Book: Холодная зеленая бездна



Холодная зеленая бездна

Картер Браун

Холодная зеленая бездна

Глава 1

Лишь только я открыл дверь своего номера в мотеле, яркий солнечный свет буквально ослепил меня, и какое-то мгновение невозможно было ничего разглядеть, кроме мерцающего золотисто-каштанового сияния. На пару секунд я крепко зажмурился, потом осторожно приоткрыл глаза. На этот раз под шапкой темно-рыжих волос я смог различить кое-какие интересные подробности. Невероятно распутное личико с блестящими зелеными глазами и носиком, который нельзя было назвать ни маленьким, ни курносым. Когда она улыбнулась, нижняя губа выпятилась, придав лицу чувственное выражение.

Я бы дал ей лет двадцать пять, но, судя по всему, опытности ей было не занимать. Открытая голубая кофточка плотно облегала высокую грудь, бюстгальтера на ней не было. Выцветшие брючки сидели низко на бедрах и тесно обтягивали аппетитные ягодицы и стройные ножки. От шеи до пупка тянулась полоска обнаженной кожи. Втянутый живот напоминал драгоценное изделие из слоновой кости руки знаменитого мастера.

— Мистер Уилер? — У нее был хриплый, приглушенный голос.

— Да.

— Я проверила по регистрационному журналу: вы из Пайн-Сити.

— Верно.

— Не отпразднуете со мной? Пить одной скучно.

Она встряхнула шейкер, и я услышал, как мелодично звякнули опущенные в него кубики льда.

— Можно войти?

Я распахнул пошире дверь и машинально шагнул в сторону. Она прошествовала мимо меня, ритмично покачивая упругой задницей. Меня заворожило это зрелище. Гостья остановилась возле письменного стола.

Я закрыл дверь номера и медленно подошел к ней, опасаясь, как бы она не оказалась всего лишь плодом моего не в меру разыгравшегося воображения.

— Найдется тут из чего выпить? — Нетерпение сквозило в ее голосе.

Я принес два бокала из ванной комнаты, налил в них коктейль из шейкера и протянул один ей. Девица уселась в ближайшее кресло, скрестила длинные стройные ноги, и мне почему-то показалось, что она живет в моем номере по крайней мере уже пару дней.

— Что мы празднуем? — вежливо осведомился я.

— То, что я не получила развода. Но, скажу я вам, это была приятная попытка. Мне почти все удалось. — Она медленно улыбнулась. — Между прочим, мое имя Трейси Тенисон.

— А я — Эл Уилер.

— Трейси и Эл! — Она с минуту подумала, потом поморщилась. — Звучит как в каком-нибудь современном газетном юмористическом рассказе, где я лесбиянка, а вы паинька. Так или иначе, — она приподняла свой стакан, — выпьем за мою чудесную свободу.

Хотя я предпочитал скотч, мартини был превосходно смешан семь к одному. Когда я опустил стакан, то обнаружил, что она разглядывает меня холодным оценивающим взглядом. Мелькнула неприятная мысль, что она может оказаться местным Джеком Потрошителем и прикидывает сейчас, как сподручнее перерезать мне горло.

— Вы надолго в Рино? — неожиданно спросила она.

Я покачал головой:

— Я провел пару недель на Востоке. Теперь отпуск мой подошел к концу, и я решил возвращаться домой северным путем. Все эти открытые равнины в Вайоминге пробудили во мне ностальгическую грусть о прежних славных днях, куда по всем телевизионным каналам с утра до ночи крутили вестерны.

— Вы просто треплетесь, не так ли? — Она весело засмеялась. — Уж не заставляю ли я вас нервничать?

— Естественно, — ответил я честно, — объясните, в чем, собственно, дело?

— Есть две вещи, которые меня в вас вполне устраивают, приятель. — Она медленно потягивала свой мартини. — Вы выглядите достаточно мужественным, способным в случае чего постоять за себя, и к тому же направляетесь в Пайн-Сити.

— Чего мне не хватает, так это интуиции, — буркнул я. — Может, разъясните, что к чему?

— Хочу, чтобы вы подвезли меня в своей очаровательной маленькой спортивной машинке, что стоит перед мотелем. — Она облизала нижнюю губу розовым кончиком языка. — Гарантирую, вы не соскучитесь в пути, а когда мы доберемся до Пайн-Сити, я заплачу вам пару сотен долларов.

— Почему вам нужна защита? — спросил я.

— Мой муж, Дейн Тенисон, человек весьма вспыльчивый, обозлился на меня за то, что я пыталась получить развод. Я буду в безопасности, как только вернусь в Пайн-Сити. Он это прекрасно знает и наверняка попытается помешать мне. Так что путешествовать одной — примерно то же, что самой подтолкнуть его к решительным действиям.

— Видимо, ваш брак был прямо-таки потрясающий, основанный на доверии и всей прочей чепухе, — покачал я головой. — Вы не шутите? Это не какой-то хитроумный розыгрыш?

— Если он надумает остановить меня, то пойдет на все, — произнесла она ровным голосом. — Например, наймет грузовик, чтобы столкнуть нас под откос. — Она сжала губы. — Дейн — очень решительный!

Я поставил стакан на стол и закурил сигарету. Ощущение нереальности, охватившее меня в то мгновение, когда я отворил дверь и увидел это мерцающее золотисто-каштановое сияние, постепенно усиливалось.

— Ваш муж всегда действует самостоятельно?

— Дейн? — Ее нижняя губа презрительно изогнулась. — Он никогда не делает сам грязную работу, предпочитая обращаться к услугам профессионалов. Могу поспорить, он и на собственные похороны уже нашел двойника! — Она допила свой стакан и взглянула на меня через него. — Ну так что, Эл?

— Даже не знаю, что сказать, — пробормотал я неуверенно.

— Если дело в деньгах, я накину еще немного, — пообещала она.

— Деньги меня не интересуют.

— О?! — Ее брови слегка приподнялись. — Выходит, вас интересует нечто иное? — Она облизала нижнюю губу. — Может, небольшой задаток придаст вам решимости?

Она поднялась с кресла, сбросила сандалии и одним движением стянула с себя голубую кофточку. Ее крепкая грудь классической формы с сосками, похожими на розовые бутончики, надвинулась на меня. Набухшие в возбуждении соски трепетали прямо перед моими глазами. В этот момент она расстегнула «молнию» на джинсах и стащила их с себя, пленительно изогнувшись. Теперь она была только в маленьких черных трусиках, с трудом прикрывающих холмик Венеры. Тем не менее ее глаза внимательно наблюдали за мной.

— Все, что я прошу, Эл, это защитить меня.

Неожиданно в дверь громко забарабанили. Можно было подумать, что явилась сама богиня возмездия Немезида. Учитывая подобные обстоятельства, я бы сказал, что Трейси Тенисон отреагировала в высшей степени хладнокровно: прошла к столу и вновь наполнила из шейкера свой стакан. Я имел удовольствие восхититься ее трусиками на ягодицах. Стук прекратился на пару секунд, но затем возобновился с удвоенной силой.

— Может, вам следует отворить дверь? — мило улыбнулась мне рыженькая. — Кажется, там не собираются уходить.

Я отворил дверь. В комнату ворвались двое парней с таким грохотом, будто небо обрушилось на улицу. Первый, с физиономией, имевшей весьма отдаленное сходство с человеческой, напоминал бесформенную глыбу затвердевшего бетона и мог быть смело назван профессиональным убийцей. Зато его напарник был маленьким тщедушным человечком с длинными светлыми волосами и кроткими голубыми глазами, казавшимися за линзами очков без оправы непомерно большими.

Горилла наградил меня небрежным пинком, от которого я отлетел в конец комнаты, недоросток же тем временем аккуратно закрыл за собой дверь на ключ.

— Тебя ждут большие неприятности, мистер! — прорычал амбал.

— Несложно догадаться, — ответил я устало. — Леди — ваша супруга, и конечно вы оскорблены в лучших чувствах, поскольку застали ее в моем обществе, к тому же полуодетую. Думаю, единственный способ вернуть вашему лицу присущую ему счастливую улыбку — это вручить вам солидную пачку денег, не так ли?

Горилла медленно повернул голову и уставился на своего дружка.

— Что за тип? — спросил он жалобно. — Псих какой-то.

— Джентльмен думает, что мы занимаемся вымогательством, — весело ответил тот. — Однако подобные забавы вышли из моды уже лет тридцать назад. Непростительная ошибка с его стороны, Олби. — Он сочувственно улыбнулся мне. — Сожалею, сэр, что нам пришлось расстроить ваши планы, но мы за этой леди. Мы должны вернуть ее туда, откуда она явилась. Не сомневаемся, что в этой грустной мелодраме вы всего лишь ничего не подозревающий наблюдатель, каким и останетесь, если только вас не спровоцируют на необдуманные действия рыцарские чувства. В этом случае, предупреждаю, Олби продемонстрирует вам, что произойдет со сторонним наблюдателем, если он вмешается не в свое дело.

— К примеру, я вколочу тебе зубы в глотку, — доступно объяснил Олби.

— Полураздетая ты просто восхитительна, Трейси! — восторженно заметил маленький. — Но мы не хотим привлекать внимание на улице славного города Рино, а посему изволь-ка надеть на себя остальные вещички.

— Нет, — напряженно ответила она.

Тогда он с удивительным проворством подскочил к ней и залепил звонкую пощечину. Удар был таким сильным, что голова ее дернулась в сторону, а на щеке появился красный отпечаток пятерни.

— Не заставляй тащить тебя силой, Трейси, — произнес он раздраженно. — Натягивай поживее одежду, и пойдем.

— Она поедет со мной, — заявил я.

Он взглянул на меня с сожалением:

— Жить надоело? Хотите, чтобы Олби отделал вас хорошенько?

Я сунул руку в карман брюк. Горилла отреагировал так, будто мы с ним разыгрывали заранее отрепетированную сценку из кинобоевика: его правая рука моментально нырнула под пиджак и извлекла оттуда тридцать восьмой.

— Замри! — рявкнул он. — А не то схлопочешь пулю промеж глаз!

Я протянул вперед сжатую в кулак руку и не спеша раскрыл пальцы.

— Лучше взгляните сюда, — обратился я к коротышке. — Олби, по-моему, не умеет толком читать.

Он приблизился, взял из моей ладони полицейский значок, и через мгновение его неестественно большие глаза недоверчиво уставились на меня.

— Вы — лейтенант? — прокаркал он.

Я ответил типичным полицейским лающим басом:

— Отдел по расследованию убийств! Прикомандирован к службе шерифа округа Пайн-Сити! — Затем ткнул пальцем в рыжеголовую красотку:

— Эта женщина важный свидетель, и она поедет со мной.

— Этот тип — и вдруг полицейский? — разочарованно промычал Олби.

— Похоже на то. — Коротышка быстро сунул мне мой значок, будто он жег ему руку. — Может, нам подумать немного, а, Олби?

— Какая, к дьяволу, разница, полицейский он или нет? — рассердился горилла. — Он не может помешать забрать ее!

— Попробуйте только сделать это, и через пять минут все полицейские в Рино пустятся за вами в погоню, — усмехнулся я.

— Это произойдет, даже если мы не возьмем ее с собой… — Маленький внимательно посмотрел на меня. — Ведь я прав, лейтенант?

— Мое дело — доставить свидетельницу в Пайн-Сити, — сказал я, пожимая плечами. — Если вы оба уберетесь отсюда, я забуду о вашем существовании.

— Ладно, — сердито пожал он плечами, — мы уходим.

— Есть еще кое-что перед тем, как вы уйдете! — напряженным голосом произнесла рыженькая.

— Что? — повернулся к ней тщедушный.

И тут она залепила ему звонкую оплеуху. Он остолбенел на несколько секунд, затем затрясся от сознания собственного бессилия, резко повернулся на каблуках и выскочил из комнаты. Олби убрал в кобуру пистолет и с выражением сожаления на тупой физиономии последовал за приятелем. Конечно, ему было обидно, что не пришлось никому своротить скулу. Дверь за ними захлопнулась, и напряжение в комнате постепенно спало.

— Вы были прекрасны, Эл! — с энтузиазмом заговорила Трейси. — Не представляю, как вам удалось убедить их в том, что вы лейтенант полиции. Но чтобы там ни было, они поверили!

— Полагаю, моя задача была облегчена тем, что я действительно лейтенант полиции, — произнес я негромко.

Ее зеленые глаза подозрительно посмотрели на меня.

— Вы водите меня за нос!

— Вы воображаете, что игрушечный значок одурачил бы этих двух скотов? — хмыкнул я.

— Господи, смешно до слез! — Она захохотала. — Обратиться за помощью именно к вам! Выбрать из всех обитателей Рино настоящего копа!

— Вы думаете, они попытаются остановить вас по дороге в Пайн-Сити? — спросил я обеспокоенно.

— С вами нет, — без раздумий ответила она. — Уверена, они поверили в историю про важного свидетеля.

— Прекрасно, — заметил я. — Когда тронемся?

— Вы прелесть! — Она буквально засияла. — Дайте мне четверть часа на сборы.

— Олби из тех недалеких ослов, которых любой может нанять на почасовую работу, — констатировал я, наблюдая, как она снова натягивает кофточку на свои великолепные груди. — Но кто этот тщедушный малый?

— Не имею представления. — Она влезла в выгоревшие джинсы, плотно облепившие ее округлые бедра. — Надеюсь, мне удалось выбить парочку его самых любимых зубов.

— Он вас знал. Несколько раз обратился по имени.

— Мой драгоценный муженек позаботился, чтобы этот ублюдок узнал его жену с первого взгляда! — фыркнула она. — Слушайте, прекратите рассуждать как коп. Лучше подумайте о предстоящей ночи в Кармеле!

— До него семь часов езды, — проворчал я.

— Ох… — Она закатила глаза. — Впервые сталкиваюсь с такой романтической реакцией, Эл Уилер. Я знаю один отель со сказочным видом на океан, и ничто не может помешать мне отпраздновать первую ночь после моего несостоявшегося развода с другим мужчиной. Так что закройте рот и начинайте укладывать вещи.

Она забросила руки мне за шею и впилась в мои губы долгим поцелуем, обещавшим ни с чем не сравнимое блаженство в будущем. Волнующее тепло исходило от ее тела, от ее податливых грудей, со всей силой упершихся в меня.

Потом она отправилась в свой номер. Я покидал пожитки в сумку, расплатился за мотель и стал ждать ее в машине.

Но она появилась лишь после того, как я чуть было не уверовал, что все случившееся — только мираж.

По дороге мы остановились всего раз — на десять минут, чтобы проглотить по гамбургеру и чашке кофе.

Мы прибыли в отель в Кармеле в одиннадцать часов ночи. Бетонная лента дороги все еще продолжала раскручиваться перед моими глазами, когда мальчишка-посыльный провел нас в номер с балконом, выходящим на океан.

— Я должна освежиться! — заявила Трейси, как только за ним закрылась дверь. — А вы пока закажите бутылку скотча.

Через некоторое время она вышла из ванной в белом халатике, доходящем ей всего лишь до середины бедер. У меня просто закружилась голова, когда я взглянул на ее высокую потрясающую грудь. Взяв приготовленный для нее стаканчик, она уселась на край кровати и небрежно скрестила ноги. Халатик распахнулся, она ленивым движением поправила его, но я на короткое мгновение успел заметить темно-золотистый треугольник между ее бедрами. Я быстро разделался со своим скотчем и тоже прошел в ванную. Когда же, покончив с душем и чисткой зубов, возвратился в номер, он был погружен в темноту.

Трейси была на балконе. Ее обнаженное тело купалось в лунном свете. Я приблизился к ней и, прижавшись, обнял за талию. Ее гибкое тело волшебным образом подействовало на меня, мой член тут же дал о себе знать. Если она и почувствовала это, то ничего не сказала. Одной рукой я провел по изгибу ее бедра, а другой по груди.

— Вы не простудитесь?

— Я общаюсь с Тихим океаном — со своей первой и единственной любовью, — сказала она тихо, затем взяла мою руку и прижала ее к своей левой груди. Ее сосок сразу затвердел под моими пальцами. Она откинула голову на мое плечо.

— Я люблю плавать под водой в холодной зеленой бездне. Дейн потерял разум, вообразив, будто в силах помешать мне возвратиться сюда. Эл, послушай, как накатываются на берег волны! Это самый прекрасный и самый тоскливый звук во всем мире!

— Романтическое настроение? — пробормотал я. — Новенькая грань личности Трейси Тенисон?

— Это ненадолго… — хрипло рассмеялась она. — Не хотите ударить меня своей резиновой дубинкой, прежде чем мы займемся любовью?

— Мы больше не орудуем дубинками. С тех пор как цены на них подскочили.

— Тогда отнесите меня на кровать, лейтенант! — Она слегка поежилась. — Ой, сейчас чихну…

— Никто бы не посмел! — заверил я ее. — Это запрещено городскими властями.

— Может быть, кто-то проплыл над ней! А, к черту все это, — решительно затрясла она головой. — Я становлюсь болезненно впечатлительной. Не хочу, чтобы мой бывший муж злорадствовал!

Она высвободилась из моих объятий и вернулась в темную комнату. Я имел возможность любоваться точеными формами ее потрясающе изящного тела и при лунном свете. Лишь когда она полностью растворилась во мгле, я последовал за ней.

Она уже лежала на кровати, ожидая меня. Тени играли между ее ног и грудей. Когда она протянула ко мне руки, тени шевельнулись. Полный возбуждения, доходящего почти до физической боли, я не смог больше сдерживаться и упал на нее.

Она занималась любовью неистово, я бы даже сказал — безрассудно, яростно отдавая этому процессу всю себя. Ее тело дико извивалось подо мной, ноги со всей силой сжимали мою талию, а я глубоко и ритмично входил в нее. Наши движения становились все быстрее, все безумнее, перерастая в бушующий, неуправляемый натиск. Ее коготки исцарапали мои плечи и спину. Наши тела растворились друг в друге, казалось, они никогда не разделятся. Ее глаза были закрыты, а голова металась из стороны в сторону по смятой подушке. Стоны шли откуда-то из глубины и дрожали на полуоткрытых губах.



Когда мы наконец достигли апогея, она издала пронзительный, затянувшийся крик, тело ее изогнулось навстречу мне и застыло неподвижно.

Тесно прижавшись, мы сжимали друг друга в объятиях, тяжело дышали, с трудом переводя дыхание. Когда мой опавший член выскользнул из нее, она еще раз вскрикнула.

Чуть позже мы опять занялись любовью. Но теперь все это происходило медленнее и дольше. Она сидела на мне верхом, откинувшись назад и медленно вращая бедрами, а я ласкал ее груди. Наш одновременный оргазм был еще острее.

Через какое-то время меня разбудили приглушенные рыдания, прорезавшие абсолютную ночную тишину.

— Что случилось, дорогая? — спросил я.

— Ты такой ублюдок, но я так тебя люблю! — простонала она. — Ты знаешь, все было бы нормально, не потеряй ты самообладание.

Когда до меня наконец дошло, что она говорит вовсе не со мной, а с каким-то другим парнем, которого я никогда не встречал, она уже мирно спала возле меня.

Когда я проснулся в следующий раз, яркий солнечный свет вовсю заливал наш номер. Мне потребовалось менее минуты, чтобы обнаружить, что пропала не только Трейси, но и все ее вещи. В воздухе все еще ощущался слабый запах ее духов, доказывающий, что она была здесь.

Дежурный администратор сообщил мне, что она взяла напрокат машину и уехала час назад. Самодовольная ухмылка на его лице говорила о том, как он завидовал мне ночью и как не завидует сейчас.

Глава 2

— Если бы это не означало, что жертва мертва, — ворчливо рассуждал шериф Лейверс, — я был бы рад тому, что подвернулось убийство. Вы вернулись из отпуска уже неделю назад и ровным счетом ничего не делаете, только и знаете, что увиваться вокруг секретарши.

— Я все надеялся, что она интереса ради сама начнет преследовать меня, — заявил я мечтательно, — но по непонятной женской логике этого почему-то не произошло.

— Парадиз-Бич, — буркнул он. — Патрульная машина уже там. Они ждут вас, чтобы показать тело. Окружной следователь выезжает через десять минут. Собирайтесь живее, лейтенант.

— Подробности? — спросил я.

Он самодовольно поджал губы.

— Не собираюсь вмешиваться в вашу работу, Уилер.

Второстепенные детали только спутают вас. Я хочу, чтобы вы управились с этим делом сами, и искренне надеюсь, что оно удержит вас подальше от офиса хотя бы месяц.

— На улице дождь! — Я бросил на него взгляд великомученика.

— Если не уберетесь отсюда в течение пяти секунд, нарветесь на торнадо, — пообещал он.

Решив не искушать судьбу, я выскочил в приемную.

Пишущая машинка замерла на полуслове. Аннабел Джексон вскинула головку с волосами липового меда.

Ее по-детски голубые глаза настороженно следили за каждым моим движением.

— Голубушка, — произнес я печально. — Возможно, это мое последнее «до свиданья». Самоубийственное поручение! Никто не захотел, никто не хотел выполнять его, даже я. Но шериф все же послал меня, своего лучшего сотрудника.

— Не думаю, что было бы справедливо поручать это больному сержанту Полнику, — заметила она с ехидным смешком.

— Вот он и послал меня, а не Полника, — проворчал я.

— Я в восторге от того, что шериф наконец нашел, чем вас занять. Теперь мне не нужно будет убегать всякий раз; когда я замечу, что ваши гадкие, назойливые руки тянутся ко мне.

— Вы совершенно не разбираетесь в языке любви, — ответил я ей.

— Точнее, похоти! — Она одарила меня вероломной улыбкой. — Ну что же, до свидания, Эл Уилер! Я не буду скучать, так что, пожалуйста, задержитесь там подольше, хорошо?

Пишущая машинка насмешливо застрекотала мне вослед. Дождь лил со свинцового неба сплошной завесой. Такое утро никак не подходило для осмотра трупа.

На самом деле, мечтал я, в такое утро хорошо бы оказаться в постели с медовой блондинкой! Мечты! Пустые мечты!

Когда я отъезжал от тротуара, то чуть не столкнулся с проезжавшим мимо грузовиком. На голову моих бедных родителей обрушились такие проклятия, которые кого угодно заставили бы усомниться в том, что я — представитель человеческой расы.

Парадиз-Бич — летняя площадка для игр самых богатых людей, тех, кто может позволить себе наслаждаться уединением в собственном особняке, раскинувшемся на целых двести футов вдоль побережья Тихого океана.

В такую погоду у трупа в распоряжении весь пляж, подумал я.

Минут через двадцать показалась дорога, ведущая с шоссе на пляж. Там меня уже поджидала патрульная машина. В ней сидели двое одетых в форму ребят, мне они показались вроде бы знакомыми. Действительно, за рулем оказался костлявый Маркс, а рядом с ним — крепыш Вили. Я махнул им, чтобы они указывали дорогу, и поехал следом.

Через несколько минут мы достигли вытянувшейся по берегу линии роскошных коттеджей полумиллионеров.

Патрульная машина остановилась перед витиеватым двухэтажным домом белого цвета. Я поднял повыше воротник своей куртки и выбрался под проливной дождь.

— Паршивый денек для убийства, лейтенант! — заговорил Маркс, подходя ко мне. — Джо подождет следователя, чтобы показать ему дорогу.

— Прекрасно! Пошли посмотрим.

Мы вошли через двустворчатые ворота, обогнули дом и увидели посреди двора аккуратно подстриженную лужайку. Через решетчатую калитку мы попали на пляж, и тут у самой кромки воды я увидел мертвое тело. Оно лежало так, что казалось меньше, чем было на самом деле.

— Сейчас отлив, поэтому мы оставили труп на месте, — пояснил Маркс. — Подумали, вы не захотите, чтобы мы что-либо трогали, лейтенант.

— Кто нашел тело? — спросил я.

— Уборщица. Она была наверху в коттедже. Выглянула в окно и заметила, что волна вынесла его на берег.

Произошло это примерно час назад. Когда мы приехали, у нее была истерика. Поэтому мы забросили ее домой, когда встречали вас.

Мокрый песок под ногами был твердым, волны грохотали удивительно мрачно и уныло. Маркс первым добрался до трупа и остановился, вытирая тыльной стороной мокрой руки дождевые капли с лица.

— В утопленниках есть что-то такое, что всякий раз мучает меня, — признался он смущенно.

Нагое тело явно принадлежало молодой привлекательной женщине. Ее лицо уткнулось в сгиб локтя и было скрыто мокрыми рыжими волосами. Я опустился на колени и осторожно повернул тело на спину. Сначала я оцепенел и не поверил, потом, узнав, впал в болезненный шок. Широко раскрытые зеленые глаза Трейси Тенисон утратили блеск, в ее выступающей губе больше не было ничего чувственного. Если бы я был настоящим суперменом, то, вероятно, пожал бы плечами и прошептал: «Вот мы и свиделись, детка!» Но вместо этого у меня в ушах зазвучал ее хрипловатый голос, рассказывающий мне, как любит она Тихий океан.

— «Холодная зеленая бездна…», — машинально произнес я, поднимаясь.

— Что, лейтенант? — Маркс с любопытством посмотрел на меня.

— Ничего, — пробормотал я и, повернувшись лицом к дому, увидел спешивших к нам Вили и доктора Мэрфи.

— Черт знает что за день для убийства! — проворчал последний, ставя свой черный чемоданчик на песок. — Теперь все опять встанет на свои места, раз вы вернулись из отпуска, Уилер. — Потом он вдруг нахмурился, внимательно присматриваясь ко мне, брови его слегка приподнялись. — Эй, впервые замечаю, чтобы вас проняло…

— Утопленники, — пробурчал Маркс, — почему-то они всегда портят настроение.

Мэрфи присел на корточки возле тела Трейси и приподнял ее руку ладонью вверх, чтобы мы смогли разглядеть сморщенные кончики пальцев.

— Она недолго пробыла в воде, — пробурчал он. — Кожа, как у прачек, не доходит до второго сустава, значит, бедняжка проплавала несколько часов.

Он приступил к более тщательному осмотру, я отвернулся и прошел несколько ярдов по мокрому песку, потом остановился, бездумно глядя на мрачное небо и море.

Минут через пять ко мне присоединился Мэрфи.

— У нее на затылке пулевое отверстие. Полагаю, с остальным можно подождать до вскрытия. — Он изо всех сил старался говорить бесстрастно. — Вы знали ее, Эл?

— Да, причем это было менее чем двадцать четыре часа назад. Она была исключительно жизнелюбивым созданием, если вы понимаете, что я имею в виду.

— Сожалею, — произнес он искренне. — Я позабочусь обо всем и сообщу вам о результатах.

Я кивнул с благодарностью и зашагал к решетчатой калитке, ощущая, что за мной внимательно наблюдают три пары глаз. Мне хотелось одного: поскорее убраться отсюда, подальше от сей мрачной юдоли смерти. К своей машине я уже практически бежал. Я поехал прямо в город и остановился против бара на Пятой улице: это заведение посещали серьезные выпивохи, так что пустая болтовня мне не грозила.

Где-то через час я уже принял достаточно скотча, чтобы выйти из шокового состояния, но не для того, чтобы перестать думать. В телефонной книге значились три Тенисона с буквой «Д»в инициалах. Я решил посетить их, пока доктор Мэрфи не сказал о результатах вскрытия.

К трем часам выяснилось, что первые два адресата пустышки, последняя надежда — некий Д.К. Тенисон, живший в Гринвилл-Хайтс, в здании под названием «Кейп-Код».

Дом выглядел солидно, к нему вела вымощенная подъездная дорога, вокруг подстриженные лужайки и кустарники. Тишину нарушал лишь собачий лай. Я нажал на дверной звонок и стал ждать. Дождь уже прекратился, и низко опустившееся небо постепенно поднималось. Возможно, завтра будет прекрасный день, но разве Трейси Тенисон, лежащей в холодильной камере морга, не безразлично все это?

Когда дверь отворилась, я испытал потрясение, пожалуй, посильнее того, что пережил на пляже в Парадиз-Бич.

— Да? — Глуховатый голос был до боли знаком.

— М-м… Ух! — Я конвульсивно проглотил слюну и попробовал снова:

— Я хотел бы видеть мистера Дейна Тенисона.

— Сейчас его нет в городе, но, возможно, я смогу вам чем-то помочь? — Она вежливо улыбнулась. — Я Трейси Тенисон, его жена.

Стоявшая на пороге зеленоглазая рыжеволосая женщина была, должно быть, призраком…

Моя голова перестала идти кругом, лишь когда я стал замечать небольшие, но существенные различия. Ее волосы были длиннее, а нос определенно не такой курносый, хотя нижняя губа ее выпячивалась так же чувственно. Ее цветастое шикарное платье с глубоким вырезом убедило меня, что в мире по-прежнему все прекрасно.

Когда я представился, вежливая улыбка на ее лице сменилась недоумевающим взглядом.

— Что Дейн натворил на этот раз? — резко спросила она. — Забыл заплатить за парковку машины или что-то в том же роде?

— Дело более сложное, миссис Тенисон. Не могли бы мы поговорить более обстоятельно?

— Конечно. Проходите, пожалуйста.

Я последовал за ней через просторную прихожую в огромную, элегантно обставленную гостиную. Ее высокие круглые ягодицы зазывно покачивались под струящейся тканью платья.

— Я жду Дейна либо сегодня вечером, либо завтра утром, — сказала она. — Будьте любезны объяснить мне, в чем дело, лейтенант?

— У вас есть сестра, миссис Тенисон?

— Да. Луиза. — Она смутилась. — Луиза Фаулер.

— Вы знаете, где она сейчас?

— Полагаю, все еще живет с приятельницей в квартире на другом конце города. — Голос ее был холоден. — Я не видела Луизу уже несколько месяцев: мы с ней не слишком близки. Вообще-то я думала, вы хотите поговорить о моем муже.

— Можно воспользоваться вашим телефоном?

— Если это сделает вас менее таинственным, — заявила она ядовито.

Я прошел к маленькому столику в дальнем углу комнаты, поднял трубку и набрал номер окружной больницы. Уже через двадцать секунд послышался усталый голос доктора Мэрфи.

— Уилер, — произнес я. — Вы закончили осмотр?

— Если вы имеете в виду вскрытие, что я завершил все час назад.

— И каковы результаты? — спросил я, тщательно выбирая слова, поскольку рыженькая слышала каждое произнесенное мною слово.

— В левом предсердии воды не было. Значит, она умерла до того, как оказалась в воде. Пуля вроде бы от пистолета тридцать восьмого калибра. Я ее отправил к баллистикам. Кровоподтеков на теле не обнаружено, что для утопленников не типично. Как я и предполагал, тело не могло долго находиться в воде.

— В какое время это произошло?

— Трудно сказать, Эл. Где-то от двенадцати до двадцати четырех часов назад. Если считать от того момента, когда я увидел ее утром на пляже.

— Где сейчас ваш пациент?

— Если вы имеете в виду тело, — проворчал Мэрфи, — то оно в морге. Куда еще я мог его отправить?


Когда служитель морга вывел миссис Тенисон на свежий воздух, здоровый цвет кожи на ее лице приобрел землистый оттенок, а зеленые глаза были пустыми.

— Это Луиза, — промолвила она чуть слышно.

— Мне очень жаль.

Традиционная фраза, звучащая так нелепо!

— Мы никогда не были особенно близки, но увидеть ее… — Она беззвучно разрыдалась.

— Вам надо выпить!

Я взял ее под руку и повел к машине.

Занятый нами отдельный кабинет являлся своего рода оазисом в полутемной атмосфере плюшевого бара. Миссис Тенисон отказалась от сигареты и сидела неподвижно, словно творение великого скульптора. После того как официант принес спиртное, она медленно повернула ко мне голову:

— Кто ее убил, лейтенант?

— Не имею представления! — ответил я правдиво. — Ее тело вынесло волнами сегодня утром на один из пляжей Парадиз-Бич.

— Бедная Луиза! — Она сильно прикусила нижнюю губу. — Мы ужасно поссорились около трех месяцев назад, даже перестали общаться друг с другом.

— Вы сказали, что она делила квартиру со своей приятельницей?

— Да, с Марди Роббинс. В самом лучшем многоквартирном доме в конце Элм-стрит.

Я, как прилежный полицейский, записал имя и адрес в свою записную книжку и спросил:

— Из-за чего вы поссорились?

— Из-за моего мужа, — холодно ответила она. — Луиза не давала ему прохода, даже в моем собственном доме. Когда на нее накатывало этакое сумасбродство, она была способна на все. Я пыталась сначала не обращать на это внимания, но заметив, что Дейн начинает откликаться на ее заигрывания, положила этому конец.

— Итак, вы поссорились, сестра ушла от вас, и больше вы ее не видели?

— Совершенно верно. — Она отпила немного водки с мартини. — Боюсь, я больше ничем не смогу вам помочь. Когда она стала преследовать моего мужа, я тут же пресекла это, и перестала с ней общаться, хотя она и была моей младшей сестрой.

— Где сейчас ваш муж?

— В Лас-Вегасе или где-то в Неваде. — Она натянуто улыбнулась. — Дейн — профессиональный игрок. Я выяснила это уже после того, как мы поженились. Но я до сих пор его люблю. Вообще-то могу выложить вам всю нашу историю, лейтенант, ибо вы все равно до всего докопаетесь рано или поздно. Это мой второй брак. Мой муж погиб в автомобильной катастрофе. Мне было тогда всего двадцать один год. Вторично я вышла замуж уже в зрелом возрасте, три года тому назад. Мне как раз исполнилось двадцать пять. В конце концов я устала наблюдать, как Дейн проигрывает мои деньги и купила ему пакет акций в одном из небольших казино в Вегасе. Я подумала, что таким образом он сможет возвращать хотя бы небольшой процент из тех денег, которые оставляет в игорных домах. Вот и теперь я держу пальцы скрещенными в надежде на то, что он все еще в «Кристалл-Инн».

— Когда он уехал? — спросил я небрежно.

— Почти три недели назад. Позавчера он звонил из Вегаса. Сказал, что рассчитывает вернуться домой сегодня вечером. — Она сделала еще один глоток из бокала, потом поставила его на стол. — Почему вы так интересуетесь моим мужем, лейтенант?

— С чего вы взяли? — ответил я, пожалуй, излишне быстро.

— Прошу вас, не лгите мне, — произнесла она ровным голосом. — Когда вы пришли сюда, то спросили Дейна. И еще: увидев меня, вы в первый момент явно испытали шок. Потом поинтересовались, есть ли у меня сестра, а когда я ответила утвердительно, вы на какое-то время полностью позабыли о моем муже.

— Я был повержен в шок вашим необычайным сходством с Луизой Фаулер, — пояснил я.

— Правильно, вы даже не подозревали о моем существовании до того момента, пока я не открыла вам дверь.

А вот Луизу и Дейна вы откуда-то знали и даже связали их между собой.

— На сегодня это конфиденциальная информация.

— Если между ними происходило нечто такое, что мне неизвестно, то полагаю, вы должны сообщить мне об этом!

— Вам так хочется все выяснить? — пожал я плечами. — В таком случае возьмите да и порасспросите мужа.

Ее зеленые глаза холодно сверкнули.

— Спасибо, лейтенант. Я так и сделаю. — Быстро расправившись с выпивкой, она поднялась. — Домой я поеду на такси. Мне бы не хотелось, чтобы вы сопровождали меня. До свидания, лейтенант!

После того как она ушла, я выпил еще один бокал, расплатился по счету и вышел в холодный, мрачный мир. Было начало шестого, и я решил, что для одного дня более чем достаточно. К черту Лейверса с его офисом, к черту Трейси Тенисон и к черту такой мир, в котором молодая, энергичная Луиза Фаулер окончила жизнь с пулей в затылке!

По дороге я немного поостыл и припомнил старую истину: если коп становится сентиментальным, ему самое время расставаться со своим значком. Когда я теряю самообладание, мне часто приходят в голову такие блестящие афоризмы.



Дома я в первую очередь поставил на проигрыватель свою любимую пластинку, а уже затем, сбросив пиджак и поясную кобуру с пистолетом, налил себе выпить и развалился в кресле. Я изо всех сил старался позабыть и про Луизу Фаулер, назвавшуюся в Рино Трейси Тенисон, и про Трейси Тенисон, супругу игрока по имени Дейн.

Через какое-то время мне почти удалось это сделать, как вдруг неожиданно раздался дверной звонок. Я открыл дверь и опять оказался действующим лицом в сценке из кинобоевика.

Олби, типичный бандит, прижав дуло своего тридцать восьмого к моей груди, оттеснил меня назад. Маленький тщедушный парень с длинными светлыми волосами и в очках без оправы аккуратно закрыл за собой дверь и улыбнулся мне:

— В одиночестве, лейтенант? А мне казалось, вы испытываете определенную сексуальную жажду, требующую постоянного присутствия рядом с вами полураздетых красоток.

— В одиночестве, — сказал я. — Что за игру вы затеяли на сей раз?

— О, совершенно новую! — бодро ответил он. — А называется она «убить копа». Мы придумали ее только сегодня.

— Я всегда мечтал убить полицейского, — пробурчал Олби. — Это… Черт побери, как это там говорится?

— Символ статуса, — подсказал коротышка весело.

— Да, точно. — Олби подмигнул мне, что было еще отвратительнее, чем его обычное рычание. — У тебя найдется какая-нибудь выпивка, коп? Чтобы мы смогли выпить за упокой твоей души!

Глава 3

Я сидел на диване в гостиной. Пистолет Олби все еще был направлен мне в грудь. А недомерок все это время рыскал по квартире. Чуть позже он присоединился к нам с моим пистолетом в руке, на его физиономии читалось полнейшее удовлетворение.

— Раскаяние, — произнес он, — ведет к отчаянию.

А отчаяние к самоубийству. Вы как раз приблизились к завершению периода отчаяния, лейтенант.

Положение, в которое я попал, вполне соответствовало сегодняшнему совершенно нереальному дню. Они не могли говорить серьезно об убийстве, твердил я себе вновь и вновь, но уверенность моя довольно быстро таяла. Один только вид пистолета Олби заставлял адреналин быстро бежать по моим венам. Я почувствовал на лбу холодные капельки пота.

— Объясните-ка мне, — обратился я к заморышу, — почему это как раз сейчас я нахожусь на грани самоубийства?

— Непреодолимое чувство вины! — сказал он жестко. — Человек вашей профессии, посвятивший себя служению закону, убивает женщину, а потом, по иронии судьбы, он же должен раскрывать преступление, которое совершил.

Не кажется ли вам, что лучше умереть, нежели пережить такой позор. Не расстраивайтесь! — Он противно захихикал. — Через несколько минут все будет кончено.

Горилла нетерпеливо пожал плечами.

— Хватит болтать! Пора браться за дело, Хэл!

— Не спеши. Надо позаботиться о кое-каких весьма существенных деталях! — холодно произнес его напарник.

Он перебросил мой пистолет в кобуре через спинку кресла, извлек из кармана своего пиджака пару белых нитяных перчаток, тщательно натянул их на руки и подошел к проигрывателю.

— Хорошая у вас вертушка, лейтенант! — воскликнул он в восхищении. — А не поставить ли какую-нибудь похоронную музыку? Как вам такая идея?

— Неужели вы думаете, что я — единственный коп, которому известно, что рыжеволосая, выдававшая себя за Трейси Тенисон в Рино, была в действительности сестрой Трейси, Луизой Фаулер? — проворчал я.

— Уверен в этом, — сказал он, хотя выглядел не очень-то уверенно. — Мы сделаем так, что полиция быстренько разберется, почему вы ее убили.

Он повернул ручку громкости у проигрывателя. Музыка зазвучала в полную силу.

Он зашел за кресло, поднял мой тридцать восьмой и вытащил его из кобуры. Его близорукие голубые глаза были до жути спокойны, когда он двинулся ко мне.

У меня было два пути: не двигаться с места и быть убитым или вскочить с кресла и, вероятно, тоже быть убитым. Принятое мною молниеносное решение вызвало неприятное ощущение в желудке, тем более я знал, что Олби во всей этой раздаче попадал в фактор «икс».

Я поднялся на ноги достаточно медленно, чтобы не пробудить его рефлексов.

— Сядь! — прорычал горилла.

— Если это не будет выглядеть как настоящее самоубийство, то грош цена вашим стараниям, — быстро и громко заговорил я, двигаясь от дивана к двери, ведущей в прихожую. — Единственный способ придать самоубийству надлежащий вид — это приставить к моему виску дуло моего собственного пистолета — а он в руке у Хэла — и спустить курок. Если Олби сейчас пристрелит меня, любой коп из службы шерифа сообразит, что кто-то осмелился поднять руку на полицейского.

Парочка морщин прорезала лоб амбала. Видать, пытался осмыслить мои слова. Однако партнер его не собирался медлить.

— Дай-ка мне пистолет, тупица! — прошипел Хэл. — И хватай его живо!

Подошла и моя очередь действовать, как и положено бесстрашному и находчивому лейтенанту. Я развернулся на каблуках и рванул со всех ног из квартиры. Я мчался вниз по лестнице, перепрыгивая сразу через несколько ступенек. Когда я достиг второго этажа, то услышал, как с грохотом за мной неслись преследователи, отставая всего на пару маршей. Как принято выражаться, смертельный ужас придает крылья. Оказавшись в вестибюле, я с силой толкнул стеклянную дверь на улицу, закачавшуюся взад-вперед от столь невежливого обращения, и, не задерживаясь, нырнул в подвальный этаж. Тут мне повезло: управляющий домом как раз отворял дверь собственного жилища. Времени на обвинения у меня не было, и я, толкнув его в спину, вместе с ним влетел в его квартиру. Я моментально запер дверь — и не только на задвижку, но и на цепочку. Затем огляделся и придвинул к двери стоявший неподалеку сундук. Тут послышался звук как при ударе. Повернув голову, я увидел, что управляющий лежит на полу, очевидно, потерял сознание от страха. К счастью, сперва у него подкосились ноги, что смягчило падение.

— Крайне сожалею о случившемся, — произнес я, как только он пришел в себя, — но меня пытались убить двое головорезов.

— Где они? — Он медленно поднялся на ноги, с безумным блеском в глазах. — Пойду присоединюсь к ним!

Если удача улыбнется мне, подумал я, то они должны клюнуть на раскачивающуюся на петлях дверь и выскочить на улицу. В нашем тихом районе пара парней, размахивающих пушками, обязательно привлечет внимание, так что им быстренько придется умерить свой пыл.

А пока я решил все же успокоить управляющего. Мне это удалось после того, как я пообещал ему бутылку скотча в виде компенсации. А через двадцать минут он согласился — уже за вторую бутылку — проводить меня до моей квартиры.

Дверь была распахнута настежь, но чужаков и след простыл. Я почувствовал себя намного лучше, увидав на кресле свой пистолет и поясную кобуру, и уж совсем хорошо, когда и то и другое удобно устроилось у меня на талии. Управляющий с притворным бурчанием принял стаканчик, поскольку он был налит не из предназначавшихся ему двух бутылок, и потом, удовлетворенно крякнув, удалился со своими трофеями.

Я устроился в кресле со второй порцией спиртного и понемногу пришел в себя.

Меня тревожили некоторые мысли. Почему бы, например, Хэлу и Олби не попытаться вновь инсценировать мое самоубийство. А раз так, то я должен как можно скорее разыскать убийцу Луизы Фаулер, что значительно повысило бы мои шансы остаться в живых.

Единственной зацепкой была Марди Роббинс, подруга Луизы, проживавшая с ней в одной квартире. И я решил не откладывать встречу с ней.

По дороге я остановился проглотить сандвич со свиной отбивной и выпить чашечку кофе, так что до места добрался лишь без четверти девять.

Как и говорила миссис Тенисон, здание это находилось в наиболее приличном конце Элм-стрит и представляло собой типичную новостройку. Квартира была на втором этаже. Я нажал на звонок и подождал несколько секунд, пока дверь мне не отворило некое дитя из космоса. У нее были волосы цвета только что скошенного сена. Они свисали до плеч, аккуратно обрамляя наивное личико. Однако густые ресницы не скрывали порочного взгляда ее прозрачных голубых глаз, а капризный изгиб губ как бы призывал к удовольствиям разнузданной сексуальной жизни.

На ней была надета совершенно прозрачная оранжевая туника, под которой, совершенно очевидно, больше ничего не было. Свет, льющийся из квартиры, освещал ее со спины, ясно подчеркивая чувственные изгибы ее тела. Как истинный джентльмен я не мог позволить себе пялиться на нее во все глаза, а потому бросал быстрые взгляды, и это было нелегко. Соски ее спелых, круглых грудей чуть не прорывали тончайшую ткань. Ноги и бедра вырисовывались особенно отчетливо и будили воображение. Обнаженные руки золотились коричневым загаром. Каждое движение девушки кружило голову.

Неожиданно меня перестал интересовать какой бы то ни было розыск. Я почувствовал себя дома.

— Вы, должно быть, один из наиболее приличных друзей Луизы? — Голос у девицы был притягательным. — Ее нет в городе, и я не знаю, когда она вернется. Вы, наверное, один из ее приятелей по игре?

— Точно, — кивнул я. — Эл Уилер Счастливчик.

— Вы на колесах, Эл?

— Да. Два из них спереди и два сзади, — заверил я ее.

— Тогда считайте, что у вас сегодня вечером свидание. Входите.

Она резко повернулась и вошла в дом. Ее ягодицы аппетитно задвигались.

Дитя из космоса обернулось ко мне, одарив потрясающей белозубой улыбкой:

— Я, — Марди Роббинс, подруга Луизы. Мы делим с ней эту лачугу. Возможно, она говорила обо мне?

— Да, конечно.

— Где вы с ней встретились? В Вегасе?

— В Рино. Пару недель назад.

— Эта девчонка наверняка где-то поблизости. Где бы что ни происходило, она тут как тут. Своего не упустит… — Она оценивающе посмотрела на меня и быстро провела язычком по нижней губе. Эффект был что надо. — Уверена, вечеринка, на которую мы собираемся, не покажется вам скучной. Я имею в виду всякие сексуальные игры. Там всегда так. Обмен партнерами, немного порнушки.

— Вечеринка как вечеринка, что в этом нового? — пожал я плечами.

— Я и говорю, вам не будет скучно. Надеюсь, мы сможем и поплавать в бассейне. Там есть один по соседству.

— Очень хорошо.

— Джеми собирался подкинуть меня, но его колымага сломалась, и он сейчас рыдает в гараже. Вас просто небо послало мне, Эл! Я невероятно счастлива.

— Где это все будет происходить?

— В Парадиз-Бич.

— Там замечательно, — заметил я.

— В особенности сейчас! — фыркнула она. — Сезонто прошел. Мы собираемся у Верблюда. Особняк принадлежит его старикам, но они сейчас в Европе, так что порядок!

— Представляю, как там будет шумно. А Верблюд, это кто?

— Конечно, не настоящее имя. Мы зовем его так потому, что он никогда не пьет воду.

— Только спиртное?

— Только спиртное.

— Хитро!.. Мне это нравится.

— Раз уж разговор зашел о спиртном, нам надо захватить с собой бутылку. Вас это устраивает, Эл?

— Вполне, — ответил я не моргнув глазом. А сам подумал, что за этот вечер это уже третья бутылка скотча, которую я кому-то вручаю.

— Ну, двинулись!

Она направилась к выходу, и снова ее ягодицы закачались передо мной. У меня просто руки зачесались дотронуться до них.

Она на секунду остановилась.

— Пэт Нелсон в городе. Думаю, он тоже будет там. Вы с ним знакомы?

— Не думаю.

— Игрок. Один из приятелей Луизы. Уверена, вы ее с ним встречали. На мой взгляд, это просто отвратительная распутная мразь, но, вероятно, страсть к игре делает выбор любовников очень странным.

— Страсть — это именно то, в чем все мы нуждаемся! — пробормотал я.

Она быстро взглянула на меня:

— Вот бы не подумала, что вам ее не хватает! Ведь она вспыхивает в ваших глазах всякий раз, когда вы моргаете!

Она удовлетворенно мурлыкнула, когда мы остановились перед винным магазином и купили скотч. Я опять еле сдержался, чтобы не положить ей руки на бедра.

Позже, подумал я. Впереди вся ночь.

В самом начале одиннадцатого я вновь очутился в районе полумиллионеров, где параллельно пляжу выстроились в длинный ряд дома. Мы остановились перед зданием в стиле ранчо, приблизительно в полумиле от белого особняка, возле которого я уже побывал сегодня утром. Я заглушил мотор. Марди Роббинс, немного поколебавшись, сказала:

— Сделайте мне небольшое одолжение, Эл!

— Выкладывайте.

— Не могли бы вы сегодня ночью выступить в роли моего постоянного ухажера. Вечеринки у Верблюда становятся крайне разнузданными, и, поскольку Джеми со мной нет, кое-кому из парней могут прийти в голову нехорошие мысли.

— Мне это не доставит никакого труда! — заверил я ее.

Я наклонился и открыл дверцу с ее стороны. Пока Марди обходила машину, быстро отстегнул кобуру и сунул ее под переднее сиденье. Если атмосфера на вечеринке накалится до такой степени, что мне вздумается расстегнуть пиджак, то вид торчащего из-за пояса тридцать восьмого едва ли прибавит мне популярности.

Верблюд оказался высоким тощим малым, преждевременно облысевшим. Его осоловелые глаза говорили о том, что он уже изрядно принял.

В просторном и элегантном строении легко разместились два десятка людей, прибывших раньше нас. Мы направились прямо к бару, и я налил выпивку из своей бутылки скотча. Проигрыватель включили чуть ли не на полную мощность, так что разговаривать было невозможно. Марди представила меня своим знакомым, оравшим во всю глотку в надежде быть услышанными в этом гаме. Воспользовавшись тем, что она пошла танцевать с каким-то бородатым типом, походившим на беженца из общины хиппи, которой пришел конец, я снова наполнил себе стаканчик и вышел с ним на балкон, где было относительно тихо. Облокотившись на чугунные перила, я наблюдал за набегавшими на берег волнами.

— Вы пришли с Марди Роббинс? — раздался позади меня голос.

Я повернулся и увидел высокую брюнетку, неодобрительно разглядывавшую меня сквозь очки в толстой оправе. На ней были черный свитер с высоким воротом и клетчатая юбка до колен. Широкие плечи, маленькие груди, широкие плоские бедра и тяжелый зад. Зачесанные наверх волосы были собраны в небрежный узел.

— Марди и Джеми — близкая парочка, вам это известно? — слова она произносила невнятно. Потом глотнула мартини, возможно, в качестве противоядия.

— Джеми подвели колеса, — пояснил я.

— Весьма правдоподобная история! — Она попыталась усмехнуться, но верхняя губа плохо слушалась ее. — Как вас зовут?

— Эл, — ответил я.

— А я — Сэм, это от Саманты. Надо же было идиотам родителям наделить меня этаким именем! — Она быстро заморгала. — Не хотели бы заняться со мною любовью, Эл?

— Пока я трезв, вряд ли, — заявил я холодно.

— Ну ладно! — Она выразительно пожала плечами. — Я просто хотела защитить интересы Джеми, только и всего!

— Вы что-то не похожи на девочку-скаута.

— А на кого я похожа? — Пару секунд она ожидала ответа, потом уголки ее губ печально опустились. — Ладно, можете не отвечать, я и сама знаю. Просто я чувствую себя не в своей тарелке. Это не моя стихия.

— А где ваша стихия, Сэм? — вежливо поинтересовался я.

— Вон там. — Она кивнула на океан. — Обожаю подводное плаванье. Посмотрели бы на меня когда-нибудь в мокром купальнике: глаз не отвести!.. Вы знаете, сегодня утром здесь в Парадиз-Бич выбросило на берег утопленницу!

— Правда?

— Я читала об этом в газете. Неопознанная девушка, так там сказано.

— Весьма прискорбно.

— Вы не слишком разговорчивый, верно? — В голосе ее послышалось раздражение. — Меня мороз продирает по коже, когда я думаю об этой несчастной девушке. А ведь это могла быть я. Тем утром я плавала и ныряла часа два, не меньше.

В этот момент на балкон вышла Марди Роббинс в сопровождении высокого парня с атлетической фигурой и красивым загаром. Одет он был в какой-то немыслимый спортивный костюм. Густые светлые волосы выгорели на солнце, а в голубых глазах искрилась высокомерная самонадеянность. Я предположил, что ему около тридцати пяти лет и он наверняка пользовался успехом у женщин любого возраста.

— Привет, Марди! — сказала брюнетка. — Я тут беседовала с твоим новым другом. Правда, из него трудно вытянуть хотя бы одно словечко. — Затем она вопросительно взглянула на блондина:

— Это твой катер я видела в море сегодня рано утром?

— Нет, — ответил он весело. — Я не вылезал из постели до полудня.

— Счастливая девушка! — пробормотала Сэм. — Кто бы она ни была.

— Познакомьтесь с Пэтом Нелсоном, Эл! — прервала ее Марди.

— Марди говорит, вы — из тех игроков, что приятельствуют с Луизой, — заявил блондин. — Значит, мы с вами напарники, мистер Счастливчик.

«Скажешь глупость, так она потом пристанет к тебе напрочь», — подумал я и решил уже сообщить ему свое настоящее имя. Вдруг, совершенно неожиданно, мне захотелось сохранить этот псевдоним: в жизни копа Эла Уилера не было ничего стоящего, не считая раскрытия убийств.

А вот как там у Эла Счастливчика? Мне не составило особого труда представить себе Эла Счастливчика у стола с рулеткой, равнодушно ставящего целую гору фишек на номер тринадцать, в то время как ошеломленные зрители затаив дыхание следят за каждым его движением. Колесо завертелось, Счастливчик, зевая, глядит в потолок, а юркий белый шарик бежит, позвякивая, по кругу. Когда выпадает номер пять, он пожимает плечами и слегка морщится, видя, что все его фишки исчезли. Сзади кто-то шепчет, что Счастливчик проиграл уже шестьдесят тысяч…

— Вы любите играть, мистер Счастливчик?

Голос Нелсона вернул меня к действительности.

— Игра — моя жизнь, — просто ответил я.

— Вы давно знаете Луизу?

— Я встретил ее в Рино пару недель назад. Трейси Тенисон знаю куда лучше.

— Мир тесен! — широко улыбнулся он. — Ее муж — один из моих партнеров. Мы непременно сразимся с вами, Эл, когда вы в следующий раз будете в Вегасе. В «Кристалл-Инн». Уверен, вам там понравится.

— С удовольствием, Пэт.

То, что мы стали называть друг друга по имени, получилось само собой, ведь мы теперь как бы давнишние приятели-игроки.

Сэм допила свой бокал и протянула его Нелсону:

— Угости меня еще одним.

— Я помогу тебе раздобыть выпивку! — решительно заявила Марди и утащила ее в гостиную.

— В трезвом состоянии эта Сэм — холодная рыба, но стоит ей накачаться, в нее вселяется настоящий бес: не дает проходу ни одному мужику, — задумчиво произнес Нелсон.

— Видимо, ей необходимо согреться, чтобы компенсировать тот холод, который испытывает она, ныряя под воду?

— Поразительная теория! — рассмеялся Нелсон. — Получается, для того чтобы подогреть какую-нибудь девку, ее надо предварительно охладить.

— Вы — человек, как я понимаю, с немалыми возможностями, у вас — собственный катер.

— Катер не мой, — быстро возразил он. — Дейн разрешает мне пользоваться им, когда я здесь бываю. А вообще-то это суденышко его жены. Но я никогда ее не видел, она не выносит игроков.

Я слегка удивился:

— И в то же время приобретает для Дейна часть акций игорного заведения?

— Она просто решила, что хоть что-то сэкономит, если Дейн будет играть там, где ему причитается часть прибыли. — Он улыбнулся. — Но самое смешное, Эл, что Дейн с того самого дня, когда его супруга приобрела эти акции, больше не играет за нашими столами! Это стало ему неинтересно.

— Я слышал, он сейчас в Вегасе?

Нелсон покачал головой:

— Думаю, что так Дейн сказал жене. Он не появлялся в «Кристалл-Инн» вот уже пару месяцев.

Внезапно многоголосый гул и звуки музыки перекрыл неистовый вопль. На террасу выскочила перепуганная Марди Роббинс, преследуемая бородатым типом, с которым она не так давно танцевала.

— Эл! — взмолилась Марди. — Прогоните его!

Она спряталась за моей спиной. Бородатый же с похотливым блеском в остекленевших глазах продолжал преследование.

— Прекрати! — крикнул я, но с таким же успехом мог бы обратиться и к локомотиву. Из-за его плеча выглядывало лицо Сэм, выражавшее крайнее возбуждение.

— Сегодня Джеми нет, — раздраженно пробормотал бородатый, — поэтому Марди моя на сегодня: я первым сделал заявку — Его глаза сузились, когда он взглянул на меня. — Прочь с дороги, мальчишка! Иначе я оторву тебе руку и проломлю ею твою башку!

Я изо всей силы вдарил ему по левому колену, это заставило его остановиться. Стоявший подле меня Нелсон, грациозно развернувшись на одной ноге, нанес ему ребром правой руки резкий удар по шее. Бородач испустил придушенный крик. Колени у него подогнулись, и он, повалившись на бок, замер на полу, как будто всю жизнь только о том и мечтал, чтобы превратиться в коврик.

— Благодарю, — сказал я с сомнением в голосе.

— Сущие пустяки! — подмигнул мне Нелсон. — Все это — ради Марди, не так ли?

— Марди! — презрительно воскликнула Сэм. — Почему все в таком восторге от этого маленького ничтожества? Я хочу знать, что у нее есть такого, чего нет у меня?

— Всего, — подсказал Нелсон.

— Сначала Луиза, теперь Марди. Думаю, пришло время сделать кое-что, чтобы снискать расположение Нелсона. — Брюнетка сорвала с носа очки и сунула их Нелсону. — Вот, держи!

Он взял очки и с недоумением посмотрел на них. Сэм между тем в один момент стащила свитер через голову и оказалась в черном лифчике без бретелек. Затем расстегнула «молнию» на юбке и потянула ее вниз, быстро вращая бедрами, в результате чего юбка съехала до лодыжек.

Трусики на ней тоже были черные.

— Сэм, — дрожащим голосом заговорила Марди, — не надо.

— Заткнись! — заорала брюнетка, сдернула черный лифчик и швырнула его на пол.

Когда же она стянула трусики и кинула их с презрением в угол, на балконе воцарилась мертвая тишина.

Она стояла перед ними абсолютно обнаженная и вызывающе улыбалась.

— Ну? — Ее голос прозвучал открытым вызовом.

В одежде тело брюнетки выглядело неуклюжим и неповоротливым, но без одежды оно было почти совершенным. Кожу покрывал теплый медовый загар. Небольшие с розовыми торчащими сосками груди имели красивую округлую форму. Бока у нее были гладкие, а некоторая тяжесть бедер компенсировалась длиной ног с тонкими лодыжками. Внизу ее живота располагался аккуратный треугольник густых вьющихся волос. От нее исходило какое-то особое женское тепло, так что ни о чем другом уже думать не приходилось.

— Эй, Сэм, — вкрадчиво произнес Нелсон, — каким образом удавалось тебе скрывать все это?

— А сам ты не мог выяснить, Пэт? — Она медленно', чувственным жестом провела ладонями по бедрам. — Верни мне мои очки, без них я ровным счетом ничего не вижу!

— Пойду прогуляюсь по берегу. — Голос Нелсона звучал нарочито равнодушно. — Если ты хочешь получить свои очки, Сэм, тебе придется догнать меня.

— Даже так? — пробормотала она.

— А как же еще? — усмехнулся он. — Надень снова свою одежду, и тогда я не позволю тебе ловить меня.

Сэм залилась счастливым смехом:

— Ладно, зверюга, договорились!

Нелсон прошел в конец балкона, где имелись деревянные ступеньки, ведущие к пляжу. Сэм последовала за ним. Я заинтересованно рассматривал ее со спины.

Небольшие, но приятно округлые ягодицы оставались неподвижными при ходьбе. Ничего, со временем, после нескольких упражнений, она изменит походку. Нелсон ей в этом поможет. Но тут болезненный стон с пола напомнил нам о бородатом парне.

— Эл, — беспокойно сказала Марди, — прошу вас, отвезите меня домой. Я уже по горло сыта этой вечеринкой!

— Хорошо. А не хотите ли сорвать с себя одежду и погоняться за мной по пляжу?

— Отвезите меня домой, — простонала она.

Мы нашли хозяина дома в переднем холле. Теперь его осоловелые глаза еще и остекленели. Он сделал неуверенный шаг нам навстречу, но понял, что лучше прислониться к стене.

— Спокойной ночи. Верблюд! — вежливо произнесла Марди.

— Еще рано, — запротестовал он. — Веселье даже не началось. Большинство еще даже не скинули с себя одежду.

— Ей необходимо лечь в постель с ее хорошим другом, — объяснил я ему.

Хозяин попытался осмыслить мой ответ, но понял, что это бесполезно.

— Послушай, золотко, — пробормотал он, — в следующий раз непременно захвати с собой Луизу, ладно?

— Если она вернется из Невады или откуда-то еще, — ответила Марди. — Ведь она отсутствует уже почти три месяца, Верблюд.

— Она вернулась. — Он закрыл глаза, пытаясь сосредоточиться. — Да, точно, вернулась. Была здесь вечером в прошлую субботу с… черт, как же его? Ты знаешь партнера Пэта в его игорном деле.

— Дейн Тенисон? — быстро спросил я.

— Нет, — решительно покачал головой Верблюд. — Другой. Которого я не выношу. Ага!.. — Пальцы не послушались его, когда он попытался ими прищелкнуть. — Вспомнил! Чак Фенвик! Вот с кем она приезжала!

Глава 4

Я осторожно сидел на стуле, который, как мне казалось, мог развалиться под моей тяжестью, и пил кофе, великодушно приготовленный Марди. Она сидела против меня на продавленной кушетке. Правильные очертания ее фигуры дразняще манили сквозь легкую оранжевую ткань.

Очаровательная грудь слегка приподнималась при каждом вздохе.

— Крайне сожалею, что вечеринка оказалась такой отвратительной, Эл! — заговорила она извиняющимся тоном. — Но по большей части все они — друзья Луизы, вот я и подумала, что вам будет интересно с ними встретиться.

— На все это стоило посмотреть, — заверил я ее.

— Мне никто из них особенно не нравится, но Джеми любит там бывать, чтобы иметь возможность наблюдать за ними.

— Наблюдать?..

— Он пишет диссертацию об азартных играх, только это должно остаться между нами. — Она наморщила лоб. — Знаете, я расстроилась, когда Верблюд заявил, будто Луиза была там в прошлую субботу. Ведь я ее лучшая подруга, раз делю с ней эту квартиру, да и вообще… Она могла хотя бы позвонить. Но, конечно. Верблюд был пьян, не так ли?

Возможно, он все напутал?

— Очень может быть, — пробормотал я и проглотил последнюю каплю отвратительного кофе.

— Почему вы отвечаете мне так сердито? — обеспокоилась она.

Я мысленно приказал себе быть поосторожнее.

— Я не сержусь, а улыбаюсь.

— В следующий раз, если захотите улыбнуться, лучше уж сердитесь, Эл! Да я и не обижаюсь, просто у меня разгулялись нервы после того, как этот ужасный бородач гонялся за мной по всему дому. А потом я еще испугалась, что Пэт Нелсон убил его и мы все загремим в тюрьму. А Сэм-то хороша! — Она с сомнением покачала головой. — Вам когда-нибудь приходилось наблюдать столь отвратительное представление?

— Вы ее не любите?

— Сэм Конви очень сложная девушка. Она слишком много пьет, а потом становится как сумасшедшая. Нет, она мне не слишком нравится!

— Она живет в Парадиз-Бич?

— Да, рядом с Верблюдом. Он поэтому и пьет все время. Кто бы не пил, имея такую соседку? — Ее блестящие голубые глаза благосклонно посмотрели на меня. Или мне это почудилось. — Принести вам еще кофе, Эл?

— Нет, благодарю! — Я чуть не содрогнулся. — А вот выпить чего-нибудь было бы в самый раз.

— Вы имеете в виду спиртное? Жаль, что мы оставили ваш скотч на вечеринке. — Она на секунду задумалась. — Не уверена, что у меня что-нибудь есть, но я посмотрю на всякий случай…

Я старался не смотреть на ее радостно подпрыгивающую высокую грудь, когда она выходила из комнаты, потому что она все-таки была девушкой Джеми. Да, явно жизнь Эла Счастливчика столь же скучна, как и у профессионального копа Эла Уилера.

Марди принесла с кухни большой графин, почти до краев заполненный какой-то темно-красной жидкостью.

— Это все, что мне удалось отыскать, Эл. Скорее всего, осталось после одной из вечеринок Луизы. — Она медленно прочитала этикетку:

— «Бургундское вино».

Так написано. Пятнадцать процентов алкоголя. Это хорошо?

— Давайте проверим, — предложил я осторожно.

Она наполнила вином два небольших фужера. Что-то вроде уксусной кислоты, но все же лучше, чем кофе.

Марди немного отпила из своего фужера, и ее лицо прояснилось.

— Мне это нравится! — объявила она. — Совсем не похоже на алкоголь, верно?

— Я не уверен, что это вообще на что-либо похоже, — признался я. — Они что, всегда на вечеринках Луизы пьют подобную дрянь?

— Что принесут, то и пьют. Первой всегда напивается Сэм и становится необычайно влюбчивой. Луиза постоянно приглашает к себе одних и тех же партнеров по игре, ну и мне приходится присутствовать из-за диссертации Джеми.

— Вы когда-нибудь встречались с сестрой Луизы Трейси Тенисон?

— Нет, но зато пару раз видела ее мужа вместе с Луизой. Он вроде бы симпатичный, но никогда нельзя быть уверенной. Я имею в виду, как можно встречаться с родной сестрой своей жены? — Она поднялась, наполнила свой фужер и вернулась на прежнее место на кушетке. — Хорошее вино! Знаете, Эл, вы ничуть не похожи на остальных игроков. Вы мне нравитесь!

— А что скажете про Пэта Нелсона?

Она поджала губы:

— Я уже говорила, что это отвратительный тип, развратный. Кстати, его партнер, Чак Фенвик, не лучше.

— Это тот парень, с которым Луиза была в доме Верблюда в прошлую субботу? — подсказал я.

— Если Верблюд ничего не напутал, — с сомнением в голосе ответила она. — Лично мне кажется, что в голове у Верблюда полнейшая мешанина из дат, людей и событий.

— Откуда у Луизы деньги для игры в казино?

— Не знаю, никогда не спрашивала. — Она поднесла фужер к губам, осушила его, потом пошла налить еще. — Вы ведь вряд ли относитесь к тем мрачным людям, которые считают, что все должны непременно чем-то заниматься, правда? В противном случае вы бы меня осуждали. Мой отец оставил мне немного денег.

Мне их вполне хватает, поэтому я могу не работать, а просто наслаждаться жизнью, что и делаю с удовольствием. — Она нахмурилась, о чем-то задумавшись. — Но иногда мне приходит в голову, что в жизни должно быть нечто большее, чем Джеми.

Она выпила полный бокал зараз, будто это был лимонад, и вновь отправилась за вином.

— Эй! — воскликнул я. — Это уже четвертый фужер!

— Знаю. Но на меня совершенно не действует. Пятнадцать процентов алкоголя — эта надпись лишь для повышения цены, верно?

Налив себе еще, она опять уселась на кушетке.

— Не поймите мои слова превратно, Эл, — заговорила она с подкупающей искренностью. — Мне очень нравится Джеми, но он для меня скорее старший брат. Рядом с ним спокойно и уютно, но не более того. Я все чаще и чаще задаюсь вопросом: а где же радость и волнение? Где безумное счастье? Ответ прост: с Джеми этого не будет, определенно! — Она застенчиво улыбнулась. — Хотите, скажу один секрет? Я даже была довольна, что у него сломалась машина и отпала необходимость ехать на эту мерзкую вечеринку Верблюда. Но когда вы неожиданно появились, Я решила пойти туда, лишь бы провести вечер с вами.

— Весьма польщен.

Я плохо вникал в смысл ее слов, поскольку меня волновала совсем другая проблема: если выпить еще один фужер бургундского, не сведет ли мне зубы так, что они повыскакивают из десен?

— Что вы думаете обо мне, Эл, дорогой?

Ее проникновенный голос заставил меня моментально забыть и о зубах, и о вине. Вскинув голову, я увидел, какими голодными глазами она смотрит на меня и как ярко блестят они под густыми ресницами. Фужер ее снова был пуст.

— Думаю, вы очень умная', Марди! — пробормотал я.

— Умная? — проворчала она. — Ни разу в жизни не получала такой характеристики. Все-таки вы такой же, как и все эти мерзкие игроки. Вы совершенно не разбираетесь в девушках!

В ее глазах мелькнул злой огонек, и я понял, что следует ждать неприятностей. Поэтому предусмотрительно пригнул голову как раз за секунду до того, как ее пустой бокал разбился о стену позади меня.

— Марди, золотко, — затараторил я. — Вы же меня не…

— Заткнитесь! — рявкнула она совсем как боцман на параде, и я послушно «заткнулся». — Вы меня разочаровали, Эл Счастливчик, — продолжала она хрипло. — Я вообразила, что вы отличаетесь от остальных, но вы точно такой же!

— А каким вы желали бы меня видеть? — занервничал я.

Она встала и, презрительно усмехнувшись, посмотрела на меня.

— Как же вы похожи на этого отвратительного Пэта Нелсона, но меня это ни капельки не удивляет! Вам нравятся такие, как Сэм Конви, которая, напиваясь, срывает с себя всю одежду. Ну что ж, вам повезло, Эл Счастливчик!

Я открыв рот наблюдал, как она быстро стянула с себя тунику и осталась в крошечных прозрачных трусиках.

Затем подсунула большой палец под резинку трусиков и медленно, невероятно медленно, избавилась от них.

— Ну? — Она уперла руки в бока. — Как я в сравнении с Сэм?

Подобный вопрос требовал серьезного ответа, поэтому я не стал спешить. Обе девушки были полностью покрыты золотистым загаром, правда Марди, несомненно, имела более развитые формы. Ее полные груди с коралловыми сосками вызывали в мужчине определенную реакцию. У обеих — длинные стройные ноги, и я бы затруднился сказать, чьи мне нравились больше. То, что скрывалось под вьющимися волосами на лобке, просто поразило мое воображение.

— Ну? — повторила она. — Что скажете теперь?

Я не знал, что сказать, я вообще уже ничего не соображал.

Марди направилась ко мне, слегка покачивая бедрами. Ее нетвердая походка свидетельствовала, что она здорово пьяна. Подойдя ко мне, она опустилась на колени прямо между моих ног и резко сжала рукой мой возбужденный член. Это было сделано с такой силой, что я подскочил на стуле.

— Вижу, вы уже готовы заняться со мной любовью. — Она говорила неразборчиво, искоса наблюдая за мной.

Ее пальцы продолжали орудовать у меня в брюках. Вдруг Марди закатила глаза, и ее голова упала на мои колени.

Она пару раз простонала и утихомирилась.

К тому моменту, когда я перетащил ее на кровать и прикрыл одеялом ее прекрасные плечи, Марди Роббинс уже тихонько похрапывала. В подобной ситуации профессиональный игрок непременно бы расправил плечи и насмешливо улыбнулся. К черту Эла Счастливчика! Я решил, что этот бездельник родился неудачником. Во мне тут же проснулся профессиональный полицейский. Сама судьба подарила ему возможность осмотреть без помех квартиру, которую Луиза Фаулер делила с Марди.

Я нашел вторую спальню, имевшую явно нежилой вид, и догадался, что это комната Луизы. В ящиках комода хранилось несметное количество нарядного белья, чулок и других необходимых предметов женского туалета. В стенном шкафу широкий ассортимент всяких платьев, и я уже было собрался захлопнуть дверцу, как вдруг мое внимание привлек странный узел в дальнем углу.

Разобрав его, я обнаружил голубую блузку и полинявшие джинсы. Именно это было на Луизе, когда я встретился с ней в Рино, и в этом она отправилась со мной вместе в Кармел. Каким же образом одежда оказалась в шкафу, если, как уверяет Марди, Луиза не была здесь вот уже несколько месяцев?

Мои часы показывали, что уже начался новый день, и я решил, что мои проблемы могут обождать, пока я немного посплю. Я вышел на улицу и зашагал к ожидавшему меня у обочины автомобилю.

Минут через двадцать, остановившись перед своим домом, я сунул руку под сиденье, но, к ужасу своему, не обнаружил там пистолета и кобуры. Я тотчас ощутил пульсирующую боль в желудке. Что за чертовщина?

Пистолет должен быть здесь! Еще несколько минут лихорадочных поисков окончательно убедили меня, что мое оружие исчезло.

Я тщательно раскурил сигарету, пытаясь сосредоточиться. Несомненно, Хэл и Олби, вооружившись моим пистолетом, терпеливо ожидают, когда я приду, чтобы на этот раз более удачно организовать задуманное «самоубийство». Но ведь у меня, как у полицейского, есть своя гордость. Что будет, если я позвоню шерифу и попрошу прислать сюда ближайшую патрульную машину, а в квартире никого не окажется? «Бесстрашный Уилер»! Я уже слышал их злорадный хохот в свой адрес. «А, это тот парень, что боится возвращаться к себе домой. Можем поспорить, он просто выбросил свой пистолет, потому что испугался, что угодит в себя, вытаскивая его из кобуры».

Конечно, есть управляющий. Но представляю, какова будет реакция, если я осмелюсь разбудить его среди ночи и сказать, что те двое головорезов, которые пытались ухлопать меня днем, возможно, находятся в квартире, да еще попросить войти туда первым!

— Ты что, трус, Эл Уилер? — спросил я себя и стал обдумывать дальнейшие действия. Когда сигарета была докурена, я решил, что тянуть дальше не имеет смысла.

Одна надежда: если мне не повезет, округ же не поскупится на похороны.

На ватных ногах я пересек вестибюль своего дома.

Когда я поднимался по ступенькам, они вообще меня не слушались, а сердце колотилось так, словно вместо него в груди был вмонтирован взбесившийся метроном. Я вставил ключ в замочную скважину, осторожно повернул его, слегка приоткрыв дверь, и присел на корточки. Тишина вокруг была зловещей. Я широко распахнул дверь и бросился в прихожую головой вперед. Проехался на животе по натертому паркетному полу, и вдруг моя правая рука слегка задела какой-то металлический холодный предмет. Пошарив поблизости, я ухитрился вновь обнаружить его и чуть не заорал от радости: в руке у меня был пистолет! Я тотчас поднялся на ноги и, пятясь назад к входной двери, стал искать левой рукой выключатель на стене. Когда наконец свет зажегся, я увидел, что прихожая пуста. Я медленно двинулся по направлению к гостиной и в последний момент совершил летящий прыжок сквозь распахнутую дверь. И тут же убедился, что мои предположения подтвердились лишь на пятьдесят процентов. Только один парень ждал меня здесь. Впрочем, слово «ждал» не совсем уместно. Олби сидел согнувшись в кресле, а из пулевого отверстия между глаз стекала по его лицу струйка свежей крови.

Я быстро удостоверился, что в квартире больше никого нет, и вернулся в гостиную. На кушетке валялась пустая кобура. На мгновение я оцепенел, а потом попытался сообразить, что же случилось с моим тридцать восьмым. Я с ужасом посмотрел на пистолет, который сжимал в руке. Проверив обойму, я удостоверился, что не хватает одного патрона. Скорее всего, пуля, выпущенная из моего личного оружия, обнаружится где-то в черепушке у Олби. Уверен, гориллу ухлопал Хэл, но почему?

«Ну и ловкий же ты детектив! — прозвучал у меня в голове насмешливый голос. — Олби убит в твоей квартире из твоего пистолета, и преступник бросает оружие в твоей прихожей, как раз надеясь на то, что ты окажешься достаточно глупым, чтобы поднять его».

Достав из кармана носовой платок, я уж было собрался стереть с пистолета отпечатки моих пальцев, как вдруг невольно рассмеялся. Какой бы сумасшедшей ни казалась эта история, все же правдоподобнее будет, если на пистолете найдут мои отпечатки. Все-таки, мрачно подумал я, направляясь к телефону, это не Эл Счастливчик родился неудачником.


Через пару часов после того, как, казалось, весь мир протопал через мою квартиру, я остался наедине с шерифом Лейверсом. Громадная туша шефа уменьшила в размере мою просторную кушетку. Его тяжелые челюсти выглядели так, будто их накрепко схватил быстро твердеющий бетон.

Наконец с видимым усилием шериф разжал рот:

— Док Мэрфи сказал, что смерть наступила где-то в районе часа и половины второго. У вас есть алиби на это время, Уилер?

— Нет, сэр. — Я тихонечко откашлялся. — Видите ли…

— Знаю, — повысил он голос. — Девица Роббинс напилась и заснула мертвым сном, поэтому вы уложили ее в кровать и обыскали ее квартиру, прежде чем вернуться сюда. Вы обнаружили, что ваш пистолет украден из-под переднего сиденья машины, и решили, что те двое хулиганов дожидаются вас в вашей квартире, чтобы прикончить. И вместо того чтобы вызвать на помощь ближайшую патрульную машину, вы храбро бросились головой вперед в свою прихожую и ухитрились по пути схватить орудие преступления.

— Понимаю, все это звучит немного дико, но…

— «Немного дико»? — Лицо его побагровело. — Эта чертова история с самого начала является самой дикой фантазией из всех, какие мне когда-либо доводилось выслушивать, включая сказки про всяких там белоснежек… — Он провел ладонью по челюсти, издав при этом глухой неприятный звук. — Вы признаете, что имели в Рино и Кармеле близкие отношения с этой девицей Фаулер, представившейся вам под именем своей сестры. А откуда же мне знать, что ваша связь не была куда более длительной, чем уверяете вы? Может, вы и правда убили пресловутую Фаулер, а два хулигана были единственными свидетелями, знавшими о ваших отношениях с ней. Может, они пытались шантажировать вас, а вы, может, задумали убить их сегодняшней ночью, но один удрал. Что скажете на это?

— Неужели наша долгая совместная работа дает вам основания высказывать подобные вещи, шериф? — произнес я с горечью.

— Какого черта?! — пожал он массивными плечами.

Его необъятное пузо затряслось с невольной симпатией. — Представьте, как это может выглядеть со стороны: коп убивает невооруженного человека в своей собственной квартире. Прекрасный заголовок для газеты!

— Когда вы собираетесь арестовать меня, прямо сейчас или чуть позже?

— Не обижайтесь, Уилер! — Он выудил сигару из нагрудного кармана и сорвал с нее целлофановую обертку с таким мрачным удовлетворением, будто сдирал кожу с меня. — Возможно, я временно отстраню вас от работы и передам дело в городское управление.

— Прекрасная идея! — восхитился я.

— Ха? — презрительно фыркнул он. — Еще один отпуск! Всего лишь через неделю после того, как вы приступили к выполнению своих обязанностей! Нет, Уилер, ничего не выйдет! На этот раз вы будете расследовать преступление обычными методами! Будете действовать под моим личным руководством. Это понятно?

Я медленно покачал головой:

— Уж лучше отстраните меня от работы.

— Почему вы… — Голос у него сорвался, и он издавал что-то наподобие индюшачьего кудахтанья, похожего на благодарственный молебен.

— По какой-то идиотской причине мне отведена в данном деле роль козла отпущения, — быстро заговорил я. — Хэл стремится либо убить меня, либо добиться моего отстранения от расследования. Когда он не смог инсценировать мое самоубийство, то решил пустить в расход Олби, с тем чтобы подставить меня. В любом случае, отстранив меня от дела или запретив действовать так, как я считаю нужным, вы сыграете на руку этому подонку, шериф!

Густое облако едкого сигарного дыма сконцентрировалось над его головой, пока он неохотно обдумывал мои слова.

— Ладно! — хмыкнул он наконец. — Но для вас лучше как можно быстрее добиться хоть каких-то положительных результатов — я могу и передумать.

— Спасибо, шериф! — произнес я прочувствованно. — Я всегда знал, что под непробиваемым слоем жира у вас бьется доброе сердце!

Он, подняв свое грузное тело с кушетки, неторопливо направился к двери. Тут я вспомнил еще об одном деликатном вопросе, которого мы не коснулись, и бросился ему наперерез.

— Этот Хэл — убийца. Он может повторить свою попытку, шериф.

— Ну и что?

— Но ведь мой пистолет на баллистической экспертизе. — Я широко развел руками. — Не имею ничего против того, чтобы стать живой наживкой для убийцы, но без оружия?..

Отталкивающая улыбка искривила его лицо.

— Здесь есть парочка моментов, лейтенант. Во-первых, о существовании этого Хэла я знаю лишь с ваших слов. Может, он — плод вашей фантазии, придуманный вами в трудную минуту. И во-вторых, я ожидаю, что вы представите нам этого бандита живым, а не мертвым: мертвый Хэл не поможет вам выпутаться. — Он просто весь светился садистским весельем. — Так что в ваших собственных интересах, Уилер, в данный момент обойтись без пистолета.

— Что скажете, если я подарю вам собственный труп? — спросил я мрачно. — Это бы удовлетворило вас?

— По крайней мере вопрос бы был закрыт.

Он вышел в коридор, и я, прежде чем захлопнуть за ним дверь, услышал довольный смешок.

Глава 5

Парадиз-Бич купался в лучах полуденного солнца, когда я припарковал машину возле особняка в стиле ранчо, обращенного окнами на океан. Четыре часа сна оставили меня с воспаленными глазами и в дурном настроении, меня не радовало даже то, что я все еще жив.

После шестого звонка Верблюд соизволил наконец отворить дверь. Взглянув на него, я сразу почувствовал себя лучше. Совиные глаза были приоткрыты ровно на столько, что можно было увидеть налитые кровью белки, а сморщенная, восковая кожа на лице выглядела как гнилое яблоко. Солнечные лучи плясали на его лысой макушке, что его, видимо, здорово раздражало.

— Уходите. Дайте умереть в мире, Эл Счастливчик, — проворчал он.

— Счастливчик — был вчера вечером, а сегодня — Уилер, — твердо произнес я. — Лейтенант Уилер. — И сунул ему под нос свой значок.

— В данный момент я готов поверить чему угодно, но давайте уйдем с этого ужасного пекла!

Он развернулся и заковылял в дом. Я последовал за ним. В гостиной творилось что-то невообразимое. Уйма грязных стаканов, многие были разбиты и валялись на полу; сигаретные окурки не только переполняли пепельницы, но и засыпали весь ковер, всюду темнели не просохшие еще винные пятна; в углу пьяно скособочилась пара стульев с отломанными ножками, а бронзовый бюст Наполеона выглядел более чем легкомысленно из-за оранжевых трусиков, переброшенных через его плечо.

Верблюд ухитрился доплестись до бара и резким взмахом руки освободил стойку от грязных фужеров, разлетевшихся вдребезги на полу. Затем, порывшись на верхней полке, он с победным кличем извлек бутылку скотча:

— Присоединитесь, лейтенант?

— Нет, благодарю.

Он налил себе солидную порцию и, игнорировав содовую и лед, одним махом выпил все до конца.

— Возможно, я останусь жив. — Он искоса посмотрел на меня. — Загадочный субъект сбросил маску и предстал перед нами в истинном обличий представителя закона!

Полагаю, вы пришли не веселиться.

— Я тут в связи с Луизой Фаулер. Когда я уезжал отсюда с Марди вечером, вы упомянули, что Луиза была у вас в прошлую субботу.

— Точно. С Фенвиком, — подтвердил он.

— Как она себя чувствовала?

— Превосходно. — Он заморгал в недоумении. — А почему вы спрашиваете?

— Марди уверяет, что Луиза не появлялась в их квартире вот уже два или три месяца. Последний раз ее видели в Рино десять дней назад. А потом, в субботу, она оказывается у вас на вечеринке.

— Это что, так важно?

— Помните неопознанное тело, которое вчера утром выбросило волнами на берег? Так вот, это Луиза Фаулер.

На мгновение у него был такой вид, будто я с силой вдарил ему между глаз. Потом он быстро выпил и налил еще.

— Бедная девочка, — приглушенно произнес он. — Как это произошло?

— Ее убили, сначала выстрелили в затылок, а затем тело сбросили в воду. Все, что вы сможете сообщить мне о ней, поможет в расследовании преступления.

— Ну что сказать? — беспомощно пожал он плечами. — Я знаю ее около года. Как-то раз ее привел ко мне на вечеринку Пэт Нелсон, мой приятель еще со старших классов. Потом я был в гостях у нее, где встретился с Марди и ее приятелем Джеми. Через какое-то время мы стали часто собираться здесь. Луиза, Пэт, его партнеры, Чак Фенвик и Дейн Тенисон. Не могу сказать, что хорошо знаю кого-то из них. Просто с ними интересно проводить время, понимаете?

— Ну а что в ту субботу?

— Луиза выглядела превосходно. — Он робко посмотрел на меня. — Насколько помнится, она пробыла здесь совсем недолго. Они оба ушли часа через два, а то и раньше. Вроде бы она что-то такое говорила, что ей крупно повезло в Рино и теперь она хочет попытать счастье в Вегасе.

— Марди Роббинс была на той вечеринке?

— Нет. Я приглашал ее, но в тот вечер она встречалась с Джеми или что-то в том же роде.

— Что-нибудь еще вспомните?

— Право, не знаю… — неуверенно улыбнулся он. — Боюсь, я не смогу особенно помочь.

— Почему? Все отлично!.. Вам что-нибудь известно о личной жизни Луизы?

— Лишь то, что она была заядлым игроком и делила ту ужасную квартирку с Марди Роббинс. — На лице у него появилось простодушно-удивленное выражение. — Подумать только, как мало мы знаем о своих друзьях!

Звук чьих-то шагов на балконе избавил меня от необходимости комментировать эту прописную истину. В гостиную вошла Саманта Конви в белом купальнике, облегавшем ее загорелую фигуру столь плотно, что он казался просто нарисованным. Мокрые черные волосы свободно падали на плечи. Она была похожа на водяную нимфу, только что вышедшую из океана.

— Привет, Верблюд, — произнесла она хриплым голосом.

— Привет, Сэм! — у него хватило сил протянуть ей пару пальцев.

Она близоруко прищурилась сквозь очки и вежливо улыбнулась мне:

— Мы не встречались с вами раньше?

— Встречались. Здесь. Прошлым вечером.

— Да, конечно, — пробормотала она неуверенно.

Верблюд вытаращил глаза:

— Сэм, это же…

— Эл Счастливчик! — Я бросил на него предупреждающий взгляд.

— Точно, Эл Счастливчик, — быстро подтвердил он.

Высокая брюнетка опустилась в ближайшее кресло и тяжело вздохнула:

— Чувствую себя совершенно разбитой сегодня. Даже не смогла нырять. Только быстро поплавала туда-сюда, чтобы стряхнуть с себя эту паутину. — На лице у нее появилось недоумевающее выражение:

— Верблюд, ты не помнишь, во сколько я ушла с вечеринки?

— Нет, помню только тех, кто болтался здесь в шесть утра, — мрачно буркнул он. — А что?

— Какая-то чертовщина! — Она неуверенно рассмеялась. — Никак не могу найти шмотки, в которых была вчера.

— Черный свитер, — сказал я. — Шотландская юбка.

— Фантастическая память. — Она посмотрела на меня с милой улыбкой.

— А под ними, — продолжал я увлеченно, — черный бюстгальтер без бретелек и трусики под стать.

Ее лицо окаменело.

— Вы отвратительны.

— Я превосходно все помню, — сказал я. — Все это вы посрывали с себя на балконе — прежде чем погнаться за Пэтом Нелсоном по пляжу в чем мать родила.

— Я вернусь позднее! — Она вскочила с кресла, яростно взглянув на Верблюда. — После того, как этот похабник уберется отсюда!

Она демонстративно повернулась ко мне спиной и гордо вышла из комнаты.

— У Сэм есть проблема, — прошептал Верблюд.

— Знаю, — тоже шепотом ответил я. — В пьяном виде она секс-бомба, а в трезвом — льдышка.

— Более того, — сообщил он. — Отрезвев, она совершенно ничего не помнит о том, что вытворяла, будучи пьяной. Такое ощущение, что строгий цензор в ее мозгах вычеркивает все воспоминания, пока она снова не напивается.

— Так она что, на какой бы вечеринке ни побывала, потом ничего не может вспомнить, пока опять не загрузится?

— Вы правы, лейтенант! В ней как будто уживаются два разных человека: мисс Чопорность, когда она трезва, и мисс Похоть, когда загружена. Причем эти личности каждая сама по себе.

Душераздирающий, отчаянный вопль заставил меня выбежать на балкон. Там застыла Сэм с выражением крайнего ужаса на лице. В одной руке она держала свитер и юбку, а в другой — черный лифчик и трусики.

— Не верю, — простонала она. — Это невозможно…

Я не могла… Я не должна была…

В этот момент Сэм, видимо, узнала меня, она развернулась и бросилась вниз по ступенькам, ведущим на пляж.

— Травма, — пробормотал за моей спиной Верблюд. — Мисс Скромность повстречалась с мисс Похотью.

Я быстро взглянул на него:

— Как вылечить подобную травму?

— Напиться!

— Где она живет?

— Рядом. — Он ткнул пальцем через плечо. — Белая вилла в испанском стиле.

— Никуда не уходите, — предупредил я, — скоро вернусь.

— Стяните там какую-нибудь выпивку, — взмолился он. — Не уверен, что мне надолго хватит этой бутылки.

Я спустился по деревянным ступенькам, по пляжу прошел к соседнему дому и, поднявшись по бетонной улице, оказался во внутреннем дворике. Распахнутые настежь французские двери явно приглашали войти. У противоположной стены располагался огромный полукруглый бар.

Брюнетка за стойкой смешивала коктейль. Затем осушила его тремя глотками. Я заинтересованно наблюдал, как она готовила вторую порцию. Сэм расправилась с выпивкой и удовлетворенно вздохнула. Лицо ее просветлело. Я кашлянул и тихо подошел к бару.

— Кто здесь? — Какое-то мгновение ее глаза ничего не выражали, потом она тепло улыбнулась:

— Это же Эл Счастливчик! Правильно?

— Правильно.

— Вы были вчера на вечеринке у Верблюда. Хотите выпить, Эл? Я как раз собиралась налить себе стаканчик.

— Прекрасно! — Я устроился на высоком табурете напротив нее. — Как прошел вчерашний вечер?

— Знаете что? — Она заговорила шепотом. — Я думаю, Пэт Нелсон — гомик. Секс его не интересовал. Он стал задавать мне скучнейшие вопросы о катере, который я видела вчера утром.

— О том самом, что вы приняли за его?

— Да, да. — Она приготовила мартини и протянула мне. — Я так хотела заняться с ним любовью, а его интересовала только эта вшивая болтовня. — Она надула губы. — Это просто оскорбительно для девушки!

— Особенно для девушки с такой прекрасной фигурой, Сэм! — согласился я.

Она выглядела довольной.

— Это действительно так, Эл?

— Конечно, он просто псих, раз не оценил того, что вы предлагали ему вчера, — продолжал я. — Если, конечно, у него не было чего-то на уме.

— Имеете в виду катер?

— Да, — кивнул я. — Возможно, он был обеспокоен тем, что вы узнали его посудину. Вспомните-ка про труп, который вчера утром нашли на пляже!

Ее глаза за стеклами очков потемнели, затем она автоматически приняла самые действенные меры против шока: поднесла к губам стакан и с такой скоростью опустошила содержимое, будто действовала мощным насосом.

— Черт побери! — пробормотала она потрясенно. — Такое мне и в голову не приходило!

— Сэм! — Я склонился к ней, придав голосу доверительность. — Мне требуется ваша помощь!

Бутылка с джином остановилась на полпути, а Сэм уставилась на меня.

— Хорошо, — сказала она хрипло. — Только мне надо сбросить купальник.

— Не в этом смысле, — завопил я и тут же попытался исправить ошибку. — Во всяком случае, не сейчас.

Это касается Луизы.

— Луизы? — Холодный блеск появился в ее глазах.

— Я плохо знаю эту девушку, — пробормотал я, — но Марди беспокоится за нее.

Это была вторая непростительная ошибка с моей стороны. Сэм поджала губы и презрительно фыркнула:

— Марди?

— Очаровательный ребенок. — Я пытался выпутаться. — Джеми просто счастливчик. У него такая преданная, такая любящая подружка.

— Они с Джеми буквально созданы друг для друга, верно?

— Вы правы, — подхватил я. — Но она действительно переживает, и я обещал ей помочь. Она не видела Луизу около двух месяцев, а вчера вечером Верблюд сказал, что Луиза была у него в доме в прошлую субботу.

— Луиза всегда то появляется, то исчезает, — презрительно пожала плечами Сэм. — Непредсказуемая особа, ее волнуют только азартные игры!

— Все-таки здесь есть какая-то связь, Сэм. — Я мрачно взглянул на нее. — В прошлую субботу Луиза была у Верблюда с Чаком Фенвиком, но даже не заглянула к себе домой. И вот во вторник, то есть вчера утром, здесь, в Парадиз-Бич, волны выбрасывают на берег труп неизвестной девушки. В тот же вечер Пэт Нелсон так разволновался, что вы ранним утром видели его катер неподалеку от берега, что даже не стал заниматься с вами любовью. — Подождав пару секунд, я поморщился. — А кто партнер Пэта Нелсона в казино? Чак Фенвик, вот кто!

Она смотрела на меня широко раскрытыми глазами:

— Эл, вы хотите сказать, что волны выбросили на берег труп Луизы?

— Возможно, — кивнул я. — Чтобы разобраться во всем, надо проследить все передвижения Луизы после субботнего вечера. Марди говорит, в полицию обращаться глупо. А если Луиза объявится через пару дней живой и невредимой?

— Вегас! — неожиданно произнесла Сэм.

— Что Вегас? — переспросил я.

— Она находится в Вегасе. — Голос ее звучал уверенно. — Если бы я сейчас была там, то, несомненно, разыскала бы ее. — Она щелкнула пальцами. — Без всякого труда!

— Каким образом?

Она приготовила себе еще выпить и снисходительно улыбнулась мне:

— Это же ее любимое местечко! Я пару раз была там вместе с ней. Она всегда играет в «Кристалл-Инн».

И эта троица — Чак, Дейн и Пэт — ее верные спутники. Я знаю, какой отель она предпочитает, где обычно обедает. Так что я сумею ее разыскать всего за час, если только она не перебралась куда-нибудь еще — на озеро Тахо или в Рино, например.

— Как вы зарабатываете себе на жизнь, Сэм? — полюбопытствовал я.

— Да никак. — Похоже, мой вопрос слегка шокировал ее. — Я богата. Ну, не я, конечно, а предки, что, впрочем, одно и то же, когда имеешь парочку таких идиотов.

— Где твои родичи сейчас?

— В Европе, вместе с родителями Верблюда. — Внезапно глаза у нее засияли. — Эл, мне в голову пришла потрясающая идея!

— Какая?

— А не отправиться ли нам в Вегас прямо сейчас на поиски Луизы? Сделаем подарочек Марди да и сами развлечемся.

— Вы с ума сошли! — машинально пробормотал я.

— Почему нет? Вы же игрок, не так ли? — Она даже взвизгнула от восторга. — С таким именем, как Счастливчик, кем еще вы можете быть?

«Почему нет?»— этот вопрос засел у меня в мозгах.

Конечно, Луизы Фаулер в Вегасе не могло быть, ее тело в морге. Но не исключено, что там Чак Фенвик и, может, мне удастся узнать, что случилось с Луизой после ее отъезда из Кармела, прежде чем ее кто-то убил.

Я решил, что самое правильное — отправиться в путь незамедлительно, а Лейверсу сообщить обо всем задним числом.

— Договорились, — сказал я. — Заеду за вами часов в пять?

Она надула губы:

— А почему бы не поехать прямо сейчас?

— Сначала мне надо уладить кое-что. Мы доберемся туда за шесть часов, так что на месте будем в одиннадцать вечера. В это время Вегас только-только оживает, не так ли?

— Ну ладно, — неохотно согласилась она. — Но чем мне заняться на это время?

— Не беспокойтесь, дорогая, компанию я вам найду! — пообещал я, соскользнув с табурета. — И не забудьте уложить вещички, пока меня не будет.

Я вернулся в ранчо Верблюда. Он все еще топтался у бара. Его физиономия разочарованно вытянулась, когда он увидел, что в моих руках ничего нет.

— Вы без выпивки? — жалобно протянул он. — Разве закон запрещает копам красть спиртное?

— Верблюд, у меня для вас важное задание, — сказал я. — Вы должны составить Сэм компанию за бутылочкой скотча. Но не дайте ей напиваться так, чтобы она свалилась на пол к моему возвращению в пять часов. Она должна быть только чуточку навеселе. Не хочу начинать с ней все заново.

Его лицо прояснилось.

— С удовольствием! У Сэм всегда полно выпивки. Может, мне полицейскую медаль дадут? Или еще чего?

— Еще чего, — проворчал я, — вы обязательно получите, если проболтаетесь, что я вовсе не Счастливчик, а полицейский. А если расскажете ей, что Луиза Фаулер мертва, я выволоку вас на берег и утоплю собственными руками.

— Вы можете на меня положиться, лейтенант, — произнес он торжественно. — Болтаю я только в трезвом состоянии. Как выпью, слова из меня не вытянешь!

— Еще один вопрос: вы когда-нибудь встречались с Трейси Тенисон, сестрой Луизы?

Верблюд решительно затряс головой:

— Только с Дейном, когда он приходил с Луизой.

Было похоже, между ними явно что-то было, но я считал, что это меня не касается.

— Ну ладно. Надеюсь, вы поняли, в каком состоянии должна находиться Сэм к моему возвращению.

Я вернулся в город, проглотил на ленч пару бутербродов, и снял со счета в банке двести долларов, оставив там восемьдесят пять. Я скрестил пальцы в надежде на то, что Лейверс посчитает поездку в Вегас служебной командировкой и возместит расходы.

Из банка я поехал домой и быстро уложил вещички в кейс. Пустая кобура все еще свисала со спинки стула, вызывая у меня тоскливое ощущение в желудке. Конечно, я мог купить себе другой пистолет, но ведь Лейверс предупредил меня о том, какова будет реакция, если я заявлюсь с убитым Хэлом. Убитый Уилер, разумеется, устроил бы его куда больше!

В полдень я приехал в Гринвилл-Хайтс. Плюшевые окрестности по-прежнему выглядели сонными, даже одинокая пчела, кружившая над цветами, жужжала, видимо, про себя.

Дверь отворила Трейси Тенисон, на этот раз — в сногсшибательном платье без рукавов. На его черном фоне были разбросаны большие белые цветы, казавшиеся живыми. Зеленые глаза угрюмо смотрели на меня.

— Снова вы?

— Таковы мои обязанности, — заявил я. — Неусыпная бдительность стоящего на страже закона офицера, бессонные ночи и…

— Ох, заткнитесь!

Она повернулась и пошла в дом, но дверь не закрыла. Я посчитал это за приглашение и нагнал ее уже в гостиной. Она застыла в самом центре ковра, сцепив пальцы рук. Всем своим видом она показывала, что долго со мной беседовать не намерена.

— Ваш муж дома? — спросил я для начала.

— Нет! — Она коротко рассмеялась. — Дейн в своем репертуаре. Сегодня утром я получила от него телеграмму. Он известил, что у него пошла полоса везения и посему он задерживается еще на несколько дней.

— Откуда телеграмма?

— Из Лас-Вегаса. А это означает, что именно там его и нет. Дейн просто запутывает следы, чтобы я не смогла связаться с ним и не заставила вернуться домой.

— У вас есть катер, миссис Тенисон?

— Да, небольшое прогулочное суденышко. Я купила его для Дейна, но он им не пользуется. А что?

— Кто-то узнал ваш катер вчера утром в Парадиз-Бич, — пояснил я, лишь слегка погрешив против истины. — Всего за несколько часов до того, как было найдено тело вашей сестры.

— Все может быть, — согласилась она. — Дейн всегда щедр, когда дело касается моей собственности. Я знаю, что он предлагал своим друзьям пользоваться катером в любое время, когда бы они ни захотели.

— Как мне проверить достоверность ваших слов?

— Судно стоит на якоре примерно милях в трех к югу от Парадиз-Бич. Если хотите, могу позвонить туда.

— Прекрасно! Я хотел бы прослушать вашу беседу по параллельному аппарату.

— Пожалуйста! Аппарат в прихожей! — Ее губы искривились в улыбке. — Излишне доверчивым вас не назовешь!

Я прослушал весь ее разговор с каким-то Барни, работающим на пристани. Он сообщил, что в понедельник около шести вечера один из приятелей мистера Тенисона воспользовался катером и возвратил его на следующий день в полдень. Имени не помнит. С виду ему лет сорок, лысоват, с черными пушистыми усами. С ним никого не было — ни когда он явился за катером, ни когда возвращал его.

Трейси Тенисон поблагодарила Барни и повесила трубку.

Когда я вернулся в гостиную, она сидела на диване и курила сигарету. Ее улыбка потеплела на градус. Она пригласила меня присесть в кресло напротив.

— Весьма интересно, лейтенант! Вы слышали описание внешности того человека?

— Конечно. Подходит к кому-нибудь из тех, кого вы знаете?

— К Чаку Фенвику, одному из партнеров моего мужа в «Кристалл-Инн».

— Что вам о нем известно?

— Боюсь, не очень много. — Правой рукой она разгладила платье на груди, вроде бы машинально, но при этом ее внушительный бюст подчеркнулся еще больше.

— Какое-то время назад Дейн представил мне его как совладельца «Кристалл-Инн». Я была поражена, что среди его знакомых оказался человек, делающий деньги на игре, в то время как Дейн их только теряет… Чак упомянул мимоходом, что им нужен еще компаньон, я этим заинтересовалась. И в конце концов приобрела одну треть акций на имя Дейна, надеясь, что таким путем он вернет хотя бы часть тех денег, которые постоянно проигрывает. — Она глубоко вздохнула. — Но надежды мои не оправдались.

— Я разговаривал с Марди Роббинс, — произнес я. — Она не видела Луизу более двух месяцев, но считает, что в этом нет ничего необычного. По словам мисс Роббинс, Луиза часто отсутствовала, играя в разных местах. Мне любопытно, откуда она брала деньги на игру. У вашей сестры имелся личный доход?

— Нет. И я не знаю, где она брала деньги. От мужчин, по всей вероятности.

— Вы имеете в виду какого-то определенного?

Зеленые глаза холодно блеснули.

— На ваш, лейтенант, не сформулированный четко вопрос замечу лишь, что мой муж едва ли давал их ей.

— Самое главное найти человека, у которого мог быть мотив для убийства вашей сестры. На сегодня, миссис Тенисон, я не вижу другой кандидатуры, кроме вас.

— Если бы я хотя бы подумала, что Дейн серьезно относится к ней, я бы немедленно развелась с ним, — спокойно промолвила она. — Убийство — не просто недостойный и опасный способ разрешения конфликта, но и крайне глупый, поскольку не избавит от проблемы.

— Бывает, в момент совершения преступления человек перестает соображать… Ну что же, благодарю вас за помощь, миссис Тенисон.

Она первой прошла в прихожую и вдруг повернулась спиной к двери.

— Вы женаты, лейтенант?

— С моим-то жалованьем?

Ее нижняя губа чувственно выдвинулась. Она медленно приблизилась ко мне, и наши тела соприкоснулись. Я ясно ощутил податливую тяжесть ее груди, плотно прижатой к моей. Ее бедра призывно извивались, тело пульсировало. Она подняла руки и стала гладить мое лицо.

— Порой, — пробормотала она, — мне одиноко без мужчины в доме.

— А как же Дейн? — спросил я резко, уступая ее ласкам. Сдерживаться становилось все труднее. — Вы же любите его.

— Вы правы. Действительно люблю. — Она говорила с придыханием. Ее руки продолжали гладить меня, ее бедра призывно манили. — Беда в том, что он редко бывает дома, и поэтому я постоянно испытываю то, что в журналах называют «нормальным, здоровым сексуальным аппетитом». Я мечтаю об оргазмах, сильных и регулярных. Никакая девушка не захочет всю оставшуюся жизнь пользоваться вибратором. Это суррогат секса.

Ее острые зубки довольно болезненно впились в мочку моего уха.

Мои руки соскользнули с ее бедер, и я с силой оттолкнул ее от себя. Мой возбужденный член встал между нами прочным барьером. Мои пальцы потянулись к ее податливым соскам, ее рот нашел мой. Она прижала меня к стене, раздвинув мои ноги своей ногой, и сильно уперлась бедром мне в пах. Резкая боль не погасила желания. Ее губы раздвинули мои, и быстрый язычок проник в мой рот.

— Быстрее, — прошептала она. — Сейчас, сделай это сейчас.

Она стянула с себя платье, сорвала трусики и улеглась прямо на пол, влажная, ждущая, задыхающаяся. Больше я сдерживаться не смог и упал сверху, вонзившись в нее своим твердым, как жезл, членом. Мы двигались в такт в бешеном ритме до тех пор, пока тело ее не изогнулось подо мной, став совершенно жестким. Она издала утробный стон, а потом завизжала от восторга.

Позднее, когда мы уже оделись, она спросила:

— Почему бы вам не навестить меня попозже вечером? Надеюсь, ночью вы забудете и об убийстве, и о мотивах…

— Не вижу препятствий! — пожал я плечами. — Ну а если станет скучно, спланируем, как лучше всего избавиться от вашего мужа.

Она отодвинулась от меня и взглянула с удивлением:

— Так вот какой вы представляете меня, лейтенант?

Готовой любой ценой, расплачиваясь даже собственным телом, выпутаться из неприятности? — Она широко распахнула передо мной дверь — Можете идти. Вы управились со своими обязанностями. Больше я в вас не нуждаюсь.

Я прошел мимо нее, спустился по ступенькам и направился к своей машине. В голове у меня была полнейшая неразбериха. Что за женщина Трейси Тенисон?

Я спрашивал себя об этом миллион раз, пока ехал в Парадиз-Бич, но ответа не находил.

Думать о Фенвике казалось безопаснее, поэтому я им и занялся. Он посетил с Луизой вечеринку в доме Верблюда менее чем за тридцать шесть часов до того, как ее тело было найдено на пляже. И именно он воспользовался катером Тенисона в ту ночь, когда ее убили.

Одно это подстегивало меня к поездке в Лас-Вегас.

Я решил войти в особняк Сэм со стороны пляжа, поскольку и она и Верблюд, по моим расчетам, должны находиться где-то рядом с баром. И я оказался совершенно прав. Верблюд как раз сполз с табурета, когда я вошел в комнату. Добродушнейшая улыбка застыла на его физиономии.

— Сэм в полном порядке, приятель, — гордо заявил он. — Я пожертвовал собой и ничего не пил весь день, но это ведь моя обязанность, так ведь? — Он неуверенно шагнул мне навстречу. — Хочу пожать вам руку. Счастливчик, и пожелать удачи в Вегасе!

— Спасибо, Верблюд! — Я наблюдал, как он медленно опустился на колени. — Вам помочь?

— Все в порядке. Небольшая качка. — Он многозначительно подмигнул. — Я спокойненько полежу и подожду, когда мы выберемся из этой воздушной ямы.

Он и в самом деле осторожно растянулся на полу, подложив под голову руки.

— Позовите стюардессу, пусть пристегнет меня к сиденью.

Я взглянул на Сэм, сидевшую у бара. Она опять зачесала волосы наверх. По выражению ее лица невозможно было понять, в каком она состоянии.

— Верблюд напился! — Самодовольная улыбка осветила ее лицо. — А я нет, вещи уложила, в общем, готова ехать.

Она поднялась и, обойдя стойку бара, медленно и осторожно двинулась ко мне. На ней были совершенно прозрачная розовая кофточка и серая юбка. Но я не заметил бюстгальтера.

— По-моему, вы забыли надеть лифчик.

— А зачем? — возмутилась она. — Вроде у меня и без него все в порядке.

До Вегаса было шесть часов езды. Я не думал, что Сэм полностью отрезвеет за это время, но все же решил захватить с собой бутылку скотча.

Сунул бутылку под мышку, одной рукой подхватил с кофейного столика ее сумку, а второй крепко взял девушку за локоть и легонько подтолкнул к выходу.

— В темноте я очень соблазнительна, — прошептала она. — И знаете почему? Потому что мне не нужны очки.

В темноте все плохо видят, правда ведь?

— Да, да! — согласился я.

— Так оно и есть. — Она так неистово закивала головой, что я перепугался, не сместилась ли она у нее с шеи. — В темноте мужчины всегда пристают к девушкам без очков. По этому поводу даже есть какое-то известное высказывание. Так что это правда.

Я вывел ее из дома через парадный вход, и мы добрались до автомобиля без особых происшествий. Я распахнул перед ней дверцу, и она плюхнулась на переднее сиденье, а мне осталось только затолкать ее длинные ноги в машину. Когда я закрывал дверцу, ее глаза уже были закрыты, по-видимому, она заснула. Так она спала возле меня, пока мы не отъехали миль на восемьдесят от Пайн-Сити. Внезапно Сэм ахнула и выпрямилась на сиденье.

— Верблюд! — трагически произнесла она.

— Что с ним? — проворчал я.

— Вы же не попросили стюардессу пристегнуть его. — Она залилась горючими слезами. — Он, наверно, сейчас уже болтается из стороны в сторону, бедняжка!

Глава 6

Каждый раз, когда я еду вдоль Стрипа всего со скоростью двадцать пять миль в час, испытываю не поддающееся описанию чувство внутреннего восторга, возникающее во мне при виде огромных неоновых реклам.

— Здесь направо. Мотель посреди квартала, — тусклым голосом пробормотала Сэм. — Черт побери, у меня голова раскалывается. — Она исподтишка взглянула на меня. — Но ведь не расколется, правда, Эл?

Сэм сидела в машине, пока я заказывал номер. Невысокий толстяк в черных очках молча наблюдал, как я выводил на регистрационном бланке: «Мистер и миссис Счастливчики».

— Номер шесть. — Он протянул мне ключ. — На день или на ночь?

— И на день, и на ночь, — ответил я.

— Вы приехали в Вегас, чтобы выспаться? — пожал он плечами. — Оригинально!

— Здесь что, можно еще чем-то заняться? — спросил я с невинным выражением лица.

Перво-наперво я доставил в номер в целости и сохранности Сэм и бутылку скотча, потом приготовил своей спутнице солидную порцию спиртного и распаковал вещи.

К тому времени, когда я и себе налил стаканчик, Сэм уже была готова повторить.

— Ах! — Очки в толстой оправе весело блеснули. — Моей голове уже лучше. Еще пару стаканчиков — и в «Кристалл-Инн».

Тут я запустил обе руки в ее идиотскую прическу и растрепал ее. Волосы рассыпались по плечам.

— Для чего это? — вскричала Сэм.

— Так гораздо лучше. Сексуальнее. Не верите — посмотрите на себя сами.

Она отворила дверцу стенного шкафа с зеркалом с обратной стороны и с сомнением взглянула на свое отражение. А затем страдальчески взвизгнула:

— Эл, почему вы не сказали мне, что я забыла надеть бюстгальтер?

— Я не заметил, — вежливо соврал я. — К тому же лифчик вам совершенно ни к чему.

— Да? — Она вгляделась внимательнее. — Возможно, вы и правы, но я боюсь простудиться.

Она открыла сумку и вытащила белый атласный бюстгальтер. Я с интересом наблюдал, как она расстегивала блузку и очень надеялся, что на это не уйдет слишком много времени. Мы могли опоздать на игру.

Я вдруг понял, что раздвоение личности на копа и игрока становится проблемой. Эл Счастливчик с нетерпением ожидал игры. А Эл Уилер переживал, что он еще ничего не сделал как полицейский, и с ужасом представлял себе реакцию Лейверса на это.

Сэм наконец надела бюстгальтер под блузку и принялась энергично расчесывать волосы. Теперь они густыми волнами обрамляли ее лицо, непостижимым образом гармонируя с ее большими очками в модной оправе.

— Как я выгляжу? — спросила она озабоченно.

— Великолепно! — совершенно искренне похвалил я.

— Вы очень добры ко мне, Эл Счастливчик! — произнесла она торжественно. — Но есть еще кое-что, от чего мне необходимо избавиться. Она блаженно улыбнулась. — Надо обязательно бросить пить.

— Не сходите с ума! — Я выхватил у нее пустой стакан и от души плеснул в него скотча. — Я видел, какая вы холодная в трезвом состоянии, дорогуша, и больше не желаю это наблюдать.

— Ох! — Она на секунду прикусила нижнюю губку. — Это ужасное зрелище, да? Я никогда ничего не помню.

— Не беспокойтесь. Допивайте, и тронулись.

— Хорошо, но когда-нибудь вы расскажете мне подробно, какова я трезвая. Меня это сильно тревожит.

На такси мы добрались до «Кристалл-Инн», в самом начале Стрипа. Внутри было полно народу, но Сэм уверенно прокладывала себе путь в толпе. Я старался не отставать от нее. Неожиданно мои уши игрока уловили характерный звук: шарик скакал по кругу рулетки и металлически позвякивал «однорукий бандит».

Сэм остановилась перед мускулистым парнем в вечернем костюме и тепло улыбнулась ему:

— Привет, Джо!

Его физиономия не внушила мне доверия. Он пару секунд вглядывался в нее, потом его тонкие губы скривились в улыбке:

— Это же мисс Конви! Приятно снова видеть вас!

— Это мой друг, Эл Счастливчик, — сказала она. — Эл, это Джо.

— Ваша девушка — настоящий игрок, мистер Счастливчик! — Его мутные глаза разгорелись от жарких воспоминаний. — В последний раз мисс Конви все время проигрывала. Она даже заложила собственные трусики.

А потом она выиграла пять раз подряд, но уже трудно было понять, должны ли мы ей что-нибудь.

— Я надеялась, что вы уже забыли об этом! — сердито воскликнула Сэм. — Мистер Фенвик здесь?

— Не уверен. Загляните в его кабинет.

Он громко щелкнул пальцами, и в тот же миг рядом с ним материализовался еще один головорез в вечернем костюме.

— Эти славные люди хотят повидаться с мистером Фенвиком, — объяснил Джо. — Проводи их, пожалуйста.

Обитая стальная дверь прямо за клеткой кассира открывалась двумя ключами. Как только мы оказались за ней, бандюга снова запер ее, весьма тщательно.

— Как вам удалось добиться такой предупредительности к себе? — спросил я Сэм, пока мы двигались по лабиринту коротких коридоров.

— Я просадила здесь около девяти тысяч, — бросила она небрежно. — Папа чуть с ума не сошел и на целый месяц оставил меня без денег.

— Скотина, — с чувством воскликнул я.

Парень неожиданно остановился и указал на закрытую дверь:

— Сюда.

Голос его звучал так, будто на месте дыхательного горла у него резиновый шланг. Я еще раз глянул на его рожу, но решил, что такое возможно.

Я постучал, открыл дверь и пропустил вперед Сэм.

Красавчик Пэт Нелсон вышел из-за огромного письменного стола, чтобы поприветствовать нас. Я позавидовал его шикарному костюму, который, несомненно, был сшит самой известной парижской фирмой. Он улыбнулся нам всеми своими блестящими зубами, пробудив во мне при этом горячее желание посмотреть, как он будет выглядеть после того, как я съезжу ножкой стула по его челюсти.

— Сэм, какой приятный сюрприз! — воскликнул он и повернулся ко мне, все еще улыбаясь во весь рот. — Как дела, Эл? Я польщен, что вы так быстро навестили меня в «Кристалл-Инн».

— Сочетаем приятное с полезным — надо помочь одной знакомой, — сказала Сэм. — Я детали плохо знаю. Эл объяснит. — Она с надеждой взглянула на Нелсона. — Дайте чего-нибудь выпить.

Нелсон открыл погребок в стене и на полном серьезе спросил, что мы предпочитаем. Разлив спиртное, он взглянул на меня вопрошающе?

— Так в чем же проблема, Эл?

Я обрисовал ее так же, как до этого Сэм: Марди Роббинс беспокоилась из-за Луизы, которую не видела уже пару месяцев, но тут услыхала от Верблюда, что Луиза побывала у него на вечеринке в прошлую субботу вместе с Чаком Фенвиком. Поскольку мы с Сэм планировали пару деньков поболтаться в Вегасе, то пообещали Марди выяснить у Фенвика, что ему известно о Луизе.

— Уверен, с Луизой все в порядке, — произнес Пэт беспечно. — Сейчас Чака здесь нет. Он звонил около десяти и обещал прийти попозже. А вы пока можете поиграть.

— Действительно. — Сэм машинально протянула ему свой пустой стакан. — Попытаем счастья, правда, Эл?

— Безусловно.

После того как она прикончила второй стакан, Нелсон проводил нас в казино. Сэм выписала чек на тысячу долларов, получила на эту сумму фишки и подошла к ближайшему столу. Пару минут она внимательно изучала крупье, маленького толстяка, у которого от напряжения на лбу выступили капельки пота, потом с улыбкой повернулась ко мне.

— Прирожденный неудачник! — сказала она о нем и поставила пятьдесят долларов, но, естественно, проиграла.

— Ему повезло впервые в жизни, — фыркнула она, удвоив ставку. И снова проиграла.

— Принесите мне выпить, — напряженно попросила Сэм. — Это становится интересным.

Мой пустой желудок давал себя знать. Я решил сначала перекусить в буфете и уже потом идти за выпивкой.

Через десять минут я подошел к Сэм. Ее горка фишек уменьшилась где-то на одну пятую, а маленький толстячок с удовольствием вращал рулетку.

— Я вот-вот выиграю! — уверенно заявила брюнетка, выхватила из моих рук стакан и осушила его до дна. — Принесите еще, дорогой! А я продолжу.

Я не успел далеко отойти, как путь мне преградил тот же мускулистый тип в вечернем костюме.

— Мистер Фенвик, — сообщил Джо конфиденциально, — ожидает вас в Изумрудном баре отеля «Магараджа», в паре кварталов отсюда. — Он еще сильнее понизил голос:

— Мистер Фенвик просит, чтобы вы были один. — Парень забрал у меня из рук пустой стакан. — Я прослежу, чтобы мисс Конви принесли выпить.

— Благодарю, Джо. Передайте ей, что мы увидимся в мотеле. Похоже, она собирается играть всю ночь.

— Я скажу ей, мистер Счастливчик. — Он усмехнулся. — На этот раз я не допущу, чтобы она заложила свои трусики. Мне бы не хотелось, чтобы у вас сложилось о нашем заведении превратное представление.

Я добрался до отеля пешком, пробился сквозь заполненное народом казино в бар, который оказался почти пустым. И сразу узнал Фенвика по описанию, услышанному во время телефонного разговора миссис Тенисон со сторожем на причале. Остатки черных волос он зачесал с макушки головы назад, а свисающие пушистые усы наверняка сохранились с военных времен.

— Мистер Фенвик? — спросил я, подходя к его столику. — Эл Счастливчик.

— Садитесь, мистер Счастливчик.

Его карие глаза смотрели настороженно, пока он пару секунд изучал мое лицо. Потом подозвал проходившего мимо официанта.

— Что будете пить? — обратился ко мне Фенвик.

— Скотч со льдом, немного содовой, — попросил я, садясь за столик.

Фенвик сделал заказ, закурил сигарету и медленно улыбнулся.

— Пэт, конечно, знал, где я, но решил перестраховаться: вдруг я не захочу с вами говорить. Откровенно говоря, мне трудно было решиться на встречу с вами.

Он подождал, пока отойдет официант, принесший мне бокал.

— Вы избрали себе подходящее имя для игрока — Счастливчик. Но ведь на самом деле вы Уилер, не так ли? Лейтенант Уилер из службы шерифа Пайн-Сити?

— Как вы узнали? — поинтересовался я.

— Луиза мне все рассказала о том, как вы спасли ее от наемных убийц Дейна в Рино. Она вас подробно описала, лейтенант, так что с моей стороны было бы непростительной глупостью поверить в существование некоего Счастливчика.

— А где Луиза сейчас?

— Мы оба знаем, что она мертва, — проговорил он глухо. — Возможно, я не прав, что разговариваю с вами Так откровенно в отсутствие своего адвоката… А впрочем, все не так просто. — Он яростно затушил сигарету в пепельнице. — Я не сидел бы с вами здесь сейчас, если бы не верил, что это принесет пользу. Получилось так, что я замешан во всей этой чертовщине, и вы единственный человек, который в состоянии помочь мне выбраться из западни.

— Объясните, в чем дело?

— Вам известно положение дел в «Кристалл-Инн», я, думаю. Дейн Тенисон — никудышный азартный игрок, которому сильно повезло: он женился на богатой даме, решившей помочь ему. Она приобрела муженьку третью часть акций казино. Но этого ему было мало: он ухитрился влюбиться в родную сестру собственной жены!

Они вместе, Дейн и Луиза, пару месяцев назад влезли в крупную игру. Какое-то время жили на озере Тахо, потом перебрались в Рино. Там между ними начался разлад. Луиза требовала, чтобы Дейн развелся с ее сестрой и женился на ней. Но он совершенно этого не хотел, поскольку в таком случае лишился бы верного источника дохода.

— Вам это рассказывала Луиза?

Он кивнул:

— В конечном итоге они разругались. Луиза заявила, что ей наплевать на него, что она поедет в Пайн-Сити и. обо всем расскажет сестре. Дейн понял, что у него есть единственный шанс — первому явиться к жене и настроить ее против Луизы, чтобы она не поверила ни единому ее слову. Он нанял двух профессиональных бандитов с целью задержать Луизу в Рино, а сам поспешил в Пайн-Сити. Луиза пришла было в отчаянье, но потом сообразила: если ей удастся найти среди постояльцев мотеля кого-нибудь, кто направляется в Пайн-Сити, то он смог бы…

— Понятно, — сказал я нетерпеливо. — Она наткнулась на меня. Я вполне подходил для роли защитника.

Но ведь она могла позвонить сестре.

— Она пыталась, — перебил он меня, — но Трейси не стала разговаривать с ней: они еще задолго до этого порвали всякие отношения друг с другом.

— Ну и что случилось после того, как Луиза сбежала от меня в Кармеле?

— Она поехала в Пайн-Сити в надежде увидеть сестру, но Дейн ее опередил. Он объяснил, что Трейси ни за что не поверит ей. А если она не уймется, ею займутся двое его бандитов. Тогда Луиза заявилась ко мне и, рыдая, выложила всю историю. Она сказала, что не оставит Дейна в покое. Если он не согласится развестись с сестрой и жениться на ней, заявила Луиза, она заставит его заплатить ей за все, и заплатить сполна.

— Шантаж? — догадался я.

— А что еще?

— Почему она пришла к вам?

— Она знала, что я сходил с ума по ней, ну и считала поэтому, что может мне полностью доверять. Я поселил ее в мотеле на окраине города и попытался урезонить.

Уверяю вас, это было непросто. К концу прошлой недели мне удалось уговорить ее отказаться от шантажа. Она вроде пришла в себя. Я предложил ей поехать со мной на уик-энд в Пайн-Сити, и она согласилась. В субботу вечером мы заскочили к ней домой — она хотела захватить там кое-что из вещей, и потом отправиться на вечеринку к Верблюду.

— Марди Роббинс была в квартире, когда вы заезжали?

— Нет, — покачал он головой. — После вечеринки мы возвратились в мотель, а наутро Луизы уже не было.

— Представляю, что вы почувствовали.

— Да уж!

Казалось, его усы повисли еще сильнее, если только это было возможно.

— Я оставался в мотеле до конца недели, надеясь, что она вернется. В понедельник утром она позвонила. Все выглядело ужасно таинственным. Она велела мне в шесть вечера взять катер Дейна со стоянки, а это не составит особого труда, поскольку все организовано, пригнать его на пристань в двух милях южнее. Там она будет ждать меня, и все объяснит. Когда я стал задавать вопросы, она бросила трубку. Я делал как она велела. Представьте, какой шок я испытал, когда увидел на пристани не только Луизу, но и Дейна. Луиза сияла. Она сообщила, что они обо всем договорились, но Дейн боится, что жена следит за ним. Поэтому катер единственное место, где они могли считать себя в безопасности. Мне все это не нравилось, но для Луизы я готов был сделать все, и она это прекрасно знала. Парочка поднялась на борт, и мы отплыли. Два часа я провел за рулем, ведя суденышко вдоль берега. А они были внизу, в каюте. Потом Дейн принес мне выпить. Мы дружески поболтали, и вдруг я заснул мертвецким сном.

— Не объясняйте, — воскликнул я с преувеличенным сочувствием. — Он подсыпал вам снотворное!

Фенвик глубоко вздохнул:

— Понимаю, это звучит не правдоподобно, а дальше будет похлеще.

— Да, стоит послушать все до конца.

— Очухался я примерно в два часа ночи. Катер стоял у пустынной пристани. Я спустился в каюту и обнаружил там тело Луизы. — Голос у него стал грубым. — С пулевым отверстием в затылке. Пистолет валялся возле трупа, а Дейн исчез. Я не представлял, что делать. Но потом подумал, раз Дейн планировал ее убить, значит, позаботился о надежном алиби. Возможно, я напрасно запаниковал. Однако парень-то на стоянке видел меня.

Кто же мне поверит, что позднее я посадил в него не только Луизу? Какое-то время я бесцельно кружил неподалеку от берега, пытаясь найти выход из положения.

Единственное средство обезопасить себя, решил я, это выбросить тело Луизы в воду. И туда же пистолет. Так я и поступил, а затем пригнал катер обратно.

— Вы бросили ее в воду неподалеку от Парадиз-Бич?

— Глупо, конечно, я понимаю, — пробормотал он. — Но в тот момент я надеялся, что полиция посчитает важным то, что тело прибило к берегу именно в этом месте.

— Чтобы через Дейна Тенисона выйти прямо на вас? — фыркнул я.

— Я действовал как последний кретин! — Он допил скотч и жестом велел официанту наполнить бокал. — Вот так все и было, лейтенант. Вы, конечно, мне не верите.

— В котором часу вы сбросили ее тело в воду? — спросил я.

— Утром, около семи, я думаю. После этого я еще немного покрутился взад-вперед, пока не сумел взять себя в руки. И только тогда направился на стоянку.

— Это было около полудня. А что вы делали потом?

— Вернулся сюда. — Он протянул ко мне руку ладонью вверх. — Да и что еще, черт побери, я должен был сделать?

— Вы же были без ума от Луизы Фаулер, — медленно заговорил я. — Дейн Тенисон убил ее, оставив вас наедине с ее телом: собственно говоря, подставил вас, и вы ничего не предприняли?

Его карие глаза с ненавистью посмотрели на меня.

— Я испугался! — сказал он чуть слышно. — Не знал, что делать. Не знал, где искать Дейна. А если бы и нашел, что дальше? — Он мрачно взглянул на официанта, принесшего ему выпить. — За прошедшие сорок восемь часов я едва ли проспал один час. До сих пор мне не все ясно. Скажите же, что будет теперь?

— Вам следует поехать утром в Пайн-Сити, прямиком в службу шерифа, и сделать заявление.

— И вы упрячете меня за решетку по обвинению в преднамеренном убийстве?

— Я нет. К сожалению, не могу сказать, что сделает шериф.

— Я предполагал, что вы настоящий сукин сын, — рыкнул он. — Но вы превзошли все мои ожидания!

— «Кристалл-Инн» принадлежал вам и Пэту Нелсону, — сказал я деловито. — Почему же вы решили продать треть акций Трейси Тенисон на имя ее мужа?

— Нам нужны были деньги, — сказал он, с прежней ненавистью глядя на меня. — Мы хотели обновить помещения и пристроить верхний этаж для наиболее уважаемых клиентов. Такой компаньон, как Дейн, которому ни до чего нет дела, был для нас предпочтительнее чересчур активного.

— Сколько выложила миссис Тенисон за это партнерство?

— Двести тысяч в виде первоначального взноса. Через месяц ей предстоит сделать второй взнос на ту же сумму.

— Вы, должно быть, богатый человек, мистер Фенвик.

— Как и все в этом городе, лейтенант. Игра! Казино дает хороший доход, но мы не застрахованы от того, что в один прекрасный момент потеряем все.

— Я что-то уже ничего не соображаю. Лучше скажите, что вы думаете о Трейси Тенисон?

— Крутая бабенка! — В его голосе невольно зазвучало восхищение. — Дама, которая, несомненно, знает, чего хочет. Единственная ее слабость — это муж-ублюдок.

— Какие условия она выдвинула?

— Не понял. — Он недоуменно посмотрел на меня.

— Не могла же она выложить четыреста тысяч долларов от имени своего мужа, не оговорив условий?

— Ах, это? — Лицо у него прояснилось. — Дейну причитается третья часть прибыли казино. Он не имеет права участвовать в управлении нашим заведением и распоряжаться капитальными вложениями. Ее адвокат все это зафиксировал в договоре.

— Как вы думаете, где сейчас Дейн?

— Черт возьми, откуда мне знать? — проворчал он. — Где угодно!

— Тогда вернемся к Луизе. Что вы сделали с ее одеждой?

— Что? — На его физиономии вновь появилось недоумение.

— Она была абсолютно голой, когда ее выбросило на пляж, — терпеливо пояснил я. — Вы же не будете уверять меня, что в таком виде она явилась на борт судна.

— Я забыл, лейтенант. — Он принялся энергично тереть себе щеку. — От нашего разговора зависит моя жизнь. — Когда я нашел ее в каюте, на ней не было никакой одежды. По всей вероятности, Дейн, удирая с катера, прихватил ее с собой. Но зачем, это известно лишь ему одному.

— Вы помните, во что она была одета?

Он задумался.

— Синие джинсы и блузка… тоже вроде синяя.

— Эта компания в Парадиз-Бич — Верблюд, Сэм Конви и остальные… Как вы с ними познакомились?

— Через Луизу. Дейн несколько раз приходил с ней в казино, и однажды она пригласила меня и Пэта на вечеринку к Верблюду. Через какое-то время мы стали собираться там всякий раз, когда кто-нибудь из нас — Пэт или я — оказывался в Пайн-Сити. — Он усмехнулся. — Хотя, конечно, Пайн-Сити до Вегаса далеко!

— Так зачем же вы туда ездили?

— Там живет наш третий партнер. Поверьте, миссис Тенисон требует регулярных отчетов о деятельности казино, о доходах и расходах, вообще обо всем. Эта дамочка не глупа!

— Больше вопросов у меня нет, — сказал я. — Поеду в мотель.

— Зато у меня есть вопрос, лейтенант. Что будет, если я не появлюсь завтра у вашего шерифа?

— Полагаю, это будет расценено как признание в убийстве, — вежливо ответил я.

— Не сомневался. — Он медленно кивнул. — Обязательно прибуду.

Я взял такси на Стрипе и уже через десять минут подкатил к мотелю. Толстяк все еще сидел за регистрационным столом, и, когда я проходил мимо, его темные очки заинтересованно блеснули.

— Мистер Счастливчик? — окликнул он меня.

Я остановился:

— Да?

— Извините мое любопытство, сэр. — Он тяжело сглотнул от волнения. — А что случилось с миссис Счастливчик?

— Я потерял ее у игорного стола, — произнес я и пошел дальше.

Номер был пуст. Я налил себе скотча, сделал пару глотков, принял душ, переоделся в пижаму и затем допил свой стакан. Часы показывали без пяти три: совсем ранний вечер для Вегаса. Я лег в постель и подумал, что Сэм Конви, наверно, будет играть до самого завтрака.

Через какое-то время я проснулся оттого, что кто-то дубасил меня чем-то тяжелым по груди.

— Эл! — Голос Сэм звучал страшно возбужденно. — Вы только посмотрите на это!

Я с трудом сел в постели и только тут сообразил, что она колотит меня своей сумочкой.

— А, так это сумочка, — хмыкнул я.

— Раскройте ее!

Я повиновался, а потом довольно долго сидел, тупо уставившись на толстую пачку стодолларовых банкнотов внутри. Сэм сунула стакан с выпивкой мне в руки, а свой приподняла высоко над головой.

— Я выиграла! — заявила она счастливым голосом. — Выпьем же за Сэм Конви, величайшего на сегодняшний день игрока во всем Вегасе! — Она залпом опустошила стакан. — Здесь около шести тысяч, Эл! Вы не завидуете?

— Завидую, конечно! — Я положил сумочку на тумбочку и принялся медленно прихлебывать скотч. — Как вам это удалось?

— Поначалу я играла с переменным успехом: то выигрывала, то проигрывала. Потом неожиданно потеряла все — результат дурацкой ставки. Здесь же находился один , громадный техасец. Я почувствовала, что ему должно повезти, поэтому стянула трусики и, бросив их на стол, спросила, не рискнет ли кто-нибудь оплатить мою ставку.

Техасец оказался настоящим джентльменом. Он сунул мои трусики в карман пиджака вместо платочка. Талисман на счастье — так он сказал, и выложил за меня пятьдесят долларов на цифру тринадцать. Сам же запустил рулетку.

С той минуты мне стало везти.

— Ну, — широко зевнул я, — занятная история.

— Вы мне не верите, Эл?

— Разумеется, верю, — фыркнул я. — Точно так же, как верю в Золушку и в маленьких зеленых марсиан с остроконечными головами.

Стекла ее очков в толстой оправе сердито сверкнули.

Нарочито медленно она поставила стакан на стол и повернулась ко мне. Потом расстегнула «молнию» на юбке и спустила ее до колен.

— А теперь вы мне верите? — спросила она отчужденно-вежливо.

— Я… ух!..

Вид Сэм, совершенно нагой ниже талии, лишил меня дара речи и вызвал настоящее нервное потрясение. Я закрыл глаза и ухитрился кивнуть.

— Вы так себя ведете, будто раньше вообще не видели девушек, — пробормотала она обеспокоенно. — Вы, случаем, не гомосексуалист?

«Какого черта!»— подумал я и открыл глаза.

Сэм явно не теряла времени даром. Ее блузка и бюстгальтер свисали со спинки стула, так что теперь она была полностью раздета. Сэм открыла дверцу шкафа и восхищенно взглянула на свое отражение в зеркале. Она легким движением рук приподняла свои грудки, на какое-то мгновение замерла и принялась оглаживать бока и бедра и даже черный треугольник между ног. Потом сняла очки и, отвернувшись от зеркала, положила их рядом с пустым стаканом. Грациозно подошла к кровати. Ее темные близорукие глаза оказались на удивление большими и красивыми.

— Проклятие! — Она ударилась коленом о край кровати и упала поперек. Ее лицо оказалось рядом с моим, а симпатичная попка смешно оттопырилась.

— — А, это вы.

Она довольно улыбнулась, протянула руку и отняла у меня стакан.

— Вы знаете, что случается с теми, кто медленно пьет, дорогой? — Она закинула голову и заглотнула скотч одним залпом.

— Они остаются трезвыми, — сказал я сердито.

Она вернула мне пустой стакан, и я поставил его на стол рядом с ее сумочкой. Сэм сбросила с кровати покрывало, расстегнула мою пижаму и вытянулась во весь рост поверх меня. Твердые соски ее маленьких грудей уперлись мне в грудь. Я почувствовал, как внутри меня возникает желание, и медленно провел ладонями по ее спине, пока они не достигли округлых половинок ее задницы.

Она приподняла голову:

— О чем вы думаете, любимый?

— Ни о чем важном. Просто раньше меня никогда не насиловали.

Она нежно рассмеялась. Я легонько подсунул одну руку ей под живот. Мои пальцы дотронулись до восхитительных волосков на ее лобке, затем спустились ниже, разыскивая заветное местечко. Когда они добрались до цели, ее тело стало двигаться навстречу моей руке. Через какое-то время она приподнялась и, усевшись на меня верхом, начала целовать мои соски, осторожно покусывая их. Ее рука обхватила мой возбужденный член, пальчики легонько пробежались по нему и с силой сжали. Прикосновение ее губ было восхитительно прохладным.

Глава 7

Кровать затряслась так, будто в городе началось землетрясение, затем пронзительный крик пробудил меня окончательно.

Сэм, закутанная в простыню, сидела в самом дальнем углу кровати и смотрела на меня широко открыв глаза.

— Что вы делаете в моей постели? Кто вы такой? — спросила она дрожащим голосом.

«Отрезвела!»— в отчаянии подумал я и стал соображать, как ей получше ответить. Тут раздался телефонный звонок. Сэм чуть не прошибла головой потолок: так бурно она отреагировала на этот звук. Утихомирить ее не было никакой возможности. Оставалось заткнуть телефон. Я вскочил с кровати и спотыкаясь бросился через всю комнату к телефону. Сэм снова завопила, да так, что у меня заложило уши.

— Оденьтесь, ради Бога! Вы омерзительны!

Я схватил телефонную трубку и прижал ее к уху:

— В чем дело, черт побери!

— Уже полдень, лейтенант! — послышался насмешливый голос. — Не пора ли поспешить на поиски правды и справедливости?

Я тут же вспомнил тщедушного парня в очках без оправы, с длинными светлыми волосами.

— Что вы хотите? — раздраженно спросил я.

— Меня побеспокоили, а я в свою очередь побеспокою вас, — заявил он. — Мне это также не понравилось, как и вам. Можете мне не верить, но Олби был моим другом.

— Пытаетесь убедить меня, что это не вы застрелили его из моего пистолета и оставили труп в моей квартире? — пробормотал я недоверчиво. ре?

— Но я действительно ни при чем, — натянуто произнес он. — Я с удовольствием подстрелю копа, если это требуется для дела, но и мне не нравится, когда мой клиент убивает ради собственных интересов моего партнера! Вот почему я подбрасываю эту информацию, лейтенант, и надеюсь, вы выслушаете меня внимательно, потому что я не люблю повторять дважды.

— Хэл, — заявил я мрачно, — в один прекрасный день непременно узнаю вашу фамилию и тогда уж доберусь до вас.

— Как только мы с вами закончим, лейтенант, я тут же исчезну, — беспечно воскликнул он. — Вы ведь разыскиваете моего бывшего клиента, Дейна Тенисона. Так вот, лишь крайне тупой коп не может заметить очевидного.

Я с трудом удержался от желания переломить телефон на две части.

— Очевидного? — проговорил я как можно спокойнее.

— Он скрывается в собственном доме. Его обожаемая женушка сделала все, чтобы он не попался на глаза случайному гостю, а в особенности такому, как вы!

— Вы хотите сказать, Тенисон убил вашего приятеля-бандита?

— Я хочу сказать, лейтенант, — тихо вздохнул он, — что вы поймаете его, хотя и не сразу.

— Если это он вытащил мой пистолет из-под сиденья, то получается, он следил за мной в тот вечер?

— Очевидно, так и было, — сказал Хэл. — Я не знаю деталей, но поверьте, Тенисон убил и Олби, и Луизу Фаулер. И это еще не все. Я бы предпочел, чтобы Тенисона арестовали законным путем, и надеюсь, это удастся сделать. Иначе… Пару часов назад Фенвик отбыл в Пайн-Сити, прихватив с собой компаньона. Даю вам на задержание Дейна время до десяти вечера, лейтенант.

В десять я позвоню Фенвику и сообщу ему, где скрывается его старый дружок.

— Подождите! — прорычал я. — Вы же не можете…

— И смогу, и сделаю! — огрызнулся он. — Я закругляюсь, поскольку вам пора двигаться. — Он добродушно хохотнул. — А еще вашей близорукой подружке надо одеться и собраться. Не забудьте, что вы должны обнаружить Тенисона до десяти. Иначе Фенвик окажется там первым. — Он бросил трубку, не дав мне возразить.

Сэм смотрела на меня остекленевшими глазами, раскрыв рот. Потом она медленно подняла правую руку и кулаком несколько раз стукнула себя по лбу.

— Это отвратительно! — произнесла она трагически. — Никак не могу проснуться. Я все еще в этом кошмарном сне, в этой мерзкой комнате, которую я никогда прежде не видела. И совершенно голый мужик сообщает по телефону о том, что кого-то застрелили из его пистолета и оставили труп у него в комнате! — Она опять ударила себя в бешеном отчаянии. — Это несправедливо! — завыла она. — Даже если я свихнулась, то все равно не должна была оказаться в такой ситуации.

В бутылке оставалось еще достаточно скотча, чтобы совершить фокус перевоплощения. Я с надеждой принялся смешивать коктейль.

— Что это? — с сомнением спросила Сэм, когда я протянул ей стакан.

— Лекарство, — уверил я ее. — Пусть вас не смущает его вкус, оно успокоит ваши нервы.

Она сделала один глоток и содрогнулась.

— Откуда мне знать, что это не яд?

— Подождите пятнадцать минут после того, как допьете: если останетесь живы, значит, не яд, — резонно заметил я.

— Да? — Она кивнула, затем стала дико озираться. — Моя сумочка?! Вы украли мою сумочку!

— Да вот она, на тумбочке с моей стороны. — Я протянул ей злосчастную сумочку.

Она извлекла оттуда толстую пачку банкнотов и, близоруко щурясь, поднесла ее себе прямо под нос.

— Деньги? — осведомилась она дрожащим голосом. — Откуда?

— Это мои, — ответил я. — Пять тысяч за ночь с такой куколкой, как вы, не жалко заплатить.

Она крепко зажмурилась и широко раскрыла рот, видимо, собралась опять завопить. Я тут же сунул ей в руки недопитую бутылку скотча, схватил свои вещи и ретировался в ванную.

Когда я через пятнадцать минут вернулся в комнату, предварительно приняв душ, побрившись, почистив зубы и полностью одевшись, я был уверен, что справлюсь с ситуацией. По крайней мере, уверен до тех пор, пока не увидел, что половина Сэм отсутствует. Ее округлые ягодицы и загорелые длинные ноги лежали под прямым углом поперек кровати, остальная же половина пропала.

— Эл? — услышал я приглушенный голос, слабо доносившийся неизвестно откуда. — Где ты, черт побери?

В следующее мгновение ее попка высоко приподнялась в воздухе и медленно придвинулась ко мне. Когда же наконец появилась и ее всклокоченная голова, я почувствовал облегчение.

— Ты решила, что я забрался под кровать? — поинтересовался я.

Она повернулась на звук моего голоса и с благодарностью посмотрела на меня:

— Я проснулась и испугалась, что ты ушел, любовь моя! Я стала искать тебя. Подойди сюда! А то ты как в тумане.

Я протянул ей очки:

— Одевайся живее, слышишь? Мы должны немедленно вернуться в Пайн-Сити.

— Зачем?

— Объясню по дороге. Скажу лишь, что медлить нельзя.

— Ты, случаем, не из категории «секс-до-завтрака», дорогой? — спросила она нежно. — А то булочка на ночь — это все, что я проглотила. — Ее взгляд остановился на пустой бутылке из-под скотча. — Я не двинусь отсюда, Эл Счастливчик, пока не позавтракаю.

— Прекрасно, — хмыкнул я. — Ну и что ты хочешь на завтрак?

— Двойное мартини с соком лимона. И не смей меня подгонять!

— Я закажу омлет и тосты, — промолвил я. — Когда поешь, получишь мартини. Договорились?

— Хорошо. — Она кивнула. — Бессмысленно спорить с таким глупцом… Лучше пойду приму душ.

Она скрылась в ванной, а я заказал завтрак по телефону, закурил и задумался о Хэле, но вскоре мои мысли перекинулись на Луизу Фаулер, Дейна и Трейси Тенисон, Чака Фенвика, Пэта Нелсона и на ряд других персон. Я даже обрадовался, когда стук в дверь прервал мои размышления. Вошел маленький толстяк с подносом и поставил его на стол. Его темные очки, показалось мне, смотрели настороженно.

— Мы освобождаем номер примерно через двадцать минут, — предупредил я.

— Мы? — Он задумался на секунду. — Так ваша жена вернулась?

— Мне сказали, что она не вертится так же легко, как игральные кости, поэтому швырнули ее мне в физиономию, словно поддельный чек! — объяснил я с самым серьезным видом.

Дверь в ванную комнату слегка приоткрылась; и неожиданно появились голова, шея и голое плечо Сэм.

— Будь добр, Эл, найди мои трусики! — Она ослепительно улыбнулась. — Вы ведь не хотите, чтобы я простудилась без них? — Тут она заметила коротышку, приросшего к месту. — Привет! — сказала она хрипло. — Как у вас с сексуальной жизнью?

— Ух! — Он явно задумался над этим, потом повторил слова:

— Ух… х… ух!

— Суахили! — произнесла Сэм возбужденно. — Обожаю людей, говорящих на иностранном языке!

Я залез в ее сумку и извлек оттуда черные кружевные трусики — явную причину первородного греха.

— Эти подойдут? — Я смущенно протянул ей трусики.

— То, что надо. — Она схватила их и одарила толстяка лучезарной улыбкой. — Этот предмет скорее символический… От холода они не спасут, но придадут девушке чувство защищенности. Понимаете, что я имею в виду? И еще я хочу сказать, что вы можете всегда принимать со мною душ!

Дверь в ванную резко захлопнулась. Несколько секунд в комнате царила тишина, затем толстяк жалобно хмыкнул и пошел прямиком на стену. Я схватил его за плечи, повернул лицом к двери и отпустил, решив, что теперь-то он не собьется с пути. Сделав три нерешительных шага, он обернулся.

— Вы мне ничего не должны, — произнес он напряженно, — даже не затрудняйтесь выписываться из мотеля. Когда я вернусь на место, я первым делом вырву страницу из регистрационного журнала, где вы записаны. Вас здесь никогда не было, понятно? Мне не хочется верить в то, что на свете может существовать пара таких людей, как вы и ваша жена!

— Ну что ж, спасибо! — ответил я. — И всегда, когда вам заблагорассудится принять душ с одним из нас, — милости просим, слышите?

Он снова жалобно хныкнул, затем сорвал с носа темные очки, бросил их на пол и принялся топтать ногами.

К счастью, это происходило уже за порогом нашего номера, так что мне удалось беспрепятственно запереть за ним дверь.

К тому времени, как Сэм вышла из ванной, я уже покончил с завтраком, так что имел возможность проследить за тем, чтобы она съела все, что ей было положено, прежде чем приняться за мартини.

Мы покинули мотель около половины первого, а как только оказались за городской чертой, я максимально вдавил ногу в педаль газа.

— Эл, — нерешительно спросила Сэм, когда мы проехали уже миль пятьдесят, — какого черта мы так спешим в Пайн-Сити?

— Полагаю, пришло время рассказать о моей двойной жизни, — спокойно произнес я. — По вечерам я пустоголовый игрок Эл Счастливчик, а днем — самоотверженный полицейский по имени Эл Уилер. Между нами говоря, Эл Счастливчик умер этой ночью с улыбкой экстаза на лице.

Так что привыкайте к Элу Уилеру.

— Здорово! — весело рассмеялась она. — Значит, нас здесь четверо в этой машине!

— То есть?

— Я имею в виду, что мы оба страдаем раздвоением личности. Я трезвая и пьяная, а ты Счастливчик и Уилер. Мне это кажется просто замечательным!

Да, Сэм имела весьма своеобразное мышление и непонятную мне логику. Однако оставлять ее в неведении было опасно, поэтому последующие две сотни миль я рассказал ей всю историю, начиная с событий в Рино и кончая звонком Хэла этим утром.

— Бедная Луиза! — едва слышно пробормотала Сэм в конце моего повествования. — Мне так жаль, что она умерла.

— А океан, который она так любила, вынес на берег ее тело! — подхватил я. — Это ужасно подействовало на меня.

— Луиза любила океан?! — Очки Сэм блеснули, когда она повернула ко мне голову. — Ты шутишь?

— Она сама сказала мне это ночью в Кармеле, — холодно отрезал я. — «Тихий океан — моя первая и единственно настоящая любовь»— вот ее слова.

— И это сказала Луиза? — Ее голос звучал недоверчиво. — Ты уверен, что мы говорим об одной и той же девушке? Никогда не забуду тот день на пляже, когда она в течение часа билась в истерике из-за того, что ноги ее окатила какая-то малюсенькая волна!

— Ах да, — проворчал я. — Ты же прекрасная ныряльщица! Извини за забывчивость! И плюс ко всему обманщица.

— Черт, — сказала Сэм расстроенно. — Если я такая, когда пьяна, то что же я представляю собой в трезвом виде?

— В трезвом состоянии ты даже не можешь вспомнить, что творила в пьяном, пока снова не напьешься.

Конечно, потеря не велика, дорогуша. Когда ты трезва, с тобой и не может приключиться ничего интересного!

— Большое спасибо! — чуть слышно проговорила она. — Хотелось бы мне знать, что произошло с симпатичным парнем по имени Эл Счастливчик, которого я когда-то знала?

Остальную часть пути мы ехали в полном молчании.

Я высадил Сэм в Парадиз-Бич возле белой виллы в испанском стиле и достал из багажника ее сумку.

— Я потом пришлю Верблюда захватить мои вещи, — жестко заявила она. — Прощайте, лейтенант!

— До скорой встречи, Сэм!

— Едва ли, — холодно улыбнулась она. — Не хочу видеть вас ни в трезвом виде, ни в пьяном!

Я ехал в город и размышлял, что мне следовало вовремя извиниться перед Сэм. Да и почему, черт побери, я обозлился на нее? Хотя все понятно. Просто я вспомнил о той единственной ночи с Луизой Фаулер в Кармеле. Уж слишком грубым был переход от интимности к смерти на протяжении всего одной недели! И все же это не оправдывало моей резкости с Сэм.

Элм-стрит выглядела все такой же, как и в прошлый раз. Я поднялся на третий этаж и с силой нажал на звонок. Через пару секунд Марди Роббинс отворила дверь.

Одета она была в тонкое платье из джерси, которое подчеркивало ее формы. Оно обтягивало невысокий холм между бедер и соски, торчащие как восклицательные знаки. При каждом ее вздохе я получал урок анатомии.

— Эл? — Она растерянно улыбнулась. — Я так переживаю из-за того, что случилось в тот вечер. Видимо, все дело в отвратительно дешевом вине. На следующее утро моя голова просто раскалывалась изнутри. Входите же, прошу вас!

Когда мы вошли в неприбранную комнату, она обернулась и простодушно посмотрела на меня своими прозрачными голубыми глазами.

— Я еще не поблагодарила вас за то, что вы тогда уложили меня в кровать. — Она медленно облизала губы. — Не представляю, что вы теперь должны думать обо мне, после того как я так вот бесстыдно посрывала перед вами всю одежду с себя.

— Я и не заметил.

— Вы, конечно, лжете.

В другое время, подумал я с сожалением, подобная болтовня с Марди могла бы оказаться весьма плодотворной. Но сейчас у меня оставалось всего три часа до срока, назначенного Хэлом. Я вытащил из кармана свой значок и сунул ей под нос.

— Пришлось ненамеренно обмануть вас, Марди! К числу игроков, приятелей Луизы, я не имею никакого отношения. Эл Уилер — полицейский.

— Но как? Почему? Почему вы мне сразу же не сказали? — Она изумленно смотрела на меня. — И что офицеру полиции нужно от Луизы?

— Все очень сложно, в данный момент мне трудно все объяснить.

Я взял ее за локоть и подвел к двери ближайшей спальни.

— Это комната Луизы, правильно?

Она кивнула:

— Да, это ее комната.

Я открыл дверь, зажег свет, подошел к стенному шкафу и вытащил оттуда голубую кофточку и вылинявшие джинсы.

— Чак Фенвик говорит, что они с Луизой были здесь в прошлую субботу вечером в ваше отсутствие, — сказал я:

— Луиза хотела переодеться. Но я совершенно случайно знаю, что в понедельник вечером она была вот в этой самой одежде. Так каким же образом она оказалась здесь?

— Понятия не имею! — Она беспомощно пожала плечами. — Я ведь говорила, что не видела ее месяца два. — Она наморщила лоб. — Подождите! — Марди забрала у меня одежду и принялась придирчиво ее рассматривать.

— Но это же не Луизины вещи! И вообще она никогда не надевает джинсы, потому что считает, что у нее слишком толстая задница!

— Вы уверены?

— Конечно. К тому же она ненавидит голубой цвет.

— Спасибо, — угрюмо протянул я. — Можно позвонить от вас?

— Ради Бога!

Она все еще была ошеломлена и явно начала нервничать, будто боялась, что я ее покусаю. Впрочем, копы почему-то всегда вызывают у людей неприятные ощущения.

Я вернулся в гостиную и набрал номер домашнего Телефона Лейверса. Его грубый голос ответил лишь на четвертый звонок, я даже успел решить, что нападение моя лучшая защита.

— Вы задержали Фенвика? — спросил я твердо.

— Уилер! — Его голос просто разорвался у меня в ухе. — Где вас черти носят последние тридцать шесть часов?

— Не имеет значения, — рявкнул я в ответ. — Вы задержали Фенвика?

— Нет, — забормотал он невнятно. — Какой-то тип ворвался ко мне в кабинет и сообщил, что хочет сделать заявление по поводу убийства Луизы Фаулер. После своего заявления он имел наглость спросить, задержу ли я его. Пока я обдумывал, что ему ответить, он поинтересовался, здесь ли вы, и тут же выпалил, будто вы обещали, что его не задержат.

— Он был один?

— С ним был хлыщ по имени Нелсон, который что-то там верещал об адвокатах. Я отпустил Фенвика, потому что решил, что даже такой идиот, как вы, без всякой на то причины не стал бы его задерживать.

— Вы правы, шериф, — произнес я сочувственно. — И вы должны быть рады, потому что случается такое не столь уж часто.

— Послушайте! — Его голос сорвался. — Если вы не…

Я тихонько опустил трубку в надежде, что еще минут десять он будет читать мне нотации.

Марди Роббинс сидела на кушетке, плотно сжав колени, ее вязаное платье высоко задралось на бедрах, но не настолько высоко, чтобы я смог разглядеть, что там дальше.

— Расслабьтесь, дорогая, — попросил я. — Вам нечего бояться.

— Значит, вы полицейский! — Два ярко-красных пятна вспыхнули у нее на скулах. — Как подумаю, что я говорила, когда раздевалась перед вами… — Она жалобно застонала. — Джеми с ума сойдет, если узнает об этом.

— Не узнает, — пообещал я. — Вы хотите выйти замуж?

— Да, хочу! — страстно произнесла она. — Но когда я заговариваю с ним на эту тему, он начинает разглагольствовать о своей диссертации.

— Что же вы его не обработаете, как меня той ночью? — предложил я.

— Вы думаете, подействует?

— Уверен.

Ее лицо прояснилось.

— Я никогда даже не думала об этом. Спасибо, Эл…

Ой, лейтенант.

— Эл лучше, — заметил я. — Помните, как мы приехали к Верблюду на вечеринку тогда?

— Да, конечно. — Красные пятна снова вспыхнули на ее щеках. — Но если бы я знала, что вы полицейский офицер, Эл, это бы меня не обеспокоило, честное слово!

— Вы имеете в виду мой пистолет?

Она кивнула:

— Я видела, как вы сунули его под сиденье, когда обходила вокруг машины, и испугалась, потому что еще не знала вас как следует.

— Это понятно, — успокоил я ее. — Ну и что вы предприняли?

— Рассказала Верблюду. Он посоветовал мне не беспокоиться и пообещал, что кто-нибудь займется этим.

— Кто?

— К сожалению, не знаю. Позднее, когда вы разговаривали на балконе с Пэтом, Верблюд передал мне, что все в порядке, чтобы я не волновалась.

— Спасибо большое, Марди. Теперь мне надо идти.

Она проводила меня до двери и уже на пороге схватила меня за руки и крепко сжала их.

— Эл, скажите мне правду про Луизу. Я чувствую, что дела плохи. Уже несколько дней меня преследуют дурные мысли.

— Она мертва, — произнес я как можно мягче. — Кто-то убил ее.

Краска сбежала с ее лица, она замерла.

— Кто это сделал?

— Вот это я и хочу выяснить… Где Джеми?

— Дома, работает над диссертацией, — сказала она равнодушно.

— Вам давно пора заняться им. И хорошо бы начать сегодня вечером.

— Вы стараетесь быть хорошим парнем, Эл. — Она слабо улыбнулась. — Уверена, ваш совет по поводу Джеми великолепен, но не сегодня. Луиза была слишком дорога мне.

— Что вы можете сказать о ней?

— Она вся состояла из противоречий… — Марди пожала плечами. — Впрочем, как и все мы. Она могла быть очень страстной и очень холодной, безрассудно щедрой и ужасно скупой. Скорее все-таки она была эгоисткой с трудным характером, но все это было покрыто блестящей оболочкой. Надо было пожить с ней вместе, чтобы понять это. — Она поморщилась. — Подобные некрологи не принято печатать в газетах, верно?

— На самом деле вы не очень-то ее любили?

— Да, наверно, даже себе неприятно признаваться в этом. Особенно после того, что вы увидели: сначала шок, потом сентиментальность и наконец правда — и все это на протяжении пяти минут.

— Подозреваю, вы очень изобретательны в обмане, — заметил я.

Вдруг она улыбнулась:

— Вы знаете, мне кажется, сегодня самое время заняться Джеми!

— Только не вздумайте больше пить это бургундское! — предупредил я ее. — Желаю удачи.

Когда я возвращался к машине, то вспомнил, что стоянка катера называлась «Дел Мэр»: так называл ее парень, разговаривавший с миссис Тенисон по телефону.

Я остановился у первой же аптеки и узнал адрес стоянки по телефонному справочнику, а заодно проглотил сандвич и выпил чашечку кофе.

Судя по виду яхт, стоянка была для богатых. Я увидел шикарный освещенный офис в морском стиле. Сидевший внутри мужчина наверняка в прошлом был моряком. Ему было около пятидесяти, седые волосы коротко подстрижены, обветренное загорелое лицо.

— Я ищу Барни, — сказал я.

— Вы нашли его, — приветливо улыбнулся он.

Я показал значок, который не произвел на него особого впечатления.

— Вы не помните, кто в прошлый понедельник около шести часов вечера брал катер миссис Тенисон?

— Конечно помню, — кивнул он. — Забавно, но она тоже звонила по этому же поводу.

— Как он выглядел?

— Лет сорок, я думаю. Густые черные усы, лысеющий.

— Почему вы разрешили ему взять катер?

— В тот день позвонила миссис Тенисон и предупредила, что он приедет. — Он слегка пожал плечами. — Я подумал, это ее дела, а не мои.

— В котором часу он вернулся?

— На следующее утро, часов в шесть. Меня тогда не было, здесь дежурил другой парень.

— Кто-нибудь еще пользовался катером?

— Мистер Тенисон, понятно. — Он медленно поскреб подбородок. — Еще один тип, его зовут Нелсон. Он тоже брал его несколько раз.

— А миссис Тенисон?

— Да, конечно! — Его голос немного потеплел. — Месяц назад она регулярно пользовалась катером. Сейчас редко встретишь женщину, которая так бы любила океан, как она.

Глава 8

Гринвилл-Хайтс в вечернее время выглядел точно так же, как и днем, если не считать темноты. Повсюду плюшевый покой, и даже освещенные окна оставались по-прежнему самодовольными. Здание же «Кейп-Код» напоминало силуэтом гигантскую гробницу.

Я нажал на звонок, а затем при свете лампочки над входной дверью взглянул на часы. Было двадцать пять минут одиннадцатого, что означало, что крайний срок, назначенный Хэлом, истек. Пусть еще кто-нибудь волнуется об этом, но не я.

Дверь открылась, и передо мной возникла хозяйка дома, изумрудное видение в элегантном облегающем платье. Неужели это та самая женщина, что грубо овладела мною на полу в прихожей? Рыжие волосы мерцали под светом лампочки.

— Ну, — произнесла она насмешливо, — неужели лейтенант, потрясающий любовник снова с визитом? Вы лучше войдите и чего-нибудь выпейте, а не то сгорите от страсти прямо здесь, на ступеньках дома.

Я прошел в гостиную. Она села на диван и сказала:

— Приготовьте себе выпить сами. Я же воздержусь, потому что добавила во все бутылки цианид в ожидании вашего возможного прихода.

Я уселся в кресло и закурил:

— Выпивка подождет.

Ее брови приподнялись.

— Вы что, собираетесь здесь надолго задержаться?

— Я подумал, вам интересно узнать, кто убил вашу сестру.

— Естественно. — Она напряженно подалась вперед. — Так кто?

— Ваш муж.

— Дейн? — Она сразу расслабилась в кресле. — Вы не можете быть серьезным!

— Это сказал один из моих осведомителей, — безразлично пожал я плечами. — Количеством информации я могу поспорить разве что с разведслужбами. Другой же осведомитель сообщил, что Дейн здесь, в этом доме…

И все время тут и был. Здорово придумано, ничего не скажешь. Если хотите что-то надежно спрятать, положите на видное место…

— Все ваши информаторы просто выжили из ума, — холодно заявила она.

— Я бы хотел проверить.

— Не будьте смешным. Разумеется, его здесь нет.

— Я могу произвести обыск официально, если вы этого желаете.

По ее зеленым глазам было видно, что она взвешивает мои слова. Затем, наклонив голову, произнесла:

— Хорошо, лейтенант, ищите.

— Меня кто-то разыскивает? — раздался голос из прихожей.

Через пару секунд в комнату вошел высокий малый лет тридцати, с густыми блестящими черными волосами. У него были светло-карие, широко расставленные глаза, слегка вздернутый нос, воинственно выдвинутая вперед квадратная челюсть и в то же время слишком маленький женский рот. На нем были синий двубортный пиджак с простыми серебряными пуговицами и брюками в тон. Невообразимо яркий галстук придавал всему ансамблю несколько бесшабашный оттенок.

— Я Дейн Тенисон. — Он встал за кушеткой, положив одну руку на плечо рыжеволосой красотки. — Так что это за чушь, будто бы я убил Луизу?

— Где вы скрывались последние несколько дней? — спросил я небрежно. — В стенном шкафу?

Он поджал губы.

— Это не важно. Я задал вам вопрос, лейтенант, и жду ответа.

— У шерифа округа находится подписанное Чаком Фенвиком официальное заявление, — сказал я. — Мы можем отправиться туда и ознакомиться с ним. Или, если желаете, могу быстренько изложить его суть.

— Заявление Чака Фенвика? — Голос его прозвучал куда визгливее, чем ему хотелось, и он торопливо откашлялся. — Он, должно быть, с ума сошел. Хотя могу послушать вас.

Я повторил историю Фенвика о том, как Дейн и Луиза весело болтались, играя по Неваде, пока не прибыли в Рино. Там они крупно поругались, потому что Дейн не соглашался на развод с женой. Луиза бросилась к Фенвику и поклялась, что будет шантажировать Дейна. Фенвик увез ее в какой-то мотель на окраине города. Наконец решил, что ему удалось-таки отговорить ее от такого шага.

После вечеринки у Верблюда Луиза удрала от Фенвика, а утром в понедельник позвонила с просьбой взять катер Тенисона и встретить ее на пристани в двух милях от места стоянки судов.

Они оба внимательно дослушали до конца мой рассказ о том, как удивлен был Фенвик, увидев на пристани не только Луизу, но и Дейна. Я поведал им также про снотворное, подмешанное в спиртное, и про то, как поразился Чак, обнаружив, что катер стоит у пристани, Дейн исчез, а Луиза с дыркой в затылке лежит на полу в каюте.

— Он ненормальный, — взорвался Тенисон, когда я закончил. — Ему надо провериться у врача.

— Дорогой! — Трейси Тенисон дотронулась до его руки. — Я же знаю, что в понедельник ты всю ночь был здесь, со мной.

Ее губы изогнулись в плотоядной улыбке.

— Помнишь? — промурлыкала она. — Мы пользовались шариком. Хорошеньким и гладеньким.

— Это Фенвик сказал вам, что я здесь? — гневно спросил Тенисон.

Я покачал головой:

— Нет, один блондинистый малыш в очках без оправы. Отзывается на имя Хэл. Думаю, вы его знаете.

— Хэл? — Даже его яркий галстук слегка поблек. — Нет, вроде бы такого я не знаю.

— Этим утром я был в Лас-Вегасе, — заговорил я охотно. — Он позвонил мне и сообщил, что вы скрываетесь здесь. И много другого интересного.

— Что именно? — резко спросила рыжеголовая.

— Что Дейн убил его партнера, надеясь подставить меня. Партнером Хэла был бандит по имени Олби. Поэтому, если это вы его уложили, то заслуживаете одобрения. — Я тепло улыбнулся Тенисону. — Но вот еще что…

Я дал им попотеть пару секунд, притворившись, что о чем-то задумался.

— Правильно, крайний срок!

— Крайний срок. — Его голос завибрировал на последнем слоге.

— Он еще сказал, что предпочитает, чтобы вас арестовали законным путем, но если этого не произойдет, то кто-нибудь другой разберется с вами. Фенвик вместе с Нелсоном покинул Пайн-Сити пару часов назад. Хэл предоставил мне крайний срок для вашего ареста — десять часов. Ну а после этого времени он намеревался сообщить Фенвику, где вы скрываетесь. — Я глянул на свои часы. — Назначенный срок уже прошел. Не понимаю, что задерживает Чака?

— Все это вранье, конечно. — Губы у него предательски дрожали. — Но если действительно Чак спешит сюда с безумной уверенностью, будто бы это я убил Луизу и подставил полиции его вместо себя… — Он неуверенно махнул рукой. — Вы должны защитить меня, лейтенант!

— Почему? — поинтересовался я.

— Почему?! — Его глаза чуть не вылезли из орбит. — Да потому, что я невиновен, вот почему! Вы — офицер полиции, и вы должны защищать невиновных граждан от… — Его пальцы сжали плечо рыжеволосой. — Бога ради, скажи ему, Трейси!

Она резко сбросила его руку с плеча.

— Ты слишком серьезно все воспринимаешь, Дейн, но я уверена, что лейтенант защитит нас обоих в случае необходимости. — Она подняла голову и улыбнулась ему. — Я понимаю, ты крайне обеспокоен и напряжен. Почему бы тебе не пойти в свой кабинет и не выпить стаканчик? Расслабься, пока я обсужу все с лейтенантом.

Руки его дрожали, когда он вынимал из кармана носовой платок и вытирал им лоб.

— Хорошо, — пробормотал он тихо, — если ты так считаешь…

— Иди же, дорогой, — ласково улыбнулась она.

— Даже если они вдвоем решили сделать вас козлом отпущения, — сказал я Дейну ободряюще, — это вовсе не означает, что вас убьют. Во всяком случае, не обязательно!

Он с ненавистью взглянул на меня, потом он быстро повернулся и вышел из комнаты.

— Вы садист! — пробормотала рыжеволосая.

— Трейси, — сказал я спокойно, — такое красивое имя! Однажды я уже встретился в Рино с одной Трейси.»

Она рассказала мне, что ее муж в бешенстве из-за того, что она решила развестись с ним. Он до того дошел, что нанял даже двух бандюг, чтобы вернуть ее в Пайн-Сити.

Эти два головореза ворвались к нам в номер и, наверно, утащили бы ее силком, если бы я как гениальный коп не отделался от них. То были Хэл и Олби — я уже упоминал их, помните? В общем, Трейси поехала со мной в Кармел. Там мы остановились на ночь в отеле. В номере был балкон с видом на океан. Все это выглядело романтично! На следующее утро она сбежала, еще до того, как я проснулся. В следующий раз я увидел ее уже на пляже. Меня ничего не смущало, пока я не постучался в дверь вашего дома после полудня и не увидел вас на пороге. Честное слово, я испытал еще один шок в этот день. — Я поднялся с кресла и слегка потянулся. — Если не возражаете, я бы сейчас выпил, — сказал я.

— Конечно, не возражаю! — произнесла она низким голосом. — Тяжелые переживания, лейтенант! Даже не знаю, что сказать… — Она медленно покачала головой. — Но почему Луиза назвалась моим именем?

— Заботилась о будущем, возможно? — Я подошел к бару и налил себе выпить. — Чуть раньше я разговаривал с Барни. Помните, парень со стоянки судов. Он признался, что скучает без вас. Вот уже месяц вы не пользуетесь катером.

— Да? — Ее голос ничего не выражал.

— В тот день, когда я утром увидел тело вашей сестры, а в полдень встретился с вами, я сказал себе: вечером непременно случится еще что-нибудь. И действительно, стоило мне вернуться домой, как минут через десять меня посетили два гостя — Хэл и Олби. Они намеревались прострелить меня из моего же оружия, придав всему этому вид самоубийства. Я же сначала решил, что это какой-то идиотский розыгрыш, но потом сообразил, что они не шутят. Хэл любезно объяснил мне, что я решил свести счеты с жизнью из-за угрызения совести. Мне, преданному своему делу полицейскому, по иронии судьбы было поручено расследовать убийство, совершенное мною же. Тут я сказал, что он опоздал: не только я знал, что рыжеволосая девушка, назвавшаяся в Рино Трейси Тенисон, была в действительности сестрой Трейси, Луизой Фаулер. И вот тогда-то он невзначай подбросил мне прекрасную идею, обмолвившись по глупости, что они не желают затруднять полицию выяснением причин, почему она была убита.

— Я ровным счетом ничего не понимаю! — заявила миссис Тенисон.

— Они были уверены, что я провел с нею ночь в Кармеле, но и только. Но тут я припомнил одну вещь, которая придала случившемуся совершенно иную окраску. Раз они решили устранить меня независимо от того, удастся им придать моей смерти вид самоубийства и свалить на меня смерть девушки или нет, значит, я им мешаю. — Я повернулся к Трейси со стаканом в руке и облокотился на бар. — Мне потребовалось немало времени, чтобы вспомнить, какую фатальную ошибку допустил Хэл. Когда они ворвались к нам в номер в Рино, он назвал Трейси Тенисон, с которой я там был, ее настоящим именем — Трейси!

По ее лицу нельзя было сказать, что она растерялась.

— Не уверена, что я понимаю вас, лейтенант!

— Я совершил непростительную для копа ошибку, — продолжал я. — Я посчитал слово одного человека за достаточное основание для идентификации трупа. Трейси Тенисон любила океан. Она сказала мне в ту ночь в Кармеле. А ее сестра ненавидела воду. С ней однажды была настоящая истерика на пляже Парадиз-Бич, когда волна окатила ей ноги. Есть еще другие моменты. — Я устало пожал плечами. — Но, полагаю, теперь это уже не важно. Как долго вы рассчитывали продолжать этот обман, Луиза?

Какое-то время она молчала, потом ее нижняя губа чувственно оттопырилась.

— Достаточно долго, как я надеялась. Никто даже в диком бреду не мог представить, что Трейси откопает где-то офицера полиции, чтобы он вывез ее из Рино. Ну разве можно было такое предусмотреть?

Я кивнул.

— А Луиза, которая появилась в прошлую субботу на вечеринке у Верблюда, была самая настоящая, то есть вы?

— Да, я хотела, чтобы позднее полиция выяснила, что Луиза была жива и здорова в то время и находилась в Пайн-Сити, — усмехнулась она. — Вы мне, конечно, не поверите, но я тогда даже не предполагала, что она будет убита. Единственное, чего мне хотелось, это чтобы Дейн отделался от Трейси и женился на мне.

— Вы своего рода мастер по экспромтам, — произнес я с восхищением. — Если мы еще поговорим, то минут через пять я начну проливать слезы сочувствия к вам!

Раздался дверной звонок. Она замерла, как пантера перед прыжком.

— Не заставляйте их ждать, — сказал я ей, — идите и откройте.

Торжествующий огонек сверкнул в ее глазах. Она поднялась и не спеша вышла в прихожую. Я допил свой стакан и поставил его на стойку бара. Через несколько секунд в комнату стремительно вошел Фенвик, а следом Нелсон.

Замыкала шествие Луиза.

— Это правда, лейтенант? — возбужденно спросил Фенвик. — Дейн действительно дома? Вы уже нашли его?

— Не утруждай себя, — презрительно рассмеялась Луиза. — Прекрати эту идиотскую комедию: он все знает.

— Что? — повернулся к ней Фенвик. — Черт побери, о чем ты говоришь?

— Он знает, что я Луиза, а не Трейси, тупица! — прорычала она. — Теперь всем нам надо подумать, что делать дальше.

Нелсон быстро выхватил пистолет из внутреннего кармана пиджака.

— Не пытайтесь геройствовать, Уилер! — бросил он.

— Я еще ни разу не встречал копа, которому хотелось бы стать героем посмертно, — заверил я его.

— Надеюсь.

И все же он упорно целился мне в пупок, что, надо признаться, вызывало у меня тошнотворное ощущение.

— Где Дейн? — крикнул он.

— Наверху, в кабинете, — ответила Луиза.

— Хорошо. Пусть будет там. — Нелсон не отводил от меня глаз. — Чак, сбегай к машине, приведи Хэла. Луиза правильно сказала, нам надо подумать.

Фенвик выбежал из комнаты. Луиза, скрестив руки, беспокойно ходила взад-вперед.

— Отодвинь его от бара, — раздраженно сказала она. — Я хочу выпить.

— Не сейчас! — бросил Нелсон и мрачно посмотрел на меня.

— И почему вы не остались в Вегасе, Уилер, вместе с вашим хитрым сообщником, Элом Счастливчиком? Поразвлекались бы подольше с девушкой, которая поставила вместо денег трусики и выиграла шесть тысяч.

В комнату вернулся запыхавшийся Фенвик, за ним вошел тщедушный коротышка, дружелюбно улыбаясь.

Очки без оправы повернулись ко мне, и сильно увеличенные голубые глаза взглянули приветливо: он узнал меня. И тотчас стал приближаться кругами, пока не оказался в четырех футах от бара.

— Два шага вперед, лейтенант, если не возражаете.

И руки над головой, разумеется.

Я сделал, как он сказал, и стал терпеливо дожидаться, пока он подойдет ко мне сзади и мастерски обыщет.

— Он чист. — Голос его был удивленным. — Никогда прежде не встречал ни одного копа, который даже в ванную ходил бы без оружия!

— Садитесь, Уилер! — Нелсон указал на кресло и, когда я уселся, убрал свой пистолет. — Так, что вам еще известно?

— Могу ли я наконец выпить? — нетерпеливо спросила Луиза.

— Налей-ка нам всем, включая лейтенанта, — велел ей Нелсон и кивнул мне:

— Слушаю вас.

— Луиза и Дейн отправились играть по всей Неваде, Трейси последовала за ними, — начал я.

— Они оставили за собой такой след от озера Тахо до Рино, что даже слепец не мог бы не заметить его, — подхватил Нелсон. — И вот однажды ночью в их гостиничный номер вошла Трейси и застукала их вместе.

Тут уж она окончательно раскрыла глаза, и она заявила Дейну, что разводится и позаботится, чтобы он не получил ни гроша. Он решил попытаться задержать ее в Рино, чтобы иметь время отделаться от Луизы и замести следы, тогда у Трейси не будет достаточно улик для развода.

— Для этого он нанял Хэла и Олби? — спросил я.

— Совершенно верно. Они поселились в гостинице прямо напротив ее мотеля, и Дейн предупредил Трейси, что если она попытается улизнуть из Рино, то ее так изобьют, что она загремит в больницу, как минимум, на три месяца. Тогда-то она и отыскала ваше имя в регистрационном журнале. Тем временем Луиза примчалась в Вегас и рассказала мне эту печальную историю.

Отдельные детали начали складываться у меня в голове в цельную картину.

— Так вот куда отправилась Трейси после того, как оставила меня в Кармеле! В Вегас!

— Для чего? — Нелсон уставился на меня своими ярко-синими глазами.

— Она же заключила контракт с вашим казино на четыреста тысяч долларов и уже выплатила половину, — с готовностью ответил я. — Это было сделано исключительно ради мужа. Теперь же, когда она собралась разводиться, ей необходимо было изъять свою долю.

— И она могла бы так поступить, — вкрадчиво добавил он. — Наши паршивые адвокаты не правильно истолковали некоторые хитрые пункты контракта. А мы уже потратили ее первые двести тысяч и воспользовались еще не выплаченными вторыми двумястами тысячами для получения кредита. Если бы она их не внесла, это означало бы конец для нашего заведения, а мы с Чаком вообще могли бы оказаться за решеткой. — Он нахмурился. — Как, черт возьми, вы докопались до этого?

— Чак упорно втолковывал мне, что Дейн убил Трейси, — усмехнулся я. — Однако он не подумав дал мне прямой ответ на вопрос, по его мнению пустяковый.

Когда кто-то рассказывает вам, что некая особа незадолго до своей насильственной смерти сделала крупное денежное вложение в то или иное предприятие, сразу же перестаешь думать о преступлении в порыве страсти или о чем-то подобном.

Нелсон бросил свирепый взгляд на Фенвика:

— Ну и длинный же у тебя язык.

— Извини, Пэт! — занервничал тот. — Но откуда мне было знать?

— Видимо, как только Трейси прибыла в Вегас, вы сразу же упрятали ее в укромное местечко, чтобы ее никто не увидел? — предположил я.

— Мы должны были решить, что делать дальше! — воскликнул Нелсон.

Луиза сунула мне в руки бокал со спиртным.

— Я уже устала слушать о его догадливости! — заявила она едко. — Естественно, это мне первой пришла в голову мысль подменить собою мою драгоценную сестрицу. Мы вращаемся в разных кругах, а Дейн, пожалуй, единственный общий знакомый. — Она рассмеялась неприятным скрипучим смехом. — Трейси была крайне нелюдимой, и единственный человек, которого она когда-нибудь любила, был Дейн. Если его не было рядом, она предпочитала проводить время на своем катере или оставалась дома. Мы рассудили, что если удастся не вызвать подозрений в течение первых двух недель после гибели сестры, то дальше все будет проще.

Мистер и миссис Дейн Тенисон отправятся в шестимесячное кругосветное путешествие.

— Где же мы ошиблись? — проворчал Нелсон. — Что было не правильно?

— Хэл, — сказал я. — Это была его идея инсценировать мое самоубийство.

— Не продумано, согласен, — пробормотал белобрысый коротышка печально. — В Рино я допустил непростительную оплошность и не сомневался, что раньше или позже, но вы непременно припомните, как я назвал Трейси ее настоящим именем в комнате мотеля. — Он слегка пожал плечами. — Однако в тот момент моя идея казалась мне оригинальной.

Я взглянул на Нелсона:

— Уверен, это вас Верблюд попросил предпринять что-нибудь в отношении моего пистолета, оставленного под сиденьем в машине?

— Меня.

— А Сэм предоставила вам великолепную возможность беспрепятственно изъять мой пистолет и передать его Хэлу.

— Да, и я ему все популярно объяснил, — сурово сказал Нелсон.

Хэл вежливо улыбнулся нам обоим:

— Пэт правильно заметил: я не только не выполнил задание Дейна, но и в десять раз усложнил положение после этой неудачной попытки инсценировать самоубийство. Пэт сказал, что за свой провал я должен принести жертву, и я с ним согласился. Пришлось пожертвовать Олби.

— А он, бедняга, считал, что вы задумали новую попытку самоубийства? — покачал я головой с сожалением. Уселся в моей квартире, вероятно в темноте, а вы тем временем вытащили мой пистолет из кармана и всадили ему пулю между глаз.

— Мы рассчитывали, что таким образом избавимся от вас: если не арестуют, так непременно отстранят от дела. — Хэл неодобрительно поджал губы. — Вечные хлопоты с этими государственными учреждениями в небольших городах — никакой дисциплины!

— Что еще, Уилер? — резко спросил Нелсон.

— Одежда, которая, по идее, должна была быть на ней, когда ее убили, — сказал я. — Голубая кофточка и выцветшие джинсы. Это было надето на ней в Рино. Когда Чак рассказал мне слезливую историю о том, как Дейн подставил его, он на мгновение позабыл, что волны вынесли на берег нагое тело. Это достаточно потрясло его, чтобы описывать одежду, в которой она была на пристани. И тогда все встало на место. Я нашел эти вещи в спальне Луизы. Марди Роббинс сказала, что у ее подруги никогда не было таких вещей, потому что она не любила голубой цвет и — я усмехнулся женщине напротив, слушавшей меня с каменным выражением лица, — никогда не носила брюк, поскольку считала свою задницу слишком толстой.

— Вещи должны были утонуть вместе с пистолетом в море, — пробормотал Нелсон. — Но мы не хотели рисковать: а вдруг по злосчастной случайности их найдут?

Шкаф казался более подходящим местом. После похорон Луиза — уже как Трейси — послала бы Дейна к ней домой забрать всю одежду.

— Ну а почему вы решили подставить мне Дейна? — поинтересовался я.

— Мы дважды пытались подставить вас, но оба раза промахнулись. И тогда решили: раз избавиться от вас не удалось, то надо преподнести вам убийцу на тарелочке.

— А вы ведь здорово рисковали! — изумился я. — Ну задержал бы я его, а дальше что? Уже через час он доложил бы шерифу все, что знал.

Нелсон покачал головой:

— Мы рассчитали операцию с точностью до минуты.

Наша машина стояла за квартал отсюда, мы приехали за два часа до назначенного срока. Луиза должна была за двадцать минут выяснить, как много вам известно, и задержать вас с обыском дома. Если бы возникли какие-то осложнения, ей достаточно было приподнять одну из занавесок. Мы сразу бы пришли на подмогу… Дейн сидит в кабинете. Луиза оставила заднюю дверь открытой.

Все бы сработало, если бы вы, Уилер, не спутали нам карты. Чак должен был ворваться в дом с воплями о том, что здесь скрывается убийца. Мы бы с ним задержали вас здесь ненадолго — всего лишь на три минуты.

Этого времени вполне хватило бы Хэлу, чтобы подняться по черной лестнице в кабинет Дейна.

— Таким образом, — сказал я, — лейтенант Уилер блестяще завершает свое расследование…

Улыбка Хэла была почти застенчивой.

— Времени вполне достаточно, чтобы после выстрела перебежать из кабинета в спальню на верхнем этаже. После того как вы достигнете кабинета, я быстро спущусь и выскользну из дома через заднюю дверь.

— Все должно было получиться, — сказал Нелсон мягко. — Как вам кажется, лейтенант?

— Что вы имеете в виду?

— Хэл поднимается по лестнице (здесь его как бы вообще не было), затем раздается выстрел. Мы все бросаемся к кабинету, там на полу мертвый Дейн с пистолетом в руке. Убийца Луизы Фаулер, осознав, что бесстрашный лейтенант обложил его со всех сторон, решает пустить себе пулю в лоб, нежели вынести позорное судебное разбирательство.

— И вы не возражали против этого? — спросил я рыжеголовую. — А я-то считал, что Дейн — ваша настоящая любовь!

— Единственная причина, по которой я заинтересовалась им, — это переплюнуть мою сестрицу! — Она медленно облизала нижнюю губу, не в силах скрыть торжества. — Я добилась того, чего никто никогда не добивался, Уилер! — Ее зеленые глаза заблестели опасным светом. — Вы что, не понимаете? Ведь теперь я одновременно и я, и моя сестра!

— Таким образом, — сказал Нелсон убежденно, — больше не осталось бы никаких проблем. Вы бы получили своего убийцу, а мы бы сохранили казино, что позволило бы нам не забыть о старых друзьях. — Он прищурился. — Скажем, ежегодный небольшой процент с общей суммы прибыли? Это будет не менее пятнадцати тысяч. Что скажешь, Чак?

— Не меньше, — быстро отозвался Фенвик. — Возможно, даже на пару тысчонок больше.

— И наконец последнее, — тепло улыбнулся мне Нелсон, — ваша жизнь.

— Здесь как-то мерзко воняет, — воскликнул я. — Только не пойму от кого.

— Это было ваше предсмертное послание потомкам.

Самое время завязать вам глаза. — Хэл как-то застенчиво посмотрел на меня. — Вы уверены, что не передумаете, лейтенант?

— Предложение заманчивое, хотелось бы в него поверить, — ответил я ему. — Но рассудите сами. Нелсон, Фенвик и Луиза, которая стала теперь своей собственной сестрой, как она справедливо заметила, владеют этим казино. Так неужели же они собираются посадить нас на свои шеи до конца наших дней? Или они через несколько месяцев организуют для нас обоих» несчастный случай с фатальным исходом «?

— Есть много способов обеспечить взаимное доверие между друзьями, — нерешительно пробормотал Хэл. — Так это ваше последнее слово, лейтенант?

— Да! — рявкнул я.

— Очень жаль! — Он посмотрел на Нелсона. — Здесь?

— Лучше на катере. — Он раздраженно взглянул на Луизу:

— Ты бы переоделась. Это платье явно не для круиза.

— Но, — ее лицо неожиданно исказилось от страха, — я не хочу выходить в океан.

— Все поедут! — сурово отрезал Нелсон. — Я не хочу, чтобы кто-то из нас чувствовал меньшую ответственность, чем другие, когда все будет закончено. Мы должны быть вместе. Тебе лучше позвонить на стоянку и предупредить, что миссис Трейси Тенисон с друзьями отправится на прогулку через час.

— Пэт! — Она попыталась улыбнуться, но у нее ничего не вышло. — Ты же знаешь, как вода пугает меня.

— Делай, что сказано! — Сжав губы, он отвернулся от нее. — Чак, сходи за Дейном и приведи его сюда.

— Хорошо! — Вдруг Фенвик дернулся. — А если он не пойдет?

Нелсон на мгновение прикрыл глаза.

— Сунь пистолет ему в левую ноздрю. Уверен, сразу же передумает.

Усы у Чака уныло обвисли, и он медленно вышел из комнаты.

— Каковы последние распоряжения? — уважительно спросил Хэл.

— Почему бы вам просто не столкнуть наши тела в воду и не позволить им спокойно поплыть в Парадиз-Бич? — посоветовал я. — Тамошние жители уже настолько привыкли к этому, что уже не замечают трупы.

— У меня неплохая идея! — возбужденно воскликнул Нелсон. — Не забывайте, что в живых остаются четыре человека, которые смогут впоследствии выступить со свидетельскими показаниями. Например, они подтвердят, что Уилер с его манией величия собрал всех заинтересованных лиц на судне якобы для морской прогулки, — так сказать, » подстроил ловушку в замкнутом пространстве «, — а потом изобличил убийцу. Не беспокойтесь, что подобное чаще всего встречается в третьесортных приключенческих телефильмах, Хэл! — Он весело хохотнул. — Такие парни, как Уилер, обожают эффектные номера!

— Психологически это правильно, — одобрительно кивнул Хэл. — А пока Уилер разоблачает преступника, у того сколько угодно времени, для того чтобы выхватить пистолет и начать стрелять. Храбрый недалекий лейтенант умирает от ран, но прежде успевает застрелить убийцу. Мне это нравится!

— Мы сможем обсудить все детали на борту, — довольно заявил Нелсон. — Мне тоже нравится этот план.

А вам, Уилер?

— Лично я предпочитаю держать язык за зубами, — проворчал я.

Глава 9

Машина подъехала к освещенному зданию офиса морской стоянки. Я сидел на заднем сиденье между Луизой и Хэлом, пистолет которого упирался мне в ребра. Дейн Тенисон был стиснут Фенвиком, сидевшим за рулем, Нелсоном, прижавшим пистолет к его ребрам.

Фенвик с силой нажал на гудок. Луиза опустила стекло.

— Если вы попытаетесь предупредить об опасности, лейтенант, — прошептал Хэл мне в ухо, — придется убить и свидетеля.

— Как я догадываюсь, вы больше любите действовать, чем думать, Хэл, — хмыкнул я. — Видимо, по этой причине вы чаще проигрываете.

Молодой парень выскочил из офиса и подбежал к машине. Луиза высунула голову из окошка:

— Миссис Трейси Тенисон. Я звонила вам с час назад по поводу моего катера.

— Да-да, миссис Тенисон. — Он запнулся и, выпучив глаза, уставился на Луизу. — Ваш катер готов и ждет вас примерно в пятидесяти ярдах от пристани. Вы можете оставить у меня ключи от машины: я потом припаркую ее, а ключи будут в офисе.

— Благодарю вас, — снисходительно улыбнулась Луиза. — Вы очень любезны.

— Рад услужить.

Он потупил глаза и зашаркал ногами. Я подумал, что в молодости был таким же болваном. Впрочем, могу и не узнать, что такое старость.

Мы выбрались из машины и все в том же составе зашагали по причалу. Дейн пару раз споткнулся. Нелсон и Фенвик подхватили его под руки с двух сторон и потащили дальше. На катере Хэл загнал нас с Дейном в каюту. Чуть позже к нам присоединилась Луиза. Двое других остались наверху; чтобы отчалить от пристани.

Каюта была просторной, с черными кожаными сиденьями вдоль переборки. Тенисон безвольно опустился в углу. Его лицо приобрело землистый оттенок, он зажал себе рот трясущейся рукой и прикусил ее зубами.

Луиза присела напротив меня. Она была явно не в лучшем состоянии в своих черных свитере и юбке. На ее ногах были высокие, до колен, сапожки. Вся эта одежонка выглядела как снаряжение номер пять из руководства для девушек-шпионов. Я мог видеть под юбкой и ее бедра, и белый треугольник трусиков тоже. Но вряд ли в тот момент у кого-нибудь из нас были в голове игривые мысли.

Хэл сел рядом с Луизой и опустил свою правую руку с пистолетом на ее колено. Стоило ему только слегка пошевелить пальцем, и моя голова слетит с плеч.

Переборка задрожала, когда внезапно заработал мотор. Луиза испуганно ойкнула.

— Расслабься, — сказал ей Хэл и легонько похлопал ее по бедру свободной рукой. — Тебе не о чем беспокоиться, Луиза!

— Я ужасно боюсь воды, — прошептала она. — С самого детства. Ты не представляешь, что сейчас творится у меня внутри. Чертов катер. Мне кажется, я сейчас развалюсь на части!

— Все будет прекрасно. Я позабочусь о тебе, дорогуша!

Какое-то мгновение его рука оставалась на ее бедре, потом скользнула выше на несколько дюймов и уже куда смелее сжала гладкое округлое тело. Я углядел за стеклами очков Хэла похотливый блеск его близоруких глаз.

Возможно, он был одним из тех обделенных судьбой мальчиков, которые могут возбуждаться, только лаская украдкой обычно ничего не подозревающих женщин.

Мотор приобрел постоянный мурлыкающий звук и, ощутимо сотрясаясь, двинулся своей грудью по волнам.

Через пару секунд двигатель заработал на полную мощность, и катер заскользил ровнее, набирая скорость. Луиза издала жалобный животный стон и зарылась лицом в плечо Хэла. Он ее успокаивал и, воспользовавшись случаем, продвинул руку еще выше по ее бедру. Капельки пота выступили у него на лбу, стекла очков затуманились. Если он продвинет свою лапу еще выше, подумал я, то, не ровен час, воспламенится.

— Хэл, — прохрипел Тенисон из угла, — ты не можешь им разрешить так поступить со мной. Ведь это я первым нанял тебя, помнишь? — Голос у него сорвался. — Должен же ты, черт возьми, быть мне преданным!

— Заткнись! — тихо произнес Хэл.

С Луизой от качки началась настоящая истерика. Она обхватила Хэла за шею обеими руками и еще сильнее зарылась лицом в его плечо. Я видел, как на его руках постепенно белели косточки: с такой силой стискивал он ее бедро. Он весь взмок, его увеличенные стеклами очков глаза выражали омерзительное возбуждение. Я немного наклонился к нему, и его пистолет тут же уставился на меня.

— С того места, где я сижу, зрелище потрясающее! — Доверительно сообщил я ему, словно мы два приятеля, хорошо понимающие друг друга.

— Да? — Он самодовольно ухмыльнулся.

— Везет же вам! — Я выразительно закатил глаза. — Еще парочку дюймов?

Я откинулся назад и прикрыл глаза, будто не в силах побороть искушение. Когда открыл их снова, то заметил, что он внимательно наблюдает за мною. Я снова наклонился к нему. На этот раз он вытянул в нетерпении шею, как будто боялся упустить хотя бы одно слово.

— На ней белые шелковые трусики, — пробормотал я. — Полупрозрачные, обтягивающие. — Я снова закатил глаза и даже сладострастно застонал. — Парень, они все равно что вторая кожа!

Этого он уже не мог вынести и, издав придушенное мычание, стремительно запустил руку под юбку.

Луиза резко выпрямилась и отпрянула от него. Потом издала возмущенный вопль оскорбленной женщины, широко размахнулась и со всей силой врезала ему по физиономии. С Хэла слетели очки, и я успел заметить выражение шока от испытанного им унижения, когда бросился за его пистолетом. Вырвать его не составило для меня ни малейшего труда, его пальцы даже не сопротивлялись.

Луиза упала на мягкое сиденье, уткнулась лицом в руки и истерически зарыдала. На лице Хэла отразился весь пережитый им позор. Я понял, что он просто умоляет убить его. Тогда я ударил пистолетом по его голове, и он завалился на бок, при этом его голова оказалась на коленях у Луизы.

Дейн Тенисон наблюдал за мной с надеждой.

— Это было великолепно, лейтенант! — прошептал он хрипло. — Теперь мы с ними справимся! Вы и я, верно?

Я направил на него пистолет.

— Только пошевелитесь! — пригрозил я. — Если только мне покажется, что вы собираетесь закричать, я тотчас всажу вам пулю в голову!

— Ладно, ладно. — Он снова забился в угол. — Я же хотел помочь, лейтенант!

— Я видел, как вы помогли Трейси! — возмутился я. — Только за одно это следовало бы пристрелить вас и выбросить за борт!

— Я не убивал ее, клянусь!

Его пальцы зацарапали по стальной переборке, словно он пытался вырыть себе укромное местечко, чтобы надежно спрятаться.

— Тогда кто?

— Пэт… Пэт Нелсон! Чак привел катер к старой пристани и забрал нас троих на борт. Но я не предполагал, что он хочет убить ее, пока он это не совершил. Клянусь!

— Почему же он застрелил ее так, чтобы каждый понял, что это убийство? Почему просто не швырнул ее в воду, чтобы она утонула?

— Он не хотел рисковать. Трейси была хорошей пловчихой, она могла бы долго продержаться на воде. И ее подобрало бы какое-нибудь проплывающее судно.

— Но ее можно было бы оглушить перед тем, как скинуть в воду.

— Конечно, конечно! — Его голова закивала, как у марионетки. — Вы правы, лейтенант. Я говорил все это Пэту, но он, идиот, не желал меня слушать.

Тут я ударил пистолетом по его макушке, иначе через секунду уже всадил бы в него пулю. Его тело обмякло: было похоже, будто ему все-таки удалось спрятаться в переборке катера.

Я направился к выходу, но внезапно почувствовал направленный на меня взгляд зеленых глаз.

— Куда вы? — шепнула она.

— На палубу.

— Я с вами.

— Здесь вам будет безопаснее. Как только я прикончу Нелсона, катер устремится к пристани.

— Я умру, я чувствую это, — произнесла она обреченно. — Лучше уж на чистом воздухе на палубе, а не в этом жутком душном гробу, с надвигающимися на меня все ближе стенами.

— С вами ничего не случится, если останетесь тут! — резко прикрикнул я. — Все это продлится недолго.

— Я поднимусь с вами, — упрямо повторила она. — Если вы попытаетесь остановить меня, я буду кричать.

Можете прикончить меня, чтобы я заткнулась, но тогда они услышат выстрел!

« Ее не остановить, — подумал я, — разве что обойтись с нею так же, как с этими двумя «. Но я не мог ударить по голове беззащитную женщину.

— Ладно, — обреченно согласился я. — Идите первой.

Но на палубу выползайте на четвереньках и сразу же ложитесь у борта, пока я не скажу, что дальше делать.

— Поняла.

Она поднялась и неуверенно двинулась к лестнице.

Я шел по пятам. До люка восемь ступенек. Вроде он открывался позади мостика, и я скрестил пальцы, чтобы оба они — и Нелсон и Фенвик — находились в рулевой кабине. Луиза опустилась на колени у подножия лестницы и с трудом, останавливаясь на каждой ступеньке, стала взбираться наверх. Мне показалось, что прошло очень много времени, прежде чем ее голова вырисовалась на фоне ночного неба. Я подождал, пока ее ноги не скроются из виду, и тоже начал осторожно подниматься на палубу.

Оказавшись наверху, я увидел, что Луиза стоит во весь рост в нескольких шагах от меня.

— Ложитесь, кретинка! — зашипел я.

Она среагировала так, словно я подал сигнал утренней побудки. Ее ноги пришли в движение, и она бросилась как сумасшедшая к мостику, крича во весь голос:

— Пэт! Посмотри, Пэт! У Уилера пистолет, он сзади тебя!

Нелсон испуганно ругнулся, но как рулевой он быстро сообразил, что делать. При резком повороте влево катер занесло вбок и он сильно накренился. Я схватился свободной рукой за комингс, чтобы удержаться на лестнице, потому что крен все увеличивался. Дикий пронзительный крик заставил меня посмотреть вперед, где Луиза, потеряв устойчивость, катилась в сторону по палубе. Ее руки сигналили в последнем немом призыве о помощи. Потом она с силой ударилась бедром в бортовое ограждение. Голова и верхняя половина туловища перевесилась наружу, зацепившись за туго натянутую проволоку.

Судно, завершив полный поворот, вернулось на прежний курс. Палуба сильно задрожала, и я бессильно наблюдал, как при каждом очередном толчке ноги Луизы все выше поднимались над палубой, пока спустя несколько секунд ее колени не скользнули через борт и она не исчезла из виду.

Вспышка пистолетного выстрела где-то прямо передо мной заставила меня инстинктивно присесть. Пуля с отвратительным визгом отрекошетила от комингса, за который я только что держался.

Подождав немного, я приподнял голову. Выстрел последовал мгновенно. Пуля угодила в крышку люка позади меня, и я даже испугался, что она непременно отскочит мне прямо в спину.

Я понял, что Нелсон находится в более выгодном положении. Он уже привык к ночному освещению на палубе, в то время как у меня не было такой возможности. Моя голова была для него превосходной мишенью каждый раз, когда я выглядывал из-за своего укрытия. Я пару раз быстро выстрелил в воздух, чтобы убедить Нелсона, что я все еще нахожусь поблизости, и стремительно скользнул вниз по лестнице.

Те двое все еще пребывали в бессознательном состоянии. Я схватил Хэла за шиворот и повторил его же фразу о том, что кого-то надо принести в жертву. Какое счастье, что он был таким маленьким и тщедушным, подумал я, легко вытащив его вверх. Достаточно одного выстрела в воздух, чтобы привлечь внимание Нелсона.

Я спустил курок и тут же подхватил Хэла обеими руками под мышки и осторожно подтолкнул его вверх. Как только голова его выглянула из-за комингса, один за другим прозвучали два выстрела, и одна из пуль с отвратительным чавканьем вошла в череп Хэла. Я издал испуганный крик и отпустил тело. Оно полетело вниз по лестнице, и наделало столько шуму, что всякий бы понял, что произошло. Я спустился следом, втащил Хэла в каюту и, встав на колени, затаился возле двери с пистолетом в руке.

Казалось, я провел в ожидании не менее десяти лет, прежде чем что-то произошло. К тому времени мои ноги свело судорогой. Наконец я различил едва слышный скрежет где-то наверху у самого люка, потом опять наступила абсолютная тишина. Мой палец находился на спусковом крючке, и именно в этот момент мне приспичило чихнуть.

Пару секунд я промучился с этой напастью, а потом до боли в ушах напряг слух и опять различил тот же скрежет — на этот раз гораздо ближе… А может, черт возьми, мне все это просто чудилось?

В темном прямоугольнике открытого люка промелькнули расплывчатые очертания быстро движущегося тела, прямо у лестницы. Изнутри я не мог как следует разглядеть тот дальний угол, где укрылся противник, но это не означало, что он не видел, что делается в каюте.

Впервые в жизни мои рефлексы опередили сознание.

Пока мозг рассуждал, как поступить, я, выпрямившись в полный рост и вытянув правую руку, бросился вперед.

Я молниеносно пересек каюту. Мои голова и плечи оказались за дверью, и я неожиданно увидел согнутую фигуру прямо перед моим пистолетом. Когда я выстрелил два раза подряд, фигура бесследно исчезла, как это случается с тенью, когда солнце прячется за тучу. Я встал на четвереньки и только тогда сообразил, что фигура исчезла, потому что человек припал к полу и сейчас лежал ничком.

Я с трудом поднялся на ноги, немного подождал, затем подсунул носок ботинка под свою жертву и перевернул ее на спину. На мгновение я испытал шок, увидев уставившиеся на меня безжизненные глаза Фенвика. Значит, это он ругнулся, когда Луиза предостерегла его на палубе о моем приближении. Ну что ж, все правильно! Фенвик не сумел бы так быстро отреагировать на ее крик.

Я осторожно поднялся по трапу на палубу и с большими предосторожностями стал пробираться к рулевой кабине. Только когда я приблизился совсем близко, силуэт человека за рулем приобрел более или менее определенные очертания.

— Ты позаботился об этом ублюдке, Чак? — со смехом произнес Нелсон, поворачивая ко мне голову.

— Да, черт возьми! — ответил я, прижав дуло пистолета к его загривку. — Но зато вы хорошо позаботились о Луизе?

Он замер на несколько секунд, потом сказал:

— Я видел, как она рухнула, когда я сменил курс. — Он старался держать себя в руках. — А что случилось?

Она повредила ногу или еще чего-нибудь?

— Она сильно ударилась о заграждение и, не удержавшись, упала за борт.

— Какое несчастье! — Он тяжело вздохнул, не выпуская руль из рук. — Ну что же, очевидно, все проясняется. Вы, конечно, хотите, чтобы мы вернулись к причалу?

— Конечно. И если мы не доберемся туда за час, я прострелю вам башку и сам займусь изучением навигации!

— Мы доберемся туда, — проворчал он. — Но сначала скажите мне вот что. Любой может завопить от боли, но я готов поспорить, что всадил пулю в вашу голову. Уверен даже, что слышал глухой звук, с которым она вошла туда!

— Звук тот, голова не та.

— Не понял.

— Хэл великодушно пожертвовал собой, — объяснил я. — Впрочем, он никогда не узнает, кто его ухлопал, потому что был без сознания.

— Вы хитрый хладнокровный сукин сын!

Береговые огни вырисовывались все отчетливее. Вскоре я уже смог различить светящуюся рекламу и опознавательные знаки нужной нам пристани.

— А теперь расскажите мне кое-что, — обратился я к Нелсону. — Зачем вы застрелили Трейси Тенисон? Ведь сразу стало ясно, что ее убили. Вы даже не пытались, что бы это выглядело как несчастный случай.

— Полагаю, вы понимаете, что, избавившись от Трейси Тенисон, я устранил угрозу, нависшую над казино.

Поскольку всегда, когда совершено убийство, полиция начинает искать преступника, я заранее подготовил для нее подарок.

— Дейна?

— Кого же еще?

— Почему?

Огни стоянки были совсем близко, и Нелсон уменьшил газ.

— Он был не тот мужчина, что ей нужен, — ответил он после короткой паузы. — Я понял это с той самой минуты, как впервые увидел ее. Много ли таких, как она, зеленоглазых рыжеволосых красоток мужчина встречает в своей жизни?

Я не знал, что ему ответить, потому сосредоточился на том, чтобы вытащить свободной рукой сигарету из пачки и раскурить ее.

— И еще одно! — Его голос зазвучал неподдельно горестно. — Она должна была сказать мне, что ее боязнь воды вовсе не каприз!

— Она пыталась, — возразил ч.

— Не слишком! Если бы она настаивала, я бы не взял ее на катер.

Нелсон включил задний ход, и мы медленно подошли к причалу.

— Странно, — пробормотал он, — но я никак не могу отделаться от одной мысли. Где она сейчас?

— Дрейфует… в холодную зеленую бездну.

— Что это значит?

— Ничего. — Я снял указательный палец со спускового крючка, а потом отвел пистолет от его шеи. — Эти слова произнес один человек, с которым я был недолго знаком некоторое время назад.


Совещание с Лейверсом продолжалось пять часов, но я не помню, как оно закончилось и что там говорилось.

Я даже не понял, остался ли я на работе. К восьми утра я вернулся домой и свалился на кровать. А около шести вечера меня разбудил какой-то психованный репортер.

Он просил, чтобы я осветил ему всю историю убийства с новой точки зрения. Его интересовало, действительно ли я прошлой ночью, будучи безоружным, прикончил двух бандитов и скольких бы я мог поубивать, будь я вооружен. Я сообщил ему, что шериф вернул мне пистолет, я готов начать все сызнова и его имя возглавит список.

Затем я принял душ и оделся. Пара пропущенных мною стаканчиков оказались такими мерзкими, будто предупреждали, что пора вообще бросить пить. И даже мой проигрыватель не успокоил меня. А было уже около восьми, и я вынужден был признать, что медленно, но верно схожу с ума. Что-то такое грызло меня изнутри, но вот что?

Через полчаса раздался звонок в дверь. По пути в прихожую я решил, что если это опять псих-репортер со своей новой точкой зрения на случившееся, то я прибью его на месте и в оправдание скажу, что это была самооборона.

Я широко распахнул дверь и в изумлении уставился на Сэм Конви в очках с толстой оправой и в подпоясанном желтом плаще.

— Вы знаменитость! — объявила Сэм Конви невыразительно. — Ваша фотография помещена на первой странице вечерней газеты. В передовице сказано, что вы — герой, а какой-то там специальный местный корреспондент уверяет на пятой странице, что вы приверженец суда Линча и вас следует привлечь к суду. Но большинство людей все же читают передовицы, а потому вы — известный герой.

Ну и куда мне пройти поздравить вас?

— Сюда! — воскликнул я и повел ее в гостиную.

Она остановилась на пороге комнаты и внимательно все осмотрела, словно была новым судебным приставом и нуждалась в практике.

— Уютно, — наконец изрекла она. — Глядя на эту кушетку, готова поспорить, что ее пружины могли бы поведать немало пикантных подробностей из вашей сексуальной жизни.

— Почему вы не снимаете плащ? У меня в квартире идет дождь? — спросил я.

— Немного погодя, — сказала она. — Я не уверена, что задержусь у вас надолго, только на столько, чтобы хотя бы оправдать физические усилия, затраченные на поездку. Вы ничего не замечаете?

— Что? — пробурчал я.

— Я рассердилась на вас за то, что вы были так грубы со мной на обратном пути из Вегаса, — произнесла она. — Но вы правы! Поэтому я и приехала поблагодарить вас за то, что вы изменили мою жизнь. Так вы действительно ничего не замечаете?

— Ну что? — Я уже начал раздражаться.

— Ваше имя — Эл Уилер, вы — лейтенант полиции, — быстро заговорила она. — Вы обожаете скотч со льдом и небольшим количеством содовой и — о да! — вы чертовски хороший трахальщик.

— Сэм! — Какое-то мгновение я смотрел на нее во все глаза, потом медленно нагнулся к ее губам и, принюхавшись, завопил:

— Вы же трезвы!

— И я даже помню Эла Счастливчика, — хихикнула она торжествующе, — которого не узнала в то утро, проснувшись в мотеле.

— Эй, — восхитился я, — как вам это удалось?

— Все, как вы и говорили, трезвой я была чопорной, жеманной, неуравновешенной, вспыльчивой, в общем, совершенно невыносимой! И только при помощи алкоголя я могла избавиться от самой себя и превратиться в ту, которой хотела бы и могла бы быть. — Она говорила все тише.

— Проклятие, Эл Уилер! — воскликнула она печально. — Я поняла все это только после встречи с вами.

— Ну и как насчет выпивки? — спросил я небрежно.

— Иногда, — вздернула она подбородок, — я могу выпить просто для настроения. Но в данный момент мне не нужна выпивка!

— Какое совпадение! Я проспал весь день, следовательно, должен бы чувствовать себя прекрасно. Но это было не так. Тогда опрокинул для бодрости пару стаканчиков, но они оказались настоящей отравой. О еде вообще думать противно. И даже мой великолепный проигрыватель и любимые пластинки не в состоянии вернуть меня к жизни. Меня что-то грызет изнутри, я чего-то ожидаю, но чего? Не имею понятия. Как вы думаете, я заболеваю?

— Нет, — легонько покачала она головой. — На самом деле… это вполне приятный комплекс героя. И я приехала сюда, чтобы позаботиться о вас.

Я недоверчиво уставился на нее:

— Вы, случаем, не получили ученую степень по психиатрии после нашего возвращения из Вегаса?

— Эл! — Она улыбнулась снисходительно. — Поверьте мне, пожалуйста! Я точно знаю, что вас тревожит, и я смогу действительно быстро с этим справиться — или медленно, как вы пожелаете.

— Быстро! — бросил я с вызовом.

— Хорошо. Только сначала я сниму плащ. Эта дверь — спальня?

— Почти, спальня за этой дверью на самом деле, — мило улыбнулся я ей. — Мне бы не хотелось, чтобы вы всю ночь блуждали вокруг двери!

— Это часть другого классического синдрома, — пробормотала она, направляясь в спальню. — Жалкое заблуждение, ничтожный сарказм вдруг превратился в блестящее остроумие.

Дверь с силой захлопнулась за ней.

Я выключил проигрыватель, потому что отвратительная какофония звуков, производимая им, грозила мне глухотой. От одного взгляда на бутылку виски на кухонном столе меня затошнило. Я вернулся в гостиную и уставился в окно, прикидывая, как лучше из него выброситься, чтобы добиться положительного результата.

— Эл? — проворковала сзади Сэм.

Я с усилием обернулся. Высокомерная усмешка на моем лице сразу же потухла. Сэм стояла возле кушетки с доверчивым выражением на лице. В спальне она сняла с себя не только плащ. Я изумленно уставился на нее. Я с жадностью смотрел на ее крепкую грудь, плоский живот, пушистый треугольник между ног. На сто процентов это была Сэм.

— Какова реакция вашей глубокой печали? — спросила Сэм, скользнув в мои объятия и с силой прижимаясь ко мне маленькими круглыми грудками.

— Удивительно приятное теплое чувство сейчас прогонит ее. Эй, а вы не простудитесь в этом… уж не знаю, как его назвать… наряде?

— Разве вы не собираетесь согреть меня?

Разумный вопрос. Мой пробуждающийся член с силой уперся в нее.

— Вы можете в любое время принимать со мною душ! — заметил я.

Она болезненно укусила меня за ухо.

— По-моему, вы выбрали быстрый способ исцеления.

— Правильно. Но могу я изменить его на медленный, но продолжительный?

— Конечно, дорогой. — Она застенчиво взглянула на меня.

Таким путем мы и пошли. Когда первый приступ страсти был удовлетворен, мы просто лежали рядом, отдыхая и лениво играя друг с другом, пробуждая себя к новой страсти…

Позже, когда мы лежали без движения, Сэм вдруг зарылась лицом у меня в паху. Ее губы, язык и пальцы потихоньку ускоряли движение. Я не смог больше сдерживаться, перекатил ее на живот, достаточно грубо схватил за соски и потянул к себе…

Так продолжалось всю ночь.

Рассвет уже прокрался в комнату, когда мы, изнуренные ночью любви, собрались наконец спать. Но прежде Сэм еще раз удобно устроилась у меня в паху.


home | my bookshelf | | Холодная зеленая бездна |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 4
Средний рейтинг 4.5 из 5



Оцените эту книгу