Book: Прелюдия к очарованию



Прелюдия к очарованию

Энн Мэтер

Прелюдия к очарованию

Глава первая

«Палаццо[1]-Малатеста» во всем своем великолепии ветшающей старины возвышался над узким каналом, который являлся главным связующим звеном с остальными районами города. За пределами этой, сравнительно тихой, заводи пролегал Главный канал с его оживленным движением, где постоянно сновали взад и вперед окрашенные в яркие цвета частные и правительственные суда и где можно было увидеть множество прекрасных свидетельств бурного прошлого Венеции.

Дворец сохранил известную величественность, которую не в состоянии полностью уничтожить никакое разрушение. Тонкий налет, образовавшийся за многие годы, покрывал его каменные стены и разукрасил зелеными полосами позолоченные лоджии и гордо вскинутую голову бронзового грифона, охраняющего вход. Перед дворцом – каменная пристань на витых столбах, рядом с ней вполне современная моторная лодка, которая как-то не вписывалась в общую картину.

Санче Форрест, которая, перегнувшись через борт движущегося катера, держала ладонь в прохладной воде, казалось: от здания веет вечностью, что само по себе слегка действовало на нервы. Как мог кто-то жить в подобном месте, занимаясь повседневными делами, типичными для Италии XX века, когда окружающая обстановка явно принадлежала к той эпохе, когда рыцарское благородство и жестокость шли, так сказать, рука об руку? В этом тихом городском квартале было нетрудно себе представить, как выглядел этот дворец, когда в нем проживала аристократическая семья, и в залах и апартаментах царили оживление и суета.

Санча вздохнула, и этот слабый звук привлек внимание молодого человека, сидевшего рядом с ней на корме. Повернувшись с озорными огоньками в глазах, он, заметив на лице у девушки выражение откровенного любопытства, сказал:

– Итак? Каково твое мнение?

Санча вынула ладонь из воды и вытерла ее насухо.

– Производит внушительное впечатление, – ответила она, окидывая взглядом фасад здания. – Граф Малатеста действительно живет здесь?

– Тебе не верится? – усмехнулся Тони Брайтуэйт.

– А как ты думаешь? – тряхнула головой Санча. – Дворец такой огромный! Слишком большой для одного человека.

– Полагаю, – пожал плечами Тони, – граф надеется когда-нибудь обзавестись женой и детьми. До тех же пор…

– А он еще не женат? – сморщила нос Санча.

– Нет. Пока что…

– Сколько же ему лет?

– Точно не знаю. Где-то около сорока, пожалуй. Немного меньше или больше.

– Вот как, – заметила Санча, вертя в руках блокнот. – Не то чтоб уж очень молод. И почему он до сих пор не женился?

– Погоди, Санча! – поднял брови Тони. – С подобными вопросами тебе следует обратиться к нему. В конце концов – это твое редакционное задание. Мое дело – обеспечить фотографии. – И как бы желая продемонстрировать свои способности, Тони расстегнул кожаный футляр фотоаппарата и, поднявшись, приготовился заснять дворец. В этот момент лодочник остановил катер у дворцовой пристани.

Пока Тони возился с экспонометром, Санча тоже встала, безуспешно стараясь унять мелкую дрожь, следствие охватившего ее «предэкзаменационного» волнения. Теперь, когда они прибыли к месту назначения и уже готовились покинуть катер, вся ее самоуверенность улетучилась.


Это было первое серьезное задание Санчи, да и досталось оно ей только потому, что заболела и не смогла поехать Элеонора Фабриоли.

Выходя на пристань, Санча оступилась, и Тони подхватил ее, удержав от падения на шероховатые каменные плиты, где так легко рвутся колготки. Щеки у нее горели и сильно колотилось сердце. Тони посматривал на Санчу с веселой снисходительностью.

– Ради Бога, Санча, перестань так нервничать! Это твой шанс! Не упусти его!

Санча кивнула и провела ладонями по бедрам, приглаживая юбку. В то же время она подумала, не возражают ли итальянские графы против манеры современных девушек выставлять из-под короткой юбки на всеобщее обозрение свои ноги. Возможно, ей также следовало сделать высокую прическу – мелькнула запоздалая мысль. По-скандинавски свободно ниспадающие на плечи волосы делали ее значительно моложе тех двадцати двух лет, которые она фактически уже прожила. Интересно, как выглядит этот граф? Крупный телом и важный или маленький ростом, черноволосый и вертлявый, как многие молодые люди, с которыми Санче приходилось встречаться за шесть месяцев пребывания в Венеции? Хотя, конечно, его уже нельзя причислить к молодым людям. Санче также хотелось надеяться, что граф не принадлежит к капризным или чересчур экспансивным характерам, как некоторые писатели. Разумеется, он не первый обратился к жанру исторического романа. И хотя его сочинение было признано довольно, крупным исследованием быта и нравов в Италии XIII–XV веков, это еще не означало, что оно могло стать бестселлером где-либо еще, кроме Италии. Скорее, наоборот. Санча нашла книгу очень трудной для чтения, быть может, потому, что получила ее лишь накануне в полдень, когда голова была занята предстоящим редакционным заданием. Санча провела с книгой полночи, отчаянно борясь со сном и стараясь понять содержащиеся в ней идеи. Но и в два и в три часа утра суть дантовой «Божественной комедии», написанной им в тот период, когда автору приходилось скрываться от политических противников, так и не уложилась в ее голове. Поэтому утром Санчу одолевали сомнения: достаточно ли хорошо она подготовилась, чтобы со знанием дела обсуждать с графом его книгу.

Тони попросил лодочника подождать их возвращения и взял Санчу под руку.

– Итак, милая, мы у цели, – проговорил он слегка насмешливым тоном. – Ты готова? Карандаши зачинены? Мозги функционируют как положено?

Со страдальческим видом Санча взглянула на него.

– Ах, Тони, оставь, пожалуйста! – воскликнула она. – Я и без твоих шуток ужасно волнуюсь.

– Но нет никаких причин для волнений! – заметил Тони, когда они, миновав арку главного входа, очутились на внутреннем дворе, который окружали застывшие в угрюмом молчании дворцовые стены. И там, где прежде сияли полированной красотой мозаичные плитки, теперь росли мох и сорная трава. Над всем господствовал едва уловимый запах тления, и Санча внутренне содрогнулась.

– А как нужно обращаться к графу? – внезапно спросила она, только сейчас подумав об этом.

– Ну, как тебе сказать, – пожал плечами Тони. – Едва ли есть необходимость, разговаривая с ним, всякий раз упоминать его полный титул. Мне кажется, достаточно называть его просто графом… или, возможно, синьором.

– Ты так невозмутим, – взглянула Санча на Тони. – Разве тебя не волнует тот факт, что этот человек последний представитель древнего аристократического рода?

– Ах, голубушка, не морочь себе голову, – цинично заметил Тони. – Этот аристократ никогда бы с тобой даже не поздоровался, если бы его не вынуждали обстоятельства! Посмотри вокруг! Разве это строение похоже на жилье благородного джентльмена? Оно уже рассыпается!

Санча нехотя огляделась.

– О Тони, я имела в виду другое! – воскликнула Санча. – Согласна, дворец требует существенного ремонта, но он тем не менее производит глубокое впечатление.

– Ты, Санча, чересчур романтична! – проговорил, пожав плечами, с некоторым сожалением Тони. – Хочу только надеяться, что жестокая реальность не разнесет в пух и прах твой романтизм.

– В твоих словах звучит горечь, – сказала Санча, приглаживая волосы.

– Вполне естественно, – поднял Тони брови. – Я был такой же, как и ты, теленок, много лун назад.

– Ты же совсем не старый! – запротестовала Санча.

– Старше тебя на полдюжины лет, – ответил Тони. – А чтобы разрушить мечту, достаточно нескольких месяцев.

Санча вздохнула, сознавая, что призрак дворца невольно присутствовал при их разговоре. Быть может, этот двор еще сохранил что-то от того жестокого прошлого и противился дерзкому вторжению современной молодости. Или, возможно, эти угрюмые стены все еще могли проявлять таинственную силу, сталкиваясь с холодным безразличием. Санча снова нервно повела плечами, но уже по другой причине, но Тони развеял безмолвное очарование, подойдя к двери и дергая за цепочку, соединенную где-то с колокольчиком.

Ни малейшего звука не донеслось сквозь толстые стены, и Санча и ее спутник подумали, что приспособление, возможно, вообще не функционирует. Подождав несколько минут, Тони вновь подергал за цепочку – и опять ни звука изнутри.

– Как ты полагаешь, есть кто-нибудь дома? – спросила Санча, вертя в руках блокнот.

– Никто не договаривается об интервью и затем преспокойно уходит, – заметил Тони сухо. – Подожди-ка! Я попробую дверным молотком. По-видимому, звонок не работает.

Глухие удары тяжелого железного молотка в форме одетой в перчатку руки эхом отозвались на тихом дворе.

– Жутко, не правда ли? – сказала Санча, стараясь разговором с Тони избавиться от охватившего ее тревожного чувства.

– Это тебе так кажется, – ответил Тони. – А я начинаю сердиться. Ты понимаешь, что мы здесь топчемся уже пятнадцать минут?

– Послушай! – нерешительно проговорила она. – Как будто кто-то идет?

На какой-то момент оба замолчали, прислушиваясь; до них донесся скрежет отодвигаемого засова, и через мгновение тяжелая дверь распахнулась. Петли не взвизгнули, и тем не менее у Санчи создалось впечатление, будто она и Тони вступают в логово паука. Рассердившись, Санча отбросила подобные мысли. Под влиянием мрачного окружения у нее невольно разыгралось воображение.

За дверью стоял мужчина средних лет, совершенно лысый, с густыми черными бровями. «Это, конечно, не граф», – подумала Санча, скептически разглядывая незнакомца.

– Мы от журнала «Парита», – бойко проговорил Тони, который, очевидно, не испытывал сомнений относительно подлинной роли встретившего их человека. – Граф ждет нас, – добавил он, вручая лысому небольшую карточку, удостоверяющую их личности.

Человек – довольно высокого роста и с мускулистой грудью, рельефно обозначившейся под тонкой водолазкой, взглянул на карточку, а потом, отступив в сторону, сказал:

– Синьор, синьорина, пожалуйста, входите.

Тони жестом пригласил Санчу пройти первой, и она, преодолевая внутреннее сопротивление, переступила порог дворца. И сразу на них пахнуло сырым, затхлым воздухом. На какой-то момент у Санчи возникло страстное желание отказаться от задания и уйти, но она поняла, что ведет себя просто глупо, а когда Тони, подбадривая, положил ей на руку ладонь, Санча окончательно успокоилась.

Они стояли на каменном полу своего рода вестибюля, огромного помещения, где после жары снаружи их до костей пронизал холод. Это была гигантская комната, лишенная всякого убранства, если не считать украшенных резьбой арок и колонн с явными признаками запустения и упадка. Никто не смог бы жить в подобном помещении, заключила Санча, и как бы в подтверждение ее правоты, лысый человек, заперев дверь, сопроводил гостей к мраморной лестнице, которая вела наверх к галерее, протянувшейся, как видно, через все здание.

Отшлифованные за многие столетия ступени, были немного скользкими, и Санча с готовностью держалась за перила, хотя непосредственно за ней поднимался Тони. Освоившись с полумраком, она начала с любопытством осматриваться, пытаясь мысленно сформулировать первые строки будущей статьи. Интервью с графом будет изложено потом, а сперва нужно дать описание дворца, так как многие читатели никогда не бывали в Италии и не имеют представления о настоящем палаццо.

Пол галереи покрывали мозаичные плитки, на стенах висели портреты. Как предположила Санча, все эти мужчины и женщины с суровыми лицами – предки нынешнего графа, но поскольку сопровождающий не обнаруживал склонности к разговору, она воздержалась от вопросов, решив при первой же возможности подробно расспросить самого графа.

Наконец слуга остановился перед двойной дверью. С известной торжественностью он распахнул обе половинки и проследовал дальше. Тони и Санча, не желая показаться чересчур бесцеремонными, на несколько секунд застыли в нерешительности в проходе. Однако за дверью находилась лишь небольшая приемная; пройдя через нее, их проводник исчез в следующей комнате.

Многозначительно подняв брови, Тони посмотрел на Санчу.

– Наверное, какой-то церемониал, – заметил он с иронией, и Санча подавила улыбку.

– Ты думаешь, это – слуга? – спросила она, указывая головой в сторону второй комнаты.

– Конечно, – подтвердил Тони полушепотом. – Его звать Паоло. Я уже слышал о нем. Он и слуга и телохранитель.

– Неужели? – удивилась Санча. – Разве у графа нет другой прислуги?

На лице у Тони вновь появилось циничное выражение.

– Не думаю. Как говорят, у него довольно туго с финансами.

– Было бы весьма интересно знать, из каких источников вы черпаете свою информацию, синьор?

Раздавшийся сзади тихий, но с угрожающим оттенком, голос привел обоих в замешательство. Ни Тони, ни Санча не заметили приближения мужчины, который рассматривал посетителей слегка прищуренными глазами. Их голубизна особенно выделялась на загорелом лице.

Он был лишь немного выше среднего роста, и не особенно могучего телосложения, но присущее ему выражение превосходства заставляло окружающих людей казаться ниже, чем на самом деле. Широкоплечий, с узкими бедрами человек выглядел особенно мужественно в черных тесных брюках и в черной шелковой рубашке с открытым воротом, из которого выступала мускулистая загорелая шея. Густые пряди черных волос, там и сям тронутые сединой, касались воротника, а темные бачки бросали тень на широкоскулое лицо, придавая ему аристократический вид. Он был, несомненно, самым красивым из всех мужчин, которые до сих пор встречались Санче, и, несмотря на волнение, ее буквально заворожил его пристально-внимательный взгляд.

Между тем Тони предпринял отчаянную попытку преодолеть первоначальное смущение.

– Прошу извинить меня, синьор. Я полагал, что мы одни.

– Вот как?

Красивый мужчина прошел мимо них в приемную, и Санча быстро взглянула на Тони, который недоуменно пожал плечами.

– Паоло! Поди сюда! – крикнул незнакомец, и через несколько секунд из внутреннего помещения вышел лысый слуга.

– Да, синьор?

– Мы будем изъясняться по-английски, Паоло, – сказал вновь пришедший, поворачиваясь к Тони и Санче. – Ради наших гостей, понял? – Губы шевельнулись в легкой усмешке. – Синьор и синьорина, позвольте мне представиться: граф Чезаре Альберто Вентуро ди Малатеста!

Какой-то момент царило абсолютное молчание, и Санча увидела, как щеки Тони порозовели. Она тоже ощутила ужасную неловкость и с чувством безысходности подумала, удастся ли как-то загладить допущенную бестактность.

– Тогда, граф, – собрался с духом Тони, – мы должны еще раз попросить у вас прощения за наши легкомысленные суждения. Боюсь, что профессиональное любопытство побудило нас говорить о вещах, которые мы в другой обстановке никогда бы не затронули…

– В вашей стране есть поговорка, – прервал граф, – что тот, кто подслушивает, никогда не услышит о себе ничего хорошего. Как мне представляется, я в некотором смысле именно подслушивал!

Тони с трудом проглотил застрявший в горле комок.

– Вы очень снисходительны, сэр!

– Отнюдь, – пристально взглянул граф на Тони. – Входите, пожалуйста. Паоло, принеси вина для наших гостей.

Граф открыл дверь во внутренние покои, жестом приглашая войти.

Паоло исчез через другую дверь, и Тони, легонько подтолкнув Санчу, провел ее мимо графа в другую комнату.

Минуя итальянца, Санча видела, каким оценивающим взглядом он провожал ее, и почувствовала слабый аромат лосьона, которым он, вероятно, пользовался после бритья, смешанный с запахом разгоряченного от жары тела.

Тони и Санча очутились в просторном помещении, где красота внутреннего убранства сочеталась с подлинным комфортом. На полу – мягкий, в отдельных местах уже вытертый, ковер удивительно яркой расцветки, принимая во внимание его возраст. Мебель представляла собой причудливую смесь старинного и современного. Удобные кожаные кресла сочетались с превосходными образцами венецианского ваяния. На низком постаменте – небольшая фигурка крылатой богини из старинной бронзы, безукоризненно выполненная в каждой детали. На стенах Санча увидела картины Тициана и других знаменитых итальянских мастеров. То была комната разительных контрастов, где необычайные и бесценные предметы старины соседствовали с новейшей стереофонической аппаратурой и баром с набором всевозможных напитков. Санча обратила внимание, что окна комнаты выходят на тот самый тенистый канал, по которому они совсем недавно плыли.

– Пожалуйста, присаживайтесь, – пригласил граф, указывая рукой на кресла, и Санча с удовольствием опустилась на мягкое сиденье.

Последние несколько минут утомили ее, а к интервью еще и не приступали. Тони примостился на краешке высокого резного кресла, на котором, быть может, когда-то в средние века восседала благородная дама, занятая вышиванием. Сам граф, по-видимому, предпочитал стоять, и как тут же убедилась Санча, было почти невозможно отвести от него взгляд. Воздействие его необыкновенной личности было настолько обескураживающим, что Санча засомневалась, хватит ли у нее смелости задать те вопросы, которые, как она знала, необходимо задать.



Паоло принес вино и, наполнив бокалы, удалился. Граф предложил сигареты; Санча отказалась – она еще не научилась курить, – а Тони прикурил от массивной золотой зажигалки графа, который, выбрав для себя манильскую сигару, сказал:

– Быть может, начнем, синьор…

– Брайтуэйт… Тони Брайтуэйт, – поспешил отрекомендоваться Тони. – А это мисс Форрест.

– Прекрасно! – кивнул граф. – А вы, мистер Брайтуэйт… вы – фотограф?

– Да, сэр. Мисс Форрест – журналист и возьмет интервью. А я… я полагаю, вы не имеете ничего против фотографирования?

– В разумных пределах… не возражаю, – ответил граф. – При условии, что меня на снимках не будет.

– Вы не хотите, чтобы я вас фотографировал, сэр? – нахмурился Тони.

– Да, не хочу, хотя и благодарю за предложение. Предпочитаю оставаться, так сказать, в тени. – Граф неожиданно улыбнулся, и Санчу поразила ослепительная белизна его зубов. – Где вы намерены начать?

– Где пожелаете, граф, – ответил Тони, допивая вино.

– Просто «синьор» вполне достаточно, мистер Брайтуэйт. Думаю, нет необходимости точно соблюдать этикет, – заметил граф, выпрямляясь (перед этим он стоял, прислонившись к резной облицовке камина из розового мрамора). – Вам понадобится помощь? Хотите, чтобы Паоло вас сопровождал?

– Было бы очень хорошо, – поспешил заверить Тони. – Собираюсь сделать как можно больше снимков и потом выбрать, какие из них использовать для публикации. Вы, конечно, просмотрите все еще до окончательного решения.

Наклонив голову, граф подергал за широкую с кисточками ленту, соединенную где-то в другом помещении с колокольчиком, которую Санча до тех пор видела только в кинофильмах. Паоло появился как по мановению волшебной палочки, будто специально ожидал этого вызова. У Санчи тревожно забилось сердце, она понимала, что с уходом Тони наступит время для интервью.

Санча приготовила блокнот, достала из сумки два остро отточенных карандаша и нервным движением скрестила ноги. Тони собрал фотографическое оборудование и после подробных наставлений графа своему слуге удалился вместе с Паоло, плотно притворив за собой тяжелую дверь.

Будто почувствовав облегчение, граф уселся в кресло напротив Санчи и испытующе уставился на нее голубыми глазами.

– Смелее, синьорина, – проговорил он. – Как я вижу, вы очень волнуетесь, а у меня довольно восприимчивая натура. О чем бы вам хотелось меня спросить?

Перебирая в уме в поисках подходящего начала различные фразы, она наконец сказала:

– Прежде всего мне нужно получить некоторые сведения, касающиеся вашей личной жизни. Речь не идет, как вы понимаете, о сугубо интимной ее стороне (Санча покраснела), а лишь о некоторых фактах вашей биографии.

Граф стряхнул пепел с манильской сигары в пепельницу из оникса.

– Прекрасно, синьорина. Я расскажу вам кое-что из истории моего рода, согласны? – ответил граф, сосредоточенно рассматривая надетое на мизинец кольцо-печатку с узором из драгоценных камушков. – Я одиннадцатый граф ди Малатеста. Этот титул пожалован нам в восемнадцатом веке. Среди моих предков были люди разных профессий, но большинство связало свою судьбу с политикой и церковью. К сожалению, я – последний представитель нашего рода, у меня нет ни братьев, ни сестер. Родители умерли, и мой самый близкий родственник – почтенного возраста тетя. – Оторвавшись от записей и подняв голову, Санча встретила вопрошающий взгляд графа. – Это то, что вам нужно?

– Д… Да, синьор, – слегка покраснела Санча, с преувеличенным вниманием заглядывая в блокнот.

– Превосходно! – Граф обвел глазами обширное помещение. – Дворец построен в шестнадцатом веке и первоначально принадлежал одной купеческой семье, которая лишилась своего состояния в период господства Наполеона Бонапарта. Дворец, как вы сами видели, очень нуждается в ремонте, хотя апартаменты, которые я занимаю, вполне приличны и удобны.

– Благодарю вас, – проговорила Санча, тщательно выписывая последнюю фразу.

– Что еще? – внимательно посмотрел на нее граф. – Скажите, пожалуйста, не слишком ли вы молоды для подобного интервью? Или, быть может, «Парита» пробует различные варианты использования молодых репортеров?

– Я вполне в состоянии провести эту беседу, синьор, – заметила с возмущением Санча.

На какое-то мгновение досада заглушила волнение.

Осознав же сказанное, она смутилась, почувствовала неловкость. Однако в слегка прищуренных глазах графа светилась добродушная усмешка.

– Насколько я понял, интервью должна была проводить синьорина Фабриоли.

– Да, это так, – нехотя признала Санча, кусая губы.

– Но она в последний момент заболела, и поэтому…

– И поэтому вместо нее послали вас?

– Да, – ответила Санча, слишком поздно вспомнив, что опустила титул «синьор».

– Понимаю. – Граф загасил в пепельнице сигару. – Прошу вас, продолжайте. Не хотите ли теперь поговорить о книге?

– О да! Конечно! – воскликнула Санча, переворачивая страницу блокнота. – Э-э-э… расскажите, пожалуйста, что побудило вас написать эту книгу?

– Вы ее читали? – Глаза графа буквально буравили.

– Да, – уверенно заявила Санча, решившая, что не позволит графу выбить ее из колеи.

– Тогда спрашивайте о том, что вас интересует больше всего, – предложил он.

– Хорошо, – вздохнула Санча, размышляя, с чего бы начать. – Вас… Вас всегда занимал этот период итальянской истории?

– Как вам сказать, синьорина? – сдвинул брови граф. – Уже давно мое внимание привлекала династия Борджиа. А также поэты и художники того времени: Данте, Мике-ланджело, Джотто. Эпоха Возрождения вдохновила на создание великих творений, не правда ли?

– Несомненно, – кивнула Санча. – Вам… Вам долго пришлось писать книгу?

– Нет, не долго. Много времени ушло на сбор материала. На все – от замысла до его воплощения – потребовалось около двух лет. Писательство – очень увлекательное занятие, вы согласны?

Едва заметно улыбнувшись, Санча кивнула. Пытаясь всеми силами поддерживать беседу, она старалась припомнить сделанные ранее заметки.

Было бы невыносимо сидеть молча, постоянно ощущая на себе напряженно-внимательный взгляд графа. Ей еще не приходилось иметь дело с похожими на графа людьми. Он значительно старше всех ее знакомых мужчин, и Санча гадала относительно его возраста. По ее мнению, он не мог быть моложе тридцати пяти и старше сорока пяти лет, спрашивать же она не решалась. Для статьи достаточно описания внешности. Разумеется, редакция располагала на графа и его предков дополнительной информацией, которой можно потом воспользоваться, а в городском архиве, безусловно, имелись сведения, касающиеся истории дворца. Кроме того была еще и книга. Пожалуй, могли потребоваться кое-какие данные относительно условий работы над книгой и причин, определивших именно такой порядок.

– Как вы писали, синьор? – спросила Санча, взглянув на графа. – То есть работали вы, строго придерживаясь какого-то графика, каждый день в заранее установленные часы, или же принимались за дело только по вдохновению?

Подумав некоторое время, граф затем сказал:

– За то время, когда я писал, я испробовал различные варианты. Иногда я мог работать беспрерывно, часами, порой же ограничивался несколькими строчками. В настоящее время я собираю материал для другой книги и занимаюсь этим главным образом до полудня.

– О, это очень интересно! – обрадовалась Санча еще одной теме для разговора. – Нельзя ли узнать, о чем пойдет речь во второй книге?

– Конечно, можно, – ответил граф, склонив голову набок. – Она станет продолжением первой книги и охватит шестнадцатое и семнадцатое столетия.

– Понимаю, – кивнула Санча, торопливо делая пометки в блокноте.

– Но я также пишу еще одну книгу, – добавил граф тихо. – Она совсем не похожа на две другие. Сочинение не исторического, а поэтического жанра. Вы любите стихи, мисс Форрест?

– Да, – ответила Санча не очень уверенно, краснея. – Когда… Когда нахожу время для чтения.

– Но вы должны почаще обращаться к поэзии, синьорина, – воскликнул граф. – Не кажется ли вам, что в стихотворных строках можно обнаружить очень много красоты? Не следует использовать слова только для таких прозаических, будничных дел, как, например, нынешнее интервью. Нужно дать возможность словам плавно струиться, звучать, подобно ласкающей слух музыке, и, вырывая нас из обыденности, переносить в бесконечное!

Санча слушала, невольно зачарованная; затем до ее сознания дошло, что он уже замолчал и внимательно смотрит на нее. Смущенная, Санча постаралась скрыть замешательство, делая вид, что перечитывает собственные записи.

Проведя кончикам языка по пересохшим губам, она возобновила беседу.

– Вы пишете стихи, синьор? – спросила она, не поднимая глаз.

– Совсем немного, синьорина, – признался он тихо.

– Стихотворения, которые я обрабатываю, – это творения поэтов шестнадцатого и семнадцатого веков. К сожалению, они не получили признания, и их никогда не печатали. Некоторые произведения без подписи, авторы других известны, но все они прекрасны.

Когда граф заговорил на любимую тему, изменился даже его голос, и Санча поняла, что поэзия являлась предметом его истинной увлеченности. И своим энтузиазмом он невольно заражал и ее.

– Хотите еще вина, синьорина? – внезапно спросил граф, поднимаясь и направляясь к столику, на котором Паоло оставил поднос с бутылками. – Сегодня жарко, и вы, вероятно, испытываете жажду.

– Нет, нисколько, благодарю вас, – энергично замотала головой Санча.

От выпитого крепкого вина она уже сделалась немного вялой, слегка клонило ко сну. В комнате было так тепло, так тихо и мирно в сравнении с беготней и суматохой, которая обычно царила в редакции.

Граф налил себе вина и опять прислонился к камину, поставив ногу на медную каминную решетку. Со своего места Санча видела начищенный до блеска ботинок и тесно облегавшие мускулистые ноги черные брюки. Он находился слишком близко, чтобы она могла чувствовать себя совсем непринужденно, и Санча постаралась как можно незаметнее отодвинуться подальше, к спинке кресла.

– Интервью закончилось? – спросил граф.

– Думаю, что это все, – ответила Санча, резким движением закрывая блокнот.

– Хорошо. – Граф отпил вина и, подняв бокал, стал с видом знатока внимательно рассматривать на свет остатки содержимого. – А теперь, быть может, вы расскажете кое-что о себе? – сказал граф.

Санча бросила взгляд на дверь, страстно желая, чтобы поскорее вернулся Тони. Наступил момент, которого она боялась и к которому так и не смогла подготовиться.

– Я мало что могу сообщить о себе, – ответила Санча равнодушным – как она надеялась – тоном.

– Вы, конечно, шутите, синьорина, – возразил граф, переводя взгляд на девушку. – Скажите, например, зачем понадобилось английской девушке работать в Италии?

– Почему вы так уверены, что я англичанка? – полюбопытствовала Санча.

– Ваш спутник, – слегка улыбнулся граф, – информировал меня, что ваш итальянский коллега не могла из-за болезни взять это интервью. Ваша фамилия – Форрест, которая, согласитесь, тоже указывает на английское происхождение. Кроме того, не забывайте: я слышал ваш разговор на галерее. Трудно представить, чтобы вы были другой национальности. И еще. Среди итальянских женщин редко встречаются такие блондинки, похожие на вас.

– Понимаю, – пробормотала Санча, потупившись.

– Итак… Вы не ответили на мой вопрос. Все же почему вы работаете в Италии?

Санча пожала плечами. Как было бы хорошо, если бы он пересел в другое кресло, отошел бы подальше!

– Мой дядя здесь главный редактор, – объяснила она.

– Я работала в лондонском бюро журнала, когда он предложил с год потрудиться в Венеции.

– Эдуардо Тессиле ваш дядя?

– Да, синьор. Его жена и моя мама – сестры.

– Ах, вот как, – понимающе кивнул граф. – И вам нравится здесь?

– Очень, – попыталась улыбнуться Санча. – Венеция очень красивый город.

– Вы так считаете? А вы не находите, что вода в каналах неприятно пахнет?

– Нет, синьор, – заверила Санча, сопровождая ответ выразительной жестикуляцией. – А… А вы?

– Я? – прищурился граф. – Я тоже не нахожу, синьорина. Но ведь Венеция и я – друг от друга неотделимы. Это мой город, моя родина. Церкви… бульвары… мосты; они для меня что-то большее, чем просто архитектурные сооружения.

– Собор Сан-Марко производит сильное впечатление, – неловко добавила Санча, поглаживая ладонью обложку блокнота.

– Да, сильное впечатление, – согласился граф сухо, допивая вино. – Он и построен был именно с этой целью. Однако я лично предпочитаю, так сказать, менее… посещаемые туристами кварталы.

Санча молча выслушала. На ум не приходила ни одна подходящая реплика. Хотя она прожила в Венеции уже шесть месяцев, ей фактически не пришлось увидеть малоизвестные городские районы. Всю неделю она трудилась, а в выходные дни ее брали под свою опеку дядя и тетя, очевидно, полагавшие, что их долг – всячески развлекать племянницу. Своих детей у них не было, и поэтому они всеми силами старались показать Санче, насколько им приятно ее общество. В результате ей редко представлялась возможность одной побродить по городу.

– Скажите, синьорина, как давно вы уже в Венеции? – поинтересовался граф, наливая себе вина и испытующе посматривая на Санчу.

– Около пяти месяцев, – быстро ответила она, подумав, что он не только способен приводить ее в замешательство, но и читать ее мысли.

– И, конечно, вы живете у дяди и тети?

– Вовсе нет, – покачала она головой. – Дом моего дяди за городом, и хотя он сам ежедневно ездит в редакцию, мне он посоветовал поселиться в городе вместе с двумя другими девушками, работающими в журнале «Парита». – Санча заправила выбившуюся прядь волос за ухо. – А выходные дни я провожу, разумеется, у дяди с тетей.

– Понимаю, – склонил голову граф. – Вы должны простить мне чрезмерную назойливость, синьорина, но в Италии девушки не пользуются такой свободой, как у вас.

– Вы правы, мы уже достаточно эмансипированы, – согласилась Санча, испытывая неловкость от его иронического взгляда. Торопливо поднявшись, она подошла к высокому окну, выходящему на канал, притворяясь заинтересованной происходящим снаружи. Высокие здания напротив отбрасывали тень на водную гладь канала. За ними виднелись позолоченные купола церквей, расположенных в центральной части города. День клонился к вечеру, тени становились длиннее, и общая картина была чрезвычайно красивой.

Граф щелкнул зажигалкой, и этот звук заставил Санчу обернуться. Он прикуривал новую манильскую сигару, и пламя зажигалки высветило загорелые пальцы. Женственными были у него только ресницы, необыкновенной длины и густоты, и они взлетели вверх, когда взгляды их встретились. Какой-то момент граф и Санча смотрели друг на друга, затем она, задрожав, отвела взор, чувствуя, как его глаза ощупывают ее почти с бесцеремонностью клинициста. Но почему? Что побуждало его к этому?

Звук открываемой двери избавил ее от дальнейших тревог, и, резко повернувшись, она с радостью увидела входившего в комнату Тони и следовавшего за ним Паоло.

Граф, напротив, на их появление реагировал спокойно и равнодушно.

– Вы закончили фотографирование, мистер Брайтуэйт? – спросил он.

– Мне хотелось бы сделать еще несколько снимков в этой комнате, если вы позволите, синьор, – улыбнулся Тони. – А в принципе я закончил. Весьма доволен тем, что удалось заснять.

– Прекрасно! Прекрасно! – выпрямился граф, сильно жестикулируя. – Давайте действуйте! Вы уже выбрали для съемки какие-нибудь конкретные предметы?

– Возможно, вы согласитесь позировать с вашей книгой в руках, – предложил Тони.

Граф глубоко втянул дым манильской сигары.

– Мой дорогой мистер Брайтуэйт, – проговорил он, – поверьте мне, я хорошо понимаю вашу проблему. Не могу утверждать, что мне по душе сама идея публикации задуманной вами статьи. На этот счет вас, несомненно, просветил ваш главный редактор. Но издатель моей книги… – Граф небрежно махнул рукой. – Дворец в вашем распоряжении, делайте с ним, что хотите, но я… – Он покачал головой. – Я предпочитаю, мистер Брайтуэйт, в нашем сумасшедшем мире оставаться в тени.

Тони с трудом скроил на лице улыбку и многозначительно посмотрел на Санчу.

– Хорошо, синьор, – проговорил он вежливо. – Тогда извините меня, я сейчас же начну.

Через десять минут все было кончено, и граф стал прощаться.

– Для меня встреча с вами была чрезвычайно полезной, – заявил он с очаровательной улыбкой. – Надеюсь, вы оба получили такое же удовольствие, как и я.

Тони постарался не менее вежливо ответить, Санча вполголоса пробормотала слова благодарности.

Затем Паоло проводил их вниз по мраморной лестнице и через просторный зал наружу, где ослепительно сияло южное солнце.

Вступив на катер, Тони потянулся и с облегчением вздохнул.

– Слава Богу, разделались! – воскликнул он радостно, удивив Санчу.



Обычно Тони был довольно сдержанным человеком и редко так открыто проявлял свои чувства.

– В чем дело? – взглянула Санча на него с любопытством. – Удалось получить фотографии?

– О да. У меня масса снимков. Об этом позаботился Паоло, – ответил Тони, закуривая сигарету. Руки у него немного дрожали. – Но было чертовски не по себе внизу, в подземной тюрьме!

– В подземной тюрьме? – изумленно посмотрела на него Санча.

– Именно. Ведь ты слышала о подобных вещах, не так ли?

– Ка… Кажется, да. Но никогда не задумывалась над этим. Но все-таки, в чем дело? Что произошло?

– Ничего особенного, – сказал Тони, как будто несколько успокаиваясь. – Ничего особенного, за исключением того, что этот малый Паоло был против моего посещения подземелья.

– Он что, так и заявил?

– Вовсе нет. Было бы чересчур прямолинейно, но это явствовало из его поведения. Санча, уверяю тебя, слуги, готовые из преданности хозяину убить кого угодно, не выдумка, они действительно существуют. Боже мой, я нисколько не сомневаюсь, что Паоло без всякого сомнения прикончил бы меня, если бы возникла необходимость.

– Но почему?

– Я уже говорил тебе, – вздохнул Тони. – Граф никак не хотел давать интервью. Его буквально принудил издатель книги. Паоло это известно. Представители старинных венецианских семейств – довольно упрямое племя, однако они не привыкли делать что-либо своими руками.

– Тони, ты преувеличиваешь!

– Возможно, – усмехнулся он, приглаживая ладонью волосы. – Тем не менее я был страшно рад, когда мы оттуда ушли. Ну, а как твои дела? С интервью все в порядке?

– В полном, – кивнула Санча, открывая блокнот и показывая исписанные стенографическими символами страницы.

– А он видный мужчина, не правда ли? – пристально взглянул Тони на Санчу.

– Что ты хочешь этим сказать? – прикинулась она непонимающей.

