Book: Не лучшее время для любви



Не лучшее время для любви

Шеннон Маккена

Не лучшее время для любви

Глава 1

Сан-Катальдо, Калифорния

Чувство было такое, будто ей залепили пощечину.

Мэг Каллахан зажала в ладонях кружку с чуть теплым кофе, про который совсем забыла. Не мигая, она смотрела на сумку «Зиплок», лежавшую перед ней на кухонном столе. В сумке находились улики, которые Мэг лично пинцетом достала полчаса назад из неубранной постели.

Предмет номер один – черные кружевные трусики. Она же, Мэг, предпочитала белье пастельных тонов, которое не так контрастировало с ее светлой кожей. Предмет номер два – три пряди длинных прямых темных волос. У нее же, у Мэг, волосы были короткими, вьющимися и рыжими.

Мозг закипал, не желая принимать очевидные выводы. Крейг, ее парень, в последнее время был замкнут и вел себя странно, но она списывала это на мужские гормоны плюс проблемы на работе: он пытался основать собственную консалтинговую фирму. Она и подумать не могла, что он может вот так… Боже!

В ее доме. В ее постели. Что за свинья!

Шок перерос в дикую злобу, а та, в свою очередь, в праведный гнев. Она была так добра к нему. Она пустила его в свой дом и позволила жить совершенно бесплатно, пока он перестраивает собственную квартирку. Она одалживала ему деньги, и немалые. Подписывала его кредиты. Она изо всех сил старалась поддерживать его, подбадривала и по-женски опекала.

Мэг боролась с судьбой сколько себя помнила, но раз за разом сдавала позиции – из-за ее принципиальности от нее сбежали все парни. Она так хотела, чтобы на этот раз все получилось. В лепешку готова была расшибиться, и что в итоге? Ее снова бросили.

Она резко поднялась и опрокинула чашку. Кофе выплеснулся, и Мэг едва успела отскочить, чтобы не забрызгать кремовый льняной костюм, который надела специально для свидания с Крейгом за обедом.

Она вернулась с конференции, проходившей во время последних выходных, пораньше. Она-то, глупая, думала, что Крейг так нервничает перед ее отъездом только из-за того, что собирается обсудить будущее их отношений. В своих фантазиях она даже дошла до того, что представила себе следующий фотоснимок: за десертом Крейг робко протягивает ей заветную коробочку. Она, затаив дыхание, открывает ее, и… Поют скрипки, и она рыдает от счастья. Как глупо!

Гнев разгорался в ней, как бензин в камере сгорания. Нужно срочно что-то предпринять! Как вариант – взорвать его машину. Любимая кружка Крейга первой попалась на глаза. Она стояла в раковине за еще одной грязной кружкой, из которой наверняка потягивала кофе его загадочная подружка. Спросите почему? Да потому что на ней остались следы ярко-красной губной помады.

Мэг запустила кружками в стену. Дзинь – и они разлетелись на кусочки. Это слегка успокоило ее, но на стене остались следы от кофе – как напоминание о чудесном моменте, напоминание, которое так просто не смоешь. «Умный ход, Мэг, ничего не скажешь!»

Она полезла под раковину за мусорным ведром, бормоча под нос проклятия. Она выметет этого мерзавца из дома.

Мэг начала с гостевой комнаты, где Крейг устроил офис. В ведро полетели его ноутбук, мышка, модем. Следом отправились письма, журналы, флоппи-диски и компакт-диски с архивами. Запечатанная коробка, которую она нашла в одном из ящиков стола, громко стукнула о дно ведра.

Едем дальше. Она вынесла ведро в прихожую. Глупо было начинать с самых тяжелых его вещей, но теперь отступать уже поздно. Очередная остановка – шкаф в прихожей. Дорогие костюмы, ремни, галстуки, ботинки и летние туфли. Дальше – в спальню. Вот его гипоаллергенная подушка. Вот будильник.

Каждый раз, дотрагиваясь до его вещей, она подпитывала свою ярость. Нет, каков подлец!

Ну все! Больше выбрасывать нечего. Она завязала мешок, который уже не умещался в ведре.

Мешок был таким тяжелым, что Мэг не смогла поднять его. Пришлось тащить его по полу через дверь, по настилу, вниз по ступеням, к узкой полоске каменистого пляжа озера Парсонс. Деревянные мостки, что вели к ее дому, прогибались под тяжестью ноши.

Она перевалила мешок через край мостков. Бульк – и только круги разошлись по воде. В ноябре Крейгу придется потуже затянуть пояс и серьезно потрудиться, чтобы прожить. Сам напросился.

Теперь ей дышалось легче, но Мэг по опыту знала, что наслаждение от по-детски глупой мести быстро проходит. Если не занять себя чем-нибудь, то тяга к разрушению быстро вернется. Из такого состояния вывести ее может только работа. Она вернулась за сумочкой, затем добралась до машины и помчалась в офис.

Дуги, ее секретарь, удивленно посмотрел на нее, когда она вошла, открыв двери офиса «Каллахан Уэб Уивинг».

– Постойте, подождите минутку. Она только что пришла, – сказал он в трубку и нажал кнопку на телефоне. – Мэг? Что вы здесь делаете? Я думал, вы придете после обеда с…

– Планы поменялись, – ответила она бодро. – Есть дела поважнее.

Дуги был в замешательстве.

– Но Крейг сейчас на второй линии. Он спрашивает, почему вы опаздываете на обед. Говорит, что ему нужно сообщить вам что-то. Что-то важное. И это срочно. Он сказал, что это вопрос жизни и смерти.

Мэг, закатив глаза, направилась к кабинету.

– Что еще нового, Дуги? У Крейга все вопрос жизни и смерти.

– Но, судя по голосу, он и правда на взводе, Мэг.

Хотя если задуматься, то будет проявлением высокого стиля и достоинства сказать ему в лицо, что он ничтожество. Плюс, если он наберется наглости отрицать свою измену, она сможет бросить доказательства ему в лицо. Хоть какое-то удовлетворение!

Мэг улыбнулась и посмотрела на Дуга:

– Скажи Крейгу, что я уже еду, а после этого не отвечай на его звонки и сообщения не прослушивай. Для Крейга Карузо я на совещании. Пожизненно. Все понял?

Дуг, словно сова, моргнул удивленно из-за очков.

– Мэг, с вами все в порядке?

С ожесточенной гримасой на лице она сказала:

– У меня все просто замечательно. Я быстро. Я даже не останусь обедать с ним.

– Тогда, может быть, мне заказать для вас обед? Как обычно?

Она колебалась. Есть ей не хотелось, но Дуг так искренне беспокоился за нее, что она не устояла.

– Хорошо, закажи. – Она похлопала его по плечу: – Ты настоящий друг. Я не заслуживаю такого помощника.

– Я закажу морковный пирог и лате с двойными сливками. Вам сейчас не помешает кофе, – сказал Дуг и потянулся к телефону.

Мэг посмотрелась в зеркало, висевшее на внутренней стороне дверки шкафа, освежила помаду на губах и убедилась, что ее рыжие непослушные волосы уложены как следует, а не торчат в разные стороны, как они непременно торчали бы, не усмири она их гелем. Попробуйте выглядеть безупречно, когда у вас такие упрямые волосы. Она подумала о макияже, но решила обойтись без него. Она всегда плакала, если ей причиняли боль или выводили из себя. А сегодня в достатке было и того и другого.

Она взяла сумочку и сразу почувствовала вес девятимиллиметровой «беретты», лежавшей по соседству с кошельком, ключами и помадой. Крейг подарил ей пистолет после того, как ее ограбили на улице несколько месяцев назад. Бесполезный подарок, если учесть, что у нее духу не хватило зарядить его, да и лицензии на ношение у нее все равно не было. Но Крейг настоял, чтобы она всегда носила его в сумочке вместе с запасной обоймой. И она пошла ему навстречу, чтобы он лишний раз не беспокоился. Ха!

Будь она из другого теста, заставила бы его пожалеть о своем подарке. Она нашла бы его и запугала до смерти, размахивая пистолетом. Но это не в ее стиле. Она вернет ему пистолет сегодня. Это незаконно, это пугает, и вообще – сумочка из-за него становится слишком тяжелой.

Эмоциональный фэн-шуй – в омут с головой.

Из-за неожиданно жаркой для осени погоды Мэг успела вспотеть, пока дошла до машины. Она не хотела выглядеть взволнованной девушкой из рабочего пригорода на предстоящей встрече. Уж лучше Снежной королевой. Она настроила кондиционер на полагающийся Снежной королеве режим и вывела машину на переполненные улицы. Пробки дали ей шанс поразмыслить как следует над запутанной жизненной ситуацией, в которую она попала.

Ее обманывали и ей изменяли раз за разом. Ей уже под тридцать, черт возьми! Пора избавиться от наивности. Пора перестать винить себя во всем.

Может, сходить к чучельнику и набить голову соломой? Пусть достанут все лишнее, а уж она любые деньги заплатит. Точно, а то самоанализ ей никогда не удавался.

Мэг припарковалась рядом со свежеокрашенным складом, где располагался новый офис Крейга, и внутренне приготовилась встретиться с его новой помощницей по техническим вопросам. Кажется, ее звали Мэнди. Ее огромные карие глаза не были обезображены интеллектом. А еще у нее темные длинные волосы. Как вам это?!

В офисе она никого не нашла. Странно! Может быть, Крейг приходит в себя после любовных утех с Мэнди в кабинете? Она сжала зубы и пошла проверить. Каблуки стучали по каменному полу, в тишине раздавалось эхо. Дверь в кабинет Крейга была приоткрыта. Она вошла, чеканя шаг. «Давай, Мэг, жги мосты, ты превосходно умеешь это делать». Она распахнула дверь и открыла рот, чтобы…

Чтобы подавиться своей фразой. Пакет с уликами выпал у нее из рук.

Крейг висел под потолком, привязанный за собственный галстук к трубам, выступавшим из перекрытий. Голый. Из носа и рта его текла кровь. Ее взгляд выхватывал разрозненные детали, а мозг собирал их в целую картинку. Он был привязан за запястья, и галстук больно врезался в кожу. Галстук был бежевым, с благородным оттенком золота. Один из его любимых галстуков.

Его опухшие глаза скосились в ее сторону. Он открыл рот, но звука не было. Из его нагого тела торчало что-то похожее на волосы. Иглы! Он ощетинился ими точно еж. Они торчали отовсюду.

Она подалась вперед, издав какой-то животный звук, но встала как вкопанная. На полу лежала девушка, раскинув длинные ноги. На одной не было туфли. Чулки на подвязках. Голый, бледный, ввалившийся живот. Мэнди! Она лежала пугающе неподвижно.

Мэг с ужасом посмотрела Крейгу в глаза. Его испуганный взгляд был направлен куда-то за ее плечо. Она медленно повернула голову.

Ее пронзила дикая боль, вонзившись сотнями ледяных игл в голову. Мозг взорвался яркой вспышкой.

Фейерверк сменился темнотой. Мир исчез.

– Она должна умереть, Фарис.

Голос Марка в телефонной трубке, которую Фарис прижимал плечом к уху, казался мягким и удивленным, но он знал, что за этим скрывается холодная сталь нервов.

Фарис посмотрел на обнаженную девушку, лежавшую на кровати гостиничного номера. Ее медные волосы разметались по подушке. Он погладил ее по животу – тонкая кожа была такой нежной!

Он заслужил такую. Ее любовь заполнит ту огнедышащую бездну, которая поглощает его каждый раз, когда у Марка нет для него работы.

– Нет, – прошептал он.

– Предполагалось, что это убийство и самоубийство, Фарис. Ты должен был вернуть то, что Карузо забрал у нас, а не игнорировать мои приказы, потакая своим слабостям.

– Я выполнил все почти по плану, – запротестовал Фарис. – Ревнивая девчонка Карузо врывается в любовное гнездышко, где ее парень придается извращенному сексу со своей секретаршей, убивает обоих из пистолета и выбрасывает орудие убийства в ближайший мусорный бак, как и положено непрофессионалу. А потом исчезает.

– Фарис. – Голос Марка был пугающе спокойным. – Это не то, что мы…

– Я знаю, где матрица, – перебил Фарис. – Я сейчас схожу за ней. Какая разница, умрет девчонка или просто исчезнет? Все равно она подозреваемый номер один, у полиции нет причин копать глубже. Пусть себе ищут ее, все равно не найдут.

– Фарис. – Укор Марка был осязаемым. – Дело не в этом. Дело в моем доверии. Я потратил уйму времени и денег на твою подготовку. Я сделал тебя лучшим из лучших. А ты, словно избалованный ребенок, говоришь мне «нет». – Он сделал паузу. – Я начинаю сомневаться, что ты стоил потраченных усилий.

Пальцы Фариса продолжали изучать изгибы женского тела. Обычно гнев Марка ввергал его в депрессию, доводящую до тошноты. Но сейчас, рядом с этим рыжеволосым ангелом, он чувствовал себя неприкасаемым. Почти… свободным.

– Раньше я никогда ничего не просил для себя, – сказал он мечтательно. – И я всегда выполняю все, что вы скажете. Всегда.

Марк нетерпеливо вздохнул:

– Мы не можем рисковать нашим мероприятием из-за банальной похоти. Вокруг полно женщин. Найдешь себе другую, уж поверь мне, я точно знаю. Будь благоразумен. Я тебе десять таких достану. Сто, если хочешь.

Нет! Таких, как она, не найти больше на всем белом свете. Она рыжеволосый ангел. Палец Фариса прошелся по линии ее бедра.

– Твое отношение разочаровывает меня. Эта женщина – Каллахан – гроша не стоит. Заканчивай работу. Я хочу услышать в семичасовых «Новостях» печальный конец саги о Карузо и Каллахан. Провала не потерплю. Мы понимаем друг друга, Фарис?

Фарис положил трубку и снова посмотрел на девушку. Дешевая синтетическая простыня оскорбляла ее. Она должна возлежать на ложе, отделанном алым бархатом и застланном золотистым постельным бельем.

Он ласкающим движением проверил ее пульс на запястье, затем приготовил дозу лекарства, которое продержит ее в бессознательном состоянии еще два часа, и нежно ввел иглу под кожу.

Фарис решил было привязать ее к постели на тот случай, если задержится, но ему не хотелось начинать их отношения, напугав ее.

Он должен быть нежен с ней. Двух часов вполне достаточно, чтобы найти матрицу для Марка. Несколько минут хватило Фарису, чтобы с помощью своих игл выбить из Карузо признание. Тот с радостью рассказал, где он спрятал матрицу.

На самом деле работа оказалась недостойной его уровня. Если все пройдет гладко, то ему даже не придется ее пытать.

Он надеялся, что не придется. Он в совершенстве владел искусством пыток, но предпочел бы заняться с ней любовью. Если ему придется пытать ее, то это все усложнит. Женщины все принимают слишком близко к сердцу.

Фарис склонился над ней, ему претила мысль о том, что придется оставить ее, ведь он только что ее нашел. Он снял кулон в виде змейки, символ его ордена, приподнял ее голову и повесил его ей на шею, разместив змейку между ее совершенными грудями. Его вожделенная награда. Глядя на ее прелести, он убедился в своей правоте. Она выглядела божественно. Он обязан защитить ее.

От исступленного восторга у него закружилась голова. Этого уже было достаточно, чтобы вынести гнев Марка. Фарис вышел из комнаты, представляя, как она обрадуется, когда он вернется и разбудит ее.

Ведь она обязана ему своим спасением. Каждое мгновение ее жизни сейчас всецело принадлежит ему. Она должна благодарить его за каждый вздох.

Всю дорогу, пока он вел машину, Фарис предавался мечтам о том, как именно она будет благодарить его.



Глава 2

Сиэтл, штат Вашингтон, восемь месяцев спустя

Дракон погружается в пучину…

Тело Дейва Маклауда перетекало из одной позы в другую, не обремененное сознанием, в гармонии с древней магией движений. Дракон махнул лапой. Он нырнул за своим фантомом. Медленный мягкий вдох, чтобы направить энергию ци в жизненно важные органы. Тело расслаблено, внимание сосредоточено, разум, тело и дух в совершенном равновесии.

Он был драконом, родившимся в облаках, но живущим в океане. Баланс двух стихий.

Дверь в зал бесшумно открылась, но его обостренные чувства улавливали малейшие изменения в пространстве. Он узнал ее энергию, не поворачивая головы. Словно рядом зазвонил миллиард колокольчиков.

Секундой позже в нос ударил ее пряный запах. Имбирь и гвоздика. Древесный, словно кедровый, с привкусом апельсина. Такой соблазнительный! Запах усилился, когда она ступила на татами, где он тренировался. Она была тигром, яростным и решительным в отличие от его мягкого сбалансированного дракона. Дейв взял себя в руки и снова сосредоточился.

Дракон вытягивает левую лапу…

Должно быть, она только что закончила вести класс по аэробике в Женском центре здоровья, расположенном по соседству. Он слышал, как ритмичная музыка стихла. Это было вечность назад, что в пересчете на человеческое время его мозг определил как пятнадцать минут. Где-то в отдаленном уголке сознания его человеческая сущность слышала, как женщины расходятся, оживленно разговаривая. Он чувствовал исходившую от них энергию, когда они шли к своим машинам.

И вот она здесь, в его стихии.

Дракон вытягивает правую лапу…

Какого черта она здесь делает? Он так тщательно избегал ее. Дыхание стало тяжелым, напряженным и динамичным. Сердце забилось быстрее, словно он боялся.

«Сосредоточься, черт возьми!» Он успокоил дыхание, но это привело лишь к тому, что он сильнее почувствовал ее женственный запах. Чертовски сладкий! Душистое мыло, шампунь и еще что-то, что женщины намазывают на себя в таком количестве. Все это усилили упражнения. Если он отвлечется от занятий и посмотрит на нее, то увидит, как блестит от мелкого пота ее тело.

Но он не стал смотреть. И невзирая на это, его естество напряглось. Дейв разозлился на свое тело.

Дракон хватает радугу…

Ярко-розовые обтягивающие трико и топик, которые она надевала на тренировки, попали в зону видимости, когда он развернулся. Что ж, еще один аспект тренировки – не реагировать на раздражители. Нужно преодолеть и это осложнение. Равно как и гнев, закипавший внутри. Он знал, как это делается. Нужно бесстрастно осознать свои реакции. И дать им уйти.

Надо приветствовать любой вызов своей концентрации. Это лишь игра воли. В идеале он должен оставаться сосредоточенным, даже если небо рухнет на землю.

Дракон вытягивает левую лапу…

Да, но от рухнувшего неба не пахнет так сладко и пряно, оно не разрушает защиту, словно стенобитное орудие.

Дейв развернулся, присев в растяжке, и снова взгляд выхватил ее розовый костюм, обтягивающий прелести, практически выставляя их напоказ. Он любил этот костюм. С тех пор как она начала вести занятия по соседству, около шести недель назад, он не пропустил ни одного ее наряда. Этот был любимым.

Дейв почувствовал, что снова теряет контроль, поддаваясь соблазну.

Ему вообще не полагается думать. На этой стадии как минимум двадцать пять процентов его мозга работало над удержанием концентрации, чтобы закончить упражнение. Остальные семьдесят пять процентов следили за тем, как неосязаемая Марго Веттер наблюдает за ним. От этого он, словно мальчишка, становился упрямым и сосредоточенным. Он сбросил покров из ци и остался с голым потным торсом. Если он почувствовал ее запах с такого расстояния, то и она тоже. После двух классов по карате и тренировки в сумеречном притихшем зале он пах не лучшим образом – амбре разгоряченного зверя.

Все, хватит, не думать об этом. Дейв вернулся в открытую позу, сжав губы в твердой решимости пройти до конца.

Журавль летит в небесах…

Прыжок, приземление, левая рука пошла вверх, правая чуть назад…

Журавль остужает крылья…

Но все тщетно из-за этих чертовых колокольчиков, которые разметали в клочья его сосредоточенность.

Он закончил упражнение просто потому, что его природе претило не завершить то, что начато, и согнулся в позу «журавль охраняет гнездо».

Все тщетно.

Ничто не должно выбивать его из равновесия, когда он в медитации. Ничто и не выбивало, пока не появилась Марго Веттер со своими уроками аэробики. Ему тридцать восемь, а он все еще влюбляется в женщин.

Он понял, что влюбился, когда Тильда, его арендатор, которая управляла Женским центром здоровья, представила их друг другу. Ту ночь он провел без сна, ворочаясь в постели, пока простыня не слетала на пол или не облепляла вспотевшее тело. Из головы не шли образы Марго, распластавшейся на нем, под ним, рядом с ним. Посреди ночи он бросил все попытки уснуть и отправился к компьютеру, чтобы сделать то, что любой здравый мужчина сделал бы, влюбившись в незнакомку. Он навел о ней справки. Результаты поиска повергли его в мерзкое настроение не на одну неделю.

Дейв сделал резкий глубокий вдох и медленный выдох и повернулся к ней.

– По татами в обуви не ходить, – сказал он.

– Я сняла босоножки, – ответила она. – И оставила у двери.

От ее голоса по спине побежали мурашки. Естество напряглось, и Дейв снова разозлился на себя. Он окинул ее взглядом: узкие обнаженные ступни, изящные лодыжки, длинные мускулистые ноги, голени до колена обтянутые бирюзовыми гетрами, а выше – ярко-розовое трико из спандекса. Она была высокой, с широкими плечами и крутыми бедрами. Не слишком худая, с крепкой округлой попкой, плоским животом, прямой спиной и гордо поднятой головой. А походка от бедра могла заворожить любого мужчину, заставить бросить машину на стоянке, невзирая на почасовую оплату.

Почти так он и поступил в первый день, увидев ее на тротуаре.

Спортивный топик того же цвета, что и трико, поддерживал крупную, мягкую на вид грудь. Можно, конечно, было наведаться на одно из ее занятий под предлогом добрососедского визита, чтобы в полной мере насладиться тем, как колышутся ее груди в такт движениям. Но чтобы поверить, что они действительно настоящие, нужно увидеть их голыми и вблизи. А до тех пор он будет скептически смотреть на все это, не признавая промысел Божий.

«Нет, все не то. Не о том думаешь, не того хочешь». Дейв захлопнул двери, отрезав все пути к сближению, много недель назад, но образы все равно будоражили воображение. Естество уже приобрело неприличные размеры. Тонкие трикотажные штаны не уберегут его от позора. Нехорошо.

Ее глаза искрились разноцветными огнями: радужка менялась от индиго до сине-зеленого, а ближе к зрачкам становилась почти золотой. Она смотрела ему прямо в глаза, отчего хотелось потупить взор. Боже! Недоставало только покраснеть.

Повисшая тишина сводила его с ума.

– Что вы здесь делаете? – потребовал он объяснений. От смущения его голос прозвучал грубее, чем он того хотел.

Она закусила нижнюю губу.

– Ой, простите… я помешала вам.

Он пожал плечами. Подождал.

– Ваши упражнения выглядят превосходно, – начала она. – У вас удивительная техника. Я не специалист, но… в общем, здорово. Очень красиво.

Вежливость требовала ответить что-нибудь, но он смог выдавить лишь неопределенное мычание и кивок. Она тщетно ждала от него вразумительного ответа. Дейв сжал зубы и усилием воли пытался подавить инстинкты, управлявшие телом. Все равно что не думать о чертях, когда у тебя белая горячка.

У нее зарделись щеки.

– Я… у меня к вам, если честно, пара вопросов. Я слышала, вы частный детектив…

– А от кого вы это слышали?

Она неприятно удивилась его тону.

– Светловолосый парень, который преподает здесь кикбоксинг, сказал, что вы…

– Шон, – вымолвил он. – Мой брат никогда не умел держать язык за зубами.

Она наморщила милый лобик, приподняв черные ровные брови. Наверное, недоумевала, как Шон мог быть его братом, учитывая их полную противоположность. Брат отличался не столько внешностью, сколько умением обходиться с женщинами. Общим было у них и странное прошлое.

– Надо же, – удивленно сказала она. – А это такая большая тайна?

От одной мысли, что Шон мило болтал с Марго, у него свело челюсти. А из-за своей глупой и нерациональной ревности он разозлился на себя еще больше.

– Я сворачиваю этот бизнес, – сказал он приглушенным голосом. Лицензия еще не просрочена, но я не беру новых клиентов. Шон об этом прекрасно осведомлен.

– Да? – Теперь и она понизила голос. – А почему вы прекращаете свою деятельность?

Он скрестил руки на груди и пошел за пиджаком, который висел на вешалке в другом конце зала.

– Надоело, перегорел. – Дейв говорил намеренно лаконично, чтобы она побыстрее ушла. – Занялся другими делами.

Она потупила взор, попятилась, словно ее водой окатили. Сработало. У него получится держать ее на расстоянии. Она не вернется. Чего он и добивался. Все идет по плану. Так почему же тогда он чувствует себя полным кретином?

– Ясно. В таком случае простите, что побеспокоила, – пробормотала она и повернулась. – Я больше не стану отнимать ваше время…

– Постойте, – услышал он свой голос.

Она медленно повернулась обратно. В сумерках ее лицо показалось ему бледным. Ее волосы были забраны зажимом, из-под которого торчали в разные стороны непослушными жесткими прядями. Раньше он не замечал, чтобы кожа так сильно обтягивала ее скулы. Похоже, она сильно похудела за последние дни, а вкупе с ее бледностью это подтверждало его догадки, зародившиеся еще в первый день знакомства. Темный цвет волос был не настоящим, как и ее водительское удостоверение, как и все, связанное с ней.

Сегодня она выглядела иначе – хрупкой. В памяти всплыл образ Кевина, отозвавшись глухой болью. Его младший брат погиб, разбившись на грузовике много лет назад. Дейв был тогда в Персидском заливе, но брат приснился ему за день до того, как пришло известие о его смерти. Лицо Кевина было словно в тени.

Такая же тень заслоняла лицо Марго Веттер сегодня.

Он отходил от сценария. Женщина есть суть проблемы. А нужны ли ему проблемы? В человеческий рост знак вопроса. С новым бизнесом у него и без того хлопот хватает.

Темное прошлое Марго Веттер не его ума дело, и не важно, что прошлое это весьма любопытно. Он не хотел знать, от чего она бежит, какую ответственность не желает на себя брать. На пути самосовершенствования глупо позволять своему члену впутывать себя в сомнительные мероприятия, которые могут привести в змеиную яму чьих-то неверных решений и поступков.

Хватит принимать участие в спасательных операциях. Он уже был героем много лет назад, когда они спасали Флер, и долго расплачивался за свой героизм.

Одних шрамов на теле не счесть.

Марго повела плечами, устав от повисшей тишины.

– Ну и?.. – Не выдержала она. – Чего мы ждем? Что вы так смотрите на меня?

Дейв помолчал еще немножко.

– Зачем вам детектив?

Она сжала губы.

– А вам какое дело? Вы ведь не берете новых клиентов. Я не стану донимать вас просьбами.

– Вы и не донимаете. Кроме того, ваше дело меня заинтересовало.

Она облегченно вздохнула и расправила плечи.

– Так вы беретесь? Какой самоуверенный.

Самоуверенный? Ха! Женщины и раньше говорили ему об этом, но он знал, на что шел.

– Выкладывайте. – Дейв сосредоточился на том, чтобы взгляд был командирским, – он всегда пользовался этим приемом с тремя младшими братьями, когда те безобразничали. В армии он усовершенствовал свое искусство, а всерьез занявшись восточными единоборствами, довел до совершенства. Вся воля, коей он обладал, сосредоточилась сейчас в глазах. Легенда гласит, что мастер ката дракона может заставить врага бежать с поля битвы одним лишь взглядом. До такого совершенства он пока не дошел, но все же обычно получалось неплохо.

Впрочем, на Марго Веттер это не подействовало. Она лишь скрестила руки на своей пышной груди и молча уставилась на него.

– У меня нет времени на праздные разговоры. Мне еще вести класс по архитектуре тела через… – она посмотрела на часы, – три минуты. Так что возвращайтесь к своему карате и сотрясайте дальше воздух…

– Это кунг-фу, – сказал Дейв.

Она бросила на него гневный взгляд.

– Что, простите?

– Я оттачивал мастерство кунг-фу, а не карате, – пояснил он.

Она покачала головой и пошла к двери. Он ринулся вперед и преградил ей путь.

– Эй! Как вы это сделали? – спросила она испуганно. Ее мерцающие глаза мешали сосредоточиться.

– Сделал что?

– Я даже не слышала, чтобы вы двигались, а вы уже оказались передо мной. – Она ткнула пальцем ему в солнечное сплетение и отдернула руку. – Вы напугали меня.

– Ну… – Он не знал, что и ответить. – Дух дракона, наверное.

«Вот черт». Он пожалел о том, что сказал.

– Дракона? А кто дракон? – спросила она подозрительно.

– Согласно легенде, войн, практикующий школу Шаолиня, может… хм, используя дух дракона, обманывать противника. Противнику кажется, что атака идет совсем с другой стороны, – сказал он неуверенно. – Теоретически.

Марго гордо вздернула подбородок с ямочкой.

– А-а, понимаю! Так, значит, вы собираетесь напасть на меня. Надо понимать, я ваш противник?

– Нет, вы не противник, – успокоил он ее. – Я сказал не подумав. Глупо получилось. Я не это хотел… Прошу, не уходите. – Она попыталась обойти его, но он снова преградил ей путь.

Марго нахмурилась:

– Эй, вы покалечить меня собираетесь или всегда такой странный?

Дейв подумал и решил не говорить лишнего.

– Я всегда такой странный. Наверное.

Марго поморщилась.

– Ну все, довольно, – заявила она. – С дороги, у меня полно дел. – Она властно махнула рукой.

– Давайте встретимся позднее. Сможете рассказать о вашей проблеме за ужином. Если хотите. – Он с трудом выдавливал каждое слово. А затем замер в ожидании ее ответа.

Она удивленно распахнула глаза, оставшись беззащитной перед ним. Снова сложила руки на груди, выпятив свои прелести. Он заметил на ее груди веснушки и с трудом оторвал от них взгляд.

– А кто сказал, что у меня какие-то проблемы? – воинственно поинтересовалась она.

– У тех, кому нужен детектив, всегда какие-то проблемы, – сказал Дейв. – Расскажите, хотя бы кратко. Прошу вас.

Марго долго смотрела в пол, затем тяжело вздохнула:

– Ну… просто за мной все время ходит какой-то псих, и меня это уже достало. – Она выпалила фразу на одном дыхании. – Мне просто нужно было рассказать кому-нибудь. Понимаете? Чтобы кто-то взглянул на это с другой точки зрения. Я уже с ума схожу оттого, что все время думаю об этом.

– А что случилось? – спросил он требовательно. – Как далеко он зашел?

Она заломила руки.

– Все началось с того, что на ступенях моего дома каждый вечер стали появляться лепестки красной розы. Странно, конечно, но само по себе даже приятно. Тайный поклонник! Это продолжалось недели две, затем, шесть дней назад, мою квартиру ограбили. Не знаю, есть ли какая-то связь, но… – Голос ее сошел на нет, она сглотнула.

– Что?

От его грубого нетерпеливого голоса она вздрогнула.

– Собака. Я нашла на крыльце мертвую собаку с перерезанным горлом. Кровь была повсюду.

Дейв почувствовал, как внутри у него разверзается тьма.

– А что сказали в полиции?

Она колебалась, но затем покачала головой:

– Я им не звонила.

– Почему? – требовательно спросил он, хотя прекрасно понимал почему.

Тень, закрывавшая ее лицо, стала темнее. Марго смотрела в сторону и выглядела загнанной.

– Ладно, забудьте об этом, договорились? Мне не стоило вообще беспокоить вас, да и на занятия я опаздываю. Вы уже не занимаетесь подобными делами, так что спасибо, что уделили мне время, и…

– Расскажете остальное за ужином, – категорично приказал Дейв.

Она бросила на него долгий изучающий взгляд.

– Что-то подсказывает мне, что это не очень хорошая идея.

Ну вот, уплывает шанс отступить с достоинством. Всегда так – что-то теряешь, что-то находишь, и только Бог знает, что лучше.

– Почему нет? – спросил он прямо. Марго выглядела взволнованной. – Мне надо забрать из питомника свою собаку…

– Я могу подождать, – сказал Дейв. – Вы любите мексиканскую кухню?

– Конечно, если удается найти неплохое кафе, но не думаю, что стоит так суетиться из-за моих проблем, если вы не хотите…

– Я сказал вам, что не беру новых клиентов. Так вот: я передумал.

После его слов повисла тишина. Тень, закрывавшая ее лицо, давила на него, бросала вызов, ускользая словно дурной сон, когда просыпаешься и не можешь вспомнить, о чем он, и остается только плохое настроение.

Знакомое чувство. Так всегда случалось с делами, на которые он поначалу не обращал внимания. Но обычно все происходило не так быстро.

Она сглотнула, прежде чем продолжить.

– Вообще-то я не думала нанимать вас. Денег у меня сейчас совсем нет. Мне нужно было поделиться с кем-нибудь. А то мой пес уже устал слушать мое нытье.



– Ну так поделитесь до конца, – сказал Дейв. – Заодно и перекусим.

Марго закусила нижнюю губу и смотрела на него большими испуганными глазами.

– Вы давите на меня, мистер Маклауд. А день был долгий, я устала и хочу отдохнуть. Так что спасибо за предложение, но, пожалуй, я откажусь. А сейчас соблаговолите убраться с дороги. Спасибо, всего хорошего.

– Я не стану давить на вас, – сказал он. – Я подсчитаю выручку за день, а вы заберете собаку, и встретимся у вашего дома.

Она покачала головой:

– Нет. Ничего подобного вы не сделаете.

Ее отказ довел его до отчаяния, словно лодка, на которую он должен был сесть, отошла от берега без него. Она попыталась проскользнуть между ним и стеной, но Дейв выставил одну руку перед ней, а второй перегородил путь к отступлению.

– Подождите, прошу вас, – взмолился он. – Только минутку.

– Какого черта?! – воскликнула она.

Она попыталась залепить ему пощечину, но он перехватил ее руку.

– Успокойтесь, – попытался он утихомирить ее. – Дело действительно серьезное, и я хочу…

– Не смейте прикасаться ко мне! – Она метила коленом ему в пах.

Автоматически он ушел в сторону и припечатал ее к стене. Все произошло так быстро, в нос ударил ее запах, ее волосы щекотали губы, а его крепкий торс прижимался ко всем ее соблазнительным выпуклостям.

Она дрожала. Она боялась его.

Дейв тут же отпустил ее и отступил на шаг.

– Боже, простите меня! Я не хотел этого делать. Честное слово!

Марго смотрела на него, тяжело дыша. Рукой она сначала зажала рот, а затем приложила ладони к раскрасневшимся щекам. Дейв молил, чтобы она не посмотрела вниз. Он пытался удержать ее взгляд, лишь бы Марго не смотрела вниз.

Но она посмотрела, и Дейв понял, что пропал. Его тело выдало его с потрохами. Он почувствовал, как краснеет.

– Боже правый, – прошептала она. – Ну вы и извращенец!

– Простите. – Он поднял обе руки вверх. – Я не собирался набрасываться на вас. Ума не приложу, что на меня нашло.

Она снова посмотрела на его вздувшуюся ширинку и фыркнула.

– Отчего же, догадаться несложно.

Он попытался найти оправдание своему безобразному поведению и не смог придумать ничего путного.

– Я просто не хотел, чтобы вы ушли от меня в бешенстве.

Она холодно усмехнулась:

– Я абсолютно спокойна, Маклауд. И вот вам мой совет – отныне принимайте успокоительное вовремя, договорились?

Она вышла, громко хлопнув стеклянной дверью с табличкой «Академия боевых искусств Маклауда».

Глава 3

Майки решил поквитаться с ней за то, что она бросила его в питомнике для животных. Он и не скрывал своей ярости, когда Мэг тащила его на поводке по ступеням крыльца. Она издали пригляделась, нет ли чего на коврике перед дверью.

Но сегодня там ничего не было. Снейки, сумасшедший маньяк, взял выходной.

Марго выдохнула и открыла дверь. Она включила яркий свет, свойственный городским квартирам, который тут же высветил разводы от воды на потолке и потрескавшуюся штукатурку. А заодно и ее недостатки, которые никакая косметика уже не в силах была скрыть. Это была обычная лампа без абажура, и Марго ненавидела ее, но другой не было – во время ограбления воры разбили все, что не смогли забрать. Она решила отложить покупку новых светильников до лучших времен, хотя, учитывая жизненные перипетии, свалившиеся на нее, произойдет это не скоро.

Марго аккуратно поставила Майки на пол. Пес отряхнулся и принялся рыскать вокруг, принюхиваясь, словно пытался сказать: «Что-то я не припомню это место, да и тебя тоже». Он повернулся к ней спиной и, прихрамывая, пошел на кухню.

Он всегда прихрамывал, с самого первого дня их знакомства, когда она нашла его, полуживого, на краю дороги семь месяцев назад. Тогда она как раз прилетела в Сиэтл из Калифорнии. Машина ударила его по задним лапам. Ветеринар рекомендовал усыпить его, но она никогда не слушала умных советов. Она выхаживала его как умела, взяв на себя миссию по спасению Майки, словно он был символом того, ради чего стоит жить. Она верила, что если выходит его, то и в ее жизни все наладится.

Глупости и предрассудки, но все это уже не важно, потому что Майки, хоть и был дворняжкой, оказался настоящим подарком судьбы. Умный и преданный, он вертел ею как хотел. От его хромоты щемило сердце, а Мэг прекрасно понимала, что быть калекой на улице гораздо хуже, чем в теплом и уютном доме. Майки заслуживал самого лучшего обращения. Одно время она даже думала, что он притворяется, но даже если и так, то она готова была простить ему все. Он был маленьким псом, да и лет ему было немало в пересчете на собачий век. Он вынужден был пользоваться тем арсеналом, каким располагал. Он выживал только благодаря хитрости и уму.

Мэг сняла прилипшую от пота спортивную форму и пошла на кухню вслед за Майки, где включила воду, набрала полную раковину воды и добавила жидкого мыла. Майки забрался в свою корзину, сделал привычные три с половиной оборота и рухнул на подушку с тоскливым вздохом.

Она тоже тоскливо вздохнула и бросила грязную одежду в раковину. Затем наскоро приняла душ, надела старые уютные штаны, любимую безразмерную футболку с изображением Супермена и только тогда почувствовала себя человеком. Она порылась в ящике комода в поисках расчески, и ее пальцы наткнулись на тяжелый золотой кулон в виде змейки.

Мэг вытащила находку и постаралась подавить ужас, который вызывала в ней эта вещица. Лучше бы вор взял кулон вместо ноутбука. Стоил он дороже, и Мэг была бы рада избавиться от него. Надо заложить его в ломбард. Это будут грязные деньги, но она переживет. Счета от ветеринара надо как-то оплачивать.

Мэг знала, почему хранит этот кулон, хотя и не желала признавать правду. Кулон – единственный ключ к разгадке кошмара, в который превратилась ее жизнь. Он был магическим талисманом. Если она потеряет кулон, то может навсегда остаться в этой серой бездне без шансов выбраться.

Ох нет, нельзя позволять себе даже вскользь думать об этом. Единственный способ сохранить рассудок – это сосредоточиться на настоящем. Дышать полной грудью и благодарить Бога за каждую минуту жизни.

Она пошла на кухню и склонилась над корзиной Майки, приготовившись извиняться сколько понадобится. Он закрыл глаза и свернулся калачиком, спрятав седеющую мордочку под лапы. Никакого радостного лая, никакого лизания, никакого проявления дружеских симпатий. Он ее игнорировал.

– Эй, Майки, ты еще не хочешь есть? – спросила она. Но Майки был выше такого откровенного взяточничества.

Он и ухом не повел. Марго встала и порылась в ящиках, надеясь найти собачьи галеты. Одной из них она и помахала перед его носом.

Майки открыл один глаз и одарил ее своим коронным презрительным взглядом.

– Это несправедливо, – сказала Марго. – Я отдаю тебя в питомник, чтобы уберечь от Снейки, неблагодарный ты пес. Мне, между прочим, это не по карману. Я все еще должна ветеринару из-за твоей последней драки. Тот кобель был раз в десять больше, но тебя разве удержишь.

Майки буркнул что-то нечленораздельное по поводу собачьих нравов и добавил ворчливо, что со своими финансовыми проблемами она может отправляться туда, где не светит солнце.

– Хорошо, но только не забывай, что за тобой должок, – напомнила она ему. – Если бы не я, тебя бы сбила машина.

Никакой реакции. Майки не собирался вылезать из своей берлоги.

Марго присела рядом с его корзинкой и стала терпеливо чесать ему за ушком, как он любил. Он принял ласки, но разговаривать отказался наотрез. Она погладила его по шелковистой шерстке, стараясь не задевать швы, – напоминание о его недавнем побеге с подружкой из парка.

Майки тогда здорово досталось. Он вообще был драчуном, и она обожала в нем это, хотя и обходилось это удовольствие дорого. Он не мог вовремя закрыть рот – как и она, впрочем.

Она валяла дурака, хотя дел у нее по горло: надо ваять интернет-сайт или по крайней мере заниматься своим непрофессиональным расследованием.

Тут она вспомнила, что у нее больше нет ноутбука. Чертов вор украл его!

Ладно, Бог с ним, все равно сегодня она выжата как лимон. Никакого жизненного сока, один аморфный мякиш. Встала еще до рассвета, чтобы отвести Майки в питомник до утренней смены (она подрабатывала официанткой), затем вместо обеда провела два класса по аэробике в клубе, где занимались в основном офисные клерки, а вечером еще два занятия в Женском центре здоровья. Да еще это постоянное головокружение из-за новой диеты. Плата за питомник и счета от ветеринара подкосили ее и без того шаткий бюджет.

А задница все равно толстеет и толстеет.

Пора заняться едой. Чтобы приготовить ужин из того, что осталось на кухне, потребовались характер и чувство юмора. Она заставила себя подняться на ноги, подойти к буфету и открыть его. На дне коробки с хлопьями только крошки, арахисового масла на самом донышке. В холодильнике оставалось еще треть банки консервированной молодой морковки, и даже ее она готова была съесть. Да и для фигуры полезно. Боже, как было бы здорово просто взять телефон и заказать в ближайшем ресторанчике что-нибудь высококалорийное и умопомрачительно вкусное.

Она тут же вспомнила о предложении Дейва Маклауда поужинать в мексиканском ресторане. По спине побежали мурашки.

Она присматривалась к нему с первого дня работы в Женском центре здоровья. Типичный нордический тип – красивый, но холодный как лед. Похоже, совсем к ней равнодушный, но такой обворожительный. Соблазн всегда больше, когда приходится преодолевать трудности.

Она смотрела на остатки черного перца и пакетированного чая, а думала о мощном теле Маклауда, которое бесшумно двигалось по татами со смертельной грацией брошенного копья. Он был так ладно сложен, что его огромные габариты не бросались в глаза, пока он не оказывался рядом, а затем было уже поздно.

Впрочем, для нее он был слишком уж большим. В присутствии таких крупных парней она всегда нервничала. В те далекие времена, когда отваживалась заводить отношения с мужчинами, она предпочитала общаться с рыхлыми невысокими ребятами, которые могли рассмешить ее. Таких, если что, удобно прятать в шкаф. Крейг вполне подходил под эти требования.

Марго тут же постаралась забыть о бедняге Крейге. Куда приятнее думать о мускулистом теле Дейва Маклауда. Такого в шкафу не спрячешь. Впрочем, и посмеяться с ним вряд ли удастся. От воспоминаний о нем ее бросило в жар.

Странно, что ее так привлекал парень, которого она едва знала. Мужчины у нее не было уже много месяцев. Такое случается, если приходишь в себя и понимаешь, что находишься в гостиничном номере совершенно голая. А затем вспоминаешь кошмарное убийство. Какое уж тут либидо! Словно вентилем перекрывает выброс гормонов.

Нет, лучше не думать обо всем этом сегодня, а то сделается мерзко и придется снова идти в душ.

Бурные фантазии о Дейве Маклауде и верный вибратор помогут ей отвлечься. Впрочем, не стоит забывать, что он лишь плод ее воображения. Грубые черты лица, плотно сжатый рот, коротко остриженные волосы – он выглядел как военный. Слишком сурово на ее вкус. Да и слишком просто укротить такого зверя – стоит ему сбросить свои доспехи, и он будет слушать ее как младенец.

Он такой суровый и дисциплинированный, что хочется побить его и спросить, с чего он взял, что он пуп вселенной? А затем она разденет его, натрет маслом, бросит на спину, оседлает и будет гнать галопом до самого рассвета.

Ух! Она открыла холодильник и извлекла оттуда морковку. Будет чем занять рот.

Надо дать себе расслабиться. Придаваться похотливым мечтам о Маклауде куда приятнее, чем смотреть в осуждающие глаза Майки на пороге собачьего питомника, который высасывал все ее деньги, и уж точно лучше, чем дрожать от страха, приближаясь к порогу собственного дома. Да и лучше, чем представлять себе Снейки или вспоминать бедолагу Крейга и Мэнди.

Она взяла морковку и остатки арахисового масла и опустилась рядом с корзиной Майки, свернувшись в клубочек, как и он. Иногда это помогало унять боль. Хотя и ненадолго.

Она поддела морковкой остатки арахисового масла и принялась грызть ее. Ей нужно было срочно придумать что-нибудь гениальное, но Снейки оккупировал всю оперативную память ее мозга. Да и на жестком диске места не осталось для работы с серьезными программами. Пару недель назад она нашла работенку в Беллтауне, в одной фирме, занимавшейся графическим дизайном. Поддельные рекомендательные письма, которые она на последние деньги заказала по новым документам, сработали неплохо.

Десять дней все шло гладко, пока студия не сгорела. Складывалось впечатление, что на ней лежит какое-то проклятие.

К черту! Она должна сама вычислить мерзавца, который шутит с ней шутки, и оторвать ему все выступающие части тела. Тогда она обеспечит Майки достойную жизнь, очистит свое доброе имя и наконец-то заживет по-человечески. Детали могут расходиться, но в целом план верный.

Она в миллиардный раз посмотрела на телефон с мыслью позвонить Дженни, или Кристине, или Пае – подругам из прежней жизни, – просто чтобы сказать, что она жива и скучает по ним.

Но страх и вина взяли верх. Она не могла подвергать друзей опасности, как это произошло к Крейгом и Мэнди. И одиночество не оправдание. Не важно, как плохо ей самой.

Как бы она хотела поговорить с мамой! Но мама умерла восемь лет назад, уже почти девять, от рака легких. Может быть, она смотрит сейчас с небес на свою невезучую дочь. Согревающая мысль, хотя и тоскливая.

Она, должно быть, совсем с ума сошла, раз пошла к Маклауду сегодня. Отчаялась настолько, что посвятила в свою печальную историю, частично конечно, кого-то смышленее собаки. Майки – благодарный слушатель, да только ответить не может. Шон, преподававший в центре кикбоксинг, был забавным и никак не походил на брата смертельно опасного Дейва Маклауда. Он сказал, что отсутствие денег вообще не проблема. А если честно, то ей просто захотелось взглянуть на красавца Дейва поближе. Пища для фантазий. А они ей ох как нужны! Ночи такие длинные, когда девушка боится заснуть.

Жаль, что он такой огромный. Да и странные вещи говорил! Дух дракона… чушь собачья.

Майки поднял голову и заворчал. У Марго зашевелились волосы на голове, но затем раздался уверенный стук в дверь, и она успокоилась. Снейки никогда бы не стал так стучаться. Он вообще не стал бы стучаться. Он бы прополз по дымоходу, как ядовитая гадюка.

Ну вот, опять навыдумывала черт знает чего! Теперь точно не уснуть.

Тук-тук-тук. В дверь снова требовательно постучали. Майки выбрался из корзинки и гавкнул. Марго пошла к двери, по пути оглядев себя в зеркале. Свободная футболка с Суперменом натянулась на пышной груди. Волосы еще не высохли и свисали как попало. На лице не было ни грамма косметики, и под светом уличных ночных фонарей она предстанет такой, какая есть.

Хуже не придумаешь, так плохо она еще никогда не выглядела.

Когти Майки стучали по линолеуму, от хромоты не осталось и следа. Марго вытащила из столика в прихожей расческу и посмотрела в глазок, одновременно прибирая волосы.

Так и есть. Он. Сердце екнуло. Она смотрела и смотрела на его литые скулы, на плотно сжатые, но такие притягательные губы. Морщинки в уголках говорили о том, что он все же умеет улыбаться. Может быть, он улыбается только в кромешной темноте, когда никто не видит? Наверняка он замкнутый тип. Этакий молчаливый и сильный. Такие обычно оказываются скучными.

Надо отправить его восвояси. Он слишком большой, слишком странный, слишком серьезный для нее. Но такой загадочный! Она не могла доверить ему свою сумасшедшую историю.

Придется придумывать что-нибудь.

Тук-тук-тук. Нет, вы только послушайте, его высочество проявляют нетерпение. Это придало ей достаточно сил, чтобы распахнуть дверь и бросить на него злой взгляд.

– Я же сказала «нет».

Дейв оглядывал крыльцо.

– Вы здесь и обнаружили собаку?

Ее поддельный гнев испарился в ту же секунду. Она сглотнула и кивнула.

– Другие инциденты были?

Он говорил жестким деловым тоном, словно в голове у него повернулся рубильник, запустив грохочущий шестеренками механизм.

– Эй! – Марго помахала у него перед носом рукой. – Вы слышали, что я сказала? Спасибо, но мне ваша помощь не нужна. И вообще, как вы меня нашли? Моего адреса нет в справочнике… О Боже!

Он протянул ей большой бумажный пакет, из которого шел ароматный пар.

– Энчилада,[1] – сказал он. – Тамаль,[2] фаршированный чили. Копченые свиные ребрышки. Цыпленок под сладким соусом. Креветки, обжаренные в чесночном масле. И… – он показал другую руку, – шесть бутылок ледяного мексиканского пива.

Она схватилась за дверной косяк, чтобы не упасть. От запахов острой еды у нее закружилась голова. Черт возьми, гордости у нее меньше, чем у Майки, – тот никогда не идет на компромиссы из-за еды.

Она сглотнула слюнки.

– Ух…

Улыбка, даже не улыбка, а так, один намек, полностью изменила его худое лицо.

– Если снова меня выгоните, я выброшу это в мусорный бак у вас на глазах, – предупредил он. – Просто из вредности.

– Это глупо и непрактично, – ответила она.

– Разумеется. Я рассчитывал добраться до вас до того, как вы поужинаете. Я знаю, как хочется есть после двух занятий подряд.

– Пяти.

Дейв удивленно посмотрел на нее:

– Пяти? Ничего себе! Напряженный у вас график.

– Да, два спортзала, – призналась Марго. – Пять занятий. Иногда приходится вести и больше. Тише, Майки! У него мексиканская еда, не кусай его, пока он с нами не поделится.

Майки встал на задние лапы и принялся вынюхивать, что там, в пакете. Затем он обследовал ботинки Маклауда, колени и командно гавкнул.

– Майки только что пригласил вас в гости, – сказала Марго. – Креветки он любит.

Дейв медленно улыбнулся, отчего его лицо преобразилось, став вдруг мягким и чувственным. Она тяжело вздохнула.

– Приглашения Майки мне недостаточно, я подожду вашего.

Она заставила себя дышать ровнее. Он перехитрил ее.

– Да заходите, чего уж там, – проворчала она.

У Фариса от волнения скрутило живот в тот момент, когда дверь за Маклаудом закрылась. Он заставил себя сделать глубокий вдох, чтобы прочистить мозги. Надо быть терпеливым – ведь она так несчастна, так беззащитна и одинока. Марк велел ему обыскать ее дом и поставить телефон на прослушку, чтобы быть в курсе, с кем она общается. И пока что ответ очевиден – ни с кем. Она жила одна-одинешенька в своем ветхом съемном домишке на Кэпитол-Хилл, и ждала, когда же он присоединится к ней. До сегодняшнего вечера.

Он пробрался во тьме к своему наблюдательному посту в ветвях старого рододендрона напротив кухонного окна и спрятался в листьях, отодвинув две толстые ветки, загораживавшие обзор. Не в первый раз он видел Дейва Маклауда. Сейчас тот похотливо наблюдал за Марго от входа в спортивный зал.

Но Фарис не мог выдать себя и ворваться в дом Марго, чтобы порезать этого Маклауда на кусочки. Марк не простит ему такую потерю контроля над собой.

Кроме того, Маклауд был человеком известным в узких кругах. Бывший военный, прославленный частный детектив, связи в местной полиции, брат в ФБР. Надо быть благоразумным. Фарис придумает для него что-нибудь особенное что-то из ряда вон выходящее – так чтобы никто не мог связать это с ним. А главное – что-нибудь очень болезненное.

Фарис жадно вглядывался. Она так обидела его, когда сбежала из отеля, не дождавшись его возвращения.

Однако он простил ее. Матрица, похищенная Карузо, была ключом ко всему плану Марка, а глупый Фарис упустил единственного человека, который мог привести к ней. Mapк очень разозлился. До сих пор Фарис вздрагивал при воспоминании об этом.

Теперь ситуация была деликатной. Потрачено немало сил на то, чтобы найти ее, и времени уже катастрофически не хватало. Марк проявлял нетерпение. Но он, Фарис, больше не позволит обвести себя вокруг пальца. Он любит ее, но умеет быть твердым, даже жестоким. Марк обучил его этому.

Он захлебнулся эмоциями, когда вспомнил, как нес ее, потерявшую сознание. Ее голова доверчиво лежала на его плече. Он слышал где-то, что когда спасаешь человеку жизнь, то отвечаешь за эту жизнь до самого конца. Он спас жизнь Марго не для того, чтобы на нее набросились похотливые акулы.

Он не мог позволить, чтобы ее внимание отвлекали от его персоны. Он так тщательно вел ее в подготовленную им ловушку, что, к тому моменту как время придет, она будет готова. Она будет благодарна ему и рада избавлению.

Ей не нужны ни работа, ни деньги, ни люди. Ей не нужно каждый день вести машину через пробки, не нужно работать в них фирмах по графическому дизайну, где ее окружают мужчины с липкими мыслями. Не нужно, словно рабыне, сидеть перед компьютером ночи напролет, портя глаза во славу бизнеса, у которого нет будущего. Не нужна ей и эта глупая убогая собака.

Он отберет все это у нее шаг за шагом. А когда все это исчезнет, она поймет: нужно просто отдаться ему полностью. И все. Он станет ее вселенной, смыслом жизни.

Остальное лишь суета сует. Она поймет.

Глава 4

Марго прижалась к стене, чтобы огромный Дейв Маклауд смог протиснуться мимо нее в тесном коридоре.

Он бегло осмотрел ее гостиную, которая совмещалась со спальней, задержавшись взглядом на расположенном на полу одеяле, которое временно служило ей постелью. Диванчик и кресло, которые она купила на первый чек со столь недолгого места работы, были изрезаны грабителями. От его тяжелого молчания она занервничала.

– Вы только что переехали? – спросил он заботливо.

Марго забрала у него пакет с едой и пошла на кухню. Пакет тяжелый, это хорошо.

– Семь месяцев назад, – сказала она. – Все имущество испорчено теми, кто проник в квартиру.

– Расскажите об этом поподробнее.

Она резко развернулась, и ему пришлось застыть, чтобы не натолкнуться на нее. Они стояли так близко, что она чувствовала тепло его тела.

– Ценю вашу заботу, но не расположена говорить об этом, – сказала она. – От голода у меня путаются мысли. Так что, если вы не против, я бы сначала поела и выпила пива.

Марго заставила себя посмотреть ему прямо в глаза и принялась считать мысленно до десяти, чтобы обрести уверенность, но почти сразу сбилась.

Какие у него длинные ресницы, какой необычный разрез глаз! Почти экзотический. И откуда у светловолосого парня такие темные брови? Неправильно как-то.

Она все еще пребывала в прострации, когда он заговорил, разрушив чары:

– Ладно, давайте сначала поедим.

Марго хотела совсем не этого, но спорить не было сил. Она стала выкладывать контейнеры с едой на стол, а он вызвался убрать пиво в холодильник. Она заметила, что лампочка открытой двери холодильника горит слишком долго, и обернулась проверить, в чем дело. Дейв стоял и смотрел на пустые полки.

– У вас совсем нет еды, – сказал он, – только собачьи консервы.

Марго приподняла бровь.

– Вы раскусили меня, Маклауд. Я люблю собачью еду. Хорошие галеты, кстати; с пивом то, что надо. Мне пиво прямо в бутылке, ладно?

– Хорошо. Можно дать собаке свинину?

– Можно, только не давайте ему ничего острого, – сказала она.

Маклауд протянул собаке аппетитный кусок мяса, и Майки аккуратно принял из его рук еду, завиляв хвостом.

– Вот так вот, да?! – воскликнула она. – Так, значит, ты все-таки хочешь есть. – Она достала креветку, обтерла масло и протянула лакомство, но Майки отвернул мордочку, всем своим видом выражая презрение.

– Вот негодяй, – возмутилась она. – Перестань обижаться, ты же любишь креветки.

Но Майки был непреклонен. Марго протянула креветку Маклауду.

– Вот, – пробормотала она. – Вы дайте ему. Он со мной не разговаривает.

Маклауд протянул собаке креветку. Майки проглотил ее целиком и покосился на Марго, чтобы посмотреть, как она это воспримет.

Оказаться объектом презрения собаки перед Дейвом Маклаудом было непросто. Марго без сил опустилась на стул.

– Он меня ненавидит, – с несчастным видом сказала она. – С тех самых пор как мы нашли мертвую собаку, и я стала оставлять его в собачьем питомнике. Он думает, что я наказываю его. Он не берет еду из моих рук, только чтобы я страдала. Он совсем отощал.

Маклауд протянул Майки очередной кусок свинины.

– Это не ненависть, – сказал он с нежностью в голосе. – Он просто показывает, как себя чувствует. Вы же знаете, что он вас любит. Вы думаете, человек, который преследует вас, может причинить ему вред?

Марго пожала плечами, чувствуя, что начинает злиться.

– Следующий логичный шаг для этого психопата – убить мою собаку, верно?

На его лице застыло сомнение.

– Разве у психопатов есть логика?

Марго отмахнулась от него.

– Не утешайте меня, – сказала она устало. – Слишком много ужасного было в моей жизни, и почему-то мне кажется, что этот маньяк тоже повидал немало. Хуже такого отношения ко мне моей любимой собаки будет только прийтидомой и найти Майки… как того пса.

Дейв открыл пиво.

– Вы правильно поступаете с собакой, – сказал он. – Как только все у вас исправится в жизни, он простит вас. А теперь вам нужно поесть.

Еда была изумительной. Они поглощали ее со всей ответственностью, не отвлекаясь на разговоры, а пустые контейнеры складывали обратно в пакет. Вскоре то, что казалось невозможным осилить, превратилось в остатки соусов, которые они тщательно зачистили кусочками тортильи.[3] Майки прекрасно справлялся со свининой и креветками. Что может быть лучше жирной, богатой протеинами пищи, крепко приправленной специями!

Марго сделала глоток пива, чтобы смыть острый вкус жгучего перца, и блаженно вздохнула:

– Очень вкусно! Я наелась.

– Отлично, теперь вы сможете рассказать мне об ограблении. И о собаке.

Марго обдумывала, как бы выпроводить его так, чтобы не обидеть, ведь он накормил ее таким чудесным ужином.

– Слушайте, если вы опять о своем бизнесе, то я уже сказала, что мне нечем расплачиваться…

– Это меня мало тревожит.

Она посмотрела на его невозмутимое лицо и почувствовала ловушку.

– Не бывает ничего даром, – сказала она медленно. – Вы ведь меня совсем не знаете, Маклауд. Почему вас так заботит моя судьба?

Его плечи поднялись и опустились.

– Ничего не могу с собой поделать – вы заинтриговали меня. Это мой единственный порок.

Она нервно хихикнула.

– А как же секс, наркотики, рок-н-ролл?

Маклауд мягко улыбнулся, но ничего не ответил. Он молчаливо ждал, отчего казался терпеливым и спокойным. Создавалось впечатление, что он мог ждать так часами, не чувствуя ни усталости, ни раздражения.

Маклауд был из тех, кто делал выводы из каждого брошенного невзначай взгляда, каждого нечаянно оброненного слова. Может, стоит подбросить ему несколько жареных фактов, чтобы не выдумывал лишнего? Так бросают мясо волку, чтобы отвлечь его внимание. Врать она все равно не умела.

– Да, в общем, я почти все рассказала. – Марго избегала его взгляда. – Лепестки роз появились две недели назад. Квартиру ограбили на прошлой неделе. Через три дня – эта мертвая собака. С тех пор я не могу уснуть.

– А что за собака, вы не помните?

Марго покачала головой:

– Я не поняла, все было в крови. Собака без ошейника. Довольно крупная. Может, помесь овчарки.

Дейв кивнул и жестом попросил ее продолжать.

– Я обнаружила ее, когда проснулась, – говорила Марго. – Судя по количеству крови, тот, кто убил ее, сделал это прямо на пороге моего дома, пока я спала.

Маклауд взял из холодильника еще пива, открыл бутылку легким движением руки и поставил перед Марго.

– Вы что, напоить меня пытаетесь? – спросила она подозрительно.

Уголки его губ чуть приподнялись.

– Вам нужно расслабиться.

Марго прикрыла глаза и сделала глоток.

– Плохая мысль, Маклауд. Если я расслаблюсь, то еще сильнее накручу себя. Лучше от этого не будет.

На его подбородке еще четче проявилась ямочка. Ей вдруг захотелось заставить его улыбаться чаще. Она смогла представить, как он хохочет и катается по полу. Может быть, оттого, что она щекочет его. От этого глупого образа захотелось прижаться к нему и стало еще тоскливее.

– Продолжайте, – подтолкнул он. – Что насчет кражи со взломом?

Марго попыталась сосредоточиться.

– Как-то вечером я вернулась с работы и увидела, что все раскурочено. Мебель разбита в щепки и порезана на куски, с полок все сброшено на пол. Книги, посуда, еда из холодильника – все на полу, разбито, раздавлено. Украли только ноутбук и книгу с набросками.

– Книгу с набросками? А что в ней было?

Марго удивленно посмотрела на него:

– Хм… наброски.

Ее сарказм на него никак не подействовал.

– А драгоценности? Деньги?

Она покачала головой:

– У меня их нет. – Кроме проклятого кулона в виде змеи, разумеется, но говорить об этом она еще не готова, а его все равно не украли. А жаль!

– Может быть, они искали что-то конкретно? – спросил он.

Дейв говорил нейтральным тоном, но она чувствовала себя виноватой. Даже живот заболел. Вот и настал тот день, когда пришлось говорить полуправду-полуложь.

– Может быть, но я ума не приложу, что именно. Я не видела никого, кто бы подглядывал за мной. Не получала ни каких любовных посланий. Меня никто не приглашал на свидания. Я ни с кем не ругалась… во всяком случае, не припомню такого. – Марго надеялась, что дрожь в голосе можно будет списать на страх, а не на стыд.

Он кивнул.

– Месть бывшего мужа?

– Никогда не была замужем, – сказала она честно.

– Бывшего ухажера?

Она вспомнила о Крейге, и в горле застрял ком.

– Так сильно на меня никто не должен злиться.

– Может быть, женщина? Не встречались с женатыми мужчинами?

– Я же не мазохистка! – воскликнула она.

– Никого не шантажировали? – Он говорил самым обыденным тоном.

– Что, простите? – Она вскочила на ноги и указала на дверь. – Убирайтесь!

Но Майки тоже вскочил и начал ластиться к Маклауду, виляя хвостом. Подлый предатель! Он это нарочно. Маклауд почесал Майки за ушком.

– Такова моя методика, – сказал он. – Не принимайте все на свой счет.

Марго села обратно на стул. Ей просто необходимо было рассказать Дейву Маклауду о своих проблемах.

Она всегда верила в то, что нужно следовать инстинктам, а на сей раз ее подталкивали не просто инстинкты, а страх и усталость. Возможно, она совершает смертельную ошибку.

Она нервно выдохнула.

– Никаких женатых мужчин, – сказала она напряженно. – Вообще никаких мужчин уже давным-давно.

– Как давно?

– Это не ваше дело.

– Вообще-то мое. Это крайне важно для данного расследования.

Она теребила этикетку бутылки.

– Почти девять месяцев.

– Почему вы расстались с ним?

«Потому что кто-то жестоко убил его, а обвинили меня. Интересно, если сказать ему правду, дрогнет ли хоть одна мышца на его непроницаемом лице?» Марго выдала самый невозмутимый взгляд и заставила себя солгать.

– Он изменял мне, – сказала она холодно.

Вообще-то, если задуматься, это почти правда. Не о том речь, но все же правда. Дейв лишь кивнул.

– Как давно вы в городе?

– Семь месяцев, – сказала она. – Я почти никого не знаю здесь.

– Где вы жили раньше?

– Не вижу связи, – резко ответила Марго. – Ах, постойте, ведь вы решаете, есть связь или нет, верно?

Он улыбнулся, но глаза его смотрели внимательно.

– Вы сами это сказали, не я. Марго вздохнула.

– Лос-Анджелес, – соврала она.

– Есть какие-нибудь основания предполагать, что кто-то из Лос-Анджелеса…

– Нет. – Она покачала головой. – Совершенно никаких.

Дейв прищурился.

– Вы что-то скрываете от меня. – Он сказал это так, что непонятно было, спрашивает он или утверждает.

«Боже! Если бы ты только знал!»

– Да ничего особенного – так, одна древняя история. – Марго попыталась успокоиться, но внутри уже бушевала паника. Она не в своей весовой категории, она попусту тратит время этого хорошего парня.

– Вы не стали вызывать полицию ни из-за ограбления, ни из-за собаки, – продолжил Дейв.

Он не собирался ни в чем обвинять ее, но она все равно покраснела. Марго покачала головой и продолжала молчать.

Минуты медленно текли. Майки блаженно развалился на спине, подставив брюшко под ласки Маклауда и виляя хвостом. Она почувствовала, как забилось ее сердце.

Не удержавшись, Марго выпалила:

– Ну хватит уже терзать меня! Что ж вы не спрашиваете, почему я не вызвала полицию?

Дейв внимательно посмотрел на нее:

– А вы мне скажете?

– Нет, – отрезала она.

– Тогда какой смысл спрашивать?

Он равнодушно гладил Майки, как будто ничего не случилось.

– Ну и?.. Это все? – возмутилась она. – Никаких больше вопросов?

Дейв вяло пожал плечами.

– Я советую вам позвонить в полицию, потому что у вас серьезные проблемы. У них есть возможности, которыми я не обладаю. В любом случае я не смогу помочь, пока вы не расскажете, что на самом деле происходит. – Он задумчиво помолчал, затем добавил: – Да и полиция тоже не поможет. Так что если хотите поговорить, то я слушаю вас внимательно.

– Поверьте, – сказала Марго, – вам лучше не знать.

– Отчего же, я хочу все знать.

Его кристально честные глаза сделали свое дело.

– Вы об этом пожалеете, – услышала она свой голос.

– Очень может быть. Я никогда не говорил, что отличаюсь умом. Любопытство – мой единственный порок. А это куда хуже, чем наркотики или рок-н-ролл.

– Вы забыли про секс, – сказала она не подумав.

Он прошелся взглядом по ее фигуре.

– Нет, не забыл.

От его оценивающего взгляда у нее по спине побежали мурашки. Мало того что она врет ему, так теперь еще и флиртует откровенно. В ней проснулась развратница, и этой развратнице хотелось порезвиться.

Марго с трудом оторвала от него взгляд, потерла затекшую шею и сменила тему.

– Из-за того, что все время оборачиваюсь, спина болит, – промурлыкала она.

– Могу сделать массаж, – предложил Дейв.

Она рассмеялась ему в лицо:

– Ха! Да уж надо думать, что можете.

