Book: Убийственный кайф



Картер Браун

Убийственный кайф

Глава 1

Старый дощатый, дом выглядел так, словно был готов завалиться при первом же сильном порыве ветра вместе с полудюжиной других хибар, борющихся за выживание в этих трущобах Форествилла. А если бы он уцелел, то его все равно поглотили бы джунгли, и так уже захватившие весь передний двор.

Как можно осторожней, чтобы окончательно не расшатать дом, я постучал в дверь, наблюдая, как на голые доски крыльца посыпались хлопья выгоревшей зеленой краски. Внутри него так громко грохотала музыка, что она наверняка бы заглушила рев низко летящего реактивного лайнера. Я содрогнулся при мысли, что могло случиться с фундаментом от подобной звуковой вибрации.

Естественно, моего стука никто не услышал. Даже если бы я вышиб дверь, меня все равно бы не услышали из-за громовых раскатов рока, сотрясавшего стены ветхого строения. Поразмыслив, я решил, что если проторчу здесь еще немного, то дверь просто-напросто рухнет сама. Однако мне не хотелось дожидаться этого, поэтому, распахнув ее, я вошел в дом.

Волны электронной какофонии с головой накрыли меня, и, чтобы не потерять равновесия, я оперся рукой о стену. Она тряслась не меньше моего, но все же как-то мне удалось приноровиться к неистовым хриплым воплям какой-то сумасшедшей рок-группы, испускающей поистине звуки оргазма с громкостью, которая, несомненно, являлась самым последним достижением техники.

— Что тебе здесь нужно, папашка? — проревел хриплый голос, прозвучавший так, словно глотку его обладателя продрали крупным наждаком.

— Меня зовут Рэндол Роберте, — бодро ответил я, уставившись на выплывавшую из темноты огромную фигуру. В комнате не было освещения, но я все же рассмотрел этого парня в свете, пробивавшемся с улицы через распахнутую дверь. И больше не смог выдавить из себя ни слова, поскольку это зрелище окончательно лишило меня дара речи.

Начать с того, что он был совершенно голым. Это шокировало уже само по себе: вы только представьте подобное зрелище — парень около шести футов ростом, с ног до головы покрытый густыми вьющимися волосами! Длинные руки и короткие, как у слона, ноги; туловище заканчивалось головой с широким лицом, на котором красовался приплюснутый нос, маленькие глазки навыкате и покатый лоб с нависающими густыми бровями. Он остановился, уставившись на меня.

Наконец мне удалось оправиться от потрясения.

— Я ищу девушку, но ты на нее явно не похож, — спокойно сообщил я, решив наконец, что парень мне вовсе не померещился и что он, скорее всего, потенциально не опасен.

— Тут хватает девочек, — ухмыльнулся волосатый, причмокнув толстыми губами. — Но если хочешь одну из них, тебе придется доказать, что ты не слабак.

— Раздевайся, милашка! — раздался из темноты призывный женский голос.

— И закрой наконец эту чертову дверь! — громко добавил другой, раздраженный, мужской, в котором улавливались остатки надтреснутого сопрано.

Что мне было терять, кроме добродетели? Захлопнув дверь ногой, я тут же, словно в теплую воду, погрузился в темноту; гремящие волны музыки перекатывались через меня, подобно прибою.

— Что это за девочка — у нее есть имя? — проорал волосатый, продолжая разглядывать меня с расстояния двух футов. Я по-прежнему видел его, но теперь уже не так отчетливо.

— Сандра Стилвелл, — ответил я. Оттого, что мне приходилось кричать, мой голос уже начал садиться.

— Я такой не знаю, — равнодушно ответил волосатый. — Да и что значит имя? Нам здесь плевать на ваши обывательские имена. Что она собой представляет?

— Примерно пяти футов шести дюймов росту, рыжие волосы, бледное худощавое лицо. Очень симпатичная, можно даже сказать, красивая. По крайней мере, такой выглядит на фотографии.

— Ты что, даже не знаком с ней? — В голосе парня сквозило легкое недоверие.

— Нет, — признался я. — Я адвокат, а она — моя клиентка.

— Как она может быть твоей клиенткой, если ты никогда ее не видел?

— А с какой стати я стану отвечать на твои вопросы, если я даже не знаю, кто ты такой?

— Меня зовут Гарри. Гарри-обезьяна. Как ты уже мог заметить, меня так прозвали за внешнее сходство с этим животным. К тому же тебе уже сказано, нам здесь чихать на такие обывательские предрассудки, как имена.

— Да уж вижу, вы здесь не слишком беспокоитесь о соблюдении формальностей, — согласился я. — И все же, если бы ты помог найти мне эту девушку, я был бы тебе безмерно благодарен.

— Да что ты! А вдруг ты, адвокат, не из тех парней, которых стоит знакомить с девушками? Что, если она убежала от родителей, а ты пытаешься разыскать ее и вернуть обратно? А может быть, ты нарк[1], который только и ждет повода арестовать нас? Или вдруг — стукач! — Теперь парень стоял так близко, что я видел его густой волосяной покров и чувствовал жаркое, тяжелое дыхание.

— Может, обыщем его и посмотрим — не фараон ли он?

— Да ладно, брось. Давай лучше пригласим его на нашу вечеринку!

— Он так потрясающе крепко сложен. Дайте мне раздеть его!

Это последнее ласковое замечание прозвучало еле слышно на фоне музыки. Я расслышал его лишь потому, что губы говорившей находились всего в паре дюймов от моего уха.

А развернувшись, обнаружил, что смотрю прямо в чувственные глаза, сияющие каким-то внутренним светом. Обладательница прекрасных глаз оказалась высокой, почти с меня ростом — футов шести. Как и на Гарри, на ней ничего не было надето — я находился достаточно близко, чтобы разглядеть это. Стройная фигура, тонкие, длинные ноги, плоский живот, широкие бедра и округлые груди, на вид такие твердые, что, кажется, дотронься до них пальцем — и на них появится синяк.

— Я адвокат, — неуверенно повторил я. — И ищу девушку, которая, согласно завещанию, является наследницей состояния. Она убежала из дома, но я пришел не для того, чтобы вернуть ее обратно — она достаточно взрослая, чтобы отвечать за свои поступки. Я только хочу, чтобы она получила свои деньги. Так, может, лучше скажете мне, где она, и оставите мою одежду в покое?

— Никто не собирается отнимать ее у тебя, солнышко, — нежно прошелестели мне в ухо. — Ты сможешь получить свои вещи обратно.

— Спасибо, — пробормотал я. — Но меня просто бесит, когда мои брюки помяты.

— Бедный мальчик! Он совершенно замучен этими кошмарными обывательскими предрассудками. — Ее пальцы скользнули по моей груди и принялись расстегивать пуговицы на воротнике. — Не волнуйся. Мы постараемся быть поаккуратней. Обещаю, на твоих жутких синих брюках не появится ни одной лишней складочки. Твоя мамочка и не заметит, что их с тебя снимали.

— Ты очень заботлива, — слабым голосом поблагодарил я, наблюдая, как ее пальцы, одну за другой, расстегивают пуговицы моей рубашки. Когда девица добралась до пояса, я попытался схватить ее руку, но почему-то промахнулся и задел пальцами ее грудь, которая на ощупь оказалась точно такой, какой казалась с виду. Инстинктивно я отдернул руку, надеясь, что не успел оставить на ней синяк.

— Ладно, приятель, — проревел рядом Гарри, — я верю, что ты не хитришь. — А теперь не мешай нам сделать тебе приятное, потом мы обсудим, стоит ли спешить с поиском людей, которые, быть может, вовсе не хотят, чтобы их искали. И ни о чем не беспокойся. Эта Сандра Стилвелл рано или поздно сама объявится. А пока ее нет, будь паинькой.

— Гарри прав, — проговорила мне прямо в ухо девушка. — Вам, правильным ребятам, нужно научиться не гнать лошадей. Кому станет хуже от того, что произойдет здесь прямо сейчас?

Мои брюки соскользнули на пол, и девица нагнулась поднять их. Она отбросила брюки куда-то вместе с рубашкой, и я понял, что обещание насчет сохранности стрелок оказалось всего лишь шуткой. Черт с ними, несколько морщинок не имеют существенного значения. Важнее отыскать Сандру Стилвелл. И если для этого придется раздеться, то что тут такого страшного? Она и в самом деле могла оказаться здесь, в этой самой комнате, а если нет, то кто-нибудь мог знать, где она. В конце концов, именно этот адрес дала мне ее мать — а эта женщина внушала доверие. Не вызывало сомнения также и то, что она наивно полагала, будто ее дочь поселилась здесь с парочкой благовоспитанных подруг.

— А теперь познакомься с остальными девушками, — потянув меня за руку, прошептала низким голосом высокая брюнетка.

— Но я даже не представлен тебе, — попытался возразить я, пока она тащила меня в глубь темной комнаты.

— Какая разница, как кого зовут! — прокричала брюнетка. — Важно, на что ты сам годишься.

— Готов поспорить, что ты годишься на многое, — согласно поддакнул я, решив, что у меня не остается другого выбора, кроме как подчиниться своему природному инстинкту.

Как только девица повалила меня на пол, я почувствовал, как все остальные сгрудились вокруг.

— Тот, кто сказал, что трое — уже толпа, явно был не в своем уме! — пылко воскликнул я, пытаясь подавить предчувствие того, что сейчас я паду обнаженной жертвой ненасытных дочерей бога Солнца.

— А как ты думаешь, сколько нас здесь? — спросил новый приятный голос из-за моего плеча.

— Какое это имеет значение, раз все вы женского пола?

Где-то возле моих ног хихикнула еще одна девушка.

— По-моему, это единственное, в чем ты можешь быть уверен, несмотря на темноту.

— Не помню, чтобы когда-то испытывал затруднения при распознании отличительных признаков пола.

И тут у меня пропала возможность продолжать эту пустую болтовню, потому что четыре пары рук принялись массировать и пощипывать мое тело, а девица, которая затеяла всю эту возню, припала своими губами к моим и принялась выделывать своим языком такое!..

Несколько часов спустя я обнаружил, что лежу плашмя в луже пота, окутанный все той же проклятой темнотой.

— Хватит! — взмолился я. — Я всего лишь скромный адвокат, привыкший к размеренному образу жизни, а не сексуальный гигант.

— О, Гарри, какое же ты потрясающее животное! — перекрывая грохот музыки, воскликнул женский голос совсем близко.

— Не останавливайся на достигнутом, приятель! — крикнул мне Гарри где-то рядом. — В другой комнате еще есть девушки.

— А где же парни, которые должны быть с ними? — простонал я, пытаясь приподняться на локтях. Но попытка закончилась безуспешно, и снова моя голова бессильно упала на пол. Я лежал, не в силах шевельнуть рукой — даже если бы мне вдруг пришлось защищаться от нападения орды амазонок — пожирательниц мужчин.

Вдруг до меня дошло, что музыка смолкла, — раньше я не замечал этого из-за звона в ушах.

— Здесь только я один, — хмыкнул Гарри, — да еще один тип по прозвищу Вялая Земляника. Однако он куда-то забился, наверное, чтобы очухаться; я что-то давно его не слышу!

— Ты хочешь сказать, что все эти девочки.., я хочу сказать, ты живешь здесь с.., что они и ты... — И я обессиленно застонал.

— Все дело в животном магнетизме, — довольно пояснил Гарри. — Я похож на обезьяну, но это вовсе не означает, что девочкам это не нравится. Как раз наоборот.

— Во всяком случае, ты не жадный, — выдохнул я. — И сколько их?

— На данный момент со мной живет восемь девочек. Буду рад видеть тебя здесь в любое время, приятель. Это внесет некоторое разнообразие, и я, может быть, не так быстро надоем им — понял?

— Я изо всех сил пытаюсь переварить это, — честно признался я, — однако никак не могу.

— Все очень просто, — продолжал объяснять Гарри низким хриплым голосом, время от времени прерываясь, чтобы судорожно глотнуть воздух. — На одну четверть я черной масти, а на три четверти — белый. Если верить одному антропологу, которого я когда-то читал, то чернокожие являются наиболее легко приспосабливающимися человеческими существами, а европейцы в физиологическом отношении ближе всех к обезьяне. И, как я понял, этой добавкой к моей крови оказалось достаточно, чтобы у меня появились атавизмы далеких предков, а вместе с ними — гипертрофированная сексуальность. Это, скажу я тебе, совершенно беспроигрышная комбинация!

Как бы в подтверждение истинности признания, чей-то голос произнес:

— О, Гарри, я умираю... О Господи, я и вправду умираю... О, Гарри-и-и-и...

— Только скажи мне, где можно найти Сандру Стилвелл, и я поползу зализывать свои раны, — слабым голосом взмолился я.

С полминуты Гарри не отвечал, потом спокойно произнес:

— Ну ладно, парень. Я верю, что ты тот, за кого себя выдаешь. Какое-то время она жила здесь. Сюда ее привела одна из моих девочек. Только она оказалась воплощенной невинностью, да и слишком вдобавок образованной — и вдруг попала к нам. Я для нее животное, поэтому она не запала на меня, а предпочла этого клоуна, корчащего из себя духовного отца, и сейчас живет в коммуне, в нескольких милях от города. Я нарисую тебе карту и объясню, как найти это место.

— Спасибо, — поблагодарил я, снова приподнимая голову и сжимая пальцы. Кажется, силы возвращались — по крайней мере, я мог свободно пошевелить руками и ногами.

— Принесу тебе карандаш, Гарри, — пробормотал приглушенный голос. Потом стало слышно, как девушка, сказавшая это, поползла на четвереньках по ковру.

Несколько секунд спустя этот звук прекратился и раздалось какое-то невнятное восклицание.

— На что ты наткнулась, детка? — окликнул ее Гарри. — Мебели здесь нет, а остальные девочки отправились в ванную или на кухню.

— А может быть, одна из них не выдержала? — зловеще предположил я. — Может, мы заездили ее насмерть?

— Ну уж нет, приятель. Эти девочки из тех, кого я называю двужильными — сечешь, о чем я? — И Гарри хихикнул.

Я прекрасно все понимал. Но сама мысль об этом бросала меня в дрожь.

— Гарри-и-и-и! — неожиданно завопила девушка. Ее крик на высоких нотах походил на истерический визг.

Откуда-то ни с того ни с сего у меня взялись силы, и за долю секунды я вскочил на ноги. Гарри проделал это еще быстрее.

— Спокойно, детка! Сейчас я зажгу свет, — встревоженно сказал он.

Мгновение спустя комнату залил тусклый свет лампы под красным абажуром. Освещение было никудышным, однако его вполне хватало, чтобы рассмотреть, что в комнате было четыре человека: трое из них раздеты — Гарри, я и невысокая, крепко сбитая блондинка с коротко стриженными вьющимися волосами. На полу неподвижно лежал рыжеволосый парень в джинсах и рубашке цвета хаки. Он скрючился на ковре, а рядом с его раскрытой ладонью валялся шприц.

— Вялая Земляника? — спросил я, вопросительно посмотрев на Гарри.

— Да, — печально подтвердил тот. — Я не сказал тебе, что он наркоман.

— Был наркоманом, — уточнил я. — Он как тот акробат, который сорвался с трапеции.

— Точно. Когда он появился сегодня, я еще подумал, что он неважно выглядит. Но что тут можно поделать? Невозможно остановить человека, которого это засосало.

— Тебе придется вызвать фараонов, — заметил я. — Здесь есть что-нибудь такое, о чем стоит позаботиться до их приезда?

Гарри с благодарностью посмотрел на меня.

— Спасибо, что напомнил. Некоторые девочки слишком молоды, чтобы связываться со всем этим. Им лучше смыться.

— Действуй, — ободрил его я. — И не забудь одеться, раз уж ты влип.

— Ты не останешься?

— Я ничем не смогу помочь копам, а мне не хочется засвечиваться в этом деле. Ты справишься сам.

— Ладно, еще увидимся.

Шаркая ногами, Гарри побрел из комнаты. Я посмотрел на блондинку, которая скрестив ноги сидела на полу и не сводила глаз с трупа. Она кусала ногти и все еще пребывала на грани истерики. Почувствовав мой взгляд, девушка подняла глаза.

— Он был никчемным парнем, — с тоской заметила она. — Но все равно, это слишком дерьмовый способ расправиться с жизнью. Ты расскажешь его друзьям?

— Друзьям?

— Ну да. Ты же собираешься наведаться к Сандре и ее племени, а он был одним из них. — И девушка начертила мне предстоящий маршрут.



Глава 2

Я мирно брел по тихому тенистому лесу, когда с внезапностью звуковой волны, ударившей по моим ушам, неподвижный воздух рассек воинственный индейский клич. Инстинктивно нырнув за ближайшее дерево, я, словно ополоумевший от страха медведь, обеими руками вцепился в шершавую красную кору.

Между сосен, прямо на меня, размахивая ржавым томагавком, несся босой парень с развевающимися черными волосами, схваченными индейской повязкой и выглядевшими так, будто их регулярно мазали куриным жиром. Одет он был в грязные потрепанные штаны и не менее грязную замшевую рубаху.

Испустив вопль, я присел и приготовился к схватке. Конечно, я не стал бы причислять себя к знатокам индейских единоборств, однако рассудил, что вполне смогу справиться с этим бледнолицым краснокожим. Во-первых, он был дюймов на восемь ниже меня и на сотню фунтов легче, а во-вторых, явно страдал от прогрессирующего недоедания.

Вдруг парень резко остановился и опустил руку с томагавком. На его лице появилась несколько настороженная, но приветливая улыбка.

— Эй, приятель, в чем дело? Не усек, что это приветствие краснокожего?

— Вообще-то я всегда считал, что индейское приветствие обычно состоит из дружественного “хау” и предложения выкурить трубку мира. При чем здесь топор? — Слегка успокоившись, я выпрямился.

Парень улыбнулся до ушей.

— Я собирал дрова. Понимаешь, приятель, у нас сегодня рагу из кролика.

— Похоже, оно тебе не помешает, — хмыкнул я. — Как часто ты ешь? Раз в неделю?

Отряхивая бахрому от налипшей грязи, он пожал плечами.

— У краснокожего нелегкая жизнь. Постоянно. Приходится отвыкать от всех этих изнеживающих привычек — детских бутылочек и мягких сисек с молоком, которыми повязало нас общество. Но тогда не остается ничего, кроме того, что всегда было у индейца.

— Рагу из кролика?

Словно одобряя мою понятливость, парень кивнул.

— Если удастся его поймать.

— А почему бы не попросить настоящих индейцев научить вас, как жить на подножном корму? Так, по крайней мере, не будет грозить вымереть с голоду.

— Нет-нет, приятель, — быстро возразил он. — Все не так уж и плохо. Мы питаемся вполне нормально; да и “травки” для кроликов всем хватает. Хуг! — От этой шутки его глаза оживились; он ждал моей реакции на ее двусмысленность.

— Я адвокат, — сообщил я, — а не коп. — Темнить совершенно бесполезно. До сих пор мне не приходилось бывать в коммунах хиппи, однако я кое-что понимал в них и знал: пока эти ребята не убедятся, что ты прибыл вовсе не для того, чтобы арестовать их, ничего не добьешься.

Парень подозрительно посмотрел на меня.

— Тогда чего тебе здесь надо?

— Я ищу одного человека. Девушку по имени Сандра Стилвелл.

Продолжая пристально рассматривать меня, он покачал головой.

— Не знаю такой. Поищи ниже по реке. Милях в десяти отсюда обитает еще одно племя. Может, там ее, знают.

— Она рыжеволосая и очень хорошенькая. Немного выше тебя — примерно пяти футов шести дюймов. Темно-зеленые глаза, светлая кожа. Она из Гари, штат Индиана.

Парень снова покачал головой.

— Нет, не знаю.

— У меня есть ее фотография.

Он бездумно ковырял томагавком кору дерева, будто вовсе не обратил внимания на мои слова. Его глаза то и дело перебегали с деревьев на небо и снова на землю, словно опасаясь, что если не держать все это в поле зрения, то они могут исчезнуть. Помолчав еще с минуту, он спросил:

— А зачем она тебе?

Конечно, не его это дело, но я все же решил, что если расскажу ему правду, то это, может быть, избавит меня от бесполезной траты времени. Меня не очень-то прельщала перспектива торчать целый день в лесу, разглагольствуя с чокнутым бледнолицым индейцем.

— Она получила наследство. И я должен сообщить ей об этом.

Губы парня расплылись в широкой улыбке, обнажив неровные верхние зубы. Двух передних не хватало.

— Эй! Вот это здорово! И большое?

— Она сама тебе скажет, если захочет.

— Конечно, приятель, конечно. Ты прав. Ты говоришь ей, она кому-то еще и — гопля! Не успеешь и глазом моргнуть, как уже все племя будет знать об этом. Такова наша мгновенная сверхзвуковая связь. А все потому, что мы используем космические волны, а они дадут сто очков вперед старой системе Белла. Понятно?

— Если бы я это понял, то был бы таким же полоумным, как и ты! — ответил я, а про себя подумал: “И зачем это Теренс Моллингворт надумал помирать, оставив мне паршивую работенку по розыску своих многочисленных потомков? Почему не завещал все свои денежки любимому пуделю?"

— Хорошо сказано, парень. А ты не промах. Пошли со мной.

Неторопливой трусцой он припустил вниз по склону между сосен и мамонтовых деревьев, которые, по мере приближения ко дну лощины, росли все гуще. Я последовал за ним скорым шагом, стараясь не отставать. На самом деле это оказалось не так уж и сложно — парень был не из выносливых и после первой же сотни ярдов заметно сбавил темп, что являлось наглядным доказательством того, насколько нелегким может оказаться путь возвращения в лоно матери-природы.

В одном я, по крайней мере, был совершенно уверен — в мои планы не входило возвращаться назад к природе. Последние две мили проселочной дороги от шоссе, где я оставил свою машину, еще раз убедили меня в этом. Довольно скоро мои икры заныли и я почувствовал, что вспотел, хотя мы и спускались в тени деревьев. Если честно, то в колледже вся моя физическая подготовка сводилась лишь к лазанию на второй этаж женского общежития, и с тех самых пор меня никогда не посещало желание заняться спортом ради спорта.

Ближе к небольшой речушке раскинулась поляна, а на самой опушке леса примостились две палатки, зеленая и коричневая, обе перепачканные дурацким камуфляжем из белых и черных пятен птичьего помета. Чуть поодаль от них, ближе к центру поляны, располагался навес, слепленный из бревен, кусков коры, пропитанной смолой бумаги и стенок от ящиков из-под апельсинов. Все это напоминало лагерь беженцев, лишившихся родного крова и вынужденных ютиться черт знает в каких условиях. В стенах палаток виднелись дыры с палец величиной, а навес защищал от осадков не лучше дырявого ведра, но он явно служил кухней, а что страшного случится с кроличьим рагу, если в него попадет немного дождевой воды?

Худосочный индейский воин подвел меня ко входу в зеленую палатку, просунул внутрь голову и зашептал:

— Эй вы! Тоже мне, нашли время. Я хочу вас кое с кем познакомить.

В ответ послышалось невнятное бормотание, как будто говорили с набитым ртом.

— Черт бы вас побрал, ведь уже полдень. Кто-то обещал форель. И что там с кроличьим рагу? — возмутился отважный воин.

Опять бормотание.

— Да нет у меня этих чертовых дров! Зато у меня есть чертов адвокат. И если вы немедленно не вылезете сюда, он призовет ваши чертовы задницы к судебной ответственности! — По мере раздражения индеец говорил все громче; он еще не кричал, но уже и не шептал.

И это называется сверхзвуковой моментальной связью, подумал я. Ну и новшество.

Через несколько минут из-под полога выглянули две головы. Каждая была по-своему красива, но та, что оказалась с бородкой, поразила меня не до такой степени, как вторая. У ее обладательницы были короткие черные волосы и потрясающе чистые глаза с изумрудно-зелеными искорками. Прекрасные глаза, влажные и мечтательные. Вздернутый пуговкой носик придавал личику девушки и ее безмятежной мягкой улыбке игривое выражение.

Бородатый парень выскользнул из палатки и медленно обошел вокруг, разглядывая меня бледно-голубыми глазами. Он сделал пять или шесть кругов, будто и в самом деле не видел меня, но точно знал, что в этом месте находится какой-то предмет, который он намеревался найти.

— Не обращай внимания на Джей Си, — сказал индеец, снисходительно улыбаясь парню, с серьезным видом кружившему около меня. — Он всего лишь впитывает вибрации, чтобы выяснить, подходишь ли ты здешней карме. Сечешь?

Я заглянул в эти поразительно голубые глаза на красивом, идеально гладком лице Джей Си, обрамленном аккуратной рыжевато-каштановой бородкой и развевающимися до плеч светло-русыми волосами, и.., ничего в них не увидел. Должно быть, разум этого парня находился в каком-то ином месте. В совершенно ином мире... Господи, помилуй нас грешных!

Отведя глаза от него, я снова взглянул на девушку. Она уже выбралась из палатки.., и я чуть не рехнулся. Потертые джинсы плотно обтягивали лишь нижнюю часть бедер, а застегнутая только до половины “молния” оставляла открытым курчавый черный треугольник внизу плоского упругого живота с маленьким пупком. Крепкие, изящно очерченные груди с бледными сосками торчали немного вверх. Она была босой — никто из этого племени не носил обуви, — а тело ее покрывал ровный, темный загар. Девушка приветливо улыбалась мне своим милым ротиком, напоминавшим сердечко.

— Я ищу Сандру Стилвелл, — произнес я. — Но пока подойдешь и ты. — Я улыбнулся, стараясь изобразить на своем лице порочную — как мне хотелось надеяться — улыбку.

Продолжая улыбаться, девушка окинула меня с ног до головы критическим взглядом.

— Вообще-то ты ничего, но у тебя слишком короткие волосы. — И она снова изучающе посмотрела на меня, потом добавила:

— Это во-первых.

— А есть что-то еще, что тебя не устраивает? — удивленно спросил я. Девушка кивнула.

— Ты слишком хорошо одет — чересчур аккуратно. Могу поспорить, свои наглаженные синие брюки ты забрал из химчистки только вчера.

— Позавчера, — как бы защищаясь, возразил я.

— А сегодня утром ты сначала побрился, почистил зубы, принял душ и съел подобающий мужчине завтрак.

— Ну, съел, — почувствовав неожиданное воодушевление, подтвердил я. — А тебя, видно, в детстве поколачивал какой-нибудь соседский Джек, и с тех пор ты избегаешь нормальных американских парней.

— Могу поспорить, что на завтрак ты ел хлопья из пророщенной пшеницы, — с триумфом прохрипела девица.

Да, она меня раскусила, но я не собирался в этом признаваться.

— По крайней мере, я-то точно завтракал, — сказал я.

— А я что — похожа на недокормыша? — изогнув дугой бровь, спросила девица.

Тут мне волей-неволей пришлось уступить.

— Ну ладно, — вздохнул я. — Значит, я не твой тип. Мне самому всегда больше нравились рыженькие. Да, кстати, где Сандра?

— Я не сказала, что ты не в моем вкусе, — хрипловато промурлыкала она. — Просто ты все делаешь, как тупоголовый чистюля.

— Важна не обертка, а то, какой подарок в нее завернут. — Скромно улыбнувшись, я повернулся к индейцу. — Где Сандра? — в который раз повторил я свой вопрос.

Тот пожал плечами.

— Где-то поблизости. А это — Заднее Сиденье. Я хотел вас познакомить. Всем интересно познакомиться с тобой, мистер Адвокат.

— Меня зовут Рэндол Роберте, и я до глубины души тронут вашим желанием познакомиться со мной. Конечно, мне и самому этого очень хочется. Только в данный момент мне необходимо встретиться с... — Я запнулся и переспросил:

— Как ты сказал — Заднее Сиденье?

— Совершенно верно, это я. — Рот сердечком изогнулся в улыбке.

— Понимаешь, мистер Адвокат, мы распростились с обществом тупоголовых и с дурацкими именами, под которыми нас там знали, — объяснил индеец. — Теперь мы больше не Том, Джо или Гарриет, а члены племени под названием — “Мы”.