– Ах, Санча, перестань! – сердито заметил Тони. – Не говори мне, что ты не обратила внимания.

– Он… Он мне показался скорее… ну… утомленным, – ответила Санча, тщательно подбирая слова.

Тони прислонился спиной к борту катера.

– Ну что ж, можно, пожалуй, выразиться и так, – согласился он. Затем, улыбнувшись, добавил: – Не совсем подходящий кандидат для такого младенца, как ты?

– Не говори глупости! – покраснела Санча, а Тони вновь усмехнулся и стал смотреть по сторонам. Когда исчезли из виду стены дворца Малатесты, к нему опять вернулось хорошее настроение.

Глава вторая

Редакция журнала «Парита» помещалась в узком переулке, недалеко от Фондако-дей-Тедесчи. Как издание международного плана, журнал располагал своими бюро в большинстве крупных городов по всему земному шару, но выходил одновременно раз в неделю только в трех местах: Нью-Йорке, Лондоне и Венеции. В журнале печатались статьи и заметки, посвященные преимущественно проблемам искусства, однако в редакции функционировала также отличная служба новостей. Благосклонная статья на страницах журнала означала почти мгновенное признание для упомянутых в ней лиц, и сотрудники редакции прекрасно сознавали важность собственной роли.

Санча начала работать в лондонском бюро в качестве младшего репортера, когда ей исполнилось восемнадцать лет. На первых порах ей приходилось выполнять всякие поручения, которые мало чем отличались от обычных обязанностей заурядной машинистки-стенографистки на заре деловой активности издательства, однако постепенно Санча продвинулась по служебной лестнице и сделалась помощником Элен Баркли, которая вела отдел светской хроники.

Именно тогда дядя предложил Санче поработать год в Италии, выучить язык и основательно познакомиться с издательской кухней. Он же определил ее помощником к Элеоноре Фабриоли, чьи очерки регулярно появлялись на страницах журнала. Старше Санчи всего на несколько лет, Элеонора была намного опытнее, и в ее обращении с юной помощницей наряду со снисходительностью сквозило и известное пренебрежение. Санче она не особенно нравилась, но у нее можно было многому научиться, что в конце концов было важнее всего.

Элеонора снова вышла на работу на следующее утро после интервью с графом, и Санча сразу же заметила, что ее начальница сильно не в духе.

– Не могу себе представить, почему Эдуардо счел необходимым поручить вам провести эту беседу! – воскликнула она, не ожидая даже, когда Санча снимет пальто. Усугубил ситуацию еще и тот факт, что Санча опоздала на несколько минут. Уставившись на нее сильно подведенными глазами, Элеонора с недовольным видом продолжала: – Сомневаюсь, чтобы какой-нибудь другой редактор поступил бы подобным образом без веской причины. Но разумеется, вы ведь его племянница!

В устах Элеоноры последние слова прозвучали как ругательство.

Санча подошла к своему письменному столу, выдвинула ящик, достала листки с машинописным текстом, подготовленным накануне на основании стенографических заметок.

– Вот, возьмите, – сказала она Элеоноре. – Я отпечатала это вчера вечером. Если хотите сами написать очерк, я не возражаю.

С кислой миной Элеонора выхватила листки. Быстро пробежав глазами содержание, она воскликнула:

– И это все? Но здесь никаких фактов, касающихся личной жизни! О чем вы только думали? Вам хорошо известно: наши читатели любят всякие такие подробности.

– Граф вообще без особого восторга воспринял наши планы с очерком, – вздохнула Санча. – Он хотел бы рекламировать книгу, а не самого себя.

– Моя дорогая Санча, – скривила губы Элеонора, – с каких это пор журналисты пишут только о том, о чем их просят интервьюированные? Ваша задача так заинтересовать собеседника, что он, сам того не замечая, станет рассказывать вам самое сокровенное.

Санча покраснела. Представить себя способной серьезно заинтересовать графа Чезаре Альберто Вентуро ди Малатеста на какой-то более или менее длительный период было просто смешно.

Элеонора внимательно взглянула на Санчу.

– В чем дело? Почему вы так смущены? Граф не был особенно любезен?

– Чепуха, – ответила Санча отворачиваясь. – Я старалась сделать свою работу как можно лучше. Очень жаль, если вы считаете, что интервью не удалось, но тут уж я ничего не могу поделать.

– Ну, мы еще посмотрим, – отрезала Элеонора и, поднявшись, направилась по проходу между столами сотрудников и машинисток к кабинету Эдуарде Тессиле.

Провожая ее глазами, Санча подумала, что хотела бы обладать ее самоуверенностью и умением держать себя. Элеонора вовсе не была высокой, стройной и какой-то неотразимой, а наоборот – маленькой, угрюмой и довольно вспыльчивой, но она безоговорочно верила в себя, в свою работу, и в этом Санча завидовала ей.

Когда Элеонора через несколько минут вернулась, она буквально рвала и метала. Швырнув злополучные листки на стол Санчи, она крикнула:

– Вам делать! Это ваш очерк! Ваш дядя поручил его вам!

С этими словами Элеонора умчалась к себе.

Взволнованная, Санча подобрала машинописные страницы и с опаской поглядела через плечо, но Элеонора уже исчезла в своей комнате, с силой хлопнув дверью. Санча смотрела на листки, погруженная в собственные мысли.

Итак, дядя не дал себя запугать, но что ожидает ее? Как она напишет важную статью без помощи Элеоноры? Ведь Санча хорошо понимала: обратись она за советом, и та непременно жестоко раскритикует ее работу. Санча вздохнула.

Слов нет, она может показать статью дяде Эдуардо, и он, безусловно, поможет, но хочет ли она этого на самом деле? Санча вновь вздохнула. Пока Элеонора болела, в редакции было тихо и мирно, теперь опять сделалось суматошно и шумно.

С тоскливым чувством Санча подумала о Лондоне и Элен Баркли.

Будучи уже в годах, Элен относилась к ней как к дочери, приободряла и помогала, где только возможно. Она напоминала Санче ее собственную мать, умершую десять лет тому назад. Отец женился во второй раз. И хотя Санча ладила с мачехой, заменить родную мать та не могла. Именно поэтому Санча и ухватилась за возможность уехать на год в Италию. Это также позволяло отцу и его жене некоторое время побыть вместе одним. Правда, жизнь здесь была беднее событиями, но зато спокойнее.

К столу Санчи подошел Тони, обвешанный фотоаппаратами и экспонометрами.

– Привет, дорогая! – сказал он, ухмыляясь. – Опять крутишь старую шарманку.

– Боюсь, что это так и есть! – ответила Санча, поставив локти на стол и подперев подбородок ладонями. – А ты отправляешься на задание?

– Сегодня испытывают в полевых условиях новую модель автомобиля. Говорят – настоящее чудо инженерной мысли. Мне поручено фотографировать и тому подобное. Было бы здорово, если бы ты могла поехать со мной.

– Я бы охотно, – горячо откликнулась Санча, морща нос.

– В чем дело? Опять Элеонора не в духе?

– Можно сказать, – ответила Санча, перебирая листки с отпечатанными заметками. – Должна написать статью о графе ди Малатеста.

– Кроме шуток! Ну что ж, это великолепно. Желаю удачи, малыш! Не сомневаюсь, у тебя получится.

– Мне бы твою уверенность, – состроила гримасу Санча.

– Ах, перестань хныкать. У тебя обязательно все выйдет как надо. Любой в состоянии написать подобную статью. Подбери материал по истории дворца. Чем больше фактов о славном прошлом, тем лучше. Сама знаешь, как милые старые дамы любят читать о различных жестокостях!

– Пожалуйста, продолжай в том же духе, – усмехнулась Санча. – Ты придаешь мне силы и вселяешь надежду.

– Больше не могу, – рассмеялся Тони. – Мне действительно пора. Увидимся позже?

Санча молча кивнула, и Тони ушел. Снова подперев подбородок ладонью, она опять тяжело вздохнула. Если еще раз почитать книгу графа, возможно, это как-то стимулирует ее мыслительный процесс…

В обеденный перерыв Санча вышла из редакции, чувствуя себя немного усталой. Целое утро она изо всех сил старалась сосредоточиться на книге графа Малатесты, однако ей постоянно мешала Элеонора, которой, видимо, доставляло удовольствие поддразнивать Санчу; и она ни разу не прошла мимо без того, чтобы не сказать какую-нибудь колкость, отвлекая внимание Санчи.

Вздохнув, Санча зажала сумочку под мышкой и осмотрелась. Был великолепный день. Теплый ветерок нежно ласкал обнаженные руки. Она стояла – высокая, стройная, обаятельная, не замечая любопытных взглядов прохожих. Волосы цвета спелой ржи свободно ниспадали ниже плеч; в голубом платье в белую полоску и в голубой замшевой жилетке с бахромой, Санча была само олицетворение здоровой молодой женщины, и этот факт отчетливо осознавал находившийся в нескольких ярдах мужчина, не сводивший с нее слегка прищуренных голубых глаз.

Санча не замечала, что за ней наблюдают. Она решала трудную задачу: в каком из небольших ресторанчиков пообедать. В этом квартале была масса всевозможных заведений, где можно было бы покушать, но не все соответствовали ее не очень толстому кошельку. Иногда она обедала с одной из девушек, с которыми делила квартиру, однако обе работали секретарями, и часто их обеденный перерыв приходился на другие часы. Но это не огорчало Санчу. Она уже привыкла к нескромным взглядам молодых людей и была в состоянии пресечь всякие дерзкие попытки к более близкому знакомству.

Итальянцы, по-видимому, считали своим долгом демонстрировать повышенный интерес к любой одинокой красивой женщине, но сурового взгляда серых глаз Санчи обычно бывало достаточно, чтобы охладить пыл любого слишком настойчивого ухажера.

– Добрый день, синьорина!

Низкий красивый голос показался Санче знакомым, и она, резко повернувшись, столкнулась лицом к лицу с человеком, чья загадочная личность занимала ее мысли все утро, когда она корпела над его книгой.

– Граф Малатеста, – пробормотала она, не веря глазам своим. – Добрый день, синьор. – Санча быстро посмотрела по сторонам. – Вы были… Я хочу сказать… Вы собираетесь встретиться с моим дядей?

У графа насмешливо приподнялся уголок губ.

– Почему у вас возникло такое представление, будто я пришел к вашему дяде? – осведомился он.

Санча замотала головой, и золотистые пряди волос несколько раз нежно коснулись ее щек. Неожиданное появление графа застало ее врасплох, и она сказала первое, что пришло на ум. В шелковом кремовом костюме и в соответствующей рубашке, он выглядел изумительно, и в его глазах, внимательно глядевших на Санчу, мерцали волнующие искорки.

– Извините, пожалуйста… – начала она, намереваясь уйти, но граф остановил ее, спокойно взяв за руку у самого плеча.

– Не уходите, синьорина, – произнес он ласково. – Я пришел, чтобы встретиться с вами!

– Встретиться со мной, синьор? – внутренне затрепетала Санча.

– Да, с вами, синьорина. А теперь скажите мне, что вы согласны со мной пообедать, хорошо?

– По… Пообедать с вами? – пролепетала Санча едва слышно, пораженная внезапным приглашением.

– Это что, английская привычка повторять сказанное? – шутливо поинтересовался граф.

– Да… нет… Я имела в виду… конечно, это невозможно!

Санча с нетерпением ждала, когда граф отпустит ее руку. Он держал не особенно крепко, но Санча не сомневалась: попытайся она освободиться, и нажим усилится. Несмотря на все его обаяние и внешнюю мягкость, Санча почувствовала, что он всегда требовал и добивался исполнения своих желаний. Смочив кончиком языка пересохшие губы, Санча продолжала:

– Боюсь, что об этом не может быть и речи, синьор. У… у меня один час и…

– Я вовсе не такой обжора, одного часа мне вполне хватит, – сухо заметил граф.

– Я… вовсе этого не утверждала, – прикусила губу Санча. – Я… Послушайте, синьор. Вовсе нет никакой необходимости приглашать меня на обед. Если бы вы пришли несколькими минутами позже, то уже меня не застали бы.

– Вы не правы, – покачал он головой.

– Не права? – нахмурилась удивленная Санча.

– Да, синьорина. Я уже давно караулю вас.

– Ка… Караулите меня? – воскликнула Санча и тут же сообразила, что опять повторила его слова. – Я…. но зачем?

– Мне хотелось предложить вам вместе пообедать, вот и все, – пояснил граф, прищурившись.

Санча окончательно растерялась. Встретиться с графом подобным образом и позволить ему привести ее в замешательство – еще куда ни шло, но выслушивать его признания в том, что он специально пришел с единственной целью – пригласить ее в ресторан, – это уже слишком. Возможно, в Италии другие нравы, но в Англии представители аристократического общества не бегают за младшими репортерами, желая пообедать с ними на скорую руку, за исключением; конечно, тех случаев, когда для этого существуют веские причины. Санча с любопытством взглянула на графа, стараясь угадать, какие у него могут быть причины, но потом отказалась от этой затеи.

Граф был слишком искушен и опытен и умел скрывать свои мысли.

Лихорадочно она попыталась придумать причину, которая позволила бы ей уклониться от совместного обеда. Санче казалось, что найти ее просто необходимо. И хотя в редакции ей часто приходилось иметь дело с настойчивыми молодыми людьми, граф, как она понимала, представлял собою совершенно неизвестную породу. Чувство самосохранения требовало держаться подальше от него.

И все-таки, несмотря на это, какой-то сидящий внутри демон чисто женского происхождения подбивал Санчу принять приглашение, хотя б ради удовольствия сообщить Элеоноре Фабриоли, с кем она обедала.

Отбрасывая эту чрезвычайно соблазнительную идею, Санча повторила:

– Боюсь, что это невозможно, синьор.

Пальцы графа, будто лаская, заскользили по руке к запястью.

– И почему же, позвольте узнать? – спросил он слегка охрипшим голосом. – Вы проголодались и я тоже. Разве мы не можем покушать вместе?

Но Санча была убеждена, что не сумеет проглотить ни крошки. Она всем существом ощущала, как большой палец графа нежно и решительно гладил тонкую кожу ее ладони.

– Извините, – с усилием выговорила она, и граф – словно вся эта история здорово ему надоела – отпустил руку.

– Хорошо, синьорина, до свидания! – сказал он, пронзая ее будто ледяными стрелами взглядом своих голубых глаз, и направился в сторону центра торгового квартала.

В течение нескольких минут Санча неподвижно стояла там, где ее оставил граф; слишком ошеломленная и, чувствуя слабость в ногах, она не решалась тронуться с места. Что это все означало? Зачем он приходил? Какие у него могли быть причины, побудившие пригласить ее в ресторан?

Санча с трудом сглотнула. Как бы там ни было, но он уже ушел, и она могла только надеяться, что не обидела его. Дядя будет недоволен, если из-за такого пустяка окажется под угрозой публикация статьи.

И всякий раз, когда в последующие несколько дней в редакции звонил телефон, Санча со страхом ждала взрыва эмоций в дядином кабинете, но, к счастью, ничего подобного не случилось, и она могла спокойно заниматься статьей. На следующий день после встречи с графом Санча вышла на улицу в обеденный перерыв с некоторым трепетом, опасаясь, что он снова может ждать ее, однако, не обнаружив его, почувствовала своего рода разочарование.

Жизнь вошла в нормальное русло. Элеонора по-прежнему была невыносимой, но и она с явным интересом рассматривала снимки, сделанные во дворце Малатеста, когда Тони принес их показать Санче.

– Какая жалость! – воскликнула она, увидев разрушения, причиненные влагой бесценным фрескам на стенах некоторых комнат дворца. – Разве нет способов предотвратить катастрофу?

– Только если граф женится на богатой вдове, – цинично заметил Тони, пожимая плечами.

– А такая возможность существует? – взглянула с любопытством Элеонора.

– Ну, он еще достаточно молод, – поднял брови Тони. – Ходят слухи, что его видели в обществе одного французского миллионера и его дочери. Кажется, его фамилия Римон или Роман.

– Румиен, – поправила Элеонора. – Ты имеешь в виду парфюмерного фабриканта, не так ли?

– Совершенно верно, – кивнул Тони. – Конечно, книга графа может оказаться бестселлером. Как ты думаешь, Санча?

– Вполне, – ответила Санча, насупившись.

– Навряд ли, – возразила Элеонора, покачивая головой. – Читается с трудом.

– Это сама история, – заметила спокойно Санча и, встретив устремленные на нее взгляды собеседников, покраснела. – Ну что ж, – добавила она неловко, – таково мое мнение. Вспомните, я прочитала книгу еще раз и, принимая во внимание обстановку, в которой она писалась, могу утверждать, что книга очень хорошая.

– Быть может, перед нами одна из поклонниц таланта графа? – рассмеялся Тони.

Санча подперла подбородок ладонью.

– Я только хотела сказать, что во второй раз читала книгу с удовольствием. Она в полной мере выполняет отведенную ей функцию – воспитывать и просвещать.

В черных глазах Элеоноры мелькнуло презрение.

– Скажи мне, Тони, как выглядит этот граф Малатеста? – спросила она. – Он как будто произвел на мисс Форрест определенное впечатление.

– Возможно, ты, Элеонора, права, – усмехнулся Тони. – Должен признать, он очень красив.

– Ах, перестаньте вы оба! – с досадой воскликнула Санча.

– Мне в самом деле думается, что наша мисс Форрест влюбилась в графа Малатесту, – продолжала Элеонора, ехидно посмеиваясь. – Пожалуй, она рассчитывает поразить его своими литературными талантами.

– Ты полагаешь, Элеонора, – проговорил Тони, искоса взглянув на Санчу, – что она, быть может, что-то от нас скрывает? Ведь не исключено, что граф втайне питает к ней любовь, и они теперь скрытно поддерживают друг с другом связь…

– У вас что, нет другого занятия, кроме как стоять здесь и городить чепуху? – спросила сердито Санча с пылающими щеками.

На лице Элеоноры появилось выражение злорадства.

– Боже праведный, Тони, мне кажется, наша мисс Форрест страдает от безнадежной любви к графу. Не думаешь ли ты, что нам следует просветить графа и таким образом избавить ее от мучений…

Санча резко поднялась, ярость заглушила все остальные эмоции.

– Не судите других по себе, Элеонора, – звонко и отчетливо произнесла она. Ее слова разнеслись по всему помещению, и несколько пар глаз повернули в их сторону.

– Не все гоняются за любым мужчиной.

На какой-то момент воцарилась мертвая тишина, и даже Тони почувствовал некоторую неловкость, но затем вновь вмешалась Элеонора.

– Ты… Ты сучка, – крикнула она вне себя. – Не смей так разговаривать со мной! Дядя или не дядя, а я позабочусь о том, чтобы тебя вышвырнули из редакции!

– Что здесь происходит? – Холодный и внятный голос Эдуардо Тессиле прервал ссору.

Санча сгорбилась и устало прислонилась к письменному столу. Бросив ей уничтожающий взгляд, Элеонора повернулась к главному редактору.

– Ах, Эдуардо, я так рада видеть вас, – проговорила она мягким и приятным до приторности голосом. – Между мной и Санчей возник спор, и она сказала мне очень неприятные вещи. – Элеонора покачала головой. – В последние дни мне стало почему-то трудно разговаривать с ней.

Санча поджала губы. Как Элеонора осмеливается в ее присутствии с невозмутимым видом так откровенно лгать? Она посмотрела на Тони. Ведь ему было хорошо известно, что Элеонора лгала, и тем не менее он молчал.

– Итак, Санча, – проговорил Эдуардо, взглянув на племянницу. – Тебе нечего возразить?

– Элеонора права, – ответила Санча, пожав плечами. – Мы действительно не всегда ладим друг с другом. Но я не могу согласиться, что в этом только моя вина.

– Конечно. В каждом споре всегда есть две стороны, – признал дядя, вздыхая. – Тем не менее, эффективная работа над журналом требует согласованности и мира между сотрудниками. Поэтому не могли бы вы выяснять ваши отношения после работы и вне стен редакции и хотя бы внешне сохранять атмосферу делового сотрудничества, пока вы здесь?

Санча беспомощно приподняла плечи, Элеонора презрительно фыркнула.

– Ваша племянница, Эдуардо, не понимает шуток, – подчеркнула она. – Мы с Тони немножко подразнили ее и больше ничего, а она – как вы однажды выразились – буквально полезла в бутылку.

Эдуардо покачал головой, и Санче вдруг стало ясно, что, хотя, возможно, и сочувствуя своей племяннице, он ни в коем случае не хотел задеть Элеонору.

Она принадлежала к профессиональным писателям, которых не так-то и много, и получить работу где-нибудь в другом месте для нее не составит труда. Но даже с учетом всех этих обстоятельств Санча не считала ее незаменимой. Нет, здесь было что-то еще, что заставляло Тони Брайтуэйта проявлять осторожность, позволяло Элеоноре вести себя агрессивно и побуждало Эдуардо говорить почти заискивающим тоном.

Будто у Санчи с глаз внезапно спала повязка, и с удивлением она подумала, что ей раньше не приходило и в голову задаться вопросом: почему Элеоноре так много сходит с рук. Единственный случай на памяти Санчи, когда Элеонора не добилась своего, связан с этой статьей. Видимо, она почувствовала себя сильно уязвленной, когда Эдуардо настоял на том, чтобы статью писала племянница.

Размышления закончились, и Санча в смущении опустила голову под пристальным взглядом дяди. Догадался ли он, что Санча распознала истинную ситуацию?

– Санча? – обратился Эдуардо к ней.

– Что я должна тебе сказать? – спросила Санча, пожимая плечами.

– Больше никаких раздоров, – коротко заметил он. – Элеонора! Я надеюсь, что ты проявишь мудрость.

С независимым видом Элеонора вскинула голову.

– Посмотрим, что из этого выйдет, – заявила она небрежно, с полным безразличием к его начальственной позиции, и отправилась в свою комнату.

Затем Эдуардо, пробормотав какое-то невнятное ругательство, также удалился к себе. После его ухода Тони легонько постучал по столу Санчи.

– Можно войти?

– Что еще? – подняла она голову.

– Извини, малышка, – вздохнул Тони, – но ничем не мог тебе помочь.

– И я знаю – почему, – прищурилась Санча.

– Очень жаль. – Тони взмахнул выразительно рукой.

– Но ничего не поделаешь, такова жизнь. Не надо слишком расстраиваться. Твоя тетя даже и не подозревает, да и с какой стати? Даже Элеонора понимает, что не следует этим хвастать.

– Но почему? – воскликнула Санча, вся съежившись.

– Что – почему? Почему не знает твоя тетя?

– Не об этом речь. Ты хорошо понимаешь, что я имею в виду. Так почему же?

Тони огляделся, желая убедиться, что никто не подслушивает.

– Кто может объяснить, почему подобные вещи случаются? – проговорил он. – Эдуардо, по-моему, увлекся ею, а ей льстило его внимание. И она, видимо, вообразила, что занимает здесь особое положение.

– И она действительно его занимает?

– Только до известного предела, – заметил Тони. – Ведь написать статью поручили все-таки тебе, не так ли? Она была против, но это не возымело действия.

– Все это кажется таким ненужным, – вздохнула Санча, покачав головой. – У дяди есть жена. Одной женщины достаточно.

– Ах, Санча, как ты наивна! – усмехнулся Тони. – Порой ты пугаешь меня своей… ну… неосведомленностью. Мужчин тянет к женщинам по различным причинам. Не пытайся анализировать то, о чем ты не имеешь никакого представления. Пускай все останется, как есть. Их связь продолжается уже некоторое время, и пока никому никакого вреда. Поэтому брось думать об этом.

Но когда Тони ушел, Санча невольно начала думать. Можно было сколько угодно убеждать себя в том, что все это ее не касается и что для нее лично ничего не изменилось, хотя на самом деле ситуация стала совсем иной.

Какими глазами ей теперь смотреть на дядю Эдуардо и тетю Элизабет, зная, что он… с той, другой женщиной, с Элеонорой Фабриоли? Никогда больше она не сможет относиться к дяде так, как прежде.

На выходные дни Санча отправилась с Эдуардо к озеру Бетулья, где в нескольких милях от Венеции находился его дом. Обычно она с нетерпением ждала конца недели, заранее радуясь встрече с тетей, возможности полежать без всяких забот на берегу озера или поплавать в его спокойных водах. Но на этот раз не было прежней веселости и непринужденности, а по дороге она почувствовала, что и дядя пребывал в напряжении. Нет, внешне он держался как всегда, вел обычную легкую беседу, и только уж очень тонкий и проницательный наблюдатель мог заподозрить что-то неладное. Но Санча знала. На вопросы дяди она отвечала односложно и была рада, когда поездка подошла к концу.

Дом Тессиле под красной черепицей выглядел довольно красиво.

Вокруг раскинулся сад с множеством ярких цветов – гордость и отрада тети. К зданию, выстроенному в виде виллы с мансардой, примыкала веранда, на которой они чаще всего завтракали, обедали и ужинали, любуясь голубым овалом озера и подернутыми лиловой дымкой далекими холмами. Сперва Санче подумалось, что тете, которая весь день оставалась одна, такая обособленность не нравится, однако скоро она убедилась, что у Элизабет Тессиле было слишком много домашних обязанностей и увлечений, чтобы по-настоящему почувствовать одиночество. Она с удовольствием работала в саду, превосходно шила, обновляя собственный гардероб; имея прислугу, любила сама готовить. Многочисленные приятельницы постоянно забегали к ней на чашечку кофе или традиционного английского послеобеденного чая, так что у нее редко выдавалась свободная минутка.

Субботний вечер тетя договорилась провести всем вместе в доме друзей, где младшие члены семьи могли составить компанию Санче, но девушка отказалась. Она была не в состоянии целый вечер слушать, как Эдуардо хвастает перед коллегами умом и другими достоинствами жены, отлично зная, что он ей изменяет. Оставшись дома, Санча вымыла голову и потом весь вечер писала письма отцу, мачехе и своим друзьям в Англии.

Когда наступил понедельник и пришло время возвращаться в город, Санча вздохнула с облегчением.

По дороге на работу Эдуардо спросил:

– Санча, что-нибудь случилось? В эти выходные ты была какой-то замкнутой, молчаливой, и твою тетю это, я уверен, сильно обеспокоило.

– Надеюсь, что насчет тети ты ошибаешься, – быстро проговорила Санча. – У… у меня в субботу болела голова, и поэтому хотелось побыть дома.

– И больше ничего? – осторожно поинтересовался он, взглянув на Санчу.

– А что еще могло быть? – спросила она, в свою очередь, поводя плечами.

– Не знаю, – ответил он медленно, сдвинув брови. – Быть может, ты считаешь, что я мало уделяю внимания жене?

Санча приготовилась возразить, но он продолжал:

– Тот мирок, в котором живет Элизабет, вполне ее удовлетворяет… Ей не нужен никто, даже я!

– Не может быть! – в изумлении посмотрела на него Санча.

– Это правда. – Эдуардо автоматически перевел рычаг скорости. – Она шьет, готовит, ухаживает за садом. У нее есть друзья! Есть клубы любителей бриджа и виста! Есть состязания по гольфу! Я ей не нужен ни в каком качестве, кроме, пожалуй, как поставщик довольствия. – Дядя произнес эти слова без всякой горечи, и Санча вдруг ощутила обрушившуюся на нее огромную ответственность. – Возможно, все сложилось бы по-другому, если бы у нас были дети. Но мы оказались лишенными этого счастья, и поэтому… Мои слова что-нибудь проясняют?

– Мне кажется, да, – ответила Санча.

– Прекрасно. Меня это радует, – заметил Эдуардо, указывая на водную гладь озера слева, окрашенную в золотисто-розовые тона лучами восходящего солнца. – Существует так много всего, за что мы должны быть благодарны, Санча.

Опустив голову, Санча промолчала. Не упоминая проблемы, которая в первую очередь занимала их умы, Эдуардо сумел доходчиво объяснить племяннице, что вещи и люди не всегда такие, какими они кажутся; что виноваты могут быть обе стороны, правда, не всегда эта вина признается или особенно заметна.

И хотя никакие рассуждения не могли оправдать дядин поступок, Санча ценила его доверие и признавала за ним право на собственное восприятие ситуации.

Глава третья

Вечером во вторник Санча вышла из здания редакции вместе с Марией Перони, одной из девушек, с которой проживала в квартире. Другая девушка, Тереза Бастини, задержалась на работе, и подруги отправились домой вдвоем.

Тени на тротуарах постепенно увеличивались, приближались сумерки. Но переулок был ярко освещен неоновыми огнями вывесок множества торговых предприятий. Графа Малатесту Санча увидела почти сразу, как только закрыла за собой дверь редакционного подъезда.

Вовсе не рассчитывая на его появление, она тем не менее после той последней встречи всякий раз, покидая работу, пребывала в напряжении и страхе. И вот граф здесь. Санча коротко взглянула на Марию, желая убедиться, заметила ли та, как она внезапно вздрогнула.

Он стоял, прислонившись к бетонной чаше фонтана, расположенного у входа на площадь, на которую выходил переулок, где помещалась редакция журнала «Парита». Граф выглядел потрясающе красивым в своем темном костюме; белая рубашка выгодно подчеркивала ровный загар лица. Но Санче он во многих отношениях казался необычным, каким-то неземным существом, и его присутствие здесь вызывало тревогу. Конечно, совсем не исключалось, что Санча заблуждалась. Граф мог ждать кого-то, никак не связанного с журналом, но она и сама не очень верила в эту версию.

Мария внезапно заметила, что Санча замедлила шаги.

– В чем дело? – спросила она. – Ты что-нибудь забыла?

– Да… Да, забыла, – ухватилась Санча за эту отговорку. – Свою… э-э-э… косметику.

– Разве она тебе еще понадобится?

– О, наверное, – проговорила смущенная Санча, сознавая, что все косметические принадлежности лежат в ее дамской сумочке.

– Ну, ты ведь знаешь, сегодня вечером у меня свидание, – вздохнула Мария.

– Не беспокойся, Мария, – сказала Санча. – Ты иди себе, а я скоро догоню. Если мы разминемся, то увидимся дома.

– Ну… если ты так считаешь, – с сомнением проговорила Мария.

– Конечно, так будет лучше, – улыбнулась Санча. – А пока до свидания.

Поколебавшись лишь секунду, Мария кивнула в знак согласия и поспешила по узкому переулку к главной улице. Санча посмотрела на графа, успела увидеть, как он встрепенулся, заметив одиноко идущую в его сторону Марию, затем повернулась и быстро скрылась в здании редакции.

Привратник встретил ее удивленным взглядом, но поскольку он почти не говорил по-английски, то ограничился коротким итальянским приветствием и исчез в своей тесной комнатушке.

Санча на лифте поднялась на свой этаж и по коридору прошла в рабочее помещение, где царил полумрак. Лишь на другом конце в кабинете Эдуарде горел свет.

Санча заторопилась туда, но затем замерла на месте: до нее донеслись голоса, причем выделялся резкий голос Элеоноры Фабриоли. И хотя, казалось, в этом не было для нее ничего неожиданного, открытие все-таки потрясло ее.

Прижав руку к горлу, Санча заторопилась снова к выходу.

В коридоре она устало прислонилась к стене. Как глупо она себя повела, подумалось Санче. Зачем-то побежала назад в редакцию, будто ей угрожала опасность. Что с ней происходит? Разве у нее не хватит смелости противостоять графу, если он в самом деле подкарауливал ее?

Выпрямившись, Санча проследовала к лифту и спустилась на первый этаж. В вестибюле было безлюдно, старый привратник что-то тихо напевал в своей каморке за закрытой дверью. Упрямо стиснув губы, Санча вышла из здания.

Наступили сумерки, и яркий искусственный свет резал глаза. Стараясь не глядеть в сторону фонтана, она пошла, наклонив голову, по пешеходной дорожке через разбитый перед домом цветник.

Но уже никто не стоял, прислонившись к ограде фонтана, только дети забавлялись, плеская холодную воду себе в лицо и при этом радостно взвизгивая. И Санча почувствовала, как внутреннее напряжение сменилось ощущением сильного утомления. И хотя она убеждала себя, что рада его исчезновению, ей было бы приятнее, если бы граф оказался на прежнем месте. Вероятно, он ушел в тот самый момент, когда Санча вернулась в редакцию. И она мысленно укоряла себя за чувство подавленности, которое почему-то вдруг охватило ее. Санча попыталась уверить себя, что возникло оно из-за дяди и Элеоноры, но в глубине души Санча знала, что это не так.

Владевшее ею какой-то момент возбуждение прошло, и Санча постепенно начала немного успокаиваться.

Несколько свистков прозвучало ей вслед, когда она быстрым шагом миновала торговый центр, направляясь к пристани, откуда на водном трамвайчике могла доехать до дому. Марии уже не было, и Санча присоединилась к длинной очереди, смиренно ожидавшей прибытия транспорта. Когда она доберется до квартиры, Мария будет носиться как угорелая по всем комнатам, готовясь к предстоящему свиданию, и до прихода Терезы, которая могла появиться довольно поздно, так как иногда после работы ужинала в каком-нибудь ресторане со своим начальником, Санче придется скучать одной. Со времени приезда в Венецию она уже неоднократно имела свидания с молодыми людьми, но все эти встречи не получили серьезного продолжения. Санча до сих пор не страдала от одиночества и не ощущала потребности в компании, но сегодня внезапно она почувствовала себя чужой в совершенно чужом городе, и ей стало одиноко и тоскливо.

Но вот подошел водный трамвайчик, и началась посадка. Санча пристроилась в углу между отталкивающего вида парнем, который бесцеремонно, с нескрываемым интересом разглядывал ее, и необыкновенно толстой старухой, нагруженной сумками и распространявшей сильный запах лука и потного тела.

Удрученная Санча ожидала отправления, и тут она заметила, что за ней наблюдают. Внимание ее привлек один из стоявших около выхода людей. От изумления глаза у Санчи сделались совсем круглыми: она узнала графа Малатесту, который, подавшись в сторону, в этот момент пропускал какого-то пассажира, в глазах – знакомая Санче ирония. Затем трамвайчик тронулся, и Санча, поспешно отведя взгляд, уставилась на темную воду канала.

«Что ему нужно на этом суденышке?» – спрашивала она себя в отчаянии.

Вне всякого сомнения, граф обычно не пользовался этим средством передвижения, а между тем, если судить по поведению, его нельзя было отличить от обыкновенного пассажира. Но раз он здесь, быть может, он преследует ее? И если это в самом деле так, то – с какой целью? Не решаясь строить догадки относительно наиболее очевидных возможностей, она тем не менее не могла отрицать, что открытие вновь взволновало ее. И не удивительно. Ведь она была всего-навсего слабой женщиной, а он – очень красивым мужчиной.

На следующей остановке много пассажиров сошло, а вместе с ними и жирная старуха, сидевшая рядом, после чего Санча, воспользовавшись тем, что никто не занял освободившееся место, отодвинулась от неприятного парня. Но, к ее замешательству, тот, проделав аналогичный маневр, вновь оказался рядом и бесцеремонно положил ладонь ей на голое колено.

Санчу всю покоробило. Ей и раньше приходилось сталкиваться с молодыми итальянцами, но никто из них никогда не позволял себе подобных вольностей. Она резким движением сбросила его ладонь, но парень только улыбнулся и закинул руку на спинку ее сиденья.

Санча возмутилась. На каком основании он мог вообразить себе, что она благосклонно отнесется к его знакам внимания? Затем Санча подумала, как парень отреагирует, если она шлепнет по нахально ухмыляющейся роже.

Однако до этого дело не дошло. Парня внезапно поставили на ноги и сказали ему по-итальянски несколько резких фраз, и тот, трусливо заморгав, быстро отошел в сторону. Санча сперва почувствовала облегчение, но потом вновь вся поджалась, когда рядом сел граф Малатеста, только что сурово отчитавший наглеца. Его действия лишь подтверждали прежние опасения Санчи. Граф мог быть очень обходительным, но под внешней оболочкой из обаяния и кажущегося добродушия скрывался другой, непредсказуемый человек, обладавший неукротимым высокомерием дикого зверя.

– Итак, синьорина, – тихо проговорил он, наклоняясь к ней, – на этот раз вы рады моему появлению, не правда ли?

– Ну… да, конечно, – ответила Санча неуверенно. – Благодарю вас.

Граф нахмурился и небрежно откинулся на спинку сиденья.

– Скажите, синьорина, что во мне вызывает у вас отвращение?

Санча с трудом подняла на него глаза.

– Я вовсе не нахожу вас отвратительным, граф Малатеста.

– Разве? – щелкнул он пальцами. – Тогда позвольте заметить, что вы очень искусно делаете вид, будто вас что-то отталкивает.

– Нет… то есть… – Санча вздохнула и стала рассматривать свою сумочку. – Почему вы преследуете меня, граф Малатеста?

– Я преследую вас? А вам не приходило в голову, что я, быть может, направляюсь куда-то по своим личным делам?

– Конечно, утверждать обратное я не могу, – тряхнула головой Санча. – Просто я никогда не видела вас на водном трамвайчике прежде, иначе… – она недоговорила.

– Иначе? Иначе – что, синьорина? Вы хотели сказать: иначе бы вы запомнили меня?

– Да… нет… я хотела… да, наверное, вы правы.

Санча привычным движением заложила пряди волос за уши и, взглянув на графа почти с вызовом, добавила:

– Вы преследуете меня! И вы это делаете преднамеренно.

Губы графа искривила довольно циничная усмешка.

– Хорошо, признаюсь. Я следовал за вами от самой редакции.

– Но зачем? – Санча беспомощно развела руками.

– Я не привык, чтобы молодые девушки прятались, увидев, что я их жду. Мне захотелось узнать, почему вы так поступили.

– Вы ждали меня?

Глаза графа внезапно сузились, взгляд сделался жестким.

– К сожалению, ждал.

– К сожалению?

Без всякого смущения граф смотрел на Санчу.

– Да, к сожалению, синьорина. Поверьте, мне вовсе не доставляет удовольствия находиться на этой посудине.

– Тогда зачем вы здесь? – удивилась Санча, широко раскрывая глаза.

Граф окинул ее оценивающим взглядом, невольно заставляя Санчу думать о том, что на ней довольно короткая белая плиссированная юбка и верхние пуговки блузки расстегнуты из-за жары.

– Вы заинтриговали меня, – проговорил он наконец. – В вас весьма странным образом сочетаются широта взглядов с детской наивностью. И мне захотелось встретиться с вами снова.

Санча, казалось, затаила дыхание.

– Ну, вот мы и встретились, – произнесла она, запинаясь. – И я… и я вас разочаровала?

Глаза графа сразу же потемнели, и Санча быстро отвернулась, поняв, что ее вопрос прозвучал как приглашение к откровению.

– И какой ответ вы хотели бы от меня услышать? – поинтересовался он слегка охрипшим голосом. – Независимо от вашего желания на этот счет, здесь не место для подобного разговора. Пошли!

Резко поднявшись, граф, не ожидая согласия, взял Санчу за руку. Какое-то мгновение она не двигалась, но любопытство и предвкушение новых впечатлений оказались сильнее любых сомнений, и на следующей остановке она без возражения сошла на пристань. На этом месте ей еще не приходилось высаживаться, и Санча с беспокойством посмотрела вслед уплывающему судну, хорошо сознавая, что сделала первый в своей жизни рискованный шаг.

Видя отразившуюся на лице тревогу, граф спросил:

– В чем дело? Вы уже раскаиваетесь, что сошли здесь?

– Не знаю, – честно призналась Санча, крепче сжав пальцами сумочку.

– Позвольте вашу руку, – слегка улыбнувшись, сказал граф. – Обещаю не набрасываться на вас в первом же темном переулке.

Санча понимала – граф шутит, и когда он вновь взял ее за руку, все ее страхи исчезли. От твердого прикосновения его прохладных пальцев по спине пробежала дрожь, и Санче вдруг стало ясно, что нет смысла скрывать от самой себя: ей хотелось от него большего, чем простое прикосновение.

Они шли сквозь лабиринт улиц и мостов. Граф, видимо, знал город как свои пять пальцев и без труда находил дорогу, несмотря на отсутствие вывесок и дорожных указателей. Хотя Санча была без куртки, она не чувствовала холода в темных узких улочках, куда не проникал луч солнца даже в самые ясные дни. Во-первых, воздух был сравнительно теплый, и во-вторых, было жарко от волновавших ее странных ощущений. Если бы кто-нибудь сказал Санче днем, что она этим вечером будет прогуливаться с графом Малатестой по улицам Венеции, то она ни за что бы не поверила. И вот она не только шла с ним, но и делала это с явным удовольствием.

По пути граф указывал Санче на различные интересные места, на которые она иначе не обратила бы внимания, и ей подумалось: насколько все кажется интересней и загадочней с наступлением темноты. Его непринужденный разговор убаюкивал, порождая обманчивое чувство полной безопасности, но когда граф остановился у лестницы, ведущей в расположенный в подвале бар, беспокойство вновь овладело ею, и она поспешно отдернула руку.

– Ну, что еще? – спросил граф с легким раздражением.

Санча с трудом проглотила застрявший в горле комок.

– Куда вы меня ведете? – спросила она с тревогой.

Граф погладил рукой затылок, под распахнувшимся пиджаком виднелась белая шелковая рубашка.

– Вполне приличный бар, его владелец – мой приятель, – коротко информировал граф. – Здесь не бывает женщин легкого поведения или наркоманов. Обыкновенный бар… и все. – Граф холодно взглянул на Санчу. – Когда у меня появляется потребность в подобном стимулировании, я не беру с собой женщин!

Санча ужаснулась, но, как она понимала, именно этого граф и добивался. Без дальнейших слов он взял Санчу за руку и потянул по ступенькам вниз, в подвал.

Они очутились в полутемном помещении, где находились бар и ресторан. Было тепло, слегка пахло табачным дымом, но общая атмосфера была приятной. Бар освещали разноцветные лампочки, вдоль стен стояли деревянные полированные столы, между ними решетки с вьющимися растениями. В центре – небольшая площадка с деревянной мозаикой, на которой, по всей видимости, танцевали. В другом конце помещения группа из трех музыкантов исполняла легкие мелодии, которые вполне соответствовали хорошей пище и располагали к задушевной беседе.

Санча взглянула на графа Малатесту, который отпустил ее руку, но он смотрел в другом направлении. К ним приближался приземистый юркий человечек с закрученными усами. По-видимому, сам хозяин.

– Чезаре! Чезаре! – повторял он. – Чезаре! Е meraviglioso, come sta?[2]

Граф ответил на родном языке, причем говорил так быстро, что Санча с ее скудным знанием итальянского ровным счетом ничего не поняла. Судя по тому, как владелец бара-ресторана называл графа Малатесту по имени, они были большими приятелями. И Санче на какой-то момент показалось, что они не заметят, если она потихоньку уйдет; однако тут же она убедилась в ошибочности своих выводов; не успела она повернуться, чтобы немного осмотреться, как граф снова взял ее за руку.

– Джулио, – проговорил граф, – хочу представить тебя моему другу, синьорине Форрест. Она приехала из Англии.

Просиявший Джулио, понявший намек графа, тоже перешел на английский язык.

– Очень счастлив познакомиться с вами, синьорина, – воскликнул он, сжимая ее ладонь обеими руками.

– Джулио – хозяин этого заведения, – объяснил граф, – и очень уважаемый гражданин, не правда ли, Джулио?

– О, ты совершенно прав, Чезаре, – ответил, усмехнувшись, Джулио. – А теперь столик, да?

– Конечно.

Не интересуясь мнением Санчи, граф слегка подтолкнул ее, и она была вынуждена следовать за Джулио через все помещение к столику между решетчатыми ширмами, густо поросшими вьющейся зеленью. Оба сели на скамейку, и Санча постаралась отодвинуться от графа подальше. Прислуживать им взялся сам Джулио.

В качестве аперитива граф Малатеста заказал «Кампари», предварительно не спросив Санчу, нравится ей это вино или нет, и затем некоторое время изучал обширное меню, которое ему подал Джулио.

Маленький итальянец время от времени вставлял свои замечания относительно конкретных блюд, но решал главным образом граф. Санча молча наблюдала за ним, без особой охоты попивая вино и содовую воду, и могло показаться, что граф совсем забыл о ее существовании.

Но вот, однако, с меню было покончено, и Джулио отправился передать заказ повару. Отхлебнув из бокала, граф положил руки на стол и искоса взглянул на Санчу.

– Ну как, синьорина, ведь здесь вовсе не так уж и страшно? – пробормотал он вполголоса.

– А я и не говорила, что мне страшно! – с возмущением отвергла упрек Санча. Она торопливо пила вино, чувствуя, как под его пристальным взглядом усиливается ее смущение. – Про… Просто я не ожидала ужина в ресторане. Мой туалет…

– Ваш туалет я нахожу очаровательным, синьорина, – заметил граф, прищурившись так, что густые черные ресницы скрыли от Санчи выражение его голубых глаз.

Санча глубоко вздохнула.

– Мне трудно поверить, что у графа Чезаре Альберто Вентуро ди Малатеста нет более серьезного дела, чем приглашать самого заурядного младшего репортера на ужин в ресторан, – заявила она с пылающими щеками.

– Вы вовсе не самый заурядный младший репортер, – возразил он, мягко улыбаясь. – И очень рад слышать, что вы запомнили мой полный титул.

Санче сразу же стало стыдно за свою грубую реплику, и, стараясь скрыть смущение, она сказала:

– Вы забываете, граф, что я пишу статью о вашей книге, и мне, естественно, приходится иметь дело с подобными деталями.

– Ах, вот как. – Граф приподнял бокал, с рассеянным видом поглаживая стройными пальцами его край, и Санча совершенно неожиданно для себя всем существом ощутила чувственный характер их движений. – И никаких других причин, мисс Форрест?

У нее пересохло в горле.

– Какие еще могут быть причины?

Граф перевел взгляд на ее полные губы.

– Вы, должно быть, очень жалели, что отказались пообедать со мной на прошлой неделе, – вкрадчиво заметил граф. – Возможно, я невольно заинтересовал вас. – Его глаза оставили губы и перекочевали ниже, на выступающую из открытого ворота блузки белую шею. – Я уверен, что пробудил ваш интерес, Санча. Вас и сейчас мучает любопытство. Именно поэтому вы здесь.

Санча заставила себя сосредоточить внимание на движениях виолончелиста, одного из трех музыкантов, игравших в ресторане. Граф впервые назвал ее по имени, и в его произношении, с едва уловимым, но вполне определенным акцентом, оно приобрело какое-то непривычное, чужеземное звучание. Санча почувствовала облегчение, когда вновь появился Джулио, который принес заказанный графом очень аппетитный рыбный суп.

Санча с притворным рвением принялась за еду и убедилась, что суп вполне приемлем для ее желудка. Сперва она не думала, что сможет вообще что-нибудь проглотить в том состоянии, в котором находилась, но, к счастью, граф, погруженный в свои мысли, перестал смотреть на нее с выражением оскорбительной снисходительности и чрезмерной доверительности.

За супом последовал фазан, начиненный овощами и ветчиной. Санче, которая еще никогда не пробовала фазаньего мяса, оно показалось очень нежным и вкусным. Ужин завершили фрукты, но Санча лишь отведала немного винограда и, подперев подбородок ладонями, опять сконцентрировала внимание на музыкантах.

– У меня, кажется, появился соперник, пользующийся вашей благосклонностью, – заметил граф Малатеста, положив руку на спинку скамейки сзади Санчи.

Официант принес кофе и коньяк для графа. Санча от коньяка отказалась.

Граф поднес бокал к губам, с наслаждением вдохнул тонкий аромат янтарной жидкости, пригубил и продолжал:

– Если вы и дальше будете так упорно смотреть на молодых музыкантов, они, чего доброго, вообразят, что вы желаете с ними познакомиться.

Санча резко отвернулась и уставилась, как слепая, на пустую кофейную чашку. Графу снова удалось заставить ее почувствовать себя в роли школьницы, которой сделали выговор.

Но вот он вздохнул, и Санча подумала, что ему, по-видимому, становится скучно в ее компании. Ведь в конце концов она не обладала ни опытом, ни утонченностью тех женщин, с которыми он, безусловно, привык проводить вечера, а ее наивность должна была показаться ему чем-то детским, неинтересным. Украдкой Санча взглянула на графа. Он как раз раскуривал манильскую сигару, лицо было невозмутимо. О чем он думал? Сожалел, быть может, о том порыве, который побудил его ждать ее у фонтана?

Санча подергала себя за прядь волос, и это нервное движение привлекло внимание графа.

– Если вы желаете… э-э-э… вымыть руки, дамская комната вон там, – проговорил он серьезно, и Санча ухватилась за эту возможность, чтобы побыть одной хотя бы короткое время. Пересекая помещение, она почувствовала на себе пристальный взгляд графа и надеялась, что юбка у нее не помята, а на колготках нет спустившихся петель.

В дамской комнате никого не было, и Санча, помыв руки, наложила свежую губную помаду – бесцветную и блестящую, – которая особо подчеркивала мягкое очертание полных губ. Затем она критически оглядела себя в зеркале. В глазах светилась едва заметная тревога, и у нее появилось смутное желание отыскать заднюю дверь, через которую можно было бы незаметно ускользнуть. Санча уже не сомневалась, что граф скучал, а ведь ничто не задевает так женского самолюбия, как очевидное свидетельство собственной непривлекательности и невыразительности.

Но сколько бы Санча ни фантазировала, вернуться в зал было необходимо, и она, смирившись с неизбежным, вышла из дамской комнаты.

Однако, минуя танцплощадку, она невольно замедлила шаги. Графа на прежнем месте уже не было. Только грязные кофейные приборы указывали на то, что они еще недавно сидели за этим столом.

Сердце у нее упало, краска, выступившая на щеках, когда она увидела, что граф исчез, пропала, лицо побледнело и как-то осунулось. Разве не сочувствие читала она во взглядах других посетителей ресторана? И не сострадание ли светилось в глазах двух молодых людей, сидевших там в углу? Санча чувствовала себя ужасно: прижав крепче сумочку, она пошла по проходу.

Оплатил ли граф Малатеста счет? Или ей придется самой это сделать? Лихорадочно она прикидывала в уме, сколько лир у нее может находиться в кошельке.

– Санча! – услышала она свое имя, произнесенное до боли знакомым, слегка грубоватым тоном, и, резко повернувшись, Санча с удивлением увидела графа, который, очевидно, догонял ее.

– Санча! Куда это вы направились? – возбужденно спросил он.

Радость ее при виде графа была так велика, что у нее даже немного закружилась голова, и она покачнулась. Желая поддержать, граф протянул руку, и Санча изо всех сил за нее ухватилась.

– Я… я подумала… вы ушли, – едва слышно прошептала она.

– О Санча! – Голос звучал жестко, но глаза были полны самых искренних чувств.

Без дальнейших слов граф повел ее к выходу. За дверью он не стал подниматься по лестнице, а, прижав Санчу к боковой стенке, стиснул руками ее талию.

– Вы хотели сбежать от меня! – проговорил он странно-напряженным тоном.

Санча только отрицательно покачала головой, его близость буквально парализовала ее. Весь вечер они постоянно, но, может быть, не с такой силой осознавали присутствие друг друга, и Санча чувствовала, что ей ужасно хочется, чтобы граф касался ее с той же страстностью, которая слышалась в его голосе.

– Куда вы направлялись, когда я вас остановил? – спросил граф. В этот момент он еще ближе придвинулся к Санче, пропуская сходившую по ступенькам группу молодых людей, которые, не обратив на обоих ни малейшего внимания, скрылись за дверью бара.

– На… Наверное, домой, – призналась Санча тихо.

– О Санча! – снова произнес он хрипло. – Вы ведь не подумали, что я вас бросил? Мне нужно было поговорить на кухне с Джулио, и это все. Когда я вышел и увидел, как вы куда-то спешите, я должен был вас остановить!

– Это… было… э-э-э… недоразумение, – выговорила, задыхаясь, Санча, с трудом подавляя желание положить ладони на шелковую рубашку и почувствовать, как под пальцами бьется его сердце.

– А если бы я действительно ушел, вас бы это огорчило? – глухо спросил граф.

Ухватив рукой два конца воротничка блузки, Санча стянула их вместе у горла. Она не знала, что ему ответить, и опасалась еще больше усугубить ситуацию, которая и без того сделалась угрожающей. Санча лишь как-то беспомощно покачала головой, а граф, внезапно взяв ее за плечи, наклонил голову и страстно прильнул губами к ее шее. Затем, разжав ее пальцы, все еще судорожно цеплявшиеся за воротничок кофточки, и оголив плечо, он стал целовать нежную кожу.

Санча одновременно почувствовала и радость и ужас. Пьянила мысль, что она у такого человека, как граф Малатеста, возбуждала желание целовать ее, но в то же время было страшно думать, что она имела дело с мужчиной, возможно, вдвое старше ее, который, вероятно, был уверен, что она охотно уступит его домогательствам.

Однако по мере того, как его губы продолжали ласкать нежную кожу плеча и шеи, руки Санчи соприкоснулись с шелковой тканью его рубашки, а потом ощутили упругость росших на груди волос.

Сила пробудившейся чувственности, вызванной этим прикосновением, напугала Санчу, и она, подобно пловцу, вынырнувшему на поверхность после слишком длительного пребывания под водой, отшатнулась, судорожно ловя открытым ртом воздух и застегивая блузку дрожащими пальцами.

– Пожалуйста, – проговорила она с пылающими щеками, – пожалуйста, я хочу домой!

Граф, не говоря ни слова, отступил. При тусклом свете уличного фонаря она заметила судорожно сжатые губы и напряженный взгляд графа, который избегал смотреть на нее, когда она прошла мимо и стала подниматься по ступенькам.

Упорно сохраняя дистанцию, Санча вместе с графом проследовала по лабиринту улиц и переулков назад к каналу. К ее удивлению, они вышли туда, где их ожидал в моторной лодке Паоло, слуга и телохранитель.

Увидев Санчу с графом, он привычно вытянулся – весь внимание.

– Доставь, пожалуйста, мисс Форрест, куда ей надо, Паоло, – проговорил граф ровным голосом. – Я доберусь домой самостоятельно.

– Разве вы не собираетесь возвращаться в палаццо, синьор? – вопросительно сдвинул брови Паоло.

Глаза графа потемнели.

– Я сказал, чтобы ты отвез мисс Форрест домой, – отрезал он. – До свидания, синьорина, – поклонился он Санче и растворился в ночной темноте, очевидно, нисколько не беспокоясь о собственной безопасности…

Глава четвертая

В последующие несколько дней у Санчи было достаточно времени, чтобы основательно поразмышлять над событиями того памятного вечера и поломать голову над вопросами о значении случившегося. Прежде всего она упрекала себя за то, что приняла приглашение графа, но вместе с тем она не могла не признать, что отдельные эпизоды доставили ей удовольствие, и ничего не имела против, чтобы их повторить. Однако Санча была достаточно умна и не строила иллюзий, понимая, что для графа она не больше, чем очередная красивая молодая женщина, которая своим поведением разожгла в нем мужское любопытство. Паоло, безусловно, удивило их внезапное расставание, и Санча думала над тем, что он имел в виду, спрашивая графа, не намерен ли тот отправиться в палаццо. В итоге всех этих размышлений она пришла к неутешительному выводу, что граф планировал вернуться домой вместе с ней. О дальнейших его намерениях думать Санче не хотелось. Было лучше ограничиться предположением, что она разрушила любые замыслы графа на этот счет, отказавшись уступить его, несомненно, чрезвычайно искусному ухаживанию, и больше не строить догадок о возможном финале того вечера. И теперь всякий раз по окончании работы Санча выходила из здания редакции с тревожно бьющимся сердцем, однако граф не показывался.

К концу недели Санча почти совсем успокоилась. Перестала она особенно волноваться и по поводу неверности Эдуардо. Выслушав его объяснение, Санча до известной степени смирилась с ситуацией; во всяком случае, дядя и племянница дружески беседовали по пути к загородному дому.

Тетя Элизабет радостно встретила мужа и Санчу, на руках резиновые перчатки, перепачканные землей.

– Ты никогда не угадаешь, Эдуардо, что я получила, – воскликнула она. – Приглашение от семьи Бернадино на званый ужин.

Эдуардо ослабил узел галстука и расстегнул ворот рубашки.

– От Бернадино? – переспросил он с очевидной почтительностью. – Разве мы так близко с ними знакомы?

Элизабет, пожав плечами, прошла вместе с ними в низкую светлую гостиную, где преобладали голубые и зеленые пастельные тона.

– Ну, я знаю графиню достаточно хорошо. Она посещает некоторые коллективные игры в бридж, где бываю и я. Но мне кажется, я никогда не встречалась с ее мужем. А тебе приходилось?

– С графом Бернадино? Нет, с ним я не знаком, – отрицательно покачал головой Эдуардо. – Конечно, как и многие, я знаю его в лицо. Но он вращается в совершенно других кругах, чем редактор какого-то журнала. Крупный собственник и журнальный работник не часто стоят друг с другом на цриятельекой ноге.

Санча бросилась в мягкое кресло, обитое голубой кожей, обмахиваясь рукой. Вечер был очень теплый, и хотя легкий ветерок шевелил кроны кипарисов, обступивших лужайку перед домом, он не проникал в комнату.

Санча почти не слушала, о чем говорили дядя с тетей. Голова у нее была слишком занята собственными мыслями, которые в основном касались будущей статьи. Она сознательно прекратила всякие умозрительные спекуляции относительно вероятных мотивов графа Малатесты.

– У тебя на этой неделе все обстояло благополучно? – спросила Элизабет ласково племянницу. – Ты выглядишь довольно бледной и утомленной. По-видимому, Эдуардо перегружает тебя работой.

– О нет, нисколько, – с усилием улыбнулась Санча. – Скорее всего сказывается жара. Пожалуй, я перед ужином приму душ.

– Ты слышала, Санча, о чем мы говорили? – поинтересовалась тетя.

– Нет. О чем же? – повернулась Санча у двери.

– Завтра вечером мы приглашены на ужин к Бёрнадино.

– А кто они такие? – сдвинула брови Санча.

– Речь идет о графе и графине Бернадино, – вмешался Эдуардо. – Они живут возле озера в большом доме, мимо которого мы проезжаем по дороге сюда. По-моему, я тебе этот дом показывал.

Санча попыталась вспомнить.

– Ты имеешь в виду тот самый, с собственным причалом, где какие-то люди катались на водных лыжах?

– Вот именно, – кивнул дядя. – Очень состоятельная семья. У них, как мне кажется, два сына и дочь, которой около шестнадцати лет. Думаю, тебе там понравится.

– Звучит действительно заманчиво, – согласилась Санча, улыбаясь и приподнимая темные брови. – Вы с ними близко знакомы?

Элизабет отрицательно покачала головой.

– Я знаю только графиню. Но, очевидно, они прослышали, что ты в выходные дни бываешь у нас, и решили немного развлечь тебя. Во всяком случае, я уверена, что вечер обогатит тебя новыми впечатлениями.

– Не сомневаюсь.

Санча не разделяла тетиных восторгов. Приемы и вечеринки, которые Элизабет часто устраивала для нее, были ненужной роскошью. И вилла, и озеро, и окружающая природа вполне удовлетворяли Санчу, которой ничто не доставляло большего удовольствия, чем возможность позагорать на веранде или поплавать в теплой прозрачной воде озера Бетульи.

И все-таки следующим вечером она нарядилась для предстоящего званого ужина с особым старанием. Тетя Элизабет весь день пребывала в состоянии лихорадочного ожидания, заразив своим настроением Санчу.

Поэтому девушка долгое время перебирала свой гардероб, решая, что надеть.

В конце концов она остановила выбор на длинном темно-фиолетовом шелковом платье, которое купила в первую получку. Лиф с глубоким вырезом спереди выгодно выделял развитую девичью грудь, широкие рукава сужались к запястьям и заканчивались кружевными оборками. Они выглядели очень консервативными в сравнении с довольно рискованным декольте. Прямая до щиколоток юбка особенно подчеркивала гибкую стройность ее высокой тонкой фигуры, придавая девушке более взрослый вид. Тщательно вымытые волосы свободно падали на плечи, почти скрывая от взоров серьги в виде тонких золотых обручей.

Когда Санча вошла в гостиную, она застала там Эдуарде уже одетого и очень красивого в своем смокинге. В ожидании женщин он наслаждался коктейлем, но увидев Санчу, с удивлением уставился на нее.

– Ну и ну, – проговорил он с восхищением. – Неужели это тот самый робкий младший репортер из моей редакции?

Санча коротко рассмеялась. От слов Эдуардо ей стало радостно; она почувствовала себя элегантной и красивой, и какое это было прекрасное чувство.

– По-твоему, оно ничего? – спросила Санча, осматривая платье.

Эдуардо допил коктейль, встал и обошел несколько раз племянницу.

– Да, – заметил он. – Твой наряд, по-моему, очень хорош. Уверен, что тетя со мной согласится.

– А там соберется много гостей? – спросила успокоившаяся Санча.

– У Бернадино? – пожал плечами Эдуардо. – Двадцать или двадцать пять человек. Точно я не знаю.

– Так много? – испугалась Санча.

– Моя дорогая племянница, – улыбнулся дядя. – Если кто-то знаком хотя бы с одним человеком в целой толпе, ему уже нет надобности чувствовать себя совершенно чужим.

В этот момент в комнату вошла тетя Элизабет, стройная и привлекательная в своем платье из серебряной парчи.

– О, ты выглядишь просто великолепно, – сказала она, любуясь туалетом племянницы. – Я сильно волнуюсь, а ты? Эдуардо, ты уже готов?

Дядя щелкнул каблуками и шутливо-изысканно склонил голову.

– Разумеется, сударыни, – проговорил он учтиво, и Санча изумилась его умению держать себя так естественно, несмотря ни на что. Разве совесть никогда не доставляла ему хлопот, или, быть может, он был убежден, что не совершает ничего предосудительного? Точно сказать Санча не могла, но, по крайней мере, при таком поведении дяди ей было легче жить.

К дому Бернадино они отправились в автомашине Эдуардо. Ехать было недалеко: всего две мили вокруг озера; прибыв на место, они увидели площадку перед домом, сплошь заставленную шикарными автомобилями.

Оставив на площадке свою машину, Эдуардо с женой и племянницей по усыпанной гравием дорожке прошли к главному входу. Трехэтажное здание выглядело с близкого расстояния значительно массивнее, чем с шоссе. Кое-где на верхних этажах виднелись балконы, на всех окнах – ставни. Тыльная часть дома выходила к озеру, и Санча знала, что у Бернадино есть свой причал и моторные лодки. Справа от дома раскинулся ухоженный парк и был оборудован теннисный корт. Слева располагались огород и фруктовый сад.

Служанка в форме открыла дверь и показала, где можно оставить накидки и попудрить носы. Когда Санча с тетей вошли в дамскую комнату, там уже находилось несколько женщин, и моментально Элизабет оказалась втянутой в оживленную беседу с одной дамой, знакомой по карточному клубу.

Санча не могла не обратить внимания на сверкающие бриллиантами ожерелья и браслеты на некоторых гостьях и нерешительно потрогала свои тонкие золотые серьги-обручи.

Выйдя из дамской комнаты, они вместе с ожидавшим их Эдуардо прошли через просторную переднюю и поднялись по мраморной лестнице. Наверху, у входа в огромный зал, чета Бернадино приветствовала гостей. Супругов Тессиле встретили с вежливым вниманием. Санче показалась вся процедура довольно напыщенной и официальной. Через распахнутую дверь она увидела в зале множество людей; они, разбившись на группы, беседовали, смеялись и пили шампанское, которое в бокалах на подносах разносили снующие между гостями официанты. Общая обстановка почему-то подавляла, вселяла робость, и Санче подумалось, сохранил ли дядя прежнюю самоуверенность, очутившись в подобной ситуации.

Познакомившись с хозяевами, Санча с дядей и тетей вошла в зал, и тотчас же от ближайшей группы отделилась и приблизилась к ним пожилая супружеская пара, которую Эдуардо отрекомендовал как синьора и синьору Россини. Те, в свою очередь, представили своих друзей и знакомых, и скоро Санча, Эдуардо и Элизабет уже стояли с бокалами шампанского в центре дружной и веселой компании. Поднимая бокал к губам, Санча скользнула взглядом по залу, и вдруг ей стало ясно, что она является объектом пристального внимания. Посмотрев немного в сторону, она неожиданно встретилась глазами с графом Малатестой… Сердце у Санчи на секунду замерло, мгновенно улетучилась беспечная непринужденность и пропала охота наслаждаться шампанским. Граф находился в группе гостей, и к нему льнула с видом правомочной собственницы очаровательная брюнетка. В белом смокинге и темно-фиолетовой рубашке граф, безусловно, был самым красивым из всех находившихся в зале мужчин, и с чувством безнадежности и отчаяния Санча подумала, что он очень хорошо осознает этот факт, как, впрочем, и все остальные гости.

Стоявший рядом молодой человек, представленный Санче как Антонио Фуччи, обращаясь к ней, что-то говорил, и она, с трудом оторвав взгляд от графа, постаралась сообразить, о чем толкует юноша. Но в ее голове вихрем носились мысли: почему он здесь? Является ли он близким другом семьи Бернадино? Сообщит ли он своим друзьям и особенно той девушке, которая, по всем признакам, уже считает его своим приобретением, о том, что знаком с нею? Санча не могла не признать, что девушка действительно производит сильное впечатление в своем атласном платье, позволяющем отчетливо видеть все изгибы великолепной фигуры; ей едва ли когда-либо приходилось жаловаться на отсутствие поклонников.

– Чем вы занимаетесь в Италии, мисс Форрест? – спросил Антонио по-английски, и Санча в смущении прикусила губу.

– Я… э-э… я работаю в журнале «Парита», – торопливо пояснила она. – Мой дядя… синьор Тессиле… главный редактор журнала в Венеции.

– Понимаю, – кивнул Антонио.

Это был красивый юноша, и при других обстоятельствах Санче, возможно, польстило бы его внимание, но в данный момент она воспринимала лишь устремленный на нее пронизывающий взгляд графа Чезаре Альберто Вентуро ди Малатесты.

– И вам нравится зарабатывать самостоятельно себе на жизнь? – с очаровательной улыбкой поинтересовался Антонио.

– Это вопрос простой необходимости, – ответила она рассеянно, не в силах побороть желания убедиться, что граф все еще смотрит в ее сторону. Но он уже ушел, исчезла и восхитительная брюнетка.

Санча крепко сжала губы. Откуда у нее такое ощущение, будто ей кто-то изменил? Граф и она ничего не значили друг для друга, и ей следовало примириться с тем, что столь привлекательный мужчина неизбежно должен пробуждать у женщин интерес. И все-таки Санча не могла отделаться от чувства разочарования, и вечер внезапно потерял для нее всякую прелесть.

Ужин сервировали в просторной столовой. На полированной поверхности длинного стола сверкали серебряные приборы и хрустальные бокалы, перед каждым гостем лежала салфетка из настоящих венецианских кружев. В центре стола по всей его длине через равные интервалы были расставлены вазы с красиво подобранными букетами из алых роз и душистых белых магнолий.

С позволения дяди Санчу к столу проводил Антонио. Она заняла место на дальнем конце стола, а на противоположном конце восседали хозяин и хозяйка. И Санча, которая почти помимо воли шарила глазами по рядам сидящих за столом гостей, вновь увидела графа. Он сидел справа от хозяйки, а рядом с ним – черноволосая девушка. Не замечая, что за ним наблюдают, граф наклонил голову, прислушиваясь к словам своей спутницы, и Санчу охватило чувство какой-то безысходной грусти и одиночества. Лишь огромным усилием воли ей удалось отвести взор и сконцентрировать внимание на непосредственном окружении.

Ужин был превосходным и состоял из лучших блюд итальянской и французской кухни. Как объяснил Санче вполголоса Антонио, у Бернадино на кухне заправлял французский повар. Подавали столько отменных кушаний, что она сбилась со счета. За богатым выбором всевозможных закусок последовали: мясо крабов и салат, жареные телячьи отбивные, предварительно обмазанные сырыми яйцами и вывалянные в хлебных крошках и затем уже в готовом виде уложенные на рассыпчатый рис, малиновое суфле, таявшее во рту, и мороженое с различными добавками и фруктами из собственного сада Бернадино и отличный сыр из Ломбардии. Трапезу завершил крепкий черный кофе. Его аромат смешивался с легким запахом сигарного дыма, тонкими струйками поднимавшегося над головами гостей.

На протяжении всего ужина Санча преднамеренно старалась глядеть только на Антонио, дядю и тетю, а также на ближайших соседей. За очень длинным столом, поддерживая притворно-оживленный разговор, было не так уж и трудно вообразить себе, что граф лишь почудился. Но с приближением конца ужина суровая действительность вновь напомнила о себе, и Санча с отчаянием подумала, что граф наверняка рассказал о ней своей прелестной спутнице, и оба посмеялись над ее наивностью и старомодными воззрениями.

Постепенно гости расходились от стола, захватив бокалы с напитками и разговаривая между собой с той милой задушевностью, которая обычно возникает после совместной приятной трапезы и хорошего вина. Антонио с готовностью отодвинул кресло Санчи, помогая ей подняться, ж она невольно взглянула на противоположный конец стола. Граф и его партнерша продолжали сидеть и, судя по оживленной жестикуляции девушки, были всецело поглощены беседой.

Но в тот самый момент, когда Санча смотрела на обоих, граф поднял голову и их глаза встретились. Какое-то мгновение казалось, что кроме них двоих в комнате никого больше нет, но уже в следующую секунду Санча повернулась к находившемуся рядом Антонио. Тетя Элизабет предложила отправиться в дамскую комнату, чтобы восстановить порядком пострадавший макияж, и Санча с радостью согласилась – лишь бы поскорее покинуть столовую. Они вместе спустились по лестнице и вошли в помещение, где уже собралось многочисленное женское общество. Санча быстро привела себя в порядок, но, видя, что тетя все еще разговаривает, извинилась и поскорее оставила жаркую переполненную комнату.

Закрывая за собой дверь, она почти сразу же столкнулась с мужчиной, который преднамеренно заступил ей дорогу. Еще не поднимая глаз, Санча каким-то шестым чувством угадала, что перед ней граф.

– Что… что вы здесь делаете? – Этот несуразный вопрос вырвался у нее помимо воли, как результат перенапряженных нервов.

– Сегодня вы выглядите очень красивой, – пробормотал граф, беря ее за руку и не обращая внимание на любопытные взгляды женщин, выходивших из уборной.

Санча изо всех сил старалась не терять самообладания. Он не должен думать, что может обращаться с ней, как ему заблагорассудится.

– А где… ваша приятельница? – поинтересовалась она, оглядываясь вокруг с безразличным – как она надеялась – видом. «Где – о, Господи! – запропастилась тетя Элизабет? Почему она не идет?»

– Вы имеете в виду Янину? – повел широкими плечами граф, и было отчетливо видно, как под дорогим материалом пиджака свободно перекатываются желваки крепких мускулов. – По-моему, она наверху… Я очень рад, что вы пришли, Санча, – добавил он, смотря на девушку потемневшими глазами.

Санча попыталась высвободить ладонь, но его тонкие пальцы держали исключительно цепко.

– Пожалуйста, отпустите мою руку.

Прикусив нижнюю губу, граф с задумчивым выражением на лице медленно покачал головой.

– В чем дело, Санча? Хотите, чтобы я попросил у вас прощение?

Санча чувствовала, что не силах противостоять графу в его нынешнем настроении.

– Почему вы полагаете, что мне непременно хочется, чтобы вы попросили у меня прощение? – спросила она, оглядываясь. – Я… сейчас выйдет моя тетя. Извините!

– Санча! – Настойчивый призыв в его голосе не ускользнул от ее внимания, и она посмотрела на графа печальными глазами. – Санча, дорогая, я понимаю: в тот вечер своим поведением я обидел вас, но нужно ли нам поэтому обращаться друг с другом, как совершенно чужие люди?

Санча свободной рукой больно потянула себя за пряди волос.

– Синьор, произошедшее не имеет значения. Я… я виновата не в меньшей степени… не думайте больше об этом!

– А я не мог думать ни о чем другом! – сказал граф сурово. – И пожалуйста, перестаньте говорить мне «синьор»! Мое имя, как вам хорошо известно, – Чезаре!

– Я не могу вас так называть! – смутилась Санча.

– Почему? Разве я кажусь вам таким старым… таким чужим, что у вас язык не поворачивается?

Глаза графа горели на смуглом лице, как два голубых огонька, – опасная для девичьего сердца комбинация.

– Чужим… да, – ответила Санча, сознавая, что они привлекают многочисленные любопытные взоры. – Синьор, ваша… спутница, вероятно, с нетерпением ждет вас… как… как и мой кавалер.

– Вы пришли не одна? – спросил граф высокомерным: тоном, сдвигая брови.

– Нет, не одна, а с дядей и тетей. Но меня познакомили с синьором Фуччи, и он заботится обо мне…

– Антонио Фуччи?

– Совершенно верно, синьор. – Саича старалась сохранить спокойствие, но давление на руку усиливалось и уже причиняло боль. Но, к удивлению Санчи, эта боль не была ей совсем уж неприятной…

– Довольно разговорчивый юноша. Не знал, что вы с ним знакомы, – заметил граф, раздраженно покусывая нижнюю губу.

– Мой дядя знает некоторых из его друзей, – неловко развела руками Санча. – Что вы находите в этом плохого?

Взгляд графа, медленно скользнувший сверху вниз по складкам шелкового платья, проделал обратный путь и остановился – почти осязаемый – на декольте, где нежной белизной матово светилась шелковистая кожа девичьей шеи. Этот обжигающий взгляд достиг своей цели, практически лишив Санчу воли к сопротивлению. Никогда еще никто не смотрел так на нее… не приводил в такое замешательство, как граф, и она со страхом подумала: найдет ли в себе силы противостоять ему, когда наступит решающий момент.

– Санча, – проговорил он ласково и проникновенно, наклонившись к ней. – Санча, ваших дядю и тетю не удивило это неожиданное приглашение на вечер?

– Что вы имеете в виду? – вся задрожав, пристально взглянула на него Санча.

Пальцы графа играючи перебирали ее руку, большой палец мягко касался внутренней стороны ладони.

– Ведь они не являются близкими друзьями Бернадино? Ваша тетя встречалась с синьорой только в карточном клубе!

– Ну и что? – спросила Санча, сердце у нее гулко стучало.

– Раффаэлло Бернадино – мой кузен, – тихо заметил граф. – Теперь… вам понятно?

– Вы хотите сказать… хотите сказать? – в крайнем изумлении уставилась на него Санча. – Вы уговорили их пригласить нас?

Граф наклонил голову, его и ее губы разделяло всего несколько дюймов.

– Мне хотелось вновь увидеть вас, – произнес он глухо. – Мне просто необходимо было вновь увидеть вас.

– Пожалуйста, позвольте мне уйти! – попросила Санча прерывающимся голосом, с трудом переводя дыхание.

Граф внезапно оставил ее руку, лицо сделалось сердитым.

– Вот и ваша тетя, – коротко заметил он, и Санча не могла сказать, отпустил он ее, реагируя на просьбу, или потому, что к ним приближалась тетя Элизабет.

Смущенная Санча обернулась, понимая, что было бы невежливо не представить их друг другу. Граф склонился к руке тети, которая смотрела на него с нескрываемым интересом.

– Значит, вы тот самый человек, о котором Санча пишет статью, – сказала она с приятной улыбкой. – Писатели мне всегда казались чрезвычайно умными людьми. Что ты думаешь на этот счет, Санча?

Девушка было готова согласиться, хотя понимала, что тетя, не прочитавшая после вступления в брак двадцать лет назад ни одной книги, ведет ни к чему не обязывающий светский разговор.

Граф на этот счет также не строил никаких иллюзий. Насколько Санча могла судить по тронувшей губы едва заметной усмешке, он просто счел тетю слегка экзальтированной женщиной и, несомненно, вернется теперь к своей красавице Янине.

Однако, вопреки ожиданию, граф сопроводил Элизабет и Санчу наверх, где их ждали Эдуардо и Антонио, и дядя приветствовал графа с видимым удовольствием. Оба в течение нескольких минут обсуждали статью, напечатанную в журнале, а Антонио занимал разговором Санчу и Элизабет.

Внезапно Санча почувствовала, как стройные пальцы графа скользнули по руке и сплелись с ее пальцами. В этом положении они пребывали некоторое время.

Слишком ошеломленная, Санча не решалась отдернуть руку и только надеялась, что ни дядя, ни тетя, ни Антонио ничего не заметят. К счастью, они в самом деле не заметили. В помещении собралось много гостей, и все стояли довольно тесными группками. Но и в этих условиях его близость вызывала томительно-сладостное чувство, а когда он, как бы невзначай коротко взглянул на нее, у Санчи возникло ощущение, будто оба они втайне наслаждаются чем-то запретным.

Выбор прилагательного «запретный», промелькнувшего в голове у Санчи, нельзя было назвать удачным. Он слишком явно указывал на страхи, которые внушали Санче граф и его возможные планы относительно скрытой от людских взоров любовной связи. У нее не было желания бегать к нему украдкой на свидания, стать своего рода тенью на задворках его жизни, никогда не появляясь вместе на публике.

Энергичным движением Санча высвободила руку. В этот момент заиграл специально нанятый для этого случая небольшой оркестр, и она, повернувшись к Антонио, сказала:

– Вы танцуете? Я просто обожаю танцы!

– Могу попробовать, – добродушно улыбнулся Антонио, и они присоединились к другим молодым парочкам, которые уже кружились в центре зала под зажигательные звуки рок-музыки.

Санче подобные танцы были хорошо знакомы. Она начала посещать молодежные клубы и дискотеки с шестнадцати лет и могла, отрешившись от реальности, полностью погрузиться в мир быстрых ритмов. Тогда движения ее тела делались особенно выразительными, почти чувственными.

Антонио совсем потерял голову, стараясь подражать ей. Но присутствующие смотрели только на Санчу, и когда она заметила, что является центром всеобщего внимания, то почувствовала, как всю ее, с головы до ног, пронизала горячая волна. Среди пристально следивших за ней гостей, был и граф. По вспыхивающим в глубине его холодных голубых глаз огонькам Санча догадалась, что он страшно сердит. Но она не могла сказать наверняка, в чем причина его раздражения. Это могло быть связано с тем, что она внезапно ушла от него, или, что многие из-за нее перестали танцевать и превратились в зрителей, или с чем-нибудь еще.

И хотя Санча убеждала себя, что ей безразлично мнение графа, она все-таки заметила, как тот, протолкавшись сквозь толпу сгрудившихся у края танцплощадки людей, направился к двери и вышел из комнаты.

Через короткое время оркестр заиграл в более спокойном ритме, и танцы стали всеобщими: в них активно включились и пожилые участники вечеринки.

Сказав Антонио, что хочет перевести дух и немного остыть, Санча вышла из круга, и Антонио спросил, не желает ли она чего-нибудь выпить.

– Да, пожалуйста! – провела Санча кончиком языка по пересохшим губам. – С удовольствием бы выпила бокал шампанского.

– Ваше желание будет немедленно исполнено, синьорина, – заверил Антонио, улыбаясь и отвешивая полушутливый поклон, и величественным жестом подал знак одному из официантов. Но тот уже скрылся среди гостей, окружавших танцевальную площадку. С досадой щелкнув языком, Антонио извинился, и последовал за ним. Санча стояла в ожидании, сожалея, что не пошла вместе с Антонио. Ее дядя и тетя с увлечением танцевали, и на какой-то момент Санча оказалась в одиночестве. Поэтому она не очень удивилась, почувствовав сзади на шее чье-то теплое дыхание и услышав резкий и твердый, как металл, голос:

– Прекратили выставлять себя на всеобщее обозрение?

Не поворачиваясь, Санча узнала говорившего, по спине пробежала легкая дрожь, но она решила не поддаваться давлению.

– Разве вы не веселитесь, синьор? – спросила Санча с вызовом, продолжая наблюдать за танцующими, которые, перемещаясь по комнате, создавали, как в калейдоскопе, все новые сочетания красок и форм.

. – Черт возьми! – тихо выругался он. – Санча, что вы пытаетесь со мной сделать?

Охватившая Санчу дрожь сделалась заметнее. Невзирая на окружавшую их толпу, граф обнял девушку за талию и прижал к себе. Пиджак у него был расстегнут, и она почувствовала спиной проникающий сквозь тонкую рубашку жар его тела. Наклонив голову, он коснулся губами ее шеи, опалив короткой лаской нежную кожу.

– Никогда больше не делай этого со мной, Санча, иначе я не отвечаю за последствия! – проговорил он сердито и строго.

Очнувшись, Санча резко отстранилась от него.

– Не командуйте мною, синьор! – заметила она запальчиво, поворачиваясь и смотря графу прямо в лицо. – Вы явно переступаете границы дозволенного. А что, если ваша очаровательная приятельница увидит вас здесь со мной?

Глаза графа превратились в щелки.

– Если бы я был слишком самонадеянным человеком, то непременно вообразил бы себе, что вы ревнуете! – сказал он вполголоса. – Но я ограничусь предположением, что вы обижены и рассержены и что каким-то образом в этом виноват я.

Санча чувствовала, как у нее внутри растет возмущение. Как смеет он стоять здесь и говорить ей слова любви, когда на другом конце комнаты его ждала женщина, с которой он пришел, женщина, которая так открыто предъявляла на него свои права?

В этот момент Санча, как ей казалось, ненавидела графа. Ненавидела его стройную фигуру, немного суровую, но такую красивую внешность, его властное и высокомерное отношение, но сильнее всего она ненавидела саму себя за то, что ее неудержимо тянуло к нему.

– Прошу вас, уйдите и оставьте меня в покое, – проговорила она тихо, с горечью. – Больше не желаю с вами разговаривать. Отправляйтесь к… к… своей Янине… или как ее там зовут! Я не собираюсь превращаться в одну из ваших наложниц!

Не успела Санча произнести последние слова, как уже пожалела о сказанном. Во-первых, они были какими-то глупыми и наивно-детскими, а во-вторых, граф никогда даже не намекнул на возможность подобной связи, и эти слова в известной мере показывали, какое у нее сложилось мнение о графе. Щеки Санчи пылали, и, видя, как сделалось жестким и непроницаемым лицо графа, ей захотелось, не сходя с места, упасть и умереть. Резче обозначились потянувшиеся к уголкам губ складки, и сперва Санче показалось, что он ответит какой-нибудь грубостью, скажет какие-то ужасные слова, но граф промолчал. Он лишь холодно посмотрел на нее голубыми глазами, повернулся на каблуках и удалился…

Глава пятая

Как она провела остальную часть вечера – да и весь оставшийся конец недели, – Санча толком не помнила. К ее огромному облегчению, дядя и тетя вскоре выразили желание уехать домой, и хотя Антонио проводил Санчу до машины, ему не удалось договориться о следующем свидании, о чем он, безусловно, втайне мечтал.

Супруги Тессиле были весьма довольны вечером и не находили странным упорное молчание Санчи, вероятно, предположив, что она просто устала, и девушка использовала этот предлог, чтобы при первой же возможности удалиться к себе в спальню.

Воскресенье прошло тихо и спокойно; Санча загорала и купалась, и ее поведение ничем не отличалось от обычного. Но она очень обрадовалась, когда наконец наступил понедельник и можно было углубиться в работу и выбросить все прочее из головы.

Статью о графе Малатесте планировалось запустить в печать через две недели, и Санча передала Эдуардо первый набросок утром во вторник.

Статья ему очень понравилась, и, за исключением некоторых незначительных поправок, он одобрил ее полностью. Затем нужно было поговорить с редактором рубрики, отобрать с Тони нужные для публикации фотографии и составить к ним подписи. В результате Санче пришлось работать до позднего вечера, сверх обычных редакционных часов.

Однако в среду, после трех бессонных ночей, Санча поняла, что так дальше не пойдет и нужно как-то с графом разобраться.

В начале недели она старалась убедить себя, что по-настоящему расслабиться ей мешает чрезмерная концентрация на будущей статье, но в то же время в глубине души она знала, что это самообман. В последующие дни даже интенсивная работа не могла заглушить терзавшую ее душевную боль.

Тогда на вечере она вела себя ужасно, и этому нет оправдания. Было необходимо что-то предпринять, даже если бы ей пришлось унизиться, как еще никогда в жизни. Ведь, в конце концов, сказала себе Санча, после безуспешных попыток найти веский аргумент, который бы заставил ее отказаться от намерения съездить во дворец, граф может из-за нее изменить свое мнение относительно публикации статьи, может отозвать свое согласие и что тогда?

В среду в обеденный перерыв Санча наняла моторную лодку и попросила доставить ее к «Палаццо Малатеста». Лодочник с нескрываемым удивлением взглянул на нее. В желтых в обтяжку брюках и короткой блузке, не прикрывавшей среднюю часть тела, она меньше всего походила на человека, достойного посещать палаццо, однако он воздержался от комментариев, а лишь улыбнулся, с явным удовольствием любуясь очаровательным зрелищем.

Большие стекла солнечных очков не только защищали от яркого света глаза Санчи, но и скрывали видимые вокруг них следы усталости и переживаний.

Когда они достигли дворцовой пристани, Санча попросила лодочника подождать, и тот, добродушно кивнув, пристроился на корме, где, надвинув шляпу на глаза, приготовился соснуть.

Санча пересекла поросший мохом внутренний дворик и потянула за тяжелую цепочку, соединенную где-то внутри с колокольчиком. Как и в прошлый раз – в ответ ни звука, тогда она громко постучала дверным молотком.

Дверь в конце концов отворил, зевая, Паоло, недовольный тем, что нарушили его послеобеденный покой.

– Да, синьорина? – сказал он, явно не ожидавший увидеть ее в качестве непрошеного гостя.

Санча с трудом проглотила застрявший в горле комок.

– Э-э… граф… он дома?

– А он вас ждет, синьорина?

– Не… Нет, не ждет, – после некоторого колебания проговорила Санча.

– Возможно, следует предварительно условиться о встрече, синьорина… – начал Паоло, с сомнением глядя на девушку.

– Граф дома? – решительно повторила она, сопровождая вопрос жестом нетерпения.

– Да, синьорина, – вздохнул Паоло, – граф у себя, но он работает.

– Понимаю, – прикусила губу Санча. – Но спросите, по крайней мере, не согласится ли он меня принять.

Паоло пожал плечами, его голова по-прежнему напоминала Санче бильярдный шар.

– Хорошо, синьорина. Пожалуйста, подождите, – заявил он и, наполовину притворив дверь, поднялся по лестнице.

Подчиняясь какому-то внутреннему порыву, Санча, приоткрыв дверь, заглянула в темный зал. В лицо пахнул тот же отвратительный промозглый запах, как и в прошлый раз, и Санча с неодобрением поморщилась.

Она уже было подумала, что о ней забыли, когда Паоло показался на верхней площадке и, спустившись в вестибюль, с сожалением покачал головой.

У Санчи мучительно сжалось сердце, и Паоло произнес слова, которых она больше всего боялась:

– Мне жаль, синьорина, но граф поручил мне передать вам, что он очень занят и что, если речь идет о статье, касающейся его книги, то лучше всего связаться с ним по почте.

Санча с беспомощным видом смотрела в бесстрастное лицо Паоло.

Разумеется, произошло именно так, как она и ожидала, но сдаваться безропотно она не собиралась.

– Речь идет не о книге, – проговорила она. – Вопрос сугубо личного характера. Так и передайте графу.

– Граф занят, синьорина… – вновь нахмурился Паоло.

– А мое дело очень важное и не терпит отлагательств! – горячо воскликнула Санча. – Будьте добры, передайте ему то, что я сказала!

Поколебавшись, Паоло пожал плечами и пошел назад к лестнице.

Подождав, пока он не скрылся из вида, Санча прошмыгнула в темный зал. Она уж преодолела половину ступеней, когда из двери вышел Паоло. Ему потребовалось меньше половины того времени, которое он потратил в первый раз, и на лестнице негде было спрятаться.

– Синьорина, – крикнул он строго, – что вы здесь делаете?

Санча упрямо поджала губы.

– Мне… мне непременно нужно встретиться с графом…

– Невозможно! Он не желает вас видеть, синьорина, уходите! – Паоло положил руку Санче на плечо, намереваясь повернуть и сопроводить ее вниз.

– Не прикасайтесь ко мне! – пришла в ярость Санча. – Я должна во что бы то ни стало увидеть графа…

Она попыталась проскочить мимо Паоло, но он был слишком ловким, и Санча отчаянно боролась, стараясь отпихнуть его в сторону. Несколько секунд Паоло позволил ей барахтаться, а потом, подхватив на руки, уже приготовился снести ее вниз.

– Оставьте меня! Оставьте меня, грубиян! – выкрикивала Санча сердито, по лицу катились гневные слезы. – Отпустите!

Звонкий девичий голос Санчи гулко разносился по вестибюлю и отзывался эхом в других покоях дворца. Наверху распахнулась дверь, и на верхней площадке в ярких лучах солнечного света показался граф. Он стоял и смотрел на них холодным оценивающим взглядом.

– Паоло! Что здесь происходит?

Освободившись от цепких рук Паоло, дрожащая и растрепанная Санча смотрела на графа, спутанные волосы рассыпались по плечам.

– Итак? – язвительно заметил граф. – Что значит этот спектакль, мисс Форрест?

Санча одернула короткую кофточку, внезапно стыдясь своей обнаженной талии.

– Я… Я хотела увидеться с вами, синьор, – нерешительно произнесла она. – Паоло сказал, что вы не желаете со мной встречаться.

– Паоло выполнял мои указания, – холодно взглянул граф на Санчу, прежде чем обратиться к своему слуге. – Послушай, Паоло, что мисс Форрест делает здесь, на лестнице?

Впервые в жизни Паоло пришел в замешательство.

– Я оставил синьорину за дверью, синьор. Когда я вышел от вас, она уже поднималась по лестнице.

– Это правда? – перевел граф взгляд на Санчу.

– О да… да! Пожалуйста! – Губы Санчи дрожали. – Пожалуйста, синьор! Я должна поговорить с вами.

Некоторое время граф пристально смотрел на нее, а потом сказал:

– Хорошо, Паоло! Пусть поднимется. Пойдемте, мисс Форрест! Уделю вам ровно пять минут моего времени!

Глубоко вздохнув, Санча взобралась по ступенькам на верхнюю площадку и, следуя приглашению графа, прошла в просторную, красиво убранную гостиную, где она и Тони первый раз брали у него интервью.

– Слушаю вас, синьорина! – проговорил граф официальным тоном, протягивая руку за манильской сигарой и прикуривая ее от золотой зажигалки.

– О чем вы собирались со мной говорить?

– Трудно сразу подыскать нужные слова, – начала она, запинаясь, судорожно сжимая в руках сумочку.

– Как же так, мисс Форрест? – заметил он, поворачиваясь к ней спиной и подходя к широкому окну. – Мне показалось, что вы умеете подбирать подходящие слова.

Санча вздохнула.

– Вы нисколько не хотите мне помочь, – пробормотала она в смущении.

Повернувшись к Санче лицом, граф насмешливо посмотрел на девушку.

– И почему же, скажите на милость, я обязан помочь вам в чем-то, синьорина?

Санча пальцами обеих рук заправила пряди волос за уши.

– Я… пришла, чтобы… извиниться!

– Вы пришли… зачем? – уставился на нее удивленный граф.

– Это правда. Я пришла извиниться, – прошептала Санча, наклоняя голову. – На прошлой неделе я… допустила бестактность. Мне… просто необходимо было извиниться.

– Понимаю. – Голос графа по-прежнему звучал равнодушно. – Ну что ж, вы извинились и можете больше не думать об этом. Всего хорошего, мисс Форрест.

– Но я… ну… вы мне верите? – умоляюще взглянула на него Санча.

Граф сохранял на лице холодное и безучастное выражение. Черные брюки и черная шелковая рубашка, дополняя общее впечатление, придавали ему еще более угрюмый и мрачный вид, от которого человеку становилось как-то не по себе. Его голубые глаза были прямо-таки ледяными, когда он произнес:

– В чем я должен вам верить? Что вы сожалеете о вашей грубости? Да, верю… раз вы так говорите.

– Но по вашему виду этого не скажешь, – отважилась Санча робко возразить.

– А какой у меня должен быть вид, мисс Форрест? Вы ворвались ко мне в совершенно неподходящее время, нарушая мой распорядок, и, видимо, вообразили себе, что я отреагирую на ваше извинение, как утопающий, хватающийся за соломинку. Поверьте мне, ваше извинение не имеет для меня абсолютно никакого значения!

Санча никогда бы не подумала, что он может быть таким резким и бессердечным. И если перед интервью она чувствовала себя маленькой и незначительной, то сейчас ей было во сто крат хуже. Просто невыносимо.

Санча не знала, как приблизиться к нему, не физически – хотя и против такого сближения она, пожалуй, не стала бы сильно возражать, – а духовно, чтобы разрушить тот барьер, который он воздвиг между ними. Граф смотрел на нее примерно так, как кошка смотрит на свою жертву, которую, забавляясь, мучает, прежде чем окончательно добить. И хотя она исполнила то, зачем приходила, и ей теперь следовало как можно незаметнее удалиться, Санча, не решаясь уйти, все еще чего-то ждала, на что-то надеялась.

– Итак, синьорина? Что-нибудь еще? – спросил граф нетерпеливо.

Санча с беспомощным выражением не сводила с него глаз, сожалея, что у нее слишком мало опыта в общении с мужчинами. Вместе с тем она сомневалась, что ей когда-либо раньше мог попасться мужчина, похожий на графа Малатесту, поэтому всякие размышления об опыте были беспочвенны.

– По словам Паоло, вы работаете, – смущенно проговорила она. – Вы опять начали писать?

Граф раздраженно погасил в пепельнице сигару.

– Синьорина, у меня нет ни времени, ни желания вести светские разговоры! Я был бы вам очень признателен, если бы вы соблаговолили уйти!

– У вас нет ни малейшего сострадания? – спросила Санча, поникнув головой.

– Сострадание! – проговорил граф жестко. – А у вас оно есть, сеньорина? Что побуждает вас извиняться за свое недостойное поведение у Бернадино? Желание получить от меня отпущение грехов или, быть может, стремление избавиться от страха, что я – чего доброго – заберу назад свое согласие на публикацию статьи в журнале?

Санча с каким-то испугом посмотрела на графа.

– Вы действительно думаете, что я пришла к вам, беспокоясь за свое место в редакции?

– Меня совершенно не интересует, почему вы явились сюда, – ответил граф холодно. – А теперь… может быть, вы все-таки уйдете?

Санча повернулась к выходу, сердце сжимали тоска и печаль.

Несчастная девушка слышала, как он пошел, чтобы открыть ей дверь. С каким бы презрением граф к ней ни относился, он строго придерживался светских приличий, и его манеры были непременно учтивыми и благовоспитанными.

Они достигли двери одновременно, и, когда граф взялся за ручку, ладонь Санчи легла на его руку. Граф, вздрогнув от прикосновения, молниеносно отдернул руку и, сощурившись, как от яркого света, прислонился спиной к двери. Санча в отчаянии глядела на него, вся охваченная горячим желанием изгнать холод из его глаз и стереть равнодушие с его губ.

Граф, не отрываясь, смотрел на нее, сознательно задерживая взгляд на загорелой нежной коже обнаженной талии, проступавшей между поясом брюк и нижней кромкой короткой кофточки. Но в оценивающем взгляде не было теплоты, и Санче хотелось знать, о чем он думал в этот момент. Ее также занимал вопрос: сознавал ли граф всю силу своего обаяния, как ее ощущала она, и понимал ли он, что ее что-то неудержимо к нему влекло.

Видимо, какие-то чувства отразились в ее глазах, потому что он вдруг резко выпрямился и сказал сурово:

– Не смотри на меня так!

Губы у Санчи слегка раскрылись.

– А как же мне смотреть? – спросила она тихо.

Граф обошел девушку и остановился посреди комнаты, засунув руки глубоко в карманы брюк.

– Мне нужно работать… – проговорил он резко. – Ради Бога, Санча…

Уронив сумочку на пол, она приблизилась к нему и взяла за края застегнутой рубашки.

. – Чезаре, – прошептала она нежно. – Чезаре, не гони меня сейчас…

Будто враз лопнули железные обручи самоконтроля, наложенные графом на самого себя. Схватив сильными руками за обнаженную талию, он привлек Санчу к себе. Ее руки оказались прижатыми к его груди, и она осязала каждый мускул его застывшего в напряжении тела. Затем его губы прикоснулись к ее губам, и… все вокруг перестало существовать.

Ее целовали и раньше, но никогда она не испытывала такого блаженства, такого абсолютного погружения в чувственность, которая переносила ее в особый мир, где реально существовал лишь Чезаре и где отдаться во власть любовного экстаза было не только желательно, но и настоятельно необходимо. Под ее пальцами разошлись полы рубашки, и Санча прильнула к его голой груди, густо покрытой жесткими кудрявыми волосами, руки непроизвольно обхватили его мускулистое тело. И в тот самый момент, когда казалось, что только полное подчинение в состоянии укротить бушевавшую в нем бурю страстей, граф, сделав над собой усилие, отодвинул Санчу. Потемневшими от сдерживаемых желаний глазами смотрел он на девушку; смягчившиеся черты лица и густая шапка растрепанных волос делали его значительно моложе, от суровости и жесткости не осталось и следа. Его решительный жест заставил Санчу очнуться, и, хотя ей страшно хотелось вновь очутиться в его объятиях, она сумела сдержать себя.

– О, Санча, – пробормотал он, – разве ты не понимаешь, что ты со мной делаешь?

На лице Санчи выступила легкая краска.

– А что я такого делаю? – спросила Санча, как бы поддразнивая.

Отпустив Санчу, граф взял сигару, и, когда он прикуривал, было заметно, как слегка дрожат его руки.

– Не думаю, что даже ты такая уж наивная, – проговорил он, выпуская сигарный дым в пространство над их головами. Затем, погладив шею девушки и проведя ладонью по ее руке, он сказал:

– Ты нужна мне, Санча, и, мне кажется, я нужен тебе.

Санча только вздохнула. Теперь, полностью придя в себя, она начала мучительно размышлять о том, как это она посмела ворваться к графу и каким образом он мог истолковать ее совершенно безнравственное поведение? Не сложилось ли у него мнение, что для нее это – довольно привычная ситуация, что она более опытна в подобных вещах, чем на самом деле?

По-видимому, эти тревожные мысли отразились на ее лице, ибо глаза графа сделались ласково-нежными.

– Перестань беспокоиться, Санча. Реакция совершенно естественная. Я не собираюсь совращать тебя, поэтому не пытайся снова спрятаться в раковину. – Приблизившись, граф двумя пальцами приподнял ее голову за подбородок, заставляя смотреть ему прямо в глаза. – Я хочу познать тебя, Санча. И не только твое прекрасное тело, но и твой разум! У нас достаточно времени, чтобы хорошенько узнать друг друга. А потому не смотри с таким страхом, я тебя не обижу.

Санча несколько успокоилась, хотя кожа горела в тех местах, которых коснулись его пальцы. Внезапно она опять стала воспринимать течение времени и поспешно взглянула на свои золотые наручные часики.

– Боже мой, – воскликнула она. – Почти три часа. А я должна была быть в редакции в два!

Оставив Санчу, граф подошел к бару и налил себе вина. К ее облегчению, он не предложил ей выпить, но огорчало его очевидное безразличное отношение к той ситуации, в которой она оказалась.

Вернувшись, граф посмотрел на Санчу через край бокала с веселой снисходительностью.

– Не волнуйся, дорогая, – проговорил он тихо, поднимая бокал в знак дружеского приветствия. – Я отвезу тебя в редакцию и все объясню.

– Объясните? Как вы сможете объяснить? – пробормотала расстроенная Санча.

Не торопясь, граф застегнул все пуговицы на рубашке.

– Скажу, что ты пришла, чтобы обсудить некоторые детали статьи, а я задержал тебя. Вот и все. Тебя такое объяснение устраивает?

Санча провела кончиком языка по пересохшим губам.

– Но… но… разве вам все равно? Я… хотела сказать, не подумают ли все…

– Вероятно, – сухо согласился граф. – Так вот что тебя тревожит. Быть может, в редакции работает какой-то молодой человек, чьим мнением ты дорожишь?

Санча нахмурилась. Намек покоробил ее, и она отчаянно замотала головой.

– Как вы можете такое говорить после… после… – Она беспомощно замолкла.

Не обращая внимание на ее возмущение, граф спокойно заправил рубашку в брюки и пригладил рукой волосы.

– Дорогая Санча, побереги нервы, – заметил граф с мягкой усмешкой. – Я нарочно дразнил тебя. Давай! Пошли, пока я не передумал!

Санча смутилась. Его отношение сделалось теперь снисходительно-насмешливым, и ее обижало, когда он обращался с ней, как с несведущим подростком; при этом она знала, что при желании способна в любое время возбудить в нем пламенную страсть. По крайней мере, это она уже доказала. Но не поставила ли она тем самым себя в опасное положение перед человеком, которого она до конца не понимала?

Санча не сомневалась только в одном: граф находил ее физически привлекательной, и поэтому ей удалось вызвать у него почти помимо его воли определенные чувства, но в состоянии ли она их контролировать? Вот в чем вопрос.

Граф вышел, чтобы позвать Паоло и дать ему нужные указания, и Санча осталась одна, уверенная, что совершает ошибку, позволяя ему сопровождать ее в редакцию. Но отказываться было поздно; выйдя из дворца, она обнаружила, что ее моторную лодку уже отослали, а их ожидает Паоло в графском, куда более роскошном катере. Не испытывая большой радости, Санча заняла свое место. Граф поверх черной шелковой рубашки надел темно-зеленую замшевую жилетку. С густыми волосами, падающими на воротник, и бачками он выглядел весьма состоятельным, довольным и на редкость спокойным, абсолютно непохожим на того изголодавшегося человека, который держал ее в своих объятиях с такой жадностью. Было в самом деле трудно отождествить неистовую страсть с этой благодушной физиономией, хотя Санча подозревала, что это всего лишь маска, под которой скрывается подлинный человек.

Пальцы графа нежно ласкали ее голую шею, пока лодка пробиралась по узкому каналу к главной водной магистрали. Вспомнив, что они не одни, Санча с беспокойством оглянулась на Паоло.

– Оставь! – хрипло приказал граф. – Перестань анализировать. – Он мягко коснулся ее щеки. – Сегодня…ты поужинаешь со мной?

Санча поспешно отвернулась, теребя замок дамской сумочки.

– Я… э-э… Я не могу, – ответила она смущенно. – У меня свидание.

– С кем? С достопочтенным Антонио? – сощурился граф, губы его неприятно поджались.

– Вовсе нет, – отрицательно покачала головой Санча, – не с Антонио.

– Тогда с кем?

Санча отвернулась, стараясь найти правдоподобную отговорку.

– Я… я договорилась сходить в кино с одной девушкой из нашей редакции.

Граф пристально посмотрел на нее, будто решая для себя вопрос: лжет она или говорит правду. Затем он равнодушно пожал плечами, на губах появилась едва заметная улыбка.

– Хорошо. Возможно, в другой раз?

Санча поджала губы, не зная, что ему ответить. Ей отчаянно хотелось ухватиться обеими руками за подвернувшуюся возможность, но она также знала, что поступить так – значит полностью перевернуть свою жизнь; чтобы ни случилось потом, никогда она не будет прежней. Подобная перспектива пугала Санчу, но не менее страшным казалось упустить шанс испытать что-то неизведанное, чудесное.

Они достигли делового квартала города, и Паоло направил катер к причалу. На площади было оживленно, недалеко виднелось здание редакции журнала «Парита».

– Это… это предложение, – начала Санча неловко, обернувшись к графу.

– Да? – вопросительно посмотрел граф.

– Вы… вы серьезно? – Лицо Санчи залила алая краска.

Пальцы графа ласково перебирали шелковые пряди у нее на затылке.

– Разумеется, – ответил он тихо. – А ты надумала?

– Не знаю, как и быть, – призналась Санча, с сомнением качая головой.

Граф пристально взглянул ей в глаза и затем, нахмурившись, сказал:

– Санча, прекрати заранее фантазировать по поводу наших отношений. Давай ограничимся предположением, что они могут оказаться для нас обоих и приятными и поучительными, согласна?

– Согласна, – ответила Санча, задрожав.

Граф резко поднялся.

– Пошли, мы прибыли. Сейчас немного поговорим с твоим дядей Эдуардо.

Совсем смущенная, Санча не возражала, хотя понимала, что они будут в центре внимания всех тех, кому попадутся на глаза в редакции. В лифте, оказавшись наедине с графом, она подумала, что он может ее поцеловать, и сердце девушки стучало в робком ожидании, но он только курил манильскую сигару, и по выражению его лица Санча поняла, что голова у него занята какими-то своими проблемами.

Когда они вошли в главное редакционное помещение, где Санча работала, и направились к кабинету Эдуардо, головы всех присутствующих повернулись в их сторону. Граф властно постучал в дверь, и сидевшая снаружи секретарша была слишком огорошена, чтобы протестовать.

– Войдите! – крикнул Эдуардо, и граф, открыв дверь, пропустил вперед Санчу.

С самого начала стало ясно – по крайней мере, Санче, – что положение Эдуардо не позволяло усомниться в правдивости объяснения графа, почему обеденный перерыв племянницы растянулся на два с половиной часа.

Напротив, коротко окинув Санчу внимательным взглядом, он, как бы потеряв к ней всякий интерес, углубился в обсуждение литературных достоинств книги графа, выдвинул ряд предложений, касавшихся планируемой второй книги, и, по-видимому, воспринял слишком долгое отсутствие Санчи как вполне нормальное явление.

Санче хотелось уйти. Она уже жалела о своем поспешном решении принять предложение графа поужинать с ним, и ей нужно было время, чтобы подготовиться к расспросам Элеоноры Фабриоли и Тони относительно ее неожиданного возвращения с графом Малатестой. Но она не знала, как уйти, не привлекая к себе внимания, и поэтому продолжала стоять у двери в надежде, что дядя заметит и сам отпустит ее. Но Эдуардо не замечал; но вот граф, закончив излагать ему некоторые аспекты своих последних исследований, выпрямился и посмотрел в ее сторону.

– Мне нужно идти, – заговорил он снова по-английски. До этого они разговаривали на своем родном языке, что еще больше обособляло от них Санчу. – До свидания, синьорина! До свидания, синьор!

– До свидания, граф! – ответил Эдуардо, вставая и провожая нежданного гостя до двери.

Проходя мимо Санчи, граф сказал:

– Паоло зайдет за книгой, которую вы обещали дать мне почитать, синьорина. Вас устроит восемь часов вечера?

Санча в замешательстве уставилась на графа, не в состоянии сперва понять, о чем идет речь, но потом до нее дошло подлинное значение его слов.

– Я… вполне, синьор, – ответила она через силу и отвернулась, а дядя и граф покинули кабинет.

«О, Боже, – подумала она, с трудом сдерживая слезы, – что я наделала! Что он наделал!» Ведь она уверяла, что ни под каким видом не согласится на тайную любовную связь, и тем не менее позволила графу в присутствии дяди договориться о свидании в такой манере, которую иначе, как конспиративной, не назовешь. Это неправильно, это унизительно. Она чувствовала себя, как горничная, к которой господин соизволил проявить интерес. Она не допустит, чтобы с ней обращались подобным образом. Графу не следует думать, что она чем-то отличается от женщин его круга, хотя, быть может, и беднее их. Она не уличная девка, и граф должен относиться к ней с уважением.

Но и после всех этих рассуждений потребовались немалые усилия, чтобы выйдя из кабинета дяди, спокойно проследовать к своему письменному столу, тем более что там ее уже поджидала Элеонора Фабриоли; пристроившись на углу стола, она листала рукопись статьи, над которой Санча работала в то утро.

– Итак, вы вернулись! – насмешливо заметила она.

– И вместе с душкой графом! Неудивительно, что вы так рвались писать эту статью.

Не обращая на нее внимания, Санча села за стол. В это время в помещение вошел Эдуардо, проводивший графа до лифта. Задержавшись около Санчи, он спросил:

– Как это тебя угораздило, Санча, без разрешения отправиться во дворец и беспокоить графа из-за каких-то мелочей? Просто немыслимо!

– Извини, – сказала Санча, краснея.

– Мисс Форрест по уши влюблена в графа, Эдуардо, – съязвила Элеонора, рассматривая окрашенные в серебряный цвет ногти. – Видно даже невооруженным глазом!

– Неправда! – вскочила Санча, смотря на Элеонору со страдальческим лицом, но та только зло рассмеялась.

– Не сердись, Эдуардо, – проговорила Элеонора притворно-просительным тоном. – Твоя племянница молода и впечатлительна! Уверена, что граф привык к подобному почитанию! А судя по печальному виду Санчи, он, по-видимому, осадил ее… и не слишком вежливо!

Внутри у Санчи все кипело.

– Санча! Это правда? – резко спросил Эдуардо.

– Разумеется, все ложь, – ответила она, дрожа от гнева. – Элеонора просто завидует, потому что написать статью ты поручил мне, а не ей!

– Завидую! Я завидую? Тебе? – взорвалась Элеонора. – Как ты смеешь говорить такое, ты – выскочка!

Сжав кулаки, Санча села.

– Я извиняюсь за опоздание, дядя Эдуардо, – произнесла она ровным голосом. – А теперь не мешайте… мне нужно работать.

– Эдуардо! Немедленно скажи ей! – повернулась к нему разъяренная Элеонора, понявшая, что проигрывает. Она надеялась, раздразнив Санчу, заставить ее в сердцах сказать что-нибудь совершенно непростительное, после чего ей пришлось бы уволиться. Однако Санча избежала расставленной ловушки и спокойно сделала вид, что продолжает прерванную работу. В действительности нервы у Санчи были до крайности напряжены, но она решила не играть на руку Элеоноре и сохранить выдержку.

– Что ты от меня хочешь? – смиренно пожал плечами Эдуардо. – Мне кажется, здесь много шума по пустякам.

– Направляясь к своему кабинету, он поманил одного из младших сотрудников редакции. – Пьетро, у меня есть пробные снимки, которые нужно отнести в типографию!

– Да, синьор.

Юноша подошел, и они вместе исчезли в кабинете Эдуардо.

Элеонора проводила их глазами и, когда дверь за ними закрылась, заметила:

– Наверное, вы мните себя необыкновенно умной, синьорина?

– Я вообще не считаю себя умной, – ответила Санча. – Послушайте, Элеонора, давайте оставим этот нелепый разговор.

– Почему же? Быть может, потому, что слишком задевает за живое?

– Что вы имеете в виду?

– Зачем вы сегодня ходили в «Палаццо Малатеста»?

Санча, пожав плечами, начала выравнивать листки.

– Вас это не касается.

– Неужели? Если встреча была чисто деловой, то почему бы вам не рассказать мне?

– Просто не хочу, – с вызовом ответила Санча.

Зажав губами длинную сигарету иностранной марки, Элеонора прикурила от зажигалки.

– Бедная Санча! – проговорила она с притворным сочувствием. – Такая молодая и такая наивная! Несчастная глупышка! Если вы воображаете… как-то использовать графа, забудьте об этом! Он не занимается совращением маленьких детей!

– Уйдите, Элеонора, – сказала Санча сквозь стиснутые зубы.

Элеонора, полностью игнорируя просьбу Санчи, медленно выпустила струйку дыма.

– Графу Чезаре Альберто Вентуро ди Малатеста… Не беспокойтесь, у меня на этот счет тоже есть кое-какой опыт… ему недостает монет! Живет, как князь, только без княжеского дохода! Так как, по-вашему, чем может закончиться подобная ситуация?

Санча старалась не слушать Элеонору и сосредоточиться на своей работе, но это был напрасный труд, поскольку та говорила о вещах, которые занимали ее в первую очередь.

Не дождавшись ответа, Элеонора со злорадством продолжала:

– Хорошо, Санча, тогда скажу я.

– Нужно ли? Меня это абсолютно не интересует, – презрительно заметила Санча.

Элеонора улыбнулась. Каким-то шестым чувством она угадала, что Санчу ее слова все-таки интересовали, несмотря на заверение в обратном.

– Ах, Санча, – сказала она, – конечно, вам любопытно знать. Ваш прелестный граф непременно женится на богатой вдове… или наследнице… вроде Янины Румиен.

– На Янине! – невольно вырвалось у Санчи, и она тут же рассердилась на себя за то, что этим возгласом выдала свою заинтересованность.

– Да, – подтвердила Элеонора. – На Янине Румиен. Вы с ней знакомы?

– Нет!

Ответ прозвучал слишком быстро, и Элеонора с жалостью посмотрела на Санчу.

– Но вы слышали о ней, не правда ли? Разве граф Малатеста не сообщил вам, что она была его любовницей?

Санча не выдержала. Щеки побледнели, и в серых глазах засверкало холодное бешенство.

– Сейчас же уйдите и не мешайте мне работать, – потребовала она жестко, – или мне следует пожаловаться дяде? Отправляйтесь со своими грязными сплетнями туда, где их охотно слушают!

Соскочив со стола, Элеонора некоторое время в бессильной злобе смотрела на Санчу, затем, уходя, не удержалась от заключительной реплики.

– Разве вам не известно, что такие мужчины, как граф, ни в грош не ставят женщин, подобных вам? Они ищут лишь новых сексуальных ощущений! Вы в этом еще сами убедитесь!

Похолодевшая Санча потерянно проводила ее взглядом. За Элеонорой все-таки осталось последнее слово, и она затронула именно ту проблему, которая прежде всего тревожила Санчу. Девушка бессильно опустилась на стул. Глубокое уныние охватило ее, терзавшее, как настоящая болезнь. Все было ни к чему, не имело никакого смысла, и чем быстрее она с этим покончит, тем лучше.

Глава шестая

В этот вечер Мария и Тереза никак не могли понять причину сильного возбуждения Санчи. Она не находила себе места, расхаживая по квартире взад и вперед, постоянно смотрела на часы, снова и снова повторяя Марии, как ей следует себя вести и что говорить.

– Но почему ты сама не можешь передать ему книгу? – спросила Мария раздраженно. – Ведь он всего лишь слуга, не так ли?

– Паоло? Да, – энергично кивнула Санча. – О, Мария, не задавай вопросов. Просто сделай, о чем я тебя прошу!

Пожав плечами, Мария повертела в руках книгу.

– Но зачем графу Малатесте понадобился экземпляр его же собственного сочинения и непременно от тебя? – вновь спросила она.

– Я тебе уже говорила, – вздохнула Санча. – Я… я взяла эту книгу в редакции. А… а она – собственность графа.

Мария скептически взглянула на подругу.

– У меня такое чувство, Санча, что ты чего-то недоговариваешь. Давай выкладывай! В чем дело? Быть может, граф пристает к тебе?

Нелепость предположения вызвала на лице Санчи горькую улыбку.

– Господи, вовсе нет, – проговорила она. – Он… он слишком важная персона, чтобы обращать внимание на простых девушек.

Вытянув руку, Тереза критически разглядывала маникюр, над которым усердно трудилась.

– Мне кажется, – вставила она неторопливо, – вы шумите из-за пустяков. Что же касается незаинтересованности графа Малатесты тобою… ну, я слышала совсем другое.

Глаза Марии округлились, в них промелькнуло неподдельное любопытство.

– И что же ты слышала?

Тереза посмотрела на обеих девушек с раздражающей нарочитой медлительностью.

– О Тереза, будь добра! – воскликнула Санча. – Что ты слышала?

– Как мне говорили, – ответила Тереза, равнодушно пожав плечами, – сегодня днем граф Малатеста сопроводил тебя в редакцию. Я также слышала, что ты провела некоторое время с ним в его дворце!

Мария повернулась к Санче, в глазах отражалось сомнение.

– Это правда? Ты действительно встречалась сегодня с графом?

Санча беспомощно развела руками, и Тереза самодовольно улыбнулась.

– Конечно, встречалась. На Элеонору Фабриоли всегда можно положиться, когда речь идет о достоверности фактов.

– Элеонора! – повторила Санча, ссутулившись и засунув руки глубоко в карманы брюк. – Не сомневаюсь, она не стала терять времени даром и постаралась поскорее распространить эту новость.

– Но, дорогая, нам всем интересно знать, – спокойно проговорила Тереза. – Ты не можешь надеяться сохранить подобные вещи в секрете.

– Какие вещи? – спросила Санча. – Вы все одинаковы! Все любите сплетничать!

Мария вздохнула и сердито посмотрела на Терезу.

– Перестань дразнить ее, Тереза, – сказала она мягко. – Санча, именно поэтому ты просишь меня передать книгу Паоло?

– Да, – кивнула Санча.

– Но почему не можешь сама? Быть может, ты думаешь, что с ним будет и граф?

– Господи, вовсе нет! Паоло просто должен доставить меня к своему господину! – ответила Санча с неожиданным цинизмом.

– В твоих словах столько горечи! – воскликнула Мария, покачивая головой. – Может быть, тебе стоит поговорить откровенно?

– Я не могу, Мария, – сказала с грустью Санча, благодарная девушке за доброту. – Возможно, в другой раз.

– Ладно, – улыбнулась Мария.

Внезапно позвонили у входа, и Санча побледнела.

– Это, должно быть, Паоло! – прошептала Санча. – Открой, Мария. Отдай ему книгу! Если спросит обо мне, скажи, что меня нет!

Мария подняла брови, а Тереза усмехнулась.

– Пожалуй, тебе лучше спрятаться в спальне, – насмешливо заметила она. – Мария не может утверждать, что ты ушла, если ты будешь стоять за ее спиной.

Санча согласилась и поспешила в спальню, плотно притворив, но не запирая за собой дверь. Она слышала, как Мария проследовала через гостиную. Потом до нее донеслись голоса. Санча слегка приоткрыла дверь и смогла увидеть, как Мария передала книгу.

Прислонившись к стене, Санча с полуоткрытым от напряжения ртом старалась различить отдельные слова.

– Мне очень жаль, – сказала Мария по-итальянски, – но Санчи в данный момент нет дома. Однако она поручила мне передать вам эту книгу.

– Ах, да, конечно. – Мужской голос звучал иронически. – Хорошо, синьорина, премного благодарен!

Мария приятно улыбнулась и закрыла дверь. Лишь тогда Санча вышла из спальни, с трудом передвигая ноги.

– Ну, вот и все, – заметила Мария, поводя плечами. – И что за мужчина этот Паоло! Могла бы сама в него влюбиться.

– Ты ошибаешься, Мария, – покачала головой Санча. – Это был не Паоло! Сам граф… граф Малатеста!

Два дня спустя Санча, вернувшись с обеденного перерыва, нашла у себя на столе развернутый журнал. Со страницы роскошного издания на нее пристально смотрел человек, постоянно, с первой же встречи, занимавший ее мысли, под руку его держала та самая девушка, которая была с ним у Бернадино. Под фотографией значилось: «Граф Чезаре ди Малатеста и синьорина Янина Румиен в «Ла Скала». Внизу была помещена статья, в которой говорилось, что очаровательную наследницу фамильной парфюмерной империи в последнее время повсюду можно увидеть в сопровождении графа Малатесты и что ходят упорные слухи относительно сроков их предполагаемой официальной помолвки. Далее в статье сообщалось, что граф недавно опубликовал книгу, освещающую отдельный период итальянской истории до эпохи Возрождения, которая была благосклонно принята не только в Италии, но также в Великобритании и в Соединенных Штатах.

Санча прочитала эти строки словно по чьему-то принуждению. В своем нынешнем настроении она просто не могла пройти мимо, но, прочитав, почувствовала сильное раздражение. Не трудно было догадаться, кто положил журнал на стол, и Санча в угоду злобствующей Элеоноре повела себя так, как та и ожидала. Громко выругавшись, Санча свернула журнал и швырнула его в корзинку для отходов.

В начале следующей недели один из журналистов из отдела новостей как-то утром позвал Санчу к своему столу. Отложив работу, она прошла в дальний конец помещения к человеку, даже фамилии которого не знала.

– Вас спрашивают, синьорина, – сказал тот, указывая на телефонный аппарат. В отличие от младших репортеров, все ответственные сотрудники журнала имели телефоны.

– Спрашивают меня? – удивилась Санча. – Но… но все звонки для меня проходят через телефонный номер мисс Фабриоли!

Человек улыбнулся. Это был смуглый сорокапятилетний мужчина, с усами и бородой, низенький и толстый, и улыбка у него была такой приветливой, что Санча невольно, в свою очередь, улыбнулась.

– Возможно, кто-то не хочет, чтобы Элеонора подслушивала, – заметил он. – Вот, берите.

Указав на телефон, сотрудник возобновил прерванное занятие, полностью игнорируя присутствие девушки.

Повернувшись к нему спиной, Санча прислонилась к столу и взяла трубку.

– Алло, – проговорила она осторожно. – Кто говорит?

– Это вы, Санча? – спросил до боли знакомый голос, и Санча немедленно выпрямилась, будто готовясь к отражению возможного нападения.

– Граф Малатеста? – прошептала она, в душе надеясь, что ее никто не слышит.

– Вы никак потеряли голос, синьорина? – поинтересовался граф насмешливым тоном.

– Нет. – Санча пугливо оглянулась, но никто не обращал на нее ни малейшего внимания. – Что… вы хотите?

– Хочу встретиться с тобой, дорогая. Сегодня!

Санча провела вмиг повлажневшей ладонью по юбке сверху вниз.

– Боюсь, что об этом не может быть и речи.

На другом конце провода раздался какой-то раздраженный возглас, и потом граф ровным голосом спросил:

– И отчего же не может быть и речи?

Санча вздохнула.

– Мне казалось… когда я вернула вам книгу… что вы поймете.

– Я прекрасно понял. Мои методы организации встречи противоречат вашим мелочным, ограниченным правилам приличного поведения! – Граф выругался. – А как, по-вашему, я должен был поступить? Открыто договариваться о свидании в присутствии вашего дяди.

– Это в самом деле не имеет теперь значения, синьор.

– Разве? В тот день, когда вы пришли ко мне во дворец, мне подумалось, что мы начинаем понимать друг друга, а теперь вы заявляете: все это не имеет значения. Я не могу… и не приму ваш ответ, Санча!

Санчу била дрожь. Даже по телефону она ощущала огромную притягательную силу графа.

– Мне нужно идти, синьор, – сказала она. – У меня много работы.

– А у меня, по-вашему, ее нет?

– Синьор, прошу вас!

Искренняя мольба в ее голосе не могла не подействовать на графа.

– Буду ждать вас в обеденный перерыв на улице, – проговорил он холодно и, не давая ей возможности возразить, первым повесил трубку.

Санча положила трубку на рычаг, и способность воспринимать окружающую действительность вновь вернулась к ней. Она снова начала слышать знакомый гул большого редакционного зала в разгар рабочего дня. К радости Санчи, пригласивший ее к телефону сотрудник своевременно удалился, и ей не нужно было выдумывать какие-то объяснения. Очевидно, он правильно оценил ситуацию и решил не ставить девушку в неловкое положение.

Санча медленно возвращалась к своему столу, невольно размышляя о своем наряде: короткой плиссированной юбке абрикосового цвета и кремовой блузке. В нем она выглядела свежей и привлекательной, но только в редакции, а не для свидания с графом Малатестой. Санча села и подперла ладонью подбородок. Можно было, конечно, во время перерыва никуда не ходить, а попросить одну из девушек принести ей сандвичи, но она и так уже наделала достаточно глупостей. Следовало признать тот факт, что с помощью уверток и отговорок ей не решить проблему, связанную с графом Малатестой.

Проходивший мимо Тони Брайтуэйт задержался у ее стола.

– Привет, красавица! – проговорил он, усмехаясь. – Отчего такая печальная? Или наша дикая кошка опять досаждает тебе?

– Элеонора? – заставила себя улыбнуться Санча, преодолевая тревожное настроение. – Вовсе нет! Я просто задумалась и все.

– Конечно, напряженная работа мысли отразилась на твоем лице, – продолжал подшучивать Тони. – Послушай, с тех пор нам больше не пришлось работать в паре. Как ты смотришь на то, чтобы в порядке компенсации вместе пообедать?

– Пообедать? – широко раскрыла глаза удивленная Санча.

– Да, пообедать! Сегодня. Что ты на это скажешь? – небрежно прислонился к ее столу Тони.

Заколебавшись лишь на мгновение, Санча ответила:

– Идет, Тони, с удовольствием пообедаю с тобой.

– Прекрасно. – Он дернул Санчу шутливо за прядь волос и проследовал в кабинет Эдуардо.

Приняв решение, Санча ощутила сильнейшее беспокойство, голова отказывалась сосредоточиться на чем-либо конкретном. Ее страшили возможные последствия собственных поступков, и хотя можно было сколько угодно убеждать себя в том, что, уславливаясь о встрече, граф не спросил, свободна она или нет, и что, следовательно, она вполне могла принять приглашение Тони, ее тем не менее не покидало чувство ужасной вины, от которого невозможно было избавиться никакими самооправданиями.

Тони зашел за Санчей в половине первого. В серых брюках и в голубой рубашке с коротким рукавом он выглядел молодым и очень симпатичным. К тому времени Санча была уже сама не своя от волнения, и хорошо, что Тони не стал пристально вглядываться в ее лицо, прежде чем обнять ее, как бы между прочим, за плечи.

На улице их встретили жара и яркое солнце, и Санча торопливо водрузила на нос солнечные очки, стараясь не смотреть слишком заметно по сторонам. Не подозревая об обуревавших Санчу страхах, Тони рассказывал о новом фотоаппарате, который он видел на выставке фотографического оборудования, – с необыкновенно сильным телеобъективом, позволяющим делать снимки с очень большого расстояния.

Они благополучно миновали зеленый скверик перед редакционным зданием, и Санча уже начала думать, что все ее тревоги были напрасными, но в этот момент она увидела графа. Он стоял возле фонтана, как и в первый раз.

В черных брюках, замшевой жилетке такого же цвета и в алой рубашке, – которая на любом другом выглядела бы вызывающе и помпезно, – он казался таким потрясающе красивым и таким близким, что у Санчи защемило сердце.

«О, Боже, – подумала она в отчаянии, – зачем он заставляет меня так страдать? Почему я не могу признать тот факт, что он просто хочет позабавиться мною, как уже забавлялся с множеством женщин, и выбросить его из головы?»

Санча напряженно ждала, что граф предпримет. Постарается ли он притвориться, будто их не заметил или только поздоровается и удалится? Какой-то из двух вариантов ему придется выбирать. А потом… Санча упрямо тряхнула головой.

Нет. О том, что будет «потом» она думать не станет.

Однако граф, как всегда непредсказуемый, поступил совсем иначе, не так, как ожидала Санча. Она строила предположения, не учитывая многолетнее дворянское воспитание в духе высокомерия и самонадеянности, и кроме того, ей следовало помнить, что тягаться с графом ей не под силу.

Когда они приблизились и Тони узнал, кто перед ним, граф, остановив обоих, спокойно и вежливо сказал:

– Здравствуйте, мистер Брайтуэйт.

– Здравствуйте, синьор, – ответил Тони также учтиво, неуверенно взглянув на Санчу. – Прекрасный день сегодня.

– Вы правы! День очень хороший, – охотно согласился граф и перевел взгляд на Санчу. – А я жду вас, синьорина.

Санча изо всех сил старалась сохранить хладнокровие.

– Вы меня ждете? Почему? – спросила она, глядя на него с вызовом, но он остался невозмутимым.

– Разве вы забыли? Ведь мы условились вместе пообедать, – проговорил граф.

Тони был буквально огорошен; его рука сама собой соскользнула с плеч Санчи.

Девушка покраснела. Она никогда бы не поверила, что граф в состоянии так открыто предъявить свои права, и теперь, когда он это сделал, Санча смутилась.

– Сожалею, синьор, – наконец сказала она, – но я уже договорилась пообедать с мистером Брайтуэйтом.

На графа эти слова никак не подействовали.

– Не сомневаюсь, мистер Брайтуэйт поймет, если я скажу ему, что специально отложил все другие дела, чтобы встретиться с вами сегодня, синьорина. Разве я не прав, мистер Брайтуэйт?

Санча с мольбой смотрела на Тони, но тот лишь смущенно пожал плечами.

– Конечно, синьор. Мы с Санчей можем пообедать вместе и завтра…

– О нет! – Санча сжала ладонями виски. – Тони, не уходи. Мне жаль, синьор, но я не могу принять ваше приглашение.

Глаза графа угрожающе сузились.

– Напротив, синьорина! Вы не только можете, но и обязательно примите!

Растопыренной пятерней Тони по-мальчишески откинул назад волосы.

– Послушай, Санча, – проговорил он смущенно. – Граф Малатеста – очень занятой человек, и нельзя допускать, чтобы он нарушал свой распорядок…

Санча с беспомощным видом сжала кулаки. Было абсолютно невозможно объяснить Тони, почему ей так необходимо, чтобы он остался. В графе он видел незаурядную личность, которая превосходила его самого во всех отношениях. Тони и в голову не приходило задуматься над тем, не пытается ли Санча дать ему понять, что она не желает идти в ресторан с графом. Вместо этого он небрежно махнул рукой и успокаивающе похлопал Санчу по плечу.

– Потом увидимся, козлик, – заметил он, подмигивая, и Санча молча стояла и наблюдала, как Тони, распрощавшись с графом, удалился.

После его ухода какое-то мгновение царила мертвая тишина, потом граф взял Санчу за руку и, невзирая на ее робкое сопротивление, повел вокруг фонтана и далее через площадь. Санча шла с угрюмым видом, но граф не обращал на нее внимания. Когда они, лавируя между группами пешеходов, достигли моста Риалто и когда Санча начала гадать, куда же граф ее ведет, он остановился перед одним из самых дорогих ресторанов Венеции. Парусиновые навесы защищали от яркого солнца расположенный на первом этаже бар; на втором этаже разместился ресторан с обширной террасой. Высокий потолок главного зала был украшен художественной резьбой. Именно туда и повел граф Санчу, перекидываясь словами с другими посетителями, мимо которых они проходили, поднимаясь по лестнице. А когда они вошли в ресторан, их приветствовал сам метрдотель.

Санча пришла в ужас. Это было то место, куда приходили днем пообедать в шелках и жемчужных ожерельях, но уж никак не в простой кофточке и обыкновенной плиссированной юбке. Граф, разумеется, держал себя совершенно непринужденно. В любой одежде он выглядел элегантным.

Разнаряженные дамы за соседними столиками, косо поглядывая на Санчу, с любопытством взирали на ее кавалера.

Следуя за метрдотелем к столику на террасе, затененному полосатым зонтом, граф кивком головы приветствовал некоторых знакомых, и Санче было непонятно, зачем он привел ее туда, где его хорошо знали.

Рядом с метрдотелем уже стоял официант, и граф, заказав два «мартини», поинтересовался у Санчи, нет ли у нее каких-либо особых желаний относительно обеда. Говорил он холодно, в глазах, полуприкрытых густыми ресницами, светилась презрительная снисходительность.

Санча отрицательно покачала головой и внутренне вся как-то сжалась, а граф вновь вернулся к изучению меню, иногда советуясь с официантом.

После коротких консультаций он сделал заказ. Скоро им принесли коктейли, и граф, небрежно откинувшись в кресле, молча попивал из бокала прохладный напиток.

Нервы Санчи были напряжены до предела. И без ледяного равнодушия графа, которое буквально убивало, она чувствовала себя достаточно скверно, зная, что является объектом пристального и бесцеремонного разглядывания всех присутствующих в ресторане. Зачем он привел ее сюда? – спрашивала она себя снова и снова. И почему он такой сердитый? Быть может, из-за ее попытки противостоять ему или потому что они здесь, в одном из самых знаменитых ресторанов города?

Ей страстно хотелось, чтобы он заговорил, хотя бы о чем-нибудь, но граф молча наслаждался коктейлем и, небрежно развалясь, со скучающим видом смотрел по сторонам.

Наконец подали на стол типично итальянскую еду. В качестве главного блюда – макароны с мясом и сыром. И хотя кушанье было превосходно приготовлено, Санча съела очень мало, радуясь возможности поддержать собственные усилия вином, которое заказал граф. В конце трапезы к ним подкатили столик с целым ассортиментом изысканных сладких блюд, но Санча отказалась от десерта. Граф кушал совершенно равнодушно, будто по обязанности, не испытывая, очевидно, никакого удовольствия и не вникая во вкусовые тонкости. В то же время он беспрерывно курил, с мрачным упорством зажигая одну сигару за другой.

Санча думала, что скоро ее нервы, не выдержав напряжения, лопнут.

Этот час был самым скверным во всей ее предшествовавшей жизни, и драматизм настоящего момента заставил Санчу забыть возмущение высокомерным обращением графа с Тони.

Когда выпили кофе и Санча отказалась от ликера, граф поднялся и помог ей встать, вежливо отодвинув кресло. Метрдотель проводил их до великолепной мраморной лестницы и пожелал всего хорошего.

Выйдя на улицу, Санча в нерешительности остановилась и посмотрела на свои часы. Было уже пора возвращаться в редакцию. Не желая первой поднимать вопрос о необходимости поскорее отправиться в обратный путь, она с беспокойством ждала, когда об этом заговорит граф.

– Полагаю, что вам уже нужно спешить на работу, – сказал он холодно и сухо.

– Да. Мне… пора… – пролепетала, запинаясь, Санча и сразу рассердилась на себя за то, что так явственно обнаружила собственное волнение. – Спасибо за обед. Все было очень вку…

– Чезаре! Чезаре!

Неожиданно прозвучавший женский голос прервал Санчу на полуслове, и она, обернувшись, увидела даму средних лет, которая, энергично шагая, стремительно приближалась к ним.

Выражение лица графа ничуть не изменилось, и Санча не могла определить: обрадовала его эта встреча или нет. Но оставаясь, как всегда, отменно вежливым, он приветствовал даму с обычной учтивостью.

– Позволь мне, Мариза, представить тебе мисс Форрест, – проговорил он спокойно. – Мисс Форрест, это синьора Аннигони, мой хороший друг.

Без особого энтузиазма Санча обменялась рукопожатием с новой знакомой. Ее темные глаза ощупывали, в них отражалась напряженная мысленная работа, и Санча понимала, что ее разобрало любопытство и ужасно хотелось знать, почему это простенькое создание удостоилось чести пообедать в ресторане с графом Малатестой.

Но через секунду синьора Аннигони потеряла всякий интерес к Санче и обратила все внимание на графа, заговорила с ним по-итальянски, тем самым отстраняя Санчу от участия в беседе. Беспокойно двигаясь, Санча решала: не наступил ли для нее подходящий момент, чтобы откланяться. Все равно ведь графу было нечего ей больше сказать. Но не успела она обо всем этом подумать, как граф перебил Маризу Аннигони и сказал по-английски:

– Ты должна извинить нас, Мариза, однако мисс Форрест нужно срочно вернуться на службу.

– Но, Чезаре, – поджала недовольно губки Мариза. – Днем в это время мисс Форрест, конечно же, не нуждается в твоем сопровождении. А мы так давно…

Граф улыбнулся, и наблюдавшая за ним Санча заметила на его лице выражение откровенного безразличия, с которым недавно пришлось столкнуться и ей. Какие бы слова Мариза ни произносила, как бы ни умоляла, все будет бесполезно. Он уже принял решение и ни под каким видом не изменит его.

– Я позвоню, – пообещал граф вежливо, беря Санчу за обнаженную руку повыше локтя (при виде этого жеста в глазах итальянки вспыхнуло любопытство). – До свидания, Мариза.

Когда они пошли дальше, Санче казалось, что у нее вот-вот откажут ноги. Она чувствовала пристальный взгляд Маризы Аннигони, не сводившей с них глаз, и удивлялась спокойствию и невозмутимости графа. Разве он не понимал, что своим поведением он сделал их отношения предметом всяческих пересудов?

Санча невольно подняла глаза на графа и встретилась с его довольно строгим и проницательным взглядом, в котором светилась неуемная энергия.

– Так вот, – заметил граф сурово, – теперь вы не можете обвинить меня, что я пытаюсь склонить вас к тайной любовной интрижке. Уступая вашему давлению, я открыто продемонстрировал нашу связь и тем самым дал богатую пищу злым языкам венецианского высшего общества! Вы ведь этого добивались, не так ли?

– Именно по… поэтому вы пригласили меня в… в… – произнесла Санча дрожащими губами.

– В ресторан «Скарлатти»? Разумеется.

Санча с трудом сглотнула. Его прямота приводила в замешательство, а она не должна допустить, чтобы он понял, как легко он может выбить ее из колеи.

– Мне… мне жаль, если мое присутствие явится поводом для совершенно ненужных объяснений, – сказала она. – Но я ведь не набивалась на приглашение в ресторан!

Лицо графа еще больше посуровело.

– Черт вас возьми! – выругался он. – Конечно, вы не набивались. И все-таки вы не можете отрицать, что я прав!

Теперь уж взбунтовалась Санча, за возмущением скрывая охватившее ее беспокойство.

– Согласна, синьор, вы правы, но и я права. Посмотрите, как вы рассердились из-за…

Граф остановил ее, резко повернув к себе лицом.

– Ты думаешь, меня тревожит, что нас увидят вместе? – спросил он с яростью. – Думаешь, меня тревожит, что мое имя станет пищей для городских сплетен? Нисколько! Я хотел защитить именно тебя, неразумное ты дитя!

Санча непонимающе уставилась на графа, губы у нее дрожали.

– Вы рассчитываете, что я вам поверю? – вскричала Санча.

Глаза графа презрительно сузились.

– Я никогда не лгу, синьорина!

Санча растерянно оглянулась.

– Мне нужно идти. И так уже опаздываю.

– Не смею вас задерживать, – проговорил граф сухо, отступая на шаг.

Санча колебалась, но потом, безнадежно махнув рукой, все-таки спросила:

– Что вам от меня нужно?

Положив локоть на ладонь другой руки и задумчиво поглаживая щеку, граф угрюмо заметил:

– Весь вопрос в том, что, по вашему мнению, мне от вас нужно?

– Не знаю, – покачала головой Санча. – Просто не знаю!

– Тогда зачем спешить с выводами? – внезапно граф выпрямился и опустил руки. – Не поужинаете ли со мной сегодня вечером?

Ладони Санчи сделались влажными, и она энергично потерла их сбоку о юбку.

– А… а где? – спросила она осторожно.

Выражение лица графа смягчилось.

– В ресторане Даньели.

– О, Господи, только не там!

– Ну, хорошо, где тогда? Выбирайте сами.

Санча приложила ладонь к виску. Граф нарочно назвал один из самых роскошных ресторанов Венеции, но она ни за что не пойдет туда с ним.

– Возле ресторана, в котором мы только что были, есть еще один… поменьше…

– Вы имеете в виду ресторан Джиованни?

– Совершенно верно, – оглянулась Санча. – Однажды… я ужинала в нем с Терезой.

– Какой Терезой?

– С моей подругой… С ней я живу в одной квартире.

– Ах, вот как, – склонил граф голову набок. – Очень хорошо. Я заеду за вами.

Санча торопливо кивнула, и он посмотрел на девушку долгим внимательным взглядом. Она уже сделала шаг в сторону, намереваясь уйти, но граф в последний момент поймал ее за руку и тихо сказал:

– И пожалуйста, не прячьтесь сегодня вечером в спальне. Мне не хотелось бы пугать ваших друзей, силой врываясь в квартиру и похищая вас.

Глава седьмая

Ужин с графом вовсе не был уж таким суровым испытанием, как сперва представлялось Санче. До его появления она по меньшей мере двенадцать раз примеряла различные платья, пока в конце концов не остановилась на темно-лиловом шелковом, в котором была у Бернадино. В это же время Мария пыталась изо всех сил предостеречь ее от различных опасностей, которым она подвергала себя, приняв приглашение графа.

Мария добросовестно перечислила все возможные неприятные последствия, над которыми Санча и без нее ломала голову и которые не давали ей покоя. Когда же у двери позвонили, Санча не сомневалась, что прозвучал колокол, предвещающий ее гибель.

И, конечно, все было иначе.

Санча не могла сказать с уверенностью: то ли ее реакция на прежние приглашения заставила графа задуматься или он действительно от чистого сердца хотел показать, что ей нечего опасаться, но каковы бы ни были побудительные мотивы, ему удалось своим поведением развеять ее страхи, и Санча, сбросив напряжение, начала испытывать настоящее удовольствие.

Кухня у Джиованни была просто великолепная, хотя Санча подозревала, что присутствие графа тоже возымело свое действие. В ресторане им, безусловно, уделили особое внимание, и вино, которое они пили, рекомендовал лично Джиованни.

Во время еды и сразу после ужина граф поддерживал разговор на общие темы. Санчу буквально очаровывали и приводили в восторг рассказы графа о своей любимой Венеции. Она расспрашивала его об обстоятельствах возникновения города пятнадцать столетий назад и о мнении специалистов, считающих, что Венеция постепенно, но неумолимо погружается в ту самую воду, которая принесла городу славу. Граф прекрасно разбирался в историческом прошлом Венеции и со знанием дела говорил о тех временах, когда город являлся влиятельным торговым центром, контролировавшим восточные торговые пути на Средиземном море. Слушая графа, Санче казалось, что она видит, как в гавань заходят парусные суда, груженные заморскими пряностями, ароматическими веществами, шелками и драгоценными камнями, всеми богатствами далеких восточных стран.

Потом они пешком проследовали к дому Санчи, и граф показывал ей дорогу, пробираясь сквозь лабиринт переулков и через дюжину небольших мостов, до тех пор неизвестных Санче.

Когда они пришли, Санча сперва хотела предложить графу зайти к ней на квартиру, но потом она от этого намерения отказалась. Там, конечно же, находились Тереза и Мария, и вышло бы, мягко говоря, несколько неловко.

Поэтому Санча только улыбнулась и вежливо поблагодарила за превосходный вечер. В то же время ей очень хотелось знать: пригласит ли граф ее когда-нибудь опять. Но он, казалось, внезапно утратил всякий интерес и куда-то заторопился. Поцеловав ей руку с обычной обходительностью и пожелав спокойной ночи, граф удалился. Санча вошла в здание с неприятным ощущением под ложечкой, которому не могла найти объяснения. У нее еще хватило сил сохранить внешнее спокойствие перед лицом двух итальянских подруг, обрушивших на нее шквал вопросов, как только она появилась в квартире. Но когда Санча легла в кровать и осталась наедине с собой, все ее страхи и сомнения вновь выступили на первый план. И ей отчаянно хотелось, чтобы Элеонора Фабриоли никогда не болела и сама взяла бы интервью у графа Малатесты. Насколько спокойнее была бы ее жизнь, если бы она не встретила его…

Санча не хотела признаться даже самой себе, насколько сильно она растревожена. Время шло, а от графа ни звука, и девушкой постепенно овладевало уныние, которое с каждым днем становилось невыносимее.

В конце недели Санча, как обычно, вместе с дядей отправилась в его загородный дом на берегу озера Бетулья. По дороге от внимания Эдуардо не ускользнули ее бледные щеки и подавленное настроение.

– Что случилось, дорогая? – спросил он, с беспокойством взглянув на Санчу. – Быть может, скучаешь по дому? Или Элеонора опять выпустила когти?

Упомянув Элеонору, дядя на какой-то момент вывел Санчу из состояния вялости и апатии, и она энергично замотала головой, отвергая оба предположения.

– Ничего не случилось. Возможно, просто немного переутомилась, – ответила она, пожимая плечами, и ей даже удалось изобразить на лице что-то, похожее на улыбку.

В это время, подняв от напряжения брови, Эдуардо старался благополучно объехать крестьянскую повозку, загородившую узкую дорогу, которая вела к озеру. Когда препятствие осталось позади, он спросил:

– Ты довольна своей статьей?

Накануне Санча показала ему законченный очерк вместе с фотографиями дворца.

– О да! – воскликнула она, обрадовавшись возможности перевести разговор с личных проблем в более общее русло. – Снимки Тони великолепны!

– Статья тоже совсем неплохая, – заметил дядя. – Хочу тебе сказать, что она мне очень понравилась. Ты проделала отличную работу! Не думаю, чтобы сама Элеонора смогла сделать лучше. От каждой строчки веет подлинным энтузиазмом. Не знал, что ты так увлечешься венецианской историей. Я знаком с профессором Вулкари из музея. Представлю тебя ему.

– Спасибо, – пробормотала тихо Санча. Щеки у нее горели.

Эдуардо вновь взглянул на племянницу и, увидев ее смущение, сказал:

– Полагаю, красивый граф не имеет к этому никакого отношения?

Санча удивленно раскрыла глаза.

– К написанию статьи… – начала Санча, как бы защищаясь от необоснованного подозрения.

– Нет, речь не об этом, – нахмурился дядя. – Мне кажется, ты знаешь, что я имею в виду.

– Конечно, энтузиазм графа Малатесты оказал свое влияние, – потупилась Санча.

– И это все? – вздохнул Эдуардо. – Послушай, Санча. Я не хочу вмешиваться в твои личные дела, и не мне давать тебе советы, но у меня такое ощущение, что в твоих отношениях с графом кроется что-то большее, чем обыкновенный интерес к его литературным способностям.

– Мы уже почти приехали, – проговорила Санча, поджимая губы, и Эдуардо, вновь вздохнув, пожал плечами.

– Позволь только напомнить тебе об одном, – тихо произнес он. – Граф Малатеста не похож на английских юношей, чей опыт ограничен случайными объятиями и поцелуями со своими ровесницами. Это человек, который всю свою жизнь подчинил главной цели – поиску наслаждений. И если он обратил на тебя внимание, то только потому, что надеется с тобой пережить что-то новое; ведь ты отличаешься от тех искушенных и опытных женщин, с которыми он привык развлекаться.

– Разве все мужчины Венеции таковы? – спросила Санча глухо, сжимая кулаки. – Всем им непременно нужно что-то новое?

Эдуардо слегка смутился.

– Если ты имеешь в виду Элеонору и меня, то это совсем другое дело.

– В каком смысле – другое? – вспыхнула Санча, которой был крайне неприятен весь этот разговор.

Эдуардо провел ладонью по волосам.

– Элеонора трезво смотрит на наши отношения и не строит никаких иллюзий. Она ни на что не рассчитывает и не испытывает разочарования. А ты… ну, ты – другое. Ты обязательно будешь надеяться… и почувствуешь себя страшно обманутой.

Санча глубоко вздохнула и некоторое время молча смотрела из окна машины. Она понимала: предупреждая, дядя желал ей добра, но она не могла согласиться с ним.

– Откуда вам все известно? – воскликнула Санча. – Вы ведь совсем не знаете графа!

– Конечно, близко я с ним не знаком. Но я много слышал о нем, Санча, и, как рассказывают, он довольно бесцеремонен в обращении с женщинами.

– И ты уже постарался защитить меня от сплетен? – проговорила Санча, не в силах унять мелкую дрожь.

Эдуардо с сожалением покачал головой:

– Другими словами, ты признаешь, что он… что ты с ним поддерживаешь связь?

Санча вновь опустила голову, внимательно рассматривая свои ногти.

– Я… вовсе не поддерживаю с ним связь. Он… ну, я была с ним несколько раз в ресторане, и это все.

– Понимаю, – склонил Эдуардо голову набок. – Ладно, ты уже совершеннолетняя, а не ребенок, и я не могу запретить тебе встречаться с ним.

– Нет, не можете, – ответила Санча, закладывая пальцами пряди волос за уши. – Кроме того, это уже не имеет значения. Я, возможно, никогда больше не увижу его.

– Почему? – прищурился Эдуардо. – Что произошло?

– Ничего особенного, – беспокойно задвигалась Санча. – Просто у меня нет оснований предполагать, что он пригласит меня снова. И перестань разговаривать со мной с таким серьезным видом. Меня все это совершенно не интересует, – закончила она с вызовом.

– И тем не менее в тебе нет прежней живости, лицо побледнело и осунулось. – Эдуардо раздраженно щелкнул языком. – Я еще не совсем лишен способности соображать. Сколько бы ты ни утверждала обратное, ты вовсе не так уж равнодушна, как тебе хотелось бы быть!

Санча промолчала, потому что сказанное дядей очень походило на правду. К ее радости, через несколько секунд они въехали в ворота виллы и увидели тетю, загоравшую на веранде.

«По крайней мере, тетя Элизабет ничего не подозревает», – подумала Санча и приветствовала ее с особой теплотой. Затем она удалилась, якобы намереваясь принять душ. Но в спальне, вдали от посторонних глаз, уверенность покинула ее, и она со страдальческим видом смотрела на свое отражение в зеркале туалетного столика. Как-то нужно было перестать думать о графе, выбросить всякие мысли о нем из головы. Скорее всего это можно сделать, если найти ему замену. Но кого выбрать?

Вечером в субботу Элизабет устроила вечеринку. Компания собралась небольшая, но среди гостей были Антонио Фуччи и его родители. Как догадывалась Санча, тетя заметила интерес, проявленный Антонио к ней несколько недель назад у Бернадино, и воспользовалась возможностью свести их снова вместе. Элизабет надеялась – и об этом знала Санча, – что теперь, когда мать девушки умерла, а отец опять счастливо женился, она не станет особенно торопиться вернуться в Англию. Не имея собственных детей, Элизабет всем сердцем привязалась к племяннице, дочери своей родной сестры, и, наверное, рассчитывала на то, что Санча, следуя ее примеру, выйдет замуж за итальянца и останется в Италии.

Антонио, со своей стороны, был чрезвычайно доволен таким развитием событий и в один из подходящих моментов рассказал Санче, что на прошлой неделе звонил на виллу Тессиле, где ему сообщили, что она всю рабочую неделю живет в Венеции, на квартире без телефона.

– Он есть только в редакции, – заметила Санча, улыбнувшись, – но там не поощряют частные разговоры.

– Ваш дядя, конечно же, не стал бы возражать, если бы позвонили вам.

Санча отрицательно покачала головой.

– Все звонки для меня проходят через телефонный аппарат моей начальницы, а она категорически против.

Думая о телефонных звонках, Санча вспомнила, что граф Малатеста сумел связаться с ней, минуя Элеонору. Но он был единственным в своем роде; мог делать вещи, которые были не под силу другим, только благодаря своей чрезмерной самонадеянности.

– Но сейчас вы здесь, и это самое главное. Скажите, Санча, вы согласитесь со мной куда-нибудь пойти, если я вас приглашу?

– Думаю… что да, – ответила Санча после некоторого колебания. – Правда, на неделе я очень занята и у меня мало свободного времени.

Это не совсем соответствовало истине, но вся беда была в том, что если одна половина ее существа хотела принять предложение Антонио, то другая – отвергала саму идею сближения с любым мужчиной, кроме графа Малатесты, и это было чистым помешательством!

Антонио стоял вместе с Санчей на веранде, ласково поглаживая ее пальцы, и она удивлялась, почему прикосновения одного человека могут лишить всякой способности связно мыслить, а вот такие же действия другого – в данном случае Антонио – вызывают только легкое раздражение.

– Мои тетя и дядя могут нас хватиться, – сказала она, отнимая руку.

– Пожалуйста, Санча, – проговорил Антонио, взглянув на нее с укором. – Мне очень хочется вновь встретиться с вами.

Санча посмотрела мимо него на открытые двери виллы. Веранду заливал яркий свет, изнутри доносились разноголосый говор и нежные звуки струнной музыки. Все казалось таким красивым, дышало таким покоем. Почему же она не находила себе места, не могла успокоиться? Где-то там в темноте, за пределами светлого круга, освещенного огнями виллы, находился граф Малатеста, вероятно ужиная или танцуя в каком-то другом обществе. И с кем он мог там быть? Яниной Румиен? Маризой Аннигони? Она ведь вела себя как человек, имеющий на него определенные права. Так отчего же она, Санча, не решается принять приглашение молодого человека, у которого могут быть только благородные намерения и чьи родители в соседней комнате весело беседуют с ее тетей и дядей.

Санча вновь перевела взгляд на Антонио, и черты ее лица смягчились.

– Хорошо, – сказала она. – Я принимаю ваше приглашение. Однако нам, пожалуй, лучше встретиться не в середине недели, а в следующие выходные.

Антонио был явно разочарован.

– А как насчет завтрашнего дня? – спросил он нетерпеливо. – У меня есть лодка. Могли бы покататься по озеру. Как вы смотрите? Поплавать и попробовать на водных лыжах. Было бы чудесно!

– Я не умею кататься на водных лыжах, – вздохнула Санча.

– Не трудно научиться, – заверил Антонио поспешно.

– Наверное. Ну, хорошо, Антонио, тогда завтра.

Антонио был в восторге, а позднее об этом с ней заговорил сам синьор Фуччи.

– Как я слышал, вы и Антонио собираетесь завтра прогуляться по озеру, – сказал он, приятно улыбаясь.

– Да, – на лице у Санчи выступила легкая краска. – Надеюсь, вы не против?

– Нисколько, – усмехнулся синьор Фуччи. – Напротив, мы очень рады, Джина и я. Антонио очень хотелось вновь увидеться с вами. И мы рассчитываем, что после прогулки вы зайдете поужинать с нами.

Санча не могла отделаться от ощущения, что события развивались быстрее, чем ей этого хотелось, но возразить ей было нечего. Оставалось только учтиво поблагодарить синьора Фуччи и надеяться, что она не обманет их ожиданий.

Тетя и дядя тоже обрадовались решению Санчи принять приглашение Антонио, хотя оба думали о разных вещах. Элизабет желала только одного: видеть Санчу счастливо пристроенной за достойным молодым человеком. Мотивы дяди были, так сказать, скорее протекционистского свойства. Он рассчитывал, что Антонио навсегда избавит Санчу от дурного влияния графа.

Санча, со своей стороны, надеялась, что Антонио поможет ей преодолеть состояние депрессии, которое угнетало ее, а прогулка по озеру и последующий ужин на вилле Фуччи должны были в какой-то мере содействовать достижению этой цели. Удивительно, как быстро течет время, когда человек всецело поглощен каким-либо интересным делом, а тренировка на водных лыжах потребовала от Санчи полной концентрации внимания. Было много веселых моментов, когда Санча неуклюже плюхалась в воду, но, однажды овладев искусством балансирования на узких лыжах, она снова и снова мчалась по водной глади и уже совершенно выбилась из сил, когда Антонио твердо заявил, что для первого дня вполне достаточно.

В одиннадцатом часу вечера он довез Санчу на машине до дома дяди и на прощание поцеловал слегка дрожащими губами. «А он славный», – подумала Санча, входя в дом.

На следующей неделе был опубликован очерк Санчи о книге графа Малатесты. Какой волнующий момент – увидеть свою статью в журнале, подписанную своим именем, и только язвительные реплики Элеоноры несколько портили настроение. Можно было сколько угодно говорить себе, что Элеонора просто завидует, но от этого не становилось легче.

Однако в эту неделю произошло одно событие, заслонившее все связанные со статьей переживания.

Утром в среду у стола Санчи остановился Тони Брайтуэйт.

– Привет, детка! Какие у тебя сегодня неотложные дела?

– Никаких особенно важных, – взглянула на Тони удивленная Санча.

– Прекрасно, – заметил он, привычно пристраиваясь на углу стола. – С разрешения твоего дяди хочу спросить, не желаешь ли ты сделать со мной еще один репортаж. Я отправляюсь сейчас в Перукку.

Изумленная Санча уставилась на Тони.

– Что такое… или где… эта самая Перукка?

– Небольшое курортное местечко, дальше по побережью. Не очень знаменитое, но его охотно посещают в это время года. На этой неделе там устраиваются гонки на моторных лодках.

– Гонки на моторных лодках? – повторила Санча, на которую сообщение Тони произвело впечатление. – Вероятно, довольно опасный вид спорта.

– Возможно. Но опасность не велика, если соблюдать осторожность. Во всяком случае, мне поручено сделать фоторепортаж, а ты можешь, как предложил твой дядя, поехать со мной и собрать материал для очерка.

Прикусив нижнюю губу, Санча размышляла. Дядя, вне всякого сомнения, старался использовать свое влияние, чтобы, по возможности, отвлекать ее от горестных дум, и она была ему благодарна, но как на это посмотрит Элеонора?

Когда Санча поделилась некоторыми своими мыслями с Тони, тот энергично замотал головой.

– Элеонора неохотно мочит ноги и не любит моторные лодки. Как и все животные из породы кошачьих, она предпочитает твердую почву!

– Хорошо, – улыбнулась Санча. – С удовольствием поеду с тобой. Когда мы отправляемся?

– Через пятнадцать минут, – ответил Тони, спрыгивая со стола. – Только соберу свое снаряжение и в путь!

– Какая жалость, что я не в брюках, – пробормотала Санча с огорчением, оглядывая свою короткую плиссированную юбку.

– Совсем наоборот, – заметил Тони, и Санча рассмеялась. Как чудесно хотя бы на один день вырваться из стен редакции, и она еще раз с благодарностью подумала о дяде, который заботился о ней.

На речном трамвайчике они добрались до гигантского гаража, где стоял спортивный автомобиль Тони, и оттуда направились в Перукку, следуя на юг по берегу Адриатического моря, спокойная поверхность которого сияла в лучах яркого солнца. Дорога была довольно оживленной, встречалось множество крестьянских повозок и медленно двигающихся грузовых автомашин, и поэтому на базарную площадь Перукки Санча и Тони въехали лишь около полудня.

Повсюду стояли машины, которые резко выделялись на фоне многочисленных признаков бедности. Вывешенное для просушки белье терлось о запыленные крыши автомобилей, бесцеремонно занявших некоторые дворы вокруг деревенских хижин. В придорожных канавах играли местные дети, швыряя камни в наиболее роскошные автомашины. Скроив гримасу, Тони втиснул свой автомобиль между стареньким потрепанным «седаном» и грузовиком, от которого сильно несло навозом.

Когда Тони и Санча выходили из машины, за ними внимательно наблюдали местные ребятишки, и Тони бросил им несколько мелких монет на мороженое.

– Быть может, это побудит их пощадить мою машину, – вполголоса сказал он Санче, и она молча кивнула, удивленная совершенно безучастным отношением местных жителей к выходкам своих отпрысков.

Вместе с другими зрителями, которые непрерывно подъезжали и беспечно оставляли свои автомобили, где попало, Тони и Санча по узким улочкам прошли на пристань. В гавани, обычно заполненной рыболовецкими судами, сейчас находились только гоночные лодки; оглушительный рев мощных моторов разносился далеко по воде. Стартовая и финишная линии располагались между двумя молами порта, и именно в этих пунктах скопилось больше всего народу. Набережная была украшена флагами, цветами, разноцветными лампочками и представляла такой резкий контраст с внешним видом деревни, что Санча, не удержавшись, ахнула от изумления.

Криво усмехнувшись, Тони посмотрел на Санчу.

– Хотелось бы знать, – заметил он, – кто извлекает наибольшую выгоду из всей этой шумихи. Что-то не видно, чтобы она как-то влияла на жизнь самой деревни.

– Но зрелище великолепное, разве не так? Никак не ожидала увидеть что-либо подобное!

Пожав плечами, Тони начал готовить фотоаппаратуру.

– А теперь за работу. Отсюда я сделаю несколько снимков, а затем мы перейдем вон туда. – Тони указал на каменную дамбу, выступавшую в море на несколько сот футов. – С того места лучше видно. А после обеда я постараюсь отыскать двух-трех парней, участвовавших в гонках, у которых ты сможешь взять интервью.

– А где мы будем обедать? – спросила Санча, сдвинув брови.

– Предоставь это мне, дорогая, – ответил Тони, многозначительно похлопывая по висящей через плечо сумке.

– Я обо всем уже позаботился.

– Пикник! Как чудесно! – воскликнула Санча весело.

– Обожаю пикники, а ты?

– Конечно, но он будет несколько иного качества, чем обед в ресторане «Скарлатти» в обществе графа Малатесты.

Щеки Санчи мгновенно стали пунцовыми.

– Откуда тебе известно, где мы обедали?

Тони взглянул на небо, потом, пробуя, поднес к глазам фотоаппарат и взглянул сквозь объектив на окружающий ландшафт.

– Ты, вероятно, шутишь, – ответил он наконец. – Неужели ты всерьез думаешь, что можешь пообедать у Скарлатти и остаться незамеченной! Кроме того, наш брат журналист редко посещает подобные заведения!

– Понимаю, – пробормотала Санча, отворачиваясь.

Тони пожал плечами и занялся фотографированием, а Санча нерешительно вертела в руках свой репортерский блокнотик. Ей уже следовало записывать первые впечатления, но почему-то внезапно пропал всякий интерес к этому заданию. Небрежно брошенные слова Тони с мучительной ясностью воскресили в памяти все предшествующие события, и в который раз она ломала голову над тем, почему граф не дает о себе знать. Очевидно, она начала ему надоедать, и ее наивность, которая сперва интриговала, утратила свою привлекательность и новизну.

Усилием воли Санча отогнала эти мысли. Она приехала сюда работать, и не было смысла вести себя иначе. Эдуардо, возможно, действительно думал о ее душевном благополучии, когда предложил ее кандидатуру Тони, но он также ожидал от нее очерк, не уступающий по качеству статье, посвященной книге графа Малатесты.

Санча вновь с интересом посмотрела вокруг себя. Было бессмысленно всякий раз терять самообладание и впадать в панику, заслышав имя графа.

Следовало, не мудрствуя лукаво, признать: от нее ему нужно было лишь то, о чем говорила Элеонора, и она должна радоваться, что его планы не осуществились и она сохранила свою девственность.

Когда они расположились на нагретой солнцем каменной дамбе, настроение Санчи уже заметно улучшилось. Она успела зафиксировать в блокноте несколько интересных наблюдений и была уверена, что с помощью великолепных фотографий, на которых Тони удалось запечатлеть наиболее интересных представителей собравшейся толпы, ей удастся создать требуемый фон для более технических аспектов статьи. Журнал «Парита» стремился заинтересовать как мужчин, так и женщин, и поэтому каждая статья должна была включать материал, удовлетворяющий вкусам обоих представителей рода человеческого.

Они сидели под ласковыми лучами солнца, наслаждаясь запасенными Тони холодным цыпленком, салатом и белым вином, и Санча чувствовала себя почти довольной. Так продолжалось до тех пор, пока под ними, в непосредственной близости от дамбы, не проплыла роскошная прогулочная лодка, почти яхта. На корме сидела в крошечном бикини загорелая девушка, которую Санча знала слишком хорошо. То была Янина Румиен.

И мгновенно улетучилось все ее новообретенное спокойствие, и она с напряжением стала всматриваться в других мужчин и женщин, находившихся в лодке.

Однако графа Малатесты среди них не было. Никто не походил на него ни смуглостью, ни красивой стройной внешностью.

Тони уловил произошедшую с Санчей внезапную перемену, когда она не сразу ответила на его вопрос, и, заметив ее сосредоточенный взгляд, устремленный на лодку, он с удивлением воскликнул:

– Да ведь это же Янина Румиен, не правда ли?

Санча нашла в себе силы сперва отхлебнуть вина и только потом ответить.

– Да, это – Янина Румиен, – подтвердила она.

– Но графа нет?

– Нет… – покачала головой Санча.

– Скажи, какие у тебя отношения с графом? – поинтересовался Тони, доставая сигарету и прикуривая от зажигалки. Все это время он не спускал с Санчи глаз.

– У меня с графом нет ничего общего, – возразила она, пожимая плечами.

– Не верю, Санча, – состроил гримасу Тони. – Быть может, я недостаточно опытен, но и родился я не вчера. – Тони сильно затянулся. – В тот день, когда мы собирались вместе пообедать и он остановил нас… Когда вы отправились в ресторан «Скарлатти»… Он вел себя не так, будто ты для него ничего не значишь!

Санча смущенно поежилась.

– Честное слово, Тони, мне нечего рассказывать. Мы пару раз были вместе в различных ресторанах. Обсуждали… его книгу.

– И это все? – с сомнением посмотрел Тони. – Хорошо, хорошо, Санча, не стану настаивать, но, ради Бога, будь осторожна. Всякому, кто связывается с графом Малатестой, рано или поздно быть в беде.

– Ты хочешь сказать, в подземном каземате! – попыталась пошутить Санча, однако Тони не рассмеялся, а только сочувственно погладил ее по руке и возобновил наблюдение за лодкой, которая приближалась к пристани.

Сощурившись, он глядел на происходящее, и Санча, следуя его примеру, сосредоточила внимание на пришвартовавшейся лодке.

Но вот ее губы искривились, как от боли. На причале стоял и помогал Янине сойти на берег высокий мускулистый человек, одетый во все черное, с обширной лысиной, блестевшей на солнце.

Тони взглянул на Санчу почти в то самое мгновение, когда и она узнала высокого мужчину.

– Паоло, – констатировал Тони, вздыхая.

– Да, – ответила Санча, судорожно сжав пальцами край бортового камня дамбы. – А там, где Паоло, недалеко и граф. – Ирония не смогла полностью замаскировать дрожь в ее голосе.

– Проклятье! – произнес Тони сердито, гася сигарету. – Проклятье и еще раз проклятье!

– Что за вульгарные выражения! – проговорила Санча, с трудом поднимаясь. – Пошли, нужно продолжать начатую работу.

– Ты так полагаешь? – с раздражением взглянул на нее Тони. – Или тебе лучше остаться здесь, а я дам тебе, когда вернусь, всю необходимую информацию?

– Не выйдет, Тони, – отрицательно покачала головой Санча. – Я должна выполнить задание.

Тони крепко стиснул челюсти и потом проговорил:

– А тебе не приходило в голову, что отсутствие графа на лодке объясняется его личным участием в состязании?

– Не может быть! – уставилась на него Санча, как бы заранее отвергая такое предположение.

– А какие еще могут существовать причины? Я лично очень удивился, увидев Янину одну. Гонки на моторных лодках – развлечение, по-видимому, все-таки не в ее вкусе. Если, конечно, она не вложила в этот вид спорта круглых денежных сумм.

– Понимаю. Об этом я не подумала, – глубоко вздохнула Санча.

Тони поднялся и положил руки девушке на плечи.

– Ну что ж, малыш, как решила? Спокойная жизнь здесь или прорыв в лагерь противника?

Санча улыбнулась. Реплики Тони всегда вызывали у нее улыбку.

– Я иду с тобой, – сказала она твердо. – Я его нисколечко не боюсь.

– Неужто? – лукаво взглянул на нее Тони. – А мне показалось другое…

– Не пора ли идти? – перебила она резко, смотря в землю.

Нагнувшись, Тони сложил остатки трапезы в сумку, потом выпрямился, и они направились по дамбе к пристани, где скапливались зрители.

Глава восьмая

Только ближе к вечеру Санча вновь увидела Янину, и на этот раз она была не одна. В ярко-красных брюках и в желтом бюстгальтере – верхняя часть ее обычного купального костюма, – она льнула к графу Малатесте, держа его под руку; в глазах нескрываемая радость и удовлетворение. Граф был одет в кремовые брюки из замши и синий спортивный свитер без воротника. Незатянутая спереди почти до пояса шнуровка позволяла видеть густую поросль на его груди. Санче, которая весь день с тревогой наблюдала, как граф, выглядевший опытным и ловким в своем резиновом комбинезоне и защитном шлеме, участвовал в гонках, он казался воплощением мужского превосходства, и ей следовало ненавидеть его – по крайней мере, так думала она – за то, что он нарушил спокойное течение ее жизни.

Санча поспешила укрыться среди зрителей, заполнивших всю прилегающую к гавани территорию, и надеялась, что Тони не станет сразу ее искать и громко выкрикивать ее имя. Во многих отношениях день был для Санчи удачным, и ей не хотелось его испортить. Тони сумел заарканить некоторых гонщиков, которым Санча смогла задать интересующие ее вопросы.

При этом Тони тщательно избегал заезды с участием графа Малатесты. Теперь все было кончено, и людская масса вокруг Санчи изнывала от жары.

Граф и Янина прошли мимо и растворились в толпе, направляясь к своим автомашинам, и ослабевшая Санча прислонилась к стене, ожидая, когда объявится Тони. Он подошел через несколько минут и сказал:

– Ну что, поехали?

– Да, – кивнула она. – Но не могли бы мы побыть здесь еще немного, пока не рассеется народ.

– И когда граф Малатеста уедет, не так ли? – коротко спросил он.

– Да, ты прав, – вздохнула Санча. – Ты их тоже видел?

– Разве их можно не заметить? – проговорил Тони, накидывая ремешок экспонометра на шею. – А эта Янина довольно премиленькая особа.

Санча почувствовала, как кольнуло под сердцем, и промолчала. Она не знала: была ли жестокость Тони умышленной или же проявлением желания быть правдивым. Но в любом случае – и Санча не могла это скрыть от самой себя – мысль о том, что Янина сейчас с графом, причиняла ей страдание.

Санча и Тони медленно пошли к автомашине, когда большинство других автомобилей уже исчезли с базарной площади. Поднявшийся легкий ветерок ласково обдувал разгоряченные щеки Санчи, играл прядями ее серебристых волос. Тони как раз с шутками и смехом помогал Санче приводить в порядок прическу, когда впереди – там, где узкая улочка выходила на площадь, – показался мужчина высокого роста и могучего телосложения. Даже не видя обширной лысины на массивном черепе, можно было, не боясь ошибиться, назвать его имя. Проходя мимо, он буквально сверлил Санчу взглядом, но не произнес ни слова, и у Санчи было такое ощущение, будто вместо нежного приятного бриза на них пахнуло ледяным холодом.

Тони вздохнул и взял ее за руку.

– Пойдем, – сказал он. – Я знаю один загородный ресторан, где готовят сочные бифштексы. Не согласишься ли ты пообедать со мной, прежде чем возвращаться в редакцию?

– С удовольствием, – улыбнулась Санча и решительно выбросила всякие мысли о графе Малатесте и его прелестной спутнице из головы.

И все-таки, несмотря на героические усилия, она не могла не думать о графе, плохо спала в эту ночь и проснулась, как только за окнами забрезжил рассвет.

Погода в тот день явно подкачала. Непрерывно моросящий дождь к обеду очистил от прохожих площади и переулки. Пассажиры судов, курсирующих по вздувшимся каналам, были одеты в плащи, на головах пластиковые шляпы и капюшоны. В обеденный перерыв Санча осталась в редакции, решив, если понадобится, работать весь день – лишь бы к вечеру хорошенько утомиться.

Но в половине второго, в помещение, где работала Санча, неожиданно вошла Мария, вернувшаяся с обеда: на лице выражение беспокойства. В мокром макинтоше, с которого на пол летели брызги, она торопливо приблизилась к столу Санчи и прошептала:

– Выйди в коридор, Санча. Мне нужно тебе кое-что сообщить.

– В чем дело? К чему такая таинственность? – спросила Санча, следуя за подругой.

– Что ты сказала? – переспросила Мария, не разобравшая слова, но лишь досадливо мотнула головой, и продолжала: – На улице граф Малатеста. Хочет тебя видеть.

Санча устало прислонилась к стене коридора.

– Что ты сказала? – переспросила теперь уже удивленная Санча, – Откуда… откуда тебе известно?

Оглянувшись по сторонам и убедившись, что поблизости никого нет, Мария сообщила:

– Сперва я встретила его, когда пошла обедать, но не придала значения. Подумала, что он, возможно, собирается поговорить с твоим дядей насчет статьи. Но когда я возвращалась, то увидела его на прежнем месте, он остановил меня и спросил, где ты. Я ответила, что ты, как и положено, работаешь, и тут он попросил вызвать тебя.

– Но ведь он должен знать, – беспомощно развела руками Санча. – Я не могу сейчас к нему выйти, даже если бы и хотела.

– Граф очень сердит, – заметила Мария участливо.

– И насквозь промок!

– Ах, Мария! Что мне делать?

– Не знаю, – неуверенно посмотрела Мария. – А как тебе самой хотелось бы поступить?

– Я просто в растерянности. Я… он вчера был в Перукке. Меня он не заметил, но я видела его… с Яниной Румиен. Элеонора утверждает, что она его любовница. Вдобавок она еще и наследница огромного состояния. Очень благоприятное сочетание для него и… разваливающегося дворца, – закончила Санча с горечью.

– Мне кажется, тебе следует оставить всякую мысль о графе, – тихо сказала Мария, кладя руку на плечо Санчи. – несмотря на все его очарование и привлекательность!

– Думаешь, я этого не понимаю? – вздохнула Санча.

– Тогда в чем дело?

– Спасибо за информацию, Мария, – выпрямилась Санча.

– Что ты намерена предпринять?

– Ничего, – ответила Санча, берясь за ручку двери, ведущей в рабочее помещение. – Абсолютно ничего!

Но она все-таки не удержалась и подошла к окну, выходящему на улицу.

Сквозь покрытое дождевыми каплями стекло Санча увидела пустынную площадь и мокрые камни ограды фонтана.

Когда Санча в этот вечер вышла из редакции, было уже довольно темно; с беспокойством оглядевшись, она заспешила через зеленый скверик перед зданием в сторону площади. Дождь лил, не переставая, и на улице не было ни души, кроме одинокого мужчины, который стоял в дверях соседнего магазина и читал газету. Но поскольку он был выше графа и шире в плечах, да еще и в шляпе, то Санча не обратила на него особого внимания. В очереди на речной трамвайчик она оказалась последней. Когда он подошел, все, толкаясь, заспешили, стараясь поскорее укрыться под его навесом от дождя. Но как только Санча сделала шаг вперед, кто-то невидимый схватил ее сзади за руку и не успела она вскрикнуть, как очутилась в тени какого-то старого здания.

Другая рука зажала ей рот.

Речной трамвайчик отплыл, а с ним и всякая надежда на помощь. Почти потерявшая сознание от ужаса, Санча все же боролась изо всех сил. Невидимый насильник перестал зажимать рот и, не отпуская руки, повернул ее лицом к себе. Пораженная, Санча узнала Паоло. В плаще и шляпе, скрывающей его обширную лысину, он ничем не отличался от любого другого прохожего, и Санча поняла, что это он стоял, подкарауливая ее, возле редакционного здания с газетой в руках.

– Что вам от меня нужно? – с трудом переводя дыхание, проговорила Санча. – Разве вы не знаете, что закон сурово наказывает за похищение людей?

Выражение лица Паоло ничуть не изменилось.

– Извините, синьорина, – сказал он почтительно. – Вы должны пойти со мной.

– Куда? – спросила Санча, которая одновременно почувствовала и страх, и радостное возбуждение.

– К графу Малатесте, синьорина. Синьор хочет с вами поговорить.

– Мне нужно домой, – воскликнула Санча, энергично качая головой. – Мои… друзья… они станут волноваться…

– Пошли!

Паоло подтолкнул Санчу, и хотя она запротестовала, громко звать на помощь воздержалась. Увидев стоявшую у ближайшего моста моторную лодку, Санча вновь забеспокоилась, понимая степень риска, на который шла.

Но теперь что-либо предпринять было уже слишком поздно. Паоло, по-видимому, все равно не отпустил бы ее, а владея местным языком, мог без труда убедить любых потенциальных спасителей, что они напрасно тратят свое драгоценное время. Кроме того, представлялось нелепым так тревожиться. В конце концов они жили в двадцатом столетии, а не в эпоху Медичи, и если на ум приходили слова Тони о готовности слуг убивать ради благополучия своих господ и о страшных подземных темницах, то это означало только, что у нее чересчур разыгралось воображение. Ожидание какого-то действия порой страшит сильнее, чем само это действие.

Но когда Паоло открыл тяжелую дверь дворца и жестом пригласил Санчу войти, у нее опять возникло сильное желание как-то обезопасить себя.

– Надеюсь, вы понимаете, что я подам официальную жалобу, – сказала она слегка дрожащим голосом.

– Как вам угодно, синьорина, – ответил Паоло равнодушно, указывая на лестницу.

Наверху, через приемную, в которой они когда-то впервые познакомились с графом, ее провели в просторную гостиную, где зажженные через определенные интервалы лампочки освещали мягким светом великолепную обстановку, отражаясь от серебряных и золотых вещей и полированных поверхностей. Хотя уже начался летний сезон, от дождя воздух сделался влажным и прохладным, и в мраморном камине весьма кстати весело горел огонь, распространяя приятное тепло и бросая яркие блики на внутреннее убранство комнаты.

Когда они вошли, граф полулежал на низкой кушетке перед камином и выглядел очень красивым в темно-синей шелковой рубашке и светло-голубых замшевых брюках. Увидев Санчу, он моментально встал, отпуская Паоло легким движением руки. Дверь за ним закрылась, и они остались вдвоем.

Санча понимала, что выглядела она не особенно респектабельно. На пристани укрыться от дождя было негде, головной платок давно промок насквозь, волосы потемнели от влаги и свисали беспорядочными прядями.

Мокрым было и пальто, однако под ним все осталось относительно сухим.

– Снимите пальто! – произнес граф холодно и повелительно.

Санча не пошевелилась, а лишь смотрела молча на него со спокойным – как она надеялась – безразличием.

Прошло несколько мгновений, но Санча продолжала неподвижно стоять, лишь еще сильнее проступила на лице краска. Тогда граф подошел к ней, уверенными движениями расстегнул пояс и пуговицы, и пальто, соскользнув с ее плеч, бесформенной кучей легло на пол у ее ног. Потом он снял промокший платок и провел всеми пятью пальцами сквозь влажные мягкие девичьи волосы, раздвигая слипшиеся локоны, чтобы они быстрее высохли.

Все это время Санча не шелохнулась, едва отваживаясь дышать из боязни, что он почувствует горячее желание, охватившее ее при прикосновении его пальцев. Ей безумно хотелось прильнуть к его мускулистому телу, ощутить страстную и нежную ласку его смуглых сильных рук. Неважно, что вчера граф был с Яниной Румиен и что француженка, по всей вероятности, являлась для него именно тем, о чем говорила Элеонора.

Значение имел только он сам, его близость, безудержное влечение, которое он возбуждал в ней.

Оставив волосы, он теперь ласкал ее шею, одновременно мягко поглаживая большими пальцами мочки. Невольно подняв глаза на графа, Санча увидела его потемневшее лицо и горящие неистовым огнем глаза.

Наклонившись, он играючи коснулся губами уголков ее губ; подчиняясь нахлынувшему безумному желанию, он крепко прижался к ее губам, лишая Санчу воли к сопротивлению. И граф продолжал целовать, и казалось, что вместе с этими разрушающими душу поцелуями к нему переходит вся ее внутренняя сила, заставляя ее, обессилившую, судорожно цепляться за него.

– Боже мой, Санча, – пробормотал он, перебирая пальцами ее шелковистые волосы. Затем сняв блузку с нежного плеча, он припал губами к бархатистой коже. – Боже мой, как я хочу тебя. Ты даже не представляешь, как я жажду тебя!

С трудом Санча очнулась от грез; что-то в его голосе проникло сквозь толщу сладостного забытья, которое обволакивало ее всякий раз, когда он обнимал ее. Да, он хотел ее, и она также хотела его. Это правда. Но ни одного слова любви не слетело с его губ. За кого он ее принимал? Какого же низкого мнения он был о ней, если так открыто говорил о своих вожделениях?

Едва сдерживая рыдания, Санча вырвалась из его объятий и, застегнув дрожащими пальчиками кофточку, отошла к камину, подальше от будоражащих кровь соблазнов.

Несколько минут граф стоял там, где оставила его Санча, будто и ему было нелегко вернуться в действительность. Затем он подошел к кофейному столику, достал из коробки манильскую сигару и прикурил от массивной золотой зажигалки. Когда граф повернулся к Санче, он уже полностью овладел собой, и, вопреки логике, это обстоятельство почему-то не очень ее обрадовало. Она никогда бы не поверила, что можно чувствовать себя такой несчастной и жалкой из-за собственного добродетельного поведения.

– Скажи мне, пожалуйста, – спросил граф спокойно. – Почему ты сегодня не ходила обедать?

– Я… я не была голодна, – с трудом выговорила Санча. – Не… не знала, что вы ждете на улице, если вы на это намекаете.

– Разве твоя приятельница – Мария, кажется. Разве Мария не передала тебе мою просьбу?

– Да-а, – беспомощно повела плечами Санча. – Она передала мне вашу просьбу. Но я не могла покинуть редакцию в рабочее время. Вам это должно быть известно!

– Мне известно только то, что я прождал тебя два битых часа, – заметил он сурово, глубоко затягиваясь сигарой. – Вчера ты была в Перукке. Почему ты не побеседовала со мной?

– Беседовать с вами? – воскликнула удивленная Санча. – Как я могла беседовать с вами, если вы были с… с… мисс Румиен?

– Ну и что из этого! – заметил граф с раздражением.

Санча лихорадочно искала нужные слова, чтобы сказать ему то, что ее мучило.

– Вы, как и многие, безусловно, знаете о тех слухах, которые касаются вас… ее и вас… ну, что вы скоро на ней женитесь!

– Да, знаю, – нахмурился он. – Но какое это имеет отношение к нам с тобой?

Какой-то момент Санча с изумлением смотрела на него, потом, подняв глаза к небу, проговорила:

– Вы не можете так думать всерьез!

– И почему же? Что ты хочешь этим сказать, Санча? Что, если Янина в один прекрасный день станет графиней ди Малатеста, то она вправе уже сейчас контролировать мои поступки, выбирать мне друзей? Что я своего рода болонка, которая всюду следует по пятам за своей хозяйкой!

Санча почувствовала, как больно сжалось сердце.

– Но… как… как ваша невеста, она обладает определенными… правами…

– Что такое права? – Граф швырнул сигару в камин. – Едва ли ты сможешь ответить. Разве справедливо… правомерно… что раз Янина – дочь Себастьяна Румиена, она наследует его богатства? Разве правомерно, что мне приходится жениться на ком-то, вроде Янины, только ради восстановления палаццо, который в самом деле принадлежит мне по праву? – Граф подошел к Санче, его глаза светились от напряжения. – Разве правомерно, что мы отказываемся от любви, хотя оба этого желаем?

– Нет! Нет! – воскликнула Санча, отступая и держа перед собой руку, словно обороняясь. – Нет, Чезаре, не подходите ко мне! Не трогайте меня!

Граф остановился как вкопанный, черты его лица посуровели.

– Не пугайтесь, синьорина! – проговорил он холодно. – Мне еще никогда не приходилось навязывать женщине свое внимание вопреки ее воле.

Санча отвернулась и уставилась невидящими глазами в окно, выходящее на канал. Дождь струился по стеклам, размывая контуры далеких куполов, слабо различимых в полумраке. А в комнате было тепло, светло и уютно, и, несмотря на его слова и собственную реакцию на них, Санче так не хотелось уходить.

Будто чувствуя ее колебания, граф подошел к ней сзади и остановился, не касаясь, но достаточно близко, чтобы она могла ощутить исходящий от него жар. Санча отчаянно пыталась собраться с мыслями, думать логически. На что он рассчитывал? Неужели он полагал, что она согласится на любовную связь, если только она не будет тайной? Разве его не беспокоило, что Янина однажды все-таки узнает правду?

– Она очень красивая женщина, – тихо проговорила Санча, как бы произнося вслух мысли, которые терзали ее бедную головку.

Но граф услышал эту мимолетную реплику.

– Да, – подтвердил он, обдавая своим дыханием ее обнаженную шею. – Очень красивая.

– Вы ее любите? – спросила Санча, не в силах умерить дрожь.

– Нет, – отрезал он.

– Тогда зачем? – не удержалась Санча.

Отведя рукой волосы, граф наклонился и поцеловал Санчу сзади в шею.

– У тебя такая нежная кожа, – простонал он. – Прости! Прости, Санча, но я не могу тебя отпустить. Не могу не трогать тебя…

С этими словами он обнял девушку и прижал ее спиной к своей груди.

– Я не люблю Янину, – продолжал он сдавленным голосом. – Я люблю только тебя! Обожаю тебя! И Бог свидетель, я так тебя хочу, что уже ничего не соображаю…

Сильными руками, не выпуская из объятий, граф повернул Санчу лицом к себе и припал губами к ее губам.

Сомнений не было: теперь она пропала, не в состоянии противостоять его настойчивым искусным ласкам и мученическим тонам умоляющего голоса.

Ей хотелось только одного: доставить ему радость, познать его, отдаться ему…

Но когда он взял ее на руки и понес к кушетке, раздался властный стук в дверь.

Граф яростно выругался и положил Санчу бережно на мягкую кушетку. В нерешительности она села, лицо пылало, волосы серебряным великолепием рассыпались по плечам. Бросив на девушку пронизывающий взгляд, лишивший ее остатков благоразумия и сдержанности, граф сердито проследовал к двери.

Распахнув ее, он увидел Паоло, но в тот же миг две миниатюрные искусно наманикюренные ручки оттолкнули великана, и в комнату влетела Янина Румиен.

В платье из блестящего атласа кремового цвета, с разрезом почти до колен, с высокой прической, сколотой бриллиантовыми булавками, она выглядела еще более красивой, чем прежде, и еще более злой. Густо подкрашенными глазами она дерзким взглядом окинула потрясенную Санчу, неподвижно застывшую на кушетке, с презрительной брезгливостью рассматривая ее вспухшие губы и растрепанные волосы. Затем Янина повернулась к графу и облила его таким же презрением.

Однако на графа это проявление крайнего негодования, по-видимому, не произвело никакого впечатления. Он с безразличным видом взял манильскую сигару и закурил. Наблюдавшую за ним Санчу поразили его самообладание и непоколебимая самоуверенность.

– Итак, Чезаре! – заговорила Янина по-английски. – Тебе нечего мне сказать?

Затянувшись сигарой, Чезаре спросил:

– Что ты здесь делаешь? Как я понял с твоих слов, ты в этот вечер намеревалась быть в театре.

– Да, намеревалась… и нахожусь! – стиснула кулаки Янина. – Мне было интересно знать: почему это грубое животное не впускало меня, – она злобно взглянула на Паоло, продолжавшего стоять у двери в ожидании приказаний хозяина. – Не считай меня дурочкой, Чезаре! Я знала: для твоего отказа сопровождать меня в «Ла Фениче» должна существовать какая-то веская причина!

– Чем я занимаюсь в свободное время – мое дело, – спокойно заявил граф, рассматривая красавицу прищуренными глазами. – И я еще раз спрашиваю: почему ты здесь, Янина?

– Я здесь потому, что весь город говорит о твоей любовной связи с одной девчонкой… вот с этой девчонкой! – указала она на Санчу, вне себя от ярости. – Что ты на это скажешь?

Граф улыбнулся, но улыбка его не была из приятных.

– Не собираюсь отчитываться, – ответил он с холодным равнодушием. – Ты – не моя гувернантка и никогда ею не будешь!

Наступил момент, когда Санче показалось, что Янина в бешенстве бросится вон из дворца, но, как по мановению волшебной палочки, ее поведение резко изменилось, и вместо яда, который были готовы излить ее уста, Янина, проглотив обиду, подошла к графу и, не спеша, поцеловала его в загорелую щеку.

– Извини меня, Чезаре, – пробормотала она умоляюще. – Сожалею, но я так ревнива, что порой чувства опережают разум. Прости, дорогой, не сердись на свою Янину!

Санча почувствовала подступающую тошноту. Ярость Янины была невыносима, но то, что последовало потом, оказалось еще хуже. Готовность Янины посмотреть сквозь пальцы на произошедшее между Санчей и человеком, за которого она собиралась выйти замуж, была просто отвратительна; она унижала Санчу, делала ее в собственных глазах подлой и грязной. А, возможно, все и сводилось к этому? Быть может, именно эта роль отводилась ей? Роль любовницы графа, пока ему этого хотелось и пока его устраивала эта связь?

Санча с трудом собралась с мыслями. Нужно было быстрее уходить, пока здесь Янина, которая в состоянии отвлечь его. Она, думала Санча, не может ручаться за себя, оставаясь с ним наедине. Какими бы ужасными последствиями ни грозила ей ситуация, ее чувства к нему могли разрушить естественную самозащиту, а допустить этого она не должна. Граф был прав, когда утверждал, что Янина готова перенести любые унижения, лишь бы сделаться следующей графиней ди Малатеста! И его признание в любви – всего лишь бальзам на ее совесть и ничего не значит с точки зрения приличия.

Довольно неуверенно Санча поднялась, приглаживая юбку ладонями.

Граф и Янина молча наблюдали за ее движениями, затем граф, освобождаясь от рук Янины, напряженным и властным тоном спросил:

– Ты куда?

Санча попыталась, приводя в порядок прическу, заложить пряди волос за уши, невольно привлекая внимание к нежным очертаниям своей девичьей груди.

– Не мог бы Паоло доставить меня куда-нибудь, где я села бы на речной трамвайчик? – спросила Санча, не смотря на графа. – Или, быть может, он может заказать для меня моторную лодку?

– Санча! – страдальческий тон его голоса заставил Санчу поднять на графа глаза. Резче проступили складки вокруг рта, глаза мерцали от сдерживаемых эмоций. – Санча, не уходи!

В голосе слышались и мольба и приказ.

С усилием отведя взор, Санча подняла с пола пальто, где оно лежало бесформенной кучей с того момента, как граф снял его с плеч девушки.

Выступив вперед, Паоло почтительно помог Санче одеться.

Все это время граф стоял, слегка расставив ноги, с сигарой во рту и смотрел. С одинаковым успехом Янины могло и не быть в комнате. Словно угадав это настроение, она вновь приблизилась к графу и уверенно положила ладонь ему на руку.

– Не передумаешь ли, дорогой? – пробормотала она тихо, но настойчиво. – Быть может, все-таки поедешь со мной в «Ла Фениче»?

Санча отвернулась. Ей было невыносимо видеть обоих вместе. Все оказалось намного хуже, чем она себе представляла. Боль, начавшаяся под ложечкой, теперь распространялась по всему телу и была почти нестерпимой.

Проходя мимо Паоло, Санча глухо проговорила:

– Не беспокойтесь! Дойду пешком…

Но вперед с искаженным от ярости лицом шагнул граф Малатеста.

– Паоло отвезет вас домой! – объявил он.

Санча хотела отказаться, но не решилась. Она почувствовала, что граф едва контролировал себя, и всякие дальнейшие возражения были чреваты осложнениями, которые она во что бы то ни стало желала избежать.

Поэтому она, лишь кивнув головой, прошла через приемную на длинную галерею.

Глава девятая

Утром в пятницу Санча проснулась с воспаленным горлом и ужасной головной болью. Спала она в эту ночь очень плохо, что не удивительно, учитывая все обстоятельства. Прямо в халате она с трудом добрела до кухни, чтобы помочь Марии приготовить завтрак. Подруга была явно встревожена видом Санчи.

– Ты сегодня, конечно, не пойдешь на работу и останешься дома? – воскликнула Мария, засыпая кофе в кофеварку. – Ты полночи металась. В чем дело? Ты случаем не больна… или, может быть, какая-то другая причина?

Санча устало присела на краешек высокого стула.

– У меня болит горло, – призналась она неохотно.

– И это, наверное, не все, если быть честным! – сказала Мария с ударением. – Ради Бога, Санча, ведь я уж не такая дура! Прошлым вечером ты встречалась с графом Малатестой?

– Да, – потупилась Санча.

– Что произошло? – внимательно взглянула на подругу Мария. – О Санча, ты ведь не допустила… ты ведь не могла…

– Нет, не допустила! – коротко, почти грубо, отрезала Санча, но потом, несколько смягчившись, добавила: – Хочу вернуться в Англию, Мария, до истечения годичного срока.

– Из-за графа? – удивилась Мария.

– Вероятно, ты права, – ответила Санча после некоторого колебания. – Все бесполезно, Мария. Так дальше продолжаться не может.

– Что значит – так? Что он сделал? – спросила по-настоящему обеспокоенная Мария.

– Он пока мне ничего не сделал, – ответила Санча, водя ногтем по узорам кулинарной доски. – Просто я боюсь того, что он может сделать. Извини, Мария. Я знаю: тебе, вероятно, трудно понять, но мне до сих пор никогда не приходилось сталкиваться с мужчиной, похожим на него.

Мария уперлась ладонями в свои узкие бедра.

– Но, Санча, ты, конечно, в состоянии дать отпор! Из-за одного человека ты можешь погубить всю свою карьеру! Ведь ты делаешь такие успехи. Твой дядя очень тобой доволен. Разве можешь ты бросить все это псу под хвост?

– Не знаю, – покачала головой Санча. – Я просто больше ничего не знаю.

Несколько мгновений Мария пристально смотрела на нее и затем сказала:

– Мне кажется, я знаю, в чем дело. У тебя простуда или грипп, ты, как принято говорить у нас, плохо себя чувствуешь. Придаешь истории с графом слишком большое значение. Тебе нужно отдохнуть, и все. По-настоящему отдохнуть!

– Мне бы твой оптимизм, – печально улыбнулась Санча.

– Во всяком случае, я настаиваю, чтобы ты сегодня не ходила в редакцию, – заявила Мария с легким раздражением. – Ложись опять в постель. Прими аспирин и успокойся. И увидишь… после хорошего сна сразу станет лучше.

В этот момент в кухню, не спеша, вошла Тереза и с любопытством взглянула на Санчу.

– Что здесь происходит? Почему такие скучные?

– Санча прихворнула, – объяснила Мария. – Я только что советовала ей лечь в постель и отдохнуть.

– Хоть мне бы кто-нибудь это посоветовал, – подняла Тереза редкие брови. – Чувствую себя совершенно измочаленной!

– Пожалуйста, Санча, – улыбнулась Мария. – Поверь мне: тебе станет значительно лучше, если сделаешь так, как я тебе говорю.

Санча продолжала колебаться. Было заманчиво снова забраться в постель и забыть все проблемы, которые терзали ее бедные мозги всю ночь до самого утра.

Видя ее нерешительность, Мария потащила Санчу обратно в спальню и подождала, пока та не легла в кровать.

– До ухода я принесу тебе кофе, – пообещала Мария.

– И передам твоему дяде, что тебе немного нездоровится. Хорошо?

– Спасибо, Мария, – ответила Санча, уютно сворачиваясь калачиком под одеялом. Ей было непривычно, что кто-то о ней так заботился, и было приятно принимать эту заботу от Марии.

После ухода девушек на работу в квартире сделалось необычайно тихо, и Санча, несмотря на утомление, не могла уснуть. Промучившись более часа в напрасных попытках погрузиться в избавительное забытье, она сдалась и, надев халат, поднялась с постели. Когда Санча находилась в кухне, приготовляя себе завтрак, у двери раздался звонок.

Мгновенно у нее неистово заколотилось сердце и охватила такая дрожь, что кофе из чашки расплескалось по всему кухонному столу.


Игнорируя звонок, она стояла и ждала, когда непрошеный гость уйдет, но звонок не унимался, и вскоре Санча услышала знакомый голос:

– Санча! Санча! Ты не спишь?

Теснее запахнув халат, она прошла через прихожую и открыла дверь.

– Дядя Эдуардо! – воскликнула Санча. – Что ты здесь делаешь?

Эдуардо Тессиле вошел в квартиру, не спуская пристального взгляда с племянницы.

– Ко мне приходила Мария, – проговорил он. – Сообщила, что ты приболела. Что с тобой?

Санча вспыхнула и небрежно махнула рукой.

– Ничего особенного, дядя. Просто головная боль и першит в горле, – вздохнула она. – Я как раз варила кофе. Выпьешь со мной?

Эдуардо кивнул и затем нетерпеливо схватил ее за плечи.

– Санча, мне нужно знать. Малатеста… коснулся тебя?

С пылающими щеками Санча, освобождаясь, ответила:

– Вовсе не так, как ты думаешь… Я налью кофе.

Эдуардо тяжело вздохнул, расстегнул пиджак и, подойдя к окну, с мрачным видом смотрел на уличное движение, пока не вернулась Санча. Тогда он повернулся и заявил:

– Я отвезу тебя домой.

– Домой? – повторила похолодевшая Санча. – Что ты имеешь в виду?

– Ко мне домой, – торопливо пояснил Эдуардо. – К твоей тете. Ты плохо себя чувствуешь. Твоя тетя знает, как помочь. Там тебе будет лучше, чем здесь.

Передав ему чашку кофе, Санча налила и себе.

– Нет необходимости беспокоиться, – заметила она глухо. – Для твоего сведения, коллапс мне не угрожает.

Быстро разделавшись с первой чашкой, Эдуардо попросил еще.

– Черт возьми, Санча! Скажи мне, по крайней мере, что для тебя лучше. Знаю: я не могу служить тебе достойным примером, но я действительно искренне заинтересован в твоем благополучии.

Санча устало покачала головой.

– Я знаю, – сказала она тихо. – Фактически… фактически я думаю о том, чтобы вернуться в Англию.

– В. Англию? – изумился Эдуарде. – Ты шутишь!

– Нисколько.

– Но… но у меня с тобой связаны грандиозные планы, – провел он ладонью по волосам. – Не предпринимай ничего под влиянием минутного настроения. Сперва обдумай все хорошенько, не спеша.

Санча с удивлением взглянула на дядю.

– А мне думалось: ты согласишься, что мое предложение – это лучшее, что можно сделать в сложившейся ситуации.

– Ты не права, – твердо заявил Эдуардо. – Я не хочу тебя терять. Ты чертовски хороший репортер, и если ты останешься здесь, как я и тетя надеемся, то сделаешь великолепную карьеру. Я намереваюсь назначить тебя старшим сотрудником редакции.

Резким движением Санча поставила чашку на блюдце.

– Ты очень добр, – проговорила она неуверенно, – но я не думаю…

– Элеонора увольняется!

Эти слова вырвались почти помимо воли, и Эдуардо стоял, наблюдая за ее реакцией, на его щеки медленно наползала краска.

– Элеонора увольняется? – недоверчиво повторила Санча, еще до конца не уразумев смысл сказанного. – Но почему?

Эдуардо с усилием провел пальцем между шеей и воротничком рубашки, будто в квартире было слишком душно. Затем, тряхнув головой, он ответил:

– Она нашла кого-то еще. Другого покровителя, если можно так выразиться.

– Ах, вот как, – пробормотала пораженная Санча.

– Теперь ты понимаешь, почему я хочу, чтобы ты осталась. – Эдуардо беспокойно задвигался. – Мои мотивы могут показаться тебе чересчур эгоистическими, но ты должна согласиться, с точки зрения перспективы – это великолепная возможность.

– Ты… ты хочешь сказать… я должна занять место Элеоноры? – спросила Санча, не веря ушам своим.

– Со временем, – кивнул Эдуардо. – Не беспокойся. Я прекрасно понимаю: тебе нужно какое-то время, чтобы как следует познакомиться со всеми аспектами твоей новой работы, и я собираюсь перевести в ваш отдел несколько опытных журналистов, которые тебе в этом помогут, но со временем, как я уже сказал, у тебя будет свой отдел и свой помощник.

Санча медленно опустилась на подлокотник кресла.

– Просто не верится, – воскликнула она, зачесывая пальцами пряди волос за уши. – Была уверена, что Элеонора… никогда не уйдет сама.

– И почему же? – заметил Эдуардо, с циничным видом покачивая головой. – Из-за меня? Но я уже говорил тебе раньше: мы ничего не ждали друг от друга и поэтому оба не разочарованы.

– Но даже в таком случае… – вздохнула Санча.

– Но даже в таком случае… абсолютно ничего. Поди, оденься. Собери кое-какие вещи, и я отвезу тебя домой. Ты выглядишь очень усталой, и тебе необходим отдых, о чем мне говорила и Мария. Давай-давай, не отказывайся. Я настаиваю.

Поколебавшись лишь мгновение, Санча, тряхнув головой, отправилась собираться. Но пока она принимала душ, одевалась и причесывалась, она все время думала о том, не заслонил ли блеск будущих продвижений по службе реальные аспекты нынешней ситуации. С точки зрения ее отношений с графом профессиональное положение Санчи почти не имело никакого значения.

Никакие редакционные успехи не прибавят ей той искушенности и изощренности, которые необходимы, чтобы обращаться с ним на равных. Все проблемы по-прежнему существовали, они никуда не делись, а приемлемого решения Санча не видела.

Но в данный момент она просто отодвинула их в сторону. Ее намерение уехать Эдуардо никогда не расценит иначе, как проявление девичьей неуверенности, и не было смысла часами спорить с ним о чем-то, в чем она сама пока еще толком не разобралась.

Тетя Элизабет встретила их с тревогой, когда они подъехали в тот день незадолго до обеда.

– Что случилось? – воскликнула она, пытливо вглядываясь в их лица и стараясь угадать: почему они прибыли в столь необычное время.

Эдуардо наклонился и поцеловал ее в щеку.

– Не беспокойся, Элизабет, – сказал он с легким укором. – Санче немного нездоровится, и больше ничего. Думаю: жаркая и влажная погода последних дней утомила ее. Как ты полагаешь, Санча?

Санча, игнорируя пульсирующую боль в висках, сумела улыбнуться.

– Я скоро поправлюсь, – сказала она. – Лишь позвольте мне некоторое время отдохнуть.

Элизабет захлопотала вокруг племянницы подобно наседке, стала настаивать, чтобы Санча немедленно легла в кровать и не вставала весь день.

Санча с готовностью согласилась. Постель казалась ей сейчас самым желанным местом. И подействовал ли переезд из Венеции в дом Тессиле или все-таки усталость взяла свое, но не успела Санча добраться до кровати, как моментально крепко уснула и проспала почти до самого вечера.

Утром в субботу все выглядело уже не так мрачно, и ее самокопание предшествующего дня представлялось ненужным и банальным. Не стоило предполагать худшее, если это худшее, возможно, вовсе не произойдет. А поскольку горло Санчу тоже больше не беспокоило, то она провела этот день, как обычно, загорая на веранде и время от времени погружаясь в прозрачную прохладу озера.

Тетю и дядю в субботний вечер пригласили друзья на ужин, и, хотя они уговаривали Санчу поехать с ними, она вежливо отказалась и не пожалела, так как незадолго до их отъезда на виллу Тессиле пожаловал Антонио. По его словам, он не мог явиться раньше, поскольку его родители принимали гостей, и ему следовало присутствовать, но теперь на весь вечер он освободился, и они могли вдвоем отправиться куда-нибудь поужинать и потанцевать. Санча обрадовалась его компании, но отказалась покидать виллу.

– Мы можем поужинать здесь, – заявила она, вопросительно посмотрев на тетю. – Не правда ли?

– Ну, в холодильнике есть холодный цыпленок и салат, если вас это устроит. Достаточно фруктов и сыр на десерт. Ты согласен с таким меню, Антонио?

– Очень любезно с вашей стороны позволить мне остаться, – поспешил заверить Антонио, и Эдуардо, направляясь к машине, обменялся с Санчей веселым взглядом.

Было приятно сидеть прохладным вечером на освещенной веранде и без всяких церемоний брать еду с тарелок, расставленных Санчей на кофейном столике. К ужину имелось также белое вино, крепкий кофе и ликеры, и Санча наслаждалась почти полным покоем, когда воцарившееся между молодыми людьми молчание нарушил рев мощного автомобильного мотора.

Машина остановилась у главного входа, и вскоре до них донесся звук дверного звонка.

– Черт побери! – проговорила Санча, неохотно вставая. – Интересно, кого это принесло?

– Хотите, чтобы я узнал? – в свою очередь, поднялся Антонио.

– Нет, нет, я сама, – ответила Санча и, поджав губы, быстро оглядела свой длинный вельветовый халат, желая убедиться, что она выглядит вполне респектабельно. Затем она скорым шагом прошла через стеклянную двустворчатую дверь в прихожую.

Распахивая входную дверь, она приготовилась встретить какого-то случайного посетителя, и в то же мгновение лицо ее заметно побледнело. На пороге стоял граф Малатеста в темно-сером костюме и белой рубашке, которая еще больше оттеняла смуглый цвет его кожи.

Какой-то момент они молча взирали друг на друга, потом он шагнул через порог, и ей пришлось отступить, чтобы избежать столкновения. Взяв дверную ручку из ослабевших пальчиков Санчи, он плотно притворил дверь.

Проделав эту операцию, граф ладонями сжал девичью талию, но она стояла, дрожа, прислонившись к стене.

– Почему ты не приехала к Марчелло вместе с тетей и дядей? – спросил он резко жестким и хриплым голосом.

– Мне было не легко найти благовидный предлог, чтобы уйти с ужина!

– Зачем вы здесь? – повернула лицо в сторону Санча.

– Мне кажется, вам должно было стать ясно, что нам больше не о чем говорить друг с другом!

– Мне совсем не ясно… – начал граф сурово, но тут послышался голос Антонио.

– Санча! Санча! Кто там?

Граф яростно выругался и отпустил Санчу в тот самый миг, когда в прихожей появился Антонио. Довольно медленно Санча двинулась к нему и увидела, как он буквально задохнулся от удивления, узнав посетителя.

– Граф Малатеста! – изумился он. – Добрый вечер, синьор!

Граф не обратил на Антонио ни малейшего внимания.

– Мне нужно поговорить с тобой, Санча, – сказал он, и вновь Санчу поразил охрипший вдруг голос.

Миновав Антонио, она прошла в просторную гостиную, ярко освещенную торшерами довольно экзотической конструкции. Замешкавшись лишь на какую-то секунду, Антонио тоже проследовал в комнату, а граф задержался в дверях, мускул на щеке заметно подергивался.

– Повторяю… Мне нужно поговорить с тобой, Санча. Наедине! – заявил он строго.

– Боюсь, что это сейчас невозможно, синьор, – ответила она, нарочито формально взглянув на Антонио. – Как вы видите, у меня гость…

– Черт возьми, Санча. Мне наплевать, если у тебя целая дюжина гостей! – Лицо графа сделалось жестким и выражало пренебрежение.

– Пожалуйста. – Санча провела языком по пересохшим губам. – Уверена, все, что вы хотите сказать, может быть сказано в присутствии синьора Фуччи.

Санча коснулась руки Антонио, и этот жест заставил обоих мужчин с напряженным вниманием посмотреть на девушку. Однако самообладание графа достигло предела.

– Предупреждаю тебя, Санча… – начал он, но Антонио мужественно прервал его.

– Синьор, вы явились в дом дяди синьорины Форрест без приглашения, и я не могу позволить вам угрожать синьорине Форрест…

– Перестань! Молчать! – закричал граф на юношу. – Когда мне понадобится знать ваше мнение, синьор, я спрошу о нем! Между мной и Санчей – дело сугубо личного характера.

– Вы ошибаетесь, синьор, – резко возразил Антонио. – Пока я здесь и пока синьорина Форрест мне позволит, я буду отстаивать ее интересы…

Войдя в гостиную, граф Малатеста приблизился к Антонио, который невольно слегка поджался, встретив бешеный взгляд графа.

– Я ужасно нетерпелив даже при более благоприятном стечении обстоятельств, синьор, – проговорил граф таким неприятным голосом, которого Санче еще не доводилось слышать, но затем он оборвал свою тираду и, отвернувшись, натужно закашлял. Когда граф принял прежнюю позу, его глаза угрожающе сверкали. – Прошу вас, синьор, оставить нас. Пожалуйста, не вмешивайтесь в то, о чем не имеете абсолютно никакого представления!

Антонио взглянул на Санчу, и она вялым движением головы указала ему на дверь. Граф явно находился в опасном состоянии духа, и не было нужды впутывать ничего не подозревающего Антонио в их дела.

– Вам, Антонио, лучше уйти, – сказала она устало. – Мне жаль, но ничего не поделаешь.

– Я останусь, если вы хотите… – начал он.

– Вон!

Терпение графа, очевидно, лопнуло, и Антонио, коротко оглянувшись, поспешно вышел из гостиной. Они молча стояли, пока не захлопнулась входная дверь, и тогда Санча взорвалась.

– Как вы смеете! – крикнула она яростно. – Как вы смеете врываться в дом и вести себя подобно… подобно дикарю!

Граф, отвернувшись, вновь закашлял, и Санча поняла причину его хрипоты. Он, безусловно, был болен, и на какую-то секунду сердце девушки сжалось от жалости, но когда граф опять повернулся к ней лицом, и Санча увидела свирепую складку около рта, это чувство улетучилось.

– Я пришел сюда с единственным намерением: поговорить с тобой, – отрезал граф. – А не с этим слабоумным идиотом, которого ты угощала и развлекала!

– Антонио не слабоумный и не идиот! – вскричала Санча, задыхаясь. – И он, по крайней мере, ведет себя как вполне цивилизованный человек!

– А я – нет?

– Нет. – Санча нервно дернула себя за прядь волос.

– Вы ведете себя, как… как…

– Животное? – подсказал зло граф.

– Вовсе нет, – возразила дрожащим голосом Санча. – У животных есть хоть какие-то моральные законы, а у вас их вообще нет.

– Санча, ты не ведаешь, что говоришь!

– Я очень хорошо знаю! Вы не можете ожидать от меня ничего другого после того, что… что произошло!

– А что произошло? – спросил граф холодно.

– Не собираюсь копаться во всех этих грязных подробностях, – заявила сердито Санча. – Вы, конечно же, не можете рассчитывать, что после всего случившегося я примчусь обратно за повторением!

– Я надеялся, что ты отреагируешь, как вполне взрослая женщина! – ответил граф, сверкая глазами. – Ты же ведешь себя на манер ребенка, неожиданно обнаружившего, что никакого Деда Мороза не существует!

Губы у Санчи заметно дрожали.

– В чем вы пытаетесь меня убедить? Найти логическое объяснение своему поведению? Ваше самолюбие было бы удовлетворено, если бы вам удалось найти смягчающие вину обстоятельства?

– Санча! – перебил граф свирепо. – Ради Бога, дай возможность объяснить…

– Объяснить? Что еще нужно объяснять?

Санча ощущала во всем теле слабость, ибо знала: обними он ее, и она, несмотря ни на что, не сможет противостоять ему. Прижав ладони к ушам, она вновь крикнула:

– Что вы хотите объяснить? Собираетесь рассказать мне, почему Янина разрешает вам так с ней обращаться? Или ваше мужское обаяние настолько сильно, что она готова снести любые унижения, лишь бы не лишаться удовольствия, которое ей, очевидно, доставляет интимная связь с вами? Разве ей не наплевать?..

– Ради Бога, Санча, уймись! – Граф потряс девушку за плечи. – Послушай меня!

– Не хочу тебя слушать! – выдохнула она, дико взглянув на графа. – Достаточно наслушалась, мне довольно. Забавно, не правда ли? Напишите еще одну книгу, граф Малатеста, под названием «Любовные похождения современного графа».

И Санча стала истерически смеяться. А когда ладонь графа больно ударила ее по щеке, девушка повалилась на пол, сотрясаемая судорожными рыданиями.

Ругая себя на чем свет стоит, граф присел рядом с ней на корточки и неожиданно нежными пальцами приподнял ее подбородок.

– Санча, – пробормотал он прерывающимся голосом. – Санча, разве ты не знаешь…

Внезапно послышался шум резко притормозившей машины, затем захлопали в доме двери, и, прежде чем Санча успела сообразить, что случилось, в комнату влетел Эдуардо, следом за ним – Элизабет.

Дядя сердито смотрел на открывшуюся ему сцену: сперва на белое, залитое слезами лицо племянницы, потом на графа, со страдальческим видом неловко поднимающегося на ноги.

– Что, черт возьми, здесь происходит? – спросил он грозно. – Граф Малатеста! Требую объяснения!

Граф застегнул пуговицы своего темно-серого пиджака, скрывая собственные чувства за длинными густыми ресницами.

– Разумеется, я приношу свои извинения, синьор, – произнес он ровным, ничего не выражающим голосом. – Однако боюсь: ни одно из моих объяснений не удовлетворит вас.

Ошеломленный Эдуардо, глядя на встающую с трудом Санчу, с угрозой проговорил:

– Послушайте, так просто вам не отделаться! Что здесь было? Почему вы в доме? Полчаса назад вы находились у Марчелло!

– О, дядя, прошу тебя. – Санча прижала ладони к вискам. – Ничего не произошло. Ничего, имеющего какое-то значение, то есть. – Она взглянула на графа, сдерживая поднимавшееся в душе страстное желание простить ему все. – Как я поняла, граф Малатеста уже собирался уйти.

Граф посмотрел на Санчу долгим внимательным взглядом, но вот к горлу опять подступил мучивший его кашель, и он направился к двери, тряся головой и надсадно кашляя.

Сделав шаг вперед, Эдуардо, вероятно, намеревался что-то сказать, но Элизабет положила ладонь ему на руку и многозначительно покачала головой.

Эдуардо сдержался, и граф, который к тому времени уже полностью овладел собою, повернулся и проговорил:

– Раз ваша племянница гонит меня, я уйду. Сожалею, что явился к вам без приглашения!

С этими словами он пересек прихожую и вышел, громко хлопнув дверью.

Санча стояла, не шевелясь, а Элизабет, швырнув дамскую сумочку на стол, весело объявила:

– Пойду сварю кофе.

Эдуардо кивнул в знак согласия, и Санча попыталась собраться с силами, чтобы выдержать неизбежный разговор с дядей. Когда они остались одни, Эдуардо сердито воскликнул:

– Ради всего святого, Санча, что между вами произошло?

– Ни… Ничего, – ответила она, сжимая кулаки. – Решали личные вопросы, вот и все.

– Личные вопросы! – запротестовал Эдуардо. – Санча, разве я не заслуживаю твоего доверия? Когда я обнаружил, что Малатеста уехал от Марчелло, я сообщил твоей тете, и мы помчались сюда. Я не сомневался, что застану его здесь, в доме. Нужно ли тебе потворствовать ему таким образом?

– Потворствовать ему? – Санча сжала губы, чувствуя приближение нового припадка истерии. – Я не потворствую ему ни в чем, дядя. Но… но я действительно его люблю, если хочешь знать правду.

– Ты любишь его? – ужаснулся Эдуардо.

– Да, – провела Санча ладонью по волосам. – Но он этого не знает и, возможно, никогда не узнает… – Санча вздохнула. – Он скоро собирается жениться. На Янине Румиен.

– И тем не менее не может оставить тебя в покое! – Эдуарде поднял глаза к небу. – Боже мой, Санча, ты хоть немножко даешь себе отчет, что может с тобой случиться?

– Конечно, даю, – потупилась Санча. – Именно поэтому я размышляю о возвращении в Англию. Я не в состоянии довольствоваться жизнью, которую ведет Элеонора… – Она замолчала, поскольку в комнату вернулась тетя.

Огромным усилием воли Санче удалось изобразить на лице улыбку.

– Я не буду пить кофе, – сказала она. – Слишком устала. Пойду лягу в постель.

– Как хочешь, дитя мое, – ответила Элизабет, взглянув на племянницу с беспокойством. – Проводить тебя в спальню?

– Нет… нет, спасибо! – покачала Санча головой. – Со мной все в порядке. Спокойной ночи.

Эдуарде коротко кивнул и отвернулся, и Санча отправилась в свою комнату. Она понимала, что своим неразумным поведением разочаровала дядю, но ничего изменить уже нельзя. Ей с самого начала было ясно: для нее граф Чезаре Альберто Вентуро ди Малатеста – чистый динамит…

Глава десятая

Хотя сперва Эдуардо намечал, чтобы Санча провела с тетей целых семь дней, однако уже к концу недели он был вынужден попросить ее вернуться на работу. Элеонора заболела серьезно гриппом, отсутствовало еще несколько сотрудников, и ему понадобилась помощь Санчи.

Девушке ничего не оставалось, как согласиться. Кроме того, ей уже стали надоедать долгие часы ничегонеделанья на вилле Тессиле, особенно когда слишком много проблем терзали ее бедную головку.

Взявшись за дело, Санча настолько погрузилась в решение конкретных вопросов, что совсем не было времени предаваться мрачным мыслям. Чтобы в полной мере выполнять обязанности Элеоноры, ей приходилось работать сверх положенных редакционных часов, и у нее довольно неплохо получалось, конечно, при поддержке других опытных журналистов. И Санча почувствовала, что со временем она сможет по праву занять место Элеоноры. «Не исключено, что Эдуардо решил воспользоваться благоприятными обстоятельствами и наглядно показать мне, от чего я отказываюсь», – подумала она как-то. Дни шли за днями, и Санче стало всерьез казаться, что она совершит большую глупость, отвергнув столь выгодное предложение дяди.

На первых порах Санчу еще сильно занимала проблема ее взаимоотношений с графом Малатестой, но миновала неделя, десять дней, от него ничего не было слышно, и тогда она со странно замирающим сердцем спросила себя: не придала ли она в своей чрезмерной заносчивости этой проблеме более важное значение, чем она того заслуживает? По-видимому, инцидент на дядиной вилле разрушил всякую связь между ними, или, быть может, Янина оказалась в состоянии осуществить более сильное давление, чем граф от нее ожидал.

В результате, по прошествии трех недель, Санча примирилась с мыслью, что между нею и графом все кончено, и поэтому нет абсолютно никаких веских оснований отказываться от предложения дяди, по крайней мере на оставшиеся три-четыре месяца.

Элеонора вернулась в редакцию только для того, чтобы собрать личные вещи. Предписанный законом период уведомления об увольнении она проболела, и Санча подозревала, что так было специально подстроено, чтобы избавить Элеонору от неприятной для нее необходимости обучать Санчу некоторым хитростям новой работы. После ее ухода в редакции сделалось заметно спокойнее и приветливее, и Санча поняла, что раньше Элеонора использовала свое влияние на Эдуардо в полной мере.

Дядя избегал при Санче упоминать графа. Внешне их отношения не изменились, будто ни в его, ни в ее жизни не было никаких тайн, и оба щадили чувства друг друга. Возможно, тетю Элизабет и обижала характерная для Санчи в последнее время замкнутость, однако она помалкивала и подобно своему мужу воздерживалась от обсуждения личных вопросов.

Только Мария, пожалуй, понимала, что по существу все осталось без изменений. Санча была, как и прежде, такой же чувствительной и ранимой, когда дело касалось графа Малатесты, как бы настойчиво она ни убеждала в обратном себя и других.

Антонио Фуччи представлял собою проблему совсем иного рода. Сперва после злополучного вечера на вилле он повел себя с ней довольно сухо, и Санча думала, что постепенно юноша от нее отстанет. Но прошли недели, и он, будто забыв о происшествии, стал вновь проявлять к ней повышенный интерес: приезжать на виллу в выходные дни и звонить ей среди недели на работу, благо у нее теперь был свой телефон. Но именно в такой ненавязчивой, нерегулярной связи Санча сейчас больше всего нуждалась, и она знала, что без ее позволения Антонио никогда не вторгнется в ее личную жизнь.

В один прекрасный день – через пять недель после последней встречи с графом Малатестой – Санча в обеденный перерыв отправилась в магазин и столкнулась с высоким, мускулистым мужчиной, выходившим из продовольственной лавочки. Пакеты, которые он держал в руках, рассыпались по тротуару.

– О, простите, пожалуйста! – воскликнула смущенная Санча, поспешно приседая и помогая собрать разлетевшиеся в разные стороны свертки. – Паоло! – неожиданно вырвалось у нее. – Я не узнала…

Подобрав пакеты, Паоло неуклюже поднялся, никак не реагируя на ее неожиданный возглас, и уже приготовился уйти, когда Санча, повинуясь внутреннему порыву, схватила его за рукав.

– Паоло! Паоло! – Затормошила она его. – Разве вы меня не узнаете?

Паоло смерил девушку холодным взглядом – своей блестящей лысиной он привлекал внимание прохожих.

– Я вас узнал, синьорина, – произнес он угрюмо.

– Но почему же вы сделали вид, что не знаете меня? – беспомощно развела руками Санча.

– Извините, синьорина, – ответил Паоло, поднимая подбородок. – Мне нужно идти. Мой господин ждет меня.

Санча опасливо посмотрела по сторонам.

– Ждет… вас?

– Да, синьорина. В палаццо. Санча с облегчением вздохнула.

– Понимаю, – сказала она, проводя кончиком языка по пересохшим губам и не в силах подавить желание узнать что-нибудь о графе. – Как… как себя чувствует граф Малатеста? Здо… здоров ли?

Губы Паоло превратились в две тонкие полоски.

– Вас это действительно интересует, синьорина? – спросил Паоло с явным пренебрежением.

Удивленная Санча уставилась на него.

– Что вы имеете в виду? Разумеется, меня это интересует, – заявила она, привычным движением заправляя пряди волос за ухо. – Вполне приличный вопрос.

– Только он немного запоздал, синьорина, – проговорил Паоло насмешливо, – граф уже почти выздоровел.

– Что значит – выздоровел?

– Вы должны извинить меня, синьорина, – сказал Паоло, прилаживая поудобнее пакеты. – В данный момент у меня нет времени обсуждать подобные вопросы. Всего хорошего, синьорина.

Санча опять ухватила его за рукав.

– Прошу вас, – умоляюще заговорила она. – Вы должны рассказать мне правду! Граф был болен?

Черты лица Паоло несколько смягчились.

– Разве вы не читаете итальянские газеты, синьорина? – спросил он тихо.

– Последние недели я была так занята, что почти ничего не читала! – ответила Санча, прикладывая ладонь к своему лбу.

– Почитайте, – качнул головой Паоло. – Всего хорошего, синьорина!

Стряхнув с руки ее пальцы Паоло пошел по улице, оставив потрясенную Санчу в состоянии почти столбняка. Очнувшись и заметив любопытные взоры прохожих, она быстро зашагала по тротуару в противоположную сторону. С каждой минутой увеличивая темп, она в конце концов не выдержала и побежала.

Так Санча промчалась до самого здания редакции и, с трудом переводя дыхание, бросилась в редакционный архив. Здесь хранились подшивки почти всех выходящих в Италии общенациональных газет. Их использовали как справочный материал при исследовании текущих событий. Санча подошла к полке с экземплярами одной из ведущих итальянских периодических изданий, и, переворачивая страницы, занялась внимательным изучением рубрики светской хроники. Она так углубилась в это занятие, что ничего не слышала вокруг себя, пока звонкий голос Марии не заставил ее очнуться.

– Я видела, как ты влетела в это помещение. Что случилось? Заметила, может быть, привидение или что-то еще?

– Нет, нет, Мария, никакое не привидение, а Паоло! – вздохнула Санча, оглядываясь.

– О, Боже! – проговорила Мария, с видом безропотной покорности поднимая глаза к небу.

– Он сообщил мне, что граф поправляется, но не сказал, – чем он болел! – заторопилась Санча, качая головой.

Мария облокотилась на стеллаж и подперла подбородок руками.

– Мне следовало знать, что ты рано или поздно все-таки докопаешься, – заметила она угрюмо.

– Докопаюсь? До чего докопаюсь? – со страхом посмотрела на подругу Санча.

Пожав плечами, Мария вновь навалилась на стеллаж.

– Что с твоим графом произошел несчастный случай!

– Несчастный случай! – трясущейся рукой Санча схватила себя за горло. – Какой несчастный случай? Почему ты ничего мне не сказала? Почему никто мне ничего не сообщил?

– Успокойся, ради Бога! – Мария обхватила девушку за плечи. – Ничего серьезного. Он разбился на машине, возвращаясь вечером в Венецию. Сломал… ну, несколько ребер, одно проткнуло легкое. Сразу оперировать не смогли, так как в тот момент у него был бронхит…

– О Мария! – затравленно уставилась Санча на подругу, приложив ладони к щекам и чувствуя усиливающееся головокружение. Какое-то мгновение ей показалось, что она сейчас упадет в обморок. Мария силой усадила ее на стул.

– Санча! Санча! – сказала она. – Перестань! Ты все равно ничем не смогла бы помочь!

Санча только горестно качала головой, не в силах примириться с фактами. Почему все-таки ее не известили? Разве никто, кроме Марии, об этом не знал? Разве не знали Эдуардо… или ее тетя? Запавшими глазами она посмотрела на Марию.

– Отчего ты не сказала мне раньше? – вновь спросила она. – Ведь меня были обязаны поставить в известность!

– У тебя и без того было достаточно забот и хлопот, – ответила Мария спокойно. – И чем ты смогла бы помочь? И какая польза была бы от того, что тебе сообщили бы? Твой дядя…

– Мой дядя? – сжала кулаки Санча. – Что ты имеешь в виду?

– Ну, он… – беспокойно задвигалась Мария. – Он попросил нас не упоминать при тебе о графе. Происшествие лишь на короткое время явилось предметом разговоров, только и всего. Ради Бога, Санча, какое это имеет значение? Разве после несчастного случая он стал другим?

Санча продолжала с беспомощным видом качать головой.

– У тебя есть сигарета? – спросила она, протягивая руку.

– Но ты ведь не куришь! – удивилась Мария.

– У тебя есть сигарета? – повторила Санча монотонно. – Прошу тебя, Мария, мне нужно что-то, меня всю трясет, как осиновый лист.

Пожав плечами, Мария достала из сумки сигареты, взяла одну из пачки, прикурила и передала Санче, и когда та затянулась, сказала:

– Тебя будет тошнить!

В этот момент Санча зашлась кашлем, швырнула сигарету на пол и дрожащими пальцами отбросила волосы назад.

– О, Господи! – проговорила она, вставая. – Даже с сигаретой не в состоянии справиться! Мария, что мне делать?

– Ничего! Абсолютно ничего, – вздохнула Мария.

– Когда… когда произошла катастрофа? – спросила Санча, смотря в сторону. – Откуда он ехал? Был ли один? О чем писали в статьях?

Лицо Марии медленно покрылось краской, и Санча, прищурившись, посмотрела вокруг. Потом в голове мелькнула мысль, и она схватила Марию за руку.

– Скажи, Мария, он возвращался от виллы дяди Эдуардо? Случилось это в тот вечер… – Голос Санчи оборвался от сдерживаемых рыданий.

– В газетах сообщалось, – устало наклонила голову Мария, – что он в тот вечер ужинал у Марчелло и по дороге домой заехал к синьору Тессиле поговорить о статье, появившейся в журнале «Парита».

– Ах, Мария!

Санче казалось: огромный комок застрял у нее в горле, который ей никогда не удастся проглотить. Случилась ужасная вещь! И она даже не знала! От нее нарочно скрывали! Каким же бессердечным созданием выглядела она в его глазах в эти недели!

– Уже поздно, – напомнила Мария, касаясь ее руки.

– Нужно возвращаться на работу.

Санча отдернула руку. Ей было невыносимо сочувствие Марии при всей ее искренности.

– Я должна пойти к нему, – внезапно заявила Санча. – Должна убедить его, что я ничего не знала.

Растерянно Мария взглянула на подругу.

– И какой от этого будет толк! – воскликнула она. – Разве ситуация изменилась? Или, быть может, он стал другим после несчастного случая?

– Ты, Мария, не понимаешь, – повернулась Санча. – Он ехал от виллы Тессиле, когда произошла катастрофа. Этот было в тот вечер… тот вечер…

– Санча, я знаю, какой это был вечер так же хорошо, как и ты! – развела руками Мария. – Твой дядя коротко объяснил, что приключилось в тот злополучный вечер, когда просил меня… Знаю, ты никогда не упоминала инцидент, но ведь и после него все осталось по-старому. Быть может, жестоко говорить об этом, но он не отказался от своей связи с Яниной Румиен!

Янина!

На какое-то время Санча совершенно забыла о существовании соперницы. Поглощенная собственными переживаниями, она не вспомнила о женщине, которой граф намеревался дать свой титул и фамилию.

Санча медленно и целеустремленно сложила подшивку газет. Ей следовало помнить, что у той женщины больше прав на графа. Он мог признаваться ей, Санче, в любви, мог поддерживать с ней интимные отношения, но жениться он собирался все же на Янине, которая позаботится о том, чтобы брак не превратился в пустую формальность.

В конце концов все страдания и унижения достанутся не Янине, а именно ей. С самого начала она ошибалась, испытывая жалость к той, другой женщине, хотя одновременно и презирая ее за отсутствие гордости. Но кто пожалеет ее, Санчу?

– Пошли, – сказала она резко, удивив Марию проскользнувшими в голосе энергичными нотками.

– Ты уверена, с тобой все в порядке? – забеспокоилась Мария.

– Безусловно, – жестко ответила Санча. – Ты, Мария, права. Чтобы быть добрым, нужно быть беспощадным.

Повернувшись, Санча вышла из комнаты.

Но, несмотря на столь решительные слова, Санче с каждым часом становилось все труднее сосредоточивать внимание на непосредственной работе. Мысли постоянно уходили куда-то в сторону, и даже появление Эдуарде с корректурными оттисками, которые следовало проверить, не смогло вывести ее из состояния апатии.

– Мария передала мне, что тебе известно о графе Малатесте, – проговорил он, озабоченно поглядывая на племянницу.

– Да, совершенно верно, – ответила Санча глухо, уцепившись пальцами за край стола.

– Ты упрекаешь меня за молчание?

– Если честно, то – да, – прямо взглянула на него Санча. В ее глазах все еще были заметны отголоски недавних бурных переживаний.

– Почему? – спросил Эдуардо с утомленным видом.

– Мне обязаны были сообщить. Ты это знал и именно поэтому постарался сохранить все в секрете, не правда ли?

– Мне хотелось уберечь тебя от напрасных страданий, – вздохнул Эдуардо. – Я надеялся… полагал… что ты преодолеешь свое увлечение. Кроме того, был еще и Антонио, и он пока здесь. Вот именно такого мужа мне хотелось бы для тебя.

– Но я не люблю Антонио.

– И графа Малатесту ты тоже не любишь! – стукнул Эдуардо кулаком по столу.

– Боюсь, что ты ошибаешься! Я его люблю, – ответила Санча, проводя кончиком языка по губам, и в тот же миг поняла, отчего она весь день не находила себе места. Она должна еще раз увидеть Чезаре Альберто Вентуро ди Малатесту! Должна сказать ему те слова, которые только что произнесла в присутствии Эдуардо, какими бы ненужными и маловажными они ему не показались.

– Ты, Санча, не понимаешь, о чем говоришь, – раздраженно заметил Эдуардо, сжимая кулаки.

– А ты разбираешься в этих делах лучше меня? – спросила Санча, наклоняя голову. – Или, быть может, ты написал книгу о любви?

Покачивая головой, Эдуардо взглянул на племянницу.

– О, Санча, не делай ничего, о чем потом можешь горько пожалеть.

– О чем ты? – поднялась Санча. – Порой нам приходится делать что-то только потому, что это просто необходимо. Например, сражаться с ветряными мельницами.

– И ничто, сказанное мною, не изменит твоего решения? – вздохнул Эдуардо.

– Ничто, – энергично мотнула головой Санча.

– Шекспир однажды сказал, что от любви люди не умирают.

– Я не желаю никому смерти, – спокойно проговорила Санча, смотря на стол.

– Но твой поступок равносилен самопожертвованию. Разве ты этого не понимаешь?

– А по-моему, ради этого стоит жертвовать собою, – вздохнула Санча.

– И ты пойдешь на это?

– Зависит от того, что ты имеешь в виду.

– Санча, ради Бога! – Лицо Эдуардо напряглось, и он провел ладонью по волосам. – Должен тебя предупредить… Ты делаешь ужасную ошибку! Разве ты хочешь пойти по стопам Элеоноры!

– Не пойду, – твердо заявила Санча. – Но, по крайней мере, одно не вызывает сомнений: я ни от кого ничего больше не жду.

Санча наклонилась, подобрала свою сумку и перекинула ремень через плечо.

– Что ты делаешь? – нахмурился Эдуардо. – Куда собралась?

– Я собираюсь сделать то, что должна была сделать несколько недель назад, – отчетливо проговорила Санча, махнув рукой.

– Не глупи! – взорвался Эдуардо. – Ты не можешь так поступить.

– Не могу? – повторила Санча, направляясь к двери. – Я должна, как ты не понимаешь. Я уже думала об этом, но, по неразумению, считала свою девичью гордость важнее. Теперь я вижу, что жестоко заблуждалась.

Эдуардо отвернулся, на скулах перекатывались желваки.

– Если с тобой что-нибудь случится, он ответит лично мне! – сердито заявил он.

– Если со мной что-то случится, то только по моей вине, – ответила Санча самоуверенно. Она не хотела, чтобы дядя заметил царившие в ее душе хаос и смятение. Если он хоть раз нащупает у нее слабое место, то сможет в конце концов одержать верх.

Когда она проходила мимо, Эдуардо сказал:

– Ты должна завтра утром быть на работе точно в срок, Санча. Если ты опоздаешь, я буду вынужден… буду вынужден…

Но Санча уже ушла, и дверь за ней тихо затворилась.

Дворец Малатесты выглядел так же, как и в тот памятный день, когда Санча сопровождала Тони, чтобы взять интервью у графа относительно его книги. Длинные тени придавали стенам мрачный вид, создавая атмосферу уединенности и таинственности, действовавшей немного на нервы девушке, которая стояла посреди безмолвного двора и смотрела на каменную резьбу балконов.

Не теряя времени на колокольчик, который, как ей хорошо было известно, не функционировал, она несколько раз стукнула в дверь тяжелым молотком и стала ждать. Как и тогда, прошло несколько минут, прежде чем дверь открылась, и Паоло, увидев непрошеного гостя, от изумления прищурился.

– Да, синьорина, – проговорил он угрюмо. – Чем могу быть вам полезен?

– Я пришла повидать графа, разумеется. Он… он у себя?

– Да, синьорина, – сдвинул брови Паоло. – Синьор граф дома. Но он не один. У него кто-то.

– О, понимаю, – сказала Санча совсем упавшим голосом. – Мне… мне следовало знать… При… приду в другой раз… – неловко добавила она с удрученным видом.

Поколебавшись, Паоло затем сказал:

– Минутку, синьорина!

– Да, – медленно повернулась к нему Санча.

– Пожалуйста, войдите, синьорина, прошу вас, – пригласил он, шевеля массивными плечами. – Пожалуйста!

– Но гость вашего господина… – в свою очередь, нахмурилась Санча.

– Это не гость, синьорина, – покачал головой Паоло.

– У него доктор!

– Доктор! – воскликнула Санча, широко раскрывая глаза.

– Да, синьорина. Он регулярно навещает синьора, проверяя его здоровье.

– О, я понимаю, – проговорила Санча, вступая в промозглый зал, и тяжелая дверь закрылась. – А… а он будет долго?

– Не думаю, синьорина. А вот и он.

Санча взглянула на темную лестницу и заметила маленького, щегольски одетого человека, который спускался с черным чемоданчиком в руках.

Энергично пожелав Паоло всего хорошего и с любопытством взглянув на Санчу, он удалился.

– Пойдемте, синьорина, – сказал Паоло и начал подниматься по лестнице, однако Санча не тронулась с места.

– Может… может вам лучше сперва узнать: согласен ли он принять меня? – пробормотала Санча, краснея.

Задержавшись на полдороге, Паоло согласно кивнул.

– Хорошо, я узнаю, синьорина, – сказал он и повернулся, чтобы продолжить путь.

Но в это время дверь наверху распахнулась, и в лучах света, падающих через широкие окна комнаты сзади, Санча увидела графа.

Очевидно, доктор только что кончил обследование, ибо на графе был лишь шелковый темно-бордовый халат, который он, заметив Санчу, запахнул плотнее.

– Что здесь происходит, Паоло? – спросил он строго, с раздражением щелкнув пальцами. – Почему здесь мисс Форрест? Быть может, ты пригласил ее, случайно встретив в обеденный перерыв?

– Никак нет, синьор! – горячо возразил Паоло, чувствуя себя задетым.

– Как вы видите, я не готов принимать посетителей, – проговорил граф, холодно смотря на Санчу. – Возможно, вы потрудитесь прийти в другой раз, если у вас есть ко мне действительно неотложное дело!

Санча прикусила губу и затем, быстро поднявшись на несколько ступенек, сказала:

– Пожалуйста, Чезаре, мне нужно с вами поговорить сейчас, а не в другой раз.

Граф взглянул на свои обутые в сандалии ноги, потом равнодушно махнул рукой.

– Если мой туалет не смущает вас, то мне все равно, – проговорил он сурово. – Поднимайтесь.

Санча радостно кивнула и вбежала по лестнице; наверху, немного запыхавшись, она остановилась. Отступив в сторону, граф пропустил Санчу сперва в приемную, а затем в гостиную. Проходя мимо, она успела заметить его исхудавшее лицо и глубокие складки около рта. Граф выглядел значительно старше и сухощавее, чем помнила Санча.

Но долго рассматривать его Санче не пришлось. Граф проследовал за нею в комнату и, потуже затянув пояс халата, прошел к бару, чтобы приготовить себе что-нибудь выпить. Предложил он и Санче, но она отказалась. Алкоголь породил бы в голове еще большую путаницу, а Санча и без него была достаточно смущена.

Проглотив залпом первую порцию, граф сразу же налил себе вторую и только после этого повернулся к Санче. Теперь она имела возможность воочию убедиться, что он сильно потерял в весе; и хотя он был по-прежнему очень красив, в изгибах губ появилось что-то циничное, в глазах светилась горечь.

– Итак, синьорина, – начал граф почти теми же словами, как и при первой встрече. – Чему я обязан честью вашего посещения?

Санча опустила на пол свою сумочку. Без пальто, в тесно облегающем фигуру полотняном платье абрикосового цвета с глубоким вырезом спереди, открывающим взорам нежную округлость ее груди, она выглядела бледной и одновременно какой-то золотистой.

– Я пришла, чтобы сказать вам, что мне не было ничего известно о несчастном случае с вами.

Граф с недоверием посмотрел на Санчу.

– Вы, конечно, не можете ожидать, чтобы я вам поверил, – проговорил он насмешливо.

– Это правда! – Санча шагнула вперед, сжимая руки. – Бог свидетель, это правда! Я… я заболела в тот вечер, когда вы уехали! Была почти без сознания. А потом Эдуардо… мой дядя… предпочел держать случившееся от меня в секрете! Знаю: вам трудно это понять. Но в это время уволилась Элеонора, и я заняла ее место, и мне пришлось работать так много и подчас так долго, что не оставалось ни времени, ни сил читать газеты, а откуда еще я могла узнать? Я хотела забыть вас, понимаете, и старалась работать до изнеможения, чтобы не думать… вообще!

Закончив коктейль, граф с довольно презрительным выражением на лице продолжал играть пустым бокалом.

– Вы рассказали занимательную историю, – заметил он холодно.

– Это вовсе не история! – Санча до боли сжала пальцы. – Это правда! Вы должны мне верить. Ведь я никогда вам не лгала!

– Откуда мне знать? – ответил граф, сердито сверкнув глазами.

– Нет, не лгала! По крайней мере… без всякой корысти. Один раз я сказала, что у меня свидание, хотя никакого свидания не было, а еще раз я сделала вид, что ушла, хотя находилась дома и… все. Ничего более серьезного!

– И почему так важно, чтобы я обо всем этом узнал? – спросил граф сухо, ставя бокал на столик.

– Да потому, что я не имела ни малейшего представления о вашей болезни! Чезаре, вы действительно думаете, что я способна не прийти, даже зная…

– Откуда мне знать, как бы вы поступили? Вы не оставили никаких сомнений относительно ваших чувств ко мне! – проговорил граф с раздражением.

– Нет! Это неправда! Я… не могла относиться благосклонно к… – Санча замолчала, кусая губы.

– Относиться благосклонно? Относиться благосклонно к кому? – настаивал граф. – Не могли относиться благосклонно к человеку, готовому совершить низкий поступок – жениться на женщине ради денег? Это вы хотели сказать?

– Примерно, – ответила Санча, потупив голову. – Я… я не доверяла сама себе, когда находилась с вами.

– Не доверяли? – на скулах графа опять выступили желваки.

– Нет.

– А теперь доверяете, не так ли?

– Нет! О нет, нет! – Санча с трудом подавила подступившие к горлу рыдания. Потом, овладев собою, спросила:

– Как… как ваше самочувствие? Мне нужно знать. Что случилось? У вас был ужасный кашель в тот вечер, когда вы… вы… приехали на виллу.

– Не думал, что вы обратили на это внимание, – заметил граф холодно.

– О, да! Конечно, обратила внимание! Я обращаю внимание на все, что связано с вами, – вздохнула Санча. – Расскажите мне о несчастном случае, пожалуйста!

– Говорить особенно не о чем, – пожал граф плечами. – Я мчался как сумасшедший. И получил то, что заслужил. При такой езде я непременно должен был куда-нибудь врезаться, и в конце концов так оно и вышло.

– И куда вы были ранены?

– К счастью, рулевое колесо не придавило меня. Сломал пару ребер, получил несколько порезов и ушибов, и это все.

– По словам Марии, одно из ребер воткнулось в легкое! – прошептала Санча.

– Ах, оставьте! – махнул граф небрежно рукой. – Не беспокойтесь понапрасну! Я уже выздоровел, благодаря покою и одиночеству, как ни странно это звучит!

– Чезаре! Пожалуйста! – Санча сделала шаг к нему. – Не ведите себя так. Я… я должна была прийти, узнать, что с вами все в порядке!

– Как трогательно! – скривил губы граф. – Если бы вы пришли, когда я был еще слаб и страшно жалел самого себя; тогда, быть может, вы добились бы от меня нужной реакции, но сейчас вы немного опоздали…

– Чезаре! – Санча еще ближе подошла к графу, и теперь их разделяли один-два дюйма. С этого расстояния она могла видеть каждую морщинку на его лице, длинные черные ресницы, загорелую мускулистую шею, выступающую из темно-бордового шелкового халата. – Не прогоняйте меня! Мне очень жаль, что я не навестила вас раньше; но вот я здесь…

Граф не сделал ни малейшей попытки коснуться девушки, глаза смотрели холодно и отчужденно. Она понимала: нужно сделать так, чтобы он вновь захотел ее, и, несмотря на его кажущееся безразличие, обоюдное желание все еще существовало между ними, воздействовало на их чувства.

Но, как она понимала, он ни за что первый не коснется ее после всего, что произошло, поэтому ей следовало проявить инициативу.

Санча медленно подняла руку и тронула ладонью его щеку, потом пальчиками прошлась по шее и коснулась груди. Она ощутила твердую упругую кожу и почувствовала железную волю, державшую в узде эмоции. Наклонив голову, она посмотрела на его руки, сжимавшие край стола, к которому он прислонился, и в этот момент ее волосы упали вперед шелковым водопадом. А когда она вновь подняла глаза, он с мукой в голосе спросил:

– Как долго, по-твоему, я в состоянии это выдержать?

Санча взялась за отвороты его халата.

– Не очень долго, я надеюсь, – пробормотала она, внезапно осевшим голосом, припав губами к его груди.

Застонав, граф крепко обнял ее и прижал к себе.

– Ты с ума сошла? – прошептал граф, погружая лицо в пышную копну ее волос. – Прийти сюда и возбудить во мне еще более сильное, чем прежде, желание. Разве ты не знаешь, какими мучительными были для меня прошедшие недели, когда я не мог видеть тебя, говорить с тобою, касаться тебя…

Его губы слились с губами Санчи, потом жадно исследовали каждый сантиметр ее лица, шеи, заставили все теснее и теснее прижиматься к нему, чувствуя каждый мускул его атлетического тела.

Обхватив руками его за шею, Санча ладонями проскользнула за ворот темно-бордового халата и ласково гладила его кончиками пальцев по спине.

Какое блаженство снова быть в его объятиях, знать, что он по-прежнему с неослабевающей силой желает ее. Она уже бросила размышлять о том, что хорошо, а что плохо, и лишь хотела одного: оставаться с ним так долго, как он ей только позволит.

Наконец граф отодвинул ее от себя и посмотрел в лицо.

– Санча, – пробормотал он глухо, – почему ты пришла ко мне сегодня?

Девушка почувствовала, как горячая волна с шеи поднимается вверх и разливается по щекам.

– Я люблю тебя, – сказала она просто, отбрасывая последние остатки девичьей гордости. – И если ты хочешь меня… – потупилась она.

– Если я хочу тебя! – воскликнул он, не сводя с нее потемневших глаз. – Ты понимаешь, что ты говоришь?

– Да, – кивнула Санча, беспомощно поднимая плечи. – Когда я узнала, что с тобой произошло несчастье и что от меня все скрывали, я поняла, что не смогу жить дальше, делая вид…

– Делая вид? Ты о чем, Санча?

– Делая вид, что мне все равно, что я могу спокойно существовать без тебя…

– О Санча, – в его голосе отчетливо послышались ликующие нотки. – Ты даже не представляешь, что значат для меня твои слова.

Санча взглянула на графа. Она так любила каждую черточку его лица, каждую клеточку его сильного тела, которое теперь принадлежало ей и которое она могла ласкать и нежить.

– Чезаре, – произнесла она мягко его имя. – Ты когда-то сказал, что любишь меня. Ты говорил это серьезно?

Он какое-то время внимательно смотрел на нее, не говоря ни слова, и Санча уже подумала: не допустила ли она ужасную ошибку, задав ему вопрос, на который он не мог правдиво ответить, не задев ее самолюбия. Но вот уголки его губ тронула странная улыбка: одновременно и веселая, и ироническая.

– О, Санча, – сказал он наконец, прижимая девушку к своей груди. – Серьезно ли я говорил? Боже мой, я никогда не был так серьезен во всей своей жизни! И я уж никак не заслужил твоей любви, если иметь в виду, что я пытался проделать с тобой.

– Что ты хочешь этим сказать? – смутилась Санча.

– Санча, мне уже сорок лет, а ты такая молодая, невинная. Вправе ли я отнять у тебя твое девичество?

– Чезаре…

– Подожди, не перебивай. Я должен сперва кое-что сказать. Я люблю тебя, Санча. Люблю с того самого момента, когда ты пришла сюда, сидела здесь передо мной и расспрашивала о моей книге. Ты очаровала меня, а это для человека, никогда не переживавшего женского очарования, довольно необычная ситуация, которая полностью выбивает из колеи. Моя жизнь проходила по четко обозначенному плану. Я должен был жениться на Янине или какой-нибудь другой богатой наследнице, и каждый из нас продолжал бы жить, как ему вздумается. И даже твое вторжение в мою жизнь поначалу не изменило эти мои эгоистические и своекорыстные намерения. Лишь потом, когда ты настойчиво стала избегать меня, я явно понял, что именно я теряю. В тот вечер я пришел в дом твоего дяди вовсе не для того, чтобы соблазнить тебя, а попросить стать моей женою.

– А Янина… – с трудом произнесла Санча, дрожа всем телом.

– Я уже говорил тебе: я никогда не любил Янину, только тебя. Ты мне не веришь?

Санча была слишком потрясена и могла только слегка кивнуть головой, а он еще теснее прижал ее к себе.

– Итак, – сказал он тихо, – окончательное решение за тобой. Пожертвуй тем, чем ты была готова пожертвовать с самого начала.

– Ты… ты хочешь сказать… ты все еще хочешь взять меня в жены? – прошептала Санча, не в состоянии поверить, что все происходящее не сон.

– Но разумеется!

– А Янине об этом известно?

Граф отрицательно качнул головой с выражением прежнего высокомерия на лице.

– Никто не знает о моих чувствах к тебе, кроме Паоло. Янине известно только одно: она в моей жизни больше не играет никакой роли!

– Но, по словам Марии, газеты ничего не сообщали о вашем разрыве.

– Янина не пожелала трубить об этом на весь мир. Кроме того, мы ведь не были официально помолвлены.

– Паоло повел себя так странно, когда я встретила его возле магазина. Не хотел меня узнавать, пока я его не остановила.

– Знаю. Он мне рассказал, – улыбнулся Чезаре, коснувшись кончиками пальцев ее губ, к которым затем прильнул своими губами. Голова у Санчи слегка кружилась, и она, ища поддержки, жалась к нему.

– Ты пойдешь за меня замуж, не так ли? – пробормотал он. – Как ты видишь, без тебя моя жизнь абсолютно не имеет никакого смысла. Ты очень молода и имеешь полное право отказать, но я очень надеюсь, что ты этого не сделаешь.

– О, Чезаре, – вздохнула она, глаза наполнились слезами. – А что станет с палаццо? Ведь я вовсе не богатая наследница. Могу дать тебе только саму себя…

– Предоставим палаццо его судьбе, – проговорил он тихо, кладя ладонь ей на губы. – Кроме того, книга продается хорошо и поговаривают о том, чтобы перевести ее в разряд учебных пособий. Она может оказаться бестселлером, кто знает? Но, так или иначе, это все теперь не столь важно. В сравнении с моей любовью к тебе всякие мысли об этой древней куче камней имеют второстепенное значение. Мы поженимся скоро, очень скоро, как только я оформлю соответствующие документы, хорошо?

– О да, прошу тебя, – прошептала Санча.


В свадебное путешествие они отправились на один из островов в Эгейском море, принадлежащий греческому другу графа Чезаре. В тот период Никос с семьей проживал в Афинах и пользовался виллой лишь изредка. Здесь Санча и Чезаре провели два безмятежных счастливых месяца под ласковыми лучами нежаркого солнца.

Вернулись они в Венецию загорелые и основательно отдохнувшие, и Чезаре вновь набрал вес, который потерял во время болезни. Пищу готовила в основном сама Санча, и ей было радостно видеть, как он становился все здоровее и сильнее.

Граф оказался весьма искусным любовником, и его ласковое умение усиливало их взаимное удовольствие от общения друг с другом. Санча никогда бы не поверила, что способна совершенно терять голову в его объятиях, и он смеялся от души, когда она вдруг начинала притворяться смущенной и сдержанной.

– У тебя прекрасное тело, – сказал он как-то в один из таких моментов, – но я сейчас завладел главным образом твоими мыслями, и так оно и должно быть.

Они возвратились в Венецию в начале сентября и застали в доме Тессиле отца и мачеху Санчи, которые приехали поздравить молодых и, по предложению Элизабет, на некоторое время остались у них на вилле.

Санча и Чезаре согласились поужинать с ними на другой день после возвращения, и Санча сидела перед туалетным столиком, приводя в порядок прическу, когда из ванной в спальню вошел Чезаре в махровом халате и с влажными волосами. Подойдя сзади, он остановился и проговорил:

– Мне так не хочется сегодня никуда идти.

Санча затрепетала. Его прикосновения всегда действовали на нее возбуждающе.

– И мне тоже, – созналась она, вставая и поворачиваясь к нему лицом. – Но Ирене, безусловно, не терпится познакомиться с тобою, а мне хочется тобой похвастать.

– Ирена – это твоя мачеха? – улыбнулся он, освобождая ее плечо от бретельки и целуя нежную кожу.

– Д-да, – заерзала смущенная Санча. – Чезаре, нам нужно собираться!

– Гм-м, – пробормотал он, не отрывая губ от прелестного плечика. – Но только не сейчас.

– Нет, только не сейчас, – согласилась Санча внезапно охрипшим голосом и потянула за пояс его халата.

Позднее, лежа в его объятиях, она тихо проговорила:

– Скажи мне, пожалуйста…

– Гм-м, – пробормотал Чезаре, и когда он вот так лежал с закрытыми глазами, то казался моложе и беззащитнее.

– Помнишь тот вечер, когда ты пришел на виллу и был нездоров… Ты простыл, ожидая меня под дождем?

– Да, верно, – ответил Чезаре, нехотя открывая глаза и прижимаясь лицом к ее душистой коже. – Мог умереть от воспаления легких, и ты никогда бы не узнала.

– Не говори так! – воскликнула Санча, теснее прижимаясь к нему. – Никогда не прощу Эдуардо, что он от меня скрыл!

– Не держи зла, – сказал Чезаре, поднимаясь на локте и с любовью смотря на Санчу. – Мы ведь такие счастливые. У нас есть все. А счастлив ли он?

Вспомнив Элеонору и то, что дядя говорил об Элизабет, Санча отрицательно покачала головой.

– Ты прав, – ласково проговорила она. – И я очень рада, что ты это так воспринимаешь. По-видимому, Эдуардо был убежден, что старается для моего же блага.

– Возможно, он был прав, – улыбнулся Чезаре.

– Ты серьезно? – нахмурилась Санча.

– Нет, нет, – забормотал Чезаре, сжимая ее в своих объятиях. – Ты прекрасно знаешь, что ты для меня значишь… А ведь уже семь часов, – добавил он, взглянув на часы.

– Ах, Господи! – в испуге прошептала она. – Теперь мы уже не успеем!

– Гм-м… Действительно не успеем, – согласился он равнодушно. – Тебя это огорчает?

Санча провела кончиками пальцев по его загорелой шее.

– Нисколько, – ответила она сонно.

Примечания

1

Палаццо – дворец-особняк (ит.) XV–XVIII вв. с внутренним двором.

2

Е meraviglioso, come sta (ит.) – Какими судьбами?


home | my bookshelf | | Прелюдия к очарованию |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 3
Средний рейтинг 3.3 из 5



Оцените эту книгу