– Я не стану приставать к вам. Серьезно, я хороший мастер. Марго удивлялась, что даже при том мерзком освещении, которое осталось у нее в квартире, черты его лица смотрятся мужественно и притягательно. Только Дейв Маклауд может выглядеть хорошо в этом освещении.

– Я никогда не верила в невинность предложения сделать массаж, – сказала она.

Он покачал головой:

– Не судите обо мне, исходя из прежнего опыта. Я не такой, как все. Я всегда держу слово.

Марго растерялась.

– Ах, право, простите, что не распознала сразу ваши благие намерения и высокие моральные ценности.

Дейв с достоинством поклонился:

– Ваши извинения приняты.

Она действительно не могла понять, шутит он или говорит серьезно. Он был совершенно нереальным. По выражению его лица ничего нельзя было понять. Боже, как ей надоело изображать железную стерву, не доверяющую никому. К черту все! Разве не блаженство чувствовать на своем теле руки Дейва Маклауда? Она созрела.

– Ладно, как знаете, – сказала она. – Но учтите: если ваши руки опустятся ниже грудного отдела позвоночника, то я натравлю на вас Майки.

Угроза никого не испугала, если учесть, что Майки по-прежнему лежал на спине и время от времени поскуливал, чтобы не забывали про его животик.

Маклауд погладил его и, заметив свежий шрам, нахмурился.

– Что с ним случилось?

– Влюбился в Вашингтон-парке и увязался за сворой одичавших собак, – сказала она. – Жизнь ничему его не учит.

Маклауд кивнул и поднялся. Он обошел ее стул и положил руки ей на шею, под волосы. Одного прикосновения хватило, чтобы у нее перехватило дыхание. Его пальцы успокаивали и возрождали к жизни.

– Прилечь не хотите? – спросил он.

Она бросила на него красноречивый взгляд.

– Да? А может, мне еще и футболку снять? Спуститесь с небес на землю. – Она достала из кармана штанов резинку и забрала волосы в высокий хвостик. – Вот так будет удобнее. Да посильнее, я крепкая.

Он был великолепен. Не какой-нибудь дилетантский массаж, который лишь слегка касался уставших мышц, и не грубый, словно трактором проехались. Его прикосновения были неторопливыми, уверенными и чувственными. Его руки приказывали ее мышцам расслабиться, и те, повинуясь, таяли.

Марго пожалела, что не согласилась лечь. Конечно, это было бы глупо, но не глупее, чем пустить его в дом и разделить с ним пищу. Хотя позволить ему прикасаться к своему телу – верх безумия. Что дальше?

Время замедлилось, растянулось, затем снова свернулось в упругий, пульсирующий клубок. Она заставила себя открыть глаза, когда почувствовала, что его руки лежат на ее талии.

– Вы уже много ниже грудного отдела, а это зона, запрещенная для посещения мужчинами.

Дейв послушно убрал руки.

– Простите.

Ей показалось, что сразу похолодало.

– Не трудитесь извиняться. Я знаю, как это бывает у вас. Руки тянутся все ниже и ниже, – бормотала она, – а потом вдруг оказывается, что вы мне массаж ступней делаете.

Дейв усмехнулся и продолжил разминать ее плечи.

– Боюсь, я бы потерялся посредине пути, – сказал он.

Ей пришлось бороться с собой, чтобы не застонать. К ней давно уже никто не прикасался вовсе, не говоря уж о том, чтобы так нежно и грамотно.

Впрочем, так она никогда не таяла в чужих руках. Опасная мысль. Стереть, стереть.

– У меня голова скоро отвалится, – сказала она. – Не знала, что моя шея так напряжена.

– После пяти занятий было бы странно ожидать чего-то иного. – Его пальцы делали свое дело. Тепло растекалось по телу, от груди к бедрам. – Теперь понятно, почему вы в такой прекрасной форме.

– Кто бы говорил про форму, – промурлыкала она. – Если будет плохо с финансами, можете смело брать с женщин деньги за то, чтобы они делали вам массаж.

– Да ладно… – Его голос прозвучал недоверчиво.

– Точно говорю. Скажем, пятнадцать долларов за две минуты. Ограничение по возрасту лет до тринадцати, массировать только выше талии. Если поделитесь, то я буду продавать билеты.

Его руки остановились, но она все болтала и болтала.

– Голубые тоже будут не прочь. Мы будем грести деньги лопатой.

– С вас я денег брать не буду, – сказал Дейв.

Он говорил без тени иронии. Она опомнилась и посмотрела через плечо. Его возбужденный взгляд заставил ее инстинкты вновь заработать. Она отстранилась.

Ох уж этот ее длинный язык! Болтать о таких вещах с парнем, которого едва знаешь! Ну чем не дура?

– Простите, – поспешила она пойти на попятный. – Это все пиво. Я не думала флиртовать с вами.

Он стянул свитер.

– Матерь Божья! – Голос Марго подрагивал. – Что это вы делаете?

Свитер упал на пол.

– Как вы можете устанавливать цену, если не провели испытания продукта?

Она долго не могла найти, что ответить.

– Я шутила! Вы что, шуток не понимаете?

– Я воспринимаю все так, как считаю нужным.

Она внимательно смотрела на него. Обычно тело у блондинов рыхлое, кожа белая, как кипяченое молоко, но у Маклауда кожа была золотистая. Тело его искрилось мощью и как-то не смотрелось на ее убогой кухне. Он был жилистым, словно гимнаст, каждый мускул натренирован. Не было ни единого изъяна. Просто совершенство.

Его взгляд приковал ее к месту. Он убрал руки за спину.

– Я вас пальцем не трону. Слово чести!

От этого она еще явственнее ощутила свою женскую суть. Ведь под футболкой у нее ничего не было.

В ее доме было холодно, и он покрылся пупырышками. Это было чудесное зрелище! Это как минимум означало, что он все же человек. Он выглядел очень сильным и гибким.

О Боже! Она готова была съесть его.

Марго сделала шаг назад и стукнулась бедром о стол.

– Ладно, – сказала она, – хватит глупостей. И перестаньте выпендриваться, вам это не идет. Наденьте свитер, пока я не перевозбудилась.

Его губ коснулась тень улыбки.

– Дотроньтесь до меня.

Его тону трудно было не повиноваться. Она медленно подняла руку и положила ладонь на его горячую грудь.

Руки не слушались ее, пальцы сами ласкали его кожу. Она посмотрела вниз и увидела, как выпирает его достоинство, едва не разрывая ширинку джинсов. Тело его было напряжено, взгляд затуманен. Мышцы на необъятных плечах вздулись буграми.

– Так без рук, говорите? – спросила она взволнованно. – А удержитесь?

– Если захотите изменить правила, только скажите. Дейв тяжело и прерывисто дышал. Она чувствовала, как бьется под рукой его сердце. В нем было столько мощи, что справиться с ней не представлялось возможным. Словно сидишь за рулем «феррари», готового рвануть с места.

Ее рука, что лежала на его груди, подрагивала. Он был необычным и непонятным, как неизведанная страна. Она была зачарована. Где-то в голове мелькнула циничная мысль: «Бедная, бедная Марго, заставили ласкать красавца мужчину, практически силой принудили».

Ее рот был в каких-то дюймах от выразительной впадинки у основания его шеи. Так хочется податься вперед и… попробовать его на вкус. Она позабыла про все свои беды и напасти. Все ее мысли были заняты Дейвом Маклаудом. Боже, ей до боли хотелось быть с ним.

– Я совсем не знаю вас, – прошептала она. – Ровным счетом ничего не знаю.

– Да, – ответил он, – не знаете.

Вот так просто. Никаких вокруг да около.

Его честность подкупала. Ей захотелось обвиться вокруг него трепетным вьюном. Ей хотелось, чтобы этот красивый громадный мужчина, о котором она ничего не знала, овладел ею. Какой ужас!

«Зато Майки он понравился», – пронеслась в голове предательская мысль.

Ну и что с того? Майки любого клоуна полюбит, если тот станет кормить его копченой свининой. Маклауд еще решит, чего доброго, что она девушка легкого поведения, раз ее так легко соблазнить. А она-то что о себе подумает! Ну уж нет, лучше оставить все как есть.

Она коснулась указательным пальцем его мягких губ.

– Мы должны остановиться.

Он потерся небритой щекой о ее ладонь, и от этого мужского жеста у нее защемило сердце.

– Отчего же? – спросил он. Она заставила себя убрать руку.

– Потому что я так сказала.

Она согнала спящего Майки со свитера Маклауда, подняла с пола и протянула хозяину, не потрудившись убрать мусор и собачью шерсть.

– Надевайте. И не пудрите мне мозги.

Дейв вздохнул и натянул свитер.

– Спасибо за стриптиз и за то, что развлекали меня, – добавила она, – но нам с Майки пора спать. Сколько я должна вам за ужин?

Дейв нахмурился:

– Да бросьте.

Марго открыла холодильник и достала из-под поддона для льда отложенные на черный день доллары.

– Я не сомневалась, что вы так скажете, и тем не менее… – Она достала из ящика стола несколько меню из ресторанов, где чаще всего заказывала еду на дом. – Так, посчитаем… тако, энчилада, тамаль, креветки… это около пятидесяти долларов плюс еще этак восемь за пиво, так что, скажем, двадцать девять с человека…

– Я не стану брать с вас денег.

– Я не люблю, когда мужчины платят за меня.

– Тем хуже для вас.

Она пересчитала свои сбережения. Двадцать три доллара. Она протянула ему деньги со спартанским спокойствием.

– Я предпочитаю не ходить в должниках у незнакомых мужчин, – сказала она.

– Уберите, пока я не рассердился, – сказал он серьезно. Она скрыла свое облегчение и спрятала деньги обратно.

– Что ж, в таком случае спасибо большое за ужин. Все было великолепно!

– Да не за что.

Марго ждала, что он скажет, мол, у него дела и пора бежать, но Дейв просто стоял и смотрел ей прямо в лицо. Даже неловко как-то стало.

– Спокойной ночи, – рискнула она.

– Почему вы так хотите спровадить меня? – спросил он удивленно.

Она постаралась придать своему лицу недоброжелательное выражение. Это далось ей с трудом.

– Знаете, я не просто так сказала «нет», когда вы пригласили меня на ужин, – ответила она. – По той же причине я не позволяю парням платить за меня. А причина эта в том, что все они начинают вести себя именно так, как вы сейчас, – как будто я должна им что-то.

Дейв покачал головой:

– Ничего такого я не имел в виду…

– Вот и отлично! Спокойной ночи и спасибо за ужин.

– Но я точно знаю, что нравлюсь вам, – сказал он упрямо.

– Допустим. И что с того? – Марго повысила голос. – У меня работы по горло. У меня проблемы с деньгами, проблемы с собакой, проблемы со Снейки, который шлет мне подарок за подарком. Проблемы с мужчинами мне сейчас точно не нужны.

– Но я не…

– У меня нет ни времени, ни сил на бойфренда! Я с собакой-то разобраться не могу.

Дейв поднял руки в примирительном жесте.

– Я вовсе не предлагаю…

– Свиданий на раз мне тем более не нужно. Я не веду беспорядочную половую жизнь. И к чему мы в итоге пришли? – Марго сама ответила на свой вопрос, не дожидаясь его слов. – Ни к чему. Обсуждать больше нечего. Итак, всего хорошего. Договорились?

Дейв достал бумажник, вытащил визитку и положил на стол.

– Позвоните, если прибудут новые подарки.

Он направился к двери. Без спешки, без смущения, без намека на недовольство. Она даже хотела, чтобы он хлопнул дверью. Тогда она почувствовала бы себя лучше, будто обошла его защиту и забила гол в его ворота.

Но он не хлопнул. И ей лучше не стало. Дверь мягко закрылась за ним.

Темнота за окном стала гуще – ведь теперь с ней был только посапывающий в корзине Майки.

Марго ощущала опустошение, когда чистила зубы и заводила будильник. Но теперь, после напряжения, навалившегося на нее, она чувствовала, как ее отпускает. Казалось бы, лечь да выспаться, но она лишь ворочалась на своем тоненьком матрасе.

Ей было жарко, беспокойно. Ее распирало неутоленное желание.

Только этого не хватало ей для полного счастья.

Боже, как она хотела заполучить обратно свою прежнюю жизнь. Снова стать Мэг Каллахан, жить в милом домике на берегу озера, работать над дизайном интернет-сайтов в свое удовольствие, благо дела шли неплохо после долгих лет кропотливой работы. Богатый гардероб, винный погребок, люстра с витражами, ортопедический матрас, ИНН, кредитки – будущее, одним словом.

Ей не хватало подружек. Как они проводили вечера на ее широком диване перед домашним кинотеатром, поедая чипсы и попивая «Маргариту»! Где-то теперь Дженни, Крис и Пая? Она даже грустила по проблемам, которые раньше казались ей серьезными: свидания или их отсутствие; одежда, которая вдруг становилась мала; лишние калории; цветовая калибровка на очередном сайте; налоги и их списание; муравьи на кухне; плесень на потолке в ванной. Ха!

Она бы и хотела заблокировать ненужные воспоминания, да куда там.

Она чувствовала себя маленькой и беспомощной. В таких условиях о сексе не могло идти и речи, но она не могла отказать себе в слабости помечтать.

А этот Маклауд был таким привлекательным! Правда, уж слишком большой. Она всегда старалась держаться от таких подальше. С ними проблем не оберешься.

Должно быть, совсем все плохо, раз она мечтает о сексе с Дейвом Маклаудом. С другой стороны, чем дальше от реальности, тем лучше. Да, да, поближе к королеве варваров и мускулистому воину-одиночке. На нем только набедренная повязка и широкий ремень с мечом. Ноги и руки закованы в железо, а в глазах беспомощная ярость. Только что после битвы… плененный гигант. О да, прекрасно. Достаточно глупо и неправдоподобно.

Себя она нарисовала несколько иначе. Волосы представила вьющимися и забранными назад, кожу загорелой. Все это придавало ей несколько развратный вид… И еще она дорисовала себе длинный тонкий меч, который бросила к своим ногам. Образ получился такой глупый, что Марго захихикала.

Зря, смех едва не обернулся слезами. Она перевернулась на живот и уткнулась лицом в подушку. Запустив руку между ног, она почти довела себя до оргазма. Для этого не понабился даже вибратор, достаточно было представить себе его глаза.

Это пугало ее. Вся ее жизнь пугала. Хорошо королеве варваров: она ничего не боится, ведь за ее спиной армии вооруженных до зубов наемников. Она любого может заставить выполнять свои капризы.

Еще никогда у нее не было таких живых сексуальных фантазий. Она видела его голым, с покрытым потом мускулистым торсом. Напряжение нарастало, пальцы убыстряли темп. Еще никогда она не доводила себя до такого блаженства и… не могла кончить. Это выводило из себя.

Марго рисовала его снова и снова во всех мыслимых позах и нарядах, но ничего не выходило.

Черт возьми! Это сводило ее с ума. Простыни стали мокрыми от пота. Она не могла контролировать свои собственные фантазии, он не давал ей довести дело до конца.

Тогда она представила, как перерезает путы, связывающие его руки и ноги, перекатывается на спину, предоставляя ему свободу действий. Несколько долгих секунд он изумленно смотрит на нее, затем, навалившись сверху, грубо входит в ее лоно, заставляя кричать в безумном экстазе. Все. Она получила что хотела.

И осталась одна в постели. Одна по жизни. Она страдала от утраты того, чего никогда у нее не было.

Какая дура! Разве можно мучить себя такими фантазиями? Она с трудом боролась со слезами, наворачивавшимися на глаза. Достаточно она уже наревелась.

Глава 5

У Марка Уортингтона было отвратительное настроение.

Годы терпения и стараний, вложенных в младшего брата Фариса, пошли насмарку, как будто его вирусом заразили.

А виной тому – эта сучка Каллахан.

Он бы и рад увидеть ее мертвой, но Фариса это может надолго выбить из колеи. Лишь немногие знали об уникальных данных Фариса. Еще меньше знали о том, с каким риском сопряжена его деятельность. До сих пор Марк всегда одерживала верх. И все же сложившаяся ситуация беспокоила его.

Успокоить Марка могла лишь работа в лаборатории, где он возился с тем, что Присцилла, последняя, четвертая и худшая из жен их отца, называла «игрушками». Но скоро она поймет, как сильно ошибалась на его счет. Так же как и отец понял это, когда пришло время. Все они в итоге понимают.

Но Присцилле он преподаст отдельный урок.

Марк достал из формы студенистый слепок руки доктора Дрисколла. Выбор колера мертвенно-зеленого цвета позабавил его; впрочем, это подходило психическому состоянию последнего. Он придвинул лампу, чтобы лучше разглядеть отпечатки пальцев. Все линии, весь рисунок были полностью переданы с удивительной точностью.

Не идеально, но достаточно, чтобы обмануть датчик.

Он прижал слепок к сенсорной панели датчика. Его база данных была точной копией базы данных исследовательских лабораторий «Кэликс», и все благодаря злому гению Карузо.

Машина отрицательно пикнула. Соответствий не обнаружено.

Все работало именно так, как и обещали продавцы. Защита от подделок и попыток незаконного проникновения. Здесь стояла полная биометрическая система защиты, измеряющая пульс, состояние кожного покрова и электромагнитный импульс, а не только снимающая отпечатки пальцев.

Это одна из самых дорогих защитных систем на рынке. Карузо собственноручно разработал ее. Марк пожалел, что так быстро принял решение убить его. Крейг еще мог понадобиться. Именно он предложил гелиевые слепки для проверки работоспособности системы. Марк всегда следовал его наставлениям.

Но Крейг начал играть с ним в игры за власть. Да еще спрятал матрицу для слепка руки Присциллы. Какие уж тут партнерские отношения?

Марк сбрызнул слепок спреем и ввел внутрь каждого пальца специальный раствор, придуманный Карузо. Он работал аккуратно и тщательно; помогало то, что руки у них с Дрисколлом схожи по размеру.

Он натянул слепок на руку точно перчатку и прижал к сенсорной панели датчика. Две секунды, и монитор ожил. Обнаружено сходство. Доктор Кит Дрисколл, заведующий лабораторией в исследовательском подразделении «Кэликс». На мониторе появилось полное улыбающееся лицо.

Марк улыбнулся в ответ. У Дрисколла был самый широкий доступ, блокируемый только лично Присциллой Уортингтон. А значит, это стоило затраченных усилий. Наконец ему удалось соблазнить старика после месяцев флирта. Дрисколл оказался женат, и у него имелось трое детей, но его предпочтения были хорошо известны в узких кругах. Он любил молодых парней. Практичность Марка не позволила воспользоваться ему чьими-либо услугами. К чему рисковать, когда он и сам достаточно привлекателен, чтобы справиться с заданием?

Ему даже не пришлось проходить через самую неприятную часть процесса. Впрочем, сама возможность этого мало его смущала. Сексуальность Марка была уникальной, его переполняла энергия. Второстепенные детали: возраст, красота, пол – были ему безразличны.

Дрисколл пил мартини, разбавленный наркотиком, бокал за бокалом, и вскоре вырубился. Марк снял все антропометрические данные для матрицы руки Дрисколла, раздел его, затащил в машину и выбросил, голого и без сознания, на лужайке его собственного дома.

Поговаривали, что после этого его жена сбежала с двумя младшими детьми в Бостон, а старший, студент Калифорнийского университета, не разговаривает с отцом. После той ночи доктор Дрисколл боялся посмотреть Марку в глаза. Он выглядел бледным, похудел.

Марк удовлетворенно смотрел на улыбающееся лицо Дрисколла на экране монитора, весьма довольный собой.

В дверь коротко постучали. Марк едва успел накинуть целлофановую скатерть поверх своих игрушек, как дверь распахнулась.

Вошла Присцилла. Десять лет назад, когда она только познакомилась с отцом Марка, Титусом Уортингтоном, владельцем компании и генеральным директором «Кэликс фармасьютиклз», она была несколько тоньше в талии и лодыжках. Она очаровала старика красотой, блестящим умом и сильным характером, но черты лица ее огрубели за эти годы. В белом лабораторном халате и с темными волосами, забранными в узел на затылке, она походила на гестаповца.

За ней следом тенью проскользнул огромный телохранитель, Морис. Она наняла его сразу после смерти Титуса, и вскоре он переехал в ее апартаменты.

Она бросила презрительный взгляд на его игрушки.

– Все еще в песочнице играешь, Марк?

Марк сжал кулаки, ногти впились в перчатки-слепки руки Дрисколла.

– Я занимаюсь новыми технологиями. Она фыркнула.

– Да ты ими уже не первый год занимаешься. Ты ведь весьма неглуп. У тебя, кажется, три докторские диссертации за плечами? Может, уже перестанешь ерундой заниматься и сделаешь что-нибудь полезное?

«Например, спланирую твой позор и падение».

– Я работаю над патентом одного из своих изобретений, – сказал он неопределенно. Пусть думает, что он полный идиот, – ему наплевать. Ее дни все равно сочтены.

– Во что ты превратил это место, Марк? Что за свалка? И где весь персонал? Согласно завещанию Титуса, вы с Фарисом можете жить в Уортингтон-Хаусе, но помните, что этот дом вам не принадлежит и вы его никогда не получите.

– Я это прекрасно понимаю, – сказал Марк. Персонал он распустил по домам несколько месяцев назад, чтобы как следует подготовиться к благословенному событию, а такие дела посторонних глаз не терпят. Кроме того, в доме побывала не одна бригада профессионалов за это время, а свидетели ему ни к чему. Он и представить не мог, что приготовления займут столько времени. Он устал от случайных помех. Еще один камень в огород Марго Каллахан. Стерва.

– Если ты и дальше будешь все здесь разрушать, я приму юридические меры. А теперь, если ты в состоянии оторваться от своих игрушек, слушай внимательно. У меня есть для тебя настоящая работа.

У Марка свело живот от злобы, но он лучезарно улыбнулся. Он всегда был неплохим актером.

– Я весь внимание.

– Доктор Дрисколл уходит с поста директора лаборатории – уезжает в Бостон по состоянию здоровья. Его место займет доктор Сеймур Хайт, он прилетает из Балтимора завтра. Его самолет на одну ночь задерживается в Сиэтле, но послезавтра он улетает в Сан-Франциско.

Марк кивнул. Присцилле нравилось оскорблять его работой, которая подошла бы скорее секретарше. Она думала, что на большее он не способен. Ну, еще держать на коротком поводке Фариса.

– Я хочу, чтобы ты устроил ему достойную встречу, – продолжала Присцилла. – Убедись, что служба безопасности занесла его данные в компьютер. Высший уровень доступа. А файл Дрисколла пусть сотрут немедленно.

– Конечно. – Хорошо все-таки, что не пришлось спать с Дрисколлом.

– Сними ему квартиру и пошли за ним в аэропорт лимузин.

– Мне понадобятся его контактные телефоны и номер рейса, – сказал Марк.

Присцилла отмахнулась.

– Спросишь у секретарей. Мелисса или Фредерико выдадут тебе всю информацию. Да, и передай им, пусть закажут столик в ресторане на двоих, чтобы мы с ним могли поужинать. Если удастся, то ресторанчик «Холси краун» на крыше. И где пропадает Фарис? Я его уже несколько недель не видела.

– Он занимается скалолазанием на севере Каскадных гор.[4] Ему полезно поддерживать состояние эмоционального равновесия.

– Скалолазанием занимается? Без присмотра? – Присцилла нахмурилась. – Мы с Титусом дали согласие на то, чтобы его выписали из клиники, только при условии, что ты с него глаз не спустишь.

– Фарис под присмотром, – успокоил ее Марк. – Он регулярно принимает лекарства. Я говорю с ним по несколько раз в день по мобильному телефону.

– А мне плевать! Немедленно привези его сюда! Я не потерплю очередного унижения компании, особенно после скандала с Дрисколлом! Для того ты и нужен, чтобы присматривать за Фарисом. Но если даже такая минимальная ответственность тебе не по плечу…

– Я немедленно отправлю за ним, – заверил ее Марк.

– Уж потрудись, – резко сказала она. – Я уезжаю на неделе в одну из наших лабораторий во Франкфурте и пробуду там около месяца. У меня не будет времени лично ввести доктора Хайта в курс дела – не заниматься же этим во время ужина сегодня. Пожалуйста, сделай все, что в твоих силах.

– Разумеется, – пробормотал Марк.

Она вышла, Морис тенью последовал за ней.

Чертов Дрисколл! Он стянул с руки перчатку-слепок и швырнул в мусорное ведро. Марк взял со стола гелиевую руку, ножницы и принялся кромсать ее на куски, представив, что это рука Присциллы. В голове он слышал ее крики и мольбы. Но он резал кусок за куском, кусок за куском.

Он вернулся практически к тому, с чего начал. Для того чтобы получить доступ в святая святых, необходимы оба: и Присцилла, и директор лаборатории. Матрицы Присциллы как не было, так и нет, а Сеймур Хайт пока что полная загадка.

Но Фарис в Сиэтле. Нужно импровизировать, и быстро. Нет времени на тщательное планирование, как было с матрицей Дрисколла. И Присцилла уезжает. Сейчас или никогда.

То, что матрицу нужно снимать срочно, очевидно, но Присциллу ему не соблазнить. С одной стороны, она ненавидит его, а с другой – даже у сексуальности Марка есть свои границы. Фариса бдительная охрана Присциллы не подпустит на пушечный выстрел. И хотя время от времени она потакала своим похотливым желаниям, Присцилла все же была не настолько глупа, чтобы попасть под чары наемного жиголо.

Крейгу Карузо это удалось, но Марк до сих пор не мог понять, как у него хватило смелости затащить эту стерву с железными нервами в постель. Может, десять миллионов долларов, которые Марк пообещал, придали ему сил? Марка передернуло от отвращения.

Покупатель уже начинал терять терпение после восьми месяцев ожидания. Тщательно разработанный план разваливался на глазах. Годы жизни и личные миллионные сбережения, потраченные на проект, взывали к немедленному действию. Ключом ко всему была Марго Каллахан. Пора надавить на Фариса.


Джип Шона стоял посреди проезда, не оставляя места машине Дейва уже в который раз. Младший брат был легкомысленным и недалеким, а еще он любил обращать на себя внимание. Чаще всего Дейв реагировал на это, философски вздыхая. Но сегодня он был на взводе, и выходка брата стала последней каплей.

Он припарковал машину чуть выше по кварталу и сидел какое-то время, глядя сквозь листву на огни острова Мерсер на озере Вашингтон. Он с трудом мог собраться с мыслями. Слишком давно у него не было женщины.

Унизительно, если не сказать больше, но он был реалистом и отдавал себе отчет в том, что таковы последствия длительного воздержания. Прошло уже шесть месяцев с тех пор, как Бет четко сформулировала свои претензии. Но он не был готов надеть ей кольцо на палец.

Он с самого начала четко определил ей свою позицию, но она так и не смирилась с этим. С женщинами всегда так. Каждый раз они принимают все близко к сердцу, считая, что их бросили. Он рассчитывал, что вся эта история забудется, но тело его думало иначе. Он устал от вынужденного затишья на личном фронте.

С другой стороны, больших проблем с женщинами у него не было. Взять хоть Штеффи, тренера по аэробике в Женском центре здоровья. Сногсшибательная блондинка с фигурой, достойной глянцевой обложки журнала. Она явно была не прочь, да вот его она не возбуждала. Она все время двигалась, словно на шарнирах. Особенно не нравился ему ее грубый голос.

Штеффи взяла отпуск без содержания, уехала на побережье на какие-то сезонные гастроли. Прошло несколько недель, прежде чем он заметил, что она куда-то запропастилась.

А вот ее замену, Марго, он заметил сразу. И голос Марго ласкал слух. Он был низким, богатым и бархатистым, точно шотландское виски. Марго плыла над землей лебедем.

Он вышел из машины и направился к дому. Дверь была открыта и болталась на ветру. Каждый шаг Шона на пути к холодильнику был отчетливо виден. Судя по голосам, раздававшимся с заднего двора, их протеже и будущий работник, Майлз, помогал Шону допивать пиво Дейва.

Он распахнул дверь, ведущую на задний двор.

– Еще раз так припаркуешься, я тебе шины проколю, понял?

Шон замер, не донеся бутылку до рта.

– Это неразумно, Дейв, учитывая, сколько времени мне придется потратить на то, чтобы освободить твое место.

– Задержку я переживу, ведь это, похоже, единственный способ достучаться до твоей тупой башки.

Майлз переминался с ноги на ногу.

– Может, мне того… уйти? Если я не вовремя, то еще на автобус успею…

– Сядь, Майлз, у нас это обычное дело.

Майлз сел на стул и стал похож на грифа. Они тщетно пытались отучить его сутулиться.

Шон, нахмурившись, смотрел на брата.

– Ты похож на парня, у которого уже полгода не было женщины. Бога ради, успокойся, бери пиво и присоединяйся. Мы китайской еды купили.

– Я уже ел.

– Где? – спросил Шон удивленно. – Ты уже полжизни никуда не выбирался.

Дейв громко хлопнул дверью, но пиво взял. Обычно он не полагался на химические реакции организма, когда нужно было сменить настроение. К черту правила! Он отставил пиво и потянулся к бару.

Шон все еще ждал ответа, а Дейв уже растянулся в любимом кресле на террасе. Шон удивленно приподнял бровь, когда заметил початую бутылку виски в руках Дейва.

– Мистер Совершенство решил набраться? По какому поводу? Итак, где и с кем ты ел?

Дейв вздохнул.

– С Марго Веттер.

На щеках Шона показались ямочки, но он все же удержался от улыбки.

– О! Неожиданно. Пожалуй, впредь придется звонить, прежде чем заезжать к тебе на огонек. Давно пора, старик, а то я уже начал волноваться…

– Почему ты не сказал, что ее преследуют? Шон моргнул.

– Судя по голосу, тебе ничего не обломилось. Видимо, не все в нашей семье владеют мастерством соблазна на моем уровне.

– Не уходи от темы, – рявкнул Дейв. – Просто ответь на вопрос.

– Я хотел, чтобы ты смотрел на ситуацию свежим взглядом, только и всего, – сказал Шон прямо. – Кроме того, мне казалось, будет куда лучше, если она сама все тебе расскажет. Большие доверчивые глаза, дрожащие губы, массаж и все такое. Ведь так и было? – Он долго смотрел на брата, затем переспросил требовательно: – Так или нет?

Дейв бросил на него взгляд поверх бокала.

– А как хорошо ты ее знаешь?

Зеленые глаза Шона смотрели необычно холодно. Он долго не отвечал.

– Ты хочешь спросить, не спал ли я с ней?

Дейв медленно выдохнул. Секунды ползли одна за другой. Майлз взволнованно переводил взгляд с одного на другого.

Шон вытянул длинные ноги и положил их на перила террасы.

– Я честно пытался. А кто бы отказался от такой возможности? Кроме тебя, разумеется. Но ты же у нас особенный! А она не поддалась на мои чары. У меня так было как-то в школе, с училкой французского. Я приставал к ней, а она только по голове меня гладила. – Он безразлично пожал плечами: – Кажется, ты ей больше нравился. Дейв не удержался от смеха. – Быть того не может.

– Да точно тебе говорю! Я видел, как она на тебя смотрит. Ума не приложу, что она нашла в тебе, но женщины – народ непредсказуемый.

– Хватит мне лапшу на уши вешать, – прорычал Дейв. – Когда она рассказала тебе о своих проблемах?

Шон тяжко вздохнул, как он обычно делал, когда Дейв оказывался присоединиться к его словоблудию.

– На днях столкнулся с ней на стоянке. Она оставила ключи в машине и захлопнула дверцу, стояла рядом и плакала.

Дейв с трудом мог представить Марго со слезами на глазах.

– Она ревела? Из-за машины?

– Мне это тоже показалось странным. Она скорее похожа на тех женщин, что примутся пинать по шинам и орать на машину в такой ситуации. В общем, я без труда открыл ей машину отмычкой, а она только кивнула и села за руль. И вся благодарность. Мои чары не подействовали. Она сидела и смотрела прямо перед собой. Я спросил ее, все ли у нее хорошо, на что она кивнула и сидела дальше – знаешь, как женщины обычно сидят в темноте с ведерком мороженого в руках.

– Я, Шон, не доводил женщин до такого состояния, поэтому откуда мне знать? – ответил Дейв терпеливо.

Шон устало посмотрел на потолок.

– Как же с тобой трудно! Ты невнимательно слушаешь меня. Одним словом, я вытянул из нее все, что хотел. Про ограбление и про дохлую псину. Фу, гадость! Все это выглядело отвратительно, и я посоветовал ей поговорить с тобой. Я знаю, что ты решил завязать с детективным бизнесом, но она выглядела такой напуганной. Денег у нее, судя по всему, нет, но ты же не из тех, кто работает за деньги. Я решил, что это отвлечет тебя, а то ты уже с ума сходишь от безделья. Когда мы еще запустим наш новый проект! С нее деньги можно и позже взять с рассрочкой. А еще лучше помочь ей на общественных началах. Женщины это любят.

Дейв посмотрел на брата сквозь опущенные ресницы.

– Ты что, решил свести нас? Ты это брось. Шон досадливо поморщился.

– Самовлюбленный кретин. С чего ты взял, что дело в тебе? Я просто не хотел, чтобы Марго плакала. Она боится, что этот больной шизофреник сделает что-нибудь с ее собакой.

– Отлично, – угрюмо пробормотал Дейв, – просто сердце кровью обливается.

– Вот именно. – Шон зло посмотрел на брата и глотнул пива. – И что с того, если я действительно хотел свести вас? Разве это преступление? У самого-то у тебя не шибко хорошо получается. С тех пор как твоя Снежная королева дала тебе пинка под зад, ты признаков жизни вообще не подаешь. Тупая блондинка, которая даже за волосами следить не умеет. Как там ее звали?

– Бет. Она хотела выйти замуж.

Шон театрально смахнул несуществующий пот со лба.

– Спасибо, что подсказал, а то я совсем запамятовал. Кстати, о подружках! Я говорил с Коннором. Он просил передать, чтобы ты ни с кем не знакомился до его свадьбы, потому что Эрин пригласила кучу одиноких подружек. Так что, берегись, тебя там на части порвут.

Дейв испуганно присвистнул. Он намеренно старался не думать о свадьбе брата, но она приближалась с неотвратимостью поезда.

– Вот ведь дьявол. Ты-то с кем пойдешь?

Шон расплылся в улыбке:

– Да ни с кем. Ты что, старик? Это же мое представление о рае. Толпа голодных до мужиков девчонок. Что может быть лучше?

– Синди среди них тоже будет, – вставил Майлз. – Она наденет красное платье. В красном она шикарно выглядит, поэтому я попросился переночевать у Шона. У нее завтра в восемь последняя примерка, и я должен отвезти ее.

Дейв и Шон переглянулись. От его опеки над младшей сестрой их будущей невестки они уже начинали нервничать. Оставалось только надеяться, что это у него пройдет. Дейв глотнул виски, и оно приятно обожгло горло.

– Да, подружки жены – это плохо, – сказал он задумчиво. – Бет была подружкой жены на свадьбе двоюродного брата. Именно после этого она заговорила о том, что нам тоже пора. Стоит женщине выпить бокал шампанского, как она тут же начинает идеализировать институт брака.

– Тебе и самому пора уже подумать об институте брака. Кто будет род продолжать? Ты, между прочим, моложе с годами не становишься. Дейв закрыл глаза.

– Коннор за всех нас постарается. Не удивлюсь, если Эрин уже беременна.

Тишина лишь подтвердила, что Шон тоже подозревает, что столь скоропалительный брак совершается по весьма тривиальным причинам. Впрочем, это не значит, что Коннор недоволен случившимся. Он так любил свою будущую жену, что двух слов связать не мог, когда о ней заходила речь.

Они были просто счастливы за брата, но вот Дейва мысль о свадьбе угнетала. Коннор вступал в новую фазу жизни. Сейчас ему будет точно не до братьев.

А Дейв ощущал полную пустоту, когда думал об этом, но не думать об этом он не мог. Глупо и эгоистично. Тем более Эрин им всем нравилась. Она была идеальной парой для Коннора. Умная, смелая, красивая и добрая. Она проявила себя во время заварушки с Новаком несколько месяцев назад. И не раз доказывала, что по праву стала членом клана Маклаудов.

Нет, дело тут вовсе не в Эрин. Просто отныне все будет… иначе, что ли.

Шон резко выдохнул, словно и ему было нелегко смириться с ситуацией.

– Мне в голову только что пришла блестящая идея. Пригласи Марго. Ты будешь в ее защитном поле. А кроме того, она неплохо смотрится на общем фоне.

– Забудь, – проворчал Дейв. – Не получится, нереально.

– Отчего же? – спросил Шон.

Дейв стиснул зубы.

– Оставь.

Шон прищурился.

– Нет, нет, нет, не говори мне. Я сам догадаюсь. Ты все испортил, верно? Я подбросил тебе беспроигрышный вариант, а ты его упустил. Ну ты и тупица. Неудивительно, что у тебя до сих пор нет девушки.

Дейв спокойно смотрел на гладь озера, отказываясь заглатывать наживку. Ему и себе-то возразить было нечего. Он еще не говорил брату о результатах своих проверок биографии Марго. Шона ее загадочные тайны не касались.

Впрочем, Дейва они тоже не касались, но эту мысль он решительно отбросил.

– Ты разве никуда не идешь сегодня? Никто не ждет тебя в теплой постели? – спросил он.

– Вообще-то мы с Майлзом собирались развлечься в клубе, но без приключений. До свадьбы я решил воздержаться, чтобы предстать рядом с женихом белым и пушистым.

– Всего-то пара дней осталось, – мрачно заметил Дейв.

– Для меня это целая вечность, – сказал Шон. – Хочу, чтобы меня изнасиловала какая-нибудь подружка невесты. Девчонки, я весь ваш.

– Ну, насчет клуба я, право, не знаю, – сказал Майлз с сомнением. – Мне завтра рано вставать. Мне…

– Да-да, завтра ты будешь личным рабом Синди Риггз – ее шофером, гувернером, мальчиком на побегушках. Это мы уже слышали, – оборвал его Дейв.

Майлз смущенно потупился.

– Да будет вам, мы всего лишь друзья. Ее некому подвезти на примерку, вот я и…

– Знаю я, что она за друг. – Дейв заговорил голосом, похожим на голос Синди: – «Майлз, душка, тебе нравится мой новый лифчик? Майлз, будь добр, застегни мне молнию на спине. Майлз, ты не сделаешь за меня домашнюю по математике? Майлз, скажи, с кем мне пойти на свидание, с Робом, Риком или Рэнди?»

Майлз зло сжал губы.

– Все не так.

Шон кашлянул в наступившей вдруг тишине.

– Ага… Пожалуй, мы с Майлзом пойдем. Тебе, судя по всему, надо побыть наедине с самим с собой. Китайскую стряпню мы захватим с собой, если ты не возражаешь.

– Да, – поддакнул Майлз и вскочил на ноги. – Пойдем мы. Прямо сейчас и пойдем.

Дейв молча отсалютовал им стаканом с виски, и ребята ушли. В наступившей тишине волны ритмично накатывались на галечный пляж. Обычно этот звук успокаивал его, однако сейчас лишь действовал на нервы.

Зря он наговорил гадостей Майлзу. Стыдно! Он и сам не раз попадал в глупые ситуации с женщинами. Например, сегодня. А как хотелось остаться с Марго на всю ночь и заняться настоящими глупостями!

Вечер тек убийственно неторопливо. Дейв ходил из комнаты в комнату, перекладывая с места на место книги и журналы. Он полазил по Интернету, попереключал каналы телевизора, но ничего интересного не нашел. Пусто. Тишина была настолько плотной, что в ушах стоял гул, а музыка, сколько он ни пытался ее слушать, лишь терзала душу.

Вечер не спеша перешел в бесконечную ночь. Дейв наконец решил снять джинсы, чтобы дать своему малышу подышать. Он растянулся на постели, но сон не шел, зато в голову лезли образы обнаженной Марго. Дейв представлял, как грубо овладевает ею. Или представлял себя связанным веревками – она измывалась над ним, затем ласкала, потом снова мучила его.

Странные это были мечты. С чего бы вдруг? Раньше ему никогда не приходили на ум извращенные эротические фантазии. Дейв всегда считал, что это удел нудных типов, которым не хватает реальных ощущений.

У него много всякого бывало, так что реальных ощущений хоть отбавляй. Да что далеко за примером ходить – ее нежная и упругая кожа до сих пор стояла перед глазами. Он так возбудился, что его дружок тут же встрепенулся.

Если бы она поцеловала его, то он бы точно не удержался и трахнул ее прямо там. Все в ней будоражило сознание, даже незатейливая ложь.

За долгие годы практики он научился понимать язык тела, и Марго вела себя так не потому, что была виновна в чем-то, а потому, что боялась. Артистка из нее никакая, все написано на лице. Она была гордая, принципиальная и жесткая. А еще импульсивная. И полиции она боялась больше, чем своего кровожадного преследователя.

Было в ее прошлом что-то пугающее. Непросто будет пробиться сквозь стену из недомолвок и полуправды. Но любой вызов лишь придавал ему сил. Хотя после Флер он долго отказывался принимать любовные вызовы. Он вообще старался жить простой жизнью, без лишних сложностей.

То-то и оно, что лишь пытался. Женщины – существа неугомонные, и покоя от них не жди.

Любопытство не давало ему уснуть. Его это не касалось, но он все же хотел наказать паразита, терроризировавшего Марго. Чем больше он думал над этим, тем больше злился.

Дейв встал с постели и побрел в ванную. Включил воду, встал под душ и посмотрел на свое отражение в запотевшем зеркале. Он не был влюблен в свое тело, даже мысли такой никогда не возникало, поэтому рассматривал его лишь как инструмент. Удобно было обладать крепкими мышцами и молниеносными рефлексами. Женщины редко отказывали ему, если он находил в себе смелость подойти к ним.

Он смотрел на себя в зеркало и думал, что увидела в нем Марго. Ему хотелось, чтобы она желала его. Сердце забилось быстрее, а дружок снова приободрился.

Дейв не любил мастурбировать. Он считал это тратой энергии, а кроме того, ему не нравилось чувство опустошения, наступавшее после этого. Но полгода без женщины – это не шутка, чет возьми!

Никто не совершенен. Да и кто увидит?

Он представил себе Марго во всей красе, представил, как занимается с ней бурным сексом, и почти кончил, как вдруг раздался телефонный звонок.

Дейв выскочил из душа, добежал до телефона в спальне и схватил трубку мокрой рукой.

– Да?

Тишина. Он слышал, как на том конце кто-то дышит в трубку.

– Алло? – спросил Дейв настойчиво. – Кто это? Кто бы это ни был, он повесил трубку.

Дейв помнил номер Марго на память, хотя и не думал, что придется воспользоваться им. И все-таки набрал его. Гудок, еще гудок, трубку сняли.

– Марго? У вас все в порядке? Снова тишина.

– Нет, – наконец прошептала она. Он почувствовал неладное.

– Что стряслось?

– Простите, что повесила трубку. – Она говорила как-то отстраненно. – Нервы шалят.

– Это ничего. Что случилось? – Дейв подождал томительную секунду и, так и не дождавшись ответа, спросил сам: – Очередной подарок от вашего Снейки?

– Похоже на то. Я боюсь выйти и посмотреть.

– Плохо. – Он вскочил с кровати и, подхватив с пола джинсы, натянул их на мокрую задницу, не заботясь о трусах. – Что на этот раз?

– Мне… мне не стоило беспокоить вас. Не знаю, зачем я… просто запаниковала.

Марго струсила и пыталась отговориться, но Дейв уже принял решение.

– Я скоро буду. – Он обулся и не без труда зашнуровал ботинки. – Максимум минут пятнадцать.

Повесив трубку, чтобы не слушать возможные возражения, он надел рубашку. Он подумал, не захватить ли девятимиллиметровый «глок», но решил не брать. Он предпочитал драться голыми руками. Да к тому же в ботинке был спрятан нож, так, на всякий случай.

Дейв выбежал на улицу и пулей проскочил сырой от росы газон. Сел за руль и подумал, что только глупец дает впутать себя вот так непонятно во что. Но Марго не виновата в том, что ей приходится скрывать свои тайны.

Кроме того, Дейв понимал разницу между реальностью и иллюзией. Он хлебнул сполна, когда ему было десять, но тем не менее выбился в люди. Сейчас он мчался на помощь бедной женщине. Он всегда был из тех, кому хочется переписать сказку с несчастливым концом.

Не то чтобы он был героем – на самом деле он всегда и во всем искал выгоду. С другой стороны, она всегда вольна послать его к черту, если пожелает. Если Марго нужна защита, он в ее распоряжении.

Быть может, после того, как он спасет ее, она спасет его?

Глава 6

На ее крыльце всюду была кровь. Кровавые брызги виднелись на облупленных стенах, на плетеной мебели, на коврике перед дверью – он и вовсе промок насквозь.

Это было похоже на кадры из глупых фильмов ужасов, которые она так любила до того, как поняла, что ужасов и в жизни хватает. Она смотрела на лужу крови и вспоминала, как ходила с друзьями в кинотеатр и смеялась над героями фильма, выкрикивая ремарки типа: «Глупая, не ходи в подвал, ты что, не слышишь тревожную музыку?» или «Смотри не разлей, а то поскользнешься!».

Для нее никто не поставил тревожную музыку. Только птицы щебечут да листья шуршат на ветру. Колокольчики, которые она повесила на крыльце, негромко позвякивали. Их мелодия должна была успокаивать. Кровь на крыльце казалась совершенно гротескной. Пугающей. Вокруг никого не было, только она и Майки, который сразу же спрятался за ее ноги и дрожал. Майки мог запросто схватиться с десятью питбулями сразу, но Снейки он боялся панически.

Вот и она боялась до беспамятства. Хотелось бежать со всех ног куда глаза глядят. Но все ее сбережения были потрачены на поддельные рекомендательные письма и гламурные наряды для той же работы. А что осталось, ушло на счета ветеринара и содержание собаки в питомнике. Двадцати трех долларов, лежавших в холодильнике, не хватит и на четверть бака бензина.

До зарплаты от классов по аэробике и из кафе «У Джо» еще неделя. Она закрыла и снова открыла глаза. Кровь никуда не делась. Если добавить этого сумасшедшего, то она по уши в… неприятностях.

Хотелось смеяться. Как будто без этого проблем мало! В бегах за убийство. Какой-то маньяк преследует уже не первую неделю. Да еще странный поклонник с цветами. Едва ли это одно и то же лицо. Запах крови бил в нос, крутило живот. Учитывая все обстоятельства, было бы неплохо, если бы маньяк убил ее.

Надо бежать. Как и всегда, из ниоткуда в никуда, с висящим над головой ножом гильотины. Да, зря она подумала о гильотине сейчас.

Оставалось только бежать. Зачем тогда надо было звонить Маклауду и просить его приехать? Совсем с головой плохо? Потому что с ним ей не страшно. Потому что хотелось увидеть его на прощание.

Ответ был так очевиден и так неожидан для нее самой, что на глаза навернулись слезы. Надо попрощаться с фантазией. Поблагодарить, хотя за что, она не знала. Чем бы он мог стать для нее, если бы мир был другим?

Ну что за дурочка? Один эротический миг с ним, и она уже тоскует по утраченной навсегда любви.

Итак, каков план? Собрать все деньги, какие есть. Отработать смену в кафе ради чаевых. Попытаться выбить из скряги Джо зарплату за те дни, что она отработала в этом месяце. То же самое с оздоровительными центрами, где она работала.

Как там говорится в умных книгах по психологии? Прыгни, а страховочная сетка внизу появится сама. Ну да, только они явно не имели в виду таких беглецов и изгоев, как она.

Черный пикап Дейва Маклауда остановился у обочины. Марго издала странный звук и зажала рот рукой. Она еще никогда в жизни не радовалась так кому-либо.

Он легко взбежал по ступеням. Она шмыгнула носом и расправила плечи, схватившись для верности за дверной косяк.

– Лучше вам войти через заднюю дверь, иначе запачкаете все в доме. Кровь еще не засохла.

Он долго смотрел на залитое кровью крыльцо.

– Боже, – вымолвил он и посмотрел на нее. – С вами все в порядке?

Она кивнула. Это была ложь, но ей была приятна его забота. На самом деле ей хотелось, чтобы он обнял ее, прижал к себе, но она была по другую сторону лужи крови.

– Обойдите через заднюю дверь, – повторила она. – Прошу, не заставляйте меня ждать.

Он кивнул и быстро сбежал по ступенькам.

Марго захлопнула дверь и поспешила ему навстречу. Она открыла, Дейв вошел и сразу прижал ее к себе. Марго спрятала лицо на его плече. Он был таким теплым, таким большим! От него так хорошо пахло! Ей хотелось свернуться клубочком у него на коленях и заурчать.

Она всхлипнула и посмотрела на него:

– Простите, я…

– Замолчи.

Марго удивленно моргнула.

– Что, простите?

– Перестань все время извиняться. Я уже устал от этого. – Не дав ей опомниться, он поцеловал ее в лоб и прижал к себе. – Ты в полицию звонила?

Она решила вообще не отвечать, и он не настаивал. Маклауд усадил ее на стул и принялся за кофе. Она взяла Майки на руки, закрыла глаза и расслабилась.

– А в этот раз ты видела или слышала что-нибудь необычное?

– Да уж дождешься от этого Снейки такого подарка, – усмехнулась она. – Конечно, нет. Я спала. В четыре прозвенел будильник. И я… увидела на стекле кровь. – У нее застучали зубы.

Дейв поставил перед ней кружку с горячим кофе.

– Надеюсь, ты пьешь черный кофе? Я не нашел у тебя ни сливок, ни сахара.

Она попыталась улыбнуться.

– Пойдет и такой, спасибо. – Марго глотнула кофе, а он положил руку ей на плечо. Ей сразу стало лучше. Но она тут же подумала, что не должна поддаваться его чарам. Нужно бороться со своими фантазиями.

– Я знаю, о чем ты думаешь, – сказала она бесцеремонно. – И ты не прав.

– Неужели? – В его голосе ей послышалась насмешка. – Так скажи мне, о чем же я думаю.

– Поверь, я не сбежала от сутенера, я никого не убивала, не торговала наркотиками, никому не должна денег. Я скучный человек и живу скучной жизнью. Я только и делаю, что работаю.

Дейв сел напротив нее и отпил кофе.

– Мило, что ты рассказываешь мне, чего не было в твоей жизни, но куда лучше было бы, если бы ты объяснила, что все-таки происходит. – Он молча смотрел на нее поверх чашки и терпеливо ждал. Точь-в-точь как накануне.

Она собралась с духом и уже открыла было рот, как… зазвонил телефон. Она вскочила, качнула стол и расплескала кофе.

– Вот черт! Прости. Я пойду отвечу.

Она побежала в спальню, благодарная за то, что ей дали еще отсрочку. Такими темпами она никогда ему ничего не расскажет.

Дейв старался расслышать, о чем она говорит, но вскоре Марго перешла на повышенный тон, и ему не пришлось напрягать слух.

– …я знаю, но поверь, это экстренный случай… да, я знаю, но… да, но если бы я заранее знала, что это произойдет, то побеспокоилась бы о замене, а поскольку это был сюрприз… и что с того? В прошлый раз это тоже был сюрприз, можешь считать меня дурой, но… Боже! Спасибо за поддержку и понимание, Джо, ты… ну да. Как знаешь.

Она бросила трубку и вскоре появилась в дверях кухни с собакой на руках. Она выглядела бледной.

– Неприятности? – спросил Дейв.

Она поморщилась и села на стул, поглаживая Майки.

– Тут я бессильна.

Дейв посмотрел на ее изящный профиль и перевел взгляд на ночь за окном. Ему хотелось утешить ее, но он боялся, что сейчас она не поймет.

– Проблемы на работе?

Она кивнула, тщетно пытаясь делать вид, будто ничего не случилось.

– Это был хозяин кафе, где я подрабатываю. Я сегодня в первой смене, и должна была прийти за два часа до открытия. Не удивлюсь, если он меня уволит. – Она повесила голову и закрыла лицо руками. – Как не вовремя, хуже быть не может.

– О нет, может, – заверил он ее.

Она удивленно посмотрела на него.

– Боже, Маклауд, это был риторический вопрос. И так все плохо, а тут ты со своим пессимизмом.

– Не задавай вопросов, если не хочешь получить ответов, – возразил он.

– Ну спасибо, утешил, – сказала она горько.

– От утешений сейчас мало толка, – сказал он жестко. – Тебе нужно обратиться в полицию. А если тебе не нужна настоящая помощь, то утешать я тебя не намерен.

Она опустила Майки на пол и высморкалась.

– Не пойду я в полицию, у меня проблемы с законом. Ты ведь уже наверняка догадался.

Он покачал головой.

– Нет, не догадался. Но если у тебя не хватает смелости рассказать мне правду, то по крайней мере не корми меня баснями.

Марго поморщилась и посмотрела ему в глаза:

– Прошу, перестань.

– Что именно?

– Перестань так на меня смотреть. Тебе никто не говорил, что это невежливо. Я даже не накрашена.

Дейв потупился.


– Прости, – сказал он, – не могу оторвать от тебя глаз. Ты мне… интересна. Она сжала губы. – Интересна? Какое бестолковое слово. Интересна, как что? Как болезнетворная бактерия? Как существо из «Секретных материалов»?

– Хорошо, я скажу иначе, – сказал он спокойно. – Ты обворожительна.

Марго фыркнула.

– Да ну тебя к черту. Какая я, в задницу, обворожительная?

– И она у тебя тоже обворожительная, – сказал он, не в силах удержаться.

Марго хихикнула.

– Неужели я дождалась комплиментов? Не смеши меня, Маклауд, комедия не твой жанр.

Он радовался, что удалось рассмешить ее.

– Зови меня просто Дейв.

– Дейв, – медленно произнесла она, словно пробовала слово на вкус.

Он протянул руку и коснулся ее локтя.

– Марго, ты хочешь поговорить? Я умею держать язык за зубами.

Она колебалась, губы ее дрожали, но руку она все же убрала.

– Нет, не сейчас. Это длинная история, а я и так опоздала на работу. – Она заговорила отрывисто. – Я вытащила тебя из постели посреди ночи…

– Я рано встаю, – заверил он ее.

– Я признательна за поддержку, но если у тебя дела, то я тебя не держу. Худшее уже позади. Мне просто нужно пережить еще один день.

Дейв не мог скрыть разочарования. Она ведь почти рассказала ему все.

– Мы можем пойти куда-нибудь и позавтракать, – предложил он.

При мысли о еде она совсем загрустила.

– Нет, мне еще кровь вытирать и Майки в питомник везти, а потом на работу, так что…

– Я знаю ребят, которые могут убрать у тебя на крыльце, – предложил он. – А еще один мой приятель работает в криминалистической лаборатории. Я могу взять образец крови для анализа. Ты ведь не знаешь, чья это кровь? Не обязательно все делать самой. Пусть профессионалы занимаются своим делом.

Марго сомневалась.

– Я тоже думаю, что самой мне не справиться, но я не могу себе позволить…

– Это мои друзья, – настаивал он, – мы договоримся. Она уже готова была согласиться.

– Не стоит, Дейв, – сказала она тихо. – Это мило с твоей стороны, но… пусть все будет как есть. Я приберусь, когда вернусь. – Она замолчала и пошла в спальню.

Дейв вышел на крыльцо и уставился на темную подсыхающую лужу. Достав нож, он подковырнул кровь и намазал на целлофановый пакет.

Когда он вернулся на кухню, она уже была там, в неуклюжей форме официантки, умудряясь даже в ней выглядеть привлекательно.

Она бросила обтягивающий тренировочный костюм в спортивную сумку, открыла дверь и кивнула ему.

– Поужинаешь сегодня со мной? – спросил он, когда они выходили. – Можем пойти в тайский ресторан или в суши– бар. Ты ведь проголодаешься к тому времени.

Она чуть заметно улыбнулась.

– А ты хитрец, Маклауд.

– Зови меня…

– Да-да, Дейв, я помню. Сегодня не получится. Мне еще много чего предстоит сделать, хотя ты и сам это прекрасно знаешь. – Она заперла дверь и пошла вниз по ступеням с высоко поднятой головой. Момент слабости был позади.

Он попытал счастья еще раз, когда она устраивала Майки на пассажирском сиденье.

– Давай я поведу, у тебя руки трясутся.

– Нет, не стоит, мне сегодня еще много ездить. Несколько классов по аэробике. И… Дейв, вот еще что.

– Да?

Она прижалась к нему и крепко обняла. Дейв опешил, но тоже обнял ее.

Марго посмотрела ему в глаза.

– Спасибо, Дейв, – прошептала она. – Спасибо за все.

– Да я ничего не сделал, – скромно ответил он. – Ты отказываешься говорить. Ты мне не доверяешь, не даешь помочь.

Марго покачала головой и потерлась щекой о его широкую грудь.

– Ты милый, – сказала она. – Приехал по первому зову, поддержал меня, когда мне это было так нужно. Ты хороший парень.

У нее были заплаканные глаза. Когда он поцеловал ее, то почувствовал соленый привкус слез на ее губах.

Поцелуй затянулся, никто не хотел прерывать его. Ее руки оказались у него на шее, а он прижал ее к машине.

Она забормотала что-то протестующее. Он подался назад. Ее губы алели в предрассветных сумерках.

– Ну все! Хватит! Больше не смей! – Голос ее дрожал. – Не мучай меня, Маклауд. Пожалуйста.

– Что ты имеешь в виду? Можно, я позвоню тебе? – взмолился он.

Она села в машину, завела двигатель и махнула ему на прощание. Машина дернулась и тронулась с места, оставив его в клубах черного дыма.

Дейв несколько минут стоял и смотрел ей вслед, в голове не было ни единой мысли.

Он вернулся к ее крыльцу. Неухоженные кусты чудесно закрывали его от любопытных глаз соседей. Ноги подгибались, а сердце бешено стучало в груди. В машине у него была фомка, но замок на задней двери поддастся и так. Он должен узнать больше, чтобы помочь. Банковской картой Дейв открыл замок и прошел на кухню. Он пересчитал деньги в холодильнике, порылся в почте на столе. Счета за коммунальные услуги и долговые банковские расписки. Ее имя нигде не фигурировало, хотя ее настоящего имени он скорее всего не знает. Жилье, похоже, в субаренде.

Дейв проверил каждый ящик, каждый листок бумаги, просмотрел содержимое мусорной корзины. Ничего интересного.

У него ушло совсем немного времени, чтобы осмотреть все. Марго явно была не из тех, кто копит добро. У стены стояло несколько фотографий в стиле модерн. На облупившейся стене, закрывая трещину, висел перекидной календарь с цветочными феями. В этом месяце фея была в юбке из лепестков роз. На календаре не было никаких записей, никаких встреч, никаких телефонных номеров. Книги на полках из местной библиотеки – любовные романы, популярная проза, журналы по дизайну интернет-сайтов, книги по искусству и художественной фотографии. Так, значит, она увлекается искусством.

Дейв пытался проанализировать свое отношение к ней, но понимал, что себя не обманешь. Он не мог смотреть на ситуацию бесстрастно, хотя много лет учился этому. Слишком непросто все было с Марго. Непредвзятости не было и в помине. Он вторгся в ее личное пространство, потому что ничего не мог с собой поделать. Он не в состоянии держать себя в руках, печально констатировал Дейв.

Он наткнулся на тетрадь для набросков, но там было использовано лишь несколько страниц. Мультяшки. И Майки. Майки спящий, Майки, развалившийся на спине. А еще четкие, яркие наброски людей. Бомж на скамейке в парке, парень, поймавший фризби.[5] У нее, бесспорно, талант.

Наконец он нашел нечто интересное. Это был тяжелый золотой кулон в виде свернувшейся змеи. Вещица выглядела дорогой, но была совершенно безвкусной. Дейв не мог представить себе, чтобы она надела его; с другой стороны, он ничего не понимал в украшениях.

Он покрутил кулон в руке, гадая, как это его не украли при ограблении. Может, она надевала его в тот день?

Таких пустых ящиков и шкатулок он еще ни у одной женщины не видел. Самый обыкновенный вибратор лежал под нижним бельем в одном из ящиков комода. Обнаружив его, Маклауд покраснел.

Лучше не думать о том, как она использует эту вещь.

Дейв обыскал постель, где она спала. Теплое шерстяное мексиканское одеяло, а сверху покрывало. На подушке виднелась вмятина от головы Марго.

Его обуял гнев, когда он подумал, как она всю ночь в одиночестве дрожит от страха, в то время как гнусный преследователь творит свое грязное дело снаружи. Ей надо жить в неприступной крепости из стали и бетона. И охранять ее должны с инфракрасными датчиками слежения, крупнокалиберными пулеметами, а окна должны быть из пуленепробиваемого стекла.

Ну и он в качестве начальника охраны.

Так, стоп, сосредоточиться. Он провел рукой по ее постели. Он и сам прежде спал в таких условиях, но за последние годы изнежился. Если у них все получится, то сексом они будут заниматься на его огромной двуспальной кровати. Не то чтобы для секса это было важно. Можно и на голом полу. У стены. В душе. Но ему будет приятно видеть ее прекрасное нагое тело на шелковых простынях.

Дейв заметил, что ей нравится, когда к ней прикасаются. Мужчина, которому она доверится, будет настоящим везунчиком.

Его натренированный глаз заметил щель в полу. Дейв просунул руку и нащупал что-то плоское. Через минуту он достал из тайника небольшую тетрадь с заложенной ручкой страницей.

Почерк Марго был мелким, но твердым и аккуратным. Дейву очень хотелось прочитать, что там написано. Это был единственный источник информации, на который он наткнулся. Рука дрогнула, но он удержался, потому что внезапно понял одну вещь; он хотел, чтобы она доверяла ему.

Дейв вернул тетрадь на место, поднялся и долго не мог сообразить, что делать дальше. Он был в растерянности.

Можно подумать, Марго простит его, если узнает, что он проник в дом, взломав замок. Лицемер чертов! Он рылся в ее белье, зато благородно не стал читать дневник.

Сегодня все было лишено смысла.

Глава 7

Фарис не спеша допивал вторую чашку дрянного кофе за обеденным столом и наблюдал за Марго, которая вышла из кухни с подносом, нагруженным тарелками с жареной курицей и мясным рулетом. Как она красива, даже такая бледная и с кругами под глазами! Он заходил сюда каждую ее смену и даже заказывал отвратительную еду, лишь бы посмотреть на нее вблизи.

– Марго, – позвал ее толстяк за прилавком. – Поди сюда, надо поговорить.

– Подожди, Джо, – резко ответила она. – Я отнесу еду…

– Я нашел тебе замену, – прервал он ее. – Полчаса доработай и можешь проваливать. – Марго застыла как вкопанная. Но поднос не мог остановиться так легко, центробежная сила заставила его, качнувшись, упасть вперед.

Раздался звон разбившейся посуды, по полу разлетелась еда.

– Я передумал, – сказал Джо Пантани в наступившей тишине. – Не надо работать еще полчаса. Прибери за собой и убирайся!

– Сам уберешь, придурок. – Голос Марго дрожал. Фарису захотелось зааплодировать.

– Я устал от твоих проблем, и непохоже, чтобы ты решила их. Я выпишу тебе чек за те дни, что ты отработала в этом месяце, и вышлю по почте. – Судя по голосу, Джо не сомневался в справедливости своего решения. – Но вычту стоимость этих блюд и разбитой посуды.

– Я не виновата, – сказала она яростно. – Я вообще ни в чем не виновата.

– Не хочешь брать ответственность за то, что спустила свою жизнь в унитаз, а, крошка? – спросил Джо. – Спроси лучше у себя самой, почему все так происходит.

– Да пошел ты, Пантани. Никакая я тебе не крошка. И избавь меня от проповедей. – Марго сняла фартук и вытерла им подливку с ног. Все смотрели на нее завороженно, забыв про вилки. Она вскинула руки и хлопнула в ладоши. – Леди и джентльмены, вы только что просмотрели очередную серию шоу «Женщина, спустившая свою жизнь в унитаз».

Фарис спрятал улыбку за чашкой кофе, а люди вокруг стыдливо потупились. Вилки снова принялись звякать о тарелки.

– Девушка, это был наш обед? – спросил старичок в подтяжках и с галстуком-бабочкой.

Она кивнула в сторону Джо:

– С ним разбирайтесь.

Несмотря на распиравшее его любопытство, Фарис заставил себя допить кофе до конца.

Зарезанная собака была посланием, призванным разбудить в ней любопытство. Теперь она не сможет спать, не думая о нем. Прошлой ночью он пытался продемонстрировать ей разницу между похотью Маклауда и собственным беззаветным служением, залив ее порог кровью. Но она не поняла. Она еще не готова. Он разочаровался, но не удивился, когда она запаниковала и позвонила Маклауду.

Но это ничего, у него готов план «Б». Он добудет в доме Маклауда то, что ему нужно. Пантани подкинул ему блестящую идею.

Фарис оставил на столе деньги, подошел к прилавку и подмигнул Джо.

– Надо бы тебе извиниться перед той официанткой. – Он использовал голос, который подходил его скромной внешности. – Ты был к ней несправедлив.

Джо Пантани удивленно посмотрел на него, затем подергал золотую серьгу в ухе и скрестил на груди толстые руки.

– Да что ты говоришь! Только твоего мнения мне и не хватало, приятель!

Фарис посмотрел ему в глаза. Он заметил своим внутренним зрением маску нависающей над этим тучным человеком смерти.

– Ты только что потерял одного из постоянных клиентов и лучшую официантку, – сказал Фарис. Не говоря уж о своей никчемной жизни.

Джо расхохотался:

– Ты разрываешь мне сердце. Может, пойдешь следом за ней, пока я не расплакался?

Фарис повернулся и вышел из ресторана. Марго была снаружи. Она стояла, зажав рот рукой, чтобы не разрыдаться.

Храбрый ангел! Душа Фариса болела. Ему хотелось спуститься к ней птицей и увезти подальше отсюда. Но страх и боль были ее инициацией.[6] Очищающим огнем, который выжжет ее невосприимчивость к новой жизни, что ждет ее с ним.

Когда Марго отъехала, Фарис сел в машину, включил ноутбук, запустил беспроводной модем, активировал «жучок», который спрятал в ее машине, и поехал следом на приличном расстоянии. Он притормозил позади красного «камаро» Джо Пантани, набрал в базе данных его номер и получил домашний адрес. Заодно он просмотрел записи полиции о его нарушениях.

У Джо была слабость к быстрой езде. Ай-ай-ай, плохой мальчик! Что ж, больше он не сможет потакать своим слабостям.

Джо Пантани сделал свой выбор. Он уже ходячий труп.

«Я не виновата. Я вообще ни в чем не виновата». Нытье, нытье, нытье. Хотелось самой себе залепить пощечину. С детства ее бедой был длинный язык. Хотя сейчас уже поздно думать об этом. Глупо переживать из-за никчемной работы, когда у тебя серьезные неприятности.

Марго припарковалась на улице за домом. Страстный и сладкий поцелуй Дейва не шел из головы. Он занял все ее мысли, не оставив практически ничего для Снейки или Джо Пантани. Он хотя бы слегка приукрасил ее жизнь.

Нет, пора положить этому конец.

Марго выбралась из машины, захлопнула дверцу и поскрежетала зубами.

Не время для этого.

Она посмотрела на крыльцо и подумала о том, что ей еще предстоит смывать кровь. Как бы она хотела, чтобы в ней жила сущность, способная красть и обманывать, не терзаясь муками совести. Она бы могла угонять машины и уходить от преследования – этакий Рэмбо в женском обличье. Она бы смогла набить морду любому маньяку, спрыгнуть на парашюте с небоскреба и зашить рваную рану на своей же руке.

Но таких навыков у нее не было. Она – тряпка с самого рождения. Ей всегда нравились горячая ванна с пузырьками, шелковые сорочки и шоколадные трюфели. Она знала все о теории дизайна, об искусстве и архитектуре двадцатого века и делала наброски, как настоящий профессионал. А еще из нее вышла бы неплохая продавщица, а пасту кабонара[7] она делала – пальчики оближешь. Но в тот день, когда в школе учили взрывать машины и прыгать по крышам, она решила прогулять. Ах если бы она занималась рукопашным боем, но нет, она была тщеславной девочкой, ей нужны были аэробика, бальные танцы и уроки вязания.

Она великолепно танцевала танго, но что это даст, когда она встретится лицом к лицу со Снейки?

Быть вне закона – целое искусство, и ей оно никак не давалось. Для начала, она совершенно не умела врать. Далее, она не умела сбегать, не заплатив аренду за жилье. Да что там, она не могла сорваться с места, не сдав книги в библиотеку. Но как знать – быть может, в конце пути все переменится?

Черт, об этом лучше даже не думать! Хотелось завыть в голос.

Она надеялась, что выходки Снейки не связаны с ужасными событиями в Сан-Франциско. Хотелось верить, что ее поддельные документы, перемещения автостопом и сложный авиаперелет замели следы. Но и в происшествиях, имевших место восемь месяцев назад, и в появлении мертвой собаки и крови на пороге чувствовалась одна и та же рука.

Она вообще не понимала, зачем Снейки играет с ней в кошки-мышки. Она же ничего собой не представляет. Официально ее вообще нет. Он мог просто пустить ее на фарш, и никто на свете не узнал бы об этом.

Разве что Дейв мог вспомнить о ней пару раз.

Ну да, размечталась! Возможно, Снейки хочет, чтобы она пустилась в бега, тогда будет хоть какой-то интерес в преследовании. Неприятная мысль, да и бесполезная. Лучше забыть о ней и жить дальше в том же бешеном ритме, чтобы некогда было бояться. Жить моментом. Она осмотрелась по сторонам, подбежала к крыльцу и застыла как вкопанная.

Крыльцо и стены были свежевымыты пахнущим сосной раствором. Значит, Дейв вызывал уборщиков. Какой душка! Нa глаза навернулись слезы. Она ведь так и не сможет поблагодарить его.

Она скинула грязную форму, надела джинсы, безрукавку и взяла на кухне несколько целлофановых пакетов. Она бегала по дому и скидывала в пакеты столовые приборы, посуду, собачью еду, игрушки, губку, жидкость для мытья посуды, миску Майки, его корзину – одним словом, все, что подворачивалось под руку. Календарь с феями напоминал ей о маме. Фотографии напоминали о красивой жизни за стенами этого вонючего болота. Альбом с набросками, дневник. Единственное приличное платье она сложила в отельный пакет вместе с туфлями. Золотой кулон она засунула в карман джинсов.

После сборов Марго отправилась прямиком в ломбард. Она торопливо пошла к машине, боязливо оглядываясь по сторонам. Возможно, Снейки и сейчас наблюдает за ней. Нужно придумать какой-нибудь хитрый маневр, чтобы сбить его с толку.

К черту! Она может сделать только то, что может.

Фарис наблюдал за Марго в мощный армейский бинокль. Она вышла из ломбарда на Кэпитол-Хилл через десять минут после того, как зашла туда. Он жадно смотрел, как она садится в машину. Безрукавка давала простор воображению. Это раздражало. Когда она будет принадлежать ему, он не позволит ей так одеваться.

Марго тронулась с места. Фарис подождал, пока машина скроется за поворотом, и пошел в ломбард. Глаза не сразу привыкли к полутьме помещения. Тощий мужчина лет сорока сидел за стеклянным прилавком, на котором были выложены часы, украшения, пистолеты. Он улыбнулся вошедшему, показывая кривые желтые зубы.

– День добрый, что желаете?

Фарис вежливо улыбнулся и подошел к прилавку.

– Я хотел бы знать, что продала девушка, которая только что заходила.

– Я вас понимаю. Сам бы дал ей двадцатку сверху, если бы она оставила телефончик, да только эти стервы сисястые все одинаковые. Даже когда у них проблемы, один черт смотрят на нас, работяг, сверху вниз. – Мужчина заметил холодный взгляд Фариса и забеспокоился. – Вы же не муж ей, а?


– Пока нет. – Фарис выдавил улыбку. Нервный смех мужчины прозвучал как лай собаки.

– Это… в смысле… Фарис ждал.

– Я могу посмотреть, что она продала, – терпеливо повторил он.

Мужчина достал тяжелый кулон в виде змеи и выложил на стекло.

– Восемь сотен, – сказал он.

Небось дал Марго не больше полтинника.

– Я дам тебе за него пятьсот, – сказал Фарис. Мужчина потупился.

– Не пойдет, это же чистое золото, да и вещица антикварная. Она стоит по меньшей мере…

– Ладно, шестьсот, – сказал Фарис, улыбнувшись, когда в глазах мужчины загорелся алчный огонек. Он мог позволить себе быть щедрым – пусть порадуется перед смертью. Он видел символ тайного ордена змеи. Свидетель должен умереть. Кроме того, будет неплохая разминка перед сложным днем.

– Пока не пробили чек, не могли бы вы, – Фарис указал на пыльную гитару без струн, что висела под самым потолком, – показать мне вон ту гитару.

Продавец удивился.

– Да пожалуйста, только у меня найдутся гитары куда лучше этой, если вы желаете…

– Я бы хотел взглянуть на ту, если вас не затруднит, – настаивал Фарис.

Мужчина посмотрел на него покрасневшими глазами и неохотно поднялся со стула. Мешковатая одежда скрывала его худосочное тело, от него пахло потом и сигаретами.

Он достал из-под прилавка палку с рогатиной на конце, подошел к стене и подцепил гитару за головку грифа.

Фарис беззвучно подошел сзади, сжимая первую иглу между большим и указательным пальцами. Время перестало существовать, пространство сжалось, он видел лишь, как кровь бежит по венам, как пульсируют лимфоузлы, как вибрирует энергия в мышцах, и… вот она, необходимая точка на задней стороне шеи, между сухожилиями…

Игла вонзилась в шею мужчины. За ней, чуть ниже – вторая. Третья. Мужчина застыл и рухнул на пол.

Фарис склонился над ним, сконцентрировался и нажал двумя пальцами на болевую точку в области печени.

Он вытащил иглы, вставил их в ремень на запястье и проверил зрачки продавца. Великолепно! Он лучший из ордена змеи. Никто из учеников не мог сравниться с его интуитивным чутьем к особым точкам на теле человека, и с каждым убийством его мастерство совершенствовалось. Он нашел за прилавком расписки, выбрал ту, что писала Марго, и убрал в карман вместе с копиркой.

Через несколько секунд мужчина открыл глаза.

– А? Что? – сказал он.

– Вы отключились, – взволнованно проговорил Фарис. – Потянулись за гитарой и упали. Вам дать чего-нибудь? Может, позвонить куда-нибудь?

– Не-е. – Продавец выглядел неважно. – Со мной все нормально, только странно как-то.

– Бывает, – успокоил его Фарис. – Скорее всего ничего страшного. Но доктору все же показаться стоит. Может, вам кофе надо или шоколадку?

Мужчина позволил Фарису усадить себя.

– Спасибо, дружище; простите, если напряг вас. Хреново же я себя чувствую.

– Да пустяки, – заверил Фарис. – Я даже могу отвезти вас в больницу.

– К черту их! – сказал он, потирая ладонью место, куда Фарис всадил иглы. – Я от таких мест держусь подальше. Так вам гитара еще нужна?

– О нет, что вы! Не беспокойтесь, – сказал Фарис. – Я только кулон заберу. – Он вытащил деньги и отсчитал шестьсот долларов, радуясь про себя, что не забыл заклеить кончики пальцев латексом.

Мужчина привстал и попытался подняться, но повалился обратно.

– Мне чек надо пробить, – пробормотал он.

– Да не обязательно, – сказал Фарис. – Мне он не нужен. Вы лучше посидите спокойно пару минут. И голову опустите к коленям.

Мужчина сказал что-то невразумительное, глядя на Фариса. Он выглядел потерянным.

– Ладно, – сказал он. – Пожалуй, так я и сделаю.

– Может, вам на пару часов закрыть магазин? – предложил Фарис. – Пойдите полежите где-нибудь.

– Да, – ответил мужчина. – Это хорошая мысль. Продавец не заслуживал его уважения, но Фарис все равно смотрел на умирающего с чувством, близким к нежности.

– Прощайте, – сказал Фарис ласково. – Берегите себя.

Он вышел на залитую солнцем улицу. Процесс был необратим. Вскоре печень и почки этого человека откажут. В течение двенадцати часов он умрет – болезненно и кроваво.

Дверь звякнула, закрывшись за ним. Он нащупал кулон в кармане. Осталось уничтожить животное, которое приютила Марго, и можно будет заняться Джо Пантани. Чего не сделаешь ради любви!

Собственная мысль насмешила его. Он пошел к машине, улыбаясь каждому встречному и насвистывая.

Глава 8

– Кровь животного? Ты уверена? – спросил Дейв.

– Никаких сомнений, – сказала Моника. – Только я еще не определила, какого именно. Для этого нужно еще несколько тестов провести, а у меня сегодня много дел.

– Хм, интересно, – пробормотал Дейв. – Сколько я тебе должен?

– Не начинай, – оборвала его Моника. – Для меня это пара пустяков. Может, введешь в курс дела за ужином?

Дейв колебался.

– Честно говоря…

– Ни слова больше. – Он услышал сожаление в ее голосе, но она хорошо держалась. – Попытка не пытка.

– Спасибо, что сделала все так быстро, – сказал Дейв. – Ты настоящий…

– Друг. Да-да, знаю. Хорошо отдохнуть вечером, чем бы ты ни занимался. Пока.

Дейв отключил мобильный и припарковался у спортивного комплекса. Он думал о Монике со смешанным чувством сожаления и привязанности. Она обратилась к нему за помощью, когда ее муж сбежал с любовницей, оставив ей долгов тысяч на пятьдесят. Он нашел мерзавца и заставил расплачиваться. Один из немногих случаев, когда работа принесла ему настоящее удовлетворение.

Наверное, надо ему было стать полицейским, как Коннору. Беда в том, что он не умел играть по правилам и терпеть не мог бюрократические проволочки. У Коннора на все это хватало сил. Кроме того, Дейв не любил работать в команде. Должно быть, последствия воспитания.

Моника была симпатичной женщиной. Дейв даже подумывал, не завести ли с ней роман. В этом и крылась проблема. Он слишком долго думал. Когда дело касалось Марго, он вообще думать не мог. Он впадал в странное состояние, словно, сидя за рулем, закрываешь глаза и выжимаешь газ до упора.

Дейв заглянул в зал. Занятие по кикбоксингу было в самом разгаре и походило скорее на уличную драку, нежели на урок боевых искусств. Дейв закрыл дверь и пошел посмотреть, как идут дела в Женском центре здоровья.

Здесь все было пропитано женственностью. Спокойные тона, цветы в кадках, в баре соки, фрукты и салаты. На полках магазинчика ароматические свечи и прочие глупости.

Тильда, владелица центра, снимавшая у него помещение, вышла навстречу и поцеловала в щеку.

– Я, кажется, заплатила за этот месяц. Чем обязана визиту? Дейв заметил яркую помаду не ее губах и подумал, не оставила ли она след на его щеке?

– Зашел повидать Марго.

Тильда посмотрела на него с нескрываемым любопытством.

– Она в зале, ведет занятие по степ-аэробике.

– Да? – Он расплылся в улыбке.

– Да ты запал на нее! По-моему, она уже заканчивает. Давай-ка я угощу тебя коктейлем из пророщенной пшеницы, свеклы и лимона. Настоящая бомба. Всю ночь точно заяц из рекламы скакать будешь.

– Нет, спасибо, – быстро сказал Дейв. – Я и так в полном порядке. Я лучше просто подожду.

Музыка в зале стихла, и через несколько секунд из дверей потянулись взмыленные женщины. Вскоре показалась и Марго в фиолетовом, в зеленую полоску, обтягивающем спортивном костюме, который подчеркивал ее превосходную фигуру.

Она заметила его и остановилась.

Ему стало неловко. Ведь не факт, что она рада его видеть. Он улыбнулся, и она нехотя подошла к нему.

– Привет. Как дела?

– Ну… – Дейв понял, что не знает, что сказать. Затем, сообразив, достал из кармана темный стеклянный предмет. – У меня предварительные результаты из лаборатории. Это кровь животного.

Ее брови изогнулись.

– Да? Странно. Слава Богу, что это не… ну ты понимаешь.

– Да, – сказал он. – Служба уборки уже должна была очистить все.

– Спасибо.

Дейв бросил взгляд на Тильду, которая жадно ловила каждое слово.

– Поужинаешь со мной? У меня в холодильнике лежит замаринованное мясо. Или, если хочешь, можем заказать китайскую или индийскую кухню на дом. Надо обсудить, что будем делать дальше.

– А мы собираемся делать что-нибудь дальше? Ее холодный тон задел его.

– С такой ситуацией нельзя мириться. Марго упрямо сжала губы.

– Не тебе ведь приходится с ней мириться. Слушай, Маклауд… Прости, Дейв, – поправилась она, – спасибо тебе за все, но это мой порог сегодня залили кровью и меня выгнали с работы. Я на грани нервного срыва, мягко говоря. Так что не лезь ко мне.

Тильда перегнулась через стойку.

– Ты что, идиотка? – зашипела она. – Тебе помощь предлагают, а ты что в ответ? Не глупи, подруга!

Марго не сводила взгляда с Дейва.

– Тил, ты хороший человек, но знаешь далеко не все. Так что не лезь не в свое дело.

Дейв вздохнул и призвал на помощь все свое терпение.

– Ты не могла бы выйти со мной на минутку? Она посмотрела на Тильду.

– У меня еще одно занятие…

– Это лишь на пару минут. Прошу тебя. Марго. Она кивнула и закусила губу. Нервничает.

– У меня мало времени.


– Я попробую заново, – заговорил он. – Давай поужинаем вместе. Выбирай любую кухню. Что предпочитаешь?

– Но ты же вчера кормил меня ужином, – возразила она.

– Ну и что с того? Кроме того, я делаю это не просто так – хочу подготовить тебя к деловому предложению.

Она напряглась, и он почувствовал это.


– Не будь такой подозрительной, – поспешно добавил Дейв. – Совершенно невинное предложение.

– Я не верю в невинные предложения из твоих уст, Дейв Маклауд.

– У моего брата завтра свадьба, а мне не с кем пойти, – выпалил он.

От удивления она открыла рот и долго стояла, не в силах вымолвить ни слова. Затем прижала ладони к порозовевшим щекам и потупила взор.

– Ты хочешь, чтобы я пошла с тобой? Но это же такое событие!

– Знаю, свадьбы бывают очень скучными, но на этой должно быть довольно весело. Один Шон чего стоит. Да и Коннор хочет, чтобы свадьба была шумной. Так что…

– Это ведь семейное событие. – В голосе ее звучало непонимание. – Почему я?

– Да брось, ничего особенного, – возразил Дейв. – И место хорошее, дом отдыха в Эндикотт-Фоллз. Просто составишь мне компанию, ты чудесно будешь смотреться. Мы пофлиртуем, о нас посплетничают, и, глядишь, мать невесты не станет заниматься сводничеством. Терпеть этого не могу. Потанцуем разок-другой, если, конечно, ты любишь танцевать.

– Обожаю танцевать, – прошептала она.

– Вот и отлично. Так ты пойдешь? Он понял, что она вот-вот расплачется.

– Ты ведь это делаешь, чтобы присмотреть за мной, так?

– Это лишь одна из причин, – возразил Дейв. – Мне действительно не с кем пойти. Шон тут мне не помощник. Он-то как раз ждет не дождется, когда на него набросятся подружки невесты. Прошу, Марго, соглашайся. – Он взял ее руку и в порыве страсти поцеловал ладонь. – Не дай мне пережить это в одиночестве.

– Как мило! – Это прозвучало так, будто она разговаривает сама с собой. – Спасибо, Дейв.

Что-то в ее тоне заставило его забеспокоиться.

– Так ты согласна? Договорились? Она покачала головой:

– Боюсь, ничего не получится…

– Но почему? Она закрыла глаза.

– Боже, как с тобой трудно! Начнем с того, что мне не с кем оставить Майки.

– Бери его с собой, – предложил он от безысходности.

– На свадьбу? В шикарный дом отдыха? – Она засомневалась.

– Это вряд ли.


– У них наверняка есть специальные комнаты – ведь многие ездят с домашними животными на отдых. – Он понятия не имел, есть там такие комнаты или нет, но не собирался сдаваться.

Марго покачала головой, а ему в голову пришла еще одна мысль.

– Это будет вполне официальная церемония в саду с розами. Мне придется надеть смокинг. Поэтому, если у тебя нет платья, то я куплю.

– Постой-ка, не спеши говорить то, о чем мы оба потом можем пожалеть, – сказала она строго.

Дейв не рискнул продолжать и лишь пробормотал:

– Мне жаль…

– Да нет, это мне жаль. Спасибо, что позвал. Я бы рада пойти на вечеринку по такому чудесному поводу. Ведь там всем будет весело, все будут счастливы. Я очень, очень хочу пойти, но не могу. – Он попытался спросить что-то, но она нахмурилась и подняла руку, не дав ему и рта раскрыть. – Не спрашивай почему. Ты не имеешь морального права требовать от меня объяснений.

Дейв подавил в себе закипавший гнев.

– Прошу, хотя бы поужинай со мной сегодня. Она всплеснула руками:

– Дейв, отступись уже. Мне еще занятие вести, а после этого Майки забирать из питомника.

– Я захватил собачью посуду и полный пакет еды для него. Майки тоже приглашается на вечеринку.

Марго открыла было рот, но сказать ей было нечего. Она не смогла сдержать улыбку.

– Хватит манипулировать мной. – Она погладила его по щеке. – Кроме того, сложно воспринимать серьезно парня со следами помады на щеке.

Дейв покраснел и вытер щеку.

– Так лучше? – спросил он мрачно. – Сейчас меня можно воспринимать серьезно?

– Да, – ответила она тихо. – И я предпочитаю мясо из твоего холодильника.

Фарис собирался избавиться от собаки до того, как навестит сегодня свою возлюбленную. Вначале он решил было, оставить Марго собаку, но затем, поразмыслив еще, пришел к выводу, что такой компромисс ничего не изменит. В ближайшем будущем предстоит отказаться от всего лишнего. Он не может позволить себе быть мягким. Мягкости нет места в том мире, где она вскоре окажется. Когда она будет окончательно сломлена, он подарит ей новую собаку. Качественное, чистокровное животное, достойное ее красоты.

Он ездил кругами вокруг питомника, куда Марго сдала свою собаку. Управляющий или управляющая этого заведения вскоре покажется. Он проехал мимо молодых бездельников в черной коже, которых так много в наши дни, и свернул за угол. Его не должны видеть, поэтому придется самому найти того, кто ему нужен.

Он распознал ее в ту же секунду, как увидел. Невысокая девица с белыми кудряшками, пирсингом на лице и ярким макияжем. Все еще симпатичная и не настолько испорченная окружением, чтобы нельзя было использовать ее. Фарис притормозил и стал смотреть на нее, пока она не остановилась и не подняла на него глаза. Она оскалилась и сделала неприличный жест.

Он увидел над ней ту же маску смерти, которая висела над Джо Пантани. Да, она подходит.

Фарис опустил стекло и улыбнулся. Ему повезло: природа наградила его симпатичным лицом с мягкими чертами. Натренированное тело он скрывал под свободной одеждой, чтобы не привлекать внимание. Марк сказал как-то, что Фарис похож на бухгалтера. Он часто носил очки, чтобы усилить сходство, хотя зрение у него было прекрасным.

– Простите, мисс, – позвал он.

Она подошла к нему, покачивая бедрами.

– Чё надо?

– Есть у меня для вас работа.

Она посмотрела на него с омерзением:

– Слышь, парниша, я за деньги это не делаю, понял! Так что проваливай.

– О нет, я не про секс говорил, – заверил ее Фарис. – Я хотел бы попросить вас выполнить для меня пустяковое поручение. Ничего противозаконного, ничего сложного или опасного. У вас это отнимет максимум пять минут.

Она поморщилась:

– А с чего я должна помогать?

Интересно, пирсинг причиняет боль, когда она так морщится? Он порылся в кармане и вытащил полный пакет экстази, который Марк дал ему в дорогу.

Он показал девице пакет, и у той загорелись глаза.

– Не знаю, какие вы предпочитаете, – сказал он, – но это…

– Это пойдет. – Она протянула руку. – Давай сюда, я сделаю все, о чем ты просишь.

Он убрал пакет.

– Не сейчас. Мне нужно, чтобы голова у вас оставалась светлая. Получите после.

Она засунула руки в карманы кожаной куртки и нетерпеливо кивнула.

– Так чё надо делать-то?

– Пойдите в питомник для собак на углу Хардвик и Соренсон-авеню и заберите там мою собаку. Это маленькая такая черная дворняжка, помесь с пуделем. Зовут его Майки. Скажете, что вы племянница Марго Веттер. Повторите.

– Я племянница Марго Веттер, – повторила она послушно.

– Скажете, что забираете собаку пораньше, потому что готовите вечеринку с сюрпризом в честь ее дня рождения, – продолжал инструктировать Фарис. – Будьте настойчивы и обаятельны.

Девица заволновалась:

– А что ты сделаешь с собакой?

– Не беспокойтесь об этом, – сказал Фарис. – Это вас не касается. Думайте о награде, – добавил он и потряс перед ее носом пакетом с таблетками.

Он подвез ее до питомника и припарковался за углом у строящегося здания.

Через двадцать минут девица появилась в поле зрения без собаки. У Фариса заболел живот – дурной знак. Он вышел из машины и вопросительно посмотрел на нее.

– Мне сказали, что хозяйка велела ни под каким предлогом никому, кроме нее, не отдавать дурацкую псину. Клянусь, я старалась как могла. Я им говорила, что они испортят весь сюрприз, но все без толку. Ублюдки, нацисты чертовы.

– Ладно. – Фарис удивился, что Марго удалось перехитрить его. Надо было догадаться об этом.

– Ну? – В глазах ее еще теплилась надежда. – Я ведь не виновата. Я сделала все, как ты сказал.

– Я вас не виню, – сказал он ласково. Он достал пакет и протянул ей. – Держите. – Он мог себе это позволить. У Марка неограниченный доступ к фармацевтическим ресурсам.

Она была так молода, но смерть уже сожрала ее изнутри. Он сделает свое дело из милосердия, чтобы прервать путь разложения, на который она встала. Как это печально! Он был решением ее проблем. Ее единственной надеждой.

Девица посмотрела на бледно-голубое небо, в глазах ее горело предвкушение.

– Это будет клево, чувак, – сказала она. – Я тебя люблю.

– И я тебя люблю, – сказал Фарис искренне и нанес ей три точечных удара в область спины. Не было даже нужды в иглах. Каждая ситуация уникальна и требует своего решения. Сама смерть направляла его руку. Девица упала на колени, а затем повалилась на живот. Она перевернулась на бок, светлые волосы разметались по асфальту, глаза застыли. Таблетки рассыпались по земле.

Он присел рядом и с почтением дождался, когда начнутся судороги.

Затем он встал и проверил, не наследил ли. Но, к счастью, земля была сухой. Он коротко поклонился корчащемуся существу на асфальте, забрался в машину и уехал.

Глава 9

Она сошла с ума. Как можно позволить уговорить себя на свидание, когда нужно быть уже милях в пятидесяти отсюда по дороге в никуда?

Марго потягивала вино из бокала, прогуливаясь по дому Дейва. Смертельная комбинация обаяния и грубого принуждения в его манере общения каждый раз заставляла ее сдаваться. Даже сегодня, когда она совершенно не могла себе этого позволить.

И все же она была рада видеть его в последний раз.

Майки вбежал в комнату, повиливая хвостом, чтобы показать, какую косточку дал ему Дейв. Пес был в веселом настроении. Он убедился, что хозяйка оценила его сокровище, и побежал туда, где происходило нечто действительно интересное.

Из кухни плыл удивительный аромат. Марго не сомневалась, что Дейв Маклауд великолепно готовит. На столе стояла открытая бутылка каберне. В сковородке на сливочном масле жарились лук и грибы. На террасе за окном на фоне озера Вашингтон тлели в гриле угли. Марго сделала еще глоток и напомнила себе, что не должна расслабляться. Впрочем, здесь она чувствовала себя в безопасности.

Дом у Дейва Маклауда был просторным и уютным. Дом у озера в престижном районе. Ух ты! Должно быть, в детективном агентстве можно неплохо заработать. Она заглянула Я большой кабинет с книжными полками, двумя компьютерами, ноутбуком и целым набором незнакомых электронных устройств. В огромной гостиной стояли диваны и кресла, обитые серебристо-серой кожей, тяжелый, видавший виды деревянный кофейный столик, на полу лежал персидский ковер, а широкое окно выходило на озеро. Она с ностальгией вспомнила о своем домике на берегу озера Парсонс в Сан-Катальдо.

У него стояла дорогущая аудио– и видеоаппаратура. На стенах висели в основном акварельные наброски, черно-белые фотографии и современные картины, где рисунок наносился жирными мазками, задавая лишь контур предметов. Уютно, классически, очень по-мужски. Можно было бы добавить немного цвета. Над камином висели личные фотографии. Она подошла, чтобы рассмотреть их.

Первой висела черно-белая фотография семьи. Крупный угрюмый мужчина, похожий на Дейва, приобнял аккуратную женщину, которая выглядела намного моложе его. Вокруг них стояли четверо мальчишек. Десятилетнего Дейва она распознала сразу, несмотря на то что здесь он был худ и с паклей длинных волос. Его взгляд с тех пор совершенно не изменился. Рядом с ним стоял парнишка поменьше – он смеялся и смотрел на мать. Остальные двое походили на близнецов и гримасничали в камеру. Один из них, должно быть, Шон, но кто именно, она сказать не могла. На следующем фото Дейв был вместе с Шоном и их средним братом. Они уже были взрослыми и стояли, обнявшись за плечи. Все трое были чертовски привлекательны. Интересно, где четвертый брат? Была здесь и фотография среднего брата вместе с красивой брюнеткой невысокого роста. Он с обожанием смотрел на нее сверху вниз. Боже, как романтично!

Марго сделала глоток вина и подавила в себе зависть. У нее не было ни братьев, ни сестер. Отца она никогда не видела, и слава Богу. Мама была очень хорошей, но ее давно нет в живых. Немногие ценные фотографии, что были у нее, остались в старом доме, но она не могла вернуться туда, чтобы забрать свои вещи.

Что делает владелец с вещами съемщика, если последний пропал без следа? У нее даже родственников нет, к кому можно было бы обратиться. Не исключено, что ее вещи просто сложили в мешки и отправили в благотворительный фонд.

Это был лишь один из бесконечных вопросов, беспокоивших ее по ночам.

Делайте что хотите, но желание иметь семью нельзя отнести к человеческим слабостям, а вот зависть по отношению к счастливым парам можно. Она постаралась отвлечься от печальной темы. Бедная Марго. Как это грустно быть одинокой. Ладно, все, довольно! Хватит жалеть себя. Пора делами заняться.

– Закуски готовы, – позвал Дейв.

В животе заурчало, и она едва не обогнала его по пути на кухню. Майки попал в собачий рай. Он уже наелся до отвала косточек, а теперь выпрашивал кусочки мясного филе, которые ловил на лету. Хитрец!

– Свежий французский хлеб, макароны с оливками, козий сыр с травами и вяленые томаты из магазина итальянских деликатесов, – сказал Дейв. – Угощайся.

Марго посмотрела на живописно заставленный стол и сглотнула слюнки.

– Закуски? Да это полноценный ужин!

– Ну, мы же никуда не торопимся. – Дейв бросил очередной обрезок Майки прямо в раскрытую пасть, и тот довольно завилял хвостом. – Полноценный ужин еще впереди. А это так, для разогрева. Кроме того, ты хорошо поработала сегодня, а значит, можешь себе позволить немного отдохнуть.

Марго улыбнулась:

– Пожалуй. – «Какие у него милые ямочки, когда он улыбается». – Я и правда устала.

Дейв прошелся взглядом по ее стройной фигуре.

– Если именно так ты добиваешься грации пантеры, то я и сам не прочь позаниматься у тебя.

– Грации пантеры?

Он отвел взгляд, смутившись.

– Просто у тебя такая плавная походка. Ты словно самка пантеры, вышедшая на охоту, – опасная и великолепная.

Ей было приятно слышать от него комплименты.

– Опасная? Это ты про меня? – Марго усмехнулась. – Хотела бы я действительно быть такой. Пантерой. Черт, а мне нравится! Ты умеешь льстить женщинам.

– Это не лесть. Я бы не стал говорить, если бы это было не так.

Она выставила пальцы, точно когти.

– Идет женщина-пантера, берегись. Она проглотит тебя и не подавится.

Дейв задумчиво посмотрел на нее:

– Вчера ночью мне приснился сон о тебе и пантере. Она закусила губу, не зная, что и думать.

– Расскажешь, или мне придется гадать?

– Угадывай, – сказал он тихо.

– Это что-то сексуальное?

– Да.

Осторожность в ней боролась с любопытством. Осторожность победила.

– Тогда лучше не рассказывай.

– Ладно, как знаешь. Попробуй-ка вот это. – Дейв взял кусочек багета, сбрызнул оливковым маслом, намазал ароматным козьим сыром, сверху положил дольку вяленого томата, положил все это на салфетку и протянул ей. – Твоей попке это точно не повредит.

– Спасибо от имени моей попки, – сказала она с притворной застенчивостью, откусила и от удовольствия едва не заурчала.

Наконец любопытство возобладало.

– Ладно, сдаюсь, – сказала она. – Рассказывай свой сон, соблазнитель чертов.

Дейв победоносно улыбнулся.

– Ты верховодила. Ты связала меня веревками, сковала цепями – одним словом, ясно было, кто босс.

Этого Марго не ожидала. Она застыла на месте. По руке у нее текло оливковое масло. Неужели у него были те же сексуальные фантазии, что и у нее? Как такое возможно? Это пугало.

– Черт возьми… Но как ты… так ты этого хочешь?

Он взял салфетку и вытер масло с ее руки до того, как оно капнуло с локтя.

– Нет, – сказал он, – мне нравится все контролировать. Мне казалось, это заметно.

– О да, – признала Марго. – Это сложно не заметить.

– Впрочем, все равно странно. – Он пожал плечами. – Во сне меня это устраивало. Я проснулся, а у меня… хм, не важно. Тебе нравится кукуруза в тесте?

Марго облегченно вздохнула.

– Кто ж не любит кукурузу в тесте? Хочешь, я почищу?

– Да, вода уже кипит, початки в холодильнике. Мне сделай четыре, а себе столько, сколько съешь.

В холодильнике чего только не было, и неудивительно: такому телу, как у него, требуется немало энергии. Она почистила початки и положила на стол. Вода кипела, грибы шипели на сковородке, чеснок и лук-шалот, залитые оливковым маслом, источали умопомрачительный аромат. Огромная и удобная во всех отношениях кухня Дейва Маклауда была настоящим местом соблазна.

А то, что он сам готовил, лишь добавляло пикантности.

Марго опустила початки в кипящую воду и попробовала макароны. Изумительно. Она добавила к макаронам козий сыр. Так стало еще лучше. Она жевала с наслаждением и смотрела, как он режет красный лук. Мужчины всегда соблазнительно выглядят, когда готовят.

Дейв стряхнул нашинкованный лук на сковородку, тот аппетитно зашипел.

– Вы только посмотрите, – сказала она. – Он режет лук, а у него даже слезы не текут. Ты что, супермен какой-нибудь?

Он улыбнулся, и у нее дух перехватило.

– Давай-ка мы бросим мясо на гриль.

Они вышли на улицу и занялись мясом, после чего выложили его на тарелки и сели есть. Майки уже сопел под столом, развалившись и выпятив полный живот. Ему снились добрые сны.

Она уже и забыла, что бывает так хорошо, что можно сидеть на солнышке, попивать вино, вкушать великолепную пищу, радоваться ветру. Не говоря уже о компании загорелого мускулистого красавца в джинсах и обтягивающей рубашке. Роскошь, которую она не могла себе позволить уже несколько месяцев.

Ужин был великолепен. Мясо с жареными грибами и луком таяло во рту. Кукуруза была мягкой и сладковато-пряной. Листья салата, политые ароматным маслом, придавали всему особый вкус.

Дейв подлил вина в ее бокал и сказал:

– Нам надо поговорить…

– О том, как быть дальше… это я уже слышала, – отрубила Марго. – Я и сама хотела поговорить с тобой, Дейв. Я уже упоминала несколько раз, что мне это не по карману. Меня только что уволили с работы, я задолжала за квартиру, у меня кипа неоплаченных счетов. А ты заказываешь такие дорогостоящие услуги, как уборка крыльца и анализы в лаборатории. Я не смогу оплатить это, поэтому ты должен остановиться.

«Тем более ты меня больше никогда не увидишь». Ей самой от этой мысли становилось нестерпимо грустно. Дейв выпил вина, не сводя с нее глаз.

– Во-первых, за лабораторию не переживай, друг сделал для меня все бесплатно. Во-вторых, я вызвал бригаду, чтобы вычистить тебе крыльцо, в подарок, так сказать из добрососедских побуждений.

– Не пойдет. – Марго покачала головой. – Я не могу позволить тебе поступать так, ты многого не знаешь.

– Я знаю, что ты живешь по фальшивым документам, Марго.

Это заставило ее задуматься.

– Как… – Она облизнула губы. – Как ты узнал?

Он пожал плечами, как будто не было в этом ничего особенного.

– Это мой бизнес. Неужели ты думала, я не проверю? Я знал это с того самого дня, как Тильда познакомила нас.

Она поставила на стол бокал с вином.

– Вообще-то обычно мужчины не наводят справки о женщинах, а спрашивают номер телефона.

Дейв лениво обмакнул кукурузный початок в соус и откусил.

– В обычной ситуации – да, – сказал он спокойно, – но наш случай особый.

Марго прижала руки к груди и пожалела, что на ней обтягивающий топик. В нем она чувствовала себя голой и уязвимой.

– У тебя паранойя, – сказала она.

– Паранойя и элементарная осторожность – две стороны одной медали. В любом случае твои документы сделаны неаккуратно. Я бы не стал больше связываться с тем, кто делал их для тебя.

Марго стало обидно за свои бумаги.

– Это все, что я могла себе позволить, – пробурчала она. – И вообще, кто дал тебе право лезть в мою жизнь? Что еще ты про меня знаешь?

– Не так много, как мне бы хотелось, – сказал Дейв. – Позволь мне закончить, Марго.

Он сказал это ледяным тоном, что поубавило ее пыл. Дейв смотрел на тарелку, нахмурив брови, словно взвешивал каждое слово. Ей стало не по себе.

– Я стану давить на тебя и выпытывать о твоем прошлом, – сказал Дейв. – То, что я сделал для тебя до сих пор, можешь считать подарком. А дальше… вот мое предложение.

Она пожалела, что поставила бокал на стол.

– Говори.

– Прежде всего я хочу, чтобы между нами не было никакого недопонимания. Я знаю, что готов предложить, а на что не согласен. Я играю в открытую, никаких подвохов.

– О Боже! – Марго закрыла лицо руками. – Стой, погоди. Мы что, о сексе говорим? Я что-то не заметила, как мы перешли к этому вопросу.

– Дай мне закончить.

Сердце бешено стучало у нее в груди.

– Ты красивая, – сказал он. – Я восхищаюсь тобой с первого дня нашего знакомства и хочу, чтобы ты стала моей женщиной.

Марго смотрела то на озеро, то на пустые тарелки, то на ополовиненную бутылку вина – куда угодно, лишь бы не ему в глаза.

– Ну, знаешь ли… – прошептала она.

– Вчера ты сказала, что у тебя нет ни времени, ни сил на бойфренда. Ты также сказала, что тебя не интересуют случайные связи. Со мной та же история. Я не люблю спать с кем попало, но и серьезные отношения мне ни к чему. Я ценю свое время и свободу, однако хочу, чтобы ты стала моей любовницей.

– Ясно. – Марго не могла вздохнуть полной грудью.

– Тебе нужна защита от твоего преследователя, – продолжал Дейв. – Она понадобится тебе независимо от того, пойдешь ты в полицию или нет. Я с радостью помогу тебе решить эту проблему. Мне доставит искреннее наслаждение размазать этого слизняка по стенке.

– Ну, спасибо. – Она чувствовала, что нужно сказать что-то умное, выразить какое-то мнение, но в голове было совершенно пусто. Мысли были лишь о том, что она может стать любовницей Дейва Маклауда.

– Кроме того, я решу твои денежные проблемы, – сказал он. – Я не богат, но финансовых затруднений не испытываю.

– А я буду расплачиваться с тобой постелью? – выпалила она.

Дейв медленно выдохнул. Марго поняла, что он еле сдерживается.

– Это выгодное обоим сотрудничество, если хочешь, – сказал он, тщательно подбирая слова. – И потом, признай, ведь нам обоим хочется поскорее лечь в постель. А дальше будь что будет.

Хотела бы она быть так же уверена в себе и спокойна. Да вот беда, она никогда не умела практично относиться к сексу. Ей было страшно и стыдно.

– Почему бы тебе просто не воспользоваться услугами дорогих девочек? – спросила она.

На секунду в его холодных глазах блеснул гнев.

– Мне не нравится сама идея. К тому же мне нравишься ты.

– Что ж, спасибо, конечно, – пробормотала Марго. Он поднял бокал и поболтал в нем вино.

– Просто подумай о моем предложении. Я делаю его со всем уважением.

– Какое же это уважение, если ты предлагаешь мне секс без серьезных отношений? – спросила она.

Дейв нахмурился.

– Это с какой стороны посмотреть.

От холодного ветра, пришедшего с озера, ей стало зябко.

– Ты так спокойно говоришь обо всем этом, – прошептала она, – а я так не могу. Не знаю, как мне быть. Я не могу представить, к чему это приведет.

– Я понимаю, поэтому ты мне и нравишься. Я никогда не говорил, что хочу, чтобы наши отношения были лишены эмоций.

Она тут же почувствовала его возбуждение, в голове пронеслись образы, за которые ей стало стыдно. Ей захотелось прижаться к нему, целовать его, обнимать, и это шло из каждой поры ее кожи.

Такое с ней случалось редко. Она вообще старалась выбирать безобидных парней, мачо ей никогда не нравились. Слишком много с ними хлопот.

На самом деле в такой ситуации она бы постаралась под любым предлогом сбежать.

Но сейчас она испытывала панику совсем другого характера. Она боялась животной страсти, проснувшейся в ней и рвущейся наружу.

От него исходила сексуальная энергия, несмотря на холодную расчетливость во взгляде. Очень может быть, что и он сейчас думает о том же, рисует себе те же сцены. И еле сдерживается, чтобы не схватить ее в объятия.

Марго так замечталась, раскачиваясь на стуле, что не заметила, как ножка стула попала в щель между досками. Она вскочила и поправила стул, избегая встречаться с Дейвом взглядом.

Ей хотелось сбежать, и хотелось, чтобы он остановил ее. Похоже, он догадался по ее выражению лица, что его предложение в равной степени оскорбляло ее и возбуждало. Она повернулась лицом к озеру и облокотилась на перила, ветер приятно остужал кожу.

Почему она постоянно встречает парней, которые стремятся использовать ее?

Маклауд по крайней мере честно в этом признался. Ее похотливое второе «я» нашептывало об этом. Никаких сладких обещаний. Он выложил все как есть.

И это ей нравилось в нем, невзирая на то что слышать это было неприятно. К тому же он предлагал ей точно так же использовать его. Так что все честно, за исключением мелких деталей.

Черт бы его побрал! Черт бы побрал всю эту скользкую ситуацию! И черт бы побрал ее саму за то, что она готова…

Она почувствовала тепло его тела.

– Я не хотел обидеть тебя, – сказал он осторожно.

– Я не обиделась, – соврала Марго. – Просто… все гораздо сложнее.

– Напротив, – возразил Дейв. – Я стараюсь все предельно упростить.

Марго покачала головой:

– Ты и вправду не понимаешь, да? Ты делаешь все проще для себя, но не для меня. Простота твоя вся за мой счет.

Дейв встал рядом с ней.

– Что-то я не пойму. Как это ты пришла к таким выводам? Она бросила на него нетерпеливый взгляд.

– Да все просто – ты мужчина! С самого начала ты был в более выгодном положении. У вас всегда так. Ты можешь потребовать секса, когда мне этого совсем не хочется. Или делать что-то, что мне неудобно. Или…

– Это не проблема.

Она внимательно посмотрела на него:

– Неужели? Откуда ты знаешь, что будет для меня проблемой, а что нет? Ты что, психиатр или всезнайка?

– Нет. – Он погладил ее по затылку. От удовольствия у нее по спине побежали мурашки. – Просто мне будет приятно все то, что будет приятно тебе. – Он наклонился и поцеловал ее в шею.

Колени у нее подогнулись, и она едва не упала. Ей пришлось мертвой хваткой вцепиться в поручни.

– Дейв, – прошептала она, – не делай этого. Его дыхание ласкало кожу на ее плече.

– Теперь ты понимаешь, чего я хочу, Марго? Чтобы тебе было хорошо. Я никогда не обижу тебя, не сделаю больно. Поверь, это не в моих правилах.

Слова, образы, мягкий бархатистый голос, нежные прикосновения – все это сводило с ума.

– Посмотри на меня, Марго, – тихо сказал Дейв.

Она послушалась. Голод и страсть в его глазах едва не бросили ее в его объятия. Собрав в кулак всю силу воли, она отвернулась.

Ее развратное второе «я» завыло от разочарования. Почему ее раздирают противоречия? Ведь ей на блюдечке преподнесли самое сексуальное решение всех ее проблем.

Как там поется в старой песне: «Бери, пока можешь»? Хороший совет, но в песне поется про любовь, а Дейву Маклауду любви не надо. Почему – другой вопрос, но в таком виде это ее не устраивало.

Марго не знала, что делать. Ведь она-то в него почти влюбилась. От его загадочной жизни и сильной молчаливой натуры у нее голова шла кругом. Но ведь он всего лишь человек, а значит, он может причинить ей боль, не подозревая об этом. Всем нам свойственно ошибаться.

И самое главное – Дейв Маклауд понятия не имеет, в какие неприятности она впуталась. Если бы он знал, а рано или поздно он узнает, он бы на пушечный выстрел к ней не подошел.

Она была поцелуем смерти, и меньше всего ей хотелось видеть его глаза, когда он поймет это.

Марго отодвинулась.

– Нет, – сказала она твердо.

Дейв убрал руку от ее шеи. Он ничего не сказал, но по тяжелому молчанию она поняла, что придется объясняться. Она с трудом собралась с мыслями.

– Я не могу, я в руинах. Меня любым порывом по ветру рассеет. И я не могу добавить к этой куче проблем еще и тебя, Дейв.

– Но ты же сильная женщина. – Он снова заговорил своим бархатным голосом, отчего по шее ее вниз побежала волна желания. – Именно это так нравится мне в тебе.

Она отвернулась и закрыла лицо руками.

– Ты не знаешь меня, Дейв. Ты лишь выдумываешь то, что тебе удобно. Уж поверь мне, сейчас я не чувствую себя сильной.

– Но я вижу в тебе силу, даже если ты сама ее не чувствуешь. – Его голос приятно вибрировал. – В тебе так много энергии! Ты светишься изнутри, моя пантера.

Она почувствовала ладонями, как горит ее лицо.

– Ах, перестань, – пробормотала она. – Не говори чепухи. Как он смеет так нагло манипулировать ее сознанием! Он и вечер этот придумал, чтобы нащупать все ее слабости. Соблазнительный мускулистый жеребец предлагает защиту от страшного злодея. И взамен он просит лишь дать ему возможность ублажать ее. Ох непростая сделка.

Ее бросило в пот от этих мыслей.

Пора пускаться в бега, а не то здравый смысл окончательно покинет ее.

– Спасибо за ужин, – сказала она, – и спасибо за помощь. За непристойное предложение благодарить не буду, но спасибо хотя бы за то, что не приставал.

Дейв пожал плечами:

– Нет так нет.

– Мне нравится твое самообладание. – «А жаль!» Ее развратное второе «я» опять подало голос.

– На это ушли годы жизни.

– Да? – подозрительно спросила она. – Неужели ты страдаешь?


– Меня терзают муки ада, – сказал он подавленно. Марго внимательно посмотрела на него.

– А с виду ты холоден, как кубик льда.

– Это лишь маска, чтобы скрыть вулкан похоти, бушующий внутри, – ответил Дейв. – Предполагается, что это поможет соблазнить тебя и затащить в постель.

Он медленно и обольстительно улыбнулся. Он был так невыносимо хорош, особенно когда на щеках его появлялись ямочки!

– Не очень-то умно говорить мне о своих похотливых намерениях.

– Я всегда даю своим жертвам шанс, из спортивного интереса.

Его очарование пугало ее.

– Мне пора идти, – сказала Марго. – Прости, что убегаю, не помыв посуду, но…

– Не уходи. – Ямочки исчезли. – Тебе небезопасно одной.

С этим трудно было поспорить, но она нигде не чувствовала себя в безопасности. Марго попыталась улыбнуться, но не нашла в себе сил.

– Со мной все будет в порядке.

– Останься, – сказал он. – Будешь спать в свободной комнате, у меня полно места. Я не буду тебя беспокоить. Тебе нечего опасаться. Клянусь!

Она покачала головой.

– Ну да, конечно.

– Ты не доверяешь мне? Ты что, думаешь, я стану тебя насиловать?

Она рассмеялась, увидев искреннее негодование на его лице.

– Не будь таким самоуверенным, здоровяк. После того как ты предложил мне стать содержанкой, я не склонна тебе доверять. И волнуюсь вовсе не из-за тебя – я в себе не уверена.

Она ошарашила его.

– Что-то я совсем ничего не понимаю.

– Ты не единственный, кто борется с соблазнами, – сказала Марго. – Но у нас, смертных, нет такого самообладания, как у тебя. А посему мы вынуждены идти своей дорогой и блюсти свою честь. Я не могу остаться в твоем доме, потому что ты слишком привлекательный. Я не удержусь.

Дейв застонал от бессилия.

– Такой ерунды я еще в жизни не слышал. Бога ради, если ты хочешь меня, так вот он я, весь твой.

Она позвала Майки, и тот недовольно посмотрел на хозяйку, потревожившую его сладкий сон.

– Я тебе все объяснила, не усложняй мне жизнь.

Он ударил по столу так, что тарелки жалобно звякнули.

– Да почему с женщинами так тяжело?! – взревел он. – Все так просто, а женщины намеренно все усложняют. Не понимаю.

Она попятилась от огня, плясавшего в глазах Дейва Маклауда, и наткнулась на дверь. Она пошарила сзади рукой в поисках дверной ручки.

– Тут я тебе не помощник, – пробубнила она. – Спокойной ночи, попытайся успокоиться. – Она выскочила наружу и едва не разрыдалась, усаживаясь в машину.

Марго пожалела, что вывела Дейва из себя. Никакого удовлетворения от этого она не получила. Она бы предпочла рассмешить его до слез. У нее ком стоял в горле.

Не так она хотела попрощаться с ним. Ведь он был так внимателен к ней, так добр. Но ее жизнь никогда не шла по запланированному сценарию.

Поцелуй на прощание – вот то, что надо. Да только в ее состоянии теперь ни к чему хорошему этот поцелуй не привел бы.

Машина наконец завелась, но тут из дома вышел Дейв и направился к ней. Он постучал в окно, и она опустила стекло, приготовившись сражаться.

– Я поеду с тобой, чтобы убедиться, что тебе ничто не угрожает.

Он сказал это тоном, не терпящим возражений. Она бросила на него отчаянный взгляд. Она не собиралась заезжать домой, не было на то ни времени, ни лишнего бензина. Да и Снейки мог оказаться поблизости.

– Дейв, прошу тебя, – начала она, – не стоит…

– Не сотрясай воздух, – проворчал он. – Я не в настроении спорить.

Она вздохнула и подождала, пока он заведет свой пикап, затем выехала на дорогу и покатила к дому. Фары машины Дейва не пропадали из зеркала заднего вида. Даже на таком расстоянии она чувствовала бушевавший в нем гнев. А еще она слышала, как стучат клапаны под капотом. Чудно! Не хватало только, чтобы машина сломалась.

Что делать, если Дейв настоит на том, чтобы проверить дом, она понятия не имела. Если он увидит, что она собрала вещички, то сразу все поймет. Она не хотела говорить с ним об этом.

У нее просто не хватит сил.

Марго сосредоточилась на вождении. Майки высунул мордочку в приоткрытое окно, и плевать ему было на весь мир. Везет же некоторым. Накормили, дали поспать – что еще для счастья нужно?

И никаких тебе проблем с деспотичным парнем. Зря он не надавил на нее посильнее. Она бы сдалась и не ведала бы никаких бед.

Но нет, ей не повезло. Он, видите ли, человек благородный.

Она припарковалась на улице, чтобы оставить себе лазейку для побега. Дейв заехал на дорожку, ведущую к ее двери, и остановился под самыми кустами. Он вышел и долго стоял, оглядываясь, заложив мускулистые руки за спину и упрямо выпятив челюсть. Так просто от него не отделаться, это она уже поняла. Марго оставила Майки в машине, а сама вышла – пора заканчивать этот цирк.

Моросило. Она посмотрела ему в глаза и за гневом и бессилием разглядела что-то заставившее ее сердце оттаять.

– Дождь идет, – сказала она. – Ты езжай, а я пойду домой. Спокойной ночи, Дейв.

Он нехотя кивнул.

– Хорошо, но сначала я должен проверить все внутри.

– Нет, я не могу пустить тебя в дом, – сказала она. – Ты… так напряжен.

– Ничего не могу с собой поделать, – сказал он. – Ты заводишь меня.

Они стояли и молча смотрели друг на друга, ни один не смел нарушить молчание. Марго подумала, что Снейки может прямо сейчас наблюдать за ними, и поежилась.

– Поезжай, – повторила она.

– Я встану лагерем, – сказал он. – И возьму твой дом осадой.

Марго покачала головой:

– Ничего подобного ты не сделаешь.

– Да? А как ты меня остановишь? – спросил он с иронией в голосе. – Полицию вызовешь? Отличная мысль; могу тебе свой сотовый для этого дать.

– Так нечестно. – Марго стукнула его кулачком в грудь. – Не смей так шутить со мной!

Он не сдвинулся ни на дюйм – словно врос в землю.

– Это ты поступаешь нечестно, – сказал он. – Ты ставишь меня в дурацкое положение.

Дождь усилился, барабаня по ее голым плечам.

– Ты сам себя поставил в такое положение. Я тут ни при чем.

Он закрыл глаза. Она увидела, как заиграли желваки на его челюсти.

– Что за бред, – пробормотал Дейв. – Марго, прошу, сядь ко мне в машину, давай поговорим. Я не могу оставить тебя здесь – ведь рядом может быть этот твой Снейки. Меня мутит от одной мысли об этом.

Идея была плохой, с какой стороны ни посмотреть, но она не могла упустить такую возможность. Ведь она хотела расстаться с ним по-человечески.

Всего несколько сладких минут, и вперед, навстречу неизвестности.

– Хорошо, – прошептала Марго.

Глава 10

Дейв открыл ей дверь и подсадил в кабину пикапа. Он пытался быть джентльменом, опробовал юмор, убеждение, принуждение, устрашение. Пришла пора попробовать секс.

Он залез на водительское сиденье. Она сидела рядом в темноте и нервно молчала. И немудрено – она ведь девушка умная. Упрямая, нерациональная, но умная.

Ему хотелось просто увезти ее домой, но такой ход с ней не пройдет. Флер научила его, что нельзя заставить человека принять помощь, если он этого не хочет.

Вот и сейчас тот же случай. Он протянул руку и взял ее ладонь.

– Возьми Майки, зубную щетку, ночную рубашку и поехали ко мне. Прошу.

Она потянула руку, но он не отпустил.

– Все не так просто, – пробормотала она.

– Да что ж тут сложного? Я не обижу тебя.

– Дело не в том, что ты делаешь или можешь сделать, а в том, как ты заставляешь меня чувствовать себя. Кроме того, ты не все продумал. Если я перееду к тебе, то твоему личному пространству придет конец. Я не белая и пушистая, если ты не заметил. Я буду все время лезть не в свое дело, все время буду путаться под ногами. Я занимаю много места.

– Да, я заметил, – признал Дейв.

– Так что? Если хочешь, чтобы твоя жизнь и дальше оставалась размеренной, то я тебе не подхожу.

– Сейчас не это важно, – запротестовал Дейв. – Ты в опасности, Марго.

Она долгое время не отвечала.

– Я не хочу становиться скорой сексуальной помощью – с горечью выговорила она.

Отлично, опять все с нуля. Он коснулся ее щеки. Она дернулась, но Дейв успел почувствовать пальцем влагу на ее нежной коже.

Он подавил стон.

– О нет, Марго, – пробормотал он. – Прошу, не надо. Я не умею успокаивать женщин.

Она все же вырвала руку.

– Я не просила меня успокаивать, так что сотри с лица это жалостливое выражение.

Кретин!

– Здесь темно, откуда ты знаешь, какое у меня сейчас лицо?

– Не умничай, – резко сказала она.

Что бы он ни сказал, все было не так. Пора заткнуться и положиться на Богом дарованные инстинкты. Дейв потянулся к ней.

– Эй? Эй! Ты что это делаешь? – Она яростно сопротивлялась, но он все же усадил ее к себе на колени.

– Я держу тебя, – сказал он твердо.

– Не имеешь права! – Она вырывалась как могла. – У тебя нечистые побуждения.

– К дьяволу побуждения. – Дейв прижал ее голову подбородком и продолжил: – Просто замолчи хоть на минуту и постарайся вспомнить, что такое доверие. Постарайся.

Его слова заставили ее задуматься. Она спрятала лицо у него на плече, слезы пропитали насквозь его рубашку. Дейв обнял ее и, уткнувшись носом в волосы, почувствовал цветочно-фруктовый аромат. Марго сидела попкой прямо на его естестве, которое уже начало твердеть. Но Дейв старался не думать об этом. Он умел оттягивать удовольствие.

По крайней мере так было до встречи с Марго.

Она отстранилась, обняла его за плечи и посмотрела в глаза, словно пыталась прочесть его мысли. Что-то смягчило ее.

Ей нужно утешение. Он готов к этому. Он готов делить с ней свою душу, а не только тело. Это было незнакомое чувство, ему захотелось понять, что же творится у нее в голове, как думают женщины.

Он хотел познать ее. Не просто осторожно побродить по периметру ее мира, теряясь в догадках и боясь все испортить. Одно дело быть хорошим любовником, здесь проблем никогда не возникало, а вот понять вселенную женщин – совсем другое.

Раньше ему этого никогда не хотелось.

Марго подняла руки и нежно погладила его по лицу, проведя пальцами по щекам, губам, подбородку. Она улыбнулась, наткнувшись на щетину. Он пожалел, что не побрился утром.

– Как я могу доверять тебе, Дейв? – прошептала она едва слышно.

Он погладил ее по волосам.

– А почему нет?

– Ты хочешь затащить меня в постель, – сказала она просто. – Все, что мужчина говорит или делает в таких обстоятельствах, вызывает сомнение.

Он провел кончиками пальцев по ее лицу, пытаясь понять его выражение.

– А как то, что я хочу тебя, связано с доверием?

Она рассмеялась и прижалась лбом к его лбу. Ее волосы щекотали ему щеки.

– Ты живешь в таком простом мире, Дейв.

– Ты уходишь от ответа. Почему моя эрекция делает меня недостойным твоего доверия? Это всего лишь физиологическая реакция на красивую женщину, и здесь все просто до банальности, если задуматься.

Она беззвучно рассмеялась:

– Опять у тебя все просто. Учти, Дейв, я тебя предупреждала. – Марго прикоснулась губами к его губам.

Он прижал ее крепче, запустил пятерню в волосы и страстно ответил на поцелуй. Он ждал этого момента с самого утра, и боялся сделать что-то не так. Он действовал деликатно.

Дейв снял с нее топик и расстегнул лифчик.

– Так это правда, – сказал он с придыханием.

– Что именно? – прошептала она напряженно и неуверенно.

– Бог существует, – сказал он. – Раньше я в этом сомневался, но теперь, глядя на тебя, от сомнений не осталось и следа.

Марго нервно рассмеялась:

– Да перестань. Неужели моя грудь убедила тебя в этом? А что будет, когда она обвиснет с годами? Сменишь религию?

– Время невластно над совершенством, – сказал Дейв. Она снова рассмеялась:

– Ты псих.

Терпеть дальше он был не в силах. Он ласкал ее неистово, и она таяла под его напором, сбрасывая слой за слоем свою защиту.

– Подлец, ты заранее все спланировал, – простонала она, отдаваясь его ласкам.

– Конечно. Чем ты думала, когда садилась с парнем в машину?

Он стянул с нее джинсы и нежно проник в ее лоно пальцами. Она практически перестала понимать, что происходит вокруг.

Марго сидела у него на коленях и боялась пошевелиться. Он оказался удивительно хорош. Настолько хорош, что это пугало. Она пропала.

Она уже не отделается поцелуем. На прощание Марго хотела животного похотливого секса, который бы длился часами. Она могла уехать, не узнав, на что еще способен Дейв Маклауд. Без этого она просто не сможет спать по ночам.

Марго вцепилась в его шею, когда он убирал пальцы.

– Не волнуйся, я к твоим услугам когда пожелаешь. Мне нужно было почувствовать тебя.

Она молчала, шаря руками в поисках лифчика. Нашла его и надела – Дейв натер ей грудь щетиной. С трудом она натянула топик и со вздохом заставила себя сказать:

– Не хочешь заняться со мной любовью? Ей стало стыдно за свои слова. Не стоило произносить слово «любовь». Нужно было сказать «давай трахнемся» или «возьми меня снова». Она чувствовала себя слишком уязвимой, чтобы говорить такие серьезные слова, как «любовь». Она такая сентиментальная! Ничему ее жизнь не учит. Ничему.

Он погладил ее по обнаженному бедру.

– Ты вернешься со мной в мой дом?

– Нет. Здесь и сейчас, в машине. Я хочу тебя… если ты тоже, конечно, хочешь.

Дейв рассмеялся:

– Разумеется, я хочу тебя. Но давай хотя бы пойдем к тебе…

– Нет, – торопливо сказала она. – Мне там некомфортно.

Дейв долго молчал – дурной знак. Марго уже начала нервничать. Ей было стыдно за свое поведение, но она ничего не могла с этим поделать.

– Три момента, – вымолвил он наконец. – Первое – у меня нет презерватива. У тебя есть?

Ах вот оно что! Она так долго жила бесполой жизнью, что совсем позабыла азбуку современного секса. Марго разочарованно выдохнула:

– Нет.

– Второе: где-то здесь бродит Снейки, а я предпочитаю, чтобы нас отделяла от него пара крепких замков. И третье… – Он убрал непослушный локон с ее щеки, отчего у Марго перехватило дыхание. – Чуть раньше ты сказала «нет», и мне показалось, что ты действительно имела это в виду. Я не хочу принуждать тебя к сексу. Я просто хотел показать тебе, как хорошо нам может быть.

– Тебе это удалось, – сказала она пылко. – Я едва ли смогу стоять на ногах.

– А ведь сначала ты разозлилась на меня. Если бы мы решили переспать с тобой сейчас, у тебя остался бы неприятный осадок. И в следующий раз, разозлившись на меня, ты бы непременно об этом вспомнила. А с твоим темпераментом это может произойти очень скоро, поэтому я хочу все сделать правильно. – Дейв помолчал несколько секунд и добавил: – И тем не менее я хочу, чтобы ты поехала со мной и осталась в моем доме.

Ей хотелось крикнуть: «Как ты не поймешь, все должно случиться сейчас или никогда».

Она сидела, исходя желанием, а он рассуждал о самообладании, невзирая на восставшую плоть, которую она отчетливо ощущала голой попкой. Он что, пытается произвести на нее впечатление?

Впрочем, при иных обстоятельствах он бы ее впечатлил. Более того, он бы ее обезоружил, но сейчас она была на грани срыва. Она могла так и не испытать самого восхитительного наслаждения в своей жизни. А Дейв Маклауд сидит и треплется.

Нужно что-то делать!

Марго слезла с его колен на пассажирское сиденье и натянула джинсы. Она не могла оставить все как есть. Она должна была вознаградить его за те минуты блаженства, которые он подарил ей. Она нашарила во тьме кабины его ширинку, расстегнула, достала его быстро твердеющий член, обхватала его губами и принялась за дело. – Марго? Не надо, ты…

– Заткнись, – сказала она и удвоила усилия. Он не проронил больше ни слова, лишь постанывал. Через несколько минут Дейв понял, что не может больше сдерживаться.

– Марго, прошу, притормози, я хочу, чтобы это длилось дольше.

«Но Марго уезжает сегодня. Забыл?»

Она его не послушалась, потому что сейчас решала, как все будет. Она ускорила темп, и он почти сразу бурно кончил.

Марго проглотила все до капельки, что делала лишь в молодости, когда была по уши влюблена.

Нет, об этом лучше не думать.

Дейв застегнул молнию на джинсах и, затянув ремень, посмотрел на нее. Она не видела его лица, но все равно не могла поднять на него глаза. Ей стало стыдно.

– Марго? Ты как? – спросил он взволнованно, но как-то наигранно.

Что ж, ее состояние было очевидно, разве что теперь к стыду добавилась злость.

Она мечтала о самых обычных вещах. Ничего особенного: любимая работа, карьера, компания хороших друзей, кувыркание в постели с парнем, который считал бы ее особенной, а если ей очень повезет, то и семья. Ей хотелось быть частью чего-то настоящего, сложного и милого. Ведь сейчас, по сути, жизнь вышвырнула ее на обочину, лишив всех связей, и осталось ей сидеть у окна и смотреть в пустоту грустными глазами.

Она так надеялась на лучшее! Так старалась приблизить его!

А что у нее есть? Только Майки. Маленькое искалеченное существо. Да еще Снейки, который бродит где-то снаружи. От воспоминаний, оставленных им, ей еще долго придется вздрагивать во сне. Поддельные документы не выдержат тщательной проверки, а отсюда никчемная низкооплачиваемая работа, да и ту она не умеет толком делать, и дешевая, проржавевшая насквозь машина, у которой стучат клапаны и периодически кончается в самое неподходящее время бензин.

А теперь к этому добавился еще и парень, который соответствовал всем ее критериям. Но, к несчастью, ему нужен лишь комфортный секс, чтобы было с кем развеять скуку. И она так одинока и несчастна, что готова согласиться. Она сделала ему минет в тесной кабине пикапа, потому что боялась потерять его навсегда. Он наверняка считает ее шлюхой.

Она ненавидела себя до боли. Марго открыла дверцу и выскочила из машины.

– Будем считать, что на данный момент мы в расчете, – сказала она, захлопнула дверцу и побежала к своей машине, чтобы выпустить Майки.

Глава 11

Ему понадобилось три секунды, чтобы выйти из ступора.

Дейв выпрыгнул из пикапа. Он захлопнул дверцу с такой силой, что услышал, как что-то сломалось. Он не знал, что будет делать, да ему, если честно, было на это наплевать. Он догнал ее, когда она уже открывала дверь, схватил за талию и развернул лицом к себе.

Она взвизгнула и попыталась вывернуться.

– Дейв, Бога ради…

– И откуда это в тебе берется?

Она попыталась ткнуть его локтем под ребра, но он перехватил ее руки.

– Отпусти!

– Нет! – рявкнул он. – Объяснись. Я не заслужил такого отношения!

– Да неужели? То есть ты предложил мне отдаться тебе в обмен на твои услуги – и сразу с места в карьер…

– Да Бог ты мой, я думал, мы уже обговорили это. И уж я никогда не намекал, что ты для меня вроде проститутки.

– Ладно, извини. Ты прав, а я нет. Не стоило мне говорить всего этого, беру свои слова назад. А теперь отпусти меня.

– Ты считаешь, что я приму такие извинения? Ты вывернула меня наизнанку, а потом плюнула в лицо. Я не заслужил это, Марго.

Она опустила глаза, щеки ее покраснели.

– Я попросила прощения, – сказала она тихо. – И мне правда жаль.

– Но я все еще зол на тебя, – сказал Дейв.

Она дернулась в его руках, но он крепко держал ее. Тогда она посмотрела ему в лицо.

– Так что мне сделать, чтобы ты больше не злился?

Он посмотрел на ее дрожащие губы, на вырез топика, на ее прелестную грудь.

– Что ж, пожалуй, утомительного шестичасового секса будет достаточно.

Она неожиданно вырвалась.

– Ну ты и свинья! Теперь ты плюнул мне в лицо. Проваливай. Убирайся!

Она открыла дверь и, загнав Майки в дом, попыталась захлопнуть дверь перед носом Дейва, но он подставил ногу.

– Подожди.

– Чего ждать? Пока ты снова оскорбишь меня? – Марго больно пнула его по ноге. – Убирай ногу и вали отсюда, придурок. Видеть тебя не желаю. – Голос ее дрожал от гнева.

Дейв навалился на дверь и открыл ее.

– Марго, не обижайся. Я сболтнул лишнего.

Она беспомощно вздохнула, когда он вошел в дом. Он прижал ее к себе и поцеловал в шею.

– Я сболтнул лишнего. Я не хотел тебя напугать.

– Ну так перестань вести себя так, будто только и хочешь, что напугать меня! – закричала она. – И отпусти наконец!

Но он продолжал крепко держать ее.

– Сначала скажи, что прощаешь.

– Чтобы тебе было удобно и дальше оскорблять меня? Когда я просила прощения, ты меня не простил.

– Потому что ты делала это неискренне. Но я прощу тебя, если ты простишь меня, – предложил Дейв.

– Ага, значит, мы вернулись к деловым соглашениям. Ты мне то, я тебе се. Перестань вертеть мною, обезьяна бестолковая.

– Марго! Я тут изо всех сил стараюсь помочь…

– Да ты изо всех сил старался меня в постель затащить, маньяк сексуальный. – Она снова попыталась вырваться. – Пусти! Да прощаю я тебя, прощаю, пусти.

Дейв разжал пальцы. Он боялся отпускать ее, словно она могла раствориться в воздухе. Он щелкнул выключателем на стене.

Дейв тут же заметил изменения. Его фотографическая память зафиксировала каждую деталь интерьера. И теперь чего-то не хватало.

Календаря с цветочными феями. Гвоздь, на котором он висел, торчал одиноко из потрескавшейся стены. Он заглянул в ее спальню. Света, лившегося из прихожей, хватило, чтобы заметить, что постели нет. На полу лежала ее униформа официантки. Он прошел в комнату и открыл шкаф. Пусто.

Он снова почувствовал, как в нем закипает гнев.

– Собираешься куда-нибудь?

Она выглядела несчастной.

– Дейв…

– Спасибо, что попрощалась. – В словах его звучала горечь.

Она сложила руки на груди.

– Мы знакомы двадцать четыре часа, – сказала она. – А ты ведешь себя так, словно имеешь право голоса в моей жизни.

– Знаю, – сказал он. – Знаю, что нет у меня на это права, прекрасно знаю.

Он понял, что история с Флер повторяется. Он попался на тот же трюк. Флер не терпелось разрушить свою жизнь. И ничто не могло остановить ее. Даже он.

На место гнева пришло пугающе темное и безграничное отчаяние. Он выстроил в душе крепость, а Марго Веттер раскатала ее по камушку без особых усилий.

Его тянуло на дно. Какой смысл спасать кого-то, если этот кто-то не жаждет спасения? Никакого смысла. Никакой надежды.

…Машина застряла по радиатор в снегу, колеса крутились вхолостую, а отец кричал бессмысленные указания. Мама становилась все бледнее и бледнее, жизнь уходила из нее…

О нет, только не это, только не сейчас. Пожалуйста!