— А как вы называете Сандру Стилвелл?

— Кальвин.

— Кальвин?

— Ну да.

— Какой Кальвин?

— Просто Кальвин.

Бред да и только! Вся их компашка чокнутая. И я — тоже, потому что не удосужился написать письмо мисс Сандре Стилвелл и вручить его заботам службы доставки в Форествилле, штат Калифорния. Будет очень жаль, если она не отыщется. “Роберте, Роберте и Гримстед” сделали бы все возможное для розыска пропавшей наследницы, а я бы избежал эмоций, связанных с обнаружением трупа наркомана, не говоря уже о самой фантастической оргии, которую... Ну да ладно. Неужели и правда так трудно разобраться с несколькими шизанутыми ребятишками? Я вздохнул. Может, это просто усталость? Или все же справлюсь? Может, пятое измерение существует на самом деле и я как раз на него наткнулся? И может, меня снова несет прямиком на очередную оргию?

— Кто видел Кальвин? — завопил во всю глотку индеец.

— Кальвин! Кальви-н-н! — заголосили они на пару с Задним Сиденьем.

Джей Си по-прежнему не проронил ни слова. Он уставился в небо, словно ожидал, что Кальвин материализуется прямо оттуда. А может, просто думал о чем-то другом.

— Наверное, пошла ловить рыбу. Мы ведь живем на подножном корму, так что все здесь ищут что-нибудь съестное, — дружелюбно сообщила Заднее Сиденье. — Лучше объясни, зачем адвокату мог понадобиться кто-то из нас? Ведь ты не водишься с копами?

Я покачал головой.

— Мне нужно кое-что передать Санд... Кальвин, вот и все.

— Кальвин унаследовала от своего родственничка какие-то бабки, — возбужденно сообщил индеец. — Как тебе это нравится?!

— Мне не нравятся твои вибрации, приятель. И мы не хотим, чтобы ты оставался здесь, — прозвучал новый голос, и я обернулся, чтобы посмотреть на еще одного полоумного, по ходу действия вступившего в представление.

Он был высок — шести футов — и худ. Они все здесь были худыми. Черные, откинутые назад, но не длинные волосы, узкое лицо, острый подбородок с небольшой бородкой, резко очерченный нос и впалые щеки. ,На нем был длинный черный балахон с рукавами “летучая мышь”, отчего выглядел он довольно странно, напоминая черного колдуна из детской пьесы. Однако, взглянув ему в глаза, вы получали совсем иное впечатление. Да, эти глаза были более чем примечательными. У Заднего Сиденья глаза были страстными, у Джей Си — отсутствующими, а у индейца — сверхзвуковыми. Но эти черные жесткие глаза прожигали насквозь; они буквально врезались в ваш мозг и ни на секунду не отклонялись в сторону. Это были необыкновенно властные глаза.

Выдержав взгляд и осмотрев новоприбывшего с головы до ног, я спросил:

— Что за треп насчет вибрации? Вы что, ансамбль арфистов, который, побрякивая струнами, странствует по свету?

Его глаза вспыхнули, а тем временем на заднем плане стали появляться все новые и новые участники этого не совсем обычного шоу. Они внимательно прислушивались к происходящему.

— Ты считаешь нас шайкой эксцентричных недоумков, хиппи или отбившихся от рук сосунков, не так ли? Ты просто не понимаешь — точнее, не чувствуешь нас. А раз ты не с нами — то против нас. Согласен?

— Я считаю вас довольно странной компанией, — согласился я. — Но я, как не с вами, так и не против вас. Просто я ищу одного человека.

— У тебя нет ничего, что ты мог бы предложить кому-либо из нас, — равнодушно сказал он. Его глубокий голос звучал спокойно и уверенно.

— Он разыскивает Кальвин, — немного нервозно, как мне показалось, пискнула Заднее Сиденье.

— Зачем? — Глаза парня все еще впивались в меня.

— Чтобы передать ей кое-какие деньги. И довольно большие, — небрежно отозвался я. — Обещаю не осквернять духовную чистоту вашего места. Только сначала хочу удостовериться, не войдет ли в диссонанс со здешней кармой свалившееся на голову богатство. Сечешь, о чем я?

Парень не отвел глаз, но мне показалось, что в его взгляде промелькнула легкая усмешка — настолько легкая, что для того, чтобы уловить ее, потребовался бы особый детектор.

— Кстати, а как тебя здесь называют? — спросил я.

— Сорон, — быстро ответил парень будничным голосом, словно уже позабыл о моих вредных вибрациях. — Давай, я познакомлю тебя с остальными.

Ближе всех к нему оказалась девушка по имени Бац-Бац, настоящий экземпляр стопроцентной американки, мисс Средний Запад — кристально чистая, непорочная протестантская дева. У нее были золотистые волосы цвета спелой кукурузы, опаленной жарким солнцем Запада, и по-детски невинные голубые глаза — столь невинные, что вам сразу же хотелось предложить ей руку и сердце, чтобы защитить ото всех, за исключением самого себя. Представив ее, Сорон добавил:

— Если ты, адвокат не придержишь свои половые инстинкты — а заодно и сами гениталии, — то эта юная леди вытянет из тебя все соки. У нее не было зрелого, трепещущего от желания добропорядочного парня с тех самых пор, как мы последний раз были в городе. Так что я тебя предупредил, потом пеняй на себя, если придется уползать отсюда на карачках.

Все громко рассмеялись — за исключением Джей Си, который, по обыкновению, пялился в небо, а Бац-Бац сказала:

— Это тебе не гребаная брехня, адвокат. — При этом в глубине ее голубых глаз сверкнул порочный огонек. Вот вам и Бац-Бац — стопроцентная американская нимфоманка! Бац-Бац с округлым детским личиком, нежными губками и полными грудками. Бац-Бац!

Индейца соплеменники звали Бегущим Оленем. Кроме него, здесь была еще женщина с огромными, как у самой матери-земли, грудями по прозвищу Белая Скво, которая выглядела намного плотнее и тяжелее всех остальных. Только эти двое старались подражать краснокожим. Похоже, каждый здесь варился в собственном соку, не обращая внимания на остальных — кроме Сорона. Все они заглядывали ему в рот; нетрудно было заметить, что он пользовался среди них большим влиянием.



Широкоплечего парня с длинными спутанными волосами и мохнатой грудью звали Крот. Он не носил очков, а не мешало бы — даже на расстоянии было заметно, что ему давно пора помыться: может, он так и не заметил, что здесь по соседству протекает река?

Я выразил удовольствие нашим знакомством, но заметил, что когда обитатели племени отвечали: “Приятно познакомиться” и тому подобное, в их глазах мелькала издевка, они как бы говорили: “К нам прибыл важный тип с большими деньгами, так почему бы не доставить ему удовольствие и не послушать, что он имеет сказать”. Все, кроме Бац-Бац. Судя по ее глазам, она думала совсем о другом.

— Найдите Кальвин, — небрежно, словно это и не было приказанием, велел Сорон.

На поиски тут же отправился Крот, но не прошло и двух минут, как Белая Скво грубо обронила:

— Вот она, явилась, возлюбленная Господня.

Сорон ожег Скво взглядом, и та поспешила отвести глаза.

Через поляну к нам приближалась девушка в прозрачном платье, разрисованном какими-то мистическими узорами, коричневыми и зелеными. Просвечивающаяся на солнце ткань не скрывала совершенную форму ее стройных ног, ритмичное покачивание подвижных, округлых бедер, плавно переходящих в такую тонкую талию, что дух захватывало. Я так погрузился в созерцание грациозного движения ее тела и почти не колыхавшихся при ходьбе маленьких грудей с темными сосками, натянувшими тонкую ткань, что даже не обратил внимания на то, что под платьем больше ничего не было надето.

Это была Сандра Стилвелл по прозвищу Кальвин, которая оказалась еще красивей, чем на фотографии. Густые золотисто-рыжие волосы девушки ниспадали до пояса, развеваясь при каждом движении, а необычайно белая кожа была покрыта россыпью мелких веснушек.

— Кальвин, этот человек утверждает, что должен передать тебе какие-то деньги, — нараспев произнес Сорон.

Кальвин ничего не ответила, продолжая приближаться. Только теперь я обратил внимание на тощего прыщавого юношу с жидкой бородкой, тащившегося позади нее; он выглядел смущенным и явно обескураженным.

Сорон насмешливо посмотрел на него.

— А это Окифиноки. Скорее гость, чем член племени, но, возможно, он останется с нами. Мы еще окончательно не решили, поскольку иногда он совсем не вписывается в общую картину. Как, например, теперь, когда пытается добиться благосклонности Кальвин, хотя ему хорошо известно, что ее не интересуют любовные утехи.

— Знаешь, а ты прав насчет дурных вибраций, — сказал я. — Я их тоже почувствовал — они исходят от одного неприятного типа, который постоянно тычет людям в больные места. Прямо как те фараоны, которые ловят кайф, допрашивая умников, разряженных вроде тебя.

Сорон перевел на меня свой властный взгляд, и я почувствовал, как все вокруг словно затрепетало. В воздухе повисло напряжение, и я забеспокоился, не вздумает ли Сорон — а значит, и все остальные — наброситься на меня.

— Итак, адвокат, ты считаешь, что мы всего лишь играем в какую-то игру? — спросил он уверенным, сдержанным тоном.

— Тот, кто устанавливает правила, может называть это как ему заблагорассудится.

— Ты сам точно такой же игрок. — Ткнув пальцем в мою сторону, Сорон обвел глазами собравшихся. Многие одобрительно закивали. — Вот ты явился сюда — сильный, умный, уверенный в себе. Но все, что тебе известно на самом деле, — так это правила твоей собственной — и весьма ограниченной — игры.

— Ну, это уже казуистика, — холодно возразил я. — Ты актер, но мне доводилось и раньше видеть похожие представления. К тому же меня всегда утомляли любительские спектакли.

— Каждая твоя сентенция — не более чем игра слов, призванная доказать, что я не знаю того, что знаешь ты. Но тебе доступен лишь твой ограниченный мирок, приятель. И он очень узок. К тому же у тебя нет монополии на знания.

— Монополия — это самая грандиозная игра, изобретенная системой тупоголовых, — хихикнул Крот.

— Точно! — тут же поддакнули остальные. Сорон едва заметно улыбнулся и неожиданно перевел глаза на Кальвин, которая начала говорить.

— Я не знаю, откуда у тебя взялись деньги для меня, — произнесла она высокомерно. — Но тебе лучше поскорее убраться отсюда. Они мне не нужны.

Глаза Сорона стали жесткими, но улыбка по-прежнему не сходила с лица — и это сбивало с толку. Однако за этими глазами я почувствовал холодную расчетливость.

— Я бы хотел поговорить с тобой наедине, — как можно терпеливее произнес я. — Я все тебе объясню. И если у тебя возникнут сомнения насчет того, что делать с деньгами, я могу помочь.

— Ты можешь объяснить мне все прямо здесь, мистер Адвокат, — холодно ответила девушка. — Мы все — одно целое, одно племя, один разум. Поэтому все, что ты собирался сказать мне, должны услышать и они.

Я посмотрел на Сорона. Он больше не улыбался и пристально смотрел на Кальвин. Я подумал — быть может, он пытался внушить ей какую-то мысль и, кажется, не очень-то обрадовался ее ответу.

Но Кальвин, видимо, не замечала его взгляда. Она смотрела на меня надменно и презрительно, как могут смотреть только девятнадцатилетние бунтари.

Мне ничего не оставалось, кроме как попытаться поговорить с ней наедине попозже. А сейчас я мог сообщить лишь общее положение дел, а также выяснить, что она намерена делать.

— Деньги завещал тебе брат твоего деда. Ты никогда не встречалась с ним, да и ему было знакомо лишь твое имя. И тем не менее он распорядился поделить свое состояние между самыми молодыми из его дальних родственников. Как он выразился, чтобы “обеспечить им счастливое будущее”. Твоя часть — это где-то около двадцати тысяч долларов — будет находиться под опекой два года, пока тебе не исполнится двадцать один, однако оговорено, что ты можешь ежемесячно получать проценты в виде некоторой суммы денег. Что ты на это скажешь?

— Я уже сказала. — Она посмотрела на меня без малейшей заинтересованности. — Мне не нужны деньги. Я больше не нуждаюсь в обществе, в котором все основано" на деньгах. Я живу здесь совершенно другим, более возвышенным, и порвала все связи с коррумпированной системой, лишенной каких-либо духовных ценностей. Деньги только испортят то, чего я достигла.

Глаза Кальвин были холодными и отрешенными, но я чувствовал, что смог бы заставить ее передумать — только бы мне удалось вырвать ее из компании шизанутых дружков. Меня больше всего беспокоил Сорон, который, руководствуясь собственными соображениями, мог повлиять на решение Кальвин. А этот парень отлично осознавал, как недешево стоит прокормить душу. Итак, первое, что мне предстояло сделать, — это переубедить ее насчет Сорона.

Пока я стоял, раздумывая, как тяжело заставить человека изменить свое мнение и, черт меня подери, браться за труд профессионального переоценщика ценностей, как внезапно все остальные повернулись и уставились на окружающий лес. Именно оттуда выскочил совершенно ополоумевший бородатый хиппи с длинными патлами и вытаращенными глазами, похожий одновременно на снежного дикаря и тронувшегося умом индусского гуру, который истошно орал:

— Копы! Копы! Копы!..

Глава 3

Это всех привело в смятение. Несколько полуобнаженных дикарей рвануло к палаткам, остальные бросились под прикрытие деревьев.

— Бегущий Олень! Крот! — спокойно, но властно и отрывисто окликнул парней Сорон. — Заберите это барахло. Обе упаковки. И все в реку.

— Вот черт! Да чтобы я своими руками... — простонал Бегущий Олень.

— Надо парень, надо, — пробормотал Крот. — Если мы этого не сделаем, то на нас навесят дело о хранении наркотиков.

Нырнув в палатки, они выбрались оттуда с блоками из-под сигарет и потащили их к реке. На берегу они вытряхнули содержимое коробок в воду. Крот громко заулюлюкал и засмеялся. Бегущий Олень мрачно посмотрел на него.

— Да будет тебе! — толкнул его локтем Крот. — Это своего рода жертвоприношение. Так сказать, символический ритуал. Возвращение того, что просвещает дух, великому коловращению жизни, во имя вечного движения вперед...

— Мать твою так, парень! Да ведь мы только что выбросили “травки” не меньше чем на пятьдесят баксов, — простонал Бегущий Олень. — Перестань юродствовать.

Истерически заходясь от смеха, Крот принялся разрывать сигаретные блоки на мелкие кусочки и благоговейно, словно лепестки розы, ронять их в воду.

Сорон отошел на середину поляны и стоял там, всматриваясь в лес и прислушиваясь.

Белая Скво высунула из палатки свою непомерно большую голову и крикнула:

— У нас тут все чисто, Сорон. Пускай приходят! — Потом она выбралась из палатки и встала рядом с Сороном, вызывающе, на индейский манер, скрестив на груди руки.

Выскочившая из другой палатки Бац-Бац тоже подошла к Сорону. Она взяла его за руку, но он даже не повернул головы, продолжая всматриваться в деревья, словно был антенной, принимающей какие-то сигналы. А сигналов хватало: было слышно, как остальные члены племени гикали и выкрикивали:

— Мы здесь, мистер Боров! Эй, свиньи, свинушки.., мы здесь! — Они вопили и скакали, как свора сорвавшихся с цепи недоумков с вытравленными кислотой мозгами... И тут меня словно озарило. Кислота! А эти глаза! По меньшей мере половина из них — а может, и все — сидели на кислоте[2]! Значит, они дурманили свои тыквы ЛСД!

— Ну и ну! Черт знает что тут устроили! Совсем с ума посходили? — проревел появившийся из леса полицейский сержант.

Он подталкивал хихикающего Крота к центру поляны, где сгрудились остальные хиппи. Половина из них буквально валилась с ног от хохота, и шестерым копам, возглавляемым сержантом, приходилось поддерживать их, чтобы те попросту не попадали на землю.

— Эй! Послушайте! Мы все должны возлюбить фараонов! — насмешливо выкрикнул Голем. Это имя, как я понял из криков остальных, принадлежало тому первобытному дикарю, который предупредил об облаве. — Сконцентрируемся на этом. На чистой, единой и всеобъемлющей волне любви к фараонам!

Все, кроме Сорона, с энтузиазмом загалдели и заржали. Лишь он один стоял посредине этого бедлама, всем своим видом выражая спокойствие и превосходство и глядя куда-то мимо полицейских.

— Давайте! Все вместе! — подбадривал остальных Голем, и все, даже Крот, угомонились и теперь смотрели на полицейских с блаженным и умиротворенным выражением лиц! Их глаза сияли каким-то неземным восторгом, на губах играла улыбка Мадонны, а чувства так и перехлестывали через край и плыли, плыли...

— Шайка грязных дегенератов и наркоманов! — в отвращении скривив губы, сплюнул сержант. — Вы все арестованы за хранение.

— Господи помилуй, за хранение чего?! — выкрикнул Бегущий Олень.

Сержант подал знак одному из полицейских, и тот подошел к нему.

— Майк, что ты нашел в палатке? — спросил сержант. Тот протянул ему белый конверт.

— По-моему, это марихуана, сержант, — сказал он. Потом, взглянув на хиппи, ухмыльнулся.

— Вы не могли найти это в палатке, — вмешался я.

— Кто это сказал? — полицейский Майк посмотрел на меня так, будто я дал ему пинка под зад.

— Рэндол Роберте, — с профессиональным спокойствием произнес я. — Я адвокат из Сан-Франциско и поверенный вот этой девушки, мисс Стилвелл.

Полицейский и сержант с людоедским интересом принялись изучать меня, лишь теперь обратив внимание на мои габардиновые брюки от костюма и белую, мокрую от пота рубашку с засунутым в карман красным галстуком.

— Ну и где, по-вашему, офицер нашел это? — постукивая пальцами по конверту, глухо спросил сержант.

— У себя в кармане, — идя напролом, заявил я.

— Возлюбим копов, — нараспев тянул Голем.

— Воистину возлюбим! — вторил ему Бегущий Олень. — Убьем любовью чертовых фараонов. Потрясным зарядом любви!

Но на их слова никто не обращал внимания. Полицейские наблюдали за мной.

Сержант — крупный мужчина, громоздкий и тяжелый, — ухмылялся. Все в его лице было свыше меры — и нос, и рот, и подбородок, и брови; его словно вырубили из цельного куска песчаника, выветренного временем, но по-прежнему твердого, как скала.

— Пожалуй, я забуду, что слышал ваши слова, — спокойно произнес он. — Будем считать, что вы ошиблись.

— Как вам будет угодно, но я повторю их. На суде.

— Наверное, мне стоит присоединить вас к этому небольшому стаду, мистер Роберте, — растягивая слова, доброжелательно, но уже не улыбаясь, произнес сержант. — Ведь вы находились здесь, когда мы обнаружили “травку”? Откуда мне знать, может, вы заодно с этими ребятишками? А вдруг именно вы поставляете им это дерьмо?

— А вдруг ты тот самый жирный коп, который настолько хитер, что сумеет доказать это? — спокойно сказал я.

Сержанту явно не понравились мои слова, но он промолчал, вперившись в меня тяжелым взглядом, и я понял, что толстяк далеко не дурак; всего за десять секунд он сумел оценить меня, взвесить свои шансы и найти наилучший выход из сложившейся ситуации. Приняв решение, он легко проглотил обиду и улыбнулся.

— Тогда мы заберем этих мерзавцев за бродяжничество, Майк, — обратился он к полицейскому. — Забираем их.

Значит, мой блеф удался. Неплохо. Он не стал возражать. Он делает свое дело и, когда я вернусь в Сан-Франциско, будет продолжать его делать. Я понимал ход его мыслей — как в логическом, так и в практическом плане. Судя по всему, сержант принадлежал к числу тех, кого принято называть самоотверженными полицейскими.

Майк, похоже, не слишком обрадовался такому решению, однако полицейские взяли хиппи в кольцо и, подталкивая дубинками, погнали вверх по склону, в сторону шоссе.

Сорон оглянулся на меня, и я подумал, что стал для него немного опасен. Ему не хотелось, чтобы в глазах его паствы я выглядел героем, принизившим его собственный авторитет. Но больше всего ему не хотелось, чтобы я оказывал влияние на жизнь мисс Сандры Стилвелл, то бишь Кальвин. Ну да и черт с ним.

— Меня зовут Браун, сержант Джим Браун, — раздался из-за моего плеча голос здоровенного копа.

— Мое имя вам уже известно, — сухо произнес я.

— Мне очень жаль, что произошло недоразумение, мистер Роберте, — растягивая слова, произнес сержант, приближаясь ко мне. Теперь мы шли рядом, позади группы полицейских и хиппи, пробиравшейся между высоченными деревьями. — Мне и вправду жаль, что так получилось, однако вы не понимаете всей сложности проблемы. Конечно, мы не обнаружили здесь никаких наркотиков. Но не кажется ли вам, что они все-таки припрятаны где-нибудь? Они видели наше приближение, и у них оставалось достаточно времени, чтобы избавиться от любого дерьма, которое могло быть спрятано в лагере. И, вполне возможно, они припрятали свои запасы где-нибудь в горах, может быть, в полумиле отсюда. Эту дрянь ни за что не найти, хотя нам доподлинно известно, что она у них есть. Так чем же мы тогда занимаемся, если не поддерживаем законность и порядок, скажите на милость?

— Вы не нашли марихуаны, а закон требует, чтобы вы нашли ее. Кроме того, в законе говорится, что полицейский, который подбрасывает улики, подлежит отстранению от должности. — Я не мигая уставился на сержанта, стараясь при этом, чтобы мой ответ не звучал слишком враждебно. Приобретение врагов в лице копов всегда здорово осложняет работу адвоката.

— Мне очень жаль, мистер Роберте, что вы смотрите на это дело таким образом. — Сержант покачал головой, и несколько минут мы шли молча. Потом он нарушил это молчание:

— Я хочу вам рассказать нечто такое, чего вы не знаете об этих недоносках. Сейчас их здесь десять, а вчера было одиннадцать. Знаете, что случилось с последним?

— Вы поймали его с полными карманами порнографии и оторвали ему яйца?

— Не стоит так часто оскорблять меня, мистер Роберте, — все так же растягивая слова, беззлобно заметил сержант. — Вы слишком далеко зашли, но коп всегда может найти способ защитить себя — даже от таких хитрожопых адвокатов.

— Да ладно вам, — сказал я, — только не шейте дело моей клиентке, и у нас с вами будет полное взаимопонимание.

Сержант кивнул.

— Для начала я уточню, является ли она вашей клиенткой. — В его замечании сквозила еле заметная резкость. — Ну так вот, я хотел рассказать вам, что вчера вечером один из этих бродяг отдал концы. Передозировка героина. Его нашли в аллее. Возможно, наширялся до смерти на какой-нибудь вечеринке, остальные испугались и выбросили тело.

— Плохо дело, — быстро обдумывая ситуацию, сказал я. — А что собой представлял этот парень? Сержант пожал плечами.

— Рыжий такой, крайне истощенный.., а что? Вы его знали?

Я покачал головой. Это мог быть только парень по прозвищу Вялая Земляника. Значит, Гарри-обезьяна, вместо того чтобы вызвать полицию, просто выбросил труп!

— Так вы считаете, что он был с этими ребятами?

— Нет, вчера вечером в городе их не было. Тот, который преставился, был сам по себе — или ширялся с какими-то другими наркоманами, или, возможно, нащупывал связи.

— Тогда к чему устраивать облаву? — спросил я. — Ведь здесь, в лесу, они никому не причинили никакого вреда, покуривая свою “травку”.

— Дело не только в марихуане, — терпеливо продолжал сержант. — Теперь они ловят кайф от ЛСД. — Он посмотрел на меня. — Не такой уж я тупой фараон, чтобы не видеть разницы. И как знать, не припрятали ли они где-нибудь под камешком что-нибудь покрепче?

Что ж, это мне неизвестно, однако я продолжал считать, что нельзя наседать на ребят только потому, что они подозреваются в употреблении наркотиков.

— Наркомания не преступление, а болезнь, — произнес я.

Сержант с негодованием повернулся ко мне.

— Согласно моим инструкциям, это преступление, приятель. И моя работа заключается в том, чтобы засадить их за решетку. Защитить общество и их же самих, удерживая подальше от этой дряни. Другого способа нет. А изображать из себя доброго дядюшку и играть в понимание и всепрощение — это только потворствовать другим следовать их примеру.

— Ну хорошо, допустим, кое-кого вы напугаете. А как быть с теми, кто не испугается?

Сержант оскалился в вымученной улыбке:

— От таких, полагаю, следует избавляться. Вы только подумайте — уже половина всех этих чертовых ребятишек глотает “колеса” и курит марихуану. Наркомания пожирает страну подобно раковой опухоли.

Я посмотрел в его светло-серые, похожие на мутные оконные стекла глаза, горевшие фанатичным блеском.

— Ну ладно, а как насчет того, чтобы отпустить мою клиентку? У вас на нее ничего нет, а у нее есть деньги, и я смогу в течение двух часов добиться ее освобождения.

— Похоже, мистер Роберте, вы не услышали того, что я вам говорил. Я собираюсь посадить этих ребят под замок и буду держать там до тех пор, пока они навсегда не откажутся от своего пристрастия. В противном случае им придется покинуть эти места. И плевать, если сейчас я смогу упечь их только на два часа. Поэтому держите свою клиентку подальше от этих придурков и наркоманов, а то ей, как пить дать, не миновать следующего раза.

— Хорошо, постараемся больше не попадаться, но я бы не советовал вам так усердствовать. Даже на крутых копов можно найти управу.

— Это кого же? — ухмыльнулся сержант Браун. — Исполненных благостных идей либерально настроенных адвокатов? Не смешите меня! Эта страна верит в закон и порядок, и все идет к тому, что надежды на спасение Америки будут обращены именно к полицейским.

Вот так-то. Герои нашего времени — именно полицейские. Ну и черт с ним. Совершенно очевидно, мне не поколебать его одержимости.

— Могу я, по крайней мере, проследовать до участка наедине со своей клиенткой? — спросил я. — Мне необходимо поговорить с ней, и вы обязаны предоставить мне это право.

Ему ужасно не хотелось делать мне одолжение, но он все же согласился.

— Только не отставайте от нас. Я хочу, чтобы, когда мы прибыли на место, она была вместе со всеми.

Когда мы вышли к шоссе, копы и хиппи разместились в трех полицейских фургонах, а мы с несговорчивой наследницей забрались в мой “остин-хили”. Я достал из-за сиденья свой пиджак.

— Вот, накинь.

— Ты что, с ума сошел? — Она одним легким движением сбросила пиджак, отчего ее маленькие, крепкие груди плавно колыхнулись. — Сейчас самое пекло.

— Ну ладно, — сказал я, — но когда мы прибудем в город, накинь его, а то тебя, вдобавок ко всему прочему, обвинят в оскорблении общественной нравственности.

Сандра вздернула брови, словно не могла представить себе такого зануду, которому есть дело до чьего-либо нижнего белья. Потом отвернулась и принялась разглядывать поросший травой склон — там, где он обрывался прямо в усыпанную камнями полосу прибоя.

Я запустил двигатель и несколько секунд прислушивался к ровному, встревоженному гулу всех запрятанных под капот лошадиных сил, нетерпеливо дожидающихся команды рвануть вперед. Включив передачу, я вывел машину и пошел впереди копов. Так мы и ехали до самого участка.

— Сандра, нам необходимо поговорить о твоем наследстве, — начал я, когда мы понеслись по прибрежному шоссе, тянувшемуся над грядой утесов. — Ты не можешь просто заявить, что не желаешь принимать его. Ты имеешь право передать его кому-либо другому, но отказаться не можешь.

— Тогда я отдам его.

— Кому?

Она пожала плечами.

— Все равно кому. — Оторвав взгляд от окна, Сандра посмотрела на мои руки на рулевом колесе, ведущие машину на скорости восемьдесят миль в час. Позади нас завывали полицейские сирены. — И потом, меня зовут Кальвин. Такое имя мне дало племя, и теперь оно мое. Пожалуйста, не зови меня больше Сандрой.

— Хорошо.., хотя не так-то просто называть рыжеволосую красавицу Кальвином. И вообще, что означают эти дурацкие прозвища? Скажи мне, Бога ради, почему именно Кальвин?

— Ты пользуешься словами, не слишком вникая в их смысл, а ведь сам только что выразил идею, — загадочно ответила Сандра.

— Вряд ли до меня дошло, — признался я. — Так почему все-таки Кальвин?

— Ты сказал: “Бога ради”, а ведь я всегда была глубоко религиозна. — Ее зеленые глаза одарили меня таким безмятежным спокойствием, что я почувствовал тревогу. Неужели она настолько тронулась на этой почве, что сама не подозревает об этом?

— Ты имеешь в виду, как Кальвин Кулидж? Сандра чуть не рассмеялась, но удержалась. Ее губы слегка раздвинулись в улыбке, и я успел заметить ровные зубы и розовый язычок, что само по себе уже могло разбудить по крайней мере одно религиозное чувство.

— Это в честь того Кальвина, протестантского лидера, от которого получил свое название кальвинизм, — объяснила она.

— Ты хочешь сказать, что придерживаешься ортодоксальной религии? — каким-то самому себе незнакомым скрипучим голосом произнес я.

— Нет. Я просто христианка, но всегда относилась к этому очень серьезно. И сейчас продолжаю относиться так же. Однако теперь понимаю, что христианство — это всего лишь субъективное отражение духовности Вселенной. Религия же должна быть духовным опытом, а не навязыванием идей. А мне их навязывали — родители, священники, книги, которые я читала. Но сейчас я освободилась от всяческих догм и наконец-то погрузилась в истинную религию, в Дух Космоса. Каждая из формальных религий является всего лишь рационализированным отражением существования Вселенского Разума. Тебе понятно, о чем я толкую?

— Разве что чуть-чуть, — ответил я, слегка успокаиваясь.

— Ну вот, в этом теперь и заключается моя вера. Мне вовсе не хотелось продолжать расспрашивать ее о религии. Так нас могло занести в самые глубины Космоса, откуда можно и вовсе не выбраться. Кроме того, я решил пока не препираться с ней по поводу доставшихся ей денег. Может, мне вообще стоило сперва связаться с ее родителями и попросить их содействия, хотя до сих пор от них не было ни малейшего проку. Они лишь сказали, где находится Сандра, но при этом подчеркнули, что им нет до нее дела и, следовательно, искать ее должен я сам. А все потому, что девочка — по их словам — погрязла в грехах.

— А как насчет остальных? — спросил я, переключаясь на более безопасную тему.

— Ты имеешь в виду прозвища?

— Да.

— Ну, Крот получил свое за то, что всегда ходит грязный. Тебе приходилось наблюдать, как кроты роются в земле?

— Не доводилось, но я понимаю, о чем ты.

— Бегущий Олень и Белая Скво — за то, что они помешаны на индейцах. А Бац-Бац...

— Ну, с этой-то мне все ясно, — поспешил я избавить ее от щекотливых объяснений. Сандра кивнула.

— Бедная Бац-Бац! Она просто не понимает, насколько губительна для души физическая близость без духовного единения.

— Ты хочешь сказать, что не должно быть секса ради секса? — пробормотал я.

— Мистер Роберте, а у тебя не возникали подобные мысли в отношении меня? — широко раскрыв свои недоверчивые зеленые глаза, спросила Сандра.

— Ты что, шутишь?! Я ведь принадлежу к тем, кто свято верит, что до свадьбы все должны оставаться девственниками!

Но Сандру мое заявление, похоже, не убедило.

— Брак не имеет к этому никакого отношения, — возразила она. — Просто нужно духовно соответствовать друг другу, хотя, полагаю, во всем мире существует всего лишь один-единственный человек, с которым возможно достичь такого духовного единения. И его можно вообще никогда не встретить.

Мне не хотелось развивать эту тему, прибавляя новую ложь к своим старым грехам, поэтому я быстро задал следующий вопрос:

— А Окифиноки?

— Он прибыл из Оклахомы и к тому времени, когда наткнулся на нас, бродяжничал уже целых два года, не задерживаясь нигде более одной-двух недель. Поэтому мы и прозвали его Оки-виз-ноу-ки[3], затем оно само собой как-то превратилось в Окифиноки.

— А Заднее Сиденье?

— Она любит все организовывать. На ней вся готовка и уборка лагеря. Поэтому мы и прозвали ее Заднее Сиденье[4], то есть интендант.

— Что-то не похожа она на домашнюю хозяйку, — заметил я.

— О, она и в самом деле не такая. Просто ей нравится, когда кругом порядок. Но что касается ее интересов, то тут она недалеко ушла от Бац-Бац.

— Помешана на сексе?

— Вот именно.

— А Вялая Земляника?

— Ты и его знаешь? — удивилась Сандра. — Вчера вечером он не вернулся в лагерь. В последнее время он не очень-то вписывался в нашу коммуну — в духовном смысле. — Она нахмурилась и неуверенно посмотрела на меня.

— Однако только в этом смысле он теперь и сможет общаться с вами, — мрачно пошутил я.

— Что ты имеешь в виду?

— Он мертв. Вчера вечером его нашли где-то в городской аллее.

— О Господи! Как это случилось?

— Очевидно, передозировка героина.

В прекрасных зеленых глазах девушки отразились охватившие ее чувства — смятение, испуг. Опустив глаза, она несколько минут не поднимала их, словно пыталась установить контакт с духом умершего, наконец посмотрела на меня.

— Может, оно и к лучшему, — тихо сказала она. — Все равно у него не было будущего.

Эти ребятишки, наверное, считают, что в подобном философствовании заключен какой-то глубокий смысл. На самом деле ничего в нем нет — просто девчонка не знала, как выразить свое потрясение.

— А почему его прозвали Вялая Земляника? — спросил я.

Она вздохнула, словно переход на столь прозаическую тему требовал от нее неимоверных усилий, потом ответила своим обычным голосом.

— Потому что он был рыжим — рыжее меня — и сидел на героине, от которого становился вялым. Чаще его звали просто Земляникой.

— Расскажи мне теперь о Сороне, — попросил я. — Похоже, он заправляет в вашем племени. Почему?

— Ну.., просто он подходит для этого. В духовном плане он достиг очень высокого уровня. Он и имя себе выбрал соответствующее — из “Властелина Колец”. Сорон — злой герой. Однако он утверждает, что это имя вполне ему подходит, потому что добро и зло взаимно дополняют и как бы замещают друг друга. Ведь мы делим свои поступки на две категории в зависимости от свойственных нам нравственных убеждений, однако на самом деле каждый поступок является как бы составной частью потока Вселенского Разума. Поэтому добра и зла попросту не существует. Понятно? — Сандра возбужденно посмотрела на меня.

Все я прекрасно понял, но кто я такой, чтобы разрушать ее иллюзии?

— А Голем? Это что — персонаж той же книги?

— Да, Сорон выбрал ему это имя, потому что Голем близок ему самому по сути своей, только не достиг еще столь же высокого духовного уровня.

— В общем, Сорон командует парадом, а Голем у него за лейтенанта. Я правильно все понял?

— Может быть, и так, грубо говоря, но...

— Это именно так, как ни говори, — отрезал я. — Однако спасибо, что ввела меня в курс вашей пестрой компании. Можешь не рассказывать, откуда взялось Джей Си[5].

— Знаешь, как это ни забавно, но Джей Си Кристофер — это его настоящее имя.

— Настоящее? — удивился я.

— Да, но оно ему подходит, поэтому мы и не стали придумывать новое. Он всегда молчит. Иногда пишет нам записки, но я никогда не слышала от него ни единого слова. Даже не знаю, может ли он вообще говорить.

Что за дикий кавардак царит в этих окурившихся марихуаной головах! И как мне вырвать эту юную, духовно, по всей видимости, утонченную, рыжеволосую девственницу из этакой трясины?.. Человек в здравом рассудке должен бежать от подобных проблем как от чумы, однако я определенно не собирался оставлять Сорону деньги, унаследованные Сандрой, и ни капли не сомневался, что этому парню отлично известна разница между добром и злом. А он, несомненно, держал сторону зла.

Глава 4

Когда я сказал Кальвин, что могу в течение двух часов получить постановление об освобождении из-под ареста и вытащить ее из участка, она посмотрела на меня своими одухотворенными глазищами и заявила:

— Я не хочу, чтобы меня освобождали.

— Что?! — воскликнул я. — Ты что, мазохистка? Не хочешь получать двадцать тысяч долларов и выходить из тюрьмы? А может быть, для полноты ощущений, мне следует навесить на тебя обвинение в убийстве?

— Я имела в виду, что не хочу выходить на волю, пока не освободят остальных, — терпеливо пояснила она.

Мне оставалось лишь беспомощно кивнуть.

— Ну ладно. Посмотрим, что можно сделать. Пришел караульный и вывел Сандру из пустой комнатенки, в которой мы с ней беседовали, а я пошел узнать у дежурного сержанта, не могу ли я переговорить с капитаном. Здесь, в полицейском участке Форествилла, было не так уж много дел, но даже копу следовало поддерживать свой имидж. Полтора часа спустя капитан соизволил принять меня, а еще через час наконец согласился, что я абсолютно прав, утверждая о невиновности ребят, и что, если я могу доказать их платежеспособность, — а это не составляло мне большого труда, — то он, конечно, пойдет навстречу и выпустит их через несколько часов.

— Через несколько часов? — перебил его я. — А почему не сейчас?

— Нужно время, чтобы они поостыли, почувствовали уважение к закону и, быть может, задумались, стоит ли употреблять наркотики, — резко ответил мне капитан. Еще он сказал, что сильно обеспокоен притоком наркотиков в его район, и тем, что все эти ребятишки, сшивающиеся в округе, дурманят себя разным дерьмом. Через несколько часов он сделает им серьезное предупреждение и выпустит. И не буду ли я столь любезен проследить, чтобы они восприняли его именно со всею серьезностью?

— Конечно же я так и поступлю!

Мы скрепили уговор рукопожатиями, и я, выйдя на ступеньки крыльца участка, принялся с любопытством разглядывать старомодные магазинчики в английском стиле, выстроившиеся вдоль главной улицы. При этом я пожалел, что бросил курить, но потом вспомнил, что пить-то не бросил, и подумал об уютном английском пабе, который мог оказаться где-то поблизости — хотя мне вполне сгодился бы и старый, добрый, грубоватый американский бар.

Пока я так стоял и обозревал в оба конца улицу, пытаясь высмотреть где-нибудь за густыми ветвями дубов, росших вдоль тротуара, признаки питейного заведения, к участку подкатил “линкольн-континенталь”, который, взвизгнув тормозами, остановился в запрещенной для парковки зоне.

Выскочивший из машины тип бросился вверх по ступенькам прямо ко мне. За ним следовала высокая, стройная женщина лет сорока с небольшим, со вкусом одетая и явно чем-то обеспокоенная. Мужчина был в темном костюме, из нагрудного кармана которого торчал треугольник носового платка, а накрахмаленную до режущей глаз белизны сорочку у воротника стягивал дорогой шелковый галстук ручной работы, явно свидетельствовавший о консервативности вкуса владельца.

— Это здесь держат ребят? Вы что — тоже отец? — Он стоял, отдуваясь, рядом со мной, готовый в любую минуту ринуться внутрь здания.

— Все в порядке, — произнес я, — их не станут арестовывать.

— Почему? Что случилось? — Он вытаращил на меня большие, как мячики для гольфа, глаза.

Подошедшая тем временем женщина стала рядом с ним. У нее было худощавое, но очень красивое, без единой морщинки лицо. Наброшенное на плечи меховое боа доходило до талии, а темно-синее вечернее платье едва прикрывало колени. Очевидно, гладкой коже лица, красивой шее и упругой груди она была обязана тщательной диете, гимнастике и постоянному уходу за своей внешностью. Ее муж был грубоват и нетерпелив, тогда как она выглядела лишь слегка встревоженной.

— Полицейские согласились выпустить их всех через пару часов, — сообщил я. — Нам остается лишь ждать.

— А кто вы? — неожиданно спросила женщина.

— Рэндол Роберте, адвокат. Здесь моя клиентка. Мужчина кивнул.

— Меня зовут Сесил Холлоуэй. А это моя жена, Рода. Из полиции сообщили, что нашего сына задержали за бродяжничество. Вы только подумайте! Ну, я им заявил, что этот фокус у них не пройдет. Понимаете, у нашего мальчика просто переходный возраст — юношеское бунтарство и все такое, — и им не удастся засадить его за решетку, будто какого-то несчастного недоумка, у которого нет семьи!

— Вы уверены, что все обойдется? — с беспокойством спросила Рода Холлоуэй. — Что мы еще в состоянии сделать?

Я пожал плечами.

— Вы, конечно, можете сами зайти в полицейский участок, стукнуть кулаком по столу, припугнуть их своим положением и связями, но если у вас с капитаном не слишком дружеские отношения, то не думаю, что этим вы ускорите освобождение вашего сына.

— Капитан — просто толстозадый боров, который считает, что после половины одиннадцатого всегда все должны находиться в постели, — фыркнул Холлоуэй. — Мы с ним принадлежим к различным социальным кругам.

Миссис Холлоуэй улыбнулась.

— У них испортились отношения три месяца назад, когда Сесил попытался оспорить штраф за превышение скорости.

Сесил нахмурился.

— Ну ладно, если вы, адвокат, так уверены, то пусть все идет своим чередом. Скажите, на моего мальчика не заведут дело?

— Нет, против них не выдвинуто никаких обвинений, — снова успокоил я его. — Кстати, а как зовут вашего сына?

— Чарльз.

— Ну, это мало о чем говорит. Эти ребята не называют себя настоящими именами. Видимо, это тоже отчасти происходит от их юношеского бунтарства.

Сесил фыркнул и искоса посмотрел на меня.

— Да, я знаю. Он говорит, что терпеть не может своего имени. Вот и выдумал себе какую-то дурацкую кличку из детской сказки — такую идиотскую, что я даже не смог запомнить.

— Голем, — подсказала мать.

Я внимательно посмотрел на нее. Ничто в облике женщины не выдавало праведного материнского гнева. Но оба они, подумал я, слегка переигрывали, изображая все понимающих родителей. Во время переполоха в лагере я не слишком приглядывался к Голему, но мне было совершенно ясно, что ему уже больше двадцати одного года. Они с Сороном были самыми старшими в группе, и я бы дал им примерно по двадцать четыре... Но в таком случае его отказ от образа жизни родителей — нечто гораздо большее, нежели обычное юношеское бунтарство.

— Послушайте, мистер Роберте, раз уж мы с вами тут ничем не можем им помочь, то почему бы нам всем вместе не поехать к нам домой и не выпить? — воодушевляясь, загорелся вдруг Холлоуэй, неожиданно легко меняя образ заботливого родителя на более подходящую ему роль — милейшего старины Сесила.

— Почему бы и нет? — машинально отозвался я. В конце концов, именно это я и собирался сделать в ближайший час. — Подождите меня, я только передам своей клиентке записку и сразу же вернусь.

Миссис Холлоуэй, как бы раздумывая, посмотрела на меня и ткнула мужа локтем.

— Сесил, по-моему нам тоже следует передать весточку Чарльзу. Пусть позвонит нам сразу после освобождения. — Она вздохнула и, как бы извиняясь, посмотрела на меня. — Я бы лучше осталась здесь и подождала, но знаю, сын бы этого не одобрил.

Вдвоем с Сесилом мы зашли в участок, и я оставил у дежурного сержанта записку Сандре Стилвелл, чтобы она, когда освободится, позвонила мне в номер. И приписал в конце номер телефона и адрес отеля.

Холлоуэй тоже передал свою записку, и мы с ним присоединились к его жене. Плюхнувшись на заднее сиденье “линкольна”, я вытянул ноги. Почему бы и не расслабиться немного? Завтра или послезавтра я уже вернусь к своей крысиной возне на юридическом поприще у “Робертса, Робертса и Гримстеда”. Почему бы не позволить себе немного выпить и поболтать о пустяках, скрасив тем самым однообразие раннего вечера?

Это выглядело заманчиво, и я на время забыл обо всех дурных вибрациях, пронизывающих атмосферу.

Особняк Холлоуэев оказался длинным, невысоким одноэтажным зданием, построенным на двух уровнях. Нижняя часть находилась в саду, в окружении сосен и эвкалиптов, а основная располагалась на вершине пологого холма. От переднего входа между деревьями можно было разглядеть поблескивающую темно-синюю гладь Тихого океана. Пройдя через двери, мы попали прямо в гостиную. Там в плетеном кресле сидел молодой человек и читал книгу. Когда мы вошли, он сразу вскочил.

— Это мой младший, Ричард, — похлопывая парня по плечу, с гордостью произнес Сесил.

Пожав руку парню, которому на вид можно было дать лет восемнадцать, я последовал приглашению хозяина и уселся в кресло. Вся мебель в гостиной была из оранжевой и белой пластмассы — с виду очень красиво и стильно, но жестковато для задницы. Да и вся гостиная производила впечатление именно такой — вызывающей восхищение, но отнюдь не привлекающей жить среди всего этого великолепия.

Холлоуэй смешал напитки — не забыв при этом и Ричарда — и передал их нам. Поднеся джин с тоником сыну, он подмигнул ему.

Сын, сделав каменное лицо, отвернулся и уселся в кресло, застыв в неподвижной позе. У него были темные волосы — почти такого же оттенка, что и окружавший лысину отца венчик. Ростом он был пониже Холлоуэя-старшего, но значительно худее, при галстуке и в безупречно отглаженном костюме; но что-то мне в нем не понравилось сразу. Может быть, от него исходили неблагоприятные вибрации?..

Сесил просиял и, подойдя ко мне, уселся в соседнее кресло. Ему было скорее всего около пятидесяти, и он представлял собой отличный образец того, как возраст и деньги способны испортить крепкое и здоровое тело. Что не поддалось разрушительному воздействию времени, то обрюзгло вследствие не менее губительных излишеств. Его жена уселась на оранжевую, окантованную пластмассовой рамой кушетку, между мужем и сыном.

— Ну вот... — притворно тяжко вздохнул Холлоуэй, — такова жизнь... — Он снова расплылся в улыбке. — Но мне хотелось бы, мистер Роберте, чтобы вы знали, что не все наши дети огорчают нас своими заблуждениями. Нет, сэр. Ричард, например, — гордость нашей семьи. Только что закончил первый курс колледжа. В Беркли. И с неплохими результатами. Я всегда говорю ему — хочешь чего-то достичь в жизни, учись как следует.

Не особенно вникая в разговор, я кивнул.

— Положение имеет важное значение, — машинально произнес я.

— Совершенно верно! — воскликнул Холлоуэй. — Именно этого и не понимают эти отщепенцы, пристрастившиеся к наркотикам, включая — как мне ни прискорбно признавать это — и моего собственного сына, Чарльза. Они ведь считают, что все общественные блага разложены для них на блюдечке в виде бесплатного угощения, словно на чужом дне рождения.

— Как бы мне хотелось, чтобы ты перестал все время разглагольствовать о наркотиках, — раздраженно взмолилась миссис Холлоуэй. — Это так расстраивает меня.

— Но это же факт, от которого никуда не деться, Рода, — нетерпеливо возразил муж. — Слава Богу, что этим безумием поражен лишь наш старший сын. Должен вам заметить, Роберте, теперь это самое обычное дело — я об употреблении наркотиков. Почти все старшеклассники большую часть времени находятся в одурманенном состоянии. Но наш Ричард — хочу с гордостью отметить — далек от всего этого. Да и Ронда, наша дочь.

— На самом деле, отец, не все так уж и скверно, — вмешался Ричард.

— Да? И что же тогда считать скверным, хотелось бы мне знать?! — взорвался Холлоуэй. — Поверь, сынок, ты не знаешь истинного положения вещей — и должен благодарить за это судьбу.

Ричард, словно собираясь с силами, чтобы возразить отцу, глубоко вздохнул, но тут щелкнул замок и открылась входная дверь.

— Ронда, дорогая! — обрадовалась ей мать. — Ты нашла платье, которое хотела?

— Да, мама. — Девушка вошла в комнату, бросила сумку на кресло и, заметив меня, резко остановилась. Склонив голову набок, она улыбнулась. — А вы кто такой? — кокетливо спросила она.

— Ронда! — оборвал ее отец. — Девушкам полагается ждать, пока их не представят.

Она посмотрела на него невинным взглядом.

— Разве?

— Это мистер Рэндол Роберте, дорогая, — быстро вмешалась мать, пока Холлоуэй, сердито нахмурившись, смотрел на дочь.

— Приветик, мистер Роберте! — весело воскликнула Ронда. — Откуда вы взялись? Уж конечно не из форествиллского сельского клуба.

Еще сильней нахмурившись, Холлоуэй перевел взгляд в мою сторону, чтобы посмотреть, как я реагирую на поведение дочери.

Я отреагировал как надо — моя улыбка до ушей вызвала у Холлоуэя чувство благодарности за избавление от стыда за бестактное поведение дочери.

Ронда была такой же высокой, как и ее мать, но не столь худой. Ее округлые бедра обтягивала размалеванная флуоресцентным узором мини-юбка, оставлявшая на виду стройные, крепкие ножки в туфельках на платформе. Милое, истинно американское личико — нос пуговкой, маленький дразнящий ротик и озорные глазки, похожие на блестящие оливки. Небольшая, но упругая грудь, туго обтянутая светло-зеленой блузкой, напомнила о свежем фрукте, еще твердом, но уже созревшем. Ронде, наверное, было около двадцати, и она обладала той вызывающей независимостью, которая так нравилась мне в девушках.

— Мы познакомились с вашими родителями в полицейском участке, — небрежно заметил я.

— Неужели? Значит, они выпустили тебя под залог, папа?

— Ронда! — зашипел на дочь Холлоуэй. — Мы ездили туда забирать Чарльза.

— Успокойся, папа, я пошутила. — Она задорно улыбнулась. — Не стоит так уж носиться со своей буржуазной респектабельностью.

— Чарльз должен скоро позвонить, — снова поспешно вмешалась миссис Холлоуэй. — ; Я попрошу его поужинать дома, так что теперь пойду займусь готовкой.

— Ну конечно. А мне пора возвращаться в отель, — уловив намек, произнес я.

— Я подброшу вас, — тут же предложила Ронда. — Поскольку я не заметила возле дома чужих машин, то вы, мистер Роберте, очевидно, без колес, верно?

— Принимаю предложение, — с готовностью кивнул я.

— Пожалуйста, не задерживайся, дорогая, — попросила миссис Холлоуэй. — Было бы неплохо, если бы ты помогла мне с ужином.

— Конечно, мамочка, только не готовь на меня. Я перекусила в городе и теперь не голодна.

— Но, Ронда...

— Все нормально, мама. Это полезно для фигуры.

— До свидания, мистер Холлоуэй, — произнес я, протягивая руку. — Уверен, что все обойдется наилучшим образом, но если возникнут какие-то проблемы, звоните. Я остановился в отеле “Амбассадор”.

— Благодарю вас, мистер Роберте, — рассеянно ответил он, с трудом отводя взгляд от дочери.

Вежливо попрощавшись с Ричардом и его матерью, я вместе с Рондой направился к двери. Когда мы выходили, я обратил внимание на то, что Холлоуэй все еще пристально наблюдает за дочерью.

— Вы сказали — отель “Амбассадор”, мистер Роберте? Хорошо, я запомню. — Он изобразил обаятельную улыбку в стиле милейшего старины Сесила. Она предназначалась мне, но я не сомневался, что в ней также таилось предупреждение дочери.

— Папочка печется о моей девственности, — хихикнула Ронда, когда мы выехали с подъездной дорожки на ярко-зеленом “эм-джи”. — Он даже не догадывается, что я лишилась ее еще в старших классах. И если узнает об этом, будет шокирован даже больше, чем если бы Ричард оказался наркоманом или мою мать уличили в шашнях с соседом — что, как мне кажется, и в самом деле правда.

Я посмотрел на нее, пытаясь определить, насколько серьезно она говорит все это, и решил, что — вполне. Но тут мне пришлось уцепиться за дверную ручку, потому что мы, визжа покрышками, сворачивали за угол.

— Похоже, твои родители здорово обеспокоены наркоманией, — пробормотал я, испытывая слабую надежду, что разговор отвлечет меня от скорости, с которой Ронда вела машину.

— Это все из-за Чарли. Он уже пять лет как пристрастился к наркотикам и совершенно не желает слушать чьих-либо уговоров. Не то чтобы я осуждала его, но у него теперь выработалась стойкая зависимость от них. А что в этом хорошего? Хотя уверена, что он не пользуется сильнодействующими наркотиками. К тому же, как мне кажется, Чарли хорошо в его мире грез — тогда почему бы и нет? Его мечты куда радужней, чем у мамы или папы.

— Я никогда не ловил кайфа от кислоты, но готов поспорить, что ты права, — согласился я. — А как насчет Ричарда? Он такой же хороший мальчик, каким выглядит?

— Бедный Ричард! — вздохнула Ронда. — Просто он побаивается папы. Ему вовсе не хочется учиться в колледже, но ему отвели роль паиньки, и, боюсь, он смирился с ней.

— А ты сама разве не паинька? Ронда рассмеялась.

— Шутить изволите? К примеру, я не собираюсь сегодня вечером возвращаться домой до тех пор, пока не познакомлюсь с вами поближе.

Кажется, вид у меня был довольно обескураженный, потому что она прыснула со смеху и по-свойски толкнула меня локтем.

— Давненько мне не попадался такой зрелый и сексуально притягательный красавчик, как вы, — с воодушевлением заявила она. — Старые хрычи из нашего круга не идут ни в какое сравнение с интересным холостяком, который отлично подходит мне во всех отношениях.

— С чего ты взяла, что я подходящий партнер? Кроме того, я почти гожусь тебе в отцы — так что забудь об этом.

— Вы намекаете, что будете сопротивляться? — Ронда глубоко вздохнула. — Как только я увидела вас, сразу почувствовала, что вы — то что надо. И с темпераментом у вас должно быть все в порядке.

— Послушай! Если ты опоздаешь домой хотя бы на десять минут, твой папаша в ярости бросится следом за нами. Кроме того, ты слишком молода и, как мне показалось, не в меру впечатлительна. Если бы ты знала меня немного подольше, то сама бы поразилась, что такого ты во мне нашла.

— Ну ладно, мистер Роберте. На этот раз я вас отпущу, — с неохотой согласилась Ронда. — И то только потому, что папочка может все испортить. Но не надейтесь — не насовсем.

— Спасибо, что хоть под залог.

— Эй, а ведь это идея!

— По-моему, у тебя их и так хватает.

— Я насчет освобождения под залог. Если я сейчас отпущу вас, то вам придется заплатить. Понятно?

— И чем же? — с подозрением спросил я.

— Поцелуем. — Ронда улыбнулась с видом такого превосходства, словно заполучила на меня все права, и я ничего не мог с этим поделать. — Неужели вы против?

— Ну ладно, — согласился я. — Это я могу себе позволить.

Мы проскочили еще пару кварталов, на скорости пятьдесят миль в час промчались мимо полицейского участка и затормозили возле моего “остин-хилио. Несколько секунд я сидел неподвижно, стараясь перевести дух.

Ронда нетерпеливо барабанила ногтями по рулевому колесу.

— Я жду, — насмешливо произнесла она.

Я заглянул ей в глаза — в них отражалось нечто большее, чем обыкновенное озорство. Они были полны страсти и ожидания. Я подумал, что это должен быть черт знает какой обалденный поцелуй.

Так оно и оказалось.

До отеля я добрался без приключений, однако обнаружил, что не в состоянии сконцентрироваться на мыслях об ужине; моя голова все еще шла кругом от воспоминания о соблазнительной Ронде с ее мягкими губами и энергичным язычком. Я налил себе чистого бурбона и попробовал расслабиться, раздумывая, не лечь ли мне спать без ужина.

И тут зазвонил телефон. Это звонила Кальвин, известная в миру как Сандра Стилвелл.

— Мистер Роберте, мы на воле. Нас отпустили час назад.

— Отлично, — ответил я. — Жаль, что меня там не было. Я тут немного расслабился.

— Да все нормально. Послушай, у нас намечается клевая вечеринка у наших приятелей в Форествилле. Ты придешь?

— Хотелось бы, но, боюсь, не получится. Такие немолодые люди, как я, быстро утомляются. Однако я хочу встретиться с тобой утром. Дай мне адрес, и я найду тебя. — Сандра продиктовала, и я записал.

— Мистер Роберте? — В ее вопросе звучала мольба. — Пожалуйста, может, все-таки придешь?

— Я и правда устал, — неохотно ответил я, начиная подозревать по ее тону, что что-то неладно.

— Понимаешь.., эти деньги... Я хотела бы поговорить о них... — Сандра осеклась и несколько секунд молчала. — Я подумала и решила, что возьму их. Ведь я могу это сделать?

— Конечно, — ответил я. — Они твои.

— Может, нам все-таки удастся поговорить об этом сегодня вечером? — В ее голосе слышалось облегчение. — Мне хотелось бы поскорей уладить это дело.

— Конечно, мы все обговорим. Но мне кажется, что ваша вечеринка — не самое подходящее место для подобных дел. Почему бы тебе самой не прийти сюда?

— Нет, я не могу. Приходи ты.., пожалуйста.

— Ну ладно, — согласился я.

— Спасибо. У тебя ведь есть адрес? — В ее голосе звучала только тревога и — ни малейшей озабоченности о духовной чистоте. Скорее даже испуг.

— Есть. Увидимся через пару часов.

Такие вот дела. Значит, Сорон нажал на Кальвин. Ему скорее всего не составляло большого труда убедить девушку, что деньги куда важнее духовных идеалов. И как мне теперь убедить Сандру, что Сорон — самый настоящий психопат? Да, придется немало попотеть над решением этой проблемы!

Я плюхнулся на кровать и вытянулся, лежа наполовину освещенный тусклым кругом света от лампы на прикроватной тумбочке, и думал, почему так иногда оказывается сложно вручить двадцать тысяч долларов?

И вдруг, словно в ответ на мой вопрос, у кого-то возникло желание ответить на него: зазвонил телефон.

— Я слушаю.

— Тут кое-кому требуется адвокат, — произнес грубый, скрипучий голос, который я сразу узнал.

— Что ты еще натворил, Гарри? — рявкнул я. — Или все, на что ты способен, это подбрасывание трупов в аллею?

Немного помолчав, Гарри-обезьяна прохрипел:

— Послушай, я должен кое-что объяснить.

— Объясняться ты должен не со мной, хотя мне тоже было бы интересно.

— Я так и подумал. Поэтому и позвонил. И еще девочки интересуются, не собираешься ли ты как-нибудь опять заглянуть к нам? А больше всех волнуется Джем-Джем. Может, ты тогда и не расслышал ее имени, но она была самой первой, припоминаешь?

Я выпустил воздух — словно лопнувший футбольный мяч.

— Ну так вот, она просила узнать, не намерен ли ты, случайно, бросить дело после первого же разбирательства в суде?

— Передай ей, что пока я лишь сделал короткую пробежку, — так, для разминки — но постараюсь заглянуть еще, чтобы заняться твоим предложением всерьез. А сейчас меня волнуют дела поважней всяких оргий.

— Послушай, о чем это ты? Что за дела?

— Ну, например, почему ты подбросил труп в аллею, вместо того чтобы, как мы договорились, сообщить в полицию?

— Не хочу показаться бестактным, но, как мне кажется, адвокаты обязаны хранить в тайне признания своих клиентов, верно? Как доктора и священники.

— Не беспокойся, я на тебя не настучу.

— Я не об этом. Просто нахожусь в некотором замешательстве. Я — здоровенный крутой мужик, эдакий волосатый примат и...

— Гарри, по-моему, девочки устали тебя ждать; почему бы тебе не перейти к делу и...

— Понимаешь, я боюсь, — выпалил он.

— Боишься чего, Гарри? Ты, кажется, собирался избавиться от несовершеннолетних девочек, от “травки” и...

— Да, но дело вовсе не в этом. У меня все чисто. Однако перед тем, как вызвать копов, я обшарил карманы Земляники. Сам я не употребляю наркотиков, но опыта по этой части у меня предостаточно.

— Как если бы ты сам был когда-то наркоманом?

— Как если бы якшался с ребятами, которые были ими. Я в курсе, как это делается, знаю всю процедуру.

— В общем, тебе известно, как колоть героин? — подвел я итог за него.

— Ну да. Послушай, дорогой мой Рэндол Роберте, по моему разумению, старину Землянику кто-то угробил.

Ход моих мыслей неожиданно сменил скорость. Тщательно подбирая слова, я спросил:

— Каким образом?

— Похоже, заправили его шприц чистым героином. Понимаешь — неразбавленным. Мне известно, какую дозу колол себе этот парень, а в его запасном шприце оказалось совсем не то. Этой дозы хватило бы на то, чтобы угробить и лошадь. А это тебе не шуточки.

— Да, ты прав, — согласился я. — Значит, ты решил, что это убийство, испугался, что тебя могут обвинить в нем, и поэтому уничтожил все улики и выбросил труп?

— Что-то вроде этого, — сознался Гарри, и мне показалось, что его голос прозвучал немного виновато.

— Ну ладно, — проворчал я. — А зачем ты позвонил мне?

— Я подумал, что негоже оставлять безнаказанным того, кто прикончил Землянику. Он был неплохим парнем и...

— У тебя доброе сердце, Гарри, — сказал я. — Если только ты не прикидываешься.

— Да кончай ты! Нельзя быть таким недоверчивым.

— Хорошо, возвращайся к своим девочкам, Гарри. На сегодня ты уже проявил достаточно добросердечия.

— Но послушай, я думал, что ты мог бы...

— Что бы ты там ни думал, Землянике никто теперь не поможет. И даже если у тебя вдруг возникнет охота поведать свою историю местным копам, им она вряд ли покажется интересной. Так что забудь об этом — если только не сумеешь аргументированно указать на того, кто мог оказаться убийцей. Ты кого-то подозреваешь?

— Нет. Земляника был вроде как малость не в себе и большую часть времени находился в отключке — так зачем его понадобилось убивать?

— Ну ладно, Гарри. Пока.

— Ладно. Если у меня появятся соображения...

— То ты дашь мне знать. И знаешь что еще, Гарри?

— Да?

— Передай Джем-Джем, что я ее никогда не забуду.

— Хорошо. Но, по-моему, она и сама это знает.

— Спасибо, Гарри, — проворчал я. — Как я уже говорил тебе, ты просто...

— Сама доброта?

— Нет, шило в заднице. — И я повесил трубку.

Час спустя я встряхнулся, заставил себя встать с кровати и налил еще бурбона. Не успел я осушить стакан, как в дверь постучали.

Стучали настойчиво, почти отчаянно. Поставив недопитый стакан на ночной столик, я подошел к двери и повернул ручку.

В комнату, шатаясь, ввалился парень в грязной замшевой рубахе и таких же штанах. Рухнув на колени, он двинулся в глубь комнаты. Потом споткнулся и, упершись руками в пол, пополз уже на четвереньках — пока не уперся головой в противоположную стену. Это был Бегущий Олень, первый из племени тронутых, с кем я познакомился.

— Они достали меня! Достали! — прокричал он. От страха его голос сорвался на визг. — Эти ублюдки собираются прикончить нас. Господи, помоги мне! Они.., о Матерь Божья.., я хочу домой...

Не поднимаясь с колен, Бегущий Олень шарахался в разные стороны, причем делал это неожиданно быстро. Налетев на кровать, развернулся, прополз еще несколько футов и вдруг тяжело нырнул вперед, рухнув лицом на красно-коричневый ковер номера одной из самых фешенебельных гостиниц Форествилла.

Глава 5

Сержант Джеймс Браун прибыл раньше “скорой помощи”. Оставив одного патрульного снаружи, он вместе с другим вошел в номер и сразу же опустился на колени рядом с парнем. Пощупав пульс и приподняв веко Бегущего Оленя толстым пальцем, полицейский криво усмехнулся.

— Готов. Однако смерть наступила всего несколько минут назад. Мне уже доводилось видеть такое. По всем симптомам — передозировка героина. Он поймал настоящий кайф. Такой обалденный, что у него не оставалось ни малейшей надежды выйти из него.

— Судя по руке, он не сидел на игле. Никаких старых следов, — заметил я.

— Это еще ни о чем не говорит. Он вообще мог ширнуться в первый раз; не знал нужной дозы, хватанул через край, а до этого, может, только вдыхал пары. Или умел обращаться со шприцем. Если правильно подобрать иглу, колоть осторожно и попадать куда надо, то никаких шрамов не останется.

— И все же я не думаю, что он кололся.

— Думайте, что хотите, — неприязненно произнес сержант, — но, если честно, то мне совершенно наплевать на ваши соображения. Знаю я ваш принцип — “оставьте в покое этих ребят”, но я с ним не согласен. Этот парень — просто еще один наркоман, который избавил общество от забот о себе. Я даже не прочь выпить по этому поводу.

— Ну ладно, — скрипнул я зубами. — Мне все ясно. Он хиппи и наркоман, и вы просто счастливы, что один укол исцелил сразу две болезни. Только в моем понимании, копу не пристало радоваться, если кто-то облегчил ему работу.

— Вы намекаете, что кто-то ширнул ему эту дозу? — Сержант посмотрел на патрульного и ухмыльнулся, но потом поспешно прикрыл свое ехидство здоровенной лапой.

— Я только хочу сказать, что это вполне возможно. Браун медленно поднялся на ноги. Теперь он стоял, упершись одной рукой в тяжелую кожаную портупею, охватывающую бедра и подпиравшую снизу его толстое брюхо.

— Я не собираюсь отрицать этого, Роберте. Но мне нужно лишь одно — докажите это.

— Как будто это так просто, — сердито огрызнулся я. — Может, я и ошибаюсь, но мне почему-то всегда казалось, что работа копов — это нечто большее, чем просто сбор трупов. Вроде бы предполагается проверять все версии — особенно когда факты противоречат очевидному.

— Я не учился в колледже, Роберте, поэтому не так силен по части теории, как вы. А что, если вы сами займетесь этим и переберете за меня все версии, а я йотом проверю вашу самодеятельность, а?

Оба полицейских расхохотались, но тут появились двое санитаров в белой форме с носилками; выглядели они такими сердитыми, словно их оторвали от партии в покер. Кивнув полицейским, санитары перекатили труп на носилки.

Один из них снова кивнул, и они, сохраняя прежнее недовольное выражение и не проронив ни слова, прошествовали вместе с трупом из номера.

Сержант посмотрел на меня.

— Сейчас я возвращаюсь в участок, а вечером свободен. Собираюсь пропустить пару стаканчиков с ребятами. Не хотите составить нам компанию? Может быть, узнаете еще что-нибудь новенькое о работе копов.

— Спасибо, — буркнул я, — но моя осведомленность достаточно обширна, чтобы знать обо всяких там мерзких трюках!

Сержант никак не прокомментировал мой ответ: он лишь усмехнулся и с этим вышел.

С минуту я смотрел ему вслед, потом налил себе еще. Как же идти на вечеринку в таком состоянии? Мне казалось, что у меня две головы и обе раскалываются от адской боли. Однако имелись по крайней мере две веские причины, чтобы пойти: сказать Кальвин, чего ей не следует делать с ее деньгами, и сообщить друзьям Бегущего Оленя, что он уже на пути в счастливые охотничьи угодья. А раз уж я буду там, то попробую последовать совету сержанта и проведу небольшое расследование. Ведь если мне удастся доказать, что парнишка не был наркоманом, то тем самым я заинтересую капитана в проведении следствия.

Пока я так стоял, тупо воображая, каким великим сыщиком могу заделаться, — почище самого Майка Хаммера, — зазвонил телефон.

— Привет, Рэндол, — встревоженно произнес мягкий женский голос. — Это Ронда Холлоэуй. Я беспокоюсь из-за матери и Чарльза — по-моему, они здорово поцапались.

Сначала я удивился, с какой стати и каким образом я стану улаживать чужие семейные ссоры, но потом мне пришло в голову, что, возможно, на данный момент я оказался для Ронды единственным бескорыстным по отношению к ней мужчиной. Поэтому вежливо спросил:

— Чарльз приходил ужинать?

— Нет, не приходил. Да и никогда не пришел бы. Мама куда-то ездила, чтобы встретиться с ним, она не говорит куда, но, когда вернулась, была страшно взвинченна. Притворилась, будто ничего не случилось, и ни словом не обмолвилась о том, что произошло между ними.

Голос Ронды слышался в трубке все громче, и мне показалось, что и сама она на грани срыва. Поэтому сказал как можно спокойнее:

— На твоем месте я не стал бы волноваться. Такое нередко случается между родителями и их строптивыми отпрысками. Послушай, сегодня вечером я собираюсь навестить ребят из племени. Они устраивают вечеринку, и твой брат наверняка будет там. Не знаю, удастся ли мне уговорить его вернуться домой, но я попытаюсь и дам тебе знать.

— Спасибо, Рэндол. Я так тебе благодарна. — Голос Ронды неожиданно задрожал и перешел почти в шепот. Это произошло настолько внезапно, что мне стало любопытно — в самом деле она тревожится так из-за матери или просто желает привлечь к себе мое внимание. Ну и что с того, урезонивал я себя. Она стоила того, чтобы обратить на нее внимание.

— С твоей матерью сейчас все в порядке? — спросил я с напускным спокойствием.

— По-моему, да. Она приняла аспирин и легла в спальне.

— Вот и хорошо. Позаботься, чтобы у нее был аспирин; ты же поплачься в жилетку, а я тем временем дам Чарльзу пинка по его недоразвитой заднице. И завтра же позвоню тебе.

— Еще раз спасибо, Рэндол. И не очень наседай на него.

— Ну разумеется, не буду. Я применю психологический прием — расскажу, что познакомился с его семьей, и поинтересуюсь, как такой крутой парень, как он, может жить в такой затхлой обстановке. Он решит, что я свой в доску, а я воспользуюсь его доверчивостью и передам все его благовоспитанной сестренке. Ну как?

— Мне не нравится выражение “благовоспитанная сестренка”. До завтра.

Вечеринка хиппи должна была стать еще одним испытанием для моей психики, и я не мог не беспокоиться, выдержит ли она такое потрясение. Чего мне ждать? Дикой оргии? Компания настолько одуреет от наркотиков, что все посрывают с себя одежду до последней нитки? В моем воображении быстро предстала живая картина, и я мысленно развлекал себя ею, пока шел по растрескавшейся цементной дорожке, местами поросшей пучками травы.

Дом оказался старой, осевшей деревянной хибарой, которой давным-давно пора было развалиться. Любопытный факт — она находилась всего через два дома от борделя Гарри-обезьяны. Не вызывало сомнений, почему эта развалюха стала прибежищем хиппи. Владельцу попросту не удалось бы сдать ее кому-то еще — по крайней мере, в таком зажиточном городе, как Форествилл, где селились одни лишь богачи, бездельники и вышедшие в отставку дельцы. И если вы не относились ни к одной из этих категорий, то у вас не оставалось ни малейшего шанса попасть в достойные члены форествиллского общества.

Было не похоже, чтобы кто-то попытался запереть входную тамбурную дверь, болтавшуюся на ржавых петлях. Внутренняя дверь вообще стояла нараспашку, поэтому я вошел без помех. Меня беспокоила единственная мысль — как бы поскорее ухитриться отыскать Кальвин незаметно для Сорона. Если мне это удастся, то сегодняшний день мог бы стать для меня куда более удачным, чем предыдущий.

Забавно, но, видимо, мои счастливые звезды выстроились в нужном порядке, потому что едва я вошел в тускло освещенную гостиную, как сразу же увидел ее. Она сидела в старом замызганном кресле, обивка которого была изодрана до такой степени, словно о нее точила когти пума.

Комната освещалась лишь огнями уличных фонарей, но я отлично разглядел девушку. Кальвин замерла в напряженной позе, ее застывшие глаза смотрели прямо на меня, а рыжие, спутавшиеся прядями волосы ниспадали на грудь.

— С тобой ничего не случилось? — неслышным шагом приблизившись к ней, прошептал я.

— Нет, — ответила она низким бесцветным голосом. — Я рада, что ты пришел. Я уже давно сижу и жду тебя.

— Ты и в самом деле передумала насчет денег?

— Да.

— И хочешь их получить?

— Да.

— Тебя уговорил Сорон?

Кальвин машинально открыла рот, чтобы ответить “да”, но осеклась.

— И ты отдашь их ему?

— Не ему! — сердито блеснув глазами, твердо ответила она. — Всем. Племени. Сорон — источник существования нашей коммуны и того духа, который объединяет нас. Он заставил меня проникнуться идеей, насколько важно для нас быть независимыми от общества.

— Ты хочешь сказать, что с твоими деньгами вы перестанете зависеть... — Я оборвал фразу на полуслове, потому что меня вдруг осенило, от чего они зависели. — А где вы обычно берете деньги? — спросил я.

— Мы стараемся обходиться минимумом, — очень серьезно ответила она. — Но то, в чем мы действительно нуждаемся, обеспечивает Сорон. И он убедил меня, что будет вполне справедливо, если он возьмет те деньги, о которых ты говорил. Тогда у племени всегда будет заначка на черный день и деньги на еду, одежду и...

— На “травку”?

Кальвин покачала головой;

— “Травку” дает нам Сорон. Мы ничего за нее не платим.

— Он не похож на богача, — саркастически заметил я, — но у него, должно быть, не бедные родители.

Кальвин нахмурилась, неодобрительно посмотрев на меня.

— Его родители умерли, — печально произнесла она.

— Где же тогда он берет деньги?

— Не скажу, — не слишком уверенно ответила она. — А то еще донесешь копам.

— Я адвокат, — с видом оскорбленной невинности сердито возразил я. — И никому не рассказываю о том, что доверили мне мои клиенты.

— Ладно. Я думаю — тебе можно... — Она все еще колебалась. — Он продает “травку” и ЛСД ребятам с побережья. И, по-моему, у него есть связи в Сан-Франциско.

— А как насчет отравы посильней? — спросил я. — Откуда берется она?

— Сорон к ней даже не притрагивается! — пылко воскликнула Кальвин. — Ни под каким видом. Наркотики, которые способны расширить пределы разума, — вроде “травки” или ЛСД — это для нас все равно, что святое причастие. Они позволяют нам постичь более высокий уровень духовного познания. А когда высоты вселенского знания будут достигнуты, то потребность в них и вовсе отпадает. Но героин, морфин и тому подобные наркотики разрушают мозг. Сорон распространяет марихуану и ЛСД потому, что это часть его плана — обратить с их помощью всех к духовной свободе и единению. В этом он видит свой долг, который исполняет вовсе не ради денег. И он ни за что не дотронется до сильнодействующих наркотиков.

— Он сам тебе это говорил? — недоверчиво спросил я.

— Я знаю, что это так, — гневно ответила Кальвин. — А ты не веришь потому, что не хочешь верить, и потому, что тебе не нравится Сорон. Но он никогда не имел дела с героином. В племени существует табу — никто не употребляет сильнодействующих наркотиков. Поэтому Сорон и хотел прогнать Землянику.

Я кивнул. Лично я не считал Сорона этаким ангелом-хранителем соплеменников, хотя, возможно, у меня просто было предубеждение против него. А может быть, такая линия поведения диктовалась лишь соображениями безопасности. Ведь для парня, торгующего наркотой, сидящий на героине наркоман в собственном лагере — риск чистейшей воды. Ясно одно — Кальвин рассказала мне все, о чем знала и что считала правдой.

Она едва заметно улыбнулась.

— Земляника был по-своему неплохим парнем, и мне очень жаль его, хотя он и не был духовной личностью.

— Ну, теперь-то он ею стал; — напомнил я. — И Бегущий Олень тоже.

Кальвин непонимающе посмотрела на меня, решив, что ослышалась.

— Бегущий Олень, он...

— Он мертв. И, судя по всему, смерть наступила от чрезмерной дозы героина.

— Нет! — Кальвин прикрыла рукой рот, ее глаза расширились от ужаса. — Это не правда! — выдохнула она. — Этого не может быть! Он никогда не кололся. Он даже не притрагивался к героину. Он просто не мог...

— Ты уверена? — с нажимом спросил я. — Он точно не кололся героином?

— Нет! Никогда! У него его никогда не было.

— Да он бы и не смог скрывать свое пристрастие в тайне, не так ли?

— У нас нет секретов друг от друга, мистер Роберте, — широко, по-детски открыв свои ясные глаза, убежденно сказала она. — И, кроме того, здесь, в лесу, мы большую часть времени проводим вместе. Как может кто-нибудь из нас ширяться так, чтобы другие ничего не заметили? О Землянике мы узнали только тогда, когда он повадился бывать в городе. Но Бегущий Олень бывал там очень редко. Он почти все время проводил в лесу.

Такие вот дела. Передозировка героина, введенная кем-то неизвестным — или неизвестными, — такой вердикт предварительного следствия вынес суд, состоящий из судьи и присяжных в лице одного-единственного Рэндола Робертса. Теперь оставалось лишь выяснить — как это сделано, почему и кем.

— Ну хорошо, давай теперь поговорим о твоем наследстве.

— Как ты можешь! Бедный Бегущий Олень! Невероятно, что его не стало! Это просто невозможно!

— Он пришел ко мне в гостиничный номер и там умер, — сказал я. Что ж, придется вернуться к денежному вопросу попозже: все равно дело, похоже, шло к тому, что на наследство наложит лапу Сорон.

— Кто-то его убил, — с сомнением в голосе хрипло прошептала Кальвин. — По-другому не может быть. Я очень хорошо его знала; он никогда не кололся героином.

Я кивнул.

— Согласен. Весь вопрос теперь в том, кто это сделал. Тут ты мне должна помочь.

— Конечно, если только смогу, — ответила она каким-то отстраненным голосом. — Бедный, бедный Бегущий Олень!

— Кстати, почему он пришел именно ко мне в номер? Только ты знала, где я. Это ты сообщила ему?

Кальвин покачала головой. В ее глазах отразилось смущение, смешанное с удивлением, а застывший взгляд свидетельствовал о том, что перед моим приходом она накурилась марихуаны.

— Я говорила об этом только Сорону, — сказала она. — И больше никому.

— Ну ладно. Сейчас ты все равно ничего не сможешь поделать, кроме как постараться обо всем забыть. Тебе есть где лечь и отоспаться?

— Мне и здесь хорошо, — пробормотала она. — Какая разница, где находятся наши тела; главное, наш дух свободен для странствий. — Кальвин загадочно улыбнулась.

Я оставил ее сидеть в кресле — таком старом, что любой уважающий себя курильщик марихуаны давно бы бросил его в огонь, — и парить в эмпиреях, где она, возможно, отыщет контакт с бессмертной душой Бегущего Оленя.

Гостиная заканчивалась коридором, в который выходило несколько комнат с распахнутыми настежь дверями. Только сейчас до меня дошло, что эта вечеринка была самой спокойной из всех, на которых мне когда-либо доводилось бывать. В гостиной — всего лишь одна оцепеневшая от наркотика девушка, а во всем остальном доме — тишина. Даже как-то страшновато!

Я прошел мимо двух пустых спален и наконец в третьей комнате заметил слабый огонек.

Заглянув туда, я увидел нескольких членов племени, рассевшихся на диванных подушках и грязном, ободранном двуспальном матрасе. Они сидели, сосредоточенно попыхивая сигаретами, и молчали. Комнату тускло освещали три свечи, вставленные в пустые винные бутылки. И никакой мебели.

Их было пятеро — Сорон, Голем, Белая Скво, Джей Си Кристофер и Бац-Бац. Когда я вошел, никто даже не оглянулся и не подал виду, что заметил меня. Мне незачем было быть нарком, чтобы понять, что их дух уже воспарил до небес — а они все продолжали смолить!

— Эй, Сорон! — Я пнул его ногу. — Спустись-ка на землю. Случилось нечто ужасное, и мне необходим духовный совет.

Он поднял голову, и его темные глаза словно прожгли меня насквозь.

— Я рад, что вы пришли, мистер Роберте, — произнес он слегка невнятным голосом, в котором, однако, улавливалась ирония. — Эй, смотрите, мистер Роберте пожаловал! Он принес нам манну небесную и послание из мира тупоголовых! Их послание гласит: “Мы не станем содержать вас, никчемное отродье, презирающее честный труд, но мы шлем вам манну небесную..."

— Манну небесную, — нараспев подхватили остальные.

— Когда ты в последний раз видел Бегущего Оленя? — надеясь застать Сорона врасплох, спросил я без предисловий.

Сорон моргнул и улыбнулся своей едва уловимой улыбкой.

— Когда посылал за тобой, чтобы ты не забыл прийти на вечеринку, Роберте. Разве он не с тобой?

— Он не смог прийти, — резко ответил я. — Потому что отправился в мир иной.

Это печальное известие не сотрясло стен хибары. Белая Скво сдавленно вскрикнула, испустив тонкий, завывающий звук, затем, уткнувшись лицом в ладони, беззвучно зарыдала. Бездонные глаза американской девушки-мечты источали печаль, а Джей Си тупо уставился в потолок, словно высматривал там воспаривший к небесам дух. Сорон и Голем впились в меня злыми глазами.

— Как это случилось? — натянуто поинтересовался Голем.

— Кто-то всадил ему лошадиную дозу героина.

— Но это же невоз... — Глаза Сорона сверкали.

— Почему? Ведь он был одним из твоих толкачей, верно? Что тут удивительного, если кому-то из клиентов надоело платить за свое пристрастие и он решил угоститься на халяву, а Бегущему Оленю вручил бесплатный билет на небеса?

— Я не торгую сильнодействующими наркотиками, адвокат, — твердо возразил Сорон. — И Бегущий Олень никогда не был моим толкачом. Племя не занимается бизнесом. Мы — единомышленники, стремящиеся к единению с Высшим Разумом. Но тебе не понять такой метафизики.

— Ну хорошо! Бегущий Олень пришел за мной, — с нажимом сказал я. — Но зачем?

— Потому что ты теперь у нас вроде источника финансирования, — усмехнулся Голем. — Сечешь?

Сорон посмотрел на него, и тот, плотно сжав губы, отвел глаза.

— Кальвин передала тебе то, что собиралась? — спросил Сорон. — Насчет денег?

— Да она сказала, что ты позаботишься о них. Только я предупредил ее, что деньги лучше держать в банке, а не прятать под камнями.

Судя по лицу Сорона, мои слова ничуть его не обрадовали, но черт его разберет — ведь он всегда выглядел унылым и мрачным, и, чтобы заставить его рассмеяться, оставался лишь единственный фокус — оторвать себе яйца и вручить ему.

— Твои слова, адвокат, не имеют значения, — спокойно и глухо произнес Сорон. — Кальвин хочет, чтобы деньги принадлежали племени и чтобы ты составил документ, по которому она будет получать ежемесячное содержание. Только она хочет, чтобы оно было переадресовано на мое имя.

— Документы уже оформлены, но деньги по ним будет получать лично Кальвин, — не без ехидства сообщил я. — Ей осталось их только подписать. К сожалению, тебе придется согласиться брать у нее наличные, поскольку она не имеет права переадресовывать свое содержание.

Не спуская с меня глаз, Сорон кивнул.

— Хорошо, адвокат. Это не так уж важно. Племя едино. Кальвин подпишет бумаги, деньги попадут к нам, и это послужит лишний раз насмешкой над миром тупоголовых. Неслабый плевок в сторону тех, кто делает деньги, а?

Если это такая отменная шутка, то почему он не смеется, а продолжает пялиться на меня своими мрачными глазищами? Однако он прав. Я не мог помешать Кальвин отдавать ему деньги — скорее всего, не мог!

— Точно, адвокат, — хохотнул Голем. — Отличный повод посмеяться над тобой. Эй, вы! Кто еще хочет посмеяться над адвокатом?

Но никто его не поддержал. Тогда Голем вдруг встал, приблизив ко мне свое потное лицо с ввалившимися глазами. До сих пор мне не удавалось хорошенько рассмотреть его, но теперь, несмотря на грязную физиономию и косматые патлы немытых волос до плеч, стало видно, что он довольно привлекателен. Как и у всех Холлоуэев, у него было смуглое, с правильными чертами лицо. Обыкновенный, симпатичный и очень неглупый американский парнишка из среднего класса, который где-то научился ненавидеть. Может, он почерпнул эту науку из исторических книг или телевизионных программ, подсмотрел у собственных родителей или просто родился таким, но этот парень умел ненавидеть — холодно и расчетливо. Об этом свидетельствовали его глаза и жесткая улыбка.

— Почему ты не пошел домой, когда твоя мать звала тебя? — спокойно спросил я.

— Потому что я не ем с ними за одним столом — вот почему! — огрызнулся он. — А тебе-то какое дело?

— Твоя сестра очень беспокоится. Похоже, ты сильно расстроил свою мать.

— Черт возьми, какое несчастье! — чертыхнулся Голем.

Затянувшись самокруткой, он уставился на меня. Потом выдохнул, и меня внезапно окутало облаком едкого дыма. Часть этой терпкой отравы попала мне в легкие, совершенно не приспособленные для подобной дряни, и ее оказалось вполне достаточно, чтобы я зашелся кашлем. Горло драло, я старался прокашляться, одновременно вытирая слезящиеся и щиплющие глаза.

— Подожди, адвокат, — ехидно сказал Голем. — Я принесу тебе водички.

Вскоре я услышал, как где-то зажурчал кран, потом в мою руку сунули стакан. Я поднес его к губам и сделал маленький глоток. Вода. Вкус вполне обычный. Я сделал еще несколько глотков, и мне стало немного полегче. Першить в горле не перестало, но кашель прошел.

Проморгавшись, я наконец ясно увидел перед собою Голема и схватил его за грудки.

— Ты уже слишком взрослый, чтобы выпороть твою грязную задницу. Судя по твоему дурному воспитанию, этого никогда не делали, — прорычал я. — Поэтому я сейчас исправлю ошибку твоих родителей и тресну тебя...

Голем улыбнулся, и его улыбка расползлась до ушей.., и продолжала расползаться дальше и дальше — на всю комнату! Несколько секунд я пытался понять, как это получилось, что улыбка вдруг отделилась от его лица, но тут же забыл об этом; теперь все лицо Голема начало увеличиваться — становилось все больше и больше, пока передо мной не осталась лишь одна огромная влажная от пота пора, находившаяся, как я решил, на самом кончике его носа.

А потом на меня обрушился раскатистый смех, который, как мне показалось, сыпался на меня со всех сторон, словно отскакивавший от стен горох. И сквозь этот смех, будто из самых дальних глубин космоса, до меня доплыл голос:

— Счастливо, адвокат! Приятного путешествия!

Глава 6

Поначалу меня охватила паника, похожая на тот животный страх, который испытывает пациент перед операцией, от исхода которой зависит его жизнь. Ему остается лишь слепо верить в искусство врачей — только на этот раз мне казалось, будто я нахожусь одновременно в сотне клиник, ожидая не менее сотни операций сразу, и доподлинно знаю, что все врачи — шарлатаны.

Я не понял, каким наркотиком меня угостили, но предполагал, что ЛСД. В таком случае, первый опыт ничем особенным мне не грозил, разве что временной потерей способности трезво мыслить. Но разве можно, черт побери, быть уверенным, что мне подсунули именно ЛСД?

Мой мозг словно вскрыли пневматической дрелью, и я заглянул в него, будто в освещенный тоннель, ведущий к центру земли, и на самом его дне разглядел лишь одно... Страх! Я ринулся вниз, слегка обеспокоенный, чем все это закончится, и начал падать. К тому времени, как я достиг дна, я уже знал, что вызывало мое беспокойство.

Но еще до того, как я очутился на дне, я принялся блуждать по комнате в поисках выхода, то и дело проходя мимо распахнутой двери. Я знал, что дверь где-то здесь и я могу запросто выйти в нее, но у меня это никак не получалось — потому что на самом деле я не шел.., а падал, падал к центру земли и снова ощущал одно: страх!

Я бросился к двери, — к тому, что считал дверью, — но она оказалась лишь видением, потому что я со всего маху врезался в стену. Кажется, я даже вскрикнул, но потом совершенно неожиданно успокоился. Паря в неком другом измерении, мой собственный мозг с любопытством наблюдал за парнем, который бился головой об стену. Осторожно, слой за слоем, я отделил боль, и она отступила, становясь все слабее и слабее, хотя и не пропала совсем, напоминая о себе легким покалыванием в каждом нервном окончании моего тела. Сосредоточившись, я почувствовал головную боль на кончике большого пальца ноги — только там ее вовсе не было. Это было всего лишь ощущением боли. Проследив источник болевых волн, я обнаружил его в том месте, где мой лоб тесно соприкасался со стеной, после чего голова перестала разламываться и боль, подобно случайной волне на зеркальной глади озера, исчезла, растворилась вдали. И затем: Покой! Я больше не был в комнате. Я был нигде! Я был везде! И сразу же пол, стены, потолок — растворились, и небеса разверзлись. Я видел — и более того, понимал — природу всего сущего. Но самое главное — я знал все! Высший Судия Роберте, небожитель и верховный правитель, парящий в Космосе и наблюдающий за проносящимися мимо со свистом атомами!

Я так высоко взлетел за пределы этого мира, что, быть может, уже никогда не вернусь обратно. Но меня это ни капли не беспокоило. Здесь было прекрасно, и я не желал возвращаться. То место, где я парил сейчас, казалось совершенно реальным, то самое место, где скромный земной адвокатишко носился взад и вперед, развлекаясь игрой под названием “Сотворение Жизни Через Достижения Разума”, — место это было таким настоящим.

Теперь, воспарив над иллюзорностью, я купался в стопроцентной реальности, и она в самом деле окружала меня. Это было столь прекрасно! Столь умиротворяюще! Паряще...

На какое-то время я исчез в окрестностях Черной Дыры. Обернувшись плотной оболочкой чувств и ощущений, я плыл сквозь пространство, где единственный цвет, единственное движение существовали лишь в крохотных электрических разрядах, ярко вспыхивающих глубоко внутри моих глазных яблок.

Немного погодя я осознал, что лежу с закрытыми глазами на кровати и кто-то тянет меня за ногу. Только я будто бы и не лежал, а лишь наблюдал со стороны, как я лежу. И поскольку я находился вне своего тела, то решил, что смогу не открывая глаз определить, что происходит с моей ногой. Но почему-то не смог. А когда мою левую ногу оставили в покое и принялись за правую, я, с трудом преодолевая полную расслабленность, открыл один глаз. И сразу же увидел тонкую белую руку, держащую какой-то непонятный предмет, в котором я с трудом распознал брюки. И лишь когда две нежные ручки с изящными короткими пальчиками принялись расстегивать мою рубашку, я догадался, что брюки — мои.

Открыв второй глаз, я постарался сконцентрироваться на упорядочивании атомов в своих глазных яблоках, пытаясь разглядеть, что же находится за расплывчатыми очертаниями рук. Такая реорганизация атомов потребовала немало ухищрений, поскольку в моих прежних глазах все так перемешалось, что они больше походили на яичницу-болтунью; однако мне удалось и это. Неожиданно я ощутил, как я могуществен. Ведь теперь я управлял всем — даже атомами в собственных глазах! И я не просто в это верил — я это мог!

И что же я увидел, как только мое зрение поймало фокус? Склонившуюся надо мной Мисс Кукурузные Поля Айовы!

Ее бездонные, небесно-голубые глаза смотрели прямо в мои, и вдруг, совершенно неожиданно, видение само по себе начало меняться, и я увидел, что кукурузные поля охвачены огнем. Они пылают! Извиваются и корчатся от жара!

Это была не та прекрасная златовласая американка, будущая мать троих умненьких и послушных ребятишек — гордости своих родителей, которые всеми правдами и не правдами будут защищать родную страну и при любых обстоятельствах не отрекутся от Бога. Эта женщина пылала похотью! Раздев меня донага, она нависла надо мной; ее крепкие, округлые груди с розовыми сосками нежно покачивались и надвигались на меня, как два алебастровых шара, становясь все больше и больше, пока я не смог видеть лишь восхитительную белую кожу, так туго натянутую, что, казалось, она вот-вот лопнет мне прямо в лицо. Сквозь нее просвечивали тоненькие голубые прожилки, а вокруг сосков от возбуждения собрались морщинки и пупырышки гусиной кожи. Втянув в рот сосок, я принялся ласкать его губами, чувствуя, как напрягается грудь, становясь все более твердой и упругой, как мячик, и упираясь мне прямо в лицо. Затем я приступил ко второму соску, уже затвердевшему от возбуждения, хотя я еще только взялся за него. Я упивался блаженством, пока откуда-то издалека не раздался звук, похожий на стон ветра в кукурузных полях Айовы.

Я дотронулся до ее спины и почувствовал, как между кончиками моих пальцев и ее кожей пробежал электрический разряд. Мои пальцы скользнули к ягодицам и обратно, двигаясь по наэлектризованной поверхности, словно водомерка по глади озера. Ток пробежал от них к ладони и далее — к позвоночнику, где замкнул контур и снизу доверху пронзил спину, рассыпавшись тысячами искрящихся и шипящих вспышек.

Мой рот, насытившись грудью, жадно рванул вверх, покусывая шею, мочки ушей, щеки, и, наконец, наткнулся на ее рот. Словно маленький зверек с остренькой мордочкой, бьющийся о прутья клетки и пытающийся вырваться наружу, мой язык яростно набросился на крепко сжатые зубы, быстро пробежался по своду десен и снова нежно заскользил по зубам — и тут, наткнувшись на ее обжигающий язычок, принялся извиваться вокруг него.

Мои пальцы скользнули ниже и наткнулись на грубую ткань, нащупали брючины джинсов и жесткий шов, где они соединялись между собой, потом просунулись между нашими, тесно прижатыми друг к другу животами, и, пробравшись к кнопке, расстегнули ее. Бедра изогнулись, я дернул вниз “молнию” и осторожно стянул джинсы вниз. Она снова прижалась ко мне и, действуя лишь одними ногами, сбросила их с себя. Затем мои пальцы нащупали мягкую ткань трусиков, почувствовали под ними нагую плоть и принялись стягивать их с бедер и ниже, к ногам...

Мы оба лежали совершенно голые, тесно прижавшись друг к другу; наши рты слились в единое целое, ноги и руки переплелись; мы ласкали друг друга, сжимали в объятиях и двигались, двигались, двигались...

Наши тела покрылись потом, мы все чаще и судорожней вдыхали воздух, из наших глоток вырывались стонущие вскрики, похожие на верещание перегруженного микрофона.

Казалось, внутри нас — вечный двигатель.

Время перестало существовать.

Вся" вселенная сжалась в одну непрерывную, бесконечную волну движения.

А потом последовал мощный — словно при рождении сверхновой звезды — взрыв.

Я потерял ощущение реальности; на мое сознание лавиной надвинулось черное облако газа без вкуса и запаха, которое полностью поглотило меня.

Когда я снова открыл глаза, она лежала рядом со мной на спине и сквозь полуприкрытые ресницы разглядывала меня сонными голубыми глазами. Сейчас в них не было огня; от него остался лишь влажный блеск.

— Как же мы восхитительно трахнулись, адвокат, — прошептала Бац-Бац, и ее губы слегка шевельнулись в таинственной улыбке. — Восхитительно!

Я кивнул. Потом закрыл глаза и долго-долго лежал неподвижно, пока ко мне не начали возвращаться силы и я снова не почувствовал свои ноги, руки и — весьма отдаленно напоминающую нормальную — способность мыслить.

Кажется, я и не умер, — хотя, возможно, все еще впереди, — и, по крайней мере, точно не лишился рассудка.

С усилием собрав остатки воли, я сконцентрировался на ногах. Съехав с кровати, они шмякнулись на пол.

Потом я подтянул к краю кровати все тело, пытаясь придать ему вертикальное положение, чтобы обрести равновесие и подняться на ноги. С кровати я встал вполне удачно, но это было все, на что я оказался способен. Ноги подломились, как ватные, и я грохнулся на пол.

Я лежал, прижавшись щекой к грязному, сроду не чищенному ковру. Мой нос улавливал такие запахи, какие, насколько помню, никогда раньше не вдыхал — и вряд ли захочу вдыхать снова. Я лежал неподвижно, собираясь с силами для следующей попытки подняться, а мои глаза тупо разглядывали темноту под кроватью. И тут перед моим взором медленно начал проявляться какой-то образ.

На этот раз он был далек от прекрасного. Ни полных грудей, ни округлых бедер — на самом деле, насколько я мог разглядеть, тела не было вовсе. Только лицо. Искаженная гримасой боли и ужаса маска с закушенными в агонии губами и бессмысленно уставившимися на меня глазами. Внутри этих глаз, как начинка в прозрачной карамели, просвечивалось выражение неописуемого ужаса.

И маска эта была лицом несомненно мертвого хиппи по прозвищу Крот.

Глава 7

— Судя по этой кровати, парень должен был умереть именно здесь, — кивнув на сбитые одеяла, заявил сержант Браун. — Все свидетельствует о том, что на ней дрались.

— Не думаю, — поспешно возразил я. — Может, тому, кто здесь спал, приснился дурной, а может, наоборот — хороший, сон. Он скорее всего умер под кроватью, — храбро продолжал я гнуть свою линию. — Смотрите, как он подогнул колени и вцепился руками в ковер.

Сержант кивнул и с подозрением уставился на меня.

— Везет же вам. То и дело натыкаетесь на трупы наркоманов. Не станет же такой блестящий адвокат, как вы, толкать героин, верно?

— Ваш вопрос настолько глуп, что я даже не стану утруждать себя ответом, — раздраженно отрезал я. — Даже дураку понятно, что этот парень не сидел на героине. Марихуана и ЛСД — это да, но ничем посильнее он не кололся. Посмотрите на его руку — и только не надо говорить, что и он попробовал это в первый раз. Может, молния и бьет в одно и то же место дважды, но на этот раз, черт побери, совпадение совершенно исключено.

Сержант медленно согнул свою бычью шею и кивнул, не шевельнув при этом ни одной частью тела. Он просто стоял, словно решая, что ему делать с таким бедоносцем, как я.

— Может, тут и нет совпадения, — произнес он. — Но попробуйте-ка это доказать. Конечно, ему могли сделать укол, пока он спал. А проснувшись, парень обнаружил себя аж на Луне, с которой потом шмякнулся о землю. Вполне возможно, что все именно так и было.

— Кто-то угостил Крота, Бегущего Оленя и Вялую Землянику лошадиной дозой героина, — заявил я. — Я в этом абсолютно уверен. А вы, сержант, этого не видите, потому что просто не желаете видеть.

— Все может быть, — проговорил тот в ответ. — Ладно, пошли. Пускай ребята уберут труп.

Он повел меня за руку к выходу. Когда мы дошли до гостиной, я вырвал руку и повернулся к нему лицом.

— Послушайте, вы что, собираетесь закрыть дело? Нет, сержант, вам не удастся свалить все на несчастны! случай.

Он пожал плечами, изобразив на лице такую зловещую ухмылку, что мне стало не по себе.

— Вы хотите убедить меня в том, что в этом доме никто не балуется наркотиками? Но я могу доказать обратное. Мы нашли здесь достаточное количество марихуаны, и на этот раз вы не сможете доказать, что это не так.

— Значит, всех снова арестуют?

— Естественно. Тех, кого полиция сможет найти. Похоже, парочка из них смылась, не так ли?

— Они ушли, пока я звонил вам, — пришлось признать мне.

— Ну да. Чарльз Холлоуэй и кто еще?

— Ребята зовут его Сорон. Он их вожак. Настоящего имени я не знаю.

— Ну, с этим все ясно. Его зовут Эдвард Лэнделл. Мы проверяли — у него есть привод. Как и сейчас — за наркотики.

— Ну хорошо, сержант, — буркнул я. — Мне все ясно, вы собираетесь арестовать этих ребят за хранение марихуаны и при этом начисто забыть о моем предположении насчет убийства. По вашему разумению, все они — шайка наркоманов, и вам же лучше, если их всех угробят, не так ли?

Сержант пожал плечами.

— Если не считать, что меня беспокоит сам героин, мистер Роберте. Как я уже сказал, мы его здесь не нашли. Но ведь где-то он все-таки есть, и меня очень волнует где.

— Надеюсь, это имеет самое непосредственное отношение к убийству троих ребят. В противном случае я намерен найти тот или иной способ оказывать на вас давление до тех пор, пока убийца не будет пойман.

— Ну хорошо-хорошо, Роберте. Говорите, что хотите, используйте любые ваши связи — я все равно поступлю по-своему. Этих ребятишек прикончил героин. Он и есть настоящий убийца, именно его я и разыскиваю. Я не нуждаюсь в вашей помощи и советую как можно дальше держаться от этого дела. — Переступив с ноги на ногу, он посмотрел на меня колючими серыми глазами.

— Ну конечно, сержант. Как скажете, — согласно кивнул я. — Только пока будете искать героин, позаботьтесь, чтобы кто-нибудь не всадил вам шприц в задницу.

Он даже не улыбнулся. Бесполезно в чем-то убеждать человека, у которого есть собственное представление о правосудии и начисто отсутствует чувство юмора. И я решил перейти к делу.

— До того, как вы опять заберете ребят, я хотел бы побеседовать с ними наедине. Конечно, если вы не боитесь, что я всажу каждому из них по смертельной дозе героина.

— Ну, об этом-то я беспокоюсь меньше всего, — равнодушно отозвался он. — Перед тем как вы выйдете отсюда, вас всех как следует обыщут. Так что, если вам или кому-нибудь из ребятишек есть о чем волноваться, стоит подумать об этом прямо сейчас.

Джей Си Кристофер находился в своем обычном состоянии — он уставился в потолок, терпеливо ожидая, что этот безумный мир опомнится и наконец заметит Его Явление. Этот парень был таким не только под влиянием наркотиков — его разум настолько далеко был устремлен в космос, что вряд ли когда-либо вернется на землю.

Все остальные выглядели не на шутку встревоженными. Теперь это уже не была та сплоченная группа, единым фронтом выступавшая против общества тупоголовых обывателей. Убийство Крота и дезертирство Сорона раскололи их воображаемое единство; передо мной было пятеро обыкновенных перепуганных ребятишек, этаких пришибленных иисусиков, озабоченных лишь тем, чтобы поскорее отсюда смыться.

Даже Бац-Бац теперь смотрела на меня как на Доброго Папочку, который мог бы спасти — если не их рассудок, то хотя бы жизнь. Длинные, золотистые волосы Бац-Бац спутались; ее невинные голубые глаза заглядывали в мои, словно умоляли защитить ее от ужасов бездомной жизни. Я ободряюще улыбнулся ей, постаравшись, чтобы моя улыбка распространилась и на других.

Кальвин, скрестив ноги, сидела на полу. Кроме голых матрасов, сидеть было больше не на чем, но один взгляд на их замызганную обивку удерживал даже от желания хотя бы прикоснуться к их поверхности. Однако рыжеволосую девственницу с метафизическим складом ума это вовсе не беспокоило. Духовный лидер бросил ее, и теперь она была занята лишь решением одной проблемы — на какой уровень духа ее занесло.

— Эй, что они собираются с нами делать? — нервно спросил высокий прыщавый юнец по прозвищу Окифиноки.

— Для начала вас арестуют за хранение марихуаны, — ответил я. — А потом — кто знает?

— Значит, на этот раз они исполнят свою угрозу — я имею в виду, что теперь нас просто так не отпустят, да?

— Не стоит слишком беспокоиться, — улыбнулся я. — У вас есть хороший адвокат.

— Ты собираешься защищать нас? — встрепенулась Заднее Сиденье и при этом дразняще надула губки. — Но послушай, нам ведь не по карману такой дорогой адвокат, как ты.

— Ну да. У нас совсем пусто, — жалобно протянула Белая Скво. — Все у Сорона.

— Счета оплачивает Кальвин, — признался я. — Она мне сказала, что я могу помочь ей лишь в том случае, если помогу всем вам. Так что о вашей защите уже позаботились.

— Вот это здорово, — прошептал Окифиноки.

— Ты собираешься вытащить нас отсюда? — спросила Бац-Бац. — Прямо сейчас? Я покачал головой.

— Видимо, дня через два я смогу добиться вашего освобождения под залог. А пока, полагаю, вам лучше посидеть в камере — с трехразовым питанием и надлежащим обхождением.

— Отличная идея, адвокат, — присвистнула Заднее Сиденье. — Подержать нас в кутузке, чтобы преподать нам урок, да? — Прислонившись к стене, она насмешливо смотрела на меня зелеными с изумрудными искорками глазами. Изодранные тесные джинсы изящно обрисовывали ее бедра, топ на шнуровке почти не прикрывал гладкий, загорелый торс, оставляя открытыми руки и шею и лишь каким-то чудом сдерживая рвущуюся наружу упругую грудь — ей и в голову не пришло бы одеть под него бюстгальтер.

Вообще-то, если честно, то Заднее Сиденье значительно сильнее волновала мое воображение, чем Бац-Бац, — так, по крайней мере, я считал сейчас, когда спустился с небес на землю — к тому же она была хоть немного, но поразборчивей. И, должен признаться, на данный момент меня больше интересовал не ее выпад, а тело.

— Просто я подумал, что тюрьма для вас — самое безопасное место, — невозмутимо произнес я. — Кто знает, кого следующим отправят на тот свет.

Кальвин подняла на меня глаза, полные тревоги и боли.

— Ты думаешь, один из нас... — Она не договорила.

— Все зависит от того, из-за чего были убиты Крот, Бегущий Олень и Вялая Земляника, — как можно спокойнее ответил я. — Мне это пока, увы, неизвестно. Но не думаю, что из-за твоих денег, и поэтому не могу в точности предсказать события. Если вы будете в тюрьме, то я за вас буду спокоен. А тем временем вы можете свободно поразмышлять на досуге, чем бы вам заняться, когда закончится вся эта история.

— Мы с тобой, адвокат, — одобрительно усмехнулась Заднее Сиденье. — Веди нас.

Я решил, что теперь самое время передать их сержанту Брауну, а потом посмотреть, что можно сделать, чтобы доказать убийство. Поэтому я направил их к дверям холла. Заднее Сиденье шла последней. Остановившись, она подняла на меня зеленющие глаза, которые теперь нельзя было назвать беззаботными.

— Знаешь, мне кажется, все это имеет отношение к наркотикам, которые толкали Сорон и Голем, — серьезным тоном начала она. — По крайней мере, я так считаю. Крот и Бегущий Олень постоянно были у них на посылках — продавали “травку”, передавали указания и вещи.

— Ты никогда не слышала, чтобы Крот или Бегущий Олень употребляли героин или что-нибудь в этом роде? Заднее Сиденье покачала головой.

— Нет. Я видела у них только “травку” и ЛСД. Но, возможно.., понимаешь, мы ведь считали себя по-настоящему единым целым, а теперь выходит, что большинство из нас было не так уж предано друг другу, если судить по тому, что произошло. Возможно, мы просто не знали, чем они торговали на самом деле.

— Но как им удавалось держать все в секрете? — с сомнением спросил я.

Грустно улыбнувшись, она пожала плечами.

— А может, мы просто верили в то, во что хотели верить. К тому же они ничего такого не приносили в лагерь. Откуда нам знать, что на самом деле происходило за его пределами?

— Ну, спасибо за версию, — поблагодарил я.

— Да не за что, адвокат. Увидимся в тюрьме. — Заднее Сиденье вышла следом за остальными, и все мы направились к полицейским фургонам.

Когда они тронулись, Заднее Сиденье весело помахала мне рукой из окна. Сержант Браун даже не потрудился включить сирену — движение в Форествилле нельзя было назвать таким уж оживленным.

* * *

Я знал только одно-единственное место, откуда мог начать поиски двоих исчезнувших хиппи. Это могло быть гнездо Холлоуэев, потому и направился туда. Я припарковал свой “остин-хили” позади темно-синего “бьюика”, настолько перегруженного хромированными деталями и до такой степени безвкусного, что он мог принадлежать лишь какому-то богатому выскочке или тому, кто хотел, чтобы его считали богачом.

Дверь открыла Ронда. Ее хорошенькое округлое личико выглядело встревоженным и нахмуренным. В темных глазах угадывалась озабоченность, поэтому, не тратя времени на разглядывание ее стройной фигурки, плотно обтянутой желтым мини-платьицем, я спросил:

— Что случилось? Какие-нибудь известия от твоего брата — я имею в виду Чарльза?

— Не понимаю, что происходит, — прошептала она, хмурясь и оглядываясь через плечо. — Но только мама с отцом страшно поругались. И все из-за Чарльза и.., и наркотиков! Я не понимаю, в чем тут дело. Мне удалось расслышать лишь несколько слов, а под конец оба просто начали орать друг на друга!

— А где они сейчас?

— Мама заперлась в спальне. А отец в кабинете с одним типом. Его зовут Мэттьюс.

— Кто он?

— Не знаю. Какой-то бизнесмен из Сан-Франциско. У папы с ним дела. Обычно папа ездит к нему, а теперь он сам заявился к нам. До этого он только раз был здесь.

— А если я им немного помешаю? — заговорщически спросил я.

— Не знаю, — серьезно ответила она приглушенным голосом. — Папа вообще-то не любит, когда...

— Все же рискну, — быстро перебил я ее. — Необходимо как можно скорее отыскать твоего брата.

— Да? А в чем дело? Какие-нибудь неприятности?

— Потом расскажу. Где кабинет?

Ронда с неохотой показала мне дверь. Секунду спустя я постучался и, тут же распахнув ее, обнаружил красную физиономию Сесила Холлоуэя, с раскрытым ртом уставившегося на меня. Рядом с ним стоял мужчина в темном костюме чуть старше пятидесяти.

— Что вам нужно? — взорвался Холлоуэй. — У нас приватная беседа, и если вы не...

— Я разыскиваю вашего сына, Чарльза, мистер Холлоуэй, — перебил я его. — Это очень важно и не терпит отлагательств. Я подумал — вдруг у вас были от него какие-нибудь известия.

— Нет, я ничего о нем не знаю. А зачем он вам так срочно понадобился?

Прикрыв локтем дверь, я подошел к ним.

— Лучше мне все вам объяснить, — непринужденно начал я. — Прошу прощения, что помешал вам и.., мистеру Мэттьюсу? — вопросительно произнес я.

Смуглолицый мужчина в темном костюме широко улыбнулся. Радостная улыбка, озарившая его лицо, выглядела почти мальчишечьей и бесспорно обаятельной. Легкая, доверительная манера вести беседу и расслабленная поза лишь усиливали обаяние его наигранного дружелюбия.

— Как поживаете, мистер Роберте? — вежливо осведомился он. — Мы не виделись с вами.., постойте-ка.., да, уже четыре года. Тогда, насколько я помню, вы как раз заканчивали юридический факультет.

— Совершенно верно, а вы проходили по обвинению в сводничестве, — холодно ответил я. — Мы с вами встречались на суде. И я даже знаком с истцом.

— Какая великолепная память! — признал он. — Только, боюсь, повод для знакомства тогда был не слишком подходящим. Да и кто знал, когда может пригодиться дружба с молодым, талантливым и перспективным адвокатом?

— Вы еще столько не нахапали, чтобы оплатить мои услуги, Карлотти.

— Неужели, мистер Роберте? — добродушно воскликнул он, поцокивая языком, словно я был непослушным ребенком, который только что сморозил совершенно невинную глупость. — Вы ведь не считаете меня виновным? Жюри присяжных оправдало меня. Вам ведь это известно? Неудачное стечение обстоятельств — при совершенно непорочном образе жизни. Все дело в том, что некто, затаивший на меня обиду, пытался любым способом нанести моей репутации непоправимый ущерб. Просто из чистой злобы. Но, к счастью, справедливые и достойные граждане из состава присяжных сразу поняли, что истец лжет, обвиняя меня во всех смертных грехах. И конечно же никто из них — ни до, ни после суда — не обвинял меня в нарушении закона.

— В глаза — может быть. Поскольку не считали, что истина дороже их собственной жизни. К тому же они получили наглядное предупреждение на примере парня, который свидетельствовал против вас. Если мне не изменяет память, год спустя его выловили из залива — с тремя пулями в паху и без левой руки.

Карлотти, ныне мистер Мэттьюс, пожал плечами и улыбнулся, сделав жест, означавший, что я веду себя как мальчишка и он просто бессилен доказать мне мою глупость, поэтому и не мешает придерживаться своих дурацких идей, которые его нисколько не волнуют.

— Он водил дружбу с плохими ребятами из уголовной среды, которые запросто могли убить человека по сотне самых различных причин. Зачем мне было это делать? Поскольку моя невиновность была доказана, он не имел для меня никакого значения.

Карлотти радостно улыбнулся и достал из внутреннего кармана сигару, которую предложил мне. Я отрицательно покачал головой. Тогда он развернул ее и закурил, не сводя с меня лукаво поблескивающих глаз.

— А что касается левой руки, мистер Роберте, то тут уж вы вовсе не вправе винить меня. Ее отъела акула.

Все это время Холлоуэй, заметно нервничая, наблюдал за мной. Пока мы говорили, он достал сигарету и, когда прикуривал, я заметил, как у него дрожат руки. А когда я неожиданно повернулся к нему, он чуть не откусил фильтр.

— Что у вас общего с этим грязным рэкетиром? — рявкнул я. — Может быть, вы инвестируете сеть его публичных домов? Или просто по-дружески ведете торг о назначении цены за свою дочь?

— Какое право вы имеете говорить мне такие мерзости? — взвизгнул Холлоуэй. — Моя дочь останется девственницей до самой свадьбы! Я лично прослежу за этим. А вы.., со своими грязными предположениями — немедленно убирайтесь из моего дома!

— Ну конечно, ваша дочь — девственница, а вы — честный бизнесмен, — насмешливо произнес я. — А потом вы захотите, чтобы я поверил, что Чарльз — тайный агент по борьбе с наркотиками.

— Я понимаю ваше недоверие, мистер Роберте, — встрял Карлотти, стараясь говорить как можно доброжелательней. Он даже перестал пыхтеть сигарой. — Из нашего знакомства с мистером Холлоуэем вы немедленно делаете вывод, что он замешан в каких-то преступных действиях. С этими так называемыми честными гражданами всегда так. Они судят слишком опрометчиво. Однако даже такой человек, как я, — заметьте, вопреки вашему суждению, честный человек — должен иметь друзей. Мистер Холлоуэй является именно таким моим другом, одним из немногих, кто не осуждает меня из-за прежних наветов. Знакомство с ним — истинное удовольствие, и я, уважая и ценя нашу дружбу, оказал ему помощь в ряде деловых предприятий. Совершенно законных, позвольте заверить вас. Так что, прошу вас, не обвиняйте его в нарушении закона лишь по причине знакомства со мной.

— Вполне возможно, что я — будучи полным идиотом — поверил бы вашим словам о невинных отношениях между известным гангстером и сочувствующим бизнесменом, который живет на неявные доходы. — Я изобразил на лице усмешку Хэмфри Богарда, которая, на мой взгляд, как нельзя лучше подходила к моменту. На что Карлотти ответил своей лисьей ухмылкой а-ля Эдвард Робинсон[6]. — Но что уж совсем не позволяет мне смотреть на вещи вашими глазами, — продолжал иронизировать я, — так это то, что вы такой великолепный образчик дешевого отродья, что даже самые лучшие ваши пятидолларовые сигары не смогут убедить меня в обратном. А ваш друг, самонадеянный Холлоуэй, — он настолько помешан на поддержании внешних проявлений респектабельности, что при нормальных обстоятельствах ни за что бы не стал заводить друзей среди мошенников.

В ответ на мою тираду Карлотти лишь беспомощно взмахнул сигарой, а Холлоуэй гневно раздавил свою сигарету в хрустальной пепельнице.

— Значит, на ваш взгляд, мы подозреваемся.., в чем же, мистер Роберте? — спросил Карлотти.

— Когда я отыщу сына Холлоуэя, то, возможно, узнаю, — ответил я, одновременно раздумывая, достаточно ли взбешен краснорожий Сесил, чтобы броситься следом за мной. — Тем более, Карлотти, что состав жюри присяжных сейчас отсутствует.

Я направился к двери, решив, что пора уходить. Если вы имеете дело с таким типом, как Карлотти, то нужно либо как можно быстрей вести свою партию, либо совсем выходить из игры. Удаляясь из кабинета, я бросил взгляд на Холлоуэя. Сжав кулаки и сверкая глазами, он стоял рядом с улыбающимся гангстером.

— Есть и еще кое-что, о чем вам стоит побеспокоиться, Холлоуэй, — выходя, бросил я. — Почему вы так уверены, что ваша дочь сохранила девственность? Готов поспорить, вы не проверяли это с тех пор, как ей исполнилось три года!

— Убирайся отсюда, поганый ублюдок! — взорвался Холлоуэй.

Я сунул голову в дверь.

— Знаете что — я сам проверю и непременно дам вам знать.

Вся гамма обуревавших Холлоуэя чувств разом, словно обрушившаяся снежная лавина, нахлынула на его лицо. Он двинулся на меня. Захлопнув дверь перед его носом, я неторопливо направился через холл к двери. Как я и предполагал, он за мной не погнался — его пыл охладил Карлотти.

Ронды нигде не было видно, и я, рассудив, что сейчас не самое подходящее время искать ее, зашагал к своему “остин-хили”, превосходно отполированный красный кузов которого призывно поблескивал на освещенной солнцем подъездной дорожке.

На противоположной стороне улицы стоял пыльный “шевроле”, выпущенный лет десять назад. Мне сразу же показалось, что он как-то не вписывается в общую картину улицы. К тому же он был припаркован в сотне футов от подъездной дорожки ближайшего дома — но зато прямо напротив Холлоуэев. Я задумчиво разглядывал машину, когда услыхал приглушенные голоса. Возможно, я и вовсе не обратил бы на них внимания, если бы не остановился возле гаража, чтобы рассмотреть “шевроле”.

За запертыми воротами гаража совещались двое мужчин, но к тому времени, когда я прижал ухо к обшивке, разговор прекратился. Я подождал несколько минут, но не услышал больше ни слова, и пока раздумывал, бросить это занятие или поискать позади гаража окошко, на противоположной стороне улицы взревел мотop “шевроле”.

Я развернулся как раз вовремя, чтобы успеть заметить, как машина рванула с места с такой скоростью, которая заставила бы визжать от восторга любого любителя автогонок. И хотя водитель низко склонился над рулем, мне не нужно было видеть его лицо. Эти длинные сальные космы невозможно было спутать ни с чьими другими.

Чарльз Холлоуэй все-таки вернулся домой.

Глава 8

Я ни секунды не сомневался, что “остин-хили” в таком превосходном состоянии, как мой, да еще с таким опытным водителем за рулем запросто обгонит даже “шевроле” с форсированным двигателем.

Я не выпускал его из виду, но потом все-таки потерял в оживленном утреннем движении — и все из-за дамы, которая перегородила мне дорогу, стараясь втиснуть свой здоровенный “бьюик” под углом на стоянку, на которой хватило бы места разве что на “фольксваген”. Я уже был готов вылезти и помочь ей, когда, наконец, где-то с десятой попытки она ухитрилась это проделать сама.

Время приближалось к ленчу, поэтому я решил утешить себя за потерю возможности встретиться с Чарльзом Холлоуэем и перекусить — впервые с прошлого ленча.

А полтора часа спустя, направляясь в ресторан отеля “Амбассадор”, я увидел пересекающего холл Гарри-обезьяну.

На этот раз он был одет в длинное — почти до пят — индийское одеяние с черно-красно-коричневым узором в виде темных комет, пронизывающих космическое пространство. На солнце ткань просвечивала насквозь, и было видно, что под ней на Гарри только темно-красные плавки. Плотный волосяной покров на его теле проглядывал сквозь тонкую хлопчатобумажную ткань, словно притаившийся леопард.

— Эй, Гарри! — окликнул я, и здоровенная обезьяна, послушно обернувшись, расплылась в улыбке.

— Рэндол Роберте, — произнес он. — Адвокат.

— Тебя снова замучила совесть? — поинтересовался я. — Или ты выполняешь какую-то благородную миссию?

Гарри подвалил ко мне, на ходу так загребая ручищами, будто им не терпелось прихватить все вино со столиков, мимо которых он проходил. Приблизив вплотную свою большую, широкоскулую физиономию, покрытую пушистой растительностью, Гарри прошептал мне в ухо:

— Я напал на след.

— Это ты о Землянике?

— И его, и других — если то, что я слышал, в самом деле правда. Ведь пара сосунков по прозвищу Крот и Бегущий Олень тоже выпали в осадок?

— Да. И что ты разузнал? — спросил я, внезапно начиная серьезно относиться к разговору.

— Возьмем твою тачку — она быстрее моей. Куда ехать, расскажу по дороге.

Я кивнул, и мы вместе прошли через холл. Здесь торчало с десяток праздно шатающихся постояльцев отеля, но мало кто из них обратил на нас внимание. Большинство было занято чтением газет.

Я не превышал пределов дозволенной скорости до тех пор, пока мы не миновали полицейский участок; на данный момент мне вовсе не хотелось расстраивать сержанта Брауна по пустякам или даже просто вызывать его любопытство.

— Знаешь очумевшего от наркоты хипаря по прозвищу Джей Си? — спросил Гарри, ерзая на соседнем глубоком сиденье.

— Знаю. Он гостит в этой полицейской лавочке, мимо которой мы только что проскочили. Так куда же мы едем? — Я слегка нажал на педаль акселератора.

— Прямо по шоссе. Я скажу, когда сворачивать. — Гарри снова заерзал на своей плоской заднице, потом посмотрел на меня. — Нет, сейчас его там нет. Он ждет нас в лесу, на север отсюда.

— Но его же арестовали вместе с остальными за хранение “травки”! — настаивал я.

— Да, знаю. Он-то мне все рассказал — точнее, написал на бумажке, а потом, когда я прочитал, сжег ее. Джей Си ухитрился выскочить из полицейского фургона на повороте и добрался до меня. По-моему, они решили, что не стоит за ним гнаться. Но вот что странно, обычно Джей Си покорно мирится со всем происходящим, словно считает это Божьим испытанием.

— А на сей раз? У него появилась какая-нибудь бредовая идея?

— Не надо насмехаться, адвокат. Все очень серьезно. Джей Си во всем разобрался и рассказал мне. О героине, о том, кто пришил ребят, и где скрывается убийца.

— Но почему именно тебе?

— Он хочет, чтобы я пошел по его стопам.

— По его стоп?.. Ты, наверное, хочешь сказать, чтобы ты прикрывал его?

— Не совсем так. Ты ни черта не сечешь в заблудших душах. Джей Си собрался пойти к этим двоим, Сорону и Голему, — я как-то мельком видел их, — и хотел, чтобы я тоже пошел с ним. Вроде как его последователь, понимаешь? Джей Си намерен спасти их души, а я должен стать свидетелем этого деяния. Как он себе представляет, они перед ним исповедуются, а он отпустит им грехи. Усек наконец?

Я печально кивнул.

— У Джей Си смешались фантазии с реальностью, и он решил действовать в соответствии с этой мешаниной.

— Он поступает, как считает правильным, — возразил Гарри.

Я подумал, что вряд ли этим должен заниматься именно он, а не кое-кто другой.

— А почему он пришел к тебе? — спросил я.

— Он знаком со мной. Не знаю, может, Джей Си и считает, что я одухотворенная натура, а может, что-то еще заставило его сделать это.

— Или, может быть, он слышал эти дикие вопли, которые доносились из твоего логова, и решил, что ты одержим Святым Духом?

Гарри нахмурился, и мне пришло в голову, что уж слишком серьезно он относится к своей роли апостола.

— А может, он просто решил, что раз я такой здоровый, то ему будет со мной безопасней?

— Кстати, где Джей Си сейчас?

— Там, куда мы едем.

— Там же, где Сорон и Голем?

— Он так утверждает. Я сказал, для того чтобы быть свидетелем чуда, одного меня маловато и нам нужен хотя бы еще один последователь. Сначала ему это не понравилось, но я сказал, что знаю одного рыбака[7], который хорошо разбирается в таких делах, и Джей Си отпустил меня. Я оставил его в лесу; он взобрался на большой валун и показал знаками, что до моего возвращения не тронется с места, а я двинул прямо за тобой.

— Сколько еще туда ехать?

— Минут десять.

— Значит, в оба конца около получаса. Довольно долго, чтобы стоять на одном месте, — даже для Иисуса Христа. Надеюсь, ему не надоест.

Гарри снова заерзал. Только теперь я сообразил, до какой степени он нервничает. Я сосредоточился на крутых зигзагах дороги.

— Вот этот самый валун. Господи, да его здесь нет! Наверное, тут неподалеку жилье. — Он указал на следы машины, терявшиеся между сосен.

— Ладно! — сказал я. — Пошли по ним. И побыстрей.

Я сбегал к машине и достал из-под переднего сиденья свой пистолет 38-го калибра. И мы с Гарри углубились в кустарник на опушке леса.

Это был двухэтажный деревянный дом, укрывшийся в самой гуще леса. Когда-то — лет тридцать — сорок назад — он был довольно дорогой загородной дачей. Теперь же дом осел и покосился, крыша зияла прорехами, а основание стен подгнило. Однако при необходимости он еще мог послужить отличным убежищем.

И все свидетельствовало о том, что домом совсем недавно пользовались именно с этой целью. Дорожка, ведущая к входным дверям, была сильно заляпана масляными пятнами, оставленными подтекающим картером машины.

Входная дверь оказалась незапертой. Петли на тамбурной двери даже не скрипнули, и мы совершенно бесшумно проникли в дом.

Внутри было темно; все окна закрывали ставни, отчего внутренняя обстановка дома была погружена в плотный, настораживающий полумрак.

Совершенно пустой холл; голые доски пола и никакой мебели, а пересохшие деревянные стены, казалось, страдали от перхоти — так много ошметков белой краски осыпалось по периметру комнаты.

Откуда-то издалека доносились рыдания.

Мы с Гарри одновременно посмотрели друг на друга, затем оба двинулись по темному коридору мимо пустых, безмолвных комнат.

Рыдания стали громче.

Мы подошли к закрытой двери. Я тихонько нажал — она оказалась незапертой, и тогда я медленно и осторожно открыл ее. У меня возникло ощущение, будто я открываю крышку гроба с подглядывающим за нами покойником.

Рыдания стали еще громче. В комнате была девушка; она скорее не плакала, а завывала тем безысходным, надрывным голосом, каким оплакивают покойника.

Здесь было еще темней, чем во всем доме, поэтому мы с Гарри остановились в более освещенном дверном проеме. И если внутри затаился кто-нибудь с пистолетом, то оставалось лишь надеяться на то, что он либо плохо стреляет, либо имеет хоть какое-то уважение к адвокатам. Я прижал свой пистолет к правому бедру — так, чтобы его не было видно.

Оставив двери распахнутыми, мы с Гарри бок о бок прошли немного в глубь комнаты. Было темно, но все же можно было различить очертания предметов — особенно когда наши глаза привыкли к сумраку. Застоявшийся воздух пах источенным жучками деревом.

Рыдания доносились с противоположного конца комнаты, где на полу скорчилась на коленях женская фигурка — об этом только можно было догадываться. Наклонившись вперед и закрыв ладонями лицо, она раскачивалась из стороны в сторону.

Я внимательно осмотрелся. Больше, кажется, никого.

— Настоящий притон для шабаша ведьм, — шепнул Гарри, кивнув на стены, завешанные от пола до потолка черными гардинами, не пропускавшими сюда даже проблеска света. Он чуть отдернул одну из них.

— Кто здесь? — взвизгнула женщина, и я узнал в ней Ронду Холлоуэй. Она повернулась в нашу сторону. Несколько секунд она смотрела на нас широко раскрытыми от страха глазами. Потом узнала меня. — Рэнди! — воскликнула она и разрыдалась еще сильнее.

Я подошел ближе и, опустившись на колени, обнял ее за плечи. Ронду всю трясло.

— Эй, детка! — приблизившись к ней, бодро произнес Гарри. — Что за сцена из фильма ужасов? Я не вижу здесь даже Дракулы.

Ронда подняла на него заплаканные глаза, и на секунду я всерьез испугался, что вид нависшего над ней участливого гориллы доведет девушку до истерики. Однако, как ни странно, его сиплый голос и небольшие, поблескивающие темные глаза успокоили Ронду. Она перестала рыдать и наконец обрела способность говорить.

— Тут.., тут кто-то есть.., за шторами.

Развернувшись, я принялся осматривать черную ткань на стене в том месте, куда смотрела Ронда. Но не заметил, чтобы она хоть в одном месте шевельнулась.

— Где?

— Ой, только не смотри! — испуганно вскрикнула она. — Нужно вызвать полицию.

Я протянул руку и теперь как следует дернул гардину. Она сдвинулась по карнизу, прикрепленному к потолку в двух футах от стены. Я дернул ее еще раз, и нашему взору открылось то, из-за чего так рыдала Ронда.

На стене висел Джей Си Кристофер. Раскинутые в стороны руки были прибиты большими гвоздями. Тот, кто это сделал, пренебрег библейским описанием. Каждая лодыжка была пробита отдельным гвоздем, а в боку не было раны. Зато вместо этого ему проломили череп.

Ронда отвернулась, но больше не плакала.

— Что тут произошло? — снова опускаясь рядом с ней, спросил я твердым, решительным голосом.

— Я.., я... — Голос Ронды сорвался, и она снова чуть не ударилась в слезы. Я сжал ее руку, и она совладала с собой. — Я ждала здесь Чарльза. Мама сказала, что он может быть здесь. Но дом оказался пуст. Я звала...'звала.., а потом услышала стон. Я подумала, что это какое-нибудь раненое животное забрело сюда, вышла наружу. Обошла вокруг дома.., затем вернулась сюда, снова услышала стон и нашла.., его... — Она сделала попытку повернуться, чтобы посмотреть на распятого, но остановилась.

Я оглянулся и посмотрел на застывшие черты красивого лица, обрамленного бородкой. В открытых глазах застыла боль, но уголки губ остались приподнятыми вверх, словно Джей Си улыбался. И никаких признаков удивления или гнева. И тем не менее это было уже лицо мертвеца.

— Он больше не будет стонать, — спокойно произнес я.

Гарри стоял рядом и смотрел на Джей Си; его лицо перекосилось от душевной муки.

— Они распяли его, — прохрипел он, — а он только хотел спасти их души.

— Если ему это и не удалось, то, надо полагать, он даже был рад такому исходу, — сказал я.

— Да. — Гарри поморщился. — Но теперь мы непременно должны поймать их.

— Рэнди, ты же не думаешь, что мой брат.., не думаешь, что Чарльз...

— Чарльз толкал героин, — сухо сказал я. Ронда съежилась и слегка отстранилась от меня.

— Откуда твоей матери стало известно об этом месте?

— Я.., я не знаю. Утром я нашла ее в спальне; она плакала. И была так расстроена, что сначала не хотела мне ничего говорить. Но я не отставала, пока она не сказала, что очень беспокоится о Чарли, который замешан в чем-то очень плохом, и что он может оказаться в этом старом доме. Она не сказала, где он находится, но довольно точно описала его, и я вспомнила, что Чарльз, когда он учился в старших классах, имел обыкновение приезжать сюда с компанией ребят.

— А зачем ты пришла сюда?

— Хотела отыскать его и выяснить, что происходит. Я хотела рассказать ему, как мама... Рэнди, это правда? Он в самом деле торгует героином?

— Хуже, — отрезал я. — Он еще и убийца. Не сам же Джей Си прибил себя к стене.

— Но ведь его мог убить и кто-то другой, — в отчаянии всхлипнула Ронда.

— Возможно. Но Чарльз все равно должен был в этом участвовать.

— Как это ты догадался? — раздался вдруг полный сарказма голос Чарльза Холлоуэя. Оглянувшись, я увидел его у стены напротив, с пистолетом в руке. Он явно только что вышел из-за гардины.

— А по-другому и не получается, — спокойно ответил я, в то время как Ронда и Гарри, онемев от удивления, уставились на него. — И ты же убрал Крота, Бегущего Оленя и Вялую Землянику. Мне кажется, ты пытался обезопасить себя. Они были твоими разносчиками, а сам ты получал отраву от какого-то крупного дельца, — он, скорее всего, и поставляет в страну героин, который ты передаешь дальше, по цепочке, толкачам в этой части штата. Но никто из наркоманов не знал тебя лично, и лишь трое убитых парней могли показать на тебя как на поставщика.

— А почему не Сорон? Именно он был заводилой в племени.

— Знаю, — сказал я. — Я думал, мы здесь застанем вас обоих. Однако теперь я думаю иначе. Готов поспорить, что Сорон тоже мертв.

Голем, точнее Чарльз Холлоуэй, хохотнул.

— Ошибаешься, адвокат. Сей верховод смылся.

— Но ведь он им и не был, не так ли? — заранее зная ответ, спросил я.

— Угадал, адвокат! Главный — это я. Я организатор, и именно по этой причине мне придется тебя убрать. Убрать всех вас троих.

— Чарльз! Ты мой брат!

— Ты ведь не можешь поднять руку на собственную сестру! — возмутился я. Голем пожал плечами.

— Ты обещаешь молчать, Ронда? — спросил он.

— Как ты можешь просить об этом, Чарльз! — Я не могла бы.., ты должен...

Он зло улыбнулся: было видно, что решение принято.

— Должен признать, ты здорово все придумал, — неохотно признал я. — Кто мог принять эксцентричного голодранца-хиппи за расчетливого бизнесмена, толкающего сильнодействующие наркотики по всему побережью?

— Никто, адвокат. Это и в голову никому не пришло бы.

— Но зачем было убивать Джей Си? — печально спросил Гарри. — Что он-то знал?

— Ничего. Но он поплелся за мной в этот дом. Я даже не знал, что это Джей Си, пока не ударил его. Я треснул его немного сильнее, чем следовало, — вот и все.

— Но зачем было прибивать его сюда? — показывая на стену, спросил Гарри.

— Я подумал, что будет здорово разыграть небольшую мистификацию, будто какие-то психи устроили здесь ритуальное жертвоприношение. И тогда уж точно никто не заподозрил бы меня. — Голем громко хохотнул, будто и в самом деле находил это смешным.

— Ты уехал из дома родителей около двух часов назад, — заметил я. — И если появился здесь всего полчаса назад, то чем же ты занимался все остальное время?

— Кое о чем договаривался, адвокат. — Не спуская с нас пистолета, он пошарил за гардинами и извлек оттуда большую черную сумку. — Надо же мне спихнуть все это, как ты считаешь?

— Чарльз, неужели эта сумка полна наркотиков? — Внезапно поднявшись с колен, Ронда шагнула к брату. — Я до сих пор не могу поверить, что ты... — Голос подвел ее: перед ее глазами был прибитый к стене Джей Си.

Я прикинул, что у меня есть пара секунд, чтобы успеть выхватить из заднего кармана пистолет и выстрелить — до того, как Ронда успеет заметить мое движение. Она сделала еще шаг, и я увидел, как ее брат прищурился.

Он следил за мной, но она отвлекла его внимание. Я выхватил пистолет и в тот момент, как я навел его, Гарри закричал. Он следил за моими действиями и, наверное, решил мне немного помочь. Голем подскочил от неожиданности и нажал на курок. Очевидно, пуля прошла где-то между Гарри и Рондой — по крайней мере, она никого не задела, а мой выстрел угодил ему в плечо, отбросив прямо на черные гардины.

— Чарльз! — Ронда бросилась к брату, но он не выпустил пистолета. Я оттолкнул ее в сторону и выстрелил еще раз. На этот раз пуля вошла ему под ребра, чуть ниже легких.

— Не надо! Не убивай его! — взмолилась Ронда. Голем выронил пистолет и, скользя головой по стене, сполз на пол; гардины за его спиной сбились в кучу и рухнули вместе с ним, накрыв его.

— Ронда! — Я дернул ее за руку. — Ты ничем не поможешь ему. Дай я сам. Поезжай домой и помоги матери. — Я повернулся к Гарри:

— Быстро двигай на шоссе, бери машину и вези ее домой. А я позвоню в полицию.

— Но здесь нет телефона... — попытался протестовать он.

— Я найду, — прорычал я. — Давай, немедленно уводи ее отсюда.

Взяв Ронду за руку, Гарри потянул девушку к себе, потом подхватил на руки. Да, тут было на что посмотреть. Человекообразная обезьяна в индийском одеянии до пят держала на руках белокожую девственницу, которая безутешно рыдала на его волосатой груди. По этому поводу стоило сказать что-нибудь подходящее, но ничего остроумного в эту минуту так и не пришло мне в голову.

Они вышли, а я склонился над Чарльзом Холлоуэем. Глаза его были открыты, он тяжело дышал.

— Ну как? — спросил я.

— Не могу шевельнуться. Ноги как ватные.

— Тогда не двигайся, — велел я. — Если будешь рыпаться, то истечешь кровью и умрешь. До дороги тебе все равно одному не добраться. — Опустившись на колени, я разорвал на нем рубашку и как мог перевязал плечо. Потом обернул гардиной раненый бок.

— Если начнешь шевелиться, повязки спадут, — предупредил я. — Так что и не пытайся.

— Хочешь вызвать копов? — спросил Голем.

— Неплохая идея, — произнес я. — И как она не пришла мне в голову раньше?

— Да брось, ты и сам не дурак, — усмехнулся Голем. — Будешь моим адвокатом?

— Я не защищаю преступников, — ответил я. — Хотя был бы счастлив лично убедиться, что тебя ждет газовая камера.

— Если собрался звонить, чего медлишь? Может, заодно вызовешь и “скорую” — на тот случай, если я не истеку кровью до твоего возвращения.

— Ладно, если найду пару монет, — согласился я. Прикрыв за собою дверь, я направился по коридору мимо нескольких закрытых комнат, и тут вдруг мощный удар по голове совершенно ослепил меня.

Мне не хотелось приходить в себя, и я постарался снова нырнуть в уютное бессознательное состояние, однако парень с молотком вовсе не собирался отключать меня насовсем. Поэтому, придя в себя, я тихонько застонал и с усилием приоткрыл глаза. Я все еще лежал в коридоре, прижавшись щекой к перепачканному сажей ковру, дверь дальней комнаты теперь была открыта настежь.

— Ну "хорошо, я согласен! Только прикончи его сейчас, — расслышал я голос Чарльза Холлоуэя. — Шприц в сумке. Когда закончишь, спрячь наркотики и отвези меня к врачу.

До меня слабо, словно шелест листвы, донесся другой голос. Но говорили шепотом, и я не смог разобрать, кому принадлежит этот голос.

— Придумаем что-нибудь. — Голос Чарльза, по мере того, как он начинал злиться, становился громче. — Потом, когда Роберте отдаст концы, ты припрячешь героин.

Я медленно пополз на четвереньках к входной двери. Вывалившись наружу, я встал. Моя голова протестовала против такого усилия, в ней гудело, как при пожарной тревоге, но иного выбора у нее не было: ей придется смириться со всеми муками, пока мое тело будет улепетывать отсюда, иначе им обоим никогда и ниоткуда больше не выбраться.

Чтобы дотащиться до телефонной будки, которая, как я заметил по дороге, находилась на шоссе на Форествилл, в четверти мили отсюда, мне потребовалось двадцать минут.

Я передал снявшему трубку дежурному наиболее важные детали, включая и то, как отыскать дом. Он, не перебивая, все записал.

— А кто звонит? — спросил он, когда я закончил.

— Просто передайте сержанту Брауну, что когда он прибудет сюда, то найдет то, о чем всегда мечтал, — парочку хиппи, толкачей героина, и убийц. А в качестве поощрительного приза — целую сумку героина. Но только если он очень поспешит.

— О чем, черт побери, вы бормочете? — рявкнул хриплый голос. — Кто, спрашиваю, говорит? Отвечайте!

— Сержант догадается сам, — съехидничал я. — Не так уж много людей заботятся о том, чтобы вручить ему такой красиво упакованный, перевязанный ленточкой подарочек. Кстати, не забудьте прислать “скорую”.

И я повесил трубку, мрачно размышляя, как отреагирует сержант Браун, когда я суну ему под нос двоих убийц; хотя, возможно, он так и не признает, что был не прав, когда тешил себя героиновой теорией. Но мне было все равно, как сержант повернет это дело, лишь бы Голем и его компаньон навсегда исчезли с лица земли.

На обратном пути я побил собственный рекорд скорости. Голова болела уже меньше, а гордость самим собой все возрастала. Нужно было до приезда сержанта повязать тех двоих. Пистолет оставался при мне, и я ни на секунду не стал бы задумываться, если бы им пришлось воспользоваться. Но когда я добрался до дома, оказалось, что в нем остался только Голем, который больше не сидел, прислонившись к стене. Он все-таки меня не послушался: свежий кровавый след тянулся через комнату и заканчивался там, где, распластавшись на спине, он лежал. Его широко раскрытые глаза неподвижно уставились в потолок. Они казались еще более дикими, чем при жизни. А из груди, в том самом месте, где находилось сердце, торчал новенький шприц.

Я внимательно осмотрелся вокруг. Сумка с героином исчезла.

Глава 9

У меня не оставалось ни малейших сомнений в том, что сержант Браун догадался, кто звонил, и когда он найдет тело — и никаких наркотиков, — то у него возникнет несколько конкретных вопросов к шустрому столичному адвокату, которые он и ткнет ему в морду. Конечно, я всегда мог сослаться на пятую поправку к конституции, но почему-то подозревал, что копы вроде Брауна не слишком-то считаются с такими тонкостями закона, как презумпция невиновности. Меня вовсе не устраивала перспектива убеждать сержанта в своей правоте, не имея при этом веских доказательств — если не считать трупа и шприца.

Но если я собрался представить на радость сержанту Брауну убийцу и наркотики, чтобы он позволил мне беспрепятственно покинуть пределы его района, то с чего мне тогда начать?

У меня не хватило ума припрятать сумку — откуда же мне теперь знать, где ее искать? Может, под ближайшим валуном?

И тут в мои расстроенные мысли вторглась отчаянная надежда. А почему бы и нет? Все равно придется искать эту чертову сумку. Так почему бы и не под камнями?

* * *

— Место здесь что надо, — с серьезным видом объяснил Сорон, который сидел привалившись спиной к блестящей, словно антрацит, поверхности валуна. На нем уже не было черного балахона — только джинсы и темно-красная рубашка. — Отсюда можно заметить приближение копов по шоссе, — а это уже целых две мили форы — так что времени, чтобы разбежаться, вполне достаточно.

— Я так и предполагал, что ты вернешься сюда за марихуаной. Кальвин говорила, что ты прячешь ее в лесу.

— И за деньгами, — добавил он. — Если такой человек, как я, ходит в банк и делает вклады, это привлекает излишнее внимание. Поэтому я хранил здесь и наличность.

— Ты скопил, должно быть, немало бабок. На торговле героином легко разбогатеть.

Сорон бросил на меня все тот же жесткий, пронизывающий взгляд, только на этот раз в нем не было угрозы. Сейчас он расслабился, наслаждаясь “травкой”, и перестал изображать властную личность — по крайней мере, в данный момент. Когда я, тяжело дыша, добрался от дороги до холма, Сорон окликнул меня с горбатого гребня, на котором валун в форме полумесяца образовывал нечто вроде природного ложа. В этой впадине спокойно могло укрыться от посторонних глаз несколько человек, к тому же оттуда открывался обзор всего побережья не менее чем на десять миль в каждую сторону. Я пришел один, и Сорон решил, что на сей раз он в безопасности. Я не привел с собой копов, и он был готов говорить со мной, поскольку я был в состоянии помочь ему избежать обвинения в хранении наркотиков. А может, и от кое-чего посерьезней.

— Знаю, — непринужденно произнес я. — Ты хочешь сказать, что за всю свою жизнь в глаза не видел героина. Что ты невинный торговец “травкой”, продавец того, что радует дух.

Сорон пожал плечами и улыбнулся — на этот раз это была не просто тень улыбки, как раньше, а быстрое движение губ, которое тут же исчезло.

— Совершенно верно. До сегодняшнего утра я и не знал, что Голем торговал героином. Это правда, и мне наплевать, веришь ты мне или нет.

— Ты хочешь сказать, пока не сбежал вместе с Големом? Это тогда он показал тебе наркотики? — Я прислонился спиной к валуну, с интересом наблюдая за реакцией Сорона.

Он покачал головой.

— Нет, он ничего мне не показывал. Если не считать того, что было в шприце, которым он пытался ширнуть меня!

— Он и тебе пытался всадить чистый героин? Сорон кивнул.

— Если бы я не был к этому готов, он увеличил бы счет покойников.

— Как это — готов? — вызывая его на дальнейшие откровения, спросил я. Но этого вовсе не требовалось. Сорон и так уже созрел. Все его племя сидел под арестом, до денег Кальвин ему не добраться — так к чему же беспокоиться на мой счет? Теперь мы стали с ним корешами, повязанными происшедшим.

— Понимаешь, кроме него больше некому было прикончить Крота. Я понял это в ту же минуту, как ты обнаружил труп. Только я не мог понять — зачем? Я знал, что Голем очень жесток. И тверд, как кремень, — настоящий делец. Именно он поставил нашу торговлю “травкой” и ЛСД на широкую ногу; мы впятером снабжали наркоманов по всему побережью. Я не знал, зачем ему понадобилось убивать Крота, Бегущего Оленя и Землянику, но понимал, что в конце концов он доберется и до меня. Но не мог понять, что происходит. Между нами никогда не возникало никаких трений, мы никогда не ссорились. Однако троих кто-то убрал. Почему?

Я ждал ответа, хотя и так знал, что все это могло случиться по одной-единственной причине.

— И тогда я подумал: а может, им было известно что-то такое, чего не знал я, и Голем убил их, чтобы они никому ничего не рассказали? Но что они могли знать? Они, как и Голем, были посыльными. Я играл что-то вроде роли администратора и занимался только местными операциями. Тогда они торговали чем-то таким, о чем я не знал! И до меня дошло: героин! Ребята толкали сильнодействующий наркотик и ничего мне об этом не говорили. Пока я разбрасывал, так сказать, цыплячий корм, Голем прибирал к рукам самих цыплят. А затем, похоже, дела у них пошли не так, как надо, и Голем с ребятами ударились в панику.

— Но почему он хотел расправиться с тобой? Сорон задумчиво посмотрел на меня; его слегка остекленевшие, блестящие, как полированные, глаза казались мягче обычного.

— Он знал, что мне ничего не известно о его торговле героином. Но я был уверен, что все операции по сбыту организовывал он. И если бы нас арестовали, то я, пронюхав о героине, мог выдать его — в доме было достаточно “травки”, чтобы упрятать нас за решетку. И даже если бы мы успели избавиться от нее до появления копов, то во второй раз они нас все равно так просто не выпустили бы. И я решил сделать ноги. Голем думал точно так же. Но, раз он прикончил ребят, то должен был избавиться и от меня — для большей безопасности.

— Когда я пришел и сообщил об убийстве Бегущего Оленя, почему ты не прижал Голема?

— Я должен был сохранять спокойствие, — коротко ответил он. — Я всегда старался сохранять спокойствие на виду у племени. Но когда ты рассказал об убийстве, до меня начало доходить. А когда Голем подмешал тебе ЛСД — чтобы заткнуть рот, — все еще больше прояснилось. И когда ты нашел труп Крота, мне стало совсем все понятно. Но что я мог предпринять? Остаться и сдаться копам? Или скрыться?

— Тебе стоило посоветоваться со мной, — ехидно заметил я. — Для чего тогда существуют адвокаты, как не для этого?

— Еще чего не хватало! Ты бы посоветовал, положившись на судьбу, сдаться властям и помочь торжеству истины и правосудия, а потом чистеньким выйти на свободу. Но какое будущее ожидало бы меня? Предпочитаю быть на свободе и при деньгах, чтобы жить там, где мне вздумается. Меня ждут новые места, и сегодня же вечером я отправлюсь на их поиски.

— Если бы ты спросил меня, то я бы ответил, что тебя ждет там то же самое. Такие ребята, как ты, чувствуют себя не в своей тарелке, если вокруг них нет людей, которыми они могли бы верховодить. Но ты настолько не уверен в себе, что тебе придется еще побегать и поискать таких. И это всегда одни и те же ребята, у которых головы забиты одними и теми же бредовыми идеями по поводу грядущего конца света. Это те же самые тронутые ребятишки, которые никак не могут повзрослеть.

— Для чего? — насмешливо спросил Сорон. — Чтобы обзавестись женой, тремя сопливыми детишками и домом в рассрочку?

— Что ж, возможно, некоторые и попадут в наезженную колею, — согласился я. — Но она, по крайней мере, более спокойна, чем та, в которой увяз ты.

Докурив самокрутку, Сорон бросил окурок на камень и раздавил каблуком.

— Какая безрассудная расточительность, — подколол я его. — Штук двадцать таких чинариков, и можно свернуть еще одну самокрутку.

Сорон только пожал плечами. Он не рассердился — в этом не было необходимости. Ведь я был для него обыкновенным законопослушным типом, ничего не смыслившим в подобных делах, так к чему реагировать на мои выпады?

Что до меня, то пускай убирается, куда ему заблагорассудится, и оставит в покое этих ребят — им без него будет только лучше. Однако оставалось кое-что еще, в чем я должен был разобраться.

— Но если ты обо всем догадался, когда нашли труп Крота, то почему удрал вместе с Големом?

— Он схватил меня и сказал: “Давай, уматываем”. Поэтому мне пришлось бежать. Если бы я этого не сделал, то он бы потребовал ответа — почему? А я не смог бы ему объяснить. Оставалось одно — бежать вместе и постараться как можно скорее отделаться от него.

— Но ведь Голем пытался убить тебя еще до того, как ты отвязался от него?

— Да, и у него это чуть не получилось. Мы добрались до старого дома — туда, где ты нашел его, — на машине, которую держали в гараже, в городе. Никто в племени — кроме, конечно, Крота, Бегущего Оленя и Земляники — не знал о ней. Мы пользовались машиной, только когда разъезжали по побережью. В общем, добрались мы до дома, но подходящей возможности улизнуть мне так и не представилось. И тут мы заговорили о происшедшем и всяком таком, а Голем все приставал да приставал с расспросами, кто, по моему мнению, прикончил ребят. Он знал, что рано или поздно я все равно обо всем догадаюсь, поэтому и старался выведать, что у меня на уме. В конце концов я сказал, что считаю убийцей его.

— И тогда он набросился на тебя?

— Примерно так. — Сорон щелкнул пальцами, в неподвижном воздухе этот звук прозвучал неожиданно громко. Ветра не было, а солнце уже скрылось за холмами. — Голем усмехнулся и достал из сумки уже заряженный шприц. Ну и мне не оставалось ничего другого, как дать деру. Но он догнал меня за домом, сбил с ног и нацелился иглой в мою руку. Все было кончено. Ему оставалось лишь всадить шприц. Но, наклоняясь, он оступился и промахнулся, а мне этого было достаточно, чтобы схватить подвернувшийся под руку камень и врезать ему по башке. А потом я убежал.

— А ты не боялся, что Голем погонится за тобой?

— Да нет. Он знал, что я замечу его издалека, — я забрался на этот холм. Из Голема хреновый индейский следопыт, и в лесу ему меня не найти.

— И тогда он поехал домой к родителям, чтобы с кем-то посоветоваться, — размышляя вслух, пробормотал я. — Там-то я и наткнулся на него.

— Слушай, уже темнеет, и мне надо двигать отсюда. Ты не против, если мы закруглимся?

— Почему бы и нет? Что еще нужно разузнать, кроме того, кто убил Голема?

— Ну, это уже не мои проблемы. С меня довольно, что он не гоняется за мной со шприцем.

— Он-то тебе не опасен, — согласился я. — Но почему ты так уверен, что убийца Голема ничего не знает о тебе? — Я пристально посмотрел на него.

— Что ты имеешь в виду? — с тревогой в голосе спросил он.

— Именно то, о чем ты думаешь. Голем собирался убрать тебя, но у него это не получилось. Если ты ударишься в бега, то не слишком встревожишь того, кто всадил Голему героин. Вряд ли ты побежишь в полицию, поэтому у них будет время разыскать тебя. Но его должен беспокоить я. Первым делом я сообщу обо всем копам, и когда он об этом узнает, то у него останется только один способ обезопасить себя. Голем уже не заговорит. Но мы с тобой можем...

— И что с того? — нетерпеливо нахмурился Сорон. — Мы знаем только Голема — но не его босса.

— Может, и нет. Но он-то в этом не уверен. Ты участвовал в деле, выполнял часть операции. Откуда ему знать, что ты наговоришь, когда очутишься в лапах полиции?

В задумчивых глазах Сорона мелькнуло беспокойство: переваривая мои слова, он холодно смотрел на меня.

— Может, ты и прав, но что я могу сделать?

— Кое-что можешь, — быстро возразил я. — Сделай это, и я обещаю, что сегодня же вечером найду убийцу, а ты избавишься от беспокойства и с полными карманами “травки” можешь прожить столько, что тебе наверняка захочется завести тот самый дом в рассрочку.

— Ну, столько я не проживу, — ответил он. — Но объясни, чего ты хочешь? Если после этого я избавлюсь от страха за свою жизнь, то я согласен.

— Тебе нужно всего лишь позвонить. Согласен? Сорон удивленно посмотрел на меня.

— Конечно. Но кому?

— Сесилу Холлоуэю.

— Отцу Голема? — Он с удивлением посмотрел на меня. — И что я скажу?

— Что тебе известно все о сети распространения наркотиков и что ты знаешь, кто убил Голема. Больше ничего не говори, а потребуй у него пять тысяч долларов за молчание.

— Все ясно; ты будешь рядом и понаблюдаешь за его реакцией. Господи, неужели ты считаешь, что Голема пришил его собственный отец?

— Ты только позвони, а выводы предоставь делать мне. Если Холлоуэй клюнет, назначь ему встречу в старом доме. И больше ни слова — , просто повесь трубку.

— Ну ладно, адвокат. Может, от этого и будет какая-то польза. Только мне нужно время, чтобы добраться до телефона — на деревьях они не растут.

— Я подброшу тебя до ближайшего бара на шоссе. Поторчи там до девяти часов. И только потом позвони — но не раньше.

— Из бара? Но я ведь не пью.

— Ты прав, если у тебя появится такая дурная привычка, то меня потом совесть замучит, — насмешливо сказал я, — Тогда я подброшу тебя до закусочной. А пока ты будешь ждать, можешь запереться в туалете и накуриться до одури.

* * *

До моей машины мы добрались за полчаса, и через две мили в сторону Форествилла я высадил Сорона у заправочной станции с заведением, где кормили гамбургерами. Он сказал, что пока поваляется под открытым небом и настроится на Вселенную, но при этом не забудет следить за временем.

Мы не стали обмениваться рукопожатиями, но когда Сорон легким шагом отошел от машины со своим черным балахоном, свисающим с дорожной сумки, в которой уместились все его пожитки, мне показалось, что он не такой уж плохой человек, как я решил вначале. На самом деле он был довольно симпатичным малым, одержимым бредовой идеей и не слишком-то вписывавшимся в обычную жизнь. Но если бы он был чуть менее замкнутым и чуть более самоуверенным, из него вышел бы неплохой политик.

Добравшись до Форествилла, я остановился, чтобы позвонить самому.

— Могу я поговорить с сержантом Брауном? — вежливо поинтересовался я у ответившего мне дежурного.

— А кто говорит?

— Скажите, что это тот хитрожопый адвокат, который желает поговорить с ним по поводу убийства.

— Подождите.

Что ж, можно и подождать. К тому времени, как они засекут, откуда звонили, меня здесь уже не будет. Через пару минут раздался голос Брауна:

— Кончайте, Роберте. Где вы находитесь и зачем вы это сделали?

— Что именно вы имеете в виду, сержант? — прикидываясь невинным младенцем, спросил я. — Не принимаете же вы меня за главу мощного наркосиндиката, прибывшего сюда, чтобы сотрудничать с вами в деле по ликвидации всех местных наркоманов?

— Очень смешно, — враждебно отозвался он. — Может, зайдете поговорить? Вдруг вам и удастся исправить то нелестное впечатление, которое сложилось у меня о вашей персоне?

— Непременно, — пообещал я. — Но не сейчас.

— Послушайте, Роберте, мы до вас доберемся, — прорычал Браун. — Приходите сами, а не то...

— Вообще-то вам следовало сообщить мне, что вы сели на хвост крупной наркосети и теперь ведете расследование совместно с федеральными агентами. Ведь из-за этого вы не хотели, чтобы я так настырно лез в расследование этих убийств, якобы вовсе не относящееся к делу, не так ли?

Он промолчал.

— По крайней мере, могли бы предупредить, что, по вашим сведениям, все трое убитых ребят замешаны в наркобизнесе, — продолжал я, — и что поиски поставщиков героина означают поиски их убийц.

— Роберте, именно это я и имел в виду. Лучше приходите по-хорошему, и мы обо всем с вами поговорим.

— Я же сказал — не сейчас. Только после того, как я доберусь до обещанного вам убийцы. И последний вопрос: почему вы не остановили Чарльза Холлоуэя, когда у вас имелась такая возможность?

— Потому что мне нужен был тот, кто стоит за ним, — честно признался Браун.

— И вам было наплевать, скольких ребят при этом угробят? Главное было — взять его, ведь так?

Я слышал, как сержант, пытаясь совладать с собой, тяжело запыхтел в трубку, но не стал дожидаться повторного приглашения, а просто повесил трубку.

Глава 10

Ронда Холлоуэй обрадовалась мне. Ей даже удалось изобразить довольно убедительное подобие улыбки.

— Привет, Рэнди. Все закончено?

— Да, все, — ответил я.

— С ним все в порядке?

— Это зависит от того, что ты имеешь в виду. — Она мне нравилась, и мне не хотелось ее расстраивать, но в конце концов я рассудил, что лучше ей узнать, что Чарльз умер такой смертью, как сейчас, а не какой ему предстояло умереть потом.

— Рэнди, я имею в виду, он... — Девушка запнулась. — Ты сам знаешь, что я хочу сказать.

— Он не предстанет перед судом и не будет казнен. Кажется, это не самый худший вариант.

— Значит, он умер. — Ронда произнесла эти слова точно и уверенно, словно школьница, излагающая правильное решение задачи. Казалось, она почти испытывает чувство удовлетворения от самостоятельно найденного ответа.

— Кто-то убил его, — потирая до сих пор нывший затылок, уточнил я.

В ее широко распахнутых глазах появилось смятение.

— Но ведь ты...

Я покачал головой и рассказал о случившемся.

— Но почему? — Она сцепила руки. Ее застывшие глаза говорили о том, что она никак не может поверить в полный крах своего безопасного, уютного и благополучного мирка.

— По той же самой причине, по какой Чарльз расправился с остальными. Инстинкт самосохранения.

— Но я не понимаю...

— Потом поймешь. Только, пожалуйста, не пытайся сделать это прямо сейчас. Твой отец дома?

— Они с мамой поехали в участок. И Ричард с ними. Им позвонили часа три назад. Я решила, что и так все знаю, и не стала расспрашивать, а они ничего мне не сказали.

— Ты не рассказала о том, что произошло?

— Нет.

— Ну ладно, почему бы нам не присесть? — Мы все еще стояли в дверях, и я кивнул на оранжевую кушетку.

Ронда улыбнулась. На этот раз ее улыбка не слишком убедила меня.

— Конечно, Рэнди. Садись, я принесу чего-нибудь выпить.

— Мне бурбон со льдом.

— А как насчет двойного?

— Тебе или мне?

— Нам обоим. Хотя твои нервы, конечно, покрепче моих.

— Это же не мой брат.

Я уселся на кушетку, и через пару минут Ронда вошла в комнату с двумя толстыми хрустальными бокалами, стоившими, должно быть, по несколько долларов за штуку.

Белое ажурное платье обтягивало ее налитую фигурку и заканчивалось как раз там, откуда начинались стройные округлые бедра. Крепкие грудки напоминали две покрытые снегом вершины, только было непонятно, почему снег на них не таял!

— А твой отец в курсе, что ты носишь такое платье? — вздохнув, спросил я. — Или он передумал блюсти твою невинность и ждет не дождется, когда тебя изнасилуют?

— Но не в моем же собственном доме? — засмеялась Ронда. Она уже заметно оправилась после потрясения. Мужское внимание явно шло ей на пользу.

— Не имею в виду себя, — чистосердечно признался я. — Я достаточно стар, чтобы годиться тебе в отцы, — если предположить, что в девять лет я уже достиг половой зрелости.

— Так, посмотрим. — Ронда задумчиво уставилась в потолок. — Выходит, тебе двадцать восемь. — Она тряхнула головой, весь ее вид говорил о том, что она осталась довольна полученной информацией. — А может, ты и вправду созрел в девять лет?

— Вполне, — сознался я. — Но, к счастью, мои мысли опережали темпы моего развития, а то у меня уже могла быть такая хорошенькая дочь, как ты.

Ронда застенчиво улыбнулась.

— Мне бы хотелось, чтобы так и оказалось.

— Ты хочешь сказать, что хотела бы другого отца?

— Не совсем так.., ой, даже не знаю. — Ронда помолчала. — Рэнди?

Я заметил неожиданную сумасбродную искорку в ее глазах и отхлебнул из своего бокала. Ронда не стала дожидаться моего ответа.

— Рэнди, я приняла решение, — срывающимся от волнения голосом начала она. — Я уже не маленькая, и тот период, когда я хотела другого отца, у меня прошел. Мне нужен любовник.

Я согласно кивнул.

— По-моему, ты и вправду достаточно взрослая. Ну и что же случилось с твоими бывшими дружками? Сжав в обеих руках бокал, Ронда уставилась в пол.

— Я просто.., просто трепалась. Не слишком-то лестно признаваться в собственной девственности...

Неожиданно внутри меня все опустилось — будто бы в плескавшийся там бурбон бросили камешек. Я чувствовал, как он медленно опускается на дно.

— Ты хочешь сказать, что твой отец прав? И ему удалось все эти годы оберегать твою девственность?

— Вот именно! Хуже того, своими разговорами он почти убедил меня, что хранить целомудрие — это так прекрасно и возвышенно. Но теперь я понимаю, что все это сказки для маленьких девочек. Женщине необходимо любить и быть любимой. Единственная проблема — найти настоящего мужчину.

— Ну да, — пробормотал я, глотая бурбон. — Это действительно очень важно — надо найти настоящего мужчину. И кто же у тебя на примете?

— Ты.

— Можно еще? — спросил я и сунул ей в руки свой бокал. — Теперь тройной.

— Рэнди, тебе хватит бурбона. — Ронда осторожно поставила оба бокала на пол и, склонив голову ко мне на плечо, смотрела на меня невинными, поблескивающими глазами.

— Ты права, детка, — как можно непринужденней ответил я. — Для женщины существует лишь одна проблема — когда начать? И для меня тоже. Это для всех проблема.

— Я решила свою.

— Брось. Я не тот парень.

Напряженно выпрямив спину, словно она проглотила аршин, Ронда спросила:

— Но, Рэнди, — почему нет?

— Хотя бы потому, что от девственниц у меня по всему телу начинают бегать мурашки. И потом я чешусь после этого по несколько недель.

Ронда рассмеялась, будто я удачно пошутил.

— О чем ты говоришь? Тебе не о чем беспокоиться. Я же не говорила, что хочу за тебя замуж. Я только хочу заниматься с тобой любовью, вот и все.

— Занятия любовью с девственницами никогда не доводят до добра, — заявил я, наливая себе еще виски. — Они потом или ненавидят тебя, или безумно влюбляются. Давай лучше оставим все, как есть, — я тебе нравлюсь и все, хорошо?

— Какая же ты скотина! — расстроенно воскликнула Ронда. — Я просто хочу стать женщиной, а ты только и делаешь, что разглагольствуешь о моей девственности, будто это.., это.., предмет купли-продажи или что-то в этом роде.

— Ты не сможешь стать женщиной за одну ночь, — заметил я, глотая неразбавленный бурбон. — В том-то вся сложность с девственницами — они почему-то считают, что могут.

Я посмотрел на часы. Было восемь часов пятьдесят минут.

Глава 11

Только я решил попросить Ронду позвонить в полицию и узнать, не ушли ли ее родители, как входная дверь распахнулась и все трое вошли в дом.

— Мама! — воскликнула Ронда. Она бросилась к матери через всю комнату и, замерев в ее объятиях, разрыдалась, давая выход сдерживаемым до сих пор эмоциям.

В комнату следом вошли Сесил Холлоуэй и его младший сын, Ричард.

— Что вам тут нужно, Роберте? — рявкнул Холлоуэй. — Вас никто не звал. Насколько я понимаю, вы успели изложить Ронде свою версию смерти Чарльза. А поскольку свое черное дело вы уже сделали, то убирайтесь из моего дома и дайте нам самим во всем разобраться.

Я уже собрался возразить ему, когда вмешательство Ричарда избавило меня от этой необходимости.

— Почему бы нам не выслушать мистера Робертса, папа? — спокойно спросил он. Теперь в нем не чувствовалось и тени той нервозности, которая ощущалась при нашей первой встрече, и он даже не счел нужным смотреть на отца.

Нахмурившись, Холлоуэй взглянул на сына, потом на меня.

— Ну хорошо, Роберте, давайте послушаем, что там у вас на уме. И если это снова окажется такой же гадостью, как в прошлый раз, то, клянусь, мы с Ричардом заставим вас дорого заплатить за ваши слова.

— Двое на одного? Хотя, насколько мне известно, именно этот прием и предпочитают теневые бизнесмены вроде вас. Никакого риска и отличная прибыль.

— Я не намерен выслушивать ваши оскорбления. Если у вас есть что сказать, то говорите скорее и убирайтесь.

— Вообще-то я надеялся, что Карлотти, ныне величающий себя Мэттьюсом, все еще где-то здесь, — сказал я. — Но, по-моему, он решил, что самое время убраться восвояси; теперь он наверняка предпринимает все необходимые меры.

— О чем ты говоришь, Рэнди? Какие меры предпринимает мистер Мэттьюс? — Ронда, бледная как мел, смотрела на меня. Потом она перевела взгляд на мать, но та с отсутствующим видом уставилась куда-то в пространство между мной и Ричардом, словно и не слышала, о чем идет речь.

— Меры по приостановке операции, — ответил я. — Этим самым он занимался и здесь — обрывал все нити, ведущие к нему, как к поставщику наркотиков. Он уже знал, что федеральные агенты собирают против него улики. Карлотти решил, что пришло время пожить на доходы от борделей и на какое-то время оставить наркобизнес. При этом он ничуть не обеднеет — даже если учесть то обстоятельство, что ему придется исправно отстегивать проценты от прибыли твоему отцу.

— Ну все, Роберте, достаточно! — заорал Холлоуэй. Его мясистое лицо потемнело от гнева. — Я сам вышвырну вас из этого дома! — Он стоял между мною и дверью и теперь двинулся ко мне.

Ричард находился справа от отца, но даже не сделал попытки шевельнуться. Его стройная фигура, в строгом темно-синем костюме и начищенных до блеска ботинках, олицетворяла абсолютное спокойствие и безмятежность. Он стоял и смотрел, как тот надвигается на меня.

— Ты не хочешь выслушать мистера Робертса до конца, папа? — спросил Ричард. — Какой смысл вышвыривать его отсюда, если он тут же пойдет в полицию с этими бреднями.

С трудом совладав с собой, Холлоуэй остановился.

— Ладно, Роберте, — процедил он сквозь зубы. — Вы уже обвинили меня в содержании борделя. Какой еще поклеп вы собираетесь возвести на меня?

— Если быть точным, то вы не содержите бордель, — сказал я. — Вы всего лишь инвестируете сеть публичных домов Карлотти в Сан-Франциско. Не знаю, каким образом вы оказались замешаны в это дело, но не сомневаюсь, что полиция все выяснит.

— Не слишком ли вы наивны, ожидая, что полиция начнет расследование? — приподняв брови, спросил Ричард. И только тут я заметил, что за те несколько секунд, что я отвлекся на его отца, он вытащил пистолет, который нацелил мне прямо в живот.

— В чем дело, Ричард? — бодро спросил я. — Закончились шприцы?

Не успел он ответить, как зазвонил телефон. Я посмотрел на часы. Десять минут десятого.

Холлоуэй бросил взгляд на сына, потом подошел к стеклянному столику, стоявшему возле дверей холла, и снял трубку.

Взглянув на Ронду, я увидел, что она в полном оцепенении наблюдает за отцом. Было заметно, как она, по-прежнему прижимаясь к матери, дрожала. Миссис Холлоуэй слегка повернула ко мне голову, и мы обменялись взглядами. В ее темных печальных глазах читалась такая безысходность, что я буквально физически ощутил в них мольбу спасти ее дочь. Но вряд ли я был на что-то способен, когда в мой живот целились из пистолета.

— Алло! — буркнул в трубку Холлоуэй. — Да, это я. — Несколько секунд он слушал, при этом его лицо все сильней наливалось кровью. — Послушай, ублюдок! — рявкнул он наконец. — Не знаю, кто ты и зачем звонишь сюда, но если тебе известно, кто убил моего сына, сообщи об этом в полицию, а не мне!

Холлоуэй так шмякнул трубкой по телефону, что я испугался, заработает ли он после этого, а ведь мне понадобится вызвать полицию. Все-таки какой же я иногда неисправимый оптимист — особенно если учесть, что я могу вообще никому и никогда не позвонить.

Холлоуэй снова повернулся ко мне лицом и прошел в глубь комнаты. Глядя на выражение его физиономии, я подумал, не собирается ли он случайно придушить меня, но Сесил даже не смотрел в мою сторону.

— Вы не знаете, кто убил вашего сына? — полюбопытствовал я. Холлоуэй перевел взгляд с Ричарда на меня. — Или вам вдруг стало интересно, почему ваш сын взял меня на мушку?

— Как бы мне этого ни хотелось, я не могу прикончить вас, Роберте, — выдавил он. — И Ричарду это хорошо известно. Вы все равно не сможете ничего доказать, а он решил только припугнуть вас.

Я покачал головой.

— Может, вам и хочется в это верить, но все дело в том, что он просто вынужден меня убить. Он знает, что мне известен убийца вашего сына. — В моем бокале оставалось еще немного бурбона, и я допил его, отчаянно надеясь, что это не последняя выпивка в моей жизни. Бокал был достаточно тяжелым, и я как бы невзначай взвесил его в руке.

— Нет! Не правда! Этого просто не может быть! — воскликнула Ронда. Высвободившись из объятий матери, она повернулась к Ричарду.

Пистолет в его руке даже не дрогнул.

— Он не собирался убивать Чарльза, — ровным голосом произнес я, кляня все на свете за то, что вынужден говорить Ронде такие слова. — Однако обстоятельства не оставили ему другого выбора. Кто знает, может, он по-своему и любил брата. Но только себя он любил сильнее.

— Роберте, вы сошли с ума! — воскликнул Холлоуэй. — Ричард не мог убить своего брата! Как вы можете говорить такое?

— Ричард, Ричард! — простонала Ронда. — Скажи, что это не правда! Пожалуйста. Я не могу потерять вас обоих, я этого не вынесу. — Ронда не спускала с брата умоляющих глаз. И впервые за все это время Ричард напрягся, бросив на сестру обеспокоенный взгляд.

— Не становись между нами, Ронда, — натянуто произнес он. — Оставайся на месте.

— Ричард! — с болью в голосе воскликнула она и беззвучно рухнула на пол.

Миссис Холлоуэй бросилась ей на помощь, и ствол пистолета на мгновение качнулся. Как глубоко верующий католик, которому перед смертью дали не более тридцати секунд, я воззвал ко Всевышнему и метнул бокал Ричарду в голову.

В свою бытность в бейсбольной команде колледжа я никогда не был даже первым стрингером[8], но бывает, что в случае экстренной необходимости даже второй стрингер может выбить хоумера[9]. Бокал попал Ричарду точно между глаз, и он рухнул на пол как подкошенный.

Пребывавший в состоянии шока Холлоуэй словно замер. Но я не стал испытывать судьбу: он мог прийти в себя и решить, что его сын прав и им куда лучше избавиться от не в меру пронырливого адвоката, от которого одни только неприятности. Поэтому я подобрал пистолет и, не целясь, направил его в сторону Холлоуэя-старшего. Теперь я чувствовал себя значительно спокойнее и решил, что, наверное, теперь пора звонить.

Торопливо смешав два бокала виски, я передал один миссис Холлоуэй для Ронды, а другой залпом выпил сам.

— Откуда вам известно, что он.., что он убил собственного брата? — еле слышно прохрипел Холлоуэй.

— Это мог быть только или он, или вы. Ричард осуществлял связь между Карлотти и Чарльзом — так сказать, был жизненно важным звеном в цепи поставок героина из Сан-Франциско к местным толкачам.

— Но как вы узнали об этом?! Я ничего не знал о причастности Карлотти к наркобизнесу — точнее, я узнал об этом лишь сейчас — от вас. Я и представить себе не мог, что Ричард...

— Но ведь он знал, какой бизнес Карлогти вы инвестировали и был лично знаком с Карлотти, верно?

Кивнув, Холлоуэй провел дрожащими пальцами по сильно поредевшим волосам, и мне неожиданно показалось, что если он сейчас не сядет, то тоже грохнется в обморок. Я подтолкнул ему ногой одно из оранжевых кресел, и он, благодарно посмотрев на меня, тяжело опустился в него.

— Я надеялся.., я хотел, чтобы Ричард стал солидным, уверенным в себе бизнесменом, умеющим позаботиться о собственных интересах, — пробормотал Холлоуэй, — Я научил его, как обращаться с деньгами и как заставить их работать на себя.

— А публичные дома дают значительно большую прибыль, чем бензозаправочные станции, верно? Поэтому вы учили его, что не имеет значения, на чем делать деньги, — главное, чтобы комар носа не подточил, не так ли?

Холлоуэй лишь молча смотрел на меня, и, судя по его глазам, он вряд ли когда-либо сможет понять, в чем был не прав и чем испортил своих сыновей, вырастив из них расчетливых и неразборчивых в средствах людей. Что я ему мог еще сказать?

— Мне так хотелось, чтобы Ричард не стал таким, как Чарльз — безнравственным хиппи, лишенным элементарного чувства собственного достоинства, — жалобно произнес Холлоуэй. — И я был уверен, что Ричард оправдает мои надежды. Но как вы, Роберте, узнали о его связи с Карлотти?

— Вчера, оставив вас и Карлотти в кабинете, я услышал, как в гараже разговаривали двое. Одним из них был Чарльз — я видел, как он уезжал. Другой голос тоже принадлежал мужчине, но я не сразу разобрал, кому именно. Однако у вас с Карлотти не хватило бы времени, чтобы выйти через черный ход и, обойдя дом, добраться до гаража. Оставался последний мужчина из этого дома — Ричард. Но это доказывало лишь одно: в гараже разговаривали братья. Поэтому я последовал за Чарльзом. Выходивший из гаража Ричард, по-видимому, заметил меня. Во всяком случае, когда я наконец выследил Чарльза с сумкой героина и уже направился вызывать полицию, Ричард ударил меня чем-то по голове. Я пришел в себя как раз вовремя, чтобы услышать, что он собирается убить меня.

Судя по виду Холлоуэя, он мне не верил, но меня это не слишком теперь волновало. Единственное, что беспокоило, — как убедить сержанта Брауна.

На полу, позади Холлоуэя, в объятиях матери снова зарыдала Ронда. Слева слабо застонал Ричард. Он поднял руку, осторожно трогая вздувшуюся на лбу здоровенную шишку.

— На мысль о героине меня навела Ронда, — не уверенный, что Холлоуэй слушает меня, продолжал я. — Она рассказала, что ее мать после встречи с Чарльзом, вернулась ужасно расстроенная. А встречалась она с ним как раз незадолго до того, как один накачанный смертельной дозой героина парнишка ввалился ко мне в номер. Он знал, где я нахожусь, потому что я оставил адрес одному из его друзей. Но зачем я был ему нужен? Если мыслить логически, то ответ напрашивался только один — он хотел что-то сообщить мне или попросить о помощи. А может быть, и то, и другое. Если он окончательно запутался и решил покончить с наркотиками, то наверняка обратился бы к ближайшему адвокату. И таким адвокатом оказался я. Он хотел рассказать о том, что толкал героин для вашего Чарльза и что они попались. Миссис Холлоуэй каким-то образом удалось найти Чарльза — в тот день, когда его выпустили из участка, и как раз в момент передачи героина своему посыльному.

— Я направлялась в участок, когда заметила, как мимо проехал Чарльз в какой-то машине, и последовала за ним, — не отрывая глаз от пола, произнесла миссис Холлоуэй хриплым от волнения, еле слышным голосом.

— Видимо, вы грозились сообщить в полицию, — мягко сказал я. — А парень, который был с ним, запаниковал. Он убежал от Чарльза, но тот догнал его и убил. Теперь ему не оставалось ничего другого, как убрать и второго посыльного, а заодно и всех тех, кто мог как-то связать его с первым убийством. Поэтому он позвонил Ричарду, а тот — Карлотти. И Карлотти примчался сюда, чтобы самому убедиться, что все под контролем, — к тому времени, кстати, так оно и было. Ричард успокоил мать, убедив ее, что если она будет молчать, то он заставит Чарльза бросить наркобизнес. Ронда слышала их спор, но решила, что это ругаются отец с матерью, поскольку давно привыкла к их ссорам.

Ронда с несчастным видом смотрела на меня. Она уже не плакала.

— Так ты знал, что это был Ричард? Но.., но ведь даже я не поняла... — Ее голос осекся.

— Это вполне мог быть и твой отец, — согласился я, — что означало бы, что они оба причастны к торговле героином — он и Ричард. Поэтому я и подстроил этот телефонный звонок — чтобы посмотреть, как отреагирует твой отец. — Я повернулся к Холлоуэю. — То, как вы ответили, убедило меня в вашей непричастности к торговле героином, а также к убийству вашего сына.

— Но почему.., почему Ричард убил Чарльза? — хрипло спросила Ронда.

— Ричард должен был выбирать — или оставить брата в живых, что было бы довольно рискованно, поскольку в полиции Чарльз мог расколоться и рассказать обо всей операции, или убить его. Видимо, он решил, что последнее будет надежней.

— Этот идиот наверняка раскололся бы, — проворчал Ричард, с трудом, как пьяный, поднимаясь на ноги. Я перевел пистолет на него. — У него никогда не было ни мозгов, ни твердости духа. И никогда ничего не вышло бы, если бы я не руководил им. Он позвонил мне еще до того, как прикончил того первого парня. Он так перетрусил, что не мог придумать ничего лучшего, как предложить нам вместе забрать все деньги и дать деру.

— Но ты ведь убедил его, что куда проще убить парочку-другую людей, а потом просто на время выйти из бизнеса? — резко сказал я. — И тогда никто — даже твоя мать — не смог бы ничего доказать и, следовательно, тебе не пришлось бы ничем жертвовать.

— Ричард, ты же обещал... — простонала его мать. Ее лицо неожиданно покрылось морщинами, и мне показалось, что оно, как мозаика, вдруг вот-вот распадется на части. Хлынувшие из глаз слезы размазали толстый слой макияжа вокруг. Слишком долго она сдерживала себя. — Ты обещал прекратить это. Говорил, что все будет хорошо. Ты же обещал, Ричард... — Спрятав лицо в ладонях, она с надрывом повторяла и повторяла его имя. Ронда, сложив руки на коленях и словно оцепенев, замерла рядом.

Я не спускал пистолета с Ричарда, который теперь напряженно следил за мной; его худощавое лицо выражало такие коварство и безжалостность, что, выбери он законную форму бизнеса, наверняка далеко бы пошел.

Холлоуэй, не обращая внимания на жену, поднялся и налил себе виски, а я тем временем подошел к телефону и вызвал полицию.

Я знал, что сержант Браун теперь и в самом деле обрадуется моему звонку.

Глава 12

— Будь моя воля, Роберте, я бы обвинил вас во введении правосудия в заблуждение, что на самом деле чистейшая правда, — сжав перед собой на столе огромные кулачищи, проревел сержант Браун. И я ничуть не усомнился в искренности его желания.

— Вы должны быть благодарны мне, сержант, — с видом оскорбленной добродетели возразил я. — Я раскрыл за вас пять убийств, сдал вам на руки главу сети толкачей вашего района, вывел на след поставщика героина, которого федералы теперь могут повязать без особых усилий. Чего же вы еще хотите?

— Чтобы вы не совались в это дело и дали нам раскрутить его по-своему. Без вас было бы по крайней мере одним убийством меньше. — Крупное, грубо высеченное словно из камня лицо сержанта походило на гранитную маску, на которой недобро поблескивали с лунным отливом глаза.

— Конечно, вы вправе смотреть на дело и с такой точки зрения, — обиделся я. — Однако каким образом вам, без моей помощи, удалось бы повесить на братьев Холлоуэй торговлю героином?

— Элементарно. Мы взяли бы их с поличным, так как готовили совместный рейд с федералами. А вы только спутали нам все карты — сначала заставили Чарльза Холлоуэя паниковать, а потом и убили его.

— Как бы не так! — взорвался я. — Еще несколько часов, и братья успели бы припрятать весь героин до последней крошки, и вы черта с два приперли бы их к стенке — если только с самого начала не собирались просто выбить из них признание. К тому же вы не знали, что связь с поставщиком осуществлялась через Ричарда Холлоуэя.

— Да ладно вам, ишь ловкач какой выискался! Мы все равно очень скоро об этом узнали бы. Дом Холлоуэев все время под наблюдением.

— Тогда почему же ваш человек не поехал за Чарльзом Холлоуэем, когда тот уехал оттуда, а потом едва не убил меня? — разозлившись, фыркнул я.

— Да поехал он, поехал! — взревел сержант. — Он поехал за вами, а вы взяли и упустили Холлоуэя. Разве я в этом виноват?

— Нет, сержант, — насмешливо сказал я. — Конечно, не виноваты.

В дверь постучали, и в кабинет просунулась голова копа.

— Эти придурочные хиппи готовы на выход. Этот, что ли, парень внес залог?

— Он, кто ж еще, — буркнул сержант. — Сделайте одолжение, Роберте. Забирайте ваших дружков-наркоманов и проваливайте отсюда.

Я встал и направился к двери.

— Ладно, сержант. Но мне кажется, вы слишком уж переживаете, что не наложили лапу на сумку с героином. Если вы примените к Ричарду свои изящные методы работы с допрашиваемыми, то, полагаю, к середине следующего месяца заставите его расколоться и сказать, где она спрятана. Однако к тому времени ее содержимое наверняка уже будет распродано на территории примерно от Форествилла до Афганистана.

Я проскользнул в дверь мимо копа, оставив сержанта сидеть и мечтать о том, как хорошо было бы жить не в демократическом, а полицейским государстве, где он запросто мог бы упрятать меня на ближайшие десять лет за решетку — просто так, ради собственного удовольствия.

Ведь он принадлежал к так называемой касте самоотверженных полицейских.

Когда я вышел из участка, столпившиеся на тротуаре ребята окружили меня и принялись радостно похлопывать по плечу и обнимать.

Кальвин растроганно поцеловала меня в щеку, Окифиноки заявил, что дал бы мне курнуть “травки”, если бы она у него была. Белая Скво чуть не переломала мне все ребра своими медвежьими объятиями, а Заднее Сиденье наградила таким поцелуем взасос, что на несколько минут вся компания буквально зашлась от истерического хохота.

Наконец, когда мне позволили снова дышать, я просипел:

— Вам всем известно, что до суда вы не должны покидать город. Когда придет время, я приеду из Сан-Франциско и буду представлять ваши интересы; об этом можете не беспокоиться. И если вы за это время не натворите новых глупостей, например, не попадетесь опять за хранение наркотиков, то отделаетесь всего лишь условным сроком. Да и вообще я не считаю, что судья слишком серьезно отнесется к рекомендациям сержанта Брауна по поводу вынесения вам смертного приговора.

— Послушай, мы вернемся в лагерь и будем ждать, пока ты за нами не приедешь, — улыбнулся Окифиноки. — И я гарантирую, что ни один коп не сможет к нам придраться.

— Ну хорошо, хорошо, — с сомнением в голосе согласился я. — И все же, Бога ради, будьте поосторожней.

— Эй, а почему бы нам до отъезда адвоката не устроить вечеринку? — с энтузиазмом воскликнула Бац-Бац, всем телом прижимаясь ко мне.

— Послушайте, я...

— Заметано! — чуть ли не разом завопили остальные, и я вдруг почувствовал, что меня тащат к моей машине — Бац-Бац под одну руку. Заднее Сиденье, горячо дыша мне в ухо, под другую, а остальные подталкивают сзади.

Я не поверил бы — да и сейчас не верю, — что в “остин-хили” можно запихнуть шесть человек, но каким-то образом мы умудрились доехать до лагеря.

Веселье началось в ту самую минуту, как мы прибыли на место и, насколько мне известно, не закончилось до сих пор. Часов шесть спустя я решил незаметно ускользнуть из лагеря, но сначала нужно было поговорить с Кальвин о делах.

К моему удивлению, она моментально настроилась на серьезный лад и, когда я спросил о ее планах, с готовностью начала рассказывать.

— Я никому не говорила, — грустно улыбнулась Кальвин, и взгляд ее мечтательных зеленых глаз стал немного более земным, — но хочу убраться отсюда. Сейчас я поняла, что мой уход в племя был просто бунтом против родителей. Я пряталась за свои религиозные убеждения, стараясь не думать о прозе жизни, и пыталась уверить себя, что нахожусь на более высоком уровне бытия. На самом же деле я просто трусила браться за что-нибудь всерьез.

— Кто беседовал с тобой в тюрьме? — недоверчиво посмотрев на нее, спросил я. — Надеюсь, не сержант Браун? Или на тебя неожиданно снизошло откровение?

— Наверное, что-то вроде этого. Духовное откровение наоборот. В общем, я собираюсь взять деньги и вернуться в колледж изучать искусство и философию, чтобы стать учителем, писателем или кем-то еще.

— Здорово, — испытывая огромное облегчение, одобрил я. Мне показалось, что это чувство отразилось и на моем лице.

— Спасибо за твою заботу обо мне, — поблагодарила Кальвин.

Легонько чмокнув ее в щеку, я пообещал увидеться с ней на суде. Потом дал ей сотню баксов и убрался из лагеря.

Только я выбрался из леса и поднялся на гребень холма, возвышающегося над лагерем, как обнаружил, что за мной кто-то крадется. Теперь я уже не боялся убийцы со шприцем, но любой бы на моем месте занервничал, если бы темной ночью, да еще в такой глуши, как эта, услышал позади себя шаги.

— Кто здесь? — хрипло крикнул я. — Выходи, мать твою так, а то пристрелю на месте, а копам скажу, что принял тебя за пуму.

— Эй, ты что! — воскликнул женский голос. — Что я тебе сделала?

Из темноты появилась фигурка. Когда она приблизилась, то оказалось, что это Заднее Сиденье.

— Не знаю почему, но у меня возникло странное ощущение, что именно ты крадешься за мной, — сказал я.

— А я не кралась, — промурлыкала она, — я тебя преследовала.

— Ну и что тебе от меня нужно? — прикидываясь невинным младенцем, спросил я.

— Если до тебя еще не дошло, то как я могу объяснить?

Она медленно двинулась ко мне и, остановившись в двух футах, замерла и устремила на меня глаза, словно зачарованная недоступной человеческому слуху музыкой кобра.

Сейчас я заметил, что Заднее Сиденье переоделась: на ней больше не сверкали драниной ветхие джинсы. Она надела красное платье, которое, должно быть, хранилось у нее в сумке, в лагере. Оно плотно обтягивало бедра и подчеркивало восхитительную выпуклость упругих грудей. Неожиданно из-под подола мелькнули розовые трусики с белым кружевом вокруг бедер — это Заднее Сиденье, закинув руки за голову, нарочито медленно повернулась вокруг.

— Я надела его специально для тебя, еще на вечеринке, — надула она губки. — А когда отправилась на поиски, ты уже смылся. И даже не поцеловал меня на прощанье.

— Я вспомнил твой поцелуй и испугался, что ты меня никогда не отпустишь, — честно признался я.

— Ну а теперь, — когда я тебя поймала, ты ведь не сбежишь?

— Мне неплохо бы поспать, — с сомнением в голосе отозвался я.

— А тебе не кажется, что спать под открытым небом куда приятней и полезней, чем в паршивом душном номере? — с притворной серьезностью спросила она. При этих словах ее платье соскользнуло на землю.

Теперь я догадался, зачем она поднимала руки — чтобы расстегнуть крючок на спине. А я-то думал, что у нее просто зачесалась спина.

— Тебе не холодно? — хрипло выдавил я, зачарованный видом ее идеально очерченных алебастровых грудей с не правдоподобно розовыми сосками. Мне нечего было удивляться этому — ни одна уважающая себя леди хиппи не станет носить бюстгальтер — особенно когда она в нем совсем не нуждается.

— Чуть-чуть, — поддразнила она. — Но надеюсь, ты согреешь меня, адвокат?

— Зови меня Рэнди.

— Может быть.., потом.

Я сбросил с себя всю одежду, а она, все с тем же притворно серьезным видом, шагнула из трусиков, затем игриво повесила их на сосновую ветку.

Мы стояли очень близко друг к другу, совершенно нагие, и наши тела отсвечивали в темноте каким-то призрачным сиянием. Я крепко прижал девушку к себе. Ее тело затрепетало с головы до ног, и мягкие судороги еле сдерживаемой страсти пробежали по ее коже.

— Кальвин сказала, что они называют тебя Задним Сиденьем за твои потрясающие организаторские способности, — между поцелуями прошептал я. — Теперь я понимаю, что она имела в виду.

— Между прочим, я и сама люблю, когда для меня что-нибудь организовывают, — улыбнулась она. — Скажем, удобное местечко...

— Я знаю одно, просто великолепное! С него открывается потрясающий вид на все побережье.

— О каком виде ты рассуждаешь в такую безлунную ночь?

— Да к черту этот вид, пошли!

Глава 13

Мои сумки уже лежали в машине, счет был оплачен, когда я решил напоследок навестить Гарри-обезьяну.

Ступив на подгнившее деревянное крыльцо, я постучал в дверь и сразу обнаружил, что здесь как-то непривычно тихо. Из-за двери доносилась негромкая музыка — одна из симфоний Бетховена.

Совсем не в стиле Гарри. Разве годится устраивать оргию под Бетховена?

— А, Рэндол Роберте, адвокат! — широко улыбнувшись из полумрака комнаты, приветствовал меня Гарри. Он был голый. Отрадно видеть, что все не так уж кардинально изменилось за это время.

— Вот, уезжаю в Сан-Франциско и пришел поблагодарить тебя за помощь.

— Да ладно, чего уж там! — радостно отозвался он. — То, что произошло с Джей Си и другими ребятами, просто облом. Я не стукач, но эти события перевернули все внутри меня.

— Все нормально, Гарри, — улыбнулся я. — Ты не против, если я попрощаюсь с Джем-Джем? Учитывая ее отношение ко мне и все остальное...

— Жаль, но ее здесь нет. — Гарри снова улыбнулся и почесал бородатую челюсть. Только теперь я обратил внимание, что он так и не пригласил меня войти.

— Надеюсь, она ушла не насовсем. Я тебе, случайно, не помешал?

— Да что ты, — смутился он. — Ты так круто все устроил.

Я стоял, пытаясь понять, что он имеет в виду, говоря это, когда из темноты появилась еще одна обнаженная фигура — стройная, с округлыми формами и белой кожей. Девушку, которой она принадлежала, звали Рондой.

— Привет, Рэнди, — радостно поздоровалась она.

— Ронда, что ты тут делаешь? — задал я дурацкий вопрос, надеясь, что не слишком похож на потрясенного старшего брата.

— Следую твоему совету, — кокетливо улыбнувшись, она прижалась к Гарри. При этом ее правая грудь, твердая и упругая, как спелый гранат, уткнулась в его бицепс.

— Моему совету?

— Ну да, насчет того, чтобы найти подходящего мужчину.

— Ну и ну!..

— И знаешь что, Рэнди?

— Да?

— Ты был прав.

— Я во многом бываю прав. Но сейчас не уверен, что понимаю, о чем ты.

— О том, что девственница или полюбит, или возненавидит своего первого мужчину.

Я задохнулся от изумления, не в силах произнести ни слова, а Ронда слегка улыбнулась.

— Ронда классная девочка. — Рот Гарри расплылся в улыбке до самых ушей. — Рад, что не ты был у нее первым, приятель!

— Видимо, я был слегка не в себе, — заикаясь, признался я. — Но, Гарри, а как же.., ну, сам понимаешь.., остальные? — Последнее слово я почти прошептал.

— Да не волнуйся ты! Можешь говорить прямо. Ронда знает о всех моих девочках, но они ушли.

— Ушли? Тебе пришлось попросить их — из-за Ронды?

— Ничего подобного. — Волосатая физиономия Гарри снова расплылась в улыбке от уха до уха, которой мог позавидовать любой шимпанзе.

— Они ушли, потому что Гарри стал уделять им недостаточно внимания, — с лукавой невинностью пояснила Ронда.

— Жаль, тебя здесь не было, — все еще улыбаясь, сказал Гарри.

— Смотри поосторожней, Гарри, — пристально глядя на Ронду, серьезно предостерег я. — Тебе известно, какими скучными могут оказаться моногамные отношения?

— Я и сам всегда так считал, — встрепенулся Гарри. — Но знаешь, оргии тоже надоедают. Сечешь, о чем я? Может, тогда, в первый раз, это и стало для тебя настоящим потрясением, а для меня все это стало просто рутиной. Но теперь, с Рондой, все иначе. Словно новая форма существования — и только с одной-единственной девочкой! Я сам в это верю с трудом.

— И я! — счастливо улыбнулась Ронда. Гарри сияющими глазами посмотрел на нее и потрепал ее правый сосок своей мохнатой лапой.

— Да и я тоже. — Даже мне самому показалось, что мой голос прозвучал несколько уныло. Поэтому я решил, что пора прощаться, пока не испортил им медовый месяц. — Ну ладно, ребята. Счастливо провести время, — с легкой иронией пожелал я. — Смотрите, не переусердствуйте. У вас впереди еще целая жизнь.

Гарри слегка нахмурился, словно мои слова напомнили ему что-то, о чем он на время забыл. Ронда лишь удивленно посмотрела на меня.

— До свидания, Рэндол Роберте, — радушно попрощался Гарри. — Если встречу Джем-Джем, непременно передам твой привет.

— Спасибо, — поблагодарил я, направляясь к машине. Они так и стояли, обнявшись, в пустом коридоре. Белая Богиня и Голая Обезьяна — да, скажу я вам, на это стоило взглянуть.

Примечания

1

Нарк — агент Федерального бюро по борьбе с наркотиками.

2

Кислота — здесь: ЛСД, диэтиламид лизергиновой кислоты.

3

Оклахомец-неприкаянный (англ.).

4

Человек, занимающийся доставкой припасов, квартирмейстер (англ.).

5

J. С. — инициалы имени Иисуса Христа (англ).

6

Богард Хэмфри, Робинсон Эдвард — известные голливудские актеры 1960-х годов.

7

Намек на одного из первых апостолов, который до встречи с Христом был рыбаком.

8

Стрингер — запасной игрок в бейсболе (англ.).

9

Хоумер — один из основных игроков в бейсболе (англ.).


home | my bookshelf | | Убийственный кайф |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу