Book: День, когда мы встретились



День, когда мы встретились

Барбара Бреттон

День, когда мы встретились

Глава 1

— Отец женится.

Мэгги О'Брайен крепче сжала руль и бросила взгляд на часы. Семь часов восемь минут утра. Это был день ее тридцатипятилетия. Она сидела за рулем в пижаме и тапочках и везла свою дочь в школу.

Мэгги поймала взгляд дочери в зеркале.

— Повтори, что ты сказала, Николь.

Николь опустила голову, и в зеркале стала видна лишь копна ее темно-синих волос. Мэгги никак не могла привыкнуть к этому цвету. Впрочем, Николь покрасила волосы в синий цвет совсем недавно — почти в тот же день, когда ей исполнилось пятнадцать лет.

— Он женится! — отчеканила она.

— Сегодня? — испуганно спросила Мэгги. «Неужели, — вдруг обожгла ее мысль, — он способен преподнести мне такой „подарок“ прямо в день рождения? Не слишком ли жестоко? Я все-таки мать его детей, пусть даже мы уже два года в разводе».

— Разумеется, не сегодня, — фыркнула Николь. — Где-нибудь ближе к Рождеству.

— Ну что ж, — произнесла Мэгги, сама не зная, что она хочет этим сказать. Мысль о том, что через пару месяцев Чарлз О'Брайен обзаведется новой женой, лишила ее возможности думать о чем-либо другом.

Мечты, мечты… Как и следовало ожидать, судьба распорядилась совсем иначе. Срок Чарлза близился к концу, и Мэгги уже начала считать дни, когда они наконец… — как вдруг в одно прекрасное утро муж объявил, что не собирается уходить на покой, что ему светит новое повышение, что он будет идиотом, если откажется, и что он делает это только для блага детей.

Для блага детей… Именно эти слова повторила Мэгги через полгода, когда объявила ему о своем решении развестись. Не было ни вражды, ни сцен, ни ссор. Может быть, лучше бы были? По крайней мере это свидетельствовало бы о том, что чувства все-таки не совсем угасли и, может быть, еще есть что спасать. Но их брак, похоже, просто был рассчитан на определенный срок и уже успел исчерпать себя. Осталось лишь поделить пожитки и разойтись. Чарлз уехал туда, куда его назначили, — в Лондон, а Мэгги вернулась в Нью-Джерси, где прошло ее детство, где все оставалось таким же, как в детстве. Купила ранчо в три четверти акра с симпатичным домиком.

Мечты Мэгги всегда были одни и те же — дом и семья. Когда есть крепкий дом и любимая семья, все невзгоды нипочем. Что ж, дом у нее был. Впрочем, была и семья. Двое детей, две сестры, мать, целая куча теток и дядьев — разве этого мало? Была и работа. Нет, правда, сильного мужского плеча рядом, но к трудностям ей не привыкать.

Ожидая смены светофора на перекрестке, Мэгги улыбнулась собственным мыслям. Никто из подружек Николь — как и ее собственных — ей, слава Богу, не встретился. Еще пара минут — и она будет в гараже, и никто не узнает, что она выскочила из дома в пижаме. Невелика победа, но она позволяла себе такие маленькие победы всякий раз, когда только могла.

Подъезжая к дому, Мэгги похолодела. Откуда здесь машины ее сестер? Сверкающий черный лимузин Элли, припаркованный в самом неподходящем месте, и спортивный автомобиль Клер, почти врезающийся бампером в бок лимузина. Нет, в том, что они припаркованы подобным образом, не было ничего необычного — это вполне в духе ее сестер. Но что, черт возьми, они здесь делают, да еще в семь часов утра? Что-то явно случилось! С Николь все в порядке — они расстались всего несколько минут назад. Значит, с Чарли? Недаром ей показался подозрительным этот новый шофер, когда она сегодня сажала сына в школьный автобус. О Господи!

Мэгги выскочила из машины и, теряя на бегу тапочки, ринулась в дом. Дверь была приоткрыта, и она рванула ее.

— Элли! Клер! Что случи…

Сестры, всегда одетые с иголочки, но на этот раз разряженные как-то особенно, заключили ее в объятия:

— Сю-юрприз! С днем рождения, Мэгги!

— Сюрприз?! — выдохнула она со смешанным чувством облегчения и раздражения. — Да от ваших сюрпризов меня чуть удар не хватил!

— Стареешь, Мэгги! — Клер сверкнула своей обворожительной улыбкой. — Недаром говорят, тридцать пять — опасный возраст!

Сердце Мэгги бешено колотилось.

— Я думала, что-то с детьми…

Элли, на этот раз выкрашенная в блондинку, толкнула Клер локтем в бок:

— Говорила же я тебе — она решит, что что-то случилось! Нужно было поздравить во дворе.

— Ничего страшного, — откликнулась Клер, снова сжимая Мэгги в объятиях. — От этого еще никто не умирал. — Она отступила от сестры на шаг и смерила ее взглядом: — Что это ты бегаешь по городу в пижаме?

— Срочно понадобилось выскочить, некогда было переодеваться.

— Что, Николь снова опоздала на автобус? — Голос Элли, обычно довольно резкий, всегда становился мягче, когда она говорила о своей племяннице.

Мэгги снова задумалась о своих проблемах. Рядом с молодыми элегантными сестрами она чувствовала себя старой и одинокой.

— Николь опоздала на автобус, — объяснила она. — Чарли умудрился залить рубашку апельсиновым соком, пришлось срочно гладить другую. И вдобавок ко всему еще кошка, прошу прощения, нагадила прямо на диван. Все тридцать три несчастья сразу — где уж тут переодеваться!

Она помолчала, нервно теребя свои волосы, завязанные в хвостик.

— Мы все знаем. — Серо-голубые глаза Клер, как всегда эффектно оттененные, зажглись сочувствием. — Николь нам рассказала.

— Что рассказала? — не поняла Мэгги. Элли и Клер переглянулись.

— О Чарлзе, — пояснила Элли. Она успокаивающе погладила Мэгги по руке.

— О Чарлзе? — удивилась та. — Откуда? Я сама узнала лишь полчаса назад!

Элли и Клер снова обменялись взглядами.

— Прекратите переглядываться, или я выгоню вас обеих!

— Что ж, выгони, — невозмутимо произнесла Клер, — если тебе не совестно вымещать обиду на сестрах.

— Какую обиду? — Мэгги попыталась изобразить смех. — Да пусть Чарлз женится и разводится хоть по сто раз на дню, мне-то что!

— От нас ты можешь не скрывать своих чувств, — сказала Элли. — Мы твои сестры. Мы поймем.

— Вот увидишь, Чарлз с ней еще попляшет! — подхватила Клер. — Будет знать, как жениться на случайной любовнице!

— Правильно! — поддакнула Элли. — Понятно, ему одиноко и все такое, но это не значит, что нужно жениться на первой встречной.

Мэгги понимала, что они на самом деле хотят этим сказать. Сестры хотят уверить ее, что если бывший муж сумел 8 найти себе новую жену, значит, и у нее есть надежда снова выйти замуж. Мэгги снова поспешила уверить себя, что сестры ее искренне любят, хотят как лучше, а если не всегда понимают, каково быть одинокой матерью двоих детей и при этом еще учиться по вечерам и работать на полставки, то их ли это вина? У них ведь нет ее опыта…

— Откуда вы узнали о Чарлзе? — снова спросила она.

— Николь рассказала мне по телефону, — произнесла Клер. Она была немного смущена, но заметить это могла только Мэгги, знавшая сестру как свои пять пальцев, — та отлично умела скрывать свои чувства.

Мэгги почувствовала, как у нее комок подступает к горлу.

— Когда она тебе звонила? — поинтересовалась она.

— Сразу же после того, как узнала это от отца.

— Господи! — вырвалось у Мэгги.

Мэгги знала, что Николь более близка с тетей Клер, чем с собственной матерью, однако до сих пор, казалось, не ревновала. Но теперь ей вдруг захотелось вернуться в те дни, когда ее дочь была розовощеким младенцем.

— Не то чтобы она хотела скрыть это от тебя, — поспешила заверить ее Клер. — Просто ты была на занятиях, Николь была расстроена, ей хотелось поделиться…

— Понимаю, — перебила ее Мэгги. — Все в порядке. Вы с Николь — большие подруги. Это замечательно! Может быть, кофейку? — произнесла она, желая переменить тему.

— Боюсь, у нас нет времени. — Клер посмотрела на часы. — На сколько он нам назначил? — спросила она у Элли.

— На полдевятого. Так что, Мэгги, поторопись переодеться. Уж туда-то ты никак не можешь пойти в пижаме.

— Ничего не понимаю! — пробормотала Мэгги. — Куда вы собрались?

— Не нужна мне никакая стрижка, — пыталась протестовать Мэгги, когда сестры почти насильно усадили ее в кресло в парикмахерской. — Все, что мне нужно, — это хорошенько выспаться.

Парикмахер, высокий черноволосый мужчина по имени Андре, дотронулся до ее «хвоста»:

— Так и будем до седых волос строить из себя школьницу?

— У меня нет седых волос! Я еще не в том возрасте.

— Милочка, у них, — Андре показал расческой в направлении ее сестер, — уже могут быть седые волосы, что уж говорить о вас! Так что будем делать?

— Красьте как хотите, но не отрезайте ни дюйма! — Андре вопросительно посмотрел на Клер и Элли, вальяжно расположившихся в креслах:

— А вы говорили, ее можно стричь.

— Конечно, можно! — вскочила Клер. Ее длинные ноги казались еще длиннее от умопомрачительно высоких каблуков. Мэгги на таких не смогла бы, пожалуй, пройти и шагу. — Должна же ты, Мэгги, хоть иногда менять имидж!

— Это мой имидж! — Мэгги почувствовала, что начинает выходить из себя. — Имею я право голоса?

— Нет! — в унисон произнесли все трое.

— Сейчас не восьмидесятые годы, и тебе не восемнадцать, — вставила Элли.

— Спасибо за напоминание! — огрызнулась Мэгги. Андре распустил ее «хвост» и расчесал волосы. Они привычно легли по плечам.

Чарлз любил ее волосы. Он любил расчесывать их, гладить, целовать, говорить, как он ее любит, и ей тогда казалось, что они всегда будут вместе…

— Стригите! — вдруг сказала она так резко, что Андре даже отпрянул. — Стригите, и покороче!

Андре пощелкал серебряными ножницами.

— Милочка, я ведь отрежу — потом не вернешь.

— Отлично! — произнесла Мэгги. — Стригите! — Раз решившись, она не могла пойти на попятную.

Когда они вышли из парикмахерской, на обочине уже ждал лимузин.

— В самом деле? — прошептала ошеломленная Мэгги. — Не верю!

— А ты что думала? — похлопала ее по плечу Клер. — Что отделаешься одной стрижкой?

— Я ничего не думала, — пробормотала Мэгги, ероша непривычный ей ежик. В голове действительно не осталось ни одной мысли, словно Андре вместе с волосами состриг ей и мозги.

Впрочем, нельзя сказать, чтобы новый имидж ей так уж не нравился… Она ощущала себя какой-то легкой, воздушной, словно вместе с «хвостом» сбросила лет десять — пятнадцать. Неужели простая стрижка и впрямь способна дать возможность почувствовать себя другим человеком?

— Кстати, — произнесла Элли, — тебе и не нужно ничего думать. Мы все продумали за тебя. Вещи твои уже упакованы — полный набор новых шмоток на все случаи жизни. Николь останется с Клер, а семейство Джордано любезно согласилось забрать Чарли к себе на выходные. Так что, как видишь, все заботы мы взяли на себя, тебе остается лишь наслаждаться.

Сестры организовали ей уик-энд в Атлантик-Сити! Ее унесет к морю роскошный лимузин, ее ждет шикарный гостиничный номер, где не нужно будет заботиться об обеде и ужине… Одним словом, райская жизнь!

— Мы понимаем, Мэгги, что этого мало, уж прости… — На глаза Клер, что было совершенно нетипично для нее, навернулись слезы. — После того, что ты сделала для мамы в прошлом году… Если бы не ты, ее, может быть, уже не было бы с нами!

— Мы знаем, Мэгги, что на тебя всегда можно положиться, — вставила Элли. — Давно уже нам пора хоть как-то отблагодарить тебя.

Мэгги постаралась поблагодарить их как можно сердечнее, повосхищалась лимузином, симпатичным водителем, баром, наполненным всеми видами спиртного, встроенным телевизором. Хотя если честно, лучше бы она провела эти выходные дома, в пижаме, в любимом кресле перед телевизором, с пакетиком поп-корна.

Водитель подробнейше объяснил ей, как включать телевизор, радио, кондиционер, подсветку для чтения. Он показал ей, как открывается бар, где находятся стаканы — симпатичные маленькие стеклянные стаканчики на деревянной подставке, — где взять лед. На стаканах была эмблема гостиницы. На белых подушках сидений — тоже.

— Если вам понадобится еще что-нибудь, — произнес он с улыбкой, — нажмите вот эту кнопку слева, и я к вашим услугам.

Водитель сам нажал на какую-то кнопку, между ними возникло непрозрачное стекло, и лимузин тронулся с места. Впереди Мэгги ждали манящие огни Атлантик-Сити.

Город, который она ненавидела больше всех городов на свете! Уж кто-кто, а родные сестры могли бы об этом знать! Знать, как не любит она яркие огни, как неуютно чувствует себя в роскошных номерах… Не любит азартных игр — жизнь сама по себе азартная игра, зачем рисковать еще больше? Разве она хоть немного похожа на завсегдатаев казино — женщин с умопомрачительными фигурами, затянутыми в не менее умопомрачительные платья, увешанных бриллиантами и курящих длинные сигары? Стоит только взглянуть на нее, чтобы понять, что она гораздо уютнее чувствует себя дома, чем в роскошном лимузине.

Мэгги посмотрела на себя в зеркало. Что осталось от прежней Мэгги, так это глаза. Все остальное было сострижено, закрашено, затушевано. Так сногсшибательно она не выглядела, пожалуй, с самого дня свадьбы.

Впрочем, было бы, пожалуй, неплохо покрасоваться в таком виде перед подругами. Подкатить эдак на лимузине: «Эй, Мэри! Ты что, зазналась — старых подруг не узнаешь?» Мэри не сразу и поймет, кто говорит с ней, а когда поймет, у нее отвиснет челюсть. Что толку в смене имиджа, если нельзя похвастаться перед подругами?

А что бы подумал Чарлз, если бы увидел ее сейчас? Не то чтобы ей есть дело до того, что он там подумает, но так, любопытно. Не пожалеет ли он о том, что бросил такую женщину? Может быть, почувствует что-то вроде того, что почувствовала она, когда услышала от Николь, что он снова женится. Странно — разводилась она с ним без особых сожалений, почти безболезненно, почему же теперь одна мысль о его новой жене выводит ее из себя?

Наверное, потому, что в глубине ее души до последнего времени все-таки теплился какой-то лучик надежды, не сознаваемый ею самой. Теперь же наконец поставлена последняя точка во всей их истории. Истории радостей и горестей, мечтаний о долгой жизни в окружении детей и внуков. Она никогда не сомневалась, что Чарлз собирается посвятить всю оставшуюся жизнь детям, как и она. Ни об одном другом мужчине она не могла бы этого сказать.

Мэгги вдруг отчаянно захотелось вернуться домой. Может, и впрямь попросить шофера повернуть обратно? В конце концов, это ее день рождения, и она вправе провести его так, как ей самой угодно! Шофер ведь не скажет сестрам, что она вернулась. Чарли, проведя все это время в играх со своими лучшими приятелями, Кайлом и Джереми Джордано, и не заметит, как пролетят эти два дня; Николь проведет их с Клер на ее яхте, и никто никогда не узнает, что на самом деле она проторчала все эти выходные дома перед телевизором. Пожалуй, она попросит шофера развернуться на следующем повороте, когда они проедут Холмдел.

Но огромная машина была удобной, словно собственная комната. Они проезжали по лесистой местности, и яркие краски ранней осени гипнотизировали ее. Они пропустили еще один поворот, и еще… Хорошо было лежать, откинувшись в кресле, и ни о чем не думать.

Мэгги уже не была уверена, хочет ли она вернуться домой. Вся ее жизнь, начиная лет с десяти, шла по расписанию и требовала от нее ответственности. Это уже стало привычкой, которую трудно было ломать. Очевидно, когда Бог решал, как распределить дары между сестрами, Клер досталась красота, Элли — ум, а Мэгги — чувство ответственности. Может быть, это чувство скорее было похоже на ощущение больной совести, но, как бы там ни было, все эти годы оно исправно работало. Если нужно было присмотреть за детьми, взять машину из ремонта или белье из чистки — зовите Мэгги, она не подведет.

Ее сестры сказали, что хотят отблагодарить ее за все то, что она сделала для семьи, но Мэгги понимала, что дело не только в этом. Они жалели ее. Они видели в ней тридцатипятилетнюю женщину, замученную двумя детьми, учебой и работой на полставки, для которой поход в ближайшую пиццерию — уже приключение. Она знала, что именно так они о ней и думают. Они сами этого не скрывали. И тем не менее не постеснялись, когда их мать хватил удар, свалить все заботы о больной на Мэгги, хотя та еще не отошла после развода и едва успела хоть как-то обосноваться в родном городе и пристроить детей в школу. Все то время, пока мать оправлялась от удара, она находилась в доме Мэгги. А однажды, когда сестры зашли к ней проведать мать, Мэгги случайно подслушала их разговор на кухне.

— Бедняжка Мэгги! — говорила одна из них (Мэгги уже не помнила кто). — Мне жаль ее. Это не жизнь.

Когда с разводом было покончено, Мэгги почувствовала облегчение — и Чарлз, как ей казалось, тоже. Она пыталась тогда не принимать это всерьез, не делать из этого трагедию — ну была любовь и прошла. Люди ведь меняются с годами, меняются взгляды, вкусы, интересы — это естественно, ничего страшного в этом нет. Однако впоследствии на нее довольно часто находило отчаяние, когда она задавалась вопросом: а не был ли все-таки развод ошибкой? Чарлз был в общем-то неплохим человеком, и нельзя сказать, что они прожили плохую жизнь. Но теперь, похоже, новый брак Чарлза окончательно закрыл между ними дверь, которую не мог до конца закрыть даже развод.




Конор Райли увидел ее в тот момент, когда она выходила из лимузина. Он уже собирался открыть дверь джипа, где его поджидал брат, как вдруг внимание его привлек бархатный женский голос и тихий смех. Он повернулся налево и увидел ее.

У нее были короткие темные волосы и улыбка, о которой он мечтал, когда еще мечтал о таких вещах, — широкая, искренняя, освещающая все лицо. Он смотрел, как она разговаривает с шофером, как пожимает ему руку. Невысокая, не слишком худая. Ярко-голубые, словно летнее небо, глаза.

Конор вдруг словно очнулся, поймав себя на том, что слишком пристально рассматривает ее. Он яростно помотал головой, словно желая отогнать наваждение. Откуда это сравнение с небом? Женщина как женщина, лет тридцати пяти, брюнетка, голубые глаза. Голые факты. Остальное — ненужная лирика. Пора бы уж ему в его годы… Впрочем, он отлично умеет не поддаваться эмоциям. Шестнадцать лет службы в полиции научили его этому. Полагаясь на эмоции, начинаешь видеть то, чего не было и нет.

Сегодня, во всяком случае, ему не до женщин. Сегодня он собирается посидеть в ресторане, перекинуться в картишки, выпить, может быть, немножко больше, чем следует, — и навсегда выкинуть этот день из памяти.

К темноволосой женщине подошел швейцар и что-то произнес. Женщина кивнула, и швейцар взял у шофера чемодан и поставил его на тележку. Шофер передал ему еще две сумки, которые швейцар поставил туда же.

Эти сумки привлекли внимание Конора. Они не подходили друг к другу. Одна — военная, другая — видавшая виды дорожная с наклейками. И обе они не вязались с обликом женщины. Женщина была изысканной, элегантной. Сумки — нет.

— Эта пташка не твоего полета, — услышал он над ухом знакомый голос. — Наверняка жена какого-нибудь крутого или сама крутая.

Конор повернулся к своему младшему брату Мэтту:

— Я думал, ты ждешь меня в машине.

— Я и ждал тебя в машине. Но ты что-то застыл на месте как приклеенный.

Мэтт был подтверждением пословицы «В семье не без урода». Все мужчины семейства Райли на протяжении нескольких поколений были либо полицейскими, либо пожарными. Мэтт был единственным, кто избрал иную профессию.

— Ужин в восемь, — напомнил брату Мэтт. — В «Неро», на третьем этаже.

Вообще-то Конор не любил шикарных ресторанов — он вполне довольствовался гамбургерами, перехваченными на скорую руку в какой-нибудь забегаловке. Но сегодня его брат гуляет, ничего не поделаешь, придется ему подыграть.

— В восемь, на третьем этаже, — машинально повторил Конор. — Хорошо, буду.

Болтая о какой-то ерунде, они вошли в гостиницу и направились к лифтам. Конор оглядывал огромный холл — темные деревянные стены, картины, кожаные кресла. Взгляд его бессознательно искал темноволосую женщину со странным багажом. И он увидел ее. Она сидела в кожаном кресле перед столом регистрации, в то время как девушка-клерк куда-то звонила.

— Она не для тебя, — повторил Мэтт, проследив за его взглядом. — Тебе бы кого-нибудь попроще. Я в общем-то думал, у тебя простой вкус — большая грудь, длинные ноги…

— Заткнись, — шутливо одернул его Конор. — Молод еще меня учить.

Мэтту было двадцать шесть, но держался он по отношению к Конору всегда так, словно на самом деле старшим братом был он, Мэтт.

— Честно говоря, — признался Мэтт, — я тут тебе уже кое-кого подыскал. Официантка, зовут Лайза. Она будет на ужине. И она гораздо больше в твоем вкусе, чем эта пташка.

— Что ж, посмотрим, что за Лайза, — произнес Конор с полнейшим равнодушием.


Мэгги впервые заметила этого мужчину, когда разговаривала со швейцаром. Не то чтобы она обратила на него внимание — просто взгляд ее случайно упал на него, когда она отвернулась от слепящего солнца, и тут же снова переключилась на швейцара.

Как все-таки несправедливо устроен мир! Несколько седых прядей в волосах у женщины — и сестры насильно ведут ее в парикмахерскую. Несколько седых прядей в волосах у мужчины — и все находят его чертовски привлекательным.

Взгляд мужчины был глубоким, пронизывающим. Мэгги, не отдавая себе отчета, ответила ему таким же взглядом, но в этот момент к мужчине подошел какой-то молодой человек, и тот отвернулся. Может, оно и к лучшему — она совершенно не умела флиртовать и наверняка сделала бы что-нибудь, что выставило бы ее полной дурой…

Мэгги уже успела совершенно забыть о нем, когда он, проходя мимо стола регистрации, улыбнулся ей. По крайней мере ей показалось, что он улыбнулся, и улыбнулся именно ей. Она была уверена, что волевая линия его губ слегка дрогнула, а в глазах зажегся дружелюбный огонек, осветивший на миг его лицо с несколько резкими чертами. Но в следующую секунду она заметила, что рядом с ним тот же молодой человек, что был и на стоянке, и ее охватило чувство разочарования. Улыбка мужчины наверняка предназначалась не ей, а этому парню. Будь она поопытнее, она сразу бы это поняла. Жаль, что с ней нет Клер или Элли! Они бы разъяснили. Мэгги вынуждена была признать, что она, по сути, почти ничего не смыслит в отношениях между мужчиной и женщиной. Николь, которой едва исполнилось пятнадцать, и то, поди, знает гораздо больше. Мэгги была слишком приземленной и слишком занятой, чтобы думать о такой ерунде. Если честно, то после развода у нее была всего одна попытка завести новый роман, и эта попытка закончилась тем, что она попросила его больше не звонить, ибо вероятность повторного свидания равнялась примерно одной миллионной.

— Ты не могла бы отказать ему хотя бы повежливее? — сказала ей на следующий день Клер.

— Чем резче откажешь, тем быстрее до него дойдет, — заявила Мэгги.

Клер рассказала Элли, Элли — маме, мама — всей родне, и долго еще после этого случая все смеялись над Мэгги. Мэгги подхихикивала им в ответ, но все равно не понимала, почему не стоит говорить правду. А правда состояла в том, что с детьми, с занятиями и с работой у Мэгги не оставалось времени на самых правильных мужчин.

— Миссис О'Брайен. — Грациозная, словно статуэтка, девушка-клерк протянула ей ключ. — Ваш номер на 32-м этаже. Надеюсь, вам понравится вид из окна.

Она проводила Мэгги к лифту, расположенному рядом с киоском с баснословно дорогими украшениями, наверняка поставленному здесь нарочно, чтобы сразу же вытянуть из удачливых игроков свалившиеся на них с неба деньги. Мэгги пыталась делать вид, что не замечает всех этих соблазнов, но как только девушка удалилась, прижалась носом к витрине, разглядывая бриллианты и рубины величиной с доброе куриное яйцо. От всей этой красоты захватывало дух, и Мэгги боролась с искушением перемерить все, что есть в киоске.

Гостиничный номер, как оказалось, отличался такой же роскошью. Портье ждал ее в коридоре. Он улыбнулся ей, словно они были старыми друзьями, и широко открыл дверь, приглашая войти. Он зажег свет, и Мэгги пожалела, что не положила солнцезащитные очки в сумочку. И без того яркое сияние великолепных люстр, отражаясь в огромных, во всю стену, зеркалах, слепило ее. Мебель в стиле Людовика XIV, лепные потолки в древнеримском стиле, окна, выходящие прямо на океан…

— Это бар, — произнес портье. Он открыл его, но Мэгги успела заметить лишь ряд сверкающих старомодных бокалов. — Он полностью укомплектован, но если вино не в вашем вкусе, позвоните «5», и мы к вашим услугам.

Он показал ей два холодильника — один в гостиной, другой в спальне, три гардероба, огромную ванну с джакузи, королевских размеров кровать с бессчетным количеством подушек. Портье объяснил ей, как включать душ, обратил ее внимание на выключатель в гостиной, скрытый за статуей Цезаря и Клеопатры, четыре телефона, сейф… Когда он начал показывать все по второму разу, до нее наконец дошло, чего он на самом деле ждет. Чаевые. Он нес сумки, следовательно, заслужил чаевые. Мэгги порылась в сумочке, не зная, сколько дать. По доллару за сумку? Пять долларов за все? Не рассмеется ли он ей в лицо, не позвонит ли вниз и не скажет, чтобы ее вышвырнули из гостиницы на все четыре стороны?

Она протянула ему десятидолларовую бумажку. Он поблагодарил и ушел — не хлопнув дверью, значит, они пришли к согласию.

— И что теперь? — спросила она у Цезаря с Клеопатрой. Те, разумеется, молчали.

Был час дня, пятница, и Мэгги совершенно не знала, куда себя деть. Ужин в каком-то ресторане «Неро», который любезно заказали ей Элли и Клер, был только в восемь. От одной мысли об этом ужине ее бросало в дрожь. Мягкий, интимный свет свечей, воркующие парочки, музыка, хватающая за самое сердце… Отличный, нечего сказать, подарок на тридцатипятилетие для одинокой женщины, чей бывший муж наслаждается в это время обществом новой невесты!

Глава 2

— Лайза сказала, что ты ей не звонил, — произнес Мэтт. Конор допил виски и сделал знак официанту, чтобы тот принес еще бокал.

— Я и не собирался ей звонить, — заметил он.

— Послушай, старик, ты сам не знаешь, что теряешь! Умная, красивая, веселая… Когда еще встретится такая женщина?

— Послушай, — поинтересовался Конор, когда официант, поставивший перед ним бокал, удалился, — я одного не понимаю. Если она и впрямь так хороша, как ты расписываешь, то почему бы тебе самому за ней не приударить?

— Я, может, и приударил бы, но у меня есть моя работа. Конор хотел было что-то возразить, но в этот момент на пороге появилась она. Не Лайза. Он не знал, как зовут эту женщину. На ней были голубой свитер, темные брюки и нитка жемчуга на шее. Никаких других украшений, если не считать часов на черном кожаном ремешке. Ни серег, ни колец. Туфли без каблуков. Под мышкой — маленькая сумочка. Несмотря на скромность наряда, она казалась ему женщиной с изысканным, безупречным вкусом.

Метрдотель провел ее мимо столика Конора, и он ощутил запах ее духов — тонкий, женственный. Женственность — вот слово, которое можно было применить не только к ее духам, но и к ней самой. Она была стройной, но в ней не было ничего девичьего, а именно женственное. В ней все было безупречно, не считая едва различимого следа на щеке, говорившего о том, что весь день она провела в постели.

Метрдотель, убрав второй стул, усадил ее за столик — это означало, что она собирается ужинать одна. Где же ее кавалер? Может быть, он женатый мужчина и не хочет светиться? На вид она была не из тех, кто подбирает себе одноразовых любовников в казино, но Конор достаточно пожил на свете, чтобы знать, что внешность порой обманчива.

— Если хочешь, — предложил вдруг Мэтт, словно прочитав его мысли, — я могу выяснить, кто она. Но мог бы, впрочем, и сам оторвать свою задницу от стула и подойти к ней.

— Очень мне надо к ней подходить! — пробурчал Конор, не отрываясь от салата.

Мэтт покачал головой:

— Рассказывай это другим, братишка. Как будто я не вижу, какими глазами ты на нее смотришь! Эта брюнетка тебя явно зацепила.

Конор промолчал, отправляя в рот очередную порцию салата. Мэтт был прав — брюнетка действительно его заинтересовала. Ему вдруг захотелось узнать о ней все: имя, телефон, почему она ужинает одна, почему ее большие синие глаза полны невыразимой тоски. Хотя какое ему, казалось бы, до всего этого дело?

Ужинать в одиночестве на виду у всего света — не пожелаешь и врагу! Мэгги казалось, что взгляды всего зала устремлены на нее, что если на нее не показывают пальцем, то лишь ради соблюдения приличий.

— Не желаете просмотреть список вин, мадам?

Она помотала головой. Ужинать в одиночестве — еще куда ни шло, но пить в одиночестве уже ни в какие рамки не лезет.

— Пожалуйста, минеральной воды, — попросила она. Официант поклонился ей так, словно она была как минимум королевой, и удалился.

Не то чтобы раньше Мэгги не приходилось есть в одиночестве. Но одно дело — улучив на работе свободную минутку, примоститься где-нибудь в уголке с бутербродом, и совсем другое — на глазах у всего света, в роскошном ресторане с назойливо вежливыми официантами, танцплощадкой и тапером. Черт бы побрал этого тапера с его музыкой, хватающей за самое сердце! У нее всегда был довольно-таки старомодный вкус, она любила душещипательные романсы, но сейчас ей меньше всего хотелось чего-то душещипательного. Может быть, положить официанту на поднос двадцатидолларовую бумажку, чтобы тапер перестал барабанить ей по нервам? Но ничего не поделаешь, приходится играть роль — роль женщины, наслаждающейся собственным одиночеством.

Она сама не заметила, как заснула сегодня днем в кровати перед телевизором, и наверняка проспала бы этот ужин, если бы горничная не постучала в ее номер, чтобы спросить, не желает ли она чего-нибудь. Мэгги гораздо больше хотелось бы заказать ужин к себе в номер, но сестры наверняка потом будут расспрашивать, как ей понравился ужин, а врать Мэгги не умела.

И вот теперь она сидела здесь в окружении мрачной супружеской четы средних лет, двух седых дам, наверняка богатых вдов, прожигающих наследство мужей, и двух мужчин — молодого и постарше, судя по всему, братьев. Она уже видела их сегодня — сначала на стоянке, потом они прошли мимо нее, когда она сидела у стола регистрации, и тот, что постарше, уже успел привлечь ее внимание. Нельзя было назвать его особым красавцем — густая копна темных, с проседью волос, резкие черты, — но было в нем что-то сильное, мужское, отчего он казался вполне привлекательным. Младший был похож на него — почему она и решила, что они братья, — но черты его лица были менее мужественными, и даже, пожалуй, немного слащавыми. Несмотря на молодость, он всеми силами напускал на себя вид усталого, разочарованного человека. Такой же вид бывал у Клер или Элли, когда они были не в духе.

Старший поднял глаза, и его взгляд встретился со взглядом Мэгги. Он улыбнулся ей той же улыбкой, что и тогда, на стоянке, но улыбка погасла, встретив ее грустный взгляд.

«Прекрати строить глазки незнакомцам, Мэгги О'Брайен! Занимайся привычными тебе делами — детьми, работой, учебой, хозяйством. А флирт оставь тем женщинам, которые созданы для этого. Ты же ничего не знаешь об этом мужчине — ни имени, ни профессии, ни истории его жизни, и вряд ли когда-нибудь узнаешь».

Может быть, когда-нибудь она и сможет улыбнуться мужчине в ресторане и посмотреть, что из этого выйдет. Но в данный момент романы занимали последнее место в ее системе ценностей.

— Похоже, ты уже успел по уши влюбиться! — Мэтт похлопал брата по плечу. — Нет-нет, братишка, я только за. Сам знаешь, я уже сколько лет тебе твержу: бери от жизни все!

— Смотрите, какой бывалый! — фыркнул Конор. — Молоко еще на губах не обсохло. Расскажи лучше, как Шон.

Шон был сыном Конора, высоким симпатичным девятнадцатилетним парнем, обладающим незаурядным умом и золотым сердцем. Когда Конор задавался вопросом, для чего он, Конор Райли, появился на свет, он находил лишь один удовлетворительный ответ — чтобы помочь появиться на свет Шону.

Шон учился в колледже. Для того чтобы Шон учился, Конор был готов на все, хотя с зарплатой полицейского содержать сына в столь престижном колледже было не так-то просто. Даже учитывая помощь бывшей жены и ее нового мужа.

— Знаешь, что он отмочил? — усмехнулся Мэтт. — Взял вдруг и перешел на медицинский факультет!

— Когда это он успел? И почему мне ничего не сказал? — Мэтт пожал плечами:

— Естественно, с тобой он поделится в последнюю очередь. Ты же знаешь, что в этом возрасте парни стремятся как можно больше отдалиться от отца.

— Но почему на медицинский? Вот уж никогда не думал, что он интересуется медициной!

— Дело не в интересе к медицине. Просто на этом факультете собралась золотая молодежь. Шон, конечно же, решил: я, мол, буду не я, если не войду в их круг. И кажется, уже вошел — во всем им подражает, говорит на их жаргоне… И вообще, быть врачом — это престижно.

— Но как же он умудрился сдать экзамен? Он и учебник-то, кажется, раз в год соизволит открыть!

— Вот уж не знаю, — произнес Мэтт. — Спроси у него сам, когда он приедет на каникулы. Но похоже, это всерьез. Мало того — хоть и учится он без году неделя, а профессора уже поговаривают, что он, судя по всему, далеко пойдет.

Как ни неожиданно для Конора было решение Шона, каковы бы ни были мотивы этого решения, Конор вдруг почувствовал, как его распирает гордость за сына. Врач — это уже кое-что. Во всяком случае, получше, чем полицейский.

Взгляд Конора снова упал на брюнетку, одиноко сидевшую за своим столиком. Он вдруг подумал о том, есть ли у нее дети. Поймет ли она переполнявшую его гордость за сына, если он расскажет ей новость, которую сам только что услышал, или удивленно посмотрит на него, когда он будет пытаться объяснить ей, почему карьера сына для него важнее собственной? За свою жизнь Конор успел наделать не так уж мало ошибок — пусть хоть у сына все сложится удачнее.

Пожалуй, самой большой ошибкой Конора был развод с матерью Шона, Линдой. Она не хотела быть женой полицейского. Она сама была из семьи полицейских. И когда в один прекрасный день он заявил, что собирается стать стражем порядка, ее ответ был категоричен: «Или я, или полиция!» Он пытался ее убедить, но они словно разговаривали на разных языках. А может быть, они и всегда говорили на разных языках? Через несколько лет Линда снова вышла замуж — за банковского служащего — и родила еще троих красивых и здоровых детей.



— Забыл тебе сказать, — объявил Мэтт, — я пригласил-таки Лайзу на ужин. Пришлось взять инициативу на себя, если ты не чешешься. Сказал, что мы оба будем очень рады.

— Зря сказал. Я лично собираюсь доесть салат и уйти. Если я понадоблюсь, ты знаешь, где меня искать.

— Но я обещал, что ты будешь!

— Скажи, что не смог. Срочные дела.

— Она не поверит. Какие дела на ночь глядя? Она решит, что ты убежал от нее.

— Пусть думает что хочет.

— Не валяй дурака, старик! Я буду выглядеть идиотом, если ты уйдешь.

— Поздно, братишка. По-моему, она уже здесь.

К столу действительно приближалась длинноногая блондинка с умопомрачительной фигурой. На груди ее не было таблички с именем, но Конору и не нужно было этого, чтобы безошибочно определить, что это и есть пресловутая Лайза. Мэтт привстал, сияя, словно лампочка на двести ватт. По всему было видно, что он явно неравнодушен к этой девушке. Почему же он так упорно хочет навязать ее Конору? Мэтт чмокнул девушку в щеку:

— Лайза, это мой брат Конор.

Лайза сверкнула ослепительной улыбкой:

— Значит, вы и есть тот самый знаменитый детектив? — Конор рассмеялся, пожимая ее руку:

— Ну, «детектив» — это слишком громко, не говоря уже о «знаменитый». Просто полицейский.

Мэтт услужливо придвинул девушке стул.

— Вы не представляете, какой у меня был ужасный день! — вздохнула она, садясь между ними. — Работы невпроворот. Еле удалось вырваться.

На ней были черная короткая кожаная юбка, ярко-красный свитер и туфли на самой высокой платформе, какую только приходилось видеть Конору.

— Кстати, вы слышали, что здесь произошло на днях? — спросила она, снова улыбнувшись Конору. — Я не уверена, что даже вы, полицейский, в это поверите.

Лайза начала рассказывать о каких-то двух миллионерах. Мэтт ловил каждое ее слово, тая на глазах. Конор же пропускал ее болтовню мимо ушей, рассеянно уставившись в свой бокал с недопитым вином. Можно подумать, он не слышал всяких сплетен! К тому же он уже не в том возрасте, чтобы терять голову от всякой пустоголовой красотки. Это для молодых, в которых еще живут надежды и бродят гормоны. Вот что это такое на самом деле — надежды и гормоны, только и всего. Жизнь достаточно быстро развеивает первые и успокаивает вторые.

Он слышал от коллег-полицейских, что Дениз с близнецами уехала погостить к матери во Флориду. Все были согласны с тем, что сейчас ей лучше уехать подальше, чтобы ничто не напоминало о том ужасном дне. Его и самого, можно сказать, отправили в отпуск почти насильно.

— Лучше тебе отдохнуть как следует, приятель, — сказал Конору шеф, когда тот пытался протестовать. — Тебе сейчас, должно быть, нелегко.

Конор честно пытался отдыхать. Он поехал на остров Мэн, но не увидел ничего, кроме скал и воды. Поехал в Пенсильванию, но как приехал, так и уехал. Он хотел было полететь в Калифорнию повидаться с Шоном, но решил все-таки дождаться, когда тот сам приедет на каникулы. Какому девятнадцатилетнему парню понравится, когда его родитель вдруг заявится к нему в общежитие без всякого приглашения? И когда Мэтт предложил провести уик-энд в Атлантик-Сити, Конор принял это предложение, хотя и без особого энтузиазма. Когда-то его бывшая жена обозвала этот город Лос-Анджелесом для бедных. Впрочем, с тех пор здесь многое изменилось. Во всяком случае, недостатки, может быть, и остались, но были тщательно затушеваны и не бросались в глаза. Хотя, конечно же, было видно, что все эти роскошные фасады — чистой воды показуха. Но показухой, если подумать, была и вся жизнь в этом городе. Атлантик-Сити словно специально существовал для того, чтобы неудачнику из любой точки Америки дать возможность хотя бы пару дней поизображать человека, у которого все о'кей. Здесь так легко было поверить, что где-то за поворотом тебя ждет то, что ты искал всю жизнь…

Конор отодвинул пустой бокал и откинулся на стуле. Его младший брат по-прежнему оживленно болтал о чем-то с Лайзой, которая, как оказалось, была не только официанткой коктейль-бара, но и студенткой юридического колледжа. Оба старательно делали вид, что им нет дела друг до друга, хотя и слепому было видно, что они влюблены. Конор вдруг почувствовал себя старым и одиноким…

— Вы не пригласите меня на танец? — произнесла девушка. Конор не сразу понял, что она обращается к нему.

— На танец? — рассеянно переспросил он.

— На танец, — повторила Лайза, улыбаясь столь безупречной улыбкой, словно до этого целый час репетировала ее перед зеркалом. — Ну, знаете, когда двигаются под музыку. Старая штука, но кое-где еще практикуется.

— Прошу простить, мисс, — извинился Конор, — но вы обратились не по адресу. Советую поговорить с моим братом, он здорово танцует в отличие от меня.

— Я не могу танцевать с Мэттом. Это повредит его карьере, — заявила вдруг Лайза. По ее тону трудно было понять, сказано это в шутку или всерьез.

— Сожалею, мисс, но я тоже вынужден вам отказать. Не то чтобы танец с вами мог бы повредить моей карьере. — Конор грустно улыбнулся. — Ей, кажется, уже ничто не повредит. Просто я собираюсь расплатиться и уйти.

— Но пока вы будете ждать счет, может быть, всего один танец, — настаивала девушка. В этот момент она была больше похожа на капризную школьницу, чем на роковую женщину. — Ну пожалуйста!

— Хорошо, — сдался Конор. Он встал и протянул ей руку. — Но предупреждаю: танцую я преотвратно. Так что не жалуйтесь потом, если я отдавлю вам ноги.

— Простите мою назойливость, — сказала Лайза, когда они вышли на танцплощадку. — Просто я не видела другого способа остаться с вами наедине.

Наедине? Конору казалось, что взгляды всего зала устремлены на него. Ему хотелось бросить все к черту, наплевать на все приличия и ринуться к выходу.

— Лайза, — поспешил он сказать прямо, — я не знаю, почему Мэтт так стремится свести меня с вами, но…

— Я люблю его, — вдруг заявила девушка. От неожиданности Конор сбился с ритма.

— Я не наступил вам на ногу? — проговорил он. Она помотала головой:

— Нет, все в порядке. — Ее взгляд встретился с его взглядом. — Я люблю его, и он, кажется, тоже, но стыдится в этом признаться.

— Стыдится? Вы хотите сказать — стесняется?

— Нет, именно стыдится. Он считает, что если он будет встречаться с официанткой, это может повредить его карьере.

— Повредить карьере? Каким же образом? — Она поколебалась.

— Не знаю. Если он действительно любит меня, его ничто не должно бы останавливать. Кроме того, я зарабатываю достаточно и к тому же учусь на юридическом. Но похоже, для него этого недостаточно. Может быть, вы знаете, в чем дело? Он вам ничего не говорил?

Что, черт возьми, он должен был ответить на это? То, что Лайза нравилась Мэтту, было очевидно, но карьера для него всегда была важнее всего. Эта девушка стояла у него на пути — вот почему он так настойчиво пытался сбагрить ее брату.

— Не знаю, — пробормотал Конор.

— Извините, — заговорила она через минуту. — Мне не следовало начинать этот разговор. Это наши с Мэттом проблемы, нам их и решать. У вас хорошая улыбка. — Она чмокнула его в щеку. — Улыбайтесь почаще!

Любой мужчина на его месте растаял бы от этого поцелуя, но для Конора в этот момент длинноногая блондинка рядом с ним словно и не существовала. Во всем мире была лишь невысокая брюнетка с короткой стрижкой. Ему вдруг представился тот же зал, тот же танец — но во всем зале были только он, брюнетка, музыка, свечи и долгая ночь впереди…

Нет ничего трогательнее, чем мужчина средних лет, пытающийся вернуть молодость, заводя роман со вчерашней школьницей. Мэгги пыталась не смотреть на эту пару, танцующую рядом с ее столиком. Но похоже, он танцевал с ней так, словно исполнял какую-то обязанность. Если ему так неуютно с ней на публике, стоит ли ему оставаться с ней наедине?

Танец кончился, и блондинка поцеловала мужчину в щеку, но взгляд того был устремлен на Мэгги. Мэгги заметила смущение в его взгляде.

Весь вечер она пыталась понять, каковы же отношения внутри этой троицы, и казалось, наконец ей это удалось. Молодой человек и девушка, судя по всему, были без ума друг от друга, в то время как старший брат весь вечер держался несколько отстраненно, глядя в пространство и рассеянно попивая бренди. Раз или два его взгляд встречался со взглядом Мэгги, и она отводила глаза, словно поймав себя на чем-то недозволенном.

Но когда старший брат пригласил блондинку на танец, Мэгги перестала что-либо понимать. Если молоденькие длинноногие блондинки в кожаных мини-юбках в его вкусе, какого черта он все время пялится на нее, Мэгги? Она не блондинка, не длиннонога, не бог весть как хороша и к тому же не первой молодости… Для него она должна быть пустым местом.

Чарлз по крайней мере женится не на вчерашней школьнице. Салли, его новая избранница, была художником-дизайнером лет под сорок. В ней было, пожалуй, что-то от хиппи, она одевалась, может быть, немного кричаще для своего возраста, но в ней не было ничего от школьницы. Салли вообще не похожа на тех женщин, на которых обычно женятся разведенные мужчины. Если мужчина женится вторично, он, как правило, ищет кого помоложе.

Но Чарлз любил ее. Это было самой большой загадкой для Мэгги. Он ловил каждое ее слово, каждое движение. Если Мэгги, глядя на Салли, видела в ней всего лишь привлекательную женщину средних лет, то Чарлз видел в ней богиню. Он женится на ней, потому что любит ее и хочет прожить с ней всю жизнь. Мэгги вдруг захотелось, чтобы кто-нибудь относился к ней так же.

Что это официант так долго не несет счет? Что-то случилось? Мэгги машинально оглянулась вокруг и похолодела. Два официанта, бармен и метрдотель столпились в дверях кухни, о чем-то живо переговариваясь и все время кидая взгляды в ее сторону. Сейчас еще, пожалуй, предъявят счет, по сравнению с которым месячный счет за телефон пока-29 жегся копеечным. Мэгги инстинктивно сжалась, ожидая самого худшего. Она нервно барабанила пальцами по столу, снимала с рукавов воображаемые нитки, ерошила волосы, пока не стала похожа на шотландского пони. Она пожалела, что бросила курить. Сигарета, пожалуй, немного ее успокоила бы.

«Ну скорее же! Неси этот чертов счет, чтобы я наконец расплатилась — и бегом из этого проклятого ресторана!»

Мэгги уже готова была остановить проходившего мимо официанта, хотя это был не тот, кто ее обслуживал, когда двери кухни распахнулись и к ней направилась целая делегация.

— С днем рождения! С днем рождения! — хором пропели они.

Торт был похож на огромный букет олимпийских факелов. Неужели они и впрямь зажгли тридцать пять свечей? Она никогда не комплексовала по поводу своего возраста, но зачем кричать о нем на весь мир?

Официанты окружили ее столик плотным кольцом. Метрдотель торжественно вручил ей торт.

— Это вам, миссис О'Брайен, — произнес он. — А теперь задуйте свечи.

«Да чтобы их задуть, эти свечи, не хватит никаких легких! Тут нужен как минимум пожарный насос…»

Она мысленно помолилась и набрала в легкие воздуха.

Брюнетка задула все свечи, кроме трех, с первого раза. Зал, с интересом наблюдавший за этой сценой, разразился одобрительными криками и аплодисментами. Дунув еще раз, она погасила оставшиеся. Затем приветливо улыбнулась официантам, удалившимся в кухню, но взгляд у нее был такой, словно ей самой хотелось куда-нибудь удалиться.

Этот взгляд больше всего удивлял Конора. Она не была похожа на тех, кто добивается своего тем, что бьет на жалость, но кому, как не Конору, знать, что внешность порой обманчива. Особенно это касается женщин. Как часто женщины, поначалу казавшиеся ему вполне неглупыми, на поверку оказывались полнейшими дурами! Впрочем, бывало и наоборот.

Может быть, эта брюнетка действительно была из тех женщин, что ездят только в самых роскошных лимузинах, останавливаются только в самых дорогих гостиницах и ужинают только в самых дорогих ресторанах. А может быть, ей просто захотелось поиграть в красивую жизнь.

Впрочем, и впрямь, что он сидит и гадает? Мог бы подойти и заговорить. Тем более что он здесь один, и она одна. Лайза с Мэттом снова заняты болтовней, им, казалось, нет до него никакого дела. Что его останавливает? Он уже не мальчик, в конце концов! Он не развалится, если встанет и подойдет к ее столику, но если он этого не сделает, как бы не пожалеть потом. А если она его «пошлет», то он, в конце концов, переживет. От этого еще никто не умирал, а он уже не в том возрасте, чтобы сильно мучиться из-за женского отказа.

Конор решительно поднялся из-за стола.

Глава 3

Мэгги смотрела, как мужчина, отодвинув стул, поднялся из-за стола. Она была в полной уверенности, что блондинка поднимется вслед за ним, но та, кажется, даже бровью не повела. Казалось, во всем мире только Мэгги заметила, как он решительно прошел через зал, направляясь к таперу, и сказал тому несколько слов на ухо. Тапер кинул взгляд в ее сторону и понимающе кивнул, и Мэгги вдруг поняла, что именно мужчина сказал ему. Как ни странно, она совершенно не удивилась.

Мэгги тысячу раз наблюдала подобные сцены в кино, когда герой шепчет что-то на ухо таперу, вдруг раздается прекрасная мелодия, герой заключает героиню в свои мужественные объятия, они кружатся в танце, и на экране появляется надпись: «Они жили долго и счастливо». Саму эту долгую и счастливую жизнь почему-то никогда не показывают. Наверное, потому, что на самом деле она длится не дольше одного кадра.

Мэгги и ее сестры выросли на подобных фильмах. Когда-то Мэгги рыдала над ними, но мало-помалу сюжет, с навязчивым постоянством повторявшийся из фильма в фильм, перестал вызывать у нее какие-либо эмоции — кроме, пожалуй что, скуки.

Мужчина столь же решительным шагом направился к ее столику. Мэгги вдруг подумала: а как он поведет себя, если она ему откажет? Танцевать ей вовсе не хотелось, тем более под пристальным взглядом его юной спутницы. Если он решил поиграть в благородство, пригласив одинокую женщину на танец, то ей его подачки не нужны.

Она вскочила, лихорадочно вцепившись в свою сумочку. Голова ее кружилась, хотя она не выпила ни капли спиртного. Она уже хотела бежать, но тут он дотронулся до ее руки.

— Позвольте пригласить вас на танец, — произнес он. — Мне кажется, ваш день рождения — отличный для этого повод.

— Спасибо, — пробормотала она, — но я не танцую. Выражение его глаз не переменилось, но Мэгги показалось, что он удивлен и немного обижен.

— Простите, — поспешила заверить она его, — я ни в коем случае не хочу вас обидеть. Просто, боюсь, я неважно танцую.

— Ну что вы, — улыбнулся он, — я нисколько не в обиде. К тому же, если честно, я сам танцую не бог весть как.

Его улыбка была чертовски привлекательной. Мэгги она понравилась. И понравился его ответ. Значит, он вовсе не такой самоуверенный, как ей поначалу показалось.

Она улыбнулась в ответ:

— Ни за что бы не поверила, что вы плохо танцуете! «Что ты делаешь, Мэгги? Осторожно, ты заигрываешь с ним!»

Он подмигнул ей:

— Вы можете это проверить.

Мэгги вдруг почувствовала себя беспечной девочкой-подростком.

— Ну что ж, — согласилась она неожиданно для самой себя, — так и быть, уговорили.

Она поставила свою сумочку на стул и положила руки ему на плечи.

Это было совершенно не в ее стиле. Со стороны она, должно быть, выглядит полнейшей дурой. Но ведь он не знает, что на самом деле перед ним женщина, насквозь замороченная детьми, работой и хозяйством, от которой менее всего можно ожидать беганья по ресторанам в поисках случайных романов. Он не знает о ней ровным счетом ничего — ни имени, ни рода занятий, ни семейного положения, ни музыкальных пристрастий, ни того, какие мужчины ей нравятся и любит ли она вообще мужчин — может быть, она больше любит детей, или собак, или шоколад… Сейчас она может позволить себе быть кем ей заблагорассудится. Новая прическа, новый наряд. Ну чем не Золушка? Разве что вместо кареты — роскошный лимузин, которому не грозит превратиться в тыкву, и срок ее истекает не сегодня в полночь, а лишь послезавтра в полдень.

От прикосновения рук незнакомца у Мэгги кружилась голова. Это ощущение было таким сильным, что у нее даже перехватило дыхание.

— Все в порядке? — испуганно спросил он.

Мэгги сделала вид, что просто слегка закашлялась. Она пыталась уверить себя, что просто давно не испытывала прикосновения сильных мужских рук, но в глубине души понимала, что дело не только в этом. В конце концов, не так уж давно это было, чтобы успеть забыть. Как бы то ни было, в его руках она почему-то чувствовала себя так, словно они знакомы тысячу лет. Все почему-то казалось ей в нем таким родным — его руки, его запах, даже то, что оба они так плохо танцевали.

— Вы правы, — улыбнулась она, когда они в десятый, должно быть, раз сбились с такта, — вы действительно неважно танцуете.

— Ну, знаете, и вы не намного лучше!

— Вы мне льстите, — снова улыбнулась она, — на самом деле я намного хуже. Я так танцую, что, бывало, стоило мне лишь показаться на школьной вечеринке, как все сразу же разбегались.

— Мой отец говорит, что я танцую не лучше паралитика.

— Что ж, — усмехнулась она, — жестоко, но справедливо.

— Вы всегда так прямолинейны? — поморщился он с притворной обидой.

— Это мой главный недостаток. К счастью, почти единственный.

Он рассмеялся и прижал ее ближе к себе, так, что она ощутила тепло его тела. Мэгги тянулась к нему, как растения тянутся к солнцу, и она, пожалуй, была бы не прочь танцевать с ним так год или два. От этой мысли ее вдруг кинуло в жар. Слава Богу, он не успел заметить, как она покраснела, — он был намного выше ее, и она почти прижималась лицом к его груди. Мэгги пыталась уверить себя, что это всего лишь обычная женская реакция на привлекательного мужчину, но в глубине души чувствовала, что это не так. Привлекательными казались ей многие мужчины — зубные врачи, сантехники, учителя и тот парень, что ведет новости на местном телевидении, — но ни один из них не заставлял ее чувствовать себя так, словно она стоит перед огромным обрывом, одновременно смертельно напуганная и готовая прыгнуть очертя голову.

Мэгги была не из тех женщин, которые любят опасности. Она хотела знать точно, куда она идет и что ее там может ожидать. В ее жизни не было места опасностям — может быть, не столько потому, что она умела их избегать, сколько просто потому, что они ей и не встречались. Жизнь ее была простой, ясной, расписанной до мелочей. И Мэгги считала, что так и должно быть.

Она так считала всего несколько минут назад. Сейчас она была уже не уверена в этом.

— Ваша девушка, кажется, зовет вас, — сказала она.

— Она не моя девушка.

— Тогда чья?

«Послушай, Мэгги, не суй свой нос в чужие дела». Прежняя Мэгги всегда по тридцать раз обдумывала, прежде чем что-то сказать. Новая Мэгги, похоже, рубила сплеча.

— Ничья, — ответил он. — Она любит моего брата.

— А это, как я понимаю, ваш брат?

— Да. Его зовут Мэтти.

— Но он, как мне показалось, не любит ее.

— Не знаю, что он вообще любит, кроме своей карьеры. — Он рассказал ей, что Мэтт служит в этой гостинице и старается продвигаться по служебной лестнице как можно быстрее, а Лайза — официантка в коктейль-баре здешнего казино.

Мэгги вздохнула:

— Понимаю. Встречаться с официанткой не очень престижно.

Он грустно улыбнулся:

— Видите, вы догадались об этом быстрее, чем я.

— Она красивая. — Мэгги вдруг почувствовала укол ревности.

— Она еще ребенок.

— Но красивый ребенок.

— Я предпочитаю взрослых женщин.

— Все вы так говорите. А сами, поди, спите и видите…

— Откуда вы знаете?

— Я живу не в безвоздушном пространстве, — сказала она. — И наверное, все-таки вижу, что происходит вокруг!

— Так который по счету день рождения? — спросил он. — Дата, как я понял, круглая.

— Как вы догадались?

— По вашему лицу. У меня было точно такое же выражение лица, когда мне исполнилось тридцать, а затем тридцать пять.

— Тридцать пять. — Мэгги немного отстранилась и посмотрела на него. — Сейчас вы скажете, что мне больше тридцати не дашь.

— Вам действительно не дашь, — подтвердил он. — Но по-моему, между тридцатью и тридцатью пятью никакой разницы.

— Я сама так думала еще вчера, когда мне было всего тридцать четыре.

— Ну что вы, тридцать пять — это совсем немного.

К собственному удивлению, Мэгги вдруг согласилась с этим.

— А вы сколько круглых дат успели отпраздновать? — спросила она.

— Подбираюсь к сорока, — с притворно мрачным видом произнес он. — В сентябре стукнет.

— Тогда я, в свою очередь, скажу, что вам больше тридцати пяти не дашь.

Он снова рассмеялся, на это раз громче. Нет, ей сегодня все-таки положительно везет! Все это слишком похоже на сказку, чтобы поверить!

Мэгги вдруг как огнем обожгла неожиданная мысль: а уж не подослан ли этот таинственный незнакомец ее сестрами? О нет, ради Бога, только не это! Они могут критиковать ее прическу, макияж, одежду — но если они считают, что она не способна сама найти себе мужчину, значит, они окончательно поставили на ней крест. Если так, то она не простит им этого до конца жизни.

Набравшись мужества, Мэгги решила напрямую спросить об этом его самого, чтобы окончательно разрушить либо последние сомнения, либо последнюю надежду:

— Признайтесь, вас подослали Клер и Элли?

— Кто такие Клер и Элли? — удивился он. Мэгги с облегчением вздохнула.

— Мои сестры, — сказала она. — Честно говоря, это они устроили мне поездку в Атлантик-Сити. Я было решила, что они и вас подослали…

— Вы же видели, как я отвратительно танцую! На месте ваших сестер я бы все-таки подобрал танцора получше.

— Да, — улыбнулась она, — пожалуй, вы правы.

Но сомнения все-таки продолжали мучить ее. Этот мужчина был слишком хорош, чтобы быть правдой. Высокий, красивый и не боится смеяться над собой.

Женат! Наверняка женат. Или священник в цивильном. Так или иначе, он недоступен для нее. Мужчины не сваливаются просто так тебе на голову, тем более в день рождения и когда тебе уже тридцать пять. Такое бывает разве что в кино.

Мэгги заметила, что Мэтт поднимается из-за стола.

— Ваш брат уходит, — сообщила она. — Что-то он выглядит не очень веселым.

— Ничего, это пройдет.

— Спасибо за танец, — заторопилась она, — все было великолепно, но если вам нужно идти…

— Кто сказал, что мне нужно идти?

— Ну, если нет…

— Если нет, то почему бы нам не начать все сначала? — Он посмотрел на нее, и их взгляды встретились. — Кстати, забыл представиться. Меня зовут Конор.

— Мэгги.

— Вы здесь одна? — Она кивнула:

— Одна. А вы?

— Один.

«Слава Богу», — подумала она, придвинувшись к нему чуть ближе. Она не знала, почему она рада, что он один, но это было так.

Они уже не стеснялись своего неумения и танцевали как могли. И похоже, сумели даже зажечь кого-то своим примером, ибо к ним присоединились еще две пары.

Мэгги казалось, что она готова остаться на всю жизнь здесь, в руках Конора, в этом зале с завораживающей музыкой и волшебным светом свечей. Конор был даже выше и шире в плечах, чем ей показалось на первый взгляд, и в его сильных руках она чувствовала себя маленькой и хрупкой. Как ни странно, ей это нравилось.

Мэгги привыкла считать себя сильной женщиной. Если было надо, она могла таскать тяжело груженные ящики. Она считала себя смелой. Она не пугалась, когда слышала какой-нибудь странный шорох ночью за окном, а однажды, обнаружив в комнате Николь огромного черного паука, поймала его голыми руками и вынесла в сад, потому что не хотела жить с этим непрошеным гостем в одном доме, но и убивать его было жалко. Она не испугалась высоты, когда понадобилось что-то отремонтировать на крыше.

И сейчас она была все такой же. Она просто не могла позволить себе стать другой, иначе ей пришлось бы в этой жизни весьма туго.

Но все это время в ней жила и другая женщина — женщина, которой порой не хватало прикосновения сильных, надежных мужских рук. Нет, она не питала никаких надежд, ей просто было сейчас так хорошо танцевать с ним…

Тапер закончил игру в самый неожиданный момент.

— Может быть, попросим его сыграть еще? — улыбнулась она.

— У меня есть идея получше. Пойдемте вниз, в бар, и поднимем по бокалу в честь вашего дня рождения!

Мэгги колебалась. Если она примет сейчас его предложение, то не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться, к чему это приведет в конечном счете. Всего один танец с ним уже казался таким восхитительным, таким волшебным, что просить о большем — все равно что просить, чтобы звезды светили ярче только ради тебя.

Мэгги напряженно искала ответ. Если бы она спросила у него, Конор бы ответил, что правильного ответа не знает никто, что остается лишь положиться на свои чувства и слепую фортуну. Эти два фактора всегда лежат в основе всех великих дел, всех великих открытий, всех великих авантюр.

Она думала. Он ждал.

Пора было покинуть место для танцев.

— Что ж, — произнес Конор, пожимая ей руку, — как хотите. Спасибо за танец.

— Спасибо и вам, — улыбнулась Мэгги. — Вы с честью выдержали испытание — ни разу не пожаловались, когда я наступала вам на ноги!

Пожалуй, что больше всего подкупало его в Мэгги — так это ее умение посмеяться над собой. Давно уже Конор не встречал человека, которому была бы свойственна эта черта. Как жаль, что приходится расставаться, не узнав о ней больше!

Мэгги не мешкая расплатилась, подхватила свою сумочку под мышку, и, выйдя из ресторана вдвоем, они направились к лифтам.

— Если вы вдруг надумаете, — сказал он, нажимая кнопку «вниз», — предложение остается в силе.

— Спасибо. — Она нажала кнопку «вверх». Гостиничные лифты обычно очень медленны, но на этот раз крайний справа лифт пришел почти мгновенно.

— Я надеюсь на встречу, — произнес он, когда Мэгги вошла в лифт.

— Я подумаю, — машинально ответила она.

Двери лифта стали медленно закрываться, и Конор вдруг словно потерял рассудок. Он задержал двери лифта руками.

— Не уезжайте! — попросил он. Ее глаза округлились.

— Не бойтесь, я не сошел с ума. Просто я чувствую, что не могу отпустить вас просто так. Мне кажется, между нами что-то происходит. Не уезжайте, Мэгги…

Он произнес ее имя так нежно, так тихо… А ведь они знакомы от силы полчаса!

Она знала, чем ей это грозит, и знала, как избежать опасности. Она должна улыбнуться, сказать «спокойной ночи», вернуться в свой номер, позвонить детям, немного посмотреть телевизор — и лечь спать.

Она это знала. Но не этого ей хотелось. Не это подсказывало ей ее сердце.

Мэгги перевела дыхание и вышла из лифта. Голова ее кружилась. Она сама бы испугалась своих действий, будь она в этот момент в здравом уме. Конор держал ее за руку, и Мэгги не хотелось, чтобы он отпускал ее, хотелось верить…

Все так же держась за руки, они прошли через холл с мраморными колоннами, высокими лепными потолками, огромными фонтанами, мимо понимающе-многозначительных взглядов седых вдов, для которых казино уже стало вторым домом, и спустились вниз по эскалатору.

Бар был темным и насквозь прокуренным, но таким, по идее, и должен быть бар. Они сели на маленькую кожаную софу за столиком у стены, достаточно близко к оркестру, чтобы слышать музыку, но не настолько близко, чтобы та заглушала их разговор.

… Последние два года она была очень занята. После развода ей пришлось строить свою жизнь почти с нуля. Дети, занятия, работа… А когда случилось несчастье с матерью, Мэгги, взвалив всю ответственность на себя, и вовсе оглянуться не успела, как пролетел целый год. Меньше всего приходилось думать о себе, и какую-то часть своей души Мэгги словно законсервировала и положила на хранение до лучших времен. Неужели теперь эти времена настали?

— Пожалуйста, бутылку шампанского и два бокала, — сказал Конор официантке.

— Какой сорт? — Рыжеволосая официантка с немыслимо большим бюстом и осиной талией пожирала Конора глазами. Одета она была наподобие древнегреческой богини — в короткую тунику, оголявшую одно плечо. По возрасту официантка почти годилась Мэгги в дочери.

Конор повернулся к Мэгги. Любой другой мужчина из всех, кого она знала, на его месте стал бы строить из себя супермена и сам бы выбрал сорт вина. Не говоря уже о том, что вряд ли удержался бы от комплиментов официантке по поводу ее прелестей.

— Честно говоря, — призналась Мэгги, — я слабовато в этом разбираюсь. Целиком полагаюсь на ваш вкус.

Официантка с подозрением покосилась на нее, но Конор не растерялся и назвал какой-то сорт. Девушка, кивнув, удалилась.

— Я вижу, вы знаете толк в винах! — одобрила Мэгги, хотя на самом деле название ей ничего не говорило. — Впечатляет! — Она уютно устроилась на софе.

Можно ли чувствовать себя одновременно наивной девочкой-подростком на первом свидании и женщиной, искушенной в любовных делах до мелочей, — не говоря уже о том, что Мэгги не была ни той ни другой? Но именно так она себя сейчас чувствовала.

«Дотронься до меня, возьми мою руку в свою, поцелуй меня…»

Официантка появилась с бутылкой шампанского, двумя бокалами и ведерком со льдом и, поставив все это на стол, снова удалилась.

Конор умел обращаться с шампанским — ни плоских шуток, которые обычно отпускают в таких случаях, ни лишних движений. Он легко снял пробку, и вино чуть было не выплеснулось через край. Мэгги поспешила подставить бокал. Она ожидала, что Конор произнесет какой-нибудь патетический тост или предложит выпить на брудершафт, но он не стал делать ни того, ни другого.

— За наше случайное знакомство! — Мэгги подняла бокал.

— За наше случайное знакомство. И за ваш день рождения. «За игру в Золушку всего лишь на один вечер», — подумалось ей.

Вино было сладким, пузырьки словно танцевали на языке, Мэгги чувствовала, что теряет последние остатки здравого смысла.

Конор никогда не встречал таких женщин. Обычно женщины за бокалом шампанского говорили о ситуации на рынке акций или на Ближнем Востоке или о последних новинках детективной литературы. Он наклонился к ней.

— Когда я впервые увидел вас тогда, на стоянке, — сказал он, — мне особенно понравились ваши глаза. Синие, как небо.

Голова у Мэгги шла кругом. И не только от вина.

— Я заметила, как вы на меня смотрите. Но как ни странно, глаз ваших совершенно не запомнила. Зато я обратила внимание, какие красивые у вас волосы.

— А затем я увидел вас за столом регистрации.

— Когда я заполняла бланк гостиницы?

— А вы не помните? Я вам еще улыбнулся.

— Значит, все-таки мне? А я решила, что вы улыбаетесь брату.

— Вы тогда еще так на меня посмотрели… Точно такой же взгляд у вас был, когда я пригласил вас на танец.

— Этот взгляд означает «Я все держу под контролем». Он очень помогает, когда на самом деле я совершенно не могу справиться с ситуацией.

Кажется, только теперь из-под безупречной маски начала проступать настоящая Мэгги. Конору хотелось знать, какая же она на самом деле.

— Не можете справиться? О чем вы? Может быть, я могу чем-то помочь?

— Все происходит слишком быстро, — произнесла она чуть слышно.

Он не ошибся. Она явно чувствовала то же, что и он.

— Мы можем замедлить процесс, — предложил он. — Можем найти оптимальную скорость.

Она посмотрела на него, и он увидел свое отражение в ее огромных небесно-голубых глазах. Такое уже было с ним когда-то. Не так уж и давно…

— Я не уверена, что у нас получится, — прошептала она. В глазах ее стояли слезы.

— В чем дело, Мэгги? Я могу чем-нибудь помочь?

Как объяснить этому милому человеку, что женщина, которую он видит перед собой, не имеет ничего общего с реальной Мэгги О'Брайен? Эта стильная стрижка, этот макияж, эта изысканная одежда — все это так же фальшиво, как и ее жемчуг. Настоящая Мэгги — мать двоих детей с работой на полставки, учебой и бывшим мужем, который, едва успев развестись, уже нашел себе новую жену. От настоящей Мэгги Конор наверняка бы убежал как черт от ладана.

Мэгги не могла стать другой. Может быть, когда-нибудь и научилась бы, но у нее совершенно не было на это времени.

Она встала.

— Извините, — сказала она, — мне срочно надо идти.

На этот раз она не обернулась.

Глава 4

Мэгги сбросила туфли в прихожей, стянула свитер в гостиной, скинула брюки и белье по пути к ванной. Она сняла ожерелье и часы, положила их на белоснежную полочку над раковиной, включила душ на полную мощность и вошла в ванну, пытаясь смыть с себя всю эту дурь.

— Идиотка! — произнесла она вслух, смачивая волосы.

— Трусиха! — вылив на руку чуть ли не полбутылки шампуня.

— Так тебе и надо! — яростно намыливаясь.

Она обругала себя всеми возможными словами и даже придумала несколько новых.

Закончив мыться, она врубила фен на полную мощность, а высушив волосы, облачилась в непривычную ей шелковую пижаму — еще один подарок сестер, села на кровать и зарыдала в три ручья.

Во всем Мэгги винила одну себя. Надо было остаться. Она уже не ребенок, слава Богу, ей уже тридцать пять. Она была замужем и развелась. Чего ей бояться?

Конор был прав, когда сказал, что между ними что-то происходит. Что именно — Мэгги не могла определить. Такого ей не приходилось испытывать даже с Чарлзом. Она словно сорвалась с тормозов. Вот почему она так испугалась, что поспешила вернуться в свой номер.

Нет, Конор ей в общем-то нравился. Ей нравилось в нем все — от внешности и голоса до запаха его одеколона. Единственное, что ее испугало, — это то, что он напрямую сказал то, в чем она сама побоялась себе признаться: что-то произошло, и они уже не могут просто взять и расстаться.

Теоретически она знала о тех соблазнах, что могут поджидать одинокую женщину. Она слышала об этом сто раз и сама не раз читала лекции своим сестрам. «Не бойтесь сказать „нет“! Перестраховка еще никому не повредила! Не поддавайтесь на провокации, помните, что вы ему ничем не обязаны».

А сестры не раз предупреждали ее, что самая большая опасность — это ее глупое сердце. Раньше Мэгги, слыша это, лишь улыбалась в ответ. Уж что-что, а сердце ее ни разу за все эти тридцать пять лет не выкидывало никаких фокусов. Но теперь оно словно решило взять за это реванш.

Все, что ей хотелось, — прильнуть губами к его губам, ласкать его сильные плечи, гладить густые жестковатые волосы. Говорить ничего не надо, тем более рассказывать ему историю своей жизни или выслушивать его историю.

Мэгги в изнеможении откинулась на подушки. Нет, все-таки правильно, что она вовремя остановилась! Еще минута — и шампанское развязало бы ей язык, и она, пожалуй, брякнула бы напрямую, что хочет его поцеловать. Слава Богу, в последний момент ей все-таки хватило ума не выставить себя полной идиоткой!

Во всяком случае, все, что он успел узнать о ней, — это ее имя. Вряд ли он сможет узнать, в каком она номере. Хотя если его братец работает в этой гостинице…

Телефонный звонок прервал ее мысли. От неожиданности Мэгги вскочила с кровати как ошпаренная.

— Что ты делаешь в номере? — Голос Клер звучал рассерженно.

— Отвечаю на твой звонок. — Мэгги сама была не рада, что ответ прозвучал не очень вежливо, но она была слишком расстроена, чтобы он мог быть иным. Все эти годы их с Клер отношения трудно было назвать безоблачными. Лишь когда Мэгги вернулась в Нью-Джерси, они стали понемногу улучшаться.

— Какого черта?! — воскликнула Клер. — Ты сейчас должна быть в казино, расслабляться по полной программе.

— Я и расслабляюсь. — Мэгги чувствовала себя виноватой перед младшей сестрой. — Я приняла душ, сейчас собираюсь смотреть телевизор. — Она потянулась за пультом одного из трех телевизоров, имевшихся в ее номере. На экране возникло лицо ведущего. — А ты что мне звонишь, если я, по-твоему, должна быть в казино?

— Хотела оставить тебе привет на автоответчике. Поздравить еще раз с днем рождения. Но если я мешаю…

— Чем? Я лежу в постели, ничего не делаю. — «И думаю о мужчине, которого я встретила в ресторане. Тебе бы он понравился, Клер. Высокий, сильный, красивый, не лишен чувства юмора. Мы танцевали, потом пили шампанское, он сказал, что мои глаза похожи на небо… А я убежала как последняя дура!»

— Отличное занятие! — Клер не иронизировала. Она говорила серьезно. Она вообще не умела быть несерьезной.

— По-моему, неплохое. Как дети?

— Я говорила с мамой Джереми. Чарли уже спит без задних ног. А Николь здесь рядом, изучает мою косметику.

— Не рано ли приучать ее к косметике? Я помню, в каком виде она вернулась от тебя в прошлый раз.

— По-моему, она выглядела неплохо!

— Она выглядела лет на девятнадцать! — Мэгги передернулась. — Не рано ли?

— Время не остановишь. Твоя дочь растет. Мэгги пробурчала что-то нечленораздельное.

— Что ты сказала? — насторожилась Клер,

— Я говорю, ресторан был просто шикарный! Вы с Элли постарались на славу. Не знаю, как и благодарить.

— Мы перед тобой в неоплатном долгу, Мэгги. Ты просто клад.

— Спасибо, — поблагодарила Мэгги. — Спокойной ночи.

— Спокойной ночи. Мэгги повесила трубку.

«Просто клад»! Если она и впрямь такое сокровище, почему же тогда она одинока?

Работа полицейского способна кого угодно превратить в зверя. Неделями все может быть спокойно, но когда врываешься в дом и видишь три детских трупа, мать всю в крови и бессмысленную улыбку ее накачанного наркотиками сожителя, хочется выхватить у этого человекообразного существа еще дымящийся пистолет и выпустить весь остаток обоймы в его тупую башку — и пусть потом судят. Потом это проходит, но с каждым разом все труднее.

Поэтому Конор занимался бегом. Бег не просто помогал держаться в хорошей физической форме — он успокаивал нервы. Когда бежишь, не думаешь ни о чем, кроме скорости и дистанции. Если бы не бег, он, может, давно бы уже опустился и спился.

Конор уже привык в любую погоду вставать чуть свет и натягивать спортивный костюм. Когда свежий утренний воздух врывается в твои легкие, а рассвет едва начинает золотить верхушки деревьев и крыши домов, когда слышишь гомон просыпающихся птиц, начинаешь верить, что мир не так уж плох.

Затем он переодевался и шел на работу, чтобы снова встретиться лицом к лицу с реальным — порой суровым и жестоким — миром.

В этом году на его долю выпало слишком много такой реальности. И скрыться от нее было некуда — даже бег тут не поможет. От себя не убежишь.

Голос Бобби преследовал его во сне и наяву.

— Не стоит казнить себя, приятель, — говорил этот голос. — Твоей вины здесь нет.

Но Конор думал иначе…

Он проснулся около семи. Ему потребовалось несколько секунд, чтобы понять, где он. Гостиничная кровать была шире и мягче, чем его кровать дома. Дома он всегда спал с открытыми окнами. В гостинице этого сделать нельзя. К тому же здесь нет балконов. Конор вспомнил рассказы о тех, кто в один вечер просаживал все свое состояние в казино и для кого оставался лишь один путь — в окно двадцать второго этажа. Сегодня, если бы незадачливый игрок решил покончить с собой, ему бы пришлось сначала преодолеть трехдюймовое непробиваемое стекло.

Сейчас по этим стеклам барабанил мелкий, занудный дождь. Мокрые, казавшиеся потрепанными чайки изредка кружили над пустынным пляжем. Серая асфальтовая дорожка от дождя стала черной.

Быстро одевшись, Конор сунул ключ от номера в карман спортивных брюк и направился к выходу. Он чувствовал себя немного не в форме, но знал, что это пройдет, как только он вдохнет холодный октябрьский воздух. Спускаясь в лифте, Конор мысленно поздравил себя с тем, что не думает о брюнетке по имени Мэгги, — и тут же посмеялся над собой. Если бы он действительно о ней не думал, он бы и сейчас не вспомнил о ней. Что ж, если он еще не разучился смеяться над самим собой, значит, по крайней мере с чувством юмора у него все в порядке. Мало кто умеет смеяться над собой.

Мэгги, похоже, умела. И это, пожалуй, нравилось Конору в ней больше всего, если не считать бездонно-синих глаз. Мэгги видела мир таким, какой он есть, со всеми его недостатками — и все равно принимала и обнимала его. Конор не знал, откуда он знает это о Мэгги, но он знал это наверняка. Он все о ней знал. Не знал лишь, что она вскочит и убежит, не допив и первого бокала шампанского. Но здесь, если разобраться, виноват он сам — слишком поторопил события.

Он вышел из лифта, прошел через пустынный холл и вышел из вращающихся дверей гостиницы. Дождь холодил его лицо и руки, но Конор не давал себе поблажки ни в какую погоду. В последнее время, правда, разминка стала даваться ему немного труднее. Годы, что ли, уже начинают брать свое?

Конор слегка поежился, глядя на мокнущие пластмассовые столики и стулья летнего кафе. Они, очевидно, стоят здесь последние дни — сезон уже подходит к концу, скоро их должны убрать до весны. Старика с саксофоном еще нет, но он обязательно появится. Он всегда, в жару и в стужу, стоит все на том же углу, наигрывая все ту же неизменную мелодию. Симпатичный старик. Конор всегда бросал в его шляпу две-три монетки. Хотел бы он принимать жизнь с той же стойкостью, что и старый саксофонист!

Конор приезжал сюда не в первый раз и уже, кажется, знал в лицо всех местных бомжей, что дремлют на лавках или крутятся у входа в гостиницу, выпрашивая деньги или сигарету. Конору запомнилась женщина, которую он увидел, когда приехал сюда впервые. Расположившись со своими нищенскими пожитками у дверей магазина, она вязала пончо. Не обращая ни на что внимания, старуха деловито орудовала деревянными спицами. Конора особенно поразил этот оптимизм перед лицом отчаяния. Второе такое же пончо было надето на ней, несмотря на августовскую жару. Когда Конор снова приехал сюда зимой, старая нищенка сидела на том же месте уже в новом пончо, а из его складок высовывал голову маленький серый котенок.

Пробежав первый круг, чтобы согреться, Конор вдруг увидел Мэгги, сидевшую на скамейке футах в сорока от него. Сердце Конора дрогнуло в тот момент, когда он узнал ее. Элегантные одежды прошлого вечера исчезли. Теперь на ней были кроссовки, джинсы и ярко-красный свитер, но и в этой простой одежде она выглядела не менее привлекательно. Короткие черные волосы слегка кудрявились оттого, что намокли.

Она не замечала ею. Взгляд ее был устремлен куда-то за горизонт. Конор был даже рад этому. Зачем обмениваться дежурными приветствиями, фальшивыми улыбками?

Конор уже хотел продолжить свой путь, как вдруг заметил какого-то подозрительного типа, приближавшегося к ней. На вид парню было не больше семнадцати, но держался он так, словно был гораздо старше. Инстинкт полицейского подсказывал Конору, что парень опасен. Конор знал, что этот инстинкт редко обманывает его.

Парень подошел к Мэгги и что-то произнес. Мэгги не заметила его, продолжая смотреть перед собой. Парень наклонился к ней и снова что-то сказал. Мэгги машинально отстранилась от него.

Инстинкт подсказывал Конору, что надо действовать.

Мэгги не могла понять, чего он хочет. Парень был явно пьян или накачан наркотиками и произносил слова настолько нечленораздельно, что трудно было даже понять, на каком языке он говорит. Кажется, просит денег. Мэгги, может, и дала бы, но как на грех не захватила с собой ни цента.

— Извините, — проговорила она как можно вежливее, — ничем не могу вам помочь.

Она поднялась и хотела пойти в гостиницу, но парень преградил ей путь, дыша перегаром прямо в лицо. Мэгги похолодела. Черт ее дернул выскочить на улицу в такое время…

— Эй, приятель, поищи где-нибудь в другом месте! Голос раздался у Мэгги из-за спины, но она поняла, что он принадлежит не дружку приставалы. Она с радостью узнала этот голос.

Внимание парня сразу же переключилось на Конора. Он выдал нечто нечленораздельное, но грозное. У Мэгги еще сильнее затряслись поджилки.

«Конор, не строй из себя героя! Такие типы опасны».

Конор, однако, не отступил ни на шаг. Мэгги посмотрела на него. В этот момент в нем не было ни малейшего сходства с тем романтичным мужчиной, который вчера угощал ее шампанским и осыпал комплиментами. Черты его лица заострились, взгляд стал устрашающим. Если бы Мэгги не знала его, не танцевала с ним вчера, она, пожалуй, испугалась бы его еще больше, чем парня.

Парень снова прогнусавил что-то невнятное, но Конор, казалось, отлично его понял.

— Еще одно слово, приятель, — спокойно, но грозно отчеканил он, — и будешь объясняться с охраной. Есть еще вопросы?

Рука хулигана потянулась к карману кожаной куртки. Не успела Мэгги понять, что к чему, как он уже лежал на асфальте лицом вниз, а Конор сидел на нем, заломив ему руку чуть ли не до самого затылка.

Свободной рукой Конор спокойно достал из кармана парня маленький блестящий пистолет. Пистолет был похож на игрушку, но эта «игрушка» могла бы оказаться смертельной.

— Скажите охране, чтобы вызвала полицию, — обратился Конор к Мэгги. — Не забудьте подчеркнуть, что у него обнаружено оружие.

Мэгги испуганно покосилась на парня. Несмотря на свое положение, тот, казалось, не собирался сдаваться.

— Может быть, — предложила она, — прислать охранников вам на помощь?

— Думаю, что и сам справлюсь, — ответил Конор. По его тону Мэгги поняла — он справится.

В благодарность за свое спасение Мэгги решила пригласить Конора на завтрак. Завтрак — это романтично и в то же время ни к чему не обязывает. Особенно когда твои волосы в беспорядке, лицо без косметики и одета ты в простенькие джинсы и свитер. И к тому же вместо шампанского — кофе и апельсиновый сок. Казалось бы, ситуации, меньше всего располагающей к интиму, и быть не может.

Однако за завтраком Мэгги снова поймала себя на том, что почти против воли кокетничает с Конором. Она привыкла считать себя совершенно не способной к заигрываниям с мужчинами — такого скорее можно было ожидать от ее сестер, — но вчера в ней, похоже, случился какой-то переворот.

— Теперь, когда опасность миновала, — начала она, стараясь, чтобы ее голос звучал все-таки не очень игриво, — я думаю, что заслужила ответ: скажите, как вам удалось так ловко с ним справиться? Вы, часом, не полицейский?

Лицо Конора, за минуту до того словно состоявшее из одних углов, расплылось в улыбке. Мэгги поймала себя на том, что как дура радуется этой улыбке.

— Угадали, — отозвался он, помешивая сахар в своем кофе, — полицейский.

— Шутите? — Мэгги потянулась за своей чашкой.

— Абсолютно серьезно. — Его улыбка стала еще шире. — Шестнадцать лет, можно сказать, на страже закона. — Он назвал один из самых больших округов в штате Нью-Джерси.

— Шутите? — снова не поверила она. — Я живу совсем рядом!

— В Монтгомери?

Она чуть не подавилась кофе.

— А вы хорошо знаете округ! — признала она.

— Я там был всего несколько месяцев назад. Меня посылали прочесть лекцию о самообороне в тамошней школе.

По спине Мэгги вдруг пробежал холодок. Она хорошо помнила тот день.

— Вы были великолепны! — воскликнула она.

— Вы там были? — удивился он.

Она кивнула и мысленно отругала себя за слишком длинный язык. Теперь придется признаваться, что у нее есть дочь, а к этому она еще не готова.

В тот день Мэгги стояла в коридоре школы, поджидая Николь, чтобы передать ей спортивный костюм, который та забыла, и слышала большую часть лекции. Лица полицейского она тогда так и не увидела, но слова ей запомнились. Хорошие практические советы, сдобренные простым, доходчивым юмором.

— Значит, вы учительница. — Эти слова прозвучали где-то между утверждением и вопросом.

— Нет, — мотнула она головой, — я мать ученицы.

Конор, похоже, не был разочарован. Скорее даже заинтересован. Обычно, когда мужчины узнавали, что у нее есть дети, в глазах у них сразу же появлялась скука.

— А мой сын уже в институте. — Конор назвал в каком.

— В таком престижном? — удивилась Мэгги. — Как вам удается на зарплату полицейского… — Она осеклась.

«Думай, что говоришь, дура!» — мысленно обругала она себя.

— Извините, — заторопилась она, — я не хотела вас обидеть. Просто обучение сейчас так дорого.

Конор вовсе не казался обиженным.

— Он получает стипендию, и весьма неплохую. К тому же, — добавил Конор не без гордости, — он едва ли не лучший футболист на всем курсе.

— Впечатляет. Хотя я не пойму, какая связь между медициной и футболом.

— Я и сам не могу взять в толк. Дело в том, что я узнал обо всем этом лишь недавно, от брата. Я пытался позвонить Шону вчера, после того, как вы… — Он осекся. — Короче, его не оказалось дома. Поговорю, когда он приедет на каникулы.

— С ними сейчас так трудно разговаривать. — Мэгги отпила кофе. — Мне кажется, Николь стала другой в тот день, когда я купила ей первый бюстгальтер. И прежняя Николь, судя по всему, не скоро вернется.

— Ну, я не могу с такой точностью назвать день, когда Шон стал другим. Дело в том, что он живет с матерью, ко мне приезжает лишь на каникулы. Но похоже, когда у него стал меняться голос, поменялась и личность. Хотя иногда я все-таки замечаю в нем черты прежнего Шона. Это вселяет надежду.

— А сколько лет вашему сыну?

— В феврале будет девятнадцать.

— Николь пятнадцать. Неужели мне предстоит еще четыре года этого кошмара?

— Ничего, это пройдет. По крайней мере так говорят.

— Мне тоже все так говорят, но что-то не очень верится. Он рассказал ей, что развелся, когда Шону было два года.

Его жена ненавидела Нью-Джерси, была не в восторге от того, что Конор выбрал карьеру полицейского, и хотела вернуться домой, в Калифорнию.

— Мы познакомились, когда еще учились в колледже, — рассказывал Конор, когда они прогуливались после завтрака по мокрым дорожкам парка. — Безумно влюбились друг в друга и поженились, еще не окончив учебу. Мы бы, может, и не стали оформлять наш брак, но хотели иметь детей и решили, что лучше оформить.

— Я встретила Чарлза, когда еще училась в школе. Он был другом старшего брата одной моей подружки. Когда я увидела его на одной из вечеринок в военной форме, он меня сразу покорил.

— И что было дальше?

— Дальше была история, как две капли воды похожая на вашу, с той лишь разницей, что я моталась за ним из гарнизона в гарнизон много лет, все это время теша себя надеждой, что когда-нибудь мы все-таки осядем, у нас будет свой домик где-нибудь в тех краях, где мы родились. Но когда ему пришла наконец пора выходить в отставку, он вдруг заявил, что еще послужит.

— И вы расстались. — Она покачала головой:

— Это было лишь внешним поводом. Внутренние причины объяснить сложнее. — Она задумалась на минуту. — Мы уважали друг друга, даже по-своему любили, но настоящая любовь прошла…

— Неужели этого достаточно для того, чтобы развестись?

— Для нас оказалось достаточно.

— Понимаю. Вы решили: либо все, либо ничего.

— Вы попали в точку. — Она замедлила шаги. — Я действительно хотела всего или ничего. Мы оба так хотели. Мы думали, что дружбы и уважения достаточно, но оказалось, что нет.

— Он женился снова?

— Собирается. Я узнала об этом от Николь вчера утром.

— Отличный подарочек к дню рождения! — усмехнулся он.

— Не говорите!

— И вы не пытались все исправить? Мэгги помотала головой:

— Все, кто видел его с ней, говорят, что они прекрасная пара… Чарлз выглядит с ней счастливее, чем со мной. Она умная, веселая, добрая. Она мне даже нравится, хотя по идее меня должно бы бесить, что он нашел в ней то, чего не находил во мне.

— Подругу души.

— Вот именно. — Голос ее звучал нежнее, чем она того хотела.

— Разве не этого ищем мы все?

— Не знаю. — Она посмотрела на него: — А вы? Вышла ли ваша жена снова замуж?

«Женат ли ты?» — вот что на самом деле хотела она спросить.

— Линда вернулась с ребенком домой, в Калифорнию, и вышла замуж за парня, с которым встречалась до меня. У них родились еще три дочери.

— Бедный Шон! — посочувствовала она. Его брови удивленно поднялись.

— Почему бедный?

— Представляю, каково жить с отчимом!

— Не знаю, как другие, но Шон живет с ним душа в душу. Линда вышла замуж за отличного парня. Пит, пожалуй, даже лучший отец для Шона, чем я.

— Вашему сыну крупно повезло, — заметила Мэгги, когда они зашли в лавку купить бутылочку минеральной воды. В лавке сильно пахло клубничной жвачкой. — Обычно, ког-54 да мать заводит новую семью, дети воспринимают это очень болезненно.

— Вы говорите так, словно у вас есть опыт! — отозвался Конор.

Они вышли из лавки с целой сумкой всякой всячины, хотя изначально собирались купить одну лишь воду.

— Начнем, пожалуй, с этого. — Он протянул ей ванильное мороженое. — Шоколад потом. Так откуда вы знаете о новых семьях? — повторил он.

— Это допрос? — попыталась отшутиться она. — Сразу видно, что вы детектив!

— Можете не отвечать, если не хотите.

Она хотела. Что-то в нем вызывало ее полное доверие, ей хотелось рассказать ему все. Мало того, в их встрече было что-то такое, что ей начинало казаться, будто вся ее прежняя жизнь уже в прошлом и начинается какой-то новый этап.

— Мой отец умер, когда мне было десять лет, и мать осталась единственной нашей опорой. У нее не было ни образования, ни профессии, и я не осуждаю ее за то, что она вышла замуж за первого, кто сказал, что любит ее и готов заботиться о ее детях. Вот только оказалось, что заботу о детях он понимает весьма своеобразно. В общем, этот брак не продлился долго, но произвел на меня и сестер такое впечатление, что мало не покажется.

Он стал расспрашивать ее о сестрах. Мэгги с удивлением обнаружила, что ей легко говорить о карьере фотомодели, которую избрала Клер, и об адвокатской карьере Элли, о том, какие они обе умные и красивые.

— Звучит впечатляюще, — отметил он.

— Если бы вы видели их, они бы произвели на вас еще большее впечатление. Мне до них далеко. Я ведь еще в школе, — призналась Мэгги.

— Это как? — удивился Конор.

— Учусь в вечерней школе, чтобы наверстать упущенное в свое время.

Они заговорили о том, как сложно учиться в зрелом возрасте.

— Я ведь почти вдвое старше некоторых из моих одноклассников, — улыбнулась она. — Иногда мне кажется, что они смеются у меня за спиной. Не говоря уже о том, как странно выглядит, когда дочь спрашивает у матери, выучила ли она уроки.

Конор рассмеялся. Для Мэгги эта шутка была старой как мир, но Конор смеялся над ней совершенно искренне. Она рассмеялась в ответ. Ей казалось, что с каждой минутой они становятся ближе друг другу.

— Еще раз спасибо за то, что вы для меня сделали, — сказала она, подавая ему руку, когда они вошли в холл.

Он взял ее руку в свою и не отпускал.

Вокруг них суетились портье. Кто-то из вновь прибывших, не доверяя никому, сам тащил свой чемодан, царапая металлическими колесиками по мраморному полу. Охранник — тот самый, что вызывал полицию, — смотрел на них со смешанным выражением любопытства и зависти во взгляде. Но они не замечали никого, кроме друг друга.

— Поедемте в Кейп-Мей на ленч, — вдруг предложил он.

— Я там никогда не была, — призналась она.

— Я тоже. Что ж, сегодня у нас есть шанс исправить это упущение…

Прежняя Мэгги обдумывала бы это предложение как минимум час. Она взяла бы бумагу и ручку и составила бы полный список всех «за» и «против».

Новой Мэгги не нужен был никакой список. Прежняя Мэгги сказала бы новой, что та сошла с ума, но новую Мэгги ее мнение волновало меньше всего.

Глава 5

Конор включил воду на полную мощность и шагнул под душ. Они с Мэгги договорились встретиться внизу через сорок пять минут, и он не должен заставлять ее ждать.

Будь Конору шестнадцать лет, он бы не отпустил ее, не поцеловав. Но тридцатидевятилетний Конор, похоже, был глупее шестнадцатилетнего.

Они еще успеют нацеловаться вволю. Впереди у них целый день в романтичном Кейп-Мей.

«Ты в этом уверен, приятель? Уверен, что она будет тебя ждать? Ты считаешь, что если ты ее спас, то она теперь обязана…»

Конор намылился, смыл пену и вышел из душа. Что за вопрос?! Он уже знает эту женщину достаточно хорошо. Если бы она не хотела, она бы так и сказала — «нет».

— Она будет меня ждать, — пробормотал он вслух, вытираясь. — Раз обещала, значит, будет.

Но когда он спустился в холл, Мэгги нигде не было.

Мэгги сидела на полу перед гардеробом. На ней был махровый халат с эмблемой гостиницы на нагрудном кармане. Мокрые волосы прилипли ко лбу и щекам.

Мэгги готова была рыдать от отчаяния. Что надеть в дождливый день для поездки в Кейп-Мей с новым знакомым? Она не была уверена, что даже такой эксперт в области моды, как Клер, это знает. Свитер и джинсы — слишком просто. То же, что вчера? Но в этом он ее уже видел. «Во всяком случае, — решила она, — брюки отпадают. Должна быть юбка».

Мэгги уже сама забыла, как выглядят ее ноги. На работу она носила брючный костюм, в школу — джинсы, дома — тренировочные. Юбка напоминает женщине, что нравится ей это или нет, но ей уже не шестнадцать. К тому же с брюками практичнее — не нужно так часто тратиться на колготки, под брюки можно надеть и слегка рваненькие…

«В конце концов, — вспомнила она, — он уже видел меня без косметики. Чего стесняться?»

Разумеется, этот Конор сумасшедший. Вчера она послала его ко всем чертям, сегодня предстала перед ним в затрапезном виде, а он все никак от нее не отстанет! Как вам это нравится?

— Мне это нравится, — сказала Мэгги, обращаясь к куче вещей на кровати. — Даже очень.

Когда Конор держал ее за руку в холле, голова у нее кружилась сильнее, чем вчера от шампанского. От одного этого прикосновения у нее замирало сердце.

Мэгги не считала себя женщиной, склонной к сентиментальностям. Сколько раз она ни смотрела «Титаник», она так и не смогла понять, как мог Джек пожертвовать собой, чтобы спасти Розу. Мать может пожертвовать собой ради детей, но романтическая кинолюбовь, от которой другие женщины сходили с ума, казалась Мэгги надуманной.

И вот теперь она — женщина не первой молодости, мать почти взрослой дочери — волнуется о том, какой выбрать макияж и не слишком ли худыми покажутся ее ноги в коротенькой голубой плиссированной юбочке, которую навязали ей ее сумасшедшие сестры. Не будет ли она выглядеть в этой юбке перезрелой школьницей? Вряд ли мужчине это понравится..

«Думай своими мозгами, Мэгги! Не полагайся на чужой вкус!»

Впрочем, почему бы и нет? Со вкусом у ее сестер всегда было все в порядке. Если они решили, что это ей пойдет, значит, так и есть.

Конор нервно мерил шагами огромный холл, ежесекундно кидая взгляд на часы, хотя волноваться было еще в общем-то рано: он пришел за десять минут до назначенного времени. Уже этот факт весьма красноречиво говорил о многом.

Его джип по-прежнему ждал на стоянке, охраняемый бдительными взорами охранников. Может быть, он еще успеет взять напрокат машину поизящнее? Он видел, на чем она приехала — «миата» или «порше», он не запомнил, но что-то столь же изысканное, как она сама.

Он был не из тех, кто чуть ли не каждый год меняет роскошные лимузины. Он не стал бы этого делать, даже если бы мог себе позволить. Его повидавший виды, но вполне надежный, чтобы прослужить еще столько же, джип был под стать хозяину. Если она этого еще не поняла, то поймет сразу же, как сядет в машину.

— Я не думала, что у вас джип, — заметила она, пристегивая ремень безопасности. — Я думала, у вас какой-нибудь лимузин с открытым верхом.

— Признаться, я то же самое думал о вас. Мэгги уставилась на Конора:

— Я похожа на женщину с лимузином? По-моему, для матери двоих детей типичнее водить какой-нибудь фургон!

— По-моему, вы вообще нетипичная женщина.

Она засмеялась, запрокинув голову, чувствуя себя более польщенной, чем предполагал комплимент.

Они свернули на шоссе, присоединяясь к большому субботнему потоку машин.

— Мне нравится ваш джип. — Мэгги погладила подлокотник своего кресла. — Он такой чистенький.

Конор рассмеялся:

— Об этом джипе много чего говорили, но, по-моему, никто еще не говорил, что он чистый.

— Видели бы вы мою машину! — улыбнулась она. — Чего I там только нет! Пустые пакеты из-под поп-корна, старые туфли, даже сковорода откуда-то… Не машина, а целый склад на колесах!

Конору нравилась ее улыбка — маленькие белые зубы, ярко-алые губы. Сочетание черных волос, небесно-голубых глаз и светлой гладкой кожи было очень привлекательным. Сомнений нет — он уже успел по уши влюбиться.

— Моя машина — тоже склад на колесах, — сообщил он. — Точнее, кабинет на колесах. Заднее сиденье все равно пустует, на нем так удобно возить папки с делами. Помню, мой партнер…

Конор осекся. Какого черта он вдруг упомянул о Бобби? Сейчас она начнет спрашивать: «А что случилось с вашим партнером?» Только этого ему не хватало! Во всяком случае, не сегодня, не в такой день.

— Что ваш партнер? — спросила она.

Конор был вынужден закончить начатую фразу:

— Мой партнер всегда удивлялся, как быстро мне удается найти нужную папку.

«Ну все, теперь уж точно спросит, почему я говорю о партнере в прошедшем времени…»

Но Мэгги почему-то не стала задавать этот вопрос. Вместо этого она сказала:

— Значит, в вашем «кабинете на колесах» все-таки царит строгий порядок. Хотела бы я сказать то же о своей машине! Хотя, казалось бы, все время в ней прибираюсь. По крайней мере с того дня, как обнаружила в багажнике хомячка, который уже успел там обосноваться. Николь узнала в нем хомячка из их школьного живого уголка. Как он попал ко мне в багажник — одному Богу известно.

— Ну, ко мне-то хомячок из школьного зооуголка уж никак не попал бы. Мой сын ходил в школу за тысячу верст от меня. Все это время я виделся с ним не чаще чем два-три раза в год.

Джип покинул город и на большой скорости мчался на юг.

Мэгги положила руку на запястье Конора.

«Она сама не знает, какую власть может иметь одно прикосновение ее руки. Если бы знала, то давно бы уже правила целым миром…»

— А вы не думали когда-нибудь перебраться поближе к нему? — спросила она.

— Разумеется, думал. Но Шону, казалось, и без меня было вполне неплохо. Линда и ее новый муж — отличные родители, и я решил, что только мешал бы им.

— Мне кажется, вы бы там и не прижились. Вы не калифорнийский тип. Вы явно родились в Джерси и впитали все местные привычки с молоком матери. Я права?

— А если я скажу «нет»?

— Я не поверю.

— И правильно сделаете, — улыбнулся он. — Я родился на юге Джерси, рядом с Грейт-Эдвенчер. Большинство моих братьев и сестер до сих пор живут там.

— Большинство? Сколько же их у вас?

— Три брата, две сестры. А у вас?

— Две сестры. И одна ванная комната на всех в детстве.

— У нас в детстве было две ванные комнаты на всех. Но все равно тесновато.

— Могу себе представить.

— Так где же прошло ваше детство? — спросил он. — Я полагаю, в Гринвиче или скорее в Верхнем Ист-Сайде.

— Помните школу, где учится моя дочь? Так вот, я сама училась в этой же самой школе.

— Что же привело вас обратно в Монтгомери?

— Знаете, сколько людей задавали мне этот вопрос? «Как ты можешь жить в этой дыре после того, как повидала мир? Это же Богом забытое место!» Я слышала это тысячу раз и порой сама соглашалась. Но похоже, Монтгомери — единственное место на земле, где я чувствую себя дома. Если мои дети смогут чувствовать себя здесь хотя бы вполовину такими же счастливыми, как я, — значит, я сделала правильный выбор.

— Значит, вы можете сказать, что вы счастливы?

Конор удивился сам себе. Он никогда не задавал подобных вопросов ни другим, ни себе. Он даже не был уверен, что можно дать рациональное определение счастья.

— Я вполне довольна жизнью. — Мэгги с минуту помолчала, прежде чем сказать это.

— Но счастливы ли вы?

— По крайней мере не несчастна.

— Это разные вещи.

— Может быть. Но я слишком занята, чтобы думать об этом. — В собственных словах Мэгги заметила горечь, которой не было раньше.

— Извините. — Конор смутился. — Иногда я забываю, что жизнь не кабинет следователя. Вопрос и впрямь слишком личный.

Мэгги рассеянно кивнула.

— Если уж на то пошло, — решилась она, — могу я, в свою очередь, задать вам личный вопрос?

— В качестве наказания за мое любопытство?

— Что-то вроде того.

— Задавайте, — обреченно вздохнул он.

Мэгги набрала в легкие побольше воздуха и скрестила руки на груди. Должно быть, это и впрямь будет вопрос из вопросов.

— Вас что-то гнетет, — произнесла она. — Я увидела это по вашим глазам, когда вы стали говорить о своем партнере и вдруг осеклись. Мне кажется, есть что-то, что отравляет вам жизнь.

— Любой вопрос, кроме этого. — Конор постарался не встретиться с ней взглядом. — Когда-нибудь я, может, и отвечу. Но ради Бога, не сейчас…

— Извините, — пробормотала она.

В машине воцарилась долгая, напряженная тишина. Мэгги лихорадочно думала, что же это могло быть.

«Женщина! — вдруг обожгла ее мысль. — Какая-то женщина разбила его сердце…»

Мэгги охватило неприятное чувство. Весь мир показался ей мрачным и серым.

«Лучше узнай об этом сразу, Мэгги! Ты строишь такие планы относительно этого парня, а он, кажется, еще не готов».

Тем не менее отказываться от своих планов Мэгги не собиралась.

Чем ближе к югу, тем равниннее становилась земля, а воздух прохладнее и все сильнее пах морем. Дождь наконец прекратился, и слабые лучи солнца пытались пробиться сквозь пелену облаков.

Мимо них на огромной скорости промчался красный лимузин с открытым верхом, в котором обнималась совсем молодая парочка.

— Похоже, — улыбнулась Мэгги, — я уже не способна смотреть на мир иначе, чем глазами матери. Единственная мысль, что пришла мне в голову при виде их: «На такой скорости и с открытым верхом — не дай Бог, простудятся!»

— А я, по-видимому, смотрю на все глазами полицейского, ибо моей мыслью было: «На такой скорости и обниматься! Ой, чую, влетят в аварию — костей не соберешь…»

— Ради Бога, не здесь! — поморщилась она, любуясь окрестностями. — В таком красивом месте просто не может случиться ничего плохого.

— Вы правы, — согласился он. — Здесь и не случается ничего плохого.

Мэгги почувствовала налет грусти в его голосе, и эта грусть передалась ей. Она никогда не была особенно эмоциональной. Это Элли или Клер были готовы устраивать истерику по малейшему поводу. Мэгги просто не могла себе этого позволить. Чувство ответственности очень рано стало чуть ли не единственным ее чувством, может, потому, что она была старшей сестрой, как бы второй матерью.

— Дело не в женщине, — вдруг произнес Конор. Мэгги резко повернулась к нему.

— Что? — вырвалось у нее.

— По поводу вашего вопроса… — Их глаза на мгновение встретились. — Так вот, чтоб вы знали — дело не в женщине.

Мэгги была поражена. Как он прочитал ее мысли? Он что, ясновидящий?

— Я настолько любопытна?

— Нет. Я просто хочу, чтоб вы знали.

Они уже находились в Кейп-Мей и направлялись к пристани. Казалось, все пространство было заполнено рыбацкими лодками, частными яхтами и прогулочными катерами, обещавшими китов и дельфинов либо возврат денег.

— У меня когда-то была такая. — Конор указал на большую яхту, безмятежно покачивавшуюся на волнах.

— Была?

— Знаете, как говорится: каждый, кто не имеет машины, мечтает ее купить, а кто имеет, мечтает от нее избавиться. То же самое и с яхтой. Мне приходилось так часто чинить ее, что уже не оставалось времени на ней плавать.

— Не могу представить вас в роли моряка, — задумалась она. — Скорее я вижу вас летчиком.

— Летчиком? Да из меня летчик… Стыдно признаться, но меня в самолете тошнит.

— В самом деле? Понимаю вас! У меня та же история. Что я только не перепробовала — от наушников с успокаивающей музыкой до двойного мартини, — и все равно от одной мысли о самолете у меня поджилки трясутся…

Они перекинулись еще несколькими фразами о борьбе с «самолетной болезнью» и погрузились в уютную тишину, если можно назвать уютной тишину между людьми, которых неудержимо тянет друг к другу.

Конор лихо заруливал на поворотах, и Мэгги нравилось это лихачество. Похоже, ей начинал нравиться бесшабашный образ жизни, когда очертя голову бросаешься в приключения, не зная, что может тебя ожидать в следующий момент. Для ее сестер такие приключения были довольно-таки типичны. Для Мэгги они были столь же нереальны, как полет на Луну. Мэгги перестала следить за дорогой и готова была ехать куда угодно.

Тем не менее она была весьма удивлена, когда машина вместо цивильной стоянки остановилась в довольно диком месте. Мэгги с удивлением посмотрела на Конора.

— Это другой Кейп-Мей, — пояснил он. — Тот, который создала матушка-природа еще до того, как здесь появились архитекторы.

Конор вышел из машины и обогнул ее, чтобы открыть дверцу для Мэгги. Только один мужчина на ее памяти делал это для нее — вчерашний водитель, и то потому, что отрабатывал свои чаевые.

Единственным признаком цивилизации на «стоянке» были две довольно жалкого вида торговые палатки. На од-64 ной была вывеска «Еда», на другой — «Сувениры», хотя можно было себе представить, что за сувениры могла предложить столь затрапезная лавчонка.

Дул сильный ветер, снова начал накрапывать дождь, и Мэгги пожалела, что не захватила куртку.

— Подождите минутку. — Конор открыл багажник и достал оттуда толстый трикотажный свитер с логотипом какого-то университета на спине. — Думаю, вам это не помешает.

— Вы читаете мои мысли!

Мэгги с наслаждением натянула свитер. Он хранил едва ощутимый запах Конора, и Мэгги с трудом преодолевала искушение уткнуться носом в его складки. Рукава были ей слишком длинны.

— Он вам великоват. — Конор внимательно посмотрел на нее. — Но это все, что я могу предложить.

— Мне он нравится. — Она подняла воротник свитера как можно выше. — Спасибо!

Ему было приятно смотреть на нее в его свитере и думать о том, что когда он снова наденет его, тот будет хранить тепло ее тела. Что может быть чувственнее?

Они прошли по берегу, и Конор показал ей местную достопримечательность — броненосец «Атлантус», находящийся здесь со времен Первой мировой войны. Он чувствовал себя довольно плохим экскурсоводом.

«Замолчи. Пусть она сама смотрит вокруг».

Но ему казалось, что если он замолчит, она услышит стук его сердца, которое бешено колотилось при одном соприкосновении их рук.

«Скажи хоть что-нибудь! — мысленно ругала себя Мэгги, слушая его рассказ. — Задай вопрос, прокомментируй, поспорь, в конце концов! Не молчи как дура и не пялься на него так! Он может решить, что ты глупа как пробка».

Но ей нравилось идти молча и просто слушать звук его голоса, шум ветра, биение собственного сердца. Она боялась, что если откроет рот, то ляпнет что-нибудь глупое.

Они шли, держась за руки, и это казалось таким естественным. Рука Мэгги в его руке казалась Конору совсем маленькой, не больше воробьиного крыла, но на удивление сильной. Этими маленькими руками она одна, без посторонней помощи, строила жизнь для себя и своих детей, и за это Конор уважал ее, пожалуй, больше всего.

У него не было ни роз, чтобы устлать ее путь, ни сверкающих алмазов, чтобы насыпать их полной мерой в ее подставленные ладони. Все, что у него было, — это слова. И он рассказывал ей о фазах Луны, о траве, о скалистых берегах, о песчаных дюнах, медленно сползающих в море. А когда у него не хватило слов, оставалось лишь поцеловать ее.

Глава 6

— Мэгги!

Мэгги закрыла глаза, боясь, что если она откроет их, мир разлетится на тысячу осколков. Сердце ее готово было выпрыгнуть из груди.

— Посмотрите на меня, Мэгги.

Голос его звучал умоляюще. Она сопротивлялась, зная, что если посмотрит на него, он все прочтет в ее глазах. Но с каждой секундой сопротивляться становилось все труднее.

Никогда она не влюблялась так быстро. Даже в Чарлза. И так сильно.

Он дотронулся до ее лица. Не в силах больше сопротивляться тому, что переполняло все ее существо, Мэгги открыла глаза.

Ей еще не приходилось видеть лицо Конора так близко, и сейчас он казался ей гораздо красивее, чем раньше. Его глаза цвета густой карамели, подернутые какой-то мистической дымкой, словно проникали в ее душу. Из-за разницы в росте ему приходилось довольно низко склоняться над ней, и Мэгги казалось, что его широкие плечи защищают ее от ветра и дождя.

Морщинки в уголках глаз придавали взгляду Конора лучистость, темные густые ресницы слегка загибались. Нос был с небольшой горбинкой, но это лишь прибавляло ему шарма. Подбородок был крупным, резко очерченным, но это не делало лицо Конора грубым, скорее волевым — Мэгги никогда и не нравились слащавые мальчики с журнальных обложек. Но больше всего Мэгги привлекали его глаза, наполненные тайной грустью, о причинах которой она могла лишь догадываться.

Конор смотрел на нее пристально, почти не моргая. Она не могла отвести взгляда — он держал ее лицо обеими руками, — но если бы и могла, не хотела. Все ее существо подчинялось этому взгляду, проникающему в самую глубину души. Для Конора она была не просто красивой. Она была сильной, умной, элегантной, женственной. Все в ней притягивало его — мягкий, глубокий звук голоса, грациозная походка, взгляд, излучающий доброту. Ему казалось, что он готов смотреть в эти глаза всю оставшуюся жизнь, с каждой минутой узнавая о ней что-то новое, но так никогда и не познав до конца.

Он чувствовал, как ее взгляд скользит по его лицу, словно она желала запечатлеть в памяти каждую черточку. Она не флиртовала, не заигрывала. Ей не нужно было этого делать. Ее взгляд все говорил за нее.

Конор не был наивен. Он знал, как может иногда свести с ума женский взгляд, и тебе начнет казаться… Все произойдет в один момент. Но уже в следующий момент ты поймешь, что ничего и не было.

Но на этот раз все было не так. Он понимал это, глядя в ее глаза, небесно-голубые глаза в пол-лица, опушенные густыми, длинными ресницами, бросавшими тени на ее лицо, когда она моргала.

Мэгги дотронулась до его груди — не отталкивая, а словно притягивая его. Ее ладонь скользила по его груди, пока не остановилась над сердцем, — и она знала, что это сильное, глубокое биение принадлежит ей.

Поцелуй был естественным, как дыхание.

Он пах солнцем и горячим кофе.

Она пахла апельсиновым соком и звездами.

Их губы наконец разъединились. Мэгги прижалась лицом к груди Конора. Ей казалось, что мир замер, что время и пространство исчезли…

Конору хотелось заняться любовью с ней прямо здесь, на песке, хотелось ощутить все ее восхитительное тело. Ему хотелось думать о будущем, в которое он не верил до тех пор, пока их губы не встретились. Он давно уже перестал верить в романтику. Но один поцелуй, нежный, невинный поцелуй, изменил все.

Они вернулись к машине обнявшись, словно теперь они составляли единое целое. Конор галантно открыл ей дверцу джипа, и Мэгги приняла эту любезность с чуть заметным поклоном. Скромный жест, но как много он значил…

Они медленно ехали к центру города. Моросил мелкий дождь, но он не портил впечатления от этого уютного зеленого городка с маленькими домиками, где так хотелось присесть на крыльцо и смотреть, как медленно течет мимо тебя жизнь… Кейп-Мей был менее чем в часе езды от Атлантик-Сити, но казался другой планетой.

— Всего час езды, — заметил он, — а кажется, словно попал на другую планету.

— Как странно, — улыбнулась она, — я только что подумала то же самое, слово в слово!

Мимо них прошла парочка, уютно пристроившаяся под одним большим красным зонтом.

— В этом городке время словно остановилось, — проговорила Мэгги. — Было бы здорово здесь пожить, но я бы, наверное, все-таки не смогла. Я слишком привыкла к сумасшедшим ритмам.

Конор предложил куда-нибудь зайти, но Мэгги предпочла прогуляться по улицам.

— Моей теперешней стрижке, — она дотронулась до непривычно коротких волос, — дождик, думаю, не повредит.

Они вышли из машины и посторонились, уступая дорогу лошади, везущей какую-то повозку.

— У вас были длинные волосы? — спросил он. Она кивнула:

— Очень длинные.

Мэгги рассказала ему, какое облегчение она почувствовала, когда Андре отхватил ее тяжелый «хвост» одним взмахом ножниц.

— У меня было такое ощущение, словно я не иду, а лечу, словно освободилась от чего-то.

— Одна из моих сестер пару лет назад так же подстриглась. И уже на следующий день решила снова отращивать.

— Снова отращивать? Ни за что! Я словно стала другим человеком.

Конечно же, дело было не в стрижке. Просто Мэгги сама до вчерашнего дня боялась себе признаться, что от прежней Мэгги — первой жены Чарлза О'Брайена — в ней уже ничего не оставалось, кроме густой копны длинных волос.

Конору нравилась ее стрижка. Еще вчера он бы сказал, что ему нравятся длинные волосы у женщин, — но вчера он сам был другим человеком.

Они зашли в какое-то кафе и сели за столик, украшенный букетом ярко-красных, оранжевых и желтых осенних цветов. Они сидели друг против друга, держась за руки, глядя на дождь за окном и разговаривая — о чем именно, Мэгги впоследствии не могла припомнить. Слова были не важны. Одного звука его голоса было достаточно.

Кафе было оформлено в морском стиле. Середину зала украшало большое чучело меч-рыбы. На полках стояли модели парусников в бутылках. Темные деревянные стены были Украшены штурвалами со старых кораблей.

— Что будем заказывать? — Официантка, рыжеволосая Дама богатырского сложения с тремя серьгами в каждом ухе, подошла к столу. На секунду взгляд ее задержался на их сцепленных руках. — Есть осетрина под майонезом, цыплята табака со сладким картофелем, меч-рыба в лимонном соусе… — Она сделала паузу. — Есть также ливерная колбаса и черный хлеб.

Мэгги не могла не рассмеяться — таким забавным показался ей контраст между меч-рыба в лимонном соусе и ливерной колбасой. Конор рассмеялся вслед за ней. Официантка спокойно ждала, пока они успокоятся, приняла заказ на суп и сандвичи и удалилась.

— Она, должно быть, приняла нас за сумасшедших. — + Мэгги вытерла глаза бумажной салфеткой. — Неужели она сама не видит, как по-дурацки звучит это меню?

— Должно быть, для нее оно звучит вполне нормально.

— Ненавижу всю эту экзотическую еду! — заявила Мэгги. — Кто сказал, что питаться не так, как все люди, — правило хорошего тона?!

— Это в духе моего брата Мэтти. Он ест, чтобы произвести на людей впечатление.

— Точь-в-точь как моя сестра Элли. Она считает, что лучший способ поднять свой престиж — это поражать всех своими обедами.

— А ваша вторая сестра?

— Клер? Она фотомодель. Она вообще ничего не ест — держит себя в форме.

Мэгги рассказала ему о своей семье, о том, как рано ей приходилось брать на себя ответственность за сестер, помогая матери после смерти отца. Ему легко было представить ее в этой роли — она казалась ему сильной, уверенной в себе. Он не удивился бы, узнав, что в школе она была заводилой во всех играх.

Конор рассказывал ей о своих многочисленных родственниках.

— У вас, мне кажется, удивительная семья! — сказала она. — Мне так хотелось бы, чтобы Элли и Клер вышли замуж! Хочется понянчить племянников…

Нянчить детей она любила. Если бы они с Чарлзом не развелись, она бы, пожалуй, завела еще как минимум одного.

— А у меня племянников хоть отбавляй, — сообщил он. — Пять племянников, восемь племянниц и еще двое должны скоро появиться.

— Клер сказала, что она никогда не выйдет замуж. У Элли есть приятель, тоже адвокат, но замуж она за него не торопится — ждет, когда он станет зарабатывать побольше.

— Вот в чем преимущество небогатого, — сказал он. — По крайней море знаешь, что никто не выйдет за тебя ради денег.

У Конора был дом, джип, он всегда платил по счетам вовремя, брал отпуск, когда хотел. Он не был богат, но был вполне обеспечен.

— Понимаю, — сказала она. — Я сама так считаю. Я не вожу «сааб» или «порше», но на жизнь не жалуюсь.

У Мэгги была своя машина. За мебель, купленную в свое время в кредит, она уже расплатилась. За дом — еще нет, но ее работа помогала ей с этим справиться.

Она нашла, что суп вполне хорош, а сандвич еще лучше. Ему нравилось смотреть, как она ест. Она ела с каким-то энтузиазмом, но без жадности, движения ее были грациозны и точны. Она даже не уронила ни одного листика салата из сандвича, в то время как Конор умудрился уронить такой листик себе под манжету.

Ветер на улице, казалось, разгулялся не на шутку, небо потемнело. В кафе зашли несколько прохожих, явно не для того, чтобы перекусить, а чтобы укрыться от дождя.

Мэгги, извинившись, вышла, чтобы привести себя в порядок. Рядом с ней перед зеркалом оказались пожилая седовласая женщина и совсем молодая девушка, вполне соответствовавшая представлениям Мэгги о журнальной красотке. На девушке было черное платье и накинутый на плечи мужской пиджак, явно одолженный ей ее кавалером. Волосы ее были выкрашены в такой же синий цвет, как и у Николь.

Красотка улыбалась своему отражению, не замечая ни Мэгги, ни пожилой дамы. Для нее они были пустым местом, как и любая женщина за тридцать, когда тебе самой еще так далеко до тридцати.

Наконец девица удалилась.

— Никогда не старей, дочка, — вздохнула пожилая ей вслед. — Это ужасно. Оставайся всегда такой же молодой.

Женщина закончила подкрашивать губы и закрыла тюбик.

— Я и глазом моргнуть не успела, как стала старой, — сказала она, обращаясь к Мэгги. — Это происходит так быстро! Однажды вы это поймете.

Мэгги горько улыбнулась, ничего не сказав. Комментарии здесь были излишни.

Странно было слышать такие признания от незнакомки. Возможно, женщина просто выпила немного больше, чем следует. Тем не менее в ее словах была горькая правда, и Мэгги это знала.

Мэгги вернулась за свой столик. Подошла официантка, спросила, не желают ли они что-нибудь на десерт. Посовещавшись, Конор и Мэгги остановились на шоколадном торте со странным названием «Обратная сторона Луны», который решили поделить на двоих. Официантка удалилась.

— Она, должно быть, подумала, что мы любовники, — сказал Конор, когда дверь кухни закрылась за официанткой.

«Что еще она могла подумать? — решила про себя Мэгги. — Как бы случайные прикосновения, долгие взгляды, интимный разговор — что это еще может означать?»

— Пусть думает что хочет, — отозвалась она, вдруг почувствовав, что ей становится жарко.

— Вы покраснели, — заметил он.

— Не обращайте внимания. — Она вспыхнула еще больше. Он поднес ее руку к губам и поцеловал каждый палец в отдельности. Никогда еще ни один мужчина не целовал ее так нежно… Мэгги чувствовала, как жар разливается по всему ее телу.

«Я не должна так реагировать. Я его почти не знаю». Но Мэгги чувствовала, что доводы рассудка уже не имеют значения, что она уже не властна над собой.

— Я хочу остаться с тобой наедине, Мэгги, — произнес он.

Не в силах говорить, она кивнула. Она сама этого хотела.

Он расплатился, и они вышли из кафе и побежали к машине. Дождь яростно хлестал их, за минуту они успели промокнуть до нитки, но лишь смеялись над этим. Такие мелочи не имели теперь для них никакого значения.

— Куда мы едем? — спросила она, когда он завел мотор.

Ему было все равно куда. В городке было полно гостиниц. Конечно, не огромных небоскребов с видом на Атлантический океан, но для их целей скромный номерок в захолустной гостинице подходил даже больше, чем роскошный «люкс».

Лишь с третьей попытки им удалось найти гостиницу, в которой оказались места, — маленький уютный коттедж, смотревший на побережье.

— Вам крупно повезло. — Владелец гостиницы — симпатичный мужчина лет пятидесяти пяти с бородой — протянул Конору ключ от номера. — В такое время гостиницы обычно переполнены.

Конор сунул ключ в карман.

— Вам помочь с сумками? — спросил мужчина.

— Нет, спасибо, — отказался Конор, и Мэгги опять покраснела.

Он взял ее за руку, и они стали подниматься по скрипу-, чей деревянной лестнице. Открыв дверь номера, Конор жестом пригласил ее войти.

Голые стены, одинокая лампочка под потолком, узкая кровать под видавшим виды шерстяным одеялом, ванная с заржавленным душем… И в довершение всего камин. Но Мэгги чувствовала себя здесь гораздо уютнее, чем в сверкающей роскоши номера в Атлантик-Сити.

— Дверь еще открыта, мисс, — напомнил Конор. — У вас есть шанс передумать.

Она колебалась. Кто бы мог подумать, что она, Мэгги О'Брайен, когда-нибудь окажется в случайном гостиничном номере наедине с мужчиной, с которым она не знакома и суток?! Вся ее прошлая жизнь совершенно не предвещала этого.

— Я думаю, — сказала она, — дверь лучше закрыть.

Конор боялся, что она может переменить решение. Ему вдруг представилось будущее без нее, и щемящее чувство черной пустоты ужаснуло его.

Она стояла в ногах кровати. Ее пальцы нервно теребили ворот свитера. Он подошел к ней. Ее небесно-голубые глаза были широко раскрыты. Интересно, о чем она сейчас думает — если думает вообще. У него лично не оставалось уже никаких мыслей — им сейчас руководили одни эмоции.

Он обнял ее. Она прижалась лицом к его груди. Он подхватил ее на руки и понес к кровати.

Они упали на кровать. Юбка ее задралась, и она инстинктивно потянулась, чтобы поправить ее, но он остановил ее руку. Их взгляды встретились, и на секунду он увидел в ее глазах огонек страха, который сразу же погас, уступив место огню желания.

Мэгги откинулась на подушку. Ее темные волосы были все еще мокрыми от дождя, одежда прилипла к телу, обрисовывая грудь. Его ноги прижимались к ее ногам, и он чувствовал, как она одновременно и сопротивляется, и сдается. Он снял с нее туфли и бросил на деревянный пол. Его рука скользила по ее ноге, по колену, по округлости бедра. Ее глаза были закрыты, словно она не хотела видеть ничего, только его.

Рука Конора скользила все выше, пока с губ Мэгги не сорвался звук — нечто среднее между стоном и вздохом. Голова ее запрокинулась, губы приоткрылись. Конор ласкал ее, пока не почувствовал, что она уже готова. Сам он был готов давно и если медлил, то лишь потому, что хотел, чтобы она смогла запомнить этот день во всех подробностях.

Он стянул с нее свой свитер, расстегнул блузку. Мэгги словно оттаивала в каждом месте, которого касались его руки или губы. Казалось, он знал все секреты ее тела, читал самые сокровенные желания, в которых она сама боялась себе признаться.

Он долго возился с пуговицей и молнией ее юбки. Собственные руки казались ему большими, неуклюжими. Она помогла ему, и юбка полетела на пол. Колготки и трусы последовали за ней.

… Ощущения сменяли одно другое, нарастая, то нежные, то страстные, иногда настолько нереальные, что ей казалось, будто она сама придумала их, но ни на миг не прекращающиеся, набегающие одно на другое, словно волны, разбивавшиеся о морской берег за окном.

Глава 7

Время тянулось медленно, заполненное прикосновениями и поцелуями. Иногда они были неуклюжими, неловкими, но Конор и Мэгги не стеснялись этого. После того, что произошло, не было причин стесняться. Во всем, что они делали, было ощущение долгожданной, наконец-таки состоявшейся встречи.

Дождь барабанил по стеклам. Ветер сотрясал маленькую гостиницу. Но они были надежно укрыты и от дождя, и от ветра.

Лишь когда за окнами сгустилась тьма, к Конору начало понемногу возвращаться чувство реальности. Он вдруг ощутил голод.

— В этой глуши нет телефона, — ответила Мэгги на его предложение что-нибудь заказать. — Придется поголодать.

Ей не хотелось есть. Она была сыта Конором, пьяна его запахом.

Конор медленно, осторожно разжал объятия.

— Оставайся здесь, — сказал он, когда она запротестовала. — Я принесу пиццу.

— Не нужна мне пицца, — ответила она, чувствуя, какой пустой становится постель без него. — Мне нужен ты.

Он наклонился над ней и поцеловал ее. Целовался он потрясающе, первоклассно. Мэгги готова была вечно целоваться с ним.

— С перцем, — попросила она. — Не надо с этими мерзкими грибами.

Она изобразила притворный ужас.

— Нет уж, либо с грибами, либо никакой!

— Какой ты, однако, — поморщилась она. — Ладно, тащи с грибами, уговорил.

— Твоя взяла. — Он натянул свой свитер через голову. — С перцем.

Мэгги улыбнулась своим мыслям. Как приятно, когда все твои желания исполняются, а ты лежишь и ничего не делаешь! Она смотрела, как Конор надевает туфли, причесывается, натягивает куртку, и решила тоже что-то накинуть на себя.

— Не двигайся. — Он снова поцеловал ее, и она почувствовала, что ее вновь переполняет желание. — Я хочу, чтобы, когда я вернусь, все оставалось по-прежнему и ты ждала меня. Оставайся в том же виде и в той же позе.

— Постараюсь, — сказала она, зная, что когда он вернется, так и будет.

В камине весело потрескивали дрова, огонь бросал на все вокруг таинственные отсветы. Мэгги уже не хотелось вставать и приводить себя в порядок. В постели было так уютно, она еще хранила тепло Конора. Мэгги свернулась калачиком, глядя на причудливую игру огня. Ей казалось, что она начинает понимать язычников, обожествлявших огонь.

Она знала, что должна сейчас думать о чем-то глубоком, важном, но в голове не осталось ни одной мысли. Весь мир, казалось, уплыл куда-то далеко-далеко, словно домик в провинциальном городке, двое детей и бывший муж, заведший себе новую жену, приснились ей. Интересно, что бы они все сказали, если бы узнали, что она полдня занималась любовью с мужчиной, с которым познакомилась лишь вчера вечером?

По сути дела, у нее никогда не было личной жизни. Едва став из ребенка подростком, Мэгги приняла на себя роль Золушки, помогая матери растить сестер. И ей даже нравилась эта роль. Замужество мало что изменило. Едва выйдя замуж, Мэгги забеременела и через девять месяцев после свадьбы из молодой жены стала молодой матерью — пеленки, распашонки, сказки на ночь и прочие прелести материнства. Быть женой офицера означало постоянно кочевать с места на место, и Мэгги никогда не позволяла себе расслабиться — даже отправляясь в ванную, чтобы принять душ, она на всякий случай брала с собой трубку беспроволочного телефона.

Не то чтобы она была сторонницей пуританских нравов — у нее просто не было времени крутить романы. По крайней мере так она считала всего сутки назад.

И вот сейчас, похоже, она сделала гигантский шаг в новую, совершенно незнакомую ей жизнь. Если бы у нее сейчас сохранялась способность думать, она, пожалуй, поспешила бы собрать вещички и улизнуть из гостиницы, пока он не вернулся.

Ее семья ценила ее за любовь в порядку. В ее доме всегда Царил строгий порядок, даже свитера лежали в шкафу не просто аккуратно сложенными, но и подобранными по цвету. И если иногда она и выскакивала из дома в пижаме, то лишь потому, что у нее не было времени наряжаться.

Они не знали, что все эти годы за привычным фасадом таилась совсем другая женщина. Да что там они — Мэгги и сама не знала!

Конор знал. Ее одежда, валявшаяся в беспорядке на полу, была тому доказательством. Но ей не хотелось вставать и наводить порядок.

Мэгги не была наивна. Она знала, в чем разница между любовью и сексом. И она понимала, что именно происходит между ней и Конором.

«Откуда ты знаешь? За всю жизнь у тебя было лишь двое мужчин».

Двое или две тысячи — какая разница? Волшебство не приходит по твоему желанию. Если бы это было по ее желанию, она бы уже давно нашла Конора.

«А ты уверена, что он вообще собирается вернуться? — Она посмотрела на свои часы, лежавшие на тумбочке. — Что-то долго его нет… Он добился чего хотел и сейчас, поди, спешит на всех парах обратно в Атлантик-Сити».

Что за глупая мысль! Конор не тот человек. Если даже он вдруг решит с ней расстаться, он по крайней мере достаточно порядочен, чтобы объявить ей об этом и попытаться объяснить почему.

Но Конор что-то запаздывал.

«Что ж, Мэгги, это тебе урок — не вешайся на первого попавшегося мужика, как бы ни было тебе одиноко».

Она ни на кого не вешалась. Он сам подошел к ней. Она отлично себя чувствовала, ужиная в одиночестве. Кроме того, легла она в постель не с незнакомцем. Познакомились они совсем недавно, но он уже успел узнать о ней почти все. Она рассказала ему то, чего не рассказывала даже родным сестрам.

«А что ты знаешь о нем?»

Не так уж и много. Она знала, что он любит своего сына, свою родню, уважает бывшую жену, много сил отдает своей работе… Что еще?

«Не совершила ли ты ошибку, Мэгги?»

На это у нее не было ответа.

Дождь хлестал так сильно, что Конору казалось, что он едет через мойку машин. Но Конор был рад этому — чем меньше автомобилей на улицах, тем скорее он сможет вернуться туда, где его ждет Мэгги. Он ехал осторожно, вглядываясь в дорожные знаки и мысленно проклиная дворники за то, что они совершенно не чистят стекло, а лишь гоняют воду туда-сюда.

На переднем сиденье рядом с ним, словно на почетном месте, лежала коробка с пиццей. На заднем — огромный букет, бутылка шампанского и коробка конфет. Если бы большинство магазинов не было закрыто, он купил бы ей шелковый шарфик, серебряную цепочку и весь мир.

Маленький магазинчик подарков уже закрывался, когда Конор возник на пороге. Продавец сжалился над ним, и Конор выбрал подарок — восхитительный шелковый пеньюар цвета глаз Мэгги.

«Не слишком ли много, приятель? — подумалось вдруг ему. — Все, что ты знаешь о ней, — это то, что тебе с ней хорошо в постели».

«Этого достаточно», — сказал он себе, сев в машину и решительно направляясь в сторону старенькой гостиницы. Можно прожить с человеком десять, двадцать лет и совсем его не знать, но когда твой инстинкт подсказывает тебе, что это тот человек, который тебе нужен, значит, так оно и есть. Разум может ошибаться, инстинкт — никогда.

«Да? А где был твой инстинкт, пижон, когда Бобби получил пулю в висок?»

Конор ругнулся себе под нос. Не сегодня. Неужели его вина и впрямь так велика, что он не имеет права забыть о ней хотя бы на время, не имеет права провести день с этой очаровательной женщиной и хотя бы помечтать, будто он живет в замечательном мире, где хорошие парни всегда побеждают?

Остановившись во дворе гостиницы, Конор взял пиццу, букет и роскошную белую коробку с пеньюаром и вышел из машины. На улице было ветрено, дождливо, но в номере будет тепло от жарко натопленного камина и еще более жаркой страсти. Нет, все-таки он, должно быть, не настолько грешен, раз Бог счел его достойным встречи с этой женщиной…

Конор рывком открыл дверь номера.

Мэгги сидела на кровати полностью одетая, тщательно причесанная и подкрашенная. Сейчас она была мало похожа на ту разметавшуюся по постели в вихре страсти женщину, какой он оставил ее.

— Ну и погодка! — протянул он, ставя пиццу на тумбочку. — Мало того что дождь, так еще и туман такой, что в двух шагах ничего не видно.

— Я тут все думаю… — рассеянно отозвалась она, и по ее тону он понял, что ему будет не очень-то приятно услышать, что именно она думает.

— С грибами или с перцем? — попробовал отшутиться он. — Поздно менять решение, я уже вернулся.

Мэгги заставила себя улыбнуться, давая ему понять, что оценила его шутку.

— Я думаю, может, стоит вернуться в Атлантик-Сити? — произнесла она. — Я просто боюсь, вдруг дети мне позвонят, а меня нет. Вдруг они уже беспокоятся?

Она старалась делать вид, что не замечает ни огромного букета, ни бутылки шампанского — хотя, конечно же, не могла их не видеть.

— Ничего страшного. Они решат, что ты проторчала весь день в казино, — сказал он, но слова его звучали неубедительно. Он отлично понимал, что дело тут не в детях. — Что ж, если хочешь, вернемся.

— Не то чтобы мне здесь не нравилось… — поспешила заверить она его, но не договорила. В ее больших голубых глазах стояли слезы.

Конор поставил коробку с пеньюаром на тумбочку.

— В чем дело? Ты жалеешь о том, что произошло?

— Я никогда не вела себя так. Никогда в жизни. У меня двое детей, работа, школа… — Она упала на кровать, закрыв лицо руками. — Мне начинает казаться, что я сошла с ума!

Кровать скрипнула, когда Конор присел рядом с ней. От него пахло морем и дождем. Мэгги захотелось обнять его, прижаться щекой к его груди и просидеть так целую жизнь.

— Со мной тоже никогда такого не было, — произнес он. Она посмотрела на него из-под своих пальцев.

— Не надо меня утешать.

— Я встаю, иду на работу, ловлю жуликов и все остальное, что мне по должности полагается. Одно и то же изо дня в день…

— Не говори мне, что у тебя нет никакой женщины.

— У меня давно не было женщин. — Он уже говорил ей об этом, но то было во время секса, и, разумеется, если она и восприняла тогда эту фразу, то не так, как сейчас.

— Я привыкла считать себя разумной, — сказала Мэгги. — Насквозь рациональной. Я всегда смотрю в обе стороны, прежде чем перейти дорогу. У меня никогда не бывает такого, чтобы бутылка шампуня или средства для мытья посуды вдруг кончилась, а новой не оказалось. Я регулярно подзаряжаю свой сотовый телефон. — Их взгляды встретились. — И я не сплю с незнакомыми мужчинами.

— До сегодняшнего дня не спала.

— Я даже не разговариваю с незнакомыми мужчинами.

— Ну, мы не так уж много и разговаривали.

Мэгги рассмеялась. Он казался таким большим, таким сильным, таким славным!

Сначала он просто смотрел на нее, в ее широко открытые глаза. Но когда страх и тревога в этих глазах окончательно исчезли, когда они залучились от смеха, он уже не мог сдержаться, чтобы не смеяться вместе с ней. Что им еще оставалось делать, кроме как смеяться?

Они остались переночевать в гостинице. Они пытались уверить себя, что так безопаснее — дождь, туман, конец выходных, а значит, много пьяных водителей. Но оба, разумеется, отлично понимали, чем на самом деле было вызвано это решение. Остаться вдвоем в номере с цветами, шампанским, камином, бросавшим на них жаркие отсветы, и умопомрачительным шелковым пеньюаром было для обоих в сто раз опаснее, чем все, что могло случиться с ними на дороге.

Они заснули в объятиях друг друга, и обоим снилось, что это будет длиться вечно…

Конор проснулся раньше, и, открыв глаза, Мэгги обнаружила, что он смотрит на нее. Никто никогда не смотрел на нее так — с нежностью, страстью и удивлением. Она поду — мала о том, что он видит в ее глазах — видит ли хотя бы половину тех чувств, что она в его взгляде? Она всегда считала себя сдержанной, но, похоже, теперь это осталось в прошлом.

— Когда за тобой должны приехать? — Голос его был хриплым после сна.

Она приподнялась на локте.

— Ровно в полдень.

— Сейчас восьмой час. Может, позавтракаем в том же кафе, что и вчера?

— Отлично!

Он провел пальцем по ее подбородку.

— Знаешь, чего я хочу?

— Догадываюсь. Я и сама не прочь.

Когда они удовлетворили свое желание, был уже девятый час и они были вместе в душе. Теплые струи ласкали их тела, но это было ничто по сравнению с лаской рук.

Завтракали они молча. Он машинально попивал кофе, она — апельсиновый сок. Оба старались отдалить неизбежный конец.

Молчали они и по пути в Атлантик-Сити. О чем было говорить? Реальный мир, от которого они убегали эти два дня, неумолимо вступал в свои права.

— Я ни о чем не жалею, — произнес Конор, когда они стояли в величественном холле гостиницы в Атлантик-Сити.

— Я тоже, — ответила Мэгги. Она посмотрела на часы: — Без четверти двенадцать. Думаю, мне пора поторопиться.

— Водитель тебя подождет. Ему за это платят.

Но оба знали, что это лишь попытка оттянуть неизбежное.

Мэгги нацарапала свой телефон на салфетке, выпрошенной у проходившей мимо горничной, Конор — свой на коробке спичек. Они договорились позвонить друг другу не раньше чем через неделю. Если их чувство за это время не остынет, значит, оно и впрямь серьезно, если же оно было не более чем вспышкой безумия — недели будет достаточно, чтобы это понять.

Он завел ее за мраморную колонну и поцеловал. В этот миг она чувствовала себя шестнадцатилетней, полной счастья и надежд.

— Значит, через неделю? — спросила она. Он дотронулся пальцем до ее подбородка.

— Неделя пролетит быстро, ты и оглянуться не успеешь.

— Дай-то Бог…

Раньше она никогда не задумывалась о том, много это или мало — семь дней. Что ж, теперь ей, похоже, предстояло это узнать.

Когда Конор вошел в свой номер, огонек на телефонном аппарате отчаянно мигал. Конор прослушал запись на автоответчике. Семь посланий, и все совершенно одинаковые.

Он набрал номер Мэтта.

— Где ты был, черт возьми?! — рявкнул на него Мэтт вместо приветствия. — Я звоню тебе со вчерашнего вечера!

— Извини, братишка, я не знал, что обязан перед тобой отчитываться, как провожу выходные.

— Ты смеешься, а у меня билеты пропали! Билеты-то, шут с ними, да ты вот себя наказал — на концерт не попал.

— Какой концерт?

Мэтт назвал имя известного тенора. «И это говорит парень, который, кроме рока, никакой музыки не признает!» — усмехнулся про себя Конор.

— Ничего, переживу, — пробурчал он. — Это все?

— Ты так и не сказал, где был.

— Гулял, — с вызовом ответил Конор. — Где?

— Какое тебе дело?

— Я устроил тебе номер в самой крутой гостинице, а ты шляешься непонятно где!

— Между прочим, за номер я сам плачу!

— Вот именно. Раз платишь за такой крутой номер, значит, должен держать марку.

— Я и так торчал с тобой весь вечер в этом ресторане. Или этого недостаточно?

На минуту Мэтт замешкался, но затем поинтересовался:

— Ты был с той женщиной?

— Не твое дело, братишка.

— Будь осторожен, Конор! — потребовал Мэтт таким тоном, словно был отцом Конора. — Эта пташка не твоего полета.

— Да, ты прав, — согласился тот. — Она не моего полета. — И повесил трубку. — Тем не менее, — отметил он вслух, — летали мы с ней неплохо. И даст Бог, еще полетаем!

Глава 8

— Николь! — Голос тети Клер доносился сквозь закрытую дверь ванной. — Поторапливайся! Мы выезжаем через пятнадцать минут!

Николь посмотрела на свое отражение в зеркале. Правый глаз смотрелся неплохо, но над левым надо еще поработать. «Краситься, — говорила ей тетя Клер, — надо так, чтобы никто не понял, что ты накрашена. Все должно выглядеть естественно». Это бесило Николь. Зачем краситься так, чтобы никто этого не увидел?

Она нанесла еще один штрих и наклонилась к зеркалу, критически оглядывая себя.

— Николь! Ты меня слышишь?

— Минуточку, тетя! — откликнулась она. — Еще целых полчаса, а ты уже беспокоишься.

Куда торопиться? Можно подумать, они опаздывают на самолет или на поезд! Тетя всего лишь собирается отвезти ее домой.

При мысли о возвращении Николь поморщилась. Ей здесь так нравилось! Пребывание у тети Клер было похоже на игру в Барби в детстве, с той лишь разницей, что теперь Барби — ты сама, а вместо кукольного домика настоящий дом тети Клер с полным гардеробом восхитительных одежек, которые можно примерять без конца, воображая себя настоящей фотомоделью.

Мелисса и Стейси всякий раз, слушая ее рассказы, заходились от зависти. «Спроси у нее, можем ли мы как-нибудь прийти к ней в гости», — просила Мелисса уже не в первый раз. Николь всякий раз отвечала, что тетя Клер сейчас чертовски занята — может быть, когда-нибудь в другой раз. Вообще-то, если честно, в доме Клер, может, и нашлось бы место для подружек Николь, но самой Николь не хотелось делить свой волшебный мир ни с кем. Хотя ей, конечно, не могло не льстить, что подружки без ума от ее знаменитой тети.

Стоит ли вообще возвращаться домой? Мать и не заметит ее отсутствия — она все время то на работе, то в своей дурацкой школе. Ну не глупо ли, скажите, учиться в школе на старости лет? А когда мать в сотый раз отпускала свои дурацкие шуточки типа «Давайте делать уроки вместе!», да еще при Стейси и Мелиссе, Николь готова была ее убить.

Тетя Клер — совсем другое дело. Николь часто даже казалось, что Клер — ее ровесница. Впрочем, она действительно моложе ее мамы почти на десять лет.

Вернуться домой означало пользоваться одной ванной с этим идиотом Чарли и выслушивать занудство матери о невыученных уроках. Почему тетя Клер никогда не читает ей мораль?

Николь придвинулась ближе к зеркалу, чтобы лучше рассмотреть лицо. Тетя Клер говорит, что у Николь есть все данные, чтобы стать первоклассной моделью, но та не была так уж уверена в этом. Когда она смотрелась в зеркало, то видела лишь девочку-подростка, слишком худую и угловатую, чтобы парни в школе кинули на нее лишний взгляд.

— Да из тебя в два счета можно сделать красотку! — сказала ей Клер, когда они вчера, свернувшись клубочком по разным углам дивана, в тысячный, должно быть, раз смотрели «Титаник». — Все, что тебе нужно, — это пара штрихов.

— Каких именно? — Николь отправила в рот щепотку поп-корна.

— В первую очередь я имею в виду волосы. — Николь нахмурилась:

— Мне нравятся мои волосы.

— Ты с ними похожа на баклажан.

— Ты говоришь как моя мама. — Клер поморщилась:

— Что я слышу! Я люблю твою маму, но мы обе знаем, что она… как бы это сказать… не самая передовая женщина.

Николь терпеть не могла, когда Клер говорила подобные вещи. Все и так знают, что ее мамаша не блеск, зачем лишний раз повторять? Мэгги было далеко до Клер с ее вечерними платьями с открытой спиной и каблуками в пять дюймов. Как и до второй своей сестры, которая, может быть, и не одевалась так, как Клер, но всегда знала, как произвести впечатление на суд, чтобы тот принял нужное ей решение.

— Нет ничего плохого в небольшом флирте, если он помогает добиться цели, — сказала однажды Элли в споре с мамой Николь. — Ради того, чтобы выиграть дело, я готова на все.

После этого Николь пришлось выслушивать от мамаши долгую лекцию на тему «Я рада, что ты любишь тетю Элли, но нужно же все-таки понимать, когда она говорит всерьез, а когда шутит».

Николь тошнило от подобных лекций. Мамаша вечно берется судить о том, в чем смыслит не больше, чем слепой в живописи. Насколько было известно Николь, ее мамаша после развода с отцом встречалась всего с одним мужчиной, и то это продлилось очень недолго.

Неудивительно. Какой мужик на такую клюнет? Бегает повсюду в одних и тех же джинсах и свитере, да еще с этим дурацким «хвостиком», словно ей самой пятнадцать лет, а не ее дочери. А уж когда она возит ее в школу в пижаме, Николь вообще готова со стыда провалиться сквозь землю. Если уж ей все равно, что над ней все смеются, то хоть бы дочь пожалела!

— Николь! — Клер постучала в дверь. — У нас осталось пять минут!

— Еще чуть-чуть, тетя!

Николь добавила еще несколько штрихов к макияжу и взглянула в зеркало. Теперь все было нормально, только волосы выглядели не очень хорошо — она недавно попала под дождь. Порывшись на полочках, Николь нашла тетины электрощипцы и включила их в сеть. Потребовалась целая вечность, чтобы они нагрелись. Николь накрутила на щипцы одну прядь, подержала несколько секунд, потом другую… Никто не принял бы это за профессиональную укладку, но все же лучше, чем то, что было. Она слышала, как переговариваются на кухне ее тетки — должно быть, они уже решили вызвать к ней отряд спасателей. Николь еще долго взбивала волосы руками, пока наконец не решила, что теперь она выглядит не хуже тети.

Когда она выходила из ванной, она смотрелась минимум лет на восемнадцать.

«Тебе самой когда-то было пятнадцать!» — напомнила себе Клер, глядя на отражение племянницы в зеркале машины. С кричащим макияжем, прической «Взрыв на макаронной фабрике», в короткой кожаной юбке Николь была похожа на малолетнюю проститутку, но если бы Клер сказала ей об этом, та, пожалуй, убила бы ее.

«Слава Богу, что я не твоя мать!» — подумала Клер, обменявшись многозначительным взглядом с Элли. Тетка может на все причуды племянницы лишь пожимать плечами, понимая, что та скоро перебесится, а матери приходится все это переживать. Бедняга Мэгги! Как она еще не сошла с ума? Нельзя было сказать, чтобы Николь уж совсем не любила свою мать, но со времени развода родителей она была убеждена, что ее мать — самая отсталая женщина в мире. Клер, может быть, и могла бы упрекнуть Мэгги, что та вечно одета черт знает во что, но не могла не признать, что как мать ее сестра достойна лишь преклонения. Более трудного подростка, чем Николь, невозможно себе представить — а Мэгги каким-то образом ухитряется все-таки с ней управляться.

Николь до сих пор не могла примириться с разводом родителей. Она никому не говорила об этом, но было видно, как сильно скучает она по отцу, — а в результате доставалось матери. Николь была явно папиной дочкой.

Клер трудно было понять, что это такое — папина дочка. Ее отец умер, когда она была почти младенцем. Второй брак матери был весьма недолог и вспоминался Клер как кошмарный сон. Ей ни разу не приходило в голову пожалеть, что она росла без отца. Вряд ли ее жизнь сложилась бы иначе, будь у нее даже самый лучший отец. Ни один отец не смог бы уберечь ее от всех ошибок, что успела она наделать за свою жизнь.

Клер снова кинула взгляд в зеркало. Николь на заднем сиденье слушала плейер, покачиваясь в такт музыке, и вряд ли услышала бы их разговор, и Клер обратилась к Элли:

— Зря все-таки Николь сообщила Мэгги эту новость о Чарлзе. Совершенно некстати. Это испортит Мэгги весь отдых.

— Все равно она бы об этом узнала. И потом, почему ты думаешь, что она будет уж так сильно переживать? Они уже года два как в разводе, рано или поздно каждый из них снова бы вступил в брак. Просто Чарлз оказался первым.

— Логично, — согласилась Клер. — Но ты рассуждаешь как адвокат, а не как женщина.

— Одно не исключает другое.

— Отлично сказано, но я бы советовала тебе почаще вспоминать об этом. Николь новость о помолвке отца явно вывела из равновесия, и я уверена, что и Мэгги все эти выходные просидела в гостиничном номере и проревела.

— Так уж и проревела! Такие страсти, как ты расписываешь, бывают только в романах. Я уверена, что Мэгги и дела нет до Чарлза с его свадьбой. Вот Николь эта новость действительно расстроила.

— Что ж, — нехотя признала Клер, — может, ты и права.

— Еще бы не права! Это ты живешь одними эмоциями. — Слова сестры задели Клер, хотя Элли, может быть, и не хотела того. В жизни Клер и впрямь было много безумств — побег из дома, слишком ранний успех, баловство наркотиками, чуть было не разрушившее блистательную карьеру… Клер иногда казалось, что она обречена идти по жизни методом проб и ошибок.

— Извини, может быть, я действительно рассуждаю как адвокат, — поспешила сгладить неловкость Элли, заметив, что Клер обиделась.

Элли в отличие от Клер обладала неплохой способностью избегать ошибок в любой ситуации. Ни в чем Клер так не завидовала сестре, как в этом.

— Ничего, — отозвалась Клер, — я не в обиде. Ты права. Мэгги и впрямь, должно быть, мало дела, на ком женится ее бывший муж. А вот для Николь отец всегда отец.

Если Клер жила одними эмоциями, то Элли, напротив, мыслила обычно чересчур рационально. В суде это, может быть, и хорошо, но вряд ли такого человека можно назвать хорошим психологом.

Элли не знала, что у Клер и Николь есть один секрет. Секрет этот лежал у Клер в портфеле — пачка фотографий, сделанных в прошлом месяце ее знакомым фотографом. Николь казалась на них вполне зрелой женщиной.

Сомнений не было: Николь — восходящая звезда, по сравнению с которой сама Клер не более чем средненькая модель. Умелая рука фотографа затушевала углы, подчеркнула округлости, придала взгляду глубину, которой не было в действительности. Когда Клер показала фотографии своему менеджеру Ли, та сразу же загорелась заключить с Николь контракт, что еще больше уверило Клер в том, что ее племянницу ожидает блестящее будущее. Ли, правда, была не та женщина — слишком жесткая и прямолинейная. Клер уже научилась с ней ладить, но молодой вспыльчивой девушке пришлось бы с ней трудновато.

Клер еще не показывала фотографий самой Николь. Она знала, что девочка совершенно сойдет с ума, решит бросить школу, переселиться в Нью-Йорк и целиком посвятить себя модельному бизнесу. Мэгги и без этого хватает проблем. Итак, фотографии пока оставались в портфеле, а Клер лихорадочно решала, что делать. Конечно, мир не погибнет без еще одной фотомодели, но честно ли это по отношению к Николь? В конце концов, это ее жизнь, ей и делать выбор. Пожалуй, ради такого и школу бросить не жалко, зачем ей школа? Год-другой работы моделью, если повезет, сможет обеспечить ее на всю оставшуюся жизнь. Она еще, глядишь, поможет самой Клер…

Мэгги скучала по Конору. Ей самой было трудно в это поверить. Она знала его всего два дня, но скучала по нему так, что сердце ныло. Какого черта она согласилась ждать целую неделю? Ей казалось, что она сойдет с ума без его голоса.

«Ты должна подождать, Мэгги! Пусть страсти немного улягутся, и ты поймешь, насколько серьезно твое чувство».

Советы давать легко. Нелегко лишь следовать им.

Неужели и впрямь можно так быстро влюбиться по самые уши? Нет, с ее взбалмошными сестрами такое вполне может случиться, но не с практичной, рациональной Мэгги. Однако похоже, той Мэгги О'Брайен больше не существует. На ее месте новая женщина — может быть, сумасшедшая, но счастливая. Во всяком случае, все, что ей нужно было делать сейчас, — это хранить свой секрет, чтобы через семь дней либо поведать о нем родне, либо забыть всю историю как кошмарный сон.

Николь увидела Мэгги, когда та выходила из машины. Не успела мать сделать шаг, как дочь завопила на всю округу:

— Ты постри-и-иглась?! — таким голосом, словно наступил конец света.

Мэгги посмотрела на дочь. Если бы ей самой было пятнадцать лет, она бы, пожалуй, среагировала на Николь примерно так же, как та на нее.

«Не знаю, как насчет моей стрижки, — подумала она, — но на кого похожа ты с этим макияжем?» Мэгги бросила убийственный взгляд на Клер. Та ответила ей взглядом, говорившим: «Я тут ни при чем. Она сама».

Николь подошла к матери ближе.

— Жемчуг? — протянула она, кинув взгляд на ее шею. — Мама, ты серьезно? — В ее голосе звучало столько высокомерия, что Мэгги с трудом сдерживала себя.

— А синие волосы? — вопросом на вопрос ответила она, стараясь казаться невозмутимой. — А три серьги в одном ухе?

Не прошло и минуты с тех пор, как они встретились, — и снова вступили в вечную борьбу.

Неизвестно, какие колкости они бы еще сказали друг другу, если бы в этот момент на пороге не появилась Элли. Она подбежала к Мэгги, заключая ее в объятия и осыпая вопросами.

— Я говорила, — щебетала Элли, когда они шли к дому, — что эта юбка тебе пойдет! Ты выглядишь потрясающе!

— Я и чувствую себя потрясающе, — ответила Мэгги.

— Значит, тебе понравилось? — спросила Клер. Она и Николь шли позади.

— Лучше некуда! — улыбнулась Мэгги.

— Я звонила тебе вчера вечером, — заявила Николь, — но тебя не было в номере.

Мэгги вдруг почувствовала себя виноватой, ощутила, как краска стыда приливает к лицу, но постаралась не подавать вида.

— Разумеется, — кивнула она. — Какой смысл приехать в Атлантик-Сити и проторчать все время в номере?

Николь приблизилась к Мэгги и дотронулась до ее волос.

— Слишком коротко, — констатировала она таким тоном, от которого Мэгги чуть не скрипнула зубами. — От этого твои уши кажутся слишком большими.

— Мне нравится, — спокойно произнесла Мэгги, бросив взгляд на дочь через плечо. — Давно было пора поменять имидж.

— И колготки сейчас уже никто не носит, — продолжала Николь, покосившись на ее ноги.

— Все женщины в Нью-Йорке носят колготки, — включилась Клер, никогда не пропускавшая разговоров о моде. — Как и короткие волосы. Я бы сама постриглась не раздумывая, если бы не мой контракт.

— Я, пожалуй, тоже постригусь к лету, — с энтузиазмом подхватила Элли, носившая роскошный шиньон.

За разговором на тему «За и против коротких волос» они вошли в дом. Николь сразу же убежала в свою комнату.

— И вот так во всем, — вздохнула Мэгги, глядя ей вслед. — Пошли мне, Господи, терпения!

Элли похлопала ее по плечу:

— Не говори, что мы в ее возрасте были не такие!

— Мы были хуже. — Мэгги вынула из дорожной сумки пакет с бельем, предназначенным для стирки. — Помню, мама грозилась отдать нас в монастырь — там, мол, вы быстро присмиреете.

— Да, чуть не забыла, — спохватилась Клер. — Звонила Джоанн, сказала, что Чарли останется на ужин. Она привезет его где-то часов в восемь.

— Ясно. — Мэгги подумала о том, все ли десятилетние мальчики так послушны, как Чарли, в отличие от своих пятнадцатилетних сестер. — Может быть, съедим по пицце?

Элли хотела было что-то ответить, но тут взгляд ее упал на голубой шелковый пеньюар.

— Ого! — воскликнула она. — Отлично, Клер! Где ты его достала?

— Это не я. — Клер с подозрением покосилась на Мэгги: — Ты купила его себе?

— Не делай такие глаза. — Мэгги почувствовала, что краснеет до кончиков волос. — Что, я уже не могу себе ничего купить?

— Небось в гостиничном бутике? Ты с ума сошла, там такие цены! Да подержанную машину и то можно купить дешевле!

— Я пойду переоденусь. — Мэгги поменяла тему разговора. — А ты пока позвони, закажи пиццу. Одну с перцем, одну с грибами и, пожалуй, бутылочку содовой.

— Мэгги! — Взгляд Клер словно пригвоздил ее к месту. — Признайся: ты познакомилась с мужчиной?

Николь не подслушивала — разговор мамы и тети специально. Слова тети Клер долетели до нее, когда она выходила из ванной, направляясь в свою комнату.

Николь застыла на месте, не веря своим ушам. Клер, должно быть, пьяна или бредит! Чтобы ее мамаша познакомилась с мужчиной? Да матери и во сне такое не могло присниться — или Николь не права? Не успел ее отец завести себе новую жену — как вдруг теперь и мать… Николь бесила уже одна мысль о том, что у отца может быть другая семья, хотя сама Салли была ей в общем-то вполне симпатична. Может быть, Салли даже родит ему ребенка, если не слишком стара для этого.

Николь отлично знала, что происходит, когда мужчина заводит себе новую семью, — он сразу же совершенно забывает о старой. Николь знала это по своей подруге Стейси. У ее отца недавно родились близнецы от третьей жены, и если бы Стейси пришла к нему домой, он бы, пожалуй, и не узнал ее. Он даже не поздравил ее в последний раз с днем рождения! Потом, правда, спохватился, прислал письмо — дескать, у жены были трудные роды, он был весь в хлопотах, потому и забыл. Стейси написала ему в ответ, что у нее все хорошо, но Николь знала, что это не так. Как можно говорить, что все хорошо, если родной отец забывает, когда ты родилась?

Иногда Николь казалось, что это кошмарный сон, что она проснется, выйдет на кухню — и отец будет сидеть за столом, как всегда, с газетой в одной руке и чашкой кофе в другой, и все будет как прежде… Не то чтобы прежде все было идеально — но все равно лучше, чем теперь.

Мэгги застыла на месте, прижимая злополучный пеньюар к груди. Она боялась обернуться — если бы Клер увидела ее лицо, то сразу бы обо всем догадалась.

— Господи! — Клер визжала так, что ее, наверное, было слышно в соседнем городе. — Ты встречалась с мужчиной!

Элли, которая в этот момент набирала номер пиццерии, уронила трубку и выскочила в коридор. Как она со своими высоченными каблуками умудрилась не переломать себе ноги — одному Богу известно.

— Ты встречалась с мужчиной? — повторила она слова Клер.

— Не делай такие удивленные глаза, Элли! — Мэгги старалась не выдать дрожи в голосе. — Эка невидаль — женщина встречалась с мужчиной!

— Да, — согласилась Элли все с такими же округленными глазами, — но ты — не тот случай.

— Потише! — Мэгги стала вталкивать обеих сестер в гостиную. — Я не хочу, чтобы Николь это слышала.

— Ты, должно быть, встретила его за рулеткой! — Клер, всегда романтичная, и на этот раз была в своем репертуаре. — Ты поставила на черное, он на красное, и…

— Вообще-то сначала я увидела его на автостоянке. А потом он подошел ко мне в ресторане.

— Моя история мне нравится больше, — поморщилась Клер.

— И… — Элли дотронулась до воздушной шелковой ткани. — Он подарил тебе это? Я права?

— Не твое дело.

Мэгги колебалась. Где-то в глубине души ей даже хотелось рассказать им все до мельчайших подробностей — исключительно ради удовольствия увидеть, как отвиснут у них челюсти от этих подробностей. Но большая часть ее души все-таки не хотела делиться самым сокровенным.

— Все равно мы все у тебя выпытаем, — пригрозила ей Элли. — Лучше расскажи сама.

— Расскажу, — с беспечным видом произнесла Мэгги, — но в другой раз.

Она действительно была готова рассказать им все — но не сейчас. Ей вовсе не хотелось выслушивать их непрошеные комментарии. Сестры наверняка подняли бы ее на смех, а она сейчас настроена слишком романтично, чтобы позволить кому бы то ни было смеяться над своим чувством.

Они не знали, каково быть одинокой разведенной женщиной с двумя детьми, как порой хочется выть от одиночества. Их жизнь была полна друзьями, путешествиями, важными встречами и размышлениями о том, как потратить деньги, текущие рекой.

— Надеюсь, ты хотя бы предохранялась? — без обиняков спросила Клер. — Я на всякий случай положила тебе пачку презервативов, но я, честно говоря, не думала…

Это было уже слишком.

— Клер, я не собираюсь говорить об этом с тобой! — резко оборвала ее Мэгги.

— Ты еще скажи, что не спала с ним! — поморщилась та.

— Это написано у тебя на лице! — поддержала сестру Элли. — Мэгги, ты с ума сошла! Спать с мужчинами в Атлантик-Сити — не твой стиль.

— Я не спала с ним в Атлантик-Сити, — спокойно заявила Мэгги. — Я спала с ним в Кейп-Мей. А если хочешь знать подробности, то иди домой и перечитай «Камасутру», потому что мы, кажется, испробовали все, что в ней есть.

Глава 9

На секунду воцарилась гробовая тишина. Затем обе начали смеяться — сначала едва слышно, потом все громче и громче, и, наконец, смех перешел в такой истерический хохот, что Мэгги едва сдерживалась, чтобы не ударить сестер по головам чем-нибудь тяжелым.

— Неужели мысль о том, что я могу познакомиться с мужчиной, столь смешна? — возмутилась она.

— Д-да, — проговорила Клер, давясь смехом. — Я не знаю, что и д-думать! Извини, Мэгги! — Ее охватил новый приступ хохота.

— Слава Богу, что ты сказала о «Камасутре»! — От смеха Элли согнулась в три погибели. — А то я уж была готова поверить!

— Я сама чуть не поверила! — подхватила Клер. — У тебя было такое серьезное лицо…

— Я не шучу.

Смех тотчас же смолк. Стало так тихо, что было слышно, как Николь наверху разговаривает с кем-то по телефону.

— Перестаньте смотреть на меня как на чудо природы! — Мэгги вцепилась обеими руками в свое «вещественное доказательство». — Я что, совершила какое-то преступление?

— Извини, — проговорила Клер, — я все еще не могу в это поверить. С кем-то познакомиться — еще куда ни шло, но ложиться с ним в постель в первую же ночь…

— Насколько мне известно, законами это не запрещено! — Мэгги почувствовала, что начинает выходить из себя.

— Довольно, Мэгги, пошутила — и хватит! Все равно мы не поверим. Ты не та женщина. — Элли попыталась рассмеяться, но смех прозвучал натянуто.

— Ты уверена, что она шутит? — спросила Клер. — Посмотри на ее лицо. Она явно что-то скрывает.

— Говорила я тебе, — повернулась к ней Элли, — что эта поездка в Атлантик-Сити — плохая затея!

— Кто же мог подумать… — Клер, похоже, совершенно не стесняло присутствие Мэгги. — Я думала, что знаю свою сестру.

— Вы меня совсем не знаете! — выпалила виновница скандала. — Ни одна из вас не знает обо мне ровным счетом ничего! И прекратите говорить обо мне в третьем лице, а то я вытолкаю вас обеих в шею!

— Нет, она сошла с ума! — прошептала Клер.

— Я не сошла с ума, — спокойно заявила Мэгги, прижимая злополучный пеньюар к груди. — Просто мне надоело, что мной командуют все, кому не лень.

— Ты хотя бы имеешь представление о том, что происходит за пределами твоего мирка? — накинулась на нее Клер. — Обещай мне, что если это повторится, ты хотя бы не забудешь про презервативы!

— А почему ты думаешь, — невозмутимо подмигнула Мэгги, — что это со мной в первый раз?

— Ты не умеешь лгать, — сказала Элли. — У тебя все на лице написано. Ты не умеешь ничего скрывать.

— А вот скрывала же! — рассмеялась она. — И скрывала бы до сих пор, если бы вы не обнаружили этот чертов пеньюар. Да вы, собственно, и до сих пор ничего толком не знаете. Итак, дамы, вопрос на засыпку: был у меня роман или нет?

— Не смешно, — сказала Клер. — Между прочим, мы о тебе заботимся! В конце концов, это мы отправили тебя в Атлантик-Сити.

— Скажи нам, откуда у тебя эта штука, — угрожающим тоном произнесла Элли, — и мы от тебя отстанем.

Мэгги была готова разорвать их на части.

— А может быть, мне просто захотелось купить себе что-нибудь посимпатичнее старой пижамы? Вы об этом подумали?

— Не верим! — воскликнули сестры в унисон.

— Не в обиду будь сказано, Мэгги, — поморщилась Элли, — но ты и впрямь не умеешь лгать.

— Грубо сработано, — поддакнула Клер.

— Вы обе невыносимы! — с обидой в голосе заявила Мэгги. — Не могу поверить, что вы и впрямь считаете меня такой.

— Какой? — спросила Клер.

«Дешевой, занудной и фригидной», — подумала Мэгги, но вслух ничего не сказала.

— Тогда объясни нам, что происходит, — потребовала Клер. — В конце концов, мы организовали тебе эту поездку, и мы несем ответственность. Господи, а если бы тебе попался какой-нибудь маньяк и ты бы сейчас уже лежала где-нибудь на дне озера? И виноваты были бы мы! Как бы, по-твоему, мы себя чувствовали?

— Не надо меня опекать. Мне, слава Богу, тридцать пять лет.

Клер и Элли переглянулись.

— Вы думаете, я совсем беспомощна? — продолжала Мэгги.

— Разумеется, нет, — успокоила ее Элли. — Но большую часть жизни ты провела замужем. За это время мир успел сильно измениться.

— Я это знаю.

— Так откуда этот пеньюар? — спросила Клер. — Скажи, и мы от тебя отстанем.

Мэгги приложила роскошный пеньюар к себе и с победоносным видом посмотрела на сестер.

— Я купила его на распродаже, — сказала она.


— Голову даю на отсечение, что она лжет, — объявила Клер по пути домой.

— Разумеется, — подхватила Элли. — Кого она обманывает? На распродаже такие вещи не купишь.

— Я не о пеньюаре. Она явно что-то скрывает. Ты заметила, что она так и не притронулась к пицце? А ведь ее любимая, с перцем.

— Она действительно выглядела странной. Но я не думаю, что у нее есть какой-то секрет. Если бы был, она бы давно проболталась. Она не умеет ничего скрывать.

— Ты знаешь, как умеют скрывать секреты, если это действительно нужно!

— Все равно, это было бы видно по лицу.

— А разве не видно? Вспомни, как она вспыхнула, когда мы обнаружили этот пеньюар!

Элли вздохнула. Она никогда не была равнодушна к красивой одежде.

— А симпатичная тряпочка! Как тебе кажется? — спросила она.

— Еще бы! Только за кого она нас принимает? «На распродаже»! Да такие вещи еще не в каждом магазине найдешь…

— Еще бы чуть-чуть, и она бы нам призналась. Я не знаю, что ее остановило.

— Нет, ты только подумай! — Клер остановила машину перед домом Элли. — Еще два дня назад она бегала по городу в затрапезной пижаме. А теперь это шелковое чудо… Здесь что-то нечисто!

— Должно быть, — улыбнулась Элли, — она просто решила купить его, чтобы бегать по городу в чем-нибудь поприличнее.

— А что, — рассмеялась Клер в ответ, — это вполне в ее духе!

— А если серьезно, — задумчиво проговорила Элли, — у этого пеньюара, конечно, должно быть какое-то объяснение, но мне кажется, мы ухватились не за ту нить. Наша сестренка явно не из тех, кто заводит тайных любовников.

— И какую же версию предлагаешь ты? Элли задумалась на минуту.

— Так… Она была в Атлантик-Сити, значит, отсюда и надо плясать. Должно быть, выиграла деньжат в рулетку и решила шикануть. Вот и купила первое же, что ей приглянулось.

Клер признала, что версия ее сестры не лишена правдоподобия. Но ей хотелось, чтобы подтвердилась ее версия. В глубине души Клер даже где-то завидовала Мэгги и ее предполагаемому любовнику. Клер давно перестала верить в волшебные сказки. А так хотелось бы верить…

Чарли вернулся домой ровно в восемь. Мэгги была на кухне и убирала в холодильник остатки пиццы, когда услышала дружный хор собак, приветствовавших своего юного хозяина радостным лаем.

Мэгги вытерла руки о кухонное полотенце и крикнула:

— Я здесь, малыш!

Чарли влетел в кухню, словно пушечное ядро, и кинулся в объятия матери. Чарли было десять лет, и Мэгги со страхом ожидала того дня, когда он перестанет приветствовать ее подобным образом, а будет лишь цедить сквозь зубы: «Привет, ма». Но пока с сыном Мэгги было легко и просто.

— Я скучала по тебе. — Она потрепала его густые темно-русые волосы. — Похоже, ты немного подрос, пока меня не было.

Чарли понюхал воздух:

— Ты купила пиццу?

— Ты же, кажется, поужинал? Куда в тебя влезет еще и пицца?

— Всего один кусочек, ма! — Он прыгал вокруг нее словно маленький. — С перцем?

— Разумеется, — подмигнула она ему. — А ты какую хотел?

Она протянула ему кусок пиццы, налила молока и сама уселась напротив него с ломтиком пиццы.

Как она любила своего сладкого простого мальчика! Она знала, что лет через пять ему предстоит превратиться в угрюмого, неразговорчивого подростка, который терпеть не может свою занудную и несовременную мамашу. Но сейчас он был для нее единственным светом в окошке.

— Тебе было весело с Джереми и Кайлом? — спросила она, вытирая его молочные «усы».

— В общем-то да, — по-детски серьезно ответил он. — Мы играли с Кайлом в его железную дорогу, но большую часть времени смотрели видик.

— Что именно?

— «Парк юрского периода», «Затерянный мир» и «Годзиллу». — Его голубые глаза горели от азарта. — У Кайла есть все три!

— М-м-м, — промурлыкала Мэгги, — счастливчик!

У Чарли были «Парк юрского периода» и «Годзилла», но не было «Затерянного мира». «Пожалуй, — решила Мэгги, — надо подарить эту кассету ему на Рождество».

Она стала расспрашивать его о железной дороге, но было видно, что фильмы интересуют его гораздо больше. Все, что ей удалось узнать, — что дорога какая-то очень сложная и что отец Кайла сам собирал ее.

«Похоже, его отец играет в нее больше, чем он сам!» — усмехнулась про себя Мэгги, но вслух ничего не сказала.

— Ты не заметил во мне никакой перемены? — спросила она, трогая свои волосы.

Чарли кинул на нее быстрый взгляд.

— Угу, — кивнул он с набитым ртом. — Ты постриглась. Можно еще молока, мам?

Мэгги вывела собак на прогулку около девяти вечера. Дождь наконец прекратился, и асфальт блестел под фонарями. То здесь то там в лиловое вечернее небо поднималась струйка дыма, напоминая, что зима не за горами.

Тайгеру и Дейте не очень-то хотелось мочить лапы. Они ступали осторожно, с жалобным видом поглядывая на Мэгги, но та лишь улыбалась в ответ.

— Немного дождя вам не помешает, не расклеитесь! — сказала она, заворачивая за угол.

Мэгги нравились эти вечерние прогулки. Иногда ей казалось, что она для того и держит собак, чтобы иметь повод прогуляться после ужина и успокоить нервы. Чарлз никогда особо не любил гулять с собаками по вечерам, дети тоже, так что для Мэгги это была пора одиночества, пора подытожить прошедший день. По вторникам и четвергам, когда она бывала в школе и о собаках заботились дети, Мэгги очень скучала по этим прогулкам.

Но сегодня даже прогулка не могла ее успокоить. Она чувствовала себя не в своей тарелке, одновременно усталой и возбужденной, словно прошли не выходные, а целый год. Дурацкие расспросы сестер сильно задели ее за живое. Интересно, поверили ли они ей и что они вообще думают? И у той, и у другой в жизни было полно романов, они влюблялись, делали ошибки, расставались с большей или меньшей болезненностью, и никто их за это не судил. Почему у нее не может быть права на то же самое?

Мэгги была единственной из троих, выбравшей замужество и воспитание детей, и когда она после развода вернулась домой, сестры смотрели на нее как на воина, вернувшегося с поля битвы, уставшего, но победившего. Как в старые времена, они собирались в доме у Мэгги за бутылкой вина и разговором о жизни, а когда вино и темы для разговора иссякали, Клер и Элли прощались и возвращались обратно — каждая в свою увлекательную жизнь, твердо зная, что Мэгги всегда будет ждать их и всегда готова прийти на помощь.

Бог свидетель, она пыталась рассказать им о Коноре, но они не слушали. Она не хотела раскрывать всех карт, но когда они обнаружили злополучный пеньюар, ей некуда было деваться. Она выплеснула наружу все — от своей реплики о «Камасутре» она до сих пор краснеет, — и что же? Они не поверили ни единому ее слову, они решили, что все это она придумала, чтобы позлить их. На минуту ей, правда, показалось, что они поверили — в глазах Клер, кажется, мелькнуло что-то такое… Но уже в следующую минуту она снова была для них той же Мэгги, какой всегда была в их глазах, — едва ли не самой фригидной женщиной в мире.

Мэгги снова подумала о Коноре. За два дня он успел увидеть в ней то, чего ее сестры не смогли увидеть за всю жизнь. Нет, конечно же, Клер и Элли любят ее, это вне сомнения. Просто одни люди все на виду, а к другим нужен тонкий подход, чтобы они раскрылись, и она принадлежала к последним — не по характеру, а по жизненным обстоятельствам. В то время когда ее красавицы сестры делали блистательную карьеру, Мэгги вполне довольствовалась скромной ролью матери и домохозяйки; она так сроднилась с этой ролью, что перестала и думать о том, что, кроме этого, есть и другая жизнь.

После развода с Чарлзом Мэгги не питала никаких иллюзий. Она понимала, что для того чтобы ее жизнь была сносной, ей придется строить ее собственными руками, не полагаясь ни на кого. И она четко знала, что именно ей делать. Переезд в Монтгомери был первым шагом. Покупка дома — вторым. Третий шаг — устройство на работу. Четвертый — возвращение в школу.

Ну а пятый? Завести любовника? От одного этого слова Мэгги бросало в жар.

Ей было вполне хорошо и так. По натуре она была женщиной, склонной к прочным, серьезным отношениям, готовой дарить любовь и тепло. Но если было надо, она могла научиться всему — в том числе и обходиться без мужчин. Ей не стоило особого труда убедить себя, что без любви и секса остается больше времени для действительно нужных и полезных вещей.

Она была уверена, что у нее есть все, что ей нужно, что ей просто не может чего-то не хватать. Ей так казалось, пока ждать целую неделю? На нее в тот момент явно что-то нашло.

«Ты сейчас в эйфории, Мэгги. Подожди, пока страсти поулягутся».

Но Мэгги знала, что если что-нибудь и изменится за это время — так это то, что она будет скучать по нему еще больше.

«Да он, поди, уже и забыл о тебе!»

Нет. Не может быть. Она видела, как он смотрел на нее в момент прощания. Язык может говорить что угодно, но глаза не лгут.

«Да, может быть, в тот момент он действительно это чувствовал. Но то была другая, нереальная жизнь. Рано или поздно и ты, и он должны вернуться в реальную».

Тайгер чихнул.

Дейта потянулась, прогнув спину.

Мэгги вздохнула. Пора было возвращаться в реальную жизнь.

Она повернулась и пошла домой.

— Убирайся отсюда! — кричала Николь вслед брату, убегавшему из ее комнаты. — Только дыхни на меня — и я не знаю, что с тобой сделаю!

Она чуть было не запустила в него трубкой беспроволочного телефона, но вовремя спохватилась, что если та разобьется, она не сможет продолжить свой разговор с Мелиссой.

— О чем я говорила? — Николь легла на кровать, задрав ноги на спинку. — Ах да! Тетя Клер считает, что я должна расстаться с синими волосами.

— У-у-у! — недовольно промычала Мелисса. — Мне нравятся твои волосы!

— Мне самой они нравятся. — Николь взяла двумя пальцами одну прядь и посмотрела на нее. — Но тетя Клер говорит, что синими волосами уже никого не удивишь.

— Да? — Николь могла себе представить, как вытянулось от удивления лицо Мелиссы. — Не понимаю.

Мелисса не читала журналов мод столь внимательно, как Николь, и была меньше посвящена в новинки моды. В такой дыре, как Нью-Джерси, синими волосами еще, может, кого и удивишь — но не в Нью-Йорке.

— Тетя Клер знает, что говорит, — сказала Николь. — Она… — В этот момент вдруг зазвонил второй телефон. — Подожди-ка минутку, Мисси!

Сердце Николь отчаянно забилось. Может быть, это Стив? Мамаша, уезжая, забыла включить автоответчик. Может, Стив звонил все выходные, а она и не знает? Ради разговора с ним Николь готова была пожертвовать даже разговором с лучшей подругой.

Николь сняла трубку.

— Алло! — проворковала она самым сексуальным голосом, на какой была способна.

— Я не могу ждать, Мэгги. Семь дней — слишком много. — Голос был мужской, но это был не Стив. И не папа. И что это еще за семь дней?

— Кто говорит? — спросила она. На секунду мужчина замялся.

— Извините. — Голос его звучал так, словно он заставлял себя улыбаться. — Это Конор Райли. Я хотел бы поговорить с Мэгги. Она дома?

— Нет, — отрезала Николь тем противным голосом, что выводил ее мамашу из себя.

«Конор Райли! Что за дурацкое имя! Наверняка ирландец…»

— Вы не знаете, когда она вернется? «Какое тебе дело?»

— Она пошла гулять с собаками, — сказала Николь. Он замолчал.

«Ну и молчи! — подумала она. — Очень мне надо с тобой разговаривать!»

— Хорошо, — произнес он наконец. — Передайте ей, пожалуйста, что я звонил. Я перезвоню.

Она что-то пробормотала в ответ. Он поблагодарил. Николь повесила трубку и снова переключилась на Мелиссу.

— Куда ты пропала? — недовольно процедила та. — Я чуть не заснула, пока тебя ждала!

— Какой-то мужик звонил мамаше.

— Мужик? — Николь не видела лица Мелиссы, но могла себе представить, как округлились ее глаза. — Ты хочешь сказать, у твоей мамы есть друг?

От одной этой мысли Николь поежилась.

— Да это, должно быть, просто какой-нибудь двоечник из ее школы хотел списать у нее лекцию.

Хотя при чем тут тогда какие-то семь дней? Но чтобы ее мамаша стала встречаться с мужчиной — это уж совсем из области нереального…

— Так что насчет твоих синих волос? — спросила Мелисса. — Я не поняла. Что, это уже немодно?

Николь снова легла на кровать и начала посвящать свою неискушенную подругу в тайны моды. Это было гораздо интереснее, чем обсуждать мамашу с ее кавалерами.

Глава 10

— Не смейте прыгать на диваны! — пригрозила Мэгги собакам. — По крайней мере до тех пор, пока ваши лапы не обсохли.

Мэгги отлично знала, что говорить это совершенно бесполезно. Собаки слушались ее не больше, чем дети. Но сейчас они, казалось, не проявляли интереса к диванам, вертясь вокруг нее и тыкаясь в ее ладони холодными мокрыми носами.

— Сейчас, щеночки, сейчас! — Мэгги положила им корм. Обе собаки были давно не щенки, но Мэгги никак не могла привыкнуть к этому. — Похоже, вы одни рады моему возвращению.

Она скинула туфли, сунула ноги в тапочки и начала подниматься по лестнице. У нее до сих пор еще оставался холодок под сердцем от того, как встретила ее Николь. Она пыталась уверить себя, что в пятнадцать лет они все такие, что это пройдет, но это не успокаивало ее. Мэгги любила свою дочь без памяти, и не ее вина, что та не платила ей тем же. Чарли — другое дело. Умный, послушный, с ним всегда так просто.

— Ничего странного, — говорила ей мать каждый раз, когда Мэгги затрагивала эту тему. — Мальчики обычно любят матерей, а девочки — отцов.

Мэгги вспомнила своего отца. Со дня смерти Дона Халлорана прошло уже двадцать пять лет, но Мэгги до сих пор помнила запах его сигар и лимонного лосьона для бритья, его каштановые волосы, выгоревшие на солнце. Такие же волосы были и у Николь до того, как она их покрасила.

С каждым годом Мэгги становилось все труднее вспоминать лицо отца, и она знала, что настанет день, когда она вообще сможет вспомнить его лицо лишь по фотографиям.

Но она никогда не забудет тот день, когда он умер. За неделю до этого ей исполнилось десять лет. Мэгги отлично помнила, словно это было вчера, как она вышла утром на кухню и недвусмысленно заявила родителям, что она не хочет больше ни братиков, ни сестренок. Элли тогда было три года, Клер два, и Мэгги уже поняла, откуда ветер дует. Отец оторвал взгляд от чашки кофе и посмотрел на мать. Мэгги никогда не забудет этот взгляд. Отец трясся от смеха, на глазах его выступили слезы, худые щеки казались в этот момент очень полными. Взгляд, которым он смотрел на маму, был полон любви.

Таким она запомнила отца. Таким она видела его в последний раз. Когда сестра Мэри Алоиза вошла в класс и сказала что-то на ухо сестре Мэри Бенедетте, та посмотрела на Мэгги, и Мэгги заплакала, хотя еще не знала, что случилось. Другие девочки, глядя на Мэгги, тоже заплакали.

— Твой папа попал в аварию, — сообщила сестра Бенедетта, когда плачущую Мэгги вывели из класса. — Тебе лучше вернуться домой, чтобы утешать маму и сестер. Мы отвезем тебя.

Мэгги понятия не имела, каким образом она должна утешать маму и сестер. Но раз взрослые считали, что так надо, она решила, что попытается. И вот уже двадцать пять лет как пытается…

Мэгги остановилась у закрытой двери Николь.

Она понимала, что чувствует дочь. Мэгги и сама была папиной дочкой. Отец Николь, слава Богу, жив, но они в разлуке. Испытание не из легких…

— Николь! — Мэгги слегка постучала в дверь. — Можно войти?

Молчание.

— Николь!

— Входи, если хочешь.

Не бог весть какое любезное приглашение, но более любезного Мэгги и не ждала. Спасибо и на том.

Николь сидела на кровати. Перед ней валялись журналы мод и тушь для ресниц. Николь писала что-то в потрепанной тетрадке, очевидно, служившей ей дневником.

— Можно присесть? Николь пожала плечами:

— Законами это не запрещено.

Мэгги уже привыкла к подобным ответам. Она присела на краешек кровати. С обложки журнала ей улыбалась красивая молодая женщина.

— Знаешь, — заметила Мэгги, глядя на фотографию, — она чем-то похожа на тебя.

Николь подняла голову:

— Ты думаешь?

— Да. Особенно глаза и нос.

Николь критически покосилась на журнальную красотку и помотала головой, встряхнув синими волосами.

«Держи себя в узде, Мэгги! Хотя бы сейчас не заводи в сотый раз разговор о ее волосах».

— Если хочешь, в холодильнике осталось немного пиццы, — предложила она, откинув волосы дочери с ее лба, как делала, когда та была младенцем.

— Какой?

— С перцем и с грибами. Николь сморщила нос:

— Вместе?

— Разумеется, отдельно. — Мэгги ожидала, что дочь рассмеется, но это была старая семейная шутка, давно уже не смешная. — Папа не звонил? — спросила она.

— Откуда я знаю? — фыркнула Николь. — Меня здесь не было, а автоответчик ты забыла включить.

— Извини, дорогая. Если хочешь, позвони ему сама завтра после школы.

«Я знаю, как ты скучаешь по нему. Я сама скучала по своему отцу».

Николь пожала плечами. Мэгги не имела ни малейшего понятия о том, что означает этот жест. Она встала.

— Что ж, мне, пожалуй, пора идти спать. — Она снова потрепала волосы дочери, такие мягкие, такие шелковистые, такие синие. — Спокойной ночи, родная. Не забудь завести будильник.

— Не забуду.

Это, пожалуй, был самый длинный разговор между ними за последние полгода. Мэгги ужасно не хотелось, чтобы он кончался, но она знала всю опасность долгих разговоров с непредсказуемой девочкой-подростком.

Мэгги уже собиралась выйти из комнаты, как вдруг зазвонил телефон. Мэгги обернулась от двери:

— Ты помнишь, что я тебе велела? После девяти вечера трубку не бери!

Мэгги сама понимала, что это правило, может быть, и не имеет смысла. Но должна же быть хоть какая-то дисциплина, иначе она совсем потеряет авторитет.

— Я думаю, это тебя, — сказала Николь. — Тот мужик, что звонил.

— Мне кто-то звонил? — «Успокойся, Мэгги! Это не он!»

— Да, — кивнула Николь. — Извини, забыла тебе сказать.

Сердце Мэгги бешено колотилось.

«Успокойся, Мэгги! — подумала она. — Глупо так вести себя в тридцать пять лет. Можно подумать, ты одного возраста с Николь».

Она взяла трубку.

— Мэгги, извини, я не смог ждать семь дней. — Голос Конора, такой родной.

— Я вижу. — Мэгги с трудом скрывала свое волнение.

— Я так понял, это твоя дочь подходила?

— Да.

— Она сейчас нас слышит?

— Да. Подожди минутку, я перейду в другую комнату. — Она отняла трубку от уха.

— Не ложись слишком поздно, дорогая, — попросила она Николь, поцеловав ее в синие волосы.

Николь покосилась на трубку в ее руках:

— Он из твоей школы?

— Нет. Это мой новый друг. — Мэгги не могла лгать дочери, хотя и не была еще готова сказать всю правду.

Николь промолчала.

— Чтобы до полуночи свет у тебя был потушен! — с притворно-строгим видом сказала Мэгги. — Хорошо?

— Хорошо.

Мэгги вышла из комнаты Николь и прошла в свою спальню.

— Извини, что так долго, — сказала она Конору.

— Без проблем. Если я не вовремя, то…

— Нет! — вырвалось у Мэгги. — Я хочу сказать: я рада, что ты позвонил.

— Я не смог ждать целую неделю.

— И правильно вделал. — Она откинулась на кровать, улыбаясь, словно последняя дурочка.

— Я решил позвонить, чтобы проверить, насколько это у тебя серьезно.

— Абсолютно серьезно, — заверила она, прижимая телефон ближе к уху. — Видел бы ты лицо Николь, когда ты позвонил!

— Надеюсь, я не причинил никаких хлопот?

— Ничего страшного. Она в том возрасте, когда все, что ни делает ее мать, «не круто», «не клево» — и как там они еще выражаются? — «не прикольно».

— А это под какую категорию подходит? — усмехнулся он.

— Под все три сразу.

— Я скучаю по тебе, — признался он. У Мэгги перехватило дыхание.

— Я тоже.

— Я не должен был отпускать тебя.

Его слова кружили ей голову, словно шампанское.

— Я должна была ехать. У меня есть дела. — И у него тоже, хотя она мало что знала о его работе полицейского.

— Я хочу с тобой встретиться, — сказал Конор.

Она слегка рассмеялась. Это было получше шампанского.

— Я тоже. Только вот когда? Я чертовски занята!

— Я готов в любое время, в любом месте. Может, я заеду за тобой завтра утром? Позавтракаем где-нибудь перед твоей работой.

— Нет, завтра вряд ли. Завтра я весь день занята. — Мэгги старалась говорить так, чтобы по ее голосу он понял, что она действительно сожалеет, что не может с ним встретиться.

— Понимаю. Слишком близко к дому. — Она вздохнула.

— Да, — призналась она. — Видимо, я еще не готова, чтобы кто-то об этом знал.

«Послушать тебя, можно подумать, что у этих встреч есть будущее».

— Я все равно с тобой встречусь. Просто так не отстану, и не мечтай.

— Я и не хочу, чтобы ты отстал.

— Я хочу тебе многое сказать, Мэгги.

Она закрыла глаза и вспомнила номер в кейп-мейской гостинице, жаркий камин, прикосновение его рук. Мэгги замерла от удовольствия.

— Вообще-то, — сказала она, — завтра у меня есть пара свободных часов между работой и школой. Знаешь ресторан «Кадиллак»?

— Знаю. — Мэгги почти почувствовала, как он улыбается. — Там еще большая розовая рыба над дверью. Во сколько?

— В полпервого. Нет, лучше в двенадцать! — Ей не хотелось ждать лишние полчаса.

— Пожалуйста, столик для двоих, — заказал Конор, — в секции для некурящих, у окна.

Он хотел видеть, как Мэгги остановится на стоянке, как будет выходить из машины. У них было всего два часа, и он не хотел терять ни минуты.

— Следуйте за мной.

У официантки была пышная копна светлых, почти белых волос. Конор обедал в этом ресторане как минимум раз в неделю — и ни разу не видел, чтобы в прическе официантки колыхнулся хотя бы один волосок. Как и ни разу не видел, чтобы она улыбалась. Официантка должна улыбаться клиентам, это ее обязанность. Должно быть, эта дама — одна из владелиц ресторана. Иначе чем объяснить, что она все еще работает здесь?

— Этот подойдет? — Она остановилась перед столиком на полпути к окну.

— Лучше тот. — Конор указал на столик перед самым окном.

Официантка молча продефилировала к указанному столику и положила на него два меню.

— Приятного аппетита. — И удалилась, так ни разу и не взглянув на него.

Конор стянул свою кожаную куртку и повесил на крючок за спиной. Он сделал это механически. Некоторые вещи нужно делать механически, по крайней мере на его работе. Если все принимать слишком близко к сердцу, недолго и сойти с ума.

Иногда ему, правда, казалось, что он в этом перебарщивает. И что именно это было причиной смерти Бобби. Адвокат Конора, с которым тот встречался этим утром, сказал ему, что такое мышление непродуктивно.

— Никто тебя ни в чем не обвиняет, — сказал Гленн, озабоченно потирая переносицу. — Все, чего от тебя хотят, — это чтобы ты просто изложил факты так, как они тебе видятся.

Все говорили ему, что он ни в чем не виноват. Коллеги-полицейские. Владелец магазина, бывший свидетелем происшествия. Об этом свидетельствовали и показания самого Уокера. Никто не сомневался в том, что пятнадцатого ноября прошлого года Аллен Уокер стрелял в полицейского Бобби Ди Карло и убил его.

Так почему же он все никак не может успокоиться, забыть все это, словно кошмарный сон, и не казнить себя понапрасну?

— Я знаю, я все видел, — убеждал его владелец магазина. — Вы сделали все, что было в ваших силах.

«Нет, не все. Нельзя подставлять напарника под выстрел. Нужно взять огонь на себя».

Мэгги словно очнулась ото сна, поняв, что отец Роурк обращается к ней.

— Простите, что вы сказали, святой отец?

— Да что с тобой, Мэгги? — удивился пожилой священник. — Ты словно в облаках витаешь! Мы с миссис Мартинес спрашивали твое мнение насчет меню для ужина в честь золотого юбилея нашей церкви.

— Смотрите-ка, — улыбнулась миссис Мартинес, — наша Мэгги покраснела!

— Я не покраснела, — попыталась оправдаться та. — Я просто отвлеклась на…

Но на что? Кроме них троих, в зале не было ни души. За окном тоже стояла полнейшая тишина, даже птички не чирикали.

— Я подумала: эта мебель так скрипит… — Мебель и впрямь сама была готова отпраздновать золотой юбилей. — Не пора ли обзавестись новой?

— Что ж, — улыбнулся священник, — еще один повод для того, чтобы попытаться убедить епископа увеличить нам бюджет. Нужно лишь составить полную смету расходов. — Он посмотрел на Мэгги, по-прежнему погруженную в свои мысли. — Я думаю, ты с этим справишься, Мэгги.

Мэгги готова была расплакаться. Меньше всего ей сейчас хотелось возиться с подобными вещами. Она уже почти готова была сказать отцу Роурку, что она не бог весть какая экономистка, что она работает всего на полставки, что у нее совершенно нет времени…

Но если бы она это сказала, старый священник пустил бы в ход все свое умение убеждать. А убеждать отец Роурк умел — как-никак все-таки он почти всю свою восьмидесятилетнюю жизнь посвятил проповеднической деятельности.

— Я сделаю все, что в моих силах, святой отец. — Мэгги поднялась. — Я знаю, что собрание еще не окончено, но, с вашего позволения, я пойду. Срочные дела. Если хотите, я приду завтра пораньше.

— Надеюсь, дома все в порядке? — Отец Роурк слегка сдвинул брови. Обычно на его круглом лице играла добрая улыбка, и было странно видеть его нахмурившимся.

— Нет-нет, все в порядке, — поспешила заверить его Мэгги, — просто у меня назначена встреча, а с этим транспортом, боюсь, вовремя не доберусь.

— Всего доброго, Маргарет, — улыбнулся священник. — Желаю удачи.

Мэгги почувствовала себя виноватой и поспешила удалиться.

Она знала отца Роурка с незапамятных времен, и он уже давно стал частью ее жизни. Многие не верят в искренность отношений между священником и прихожанами, считают, что первый лишь отрабатывает свои деньги, а вторые ходят в церковь лишь потому, что «так надо». Может быть, где-то это и так, но не в церкви, где настоятелем был отец Роурк. Когда умер отец Мэгги, казалось, весь приход был готов прийти на помощь ее матери, а сам отец Роурк с тех пор стал для Мэгги, по сути, вторым отцом. Всякий раз, когда ее спрашивали, почему она так много работает за такую мизерную плату, Мэгги отвечала, что если бы не дети, она стала бы работать на отца Роурка и даром. Элли, слушая подобные заявления, каждый раз, должно быть, мысленно крутила пальцем у виска.

— Лучше пошла бы на какие-нибудь бизнес-курсы, — говорила она. — Глядишь, за то время, что занимаешься тут ерундой, деньжат бы наварила.

Мэгги открыла дверь кабины своего мини-фургона и забралась внутрь. До встречи с Конором у нее еще оставался целый час. Поездка заняла бы от силы полчаса, значит, у нее еще уйма времени, чтобы привести в порядок прическу и макияж. Слава Богу, после того как сестры на день рождения завалили ее подарками, у нее есть во что нарядиться! Сейчас на ней были бледно-голубой свитер и темно-синяя плиссированная юбка.

Она посмотрела на себя в зеркало. Да, Николь была права — с этой стрижкой ее уши кажутся огромными. Какого черта она тогда позволила Андре их открыть? Да и щеки, пожалуй, выглядят слишком толстыми. Может быть, еще не поздно заехать в магазин и купить парик? Эта мысль вдруг показалась Мэгги столь абсурдной, что она расхохоталась вслух. Это не первое их свидание. Конор уже видел ее в таком виде, и если она ему понравилась, значит, выглядит не так уж плохо.

Впрочем, кожа ее лица, пожалуй, не такая гладкая, как хотелось бы. Да и поход к зубному врачу ей бы не повредил. И вообще не мешало бы заняться собой, сбросить несколько килограммов. И немного увеличить грудь, сейчас, говорят, умеют это делать.

«Ладно уж, какая есть», — усмехнулась она про себя.

Мэгги, казалось, сумела уверить себя, что волноваться незачем. Почему же у нее так дрожали руки, когда она ехала к месту встречи? А что, если все уже прошло? Так ведь часто бывает — любовь с первого взгляда, от которой через пару дней не остается и следа.

Она уже почти готова была признать, что все случившееся было ошибкой, минутным ослеплением. Ее сестры правы — она не из тех женщин, что подбирают себе случайных любовников во всяких там Атлантик-Сити. Она сама это знала. И все, кого она знала, знали это.

Все, кроме Конора. Господи! А вдруг он и впрямь решил, что у нее в обычае одноразовые романы? Это было настолько не похоже на Мэгги, что она даже и не знала, смеяться или плакать от этой мысли.

«Стало быть, это не так уж и не в твоем духе, Мэгги, иначе этого бы просто не произошло».

Она ненавидела этот тоненький подленький внутренний голос, встревавший всякий раз, когда она пыталась принять рациональное решение. То, что она делала, не было неправильным — это было просто не в ее духе. Настолько, словно это случилось не с ней.

«Может быть, это просто какая-то часть твоей души, о существовании которой ты и сама до сих пор не подозревала».

Секс с Чарлзом всегда был неплохим, жаловаться было не на что. После развода ей не сразу удалось привыкнуть к отсутствию мужской ласки. Чтобы отвлечься, она с головой ушла в работу, в школу, в воспитание детей — и не успела оглянуться, как словно и вовсе забыла, что такое секс. Но никогда, даже в медовый месяц, с Чарлзом ей не приходилось переживать того, что пережила она с Конором. Словно мощный поток, единым махом сносящий все плотины.

Она не выдумала этого. До такого она не могла бы додуматься даже в самых смелых фантазиях. Это произошло на самом деле.

Машин на главной улице было, слава Богу, не так уж и много. Мэгги пролетела мимо большого книжного магазина, трех мексиканских ресторанов, по крайней мере шести палаток с хот-догами, нескольких кинотеатров, бесчисленного количества стриптиз-баров… Вот и огромный, едва ли не самый большой в мире, ресторан. За ним уже кончаются дома и начинаются деревья. От одной мысли, что она снова увидит Конора, сердце Мэгги бешено забилось.

На стоянке обычно не было свободных мест, но на этот раз, по-видимому, боги покровительствовали ей. Паркуясь рядом с ярко-синей «маздой», Мэгги не смогла сдержать улыбки. Машина была точно такого же цвета, как волосы ее дочери.

Мэгги бросила взгляд на часы. Без десяти двенадцать. Стоит ли подождать в машине до двенадцати, чтобы он не узнал, что она приехала так рано, или нужно пойти заказать столик для двоих?

Но она знала, что Конор уже здесь. Может быть, он даже видит ее в окно и удивляется, почему она не выходит из машины, почему у нее дрожат руки.

«Что ты волнуешься? — пыталась она успокоить себя, входя в ресторан. — В конце концов, если увидишь, что что-то не так, встанешь и уйдешь».

Мэгги была встречена официанткой с гладко прилизанной копной почти белых волос. Официантка бесцеремонно жевала резинку, но Мэгги постаралась не обращать на это внимания.

— Вам столик для одного?

— Для двоих. Впрочем, я не знаю, может быть, он уже пришел.

— Здесь приходил мужчина. Высокий, с пышной шевелюрой, в кожаной куртке. Сидит в отделении для некурящих, у окна.

Мэгги кивнула:

— Кажется, он.

— Он ждет здесь уже целый час. — Официантка окинула ее взглядом с головы до ног. — Сюда, пожалуйста.

Значит, он приехал еще до одиннадцати! Невероятно! Никто никогда не приходил к ней на встречу за целый час. Мэгги никогда не заставляла себя ждать. Она была из тех, кто ежеминутно смотрит на часы. Часы были у нее даже в ванной.

«Не придавай этому значения, Мэгги. Может, у него просто были какие-то дела и образовался лишний час — ни то ни се…»

Может быть, да, а может, и нет. Единственное, что она знала, — это что Конор где-то рядом и не пройдет и минуты, как она увидит его.

Мэгги прошла мимо пожилой четы, оживленно спорившей о том, что заказать, пары средних лет, которым, казалось, нечего было сказать друг другу, и молодой матери с тремя детьми. Женщина, подняв голову, взглянула на Мэгги, и та не смогла не улыбнуться в ответ. Уж она-то знала, каково быть матерью, как часто собственные отпрыски, которым ты готова отдать все, платят тебе черной неблагодарностью.

Но в следующий момент она увидела Конора, и все остальное сразу же отошло на задний план.

Он увидел ее, когда она сидела в машине. Видавший виды мини-фургон не был похож на роскошный лимузин, из которого она выходила в момент их первой встречи, но сама Мэгги была такой же элегантной, как и в тот раз.

Она так долго не выходила из машины, что он уже было решил идти навстречу, но в этот момент она наконец вышла.

Конор был слишком возбужден, чтобы рассматривать ее. Все, что он успел заметить, — это то, что она была одета в голубое и шла как королева.

Официантка с копной белых волос подвела ее к столику. Конор успел заметить тонкую руку Мэгги с золотым браслетом. Мэгги остановилась на минуту, и он успел заметить ее улыбку. Он не знал, кому она улыбалась и почему, и им вдруг овладел приступ ревности.

Он не был ревнив. Никогда. Это было что-то новое.

Она, видимо, не замечала, что он смотрит на нее. Она казалась немного нервной, немного напуганной и слишком молодой, чтобы быть матерью пятнадцатилетней дочери. Взгляд ее скользил по залу, по двум подросткам за столиком у окна, по стоянке за окном, пока не остановился на нем.

Время словно замерло. Исчез шум ресторана. Исчезли запахи жареной свинины и кофе. Весь мир словно погрузился во тьму, чтобы через минуту, осветившись, как солнцем, ее улыбкой, родиться заново.

Глава 11

Она улыбалась. Не только губами. Глаза, щеки, ресницы — все в ее лице излучало радость, и Конору хотелось верить, что хотя бы часть этой радости связана с ним.

Он вскочил, чуть не сбив с ног ни в чем не повинную официантку.

— Ты уже здесь! — воскликнула Мэгги таким счастливым голосом, что Конору захотелось рассмеяться от счастья — и пусть бы все смотрели на него как на идиота.

Другая женщина хотя бы для приличия была бы сдержаннее в выражении своих чувств — но не Мэгги. У той все было написано на лице.

— Я немножко раньше… — начал Конор. В этот момент он чувствовал себя подростком.

— Я знаю, — перебила она. — На целый час. — Мэгги выглядела такой довольной, словно он ждал ее с того самого момента, как они договорились о встрече. Ради того, чтобы видеть ее такой счастливой, Конор был готов ждать ее сколько угодно.

Они стояли посреди прохода, улыбаясь друг другу. Затем — Конор сам не помнил как — они оказались за столом друг против друга. Он не мог быть рядом с ней и удержаться от того, чтобы не поцеловать ее. И он поцеловал ее, жадно вдыхая запах ее волос, ее кожи.

Конор подумал о том, каково будет сидеть с ней за столом каждый день. Неужели это когда-нибудь надоест? Может быть, и да, но сейчас Конору совершенно не верилось в это. Ему казалось, что каждый день с ней рядом будет как праздник.

— Ненавижу сидеть по одну сторону стола! — Мэгги поморщилась, и Конор впервые заметил мелкие веснушки у нее на переносице. — Когда сидишь напротив, лучше видишь друг друга.

— Я тоже хочу лучше тебя видеть. — Он потянулся через столик и взял ее руки в свои. — Я рад, что ты здесь.

— Я тоже, — улыбнулась она.

— Я видел, как ты сидела в машине. На какую-то секунду я испугался, что ты передумаешь и повернешь обратно.

— Признаться, я думала об этом. Я боялась обнаружить, что это был сон, что между нами больше ничего нет.

— Я не знаю, что это, но это не сон. Мэгги посмотрела на него:

— Я рада, что ты так думаешь.

— Я скучал по тебе.

— Я тоже скучала. Странно, не правда ли? Еще неделю назад мы ничего не знали друг о друге, а теперь мы… — Она не закончила фразу.

— А теперь мы любовники, — закончил за нее Конор.

— Да, — повторила она. — Любовники. — Оба рассмеялись.

— Когда ты уезжала в воскресенье, — признался он, — я уже готов был поехать за тобой в погоню.

— Что ж не поехал?

— Я бы еще, чего доброго, сбил твой лимузин, и меня бы арестовали.

— Ну, я думаю, тебя бы скоро отпустили. У тебя наверняка полно влиятельных друзей в полиции.

— Сто одиннадцать, — сказал он, посмотрев на часы.

— Что «сто одиннадцать»?

— У нас на все осталось сто одиннадцать минут. — Она поморщилась:

— Зря ты это сказал. Я хотела бы думать, что у нас впереди весь день и вся ночь.

Конору самому хотелось бы так думать. Ему хотелось не торчать здесь, в ресторане, а пойти с Мэгги к себе домой, разжечь, как тогда, огонь в камине, заняться любовью, слушать ее истории, рассказывать ей свои — и так до бесконечности. Может быть, через год или два такой жизни он наконец поверил бы, что это на самом деле, потому что боялся, что в один далеко не прекрасный момент он проснется и обнаружит, что это был всего лишь сон…

Мэгги чувствовала себя переполненной эмоциями, возбужденной, напуганной тем, что все происходит так неотвратимо быстро. Это было похоже на полет фантазии, но происходило наяву. Это было совершенно новым для нее и в то же время таким естественным, словно она наконец вернулась после долгих странствий домой.

Они оба решили ограничиться лишь сандвичами и кофе — им было не до еды, обед был только поводом для встречи.

Мэгги рассказала Конору о поручении, которым нагрузил ее отец Роурк.

— Я думала, что буду лишь печатать и отвечать на звонки, — говорила она, в то время как он гладил ее запястье.

— А что ты будешь делать лет через тридцать? — спросил он. — По-прежнему будешь жить в этом городе?

— Надеюсь, — ответила она. — По сути, я провела всю свою взрослую жизнь на чемоданах. Пора уже где-нибудь пустить корни.

На минуту они замолчали — официантка принесла кофе и сандвичи.

— Съешь ты, я этого не хочу, — сказала она, машинально отправляя ему в рот кусочек соленого огурца со своего сандвича, но вдруг осознала, что делает, и смутилась. — Извини, — попыталась объяснить Мэгги, — я настолько привыкла ухаживать за детьми… Помню, однажды на званом обеде я сидела рядом с одним почтенным генералом и совершенно машинально порезала ему ростбиф, как привыкла резать сыну, когда он был маленьким. Генерал оказался очень приятным человеком, поблагодарил, но мне было так стыдно, что я готова была залезть под стол.

— Это еще что! Помню, однажды за столом моя сестра так увлеклась разговором, что стала кормить меня с вилки, причем не в рот, а в ухо.

Мэгги живо представила себе эту сцену и рассмеялась.

— А сколько у твоей сестры детей? — спросила она.

— Шестеро. Последняя девочка, Кэтлин, родилась как раз в тот день, когда Сиобейн исполнилось сорок.

Глаза Мэгги округлились, но затем она вспомнила, что ей самой не так уж далеко до сорока.

— Я всегда хотела, чтобы у меня было много детей, — вздохнула она, размешивая сахар в кофе. — Но поскольку мы все время переезжали с места на место, я не решилась завести больше двух.

— Я и сам всегда хотел иметь целую баскетбольную команду, — отозвался он. — Не важно, мальчиков или девочек, лишь бы дом был полон детей.

Мэгги зауважала его еще больше.

— Представляю тебя с твоей командой! Я думаю, ты был бы строгим тренером.

— Самым строгим.

— Но с золотым сердцем. — Конор подмигнул ей:

— Не говори никому! Это разрушило бы мой имидж.

— Буду молчать, как могила! — пообещала она.

Мужчина, который не был сумасшедшим, но хотел иметь большую семью… Где еще такого встретишь? Мэгги мысленно поблагодарила судьбу за то, что та оказалась к ней так благосклонна.

— Мои сестры считают, что я родилась не в ту эпоху, — сказала она. — Мне бы жить где-нибудь в прошлом веке, быть женой владельца ранчо и шить приданое дочерям.

— А ты сама как думаешь?

Мэгги перевела дыхание и посмотрела ему прямо в глаза:

— Я не знаю, в каком веке мне лучше жить, но я знаю одно — я хотела бы жить в кругу семьи, среди близких мне людей.

Конор ничего не сказал. Пауза, как показалось Мэгги, длилась целую вечность. Лучше было это выяснить сейчас, пока все не зашло слишком далеко.

— Я сам очень привязан к семье, — наконец нарушил молчание Конор, и Мэгги почувствовала большое облегчение.

— Обе мои сестры, — сообщила она, — живут от меня в пяти минутах езды. Да и остальные родственники в общем-то неподалеку.

— Такие, как мы, — вымирающая порода. Большинство семей, как правило, разбросано по всему свету. — Его лицо помрачнело.

— Ах да! Я и забыла, что твой сын живет в Калифорнии.

— Может быть, поэтому я и стараюсь быть ближе к тем, кто остался здесь.

— Мой бывший муж не понимает этого.

— Моя бывшая жена тоже.

Они забыли о своих сандвичах и кофе. Они забыли о времени. Они забыли обо всем, кроме друг друга. Они держали друг друга за руки и говорили шепотом, чтобы никто не слышал. Официантка дважды подходила к ним, недвусмысленно поглядывая на неоплаченный чек, но они не обращали на нее внимания. Они компенсируют это большими чаевыми.

Наконец Мэгги высвободила руку и посмотрела на часы:

— Господи! Уже больше двух! А у меня занятия в три! Я опаздываю!

Конор расплатился. Мэгги добавила некую сумму к и без того слишком большим чаевым. Конор проводил ее к фургону.

— Я не хочу, чтобы ты опаздывала.

Она вставила ключ в замок дверцы машины.

— Поверь, я чертовски не хочу уезжать, но надо. — Он обнял ее за плечи и повернул к себе:

— Поужинаем вместе в пятницу? — Она колебалась.

— Не знаю, должна ли я… Я хочу сказать, что я всего лишь уехала на выходные, а в результате получилось…

«Перестань ломаться, Мэгги! Николь пятнадцать лет, Чарли тоже не маленький. В конце концов, у тебя есть родные, друзья, они присмотрят. Имеешь же ты право на личную жизнь!»

— Да, — кивнула она, и затем снова: — Да! Да-да-да-да-да-да! — выпалила она на одном дыхании, и оба рассмеялись.

— Ничего, — заверил он. — Мы найдем способ встречаться чаще.

— Ты слишком много говоришь. Поцелуй меня. Поцелуй был таким долгим, что его впору было заносить в Книгу рекордов Гиннесса. Некоторые мужчины считали поцелуй чем-то вынужденным, дежурным — но не Конор. Его поцелуй словно проникал во все существо Мэгги. Они были так близки, что их ресницы соприкасались, а дыхания сливались в одно. Мэгги едва преодолевала искушение послать школу к черту, залезть с Конором в свой фургон и заниматься любовью до умопомрачения.

— Твои занятия, — напомнил он, оторвав губы от ее рта. — Ты опоздаешь.

— Плевать! — махнула рукой Мэгги, подставляя губы для нового поцелуя, который все равно должен был кончиться, потому что она была самая занятая женщина на свете. Занятия в школе проходили по вторникам и четвергам, но сегодня у нее было дополнительное занятие с соученицей.

— Я позвоню тебе вечером, — пообещал он, когда она садилась в машину. — Когда тебе удобнее?

Мэгги задумалась на минуту. Чарли по вечерам, как правило, резался в компьютерные игры, а Николь обзванивала с полдюжины подружек.

— В пол-одиннадцатого, — решила она. — К этому времени телефон уже, думаю, будет свободен.

— В пол-одиннадцатого, — повторил он, поцеловав ее в последний раз, и она захлопнула дверцу и завела мотор.

Он смотрел ей вслед, пока фургон не скрылся за поворотом.

Она знала это, так как видела его в зеркале заднего обзора.

— Конор? Каким ветром, старик? — удивился Джо Войтович, когда тот возник на пороге полицейского участка. — Я думал, раз ты в отпуске, то наверняка прохлаждаешься где-нибудь за сто миль отсюда!

— Какое там прохлаждаться! — усмехнулся Конор, пожимая руку старому приятелю, с которым был знаком с первого дня службы. — Съездил на пару дней в Атлантик-Сити, только и всего.

Эти два дня на самом деле изменили всю жизнь Конора, но сейчас у него не было настроения делиться этим даже с таким закадычным другом, как Джо.

— А я вот все никак в отпуск не вырвусь, — пожаловался тот. — Прямо хоть с работы увольняйся.

Конор промолчал и лишь сочувственно фыркнул.

— Так каким ветром? — повторил Джо свой вопрос. «Слушай, Джо, не задавай глупых вопросов! — хотелось сказать Конору. — Ты отлично знаешь, зачем я здесь. Чтобы окончательно убедиться, что двери этого заведения теперь закрыты для меня».

— Да так. — Конор пожал плечами. — Проходил мимо, дай, думаю, зайду, просмотрю свою почту, может быть, кое-кому позвоню.

— Ну ты даешь, старик! Меня сюда в отпуск и силком не затащишь!

— Слушай, Джо, ты же отлично знаешь, что я не в отпуске! «Отпуск» действительно был не совсем отпуском. Как объяснил Конору начальник, было решено, что пока идет процесс об убийстве Бобби, Конору «лучше отдохнуть».

— Послушай. — Джо серьезно посмотрел на Конора. — Я не уверен, что это хорошая идея. Может, тебе лучше подождать со своими звонками недельку-другую?

— Ты хочешь сказать, что мне здесь не рады? — Конор произнес это немного резче, чем следовало бы. Джо здесь был ни при чем. Джо лишь пытался помочь ему.

— Я этого не говорил. — Джо выглядел таким смущенным, что Конор снова пожалел о своей резкости. — Я лишь хотел сказать, что ветер теперь дует не в твою сторону. В пятницу здесь была Дениз. Ей обещали установить мемориальную доску на месте…

— … гибели Бобби, — закончил за него Конор. — Ты можешь говорить прямо. Я там был. Я все видел.

Длинное, словно морда гончей, лицо Джо вытянулось еще сильнее.

— Ты не единственный, кто скорбит о смерти Бобби, — сказал он. — Мы все его любили.

Слова старого приятеля резанули Конора по сердцу. Да, он был не единственным, кто скорбел о Бобби. Но другие не были виноваты в его смерти.

— И как держалась Дениз? — спросил он, чтобы хоть как-то извиниться перед Джо. — Дети были с ней?

— Нет, она оставила их с матерью. Но держалась она неплохо. Даже немного улыбалась.

«Не так, как на похоронах», — хотел, должно быть, сказать Джо.

Тогда, на похоронах, Дениз в лицо назвала Конора трусом и убийцей.

— Так вот почему капитан отправил меня в отпуск! — догадался он. — Не хотел, чтобы я встречался с Дениз.

— Откуда я знаю, что там хотел капитан?! — поморщился Джо. — Спроси у него.

Когда Бобби был жив, Дениз всегда приглашала Конора на все семейные торжества — от Рождества до дней рождения. Он даже был крестным их второго ребенка, Дженнифер Мэри. С тех пор как Конор в последний раз видел свою крестницу, прошло уже месяцев восемь.

— Пожалуйста, поймите ее правильно, — говорила ему мать Дениз. — Дени просто слишком тяжело видеть вас. Ей все время кажется, что Бобби сейчас выступит из-за вашей спины.

Итак, он ушел в тень. Дениз ясно изложила свою позицию, а Конор слишком уважал вдову Бобби, чтобы пойти против ее воли, хотя это еще больше усугубляло его потерю.

Они все говорили, что не винят его в смерти Бобби, что верят, что он не мог остановить эту проклятую пулю. Но Конор все равно чувствовал, что все уже не так, как прежде. Старые друзья отворачивались или в лучшем случае ограничивались дежурными приветствиями. Повсюду он встречался с мрачными взглядами. И если раньше он думал, что всеобщее раздражение направлено против того дегенерата, который стрелял, сейчас ему все больше казалось, что оно направлено против него.

Это не должно было удивлять Конора. Он это заслужил. Он совершил ошибку в самый ответственный момент, и эта ошибка стоила его напарнику жизни. И этого ничем не искупить, кроме чувства вины на всю оставшуюся жизнь.

Смерть Бобби Ди Карло потрясла всю округу. Он был единственным полицейским за всю стодесятилетнюю историю городка, погибшим на службе. Никто не ожидал, что такое может случиться в их сонном уютном городишке. Местные репортеры весь прошлый год, казалось, только и делали, что смаковали эту историю во всех подробностях, и Конор знал, что она уже успела выйти далеко за пределы штата, если не страны. Кокору иногда начинало казаться, что скоро он начнет бояться каждого шороха, ожидая, что в любой момент к нему в дом ворвутся назойливые репортеры со своими тенденциозными вопросами и на следующий день его лицо будет «красоваться» во всех газетах.

Мэгги! Конор почувствовал, что на лбу его выступает холодный пот. Мэгги ничего не знала об этом. Иначе эта история в ее сознании непременно ассоциировалась бы с ним. Она не могла не заметить, что его что-то гнетет. Она спросила его об этом в первый же день. И он уже чуть было не поведал ей, как, словно последний трус, позволил своему напарнику погибнуть.

— Мэгги! — Голос Джанни был резок. — Может быть, мне не стоит рассказывать, если ты все равно меня не слушаешь?

Мэгги заморгала и попыталась сосредоточиться на словах подруги.

— Извини, — пробормотала она. — Что-то я и впрямь сегодня какая-то рассеянная…

Ее сознание снова «прокручивало» все подробности поцелуя с Конором. Сей предмет казался ей куда более занимательным, чем «Основы менеджмента в кризисных ситуациях».

— Может быть, нам стоит перенести занятие? — предложила Джанни. — Не знаю, как у тебя, а у меня и без того куча дел.

— Нет, — не согласилась Мэгги. — Я буду внимательной. Обещаю.

— Хорошо. — Однако по тону Джанин Мэгги поняла, что та не очень ей верит. — Позанимаемся еще полчаса, а потом как хочешь, а мне надо уходить.

Мэгги твердо решила не только внимательно слушать, но и задавать вопросы, чтобы у подруги не осталось сомнений, что она ее действительно слушает. Но вопросы Мэгги, как оказалось, говорили об обратном — обычно она все схватывала на лету, а на этот раз по десять раз переспрашивала о самых простых, казалось бы, вещах. Мысли ее были далеко — в воображении она оборвала, должно быть, уже несколько дюжин ромашек, гадая: любит — не любит? Джанин она, должно быть, казалась полной идиоткой, и та, наверное, пожалела, что действительно не перенесла занятия на другой день. Интересно, как среагировала бы она, если бы Мэгги вдруг открыла истинную причину своей невнимательности?

— Да что с тобой, Мэгги? — Джанин казалась не на шутку встревоженной. — Ты здорова?

— Со мной все в порядке, — заверила ее Мэгги. — Просто я познакомилась с мужчиной.

Лицо Джанин, за минуту до того мрачнее тучи, вдруг просияло.

— Мэгги! — Она обняла подругу. — В самом деле? Где? Когда? Кто он? Черт побери! Мэгги!

— Мы познакомились в эти выходные. Он полицейский. Сначала мы увидели друг друга на стоянке, затем в холле гостиницы, потом в ресторане. Он подошел ко мне и пригласил на танец. — Она вздохнула от счастья. — Короче, оказалось, мы вполне подходим друг другу.

— Он не женат? Не женат, я надеюсь? Мэгги усмехнулась:

— Нет, не женат.

Джанин снова сжала ее в объятиях:

— Я так рада за тебя! Тебе надо встряхнуться. Небольшой романчик не помешал бы…

«Я думаю, Джанин, здесь нечто большее, чем небольшой романчик!» — усмехнулась Мэгги, направляясь к своей машине.

Ей захотелось рассказать о своем счастье еще кому-нибудь. Но только не матери и не сестрам. Рита, мать Мэгги, была замужем дважды — первый раз вполне удачно, а второй — так, что не пожелаешь и врагу, и этот опыт раз и навсегда отбил у нее желание прочных связей. Нет, романы у нее были — но лишь мимолетные.

— Мужчины, — говорила она, — как книги из библиотеки: чтобы наслаждаться ими, не обязательно иметь их в вечном пользовании.

Клер и Элинор пошли в этом отношении в мать. Ни та ни другая не верили в то, что смысл жизни для женщины — в браке, и предпочитали связи, ни к чему не обязывающие партнеров. Неудачное второе замужество матери, а потом и развод старшей сестры еще больше убедили их в этом — напрасно Мэгги пыталась внушить им, что ее брак с Чарлзом не был ошибкой, а просто исчерпал свой срок. Но главное было не в этом. Главное было в разнице между выгодным замужеством и духовной близостью, чего ни мать, ни сестры не понимали.

А Мэгги всегда хотелось иметь не просто мужа, а духовно близкого человека.

Несмотря ни на что, она продолжала верить в счастливое замужество.

Теперь, казалось ей, она встретила такого человека.

Глава 12

— У меня будет свой телефон? — Николь посмотрела на мать так, словно та обрилась наголо или вставила серьгу в нос. — Мама, ты серьезно? Свой собственный?

Мэгги старалась смотреть на дочь спокойно.

— Ну, не совсем собственный. Тебе придется делить его с Чарли, но не думаю, что он будет часто звонить. Просто я думаю, ты уже взрослая, настала пора…

Она еще что-то говорила о каком-то экономном тарифе, но Николь уже не слушала ее, У нее будет свой телефон! Теперь она сможет болтать с подружками сколько угодно, и никто не будет требовать, чтобы она повесила трубку. Николь обняла мать, что было не очень удобно, так как в свои пятнадцать она уже успела дорасти до пяти футов десяти дюймов, в то время как Мэгги едва набирала пять футов.

— Здорово! — повторяла Николь. — Я не могу поверить… Мэгги слегка похлопала ее по спине. Николь вспомнила, как любила она этот жест, когда была маленькой. Ей сразу становилось так спокойно и уютно. Она давно забыла это чувство — по крайней мере со времени развода родителей. Большую часть времени она чувствовала себя неуютно, словно в первый день в новой школе.

— Помни, ты должна делиться телефоном с братом. Я надеюсь, ссор по этому поводу у вас не будет. — Мать казалась Николь счастливой и глупой, словно она была еще моложе ее.

— Как здорово! Я сейчас же позвоню Мисси, надо ей рассказать.

Мэгги покосилась на будильник, стоявший на тумбочке.

— Уже поздно, почти пол-одиннадцатого. Расскажешь ей завтра в школе.

— Ничего, Мисси поздно ложится спать. — Николь была рада новости, но ей казался подозрительным странный взгляд матери — счастливый и возбужденный одновременно. Ей никогда раньше не приходилось видеть у нее такого взгляда.

— Не сейчас, родная. Просто я жду звонка.

Николь вдруг все поняла. Так вот зачем мамаше понадобился второй телефон! А она-то, дура, подумала было, что мать для нее старается…

— Уж не от того ли мужика, что звонил тебе вечером в воскресенье? — напрямик спросила она.

— От него, родная, — как можно мягче постаралась сказать Мэгги, хотя тон дочери бесил ее.

— Кто он?

— Его зовут Конор.

— Это я знаю. Он из твоей школы? — спросила Николь, хотя догадывалась, что вряд ли матери понадобилась бы такая конспирация, если бы Конор был просто ее одноклассником.

— Нет.

— Где же ты его встретила? — На работе вряд ли. Кого там можно встретить, разве только какого-нибудь древнего священника.

Мать ответила не сразу. Она смотрела в сторону, словно тщательно обдумывала ответ.

— Я познакомилась с ним в прошлые выходные, — произнесла она наконец.

— Ты подцепила этого типа в Атлантик-Сити? — Голос Николь был таким высоким, что мать поморщилась.

— Да, в Атлантик-Сити. — Мэгги пыталась сохранять спокойствие. — В чем здесь проблема?

— Ты даже не знаешь его, а дала ему наш телефон! Если бы это сделала я, ты бы меня убила!

— Мне не нравится твой тон, Николь.

— Плевать! Папа не хочет, чтобы ты давала наш телефон посторонним.

— Папа здесь не командует! — вырвалось у нее. Она постаралась взять себя в руки. — Я уверена, что Конор нам плохого не сделает, я его уже знаю, — сказала она уже мягче.

Голос матери дрожал. Это говорило о том, что Николь вывела ее из себя. Николь тоже была задета, но кому до этого было дело? Кто вообще когда-нибудь спрашивал ее мнение, кому было дело до того, что она чувствует? Никто не советовался с ней, ни когда родители разводились, ни когда мать переехала в Нью-Джерси, ни когда отец решил завести новую семью. Словно она пустое место.

Конор и Мэгги провисели на телефоне вечером в понедельник четыре часа, а во вторник — аж целых семь. Решение Мэгги приобрести второй телефон оказалось гениальным. Теперь она могла общаться с Конором все свободное время. Они рассказывали друг другу о своем детстве, о своих триумфах и неудачах. Конор рассказал ей, как он был горд, когда первая красавица их класса согласилась с ним дружить, и как переживал, когда она через две недели предпочла ему лучшего баскетболиста школы. Мэгги рассказала, как однажды на школьной вечеринке никто из парней так и не пригласил ее на танец и как ей хотелось спрятаться в школьной раздевалке и проплакать весь вечер. Конор сказал, что он бы пригласил ее не раздумывая. Мэгги уверила его, что она не променяла бы его ни на какого баскетболиста. Казалось бы, ничего не значащие разговоры — но от них они с каждой минутой становились все ближе друг другу.

— Пообедаем сегодня вместе? — предложил он в среду, когда рассвет уже начинал золотить верхушки деревьев.

— Не могу, — с сожалением отказалась Мэгги. — Работа.

— Встретимся до твоей работы, — сказал он.

Мэгги нравилась его настойчивость. Никто никогда не упрашивал ее так настойчиво.

— Увы, не могу.

— Почему?

— У меня сейчас гостит мама. Вернулась вчера вечером из карибского круиза. Сегодня за завтраком она наверняка собирается показать мне фотографии и все такое, так что придется уж мне быть дома.

— А сейчас она спит?

— Спит.

— Отлично! — воскликнул он. — Встретимся прямо сейчас. Перекусим, выпьем кофе, ты вернешься домой, и ни одна душа не пронюхает, что ты где-то была!

Это было глупо. Но глупым было уже то, что сейчас пять утра, а она так и не ложилась, ночь напролет проболтав с мужчиной.

Это было таким безумием, что она не могла этому противостоять.

Они договорились встретиться в одном кафе, работавшем круглосуточно. Подъезжая к стоянке, Мэгги заметила Конора, стоявшего прислонившись к своему джипу, и ей захотелось танцевать от радости. Остановив свой фургон рядом, она выпрыгнула из машины прямо в его объятия, и он с шутливо-преувеличенной галантностью проводил ее к дверям кафе.

Кафе в столь ранний час, разумеется, было пусто. Мэгги заняла место за маленьким круглым столиком у окна, в то время как Конор делал заказ. Он не спросил ее, чего она хочет, но ей почему-то казалось, что он это знает.

— Земляничные пирожные, — объявил он, поставив перед ней тарелочку с тремя пирожными. Мэгги совершенно не удивилась, хотя именно это она и хотела.

Они кормили друг друга, глядя друг другу в глаза, и не заметили, как дверь кафе открылась и на пороге возникла, высокая худощавая блондинка.

— Мэгги О'Брайен? — удивилась блондинка, не веря своим глазам. — Это ты?

О Господи! Эми Вайнтрауб, самая большая сплетница во всей округе! Что принесло ее в кафе в столь ранний час — одному Богу известно. Мэгги хотелось провалиться сквозь блестящие плитки пола. Однако вместо этого она, напустив на себя непринужденный вид, рассмеялась, коснувшись кончиков своих коротких волос:

— Что, не узнала? Значит, буду богатой!

— Гляди-ка, и постриглась! — Конечно же, было ясно как день, что Эми не так удивила стрижка Мэгги, как то, что она видит ее с кавалером. — Нет, очень здорово, но что, черт возьми, тебя подвигло?

Мэгги кратко рассказала о своем дне рождения и подарке сестер. Эми внимательно ее слушала, а сама пожирала глазами Конора.

— Ты выглядишь потрясающе! — подытожила Эми рассказ Мэгги. Она протянула руку Конору: — Простите, забыла представиться: Эми Вайнтрауб.

Он пожал ее руку:

— Конор Райли.

«Райли», — мысленно повторила Мэгги. Как ни странно, она впервые услышала его фамилию. Она протянула руку:

— Мэгги О'Брайен. Рада познакомиться. — Он рассмеялся:

— О'Брайен, значит?

— А ты, значит, Райли? — рассмеялась она в ответ.

— Охотно верю, — улыбнулась Эми, — хотя вообще-то это больше похоже на ирландскую шутку.

Мэгги почувствовала себя неловко. Что о ней подумают: сидит в кафе с мужчиной, а сама даже не знает, как его зовут?! Если бы на месте Эми был кто-то другой — еще куда ни шло, а так не пройдет и дня, как об этом узнает весь город. Мэгги лихорадочно пыталась придумать какую-нибудь правдоподобную ложь, но, как на грех, ничего не приходило в голову.

— Ну, все, — расстроилась Мэгги, глядя вслед Эми, когда та наконец покинула кафе. — Теперь о нас будет знать весь город.

— Ну и пусть.

— Тебе-то легко говорить. Ты из другого города. А я здесь выросла.

— Вот именно, Мэгги, ты уже выросла. Тебе не должно быть дела до того, кто что говорит.

Но для Мэгги это было важно. Не то чтобы она придавала значение сплетням. Просто все происходило слишком быстро, и она, по-видимому, еще не была готова к тому, чтобы о ее романе знал кто-то еще. Даже семья. Мысль о том, что ее мать, сестры и дети будут обсуждать Конора, сводила ее с ума. Лучше уж пусть ее сводят с ума цветы и шампанское. Разумеется, эта стадия их отношений продлится не вечно, но пусть она продолжится как можно дольше.

— Я думаю, нам не следует какое-то время афишировать наши отношения, — сказала она. — У меня никогда не было тайной любовной связи, и мне хотелось бы какое-то время этим понаслаждаться.

— К сожалению, мы живем не в замкнутом пространстве. — Конор дотронулся пальцем до одной из ее золотых сережек.

— Почему же? Мы можем создать свой тайный мир, лишь для нас двоих.

Мэгги понимала, что Конор прав, но ей не хотелось признавать это. Она по натуре не была склонна к тайным свиданиям. К тому же и сестры, и тем более Николь уже кое-что знают, а если и не знают, так догадываются. Рано или поздно ей придется раскрыть все карты.

Но пока она не была готова к этому.

Когда Мэгги вернулась, пройдя в дом черным ходом, мать уже успела проснуться и сидела за кухонным столом. В воздухе стоял аромат свежесваренного кофе, к которому примешивался едва уловимый запах сигаретного дыма. При иных обстоятельствах Мэгги отругала бы мать за то, что она снова баловалась сигаретами, но сигареты не шли ни в какое сравнение с ее тайным «грехом», и Мэгги решила промолчать. Тем не менее недовольство, должно быть, отразилась на ее лице, так как мать развела руками:

— Опять будешь говорить, что накурила, мол, не продохнешь! — Она открыла форточку. — Нашла из-за чего возмущаться. Пять минут — и дыма как не бывало!

Рита была высокой, еще сохранявшей привлекательность шестидесятилетней женщиной с большими голубыми глазами, волосами, тщательно выкрашенными в рыжий цвет, и гораздо большим количеством энергии, чем у всех ее дочерей, вместе взятых. Она была такой всегда, сколько помнила ее Мэгги. Когда-то, правда, Рита была хрупкой блондинкой, но это было в такие незапамятные времена, что казалось почти легендой. Та Рита, которую знала Мэгги, была боевой женщиной с колоссальным запасом мужества, позволившим ей пережить вдовство и неудачный второй брак и держать всю семью под контролем. В прошлом году Рита, правда, перенесла инсульт, и — потребовалась очень большая работа как с ее стороны, так и со стороны Мэгги, чтобы она снова поднялась на ноги. Но сейчас лишь редкие, небольшие заминки в ее речи, почти незаметные постороннему уху, напоминали о болезни.

— Где ты была? — спросила Рита, когда Мэгги скинула свой плащ и повесила его на спинку стула. — Я услышала примерно в полшестого, как ты заводила машину.

— Если я скажу, что у меня были кое-какие дела по хозяйству, ты поверишь?

Рита посмотрела на дочь, размешивая сахар в кофе:

— А ты хочешь, чтобы я поверила?

Мэгги села за стол и налила себе полчашки кофе.

— Хочу, если после этого ты от меня отстанешь. Рита осторожно дотронулась до ее запястья:

— Мэгги, если у тебя какие-то проблемы…

Меньше всего Мэгги хотелось, чтобы мать волновалась, тем более из-за несуществующих проблем. Лучше уж выложить все начистоту. Мэгги отпила кофе, словно надеясь, что кофе придаст ей уверенности, и, собравшись с духом, произнесла:

— Мама, я познакомилась с мужчиной. Его зовут Конор. Я думаю, это серьезно.

Рита долго молчала. Мэгги знала, что думает мать и почему.

— Из вас троих, — проговорила наконец Рита, — о тебе я всегда беспокоилась больше всего.

— Обо мне? — удивилась Мэгги. — Казалось бы, обо мне ты должна беспокоиться как раз меньше всего.

Элли была упрямой и честолюбивой, Клер — взбалмошной, словно ребенок. Мэгги же всегда была женщиной без особых претензий, покладистой и вполне предсказуемой.

— У тебя всегда были самые большие амбиции, — заявила мать.

Мэгги рассмеялась:

— Амбиции? Не знаю, может быть, со стороны виднее, но мне всегда казалось, что амбиции — это по части Элли и Клер. А я если и мечтала когда-нибудь о чем-нибудь, то лишь о хорошем браке, хорошей семье. По-моему, желания весьма скромные и вполне законные!

— Вот именно. Неудачный брак был бы для тебя слишком большим ударом.

Мэгги заерзала на стуле, чувствуя себя неуютно,

— Я не думаю, чтобы мне это грозило.

— Элли и Клер рассказывали мне что-то о каком-то пеньюаре. Сначала я было не поверила, но выходит, что это правда. Осторожней, Мэгги, ты можешь совершить большую ошибку!

— Я не знаю, что там наговорили обо мне Элли и Клер, но, кажется, ты спешишь с выводами.

— Сестрам ты можешь вешать лапшу на уши, но меня не проведешь. У тебя все на лице написано!

Мэгги посмотрела на свое отражение в зеркальном боку кофейника. На нее смотрела женщина, светившаяся счастьем, словно последняя дура.

— Я знаю, что делаю, — сказала она. — У тебя нет причин ни о чем волноваться.

— Я тоже думала, что знаю, когда выходила замуж за Кэла.

— У тебя была совсем другая ситуация. Папа умер, ты осталась одна с тремя маленькими детьми. Неудивительно, что Кэл показался тебе подарком небес!

— А чем отличается твоя ситуация? — продолжала настаивать мать. — Двое детей, старшей скоро думать о профессии, у тебя самой работа на полставки и никаких перспектив.

— Мама! — В голосе Мэгги появились решительные нотки, которых у нее не было раньше. — Наши ситуации нельзя сравнивать. Чарлз, слава Богу, жив, да и от обязанностей отца — материальных или еще каких-нибудь — вроде бы не отказывался. Дети, слава Богу, обуты и одеты — может быть, не в шелка, но и не в лохмотья. Кроме того, почему же это у меня никаких перспектив? Я учусь в школе, и рано или поздно это, надеюсь, окупится! — Мэгги злилась от того, что приходится объяснять все это матери.

— Вот что я тебе скажу, — продолжала та, — нельзя знать человека, пока не выйдешь за него замуж. Встречаться — это не то. Можно хоть двадцать лет встречаться — и все равно всего не узнаешь, пока не начнешь жить с ним постоянно. Но может оказаться поздно.

— Да, не спорю, — согласилась Мэгги, — не ошибается разве что Господь Бог. Но почему же ошибку нельзя исправить? Разводы, кажется, у нас не запрещены! Ты же развелась с Кэлом, когда увидела, что он за тип.

— Я не сразу это увидела.

— Но в конце концов увидела же! А это главное. Рита помрачнела от нахлынувших воспоминаний.

— Я на все для вас готова, девочки, — вздохнула она. — Я за вас жизнь отдам.

— Я знаю, мама. — На глаза Мэгги навернулись слезы. — Мы все это знаем. — Она сжала руку матери: — Хотела бы я быть хотя бы вполовину такой же хорошей матерью, как ты.

В глазах Риты тоже блеснули слезы, но она улыбнулась и сжала руку Мэгги в ответ.

— Я не знаю лучшей матери, чем ты, Мэгги. Нельзя любить своих детей больше, чем ты.

Мэтт позвонил во вторник поздно вечером.

— Слушай, старик, — сказал он Конору, — я тут достал четыре билета. на бокс, на чемпионат мира. Мы с Полом и Эдди заедем за тобой завтра в полседьмого.

— Звучит потрясающе, — одобрил Конор. — Но у меня уже есть кое-какие планы на завтрашний вечер.

Конор ждал на ужин Мэгги и был просто обязан сотворить какой-нибудь кулинарный шедевр.

— К черту все планы! Чемпионат мира, сечешь? Это не каждый день бывает!

— Придется пропустить.

— Ничего не понимаю! Ты не идешь на чемпионат мира?!

— Ты не ослышался.

— Почему, черт возьми? Ты работаешь или что?

— Или что.

— Женщина?

Конор вдруг понял, почему Мэгги не торопится сообщать об их романе своим родственникам. Родственники действительно порой могут свести с ума.

— Да, — признался Конор, придерживая трубку плечом и осматривая содержимое холодильника. — Женщина. — Не было причин лгать, хотя и раскрывать все карты тоже не следовало бы.

— Я ее знаю? — Нет.

«Тебе и знать не надо, — подумал он. — По крайней мере пока».

Мэтт был младшим в семье, над ним тряслись с колыбели, и он всерьез верил, что весь мир вращается вокруг него и все вокруг будут рады разбиться в лепешку, чтобы исполнить самые бредовые его желания. Он всегда жил в своем вымышленном мирке.

Теперь Мэтт, должно быть, уже докладывал всем родственникам и знакомым, что у Конора появилась некая пассия, ради которой он готов не пойти даже на свой любимый бокс.

Может быть, пора уже им с Мэгги открыть карты? Все равно ведь рано или поздно придется. Это будет серьезным испытанием для их чувств, но в себе Конор был уверен. Когда он видел Мэгги, слышал ее голос, ему казалось, что с каждым днем он влюбляется все сильнее. Еще неделю назад он не поверил бы, что он, Конор Райли, способен влюбиться как мальчишка. Раньше он был склонен думать, что любовь — это всего лишь красивое слово, придуманное для того, чтобы подобрать приличный синоним для банального сексуального влечения. Но то, что он испытывал сейчас к Мэгги, не имело с этим ничего общего.

В ее объятиях он забывал все свои горести. Даже Бобби. Впервые с того рокового дня он чувствовал себя спокойно.

Может быть, сказать ей о своих чувствах прямо сейчас? Снять эту чертову трубку и выложить ей все, что в его сердце, — и будь что будет. Может быть, он в один момент все потеряет, но он был готов к этому. Он уже испытал подобное в день смерти Бобби. Еще минуту назад ты мечтаешь, строишь планы. И вдруг одно мгновение меняет все, и ничего не вернуть назад.

Последний день в жизни Бобби, казалось, ничем не отличался от других дней. Работа полицейского — по крайней мере та, которой приходилось заниматься им, — довольно однообразна. Середину дня они провели на лошадиной ферме, расследуя кражу арабского скакуна. Владелица была очень огорчена пропажей любимца. Видно было, что она действительно вкладывает всю душу в свое дело, а не просто занимается им ради денег.

— Что ты об этом думаешь? — спросил Конор своего напарника, когда они садились в машину.

— Даже не знаю, что и думать. Давно уже не было такого запутанного дела…

По крайней мере хотя бы какое-то разнообразие. Обычно ограбления и их расследования бывали похожи друг на друга, как близнецы.

— Заедем по дороге в магазин игрушек, — попросил Бобби по пути в участок. — У Тины день рождения, я решил купить ей Барби.

Для Бобби мир вращался вокруг его жены и детей. Все, что он делал, он делал ради них. Бобби любил свою работу полицейского, но в глубине души мечтал о том дне, когда он наконец выслужит срок и выйдет в отставку, чтобы быть рядом с теми, кого он любит, все двадцать четыре часа в сутки. В сущности, Бобби Ди Карло хотел от жизни не так уж много.

Конор остановил машину перед магазином игрушек.

— Я мигом, — сказал Бобби. — Пять минут, не больше. Он вылез из машины и побежал к магазину.

Радио мурлыкало приятную мелодию, Конор откинулся на спинку сиденья и закрыл глаза. Солнце слепило его даже через закрытые веки и создавало в машине невыносимую Жару.

«Сколько раз хотел поставить кондиционер, и все руки не доходят!» — подумал Конор.

Вдруг он почувствовал какой-то толчок. Конор моментально выпрямился, словно пружина, раскрыл глаза — и увидел Бобби, бегущего обратно через стоянку.

Конор рванул дверь и выскочил на улицу. Он ничего еще не успел увидеть, но до его слуха донесся женский крик «Помогите!», послышались топот Бобби, мужские ругательства, рев заводимого мотора… Сомнений не было: кто-то пытался угнать автомобиль.

Несколько лет назад в их городке при подобных обстоятельствах была убита учительница. Сейчас женщине повезло больше — рядом оказались полицейские. Вместе с Бобби он справится — Конор был уверен в этом.

«Быстрее, Райли! Не стой на месте как истукан, беги на помощь!»

Бобби знал, как себя вести, как отвлечь внимание преступника, пока напарник придет на помощь. Все было отработано.

«Быстрее, Конор, быстрее!»

Ему казалось, что он еле-еле переставляет ноги. Да что с ним такое, черт побери?! С каких это пор он стал настолько не в форме, что уже не в состоянии пробежать какие-то жалкие метры?!

«Да быстрее же, ты же можешь быстрее…»

Женщина сидела на земле рядом со своей машиной. Бобби боролся с каким-то худощавым парнем в сером пиджаке. В руке парня был пистолет. Солнце блестело на металле, слепя Конора.

«Еще пятьдесят футов… Ты же можешь пробежать пятьдесят футов…»

Женщина отчаянно визжала.

«Да не сиди там, дура! Беги! Этому парню нужна не ты, ему нужна твоя машина…»

Конор бежал словно в замедленной съемке. Он бежал, бежал — и каким-то образом оставался на месте. Казалось, между двумя шагами проходили годы.

«Отбери у него пистолет, Бобби, отбери этот чертов пистолет! И не позволяй ему прижимать тебя к машине».

Взгляд Конора встретился со взглядом Бобби. Бобби словно говорил: «Уведи женщину, пока я держу этого придурка».

Парень, казалось, понял, чего хотел Бобби. Он пытался повалить полицейского. Бобби подставил ему подножку, и парень упал.

В этот момент Конор каким-то образом обрел наконец скорость.

— Быстрее! — Он схватил женщину за руку и оттащил, почти отбросил ее в безопасное место. — Оставайтесь там!

Глаза Бобби.

«Теперь все в порядке, старик».

Солнце, сверкавшее на пистолете.

Ледяной страх.

«Быстрее… Нет, не двигайся… Заговори с этим придурком, попытайся отвлечь его внимание…»

Пистолет у виска Бобби.

«Сделай же что-нибудь! Какого черта ты стоишь? Трус, предатель! Поздно. Слишком поздно…»

Выстрел.

Глава 13

Мэгги была в полном отчаянии. Конор должен был появиться через пятнадцать минут, и если только не произойдет чуда, он увидит ее в совершенно затрапезном виде.

Рита вернулась из поездки с кучей историй и фотографий, которые надо было непременно рассказать и показать, и это было лучшим поводом для сбора всего семейства. И сбор этот по негласной традиции происходил, конечно, в Доме Мэгги. И надо же было Рите объявить об этом дочери всего за час!

— Можно подумать, я не знаю, для чего ты это затеяла! — сказала Мэгги матери. — Не терпится посмотреть на моего нового избранника?

Рита была сама невинность.

— Почему тебе всегда кажется, что все, что я ни делаю, непременно должно быть с какой-то задней мыслью?

— Неспроста же ты не захотела вернуться в свой красивый, спокойный, свободный от детей дом, где можно курить сколько угодно!

— Мне просто нравится твоя компания.

— Как же! — фыркнула Мэгги, лихорадочно ища свои любимые тени для век. — Разумеется. Как хотите, но я в ваших спектаклях не участвую.

Элли и Клер удивленно переглянулись: — Ты уходишь? А мы думали…

— Хватит делать из меня дурочку! Как будто я не знаю, что вы на самом деле думали. Собираетесь устроить моему любовнику смотрины? Вынуждена вас разочаровать.

Неизвестно, что произошло бы в следующий момент, если бы из ванной не показалась Николь. На ней был розовый махровый халат, ярко-оранжевые тапочки и чалма из темно-синего полотенца на мокрых волосах. Выглядела она сногсшибательно.

— Кому мы устраиваем смотрины? — полюбопытствовала Николь.

— Новому другу твоей мамы, — ответила Клер. Николь поморщилась и села в кресло, взяв кисть винограда с подноса, стоявшего перед ней.

— Я разговаривала с ним по телефону, — сообщила она. — По-моему, дурак полнейший.

— Николь! — Мэгги едва сдерживалась, чтобы не дать дочери пощечину.

Элли и Клер сразу же заинтересовались всеми подробностями этого разговора, но Николь уже снова ушла в свою защитную раковину. Все, чего они смогли добиться, — это несколько нечленораздельных реплик, чему Мэгги была рада: чем меньше они будут знать, тем лучше.

Мэгги расставила гладильную доску и разложила на ней свое любимое короткое черное платье.

— Мама! — поморщила нос Николь. — Ты хочешь надеть это платье?!

— А что? — невозмутимо ответила Мэгги. — Какие-то проблемы?

— Отличное платье, дорогая, — поддержала ее Рита. — Не очень новое, но по-прежнему смотрится.

— Это классическое платье, — заметила Мэгги, включая утюг. — Оно никогда не выйдет из моды.

Элли и Клер переглянулись. Едва заметный жест, но за него Мэгги была готова их убить.

— Форма декольте немного устарела, — произнесла Клер.

— Девочки! — Голос Риты звучал так, словно она старалась не рассмеяться. — Оставьте в покое вашу сестру!

— Прекрати, мама! — Мэгги налила в утюг воды и установила нужную температуру. — Не надо меня защищать.

Мэгги казалось, что ей не хватает воздуха. Представительницы всех трех поколений семейства Халлоран смотрели на нее так, словно она заявила, что собирается убежать с киноартистом и вести веселую жизнь. В то время как она всего лишь собиралась на ужин к знакомому мужчине.

— Все-таки уходишь? — спросила ее Клер. — Ну, как знаешь! Желаю отлично провести время! — Она подмигнула Николь. — А мы и без тебя здесь скучать не будем.

Николь насупилась еще больше и уткнулась в экран маленького телевизора, стоявшего на кухне. Диктор говорил что-то о том, что в Саммервилле на следующей неделе должен начаться суд по делу об убийстве детектива Бобби Ди Карло.

— Выключи, Николь! — поморщилась Элли. — Надоело уже про эти суды, после работы хочется отдохнуть от всего этого.

Николь щелкнула кнопкой пульта. Мэгги кинула взгляд на экран, прежде чем тот успел погаснуть, и успела увидеть фотографию убитого — симпатичного темноволосого молодого отца, позировавшего с двумя совершенно очаровательными маленькими девочками.

«Какой ужас!» — подумала Мэгги и уже через секунду забыла об этом. Она была слишком счастлива, чтобы думать о грустном.

— Куда, говоришь, ты идешь? — с невинным видом спросила Рита, словно и впрямь не знала этого.

— На ужин, — ответила Мэгги. «Хитра ты, мама, но меня не проведешь!» — Куда?

— Сама точно не знаю. — Это была правда. Мэгги еще ни разу не была у Конора дома и действительно не знала как следует его адреса.

— А вдруг случится что-нибудь непредвиденное?

— На всякий случай возьму свой сотовый.

— Что-то уж больно ваша сестра рассекретничалась, — сказала Рита Элли и Клер.

— Она стала такой с тех пор, как вернулась из Атлантик-Сити, — сказала Клер. — Мы пронюхали, что она там кого-то встретила, хотя она и пыталась сбить нас с толку.

— Она все время болтает с ним по телефону, — ввернула Николь, стараясь не встречаться с матерью глазами. — Вот для чего ей понадобился второй телефон.

Три пары глаз впились в Мэгги. Она чувствовала себя словно маленький Лихтенштейн, против которого вдруг ополчились все силы НАТО.

—  — Неужели, — вспылила она, — вы считаете меня такой неудачницей, что я даже и мужчину не способна себе найти?

— Ты не неудачница, Мэгги, — заявила Клер, — ты просто не умеешь жить. Хотела бы я встретить мужчину, ради которого стоит заводить второй телефон.

Рита и Элли рассмеялись. Николь продолжала сидеть с мрачным видом, но было ясно, что она тоже солидарна с тетей Клер.

Мэгги не видела в этом ничего смешного. Она кинула взгляд на часы на стене.

— Господи! — воскликнула она. — Через десять минут он уже будет здесь!

Она схватила платье и убежала в свою комнату. «Конор! Ради Бога, задержись!»

Но он появился ровно в назначенное время.

Конор остановил машину рядом с почтовым ящиком. Ящик был в форме старого бочонка, и имя прежнего владельца слегка проступало сквозь мазок красной краски, поверх которой красовалась новая надпись: «О'Брайен».

Он выключил мотор и вылез из джипа. Маленький домик был в самом конце двора, отчего тот казался больше. Везде царил строгий порядок. По обеим сторонам дорожки вытянулись маленькие желтые и оранжевые цветы. У стены дома стоял скейтборд, поставленный на попа, рядом с ним лежал баскетбольный мяч. На крыльце сидел мальчик лет десяти с двумя большими лохматыми собаками неопределенной породы. Когда Конор подошел ближе, мальчик поднял на него большие синие глаза. Эти глаза, а также кудрявые темные волосы явственно говорили, чей он сын.

Одна из собак зарычала, хотя и без особого недружелюбия.

— Спокойно, девочка! — Парнишка потрепал ее за ухом. — Здравствуйте, — обратился он к Конору. — Вы и есть новый друг моей мамы?

«Та же прямолинейность, что и у Мэгги», — отметил про себя Конор.

— Я Конор Райли. А ты, должно быть, Чарли. — Мальчик молча кивнул. Казалось, он еще не решил, стоит ли ему сближаться с Конором.

— Что это ты сидишь на крыльце? — спросил Конор.

Чарли, поморщившись, кивнул на дверь:

— Они все там, помогают маме готовиться. — Это было не то, что Конор хотел бы услышать.

— Кто «они»? — удивился он.

— Они все. Бабушка Рита, тетя Клер, тетя Элли, мама и эта дура, моя сестра.

— Значит, тебя не выставили, ты сам сбежал? Не осуждаю тебя, парень. Я бы тоже на твоем месте сбежал от этой команды.

Чарли чем-то напоминал Конору Шона. Большая часть жизни Шона проходила без Конора. Иногда Конору казалось, что еще вчера он посадил в самолет маленького мальчика, а сегодня он вернулся к нему самоуверенным молодым человеком. Чарли напомнил Конору обо всем, что он в свое время упустил, и Конор каким-то странным образом вдруг почувствовал родство с совсем незнакомым ему отцом мальчика.

Конор нагнулся и погладил большую из двух собак. Та изогнулась, изображая блаженство на своей собачьей морде.

— Значит, играешь в баскетбол? — спросил он у Чарли. — Ну и как успехи?

— Нормально, — пожал плечами тот.

— Я тоже играю. Сыграем разок?

— Можно.

Конор усмехнулся. Парнишка пытался казаться равнодушным, но все равно было видно, что Конор ему симпатичен.

— Спорим, обыграю в два счета? — подмигнул ему Конор.

Парень лукаво посмотрел на него:

— Это мы еще посмотрим!

— Вызов принят, — улыбнулся Конор.

Стук баскетбольного мяча раздражал Николь, словно царапание по стеклу.

— Что там за шум? — спросила тетя Клер.

— Кажется, этот придурок играет в баскетбол, — поморщилась Николь.

— С кем? — спросила Элли.

— Откуда я знаю? — пожала плечами Николь. — Должно быть, с кем-то из своих придурочных дружков.

— Что-то непохоже, чтобы он играл с дружком, — прислушалась Рита.

Все как одна вскочили на ноги и ринулись к двери. Рита почти оттолкнула Николь, чтобы быть первой. Тетки тоже вели себя не лучшим образом. Если в следующий раз они будут говорить, что она не умеет себя вести, Николь припомнит им этот случай.

— Какой он высокий! — сказала Рита. — Шесть футов два дюйма как минимум.

Клер кинула взгляд через плечо:

— Я думаю, повыше. Шесть три или даже четыре.

— Волосы просто класс, — заявила Элли.

— Волосы? Посмотрите на его бедра! — Клер не могла сдержать восхищения. — Сложен отлично, ничего не скажешь!

Николь не разделяла их восторгов. Ей мужчина показался староватым. К тому же он не был даже вполовину так красив, как папа.

Конор готов был послать мяч в корзину, как вдруг боковым зрением почувствовал, что на него смотрят. Он обернулся. Три женщины, каждая почти его роста, и все трое довольно привлекательны. Двоим из них, похоже, лет под тридцать, третья, очевидно, их мать, хотя выглядит весьма неплохо. За ними — девочка-подросток с обернутым вокруг головы синим полотенцем, смотревшая на него так, словно он был какой-нибудь гадостью, прилипшей к ее ботинку. Ясно как день, что это дочь Мэгги.

Конор поежился. Если бы он не знал, что это семейство амазонок — родственницы Мэгги, он ни за что бы этого не подумал — так не похожа она была ни на одну из них. На минуту у него даже мелькнула мысль: а точно ли Мэгги родилась в этой семье, уж не приемная ли она дочь?

Все четверо пожирали Конора взглядами, от которых ему становилось не по себе.

— Может, сыграем с ними? — с натянутой улыбкой предложил он Чарли,

— Да с ними и играть неинтересно, — прыснул тот, — проиграют в два счета!

— Ты так думаешь? — усомнился Конор. Он подмигнул женщинам: — Сыграем?

— Шутите? — отозвалась одна из молодых — в деловом костюме со сверхкороткой юбкой. — Я на каблуках! — Она показала свои каблуки умопомрачительной высоты.

— А я, пожалуй, сыграю! — заявила другая — как понял Конор, Клер. Она была безупречно красива, но в ней не было той изюминки, что была в Мэгги. Она сошла с крыльца и встала рядом с Конором и Чарли. — Вызов принят. Только не обижайтесь потом, если ваша мужская гордость будет посрамлена.

— Возьмите и меня! — присоединилась мать семейства. — Когда-то, сто лет назад, я считалась лучшей баскетболисткой. Тряхну-ка, пожалуй, стариной.

Она улыбнулась Конору, и он улыбнулся в ответ. В ее улыбке было что-то общее с улыбкой Мэгги. Может быть, та и впрямь приходится этой женщине родной дочерью, хотя и не достает ей даже до плеча.

Николь посмотрела на них с презрением, словно говоря: «Полюбуйтесь, что учудили!» — и, развернувшись, пошла в дом.

— Что ж, — произнесла обладательница аршинных каблуков, — так и быть, уговорили.

Конору нравился их боевой дух, несмотря даже на то, что он был направлен против него.

Женщины играли очень жестко, если не жестоко. Это было видно уже через десять секунд после начала игры. Они не были снисходительны даже к Чарли, хотя тому было всего десять лет. Особенно жесткая подача была у Риты, словно для нее это была не игра, а борьба не на жизнь, а на смерть.

Мэгги мысленно благословила свою короткую стрижку, которая не требовала особой возни с сушкой. Как только она раньше жила с этими волосами до пояса? Сушить сто лет, расчесывать, укладывать — и все ради того, чтобы в конце концов просто перехватить их резинкой! Но теперь ей казалось, что это было в какой-то прошлой жизни, словно бы и не с ней.

Сушка не заняла и пяти минут. Нет, все-таки то, что она постриглась, — лучшее, что она сделала в этой жизни, если не считать встречи с Конором. Мэгги улыбнулась своему отражению. Она не могла не улыбнуться — у женщины, смотревшей на нее из зеркала, был такой вид, словно она самая счастливая если не в мире, то по крайней мере во всем штате Нью-Джерси, Мэгги достала из маленькой фарфоровой шкатулка, где она хранила всякие безделушки, пару золотых серег и продела их в уши. Макияж ее оставлял желать лучшего, но у нее не было времени. Главное сейчас — чтобы гарпии семейства Халлоран не успели наброситься на Конора.

Ее туфли и сумочка как на грех остались в спальне, и она направилась туда. Сунув ноги в туфли на шпильках, Мэгги подумала, что она не надевала их ни разу со времени развода. Но где же сумочка? Взгляд Мэгги лихорадочно скользил по тумбочке, по туалетному столику, по подоконнику. Вот же она — посреди кровати. Нечего сказать, самое место! Она сунула сумочку под мышку и помчалась вниз по лестнице, мысленно поздравив себя с тем, что собралась в рекордно короткий срок. Она будет ждать Конора на крыльце, как когда-то подростком на другом крыльце ждала свидания с Другим человеком… Какой все-таки странной порой бывает судьба! Обычно считается, что первая любовь — самая сильная, но теперь Мэгги казалось, что самая сильная любовь приходит лишь в зрелом возрасте.

— Я убегаю! — крикнула она, проносясь мимо кухни. — Николь, дорогая, не ложись спать слишком поздно!

Хм-м… Странно. Что-то на кухне подозрительно тихо.

Вернувшись с полдороги, Мэгги заглянула в кухню. Ни души. «Господи, только не какой-нибудь сюрприз!» Она услышала звук баскетбольного мяча во дворе. Так и есть, ее худшие опасения подтвердились.

— Ура! — кричала Элли, забрасывая мяч в корзину. — Девочки выигрывают!

— Господи! — простонала Мэгги. Ее мать и сестры, казалось, задались целью сделать из Конора винегрет. Личико Чарли было искажено, словно от боли, Конор выглядел не лучше. Женщины же с каждой минутой становились все агрессивнее.

Конор готов был забросить мяч в корзину противниц, когда Мэгги подбежала к нему. Он обернулся, улыбнулся ей своей бесподобной улыбкой и подошел к ней. Мать, сестры, даже любимый сын — все сразу же отошло на задний план. Ей хотелось кричать от счастья. Она заключила Конора в объятия на глазах у всех.

— Я скучала по тебе, — сказала она.

— Я тоже, — ответил он.

Конор приподнял ее подбородок пальцем и поцеловал. Поцелуй был коротким, но Конор вложил в него столько страсти, что все ее существо замирало от счастья.

— Не нравится мне этот Конор, — заявила Клер, когда Мэгги со своим кавалером покинули двор.

— Мне тоже, — поддержала сестру Элли.

— Но Мэгги он нравится, — произнесла Рита. — Вот в чем проблема.

Глава 14

— По-моему, все прошло нормально, — проговорила Мэгги.

— Нормально? — Конор остановил машину на красный свет. — Предупреждать надо, что у тебя такие родственнички!

— Да, играют они жестко.

— Жестко? Не то слово! Твоя мать, казалось, готова была меня убить!

— Смотри не говори ей этого, — поморщилась Мэгги. — Она станет еще невыносимее.

— Когда я их увидел, я решил, что ты приемная дочь. Светофор поменялся на зеленый, и джип тронулся с места.

— Нет. Сумасшедшая кровь Халлоранов пульсирует и в моих венах. Значит, они тебе не понравились? А я думала, что тебе нравятся высокие блондинки.

— Вообще-то мне нравятся маленькие брюнетки.

— Я так и знала, что ты это скажешь!

Она посмотрела на него. Ей нравилось смотреть на него. Воздух в джипе, казалось, был раскален от страсти.

— Что ты делаешь? — спросила она.

— Как что? — удивился он. — Веду машину.

— А кроме этого?

— Пытаюсь представить, как ты выглядишь под этим платьем.

Мэгги и сама сгорала от страсти. На секунду ей захотелось выкинуть что-нибудь хулиганское, но приходилось ждать — скоро они окажутся в более подходящем для этого месте.

Они говорили о погоде, потом снова о баскетболе, потом о транспортной пробке, в которую попали. Но на самом деле они говорили не об этом.

Ни у кого не было такой улыбки, как у нее. Эта мысль приходила к Конору всякий раз, когда он видел Мэгги. Ее улыбка согревала его, словно летнее солнце посреди зимы. Когда она улыбалась ему, глядя на него своими полными тайны глазами, он чувствовал себя так, словно взобрался на Эверест. Ради того чтобы заставить Мэгги О'Брайен так улыбаться, он был готов на все.

Голос ее звучал для него как музыка. У нее был медовый голос, глубокий и выразительный. Ему хотелось ловить эти звуки руками, чтобы они не растаяли в воздухе. Она спрашивала его, что будет на ужин, а он слышал ангельский хор. Впрочем, что касается ужина, он продумал все до мелочей. Даже салфетки подобрал по цвету. Пока она будет в прихожей, он зажжет свечи, которые расставил везде, где только можно, включит приятную музыку и откроет шампанское.

Он разожжет огонь в камине. Они сядут на диван и будут вести тихую беседу, глядя на причудливый танец огня. Потом он положит ей руку на плечо, наклонится к ней и поцелует в губы. Этим вечером им будет некуда спешить.

Конор жил на окраине городка в маленьком коричневом домике с огромным гаражом. Трава во дворе была подстрижена почти до самой земли. По обеим сторонам гравиевой дорожки, ведущей к дому, росли деревья, их ветви образовывали над головой довольно низкий свод. У крыльца росли лилии и рододендроны. Нельзя сказать, чтобы во дворе царил особый порядок, но это почему-то даже нравилось Мэгги. Во всяком случае, не удивляло ее.

Что удивляло ее — так это то, что она так нервничала. Ее руки тряслись, и она судорожно вцепилась в сумочку, боясь ее выронить.

«Ты идиотка! — твердила она себе, когда он остановил машину и выключил мотор. — Ты с ним не в первый раз. На его теле не осталось и дюйма, которого бы ты тогда не поцеловала».

Она знала все это. И все равно чувствовала себя как в первый раз.

Он вышел из машины и помог выйти ей. Осматриваясь вокруг, Мэгги произнесла несколько комплиментов в адрес домика и сада, но ее мысли были заняты не этим.

«Соблазняй меня, пои шампанским, заставь забыть обо всем, о том, что сейчас моя родня наверняка обсуждает тебя и приходит к единодушному выводу, что ты не на высоте…»

— Подожди минутку, — попросил он, когда они взошли на крыльцо.

— Здесь, на крыльце? — удивилась она.

— Да. Хочу сделать тебе один сюрприз.

— Ну что ж, если ты так хочешь…

Конор нервно провел рукой по своим волосам, отчего одна прядь встала дыбом. Она пригладила ее. Какими шелковистыми казались его волосы на ощупь!

— Я недолго, — сказал он.

— Надеюсь, — с притворным недовольством вздохнула рва.

Он прошел в дом.

Мэгги подумала о том, что ей никогда не приходилось бывать дома у мужчины. Никогда мужчина не устраивал для нее романтического ужина. Ради этого стоило и подождать на крыльце.

До ее слуха вдруг донесся звон стекла и приглушенные ругательства.

Конор притушил свет, зажег свечи, развел огонь в камине, поставил розы в вазу и поспешил к выходу, как вдруг задел вазу локтем, и в следующее мгновение весь пол оказался в битом стекле, а все вокруг забрызгано водой.

— О Боже, только не это!

Он схватил пригоршню битого стекла, но порезал себе палец и машинально выругался.

— Конор! — Рядом с ним стояла Мэгги. В этот момент он подумал лишь о том, как опасно для нее мчаться с такой скоростью на тонких шпильках. Она наклонилась и подобрала цветок. — Розы?

— Они были для тебя.

— Почему «были»? Они и сейчас есть! Спасибо! — Мэгги понюхала цветок. — Мне нравится!

— В вазе они бы понравились тебе больше, — обреченно заметил он.

— По-моему, они и на полу выглядят неплохо! — улыбнулась она.

— Слава Богу, что это хотя бы произошло на кухне, а не в гостиной!

— Да, слава Богу, — согласилась она.

Он посмотрел на нее, и все планы с ужином и медленным обольщением сразу же улетучились из его головы. Их губы слились.

— Вообще-то я планировал соблазнять тебя всю ночь… — пробормотал он.

Она улыбнулась:

— Ты опережаешь свои планы!

Розы, разбитая ваза, даже ужин — все сразу же было забыто. Единственный голод, который они испытывали сейчас, — это голод другу по другу.

Обычно Мэгги занималась любовью молча. Когда у тебя за стенкой двое детей, волей-неволей приходится глушить стоны, уткнувшись в подушку. Теперь же она не стеснялась ничего.

Раньше во время занятий любовью она обычно представляла, что летает над облаками. Теперь же ей не нужно было это себе представлять. Теперь она с открытыми глазами плыла среди звезд.

— Не надо пиццы, — сказала Клер в ответ на предложение матери. — Я обойдусь салатом.

Они сидели в доме Мэгги за ее кухонным столом, обсуждая ее нового знакомого.

— Снова на диете? — покачала головой Рита. — Ты и так слишком худая!

— Воздержание от еды — часть моего бизнеса, — заявила Клер, отлично понимая, что на самом деле мать спрашивает не об этом.

«Не волнуйся, мама. Никаких наркотиков. Вот уже пять лет».

— Тоже мне бизнес, — поморщилась Элли. — Что до меня, я бы ни за какие деньги не согласилась морить себя голодом.

— А что до меня, — отрезала сестра, — то я за деньги готова на что угодно. Кроме, разумеется, противозаконного.

Николь посмотрела на нее:

— Ты что, вообще не ешь пиццы? Никогда?

— Ну, может, раз или два в год. Когда ее не ешь, то забываешь, что это такое.

— Не думаю, — усомнилась Николь.

Все, кроме Чарли, рассмеялись. Чарли был занят другим — тайком скармливал ломтики сыра собакам под столом. За пару минут Тайгер и Дейта уже успели проглотить столько сыра, сколько Клер съедала за год.

Клер налила себе бокал вина, проигнорировав поднятую бровь Риты. Не надо ее контролировать, Клер знает свою меру — один бокал, не больше, иначе на следующее утро это отразится на твоем лице. Конечно, визажисты знают свое дело — как закрасить и припудрить недостатки, но они ведь тоже не всесильны…

Сэм Делой был одним из лучших визажистов. Это было признано всеми, и поговаривали, что скоро Сэм бросит Нью-Джерси и переберется в Нью-Йорк. Кто мог бы осудить его за это? Клер и сама бы туда перебралась, но пока не приглашают…

— Что-то ты сегодня не в форме, — заявил ей Сэм сегодня утром. — В твоем возрасте следует строже следить за собой.

Клер отшутилась чем-то — что она могла еще сделать? — но ей хотелось расплакаться.

— Я не шучу, крошка. — Сэм еще раз критически оглядел ее лицо со всех сторон. — Похоже, здесь надо вызывать Фредди.

Фредди был фотограф, славившийся своим умением затушевывать недостатки.

— Мне всего лишь двадцать восемь, Сэм, — проговорила Клер упавшим голосом.

Она вспомнила, как Мэгги всего неделю назад заявила, что она слишком молода для>седых волос. Тогда Клер посмеялась над этим. Теперь же ей было не смешно.

Сэм вышел. Клер осталась ждать Фредди наедине со своими невеселыми мыслями.

— Да, тяжелый случай, — произнес Фредди, осматривая ее, словно неодушевленный предмет. — Посмотрим, что здесь можно сделать. — Он начал передвигать лампы, пытаясь добиться лучшего эффекта.

— Если у меня плохое настроение, — вырвалось у Клер, — значит, надо мне его еще больше испортить?

— Что-то уж больно ты разнервничалась, — проворчал Фредди, делая пробный снимок на «Полароиде». — Я лишь говорю тебе то, что есть. Я могу ошибаться, крошка, но камеру не обманешь.

В первый раз Клер вышла из себя на работе. Она опустила голову и дала волю слезам. Она рыдала, не в силах остановиться, пока ее лицо не стало таким, что уже ни один фотограф не помог бы.

Съемку перенесли. Клер знала, что ей придется объясняться со своим агентством и выплачивать кругленькую сумму, но не это беспокоило ее. Ее бесил сам факт, что ее карьера зависит от чьей-то милости. Она подхватила свои вещи и направилась к выходу, но Фредди остановил ее, положив руку на плечо:

— Извини, крошка, я не хотел. Просто мы с тобой старые друзья, а с друзьями я привык начистоту.

— Мог бы и помягче.

— Крошка, наш бизнес — штука жесткая. — Клер хотела идти, но Фредди еще не закончил. — Ты показывала фотографии своей племяннице? — спросил он.

Клер среагировала на перемену в его голосе. Если Фредди вообще завел об этом разговор, значит, неспроста. Фредди был слишком занятой человек, чтобы позволить себе возиться с провальными проектами.

«Значит, я была права, — подумала она. — Николь действительно восходящая звезда».

— Нет. — Она постаралась, чтобы ее голос звучал непринужденно. — Надо бы, да все руки не доходят…

— Поторопись, крошка. Чем раньше, тем лучше. Модели не долго остаются молодыми.

Клер самой казалось, что прошло не так уж много времени с тех пор, как Фредди увидел ее на школьном крыльце и предложил сотрудничество. С этого момента для Клер настала новая жизнь, с которой, похоже, ей скоро придется распрощаться.

— Надо поговорить с ее матерью.

— Матерью? — Фредди рассмеялся, обнажив два ряда безукоризненно белых зубов. — При чем здесь мать? Поговори с самой девочкой!

Клер снова посмотрела на Николь. Да, девочка была хороша, с этим нельзя было поспорить. Правильные черты, красиво очерченный подбородок, огромные синие, как у матери, глаза, густые шелковистые волосы, настоящий цвет которых был темно-каштановый. Уже не ребенок, но еще не женщина.

Фредди был прав. Карьера Клер не может продлиться вечно. Время летит быстрее, чем порой кажется ей самой. И если она когда-нибудь собирается показать фотографии Николь, то сейчас — самый момент.

— Николь, дорогая! — Клер поднялась, отодвинув стул. — Может быть, погуляем с собачками?

Конор посмотрел на часы. Было уже девять.

— Пора. — Мэгги лениво потянулась на кровати. — Ничего, я быстро к этому привыкну.

Она напомнила ему, как он добывал в Кейп-Мей пиццу.

— По крайней мере, — улыбнулась Мэгги, — теперь тебе нужно дойти всего лишь до кухни. Так что под дождь уж не попадешь.

Конор наклонился и поцеловал ее.

— Устала?

— Да, но это хорошая усталость. — Она погладила его по шее. — Ты очень темпераментный мужчина!

— Стараюсь, — улыбнулся он.

— Должна признать, у тебя неплохо получается!

— На кресле есть халат. — Конор показал ей на винтовое кресло, стоявшее рядом с книжными полками до потолка. — Кухня в конце коридора, если хочешь посмотреть, как я готовлю.

— Лучше я немножко пороюсь в твоих книгах. Ты не возражаешь?

— Ничуть. Только вряд ли ты найдешь что-нибудь интересное. В основном учебники, сохранившиеся еще со школьных времен.

— Я хочу все знать о тебе, — пояснила она. — Можно много узнать о человеке по тому, что он читает.

— Смотри не разочаруйся.

— Не разочаруюсь. Обещаю.

Конор снова поцеловал ее и удалился. Мэгги, блаженствуя, откинулась на подушки и слушала, как он хозяйничает на кухне. Он включил тихую музыку. Это были «Испанские зарисовки» — единственный альбом Майлза Дэвиса, который она знала и любила. Значит, ему нравится та же музыка, что и ей. Еще минуту назад она этого не знала.

Ее вдруг охватило сильное желание порыться в его вещах.

Мэгги поднялась, прошла в ванную, приняла душ и завернулась в халат Конора, который тот оставил на винтовом кресле. Мягкая фланель, истончившаяся от тысячи стирок, хранила форму его тела, его запах. Это так возбуждало Мэгги, что будь она в здравом уме, ее бы это испугало.

Она пробежала взглядом по книжным корешкам. Ничего особо интересного. Учебники права, уголовный кодекс, тактика ведения допроса… Она уже почти успела забыть, что Конор полицейский. Когда бы ни предлагала Мэгги встретиться, он был свободен в любое время. Это казалось Мэгги, которая всегда была чертовски занята, немного странным. Когда же он работает?

… Стоп! Что это? Фотографии. Как это она их пропустила? Две маленькие фотографии в аккуратных рамках. Это было даже интереснее, чем книги.

Мэгги взяла одну из них, в черной кожаной рамке. Симпатичный молодой человек в университетской шапочке с кисточкой и мантии, держа в руках диплом, улыбался во весь рот. Он был очень высоким и худым и был очень похож на Конора. Разумеется, это Шон, кто же еще это может быть? А привлекательная блондинка слева от Шона, должно быть, его мать. Бывшая жена Конора. По лицу ее было видно, что она безумно гордится сыном. Мэгги стала вглядываться в лицо блондинки, пытаясь представить ее рядом с Конором — и не смогла, такими разными они казались. Но ведь было же что-то, что когда-то их связывало?

Другая фотография, в темной деревянной рамке. Семейное фото — симпатичный темноволосый муж, не менее симпатичная темноволосая жена и две совершенно очаровательные маленькие девочки. Семейство позировало перед замком Золушки в Диснейленде. Все четверо широко улыбались в камеру. У девочек были большие оранжевые уши Микки-Мауса.

— Салат готов, и я собираюсь открыть шампанское, так что…

Мэгги обернулась. Конор стоял в дверях. Он выглядел немного смущенным.

— Ты сказал, что я могу порыться… — Она показала ему фотографию. — Какая симпатичная семья! Кто это?

Конор не сказал ни слова, и это насторожило Мэгги.

— Они выглядят такими радостными, — продолжила она. — Мне кажется, я его где-то видела.

— Это Бобби Ди Карло, — механически, словно робот, произнес Конор. — Он был моим напарником.

— Был? — Мэгги стало еще более не по себе.

«Что ты так испугалась, Мэгги? — попыталась успокоить она себя. — Может, этот Бобби просто уволился или переехал в другой город…»

И все-таки Мэгги казалось, что она уже слышала это имя — Бобби Ди Карло.

Трагедия! С этим именем связана какая-то ужасная трагедия. Она слышала об этом по телевизору…

— Бобби погиб в прошлом году, когда пытался задержать угонщика машины. — Конор назвал день, час, минуту, когда это случилось. Голос его звучал бесстрастно, и лишь глаза выдавали всю глубину потери. — Я задержал этого сукина сына, пока не подоспел наряд полиции. Суд начнется в следующем месяце. — Его голос сорвался, и с минуту он отрешенно смотрел в пространство. — Я должен был пристрелить этого придурка и избавить суд от хлопот, — пробормотал он.

В глазах Мэгги стояли слезы.

Вот почему фотография показалась ей такой знакомой. Она видела ее на экране, может быть, не один, а тысячу раз. Она плохо помнила саму историю. У нее было слишком много своих проблем, чтобы думать о чужой трагедии.

Но для Конора эта трагедия не была чужой. Это была его трагедия, его потеря.

— Что ж, — сказала Мэгги, — ты сделал все, что мог. Остальное — дело суда.

— Нет, не все, что мог. — Конор отвернулся от нее. — Вот что они тебе не сказали…

Глава 15

— Не может быть! — Голос Мисси звучал на такой высокой ноте, что резал Николь уши. — Ты будешь моделью?

Николь не осуждала свою лучшую подругу за ее скептицизм. Ей и самой было трудно в это поверить.

— Я не шучу. — Николь вытянула перед собой руку, критически разглядывая ногти. Голубой лак уже немного поистерся — не мешало бы подкрасить заново. — Тетя Клер сказала, что ее фотограф от меня в восторге.

— А синие волосы ты можешь оставить?

— Нет. С ними придется расстаться. Как и с несколькими фунтами.

— С несколькими фунтами? Николь, ты и так носишь лифчик четвертого размера! Какой же им нужен, нулевой?

Николь стала терпеливо объяснять своей неискушенной подруге, что фотомодель всегда должна быть в форме.

— А ты уже видела фотографии? — спросила Мисси.

— Видела. Ты тоже должна их увидеть! Я там выгляжу лет на двадцать пять! — Николь и вправду не узнавала себя на этих фотографиях.

— Когда ты мне их покажешь? — Мисси, казалось, вся дрожала от нетерпения.

— Завтра, — пообещала Николь.

— А когда ты сделаешь новые?

— Не знаю. Зависит от обстоятельств.

— Понимаю, — протянула Мисси. — Ты еще не сказала своей матушке.

— Не сказала, — вздохнула Николь. — Она сейчас у того мужика. Ну, помнишь, я тебе рассказывала…

— С которым она все время болтает по телефону?

— Ну да.

Она рассказала Мисси, как Конор общался с Чарли словно с ровесником.

— Чарли, должно быть, выл от него! — предположила Мисси.

— Ты что! Да он ждет не дождется, когда этот придурок снова придет!

— А что твоя мамаша? Он ей и вправду нравится?

— Мамаша — супер! Ты представляешь, что она отмочила? Целовалась с ним при всем честном народе!

— Ты думаешь, они любят друг друга? — Голос Мисси стал томным, каким он становился всякий раз, когда речь заходила о любви.

— Ради Бога! — поморщилась Николь. — Это отвратительно!

— Почему? Твой папа вот снова влюбился. Почему мама не может?

— Потому что она не такая, — пыталась объяснить Николь. К тому же она не была уверена, любит ли отец свою Салли. — Она слишком занята, чтобы думать о таких вещах.

— Значит, все-таки находит время. — Мисси стала говорить еще что-то на эту тему, и Николь захотелось зажать уши, чтобы не слышать ее болтовни. Мисси сама не знала, о чем говорила. Ее родители никогда не расставались и скорее всего останутся вместе до конца дней своих. К тому же Мисси всю жизнь прожила в одном и том же городе, в одном и том же доме, в одной и той же комнате.

Мисси не знала, каково это — каждый год переезжать в новый город. Или каково иметь разведенных родителей.

Весть о новом браке отца была для Николь последней каплей.

До тех пор она тешила себя мыслью, что Салли не более чем друг отца, что он сошелся с ней лишь от одиночества. Ей до сих пор хотелось верить, что мать и отец наконец поймут, что их развод — нелепая ошибка, и снова будут вместе.

Но казалось, она была единственным человеком, кто жалел об этом разводе. Даже Чарли вроде бы особо не переживал по этому поводу. Иначе с чего бы он был так безумно рад этому Конору? Он не возражал, когда этот придурок у всех на глазах целовал их мать. Николь была готова стереть его в порошок. Какое он имел право? И самое главное — матери нравилось. Николь даже думать об этом не хотелось.

Она вспомнила тот день, когда родители объявили им о своем решении развестись. Они позвали детей в гостиную и велели сесть на диван. Она помнит печаль в глазах матери, боль в глазах отца. С Чарли тогда произошла настоящая истерика. Николь же не проронила ни слезинки. Она лишь слушала и молча кивала, а когда они закончили, спросила:

— Я могу идти?

Родители переглянулись, и мать сказала:

— Да.

Николь пошла в свою комнату и долго лежала на кровати, глядя в потолок. В голове у нее не было ни единой мысли.

— Николь молодец, — говорили родители семейному врачу. — Она очень мужественно восприняла наше решение.

Их беспокоил Чарли. Он плакал не переставая несколько дней. Но не прошло и месяца, как с Чарли уже было все в порядке. Николь же и через два года по-прежнему верила в чудо.

Мэгги и Конор ужинали перед камином, кормя друг друга теплыми корочками хрустящего хлеба и сладкими, как мед, поцелуями. Они пили шампанское большими глотками и заедали шоколадом.

— Я скоро должна идти.

— Останься.

— Не могу.

— Почему? За детьми присмотрит твоя мать.

— Нет. — Мэгги покачала головой. — У меня будет неспокойно на душе.

— Я не хочу, чтобы ты уходила.

— Я сама не хочу, но должна.

Тишина была долгой, наполненной поцелуями и прикосновениями, которые говорили больше, чем слова.

— Я не искал тебя, — сказал Конор. — Я жил один почти двадцать лет. И думал, что счастлив, пока не встретил тебя.

— Я была одинока почти два года. Мне казалось, что все хорошо — и с детьми, и со мной. Я не считала, что мне чего-то не хватает — пока не встретила тебя.

— Ты могла бы сделать и лучший выбор. Могла бы найти себе симпатичного парня с «мерседесом» и кругленьким банковским счетом.

— Не нужны мне никакие парни с «мерседесами». — Мэгги покрыла его ресницы дождем поцелуев. — Ты ведь и сам мог бы найти себе кого-нибудь типа моей сестры Клер — молодую, красивую, не отягощенную никакими проблемами.

— Не нужна мне твоя сестра Клер. Мне нужна ты, со всеми твоими проблемами. — Мэгги рассмеялась:

— Ты даже не знаешь всех моих проблем! Нет, Чарли — лапочка, но Николь — это тихий ужас.

— Это пройдет.

— Дети — большая проблема. Они контролируют каждое твое движение.

— Так и должно быть, насколько я понимаю.

— Все это случилось так быстро… — покачала она головой. — Я ни о чем не жалею, но иногда мне кажется, что мы летим, срывая тормоза.

— Мы можем замедлить процесс.

— Так как насчет того, чтобы провести с нами завтрашний день?

Конор притянул ее к себе:

— Я думаю, это хорошее начало.

— Нет, ты с ума сошел! — воскликнул Мэтт, посылая шар в лузу. — Клинический случай!

— Твой брат прав, — поддержал Мэтта Фрэнк, «патриарх» семьи Райли, натирая мелом кий. — Зачем тебе разведенная, да еще с двумя детьми? Чай, на ней свет клином не сошелся!

Конор вынул из бара бутылку пива, мысленно ругая себя за то, что вообще заговорил с ними о Мэгги. Сначала его мать скривила губы, потом сестры заявили, что их будущие племянники будут годиться им во внуки, теперь вот отец с братом уже целый час читают ему мораль… Конор готов был взорваться.

— Ты понимаешь, о чем я. — Мэтт жестом попросил достать бутылочку и для него. — По-моему, у тебя и так достаточно проблем! Ты сам не знаешь, что тебе надо.

— А ты знаешь?

— Я всегда знаю, что мне надо, — совершенно серьезно заявил Мэтт.

«Еще один случай убедиться, что у Мэтта всегда было плоховато с юмором», — улыбнулся про себя Конор.

— Я знаю, — продолжал тот, — что ты не перестаешь казнить себя за то, что виновен в смерти Бобби. А теперь хочешь, чтобы еще эта Мэгги — или как ее там? — разделила с тобой твои проблемы. Тебе это надо?

Конор удивленно посмотрел на брата:

— Ты действительно веришь в эту ерунду или ты это так, ради красного словца?

— Знаешь что, — сказал Мэтт, явно обиженный, — сходи еще раз к психотерапевту, тебе не повредит.

Конор ходил к психотерапевту несколько раз после убийства Бобби, но все без пользы — Конор всякий раз молчал как рыба.

— Я не могу вам ничем помочь, если вы не будете помогать мне, сказал ему врач после очередного, крайне непродуктивного сеанса. Конор ничего не ответил — лишь взял свой пиджак и вышел.

Только теперь, встретив Мэгги, Конор снова начал обретать веру в себя. Всего год назад он не поверил бы, что это возможно.

— Не будь таким обидчивым, братишка. — Мэтт потянулся за пивом. — Я о тебе же забочусь. Сам посуди: зачем тебе нянчить чужих детей?

Конор отпил большой глоток.

— Что поделать, — произнес он, — мне далеко до твоего прагматизма. Я не мог бы, как ты, бросить девушку только потому, что нашел более выгодную партию.

Мэтт уставился на него:

— Я же говорил тебе, что у нас с Лайзой не было ничего серьезного.

— Рассказывай это другим, братишка. Я видел вас вместе, видел, какими глазами ты смотришь на нее. Да эта девушка — лучший вариант для тебя! И ты посмел ее бросить!

Лайза еще училась в институте и, может быть, пошла бы далеко, но это случилось бы не скоро. А Мэтт хотел все сразу: деньги, власть, престиж… Ждать было не в его духе. Лайза была всего лишь официанткой коктейль-бара с мечтой стать адвокатом.

— Зачем нарываться на неприятности? — продолжал гнуть свою линию Мэтт. — У тебя и без того проблем хватает.

Фрэнк, прицелившись, послал мяч в лузу и гордо выпрямился.

— Мэтт прав, — поддержал он сына. — Зачем тебе нянчить чужих детей?

«Слава Богу, — подумал Конор, — что отчим Шона в свое время так не думал…»

Лишь теперь Конор начал понимать, как трудно быть отчимом, и стал еще больше уважать нового мужа своей бывшей жены за то, что тот согласился взять на себя эту роль. Конор предчувствовал, как нелегко будет ему самому в этой роли — особенно с Николь. Но он не собирался говорить этого брату.

— Кто говорит о женитьбе? — пожал плечами Конор, хотя на самом деле о ней подумывал. — Я всего лишь сказал, что встречаюсь с женщиной, у которой двое детей, а вы на меня набросились.

— Да посмотри на себя! — воскликнул Фрэнк. — На тебе вот такими буквами написано, что ты неудачник! Тебе жениться просто противопоказано!

— Послушайте, — заявил Конор, — я собираюсь пригласить ее на крестины племянника в воскресенье. Если хоть кто-нибудь из вас что-нибудь скажет…

Фрэнк воздел руки, словно сдавался:

— Я буду молчать.

— Делай что хочешь! — обреченно уступил Мэтт. — Если хочешь испортить себе жизнь — твое право.

— Он сегодня придет? — спросила Николь за завтраком в воскресенье.

Мэгги бесило, что дочь избегает называть Конора по имени.

— Да, Конор придет, — сказала она, стараясь, чтобы ее голос звучал спокойно. — Мы поедем в Эйбескон на крестины его племянника. Мне хотелось бы, чтобы ты поехала с нами.

Николь вытаращила глаза:

— С какой стати? Подумаешь, событие — крестины племянника!

— Чарли едет.

— Можно подумать, у него есть выбор! — проворчала Николь.

«Не обращай внимания. Это пройдет».

— Ты слишком ушла в себя в последнее время. — Мэгги провела рукой по волосам Николь. — Я начинаю скучать по тебе.

Впрочем, в этом была и ее, Мэгги, вина. Она слишком занята работой, школой и Конором, чтобы подумать о том, чем живет ее дочь. Иногда Мэгги и самой хотелось убежать куда-нибудь из дома, чтобы не встречаться взглядом с дочерью.

— Я хочу, чтобы мы почувствовали себя одной семьей, — попыталась объяснить она.

Сердитая маска на лице Николь исчезла всего на мгновение, но этого было достаточно, чтобы у Мэгги появилась надежда.

— Да ты, похоже, совсем перестала меня замечать. — В голосе Николь слышалась обида. — Словно я пустое место.

— По крайней мере я заметила, что твои волосы снова прежнего цвета.

— Подумаешь, событие! — Николь дернула худенькими плечиками. — Просто мне надоели синие волосы.

Мэгги протянула руку и погладила дочь по голове:

— Рада снова видеть твои чудесные волосы. — Глаза Николь сверкнули.

— Я хочу перекраситься в зеленый, — заявила она.

Мэгги отдернула руку, словно от огня.

— Николь, — произнесла она упавшим голосом, — что я тебе сделала? За что ты так злишься на меня?

— Сегодня утром звонил папа. Он женился на ней! — Отчаянию Николь не было предела. — Он женился на ней вчера вечером и даже не сказал мне первой! — Она зарыдала.

От Мэгги потребовалось все ее самообладание, чтобы не расплакаться вместе с дочерью. Но не от известия, что ее бывший муж женился, а от того, как это известие повлияло на ее дочь. Мэгги готова была все отдать, чтобы унять ее боль.

— Мне жаль, родная, что ты узнала об этом последней, — сказала она. — Но ты же знала, что твой отец…

— Он не должен был! — кричала Николь сквозь слезы. — Как он смел!..

Сердце Мэгги готово было разорваться.

— Ты думала, что он вернется ко мне? — спросила она. От Николь не было ответа — только тихие всхлипывания.

— Дорогая, даже если бы твой отец и не женился вновь, мы бы все равно снова не сошлись. Я же тебе тогда все объяснила. Нельзя дважды войти в одну и ту же реку. Дело в том, что в какой-то момент мы перестали любить друг друга так, как должны любить друг друга муж и жена.

— Может быть, если бы ты не встретила его, все еще можно было бы исправить…

— Нет, — мягко сказала Мэгги, — даже в этом случае.

— Не понимаю. — Николь вытирала слезы рукавом. — По-моему, когда кого-нибудь любишь — это навсегда. Как может это кончиться, словно ничего и не было?

«Господи! Как мне объяснить ей то, чего я и сама не понимаю…»

— Мы с папой по-прежнему любим друг друга. Просто в какой-то момент мы стали любить друг друга по-другому.

— Значит, в один прекрасный момент ты и меня можешь разлюбить?

— Я всегда буду любить тебя, родная. Ты моя маленькая девочка. Мой первенец.

— Я не верю тебе! Ты говорила, что всегда будешь любить папу. Когда-нибудь ты бросишь и меня! — Николь сорвалась с места, опрокинув табуретку, и убежала в свою комнату.

В который раз уже повторялась эта сцена?! Огрызающаяся Николь, тщетные попытки Мэгги ее успокоить, хлопнувшая дверь и звуки рыданий изнутри, от которых у Мэгги разрывалось сердце… Обычно Мэгги терпеливо ждала, когда Николь успокоится сама. Но на этот раз она чувствовала, что терпения у нее не хватит.

Она поднялась наверх, но дверь Николь оказалась запертой изнутри.

— Николь, нам нужно поговорить.

Могла ли Мэгги представить, что когда-нибудь дойдет до этого? Она носила эту девочку в себе девять месяцев, меняла подгузники, вытирала слезы… И вот теперь стоит под ее дверью, словно выпрашивая подачки.

Она услышала скрип пружин кровати, шаги в мягких тапочках и звук открываемого замка. Неужели Господь услышал ее мольбы?

Мэгги взялась за ручку двери. Та отворилась, и Мэгги увидела Николь, снова лежавшую на постели лицом в подушки. Утренние лучи, проникавшие сквозь большое окно, золотили волосы девочки, снова обретшие естественный цвет. Все раздражение Мэгги сразу же перешло в порыв родительской любви. Она готова была упасть на колени рядом с кроватью.

— Девочка моя. — Мэгги присела на краешек кровати, положив руку на вздрагивающее плечо Николь. — Я знаю, как ты скучаешь по папе…

Мэгги сама скучала по своему отцу. Все эти годы она не переставала скучать.

— Я ненавижу его! — выкрикнула Николь в подушку. — Как он смел жениться на этой дуре?!

— Он не хотел обидеть тебя. — Мэгги пыталась найти нужные слова. — Они с Салли уже давно любят друг друга… Настал момент, когда они решили, что пора пожениться.

Мэгги понимала, что ей легко это говорить. Теперь ей уже было мало дела до того, что Чарлз на ком-то там женится. Как быстро все поменялось!

— Представь себе, Николь, что папа после развода остался совсем один. Ему, должно быть, было очень одиноко.

Николь оторвала голову от подушки. В глазах ее стояла боль.

— Я поеду к нему, — сообщила она. — Чарли будет жить с тобой, а я с ним.

— Не думаю, что это хорошая идея, — осторожно заметила Мэгги. — Мы с папой решили, что тебе и Чарли лучше жить со мной, ходить в школу в Штатах…

— Вы решили! А до моего мнения никому дела нет! Мэгги хотела было что-то ответить, но тут ее взгляд упал на какую-то глянцевую бумагу, торчавшую из-под подушки Николь. Она потянулась за ней.

Пачка черно-белых фотографий. Николь выглядела на них очень взрослой.

— Что это, черт возьми? — ошарашенно спросила Мэгги. Николь вскочила. В ее голубых глазах мелькнула тревога.

— Это мое! — Она попыталась вырвать фотографии у матери.

— Откуда они?

— Не твое дело.

— Николь, я тебя спрашиваю! — Мэгги старалась скрыть страх в голосе. — Кто снимал? — Фотографии были почти на грани порнографии, однако сняты очень мастерски.

— Один парень.

Сердце Мэгги упало. Она знала, что ее дочь чертовски красива, и как огня боялась сомнительных фотоагентов, заманивающих в свои сети молоденьких наивных девочек.

— Как его зовут? Где ты его встретила?

— Не помню, как его звали.

— Не помнишь, как звали? Николь, ты с ума сошла! Как ты могла?

— Он знакомый тети Клер.

— Клер? — У Мэгги кружилась голова. — К этому причастна Клер?

Николь чувствовала себя загнанной в угол.

— Что тебе за дело, в конце концов? — выпалила она. — Тебя и дома-то никогда не бывает! Ты либо в школе, либо на работе, либо с ним…

Мэгги понимала, что Николь права, но не собиралась сдаваться.

— Это несправедливо, Николь!

Николь смотрела на нее с невинным видом.

— Одевайся, Николь. — Мэгги сунула злополучные фотографии под мышку. — Едем.

— Никуда я не поеду.

— Николь!

— Почему я должна куда-то с ним ехать? Только потому, что ты с ним спишь?

Мэгги никогда не била свою дочь. Но теперь ей захотелось ударить ее, и она сама испугалась этого.

— Одевайся, Николь, — повторила она, стараясь держать себя в руках. — С Клер я поговорю, когда вернемся.

— Отдай фотографии, мама! — Николь протянула руку. — Они мои!

— Никаких фотографий. Одевайся. Конор будет здесь через час. Мы не должны заставлять его ждать.

Глава 16

— Извини, ради Бога, — растерянно произнесла Мэгги. — Даже не знаю, что на нее нашло.

— Догадываюсь, в чем дело. — Конор отпил кофе. — Во мне?

— Нет, не в тебе. Она просто не хочет, чтобы мы с тобой становились одной семьей.

— Знакомая картина. — Мэгги повернулась к нему:

— Твои тоже против?

— Да. Так что будь готова.

— Ничего. Если уж ты выстоял атаку семейства Халлоран, то, думаю, и я выстою атаку Райли. — Мэгги попыталась изобразить улыбку, но та вышла неестественной. — К различного рода сценам мне не привыкать. Только что, перед твоим приходом…

— Что было перед моим приходом? — оживился Конор.

— Обычная баталия между матерью и дочерью. — Она пыталась обратить это в шутку, но было видно, как она взволнована.

Мэгги рассказала ему и о свадьбе Чарлза, и о фотографиях.

— Ты не знала, что твой бывший муж собирается жениться? — спросил он.

— Я узнала об этом как раз в тот день, когда познакомилась с тобой. — Она рассмеялась. — Символично, не правда ли?

— Ты переживаешь это так же сильно, как Николь? — спросил он.

Это был не тот вопрос, на который можно было дать быстрый ответ. Мэгги опустила голову.

— Больно, — произнесла она, — но не смертельно. Просто трудно представить себе Чарлза с другой женщиной.

Конор и Линда были женаты всего два года, но весть о ее новом замужестве в свое время была для него словно удар кувалдой по голове.

Несколько минут они сидели в тишине. Затем Мэгги решительно встала.

— Хватит. Ты не должен опаздывать на крестины племянника только потому, что у моей дочери плохое настроение.

Конор кинул взгляд на часы:

— Дай ей еще пару минут. Время пока есть.

— Что ей нужно дать, — взорвалась Мэгги, — так это хорошего ремня!

— Может, мне с ней поговорить?

— Ни в коем случае! Ты только все испортишь! — Она осеклась. — Извини… Я хотела сказать, что она тебя боится. — Мэгги уткнулась головой в его плечо. — Неужели через пару лет и Чарли станет таким же?

Конор обнял ее за талию и притянул к себе.

— Я все-таки хочу поговорить с Николь, — заявил он. — Рано или поздно мы все равно станем одной семьей.

Мэгги знала, что он имеет в виду. Она видела это по его глазам, чувствовала по тому, как он сжимал ее руку. «Это всерьез и надолго», — словно говорил он.

— Разумеется, — согласилась она. — Но не сейчас. Не надо ее лишний раз травмировать.

— Обожаю джипы! — заявил Чарли, когда они уже сидели в машине. — У вас давно этот джип?

Конор обернулся к нему, улыбаясь:

— Довольно давно.

— Когда я вырасту, у меня обязательно будет джип! Черный, с золотой отделкой и с гербом на двери.

— Смотри-ка, — подмигнул Конор Мэгги, — у парня губа не дура!

Мэгги рассмеялась. С заднего сиденья раздалось сердитое фырканье.

— Ты что-то сказала? — осторожно спросила Мэгги.

— Нет, ничего. — Николь была вся сжата, словно пружина. — Что здесь можно сказать.

Конор посмотрел на Мэгги. Та пожала плечами.

— Пиррова, — проговорила она, — но все-таки победа. Она имела в виду то, что ей все-таки удалось уговорить Николь поехать с ними. Уж какие средства она пустила для этого в ход — для Конора было загадкой.

— А ты, Николь, какую машину хотела бы? — попытался разговорить девочку Конор. — Ты уже скоро будешь в том возрасте, когда можно иметь права.

Николь вместо ответа лишь еще сильнее вжалась в угол. Конор почувствовал, как Мэгги рядом с ним напряглась.

— Не обращай внимания, — тихо сказала она.

Конор почти не видел отражения Николь в зеркале над лобовым стеклом. Он удивлялся, как такая высокая девочка могла сжаться в столь маленький комочек. Ее демонстративная реакция могла бы показаться смешной, но Конор не видел в этом ничего смешного. Ему самому доводилось иногда наблюдать подобное у Шона. Но все равно ему не пришлось хлебнуть того, что Мэгги переживала сейчас. Большая часть досталась Линде. Конор только теперь как следует осознал, что это такое, и зауважал свою бывшую жену еще больше. Как и Мэгги.

Ему хотелось бы уважать и Николь, но он чувствовал, что пока не может. Дело было даже не в антипатии девочки к нему, а в том, что Николь, казалось, ни в грош не ставила мать. Конор пытался найти в ней хоть что-то от Мэгги, хотя бы маленькую черточку — и не мог найти ни одной. Если бы он не знал, что эта зажатая угловатая девочка-подросток — дочь Мэгги, он бы ни за что в это не поверил.

Мэгги возилась с автомобильным магнитофоном, подыскивая нужный диск. Чарли засыпал его вопросами о джипе, и с ним Конор чувствовал себя легко и непринужденно. Чарли легко было любить, он весь словно светился изнутри… Он был похож на мать. Конор жалел, что все эти годы ему пришлось жить в разлуке с сыном. Похоже, судьба готовит ему шанс наверстать это.

— Когда-нибудь с тобой это случится, — однажды сказал ему Бобби. — Ты встретишь женщину и поймешь, что это и есть то, что тебе нужно. Со мной так было, когда я встретил Дениз.

Как порадовался бы сейчас Бобби за него, если бы увидел, как он ведет джип с женщиной и двумя детьми…

— Я хочу домой, — заявила Николь в самый разгар вечеринки.

— Я тоже, — сказала Мэгги. — Но мы должны подождать Конора.

— Он там. — Николь показала на толпу, собравшуюся в углу. — Приведи его и скажи, что мы уже с ума сходим.

— Мы его гости. — Мэгги и сама была сердита не меньше дочери. — Придется ждать, пока он будет готов.

Николь что-то буркнула и сказала, что пойдет искать брата, что означало, что ее терпение лопнуло.

«Вечеринка классная, — думала Мэгги, оглядывая богато обставленный дом. — Но семья нулевая».

Слишком строго? Ничуть. Все члены семейства были с ней подчеркнуто вежливы, но в их глазах сквозил такой холод, что Мэгги чувствовала себя так, Словно попала в холодильник. Даже новорожденный, казалось, смотрел на нее с отчуждением.

Когда она вошла в комнату вместе с Конором и двумя своими детьми, все вокруг замерло — разговоры, движение, чуть ли не дыхание. Мэгги только сейчас поняла, что чувствовал Конор перед лицом ее, Мэгги, семьи.

Сестра Конора, мать виновника торжества, была дружелюбной, но было видно, что это лишь из вежливости. Мать Конора заявила: «Какая у вас взрослая дочь!» — и Мэгги пришлось объяснять, что Николь всего пятнадцать. Мэгги также упомянула о возрасте дочери в разговоре с братьями Конора, чтобы те не дали ей, Мэгги, больше лет, чем на самом деле, но результатом было лишь разочарованное выражение на их лицах.

Мэгги снова задумалась о том, почему Клер согласилась на эти фотографии. Уж Клер-то, казалось бы, должна быть крайне осторожна — кому, как не ей, знать все подводные камни модельного бизнеса? Клер стала моделью в шестнадцать лет, бросив школу, к большому неудовольствию матери.

— Да ты только посмотри, мама! — заявила тогда Клер в ответ на гневные тирады Риты, потрясая перед ее носом чеком на кругленькую сумму. — Ты столько и за год не заработаешь!

Клер знала, на каких струнах играть. Деньги всегда были больным местом в семье, хотя Рита и так крутилась как белка в колесе. Этот чек был самым весомым аргументом из всех, что заставили Риту в конце концов смириться с выбором дочери.

Клер всегда была взбалмошной, а дайте вчерашнему ребенку свободу и много денег, и он совсем потеряет голову. Мэгги совершенно не хотелось, чтобы ее дочь пошла по той же дорожке, как бы трудно ни было с деньгами. Мэгги твердо решила сказать сестре все, что она о ней думает, как только вернется домой.

Она подошла к буфету, чтобы наполнить свой бокал, и к ней присоединился один из младших братьев Конора.

— Мэтт, — представился он. — Впрочем, мы с вами уже встречались. Тогда, в Атлантик-Сити.

Она улыбнулась и протянула ему руку:

— Мэгги.

Она оглянулась вокруг, но красивой молодой блондинки, с которой она видела его тогда, нигде не было видно. Мэтт заметил это,

— Если вы ищете Лайзу, то ее здесь нет. Мы были просто друзьями. Теперь я уже месяц как с ней. — Мэтт показал на девушку интеллектуального вида в компании таких же интеллектуалок.

Мэгги задело то, что Мэтт говорит о своей девушке «она». Мэтт был единственным мужчиной во всей семье, кто не был ни полицейским, ни пожарным, и уже этим выделялся. Отец Конора был полицейским в отставке, его дяди были пожарными, большинство кузенов служили в армии.

Мэгги заметила, что все присутствующие держались маленькими группками, и ни одна из этих групп не спешила принимать в свою среду Конора. Только Мэтт казался открытым и дружелюбным.

— Ваша дочь прелестна. — Мэтт наполнил ее бокал.

— Она еще ребенок. — Мэгги решила, что не будет лишним напомнить ему об этом.

— Должно быть, вам с ней порой приходится нелегко.

— Еще как, — грустно согласилась она.

— Она так хороша, что могла бы быть фотомоделью.

— Знаю. К сожалению, она тоже это знает.

В этот момент к ним подошел Конор. Мэгги положила руку ему на плечо. Этот жест не остался незамеченным никем из присутствующих.

— Наслаждаешься обществом моей семьи? — с иронией спросил Конор.

Мэгги посмотрела на него:

— А ты как думаешь?

— Ничего, потерпи, — шепнул он ей на ухо, — скоро отчалим.

Мэгги почувствовала облегчение, но постаралась не выдавать его.

Они непринужденно поболтали с Мэттом, у которого был удивительный дар переводить разговор, о чем бы он ни зашел, на свою персону. Вскоре к ним присоединилась мать семейства — высокая чопорная дама с аккуратно уложенными абсолютно седыми волосами.

— Вы поужинаете с нами? — спросила она у Мэгги. — Мы собираемся отправиться в «Золотой дракон», как только закончится вечеринка.

— Извини, мама, — ответил за Мэгги Конор, — но мы, пожалуй, пойдем. Детям Мэгги завтра с утра в школу.

— Ради такого случая могли бы и остаться! — Дама окинула Мэгги оценивающим взглядом.

— В другой раз, — сказал Конор.

— Я понимаю, что вы не член семейства, — обратилась старуха к Мэгги, — но если вас не затруднит…

— Не хочу вас обидеть, но мне действительно пора.

— Понимаю. Сложно, должно быть, растить одной двоих детей? — спросила мать Конора.

— Ничего, муж помогает, хоть мы и в разводе, — не осталась у нее в долгу Мэгги.

— А вы давно в разводе?

— Два года.

— Он что, живет неподалеку от вас?

«Не слишком ли ты любопытна?» — подумала Мэгги.

— Он в Лондоне. С новой женой.

«Что, съела?» — усмехнулась она про себя. Миссис Райли — надо отдать ей должное — была хорошо натренирована в словесной войне, но и Мэгги ей не уступала.

— Да, слышал новость? — обратилась миссис Райли к Конору. — У Джо и Энджи родился сын! Восемь фунтов двенадцать унций.

— Подумать только! — удивился тот. — А он-то уже было думал, что у него никогда не будет детей. — Конор повернулся к Мэгги. — Джо мой ровесник, — объяснил он. — А его жене двадцать три.

— Понятно, — протянула Мэгги, давая почувствовать миссис Райли, что догадывается, для чего та затеяла этот разговор.

«Не бойся, — означал на самом деле ответ Мэгги. — Я еще способна иметь детей».

В этот момент в комнату вдруг ворвался один из многочисленных малолетних родственников Конора.

— Миссис О'Брайен, — сбивчиво затараторил он, — я думаю, вам лучше вмешаться. Они дерутся, как кошка с собакой!

— Господи! — вырвалось у Мэгги, и она, даже не извинившись, кинулась вслед за мальчиком. Что там еще натворил Чарли? Он никогда не лез в драку, но мог, конечно, расквасить кому-нибудь нос мячом во время игры в футбол.

Но Чарли здесь был ни при чем. Дело было в Николь. Она стояла в окружении многочисленных отпрысков семейства Райли, и один из них заламывал ей руку за спину. На секунду Мэгги почему-то вдруг посмотрела на дочь глазами мужчины. Та выглядела сейчас раскрасневшейся, дикой и чертовски красивой.

— Отпусти мою дочь! — потребовала Мэгги таким тоном, что было ясно: она не шутит.

— Она сумасшедшая! — заявил мальчишка, отпуская руку Николь. — Она хотела откусить мне нос!

Мэгги выступила вперед. Хотя самый маленький из семейства Райли был выше ее, вид у нее был такой, что все попятились. Никто, если только он в здравом уме, не станет связываться с матерью, защищающей своего ребенка.

— Что происходит? — Мэгги адресовала этот вопрос всем, но глаза ее были устремлены на дочь.

— Она набросилась на него! — заявила одна из девочек. — Она сумасшедшая!

— Николь! — Мэгги заставила дочь встретиться с ней взглядом. — Она говорит правду? Ты действительно набросилась на него?

— Да, — пожала плечами Николь. Мэгги окинула всех взглядом:

— Кто-нибудь расскажет мне, что произошло?

— Она начала первая! — заговорила девочка с темными, как у Конора, волосами. — Мы говорили о дяде Коноре, а она открыла свой грязный рот и… — Девочка покраснела и отвернулась.

Все вдруг почувствовали себя неуютно и стали расходиться. Мэгги обернулась. Рядом с ней стоял Конор.

«Я не хочу знать, — думала Мэгги. — Что бы она ни сказала, я не хочу этого знать».

— Все в порядке, — сказала она Конору. — Но я думаю, нам лучше попрощаться со всеми и уехать.

Дорога домой была тяжелым испытанием для всех. Николь была мрачнее тучи. Чарли сначала пытался ее расшевелить, но потом, по-видимому, настроение сестры передалось и ему. Он сжался в комочек и тихо плакал весь оставшийся путь. Не было смысла и пытаться выяснить у Николь, что же все-таки произошло, — это лишь привело бы к новой истерике.

К тому же Мэгги в глубине души не была уверена, что Действительно хочет знать, что произошло. Она пыталась списать инцидент лишь на задиристость подростков, но не могла не понимать, что на самом деле здесь нечто большее.

Конор пытался заговорить с Мэгги, но разговор не клеился, и он вскоре оставил эти попытки и вел машину в молчании.

«Добро пожаловать в семейную жизнь, разрушитель всех романтических иллюзий!» — думала Мэгги, когда машина въезжала в ее ворота. Возможно, мать была права, когда говорила, что никто не будет любить ее детей так, как она. Однако в тот момент, когда Николь пулей выскочила из джипа и пустилась в дом, а за ней последовал Чарли, Мэгги сама не была уверена, что так уж без ума от них.

— Беги, — обреченно сказала она Конору, стоявшему, прислонившись к джипу. — Возвращайся в свою жизнь.

Конор никуда не убежал. Вместо этого он подошел к ней и заключил ее в объятия. Мэгги не было дела, что эту сцену могут увидеть соседи.

— Прости, что все так вышло. — Она склонила голову к нему на грудь. — Ты, должно быть, жалеешь, что взял меня с собой.

Он поцеловал ее в макушку. Мэгги закрыла глаза, еще сильнее прижимаясь к нему. Если бы все было так просто!..

— Ты, должно быть, сама жалеешь, что поехала со мной.

— Нет, что ты, все было очень здорово! — похвалила она, но ее слова звучали неубедительно. Она посмотрела на Конора: — Извини, я, конечно, не умею лгать. Все вышло довольно паршиво.

— Я сказал матери пару ласковых, пока ты разговаривала с Николь во дворе.

— Не надо было.

— Надо.

— Почему, ну почему все получается так сложно? — в отчаянии проговорила Мэгги.

Конор посмотрел на нее:

— Потому что нам уже не восемнадцать. У нас обоих за спиной целая жизнь, состоявшая не из одних лишь радостей.

— Твоя мать, похоже, считает, что я слишком стара для тебя.

— Мало ли что считает моя мать!

— Я думаю, ей нужна невестка, которая нарожала бы ей кучу детей.

Конор лукаво подмигнул ей:

— Не вижу проблем!

— Целый букет внуков, с кровью Райли на пятьдесят процентов.

— Я перестал слушать маму лет двадцать назад.

— Я рада, — улыбнулась Мэгги, хотя отлично представляла себе ситуацию. Пока они с Чарлзом жили отдельно от родителей, все было хорошо, но стоило им приехать в гости к ее или его матери, как сразу же разгорался сыр-бор. — Единственное, о чем я жалею, — что Николь показала себя такой невоспитанной.

— Что поделать, дети есть дети.

— О матерях судят по их детям, — сказала Мэгги. — Я же, похоже, с треском провалила этот экзамен.

— Забудь об этом.

— Послушать тебя, так все очень просто.

— Это все образуется. — Конор притянул ее к себе. — Главное, у нас с тобой серьезные намерения.

— Тогда, в Кейп-Мей, все было действительно просто. Мы даже не знали фамилий друг друга…

— Мы можем вернуться туда снова, — улыбнулся он.

— Непременно! — поддержала она его.

Вернуться они, конечно, могли бы. Только вот будет ли все как прежде? Теперь они знали друг о друге слишком много. И что еще хуже, хотели знать еще больше.

Глава 17

Николь никак не удавалось заснуть. Она вертелась с боку на бок и даже пыталась засунуть голову под подушку, чтобы не видеть света, проникавшего из-под двери, и не слышать шума на кухне, но ничего не помогало. Наконец, отчаявшись заснуть, она зажгла лампу и стала листать журнал, но была слишком возбуждена, чтобы сосредоточиться. Строчки танцевали перед глазами. Она со злостью отбросила журнал и стала смотреть в потолок.

Мать и тетя Клер спорили на кухне вот уже два часа, и Николь готова была взвыть. Она хотела было присоединиться к ним — в конце концов, разговор шел о ней, — но мать строго приказала ей идти спать. Николь повернулась было к Клер, ища у нее поддержки, но та сказала: «Ты слышала, что говорит твоя мать?» — и отвернулась. От матери Николь еще могла такое стерпеть, но от тети Клер уж никак не ожидала.

Наверное, никому из них нельзя верить. Наобещают с три короба, а потом на попятную. Только и слышишь: «Это для твоего же блага, дорогая… Когда-нибудь сама поблагодаришь… Будешь в моем возрасте — поймешь…»

Сколько можно считать ее маленькой?! Она и сейчас все отлично видит. Видит, что мать думает только о себе. Это мать виновата в том, что они с папой больше не одна семья. Ей, видите ли, надоело мотаться за ним с места на место! А что думают дети — до этого ей никогда не было дела.

Можно подумать, ей не нужны деньги! Ведь лишней тряпки не может себе позволить, и машина такая, что давно уже пора в утиль. Почему бы не разрешить дочери самой зарабатывать себе на жизнь? Если тетя Клер права и Николь действительно станет супермоделью, то она сможет чаще быть с папой, как бы далеко он ни был. Она сможет летать к нему сколько хочет, даже первым классом, как рок-звезды и киноартисты.

Отец, возможно, даже не догадывается, как она скучает по нему, ибо всякий раз, когда он звонит, столько всего надо сказать, что не хватает времени даже на самое важное.

Николь знала, не его вина, что он так далеко от нее. Армия — дело подневольное, сегодня он дома, а завтра его могут послать куда-нибудь, куда даже семья не может за ним поехать. Вот почему он так торопился расписаться с этой Салли.

— Мне, конечно, хотелось бы, — сказал он тогда, — чтобы вы с Чарли присутствовали на нашей свадьбе. Но меня посылают на Ближний Восток, не знаю, когда вернусь, так что мы с Салли решили поторопиться… — Отец не сказал этого, но Николь поняла, что он может и не вернуться.

Николь не знала как следует, что делает отец на этом самом Ближнем Востоке, но знала, что обстановка там опасная. Как знала и то, что мать собирается сделать большую ошибку с этим Конором. Может быть, если бы мать хоть раз спустилась на землю с небес, она бы увидела, что он за птица? Ее тетки, кажется, что-то говорили о том, как погиб его напарник. Похоже, Конор просто подставил под пулю дружка, чтобы спасти свою задницу. И ему еще дали за это отпуск, словно он его заслужил! Николь так и сказала его родственничкам, вот они и накинулись на нее.

Впрочем, если им нет никакого дела до того, что она о них думает, то что ей за дело до них? Пусть отец женится на женщине, с которой знаком без году неделя, пусть мать выходит за придурка, подставившего под пулю лучшего дружка.

Николь решительно встала, включила компьютер и стала рыскать по сайтам. Не нужна ей помощь никакой тети Клер. Она и сама не пропадет, заявила Мэгги сестре.

— Оставь в покое мою дочь, и я от тебя отстану.

— Подумай хорошенько, Мэгги! — Клер налила себе чашечку кофе. — Эта девочка — золотая жила! Не пожалей потом!

— Эта девочка — моя дочь. И я не хочу, чтобы она стала такой, как… — Мэгги осеклась на полуслове.

— Как я? Договаривай, не стесняйся! — усмехнулась Клер. — Мы и так уже сказали друг другу массу нелицеприятных вещей.

Мэгги смутилась.

— У тебя была трудная жизнь, Клер, — осторожно сказала она. — Я не хочу, чтобы у Николь была такая же.

— Хорошо сказано, — одобрила Клер. — Жестко, но справедливо.

— Я не шучу!

— И я не шучу. У меня была дерьмовая жизнь, и ты хочешь уберечь от этого Николь. Кто посмеет осудить тебя за это?

— Я не говорила «дерьмовая». Я сказала «трудная».

— Это одно и то же. Послушай, разве ты не хочешь, чтобы твоя дочь стала блестящей сменой старушке Клер?

Мэгги усмехнулась, хотя ей было не до смеха.

— Только не это, — не сдавалась она. — Это уже было в нашей семье, пора попробовать что-нибудь новенькое.

— Мы уже говорили об этом весь вечер, — сказала Клер. — Моя звезда заходит, звезда Николь восходит. Я могу помочь ей, напутствовать ее, уберечь от ошибок. Я позабочусь о том, чтобы с ней обращались помягче.

— Понимаю, — заявила Мэгги. — Но мое решение остается тем же. Я не позволю, чтобы пятнадцатилетняя девочка становилась фотомоделью.

«Как и не отдам ее тебе, Клер, при всей моей любви к тебе».

— Ты совершаешь большую ошибку, Мэгги!

— Я так не думаю.

— Ты слишком самоуверенна, Мэгги. Это твой недостаток.

— Мы здесь не для того, чтобы обсуждать мои недостатки. Я знаю лишь одно: никаких тайных снимков больше не будет. Только через мой труп!

Клер посмотрела на нее:

— Ну да, конечно! Ты ведь всегда принимаешь только правильные решения! И когда бросила Чарлза, и когда вернулась в эту дыру, чтобы жить такой жизнью, от которой любой нормальный человек сбежит на следующий день. Неудивительно, что идеалы твоей дочери не совпадают с твоими!

— Разговор окончен, Клер.

— Что, правда глаза колет? Ты ведь всегда так любила правду. Ты не можешь навязывать Николь свой образ жизни. Она не такая, как ты. Она любит путешествовать, а не торчать в Богом забытом городишке. Она скучает по Чарлзу. Она хочет от жизни большего, чем работа за гроши или брак с каким-нибудь неудачником.

— На себя посмотри, Клер! Я по крайней мере не затягиваю пятнадцатилетних девочек на путь порока. Я отлично знаю, что такое фотомодель. Мне ты можешь сказок не рассказывать!

— Может быть, я и действительно так плоха, как ты расписываешь. Но я по крайней мере не сплю с мужиками, по которым тюрьма плачет.

Звук пощечины эхом отдался в кухне. Ладонь Мэгги встретилась с холеной щекой Клер, но ни один мускул не дрогнул на лице знаменитой красавицы.

— Как это мило! — Клер осторожно дотронулась до щеки. — А мы, однако, больше похожи, чем я думала! Прекрасный пример для Николь…

Рука Мэгги опустилась.

— Прости, — пробормотала она.

— Ладно, что уж с тебя взять. Я вот что хочу сказать: помнишь того замечательного парня, за которого тогда вышла мать? Я думаю, тебя до сих пор тошнит от одного воспоминания о нем! А теперь подумай: хорошим ли отчимом будет твой ненаглядный Конор?

— Не твое дело.

— Вот погоди, скоро начнется суд, тогда станет видно, чье это дело!

Мэгги на минуту задумалась. С тех пор как она обнаружила у Конора фотографию Бобби, тот ни разу не заводил разговора об этом происшествии. Мэгги тоже — зачем бередить Конору душу? Она уже почти успела забыть об этом. Недавно, правда, Конор упоминал, что суд начнется за неделю до Дня благодарения и закончится, вероятно, в начале декабря, но при этом казался безразличным.

— К чему ты клонишь? — спросила Мэгги. Клер, казалось, была не на шутку удивлена.

— Ты знаешь к чему.

— Ей-богу, не знаю!

— Разве Элли тебе не говорила?

— О чем?

— Вообще-то это держится в строгом секрете, но защита, похоже, собирается облить твоего дружка дерьмом. — Клер выпалила это с каким-то злорадством. — Они считают, что он вполне мог бы помочь этому Бобби, но просто струсил.

— Не верю! — решительно заявила Мэгги. — Это не похоже на того Конора, которого я знаю.

— Лучше скажи — на того Конора, каким ты хочешь его видеть. Ты сейчас слепа, Мэгги. За тебя думают твои гормоны.

— Я знаю о Коноре все.

Она знала, что он добрый, умный, веселый и смотрит на нее как на богиню. Что еще нужно о нем знать?

— Ты не знаешь жизни, Мэгги. Ты всегда жила в своем мирке. Ты совершаешь все ошибки, какие только можно совершить, и сама того не замечаешь. Ты просто выбрала себе не того человека.

— Ты нарываешься на грубость, Клер!

— Ты говоришь, что заботишься о детях, и я тебе верю. Но если ты и вправду о них заботишься, почему не подыщешь им лучшего отчима?

— Разговор окончен, Клер!

— Боишься, что я разрушу твою мечту? — Мэгги тряслась от злости.

— Убирайся вон, Клер! — Клер собрала свои вещи.

— Подумай о моих словах, Мэгги! Он, может быть, и хорош в постели, но будет ли он хорошим отцом? Наша мать тогда об этом не подумала, а в результате расхлебывать пришлось мне.

— Мать тут ни при чем. Во всех твоих проблемах виновата ты сама.

— Откуда ты знаешь? Ты убежала из дома, как только представился первый же случай.

— Можно подумать, я убежала из дома так, как убежала ты в шестнадцать лет! Я вышла замуж, и, между прочим, вполне официально.

— Это был лишь повод, чтобы убежать из дома! — не собиралась сдаваться Клер. — Чарлз был высокий, красивый, собирался повидать мир. Вот ты и решила убежать с ним.

— Я любила его.

— И хотела убежать из дома.

— Да, хотела! Хотела иметь свой дом, семью. Что здесь плохого?

— Да я как раз и не осуждаю тебя за то, что ты хотела убежать из дома. Я ведь тоже хотела. Просто выбрала другой путь. А какой путь выберет Николь — решать ей самой.

Чарли наутро был весел и держался как ни в чем не бывало. Николь же по-прежнему продолжала дуться на Мэгги. Атмосфера в кухне казалась накалившейся до предела.

— Я бы посоветовала тебе поторопиться, — обратилась Мэгги к дочери. — Я не собираюсь везти тебя на машине, если опоздаешь на автобус.

Мэгги ожидала, что Николь, как обычно, просто буркнет что-нибудь в ответ. Но на этот раз реакция была более бурной. Николь проглотила, почти не жуя, бутерброд, одним махом опустошила стакан апельсинового сока, и, подхватив свои книги, пулей вылетела из дома, даже не попрощавшись. Через пару минут ушел и Чарли, и Мэгги осталась наедине с Тайгером, Дейтой и своими невеселыми мыслями.

У нее был еще час до работы. Посуду Мэгги вымыла за несколько минут, дом не требовал уборки. Чем бы заняться? Может, поискать в Интернете информацию об убийстве Бобби Ди Карло? Ей не хотелось идти в библиотеку и просить Карен, библиотекаршу, найти в газетах что-нибудь об этом деле, тем более что уже, казалось, весь город знал, что Мэгги встречается с Конором.

Мэгги чувствовала себя после вчерашнего так, словно она побывала в стане врагов. Это была настоящая война, хотя не падали бомбы и не рвались снаряды. Впрочем, ее родные встретили Конора не лучше.

Она включила компьютер и отпила кофе, ожидая, пока он загрузится. Неудивительно, что все нормальные люди стараются держать свои любовные отношения в тайне. Как только в дело вмешается кто-то посторонний, пиши пропало.

Пропало? Какое мерзкое слово! Ничего не пропало. Просто надо помнить о том, что не все всегда бывает гладко.

Компьютер наконец загрузился, и Мэгги вошла в Интернет.

Может быть, они и впрямь поторопились выходить на публику? Их роман развивался очень быстро, и Мэгги это порой пугало. Всякий раз, когда Конор предлагал выйти на новый этап, она переводила разговор на другую тему.

Ей снова вспомнились слова матери: «Никто никогда не будет любить твоих детей так, как ты». Дети, как правило, очень болезненно реагируют на нового отца. Мэгги, очевидно, была еще не очень готова к этому. Может быть, вообще никогда не станет готова.

Мэгги набрала «Бобби Ди Карло, убийство, Нью-Джерси, Конор Райли» и начала поиск.

Результаты оказались ничтожными. Дело об убийстве Бобби не было событием общенациональной значимости, а местные газетенки не могли позволить себе сайт в Интернете. Мэгги так и не удалось узнать больше того, что она уже знала.

Если все действительно случилось именно так, как рассказал ей Конор, то его вины в смерти напарника не было. Да, ходили разные слухи, но Мэгги им не верила. Конор не такой. Разве он не пришел ей тогда на помощь, хотя почти не знал ее? И действовал он тогда вполне умело, скрутил этого наркомана в два счета.

Мэгги сейчас хватало забот. Приближались экзамены, я она готовилась к ним вместе с Джанни, в то время как адвокат Конора отрабатывал с ним его будущие показания на суде. Слава Богу, Рита согласилась посидеть несколько дней с внуками, чтобы дать дочери возможность позаниматься.

Мэгги весь день провела на работе, затем в школе, и когда она подъезжала к дому Конора, было уже десять вечера. Мэгги валилась с ног и была почти не в состоянии даже разговаривать, не говоря уже о занятиях любовью.

— Ты слишком рано. — Конор поцеловал ее.

— Рано? А мне казалось, что поздно. Извини, я так устала, ничего не соображаю.

— Рад тебя видеть.

— Надеюсь, ты купил пиццу?

— Две. И бутылку «Чинзано». — Она вздохнула:

— Если бы я не была такой уставшей, я показала бы тебе, как я рада.

— Покажешь после ужина.

Но Мэгги заснула прямо за столом, не успев отведать и кусочка пиццы. Сквозь сон она чувствовала, как Конор подхватил ее на руки и понес в кровать.

— Ну как? — спросил он. — Выспалась? — Мэгги лениво потянулась:

— Более или менее. Извини, ты, должно быть, не этого от меня ожидал.

— Я должен был заполучить тебя в любом виде.

Он налил ей стакан вина, и она пила его маленькими глотками, смакуя.

— Как здорово! Всегда бы так…

«Никаких посторонних взглядов, непрошеных комментариев…»

Какое-то время они молчали. Он гладил ее волосы, она что-то чертила пальцем на его груди. Больше ничего не было нужно. Им было хорошо и так.

— К сожалению, так будет не всегда. — Конор был серьезен. — Мы живем среди людей…

— Мне кажется, я еще не готова. Ты же видел, как среагировали и мои родственники, и твои. Может, не будем пока их дразнить? Пусть попривыкнут к этой мысли.

— Может быть, мы и впрямь поторопились. Но теперь не вернешь. Они уже знают о нас.

— Тебе легче. Твой сын живет с матерью на другом конце страны. А мои дети живут со мной, и волей-неволей их касается все, что делает мать.

— В первую очередь ты имеешь в виду Николь. Она кивнула. С Чарли в этом отношении проблем не было.

Он слишком мал, чтобы сильно переживать разлуку с отцом, а от Конора просто без ума. Если бы и с Николь было так же просто, как с ним!..

— Нет, я не требую, чтобы ты любил ее. Как я могу это требовать, когда сама порой не уверена, что я ее люблю?

— Любят маленьких детей. А Николь уже почти взрослая. В таком возрасте дети требуют не любви, а уважения. Я ее вполне уважаю. Со временем, возможно, и полюблю.

Но Мэгги не была уверена, что это когда-нибудь произойдет. Николь словно задалась целью отравлять матери жизнь насколько возможно. Николь была Клер номер два. В ней настолько не было ничего от Мэгги, что та, пожалуй, сама усомнилась бы, что Николь ее дочь, если бы не помнила, как девять месяцев носила ее в себе.

Они еще немного поболтали, и Конор поднялся, чтобы подбросить дров в камин.

— Можно, я останусь на ночь? — спросила Мэгги. — Здесь так уютно, что не хочется уходить.

Конор молчал. Мэгги не понимала, в чем дело. Может, она чем-то обидела его?

— В чем дело, Конор? — встревожилась она.

— Мне завтра рано вставать, — объяснил он.

— Тогда я, пожалуй, пойду.

— Идти на суд, — добавил он.

— Ну что ж, — она хотела чем-нибудь утешить его, — по крайней мере завтра наконец все решится.

— Все не так-то просто, Мэгги. — В его словах было что-то испугавшее ее.

— Я понимаю, тебе трудно будет еще раз пережить все это, но зато в этом деле будет поставлена точка.

Конор посмотрел на нее. От этого взгляда Мэгги стало не по себе.

— Ты не знаешь всей истории, — с горечью сказал он.

— Мне кажется, я все знаю. — Мэгги старалась держаться непринужденно. — Ты мне рассказывал, я сама читала что-то в газетах…

— Я ничего не делал, — произнес он. — Стоял и пялился, как дурак. Об этом ты в газетах наверняка не читала.

Мэгги хотела сказать ему, что он и так сделал все, что мог, но теперь уже сама не была уверена в этом. Она вспомнила, что на вечеринке родственники Конора немного чуждались его. Тогда она не придала этому значения, но, может быть, он действительно это заслужил?

Конор рассказал ей все, что помнил сам.

— Я должен был помешать этому сукину сыну, хотя бы попытаться…

— Конор, ты же сам сказал, что этот тип держал пистолет у самого виска Бобби. Ты не мог ничем помочь. Если бы ты попытался что-нибудь сделать, он бы…

— Убил его? Может быть, я боялся не этого…

Мэгги отдала бы весь мир, чтобы унять боль, стоявшую в его глазах. Она пыталась утешить его, как утешала обычно своих детей, но все было бесполезно.

— Нельзя знать, — сказала она, — как поведешь себя в такой ситуации. Когда тебе угрожает опасность.

Конор молчал. Это молчание давило Мэгги, словно стопудовый груз на плечах.

Глава 18

Мэгги, поеживаясь и завернувшись в одеяло, смотрела, как Конор одевается, чтобы идти в суд.

Мэгги легко просыпалась утром. Конор же, как оказалось, обычно приходил в себя только после третьей чашки кофе.

Мэгги помогла ему выбрать галстук и посоветовала надеть голубую рубашку, а не белую. Оба пытались делать вид, что все хорошо, но на самом деле чувствовали себя преотвратно.

— Я не знаю, когда они меня вызовут. Надеюсь к обеду освободиться. Ты будешь здесь?

— Хотелось бы! Но мне тоже нужно бежать. В девять тридцать у меня занятия с Джанни, в час экзамен, потом еще придется провести несколько часов на работе… К тому же где-нибудь в перерыве нужно заскочить домой, а то дети, поди, уже и забыли, как выглядит их мать.

— Да, ты занятая женщина! — усмехнулся Конор. — Как ты еще умудряешься находить время для меня? — Он поцеловал ее в лоб.

Мэгги вдруг почувствовала сильную потребность в его объятиях, его тепле…

— Я не хочу тебя терять, — сказал он.

— Кто говорит, что ты должен меня потерять? — Однако оба чувствовали, что что-то изменилось между ними, и не были уверены, можно ли это исправить.

Он обнял ее и долго держал в объятиях, словно и впрямь боялся потерять.

Конор ушел. Мэгги закрыла за ним дверь.

— Ты не потеряешь меня, — пообещала она ему вслед.

Всю свою взрослую жизнь Мэгги провела в заботах о счастье детей. И лишь теперь, похоже, начала задумываться о собственном счастье.

Было странно находиться одной в его доме. Все вокруг было очень скромным, почти никаких украшений, кроме тех фотографий, но все вещи вокруг, казалось, хранили какой-то отпечаток сильной мужской чувственности их владельца: простые деревянные полки, мягкие кушетки, огромный камин… Даже кожаное кресло казалось каким-то теплым, хотя кожа обычно холодна. Окна были без занавесок, и за ними сразу же начинался густой сосновый лес.

Почему они не могут остаться здесь навсегда? Запереть двери, задернуть занавески (их нет, но ведь можно повесить!), отгородиться от всего мира и создать свой, ни на что не похожий мир. Ну хорошо, это, конечно же, невозможно, но почему она не может быть одновременно матерью, дочерью, сестрой — и любовницей? Почему все сплетается в какой-то узел, который невозможно ни развязать, ни разрубить?

Чарлзу было легко с его Салли. Кроме нее, у него никого не было. Детей своих он видел не чаще чем пару раз в год. Конечно, ему, должно быть, тоже хотелось, чтобы Чарли и Николь любили Салли, но если нет, он бы пережил это. Да и со своими родителями Чарлз жил по разные стороны океана.

Но Мэгги знала, что ничто не будет для нее преградой, если ее чувство серьезно.

Железнодорожная станция в Принстон-Джанкшен была переполнена пассажирами, отправляющимися в Манхэттен. Одни терпеливо ждали поезда, другие беспрестанно поглядывали на пустые пути. Все они казались Николь уставшими, хотя не было и восьми часов утра.

— Моя мать убьет меня, если узнает, что я собираюсь делать, — проворчала Мисси, должно быть, в сотый раз с тех пор, как, выйдя из школьного автобуса, они вместо школы пересели на другой автобус, отвезший их на железнодорожную станцию.

Николь посмотрела на подругу:

— Ты ничего не собираешься делать, Мисси. Это я собираюсь. Если уж кого убивать, так это меня.

— Я никогда раньше не ездила в Манхэттен одна. — Голос Мисси дрожал, она готова была расплакаться. — А вдруг что-нибудь случится?

— Что может случиться? Мы вернемся домой так быстро, что никто и не заметит, что мы где-то были!

— А вдруг в школе нас хватятся, позвонят домой, а там…

— Ты прекратишь волноваться? Ты ведешь себя словно моя мать.

Впрочем, Николь уже начала забывать, как ведет себя ее мать. Та целыми днями где-то пропадала, с ними сидела бабушка. Говорили, что мать готовится к экзаменам, но Николь не была уверена, что в голове у матери одна школа.

Казалось бы, у Николь были все причины, чтобы отказаться от своей мечты. Вчера вечером она была в гостях у тети Клер, и та сказала ей, что с карьерой модели для Николь ничего не выходит. Николь отлично понимала, что было причиной этого решения Клер. Об этом нетрудно было догадаться после того, как мать обнаружила у нее эти злосчастные фотографии и учинила Клер настоящий скандал.

Николь мысленно ругала себя последними словами. Это была ужасная глупость, едва ли не самая большая ошибка в ее жизни. Не могла запрятать фотографии подальше! Сейчас бы тетя Клер уже нашла для нее какой-нибудь выгодный контракт. Николь подписала бы его своей любимой ручкой — красной с черным колпачком — и не успела бы опомниться, как уже была бы сказочно богатой и жила в Лондоне по соседству с папой. Она была не в восторге от Салли, но ради такого можно было бы, в конце концов, терпеть и Салли.

Впрочем, все еще можно попытаться исправить. Ради этого она и пропустила сегодня школу и уговорила Мисси сопровождать ее в поездке в фотостудию, адрес которой она нашла в Интернете. Слава Богу, тетя Клер вернула-таки ей злополучные фотографии как бы в качестве компенсации за моральный ущерб, и сейчас они лежали в сумочке Николь. Николь понимала, что она не одна, что ей придется конкурировать с сотнями красивых и амбициозных девушек, но если она не понравится этому фотографу, она найдет другого, третьего, десятого — когда-нибудь ей должно повезти, если у нее действительно такие внешние данные, как расписывает Клер. У Николь было множество адресов, которые она нашла в Интернете. Если бы мать узнала, она бы наверняка убила ее. Мать часто заводила разговор про то, какие опасности могут подстерегать молодую, неопытную девушку, но Николь лишь поддакивала, а сама пропускала ее слова мимо ушей.

Поезд наконец подошел, и они с Мисси заняли два свободных места.

— Эти мужики напротив, — шепнула Мисси ей на ухо, — смотрят на нас. Старые придурки!

— Не обращай внимания, — посоветовала Николь. Она уже привыкла к похотливым взглядам мужчин и знала, как вести себя в подобных случаях.

— Этот толстый, — прошептала Мисси, — подмигнул мне! Что делать?

— Главное — не улыбайся в ответ.

«Господи, ну и тупа же порой бывает Мисси!» — подумала она.

— Ты боишься? — спросила Мисси через минуту.

— Немного.

— Я так очень. Хотя речь идет не обо мне.

— Послушай, — немного резко предложила Николь, — поезд пока не тронулся, ты еще можешь выйти.

— Нет! Я не смогу отпустить тебя туда одну. Я единственный человек, кто знает, что ты собираешься делать. — Она произнесла это с таким пафосом, что Николь невольно усмехнулась.

— Не такое уж важное событие, — дернула плечом Николь, хотя в глубине души так не считала. — Если я им не понравлюсь, я ничего не потеряю, кроме зря потраченного времени.

— Как ты можешь им не понравиться?! — восторженно воскликнула Мисси. — Ты выглядишь не хуже Шарон Стоун!

— Может быть, им не нужна вторая Шарон Стоун, — усмехнулась Николь. — Может, им нужен кто-нибудь типа Гвинет Пэлтроу.

— Из тебя можно сделать Гвинет Пэлтроу. Причесать, накрасить…

— Нет. Я на нее все равно не похожа.

— Не важно. — Мисси сжала руку Николь. — Ты выглядишь так, что можешь стать знаменитой.

«Может быть, когда-нибудь и стану, — подумала Николь. — Знаменитой и богатой, чтобы не отчитываться ни перед кем».

Двери поезда захлопнулись.

— Что-то ты поздновато, — заметил Гленн Матушек, адвокат Конора.

— Я даже на целых пять минут раньше. У тебя, должно быть, часы спешат.

Гленн кинул взгляд на часы:

— Должно быть. Как настроение?

— Какое уж там… — буркнул Конор. — Скорее бы, черт побери, весь этот спектакль кончился!

— Крепись, старик. Мы все вздохнем свободнее, когда этот тип наконец окажется за решеткой.

Конор кивнул на дверь зала суда:

— Она там?

— Дениз? Да. В первом ряду, с матерью и двумя сестрами. — oh взглянул на Конора: — Какие-то проблемы?

— Я просто давно ее не видел. И детей тоже.

Он слишком много потерял со смертью Бобби. Напарника, друга, дружбу его семьи… Хотя, конечно, его потеря не может сравниться с потерей Дениз.

— Помни, что ты в суде, — напутствовал Гленн. — Смотри на судью, отвечай только на поставленные вопросы, ничего не добавляй от себя, не делай вид, словно ты защищаешься. А главное — не показывай этому придурку, что ты его боишься.

— Ты так говоришь, словно советуешь мне не проиграть.

— Да, черт возьми, я советую тебе не проиграть! Судья — крепкий орешек. Отвечай односложно: «да», «нет». Любое лишнее слово может обернуться против тебя.

Хорошие советы. Весь фокус лишь в том, чтобы суметь ими воспользоваться. Конор не был уверен, что когда увидит этого идиота, убившего Бобби, в одном зале с его вдовой, сможет удержаться от того, чтобы не наброситься на него. «Просто „да“ и „нет"“, — сказал Гленн. Конор дал себе слово, что он с этим справится. Он свидетель, а не обвиняемый. Он должен помнить об этом.

— Пора, — кашлянул Гленн, поправляя свой галстук. Конор обреченно кивнул:

— Идем.

Зал суда показался Конору не таким большим, каким казался раньше. За годы службы ему приходилось не раз бывать здесь с показаниями по тому или иному делу, но тогда все это совершенно не затрагивало его душу. Высокие потолки, массивная мебель — все убранство зала словно подавляло тебя, внушая мысль, что государство — все, а ты — ничто. Но сейчас Конор не замечал ничего вокруг. Он видел только Уокера, сидевшего рядом со своим адвокатом. Сейчас в Уокере не было ничего общего с бритоголовым уличным панком, каким запомнил его Конор. Сейчас перед Конором сидел молодой человек с аккуратной стрижкой, в безукоризненном костюме и строгом галстуке. Само воплощение невинности, если не считать его глаз.

Конор знал этот взгляд слишком хорошо, чтобы ошибаться.

«Если меня и упекут за решетку, — словно говорил этот взгляд, — не думай, что на этом все кончится. Для тебя это никогда не кончится».

В этот момент Конор чувствовал, что сам может совершить убийство. Чтобы сделать, хотя бы и с опозданием, то, чего он не сделал тогда.

— Спокойно, — шепнул ему Гленн, когда они заняли свои места. — Не встречайся с ним взглядом. Не позволяй ему думать, что он может давить на тебя.

Конор попытался разжать кулаки, но это ему не удалось. Его тошнило, как всякий раз в самолете. Конор вел борьбу со злом каждый день уже двадцать лет — и все никак не мог привыкнуть. Молодой человек с детски-невинным лицом был убийцей. Не слухи, не домыслы. Конор был там, все видел, все слышал и ничего не сделал для того, чтобы остановить это. Ничто не переменит этого факта, ничто не сотрет его из памяти Конора. И Конор знал, что, какое бы наказание ни дали этому убийце с лицом младенца, половина вины за то, что случилось, лежит на нем, Коноре.

— Ты будешь на вечеринке? — спросила Джанни. Один из одноклассников Мэгги собирался устроить вечеринку по поводу сдачи экзамена.

— Непременно, — кивнула Мэгги, хотя особого настроения идти туда у нее не было. — Извини, мне надо бежать. Уже двенадцать, а экзамен в час.

Она села в машину. Радиоприемник был настроен на местную станцию, так что все, что ей оставалось, — это включить его.

« — … транспортная пробка на Девятой авеню…» «Транспорт меня не интересует! Давай о суде!» « — Заседание суда по делу Аллена Уокера, проходившее сегодня утром, было внезапно прервано из-за сердечного приступа у одного из присяжных. Присяжный госпитализирован и заменен другим лицом. Заседание возобновится во второй половине дня. Вы слушаете новости…»

Мэгги выключила приемник, пожалев о том, что не может так же просто выключить свои эмоции.

— Вот адрес. — Молодая рыжеволосая женщина протянула Николь листок бумаги. — Скажете, что Бенно из «Стар трэкс» рекомендовал вас для спецсъемки.

Николь посмотрела на адрес. Студия находилась где-то в форт-Ли.

— Что такое спецсъемка? — спросила она, думая о том, как добраться до Форт-Ли.

— Они знают, — сказала женщина.

— Мы не можем ехать в Форт-Ли! — запротестовала Мисси, когда подруги вышли на шумную и оживленную улицу. — У нас всего пять долларов и билеты на обратную дорогу. Может, позвонишь им и отменишь встречу?

— Ну уж нет! — Николь схватила Мисси за руку. — Не для того я сюда так долго добиралась.

— Едем домой, Николь!

— Поезжай, если хочешь! — Николь вдруг ужасно разозлилась на свою лучшую подругу. — Я еду в Форт-Ли.

— Я не могу бросить тебя одну.

— Почему же не можешь? Поезжай домой и будешь прикрывать меня, если кто-нибудь спросит, где я.

«Вряд ли, конечно, кто-нибудь спросит, но на всякий случай…»

Бедная Мисси! Она готова была заплакать. Впрочем, Николь могла понять свою подругу. Может быть, она сама была бы такой, если бы всегда жила в одном городе, в одном доме. Николь же всю жизнь провела в переездах, и она не боялась новизны. Она готова была и одна уехать в Форт-Ли.

Джек Олифант был владельцем обувного магазина, расположенного как раз напротив того магазина игрушек, в который направлялся Бобби в тот злополучный день.

Судья Соня Бернстайн вела заседание. Она сидела неподвижно, пока Олифант называл свое имя, возраст и род занятий.

— Мистер Олифант, — задала она вопрос свидетелю, — вы подтверждаете, что это вы вызвали полицию после того, как детектив Ди Карло был застрелен?

— Да, это я звонил, — кивнул Олифант. — Я хочу сказать: подтверждаю.

Олифант явно нервничал. Конор заметил это по тому, как подрагивает его левая бровь, а ступня отбивает дробь по паркету, словно ему не терпится выйти отсюда. Взгляд Оли-фанта скользнул по Конору и перешел на Уокера, который сидел совершенно невозмутимо, словно был чист, как ангел. Лицо Олифанта густо покраснело, и он снова перевел взгляд на судью. То, что он нервничал в такой ситуации, не было странным. Но по его лицу Конор видел, что это были не просто нервы. Это был страх.

— Мистер Олифант, расскажите, пожалуйста, что произошло в тот день.

— Я подсчитывал выручку — вручную, так иной раз быстрее, чем возиться с компьютером, — как вдруг услышал какой-то шум — а место у нас, вы знаете, тихое, ничего обычно не происходит. Я подошел к двери и выглянул на улицу.

— И что же вы увидели, мистер Олифант?

— Его. — Он показал на Конора.

— Кого-нибудь еще видели?

— Он… детектив Райли держал на руках детектива Ди Карло.

— В каком состоянии был детектив Ди Карло? — Олифант выглядел так, словно ему хотелось бежать отсюда. Его глаза бегали, словно ртуть.

— Я не врач, но он был весь в крови. Все вокруг было в крови. Я удивился, откуда ее столько — он не был крупным человеком…

Его слова были прерваны громким криком, вырвавшимся у Дениз. Этот крик словно полоснул Конора по сердцу ножом. Он должен подойти к ней, заглянуть в глаза, сказать, что во всем виноват только он… Конор уже готов был подняться, но рука Гленна легла на его колено, остановив его.

— Нет, — произнес Гленн так тихо, что его слышал только Конор, — не делай этого!

Судья, выждав несколько секунд, тактично призвала Дениз к порядку. Дениз беззвучно рыдала на плече матери. В последний раз Конор видел мать Дениз на похоронах Бобби. Тогда она отвернулась от него, словно никогда не знала.

— Мистер Олифант, — продолжала судья, — вы сказали, что слышали шум.

— Да.

— А выстрел вы слышали?

Взгляд Олифанта скользнул по Конору, по Уокеру и снова перешел на судью.

— Не знаю, — проговорил он.

— Не знаете или не помните?

— Не помню.

— Кто еще там был?

— Не помню. Все, что я помню, — это кровь. — Он покосился на Дениз, но затем взял себя в руки. — Я хочу сказать, что сразу же побежал звонить в полицию.

— Вас кто-нибудь просил, чтобы вы позвонили в полицию?

— Не знаю. — Олифант подумал с минуту. — Возможно, он, — указал он на Конора, — звал на помощь.

Конор поежился. Он сам ничего не помнил. Гленн сочувственно посмотрел на него.

— Но вы не уверены, что он звал на помощь? — спросила судья.

— Нет, — пробормотал Олифант. — Не уверен. Допрос продолжался еще минут пятнадцать.

— Спасибо, мистер Олифант, — поблагодарила судья. — Можете быть свободны. Объявляется десятиминутный перерыв, затем допрос следующего свидетеля.

Судья покинула зал. Конор и Гленн поднялись. Конор настиг Дениз в нескольких шагах от выхода. Он поколебался, прежде чем отворить ей дверь. Она посмотрела на него и прошла мимо. Конор окликнул ее, но Дениз, казалось, не слышала, так как даже не замедлила шаг.

Глава 19

Николь взяла с Мисси торжественную клятву, что та никому не скажет, что Николь собирается делать.

— Обещай, — сказала она. — В конце концов, ты мне должна, Мисси. — Николь однажды прикрывала подругу, когда та вместо школы пошла в кино на «Звездные войны».

— Обещаю. — В больших карих глазах Мисси стояли слезы. — Будь осторожна, Николь!

Николь поморщилась:

— Разумеется, я буду осторожна. Я, кажется, не вчера родилась!

Мисси, казалось, забыла, что Николь в свои пятнадцать уже успела повидать весь мир.

— Вот. — Мисси протянула Николь всю свою наличность. — Возьми. Я могу пойти домой со станции пешком.

— Не говори никому, — еще раз повторила Николь. — Я вернусь домой как только смогу.

Мисси кивнула и побежала к поезду.

Николь купила билет на автобус до Форт-Ли. Форт-Ли был как раз по ту сторону Гудзона от Манхэттена. Николь немного знала эти места — в Форт-Ли одно время жила одна из ее кузин по отцу. Красивое место, по крайней мере не такая дыра, как та, где Николь жила сейчас. К тому же спокойное. В Манхэттене было гораздо опаснее, хотя Николь скорее бы умерла, чем призналась в этом Мисси.

В автобусе было всего три свободных места. Николь выбрала место сзади, рядом с симпатичной пожилой леди в старомодном голубом плаще. Волосы женщины были выкрашены в ярко-рыжий цвет, на коленях стояло несколько сумок, туго набитых товарами из супермаркета. Она улыбнулась Николь, и та улыбнулась в ответ. Николь боялась, что женщина окажется такой же болтушкой, как и некоторые подружки ее бабушки Риты. Но та, как только автобус отошел от остановки, закрыла глаза и всю дорогу не проронила ни слова.

Поездка была не длинной, но утомительной, и Николь погрузилась в свои мысли. Если бы только ее мамаша не вмешалась в планы Клер! Тетя Клер наверняка бы и словечко за нее замолвила, и позаботилась о том, чтобы не было никаких проколов. А теперь вот приходится действовать на свой страх и риск. Сейчас ее мать и тетя Клер не разговаривали, бабушка Рита была из-за этого в расстройстве, тетя Элли не знала, чью сторону принять. Они ведут себя так, словно имеют право решать за нее, даже не спросив ее мнения! Папа тоже имел право на свое мнение, и Николь была уверена, что он был бы на ее стороне. Разве папа не говорил ей, что она выглядит не хуже всех этих журнальных красоток?

Николь пыталась позвонить отцу накануне вечером, но к телефону подошла Салли. Николь уже хотела было положить трубку, но тут Салли спросила:

— Николь, это ты, детка?

Николь и забыла, что у папы телефон с определителем. Пришлось ответить.

— Я, — сказала она. — Папа дома?

— Он в Кувейте, дорогая. Я не знаю, когда он вернется. — Салли помолчала. — Что-нибудь важное?

Николь задумалась. Ей хотелось поговорить с отцом, но, в конце концов, это не был вопрос жизни и смерти.

— Нет, — сказала она, — ничего срочного. Просто передайте ему, что я звонила, хорошо?

— Хорошо.

Салли, казалось, хотела поговорить с ней, но Николь повесила трубку. Ей вовсе не хотелось разговаривать с Салли. Для нее Салли была никто.

Было около половины второго, когда Николь вышла из автобуса в Форт-Ли. Встреча была назначена на два, так что время у нее, может быть, и было, но Николь боялась, что студия окажется где-нибудь на другом конце города, ей придется пересаживаться еще на один автобус, и тогда у нее совсем не останется денег. Но ей повезло. Проходивший мимо почтальон указал ей на здание всего в паре остановок от того места, где она находилась, и она вполне могла дойти туда пешком.

Студия «Гло-Джон» была на втором этаже трехэтажного кирпичного здания. В здании стоял какой-то непонятный запах, пыльная деревянная лестница подозрительно скрипела под ногами Николь, но ей это не показалось странным. Фотографы — народ творческий, и в их обиталищах даже должен царить некоторый беспорядок. Дверь студии, однако, была новой, деревянной, с тонированным стеклом, а наверху мозаикой из разноцветного стекла было написано название студии. Николь замерла от восхищения. Видела бы сейчас ее тетя Клер! Но ничего не поделаешь, если все так сложилось. Когда-нибудь они еще пожалеют о том, что пытались помешать ей стать моделью.

Заседание суда возобновилось в два часа.

— Вызывается свидетель Конор Райли.

Конор почувствовал, как все его эмоции вдруг улетучились. Чувство вины. Чувство сожаления. Сочувствие к Дениз. Осталась одна ненависть — глубокая, словно выедающая нутро.

Он прошел рядом с Уокером так близко, что достаточно было протянуть руку, чтобы задушить его. Конор почти физически ощущал злобу, исходившую от этого ублюдка. Никакой костюм, никакой галстук, никакое невинное выражение лица не могли скрыть, кем был этот тип на самом деле, Конор знал это, видел это во взгляде пустых глаз этого мерзкого существа.

На мгновение Конору действительно захотелось задушить его. Суд был фарсом. Все было ясно и так. Конор был уверен, что защита подкуплена.

Конор прошел на место свидетеля.

— Положите вашу правую руку на Библию. Повторяйте за мной…

Боковым зрением Конор заметил справа от себя маленький микрофон. Его записывали на магнитофон, снимали на видеокамеру, к тому же журналист еще что-то царапал в своем блокноте. Все это не имело для Конора никакого значения. Все, что он видел сейчас, — это глаза Дениз, неотступно следившие за ним из зала.

Конор назвал свое имя и еще раз произнес его по буквам специально для репортера. Он назвал род занятий, звание, сказал, сколько лет он в полиции. Он говорил быстро, отчетливо. Ему было не привыкать выступать в суде в качестве свидетеля, но тогда это были чужие проблемы, чужие заботы.

Соня стала хорошим судьей. Глядя на нее сейчас, кто бы мог подумать, что когда-то, в начале восьмидесятых, когда и она, и Конор оба были молоды, недавно разведены и одиноки, они пережили короткий, но бурный роман, которому не суждено было иметь продолжения? Сейчас Соня, должно быть, испытывала разочарование в своем бывшем любовнике, но на ее строгом лице трудно было что-либо прочесть.

— Расскажите, детектив Райли, почему вы оказались на стоянке перед магазином в момент происшествия.

Конор заставил себя смотреть только на Соню, чтобы сверливший его взгляд Дениз отступил на задний план.

— Бобби… детектив Ди Карло хотел заехать кое-что купить.

— Вы не можете припомнить, что именно он хотел купить?

— Куклу Барби для одной из дочерей.

Дениз в голос зарыдала. Судья постучала деревянным молотком, призывая ее к порядку. Сердце Конора разрывалось, но он продолжал смотреть на судью.

— Вы пошли с ним в магазин? — Нет.

— Вы остались в машине? — Да.

— Вы слушали радио?

— Не помню.

— Вы не помните, слушали ли вы радио?

— Не помню. Кажется, нет.

— Вы видели, как детектив Ди Карло входил в магазин?

— Нет.

— Расскажите, что вы видели.

— Я видел, как детектив Ди Карло вышел из машины и пошел в магазин. Больше я ничего не видел. Я закрыл глаза.

— Вы закрыли глаза?

— Да. У нас был напряженный день, и я устал. Вокруг все казалось спокойным.

«Заткнись! Какого черта ты это говоришь?»

— И я сидел с закрытыми глазами. Отдыхал. Ни о чем не думал.

«Фактически почти спал. Думал, дурак, что всегда будет хорошо».

— И долго вы так сидели?

— Не знаю. Минуту. Может, меньше.

«Что с тобой такое, черт возьми? Ты выглядишь дураком!»

Конор чувствовал на себе взгляд Уокера. Этот тип смеялся над ним.

— Что произошло потом, детектив Райли?

— Я услышал какой-то шум. Я открыл глаза и увидел, что детектив Ди Карло бежит через стоянку.

— И что вы сделали?

«В том-то и дело, что ничего! В самый ответственный момент…»

— Я выбежал из машины и побежал к нему, — сказал он.

— А почему он бежал через стоянку?

— Женщина звала на помощь. У нее пытались угнать машину.

— Вы видели эту женщину?

— Да. Она сидела на земле рядом с машиной и звала на помощь.

— Эта женщина сейчас здесь?

— Да. — Он указал на темноволосую женщину лет сорока пяти. — Миссис Миллз.

— А угонщик сейчас здесь?

— Да. — Конор почувствовал, как кровь приливает у него к вискам, как руки против воли сжимаются в кулаки. Он опустил глаза.

— Вы можете указать на него, детектив Райли?

Он повернулся к ублюдку в новом костюме и галстуке. Он указал на него пальцем. Если бы в руке Конора в этот момент был заряженный пистолет, он не задумываясь выпустил бы всю обойму в тупую физиономию этого мерзавца.

— Прошу внести в протокол, — произнесла судья, — что свидетель Райли опознал обвиняемого Аллена Уокера.

Ни один мускул не дрогнул на лице Уокера. Он был, без сомнения, хорошо натренирован. Впрочем, любой на его месте сыграл бы Гамлета, если бы только это могло ему помочь.

— Расскажите, что случилось потом, — попросила судья. Он рассказал. Простыми, короткими предложениями, пока не дошел до конца истории. В зале было тихо, слышались только всхлипывания Дениз. Ее слезы словно разъедали сердце Конора серной кислотой.

— Вы видели, как обвиняемый нажимал на курок? — спросила судья.

— Не уверен, — ответил он. , «Я не придуриваюсь. Соня. Я действительно ничего не помню. Я там был — и меня там не было».

— Вы не помните?

— Я не знаю.

«Ничего не помню. Полный провал в памяти. Словно в одно мгновение этот ублюдок приставил пистолет к виску Бобби, а уже в следующее они послали за врачом, чтобы констатировать смерть».

— Вы смотрели на обвиняемого?

— Кажется, да.

— И вы не видели, как обвиняемый нажимал на курок?

— Я не уверен.

— Вы хоть что-нибудь уверенно помните, детектив Райли?

— Нет, — обреченно произнес он.

Конор действительно ничего не помнил. Сколько раз ни пытался он воссоздать целостную картину, в памяти всплывали лишь отдельные отрывки, не связанные друг с другом. Он рассказал им все, что помнил. Взгляд Бобби. Струйка крови, текущая из угла его рта. Он рассказал, как Бобби тихо прошептал: «Дениз…» — и сжал его руку.

Конору казалось, что Бобби всего лишь задержал дыхание, и он ждал, когда его напарник задышит снова. Ждал, когда появилась полицейская машина, ждал, когда врач — молодой человек с рыжими волосами и прыщавым лицом — написал на листе бумаги: «Время смерти — 16.38» — и дал Конору подписать этот лист.

Затем все было кончено. На Уокера надели наручники и увели. Бобби положили на носилки, накрыли грубой белой тканью и унесли.

Конор закончил. Соня еще долго смотрела на него. — Благодарю вас, детектив Райли, — проговорила она наконец. — Можете быть свободны.

Мэгги сама не понимала, каким чудом ей удалось сдать экзамен. Самой ей собственные ответы казались детским лепетом. Сознание ее было где-то далеко. Все, о чем она могла думать, — это скорее освободиться и услышать хоть какие-нибудь новости о суде.

Когда она наконец освободилась, было уже начало четвертого. Сев в машину, Мэгги поспешила включить приемник. Но ей удалось застать лишь самый конец новостей — прогноз погоды. К вечеру обещали сильные дожди и предостерегали о возможном затоплении пляжей — обычном явлении в их районе.

Отец Роурк поприветствовал ее, как только она появилась на пороге.

— Звонила твоя мать, Мэгги, — сообщил он, когда она повесила свой пиджак на спинку стула и сунула сумочку под стол.

Мэгги испуганно посмотрела на него.

— Ничего срочного, — поспешил заверить ее священник. — Позвонишь ей, когда сможешь.

Но не успел он договорить, как рука Мэгги уже набирала номер.

— Ты звонила? — тревожно спросила она, как только мать подошла к телефону.

— Тайгер сбежал! Не бойся, он уже нашелся. Джоанн — ну, знаешь, та самая, что живет в конце улицы, — обнаружила его на своем крыльце.

Мэгги усмехнулась.

— Все остальное в порядке? — спросила она.

— Чарли пришел из школы, сейчас наверху, переодевается. Николь еще нет.

Мэгги кинула взгляд на часы.

— Ничего страшного. Она, должно быть, у Мисси.

— Я видела твоего друга по телевидению, — сказала Рита. Мэгги покоробил тон, которым было произнесено слово «друг», но она постаралась не обращать на это внимания.

— Он уже дал показания? — спросила она.

— Они сообщили… Подожди, у меня записано… Куда я дела очки? А, вот они! — Мэгги услышала в трубке шуршание бумаги. — Они сообщили — цитирую дословно: «Детектив Конор Райли не смог с уверенностью сказать, нажимал ли обвиняемый на курок».

Мэгги ничего не ответила. Конор говорил ей о провале в памяти, но она думала, что это просто способ отогнать неприятное воспоминание.

— Алло! Мэгги! — забеспокоилась Рита. — Ты где, в машине?

— Нет, я на работе. Извини, меня что-то отвлекло. Что они еще сказали?

— По сути, больше ничего. Они показали твоего друга, когда он выходил из зала суда. Вид у него был неважный.

— Еще бы, с чего ему быть веселым? Ему, должно быть, тяжело все это вспоминать. Бобби был его лучшим другом…

— Я не понимаю, — рассуждала Рита, — почему он тогда не бросился на этого Уокера. Он такой большой, а Уокер маленький.

— У этого типа был пистолет! — попыталась протестовать Мэгги. — Ты бы пошла против человека с заряженным пистолетом?

— Ради того, кто мне дорог, пошла бы. Ради вас, девочки, я жизнь отдам. Меня не только пистолет — пулемет не остановит.

— Как ты можешь быть уверена, мама? Никто не знает, как повел бы себя в подобной ситуации.

— В подобных ситуациях как раз и проявляется истинная сущность человека.

— Слушай, мама, — взорвалась Мэгги, — если хочешь что-то сказать о Коноре, то говори прямо, а не ходи вокруг да около!

— Что я могу о нем сказать? Я его почти не знаю…

— Ты хочешь сказать, что он тогда струсил? Что позволил другу погибнуть? Ты это хочешь сказать?

— Я этого не говорила.

— Но имела в виду. Ты всегда ходишь вокруг да около.

— Чем вызван этот тон, Мэгги? — Голос Риты звучал обиженно.

— Мне надоело, что все вокруг читают мне мораль.

— Кто читает тебе мораль, дорогая?

— Вы все. Вы все попрекаете меня Конором по всякому поводу и без повода. Я устала.

— Мне жаль, что ты так думаешь, — вздохнула Рита.

— Ты сама знаешь, что это правда. Я и так сейчас переживаю сложное время — нет, надо мне еще попортить нервы!

Мэгги со слезами бросила трубку.

Она почувствовала на себе чей-то взгляд и подняла глаза. В дверях стоял отец Кевин, молодой помощник отца Роурка.

— Простите. Я не хотел подслушивать, — смутился он. Мэгги смахнула слезы.

— Извините. — Она попыталась улыбнуться, но у нее ничего не вышло. — Моя мать… В общем, это долгая история.

— История, старая, как мир, — заключил отец Кевин. — Вы говорили о человеке, с которым встречаетесь.

Мэгги улыбнулась:

— Или я не умею хранить тайны, или вы лучший шпион в мире.

— Немного и того, и другого. Насколько я понимаю, вашей матери он не нравится.

— Всей моей семье он не нравится. А я не нравлюсь всей его семье.

Отец Кевин присел на краешек стола.

— А вы что думаете по этому поводу?

— Что, черт возьми, я могу думать? — выпалила она и осеклась. — Простите, отец Кевин. У меня сегодня трудный день…

— Все в порядке, Мэгги. Но я по-прежнему хотел бы получить ответ на свой вопрос.

Мэгги подумала о том, как хорошо, как спокойно она чувствует себя в объятиях Конора, и почувствовала, как краска приливает к ее лицу.

— Я знаю лишь одно, — призналась она, — когда я с ним, я очень счастлива. — Она покачала головой: — Но с первым моим мужем все было так просто! Я точно знала, чего хочу, и не оглядывалась.

— Вы тогда были моложе. У вас не было двоих детей, о которых надо было бы думать.

— С Николь очень сложно. Я приписываю это тому, что ей пятнадцать лет, но Клер считает, что она скучает по отцу.

— Так почему бы ей не жить с отцом?

«Слушай, — подумала Мэгги, — занимайся-ка психологией где-нибудь в другом месте!»

— Видите ли, — сказала она, — дело в том, что Чарлз военный. Сами знаете, что это за жизнь — сегодня здесь, а завтра там. — Она бросила взгляд на молодого священника: — Я говорила вам, что у него новая жена?

Тот помолчал с минуту.

— Вы знаете, Мэгги, как относится католическая церковь к разводам. Но жизнь есть жизнь. Никто не должен чувствовать себя несчастным и одиноким.

— Ему легко, — поморщилась Мэгги. — Ему не нужно ни перед кем отчитываться.

— А вам приходится?

— Иногда да.

«Не иногда, а постоянно. Если не перед детьми, то перед матерью или сестрами, а теперь вот перед священником, который так молод, что лишь недавно начал бриться…»

— Как я понял, вашим детям ваш друг тоже не нравится?

— Нет, Чарли от него без ума. Недавно вот они ходили на рыбалку, так Чарли был в полном восторге. А вот Николь…

— Вы сказали, Николь пятнадцать лет. В этом возрасте с ними всегда сложно.

— Вы еще не знаете всего, святой отец, — грустно улыбнулась она.

Споры по поводу синих волос или опозданий в школу были ничто по сравнению с той историей с фотографиями.

— Я не знаю, что делать, — нахмурилась Мэгги, — но я вижу, что она несчастна.

— Может быть, лучший способ сделать детей счастливыми — это быть счастливой самой? Когда рядом счастливая мать, заботливый отец…

— Простите, отец Кевин, но вам легко говорить. Вы никогда не были женаты, у вас нет детей. Вы не знаете, каково это — привести любимого человека в дом, чтобы твои близкие раскритиковали его в пух и прах.

— Но их отношение не изменило ваше мнение о нем?

— Разумеется, нет.

— Тогда почему их мнение так важно для вас?

— Подумайте, какое ожидает нас будущее, когда и мои, и его родные против!

— Каждый сам кузнец своего счастья, Мэгги. Вам уже не восемнадцать. Вашим родным придется смириться с вашим выбором.

Она бросила на него взгляд:

— Может быть, не мне судить о таких вещах, но, будь моя воля, я бы разрешила священникам жениться. Будь у вас личный опыт, вы бы так не говорили.

— Мои родители развелись, когда мне было одиннадцать. — Он посмотрел ей в глаза. — А когда мне было тринадцать, мать снова вышла замуж.

— И вы с вашим отчимом ходили вместе на рыбалку, на футбол. Нет, я не иронизирую, я рада, что у вас так сложилось, но ведь…

Отец Кевин сложил руки на груди и пристально посмотрел на Мэгги.

— Я трижды убегал из дому. Я проколол шины его машины. В конце концов он отдал меня в военное училище — как говорится, с глаз долой.

Мэгги улыбнулась, пытаясь представить, как этот благообразный молодой человек в детстве прокалывал шины отчиму.

— Но потом я понял, какой Том хороший человек. Когда я вдруг неожиданно для всех заявил, что устал от погон на плечах и хочу поступить в семинарию, он был единственным, кто поддержал мое решение.

— Отличная история, — улыбнулась Мэгги. — Но я не вижу, какое отношение все это имеет ко мне.

— Когда моя мать выходила замуж за Тома, вся ее родня была против. Но она любила его и знала, что он будет хорошим отцом. И я не устаю благодарить Бога, что она это сделала.

— Что ж, слава Богу, если все так вышло. Но как можно быть уверенным заранее? — Мэгги задала этот вопрос скорее себе, чем отцу Кевину.

— Она доверяла своим чувствам. Иногда это лучше всего.

— Видите? Именно об этом я и говорю. Она знала, чего хотела.

— А у вас есть сомнения?

— Есть.

Это слово вырвалось у Мэгги прежде, чем она сама это осознала. До сих пор она боялась признаться в этом самой себе. Но теперь уже, произнеся вслух, она не могла этого отрицать.

Каждый раз, когда Конор заводил разговор о том, что их отношениям пора бы вступить в какую-то новую фазу, Мэгги уходила от ответа. Она пыталась уверить себя, что ей нравится все и так, как есть, но в глубине души понимала, что не уверена, что Конор действительно тот мужчина, которого она хотела бы видеть рядом с собой.

Мэгги ждала, словно чуда, какого-нибудь случая, который неопровержимо доказал бы, что она не ошиблась в своем выборе. Но вероятность того, что такой случай произойдет, была равна где-то одной миллионной.

Глава 20

Николь скептически посмотрела на шелковые, почти невесомые бюстгальтер и трусики, висевшие на спинке стула:

— Вы хотите, чтобы я позировала в этом?

— Ты краснеешь, крошка! — рассмеялся Гай, фотограф. — Очаровательно! Оказывается, есть еще девушки, способные краснеть.

— Мне не говорили, что я должна позировать в нижнем белье!

Гай дотронулся пальцем до ее подбородка. Николь поежилась. Он, казалось, был старше, чем ее отец.

— Спокойно, крошка! Ты что, никогда не видела журналов мод? Модели с мировым именем рекламируют белье, да еще почитают за честь.

Николь снова покосилась на трусики и бюстгальтер. Изысканные, красивые, но все равно нижнее белье.

— Мама меня убьет, — прошептала она.

— На твоем месте, детка, о маме я сейчас думал бы меньше всего! — Он посмотрел ей в глаза. — Тебе ведь уже восемнадцать?

— Да, — кивнула она. Скажи она, что ей всего пятнадцать, с ней бы и разговаривать не стали.

— Не думай о маме, крошка. Думай о том, что публика хочет видеть твое соблазнительное тело. Я сейчас уйду, будь готова, когда я вернусь.

Николь не хотелось подводить Гая — он был в общем-то неплохой мужик. Он уже целых два часа возился с ней, подходя к ней со всех сторон, выбирая лучший ракурс, и все это время не уставал осыпать ее комплиментами, словно принцессу.

Оставшись одна, Николь огляделась вокруг. Повсюду, где только можно, висели фотографии красоток. Некоторых из них Николь узнала. Оказывается, Гай работал с лучшими моделями мира, так что дело свое, должно быть, знал. Это внушило Николь некоторое доверие.

От фотографий, которые сделал друг Клер, Гай был не в восторге.

— Любительские, — бросил он, небрежно пролистав их. — Но все равно видно, что сама девочка стоит того, чтобы с ней поработать.

Николь сняла футболку и повесила ее на крючок. Через секунду она повесила туда же джинсы и стянула свои простые белые трусики. В комнате было зеркало во всю стену, и Николь, потянувшись за кружевным бельем, кинула взгляд На свое отражение. Все ее тело было белым, словно бумага, если не считать красной полосы, оставшейся от ремня джинсов. Николь попробовала растереть полосу руками, но от этого та проступила еще сильнее.

«Ладно, — подумала она, — в конце концов, на что же фотограф? Он должен знать, как с этим справиться, — либо припудрить чем-нибудь, либо потом, на фотографии, заретушировать».

Собственное тело казалось Николь худым и костистым, если не считать большого бюста. Она была единственной в семье с большой грудью и иногда стеснялась этого, словно изображала из себя кого-то, кем она на самом деле не была, Николь надела бюстгальтер, завязывавшийся спереди на тесемку. Она никогда раньше не видела таких бюстгальтеров. Трусы были из двух половинок, которые завязывались по бокам на такие же тесемки.

Белье прикрывало даже больше, чем она думала, но Николь чувствовала себя голой. Ей хотелось, чтобы тетя Клер была рядом и уверила ее, что все в порядке. Даже рядом с Мисси она бы чувствовала себя увереннее. Не то чтобы Николь боялась этого Гая, но, как говорится, береженого Бог бережет.

Но было уже поздно. Мисси теперь, должно быть, рассказывает по телефону Стейси о своем приключении. Впрочем, пусть говорит, лишь бы не проболталась ее матушке.

— Эй, крошка! — раздался из-за двери голос Гая. — Ты готова? Давай быстрее, время — деньги!

«Время — деньги» — это была одна из любимых поговорок бабушки Риты. Может быть, этот Гай еще старше, чем показалось Николь? От этой мысли она почувствовала себя спокойнее.

— Секундочку! — откликнулась Николь. — Я почти готова.

Николь еще раз посмотрела на себя в зеркало. Она выглядела лет на двадцать, если не старше. И она не была уверена, что это хорошо.


— Молодец, — одобрил Гленн. — Ты отвечал так, что лучше и нельзя. Придраться им будет при всем желании не к чему.

— Дерьмо, — выругался Конор. — Я мог бы выглядеть и получше. Мог бы, в конце концов, и приврать что-нибудь, кто бы меня уличил? А так получается, что я ни черта не помню.

«Знаю, к чему ты клонишь, — подумал Гленн. — Ты хочешь сказать, что немного фантазии — и этому Уокеру уже не отвертеться. А так еще остаются сомнения».

— Расслабься, старик, — одобрил он Конора. — Ты все сделал как надо.

— А тогда, когда погиб Бобби, я тоже все сделал как надо?

— Забудь об этом, приятель. — Гленн обнял Конора за плечи. — Может, зайдем куда-нибудь, перекусим? Или лучше выпьем…

— Извини, Гленн, — пробормотал Конор, — в другой раз. Я сейчас совершенно не в форме.

— Понимаю, — не стал настаивать Гленн.

Конор ехал домой словно на автопилоте, машинально ведя машину и стараясь никого не сбить. Он не хотел думать ни о Бобби, ни о Дениз, ни о том, как он собирается жить дальше. Одно было ясно — полицейским он уже не будет. Они, может быть, и приняли бы его обратно, но Конор сам , , чувствовал, что он уже не из их круга.

Записка лежала на столе перед телефоном. Темно-зеленые чернила на белой бумаге. Четкий почерк, словно у аккуратной школьницы.

«Позвони мне. Мэгги».

Всего три слова. Но они говорили Конору, что еще есть надежда.

Конор не раздумывая нажал кнопку телефона. Он закодировал телефон Мэгги под первым номером сразу же после первой их встречи. И с тех пор ни разу не усомнился в правильности этого.

— Мэгги, это ты? — раздался в трубке женский голос. «Ее мать», — понял он. Конор вспомнил ту игру в баскетбол. Тогда Рита, казалось, готова была его убить.

— Добрый день, миссис Халлоран. Это Конор Райли. Мэгги, как я понял, нет дома?

Голос Риты прозвучал разочарованно:

— Я думала, она у вас. Хотела позвонить, но не знаю вашего номера…

— Что-то случилось? — поинтересовался он.

Рита колебалась. Чувствовалось, что антипатия к Конору борется в ней с беспокойством за дочь.

— Я не могу ее отыскать, — наконец сказала она.

— А вы не звонили к ней на работу?

— Разумеется, в первую очередь. Но там сказали, что она уже ушла. Сотовый тоже не отвечает.

— Позвоните Джанни, — посоветовал Конор. — Может, она что-нибудь знает.

— Кто такая Джанни?

— Ее школьная подруга.

— Да? — удивилась Рита. — А я и не знала, что у нее есть такая подруга.

«Вот видишь, — подумал он, — я знаю о ней даже больше, чем ты! Так что один — ноль в мою пользу».

— Я могу чем-нибудь помочь? — предложил он, надеясь, что это тоже прибавит ему очко.

Рита снова задумалась.

— Если она вам позвонит, — отозвалась она через минуту, — скажите ей, чтобы позвонила домой.

— Хорошо.

— Спасибо, мистер Райли. До свидания.

— До свидания.

В трубке раздались гудки. Конор еще с минуту рассеянно смотрел на телефон, прежде чем повесить трубку.

Мать Мэгги, как ему показалось, не была похожа на паникершу. Если она волнуется — значит, действительно что-то случилось. Что же? И чем он может помочь?

Конор видел лишь два способа помочь — оставаться дома и ждать звонка либо ехать к Мэгги домой и постараться все выяснить самому.

Мэгги ушла с работы после пяти — в самый час пик — и, разумеется, попала в пробку.

Ужин был назначен в ресторане «Кадиллак» — том самом, в котором она встречалась с Конором. Мэгги чувствовала, что скорее всего сильно опоздает, и решила позвонить Джанни, чтобы та не беспокоилась.

Номер не набирался. Батарейки сотового телефона сели. Она хотела было заскочить куда-нибудь купить батарейки, но решила, что тогда она опоздает еще больше. Не мешало бы позвонить еще и домой, но Мэгги решила, что позвонит из ресторана.

Мэгги испытывала сильное желание развернуть машину и ехать домой. У нее сейчас было совершенно не то настроение, чтобы развлекаться в ресторане с шумной компанией. К тому же ее не оставляло странное предчувствие, что дома что-то не в порядке — с матерью ли, с Николь, но что-то не так…

Мэгги постаралась преодолеть свои страхи.

— Расслабься, девочка. — Гай приблизился к Николь со своей камерой. — Ты должна выглядеть так, словно прекрасно себя чувствуешь.

Николь чувствовала себя отвратительно. Так отвратительно, как ни разу в жизни. Но она широко улыбалась, запрокинув голову, как велел ей Гай.

Она позировала уже в третьей паре белья и с каждым разом чувствовала себя все хуже.

— Раздвинь колени. — Он дотронулся до ее колена. — Так, так, умница. Ты должна выглядеть так, словно ты доступна, но не для всех.

На глаза Николь навернулись слезы. Все было совершенно не так, как она воображала. Она представляла себе большой зал, толпу гримеров, осветителей и просто зевак — а тут была маленькая комнатка и один лишь Гай, и Николь начинала ненавидеть его и его камеру. К тому же съемка, казалось, длилась уже целую вечность, а конца не было видно.

— Долго еще? — спросила она.

— Он подождет тебя, крошка, — улыбнулся Гай, — кто бы он ни был. — Его рука снова коснулась ее колена. — Раздвинь побольше. Ты должна выглядеть соблазнительной. Пусть взгляд зрителя скользит по твоим восхитительным ногам, прямо к вратам рая.

Господи! Неужели мужчины и впрямь так разговаривают? Такие выражения употребляли разве что герои порнофильмов, которые Николь смотрела тайком от матери. Николь стало еще больше не по себе.

— А теперь ляг на живот и поиграй с камерой, — велел Гай.

Николь не двигалась, словно была в ступоре. Наконец Гай потерял терпение.

— Ладно, не надо, — решил он. — Иди, переоденься еще раз для последней съемки — и конец твоим мучениям.

Николь чувствовала себя смущенной, проходя перед Гаем в нижнем белье. В студии было так холодно, что ее соски проступали из-под тонкого шелка. Никогда в жизни она больше не будет сниматься в белье!

Новый комплект ждал ее на стуле в раздевалке. От одного взгляда на почти прозрачную розовую ткань Николь стало не по себе. Позировать в этом — все равно что голой…

«Почему бы тебе просто не развернуться и не уйти? Никто тебя здесь не держит!»

Но она не могла уйти, не закончив серии снимков для своего досье. А эти снимки, как объяснил ей Гай, обязательно должны быть в «купальнике» («купальник» на поверку оказался просто нижним бельем). «Что ж, — сказала она себе, — хочешь работать — терпи. Другого такого шанса, может быть, не представится за всю жизнь». «Мама и папа убьют меня, если узнают!» Впрочем, мама и так будет ругать ее за пропущенную школу, так что не так уж страшно, если поругает и еще за что-то вдобавок. А что до отца, то он теперь за тридевять земель отсюда с новой женой, и ему скорее всего нет никакого дела до того, что делает Николь.

Николь сняла прежнее белье и надела новое, как вдруг до ее слуха донеслись какие-то голоса. Она подошла к двери и приложила к ней ухо. В студии был еще какой-то мужчина, и он разговаривал с Гаем.

— Она еще новенькая и немного стесняется, — говорил Гай. — Потрясающее тело! Сиськи что надо! Тебе нужны фотографии, мне нужны деньги. Все довольны, старик.

Все, кроме Николь. Она чувствовала, что ее начинает трясти, ноги становятся ватными. Ей захотелось оказаться где угодно, лишь бы подальше отсюда.

«Ты не ребенок. Чего ты испугалась? Подумаешь, попозировать в белье перед этими придурками!»

— Нет, — прошептала она.

Может быть, ей не так уж и хотелось стать моделью? Во всяком случае, сейчас ей не хотелось ничего, кроме как бежать отсюда без оглядки.

Николь решительно скинула это проклятое белье и оделась в собственную одежду. Ее куртка и сумочка остались в студии, но для того, чтобы взять их, ей придется встречаться с Гаем и его дружком. Ладно уж, черт с ними! Слава Богу, Николь успела заметить дверь, через которую могла выбраться черным ходом, а в карманах джинсов ей удалось наскрести мелочи на пару долларов. Этого хватит, чтобы позвонить тете Клер и попросить ее приехать за ней, а если Клер нет дома, то она придумает что-нибудь еще. Главное — поскорее выбраться отсюда.

Когда Конор появился на пороге дома Мэгги, тот уже был похож на настоящий ад. Элли что-то кричала в свой сотовый телефон, но целый хор соседок перекрывал ее голос так, что ничего нельзя было разобрать.

— Николь не пошла в школу, — выложила ему Рита, даже не поздоровавшись, — а поехала в Манхэттен с подружкой. Но Мисси вернулась без нее.

— Вы хотите сказать, — осторожно переспросил он, — что Николь одна в Манхэттене?

— Она поехала в какой-то Форт… как его там?.. Форт-Ли. На встречу с фотографом. Элли сейчас разговаривает с Мисси, пытается выведать у нее все, что та знает.

— Послушайте. — Конор пытался говорить спокойно. — Нет причин считать, что с Николь что-то случилось. Может быть, она просто застряла в автобусе где-нибудь в пробке.

— Вы не умеете лгать, — отрезала Рита. — Я вижу по вашим глазам, что вы беспокоитесь не меньше меня.

— Вы правы, беспокоюсь. Я, пожалуй, позвоню кое-кому, если это поможет.

— Нет! — крикнула Рита так, словно он собирался ее убить. — Не занимайте телефон! Николь может позвонить.

— Нет проблем! — Конор вынул свой сотовый. Рита бесила его, но он уже был готов к тому, что вряд ли они когда-нибудь станут большими друзьями.

В комнату вошла Элли.

— Я не знала, что вы здесь, — сказала она вместо приветствия. — Вы что-нибудь знаете о Форт-Ли?

— Не очень много. Хотя, погодите, я знаю тамошнего шефа полиции. Я позвоню ему.

— Мисси сказала, что Николь собиралась ехать в какую-то фотостудию. Названия не помнит. Кажется, начинается на «Гло». То ли «Гло-Дот», то ли «Гло-Боб»…

В глазах Риты стояли слезы.

— Позвони Клер, — сказала она Элли. — Клер, должно быть, знает.

Но Клер, как оказалась, ничего не слышала ни о какой студии, название которой начиналось бы с «Гло». Услышав об этом, Конор сразу насторожился. Уж если Клер, которая знала весь мир модельного бизнеса вдоль и поперек, ничего не слышала о такой студии, значит, студия скорее всего весьма сомнительная.

Он позвонил начальнику полиции Форт-Ли, До гну. Того не оказалось дома, но Конор оставил ему на автоответчике номер своего сотового и номер домашнего телефона Мэгги. Он позвонил Патриции — знакомому детективу: она специализировалась на маньяках, охотившихся за девочками-подростками. Патриции тоже не было дома.

— Не то время, — обреченно вздохнул он. — Сейчас никого не застанешь ни дома, ни на работе, все как раз едут с работы домой.

Элли кинула на него недружелюбный взгляд:

— Может, вы звоните не тем людям?

— У вас есть другие варианты? — бросил он ей в ответ.

— Может быть, — предложила Элли, — кто-нибудь поедет туда и попробует разыскать Николь? Форт-Ли не такой уж большой.

— Она может быть где угодно, — упавшим голоском проговорила Рита. — В автобусе, в поезде или… — Голос с ее сорвался, и она разрыдалась.

— Мама, перестань! — Элли обняла мать за плечи. — Все будет хорошо.

Конор написал что-то на листке бумаги и протянул его Элли. — Вот номер моего сотового. Если узнаете что-то новое, звоните мне.

— Вы уходите? — удивилась Рита. — Покидаете нас?

— Я поеду искать Николь.

— Лучше я, — сказала Элли. — Я все-таки ее родственница.

— А я все-таки полицейский. Предоставьте это мне.

Мэгги собиралась позвонить домой, как только откажется в ресторане. Но не успела она войти в фойе, как на н ее налетела Джанни.

— Где ты была, черт возьми? — выпалила она. — Я звоню тебе на сотовый вот уже полчаса! Звонила и домой, но там тоже не знают, где ты.

— Извини, я попала в пробку. Я много пропустила?

— Суп и салат. Мы не могли начать главную часть без тебя, — щебетала Джанни, увлекая ее за собой.

Мэгги решила позвонить домой попозже. Зачем пропускать самый торжественный момент? Да и что может случиться? Мать все держит под контролем, а если что, помогут Элли и Клер. Имеет она право хоть раз расслабиться с друзьями?

Николь боялась, что, оставшись рядом со студией, она может столкнуться с Гаем или его дружком. Поэтому она возвратилась на остановку, где высадилась из автобуса несколько часов назад. Улица была полна снующих пешеходов и машин. Николь долго искала автомат, чтобы позвонить тете Клер. Наконец она заметила один рядом с бензоколонкой.

«Опустите 1 доллар 75 центов» — высветилась надпись. Николь вздохнула. Это была почти вся ее наличность. Тем не менее делать было нечего.

— Здравствуйте. Вы набрали номер… — Голос Клер на автоответчике назвал ее номер. — К сожалению, меня сейчас нет дома. Если желаете оставить сообщение, говорите после гудка.

— Тетя Клер, это Николь. Я в Форт-Ли. Пожалуйста, заберите меня домой! Позвоните… — Она прочитала номер, написанный на телефоне.

Николь положила трубку и стала нервно ходить вокруг автомата. Прошла, как ей казалось, вечность. Когда рядом с автоматом затормозил роскошный белый лимузин и из него вышел мужчина, Николь чуть не плача обратилась к нему:

— Вы не могли бы позвонить с другого телефона? Пожалуйста! Я жду очень важного звонка…

Мужчина, не обращая на нее внимания, набрал номер и говорил добрых пять минут. Николь готова была выть от горя.

— Скажи спасибо, — буркнул мужчина, садясь в машину, — что я не вызвал полицию. Такая молодая — и уже на панели!

Николь хотелось умереть. Это был самый ужасный день в ее жизни. Мимо нее проезжали машины, и все, кто в них сидел, должно быть, тоже принимали ее за малолетнюю проститутку. А если кто-нибудь остановится — что тогда?

Телефон зазвонил. Николь бросилась к нему.

— Тетя Клер! Пожалуйста, поторопитесь! Я замерзла…

— Николь, это Конор Райли.

— Вы? — Николь не могла скрыть разочарования. — Почему вы?

— Об этом после. Я в миле от Форт-Ли. Скажи мне, где ты, и я буду через несколько минут.

— Я не звонила вам. — Вместо того чтобы обрадоваться, Николь рассердилась. — Я бы хотела, чтобы за мной приехала тетя Клер.

— Николь, нравится тебе это или нет, но за тобой приеду я. Где ты находишься?

Рядом с бензоколонкой остановился большой темно-зеленый лимузин. Подозрительный тип, сидевший в нем, ухмыляясь, подмигнул Николь. Она похолодела.

— Я на улице… — Николь прочитала название улицы на знаке над ее головой, — у бензоколонки. Поторопитесь, пожалуйста!

— Оставайся на месте. — Конор отключил телефон. Все, что оставалось теперь Николь, — это продержаться еще минуты три, и все окончится хорошо, и, может быть, мать вообще не узнает, что она пропадала.

Конор облегченно вздохнул. Форт-Ли считался относительно спокойным местом. Могло быть и хуже. Он набрал телефон Мэгги. Подошла Элли.

— Задание выполнено, — по-полицейски отрапортовал он. — Я всего лишь в нескольких метрах от нее. Она ждет меня у бензоколонки.

— Сначала посадите ее в машину, — потребовала Элли, — а потом будете говорить, что задание выполнено.

— Это дело пары минут! — Конор отключил телефон.

Он свернул на главную улицу, лишь чудом не сбив пешехода, откуда ни возьмись выскочившего ему навстречу. Впереди уже маячили огни бензоколонки. Конор увидел Николь. Та зябко ежилась. На улице далеко не жара, а она в одной футболке. Где, черт возьми, ее куртка? И сумка? Николь сейчас выглядела хрупкой, беззащитной и чертовски привлекательной. Неудивительно, что этот сукин сын в зеленой машине недвусмысленно подмигивает ей. Жаль, что нельзя арестовать человека лишь за то, что он подмигивает несовершеннолетней. Бедная девочка! Нелегко, должно быть, быть ребенком в теле взрослой женщины…

Конор просигналил два раза, чтобы привлечь ее внимание, и опустил стекло.

— Николь! — крикнул он. — Скорее сюда!

Она обернулась. На секунду на ее симпатичном лице мелькнула неподдельная радость. Но когда она подбежала к джипу, ее лицо снова стало сердитой маской.

— Почему вы так долго? — проворчала она, садясь в машину и захлопывая дверь. — Я ждала целую вечность!

Конор кинул взгляд на часы:

— Всего четыре минуты.

Она обхватила себя руками. Конор заметил, что она вся дрожит.

— Там, — он указал на заднее сиденье, — есть свитер. Надень.

— Сп-пасибо, не н-надо…

— Надень, — повторил Конор тем тоном, каким обычно уговаривал Шона.

Николь поколебалась, но затем все же надела. Свитер был ей здорово велик и висел на ней как на шесте, отчего Николь казалась еще более худой.

— Где же твоя куртка? — спросил Конор.

— Осталась там.

— Почему?

— Я услышала, как он разговаривает с каким-то мужчиной. Я испугалась и убежала через черный ход.

— Умница, — одобрил он. — Вся в маму. Что ты там еще забыла?

Она посмотрела на него так, словно впервые увидела.

— Сумочку.

— Она тебе нужна?

— Нужна. Но я туда больше не пойду.

— Я пойду сам. Поедем. Где эта чертова студия? — Они приехали на стоянку перед студией.

— Оставайся в машине, — распорядился Конор. — Я скоро вернусь.

Николь осталась ждать его в машине. Машина хранила его запах — приятный запах мужского одеколона. Точно так же пах папа, когда целовал ее перед сном.

До сих пор Николь не задумывалась, что Конор тоже чей-то отец. Хотя знала, что у него есть сын, что зовут его Шон и живет он в Калифорнии. Конор даже показывал ей фотографию высокого темноволосого парня, но в сознании Николь этот парень все равно не связывался с Конором. Лишь сейчас, когда она села к Конору в машину, ей на миг показалось, что во взгляде Конора мелькнуло что-то напоминавшее ей взгляд отца.

— Дура! — выругала она вслух саму себя. С чего это она так расчувствовалась? Для Конора она была никто. Он поехал выручать ее лишь потому, что выслуживается перед ее мамашей.

Что ж, она не будет ему подыгрывать. Если он хочет показать ее матери, какой он хороший, пусть рассказывает это сам.

Забрать куртку и сумку оказалось сложнее, чем предполагал Конор, но полицейское удостоверение, которое Конор всегда носил при себе на всякий случай, в конце концов оказалось весомым аргументом.

— В следующий раз, — сказал Конор фотографу, беря куртку и сумочку под мышку, — если не хотите неприятностей, спрашивайте у ваших моделей свидетельство о рождении.

Николь ждала его на тротуаре. Он строго посмотрел на нее:

— По-моему, я велел тебе оставаться в машине!

— Вы слишком долго отсутствовали, — заявила она тоном, напомнившим ему Шона, каким тот был в пятнадцать лет.

Он протянул ей злополучные куртку и сумочку.

— Вы забрали мои вещи! — обрадовалась она, на минуту забыв о напускной суровости. — Спасибо!

— Наш фотограф, похоже, не из общительных. Он не хотел их отдавать. Сказал, что ты убежала с его ожерельем.

Николь машинально дотронулась до шеи:

— Черт побери! В самом деле.

— Не беспокойся. Вышлешь потом по почте.

— Нет, я лучше вернусь и положу его в почтовый ящик.

— Забудь об этом, Николь! Поехали! — Они были на середине улицы.

— Я мигом!

Не успел Конор опомниться, как она уже бежала через дорогу. Но на середине пути каблук ее подвернулся, и Николь упала на одно колено.

— Нога! — вскрикнула она и поднялась, потирая ушибленное место.

И тут по глазам Конора ударили две фары. Ему потребовалось всего лишь мгновение, чтобы понять, что машина едет на слишком большой скорости, чтобы успеть затормозить.

— Николь! — крикнул он. — Беги!

Но Николь не двигалась. Она словно приклеилась к месту, глядя на Конора глазами, огромными от ужаса.

На этот раз сознание Конора сработало мгновенно. Словно собрав воедино все свои силы, он ринулся к Николь. Он слышал отчаянные сигналы водителя, душераздирающий скрежет тормозов… Конор ничего не видел из-за слепящего света фар, но в последний момент все-таки сумел схватить Николь и отбросить ее как можно дальше.

Затем страшный удар в правый бок, и все вокруг погрузилось во тьму…

Глава 21

— Не беспокойся, — сказала Рита, как только Мэгги появилась на пороге. — С ней все в порядке.

Мэгги почувствовала, как у нее екнуло сердце.

— С кем все в порядке? О чем ты? — осторожно спросила она.

— С Николь. Мы нашли ее, и твой друг поехал за ней.

— Ради Бога, помедленнее! — Мэгги бросила свой пиджак на стул. — Ничего не понимаю! Где вы нашли Николь?

В дверях показалась Элли, как всегда, в деловом костюме и в строгих очках.

— Николь и Мисси не пошли в школу, а поехали в Манхэттен, — объяснила она.

— Господи! — Мэгги опустилась прямо на пиджак, лежавший на стуле. — Я должна была это предвидеть. — Она подняла голову и посмотрела на сестру: — Сниматься для какого-нибудь модельного агентства?

— Что же еще? — пожала плечами Элли. — Как я поняла, у нее была назначена встреча с каким-то фотографом.

Из сбивчивых рассказов Элли и матери Мэгги наконец поняла, что Николь поехала в какую-то фотостудию в Форт-Ли.

— А где Мисси? — спросила она.

— Она не поехала с ней. Вернулась домой. Николь заставила ее поклясться, что она будет молчать, но в конце концов Мисси призналась.

— А кто поехал за Николь? Клер?

— Твой Конор, — сказала Рита. — Хотя, казалось, он вовсе не беспокоился.

— Будь справедлива, мама! — вступилась Элли. — Он все-таки нам здорово помог.

— Чем же? Позвонил каким-то своим приятелям, да и тем не дозвонился.

— Ты должна быть благодарна ему хотя бы за то, — сказала Мэгги матери, — что он вызвался помочь. Где Клер? Где дядя Джек и тетя Тина? Что-то я не вижу, чтобы они хоть чем-нибудь помогли.

— Не надо было вообще вмешивать его в это, — настаивала Рита. — Это наше семейное дело. Он не член семьи.

«Он член семьи, — думала Мэгги. — В ближайшее же время он станет членом семьи в самом прямом смысле…»

Эта мысль была так проста, что Мэгги удивилась, как она до сих пор не приходила ей в голову.

— Чему ты улыбаешься? — спросила Рита.

— Моя дочь нашлась и едет домой. — Мэгги сияла. — Разве это не повод, чтобы улыбаться?

— Я надеюсь, — нахмурилась Рита, — ты проучишь ее как следует за такие фокусы?

— Мама, Николь моя дочь. Я сама разберусь, наказывать ее или нет.

Мэгги выпила две чашки кофе и, казалось, успокоилась.

— Когда Конор звонил из Форт-Ли? — спросила она.

— Около половины седьмого, — ответила Рита. — А сейчас сколько?

Мэгги взглянула на часы:

— Начало десятого.

Рита и Элли многозначительно переглянулись.

— Я уверена, ничего страшного, — сказала Мэгги. — Возможно, они просто попали в пробку.

Однако к десяти часам Мэгги уже ходила взад и вперед по комнате, словно зверь по клетке. Она несколько раз звонила Конору на сотовый, но тот не отвечал. Молчал и его домашний телефон. Мэгги уже успела погулять с собаками и уложить Чарли спать. Она пыталась прибраться в шкафу, чтобы хоть чем-то занять себя, но все валилось у нее из рук.

Наконец раздался звонок в дверь. Мэгги, побросав все, кинулась открывать.

— Наконец-то! Почему так долго?..

— Миссис О'Брайен? — услышала она незнакомый мужской голос.

На крыльце стояли двое полицейских. У Мэгги подкосились ноги. Тот полицейский, что помоложе, поддержал ее.

— Да, — прошептала она. — Что-то случилось?

— Произошла авария, миссис О'Брайен.

Они еще что-то говорили, но слова их с трудом доходили до Мэгги.

«Авария… сбила машина… без сознания… Николь и Конор… Господи, только не это!»

Словно в бреду, она услышала за своей спиной плач Элли и матери. Она повернулась к ним.

— Прекратите! — резко скомандовала она. — Вы разбудите Чарли!

Полицейские терпеливо ждали, пока Мэгги одевалась, брала сумочку и ключи от машины.

— Я поеду с тобой! — заявила Рита. Элли тоже подхватила свою сумочку.

— Кто-то должен остаться с Чарли, — сказала Мэгги.

— Я останусь, — согласилась Элли.

Дороги были чисты. Видимость почти не ограничена. Ни дождя, ни тумана.

— Что же случилось? — словно в бреду, повторяла Мэгги, следуя за полицейской машиной на север, в Форт-Ли.

Рита, сидевшая рядом, дотронулась до ее руки. Этот простой жест так растрогал Мэгги, что она чуть не заплакала. Но Мэгги не стала давать волю слезам. Она побережет эмоции до того времени, когда все это окончится и будет казаться не более чем кошмарным сном.

Рита, казалось, понимала, что дочери сейчас не до разговоров, и терпеливо молчала всю дорогу.

Когда они наконец приехали в больницу, была уже почти полночь. Полицейские проводили Мэгги в приемный покой, где она сразу же была окружена толпой врачей и медсестер, обрушивших на нее информацию в таком количестве, что Мэгги едва успевала ее переварить.

— Ваша дочь упала и ударилась головой, — сказала ей молодая женщина-врач.

Мэгги пыталась записать услышанное на клочке бумаги, но мозг ее с трудом мог соображать, а руки тряслись так, что едва удерживали ручку.

— Простите, еще раз, пожалуйста, — попросила она.

— Ваша дочь упала и ударилась головой. Она была без сознания, когда поступила к нам. Серьезных повреждений, кажется, нет, но с точностью это можно будет утверждать лишь после того, как будут проведены все обследования. Придется подержать ее здесь несколько дней.

Кроме сотрясения мозга, у Николь был еще вывих плеча, рваная рана на правом колене и несколько ссадин.

— Ей очень больно, — объяснила врач, — но мы не можем дать ей никаких лекарств, пока не выясним степень повреждения головы.

— Понимаю, — кивала Мэгги, хотя на самом деле ничего не понимала. Где-то здесь, за этими дверьми, была ее девочка, ей было больно, но они ничего не могли сделать. От этого Мэгги хотелось разнести эту чертову больницу до основания.

Врач повернулась было, чтобы уйти, но Мэгги остановила ее.

— Простите, — произнесла она. — С моей дочерью был Конор Райли. Что с ним?

— Вы член его семьи?

— Нет. Близкий друг. Ради Бога, что с ним?

— Простите, но мы даем информацию только членам семьи. — Она изобразила профессиональную улыбку. — Вы сможете увидеть вашу дочь, как только она вернется после рентгена.

Мэгги пошла звонить Элли и Клер и столкнулась с родителями Конора.

— Здравствуйте, миссис О'Брайен, — обратилась к ней миссис Райли. — Что с вашей дочерью?

— Ей сейчас делают рентген. Кажется, жизни ничто не угрожает. — Она перевела дыхание, пытаясь успокоиться. — Что с Конором?

Лицо миссис Райли перекосилось, и она отвернулась. Муж прижал ее к себе, обняв за плечи.

— Плохо, — сказал он. — Сотрясение мозга. Разрыв селезенки. Правая нога переломана в нескольких местах.

— Где он? — Мэгги прошептала эти слова чуть слышно, хотя ей хотелось выкрикнуть их изо всех сил.

— В хирургическом отделении, — ответила ей миссис Райли. — Как это все могло произойти?

— Я ничего не знаю, — сказала Мэгги. — Они были в машине?

— Нет, — покачала головой мать Конора. — Переходили улицу. Переходили улицу, можете себе представить?

Мэгги не могла. Она вообще не могла себе ничего представить. В ее сознании не осталось ничего, кроме ужаса.

Она рассказала родителям Конора то немногое, что знала, — что Николь поехала в какую-то фотостудию в Форт-Ли, что Конор поехал за ней. Ей казалось, что миссис Райли накинется на нее, во всем будет обвинять или Николь, или ее, Мэгги, — мол, надо повнимательнее следить за дочерью…

Но миссис Райли была сейчас озабочена одним — где-то там, в хирургическом отделении, был ее сын; для миссис Райли он был тем же, чем для Мэгги была Николь… Взгляды Мэгги и миссис Райли встретились, и этот момент был началом пути к пониманию между ними, хотя путь, судя по всему, предстоял еще долгий.

Двери распахнулись, и комната в одно мгновение наполнилась целой толпой членов семейства Райли. Мэгги отошла в сторону. Она здесь была чужой. Как бы ни были сильны чувства, связывавшие ее с Конором, в данный момент принималось в расчет лишь кровное родство. К Мэгги подошла Рита.

— Я только что говорила с врачом, — сообщила она. — С Николь все будет хорошо.

— Я знаю, — выдавила из себя Мэгги. — Я молюсь за Конора…

Рита обняла ее за плечи. Мэгги проглотила слезы.

Члены семейства Райли заняли один конец комнаты, Мэгги с матерью — другой. И те и другие предпочитали держаться особняком. Разве что Мэтт несколько раз подходил к Мэгги, чтобы узнать, что с Николь.

Наконец, уже в третьем часу утра, к Мэгги подошла медсестра:

— Ваша дочь в хирургическом отделении. Вы можете ее навестить.

Хирургическое отделение располагалось на втором этаже. Мэгги последовала за медсестрой. Они шли бесконечными коридорами, мимо бесконечных дверей. Мэгги не замечала ничего вокруг, пока наконец не очутилась в палате Николь.

— Вы можете пообщаться не больше пятнадцати минут, — предупредила медсестра и вышла.

На Николь страшно было смотреть. Правый висок обрит, под глазом — чернота, отовсюду торчат какие-то трубки, провода… Тем не менее Мэгги она все равно казалась самой красивой девочкой на свете.

Мэгги наклонилась поцеловать дочь.

— Мама?

Сердце Мэгги дрогнуло. Не часто дочь называла ее мамой. Как чудесно звучит это слово!

— Как дела, родная? — спросила Мэгги.

— Конор… — Голос Николь звучал чуть слышно. — Что с ним?

— С ним все в порядке, родная. Он тоже здесь, в больнице, но ничего серьезного.

«Господи, прости мне эту ложь!»

— Прости меня, мама. Это я во всем виновата…

— Тс-с! — Мэгги поправила прядь волос, упавшую на лоб дочери. — Об этом потом. Сейчас я хочу лишь одного — чтобы ты скорее поправилась.

— Он спас меня… — прошептала Николь. Мэгги наклонилась ближе:

— Что, дорогая?

— К-Конор… с-спас меня… оттолкнул с пути… — Она продолжала еще что-то говорить, но едва слышно. Мэгги с трудом пыталась связать ее сбивчивые слова воедино.

— Вы переходили улицу, — переспросила она, — и тут вдруг машина?

Глаза Николь закрылись на секунду и снова открылись.

— У меня подвернулся каблук… а тут машина… — Слезы текли по ее осунувшимся щекам. — Он бросился ко мне на помощь… Я услышала машину, только когда… — Голос Николь сорвался. Мэгги погладила дочь по щеке.

«Он спас твою жизнь», — подумала она. Только сейчас Мэгги почувствовала, как, в сущности, похожа на нее ее дочь. Ни та ни другая не любили сдаваться, показывать миру свои слабые стороны. Мэгги, возможно, никогда бы не осознала этого, если бы не это несчастье.

«Ты спас ее, — думала она о Коноре. — Ты рисковал жизнью ради моей девочки…»

Большего доказательства любви не могло быть. Теперь связь между ней и Конором была нерушимой. Еще далеко не все позади, но в конце концов все будет хорошо. Если только есть Бог, если только есть хоть какой-то смысл в жизни, все должно окончиться хорошо.

Дверь палаты приоткрылась, и на пороге возникла медсестра:

— Простите, миссис О'Брайен. Ей сейчас нужен покой.

— Отдыхай, родная. — Мэгги нагнулась и поцеловала дочь. — Люблю тебя, Николь.

— И я люблю тебя, мама.

Мэгги пожалела о том, что нельзя завернуть эти слова во что-нибудь и унести с собой.

В приемном покое ее ждали Клер, Элли и очень сонный Чарли. Клер встала и подошла к ней.

— Прости меня, Мэгги… — Голос ее срывался. — Это я во всем виновата.

Мэгги обняла сестру:

— Ты ни в чем не виновата. Я должна была предвидеть, что она это сделает.

— Ты была права, — продолжала Клер. — Я только делала вид, что забочусь о Николь, а на самом деле преследовала свои интересы.

— Это ты меня прости. Я ревновала Николь к тебе. Я всегда завидовала тебе. Если бы я могла стать кем-то другим, я стала бы тобой.

— Мы обе виноваты. — Красивое лицо Клер покраснело. Раньше Мэгги никогда не приходилось видеть сестру смущенной, и это тронуло ее.

— Забудь об этом, — улыбнулась Мэгги.

Клер улыбнулась в ответ. До полного примирения между сестрами было еще далеко, но это был первый шаг, и он многого стоил.

— Какие новости? — Рядом с ними очутился Мэтт. — Надеюсь, хорошие?

Мэгги представила Мэтта и Клер друг другу.

— Николь держится молодцом, — сказала она ему. — Что с Конором?

«Ты можешь не любить меня, но я люблю его».

— Сейчас как раз идет операция. Хирург выйдет к нам, как только закончит. Мы надеемся на лучшее.

Мэгги кивнула. Она понимала, что для родителей Конора она была чужой. Но их сын сейчас лежал на операционном столе потому, что рисковал жизнью ради ее дочери, и они должны были знать, что вырастили героя.

— Можно поговорить с вашей мамой? — спросила она у Мэтта.

— Почему же нельзя? — Мэтт пожал плечами. Мэгги подошла к миссис Райли:

— Простите, миссис Райли. Можно с вами поговорить? Та встала, отставив недопитую чашку кофе.

— Как ваша дочь? — спросила она, когда они отошли в сторону. — Ваша мама сказала, что вы у нее были.

— Результаты теста еще не готовы, но, кажется, ничего страшного.

— Слава Богу, — перекрестилась миссис Райли.

— Слава Богу, — согласилась Мэгги. — И спасибо Конору.

— Конору? — нахмурилась та. — При чем тут Конор?

— Он спас ее. — Мэгги рассказала миссис Райли всю историю, которую услышала от Николь. — Если бы не он, — добавила она, — я могла бы потерять дочь.

Глаза миссис Райли наполнились слезами. Она пыталась что-то сказать, но не смогла.

— Он настоящий герой, — сказала Мэгги. Миссис Райли кивнула. Обе знали, что это значит. Когда пришла пора действовать, он действовал, не думая о себе.

— Спасибо. — Миссис Райли дотронулась до руки Мэгги, а затем вернулась к своей семье поделиться новостью.

Мэгги ничего не оставалось, как вернуться к своим.

Мэтт стоял рядом с Чарли, обсуждая какой-то футбольный матч. Глаза Чарли возбужденно горели. Мэгги успела заметить, что Мэтт относится к мальчику с уважением, но без того панибратства, которого терпеть не могут дети.

«А он в общем-то не такой уж плохой парень, этот Мэтт», — подумала она.

Рита взяла Мэгги под руку.

— Не суди его мать слишком строго, — попросила она. — Ей сейчас нелегко. Вспомни, как ты себя чувствовала, пока не убедилась, что с Николь все в порядке.

— Все нормально, мама. Она относится ко мне так же, как ты к Конору. Чего еще можно ожидать?

Рита недовольно поморщилась:

— Я по крайней мере хотя бы для приличия не подаю виду.

— Ой ли? По-моему, у тебя все на лице написано! Равно как и у Элли с Клер.

— Я не хочу, чтобы ты повторяла мои ошибки. Мне хотелось бы, чтобы ты нашла человека, для которого твое счастье было бы дороже его собственного, который бы жизнь готов был отдать за тебя…

— Мне кажется, я его нашла, — сказала Мэгги.

— Мэгги! — Голос доносился до нее словно из другой галактики. — Мэгги, проснитесь, пожалуйста!

Мэгги медленно очнулась. Краски… Запахи… Звуки… Первым воспоминанием было то, что где-то там, в палате, лежит ее девочка. Вторым — то, что в соседней палате Конор.

Перед ней стоял Мэтт Райли.

— Он пришел в себя и хочет видеть вас. Они, — он кивнул в сторону своих родственников, — взбешены, но он сказал, что хочет видеть вас, и только вас.

Мэгги поднялась и провела рукой по волосам. Она вспомнила, что не взяла с собой расчески.

Родственники Конора весьма недовольно посмотрели ей вслед, когда она прошла мимо них, но Мэгги было мало дела до этого. Он жив. Он в сознании. Он хочет видеть ее. А уж как она хочет видеть его — одному Богу известно! Как хотелось ей посмотреть на него, подержать за руку, излить на него всю свою любовь и благодарность, словно живительный бальзам…

Теперь Мэгги уже хорошо знала дорогу. Она уже дважды навещала Николь после первого визита, а Конор был всего лишь в соседней палате. Как все-таки странно порой сводит людей судьба!

Его глаза открылись при звуке ее шагов. Сердце Мэгги забилось, словно она видела его в первый раз.

— Что с Николь? — Голос Конора был едва слышным, но в нем ощущалась жизнь.

Мэгги присела рядом с кроватью Конора и дотронулась до его руки.

— Она в соседней палате. Пострадала довольно сильно, но ни жизни, ни здоровью ничто не угрожает.

Глаза Конора на мгновение закрылись, но Мэгги успела заметить стоявшие в них слезы.

— Она хорошая девочка, Мэгги.

— Я знаю, — прошептала она. — Спасибо, Конор. Ты спас ей жизнь.

Конор сжал ее руку. Она сжала его руку в ответ. Они были близки не один раз, знали, казалось, каждую родинку на теле друг друга, но никогда их прикосновение не значило так много.

Мэгги хотелось сказать ему многое, очень многое. Но очевидно, начинало действовать лекарство, так как Конор снова начал погружаться в дремоту.

— Я думаю, — сказала Мэгги, — надо все-таки дать твоей маме возможность увидеть тебя. Я еще вернусь. Позвать ее?

Конор улыбнулся в ответ и едва заметно кивнул.

Решив заглянуть на обратном пути еще раз к Николь, Мэгги с удивлением обнаружила, что миссис Райли стоит у ее кровати.

— Он очень слаб, — сказала Мэгги миссис Райли, — но он хотел бы видеть вас.

Миссис Райли кивнула. Мэгги заметила боль, стоявшую в ее глазах.

— Она выглядит совсем ребенком, — произнесла миссис Райли, глядя на спящую Николь.

— Она и есть ребенок, — вздохнула Мэгги. — Просто я иногда об этом забываю.

— Понимаю, — улыбнулась миссис Райли. — Я сама в свое время не одну ночь проплакала в подушку, проклиная тот день, когда решила завести семью.

— Знакомая картина, — поддержала ее Мэгги. — Мне самой иной раз хотелось бросить все к черту и уйти в монастырь.

— Ну, у меня до такого все-таки не доходило. Ничего страшного, уверяю вас, это все возрастное.

— Все так говорят, но, если честно, верится с трудом.

— Может быть, — предложила миссис Райли, — вы хотите пойти домой поспать? Я подежурю.

— Спасибо. — Мэгги была тронута ее любезностью. — Честно говоря, я собиралась предложить вам то же самое.

Ни та ни другая не двигались с места.

— Вы не уходите? — спросила миссис Райли.

— Ни за что! Вы тоже?

— Спрашиваете! Да меня силком отсюда не вытянешь! — Они посмотрели друг на друга и тихо рассмеялись. В этот момент они не были врагами. Сейчас они были просто матерями, радовавшимися тому, что с их детьми все будет хорошо.

Глава 22

— Посмотри на них! — сказала Мэгги дочери через три дня после происшествия, появившись на пороге палаты Конора, — Глазам не верю! Они играют в карты!

— Что играют — неудивительно! — фыркнула Николь. — Удивительно, что Чарли, похоже, выигрывает!

Николь была в своем любимом свитере и в леггинсах в обтяжку, не скрывавших перевязку на правом колене. Волосы ее были собраны в хвостик, и впервые за долгое время она выглядела пятнадцатилетней девочкой, которой предстоит еще многое узнать о жизни.

Николь снова начинала поддевать своего брата. Как ни странно, Мэгги была даже рада этому. Значит, дочь возвращается в свое нормальное состояние.

— Конор умеет ладить с детьми, — сказала Мэгги.

— Да, — признала Николь. — Умеет.

— Высокая оценка! — подняла бровь Мэгги.

Николь, смутившись, опустила голову, но было поздно — Мэгги заметила взгляд дочери, и этот взгляд согревал ее сердце. Небольшой, но прогресс.

Мэгги понимала, что Николь все-таки сложно будет привыкать к Конору. Девочка скучала по отцу гораздо больше, чем сама признавалась в этом. Может быть, пора пересмотреть решение, которое они с Чарлзом приняли, когда развелись? Если она не хочет окончательно стать чужой для Николь, она должна научиться кое в чем уступать дочери…

— Чарли, ты не забыл, что сегодня ты идешь в гости к тете Элли? — напомнила Мэгги, ввозя инвалидную коляску с Николь в палату. — Собирайся, она не любит, когда опаздывают!

Конор поднял глаза и улыбнулся Мэгги. Но это была не та улыбка, которой она ждала, не та улыбка, в которую она тогда влюбилась.

«Не придавай этому значения. Он просто еще слаб после операции. Ты тут ни при чем».

— Я выиграл! — Чарли бросил свои карты на кровать, всего лишь в сантиметре от забинтованной ноги Конора. Он словно совершенно не замечал Мэгги с Николь.

— Опять? — Конор посмотрел на карты Чарли и бросил свои рядом с ними. — Да у тебя, часом, не крапленые ли карты?

Чарли усмехнулся:

— Я просто играю лучше вас, вот и все.

— Ты так думаешь? — Чарли широко улыбнулся:

— Это очевидно!

— Одевайся, — сказала Мэгги сыну. — Где твоя куртка? Тетя Элли сводит тебя в «Макдоналдс», если будешь хорошо себя вести.

Услышав про «Макдоналдс», Чарли сразу же забыл и про карты, и про Конора. Тот усмехнулся, глядя, как быстро мальчик засобирался. Даже Николь не смогла сдержать улыбки.

— Давай, — сказала она брату. — Отвезешь меня в мою палату.

Чарли подбежал к коляске и на огромной скорости вылетел с отчаянно визжавшей Николь из палаты.

— Шон был такой же, — улыбнулся Конор, когда Мэгги закрыла за ними дверь. — Энергии — через край.

«Посмотри на меня, Конор! Ты еще ни разу после аварии не посмотрел на меня как следует!»

— Тут еще пара статей про тебя. — Она бросила на тумбочку две местные газеты. — «Героический полицейский спасает подростка от неминуемой смерти». — Мэгги передернулась, прочитав слова «неминуемая смерть».

— Выброси их, — попросил Конор, стараясь, чтобы его голос звучал спокойно. — Зачем они мне?

— Может быть, твоя мама…

— Выброси.

— Как хочешь. — Газеты полетели в корзину. Последовала долгая пауза.

— Чарли сказал, что твой бывший муж с новой женой приезжают из Лондона.

Мэгги кивнула:

— Они приезжают завтра утром. Дети в восторге.

— А ты?

Мэгги помолчала с минуту.

— Я рада за них, — сказала она. — А для меня все уже давно в прошлом.

Это было действительно так. На следующее утро после происшествия Мэгги очень мило побеседовала по телефону с Салли. Салли показалась ей приятной женщиной, и когда Мэгги пожелала ей всего доброго, это было не просто знаком вежливости. Она действительно желала им с Чарлзом всего доброго. Во всяком случае, эта страница ее жизни была окончательно перевернута.

Пора начинать новую.

Мэгги попрощалась с сестрой и Чарли и, наклонившись, поцеловала Конора в губы.

— Я еще вернусь, — пообещала она. — На шесть у меня назначена встреча с твоей мамой.

— Гляди-ка, вы уже и подружились! Когда это вы успели? — спросил он, но Мэгги его не слышала. Она уже вышла из палаты.

Оставшись один, Конор откинулся на подушки, пытаясь не замечать ни огромных букетов, ни связок воздушных шариков под потолком. Их, впрочем, легко было проигнорировать, чего нельзя было сказать о двух газетах, торчавших из мусорной корзины. Конору казалось, что заголовки будут светиться в темноте.

— Мой папа говорит, что вы настоящий герой, — сказал ему сегодня Чарли за игрой в карты. — Он приезжает сюда и говорит, что хочет пожать вам руку,

— Рад буду познакомиться! — выдавил из себя Конор, хотя ему было неловко от всеобщей лести.

Они наполнили его палату цветами и воздушными шариками. О нем взахлеб писали все местные газеты. К нему в палату приходили люди с телевидения.

Его родители были так горды, что маршировали по больничным коридорам как на параде. Его братья, знакомясь с женщинами, отныне представлялись не иначе как «брат того самого Конора Райли». Его замужние сестры носились с ним, словно он был их ребенком.

Мать и сестры Мэгги закармливали его шоколадом и украшали палату, словно новогоднюю елку. Рита даже разрисовала его гипс цветными фломастерами. Конор не был уверен, что это хорошая идея, но одно было ясно — он теперь стал для них своим. Он заслужил это, когда спас Николь.

Николь приходила — точнее, приезжала на коляске — вчера к нему в палату, чтобы поблагодарить. Она казалась такой хрупкой и беззащитной со своим «хвостиком» и синяком под глазом, портившим ее симпатичное личико. Николь густо краснела, когда, заикаясь, произносила свою речь. Конор чувствовал себя не менее смущенным, чем она.

— Не стоит, — остановил он ее, пытаясь скрыть дрожь в голосе. — Любой на моем месте поступил бы так же.

— Никто во всем мире не сделал бы этого для меня, кроме папы и мамы, — убежденно сказала Николь. — П-про-стите меня за то, как я с вами обращалась…

— Ничего страшного, — успокоил он Николь.

Конор понимал, как нелегко привыкнуть к мысли, что у тебя будет новый отец. Тем более когда тебе пятнадцать лет.

Николь просидела у него целый час. Они не говорили ни о чем важном, но важно было уже то, что они вообще разговаривали. Она была, в сущности, отличной девчонкой — любила обоих родителей и хотела, чтобы они были вместе. Конор не осуждал ее за это. Какому ребенку не хотелось бы, чтобы родители были вместе? Но Николь уже смирилась с тем, что у ее отца новая жена, и Конор был уверен, что рано или поздно она примет и нового мужа матери. Если только сама Мэгги еще не передумала…

Он видел, как разочарована была Мэгги, когда узнала от него историю смерти Бобби. Радость от спасения Николь пройдет, но это разочарование останется.

Они называют его героем… Герой не позволил бы своему другу умереть. И какие бы героические поступки он еще ни совершил, ничто уже не сможет перечеркнуть этого факта.

У Мэгги и матери Конора уже вошло в обычай встречаться каждый день в обед в кафетерии. Ничто так не сближает, как общая беда.

Мэгги рассказывала миссис Райли, которую она теперь называла просто Кэтлин, о Николь, о том, как скучает Николь по отцу.

— Я бы предложила ей пожить какое-то время у него, но он почти не бывает дома… К тому же он недавно женился и, наверное, хотел бы провести медовый месяц наедине с женой.

— Но ведь вам тоже наверняка хочется провести медовый месяц наедине? — Кэтлин положила два шарика сахарозаменителя в кофе.

— О чем вы? — совершенно искренне удивилась Мэгги.

— Да все о том же. Слепому видно, что Конор без ума от вас. Хотя, признаться, поначалу меня это бесило.

«Вот так сюрприз!» — подумала Мэгги. Если уж Кэтлин сама завела об этом разговор, значит, она не шутит. Когда твой сын лежит весь забинтованный в больничной палате, тут уже не до шуток.

— Простите меня за мое поведение на крестинах, — промолвила миссис Райли.

Мэгги улыбнулась:

— Рада вас простить, Кэтлин. А что вы скажете, если я заявлю, что и я люблю вашего сына?

— Раньше я сказала бы, что вы сошли с ума. Но теперь… Мэгги глубоко вздохнула:

— Что-то изменилось, Кэтлин. Теперь он словно смотрит сквозь меня…

Кэтлин нахмурилась и потерла переносицу, словно желая разгладить морщины.

— Не придавайте этому значения, Мэгги. Он просто еще не совсем отошел после операции, — Она положила руку ей на плечо. — С ним не всегда просто, но он стоит хлопот. Давно мы уже не видели его таким счастливым, и за это надо благодарить вас.

Кэтлин удалилась, чтобы выкурить сигарету. Мэгги осталась одна.

Его мать благословляла ее. Чего еще ей надо? Всего неделю назад все казалось таким запутанным… Семейные проблемы довлели над ней. Процесс по делу об убийстве поднимал вопросы, на которые ей было сложно найти ответы. Николь, казалось, окончательно отбилась от рук. Когда Конор заводил разговор об их будущем, Мэгги всегда старалась уходить от этого разговора. Все, казалось, сплелось в какой-то тугой неразрешимый узел.

Теперь все это не имело никакого значения. Единственное, что имело значение, — это любовь. Как банально это звучит! И как прекрасно!

Мэгги хотела сказать это Конору, когда ждала его возвращения с Николь. Она хотела усадить его на кухне и сказать ему это и еще многое другое. Но случилась эта нелепая авария. Все обошлось, но Мэгги чувствовала, что с тех пор Конор почему-то стал отдаляться от нее. И она никак не могла понять, что было тому причиной.

Все, казалось бы, было в порядке. И Конор, и Николь в конце концов должны были полностью выздороветь. Ему потребуется на это больше времени, чем ей, но врачи обещали, что через несколько месяцев он будет как новенький. Казалось бы, у Мэгги были все причины, чтобы быть счастливой. Конора даже показали по телевизору, и в глазах Чарли он был телезвездой. Казалось, весь город хотел бы встретиться с Конором и пожать ему руку.

Мэгги разговаривала по телефону с Шоном, и ей выпала честь первой сообщить парню о поступке Конора. Отцы города готовы были продать душу, чтобы заполучить хотя бы одну десятую популярности, выпавшей на долю никому доселе не известного полицейского. Кэтлин сегодня передала Мэгги новый номер местной газеты. Фотографии Конора и Николь были на первой полосе, рядом с материалом о суде по делу об убийстве Ди Карло. Как иронична порой бывает судьба… Думали ли газетчики о том, что выставляют напоказ самый главный подвиг Конора рядом с величайшим его провалом?

Конор не отворачивался от нее. Как она только могла так подумать? Просто он ушел в себя. Ему сейчас было больно не только физически. Жизнь, которую он спас, еще больше напоминала ему о жизни, которую он не смог спасти. Ему сейчас было тяжело. И Мэгги была нужна ему как никто.

Так же, как он нужен ей.

Так чего же она ждет?

Мэгги пулей вылетела из кафетерия.

Медсестры шарахались от нее, как от сумасшедшей, когда она пролетала мимо них по больничному коридору, но Мэгги было все равно.

— Я люблю тебя, Конор! — выпалила она, как только влетела в палату. — Я понимаю, может быть, глупо признаваться в любви подобным образом, но…

Ее слова повисли в воздухе. Конор был не один. На краешке кровати сидела симпатичная темноволосая женщина, держа Конора за руку. Глаза женщины были красны от слез, в другой руке она комкала платок.

Мэгги готова была провалиться сквозь землю.

— Извини, — пробормотала она, — я не знала, что у тебя гостья.

Она повернулась, чтобы уйти.

— Не уходи, Мэгги! — позвал ее Конор.

— Ничего страшного, — откликнулась Мэгги уже от дверей, — если я не вовремя…

— Подойди сюда, Мэгги. — Голос Конора не был сейчас похож на голос человека, всего несколько дней назад перенесшего сложнейшую операцию. Это был голос того человека, которого Мэгги встретила в Атлантик-Сити. Нетрудно было догадаться, что причиной тому его гостья.

— Ну, если ты так настаиваешь… — Мэгги старалась, чтобы ее голос звучал непринужденно, но ей это не удавалось. Все ее внимание сейчас было сконцентрировано на том, что Конор и таинственная незнакомка держали друг друга за руки.

— Это Дениз Ди Карло, Мэгги. — Дениз высвободила руку.

— Я много слышала о вас, — сказала она Мэгги. Женщины пожали друг другу руки. У Мэгги кружилась голова. Вдова Бобби! Она вспомнила, что Конор говорил, что со смертью Бобби потерял не только его. Вся семья Ди Карло, которая раньше была частью его жизни, после этой смерти отвернулась от него.

— Рада познакомиться с вами, Дениз! — взволнованно произнесла Мэгги.

Дениз окинула ее взглядом и повернулась к Конору:

— Я, пожалуй, пойду. — Она наклонилась и поцеловала Конора в щеку. — Позвони мне, когда выпишешься отсюда.

— Спасибо, Дениз. — Мэгги заметила, как глаза Конора затуманились. — Я…

— Я знаю, что ты хочешь сказать, — перебила его Дениз. — Прости, я была несправедлива к тебе.

Конор ничего не ответил. Дениз попрощалась с обоими и вышла.

— Я так рада, что она зашла навестить тебя, — сказала Мэгги.

— Я тоже. — Он кинул взгляд на пачку фотографий, лежавших на его тумбочке. — А дети подросли…

— И стали еще симпатичнее, — добавила Мэгги, просмотрев фотографии. — Значит, вы помирились?

Конор посмотрел ей в глаза:

— Можно сказать.

Мэгги присела на кровать рядом с ним.

— Что-то произошло? — спросила она, напряженно вглядываясь в него. — Я вижу по твоим глазам.

Он взял ее за руку.

— Все закончено, — выдохнул он.

— Что закончено? Да говори же!

— У меня есть свидетель. Человек, который видел, как все произошло.

— Конор! — Мэгги сжала его руку. Она мало что понимала, но надеялась, что новости хорошие. — Кто? Что? Говори же!

— Джек Олифант. Владелец обувного магазина.

— Тот, что звонил в полицию?

— Он самый.

— Но на суде он говорил, что ничего не видел!

— Его запугали. То ли родные Уокера, то ли его дружки. Вот он и держал язык за зубами.

Мэгги все поняла. Конор не был опасным свидетелем из-за провала в памяти. А вот показания Олифанта вполне могли обеспечить Уокеру большой срок.

— Он трус, — сказала Мэгги.

— Может быть. Но нужно принять во внимание, что у него жена и трое детей. Тут уж любой скажет, что ничего не видел.

— Даже если в результате виновный легко отделается?

— Такова жизнь, — грустно улыбнулся Конор.

— А почему теперь он вдруг признался?

— Уж не знаю, совесть заговорила или что…

Конор вкратце рассказал ей историю, которую поведала ему Дениз. Должно быть, Олифант видел по телевизору сюжет о спасении Николь, ибо на следующее утро после репортажа он постучался в дом вдовы Бобби. Вместе они пошли к Соне Бернстайн, судье, где Олифант дал новые показания.

— А что ему будет за ложные показания? — спросила Мэгги.

— Думаю, не так уж и много. Соня — женщина опытная, сумеет как-нибудь его отмазать.

Мэгги не верила своим ушам. Все складывалось как нельзя лучше.

— Значит, ты не застыл тогда на месте? Ты пытался помешать Уокеру?

— Выходит, что пытался.

Конор рассказал Мэгги все, что услышал от Дениз. Он сам толком не знал всех подробностей, но было ясно одно — его вины в смерти Бобби не было.

— Олифант видел, как Уокер держал пистолет у виска Бобби. А я целился в Уокера. Олифант слышал, как этот мерзавец сказал, что вышибет Бобби мозги, если я не брошу пистолет. И я бросил. — Конор произносил все это бесстрастно, словно читал полицейский протокол. Мэгги верила, что все именно так и было, хотя Конор сам ничего не помнил. — Пистолет лежал на земле, футах в трех от меня. Олифант помнит это, поскольку пистолет сверкал на солнце и слепил ему глаза.

Глаза Мэгги наполнились слезами.

— Это то же самое, что ты помнишь о пистолете Уокера, — сказала она.

— Олифант сказал Дениз, что он прятался за машиной и все видел. Он помнит, как я разговаривал с Уокером. Я говорил, что если он бросит пистолет и будет подчиняться мне, это облегчит ему наказание. Уокер опустил руку с пистолетом и сделал вид, что собирается бросить его. Бобби поднялся, но тут Уокер снова бросился на него. Я подобрал свой пистолет, но они так сцепились, что я не мог выстрелить, не рискуя попасть в Бобби. Все, что Олифант помнил потом, — это звук выстрела, и Бобби упал.

Мэгги прижала Конора к себе настолько близко, насколько позволяли трубки и провода, торчавшие отовсюду. Она гладила его волосы, целовала запекшиеся губы и не могла представить, как она когда-то жила без него.

Боль ушла, на ее место пришли спокойствие и мир. Конор уже давно не испытывал этих ощущений.

Мэгги любила его. В этом не было сомнения. Она ворвалась в его палату, крича об этом, еще до того, как узнала, что он не виновен в смерти Бобби.

— Мэгги! — прошептал он.

Она слегка отодвинулась от него. Ее синие, как небо, глаза округлились.

— Что, любимый? Чего ты хочешь?

— Тебя.

Глаза Мэгги наполнились слезами.

— Ты не мог бы повторить это снова? Я не уверена, что правильно тебя расслышала.

— Мог бы. — Конор готов был повторять это тысячи раз. — Я люблю тебя, Мэгги О'Брайен. С первого взгляда…

— На стоянке? — Она взглянула на него сквозь слезы счастья. — Что за глупое место для того, чтобы влюбиться!

— А когда я снова увидел тебя на следующее утро — на скамейке, с мокрыми волосами, — я понял, что ты навсегда завладела моим сердцем.

— А вы, мужчины, умеете зубы заговаривать!

— А вы, дамы? Что ты можешь добавить?

Мэгги рассмеялась. Этот смех переполнял Конора счастьем. Он чувствовал себя молодым и полным надежд.

— Я? — переспросила она. — Ничего. Я все уже сказала.

— Ты любишь меня, — улыбнулся он. — Ты уже не можешь отвертеться от своих показаний. Сама призналась, при свидетелях…

— Знаем мы, как вы, полицейские, умеете выбивать из людей признания! — улыбнулась она в ответ. — На это у вас есть всякие приемчики…

— Вот погоди, — с притворной строгостью проговорил он, — дай Бог только выбраться из этой койки — покажу тебе пару приемчиков!

— Я люблю тебя. — Мэгги взяла его руку в свою и наклонилась, чтобы поцеловать. — Я люблю твою душу, твое тело, твое сердце, твой ум и твою отвагу.

— Ты понимаешь, что это значит?

— Мы женимся, не так ли?

— Да, черт побери! — воскликнул Конор. — И чем раньше, тем лучше!

— Может быть, — улыбнулась она, — сначала все-таки стоит сообщить детям?

— Нет проблем. Шону я позвоню прямо сейчас. А ты пока подготовь Чарли, Николь и священника.

— Отец Роурк обрадуется. А вот с детьми, я думаю, будет немножко сложнее.

— Ничего. Если мы действительно любим друг друга, мы сумеем их убедить. Полпути мы, пожалуй, уже прошли.

Мэгги улыбнулась. Конор готов был видеть эту улыбку каждый день всю оставшуюся жизнь.

— А ты не тратишь времени зря! — заметила она.

— Я и так потратил без тебя тридцать девять лет жизни. Больше я не собираюсь терять ни минуты.

Они поцеловались, и это было началом их новой жизни.


home | my bookshelf | | День, когда мы встретились |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 3.0 из 5



Оцените эту книгу