…Его побелевшие пальцы вцепились в руль, а нога никак не доставала до педали сцепления…

…Повсюду была кровь – на сиденье, на полу, на коробке передач. Повсюду кровь…

О Боже, сделай так, чтобы это закончилось! Прошло уже столько лет, а сейчас не время переживать все это заново. Дейв закрыл глаза ладонями и с силой надавил на глазницы, заставляя через боль блокировать видения. На смену им приходила пустота.

Абсолютный ноль. Ослепляющая белая пустыня Северного полюса. Черная пустыня космоса. Коды, цифры, логика. Постепенно его отпустило, он снова смог дышать. Лицо покрыла холодная испарина.

Дейв позволил рукам безвольно опуститься, но глаза еще долго не мог открыть. Он чувствовал усталость. И стыд. У Марго и без него хватало проблем, негоже выпускать на нее своих демонов.

– Забудь, – сказал он. – И прости, если напугал. Она смотрела на него широко раскрытыми глазами.

– Да ничего, – сказала она озабоченно. – Я…

– Не стоит. – Дейв сказал это так резко, что Марго вздрогнула. – Я не хочу это слушать. Я уже ухожу и больше тебя не потревожу. Удачи с… с чем бы там ни было.

Она снова плакала, и снова из-за него. Но он уже не мог ее утешить. Он вышел, не удостоив ее взглядом.

Дейв заметил его сразу, как вышел на крыльцо. Золотой кулон в виде змеи висел, поблескивая, рядом с ветряными колокольчиками. Не его дело, не его проблема, но все это выглядело слишком странно, чтобы не разобраться. Он вернулся.

– Это ты повесила свой кулон со змеей рядом с ветряными колокольчиками?

Марго выскочила на крыльцо и, ахнув, схватилась за дверь, чтобы не упасть. Лицо ее стало белее мела.

У Фариса кровь закипала от эйфории убийства. Мертвое тело Пантани оказалось довольно тяжелым. Пришлось приложить немало усилий, чтобы поместить труп в морозильник, но это было ему по силам.

Жирный кровавый след тянулся до самого морозильника. По всей его длине попадались волосы и ворс с ковра Маклауда. Фарис принес также бутылку виски и стакан с отпечатками пальцев Маклауда. Прекрасный финальный штрих!

Фарис чувствовал эмоциональный подъем. Напряжение прошедших месяцев как рукой сняло. На полу валом были набросаны коробки с замороженной пиццей, мороженым и прочим содержимым морозильника.

Завибрировал мобильный телефон – Марк. Фарис стянул окровавленную перчатку. Сердце забилось чаще. Если Марк узнает, что он задумал, то придет в бешенство. Как бы осторожен ни был Фарис, Марк вполне мог проследить за братом, склонным к убийству.

– Да? – ответил он на звонок.

– У меня для тебя есть работенка, – сказал брат.

Фарис едва не расплакался от облегчения. На этот раз Марк звонил не для того, чтобы наказать его. По крайней мере не сейчас.

– Я готов, – сказал он.

– Дрисколл выбыл. Присцилла взяла на работу нового заведующего лабораториями. Сегодня он прилетает в Сиэтл. Ты меня слушаешь?

– Да-да, – заверил его Фарис. – Говори, я повторю для верности.

– Хорошо, – пробормотал Марк. – Очень хорошо, Фарис.

Марк объяснил, что ему надо. Фарис записал все на подкорку, как его научили еще в детстве. Марк обучил Фариса, как расширить возможности своей памяти. В детстве Марк использовал ток, когда Фарис становился забывчивым. Но сейчас Фарису не нужен был ток, чтобы запоминать информацию. Когда Марк закончил, он помнил все слово в слово.

– Нужно срочно возвращаться домой, – сказал Марк в итоге. – Присцилла уезжает на этой неделе, и она хочет, чтобы я снова держал тебя на цепи.

– Сука, – пробормотал Фарис. – Почему ты не дашь мне просто…

– Потому что мой план куда выгоднее, – строго сказал Марк. – Мой план заключается в том, чтобы уничтожить ее и в процессе заработать миллионы долларов. Мысли шире, Фарис.

Фарис посмотрел на окровавленную перчатку и захихикал.

– Пожалуй, но мне хочется пустить ей кровь.

– Ты что, убил кого-то ради собственного удовольствия, Фарис? – подозрительно спросил Марк.

Фарис съежился в своем целлофановом плаще. Марк всегда знал. Иногда Фарису казалось, что Марк ясновидящий. Фарис всегда выходил у него виноватым. Всегда его наказывали.

Он задержал дыхание, чтобы не расхныкаться.

– Я осторожно.

– Этого недостаточно, – сказал Марк. – Я годами вынашивал свой план. Я вложил все свои деньги в его реализацию, все свое время, а ты тратишься на удовлетворение cвоих жалких эгоистичных помыслов.

Вся эйфория Фариса растаяла от укора в голосе Марка.

– Прости, – сказал он, едва не плача.

– Так-то лучше. Кстати, как там с этой Каллахан?

– Я слежу за ней, – сказал Фарис торопливо. – У меня есть план.

– Так ты с ней все еще не разобрался? – спросил Марк мягким тоном, от которого у Фариса задрожали поджилки. – Фарис, ты идиот. Если мы не получим матрицу до того, как Присцилла уедет, то все пропало. Это провал.

– Провал неприемлем, – сказал Фарис словно робот.

– Сделай это сегодня, до или после того, как разберешься с Хайтом. Мне все равно, кто из них будет первым; главное, чтобы ты не дал ей уйти, как в прошлый раз. Сегодня. И привези ее мне. Сразу, как сделаешь свое дело.

– Сегодня, – послушно повторил Фарис. – Я не провалю дело. Я возьму ее.

– Если я не услышу голос Каллахан по телефону сегодня, Фарис, то я сочту, что ты негоден для этой работы. Я уже подключил к делу Лероя и Карела. Они могут взяться за Каллахан, если ты не в состоянии. Она ведь очень красивая, так? Они с удовольствием склонят ее к сотрудничеству. Особенно Карел. Он мужчина с неуемным аппетитом.

От одной мысли, что эти волосатые гориллы, не знающие чести, дотронутся до его ангела, Фарис запаниковал.

– Нет, ты не можешь. Карел и Лерой…

– Не перечь мне, – сказал Марк. – Займись делом.

В телефоне раздались короткие гудки. Фарис сглотнул подкативший к горлу ком. Он метался по комнате, пока не успокоился. А когда успокоился, почувствовал во рту металлический привкус. Привкус крови и резины. Он сосал большой палец, а вторая рука все еще была в окровавленной перчатке.

Глава 12

Марго не на шутку испугалась. Кулон висел, поворачиваясь на ветру, колокольчики тревожно позвякивали рядом.

– …Марго? Дыши же. Что за история с этим кулоном? – Голос Дейва проникал словно из-под одеяла.

Она схватила его за руку, он обнял ее за плечи.

– Сегодня я заложила его в ломбард, – голос ее прозвучал неестественно хрипло, – перед занятиями в спортзале. За шестьдесят долларов. Это грабеж, но я готова была сама заплатить, лишь бы его забрали у меня. – Она хотела сглотнуть, но у нее ничего не получалось. – Этот кулон преследует меня.

Она плохо стояла на ногах, но Дейв крепко держал ее. Марго протянула руку, чтобы остановить гипнотическое вращение кулона, но Дейв упредил ее.

– На нем могут быть отпечатки, – сказал он мягко. – Пусть висит.

Она опустила руку. Дейв прижал девушку к себе, и она безвольно положила голову ему на грудь.

– Почему ты так боишься этого кулона, Марго?

– Это длинная история, – прошептала она.

– Не сомневаюсь, – ответил он, – но пришло время рассказать ее.

Марго смотрела на темноту за крыльцом.

– Он может наблюдать за нами прямо сейчас.

Дейв потянул ее в дом и закрыл дверь, когда они оказались внутри.

– Давай все выясним. Сегодня ты сдала этот кулон в ломбард. Твой тайный почитатель выкупил его и вернул тебе, повесив на пороге дома. Так?

Она кивнула, ее трясло, и зуб на зуб не попадал.

– Значит, у нас есть зацепка, – сказал Дейв. – Это хорошая новость. Впрочем, ломбард уже закрыт. Придется поговорить с продавцом завтра.

– У меня, кажется, есть номер его сотового, – сказала Марго. – Она достала из заднего кармана джинсов квитанцию. На ней было написано имя – Барт Уилкс, и телефонный номер, который он жирно обвел карандашом.

Дейв достал телефон и набрал номер. Марго протянула руку.

– Он скорее мне все расскажет, чем тебе. Дейв отдал ей телефон, ничего не сказав. Она долго слушала гудки в трубке.

– Не берет, – сказала она.

– Давай посмотрим в телефонной книге. Мне кажется, в Сиэтле не так много людей с таким именем.

Они нашли его в книге, но он не отвечал и на домашний. Марго выписала из книги адрес в центре Сиэтла на листочек.

– Я поеду туда и буду ждать его у дома, – сказала она. Дейв колебался, будто хотел возразить, но все же кивнул, соглашаясь.

– Я тебя отвезу.

Она не возразила, лишь подобрала Майки и вышла из дома как зомби.

Дейв нашел на кухне пакет, со всей осторожностью снял кулон за цепочку и бросил его в пакет, затем, догнав Марго, протянул пакет ей.

– Не дотрагивайся до кулона, – сказал он. – Я постараюсь найти кого-нибудь, кто снимет нам отпечатки пальцев.

– Не беспокойся. – Она бросила пакет в сумочку, поморщившись от отвращения, и побежала за ним к пикапу.

В кабине оба молчали. Марго пыталась придумать, с чего бы начать рассказ, но, как ни крути, говорить придется все.

– Я жду, – сказал Дейв.

Она мгновенно отреагировала на его тон.

– Не смей так со мной разговаривать…

– Теперь это официально мое дело, – сказал он. – Если не хочешь, чтобы я пошел в полицию, то выкладывай все. И прямо сейчас.

Дейв посмотрел на нее, и Марго поняла, что он не шутит. Она погладила Майки, чтобы успокоиться, и начала с первого, что пришло в голову.

– Девять месяцев назад я встречалась с одним парнем, Крейгом Карузо, – начала она. – Он работал в лаборатории одной фармацевтической компании. Они занимались биометрией.

– Биометрией? То есть физиологической идентификацией личности? Отпечатки пальцев, сканирование сетчатки глаз и все такое?

– Да, – сказала она. – Меня наняли, чтобы я обновила интернет-сайт их компании. Там мы и познакомились.

– Так вот чем ты зарабатывала, – сказал он. – Ты занималась дизайном интернет-сайтов.

– А я разве тебе не говорила?

– Ты мне вообще ничего о себе не рассказывала, – сказал он с упреком.

Марго потупилась.

– Ну ладно, чего уж сейчас. Так вот, сначала все шло неплохо, но затем начали происходить странные вещи.

Он неопределенно хмыкнул.

– Какие именно?

– Крейг стал настоящим параноиком, – сказала она. – Говорил, что хочет уйти с работы. Говорил, что его заставляют что-то делать, шпионят за ним. Он решил открыть свое дело, снял помещение и начал оформляться. Как-то я вернулась с конференции рано утром и нашла в нашей постели чужие женские трусики. – Она потерла глаза тыльной стороной ладони. – Я разозлилась и поехала в его новый офис, чтобы высказать ему в лицо все, что я о нем думаю… – Она резко выдохнула. – Когда я нашла его, он свисал с потолка, из него торчали какие-то иглы, и он истекал кровью.

Дейв посмотрел на нее.

– Ничего себе, – вымолвил он. – Жестоко.

– Мэнди, его помощница, лежала на полу, полуголая. Может быть, она уже была мертва. Я шагнула к Крейгу, а потом… ничего не помню.

Он нахмурился:

– То есть как ничего не помнишь? У нее разболелся живот.

– Я проснулась много позже в комнате отеля, абсолютно голая.

Дейв был мрачнее тучи.

– Голова у меня раскалывалась. Наверное, меня накачали наркотиками, – продолжала Марго. – Одежда висела на стуле, сумочка была там же, только пистолета не было…

– А зачем тебе пистолет-то понадобился? – спросил Дейв. Она поморщилась.

– Пистолет дал мне Крейг, а я терпеть не могла эту штуку. Я хотела вернуть ему, после того как… ну, в общем, теперь это не важно. Я оделась и пошла вниз, чтобы у администратора узнать, кто заплатил за номер, но у них не оказалось никаких записей. Они вообще были уверены, что комната пуста. Никто не видел, кто меня привез. Никто не выдавал ключ от номера. Но тем не менее меня привезли туда, раздели донага и оставили.

– Странно, – сказал Дейв задумчиво. Марго горько рассмеялась:

– Ха, потом все стало еще хуже. Я позвонила Дуги, моему секретарю. Он был в истерике. Спустя несколько часов после того, как я ушла из офиса, он забеспокоился и поехал к Крейгу в офис. Он нашел тела. Бедолага! В них стреляли. Много раз. С близкого расстояния. В общем, он вызвал полицию.

– И?..

Она посмотрела на свои руки. Пальцы теребили шерсть Майки.

– Они задавали один наводящий вопрос за другим по поводу моих взаимоотношений с Крейгом. Спрашивали, часто ли Крейг изменял мне. Спрашивали, есть ли у меня пистолет, была ли я вспыльчива. Но Дуги – умный парень, он предостерег меня. Он сказал, что я подозреваемая. – Она закрыла лицо руками. – Как будто я могла жестоко убить двух людей. Помнится, я неделю проплакала, когда мне пришлось кошку усыпить. – Марго подождала хоть какой-нибудь реакции, но ничего не дождалась. Она вздохнула и продолжила. – Вот, собственно, и все. Я запаниковала и пустилась в бега. От полиции, от того, кто подставил меня и оставил нагишом в комнате. По дороге я заехала в банк и сняла все деньги. Так закончилась жизнь Мэг Каллахан. Я струсила, но я действительно была напугана.

– Да и я бы, пожалуй, струсил.

Она посмотрела на него с сомнением:

– Ты? Да ладно.

– Серьезно.

– Данные баллистической экспертизы подтвердили, что стреляли из моего пистолета. Наверное, мне следовало сдаться полиции, но я была уверена, что убийца Крейга расквитается со мной, если я высуну нос. Я следила за ходом следствия по «Новостям». – Марго вздохнула. – Семьи у меня нет. С друзьями я решила не выходить на связь, чтобы не подвергать их риску. Уже то, что бедняга Дуг пострадал из-за меня, плохо.

Дейв погладил ее по голому плечу.

– А что с этим кулоном?

– Ах это… – сказала она нервно. – Он был на мне, когда я проснулась в комнате отеля. Как будто он ошейник надел на меня, как на свою собаку. Я не нашла ни в библиотеке, ни в Интернете, что бы мог значить этот символ. И пугает меня больше всего… – Она поежилась.

– Что пугает тебя больше всего? – мягко спросил Дейв.

– Я не должна была проснуться до его возвращения, – сказала она. – Я должна была проснуться, скажем, на час позже. Может, он заехал заправиться или в магазин зашел. Когда думаю об этом, меня сразу кошмары начинают мучить по ночам.

– Случайностей не бывает, – сказал Дейв. – Ты сбежала от него, потому что судьбой тебе не было предназначено стать жертвой чудовища.

Марго набралась храбрости и спросила:

– Так, значит, ты мне веришь?

Дейв долго не отвечал. Она старалась не задерживать дыхание.

– Да, – сказал он наконец.

Он говорил искренне, и она готова была расплакаться.

Много месяцев прошло с тех пор, как кто-то понимал ее. А Дейв понимал, и она любила его за это. Марго сглотнула слезы и заговорила, чтобы не затягивать неловкую паузу:

– Так ты тоже думаешь, что парень, который убил Крейга, и мой преследователь – одно лицо?

Дейв удивленно посмотрел на нее:

– А у тебя есть какие-то сомнения на этот счет?

– Надежды, а не сомнения. – Марго покачала головой. – Клянусь, я делала все, чтобы замести следы. Я, конечно, беглец неопытный, но я даже автостопом от города к городу добиралась…

– Что? Ты хоть знаешь, насколько это опасно? Она усмехнулась, но ему явно было не до смеха.

– Я тебя умоляю. После того, что мне пришлось пережить, автостоп мне был не страшен. Кроме того, мне всегда везло. Я познакомилась с интересными людьми по дороге. Ни одного неприятного момента.

Но Дейв по-прежнему не одобрял ее поступок.

– Да нет, правда, – настаивала она. – Не так уж все у меня плохо. Вот хотя бы взять Майки. Попробуй найди второе такое чудо.

Услышав свое имя, Майки встал на задние лапы и преданно заглянул Марго в глаза. Дейв посмотрел на пса.

– С этим я спорить не буду.

– Это мудро, – сказала Марго, имитируя его деловой тон. – Очень мудро.

– Давай вернемся к нашим проблемам. Как давно ты поняла, что тебя преследуют, две недели назад? Какие изменения произошли в твоей жизни, что случилось, что заставило его выйти из тени?

– Хм, я делала поддельные рекомендательные письма для работы, – сказала она с запинкой, – но не на старое имя. Я получила работу в графической фирме в Беллтауне, но спустя десять дней офис фирмы сожгли. А сразу после этого… О нет.

– Во всем виноваты твои рекомендательные письма, – сказал он. – Они выдали тебя.

– Но я же не пользовалась старым именем!

Дейв покачал головой, завел двигатель и повел машину к трассе, не отвлекая ее разговорами, давая ей время подумать над свежей информацией.

– Я никак не пойму, – вздохнула она. – Я же никому не наступала на больную мозоль, ничего не крала. Я не богата, у меня нет важных связей. У меня в зубы не вмонтирован микрочип от устройства, способного взорвать планету. Я просто работаю с интернет-сайтами. И все. Что их заинтересовало? Уверяю, во мне нет ничего необычного.

– А для меня все понятно, – сказал Дейв.

Она посмотрела на него:

– Я не понимаю.

– Я не мог выбросить тебя из головы с того самого дня, как увидел из окна машины, – сказал он. – Тебе не нужен микрочип, вживленный в зубы, чтобы привлекать внимание.

Марго облизнула сухие губы.

– Да? – пробормотала она. – Надо же.

– Я тебе по собственному опыту могу сказать, что этот парень запал именно на тебя, на тебя саму, Марго Веттер, и других причин ему не надо.

Несколько минут она не знала, что и сказать.

– Прямо и не знаю, благодарить тебя за странный комплимент или залепить тебе пощечину.

Дейв ухмыльнулся:

– Прошу, не надо меня бить, пока я за рулем. Она захихикала.

– Боже, вот я уже и смеюсь, словно истеричка. Это же не смешно! Я вообще ничего не могу понять. Зачем играть со мной? Ведь он мог поймать меня и убить в любой момент, Остановить его было некому.

– Сейчас уже есть, – сказал Дейв.

Она отвернулась. Она не готова была к этому приятному покалыванию в груди. Ох как опасно. Как и все в ее жизни, это могло обернуться против нее.

– Ты у доктора проверялась? – спросил он мягко.

– Боже, конечно, да, – сказала она. – Никаких следов насилия, но все равно ощущение было такое, словно надо мной надругались. Я понятия не имею, что происходило со мной, когда он был рядом. Я не знаю, что делала или что делали со мной. И не знаю, что думала по этому поводу. И это меня выводит из себя. И самое противное в том, что я беспомощна.

Дейв остановил пикап в тени деревьев и взял ее за руку.

– Что бы ни случилось в той комнате, ты сделала все, что могла, – тихо сказал он. – Ты осталась верна себе.

Марго затаила дыхание.

– Дейв, ну ты даешь! Я-то думала, что имею дело с мистером Кубик Льда, и вдруг, из ниоткуда, появляется эта мягкость и сочувствие. Это что, прием обольщения такой – выводить девушку из равновесия? Этому в мужской гимназии обучают?

Дейв погладил ее по руке.

– Нет, я сам дошел до этого.

Она посмотрела на его руки.

– С тех пор я вообще не могла думать ни о каких отношениях с мужчинами, – прошептала она. – Я проверилась на ВИЧ и все существующие венерические заболевания, но врачи сказали, что ничего у меня нет. По крайней мере с медицинской точки зрения.

Марго зажмурилась, осознав, что только что все рассказала.

– Впрочем, какое это имеет значение, – добавила она торопливо.

Дейв кивнул.

– Раз уж мы заговорили об этом, то я тоже проверялся после того, как встречался с женщиной в последний раз. И у меня тоже все в порядке со здоровьем. Просто чтобы ты знала. Хотя, конечно, разве это важно? – добавил он неловко.

– Конечно, нет, – пробормотала Марго.

– Я не умею выдерживать паузу, – сказал Дейв. – Я вообще не силен по части отношений с женщинами. Ты мне понравилась, и я попытался тебя заполучить. Прости, если тебе было плохо со мной.

– Пустяки, – сказала она. – И мне с тобой было вовсе не плохо. Просто очень все быстро. Ты удивил меня.

– Удивил? Чем же?

– Я думала… – Ее голос дрогнул, и она сглотнула. – Это дикая история, согласись. Я думала, ты не хочешь усложнять себе жизнь. Полагала, что если расскажу тебе все, то ты не захочешь… остаться со мной.

Дейв нежно провел пальцем по ее подбородку. Ей стало приятно, словно от поцелуя. Он смотрел на нее пылающим взором. Она потупилась, краснея.

– Я не стану давить на тебя, – прошептал он. – Правда, расслабься.

– Расслабишься тут, – сказала она. – Если ты и правда хочешь, чтобы я чувствовала себя свободнее, то перестань сверлить меня взглядом.

Дейв расплылся в ухмылке.

– Я не хотел сверлить тебя взглядом.

– Ох, прекрати! Ты специально это делаешь, я точно знаю, – выпалила она. – Пойдем лучше поговорим с этим парнем, пока я терпение не потеряла.

Дейв не мог объяснить себе, почему сразу ей поверил. Наверное, интуиция. Он привык доверять своим чувствам. Так он работал. Он бросал все, что слышал, чувствовал, о чем думал, в волшебную машину, а с другого конца выходил готовый ответ, подсказанный интуицией. Оставалось лишь верить или не верить. Что происходит в процессе – он не знал. Опыт подсказывал, что все неприятности случались, когда он не слушался внутреннего голоса.

Марго вляпалась дальше некуда. И ей нужно помочь.

Барт Уилкс жил в маленьком потрепанном бунгало в центральном районе. Вокруг заросшего и загаженного газона возвышалась двухметровая решетка. На дорожке стоял старинный, видавший виды белый «крайслер». В окнах горел свет.

Дейв велел Марго держаться сзади и пошел к крыльцу. Он постучал в дверь и подождал. Никакой реакции.

Он заглянул в ближайшее окно, но оно было занавешено тяжелой шторой.

– Давай обойдем дом и посмотрим, нет ли…

Марго не стала его слушать, а просто подошла к двери и открыла ее.

– Вот черт, – пробормотал он. – Подожди, Марго.

Он стер отпечатки ее пальцев с ручки и вошел следом. В комнате царил беспорядок, здесь давно не проветривали. Все было заставлено не подходящей по стилю мебелью, и над всем этим возвышался огромный телевизор. На кофейном столике, на ковре и стульях стояли переполненные окурками пепельницы, всюду валялись пустые пивные банки и контейнеры из-под еды на заказ.

– Барт? – Голос Марго дрожал. Она вдохнула полной грудью и сказала громче: – Барт Уилкс? Вы здесь?

От тяжелой тишины Дейву стало не по себе. Пахло чем-то страшным, перебивая запах сигарет и несвежей еды.

– Ничего не трогай, – сказал он, – что-то здесь не так.

– Меня это не удивляет. – Она пыталась храбриться, но в глазах застыл страх. Марго расправила плечи и двинулась на кухню.

Он попытался остановить ее:

– Стой, Марго!

– О нет! – Она отшатнулась, ударилась спиной о стену и прильнула к нему. – О Боже, – прошептала она.

Он оставил ее и заглянул на кухню.

Дела были плохи. Человек, а Дейв предположил, что это и есть Барт Уилкс, лежал на грязном линолеуме в неестественной позе. Вокруг все было залито кровью – похоже было, что он отчаянно пытался сделать что-нибудь. Одну руку он протянул вперед, растопырив пальцы, словно просил о помощи.

Глаза были открыты, рот искривлен.

– Это продавец из ломбарда? – спросил Дейв.

– Он, – выдавила Марго. – Бедняга.

Дейв нагнулся к Уилксу и положил пальцы на артерию. Пульса не было. Мужчина был мертв, хотя и не остыл еще. Дейв огляделся. Телефон был сорван со стены, трубка валялась рядом, из нее раздавались короткие гудки. Он пытался позвать на помощь.

Дейв хотел осмотреть тело покойного, чтобы понять, от каких ран тот скончался, но не стал дотрагиваться до него. Пусть этим занимается полиция. Лучший способ не ссориться с местной полицией – это не наступать им на пятки.

– Пойдем отсюда, – сказал он. – Все это похоже на убийство.

Она молча пошла за ним, закрыв рот рукой. После того как он позвонил в полицию, она дернула его за рукав.

– Что мы скажем, когда они спросят, что мы делали в доме?

– А мы не были в доме, – сказал он. – Мы увидели его через окно в кухне, когда зашли постучаться в заднюю дверь, потому что мы не могли просто взять и войти в дом к незнакомому человеку без приглашения. Мы же добропорядочные граждане.

Она ничего не ответила, и это было странно. Дейв посмотрел на нее. Марго пребывала в оцепенении, губы ее дрожали, глаза ошалело таращились в пустоту.

– Полезай в машину, – велел он, затем добавил мягче: – Я сам разберусь с полицией.

Это заняло какое-то время, но Дейв знал обоих полицейских, и они были в приятельских отношениях. Он сказал, что заехал к Уилксу, чтобы задать пару вопросу об украденном украшении, и ребята поверили ему. Впрочем, это была почти правда. Дейв умел врать с невозмутимым лицом, хотя и не любил это делать.

Он обрадовался, когда представилась возможность отвезти Марго домой. Майки семенил за ними по дорожке, радостно поскуливая. Дома он укутал ее в одеяло и налил чаю с большим количеством молока и сахара. Он дал ей чашку и подержал, пока она не взяла ее твердо.

– Попытайся выпить все.

Но руки у нее дрожали. Она посмотрела на него, неуверенно улыбнулась и поставила чашку на стол.

– Ты веришь в проклятия?

Дейв задумался на минуту.

– Смотря что считать проклятием, – сказал он. – Я в одно твердо верю – совпадений не бывает.

Майки уткнулся Марго в коленку. Не дождавшись никакой реакции, пес положил передние лапы на диван и вопросительно посмотрел на Дейва. Дейв глянул на Майки, на свою светлую мягкую мебель и покачал головой.

– И не мечтай, приятель, – сказал он псу. Майки опустился на пол, нисколько не расстроившись, подбежал к Дейву и навалился боком на его ногу. Дейв погладил пса и почувствовал под пальцами боевые шрамы там, где шерсть все еще была выбрита. В ответ пес лизнул его руку. В голову Дейву пришла одна интересная мысль.

– Марго? Ты сказала, что собака, которую убил у тебя на крыльце Снейки, это овчарка, так?

Она сфокусировала на нем взгляд.

– Возможно, – сказала она устало.

– А какая собака напала на Майки в парке? Она смотрела на него во все глаза, губы ее снова задрожали.

– О нет. Это просто безумие какое-то. Получается, что этот садист думает, что оказал мне услугу. Он считает, что так он ухаживает за мной.

Дейв уже пожалел, что начал этот разговор, но было поздно.

– Это было послание, – сказал он. – Пожалуй, даже любовное послание, вполне сочетающееся с лепестками роз на ступенях.

Марго закрыла лицо руками.

– Только мне могли прислать такое любовное послание, – прошептала она.

– Мы можем с этого начать, – предложил Дейв.

– Ужасное начало, – не сдержалась она.

Марго потянулась за чаем. Он едва успел поддержать ее, чтобы чай не расплескался.

– Завтра ты идешь со мной. Я не могу пропустить свадьбу брата, как не могу и оставить тебя одну, – сказал он. – Не заставляй меня применять силу, потому что, если придется, я ее применю.

Марго едва заметно улыбнулась:

– Верю. Я бы не смогла убежать сегодня, даже если б захотела. А я уже не хочу. – Она смерила его взглядом. – Вот только… – Голос ее стал совсем неуверенным.

– Что? – спросил он резко.

– Ты уверен, что хочешь взять на свадьбу брата беглянку с преследователем на хвосте? Я не из тех девушек, которых можно привести на показ родителям.

Дейв обнял ее за плечи.

– Тебе не доведется встретиться с моими родителями. Их уже нет в живых. Впрочем, я рад был бы вас познакомить. Маме ты бы понравилась. А что до отца… – Он колебался. – Беглец от закона ему понравился бы даже больше, чем благопристойный гражданин.

Марго нахмурилась, ничего не понимая.

– Да? Почему?

– Для него это означало бы, что ты борешься с системой, – пояснил он. – Он бы не видел в тебе еще одну рабочую пчелу с промытыми мозгами, кормящую машину зла. Ты была бы для него членом элитной касты отверженных – это ему очень импонировало. Отец был… не таким, как все.

Марго покачала головой.

– Ух ты, – пробормотала она, – а он бы сильно разочаровался, если бы узнал, что больше всего на свете я хочу вернуться к нормальной жизни и быть рабочей пчелой с промытыми мозгами?

Дейв пожал плечами:

– Об этом мы бы промолчали.

– Моя мама тоже умерла, – сказала она грустно. – Мне ее очень не хватает.

– А отец?

Марго долго молчала.

– Выбыл из игры. Ушел от нас, когда я была еще слишком маленькой, чтобы он мог причинить мне боль. Жаль, что я не смогу познакомиться с твоими родителями.

– Теперь у меня нет никого, кроме братьев, – сказал Дейв.

– Ты везунчик, у тебя хотя бы братья есть. Хотела бы и я, чтобы у меня были братья. Большие и страшные.

– Можешь взять напрокат моих, – предложил он. – Они большие и страшные. И они сделают все, о чем я их попрошу.

Она улыбнулась так беззащитно, что это пронзило ему сердце. Странное это было чувство, щемящее, но оно ему понравилось.

– Спасибо, Дейв, очень мило с твоей стороны, – сказала она. – А твои братья знают, что ты сдал их в аренду женщине с крупными неприятностями?

– Их обоих хлебом не корми, дай спасти кого-нибудь, – сказал он. – Такие уж они уродились. Кроме того, у тебя уже есть я. Они будут лишь подкреплением.

Марго пытливо посмотрела на него:

– А ты у меня есть, Дейв? У него ком застрял в горле.

– Еще как есть.

Они долго смотрели друг на друга, воздух звенел от напряжения. Голоса у него в голове подсказывали, что нужно остыть, не напирать. Но он не слышал их. Они стояли в дверях, и он не мог развернуться и уйти.

Дейв осторожно опустил Майки на пол и встал перед ней на колени. Он прижал голову к ее животу и замер. Марго обняла его, дрожа всем телом, поцеловала в затылок и стала гладить по голове.

Дейв хотел, чтобы она никогда не останавливалась.

И все же он нашел в себе силы подняться, взял ее на руки и отнес в свою спальню. Дейв положил ее на кровать и накрыл одеялом.

Он сел рядом, потому что прекрасно знал свой организм и понимал, что сегодня ему не одолеть хроническую бессонницу. Каждая клетка его тела дрожала от возбуждения.

С тем же успехом можно было пойти в кабинет, запустить компьютер и заняться чем-нибудь полезным, но он не мог оторвать глаз от нее. Кроме того, Дейв не хотел оставлять ее ни на минуту. Его кровать была самым безопасным местом в мире для нее, но он с десяти лет знал, что безопасных мест не бывает. Все в мире переменчиво. И изменения приходили без предупреждения, не подчиняясь ни правилам, ни законам.

Смерть Барта Уилкса взволновала его. Вкупе с историей Марго этого было достаточно, чтобы он всю ночь не сомкнул глаз.

Судьба уложила ее к нему в постель, и он будет беречь ее сон. Этой ночью вокруг полно монстров.

Дейв не мог рисковать.

Глава 13

Фарис ехал по фешенебельному району Хайленд-Парка. Марк дал ему адрес доктора Носоми Такеда, сорокашестилетней японки американского происхождения, которая занималась молекулярной биологией, преподавала в Вашингтонском университете и там же вела исследования.

Он радовался, что у него наконец есть работа. Недовольство Марка повергло его в состояние, при котором он с трудом мог контролировать себя. Он потерял Марго. Опять. Спутниковый навигатор, который он поставил в ее машину, показывал, что она приехала домой, но ее жалкое жилище пустовало. Он бродил из комнаты в комнату и едва не насквозь пробивал кулаком тонкие стены. Впрочем, он быстро образумился, ведь вскоре кулаки ему понадобятся, а следовательно, не стоит набивать синяки впустую.

Его рыжеволосый ангел попался в ловушку Маклауда. Она слабее, чем он думал. Он был разочарован. Она больше не была чиста для него. Их любовь была запятнана. Сияющее совершенство, трансформировавшее его, больше никогда не снизойдет на него. А та пустота, которую заполняла любовь к ней, снова стонала и жаждала отмщения.

Был лишь один путь все уладить.

Фарис остановил машину в нескольких кварталах от дома Такеда и остаток пути бесшумно прошел пешком. Дом стоял в отдалении, окруженный деревьями, отбрасывающими густую тень. Он подходил медленно, боясь спугнуть собак. Но собак не оказалось. Глупцы! Они заслуживают того, что их ждет.

Он выставил инфракрасную камеру между ветками сосны и настроил на второй этаж. Спальню хозяйки он нашел сразу. У кровати горели две лампы. Отлично.

Дверь черного хода защищал надежный замок, а также засов и цепочка, однако ему понадобилось лишь несколько секунд, чтобы оказаться внутри.

Фарис остановился на несколько мгновений, привыкая к темноте. На столе стояли огарки свечей и остатки праздничного ужина. От кухни к лестнице по полу была разбросана одежда. На ступенях лежали уже детали нижнего белья. На ручке приоткрытой двери спальни висели женские трусики. Он тенью осмотрел ближайшие комнаты и выяснил, что Такеда в разводе, детей не имеет, от бывшего мужа ей достался дом.

Он вспомнил, как Марк учил его запоминать отрывки из Библии, когда он был ребенком и посещал воскресную школу. Фарис помнил эти отрывки до сих пор. Они переплелись с его снами. Они прошли долиной смертной тени. И жили внутри его.

Он и сам был тенью смерти. Безмолвной и незримой.

Любовники – доктор Хайт и доктор Такеда – лежали на постели обнаженные. Доктор Такеда была ближе к нему. Фарис смотрел на ее нагое тело. Она была в хорошей форме для своих лет, правда, слишком худа и узкобедра на вкус Фариса. Что уж там, все женщины меркли рядом с его рыжеволосым ангелом! Ее волосы разметались по подушке, и она хмурилась во сне, словно пыталась разгадать все тайны молекулярной биологии. Фарис открыл пузырек и поднес к ее носу на несколько секунд.

Он обогнул кровать и посмотрел на нового директора исследовательских лабораторий «Кэликс», доктора Сеймура Хайта. Он крепко спал, приоткрыв рот. Ему было за пятьдесят.

Он походил на Титуса, отца Фариса. Это вызвало у Фариса приступ ностальгии. Он плакал, когда отца хватил удар. Никто не догадался, что причиной тому – иглы Фариса.

Фарис открыл другой пузырек и поднес к носу доктора Хайта. Необходимость в скрытности и тишине отпала. Он мог поставить громкую музыку, если бы захотел. Сейчас любой идиот мог справиться с заданием, даже Лерой или Карел.

Стоило подумать о них, и гнев снова закипел в нем. Как мог Марк так поступить с ним – ведь он верой и правдой служил ему все эти годы. Как мог он променять его на этих свиней? Хотелось убить кого-нибудь, хотелось пустить кровь.

Фарис с трудом подавил в себе агрессию. Марк никогда не простит ему, если он загубит его безупречный план. Что бы ни случилось, виноват всегда оказывался Фарис.

Он включил свет и достал из сумки три металлических кейса с быстротвердеющим формовочным пластиком. Он взял безвольную руку Хайта, сорвал пленку с пластика и вжал в него ладонь.

Слепок получился четким. Он вытер руку доктора салфеткой, пропитанной очищающим раствором, подождал, пока она высохнет, и дважды повторил процедуру.

Фарис сложил обратно оборудование и проверил, не забыл ли чего. Он закончил, но все стоял и смотрел на мужчину и женщину в постели. Душа его требовала заполнить кричащую пустоту внутри. Хотелось плотской услады, но тщедушная и бесчувственная Такеда не прельщала его. Вот Карел был сексуально всеяден. Если бы это дело поручили ему, то он непременно воспользовался бы ситуацией.

Фарис не такой. Животный секс не прельщал его. Ему нужны были тонкие материи. Он не мог убить Хайта, потому что это противоречило плану Марка, но Марк ничего не сказал о его любовнице. Если делать все аккуратно, то можно позволить себе маленькую слабость. Никто ведь не узнает, даже сама Такеда.

Он сел рядом с ней и коснулся ее белой кожи. Она лежала на боку, маленькая грудь едва выделялась. Она была такой худой, что он мог пересчитать все ребра.

На него снизошло вдохновение. Он достал иглы из футляра на ремне. По одной с каждой стороны шеи. В одном направлении энергия ци будет блокирована, в другом пойдет с избытком. Затем резкий короткий удар одним пальцем аккурат между восьмым и девятым ребрами. Такеда дернулась, всхлипнула, но не проснулась.

Он почти не коснулся кожи при ударе, и синяка быть не должно. Но разрушительной энергии, которую он послал в ее тело, с лихвой хватит, чтобы разрушить селезенку.

Пройдет не меньше трех дней, прежде чем мембрана этого органа наполнится кровью. Затем внутреннее кровоизлияние, резкий скачок давления, и прощайте, доктор Такеда. Она была так молода, но умерла при странных обстоятельствах. Как печально!

Так-то лучше. Теперь он мог расслабиться, рассуждать здраво. Фарис убрал иглы, погасил свет и ушел, не забыв тщательно закрыть за собой двери.

Пора вернуться к Марго. Он был необычайно зол на нее за то, что она сошла с намеченного им пути. Даже мысль о том, что Марк снова будет ругаться из-за неё, не так давила. Она заслужила наказания.

Он учинит ей допрос с иглами. Она узнает, каково это – предавать его. Он старался быть с ней нежным, и сам пострадал. Не его вина, что она все испортила.

Глупая шлюшка! Ей некого будет винить, кроме себя.

Марго проснулась и долго не могла понять, где находится. Да что там, она долго не могла вспомнить свое имя. Ей было непривычно удобно. Она лежала на мягкой… постели. На настоящей постели. На очень комфортной постели.

Она перевернулась на спину и осмотрелась по сторонам. Постель была огромная. Она в ней утонула. Лунный свет проникал в комнату через огромное окно и освещал нехитрый интерьер довольно большой комнаты. За окном виднелась посеребренная луной гладь озера. Затем она увидела Дейва – он сидел на простом стуле с прямой спинкой и не спал, охраняя ее сон.

На нее накатила холодная волна воспоминаний. Кулон. Тело Барта Уилкса. И страх.

– Спи, – сказал Дейв. – Все в порядке. Я присмотрю за тобой. Отдыхай.

Ну да! Она не следовала приказам из принципа. Но, похоже, Дейв еще не понял этого. Она села, пытаясь определить выражение его лица. Марго думала, что бы сказать, но хаос чувств, бушевавших внутри, невозможно было описать словами.

– Мне от тебя ничего не надо, – сказал он. – Ровным счетом ничего. Так что спи дальше и не беспокойся ни о чем.

От его слов у Марго отлегло от сердца. Она скинула одеяло и выбралась из постели.

– Знаешь что, Дейв? Это самые приятные и возбуждающие слова, которые я слышала от парня за всю свою жизнь.

Она заметила, как дрогнули его губы. – Да?

– Да, обольстительно и галантно. Так и хочется тебя съесть. – Она стянула топик через голову. – Это всегда производит такое впечатление на женщин и заставляет их раздеваться?

– Нет, пока что подействовало только на тебя.

– Мило, – кивнула она и расстегнула верхнюю пуговицу на джинсах. – Очень мило. Ты заставляешь меня по-особенному чувствовать себя. Женщинам это нравится.

– Я не собираюсь тебя дурить. Не сегодня уж точно, – сказал он довольно грубо.

Ее рука замерла на второй пуговице.

– Я просто шутила, – сказала она. – Ты что, шуток не понимаешь.

– У меня с чувством юмора в принципе туго, а уж сегодня и подавно. Я живу в другом измерении, слишком много адреналина в крови. Может, лучше тебе снова залезть под одеяло и поспать? Закрыть глаза, а заодно и рот.

Его отповедь остудила ее пыл. Она скрестила руки на груди, прикрывая наготу.

– Прости, – сказала Марго. – Я не хотела навязываться, если ты не хочешь.

– Черта лысого я не хочу, – рявкнул Дейв. – Я хочу тебя так сильно, что руки трясутся. Но я на взводе. Я не смогу быть нежным, поняла? Я не хочу напугать тебя или сделать больно. Так что не толкай меня на это, пожалуйста.

Ах как это было мило! Он пытался защитить ее от собственной похоти. Как это мило и глупо одновременно. Только представьте себе, такой мужчина обнимает вас страстно… ам. От этого ей лишь сильнее захотелось добиться своего. Животная страсть проснулась в ней. Она стала женщиной-пантерой.

Марго не смогла сдержать улыбку, стягивая джинсы.

– Я раскрою тебе один секрет. – Она старалась говорить легким тоном, дразня его, но возбуждение в голосе выдало ее. – Обычно я ношу простое хлопчатобумажное белье, но с тех пор, как ты показался на горизонте, я стала надевать кружевные трусики.

– Да что ты говоришь?

– Так и есть, – подтвердила она с издевкой. – Ты представить себе не можешь, какие они неудобные. Это изобретение дьявола. Это да еще высокие каблуки.

– Так сними их, – сказал Дейв. Она вытянула вперед ноги и не спеша стянула трусики.

Раньше она ни разу не делала для парня стриптиз. Марго слишком формально относилась к сексу, чтобы играть в глупые игры. Но теперь отношение ее к этому изменилось.

Она распустила волосы и выгнула спину, чтобы подчеркнуть все свои прелести.

– Мне тоже, знаешь ли, надо сбросить избыток адреналина. – Она села к нему на колени и заглянула в глаза. – Но я тоже не хочу пугать тебя и причинять боль.

Дейв хмыкнул и положил ладонь на ее талию. Она изогнулась и прильнула к нему, подчиняясь грубой мужской силе.

– Я предупреждал, – сказал он. – Деликатности не жди.

– Я поняла, и мне это нравится. Иногда я отпугиваю парней своим большим ртом. Ты ведь понимаешь, о чем я.

– Начинаю догадываться…

Она погладила его напрягшегося малыша через джинсы.

– Что это тут у нас? Похоже, он вовсе не напуган. – Марго принялась покрывать поцелуями лицо Дейва. – Это один из твоих плюсов. Тебя сложно напугать.

Он увернулся от ее поцелуев.

– А какие еще плюсы ты во мне видишь?

Она растерялась.

– То есть?

– Ты сказала, что это один из моих плюсов. Значит, есть и другие. Так какие же?

Марго молчала с минуту, затем рассмеялась.

– Да что такого смешного?

Она стала расстегивать его рубашку.

– Хорошо, что спросил, – сказала она. – Некоторые из них я тебе сейчас покажу.

– А ты уверена?

Она стянула с него рубашку через голову и долго возилась с манжетами.

Невербального общения ты вообще не признаешь? Ну что мне нужно сделать, чтобы убедить тебя? Связать? Взять силой? Ты только скажи. У меня дикое настроение, я готова пошалить.

– Просто ответь прямо на мой вопрос. – Дейв сам расстегнул пуговицы на манжетах и бросил рубашку на пол. – Больше мне ничего не нужно.

Марго колебалась.

– Я хочу, чтобы ты не был таким мрачным. Моя жизнь и так чернее тучи в последнее время.

– Забудь. Если тебе нужен весельчак, то я тебе точно не подхожу. Просто ответь прямо – ты хочешь заняться сейчас сексом или нет?

– У тебя есть презервативы?

– Тумбочка у кровати рядом с тобой.

– Тогда хочу, – сказала она. – Сделай так, чтобы мне стало хорошо.

И он сделал, как она просила.

Прошло, должно быть, много часов, а он все не мог остановиться. Она таяла под ним, точно лед. Когда Марго в очередной раз испытала оргазм, Дейв остановился на секунду. Она посмотрела на него и увидела в его глазах странное выражение.

– Эй? Что с тобой? – Он молчал. – Ты что, вообще никогда не кончаешь?

– Почему, кончаю. – Дейв нежно поцеловал ее в губы.

– Когда? – требовательно спросила она.

– Когда ты скажешь «довольно».

– О, довольно! Ты доказал, что ты настоящий супермен. Я под впечатлением, так что можешь кончать.

Он кивнул и освободился от ее объятий, сев на колени.

– Дейв? – Она протянула к нему руки. – Вернись…

– Нет, – резко сказал он.

Он сидел молча, закрыв глаза. Похоже, она потеряла его.

Марго оттолкнулась от кровати, вцепившись в его запястья, подтянулась и прижалась к нему. Его тело было напряжено до предела, мышцы вздулись буграми. Наконец он застонал, и она почувствовала, что он кончает.

Она сидела у него на коленях, обняв за плечи. Он был так близко, но оставался недосягаем.

Глава 14

Все равно что поскользнуться на краю обрыва. Паническое головокружение. Он не мог ответить на вопрос: «Какого черта ты делаешь, старик?»

Он вышел из нее и перевалился на спину, избегая смотреть ей в глаза.

Двойственные чувства обуревали его. Он был на вершине блаженства, так что нельзя было сказать, что все плохо, но он был близок к панике, так что нельзя сказать, что все было хорошо. Оставалось только молчать до тех пор, пока он не придет в себя.

Дейв отвернулся от нее и стянул презерватив.

Марго села позади него. Он чувствовал, что она хочет о чем-то спросить, но стесняется. Тем лучше, он все равно не сможет ответить. Он обидел ее своим поведением в последнюю минуту. И сделал это ненамеренно, но легче от этого не стало.

– Дейв, – начала она. – Ты…

– Надо выкинуть эту штуку. – Он сбежал в ванную прежде, чем Марго успела спросить, все ли у него хорошо. Придется либо соврать, что будет непросто в такой ситуации, либо объясниться. Это точно в плюс ему не пойдет.

Сказать ему было нечего. Он годы жизни потратил, чтобы не чувствовать себя так, как сейчас. Напрасный труд.

Когда он вернулся из ванной, Марго сидела на краю кровати. Она была такая красивая! По голым плечам разметались волосы, на щеках легкий румянец. Она злилась. Она хотела накричать на него, и было за что. Его дикая кошка!

Его малыш тут же отреагировал, приветственно приподнявшись.

Марго удивленно уставилась на него:

– Ничего себе, быстро же ты.

Дейв пожал плечами, говорить он не мог.

Она поняла, что ничего из него не выжать, и вздохнула.

– Ты вернешься в постель?

Дейв долго смотрел на ее полную грудь, припухшие от поцелуев алые губы, на все ее изгибы и выпуклости. Если он вернется в постель, то через минуту снова окажется на ней. Хватит на сегодня, не вернется он в постель.

– Мне надо поработать, – сказал он. – Постарайся заснуть.

– Заснуть? – Марго прищурилась. – Ты в своем уме?

– Ты же сама сказала «довольно». Больше никакого секса на сегодня. Я лишь стараюсь…

– Да хватит уже стараться. Иди сюда. – Она протянула к нему руку, и его притянуло словно магнитом. Одной рукой Марго обхватила его малыша, другой взяла за ягодицу.

– Что с тобой? – спросила она. – Где ты?

– Да здесь я.

– Нет, ты очень далеко. Даже с такой эрекцией ты все равно точно кубик льда. Ты довел меня до сумасшествия, а потом бросил одну.

– Я не…

– Это вызов, – объявила она. – И это с рук тебе не сойдет. Ты должен кончить по-настоящему.

– Но ты уже доказала мне, что ты лучшая по части орального секса.

– О нет, Дейв! Это было давным-давно. После этого ты успел заработать королевский минет.

– Это не соревнование, где кто-то обязательно должен выиграть.

– Черт, ты не шутил, когда говорил, что у тебя чувства юмора нет.

– Я никогда не шучу, Марго. – Ах, простите, пожалуйста, что я вас дразню. – Черт возьми!

– Не надо рассказывать мне, что это не игра, – сказала она с жаром. – Ты растормошил меня, а потом исчез. Всегда у тебя так? Загнал девчонку, как скаковую лошадь, а сам даже не вспотел.

– Я вспотел.

– Ах, ну спасибо, что я хоть как-то тебя волную!

– Ты очень волнуешь меня, иначе мы бы не были сейчас здесь.

– Ты хочешь сказать, что одного бурного полового акта хватило, чтобы ты решил связаться с такой неудачницей, как я?

– Типа того, – признался он честно. Она изменилась в лице, и ему больно было смотреть на это. Она побледнела, а глаза перестали светиться. Марго натянула на себя простыню и отвернулась.

– Ладно, – сказала она глухим голосом. – Иди работай. Я больше не потревожу тебя. Я помню правила.

Дейв едва не швырнул стул в окно.

– Я просто пытаюсь держать все под…

– Под контролем, – закончила она за него. – Когда ты решаешь, что будет дальше, все хорошо. Но стоит мне сделать ход, как ты выходишь из себя. Ты…

– Довольно. Его командирский тон не произвел на Марго никакого впечатления. Она говорила, а он продолжал распаляться.

– Может, свои чувства ты способен держать под контролем, а мои нет. Я пыталась держать дистанцию, но ты все время был рядом, сводил меня с ума, соблазнял меня. А когда я созрела, ты получил что хотел – и в кусты: «Поспи еще, Марго!» Как будто я кукла, у которой есть кнопка…

– Замолчи! – Дейв оказался на ней, прижав к матрасу. В висках его стучала кровь. Марго удивленно смотрела на него.

– Дейв, – прошептала она. – Остынь. Он слез с нее.

– Дьявол, – пробормотал он. – Прости.

– Да ладно, я же жива пока, – сказала она испуганно.

– Лучше мне уйти, пока не испортил все окончательно. Марго соскочила с кровати и укуталась в простыню так, что только глаза сверкали из-за ткани.

– Маклауд?

Снова они вернулись к фамилиям. Плохой знак.

– Да?

– Никогда больше не затыкай мне рот.

– Не буду, – пообещал он.

Дейв не был уверен, что сдержит обещание. Он вообще ничего не мог гарантировать. Он просто смотрел на нее, пока она не взмахнула рукой в нетерпеливом жесте.

– Ну и?.. Ты идешь или будешь и дальше стоять как истукан?

Дейв вышел, хлопнув дверью, не в силах сдержаться. Что за деградация! Он вел себя как неандерталец, хотя сам всегда презирал эту черту в мужчинах. Все равно что пытаться победить в споре с женщиной, используя физическую силу. Типичное поведение засранца. С тем же успехом можно было пойти и напиться.

Он зашел в кухню и порылся в буфете, перебирая томатный соус, маринованные огурчики, оливковое масло, специи, фасоль. Виски нигде не было. Странно! Может быть, вчера вечером Шон впервые в жизни убрал куда-то бутылку, прежде чем уйти? Едва ли, но другого объяснения не было.

Он поискал в других комнатах, заглянул на террасу, даже проверил холодильник, чтобы ничего не упустить.

Вот и выпили. Было еще пиво, но пива сейчас не хотелось.

Он пошел в кабинет, запустил компьютер и стал искать в Интернете ссылки на Марго Каллахан и Крейга Карузо. Прошло два часа, а он все пролистывал и пролистывал газетные архивы. Да, для нее все выглядело очень скверно.

Единственный шанс выпутаться – поймать Снейки. Интуиция подсказывала, что тот вскоре объявится сам. Этот психопат влюбился. Все было бы даже смешно, если б не было так грустно. Он изо всех сил старался не усложнять свою амурную жизнь, и что в итоге? В итоге в соперниках у него влюбленный убийца. Пора заряжать «глок».

Из кухни зазвонил мобильный, и он пошел туда. Звонил Шон.

Дейв нажал на кнопку приема вызова.

– Тебе чего не спится в такой час?

– Волнуюсь за тебя. Ты пять часов не отвечал ни на домашний, ни на мобильный, – ответил Шон.

– Я поставил телефоны на беззвучный режим. Марго надо было выспаться.

– А-а-а… – протянул Шон. – Это объясняет, почему ты не был на репетиции свадебного ужина. Хитрец! Сегодня ты играл роль паршивой овцы в нашем стаде. Хорошо иногда отдохнуть от этой роли.

Дейв нахмурился и сел на стул.

– Репетиция? Вот черт! Неужели сегодня?

– Ты ведь помнишь, что свадьба завтра? Или нет? Кроме того, ты сам мне об этом сказал, иначе я бы забыл. – Шон явно гордился собой. – Ты даже написал напоминание на моем календаре с девочками, когда последний раз был у меня. Видимо, от избытка гормонов у тебя в голове все переклинило.

Дейв провел ладонью по лицу и зарычал.

– Поверить не могу.

– Да и никто сегодня не мог в это поверить. Впрочем, никто особо не возмущался, кроме разве что мамы Эрин, так что не бери в голову, – успокоил Шон. – Я сказал Барбаре, что ты без проблем справишься завтра со своими обязанностями, ведь ты у нас и не в таких передрягах бывал. Ее это, правда, не впечатлило. Надеюсь, я не сболтнул лишнего. На твоем месте я бы не удивлялся завтра прохладному приему.

Дейв снова зарычал.

– Переживу как-нибудь, мы приедем к двум. Поднатаскаешь меня по танцам перед церемонией.

Последовала деликатная пауза.

– Ты сказал «мы»?

– Да, да. Я приведу ее, – сказал Дейв раздраженно. – Только давай обойдемся без сантиментов. Просто слишком все запутано, чтобы оставлять ее без присмотра.

– Запутано, говоришь? Просвети. Дейв помолчал.

– Ты один?

– Она спит, – успокоил его Шон. – Рассказывай.

– Черта с два, одевайся и выходи, – сказал Дейв. – Я не собираюсь посвящать тебя в чужие тайны в присутствии одной из твоих девочек.

Шон что-то пробормотал в свое оправдание.

– Прощайте, теплая постель и шелковое плечико… Давай рассказывай, я стою голыми ногами на холодной траве, параноик чертов.

– Как там дела на любовном фронте?

– Все тип-топ, – сказал Шон и зевнул. – Выбор на славу. Будет Марика, пышнотелая блондинка с серыми глазами. А еще Белла, миниатюрная шатенка с роскошной грудью. Так и хочется сразу обеих.

– А с кем из них ты спишь сейчас? – спросил Дейв, усмехаясь.

– С Клео. Горячая девочка! Да все они горячие. Давай ближе к делу. Снаружи, знаешь ли, холодно по ночам. Что с Марго? Ее просто преследуют, или дело серьезнее?

– У тебя пистолет с собой? – спросил Дейв.

– Э-э-э… да, – сказал Шон. – Я прихватил «ЗИГ». А что?

– Возьми его завтра на церемонию, спрячь под смокингом, – сказал Дейв.

Шон присвистнул.

– Выкладывай.

Дейв пересказал Шону историю Марго. Он чувствовал себя неловко, поскольку не спросил разрешения у нее, но ему нужно было подкрепление. Кроме того, если Шона не ввести в курс дела, он может все испортить своим рвением.

– Ух ты, – выдохнул Шон, когда Дейв закончил свой монолог. – Я умираю от зависти.

Дейв фыркнул.

– С чего вдруг?

– Я тут с какими-то куколками в постели кувыркаюсь, а тебе досталась брутальная красотка с темным прошлым. Черт! На твоем месте должен быть я. Ведь это я люблю играть с огнем, а ты любишь все контролировать. Разве не так?

Дейв поморщился от слов брата.

– Так уж вышло.

– Махнемся не глядя?

– Я тебе махнусь, шпана.

– Ладно, сдаюсь. Зря ты не привел ее сегодня на репетицию.

Остались бы у меня. Не нравится мне, что у тебя под боком бродит маньяк-одиночка.

– Завтра увидимся. Да, спроси Майлза, не присмотрит ли он за собакой Марго, пока мы будем на записи. Надеюсь, он не держит на меня зла за вчерашнее. Скажи, я заплачу. Позанимаюсь с ним бесплатно, или, может, ему еще что нужно. И не говори ничего Коннору. У него забот и так хватает, пусть отдохнет немного.

Шон усмехнулся.

– Я не смог бы ему сказать ничего, даже если б сильно захотел. Он исчез вместе с Эрин сразу после репетиции.

– Хорошо, – сказал Дейв. – Держись тем же курсом. Предупреди Сета и Ника о преследователе. Пусть всех подозрительных типов отсекают на подступах. Завтра нам неожиданности ни к чему. Тем более если учесть, что ты завтра по большей части будешь занят подружками невесты.

– Надрать бы тебе уши за такое недоверие, – сказал Шон беззлобно. – Я легко справлюсь и с несколькими задачами. Ты же знаешь. То, что ты считаешь рассеянностью, на самом деле высочайшей формы концентрация мысли.

– Да-да. – Дейв закатил глаза.

– Ты, разумеется, думаешь, что сосредоточиться – значит, просверлить взглядом дыру. Это одержимость, ослиная твоя башка.

– Давай в деталях обсудим это позже.

– Ну да, иди проверь, укрыта ли твоя беглая нимфа одеялом, – сказал Шон. – И поцелуй ее от меня. И вот еще что, Дейв! Насчет твоей беглянки… Ты ведь не стал ей говорить, что на свадьбе будут сплошь агенты ФБР?

– Учитывая обстоятельства ее дела, и особенно психопата, что преследует ее по пятам, я полагаю, это скорее плюс, чем минус.

– Она может и не согласиться с тобой, – проворчал Шон. – Девчонки любят перечить. Лучше приготовиться к этому заранее. Например, надеть пуленепробиваемый жилет.

– Спасибо за совет. Да, кстати, Шон, ты не брал у меня бутылку виски?

– Нет. – Шон был явно озадачен. – К чему она мне? Я же не люблю виски, у меня язык от него заплетается.

– Да я так просто спросил. Не могу нигде найти ее. Странно как-то.

– Может, твоя половина вылила в унитаз, пока ты спал? – предположил братец.

Дейв вздохнул:

– Ладно, Шон, не бери в голову.

Он выключил телефон и пошел в гостиную.

Пропавшая бутылка виски не шла из головы. Зря он не заказал у Сета систему охраны дома. Приходила ему в голову такая здравая мысль в свое время, но он отказался от затеи. Замки отличные, руки и ноги можно отнести к оружию массового поражения, а в округе все знали, что он эксперт по восточным единоборствам и частный детектив. Не нашлось еще таких глупцов, что полезли бы в его дом. Но теперь Дейв не был так уверен в безопасности своего дома.

Ну да, невидимый недоброжелатель преодолел все преграды ради полбутылки виски и не тронул ни баснословно дорогую аппаратуру, ни сейф со сбережениями?!

Дейв отбросил навязчивую мысль и разозлился на себя за то, что на секунду поддался панике. Видно, паранойя в их семействе в крови. Надо с этим бороться. Завтра он наступит на горло своей гордости и попросит Сета установить сигнализацию. Если Марго останется у него, то оборону надо усилить.

От этой мысли его бросило в пот. Боже, о чем он только думал! Женщины редко гостили в его доме. Он предпочитал встречаться на их территории, чтобы можно было самому контролировать время и продолжительность встреч. Он любил уходить когда вздумается.

А еще он очень любил свободу передвижения, старался избегать неловких ситуаций. Как, например, сегодня в постели с Марго.

И чем больше он об этом думал, тем неспокойнее ему становилось.

Надо больше заниматься кунг-фу. Только в медитативном движении он сможет остыть. Когда его мучили кошмары или бессонница, то лучше любого сна помогала многочасовая тренировка.

Дейв отправился в зал, который когда-то переделал из просторной веранды. Стены он обил вагонкой из можжевельника, а на пол постелил татами. Из окон лился лунный свет. Он встал посреди комнаты.

Журавль летит в небесах… журавль вытягивает левую лапу… журавль остужает крылья…

Тело прекрасно знало каты, ему не приходилось думать над движениями. Он пытался освободить голову от мыслей, но не выходило. Приходилось отметать их одну за другой.

Тигр лениво вытягивает задние лапы…

Даже с Флер все было не так. Флер была такой ранимой и беззащитной. Его инстинкты толкали на защиту бедной девочки. Тогда ему казалось, что это любовь.

Журавль охраняет гнездо… журавль подпрыгивает и бьет лапой…

Флер была такой красивой, изящной. Он помнил, как осторожен был с ней во время интимной близости. Он держал ее, будто она была сделана из стекла.

Тигр оглядывается назад…

Не то что с Марго. Эта была дикой кошкой, женщиной-пантерой. Он еле ноги унес.

Тигр поднимает голову…

И он хотел ее снова.

Золотой тигр протягивает левую лапу…

Открылась дверь в гостиную. Силуэт Марго появился на фоне светлого дверного проема. Она была в его банном халате.

– А, вот ты где…

Она вошла и закрыла за собой дверь, и они оба оказались в лунном сиянии. Она молча ждала, пока он закончит упражнение.

– Ты всегда занимаешься по ночам? – спросила она, когда он остановился.

– Часто. Бывает, мне не спится, а кунг-фу хорошо восстанавливает силы.

– Вот и мне не спится. Может, мне тоже стоит поупражняться? – Она смотрела на него. – Прости, что наговорила лишнего. Я не хотела обижать тебя.

– Я не разозлился.

– Да ладно, я же видела.

– Я не собираюсь снова спорить с тобой, так что не начинай.

Марго потупилась.

– Ну вот, снова я злю тебя, – пробормотала она. Повисла неловкая тишина.

– Ты что-то хотела? – спросил он, не в силах терпеть дольше, и тут же пожалел о том, что открыл рот.

Она истолковала это как приглашение к интимной близости, а сейчас ему совершенно не хотелось этого. Марго подошла ближе.

– Вчера, когда я увидела, как ты занимаешься в зале…

– Что? – подтолкнул он после нескольких секунд молчания.

– Ты был прекрасен, – прошептала она. – Ты был видением из лучших снов.

Дейв не знал, что с этим делать. Его бросило в жар. Хорошо еще, что в зале темно и она не видит, что он покраснел.

– О, спасибо за комплимент, – пробормотал он.

– Ты был такой привлекательный, что я напрочь забыла, зачем пришла, и только представляла…

– Что ты представляла? – У него часто забилось сердце. – Ты перестанешь уже меня мучить? Говори.

– Я представляла, что я эксперт по восточным единоборствам, как та девушка в «Матрице», Троица. Вся обтянута сверкающей кожей. – Ее голос завораживал. – Я бы прыгнула на тебя и повалила на пол, а потом занялась с тобой необузданным сексом.

– Ух ты!

Она хмыкнула.

– Но я не разбираюсь в восточных единоборствах, это всего лишь фантазии.

– У тебя свои методы ведения боя, – сказал Дейв.

– Правда? – Она подошла совсем близко и погладила его по голой груди. Рука ее скользнула вниз по животу и замерла. Она не была уверена, продолжать ей или нет.

Он сам направил ее руку ниже.

– Когда ты говоришь такие вещи, то я готов что угодно сделать.

– Правда?

– А ты попробуй! Можешь делать со мной все, что в голову взбредет.

Марго загадочно улыбнулась.

– Ладно, – прошептала она. – Представь, что мои пальцы – это перышко.

Она принялась гладить его малыша, а второй рукой стала выводить узоры на груди. Она касалась его кожи лишь кончиками пальцев, но от этого у него перехватило дыхание и он весь напрягся.

– Только кончик перышка, – шептала она, дотрагиваясь до плеч и лица, не забывая ласкать его другой.

– О Боже, я больше не могу! Я весь твой. Она достала из кармана халата презерватив.

– Тогда ложись на татами, теперь моя очередь быть сверху.

– Слушаюсь, босс.

Дейв послушно лег на спину, и они вновь предались любовным утехам.

Глава 15

Она мчалась на диком скакуне по столовым горам, не зная страха. Горы пересекал скалистый каньон без намека на зелень. Небо было затянуто серебристыми облаками, за которыми временами проглядывали голубые краски. Лучи солнца пробивались сквозь прорехи, слепя ее…

Она моргнула и проснулась. В окна лился свет, и она вспотела.

Рядом лежал крупный мужчина – она слышала, как бьется его сердце, – и задумчиво смотрел на нее.

– Доброе утро, – сказал Дейв.

Марго улыбнулась, и на нее нахлынули воспоминания о прошлой ночи.

– Привет, – прошептала она. – Ты давно не спишь?

– Пару часов. Я приглядывал за тобой. Она села.

– Что? Ты лежал и смотрел, как я сплю? Несколько часов? Ты спятил?

– Ты устала, – сказал он спокойно. – Тебе нужно было отдохнуть.

– Который сейчас час?

– Да, пожалуй, поздний, – сказал Дейв. – Может быть, полдень. Солнце уже довольно высоко. Марго протерла глаза и вылезла из постели. Бросив взгляд на Дейва, она увидела, что он снова возбужден.

Дейв ухмыльнулся, когда заметил, куда нацелен ее взгляд. – У тебя есть еще презервативы? – спросил он.

– Нет, откуда.

– Ладно, у нас уже все равно нет времени. – Его голос стал деловым. – Иди в душ, а я приготовлю что-нибудь на завтрак.

Он легко встал с постели. Она не могла отвести глаз от его красивой фигуры, залитой солнцем. Марго бросила ему халат.

– Лучше прикройся, а то я за себя не ручаюсь.

Он хмыкнул, накинул халат и скрылся за дверью, оставив ее одну посреди комнаты.

Так он не прочь поиграть! Жаль, у нее настроение было совсем не игривое. Она выглянула за окно и залюбовалась озером.

Когда двадцать минут спустя Марго вошла в кухню, то не поверила своим глазам. Да, парень явно не признавал легких завтраков. На столе она увидела блинчики, залитые кленовым сиропом, яичницу с беконом, апельсиновый сок, нарезанную ломтиками клубнику и кувшинчик с крепким ароматным кофе. Великолепно!

Она набросилась на еду и не могла остановиться, пока не прикончила первую порцию блинов.

– А разве мы не идем сегодня на свадьбу? Надо же поберечь аппетит. Там что, только «шведский стол» будет?

– И «шведский стол» тоже, не переживай, – сказал Дейв. – Не бойся, аппетит мы еще нагуляем.

Марго бросила взгляд на торс Дейва.

– Хорошо тебе с твоей массой и метаболизмом. Если бы я так ела все время, то была бы размером с горбатого кита.

Дейв оглядел ее фигуру, завернутую в одно из его банных полотенец.

– Мы же придумали неплохой способ сжигать лишние калории.

Марго поперхнулась кофе.

– Кстати…

Он не донес вилку до рта.

– Да.

– Может, поговорим о том, что произошло?

– Лучше не стоит. Каждый раз, когда мы пытаемся поговорить, все становится только хуже. Пусть все идет как идет.

– То есть ты предлагаешь трахаться, словно мы обезьяны, и ни о чем не задумываться?

Дейв пожал плечами:

– По мне, так чудесный план.

Она едва не рассмеялась ему в лицо, но вовремя сдержалась. Не стоит раздражать его с самого утра.

– Для меня это слишком просто, – сказала Марго.

– А что плохого? – Дейв с вызовом посмотрел на нее.

– Я уже говорила тебе, что не выношу неясностей. Дейв поставил чашку на стол.

– Разве я не ясно выразился? Я всегда был честен с тобой. И каждый раз ты за это меня наказывала, Может, хватит? Кроме того, я не собираюсь говорить тебе то, что ты хочешь услышать.

– Но я никогда о таком и не помышляла…

– Я просто хочу позавтракать в компании прекрасной женщины, которая всю ночь сводила меня с ума – Только и всего. Ни больше ни меньше. Давай не будем все усложнять. Пожалуйста!

Марго не знала, плакать ей или смеяться.

– Я пытаюсь, честное слово! Просто с таким парнем, как ты, обычно не получается…

– А что я за парень? – неожиданно спросил Дейв. Она надула щеки.

– Ну… Красивый. Умный. Богатый. Хороший любовник. Достаточно или продолжить?

Он растерялся.

– Спасибо.

– Это не лесть. Я всего лишь отвечаю на твой вопрос, но если и дальше будешь напрашиваться на комплименты…

– Прости, – сказал он нежно. – Продолжай.

– Так вот, даже если мы забудем про цветы, признания в любви и прочую ерунду, то секс ради секса с таким парнем, как ты, неплохая сделка. Есть только одна проблема.

– Что за проблема?

– Проблема в том, что я не смогу отделить секс от эмоций, – сказала Марго. – И рада бы, да не смогу. Во всяком случае, не такой секс.

– А какой у нас секс? – спросил Дейв озадаченно. Она улыбнулась:

– Ты снова напрашиваешься на комплименты. Он расплылся в улыбке:

– Так значит, тебе понравилось?

– О, я тебя умоляю… Ты прекрасно знаешь, что мне понравилось. Мне так понравилось, что я вообще не знаю, что делать дальше.

– Я только начал, – сказал Дейв. – Ты даже не представляешь, какие у меня планы.

Она покраснела.

– Постарайся не думать об этом слишком много, – предложил Дейв. – Я не могу бросить тебя в беде, а секс – это дело десятое. Я ведь говорил – мне ничего не нужно. Если захочешь секса – отлично, я к твоим услугам. Если нет, то нет. Я не собираюсь превращать тебя в наложницу.

Наложница Дейва Маклауда! Каково!

– А что, если я сделаю тебя своим рабом любви? – спросила Марго.

– Да, пожалуйста, – выпалил он. – Хоть сейчас.

– Ты что, всегда готов?

– Есть только один способ выяснить это, – сказал Дейв. – Считай это вызовом, Марго Веттер. Попробуй укатать меня – посмотрим, кто первым сломается.

– А что, если в итоге я влюблюсь в тебя до беспамятства?

Что будешь делать?

Улыбка исчезла с его лица, взгляд снова стал ледяным.

– Очень надеюсь, что этого не случится.

Она заслужила это, нечего задавать глупые вопросы. Что ж, вчерашняя сцена на татами не проделала в его броне брешь между, ними не могло быть глубоких чувств. Это лишь фантазия, навеянная лунным светом.

Боже, ну что за дура!

– Ты же знаешь, как это бывает, – сказала она. – Если играешь с огнем, то будь готов к ожогам.

Дейв глотнул кофе.

– Опаздываем, – сказал он прохладно. – Через пятнадцать минут надо трогаться, собирайся.

И никакого тебе бурного секса на кухонном столе с кленовым сиропом и клубничными сливками на голом животе. Стоило заговорить о любви, и настроение у него тут же испортилось. Предсказуемо, но все равно обидно. Стоило ли затевать разговор?

– Надо заехать ко мне за одеждой. И Майки надо отвезти в питомник, – сказала Марго.

Дейв нахмурился:

– Я думал, мы возьмем его с собой. Она покачала головой.

– Я и так себя чувствую неловко из-за этой свадьбы, а уж быть «той девушкой с собачкой» – увольте. Мне претит мысль о том, что я снова оставлю его одного, и он будет обижаться на меня, но мы как-нибудь переживем.

Дейв коротко кивнул и пошел в спальню. Марго оделась и как раз заканчивала убирать со стола, когда в дверях появился Дейв в джинсах, черной футболке и со свежевыбритым лицом. На плече у него висела сумка. Он довольно улыбался.

– Тарелки могла бы и не мыть. Марго пожала плечами:

– Завтрак был чудесный, должна же я хоть как-то отблагодарить.

Они заскочили к ней домой, и она быстра забрала косметику, нижнее белье и единственный приличный наряд. Хорошо, что хоть один у нее был.

Следующей остановкой был собачий питомник. Дейв всюду следовал за ней, бросая по сторонам грозные взгляды, как будто кто-то мог наброситься на нее прямо на улице. Майки, как всегда, стонал и царапался.

– Перестань издеваться надо мной, – прошипела она псу. – Это не моя вина, но я обещаю, что скоро все исправлю. Здравствуй, Эми, как жизнь? Эми улыбнулась в ответ.

– Привет. Кстати, с днем рождения, хоть и запоздало. Ты хорошо повеселилась?

Марго удивленно моргнула.

– Твоя племянница приходила… – Эми посмотрела на Марго, которая ничего не понимала и уже начинала нервничать. – Вчера приходила твоя племянница и сказала, что должна забрать Майки, чтобы сделать тебе сюрприз на день рождения, но мы сказали ей, что…

– У меня нет племянницы, – сказала Марго. – У меня вообще нет здесь родственников. И день рождения у меня в декабре.

– О, прости! Может, я что-то напутала, – сказала девушка с несчастным видом. – Прямо не знаю. Она точно говорила, что приходится тебе племянницей. Я бы тебе еще вчера сказала, но не хотела портить сюрприз.

У Марго свело внутренности.

– А вы не могли бы описать эту девушку? – спросил Дейв.

– Ну… она примерно моего возраста, крашеная блондинка. Одета была, знаете, как готы сейчас одеваются, вся в коже. На шее у нее татуировка была – кажется, скорпион. Майки мы ей не отдали, потому что вы на этот счет оставили четкие инструкции.

– Слава Богу! – Марго прижала Майки к себе. – Я передумала. Сегодня я возьму Майки с собой.

* * *

Когда они вышли из машины, Дейв позвонил Раулю Гомесу. Гомес служил в убойном отделе местной полиции и был старым армейским приятелем Дейва. Он не раз обращался к нему за помощью, и еще ни разу Рауль его не подвел. Кроме того, Гомес был ему обязан за спасение вдовствующей сестры от одного подонка. Тот пожалел, что так неаккуратно выбрал жертву.

– Гомес на проводе, – раздался в трубке сочный голос Рауля.

– Это Маклауд.

– Эй, я как раз собирался тебе звонить насчет того мертвого парня.

– И что там? – Дейв почувствовал азарт.

– Вскрытие еще идет, но ребята из морга сказали, что на парне ни царапины. Представляешь, ни синяков, ни порезов. И тем не менее у него обширное внутреннее кровотечение.

– Да, жаль его, – сказал Дейв, – выглядел он паршиво, когда мы его нашли.

Гомес хмыкнул.

– Он, конечно, мог болеть чем-то, но мы связались с его сестрой, и она сказала, что брат никогда не жаловался на здоровье.

Дейв терпеливо ждал, он знал, что Рауль любит медленно подводить к главному.

– Так что скажешь на этот счет, Рауль?

– Странное дело. Помнишь, в Багдаде ты рассказывал мне легенды о темной метке?

Темная метка, смертельное прикосновение. Мысли об этом не шли у Дейва из головы с того самого момента, как он увидел изуродованного Уилкса. Этот была древняя легенда о китайских воинствующих монахах, которые умели наносить незаметные удары, вызывающие смерть через несколько часов, дней и даже месяцев.

– Да, мне это тоже приходило в голову, – сказал Дейв. – Сообщи о результатах, когда они закончат. У меня к тебе есть еще один вопрос. У вас не было девушки-блондинки, разодетой под готов, в коже и с татуировкой в виде скорпиона на шее?

Гомес молчал несколько секунд.

– А что тебе о ней известно?

– Ничего, – сказал Дейв. – Иначе зачем бы я спрашивал? Гомес хмыкнул.

– Хикс рассказывал сегодня о девчонке, которая подходит под твое описание. Лайла Саймонс, семнадцать лет, родом из Такомы. Беглянка, пропала из дому еще в марте. Ее задерживали пару раз за употребление экстази.

– Мне надо поговорить с ней, – сказал Дейв. – Она сейчас в участке?

Гомес колебался.

– Не совсем, – сказал он. – Она в морге. Мальчишки нашли ее тело на стройке этим утром. Похоже на передозировку, но я не занимаюсь этим делом, просто краем уха слышал, как Хикс рассказывал о ней. Это он звонил ее предкам.

– Ясно. – Дейву стало не по себе.

– У тебя есть какие-то зацепки для Хикса? – спросил Гомес с надеждой в голосе? – Было бы неплохо.

– Пока ничего, – пошел на попятный Дейв. – Если что-то будет, я обязательно сообщу.

– Много работы? – спросил Гомес.

– Хватает, – ответил Дейв.

– Может, встретимся, обсудим? Похоже, ты сейчас интересным делом занимаешься.

– Встретимся, – пообещал Дейв, – только не сегодня; я уезжаю в Эндикотт-Фоллз. Коннор женится.

– Да иди ты! Ну поздравь его от меня. – Голос Гомеса потеплел. – Позвони, как вернешься.

– Обязательно, – сказал Дейв. Он нажал кнопку сброса и долго сидел, глядя в ветровое стекло. Затем он посмотрел на Марго. – Девчонка мертва, – сказал он неохотно. – Полиция считает, что это передозировка.

Марго побледнела, и веснушки на ее лице проступили четче.

– Может быть, это не та девушка? – сказал он с надеждой. – Может быть, это просто совпадение.

Марго гладила Майки, не мигая глядя в окно.

– Ты же сказал, что не веришь в совпадения, – сказала она. – Я с недавних пор тоже.

Он попался в собственную ловушку.

– Ладно. Позже разберемся. Хорошо, что мы уезжаем за город.

– Дейв? – начала Марго дрожащим голосом. – Ты уверен, что хочешь взять меня на свадьбу? Если ты откажешься, то я пойму. Еще не поздно. Позади меня гора трупов только растет.

– Даже не начинай.

Она вздрогнула от его тона.

Молчание длилось несколько минут. Он пожалел, что говорил с ней так резко.

– Ты же не виновата, – сказал он. Волосы закрывали ее лицо.

– Почему ты веришь мне, Дейв?

– Чему именно?

Она посмотрела на него, не понимая, что он имеет в виду.

– Тому, что я не убивала Крейга и Мэнди. А ты о чем подумал?

– А, ты об этом… – Пришлось сосредоточиться, мысли были заняты последними событиями. – Это просто.

– Так скажи.

– Ну, во-первых, то, что творит этот Снейки, подтверждает твою историю, – начал он. – Затем, у меня есть кое-какой опыт в расследовании. Мне приходилось разговаривать с виновными. Я чувствую запах вины, даже когда передо мной настоящий профи. А ты не профи, и ты не виновата.

Марго нервно улыбнулась.

– Я виновата в том, что втянула тебя во все это.

– Я сам впутался. Ты тут ни при чем, – сказал Дейв. – Прошлой ночью я читал статьи в Интернете о тебе.

Она посмотрела на него:

– Да? И что.

– Я бы все равно рано или поздно наткнулся на эту историю, – сказал он совершенно искренне. – Кроме того…

– Что? – спросила она с дрожью в голосе.

– Тебе идет рыжий цвет волос, – сказал он.

Марго захихикала, и он почувствовал себя гораздо лучше. Это был смех сквозь слезы, но хотя бы так.

Поездка выдалась долгая. Молчание сводило Марго с ума. Она никогда не умела молчать. Особенно сейчас, ведь молчание давало ей время призадуматься над растущим числом трупов в ее жизни. А еще вспоминался Барт Уилкс на полу своей кухни. Страшно, наверное, умирать вот так – в одиночестве и страданиях.

Хотелось залезть в норку и сидеть там тихо.

Надо срочно отвлечь себя чем-нибудь. Дейв отвечал односложно и с явной неохотой, поэтому с ним не поговоришь. Что же делать? Ведь она не выдержит до конца поездки и точно сойдет с ума.

– Можно задать тебе вопрос? – спросила она. Дейв покачал головой.

– Смотря что хочешь спросить. Ладно, спрашивай, попробую ответить.

– Не умничай. – Она улыбнулась. – Откуда у тебя столько свободного времени? Разве тебе: не приходится работать, как всем нормальным людям?

Дейв бросил на нее загадочный взгляд.

– Я вполне нормальный человек. Она усмехнулась:

– Ну да, рассказывай.

– Сейчас я не веду другого расследования. У меня только тренировки в зале, но я уже распустил класс на летние каникулы. Кроме того, я уже говорил, что сворачиваю свой бизнес по частному сыску.

– Так это правда, а не просто для того, чтобы от меня отделаться?

Дейв покачал головой.

– Я открываю консалтинговую фирму по вопросам безопасности с Шоном и еще одним парнем, его зовут Сет Маккей. Ты познакомишься с ним на свадьбе. К частному сыску я охладел. Надоело добывать доказательства неверности чьих-то жен и мужей. Утомляет и вгоняет в депрессию.

– Ясно, – сказала Марго.

– А вот твоего Снейки прищучить будет весело, – продолжал он. – За такие дела я всегда с удовольствием брался.

– Но если таких, как я, не много, то с чего ты живешь? – Марго вовремя спохватилась и затараторила: – Ой, прости, это я так, не подумав ляпнула. Можешь считать это риторическим вопросом. Это ведь не мое дело.

– Да ладно, чего там. Я провернул одну торговую аферу несколько лет назад, когда подвернулся случай. Удачно вложил деньги, на дивиденды купил кое-какую недвижимость.

– Например, спорткомплекс, где Тильда помещения снимает?

– В том числе. Впрочем, и детективный бизнес тоже неплохо шел. Но я созрел для того, чтобы сменить направление.

– Хорошо тебе, – сказала Марго. – Так ты больше торговлей не занимаешься?

– Не-а, я…

– Постой, дай угадаю. Тебе наскучил этот бизнес, верно? Дейв пожал плечами:

– Раз я понял, как там все работает, зачем тратить на это время? Денег у меня достаточно, так чего кругами ходить? Пора заняться чем-то новым.

– А с девушками у тебя так же? Улыбка исчезла с его лица.

– Ой, прости, – сказала она торопливо. – Это я зря. Считай, что я ничего такого не говорила, идет? – Последовала неловкая пауза, и Марго поспешила заполнить ее: – Знаешь, я уважаю людей, которые так легко добиваются своего. Я имею в виду то, с какой легкостью ты деньги зарабатываешь. Ты используешь систему, а не она тебя. Хотела бы и я так же.

– Ты еще найдешь свою волну, – сказал Дейв. – Обязательно найдешь.

– В моей прошлой жизни мне уже казалось, что я нашла ее, – сказала Марго тоскливо. – Мои дела шли совсем не плохо. Я так гордилась тем, что добилась всего сама. И вдруг в одночасье все исчезло, словно мыльный пузырь лопнул. И все вернулось на круги своя, и я снова стала несчастной, как после смерти мамы. – Она посмотрела на него. – Уверена, ты и не знаешь что это такое – чувствовать себя несчастным. Складывается впечатление, будто ты с младенчества знал, чего хочешь от жизни и как этого добиться.

Дейв иронично улыбнулся.

– Мне было восемнадцать, когда умер отец, – сказал он. – Никаких доходов, никаких рабочих навыков и три младших брата, которых надо кормить. Так что я знаю, что это такое, чувствовать себя несчастным.

Что-то перевернулось у нее в груди, когда она представила себе подростка Дейва Маклауда в такой ситуации.

– Прости, опять глупость сморозила.

– Да ничего, я не прочь поговорить.

– Конечно, деваться-то тебе некуда. Дейв присвистнул.

– Ого, похоже, мне придется выслушать все, что Марго Веттер собирается мне сказать.

– Так-то лучше, – улыбнулась она. – Мне больше нравится, когда ты злишься. По крайней мере похоже, что ты здесь, со мной.

Он улыбнулся, не сводя глаз с дороги.

– Когда ты уходишь в себя, у тебя есть время подумать над ответом, а не пороть горячку. Так что это неплохое качество.

– Да не в этом дело, – сказала Марго. – Просто ты боишься сказать что-нибудь не то. Твое молчание лишь предлог.

Дейв включил поворотник и свернул с шоссе. Он ехал несколько минут молча, пока не нашел нужный поворот на грунтовку. Съехав с дороги под сень елей, он затормозил и выключил двигатель.

– Мы ведь говорили об этом вчера. Ты все еще злишься на меня? Из-за того, что случилось в постели. Так?

Марго отвернулась и нервно сглотнула.

– Ты нарочно меня злишь, Марго. Зачем?

Все верно, вот только она понятия не имела зачем. И остановиться не могла.

Дейв вышел из машины, обогнул ее спереди, открыл дверцу со стороны пассажирского сиденья, схватил Марго за талию и вытащил из салона. Она удивленно уставилась на него.

– Я бросаюсь помогать тебе, невзирая на таинственного маньяка, горы трупов и твой противозаконный статус, и тем не менее ты так ведешь себя со мной. Разве я не заслужил немножко уважения?

– Да, но дело ведь не…

Марго забыла, что хотела сказать, потому что он поцеловал ее.

Это взбудоражило ее. Она обняла его и тут же поняла, почему ведет себя так. Потому что он нравится ей именно таким – живым и внимательным, страстным, почти пугающим. Ее совсем не привлекал холодный и рассудительный Дейв. А зажечь его проще всего было разозлив или соблазнив.

В такие минуты он принадлежал ей полностью, главное было справиться с привалившим счастьем.

Он неожиданно прижал ее к машине, стянул с нее джинсы, расстегнул ширинку и готов был наброситься на нее.

– Нет, Дейв! Отпусти.

– Перестань, что ты останавливаешь меня каждый раз?

– Отпусти, говорю. Терпеть не могу грубостей. Именно поэтому я не люблю встречаться с большими парнями типа тебя. Вы все время применяете силу.

– Эй, при чем здесь мои габариты? Тебя что, обидел кто-то?

Она молчала.

– Марго, расскажи мне. Разве я дал тебе повод не доверять, мне? Хоть раз?

– Отец бил маму, когда я была маленькой, – выпалила она. – А когда он переключился на меня, она решилась уйти от него. Мне было лет восемь тогда. Мы убежали. Больше я его никогда не видела. Доволен?

Дейв подался к ней и погладил по щеке.

– Прости, я ведь не знал.

– Я не хочу говорить об этом, – сказала она агрессивно и натянула джинсы. – Поехали отсюда.

Он взял ее руки и поцеловал.

– Поверь, я никогда не подниму на тебя руку.

– Да? – Она невесело усмехнулась. – Мило. Дейв пожал плечами:

– Я знаю, такое обычно вслух не говорят, но мне казалось, что я должен это сказать.

Она всегда начинала грубить, когда чувствовала себя неловко.

– Хорошо, договорились, я тоже никогда не буду тебя бить.

Он усмехнулся:

– Идет. Теперь я буду спать спокойнее.

– Остряк, – проворчала она. Он покачал головой:

– Нет, правда. Я не люблю, когда меня бьют, иначе зачем, по-твоему, я стал изучать боевые искусства.

– Так поэтому ты так хорош… ну ты понимаешь меня.

– Честно говоря, не очень. Что именно ты имеешь в виду?

Марго отмахнулась от него:

– Не юли, ты прекрасно понял, о чем я. Я про постель, про секс. Ты знаешь о моем теле такое, чего я и сама не знаю. С ума сойти можно.

– А, вот ты о чем. – Дейв самодовольно улыбнулся.

– Твое тело само подсказывает мне, чего хочет. Но ни с кем другим у меня так не было.


– Не может быть, – прошептала она. Он нежно поцеловал ее.

– Ты успокоилась?

– Это не совсем подходяще слово. Ты снова стянул мои джинсы, извращенец.

– Но я ведь и свои стянул, все честно. Она хмыкнула.

– Мы, кажется, опаздывали на свадьбу. Ты же, насколько я помню, свидетель?

Дейв посмотрел на часы.

– Черт! А ведь вместо дурацких разговоров чудесно время могли провести.

Он натянул джинсы и отошел от нее. Марго застегнула молнию, чувствуя одновременно облегчение и разочарование. Секс с ним был чем-то умопомрачительным, но после этого без душа она будет выглядеть неважно. Не лучший способ познакомиться с семьей Дейва.

Достаточно и того, что они опаздывают.

Глава 16

Когда Дейв подъехал, Шон уже встречал их в изумительно сидящем смокинге. В ухе у него сверкал бриллиант. Он открыл дверцу для Марго, помог ей выбраться и по-медвежьи обнял.

– Мы уже ждем вас, лежебоки. Я для вас лучшие номера забронировал. С мини-баром, горячей водой и верандой.

Пришлось соблазнить администраторшу, но дело того стоило. Старик, ты мне должен, – сказал он брату.

Майки выскочил из машины, обнюхал сверкающие туфли Шона и дружелюбно завилял хвостом. Похоже, Маклауды ему нравились.

– Ты не знаешь, у них есть место для животных? – спросила Марго.

Шон наклонился к Майки, почесал за ушком и нахмурился.

– Вот ведь черт, о собаке я как-то забыл. Ладно, давай я побуду с ним, пока вы устраиваетесь. А ты, братишка, переодевайся быстрее! Я должен дать тебе пару уроков танца.

Кругом ходили роскошно одетые люди, и Марго чувствовала себя очень неуверенно в вытертых джинсах и футболке, хотя пакет с платьем и косметикой держала в руках. К ним подошла красивая блондинка с серо-голубыми глазами и застенчиво поздоровалась.

– Вы Марго? Меня зовут Райна. Шон нам много о вас рассказывал.

Марго не могла не улыбнуться в ответ – у Райны было обезоруживающе приятное лицо.

– А я и не знала, что Шон знает обо мне так много! Райна рассмеялась:

– Вы же знаете Шона. Ему не нужно знать о ком-то или чем-то много, чтобы говорить об этом часами. Но для нас достаточно того, что вы новая загадочная девушка Дейва. Нас всех снедает любопытство. Дейв сам по себе человек загадочный, поэтому любая его пассия становится предметом сплетен и пересудов. Так что будьте готовы.

Марго стало не по себе.

– О нет! Я забыла выпить утром таблетки от паники. Мне конец.

Райна рассмеялась:

– Пара бокалов шампанского все поправит.

– Шон неверно все представил, – сказала Марго в отчаянии. – Я вовсе не девушка Дейва. Мы едва знакомы.

Райна погладила Марго по плечу.

– А по мне, так вы хорошая пара. Неужели Дейв дал слабину?

– Дейв отличный парень, – сказала Марго. – Просто он сразу дал понять, что не хочет серьезных отношений, чтобы потом не было больно из-за недопонимания. Меня это устраивает, я не люблю обманываться. На свадьбу он взял меня из-за моих проблем. Меня преследует один гадкий тип.

Райна перестала улыбаться.

– Не хочет серьезных отношений? Вот дуралей. Надо вправить ему мозги. А вот о преследователе Шон нам рассказывал, но об этом можете не беспокоиться – здесь кишмя кишит агентами ФБР. Так что расслабьтесь и получайте удовольствие от вечеринки. – Она импульсивно чмокнула Марго в щеку. – Я рада, что вы приехали. Ладно, еще успеем поговорить.

У Марго внутри все похолодело. Она даже не смогла ответить на доброжелательный жест Райны.

– ФБР? – просипела она.

– Привет, Райна. – Дейв поцеловал блондинку в щеку и обнял Марго за талию. Почувствовав, как она напряжена, он посмотрел ей в глаза. – Что такое?

– ФБР? – повторила она, глядя на него.

– Дейв, ты разве не сказал Марго, что Коннор фэбээровец? – спросила Райна. – Отец невесты, кстати, тоже был агентом ФБР. Так что их тут пруд пруди. У твоего преследователя ни малейшего шанса нет. Однако вам следует поторопиться – я смотрю, вы еще не одеты. Я скажу Эрин, чтобы не спешила надевать вуаль.

Она бросила на них томный взгляд через плечо и пошла по своим делам.

Марго словно примерзла к месту.

– ФБР? – повторила она еще раз. Дейв стыдливо отвел взгляд.

– Позже об этом, я объясню. Церемония вот-вот начнется, так что надо…

– Ты совсем спятил? – прошипела она.

– Эй, Дейв, давненько не виделись, – раздался женский голос с легким акцентом. – Ты уже умудрился разозлить свою спутницу? А ведь вечер еще только начался.

Дейв повернулся. Перед ними стояла, улыбаясь, красивая изящная женщина в черном платье. Ее длинные черные волосы были забраны в сложный хвост, рассыпавшийся по плечам, а лоб прикрывала аккуратная челка.

– Здравствуй, Тамара. – В его голосе напрочь отсутствовал энтузиазм. – Не узнал тебя в новом образе. Ты похожа на злодейку из мультика.

– Как всегда, галантен, – сказала Тамара. – Кстати, если кто поинтересуется, то сегодня я Жюстина Терон, переводчица из Брюсселя. Мы с Эрин познакомились во время ее обучения в Европе. Я просто хотела сказать, что ты на сегодня мой кавалер. Ты должен был сопровождать меня. Но считай, тебе повезло. Решение было принято до того, как все узнали о том, что ты будешь не один. – Она долго смотрела на Марго, скривив губы. – Не ревнуй, крошка.

– С чего бы вдруг, – ответила Марго в том же тоне.

– Так ты одна из подруг невесты? – Дейв был в ужасе. – Я думал, подружки невесты наденут платья в светлых тонах. Кроме того, зачем тебе акцент?

Тамара разгладила едва заметную складку на великолепном платье. Марго заметила, что оно было такого же покроя, как и серебристо-голубое платье Райны.

– Черный к лицу настоящим леди, – сказала она слегка обиженно. – Это цвет драгоценностей. Оникс, обсидиан, черный опал. И как ты понял, что мой акцент не настоящий? Не будь таким надменным, Дейв.

– У меня нет времени препираться с тобой, нам пора переодеться. Позже поболтаем, Тэм. Пойдем, – сказал он уже Марго и потащил ее в дом. – Поверить не могу, что Коннор позволил Эрин пригласить эту женщину на свадьбу, – негодовал он, когда они отошли достаточно далеко. – У него мозги набекрень.

– Кто она такая? И почему ты грубо с ней разговаривал? – потребовала объяснений Марго. – Она что, твоя бывшая?

Дейв поморщился:

– Нет, Бог миловал.

– Отчего же? Она красивая. Что тебе в ней так не нравится?

Они дошли до своего номера, и Дейв вставил карточку в цифровой замок.

Посреди просторной комнаты стояла огромная кровать. Дейв бросил на нее сумку и стянул футболку.

– Что мне в ней не нравится? Начнем с того, что она беспринципная карьеристка. Она столько раз преступала закон, что ее разыскивают в двенадцати странах. Может, уже и больше. Не знаю, за что именно, да и, признаться, знать не желаю. Но самая большая беда в том, что она любит находиться в центре скандалов и сама затевает их, чтобы все время быть на виду. Я начинаю нервничать от одного ее присутствия.

– Вот это да! – воскликнула Марго. Рассказ Дейва впечатлил ее. – А здесь она что делает?

Дейв покачал головой.

– Несколько месяцев назад она спасла Коннору жизнь. Он ее тоже спас, но это не в счет. Длинная и запутанная история, как-нибудь расскажу.

– Да уж будь добр, – сказала Марго с чувством. – Я сгораю от любопытства.

– Ладно, нравится нам это или нет, но она в команде. – Дейв вытащил пистолет из-за пояса, положил его на кровать и стянул джинсы. – Мы, Маклауды, такие – племя вне закона. И если ты вошел в племя, то это навсегда. Порой такой подход раздражает.

Марго завороженно смотрела на пистолет.

– Да уж, семейка со странностями, – сказала она.

– Кому ты это рассказываешь? – Дейв открыл сумку. – Я предостерегал Эрин, просил не приглашать ее, – ворчал он. – Я молил Коннора повлиять на нее. И что? Они сделали ее подружкой невесты, да еще и мне на поруки хотели спихнуть. Это наказание мне за то, что пропустил вчера репетицию. Я из братца своего гамбургер сделаю, когда он после медового месяца вернется.

Марго удивленно заморгала.

– Не знаю, как и сказать тебе, Дейв, но, учитывая мой неопределенный статус, ты едва ли можешь жаловаться.

– Ты совсем другое дело. – Дейв достал из чехла брюки от костюма и стал надевать, глядя на нее из-под нахмуренных бровей.

– Как это?

– Ты невиновна! Плюс ты в опасности. Кроме того, мы с тобой встречаемся. Никто не рискнет связываться с тобой, Марго, расслабься.

Его слова позабавили ее.

– Ты переоцениваешь свои возможности, Дейв. И потом, если меня опознают по фотографиям из газет, то ты ничего не сможешь сделать.

Дейв потянулся за рубашкой.

– Я видел эти фотографии. Теперь, когда ты отрастила волосы и покрасилась в брюнетку, тебя не узнать. – Он осмотрел ее с ног до головы. – Ты похудела, стала мускулистой. Скулы выглядят отчетливее. У тебя запоминающиеся глаза, но на тех фотографиях таких деталей не разглядеть. Старайся не нервничать, и никто ничего не заметит. Каждый мужчина в зале будет смотреть на тебя, но не по той причине, о которой ты беспокоишься.

Марго с трудом отвела взгляд от его груди и плеч, на которые он натягивал белоснежную рубашку. В костюме он выглядел ничуть не хуже, чем совершенно голым.

– Странная какая-то свадьба. Он прицепил кобуру.

– Марго, Бога ради, одевайся уже. Церемония начнется через… – Он посмотрел на часы. – Через четыре с половиной минуты.

– Хорошо, хорошо. – Она схватила целлофановый пакет и побежала в ванную.

Заперев дверь, она посмотрела на себя в зеркало. От прически за двести долларов не осталось ничего. Кошмар!

Она скинула одежду и увидела, что Дейв порвал ее трусики. Они свисали с бедер, как тряпка. Черт побери! Платье было обтягивающим, а хлопчатобумажные трусики, которые она взяла про запас, были самыми обычными и под платьем их будет видно. Стоит ли говорить, что у нее не было ни колготок, ни украшений, ни даже косметики. Она бросала вызов моде.

Что ж, хотя бы платье у нее приличное. Обтягивающее, длинное, ни единой морщинки, черное, с тонкими продольными белыми линиями. Глубокий вырез в выгодном свете представлял ее прелести. Короткий цельнокроеный рукав открывал ее красивые, уж чего не отнимешь, руки. Это награда за бесчисленные занятия аэробикой. Жаль вот только, задница подвела. Она бросалась в глаза, что бы Марго ни делала. Ее задница жила своей жизнью.

Волосы она быстро закрутила в тугой узел на французский манер. Пришлось воткнуть в них пару сотен невидимок и вылить полтюбика фиксирующего геля. Она выпустила пару прядей, и они свисали локонами вдоль лица, придавая ей слегка фривольный вид. Из косметики у нее был лишь карандаш для подводки глаз, тушь и ярко-красная помада. Ни румян, ни теней, ни тонального крема, ни пудры.

И никаких козырей в сумочке. Все, на большее она не способна.

Она взяла пару салфеток из шкафчика, засунула их в сумку и вышла с достоинством из ванной. Дейв оглядел ее.

– Боже! – тихо сказал он. – Вы только гляньте. Ты просто красавица!

Она покраснела.

– У меня трусики выделяются, а все твоя вина, – сказала она. – Это ты порвал мои трусики-танго.

Дейв подошел к ней, обнял и провел ладонью от талии к бедру.

– Прости, я не хотел. Она фыркнула:

– Как же!

– У меня есть предложение.

– Неужели? Отложим свадьбу на часок, чтобы я съездила до ближайшего супермаркета? Это будет шикарное знакомство с твоим семейством.

Он опустился перед ней на колени, не переставая поглаживать.

– Сними их.

– Ну да, и расхаживать на свадьбе твоего брата с голой задницей? Чтобы каждый желающий мог залезть ко мне под юбку и дотронуться до моего сокровенного? Размечтался!

– Меня с ума будет сводить одна мысль, что на тебе нет ничего, кроме платья и туфель, – сказал Дейв и запустил руку ей под подол.

– Прекрати! – Она пыталась отбиться от него, давясь смехом, а когда поняла, что не получается, вцепилась в его короткие волосы. – Веди себя прилично!

Но Дейв уже добрался до ее трусиков.

– Их и правда видно через платье, некрасиво, – честно сказал он.

– Перестань смешить меня, – сказала она, хихикая. – Еще чуть-чуть, и у меня слезы из глаз польются – тушь потечет.

Она, тяжело вздыхая, позволила ему снять с нее трусики.

– Ах, Дейв, мне и так страшно, а ты еще и это придумал, – шептала она.

Он потерся подбородком о ее коленку.

– Не бойся, ты здесь в безопасности.

– Ну да. – Она вытерла глаза.

– Я буду рядом с тобой все время, – убеждал он. – А если кто-то вздумает лапать тебя, то я этому мерзавцу обе руки оторву.

Марго попыталась улыбнуться.

– Все это мило, Дейв. Кровожадно, но мило.

За дверью кто-то свистнул: один раз длинно и три раза коротко. Дейв вскочил, едва не уронив Марго, подлетел к двери и открыл ее.

– Какого черта ты здесь сигналишь? Шон моргнул.

– Да я тебя решил поторопить, старик.

– Никогда не играй с сигналами отца. Он бы тебе уши оборвал за это!

Шон иронично прищурился.

– Это ничто по сравнению с участью, которая ждет тебя. Если ты опоздаешь, мама невесты из тебя фарш сделает. Ты еще не видел ее в гневе. Страшная женщина.

Дейв схватил Марго за руку и потащил к двери. Она, спотыкаясь, поспешила за ним.

– А что означает этот сигнал? – спросила она. Дейв с Шоном переглянулись, и Шон пожал плечами.

– Наш отец был ветераном войны, – объяснил он. – Он рассказал нам о некоторых трюках, которыми они пользовались в армии, когда мы были еще детьми. Именно этот сигнал означает примерно следующее: «сваливайте оттуда к чертям, потому что сейчас я гранату швырну». В зависимости от ситуации, конечно. Возможны варианты.

Марго вцепилась в руку Дейва, чтобы не упасть.

– Вы, ребята, что, в детстве гранатами играли?

– Да гранаты – это вообще детский лепет, вот бомбы – совсем другое дело. – Шон хмыкнул.

– Закрой рот, – отрезал Дейв.

Но у них и так не было более возможности поговорить. Они оказались в саду, на поляне, окруженной розовыми кустами и заполненной народом. Их шепотом проинструктировали. Марго усадили на скамеечку рядом с громадным мужчиной в смокинге и нелепых очках на носу. Его представили как Майлза. Майки, которому кто-то вплел в шерсть шелковые ленточки, устроился у него на руках.

Кругом все было в розах, от фонтана долетала водяная пыль. Майлз передал Майки хозяйке и сразу отодвинулся. Заиграл струнный квартет.

На помосте появились Дейв и Тамара, которую Дейв держал под локоток. Вместе они потрясающе смотрелись, и Марго уговаривала себя не ненавидеть за это Тамару. Во-первых, это было бы просто нечестно по отношению к девушке, а во-вторых, она была из той же касты отверженных, так что можно было проявить элементарную солидарность, невзирая на ее роскошный внешний вид.

Следом появился Шон, улыбаясь рыжеволосой девушке, которую держал под руку. Майлз исчез и вскоре тоже появился на подиуме под руку с худенькой брюнеткой. Он подозрительно оглядывал толпу, словно высматривал стрелка. Марго увидела на подиуме Райну. Ее за руку крепко держал хмурый, но очень симпатичный брюнет. За ними парами вышли несколько девушек в пестрых длинных платьях. Затем, рука об руку, появились жених и невеста. Они выглядели такими счастливыми, что Марго непроизвольно потянулась за салфеткой.

Это была красивая церемония: нежная, простая и очень сердечная. У жениха и невесты были такие искренние счастливые лица, что Марго только успевала вытирать глаза салфеткой. Дейв все время бросал в ее сторону взволнованные взгляды.

Когда все закончилось, он спустился к ней и сел рядом.

– Что с тобой? Что случилось? Ты в порядке? Она промокнула глаза.

– Ох, да не смотри ты на меня с такой жалостью. Ты ведь сам меня сюда привел. Я вовсе не напрашивалась.

Дейв несколько растерялся.

– Ну, не знаю, ты…

– Со мной все хорошо! – крикнула она. – Привыкай: на свадьбах и похоронах я всегда плачу. Не надо своей жалостью все ухудшать. Уверяю, это все равно не поможет.

Дейв нежно поцеловал ее.

– Как знаешь. Пора фотографироваться.

– Так иди фотографируйся, – махнула она в сторону столпившихся людей. – Иди-иди! Я не хочу, чтобы меня снимали. Иди же!

Она достала зеркальце и посмотрелась в него. Тушь растеклась, но не сильно, а вот если она еще будет тереть глаза салфеткой, то они покраснеют и начнут слезиться. Никогда ей не добиться взгляда Снежной королевы. Она посмотрела на людей вокруг и подумала, до чего же это, верно, здорово, вести нормальный образ жизни.

Едва ли ей самой доведется познать это снова. То, что случилось с ней, так изменило ее внутренне, что она чувствовала себя меченой. Как будто она болела редким инфекционным заболеванием.

Марго стало еще тоскливее. Даже если удастся вернуться к нормальной жизни, то она сама уже никогда не станет прежней. Ее мир был кошмаром.

В свете всего этого фонтаны и розы, весь этот праздник жизни, выглядели форменным издевательством. У нее уже заканчивались салфетки. Майки лизнул ей руку и так посмотрел своими огромными карими глазами, что она улыбнулась сквозь слезы. Старина Майки. Какой молодчина! Она потрепала его за ушком.

Перед ее взором вдруг возникла пола красивого черного платья. Марго подняла взгляд и увидела перед собой Тамару, которая ухмылялась и смотрела на нее черными глазами.

Тамара бросила взгляд на испачканную тушью салфетку.

– Трогательная церемония, не правда ли? Я чуть сама не расплакалась.

Издевка в ее голосе шокировала Марго. Она высморкалась в последний раз и бросила салфетку в сумочку. У Тамары была роскошная блестящая черная сумочка, и Марго стыдливо убрала свою, коричневую и кожаную, подальше, понимая, что она совершенно не подходит к платью.

О, как ей не хватало ее гардероба!

– Да, красиво было. – Марго откровенно посмотрела ей в лицо, презрев правила хорошего тона. Она вдруг подумала, что скажет Тамара, если спросить ее, как угонять машину.

Тамара отвела взгляд и посмотрела на фонтан.

– Они там фотографируются, а я не хочу, чтобы меня фотографировали.

– И я тоже, – признала Марго после секундной паузы. Тамара удивленно приподняла бровь:

– А что так?

Марго нервно вздохнула.

– Как я понимаю, по тем же причинам, что и вы.

– А! Так Дейв уже рассказывал обо мне. – Тамара широко улыбнулась. – Я так и думала. Немудрено, что ты нервничаешь. Тоже в бегах от закона? И позволила Дейву затащить себя в гнездо к федералам? Неумно, но он умеет принуждать. Мне самой нравятся сильные мужчины; везет, правда, совсем на другой типаж.

– Но вы и сами здесь, хоть и говорите, что это глупо.

– Так вышло, что я люблю играть с огнем. – Тамара указала на волосы Марго: – Это ведь не родной цвет волос? Тебе не очень идет. Ты ведь рыжая? Тебе бы пошел пепельно-белый. Или, может быть, медовые тона. И, Бога ради, позволяй делать укладку только тому, кто знает в этом толк, никогда не делай сама.

– Спасибо за совет, – вымолвила Марго сквозь сжатые зубы. Выходит, сама она не умеет ни красить волосы, ни укладывать. Еще один повод для самобичевания.

– Я, признаться, надеялась перекинуться с тобой парой слов, пока Дейв будет фотографироваться. Он, видишь ли, недолюбливает меня, а посему не подпустит и на пушечный выстрел к твоей персоне, – сказала Тамара.

Марго выпрямила спину.

– Я сама решаю, с кем мне разговаривать, а с кем нет. Он мне не указ.

– Чудно! – Тамара хлопнула в ладоши. – Держись тем же курсом. Тебе это пригодится. Этих «повелителей Вселенной» сложно прибрать к рукам. – Ее взгляд стал задумчивым. – У Дейва есть этот геройский стержень, как и у его брата. Он наверняка хочет спасти тебя от чего-нибудь – подкупающая черта.

– Да нет, все проще: мне он нужен для секса.

Тамара рассмеялась:

– Девочка с характером!

Марго скрестила руки на груди.

– Стараюсь.

Майки соскочил с колен Марго и улегся на шлейфе платья Тамары. Он перевернулся на спину, подставляя живот под руки, в надежде, что его почешут. «Давай, давай, малыш, испачкай ее в шерсти».

Тамара подтянула шлейф и почесала ему брюшко носком туфли. Майки от удовольствия заерзал.

– Дело не в том, стараешься ты или нет. Стараться тут бесполезно. Характер либо есть, либо его нет.

Марго почувствовала себя неловко.

– И что это должно значить? Взгляд Тамары стал жестким.

– Ты не похожа на меня, – сказала она. – Тебе и хочется и колется. Тебе все еще кажется, что это неправда.

Марго нервно поерзала на скамейке.

– Что неправда?

– Что мир погряз в жадности и лжи. – Тамара говорила твердым голосом. – Ты все еще веришь, что на коне примчится прекрасный златокудрый принц в сияющих доспехах и спасет тебя.

Марго покачала головой:

– Да ничего такого я не думаю. Что я, маленькая? – Ей самой казалось, что голос выдает ее.

Тамара кивнула на шумную толпу подружек невесты. Они весело смеялись.

– Ты похожа скорее на них, чем на меня. Полна надежд и страхов. Страхи и надежды – это две стороны одной медали. Жить проще, когда не ведаешь ни того ни другого.

– Тэм, побойся Бога, – раздался сочный голос Дейва. – Перестань нести эту философскую чушь. Тамара снова загадочно улыбнулась и повернулась к нему: – Привет, Дейв. Я тут развлекаю твою беглянку. Она заинтриговала меня.

– Этого я и боялся, – сказал он мрачно. – Это свадьба моего брата, Тэм. Я тебя лично прошу не портить людям праздник. – Я всего лишь пытаюсь помочь. – Тамара погладила Марго по щеке холодной ладонью. – Она мне понравилась. Наивная, но задиристая. Будь с ней добр, или я за себя не ручаюсь.

Дейв нетерпеливо фыркнул.

– Ты других пугай. Оглянись вокруг – здесь полно свежего мяса для тебя.


Тамара бросила на него холодный взгляд и улыбнулась Марго.

– Ладно, ребята, пока. Не шалите.

– Тамара, – позвала ее Марго. Та повернула голову и вопросительно посмотрела на нее.

– А вы умеете угонять машины? Тамара широко улыбнулась:

– Дорогуша, я могу взорвать мировую экономику, а ты спрашиваешь, могу ли я угнать машину. Хочешь совет? Ты похожа на человека с характером. Кроме того, насколько я понимаю, тебе нужна новая работа.

– Нет, – отрезал Дейв. – Ни в каких советах мы не нуждаемся.

Тамара весело рассмеялась:

– Дейв, позволь девочке самой решать. Вы, Маклауды, не умеете мыслить масштабно. В вас лишь избыток тестостерона, нестандартное мышление и убогие моральные устои. Обидно видеть, как вы гробите свой потенциал.

– Да нет же, – возразил Дейв. – Я, напротив, рад этому.

– Тамара? – позвала Марго снова. – Я хотела сказать вам кое-что.

Та скривила рот в ироничной усмешке и удивленно на хмурилась.

– Вы не смогли обмануть меня. Вы так же, как и я, ждете принца, только боитесь признаться в этом самой себе.

Лицо Тамары замерло в улыбке. Она отмахнулась от Марго и пошла по дорожке. Дейв смотрел ей вслед.

– Я еще ни разу не видел, чтобы кто-нибудь вывел ее из себя, – заметил он. – Мне всегда казалось, что она пуленепробиваемая.

– У каждого свои слабости, – сказала Марго. – Здесь такая необычная атмосфера. Цветы, красивые люди, праздник… Мне просто показалось, что она испытывает то же самое, что и я.

Дейв был удивлен.

– А что ты испытываешь?

Марго пожала плечами:

– Я чувствую себя брошенной, несчастной. А еще я завидую.

Дейв выглядел совершенно беспомощным.

– Не могу представить себе, чтобы Тамара вообще могла испытывать подобные чувства.

Марго так посмотрела на него, что он потупил взор. Он наклонился и взял Майки на руки.

– Для меня все это слишком сложно, – пробормотал он мрачно. – Давай найдем Майлза, чтобы поручить ему Майки, и выпьем шампанского. А то у меня мысли уже путаются.

Глава 17

Угнать машину! Это неслыханно! Только через его труп!

А он мог бы научить ее, если бы захотел. Он мог бы научить ее сделать бомбу или обезвредить ее. Он бы многому мог научить ее: устраивать засады, резать глотки в темноте и прятать трупы, пользоваться любым оружием. Всему этому его и братьев обучил отец, Сумасшедший Имон, чтобы они смогли выжить после конца света, когда мир погрузится в анархию. Конец света не наступил, но трюки, которым обучил отец, рано или поздно сослужили им хорошую службу в их наполненной событиями жизни.

Но Марго он этого не желал. Ей надо думать о своей карьере. Работать, бегать по магазинам, обедать с подружками и заниматься обычными для молодой женщины глупостями. Он, конечно, понятия не имел, чем именно занимаются молодые женщины, но уж точно не угоняют машины и не бегают от сумасшедших преследователей. Он не хотел, чтобы она стала такой, как Тамара, – тверже гвоздя, холоднее льда.

К дьяволу! Не для Марго все это. Он так разозлился, что ему хотелось перевернуть столы и разбить хрустальные бокалы.

А еще он расстроился из-за того, что она чувствовала себя брошенной и несчастной. Кто-то должен заплатить за то, что у нее отобрали. И он проследит за этим.

Марго шла рядом спотыкаясь, поскольку ее высокие тонкие каблуки вязли в земле. Она едва поспевала за ним. Что-то он делал не так, судя по тому, как она смотрела на него время от времени. Неужели он решил, что одной ночи великолепного секса будет достаточно, чтобы она позволила ему так с собой обращаться? Напротив, он прекрасно понимал, что она разрушила всю его сосредоточенность, и годы работы пошли насмарку.

Райна и Сет уже сидели за столом в большом холле. Сет гладил ее по спине, а она сбрасывала его руку и выговаривала что-то серьезным тоном, стараясь не улыбаться.

Сет не пытался сдерживать себя. Он вообще был диким, только Райна могла обуздать его. И все же Дейв не мог не признать, что парень ему нравится. Грубый, жестокий Сет не признавал никаких ограничений, но при этом он был умен, хитер и предан. Таких хорошо иметь в союзниках.

– Райна, ты, кажется, уже познакомилась с Марго, – сказал Дейв. – Марго, это муж Райны, Сет Маккей, один из моих будущих партнеров по бизнесу.

Сет оторвался от жены, протянул Марго руку и улыбнулся. Его вытянутое смуглое лицо сразу стало приятным.

– Рад познакомиться. Дейв без церемоний усадил Марго на стул рядом с Райной.

– А вы Ника не видели?

Сет кивнул на противоположный конец комнаты.

– Он общается с подружками невесты, выбирает себе девочку по вкусу.

Дейв властно поцеловал Марго и спросил:

– Твой кулон со змей все еще при тебе?

– Да, – ответила она, – а что ты…

– Давай, – велел он. – Я попрошу Ника проверить его на отпечатки пальцев. Жди здесь и никуда не уходи.

Напарник его брата Коннора по ФБР, Ник, разливал шампанское девушкам. Его темные кудри и полные чувственные губы, как всегда, имели успех.

– Эй, Ник, – позвал Дейв, – на два слова.

Ник тут же прекратил нести пикантную чепуху и посмотрел на Дейва, затем встал.

– Дамы, приношу свои извинения. – Он улыбнулся им, показывая ямочки на щеках. – Это не отнимет много времени.

Они отошли к сцене, где музыканты уже настраивали инструменты.

– Сделаешь для меня кое-что? – спросил Дейв без предисловий.

Ник посмотрел на него озабоченно.

– Выкладывай.

– Мне нужно, чтобы ты проверил один кулон на отпечатки пальцев и пробил по вашей базе данных. Результаты нужны чем раньше, тем лучше. Если реально, то прямо сейчас. И еще мне нужно, чтобы никто об этом не узнал.

Ник поморщился:

– Что за секреты?

Дейв посмотрел ему прямо в глаза:

– Если не можешь сделать, то так и скажи.

Ник отвел взгляд и выругался вполголоса. Несколько лет назад Коннор рисковал жизнью и едва спасся от сумасшедшего миллиардера Курта Новака. Ник тогда не поверил ему, несмотря на весомые доказательства, и отказал в поддержке конторы.

Из-за него Коннора едва не убили.

Ник до сих пор мучился. Коннор простил его, уж такой он добрый парень. Он тогда был по уши влюблен и потому готов был простить кого угодно.

А вот Дейв был человеком другой породы и помнил зло, причиненное его семье. Он не собирался прощать Нику промах, который едва не стоил жизни его брату.

То, о чем Дейв просил его, было рискованно и опасно. Ах как все плохо!

– Скажи «да» или «нет». Все очень просто, – подстегнул его Дейв.

Ник вздохнул:

– Давай. Завтра постараюсь сделать.

Дейв протянул ему кулон в целлофановом пакете.

– Коннору об этом ни слова. Я вообще не хочу его беспокоить раньше, чем он вернется после медового месяца.

Ник взял пакет и посмотрел на кулон через целлофан.

– Лишь одна гладкая поверхность, – сказал он. – Если он валялся в дамской сумочке, то едва ли там будет что идентифицировать. Хотя мне вообще кажется, что человек, который держал его в руках, не оставил никаких отпечатков. Кроме того, имей в виду, что лаборантка все равно будет в курсе дела – с этим ничего поделать не могу.

Дейв опять посмотрел Нику в глаза.

– Так умоляй ее, – сказал он холодно. – Ползай перед ней на коленях. Предлагай ей сексуальные услуги. Прояви свое творческое начало. Делай все, что придется, но добудь мне результат.

Между мужчинами всколыхнулась волна гнева. Ник нехотя кивнул и вышел из зала.

Музыканты заиграли что-то медленное и сексуальное. Коннор и Эрин вышли в центр и закружились в танце, не сводя друг с друга влюбленных глаз.

Дейв сжал зубы. Странно, что с ним творится? Он должен бы радоваться за брата. Он всю жизнь хотел, чтобы Коннор был счастлив.

Просто он циник и подлец, и с каждым годом становится лишь хуже. Еще немного, и Дейв будет оспаривать у Тамары титул Короля плохого настроения.

К Коннору и Эрин присоединилась младшая сестра невесты, Синди. Она танцевала с напарником Коннора. Майлз стоял в углу с Майки на руках и жалобно смотрел по сторонам.

Дейв ухмыльнулся. Майлзу придется самому разбираться со своими амурными делами. Хотя, если честно, Синди никогда ему не нравилась. Слишком уж наглая и эгоистичная. Дейву последнее время вообще ничего не нравилось.

Обычно способность к самоанализу шла ему на пользу, но сейчас она играла с ним дурную шутку. Беда в том, что ни отключить, ни заглушить ее было уже нельзя. Машина работала на автопилоте.

Дейв понимал, что испытывать злость проще, чем страх. И тем паче проще, чем печаль. Так же он чувствовал себя двенадцать лет назад, когда потерял Кевина. Так же он чувствовал себя, когда несколько месяцев назад едва не потерял другого брата. Смерть близких всегда пугала его.

Его бесило, что Кевина нет здесь сейчас, чтобы танцевать на свадьбе брата. Бесило, что не было здесь их родителей. Бесило, что домашний уют и семейное счастье обходят его стороной.

Видимо, то же сейчас чувствовала Марго.

Марго видела, как Дейв уходит из зала опечаленный.

– Какая муха укусила его сегодня? – спросил Сет.

Они с Райной повернулись к ней, и она с ужасом поняла, что на вопрос придется отвечать ей. На данный момент она была экспертом по Дейву Маклауду. Вот это ответственность!

– Мне кажется, он разозлился из-за того, что Тамара предложила научить меня, как разрушить мировую экономику, – подкинула она версию. – Вообще предложение неплохое, но он почему-то расстроился.

Сет заулыбался.

– Просто у него нет чувства юмора, – сказал он. – Я бы лично не отказался, чтобы Тамара обучила меня хотя бы одному из своих…

– И думать забудь, – оборвала его Райна. – Если, конечно, здоровьем дорожишь.

Сет поднес руку жены к губам и принялся покрывать ее поцелуями.

– Здоровье мне еще пригодится, мой ангелочек, и мы оба знаем для чего, – заворковал он.

Райна захихикала и вырвала руку:

– Прекрати! Ты несносно ведешь тебя сегодня. Мне придется успокоить тебя.

– Д ело в платье, милая, – оправдывался он. – Как я могу контролировать себя, когда ты выставила все напоказ?

Райна бросила на Марго застенчивый взгляд.

– Ох уж мне твои извинения!

Сет оторвался от жены и бросил взгляд на Марго.

– Шон рассказал мне о вашем чокнутом преследователе.

– Сет! – вмешалась Райна. – Прекрати немедленно!

– Да ничего, – торопливо сказала Марго. – По-другому тут и не скажешь.

– Это напомнило мне кое о чем. У меня для вас подарок. Шон сказал мне, что вы беспокоитесь за свою собачку. А у меня случайно оказался с собой прототип одного устройства, над которым я работаю в свободное время. Совершенно оригинальная вещица. Милая, она ведь все еще у тебя в сумочке? – обратился он уже к жене.

Райна достала из синей матерчатой сумки обернутый в целлофан предмет и протянула Марго.

Это оказался кожаный ремешок с серебряным медальоном.

– Что это? – спросила Марго.

– Собачий ошейник, – пояснил Сет, – с системой локации. Если вы потеряете вашего пса, просто позвоните мне, и я найду его по своей системе слежения. Или, если хотите следить за ним сами, можете купить программное обеспечение и оборудование. Батареи хватает на месяц. Мне придется сделать вам зарядное устройство. Оно довольно большое, и в сумочку Райны не поместилось.

– Ничего себе! – воскликнула Марго. – Не знаю, что и сказать… Спасибо.

– Меня не предупредили, что собачонка у вас такая маленькая, – извинился Сет. – Ошейник будет впору и ротвейлеру. Я подберу вам что-нибудь поменьше.

Марго смотрела на медальон и толстый широкий кожаный ошейник с серебряными шипами.

– Это… это так приятно.

– Когда вернемся в город, я установлю у вас дома пару видеокамер, – сказал Сет. – Мы сделаем из вашего преследователя звезду экрана, а потом поймаем его и размажем по стенке.

Марго тронула уверенность в голосе Сета.

– Чудесно, – сказала она с сомнением, – но мой бюджет не рассчитан на такие технологические игрушки…

– Вы член семьи Дейва, – отрезал Сет.

– Это не так, вы ведь даже не знаете меня, – возразила она.

– И нам не терпится познакомиться поближе, – сказала Райна. – Я специально попросила маму Эрин посадить тебя с нами. Так что не стесняйся, рассказывай все как есть. Откуда ты? Чем занимаешься? Как вы с Дейвом познакомились?

Слава Богу, хоть последний вопрос был вполне невинным.

– Я веду классы по аэробике рядом со спортивным залом Дейва, – начала Марго. – Пару дней назад я зашла к нему после занятий и спросила, что он думает о моей проблеме с преследователем. Так что на самом деле мы с ним едва знакомы. Это я надеялась расспросить вас о нем – он такой загадочный. Вот, например, я видела у него дома на фотографии четырех братьев, а здесь только трое. Что случилось с четвертым?

Райна и Сет переглянулись. Райна перестала улыбаться, а Сет сжал зубы.

– Он погиб, – тяжело сказал Сет. – Это случилось много лет назад. Его машина упала со скалы. Его звали Кевин, и они с Шоном были близнецами. Ему был всего двадцать один.

У Марго перехватило дыхание.

– О Боже, – прошептала она.

– Дейв в это время был за границей, – продолжал Сет. – Работал в армейской разведке. Он не рассказывал тебе, как они с братьями росли?

Марго покачала головой.

– Он только упоминал, что его родители умерли, а отец придерживался нестандартных политических взглядов.

– Ха, – усмехнулся Сет. – Что ж, можно сказать и так. Повисла напряженная тишина.

– Ну не молчите, ребята, вы меня просто убиваете, – нервно сказала Марго. – Рассказывайте уже.

– Папаша их ненормальный был, – прямо сказал Сет. – Бредил теорией выживания. Ветеран вьетнамской войны, служил в спецподразделении. Детей воспитывал в лесах. Учил охотиться и рыбачить голыми руками, драться заставлял, словно демонов. Готовил к гибели цивилизации. А потом умерла их мать, и он совсем с катушек слетел. Натуральным психом сделался. Марго вспомнила, как говорила Дейву, что он понятия не имеет, что такое отчаяние. Как глупо она, должно быть, выглядела.

Она кашлянула.

– Настолько личное я не хотела знать, – сказала она дрожащим голосом.

– У Маклаудов все, чего ни коснись, глубоко личное. И все пугает, – заверил ее Сет. – У них талант навлекать на свою жизнь таинственные неприятности.

– Какой ты милый собеседник, – заметила Райна с сарказмом.

– Да и ты, милая, тоже, – ответил Сет и сделал что-то под столом, отчего Райна стала отчаянно сопротивляться.

Стол затрясся, бокалы с шампанским предостерегающе зазвенели.

– Прекрати! – взвизгнула Райна и, извиняясь, посмотрела на Марго. – Обычно он не так плохо себя ведет. Он специально перед тобой кривляется, чтобы впечатление произвести.

Марго сдержала улыбку. Она понимала, что Сет намеренно изображает перед ней клоуна, чтобы отвлечь ее от грустных дум. Но думы эти все равно не покидали ее.

– А сколько ему было, когда умерла его мама? – спросила она.

– Эрин рассказывала, что Коннору было восемь, – ответила Райна. – Значит, Кевину и Шону было по четыре, а Дейву… дай-ка подумать… десять.

– Детка! – предостерегающе заметил Сет. – Дейву не понравится, если ты станешь рассказывать такие вещи у него за спиной. Парни вообще не любят, когда о них болтают.

Райна встрепенулась.

– А мне в данную минуту не нравится Дейв. Он ведет себя безответственно и грубо. Так что я буду рассказывать о нем все, что пожелаю.

– Ладно, ладно, только на меня из-за этого не злись, – торопливо сказал Сет.

– Ты хочешь сказать, это еще не все? – спросила Марго с любопытством.

– Это касается смерти их мамы, – сообщила Райна. – Эрин рассказала мне. Они жили в холмах за Эндикотт-Блафф. Стояла середина зимы, снегу было по пояс. У нее была внематочная беременность, и она истекла кровью по дороге в больницу. Дейв был за рулем машины. Коннор рассказывал, что после этого Дейв вообще не разговаривал несколько месяцев.

Марго вскочила из-за стола.

– Прошу прощения.

– Ты в порядке? – спросили Райна и Сет в один голос, озабоченно глядя на нее.

– Мне… мне просто надо в туалет.

Она развернулась и наткнулась на Дейва.

– Куда это ты собралась? – проворчал он. – Ты опять плачешь? Эй, что это вы ей тут наговорили?


Райна невинно пожала худенькими плечиками. Дейв обнял Марго за талию и практически вынес на середину зала.

– Давай потанцуем.

Там уже кружились в танце несколько пар, включая жениха и невесту.

Все бросали на Марго изумленные взгляды.

– Поздравляю! – крикнула она жениху и невесте.

– Спасибо, – дружно ответили те. Больше они ничего сказать не успели, поскольку Дейв закружил Марго в танце.

– Что тебе наговорили Райна и Сет? – требовательно спросил он.

– Мы говорили о тебе. И Райна рассказала, как умерла твоя мама.

Он резко остановился, и она споткнулась о его ногу. Дейв аккуратно подхватил ее и выругался вполголоса.

– Только этого мне недоставало, – добавил он.

– Это очень печальная история, но стесняться здесь нечего, – тихо сказала Марго. – И не злись на Райну. Я сама ее расспрашивала.

– Да не в этом суть! – рявкнул Дейв.

– Суть? А какая тут может быть суть? Дейв разозлился не на шутку.

– Зачем бередить старые раны? Я никогда не понимал этого. Здесь и сейчас полно проблем, ими нужно заниматься, а не прошлое ворошить.

Все так, но состояние Дейва беспокоило ее.

– Да что с тобой такое? – спросила она. – Ты злишься на Сета, на Райну, на Тамару, на всех вокруг. Улыбнись, Бога ради.

– Не могу, – выдавил он сквозь зубы. – Меня все достали. И еще мне не нравится, что Тамара промывает тебе мозги.

– Вряд ли она что-то замышляет, – возразила Марго. – Просто, как мне кажется, по-другому она не умеет общаться с людьми. И вообще она мне понравилась, а с головой у меня все в порядке. Если уж я с тобой общаюсь, то с Тамарой тем более получится.

Дейв сжал зубы. Они продолжали танцевать, и Дейв воспользовался этим, опрокинув ее на руку так, что она стала совершенно беспомощна.

– И ты решила достать меня? Он поставил ее на ноги, и она негодующе посмотрела на него.

– Тебе не кажется, что ты слишком хмур для такого события? Ты боишься за брата, потому что он так счастлив? Ты боишься, что все это вдруг исчезнет?

Дейв крепче обхватил ее за талию.

– Нам обязательно анализировать это?

– Или в тебе говорит ревность? Тебе тоже хочется? Хочется любви и счастья? Все хотят, признают они это или нет.

Дейв стал еще мрачнее.

– Ничего такого я не хочу.

– Ну-ну, – пробормотала Марго. – А чего тогда злишься на такие невинные вопросы?

– Я, кажется, ясно выразился по поводу своего отношения к браку и серьезным отношениям, – сказал Дейв. – Ничего не изменилось, и ничего не изменится. Не выдумывай.

Марго фыркнула.

– Не льсти себе, бесчувственный чурбан.

– Не дерзи, а то будешь танцевать с шефом местного отделения ФБР, – прошептал он ей на ушко. – Он позади тебя, глаз не сводит с твоей задницы.

Марго не удержалась и укусила его за мочку уха.

– Ты больной, – прошипела она, – это не смешно.

– Чего ж ты тогда смеешься? Я чувствую, когда ты смеешься, даже если ты не произносишь ни звука. У тебя все тело вибрирует, это очень эротично.

– У тебя все эротично. – Марго ахнула, когда он неожиданно наклонил ее вниз. – Дейв! Ты что, пьяный?

– Нет, я никогда не бываю пьян. У меня просто странное настроение.

– Я у тебя другого настроения не помню.

– Признаю свою вину, – согласился он. – Давай секи меня розгами, распни меня, я заслужил. Я так сильно тебя хочу, что сдерживаться больше не в силах.

Несколько секунд она не в силах была открыть рот.

– А, понятно, – вымолвила она наконец. – Значит, в итоге мы все свели к животному сексу. Как ты предсказуем, Дейв.

– Только языком и умеешь чесать, – дразнил он. – Я лишь о том и думаю, что у тебя под платьем ничего нет. – Он прижал ее к себе, и она почувствовала его эрекцию. – Видишь, что со мной творится?

– Держи себя в руках, Дейв. Мы еще не скоро останемся с тобой наедине… Эй!

Они оказались рядом с дверью, и Дейв практически вынес ее в коридор. Они побежали, пробуя каждую дверь, пока не нашли открытую.

Он включил свет. Они оказались в малом конференц-зале с овальным столом из палисандра. Она попятилась, пока не наткнулась спиной на стол.

– Дейв, ты перевозбудился, – сказала Марго дрожащим голосом. – Ты сходишь с ума. Я думала, ты злишься на меня, а ты, оказывается, просто озабоченный.

– Это ты спровоцировала меня. – Дейв схватил ее одной рукой за талию и закинул на стол. Ей ничего не оставалось, как лечь спиной на лакированную поверхность. – Ведь тебе нравится, когда я такой, когда я схожу с ума. Разве нет?

Марго выгнулась, пропуская под талию его руки.

– Да, – признала она честно, глядя в его глаза.

– Я так и знал. Оказывается, я умею быть плохим мальчиком.

– Ты заставляешь меня нервничать.

– Да, и мне нравится, когда ты нервничаешь. Ты кончаешь раз за разом. – Он склонился над ней и поцеловал ее в шею.

Марго облизнула пересохшие губы.

– Я такого раньше никогда не испытывала.

– Отлично; значит, это исключительно моя заслуга. – Он одной рукой поднял подол ее платья. Она оказалась перед ним голой до талии.

– Дейв, – прошептала она. – Боже, что ты делаешь?

– Едва ты нарядилась в это платье, как я захотел затащить тебя в темный угол и сделать с тобой что-нибудь неприличное.

– Прекрати! – воскликнула она и закрыла глаза.

– Прекратить что?

«Прекрати делать все, чтобы я влюбилась в тебя!»

– Прекрати мучить меня, – взмолилась она.

– Нет, открой мне все свои тайны, Марго. Она раздвинула ноги. Тело ей больше не подчинялось. Он расстегнул ширинку.

– У тебя же нет с собой презервативов, – прошептала она. Он покачал головой, подтверждая ее слова.


– Ты сошел с ума. – Она пыталась говорить резонно, но голос дрожал. – Я никогда не занимаюсь сексом без презерватива.

– Да, это опрометчиво, – согласился он и пристроился поудобнее. – Я не стану кончать в тебя, но мне нужно почувствовать всю тебя, понимаешь? Хоть чуть-чуть. Я буду осторожен, обещаю.

Она поерзала, но сильно не сопротивлялась.

– Ты переходишь границы, Дейв.

Но он уже не слушал ее.

Остаток вечера потонул в фантазиях. Оба ждали с нетерпением, когда же они смогут добраться до своей комнаты и закончить начатое. Чувства их обострились до предела, музыка казалась слишком громкой, а наряды слишком яркими. Запотевшие бокалы с шампанским, словно мокрый и холодный поцелуй, жгли губы.

Она влюбилась. Ей удалось сделать свою жизнь еще более сумбурной и опасной, хотя это и казалось невыполнимым.

Надежды и страхи. Две стороны одной медали, как и говорила Тамара.

Марго не могла отказаться от надежд – следовательно, ей придется жить со страхами. По этой части ей не было равных.

Воспитание в богатой семье дает свои плюсы. Так думал Фарис, пробираясь в свадебной толчее. Как просто казаться своим с бокалом шампанского в руке и в дорогом костюме. Он кланялся и улыбался каждому встречному, и ни у кого не возникло никаких подозрений.

Марк заметил как-то, что в них обоих видна порода, и в высшем свете они всегда кого-то да напоминают. Очень полезное качество.

Местонахождение его ангела на мгновение затмило белое пятно. Он напряг зрение и понял, что это невеста. Она сняла фату и открыла взору черные кудри, белую кожу и изящные линии шеи. Фарис жадно смотрел на ее шею. Двадцать минут наедине, пара верно поставленных игл, и она тихо умрет во время медового месяца от эмболии. Прелесть!

Причина ему была не нужна. Музыканты любят играть, художники – рисовать, охотники – стрелять, налоговики – считать. А он любил убивать. Если Бог есть, то он должен брать с Фариса пример. Фарис был Хаосом, смерть приносящим, словно эпидемия смертельного вируса или неожиданная автокатастрофа. Он был агентом Бога, тенью смерти.

Он уже продумывал, как остаться наедине с невестой, когда перед ним появилась девушка в ярко-розовом платье и принялась нести обычную чепуху. Он заметил ее сходство с невестой и решил, что они сестры. Девушка подошла к невесте и приняла фату. Мужчина рядом с невестой, очевидно, жених, вел себя как полный идиот и не замечал ничего, кроме своей возлюбленной. Он тут же утащил невесту в центр зала и принялся танцевать с ней, нашептывая что-то на ушко, отчего девушка заливисто рассмеялась.

Фарис вздохнул с сожалением. Возможность была утеряна.

Он переключился на девушку в розовом. Она была более доступной мишенью. За ней никто не присматривал, она была достаточно глупой, и у нее не было жениха. Она уже поглядывала на него с любопытством.

Фарис ослепительно улыбнулся. Девушка в розовом заглотила наживку и подошла ближе.

– Как романтично, вы не находите? – Она улыбнулась и кивнула в сторону новобрачных.

– О да! Так и видятся диснеевские птички и бабочки. Она улыбнулась еще шире. Это будет настолько просто, что даже неинтересно.

– Вы друг Коннора? – спросила она.

Не удержавшись, Фарис заглянул в вырез ее платья и глотнул шампанского из бокала.

– Да, – ответил он просто. – А вы, должно быть, сестра невесты?

Девушка жеманно улыбнулась:

– Меня зовут Синди.

Фарис взял протянутую руку и поднес к губам.

– Синди. А я Клифф. Вам очень идет розовый. Окажите мне честь, потанцуйте со мной.

Ее ротик уже открылся для ответа, когда перед ними вырос высокий молодой человек с бледным лицом, тонкими черными волосами и очками на носу. На руках он держал собаку Марго. Пес высунул розовый язык, и из пасти у него смердело. Сердце Фариса забилось чаще.

– О, Майлз! Привет. Это Клифф, друг Коннора, – сказала Синди. – Ты не подержишь фату Эрин, пока я потанцую с ним?

Синди набросила фату на руку Майлзу. Он растерялся:

– Но…

– Ты прав, собака может ее испачкать, – сказала Синди. – Отнеси Марике, пусть она присмотрит за ней.

– Но… но я попросил музыкантов сыграть твою любимую песню в исполнении Эрика Клэптона. Ты сказала, что потанцуешь со мной, если я договорюсь с ними, – сказал Майлз несчастным голосом. – Ты разве не помнишь?

Синди вздохнула:

– Это было до того, как я узнала, что ты весь вечер проведешь с собакой. Не знаю, о чем ты думал, когда соглашался на это, но уж точно не о том, чтобы потанцевать со мной.

– Я присмотрю за собакой, пока вы танцуете, – предложил Фарис. – Правда. Она такая симпатичная.

– Не понимаю я, чего вы так возитесь с этой дворняжкой. Она же вам обоим костюмы в шерсти испачкает.

Майлз вернул ей фату и попятился.

– Ладно, Синди, я все понял. Как знаешь, мне плевать.

Фарис не сводил взгляда с собаки, которую Майлз уносил прочь на руках. Ему даже почудилась во взгляде животного насмешка.

Фарису потребовалось немало усилий, чтобы унять ядовитую злобу, закипавшую внутри. Он повернулся к Синди. Самовлюбленная стерва! Ей впору будет аневризма сосудов головного мозга. Фарис заставил себя улыбнуться, когда музыканты заиграли знакомую мелодию в медленном ритм-блюзе.

– Что ж, – сказал он. – Потанцуем?

Синди бросила фату на полупустой стол. Фарис увлек ее в центр зала.

– А вы тоже агент ФБР? – спросила Синди. Он не сдержал улыбки.

– Я работаю в частном секторе.

– Ой, – выдохнула Синди, когда Фарис опустил руку на ее бедро.

– Ваш друг, похоже, ревнует, – заметил он.

– А, Майлз, – отмахнулась Синди. – Он болван. Вообще он хороший парень, и мне он даже нравится, но мы всего лишь друзья. И никогда не станем ближе, хотя он никак не смирится с этим. И что за идиотское задание, охранять собачонку Марго? Нет, ну в самом деле?

– А кто такая Марго? – спросил Фарис. – И что такого особенного в ее собаке?

– Это новая девчонка Дейва, брата Коннора, – объяснила Синди. – Никто о ней ничего толком не знает. Известно только, что Дейв от нее без ума и что ее преследует какой-то псих. Ситуация, конечно, необычная, но охранять ее псину – это уж просто паранойя. Но для Маклаудов это в порядке вещей. Вы же знаете Коннора, так вот его братья ничуть не лучше.

– Ну да, конечно, – пробормотал Фарис.

– Нет, ну вы скажите, что с ней может случиться, если ее, к примеру, оставить в комнате? Глупость какая-то.

«Сама ты пустоголовая шлюшка!» – думал Фарис и медленно продвигался в танце к выходу из зала.

Глава 18

Марго с наслаждением ела вилкой свадебный торт из нежного бисквита со взбитыми сливками сверху, украшенного свежей малиной. После каждого кусочка она облизывала губы. Дейв наблюдал за этим откровенно эротическим действом через стол. Он гадал, сможет ли встать из-за стола, поскольку брюки ощутимо топорщились и он ничего не мог с этим поделать.

Придется Марго удовлетворить его, прежде чем они смогут уйти. Но ему хотелось сохранить все до капли и устроить ей сумасшедшую ночь, когда они останутся наедине. Он сделает так, что соитие будет продолжаться часами и она получит все только под утро.

Марго облизала пальчики. Дейв почувствовал, как открывается ящик Пандоры, и поерзал на стуле.

– …ты думаешь, Дейв?

Он посмотрел на Сета, поскольку прослушал вопрос.

– А? О чем думаю?

– Ты не слышал ни единого слова из того, что я сейчас сказал?

Дейв проворчал что-то нелицеприятное и запихнул в рот большой кусок дыни. Сет проследил за его взглядом. Марго окунула малинку в сливки и положила в рот. Райна нашептывала ей что-то. Марго рассмеялась и снова облизала пальчики.

Сет понимающе хмыкнул.

– Тебе крышка, старик, – сказал он Дейву. – Хочешь совет? Просто сдайся. Чем дольше сопротивляешься, тем глупее выглядишь.

– Я пропущу это мимо ушей. Так чего ты там спрашивал?

– Это может подождать, – сказал Сет. – Нет смысла говорить с тобой о делах, пока тебя не трахнут еще пару раз за вечер…

– Попридержи язык.

Сет послушно поднял руки.

– Да я само уважение, просто забочусь о твоем здоровье. Дейв покачал головой и посмотрел на кусок свадебного торта на своей тарелке. Коннор и Эрин уже уехали в аэропорт, чтобы успеть на самолет до Парижа. Так что в любую минуту можно, извинившись, схватить Марго в охапку и сбежать в номер. Беда лишь в том, что он не знал, как встать. Ширинка по-прежнему выпирала самым наглым образом, выдавая его с потрохами.

– Эй, Дейв! – Майлз встал рядом со столом. – Ты не знаешь вон того смазливого парня, который назвался Клиффом и заявил, что он друг Коннора?

Уловив в голосе Майлза панические нотки, Дейв интуитивно встрепенулся.

– Я вообще не знаю никого по имени Клифф. – Он посмотрел на Сета. – А ты?

Сет покачал головой и поставил бокал на стол.

– Если бы Коннор пригласил этого парня на свадьбу, мы бы его знали, – продолжал Дейв. – Где он?

– Да вот же, танцует с Синди, – сказал Майлз. – Похож на адвоката. Эй, где они? Они же только что танцевали рядом с пальмой.

Дейв проследил за рукой Майлза и понял, что тот указывает на дверь, за которой совсем недавно скрывались они с Марго.

Он еще не успел ничего подумать, но уже был на ногах и бежал к двери. Перед глазами стоял образ Барта Уилкса в луже собственной крови. Он выскочил в коридор, и к нему присоединились Сет и Майлз.

Она оказалась в библиотеке, ее розовый наряд сразу бросился в глаза. Синди сидела на ковре, и полы ее платья разметались вокруг, точно лужа крови. Двери в ночной сад были открыты, и оттуда сквозило.

Майлз подбежал к ней.

– Синди, ты в порядке?

Синди приподнялась на локтях.

– Да, пожалуй, – сказала она тоненьким голоском. – Я… он стал целовать меня, а потом мы услышали шум в коридоре, и он… он оттолкнул меня и выскочил в сад.

Сет тут же выскочил в ночь. Дейву хотелось броситься следом, но он сдержался и присел рядом с Синди.

– Он ударил тебя, Синди?

Ее большие карие глаза наполнились слезами.

– Нет, о Боже, Боже мой, – начала причитать она.

Все, дальше говорить с ней было совершенно бессмысленно. Даже в нормальном ее состоянии выбить связную историю было непросто, а теперь, перепуганная и уже нетрезвая, она совсем расклеилась. Она расплакалась, и Дейв понял, что пора оставить ее на Майлза и пуститься в погоню за Снейки.

Он оглядел темные тени. Его терзал стыд. Как он мог думать членом и не замечать очевидного! Неужели смерти Уилкса и девушки было мало, чтобы держать ухо востро?

Он прокололся по полной программе: недооценил врага, подверг опасности всех, кто ему дорог.

Сет появился из кустов, ругаясь по-черному и выдергивая из смокинга репей и колючки шиповника.

– Ни следа. Синди в порядке?

– Похоже, обошлось, – сказал Дейв. – Он только поцеловал ее. Не исключено, что это всего лишь один из гостей, перебравший шампанского.

Сет прищурился.

– Ты ведь не всерьез, правда? Дейв провел ладонью по лицу.

– Разумеется, – сказал он озабоченно.

– Все сложнее, чем описал Шон, верно?

– Долго рассказывать, но ты прав, – признал Дейв.

– Мог бы и просветить, – жестко сказал Сет. – В следующий раз, если ты или кто-то из твоих братьев решите пригласить меня на вечеринку, потрудитесь предупредить, что среди гостей разгуливают маньяки.

Дейв поднял руки.

– Я сам совсем недавно узнал…

– Давай пропустим ту часть, где ты будешь распинать себя и жалеть о том, чего не сделал, и сразу перейдем к тому, что ты расскажешь мне все как есть, – предложил Сет. – Давай начинай. Я не хочу надолго упускать Райну из виду.

Дейв рассказал все, что произошло за последние два дня, и Сет внимательно слушал его, все больше мрачнея.

– Я так и знал, что рано или поздно ты столкнешься со всей этой мистической чепухой. Прикосновение смерти и все такое. Только с тобой это могло случиться, Дейв.

– Ты не хуже меня знаешь, что никакая это не мистическая чепуха! – вспылил Дейв. – Это лишь манипуляции с энергией.

Сета, похоже, все это не сильно впечатлило.

– Не люблю я разговоры о сверхвозможностях человека. Я верю в силу технократии. Машины всегда подчиняются мне.

– Если тот парень, что целовался с Синди, и есть преследователь Марго, то Синди от смерти отделяло секунд десять, – сказал Дейв. – И виноват в этом я один.

Сет был чернее тучи. Он ускорил шаг, и вскоре они присоединились к Майлзу, который усаживал бледную Синди на стул.

Марго была здесь же, с Майки на руках. Она испуганно-вопросительно посмотрела на Дейва.

Он покачал головой и пожал плечами.

– Этот урод предлагал подержать Майки, пока мы танцуем, – сказал Майлз.

Синди была в таком состоянии, что не заметила яд в голосе Майлза.

– Он казался нормальным, – сказала она слабо. – Симпатичным и веселым.

Майлз горько усмехнулся:

– Ну да, все твои парни выглядят нормальными, а потом оказываются либо психами, либо наркоторговцами, либо просто патологическими врунами. В следующий раз нас может и не оказаться поблизости, чтобы спасти тебя.

Готовая снова разрыдаться, Синди стряхнула руку Майлза с плеча. Райна подошла к ней сзади и обняла.

– Остынь, Майлз, – сказал Шон негромко. Майлз вскочил со своего стула, и тот полетел на пол.

– Как я могу остыть? Она выбирает самую погань, какую только можно найти. Они обращаются с ней как попало. Я раз за разом вытаскиваю ее из этого дерьма, и она плачет у меня на плече. Но если парень достаточно глуп, чтобы любить ее, то нет, он ей не нужен…

– Майлз. – Дейв повысил голос. – Остынь. Майлз осекся и отвернулся, сжав кулаки.

– Ты не можешь заставить ее испытывать к тебе чувства, которых нет, – сказал Дейв спокойным, но твердым тоном. – Смирись с этим. И сейчас не время обсуждать это.

Майлз потряс головой, сдернул очки и потер пальцами глаза.

– Да к дьяволу, – выпалил он, – к чертям все это! Он пошел через зал, натыкаясь на танцующие пары. Люди оборачивались на него и отводили глаза. Майки соскочил с рук Марго и побежал за Майлзом, поскуливая.

Майлз заметил его, взял на руки и пошел дальше.

– Безответная любовь – это страшная штука, – подытожил Сет.

Шон многозначительно посмотрел на Марго, затем на Дейва.

– Ты ее домой повезешь?

Дейв кивнул.

– Вы вдвоем справитесь с охраной? Нужно, чтобы свадебная вечеринка закончилась без эксцессов.

Сет бросил взгляд на Райну.

– У меня были другие планы на сегодня, но это подождет.

– Прости, дружище, это я во всем виноват. И я бы справился сам, но мне надо увезти Марго подальше от…

– Да ладно, не стоит извиняться за то, что ты проведешь ночь в объятиях горячей крошки, а мы с Шоном всю ночь будем патрулировать коридоры, – сказал Сет и подмигнул Марго. – Езжайте отсюда. Проваливайте.

– Шон, побудь с Марго, пока я подгоню машину, – попросил Дейв.

– Я побуду с ней, – сказала Тамара, подходя к ним. – Дам твоей даме пару ценных напутствий.

Шон колебался.

– У тебя оружие есть? – спросил он, с сомнением оглядывая ее обтягивающее платье.

– Ты пошутил? – Тамара улыбнулась, сверкнув белыми зубами.

Марго тоже улыбнулась.

– Я рада была познакомиться со всеми вами, это была самая интересная свадьба из тех, где мне доводилось бывать.

Дейв горько усмехнулся:

– Слишком уж интересная.

* * *

Марго семенила на высоких каблуках к выходу в компании своих спутников. Она уже тосковала по кроссовкам.

– А разве мы не вернемся в комнату за вещами? Дейв покачал головой.

– Шон заберет их позже. Они остановились в огромном холле с красивыми стеклянными дверями.

– А как же Майки, я не могу…

– Майлз присмотрит за ним. Я уже все устроил. У него есть собачья еда, миска для еды и все необходимое. Постой здесь с Тамарой, пока я подгоню машину.

От его командного тона ей снова захотелось перечить. Она с трудом сдержалась от сарказма. Дейв явно был не в настроении поболтать. Все и так вышло из-под его контроля.

– Боже ты мой, – пробормотала Тамара, когда Дейв бегом пересек лужайку перед домом. – Какой он властный, как он трясется за тебя!

– Он просто переживает, – сказала Марго.

– А я-то думала, это Коннор склонен к переживаниям. Шон у них играет роль клоуна, а вот Дейв всегда был цитаделью холодного расчета. Но сейчас он готов взорваться. Тебя ждет интересная ночка.

Под пристальным взглядом Тамары Марго покраснела.

– Даже думать об этом не хочу, – прошептала она.

– Как с тобой скучно, – фыркнула Тамара. – Ах да, у меня же есть для тебя подарок.

Она вытащила крупную серебряную заколку из волос, и те рассыпались тяжелыми прядями по плечам. Она протянула заколку Марго. Вещица была превосходной, притягательной и элегантной.

– Смотри внимательно, – сказала она. – Нажми эту кнопку, и увидишь, что произойдет.

Марго нажала и увидела, как из заколки выдвинулся раструб.

– Направляешь в лицо и нажимаешь вот сюда, – наставляла Тамара. – Струя сильнодействующего снотворного выведет из строя человека минут на десять. Зависит от дозы.

Марго покачала головой и протянула заколку обратно.

– Я не могу.

– Пригодится, – заверила Тамара. – Давай я застегну. – Она воткнула заколку в узел волос Марго. – Вот, – сказала она удовлетворенно.

Марго потрогала заколку.

– Но…

– Это ерунда, – возразила Тамара. – Всего лишь одна из карт в колоде, а тебе нужны козыри.

Марго увидела в ее глазах неподдельную тревогу и не смогла устоять.

– Спасибо, – сказала она чуть слышно.

Едва войдя на парковку, Дейв почувствовал покалывание в области шеи. Он достал пистолет и приготовился. Для каждой машины были сделаны деревянные навесы, чтобы защитить от дождя и опавших листьев. Он подошел к своему пикапу, все время глядя по сторонам. Он не заметил никого, но до тридцати восьми лет он дожил именно благодаря тому, что никогда не игнорировал покалывание в области шеи.

Он уже решил позвать Шона и Сета на подмогу, как почувствовал сзади какое-то движение.

Дейв развернулся как раз вовремя, чтобы заметить бесшумную атаку. Снейки, похоже, прятался на крыше навеса, но теперь поздно было ругать себя за неосмотрительность. Противник выбил у Дейва пистолет неуловимым движением ноги, и оружие улетело под машину.

На размышления времени не было. Дейв машинально отбил удар прямым пальцем, который шел прямиком в глазное яблоко. Второй удар открытой ладонью он увидел вовремя и успел перехватить растопыренные пальцы, вывернул противнику руку и с силой крутанул его, подправив направление. Снейки спиной ударился о стену.

Раздался глухой стук, но на сей раз Дейв был готов – он уже знал, что противник силен. Снейки мгновенно перегруппировался и ринулся в новую атаку. Он двигался очень стремительно.

Последовали обоюдные удары, которые оба удачно блокировали. Давненько он не дрался насмерть, потерял навык. Он едва не купился на ложный выпад в область паха и лишь инстинктивно поднял вторую руку повыше, куда и пришелся удар, который мог стать смертельным для него. Противник был в костюме, но под пиджаком имелась накидка с капюшоном, который он накинул на голову, пряча лицо.

Дейв едва успевал уворачиваться от ударов руками и ногами. Он не мог улучить момент, чтобы нырнуть за пистолетом под машину. Официозная одежда, как и туфли на скользкой кожаной подошве, никак не подходили для драки, но все это уже отошло на второй план. Он стал боевой машиной, в голове было пусто и тихо.

Он отступил к выходу, чтобы было больше пространства для маневра, парировав удар ребром ладони по горлу. Он отбил руку вниз, провалив противника вперед, одним неуловимым движением пропустил его за себя и ударил локтем по позвоночнику. Противник резко выдохнул, и Дейв понял, что сломал Снейки ребро. Если удача улыбнется ему, то ребро пробьет легкое. Однако Снейки уже был перед ним и снова атаковал.

Дейв снова вынужден был парировать удар за ударом. А парень – профессионал, предпочитает стиль змеи, знает болевые точки. Владеет техникой точечного удара. И у него очень высокий болевой порог. Плохие новости.

Снейки ринулся в новую атаку, скрывая за резкими выпадами главный удар. Но Дейв разгадал его тактику и вовремя перехватил кисть. Он вывернул руку противника и с разворота ударил его в солнечное сплетение лапой дракона.

Снейки отлетел, но удержался на ногах. На этот раз в его выдохе, помимо гнева, было еще и удивление. Гнев – это хорошо! Гнев противника ему на руку. Главное – не поддаваться этому разрушительному чувству самому. Снейки начал задыхаться, его глаза блестели из-под капюшона. Он и в самом деле походил на рептилию. Дейв блокировал удар ногой по ребрам и хотел сделать подсечку, но поскользнулся и упал навзничь. Он тут же вскочил, готовый отразить атаку, но Снейки скрылся в кустах.

Дейв бросился в погоню, но очень скоро понял, что тьма вокруг непроглядная, а заросли кустарника неимоверно густые. Он остановился и прислушался. Довольно далеко справа он услышал, как хрустнула ветка… И больше ничего, ни звука.

Преследовать Снейки было бессмысленно. Нужны мощные фонари и вертолеты. К тому времени как все это у него будет, Снейки уйдет очень далеко. Он так сильно хотел прикончить этого ублюдка, что это чувство жгло его подобно кислоте.

Дейв пошел обратно на стоянку, оценивая урон. Несколько царапин на лице, где его ударили ветки, ноющее плечо от неловкого падения и разбитая кисть – следствие удара, который выбил из руки пистолет. Могло быть хуже. Его могли убить. Легко. Так, значит, вот он каков, преследователь Марго. Ее проблемы даже серьезнее, чем он полагал.

Марго выбежала навстречу, когда он подъехал к парадным дверям. Она бросила на него взгляд и ужаснулась.

– Боже, ты…

– В порядке, – сказал он. – Я познакомился со Снейки на парковке, только и всего. Садись в машину.

– Только и всего? – Она повысила голос. – Что значит – только и всего?

– Это значит, что я упустил его, – желчно ответил Дейв. – Тэм, скажи остальным. Он высокий, крепкого телосложения, чуть ниже меня, одет в костюм. Под капюшоном я не разглядел его лица. Если парни встретятся с ним, пусть берегутся ударов по глазам и горлу. Я малость поломал его, но он все еще может быть опасен.

– Я передам. – В руках у Тамары появился пистолет, от презрительного сарказма не осталось и следа. – Не волнуйся.

Дейв выехал на извилистую горную дорогу, не обращая внимания на возбужденные взгляды Марго.

– Надо остановиться у ближайшей больницы, у тебя кровь на щеке.

– О ветки оцарапался, это не опасно.

– Куда мы едем? – спросила она.

– Здесь в горах есть домик, где мы с братьями выросли.

У него зазвонил сотовый. Он вытащил телефон из внутреннего кармана пиджака, на дисплее высветился незнакомый номер. Странно! Кто бы это мог быть? Он нажал кнопку приема вызова.

– Кто это?

– Гомес. – Голос друга казался напряженным. Напряжение передалось и Дейву.

– Привет, что случилось?

– Надо встретиться, прямо сейчас. Это важно.

– Придется отложить до завтра, – сказал Дейв. – Я же говорил тебе утром, что еду в Эндикотт-Фоллз.

– Я уже здесь, в Эндикотт-Фоллз, звоню из телефона-автомата. Только что приехал.

Дейв задумался.

– Хм… ладно. Где тебя искать?

– Я около лавки на углу Моффат и Тейлор-хайвей.

– Буду через десять минут, – сказал Дейв и сунул телефон обратно в карман.

– Кто это был? – спросила Марго.

– Один мой приятель. Он полицейский, его зовут Гомес. Приехал из Сиэтла, чтобы срочно переговорить со мной с глазу на глаз.

– Ой, – прошептала она. – Дела так плохи?

– Это уж точно, – мрачно поддакнул Дейв.

Через несколько минут они остановились на стоянке. Из потрепанного джипа вышел симпатичный брюнет и прислонился к машине в ожидании. Дейв вышел из машины и захлопнул дверцу.

Марго колебалась лишь секунду и тоже вышла.

Глаза Гомеса отметили каждую деталь: испачканный смокинг, поцарапанное лицо, опухшую кисть. Затем он посмотрел на нее.

– Ты не предупредил, что будешь не один.

– Ты не спрашивал. Гомес кивнул.

– Вечеринка удалась? Дейв пожал плечами:

– Скучно не было.

Гомес ждал, секунды шли. Наконец он сдался.

– Садись ко мне в машину – надо переговорить наедине.

Дейв посмотрел в испуганные глаза Марго.

– Ты можешь говорить при ней.

– Черт, – проворчал Гомес. – Ладно, но учти, моя карьера поставлена на карту. Ты знаешь парня по имени Джо Пантани?

Дейв покачал головой, и тут они оба услышали, как Марго прерывисто вздохнула. Они повернулись к ней.

– Тебе знакомо это имя?

– Последние несколько недель я подрабатывала официанткой в его кафе. Пока… в общем, последняя смена закончилась вчера около обеда.

Гомес помрачнел.

– Черт! Только не говори, что тебя зовут Марго Веттер.

– А что?

– Это ведь тебя он уволил вчера? – Гомес подождал, пока она кивнет. – Тебя разыскивают, чтобы допросить по убийству Джо Пантани.

Марго закрыла рот рукой.

– Джо? – всхлипнула она. – Кто-то убил Джо? Гомес посмотрел на Дейва.

– Ага, и очень тщательно убили, забили до смерти. У него не осталось ни одной целой кости.

– Не смотри на меня так, Рауль, – сказал Дейв. – Я не знаю этого парня.

– И ты никогда не бывал у него дома?

Дейв покачал головой. Рауль выругался на испанском.

– У тебя проблемы, – сказал он. – В доме Пантани нашли бутылку виски и два стакана. На обоих четкие отпечатки пальцев. Отпечатки проверили по базе данных местной полиции – ничего. Тогда их пробили по базе данных ФБР – ничего. А вот когда их проверили по базе данных военной разведки… угадай, номер чьего жетона увидели на экране монитора?

Дейв похолодел.

– У меня из дома как раз вчера пропала бутылка виски, – сказал он. – Я всю ночь ее искал.

– Похоже, ты обзавелся серьезными врагами. Дейв провел рукой по оцарапанной щеке.

– Похоже на то, дружище, – мрачно сказал он.

– Три трупа за двадцать четыре часа, – сказал Гомес. – И в связи с каждым так или иначе фигурирует твое имя. Плохи твои дела, старик. О твоем интересе к Лайле Саймонс я никому не сказал. Во всяком случае, пока не сказал. Хотя хотелось бы знать, почему я рискую своей шеей.

– Ты же знаешь меня, Рауль. Я не убийца. Гомес не знал, что и думать.

– Раньше мне действительно казалось, что я знаю тебя. В общем, на этом все, больше мне тебе сказать нечего. Ордера на тебя пока нет. В ФБР официально еще не закончили экспертизу, но твои отпечатки уже идентифицированы, скоро на тебя начнется охота. Я думаю, это дело пары дней.

– Господи, – пробормотал Дейв.

– Им понадобится твоя кровь для анализа ДНК, и что-то подсказывает мне, что совпадение будет стопроцентным, – сказал Гомес. – Если твой враг настолько умен, что достал твои отпечатки пальцев, то и волосы для образца ДНК он наверняка нашел.

– Когда убили Пантани? – спросил Дейв. – Прошлой ночью?

– Да, учитывая, когда его видели живым в последний раз. – Голос Гомеса срывался. – Его обнаружила подружка в четыре утра, когда вернулась домой с ночной смены. Точное время смерти определить трудно. Убийца расчленил труп и засунул в холодильник. Дейв поморщился.

– Ужас!

Рауль посмотрел на Марго.

– Это ведь все из-за нее? – спросил он. – Снова ты за свое. Как и тогда, в армии. Как там звали ту танцовщицу… Фран? Ферн?

– Флер. И на ее случай это совершенно не похоже.

– Конечно, нет. Сейчас все гораздо хуже. На этот раз ты можешь оказаться за решеткой.

– Черт побери, Гомес…

– Эй! Ты же сам настаивал, чтобы мы говорили в присутствии твоей подружки. И я, между прочим, шкурой своей из-за тебя рискую.

Дейв подавил гнев.

– Да, конечно. Я знаю, спасибо.

– Спасибо в карман не положишь. Если ты невиновен, то почему мы не вместе работаем над этим делом?

Дейв колебался.

– Все произошло очень быстро, Рауль. У меня просто нет времени подключать все силы. Пока вы раскачиваетесь, ее попросту могут убить, – кивнул Дейв в сторону Марго.

– Ну, спасибо на добром слове, – горько сказал Рауль.

– Дело не в тебе. Не принимай на свой счет. Я знаю, чем ты рискуешь, рассказывая мне все это.

– Ага, проще сразу положить жетон на стол начальству сэкономлю время. Учитывая, что ты не скоро докопаешься до сути, мне все равно уже ничего не светит в полиции. Я подставился. Но учти, если ты наврал мне… я тебя уничтожу. Богом клянусь.

– Я не вру, – сказал Дейв. – Не врал и врать не собираюсь. Слово даю. Ты меня достаточно давно знаешь.

Гомес покачал головой.

– Где ты был прошлой ночью?

Дейв снова кивнул в сторону Марго.

– Дома, с ней.

– Ага. – Гомес горько усмехнулся. – Это нам мало поможет. Алиби ни к черту. – Он сел в машину и захлопнул дверцу.

Машина тронулась, но резко затормозила рядом с ними, Окно со стороны водителя опустилось.

– Не подставляй голову под пули, – сказал Гомес, выплевывая каждое слово. – Тупоголовый.

Окно закрылось, машина с пробуксовкой рванула с места и вскоре скрылась в ночи.

Глава 19

Они смотрели, как удаляются габаритные огни машины Гомеса. У Марго в глазах стояли слезы, ветер трепал подол платья. Она поежилась, словно на дворе стоял январь. Она сердилась на Джо, а теперь ее гнев казался ей таким нелепым.

Она почувствовала стыд. И не только из-за Джо. Проклятие, преследующее ее, передалось и Дейву, как это случалось со всеми близкими ей людьми. Всех их убили.

– Значит, он был вчера в кафе, – прошептала она.

– Кто? – спросил Дейв, очнувшись от раздумий.

– Снейки, – объяснила она. – Он был в кафе, когда Джо уволил меня. Боже мой, я ему, должно быть, прислуживала за столом.

– Не думай об этом, садись в машину. Ей не нравилось, что Дейв снова командует, но без постороннего вмешательства она бы не смогла сдвинуться с места. Она залезла в машину и попыталась унять дрожь. Но ее трясло все сильнее.

Дейв завел двигатель и выехал на шоссе. Марго чувствовала, что ее точно в воронку затягивает. Она знала, что нужно отвлечься, иначе не выбраться.

– Дейв, – начала она робко, – мне очень жаль.

– Даже не начинай.

Она не винила его за грубость. Она чувствовала себя беспомощной и глупой. Что она могла сказать? «Прости, что из-за меня твоя жизнь полетела в тартарары»?

Ну да, как же! Она вздохнула и попыталась зайти с другого конца.

– А этот парень, Гомес, он твой друг?

– Мы вместе служили в армии. Участвовали в первой войне в Персидском заливе.

– Дейв, а что ты собираешься делать с…

– Я не знаю, Марго. Мне надо подумать.

Он снова замолчал. Фары освещали незнакомую дорогу впереди.

Это было невыносимо! Ей проще было вывести его из себя, терпеть его крик, но только не сидеть в звенящей и гнетущей тишине.

Марго набралась смелости и спросила:

– А кто такая Флер?

Он поддал газу и бросил на нее недовольный взгляд. Ее терпение лопнуло, она была на грани нервного срыва.

– Перестань! Если ты не расскажешь, то я сама навыдумываю такого, что потом не расхлебаешь. Правда, как правило, куда проще.

– Не лезь ко мне, Марго. Сейчас не самое подходящее время.

Верно, но что ей терять?

– Ну, ты сам напросился, – пробормотала она. – Так, посмотрим… Флер была красавицей и иностранной шпионкой, верно? Она соблазнила тебя, а потом предала, оставив на верную смерть. Но сначала у вас был безумный секс на крыше небоскреба…

– Я не клюну на это, Марго, – сказал Дейв.

– Я близка к истине? Ну хоть тепло или холодно?

– Северный полюс.

Но она уже не могла отступиться.

– Ладно, попробуем снова. Флер была дочерью торговца оружием и боролась против грязного бизнеса отца. Вы познакомились с ней в казино где-нибудь в Тунисе.

– Флер – моя бывшая жена.

От удивления Марго открыла рот.

– Ты был женат? – пискнула она. – Почему ты не сказал мне?

– А с какой стати? К тебе это не имеет никакого отношения. Кроме того, я не хотел вспоминать об этом. Супружеская жизнь длилась около трех месяцев. И было это четырнадцать лет назад.

– И что случилось?

Дейв раздраженно вздохнул.

– Ты отстанешь от меня или нет?

– Такой уж у меня характер, – признала Марго. – Гомес сказал, что она была танцовщицей.

– Да, она танцевала стриптиз в баре рядом с базой, где я служил.

Марго не ожидала такого ответа.

– А она была очень красивая? Дейв пожал плечами.

– Конечно, она была красивая. У нее были проблемы с наркотиками, но я не сразу узнал об этом. А еще у нее был приятель с садистскими наклонностями. Она бросила его, потому что он ее бил. Она соблазнила меня, потому что ей потребовалась защита. А я, будучи двадцатичетырехлетним кретином, попался на удочку. Хотел ее спасти. – А-а-а… – Марго уловила иронию в его голосе, и ей стало жалко его. Она вспомнила, что Тамара говорила об этом. Она говорила, что Дейву хочется ее спасти.

– Я думал, что, раз она почувствует себя защищенной, то проблема с таблетками отпадет сама собой. – Дейв усмехнулся. – Как же!

– Вы поэтому расстались? – спросила Марго. Однажды ее бывший нанес мне визит вежливости, прихватив с собой шестерых дружков. Я угодил на больничную койку, и меня опутали капельницами.

Марго слушала затаив дыхание.

– А что сделала Флер? – спросила она взволнованно. Он долго не отвечал, словно подбирал слова.

– Она вернулась к нему, – сказал он наконец. – И подала на развод. Приходила как-то раз, когда я лежал в госпитале. На лице у нее были синяки. Просила меня не доводить дело до суда. Сказала, что он отыграется на ней, если я подам на него в суд.

Марго поморщилась.

– И ты спустил все на тормозах?

– Меня постоянно накачивали обезволивающими… да, я спустил все на тормозах. К тому времени как я вышел из госпиталя, она уже вернулась с ним во Флориду. Я слышал, что пару лет спустя она умерла от передозировки. Меня это не удивило.

Марго нервно вздохнула.

– Мне так жаль, Дейв.

Дейв смотрел на дорогу, и его лицо казалось высеченным из камня.

– Вот и весь мой страшный секрет, Марго. Я пытался спасти ее, но у меня ничего не вышло. Довольна?

Марго вспыхнула.

– Ты ни в чем не виноват! – выпалила она. – Да она просто корова бестолковая! Да я бы глотку ему перерезала ночью за то, что он сделал с тобой!

Дейв смутился.

– Нет, это было не в ее стиле. Флер была…

– Да плевать мне на то, что было в ее стиле! – разошлась Марго. – Ее долгом было защитить тебя!

Он покачал головой:

– Нет. Наркотики уже сломили ее. В ней не было стержня. Я ее не виню.

– Тебе, конечно, виднее, я не знаю всех деталей, – продолжала она горячо, – но по мне, так она полная неудачница. Она подставила тебя. Я, конечно, не имею права судить ее, – добавила она. – Да и прав был Гомес. Я уже впутала тебя в неприятности куда более серьезные, чем Флер…

– Хватит. – От его голоса она вздрогнула. – Ты ни в чем не виновата, это все Снейки, заруби себе на носу. И если не поймешь это, то не сможешь мыслить здраво, чтобы во всем разобраться.

– Мне не стоило впутывать тебя, – сказала Марго упрямо.

Дейв хмыкнул.

– Ты пыталась убежать. – Он свернул с трассы на чуть приметную грунтовую дорогу под сенью деревьев. – И я остановил тебя, если ты помнишь.

– Да, помню, но…

– Я сам впутался в это по глупости.

– Ну спасибо, Дейв. Это утешает, – проворчала Марго. Дорога петляла среди валунов, все время забирая в гору.

Вскоре они выбрались на плато. Фары осветили большой заброшенный дом. Дейв остановил машину и выключил фары.

Луна ярко освещала все вокруг. Дейв открыл дверцу.

– Давай зайдем внутрь, – сказал он. – Мне будет спокойнее, когда мы окажемся за надежной дверью.

Она спрыгнула на землю и, ковыляя на своих каблуках, пошла к дому. Дейв подхватил ее под руку, и идти стало легче. Он достал фонарик и долго возился с замками, засовами и кодами. Затем дверь открылась. Он проводил ее внутрь.

Марго ждала в полной темноте, пока Дейв не чиркнул спичкой.

Он взял с полки керосиновую лампу и зажег ее. В мягком свете его лицо казалось спокойным. Они оказались в большой кухне с грубо сколоченной мебелью. Стены покрывали неструганые доски. Посреди кухни стоял огромный стол, а у дальней стены дровяная печь. Дейв поставил лампу на стол и запер дверь, введя код.

– Сигнализация на электричестве – и керосиновая лампа? – спросила Марго. – Странно.

– Никто из нас не хотел проводить электричество на кухню, – сказал он. – В спальни мы давно провели свет и наладили электрические обогреватели, потому что мы ленивые и изнеженные черти. Отец бы в гробу перевернулся, если б узнал. Он ненавидел эту дьявольскую цивилизацию. Кухню мы решили не трогать в память о нем. За исключением детектора движения и сигнализации, но эти игрушки даже ему бы понравились.

– Странные вы ребята, Маклауды, – пробормотала Марго.

Дейв мрачно улыбнулся:

– Я знаю. Тебе нужно что-нибудь на кухне, Марго? Чай, кофе, пиво?

– Спасибо, ничего не надо.

– Тогда пойдем наверх, – предложил он. – Я хочу поскорее скинуть этот клоунский наряд. – Дейв нахмурился. – Здесь несколько спален, если хочешь уединиться.

– Я не хочу оставаться одна. Мне нужен ты. Он закрыл глаза.

– Хорошо.

Он взял ее за руку и повел по лестнице. Она без колебаний пошла за ним следом. Ей было все равно, что потом может быть больно. Сейчас ей хотелось лишь прижаться к нему.

Спустя вечность она сидела на постели в его объятиях, опьяненная сексом, и плакала.

– Марго? Что с тобой?

Она посмотрела на него влажными глазами.

– Я первый раз так влюбилась. Я знала, что мне не вынести этих чувств, но я все равно пошла на это.

Он притих, не зная, что сказать.

– Марго, я не хотел…

Она прижала палец к его губам.

– Ты не виноват в моих глупых чувствах. Ты стараешься изо всех сил, ты молодец. А сейчас просто помоги мне встать. Мне нужно в ванную.

Она ушла, а он остался сидеть в раздумьях. Дейв чувствовал, что меняется, но не мог объяснить, как и почему. И от этого он сходил с ума.

Вернувшись из ванной, Марго застенчиво прикрылась простыней и легла рядом с ним. Ему хотелось рассказать о своих чувствах, но он не мог подобрать слова.

Дейв уткнулся носом в ее волосы.

– Мне нравятся твои волосы. Она улыбнулась:

– Видел бы ты меня в прежние дни, когда я была рыжей и могла позволить себе дорогого парикмахера.

– Я видел на фотографиях, но мне больше нравится, когда они длинные.

– Спасибо.

Марго прижалась к нему всем телом, и он почувствовал нежность, доселе ему незнакомую.

– Отрастишь их для меня?

Она улыбнулась:

– Если ты так хочешь… отращу.

Только сейчас он понял, что волосы будут отрастать очень долго, не один месяц. А может быть, и не один год. И от этой мысли ему стало удивительно спокойно.

Марго была слишком возбуждена и не могла уснуть. Она злилась на Дейва, хотя сама не могла точно сказать почему. Может, из-за его вечной позы превосходства, из-за того, что он всегда оказывался прав. А может, из-за того, что ему так много пришлось пережить: смерть матери, болезнь отца, предательство бывшей жены.

Дейв заметил ее состояние. Он приподнялся на локте и посмотрел на нее.

– Ты опять злишься на меня. За что на этот раз? Не молчи, Марго. Что случилось?

Она не знала, что выбрать.

– Помнишь, ты предложил мне стать содержанкой?

– Когда ты перестанешь попрекать меня этим?

– Не раньше, чем ты поймешь мое положение, и, похоже, это случится не скоро. Ты не можешь отступиться от мысли, что все у тебя должно быть под контролем. Но ты не можешь контролировать мои чувства, Дейв! Я сама не могу держать их под контролем, хотя, поверь, очень-очень стремлюсь к этому.

– Марго, я просто хотел…

– Ты просто хотел постоянного секса, но не хотел обременять себя ответственностью и уж точно не хотел знать, что я чувствую по этому поводу, – продолжила она за него. – Идеальный план, ничего не скажешь. Ты еще контракт предложи, где будет оговорено, что я не стану испытывать никаких неудобных тебе чувств. В ответ ты защитишь меня от Снейки, и я буду чувствовать себя обязанной по гроб жизни. Ха! Не работает!

Дейв покачал головой.

– Ты извращаешь до неузнаваемости все, что бы я ни сказал.

– Напротив, это вполне внятный анализ ситуации.

– Да? Я вот только никак не могу понять, в чем суть этого анализа.

Она бросила на него гневный взгляд:

– Прекрати разговаривать со мной таким надменным тоном.

Дейв вздохнул и лег на спину, сложив руки на груди в позе терпеливого мученика.

– Давай, давай, Марго, рви меня на куски. Такой, видно, сегодня день.

– Каждый раз, как дело касается того, что тебе действительно дорого, ты превращаешься в кубик льда, – продолжала она. – Тебе никто не нужен, кроме разве что твоих ненаглядных братьев. Ты отстраняешься от всего.

Он положил одну руку под голову.

– Если бы все было так, как ты говоришь, мы бы сейчас вообще не разговаривали.

– Ну да, конечно, ведь дело снова в сексе, – фыркнула она. – Ты признаешь, что это тебе нужно, хотя сам небось предпочел бы и от этого отказаться.

– Похоже на вопрос с подвохом. – Дейв прошелся взглядом по ее телу. – До встречи с тобой я действительно предпочел бы от этого отказаться, но больше я так не думаю.

Она не слушала его.

– Только секс тебе нужен, – повторила она, и тут до нее начал доходить смысл сказанного им.

– Нет, мне нужна ты, – сказал он, тщательно проговаривая каждое слово. – Сексом можно с кем угодно заниматься. А то, что нужно мне, можешь дать только ты. Мне нужен секс с тобой.

– Только секс, – снова проговорила она. Ей хотелось, чтобы он пошел дальше и сказал то, что она так мечтала услышать. Но по его лицу она поняла, что больше он ничего не скажет.

– Боже, Марго, чего ты хочешь от меня?

– Очевидно, то, чего не могу получить, – сказала она и отвела взгляд. – Скажи мне вот что: твои чувства ко мне были бы другими, если бы я не была беглецом под чужим именем, с безумным маньяком на хвосте и кучей трупов за плечами?

– Нет, я никогда не осуждал тебя. Ты не виновата в том, что случилось с тобой.

– То есть, если бы я была девушкой из общества с приличной работой, стрижкой от дорогого парикмахера и ездила на спортивной машине, это не…

– Никакой разницы. Таких подружек, как ты описываешь, у меня было полно. И я не женился ни на одной из них.

Я прожил сложную жизнь, чтобы добиться того, что есть у меня сейчас. Я сам желаю выбирать, как распоряжаться своим временем. Мне нравится контролировать окружающее меня пространство. Мне нравится моя свобода. И я не хочу сменить все это на женщину.

– Ладно, но если верить твоему дружку Гомесу… – Марго заколебалась. – Ты уже разменивался.

– Одно с другим не связано. – Он мрачно выговаривал слова, словно камни бросал. – У тебя совсем другая проблема, которая требует другого решения.

– А я не хочу, чтобы одно с другим не было связано, – тихо сказала она.

– Я заметил. Я ведь с тобой откровенен с самого начала, Марго. Если ты решила дать волю чувствам, это твое личное дело…

– Замолчи, Дейв. С другими женщинами ты мог обходиться как угодно, а со мной не смей. Со мной тебе придется быть оригинальным.

Дейв, негромко выругавшись, порылся в прикроватной тумбе, вытащил серебряную флягу, отвинтил крышку и глотнул.

– Ты что, уже пьешь из-за меня? – спросила она требовательно. – Еще и это будет на моей совести?

Дейв хмыкнул и сделал еще один глоток.

– Если я из-за кого и сопьюсь, то только из-за тебя.

– Я еще ни разу не видела, чтобы ты пил что-то, кроме пива или шампанского, – сказала Марго. – Странно видеть, как ты пьешь что-то крепкое.

– Да не пью я больше, – сказал он раздраженно. – Я выпил лишь глоток, Бога ради. Я никогда не напиваюсь. И все же иногда приятно обжечь горло чем-нибудь крепким.

– Теперь я знаю, что подарить тебе на день рождения. – Это она увлеклась. Кто сказал, что она задержится в его жизни до дня рождения? – Кстати, когда у тебя день рождения?

Дейв ухмыльнулся:

– Третьего ноября.

– Ну конечно, Скорпион! Можно было и догадаться. А я Стрелец. Десятого декабря родилась. Впрочем, не затрудняй себя, не пытайся запомнить мой день рождения, тебе это ни к чему, ты ведь у нас вольная птица.

– Постой, я придумал кое-что оригинальное, – сказал он.

– Неужели? – Она осеклась. – Если действительно что-то оригинальное, то давай послушаем.

– Обычно такие разговоры отбивают у меня всякое желание, а тут… ты только посмотри. – И он откинул одеяло.

– Дай-ка мне глотнуть, – сказала она. – Мне понадобится помощь.

Он протянул ей флягу, пристроился сзади и обнял ее.

– Хотел бы я, чтобы ты доверяла мне больше, – сказал он.

– И я хочу того же самого, – сказала Марго и глотнула виски.

Глава 20

Она проснулась, когда солнце позолотило занавески на окнах. Дейв лежал на спине, обнимая ее за плечи.

Он спал, и она осмотрелась по сторонам, пытаясь представить себе детство Дейва. Но комната была словно монашеская келья, что, впрочем, многое говорило о хозяине. В комнате был стул с прямой спинкой, простой деревянный комод и на стене крючки для одежды. А еще заставленная книгами полка и старый гладильный сундук. Ни кладовки, ни фотографий на стенах, ни картин, ни зеркала, ни простейших украшений. Марго вспомнила о том, что рассказывала ей Райна, и вздрогнула, подумав, что должен был испытывать десятилетний мальчик, при таких обстоятельствах потерявший мать.

Хотя если задуматься, то сейчас ее жизнь представляет собой не менее грустное зрелище. В ней нет ничего хорошего, кроме Дейва. Он сложный человек, но от него в голове у нее словно пузырьки шампанского. Возможно, он предназначен ей судьбой, чтобы разбить сердце. А даже если так, она готова отправиться в этот путь. Марго встала, стараясь не разбудить его, и вздрогнула, когда увидела, что он смотрит на нее глазами, в которых нет и намека на сон. Царапины на его лице подживали. Она посмотрела на его поврежденную руку и заметила, что припухлость спала.

– Все в порядке, – сказал он, – на мне раны быстро заживают.

Она поцеловала его ладонь, и он нежно погладил ее по лицу.

Ей так много хотелось сказать. О том, что она не желала втягивать его в это, что она сожалеет о каждом синяке, который он получил из-за нее. О том, что она благодарна ему за каждую минуту, которую он провел с ней, о том, как стыдно ей за все.

А еще ей хотелось сказать о глубоком чувстве, в котором она и себе самой боялась признаться.

Она влюбилась. Ей нужно быть очень осторожной. Ей приходится быть веселой, держать все в фокусе, а перед глазами мир расплывается от эмоций.

– Нам нужно решить, что делать дальше, – сказал он. – Не стоит оставаться здесь надолго.

Она не могла думать о такой насущной проблеме, как выжить в сложившейся ситуации.

– А что ты намерен делать?

Он намотал на палец локон ее волос.

– Я думал об этом все утро. Не хочу быть беглецом. У меня другие планы на жизнь. Мне нравится быть Дейвом Маклаудом. Слишком много сил я вложил в эту личность. Кроме того, не хочется быть оторванным от братьев, но, если ты решишь пуститься в бега, я тебя не брошу.

У нее перехватило дыхание. Она посмотрела на него влажными глазами и сглотнула ком, подступивший к горлу.

– Я не могу больше бегать, – сказала Марго.

– Идет. Тогда надо вернуться к тому, с чего все началось. Надо ехать в Сан-Катальдо. Я буду копать вглубь. Перетряхну там все, переверну каждый камень. Попытаюсь выяснить, кто за всем этим стоит и что им от тебя надо. Надежда на то, что они занервничают и обнаружат себя.

– Почему ты говоришь только о себе? – спросила она. – Мы едем вместе, Дейв.

Он покачал головой.

– Ты останешься с Сетом и Райной. Погостишь у них на Стоун-Айленде. Добраться туда можно только лодкой. Остров охраняется системой слежения Сета. Там ты будешь в полной безопасности.

Марго рассмеялась ему в лицо:

– Ну да. Стану я сидеть на острове, когда ты будешь драться с убийцами.

– Я сам кого хочешь могу убить, – сказал Дейв. – Я отнюдь не легкая мишень.

– Ох, Дейв, – вздохнула она, – как-то мне неспокойно.

– Ты же меня знаешь, ничего со мной не случится. – Он смотрел на нее. – Или тебе не нравится, что я могу кого-нибудь убить?

Она покачала головой.

– Просто я всегда жила в мире, где не было рядом таких опасностей. А ты жил в мире, где все окружено ими. От этого голова идет кругом.

– Есть лишь один мир, – сказал Дейв. – И он жесток и полон опасностей. Так было всегда. А тот, кто думает, что это не так, лишь обманывает себя.

– Не о том мы говорим, – пробормотала Марго. – Прости, если добавлю тебе проблем, но я еду с тобой.

Он покачал головой:

– Это плохая идея.

– Не тебе решать, – твердо сказала Марго.

Он рассердился не на шутку, и она поежилась, предчувствуя бурю.

– Нет, мне! Ты все усложнишь. Мне все время придется думать о том, как защитить тебя.

– Тебя никто об этом не просит.

– Да чушь собачья…

– Я не смогу сидеть на острове и трястись от страха в ожидании новостей, пока ты расхлебываешь мои проблемы!

– Ты что, не слышала, что сказал Гомес? Теперь это и мои проблемы тоже.

– Да, но началось все с меня. Так что говори что хочешь, но я еду в Сан-Катальдо.

Дейв перекатился и подмял ее под себя.

– Нет, Марго. Будет так, как я сказал. И смирись с этим.

– Не указывай мне, Дейв Маклауд, тем более таким тоном.

– Да чем тебе не нравится мой тон? – рявкнул он.

– Ты говоришь со мной словно с призывником. Я не стану отдавать тебе честь и говорить «есть, сэр». Так что даже не пытайся.

– Такой уж у меня голос, другого не имею. Еще один повод для женщин обижаться по пустякам.

Она оттолкнула его.

– Добро пожаловать на планету женщин, – сказала она приторно. – Хорошего отдыха. Остановка первая – «повод обидеться». Откройте путеводитель на странице триста семнадцать.

Дейв хлопнул себя по лбу:

– Боже, за что это мне?

– Что, сидишь и думаешь, стоила ли ночь сумасшедшего секса таких нервов?

На его щеках появились ямочки.

– Как ты догадалась?

– Я знаю, как у вас в голове все устроено, – сказала она. – Мужчины предсказуемы.

Дейв бросил на нее недовольный взгляд:

– Меня сложно предугадать.

– Не так уж сложно, ведь ты мужчина. Женщины гораздо тщательнее изучают мужчин, чем мужчины женщин. Как ни печально, но это так.

– Я не собираюсь обсуждать это с тобой, попахивает западней. – Дейв перевернулся и прижал ее к кровати. Его намерения были ясны как день. – И тем не менее, если меня ждет сумасшедший утренний секс, я готов терпеть что угодно.

– Думаешь, ты такой соблазнительный, что перед тобой не устоять? Напрасно…

– Обсудим это позже, – сказал он стальным тоном и нежно куснул ее за мочку уха.

– Ну вот, опять то же самое, – пожаловалась Марго. – Снова ты говоришь со мной командным тоном. Я не потерплю этого. – Она принялась щекотать его. – Ты заплатишь за это.

– Да, Марго, прямо сейчас и расплачусь… Спустя какое-то время Марго открыла глаза. Он навис над ней.

– Ты едешь на Стоун-Айленд.

– Нет, не еду, – возразила она. – То, что ты хорош в постели, не дает тебе права командовать мной. Я не отдам свою судьбу в чьи-то руки.

– Черт возьми. Марго…

– Прошу, Дейв, не сейчас, – взмолилась она и погладила его по лицу. – Я не хочу портить это мгновение. Давай отложим прения на потом.

– Хорошо, одевайся.

* * *

Готовить, когда у тебя плохое настроение, – неблагодарное занятие. Бекон подгорел, а блинчики не удались. Дейв думал лишь о том, как убедить ее поехать на Стоун-Айленд, а потому не уследил за едой.

Марго спустилась на кухню, благоухая после ванны, и посмотрела на стол.

– Ты блещешь талантами!


– Какое варенье предпочитаешь с блинчиками: черничное или малиновое?

– М-м-м… пожалуй, малиновое.

Они ели в тишине, запивая блинчики кофе с молоком, которое Дейв нашел в буфете. Она косилась на него, словно искала повод поговорить, но он каждый раз отводил глаза в сторону. Он сам боялся своего дурного характера.

С улицы послышался шум подъезжающей машины, и уровень адреналина в крови Дейва подскочил. Он подошел к окну с пистолетом в руке и осторожно выглянул наружу. К дому подъехали черный «шевроле-аваланш» и белый «форд-таурус». Он облегченно выдохнул.

– Кто там? – спросила Марго.

– Сет, а на второй машине Майлз.

Дейв засунул пистолет за ремень и пошел к двери. Марго отправилась следом босиком.

Он знал, что ей нечего надеть, кроме туфель на каблуках, но его раздражал ее вид. Она выглядела так, как будто ее трахали всю ночь. Припухшие губы, растрепанные волосы, торчащие сквозь ткань халатика соски. Боже! Надо бы дать ей свою рубашку, да Сет уже постучал в дверь.

Сет посмотрел на Дейва, на Марго и саркастически хмыкнул.

– Горячая была ночька?

Дейв усмехнулся:

– Бывало и жарче. Кстати, вчера я узнал, что меня подозревают в убийстве. Наш преследователь забил до смерти одного парня пару дней назад и подкинул ему бутылку с бокалами, на которых четкие отпечатки моих пальцев.

– Твою мать, – выругался Сет. – Плохо дело.

– Да уж, – согласился Дейв. – Досадно. Как у вас все прошло вчера?


– Долго и скучно. Мы с Шоном могли куда лучше провести время с нашими дамами, ну да ладно. Мы же тебя любим, дружище. – Он передал Марго пакет: – Вот твои вещи. Шон забрал их утром. Он остался развлекаться с подружками невесты и, думаю, задержится там надолго. Он и за Майки приглядывает.

Марго взяла пакет.

– Спасибо, мне очень не хватало нормальной одежды. Дейв поприветствовал Майлза, который шел по гравийной дороге, понурив голову.

– Привет, Майлз. Я и не знал, что у тебя новая тачка.

– А это не его, это твоя новая тачка, – сказал Сет. – Точнее, эта машина принадлежит Майклу Эвану. Я выправил тебе новые документы. А ты попрекал меня тем, что я пользуюсь служебным положением!

– Помню, помню. Признаю, что был не прав.

– Я так и знал, что ты передумаешь, – сказал Сет. – Снейки может выследить твою машину. Я бы на его месте так и сделал. А если у тебя на хвосте еще и полиция… – Он достал из кармана бумажник и бросил. Дейв поймал его на лету. – Водительские права, кредитные карточки, дисконтные карты, карточки членства видеоклуба, ИНН. Полный пакет документов. Майкл Эван – смазливый тип. Тебе он понравится. Машина взята напрокат, документы в бардачке. Выметайся, приятель.

Дейв глянул на содержимое бумажника.

– Спасибо, – сказал он. – Ты спас мою задницу. Заходи, выпей кофе. Завтракать будете?

– Нет, – сказал Сет и прошел на кухню. – Я наелся за «шведским столом», а Майлз на любовной диете.

Майлз вошел следом и бросил ключи от машины на стол.

– Ни на какой я не на диете, – проворчал он. – Просто есть не хочется.

– Не надо было Майлза впутывать в это, – сказал Дейв Сету. – Дело становится опасным.

– Я уже взрослый, черт побери, и сам решаю, во что мне впутываться, а во что нет.

Дейв удивился тону Майлза.

– Ну ладно, как знаешь.

– Майлз, я хотела попросить тебя об одолжении, – сказала Марго. – Это касается Майки. Мне предстоят длительные разъезды, и я не смогу взять его…

– Ты не поедешь со мной в Сан-Катальдо, – отрезал Дейв.

Марго упрямо вздернула подбородок и продолжила, не удостоив Дейва и взглядом:

– …взять с собой. Не мог бы ты еще подержать его у себя? Ты ему понравился.

Майлз скрестил руки на груди и бросил холодный взгляд на Дейва.

– С тебя год бесплатных занятий кунг-фу, – сказал он. – И я буду пользоваться твоим спортзалом, когда сочту нужным.

– Боже, Майлз, – пробормотал Дейв. Сет присвистнул.

– Ты что, таблеток наелся? Или просто слишком долго общаешься с такими, как мы?

– Просто я устал, что все обращаются со мной как с тряпкой.

– Это из-за Синди? – спросил Дейв напрямик. Майлз покачал головой:

– Вовсе нет. Просто мне есть чем заняться помимо почесывания безмозглого комка шерсти.

Дейв и Сет переглянулись.

– Что ж, пора ему повзрослеть, – пробормотал Сет. – О поездке, Дейв. Помощь нужна?

Дейв колебался.

– Я не хочу вас, парни, втягивать. Кроме того, я хотел попросить, чтобы вы присмотрели за Марго на Стоун-Айленде…

– Спасибо, но у Марго другие планы.

– Детали мы еще не обсудили, – сказал Дейв сквозь зубы. – Но мужчина и женщина привлекают меньше внимания, чем группа.

Сет бросил взгляд на вырез халатика Марго.

– Смотря что за женщина. Твоей подружке, чтобы не привлекать внимания, я бы посоветовал надеть безразмерную футболку и какие-нибудь уродливые очки.

У Дейва заныла челюсть.

– Хватит пялиться на нее. Сет ухмыльнулся:

– Мистер Холод ревнует и метит территорию. Должно быть, это любовь.

Дейв сверкнул глазами на Марго:

– Шла бы ты лучше наверх переодеваться.

Марго покраснела, но отправилась наверх с высоко поднятой головой.

Майлз и Сет понимающе переглянулись.

– Знаешь, старик, я еще никогда не видел тебя таким, – сказал Сет.

Дейву нечего было ответить на это. Разозленный, он пошел на кухню и выплеснул остатки кофе в раковину.

Марго натягивала топ в спальне, когда зазвонил телефон. Он все звонил и звонил. Она не знала, что делать, и подбежала к окну. Дейв на улице разговаривал с Майлзом и Сетом. Звать его было бесполезно – он все равно не успел бы подойти к телефону. А что, если это важный звонок? В конце концов, худшее, что может случиться, это ей придется разговаривать с одной из бывших подружек Дейва. Ничего, она переживет.

Она сбежала вниз и взяла трубку.

– Да?

– Марго? Привет. Это Шон. Дейв Далеко?

Она облегченно вздохнула.

– Он снаружи, разговаривает с Сетом и Майлзом. Позвать его?

– Нет, я тебе расскажу. Звонил Ник, приятель Коннора по ФБР. Он все утро пытался дозвониться Дейву на мобильник, но у нас в горах сотовая связь никогда не работала. Он обнаружил кое-какие отпечатки на твоем кулоне со змеей.

– И что? – спросила она нетерпеливо. – Чьи отпечатки?

– Ты не поверишь, но Дейва. Она крепче сжала трубку.

– Дейва? – переспросила она изумленно.

– Ну да! Дактилоскопию нам еще в армии делали, так что отпечатки опознали. Прости, что новости плохие. А Дейву передай, что я ему еще сделаю выговор за то, что оставляет свои пальчики на уликах, словно новичок неопытный.

Марго в растерянности положила трубку, забыв попрощаться. Она стояла, не в силах выговорить ни слова. Страх парализовал ее.

Дейв не дотрагивался до кулона. Кулон хранился среди ее бижутерии в ящике, она и сама его никогда не трогала.

Он был у нее дома три раза. И всегда при ней. Первый раз он увидел кулон на пороге, и она точно помнит, что он не дотрагивался до него. Так как же тогда? Неужели Дейв… Не может быть. О нет, только не Дейв. Но тогда зачем просить кого-то снять с вещи отпечатки пальцев, если знаешь, что там найдут и твои?

Внутренний голос подсказал ей, что объяснение лишь одно – Дейв сам рассчитывал ответить на этот звонок. Ведь Ник пытался дозвониться до него все утро. И не дозвонился лишь по случайности. У каждого бывают проколы, даже Дейв несовершенен.

Ее скрутила такая боль, что она согнулась пополам и сползла по стенке. Страх заполз в душу. Какая же она дура! Немного мужской ласки – и она попалась. Лопнула, точно переспелый фрукт.

Но этого не может быть. Мозг тут же выстроил события последних недель в хронологическом порядке с безжалостной точностью. Она начала преподавать в Женском центре здоровья три недели назад. Лепестки роз появились две недели назад. Ограбление – чуть более недели назад. Мертвая собака – шесть дней назад.

Она подумала о первом визите в спортзал. Вспомнила, как он зажал ее в углу, напугав до смерти, а затем пришел к ней в дом, хотя она ясно дала ему понять, что не желает его видеть.

Впрочем, справедливости ради она напомнила себе, что сама впустила его в дом. Он стоял на крыльце и ждал ее разрешения. Не его вина, что она поддалась его харизме.

Марго вообще не могла сопротивляться ему, и в ее жизни это был единственный пример тому. Она чувствовала его. Чувствовала, как жизнь меняет курс.

Она любила его. И полюбила почти сразу, как увидела. Он был воплощением ее самых сокровенных фантазий. Но мечты чаще всего оборачиваются против тебя. Взять, к примеру, того же Дейва. Он видел, как его мать умерла от потери крови. Он видел, как его отец сходит с ума.

Что-то внутри ее противилось этому. Никто не повинен в том, что случается в детстве. Никто.

Она зажала рот рукой, чтобы не обронить ни звука. С самого начала было понятно, что ничего хорошего из этого не выйдет. Он слишком хорош, чтобы все это было правдой, – почти совершенство.

Всегда есть подвох. Всегда.

В душе ее глодал червячок сомнения. Джо Пантани забили насмерть голыми руками. Барта Уилкса убили, чтобы он никому не рассказал, кто забрал кулон. Девочку убили, чтобы она не смогла опознать того, кто пытался забрать Майки из питомника. Кровь, мертвая собака – все это началось тогда, когда она начала работать в Женском центре здоровья. Именно тогда она познакомилась с Дейвом Маклаудом.

Она была в отчаянии от своей беззащитности. Идеальное состояние, чтобы влюбиться в сильного и отважного парня.

Ей никогда не везло с мужчинами, начиная с ее отца, Грэга Каллахана, и заканчивая несчастным Крейгом. Отец, красивый и обаятельный мужчина, был сторонником насилия. Она на всю жизнь запомнила, как от него пахло спиртным. Не удивительно, что она страдала с детства.

Ей пришлось самой думать о будущем, и она научилась рассуждать здраво. Вот и сейчас Марго не могла отдать все в сильные руки Дейва. Она сама должна определять свою судьбу. Она сама должна сделать так, чтобы все было хорошо.

Возможно, есть логическое объяснение тому, что на кулоне обнаружились отпечатки пальцев Дейва. Этого ей хотелось больше всего на свете.

«Поднимайся, девочка!»

Дейв все еще был снаружи. Ключи от машины, которую взяли напрокат, лежали на столе. По крайней мере ей не придется вручную подключать зажигание. Все было бы смешно, если бы не было так грустно.

Марго побежала наверх, быстро собрала вещи и покидала их в пакет. Больше она раздумывать не могла. Она сбежала по ступеням, схватила ключи и на цыпочках прокралась к машине, прячась в тени.

Она забралась в незапертую машину и поблагодарила Бога за то, что машина стоит на склоне холма. Все, что ей оставалось сделать, – это выключить передачу и снять машину с ручного тормоза. Шорох гравия показался ей громом.

Никакой сигнализации. Дорога сильно петляла, но она справилась. Она так сосредоточенно вела машину, что на глаза навернулись слезы.

Наконец Марго решилась завести двигатель и утерла глаза рукавом. Седан увереннее пошел по извилистой дороге.

Она выехала на трассу и вдавила педаль газа в пол. Что ж, теперь она еще и машину угнала. Ситуация – хуже не придумаешь. Однако лучше попасться постовому на украденной машине с поддельными документами, чем посмотреть в недовольные зеленые глаза Дейва.

Фарис не верил глазам. Он вывел машину из укрытия, где прятался всю ночь, представляя, как Маклауд дотрагивается грязными руками до ее неприкосновенного тела. Он пожалел, что не прихватил пистолет, но он всегда считал себя слишком талантливым, чтобы унизиться до столь банального оружия.

Чтобы уничтожить Маклауда, он готов пойти на все.

И все же его Марго сбежала. Сбежала от Маклауда, чтобы сохранить себя чистой для… для него, Фариса.

Какая она храбрая! Ее поступок даже затмил унижение, которое он претерпел накануне. Его еще никто не мог победить в бою. Даже на ранних ступенях ордена змеи. Он был самым сильным из всех учеников. Он был лучшим. Марк заплатил за полный курс его обучения. И Марк гордился достижениями брата. А Фарис всегда хотел быть полезным Марку.

Марк учил его, что поражения не существует. Поражение неприемлемо. Он наказывал его за каждое упущение.

Он не мог вернуться к Марку побежденным. Он не мог сказать ему, что Маклауд побил его и забрал девчонку. Это было немыслимо.

Поражение неприемлемо.

Он видел ее белую машину позади себя. Это было чистой удачей, потому что сначала он вел по навигации лишь пикап Маклауда.

Если он добьется от нее информации, которая так нужна Марку, то Марк не станет требовать ее смерти. А добыть информацию, владея искусством иглоукалывания, легко. Раньше Фарис ни разу не применял свое искусство так, чтобы не навредить жертве. Что ж, нужно будет действовать осторожно, а потом он будет любить ее до тех пор, пока она не забудет о своих невзгодах. Марк поступал так с ним.

И Фарис любил Марка несмотря на боль, которую тот причинял ему. Боль, страх и любовь переплетены воедино. Так устроен мир.

А в конце она будет жить с ним, в изоляции от остального мира. Они все жили с ним в изоляции, но те, другие, деградировали. Ему пришлось избавиться от них. Ото всех.

Но от Марго ему не придется избавляться. Она сильная.

Глава 21

Дейв оставил Сета и Майлза на кухне и пошел посмотреть, где Марго. Надо было извиниться за грубость, да и спокойнее как-то, когда она под присмотром. Не то чтобы ей могло угрожать что-то здесь, и все же…

Трубка телефона в прихожей висела на шнуре, и из нее раздавались короткие гудки. Он нажал на кнопку вызова последнего входящего звонка.

Трубку снял Шон.

– О, привет, это ты! Тебе Марго говорила, что я…

– Что ты ей рассказал? – перебил его Дейв.

– А она что, не сказала тебе? – Его голос звучал озадаченно. – Мне Ник звонил. Он пытался до тебя добраться по мобильнику. Единственные отпечатки на кулоне, которые он смог идентифицировать, твои. Ты прикасался к нему до того, как убрать в пакет?

– Вот черт! – У Дейва екнуло сердце. – Ты все это ей рассказал?

– А что, не надо было? Ты почему отпечатки оставил? Когда бдительность потерял? Когда тебя в постель затащили?

– Черт возьми, Шон, нужно было со мной посоветоваться, прежде чем открывать свой большой рот. Она не знала, что я когда-либо брал эту вещь в руки.

– Я что, по-твоему, телепат? Как я должен был догадаться о том, что у тебя проблемы с девушкой?

– Ладно, позже поговорим. Мне надо уладить дело. – Дейв бросил трубку. – Марго? – Он взбежал по лестнице и посмотрел в спальне. Ее одежды не было.

Дейв спустился вниз. Сет сидел на кухне и пил кофе. Он заметил встревоженное выражение на лице Дейва и встрепенулся.

– Проблемы?

– Я не могу найти Марго, – сказал Дейв. – Я отдал ее кулон Нику на проверку. Он нашел на нем отпечатки моих пальцев, а Шон позвонил и сказал ей об этом. Болтун чертов!

Сет удивленно моргнул.

– А в чем проблема?

– Проблема в том, что при ней я ни разу до него не дотрагивался! – крикнул Дейв. – Теперь она может подумать, что это я ее преследую!

Майлз встревоженно поднялся, а Сет выругался сквозь зубы.

– Давай-ка мы с Майлзом поедем, – сказал он. – Не хочу я слушать ваши разборки.

Но Дейв уже выскочил на крыльцо. Одной машины не было.

– Слушать ничего не придется. Машины, которую вы взяли напрокат, нет. Она сбежала.

Сет и Майлз уже стояли в дверях. Все трое смотрели на двор и молчали.

– Плохо дело, – подал голос Майлз. – Есть идея, куда она могла поехать?

Дейв стукнул кулаком по поручню.

– Она решила, что это я, – пробормотал он. – Невероятно, черт возьми! За ней охотится маньяк, а она думает, что это я трачу свое время на глупые игры.

– Вот черт! – выпалил Сет. – Женщинам в голову еще и не такое может прийти. Ты ведь ее недавно знаешь? Два дня, кажется? Она жила на грани. Не принимай все на свой счет, старик. И поверь мне, я точно знаю: ты ей нравишься. Дейв повернулся к ним.

– Я нравлюсь ей? Ты совсем спятил? Она попадет в лапы тренированному убийце, а ты рассуждаешь о такой ерунде!

Он выскочил во двор, схватил подвернувшуюся тачку и отшвырнул ее. В сайдинге, которым была обшита стена дома, осталась дыра. Сет удивленно открыл рот, Майлз спрятался за дверь.

Дейв попятился в высокую траву. Безумие накатило на него кровавой пеленой…

Маленькие холодные руки вцепились в руль. Снег падает беззвучными хлопьями. Колеса пробуксовывают.

– Дейв? Эй, приятель, что случилось? Что ты… Дейв? Он безуспешно пытается дотянуться до педали сцепления.

Отец кричит что-то неразборчиво. А мама сидит рядом, белая, как восковая кукла.

Повсюду кровь. Много крови.

– Эй, Дейв! Прекращай, ты пугаешь меня!

Голова опустела, на лбу выступила испарина. Завтрак грозил оказаться на траве.

Он выпрямился и постарался дышать глубже, чтобы отогнать панику.

Он посмотрел на Сета, тот злился. Майлз отошел на безопасное расстояние, лицо его побелело, а глаза смотрели удивленно сквозь толстые линзы очков.

– Боже мой! Ну ты и напугал нас! Что это было?

Дейв заставил сердце биться медленнее. Он не ответил на вопрос Сета, рисуя в голове мирные пейзажи: ледяную пустыню, песчаные дюны, щербатую поверхность луны.

Не работало – всюду присутствовала Марго.

– У всех у нас свои тараканы в голове, – пробормотал он.

– Это точно, – сказал Сет. Он аккуратно похлопал Дейва по спине, словно боялся переломать ему кости. – Ты как, в порядке?

– В порядке, – резко ответил Дейв. Он посмотрел на Майлза и повторил: – Со мной все в порядке.

Майлз кивнул, все еще не рискуя открывать рот. Сета слова Дейва, похоже, не убедили.

– Так ты едешь за ней? Дейв посмотрел на дорогу.

– Я-то знаю, что я не Снейки, но она этого не знает. Я не могу здесь прохлаждаться, когда каждую минуту ее могут зарезать. – Он повернулся к дому. – Пора сматываться.

– На своей машине тебе ехать нельзя, – сказал Сет. – Если ее до сих пор не объявили в розыск, то скоро точно объявят.

– У меня нет времени искать что-то еще.

– Возьми мою, – предложил Сет. – А я спрячу твою где-нибудь в городе.

– Ты про свой «кадиллак-флитвуд»? – Дейв удивленно присвистнул. Сет никого близко не подпускал к этому коллекционному автомобилю.

– Это сэкономит тебе время, – сказал Сет.

– Спасибо, – ответил Дейв. – Я принимаю твою жертву. Давай ключи.

– Может, нам с Майлзом с тобой поехать? – спросил Сет озабоченно. – Тебе в твоем состоянии лучше не садиться за руль.

– Нормальное у меня состояние, – процедил Дейв.

– Ты точно с катушек не слетишь, пока за рулем будешь? Я люблю эту машину, старик.

– У меня нет времени на препирательства. – Дейв прошел на кухню. – Надо ехать, а я даже не знаю, в какую сторону она укатила.

– Знаешь, – заверил его Сет. – Следуй показаниям датчика.

Дейв остановился.

– Какого еще датчика?

Сет самодовольно улыбнулся:

– Я дал ей датчик слежения для ее пса. Она не говорила? Майлз утверждает, что на псе ошейника с датчиком нет. Значит, он все еще лежит в ее сумочке. Понял? Все просто. Возьмешь ее тепленькой.

Дейв засунул пистолет за пояс и, сняв со стены куртку, бросил ключи от машины Сету.

– С меня выпивка.

– Ты должен мне полноценный обед, жмот. – Сет достал ключи от своей машины и передал их Дейву. – Будешь следить за ней по монитору в машине. Тебе понадобится код… – Он достал из бумажника сложенный листок бумаги. – Держи. Ты вроде бы уже пользовался этой программой?

– Было дело. – Дейв засунул код в карман.

– На заднем сиденье лежит кейс. Это мой набор для экстренных случаев. Там ноутбук, пара технократических игрушек и еще кое-что. Бери, если надо. Не то чтобы ты был достоин греться в лучах моего гения, ну да так и быть. И не обижайся на то, что я поставил тебе в мобильник следящее устройство. Ты ведь его почти сразу нашел. Чувство юмора тебя тогда подвело.

Дейв набрал код сигнализации на двери.

– Вмешательство в личную свободу человека неприемлемо.

– Избавь меня от догм. Ты ведь не возражаешь сейчас, что мое вмешательство в личную свободу твоей подружки пришлось как нельзя кстати? Лицемер.

– У нее на хвосте убийца, – заметил Дейв. Сет покачал головой.

– Всегда на хвосте кто-то висит.

– Сет, кончай! – воскликнул Дейв. – Как ты можешь шутить такими вещами?

– Потому что юмор помогает выжить, дружище, – сказал Сет. – Я смеюсь, чтобы не плакать. Попробуй на досуге, вдруг поможет.

– Сегодня неподходящий день, для того чтобы развивать чувство юмора.

Дейв сел в машину, завел двигатель и выжал педаль газа до упора.

* * *

Теоретически надо было поесть. Она вела машину словно проклятая двенадцать часов, остановившись лишь раз, чтобы заправиться.

Она должна была проголодаться. Но видимо, мозг вырабатывает какой-нибудь фермент, который заглушает чувство голода в критической ситуации. Слезы, которые еще утром сами наворачивались на глаза, исчезли, сменившись щемящей пустотой. Лучше уж так.

По крайней мере теперь у нее есть цель. Сан-Катальдо влекло ее словно магнитом.

Ее ничто не могло удержать – ни страх остаться один на один с убийцей Крейга и Мэнди, ни боязнь потерять кого-либо. Даже Майки не было с ней, единственного существа, которое было ей родным в последнее время.

Довольно, хватит бегать, прятаться и врать. Она сама сделает то, что предложил сделать для нее Дейв. Она сама свернет горы и вырвет с корнем деревья, что встанут у нее на пути. Мысль о том, что ее могут посадить в тюрьму и даже убить, не пугала ее больше.

Должно быть, именно это имела в виду Тамара, когда говорила ей о том, что нужно отказаться от страхов и надежд. Неужели это и есть свобода?

Она держалась небольших дорог. Стрелка спидометра дрожала на отметке восьмидесяти девяти миль в час. Удивительно, что ее ни разу не остановили. Когда у нее закончатся деньги и она не сможет купить бензин, она будет добираться автостопом.

Минута сменялась другой – так текли часы. Марго начала клевать носом. Несколько раз она съезжала на обочину и только в последний момент успевала прийти в себя и вернуться на дорогу. В следующий раз ей может и не повезти – она либо вылетит на встречную полосу и столкнется с машиной, либо наедет на ограждение и свалится в кювет. Не то чтобы смерть волновала ее, но она никому не хотела причинять зла.

Она вернулась на трассу и стала высматривать дешевый мотель. Обветшалый «Сикс оукс» вполне подходил. На вывеске «Есть места» не хватало нескольких букв, и неон мигал странной надписью – «Е…ть м…а».

Она вышла и направилась к двери. Стеклянная дверь оказалась заперта, но Марго стучала до тех пор, пока в холле не появился грузный мужчина в мятой майке. За ухом у него торчал слуховой аппарат. Он открыл дверь и проворчал:

– Уже за полночь, барышня.

– Простите, что побеспокоила, – сказала она. – Я не могу больше находится за рулем. Вы можете дать мне комнату, чтобы она окнами не на дорогу выходила?

Он проворчал что-то неразборчиво и вытащил из-под стола бланк.

– С вас двадцать девять долларов семьдесят девять центов – это с налогом. Давайте карточку.

Она написала в бланке номер поддельного водительского удостоверения и положила на стол две заветные двадцатки.

– Можно, я наличными расплачусь? У меня сумочку украли, и новая кредитка еще не пришла…

– Не надо рассказывать мне о своих проблемах после полуночи. Я не бармен. Давайте сто баксов залога.

Марго пересчитала свои запасы и выложила на стол последние три двадцатки. В сумочке осталась лишь пятерка.

– А шестидесяти не хватит? У меня больше нет.

– Давайте. – Мужчина сгреб деньги и, бросив на стол ключи, отправился обратно в свою нору, откуда лился голубой свет телевизора.

Она объехала длинное Г-образное здание. Окна ее комнатки выходили на мусорные баки. Грязно и убого, под стать ее настроению. Интерьер был ничуть не лучше: пыль никто не стирал, на полу валялись окурки. Впрочем, критиковать она не собиралась.

Упасть бы в кровать, но сначала она хотела помыться. А вот затем она ляжет и закроет глаза. Дальше в будущее Марго заглядывать не решалась.

Она стояла под душем, пока не почувствовала, что смыла с себя усталость дня. Ей не хотелось вылезать.

Марго с сожалением выключила воду, насухо вытерлась, завернулась в полотенце и пошла в спальню, лелея надежду, что кровать не скрипит.

– Привет, Марго.

Она вскрикнула и попятилась обратно в ванную.

Она никогда не видела мужчину, сидевшего на кровати. Он был похож на привидение. Костюм порван, рубашка запятнана кровью. Коротко стриженные темные волосы, серые глаза налились кровью. Губы опухшие, покрытые коростой. На лбу испарина.

Она схватилась за косяк, чтобы не упасть.

– Кто вы?

Его изуродованный рот раскрылся.

– Ты знаешь меня, мой рыжеволосый ангел. Марк велел мне убить тебя вместе с Карузо и Уитлоу. Это должно было выглядеть как убийство с последующим самоубийством. Но увидев тебя, я понял, что ты принадлежишь мне. Ты особенная, тебя нельзя пускать в расход. Я не убил тебя. Я не смог убить тебя.

Она молчала. Что тут скажешь? «Спасибо»? Как глупо было думать, что страхи остались позади. Ха! Страх пропитывал ее насквозь.

Она обшарила взглядом ванную. Маленькое жалюзийное окно под самым потолком. И ничего, что могло бы послужить оружием. Тонкие полотенца, дешевое мыло. И зачем она сбежала от Дейва?

– Так это ты бросил меня в комнате отеля? – спросила она осторожно.

У него начался тик.

– Тебе нужно было дождаться меня, Марго. – Его голос дрожал от напряжения. – Тебе не следовало убегать. Ты доставила мне массу неприятностей. Ты ранила мои чувства.

Она сдержалась от колких реплик, которые сами приходили на ум. Удивительно, раньше она не отличалась сдержанностью.

– Прости. Я… я не знала.

Это был правильный ответ. Он смягчился.

– Я знаю, знаю, – заворковал он. – Ты не хотела предавать меня. И мы все исправим.

Нежность на его лице пугала еще больше, чем злость.

– Как я могла предать тебя? – выпалила она – сказались месяцы напряжения. – Я ведь даже не знаю, кто ты!

Его рот растянулся в улыбке. Зубы были в крови, верхнего клыка не хватало.

– Ты знаешь меня, – сказал он. – Я понял, что знаешь, когда нашел это. – Он достал из кармана сложенный лист бумаги и развернул его. Это был рисунок из ее украденного альбома. Свернувшаяся змея, поднимающая голову, – образ из ее кошмаров. Она пыталась избавиться от него, нарисовав, когда проснулась в поту посреди ночи. И все же кошмары продолжали мучить ее.

И теперь, глядя в безумные глаза Снейки, она понимала почему. На уровне подсознания она чувствовала, что у нее нет шансов выбраться.

– Это я нарисовала.

– Ты нарисовала меня. – Его голос оставался пугающе нежным. – Я змея. Это мой орден. Мой символ. Увидев это, я понял, что ты меня чувствуешь, Марго. Ты одна способна понять меня.

В горле у нее пересохло, и она судорожно сглотнула. Больше всего Марго боялась обидеть сумасшедшего.

– Как-то сложно вот так, сразу… – сказала она. – Так это ты убил собаку, которая напала на Майки?

– Я твой чемпион, – сказал он эмоционально. – Навек.

– И… – Она снова сглотнула. – И Джо Пантани?

– И этого червя. – Его лицо скривилось. – Слышала бы ты его, Я заставил его визжать, словно свинья, за то, что он обидел тебя.

Марго задержала дыхание и медленно выдохнула, пытаясь сохранить спокойствие. Бедный, бедный Джо.

– Он познал, что бывает, если обидеть моего ангела, – сказал Снейки. – Я и Маклауду покажу. Я им всем покажу.

– Нет! – воскликнула она.

Улыбка исчезла с его лица, сменившись маской сумасшествия.

Марго отшатнулась.

– Я только хотела сказать, что Маклауд никогда не делал мне ничего дурного. Он вообще не имеет для меня значения. Не трать на него свое время. Он для нас ничто. Правда.

Снейки сложил картинку и убрал в карман.

– Ты очень храбрая, Марго, но я знаю правду. Я видел, как ты бежала от него. Он похитил тебя. Он насиловал тебя.

– Но он…

– Не думай больше о нем. Я защищу тебя. Я позабочусь о том, чтобы он не беспокоил тебя.

Марго не знала, что может отвлечь его. Она старалась, чтобы ее дрожащий голос звучал нежно и мягко.

– Чего ты хочешь от меня?

– Сейчас мы исправим то, что ты испортила восемь месяцев назад. – Снейки встал и подошел к ней. Он взял ее руки, поднес к губам и поцеловал.

Ее чуть не вырвало, полотенце соскальзывало с груди. Марго попыталась подхватить его, но Снейки держал ее руки, и полотенце упало на пол, оставив ее стоять пред ним нагишом.

– Я видел тебя и раньше, – сказал он. – Не смущайся. Ты прекрасна.

Она попыталась вырваться, забиться между туалетом и раковиной. На нее накатывала волна слабости, но она не могла позволить себе быть слабой.

– Прошу тебя, – прошептала она.

– О нет, – проворковал он. – Слишком рано для любви. Это будет наградой тебе, когда ты скажешь мне, где матрица. Если я принесу Марку матрицу, ему не придется пытать тебя. А он не любит тебя в отличие от меня. Он не станет церемониться.

Слово «пытать» окончательно добило ее, она практически перестала понимать, о чем он говорит.

– Матрица? Я не слышала ни о какой матрице…

– Не надо. – Лицо его перекосилось. – Не заставляй меня причинять тебе боль. Я люблю тебя. Я не хочу делать тебе больно. Но я сделаю, если придется. Сделаю, Марго.

– Но почему? За что? О какой матрице ты говоришь? Я не…

– Я не хотел этого, – сказал он голосом, полным страдания. – Я люблю тебя, запомни это. Обещай, что будешь помнить!

Он молниеносно ударил ее по шее большим и указательным пальцами. Боль была чудовищной. Марго закричала.

Дейв обследовал парковку «Сикс оукс». Белой машины Марго не было. Датчик показывал, что она находится здесь уже двадцать минут. Волосы на шее Дейва шевелились. Снейки был рядом, он чувствовал это. И Снейки схватил Марго.

Он бы приехал одновременно с ней, если бы не полицейский, который оштрафовал его за превышение скорости. Дейв ехал девяносто восемь миль в час, а ограничение было шестьдесят. Он бы в десять раз больше заплатил, лишь бы вернуть эти двадцать минут. Сердце учащенно билось. Он обогнул здание и увидел белый «таурус» с номерами округа Вашингтон. Он остановился, выключил двигатель, выскочил из машины и побежал с пистолетом наготове. Дверь была заперта, но вылетела от одного удара плечом.

Марго лежала нагая на кровати. Руки были привязаны пластиковыми ремнями к изголовью. Во рту торчал кляп из простыни, глаза застыли от ужаса, но она была жива. Снейки был готов к бою. На кровати лежал открытый чемоданчик, в котором зловеще поблескивали орудия пытки.

Дейв прицелился и выстрелил, но подонок оказался слишком быстр. Он перескочил через Марго и закрылся прикроватным столиком от следующего выстрела. Полетели щепки, и Снейки кинул что-то из-за стола. Дейв пригнулся, но что-то тяжелое попало в то же плечо, которым он открывал дверь.

Боль резанула его, пистолет выпал из онемевших пальцев. Снейки тут же ринулся в атаку.

Дейв парировал удары, но Снейки все же прижал его к стене и пару раз прилично достал. Следующие несколько секунд растянулись в вечность. Дейв судорожно отражал выпады, уворачивался и ловил ртом воздух. Его рефлексы были заторможены усталостью от двенадцатичасовой езды. Снейки тоже должен был устать, но по его реакции этого сказать было нельзя. Дейв был прижат к стене, и ему не хватало пространства. Он едва успел отвести удар, который должен был вдавить переносицу в мозг. Удар пришелся вскользь. Носом пошла кровь, но он был слишком занят, чтобы обращать на это внимание.

Снейки утер кровь и со своего лица. Кровь шла из раны, которую Дейв не наносил. Он закричал что-то неразборчивое и швырнул в Дейва телевизор со стойки. Дейв увернулся и отпрянул в сторону, чтобы осколки не задели его.

Краем глаза Дейв заметил какое-то движение, и через мгновение Снейки взвыл от боли и удивления. Это Марго ударила его ногами в голову. О да, женщина-пантера! Дейв использовал эти доли секунды, чтобы подобрать пистолет.

Снейки понял, что ему конец, и выскочил в открытую дверь. Дейв ринулся следом. Он успел выстрелить дважды, но промазал. Тогда он замедлил бег, прицелился как следует и спустил курок, прежде чем Снейки скрылся за бортом минивэна. Дейв видел, что его противника качнуло, но тот все же продолжил сумасшедший бег.

Взревел движок мини-вэна. Дейв ускорил бег и присмотрелся к номерам. Снейки включил заднюю передачу и выжал газ. Дейв отпрыгнул в сторону и перекатился. И опять упал на то же плечо. Он встал на колено и прицелился по шинам.

Не повезло. Покрышки взвизгнули, и машина помчалась прочь. Дейв, задыхаясь, смотрел ей вслед. На асфальте остались следы темной жидкости. Можно было броситься к машине и пуститься в погоню. Он мог догнать мерзавца, а мог и не догнать. Погоня могла продлиться сколько угодно, а Марго лежала в номере отеля привязанная к кровати, с кляпом во рту, и дверь была открыта нараспашку.

Он не мог бросить ее так. Он вообще не мог ее бросить, несмотря на то что она приняла его за убийцу.

Снейки ушел, и страх за Марго сменился гневом. Чудовищное сочетание.

Глава 22

Дверь со скрипом открылась.

Это был Дейв. Марго расслабилась и облегченно вздохнула. По щекам ее текли слезы, ей было тяжело дышать из-за кляпа во рту.

Дейв встал перед ней. Из носа у него текла кровь, и он держался за левый бок. Она ждала, что он вытащит кляп у нее изо рта, но он прошел в ванную и открыл кран.

Он вернулся, прижимая к лицу мокрое полотенце, и держал его у носа, разглядывая ее голое тело.

– Я и на этот раз его упустил, – с горечью произнес он. – Только ранил, но не знаю, как сильно. Трудно сказать, как долго его не будет. Он может вернуться в любую минуту.

Она глазами взмолилась, чтобы он вытащил кляп.

– Хотя, разумеется, все это может быть продуманным ходом. Я мог нанять этого парня и разыграть с ним все это как по нотам. Как думаешь, Марго? Парень, который мог расцарапать себе лицо, чтобы ты думала, будто он и правда дрался, способен и не на такое коварство, верно?

Она с несчастным видом покачала головой.

– Например на убийство. Или он может забить человека до смерти. Или он способен зарезать невинное животное, чтобы напугать тебя. Ты так обо мне думаешь?

Она покачала головой и издала нечленораздельный звук. Он наклонился и вытащил кляп. Она закашлялась и резко вдохнула.

– Развяжи мне руки, – взмолилась она. Он не ответил, как будто вообще не слышал ее.

– Дейв, – сказала она резко, – развяжи меня, немедленно.

Он покачал головой:

– Нет, пока оставлю все как есть. Это единственный способ безнаказанно высказать все, что я думаю.

– Дейв…

– Замолчи и хоть раз выслушай меня до конца. Или верну кляп на место.

Марго испугалась.

– Хорошо, я тебя слушаю.

– Кроме того, мне нравится все как есть. Ты хорошо смотришься связанная и обнаженная. И так тебе будет легче воспринять то, что я собираюсь сказать.

Она посмотрела ему в глаза, и ей стало не по себе. Она посмотрела на его ширинку. Так и есть – у него эрекция. Ей стало страшно. Он проследил за ее взглядом и горько усмехнулся.

– Так ты считаешь, что я способен на насилие? Надо же.

– Не надо, Дейв, – взмолилась она.

– Не думал, что твой вид так возбудит меня. Хотя, с другой стороны, так я еще никогда не злился.

– Прекрати, сейчас же. Ты намеренно пытаешься напугать меня?

– О да! Держись, Марго. Ты вызвала худшее, что есть во мне. За последние три дня я совершил больше гадостей, чем за последние тридцать лет. Тебе это ни о чем не говорит?

– Говорит. Ты должен немедленно развязать меня! – сказала она властно.

Его взгляд был беспощаден.

– Странно, что я никогда не думал об этом. Наверное, забавно овладеть тобой, когда ты беззащитна. Я мог бы делать что угодно.

Ее голос был на удивление спокойным, когда она заговорила снова.

– Ты не сделаешь мне ничего, что мне не понравится, – сказала она. – Так что делай что хочешь, не сдерживай себя. Ты не запугаешь меня, Дейв. А можешь и вовсе пропустить прелюдию.

Дейв пожал плечами, он совсем вымотался.

– Развяжи меня, – сказала она, на этот раз спокойно.

Похоже, спокойствие сработало там, где не добились своего ни злость, ни мольбы. Дейв достал из ботинка большой нож с черным лезвием. Он колебался.

– Ты мне доверяешь?

– Да, – сказала она.

– Тогда не дергайся, это острая штука.

Два надреза, и пластиковые наручники упали. Марго перевернулась, села на кровати и закашлялась.

– Почему ты убежала от меня?

– А откуда взялись твои отпечатки на кулоне? – ответила Марго вопросом на вопрос.

Дейв вернул нож на место.

– Я взломал замок и проник к тебе в дом в тот день, когда Снейки залил кровью твое крыльцо.

– Ты пробрался в мой дом?! И рылся в моих вещах?! – воскликнула она.

Он кивнул.

Марго ждала объяснений, но он сидел молча, насупившись.

– Зачем? – потребовала она ответа.

– Потому что я не знал, как быть. Мне нужно было хоть что-нибудь, а ты не желала ничего рассказывать. Я хотел тебе помочь, а ты противилась этому.

– Не стоило тебе этого делать, – сказала она.

– Да. Я и тогда понимал, что поступаю плохо, но когда речь заходит о тебе, правила не работают.

Марго сухо усмехнулась:

– Здорово. Всю жизнь все относятся ко мне именно так.

Дейв пожал плечами и недовольно поморщился.

– И что с того? Да, я рылся в твоих вещах. Был не прав, приношу свои извинения. Проехали?

– Ты ничуть не лучше моего преследователя, Дейв, – сказала она.

Он нахмурился.

– Да, конечно. Шлепни меня по попке и поставь в угол. Я бы никогда не сделал тебе больно. Я никого не убивал – ни человека, ни животное.

– И что ты хочешь? Чтобы я выдала тебе медаль за сравнительно хорошее поведение?

Дейв отвернулся и промокнул нос холодным полотенцем.

Марго слезла с кровати, прошла через разгромленную комнату и подобрала с пола сумку, в которой хранились все ее вещи. Она достала нижнее белье и надела его. Когда она повернулась к Дейву, он сидел на кровати и смотрел на открытый чемоданчик. Она подошла поближе, перешагивая через обломки телевизора.

– А что это? Похоже на иглы какие-то.

– Ты была в шаге от того, чтобы узнать поближе оборотную сторону иглоукалывания, – сказал Дейв.

Марго отвернулась и судорожно вздохнула, вспомнив Крейга.

– Я рада, что ты приехал за мной. Спасибо тебе.

– Я тоже рад, что бы ты обо мне ни думала. Она покачала головой.

– Дейв, я не…

– Ты осудила меня и вынесла приговор, не дав права на защиту.

Она пыталась подобрать слова, чтобы объясниться.

– Ты не понимаешь, – сказала она мягко. – У меня нет возможности давать людям право на защиту. Что бы случилось со мной, если бы я не ошиблась на твой счет?

– Но ведь ты ошиблась, – заметил он. – Неужели ты действительно думала, что я смогу навредить тебе? – Боль в его взгляде резанула ее точно ножом.

– Я не хотела, чтобы все оказалось так, как я боялась. И я сбежала, чтобы дать тебе шанс.

– Но это же глупо, Марго. – Дейв покачал головой.

– Моя жизнь вообще одна большая глупость. – Она с трудом подавила желание разреветься. – Если тебя это успокоит, то я больше ни в чем тебя не подозреваю. Теперь я знаю все, что мне нужно.

– Да, я тоже, – сказал он агрессивно и, достав бумажник, отсчитал несколько купюр. – Возьми.

– Убери деньги, – сказала она.

– Бери, гордость равна глупости. А глупость в твоей ситуации смерти подобна. Я ехал за тобой только потому, что не хотел, чтобы ты осталась со Снейки один на один. А еще хотел доказать тебе, что это не я повинен в твоих бедах. Вот и все, так что пока. Все ясно?

– Все ясно, – прошептала Марго.

– И я понял твой намек: больше я за тобой приглядывать не буду, – добавил он. – Но мой тебе совет: удирай побыстрее, потому что Снейки – парень настырный. – Он горько усмехнулся. – Если ты, конечно, веришь, что не я его подослал. – Он убрал от носа полотенце. На нем осталось обширное красное пятно. – Кровь тоже можно подделать.

Она не вынесла его взгляда.

– Перестань, Дейв.

– А что? Могу я высказать тебе все, что думаю, перед тем как уйти навсегда? Не каждый день девушка обвиняет парня, что он маньяк-убийца. – Он в последний раз вытер нос полотенцем и швырнул его в ванную, где оно упало на пол. – Ты настоящая заноза, Марго Веттер, но я все равно желаю тебе удачи. Постарайся сделать так, чтобы тебя не убили. – Он пошел к двери.

Марго вышла за ним и так и стояла босиком, глядя, как он медленно идет к машине. Ей хотелось окликнуть его, но голос не слушался.

Ее отвергли. Дейв бросил ее. Так ей и надо! Она сама все испортила.

Он остановился у машины и стоял там неподвижно. В ней шевельнулась надежда. Неужели он дает ей шанс? Она побежала к нему, пока он не передумал.

Марго развернула его и бросилась в объятия.

Дейв дрожал. Она поцеловала его в губы, и он ответил на поцелуй. Ее переполняли эмоции. Она больше не боялась его.

– Я хочу тебя, Марго.

– Так возьми, возьми скорей.

Они вернулись в комнату и предались страсти. Дейв овладел ею грубо, и Марго это понравилось. Вскоре они одновременно достигли оргазма.

Она обмякла в его объятиях.

– Пора вернуться в реальность, – сказал Дейв.

– Не хочу.

– Что делать! Я включаю свет.

Он дотянулся до выключателя, и она зажмурилась от яркого света.

Дейв снова был закрыт. То волшебное понимание, которого они достигли в постели, исчезло. Это случилось не в первый раз, но ей все равно было обидно.

– Дейв, – начала она осторожно, – Дейв, ты…

– У нас нет времени обсуждать наши чувства. Полиция будет здесь с минуты на минуту. Кто-нибудь наверняка слышал выстрелы.

Об этом она и не подумала.

– И… что мы…

– Мы сядем в машину, которую ты взяла, и поедем на ней. Позже мы ее спрячем – я не хочу, чтобы она засветила мои новые документы. Ты написала номер машины, когда брала ключи?

– Да, но не настоящий.

– Хорошо. Одевайся быстрее.

– Но я…

– Если ты еще не поняла, то ты упустила свой шанс избавиться от меня. Так что делай, что велено.

– Слушаюсь.

– Тогда шевелись.

Тут Марго почувствовала, что по ногам течет. О Боже, она совсем не подумала о презервативе.

– Дейв, – сказала она. – Мы не предохранялись. Он уже ждал ее в дверях с пистолетом в руке.

– И что с того? Ты о чем-то жалеешь? Я лично нет.

– Ты все еще злишься на меня.

– Тяжелый был день, – сказал он. – Одного секса мало, чтобы сгладить усталость.

Вот всегда он так! Чем больше он раскрепощался во время интимной близости, тем больше закрывался после.

Марго оделась и осторожно прошла по битому стеклу в ванную.

– Еще минутку, и я буду готова, – пообещала она.

– Поторопись, – проворчал Дейв.

Она смочила полотенце и вытерла ноги, высчитывая в уме свой цикл. Беда лишь в том, что в последнее время она много нервничала и мало ела, так что цикл был нестабильным.

Резкий стук в дверь вывел ее из ступора.

– Марго!

– Да иду я, иду, – пробормотала она. Чему быть, того не миновать.

Вскоре они оставили машину, взятую напрокат, на стоянке одного из супермаркетов очередного городка. Дейв сидел и смотрел, как она закрывает машину и идет к нему в свете уличных фонарей. Удивительно, но он все еще думал о сексе, несмотря на ломоту во всем теле.

Адреналин после драки и бурного секса все еще гулял в крови, вызывая сложное переплетение страха, злости и похоти. Он уже много лет не находился в таком состоянии. По сравнению с этим секс с Флер был детской возней в песочнице.

Она села в «кадиллак» и посмотрела на него.

– В Сан-Катальдо путь держим?

– Ничего другого в голову не приходит, – сказала Марго.

– Остаться на Стоун-Айленде было куда более удачной идеей, – сказал он.

– Давай оставим эту тему в покое. Он вздохнул.

– Снейки тебе ничего интересного не рассказывал? Марго потерла глаза.

– Он считает, что мы с ним два сапога пара. И еще он ссылался на какого-то парня по имени Марк. Именно Марк приказал ему убить Крейга. Снейки и этот его босс, Марк, убеждены, что я прячу какую-то… матрицу, что ли. А еще убийство Крейга должно было закончиться моим самоубийством, но Снейки решил оставить меня для себя. – Марго поежилась. – Поэтому он меня не убил.

– А ты знаешь кого-нибудь по имени Марк? – спросил Дейв.

Она покачала головой.

– Я знаю только, что матрица, которую они искали, это что-то вещественное. Если бы я знала, что это такое, я бы им просто отдала, и дело с концом.

– А вещей Крейга у тебя не осталось?

– Он практически прописался в моем доме у озера. Там многое из его вещей было. Но я все выбросила в то утро, когда вернулась из командировки и нашла… ну ты понимаешь… трусики. Боже! Сейчас все это кажется таким незначительным.

– И куда ты все это выкинула? Марго поморщилась.

– Ну знаешь, как это бывает у женщин в гневе, – сказала она смущенно. – Я признаю, что вела себя как ребенок. Я сложила все его вещи в большой мешок для мусора и выкинула с мостков в озеро. Мне так и хотелось сказать ему, чтобы нырял за своими шмотками, если они ему нужны. – Она притихла. – Только сказать я уже не смогла.

– А ты не помнишь, что было в мешке?

Она нахмурилась.

– Да обычные вещи. Одежда, обувь, бритвенные принадлежности, одеколон, ноутбук и что-то еще. Его почта. А еще была коробка. Ему много посылок приходило на мой адрес. Он занимался патентами и сам кое-что изобретал.

Они переглянулись.

– Значит, нам придется поплавать, да? – спросила Марго.

– Похоже на то, – подтвердил Дейв.

– Что бы там ни лежало, после восьми месяцев пребывания в воде все испортилось.

– Посмотрим. Все произошло в один день? Сначала трусики, затем ты выбросила вещи в воду, а потом ты нашла его привязанным к потолку?

– Все так, – сказала Марго.

– А Снейки сказал, что это должно было быть убийством с последующим самоубийством, – размышлял он вслух. – А откуда они знали, что ты придешь?

– В тот день мы договорились пообедать с Крейгом, – сказала она. – Я не хотела идти после всего, что случилось, но он звонил в офис, и Дуглас сказал, что Крейг звонил и извинялся, просил встречи и прикидывался несчастным. Он говорил, что это дело жизни и смерти. Вот я и поехала к нему на работу. Мой план заключался в том, чтобы швырнуть эти трусики ему в лицо.

– Значит, Снейки заставил Крейга позвонить тебе. Все было спланировано.

Марго испуганно смотрела в окно.

– Откуда он знал, что у меня в сумочке будет пистолет…

– Крейг мог ему рассказать. А может быть, у убийцы был другой план, а пистолет у тебя в сумочке оказался удачным совпадением.

Марго подтянула ноги и опустила подбородок на колени.

– Давай не будем пока говорить об этом.

– Ты хочешь решить эту проблему или нет?

Она не ответила, ни звука не издала, но он уже достаточно хорошо знал ее, чтобы правильно истолковать дрожание ее плеч. Лучше заткнуться в тряпочку, пока она снова не разрыдалась.

Они добрались до ее бывшего дома на берегу озера Парсонс перед самым рассветом. Воздух был влажным и прохладным. Дейв пожалел, что у нее нет никакой куртки, когда они вылезли из машины. Сегодня надо будет купить ей одежду. Она вся продрогла, и у него не было сил смотреть на это.

Марго растерянно шла по дорожке к своему дому. Газон зарос и выглядел запущенным. Она заглянула в окна – те были не занавешены. Внутри повсюду лежала пыль.

– Пойдем, – сказала она грустно. – Для меня здесь ничего не осталось.

Они обогнули дом. Пистолет Дейв держал наготове. Он способен ради нее на все, и это чувство лишь усиливалось день ото дня. Она выглядела точно цветочная фея с налипшими на голые лодыжки лепестками и листьями. Хотя цветочные феи не могут так возбуждать. Дейв готов был забыть свой гнев, забыть опасность, лишь бы наброситься на нее и овладеть прямо здесь, на лужайке.

Мостки уходили в воду, начинаясь прямо на каменистом пляже. Соседские участки были огорожены высокими заборами. Мостки вели к деревянной плавучей пристани, которая мягко раскачивалась на волнах. Марго поднялась на мостки и принялась расшнуровывать кроссовки.

– Эй, ты что делаешь? – спросил Дейв.

Она сняла обувь и улыбнулась ему вызывающе.

– Я бросила туда этот мешок, я его и достану.

– Это сделаю я, – сказал он. – Давай обувайся.

– Дейв, не дури. Снейки вполне может поджидать нас здесь. А пистолет у тебя, и из нас двоих только ты умеешь им пользоваться. Лучше уж я доверю свою безопасность тебе, чем столкнусь с плохими парнями, когда ты будешь под водой. Идет?

Она была права, но смотреть на ее голое тело на краю дощатого помоста в лучах рассвета было выше его сил.

– Марго, какого черта ты вытворяешь?

– А кроме того, я хочу принять душ с того самого момента, как ты изнасиловал меня в последний раз, – сказала она с лукавой улыбкой на губах. – Мне не помешает освежиться.

– Тебя могут соседи увидеть! – зашипел он.

– О Боже! Неужели я скомпрометировала тебя? – Она ухмыльнулась. – Ты и правда такой пуританин? Женщину-пантеру не могут остановить глупые социальные нормы.

Она изящно нырнула в воду.

Дейв опустился на колено и наблюдал за гладью воды. Прошло несколько секунд, и он начал расшнуровывать ботинки.

И тут она вынырнула на поверхность, подняв тучу брызг и хватая ртом воздух.

– Подняла его? – спросил он.

– Нашла, – сказала она, все еще задыхаясь. – Ох и холодная же вода! Пришлось выкапывать его из ила, но он здесь. Осталось только поднять.

Мелькнула ее голая белая попка, и она снова исчезла под водой, а для Дейва потянулись томительные секунды. Она вынырнула и вцепилась одной рукой в мостки, второй подтягивая мешок.

– В него набралось воды, он очень тяжелый.

Мешок и правда был тяжелый. Дейв, поднатужившись, вытащил его на мостки, затем подхватил Марго под руку, и она оказалась рядом с ним.

Как она была хороша, стоя перед ним голышом, мокрая и довольная!

– Прикройся, – взмолился он, не в силах оторвать взгляд от ее груди.

Ее глаза сияли.

– Разве я не нравлюсь тебе такой, какая есть? – Марго подняла руки над головой и покружилась.

Он подобрал топик с мостков и натянул на нее. Завитки волос прилипли к ее лицу.

– У нас нет на это времени, – сказал он и поцеловал ее.

– Эй, приятель! Возьми себя в руки. Это ты меня целуешь, а не наоборот!

Это его успокоило, и он опустился перед мешком. Дейв открыл его, а Марго уже стояла рядом, опустившись на колени. Вместе они стали рыться в грязном полуразложившемся месиве из бумаги, ткани и жестянок с пеной для бритья.

Коробку они нашли на самом дне. Вощеный картон держал форму, хотя и распадался под пальцами Марго. Внутри лежали два предмета, запеленатые в целлофан так, что невозможно было понять, что это. Они счистили грязь и стали разворачивать их.

Первой их взору предстала металлическая коробка, формой и размерами похожая на книгу, следом за ней – бесформенная упругая масса, на ощупь напоминающая резину. Они долго вертели массу в руках, пока не догадались, что это слепок человеческой руки.

Глава 23

Марго с криком отпрянула и едва не свалилась в воду, но Дейв вовремя подхватил ее. Если бы в желудке у нее что-нибудь было, то все это тут же оказалось бы на мостках.

– Марго, она не настоящая, – успокоил ее Дейв.

– Что? – Она посмотрела на него дикими глазами. Он потрепал ее по плечу.

– Рука сделана из какого-то заменителя резины. Расслабься.

– А-а-а… – Она уселась на мостки. – Похоже, это та самая матрица, которую ищет Марк.

Как глупо! Она видела столько ужасов, а сейчас едва не потеряла сознание из-за какой-то искусственной руки. Что дальше? Падать в обморок при виде собачьих какашек?

Дейв сполоснул находки в воде озера и помог Марго подняться.

– Давай убираться отсюда, а то я нервничаю. Кроме того, надо найти место, где ты сможешь обсушиться и обогреться.

Как выяснилось, сказать это было куда легче, чем сделать. Они очень не скоро нашли отель. Где бы они ни останавливались, Дейву не нравились условия с точки зрения безопасности. В итоге они притормозили возле мотеля «У Боба». Марго предписывалось сидеть в темной комнате с занавешенными окнами, точно зверушке в норе.

– Я не хочу, чтобы ты столкнулась с кем-нибудь из своих прежних знакомых в холле, – ответил он на ее протесты.

– Мне, по-твоему, под кроватью надо прятаться? – сказала Марго сердито. – Достань мне где-нибудь косметику, темные очки и… эй!

Он быстро положил руку ей на затылок и пригнул голову вниз, увидев, что на парковку въехала машина.

– Не ной и не перечь мне. – Его голос звучал совершенно ровно, отчего угроза стала еще страшнее. – Тебе нужно было сидеть в безопасности на Стоун-Айленде. Но нет, ты меня не послушала, и к чему это привело? Ты забыла, в каком состоянии я нашел тебя прошлой ночью?

Все протесты тут же прекратились. Он отпустил ее, вышел из машины, запер за собой дверь и пошел за ключами от комнаты. Марго сидела на кожаном сиденье, внутренне содрогаясь от гнева. Дейв ничуть не успокоился. Он стал еще агрессивнее.

Когда они оказались в номере, он вывалил на стол содержимое бумажного пакета: крекеры, копченые устрицы, маленькую головку сыра, колбаски, сардины в банке и шесть коробок сока.

– Завтрак.

Марго была на взводе и не могла думать о еде. Дейв не разделял ее настроя. Он съел свою долю и приступил к работе – взял чемоданчик, открыл его и некоторое время смотрел на гелеобразное содержимое, затем достал слепок руки, который они нашли.

Марго знала, что рука ненастоящая, но все равно ей было неприятно.


– Крейг занимался биометрическими системами безопасности? – спросил Дейв.

Она кивнула.

– Его специализацией были отпечатки пальцев.

– Похоже, он разрабатывал способ, как обмануть собственное творение, – сказал он. – А затем, судя по всему, он предал тех, кто ему платил. Возможно, этого самого Марка.

Марго прикрыла глаза рукой.

– Какой идиот! Столько насилия ради вшивых денег. Как это глупо!

– Обычно так и бывает. – Дейв достал металлическую коробку, открыл ее и стал просматривать содержимое.

– Что ты делаешь? – спросила она.

Он достал что-то похожее на пуговицу и сравнил с пуговицей на своей куртке.

– Я хочу поговорить с сослуживцами Крейга по старой работе. Это одно из следящих устройств Сета. Цифровой самописец, обнаружить невозможно, активируется голосом. – Он достал нитку с иголкой и оторвал пуговицу со своей куртки.

– Вот уж не думала, что ты умеешь пришивать пуговицы, – сказала она. – Ты не перестаешь удивлять меня.

Дейв продел нитку в иголку и, ухмыляясь, пришил пуговицу намертво.

– У меня было три младших брата, а матери не было. И если я хотел, чтобы одежда, которую они вечно рвали, не рассыпалась, то мне самому приходилось ее чинить.

Он посмотрел на свою работу и отбросил куртку в сторону, очевидно, удовлетворенный результатом, затем достал ноутбук, включил его и вышел в Интернет.

– С кем Крейг дружил, когда работал в «Крелл»? Она задумалась.

– Начни с Майка Уэйнрайта, – сказала она. – Он был исполнительным директором. И еще можно попробовать Боба Крауса – он глава маркетингового отдела. Это же «Крелл»! – воскликнула она. – Я разрабатывала дизайн их сайта.

Дейв кивнул, пролистывая страницы. Затем он достал сотовый и набрал номер, который нашел на домашней странице сайта.

– Здравствуйте, могу я поговорить с мистером Уэйнрайтом? Меня зовут Майкл Эван. – Он выслушал ответ. – А мистер Краус… конечно. Я консультирую службу безопасности биогенетических лабораторий в Солт-Лейк-Сити. Мы собираемся обновить систему безопасности, и мне нужны лучшие в этом бизнесе. Компания «Крелл» стоит на первом месте в моем списке. Я проездом оказался в вашем городе и подумал, что смогу лично… да, конечно, я подожду.

Дожидаясь ответа, Дейв продолжал изучать сайт.

И можно было не сомневаться, что он запоминает все, что видит.

Странно было смотреть на творение своих рук, на работу, которую она делала так давно. Весточка из мира, который был совсем иным. Более безопасным, более предсказуемым.

Марго посмотрела на Дейва. Он с головой ушел в процесс. Она смотрела на его грубое лицо, на соломенные волосы и понимала, что любит в нем все. Даже темные круги под глазами лишь подчеркивали их удивительный цвет.

Он очаровал ее. Он раздвинул границы восприятия мира, и тот стал безграничным. Поначалу это пугало ее, но теперь она ничего не боялась.

– Да, отлично. Это то, что надо. – Голос Дейва вывел ее из созерцательного медитирования. Он закрыл крышку ноутбука. – Да, я смогу подъехать к двум. Какой адрес?.. Да, спасибо, до встречи.

Он выключил телефон и хмуро посмотрел на нее:

– Мне надо поговорить с Краусом, но я не хочу оставлять тебя одну. Я дам тебе пистолет.

– Нет! – Марго поморщилась. – Это плохая мысль. В прошлый раз, когда у меня был пистолет, это обернулось бедой. От оружия одни только неприятности.

– Я покажу, как им пользоваться…

– Не стоит, – сказала она торопливо. – Оставь у себя. Обещаю, буду тише воды ниже травы.

– Я позвоню Сету и Шону. Когда они приедут, кто-то из них все время будет с тобой.

– Спасибо, – пробормотала она. – Как мило с твоей стороны.

Дейв нахмурился:

– Ничего милого, просто я не хочу вернуться и получить вместо тебя филе.

Марго вздрогнула от его слов. Нужно было отвлечься от мрачных мыслей, а для этого следовало себя чем-нибудь занять. А чем еще заняться в такой ситуации?

– Можно я воспользуюсь твоим набором для шитья, чтобы отремонтировать топ, который ты порвал? – спросила она.

– Да ради Бога.

Она взяла катушку с черными нитками, отмотала сколько нужно и продела нитку в иголку. Затем сняла топ и осталась голой.

– Марго! Ты издеваешься? – пробормотал Дейв.

Она бросила на него невинный взгляд и захлопала глазами.

– А что?

– Я устал и плохо понимаю намеки. Так что если ты хочешь, чтобы я трахнул тебя, то скажи прямо.

– Что за манеры, – вздохнула она. – Ты умеешь обольщать девушек сладкими речами.

– Еще раз повторяю, я не милый парень. Во всяком случае, не сегодня.

– Это уж точно, – сказала она. – У тебя плохое настроение, и ты даже не пытаешься с ним справиться. Тогда почему я должна держать себя в руках? – Она пришила оторванную лямку.

Дейв встал и задернул шторы, едва не оборвав гардину.

– Прекращай заниматься эксгибиционизмом, меня это уже начинает раздражать.

Она завязала узелок на нитке и откусила лишнее.

– А что тебя не раздражает во мне, Дейв? Между прочим, это ты заставил меня ходить без трусов. Так что это ты виноват в том, что я превращаюсь в нимфоманку. И хватит срывать на мне свое дурное настроение, потому что меня это уже достало.

Дейв сел.

– Может, подскажешь, как мне это сделать?

Через щель между шторами на лицо Дейва падал луч света, делая его еще привлекательнее.

– Как всегда.

Дейв встал и расстегнул ремень. Его джинсы уже топорщились спереди.

Марго опустилась перед ним на колени и расстегнула ему ширинку.

– Ты специально злишь меня? – спросила она.

– Конечно, мне нравится, когда ты злишься. От этого ты становишься необузданной.

– Я уже начинаю привыкать к этому чувству, – сказала она, а ее руки уже делали свое дело. – Ты заставил меня влюбиться.

Он напрягся.

– Что?

– Расслабься, я не тешу себя иллюзиями, что удастся растопить твое ледяное сердце. Я лишь хочу сказать тебе, что нельзя соблазнить девушку и требовать, чтобы она не испытывала никаких чувств.

Дейв встал, оттолкнул ее руки и натянул джинсы.

– Не пойму я, чего ты хочешь, – пробормотал он.

Но все, что ей было нужно, горело сейчас в его глазах. Исполнение ее самых несбыточных желаний. Но он был таким упрямым, что не хотел признать очевидного.

Она поднялась и погладила его по лицу.

– Все ты понимаешь. Ведь ты же решился встать на мою защиту, ты для чего-то проник в мой дом. Ведь ты поехал за мной, когда я сбежала. Почему ты не хочешь признать своих чувств ко мне?

Дейв покачал головой.

– Если ты не можешь дать волю чувствам…

– Да что ты знаешь о чувствах?! – воскликнул он. Марго отпрянула, не ожидая такого ответа. – Дейв? Я…

– Когда даешь волю чувствам, то все выходит из-под контроля. – Его голос был подобен удару хлыста. – Все вокруг начинает рушиться у тебя на глазах. Люди, которых ты любишь, страдают. Они могут даже умереть. Я всю свою жизнь положил на то, чтобы этого не случилось.

– О, Дейв, – пробормотала Марго, – я не хотела…

– Мой отец сошел с ума. Ты знала об этом? Он совсем рехнулся, когда мне не было и четырнадцати. Я растил братьев и защищал их от него. Я не мог позволить себе роскошь дать волю чувствам.

Она неистово качала головой.

– Я не это имела…

– И сейчас, когда мы оба вне закона, а за тобой охотится маньяк, ты решила, что настало самое время, чтобы разрушить мою психику?

– Дейв…

– Нет, Марго, я не дам разорвать себя на части ради твоей прихоти.

– Прости, – прошептала она. – Я не хочу разрывать тебя на части. Я просто люблю тебя и ничего не могу с этим поделать.

– Замолчи, я не желаю это слушать. – Дейв подошел к окну и встал к ней спиной.

Она стояла на месте, терзаемая сомнениями. Стоит ли сейчас подходить к нему, пытаться успокоить? Может, она сделает еще хуже?

К черту! Она не может всю жизнь ходить на цыпочках вокруг него.

Марго подошла к нему и обняла, прижавшись к спине лицом. Дейв мог стряхнуть ее в любую секунду, но она все равно сделала этот шаг навстречу.

Он не стряхнул. Минуты шли, и она чувствовала, что тает. Наконец он повернулся к ней.

– Не бойся, – сказал он. – Я не схожу с ума. Она поцеловала его в шею.

– Я и не боюсь. И даже если б такое случилось, то это не конец света.

– Давай не будем обсуждать это, хорошо?

– Как скажешь. – Она потерлась щекой о его плечо, не зная, как еще выразить свои чувства.

Их губы встретились, и она не смогла сдержать слез. Он подхватил ее на руки и отнес в спальню. Сорвав с нее и с себя одежду, Дейв нежно вошел в нее.

– Дейв, у нас же нет…

– Тсс, – прошептал он и поцеловал ее.

– Дейв, это безумие, мы должны остановиться.

– Но ведь ты не хочешь, – сказал он. – Ты сводишь меня с ума. – Его глаза неистово сверкали. – Хочешь ребенка от меня?

– Что? – пискнула Марго.

Он поцеловал ее нежно и искренне.

– Ты меня прекрасно слышала. – Я… я…

– Просто ответь: «да» или «нет». – Он продолжал двигаться.

– Я не могу ответить «да» или «нет». – Голос ее дрожал. – Ты совсем из ума выжил.

– Я понимаю это как «да». Ведь ты этого хотела. Счастлива?

– Как ты смеешь так искажать мои слова! Это жестоко! Дейв ускорил темп, и она поняла, что ничто на свете не остановит его. Да и она уже не могла остановиться. Он застонал, и она вскрикнула. Они достигли апогея одновременно.

Прошло немало минут, прежде чем она снова подумала о том, что позволила зайти их близости так далеко. Она посмотрела на него и поняла, что он сделал это осознанно.

Марго облизнула пересохшие губы.

– Почему ты так поступаешь?

– Потому что хочу, – ответил он, не мигая глядя на нее.

– Этой причины недостаточно. Дейв пожал плечами:

– Другой у меня нет. – Он поднялся и пошел в ванную, не взглянув более на нее.

«Всегда одно и то же. Подлец!» – накручивала себя Марго под шум воды в душе.

Когда Дейв вышел, она уже была на ногах.

– Черт возьми, Дейв, почему ты так поступаешь со мной?

– Как так? – Он с каменным лицом вытирал полотенцем голову.

– Ты доводишь меня до сумасшествия своими заявлениями, а потом вдруг закрываешься, и я ничего не понимаю. Я так больше не могу!

– Неужели? – Он вызывающе прищурился. – А что ты натворила вчера? О чем ты думала, когда решила, что я маньяк? О чем ты думала, когда угоняла машину?

Марго сглотнула слезы.

– Ну ты и мерзавец, – прошептала она. – Ты наказываешь меня сейчас, после всего, что было.

Он оставил в покое полотенце.

– Я ведь не специально, – сказал он, и голос у него был неуверенный. – Так уж выходит. Это как автоматические двери. Они открываются и закрываются сами по себе, и пульта управления у меня нет.

Она не это хотела услышать, но по крайней мере он говорил правду. Это она чувствовала по голосу.

– Мне надо идти на встречу. – Он быстро оделся и присел на край кровати, чтобы зашнуровать ботинки. – Нужно работать, нужно сохранять трезвую голову. Сейчас не время для эмоциональной шелухи.

– Это не шелуха, Дейв, это основа наших отношений. Я просто хочу, чтобы ты…

– Дай мне закончить, – сказал он. – Я не могу по твоей команде вдруг стать открытым и говорить то, что ты хочешь услышать…

– Тогда лучше прикупи презервативы! Дейв кивнул:

– Справедливо.

Она закрыла лицо дрожащими руками и через секунду почувствовала его руки в своих волосах – он гладил ее по голове.

– Я обещаю, что вернусь. И ты снова сможешь кричать и ругаться. Не знаю, выдержу ли я все это, но точно не сбегу от тебя.

– Ах, перестань, – пробормотала она хмуро. – Не надо делать мне одолжений.

– Прости, что обидел. Я не хотел.

Марго кивнула. Из уст Дейва это было равносильно признанию в любви.

– Мне надо заехать в магазин по пути в «Крелл». – Его голос стал деловым. – У меня не осталось чистого белья. Да и тебе надо кое-что из одежды прикупить. У тебя какой размер? Десятый?

– Последнее время восьмой. Кроме толстой задницы двенадцатого размера.

– Ну-ка дай глянуть на твою задницу. – Он развернул ее, погладил по попке и поцеловал в шею. – Никаких обтягивающих джинсов, детка. Никто, кроме меня, не должен знать, какая у тебя красивая задница.

– Вот одна из твоих скабрезных ремарок, Дейв, которые сводят меня с ума! – воскликнула она. – Поезжай, не мучай меня.

Дейв убрал руки и молча вышел из комнаты.

Она дождалась, пока хлопнет дверца машины, и разревелась. Ее снова раздирали страхи и надежды. Если она залетит, то как отреагирует Дейв, если учесть, что он закатил истерику из-за того, что она призналась ему в любви?

Глава 24

– Ты понимаешь, что наделал, Фарис? – Марк ударил брата по лицу. – Ты подвел меня. Мы не укладываемся в график, и план летит к чертям. Нужно было сразу привезти ее ко мне.

Фарис был привязан к креслу, руки скованы за спиной, а на глазах глухая повязка. Когда Марк завязывал младшему брату глаза, тот делался более послушным и сговорчивым. Он обнаружил эту удобную особенность, когда Фарис только научился ходить. Он нашел все ключики к контролю над братом за эти годы.

– Я и собирался! Только сначала решил допросить ее! – Фарис ныл словно мальчишка. – Хотел выведать, где она прячет матрицу, и привезти тебе, но тут появился Маклауд и спугнул меня!

Марк с облегчением слушал детскую дрожь в голосе брата. Последнее время у Фариса проснулся бунтарский дух. А все из-за этой Каллахан!

– Однако ты ведь не сделал этого, Фарис, ты провалил задание! – Марк снова ударил брата по лицу, и тот всхлипнул словно щенок.

Марк порадовался, что вернул контроль над братом. Он слишком дорого заплатил за его нетрадиционное обучение. На это ушла почти вся жизнь Фариса. А началось все случайно, после кончины их матери.

Фарису было всего четыре, и он оказался во власти своего брата-подростка. Большинство шестнадцатилетних парней решили бы, что вечно хнычущий салага портит им имидж, но Марк всегда отличался неординарностью и умел извлечь выгоду из любой ситуации. А маленький беспомощный Фарис был чистым листом. Марк начал эксперимент по контролю над разумом. Отец вечно был занят в «Кэликс» и с очередной женой. Прислуга в Уортингтон-Хаусе была вышколена и не смела вмешиваться. Никто не видел. Никому не было никакого дела. Чудесная возможность. Стимул был очевиден.

– Я велел тебе привезти ее мне немедля, – выговаривал Марк Фарису. – А ты пошел на поводу у своих прихотей. Да еще и убивал направо и налево, так? Надеюсь, ты был осторожен, потому что я не стану покрывать тебя.

Фарис обидчиво скривил рот.

– Я не дурак.

– Не дурак, – согласился Марк, – и все же ты сумасшедший. Я единственный, кто знает, что ты сделал с Констанс. И с Титусом. Ты ведь понимаешь, что случится, если я расскажу. Тебя снова упекут в больницу. А учитывая твой буйный нрав, успокаивать тебя каждый раз будут с применением физической силы. Или накачают лекарствами до состояния овоща. Ты этого хочешь?

Напоминание о третьей жене их отца, Констанс, сделало свое дело. Фарис начал хныкать. Марк крутанул стул, к которому был привязан брат.

– Ты сам заставил меня, – промямлил Фарис.

– И ты это сделал, – стращал Марк. – И тебе это понравилось. Именно это будет иметь значение, когда санитары приедут забирать тебя. Ты так запал на Марго Каллахан из-за ее рыжих волос? Я только теперь понял, что она похожа на Констанс. У тебя были непристойные желания по отношению к ней?

– Она была стервой, – сказал Фарис со злобой в голосе. – И еще она была жестокой.

Третья жена их отца, Констанс, была чуть младше Фариса, но все равно пыталась подчинить пасынков. И таким образом подписала себе смертный приговор, став первым заданием Фариса.

Операция прошла так гладко, что Марк даже не ожидал. Никто не заподозрил Фариса. Именно тогда Марк понял, каков потенциал брата. И еще он понял, какое это наслаждение – контролировать разум убийцы. От этого бросало в дрожь. Именно после этого он начал вкладывать деньги в обучение Фариса специальным навыкам.

Фариса частенько выгоняли с различных курсов за его вздорный характер, но их связь с братом никому не удалось разрушить. Фарис никогда не предавал его.

Пока не появилась эта стерва, Марго Каллахан.

Ей надо было стать психиатром. Марк не собирался сдаваться, хотя и был связан определенными этическими путами.

Для Марка свобода личности была важнее, чем общественное признание.

– Если бы ты подчинился, я бы не тронул Марго, – сказал Марк, – А теперь не знаю. В любом случае твоих женщин не хватает надолго, Фарис. Ты небрежно обращаешься с ними.

– С Марго все будет иначе. – Голос Фариса был на удивление ясным. – Те, другие, были слабыми – они сломались. А Марго выдержит.

– Да, она и меня удивила свой стойкостью, – пробормотал Марк.

Фарис до сих пор сохранил бунтарский настрой, невзирая на огнестрельную рану. Марк обошел вокруг стула, гадая, как лучше сломить дух брата.

Зазвонил сотовый телефон. Когда Марк увидел определившийся номер, его сердце забилось чаще. Он ответил на звонок.

– Да?

– Мистер Уортингтон?

– Да, – сказал Марк. – Как дела в «Крелл» сегодня? У вас есть для меня какая-нибудь информация, Мириам?

– Может быть. – Мириам говорила шепотом. – Я из туалета звоню. Мне Лерой дал телефон.

– Разумеется, – нетерпеливо сказал Марк. – Иначе вы бы меня не нашли. Что вы слышали?

– Тот тип только что говорил с Краусом. Он выглядит именно так, как описал его Лерой. Высокий блондин, похожий на военного. Очень симпатичный. На лице царапины и синяки.

– Как он представился?

– Майкл Эван, – прошептала Мириам.

– Не отключайтесь, Мириам. – Марк нажал кнопку интеркома. – Карел?

– Да, мистер Уортингтон?

– Человек подходящий под описание Дейва Маклауда, сейчас находится в «Крелл». Немедленно приведите его сюда. Приготовьтесь обезвредить его наркотиками. Он опасен.

– Будет сделано, – ответил Крелл.

Марк поднес мобильник к уху.


– Спасибо, милая. Вы все правильно сделали.

– Это значит… что я… что вы не станете…

– Все зависит только от вас, как и всегда. Вы ведь понимаете что случится, если станет известно о вашем участии в деле Крейга Карузо и Мэнди Уитлоу. Вы нам очень помогли информацией о них. Вы оказалась очень талантливой секретаршей.

– Но вы же не говорили, что они могут пострадать! – Не надо ныть, – отрезал Марк. – Едва ли полиция станет учитывать такую мелочь, если правда выплывет наружу. Особенно если они поинтересуются вашим банковским счетом.

– Я не вынесу этого, – всхлипнула она. – Делайте все как прежде, и ничего плохого не случится. А завтра на своем счете вы найдете очередной подарок от меня. Уверен, это улучшит вам настроение. – Марк нажал кнопку сброса и набрал код. На экране высветился номер, по которому Мириам звонила в последний раз.

– Тебе повезло, Фарис. Похоже, мы нашли Маклауда. А это значит, что Марго где-то рядом с ним. Если я заполучу ее сегодня, то мы еще сможем уложиться.

– Не делай ей ничего, – взмолился Фарис. – А если надо будет пытать ее, доверь это мне. У меня получится лучше, чем у тебя. Я использую иглы.

Марк отвесил ему подзатыльник, и Фарис снова заскулил.

– Не указывай мне. Ты уже провалил это дело.

– Дай мне убить его, – пробормотал Фарис. – У меня получится, я обещаю.

– Ты уже пытался, – безжалостно констатировал Марк. – Дважды.

– Ему просто повезло, – возразил Фарис. – В первый раз я не думал, что он так натренирован, а во второй…

– От твоих отговорок я раздражаюсь, – сказал Марк. – Провал неприемлем. Я давным-давно обучил тебя этому. Разве ты не запомнил урок?

– Я помню. – У Фариса задрожали губы. – Пожалуйста, дай мне убить его.

– Посмотрим, – сказал Марк, достал платок и вытер кровь с лица брата. – Ты перевозбужден, Фарис. – Он поцеловал его в лоб. – Постарайся расслабиться.

Дейв был достаточно силен в области прикладной социологии благодаря годам работы частным детективом. На самом деле его умение манипулировать людьми, добывая из них нужные сведения, стало одним из факторов смены профессии. Дейв решил развивать более этические дарования.

Тем не менее время от времени своими талантами он пользовался. Несколько минут изучения интернет-сайта, жаргон цеха, немного вранья – и вот он уже потенциальный покупатель биометрической системы охраны. Кроме того, Краус оказался болтуном, и Дейву не составило труда получить все нужные сведения. Сложнее всего было сохранять на лице заинтересованное выражение.

Лишь однажды Краус замолчал и в упор уставился на Дейва.

– Позволите личный вопрос? Откуда у вас синяки на лице?

– Скалолазание без страховки. Отдыхал на днях на горе Рейнир и попал под оползень, – соврал Дейв, не моргнув и глазом.

– Скалолазание без страховки? – Краус присвистнул. – Ничего себе!

Дейв пожал плечами:

– У каждого свои пристрастия. Позвольте и мне задать личный вопрос, мистер Краус. – Дейв забарабанил пальцами по большому полированному столу. – Мой босс выразил некоторые сомнения по поводу вашего оборудования в связи с тем, что случилось прошлой осенью.

Краус помрачнел.

– Не знаю, где вы берете информацию, мистер, но прежде всего хочу сказать, что происшествие с Карузо никак не связано с «Крелл». Он вел странный образ жизни и, видимо, поплатился за темные делишки.

Дейв одобрительно кивнул и молча ждал продолжения.

– Мы понятия не имели, что с ним возникнут такие трудности, – продолжил Краус. – Наши акции упали в цене. Пресса связала нас с организованной преступностью. У его секретарши, Мириам, случился нервный срыв. А все из-за того, что парень путался с кем попало.

– Так что, Карузо был бабником? Краус фыркнул.

– Бабником? Да он был мартовским котом. Вы поймите меня правильно. Мужик, конечно, должен быть мужиком, но по крайней мере надо быть честным в этом смысле. А уж путаться с такими женщинами, как Мэг Каллахан.

– А кто такая эта Мэг… Каллахан?

– Та женщина, что убила его. Мы наняли ее для работы над нашим интернет-сайтом. Как только я увидел ее, сразу понял, что она еще принесет нам неприятности. Она, конечно, красивая, но я уверен, что надо держаться подальше от женщин, которые не слезут с парня, пока не укатают его. Крейгу надо было быть осторожнее.

– Понятно, – сказал Дейв абсолютно нейтральным тоном. Краус разошелся:

– Я что хочу сказать, конечно, сложно удержаться от таких женщин. Но я прекрасно понимаю, почему он изменял ей с Мэнди. Она проще, не напрягает, если хотите.

Краус по-приятельски ухмыльнулся. Дейв не смог заставить себя улыбнуться в ответ, но Краус был так поглощен своим рассказом, что даже не заметил этого.

– Но видимо, Мэг решила, что Мэнди составляет ей серьезную конкуренцию, раз разрядила в нее всю обойму. – Краус покачал головой. – Женщины… кто их разберет.

Дейв призадумался.

– Так, значит, у полиции не возникло никаких сомнений? Краус пожал плечами.

– А кто еще мог это сделать? Пистолет принадлежал ей. Камеры наружного наблюдения зафиксировали, как она входит в здание. С тех пор ее никто не видел. Не надо быть математиком, чтобы сложить два и два.

Дейв кивнул.

– А чем именно занимался Карузо в вашей фирме?

– Исследованиями и разработкой новых технологий Майк Уэйнрайт знал его еще по Стэнфорду. Могу подтвердить, что ученый он был первоклассный. Именно благодаря его новациям «Крелл» достиг таких высот на рынке. – Краус вздохнул. – Но так уж устроен мир. Могу я еще чем-то помочь вам?

Дейв не знал, как быть. Краус явно не ведал ничего, что могло бы пролить свет на убийство Карузо, а второй человек, о котором упоминала Марго, сейчас в командировке. Придется заглянуть сюда еще разок на следующей неделе.

Дейв пожал Краусу руку, пообещал быть на связи и пошел к выходу. Бывшая секретарша Карузо, Мириам, сидела на телефоне. Он пригляделся к ней повнимательнее. Молоденькая пухленькая блондинка. Очень привлекательная. Она подняла на него глаза, и его обдало волной страха, исходившего от нее.

– Я передам, чтобы он перезвонил вам, мистер Трип, – сказала она. – Да, и вам тоже удачного дня. – Она снова посмотрела на Дейва. – Могу я вам чем-то помочь?

Дейв очаровательно улыбнулся. Она отвела взгляд. И не улыбнулась в ответ.

– Мистер Краус сказал, что вы работали у Крейга Карузо, – сказал он. – Я бы хотел задать вам пару вопросов.

Она побледнела.

– Да, я работала на него, но я ничего не знаю. То, что с ним случилось, просто ужасно.

– А вы были знакомы с Мэнди Уитлоу? – спросил Дейв.

– Немного, но подругами мы не были. Она работала в техническом отделе, а я была офис-менеджером. Так что я вряд ли смогу вам рассказать о них что-то интересное. Вообще ничего не смогу рассказать, – добавила она и моргнула.

– Хорошо, – сказал он спокойно. – Простите, что побеспокоил вас.

– Ничего страшного. – Ее улыбка была похожа на маску. Он вышел на солнцепек, озадаченный и задумчивый.

Было очевидно, что Мириам замешана в этом деле. А Боб Краус нет. Надо было взять с собой Шона – вот кто мастер по части выкачивания информации из дамочек. В отличие от брата Дейв не умел флиртовать с женщинами, в которых лично не был заинтересован.

С Шоном все обстояло по-другому, он был лично заинтересован в каждой девушке. Будь она скромницей, простушкой, толстушкой, худышкой или просто странной, Шон все равно западал на нее. Это и было его секретным оружием. И девчонки просто млели.

Он пошел к машине. Мотор взревел, и Дейв посмотрел в зеркало, чтобы сдать назад, но его запер серый фургон с тонированными стеклами. Вдруг боковая дверь фургона скользнула в сторону. На дорогу спрыгнули два человека и безмолвно направили на него пистолеты. По их поведению Дейв понял, что они профессионалы.

Зря он привез сюда Марго. Надо было ехать прямиком в Мексику, залечь на дно, выправить ей новые документы и затем отправить в Европу. Много чего нужно было сделать, но теперь он мог лишь смотреть на стволы, направленные на него, и переживать за Марго, которая осталась совсем одна. Сет и братья еще слишком далеко, чтобы помочь ей.

А ведь он так и не набрался храбрости признаться ей в любви.

Один из парней зашел сзади и приставил пистолет к затылку. Другой достал шприц и что-то вколол ему в руку.

«Вот черт!» – успел подумать Дейв, и свет перед его глазами померк.

Глава 25

Дейву снились кошмары – кровь, змеи, боль. Голова раскалывалась, все тело болело. Кто-то тряс его, потом ударил по лицу. Он с трудом разлепил глаза. Прямо перед ним плыло лицо. Он с трудом сосредоточился.

На него смотрел худощавый симпатичный человек моложе сорока, с темными, коротко стриженными волосами. Человек улыбался. От его белых зубов и белой рубашки Дейву резало глаза.

– Ты еще кто такой? – проворчал Дейв.

Он определил источник боли. Руки были выкручены назад и связаны в локтях. Он не чувствовал пальцев.

– Где Марго Каллахан? – спросил человек.

Его пропитанный наркотиком мозг с трудом связывал две ниточки в одну. Каллахан… кажется, это настоящая фамилия Марго.

– Я не знаю никого по имени Марго Каллахан.

Мужчина снова ударил его.

– Неверный ответ, мистер Маклауд.

Дейв попытался осмыслить свое положение. Он сидел привязанным к тяжелому деревянному стулу. Мужчина перед ним явно не Снейки, хотя и похож немного. Но этот чуть постарше и значительно худосочнее.

– Где Снейки? – спросил Дейв. Мужчина удивился и вежливо переспросил:

– Прошу прощения?

– Сумасшедший ниндзя, убивающий людей направо и налево.

Мужчину позабавили слова Дейва.

– Вы, вероятно, имеете в виду моего младшего брата Фариса. Так он все-таки не удержался от нескольких убийств? Вы с ним еще увидитесь. Позже. Сейчас он отдыхает. После вашей последней встречи он пришел довольно потрепанным.

– Кто вы такие, ребята? – потребовал разъяснений Дейв.

– Вы можете называть меня Марк, – ответил мужчина. – Давайте вернемся к вопросу о местонахождении Марго Каллахан. Или, если вам так привычнее, Марго Веттер.

Смысла валять дурака не было.

– Что вам от нее нужно?

– Мне нужно то, что она забрала у меня, – сказал Марк прямо.

– У нее ничего нет. Марк усмехнулся:

– Я не удивлен, если она решила ничего вам не рассказывать. Ведь на кону сотни миллионов долларов.

Дейв окинул взглядом богатую библиотеку, украшенную персидскими коврами и произведениями искусства.

– Все ее добро лежит в пяти целлофановых пакетах в багажнике ее машины. И там нет ничего, что стоило бы тех денег, о которых вы говорите.

– Я не знаю, где она прячет то, что меня интересует, – терпеливо объяснил Марк. – Именно это я и хочу обсудить с ней. И чем скорее, тем лучше.

– Я не знаю, где она, – сказал Дейв.

Марк достал сотовый Дейва из кармана и повертел им перед носом у пленника.

– Сомневаюсь, что ее местопребывание такая уж загадка. Ее очень скоро найдут. Впрочем, я могу просто подождать, пока она позвонит вам. И вот тогда мы посмотрим, как много вы для нее значите. Станет ли она ради вас рисковать миллионами?

Дейв посмотрел на противника. Так вот кто разрушил жизнь Марго. Она была достойна лучшей участи.

– Да пошел ты, – ответил он устало.

Марго металась по комнате из угла в угол, грызла ногти и рвала на себе волосы. Не мог он так долго задерживаться на переговорах в «Крелл». Полчаса на покупки, пятнадцать минут – чтобы добраться до офиса, час на переговоры, пятнадцать минут на обратную дорогу. А его нет уже три часа.

От дурных предчувствий она не находила себе места. Конечно, за восемь месяцев к этому чувству можно было и привыкнуть, но только сейчас все было значительно хуже.

За последний час она уже не раз бралась за трубку телефона, но каждый раз опускала ее на место. И каждый раз она держала трубку все дольше и дольше, дрожащей рукой подбираясь все ближе и ближе к заветным кнопкам с цифрами.

А чем она рискует? В худшем случае он будет недоволен тем, что она закатила истерику. Это она как-нибудь переживет.

А вот вихря страха, который готов был засосать всю известную Вселенную, она не вынесет и секунды дольше. А поскольку ее Вселенной на данный момент был Дейв, она не могла допустить этого. Ее девичьему терпению пришел конец.

Она схватила трубку и набрала номер его сотового, молясь, чтобы он пришел в ярость от ее звонка. Линия соединилась.

– Дейв? Это ты? – спросила она. – Ты слышишь меня? Алло?

Последовала долгая пауза.

– Марго Каллахан, я полагаю?

Марго сползла по стенке на пол, ноги не держали ее.

– С кем я разговариваю? – произнесла она сдавленным голосом.

– С тем, кто очень хотел встретиться с вами последние восемь месяцев, – сказал незнакомец шелковым голосом. – Вы оказались прямо-таки неуловимой, чем всех нас свели с ума.

– Откуда у вас телефон Дейва? Где он сам?

– Он здесь, со мной. Мы только что обсуждали с ним ваше местоположение. Пока что от него никакой пользы. Я уж хотел закатать рукава для серьезного разговора, и тут – вуа-ля, зазвонил телефон. Мисс Каллахан, у вас чутье.

– Дайте мне поговорить с ним, – сказал Марго.

– Разумеется. Мистер Маклауд, дама желает говорить с вами.

– Марго? – Голос Дейва был хриплым и измученным.

– О Боже, Дейв, что эти мерзавцы сделали с тобой?

– Слушай меня внимательно. Беги. Бросай трубку и беги со всех ног.

– Но я… но ты…

– Не теряй время. Беги. Даже с этим человеком не говори. Он того не стоит.

– Дейв, я не могу…

– Это снова я, мисс Каллахан, – сказал тот же мягкий голос. – Я тронут преданностью вашего любовника, но не рекомендую следовать его совету. Если вы, конечно, не заинтересованы в том, чтобы я разрезал его на кусочки.

Марго думала, что познала страх сполна, но, оказывается, ошибалась.

– Вы и есть Снейки?

– Снейки? – Мужчина рассмеялся. – Мне нравится это ласковое прозвище. Оно ему подходит. Нет, это не я, но Снейки горит желанием видеть вас снова. Вы произвели на него сильное впечатление, мисс Каллахан.

Она с трудом держалась, чтобы говорить спокойно.

– Что вам надо от меня?

– Очень хорошо, Марго. Ближе к делу, мне это нравится. Люблю практичных женщин. Но вы и сами прекрасно знаете, что мне от вас нужно.

– Нет, не знаю. Богом клянусь…

– Вы начинаете утомлять меня своим упрямством. Учтите, мистеру Маклауду очень не поздоровится, если я начну нервничать.

Она готова была кричать от страха. На ней лежало проклятие. Лучше бы ей было сидеть в тюрьме.

– Просветите меня, – взмолилась она. – Я готова сотрудничать. Ведь риск слишком велик и между нами не должно быть никакого недопонимания.

Мужчина на другом конце провода издал театральный вздох.

– Эта линия не защищена от прослушивания, мисс Каллахан. Не усложняйте ситуацию. Я лишь хочу вернуть то, что принадлежит мне. И вы последняя, у кого эта вещь была. Никаких мыслей?

– Но я…

– Я дам вам четкие указания. Прежде всего не рекомендую идти в полицию. Едва ли они поверят вам, а если и поверят, то Маклауду придется расплачиваться за вашу глупость. Ясно?

– Да.

– Слушайте очень внимательно. Из центра города с интервалом в двадцать минут ходит городской автобус номер триста тринадцать. Вы сядете на тот, что отходит в шесть ноль пять. Автобус идет около четырех миль по Уайатт-авеню, затем сворачивает на юг в сторону Тревитт. Вы следите за тем, что я говорю вам?

– Да, – сказала она. – Автобус номер триста тринадцать, шесть ноль пять. Уайатт, Тревитт…

– Вторая остановка после поворота – Роузвелл. Сойдете на ней и пройдете десять кварталов на юг. Там увидите подземный переход под автострадой. Слева будут два магазина: бакалейный и автозапчастей. Между ними телефон-автомат. Дальнейшие указания получите там. И только в том случае, если мы убедимся, что вы одна и за вами никто не следует.

– Но подождите, – сказала она. – Если я не смогу…

– Никаких «если», мисс Каллахан. Если вы не прибудете вовремя с моей вещью, то Маклауд умрет страшной смертью.

– Но как я должна…

– Желаю удачи. С нетерпением жду встречи.

Линия разъединилась, и Марго осталась один на один со своими дурными предчувствиями.

Ее подташнивало. Она легла на спину и постаралась дышать глубоко. Она не могла позволить себе быть слабой.

Видимо, этому парню нужна матрица и резиновая рука. А вот зачем, она не могла даже предположить. Сложно думать, когда страх железной хваткой сжал мозг. Но под страхом теплилось какое-то новое чувство. Острый, испепеляющий гнев. Он стал ее стержнем.

Этот мерзавец может убить Дейва. И она сделает все, чтобы это предотвратить. А еще она заставит его заплатить за все.

Дейв сказал, чтобы она бежала. Очень благородно с его стороны, и она обожала его за этот жест, но ее жизнь не будет стоить ни цента, если она позволит умереть любимому человеку.

Единственной неразыгранной картой в игре оставалась она сама. Она возьмет эту чертову руку, наденет заколку, которую подарила ей Тамара, и будет следовать инструкциям.

Останется лишь молиться, чтобы ей представился шанс убить мерзавца. Она набрала номер Шона, который оставил ей Дейв. Шон почти сразу снял трубку.

– Кто на проводе?

– У нас неприятности, – сказала Марго.

– Быстро же вы вляпались. – Она не узнала его голос, из которого разом пропал и намек на юмор.

Марго пересказала ему телефонный разговор с Марком.

– Я поеду на встречу, – подытожила она. – Что еще мне остается? Да и вы вряд ли что-то сможете сделать. Но как минимум вы будете в курсе дела.

– Мы уже в пути, – сказал Шон. – Я и Сет. Мы выехали через пару часов после вас. Раньше не могли – надо было основательно экипироваться. До Сан-Катальдо нам часа полтора езды, но мы поднажмем.

Марго потеряла дар речи.

– Но как вы узнали, где мы?

– А как, ты думаешь, Дейв нашел тебя? – Шон нетерпеливо хмыкнул. – Ошейник для Майки все еще у тебя?

– Да, – сказала она и тут только догадалась. – Мне его…

– Не расставайся с ним, жди нас. И еще: держись подальше от этой падали. Именно это тебе и посоветовал Дейв.

– Да, но у них Дейв. И если я не приду, его убьют.

– Черт, – пробормотал Шон. – У тебя хотя бы есть оружие?

– А как же! Ну все, мне пора бежать, Шон. Удачи.

– Марго…

Но она уже нажала «отбой» и тут же набрала номер отделения полиция Сан-Катальдо.

– Диспетчерская, – услышала она женский голос.

– Здравствуйте. Мне срочно нужно поговорить с офицером, который расследует дело об убийстве Крейга Карузо и Мэнди Уитлоу.

– Не вешайте трубку.

В ожидании Марго разглядывала себя в зеркале. Она ужасно выглядела. Лицо осунулось, под глазами мешки, одежда грязная. В трубке раздался сочный мужской голос, возвращая ее к предмету разговора:

– Детектив Сэм Гаррет у телефона. Вы располагаете информацией по делу Карузо?

– Меня зовут Мэг Каллахан. Последовала изумленная пауза.

– Где вы находитесь, мисс Каллахан?

– Простите, но этого я вам прямо сейчас сказать не могу. Последние восемь месяцев я пыталась выяснить, кто подставил меня. И похоже, я нашла мерзавца. Точнее, это он меня нашел. Боюсь, я могу не пережить встречу. Поэтому я должна официально заявить, что никого не убивала. Запишите это. И предайте огласке.

– Но…

– Да, и Дейв Маклауд тоже ни при чем, – добавила она.

– Кто? – удивленно спросил Гаррет.

– Мой приятель, которого тоже подставили и обвиняют в убийстве. А теперь его похитили, чтобы контролировать меня. И похитил тот же подлец, что убил Крейга и Мэнди.

– Постойте, вы совсем сбили меня с толку. Так вы говорите, что вашего приятеля похитили, а вы сами…

– Вы не единственный, кого сбили с толку, детектив. Я многие месяцы была в неведении. Простите, лучше я объяснить не смогу. У меня очень мало времени, и я боюсь за Дейва. Они могут сделать с ним что-нибудь ужасное. Я просто хочу направить вас по следу. Если вы найдете мое тело где-нибудь на помойке, то знайте, убили меня те же, кто убил Крейга и Мэнди. Их двое: один главный, а другой – сумасшедший ниндзя-убийца. Вы все поняли?

– Кто они, миссис Каллахан? – Гаррет говорил так, будто пытался успокоить психически больного. – Подскажите хотя бы это.

Она громко рассмеялась.

– Если бы я знала, кто это, не попала бы в такой переплет. Я бы прекратила этот кошмар месяцы назад, позвонив вам, уж поверьте. Я знаю только, что этот тип называет себя Марк. Если я переживу эту ночь, то обещаю, что обязательно позвоню вам и расскажу всю историю.

– Но мы…

– Это все, что я могу вам сказать на данный момент. Спасибо, что уделили мне время.

Она бросила трубку. Отлично! Она сделала серьезное дело, и ей стало немного легче. Скорее всего бесполезное, но определенно хорошее дело. Она дошла до конца пути. Марго посмотрела на часы, подсчитала, сколько времени понадобится ей, чтобы добраться на такси до центра, и решили, что у нее есть еще пара минут, чтобы одеться для последнего бала. Она не может выглядеть как ворона перед лицом смерти.

Кроме грязных джинсов и рваного топика у нее было только платье со свадьбы. Несколько эротично для такого события, но что поделать. Она скинула грязную одежду и надела платье.

Марго посмотрела на босоножки на высоких каблуках и решила, что на такое геройство она не способна. Вряд ли ей, конечно, придется бежать от Снейки, спасая жизнь, но все же…

Сойдут и ее старые красные туфли. Несмотря на многочисленные царапины, они все еще довольно эффектны.

Волосы. Она посмотрела на воронье гнездо на голове, скрутила все в тугой узел, залила лаком и воткнула заколку, которую подарила ей Тамара. Теперь она походила на топ-модель, переборщившую с наркотиками.

Она порылась в сумочке, достала косметику и быстро накрасилась. Ввалившиеся щеки и круги под глазами усилят ее сходство с моделью.

Марго достала из сумочки ошейник Майки и нацепила себе на шею. Кулон она оставила сзади, прикрыв его волосами. Она посмотрелась в зеркало и удивленно захлопала тяжелыми от туши ресницами.

Она и не знала, что можно иметь столь вызывающий вид, глядя смерти в лицо. Она походила на проститутку девятнадцатого века, больную туберкулезом. Собачий ошейник довершал картину. Ей даже нравился этот новый имидж. За ним вполне можно было спрятать страх.

Однако она потратила на это семь минут, и времени определенно не хватало. Марго освободила один пакет, положила туда коробку с матрицей и резиновую руку, подхватила сумочку и побежала к двери.

Поначалу она решила, что ее внешний вид отпугнет водителей такси, но машина остановилась тут же, стоило ей поднять руку. Водитель бросал на нее восхищенные взгляды, но она была поглощена мыслями о Дейве и не обращала на него никакого внимания. Покопавшись в сумочке, она нашла мелочь для автобуса. Удивительно, как изменилось ее отношение к деньгам, когда она перестала заботиться о завтрашнем дне. А сейчас ей и вовсе нужно лишь заплатить за проезд в автобусе, а потом деньги перестанут иметь для нее значение. Так что можно выбросить их в окно. Впрочем, выбрасывать было почти нечего.

Учитывая ее вид, Роузвелл-авеню было не лучшей частью города, чтобы идти пешком десять кварталов. Когда автобус отъехал от остановки, она огляделась по сторонам и увидела лавку с видео для взрослых, спортзал, где потные мужики поднимали штанги, и массажный салон, где вообще непонятно чем занимались. Прибавьте к этому недружелюбные взгляды девушек на улице, которые приняли ее за конкурентку, и картина будет почти полной. Она прижала сумку к груди и попыталась определить, не следят ли за ней, но так ничего и не заметила. Тогда она расправила плечи и пошла на юг, отсчитывая кварталы и стараясь не замечать косых взглядов.

Удивительно, как сильно разнились эти липкие взгляды с тем, как смотрел на нее Дейв. Она старалась не думать о Дейве и ускорила шаг, перепрыгивая через мусор, плевки и окурки. Судя по звуку, автострада приближалась. Марго почувствовала, как по спине течет пот. В глазах рябило, в нос бил неприятный запах. Наконец она увидела то, о чем говорил Марк. Бакалейная лавка и магазин запчастей. Телефон, стоявший между ними, зазвонил. Она подошла к будке и взяла трубку так, будто это была ядовитая змея.

– Да?

– Марго Каллахан?

– Это я.

– Через тридцать секунд к будке подъедет серый фургон. Садитесь в него.

– Но…

В трубке раздались короткие гудки, и она бросила ее. Трубка раскачивалась на металлическом шнуре, точно маятник часов, отсчитывающий время до конца света. Прошло тридцать секунд, подъехала машина, и Марго повернулась на звук. Перед ней был серый фургон. Боковая дверь отъехала в сторону. В дверном проеме стоял человек с затянутыми в хвост волосами. Он ухмыльнулся.

– Марго Каллахан?

Она кивнула.

Человек протянул руку, и Марго передала ему пакет.

Мужчина заглянул в пакет и передал его кому-то на переднем сиденье. Затем он прошелся взглядом по фигуре Марго.

– Залезай.

Она смотрела на него, не в силах пошевелиться от сковавшего ее страха.

– Если хочешь снова увидеть своего парня, – добавил мужчина.

Марго молча села в машину.

Глава 26

Марк оставил его в покое.

Но Дейв понимал, что это ненадолго. Дейв был сильно избит, но отдавал себе отчет, что могло быть и хуже. Марк наверняка еще вернется к нему. Может быть, он решил оставить его для Снейки. А может, ждет Марго, чтобы продолжить при ней. Об этом он предпочитал не думать.

Сейчас в библиотеке не было никого, кроме Дейва. Он слышал, что где-то неподалеку что-то происходит. Дом, должно быть, огромный.

Марк оставил его с кляпом во рту, а учитывая то, что из носа у Дейва шла кровь, каждый вдох давался с трудом.

Дверь в библиотеку распахнулась, ввели Марго. На глазах у нее была повязка, руки связаны за спиной. Она споткнулась, упала на колени, затем повалилась вперед. Один из громил, тот, что приставил к его затылку пистолет у здания «Крелл», сел на нее верхом и достал нож.

Он посмотрел на Дейва, нагло ухмыльнулся, провел кончиком ножа по спине Марго и одним движением разрезал пластиковые наручники, что связывали ее руки.

Дейв следил за происходящим затаив дыхание.

Громила поставил Марго на ноги и сдернул с ее глаз повязку. На ней был какой-то сюрреалистический макияж.

Марго моргнула, приспосабливаясь к яркому свету, и ахнула, увидев его.

– Боже, что они сделали с тобой?! – воскликнула она, бросившись к нему.

Громила удержал ее.

– Э нет! – Он обхватил ее сзади и прижал к себе, сжав огромной лапой грудь. – Сладенькая девочка, – проворковал он. – Босс сказал, что я могу делать с тобой все, что вздумаю, при условии, что все это будет происходить у него на глазах. – Он кивнул на Дейва. – Меня устраивает. Публика мне никогда не мешала. Чем жарче, тем лучше. Повеселюсь, как в старое доброе время.

Теперь Дейв понял, о каких пытках говорил Марк. Так вот что было главным событием сегодняшнего вечера. Марк хотел, чтобы Дейв чувствовал себя виноватым.

На какой-то миг взгляды Дейва и Марго встретились. Это был краткий и в то же время бесконечный миг. Вдруг что-то изменилось в ней, как будто выключили рубильник. Она холодно и как-то странно улыбнулась.

Его Марго исчезла. На ее месте появилась улыбающаяся эротичная кукла.

Она развернулась и прижалась грудью к громиле. Ее глаза горели, словно она была под кайфом.

Дейв молился о том, чтобы Бог предоставил ему шанс порвать этих подонков на части. Гнев был сильнее его, и даже сильнее боли.

– Малыш, чтобы сразу перейти к делу, мне нужно знать твое имя, – сказала Марго хриплым голосом.

– Карел, – ответил громила и ущипнул ее за проступивший через платье сосок.

Марго лишь шире улыбнулась.

– Я тоже люблю трахаться на людях, – сказала она. – Хочешь, открою тебе один секрет, Карел?

– Обожаю секреты. – Карел облизал ее ухо. Она засмеялась.

– Когда я училась в колледже, то подрабатывала эротическими танцами. За ночь у меня было больше клиентов, чем я могла осилить. А я была девушка крепкая.

– Уж не сомневаюсь. – Карел запустил руку ей под платье. Марго сладострастно ахнула.

– Иногда мне не хватает этого – взглядов мужчин, когда я танцую голая перед ними. Хочешь, я станцую для тебя, Карел?

Дейву не хватало воздуха, он пытался разорвать путы. Ему оставалось лишь надеяться, что она не сошла с ума. Карел колебался.

– Да у меня и так стоит торчком. Мне помощь не нужна. Марго потерлась животом о его ширинку.

– Не сомневаюсь, – промурлыкала она, – но я хотела сделать для тебя что-нибудь особенное.

Карел потянулся за спину, достал пистолет и направил на Марго.

– Мне кажется, ты пытаешься обвести меня вокруг пальца, красотка. Не валяй дурака.

Ярко накрашенные губы Марго изогнулись в призывной улыбке.

– Ты думаешь, я бы стояла сейчас перед тобой, если бы не любила играть с огнем?

– Пожалуй. – Карел поцеловал ее взасос. – Нравится? – Он провел дулом пистолета между ее грудями и прижал к горлу.

Она даже не поморщилась, зато Дейв стал белым как полотно. А Марго продолжала улыбаться, даже когда Карел укусил ее за нижнюю губу.

– Только не забывай, что босс должен получить то, что ему нужно. Ты у нас расходный материал. А после всех неприятностей, которые ты нам причинила, думаю, тебя пустят в расход незамедлительно.

Марго скривила рот.

– С тобой скучно! Я не желаю думать об этом сейчас. Я лучше буду думать о тебе. Ведь это, пожалуй, мой последний шанс поразвлечься как следует. Так что ты уж постарайся.

– В этом можешь быть уверена, – прохрипел Карел.

– Дай мне станцевать. Я хочу вспомнить старые времена. Не пожалеешь.

Карел уселся на стул и направил на нее пистолет.

– Идет. Давай, впечатли меня. Только не делай глупостей, или мне придется ударить тебя.

Она начала. Дейв смотрел на нее со смешанным чувством страха и обожания. Она была бесподобна. Марго в танце зашла за стул Карела.

Но он был начеку и махнул пистолетом.

– На место, стерва, чтобы я видел тебя. Снимай платье.

– Прости, – прошептала она и продолжила танец, медленно снимая платье. Дейву показалось, что она чуть замешкалась, когда стягивала платье через голову. Но вот оно полетело в сторону, а волосы рассыпались по плечам.

Марго села на колено Карела, и он провел по ее бедру дулом пистолета. Рука Марго метнулась к лицу Громилы, и вдруг его глаза округлились, пистолет выпал из руки.

Что за черт! Дейв смотрел на Карела и не мог поверить своим глазам. Громила потерял сознание.

Марго, соскочив с его колен, попятилась, потом подбежала к Дейву и вытащила кляп у него изо рта.

– О, мой бедный! Они тебя сильно били? Ты в порядке? Дейв закашлялся и попытался сглотнуть.

– Черт возьми, я же велел тебе бежать!

– Разве ты не знаешь, я не подчиняюсь приказам. И я тоже рада тебя видеть снова. Ты скучал?

– Что это ты с ним сделала? – спросил Дейв серьезно.

– Позже объясню, – отрезала она. – Надо найти нож, чтобы перерезать тебе путы.

– Мой они забрали, а вот у этого нож был. Проверь его карманы.

Она подбежала к Карелу, обыскала его, нашла нож и через секунду уже пилила крепкий пластик.

– А ты действительно занималась интимными танцами в колледже? – спросил он требовательно.

Марго нервно хихикнула.

– Ну ты и нахал! Разве можно задавать девушкам такие вопросы?

Из громкоговорителя на стене раздался голос:

– Отойдите и бросьте нож, Марго. Двери открылись сразу со всех сторон, и в комнату ворвались вооруженные люди. За ними вошел симпатичный темноволосый мужчина.

– Это было еще интереснее, чем я предполагал, – сказал он. – Я велел вам отойти. Положите нож и подойдите ко мне. Иначе я пристрелю мистера Маклауда.

Марго посмотрела на направленные на них стволы, бросила нож и сделала, как ей сказали. Нужно было предвидеть, что все будет не так просто, а она уже разыграла свой единственный козырь. Что ж, видно, так суждено!

Пришло время петь мантры Тамары. Ни надежд, ни страхов. У нее дрожали колени, но она усилием воли заставила себя держаться прямо.

Мужчина критически осмотрел ее. Вы сменили стиль.

– Мы встречались? – спросила Марго холодно. – Откуда вы знаете, каким был мой стиль раньше?

– Я видел ваши фотографии, когда изучал вас для дела Карузо. Тогда я вами восхищался. Вы были так элегантны, а сейчас напоминаете дешевую проститутку.

Марго пожала плечами:

– Когда бегаешь и от законников, и от мафии, гардеробом не разживешься. А вы, должно быть, Марк? Ненормальный, убивший Крейга и Мэнди?

– Как грубо! – Марк усмехнулся. – Физически их устранил Фарис, тот, кого вы называете Снейки. Это мой младший брат. Он в нашей семье воин, а я лишь ученый с хорошими манерами.

Марго посмотрела на оружие в руках приспешников Марка и на избитое лицо Дейва.

– Кто бы сомневался, – пробормотала она.

– Вы производите сильное впечатление на мужчин, – сказал Марк игриво. – Бедный Фарис, да и Карел уже пострадали. – Он похлопал Карела по плечу. Громила сполз на пол, так и не очнувшись. – И Маклауд попал под ваши чары. Вы воистину роковая женщина!

– Да уж куда мне, – проворчала Марго.

– Она вам больше не нужна, – подал голос Дейв. – Отпустите ее.

Марк подал знак своим людям.

– Заткните ему рот кляпом, чтобы не раздражал меня. – Он снова посмотрел на Марго и покачал головой. – Я хотел преподать урок обоим: Фарису и Маклауду, хотел, чтобы они посмотрели на вас с Карелом. В них обоих силен основной инстинкт. Но вы, как всегда, вырвали из-под меня ковер. – Марк нагнулся, чтобы поднять нож Карела, и заодно взял с пола заколку со снотворным, которую обронила Марго. – Умная вещь.

– Вы же получили то, что хотели, – сказал Марго. – Отпустите нас.

– Вы прекрасно знаете, что я не могу этого сделать, – сказал Марк. – Вы ведь понимали это еще до того, как пришли сюда. Вы не глупы.

Она поняла, что время надежды прошло. Но по крайней мере хотелось удовлетворить любопытство.

– Так, значит, Крейг работал с вами? Вы затевали какую-то серьезную аферу?

– Нет, он не работал со мной. Он работал на меня, – сказал Марк жестко. – Это именно то незначительное отличие, из-за которого он умер.

– Ясно, – пробормотала она. – Он понял, как обмануть сенсоры «Крелл»?

– Великолепная техника, с дюжину датчиков, – сказал Марк. – Он действительно был гением.


– И все это можно обмануть с помощью резиновой руки? – спросила она. – Наподобие той, что я принесла?

– О нет, кое-что поинтереснее! Мы сделали гелиевую перчатку с двойным покрытием. Резиновая рука нужна лишь для того, чтобы проверить детали. Замок с биоактивной панелью воспримет лишь теплую руку, в которой пульсирует кровь. И Крейг нашел, чем заменить ее. Он был очень одаренным человеком. И не только как ученый. – Марк усмехнулся. – Он даже пошел на сделку со своей добродетелью ради того, чтобы заполучить последний ключ к разгадке.

– Разгадке чего? – Марго с трудом успевала следить за его мыслью.

– Присцилла Уортингтон, – сказал Марк нетерпеливо. – Моя мачеха. Та матрица, которую вы привезли.

Теперь Марго поняла.

– Постойте. У этой Присциллы длинные черные волосы, и она носит черные кружевные трусики?

– Что касается волос, то да, а вот нижнее белье… – Марк пожал плечами. – Я не в курсе. И признаться, не интересовался.

Марго интуитивно чувствовала, что ему не терпится похвастаться. В окружении таких тупоголовых горилл, как Карел, и таких маньяков, как Снейки, трудно найти человека, способного оценить твой гений.

Надо воспользоваться его тщеславием, чтобы потянуть время. Она постаралась изобразить восхищение.

– И что вы теперь будете делать с матрицей?

Его самодовольная улыбка подтвердила, что она на правильном пути.

– Я планировал это много лет. Сегодня система видеонаблюдения в исследовательских лабораториях «Кэликс» магическим образом рухнет. Чтобы получить доступ в секретный исследовательский центр, два человека с высшей степенью допуска должны одновременно прижать палец к сканеру. И сегодня именно так и произойдет. Затем из лаборатории исчезнет десять флаконов с R-8424. – Он заметил непонимающий взгляд Марго и пояснил: – Это вирус гриппа. Очень опасный штамм.

Марго похолодела.

– Боже правый, – прошептала она. – Вы шутите?

– О нет! Отнюдь. Я проследил, чтобы из этих двоих ни у одного не было алиби сегодня вечером. Кому они могут продать вирус? Никто не может ответить на этот вопрос. Это как русская рулетка, только неизвестно, у кого в руках пистолет.

– Вы рискуете заразить весь мир ради… денег? – Ее голос дрожал от ужаса. – Да что вы за человек?

Марку нравилась реакция Марго.

– Месть, баснословное богатство и власть над миром – вот к чему я стремлюсь, – сказал он весело. – Я начал разрабатывать этот план много лет назад. Я вкладывал деньги в исследования, которые привели к разработке вакцины для R-8424. Когда новость об этом появится в прессе, произойдут две вещи. Присциллу возненавидит весь мир, а я стану самым богатым человеком на Земле. – Он отвесил поклон. – Разумеется, сам я уже невосприимчив к R-8424.

Марго не могла больше сдерживаться.

– Я много месяцев ждал, чтобы вы связались со мной и начали переговоры, – сказал он укоризненно. – Мне не терпелось приступить к операции. Чего вы медлили?

– Я не одобряла ваших намерений, – сказала она холодно.

И это было чистой правдой.

– Неужели? – Он взял в руки ее кисть и внимательно изучил. – Маленькая изящная рука, как раз как у Присциллы. Отлично. Вы наденете перчатку Присциллы сегодня. Мне, видите ли, приходится импровизировать. Я ведь понятия не имел, когда мне в руки попадет матрица, а вы появились вовремя.

– Я не стану помогать вам в этом отвратительном деле.

– Еще как станете. Вот увидите. Сколько кусков мне нужно отрезать от Маклауда, чтобы вы передумали? Начну я, пожалуй, с рук, как вы думаете? Раз уж о руках зашла речь?

Марго сглотнула. Она была бессильна, и он прекрасно знал об этом.

Марк хлопнул в ладоши.

– Пока мои люди готовят все детали, я предлагаю поразвлечься. Дуэль между вашими поклонниками. Я обещал Фарису, что отдам ему Маклауда. Если Фарис победит, то я отдам ему вас, как игрушку. Хотя я лично думаю, что он подавится вами. Либо ему придется держать вас на наркотиках. Я бы лично вам вообще не доверился.

Мысль о таком будущем едва не лишила ее чувств.

– Да жми ты, Бога ради! Еле ползешь!

Сет держал скорость восемьдесят шесть миль в час. Они как раз свернули к Сан-Катальдо.

– Мы потеряем больше времени, если нас остановят за превышение скорости.

– Давно ли в тебе проснулось здравомыслие? – вспылил Шон. – Я-то думал, что могу хотя бы надеяться, что ты не станешь вести себя как девчонка.

– Единственная причина, по которой я не буду бить тебя, – это твой брат. Остынь, иначе из-за тебя нас обоих могут убить.

Шон откинулся на подголовник и резко выдохнул.

– На моем месте должен быть Коннор. Если я все испорчу…

– Ты не виноват в том, что его здесь нет, – отрезал Сет. – Коннор улетел в Париж еще до того, как ты, или я, или даже Дейв узнали, с чем имеем дело. Даже если мы завернем его сейчас и он сядет на первый самолет, он все равно не успеет к раздаче. Так уж бывает, успокойся.

Шон смотрел за окно.

– Я не могу снова пройти через это.

Сет бросил на него взволнованный взгляд. Он и сам лишился брата два года назад. А Шон потерял близнеца двенадцать лет назад. Сет ничего не мог посоветовать Шону.

– Просто не думай об этом, – сказал Сет. – Ты только солдат на задании. Мы ворвемся туда, покрошим всех, и тебе сразу станет легче. Такой план тебе подойдет?

Шон бросил взгляд на чемодан под ногами – в нем лежали штурмовые винтовки «МК», которые они выбрали для этого дела, и тридцать боекомплектов к ним. В багажнике лежала еще парочка «узи» для прикрытия. Шон посмотрел на Сета с нескрываемым сарказмом.

– Какой же это план?

– Ну… зато мы хорошо импровизируем, – приободрил его Сет. – А еще мы можем видеть через стены с помощью инфракрасных приборов слежения. А ты уверен, что Дейв помнит сигналы, которым учил вас отец?

– Дейв вообще ничего не забывает, – проворчал Шон.

– Он же забыл про мальчишник, – заметил Сет. Шон усмехнулся, несмотря на паршивое настроение.

– Это лишь потому, что его наконец-то затащила в постель красивая крошка после длительного воздержания.

Сет крякнул.

– Мозги поплыли.

– Ага, а ведь это я свел их.

– Да, кто бы мог подумать! – поддакнул Сет. – Но она горячая девчонка. Кто бы устоял?

Шон покачал головой.

– Больше я сводничеством не занимаюсь. Ты не представляешь, как это трудно.

Два громилы волокли Дейва подлинному коридору. Эх жаль, они не развязали ему ноги. Он был не прочь убить кого-нибудь. А лучше всех сразу. А Марка он жаждал расчленить за то, что он сделал с Марго. Но она держалась как богиня.

Он до сих пор не мог понять, что она сделала с Карелом.

Его вытолкали в зал со сводчатыми потолками и хрустальными люстрами. За длинными узкими окнами по обе стороны зала колыхался от сильного ветра лес, сумеречное небо было покрыто облаками. На горизонте время от времени вспыхивала, молния.

Дейва бросили на пол. Он перевернулся и сел. Громилы подняли ружья, и ему пришлось лечь.

Прогремел гром. Время тянулось бесконечно медленно.

Наконец распахнулась дверь. Вошла Марго с высоко поднятой головой. Следом за Марго появился Марк, держа ее на прицеле.

Женщина-пантера. Их взгляды встретились. Глаза Марго были полны эмоций. Благодаря резкому макияжу она выглядела дикой и необузданной.

Какая несправедливость! Такая храбрая и прекрасная, она не должна находиться в этой черной дыре алчности и порока. Он больше не мог скрывать своих чувств к ней, пора было посмотреть правде в глаза.

Марго Веттер открыла его сердце и выпустила наружу всех его демонов. Пусть будет так. Тем более что комната и без того полна чудовищ.

Вошел Снейки и впился жадным взглядом в Марго. Рука у него висела на перевязи, а лицо было в кровоподтеках и ссадинах, но он выглядел свежее, чем вчера, в комнате мотеля. Похоже, он принял приличную дозу стимулирующих препаратов, снимающих боль и ускоряющих рефлексы. Дейв уже встречался с такими противниками. Они порой даже не понимали, в какой момент смерть настигала их.

Марк отдал команду одному из своих людей, чтобы Дейву вытащили изо рта кляп.

– Мистер Маклауд, у вас есть выбор, – объявил он. – Фарис желает с вами драться. Если вы согласны, я прикажу снять с вас путы. Но вы все время будете на мушке. Если попытаетесь бежать, или совершите еще какую-нибудь глупость, вас тут же пристрелят. Вы согласны?

– А если нет? – спросил Дейв, просто так, из любопытства.

– Тогда вы останетесь связанным, а Фарис будет забавляться с вами на глазах у вашей подруги. Фарис творит просто чудеса своими иглами.

Хорош выбор! Дейв пожал плечами.

– Я буду драться.

– Я дал Фарису стимуляторы, чтобы сбалансировать нанесенные вами раны. – Марк ухмыльнулся. – Или вы считаете, что это нечестно?

– Считаю, – сказал Дейв.

– И вы правы, – с легкостью согласился Марк. – Но жизнь вообще штука несправедливая, так чего притворяться. Правила – это лишь тюрьма, которую мы сами возводим.

– Вы себя богом возомнили? – спросил Дейв. Марк отдал приказ развязать его.

– Мы все божественны по сути, однако большинство из нас боятся принять в себе это. Я не боюсь. Я наслаждаюсь своей властью. Я абсолютно свободен.

Дейв с трудом поднялся на ноги, когда путы не держали его более, и стал растирать онемевшие пальцы. Руки не слушались. Слова Марка стучали в голове словно морзянка. «Правила – это лишь тюрьма, которую мы сами возводим». Мозг пытался навести его на какую-то мысль, но он плохо соображал. Ему хотелось сказать, как хороша Марго, но он не мог сделать этого на публике. Все, что он скажет, они смогут использовать против нее.

Он попытался сказать все глазами.

Фарис вышел на середину зала. Обтягивающая черная водолазка и спортивные штаны не скрывали его мускулистого тела. Он подпрыгнул и мягко приземлился на голые ступни. Его взгляд был полон ненависти.

Дейв быстро подытожил свое состояние: суставы рук опухли от неподвижности, но в кончиках пальцев уже началось покалывание. Во рту все пересохло от жажды. В голове стучало, царапины и синяки от предыдущих драк ныли. И Дейв совсем не спал почти сутки.

Что ж, пусть так.

Главное, что он любит ее.

– Фарис симпатичный малый, когда его лицо не изуродовано синяками, – сказал Марк Марго. – Вы ведь не видели его в лучшей форме.

Фарис начал бой, и Дейв едва успевал уворачиваться и парировать удары. Ему удалось подловить противника, сделать захват и швырнуть его на пол. Но Фарис перевернулся и вскочил, словно резиновый.

Он уже был рядом и обозначил удар в сплетение, но Дейв угадал, что выпад ложный, и вовремя сместился, чтобы не получить удар в пах.

Дейв двигался медленно, тело его болело. Ему стало страшно.

«Правила… тюрьма, которую мы сами возводим».

Пот лил по лицу, застилая глаза. Он злился на себя. Целая жизнь отдана изнуряющим тренировкам, и все равно с собой ему приходится бороться больше, чем с противником. Он блокировал серию молниеносных ударов, преодолевая внутреннее сопротивление. Он снарядил себя бесчисленным арсеналом приемов, но сейчас все они были бесполезны, обременяя его, утягивая на дно.

Он менялся. Он был раковиной, внутри которой зарождался и рос новый мир.

Он любил ее. Что-то внутри его щелкнуло, он почувствовал, как внизу живота оживает энергия ци, подпитывая его. Шея журавля уходит вправо… он парировал удар в лицо. Он использовал тот же прием, чтобы блокировать смертельный удар по ребрам, затем ударил противника крылом журавля по глазам. Снейки закричал и отскочил, потирая глаза.

Он любит ее. Боли больше нет. Он готов к бою.

Снейки атаковал, нанося удары в горло. Но лапа дракона ударила его в лицо и опрокинула на пол. Дракон раскачивал хвостом, выжидая, и нанес сокрушительный удар в висок.

Снейки лежал на полу, захлебываясь собственной кровью. Через несколько секунд он уже не двигался.

Дейв выпрямился.

На лице Марка не было никаких эмоций. Он подошел к Фарису и, склонившись, ощупал его лицо.

Тело Фариса дернулось, он сделал судорожный вдох.

– Провал неприемлем, – произнес Марк спокойно. – Закончи то, что начал, – сказал он Дейву.

– То есть?

Марк нетерпеливо вздохнул.

– Добей его.

– Но он же ваш брат, – сказал Дейв, не веря своим ушам.

– И что с того? – Лицо Марка не изменилось. – Делай, что я велел.

Дейв вытер со лба пот и посмотрел в сторону направленных на него стволов.

– Я тебе не гладиатор, – сказал он тихо. – Сам добивай. Марк улыбнулся и направил пистолет на Марго, но вдруг пошатнулся и схватился за руку, выронив пистолет. В стену что-то ударило, и от нее отлетел кусок штукатурки. Фарис пнул брата по щиколотке, и тот упал рядом с ним. Один короткий рубящий удар по переносице, и Марку пришел конец.

В наступившей тишине раздался свист снаружи, за которым последовала птичья трель. Громилы Марка опомнились и открыли огонь по Фарису, прикончив его на месте.

Дейв бросился к Марго.

– Ложись! – Он подмял ее под себя, больно ударившись коленями о пол. С сигнала Шона прошло ровно три секунды.

Снаружи раздались выстрелы, кроша все в зале на высоте груди, как и предполагал Дейв. Шон и Сет устроили кромешный ад. Повсюду сыпалось стекло, раздавались предсмертные крики, слышались ответные ружейные выстрелы. Одна из массивных люстр рухнула на пол.

Восприятие возвращалось к Дейву, и с ним возвращалась боль. Плечо ныло нестерпимо. Это чувство было ему знакомо. Он потерял много крови, и продолжал терять. Но делать нечего, нужно переждать бурю.

К тому моменту как все закончилось, сознание уже покидало его.

Глава 27

Марго зажмурилась, уши заложило от грохота. Дышать было бы трудно даже без Дейва, прикрывшего ее сверху. Он прижал ее к полу, лишив возможности двигаться.

Неведение пугало, и она попыталась сориентироваться.

Наконец она поняла, что шум стих. Она могла дышать, но только по глоточку. И тут до нее дошло, что Дейв не двигается.

Он лежал на ней, не подавая признаков жизни и прижимая ее к полу своим весом. Что-то капало ей на плечо, стекало по руке и скапливалось на полу в луже. Это что-то было алого цвета.

Марго запаниковала.

– Дейв? Эй, Дейв! Ответь! – Она попыталась выбраться, рванулась, но тут же сообразила, что надо делать все осторожно, чтобы не причинить Дейву боль.

Постепенно ей удалось выползти из-под его неподвижного тела. Она увидела в его плече рваную дыру, из которой текла кровь. Лицо его было серым, глаза закрыты. Он лежал пугающе неподвижно.

– Дейв? – Марго огляделась по сторонам в поисках материала для перевязки и увидела Шона. Он бежал к ней через зал.

Шон опустился на колени рядом с братом.

– Что ты наделал на этот раз? – пробормотал он испуганно.

– Его подстрелили, – прошептала Марго.

– Твою мать! Сет, звони в «Скорую»! Живо! – Шон отбросил автомат и, сорвав с плеч ранец, достал оттуда аптечку. Он действовал уверенно и быстро, как человек, который знает, что нужно делать.

Марго только сейчас заметила царившую вокруг разруху. Люди Марка валялись на полу, в лужах крови. Некоторые из них еще были живы и сейчас стонали, но большинство не шевелились.

Марк и Фарис лежали рядом в кровавых объятиях смерти.

Повсюду, словно осколки льда, сверкало битое стекло. Из пустых оконных рам дул холодный ветер.

– Он поправится? – спросила она шепотом, как маленькая девочка.

– А куда он денется. – Шон прижимал тампон к ране. – А если нет, то я ему такую трепку задам!

Сет присел рядом с ними.

– Пуля не задела жизненно важные органы, но он потерял много крови.

Марго взяла Дейва за здоровую руку. Фарис смотрел на нее мертвыми глазами. Ей показалось, что он осуждает ее. Марго поежилась и отвернулась.

Рука Дейва была холодной. Она сжала ее крепко-крепко, как будто они были в невесомости и, стоит только отпустить, он улетит в открытый космос. Он был тем, ради чего ей хотелось жить. Он не может умереть, иначе что ей останется?

Только холодное, пустое ничто.

Прошло несколько минут, и раздались голоса и шум приближавшихся людей. Их обступили со всех сторон. Дейва подняли и положили на каталку. Его увезли, Марго хотела пойти с ним, но не могла. Какой-то парень пристально смотрел на нее, светил в глаз фонариком и задавал непонятные вопросы. Что-то про кровь. Она попыталась объяснить, что это не ее кровь, а Дейва, потому что он спас ей жизнь, а они увезли его.

Но слова никак не желали складываться в осмысленные фразы. Она ничего не смогла объяснить. Тогда Марго попыталась вырваться, но врач крепко держал ее.

Она стала плакать. Дейва не было. Шон и Сет тоже куда-то делись. Все кончено. Лучше бы ее пристрелили.

Слезы не останавливаясь текли по щекам. Простите, мисс, мне очень жаль. – Женщина в регистратуре смотрела на Марго удивленно. – Пускают только членов семьи. Вы в порядке? Вам позвать врача…

– Со мной все в порядке. Поверьте, это экстренный случай. Я почти член семьи. Поверьте мне.

– Простите, но я не могу нарушить правила…

– Ладно, забудьте, – проворчала Марго. Она повернулась спиной к женщине и принялась мерить шагами длинный больничный коридор. Она провела почти полчаса в ванной госпиталя, но так и не смогла смыть с лица усталость и страх. Она была похожа на умалишенную. Неудивительно, что медперсонал не пускал ее к Дейву. На их месте она бы тоже не пустила такую девицу.

По крайней мере она знала, что Дейв жив. Этот вопрос первым возник в ее голове, когда она очнулась одна на больничной койке.

Она снова пошла к нему. Бульдог, охранявший палату, болтал с медсестрой в другом конце коридора – вот тебе и все правила. Она прокралась к двери.

Сет сидел на пластиковом стуле в неестественно напряженной позе. Он услышал ее шаги и повернул голову, во взгляде его читалось облегчение.

– Привет, а я гадал, куда ты пропала. Там было столько народу, что я потерял тебя из виду.

– Мне вкололи успокаивающее, – сказала она. – Я недавно проснулась, и всюду вас искала.

Он прошелся по ней взглядом, оценивая, не ранена ли она.

– Ты в порядке? Выглядишь неважно.

– Все нормально, – сказала она. – Как Дейв?

– Спит. Он справится. Рана несерьезная, просто он потерял много крови. Шон весь извелся. Он считает, что мы промедлили с кавалерией и из-за этого Дейва ранили. Во всем винит себя. – Он покачал головой и проворчал: – Эти Маклауды такие аккуратисты. Булавку обронишь, так они уже на ушах стоят.

Она вспомнила, каким страстным был Дейв, когда злился.

– Да, я понимаю, о чем ты. Можно я зайду к нему? Сет хмыкнул.

– Я же не сторожевой пес.

Она толкнула дверь палаты и долго смотрела на Дейва, который лежал под капельницей. Лицо его было бледным, синяки и ссадины стали еще заметнее. Тяжело было видеть его могучее тело таким инертным.

Шон сидел рядом с кроватью. Услышав Марго, он поднял голову.

Она ахнула, увидев, как сильно он изменился. От ямочек не осталось и следа. Рот сжат в тонкую линию, глаза холодные. Ни намека на того смешливого парня, которого она знала.

Он стал похож на Дейва. Раньше она не замечала сходства.

Печально было понимать, что в минуты несчастья Шон выглядит так, как Дейв выглядит почти все время.

Почему-то она чувствовала себя виноватой. С той минуты как они познакомились, она причиняла ему одни неприятности.

А он спас ей жизнь. И не единожды. Он настоящий герой. А сейчас из-за нее он лежит на койке с серым лицом, избитый, израненный.

Шон ничего не сказал ей, только бросил на нее тот же взгляд, что и Сет. У нее все было на месте, и она стала ему неинтересна.

– Сет сказал, что у Дейва все хорошо, – вымолвила она робко.

– Да, так говорят врачи. А вот я думаю, что ему крепко досталось.

Она подошла к кровати и коснулась большой руки Дейва. Рука был холодной. Она сжала его красивые длинные пальцы.

– С ним все будет в порядке, – сказала она. – Иначе и быть не может.

Шон горько усмехнулся:

– Ты так думаешь? Худшее всегда может случиться. – Он похлопал брата по руке. – Я не раз видел своих братьев на больничных койках. И единственное, что можно сказать по этому поводу, так это лучше уж так, чем под крышкой гроба.

– Прости, – сказала Марго беспомощно. Шон покачал головой:

– Вечно я опаздываю.

Она думала, как успокоить его.

– Ты очень помог – пришел и спас его. Не вини себя.

– Неужели? Не винить себя? Начнем с того, что это я свел вас. Я решил, что ему стоит развлечься, расслабиться, завести роман. Скажи-ка мне, случилось бы все это, если бы я не совал нос в чужие дела? Это история моей жизни. Я вечно все порчу.

Боль в душе стала невыносимой.

– Прости, – повторила Марго. Шон отмахнулся:

– Да чего там. Не ты же его подстрелила. Ты не виновата в том, что мир полон уродов.

Все так, но он прав в одном: ничего этого не случилось бы, если бы Шон не порекомендовал ей обратиться к Дейву за советом. Конечно, если бы она не подошла к нему тогда, то ее могли убить к этому времени.

Впрочем, от этой мысли ей легче не стало.

– Я должен был предвидеть, что он отреагирует на тебя именно так, – сказал Шон. – С той стриптизершей много лет назад было то же самое. Как же ее звали…

– Флер, – подсказала Марго. – Его бывшая жена. Шон изумленно посмотрел на нее:

– Он рассказал тебе о ней? Он никому не рассказывал. Даже нам с Коннором пришлось напоить его, чтобы он проболтался. А напоить его ох как непросто!

– Верю, – пробормотала она. – Я уже поняла, что он за человек.

– Он всегда настороже, – сказал Шон. – Даже со мной и Коннором. Ему пришлось быть сильным за всех нас. Ты знаешь, что случилось с нашим отцом?

Она снова кивнула.

Шон внимательно посмотрел на нее.

– Выходит, он рассказал тебе все свои темные секреты. Должно быть, он без ума от тебя.

– Как минимум я умею доводить его до белого каления. Шон потрогал лоб Дейва.

– Он себя не жалел, заменяя нам отца, мать и командира взвода в одном лице. И это с четырнадцати лет. С тех пор он не знал отдыха.

К горлу подкатил ком, Марго смогла только кивнуть.

– И чем больше мы старались растормошить его, тем жестче он становился, – продолжал Шон. – Упрямый осел. – Он уронил лицо на ладони.

Марго погладила его по плечу, и он вздрогнул.

– Не надо. Не обижайся, дело не в тебе, я просто этого не люблю.

– Прости, – прошептала она. – Я вас, пожалуй, оставлю наедине.

Она пятилась, пока не наткнулась спиной на дверь, потом вытерла слезы и еще раз посмотрела на Дейва.

Марго вышла в коридор. Сета снаружи уже не было. Она шагала, не зная, куда идет. Перед глазами все расплывалось. Дойдя до конца коридора, она сворачивала, и так раз за разом.

Она не могла больше находиться здесь, не могла паразитировать на Дейве и всем семействе Маклаудов. В душе была пустота. Из-за нее его чуть не убили. Она хотела заботиться о нем, но кто она теперь? И что теперь делать? Некуда идти. Нечем заняться.

Она даже не знала, куда делась ее сумочка. У нее не было ни бумажного носового платка, чтобы высморкаться, ни монеты, чтобы позвонить по телефону.

Впрочем, ей и звонить-то было некому. Марго посмотрела на часы в холле – 3.45. Девять месяцев назад она бы не задумываясь позвонила одной из подружек и попросила забрать ее. С тех пор много воды утекло. Жизнь здорово изменила ее. Дженни, Пая или Кристина могут ее попросту не узнать. Она может напугать их, ведь для них она преступница.

Но начинать с чего-то надо. Нужно вымыться в чьем-то душе, упасть на чей-то диван. Боже, как она соскучилась по маме. Она всхлипнула, глаза снова затуманила пелена. Марго задела ногой пластиковый стул и не раздумывая села на него.

Она не могла показаться перед Дейвом Маклаудом в таком виде. Он достоин лучшего. Кто она теперь? У нее и личности-то нет. Надо бы поплакать, но не выходило.

Минутная стрелка медленно двигалась по циферблату. Веки тяжелели, глаза закрывались. Она вытянула ноги…

– Мэг Каллахан?

Она подняла голову, шея болела. Видимо, она уснула. Перед ней стоял высокий, безупречно одетый чернокожий мужчина. В руках у него была чашка кофе.

– Вы Мэг Каллахан?

Марго кивнула. Она не испытывала ни любопытства, ни страха, ни надежд. Просто смотрела на него и ждала.

– Я детектив Сэм Гаррет, из Управления полиции Сан-Катальдо, – сказал он. – Мы разговаривали с вами накануне, помните?

– Смутно, – сказала она. – Вы простите меня, я немного устала.

– Могу себе представить. – Он протянул ей кофе. – С сахаром и сливками. Подойдет?

Она взяла чашку. Кофе был горячий, и она едва не обожгла пальцы. Боль взбодрила ее.

– Мисс Каллахан, вы обещали рассказать мне все, если переживете эту ночь.

– Ах да! Было дело. Я ведь все еще жива, почти. – Марго пыталась сфокусировать зрение, чтобы рассмотреть его лицо, но ничего не выходило.

– Вы готовы сделать официальное заявление? Она задумалась.

– Я арестована? Гаррет сел рядом.

– В данный момент у меня нет оснований.

– А-а-а… – Что ж, с этого вполне можно начать новую жизнь.

Она потрясла головой, чтобы прийти в себя, и глотнула кофе. И тут же закашлялась. Спустя минуту она посмотрела на Гаррета:

– Пожалуй, да. Почему бы и нет?

Глава 28

Дейв уже в четвертый раз объезжал квартал. Он походил на влюбленного подростка, но на самом деле просто трусил.

Он припарковался выше на квартал и посмотрел на дом в викторианском стиле. Он узнал контактный номер Марго у Сэма Гаррета, а с помощью ноутбука Сета вычислил по номеру адрес подруги Марго, Паи, но все еще не понимал, зачем приехал сюда.

Майки сидел на пассажирском сиденье и часто дышал открытым ртом. Пожалуй, пес был единственным объяснением, зачем Дейв искал Марго.

Ему было противно, что приходится искать оправдания для визита, но она прекрасно знала, что последние восемь дней он провел на больничной койке. И она знала номер его сотового. Так что если бы захотела, могла позвонить в любой момент.

Но видно, не очень-то он был ей нужен. Может быть, она хотела забыть обо всем, что случилось, включая его. Он не винил ее. Дейв вел себя как последний дурак.

Только ему не становилось легче от самоанализа. Она сказала, что любит его, но это случилось до главных событий. Как далеко могла зайти она в своей любви? Ведь он сам отверг ее, боясь признаться в своей трусости, а потом началась эта кровавая бойня.

Черт! Он должен увидеть ее. Ему было все равно, при каких обстоятельствах и на каких условиях. У него не осталось ни достоинства, ни гордости.

В берлоге Марка он был так уверен в том, что стоит им пережить все это, и придет счастье, любовь навеки, что о других вариантах он и не думал. Многие любят безответно. Или ответная любовь проходит без следа.

Такое случалось сплошь и рядом. Взять, к примеру, хоть Майлза.

Он вздохнул, вылез из машины и взял Майки на руки. Пес словно почувствовал состояние Дейва и лизнул его в щеку. Малоприятное ощущение, но Дейв улыбнулся.

Ирония судьбы, но какая-то дворняга разбиралась в чувствах лучше его.

Марго просматривала предложения о недвижимости на мониторе, но ничего не могла подобрать. Она вообще плохо соображала последнее время.

Дейва должны были выписать из больницы еще вчера. Ей не терпелось узнать, как он, и очень хотелось его увидеть. Она сопротивлялась желанию прийти к нему много дней.

Он и так много для нее сделал. Несправедливо приставать к нему сейчас со своей любовью. Ведь он ясно дал ей понять, и не один раз, что не нуждается в серьезных отношениях. А ей нечего предложить ему, кроме своих чувств. И если он снова отвергнет ее, то она больше не выдержит.

В дверь позвонили, и от неожиданности она подскочила на стуле. Сердце забилось часто-часто, и Марго разозлилась на себя. Ведь больше ее не преследуют маньяки. Наверняка это парень из «Федерал экспресс» – принес образцы для Паи, она же дизайнер одежды. Она прошлепала голыми ногами к двери и посмотрела в глазок.

Сердце едва не выпрыгнуло из груди.

«Открывай же скорей! Чего ждешь, живо!» Она открыла дверь.

Он похудел, щеки ввалились, синяки отливали желтизной. Но он все равно был таким красивым, что щемило сердце. Майки заскулил приветственно, вырываясь из рук Дейва.

– Привет, Марго, – сказал он тихо. – Или мне стоит называть тебя Мэг?

– Друзья называли Мэг, но сейчас это звучит странно. Я уже привыкла к «Марго», – сказала она. «Ведь это ты называл меня так».

Дейв просиял.

– Хорошо, – сказал он. – Мне нравится это имя. Не хотелось бы называть тебя по-другому.

Повисла неловкая пауза. Он протянул ей Майки. Она взяла пса, и тот принялся облизывать ее.

– Ты хорошо выглядишь, – сказала она.

– А ты выглядишь просто превосходно! – выдохнул он.

Она смутилась. На ней были обрезанные джинсы Паи и ее же белая майка на тонких бретельках. Если бы она знала, что придет Дейв, поискала бы в гардеробе подруги что-нибудь получше.

А так она даже не накрасилась и волосы не привела в прядок.

– Ты мне льстишь, – сказала она, – но все равно спасибо.

Его взгляд было невозможно выдержать.

– Спасибо, что принес Майки. – Марго опустила пса на пол, где он тут же перевернулся на спину и радостно задрыгал лапами. – Я думала, он будет злиться на меня. Очень непредсказуемый пес.

– Мне кажется, он неплохо провел время с Майлзом, – сказал Дейв. – Двое одиноких мужчин изливали друг другу душу.

Снова повисла тишина.

– Ты меня впустишь? – спросил наконец он. Она распахнула дверь, пристыженная.

– Прости, я не хотела показаться…

– Да не беспокойся об этом. – Дейв вошел. Они стояли и смотрели друг на друга, а Майки повизгивал, поднявшись на задние лапы. – Как поживаешь? Все хорошо?

Она улыбнулась:

– Более-менее. Я пытаюсь понять, как вернуть жизнь в привычное русло, но что-то в голову ничего путного не приходит. Так много времени прошло. Я теряюсь.

– Я знаю, что ты имеешь в виду. – Дейв дотронулся до ее щеки.

Она вздрогнула, словно обожглась о его пальцы. Он опустил руку. Черт! Ей хотелось схватить его руку и вернуть на место, но она удержалась, хотя и с трудом.

– А ты как?

Он усмехнулся:

– Что ж, для нашего нового бизнеса шумиха вокруг Марка послужила неплохой рекламой. «Кэликс» решили нанять нас. Присциллу Уортингтон впечатлила наша командная работа. Кто бы мог подумать?

– Все правильно, – сказала Марго. – А с полицией проблем не было?

Дейв покачал головой.

– Пуговица Сета записала все, что сказал Марк. Так что с меня сняли все обвинения. С полицией Сиэтла они уже связались, и Гомес не висит больше у меня над душой. Гаррет предупредил, что нас могут пригласить на слушания в качестве свидетелей в Управление полиции Сан-Катальдо. Мы у них новость недели.

– Надо же, здорово, – сказала она. – А… твоя рана?

– Заживает, меня выписали вчера.

– Я знаю. Гаррет держит меня в курсе дела.

– Да? – Дейв нахмурился. – Мне он ничего не сказал.

– Это потому, что я попросила ничего тебе не говорить, – призналась она.

– Почему?

Его тон вынудил ее отвести взгляд. Причины казались ей такими низменными, что она боялась признаться.

– Я уже причинила тебе столько неприятностей, – сказала она. – Люди погибли, ты едва не умер. Я словно поцелуй смерти. От меня одни беды.

– Марго, я уже говорил: твоей вины в этом нет, – проворчал Дейв.

Но она стояла на своем.

– А потом… ты всегда спасаешь девушек, которые попадают в беду. И для меня сделал все, что мог, как настоящий герой. Какое я имею право навязываться тебе…

– Ты все не так поняла.

Она была в растерянности и не знала, что говорить дальше. – Что?

– Это я несу беды, а не ты. Она ахнула.

– Дейв…


– Не надо было тебе исчезать вот так, ничего не сказав, – вымолвил он. – Я ведь не мог искать тебя, лежа в больнице.

– Но… но я и подумать не могла, что тебе что-то нужно от меня, – сказала она запинаясь. – Я была уверена, что ты не захочешь больше меня видеть. Сколько можно просить тебя о помощи?

– А кого еще просить о помощи, как не меня?

– Я и не знала, что ты так думаешь, – прошептала Марго, борясь со слезами.

– Ну так я говорю тебе об этом сейчас.

От его холодного тона она почувствовала, как в ней закипает гнев. Она устала от его намеков.

– А что именно ты говоришь? – спросила Марго требовательно. – Что у тебя есть потребности? О твоих потребностях я прекрасно знаю. О них ты говорил мне с самого начала наших непродолжительных отношений.

– Я говорю не о сексе, – процедил Дейв сквозь сжатые зубы. Не стоило сейчас злить его, но она уже не могла остановиться.

– Нет? Жаль. Значит, ты не станешь делать мне очередное непристойное предложение?

– А ты бы согласилась на него?

Вопрос застал ее врасплох, и она ответила, не задумываясь ни о гордости, ни о последствиях:

– Конечно, да. От тебя я приняла бы любое предложение. Повисло неловкое молчание. Дейв потупился.

– А как насчет… – Он колебался. – А как насчет пристойного?

Она совсем растерялась.

– Пристойного?

– Давай поженимся.

Марго так и застыла с открытым ртом.

– Поженимся? – Ее шепот был едва слышен. Дейв поиграл желваками.

– Я, конечно, не знаю, испытываешь ли ты еще ко мне… чувства. Ну помнишь, ты сказала, что…

– Что люблю тебя? – подсказала Марго. Он кивнул.

– Я понимаю, с тех пор многое изменилось. Может, тебе нужно время, чтобы…

– Нет, – перебила Марго. Он помрачнел.

– Я лишь прошу тебя подумать.

– Я не про то. Мне не нужно время на раздумье. Мне ни секунды не нужно на раздумье.

Дейв нетерпеливо взмахнул рукой.

– Ну так не томи. Разве я мало страдал? Марго зазнобило. Сердце билось сильно и часто.

– Можно обнять тебя? Я не знаю, как сильно ты ранен… Он прижал ее к себе.

– У меня немного ноет левое плечо, а за все остальное меня смело можно обнимать. Так долго мне еще ждать ответа?

Марго посмотрела ему в глаза.

– Обычно мужчина сначала выражает свои чувства девушке, а уже потом делает предложение.

– А мне казалось, что вся эта эмоциональная мишура автоматически включена в официальное предложение, – сказал он осторожно и снова погладил ее по щеке.

– Мог и побаловать меня, – заметила Марго. – Эмоциональная мишура тебя не убьет.

– О Боже, Марго! Что мне сделать, чтобы убедить тебя? Неужели мало драматизма было в погоне за тобой, в драке с безумным маньяком, в полученной пуле? Ты же прекрасно знаешь, что я без ума от тебя.

У нее перехватило дыхание.

– Ты мог сделать все это просто потому, что ты герой и тебе не терпелось показать себя во всей красе.

Дейв иронично рассмеялся:

– Очень смешно, Марго! Скажи мне прямо, да или нет. И покончим с этим.

Она не могла мучить его дольше.

– Да. Я люблю тебя, Дейв, с первой встречи.

Он закрыл глаза и прижал ее еще крепче. Плечи его вздрагивали.

Они стояли обнявшись и покачивались в такт какой-то волшебной мелодии. Она могла простоять так вечность, но от избытка чувств у нее потекли слезы.

Двух салфеток едва хватило, чтобы остановить поток. Пока она занималась лицом, Дейв достал маленькую коробочку и протянул ей.

– Я все утро провел в ювелирной лавке.

Она открыла коробочку и ахнула. На алой ткани лежало кольцо с великолепным изумрудом в окружении жемчужин и золотых капель.

– О Дейв! – выдохнула Марго.

– Я решил, что изумруд тебе подойдет. – Его терзали сомнения. – Тебе нравится?

– Это изумительно, – прошептала она. – Он такой красивый.

Пришло время доставать еще одну салфетку. Справившись со слезами, она примерила кольцо на палец. Он взял ее руку и поднес к губам.

Дейв жадно посмотрел на нее.

– Так ты говорила, что и на непристойные предложения согласишься?

– С тобой я готова на все. Но тебе еще не рановато после ранения?

Он пропустил ее вопрос мимо ушей.

– А твоя подружка нас не застанет? Марго посмотрела на часы.

– Она будет часа через два, не раньше. Я живу в студии на той стороне дома, так что…

– Не томи.

Она взяла его за руку и провела через дом. Они оказались в студии Паи, где был разложен огромный диван. Майки вбежал следом, но Дейв поймал его и выставил за дверь.

– Извини, старина, – сказал он, – ничего личного. Они сразу приступили к делу.

– А у тебя есть… – начала она между поцелуями, но осеклась, вспомнив их последний разговор о презервативах.

Он покачал головой.

– Было бы глупо прийти сюда с обручальным кольцом в одном кармане и презервативом – в другом.

Она покачала головой. Дейв поцеловал ее в щеку.

– Мне никто не нужен, кроме тебя. И я хочу, чтобы ты родила мне детишек. Сейчас или позже, уж как получится. Так что…

– Хорошо, – сказала она быстро. – Я согласна. А тебе точно уже можно?

– Это будет такая новая игра. – Дейв загадочно улыбнулся. – Я буду лежать беспомощно, во власти моей женщины-пантеры. Я буду твоей игрушкой.

Она рассмеялась.

– Значит, пришла моя очередь доставать хлыст, да? – сказала она и расстегнула его джинсы. – Если я сделаю тебе больно, то ты не терпи, говори…

– Не уходи от меня больше – и не сделаешь мне больно.

Она посмотрела на него и нежно погладила по щеке:

– Не уйду.

– Я люблю тебя, Марго.

– А я тебя.

– Я буду любить тебя вечно.

– О Дейв!

Больше они не отвлекались…

Примечания

1

Кукурузная лепешка с острой начинкой и приправой чили – национальное мексиканское блюдо.

2

Пирог из кукурузной муки с мясом и специями.

3

Лепешка из кукурузной или пшеничной муки со специями; основа некоторых мексиканских блюд.

4

Кордильеры Северной Америки; США, Канада.

5

«Летающая тарелка». Пластиковый диск для спортивной игры.

6

Обряд посвящения в какое-либо общество.

7

Макароны с беконом и яйцом.


home | my bookshelf | | Не лучшее время для любви |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 3
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу