. Вот и сейчас ей пора домой, приниматься за работу. Это легче, чем признать, как нуждается она в том, что предлагает Блейк. Признать, что и ей нужна любовь.

– Нет. Не надо кофе…

Он не дал ей времени обдумать свои действия, принять решение и выполнить его, подавив порыв любви. Он просто обнял ее за талию и притянул к себе. Уста ее протестовали, но тело потянулось к Блейку, словно хотело раствориться в нем – как и должно было быть. Губы их встретились, и Дейни закрыла глаза и подумала, что это, должно быть, сон. Но нет: не во сне она обвила руками шею Блейка, и наяву влюбленные упали на гостеприимное ложе.

– Блейк! – прошептала она; но он приник губами к ее нежной шее, и слова потонули в стоне наслаждения.

– Дейни, будь со мной. Пожалуйста… – шептал Блейк и все крепче прижимал ее к себе. Они были уже так близки друг к другу, как только могут быть мужчина и женщина. Шорох расстегиваемой «молнии», нежная прохлада шелковой простыни и дразнящее соприкосновение обнаженных тел… – Не думай, любовь моя. Это все, что я могу для тебя сделать. Разреши мне. Только сегодня…

– Сид… – прошептала Дейни, тщетно пытаясь подчиниться рассудку. Руки ее уже ей не подчинялись: они ласкали Блейка, исторгая из его груди сладостные стоны.

– Забудь… о нем, – прерывающимся голосом прошептал Блейк.

– Только на одну ночь, – успела пообещать себе Дейни, прежде чем забыла обо всем – как случалось уже не раз. Ей и вправду нужно передохнуть. Одна ночь ничего не изменит. Может быть, Сид уже забыл о своих угрозах… И она забудет о нем… только на одну ночь.


Сид сделал большой глоток, с удовольствием ощутив, как обжигает горло крепкое бренди. Он сидел за столом в библиотеке. Огромный дом на вершине холма был тих, как могила: жена Сида, облачившись в новое платье, стоившее полугодовой зарплаты его секретаря, отправилась в театр. Самое время заняться делом.

В семь десять Сид поднял телефонную трубку. В семь пятьдесят он уже переговорил – «строго между нами» – с Сэмом Браунингом, исполнительным директором агентства «ББД и О», Бобом Крейтоном, главой «Джи Уолтер Томпсон», и Майклом Грином из «Чиат-Дей». Джима Алленби, президента «Саачи и Саачи» он оставил напоследок, как самого важного собеседника.

– Джим, это Сид Приджерсон. Хочу тебе сообщить, что сегодня уволилась Дейни Кортленд. Да, да, очень жаль. Такой талантливый работник! Но знаешь… это строго между нами, на случай, если она постучится в твою дверь… я был вынужден пойти на этот шаг. Она доставила мне немало неприятностей. Да, Дейни. Знаю, знаю. Она и меня одурачила. Оказалось, что она вымогает подношения у типографов, наборщиков – у всех, кто попадет ей в лапы. Ужасно, ужасно. Такое разочарование!

В голосе Сида звучала искренняя печаль. Взятки – бич рекламного бизнеса; впрочем, для работника такого масштаба, как Дейни, одного этого обвинения недостаточно. И Сид украсил свой пирог глазурью.

– Но этого мало, – признался он, понизив голос. – Она требовала… э-э… личных услуг.

Человек на другом конце провода заметил, что был бы только рад оказать такой красотке «личную услугу». Сид рассмеялся.

– Согласен с тобой, Джим. К сожалению, Дейни Кортленд хочет слишком многого. Она потеряла контроль над собой и стала опасна. Она уже не может остановиться. Я понял, что, если ее не уволить, это кончится уголовщиной. Понимаешь, я просто хочу тебя предупредить.

Джим Алленби заверил, что прекрасно понимает. Сид Приджерсон не хочет, чтобы Дейни Кортленд работала в рекламе? Нет проблем. Дейни Кортленд нигде больше работать не будет.


– Даже не попрощаешься?

Блейк стоял в дверях, отделявших жилую комнату от прихожей. Дейни замерла, прижав к груди блузку. Она не собиралась убегать, не попрощавшись! Она бы оставила записку: «Спасибо огромное, извини, надо бежать, дел непочатый край, не хотела тебя будить» – и Блейк бы все понял. А теперь он поймал ее, можно сказать, на месте преступления – и уже ничего не объяснишь и не докажешь, что хотела как лучше.

Блейк молча приблизился к ней, погладил по щеке, пробежал пальцами по изящным очертаниям подбородка. Дейни молчала – да и что тут можно сказать? Он не упрекал ее, и это было страшнее самых жестоких упреков.

Три часа ночи. Весь мир уснул, и лишь немногие, ворочаясь с боку на бок, тщетно призывают к себе покой. Дейни не могла заснуть; мысли ее беспрестанно возвращались к агентству и Сиду. Она устала и вновь совершила ошибку. Вместо того чтобы потянуться к Блейку за утешением, она попыталась сбежать. Как всегда. Вот что читала она в его глазах. Как всегда, она причинила ему боль, но он, как всегда, любит ее и принимает такой, как она есть. Такую ошибку не загладишь, не исправишь: остается лишь смириться с поражением.

Дейни уже натянула блузку и брюки и расчесывала волосы, когда в комнате вновь появился Блейк.

– Кофе. – Он протянул ей дымящуюся чашку. – Осторожно. Он из микроволновки, чашка горячая.

Дейни взяла чашку и сделала несколько глотков. Блейк сел: он хотел что-то сказать. Дейни, поджав под себя ногу, устроилась на кушетке напротив: развязной позой она пыталась скрыть смущение.

– Извини. Не хотела тебя будить.

– Как мило, что ты обо мне позаботилась. – В голосе Блейка слышалась горечь, ранившая Дейни больше, чем любые жестокие слова. Как ему это удается? – думала Дейни. Хотела бы она так же воздействовать на людей!

– Блейк, прости меня. Я не могла уснуть. Решила поехать домой и заняться делами.

– Деловые звонки в три часа ночи?

– Я не собиралась никому звонить, – возразила она. – И не надо иронизировать. Я не могу заснуть. Мне надо развеяться. Привести в порядок бумаги, составить список нужных людей. Раз уж у меня бессонница, пусть от нее будет какая-то польза! Господи, Блейк, почему вечно получается так, словно я обижаю тебя тем, что я – это я?

– Потому что это так и есть, Дейни.

Блейк поставил свою чашку на столик и наклонился вперед, упершись локтями в колени. Ворот его белой пижамы распахнулся, обнажилась мускулистая грудь. Дейни бросила туда взгляд, но тут же отвела глаза.

– Прости, Блейк, но мои проблемы не имеют к тебе никакого отношения. Что же обидного в том, что я хочу их решить?

Голос спокоен, слова рассудительны. Но это пустые слова. Это понимала даже сама Дейни. Сосущее чувство поражения всегда говорит правду. Нет нужды объяснять, в чем ее ошибка: это сделает Блейк.

– У тебя короткая память, Дейни. Если не ошибаюсь, ты ворвалась, словно ураган, ко мне в студию и заявила, что у тебя неотложный разговор. Чтобы тебя выслушать, я отложил дело ценой в сто пятьдесят тысяч. Сегодня мне придется делать двойную работу. Но я был счастлив тебе помочь. Целый вечер ты плакалась мне в жилетку. Я выслушал историю твоего поединка с Сидом во всех подробностях. И был счастлив тебя слушать. А когда мы приехали сюда – что-то не припомню, чтобы ты просилась домой. Нет, всего несколько часов назад мы с тобой были одним телом и одной душой. Тебе не кажется, что после всего этого встать и уйти – это по меньшей мере невежливо?

Дейни, словно обиженный ребенок, молчала и угрюмо смотрела в чашку. Блейк говорил правду, но она не могла с ним согласиться. Еще одно поражение, после вчерашнего, после Сида – нет, это невозможно!

– Блейк, мужчины всегда так делают!

– Только не я.

Дейни досадливо пожала плечами. Это была правда, и она не спорила, но Блейк продолжал:

– Я никогда так не поступал и не собираюсь. У меня просто духу не хватит вот так взять и уйти от женщины. От любой. А ты – не любая женщина, Дейни. Тебя я люблю и признаю твой талант. Но твой эгоизм меня просто бесит. Знаешь, это ведь чертовски больно – когда тебя используют.

– Но, Блейк, ты же видишь, каково мне сейчас… – Дейни продолжала бороться. Он же всегда ее понимал – поймет и в этот раз! Но Блейк устал и был глубоко оскорблен; к тому же ночь – не лучшее время для выяснения отношений.

– Дейни, меня тошнит от твоей драгоценной карьеры. Тошнило еще тогда, когда мы разводились. И ты с тех пор ничуть не изменилась. Что я тебе, носовой платок – поплакала и выкинула? Знаешь, если мужчины всегда так делают, мне от души жаль женщин. Неудивительно, что феминистки нас так ненавидят! Клянусь Богом, Дейни, сегодня – последний раз. Я буду тебя любить, буду тебе помогать, но вытирать об меня ноги я больше не позволю!

– Блейк! – Вскочив с кушетки, Дейни опустилась на пол у его ног. Она взяла его за руки – но он не шевелился. – Блейк! Ты же знаешь, я не хотела тебя обидеть! Но я такая и другой быть не могу. Ты и это знаешь, правда?

– Знаю, – со вздохом отвечал Блейк и откинулся на спину.

Стоя перед ним на коленях и положив руки ему на грудь, Дейни вглядывалась в его лицо. Блейк устало смотрел в потолок, но Дейни знала, что перед его взором проходят все дни, часы, минуты, что они провели вместе. Может быть, он кладет на мысленные весы хорошее и плохое в их жизни – и плохое, конечно, перевешивает. Но она знала, что необъяснимое притяжение между ними уравновесит баланс. Их души скреплены невидимыми узами, тонкими, но прочными, как канат.

– Ты меня прощаешь? – спросила она.

– Я тебя принимаю, – ответил он.

– Что ж, это лучше, чем ничего.

Дейни знала, что он начнет спорить, – и, как обычно, интуиция ее не подвела. Блейк улыбнулся. Лицо его было освещено бледным предрассветным светом; глаза, осененные темными ресницами – Дейни завидовала их длине и густоте, – мерцали каким-то внутренним огнем. Сейчас он казался еще красивей, чем обычно. Если бы только он мог жить ее жизнью, любить ее дело! Впрочем, тогда они стали бы соперниками – и врагами. К счастью, ей не суждено проверить, верна ли эта мысль.

– Нет, Дейни, ничего хорошего в этом нет. Приемлемые отношения хороши в бизнесе. Там можно удовлетвориться тем, что «лучше, чем ничего»; в любви же нужен полный успех. А у тебя все наоборот. – Он поднял голову и улыбнулся ей нежно и грустно, затем покачал головой. – Господи, когда же ты это поймешь? Дейни, мои силы не беспредельны. Когда-нибудь у меня опустятся руки. И ты убьешь себя. Сверхновая звезда Дейни Кортленд. Блестящий и печальный конец. Как тебе это нравится?

– Совсем не нравится, – улыбнулась она и запустила руки ему под пижаму. Ссора ушла в прошлое, поражение забыто, и можно начать сначала. – Блейк, милый, что же я буду без тебя делать? Кто будет мне вправлять мозги?

– Если бы ты меня слушала, мы бы не развелись.

– Милый, мы спорили об этом уже раз сто. Хватит! Продолжим в следующий раз.

Она поднялась, но Блейк не двигался и молча смотрел на нее. Неужели эта женщина не понимает, какую боль причиняет ему все эти годы? У него в сердце живого места не осталось – раны, царапины, щипки, уколы, шрамы от старых обид. Но он знал, что не имеет права винить Дейни – ей пришлось еще хуже. Питер Кортленд выжег в ее детском сердечке незаживающую рану, которую Блейк не в силах залечить всей своей любовью. Ему остается только ждать и не терять надежды. Снова и снова открывать ей сердце и тем обрекать себя на новые муки. Когда-нибудь, устав тащиться за ней в ее восхождении к мифической Вершине, он оставит ее. Но сейчас, глядя на Дейни, освещенную бледным предутренним светом, Блейк не верил, что такое возможно. Он забудет о своей боли и простит ее, как было уже не раз; и, может быть, однажды ее выжженная душа оживет и откроется для любви.

– Хорошо, любовь моя, – поднялся Блейк. – Ты уходишь, и я не могу тебя остановить. Поцелуй меня и иди, а я постараюсь заснуть.

Дейни, успокоенная и счастливая, прильнула к его губам. Через несколько секунд она уже выходила из дома. Ее ждал новый день, новая работа, туманное, но заманчивое будущее. За спиной остался любящий ее человек – униженный, оскорбленный, из любви к ней в который уже раз стерпевший обиду. Но Дейни об этом не думала. Как всегда.

Глава 5

Вашингтон, округ Колумбия

Зал заседаний был почти пуст. В третьем ряду полукруглых скамей, слева, чопорный сенатор из Нью-Хэмпшира о чем-то спорил с молодой, удивительно привлекательной женщиной. Еще один сенатор внимательно слушал коллегу, призывавшего с трибуны спасти от вымирания какого-то редкого и никому не нужного жука. Оратор, несомненно, понимал, что его страстная речь перед горсткой равнодушных людей звучит нелепо – но телекамеры работали, и он старался вовсю: возвышал голос и воздевал руки к небу, описывая неисчислимые достоинства этого насекомого. В правом дальнем углу сидела рыжеволосая женщина – сенатор из Миссури; она скинула туфли и углубилась в чтение журнала. Еще несколько человек сновали туда-сюда в просторном холле: приближались рождественские каникулы, и сенаторы спешили закончить дела, прежде чем разъехаться по домам.

В тени на галерее, почти невидимый для остальных, сидел еще один человек. Он наклонился вперед и положил подбородок на сложенные, словно в молитве, руки. Лицо его казалось вялым и апатичным, но живые серые глаза наблюдали за всем, что творилось вокруг.

Ему было лет сорок пять; не толстый и не тощий, одетый прилично, но без роскоши – обыкновенный человек, из тех, что не привлекают ничьих любопытных взоров. Но вглядитесь в его лицо во время увлекательного разговора – и правильные черты, одушевленные волнением, навеки врежутся вам в память. Прислушайтесь к его словам – и за монотонным голосом вам откроются энергия и блестящий ум.

Звали этого человека Александер Грант. В сенате он представлял Калифорнию.

Коллеги-сенаторы встретили новичка с почтением и некоторой опаской, – но, убедившись, что Александер, слава Богу, пошел не в мать, успокоились и больше не обращали на него внимания.

Маргарет Грант – хитроумная, безжалостная, искушенная в политической игре – много лет наводила ужас на своих миролюбивых коллег и давала богатый материал журналистам. Она умерла на сенаторском посту, и Александер по просьбе губернатора Калифорнии согласился заменить ее до конца срока. Однако он ни в коей мере не унаследовал ее бойцовских качеств. Придут выборы, и его сменит более яркий политик. Так полагают сейчас почти все. Быть может, пройдет время, и одни сенаторы пожалеют, что не обратили внимания на Александера Гранта, а другие будут уверять, что с самого начала заметили в этом человеке что-то эдакое. Но это случится не скоро; да и Бог знает, случится ли вообще?

– Извините. Сенатор Грант?

На плечо ему легла чья-то рука. Александер повернул голову, и его стальные глаза встретились с медоточивым взглядом помощника матери. Александер улыбнулся. Не матери. Его помощника. Теперь Эрик Кочран в его команде.

– Пора.

– Спасибо, – кивнул Александер.

Александер Грант встал и в последний раз окинул взглядом полупустой зал, где, словно маяк, блистало глубокое декольте красавицы в третьем ряду.

– Сборище кретинов, верно? – заметил он, положив руку Эрику на плечо.

Эрик тоже взглянул на красотку и, усмехнувшись, кивнул. Положительно, сын нравился ему больше матери. Маргарет была убийственно серьезна: ей не хватало умения взглянуть на свое дело отстраненным, чуть ироническим взором. Работать с ней было приятно, но скучно. Но скоро… скоро все изменится.

– И еще каких! – согласился он. Затем заговорщицки улыбнулся: – Я мог бы кое-что… – неопределенный жест, – …приготовить. Если хотите.

– Отлично. И не уходи. Ты мне понадобишься, – ответил Александер скучным голосом, как будто уже забыл, о чем речь.

Он не сказал больше ни слова, и Эрику хватило такта не продолжать разговор. Они вышли вместе, рука об руку: Александер и Эрик. Одна команда.

Заседание подкомиссии уже началось. Александер сел на свое место. Соседи вежливо и равнодушно поздоровались; он ответил тем же. Председатель заговорил: быстро, глотая слова, ибо все, что он мог сказать, было и так всем известно.

– До каникул всего два дня. Думаю, вы все уже прочли свои доклады…

Над круглым столом пролетел смешок. Кто-то подмигнул председателю – и он моргнул в ответ, сохраняя на лице полную серьезность, как умеют только политики.

– М-да, так вот. Позволю себе кратко повторить основные моменты. Джентльмены, мы столкнулись с неприятной проблемой. Наши химические компании продают в Южную Америку некоторые химикаты и продают столько, что можно этой дрянью залить всю Колумбию. Кстати, восемьдесят процентов химикатов именно в Колумбии и оседают. Спрашивается, зачем им столько? Судя по всему, химикаты отправляются прямиком в непроходимые джунгли, на тайные плантации наркобаронов. Дело в том, что все эти вещества необходимы при изготовлении кокаина.

Председатель прочистил горло. Шутки в сторону: когда нужно, он мог быть серьезен, почти драматичен. Слушатели, как того требовали приличия, заворочались на своих местах и взволнованно загудели.

Александер едва не расхохотался. Проблема серьезная, кто бы спорил: но как можно поручать ее решение этому сборищу самодовольных ослов?

– Президент обеспокоен этой историей. Чертовски обеспокоен. Подумать только: наши крупнейшие предприниматели наживаются на пагубном пристрастии американской молодежи! Компании, разумеется, заявляют, что ничего плохого не делают. Они продают товар потребителю, а что происходит с этим товаром дальше, их не касается. А ограничивать экспорт – неконституционно.

Председатель почесал макушку, прихлопнул свой доклад ладонью и продолжал:

– Южноамериканцы утверждают, что они не в состоянии проследить путь товара: наркобароны владеют множеством подставных фирм. Они настаивают также, что основная масса наркотиков уходит на нашу половину Нового Света.

Он вздохнул – скорее от скуки, чем от волнения – и откинулся в кресле. Сенаторы беспокойно переговаривались, но председатель видел, что принимать закон для них – все равно, что рвать зуб: конечно, зуб болит, неприятно, но… зачем же так сразу щипцами? Может, сам пройдет? А нельзя ли пока как-нибудь залечить, а там видно будет?.. Председатель покосился на часы и обнаружил, что опаздывает к портному, а ему не хотелось заставлять того ждать.

– Итак, этим делом озабочено немало народу, и у каждого свой интерес. Четвертая власть требует, чтобы мы – ни больше ни меньше – запретили вывоз некоторых химикатов в места производства кокаина. А химические компании вопят о тоталитарном режиме и клянутся, что такой закон повлечет за собой падение прибыли, рост безработицы и вообще приблизит отечественную экономику к пропасти. Хотя, по-моему, ближе некуда. – Председатель хихикнул. – Похоже, все старые добрые Штаты поднялись на дыбы из-за нескольких тонн какой-то гадости. Короче, мы оказались между молотом и наковальней. Наша задача: принять такой закон, которым все останутся довольны, заткнуть глотку прессе и выйти из этого дела не только сухими, но и благоухающими, словно майская роза.

Сенаторы согласно закивали. Возобновился притихший было тревожный шум. Молчал только Александер Грант. Никто не желал узнать его мнение; но его это, казалось, вовсе не беспокоило. Сенаторы почти забыли о нем и были немало удивлены, когда он вдруг заговорил.

– По-моему, главная наша задача – принять закон, который будет работать. А осчастливит он кого-нибудь или нет – уже второй вопрос.

Его голос прорезал невнятный шум. Воцарилось изумленное молчание. Председатель вздернул голову, поросячьи глазки на мясистом лице недовольно заморгали. Что-то не нравится ему этот тихоня!

– Ну разумеется! – расплылся он в улыбке. – Совсем забыл! Спасибо, что напомнили, сенатор… Грант, кажется?

– Правильно. Александер Грант. – Грант взглянул председателю в лицо; серые глаза его потемнели, стали стальными, словно два ружейных дула. Несколько секунд продолжался поединок взглядов. Наконец председатель наклонился вперед, его толстые губы сложились в покровительственную улыбку.

– Конечно, конечно! – воскликнул он. – Я хорошо знал вашу мать. Близко знал, можно сказать. – Он хитровато улыбнулся.

Александер не ответил. Он знал свою мать гораздо лучше, чем этот жирный ублюдок.

Председатель, смущенный его молчанием, заговорил громче: его техасский акцент проявился в полную силу.

– Сенатор, мы делаем все, что можем. Но наши возможности ограничены. Вы недавно пришли в политику: думаю, для вас пока лучше всего сидеть и наблюдать за тем, что происходит. Да и для всех нас лучше будет подождать. Когда потребуются активные действия, мы вам сообщим – правда, ребята?

И он закрыл заседание. Следующий раз члены подкомиссии встретятся после Рождества, когда придет время заслушивать экспертов. Полгода на экспертов, год на разработку закона, два – на то, чтобы его протолкнуть, – а тем временем в Белом доме сменится хозяин и все полетит к чертям. Сенаторы серьезно относились к своей работе: но они знали, что каждое новое правительство, стремясь стать в глазах избирателей лучше предыдущего, разворачивает политический курс на сто восемьдесят градусов. Итак, сенаторы разошлись – каждый по своим делам. В толпе вышел и Александер Грант. Снаружи его ждал Эрик.

– Ну как? – спросил он босса.

– Интересно, – вяло ответил Александер. – Узнал много нового. Не хочешь выпить?

– С удовольствием. – Не в правилах Эрика было отказываться от дарового угощения.

Они дошли до маленького офиса Маргарет Грант. Нет: теперь – офиса Александера.

Александер открыл дверь. В приемной было тихо и пусто. Мужчины прошли в кабинет; Александер указал Эрику на встроенный бар.

– Что предпочитаешь?

– «Джек Дэниелз», если есть. – Эрик удобно – нога на ногу – устроился в кресле и расслабил узел галстука.

«Чудной парень», – думал он, глядя на босса. Никак его не разгадаешь. Порой чертовски умен, а иногда… как будто его пыльным мешком по голове стукнули. Но, гений он или идиот, деспот или либерал – Александер не из тех, кто весь на ладони. Это Эрику нравилось. И не только это. Проницательным взором опытного сердцеведа он видел то, чего не замечали другие: как бы ожесточенно Александер ни отрекался от Маргарет, он оставался ее сыном.

– Разумеется, есть.

Эрик моргнул, возвращаясь к реальности, и обнаружил у себя перед носом полный стакан. «Спасибо», – пробормотал он. Александер расстегнул пиджак, сел напротив и отпил бренди с содовой. Прежде чем заговорить, он задумчиво окинул взглядом аскетически обставленный кабинет.

– Не странно ли? – заговорил он наконец. – У матери был изысканный вкус, но она его тщательно скрывала. Этот кабинет обставлен по-спартански, словно комнатка какого-нибудь клерка, но если открыть бар… Чего там только нет! Даже «Наполеон», представляешь?

– Я всегда восхищался баром вашей матушки, – улыбнулся Эрик и поднял стакан. – Что ж, выпьем в ее память и за ее хороший вкус.

– Будь здоров.

Они выпили, не чокаясь.

– Слава Богу, она осталась только в нашей памяти, – пробормотал Александер словно про себя. Он сделал большой глоток, отставил стакан и остановил свой удивительный взгляд на Эрике. – Нелегкое время мы с тобой пережили, верно? – осторожно начал он и замолчал, ожидая реакции своего помощника.

– А чего вы ожидали? – ответил вопросом Эрик. – Вы не готовились к политической деятельности; вы попали в сенат случайно. Неудивительно, что вам пришлось туго, да и мне тоже.

– Ты прав. – Александер помолчал, затем продолжил: – Она заседала в сенате почти двадцать пять лет. И перед этим десять – в конгрессе штата. Итого – тридцать пять лет в политике. Мне было семь, когда все это началось, и мой отец уже год как умер. Когда я подрос и начал что-то понимать, я возненавидел мать за то, что, заботясь о «народе», она забыла обо мне.

Александер рассмеялся – удивительно открыто, без сарказма или затаенной злобы. Эрик впервые слышал, как смеется его босс, – и этот смех ему понравился.

Политики и простые люди похожи в одном: начав исповедь, они не успокоятся, пока не откроют душу до конца.

– Ты, кажется, не удивлен, что я отношусь к ней без должного пиетета? – улыбнулся Александер.

– Я давно заметил, что вы умны, – откровенно ответил Эрик.

– Ты так думаешь? Тогда объясни, ради Бога, почему у меня ничего не выходит? Вспомни: когда я только приехал, все эти ослы дрожали передо мной! Я решил молчать и изучать обстановку. По-моему, именно этого обычно ждут от новичка. Что я сделал неправильно?

Эрик сделал большой глоток и заговорил:

– Вы и вправду молчали. Как рыба. Если вы любили и уважали свою мать, если вам хоть немного нравилось то, что она делает, – вы должны были подняться на трибуну и сказать, что она была замечательным политиком и прекрасным человеком, и вы собираетесь продолжить ее дело. Вот чего от вас ждали! А вы?.. – Эрик задумчиво потер подбородок. – У нее на столе не было вашей карточки, – продолжал он, – и Дебби – секретарше – не приходилось оплачивать телефонные счета за звонки домой. Похоже, вы с матерью были близки – как две параллельные прямые.

– Очень верно подмечено, – спокойно ответил Александер.

Эрик скромно пожал плечами.

– Я работал с вашей матерью два года. Я-то знаю, что она была за человек. Динамит, а не женщина! – Александер слегка пошевелился в кресле, но не ответил. Эрик продолжал: – Не то чтобы я был очень ей предан… в огонь и в воду, конечно, не пошел бы… Но мне нравилось, как она делает свое дело. А семья – кто же знает, что там происходит, в семье? Мне рассказывали, например, что она вас била.

Итак, Эрик отрекался от матери, чтобы заверить в своей преданности сына. Александер улыбнулся.

– Хуже, – ответил он. – Она меня просто не замечала. Отправила в закрытую школу и извлекала оттуда только на время выборов. Мы стояли рядом перед камерами – маленькая семья, пораженная, но не сломленная безвременной смертью отца. В роли любящей матери Маргарет была поистине великолепна. А потом меня отсылали обратно. Я ненавидел ее. Ненавидел политику. А потом… Потом я вырос. Много лет работал в суде и узнал жизнь во всех ее проявлениях. И я понял, что не стоит тратить силы на ненависть.

– Почему же вы согласились на просьбу губернатора?

– А почему бы и нет? Меня ничто не связывало. Я разменял пятый десяток, устал от калифорнийского солнца. С женой разошелся. Захотелось перемен… Не знаю. Интересно стало. Может быть, подсознательно я хотел понять, что же это такое – политика, ради которой мать бросила своего ребенка.

Александер замолк и налил себе еще. Тишину нарушало лишь тиканье часов и постукивание кубиков льда в бокале. Эрик был слишком взволнован, чтобы говорить. Взволнован не рассказом о предательстве и ненависти – он слыхал истории и похуже. Много дней Эрик ломал голову, пытаясь разгадать нового шефа, – и вдруг он сам открывает душу и делится с подчиненным своими детскими горестями! Неужели же он и вправду пошел в политику из любопытства? Нет, должно быть что-то еще…

– И что же, поняли? – решился наконец Эрик.

Александер не медлил с ответом.

– Да. Теперь я знаю, почему мать любила политику. Это восхитительная игра. И я тоже хочу попробовать свои силы. – Он помолчал, затем спросил негромко: – Поможешь мне?

– Разумеется! – широко улыбнулся Эрик и допил свой бокал.

Глава 6

Лос-Анджелес

Миссис Питерсон, пятидесяти двух лет, была замужем уже лет тридцать, вырастила пятерых детей и большую часть жизни проработала библиотекарем. Она никого и ничего не боялась. А вот ее боялись многие. При виде ее квадратных плеч и бульдожьей физиономии и не у самых робких начинали дрожать поджилки. А уж когда миссис Питерсон открывала рот…

Однако Руди Грин ждал ее. Когда миссис Питерсон ворвалась к нему в кабинет, с треском захлопнула дверь и воинственно уперла руки туда, где у обычных людей бедра, он был готов к ее приходу. Не поднимая головы, он сгреб со стола ворох бумаг и протянул ей.

– Миссис Питерсон, вот список счетов. Будьте добры оплатить их немедленно. Почему вы мне о них не напомнили? Посмотрите, некоторые лежат чуть ли не с весны! Как, по-вашему, мы сохраним хорошие отношения с поставщиками, если не будем платить вовремя?

Миссис Питерсон на мгновение потеряла дар речи.

– Вы… вы… ах вы мерзавец! – завопила она затем, брызгая слюной. – Я напоминала вам об этих счетах каждый Божий день! И не смейте все валить на меня! Вы…

– Миссис Питерсон! – Руди поднял голову. На лице его отражалось благородное негодование. – Попрошу вас не разговаривать со мной в таком тоне. Я президент фирмы. Я управляю рекламным агентством. Я нахожу клиентов, клиенты дают деньги, и из этих денег вы получаете свою зарплату. Если вам это не нравится, можете искать себе другую работу. В противном случае будьте любезны заниматься своим делом и не учить меня, как мне заниматься моим.

Миссис Питерсон сверкнула глазами. Она с удовольствием нашла бы другую работу – только кому она нужна, в ее-то возрасте?.. Разве что этому бездельнику – ведь ни один молодой и перспективный работник к нему не пойдет!

Уже несколько месяцев миссис Питерсон оплачивала счета агентства Грина. Агентству вечно не хватало денег; а вот сам Руди на бедность не жаловался. Он ездил на «Ягуаре»; он купил рояль и заплатил из фондов компании; он превысил свой банковский счет, чтобы приобрести бунгало в Палм-Спрингс. Работу он воспринимал как некое неизбежное зло, в котором, впрочем, есть свои забавные стороны. Удивительно, что при таком отношении к делу агентство еще держалось на плаву. Но оно держалось, и миссис Питерсон регулярно получала неплохое жалованье. Яростно засопев, она прижала пачку счетов к плоской груди и вылетела вон. Президент рекламного агентства расхохотался ей вслед.

Угрозы Руди были несерьезны: он не собирался расставаться с этой воинственной особой. Без нее повседневная жизнь агентства погрязнет в тоскливой рутине. Много ли на свете людей с таким же забавным отношением к делу? Остальные служащие Руди – всего их было пятеро – тоже принимали свою работу всерьез, но не до такой же степени! Как они не могут понять, что так называемый «бизнес» – это ловкость рук, не больше. Балансируешь между клиентами и поставщиками, получаешь свое и с тех и с других и ухитряешься сделать так, чтобы все остались довольны.

Но с недавних пор Руди потерял покой. Он устал рекламировать «Божественные блюда Холли». Его тошнило от «Музыкальной системы Рика» – двадцать раз в день на коротких волнах. Как шахматист из провинциального клуба мечтает сразиться с гроссмейстером – так Руди Грин рвался в мир Большого Бизнеса, в мир крупных корпораций, банков и призов Клео. Быть может, настанет день, когда «Гран-при» достанется рекламному агентству Грина…

Руди нажал кнопку связи со своим первым – и единственным – финансовым консультантом. Лора Принс ответила сразу: как и прочие служащие, она скучала без дела у себя в кабинете.

– Ты не могла бы кое-куда сходить? – спросил он.

– С удовольствием, куда хочешь, – весело отозвалась Лора. Верный друг, всегда готова услужить. Лоре уже за тридцать, но в душе она навсегда осталась шаловливой девчонкой-подростком. Из-за склонности к мелкому мошенничеству она не удерживалась ни на одной работе; но именно эту склонность в ней больше всего любил Руди.

– На пять минут, – отозвался Руди. – Зайди в приемную и посмотри, куда делась секретарша. Телефоны просто обзвонились.

– Будет сделано!

Через пять минут Лора появилась в кабинете Руди с чемоданчиком в руке.

– Секретарша уволилась, – сообщила она и, помахав у него перед носом заявлением об уходе, разорвала бумагу на мелкие кусочки и бросила в корзину.

– А, черт! Ладно, – философски пожал плечами Руди, – что ж тут можно сделать? Попроси Полин посидеть на телефоне до конца рабочего дня. А миссис Питерсон пусть позвонит в агентство по найму.

– Хорошо.

Лора исчезла. Когда она вернулась, Руди уже застегнул пиджак и взял в руки внушительный черный портфель, сопровождавший его на все презентации. С широкой ухмылкой он прижал портфель к груди и покачал, как ребенка.

– Мы очаровательны! – пропел он. – Мистер и миссис «Апач» будут в восторге!

Руди и Лора вышли рука об руку. Путь их лежал на обувную фабрику «Апач»; им предстояло убедить процветающего фабриканта, что без рекламного агентства Грина он просто пропадет.

Лора Принс проработала в рекламном бизнесе ненамного меньше Руди. Однако работали они по-разному. Руди никогда не бывал в Большом Бизнесе и до последнего времени туда и не стремился. Его вполне удовлетворяла роль крупной рыбы в маленьком пруду. На работе он большей частью развлекался, а когда развлечение приносило доход, воспринимал это как подарок судьбы.

Лора, напротив, начала работу в солидной фирме, но не прошло и года, как ей указали на дверь. Лора металась от одного агентства к другому, и везде повторялось то же самое. Не то чтобы ей недоставало ума. Нет, сообразительности было хоть отбавляй – не хватало умения ее разумно и честно использовать. Голова у Лоры пухла от гениальных комбинаций; получив задания, она принималась со слоновьей грацией осуществлять их все сразу – и неизбежно вступала в конфликт с неписаными законами бизнеса.

Она уже свыклась с отчаянием, когда встретила Руди. Этот обаятельный авантюрист с голливудской улыбкой помог ей вновь поверить в свои силы. Он, казалось, не замечал ее промахов. В конце концов, говорил он, какое нам дело до мнения клиентов? Они понятия не имеют, из чего складывается хорошая рекламная кампания. Руди дал Лоре работу и приличную зарплату; у нее даже появился подчиненный – велика ли важность, что только один? А главное – он принял ее такой, какая она есть. И Лора благоговела перед ним.

Так Лора и Руди стали коллегами по латанию дыр в бюджете агентства, друзьями и любовниками. Оба считали, что выбивать баксы из несговорчивых клиентов не столько нудная обязанность, сколько развлечение. И сейчас эта парочка готовилась к тому, что у них лучше всего получалось. Они покажут владельцу «Апач» маленькое представление – как только…

Как только этот старый козел заткнется.

В строгих темно-синих костюмах, с блокнотами наготове, с выражением неподдельного интереса на лицах, Лора и Руди слушали речь клиента.

– Когда мы приехали в эта страна, мы не имели ничего, – сообщил мистер Зелости в третий раз. – Ни-че-го! Мы бежали из Румыния в одна тысяча девятьсот шестьдесят пятом году. С пустые карманы и полные головы. Полные ума! – Он выразительно постучал себя по лбу. Маленькие глазки засветились, словно мистер Зелости решил открыть посетителям страшную тайну: – Это моя жена придумала, что мы должны делать обувь.

Он повернул голову и улыбнулся жене, с ног до головы запакованной в символы новоприобретенного богатства – от шелестящего шелкового платья до часов, усеянных бриллиантами. Крашеные волосы миссис Зелости были уложены в сложную прическу; одна ядовито-желтая прядь свисала вдоль одутловатой щеки. Макияж ее был бы к лицу покойнице: но миссис Зелости дышала, шевелилась и даже разговаривала, чем нарушала единство образа. Что ж, по крайней мере, по-английски она говорила лучше мужа.

– Это правда. В Румынии приходилось повсюду ходить пешком, и мы начали шить туфли и сапоги. Наши первые сапоги, – хихикнула она, – я сшила на кухонном столе – вот так…

И миссис Зелости распростерла ухоженные пухлые руки над ореховым столом, показывая, как она тачала сапоги на кухне тридцать лет назад.

– Итак, – вклинился в разговор ее муж, – мы идем хорошо. Мы идем хорошо без реклама. Зачем нам реклама?

Его сердитые глазки скользнули с Руди на Лору и обратно. Мистер Зелости любил наживать деньги и терпеть не мог их тратить. Он уже почти возненавидел незваных гостей. Лора улыбнулась, и миссис Зелости ответила ей улыбкой. «Какая милая девушка, – думала она, – должно быть, румынка». Только Руди знал, что ярким румянцем и цыганским блеском в черных глазах Лора обязана не румынской крови, а русской водке. Но мистер Зелости взирал на псевдорумынское личико Лоры так же хмуро, как и на голливудскую физиономию Руди. Что ж, шутки в сторону: начинается мужская работа.

Руди почтительно склонил голову, не отрывая взгляда от владельцев «Обуви «Апач». Миссис Зелости покровительственно улыбалась: ей нравились его остроносые ботинки и гладкие, зачесанные назад волосы. Ее супруг был по-прежнему зол, как черт. Руди встал и наклонился над столом.

– Вы, мистер Зелости, сами ответили на свой вопрос, – начал он негромко, с тем, чтобы испытанным приемом повысить голос на следующей фразе. – Тридцать лет назад вы начали свое дело вдвоем на кухонном столе. Пришло время, и вам понадобилось огромное помещение, сотни рабочих и современная автоматика. Теперь же, когда вы стали реальной силой в модной индустрии, вам не обойтись без рекламы и паблик рилейшнз.

Благодаря высокому качеству продукции, благодаря вашей репутации – репутации честных и трудолюбивых профессионалов – «Обувь «Апач» сделала себе имя. Взгляните вокруг – почти у каждой девушки на ногах туфли или сапожки «Апач». Вот доказательство вашего успеха, мистер Зелости. Неоспоримое доказательство!

Однако… – Руди сокрушенно покачал головой. Голос его упал на целую октаву. – Взгляните, где и как продается ваш товар. Мистер Зелости, вы не выходите за порог нескольких специализированных магазинов. А между тем ваша обувь пользуется спросом по всей Америке! И не только в Америке – ее вывозят контрабандой и продают на берегу Венецианского залива! Вы популярны среди пешеходов, как «Джоан и Дэвид» – среди автомобилистов! Вы можете стать королем обуви! Что для этого нужно? Только одно. – Руди оперся руками о стол. – Имидж!

Представьте себе: вы приглашаете покупателей в супермаркеты Нордстрома, Неймана Маркуса, может быть, даже Харриса! Представьте себе, как внучка миллионера, никогда в жизни не носившая ничего, кроме туфелек «Джордан», просит: «Заверните мне «Апач»«. Разве не об этом вы мечтали?

Руди обогнул стол, снял с демонстрационной стойки малопривлекательный сапог и прижал его к груди, словно талисман.

– Мистер Зелости, неужели вы не хотите стать силой, с которой считаются?

Тщедушный мистер Зелости напыжился и закивал. Руди подобрался, словно пантера перед прыжком. Настало время решительного удара.

– Что же для этого нужно? Вы должны прислушаться к своей интуиции – интуиции делового человека, – легкий поклон в сторону мистера Зелости, – и художника, – томный взгляд в сторону восхищенной миссис Зелости и пауза, чтобы она как следует насладилась его улыбкой.

– Расскажите покупательнице, как изменится мир, едва она наденет туфли «Апач». Обращайтесь к ней со страниц женских журналов, говорите с ней по радио, призывайте ее… – Голос Руди прервался, веки затрепетали, словно в сладчайший миг любви… – призывайте ее с экрана телевизора. Создайте свой имидж! Создайте женщину, которая носит обувь «Апач» – и к вам придет сокрушительный успех!

Руди умолк и вернулся в свое кресло. Настала очередь Лоры.

– Руди совершенно прав, – подхватила она. – С помощью рекламы вы оставите своих конкурентов далеко позади. Мы собрали некоторые сведения: думаю, они вас заинтересуют. Изучив рынок, мы взяли на себя смелость подсчитать примерное число потенциальных покупателей, незнакомых с вашей продукцией, – результаты удручающие.

– Вы специально изучали наш рынок? – выдохнула пораженная миссис Зелости.

Руди склонил голову. В глазах его светилась рыцарская преданность.

– Потому что мы верим в вашу продукцию, – признался он.

Наступила тишина. Руди почти слышал, как скрипят мозги почтенной пары. Он знал, о чем они думают. Миссис Зелости представляет себя в роли женщины, которая носит обувь «Апач». Мистер Зелости задумался о детях: что, если он оставит им не просто процветающее дело, а целую обувную империю?

Руди улыбнулся. Слишком просто, даже неинтересно. Осталось получить их подписи – и делу конец.

– Мистер и миссис Зелости, мы принесли с собой образец контракта – просто чтобы вы ознакомились с тем, как работает рекламный бизнес. Возможно, вы захотите показать его вашим юристам – но, по совести сказать, контракт чрезвычайно прост, а время – деньги. Вы – опытный бизнесмен: вы, несомненно, разберетесь в условиях контракта и поймете, как выгоден подобный договор для наших клиентов.

Видите ли, когда мы покупаем для вас место в журнале или время на радио, журнал и радиостанция платят нам комиссионные. Так вот, эта сумма включается в ваш счет. Как в турагентстве. Вы оплачиваете процент от стоимости продукции плюс комиссионные. Процент обычный – двадцать пять процентов общей стоимости, не считая расходов на творческое оформление и воспроизведение, составляющих твердую ставку сто восемьдесят долларов в час…

Тем же вкрадчивым голосом Руди вытребовал себе добрых десять процентов комиссионных и отдельный счет за оригинальные идеи – за такие деньги можно было бы нанять сроком на год десяток лучших умов Америки. Бумаги скользнули на стол, мистер Зелости взял их в руки и начал просматривать. Он больше не слушал Руди; тот, не желая терять времени, повернулся к хозяйке дома «Апач».

– Знаете, – проворковал он, обходя стол и приближаясь к ней, – я предполагаю устроить что-то типа кампании Джорджии Холтен. Вы наверняка видели рекламу ее сумочек в журналах – «Вог», «Таун энд Кантри», «Архитектурал Дайджест». Прекрасно сработано. За эту кампанию отвечал я.

В яблочко! Миссис Зелости широко раскрыла глаза.

– Не может быть! – прошептала она.

– Согласен, эта работа далека от совершенства, к тому же она заняла несколько месяцев. Но в конце концов увенчалась успехом. Почему? Думаю, потому что Джорджия Холтен уловила идею кампании и работала со мной в одной команде. А у нее есть вкус, та, знаете ли, утонченность, что редко встречается в наши дни…

Миссис Зелости наклонилась к нему в ожидании нового комплимента. Мистер Зелости недовольно изогнул бровь. Но Руди ожидал подобной реакции; он оторвался от стола и метнулся назад, к Лоре.

– Мы понимаем, что это серьезное решение, – заговорил он, убирая папку в портфель, – и оставляем вас, чтобы вы могли обсудить наше предложение. Но прежде чем уйти, хочу пригласить вас посетить один из наших офисов. У нас вы получите индивидуальный подход, которого так не хватает в крупных агентствах. Мы – не бездушные наемники. Мы искренне желаем вам успеха. И чтобы это доказать, мы готовы провести первую кампанию бесплатно! Вы не будете платить ни за творческое оформление, ни за воспроизведение. Мы готовы работать день и ночь, чтобы обеспечить успех «Обуви «Апач»! Мистер и миссис Зелости, было большим удовольствием…

Владельцы «Обуви «Апач» хотели бы задать еще немало вопросов – но их смутила и обезоружила эта пылкая и, по всей видимости, искренняя речь. Руди поднялся, и они встали вслед за ним. Рукопожатия… обещания скоро, очень скоро позвонить… и пять минут спустя Руди и Лора были уже на улице.

Руди нацепил темные очки и сел за руль. Лора устроилась рядом, поджав под себя ногу, так что ее круглое колено касалось его бедра.

– Что это ты нес насчет женщины всеобщей мечты?

– Понравилось? – Руди ухмыльнулся и подмигнул, хотя за темными очками этого было и не видно.

– По-моему, глупо, Руди. Как мы теперь дадим задний ход?

– Не знаю. Может быть, и никак. – Он рассмеялся и потрепал ее по подбородку. – Расслабься. Будет им женщина мечты. Не забудь предупредить Сэма, что первую кампанию мы проведем по как можно более низкой себестоимости.

– Руди, деньги еще не у тебя в кармане. Не думаешь, что мы опозоримся? Боюсь, на создание рекламного образа наших силенок не хватит.

Руди расхохотался.

– Наших силенок хватит на все. Мы им такой рекламный образ закатим! Миссис Зелости удар хватит от восторга.

– Ой, не верится!

– «И не будь неверующим, а будь верующим!» – продекламировал Руди и снова расхохотался. «Ягуар» взревел и выехал на шоссе.

Перед съездом на аллею Робертсона Лора вспомнила, о чем хотела спросить Руди.

– Я не знала, что ты делал рекламу Джорджии Холтен.

– Я ее и не делал. Но им-то откуда знать? Не станут же они проверять. А если и станут… – Он пожал плечами. – Черт возьми, половина удовольствия от этой работы – в складном и убедительном вранье. Верно?

Лора не ответила. Она и не вслушивалась в его слова – слушала только довольный раскатистый смех. Арендованный «Ягуар» съехал с шоссе. Руди и Лора возвращались домой.

Глава 7

Гостиничный номер, словно кокон, надежно защищал постояльцев от внешнего мира. Тройные оконные рамы не пропускали ни одного звука с улиц Лос-Анджелеса; тяжелые драпировки преграждали путь лучам яркого калифорнийского солнца. Ничто здесь не раздражало, не мешало заснуть. Однако Дейни этой ночью не сомкнула глаз.

Путаясь в длинной ночной рубашке, она повернулась на бок и взглянула на светящийся циферблат дорожных часов. В узоре пятен на их черепаховой крышке воспаленным глазам Дейни чудились какие-то зловещие фигуры. На миг ее охватила безумная уверенность: стоит защелкнуть крышку – и времени не станет, а она с часами вместе провалится в другое измерение, в какую-нибудь Сумеречную зону. Неплохая мысль. Все лучше, чем то, что происходит с ней сейчас.

Дейни почувствовала, что снова начинает дрожать. Слезы навернулись на глаза. Холодные щупальца депрессии сжали душу в любовном объятии, круша все ее надежды.

Помоги ей Боже, сегодня у нее юбилей. Полгода без работы. Сто восемьдесят дней назад она позволила злости на Сида взять верх над здравым смыслом. Она оставила место вице-президента в процветающем агентстве. Шесть месяцев назад она вспомнила увещевания Блейка, пожертвовала успехом ради своей чести и достоинства – и куда же это ее привело? В Нью-Йорке – ни одной вакансии. О Чикаго и говорить нечего. Даже родной Сан-Франциско закрыл перед ней двери крепче, чем ворота тюрьмы перед заключенным.

Разумеется, она обзвонила всех друзей. Друзья сочувствовали, обещали помочь, чем только могут, жалели, что у них нет для нее подходящих мест… Еще бы: ведь на подходящих для Дейни местах сидели они сами!

Естественно, она встречалась с директорами и управляющими агентств. Первые несколько недель Дейни не беспокоилась: встречи неизменно заканчивались на высокой ноте. Собеседник входил в положение и обещал приискать для нее место. Просто дождаться не мог, когда же мисс Кортленд приступит к работе.

И Дейни верила в будущее. Она переселилась к Блейку. Она готовила ему еду, была с ним ласковой и любящей – думала, что может себе это позволить. Она не завидовала его успехам, ибо в безграничной наивности полагала, что мир принадлежит ей. И Блейк совсем забросил работу. Они проводили дни вместе, а ночи – в одной постели. А однажды отправились на весь день в Сосилито – ходили по магазинам, а потом пили в старинном ресторанчике «Кровавую Мэри». В то время Дейни, упоенная лживыми надеждами, имела нахальство отвергнуть первое предложение. Она еще не знала, что второго не будет.

Однако дни оборачивались неделями, а недели – месяцами. Дейни перешла от оптимизма к тревоге, от тревоги – к ужасу. Ей улыбались. Ей кивали. Ей обещали звонить – и не звонили. Просматривали ее послужной список – и пожимали плечами. Дейни пошла по второму кругу. Теперь все эти шишки прятались от нее за спинами секретарш, а, если удавалось-таки до них добраться – разговаривали сухо и раздраженно и, не успевала Дейни открыть рот, заявляли, что вакансий у них нет. В ужасе Дейни бросилась в отвергнутое агентство, но место было уже занято. Как будто цунами захлестнула рынок труда и смыла все вакансии! Сид сдержал слово. Он опережал ее на шаг и предупреждал каждый ее удар своим. Теперь, отправляясь на очередную встречу, Дейни ожидала отказа. И ее опасения неизменно сбывались.

Но Дейни не сдавалась. Она рассылала сотни резюме во все мало-мальски стоящие агентства. Она говорила по телефону профессиональным рекламным голосом – никто не догадался бы, что она на грани отчаяния. И она добилась своего: президент небольшого, но престижного агентства назначил ей встречу. Сегодня решающий день. Через несколько часов Дейни предстояло узнать, дотянулись ли щупальца Сида до Лос-Анджелеса. Дай Бог, чтобы нет, – думала она и дрожала все сильнее.


Нетерпеливо постукивая ногой в замшевой туфле по паркету, Дейни снова взглянула на часы. Еще минута! А всего – сорок минут. Пятнадцать еще куда ни шло, но прождать сорок минут в приемной Пола Уинфилда… просто невероятно!

Костлявая секретарша с крашеными волосами недовольно покосилась на посетительницу. Слава Богу, Дейни была в форме: кислый взгляд не смутил ее, наоборот, подсказал, что пора проявить инициативу. Дейни поднялась с обитой кожей кушетки, в пять шагов пересекла холл и остановилась перед старой ведьмой.

– Извините. – Хороший тон. Спокойный. Вежливый. Уверенный. Секретарша подняла глаза. – Не могли бы вы напомнить мистеру Уинфилду, что наша встреча назначена на десять?

– Я знаю, мисс… – Секретарша поправила очки и с гримасой мученицы полезла в блокнот. Но стоит ли на нее злиться? Она справляется со своими обязанностями не хуже других. Может быть, даже лучше. У нее, по крайней мере, есть работа. – Мисс Кортленд. Мистер Уинфилд знает, что вы здесь. Я уверена, он примет вас, как только сможет. Садитесь, пожалуйста. Не хотите ли кофе?

Дейни ощутила, как заливает щеки краска гнева и стыда. В Сан-Франциско она привыкла к такому обращению – но в Лос-Анджелесе? Не мог же, черт побери, Сид обзвонить все агентства в стране? Нет, нельзя думать о Сиде. Дейни прикрыла глаза и представила себя – такой, какой хотела себя видеть. Сильной, уверенной в себе. Настоящим профессионалом. Это не повредит – другой вопрос, поможет ли?

– Дело в том, что я жду уже почти час, – начала Дейни снова. – Может быть, вы ему напомните…

– Я уже сказала: напомню при первой возможности. Поверьте, я не забуду, что вы здесь.

Однако, как только загудел зуммер, секретарша начисто забыла о Дейни. Та на секунду отключилась и не слышала, о чем шел разговор; очнулась она только, когда секретарша вскинула на нее глаза. В ее самодовольной улыбке читалось: «Я же вам говорила!»

– Боюсь, у мистера Уинфилда изменились планы. Он попросил принести вам извинения, мисс Кортленд, за то, что заставил вас ждать. Может быть, в другой раз…

Женщина опустила голову и углубилась в толстую пачку бумаг. Она полагала, что Дейни встанет и уйдет. Как ни удивительно, Дейни чуть было так и не сделала, но остановилась, осознав, что это ее последний шанс. Нет, с нее хватит! Дейни Кортленд не уползет, поджав хвост, словно побитая собака! И ни одна стерва-секретарша ее не запугает!

– В другой раз? – Дейни рассмеялась и покачала головой – серебристые волосы окутали ее голову пушистым облачком.

– Да, в другой раз, – холодно ответила секретарша. – Могу посоветовать вам позвонить на следующей неделе.

– Это невозможно. – Дейни сама слышала, как дрожит ее голос, но ей было плевать. Это ее последний шанс. – Мистер Уинфилд ответил на мое резюме. Чтобы встретиться с ним, я прилетела из Сан-Франциско. Я должна его увидеть. Должна показать ему… подождите!

Дейни бросилась назад к кушетке, схватила портфель и бросила его на стол секретарши.

– Взгляните на мои работы, – заговорила она, возясь с «молнией». – У меня есть именно то, что нужно вашему агентству.

Дейни вытащила из портфеля пластиковую папку. Последняя кампания «Эшли Косметикс» была отражена здесь во всем своем блеске. Огромный рекламный плакат, сверкающий праздничными красками, когда-то открыл Дейни истину: у нее есть талант. Она стоит больше, чем отец, чем Сид. Все, что говорил ей Блейк, – правда. Но сейчас рядом не было Блейка. Секретарша смотрела на Дейни, и в глазах ее читалось… нет, не презрение. Жалость. Гнев Дейни испарился под ее проницательным взглядом: осталось только унижение. Дейни заговорила тихо, почти умоляющим тоном:

– Мне нужна работа. Понимаете, мне нельзя терять времени. Вы же знаете, что это за бизнес. Еще несколько месяцев – и меня забудут, и мои образцы окажутся никому не нужны. Я умею работать. Серьезно. Умею добиваться успеха. Пожалуйста, хотя бы отнесите ему этот образец. Пусть он взглянет…

– Мне очень жаль, – пряча глаза, тихо ответила женщина. Она выполняла распоряжения босса, но истязание не входило в ее служебные обязанности. – Это невозможно.

– Пожалуйста! – Дейни поперхнулась на этом слове и повторила: – Пожалуйста! Это так важно для меня…

Женщина встала и, протянув руку, осторожно закрыла портфель.

– Мне действительно очень жаль. Может быть, хотите воды? С удовольствием вам принесу. Но, поймите, я ничем не могу вам помочь. Я только выполняю распоряжения босса…

Дейни повернулась к дверям, и секретарша услужливо поддержала ее под локоть. Намекает, что пора уходить. Никто больше не хочет ее видеть. Люди насмехаются над ней – или, того хуже, бегут, как от зачумленной. Что же произошло? Как ночной кошмар стал явью? Почему Дейни не может загнать его обратно в царство небытия? Она проиграла. Нет, почти проиграла. Ты повержена, Дейни, но ты не вышла из игры. Эта мысль придала ей сил. Дейни высвободилась из объятий секретарши и схватила портфель.

– Я знаю, что вы не можете, но я, черт побери, могу!

Дейни рванулась к двери кабинета. Она – Дейни Кортленд, бывший вице-президент агентства Приджерсона, ей нужно увидеться с этим человеком, и никакие двойные двери ее не остановят!

– Что? Ч-что вы делаете? – заикаясь от ужаса, завопила секретарша. Но Дейни уже влетела в кабинет, закрыла дверь и остановилась на пороге, оглядываясь по сторонам.

Кабинет мистера Уинфилда производил впечатление. Просторный – за длинным столом разместятся, пожалуй, человек двадцать. Светлый. Прохладный. Жемчужно-серые кресла и пальмы в кадках. На стенах – рекламные плакаты: множество плакатов, один другого лучше. В этом кабинете идет работа. В воздухе витал животворящий дух дела, столь любимого Дейни. Здесь она была как дома. Сомнения, неуверенность в себе улетучились, как дым: Дейни знала, что в этот раз победа за ней. Она действительно нужна этому человеку за столом. Чертовски нужна. Она не уйдет, пока не получит ответ.

– Мистер Уинфилд, я Дейни Кортленд. Я ждала встречи с вами, но ваша секретарша сообщила, что у вас изменились планы. Я не верю, что это случайность. Думаю, вы не хотите меня видеть; но, поверьте, вы многое теряете, отказываясь от разговора.

В эту минуту Дейни была сильна и уверенна в себе, как никогда. Она двинулась к столу. Уинфилд, директор и творческий гений своего агентства, медленно снял очки. У него были умные глаза и усталое, поношенное лицо богача, каждый свой доллар заработавшего тяжелым трудом. Перед приходом Дейни он что-то набрасывал на чертежной доске: теперь положил карандаш и аккуратно сложил руки. Дейни заметила, какие красивые у него руки: сильные, с длинными гибкими пальцами. Пол Уинфилд не двигался, лицо его ничего не выражало. Дейни приготовилась к решающему удару.

– Вы многое теряете, потому что, как я знаю, вашему агентству нужны творческие работники – люди, которые смогут понять ваш замысел, а возможно, и предложить свой. Я много лет работаю в рекламе. Вы, несомненно, знакомы с моими работами – ведь за последние три года две из них получили призы на профессиональных конкурсах, опередив представленные на конкурс работы вашей компании. Возможно, вы сейчас очень заняты. В обычных обстоятельствах я не стала бы врываться сюда и вам мешать. Но чтобы встретиться с вами, я прилетела из Сан-Франциско. Я займу у вас пять минут и прошу только одного: загляните в мой портфель и скажите, можете ли вы найти человека, который сделает так же или лучше?

Дейни поставила портфель на стол и открыла. В руках у нее была пластиковая папка с лучшей ее работой.

– Вот. Первый экземпляр. Здесь не показана продукция – только картина весенней природы, яркие, праздничные краски. Клиент не верил, что такой тонкий прием сработает, однако кампания принесла огромную прибыль. Дело в специфике продукции, мистер Уинфилд. Считается, что на рекламе косметических средств женщина должна видеть другую женщину, которой хочет подражать. Неверно! Она не хочет подражать никому! Она хочет быть прекрасна, как сама природа. Чтобы никому и в голову не пришло сравнивать ее с фотомоделью.

А вот еще. – Уинфилд не пошевельнулся, чтобы перелистнуть страницу, и Дейни сделала это сама. – Продукция не первой необходимости. Известно, что люди, если и обращают внимание на подобную рекламу, быстро об этом забывают. Так вот, через три дня после выхода рекламы мы организовали двести пятьдесят тысяч звонков по случайно выбранным номерам. И еще…

Дейни перелистывала страницы, приводила статистику, рассказывала о трудностях, присущих рекламе той или иной продукции, указывала на использованные тонкие приемы. К концу своей речи она уже улыбалась во весь рот, уверенная в победе.

Дейни закончила и отошла от стола, оставив Пола Уинфилда наедине с папкой, открытой на последней, самой важной странице. Но он даже из вежливости не взглянул на летопись ее профессиональной жизни. Даже не опустил глаз. Даже не улыбнулся ни разу. Его прозрачные глаза не отрывались от лица Дейни, но в них не было ни симпатии, ни простого интереса. Дейни не умела обманывать себя до бесконечности. Она поняла, что не добилась ничего.

Шли минуты. Пол Уинфилд молчал, откинувшись в кресле, словно судья, решающий судьбу подсудимой. Улыбка Дейни погасла, самоуважение испарилось, как лживый сон. Наконец Уинфилд заговорил – и слова его звучали не смертным приговором, скорей надгробной речью. Ведь судьбу Дейни решил не он. Смертный приговор вынес человек в Сан-Франциско – тот, что хочет вернуть Дейни в свое агентство и затащить к себе в постель.

– Вы оправдали все мои ожидания, мисс Кортленд. Даже превзошли.

Теперь Дейни все поняла. Глаза ее заблестели, губы скривились в судорожной улыбке – предвестнице истерики. Сид позвонил Уинфилду. Сид оклеветал ее. Он вонзил ей нож в спину, а этот человек, как и многие другие, медленно его поворачивает. На последнем дыхании Дейни попыталась его остановить.

– Да, я выведу ваше агентство на новый уровень…

– Я говорю не о вашей работе, мисс Кортленд. Скорей о вашем поведении. Сид, кроме всего прочего, упомянул, что вы непредсказуемы.

При звуке имени Сида Дейни вздрогнула, как от удара. Подозревать – одно, удостовериться – совсем другое. Уинфилд не отрываясь смотрел на нее: его прозрачные глаза из каменно-серых превратились в ледяные.

– Мистер Уинфилд, что бы ни говорил Сид Приджерсон, это неправда…

Дейни шагнула вперед и уже открыла рот, чтобы рассказать правду о своей вражде с Сидом… но Уинфилд уже аккуратными движениями укладывал ее папку в портфель. Свист застегиваемой «молнии» – словно последний удар ножа. Уинфилд отвернулся к своей доске и продолжил прерванную работу.

Дейни застыла на месте. Затем сделала несколько шагов к двери. Ей казалось, что душа ее растворяется, тонет в светлом просторе кабинета. Она выйдет отсюда – и исчезнет. И Уинфилд будет только рад. Все они обрадуются, что нет больше Дейни Кортленд.

На негнущихся ногах Дейни подошла к столу. Взяла портфель. Боже, неужели это ее руки? Нет, ее руки не могут быть так бледны, не могут дрожать. Дейни не удержала портфель: он упал, задев и сбросив на пол самодельное, неуклюже выстроганное пресс-папье – должно быть, подарок Уинфилду от сына. Этот человек держит на столе детскую поделку – как же может он быть так жесток?

Дейни прижала портфель к груди, словно щит… пошатываясь, двинулась к дверям… обернулась на пороге – не смотрит ли он на нее? Но Уинфилд не оборачивался. Дейни остановилась.

– Я не настаиваю на месте вице-президента. Я могу заведовать отделом создания плакатов. Или расклейки…

Она сама еле слышала свой голос и была уверена, что Уинфилд ее не слышит. Но он вздохнул, досадливо пожав плечами, и, не оборачиваясь, раздраженно ответил:

– Мисс Кортленд, у меня нет места для вас. И, думаю, вам нет смысла обращаться в серьезные агентства. Поищите работу где-нибудь в другом месте, мисс Кортленд.

И вернулся к своим наброскам.

Глава 8

Лучшим днем недели Руди считал четверг. И этот четверг выдался на славу: скоро День Благодарения – однако пригревает солнышко, и в ясном синем небе полощутся пушистые облачка. А под синим небом, освещенный солнцем, шагает Руди Грин, и прекрасные дамы машут ему с балконов.

Дойдя до открытого кафе «Мужчина и женщина», Руди остановился – ровно настолько, чтобы прохожие успели выпить за его здоровье. И кое-кто откликнулся на предложение. Какая-то рыжая с торчащими грудями и ничем не примечательным лицом обернулась и одарила его своей лучшей улыбкой. Но Руди ждал большего. Равнодушно скользнув по ней взглядом, он впился глазами в хорошенькую блондинку, но блондинка спешила куда-то по своим делам и, очевидно, не интересовалась Руди Грином.

А почему бы и не заинтересоваться? По четвергам Руди превращается в любимца фортуны. Одет как денди, прическа – волосок к волоску. Лицом и фигурой – вылитый Элвис. На теле – ни унции лишнего жира, ни одного дряблого мускула: не зря он платит массажистке. Руди поправил манжеты, полюбовавшись сделанными по личному заказу запонками из самородного золота, и достал ключи от машины. Сияя улыбкой, сел в «Ягуар» и тронулся с места.

Восхищенные зрители исчезли за поворотом: Руди остался наедине с самим собой, и улыбка сползла с его лица. Он вспомнил о своих неприятностях.

Неприятность первая: нет денег. Это, впрочем, не новость. По всегдашнему своему легкомыслию Руди обставил бунгало в Палм-Спрингс за счет фирмы. И тут же, как будто пронюхав об этом, безликие землевладельцы взвинтили цену за аренду земли под офис. Руди продал золотую цепь и браслет, купленные по случаю на родео, но этого было явно недостаточно. Но до последних дней он не беспокоился: думал, что за все заплатит новый клиент – «Обувь «Апач».

А это уже неприятность номер два. Чертовы сапожники не желают подписывать контракт! За этот месяц Руди с Лорой звонили им раз пятнадцать, два раза с ними обедали и прислали им цветы, когда их сапоги получили приз на каком-то долбаном конкурсе по дизайну. И никаких результатов. Как Руди ни ломал себе голову, понять этого не мог.

Они были счастливы иметь с ним дело. Мистер Зелости не раз спрашивал у него совета, миссис Зелости глядела ему в рот и слушала каждое его слово как откровение. Но едва Руди намекал, что пора бы и делом заняться, – начинались туземные песни и пляски. Руди занервничал. Что такое? То ли почтенная пара оказалась умнее, чем он думал, то ли эти рохли никак не могли решиться?

Руди сделал левый поворот на Ла Сиенегу, причем вывернул руль сильнее, чем нужно: представил, что в руках у него шея мистера Зелости. Увы, он совершил ошибку. Расслабился, решив, что контракт у него в кармане, и потерял драгоценное время. Теперь речь шла уже не о том, хочет он или не хочет иметь дело с «Обувью «Апач». Ему был позарез нужен этот контракт. Иначе придется закрывать контору и идти торговать машинами. Да он лучше повесится!

Руди мчался по шоссе и размышлял, что же делать. К тому времени, как из-за поворота показалось здание «Апач», он понял, что выход один: придется уволить Лору. Она поймет. Ей не в первый раз. Видит Бог, Руди не хотел так поступать с девочкой – но что же делать, если другого выхода нет?


Руди стоял посреди конференц-зала с приклеенной к лицу сияющей улыбкой. Только что он имел честь познакомиться с наследницей «Обуви «Апач».

Джоан Зелости, двадцати лет, с головы до ног – от глазок-бусинок до пышных бедер – была точной копией матери. Нет, не точной: ей явно не хватало материнского простодушия и доверчивости. Она-то, как только что узнал Руди, и есть пресловутая палка в колесе, бревно на пути к родительским денежкам. К тому же студентка колледжа. Очаровать ее? Безнадежно. И пробовать не стоит.

– Здравствуйте, мистер Грин. – И голос у нее соответствующий. Словно ногтем по школьной доске.

– Рад… э-э… очень рад с вами познакомиться. – Руди поймал себя на том, что пересчитывает ее подбородки, и поспешно отвел глаза. Откашлялся, но голос его все равно звучал на октаву выше, чем обычно. С детства он не любил сюрпризов. – Ваша мама сказала, что посоветовалась с вами по поводу моего предложения.

– Да я просто помогла, чем могла. – Девица пожала плечами, как будто тут и говорить не о чем. Руди от души надеялся, что она права. – Родители держат меня в курсе всех дел, но совладелицей фирмы я стану только, когда окончу курс.

– А сколько вам осталось? – с надеждой в голосе поинтересовался Руди.

– Я на втором курсе. Еще два года. Я учусь в университете Санта-Барбары.

– И на каком же факультете? – допытывался Руди, почти страшась услышать ответ.

– Маркетинга, – гордо ответила она.

– Потрясающе, – пробормотал Руди, затем, лучась улыбкой, обратился к маленькой группе вокруг стола: – Как приятно иметь дело с человеком, разбирающимся в рекламном деле!

– Мистер Грин, – встряла Джоан, – во-первых, как я уже сказала, я стану совладелицей компании только через два года. Во-вторых, я сказала «маркетинг». В рекламном деле я не понимаю ничего. Знаю, конечно, что реклама – двигатель торговли…

Руди втянул голову в плечи. А из уст мисс Зелости, словно фонтан из китовой ноздри, извергались новые и новые банальности. Руди скрестил руки на груди и попытался взглянуть на нее с симпатией. Бедная девочка не блещет, мягко говоря, красотой – вот и лезет из кожи вон, стараясь произвести впечатление умом и независимостью суждений…

– …И наконец, судя по вашему тону, вы полагаете, что контракт уже у вас в кармане, и вы сможете обеспечить «Обуви «Апач» достойную рекламу.

– Да нет, я не имел в виду…

– Нет-нет, – промямлила миссис Зелости и в знак поддержки ухватила Руди за рукав.

– Я хотел сказать только, что меня весьма интересует бизнес ваших родителей.

– Неважно, – с презрительной усмешечкой отвергла его объяснения Джоан. Мать она и вовсе не заметила. – Во всяком случае, я рассказала о вашем предложении своему профессору и спросила, что он об этом думает.

– Вы полагаете, это разумно? – парировал Руди. – Профессора обычно смотрят на мир из окна кабинета. Вы уверены, что ваш профессор разбирается во всех хитросплетениях современного рекламного дела?

– Нет. Он так и сказал, что не разбирается. Он спросил совета у одного своего друга, а я передала этот совет родителям.

Джоан взглянула на родителей, и оба Зелости согласно закивали. Кажется, в присутствии умной дочери им самим было не по себе. Миссис Зелости улыбнулась Руди ласково и ободряюще – так улыбается врач, сообщая больному смертельный диагноз.

– Так что же это за совет, мисс Зелости? – повернулся к девушке Руди.

– Прежде всего – предложить вам снизить цены. Но, думаю, с этим спешить не стоит. Подумайте над этим предложением и, когда вы принесете родителям план работы и пробный экземпляр, скажете, что вы решили.

Руди торжествующе рассмеялся. Он победил!

– Мисс Зелости, предварительных презентаций не проводят уже много лет! – Он скромно опустил глаза и начал поправлять запонки – галантность джентльмена, заставшего леди со сбившейся прической и в расстегнутом платье. – Это дорого и отнимает чертовски много времени. Боюсь, ваш профессор, увлекшись теорией, позабыл о практике!

В черных глазах-бусинках мелькнула досада, но тут же исчезла, сменившись невыразимым презрением. «Боже правый, – в ужасе подумал Руди, – неужели все-таки не дура?»

– Думаю, мистер Грин, причина в другом. Профессор упомянул, что такое предложение необычно, но не тогда, когда дело касается бюджета. Подписав ваш контракт, родители обязуются заплатить по крайней мере пять миллионов. Только за рекламу в средствах массовой информации. Это превышает их доход. Друг моего профессора в таких случаях обязательно устраивает предварительную презентацию. Кстати, он сам заинтересовался фирмой моих родителей и готов с ними сотрудничать. У него довольно крупное агентство. «Дейли и К», может быть, слышали?

– Краем уха, мисс Зелости, – пробормотал Руди. Сердце его билось где-то под коленками.

Лучезарно улыбаясь, мисс Зелости вырулила на финишную прямую.

– Итак, мистер Грин, вам стоит хорошенько подумать, прежде чем вы откажетесь от этой… как бы это сказать?.. небольшой проверки.

– Проверки, Руди, – проворковала миссис Валеска Зелости.

– Проверки, – повторил мистер Зелости с таким видом, словно первый до этого додумался.

– Проверки? – тупо повторил Руди. От его улыбки, от уверенности в себе не осталось и следа. – Почему бы и нет? Проверка так проверка.

Глава 9

– Не жди, что у тебя сразу появятся толпы поклонников. Твою мать знают многие, тебя – почти никто. Большинство политиков готовятся к этой роли чуть ли не с колыбели. Человеку с улицы чертовски трудно попасть в эту замкнутую касту.

Раскинувшись на диване с веселенькой ситцевой обивкой, Эрик потягивал виски и поучал Александера Гранта. Сенатор мерил шагами комнату. Наконец он остановился перед камином и окинул Эрика раздраженным взглядом.

– Чем тебе помешала эта нитка?

Эрик заметил, что в рассеянности тянет за торчащую из обивки нитку.

– Извини, – проворчал он и сжал стакан двумя руками, чтобы избавиться от соблазна. – Не люблю этих цветочков-лепесточков. По-моему, дом сенатора должен выглядеть более строго.

– Вся мебель осталась от матери. Я переехал сюда после похорон. Видимо, у нее было другое представление о доме сенатора. Но, если тебя так раздражают цветочки, могу убрать.

– Обо мне не беспокойся, – напомнил Эрик. – Побеспокойся лучше о тех, на кого собираешься произвести впечатление. Денежные мешки хотят увидеть человека, в которого стоит вкладывать деньги. Покажи им, как ты живешь, – и тебе и рта раскрывать не придется.

– Да, да, конечно, – пробормотал Александер, устремив задумчивый взгляд на кресло ручной работы. Казалось, советы хитроумного Эрика совершенно сбили его с толку. Вдруг Александер стремительно пересек комнату и сел на диван рядом с помощником. Эрик невольно вздрогнул. Он так и не привык к этим взрывам энергии апатичного с виду босса.

– С тех пор, как мы вернулись сюда на каникулы, ты твердишь мне одно и то же. Короче: услышав имя Маргарет Грант, люди впадают в экстаз. Услышав мое имя, они чешут в затылках и говорят: «А в школе мы его не проходили?»

– Сильно сказано, но, в общем, верно.

Эрик вдруг понял, что смертельно устал. Александер достал его своим неофитским пылом. Нельзя стать политиком за одну ночь. Политика нужно объездить, и на это требуется время; ведь и сам Эрик не в один день выучился править политической колесницей. Конечно, и думать об этом не хочется, но факт есть факт: своей нетерпеливостью Александер может погубить и его собственную карьеру.

– Александер, ты можешь даже завоевать приз избирательских симпатий, но это тебе не поможет. Об этом просто никто не узнает. Пресса о тебе молчит, наше финансовое положение – хуже некуда. Если бы не семь или восемь миллионов твоей матушки, не знаю, что бы мы делали.

Александер покачал головой и встал. Нависая над Эриком, как башня, сунув руки в карманы, он молча разглядывал восточный ковер у себя под ногами. Когда он заговорил, голос его звучал как будто издалека – из туманной дали воспоминаний.

– Мать была очень щепетильна в этом вопросе. Никаких взяток, никаких подношений. Она сохранила в целости состояние отца. И я не собираюсь тратить наследство. Это было бы финансовое самоубийство. Так что… еще пара миллионов нам не помешала бы.

Эрик сел и зажал пустой стакан между колен. Он охотно попросил бы еще: но вместо этого тоже уставился в пол и заговорил – тем небрежным тоном, каким принято признаваться в заветных и несбыточных желаниях.

– Пара миллионов – это все, что нам нужно. С деньгами в кармане мы немедленно начнем кампанию. Группа поддержки у тебя есть. Правда, они тебя плохо знают – но они преданы памяти твоей матери. Нажми на них, пусть займутся сбором пожертвований. Чертовы новые законы! Раньше ты бы зарабатывал по двести тысяч на каждой речи перед ветеранами мировых войн. Теперь так не выйдет.

Александер внимательно выслушал Эрика. Его ум – систематический ум юриста – разложил сказанное по полочкам, выделил проблему и начал было искать решение, но Эрик не дал ему насладиться умственной гимнастикой. Через сорок минут они должны быть на благотворительном концерте в пользу больных СПИДом, а на такие мероприятия опаздывать нельзя. – Есть еще одна проблема, – осторожно начал Эрик. Он еще не знал, как реагирует шеф на личную обиду. – Похоже, те, кто достаточно хорошо тебя знает, от тебя вовсе не в восторге.

Александер медленно повернул голову. Его странные серые глаза встретились с карими глазами Эрика – и тот с трудом сдержал нервную дрожь.

– Правда? – спросил он тихо и равнодушно, словно это сообщение его нисколько не удивило и не взволновало. Напряженное молчание повисло в комнате. Эрик глубоко вздохнул и продолжил, стараясь не отводить глаз:

– Люди тебе не доверяют. Ты заставляешь их нервничать. Тебе не хватает теплоты, сердечности. Не хватает от природы, а ты к тому же упрямо не хочешь пользоваться наработками Маргарет. Мы-то с тобой знаем, что она была отнюдь не мать Тереза. Но эти люди именно так ее и воспринимали. Ты же холоден и отчужден. Твоя мать могла поцеловать чужого ребенка. А ты можешь?

Александер расхохотался.

– Ни за что! Даже на пари! Я и родную-то дочь целовал только по обязанности. – Он задумался, прикрыв глаза. – Монике уже восемнадцать, – продолжал он. – Видит Бог, маленькой она была лучше. Стервозная дура. Перечит матери на каждом слове – отстаивает свою независимость. Да кому она нужна, ее независимость? – Александер помолчал. – Удивительно: оказывается, секрет власти в том, чтобы не дать людям почувствовать свою власть. Чтобы им было с тобой уютно. Не представляю, как это сделать? Со мной не было уютно даже моей уже-почти-бывшей-супруге, а ведь мы много лет прожили вместе.

– Да, это проблема, – согласился Эрик. У него словно камень с души свалился.

– М-да, – протянул Александер. Казалось, он задет не больше, чем если бы Эрик заметил пятнышко на его безукоризненном костюме.

Вновь воцарилось молчание. Вдруг громкий звонок в дверь напомнил им, что они не одни на свете. Оба повернули головы; Эрик вскочил.

– Это она! – воскликнул он, натягивая пиджак и окидывая Александера критическим взором. Александер выглядел прекрасно – хоть сейчас к фотографу. Но Эрик не мог смириться с тем, что хоть в какой-то мелочи его помощь не нужна. Он поправил шефу лацкан и смахнул пылинку с плеча, молясь об одном – чтобы фотокорреспондент на благотворительной тусовке навел на Александера камеру.

Александер прикрыл глаза. Сейчас он должен забыть о Корал. О Корал, которая на столько лет его моложе. Они познакомились в туристическом круизе и вскоре стали любовниками. Эрик заявил, что Корал слишком молода и привлекательна – не вписывается в имидж, – и пообещал найти Александеру более подходящую официальную спутницу жизни. С ней-то Александер и должен был сейчас познакомиться. Эрик полушепотом давал ему последние наставления.

– Марни Льюис. Возглавляет штаб твоих сторонников в Лос-Анджелесе. Хорошая семья из Хенкок-Парка. Твоих лет. Выглядит старше. Вдова. Весьма неглупа. Будь к ней внимателен. Она тебе пригодится. Она хотела, чтобы ты сам позвонил ей и пригласил на это сборище, но я объяснил, что ты очень занят. День и ночь думаешь о нуждах штата. Особенно о неблагополучных детях. Это ее бзик. Обожает неблагополучных детей. И классическую музыку.

Наставленный таким образом, Александер вышел в холл и обнаружил там женщину. Синее платье, вполне приличная внешность. Александер не ощущал ничего. Ни приятного подъема, ни раздражения. Когда нужно, он умел оставаться равнодушным.

– Миссис Льюис! – Тепло улыбаясь, Александер протянул ей руку. Женщина польщенно улыбнулась в ответ. Александер продолжил игру: вместо того, чтобы просто пожать ей руку, он мягко сжал ее ладонь в своей и ввел ее в дом. – Прошу извинить, – продолжал он, – что не смог пригласить вас лично. Я был на встрече с администрацией больницы Сент-Джон. Обещал помочь им в строительстве клиники для подростков, пристрастившихся к наркотикам. Смею надеяться, вы меня простите.

Марни Льюис просияла. Сиял и Эрик. Он не верил своим глазам: Александер даже выглядел по-другому – мягче, добрее. Стальные глаза заволоклись легкой дымкой.

– Разумеется, я буду в отчаянии, если вы не позволите проводить вас домой после концерта… Вы знакомы с Эриком Кочраном?

– Конечно. Он играл огромную роль в аппарате вашей дорогой матушки. Так приятно, что он остался с вами! Рада вас видеть, Эрик.

Произнося эту тираду, Марни даже не взглянула на Эрика. Она не отрывала глаз от Александера. Эрик чуть не прыгал от радости. Пяти минут не прошло, а она уже очарована и покорена! Можно пари держать, что то же самое случится с избирателями. А значит, после девяносто шестого года Эрику гарантирована работа. Остались пустяки: раздобыть денег на избирательную кампанию и показать народу Александера Гранта в действии!

– Корал?

– Привет. – Ее низкий воркующий голос был едва слышен, но даже сквозь шум банкета Александер различал в нем призывные нотки. – Ну как? Много знаменитостей? А дамы по-прежнему не думают об экологии и носят шкуры убитых зверей?

Александер, рассмеявшись, прислонился к стене и прикрыл ладонью другое ухо. Шум затих. За прозрачным пластиком телефонной кабинки толпа, заполнившая огромный зал отеля «Сенчури Плаза», казалась далекой и почти нереальной.

Как и предсказывал Эрик, на концерт и последующий банкет явились все мало-мальски известные люди в радиусе двадцати миль вокруг. В толпе сновали люди с камерами и микрофонами: тут и там щелкали вспышки. Впрочем, политикам репортеры явно предпочитали кинозвезд. А если уж знаменитый актер высказывался на политическую тему, они чуть не плясали от радости. Александер часто думал, что страна может сэкономить массу времени и денег – достаточно перенести столицу в Голливуд. Что ж, Марни была с прессой на короткой ноге. Пока она общалась с журналистами, Александер растворился в толпе и занялся своими делами.

– Угадала, милая. В среднем десять кретинов на квадратный метр. Чудный вечер.

– Ясно, – с легкой грустью протянула Корал, и Александер мысленно поклялся, что не станет держать ее за сценой ни минутой дольше необходимого. Корал была умна, образованна, разбиралась в политике, но прежде всего была чертовски хороша собой, любила и умела блистать в свете. Ничего, – уговаривал себя Александер. Развод, победа на выборах – и после он вознаградит себя за все.

– Послушай, Корал, банкет подходит к коцу. Мне придется довезти до дома миссис Льюис, так что, думаю, освобожусь около полуночи. И сразу к тебе.

– Отлично… – начала Корал, но ее прервал неразборчивый мужской голос. Корал что-то ответила: слов Александер снова не разобрал. «Интересно», – думал он. Телефон у Корал в спальне, и мужчина, судя по всему, от него недалеко. И вдруг Александер содрогнулся от нелепой, но яростной ревности.

– Кто там у тебя? – спросил он слишком поспешно.

Корал рассмеялась.

– Милый, умерь свое мужское самолюбие. У меня сидят двое ребят из секции карате. Один попросил еще текилы. Если тебе нравятся напомаженные волосы и золотые цепи на всех частях тела, то он как раз в твоем вкусе. Я же с некоторых пор предпочитаю элегантных политиков с сединой на висках.

Корал томно вздохнула. Александер прикрыл глаза и представил, как она лежит, раскинувшись на огромной тахте с бесчисленным множеством подушек. Она сняла телефон со стеклянного столика у кровати и поставила себе на плоский живот, откинула с лица золотисто-рыжую прядь и прижала трубку к уху. Ее светло-карие глаза обращены к зеркалу: она видит себя, следит за движением своих губ, любуется своей красотой. Александера приятно волновала и возбуждала самовлюбленность Корал.

– Может быть, я плохо знаю женщин? – шутливо предположил он. – Мне всегда казалось, что, стоит хозяину дома отлучиться, они пускаются во все тяжкие.

В ответ раздался низкий грудной смех. Александер понял, что Корал заметила его ревность и нисколько не обиделась.

– Тебе, милый, еще многому предстоит научиться. И прежде всего – не нарушать границ. Хочешь приехать – приезжай. Завтра воскресенье, так что мы сможем развлекаться допоздна.

– Приеду, как только смогу.

Александер повесил трубку. Разговаривал он, стоя спиной к залу – не опасался, что кто-то его подслушает, просто боялся пропустить хоть слово. «Где я был все эти годы?» – думал он. Полли, его жена, чудесно готовила, но больше никакими достоинствами не отличалась. До встречи с Корал Александер и не подозревал, какие радости таит в себе чувственная сторона жизни.

– Сенатор Грант? – раздался за спиной вкрадчивый голос.

Александер повернулся и столкнулся нос к носу с коротышкой в отвратительном костюме.

– Да? – Глаза Александера сузились. В мгновение ока он весь подобрался и выдал коротышке профессиональную «улыбку кандидата». – Извините, я не хотел занимать телефон. Пожалуйста, звоните.

Александер сделал шаг в сторону. Человечек в дурно скроенном пиджаке протянул руку, но не к телефону, а к сенатору. Теперь сомнений не оставалось.

– Спасибо, сенатор, но телефон мне не нужен. Не найдется ли у вас минутка для разговора со мной?

– Разумеется, – вспомнив наставления Эрика, сердечно ответил Александер. Но сам почувствовал, что голос у него дребезжит, а сердечность ниже всякой критики. Он положил руку коротышке на плечо, но жест вышел грубым, почти угрожающим. Шестым чувством Александер ощутил опасность. Он убрал руку и улыбку, лицо превратилось в обычную бесстрастную маску.

– Точнее, не найдется ли у вас несколько свободных минут для разговора со мной и моим боссом? Меня зовут Джон Микер. Имя джентльмена, который ждет вас в комнате 321, – Пол Льюеллен.

Александер скользнул взглядом по человечку, пытаясь понять, что стоит за этим предложением. Кажется, он где-то слышал фамилию «Льюеллен», но где? Человечек не давал ключа к разгадке: он стоял, опустив глазки и ожидая ответа, – мелкий служащий в черном галстуке. За спиной у него из зала доносилась музыка и смех. Человечек в жутком пиджаке, банкет, застольные речи… Александер почувствовал тошноту. Все, чего он сейчас хотел, – оказаться в постели с Корал. Она обовьет его стройными ногами, а ее искусные руки… Александер улыбнулся и сделал первый шаг прочь от Джона Микера.

– Мне очень жаль, – начал он, – но я уже ухожу. Боюсь, деловая встреча сейчас невозможна. Если вы позвоните мне в офис…

В ответ мистер Микер лишь крепче сжал локоть сенатора. Александер раздраженно повернулся, готовый поставить коротышку на место, но от Микера не так-то легко было избавиться.

– Сенатор, – начал он. Голос его окреп, в нем зазвучали недобрые нотки. – Мистер Льюеллен ждет вас на третьем этаже отеля. Он очень хочет с вами познакомиться. Он полагает, что представлять в сенате интересы Калифорнии должны именно вы. Мистер Льюеллен слышал, что вы надеетесь после выборов сохранить за собой кресло матери. Он хочет лично предложить вам свою помощь. Он был бы очень рад встретиться с вами и обсудить… – Микер сделал паузу… – возможные варианты.

Глаза Александера зажглись интересом, он едва не улыбнулся, но усилием воли придал лицу равнодушное выражение. Началась большая игра. Игра, где нет места идиотам, пьющим и танцующим в банкетном зале. Нет, в этой игре диктуют правила люди, подобные неведомому Полу Льюеллену. Люди с тугими кошельками, безликими слугами и соблазнительными предложениями. Александер кивнул.

– Что ж, думаю, я с удовольствием встречусь с мистером Льюелленом. Только предупрежу свою спутницу, что отлучусь ненадолго. Не возражаете, если я возьму с собой своего помощника?

Александер вопросительно поднял бровь. Он не был уверен, принято ли ходить на подобные встречи вдвоем: зато точно знал, что в наше время свидетель никогда не помешает.

– Думаю, мистер Льюеллен не будет возражать. Итак, сенатор, мы ждем вас, – мистер Микер взглянул на часы, – через десять минут.

– Я не задержусь.

Мистер Микер отступил на шаг и снова растворился в толпе. Александер застегнул пиджак, оглядывая зал. Марни в дальнем углу беседовала с каким-то высоким блондином. Эрик танцевал у эстрады с рыжеволосой девушкой.

Сперва он подошел к Марни. Та улыбнулась ласково и ободряюще – точь-в-точь, как Полли. У Александера скулы свело от этой улыбки, но он ответил тем же, легко сжал ее плечо, обещая скоро вернуться, и двинулся к Эрику. Тому не понадобилось даже слов. Один взгляд – и Эрик, извинившись перед рыжей, выскользнул из толпы вслед за боссом.

Они молчали, пока не вошли в лифт.

– Что такое? – поинтересовался Эрик самым небрежным тоном, каким только мог. Но сердце у него колотилось как сумасшедшее. Впервые Александер начал игру сам, без помощи верного адъютанта.

– Импровизированная вечеринка, – ответил Александер. Они вышли из лифта и зашагали по направлению к комнате 321. – Импровизировать скорее всего придется нам.

Глава 10

Джон Микер с любезной улыбкой отворил дверь и отступил, пропуская Александера и Эрика. Его пиджак лежал, аккуратно сложенный, на одной из двуспальных кроватей. Номер 321 ничем не отличался от многих других номеров во множестве хороших отелей: сотней квадратных футов больше, чем обычное пристанище путешественников, безукоризненная чистота, никаких кричащих цветов – обстановка в мягких, почти убаюкивающих тонах.

В углу комнаты, над изящным восьмиугольным столиком, повисли клубы серого сигаретного дыма. Дым окутывал густым облаком человека, сидящего в кресле. Людей подобной комплекции принято с заискивающей улыбкой называть «крупными»; говоря попросту, сидящий в кресле был безобразно жирен. Одет он был… нет, скорее был завернут в несколько ярдов ткани: сверху – что-то вроде рубашки поло, достаточно тонкой, чтобы сквозь нее просвечивали все жировые складки – от горла до паха; на ногах, похожих на химические цистерны, – штаны из джинсовой ткани – язык не поворачивался назвать их джинсами. Александер опустил глаза и заметил, что ступни у великана удивительно маленькие – как же он ходит?.. И тут человек заговорил:

– Сенатор Грант! – Приветствие выплыло из необъятного горла вместе с шумным сопением и новым клубом дыма. – Я Пол Льюеллен. Мое имя вам что-нибудь говорит?

Александер сделал несколько шагов вперед: он невольно двигался в ритме речи великана. Эрик остался у дверей, рядом с мистером Микером.

– Боюсь, что нет, – вежливо признался Александер.

– Неудивительно. Не хочу, чтобы мое имя трепали на всех углах. И терпеть не могу людей, делающих вид, что знают все на свете. – Он кивнул в сторону кресла. – Не хотите присесть?

– Спасибо.

Александер отодвинул кресло, расстегнул пиджак и устроился поудобнее. Несколько секунд мужчины смотрели друг другу в глаза, затем взгляд Льюеллена скользнул по правильному лицу Александера, по его подтянутой фигуре. Но в глазах толстяка не было зависти. Никто не улыбался. К чему дежурные улыбки, если ни один еще не сказал и не сделал другому ничего приятного?

Пол Льюеллен не бросал на ветер ни слов, ни времени. Но дело предстояло серьезное, и он решил попробовать воду, прежде чем нырять.

– Сенатор Грант, я владелец компании «Рэдисон Кемикал». Главный наш завод – в Сан-Педро, Калифорния. Мелкие предприятия разбросаны от Северной Калифорнии до мексиканской границы. Я стараюсь не афишировать свое имя, почему – умному ясно. Мало кто имеет представление о моих доходах, так же, как и о моей продукции. Химикаты, как воздух: люди пользуются ими, сами того не замечая, и вспоминают о них, лишь когда где-нибудь что-нибудь взорвется. Вот тут начинается крик. А что бы они делали без химии? Так-то!

Александер кивнул. За спиной его послышался легкий шорох: Александер понял, что Эрик придвигается ближе к столу. Джон Микер оставался на месте.

– Так-то, – повторил Льюеллен. Он достал новую сигарету, зажег ее от предыдущей, затянулся и продолжил: – Ладно. Что у меня есть, вы теперь знаете. Расскажу вам, чем я занимаюсь.

Льюеллен попытался наклониться вперед, но не слишком в этом преуспел. С губ его слетело колечко дыма, и толстяк с сопением втянул его обратно.

– Я, сенатор, политикой мало интересуюсь. Мне неважно, кто в каком кресле сидит. По мне, все эти трутни на одно лицо.

Александер чуть приподнял бровь. Он ждал, что Льюеллен добавит: «Не говорю о присутствующих…», но Льюеллен ничего такого не сказал, и это Александеру понравилось. «С грубияном дело иметь приятней, чем с лицемером», – подумал он.

– Вот так. – Еще один шумный выдох, еще клуб дыма. Еще больше скрытого смысла в словах. – Моя компания никогда не занималась политикой. Да и сам я тоже. Правда, лет десять назад началась вся эта возня вокруг загрязнений и всего прочего. Но мы и тогда не полезли в дерьмо. Мы поддерживаем пару политиков, определенную группу государственных чиновников – и все. И у нас все в порядке.

Пуфф. Пуфф. Еще один шумный выдох.

– Теперь скажу вам, что я о вас знаю, и на этом закончу.

Он шумно откашлялся. Александер на секунду задумался о том, что за химические реакции происходят в этой слоновьей туше… Льюеллен заговорил снова:

– Я слышал, вы всерьез подумываете о том, чтобы сохранить за собой место вашей матушки. Что ж, мысль хорошая. Вы рассчитываете прежде всего на добрую память, какую оставила по себе ваша дорогая матушка. Замечательно. Но вы умный человек и должны понимать, что к следующим выборам добрая память сильно упадет в цене. За два года можно и свою любимую шлюху забыть, не то что любимого сенатора.

Пол Льюеллен затянулся в последний раз, потушил сигарету и достал из пачки новую. Тут же из-за спины Александера вынырнул Микер с зажигалкой. Воспользовавшись краткой паузой, сенатор привел в порядок мысли. Он ошибался: в большую игру его еще не приняли. А примут или нет – зависит от того, что он сейчас ответит.

– Мистер Льюеллен, боюсь, я не услышал от вас ничего нового или интересного. Простите, но у меня свои планы на вечер. Если вы полагаете, что я могу в чем-то помочь вам и вашей компании, свяжитесь со мной через офис. А такие импровизированные встречи, на мой вкус, слишком театральны. Если вы ничего больше не хотите сказать, я пожелаю доброй ночи…

Александер встал и повернулся к Эрику. Но Пол Льюеллен не дал ему далеко уйти.

– А вы мне нравитесь, сенатор. Да, мне нужна ваша помощь. Я не хочу, чтобы ваша подкомиссия пропустила закон, ограничивающий экспорт ряда химикатов. Хочу, чтобы такой проект застрял под сукном прочнее, чем гвоздь в двери.

Александер медленно повернулся к Полу Льюеллену. Глаза его были холодны. Льюеллен мало сказал, но запросил много, и еще о большем умолчал. Но впервые с тех пор, как Александер занял кресло матери, кто-то просил его помощи. Александеру казалось, что он взмыл в воздух. Он не стал оглядываться на Эрика: пришло время узнать, способен ли он летать без костылей.

– Мистер Льюеллен, у меня есть приемные часы. Лоббистов я принимаю у себя в офисе. Кстати сказать, подобные вопросы решаются не в кабинете. Согласно последним постановлениям партии, я обязан голосовать так, как укажет председатель – ведь он, как и я, принадлежит к демократам. Так-то, мистер Льюеллен. А вы, мистер Микер, – Александер полуобернулся к коротышке, но не сводил глаз с великана, утонувшего в клубах дыма, – могли бы избавить себя от лишних хлопот. Получив необходимую информацию, я буду рад обсудить с вами слушания в подкомиссии и их возможный исход.

Александер замолк. Хозяин номера хищно насупил брови. Несколько секунд мужчины смотрели друг другу в глаза, а помощники наблюдали за ними, ожидая, чей босс первым отведет взгляд. Но ни один не отвел глаз.

Пол Льюеллен откинулся назад и расхохотался. В смехе его не слышалось ни деланной сердечности, ни искреннего веселья, но он прервал молчание.

– Сенатор, если вы говорите искренне, вам лучше немедленно уйти. Но мне кажется, вам чертовски любопытно узнать, чем я могу помочь человеку, разделяющему мой взгляд на определенные проблемы. И это естественно. Ваши люди сейчас рыскают взад-вперед по нашему штату и выясняют, каковы ваши шансы на избрание. Они зря тратят время. Я вам и так могу сказать: нулевые. Вы – никто. Вам не на что опереться. Разве что на добрую память о вашей дорогой матушке, но память человеческая слаба.

Но, пообщавшись с вами, я вижу, что вы вряд ли сдадитесь без борьбы. В следующие двадцать четыре месяца вам предстоит работать не покладая рук. Не в ваших интересах отказываться от помощи. Такой, например, как денежные переводы, наличные, лишние голоса избирателей…

Пол Льюеллен выразительно изогнул бровь и вдавил окурок в пепельницу. Несколько секунд прошло в молчании. Дым почти рассеялся, прояснились и мысли Александера.

– Вы могли бы просто нанять меня, – предложил он.

– Мог бы, – согласился Льюеллен. – Но не буду. Смотрели когда-нибудь по телевизору разоблачительные репортажи? Видели там на первых ролях своих коллег? – Он рассмеялся странно тоненьким при его комплекции смехом. – Эти идиоты с телевидения чертовски все усложняют. По их мнению, мы с вами должны встретиться раз десять, прощупывая друг друга и уясняя обстановку. В конце концов я спрошу: «Сколько вы хотите?» В ваших глазах вспыхнет алчный огонь… и так далее. Зачем мне все это? Я просто говорю вам, как заинтересованный гражданин: я не хочу, чтобы наша экономика страдала от ограничений на экспорт химикатов.

– Вы сказали несколько больше, мистер Льюеллен. Вы выложили передо мной прайс-лист.

– Однако я так и не слышал вашей цены. Как заинтересованный гражданин, хочу знать, что я могу сделать для вас, господин сенатор? Чего вы хотите больше всего на свете? – Он повертел в руках пачку сигарет, но положил ее на место, не вытащив оттуда ни одной. – Чего вы хотите, сенатор Грант?

– Я хочу сохранить место в сенате, – без колебаний ответил Александер. – Хочу представлять власть в глазах своих избирателей, а со временем, возможно, и в глазах всей страны. Для этого нужны деньги и влияние. Что вы можете мне предложить, мистер Льюеллен? Деньги или влияние?

Льюеллен расхохотался и тяжело повернулся в кресле. В руках у него непонятно откуда оказалась сигара. Льюеллен сунул сигару в рот, чиркнул спичкой и снова уставился круглыми совиными глазами на Александера.

– У меня, сенатор, есть и то и другое. Хватит, чтобы держать вас в сенате до конца дней ваших. Все, что у меня есть, – в вашем распоряжении. Как вы используете мою помощь – это, понятно, ваша проблема. А взамен просто пообещайте не забывать обо мне и быть мне верным другом.

– Думаю, мистер Льюеллен, такие условия мне подходят. Определенно подходят.

Теперь они улыбались друг другу. Все сказано, осталось лишь обсудить детали. Спичка догорела до конца, и Льюеллен бросил ее в пепельницу. Он так и не закурил сигару. А жаль. Что ж, зато все остальное прошло гладко.


– Александер, это серьезное дело! Ты разговаривал так, будто стоит ему вручить тебе чек – и ты поднимешь руку и проголосуешь против. Так дела не делаются.

– Эрик, я не просил у тебя совета и не хочу выслушивать от тебя выговор.

Александер резко повернул направо. Милю или больше они проехали в молчании. Эрик, удивленный резкостью шефа, боязливо косился в его сторону.

Последние несколько месяцев Эрик Кочран провел словно в раю. Александер покорно и с интересом выслушивал его наставления и ни шагу не ступал без его совета. Быть может, Эрик малость возгордился, вообразил себя незаменимым – но у него были на то причины. А теперь Александер заявляет, что все на свете знает и советчик ему больше не нужен! Но Эрик был терпелив, он пригладил волосы, расслабил галстук и ждал, когда босс сменит гнев на милость.

– Эрик, ты мне не Бог-Отец, не мать и уж точно не нянька. Ты был мне нужен; не спорю, нужен и сейчас. Но я не дебил. Все эти месяцы я наблюдал за всем, что происходит вокруг. Я учился. Сейчас я почти готов вступить в игру. До сегодняшнего дня я подумывал, не лучше ли играть в команде, но теперь вижу, что лучше в одиночку.

Александер замолчал. Пальцы его выбивали на руле задумчивую дробь.

– Сохранить свое кресло – это еще не все. Я хочу выбиться из толпы тщеславных, жадных, запуганных идиотов, заседающих в капитолии. Я хочу действительно принимать законы. С помощью мистера Льюеллена, думаю, мне это удастся. Не смей впредь читать мне нотации, Эрик. Я – сенатор Грант, а ты – мой помощник. Не забывай об этом.

Эрик смущенно кашлянул.

– Сенатор Грант… – начал он. Лицо Александера мгновенно осветилось улыбкой, словно фарами встречной машины. Эрик поежился. Таких внезапных перемен он не понимал и понять не мог.

В Белом доме и сенате циркулирует множество законопроектов, касающихся финансирования избирательных кампаний. Один такой уже лежит на столе у президента и ждет подписи. По всей видимости, в нем будут запрещены пожертвования как чеками, так и наличными. Туго придется и партийной кассе. Даже гонорары за выступления оказались под вопросом.

– Но пока все это только в проекте? – уточнил Александер.

– Ну да, – неохотно протянул Эрик. – Скорее всего из окончательного текста половина ограничений исчезнет. Но и того, что останется, нам хватит с лихвой. Ваш с Льюелленом договор станет невозможен.

Эрик нырнул в свою стихию. Он знал, что может выйти из передачи денег, и, повернувшись к Александеру, изо всех сил убеждал его, что не стоит ввязываться в эту авантюру.

– В наше время общество не доверяет политикам. Выиграть сейчас можно только на абсолютной неподкупности. Если станет известно, что вы получаете помощь не только от частных лиц или из партийной кассы, но и непосредственно от «Рэдисон Кемикал» – это будет конец. Вы не только проиграете выборы. Вас еще и забросают грязью так, что вовек не отмоетесь. Пожертвования в законных рамках – еще туда-сюда, но это…

– Эрик, неужели я должен тебе объяснять? Это подаяние в законных рамках нужно мне как… – Он нажал на акселератор, и автомобиль, взревев, рванулся вперед. Эрик вжался в кресло. И вдруг Александер резко затормозил. Машина остановилась. Сенатор заговорил – медленно, не глядя на собеседника: – Сегодня вечером, Эрик, мы многое узнали. Нам предстоит найти краткий и безопасный путь к своей цели. Впрочем, я неверно выразился. Я ищу свой путь. – Александер смотрел прямо перед собой, руки его все крепче сжимали руль. Рядом с ним Эрик вдруг почувствовал себя какой-то мелкой букашкой. – Со мной или без меня? Выбирай, Эрик.

На мгновение Эрик заколебался. Что он может предложить Александеру Гранту? Ни денег, ни влияния, ни даже знаний – ведь Александер чертовски быстро учится. Но есть одна работа, которую может выполнить только он.

Он станет лоцманом Александера в бурном море политики. Он проведет его по минному полю, сбережет от бомб, укроет от снайперских пуль. Пусть он не может возвести Александера наверх – он будет охранять его на пути к вершине. И на вершину они поднимутся вместе. Этого достаточно. На такое второе место Эрик согласен.

– Я с вами, Александер.

Александер медленно растянул губы в улыбке.

– Я знал, что на тебя можно положиться. – Он протянул руку и легонько похлопал помощника по плечу. Эрик так и не понял, искренен ли этот жест, но улыбнулся в ответ.

Двадцать минут спустя Александер, на ходу ослабляя узел галстука, шел через улицу к дому Корал. Об Эрике он давно забыл. Входя в просторный светлый вестибюль и нажимая на кнопку лифта, Александер думал лишь о предстоящем свидании с возлюбленной.

Недалеко то время, когда ему придется ходить на свидания с опаской, озираясь, не следят ли за ним репортеры? Но сегодня он свободен. Он собирается провести ночь с женщиной вдвое его моложе – и кому это интересно? Разве что Полли. Уже-почти-бывшая-супруга все еще надеется, что он вернется… Ну и черт с ней! И на всех парах – вперед, к Корал! Вперед, пока он еще вольная птица и может располагать собой.

Александер вошел в лифт. В зеркальных стенах четырежды отразилось его бесстрастное лицо. Двери закрылись, на табло высветились зеленые цифры. Александер прислонился к стене и начал расстегивать пиджак. Его охватило странное чувство: словно он парит в невесомости, приближаясь к загадочной и прекрасной планете.

Еще с порога он услышал голос Корал, а мгновение спустя увидел и ее саму: она стаскивала с дивана мужчину в белом каратистском кимоно. Каратист цеплялся за покрывало и бормотал что-то нечленораздельное.

– Стоило уйти на один вечер… – театрально вздохнул Александер.

– Александер! – облегченно вздохнула Корал. – Ну-ка помоги мне! Руди перебрал. Я уже битый час пытаюсь выставить его из дому.

Руди приподнял голову и попытался улыбнуться, но голова его тут же упала набок, а улыбка сменилась гримасой.

Морщась от едкого аромата текилы и пиццы, Александер поднял захмелевшего гостя на ноги. В широкой пижаме приятель Корал выглядел забавно, однако нельзя было не заметить, что он красив. Малость вульгарен, на взгляд Александера, но безусловно красив.

– С вами все в порядке, приятель? – Александер прислонил гостя к стене.

– П-порядок, – сообщил Руди заплетающимся языком, не забыв при этом очаровательно улыбнуться. – Я старый м-моряк, любая качка н-нипочем.

Александер от души понадеялся, что Руди прав. Только не хватало сейчас возиться с пьяным!

– Отлично. Ну, раз так, вам пора домой. Сможете вести машину?

– К-конечно. М-мне не в п-первый раз. С шестнадцати лет в-вожу. Г-главное – вовремя в-вставить ключ. – Он игриво подмигнул в сторону Корал, отклеился от стены и вывалился на площадку.

– Доброй ночи, Руди, – устало попрощалась Корал. Тот попытался помахать рукой, но не смог. Корал хихикнула, затем, повернувшись к Александеру, спросила: – Как ты думаешь, он до дома-то доберется? Может, вызвать такси?

– Доберется. С такими людьми никогда ничего не случается. Кто он такой – торговец подержанными машинами?

– Нет, у него свое рекламное агентство. Правда, маленькое.

– Смотри-ка, – пробормотал Александер, затем сказал вслух: – Боюсь, теперь тебе придется более осмотрительно выбирать друзей.

– Постараюсь, – промурлыкала Корал. – Один респектабельный друг у меня уже есть.

Она взялась за конец галстука и потянула Александера в спальню. Сенатор Грант больше не следил за выражением лица: с глупой и счастливой улыбкой он последовал за ней. Через пять минут мужчина и женщина были обнажены; а спустя еще десять минут они лежали в объятиях друг друга, усталые и довольные.

– Надо бы почаще отсылать тебя из дому с матронами средних лет, – заметила Корал. Она рассеянно гладила Александера по спине; тот лежал тихо, закрыв глаза, и наслаждался ее прикосновениями.

– Марни Льюис тут ни при чем, – сонно ответил он.

– Правда? – Корал приподнялась на локте и начала поглаживать ему плечи. – Неужели я могу сравниться с леди из Большой Политики?

– Никакого сравнения, детка, – рассмеялся Александер и, обняв ее за тонкую талию, прижал к себе. – Знаешь, оказывается, погоня за властью чертовски повышает потенцию. Правду говорят: когда удача на твоей стороне, и солнце кажется ярче, и небо голубей. А женщина – еще прекрасней.

– Верно, – промурлыкала Корал и, наклонившись, покрыла поцелуями его обнаженную грудь. Зубы ее коснулись соска… и Александер крепче прижал ее к себе.

– Скажи мне, Корал, что ты делаешь, к примеру, на работе, если расклад у тебя – хуже некуда, а ждать нельзя?

– Откладываю все проблемы до завтра, – прошептала она и поцеловала его в шею.

– А серьезно?

– Изучаю ситуацию, нахожу все слабые места и как следует их прячу. – Эти слова сопровождались страстным поцелуем в ухо. Александер приподнял Корал над собой, любуясь ею. Прекрасное лицо. Пышные волосы. Полные груди. Округлые бедра. Стройные ноги. «К сорока годам она подурнеет», – с грустью подумал Александер. Но, слава Богу, это еще не скоро. И не только красива – еще и умна: блестяще ведет собственное дело.

Корал догадалась, что Александер ждет чего-то большего.

– А еще, Александер, я рекламирую себя. Провожу быструю и мощную рекламную кампанию. Воздействую на чувства людей, но не даю им как следует к себе приглядеться. Вот так я выигрываю при дурном раскладе. – Уголки ее полных губ приподнялись в дразнящей улыбке. Что за серьезные разговоры после полуночи? – Ну, милый, я удовлетворила твое любопытство. Теперь ты удовлетвори мое. Покажи-ка, как сенаторы проталкивают новый закон!

Глава 11

– К сожалению, я сейчас занята и не могу разговаривать. Пожалуйста, оставьте сообщение после сигнала. Новостей никаких. Скоро поговорим. Чао!

Разбить бы этот поганый автоответчик. Что за чушь он несет! Можно подумать, кто-то и вправду хочет с ней поговорить. Да скорей Сид пришлет ей розы и записку с извинениями! А она – вы только послушайте – слишком занята, чтобы болтать по телефону! И все это – таким щебечущим легкомысленным голоском, черт бы его побрал!

Но Дейни не могла разбить автоответчик. Не могла даже приподняться с кушетки, чтобы его выключить. Дейни Кортленд больше не было. Тело, укутанное в заношенный халат, ей не подчинялось. Порвалась связь молекул, и самые простые действия стали для нее непосильны. Случилось это после возвращения из Лос-Анджелеса. Последние несколько недель Дейни почти не ела, не умывалась, не выходила из дому – не было ни сил, ни желания. Заболела? Похоже на то. Имя этой болезни – отчаяние. Лекарств от нее наука не знает, и горе организму, который не может справиться с ней собственными силами. Дейни умирала, и, что страшнее всего, ни ум ее, ни душа, ни тело не хотели возвращаться к жизни.

У нее отняли любимое дело. Отняли любимого человека – как она теперь покажется ему на глаза? Блейк станет жалеть ее – большее унижение и придумать трудно. Папа любил повторять: «Если человек, которого ты уважаешь, начинает тебя жалеть – с тобой все кончено». Боже, каких только мрачных пророчеств не изрекал папа! И все они сбылись. Дейни застонала и зарылась лицом в подушку, чтобы не слышать ненавистного чужого голоса.

– Дейни? Это Дженни. Звоню уже, наверно, в сотый раз. Слушай, какие у тебя планы на День Благодарения? До него еще больше двух недель, но все же…

Противный писк прервал ее слова. «Надо бы ленту сменить. Сменю… Когда-нибудь в будущей жизни».

– Пожалуйста, позвони мне до субботы. Ладно? А то я уже начала беспокоиться. Пока, золотко. Надеюсь, что у тебя все хорошо и…

Автоответчик снова запищал, и Дженни замолкла. И слава Богу. Дейни открыла один глаз и выглянула в окно, заставленное засохшими цветами в горшках. За окном который уже день висел густой, словно сливки, туман. Сан-Франциско во всей красе.

Дейни стукнула кулаком по подушке, уронила голову и крепко зажмурилась, словно надеялась, что ненавистный мир исчезнет сам собой. Так и случилось. Еще несколько минут в голове у нее звучал пронзительный голос Дженни; наконец замолк и он, и Дейни погрузилась в тяжелый сон.

Во сне ее били молотком по голове. Со стоном Дейни открыла опухшие глаза, потянулась… и поняла, чем вызван такой сон: кто-то отчаянно колотил в дверь.

– Дейни! Дейни! Я знаю, ты здесь. Три дня назад тебя видела соседка. Ну же, Дейни, открой дверь! Открой сейчас же!

Бам! Бам! Того гляди, вышибет. Господи! Это же Блейк! Его голос. И только он может колотить в дверь с такой силой.

– Дейни, голубушка, пожалуйста! Мы просто хотим убедиться, что с тобой все в порядке!

Дженни. Боже, кто только выдумал этих подруг! Дейни накрыла лицо подушкой и зажмурилась так, что на глаза выступили слезы. Но стук и крики не прекращались. По голосу Блейка Дейни поняла, что терпение его на пределе и он сейчас и вправду высадит дверь.

Все, с нее хватит! Как смеют они нарушать ее право на отчаяние! Как смеют ее спасать, когда она хочет умереть! В этот миг Дейни почти наслаждалась своей бедой. Трагическая участь мученицы приподняла ее надо всем сытым, равнодушным или идиотски-благородным человечеством – в особенности над этими двумя. Дейни вскочила, завернулась в халат, откинула со лба слипшиеся волосы и, забыв о своем виде, величественным жестом распахнула дверь – словно королева, потревоженная буйной чернью во время послеобеденного отдыха.

– Убедились? Жива. Все в порядке. А теперь убирайтесь, – выпалила Дейни. Точнее, собиралась выпалить. Но голос ее подвел – грозно начатая тирада окончилась еле слышным шепотом. Боже, как унизительно!

Дейни попыталась захлопнуть дверь. Но Блейк успел схватиться за ручку. Дейни потянула на себя – снова она мерилась силой с Блейком. Увы, прежней силы не было. Дейни слишком давно в последний раз ела, да и много дней, проведенных на кушетке перед телевизором, не пошли ей на пользу. Дейни опрокинулась на спину. Эти двое бросились ее поднимать, но она оттолкнула их и поднялась сама, да как проворно! Можно подумать, у нее еще осталась гордость.

– Знаете, это ведь подсудное дело, – съязвила она, стоя к обидчикам вполоборота, – не хотела смотреть им в глаза. – Я не больна, и вы не имели никакого права сюда врываться. – Глаза ее блестели, словно осколки голубого льда, губы надулись, как у обиженного ребенка. – Я просто никого не хочу видеть.

– И неудивительно, – ответил Блейк, подходя ближе и целуя ее в щеку. – Ведь ты черт знает на кого похожа.

Дейни скрестила руки на груди, словно защищалась от его прикосновений. Дженни опасливо покосилась на Блейка. Она-то расслышала в его «комплименте» любовь и участие, а вот Дейни… И Дженни решила вмешаться.

– Золотко, тебе просто нужен душ. Пойди помойся, а потом мы втроем отправимся в ресторан и угостим тебя огромным бифштексом. Договорились?

– Не хочу я никуда идти. Почему ты не дождалась, пока я перезвоню? Да ты просто не дала мне времени перезвонить! Не успела я прослушать сообщение, как вы с Блейком являетесь ко мне и вламываетесь в квартиру…

– Какое сообщение? – Блейк и Дженни обменялись встревоженными взглядами.

– Сообщение, которое ты оставила сегодня утром, – сердито настаивала Дейни.

– Дейни, я не звонила тебе сегодня утром.

– Как?

– Последний раз я звонила позавчера. И перед этим, наверное, раз сто, а от тебя – ни слова в ответ. Понимаешь, я забеспокоилась. Я позвонила Блейку, и мы вместе поехали сюда.

– Неправда! – Дейни вскинула голову, глаза ее беспокойно перебегали с одного непрошеного гостя на другого. – Ты звонила час назад! Вы что, хотите сказать, что я рехнулась? Это было сегодня утром!

– Боже! – выдохнул Блейк.

– Блейк! – предостерегающе прошептала Дженни.

– Вы, оба… – прошипела Дейни. Голос ее прервался, и слезы обожгли глаза. Может, она и вправду рехнулась. Может быть, так приходит конец – не с грохотом в дверь, а с беспомощным хныканьем. Да, она хнычет, словно перепуганный ребенок, и никак не может замолчать. Господи, да уберутся ли эти двое! – Оставьте… меня… в покое…

И она разрыдалась. Блейк подхватил Дейни на руки. Она отбивалась, словно Скарлетт О'Хара в знаменитой сцене. Блейк не отличался непоколебимым спокойствием Ретта Батлера: он просто взвалил ее на плечо и понес через жилую комнату, через столовую, на три ступеньки вверх и навстречу своей судьбе.

– Что ты делаешь? Блейк, отпусти меня!

– Ни за что. Дейни, я клялся заботиться о тебе в здоровье и в болезни…

– Боже, что за идиот! – вопила она. – Мы не женаты! Мы в Разводе с большой буквы! Не веришь, могу показать бумагу!

– Не верю, – отрезал Блейк, спускаясь в холл. – Никакие бумаги не освобождают от данного слова. А теперь… – он отворил плечом дверь ванной… – хватит валять дурака. Возьми себя в руки – или я сам за тебя возьмусь.

Не выпуская все еще сопротивляющуюся Дейни из рук, Блейк наклонился над ванной, отвернул хромированные краны, снял с крючка душ и опустил драгоценную ношу на пол. Быстро и умело снял с нее халат, обнял и поцеловал. Ванная быстро наполнялась паром – Дейни казалось, что это жар поцелуя. Только в этот миг она поняла, как соблазнительна ее нагота рядом с одеждой Блейка. Дейни потянулась к нему, но он, подняв ее под мышки, аккуратно усадил в ванну. Еще один быстрый поцелуй, задернутая занавеска и прощальное напутствие:

– Дейни, поплачь как следует, не стесняйся. Слишком много свалилось на тебя в последнее время. А главное – ты проиграла битву с Сидом. Но, Дейни, милая, жизнь не кончается после первой неудачи. Судьба подарила тебе передышку: воспользуйся ею, отдохни и подумай о своей жизни. Надо что-то менять, Дейни. Ты мчишься к цели, не замечая ничего и никого вокруг. Однажды ты можешь потерять что-то такое, чем действительно дорожишь… И обязательно как следует вытрись!

Он закрыл за собой дверь и тяжело вздохнул. Такого с Дейни еще не бывало.

– Ну как? – вскочила с кушетки Дженни.

– Что как? – поднял брови Блейк.

– Как она?

– Все будет в порядке.

– Почему ты так уверен?

– Потому что я ее люблю, – твердо ответил Блейк. – Я не допущу, чтобы с ней что-то случилось.

Он улыбнулся, но едва повернулся к Дженни спиной, улыбка погасла.

Дженни подошла к нему. Ее не обманул его показной оптимизм. Дженни обожала свою лучшую подругу, но порой, глядя на Блейка, готова была ее придушить. Как можно настолько не понимать своего счастья? Блейк ведь не железный; когда-нибудь и у него лопнет терпение. Вот если бы ее так любили… Дженни приподнялась на цыпочки и чмокнула Блейка в щеку.

– Не вешай нос.

Блейк рассмеялся – не вполне искренне – и кивнул. Дженни подхватила сумочку и исчезла за дверью. Она понимала, что Блейку нужно побыть наедине с собой и с Дейни.

Блейк ходил по комнате взад и вперед, брал с письменного стола то одно, то другое. Стеклянный шар, холодный и прекрасный, покоящийся на золотом треножнике. Нефритовую камею – они с Дейни привезли ее из Японии. Новый, неразрезанный томик стихов. У Дейни прекрасный вкус, она обожает красивые вещи. Если бы только…

– Эй, никто не хочет принести мне одежду? Или я должна бежать в спальню голышом?

Блейк расхохотался и положил книгу на место. Настроение у него сразу поднялось. Пора бы уже знать, что Дейни не киснет дольше минуты. Блейк задумчиво покачал головой и поспешил в спальню.

Давненько он здесь не бывал! Впрочем, судя по непорочной чистоте и порядку, Дейни спала тут ненамного чаще. Предаваться унынию удобней всего, лежа на кушетке. Уютная спальня в белых и персиковых тонах настраивает на более сложные эмоции.

Блейк выдвинул верхний ящик комода и задумался над ворохом белья. Наконец вытащил из кучи игривые трусики – тоненькую полоску синего шелка. Подбросил вверх, поймал и полез в следующий ящик. Там он обнаружил тенниску с весьма игривой надписью на груди и леггинсы. И тут…

– Блейк Синклер, ты хочешь, чтобы я насмерть простудилась?

Дейни стояла в дверях, завернувшись в полотенце, откидывая со лба мокрые волосы. От горячего душа она раскраснелась, на щеки вернулся румянец. Только веки у нее были красны не от горячей воды, а на щеках виднелись дорожки от слез. Сколько же их пролилось, если и вода не смыла их следы!

Дейни поймала взгляд Блейка и улыбнулась – фирменной улыбкой Кортлендов, улыбкой, словно говорящей: «Мне больно, мне страшно, я жить не хочу, но ни за что в этом не признаюсь».

Блейк улыбнулся в ответ. «Не притворяйся, – говорила его улыбка. – Я знаю, что твое сердце разбито, – и видит Бог, как я хочу его склеить!»

Он протянул ей вещи, и Дейни неловко потянулась за одеждой. Она боялась прикоснуться к Блейку – боялась, что снова разрыдается, еще раз продемонстрирует свою чертову уязвимость.

– Не лучший мой костюм… – улыбнулась она.

– На тебе все прекрасно, – ответил Блейк. Хотел ответить громко и весело, но из пересохшего горла вылетел только хриплый шепот. Что-то сдавило ему грудь, он не мог сказать больше ни слова.

Дейни вздернула голову. Улыбка на ее лице застыла, превратившись в жалкую и страшную гримасу. Блейк заметил, что ее бьет дрожь, и поспешно отвел взгляд.

– Послушай, Блейк, тебе ведь не обязательно оставаться. Со мной все в порядке. Правда. Я просто валяла дурака. Вела себя как ребенок, верно?

Дейни осмелилась взглянуть Блейку в глаза – и прочла там правду. Он все понимает. Он знает, что Дейни сама не верит своим словам. И не хочет, чтобы поверил Блейк. Ему нельзя уходить. Только он может вернуть ей жизнь. Без него она погибнет.

– Нет, Дейни. Взрослые тоже устают. Им тоже нужно отдыхать. Всем нужно. Даже тебе.

Дейни кивнула, и плечи ее вдруг мелко затряслись. Глаза наполнились страхом и слезами. Чувство одиночества и неприкаянности охватило ее с новой силой: Дейни не знала, как с ним бороться, не знала, как рассказать о нем другу.

Одежда полетела на пол; Блейк сжал Дейни в объятиях. Она вцепилась ему в свитер, словно боялась упасть; все тело ее содрогалось от рыданий.

– Не хочу… – прошептала она, и голос ее прервался.

– Знаю, родная, – ответил Блейк. Сердце его разрывалось от любви и боли.

– Не хочу реветь! – отчаянно выкрикнула она. – Я не маленькая… – Она громко всхлипнула. – Я могу… сама… о себе… позаботиться…

– Ш-ш-ш. – Блейк крепче прижал ее к себе и поцеловал в мокрый лоб. Их разделяло сырое полотенце, с волос у Дейни стекала вода, но Блейк этого не замечал. Он обнимал ее, целовал, гладил по голове и обнаженным плечам, шептал что-то ласковое. Он забыл обо всем – осталась только Дейни и ее горе.

– Блейк, я так хорошо работала!..

Голос ее дрогнул и затих. Блейк понял: здесь, у него на глазах, рушится то, без чего Дейни не сможет жить, – ее вера в себя. Этого он перенести не мог. Дейни побеждена – это печально, но понятно, это рано или поздно случается с каждым. Дейни сдалась – это что-то немыслимое! Пусть это правда – Блейк не хочет, не может этого слышать. Поверить этому – значит поверить, что рано или поздно каждый из них пойдет своим путем. Умом Блейк понимал, что такое возможно, но и думать об этом не хотел.

Укрыв Дейни в своих объятиях, Блейк повел ее в спальню. Словно в странном танце двигались они по пустому дому. Дейни уткнулась ему в плечо и всхлипывала – совсем тихо. Через неделю она, пожалуй, заявит, что и не думала реветь. Но это будет еще не скоро. А сейчас ей очень нужен Блейк. Нужна его нежность, его доброта. Нужен его свадебный дар – безоговорочное приятие и любовь.

Блейк откинул с кровати одеяло, снял с Дейни и отбросил в сторону мокрое полотенце. Нежно, любуясь ее красотой, усадил ее на кровать, затем уложил и укрыл до подбородка. Край одеяла был сыроват – все здесь пропиталось ее неизбывным горем. Блейк сделал несколько шагов к двери – и вдруг, словно решившись, скинул одежду, лег рядом и прижал Дейни к себе.

Так они лежали не один час. Наконец слезы Дейни высохли, и она заснула – спокойней и крепче, чем спала все эти недели. В объятиях Блейка было спокойно, рядом с ним она ничего не боялась. Никто никогда не узнает, что она испугалась. Блейк никому об этом не скажет и никогда не напомнит ей самой.

Прошла ночь, и в окно постучались бледные лучи рассвета. Блейк так и не сомкнул глаз: всю ночь он охранял покой женщины, которую любил.


Из гостиной слышались приглушенные голоса. Шел «разговор об умном» – люди, у которых денег больше, чем мозгов, обожают такие разговоры. В гудении голосов Дейни различала звонкий смех Дженни – слишком искренний для такой утонченной компании – да самодовольный баритон заезжего гения. Остальные сливались в общий шум.

В былое время Дейни нравились такие застолья. Да что там – она обожала быть в центре внимания. Теперь же, сосланная на кухню, куда не долетало ни единое слово, она едва локти себе не кусала от злости.

Дейни прислонилась к красавцу-буфету под черный мрамор и попыталась привести в порядок мысли. Ей казалось, что над головой ее, глухо ворча, висит черная грозовая туча. Впрочем, эта туча, грозящая бурным взрывом недовольства, мучила Дейни уже две недели: с тех пор, как Блейк уговорил ее переехать. Разумеется, не навсегда; лишь пока ей не станет лучше. Но сегодняшним праздничным вечером туча разбухла почти вдвое.

Дейни сидела на кухне уже минут сорок, и никто о ней не вспоминал. Даже Блейку не до нее: он в гостиной, играет роль радушного хозяина – скрепляет порванную нить беседы, подливает дамам вина, случайным прикосновением заставляя трепетать женское сердце, отводит «на два слова» какого-нибудь важного гостя. Даже заезжий гений, явившийся без приглашения, получил от него свою долю ласковых слов, кивков и улыбок. Все получили свое. Только не Дейни.

Дейни взяла с подноса оливку и отправила в рот. Ей стало чуть полегче. Чертов Блейк. Что он там празднует? Как смеет развлекаться, когда дела – хуже некуда?!

Дейни съела вторую оливку, затем начала с хрустом грызть морковь. Туча рассеялась, но обида на Блейка осталась. Теперь Дейни раздражала его чрезмерная внимательность. Словно молодожен, ей-Богу! Неужели он надеется, что Дейни останется здесь навсегда?

По совести сказать, Дейни не на что было жаловаться. Она и выглядела и чувствовала себя гораздо лучше, чем две недели назад. Она ничего не делала – читала целыми днями да ездила по магазинам, Блейк все время был рядом… словом, лучше любого курорта. Блейк сумел убедить Дейни, что она потеряла – «отвергла» – поправляла она – не так уж много. Подумаешь, работа! Зато появилась возможность изменить свою жизнь. Появилось свободное время, друзья, наконец – любящий мужчина. «Ты должна благодарить судьбу», – говорил Блейк, и Дейни верила. Он чертовски хорошо умел убеждать. Особенно в постели.

Но сейчас, в одиночестве, присматривая за шипящей в духовке индейкой, Дейни понимала, что хочет большего. Раны ее почти затянулись; она чувствовала возвращение прежней силы. Она пресытилась любовью и домашним хозяйством. Она скучала без несговорчивых клиентов, без беготни по городу и торопливых деловых ленчей. Ей не хватало строгого костюма и высоких каблуков. Джинсы – замечательная штука, но не семь же дней в неделю! Она хотела сидеть над проектом с карандашом в руках, спорить до хрипоты с художником. Она хотела вновь обрести бессмертие в своих плакатах и фильмах. Она готова была начать сначала.

Из гостиной донесся взрыв смеха. Сжав губы, Дейни открыла духовку и водрузила злосчастную птицу на сервировочный столик.

– Ребята, индейка ждет, – громко объявила она, появляясь в раздвижных дверях. – Я порежу. – Скорчив зверскую рожу, она занесла над птицей нож.

Дейни Кортленд снова стала собой.


Блейк убирал со стола, Дейни мыла посуду. Она молчала, и Блейк, заметив ее угрюмость, не произносил ни слова. Наконец, когда Блейк появился на кухне с пачкой салфеток, Дейни заговорила:

– Что-то я не припомню у нас таких бокалов. Когда ты их купил?

Дейни показала ему бокал с резьбой – из такого тонкого и прозрачного стекла, что, казалось, Дионис в венке и с кубком был выгравирован прямо в воздухе. Блейк приблизился, взял бокал у нее из рук и обнял за талию. Дейни с мечтательной улыбкой подняла глаза; руки ее продолжали перетирать хрусталь.

– За эти годы у меня появилось немало хороших вещей. Но что в них толку, если наслаждаюсь ими я один?

Дейни фыркнула.

– По будням – один, по воскресеньям – с дамами. Разве нет?

– Дейни! – Блейк рассмеялся и развернул Дейни лицом к себе. – Я не давал обета целомудрия. Я только клялся любить тебя больше всех на свете. И надеялся – и до сих пор надеюсь, – что ты вернешься. Но я не собираюсь откладывать жизнь на потом и превращаться в плаксивого отшельника из-за того, что тебе еще не надоело гоняться за собственным хвостом. – Он тихо рассмеялся и зарылся лицом в ее шелковистые волосы. Дейни нахмурилась. Ее тянуло к Блейку, но в то же время все в нем ее раздражало.

– Я ничего такого и не ожидала, – поджав губы, ответила она наконец и высвободилась из его объятий.

– Так я и поверил! – поддразнил ее Блейк и снова положил ей руки на плечи. Дейни отвела взгляд, но он продолжал пристально всматриваться в ее лицо. Дейни чувствовала, как растет раздражение, превращаясь почти в злобу. Она уже по горло сыта любовью и пониманием! Ей нужна работа!

Блейк же не понимал ее настроения. Он прижал ее к себе и положил ее мокрые, грязные руки себе на пояс.

– Ах, Дейни! Порой твое сердце сверкает, словно драгоценный бриллиант, а порой превращается в ненасытную черную дыру, пожирающую все на своем пути. Но ты никогда не остаешься долго одной и той же. За это я тебя и люблю. – Он помолчал. – Я знаю, ты не сможешь быть счастлива, пока не одержишь надо мной верх. Ты всегда к этому стремилась. Тебя огорчает мой успех и радуют неудачи. Но пойми, Дейни, ты и так лучше меня! Я просто плыву по течению – а у тебя есть талант, воля, стремление к победе. Любовь моя, мы должны принять друг друга такими, какие мы есть, – только тогда мы достигнем и успеха, и счастья. Как ты думаешь? Или хочешь снова выйти на тропу войны?

Дейни спрятала лицо у Блейка на груди; пальцы ее, раскрасневшиеся от горячей воды, нервно перебирали воротник его коричневой рубашки. Ей было стыдно. Блейк нежно приподнял ее голову.

– Почему я вечно недовольна? – тихо спросила она – скорее сама себя, чем Блейка. – Почему? Знаешь, сегодня я поверила, что могу вернуться. Был миг, когда я ощутила в себе прежнюю силу. А потом поняла, что это невозможно. Слишком много времени потеряно, да и Сид не зря старался. Почему же я не могу смириться? Почему не могу просто быть счастлива с тобой?

Блейк вздохнул. Он сам не раз задавал себе этот вопрос – и не мог найти ответа.

– Не знаю, маленькая. На свете немало людей, которые хотят все больше и больше, – и в конце концов остаются ни с чем. Одного не могу понять: зачем тебе соперничать со мной? Почему бы не выбрать в противники… м-м… не столь близкого человека?

Он рассмеялся и был вознагражден – Дейни улыбнулась в ответ. Блейк прижал ее к себе. Господи, как объяснить ей, что она сама, Дейни Кортленд, стоит больше, чем все ее победы?.. Блейк нежно повернул ее лицом к выходу и выключил свет.

– Остаток домоем завтра. Пойдем в кровать, и я устрою тебе такой праздник, какого ты еще не видала!

Дейни шутливо пихнула Блейка кулаком в бок. Сейчас она раскаивалась и готова была на все, чтобы его порадовать.

– Знаешь, я начинаю думать, что жизнь и в самом деле не кончена.

– Отлично! Выше нос! – Он поцеловал ее в макушку, крепко сжал, затем неохотно выпустил из рук. – Пойду запру дверь.

Дейни кивнула. Блейк спустился в холл. Рассеянно расстегивая блузку, Дейни слушала звук его шагов по паркету, смотрела, как одна за другой гаснут лампы и по белоснежной стене крадется его огромная тень.

– А это что такое? – Блейк накрыл ее руку своей. – Я-то надеялся сделать это сам!

– Блейк! – Дейни мягко отстранила его руку. Непонятная злость снова поднималась в ней. – Можно подумать, у нас первая брачная ночь!

– Почему бы и нет? – улыбнулся Блейк.

Дейни вскочила и быстрыми шагами пошла вниз, в холл. Блейк, все еще ничего не замечая, с широкой улыбкой шел за ней. К счастью, в этот миг, предотвратив неприятное объяснение, раздался телефонный звонок.

– Черт! – пробормотал Блейк.

Дейни повернула голову к телефону, инстинктивно запахнув блузку, словно в дом вошел незнакомец. Платиновые волосы упали ей на лоб. Секунду Дейни и Блейк стояли, уставившись друг на друга.

– Возьми трубку, – сказала наконец Дейни. – Это наверняка с твоей работы.

– Сегодня же День Благодарения… – возразил Блейк без особого энтузиазма. Но Дейни видела, что ему не терпится узнать, в чем дело. Она едва не расхохоталась ему в лицо. Это у него-то удовольствие превыше дела? Да он просто врун, ее милый Блейк!

– А папа римский – католик. Давай, не заставляй клиента ждать!

Блейк сверкнул белозубой улыбкой, пригладил волосы и поспешил к телефону.

С усмешкой на губах Дейни прислонилась к стене. Из комнаты до нее долетал голос Блейка. «Привет. Как жизнь? Спасибо, тебя тоже». Ритуал окончен, сейчас они заговорят о деле. Дейни уже хотела уйти, чтобы не мучиться бесплодной завистью, но тут Блейк позвал ее.

– Дейни, милая! Ты не могла бы мне кое-что принести? Макет плаката «Обувь «Апач». В моем портфеле, в кабинете. Женщина на фоне Эйфелевой башни.

– Сейчас.

Блейк вернулся к разговору, а Дейни торопливо открыла его портфель. Фотографии, наброски, два или три макета… Дейни перебирала их, и сердце ее сжималось. Все это было прекрасно. Блейк знал свое дело: он умел увидеть знакомую картину в необычной перспективе и показать ее как нечто совершенно новое. Но… он, например, не снимал клипов – только фотографировал. Да мало ли такого, чего не умел он и умела Дейни! Она могла бы сделать его работу в десять раз лучше – если бы…

Если бы у нее была работа!

Дейни сунула нужный макет под мышку и вернулась к Блейку. Он поблагодарил ее улыбкой. Дейни не могла уйти: она свернулась клубочком на диване, подложив руку под голову, и, сгорая от зависти, слушала разговор.

– Да, Уолли, у меня в руках. Нет, ты не ошибся. Я хочу снять этот плакат на натуре. Модель должна быть высшего класса. Да, да, и настоящая Эйфелева башня. Так что приготовься платить за визу, страховку и все прочее.

Блейк взял в руки телефон и зашагал взад-вперед по комнате. Очевидно, его собеседник считал, что ради одного снимка не стоит тащиться в Париж.

– Я все понимаю, – спокойно ответил Блейк. – Я знаю, что это всего лишь предварительная презентация. Но, если не ошибаюсь, клиенты «Дейли» колеблются между несколькими агентствами. Так вот, я хочу, чтобы после презентации у них не осталось никаких сомнений. На этом контракте мы заработаем от пяти до десяти миллионов. За такие деньги стоит как следует поработать. Да я и не понимаю, о чем ты беспокоишься. Боишься, что нас обставят? Кто? «Томкинс и Джаварски» или то крошечное агентство, как оно там называется?

Блейк на секунду замолк, затем спокойно кивнул.

– Да, агентство Грина. Из Лос-Анджелеса, кажется? Уолли, ну это же смешно. Я вообще не понимаю, как они оказались с нами в одной компании. Должно быть, владельцы «Апач» не слишком разбираются в нашем деле. Уолли, дай мне время. Хорошо. Да. Прекрасно. Знаю. Все успею. Ладно, за неделю до Рождества. Вот увидишь, мы будем первыми. Пока. Уолли, успокойся, я все успею. Привет семье. Ну давай.

Блейк повесил трубку, оглянулся и, заметив, что Дейни его подслушивала, озорно улыбнулся ей. Она рассмеялась в ответ.

– Клиенты все такие же? – Она запустила руку в волосы, и они потекли сквозь пальцы, словно расплавленное серебро.

Блейк сел с ней рядом.

– После этого контракта мы станем крупной силой на рынке страны. А контракт считай что у нас в кармане.

– А с кем ты сейчас работаешь?

– С «Дейли и К».

– Ты, как всегда, на коне, – пробормотала Дейни и обняла Блейка. В голове у нее крутились его макеты, и Дейни невольно думала о том, как изменить их к лучшему. Она тряхнула головой, пытаясь избавиться от назойливых мыслей.

– Нравится? – поинтересовался Блейк, целуя ее в нежную впадинку за ухом.

– Да, – ответила она задумчиво. Блейк согревал ее своими ласками, но мысли ее были от него далеки. – Очень нравится, но…

– Я так и думал. – Блейк вздохнул, руки его скользнули Дейни под блузку и нащупали нежные соски. Черт возьми! Он с ней и говорить об этом не хочет! Дейни выскользнула из его рук.

– Блейк, подожди! Не надо! – Он снова потянулся к ней, но она встала и взяла с кофейного столика макет.

– Чего же нам ждать? – рассмеялся он и вновь притянул ее к себе.

– Подожди минутку! – Дейни растопырила локти, удерживая его на расстоянии. – Я хочу поговорить о твоей кампании, – просила она. – Блейк, это важно.

– О чем здесь говорить? Все уже готово. Скоро презентация…

– Я тебе помогу, – настаивала она. Нет, теперь она умоляла, забыв о гордости. Неужели он не понимает, что для нее это вопрос жизни и смерти? – Блейк, пожалуйста, позволь мне помочь. – Запахнув блузку, чтобы не отвлекать Блейка, Дейни опустилась перед ним на колени. – Мне кажется, я смогу сделать проект еще лучше. Блейк, послушай, если мы будем работать вместе, ты забудешь обо всех своих конкурентах. Я могла бы…

– Дейни! – негромко прервал ее Блейк. Он поднял ее с колен и нежно поцеловал. – Нет, Дейни. Прости меня. Но я не хочу даже слушать твои идеи. У нас все сделано. Проект закончен. Осталось только выполнить. Дейни, в этой кампании для тебя нет места. Лучше иди ко мне и вложи свой творческий пыл в то, что у нас с тобой получается лучше всего на свете.

– Блейк, поговорим серьезно, – умоляюще прошептала Дейни.

– Любовь моя, я серьезен как никогда. Я понимаю, как тебе тяжело. Скука, бездействие, холодный прием во всех агентствах… Но, Дейни, я не могу тебе помочь. Дейли нанял меня одного, а не вместе с командой. Я не могу нарушать контракт – и не буду. Даже ради тебя, Дейни! – Он приподнял ее подбородок и увидел, что на глазах ее блестят непрошеные слезы. – Не обижайся. Ты сама работала и понимаешь, как это бывает.

Дейни кивнула.

– Я понимаю, Блейк. Но я так надеялась… Блейк, я больше не могу. Я задыхаюсь без работы.

– Радость моя, я здесь бессилен, – прошептал Блейк, заключая ее в объятия. – И ты это знаешь.

– Знаю, милый. Знаю.

Губы их встретились, и тела в полутемном углу комнаты слились в одну расплывчатую тень. Дейни ласкала Блейка со страстью отчаяния, тщетно пытаясь выбросить из головы назойливые мысли. Но ее план не поддавался: он жил своей жизнью, обрастал все новыми восхитительными подробностями. Дейни стремилась к работе, как наркоман к пагубному зелью, жаждала успеха, как умирающий в пустыне – глотка воды. Она не могла задушить свое вдохновение. Даже ради Блейка.

Никогда еще Дейни не достигала таких вершин в искусстве любви. Она извивалась, прижатая к постели Блейком; руки ее беспрерывно двигались, лаская его мускулистое тело, а душа в это время боролась с представшим ей искушением. И когда Блейк вошел в нее, Дейни громко вскрикнула, и в крике ее слышался не только восторг, но и отчаяние, ибо она поняла, что не может противиться соблазну.

Потом они лежали рядом, обессиленные порывом страсти. Блейк прижал Дейни к себе; она обняла его одной рукой, а другой взяла за руку, перебирая сильные пальцы.

– Ты счастлива? – спросил он.

– М-м-м… – С таким ответом Дейни закрыла глаза. Нет, она не была счастлива – только собиралась бороться за свое счастье. Но Блейку об этом знать нельзя.

Дейни отвернулась от него. Никогда в жизни она не испытывала таких сомнений, таких мучительных угрызений совести. Блейк лежал рядом – обнаженный, теплый, нежный, счастливый своей любовью. Еще не поздно сбросить с себя наваждение… Дейни повернулась к Блейку. Вдруг, словно сами собой, у нее вырвались слова:

– Скажи, Блейк, а когда у тебя презентация? И долго ли ты пробудешь в Лос-Анджелесе?

Блейк не ответил: он уже спал. Дейни погладила его по голове. Сердце ее разрывалось от стыда и горя. Она понимала, что продает душу дьяволу. Душу и Блейка в придачу.

Ладно, может быть, это и не самый красивый поступок в ее жизни. Может быть, и просто нечестный. Может быть, надо было с кем-то посоветоваться… Но кому Дейни могла довериться? И потом, она знала, что не повернет назад. Жизнь коротка, и нельзя терять времени. Блейк ничего не узнает, а если вдруг и узнает, простит ее. Черт с ними, со всеми этими «может быть»! Каяться поздно. Она стоит в самом центре Лос-Анджелеса, у дверей агентства Грина.

Прощаясь, Дейни крепко обняла и поцеловала Блейка – как она боялась, в последний раз. Последние дни она жила как на иголках – все ждала, что Блейк скажет ей что-нибудь вроде: «Никому не рассказывай о том, что слышала». Не может же он совсем ни о чем не догадываться! Но Блейк ничего не подозревал. Когда Дейни сказала ему, что вполне оправилась и готова вернуться домой, он просто похлопал ее по плечу и попросил звонить. «Конечно», – ответила она. И действительно позвонила. Уже собрав чемоданы, она поведала ему, что собирается в Лос-Анджелес, уладить кое-какие дела – и в этом была доля правды. Пообедать вместе? Нет, боюсь, на следующей неделе не получится – столько всего нужно сделать! На Рождество? Ну конечно, увидимся. По крайней мере, созвонимся, ты ведь будешь так занят… Я тебя люблю… Я тебя тоже… Ну пока… Целую… И я тебя… Ну давай… Слава Богу, разговор шел по телефону – не пришлось смотреть Блейку в глаза.

Дейни отлично сыграла свою роль, хоть это далось ей нелегко. Повесив трубку, она закрыла чемодан, привела в порядок свой портфель и отправилась в путь. Она не звонила мистеру Грину и не договаривалась о встрече. Ни к чему. Человека, пришедшего с таким предложением, или принимают с распростертыми объятиями, или вышвыривают вон, не дав сказать ни слова.

Дейни глубоко вздохнула. Следующим шагом она отрежет себе обратный путь. Неудача – и все двери закроются перед ней навсегда.

Она открыла дверь и вошла.

Дейни оказалась в уютной маленькой приемной. За столом секретарши молоденькая девушка в очках сортировала накладные. Она подняла голову, застенчиво улыбнулась и тут же опустила глаза. Дейни скользнула взглядом на табличку с ее именем. Девочку звали Сириной.

– Чем я могу вам помочь? – спросила она, откладывая накладные.

– Я хочу видеть Руди Грина, – твердо ответила Дейни. – Это его кабинет?

– Нет, вот он, – секретарша указала на следующую дверь.

– Спасибо. Нет, не стоит его предупреждать. Он меня ждет…

Дейни бросилась к указанной двери. К счастью, обескураженная секретарша не пыталась ее остановить – только пролепетала, что мистер Грин занят. Дейни влетела в кабинет, захлопнула за собой дверь и, не теряя ни секунды, начала приготовленную заранее речь.

– Мистер Грин, меня зовут Дейни Кортленд. Я – творческий директор, и отличный. Я понимаю, что мое появление неожиданно, и, поверьте, обычно я веду себя иначе. Но сейчас особый случай. У меня есть информация, которая вас заинтересует. Это касается фирмы «Обувь «Апач». Кроме того, я могу организовать кампанию, в которой вы обыграете всех своих конкурентов и получите контракт. Мистер Грин, вы об этом не пожалеете. Дайте мне пять минут – и я постараюсь убедить вас.

Человек за столом поднял глаза и улыбнулся. Дейни застыла, зачарованная его удивительными серебристыми глазами.

– Интересный способ наниматься на работу, мисс Кортленд. Но, боюсь, ваша речь пропала даром. Вот, – он указал на открывшуюся дверь, – вот мистер Грин.

Дейни взглянула ему через плечо – и увидела второго мужчину, молодого, черноволосого, с сердитыми карими глазами.

– А это, – выпалил Руди, – джентльмен, собиравшийся нанять наше агентство для серьезной кампании. Надеюсь, я сумею убедить его, что подобные посетители являются к нам не каждый день. Вы сами уйдете или мне вызвать охрану?

Дейни беспомощно переводила взгляд с одного на другого. Как ни странно, тяжелей всего для нее было унижение на глазах у незнакомца с серебристыми глазами.

Незнакомец пожал плечами и, улыбнувшись, представился:

– Я – сенатор Грант, мисс Кортленд. Надеюсь, Руди не станет выгонять вас, не выслушав вашего предложения. Мне тоже кажется, что оно его заинтересует.

Глава 12

– Руди, думаю, нам пора кончать. – Александер улыбнулся Дейни, та – ему, а Руди стоял и, как дурак, на это любовался. В душе его боролись два желания: броситься Александеру в ноги и придушить блондинку. Однако, рассудив, что убивать лучше без свидетелей, Руди избрал первое.

– Сенатор Грант! – Руди распростер руки. Обаятельная улыбка словно приклеилась к его физиономии. – Мы же только начали! Вы еще не видели агентства! Агентство Грина – это…

Движением руки Александер заставил его замолчать.

– Я уже знаю, что такое агентство Грина, и, поверьте, я не разочарован. – Александер взглянул Дейни в глаза и чуть усмехнулся. – Если такая красавица врывается к вам силой – значит, вы чего-то стоите. Будь я на вашем месте, я бы дал мисс Кортленд шанс. – Александер командным жестом протянул Руди руку. – Если не возражаете, продолжим разговор вечером. В восемь, у меня. Адрес я оставлю секретарше. Выпьем и обсудим… – Его серые глаза задержались на Дейни. Несколько секунд – вполне достаточно, чтобы раздеть женщину взглядом и одеть снова. – … обсудим наше будущее.

– Разумеется! Отлично, сенатор! – Руди воспрял духом. Он смахнул с верхней губы капельки пота и выпорхнул за важным гостем в приемную: – Я возьму с собой мисс Принс. Она сможет ответить на любые вопросы о…

Александер обернулся – одного его взгляда оказалось достаточно, чтобы Руди прикусил язык.

– Руди, это не нужно. Мне хотелось бы поговорить с вами с глазу на глаз. Прежде чем вкладывать деньги в рекламную кампанию, я хочу убедиться, что мы с вами друг другу подходим.

– Ясно! С глазу на глаз! Никаких проблем, сенатор! – Засунув руки в карманы, Руди по-дурацки улыбался во весь рот и едва не пританцовывал от радости. Александер был гораздо более сдержан, улыбка его почти незаметна.

– Корал назвала вас интересным человеком. Думаю, мы с вами сработаемся.

Он кивнул на прощание и скрылся за дверью. Руди с прилипшей к лицу улыбкой привалился к стене, ожидая, пока сенатор исчезнет из поля слышимости. Наконец он отклеился от стены; улыбка стерлась с лица, сменившись гримасой гнева.

– Открой-ка дверь, Сирина. Сейчас эта нахалка отсюда вылетит!

– Мистер Грин! – воскликнула Сирина.

Бесполезно. Руди уже вошел в кабинет и захлопнул за собой дверь с такой силой, что стол Сирины вздрогнул. Девушка закрыла лицо руками. Сейчас босс начнет кричать, а Сирина больше всего на свете боялась крика и ссор. За свои восемнадцать лет она видела в отчем доме столько скандалов – на всю жизнь хватит.


Руди прислонился к дверям. Кулаки его сами собой сжимались, от гнева звенело в ушах.

Дейни не была ни смущена своим несвоевременным приходом, ни испугана его гневом. Она спокойно взглянула на него, затем огляделась вокруг, словно ища, с чего бы начать разговор. Ее выручила уменьшенная копия рекламного плаката в рамочке на стене. Дейни сняла со стены картинку и постучала ногтем по стеклу.

– Хорошая работа, – бесстрастно заметила она. – Жаль только, что не ваша. Нехорошо! Обманываете клиентов. Не стыдно вам, мистер Грин?

В два прыжка Руди оказался рядом и вырвал у нее плакат.

– Не знаю, кто вы такая, и не хочу знать. Но я сейчас позвоню в полицию, и вас арестуют за вторжение в частные владения. А потом свяжусь со своим адвокатом, и, не успеете вы оглянуться, как…

– Серьезно? И за что же вы меня привлечете? – рассмеялась Дейни. Ей нравился напор этого человека, а еще больше нравилось сознавать, что ее позиция сильнее.

– Например, за нанесение ущерба моему бизнесу! Да мало ли за что… – прошипел Руди. Как он ни старался, ничего страшнее нанесения ущерба придумать не мог.

– А я привлеку вас, мистер Грин, за мошенничество. Вы вводите в заблуждение потенциальных клиентов. Это, – она указала на плакат, – моя работа восьмилетней давности. В то время я была еще новичком в рекламе. А работа первосортная, не правда ли? И вы пытаетесь уверить своих клиентов, что в вашем крошечном агентстве создается такая реклама? Мистер Грин, может быть, пройдемся по вашему офису и посмотрим, что здесь ваше, а что краденое?

Дейни язвительно усмехнулась. Дело сделано: она обескуражила Грина и дала ему понять, что он от нее зависит. Хотя на самом деле все ровно наоборот. Дейни повесила многострадальный плакат на место и продолжала:

– Ладно, я не собираюсь с вами ссориться. Все мы порой так поступаем. Отправляясь искать работу, я сложила к себе в портфель все, что когда-нибудь видела у себя в агентстве. Но ни один уважающий себя человек не станет воровать у посторонних. Слишком опасно. За это могут и шею свернуть.

Дейни на секунду замолкла, вспомнив о Сиде. Он свернул ей шею за гораздо меньшее прегрешение. Она поправила плакат на стене и села в кресло. Тот набычился от негодования, но Дейни этого не заметила. Стряхнув с юбки невидимую пылинку, она закинула ногу на ногу, положила руки на подлокотники и дружески улыбнулась.

– Я не нуждаюсь в нравоучениях, мисс…

– Ах да, совсем забыла. Я же не представилась. Кортленд. Дейни Кортленд. До недавнего времени работала в агентстве Приджерсона.

Дейни наклонилась вперед и протянула руку. К чести Руди, услышав ее имя, он не упал со стула, лишь удивленно поднял брови. Руку он ей не подал, и Дейни пришлось с этим смириться.

– Я о вас слышал, – вот и все, что он сказал.

– Польщена.

– М-да? – промычал Руди. Дейни не обратила на это внимания.

– Но вы, может быть, не слышали, что я легко прощаю обиды, – она кивнула в сторону пиратского плакатика. На душе у нее было несладко. Не думала она еще месяц назад, что ей придется разыгрывать спектакль перед мелким жуликом. Но иного выхода нет. Если и Грин ее не примет – это конец.

Дейни вздохнула и отбросила волосы со лба. Руди расслабился: он понял, что опасность миновала, и тревога уступила место опасливому любопытству.

– Мне нет дела до того, что вы выдаете мою старую работу за свою. Я могу сделать много нового. И хочу это сделать в вашем агентстве.

– Что за чушь! – воскликнул Руди. Он не мог поверить своим ушам. – Вы спугнули моего потенциального клиента, поймали меня на каком-то маленьком нарушении профессионального этикета – и после этого проситесь ко мне на работу? Да у вас, леди, богатое воображение. Но… беседа у нас получается интересная, да и смотреть на вас приятно. Пожалуй, я не буду выставлять вас с охраной. Лучше объясню, почему я не могу вас взять.

Во-первых, у нас нет денег даже, чтобы оплатить вам такси до аэропорта. Агентство по уши в долгах, на столе у моей секретарши гора неоплаченных счетов, и единственный луч света для нас – это человек, мою беседу с которым вы так некстати прервали.

Говоря, Руди загибал пальцы, словно объяснял маленькому ребенку. Дейни улыбнулась и взмахнула ресницами. Его праведного гнева она, казалось, не замечала. Руди поднял глаза к небу.

– Во-вторых, творческий директор мне не нужен. У нас маленькое агентство. У меня есть художник, он же и директор. Звезд с неба не хватает, зато и лишних денег не берет. С клиентами не спорит, делает все, что я скажу. – Руди наклонился вперед. – Скажите, леди, о чем мне еще мечтать?

Голубые глаза Дейни сверкнули торжеством. Она тоже наклонилась и сцепила руки на коленях – точь-в-точь маленькая девочка, готовая раскрыть потрясающий секрет.

– Например, о том, чтобы украшать стены своими работами, а не крадеными. Чтобы получать призы на конкурсах. Чтобы стать серьезной силой там, где сейчас даже не подозревают о вашем существовании. Чтобы ваш гонорар исчислялся не тысячами, а миллионами. Чтобы кем-то быть, а не притворяться.

Руди нервно облизнул губы. Он не знал, на что отвечать: на обещания или оскорбления. Но, подумав, выбрал обещания.

– Положим, уже мечтаю. И что толку? Или у вас с собой волшебная палочка?

– Наймите меня – и я исполню все ваши мечты.

– Как?

По позвоночнику Дейни пробежала дрожь: это просыпалась давно погребенная надежда. Блейк как живой встал у нее перед глазами. Отчаянно заколотилось сердце; глухие частые удары словно предупреждали Дейни: еще секунда – и она сделает то, чего никогда себе не простит. Дейни закрыла глаза. Она уже готова была отступить и бежать без оглядки.

Дейни открыла глаза. Победный свет в глазах потух, улыбка стерлась с лица. Решение было принято.

– Я знаю, что готовят для «Обуви «Апач» «Дейли и К». Я могу сделать лучше за половину стоимости. Я обеспечу вам этот контракт.

Наступило напряженное молчание. Руди долго смотрел Дейни в глаза. Затем хлопнул рукой по столу и выдавил из себя недоверчивый смешок. Он покачал головой и отвел глаза, но тут же вернулся и внимательно оглядел Дейни в поисках скрытой камеры или диктофона.

– И что вы за это просите?

Дейни ощутила легкую тошноту, и все поплыло перед глазами. Она победила! Она заговорила – быстро и деловито, боясь, что иначе упадет в обморок или бросится Руди на шею.

– Я хочу, чтобы вы подготовили счет за презентацию. Я согласна работать над этим проектом без зарплаты. Вы за это найдете для меня место у себя в агентстве. Финансирование проекта целиком на вас. Дела у меня в последние несколько месяцев шли не Бог весть как. Отсюда я хочу начать возвращение на вершину. И, если вы согласны рискнуть несколькими сотнями долларов, я возьму вас с собой.

Дейни глубоко вздохнула. Сейчас, когда на горизонте забрезжил успех, она боялась даже говорить о неудаче.

– Если мы не получим контракта, – продолжала она, – я оплачу все ваши расходы и исчезну. Если получим, я стану полноправным партнером. Денежного взноса у меня нет, зато есть пятимиллионный контракт. Что скажете, мистер Грин? Сможем мы работать вместе?

«Сможем ли мы работать вместе?» А он-то откуда знает? Руди заворочался в кресле – черт возьми, только сейчас заметил, до чего неудобная у него спинка. Все это слишком хорошо, чтобы быть правдой… А, была не была! Только еще одна предосторожность.

– Я согласен – при одном условии. Вы подпишете договор о партнерстве до презентации. Завтра первым делом я привезу сюда все бумаги.

– Мне хотелось бы посмотреть ваши бухгалтерские книги, – заметила Дейни.

– Ради Бога, – усмехнулся Руди, – смотрите что хотите. Ничего утешительного вы там не увидите. Агентство в глубоком болоте. Вы подпишете договор о партнерстве. Если мы проиграем, вы ответите за половину долга. Если выиграем, получите все, что хотите.

– И, вы думаете, я соглашусь на такие кабальные условия?

– Конечно, – парировал Руди. – Ведь вы в отчаянном положении. Как и я.

Руди частенько случалось попадать в отчаянное положение, и он научился безошибочно распознавать его признаки. Кем-кем, а дураком он не был. Да и Дейни владела собой отнюдь не так хорошо, как ей казалось.

Улыбка Дейни на мгновение погасла, плечи поникли. Свет в конце туннеля померк – и тут же вспыхнул снова. Энергия вернулась к ней, и она готова была продать душу за то, в чем нуждалась больше жизни и что мог дать ей только Руди Грин. Да что душа? Она уже пожертвовала Блейком. Почему бы не поставить на карту и себя? Она должна получить работу – обо всем остальном она подумает позже. Дейни поднялась и, глядя Руди в глаза, протянула ему руку.

– Отлично, партнер. Думаю, мы с вами сработаемся.


– Руди! Рад вас видеть. Позвольте представить вам моего помощника, Эрика Кочрана.

Эрик и Руди кивнули друг другу. Пока Александер закрывал дверь, Эрик проводил Руди в комнату.

– Хотите выпить? – Эрик двинулся к бару. Комната Александера сильно изменилась: исчезла веселая обивка и безделушки на каминной полке. Теперь кресла и диван были обтянуты благородным темно-коричневым бархатом, соответствующим полу, возрасту и положению Александера.

– Разумеется. Скотч, бурбон – что там положено пить в такой обстановке? – Руди выдавил из себя смешок и огляделся по сторонам. Ему было не по себе.

Сенатор жил неброско, но на широкую ногу. Огромный особняк не из самых дешевых в Лос-Анджелесе. Новая мебель, картины на стенах, несколько старинных ваз – все подобрано со вкусом, все удобно и радует глаз. Сам сенатор – другое дело. Руди не мог подобрать ключа к этому человеку. Кто он? Ловкий интриган? Чудак? Или просто глубокомысленный зануда?

Получив свой скотч, Руди немедленно сделал большой глоток. Он чуть не падал с ног. Больше всего ему сейчас хотелось вернуться домой и за чашечкой кофе спокойно обдумать, во что же втягивает его эта мисс Кортленд. А вместо этого – изволь выпивать в компании двух хитроумных политиканов! То, что сперва казалось манной небесной, превратилось в адский огонь.

Лора, услышав о Дейни, просто с цепи сорвалась. Руди ожидал поздравлений или хотя бы вздоха облегчения: слава Богу, об «Обуви «Апач» больше беспокоиться не нужно. Но старушка Лора повела себя так, словно Руди сколотил ей гроб и предложил прилечь. Он собирался было попросить ее приютить Дейни на несколько дней у себя, но, едва Лора, оказавшись с ним наедине, открыла рот, понял, что с этим лучше повременить. Чего только она ему не наговорила! Она отдала ему лучшие годы жизни и все свои девичьи мечты! Если уж он решил завести себе партнера, то этим партнером должна быть она и только она! Он – неблагодарная скотина, позор на весь род мужской! Он судит о людях не по делам, а по сиськам и заднице – и это было еще самое мягкое выражение. Руди выслушал все это молча и выскользнул из офиса, лишь убедившись, что Лора уже ушла.

– Руди! – на плечо ему легла рука Александера. Руди вздрогнул и оглянулся.

– Да? Извините, я на минуту отвлекся.

– Неудивительно, – усмехнулся Александер, – у вас был тяжелый день. Я спросил, чем кончилась история с той женщиной, что ворвалась к вам в кабинет. Я уже рассказал Эрику об этом необычном происшествии.

Руди оживился. Слава Богу, он может извлечь из этой распроклятой истории хоть какую-то пользу!

– О, в нашем бизнесе такое случается сплошь и рядом! – махнул рукой он. – Ее зовут Дейни Кортленд. Удивительно талантливая женщина. Думаю, она вскоре станет моим полноправным партнером.

– По-моему, это немного необычно.

Руди поморщился и хлебнул скотча.

– Как и мое агентство, – ответил он.

Руди вдруг понял, что больше не стремится очаровать сенатора. Что такое избирательная кампания – от силы год – по сравнению с долговременным контрактом «Обуви «Апач»? Еще вчера фосфоресцирующие плакаты и дешевые телевизионные ролики были для Руди пределом мечтаний. Но сегодня он хотел большего.

– Ясно. – Александер бросил взгляд в сторону Эрика – Руди мог бы поклясться, что в этом взгляде светилось торжество. – А вы не боитесь за свою репутацию?

– Волков бояться… – осторожно ответил Руди. Он чуял попутный ветер, хотя еще не знал, куда лежит путь.

– Насколько я понимаю, репутация для вас не главное? – перебил его Эрик.

Руди насторожился. Этим двоим явно нужно что-то большее, чем простая рекламная кампания. Руди решил играть начистоту.

– Откройте ваши карты, и я открою свои, – твердо ответил он и взглянул прямо в серые глаза Александера.

– Интересно, – протянул Эрик. – Вы осторожны. Мне это нравится. – Он опустил глаза и помешал соломинкой свой скотч, затем снова впился в Руди испытующим взглядом. Слова его звучали любезно, но в голосе слышалось что-то этакое… Одним словом, палец в рот не клади. – Руди… Не возражаете, если я буду называть вас по имени? Руди, сенатор Грант не может доверять первому встречному. Немало людей вокруг с удовольствием злоупотребили бы его доверием. Вы тоже осторожны, и нам это нравится. Зная, как у вас идут дела, можно предположить, что вы так же осмотрительны в общении с клиентами.

Руди кивнул, пытаясь понять, о чем толкует этот парень.

– Язык за зубами держать умею, если вы об этом.

– Именно! Именно об этом, – просиял Эрик. Александер бросил на него предостерегающий взгляд. Эрик заговорил вновь, медленно, тщательно подбирая слова: – Руди, нам нужно не просто несколько советов по проведению избирательной кампании. Нам нужен член команды. Человек, которому мы можем доверять. Который выполнит свою работу быстро, хорошо и без лишних вопросов. И еще нам нужна реклама – реклама, благодаря которой сенатор Грант займет место в сенате на следующий срок.

«Член команды – еще чего не хватало!» – с тоской подумал Руди. Прощай, свобода. Он уже раздумывал, как бы повежливей смыться, как вдруг Александер, безмолвно стоящий в темном углу комнаты, вышел вперед и заговорил:

– Руди, мне нужно следующее: реклама, паблик рилейшнз, консультации по имиджу. Все это мне нужно быстро и по высшему классу. К сожалению, высший класс мне недоступен: согласно недавним законодательным новшествам, я ограничен в средствах и обязан отчитываться в каждом центе. Итак, Руди, я вынужден положиться на агентство, точнее сказать, на человека, – он слегка поклонился в сторону Руди, – который выполнит эту работу так, как, может быть, не согласились бы ее выполнять более респектабельные фирмы.

Оскорбленный в лучших чувствах, Руди едва не выпрыгнул из кресла. Черт возьми! Может быть, его агентство и не входит в большую пятерку, но это и не последняя дыра! Пусть этот пижон метит хоть в президенты – ему-то что? Он не обязан сидеть здесь и выслушивать оскорбления… Руди уже открыл рот, чтобы высказать все это Александеру, но тот заговорил снова. Руди опустился в кресло и весь обратился в слух.

– В благодарность за вашу помощь, Руди, я обещаю, когда выиграю выборы, позаботиться о вас. Очень хорошо позаботиться.

Серые глаза сенатора лучше всяких слов говорили, что он не шутит. Два предложения в один день – и от обоих невозможно отказаться! Берегись, Руди, как бы судьба не сыграла с тобой злую шутку! Но живем мы один раз, и второго такого случая может никогда и не выпасть. Руди больше не улыбался – дело было слишком серьезное. Одним глотком он допил скотч.

– Что конкретно вы имеете в виду, сенатор Грант? – спросил он, протягивая Эрику пустой бокал. Тот немедленно наполнил его вновь.


Александер прошелся по первому этажу, гася везде свет, включил сигнализацию и поднялся в спальню. Тяжело опустился на огромную кровать – кровать его матери – и зажег ночник.

Корал заворочалась под одеялом и сонно потянулась к нему.

– Ну как, он согласен? – спросила она хрипловатым со сна голосом.

– А ты сомневалась? – улыбнулся Александер.

– Конечно, нет. – Корал придвинулась ближе и обняла его за талию. Нагота ее, как всегда, возбуждала; но на этот раз собственное тело подвело Александера. Он слишком устал. Даже для Корал.

– Я его заметила в первый же день в секции, – продолжала она. – Сообразительный, с амбицией, и язык хорошо подвешен. Конечно, звезд с неба не хватает… – Александер скинул ботинки и начал снимать брюки. Корал зевнула и погладила его обнаженную спину. – Что ж, если он тебе поможет, я буду очень рада, – продолжала она уже более бодрым голосом. – Ты объяснил ему, что тебе нужны новые люди и новые идеи?

– Да. Вот это ему не понравилось. Я был с ним предельно честен, но он, кажется, так и не расстался с иллюзией, что я оценил его искусство и опыт. Впрочем, он клянется, что эта женщина, его новый партнер, просто фонтан гениальных идей.

– Та, что ты видел сегодня?

– Угу. – Александер расстегнул рубашку и стянул ее через голову.

– Тебя интересует только ее талант или что-нибудь еще? – Корал легонько царапнула его по спине. Александер стремительно развернулся и схватил ее за руку. Корал вздрогнула от неожиданности, в глазах мелькнул мимолетный испуг, и Александер ощутил странное удовольствие от того, что напугал ее. Он терпеть не мог женской ревности, подозрений, слежки… Все это он уже испытал с Полли. На всю жизнь хватит.

– Корал, только не говори, что ты ревнуешь. Не знаю ничего глупее ревности.

– Конечно, нет. – Корал сердито выдернула руку. – Я просто поинтересовалась…

– Мои дела тебя не касаются.

– Ошибаешься, Александер, – возразила Корал. – Где бы ты ни был, чем бы ни занимался – ты мой. У меня просто не было случая тебе это доказать.

– Докажи сейчас.

– Попробую, – ответила она и обвила его руками. Лица их сблизились. Александер закрыл глаза и, словно наяву, увидел женщину с платиновыми волосами, ворвавшуюся в кабинет к Руди Грину. Губы его жадно впились в податливый рот Корал. Усталости как не бывало. Александер воображал, что волосы Корал короче, тело стройнее, а лицо правильнее. Он представил на ее месте ту женщину, и желание охватило его.

Александер рывком отбросил одеяло. Корал, обнаженная, пылающая от возбуждения, ждала его. И он овладел ею яростно и самозабвенно, зная, что никогда больше не будет так нуждаться в любви. Скоро, обещал себе Александер, он не будет нуждаться ни в ком и ни в чем.

Глава 13

– Господи Иисусе! Дейни, ты вообще когда-нибудь спишь?

Руди стоял в дверях комнаты, массируя шею и затекшее от неудобной позы плечо. Сегодня Дейни удостоилась лицезреть на нем голубые боксерские трусы – сама скромность по сравнению с теми огненно-красными или нежно-розовыми плавками, в которых он выплывал из спальни в первые дни их платонического сожительства. Однажды, помнится, Руди даже надел трусы с прозрачной вставкой спереди. На краткий миг Дейни задержала на них взгляд… Кто она такая, в конце концов, чтобы в упор не замечать несомненно привлекательного мужчину? Тем более если мужчина этот должен вскоре взлететь к высотам рекламного бизнеса.

За две недели, прошедшие с приезда Дейни, Руди подписал договор не только с сенатором Грантом, но и с промышленным отделом «Рэдисон Кемикал». Все шло как по маслу. Для полного счастья не хватало лишь контракта с «Обувью «Апач». Ведь сенатор скорее всего исчезнет после выборов, а «Рэдисон Кемикал» не закажет больше одной-двух брошюр.

– Руди, почему я ни разу еще не видела, чтобы ты вышел из спальни одетым? – поинтересовалась Дейни. Она ползала на коленях вокруг разложенного на полу огромного плаката «Апач» и что-то отмечала маркером.

– Я не собираюсь менять свои привычки лишь из-за того, что в доме у меня поселилась ханжа, – проворчал Руди. Голос у него со сна был хриплый и по-детски капризный. – Позволь тебе напомнить, что это не навсегда. Я, должно быть, рехнулся, когда пустил тебя к себе.

– Это часть нашего договора, ты забыл? – не обращая внимания на его грубость, спокойно ответила Дейни. – Лора скорей согласится сгореть в аду, чем приютит меня, а Сирина и рада бы, но сама ютится в какой-то каморке. Остается номер в отеле за счет агентства – или твой дом. Помнится, две недели назад это даже не обсуждалось. – Она подняла голову и с улыбкой взглянула на него.

– Ну ладно, ладно. – Руди прошел мимо нее в кухню. Послышался звон посуды, и через несколько минут Руди вновь появился в комнате. В руке у него была чашка кофе, а глаза слегка прояснились. Он плюхнулся в кресло и уставился на плакат.

– Спасибо за любезное предложение, – язвительно заметила Дейни.

– А? – Руди покосился на свою чашку. – Извини.

Несколько минут они сидели молча. Наконец Руди окончательно проснулся и сосредоточился на плакате.

– Ну?

– Руди, так чем же тебе не нравится этот телевизионный ролик?

Руди бросил сонный взгляд на плакат.

– Ролик мне нравится. Мне эти долбаные мокасины не нравятся. Они же никому не идут! Даже этой крошке.

– Ах, Руди! – протянула Дейни. – Руди, Руди, Руди… Ты, как всегда, прав.

Она прикрыла рукой ноги женщины на плакате и, прищурив один глаз, долго всматривалась в картину. Лицо ее раскраснелось от возбуждения; в голове роились идеи.

– М-да, – сказала она наконец. – Значит, так: снимаем туфли с индианки и ставим на берег реки – вот сюда. – Дейни ткнула пальцем в плакат. – Юная индианка – дикая, даже опасная, сбрасывает с себя звериную шкуру, обнаженной приближается к берегу и…

– Никаких звериных шкур. Ты что, никогда не слышала об экологии? Какое варварство – убивать бедных зверюшек! – Руди зевнул и потер глаза. – Бездушные обжоры их едят, бесчувственные ученые ставят на них опыты, а пустоголовые женщины одеваются в их шкуры…

– О Господи! Совсем об этом забыла! – У Дейни разочарованно вытянулось лицо. – А если так: сказочная красотка снимает туфли, поднимает их к солнцу; грациозные движения, длинные ноги, прекрасная кожа; закат… нет, нет, восход… освещенная первыми лучами солнца, она медленно опускает туфли на землю. Земля вся светится в солнечных лучах, вокруг колышутся цветы. Тут камера отъезжает, и мы видим, что девушка лежит, раскинувшись, на потрясающей кровати, а зелень – мы думали, что это где-то в лесу, а это комнатные растения вокруг ее постели. Она поворачивается на живот, подпирает ладонью подбородок – вот так – и смотрит сквозь открытые раздвижные двери – и видит Эйфелеву башню…

Дейни прикусила язык. Эйфелеву башню Зелости уже видели – в исполнении Блейка Синклера, одного из лучших фотографов страны… Ну почему она не может выкинуть из головы мысли о нем – хотя бы до конца работы?

– Нет, пирамиды, – быстро нашла выход Дейни. – Тут замолкает музыка, и голос говорит: «Обувь «Апач». Сделано в Америке для женщин всего мира». Боже мой, это же гениально!

Дейни откинулась назад и звонко, счастливо засмеялась. Она видела этот ролик и свой триумф так же ясно, как стену напротив.

Руди хмуро наблюдал за ней. Она просто помешана на своей работе, думал он, и прикончит, глазом не моргнув, любого, кто окажется у нее на пути. Положим, сам Руди – далеко не ангел, но на такие штучки он не способен. Чтобы убедить Руди в достоверности информации, Дейни рассказала ему, ничего не утаив, о происшедшем в День Благодарения. «Я использовала свое преимущество», – сказала она; а Руди подумал, что она попросту продала своего бывшего мужа. Разумеется, вслух он этого не сказал. Выслушал, кивнул и поблагодарил Бога, что Дейни не в его вкусе. Крутить любовь с такой женщиной – все равно что играть с динамитной шашкой. Бизнес – другое дело: здесь она полезна как никто.

– Мне казалось, ты собиралась сделать не хуже, чем «Дейли», и вдвое дешевле. Где же дешевле? Командировка в Египет стоит не меньше, чем во Францию.

– Не смеши людей, – проворчала Дейни, раздраженная тем, что приходится объяснять очевидное. – Никто никуда не едет. Это студийная съемка. Все, что нам нужно, – приличный фотограф и хороший дизайнер. Уложимся тысяч в двадцать, а выглядеть будет не хуже, чем у «Дейли»… Блейку-то экономить не приходится, – вдруг добавила она.

– Слушай, будь я на твоем месте, зубами держался бы за этого парня.

– Руди! – Дейни вскочила на ноги. Только не хватало сейчас обсуждать эту тему! – Ты можешь думать о чем-нибудь, кроме денег?

– Разумеется. Обо всем, что можно купить за деньги. И еще о сексе. А ты, похоже, ни о том, ни о другом и не вспоминаешь.

Дейни резко повернулась к нему. Шелковый халат распахнулся, обнажив длинную стройную ногу, но Дейни запахнула халат прежде, чем Руди успел насладиться открывшимся видом.

– Всему свое время. Я вспомню и о сексе, и о развлечениях, как только закончу работу. А пока советую и тебе забыть обо всем, кроме дела. Иначе через пару недель нам станет жарче, чем шашлыку в день Четвертого Июля.

– Да уж, – протянул Руди, и в голосе его явственно послышался страх. Но Дейни не позволяла себе бояться. Стоит на миг потерять рабочий настрой – и они пропали.

– В конце концов, для нас «Апач» – глазурь на пироге. Нам нужно всего лишь закончить до презентации работу с сенатором Грантом и «Рэдисон», тогда у нас появится имя, и поражение будет не так страшно.

– Сенатор Грант не хочет пускать рекламу в ход до начала избирательной кампании, – проворчал Руди, уткнувшись в чашку.

– Руди, не смеши меня, – отрезала Дейни. Она твердо знала: что хорошо для агентства – хорошо и для клиентов. – Он нанял нас для того, чтобы весь штат узнал его имя. Что же еще, по-твоему, называется рекламой? И я буду считать работу законченной лишь тогда, когда увижу наши плакаты на улицах и ролики по телевизору.

– Нет, Дейни. – Кажется, лишь теперь Руди проснулся окончательно: он вскочил так резко, что несколько капель кофе выплеснулись из чашки на стол. – Я в такие игры не играю. Он знает, чего хочет. Он же не какой-нибудь пустоголовый идиот, торгующий кремом для бритья. Я, как и ты, новичок в политике. Если сенатор говорит, что надо подождать, – значит, так и есть. Он в этом лучше разбирается. Пусть ждет.

– Но у меня свое мнение, – настаивала Дейни. – Или ты забыл, что я – партнер?

– Бог свидетель, об этом трудно забыть! Ты перевернула вверх дном все в моем агентстве – о доме я уж и не говорю! Но и ты не забывай, что у тебя сорок пять процентов акций, а значит, мой голос – решающий. Или ты подписала договор, не читая?

– Я читала договор, – ответила Дейни. Тут бы и замолчать, но она была слишком взбудоражена и не могла остановиться. – Я просто подумала, что тебе было бы полезно воспользоваться опытом моей многолетней работы у Приджерсона.

Дейни гордо подняла голову, не сомневаясь в своей правоте. Но Руди ее удивил. Он подошел ближе – Дейни ощутила запах его тела, – приблизил лицо к ее лицу и уничтожил ее несколькими словами.

– Если я не ошибаюсь, мисс Кортленд, вы больше не работаете у Приджерсона. Вы стали моим партнером только потому, что ни одно другое агентство не захотело иметь с вами дела. Так чем же ты лучше меня? Здесь мой пруд, и я умею плавать. Хочешь утонуть? Прекрасно. Отправляйся к сенатору Гранту и выкладывай ему свои идеи. Посмотрим, что он тебе ответит. А я иду в душ.

Руди удалился в ванную, громко хлопнув дверью. Дейни осталась посреди комнаты, обессиленная, почти в отчаянии. Радостное возбуждение погибло быстрой и бесславной смертью. Руди просто сказал вслух то, что Дейни и так знала, но лучше бы он вонзил нож ей в горло! Собрав в охапку плакаты, Дейни бросилась к себе в спальню.

Она вышла оттуда через час, одетая, бодрая и готовая идти. Ссора с Руди ее больше не волновала. Такое случается между новыми коллегами, когда они только притираются друг к другу. Сейчас она извинится, и оба они забудут об этой глупой стычке.

Дейни постучала к нему в дверь – ответа не было. Руди ушел. Она осталась одна в чужом доме, в незнакомом городе, вдали от любящих друзей. Дейни вздрогнула. Свой дом она покинула, человека, который ее любил, предала…

Но Дейни не умела долго предаваться меланхолии. Вспомнив, что скоро Новый год, она пообещала себе не повторять старых ошибок. Она извинится перед Руди и будет держать рот на замке при встрече с сенатором Грантом. Она подготовит кампанию «Апач» до Рождества, в сочельник улетит в Сан-Франциско и проведет праздник дома, с Блейком. А как только кончится вся эта кутерьма с презентацией, обещала себе Дейни, она станет совсем другим человеком! Она будет думать, что говорит и что делает! Она ни за что больше никого не обидит! В конце концов, она же не жестокая и не бесчувственная. Она просто не может поступить иначе. Почему же Блейк – а теперь и Руди – никак не хотят этого понять?


…Вот уже две недели Лора Принс была зла как черт. Дейни, явившись в агентство словно джинн из бутылки, попросту выкинула ее вон. Даже у Руди теперь не было для Лоры времени – еще бы, презентация на носу, да еще два клиента… Тоже мне клиенты! «Рэдисон Кемикал» – дерьмо, видала она таких! От сенатора ни долгосрочного контракта, ни больших денег не дождешься. Остается «Апач», но при чем тут Дейни? Всю черновую работу по этому контракту провела Лора, а ей осталось только снять сливки. Положим, она классно одевается, да и собой ничего; предположим даже, что она и вправду гений. Но в эту игру можно играть и вдвоем. Сегодня Лора сделала первый выстрел – и, кажется, не промазала. Новый костюм, новая прическа. Рано или поздно Дейни уйдет – и тогда Руди заметит обновленную Лору.

Лора последний раз прошлась по губам оранжевой помадой, пригладила преображенные – теперь короткие и прямые – волосы и вошла в офис.

– Доброе утро, Сирина, – поздоровалась она и наклонилась над столом секретарши в поисках адресованных ей писем. Она прекрасно знала, что писем нет, но боялась заметить в глазах Сирины жалость. – Мне писем не было?

Сирина вздохнула. Она прекрасно понимала, что происходит с Лорой, и больше всего на свете боялась, что Лора об этом догадается. Сирина подняла голову от пишущей машинки, поправила очки, подтянула резинку, удерживающую ее «хвостик», и только потом заговорила.

– Лора, вам очень идет новая прическа, – сообщила она со всей искренностью, на какую была способна. Она даже ухитрилась взглянуть Лоре в глаза и выдавить из себя улыбку.

– Да, решила сменить имидж, – ответила Лора. Сердце ее забилось от нехитрого комплимента: она прилагала все усилия, чтобы Сирина не заметила ее волнения. Она похлопала себя по бедру, обтянутому новой юбкой. – Знаешь, потрясающе себя чувствую во всем новом. Сирина, тебе тоже нужно попробовать. Ведь ты красивая девушка. Немного украшений и косметики – и мужчины от тебя глаз не оторвут. Ты ведь знаешь, как важна в нашем бизнесе внешность.

Лора заправила стриженые волосы за уши… и в этот миг распахнулась дверь, и в офис впорхнула Дейни.

– Доброе утро, девочки. Руди уже пришел?

Дейни остановилась у стола, просматривая сообщения. Наконец она вынула из стопки розовую карточку и вопросительно подняла глаза на Сирину. Та кашлянула.

– Он в кабинете.

– Отлично. – Затем Дейни улыбнулась Лоре: – Вижу, ты постриглась? Тебе идет.

– Да, решила кое-что изменить, – фыркнула Лора. Теперь, глядя на Дейни Кортленд, она понимала, что навсегда останется лишь жалкой пародией. Но еще страшнее то, что Дейни все понимает и убивает ее своим великодушием. Лора резко отвернулась; в голосе ее звучали обида и разочарование.

– Я буду у себя. Сирина, звякни мне, когда придет пакет из универмага Нордстрома.

– Разумеется, Лора, – опустив голову, чтобы Лора не заметила жалости в ее глазах, тихо ответила Сирина. Дейни подошла ближе и подмигнула девушке.

– Сирина, главное – начать. Научиться извлекать все возможное из того, что у тебя есть. И не смущаться неудачами. Пробовать снова и снова. Если ты опустишь руки – тебе конец.

– Конечно, Дейни, – негромко ответила Сирина. Но Дейни уже исчезла за дверью: Сирина слышала, как она позвала Сэма, затем все стихло.

Но Сирина не сразу взялась за работу. Еще несколько минут она не отводила взгляда от двери, за которой скрылась Дейни, прислушивалась, ожидая сквозь тонкие стены услышать ее голос. Дейни уже погрузилась в творчество и забыла о Сирине: но робкая девушка не могла о ней забыть. В первый раз в жизни Сирина хотела измениться. В первый раз она поклялась себе, что станет кем-то в этом мире. Когда-нибудь… Сирина принялась за работу: впервые за много лет она чувствовала себя спокойно и уверенно.


– Это последний? – Дейни устало откинулась на спинку кресла.

– Думаю, да, – отозвался Сэм, собирая в стопку несколько плакатов и груду фотографий. – Здорово получилось, Дейни! Я горжусь этой работой. Даже если мы не получим контракт с «Апач», наш труд не пропадет даром.

Дейни улыбнулась. Восторг молодого художника значил для нее больше, чем простой комплимент. Если все получится, призрак отца, мучивший ее все эти годы, навсегда займет свое место в прошлом. Не говоря уж о злобном гоблине по имени Сид.

– Спасибо, Сэм. Не могу выразить, что это для меня значит.

Сэм кивнул. Еще ни разу в своей не слишком долгой жизни он не слышал таких слов и понятия не имел, как на них отвечать. Он промолчал, боясь неловким ответом спугнуть свое счастье, подхватил стопку плакатов и понес к себе в кабинет.

Дейни устало опустила голову на скрещенные руки и закрыла глаза. Потекли несвязные, смутно-беспокойные мысли. Сирина должна была написать план презентации – справилась ли она с работой? Не засохли ли еще цветы у нее на окне в Сан-Франциско? Как прошла презентация Блейка? Скучает ли он по ней – так же, как она по нему? У Дейни зашумело в ушах, и весь мир куда-то поплыл… Она потрясла головой, с усилием поднялась и, откинув назад волосы, отправилась на кухню за кофе. Ее пошатывало от усталости, глаза слипались. Зевая во весь рот, она вошла в кухню – и не сразу заметила, что там кто-то есть.

В углу, за столиком, склонившись друг к другу, голова к голове, о чем-то тихо беседовали Руди и сенатор Грант. Увидев на пороге Дейни, они замолкли: две пары глаз уставились на нее. С Дейни сразу же слетела сонливость. Она не раз видела такие взгляды. Похоже, она прервала секретное совещание.

– Извините, – пробормотала она. – Не знала, что вы здесь. Я сейчас уйду.

– Ради Бога, – проворчал Руди. Александер величественно наклонил голову, словно приглашал Дейни на танец.

Дейни прошла мимо них и замешкалась с кофейником, надеясь, что они продолжат разговор. Ей было чертовски любопытно узнать, в чем дело. Однако сенатор обратился не к Руди, а к ней:

– Мисс Кортленд! – Александер Грант подождал, пока она обернется к нему, и продолжил: – Руди говорит, что телевизионная кампания по полной программе обеспечит мне победу. Хотелось бы узнать, что вы об этом думаете?

Дейни, опершись о маленький буфет, неторопливо отхлебывала кофе. Вряд ли они шепотом обсуждали эту проблему, подумала она, однако решила подыграть сенатору.

– Что ж, сенатор, телевидение – это хорошо, но на месте среднего избирателя я бы удивилась, что о вас молчат остальные средства массовой информации. А как профессионал по маркетингу могу сказать, что телевизионная кампания потребует немалых средств. А ваш бюджет, насколько я знаю, довольно скромен. – Руди бросил на нее убийственный взгляд, которого Дейни предпочла не заметить. Секунду помолчав, она несколькими словами спасла его репутацию: – Думаю, Руди объяснил бы все это сам, если бы я вам не помешала.

Как мог Руди предложить такую глупость? Он же знает, что сенатор ограничен в средствах. Дейни бросила на Руди суровый взгляд, от которого тот заерзал на стуле, затем с улыбкой обернулась к Александеру.

– А как женщина могу сказать, что мне хотелось бы узнать о вас больше, чем сообщается в телевизионной рекламе. Впрочем, каждый воспринимает рекламу по-своему.

– А какая реклама вам бы понравилась? – подбодрил ее Александер.

– Не знаю, – пожала плечами Дейни. Она не хотела покушаться на контракт, который так ревниво охранял Руди. – Может быть, ваш имидж должен более соответствовать тому, что хочет увидеть большинство избирателей.

– Приведем его, так сказать, к общему знаменателю, – усмехнулся Александер.

– Именно. Вы должны ориентироваться на результаты социологических опросов, на скрытый в массовом сознании образ «политика, на которого можно положиться». Тогда, возможно, мы сможем обойтись без разорительной телерекламы.

Александер снова рассмеялся, на этот раз – искренне и весело.

– Дейни, у вас весьма нестандартный взгляд на вещи.

Дейни улыбнулась ему из-за своей чашки. Александер Грант не привлекает внимания с первого взгляда, но, приглядевшись к нему, начинаешь замечать, что он красив. А его глаза – это что-то! Они будут притягивать взгляд даже на фотографии – если хорошо снять, конечно.

– Мне это уже не раз говорили, – скромно заметила она.

– Так что же мне делать? Дайте совет.

– Это достаточно просто, – заговорила Дейни сухим, деловым тоном. – Прежде всего, всегда и везде, где только можно, представляйтесь не Александером, а Алексом. И добивайтесь, чтобы другие называли вас так же. Затем: подружитесь с какой-нибудь знаменитостью – из тех, что вызывают у людей теплые чувства. – Дейни прищелкнула пальцами перед носом у Руди. – Как фамилия того комедийного актера? Ты его наверняка знаешь. Немного смеха, немного слез и очень много вечных ценностей. Ну, он снимается в том сериале: он – доктор, жена – художница и десять приемных детей…

Руди задумался, наморщив лоб, и наконец хлопнул себя по лбу.

– Ах, да! Дэниел Суини!

– Он самый. Подружитесь с ним, старайтесь, чтобы вас почаще видели вместе. Вряд ли вам удастся сделать его своим представителем, но это и не нужно. Свяжитесь с влиятельными членами вашей партии, думаю, они с удовольствием будут агитировать за вас. И наконец… боюсь, это вам не понравится…

– Испытайте меня. Я готов на все.

– Хорошо. – Она вздохнула, покачала головой и выложила на стол козырного туза. – Вернитесь к жене. Ничто так положительно не действует на избирателей, как кандидат в теплом кругу семьи.

– Вы это серьезно? – Александер поднял бровь. Что за мысль! Полли, должно быть, умрет от радости. А вот Корал будет рвать и метать…

– Совершенно серьезно, – подчеркнула Дейни, удивленная тем, как спокойно он принял это предложение.

– Хорошо. Что ж, очень интересные рекомендации. Хотелось бы обсудить все это более подробно. Вы свободны сегодня вечером?

– Сенатор, неужели вы приглашаете меня на свидание? – рассмеялась Дейни.

– Почему бы и нет? Ведь вы еще не отослали меня к жене.

Он тоже смеялся – просто и искренне. Дейни бросила сияющий взгляд на Руди и с удивлением заметила, что настроение у него отнюдь не радостное. Если бы Дейни умела читать мысли, она бы немало удивилась. Но она не умела читать мыслей и приписала его угрюмость глупой ребяческой ревности к ее успеху. А на ребячество не стоит обращать внимания. И Дейни согласилась на свидание с Александером Грантом.

Позже она поймет, что не должна была соглашаться, не задав кое-каких вопросов: нескольких – Александеру, нескольких – Руди, нескольких – самой себе.

Глава 14

– Ну все! С меня хватит! Ты выхватила этот контракт у меня из-под носа! – Александер уже ушел, и Руди мог беспрепятственно выразить свои чувства. – Меня, милая леди, от этого уже тошнит! Ты ворвалась в мой кабинет, наобещала с три короба и потребовала работы. Потратила целое состояние на презентацию. Ходишь тут, словно павлин с распущенным хвостом, чуть не лопаешься от важности! И в довершение всего отбираешь у меня контракт. Я ведь попросил тебя держаться от сенатора подальше! Что ты, черт побери, о себе воображаешь?

Они вышли в приемную. Краем глаза Руди заметил перепуганное личико Сирины и устыдился, но остановиться он уже не мог. Голос его окреп и достиг мощной, почти оперной октавы. Во всем офисе прекратились разговоры: множество длинных ушей жадно вытянулись в сторону приемной, стараясь не пропустить ни слова.

Лора Принс отложила работу и выпрямилась на стуле, прислушиваясь к рыку босса. Слава Богу! Кончилась идиллия! Сейчас Руди выкинет эту суку вон, и все станет как прежде! Лора вскочила на ноги и прижалась ухом к стене. Но акустика ее подвела. Она слышала рычание Руди, но не могла разобрать слов, а слова Дейни сливались в неразборчивое бормотание. Лора села на место, прислушиваясь к ссоре за стеной, чтобы вовремя открыть дверь и своими глазами увидеть, как Дейни со всеми пожитками уберется из агентства Грина.

– Остынь, Руди, – протянула Дейни. Она смертельно устала: только не хватало ей сейчас успокаивать капризного ребенка! – Что за чушь ты несешь! Можно подумать, я отнимаю у тебя любимую игрушку. Сенатор всего-навсего попросил у меня совета. Не ты ли объяснял мне только сегодня утром, что мы должны исполнять все его желания?

Дейни поставила чашку на стол, удобно устроилась в кресле, положив ногу на ногу, и рассеянно взяла со стола карандаш.

– Помню. Но то, что я только что наблюдал, мало походило на бизнес. Ты развалилась на стуле – вот так, как сейчас, строила ему глазки, кокетничала, как только могла. Что это значит, Дейни? Так-то ты даешь советы клиенту? Знаешь, как это называется?

– А знаешь, как называются подобные вопросы? – быстро и холодно парировала Дейни. – Я сплю с кем хочу. Моя сексуальная жизнь не имеет никакого отношения к твоему бизнесу. Я никогда не использую секс, чтобы чего-то добиться или кому-то навредить. Так что укроти свое испорченное воображение и давай вернемся к делу.

– Как же! – протянул он, раздосадованный и слегка испуганный ее напором. – Видал я женщин вроде тебя! Им плевать на все, кроме денег и власти. У Александера Гранта, как мне посчастливилось узнать, больших денег нет. Значит, тебе нужна его власть. Верно? Поэтому ты и рискуешь контрактом?

– Руди! Руди! – Дейни удивленно покачала головой и расхохоталась. – Ты сам-то слышишь, что говоришь? Как и чем я рискую? Я подсказала ему несколько полезных приемов, которые, как мне показалось, не приходили тебе в голову. Ты же обрекал его на поражение! Должен же кто-то сказать ему правду! И не все ли равно, где и когда это будет сказано?

Руди отвернулся и, засунув руки в карманы, мрачно уставился в окно. Спиной он чувствовал любопытный взгляд Дейни. Он ведет себя по-идиотски, а она отнюдь не глупа. Сейчас спросит, с чего это он встал на дыбы, – и что он ответит?.. И Руди сделал свой ход первым.

– Ладно. – Руди овладел собой: он говорил спокойно, смотрел ей в лицо и был уверен, что не скажет больше ничего лишнего. – Ладно. Я погорячился. Сам не знаю, что на меня нашло. Но мне очень не понравилась твоя идея насчет жены – помнишь? Видишь ли, его девушка – та, что сосватала ему наше агентство, – мой друг. Хороший друг. Я не хочу доставлять ей неприятности. И тем более не хочу восстанавливать ее против себя. Если она начнет капать Александеру на мозги… ну, ты понимаешь…

Руди сам почти поверил, что это единственная причина. Он просто беспокоился о Корал. И Дейни решила не докапываться до истины.

– Извини меня, Руди, – сказала она. Вид у нее был и вправду виноватый. – В самом деле, нехорошо получилось. Я не знала, что затрагиваю твои личные интересы. А я уж Бог весть что подумала… Можно подумать, миру придет конец оттого, что я поговорю с Александером… Извини, мне следовало догадаться. И… – Дейни запнулась. Как всегда, тяжелей всего ей было признавать свои ошибки. Но ради сохранения партнерства она готова и на это. – Я иногда забываю, что агентство Грина создал ты. Знаешь, последние несколько недель не пошли нам на пользу. Точнее, делу на пользу, а дружбе во вред.

Дейни пожала плечами и дружески улыбнулась. Она понимала, каково сейчас Руди: весь его мир, который он создавал своим трудом и потом, перевернулся вверх дном. Неудивительно, что он порой не может держать себя в руках. Черт возьми, разве она держала себя в руках, когда Сид испытывал на ней свою черную магию?

– Послушай, Руди, я обещаю не переходить тебе дорогу. Но, по-моему, сенатору просто больше нравится работать с женщинами. – Дейни встала и, отодвинув бумаги, уселась на край стола. Ее тонкие пальцы ласково прикоснулись к рукаву Руди. Тот дернулся, пытаясь сбросить ее руку, но Дейни его не выпустила. – И тебе придется со мной согласиться: широкомасштабной телекампании его финансы не выдержат.

– Может быть, – неохотно согласился Руди. Ему казалось, что пол дымится у него под ногами. Руди терпеть не мог сдерживать свой гнев. Дейни раздражала его с самого первого появления в агентстве. Она будила в нем какие-то первобытные инстинкты: ему хотелось треснуть ее как следует – пусть поймет, кто здесь хозяин! Однако без нее ему не выжить. Печально, но факт: она действительно умней и талантливей его. А значит, остается спрятать самолюбие в карман и сделать шаг навстречу. – Ты уверена, что твои советы ему помогут?

– Не сомневаюсь, – ответила Дейни. – Но послушай, если ты дружишь с этой женщиной, я могу спустить свой последний совет на тормозах.

Руди покачал головой и снова сунул руки в карманы.

– Да нет, не надо. Мысль хорошая. Только сделай мне одолжение…

– Все, что хочешь, – мысленно скрестив пальцы, ответила Дейни.

– Занимайся самой рекламой, а деловые вопросы оставь мне. Мне будет спокойнее. Понимаешь, сенатор не хочет, чтобы сведения о его финансовом положении ушли на сторону. Конкуренты и все такое… Зачем кому-то знать, что он стеснен в средствах?

Дейни протянула руки ладонями вперед в миролюбивом жесте.

– Не волнуйся. Да у меня и не будет времени заниматься его бюджетом, ведь презентация на носу. Думаю, наше первое свидание станет и последним. – Она помолчала, затем легонько похлопала Руди по руке. – Ну что, мир?

Руди улыбнулся, но улыбка вышла какая-то вялая. И в глаза он ей не смотрел. У него неприятно сосало под ложечкой, а в голове, словно мячики для пинг-понга, скакали разные «если». Что, если Александер решил, что Дейни в курсе их дел? Что, если он ошибся, и Дейни это поняла? Что, если она заинтересовалась и теперь начнет разнюхивать… Но ответа на эти неприятные вопросы не было. Оставалось только надеяться, что Александер проявит такую же осмотрительность, какой ждет от Руди.

– Ладно, мир. Почему бы и нет? Извини. Не знаю, что это со мной. Наверно, не привык делиться.

– А кто привык?

– Корал придется привыкнуть, если Александер вернется к жене.

С этим Дейни не стала спорить. Она похлопала Руди по руке и встала.

– Руди, я закончила работу. Завтра я улетаю в Сан-Франциско, и ты спокойно отпразднуешь Рождество дома. Третьего января мы идем в офис «Обуви «Апач» и возвращаемся оттуда с подписями мистера и миссис Зелости в конце договора. Поверь мне, это будет самый сказочный Новый год в нашей жизни. Обещаю.

Руди выдавил из себя улыбку.

– Конечно. Только запомни, что я сказал. Твое дело – создание рекламы. А Грант – мой клиент.

– Разумеется, – наклонила голову Дейни.

– Запомни! – повторил Руди, и впервые Дейни подумала, что он может быть опасен.

– Запомню, – ответила она.

«Интересно, – с улыбкой думала она, садясь за стол. – Почему Руди так держится за Гранта?» Но через минуту, уйдя в работу, она забыла и о Руди, и об Александере Гранте.


Опустив голову и погрузившись в мрачные мысли, плелся Руди к себе в кабинет. У дверей его ждала Лора: она проскользнула в дверь вслед за ним.

– Что происходит? – спросила она. Как всегда в минуты волнения, она потянулась к волосам и вспомнила, что пушистые локоны ушли в прошлое. – Можно подумать, началась третья мировая война!

– Лора, ничего не происходит. Все в порядке. – Он двинулся к столу, не замечая ни ее нового костюма, ни новой прически, ни полных надежды глаз. Лора пошла за ним. Она не успокоится, пока не вытянет из него все!

– Кого ты хочешь обмануть? – засмеялась она, ожидая, что Руди хотя бы улыбнется в ответ. Но пришли иные времена, и Руди стал другим. Как и его агентство. Больше не будет болтовни за чашечкой кофе, обмена гениальными идеями и дружеского подтрунивания друг над другом. Теперь все деловые вопросы решаются в рабочее время и за закрытыми дверьми. Превратившись в серьезную фирму, агентство Грина потеряло всю свою привлекательность. И сам Руди превратился в сухого, угрюмого бизнесмена… И виной всему этому – Дейни Кортленд!

– Лора, ничего не случилось. – Руди повернулся к ней – так резко, что она отшатнулась и едва не просочилась сквозь стену. Он прикрыл глаза, потом снова открыл – она не исчезла. – Лора, тебе что-нибудь нужно?

Он сам понимал, что разговаривает с ней непозволительно резко, но Руди был на пределе. Он сходил с ума от беспокойства о презентации; он боялся, что Александер Грант играет с огнем, и не знал, как его предупредить и стоит ли предупреждать. А еще «Рэдисон Кемикал»… Столько дел на одного Руди! И не с кем посоветоваться… Если так и должен себя чувствовать серьезный бизнесмен, то, видит Бог, Руди это не по вкусу.

– Да нет, Руди. Мне ничего не нужно. Мне никогда ничего не нужно. Мне бросают кости, я подбираю их и виляю хвостом от благодарности. Просто захотелось с тобой поговорить. Или поужинать вместе. Помнишь, с нами такое бывало давным-давно. Пока не появилась Дейни Кортленд и не начала хозяйничать в агентстве, словно у себя на кухне.

И тогда Руди не выдержал. Лора задела его за больное место, и он знал, что никогда ей этого не простит. Сумрачная задумчивость слетела с его лица, обнажив звериный оскал.

– Лора, не смей говорить такое! – Он придвинулся так близко, что Лора ощутила запах его одеколона – не того, которым он пользовался раньше, более тонкий. Как ни странно, Лора не испугалась. Ей казалось, что это дурной сон. Это не Руди. Руди никогда на нее не кричал. Всегда был нежным и ласковым. Никогда не смотрел на нее с такой… такой ненавистью. – Это мое дело, Лора. Было моим и будет моим. Не смей так говорить. Не смей так думать. Если я еще раз услышу что-нибудь подобное, ты вылетишь отсюда! Ясно?

Лора тупо уставилась на него, не понимая, чем вызвала приступ гнева. Открыла рот, но не смогла издать ни звука. Этого не может быть, думала она. После всего, что было между ними… Он не мог такого сказать, это какая-то чудовищная ошибка. Но Руди доказал, что ошибается она.

– Лора, ты поняла, что я сказал? Еще одно слово на эту тему – и ты окажешься на улице!

Руди повернулся на каблуках и вышел, оставив Лору стоять с открытым ртом и тупо смотреть в пространство. Господи Боже, он не шутил! Он пригрозил, что выгонит ее, если она скажет еще хоть слово о Дейни Кортленд! Но он не виноват. Во всем виновата эта ведьма. Лора знала, что Руди ее любит. Тот, прежний Руди ни за что не стал бы орать на нее с перекошенным от злобы лицом. Никогда не стал бы ей угрожать. Будь ты проклята, Дейни Кортленд! Будь проклято агентство! Оно стало для нее чужим, словно иная планета. Но ведь, кроме Руди и агентства, у нее ничего нет! Что же ей теперь делать?

Лора выбежала из кабинета Руди и бросилась к себе. Здесь, в своей норе, сгорбившись над столом, она думала о переменах, так преобразивших самого Руди и его агентство. Помимо воли она прислушивалась: не донесутся ли из кабинета Дейни рыдания и мольбы о прощении? Не услышит ли она, как ненавистная соперница хлопает дверцами шкафов, собирая вещи? Но из соседнего кабинета не доносилось ни звука. И ушла Дейни, как обычно, в шесть часов. Руди ее не выгнал. Королева пчел осталась в улье. В полседьмого умолкла пишущая машинка Сирины. Без двадцати пяти семь Лора достала из сейфа бутылочку бурбона и налила первый стакан. Она собиралась прикончить бутылку за вечер и уехать домой. Если сможет.


– Д-десять проклятых часов. Десять чертовых часов. Десять дерьмовых часов. Десять…

Прихлебывая из бутылки, Лора разглядывала светящийся циферблат часов. О стакане она забыла еще час назад. О том, что собиралась работать, – еще раньше.

– Ага, десять часов и одна д-долбаная минута.

Лора почти лежала на столе. Лицо ее раскраснелось, по щекам, размазывая косметику, текли пьяные слезы. Как всегда в минуты одиночества и безысходной жалости к себе, Лора забыла распрямить плечи и подобрать живот. В общем, вид малопривлекательный.

В таком-то виде в десять часов две минуты Лора покинула свой кабинет. Часы одиноко тикали на столе: их хозяйка забыла о времени. Зато не забыла о бутылке и предусмотрительно прихватила ее с собой. Да, она на редкость предусмотрительна! Никто не знает. Даже милый друг Руди не знает, что она, Лора Принс, может выпить бутылку за два часа и остаться в здравом рассудке! Ха! Хоть в этом она побьет мисс Дейни Кортленд. Бывает, конечно, что потом ничего не помнит: зато просыпается как огурчик, вовремя приходит на работу и работает так, что никому и в голову не придет… Лора захихикала, попытавшись представить, что скажут люди, узнав о ее маленькой проблеме.

Впрочем, ничего они не скажут. Всем в мире наплевать на Лору Принс!

Глоток. Тяжелый вздох. Еще глоток. Лора пошатнулась и уперлась рукой в дверь. Это же кабинет Дейни! Лора поднесла бутылку к губам. А если вдруг выяснится, что и у нее в сейфе припрятана бутылочка? О, это совсем другое дело. Тут все заахают и заохают: «Не может быть! Такая умница! Такая красавица! Мы должны ей помочь!» Как же! Эта сучка сама кому хочешь поможет! «А я вот пари держу, – думала Лора, – не такая она Мисс Совершенство, как о себе воображает. Руди просто не понимает, что она за штучка. А ей наверняка есть что скрывать».

Не соображая, что делает, Лора навалилась на дверь. Та распахнулась и с грохотом ударила в стену. Испуганная произведенным ею шумом, Лора отскочила, затем протянула руку к двери. Она все расскажет Руди. Эта женщина – ведьма, она его околдовала, и Лора должна его спасти.

Так, воображая себя Жанной д'Арк, Лора сделала несколько шагов… и услышала, как поворачивается ключ в замке. Лора испуганно шмыгнула носом. В голове у нее чуточку прояснилось: во всяком случае, она заметила, что из глаз и из носу у нее течет, и начала тереть их руками, размазывая по лицу остатки косметики.

– Руди? – с надеждой окликнула она. Лора надеялась, что голос ее прозвучит звонко и радостно, но из горла вырвалось какое-то сипение.

Тяжелые шаги. Это он! Боже, он вернулся за ней! Он о ней вспомнил. Не мог же Руди бросить ее здесь одну! Он понял, что она здесь, что ей тяжело и одиноко, и вернулся. Какой он добрый, как ее любит! Как немного, оказывается, нужно, чтобы сделать Лору счастливой: только бы кто-нибудь вспомнил, что она еще жива.

– Руди! – не переставая тереть глаза и мокрый нос, Лора шагнула вперед.

Шаги стихли. Может быть, он не может ее найти? Или даже не ищет? Надо идти к нему. Лора сделала еще несколько неуверенных шагов. Теперь-то он должен ее услышать, должен прийти! Но вместо этого Лора услышала тяжелые шаги возле стола Сирины. Что он там делает? Он же пришел за ней! Лора вывалилась в коридор и, цепляясь за стены, с трудом дотащилась до приемной.

Там, между столом и креслом, возился какой-то человек. Неуклюжий, бедно одетый старик… Значит, это не Руди?! Старик выпрямился и, помаргивая, уставился на Лору. Казалось, он не был ни удивлен, ни даже слишком заинтересован ее появлением. В руке он держал корзину для бумаг: у ног его лежал громадный пластиковый пакет, куда этот человек каждый вечер собирал весь мусор, накопившийся за день в огромном здании. У Лоры задрожал подбородок, и глаза наполнились слезами. Нет, это не слезы. Просто естественная реакция. От удивления. Никаких слез, черт побери!

– Ага. Так вы не Руди. – Лора распрямила плечи и вздернула подбородок, чтобы старик не подумал, что она пьяна. Или, того хуже, разочарована. Но на морщинистом лице старика не отразилось восхищение. Должно быть, он плохо видит, решила Лора.

– За мусором? – Лора рассмеялась неприятным злым смехом. – За этим вы пришли сюда? За мусором?

– Да, мадам, – боязливо косясь на нее, ответил старик. Боится он ее, что ли? Лора фыркнула.

– Я смотрю, вы уже что-то нашли. – Лора повернулась и потерлась спиной о дверь, словно ее мучил зуд. Но зуд этот был другого рода: ей хотелось поговорить. У старика сторожа вся ночь впереди. Он ее выслушает. – И еще найдете, – продолжала она, прикрыв глаза – У нас в офисе чего только нет! Прямо сад, а не офис. – Она открыла глаза и указала бутылкой в сторону стола Сирины. – Вот тут. Тут сидит прелестный цветочек. Анютины глазки. Все молчит, молчит… Писаная красавица, и сама этого не замечает. Не понимаю я ее. – Лора подняла бутылку, словно хотела выпить за здоровье секретарши. – Прелестная девушка. Просто прелесть.

Она задумалась, словно вспомнила о Сирине еще что-то хорошее, затем с легкой улыбкой покачала головой и продолжила свою речь.

– А вот там… – Она кивнула в темный коридор, в сторону кабинета Руди. – Там растет дуб. Могучий такой дуб. Самый высокий и сильный в лесу. Всех нас укрывает своими ветвями. А мы на него работаем. Крепкий такой дуб… Это Руди. А тут… – с гримасой отвращения она указала на дверь Дейни, – тут живет королева пчел. Мисс Дейни Совершенство.

Она на мгновение задумалась.

– А я? А я – компост. Гумус. Прах к праху, добрый человек, а мусор – к мусору. Хорошо, что вы меня застали. А то завтра вас бы начальство ругало за то, что вы не весь мусор вынесли. Вы же не хотите, чтобы вас ругал ваш босс?

– Нет, мадам, – ответил старик.

– «Нет, мадам», – повторила Лора. – «Мадам»… Спасибо. Век вам буду благодарна, добрый сэр. Надо мне вас отблагодарить… – Лора подняла бутылку и начала разглядывать ее на свет. Бутылка была пуста на две трети. Угостить старика? Но тогда ей самой не хватит. Ей никогда ничего не хватает… Однако надо ему что-то дать. Он был так добр, он ее выслушал. Что-то придумать…

Лора улыбнулась – сначала робко, затем растянув рот до ушей. Ее осенило.

– Вы… вы подождите здесь, добрый человек! Подождите, я мигом!

Размахивая руками и что-то бормоча себе под нос, Лора исчезла в темноте. Из темноты донесся грохот. Старик подумал, что надо бы пойти помочь, – но, прежде чем он тронулся с места, Лора появилась снова.

– Вот! Вот! – радостно восклицала она, размахивая пачкой бумаг. – Смотрите! Мусор. Такого вы еще не видели. Классный мусор. Смотрите… – Лора сунула бумаги сторожу под нос. Он взглянул на них, затем подозрительно уставился на женщину.

– Мисс, вы уверены, что хотите это выбросить? Картинки-то хорошие. Красивые.

– Вы думаете? – Лора, наклонив голову, долго разглядывала фотографии под разными углами и наконец вынесла приговор: – По-моему, вам нужны очки. Это самый мусорный мусор, какой я когда-нибудь видела. Выкиньте и забудьте. Если я избавлюсь от этих бумажек… – Лора запихнула бумаги глубоко в пластиковый пакет и, утомленная этим усилием, плюхнулась на пол. Стоит ли говорить? Стоит. Старик не выдаст ее тайны. – Если я избавлюсь от этих бумажек… – прошептала она, – то избавлюсь и от нее. Это же так просто! Как я раньше… до этого не додумалась! Ну, поняли теперь? Слишком много мусора. – Она тяжело поднялась и поставила бутылку на стол. – И я снова стану цветочком, а она – дерьмом. Поняли, о чем я? Вы поняли, о чем я вам говорила? Лес… цветы… дерьмо… вы все это поняли?

– Да, мадам, – печально ответил старик.

– Вот и хорошо, – прошептала Лора. Плечи ее поникли; душу окутало блаженное забытье, которого так не хватало ей все эти дни. Она уже не помнила, что говорила и что делала только что. Пошатываясь и что-то бормоча себе под нос, она побрела к себе в кабинет.

– Вот и все. Больше никакого мусора. И все. Теперь все будет по-прежнему. И Руди вернется ко мне…

Когда ее шаги стихли, старик опустошил все мусорные корзины в офисе. Кроме одной, в кабинете, что в дальнем конце коридора. Заглянув туда, он увидел Лору: она спала, растянувшись поперек стола. Старик решил ее не беспокоить. «Пусть бедняжка поспит», – подумал он.


…Было почти одиннадцать, когда Сирина вернулась домой. Она понимала, что сделала глупость. Как можно тратить столько денег на такую ерунду? Однако сердце ее замирало от незнакомого прежде волнения, когда она раскладывала на столике напротив кровати зеркальце, пудру, тушь для ресниц, три вида губной помады и пять – лака для ногтей, духи, дневной крем, ночной крем и, наконец, женский журнал, читательницам которого редакция торжественно обещала, что они станут красавицами за пять минут, если последуют добрым советам, приведенным на двадцать четвертой странице.

Сирина наклонилась над зеркалом и попыталась прикрыть глаза так, чтобы в то же время видеть свои веки. Она накрасилась, точно следуя инструкции, но почему-то не стала похожа на женщину из журнала. Что ж, главное – не бояться неудач.

Долго еще Сирина возилась перед зеркалом. Наконец, вспомнив, что завтра – рабочий день, она сложила свои сокровища в пластиковую сумочку, купленную специально для этой цели, умылась и легла в постель.

Она долго лежала без сна, удивляясь, как может один человек изменить жизнь многих. С приходом Дейни Кортленд агентство словно преобразилось. Дела пошли в гору, миссис Питерсон больше не рявкает на всех и каждого, Лора почти не выходит из кабинета и не перекладывает на Сирину свою работу, и даже Руди Грин… Сирина задумалась. Она не знала, как определить то, что произошло с мистером Грином. Он больше занимался делами, перестал хвастаться, стал как будто взрослее и серьезнее. И каждое утро здоровался с Сириной – да так вежливо, словно видел ее впервые в жизни!

И сама Сирина изменилась. Теперь она хочет быть красивой. Для этого она и принесла домой все эти баночки и тюбики. Сирине казалось, что до сих пор она жила во сне. А теперь проснулась и увидела, как бурлит вокруг жизнь – яркая, непонятная, заманчивая и немного пугающая. И Сирина готова была броситься в поток, не задумываясь, куда он ее принесет.


Дейни покинула дом Александера Гранта немного позже одиннадцати. Они вкусно поужинали, поболтали как старые друзья и спланировали кампанию по изменению сенаторского имиджа. Когда Александер упрямился, Дейни уговаривала его сделать так, как считала нужным; когда уходил в сторону – мягко возвращала его на правильный путь; когда, прощаясь, он задержал ее руку в своей дольше, чем требуют приличия, – рассмеялась, и он засмеялся в ответ. Оба они были привлекательные люди, но слишком занятые для каких-то личных отношений.

Оба это знали, однако Александер целую минуту держал Дейни за руку и многозначительно глядел ей в глаза, а та приняла этот знак внимания с удовольствием. С удовольствием, но не больше. В Сан-Франциско ее ждет Блейк: с ним она отпразднует Рождество и свое возвращение к жизни.

Итак, Дейни собрала чемоданы и улетела. Давно уже у нее не было так хорошо на душе. Александер на верном пути, контракт с «Обувью «Апач» почти у них в кармане, и через несколько часов она увидится с человеком, который ее любит. И ей теперь ничто не мешает его любить. У нее есть почти все, о чем она мечтает. Папа может ею гордиться.

Глава 15

– …Сказочная презентация, Дейни. У меня такой еще не было. А как тебе бы понравилось! Хозяева «Обуви «Апач» в восхищении, контракт считай что у «Дейли» в кармане, а твой муж надеется получить приз на следующем конкурсе.

Блейк взял с блюда оливку, слизнул с нее соус и положил в ложбинку меж обнаженных грудей Дейни. Затаив дыхание, он ждал, как поведет себя холодный зеленый шарик. Оливка покатилась вниз, но, достигнув живота, сменила курс и упала на измятую простыню.

– Черт!

– Блейк, что за ребячество! – проворчала Дейни. Она не знала, что ее больше раздражает: его глупая игра с оливкой или самодовольная болтовня о триумфальной презентации. Боже, как тяжело врать! Она должна признаться в том, что сделала, еще не поздно, но что же будет дальше?

– Никакого ребячества. Я ставлю научный опыт, – ответил Блейк и потянулся за второй оливкой.

– Блейк, она все равно не докатится до пупка. Оливка не идеально круглая, а я не идеально ровная. Это же закон физики. – Дейни лениво приподняла голову, нащупала на столике свой бокал мартини и сделала глоток, затем снова опустилась на подушку. Еще одна оливка скатилась с ее тела на простыни.

– Законы, Дейни, существуют для того, чтобы бросать им вызов. Не дыши. Нет, нет, напряги мускулы. Ай-яй-яй, ты слишком мягкая для моей оливки. Ну давай, солнышко, постарайся для меня!

Дейни засмеялась и напрягла сильные, натренированные мышцы живота. Оливка остановилась точно на пупке, и Блейк довольно рассмеялся – как любила Дейни этот его смех! Она закрыла глаза и почувствовала, как он взял оливку губами и положил ей в рот – приз за выполненное задание. Дейни разгрызла кислый плод и перевернулась на живот.

– Ты сумасшедший, – вздохнула она.

– А ты самая загадочная женщина в мире. – Блейк прилег с нею рядом и запустил руку в платиновые волосы. Голова его покоилась на подушке совсем рядом с головой Дейни.

– Что за глупости! – пробормотала Дейни и, поставив стакан, повернулась к нему. Наступил тяжелый миг: Дейни не знала, хватит ли у нее сил обманывать его, глядя прямо ему в глаза. Блейк прижался губами к ее губам, но поцелуй не развеял ее тревоги. И Дейни сделала первый ход.

– С самого своего приезда я чувствую себя голой, – промурлыкала она. – И не только в прямом смысле.

Она положила его руку себе на бедро. Блейк погладил ее, затем обнял за талию. Черные глаза его потемнели, заволоклись желанием. Однако Блейк был настойчив: когда он чего-то хотел, даже Дейни не могла его остановить. Если бы он знал, о чем просит, на коленях умолял бы Дейни промолчать! «Разве я не права, скрывая от него правду?» – думала Дейни. Лос-Анджелес – другая жизнь, не имеющая ничего общего с человеком, что лежит с ней рядом…

– Любовь моя, чем больше я на тебя гляжу, тем сильней мне кажется, что у тебя хорошие новости. Я просто хочу знать… – поцелуй… – что зажгло радостью твои глаза? Хотелось бы думать, что я. Но мне кажется, дело не только во мне. Почему же… – он снова коснулся губами ее прекрасных губ… – почему же ты снова ходишь, словно танцуешь, и поворачиваешь голову, как породистая лошадь перед стартом?.. – Еще один поцелуй, скользящий от нежной шеи к груди… Блейк положил руки ей на затылок и повернул лицом к себе, внимательно вглядываясь ей в глаза.

Дейни не сказала ему правды, но и солгать не смогла.

– Ш-ш-ш, – прошептала она и жадным ртом приникла к его губам. Он хочет услышать, что она его любит и нуждается в нем, – что ж, это он и услышит. Дейни заставит его забыть обо всех остальных вопросах и сама забудет о том, как страшны для него ответы… Но Блейк осторожно потянул ее за волосы и снова взглянул ей в глаза.

– Дейни, в чем дело? Ты меня заинтриговала. Что случилось с тобой в Лос-Анджелесе? Отомстила Сиду? Или встретила другого мужчину? – Блейк в комичном ужасе закатил глаза, но Дейни знала, что в глубине души он опасается неведомого соперника. – Знаю! Ты научилась угадывать выигрышные номера в лотерее! Или нет, для Дейни Кортленд это слишком просто. Может быть, нашла клад?.. Так что же, Дейни? Расскажи мне. Пожалуйста…

Ну вот. Наступило Рождество, и Блейк ждет своего подарка. Он ждет, что Дейни подарит ему откровенность и близость, далекую от чисто физической, – а у Дейни на это духу не хватает. Она должна рассказать ему о своих последних событиях. Это будет правильно и, если подумать, довольно просто. Что такого случилось? Она случайно услышала разговор, увидела фотографии и решила попытать счастья. Она же не пыталась сорвать его презентацию! От ее сотрудничества с Руди для самого Блейка ничего не изменилось… или изменилось?

– Да ничего особенного, милый, – лениво ответила Дейни. Она перевернулась на живот – подальше от его испытующих глаз, положила голову на согнутую руку и закрыла глаза. В какой-то миг ей казалось, что она сейчас решится. Но нет, не решилась. – Я нашла работу. Довольно рискованную. Если все получится, произойдет много хорошего. Если нет, я вернусь туда же, где и была. Что ж, по крайней мере, я снова занимаюсь любимым делом.

– По-моему, ты все преуменьшаешь, – поддразнил ее Блейк. Он пробежал сильными пальцами по ее спине, затем начал массировать плечи. – Ты так сияешь, словно у тебя клиент с парой миллионов в кармане.

– Блейк, не надо больше об этом, ладно? На этом свете не все порхают от победы к победе: у некоторых случаются и поражения.

Она быстро повернулась к Блейку спиной, досадуя скорей на свою трусость, чем на его настойчивые вопросы. Блейк схватил ее за плечо.

– Послушай, Дейни! – Он смущенно засмеялся и откинул черные волосы со лба. Дейни попыталась вырваться, но он только крепче сжал ее плечо. – Солнышко, что случилось? Ну, прости меня… Что я такого сказал?

– Перестань, Блейк. Ты ничего не сказал. Просто я не хочу сейчас говорить о работе. Ты же знаешь, как это бывает. Я немножко суеверна. Боюсь сглазить. – Дейни говорила быстро и раздраженно. Блейк сейчас замолчит. Если бы она могла так же заставить замолчать собственную совесть! – И потом, я хочу есть. Мы же целый день не ели.

– Ты уверена, что хочешь именно есть?.. Ну же, солнышко, расскажи мне все! Можно подумать, ты меня стыдишься! Где бы ты ни работала, я не стану над тобой смеяться. Работа есть работа… Дейни, ты действительно боишься, что я тебя засмею?

– Я… Блейк, я… – Дейни протянула руку и подняла с пола его рубашку, сброшенную несколько часов назад в порыве страсти. Она продела руки в рукава, затем, торопясь и не попадая в петли, начала застегивать пуговицы. В голове у Дейни царила полная сумятица. Никогда прежде она не задумывалась о том, хорошо или плохо поступает. Промышленный шпионаж, кража информации и прочие грязные штучки – это часть бизнеса. То, о чем никто не говорит, но все делают. Но теперь все было иначе. Дейни вела грязную игру с человеком, который ее любит. И, что и того хуже, понимала, что предает его прямо сейчас – не тогдашним поступком, а теперешним молчанием… Боже, как она одинока!

Папа, узнав, что она хочет довериться Блейку, счел бы ее сумасшедшей. Но папа мертв, а все его сделки с совестью принесли ему богатство, но не принесли любви. Как подействует ее рассказ на Блейка? Нетрудно догадаться. Он будет глубоко оскорблен – и не тем, что она воспользовалась его информацией, а тем, что сделала это тайком. Расскажи она ему все прямо тогда, в День Благодарения, может, он и сам посоветовал бы ей попытать счастья в Лос-Анджелесе. Но она молчала или лгала. Боже, с кем бы посоветоваться? Дженни? Конечно! Дженни, лучшая подруга! Она одна понимает, как трудно ей живется. Только женщина поймет, как хочется другой женщине добиться успеха самой, без помощи мужчины. Дженни…

Нет, Дженни ей ничем не поможет. Дейни раздраженно возилась с пуговицами, но они никак не хотели ей подчиняться. Хватит! Она выросла из детских игр в секреты. Она слишком умна, чтобы не понять, как опасно и дальше таить правду. Сейчас она расскажет все. Примет гнев Блейка как должное, очистит свою совесть и сможет спокойно жить дальше. Еще немного – и будет поздно.

– Блейк, я должна тебе рассказать…

– Дейни, не говори ничего. – Блейк приподнялся на кровати; одеяло окутывало его бедра красивыми складками. Он раскрыл объятия и привлек Дейни к себе. – Прости меня. Я виноват перед тобой. Я не имею права тебя допрашивать. Не хочешь говорить – не надо. Мне просто стало любопытно: я ведь уже очень давно не видел тебя такой счастливой. И я счастлив твоей радостью, Дейни. У меня появилась надежда. Обещаю больше к тебе не приставать. Ты вернулась – это все, что мне нужно знать. Я люблю тебя…

Он нежно перебирал пальцами ее волосы: в глазах его светились доверие и любовь. Дейни обмякла в его руках, синие глаза заволоклись легкой дымкой. Какое же это счастье, когда тебя любит человек, подобный Блейку: любит, ни о чем не спрашивая, ничего не требуя взамен. Когда-нибудь и она, Дейни Кортленд, отплатит ему такой же любовью. Когда-нибудь, обещала она себе, она отдаст ему больше, чем получила за все эти годы. В этот миг Дейни поняла то, чего не могла выразить словами: она поняла, что любовь щедра и великодушна. Любовь не ищет своей выгоды, и какой мелкой и жалкой показалась Дейни сама себе рядом с этой благородной любовью! Как только пройдет презентация, поклялась себе Дейни, – неважно, хорошо или плохо, – она тут же признается Блейку во всем. Она встанет перед ним на колени и будет умолять о прощении. А пока… Дейни видела, что брови Блейка нахмурены, а в улыбке прячется грусть. Но она предпочла поверить, что он и вправду не хочет знать ее секретов.

– Дейни, дай себе передышку. Обещаю, мы не будем говорить о работе. Сегодня Рождество, и мы с тобой несколько недель не виделись. Главное, что ты прилетела, – все остальное неважно. Иди же ко мне, любовь моя! Я ни о чем больше не буду спрашивать. Просто покажи, как ты скучала по мне эти долгие-долгие недели.

С улыбкой он приподнял одеяло – и Дейни не смогла отвергнуть приглашение. Сорвав с себя так и не застегнутую рубашку, она бросилась в постель рядом с Блейком и натянула на себя одеяло.

– Это рождественский подарок?

Блейк наклонил голову.

– И не смей больше говорить, что на Рождество тебе вечно дарят всякую ерунду.

– Никогда не скажу, – прошептала Дейни. Она обвила его руками и ощутила всем телом, как растет его желание. Блейк застонал и сжал ее в объятиях. Казалось, прочь улетели все тревоги: в сильных руках Блейка Дейни забыла о своем обмане и вновь стала честной. Но так только казалось. Злой гоблин лишь на миг спрятал свою уродливую голову и тут же показался вновь. Дейни и не подозревала, что способна так жаждать искренности – даже себе во вред. Решено: сейчас она расскажет все.

Она прижалась к нему и зашептала ему в ухо, горячо и взволнованно:

– Блейк, я должна тебе рассказать. Моя работа… Видишь ли, я… – Господи, как трудно произнести нужные слова!

– Дейни! – прошептал Блейк. Руки его скользили по ее так хорошо знакомому и вечно новому телу. Вот он приподнял ее и усадил на себя.

– Что? – спросила она.

– Помолчи, – прошептал он.

– Блейк…

Но он поцелуем заставил ее замолчать. Блейка не интересовало, чем занимается Дейни в Лос-Анджелесе. Неважно, хорошо или плохо идут у нее дела. Важно, что она с ним и он ее любит. И Дейни верила, что Блейк будет любить ее вечно. Она ведь могла убедить себя в чем угодно.


Руди стоял перед скудно украшенной елкой с автоматическим карандашом в руках – подарком от фирмы-производителя пишущих машинок. Кончиком карандаша он дотрагивался то до одной, то до другой игрушки и напевал себе под нос «Маленького барабанщика». За таким нехитрым развлечением Руди провел уже почти час.

С тяжелым вздохом он засунул руки в карманы халата от Ральфа Лорена. Этот халат он купил себе сам, старательно завернул и положил под елку. Несколько часов назад развернул, издал несколько восторженных воплей и даже захлопал в ладоши, но не сумел обмануть самого себя. Дом его остался таким же пустым и тихим, каким был.

С каждым годом Руди становилось все труднее встречать Рождество в одиночестве. И сегодня ему было тяжело, как никогда.

Он плотнее запахнул халат, надвинул на голову капюшон и, укутанный с ног до головы, напевая рождественский гимн, пошел вокруг елки. На третьем круге он понял, что сходит с ума. Руди Грин, в одиночку водящий хоровод вокруг елки, – объект пристального внимания психоаналитика. Он скинул халат, бросился в душ и включил на полную мощность горячую воду.

Через десять минут он вышел из ванной, свежий и бодрый, размышляя о тех радостях, что приготовил для него грядущий год. Прежде всего, если выгорит дело с «Обувью «Апач», – респектабельность. Затем – деньги, призы на конкурсах, опять деньги, престиж и еще раз деньги. И все, что можно на деньги купить. Проводя по волосам расческой, Руди представлял себе золотые цепи, баснословно дорогие машины, новое помещение для офиса… Да ведь тогда он, пожалуй, сможет выстроить для фирмы собственное здание! Руди ухмыльнулся своему отражению. Весь мир будет плясать под его дудочку, если только… Улыбка сползла с его лица. Если только Александер Грант… А, черт!

Руди бросил расческу в раковину, поплелся в комнату и начал раскладывать под елкой скудные дары: соусницу, брикет сыра, бутылку шампанского и календарь с голой женщиной – его Руди старательно задвинул как можно дальше под елку.

Закончив работу, Руди поднялся и достал из-под подушки ключи от машины. Надо поесть. Все, что ему нужно, – это салат, хороший бифштекс и… в этом Руди боялся признаться даже самому себе… и другие люди – хотя бы толпа незнакомцев в ресторане.


Руди потрогал щеку – щека была совершенно ледяная. В отделе замороженных продуктов было холодно, а он простоял там слишком долго. Руди уложил в тележку бифштекс в пластиковой обертке и двинулся к выходу.

Он объехал четыре ресторана – все они уже закрылись. «Макдоналдс» был открыт, но Руди не улыбалось проводить Рождество в компании «Биг-Мака» и прыщавых тинейджеров. В поисках праздника он отъехал довольно далеко от дома и очень устал. И вот теперь он брел вдоль полупустых прилавков незнакомого магазина, толкая перед собой скрипучую тележку. В уши ему била рождественская музыка. Руди кусал губы, чтобы не закричать, и думал о быстрой и легкой смерти.

Дойдя до аптечного отдела, он вдруг остановился как вкопанный. У прилавка стояла женщина – точней, молоденькая девушка, – держала в руках два флакончика аспирина и внимательно читала наклейки. Руди узнал ее. Первым его желанием было повернуться и бежать без оглядки. Но через мгновение тележка повернула и решительно направилась к девушке. Все, что ему нужно, – с кем-нибудь поболтать. Так не все ли равно, с кем?

– Сирина!

Он стоял у нее за спиной – старый добрый Руди Грин с наклеенной на лицо улыбкой. Сирина удивленно обернулась. Выбежав на минутку в аптеку, она не стала стягивать волосы в «хвост»: они рассыпались по плечам мягкими волнами. Глаза ее, не скрытые за стеклами очков, были большими и ясными, фигурка – стройной… Она выглядела… да, она была красива! Загорелое лицо Руди словно озарилось каким-то сиянием, когда он заметил ее красоту, будто впервые увидел свою секретаршу.

– Мистер Грин?

Сирина заморгала, вглядываясь в Руди близорукими глазами. Сомнений не было: в рождественский вечер в магазине она встретила своего босса. Господи, в каком она виде! Что он о ней подумает! Растрепанная, в потертых джинсах и домашнем свитере, а свитер к тому же ей мал и совершенно неприлично обтягивает грудь… Боже, почему она не может провалиться сквозь землю? Почему голова у нее вздумала заболеть как раз на Рождество? Почему она не запаслась аспирином до праздников? Почему, наконец, она стоит столбом и не может вымолвить ни слова?

– Да, это я, мистер Грин.

Улыбка Руди становилась все шире и шире. Он понимал, что ведет себя по-дурацки, но ничего не мог с собой поделать. То ли он рехнулся, то ли Сирина ведет двойную жизнь! Она же – писаная красавица!

– Д-да. – Сирина застенчиво опустила голову, и пушистые волосы скрыли ее лицо. Одна прядь упала на нежную щеку… Коробочки с аспирином у нее в руках чуть-чуть дрожали. – Это я, – улыбнулась она. – Как странно, что я вас здесь встретила. Поздравляю с Рождеством!

– А… да-да. Знаете, люблю проводить этот праздник в одиночестве. Мне кажется, многие придают ему слишком большое значение.

– Я тоже так думаю, – согласилась Сирина. – Тратят кучу денег, а зачем?

Руди кивнул – понимающе, по-доброму, как многоопытный босс.

– Вот именно. Я бы сказал, возлагают на Рождество слишком большие надежды.

Сирина кивнула. Руди тоже. Целую минуту они молча смотрели друг на друга. Всего минуту, но эти шестьдесят секунд были тяжелы для обоих.

– Я не хочу вас задерживать, – начала наконец Сирина. – У вас, наверно, дела…

– Да, я… – важно начал Руди. И тут… должно быть, открылась дверь в небесах и рождественский свет снизошел на его бедную душу. Руди совершил то, что редко делал по своей воле: сказал правду. – Да нет. Я просто покупал себе бифштекс. Думал, привезу его в свою хибару и приготовлю рождественское барбекю на одну персону.

Он пожал плечами, ожидая, что Сирина будет над ним смеяться. Но она улыбнулась – улыбнулась так, словно все поняла. Словно ей это понравилось.

– Звучит отлично, – застенчиво проговорила она. – Мне так нравится запах барбекю! Не понимаю, почему считается, что его можно готовить только летом! В конце концов, мы же живем в Калифорнии. – Ее улыбка стала шире и радостней, преобразив каждый уголок прекрасного лица, и Руди словно наяву почувствовал жар июльского солнца и пряный запах жаркого. В груди у него как будто били крыльями сотни крошечных бабочек. Что, черт побери, эта крошка с ним делает? Нет, так нельзя. Приди в себя, Руди Грин!

– К сожалению, сейчас почти все магазины закрыты. А в тех, что открыты, нет мороженого мяса. И это в Лос-Анджелесе! Будь у меня магазин, я бы держал его открытым круглые сутки и круглый год…

Руди вздрогнул и умолк, заметив, как смотрит на него Сирина. А смотрела она на него круглыми, сияющими глазами и слушала его болтовню о торговле мясом, словно новое откровение. Заметив его смущение, она моргнула и расправила плечи, как будто допустила бестактность и теперь надеялась, что этого никто не заметил.

– Да, мне кажется, вы правы, – робко согласилась она.

Руди рассмеялся.

– А впрочем, какая разница, что я думаю о мороженом мясе? У меня все равно нет магазина. Ну что ж… – Он вздохнул. «Скажи что-нибудь, – мысленно молил он ее, – останься со мной еще хоть на несколько минут!» Но Сирина молчала. – Ну что ж, не буду вас задерживать. Вас, наверно, ждут.

– Очень рада была с вами встретиться, – вежливо попрощалась Сирина, убирая в сумку аспирин.

– С Рождеством!

Сирина оглянулась через плечо, но не повернулась к нему.

– Вас тоже.

Руди грустно повез свою тележку к другому выходу. Он пытался представить, кто ждет его маленькую секретаршу? Мама с папой? Приятель? Он слышал треск огня в камине, нестройный шум голосов, незамысловатые шутки, понятные только в семейном кругу. Может быть, даже рождественские гимны – один или два, все хорошо в меру…

По пути Руди завернул в отдел игрушек и купил музыкальную шкатулку, чтобы скрасить свое одиночество. Бросив ее в тележку, он повернул направо… и остановился как вкопанный. Перед ним стояла Сирина. Оправившись от удивления, Руди покатил тележку прямо к ней.

– Если честно, меня никто не ждет, – сказала она.

– А у меня в духовке поместятся два бифштекса, – ответил Руди.

Сирина шагнула вперед и взялась за другую ручку тележки. «Как странно, – думал Руди, – словно она всегда была со мной».


– Руди! Привет!

Двери лифта открылись, и Руди увидел Лору. Она отсалютовала ему полупустой бутылкой бренди и, неуверенно шагнув вперед, повисла у него на шее. Весила она, казалось, не меньше тонны, а пахла, как целый винокуренный завод. Сумка с покупками оказалась зажата между ними; что-то хрустнуло – бедная музыкальная шкатулка!

– С Рождеством, босс!

– И тебя тоже, Лора! – с трудом произнес Руди. Он не сердился на нее – он сейчас ни на кого не мог сердиться. Осторожно, как только мог, он оторвал ее от себя и поставил на ноги. Лора, должно быть, дожидалась его не один час: она дрожала от холода, и даже бренди не мог ее согреть.

Следом из лифта вышла Сирина. Лора, увидев ее, открыла рот, да так и осталась. Сирина-секретарша? Да, это она, удивительно похорошевшая без очков и уродливого «хвостика», стоит рядом с Руди, словно ей здесь самое место. Лора попятилась и схватилась за стену. Бутылка выпала из ее дрожащих рук. Сирина подбежала к ней.

– Здравствуйте, мисс Принс, – приветливо поздоровалась она и поддержала Лору под локоть – так же, как много раз поддерживала пьяную мать.

Лора выпрямилась и уставилась на Сирину. Надо бы сказать спасибо, думала она, но язык ей не повиновался. Сирина улыбалась ей, и улыбка ее была прекрасна. Все в ней было прекрасно – волосы, кожа, глаза… Лора беспомощно взглянула на Руди. Неужели он не понимает, как противны ей прикосновения этой наглой девчонки? Но на лице Руди отражались лишь досада и раздражение. «Ты мне больше не нужна», – говорил его взгляд. С ним она работала, с ним спала, много лет была рядом, а теперь он не хочет даже притвориться, что рад ее видеть! Предана! Все ее предают. Сначала Дейни, теперь эта серая мышка-секретарша… Что ж, мистер Руди Грин может катиться к чертовой матери. Лора повернулась на каблуках. Он ей больше не нужен.


Александер провел ночь с Корал за два дня до Рождества. Они занимались любовью под музыку Эрика Клэптона с альбома «Перекрестки»: начали под «Хочу любить тебя», продолжили под «Полночь» и вкусили блаженный отдых под «Кокаин». Оба знали, что это прощание. Корал предстоял отпуск на Карибских островах, а Александеру – возвращение к жене Полли.

Полли. Двадцать лет понадобилось Александеру, чтобы понять: ее беззаветная любовь для него всего лишь возмещала недостаток любви материнской. Когда он это понял, Маргарет уже не было на свете, а супружеское ложе покрылось толстым слоем пыли. Милая глупенькая женушка со своим обожанием изрядно ему надоела. Он повзрослел и избавился от иллюзий: воображаемому уюту домашнего очага он предпочитал яростное в своей реальности физическое наслаждение. Так он начал обманывать Полли. Он был хорошим актером: она ничего не замечала.

Решение мужа развестись с ней грянуло словно гром с ясного неба. Она умоляла и угрожала: она устраивала сцены ревности и пыталась удержать его ласками. В горе, в потрясении она стала почти красива, а в борьбе за мужа – почти сексуальна. Александер едва не изменил своего решения. Но все-таки настоял на своем – и не жалел об этом.

Но сегодня все изменится. Он стоит у дверей Полли; в руках у него рождественский подарок. Сейчас он войдет и начнет унижаться перед ней, вымаливая прощение, упрашивая, чтобы она разрешила ему вернуться. Оказывается, не так просто на это решиться.

– …Полли, у тебя прекрасная елка! – Он приблизился к лохматому чудовищу, увешанному игрушками. Лучше уж смотреть на елку, чем в страдальческое лицо жены. – Право, не знаю, как тебе это удается. Год от года – все лучше и лучше. А эта – красивей всех.

– У меня много свободного времени. Я ведь не работаю, как другие женщины. И у меня нет…

Полли вовремя прикусила язык. Чуть было не сказала, что у нее нет мужа, а дочь живет своей жизнью. Не на кого готовить, стирать, убирать… Но психоаналитик однажды сказал ей, что Александер не из тех, кого можно растрогать жалобами. И Полли с этим согласилась. Она улыбнулась – широко, но не слишком весело, затем, не зная, куда девать глаза, уставилась в чашку, словно хотела прочесть свою судьбу по кофейной гуще, и наконец сделала то, на что и во время их семейной жизни решалась нечасто, – взглянула Александеру в лицо.

– Александер, не надо со мной играть. Ты же знаешь, ради тебя я готова мир перевернуть. Я не могу тебя ненавидеть. Я тебя люблю. Всегда любила и всегда буду любить. А теперь скажи, зачем ты пришел.

Александер прикрыл глаза тяжелыми веками, чтобы Полли не заметила сверкнувшего в них циничного удовлетворения. Бедняжка Полли! Знала бы она, в какие игры он играет! Но Полли никогда не поймет его целей. И притворяться она не умеет. Чтобы безукоризненно сыграть свою роль, она должна верить в его искренность. Александер поднял глаза: в них не отражалось ничего, кроме любви и преданности. Такой язык Полли поймет.

– Хорошо, Полли. Не буду тянуть и мучить тебя. – Он засунул руки в карманы и ровно в три больших шага очутился возле нее. – Я пришел сказать тебе, что не хочу развода. Я знаю, что поступил с тобой жестоко. Знаю, что ты винишь в этом себя, но это неправда. Ты ни в чем не виновата и не заслужила такого обращения.

Александер отвернулся, словно стыдясь той боли, которую ей причинил. На самом-то деле он уже лет пятнадцать вовсе не думал о чувствах жены. Он подошел к камину; там висели чулки, приготовленные для Санта-Клауса. Александер нежно погладил чулок. Хороший жест, подумал он. Надо запомнить.

– Знаешь, это приходит с возрастом. Чувствуешь, что жизнь твоя перевалила за половину, и в голову закрадывается мысль: что, если не все еще потеряно? Что, если расправить крылья и начать заново – да так, чтоб никто не путался под ногами? А потом приходит отрезвление…

Александер повернулся к елке, словно пытался разглядеть в лабиринте пушистых ветвей свой путь домой. На самом деле он смотрел на свое отражение в золотистом шаре. Отличное лицо. Полная искренность. Александер вздохнул. Все слишком просто – даже неинтересно.

– Думаю, все мужчины через это проходят.

Александер покачал головой и невесело рассмеялся. Уголком глаза он заметил, что Полли сидит, насупившись, повесив голову. Настало время решающего удара. Он склонился над ней и прошептал то, что она так хотела услышать:

– Я знаю, мне нет прощения. Если бы я мог вернуть время назад… – Он тоже опустил голову – гордый человек, признающий свою ошибку. – Прости меня, Полли. Мне так совестно… так жаль…

Наступило молчание – только в углу старомодный проигрыватель терзал «Колокольный звон». Наконец иголка соскочила с бороздки. Полли встала, выключила проигрыватель, выпавший из жизни, как и его хозяйка, и вернулась к мужу.

Она подошла совсем близко и заглянула ему в лицо. Но поняла, что совершила ошибку: ее победа – его поражение, и не стоит усугублять его муки. Ему поможет только доброта. Доброта и терпение. Ему есть чего стыдиться, но она никогда ничего не поставит ему в укор. Полли Грант лучше своего мужа – добрее, благороднее; значит, он без нее пропадет. Всю его вину, и боль, и стыд она примет на себя. Полли Грант думала о том, сколько ей пришлось вынести, и сердце ее радостно билось. Она живет ради него. Ради него она готова страдать.

– Не мучай себя, Александер, – произнесла она – в голосе ее звучали слезы. – Теперь ты дома. Я никуда больше никогда тебя не отпущу…

Александер бросился перед ней на колени и зарылся лицом в ее ладони. Пошлый жест, но для нее сойдет. Полли почувствовала, как он дрожит, и сама вздрогнула и гордо подняла подбородок, радуясь, что мужа до сих пор волнует ее прикосновение.

– Возвращайся домой, – произнесла она. – Возвращайся домой. Мы забудем обо всем…

– Но столько изменилось, Полли! Я стал сенатором. Мне придется уезжать надолго. Ты не представляешь, как тяжело… как одиноко…

– Александер! – Полли подняла голову мужа и пристально взглянула ему в глаза: – Ты хочешь вернуться, потому что тоскуешь обо мне – или…

Вздох вырвался из груди Александера – вздох облегчения. Он прижал руки к груди и, глядя ей в глаза, ответил со всей искренностью, на какую был способен:

– Клянусь, Полли, я вернулся, потому что ты нужна мне. Ты не представляешь, как ты мне нужна…


– Не выключай мотор. Я вернусь через минуту.

– Поторопись, Сэм! Через десять минут мы должны быть у мамы, а я не хочу опаздывать.

Девушка откинулась на сиденье, переключила коробку скоростей на нейтральную передачу и на полную громкость врубила магнитофон. Сэм уже пересек стоянку и подбежал к стеклянным дверям здания 1800 по Восточной Парковой. Внутри, за столом он увидел полусонного толстяка-охранника. Сэм постучал и, состроив несчастную физиономию, ждал, пока вахтер откроет дверь.

– Извините, не хотелось бы вас беспокоить, – быстро заговорил он, – дело в том, что я забыл у себя на столе рождественский подарок. Я быстренько за ним забегу и вернусь.

– В каком офисе? – подозрительно поинтересовался охранник. По его разумению, ни один добропорядочный гражданин не стал бы ломиться в казенное место в такой вечер.

– Агентство Грина. Четырнадцатый этаж. Ну пожалуйста, старик, будь другом…

– Ключ есть? Сам я с тобой наверх не пойду. Я должен дежурить у дверей.

– Есть, есть ключ, сейчас вернусь, – заторопился Сэм, поспешно расписался в вахтенном журнале и бросился к лифту.

– Сколько народу дурью мается, один я при деле, – проворчал ему вслед грозный страж.

Сэм нажал кнопку и топнул ногой, словно надеялся, что лифт, испугавшись, приедет быстрее. Его подружка, наверно, уже рвет и мечет. Она терпеть не может ждать – ни минуты. Ничего, увидев эту цепочку, сразу забудет о ссоре. Нет, надо же быть таким болваном – оставить подарок в кабинете!

Пять минут спустя Сэм уже стоял в полутемном кабинете. Слава Богу, крошечная серебряная шкатулочка была на месте. Сэм уже вышел в коридор – но тут какая-то неведомая сила потянула его к кабинету Дейни. Там лежали материалы, готовые для презентации. Ни одной своей работой он так не гордился, как этой. И подумать только, что его на презентацию не возьмут… Нет, он должен взглянуть еще раз…

Несколько секунд спустя Сэм забыл и о презентации, и о гордости творца, и о девушке, ждущей в машине. Дрожащими от волнения руками он набирал номер Руди.


Дейни накинула, не застегивая, рубашку Блейка и проходила так весь день. За окном клубился туман, в природе царила промозглая сырость: но Дейни не было холодно, ведь она провела Рождество на кухне и в спальне. И сейчас, пока Блейк мылся под душем, она сидела на кухне, с вожделением поглядывая на рождественский ужин. Надо бы подождать Блейка, но очень уж хочется попробовать! Она сунула палец в компот и облизала, затем съела веточку сельдерея и совсем было собралась выяснить, хорошо ли прожарились цыплячьи грудки… когда зазвонил телефон.

Дейни не обращала внимания на звонок: она как раз вынимала из духовки цыплят, украшенных паприкой. На четвертом звонке заработал автоответчик.

– Вы дозвонились Блейку Синклеру, – заговорил магнитофон голосом Блейка, – потрясающему любовнику, сказочному работнику, мужчине среди мужчин…

Дейни улыбнулась. Но в следующую минуту улыбка ее погасла, и она со всех ног бросилась к телефону, молясь об одном: чтобы Блейк еще несколько минут не выключал душ. До нее донесся голос, который она совсем не ожидала здесь услышать.

– Дейни, это Руди. У нас неприятности с презентацией «Апач»…

Мысленно желая Руди провалиться сквозь землю, Дейни схватила трубку.

– Боже мой, Руди! Откуда ты узнал этот номер? Ты соображаешь, что делаешь?..

– Заткнись, Дейни, и прекрати читать мне мораль. По крайней мере, сначала поздоровайся. Дело серьезное. Пропали три документа из папки презентации.

– Не смеши меня, – сердито перебила его Дейни. – Я собрала их все в папку, папку положила на стол в своем кабинете и ушла.

– Как бы там ни было, их нет. Если только Сэм не ослеп. Пропал образец рекламного плаката и две диаграммы.

– Что за чушь, Руди! Не могли же бумаги взять и уйти! Если не… – Дейни запнулась. Ее поразила ужасная мысль. – Руди, ты не думаешь, что это Лора? Может быть, она хочет сорвать презентацию?

– Господи помилуй, Дейни, зачем ей?

– Не знаю, но, по-моему, она может…

– Да брось! – оборвал ее Руди, хотя отнюдь не был так уверен в Лоре. В конце концов, именно Лора с самого начала была против презентации… Черт бы ее побрал! Что важнее: защитить Лору или выяснить, что случилось с бумагами? – Господи! Да нет, не может быть! У нее нет никаких причин…

– Черт! – Дейни закусила губу, уставившись на дверь ванной. Вот-вот смолкнет шум воды… Мысли ее лихорадочно метались. – Ладно, ладно, – быстро заговорила она. – Извини. Но не могли же они просто взять и уйти! Я хочу знать, куда они делись! И выясню это, как только вернусь!

– Гениально, Шерлок, – фыркнул Руди. – И что же нам теперь делать?

– Во-первых, не паниковать! Никакой паники. Никаких истерик. Прежде всего – обыскать весь офис. И если вы их куда-нибудь засунули… – злобно прошипела Дейни.

– Сэм все обыскал, – немедленно ответил Руди. – Из-за этого с девушкой поссорился…

– Ясно. – Дейни машинально прикусила ноготь – в минуты волнения к ней возвращалась детская привычка. – Значит, так. У всех бумаг есть копии. Часть – у Сэма, часть, отпечатанная на машинке, – у Сирины.

– А плакат…

– Знаю. Это уже хуже. Все закрыто, до цветных принтеров не доберешься. Но у меня есть идея. Я знаю, где взять принтер. А вы приготовьте к моему возвращению все остальное… Господи! Просто поверить не могу!

– Не ты одна, – буркнул Руди.

– Знаю, – хриплым шепотом ответила Дейни. Она поплотнее закуталась в рубашку и упала в кресло. Ну почему, тоскливо думала она, почему у нее все не как у людей? Уже полгода, чтобы она ни делала – ничего не выходит. Теперь-то, казалось ей, все наладилось – нет, опять! Дейни глубоко вздохнула, стараясь успокоиться. – Слушай внимательно, у нас мало времени, Блейк сейчас выйдет из ванной. Главное – восстанови диаграммы, а с плакатом я что-нибудь придумаю. У нас еще шесть дней. Копии пришлешь мне по факсу. Я позвоню завтра откуда-нибудь, и мы все обсудим.

– Ладно, – проворчал Руди. – Ты уж постарайся, пожалуйста! Не можем же мы явиться на презентацию без плаката! Это будет полный идиотизм!

– Думаешь, я не понимаю? – рявкнула Дейни. У нее сосало под ложечкой от страха. Столько трудов, столько жертв – и теперь, когда она была так близка к победе… Ну что, что могло с ними случиться? А может быть, это наказание свыше за ее предательство, ложь, эгоизм? Да, если есть Бог, то тут без него не обошлось. «Господи, – взмолилась Дейни, – выручи меня в последний раз, и, клянусь, я стану совсем другой! Я буду честной, заботливой, любящей…»

– Руди, пожалуйста, не обращай на меня внимания. Меня это выбило из колеи. Мы все восстановим и получим контракт. У нас все получится, вот увидишь. Будут проблемы, звони. Но звони по моему номеру. Я включу автоответчик, может быть, и сама там появлюсь. Ладно?

– Ладно, – буркнул Руди. В голосе его слышались раздражение и тревога. – Знаешь, Дейни, это дело значит для меня больше, чем я думал. И дело не в деньгах.

– Я понимаю, Руди.

– Ну пока. Скоро увидимся.

Дейни повесила трубку и задумалась. Через несколько минут среди сумятицы мыслей наклюнулось решение. Дейни встала и вошла в ванную. Шум воды уже стих: Блейк, обмотав бедра полотенцем, брился перед зеркалом. Дейни обняла его сзади и прижалась к нему.

– Кто это звонил?

Дейни провела ногтями по его груди, поцеловала прямую линию позвоночника, прижалась щекой к мускулистой спине – и только затем заговорила. Сказала правду – так лучше.

– Клиент из Лос-Анджелеса.

– Ага, страшная тайна! – Блейк прищелкнул пальцами. Закрыв глаза, Дейни слышала, как он выдавливает из тюбика крем, представляла его покрытое пеной лицо и чувствовала, что он сгорает от любопытства. Но она молчала. Он подтолкнул ее, но она не ответила. Блейк рассмеялся.

– Что, какие-то неприятности?

Дейни рассмеялась – не вполне искренне.

– Скоро презентация, и вся работа на мне.

Уже готовая во всем признаться, она ждала следующего вопроса. Но услышала только удовлетворенный вздох: Блейк любовался творением рук своих. Дейни крепче прижалась к нему. Что ж, у него была возможность докопаться до истины. Она хочет быть честной, а не настырной.

– И ты уехала, не доделав работу? Стыдно, детка. А когда презентация? – Блейк сполоснул лицо, вытер и, развернувшись, прижал Дейни к себе. – Посмотри-ка на мою работу! – улыбнулся он. Дейни покачала головой. Ее раздражала беззаботная веселость Блейка. Как он может быть счастливым, когда она его обманывает?

– Презентация третьего числа, – сухо ответила она.

– Ну, ты ничего не сможешь сделать, – разочарованно ответил Блейк. – Где ты возьмешь принтер? Сейчас праздники, все закрыто.

– Что-нибудь придумаю. Блейк, боюсь, несколько следующих дней нам не удастся провести вместе. Мне надо поехать к себе, отправить кое-какие письма, сделать некоторые наброски. Ты меня простишь? – Поднявшись на цыпочки, Дейни чмокнула его в подбородок и запустила пальцы в густые длинные волосы.

– Не прощу, – грустно ответил Блейк. – Но разве тебя это когда-нибудь останавливало?

Он был жестоко оскорблен, но Дейни не замечала его обиды. Мыслями она была уже далеко отсюда.

– А может, так и должно быть? – прошептала она. Долгий-долгий миг они не отрывали взгляда друг от друга. Блейк чувствовал, что что-то не так, но боялся облечь смутное чувство в слова. Дейни с ужасом поняла, что из ее благих намерений ничего не вышло: стало только хуже. Она широко улыбнулась и ущипнула его. Блейк улыбнулся в ответ. – Ты никогда меня не останавливаешь – за это я тебя и люблю. И поэтому мы и не свили уютного гнездышка.

– Еще не поздно. – Блейк прижал ее к себе и прильнул губами к нежной шее. Дейни радовалась, что он не видит ее лица. Она знала: уже поздно.

– Может быть, – прошептала она. Губы Блейка скользнули вниз, распахнули рубашку… Сотня мыслей металась в измученном мозгу Дейни, но вот Блейк достиг груди, и язык его начал описывать круги, словно исследуя новую землю, – и все мысли исчезли.

– Может быть, сейчас? – Он поднял ее в воздух, и она обвилась вокруг него, словно нежный плющ вокруг могучего дуба. Они были вместе: запах их тел слился воедино, они тянулись друг к другу губами, и наконец их губы встретились. Дейни все крепче прижималась к Блейку, чувствуя, что он желает ее так же сильно, как и она его. Он опустил ее на кровать и упал сверху, а язык его вновь погрузился в нежные глубины ее рта. Дейни тихо стонала: в стонах ее слышалась детская обида – она хотела большего, чем поцелуй. Блейк откинулся назад и тихо засмеялся, не в силах сдержать своего счастья. Но Дейни не могла ждать ни секунды: она сорвала с него полотенце – и радость Блейка сменилась бурной страстью. Они ласкали друг друга, и каждый старался отдать другому все, что имел. И в тот миг, когда Дейни приподняла бедра, чтобы Блейк вошел в нее, – она поняла, что никогда не забудет эту ночь. Ту ночь, когда Блейк и Дейни забыли обо всем на свете ради друг друга.

Глава 16

Едва раздался звонок, Дейни сняла трубку. Она ждала этого звонка с Рождества, а сегодня уже канун Нового года.

– Дженни?

– Я, – ответил голос в трубке. – Все разошлись. Только Джеймс сидит в курилке, но и он уже уходит.

– Замечательно. Кто же останется в офисе в праздник?.. Я уж думала, ты никогда не позвонишь. – Последняя фраза вырвалась у Дейни сама собой. Она прикyсила язык. Только бы Дженни не обиделась! И только бы не услышала в ее голосе страха.

– Слушай, чего ты от меня хочешь? – обидчиво отозвалась Дженни. – Я ведь на этом деле могу и шею себе сломать.

– Дженни, я знаю. Ты не представляешь, как я тебе благодарна, как я за тебя боюсь. Но что же делать – цветные принтеры сейчас есть только у вас. Дженни, когда мое агентство станет втрое больше агентства Приджерсона, ты станешь в нем вице-президентом.

Дженни рассмеялась.

– Нет уж, спасибо. С меня хватит какого-нибудь тихого местечка в Сан-Франциско. Не люблю рисковать.

– Не верю!

– Придется поверить. Слушай, если хочешь что-то печатать, давай побыстрей. Может быть, я и не Бриджет Фонда, но на свете немало мужчин, неравнодушных к моим чарам, и с одним из них я сегодня ужинаю. Так что, чем быстрее мы закончим, тем лучше.

– Уже иду. Подожди меня в вестибюле.

– Ладно. Я тебе открою.

Дженни повесила трубку и, опасливо озираясь, спустилась в вестибюль. Четверть часа спустя Дейни уже расцеловывала Дженни в обе щеки и бормотала слова благодарности. А еще через несколько минут лифт вознес обеих женщин к сияющим высотам агентства Приджерсона.

Дрожь пробежала по телу Дейни; ноги вдруг стали ватными. Она прижала к себе портфель и прислонилась к стене. Дженни, отпирая дверь, взглянула на нее через плечо.

– Дейни, что с тобой? – участливо спросила она.

Дейни рассмеялась, но голос ее дрожал.

– Все в порядке. Просто… так странно… я думала, что с этим покончено… Ничего, просто волнуюсь.

– Понимаю, – кивнула Дженни и легко похлопала Дейни по плечу.

– Боже, как я любила свой офис! – Дейни прижала портфель к груди, словно защищаясь от воспоминаний. – Здесь я чувствовала себя нужной… Знаешь, я боялась сюда идти. Думала, вдруг у Приджерсона осталась часть моей души?

– Дейни! – успокаивающе улыбнулась Дженни. – Ты сама-то слышишь, что говоришь? Словно цыганка на базаре! Ты меня в дрожь вгонишь такими ужасами!

– Прости. Я не смогла удержаться…

– Мне самой не по себе в пустом здании. Знаешь, давай-ка напечатаем что тебе нужно и пойдем выпьем по рюмочке. Сегодня – Новый год, а не Хеллоуин, и мне вовсе не улыбается увидеть привидение.

Дженни толкнула дверь, и Дейни проскользнула в офис вслед за ней. Внутри было не уютней, чем снаружи. Как всякое обезлюдевшее рабочее помещение, офис казался пустынным и заброшенным, и женщины уже готовы были поверить, что здесь водятся привидения. Признаки недавно кипевшей здесь жизни – горящие лампочки на телефонной панели, стопки бумаг, запах сигарет, включенный на полную мощность кондиционер – лишь усиливали это чувство. Тусклое аварийное освещение, смешавшись с туманной мутью за окном, погрузило комнаты в призрачный серебристый свет. Несколько минут женщины стояли молча, объятые непонятным страхом.

– Сюда, – прошептала наконец Дженни. Шепот ее разорвал тишину, словно удар грома. Дейни молча последовала за ней, хотя отлично знала дорогу.

Добравшись до застекленного компьютерного зала, обе вздохнули с непонятным облегчением. Дейни выдвинула вращающийся стул и села: Дженни включила машину.

– Не хочешь что-нибудь нарисовать?

– Нет, – ответила Дейни, вынимая из портфеля огромную папку. – Хочу сделать свое дело и смыться. Чем быстрее, тем лучше.

– Давай я помогу.

Недоверчиво покосившись на подругу, Дейни покачала головой. Ни к чему Дженни знать, над чем она работает. Не стоит ставить ее в неловкое положение. Ведь они с Блейком – тоже друзья.

– Да зачем? Не надо. Лучше иди к себе и приводи в порядок рабочее место. Не заставляй своего принца ждать.

– Ты уверена, что справишься одна?

– Разумеется, справлюсь. Не в первый раз.

– Ладно, увидимся через полчаса.

Двадцать пять минут спустя Дейни вынула из-под крышки последний лист, просмотрела и сунула в портфель. Она успела вовремя и сможет провести вечер и ночь с Блейком.

С улыбкой на лице, предвкушая предстоящее свидание, Дейни закрыла портфель – и вдруг почувствовала, что она не одна. По-прежнему улыбаясь, она обернулась и уже раскрыла рот, чтобы сказать Дженни… Но эта была не Дженни. Знакомая тень загородила выход. Дейни инстинктивно прижала портфель к груди, словно защищая драгоценные бумаги. Прямо в лицо ей холодно глядели глаза, которых, как она надеялась, она никогда больше не увидит.

Змеиные глаза Сида Приджерсона.

Как и много месяцев назад, Сид и Дейни не отрывали взгляда друг от друга. Но теперь оба молчали. Казалось, они застыли навек в безмолвном поединке. Шли секунды – каждая из них Дейни казалась вечностью. Наконец Сид прервал поединок взглядов: он резко повернулся и исчез во тьме.

Дейни не могла двинуться с места, потрясенная его появлением и еще больше – внезапным уходом. Сверхаккуратный Сид, ни разу не забывший выключить свет в кабинете или отключить компьютер – он не обратил внимания на постороннего человека в офисе! Не заметил ее! Лучше бы он набросился на нее с обвинениями или пригвоздил к месту злой насмешкой. Но повернуться и уйти, словно она для него ничего не значит… Дейни задыхалась от ярости. Щеки ее пылали. Искушение бежать за ним и выплеснуть на него свой гнев было так велико, что Дейни вцепилась в спинку стула. Это глупо, говорила она себе. Она ничего не выиграет, а лишь поставит под угрозу свою победу. Разве удачная презентация не докажет, что Дейни победила? Но сейчас сила на его стороне, и ей придется смириться. Кроме того, Дженни… Господи! Дженни!

Дейни забыла и страх и гнев. Она выбежала из зала и бросилась в лабиринт знакомых коридоров, молясь об одном: только бы успеть раньше Сида.

Чем ближе Дейни подходила к кабинету Дженни, тем медленней становился ее шаг. Каждый раз, прежде чем свернуть, она осторожно выглядывала из-за угла. Остался один поворот… С тяжелым вздохом обессиленная Дейни прислонилась к стене. Она проиграла. Из-за поворота доносился знакомый голос. Осторожно выглянув, Дейни увидела Сида: он стоял в дверях кабинета. Когда она, набравшись храбрости, выглянула второй раз, Сида уже не было.

Дейни бросилась в кабинет. Ее подруга стояла посреди комнаты со странной кривой улыбкой на лице, вертя в руках карандаш. Дейни упала в кресло: силы оставили ее.

– Как же ты его не заметила? – спросила она, когда наконец смогла заговорить.

Дженни пожала плечами.

– Может, он был в туалете. А может, бродил по запасным коридорам. – Она бросила карандаш на стол. – Я-то думала, что все обошла.

– Что он сказал?

– Спросил, не я ли провела тебя в офис.

– А ты?

– А что я могла ответить? – тихо ответила Дженни, снова берясь за карандаш. – Сказала, что мы собирались вместе поужинать, вот ты и зашла за мной.

– Хорошо придумано…

– Тогда он спросил, почему человек, который здесь уже не работает, пользуется нашим новейшим и дорогим оборудованием.

– Черт! – выдохнула Дейни.

– Я сказала, что ты составляешь свое резюме. Что ты переживаешь нелегкие времена, и мне тебя жаль. Я решила помочь тебе сэкономить несколько долларов.

– А он?

– Сид? – Дженни подняла глаза к небу. – Он кивнул, проворчал что-то в том роде, что милосердие – это хорошо, но во всем должна быть мера, и пожелал мне счастливого Нового года. – Дженни сухо и недоверчиво рассмеялась.

– Может, он по случаю праздника такой добрый. Ну что ж, слава Богу, все обошлось, – с облегчением выдохнула Дейни.

Красивые карие глаза Дженни уставились Дейни в лицо. Она потеребила нижнюю губу, затем, опершись о стол, наклонилась к подруге.

– Дейни, ты сама-то веришь, что все обошлось? – тихо спросила она.

Дейни грустно покачала головой.

– Нет.

– Знаешь, Дейни, я тоже.


Дейни заплатила таксисту и вышла из машины – так грациозно, как только могла. На Новый год она купила себе потрясающее платье: ярко-алое, короткое, облегающее, с большим декольте – словно созданное для того, чтобы соблазнительно из него выскальзывать. А вот выскальзывать из такси в этом платье было не так удобно. Блейк будет в восторге, думала Дейни. После всех пережитых ужасов она, как никогда, нуждалась в его восхищении.

Дженни уверяла ее, что беспокоиться не о чем. Но Дейни не могла избавиться от чувства вины. Зачем она затеяла эту авантюру с «Апач»? Сначала подвела Блейка, теперь – Дженни. Все начиналось так здорово, и Дейни была полна надежд… И за несколько дней до победы узнала, что успех может стоить ей – Блейка, а лучшей подруге – работы.

Дейни пригладила платье, заправила белокурые волосы за уши, чтобы Блейк видел длинные – до плеч – серебряные серьги, поправила лисью горжетку на плечах и позвонила. Из-за двери раздался ответный звонок. Дейни рассмеялась. Блейк ждет с нетерпением. Пусть подождет: впереди у них вся ночь.

Постукивая каблучками, Дейни неторопливо поднималась в комнату: она знала, что Блейк должен быть там. Остановилась на последней ступеньке, прислушалась. Странно. Из-за закрытой двери не доносилось ни звука. Ни музыки, ни движения. Как будто там никого нет. Зловещая тишина повисла в воздухе. Стены, перила, картины на стенах – такие родные – стали вдруг чужими и косились на гостью мрачно и угрожающе. Дейни тряхнула головой, прогоняя наваждение.

– Три, четыре, пять, я иду искать! – громко объявила она. – Кто не спрятался, я не виновата!

Два шага к двери. Остановка.

– Ну держись, Блейк Синклер! Этого Нового года ты никогда не забудешь!

Молчание. Еще три шага.

– Блейк! Хватит меня пугать! Ответь, пожалуйста!

Ни звука. Дейни толкнула дверь и остановилась на пороге. Ранние зимние сумерки погрузили комнату во тьму. Блейк не зажег свет, не подумал даже о романтических свечах. Дейни переступила порог, вглядываясь в темноту. Комната была пуста. Ни накрытого стола, ни икры, ни шампанского. Ни Блейка.

– Блейк! Милый, где ты?


Блейк Синклер был человеком веры. Он верил в себя, во всех, кого любил, и в саму жизнь. Он не думал о завтрашнем дне, не стремился к победе, не боялся поражения – он просто ставил себе цель, достигал ее и переходил к следующей цели. У него не было врагов – ни победителей, ни побежденных, – не было страшных тайн и скелетов в шкафу. Он не гонялся ни за деньгами, ни за властью, ни за женщинами – деньги он ценил, женщин обожал, а о власти над людьми и не думал, ибо имел ее от рождения.

Немало мужчин пытались его ненавидеть – но лишь до первой встречи лицом к лицу. Тем, кому он инстинктивно доверял, он предлагал улыбку и рукопожатие – чистые, словно самородное золото; а те, кому он не доверял, и не замечали, что чего-то лишены.

Немало женщин пытались его приручить – и тщетно. Блейк Синклер восхищался женщинами, но слишком высоко ценил свою свободу.

Окружающим Блейк Синклер казался образцом совершенства. Он не завидовал тем, кто богаче, искренне восхищался теми, кто талантливей, – хотя таких было немного, посмеивался над деловой суетой и трепетал перед новым миром, открывающимся при взгляде через объектив. И сам не знал, что в его жизни чего-то недостает – пока не встретил Дейни Кортленд.

Боже, как она вошла в его жизнь! Ворвалась, словно вспышка света в беззвездную ночь. С улыбкой она повернулась к нему – и он, хотя и продолжал говорить какую-то чепуху о своей работе, о бизнесе, понял: до сих пор он не жил.

Он оценил ее красоту взыскательным глазом художника. Она была прекрасна в любой миг – от восхода до заката, при любом свете – природном или искусственном, прекрасна даже в полной темноте.

Дейни говорила – и голос ее придавал обыденным словам глубину и значение. Блейк не мог не оборачиваться на ее голос, не прислушиваться к нему, не желать услышать его снова и снова…

До сегодняшнего дня Блейк не задумывался о том, почему он восхищается Дейни. Преклонение перед ней было для него естественно, как любимое дело, и он не задавал вопросов, так же, как не спрашивал, откуда приходит вдохновение.

…И когда они наконец прикоснулись друг к другу – прикосновением не коллег или друзей, а влюбленных – Блейк понял, что нашел в объятиях Дейни недостающую часть своей души. Он нашел свою страстность. Его работы до встречи с Дейни были прекрасны; после – гениальны. И Блейк вжился в Дейни, как вживался во все, что любил: ее заботы стали его заботами, ее радости – его радостями. Он верил, что и Дейни поступит так же. О, как он ей верил! Ведь они мыслили и чувствовали как один человек.

Они поженились, и вскоре Блейк заметил в их любви первые трещинки. Дейни любила его, но больше любила успех: она безрассудно рвалась вперед, забыв о том, что остается позади. Блейк учился ее удерживать; учился ненавидеть Питера Кортленда, но никогда не оскорблять обидой или злостью его создание. Дейни боялась его любви – глубокой, верной, не ставящей условий; много раз она причиняла Блейку жестокую боль, словно проверяла его стойкость; но любовь претерпевала все. И Блейк был счастлив, ибо знал, что отдает ей не меньше, чем получает. За ее страсть он платил тем, чего ей так не хватало – восхищением и обожанием. Настал день, когда демоны Дейни заставили ее уйти от Блейка, но и тогда он не перестал ее любить.

И как может он ее не любить? Дейни – его судьба, часть его души. Даже смерть не разлучит Блейка с любовью и верностью. Он ее любит. Он хочет, чтобы она всегда была с ним. А разве Блейк Синклер не всегда добивается того, чего хочет?

И вот она вернулась. Доверилась Блейку. Сделала его счастливым. Последние несколько недель они жили вместе, словно никогда и не разлучались. Блейк знал, что Дейни прошла через тяжкое испытание: быть может, после этого она наконец-то поверила в себя? Быть может, она не будет больше соперничать с любимым?

Боже, как он был счастлив! Дейни снова с ним… Снова счастлива…

Сегодня вечером Блейк решил предложить ей начать сначала. Но сегодня… она снова…

Блейк боялся продолжать даже мысленно. Хотел протереть усталые глаза, но рука ему не повиновалась. Он прислушался. Дейни вошла в дом. Вот она зовет его. Он не отвечает, но каждый звук ее прекрасного голоса снова и снова отдается болью в его сердце.


Дейни нашарила на стене выключатель, и в коридоре зажегся золотистый свет. Неяркий, но достаточный для того, чтобы разглядеть комнату. В следующий миг Дейни вскрикнула: огромное кресло у окна начало медленно поворачиваться к ней. Оцепенев от страха, Дейни следила за креслом, пока не увидела…

– Блейк! – выдохнула она, схватившись за сердце. – Ты меня до смерти напугал! Я не… Блейк! – Дейни подошла ближе, вглядываясь в полумрак. – Ты… не одет?

Дейни не могла двинуться с места. Ужас пронизал ее до мозга костей. Что же ее так напугало? Блейк. Он был… болен? Печален? Испуган? Сердит? Слова вертелись у нее в голове, но ни одно из них не подходило к Блейку. Он был никакой. С застывшей маской вместо лица, холодной и непроницаемой. Не верилось, что этот человек когда-то встречал ее с распростертыми объятиями. Чужой человек сидел в кресле перед Дейни.

Блейк протянул руку к столу. Дейни улыбнулась дрожащими губами. Сюрприз! Да, наверняка он приготовил ей сюрприз…

И она услышала. Блейк нажал на какую-то кнопку, и послышался легкий щелчок. Магнитофон? Нет, автоответчик Блейка.

– Дейни, это Руди. У нас неприятности с презентацией «Апач», – послышался слишком знакомый голос.

– Руди! Боже мой! Откуда у тебя этот номер? – голос Дейни.

Она не стерла сообщение Руди! Блейк прослушал его и понял! Дейни затрясло, она попыталась за что-нибудь ухватиться, чтобы не упасть, но руки ей не повиновались: они скрестились на груди так, словно пытались удержать распадающееся на части тело. Глаза Блейка были холодны, лицо ничего не выражало. Он спокойно наблюдал за незнакомкой в вызывающем красном платье и туфлях на высоких каблуках. Пусть падает – он ее поддерживать не станет.

Щелк. Блейк выключил автоответчик. Щелк. Перемотал ленту. Щелк. Голос зазвучал снова.

– Дейни, это Руди. У нас неприятности с презентацией «Апач».

– Руди! Боже мой!

Господи, надо что-то сказать, надо все ему объяснить, и он поймет! Но Дейни знала, что сейчас ей не стоит открывать рот – из него вырвется только страшный пронзительный крик. Она закрыла глаза, не понимая, почему до сих пор не потеряла сознания.

Щелк. Щелк. Щелк.

– Дейни, это Руди. У нас неприятности…

Щелк. Щелк. Щелк.

– Дейни, это Руди…

Как страшно уйти! Но страшнее оставаться здесь, перед лицом его боли и молчаливого осуждения. Дейни повернулась и медленно, на подгибающихся ногах побрела прочь из дома и из его жизни. Что она могла сказать? Чем оправдать себя? Как объяснить, что любовь в ее душе уживается с подлостью и предательством? Отец ее обманывал, первый раз в жизни с горечью поняла Дейни. Успех – не главное в жизни. И нельзя добиваться его любой ценой. Куда же ей теперь идти? Кто ее пожалеет? Кто позволит поплакать у себя на плече? Раньше был Блейк, но он потерян для нее, словно она захлопнула дверь у него перед носом.

Выходя из дому, Дейни услышала голоса – свой и Руди, и поняла, что Блейк терзал не ее, а себя.


– Ну, Руди, иди же ко мне! Ну давай, милый!

Лора сидела на кушетке, скрестив ноги. Туфли она скинула еще часов в десять. Лицо ее – обе щеки и нос – за последние несколько часов приобрело малиновый оттенок, еще более яркий на фоне бледно-розового свитера. Волосы растрепались и почти вернулись к изначальной кудрявости. Лора встречала Новый год с Руди и была счастлива – и от его общества, и от того, что перепробовала все ликеры в баре.

– Ну давай же, Руди! Кино ждать не будет!

– Лора, помолчи. Ты так кричишь, что все соседи сбегутся.

Руди вошел в комнату – тщательно причесанный, благоухающий одеколоном, безукоризненно элегантный в строгом костюме. Ему предстояло провести праздничную ночь с Лорой – и выкинуть наконец из головы Сирину. Сирина – ребенок. Очень милый, очень добрый, ласковый ребенок. Руди ее вдвое старше. С него хватит Лоры.

Но, едва войдя в комнату, Руди понял, что затея его напрасна. У него не хватит духу заниматься любовью с Лорой Принс. Ему и смотреть-то на нее жалко и противно.

Последние несколько дней все агентство работало как проклятое, восстанавливая утраченные документы. Лора клялась, что не имеет никакого отношения к пропаже, Сэм рычал на всех – даже на босса, а Сирина чуть не плакала. Но они успели к сроку. Сэм, помирившийся с подружкой, отправился на свидание, Сирина быстро и незаметно выскользнула из офиса, и Руди остался наедине с Лорой. Испугавшись одиночества, он позвал ее к себе, хотя теперь понимал, что одиночество приятней нежеланного гостя. Они выпили и угостились пиццей: и теперь Лора хотела одного, а Руди совсем другого.

– Ну давай же, Руди! – капризно протянула Лора. Руди покачал головой и сел рядом, вытянув длинные ноги.

– Так-то лучше. – Лора протянула руку и погладила его по бедру. – Какая мягкая ткань!

– Да-а, – вяло отозвался Руди.

Лора досадливо прикусила губу. Почему Руди не отвечает на ее заигрывания? Она сделала еще один большой глоток и, глядя, как оседают кубики льда в бокале, думала, чем бы его взбодрить. И, кажется, придумала. Кассета была вставлена в видеомагнитофон заранее: Лоре осталось лишь нажать кнопку. На экране появилась надпись: «Сестры милосердия: Ночная смена».

– Подойдет, – промурлыкала Лора. Руди обнял ее за плечи. Лора улыбнулась. Она его знает, как себя. Он не может перед ней устоять.

– Послушай, я что-то не в настроении… – начал Руди и вдруг умолк. На экране появилась больничная палата: в белоснежной кровати – красивый мужчина, до пояса укрытый простыней. Дверь отворилась, и вошла женщина, одетая как медсестра, в коротком облегающем халате и кокетливом передничке. Но Руди не замечал ее вызывающего наряда. Он смотрел на лицо. Какое прекрасное у нее лицо! Просто ангельское. Женщина склонилась над больным в кровати, и Руди понял, что она ему кого-то напоминает. Такой же кроткий, ясный взгляд видел он совсем недавно… у кого же? И вдруг его осенило. Ну конечно! Она почти так же красива, как Сирина. Сирина…

Руди крепче сжал плечи Лоры. Та прижалась к нему и положила руку на самую интимную часть его тела, чувствуя, как растет его возбуждение. Но женщина на экране вдруг начала расстегивать халатик. Обнажилась пышная грудь – и все возбуждение Руди исчезло. Он не мог понять, чем она напомнила ему Сирину. Сирина никогда так не сделает… Никогда? А если полюбит?

Рядом застонала Лора. Руди взглянул на нее и с удивлением обнаружил, что, пока душа его грезит о застенчивой секретарше, руки бездумно ласкают Лорину грудь. Лора уже почти скинула с себя одежду и потянулась к его пуговицам – и Руди не мешал ей, смущенный и раздосадованный своими непонятными чувствами. Черт возьми, он – Руди Грин! Ему не шестнадцать лет. Он не из тех сентиментальных дохляков, что влюбляются в невинных девочек, пишут стихи и не спят по ночам. Нет! Он выкован из твердой стали, а что это за сталь, сейчас узнает Лора Принс – больше-то показать некому…

Но за миг до того, как войти в нее и услышать из ее воспаленных уст свое имя, Руди вдруг устыдился сам себя. Он подумал: что сказала бы Сирина, если бы знала?..


– Прощу прощения, сенатор Грант. Вас к телефону. Боюсь, мы не сможем принести аппарат сюда.

Метрдотель почтительно прикоснулся к локтю сенатора, стараясь не замечать нелепой зеленой шляпы у него на голове.

– Благодарю. Откуда я могу поговорить?

– Телефон рядом с главным входом, по правую руку от вас.

Александер кивнул. Метрдотель исчез. Александер снял дурацкую шляпу и взял за руку жену.

– Извини, дорогая. И в новогоднюю ночь мне нет покоя.

– Я все понимаю, – отозвалась Полли, глядя на мужа преданными собачьими глазами. Этот взгляд живо напомнил Александеру о несостоявшемся разводе. Он старательно улыбнулся, встал и пошел к выходу, по пути окидывая взглядом соседние столики. За одним из столов, накрытым на шестерых, во главе большой компании сидел губернатор. Компания веселилась вовсю. Проходя мимо, Александер слегка кивнул всем сразу и получил в ответ шесть слегка растерянных улыбок, словно говорящих: «Кто бы это мог быть?»

Он снял трубку и сел в кожаное кресло, специально предназначенное для телефонного разговора со всеми удобствами.

– Сенатор Грант слушает.

– А помощник сенатора Гранта говорит, – раздался в трубке веселый голос.

– Эрик! В чем дело? Сегодня же Новый год!

– Я звоню по долгу службы, – слегка заплетающимся языком сообщил Эрик. – Во-первых, хочу вас поздравить. Во-вторых, сообщить, что я оч-чень близко познакомился с секретаршей уважаемого главы подкомитета, в котором вы имеете честь состоять.

– Поздравляю. Но, видишь ли, Эрик, я сижу во Фресно в компании любимой женушки, и любое упоминание о других местах и других женщинах заставляет меня зеленеть от зависти.

– Нет, сенатор! Нет, нет, нет. – Эрик глубоко вздохнул, как делают подвыпившие люди, желая показать, что совсем трезвы. – Я звоню, чтобы рассказать кое-что важное. Ваш друг председатель Бассет хочет протолкнуть закон, запрещающий экспорт химикатов. Ему нужна поддержка. Сейчас он обхаживает и так и этак всех воздержавшихся.

– Но ведь и я воздержался, – перебил его Александер.

– Бассет считает, что вы просто держите нос по ветру. – Эрик захихикал: его рассмешило это выражение. – Как уверяет моя очаровательная подруга, он уверен, что в душе вы всецело на его стороне. Закон должен запрещать экспорт названных химикатов в Южную Америку в любом виде и под любым предлогом. «Рэдисон Кемикал» это не слишком понравится, верно?

– Совершенно не понравится, – проворчал Александер. – Спасибо, Эрик. Ты проделал прекрасную работу. Надеюсь, тебе не слишком противно общаться с этой дамой?

– Что вы, сенатор! – фыркнул Эрик. – Да если бы она и была страшна как смерть, – на один вечер можно притвориться близоруким. Не беспокойтесь, у меня все в порядке.

– Да я уж надеюсь. Главное, не болтай, пока с ней не расплатишься.

– У меня рот на замке, сенатор, – засмеялся Эрик. Затем спросил: – Так что же, вы будете бороться против принятия?

– Посмотрим, Эрик, посмотрим.

– Но «Рэдисон»…

– Эрик, я прекрасно помню обо всех своих обязательствах. Я слетаю на несколько дней в Лос-Анджелес: улажу дела с агентством и повидаюсь с Корал. Пятнадцатого числа вернусь в Вашингтон на слушание дела. Надеюсь, похмелье у тебя к тому времени пройдет. Все ясно?

– Ясно, сэр… босс… – почтительно ответил Эрик и хихикнул.

– Отлично. С Новым годом, Эрик. Наилучшие пожелания твоей даме. Угости ее за мой счет.

Александер задумчиво повесил трубку. Он ожидал чего-то подобного и был готов. Итак, он идет по лезвию ножа, и любой неверный шаг станет для него смертельным. Опасная игра…

Александер вернулся в зал. Полли ждала его, выйдя из-за столика. Он ласковым жестом привлек ее к себе, затем протянул руку удивленному губернатору.

– Губернатор Хедли, я – Александер Грант.

– Ах да… – Лицо старика озарилось улыбкой. Наконец-то он узнал, кто это такой! – Конечно, сенатор Грант, – продолжал он, с воодушевлением тряся руку Александера. – Очень рад вас видеть.

– Полли, моя жена. Хотим пожелать вам и вашей супруге счастливого Нового года.

– Гм… Благодарю вас. Очень мило с вашей стороны. М-да, Новый год, новое счастье… Благодарю.

Не выпуская руку Александера, губернатор приподнял в шутливом приветствии золотистую шляпу, затем потянулся к Полли – поцеловать в щечку. Слонявшийся вокруг столов фотограф поймал маленькую группу в объектив. Александер распрямил плечи, обнял Полли за талию и улыбнулся самой очаровательной улыбкой. На снимке, предназначенном для разворота журнала, губернатор и Полли отошли на задний план. На переднем плане оказался Александер – красивый, уверенный в себе, любящий муж и политик, на которого можно положиться.


Корал слизнула капельку меда. Мед был вязким и горячим, а смуглая кожа, по которой он растекся – еще горячее. Корал устроилась поудобнее, и язычок ее продолжил сладкий путь вверх – от бедра к мускулистому животу. Мужчина запустил пальцы в ее золотистые кудри. Он не издавал ни звука, но по тому, как содрогалось его сильное тело, как вздымалось орудие любви, Корал понимала, что трудится не напрасно.

Его звали Рауль. Он был бронзовым, мускулистым, с черными, зачесанными назад волосами и античным профилем. Они встретились сегодня утром на пляже: Рауль проводил ее восхищенным взглядом, через пять минут они назвали друг другу свои имена, а еще через десять – уединились в номере.

Послышалось щелканье зажигалки: Рауль закурил. Корал продолжала свою кулинарную игру. Запах сигаретного дыма безумно ее возбуждал, но она старалась сдерживаться. Она на Карибах. Сильные чувства здесь не приняты. Местные жители и занимаются любовью, и вонзают нож в спину с одинаковой невозмутимостью.

– Чем ты занимаешься в Штатах? У тебя есть мужчина?

Корал со вздохом оторвалась от изысканного лакомства, рассеянно провела пальцами по губам.

– Продаю недвижимость. Борюсь за экологию. Сплю с важным человеком.

Он рассмеялся и выпустил клуб дыма.

– Будь ты моей, я бы привязал тебя к кровати. И никакой недвижимости.

Он говорил лениво, растягивая слова. Корал рассмеялась. Этот парень – жиголо в чистом виде! Этим-то он ей и понравился.

– Мой мужчина не станет держать меня на привязи, – вздохнула Корал.

– Ну и дурень.

– Нет, он умен.

– И ты выйдешь за него замуж?

– Ну нет. Для этого я слишком умна.

Корал приподнялась, взяла у Рауля сигарету и бросила в полупустой стакан на столике. Она сказала правду. Чтобы связать жизнь с Александером, надо быть малость не в себе. В хорошенькой головке Корал отродясь не водилось безумных мыслей, а в сердце – сильных страстей. Она всегда знала, что и зачем делает. А любовь на всю жизнь, клятвы в верности – это не для Александера. И не для нее.


Дейни всхлипнула. Боже, неужели она сейчас опять заревет? Если бы Блейк видел ее сейчас… если бы услышал ее голос, он понял бы, как она несчастна. Он простил бы… Но ведь он даже не хочет с ней разговаривать! Закусив губу, сдерживая рвущиеся из груди рыдания, Дейни снова набрала знакомый номер. Нервно теребя лисью горжетку, она слушала длинные гудки. Наконец включился автоответчик, и Дейни закрыла лицо руками.

За окном сияла иллюминация, из соседнего бара доносилась музыка – город праздновал Новый год. Стрелки часов приближались к полуночи. Голос Блейка предложил оставить сообщение после сигнала. Бибикнул сигнал. Дейни хотела положить трубку, но что-то ее остановило. В конце концов, это же не вопрос жизни и смерти! Он не может дуться на нее вечно! Она объяснит… Дейни поднесла трубку к уху и заговорила, утирая слезы ладонью, не думая, что хочет сказать.

– Ладно, Блейк. Ты со мной говорить не хочешь – я поговорю с этой дурацкой машиной. – Она всхлипнула. – Ты, наверно, дома. Я хочу, чтобы ты знал: когда-нибудь ты поймешь, что я чувствую. Ты захочешь чего-нибудь так сильно, что ради этого будешь готов на все… – Дейни снова всхлипнула и заговорила быстрее, боясь разрыдаться в трубку: – Ради этой цели ты готов будешь пожертвовать и собой, и своими близкими. Тогда ты пожалеешь о сегодняшней ночи. Клянусь Богом, пожалеешь. Ты ни разу в жизни не проигрывал, ни разу не унижался, не загорался безумной надеждой, не впадал в отчаяние, но, Блейк, так не может продолжаться всю жизнь. Когда-нибудь…

Запищал автоответчик – время кончилось. Дейни бросила трубку на рычаг и опустилась на диван. По щекам ее текли слезы.


Блейк сидел в темной комнате. Палец его еще лежал на кнопке, прервавшей послание Дейни.

– Я уже знаю, Дейни, – сказал он тихо, словно самому себе. – Я знаю, что такое проигрыш, отчаяние и унижение. С меня хватит. Больше я ничего не захочу. Тем более тебя.

Глава 17

– Руди, мне эта женщина не нравится. Я не хочу с ней работать. Она думает, что я хотела сорвать презентацию. Что я куда-то дела эти чертовы бумаги… – Руди вопросительно поднял бровь. – Господи, и ты тоже!

Лора скрестила руки на груди, закатила глаза и негодующе фыркнула – словом, всеми возможными способами дала понять, как несправедливы их подозрения. Одного она не сделала: не призналась, что та ночь совершенно выпала у нее из памяти. Лора тогда напилась – в этом она была более чем уверена; но что же дальше? Лора понимала, что могла это сделать: более того, не могла не сделать… Впрочем, теперь-то какая разница? Пропавшие документы восстановлены, все готово к презентации, жизнь прекрасна и удивительна, если забыть о том, что Дейни Кортленд хозяйничает в агентстве, словно у себя на кухне. Лора повернулась к Руди и облокотилась на стол.

– Руди, мы с тобой огонь и воду прошли вместе. А теперь явилась эта нахалка и начала командовать… Руди, она хочет тебя оттереть. Все к этому идет. Тебе надо от нее избавиться.

Лора говорила быстро и горячо, вцепившись в край стола, словно утопающий – в протянутую руку спасителя. Перед ней стыли гамбургер и цыплячьи ножки, вянул салат, с шипением выходил газ из кока-колы. Руди слушал и кусал губы, чтобы не взорваться.

Она говорила уже почти час. Началось все с невинного замечания в машине: Лора не хочет, чтобы Дейни присутствовала на презентации. В конце концов, не она нашла этих сапожников, не она установила контакт и провела всю подготовительную работу. В этом еще был смысл. Но Руди остановил машину возле придорожной закусочной, нашел свободное место, заказал обед – и все это время, не замолкая ни на минуту, Лора ругала Дейни. Руди не знал, как ее остановить. Почему Лора не может быть такой, как прочие женщины? – тоскливо думал он. Разумной, сдержанной и деловой, как Дейни; доброй, нежной и красивой, как Сирина…

Руди плеснул на тарелку кетчуп, поднес вилку ко рту и начал жевать, старательно глядя Лоре в глаза. Она еще нужна ему… да нет, не в этом дело. Просто Руди, как бы ему этого ни хотелось, не может взять да и бросить женщину. У него свой кодекс чести… Но Руди изменился. Изменилось агентство. Почему же не хочет меняться Лора?

– Послушай, радость моя, Дейни не думает, что ты что-то сделала с бумагами. Она просто спросила, не знаешь ли ты, куда они делись. А уволить ее я не могу. Тебе не кажется, что за день до презентации странно увольнять творческого директора? Она знает, как ты важна для агентства и для меня, и вовсе не старается взять над тобой верх. – «Это верно. Ей и стараться не надо». – Ты просто ее неправильно поняла. Она сказала, что проводила презентации раньше…

– В этом-то все и дело, Руди! Какое нам дело до того, что она там проводила раньше? Это наш контракт и наша презентация! – Лора почти кричала. – Мы их нашли. Мы проделали всю подготовительную работу…

– …И они не хотели иметь с нами дела, потому что мы не внушали им доверия. Если мы получим контракт, то только благодаря Дейни. Подумай, Лора, – увещевал Руди, – радоваться надо, что все так обернулось. Если бы не она, мы бы разорились. Неужели тебе не приятно гордиться своим агентством?

– Я им и раньше гордилась, – фыркнула Лора, хотя понимала, что это не так.

Руди поморщился, вытирая пальцы салфеткой. На руке у него теперь сверкало только одно плоское золотое кольцо. Дейни не пожалела времени и сил, убеждая Руди, что множество дорогих украшений на мужчине выглядит вульгарно и не свидетельствует о хорошем вкусе, а что для владельца рекламного агентства важней хорошего вкуса? Однако Руди не смог совсем отказаться от мишуры: без колец, цепочек и браслетов он чувствовал себя голым.

– Ну, так что же ты собираешься делать? – бесцеремонно прервала его задумчивость Лора.

– С Дейни?

– Да, с Дейни.

– Ничего, – удивленно ответил Руди – ему-то казалось, что неприятный разговор окончен. – Почему я должен что-то с ней делать?

– Потому что она нам не подходит!

Руди втянул голову в плечи. Боже правый, о чем это она? Совсем свихнулась!

– Она не подходит для агентства, – уточнила Лора, и Руди облегченно вздохнул.

– А по-моему, подходит. Лора, я не собираюсь обсуждать ни Дейни Кортленд, ни что-либо еще, пока не подписан контракт. Если дело выгорит, держу пари на последний доллар, что ты изменишь свое мнение о Дейни.

– А я держу пари, что нет, – отрезала Лора. – По-моему, от нее один вред. Но, в конце концов, мне-то что? Я буду молчать и делать то, что считаю нужным. Жаловаться на жизнь не собираюсь. Еще не хватало, чтобы она надо мной потешалась!

– Лора, она никогда не…

Но Лора его не слышала. Высоко подняв голову, она провозгласила:

– Мы получим контракт, Руди, и это будет моя заслуга!

И гордо направилась к выходу. Руди поплелся за ней. «Господи, – думал он, – пожалуйста, сделай так, чтобы ей поскорей надоело наше агентство… и я».


– Дейни!

В дверях показалось робкое личико Сирины. Дейни подняла голову. На губах у нее застыла улыбка, но в глазах плескался страх.

– Да, Сирина?

– Мне кажется, вам лучше пойти туда… – Сирина кивнула в сторону столовой. – Что случилось? – вскочила Дейни. Она знала, что Сирина не стала бы беспокоить начальство по пустякам.

– Руди и Лора вернулись, – ответила Сирина, подвинувшись к стене, чтобы Дейни могла пройти. – И, мне кажется, Лора плохо себя чувствует.

Дейни бросилась в столовую… и, облегченно вздохнув, остановилась на пороге. Сирина зря подняла тревогу: впрочем, это можно извинить ее житейской неопытностью. Лицо Дейни впервые в новом году озарилось искренней улыбкой. Стоя в дверях, она наблюдала за коллегами. «Это мои друзья, – думала она, – моя новая семья. С ними я должна обращаться лучше, чем с прежней любовью».

– Я смотрю, вы обмыли презентацию в пивной?

– А если и так, то что? – проворчала Лора, как всегда обороняясь. Руди сидел рядом; он казался не столько пьяным, сколько расстроенным.

– Просто спросила. Могли бы, между прочим, и меня пригласить.

– Зря надеешься, – фыркнула Лора.

– Лора! – предостерегающе прошипел Руди, затем обратился к Дейни: – Скорей уж напились с горя. Боже, Дейни, ты можешь объяснить, что это значит? Хоть бы слово сказали! «Спасибо, до свидания» – и все. Не знаю. Это совсем… совсем не то, чего я ожидал. У нас же хорошо получилось! В самом деле хорошо!

– Разумеется, хорошо, и я ни на миг не верю, что мы проиграли. Да, Зелости не прыгали от восторга. Но не забывай, что они смотрели уже третье представление. Они просто устали.

– Черта с два! – пробормотала Лора.

– Может быть… – ответил Руди, но надежды у него в голосе было мало.

– Конечно… – начала Дейни, но тут в дверях вновь показалась Сирина. К груди она прижимала телефон. Дейни кивнула. – Руди, выпей чашечку кофе и успокойся. Ты просто не привык…

Она обогнула стол и взяла трубку. Сирина шептала ей на ухо:

– Спрашивают Руди. Это мистер Зелости. Мне кажется, ему лучше поговорить с вами, а то… – Она кивнула в сторону Руди и выразительно подняла брови. Дейни едва не рассмеялась. Впервые за много дней она снова была в своей тарелке.

– Я поговорю из кабинета.

Сирина кивнула и соединила мистера Зелости с кабинетом. Разговор продолжался не больше минуты. Положив трубку, Дейни несколько секунд сидела неподвижно, переживая услышанное, затем, прихватив по дороге Сэма, отправилась в столовую. Она понимала, что такую новость надо сообщить всем сразу и не откладывая.

– Руди! Лора! Звонил мистер Зелости. Они приняли решение.

Сэм прислонился к стене рядом с Сириной. Все смотрели на Дейни: Руди – с надеждой и страхом, Лора – мрачно, от души надеясь, что презентация провалилась. Сирина забилась в угол, прижав сложенные руки к груди, словно молилась: глаза ее были устремлены не на Дейни, а на Руди.

– Они решили заключить долгосрочный контракт на рекламу «Обуви «Апач»… – Дейни выдержала паузу, – с агентством Грина!! Зелости сказал, у них нет слов, чтобы выразить, как точно мы уловили дух фирмы…

Дейни хотела пересказать весь разговор, но голос ее потонул в шуме восторженных восклицаний. Сэм прыгал от радости. Руди схватил Дейни на руки, поднял в воздух, затем отпустил, бросился к Сирине и расцеловал в обе щеки, мимолетно удивившись, как сладко держать ее в объятиях. Дейни обнималась с Сэмом, потом снова с Руди, а Сэм – с Сириной. Все что-то кричали, смеялись, хлопали друг друга по плечам. Вот хлопнула пробка, и в стаканы потекло шампанское…

Лора ускользнула незамеченной. Она вернулась к себе в кабинет и села за стол, тупо уставившись в стену. Похоже, Дейни Кортленд останется здесь навсегда.

Дверь распахнулась, и Руди просунул голову в кабинет. Из-за плеча его выглядывала счастливая Сирина. Лицо Лоры просветлело: милый Руди, он пришел за ней!

– Пойдем, Лора, – позвал Руди; лицо его смягчилось, едва он заметил, какой несчастный у нее вид. – Выпьем шампанского. Нам всем надо отдохнуть. Особенно тебе.

– Спасибо, Руди, – прошептала Лора; она снова любила и верила. – Сейчас приду.

– Поторопись. Через пятнадцать минут мы все едем праздновать победу. Еда и напитки за счет агентства. Верно, партнер?

Рот Лоры растянулся до ушей, а сердце едва не разорвалось от счастья. Она – его партнер! Наконец-то! Сколько она ждала, прежде чем Руди понял… Партнер! Слишком хорошо, чтобы быть правдой!

Секундой позже Лора поняла, что это и не правда. Руди смотрел куда-то в сторону. Последовав за его взглядом, Лора увидела Дейни Кортленд: рука ее по-хозяйски лежала у Руди на плече.

– Совершенно верно, – ответила она. – Только не забудь: у тебя пятьдесят один процент акций, значит, оплачиваешь пятьдесят один процент счета. Партнерство так партнерство во всем!

Все трое расхохотались. Дейни исчезла за дверью – только сверкнули серебристые волосы. Руди от полноты души чмокнул Сирину в макушку, затем обернулся к Лоре.

– Поторопись, Лора. За тебя мы выпьем особо. Мы помним о твоих трудах.

И он исчез. Лора, открыв рот, уставилась в пустой дверной проем. В голове у нее крутились бессвязные мысли. Партнеры. Не Руди и Лора. Руди и Дейни. «Я убью ее, – думала Лора. – Клянусь Богом, убью. Она мне за все заплатит. Она пожалеет, что пришла в это агентство».


– Конечно, скучаю, Полли. На каникулах мы с тобой почти и не побыли вдвоем. Увы, такова жизнь сенатора. Скоро выборы, Полли, и я на тебя рассчитываю. Ты должна быть моими глазами и ушами в Северной Калифорнии. С Южной Калифорнией я управлюсь сам. Уладив все свои дела здесь, отправлюсь с тобой в Вашингтон. Угу. Да. Подожди-ка, Полли, кто-то звонит в дверь.

Александер положил трубку на стол, запахнул халат и пошел открывать. За дверью, к большому его удовольствию, стояла Корал – посвежевшая, похорошевшая, с прекрасным бронзовым загаром.

– Здравствуйте, сенатор, – промурлыкала она. Александер приложил палец к губам. Корал тихо закрыла за собой дверь.

– Ничего особенного, милая. Почтальон. – Корал тем временем расстегнула блузку, обнажив бронзовую грудь. Александер едва не рассмеялся. – Такой тощенький мальчуган. Удивительно, как у него хватает сил наклеивать марки.

Бросив сумочку на кресло, Корал открыла бар и налила себе выпить. Оглядела комнату и вернулась к Александеру, явно тяготившемуся разговором. Запустила руку ему под халат и начала обследовать его тело с отнюдь не теоретическим интересом к анатомии. Александер перехватил ее руку и нежно попрощался с женой.

Окончив разговор, Александер сжал Корал в объятиях и лег рядом с ней, зарывшись лицом в водопад бархатистых волос.

– Как тебе Сан-Томас? – спросил он.

– Прекрасно, – хрипловато ответила она. – Я вижу, твоя жена вернулась на сцену?

– Мы – идеальная пара, – проворчал Александер.

– Поздравляю.

– Естественно, для нас с тобой многое изменилось.

– Разумеется. – Корал сжала плечи Александера так крепко, что он не смог бы сказать, что ощущает – восторг или боль. – Нам придется проводить больше времени за закрытыми дверьми.

– Корал, боюсь, это будет не так легко.

– Не беспокойтесь, сенатор. Я все улажу.


…Еще нет и шести, а за окном – непроглядная тьма. Туман навалился на город, и новость о победе никому не известного агентства Грина тяжким грузом легла на сердце Блейка.

Дейни вместе со своим другом Руди Грином, должно быть, сейчас празднует победу. Поправка. Со своим партнером Руди Грином. Удивительно, сколько можно понять с первого взгляда. Альянс между Дейни и этой мелкой сошкой не удивил Блейка. Он знал, что Дейни была в отчаянном положении. Не знал только, что она настолько безрассудна. Господи, но почему? – думал он. Пусть бы любой другой контракт, другое агентство, только не… Словно нарочно старалась побольней ударить. Он любил ее столько лет; он прощал все ее мелкие и крупные пакости – честно верил, что она не может с собой справиться. Слишком глубоко въелся в нее обожаемый папочка и его философия успеха любой ценой. Но что Дейни когда-нибудь цинично использует его– такое Блейку и в страшном сне не снилось. Однако этот день настал. Она использовала его любовь, доверие, а заодно и подсмотренные и подслушанные сведения.

– Блейк!

Он поднял голову, вглядываясь в темноту. Регина работала у Блейка уже два года, но он по-прежнему пугался ее вида. В сумерках она, со своим странным макияжем, наполовину выбритой головой и кольцами в ушах и в носу, напоминала вудуитского демона. Сообразив, что это чудище – всего лишь его секретарша, Блейк едва не рассмеялся.

– Регина! Уже поздно, я думал, ты ушла.

Регина пожала плечами и подкатилась к нему на своих кривых ножках.

– Ухожу. Я только хотела сказать… Блейк, мне очень жаль, что так получилось с «Обувью «Апач». Я знаю, сколько для вас значила эта работа.

– Спасибо, – ответил он. – По крайней мере, ты понимаешь.

– Да ладно, – протянула она, и Блейку вдруг почудилось, что Регина понимает больше, чем он думает. – Я, собственно, уже вышла на улицу и купила газету, и вдруг увидела… Я не знаю, лучше вам от этого будет или хуже, но решила, все-таки стоит, чтобы вы увидели, верно?

С таким красноречивым вступлением Регина положила Блейку на стол газету и развернула на середине.

– Спасибо, Регина. Посмотрю.

– Ага. – Регина двинулась к выходу, расставив руки, словно все еще держала развернутую газету. – Просто подумала, что вам надо увидеть. Посмотреть – и все. А я пошла. Мне правда очень жаль.

Еще несколько секунд Блейк видел, как белеет в полумраке ее густо напудренный профиль. Затем Регина исчезла. Блейк невесело рассмеялся. Даже это удивительное создание его жалеет! Что ж, спасибо. Хотя читать газету ему не нужно. Он и так догадывается, что там написано. Блейк почувствовал, как растет в душе ярость. Нет, она больше не выведет его из себя! Блейк свернул газеты в трубку и потянулся к мусорной корзине, но любопытство взяло над ним верх. Он хотел было читать сначала, но руки сами развернули газету на странице, указанной Региной. Презирая себя за слабость, Блейк просматривал полосу объявлений, пока глаза его не споткнулись на одном. Коротенькое объявление, из тех, что видны всем, а понятны лишь друзьям и близким. Одна строчка, вмещающая в себя целые тома о любви, предательстве и раскаянии.

«Блейк, прости меня. Дейни».

Кто из их маленького мирка, из повязанной одной веревочкой семьи рекламщиков, не слышал, что Блейк работает на «Дейли», а Дейни – на агентство Грина? Кто не сможет к двум прибавить два и сообразить, что Дейни Кортленд снова причинила боль Блейку Синклеру?

– Довольно, Дейни. С меня достаточно. Я забыл тебя.

Газета полетела в мусорную корзину. Блейк вышел на улицу. Он был спокоен: Дейни для него стала чужой. Только глупое сердце почему-то билось так, словно хотело разорваться.

Глава 18

– Поверить не могу! – выдохнула Дейни.

Руди сиял, словно новая монета. Дейни Кортленд потеряла дар речи, ее хорошенький ротик приоткрылся от изумления. Он сделал нечто такое, что ее потрясло. Теперь-то она его зауважает!

– Придется поверить. Дэниел Суини станет официальным представителем Александера. Он подписал все бумаги и уже летит в Лос-Анджелес. Будет сниматься в рекламных роликах и озвучивать тексты по радио. Может быть, даже произнесет пару-тройку речей перед избирателями.

– И?.. – поторопила его Дейни.

– И что? – И из каких средств сенатор ему заплатит?

– Об этом не беспокойся. Суини согласился работать с Грантом бесплатно. – Руди пожал плечами, глаза его на мгновение скользнули в сторону. – Даже у звезд телевидения есть свои политические пристрастия.

Дейни расхохоталась.

– Руди, ты потрясающий человек! Не понимаю, как тебе это удалось? Сам-то Александер понимает, что ты для него сделал?

– Наверно, понимает. – Руди тоже рассмеялся, но смех у него вышел какой-то невеселый.

– Отлично. Когда начнем?

– На следующей неделе. Будем снимать Александера с женой.

– У них все гладко? – обеспокоенно спросила Дейни. В последнее время она уже почти раскаивалась в своем совете. Дейни чувствовала себя неуверенно во всем, что касалось личных отношений.

– Вроде да. А если и нет, мы вряд ли об этом узнаем. Знаешь, Александер не из тех, у кого все на лице написано.

– Это верно. Что ж, похоже, у него есть шанс выиграть. Руди, ты сделал невозможное! Дэниел Суини! Не могу поверить!

У Руди словно камень с души свалился. Слава Богу, Дейни ничего не заподозрила.

– Ну что ж, с Грантом мы разобрались, перейдем к остальным делам.

– Ага, – без особого энтузиазма отозвался Руди. Он терпеть не мог работать вечером – особенно когда его ждала Сирина. – Только давай поскорей, ладно, Дейни? Я спешу.

– Сирина ждет? – лукаво улыбнулась Дейни. Приятно знать, что хоть кто-то в этом мире счастлив. – Удачи тебе, Руди.

– Спасибо. Знаешь, она совершенно особенная… Кстати, раз уж зашла речь о Сирине – по-моему, она засиделась в приемной. Пора поручить ей более серьезное дело. Например, пусть помогает Сэму. Как ты думаешь? По-моему, она справится.

Дейни пожала плечами.

– Конечно, пусть попробует. Мне с самого начала казалось, что мы ее недооцениваем. Я уверена, она способна на многое.

– Еще бы! – просиял Руди. Однако радость его была недолговечна: Дейни перешла к следующему пункту повестки дня.

– Хорошо… – Она вздохнула, поворошила бумаги на столе и, помявшись минуту или две, наконец начала: – Руди, хватит ходить вокруг да около. Нам надо поговорить о Лоре.

– Дейни, я не хочу…

– Послушай меня, – настаивала Дейни. – Агентство Грина не то, что было раньше, и допускать такие ошибки, какие совершает она, невозможно. Нам пришлось перепечатывать брошюру «Рэдисон Кемикал», потому что она не проверила макет. На переговорах с журналами она запросила втрое больше места, чем нам нужно. Руди, Лора…

– Лора у тебя за спиной, так что думай, что говоришь.

В столовую ввалилась Лора. Волосы у нее растрепались и лезли в глаза, блузка выбилась из-за пояса. Она была пьяна – обычное ее состояние после пяти вечера – и в весьма дурном настроении.

– Эй, у меня в кабинете припрятана бутылочка. Не хотите?

Руди покачал головой, глядя в сторону. Дейни молча разглядывала Лору, пока та не отвела мутные злые глаза.

– Нет, Лора, спасибо, – спокойно ответила Дейни.

– Почему нет? – громко, словно с трибуны, вопросила Лора. – Вы же каждый Божий день что-то празднуете. Контракт за контрактом, шампанское рекой… Я-то думала, вы привыкли. Ну пойдем выпьем. Я угощаю.

– Спасибо, Лора, не надо, – тихо ответил Руди. – Послушай, мы кончаем работу и надеемся не позже чем через час уйти отсюда. У тебя был трудный день, так почему бы тебе не поехать домой? Прими горячую ванну, поешь – и тебе станет лучше.

Руди говорил и удивлялся собственным словам. Каких-нибудь несколько месяцев назад он бы не отказался от приглашения. Они бы вдвоем уговорили бутылочку, а потом, звеня золотыми цепями, занялись бы любовью прямо на письменном столе… Жалость подкатилась к его сердцу, горькая жалость к Лоре и к своему прошлому.

– Я все знаю, – пробормотала Лора, плюхнувшись в кресло. – Вы тут меня обсуждаете. Думаете, что со мной делать. Ладно, не буду вам мешать. Просто послушаю. Оч-чень интересно знать, чем же я вас не устраиваю.

Дейни и Руди обменялись встревоженными взглядами. Руди стало не по себе от Лориной прямоты; Дейни опасалась, что пьяная Лора устроит скандал.

– Хорошо, Лора, если ты хочешь знать…

– Дейни! – начал Руди, но она ответила ему твердым взглядом, словно говоря: «Это необходимо, но я постараюсь смягчить удар».

– Лора, ни для кого не секрет, что тебе трудно привыкнуть к переменам, происшедшим в агентстве. В этом нет твоей вины. Мы тебя понимаем. Жизнь каждого из нас за последние несколько месяцев сказочно изменилась. Я никогда не думала, что перееду в Лос-Анджелес. Руди едва ли даже мечтал управлять агентством с многомиллионным доходом. Но, Лора, мы смирились с переменами. Мы работаем по-новому, и работаем с удовольствием. Все, кроме тебя. Я думаю, пришло время и тебе измениться.

Дейни набрала воздуху в легкие и заговорила негромко и отчетливо, чтобы до Лоры доходило каждое слово.

– Игры кончены, Лора. Я знаю, ты недовольна моим появлением и тем, что я, как ты считаешь, лезу в чужие дела. Но изо дня в день напиваться на рабочем месте и проваливать любое дело, какое тебе ни поручат, – не лучший способ выражать недовольство. Ты тянешь агентство назад. Так мы далеко не уйдем. Я хочу, чтобы наши поставщики и клиенты видели в нас серьезных людей, с которыми стоит иметь дело. И ради этого я готова на все. Так вот, Лора, – голос Дейни окреп, в нем зазвучала удивившая ее саму стальная жесткость, – мы с Руди не собираемся больше расплачиваться за твое дурное настроение. Мы не собираемся с тобой нянчиться. Пойми наконец, что мы все в одной команде. Согласна играть по нашим правилам – добро пожаловать. Не согласна…

Дейни выразительно пожала плечами. Только сейчас она поняла, как много значит для нее агентство Грина. Ради него она пожертвовала Блейком. Когда-то, пытаясь взять верх над мужем, она разрушила свой брак; теперь все из того же соперничества растоптала их дружбу. Быть может, когда-нибудь Дейни вернется к Блейку, и он простит ее. Но пока этот день не настал, дело для нее – и муж, и друг, и смысл жизни. И она готова смести с лица земли все, что угрожает ее делу. Даже Лору Принс.

– Руди? Руди! И ты тоже так думаешь?

Лора с трудом подняла голову. Глаза у нее слипались, лицо побагровело – трудно сказать, от гнева или от обильных возлияний.

– Лора, я… – беспомощно начал Руди.

– И ты тоже! – завизжала вдруг Лора. Ее внезапный крик испугал обоих партнеров: Дейни привстала со стула, Руди потянулся к Лоре, но та заерзала на стуле, уворачиваясь от него. Глаза ее широко открылись: казалось, она на миг протрезвела от ярости. – И ты тоже? После всех этих лет, проведенных вместе? Боже, Руди, это же твое агентство, а я – твой старый друг. Или это для тебя ничего не значит?

Лора закашлялась, чтобы скрыть рыдания, и затрясла головой, прогоняя пелену перед глазами. Подбородок у нее задрожал, и Лора прикусила губу. Если ей суждено уйти, она должна уйти по-королевски.

– Нам было весело вместе – помнишь, Руди? Мы с тобой кому угодно заговаривали зубы. Убеждали этих идиотов в чем хотели. А теперь ты стал мальчиком-паинькой? Руди, скажи ей, пусть убирается к черту. Все было так хорошо, пока не пришла она. Руди, ты же здесь хозяин. Скажи ей, и пусть все будет как раньше. Тогда и я снова буду хорошая. Только ты и я, Руди. Ну скажи ей!

Лора навалилась на стол, глядя Руди прямо в глаза. Дейни не отводила от нее взгляда, словно загипнотизированная. Ей, живущей завтрашним днем, такое страстное желание вернуться в прошлое казалось диким и немыслимым. Руди почувствовал, что его трясет. Он ласково взял Лору за руки, но она, брезгливо содрогнувшись, выдернула их и продолжала смотреть ему в лицо безумными, налитыми кровью глазами. Наконец она заговорила, глядя на Руди, но обращаясь к Дейни, и в голосе ее звучала такая ненависть, что Дейни невольно отшатнулась.

– Рано радуешься, сука!

Не сказав больше ни слова, она встала и вышла, почти не шатаясь. Как только за ней захлопнулась дверь, Руди прошептал быстрым яростным шепотом:

– Дейни, никогда больше так не делай! Я – старший партнер. Это мое агентство. Лора не раз выручала меня в трудную минуту. Не смей ее унижать!

И выскочил из комнаты.

Дейни осталась одна посреди пустой столовой. Она слышала, как одеваются в передней Руди и Сирина. Наконец они ушли. Что-то бормоча, вывалилась на лестницу Лора. А Дейни все стояла посреди комнаты. В приемной зазвонил телефон, и Дейни едва не подпрыгнула от неожиданности. Поздний звонок ее напугал: но сейчас она рада была поговорить хоть с кем-нибудь.

– Агентство Грина, – ответила Дейни.

– Дейни!

– Дженни?

– Ага, я.

– О, Дженни! То, что мне сейчас нужно. Голос друга.

– Я слышала о твоей истории с «Апач»…

– Дженни, я не хочу об этом говорить.

– И не надо. Мне тоже есть что рассказать. Во-первых, Сид меня уволил.

– Боже мой! Под Новый год… Ублюдок! – выдохнула Дейни. Казалось, вся тяжесть мира опустилась ей на плечи.

– Я знала, что так и будет, – весело продолжала Дженни, – и, прежде чем топор упал на мою бедную шею, подыскала себе другую работу.

– Хорошую? – с надеждой в голосе спросила Дейни.

– Отличную! Работу, которую можно делать с пользой для себя. И для тебя. Слушай, не хочешь слетать в Сан-Франциско? Мне нужно с тобой поговорить. И не только о Сиде.

– Прилечу через несколько часов. Поужинаем вместе.

– Отлично.

– Дженни! – окликнула подругу Дейни, прежде чем та повесила трубку. – Ты сама не представляешь, как вовремя ты позвонила. Спасибо.


Особняк Бассета в Вашингтоне был огромным и, должно быть, невероятно дорогим. У дверей Александера встретила маленькая безликая женщина: поздоровалась, не глядя в глаза, секунду подержала его руку в своей маленькой ладошке и скрылась на кухне. Бассет приказал принести вино и закуску наверх, в кабинет, где он принимал важных посетителей и вел серьезные разговоры.

Александер огляделся вокруг. Кабинет был просторный и в полуденные часы, должно быть, светлый. Стены отделаны под орех, окна закрыты тяжелыми шторами. Кресла, обитые кожей цвета бычьей крови. Громадный письменный стол в углу. От пола до потолка – книжные полки. Так и должен выглядеть кабинет крупного политика. Бассет не курил, но в комнате витал крепкий аромат табачного дыма. Как ни странно, Александеру это понравилось. Темно-красная кожа, старинные книги, запах табака – все вместе создавало неуловимое ощущение власти – той власти, к которой так стремился Александер.

Он сел на необъятный диван, попросил скотча и тут же получил его в старинном граненом бокале. Он молчал и ждал, когда Бассет начнет беседу. Прийти по приглашению – еще куда ни шло, но спрашивать: «Зачем изволили звать?» – это не для Александера.

Бассет знал, почему молчит Александер. Он понял с самого начала: этот калифорнийский сенатор не так прост, как кажется. Что ж, пусть молчит на здоровье. Умный человек тем и отличается от глупого, что умеет уступать в мелочах. Бассет устроился в огромном кресле, закинул ногу на оттоманку и, улыбнувшись Александеру, заговорил:

– Итак, мой юный друг, как вам понравился сенат? Похожи ли мы на тех, о ком вам рассказывала мама?

– Моя мать не часто рассказывала о своих коллегах, – вежливо, но не без задней мысли ответил Александер. – Что же касается моих личных ожиданий, они оправдались с лихвой.

Льюис удовлетворенно кивнул. Он задал прямой вопрос и получил прямой ответ. Теперь можно расслабиться.

– Не правда ли, мы производим впечатление? – продолжил он, по-техасски растягивая слова. – По крайней мере, стараемся. Да, Александер, очень стараемся. И еще, мой мальчик, мы стараемся всегда поступать правильно – понимаешь, о чем я?

Александер поднял бровь. Бассет не понял, что означает этот жест, и не стал об этом задумываться. Неважно. Главное, что свое место парень знает.

– Естественно, когда вы вдруг высказали свое мнение – помните, там, на слушаниях, – я был удивлен. Даже забеспокоился. Несколько месяцев вы сидели в подкомитете, задавали кучу вопросов, но никто никогда не слышал вашего мнения о проблеме в целом. Мы вообще стараемся избегать импровизаций на заседаниях, когда работают телекамеры. Что думает тот или иной политик о той или иной проблеме, можно выяснить и в кулуарах. Ведь у всех нас одна и та же цель. Особенно у товарищей по партии – надеюсь, вы понимаете, о чем я.

– Думаю, да.

– Поэтому для нас чрезвычайно важно избегать всяческих… э-э… недоразумений. Так вот, я и подумал: может быть, нам с вами стоит встретиться и поболтать в домашней обстановке. У вас, должно быть, есть вопросы, которые вы не решались задавать в сенате. Так вот, здесь можете спрашивать о чем угодно.

Льюис наклонил голову и замолчал. Он выложил свои карты на стол, настала очередь Александера. Если он будет молчать и дальше – что ж, придется начать жесткую игру.

– Вы очень добры, сенатор Бассет.

– Зовите меня Льюис, – великодушно отозвался старик.

– Льюис, – медленно произнес Александер, словно проверял, хорошо ли звучит имя. – Очень добры, – повторил он, не поднимая глаз на коллегу – он еще не принял решения. – Боюсь, я не готов соблюдать протокол. У меня есть помощник, он приносит мне большую пользу, но это, конечно, несравнимо с уроками патриарха большой политики.

Льюис просиял. Умный, чертенок! – думал он почти с восхищением. Да, сынок Маргарет умеет и говорить и думать. Он знает, с какой стороны у бутерброда масло.

– Надеюсь, Александер, вы не намекаете на мой возраст, – засмеялся он.

– Что вы! Я лишь восхищаюсь тем, сколько лет вы бессменно пребываете у кормила власти. Вы знаете, что надо делать, и, главное, когда и как. Не у многих людей здесь, в Вашингтоне, можно получить такой урок.

– Отлично сказано, – отозвался Льюис. Он вдруг посерьезнел. Шутки в сторону: настало время действовать. Льюис не откажется поделиться с Александером кое-какими секретами своего ремесла. Конечно, не бескорыстно. – Я рад, что вы это понимаете. Искусство политической игры, если можно так выразиться, приносит умелому мастеру неизмеримое наслаждение. Я говорю не об удовольствиях повседневной жизни: место сенатора не связано с большими деньгами. Нет, я говорю о власти. Человек, обладающий властью, смотрит на мир не так, как все прочие. Ум его в постоянной работе. Он замечает все, что происходит вокруг, всему находит объяснение, из всего умеет извлечь пользу. Вот истинное наслаждение! Но мало обладать властью – надо знать, где и как ее применять. По-моему, вы весьма неглупый малый. Думаю, вы уже приняли решение. Но мне хотелось бы услышать ваш ответ: что вы думаете об этих слушаниях? Как оцениваете действия прежнего правительства?

Льюис нагнулся вперед, всматриваясь в лицо Александера. Его жирные пальцы безостановочно шевелились.

– Мне все это показалось довольно интересным, – ответил Александер: он поставил бокал на кофейный столик и сложил руки на коленях. – И еще показалось, что все эти заседания – пустая трата времени и денег налогоплательщиков. – Александер помолчал, опустив глаза. – А в общем – чертовски увлекательное представление. И все, что нам нужно, – принять такое решение, которое позволит нам выбраться из грязи, благоухая, словно майская роза.

Льюис Бассет поднял руки и сделал несколько хлопков в ладоши.

– Мальчик мой, ты быстро учишься. Подумать только, прошел какой-нибудь месяц… Так что же? Какое решение нам подойдет? Из личных источников мне стало известно, что трое братцев-республиканцев из нашего подкомитета не хотят идти ни на какие уступки. Но мы, Александер, – мы демократы. Вы, я и еще двое наших коллег из этого чертова подкомитета. Мы – за народ, а народ ждет от нас соответствующих действий. Но мы не можем и вступать в войну с магнатами химической промышленности. Что же нам делать, Александер? Каково ваше мнение, как сенатора?

Они молчали, глядя друг другу в глаза. Каждый полагал, что читает мысли другого. Бассет думал, что Александер робеет перед могущественным коллегой и старается скрыть страх. Он ошибался. Александер вовсе не боялся. Все шло так, как он и предполагал.

Несколько месяцев уйдет на слушания в подкомитете. Столько же – на слушания в комитете. Затем начнется голосование – и тут успех или поражение Льюиса Бассета будут зависеть от каждого поданного голоса. А от того, что ответит сейчас Александер, зависит, станет ли он соратником Бассета или перейдет в активную оппозицию.

– Сенатор Бассет, я питаю к вам глубочайшее уважение. Я провел на Холме всего несколько месяцев; у меня нет опыта, чтобы судить о столь важных вопросах. Я доверяюсь вам, сенатор, и готов идти за вами, если вы, конечно, сочтете это нужным.

– Мудрый ответ, Александер. Я приведу подкомитет к разумному и справедливому решению. Можете на меня положиться. – Льюис ухмыльнулся, показав редкие и кривые зубы. – Ну, мальчик мой, что же я могу для тебя сделать? Говори, не стесняйся.

Теперь улыбнулся Александер. Да, Бассет может немало для него сделать. И настанет время – скоро, совсем скоро, – когда Александер будет сам ставить условия.

Глава 19

– Неделю назад «Транстам» разорвал контракт с агентством Приджерсона, и Сид боится, что, если об этом узнают, начнется повальное бегство клиентов. Может быть, он и не прогорит, но прежним его агентство уже не станет.

– Представляю, каково ему сейчас, – покачала головой Дейни. К немалому своему удивлению, она поняла, что ей почти жаль Сида. Да, он ее смертельный враг, но ведь именно благодаря ему у Дейни появилось собственное агентство! А такой участи, какая грозит ему сейчас, и врагу не пожелаешь… Дейни тряхнула головой. Свихнулась она, что ли, – жалеть Сида? Радоваться надо!

– Сама понимаешь, он никому не открывает душу. Но, думаю, ему и в самом деле тяжело. Короче говоря, он выместил злобу на мне. Выгнал всю группу, работавшую с «Транстам», – и меня вместе с ними, хотя я к этому контракту и близко не подходила. – Дженни криво усмехнулась. – Ладно, неважно. Я знала, что этим кончится. С того самого Нового года.

Дженни ткнула вилкой в салат, но она была слишком взволнована, чтобы есть. Хватит тянуть. Сейчас Дейни услышит новость года! Дженни положила вилку и наклонилась к подруге.

– Короче говоря, я нашла работу. И знаешь, где? – Дейни, сгорая от любопытства, молча покачала головой. Дженни выдержала паузу и гордо объявила: – Ты видишь перед собой заведующую рекламным отделом «Эшли Косметикс»! Второго крупнейшего клиента Приджерсона после «Транстам».

Дейни расхохоталась и подавилась салатом.

– И, я думаю, «Эшли» пора сменить агентство. Например, почему бы не обратиться в агентство Грина?

Дейни закашлялась и, не в силах произнести ни слова, молча закивала головой. Договор был заключен.


Такси остановилось у маленького старинного ресторанчика. Дейни дала таксисту двадцать долларов вместо десяти, махнула рукой, отказываясь от сдачи, и вышла из машины. Удивленный таксист уехал. Дейни перешла улицу и направилась к дому, стоящему немного поодаль от других. Она была в прекрасном настроении. Да что там – в великолепном. И не только из-за Сида и нового контракта. Нет, Дженни показала ей путь к спасению, и Дейни собиралась воспользоваться этим путем прямо сейчас.

Она знала, что все получится. Ее план неуязвим. Еще до утра Блейк снова окажется в ее объятиях – и будь она проклята, если когда-нибудь снова позволит ему уйти! Осталась одна загвоздка. Блейк не отвечает ни на письма, ни на звонки – как же она заставит его выслушать свое предложение?

Плотнее завернувшись в плащ – скорее для храбрости, чем от холода – Дейни позвонила в дверь. Тишина. Нетерпеливо переминаясь с ноги на ногу, она позвонила еще раз, затем догадалась поднять глаза. Ни в одном окне не горел свет. Черт! Куда он мог смыться? Да куда угодно. Может быть, сейчас любезничает с какой-нибудь моделью на приеме в Тимбукту. А может быть, стоит на перилах Золотых Ворот и собирается прыгнуть вниз, потому что без Дейни ему и жизнь не мила. Впрочем, нет, такого от него не дождешься.

Сгущался туман, и холодная сырость пробирала Дейни до костей. Дейни плотней завернулась в плащ и начала расхаживать взад-вперед. Она терпеть не могла холода. Туман красив, когда любуешься на него из окна теплой, уютной спальни. У тех, кто думает, что бродить в тумане очень романтично, явно не все дома. Дрожа от холода, Дейни вспоминала, как Блейк учил ее искусству выживания: объяснял, как отключить газ и воду при землетрясении, как открыть электрическую дверь гаража, наконец, где хранится запасной ключ.

Дейни помнила, как отключается вода и газ, могла хоть сейчас открыть гараж, но, хоть убей, не в силах была вспомнить, где же лежит этот чертов ключ.

Она присела на ступеньку и, положив подбородок на скрещенные руки, наблюдала за проезжающими машинами. Каждый раз, увидев такси, она приподнималась, надеясь, что оно остановится у крыльца, Блейк выйдет оттуда, расплатится с шофером и, заметив ее, улыбнется – и Дейни поймет, что он все простил. Но все такси проезжали мимо. Дейни совершенно промокла: с волос ее текла вода, зубы стучали; легкий плащик и тоненькая шелковая блузка не спасали от пронизывающего холода. Дейни уже готова была все бросить и уйти, как вдруг ее осенило. Она вспомнила, где ключ.

Дейни бросилась к почтовому ящику, приподняла тяжелую, украшенную резьбой крышку и запустила руку в открывшуюся узкую щель. Наконец она нащупала то, что искала – рыболовную лесу, прикрепленную к внутренней стороне ящика клейкой лентой. К другому концу лесы был привязан ключ. Дрожа от холода и волнения, Дейни тянула и тянула, пока ключ не лег ей в ладонь.

– Дейни Кортленд, ты умница, – пробормотала она, взбегая по ступенькам. Открыв дверь, Дейни немедленно устремилась в ванную. Была половина одиннадцатого.


– Боже мой! Такое чувство, словно по мне прошлось стадо слонов!

Длинными, цвета слоновой кости пальцами Ева Толбот массировала шею. В сапожках без каблуков, как сейчас, в ней было шесть футов росту; на высоких каблуках она возвышалась над Блейком на три дюйма.

Блейк начал снимать Еву пять лет назад. В то время ей не было и двадцати, и ни косметика, ни меха не могли скрыть ее сияющей юности. За пять лет она объехала Америку и Европу и нигде не теряла времени даром. Она многому научилась. Красавица и умница. Блейку она очень нравилась. И он надеялся, что это чувство взаимно.

Они встретились случайно и решили поужинать вместе. А после ужина – как-то само собой получилось – поехали к Блейку домой. Здесь они проведут вместе несколько часов, а, может быть, и дней, прежде чем Ева улетит на очередные съемки, где будет получать по десять тысяч в день и работать до изнеможения.

Блейк открыл дверь и пропустил Еву вперед. В памяти его вспыхнули яркие до боли картины: вот он входит в дом вместе с Дейни и так же придерживает дверь, а Дейни оборачивается и смотрит на него, и ее серебристые волосы и сияющие глаза…

– Входи же, Блейк!

Блейк обернулся, удивленно моргнув. На мгновение он забыл о реальности и изумился, когда вместо солнечной белокурой женщины увидел перед собой смуглокожую, с выступающими скулами и волосами цвета воронова крыла. Свет и тьма… Нет, что за чушь! Он должен благодарить Бога, что Ева – не Дейни. Что женщина рядом с ним не способна на подлость и предательство.

– Только после вас, – улыбнулся Блейк и вошел, закрыв за собой дверь. Он старательно улыбался, чтобы Ева, не дай Бог, не подумала, что ему чего-то недостает. – На втором этаже ты можешь поесть. А на третьем, если хочешь, скинуть туфли и дать отдых бедному, истоптанному слонами телу.

– Ты хочешь сказать, что я могу выбирать? – искренне удивилась Ева. Большинство мужчин в таких случаях, не спрашивая мнения дамы, тащат ее прямо за стол, а то и прямо в постель. Как приятно иметь дело с джентльменом!

– Разумеется, – галантно ответил Блейк, снимая с Евы пальто. Она была в изумительном, плотно облегающем фигуру костюме: глядя на нее, Блейк гадал, как же этот костюм снимается.

– А можно сделать и то и другое? – в миндалевидных глазах Евы засветилась улыбка.

– Естественно, – ответил Блейк, обнимая ее за тонкую талию и скользя взглядом вверх – к округлым грудям, длинной шее, скрытой узкой горловиной костюма, к лицу… Она была прекрасна.

Ева положила руки ему на плечи и прильнула к его губам долгим-долгим поцелуем.

– Думаю, надо поесть, а потом уж решать, что делать дальше. Устроим волшебный полночный ужин, а потом поднимемся на третий этаж и отдохнем.

– А волшебный ужин в одиннадцать часов тебя устроит? – игриво спросил Блейк.

– Милый, – проворковала Ева, – по-моему, волшебник здесь ты. Ты можешь перенести меня в сказку в любое время дня и ночи.

– Интересно, почему я тебе верю?

– Потому что ты умен, Блейк Синклер, – прошептала Ева, целуя его, и начала подниматься по лестнице – так уверенно, словно это был ее дом.

Внизу послышался шум. Блейк! Дейни выскочила из ванны, поспешно вытерлась, провела расческой по волосам, бросила взгляд в зеркало… Боже, на кого она похожа! Без макияжа, с мокрыми волосами, вся в мурашках… Мокрая крыса, да и только! А ведь она хотела предстать перед Блейком во всем блеске! Дейни ущипнула себя за щеку, чтобы вернуть румянец… и застыла на месте, с рукой, приложенной к щеке.

Она услышала голос. Голос Блейка. Боже правый, до чего он дошел! Разговаривает сам с собой! Но тут же у нее упало сердце. Блейк разговаривал с кем-то другим. Его баритону аккомпанировало сочное контральто. Дейни не могла разобрать слов, но, чтобы понять, что происходит, достаточно было воркующего тона. Ну Блейк! Ну и любящий муж! Ну она ему сейчас устроит…

Ни в коем случае! Ты не ребенок, Дейни. Игры кончились; пришло время разумных и зрелых решений. Не забывай, что Блейк с тобой в ссоре. Он попросту выведет тебя на улицу за ухо. Нет, лучше подождать здесь. Это будет разумно. Кроме всего прочего, Блейк должен встретиться с тобой в добром расположении духа. Так что пусть развлекается на здоровье.

Дейни мысленно поблагодарила Блейка за то, что он держит в ванной журналы. Тихо, как только могла, она завернулась в его халат, проскользнула в соседнюю туалетную комнату и устроилась на кушетке. Ей предстояла долгая ночь.


– …В содовых крекерах калорий меньше, чем в крекерах «Риц». В пикуле средних размеров пятнадцать калорий, в пучке сельдерея – всего семь. В начале недели я отправляюсь в магазин, закупаю низкокалорийные продукты и, когда хочется есть, ем прямо по списку, – объясняла Ева. – Если бы я ела все, что хочу, – представляешь, на кого бы я стала похожа? Простым глазом – еще ничего; но сквозь камеру ты бы видел безобразную толстуху.

– Тогда как же объяснить тот странный факт, что ты лежишь голая у меня в кровати и ешь все, что тебе предлагают? По-моему, копченые устрицы не лучшая еда в смысле калорий… – Он взял с блюда устрицу и положил ей в рот. Ева рассмеялась и разгрызла устрицу прекрасными белыми зубами.

– Не беспокойся. Мне надо восстановить силы. Думаю, за последние полчаса мы с тобой потеряли немало калорий, а?

– Еще бы! – согласился Блейк. Он приподнялся и поцеловал ее – сначала в губы, потом в каждую обнаженную грудь. Затем потянулся за бокалом, но так увлекся созерцанием темных сосков, что пролил на смуглую кожу несколько капель красного вина.

Ева взвизгнула, попыталась стряхнуть капли… и задела рукой столик на колесиках. Столик опрокинулся; вино, устрицы, сыр и крекеры разлетелись по всей комнате.

– Извини… о Господи… извини… – бормотал Блейк, подбирая осколки с ковра.

– Нет, это я виновата, – отвечала Ева, в ужасе глядя на произведенные разрушения.

– Пойду-ка принесу полотенце. – Блейк рассмеялся. – Лучше бы ты была безобразной толстухой. Тогда бы я напоил тебя пивом на кухне и отправил восвояси.

– Вовсе нет, – заметила ему вслед Ева. – Тогда бы ты вообще не привез меня к себе домой.

– И то верно, – пробормотал Блейк и открыл дверь ванной.

Все еще посмеиваясь, он снял с вешалки несколько полотенец, взглянул на себя в зеркало – нет ли на нем брызг вина или крекерных крошек – и уже собирался уйти, когда что-то его остановило. Полотенца! Они были сырыми и тяжелыми. Словно кто-то вытирался ими несколько минут назад.

Медленно и осторожно Блейк осматривал ванную. Глаза его, словно камера, не пропускали ни малейшей детали. Ева что-то прокричала из спальни, и Блейк что-то ответил; но мысли его были далеки от гостьи.

Блейк видел, что его халат исчез с привычного места за дверью. В ванне блестели капли воды. Он принюхался. В воздухе витал легкий запах морской соли – той соли, с которой он всегда принимает ванну. Блейк медленно двинулся к туалетной комнате. Дверь туда была плотно прикрыта – еще одно доказательство, что в доме незваный гость. Никогда, никогда в жизни Блейк не закрывал эту дверь.

– Блейк, поторопись, а то твоя возлюбленная промокнет насквозь! – смеясь, кричала Ева.

Блейк уже открыл рот, чтобы ответить, но прикусил язык. Если преступник поймет, что он совсем рядом… Блейк представил себе, кто может прятаться в туалетной, и руки у него задрожали. Успокойся, сказал он себе. Ни один уважающий себя убийца не станет принимать ванну на месте преступления.

– Будь мужчиной, Блейк, – пробормотал он и слегка нажал на дверь. Она была не заперта. Блейк оглянулся вокруг в поисках оружия, но ничего подходящего не нашел. Впервые в жизни он был по-настоящему испуган. Еще секунда – и он заорет благим матом и бросится бежать. Не раздумывая, Блейк толкнул дверь и остановился на пороге со сжатыми кулаками и расширенными глазами, где плескался страх пополам с яростью.

Он заметил движение на кушетке.

– А-а!

– А-а! – послышался в ответ испуганный вскрик – и Блейк застыл на пороге. На лице его отражалось такое глубокое изумление, какое не каждому случается испытать хоть раз за целую жизнь. На кушетке, завернувшись в его халат, прижав к груди последний выпуск «Мира фотографии», лежала Дейни!

На лице Дейни сменялись различные чувства. Страх – потрясение – удивление – радость встречи. Она уже забыла, как красив Блейк; и никогда еще он не казался ей таким желанным. Прикусив губу, чтобы не рассмеяться вслух, она скользнула глазами по его обнаженному телу и прошептала:

– Какой потрясающий выход, Блейк! Право, жаль, что здесь так мало зрителей.

Блейк молча попятился вон из комнаты. Потряс головой, открыл кран и смочил лицо холодной водой. Значит, все время, пока они с Евой лакомились любовью и устрицами, Дейни была здесь! Он поднял голову и понял, что это не сон и не галлюцинация: в зеркале он увидел улыбающееся лицо Дейни. Она послала ему воздушный поцелуй и закрыла дверь.


– Дейни! – ревел Блейк, взбегая по лестнице на третий этаж. – А ну выходи! Выходи оттуда, пока я тебя силой не вытащил!

Он действительно готов был вытащить Дейни из ванной силой. Однако, когда, задыхаясь от бега вверх по лестнице, он ворвался в спальню, Дейни, невинно улыбаясь, уже сидела на незастланной постели. Блейк остановился посреди спальни со сжатыми кулаками, с красным от гнева лицом, словно олицетворение ярости. Дейни поморщилась.

– Таким я тебя никогда еще не видела. – Она взмахнула ресницами. – Необычно, но…

– Как ты сюда попала? – рявкнул он.

Готовясь к встрече, Дейни продумала линию поведения. Она будет вести себя, словно ничего не случилось – улыбаться, шутить, заигрывать с Блейком, постарается вызвать в нем желание. Но, похоже, все ее планы полетели к черту. Еще одна улыбочка – и Блейк, пожалуй, применит к ней третью степень допроса.

– Ключ в почтовом ящике.

– И давно ты здесь?

– Довольно давно.

– Дейни, здесь была женщина. Очень милая женщина. Мы собирались провести вместе ночь. А теперь мне пришлось наплести ей невесть что и выставить из дому. Она очень на меня обижена. Еще бы: каких-нибудь полчаса назад мы были близки, а теперь я не только не позволил ей здесь переночевать, но даже не проводил до отеля!

Блейк говорил низким, дрожащим голосом, словно гнев стоял у него комом в горле и мешал говорить. Дейни опустила глаза. Ей было стыдно. На чувства обиженной модели ей плевать, но как она могла не подумать о чувствах Блейка? Он ведь – настоящий рыцарь и превыше всего ставит уважение к женщине. Дейни не могла поднять глаза. Она снова его обидела. Но не нарочно же! И она раскаивается, как он не может этого понять?

Блейк тяжело вздохнул. Грудь его вздымалась и опадала, словно у больного-сердечника. Он отвернулся, растерянно провел рукой по волосам, а другую руку сунул в карман. В коротких шортах он напоминал маленького мальчика. Дейни хотелось обнять его, прижать к себе, но она понимала, что сейчас этого делать не стоит.

– Но я не мог сказать ей правду, Дейни. Не мог сказать, что моя бывшая жена все это время сидела в ванной и подслушивала, чем мы занимались в спальне.

– Я не подслушивала, – запротестовала Дейни, гневно вскинув голову, но тут же опустила ее под суровым взглядом черных глаз. – Я вообще ничего не слышала.

– Даже если эти несколько часов ты была слепа и глуха, это ничего не меняет. Главное, что ты была там. Ты проникла ко мне в дом, хотя прекрасно знала, что не должна здесь находиться, – и спряталась, хотя прекрасно знала, что должна выйти и все объяснить!

– Хватит, Блейк! – Дейни поняла, что настало время защищаться. Никогда еще он не разговаривал с ней в таком тоне – и впредь не будет! В конце концов, она никого не убила. – Я не позволю тебе на меня орать.

– Что ты… – Блейк оцепенел от такой наглости. Даже для Дейни это слишком!

– Не позволю, – повторила Дейни. Она запахнула просторный халат и откинула со лба высохшие волосы. Глаза ее горели благородным негодованием. – И вот что я тебе скажу, Блейк Синклер. Как, по-твоему, я могла выйти и все объяснить? Когда вы пришли, я принимала горячую ванну, потому что перед этим несколько часов проторчала на этом собачьем холоде у твоего крыльца и продрогла до костей. Я могла подцепить воспаление легких! Поэтому, открыв наконец дверь, я первым делом бросилась в ванную.

Дейни тряхнула головой, словно чистые волосы могли подтвердить ее правоту. Блейк отвернулся, но, и не видя Дейни, он чувствовал нежный запах мыла и шампуня. Он любил ее; он хотел ее убить. Только слушать не хотел, но, похоже, у него не было выбора.

– Я же не знала, что ты придешь не один. Может быть, я и была опрометчива: не подумала, что такое возможно. Но когда передо мной встал выбор: выйти и поставить вас обоих в неловкое положение или просидеть несколько часов в ванной, я выбрала второе. Я вовсе не хотела подводить тебя или, тем более, обижать эту твою крошку.

– Она не «моя крошка». Она прекрасная, честная, душевно чистая женщина – чего я не могу сказать о тебе. Чтобы загладить свою вину перед ней, мне придется завтра скупить целый цветочный магазин, да и то, боюсь, не простит. Дейни! Дейни… – Руки Блейка невольно потянулись к ней, и он замолк. Затем поднял глаза, словно взывая к небесам. – Дейни, спаси меня от себя самой. Ты так меня любишь, что не можешь со мной жить. Ты воруешь у меня деловую информацию. Когда я занимаюсь любовью с другой, ты сидишь у меня в ванной. Ты стараешься обыграть меня на каждом шагу. Ты уходишь тогда, когда больше всего нужна мне, а потом обижаешься, что я тебе не рад. Дейни, объясни же мне, что ты за человек!

Плечи Блейка беспомощно поникли. Исчез огонек в глазах, опали мощные мускулы. Он сломался. И сломала его эта сидящая на кровати женщина с белокурыми волосами и большими невинными глазами.

Он шагнул вперед и тяжело опустился рядом с ней. Дейни поняла, что победа за ней. Она обняла его за плечи и прижалась лицом к его спине; и Блейк ей не противился.

– Я пришла извиниться за «Апач», – прошептала она, целуя его во впадинку за ухом. – Я не знала, что для тебя это так важно. – Блейк попытался оттолкнуть ее, но Дейни только крепче сжала объятия. – Хорошо. Буду честной до конца. Я понимала, что для тебя это очень важно. Но мне так понравилась эта мысль, а когда я поняла, что поступаю нечестно, было уже поздно. Блейк, ты же всегда принимал меня такой, какая я есть. Ты никогда не сердился на меня за маленькие хитрости. Тебе это даже нравилось, помнишь?

– Но ты никогда не хитрила со мной, Дейни. Никогда не играла против меня.

– Знаю, – признала она, целуя его в шею. – Прости меня. Когда я поняла, что делаю, было уже поздно. Я не могла выйти из игры. – Дейни терпеть не могла признавать свои ошибки. Вот и сейчас, едва коснувшись этой неприятной темы, она поспешно перешла к следующему пункту. – Но теперь все будет по-другому. Я изменилась. Я стала именно той, с кем ты хочешь провести всю жизнь. Я не хочу больше соперничать – ни с тобой и ни с кем другим. Боже, Блейк, у меня словно открылись глаза. Как ужасна была моя жизнь! Я поняла, что сама виновата во всех своих несчастьях. Я своими руками разрушила и свою карьеру, и наш брак. Все эти годы я мучила тебя и мучилась сама, а зачем? Ты мне нужен, Блейк. Я хочу быть с тобой, работать с тобой вместе. Только так мы станем счастливы.

– Не знаю, Дейни. Не знаю, хватит ли у меня сил, чтобы снова начать сначала.

Блейк со вздохом опустил голову. Дейни откинула вперед его черные волосы и начала ласкать его спину и шею. Блейк напряг мускулы, чтобы сбросить с себя ее руки, но хваленая сила его оставила.

– Конечно, хватит, – тихо сказала она, стараясь, чтобы он не заметил в ее голосе торжества. – Подумай, Блейк. Жить вместе, работать вместе, любить друг друга… Сколько лет мы потеряли – и все по моей вине. Но, Блейк, я умею учиться на своих ошибках. Я прошу у тебя прощения за все, что сделала. И я искуплю свою вину. Прямо сейчас. Я принесла тебе подарок.

Дейни распахнула халат и прижалась к Блейку обнаженной грудью. Он словно окаменел – даже перестал дышать. Дейни поняла, что им овладело желание. Но одной страсти ей было мало: она хотела, чтобы Блейк выслушал до конца.

– Хочешь знать какой? – спросила она, гладя его по плечам и моля Бога, чтобы Блейк дал ей еще несколько минут. Тогда она сумеет убедить его в своей искренности.

– А потом ты уйдешь? – Голос Блейка звучал тускло и безжизненно.

– Если хочешь. – Дейни прикрыла глаза и мысленно поблагодарила Бога. – Любовь моя, я принесла тебе эксклюзивный контракт с «Эшли Косметикс». Ты можешь делать с ним все, что хочешь.

Глава 20

– Думаю, миссис Грант, вам пришлось нелегко. Едва вы успели вкусить независимости, как ваша жизнь вновь перевернулась вверх дном.

– Напротив. Воссоединившись с мужем, я словно начала новую жизнь. Я глубоко предана Александеру Гранту не только как мужу, но и как кандидату, наиболее достойному служить народу и стране в сенате. Он – цельный и искренний человек, честь для него превыше всего. Взгляните ему в лицо, в глаза – и вы увидите, как он предан делу. Нам нужны люди, которые думают, прежде чем говорить, которые видят все достоинства и недостатки каждого своего решения. Такие люди, как Александер Грант…

– Что ж, миссис Грант, я вижу, что вы очень преданы мужу, но, боюсь, наше время истекает… Вы смотрите ток-шоу…

Ведущий повернулся к камере, грянула музыка, прервав страстную речь Полли в поддержку мужа. Полли выключила телевизор и задумалась.

Относя чайную чашку на кухню, она думала, что хорошо ответила этому журналисту. Он-то думал, она станет оплакивать утраченную свободу, а она… Александеру понравится, когда он увидит. Если увидит.

Полли вымыла чашку и поставила ее в буфет. Странно, почему она совершенно не чувствует себя счастливой? Наверно, все из-за дочери. Моника говорит об отце ужасные вещи. Что ему вовсе не нужна семья. Что все это, как она говорит, «предвыборный спектакль». Ну, тут уж Полли попросила ее замолчать. Конечно, дочке уже восемнадцать, но все-таки Александер ее отец, а дети должны уважать родителей.

Полли вернулась в комнату и начала читать сценарий предвыборного ролика, но неприятные мысли не давали ей сосредоточиться. А вдруг Моника права? Может быть, у Полли и вправду нет настоящей семьи? В семье муж и жена разговаривают друг с другом, спрашивают, как прошел день, делятся всеми своими радостями и заботами. А она все время одна. Даже Моника не хочет ее слушать. Ей не с кем посоветоваться… А впрочем, зачем просить совета? Почему бы не расправить крылья и не принять решение самой?

Полли села на кушетку и начала читать сценарий, делая пометки. В конце концов, она – жена сенатора. Ей не нужны чужие советы и указания… или все-таки нужны?

Неужели она чего-то стоит? Неужели кому-то нужна? Александер говорит, что да.


Эрик устало брел по длинным коридорам. Сгущались сумерки. Кое-где горел свет, но в большинстве помещений сената было темно.

Эрик был на ногах с шести утра. Обед подкрепил его силы и помог дожить до четырех; в пять Эрик снова начал клевать носом. Он уже собирался прилечь на кушетке в офисе, как вдруг произошел один неприятный сюрприз. И теперь Эрик спешил на заседание подкомитета, чтобы перехватить Александера и предупредить его.

Эрик проскользнул в кабинет, присел на свободное место рядом с Александером и прошептал что-то ему на ухо. Александер вздрогнул, но тут же овладел собой.

– Приду, как только смогу. Позвони сенатору Джибсону. Скажи, что сегодня не смогу прийти на коктейль. Еще позвони Эллисон и предупреди, чтобы сегодня не приходила. Сегодня голосование. Думаю, результаты известны заранее.

– Должен вам сказать… – начал Эрик. Он знал, что Александер, чтобы исполнить обещание, данное Льюеллену, должен проголосовать против закона об экспорте.

Александер улыбнулся.

– Иди и делай то, что я сказал. Возвращайся, как только сможешь. Думаю, ты еще успеешь на голосование. И не беспокойся, Эрик.

– Хорошо. Вернусь через несколько минут.

Эрик вышел и исчез в переплетении коридоров. Через пятнадцать минут, сгорая от волнения и любопытства, он вновь проскользнул в зал.

Скучающие сенаторы один за другим отдавали голоса «за» или «против». Трое республиканцев проголосовали против ограничения экспорта и любых дальнейших мер по борьбе с наркобизнесом. Сенатор Бассет, довольный и уверенный в себе, отдал голос за передачу проекта закона в комитет и дальнейшую разработку. Вместе с ним проголосовали сенаторы-демократы Смитсон и Карлтон. Все взгляды обратились на младшего из сенаторов, Гранта. Эрик впился в него глазами. Сенатор Бассет побагровел.

Александер бросил взгляд на Эрика; тонкие губы его изогнулись в едва заметной улыбке.

– Джентльмены, я проголосую так же, как и мои уважаемые коллеги. Я хочу, чтобы проект закона был передан в комитет, прошел дальнейшую разработку и вступил в действие.

Эрик схватился за сердце. Едва держась на ногах, поднялся и вместе с Александером вышел из офиса. Что же наделал сенатор Александер Грант? Что теперь будет? Он продал душу черту и решил его перехитрить. В Калифорнии его ждет химический ад и жирный дьявол, окутанный клубами сигарного дыма.

– Милая! Какой сюрприз!

Александер стремительно вошел в офис и заключил Полли в объятия. Эрик тактично остался у дверей. Александер его удивил: не зная его, Эрик мог бы подумать, что сенатор искренне рад видеть жену.

– Александер! – прошептала Полли: ее смущало присутствие Эрика. – Я так рада, что ты не сердишься!

– Сержусь? Что ты! Я просто не ожидал. Я столько месяцев томился на заседаниях, что успел забыть, как красива моя любимая женушка. Тебя встретил Эрик?

Полли заглянула мужу через плечо.

– Да, он был так добр, что напоил меня кофе.

– Кофе? Мог бы дать тебе чего-нибудь посущественней. Готов поспорить, у тебя весь день ни крошки не было во рту. Я знаю тут неподалеку отличный ресторанчик – лучшая еда в Вашингтоне. Пойдем туда и отпразднуем твой приезд, а потом я покажу тебе свою квартирку.

– Да я не так уж хочу есть… – начала Полли. Она была счастлива оттого, что Александер не сердится. И еще оттого, что он работает, как ей и говорил.

– Ну пожалуйста, – мягко настаивал Александер. – Ко мне приехала жена, и я хочу отметить это событие. Ты, наверно, хочешь умыться с дороги. Ванная комната внизу, с той стороны прихожей. Я сделаю несколько звонков, и мы пойдем.

И Полли отправилась в ванную. Душа ее пела от счастья. Моника ошибается: Александер ее любит. Он так обрадовался, когда ее увидел! Он просто забыл позвонить ей и пригласить сюда. Неудивительно: ведь у него столько дел! Но на самом деле он добрый, нежный и любящий. Больше Полли в этом не сомневалась.

Александер и Эрик молча провожали Полли взглядами. Как только она скрылась, улыбки их погасли. Александер взял Эрика за руку; глаза его сделались стальными.

– У тебя есть ключ от моей квартиры?

Эрик кивнул.

– Отлично. Отправляйся туда немедленно. Эллисон оставила халат в ванной и кое-какие вещи в спальне, в третьем ящике гардероба. Убери розовый шампунь, лишнюю бритву и зубную щетку. Я приведу Полли домой в десять. До десяти все должно быть готово.

– Будет сделано. – Эрик снял с вешалки плащ и уже направился к лифту, как вдруг вспомнил, что так и не задал Александеру «вопроса дня».

– Александер!

– Да?

– Вы проголосовали за закон об ограничении?

– Совершенно верно, – с улыбкой ответил Александер.

– Хозяин «Рэдисон» будет недоволен, – заметил Эрик. Ему было не по себе. Он терпеть не мог чувствовать себя виноватым – особенно когда сам ни в чем виноват не был.

– Не припомню, Эрик, чтобы я просил тебя заботиться о хозяине «Рэдисон».

Несколько долгих секунд они смотрели друг другу в глаза. Наконец Эрик повернулся и почти бегом бросился к лифту. У Александера Гранта короткая память, думал он. Ничего, когда-нибудь он пожалеет, что так легко отказался от Эрика. Настанет день, когда он приползет к нему и будет умолять о помощи. Тогда-то Эрик на него посмотрит! Нет, он, конечно, поможет; но не забудет сказать при этом: «Я же вам говорил…»


– Что ты, Александер, здесь очень мило! Такая прелестная квартира! – восторженно восклицала Полли, осматривая квартиру Александера с двумя спальнями, которую он только что назвал «своим вашингтонским домом».

– Рад, что тебе нравится. Но, по-моему, здесь тесновато. И вообще, совсем не то, к чему мы с тобой привыкли.

– Но, Александер, разве наш дом не везде, где мы вместе? – напомнила Полли. – Разве не для этого мы помирились?

Александер хотел снять пальто, но Полли, зайдя к нему за спину, стянула пальто быстрее, чем сенатор успел возразить.

– Полли, я могу раздеться и без няньки, – проворчал он.

Он бросил пальто на софу и направился на кухню, просторную, словно рассчитанную на целую семью, но в то же время идеальную и для романтического ужина вдвоем. Сзади послышались неуверенные шажки Полли. Александер понял, что она больно задета его резкостью, но отвечать на удар не собирается – предпочитает вздыхать, хныкать и изображать из себя мученицу.

– Ты не рад, что я приехала. Ты на меня сердишься. – Полли еле слышно прошептала эти слова – беззвучный крик боли и одиночества. Александер возвел глаза к небу, затем обернулся и крепко обнял жену.

– Я не сержусь, – ответил он так ласково, как только мог. – Вовсе нет, Полли. Я просто устал. И не люблю сюрпризов. Помнишь, как я терпеть не мог Рождество?

– Да, я никогда тебя не понимала, – растерянно прошептала Полли.

– Ну, впрочем, это крайний пример. Думаю, дело в том, что я очень методичный человек. Я не люблю неожиданностей: боюсь оказаться не готовым и кого-нибудь разочаровать.

Александер лгал. Он не любил сюрпризов, потому что слишком часто разочаровывался сам. Лучше обойтись без подарков вообще, чем получить кукиш в яркой обертке. Но он никогда не делился своими сокровенными чувствами с Полли – и не станет.

Полли прижалась к нему и обняла за шею. Ответ Александера ее совершенно успокоил.

– Можно подумать, ты можешь кого-то разочаровать!

Александер выпустил ее из объятий. Откуда эта поразительная способность к самообману? – думал он. – Разве какой-то год назад я не бросил ее – эгоистично, холодно и жестоко? А теперь она прижимается ко мне и сияет, словно новобрачная. Удивительно ли, что за двадцать лет она надоела мне хуже горькой редьки?

– Я стараюсь, Полли. А теперь садись за стол, а я принесу чего-нибудь выпить. У нас был тяжелый день. Не знаю, как тебе, а мне надо отдохнуть.

– Звучит чудесно. Подожди минутку, я только распакую чемодан.

Александер послал жене воздушный поцелуй. Та сделала вид, что поймала его и приложила к губам. Кокетка! В ее-то возрасте! Александер покачал головой и полез в буфет за бокалами. Только сейчас он сообразил, что в приезде Полли есть хотя бы одна хорошая сторона: сегодня ночью он нормально выспится. Эллисон, его вашингтонская пассия, в отличие от Полли, требовала к себе много внимания. Александер ослабил узел галстука, сел на диван, откинув голову на спинку, и слушал, как возится в спальне Полли. Она развесит в шкафу все свои платья, постелет постель, отнесет в ванную зубную щетку и только тогда почувствует себя как дома… Удивительно, как эта женщина еще не надоела самой себе?

Прежде чем поставить пудреницу и ночной крем на полочку в ванной, Полли аккуратно стерла оттуда пыль. Тюбик с кремом для бритья был весь в мыльных разводах: поморщившись, Полли протерла и его. Затем она повесила зубную щетку на специальный крючок, а продолговатый дорожный футляр тщательно прополоскала и убрала в шкафчик.

Закончив с ванной, Полли вернулась в спальню и начала развешивать вещи. На это ушло немало времени: она привезла из Лос-Анджелеса три чемодана одежды. Чемоданы она задвинула под кровать, а любовный роман, заложенный на середине любимой закладкой, решила положить в ящик гардероба. Машинально она открыла третий ящик – именно там всегда лежали ее книги в Сан-Франциско. И вдруг навстречу ей из глубины ящика скользнула плоская пластмассовая коробочка. Просто коробочка, без всяких опознавательных знаков, но весьма примечательной формы и размера.

Полли вскочила, прижав к груди книгу, словно талисман, способный сохранить ее. Губы ее сжались в ниточку; сквозь них, казалось, просвечивали крепко сжатые зубы. Глаза едва не вылезли из орбит. Сердце разрывалось от боли – такой жестокой, что Полли не могла ни бороться с ней, ни ей поддаться – просто застыла на месте, чувствуя, как медленно рвется на части орган, дающий ей жизнь.

Полли медленно положила книгу в ящик. Затем обеими руками бережно, словно новорожденного котенка, достала оттуда коробочку. Тело ее сотрясала крупная дрожь. Помедлив, она открыла крышку и достала оттуда именно то, что так боялась найти – розовую изогнутую спиральку, упругую, сияющую чистотой, но для Полли – грязную и отвратительную. С внутренней стороны крышки Полли нашла все, что хотела знать: имя женщины, адрес и даже фамилию врача, прописавшего ей это средство. Впрочем, она едва ли запомнила хоть что-нибудь из прочитанного. Мысли ее путались, но одна картина назойливо вертелась перед глазами: Александер, обнаженный, в постели с другой женщиной. Молодой женщиной – она боится забеременеть. Какие еще нужны подробности?

– Полли, с тобой все в порядке?

Из кухни послышался голос Александера, и странное чувство охватило Полли: ей казалось, что она должна скрыть увиденное – иначе сделается сообщницей Александера и, как и он, замарается в грязи. «У меня никого нет, кроме него, – напомнила она себе. – Мне никого, кроме него, не нужно». Нет, сейчас ей нельзя устраивать сцены. И потом… должно быть какое-то объяснение. Квартира сдается внаем, верно? Конечно, в этом-то все и дело! Эта штучка осталась от прошлых жильцов. Разумно и логично.

Полли закрыла коробочку и ответила, надеясь, что голос ее звучит весело и ласково:

– Конечно. Все в порядке. Уже кончаю. Приду через минуту.

– Вот и хорошо. Уже поздно, а я хочу пораньше лечь.

– Я тоже, Александер, – спокойно ответила Полли.

Она затолкала спиральку в самый дальний угол ящика и вышла из спальни. Она должна забыть об этой находке. И действительно, через несколько минут Полли уже ни о чем не вспоминала. Она сидела рядом с мужем, улыбалась ему и верила, что он полон любовью к ней и только к ней одной.

Глава 21

– Дейни!

В светлом дверном проеме маячила фигура новой секретарши. Дейни ответила не сразу: она никак не могла вспомнить имя женщины. Что за черт! Ведь сама нанимала ее на работу. Они с Руди еще радовались, что нашли опытную женщину, готовую сидеть на телефоне… Ах да, конечно! Бетси!

– Да, Бетси? Что случилось?

– Звонит мистер Грин со съемочной площадки. Хочет с вами поговорить. Я сказала ему, что вы и мистер Синклер заперлись на все утро и просили вас не беспокоить, но он настаивает.

– Хорошо. Можете соединить его с моим кабинетом?

– Конечно, одну минуту.

Дейни поднялась со стула, на котором просидела неподвижно все утро, и с удовольствием потянулась. Блейк не шевелился и не отрывал глаз от экрана, где одна за другой выплывали из темноты прекрасные женщины. Той из них, которую Блейк сочтет подходящей, предстоит стать «Женщиной Эшли». Дейни чмокнула Блейка в макушку и как была босиком, не надевая туфель, побежала в кабинет. Служащие удивленно глядели ей вслед, но Дейни не обращала на них внимания. Впервые за много месяцев ей было безразлично, что о ней подумают. Тем более что штат агентства рос как на дрожжах, и половину новых служащих Дейни не помнила даже по именам.

Дейни мимолетно задумалась о том, как изменилось агентство. Десятки новых работников, контракты стоимостью больше десятка миллионов долларов… Для прежнего агентства Грина и один такой контракт был бы сказочным везением, а два – просто чудом. И впервые ей подумалось, что в Большом Бизнесе есть свои темные стороны. Больше денег и престижа, но как велика ответственность, как страшит неудача…

Дейни устало подняла трубку.

– Руди!

– Привет, дорогуша. Как дела?

– Неплохо. Только никак не найдем подходящее лицо. – Она села в кресло у стола и откинула голову на спинку. – Пересмотрели двадцать пять моделей за месяц. Израсходовали сто пятьдесят тридцатипятимиллиметровых пленок и двадцать картриджей «Полароида» – и все без толку.

– Слушай, зачем вы так стараетесь? Лицо же можно подретушировать. Тем более в нашем ролике. Краски моря и все такое…

– Руди, милый! – простонала Дейни. – Мы снимаем рекламу «Эшли Косметикс»! Здесь халтурить нельзя. Лицо, шея, плечи – все должно быть совершенно. Даже тело – на случай, если мы соберемся показать ее в полный рост.

– Да ладно, разве я спорю? Ты у нас – творческий гений, Блейк – великий фотограф. Только за работой над «Эшли» не забывайте об «Апач». И поторопитесь с поисками модели, наше время ведь не резиновое.

– Знаю, – вздохнула Дейни. – Наверно, зря я пообещала Дженни, что «Эшли» будем заниматься только мы с Блейком. Будь у меня хороший заместитель, я бы не стала тратить время на просмотр образцов. Кстати, говорила я тебе? Мы получили результаты социологического опроса, сделанного по заказу команды «Буффало Вингз». Кому-то из нас придется этим заняться.

– Ой, не напоминай! – простонал Руди, затем вдруг сменил тему. – Дейни, а тебе не кажется, что Блейк потихоньку подминает кампанию «Эшли» под себя?

– Руди, Блейк – потрясающий фотограф и гениальный режиссер, но хозяева в агентстве – мы. Мы его наняли. Я не собираюсь давать ему больше власти, чем нужно для дела.

– А где же твои любовь и доверие? – саркастически рассмеялся Руди.

– Знаешь, любовь и работа друг другу совершенно не мешают, – с горячностью возразила Дейни. – Мы оба сейчас счастливы, как никогда. Мы живем так, как раньше могли только мечтать!

– Ну извини. Конечно, это абсолютно не мое дело.

– Вот именно, – вырвалось у Дейни. Но, почувствовав, как сразу посерьезнел и замкнулся Руди, она пожалела об этих словах.

– Слушай, вообще-то я звоню по делу. У меня тут не все гладко, и, чтобы разобраться, нужна женщина.

– А разве Лора не с тобой?

– Дело и в Лоре тоже, – ответил Руди.

– Как, опять?!

– Да нет, не то, что ты думаешь. Видишь ли…

– Может быть, она гоняется за Дэниелом Суини и просит автограф?

– Дейни, дай мне договорить, – раздраженно перебил Руди. – Суини тут ни при чем. Он снялся в своих клипах и уже несколько часов как уехал. Дело в том, что Лора очень подружилась с женой Александера. И теперь миссис Грант вытворяет черт-те что, а Лора ее поддерживает.

– Да что она вытворяет, Руди? – нетерпеливо поторопила его Дейни.

– Даже не знаю, как тебе сказать… Она не выполняет наших рекомендаций. Отказалась от нашего костюма и напялила на себя Бог знает что. Все время лезет на первый план… Как будто мы ради нее все это затеяли. И так уже не в первый раз. Дейни, может быть, ты подъедешь к нам на часок?

Дейни опустила голову и потерла глаза рукой. Но это ей не помогло: глаза безнадежно слипались. Снова откинувшись на спинку и глядя в потолок, Дейни поняла, что никуда ехать не сможет. Она устала. Она хочет домой, и чтобы Блейк помассировал ее затекшие мышцы… Но тут же вспомнила, что Блейка не будет по меньшей мере неделю. Сегодня он улетает в Сан-Франциско – снимать рекламный ролик для автомобильной компании. А она останется здесь готовить презентацию «Эшли». Тоже мне, воссоединенная семья!

– Ладно, подъеду. Вы в студии у Паркера?

– Ага. И поторопись, Дейни. Если мы не сделаем ролик до трех, придется отменять съемки в школе.

– Скоро буду. Пока.

Дейни побрела обратно в зал. Блейк сидел на своем месте, даже не изменив позы. Тишину нарушало лишь гудение мотора. В луче проектора плясали светящиеся пылинки. Яркий луч освещал половину лица Блейка; другая половина пряталась в тени. Дейни засмотрелась на мужа: в призрачном свете проектора он казался желанным, как никогда, и в то же время недоступным. Словно мраморная статуя. Он наблюдал за красавицей на экране, и лицо его оставалось спокойным и безразличным, как маска. Что он ищет? Дейни видела по крайней мере трех моделей, вполне удовлетворявших и ее, и «Эшли». Однако Блейк был недоволен; он искал совершенство.

Дейни тихо подошла к нему, положила руки ему на плечи, прижалась щекой к его щеке.

– Милый, сделай перерыв, – прошептала она. Ей хотелось поцеловать его, но она сдержалась – так приятно было просто прижиматься к нему щекой.

– Сейчас, – пробормотал Блейк.

– Знаю я тебя. «Сейчас» – это часика через три, верно?

Блейк рассмеялся, не отрывая глаз от экрана. Из темноты выплыло новое лицо. Еще одна пара соблазнительных губ и сияющих глаз. Еще одна красавица, недостаточно красивая для мужа Дейни.

– Знаешь, Блейк, теперь, когда мы счастливы, я совсем тебе не завидую. Раньше мне казалось, что в твоей работе есть что-то особенное… А теперь я вижу, что ты просто фанатик своего дела. Еще похуже меня!

Блейк снова рассмеялся и повернул голову к ней.

– Неправда. Я просто умею сосредоточиваться и без остатка посвящать себя работе. Так что же ты хотела сказать, Дейни?

Он откинулся назад и ощутил ее нежный запах; к плечам его прижались ее полные упругие груди. Блейк закрыл глаза и задумался. Что произошло с ними? Столько лет страданий, столько препятствий на пути к счастью, казалось бы, непреодолимых… И вдруг все они разлетелись, как осенние листья под порывом ветра, и Блейк и Дейни соединились, сделав друг к другу всего один шаг. Может быть, Дейни была права, твердя все эти годы, что они должны работать вместе? Они больше не соперничают – они направляют свои силы к решению одной задачи, и мир и покой царят между ними. Что же будет, если кто-нибудь из них потеряет работу? Впрочем, об этом можно не беспокоиться. Блейк нежно взял Дейни за руки. Не все ли равно, как и почему? Главное, что они счастливы, и счастью их не видно конца.

– Я хотела сказать, что мне надо ненадолго уехать. Руди снимает предвыборный ролик Гранта, и у него проблемы с сенаторской женой. Подождешь меня здесь?

– Куда ж я денусь? – вздохнул Блейк. – Кто-то должен делать грязную работу.

Дейни шутливо хлопнула его по затылку.

– С каких это пор любование красотками стало грязной работой?

– С тех самых пор, как я узнал, как все они выглядят на самом деле. Без косметики и соответствующего освещения. Не понимаю, в чем дело. Такое чувство, словно я уже где-то видел то, что мне нужно. Но не могу вспомнить, где. Никогда еще со мной такого не случалось.

– Не беспокойся, рано или поздно ты найдешь то, что ищешь. И, я надеюсь, найдешь еще до отъезда. Тогда и мне легче будет готовить презентацию.

– Постараюсь, милая. Если не вернешься до моего отъезда, оставлю тебе записку, и ты примешь окончательное решение.

– Ладно. Постараюсь вернуться пораньше. Я хочу тебя проводить. – Дейни надела туфли, ощутив, как болят усталые ноги. Блейк оторвался от экрана и улыбнулся ей.

– Что, Блейк?

– Ничего. Просто… Можно подумать, я улетаю на край света.

– Не отказывайся от своего счастья, милый, – добродушно предупредила Дейни.

– Не забудь привести себя в порядок, прежде чем предстанешь перед сенатором и его женой. И помни, они не профессионалы. Не слишком на них дави.

– Я буду благоразумна, как всегда, – с улыбкой пообещала Дейни.

Еще один поцелуй в макушку – и Дейни вышла из темного зала. Забрав из кабинета сумочку, она отправилась в студию, где ей предстояла первая встреча с миссис Грант.


– Привет, Паркер, – поздоровалась Дейни с режиссером.

– Привет, Дейни. – Паркер приподнялся с кресла. – Приехала наводить порядок?

– Похоже, придется. Они там?

Дейни кивнула в сторону большой уборной, где переодевались модели.

– Ага. – Паркер поморщился. – Эта дамочка, по-моему, вообще не понимает, где мы находимся и чем занимаемся. Прыгает вокруг камеры, словно рекламирует «Сникерс».

– Ясно. Что ж, посмотрим, что тут можно сделать.

– Посмотри, пожалуйста! – проворчал Паркер. – А то мне не улыбается здесь ночевать.

Дейни подняла большой палец – мол, «не волнуйся, я все улажу» – и вошла в гримерную. Александер и Руди молча сидели в углу. Посреди комнаты, за высокой спинкой гримерного кресла, словно охранник на посту, стояла Лора. В кресле сидела Полли Грант – симпатичная женщина средних лет, как вначале показалось Дейни, вполне довольная жизнью. Дейни не жалела о данном Александеру совете, пока не взглянула женщине в глаза. Полли приветливо улыбалась, но глаза ее были пустыми, словно два провала во тьму. Дейни подошла прямо к ней.

– Миссис Грант, я – Дейни Кортленд, творческий директор рекламной кампании вашего мужа, а также деловой партнер Руди. Прошу простить меня за то, что я не приехала на первую вашу съемку.

– Очень рада с вами познакомиться, мисс Кортленд. – Полли картинно, словно перед камерой, протянула ей руку, однако отдернула, едва прикоснувшись к ладони Дейни. Дейни заметила, что рука у нее дрожит. – Я читала сценарии роликов Александера, они мне очень понравились. Ведь это вы писали сценарии? Кажется, творческий директор занимается именно этим?

– Совершенно верно, – улыбнулась Дейни. Александер за ее спиной поднялся с места, и она бросила ему через плечо ободряющий взгляд. – Извините, Александер, я с вами не поздоровалась. – Она почувствовала, как напряглась Полли, и изменила тон. – Вы прекрасно выглядите, сенатор.

– Как и вы, Дейни.

– Спасибо. Привет, Руди! Привет, Лора! – Дейни поздоровалась с ними одинаково тепло и дружески. Сейчас главное для нее – успокоить Полли Грант. – Как дела?

– У нас тут вышел небольшой спор, – заговорил Руди, наклоняясь вперед и кладя сцепленные руки на колени. – Миссис Грант привезла с собой кое-какие свои вещи – она думает, что в них будет чувствовать себя свободней. Но, по-моему, нам следует прежде всего слушаться советов стилиста. Мы сейчас как раз обсуждали это. Раз уж ты пришла, может быть, выскажешь свое мнение?

Дейни смотрела на Руди с удивлением. Такой дипломатичности она от него не ожидала. Еще год назад он был на это не способен… А она год назад не способна была нервничать и едва не выходить из себя, встретившись с упрямым клиентом. Что за черт! Если уж Руди может сдержаться, то она и подавно!

– Буду рада помочь, – ответила Дейни. – Миссис Грант, можно мне взглянуть, что вы привезли?

– Пожалуйста, называйте меня Полли. – Любезный ответ и пустой взгляд. Полли потянулась к вешалкам на стене. – Я взяла с собой два любимых костюма. По-моему, я в них прекрасно выгляжу. Взгляните: красная с черным блузка и синий пиджак. К этому костюму я всегда надеваю жемчуга. В нем я буду чувствовать себя свободней, уверенней. И Лора со мной согласна…

Дейни взглянула на Лору и получила в ответ злобный взгляд. Полли держала свои костюмы на весу, поглядывая то на один, то на другой, словно не могла решить, какой лучше. Дейни поморщилась. Женщине явно не хватает вкуса.

– Вы знаете, Лора во многом права. Когда мы снимаем ролики, как у нас говорится, с «настоящей публикой», то часто просим их одеться в свою любимую одежду, чтобы они чувствовали себя естественно.

Лора открыла рот от удивления. Но Дейни знала, что этот комплимент ничего не значит. С Лорой она еще поговорит. Дейни взяла из рук у Полли вешалки и повесила их обратно на стену.

– Но сейчас – совсем другое дело. Мы снимаем ролик о вашем муже. Мы создаем его имидж, и, нравится вам это или нет, но вы – часть его имиджа. Люди должны поверить, что вы поддерживаете мужа на сто процентов…

– Но я и поддерживаю! Это понятно из того, что я стою рядом с ним. Не все ли равно, как я одета? Ты согласен, милый?

Полли заглянула Дейни через плечо, ловя взгляд мужа. Александер разглядывал ее с холодным любопытством: он не мог понять, что это на нее нашло.

– Я согласен со всем, что говорят специалисты, а мисс Кортленд – несомненно, первоклассный специалист, – спокойно ответил он.

– Правда? – сухо спросила Полли.

Теперь Дейни начала понимать, в чем дело. Женщина не просто нервничает перед съемками или хочет получше выглядеть перед камерой. Нет, она всеми правдами и неправдами старается привлечь внимание к себе. Ради этого она готова даже сорвать съемки. Настало время поговорить в открытую.

– Я – специалист, миссис Грант, и если у вас есть в этом какие-то сомнения, думаю, нам стоит обсудить мою квалификацию. – Полли испуганно дернулась: Дейни надеялась, что она хоть немного пришла в себя. – Лора пока приготовит нам кофе, – холодно добавила Дейни, – а Руди и сенатор пойдут поищут Паркера. – Дейни покосилась на Руди. Тот замотал было головой, но она была тверда. – Можете отснять несколько кадров, где Полли не нужна. А мы пока поговорим. Это не задержит нас надолго. Обещаю.

Оставшись наедине, Дейни Кортленд и Полли Грант несколько секунд пристально смотрели друг другу в глаза. Затем Дейни села, и Полли сделала то же, неестественно развязным жестом закинув ногу на ногу. Дейни чувствовала, что от женщины, словно пар от горячего асфальта, исходят волны тревоги и неприязни.

– Миссис Грант! – начала Дейни, но Полли протестующе протянула руку. – Полли! – поправилась Дейни. – Думаю, ни вы, ни я не хотите ходить вокруг да около и делать вид, что ничего не происходит. Вы почему-то выбрали сегодняшний день и это место для того, чтобы настаивать на том, что для всех нас неприемлемо. Почему – знаете только вы и, может быть, ваш муж. Меня это не интересует. Это не мое дело.

Наша задача – в том, чтобы в минимальные сроки и с минимальными затратами создать для вашего мужа хорошую рекламу, которая поможет ему победить на выборах. Чем больше времени мы потратим на споры о вашей одежде, тем больше это будет стоить вашему мужу и тем хуже в конце концов получится ролик. Полли, вы понимаете, о чем я говорю? Вы согласны, что главное сейчас не ваш костюм, а победа вашего мужа на выборах?

Дейни уже не скрывала раздражения. Пусть эта идиотка поймет наконец, что своими фокусами ставит под угрозу карьеру мужа! Полли слушала, наклонившись вперед и сложив руки на коленях, на лице ее застыло выражение живого интереса. Казалось, она все поняла и не находила слов, чтобы извиниться за свое дурацкое поведение. Но Полли не стала извиняться. Вместо этого она задала вопрос.

– Вы спите с моим мужем?

Дейни остолбенела от изумления и смогла только покачать головой. Усталость навалилась на нее – страшная усталость, накопленная за все эти месяцы. Ей казалось, что она спит и никак не может проснуться. Что она здесь делает? Какого черта возится с этой ненормальной? У нее есть Блейк. Дейни поднялась со стула, взяла сумочку и в последний раз взглянула на Полли Грант.

– Вашему мужу нужны вы, – устало сказала она. – Пожалуйста, наденьте то, что приготовил для вас стилист, и делайте то, что говорит вам режиссер. А мне пора. Меня ждет мой муж, и ему я нужна гораздо больше, чем вам.


– Для вас есть сообщения.

Бетси протянула Дейни стопку розовых листков бумаги.

– Блейк еще здесь?

– Здесь. Я его с утра не видела и не слышала. С его роликом все в порядке?

– Как вам сказать… Во всяком случае, когда я уходила, все было нормально, – пробормотала Дейни, на ходу просматривая сообщения. Она толкнула дверь в темный зал и позвала: – Блейк, я вернулась!

Но Блейк не шевелился. Дейни подошла ближе. Неужели заснул? Она положила ему руки на плечи и хотела разбудить поцелуем, но тут заметила, что глаза его открыты. Подперев рукой подбородок, весь уйдя в свои мысли, он неотрывно смотрел на экран. Дейни села рядом, положив руку ему на колено.

– Думаешь, это она? – спросила Дейни устало. Она уже видела эту модель – казалось, это было много веков назад – и модель ей не понравилась.

– Это женщина, которую я искал, – тихо ответил Блейк.

– Не знаю, Блейк, – осторожно начала Дейни, – мне кажется, в ней нет глубины. Ты ведь и сам предпочитаешь другой тип женщин. В ней не виден характер. Не уверена, что могу порекомендовать ее Дженни и «Эшли Косметикс».

– Присмотрись, Дейни, – прошептал Блейк, – присмотрись внимательно. Смотри не на модель, а дальше, на второй план. Что ты видишь у нее за спиной?

– Кто-то убирает из прохода кабель, – ответила Дейни, вглядываясь в экран.

– Кто? Присмотрись, Дейни. Встань и подойди к экрану.

Словно загипнотизированная звучащей в его голосе уверенностью, Дейни послушно встала. На миг ее тень загородила экран; затем она отошла к краю и вгляделась в маленькую фигурку, возящуюся с кабелем на заднем плане.

Теперь, всего в футе от экрана, Дейни ее разглядела. Девушка повернула голову, чуть приоткрыв полные губы и изогнув лебединую шею. Волосы рассыпались у нее по плечам, окружили лицо пушистым ореолом. Сквозь расстегнутый воротничок блузки виднелась ложбинка на высокой груди. Руки, небольшие, но сильные и ловкие, тянули кабель. А главное – камера поймала ее глаза. Большие, чистые, такие ясные, что сквозь них, казалось, можно увидеть душу. Камера помогла Дейни заметить то, что не замечается обычно в повседневной жизни. Она поймала и сохранила на пленке самую суть девушки, ее душу и сердце.

– Дейни, ты тоже видишь? – торжествующе спросил Блейк, и Дейни поняла, что уже, наверно, минут десять молча смотрит на экран.

– Она прекрасна, – выдохнула она, с трудом отворачиваясь от белого полотнища. – Не могу поверить… Как я раньше не замечала!

– Звони Руди, Дейни. Скажи ему, мы нашли то, что искали. Сан-Франциско подождет. – Блейк снова взглянул на экран. – Да, она-то мне и нужна. Сирина.

Глава 22

– Какой сюрприз! Блейк, я-то думал, ты уже летишь в Сан-Франциско! – Руди, стоя в дверях, улыбался неожиданным гостям.

– У меня изменились планы, – ответил Блейк. – Можно, мы зайдем?

Руди пожал плечами и отодвинулся, пропуская их в дом.

– Конечно.

Дейни вошла вслед за Блейком, стараясь не встречаться глазами с Руди. Она боялась, что новость Блейка придется ему не по душе.

– Мы с Сириной уже поужинали, – заметил Руди, закрывая дверь. Ему не терпелось узнать, почему Блейк не полетел в Сан-Франциско и что привело неразлучную парочку к нему в столь поздний час. – Пива хотите?

– Скорей уж шампанского, – пробормотал Блейк, оглядываясь вокруг, словно ожидал, что Сирина материализуется в каком-нибудь углу.

Руди скорчил гримасу.

– Извини, Блейк, шампанского не припасли.

– Да нет, Руди, это он фигурально… – пробормотала Дейни, кладя сумочку и садясь на диван.

– Что, неужели решили прогуляться в муниципалитет и обменяться кольцами еще разок? – улыбнулся Руди, довольный, что разгадал загадку.

Дейни покраснела.

– Нет, – ответила она. – Тоже хорошая новость, но другая.

– Гораздо лучше! – объявил Блейк, к большому неудовольствию Дейни. – Где Сирина?

– Только что вышла из ванной. Через минуту присоединится к нам.

– Замечательно. Просто великолепно. А пока ее нет, я тебе кое-что покажу. Смотри.

С таинственным видом, словно фокусник, Блейк выудил из кармана слайд, вставил его в портативный проектор и передал Руди. Тот поднес проектор к глазам, а Блейк, заглядывая ему через плечо, взволнованно прошептал:

– Новая «Женщина Эшли»! Это она!

Дейни, наблюдавшую за этой сценой со стороны, неприятно поразило, даже испугало необычное волнение Блейка. Словно одержимый, подумала она. Неужели она все эти годы вела себя так же?

– Да, хорошенькая… – начал было Руди и вдруг умолк. Он опустил проектор, поморгал, словно не веря своим глазам, и снова впился взглядом в слайд.

– Видишь? – восторженно шептал Блейк. – Видишь? Там, на заднем плане!

Дейни подошла к партнеру с другой стороны и заглянула ему через плечо.

– Руди, она – само совершенство! – прошептала она, не в силах оторвать глаз от слайда.

– Мы долго не могли поверить… – произнес Блейк и потянулся за проектором, но Руди не хотел выпускать его из рук. И в этот миг из прихожей послышался голос той, кем они так восхищались.

– Привет, Дейни. Привет, Блейк, – весело поздоровалась Сирина, но улыбка застыла у нее на лице, едва она заметила, что все трое смотрят на нее как-то странно. – Эй, ребята, что случилось?

Блейк медленно подошел к ней и, взяв за руку, ввел в столовую, где ждали их Дейни и Руди. Им предстоял долгий разговор.

– Случилось чудо, – ответил он.


– Сколько можно повторять! По-моему, вы оба сошли с ума! – Сирина сердито скрестила руки на груди. Сейчас Дейни готова была ей поверить. Сирина выглядела хорошенькой – не больше. Но Дейни уже знала, что это – обман зрения. И собиралась доказать это Сирине. Если только удастся ее уговорить. – На этом снимке я на себя не похожа. Тут, наверно, какой-то фокус со светом. Я же не модель! И уж, конечно, я не «Женщина Эшли». Вам нужна какая-нибудь знаменитость. Которая знает, что и как надо делать… Руди, ну скажи им!

– Нет, – быстро ответил Блейк. – Руди не скажет мне ничего такого, чего я не знал бы сам. Свет тут ни при чем. Этот снимок показал нам, на что ты способна. На пленке ты превращаешься в другого человека. Сирина, это талант, а талант нельзя зарывать в землю! Корпорация «Эшли» будет счастлива с тобой работать. Они знают, что такое красота, а ты, Сирина, – олицетворение красоты.

Сирина открыла рот, собираясь возразить, – но что она могла сказать? Она не умела спорить – стеснялась и боялась обидеть собеседника. Расстроенная, она повернулась к Дейни.

Та пожала плечами.

– Не станешь же ты отрицать, что на этом снимке ты прекрасна. Прекрасна! И совершенно естественна.

– Это фотография прекрасна, а не я. Я же работала, а не позировала. А если вы поставите меня перед камерой и начнете говорить, как мне надо выглядеть, – да я просто умру от страха! А все эти люди, которые работают с моделями – стилисты, парикмахеры, гримеры… Я буду их стесняться. И мои фотографии будут расклеены везде – на улице, в универмагах… Нет, я не смогу.

– Разумеется, сможешь! Ведь работать с тобой будем мы – я и Блейк… – По дороге Дейни придумала немало доводов, чтобы рассеять опасения застенчивой девушки, но все они пропали впустую. Дейни поняла, что Сирина ее не слушает. Она смотрит на Руди.

С тех пор, как они стали любовниками – Сирине казалось, что с той ночи прошла целая вечность, – девушка ждала, когда же Руди заговорит с ней о будущем. Когда скажет, что они должны пожениться, нарожать много детей и жить долго и счастливо. Однако Руди молчал. Сирина не сомневалась, что он ее любит, но сейчас ей пришло в голову: ведь Руди выше всего ценит успех. Может быть, он не хочет жениться на «просто Сирине», ничего еще не сделавшей, ничего не добившейся в жизни? А если она станет «Женщиной Эшли», может быть, тогда он сочтет ее достойной себя?

Забыв о Блейке и Дейни, строящих за нее планы на будущее, Сирина подошла к Руди, прижалась к нему, обняла и положила его руки себе на плечи.

– Что же мне делать? – тихо спросила она, подняв на него большие доверчивые глаза. – Как ты думаешь?

Руди нежно поцеловал ее.

– По-моему, у тебя все получится, – ответил он.

– Ты думаешь, я должна согласиться?

Руди со вздохом пожал плечами. Он не знал. Прежний Руди не раздумывая сказал бы, что нельзя упускать свой шанс – но то был прежний. Новый Руди боялся за нее и не хотел выставлять ее красоту напоказ.

– Я думаю, что у тебя получится. А хочешь ты этого или нет – тебе решать. Это твоя жизнь. Я не могу решать за тебя.

– А если я попрошу, чтобы ты решил за меня? – настаивала Сирина.

Руди грустно улыбнулся и обвил руками ее стройную фигурку, словно защищая от всех будущих невзгод. Сирина положила голову ему на грудь и слушала, как бьется сердце. Она сделает то, что он захочет. Если скажет: «Попробуй» – она будет стараться, как только может; если скажет: «Откажись» – с радостью откажется. Фотография – это только фотография. Любовь – это все.

– Не знаю, детка, – вздохнул Руди. – Ты заработаешь кучу денег… Конечно, это лучше, чем таскать кабель… Не знаю. – Он зарылся губами в ее волосы. Они были мягкими, как шелк, и пахли апельсином. – Я хочу только, чтобы ты была счастлива.

– Я или мы? – уточнила Сирина, поднимая голову и глядя ему в глаза.

– Чтобы мы были счастливы, – без колебаний ответил Руди. Казалось, целую вечность они смотрели друг на друга. Глаза Руди затуманились, словно он видел прекрасный сон. Он поднял руки и нежно погладил Сирину по щекам. – Ты так красива, Сирина. Так прекрасна. Что бы ты ни решила, ты будешь права. Где бы ты ни была, я останусь с тобой.

– А ты…

– Нет, ты. Я свой выбор сделал. Когда Дейни ворвалась ко мне в кабинет, помнишь? Я мог бы ее выгнать. Но не выгнал. Она выполнила свое обещание, и я получил все, о чем мечтал. Перед тобой теперь такой же выбор. Наверно, такое хоть раз в жизни случается с каждым. Каждому дается возможность изменить свою жизнь – или оставить такой, как есть.

Сирина подняла голову и вгляделась в его лицо. Он не дал прямого ответа, но Сирина столько знала о нем, что, как ей показалось, угадала его желание. Привстав на цыпочки, она поцеловала его в щеку.

– Я согласна, – не отрывая от него глаз, тихо сказала она. – Что мне надо делать?

Блейк и Дейни закричали «ура», и Сирина просияла, счастливая оттого, что доставила им такую радость. Но обернувшись к Руди, она вдруг усомнилась в своем выборе. Он выглядел таким… таким одиноким. Но, поймав ее встревоженный взгляд, он улыбнулся и прильнул к ее губам, и Сирина поняла, что поступила правильно.

– Я люблю тебя, солнышко, – прошептал он. Сирина положила голову ему на грудь. Она сделала правильный выбор. Скоро она станет такой, какой хочет ее видеть любимый.


– Ну, Александер, прости меня. Я ведь уже сотню раз извинилась. Я просто хочу… ну, хочу, чтобы меня было больше заметно.

Они возвращались со съемок. Александер вел машину, искоса поглядывая на жену. Впервые со дня их примирения он жалел, что послушался совета Дейни. До сегодняшнего дня Полли вела себя идеально – делала все, что ей говорят. Но сегодня она показала себя во всей красе. Снова начались эти ее штучки, от которых Александера тошнило все двадцать лет. Стоило ему где-нибудь в гостях обратить внимание на красоту или ум другой женщины, как Полли устраивала сцену. Нет, она не вопила и не хлестала его по щекам – просто суетилась вокруг него с застывшей на лице улыбкой и несла какую-нибудь чушь. Действует безотказно. И, главное, ни за что не признает, что делала это нарочно. Может быть, и сама не осознает… Но то, что она устроила сегодня на съемках, переполнило чашу его терпения.

– Полли, я понимаю твои чувства. Но ты ведь не разбираешься в том, как снимаются ролики. Так что, я думаю, нам с тобой лучше просто выполнять указания профессионалов.

– Но, Александер, я не хочу быть просто фоном! Не понимаю, почему мне нельзя внести в фильм что-то свое. Я же знаю, что мне к лицу! И этот их костюм мне совершенно не идет.

– Полли, ради Бога! Ты в этом костюме хорошо выглядишь. И он как нельзя лучше подходит для ролика. Это даже я понял.

Машина остановилась у ворот. Александер хотел выйти, но Полли ухватила его за рукав и заставила обернуться.

– Ты говоришь правду?

Ее большие глаза блестели, но блестели не надеждой, а чем-то иным… Но Александера сейчас не тянуло разбираться в ее настроении. В этом вся Полли, подумал он. Цепляется к какому-нибудь слову и начинает… Александер пожал плечами.

– Да, Полли, – медленно ответил он. – Ты очень хороша в этом костюме. И ты здорово мне помогаешь. Ты станешь изюминкой моей кампании, и, если я выиграю, то во многом благодаря тебе. Ну, ты довольна?

– Д-да, – неуверенно протянула Полли. Боже правый, она снова обиделась! Сколько ж можно? Может, послать к чертям всю эту политику?

Полли заговорила снова – и Александеру потребовалось поистине титаническое усилие, чтобы не закричать и не наброситься на нее с кулаками.

– Я только спросила, нравится ли тебе этот костюм. Александер, я не понимаю, почему ты на меня сердишься. Нам же так хорошо вместе, разве нет?

– Полли, я не сержусь, – покорно ответил Александер. – Я просто устал. У меня был трудный день, а всего через неделю – предварительные выборы. Я очень надеюсь, что деньги, потраченные на съемки, не пропадут зря. Ведь если я проиграю, все эти ролики будут бесполезны. Кем я стану тогда? Снова адвокатом, каких тысячи?

– Что ты, милый! Для меня ты всегда был и всегда останешься одним-единственным. Только о тебе я могу сказать: «Я его обожаю».

Полли замолкла и устремила взгляд на Александера, ожидая ответа. Александер заскрипел зубами. До чего же она надоедлива! От каждого ее слова внутри у него словно все туже и туже затягивался какой-то узел. Боже, чего бы он сейчас не отдал, чтобы увидеть Корал! Ведь она совсем рядом…

– Я тебе верю, Полли, – вздохнул он.

– Это хорошо, милый. Знаешь, я готова быть с тобой и в горе и в радости…

Александер кивнул и вышел наконец из машины. Позади хлопнула вторая дверь, и по мощеной дорожке застучали каблучки Полли.

– Я сварю кофе, – объявила она, едва войдя в дом, и направилась на кухню. Александер поднялся в спальню.

Полли сняла жакет и поставила кофеварку на огонь. Затем заглянула в кладовку, мысленно похвалив себя за то, что в доме есть и сахар, и молоко.

Нервно постукивая ногой по полу, Полли следила за кофеваркой. Она не могла понять, отчего ей так не по себе. Все же прекрасно! Вот только вода никак не закипит, но стоит ли из-за этого сходить с ума? Почему же она места себе не находит, словно вот-вот случится что-то ужасное?

Полли подошла к телефону и сняла трубку. Она решила позвонить Монике. Это лучше, чем в панике метаться по кухне.

Однако ей не пришлось поговорить с дочерью. Полли поднесла трубку к уху – и окаменела. Сердце ее не билось, легкие забыли, что надо дышать, и сама она, казалось, куда-то испарилась, оставив на кухне лишь жалкую измятую оболочку. И эта оболочка слышала в трубке голос Александера. И голос его собеседницы.

– …Никак не могу, – говорил Александер.

– Что, жена не пускает? – поддразнивала женщина.

– Слишком много сложностей…

В ушах у Полли зашумело, перед глазами поплыли разноцветные круги. Больше она ничего не слышала и лишь, когда в трубке раздались гудки, машинально повесила ее на рычаг.

Когда Александер вышел на кухню, Полли разливала молоко по дымящимся чашкам с кофе. В ушах у нее больше не шумело: она почти овладела собой. Она подняла голову и раздвинула губы в улыбке, приветствуя мужа. Александер нерешительно остановился в дверях, словно мальчишка, решивший сбежать с ненавистного урока.

– Я сварила кофе, – Полли протянула ему чашку. «Ну-ка, что ты скажешь на этот раз?» – думала она.

– Прости, Полли. Совсем нет времени. Мне надо встретиться с Эриком, уладить кое-какие дела.

Он все делает первоклассно. Даже врет. Полли может гордиться своим мужем.

– Понятно. – Она поставила чашку и опустила глаза. – Какая жалость! Я-то думала, мы поужинаем пиццей. Может быть, даже в постели…

Последнее слово она попыталась промурлыкать так же, как та женщина по телефону, но голос ее дрогнул и сломался. Не хватает практики.

– Я перекушу в городе.

– Хорошо, Александер. – Как спокойно и уверенно она произнесла эти два слова. Даже не думала, что так получится. – Еще не поздно. Я, пожалуй, съезжу к Монике.

– Отличная мысль. Я не хочу, чтобы ты сидела тут и скучала в одиночестве. Тебе ведь никогда не нравился этот дом.

– Да нет. Я редко скучаю. Подожди, я возьму сумочку, и мы выйдем вместе.

– Конечно. К десяти ты вернешься? Я тебе позвоню.

– Ты задержишься до десяти? – вежливо поинтересовалась Полли.

– Все может быть, – беззаботно ответил Александер, об руку с женой выходя из дома. Он чувствовал себя уже почти свободным. – Поезжай на машине моей матери. У тебя есть ключи?

– Да, я сняла их с доски.

– Отлично. Хорошо, что я еще не продал машину. Но, наверно, скоро продам.

– Правильно. Зачем нам в Лос-Анджелесе две машины?

– Конечно, незачем, Полли, – рассеянно ответил Александер.

Он сел в машину, быстро захлопнул дверь и слишком быстро нажал на газ. Полли аккуратно вставила ключи, зажгла фары и пристегнула ремень безопасности. Вытянув шею и задрав подбородок, она наблюдала за мужем в зеркало заднего вида. Как он спешит. Как хочет, чтобы она поскорее скрылась с его глаз. Исчезла из его жизни. А это ведь легко устроить – достаточно нажать на газ. Если он умрет, то никогда больше ее не увидит, верно? Полли поставила ногу на педаль. Интересно, что она почувствует, когда груда металла сомнет Александера в лепешку? Наверно, в миг перед смертью она испытает величайшее счастье… Нет, нет. Она любит Александера. Она никогда не причинит ему боли.

Полли плавно выдавила акселератор, выехала из гаража и поехала бок о бок с мужем. На перекрестке, где их пути должны были разойтись, она взглянула ему в глаза.

– Я люблю тебя, Александер. Береги себя.

– Хорошо, Полли. Передай привет Монике.

Полли сделала круг, остановилась у обочины и, выключив фары и приглушив мотор, ждала, когда из-за угла покажется машина Александера. Дождавшись, она последовала за ним на приличном расстоянии.

Александер припарковал машину у многоквартирного дома. Через ярко освещенное окно холла Полли видела, как он вошел и нажал кнопку звонка. Через несколько минут открылись двери лифта. Оттуда вышла женщина – рыжеволосая, стройная, молодая. Крупная дрожь охватила Полли, когда она увидела, как женщина поцеловала Александера и, взяв за руку, ввела в лифт. Он на ходу расстегивал пальто. Они скрылись, а Полли все глядела им вслед, открыв рот и выпучив глаза, словно череп ее разрывался на части.

Итак, у Александера есть другая женщина. Нехорошо. Стыдно. Тем более для сенатора.

Полли откинулась назад и закрыла глаза, пытаясь привести в порядок мысли. Ей вспомнилась спиралька в вашингтонской квартире Александера. Это ничего не значит. Спиралька могла остаться от прежних жильцов. Но то, что видела Полли несколько минут назад, – другое дело. Этому есть только одно объяснение.

Полли глубоко вздохнула и, обеими руками вцепившись в руль, впилась взглядом в освещенное окно пустого холла.

– Я прощу тебя на этот раз, – громко сказала она. – Но только на этот раз. Слышишь, Александер? Если я поймаю тебя снова, ты мне дорого заплатишь…

Всю дорогу домой она разговаривала сама с собой. Стоя под горячими струями душа, она вспоминала все преступления Александера и грозила ему жестокой карой. Сидя на кровати и вглядываясь во тьму, она все говорила и говорила – и только когда внизу отворилась дверь и на лестнице послышались шаги мужа, Полли замолчала, легла и закрыла глаза. Александер вошел в спальню и лег рядом с ней. Она придвинулась к нему и обняла его. Он сразу заснул; Полли не смыкала глаз всю ночь.

От мужа пахло рыжеволосой женщиной.

Глава 23

– Ну выходи же, Сирина! Посмотрим, что у нас получится! Блейк, засунув руки в карманы, нетерпеливо мерил шагами студию. Взгляд его то и дело обращался к дверям гримерной, где готовилась к своей первой съемке новая модель.

– Зря ты их торопишь, – заметил Руди. – Дейни не выпустит Сирину, пока не сочтет, что лучше выглядеть просто невозможно.

Блейк удивленно повернул голову, словно только что заметил Руди. Он не понимал, как может этот человек спокойно валяться на кушетке, зная, что через несколько минут его любимая перевернет вверх дном весь рекламный мир?

– Руди, как тебя угораздило появиться на свет без нервов? – проворчал он, поправляя отражатель.

– Такой уж я счастливчик. – Руди поднял с пола клочок бумаги, скатал в трубочку и запустил через всю комнату в мусорную корзину – и, конечно, промахнулся. – Нет смысла беспокоиться о том, чего не можешь изменить. Мне никогда не удавалось сладить с женщинами. Так что, когда дело касается прекрасного пола, я становлюсь невозмутим, как покойник.

– А кому и когда удавалось? – рассмеялся Блейк. Он вспомнил свою возлюбленную, ее маниакальное стремление к успеху и свои тщетные попытки вернуть ее на землю. Только теперь, познав власть вдохновения, он начал понимать Дейни. И к нему пришло наваждение, которому нет названия, захватило всю его душу и властно подчинило себе. Слава Богу, он трезвый человек и не собирается терять голову. Он сможет удержать себя в руках. Сладостная дрожь охватила Блейка: он представил, во что сумеет превратить Сирину. Она станет богиней, Венерой, рождающейся из морской пены. Она будет…

– Дейни! Сирина! – Блейк бросился к дверям уборной. Ему казалось, еще минута – и тело его обессилет от волнения, а душу покинет вдохновение. В бешенстве он заколотил в дверь.

Дверь приоткрылась, в щелке показалась недовольная физиономия стилистки.

– Что вы там с ней делаете? – завопил Блейк, протягивая к ней руки, словно надеялся, что Сирина появится в воздухе и опустится к нему на ладони. – Она еще сорок минут назад выглядела нормально!

– Мне платят не за «нормально», – фыркнула женщина, нимало не смущенная его гневом. – Мне платят за совершенство, а совершенство требует времени.

– Хорошо, даю вам еще две секунды…

– Мистер Синклер, мне не нужно ни одной. Сирина готова.

Женщина торжественно распахнула дверь. Позади Блейка Руди сел на кушетке и вытянул шею, желая первым увидеть свою преображенную возлюбленную. На лице его отражалось несколько чувств сразу: надежда, волнение, но прежде всего – страх.

Руди знал, что может случиться с женщиной, познавшей чары успеха. Околдованная сиянием нового мира, так непохожего на старый, без сожалений, без раздумий она ринется вперед – и едва ли вспомнит о тех, кто любил ее в прежней жизни. Сердце Руди отчаянно сжалось. Он еще не видел Сирину, но уже верил, что прочтет в ее глазах презрительное равнодушие. Что она покинет его.

Первой вышла Дейни. В облегающих джинсах и рубашке с закатанными рукавами она была красива, как никогда. Но следом из гримерной выплыла Сирина. Она шла робко, опустив глаза, словно боялась, что пол разверзнется под ногами и поглотит ее. Остановившись на пороге, она подняла глаза – и все, кто смотрел на нее, затаили дыхание. Сирина была не просто прекрасна – нет, это была сама Красота. В огромных глазах ее, устремленных на Руди, были надежда и страх – и Руди понял: до сегодняшнего дня он не знал, что такое любовь.

В фантастическом платье цвета морской волны, с высоко подобранной с правой стороны юбкой и обнаженным левым плечом, Сирина медленно шла, словно плыла, к нему. Умело наложенная косметика – «Краски моря» фирмы «Эшли» – придала ее лицу ослепительную, почти пугающую красоту. Губы ее стали полными и манящими, глаза – огромными и глубокими, обнаженное плечо сверкало, словно посыпанное жемчужной пылью. Искусно завитые кудри окружали голову сияющим ореолом и пушистыми волнами падали на плечи. Не замечая никого вокруг, Сирина подошла к Руди и взяла его за руку. Несколько секунд они стояли молча, не отрывая глаз друг от друга.

– Руди, я так глупо себя чувствую! – прошептала наконец Сирина. – Эмбер приколола мне на затылок какую-то картонку…

Руди знал этот прием: с помощью полоски картона парикмахер приподнимает волосы модели, чтобы они казались более пышными.

– … и так затянула лифчик, что грудь стоит торчком. Руди, по-моему, все это напрасно.

– Не бойся, – прошептал Руди. Он не осмелился ее поцеловать – лишь прикоснулся пальцами к манящим губам. – Ты прекрасна – все остальное неважно. Сирина, ты – само совершенство.

В его глазах, сияющих обожанием, Сирина увидела свое лицо. Лицо было недовольное, даже немного обиженное. Сирине все это не нравилось. Лучше бы она помогала Блейку со светом или Дейни с бумагами. Но, раз Руди хочет, чтобы она была моделью, – она согласна. Что значит минутное неудобство по сравнению с тем счастьем, что он подарил ей!

– Что ж, – прошептала она, – если тебе нравится…

Но Блейк не мог больше ждать. Он взял Сирину за руку и провел на ярко освещенный помост. Сирина знала, что все смотрят на нее, и робко косилась на Блейка в поисках поддержки.

Блейк сжал ее руки и почувствовал, что они холодны как лед.

– Сирина, у нас все получится, – прошептал он. – Только слушай, что я буду говорить. Начнем мы медленно, чтобы ты вошла в ритм. Я буду говорить, что ты должна делать. Если захочешь сделать что-нибудь сама – делай, не стесняйся. Все поняла?

Сирина неуверенно кивнула. Сердце ее оглушительно билось, и она не понимала, почему же Блейк его не слышит. Девушка обвела взглядом студию, ожидая от своих друзей поддержки и одобрения. Но все молчали, никто даже не улыбнулся ей. Стилистка придирчиво осматривала ее с головы до ног, довольная своей работой. Дейни задумчиво прислонилась к стене. Руди стоял за спиной у Блейка; глаза его казались совсем черными и непроницаемыми. Улыбался только Блейк, но его восторг не радовал Сирину. Девушка устремила взгляд в объектив. Нельзя отвлекаться. Надо думать только о работе. Однако она не могла забыть о своих друзьях. Что, если она их разочарует?

– Сирина, смотри на меня! – скомандовал Блейк.

Девушка торопливо подняла глаза.

– Расслабься, – приказал Блейк. – Расслабься и слушай меня. Просто расслабься… расслабься…

Сирина кивнула. Ей было жарко, хотелось пить, а от шпилек страшно болела голова. Но она не станет жаловаться – ведь ее друзья на нее надеются. Блейк поднял лампу, освещая ее лицо. Дейни встала рядом, готовая помочь.

– Теперь играй, Сирина. Представь, что ты плывешь. Плывешь по морю.

Щелчок. Первый снимок.

– Ты не делаешь усилий – просто держишься на воде. Твои руки легкие, совсем невесомые. Голова тоже. Ты нежишься в воде под горячим солнцем…

Щелчок. Стрекот камеры.

– Ты поднимаешь руки… гладишь себя по щекам…

Щелчок. Стрекот.

– Ты так прекрасна… так прекрасна…

Сирина словно парила в воздухе. Казалось, еще секунда – и она оторвется от земли. Позади Блейка восхищенно замерли Дейни и Руди. Блейк молчал. Он забыл о камере – он только смотрел на Сирину. Смотрел и думал, какие снимки он с ней сделает. Он войдет в историю рекламы… нет, в историю фотографии… А дальше? И вдруг непонятная ярость охватила Блейка – ярость при одной мысли о том, что Сирину будет снимать кто-то другой. Он готов был убить неведомого соперника. Сирина должна принадлежать только ему одному.


– Задержались на работе, сенатор?

Льюис Бассет помахал Александеру рукой. Его спутники – безликая свита влиятельного человека – согласно обернулись и, узнав в Александере союзника их патрона, мгновенно исчезли, оставив сенаторов наедине.

– Последний день в Вашингтоне, сенатор, – отозвался Александер. Бассет подкатился к нему на коротеньких ножках и сердечно пожал руку. Со дня голосования он испытывал к юному Гранту самые теплые чувства.

– Завтра еду домой, – продолжал Александер. – Я собирался кое-что обсудить с одним влиятельным избирателем, но после нашего с вами соглашения думаю, что это, может быть, и не нужно.

– Да ты, сынок, похоже, ешь из двух кормушек? – хохотнул Бассет.

– Возможно, сенатор, – сухо ответил Александер. Он думал о Калифорнии и о гневе Льюеллена. – И надеюсь, что второй мой покровитель как можно дольше об этом не узнает.

– Да ты, Александер, прирожденный политик, – улыбнулся Бассет. – Первый признак хорошего политика – никто не знает, что он думает на самом деле. Молодец. Быстро учишься.

– У меня хороший учитель, – ответил Александер. Ему эта дежурная лесть ничего не стоила, но старик просиял от удовольствия. – Кстати, я хотел поблагодарить вас за звонок в Калифорнию. Очень любезно с вашей стороны было подбодрить меня и пожелать успеха на предварительных выборах. Судя по всему, ваше пожелание исполнится.

– Разумеется, Александер. Ведь я на твоей стороне. Все мы на твоей стороне. В конце концов, ты с нами уже почти год. Какая нам радость с новичка, которого придется заново вводить в курс дела! – Бассет снова рассмеялся коротким, сухим смешком. – Не забудь: в конце недели окончательное голосование по химическому закону. В четверг, в десять.

– Помню. Надеюсь, успею вовремя.

– И не волнуйся, сынок. Ты победишь. Только не забудь надеть свой лучший костюм и приготовить улыбку. И еще не забывай о друзьях, которые помогли тебе выиграть.

– Не забуду, – ответил Александер – но Бассета уже не было рядом. Он вернулся в свою компанию – в кружок людей, которых он почти не знал, которые пресмыкались перед ним и втайне желали ему зла. Но этот круг Бассет не променял бы ни на какой другой.

– Скоро все изменится, – прошептал Александер ему вслед. – Диктовать условия буду я. И я заставлю тебя побегать.

Александер вышел из здания сената довольный, почти счастливый. Он ведет свою игру, и ничто его не остановит. Ничто и никто.

Глава 24

– Дейни, вы не видели Руди?

Полин поймала Дейни у дверей конференц-зала.

– Он вышел за мороженым. Взмок за работой и решил освежиться. Через несколько минут вернется. Мы составляем план работ по кампании «Эшли». Кстати, Полин, Лора тебе говорила? Корпорации «Эшли» так понравились наши снимки, что им не терпится поскорей увидеть законченную работу…

– Да, говорила, – рассеянно ответила Полин, поморщившись при упоминании Лоры.

В последние несколько месяцев Лора изменилась до неузнаваемости. Она больше не меняла ни костюмов, ни причесок; не приставала к Руди; не пила на работе и тем более не угощала других. Она безукоризненно выполняла все, что ей поручали, и ровно в пять уходила домой. Но, как ни странно, все соглашались, что с прежней Лорой, буйной и непредсказуемой, приятней было иметь дело. Новая была непонятна, от нее не знали, чего ждать. То ли она и вправду смирилась, то ли затаилась и что-то замышляет… Дейни сердито тряхнула головой. Других дел у нее, что ли, нет, кроме как беспокоиться о Лоре?

– Тогда ты знаешь, что на этой неделе мы вылетаем на съемки в залив Сан-Лукас. Вернемся недели через две, еще неделя уйдет на озвучивание ролика – и кампания готова.

Дейни хотела идти дальше, но Полин ее остановила. В руках девушка держала стопку бумаг.

– Подождите, Дейни, у меня важное дело. Я знаю, вы хотите, чтобы я занималась только «Эшли», но у нас серьезные неприятности со счетами сенатора Гранта. Не знаю уж, Лора опять что-то напутала или что… одним словом, взгляните. В счетах за рекламу на телевидении проставлено какое-то невероятное время. В десять раз больше, чем мы могли заказать. И цена соответствующая.

Дейни остановилась и, взяв у Полин бело-зеленые бланки, начала их рассматривать. Действительно, и время и цена на всех счетах стояли просто фантастические.

– Этого не может быть. Ведь Грант не в состоянии оплатить такие счета…

– О каких счетах речь?

В приемную легкой походкой вошел Руди: в одной руке подтаявшее мороженое, в другой – лотерейный билет.

– О счетах Гранта. Руди, похоже, Лора совсем потеряла голову. Я даже не понимаю, как у нее такое могло получиться? Утроила все заказы! Полин такого сделать не могла. Кроме Лоры, некому. Боже, Руди, мы ведь можем крупно влипнуть! Этот счет подписал наш сотрудник, значит, мы связаны обязательством…

Дейни побледнела. Их агентство только делало первые шаги, и одна подобная случайность могла свести на нет все прежние достижения.

Руди вырвал из рук у Дейни счета. На миг на лице его появилось странное выражение. Страх? Да нет, с чего бы? Должно быть, просто досада.

– Я разберусь с этим.

– Может быть, мне с ней поговорить? – предложила Дейни.

– Я сказал, сам разберусь! – рявкнул Руди. Женщины отшатнулись. Дейни покраснела от гнева, и Руди понял, что допустил ошибку. – Я разберусь, – уже спокойно повторил он. – Я, кажется, понимаю, что произошло. Лора тут ни при чем. Это не ее вина. Через пятнадцать минут я все улажу. Идите в зал и начинайте работу с планом. Я присоединюсь к вам, как только смогу.

Руди почти вбежал в кабинет и захлопнул за собой дверь. Бросив мороженое на стол, он кинулся к телефону.

– Говорит Руди Грин по поводу заказа, сделанного несколько месяцев назад. Я, кажется, ясно дал вам понять, что вся корреспонденция, касающаяся оплаты, должна идти лично мне и никому другому! И сегодня я обнаруживаю ваш счет в руках у своих подчиненных! Я думал, что могу вам доверять. Если это не так, не вижу смысла в нашем с вами сотрудничестве. Вам все ясно?

Эту речь Руди повторил пять раз. Все пятеро собеседников извинялись и клялись, что больше такое не повторится. Еще бы: ведь агентство Грина обеспечивало им едва ли не половину дохода!

Руди поставил телефон на место и с улыбкой вошел в конференц-зал.

– Все в порядке. Компьютер ошибся.

– Только в этих счетах? – спросила Дейни. – Или еще где-нибудь?

– Все в порядке, – повторил Руди. – Я во всем разобрался. – Он сам удивился тому, как легко и непринужденно звучал ответ. Однако в следующую секунду нервы его подвели: он хотел отодвинуть стул, а вместо этого опрокинул его спинкой на пол. – Ну что ж, начнем! – излишне громко и суетливо объявил он. – Просто не представляю, как мы выдержим следующие три недели. Нам придется быть в сотне мест сразу.

– Это верно, – вздохнула Дейни. Увлеченная предстоящей работой, она уже забыла о странном происшествии со счетами Гранта. – По-моему, нам надо подготовить победную речь Александера Гранта и сразу приниматься за съемки для «Эшли». А ты как думаешь?

Руди покачал головой.

– Звучит заманчиво, но, по-моему, ты слишком торопишься. Пусть Сирина еще недельку потренируется с тобой и с Блейком.

– У нее прекрасно получается, – рассеянно отозвалась Дейни, перебирая бумаги.

– Да… Что ж, может, ты и права, – задумчиво ответил Руди. – Дейни, мы близки к финишу. Через неделю Александер победит на предварительных выборах, через месяц выйдет реклама «Эшли» – и мы окажемся в первой десятке агентств.

– Чертовски рискованные были скачки, верно, Руди? Я так рада, что все позади. Теперь мы можем просто заняться делом.

– Конечно, – согласился Руди, а про себя подумал: «Дай-то Бог». Теперь, когда дело приближалось к концу, его вдруг охватила тревога. Казалось, близится что-то страшное – Руди даже догадывался, что именно… Но усилием воли он подавил глупый страх. Чему быть – того не миновать, и хватит об этом. Рядом с ним сидела фея с платиновыми волосами, исполнившая все его мечты. И Руди улыбался ей и строил вместе с ней планы на будущее – и не знал, не желал знать, что готовит ему судьба.

Глава 25

В Комитете по борьбе со злоупотреблением наркотическими веществами решалась судьба закона, ограничивающего экспорт химикатов. Председатель зачитывал текст закона. Александер Грант сидел на своем месте рядом со Льюисом Бассетом и внимательно слушал.

Текст был невероятно длинен, но смысл закона прост и всем понятен: правительство Соединенных Штатов запрещает экспорт ряда химикатов в Южную Америку. Никто не сомневался, что закон пройдет через комитет и продолжит свое триумфальное шествие дальше. Настал черный день для химических магнатов – и для Эрика Кочрана, предчувствующего, что предательство «Рэдисон» будет стоить Александеру карьеры. Сенатор Грант поддерживает свою партию, но никакая партия не поможет ему выиграть выборы. Обеспечить победу могут только деньги. Большие деньги. Эрик сидел на балконе: подперев ладонью подбородок, он смотрел, как Александер переговаривается о чем-то с Бассетом; тот довольно жмурится, словно раскормленный кот. Сейчас начнется голосование – и можно будет прыгать с балкона вниз головой.

Один за другим сенаторы поднимали руки и голосовали за принятие закона. Позади Эрика, скучая, переговаривались репортеры: они не ожидали от голосования никаких сенсаций. Однако, когда очередь дошла до Александера, наступила пауза. Он медлил.

Эрик привстал. Сердце его пропустило такт, затем забилось так, словно хотело выскочить из груди. Позади вскочили несколько журналистов. Александер терпеливо улыбался, словно ждал, пока все взоры обратятся на него. Наконец Льюис Бассет повернул к нему тяжелую седую голову.

– Чего ты ждешь, мой мальчик?

Под столом он толкнул Александера ногой. Александер обернулся: в его ледяных глазах ясно читалось презрительное торжество. Бассет побагровел и согнулся над столом, словно младший коллега его ударил.

– Если это шутка, Александер, то шутка несмешная, – зарычал он хриплым шепотом. – Мы ждем твоего голоса, а ты ждешь победы на завтрашних предварительных выборах. Так что голосуй. Время пришло.

– Да, время пришло, – со злой усмешкой ответил Александер и, отвернувшись от Льюиса, громко произнес: – Джентльмены, как бы ни хотелось мне последовать за уважаемыми коллегами, несомненно, имеющими гораздо больше опыта, боюсь, совесть не позволяет мне согласиться с большинством. Я не предлагаю отказаться от принятия закона – предлагаю лишь отложить решение до тех пор, пока я с помощью своей команды не вникну в суть дела более тщательно.

Воцарилось молчание. В глубокой тишине Александер решительно поднялся с места, потрепал по плечу Льюиса Бассета и вышел.

– Поступило предложение отложить решение… – заговорил председатель, но шум взволнованных голосов перекрыл его слова.

Репортеры вскочили с мест и бросились вслед за молодым сенатором из Калифорнии, в одночасье ставшим знаменитостью. Эрик выскользнул из зала и поспешил в офис: он был уверен, что Александер там.

Льюис Бассет вышел из зала заседаний последним, уверившись, что совершенно овладел собой. У дверей офиса ему пришлось прокладывать путь через толпу репортеров: они окружили Эрика и забрасывали его вопросами. Однако Эрик заметил Бассета и преградил ему путь.

– Сенатор! – негромко окликнул он, вытянув шею к старику. – Сенатор Грант просил, чтобы его не беспокоили.

Льюис Бассет уставился на него бешеными, налитыми кровью глазами. В глазах его Эрик прочел все. Он понял, что Бассет всей душой ненавидит Александера – и не только за то, что тот провалил принятие закона. Нет, за то, что Александер молод, красив и хитер – так же, как сам Бассет много лет назад, и за то, что он обманул Бассета так же, как сам Льюис много лет назад обманывал стариков, презирая их и смеясь над ними. А теперь настал его черед. Бассет отодвинул Эрика плечом и вошел в кабинет, где за столом сидел Александер. Он ждал этого визита.

– Перехитрил меня и радуешься? – тихо, почти шепотом спросил Льюис. Он много раз бывал в этом кабинете, но теперь ему казалось, что полутемная комната стала как-то больше, чем при Маргарет. Да нет, это обман зрения. Больше стал хозяин кабинета. Выше, шире в плечах и неизмеримо подлее.

Александер засмеялся. Льюис рванулся вперед, выставив перед собой руки, как слепой, и почти упал на край стола. Он мог вытерпеть все; но когда над ним смеялись…

– Я задал тебе вопрос, мой мальчик, – прорычал он.

– Я вам не мальчик, сенатор. Я никогда не был у вас на побегушках. До сих пор не перестаю удивляться, как легко проникнуть к вам в доверие. Все, что нужно, – сидеть у ваших ног и улыбаться на каждую вашу милую шуточку. – Александер вышел из-за стола и поднял с пола портфель. – И вы решили, что я ваш навеки. А я взял у вас все, что мне было нужно, сказал спасибо и удалился. Когда вы умрете или уйдете на покой, о вас будут вспоминать как о сильном политике. Но ваша сила иллюзорна. Вы сами-то это понимаете, Льюис? Многие хотят бросить вызов вашей власти, ибо эта власть дряхла и немощна. Так всегда бывает в истории. То же будет и со мной, когда я состарюсь.

– Ты идиот, Грант. – Льюис слышал, как дрожит его голос. Он понимал, что должен взять себя в руки и собраться с мыслями. Но у него не было сил остановиться. – Не знаю, кто заплатил тебе за этот трюк – должно быть, какая-то крупная шишка. Ты знаешь, что значит «отложить решение»? Этот закон никогда не ляжет на стол президента. Ты погубил его ради своей выгоды. Ради чего, Грант? Ради кого?

– Не хотите же вы сказать, что я подкуплен! – Александер схватился за сердце в комическом негодовании, не скрывая издевки над Льюисом. – Я поражен, что вы бездоказательно выдвигаете подобные предположения…

– Черта с два ты поражен! Хорошо, мне плевать, кто тебя купил. Ты прекрасно знаешь, что мне плевать и на сам закон. Но учти, сынок, тебе придется плохо. – Старик понимал, как жалок и смешон он со своими угрозами, но не мог остановиться. – Ты нажил себе двух врагов. Во-первых, избирателей – им не понравится, что ты не хочешь бороться с наркотиками. А во-вторых, меня. Подумай о выборах, мой мальчик. – Старик выдавил из себя короткий злой смешок. – Да. Так я и поступлю. Считай, что ты уже политический труп, сынок. Я выступлю против тебя, и ты сюда больше не вернешься. Так я поступаю с теми, кто меня предает.

Александер удивленно покачал головой, застегивая портфель. Он не ожидал от Бассета таких бурных эмоций. Старик, распаленный собственным гневом, приплясывал перед столом, словно злобный гном; речь его вновь приобрела техасский акцент – на этот раз естественный. Александер обогнул стол и встал лицом к лицу с Бассетом. – Сенатор, о проваленном законе не упомянет ни одна крупная газета. Это не горячая новость. Газетчиков интересуют скандалы с «клубничкой», но никак не бесславный конец еще одного билля против наркотиков. А те, кто об этом узнает, вряд ли поймут, за что я проголосовал и почему. Они уверены, что обитатели Холма и вправду заботятся о благе страны и народа. Они никогда не узнают, что мы пришли сюда ради власти и остаемся здесь с помощью кабинетных интриг.

Хотите сорвать мне выборы? Ну, сенатор, это просто смешно. Смешно и жалко. – Александер подошел ближе. – Вы не сможете навредить мне, не навредив при этом и себе. Разве вы забыли, как любезно помогли мне снять рекламный фильм? Забыли свою роль в этом фильме? Выступив против меня, вы выставите себя на посмешище. Короткая же у него память, скажут люди. Умные политики так не поступают. Или, может, признаетесь, что я провел вас как последнего кретина? Что вы меня убить готовы – и не из-за этого несчастного закона, а из-за того, что я осмелился сказать вам «нет»?

Александер взял портфель и повернулся к дверям. Сейчас он впервые как следует разглядел Бассета. Перед ним стоял старик в старомодном пиджаке, с лысиной и обвислым морщинистым лицом. Не всесильный политик – одряхлевший игрок. Александер взялся за дверную ручку.

– Мне пора, Льюис. Пора на выборы. Опросы показывают, что победа за мной. И ничто меня не остановит. Вы могли бы, но я вас обезоружил. Отправляйтесь домой, Льюис. Выпейте и ложитесь спать со своей верной супругой. Вам надо отдохнуть.

Александер вышел из офиса. Льюис слышал, как набросились на него репортеры; видел, как почтительно метнулся в сторону и стушевался в толпе Эрик, как Александер подождал секунду и двинулся вперед, а восхищенная толпа устремилась за ним. Льюис Бассет подождал, пока стихнет гул за дверью и опустеет коридор, и вышел. Один. Совсем один.

Глава 26

– Все собрала? Вечером у нас не будет времени.

Сирина подняла голову и взглянула на Руди. Он завязал галстук и теперь прихорашивался перед зеркалом, оглядывая себя с разных сторон. Многие считают, что для мужчины смешно так заботиться о внешности. Но Сирина знала, что это неправда: ведь сейчас этим занимался Руди, а все, что делает Руди, – прекрасно. И разве удивительно, что он любуется собой? Ведь она тоже глаз от него отвести не может.

Руди умел носить хорошие вещи. Богатство было ему к лицу; рядом с ним и Сирина не так стеснялась своих новых дорогих нарядов.

– Если хочешь стать моделью, ты должна и одеваться как модель, – весело объявила Дейни и повела Сирину в магазин. Она сама выбирала платья, говорила: «Померяй это», «Надень», «Сними», – и Сирина покорно надевала и снимала, и не чаяла дождаться, когда же кончится эта пытка. Зато теперь исполнилась ее давняя мечта: Сирина выглядела почти как Дейни Кортленд. Только почему-то счастливее она от этого не стала.

– Солнышко! – Руди положил ей руки на плечи и нежно притянул к себе. – Ты меня слышишь?

– Слышу, – прошептала Сирина и положила голову ему на плечо. Зачем все это? – думала она. К чему наряды, богатство, успех, когда есть Руди и его любовь? Если вся эта мишура вдруг исчезнет, она и глазом не моргнет. Если исчезнет Руди – ей незачем станет жить. – Я все собрала.

Руди повернул ее лицом к себе.

– Ты о чем-то задумалась?

– Да.

– Мечтаешь о Мексике?

Сирина покачала головой. Чистый лоб ее перерезала морщинка.

– Нет. Совсем нет.

– Сирина! – Руди приподнял ей подбородок и заботливо вгляделся в лицо. – Ты на меня сердишься?

– Нет, что ты! – почти с ужасом ответила Сирина – она такого и вообразить не могла.

– Тебе не нравится то, что делают Блейк и Дейни? Скажи мне, милая, и мы все исправим.

– А как? – улыбнулась Сирина, но улыбка вышла робкой и неуверенной. И Блейк, и Дейни, и Руди – все говорили, что Сирина великолепна, что она совершенно естественно держится перед камерой. А она перед каждыми съемками умирала от страха и стыда.

– Скажи мне, в чем дело, – настаивал он. – Тебе не нравится зеленый пляжный халат? Купим розовый. Гардеробная на колесах маловата? Сделаем побольше. Я готов на все, чтобы моя звездочка засияла еще ярче. – Невольный вздох вырвался из груди Руди; он сжал ее в объятиях, словно испугался, что она исчезнет. – Ты так прекрасна, Сирина. Так прекрасна. Я горжусь тем, что ты меня любишь. И боюсь… – Руди запнулся. Ему нелегко было признаться в любви и еще труднее – в страхе. – Сирина, ты ведь не бросишь меня, когда прославишься на весь мир? Понимаешь, я все время боюсь, что ты куда-нибудь денешься…

Он сбился и замолчал, прижавшись щекой к ее щеке. Сирина тоже молчала, переполненная радостью и тревогой. Он гордится ее любовью! Он боится ее потерять!.. А разве сама она не боится потерять себя? Разве не чувствует, что с каждым днем от нее все дальше уходит что-то важное?

Несколько минут они стояли, тесно обнявшись, словно слились воедино. Наконец Руди опомнился и осторожно отстранил Сирину.

– Осторожней, помнешь новое платье.

– Да. Я только…

– Что? Чего ты хочешь, Сирина? Мы позвоним Блейку и Дейни, и к нашему приезду они все устроят. Как в сказке. – Он со смехом прищелкнул пальцами. – Приказывай, принцесса, я все исполню.

Сирина покачала головой.

– Ничего. – Она улыбнулась, от души надеясь, что улыбка получилась искренняя. – Ничего.

Она отвернулась от Руди и принялась застегивать чемодан.

– Ты не слышал новостей? – спросила она так весело и беззаботно, как только могла. – Результатов выборов еще не объявляли? Я надеюсь, сенатор Грант победит.

– Слышал. – Руди вернулся к зеркалу. Все пылинки с темно-синего пиджака он уже стряхнул и теперь наводил глянец на ботинки. – Он лидирует. Вечером будем праздновать победу. А завтра – снова за работу.

Сирина захлопнула чемодан и повернулась к Руди. Надежда вновь затеплилась в ее сердце.

– Знаешь, если бы мы могли уехать на несколько недель… Одни. Или давай останемся здесь. Только не будем думать ни о сенаторе Гранте, ни об «Эшли Косметикс». Забудем о работе. Станем, как раньше, просто Руди и Сирина. Хорошо?

– Отлично придумано, – рассмеялся Руди и взял Сирину за руки. Руки ее были холодны как лед. – Только не сейчас. Когда все будет позади. Подождем, пока сенатор победит на выборах, выйдет в свет кампания «Эшли» и весь мир увидит твое прекрасное личико. И когда все это кончится, мы уедем куда-нибудь вдвоем. Обещаю. Съездим в Париж. Или запремся здесь. Останемся одни, как Адам и Ева в раю. Обещаю, Сирина. Как только все кончится.


– Милый, тебе не кажется, что пора спускаться к гостям?

Полли просунула голову в дверь. Но Александер не замечал ни ее роскошного наряда, ни вымученной улыбки: он не отрывал взгляда от телеэкрана.

Шли десятичасовые новости. Противник Александера явно проигрывал. Не оставалось сомнений, что сенатором от штата Калифорния станет кандидат от демократической партии Александер Грант. Привет мамочке. Видишь, Маргарет, твой сын – не такое ничтожество, как ты думала.

Александер повернулся к зеркалу и начал завязывать галстук. В зеркале отражался телевизор, и сенатор не боялся что-то пропустить. На экране замелькали знакомые кадры.

Со счастливой улыбкой Александер повернулся к телевизору. Он смотрел свой рекламный ролик: слышал, как Полли произносит перед школьниками взволнованную речь, видел себя самого, пожимающего руки старшеклассникам. Затем на экране появился Льюис Бассет, и Александер громко расхохотался.

Сзади послышались шаги, и рука Полли легла ему на плечо. Ее любимый жест. Несколько месяцев назад она робко дотрагивалась кончиками пальцев до его рукава – теперь же клала руку на плечо так уверенно, словно Александер – ее личная собственность. А вот лицо у нее не менялось: на нем всегда отражалась обида, и Александеру приходилось гадать, чем он не угодил на этот раз. Господи, а ведь прошло только полгода! Что же будет дальше? Как они уживутся вместе? Но Александер тут же сообразил, что «уживаться» придется ему. Полли не чувствует никакого дискомфорта. Она жизни не мыслит без обиды на мужа и жалости к себе.

– Позволь мне, милый. – Полли потянулась к уже завязанному галстуку. Александер дернулся в сторону, но тут же вспомнил, что должен следить за собой.

– Полли, я уже завязал. Все в порядке. Я думал, ты внизу, развлекаешь гостей.

– Я так и делаю, но, мне кажется, пора ехать, а то они выпьют весь ликер. А ведь мы заказали еду и напитки в отеле. Заплатили целое состояние, – посетовала Полли.

Александер издал тяжкий вздох.

– Полли, банкет в отеле оплачен из фонда кампании. Нас это не разорит. Так что успокойся.

– Александер, не надо меня одергивать! – На этот раз в голосе Полли звучала не обида – скорее нешуточный гнев. Александер удивленно взглянул на нее, натягивая пиджак, но Полли уже вернулась к обычному плаксивому тону. – Мне не жалко ликера, мне важно, как они к нам относятся. Твой Эрик – грубиян. Мисс Кортленд смотрит на меня так, словно ждет, что я бухнусь перед ней на колени. Мистер Синклер распоряжается, будто у себя дома. И все они такие наглые. Не понимаю, как ты можешь приглашать в дом подобных людей.

Александер долго молчал, пристально вглядываясь в лицо жены. Наконец губы его раздвинулись в злой, насмешливой улыбке.

– Ты, Полли, переходишь все границы, – скучным голосом сказал он. – Мои гости – очень милые люди, и они помогли мне победить на выборах. Если ты, Полли, хочешь быть женой сенатора, тебе нужно научиться ладить с самыми разными людьми. Пока что ты не умеешь ладить ни с кем. Так мы с тобой далеко не уедем. Ты кончила жаловаться? Тогда приклей на губы улыбочку и спускайся к гостям. И по крайней мере притворяйся, что рада моей победе.

– А разве я не рада?.. – начала Полли, но Александер уже вышел из комнаты.

Полли спустилась за ним. Внизу она увидела, как ее муж под аплодисменты гостей заключает в объятия Дейни Кортленд.

Шумная толпа вывалилась в прихожую. Возбужденные голоса слышались уже на лестнице. Уходя, Александер забыл выключить телевизор – и забыл о Полли. Несколько секунд она стояла неподвижно в пустой комнате. Затем выключила телевизор и вышла из дома вслед за всеми.


– …Обещаю заботиться не только о процветании нашего великого штата, но и о благополучии каждого его жителя. Вы все дороги мне – так же, как были дороги моей матери, когда она служила народу в Вашингтоне. Благодарю вас от всего сердца. Спасибо за вашу работу, спасибо за поддержку. Спасибо за то, что верите в меня.

Александер сделал шаг вперед, взял Полли за руку и поднял вверх в знак победы и единства. Лицо его сияло улыбкой, глаза излучали серебристый свет. Сейчас он был по-настоящему красив. Рука об руку с Полли Александер спустился с возвышения – и утонул в море красных, синих, белых воздушных шаров. Зал встретил его речь аплодисментами: отовсюду неслись бурные, несмолкающие приветственные крики.

Дейни, поддавшись общему ликованию, размахивала руками и что-то кричала вместе с прочими. Рядом улыбался во весь рот Блейк. Дейни обернулась к нему и что-то прокричала, но в многоголосом гуле Блейк не слышал ее голоса. Она обняла его за шею, пригнула к себе и крикнула ему в ухо:

– Я, кажется, заметила Сирину и Руди! Пойду поздороваюсь!

– Отлично! – прогудел Блейк, перекрывая шум. – И веди их прямо в бар. А я закажу выпить на всех.

Дейни кивнула и исчезла в толпе. Несколько минут она продиралась сквозь плотные ряды людей, сгрудившихся у возвышения, пока наконец не выбралась из толчеи. В зале было посвободней; малознакомые и вовсе незнакомые люди сновали туда-сюда, занимали места, болтали в ожидании угощения, выпивки и танцев. «И ничего этого не было бы, если бы не агентство Грина», – думала Дейни, и сердце ее сладко сжималось. Толпа на миг расступилась, и Дейни увидела у входа в зал Руди и Сирину: они нерешительно мялись в дверях, словно не знали, куда идти. «Заработались, бедняги, – весело подумала Дейни. – Сейчас мы их взбодрим!»

Она обогнула толстуху в ярко-красном платье – и тут же врезалась в статного джентльмена с великолепной серебристо-седой гривой.

– Мистер Суини! – выдохнула Дейни. Наконец-то она своими глазами увидела человека, согласившегося работать на Александера безвозмездно. – Простите…

– Все в порядке, милочка. – Суини поддержал Дейни под локоть. В следующую секунду его рука уже скользнула к ее талии. Дейни предусмотрительно отступила на шаг. «Больно прыток для «благородного отца», – подумала она.

– Я – Дейни Кортленд, совладелица агентства Грина.

– Да-да, рад с вами познакомиться, – протянул Суини. Похоже, он сообразил, что Дейни не собирается падать к нему в объятия, и был совершенно ошеломлен этим обстоятельством.

– Мне очень жаль, что я не смогла присутствовать на съемках, – заговорила Дейни. – Я так хотела поблагодарить вас лично! Вы совершили невероятно благородный поступок – бескорыстно пожертвовали время и силы в пользу сенатора. Должно быть, вы чрезвычайно высоко его цените. Если мы можем как-нибудь вас отблагодарить…

Актер выпучил глаза, да так и остался. Должно быть, целую минуту они стояли, пожирая друг друга взглядом. Где бы ни появлялся Дэниел Суини, вокруг него собиралась толпа: и теперь вокруг сгрудились люди. Толпа все увеличивалась: запахло скандалом. Наконец Дэниел рассмеялся и наклонился к Дейни, словно хотел сказать ей что-то по секрету. Разочарованная толпа рассосалась.

– Милая леди, – сказал он вполголоса, – никогда в жизни я не стану агитировать за политика бескорыстно. Мне заплатили, и очень недурно. Я получил от вашего агентства ровно сто пятьдесят тысяч. Так что, мэм, передайте мою благодарность мистеру Грину.

Актер чмокнул ее в щеку и, похохатывая, удалился. А Дейни осталась посреди зала, словно вросла в землю. В зале было тепло, но ее била дрожь. Вокруг сновал народ, но она была совсем одна. Люди обтекали ее, как поток обтекает торчащий из воды камень; кое-кто натыкался на нее и вполголоса выражал недовольство. Но Дейни не двигалась с места. Ни ноги, ни рассудок ей не повиновались.

– Дейни, что с тобой?

Над ухом послышался знакомый голос, и чья-то рука легла на плечо. Дейни с трудом повернула голову. Перед ней стояла Лора Принс. Она что-то спрашивает… Чего-то хочет…

– Ничего. Со мной все в порядке. – Увидев давнего недруга, Дейни словно очнулась. Побежали бессвязные мысли. Что знает Лора? Что, если знает все? Может быть, Руди и Лора все это время были в заговоре? Да нет, ерунда. У них все кончено. Лора обижена на него и ревнует к Дейни… Нет, она ничего не знает. Теперь понятно, почему Руди не подпускал Дейни к кампании Гранта…

– У тебя очень расстроенный вид, – заметила Лора. В голосе ее сквозило явное злорадство.

Дейни кивнула. Что ж, по крайней мере, один человек не изменился.

– Лора, сделай мне одолжение. Найди Блейка. Скажи, что мне надо уехать и я буду ждать его дома.

У Дейни не было сил соблюдать приличия: даже не попрощавшись, она бросилась вон из зала. Однако Лора двинулась за ней.

– Я тебе, знаешь ли, не секретарша… – сварливо начала она. Одним взглядом Дейни заставила ее замолчать. – Он спросит, что случилось, – заметила Лора тоном ниже.

– Скажи ему… – Дейни запнулась. Что же, в самом деле, передать Блейку? Что она опять проиграла? Что вся ее работа была бессмысленна, потому что Руди Грин, наплевав и на партнерство, и на дружбу, вел грязные игры у нее за спиной? Дейни вздернула подбородок. Нет, она не скажет Блейку о своем поражении. Только если не будет другого выхода.

– Скажи ему, что я кое-что забыла в офисе.

Дейни поспешила к выходу. У дверей она заметила Руди и Сирину: они беседовали, склонившись друг к другу, и, казалось, не замечали никого вокруг. Дейни уже было повернула к ним – но остановилась. Не здесь и не сейчас. В кои-то веки она поступит правильно. Она выяснит, что именно произошло, все тщательно проверит, а потом скажет мистеру Руди Грину пару ласковых слов.


Окидывая взглядом тихое темное здание, Дейни пыталась понять, зачем она сюда приехала. Дейни сама не знала, что, собственно, хочет найти. Она заглянула в кабинет Руди, затем в зал совещаний и, наконец, решила начать поиски с кабинетика миссис Питерсон. Ключ у нее был. Словно оттягивая страшный миг, Дейни сняла с полки и перелистала несколько бухгалтерских книг – и наконец, решившись, зажгла настольную лампу, выдвинула ящик стола и достала оттуда толстенный гроссбух под названием «Оплаченные счета». Вот и он, счет Александера Гранта.

Дейни просмотрела счета дважды, затем села, устало откинувшись на спинку кресла и закрыв глаза. Счета были в полном порядке. Отмечено все, в том числе и выплата Дэниелу Суини. Не сто пятьдесят тысяч, конечно: Суини был пьян, да и вообще актеры – любители приврать. Не сто пятьдесят тысяч, но сумма порядочная.

Дейни сама не знала, сколько просидела в кресле. К горлу у нее подступала тошнота: в какой-то миг Дейни поднесла руку ко рту, испугавшись, что ее вырвет. Наконец она встала и убрала документы. Ей хотелось бежать отсюда без оглядки; но еще сильнее хотелось узнать правду. Если Руди солгал о Суини, он мог солгать и о тех счетах с телевидения. Дейни отворила дверь в кабинет Руди и минуту неподвижно стояла на пороге. Наконец, взяв себя в руки, зажгла свет, вошла и принялась за работу.

Увлеченная своими поисками, она не слышала, как отворилась входная дверь. Не слышала тихих осторожных шагов в коридоре. На миг ей показалось, что кто-то следит за ней из темноты; но Дейни приписала это своим расстроенным нервам. Узнав все, что хотела знать, она убрала бумаги и вышла из офиса, захлопнув за собой дверь.

Из темноты вынырнула Лора Принс. Вошла в кабинет Руди, открыла ящик стола – тот же, который, как она видела, только что открывала Дейни. Через несколько минут Лора знала все. Дейни Кортленд умрет. Лора держала в руках ее смерть. Правда, пострадает и Руди, но судьба мистера Руди Грина с некоторых пор стала Лоре глубоко безразлична.


Полли довольно долго проторчала в дамской комнате. Постояла немного у бара. Дважды выходила на балкон и трижды – в коридор. Она повсюду следовала за рыжеволосой женщиной. Весь вечер не выпускала ее из виду. Конечно, это было нелегко. Все, кто видел Полли, считали своим долгом остановить ее и долго поздравлять с успехом мужа. Однако она узнала все, что хотела знать.

Женщина была развязной и наглой. Ее звали Корал. Подходящее имечко. В самый раз для уличной девки. Полли видела, как с ней танцевал Эрик. Они о чем-то разговаривали, а едва окончился танец, Эрик пробился сквозь толпу к Александеру и что-то прошептал ему на ухо. Александер слушал, а сам не спускал глаз с рыжей. А потом она вышла. И тут Полли стало плохо. Она вся взмокла: в какой-то миг она уже готова была расстегнуть платье прямо посреди зала, но сообразила, что это будет неприлично. Тогда она снова бросилась в дамскую комнату. Но скоро поняла, что не сможет просидеть там всю ночь, и вышла. У дверей ее ждал Эрик.

– Миссис Грант, впереди долгая ночь, и сенатор полагает, что вам лучше ехать домой…

Полли упрямо покачала головой. Ей хотелось свернуть шею этому наглецу. Этому своднику. Этому хорьку с острой мордочкой и хитрыми глазками. Она несколько раз глубоко вдохнула через нос, чтобы успокоиться. Но Эрик заметил, что она не в себе.

– Миссис Грант, с вами все в порядке? – Испугался! Правильно. Пусть подрожит. Как хотела бы Полли, чтобы все, все они дрожали перед ней… – Я схожу за сенатором. Он должен…

– Нет! – слишком громко воскликнула Полли и слишком быстро выдернула руку. Нет, так нельзя. Пусть думает, что с ней все в порядке. Она похлопала его по плечу. – Нет, Эрик, спасибо, не надо. Со мной все в порядке. Я просто устала. Пожалуйста, не беспокойте Александера.

– Ну, если вы уверены… Понимаете, не хотелось бы, чтобы вы в таком состоянии попались на глаза репортерам. Они ведь уцепятся за пустяк и раздуют Бог знает что. Пожалуй, напишут, что вы уже лежите в клинике Бетти Форд.

Эрик издал нервный смешок. Полли смотрела на него и думала о нем и об Александере. И обо всех этих людях. Тех людях, что рвутся к власти. Что говорят одно, а делают другое. Что клянутся в верности народу, а сами предают на каждом шагу. Как, оказывается, они уязвимы! Достаточно скандала – нет, даже намека на скандал…

– Не понимаю, Эрик, чем вы так встревожены? Миссис Форд – замечательная женщина, разве нет?

– Разумеется, – покорно согласился Эрик. У него глаза разбегались – столько было в зале соблазнительных женщин. А он должен, как дурак, стоять тут и уламывать эту ненормальную!

– Эрик, вы меня слушаете? – В голосе Полли вновь прорезался гнев. Боже, как она ненавидела этого юнца! И Александера. И всю эту мышиную возню. И женщину с рыжими волосами.

– Да, миссис Грант. Извините. Мне показалось, что я увидел в толпе старого друга.

– И поэтому вы не обращаете внимания на жену вашего босса? – Голос ее стал визгливым.

– Что вы, конечно, нет. – Эрик не на шутку испугался: он понял, что Полли готова устроить скандал. – Только не надо привлекать к себе внимание: это может повредить Александеру. Вы устали. Если позволите, я отвезу вас домой. Где ваша сумочка?

Полли открыла рот, уже готовая закричать. Однако в последнюю минуту задушила так и не родившийся вопль. Так нельзя. Должен быть какой-то другой способ… Улыбнуться ей так и не удалось, но она смогла заговорить почти нормальным голосом.

– Вы правы. Если вы не возражаете, я только пожелаю Александеру доброй ночи.

– Сенатор Грант уже ушел к себе и не хотел, чтобы его беспокоили. Вот почему он попросил меня отвезти вас домой. Он останется здесь на всю ночь. Он просил меня передать, что благодарит вас за помощь и вернется завтра около десяти утра.

– Он… он уехал?

Голос ее прервался. Эрик вздрогнул и отвел взгляд. Трусливый взгляд лжеца. Но Полли не смотрела на него: она рыскала глазами по залу, ища рыжеволосую женщину. Рыжей нигде не было. Она ушла, и вместе с ней вечер покинул Александер.

Полли больше не сопротивлялась. Она дала Эрику вывести себя из отеля, усадить в машину и довезти до лос-анджелесского дома Александера – дома его матери. Они ехали молча. Полли сидела, напряженно выпрямившись, и обдумывала свою месть.

Месть ее будет страшной. Александер испытает такую же боль, какую все эти годы причинял ей.

Когда машина остановилась перед домом, Полли уже знала, что делать.

Не раздеваясь, она прошла в кабинет и сняла со стены картину. За картиной скрывалась дверца сейфа. В сейфе лежало это.

Впервые в жизни Полли помянула покойную свекровь добрым словом.

– Руди, это было чудесно, – прошептала Сирина и потянулась к нему. Руди укрыл ее одеялом и нежно поцеловал.

– Чудесно – не то слово. Боже мой, Сирина, я словно оказался в раю.

– Руди… – прошептала она сонным и счастливым голосом.

– Ты права. Еще лучше. Представляешь, что будет, если он победит? «Никому не известный новичок выиграл выборы с помощью агентства Грина»! Политики повалят к нам толпой! Ах, Сирина, разве жизнь не прекрасна?

Руди сжал Сирину в объятиях. Какой же он счастливчик! Его любит самая прекрасная в мире девушка; на его долю выпал величайший успех – успех, о каком Руди не мог и мечтать. Он хотел, чтобы Сирина разделила его радость, но Сирина уже спала и не видела во сне ни рекламы, ни сенаторов. Ей снился Руди. А еще – свадьба, украшенная цветами церковь и клятвы в вечной любви и верности. Сирина спала как ребенок, со счастливой улыбкой на лице. Только иногда она вздрагивала и вздыхала во сне, когда вспоминала, что все это только сон.


– Это ты, малышка? – пробормотал Блейк, не открывая глаз.

– Да, ложусь спать, – прошептала Дейни и скользнула в теплую постель рядом с ним. Блейк повернулся на другой бок. Дейни хотелось, чтобы он обнял ее, согрел своим теплом, укрыл от всех невзгод в своих крепких объятиях. Но она не осмеливалась попросить его об этом. Потерпев поражение, она стыдилась его, стыдилась самой себя.

– Все в порядке? – пробормотал Блейк и, с трудом подняв отяжелевшую руку, погладил ее по плечу.

Дейни поцеловала его. Нет, все в полном беспорядке. Все летит к чертям. Но Блейк об этом не узнает.

– Давай-ка спать, – сказала она. – Нам предстоят трудные дни. Спокойной ночи.

Она погладила его по волосам, затем положила руку на могучую грудь и почувствовала, как мерно вздымаются и опускаются сильные мускулы. Он заснул; заснул и оставил ее одну. Слезы потекли по щекам: Дейни зажмурилась, но они брызнули сильней. Как мог Руди так поступить с ней? После всего, что она для него сделала… Как мог оказаться таким идиотом? Она и сама виновата. Не проследила, не обратила внимания… Как всегда. Все ее беды оттого, что она не о том думает, не на то обращает внимание, доверяет не тем людям. Или следует не тем образцам. А это ведь так просто! Вот он, положительный пример, – спит рядом с ней. Дейни повернулась и тронула Блейка за плечо.

– Блейк!

Блейк что-то проворчал и отмахнулся. Он хотел спать. Но Дейни чувствовала, что не может ждать. Пришла пора заняться тем, о чем много раз просил ее Блейк, – разобраться в себе и своей жизни. Извлечь урок из прошлых ошибок. И Блейк ей в этом поможет.

– Блейк! Помнишь, ты всегда говорил: все мои беды оттого, что я верю своему отцу? Но ты никогда не говорил мне… как, по-твоему… – Дейни замолкла. Она не знала, хочет ли услышать ответ. Но не стоит останавливаться на полпути. В конце концов, если в сердце живого места нет, что меняет еще одна рана? – Как ты считаешь, отец любил меня?

Ровное дыхание Блейка прервалось. Дейни могла бы поклясться, что слышала, как он открыл глаза. Наконец он вздохнул и перевернулся на спину – ближе к ней. Дейни вдруг вспомнила: прежде каждый раз, когда заходила речь о Питере Кортленде, он тянулся к ней, словно старался ее защитить. Странно, почему она раньше не понимала, что значит этот жест? Но теперь Блейк к ней не прикоснулся. Настало время сказать правду.

Глядя в темноту, Дейни терпеливо ждала, пока Блейк подберет нужные слова. Однако молчание затягивалось. Он не мог найти слов, которые не причинили бы ей боли.

– Нет, Дейни. Думаю, не любил.

Несколько минут они лежали молча, словно придавленные тяжестью этих слов.

– Совсем не любил? – Голос Дейни был еле слышен, и на мгновение Блейку почудилось, что она умирает.

– Совсем.

– Я знала, что ты так скажешь.

– Я не мог сказать иначе.

Дейни кивнула. Все сказано. Между ней и Блейком нет больше лжи, нет трусливых умолчаний и недоговоренностей. И Дейни вздрогнула, внезапно ощутив, как они теперь близки друг другу.

Блейк повернулся к Дейни, положив ладонь под голову, и легонько дотронулся до ее шелковистых волос. Но Дейни лежала неподвижная и напряженная, и Блейк не осмелился к ней прикасаться.

– Дейни, жизнь коротка. Мы с тобой столько времени потеряли зря из-за того, что ты всем сердцем верила своему отцу… – Блейк почувствовал, что Дейни готова броситься на защиту отца, и предостерегающе поднял руку. Время споров прошло. Настало время правды. – Дейни, я ни в чем тебя не виню. И никогда не винил. Но, знаешь, каждый раз, когда ты рассказывала о своем детстве – о жизни в этом мраморном мавзолее с отцом и его очередной женой, – мне становилось жутко. Ты уверяла, что тебе чудесно жилось, но таким голосом… – Блейк покачал головой. Он вспоминал, сколько раз слушал ее рассказы молча, хотя внутри у него все кипело от гнева. – Странный у тебя был голос. Холодный, отрешенный. Я словно воочию представлял себе эти бесконечные анфилады комнат. Холодные каменные стены. Множество прекрасных вещей, которые нельзя трогать – ведь они страшно дорогие. Дейни, не знаю уж как, но твой отец убедил тебя, что это и есть жизнь. А это – смерть. Ты же умная девочка, Дейни. Как ты могла на это купиться?

Дейни молчала. Блейк слышал ее медленное и глубокое дыхание. Видел, как шевелятся ее сцепленные пальцы, словно пытаются оторваться от тела и улететь. Наконец увидел, как раскрылись губы.

– Когда я была маленькая… восемь лет – это же совсем мало, правда?..

Блейк кивнул, хотя знал, что Дейни продолжит и без его согласия. Удивительно: они часто разговаривали о детстве Дейни, но ни разу за все годы любви не говорили о Дейни как о ребенке. Должно быть, она едва ли не с колыбели чувствовала себя взрослой. Ведь ей приходилось бороться на равных с Питером Кортлендом.

– Так вот, мне было восемь, когда родители развелись. Я очень хорошо это помню. Еще вчера мама была здесь, а сегодня ее уже нет. Она была очень красивая. И добрая. Я так ее любила! Я надеялась, что она вернется, ждала, когда же она придет со мной поиграть. Она мне снилась по ночам. С ней мне было так спокойно! Я так ее любила!.. Но она ушла и не вернулась, и мне было так горько – знаешь, совсем не по-детски. Мне казалось, что она меня предала. После этого я ее видела только раз. В суде. Она молчала – только отвечала на вопросы. Даже не смотрела на меня. И я подумала, что ей все равно. А папа все повторял, как он меня любит, что он для меня сделает, что он умрет, если меня у него отнимут…

– Ну и как, умер?

– Что? – Дейни повернулась к Блейку.

– Он сделал то, что говорил? Он любил тебя? Он умер за тебя? Он дал тебе то, в чем ты так нуждалась, – например, любовь и внимание?

Дейни уронила голову на подушку и уставилась в потолок.

– Нет, – ответила она наконец. – Но он так боролся за меня! А мама не боролась совсем. Просто ушла. Даже не навестила меня ни разу. Как будто ей было все равно…

– Любовь моя, ведь ты не знаешь, что произошло между ними. И я не знаю, хоть и могу предположить. Мне кажется, твой отец боролся за тебя просто потому, что ничего другого не умел. Всю жизнь он только и делал, что боролся. Думаю, он просто стер твою мать в порошок. Ты лучше меня знаешь, как это делается. Ни один человек не устоит, как бы ни старался. Так же он обращался с прочими своими женами, поэтому они так часто менялись. И с тобой. К несчастью, с тобой он развестись не мог. Он использовал тебя в борьбе с матерью, ты досталась ему в награду, но после этого не знал, что с тобой делать. Легче всего было просто не обращать на тебя внимания. Только изредка он вспоминал о родительских обязанностях и начинал тебя по-своему «воспитывать». Радость моя, ты видела равнодушие и решила, что это и есть любовь. Но это неправда. И после всего, что случилось с тобой, я думаю, самое время тебе узнать правду.

– Что значит «после всего, что случилось»?

Дейни приподнялась на локте, испытующе заглядывая Блейку в лицо. Откуда он знает?.. Но Блейк сжал ее руку в своей и тихо ответил:

– Теперь, после долгих трудов и тяжких испытаний, ты наконец достигла всего, о чем мечтала. Всего, что твой отец считал целью жизни. Скажи, ты не чувствуешь, что тебе чего-то недостает? Может быть, даже, что тебя предали?

Дейни беззвучно и горько рассмеялась. Милый Блейк! Как ему это удается? Что называется, не в бровь, а в глаз! Ей хотелось плакать, но она знала, что эту боль не излечить слезами. Эта боль идет из далекого детства – скорбь и обида девочки, доверчивой и ранимой, слишком рано испытавшей горечь предательства.

– Да, Блейк, – тихо ответила она. – «Предали» – хорошее слово. Предали. Обманули. Обвели вокруг пальца.

– Боже, Дейни, как мне тебя жаль! Но, может быть, это хорошо. Хорошо, что ты поняла… Дейни! – начал Блейк, но понял, что ему нечего больше сказать. Он просто взял ее руку и поцеловал поочередно каждый тонкий палец. Завтра у него большой день. Завтра они с Сириной войдут в историю. А сегодня он слишком устал, чтобы и дальше обсуждать роль Питера Кортленда в жизни Дейни. Кажется, она все поняла, и слава Богу.

Блейк повернулся к стене. Он чувствовал, что что-то не так. Дейни слишком расстроена, и в голосе ее звучит боль не только давних воспоминаний. Что-то случилось? Что ж, он во всем разберется завтра. Она сама расскажет. А сейчас он хочет спать…

Дейни лежала рядом, глядя во тьму и моля Бога о сне. Завтра она решит, что делать. Завтра ей понадобится энергия и свежая голова. Она должна выспаться. Наконец пришел сон, но не освежил ее. Во сне человек в черном плаще, с капюшоном, закрывающим лицо, раздел ее и привязал к столбу. Вдалеке она видела Руди, веселого, беззаботного, рядом с ним – Сирину. За ними по пятам шел Блейк с фотоаппаратом. А человек без лица поднес к ее ногам горящий факел, и из-под капюшона сверкнули его глаза.

Глаза Питера Кортленда.

Глава 27

Было пять часов утра. В этот ранний час Блейк и Дейни ехали на такси в аэропорт: Блейк дремал, Дейни угрюмо смотрела в окно и думала, хватит ли у нее сил не убить Руди при первой же встрече. В этот же час Руди и Сирина садились в «Ягуар»: Сирина была напряжена как струна, но сонный Руди этого не замечал. В этот час Лора Принс спала, напившись до бесчувствия. В этот час Полли Грант вошла в отель «Беверли Хилтон».

– Чем могу помочь, мэм? – улыбнулась Полли юная девушка за стойкой. Кроме нее, в просторном полутемном вестибюле никого не было. Правда, на скамье клевал носом коридорный, но он не в счет. Полли улыбнулась в ответ.

– Боюсь, я потеряла ключ, – ответила она полушепотом, приличествующим раннему часу. – Я миссис Александер Грант. Вчера мы с мужем заняли номер «люкс» и ждали здесь результатов выборов. Потом был праздник, чудесный вечер, и, видимо, в какой-то момент я где-то его…

Но девушка ее перебила.

– Миссис Грант? Да, да, конечно. Поздравляю вас и сенатора с победой. Пожалуйста, вот ключ. Может быть, я разбужу Чарли, чтобы он вас проводил?

Полли расправила плечи и крепче прижала к себе сумочку.

– Не надо. Я найду дорогу.

– Еще раз поздравляю, миссис Грант.

– Спасибо, – бросила Полли, не оборачиваясь, и голос ее затрепетал в воздухе, словно шелковый шарф.

Девушка за стойкой долго смотрела ей вслед. «Счастливица! – думала она. – Замужем за таким человеком!»


– Александер! – прошептала Полли и осторожно дотронулась до плеча мужа. – Александер, проснись!

Он пошевелился. Повернулся на спину.

Полли отступила на шаг и молча смотрела на него.

Он вытянул руку и сжал ладонь, словно ловил что-то в воздухе. Затем что-то пробормотал и заворочался под одеялом. В бледном утреннем свете, сочащемся через плотно задернутые шторы, она различала седину у него на висках и совсем рядом – чужую золотисто-рыжую прядь. Ярость охватила Полли. Нет, еще не время.

– Проснись, Александер. – Полли шагнула к нему, вдруг потеряв терпение. Нечего с ним церемониться. Она устала и хочет как можно быстрее с этим покончить. Полли потрясла его за плечо. – Просыпайся. И разбуди свою любовницу. У нас мало времени.

Александер что-то проворчал, недовольный тем, что его беспокоят. Открыл глаза – и увидел Полли в вечернем платье, с застывшим, как маска, лицом и пустыми глазами. Он застонал и поднес руку к лицу, словно надеялся, что видение сейчас исчезнет. Позади него зашевелилась и открыла глаза Корал. Полли заметила, что глаза у нее зеленые. А через секунду с удовольствием увидела, как они расширились от ужаса, а сама Корал, издав какой-то мышиный писк, вжалась в кровать и спряталась за спиной Александера. И сам Александер побелел и открыл рот, но оттуда не вылетело ни звука. Он увидел, что в руке Полли держит револьвер и целится ему в голову.

– Что же ты, Александер? – тихо, словно про себя спросила Полли. – Даже не поздороваешься с обманутой женой? Не извинишься за то, что мне пришлось узнавать новость самой и таким способом? Так взрослые люди не поступают. Я-то думала, ты скажешь: «Прости меня, Полли, но я люблю ее. Я не могу без нее жить. Прости, что причиняю тебе боль». Вот как это делается. Красиво, прилично. Как в кино. А вы, – она ткнула револьвером в их сторону, – прячетесь по углам, играете в какие-то глупые игры. Как дети, ей-Богу. Совсем как дети. Не думала я, что вы такие трусы. Впрочем, чтобы причинить боль другому, большой смелости не нужно. Ты, Александер, наверно, и не замечал, что со мной творится? Не замечал, да?

К этой минуте Александер вновь обрел голос и силу. Он отстранился от Корал и заговорил, вновь испытывая на Полли свое очарование.

– Полли, я не люблю ее. И она меня не любит. Для нас это – не больше, чем развлечение. Но остальное – правда. Я не хотел причинять тебе боль. Я всегда старался, чтобы ты не узнала. Полли, ты должна мне поверить. После всего, через что мы прошли вместе… – Голос Александера прервался. Он сглотнул и продолжал: – После нашего примирения, выборов… Согласен, я подлец. Но не дурак. Ведь только дурак может не ценить своего сокровища…

– Александер! – простонала Корал, не в силах оторвать глаз от револьвера.

– Заткнись, Корал, – оборвал он, не отводя взгляда от жены. – Полли, я никогда не любил никого, кроме тебя.

– И поэтому ты сразу после съемок поехал к ней домой? – Полли указала револьвером на Корал. – А как насчет той женщины в Вашингтоне? Эллисон – так ее, кажется, зовут?

– Господи, откуда ты…

– Помолчи, Александер. Помолчи и дай мне сказать. А тебя… – Она взглянула на дрожащую Корал, – тебя я чтобы вообще не слышала! Пока не покончу… со всем этим… – Револьвер в руке Полли дрогнул. Свободную руку она поднесла ко лбу. Она устала. И не чувствовала больше ни обиды, ни злобы. Стоят ли эти двое ее гнева? Но, раз начала, надо закончить. – Сколько их у тебя было, Александер? – Она тяжело вздохнула, вглядываясь в блестящие от страха глаза Александера своими мертвыми глазами. – Мне ты можешь сказать. Я твоя жена. Мы должны делить и горе и радость. Это началось после развода – или ты и раньше меня обманывал?

– Нет! Клянусь тебе, до развода ни одной не было! – быстро ответил Александер. Он сам понимал, что хватается за соломинку, но готов был сказать что угодно, лишь бы она ушла. Или хотя бы опустила револьвер. – Сам не понимаю, что на меня нашло. Власть, престиж, женщины… – Александер обшаривал глазами комнату, прикидывал расстояние – до двери, до телефона, до ванной, где можно запереться. Позади всхлипывала Корал. Александеру хотелось ее ударить. Шею ей свернуть, чтобы только она заткнулась. Это Корал во всем виновата. Если бы не она… – Клянусь тебе, Полли, я…

– Ни с места, сука! – завизжала вдруг Полли, переводя револьвер на Корал. Та упала обратно на кровать. Одеяло сползло с нее, обнажив трясущуюся от страха грудь. Дрожащей рукой Корал натянула на себя одеяло. Казалось, воздух в спальне сгустился и отяжелел от ужаса. Двое в кровати неотрывно смотрели на женщину с револьвером, а женщина с револьвером наслаждалась их страхом. Она засмеялась, но тут же прикрыла рот свободной рукой, словно боялась обидеть своих пленников.

– Прости. Я тебя напугала? Извини, я нечаянно. Ты моя гостья, Корал. Я не хочу, чтобы ты ушла и пропустила самое интересное.

Она целилась в Корал и не сводила с нее глаз, но говорила, обращаясь к мужу:

– Знаешь ли ты, Александер, что я тебя обожала? Сколько раз ты причинял мне боль – словом, или взглядом, или просто тем, что ни разу меня не приласкал? Знаешь ли ты, что я прощала тебя? Прощала и прощала, пока не почувствовала, что больше не могу. Я верила, что ты любишь меня, просто не умеешь выразить свою любовь. В этом разница между мужчиной и женщиной. Да, я вправду в это верила.

– Полли, я никогда… – начал Александер, приподнимаясь. Он надеялся отвлечь ее внимание и выхватить револьвер.

– Не двигайся, Александер, и слушай меня. – Ни страх Корал, ни униженные извинения мужа больше не радовали Полли. Она вновь переживала все свои горести. – Я думаю, женщины вроде тебя, когда им что-то не нравится, говорят об этом прямо, – обратилась она к Корал. – Не так ли?

Корал только заскулила в ответ. Полли потеряла терпение.

– Скажешь, нет? – взвизгнула она и ткнула револьвер ей в лицо. Корал на мгновение замолкла, парализованная ужасом, затем дико завопила. Полли удовлетворенно улыбнулась и убрала револьвер. Повеселились и хватит. Пора кончать.

– Неважно, – спокойно продолжила она. – Я знаю, что ты так и делаешь. Если бы он женился на тебе, ты бы заездила его до смерти. Ну, а я так не могу. Я молча глотала все – обиды, оскорбления, одиночество. Все. А он уходил к женщинам вроде тебя. Он должен был меня любить. Что ему стоило! Так легко – легче не бывает!

Рыдание вырвалось из груди Полли, и револьвер заплясал в руке. Полли удивленно смотрела на свою дрожащую руку. До сих пор она прекрасно владела собой. Ничего, осталось недолго.

– Полли! – успокаивающе заговорил Александер. – Полли, не можешь же ты…

Полли с некоторым интересом всмотрелась в его перекошенное лицо.

– Александер, – тихо заговорила она, – никогда больше не говори мне, чего я могу или не могу думать, делать и чувствовать. Теперь я скажу тебе, чего я хочу. Я хочу сделать тебе больно. Очень больно. Я думала об этом всю ночь. Разве не смешно?

Полли вздохнула и дернула плечом. Рука, сжимавшая револьвер, сильно дрожала. Какой он, однако, тяжелый! Полли очень устала. И хотела спать. Она ведь всю ночь не спала.

– Чем же мне тебя достать, Александер? Как причинить тебе такую же боль, какую ты все эти годы причинял мне? Как сделать, чтобы ты всю свою жизнь меня помнил? Ты, наверно, уже догадался. А я думала-думала, ломала голову всю ночь. И вдруг меня осенило. – Полли отступила на шаг, наслаждаясь ужасом любовников. Они глаз с нее не сводили и слушали, боясь проронить хоть слово. Это было очень приятно. – Теперь-то я знаю, что сделаю. Я хочу, чтобы ты меня надолго запомнил. И чтобы ты никогда больше никого не обижал и не обманывал. Чего ты больше всего хочешь? Я скажу тебе, Александер. Ты хочешь быть сенатором и иметь власть. Эта власть уже почти у тебя в руках. Если она упорхнет у тебя из-под носа, это будет ужасно, верно, Александер? Верно, милый?

– Боже мой, Полли! – Александер подался назад и закрыл лицо руками. – Пожалуйста… не надо… пожалуйста…

Корал вжалась в кровать, моля Бога, чтобы пуля застряла в теле любовника и не поразила ее.

Полли взвела курок. Александер и его подруга сжались в ожидании выстрела. Полли положила палец на спусковой крючок – и оба закричали, беспорядочно размахивая руками в тщетном желании защититься от этой сумасшедшей. Крючок пополз назад. Корал широко открыла рот, но не могла издать ни звука. Александер зажмурился: во мгновение ока вся жизнь промелькнула у него перед глазами. А в следующий миг Александер и Корал увидели нечто такое, отчего их страх превратился в леденящий ужас.

– Посмотрим, как ты объяснишь это избирателям.

С этими словами Полли повернула револьвер и выстрелила себе в голову.


Сославшись на усталость, Дейни отошла в сторону и растянулась на горячем песке. Блейк чувствовал: что-то неладно. Но от нее ведь ничего не добьешься, пока сама не захочет рассказать. Поэтому он и молчал во время четырехчасового полета. Блейк и Руди отправились искать место для съемок; Сирина присела рядом с Дейни.

– У тебя что-то случилось? – робко спросила она.

Дейни улыбнулась своей юной подруге, но улыбка стерлась с ее лица, когда за спиной Сирины она увидела Руди: он шагал рядом с Блейком, увязая в песке и утирая пот со лба. Ярость вновь охватила Дейни. Чертов идиот! – думала она. Он ведь рискует не только агентством, но и Сириной! Дейни успокаивающе прикоснулась к ее руке.

– Спасибо, ничего. Не сейчас. После съемок нас всех ждет серьезный разговор. А сейчас я хочу, чтобы вы с Блейком занимались только своим делом. Это очень важно, Сирина. Особенно для тебя.

– Я знаю, – покорно ответила Сирина. Приставив ладонь козырьком к глазам, она вглядывалась в даль, и ее стройные ноги, натертые кремом для загара, блестели на солнце. – Хотела бы я здесь отдохнуть! – сказала она наконец. – Просто отдохнуть. Не понимаю, как можно в таком месте думать о работе!

– Я тоже не понимаю, – пробормотала Дейни. Перед ней лежала узкая золотая полоска песка, а дальше, сколько видит глаз – необъятный синий простор. И не разобрать, где кончается море и начинается небо… Должно быть, на таком берегу вышла из пены Афродита. Ах, поднялся бы из моря какой-нибудь бог и научил Дейни, что же делать с таким партнером!

Издалека послышался голос Блейка: фотограф махал руками, призывая женщин к себе. Руди ковылял по песку обратно. Он шел прямо к Дейни, и она поняла, что настало время разговора по душам.

– Иди. Блейк, наверно, хочет попробовать в нескольких местах.

– Хорошо.

Сирина исчезла. И почти сразу же на лицо Дейни упала тень: рядом сел Руди.

– Куда это она?

– Позировать Блейку.

Руди кивнул. Несколько минут они сидели молча. Руди покосился на пылающее солнце, вгляделся в даль, где на фоне поднимающейся из моря причудливо изогнутой скалы едва виднелись две крохотные фигурки. Пейзаж что надо. Но красоты природы не помешали Руди заметить, что совладелица агентства мрачна, как грозовая туча.

– Что случилось, Дейни? Чего ты хочешь? Поговорить?

Дейни долго молчала – молчала и смотрела на него. Мешковатые шорты, просторная рубашка – мода в этом сезоне требует тщательно рассчитанной небрежности. Неказистые на вид вещи сшиты на заказ у лучших портных Лос-Анджелеса. Скромный миллионер, да и только! Но теперь Дейни знала, что ее первое впечатление было верным. «Мелкий жулик», – подумала она, увидев его впервые. Авантюрист. Азартный игрок, ради грошового выигрыша ставящий на карту жизнь. На этот раз – не только свою. Дейни села, уткнув подбородок в колени, зарылась ногами в песок и устремила взгляд в море. На Руди она больше смотреть не могла.

– Руди, у тебя в столе лежат две пачки счетов Гранта.

Так спокойно. Без эмоций. Дейни почти испугалась, услышав свой безжизненный голос. Ей казалось, что она зла на Руди – да что там, просто вне себя! А оказалось, что ей просто все обрыдло. И хочется спать. Она прошла долгий и трудный путь; она победила Сида на его поле; она блестяще провела одну из лучших своих рекламных кампаний, а заодно создала процветающее агентство: а теперь все ее труды гибнут из-за чьей-то жадности. Господи, что за идиотская, бессмысленная жизнь! И никого, кому можно довериться…

– Две толстые пачки Гранта и «Рэдисон Кемикал». В тех счетах с телевидения не было ошибки. И Дэниел Суини работал не по зову сердца. «Рэдисон Кемикал» платили тебе большие деньги, а ты покупал для Александера время в эфире, место на газетных полосах и талантливых агитаторов. Почему ты так поступал, я не знаю, но могу догадаться. Деньги. Наверняка. Ты же помешан на легких деньгах. – Дейни набрала пригоршню песка и смотрела, как он течет сквозь пальцы. – Это незаконно, Руди. Если об этом кто-нибудь узнает, мы потеряем агентство. – Дейни зарылась лицом в колени. Голос ее звучал словно из дальней дали. – Мы потеряем агентство. Ты потеряешь Сирину.

– Никто не узнает, – отозвался Руди.

Дейни вздернула голову. Темные очки ее сползли на нос.

– Я же узнала! Впрочем, ты, кажется, не удивлен. Или ты этого ждал?

– Да нет. Ты умная девочка, Дейни. Я думал, что тебя перехитрил, но ошибся. Понимаешь, это началось еще до контракта с «Апач». Я не знал, появятся ли у нас клиенты. Не знал даже, надолго ли ты у меня задержишься. Ну и… так вышло. – Руди зарылся рукой в песок и с силой сжал его в ладони. – Ты меня поймала. Что ж, спасибо, что ты, а не ФБР. Впредь буду осторожней. Постараюсь, чтобы больше ни одна душа не узнала.

Дейни опустила голову и сжала кулаки, но это не помогло. Перед глазами ее плыли багровые пятна. Руди сам не понимает, что натворил! Походя, одним махом он разрушил ее жизнь, уничтожил веру в себя. В последние месяцы она, казалось, избавилась от мыслей об отце, а теперь призрак встал из могилы, и все началось заново. Дейни поднесла руку со скрюченными пальцами к голове, словно готова была рвать на себе волосы.

– Руди, мы с тобой не в игрушки играем, – заговорила она тихим, придушенным голосом. – Из-за твоей идиотской жадности могут пострадать другие. Ты сломаешь мне жизнь! Мне, понимаешь? Господи, о чем я думала, когда с тобой связалась? Тогда я надеялась, что ты повзрослеешь, чему-то научишься. Поймешь наконец разницу между рекламным бизнесом и игрой в наперсток!

Но Руди гневно прервал ее.

– Слушай, я, может быть, и не святой, зато не страдаю потерей памяти. Помнишь, как год назад одна деловая дамочка ворвалась ко мне в кабинет и сильно осложнила мне жизнь? – Руди поднялся на колени и, оторвав руки Дейни от лица, заставил ее посмотреть ему в глаза. – Помнишь, как ты перевернула вверх дном мое агентство? Как командовала моими служащими и едва не лопалась от важности, а я болтался как неприкаянный и не знал, куда бы приткнуться? Что ж ты не проследила, чем мы там с Грантом занимаемся? Времени не было? Слишком была занята – перекраивала мою жизнь по своей мерке? А теперь, когда мы на вершине, ты начинаешь ломать руки и заявляешь, что тебе такое агентство не нравится. И я в этом виноват. Извини, мне мое агентство нравится. – Руди набрал горсть песку и с ожесточением отбросил его в сторону. Дейни отвернулась. – Мне жаль, что так получилось с Грантом, – продолжал он. – В то время я понятия не имел, чем рискую, но у нас с ним договор, и этот договор я выполню. Осталось каких-нибудь полгода. Грант пройдет в сенат, и «Рэдисон» получат от него то, что хотят. Все будут счастливы, а агентство Грина заслужит репутацию спеца по политической рекламе. Все, что от нас с тобой требуется, – держать язык за зубами.

Руди поднялся и несколько минут старательно вытряхивал из шорт набившийся туда песок. Не скоро он осмелился взглянуть на нее. Дейни Кортленд была по-прежнему прекрасна – одна из самых красивых женщин, каких случалось видеть Руди. Но что-то умерло в ней. Он видел сверкающие на солнце волосы, тщательно подкрашенные губы, темные очки – но лица не было. Исчезла беспокойная мысль, связывающая все черты воедино. Осталась мертвая маска. Руди стало жаль Дейни. В конце концов, он ей многим обязан. Но и за ней есть должок.

– Вспомни нашу первую встречу, Дейни. В какие игрушки ты играла со мной? А с Блейком? Я на твоем месте вспомнил бы поговорку о стеклянных домах и играх с камнями.

– Руди, я никогда не нарушала закон, – ровным голосом ответила Дейни.

– Правильно, – зло рассмеялся Руди. – А знаешь, какая разница между незаконным и бесчестным? За незаконный поступок тебя хватают и тащат в кутузку. А за бесчестный не упрекнет никто, кроме совести. Если она есть. Подумай об этом. Подумай о том, с чем ты пришла ко мне и как добыла эту информацию. А потом, если сможешь, читай мне мораль. Я, по крайней мере, никогда не предавал любимых.

Он повернулся и, сильно размахивая руками, зашагал к горизонту, туда, где виднелись фигурки Блейка и Сирины. Дейни смотрела ему вслед; гнев и горечь переполняли ее сердце. Как он посмел сравнить ее проступок со своим предательством?.. Решено: как только они вернутся в Лос-Анджелес, Дейни предложит ему выкупить свою долю и уйти из агентства. А сама немедленно избавится от Гранта. Впрочем, можно уйти самой и открыть новое агентство. «Эшли Косметикс» останется с ней, «Апач», скорей всего, тоже… Но это – дома. А сейчас все должно идти так, как задумано. Ради Блейка, ради Сирины.

С тяжелым вздохом Дейни поднялась с горячего песка и пошла вслед за Руди.

Сирина лежала, раскинув руки, у самой кромки воды. Глаза ее были закрыты, волосы разметались по песку. На миг Дейни показалось, что девушке плохо: она ускорила шаг, но в этот миг Сирина открыла глаза.

– Ну, как я выгляжу? – с улыбкой спросила она. Дейни остановилась, любуясь ее красотой. Одна за другой на тело Сирины набегали волны, ласкали ее нежную кожу и убегали, оставляя на высокой груди пузырьки пены.

– Ты выглядишь совершенно мокрой, – ответила Дейни.

– Смотри сюда, – заговорил Блейк, протягивая Дейни камеру. – Взгляни, как сияют в солнечном свете пена и морская вода. Взгляни, как море укрывает Сирину таинственной полупрозрачной вуалью. Смотри: она словно окутана сверкающей сетью, и сквозь эту сеть сияет ее лицо, словно поднимается из моря. Немного ретуши, и покажется, что само ее лицо и тело – из воды и морской пены. Дейни, это фантастика! А по краю – надпись: «Краски моря». Дейни, это будет что-то неслыханное!

Блейк поднес тяжелую камеру к глазам Дейни – и она послушно смотрела туда, куда он сказал, и видела все, что ей было указано. Никогда еще ей не была так нужна его поддержка, его любовь и внимание. Но Блейк не замечал, как ей плохо. Впервые за все время их любви он забыл о Дейни ради другой женщины. Дейни опустила камеру и долго смотрела на Сирину, разметавшуюся на песке, словно русалка. Сейчас, среди друзей, рядом с любимым, Дейни была одинока, как никогда.

Сирина широко улыбнулась – наконец-то ей начала нравиться эта работа! Дейни ответила слабой улыбкой, скользнула взглядом на Руди – тот не потрудился даже отвести глаза – и наконец обернулась к Блейку. В этот миг, когда у ног ее разбивались волны, а в двери стучалось поражение, Дейни осознала, как сильно им дорожит. Как ничтожны все ее заботы в сравнении с Блейком и его любовью.

Неужели слишком поздно? И теперь она для него – не одна-единственная, а лишь одна из многих? Дейни хотелось плакать, но вместо этого она ласково улыбнулась Блейку и снова устремила взгляд в объектив. Мечты Блейка исполнились, и на этот раз Дейни ему не завидовала. Наконец она избавилась от зависти к мужу. А может быть, просто устала – устала от забытых клятв и нарушенных обещаний.

– Блейк, это будет потрясающе.

– Да, – задумчиво ответил Блейк.

Неужели он не слышит, как дрожит ее голос? Или не хочет слышать? Что за странная штука жизнь! Дейни сама принесла ему на блюдечке контракт с «Эшли», надеясь этим удержать его рядом с собой – и в результате его потеряла. Дейни покачала головой. Блейк все не отводил глаз от Сирины: черные глаза его загадочно мерцали, смуглое тело блестело на солнце.

– Это будет один из лучших рекламных снимков за всю историю фотографии. Но я хочу большего. Я хочу сделать то, чего никто и никогда еще не делал.

– Что же? – рассеянно спросила Дейни, протягивая руку Сирине. Та со смехом поднялась на ноги.

– Не знаю. Когда придумаю – скажу. – Блейк протянул руку и погладил Сирину по длинным-длинным волосам, с которых стекала вода. Затем, словно забыв о своих спутниках, отошел на несколько шагов, прислонился к скале и устремил взор в бескрайнее море. Он ждал вдохновения.

Вдохновение посетило Блейка в три часа ночи. В пять он выехал из отеля и устремился на пляж. В семь – продумал все до мельчайших подробностей. В половине восьмого он разбудил своих товарищей. Настало время делать историю.


– Боже, я никогда не видел столько крови. Господи, Эрик, ты когда-нибудь видел так много крови? Ей снесло полголовы, и она упала прямо на кровать. Прямо между нами!

Александер сидел у камина в резном кресле своей матери – одном из немногих, которых не коснулся нож обойщика. Камин ярко пылал, но и сейчас, спустя день после смерти жены, Александер никак не мог согреться. Эрик, напротив, изнывал от жары. И от разговоров о пролившейся крови и разлетевшихся мозгах.

– Нет, Александер, – вздохнул он, – я никогда в жизни не видел столько крови. А теперь, может быть, поговорим о чем-нибудь другом? Нам есть о чем беспокоиться.

Александер сцепил пальцы, чтобы сдержать нервную дрожь. Волосы его были растрепаны, лицо – мертвенно-бледно. На подбородке появилась щетина. Корал могла бы его успокоить и привести в чувство, но Корал здесь не было.

– Знаю. Знаю. – Голос предал Александера, как и тело. Тело подрагивало, а голос звучал жалко и еле слышно. – Ты позвонил Дейни и Руди? – жалобно спросил он. – Надо же узнать, что нам говорить репортерам. Эти стервятники уже день не отходят от дверей. Дейни обязательно что-нибудь придумает… – Александер поднял на Эрика испуганные глаза, но Эрик отвернулся. Ему было противно.

– Я звонил. Их нет в городе, секретарша обещала, что попытается с ними связаться. Успокойся, Александер. – Незаметно для себя Эрик вновь перешел с шефом на «ты» – и Александер не возражал. – Рекламщики тебе здесь не помогут. Речь идет не об имидже, а о спасении репутации.

– Ты прав, Эрик, совершенно прав. Только скажи, что нужно делать, и я все сделаю, – немедленно отозвался Александер.

Эрик широко ухмыльнулся. Пришло его времечко.

– Отлично, слушай. Ты потрясен поступком Полли – и не тем, сколько было крови, а тем, что она покинула тебя, хотя ты так ее любил. На похоронах ты должен рыдать. Настоящими слезами. Я говорил с твоей дочерью. Она сказала, что не хочет иметь с тобой ничего общего. На похороны Моника не приедет – не собирается участвовать в представлении. Отлично, значит, репортеры до нее не доберутся. Скажешь что-нибудь типа того, что она очень расстроена и ни с кем не может разговаривать – и дело с концом. Корал тоже хочет остаться одна. И еще хочет получить двадцать тысяч на оплату услуг психотерапевта.

– Это же шантаж! – вскинулся Александер, но тут же бессильно рухнул в кресло.

– Разумеется. Я заплатил ей из фондов кампании. Кроме того, подослал к ней одного парня – из тех, кто нравится женщинам. Думаю, Корал никому ничего не скажет. Впрочем, не исключено, что она захочет с тобой повидаться.

Александер затряс головой.

– Никогда!

– Никогда не говори «никогда»! – предостерег его Эрик. Впрочем, сам он в эту присказку не верил. Если бы верил – не задержался бы в большой политике.

– А полиция?

– Ну, тут беспокоиться не о чем. Мы сказали им правду. Если этого окажется мало, если поползут слухи, что Полли не страдала депрессиями или что она застала тебя с другой женщиной – мы просто промолчим. Не будем никак комментировать это сообщение, и сплетня заглохнет сама собой. Следующие полгода ты будешь изображать убитого горем вдовца и обеспечишь себе всеобщее сочувствие и симпатию. Главное – ты должен верить в то, что говоришь. Верить, что любил ее больше всего на свете. И, обещаю, ты пройдешь в сенат.

– Отлично. Эрик, ты всегда прав. Я тебе верю. Только тебе. Я сделаю все, что ты говоришь. Ты знаешь, как делаются такие дела…

Александер еще что-то бормотал, когда раздался звонок в дверь, и Эрик пошел открывать. Снова репортеры. Возгласы притворного сочувствия, горящие от любопытства глаза… Сейчас Эрик был почти счастлив. Бедняжка Полли. Хотела погубить карьеру мужа – а вместо этого обеспечила ему всеобщее внимание. Эрик одернул пиджак, изобразил на лице приличествующую случаю скорбь и открыл дверь, уже готовясь произнести первую фразу: «К сожалению, сенатор Грант сейчас ни с кем не может разговаривать, но я готов ответить на все вопросы…» Но улыбка сползла с его лица, ибо в руках у двоих на пороге были не микрофоны, а блестящие значки. Эти двое хотели видеть Александера – и Эрик безропотно пропустил их внутрь. С ФБР не спорят.

– Я не совсем понимаю, какое отношение имеет ФБР к смерти миссис Грант, – проговорил он. – Вы, может быть, не знаете, но ее смерть не имеет никакого отношения к политике. Это самоубийство.

– Мы здесь по другому делу, – отозвался высокий фэбээровец, оглядываясь по сторонам. Низенький и толстый взглянул Эрику в глаза – и по его лицу Эрик понял, что дело серьезное.

– Сюда, пожалуйста, – пробормотал он.

Слава Богу, Александер поднялся с кресла – по-прежнему смертельно-бледный, но теперь в его осанке появилось что-то величественное, подобающее сенатору. Он уже не дрожал, а, когда двое показали ему удостоверения, взглянул на них мельком, равнодушно.

– Сенатор Грант, нам очень неприятно беспокоить вас в такой тяжелый момент, но мы хотим задать вам несколько вопросов относительно вашей связи с «Рэдисон Кемикал» и особенностей контракта с рекламным агентством Грина.

Сенатор Грант упал в кресло и закрыл лицо руками. Сквозь пальцы его текли настоящие слезы. Двое агентов терпеливо ждали, пока Эрик уведет сенатора в спальню и вернется.

– Сенатор в шоке после самоубийства своей жены. Боюсь, с ним вам придется поговорить позже. Может быть, я смогу ответить на ваши вопросы?

Фэбээровцы переглянулись, и низенький кивнул. Эрик приготовился к бою.


Часы в гостиной пробили семь. Лора с рюмкой в руках уселась перед телевизором и включила новости.

– На следующий день после смерти жены сенатор Александер Грант обвинен в мошенничестве. Анонимные источники сообщили, что через свое рекламное агентство – агентство Грина – он получает крупные суммы денег от корпорации «Рэдисон Кемикал». Ведется расследование. Мистер Грин и совладелица агентства мисс Кортленд исчезли из города. Мы встретились с Эриком Кочраном, помощником сенатора Гранта…

Лора выключила звук. Ей было неинтересно, что скажет в оправдание шефа Эрик Кочран.

– Вот они, анонимные источники! – захихикала она, глядя в зеркало на свое опухшее лицо, и подняла рюмку, словно хотела чокнуться со своим отражением. Она добилась своего. Она уничтожила Дейни Кортленд. Почему же так пусто и тяжело на сердце? Черт возьми, она должна быть счастлива!

Глава 28

Пока Сирина под навесом приводила себя в порядок, Дейни, Блейк и Руди стояли у причала, где покачивалась на волнах рыбачья лодка, и ожесточенно спорили. Все трое охрипли: все говорили разом и, кажется, уже не понимали, кто из них на чьей стороне.

– Подождите! – воскликнула Дейни. – Подождите минутку! Так мы ни к чему не придем. В любом случае, это не нам решать. По-моему, мысль интересная, но последнее слово остается за Сириной.

– Сирине об этом и знать незачем, – прервал ее Руди. – Совершенно безумная идея. Я в жизни не слышал подобной ерунды.

– Не безумная, а гениальная, – сухо поправил Блейк. Его злило не столько упрямство Руди, сколько непонятная нерешительность Дейни. Черт возьми, сколько раз она рисковала самим Блейком, их отношениями! А теперь боится, хотя и риска-то никакого нет! – Послушайте меня. Все очень просто. Сирина одевается и красится, и мы ныряем. Макияж у нее водостойкий. За спиной у меня – кислородный баллон. Мы дышим из трубки по очереди. Все, что от нее требуется – на несколько минут задержать дыхание, пока я буду снимать. Как только она подаст знак, я подплываю и протягиваю ей трубку. Боже мой, я же все время буду рядом! Она может даже не открывать глаза, если не хочет. Только подумайте! Представьте себе, как развеваются в воде ее волосы. Прозрачная вода, эти потрясающие скалы на заднем плане, рыбки вокруг… – Блейк ораторским жестом протянул руку к морю. – Ребята, да что с вами сегодня? Я нанял лодку. Снимки на берегу мы сделаем завтра. Мы все успеем, мало того – сделаем такие фотографии, каких никто еще никогда и не видел!

– Нет, – отрезал Руди. Руки его сжались в кулаки. – Подводными съемками нельзя заниматься без специального инструктора.

Дейни успокаивающе прикоснулась к его руке, словно боялась, что он бросится на Блейка с кулаками. В пылу спора она забыла о предательстве Руди, но только на миг.

– Это абсолютно безопасно, – отчеканил Блейк. Последнее слово осталось за ним.

К причалу подошла Сирина. Заметив, что ее друзья молчат и не смотрят друг на друга, она робко улыбнулась.

– У вас все в порядке?

– Все прекрасно и удивительно. Вот только Блейк малость свихнулся. Его, видишь ли, посетило озарение, – проворчал Руди. Блейк ему нравился – до сегодняшнего дня. Но сегодня Руди понял, что этот парень – чокнутый. Маньяк. Ничем не лучше Дейни.

– Правда? – Сирина чуть-чуть подняла бровь, боясь испортить макияж. – И что же это за озарение, из-за которого вы поругались?

– Блейк! – Дейни предостерегающе повернулась к нему, но он этого, кажется, и не заметил.

– Не надо, Дейни. Я правда хочу послушать. Блейк? – Сирина подняла на него огромные доверчивые глаза. Если у Блейка и оставались какие-то сомнения, они исчезли при одном взгляде на девушку. «Моя русалочка», – нежно думал он. Он должен снять ее под водой, на фоне поросших водорослями скал. Ради этого снимка он готов на все.

– Сирина, я хочу снять тебя под водой, – ответил он, и голос его звучал так, словно он приглашал девушку на свидание. Дейни отвернулась и, запрокинув голову, подставила лицо пылающему солнцу – словно надеялась, что жгучие лучи выжгут из ее души тревогу.

– В маске и с кислородным баллоном на спине? Но ведь тогда никто не увидит косметики на моем лице, – рассмеялась Сирина, но тут же по мрачным лицам своих друзей поняла, что это не шутка. Блейк обнял ее за плечи.

– Сирина, у нас все получится. Ты пробудешь под водой не больше десяти минут. Дышать будем по очереди. Я не отплыву от тебя дальше, чем на несколько футов. Я посоветовался с опытным рыбаком, – Блейк кивнул в сторону лодки, – он говорит, что это вполне возможно. На пояс тебе мы повесим сетку с рыбьим кормом – тогда вокруг соберутся мелкие рыбки. Они будут виться вокруг тебя. Представь себе эти цвета, атмосферу… В «Эшли Косметикс» с ума сойдут от восторга. Они ведь хотят чего-то необычного. Ну что? Попробуем?

– Ну, почему бы и нет? – нерешительно протянула Сирина. Она не видела в плане Блейка ничего опасного – так почему бы не исполнить его желание?

– Почему нет? – саркастически переспросил Руди, поворачиваясь и впиваясь в нее взглядом. – Потому что это чертовски опасно! Вот почему! Сирина, ты хоть раз в жизни ныряла?

– Руди, это смешно. Я все время буду рядом…

– Заткнись, Блейк, – оборвал его Руди и снова повернулся к Сирине. – Я даже не знаю, умеешь ли ты плавать. И ты готова нырнуть на дно, потому что Блейк сказал, что все будет в порядке. Что за идиотизм! Мало ли что может случиться! Мы должны делать то, что заказал нам клиент. Если Блейк решил заняться самодеятельностью – пожалуйста. Только без тебя.

– Руди! – испуганно воскликнула Сирина, пораженная его грубостью. Лишь теперь она почувствовала, что спор между друзьями – не просто рабочий момент, который назавтра изгладится из памяти. Нет, они в самом деле злы друг на друга, все трое. Еще немного – и тлеющие угли вспыхнут, и разгорится ссора. А Сирина с детства боялась ссор. – Дейни, а ты как думаешь? – робко спросила она.

Дейни пожала плечами. Едва заметно качнула головой.

– Не знаю. Это не входило в наш план. Я не вижу никакой нужды в дополнительных съемках. Сделайте то, что от вас требуется, – и достаточно.

Дейни отвернулась. Она сама не понимала, почему выступает против Блейка. Может быть, какое-то дурное предчувствие подсказывало ей, что его не стоит оставлять наедине с Сириной. А может, она просто хотела домой.

– Мне кажется, надо попробовать. – Сирина повернулась к Руди, улыбнулась ему, взяла за руку, но он не улыбнулся в ответ. – Я ведь умею плавать, и Блейк все время будет рядом. Не понимаю, что здесь опасного? Мы отплывем совсем недалеко, правда, Блейк? – Блейк кивнул. – Вон к той скале, видишь? По-моему, это будет интересно…

– А, черт! Делайте что хотите! – рявкнул Руди и зашагал прочь, увязая в песке и размахивая руками, словно сражался с невидимым врагом.

– Руди! – Сирина хотела броситься за ним, но Блейк ее остановил.

– Ушел, и слава Богу. Он бы только мешал. Когда он увидит фотографии, поймет, каким был дураком.

– Не знаю, Блейк. Я думала, он со мной согласится. Я не хочу его расстраивать.

– Знаю, девочка. Мы все сейчас на пределе. Вот сделаем снимки – и вы с Руди проведете чудный вечер вдвоем. Ты выяснишь, почему он сегодня такой нервный, а я постараюсь понять, что за неприятности у Дейни.

– Хорошо. – Сирина не отрывала глаз от крошечной фигурки Руди. – Знаешь, мне хотелось, чтобы он поплыл с нами. Я не боюсь – просто хочу, чтобы он был рядом.

– Ну, что ж теперь делать?

– Не знаю. Мне это не нравится. Может быть, мне пойти и поговорить с ним?

– Попозже, Сирина. Сейчас нам пора за работу. Раньше начнем – раньше кончим.

Сирина кивнула. Блейк помог ей забраться в лодку, забросил туда камеру для подводной съемки, сумку, кислородный баллон. Затем обернулся к Дейни:

– Ты с нами?

– Блейк, взвесь все хорошенько. По-моему, это пустая трата времени и денег.

– Тогда оставайся. И подумай о том, что с тобой происходит. Если не ошибаюсь, ты сама хотела, чтобы мы работали в одной команде.

Дейни открыла рот, но заговорить не смогла. Никогда еще, даже в худшие минуты, Блейк не разговаривал с ней так холодно и отстраненно. Решившись, она прыгнула в лодку.

– Я с вами.

– Отлично.

– Я надеюсь, ты помнишь, что наняла тебя я… – начала Дейни, но остановилась, поняв, что Блейк ее не слушает.

Взревел мотор. Блейк подошел к рыбаку и начал что-то ему объяснять по-испански, указывая на группу поднимающихся из моря скал. Дейни молча стояла на корме, подставив лицо солнечным лучам и соленым брызгам. Только сейчас она вспомнила, что они не взяли для Сирины смену одежды. Ничего, море сейчас теплое, и под водой она пробудет недолго. Блейк не думает о подобных мелочах. Вон на корме все, что ему нужно для счастья – маски, кислородные баллоны и Сирина, наивная девочка, готовая на все, чтобы его не обидеть. Дейни повернулась к ним спиной и задумалась. Всю дорогу до скал она пыталась найти в своей теперешней жизни хоть что-то хорошее – и не находила.

Рыбак заглушил мотор. Дейни помогла Блейку надеть кислородный баллон, ободряюще похлопала Сирину по плечу – и девушка скользнула в воду.

Дейни слышала, как Сирина, смеясь, кричит, что вода совсем теплая. Видела облако голубого шифона и счастливые сияющие глаза. Видела, как Блейк обнял девушку за талию и увлек за собой в хрустальные глубины моря.

Блейк почувствовал, что Сирина дрожит. Он дал ей подышать из трубки, затем вдохнул сам и снова передал трубку ей. Это было просто и совсем не страшно, и девушка расслабилась. Они медленно скользили под сверкающим покровом моря: Блейк искал подходящее место.

Сирина выглядела так, как он и ожидал. Водостойкий макияж был на месте, волосы струились, словно морское течение, голубой шифон сливался с водами моря. Недалеко от лодки Блейк нашел то, что искал.

Он поставил Сирину перед увитым водорослями входом в подводный грот. Здесь было неглубоко, и сквозь толщу воды проникал солнечный свет. Мелкие рыбки шарахнулись в стороны; но тут же подплыли к пришельцам, любопытствуя, что за незваные гости явились в их владения. Сирина почувствовала, как суетятся они возле сетки с кормом. Она улыбнулась, затем знаком показала, что ей нужен воздух. Несколько минут они с Блейком просто парили в воде, передавая друг другу трубку. Затем Блейк сжал ее плечо – жест, означавший: «Ты готова?» Сирина кивнула. Блейк снял со спины камеру, последний раз дал Сирине вдохнуть из трубки и отплыл в сторону.

С полминуты Сирина просто плавала в воде: голова ее склонилась набок, волосы рассыпались по плечам. Она знала, что Блейк снимает. Вот он снова подплыл к ней, потерся щекой о ее щеку – знак восхищения и благодарности – и протянул благословенную трубку. И вовремя, а то Сирина совсем уже вообразила себя жительницей подводного царства.

Блейк снова отплыл. Теперь Сирина протянула руку и расправила шифоновую накидку так, чтобы она развевалась над головой. Она склонила голову и чуть приоткрыла губы. Теперь и она ощущала очарование моря и наслаждалась своей работой. Блейк подплыл, дал ей подышать и снова исчез. Сирина уперлась ногами в скалу, стараясь не двигаться. Последние снимки. Блейк обещал не больше десяти минут. Как будет гордиться Руди, когда увидит эти фотографии! Может быть, он полюбит ее еще больше… Наклонив голову, Сирина задумалась о Руди, и мысли ее были прекрасны, пока…

Пока она не почувствовала жгучую боль в груди. Ей нужен воздух! Замечтавшись, она совсем забыла о трубке с кислородом. Сирина замахала рукой, как учил ее Блейк, затем оттолкнулась от дна и попыталась всплыть. Но что-то ее держало. Воздушная ткань зацепилась за выступ скалы, и Сирина оказалась в ловушке.

Соленая вода обожгла ей глаза. Прищурившись, Сирина оглянулась в поисках Блейка. Он здесь! Слава Богу, он здесь! Вон его камера, направленная прямо на нее. Сирина снова замахала руками, пытаясь привлечь его внимание. Ее конвульсивные движения, замедленные водой, походили на странный и прекрасный танец; вокруг ее тела развевалось голубое платье, а вокруг головы, словно змеи – длинные волосы; со всех сторон ее окружали голодные рыбки. И все это видел Блейк в видоискатель своей камеры.

Дейни лежала на корме, раскинув руки и подставив солнцу обнаженную спину. Она неотрывно смотрела в море, поглотившее Сирину и Блейка. Море сияло голубым и зеленым, играло яркими солнечными бликами. Казалось, оно прозрачно до самого дна: однако Дейни не видела ни Блейка, ни его модели.

Что за чудесное место! Однако Дейни не радовало ни жаркое солнце, ни красота моря: в голове ее крутились тысячи тревожных мыслей – о Руди, о кампании «Эшли», о Блейке… К чему же все ее труды? Зачем она лгала, хитрила, едва не потеряла Блейка? Ради того, чтобы и в раю не знать покоя?

Мимо протарахтела моторка и исчезла за горизонтом. Лодка качнулась на поднятой ею волне. Дейни поднялась и села, прислонившись спиной к мотору. Рыбак-мексиканец не сводил с нее глаз, но ее это не беспокоило. Непонятная тревога охватила ее. Не оттого, что качнулась лодка. И не оттого, что мексиканец пожирал ее похотливым взглядом. Дейни вдруг вспомнила, как смотрел Блейк на Сирину, когда они погружались в глубину моря. У него были такие странные глаза. При одном воспоминании об этом Дейни стало как-то не по себе… тревожно… нет, страшно.

– Черт! – пробормотала она.

Дейни пыталась избавиться от непонятного страха, но руки ее дрожали, а в горле стоял тугой ком. Она подошла к борту и, приложив руку козырьком к глазам, вгляделась в воду. Все в порядке. Блейк работает – создает прекрасные фотографии, которые скоро появятся на страницах каждого журнала. Сирина позирует, изображает морскую богиню. А Дейни сидит в лодке с человеком, не знающим ее языка, не понимающим ее предчувствий. Неудивительно – она и сама не знает, что с ней такое… И вдруг Дейни поняла. Блейк в беде! Она должна быть с ним! Если он погибнет… Нет, о таком Дейни не могла даже думать. Мгновенно она забросила на спину кислородный баллон, натянула на голову маску и прыгнула в теплую, ласковую, смертельно опасную воду. Рыбак что-то крикнул вслед, но Дейни не понимала его слов.

Сирина беспомощно дергала за платье, но оно никак не отцеплялось от скалы. Она видела дно, пещеру, рыб – и Блейка. Господи, он же совсем рядом! Неужели он не видит, что она задыхается? Сирина широко открыла рот, пытаясь позвать на помощь, но не могла издать ни звука. Волосы ее развевались, словно змеи Медузы. Она отчаянно боролась за жизнь.

Блейк ни на что не обращал внимания. Он снимал.

Бесстрастная камера фиксировала каждый новый поворот головы, движение тела, выражение лица. Блейк видел, как тревога Сирины сменяется болью и страхом, страх – ужасом, ужас – паникой. Но не двигался, завороженный волнующей красотой ее страданий. Здесь, в молчаливых глубинах, в каком-то волшебном бреду он забыл обо всем на свете ради прекрасного образа. Он забыл, что образ – лишь отражение человека, такого же, как он сам.

Последний снимок он сделал в тот миг, когда Дейни подплыла к девушке и поднесла к ее рту спасительную трубку. Затем обернулась, ища взглядом Блейка.

Предчувствие ее не обмануло. В беду попал Блейк – хотя и не только он. Как он дошел до такого? Как мог ради прекрасного, но иллюзорного образа обречь человека на мучительную смерть? Это невероятно, этого не должно было случиться. Однако все-таки случилось, и Дейни знала, что в этом ее вина.

Дейни повернулась к перепуганной девушке и осторожно взяла у нее трубку, вдохнула, затем отдала обратно. Она не слышала, как подплыл Блейк: лишь почувствовала, как он обнял их обеих и повлек за собой наверх. Дейни видела, что руки у него дрожат, но не знала, что по лицу под маской текут слезы.

Забытая камера медленно опускалась на дно. Сирине не быть звездой, и Блейку не войти в историю. Дейни никогда не напомнит ему об этом дне; он никогда больше не поддастся страсти, которой нет имени и оправдания.

Глава 29

– Мисс Кортленд, позвольте вам напомнить, что вы находитесь под присягой и отвечаете за свои слова, произнесенные перед комиссией, так же, как если бы выступали свидетелем в суде. Итак, повторяю вопрос: что вам, как совладельцу рекламного агентства Грина, известно об особенностях взаимоотношений между агентством, компанией «Рэдисон Кемикал» и сенатором Грантом?

Дейни сидела за длинным столом, напротив председателя. На ней был элегантный черный костюм, черные чулки, черные туфли – траур по мечте. Светлели только волосы и белое, словно мрамор, лицо. Ресницы Дейни затрепетали. Она не сразу подняла глаза – даже такое простое действие теперь давалось ей с трудом. Но наконец взглянула прямо в лицо своим мучителям.

– Я повторяю вам, джентльмены, мне неизвестно ни о каких особенностях взаимоотношений сенатора Гранта с «Рэдисон Кемикал». Я знаю, что оба они были клиентами агентства Грина. Мне известно также, что распределением средств занимался лично мистер Грин и больше ни один служащий организации, известной как «Агентство Грина», ничего не знал о каких-либо специфических финансовых проблемах, связанных с этими счетами.

Адвокат, сидящий рядом, успокаивающе сжал ее руку.

– Мисс Кортленд, вы хотите убедить комиссию, будто вы не знали о том, что «Рэдисон Кемикал» оплачивает рекламу сенатора Гранта?

– Я не работала со счетами сенатора. Мы с мистером Грином разделили работу между собой. При встречах мы обсуждали главную линию фирмы, не вдаваясь в частные вопросы.

– Не кажется ли вам, мисс Кортленд, нелепым утверждать, будто сенатор не знал, что его реклама занимает больше времени на телевидении, чем могут позволить его средства?

– Это вполне возможно, – тихо ответила Дейни, но лицо ее оживилось. В последние дни слишком много обрушилось на нее такого, чего она не понимала и не могла понять. Но на этот вопрос она знала точный, профессиональный ответ. – Сенатор – не специалист в рекламном бизнесе. Если мистер Грин сказал ему, что его средств для такой рекламы достаточно, у сенатора не было оснований ему не верить.

Председатель театрально вздохнул и откинулся на спинку кожаного кресла.

– Мисс Кортленд, зачем «Рэдисон Кемикал» перекачивать деньги в фонд кампании сенатора Гранта, если сам сенатор ничего об этом не знал? Это бессмыслица! Очевидно, у сенатора Гранта существовала с ними некая договоренность. С какой стати они стали бы помогать ему бескорыстно?

Дейни взглянула ему прямо в лицо. Глаза ее были синими и твердыми, как сапфир.

– Не знаю, сэр. Я бы посоветовала вам спросить у тех, кто может вам ответить.

– Мы пытались, мисс Кортленд, но сенатор Грант отрицает всякую связь с «Рэдисон Кемикал», а мистер Грин… – Сенатор значительно нахмурился. Он явно наслаждался, чувствуя себя в центре внимания.

– Я знаю, – прервала его Дейни. Сейчас он скажет, что мистер Грин скрылся от правосудия, а она не хотела этого слышать. Руди не преступник. И не трус. Он – любящий мужчина. После того ужасного дня Сирина умоляла его увезти ее прочь – и Руди бросил все и уехал, потому что любил ее. Он не знал, что связь Александера с «Рэдисон» стала известна и началось расследование. Дейни понятия не имела, где сейчас Руди и Сирина – и не хотела знать. Достаточно того, что они покинули этот блестящий, лживый мир – суетный мир иллюзий.

– Дейни! – Адвокат приобнял ее за плечи. – С вами все в порядке?

Дейни кивнула и подняла глаза. Сенаторы перешептывались, глядя на нее. Но Дейни не интересовало, что они о ней говорят. Она ничего не знает. Она ничего им не может объяснить. Боже, как она устала!

– Спасибо, мисс Кортленд. Думаю, это все.

Адвокат поднялся с места.

– Должна ли мисс Кортленд оставаться в Вашингтоне?

– Нет, сэр, она может уехать, когда захочет. Комиссия по этике вынесет решение немедленно. Скоро выборы, и нам не хотелось бы затягивать дело о коррупции.

Вот так, без всякой помпы закончили это дело господа сенаторы. А как торжественно начинали допрос, как строго предупреждали об ответственности! Впрочем, Дейни было все равно. Она устала. Ей хотелось только одного – вернуться домой.


– Александер? Входи, мой мальчик.

Александер проскользнул в комнату. Эрик остался снаружи. Он сделал все, что мог, чтобы спасти шею босса от петли: но при встрече с Бассетом помощник был не нужен.

– Льюис, вы хотели меня видеть?

Льюис ухмыльнулся. На этот раз Александер заговорил первым. И серые глаза уже не блестят холодным оловянным блеском. Побитый щенок скулит и просится домой. Тюрьмы боится! Что ж, посмотрим, что с ним делать.

– Садись, Александер. Будь как дома. – Не удостаивая коллегу рукопожатия, Льюис отпил из бокала и наклонился над столом. Он улыбался во весь рот, просто сиял. Давненько он не испытывал такого удовольствия. Жаль, что у него мало времени, – но комиссия ждет.

– Спасибо, Льюис.

– Всегда рад, мой мальчик. – Бассет прокашлялся, помолчал немного и заговорил: – У тебя неприятности, сынок. Крупные неприятности. Ты, мой мальчик, увяз по уши. И, по совести, не скажу, что меня это огорчает. Ведь ты меня очень обидел, Александер, а я не забываю обид. Ты понимаешь, что я хочу сказать?

Александер поднял глаза и вздрогнул, словно только сейчас заметил, как чудовищно уродлив его собеседник. Льюис нахмурился. Он ждал ответа.

– Ты понял, о чем я? – прорычал он.

– Да, – тихо ответил Александер.

– Громче, мальчик, – приказал Льюис.

Александер сжал губы, чтобы удержать рвущиеся наружу проклятия. Этот ублюдок ждет его унижения! Не дождется! Он вернется в комиссию, скажет им все, что они хотят услышать, и покончит с этим!

Но Александер не вышел из комнаты. Он открыл рот и громко, отчетливо произнес:

– Да, я понимаю, что вы хотите сказать.

– Отлично, – протянул Льюис. Он снова улыбался. – Мне нравится, когда слуги ко мне почтительны. Скажи-ка, Александер, ты все еще хочешь быть избранным на следующий срок? А? – Льюис вздохнул и заворочался в кресле. – Действительно, что тебе делать дома? Жены нет. Дочь не хочет тебя видеть. Та рыжая шлюшка, как я слышал, тоже исчезла с горизонта. Мне тебя жаль, мой мальчик.

Льюис издал новый вздох и скорбно почмокал губами. Боже, как он наслаждался собой!

– Короче, Александер, – заговорил он, отодвигаясь от стола, – не будем тянуть резину. Ты по уши в дерьме и выбраться из него самостоятельно не можешь. Положим, парни из комиссии не хотят скандала – боятся, что всплывут наружу их собственные грешки. Ну а мне бояться нечего. Я много лет сижу в сенате. Никто и не помнит тех времен, когда меня здесь не было. Я могу то, чего не могут другие. Я могу тебя погубить, мой мальчик, – а могу спасти твою шкуру. Мне нужно знать, чего ты сам хочешь?

Александер поднял глаза на человека за столом. На уродливого старика, держащего в руках его жизнь. Этого не может быть, думал он. Это сон. Льюис молчал, ожидая ответа. На мгновение Александер заколебался. Неужели все так безнадежно? В конце концов, он уже не тот, что прежде. У него много друзей – и только один враг. Может быть, стоит попытаться…

– Знаешь, Александер, я тут познакомился с твоим приятелем, – промурлыкал Льюис. – С парнем по имени Льюеллен. Если не ошибаюсь, у него химическая компания. Мы сегодня вместе обедаем. М-да… обедаем вместе… Так что же, мой мальчик? Тебе нужна помощь? Ты хочешь, чтобы я тебе помог?

Топор упал и отрезал для Александера всякую надежду на спасение. Он закрыл лицо руками, потер глаза, словно надеясь проснуться. Но не проснулся. Льюис ждал ответа. У Александера Гранта не было выхода.

– Да, Льюис, я буду очень благодарен, если вы мне поможете.

– Не так! – погрозил пальцем Льюис. – Не слышу искренней благодарности. Попроси меня, как старого друга и покровителя. Как доброго господина. Ведь отныне я – твой господин.

– Пожалуйста, Льюис! – взмолился Александер. – Помогите мне! Мне очень нужна ваша помощь! Пожалуйста!

– Блестяще, Александер. Блестяще!

Льюис вышел из кабинета, унося с собой все свое могущество. Александер остался в кресле, закрыв лицо руками, – бессильный, жалкий и одинокий. Но разве когда-нибудь он был иным?

– Встретимся тринадцатого числа, и я покажу вам макет. В четыре тридцать. Да. Конечно. До свидания.

Дейни повесила трубку, вычеркнула из блокнота запись «Банк Санта-Моника» и взглянула на часы. Почти пять. Повернувшись в кресле, она включила радио. Передавали новости. Выборы были в разгаре, и Александер Грант уверенно шел к победе.

Дейни выключила радио и откинулась на спинку кресла. Сегодня был трудный день. Как и все предыдущие дни. Но Дейни справилась. Она сохранила все контракты, кроме договоров с Грантом и «Рэдисон». Правда, «Эшли Косметикс», узнав, что Сирина больше сниматься не будет, сильно урезали бюджет. Но ничего, жить можно. И агентство выжило. Когда Руди и Сирина вернутся, Дейни передаст им процветающее дело. Это самое меньшее, что она может для них сделать после…

– Дейни! – Тихий голос и робкий стук в дверь. Дейни обернулась. На пороге стояла Лора. Дейни кивнула, приглашая ее войти.

– Пожалуйста, подпиши документы для кампании «Апач».

Дейни просмотрела бумаги, расписалась и отдала их Лоре. Но та не уходила.

– Что-нибудь еще? – спросила Дейни. Ей не терпелось поскорей оказаться дома.

– Дейни, я… – К чести Лоры, она смотрела Дейни в глаза. А вот заговорить никак не могла. С самого возвращения Дейни они едва ли обменялись тремя словами. – Дейни, я хочу знать, почему.

– Что почему, Лора?

– Почему я еще здесь?

Дейни рассмеялась горьким, невеселым смехом. Бросила ручку в портфель и защелкнула замок.

– Лора, я не понимаю, почему мы все еще здесь. Так что будем милосердны друг к другу.

Лора кивнула. Она очень похорошела с тех пор, как бросила пить: похудела, глаза прояснились, волосы снова завились пушистыми локонами. Но мало излечить тело – нужно очистить душу. И Лора решилась на исповедь.

– Это я дала в ФБР информацию о выплатах «Рэдисон».

– Я так и думала, – вздохнула Дейни.

– Почему же ты меня не выгнала?

– Лора, знаешь поговорку о стеклянных домах? Не будем швыряться камнями.

Дейни направилась к дверям, но Лора ее остановила.

– Мы никогда не станем друзьями.

– Я знаю, – ответила Дейни. – Но еще я знаю, что есть прошлое, о котором нельзя забывать. Тебя Руди любил; мне он был другом. Когда он вернется, думаю, он будет рад увидеть, что мы работаем вместе.

– Ты думаешь, он вернется?

С грустной улыбкой Дейни пожала плечами.

– Не знаю. Я бы на его месте не вернулась. Ведь рядом с ним женщина, которая ничего от него не хочет. Принимает его таким, как есть. С ней ему лучше, чем с такими, как мы.

– Какими мы были, – с внезапной смелостью закончила Лора.

Женщины долго смотрели друг другу в глаза: ни одну не удивило, что обе они прошли такой схожий путь и пришли к одному решению. Дейни улыбнулась, но улыбка вышла бледной и тут же пропала. Слишком многое стоит между ней и Лорой. Такое не забудется в один день; что-то, может быть, не забудется и никогда. Дейни вздохнула.

– Посмотрим, как пойдут дела, ладно, Лора? Только больше – никаких игр. Хочешь работать – работай. Хочешь вредить – поищи другое место. И я обещаю то же.

– Что ж, это честно. – Лора посторонилась, пропуская Дейни. Та легким, ободряющим жестом прикоснулась к ее руке и вышла. Дейни спешила домой, где ждал ее Блейк.

– Привет!

Блейк поднял голову и встал из-за рабочего стола.

– Привет! – ответила Дейни, входя – и в следующую секунду портфель полетел в сторону, а сама она оказалась в его объятиях. Где же ей еще быть? – думала она. Как могла она тяготиться его любовью и желать чего-то еще?

– Тяжелый день?

Дейни покачала головой.

– Не тяжелее, чем вчера. И позавчера. И так далее. – Она положила голову ему на плечо, и Блейк зарылся лицом в ее шелковистые волосы. Дейни прижалась губами к его шее, да так и замерла. Текли минуты, а муж и жена все стояли, обнявшись, не в силах оторваться друг от друга.

– Александер побеждает, – пробормотала она наконец.

– Знаю. Я слышал новости, – ответил Блейк. Он поднял руку и смотрел, как текут сквозь его пальцы сверкающие серебристые волосы. – Ты зла на него?

Дейни покачала головой и крепче прижалась к нему. Благодарение судьбе, наконец-то она научилась отдавать и принимать любовь.

– Да нет. Я все равно ничего не могла сделать. Просто вспомнила, как меня допрашивали на этих слушаниях. Самое обидное, что я действительно ничего не знала.

– Видишь, любовь моя, правильно говорят: что ни делается, все к лучшему.

– Да. – Дейни взяла Блейка за руку и крепко сжала. – И лучше всего, что вся эта грязь не коснулась Руди и Сирины. Они ведь не сбежали. Они ничего не знали о расследовании. Они просто все бросили и уехали вместе. Сирина отказалась от славы, Руди – от богатства и успеха… По-моему, это чудесно. Их мужество многому меня научило.

– Меня тоже, – пробормотал Блейк. Лицо его омрачилось: он снова вспоминал тот ужасный миг, когда понял, что едва не убил Сирину. Он попытался высвободиться из объятий Дейни, но та прижалась к нему еще крепче. Прошло время одиночества. Прошло время, когда они скрывали друг от друга свои страхи и не делились горестными тайнами.

– Значит, мы оба поумнели, – рассмеялась Дейни. Смех ее был горек, но слышалось в нем и предчувствие грядущей радости. Она поднесла руку Блейка к своим губам и поцеловала каждый палец по очереди.

– И что же нам, умникам-разумникам, теперь делать? – пробормотал Блейк.

– По-моему, Блейк, нам надо работать. Выполнять заказы клиентов. Каждый вечер вовремя возвращаться домой, готовить ужин, заниматься любовью и засыпать в одной постели. Жить так, как живут остальные люди. – Она прижала его руку к груди и надолго замолчала, глядя в сторону. – Хватит гоняться за призраками. Ты пытался объяснить мне все это, еще когда мы были женаты. Пытался показать, что требования моего отца далеки от реальной жизни – так же далеки, как твои снимки Сирины. Видишь, Блейк, ты тоже попался на эту удочку, хотя и позже меня. А теперь я хочу делать то, что у меня хорошо получается. Хочу восхищаться твоей работой. Хочу…

Дейни замолкла, рассматривая руку Блейка. Какая чудесная рука! Мускулистая, сильная, умелая – но и нежная… Господи, она умрет, если Блейк сейчас же до нее не дотронется!

– Дейни! – Блейк погладил ее по щеке. Дейни тряхнула головой, прогоняя посторонние мысли. То, что она сейчас говорила, было слишком важно для них обоих.

– Блейк, мы едва не потеряли друг друга. Я – со своими глупыми играми и идиотскими понятиями о жизненных ценностях. Ты – со своим наваждением и с Сириной. Ты понимаешь, как близки мы были к тому, чтобы никогда…

Голос Дейни прервался. Она не могла продолжать. Стремление к совершенству не принесло ей счастья – только боль. Ее слова чаще ранили, чем исцеляли. Ее надежды никогда не сбывались. Боже, как могла она быть так слепа?

– Забудь об этом, – прошептала она. – Я не хочу думать о потерях. Подумаем лучше о том, что нам предстоит найти.

– Дейни, ты снова что-то затеваешь? Агентство Грина – солидная фирма. Чего ты еще хочешь? Давай просто работать…

– Ш-ш-ш. – Дейни приложила палец к губам Блейка: ее синие глаза просили его дослушать до конца и понять. – Тише, любовь моя. Я совсем не об этом. Никаких затей больше не будет. Никаких блестящих планов и грязных игр. Хватит. Я буду мечтать, но мечтать о том, что действительно важно. О настоящем. Например, о том, чтобы хорошо работать; чтобы просыпаться по утрам и радоваться, что я – это я; чтобы…

Дейни, не договорив, подняла глаза на Блейка. Сейчас она не любовалась его красотой – она вглядывалась в его душу, пытаясь понять, что скрывается за непроницаемой чернотой глаз. Теперь Дейни знала, чего хочет. Нет – знала, без чего она не сможет жить.

– Блейк, я хочу, чтобы мечта стала жизнью, а жизнь – исполнением мечты. Я не хочу больше сражаться за место под солнцем. Я хочу надеть тебе на палец обручальное кольцо. Снова произнести клятвы перед алтарем – и сдержать свое слово. Я хочу смотреть вперед без страха и без ложных надежд.

– А чего ты хочешь от меня? – спросил Блейк.

– От тебя? – Дейни нежно улыбнулась – улыбка эта шла из самого сердца. – Обещай мне никогда не меняться. Поклянись, что, если я снова потеряю голову, ты вернешь меня на землю. Обещай любить меня так, как любил раньше. Обещай, Блейк, – и, клянусь, я выполню свою часть договора. Обещай! Пожалуйста! Пожалуйста, Блейк…

Дейни обвила шею Блейка руками, словно боялась, что он исчезнет. Но куда мог исчезнуть Блейк? Он ведь любил ее. Все эти годы любовь удерживала его возле Дейни; удержит и теперь и не отпустит до самой смерти.

– Дейни Кортленд, я клянусь всегда любить тебя… клянусь…

Губы их встретились, и последняя клятва потонула в стоне счастья. Любовь была в этом звуке; была в нем жизнь и исполнение мечты.


home | my bookshelf | | Оглянись на бегу |     цвет текста   цвет фона