Book: Труп не может больше ждать



Труп не может больше ждать

ТРУП НЕ МОЖЕТ БОЛЬШЕ ЖДАТЬ

КАРТЕР БРАУН

Глава 1

– О-ля-ля! – послышался восторженный возглас. –Виват, Мевис Зейдлиц!

Я одернула юбку, опоздав всего секунд на пять, и уставилась на него.

– Послушайте, вы! – холодно сказала я. – Если у девушки расстегнулась подвязка, то это еще не причина…

Затем я его узнала, и у меня возникло ощущение, будто мои коленки сразу же ослабели. Такое ощущение обычно служило для меня сигналом: сейчас или никогда… На сей раз это было условным рефлексом.

– Вы… – слабым голосом сказала я. – Рафаэль Вега! Он счастливо улыбнулся.

– Рафаэль Вега – Черная смерть к вашим услугам! Ваши ноги, чикита.., о, они так же прекрасны, как и тогда, когда вы отдыхали в нашей стране. Собственно, как и вы вся! Я восхищен! Эти золотые волосы, голубые глаза, полные нежного обаяния, страстные полные губы, эта прекрасная шея, эти…

– Конечная остановка – вам пора выходить! – сказала я. – Что вы здесь делаете? У нас занимаются только делами. – Я подчеркнула последнее слово.

– А я и пришел по делу, Мевис, – вежливо сказал он. – Но когда боги благосклонны ко мне и позволяют взглянуть на такие изумительные ноги, я сразу же забываю о трупе, что лежит у меня в багажнике.

– Не говорите мне сейчас о делах! – сказала я твердо. – Как партнер в частном детективном бюро "Рио инвестигейшн" я не располагаю временем. – Мой голос постепенно опустился до шепота, и я уставилась в темные очки, прикрывающие его глаза. – То есть.., как это – труп в багажнике?

Рафаэль мягко улыбнулся, и я сразу же поняла, что нейлоновая блузка – плохая защита от человека в темных очках. Я хочу сказать, что ему даже не надо делать вид, что он смотрит в другую сторону.

– Может быть, об этой пустяковой проблеме мне следует поговорить с Джонни? – сказал он.

– Джонни будет после пяти. – Я взглянула на часы. – Сейчас только без четверти два, и если вы думаете, что…

– Труп не может столько ждать! – прервал меня Рафаэль. – Надеюсь, вы мне поможете, чикита? Ведь вы хорошо знаете Лос-Анджелес?

– Конечно, знаю, – сказала я. – Я живу здесь уже четыре года, и весь первый год пыталась стать киноактрисой. В те времена я истоптала весь Лос-Анджелес!

– Зачем?

– Все эти проклятые таланты очень быстро бегают! – с горечью сказала я. – Но мне все равно ничего не удалось добиться!

– Если вы знаете Лос-Анджелес так хорошо, то вы действительно можете мне помочь, Мевис, – сказал он удовлетворенно. – Нам надо спокойно все обсудить там, где нас никто не побеспокоит.

Мне бы немного подумать и сразу же сказать "Нет!", вспомнив, что за человек Рафаэль Вега. Ты можешь сесть в его автомобиль прекрасной невинной девушкой, но стоит тебе проехать три квартала – и садись писать мемуары, по меньшей мере, в двух томах! Я взглянула на него еще раз, и мои коленки снова ослабели.

Рафаэль – высокий мужчина, может быть, он слегка толстоват, но ему это идет. У него светлые волосы, почти белые, а какого цвета его глаза, неизвестно – он никогда не снимает темных очков. В своей стране он начальник тайной полиции, и его называют там Черной смертью. Это из-за темных очков и мрачной философии: он верит, что самое короткое расстояние между двумя точками – это пуля. Выйди с ним погулять в лунную ночь – и он будет одновременно Джекилом и Хайдом! Поверьте, все, что ваша мама говорила вам когда-нибудь о мужчинах с пухлой нижней губой, – все целиком относится к Рафаэлю! Прежде чем вы успеете успокоиться, будет уже поздно, вы будете помнить только звуки ча-ча-ча или какого-нибудь другого известного танца.

– Мы можем поговорить в кабинете Джонни, – с сомнением сказала я. – Только вы уверены, что пришли по делу?

– Срочной необходимости, Мевис.

– Что ж, хорошо. – Я провела его в кабинет. – Но только одно неверное движение – и пеняйте на себя. Я эксперт по защите без оружия, помните?

– Помню, – сказал он. – Вам бы следовало быть одной из первых, а, чикита?

– Первых чего?

– Битников. – Он с удовольствием улыбнулся. – Видите ли, я слежу за поздними американскими традициями. Я изучал битников. Ведь это происходит от слова "бить", когда любовники испытывают наслаждение, сражаясь на кулачках? Правильно?

– Нет! – сказала я и быстро добавила:

– Это.., впрочем, какое это может иметь значение? Садитесь вот сюда, – и я указала на одно из кресел для посетителей, – и говорите, в чем дело?

Рафаэль уселся и поглядел на меня.

– С тех пор как вы отдыхали в нашей стране, многое переменилось, – сказал он. – У нас новый президент.

Я ему посочувствовала.

– О, как жаль, – сказала я. – Ваша революция – и вы сейчас без работы? Что ж, мне очень жаль, но сейчас нам пока никто не требуется. Я могу, правда, поговорить с Джонни.

– Чикита! – сказал он ледяным тоном. – Вы прекрасны, как всегда, но не даете и слова сказать. Слушайте!

– Вы не имеете права так со мной разговаривать! – сказала я. – Кого вы в конце концов из себя все время корчите?

– Может быть, клиента, – сердито сказал он. – Клиента, который платит.

– О! – прошептала я, – Тогда, конечно, совсем другое дело.

– Я все еще начальник тайной полиции, – продолжал он. – И нахожусь здесь по деликатному поручению.

– Никаких деликатных поручений, – сказала я. – Вам придется найти себе какую-нибудь другую блондинку, которой нравятся гитары при луне и всякая прочая ерунда. Мне все это неинтересно! Рафаэль медленно покачал головой.

– Я не покупаю девиц в гарем президента, – уныло сказал он. – У него нет гарема, Мевис. Он стар и толст. И получает удовлетворение от того, что вешает экс-генералов за ноги, а не за шею.

– Простите, – пробормотала я. – Но когда вы заговорили о деликатном поручении, я подумала…

– Я знаю, – Он глубоко вздохнул. – И в Калифорнии такой теплый климат. У нашего нового президента есть сын по имени Артуро, но его больше знают под именем "Баснословный".

– Почему Баснословный?

– У него баснословный аппетит на две вещи в жизни, – объяснил Рафаэль. – На женщин и на деньги. Он не зарабатывает деньги, и он их не копит – он их просто тратит. Но деньги тратит он баснословно – и баснословные женщины очень и очень любят такие баснословные траты.

– Хорошее имя Артуро, – весело сказала я. – Может быть, вы меня сможете представить ему? Вы же знаете, я всегда любила эти гитары и прогулки в лунные ночи! У меня самой такой латиноамериканский темперамент. Румба, самба, ча-ча-ча… Вы только скажите, и я спляшу что угодно!

Рафаэль вовсе не обратил на мой намек никакого внимания.

– Народ моей страны очень любит Артуро, – сказал он. – Для них он фигура романтическая, но для меня он просто слюнтяй! К сожалению, он богатый и влиятельный слюнтяй, так что мне придется о нем позаботиться!

– Вы имеете в виду его убийство?

– Нет, дура! – сказал он сквозь стиснутые зубы. – Моя работа как раз состоит в том, чтобы никто не смог доставить себе такое удовольствие. Новому президенту нужны деньги, экс-президент все, что только мог, унес с собой в Бразилию. Это кризис, вы понимаете? Президент должен занять денег, но очень осмотрительно, потому что в народе возникнут волнения, если это станет известно. Вот почему Артуро сейчас здесь: отец послал его с поручением совершить частную сделку получить ссуду у какого-нибудь финансиста в Лос-Анджелесе.

– Рафаэль, – мягко сказала я, – Мне очень жаль, но у "Рио инвестигейшн" просто нет таких денег.

– Мевис! – сказал он с восхищением, – Я всегда говорил, что вы не глупая, а просто непонятливая. Я ошибался, должен признать это! Я пришел сюда не за деньгами. Даже "Рио инвестигейшн" не смогла бы выложить десять миллионов долларов на стол. Я здесь потому, что моя работа – охранять Артуро, а даже перед нашим отъездом уже ходили слухи о каком-то заговоре. Я ободряюще улыбнулась.

– Почему вы не сказали мне об этом сразу? Вам никого не найти лучше меня, Рафаэль! Для вас мы будем охранять его и днем и ночью! Только ради вас я не Отойду от Артуро ни на шаг, пока он здесь. Только ради вас мне придется принять от него бриллианты, автомобили и яхты, которые он захочет мне подарить, и…

Рафаэль подскочил на стуле. Его кулак ударил по столу, и от сотрясения застежка моего лифчика едва не расстегнулась.

– Я сам присмотрю за Артуро! – прорычал он. – Мне не нужна помощь! Вы знаете, Мевис, я человек скромный. Но это чистая правда, когда я говорю, что я человек исключительного ума и рассудка, стреляю без промаха, а моя исключительная сила равна быстроте моего ума! Мне не надо помощников, чтобы охранять Артуро!

– Ну, хорошо, хорошо, – сказала я, поправляя бретельку. – Тогда какая же помощь вам нужна?

– Прошлой ночью, – сказал Рафаэль, закуривая черную сигару, – а еще точнее, сегодня утром, Артуро разбудил меня. Он услышал, что в нижнем этаже дома, который мы сняли на Биверли-Хиллз, кто-то ходит. Он послал меня узнать, в чем дело.

– Что-то случилось?

– Он был прав. Там действительно был человек, по всей видимости, какой-то заговорщик.

– Вы его поймали?

Он выпустил в потолок струю черного дыма и попытался обрести скромный вид.

– К чему этот вопрос? – сказал он. – Меня называют "Черная смерть". Вы не забыли?

– Но если вы его поймали, то что вам нужно? – спросила я.

– Мне уже как-то приходилось сталкиваться с вашей полицией раньше, – неторопливо проговорил он. – Работает она быстро и честно, на совесть. Но они так глупо настаивают на формальностях. Они требуют объяснений, утверждений, протоколов, ведут расследование. И пишут обо всем в газетах, что в данном деле совсем нежелательно.

Я безнадежно покачала головой.

– Чуть потише! Я опять не понимаю, о чем вы говорите.

– Но в этом и заключается главная моя трудность, – честно признался он. – Вы помогаете мне избавиться от тела, Мевис, а я плачу вам двойной гонорар. Вы знаете Лос-Анджелес, вы можете показать мне место, где все будет тихо и спокойно и никто ничего не узнает.

– Вы лучше пошлите за гадалкой, – сказала я. – Я все еще ничего не понимаю.

– Я не могу пойти в полицию, – прорычал он. – Это вам понятно? В таком случае, что еще мне остается делать? Я не могу оставить его у себя, я не могу продать его, я не могу даже плюнуть на это дело. Значит, мне надо избавиться от него.., с вашей помощью!

– Избавиться от чего? – заорала я.

– От тела, дура! – заорал он в ответ.

– Тела? – Слова застряли у меня в горле. – То есть трупа? Вы хотите сказать, что убили его?

– Ну конечно! Это был великолепный выстрел. В голосе его звучала гордость.

– Света почти не было, и он находился в пятидесяти ярдах, когда я выстрелил.., по меньшей мере, в сорока шагах… Моя рука не потеряла своей твердости.

Я поставила оба локтя на стол и закрыла лицо руками.

– Вы.., просто убили этого человека? – спросила я дрожащим голосом.

– Заговорщика, – ответил он.

– И вы думаете, у меня не хватает шариков в голове?

– Шариков? Кто знает?

– Разрешите мне рассказать вам одну вещь, сеньор Вега, – с горячностью сказала я. – В местечке Корона есть одно очень приятное заведение для женщин. Если я помогу вам избавиться от этого трупа, то проведу там всю оставшуюся жизнь! По сравнению с этим местом даже комната уличного бродяги и та кажется дворцом.

– Вы хотите сказать, что не поможете мне? – с искренним изумлением спросил он.

– Совершенно верно, – ответила я. – И вы ничего не сможете сделать, чтобы я переменила свое решение!

Надо же было открывать свой большой рот! Через две секунды он уже держал меня в своих объятиях, перегнувшись через стол. Любая стенографистка скажет вам, что в таком положении невозможно спорить.

С поцелуем Рафаэля у меня возникло чувство, будто я только что начала свое выступление на олимпийских играх.

Прозвучал сигнал – и я понеслась по полю с бейсбольным мячом. Я успела обежать два круга и пойти на третий, когда он внезапно меня отпустил. Я просто свалилась на поверхность стола и так и осталась лежать, глядя на него. У меня не было сил двинуться, перед глазами клубился туман.

– Чикита! – сказал он страстно. – Слышишь ли ты эту прекрасную музыку, когда мы вместе?

– Небесные скрипки? – выдохнула я.

– Ты не смеешь покинуть меня в трудный час, – прошептал он. – Ты мне поможешь, да?

– Да, – прошептала я в ответ.

Наверно, разум оставил меня и отправился в какое-то другое место, в изгнание.

– 0-ля-ля! – Он потер руки. – Тогда надо отправляться немедленно. Утро и полдень были жаркими, да к тому же повышенная влажность.

– При чем здесь погода? – спросила я, пытаясь подняться со стола и одновременно одернуть юбку.

– В багажнике моего автомобиля лежат труп и лопата, которую мне пришлось одолжить, – просто ответил Рафаэль. – Сейчас мой автомобиль стоит недалеко отсюда на самом солнцепеке!

Еще тогда у меня внизу живота возникло странное ощущение… Я знала, что ни к чему хорошему все это не приведет.



Глава 2

Если бы не третий член нашей экспедиции, я, наверно, наслаждалась бы такой автомобильной поездкой. Сидеть рядом с ним было приятно, погода стояла великолепная, но он начал нервничать.

– Мевис, – угрюмо сказал он, – уже половина пятого. Прошло два часа, как мы уехали из твоей конторы, а труп все еще с нами.

– Но, – оборонялась я, – ты сам захотел послушаться моего совета.

– Остановиться на Голливудском мосту, бросить труп перед автомобилями и проехать по нему несколько раз так, чтобы все подумали, что он попал в автомобильную катастрофу? – прорычал он. – Ты имеешь в виду этот совет?

– И этот тоже, – сказала я. – Все сошло бы гладко, если бы не эти автомобили, которые все время снуют туда-сюда. Ты ведь должен признать, что это так.

– Конечно, – ответил он. – Полиция сразу увидела бы, что он погиб в автомобильной катастрофе! Пуля в голове мигом доказала бы это!

– Ну, ты просто придираешься, – обиженно сказала я. – Если тебе не нравится этот план, то почему ты не согласился на другой?

– Это с Китайским театром Громана?

– Это знаменитое место, – сказала я, – Все звезды оставляют там в мокром гипсе отпечатки своих ног для потомства.

– Потомства?

– Да, потомства. Это был великолепный план.

– Просто чтобы вспомнить его в деталях, – сказал Рафаэль Придушенным от ярости голосом. – Мы должны были остановиться у театра, и я должен был отнести труп в гипс?

– То есть найти отпечатки ног нужного размера, а потом поставить туда тело. Это было бы легко.

– Так, чтобы все, кто там бы его увидел, подумали, что это просто другой знаменитый актер, который просто не успел сойти с мокрого гипса? – Голос Рафаэля дрожал. – Санта Мария!

Он свернул направо по Солнечному бульвару. Я несколько минут просто молчала, так как, по-моему, он был чем-то сильно взбешен.

– Если мы будем ехать в этом направлении, мы приедем обратно, – сказала я в конце концов.

– Обратно в вашу контору, – подхватил он. – Я думаю, мне будет лучше заняться этим самостоятельно.

– Подожди минутку, – сказала я твердо. – Мы заключили контракт, Рафаэль, ты теперь не можешь его нарушить.

В конце концов, я не собиралась говорить Джонни, что мне не удалось заполучить клиента: он просто подумает, что я его предала. Ничто не может так вывести Джонни из себя, как потеря денег.

– У тебя возникла новая идея, Мевис? – саркастически спросил Рафаэль.

– Конечно, – сказала я. – Продолжай ехать прямо, до самых тихоокеанских пляжей.

– Я не желаю больше смотреть достопримечательности! – простонал он.

– О'кей, – сказала я. – Если вы хотите сохранить этот труп при себе – ваше дело! Вы всегда можете сказать, что это ваш сувенир из Лос-Анджелеса или что-нибудь в этом роде.

Опять наступило долгое молчание.

– Очень хорошо, – сказал он в конце концов. – Мы поедем к пляжам, и я посмотрю, каков твой новый план. Если он не лучше остальных… – На секунду он задумался. – Тихий океан там?

– Конечно, – сказала я. – Где ему еще быть?

– Буэно! – Он казался очень довольным. – Если этот новый план такой же, как и остальные, я тебя утоплю. До тихоокеанских пляжей мы добирались минут тридцать. Я сказала Рафаэлю, где остановиться, и он подъехал к нужному месту и выключил мотор. Потом он поглядел на меня.

– Что сейчас?

– Ты только оглянись вокруг, Вега, – сказала я, – и тогда заметишь кое-что. Пляж находится внизу, под шоссе, и этот его конец – пустынный!

– Да? – неохотно выдавил он.

– Вытащи труп из автомобиля и положи ею на пляж, – сказала я. – Никто этого не заметит. Затем поднимись обратно к машине, и мы уедем.

Он вновь оглянулся.

– Не могу поверить, – хмыкнул он. – Наконец-то ты сказала что-то умное. Пойдем, нам надо поторопиться.

– То есть как это "нам"? – резко спросила я.

– Если ты ошибаешься, чикита, – он зловеще улыбнулся, – и полицейское управление устроило сегодня свой ежегодный пикник на этом пляже, я хочу, чтобы ты была с нами – со мной и трупом. Это твой план, и я хочу, чтобы ты отвечала за все последствия, какими бы они ни были. – Он перегнулся через меня и открыл дверцу автомобиля, – Выбирайся!

Мне пришлось выйти. Все это не приводило меня в восторг, но, полагаю, выбора у меня не было. Об этом пикнике, о котором он говорил, я как-то раньше не подумала.

Рафаэль еще раз оглянулся, затем открыл багажник. Внутри, как он и говорил, лежало тело, но пока я его не видела, это казалось не правдоподобным. Это был труп человека лет пятидесяти, одетого в великолепно сшитый серый костюм и белую рубашку с простым коричневым, галстуком. На нем был небольшой парик, так как он был совершенно лыс. Парик съехал на одно ухо, и лысина его сверкала, как добродетель актрисы, играющей распутную женщину.

– Он вовсе не похож на заговорщика, – сказала я нервно.

– Карамба! – застонал Рафаэль. – А как, по-твоему, должен выглядеть заговорщик?

– Как ты, например, – холодно сказала я. – Почему это у него так согнуты колени?

– Как иначе я мог засунуть его в багажник? Кретинка! Возьми лопату.

Рафаэль наклонился и, чертыхаясь, вытащил тело из багажника. Потом, держа его на руках, направился к пляжу.

Я, оглядываясь, спустилась на пляж, но никого не увидела. Тогда я принялась копать яму. Рафаэль усадил тело, прислонив его спиной к небольшой песчаной дюне. Все это выглядело очень нелепо. Труп сидел, подогнув под себя ноги и сложив руки на груди, в застывшей умоляющей позе.

– Он мне напоминает телевизионного продюсера, – Я дрожала. – Что это у него с руками и коленями?

– Это называется "ригор мортис", – сказал Рафаэль. – Поторапливайся!

Я посмотрела на него, но сейчас было не до галантности. Женщина я здоровая и крепкая, поэтому яма была вырыта моментально, и Рафаэль подтащил к ней труп.

Внезапно позади нас кто-то сказал: "Эй!" – и я чуть было не выпрыгнула из трусиков.

Я медленно обернулась, хотя мне не хотелось этого делать, и увидела мужчину, от которого у меня все тело свело судорогой. Он был высокий и худой, и ему не мешало бы побриться. Борода у него была дюйма четыре, на нем были громадные очки, больше которых я никогда не видела, только ласты и плавки. Он стоял перед трупом на четвереньках и внимательно его разглядывал.

Рафаэль бросил на меня взгляд – губы его беззвучно двигались. Я была очень рада, что не расслышала, что он сказал, потому что знала, что он как-то обозвал меня, и я могла поклясться, что не чикитой. Затем он быстро сунул руку себе под мышку, и я сразу же вспомнила, что он носит там кобуру с пистолетом. Я вовсе не хотела смотреть еще на одно убийство, и быстро встала между ним и этим волосатиком.

Волосатик взглянул на нас и улыбнулся.

– Ваш друг.., с ним что-то случилось? – спросил он с сильным английским акцентом, – Что это за американская игра? – Он поднялся на ноги и тепло улыбнулся Рафаэлю. – Не вмешиваюсь, не вмешиваюсь, но мне кажется, вам не стоит оставлять его здесь. Нельзя, старина, не в его состоянии. Он не может и слова вымолвить, и он такой холодный.

– Откуда вы взялись? – мрачно спросил Рафаэль.

– Я был по другую сторону дюны, старина, – весело сказал волосатик. – Вода просто чудесная… Но вам надо как-то помочь вашему другу. – Он посмотрел на труп долгим взглядом. – Бог мой! – воскликнул он в ужасе. – Его волосы.., они выпали все сразу!

Я сильно толкнула Рафаэля в бок локтем.

– Это тропическая болезнь, – быстро сказала я. – Он подхватил ее на Гавайях, охотясь на крокодилов. Волосатик непонимающе уставился на меня.

– Но на Гавайях нет крокодилов!

– О! – я снова ему улыбнулась. – Где бы там ни были крокодилы, но заболел он на Гавайях. Рафаэль! – Я не осмелилась посмотреть в его сторону. – Может, тебе действительно отнести Джорджа в машину?

– Джорджа? – прошипел Рафаэль. Я указала пальцами в сторону трупа.

– Пер диос! – прошептал он. – И я еще сказал, что заплачу вдвойне!

Но он нагнулся, поднял тело и медленно пошел с ним к машине.

Волосатик с интересом наблюдал за ним, поэтому я решила, что мне лучше отвлечь его внимание. Я чуть приподняла юбку, обнажив середину бедра, и опять ему улыбнулась.

– Скажите, у меня не поехала петля? – спросила я его.

Он вновь опустился на четвереньки, чтобы рассмотреть все поближе – сразу можно было увидеть, что этот человек относится добросовестно к любой работе. Через полминуты он неохотно поднялся на ноги.

– Нет, – с сожалением сказал он. – По крайней мере, я не вижу.

– Ну, если вы не видите, значит, не поехала, – сказала я. – Все равно спасибо.

Я повернулась к нему спиной и быстро пошла к машине. Пока я шла, Рафаэль уже засунул труп обратно в багажник и захлопнул крышку. Мы забрались в машину и стали размышлять вслух.

– Этот парень – дурак! – сказала я ему.

– Я тоже так думаю, чикита, – сказал Рафаэль. – Счастье для него, что он псих. Иначе он был бы сейчас мертв. Здравый свидетель – это роскошь, которую мы не можем себе позволить.

Он завел мотор, и в то же самое мгновение я почувствовала чье-то дыхание на своей щеке. Я быстро повернулась, и чуть не сбила с волосатика его большие очки.

– Извините меня, – вежливо сказал он. – Мне просто хочется узнать: ваш друг всегда сидит в багажнике автомобиля?

– Ну конечно, – нервно сказала я. – Разве вы не видите, что в таком маленьком спортивном автомобиле трое – это уже толпа. Где же ему еще ехать?

Его глаза за толстыми стеклами расширились.

– Что за непонятная страна! – прошептал он. – Я нахожусь здесь всего три дня и уже успел повстречать человека, который учит индейцев ездить верхом для телевидения. Вчера я повстречал девушку, которая делает на каком-то заводе шпильки для каких-то автоматов! – Он медленно покачал головой, – А сегодня я встречаю девушку, которая просит меня посмотреть, нет ли дорожек на ее чулках, и охотника на крокодилов, у которого выпали все волосы и который путешествует в багажнике автомобиля. – Он моргнул и уставился на меня. – Интересно, знал ли Колумб, что он делает, или нет?

Рафаэль переключил скорость, и машина рванулась вперед, оставив его, все еще покачивающего головой. Первые десять минут я не произнесла ни слова, просто потому, что мне не удавалось их вставить. Но в конце концов поток испанских слов прекратился, и Рафаэль погрузился в угрюмое молчание.

– Но как я могла знать, что он будет по другую сторону дюны? – взмолилась я.

– Сейчас уже начало шестого, – сказал он. – Мы вернемся в вашу контору. Джонни Рио уже должен быть там. Может быть, он знает, что мне делать с этим трупом.

– Совсем ни к чему впутывать сюда Джонни, – сказала я. – Я уверена, что придумаю что-нибудь.

– Я тоже, Мевис, – свирепо сказал он. – Вот почему я и спешу обратно в вашу контору. Если я услышу от тебя еще хоть один план, мне придется избавляться от двух трупов, а не от одного!

Ну и пусть! После этого я не сказала ему ни слова за всю дорогу. Как будто я виновата, что этот проклятый волосатик оказался на пляже! Вот в чем беда с такими, как Рафаэль Вега. Только потому, что рядом есть женщина, он готов все свалить на нее!

Мы вернулись в контору, и Рафаэль поставил машину в гараж, находящийся в подвальном помещении. Затем мы поднялись наверх на лифте. Я открыла дверь и вошла первой. Это было ошибкой, потому что там сидел Джонни Рио, и он был в бешенстве. Я могла сразу сказать, что это так, поскольку он швырнул в меня книгой. Это была книга, в которую я записывала время встреч с клиентами, но я успела пригнуться, и книга перелетела через мою голову и попала точно в переносицу Рафаэля.

Следующие пять минут мне нельзя было даже надеяться что-нибудь объяснить, потому что девушке трудно заставить услышать себя в таком шуме. Джонни орал на меня, не слушая никаких объяснений, где это я шлялась весь день, а Рафаэль орал на Джонни по-испански, ни разу не повторяясь, насколько я знаю этот язык. Испанский прекрасен для любви, но, насколько я поняла, Рафаэль использовал его по другому назначению.

Утихомириться они никак не хотели, и я решила, что мне нет нужды стоять и слушать их. Я пошла привести себя в порядок.

Я попудрилась, подкрасила губы и поправила прическу. Ровно через двадцать минут я вернулась в кабинет.

Первое, что меня поразило, – это тишина. Они оба просто стояли и глядели на меня. У Джонни на лице было такое выражение, словно его треснули по голове мокрой рыбиной.

– Это не шутка, Мевис? – спросил он недоумевающим голосом. – В багажнике машины действительно лежит труп?

– Действительно лежит, – сказала я. – Он не врет. Самый настоящий труп, сделанный из плоти.

Это была шутка, но Джонни даже не обратил на нее внимания. Заставить Джонни рассмеяться – это все равно, что заставить его платить деньги, и даже еще похуже.

– И вы провели день, пытаясь от него избавиться? – медленно сказал он. – Черт возьми! От кого же?

– От Джорджа, – тихо сказала я. – По крайней мере, мы так его прозвали.

– Почему Джордж? – спросил он хрипло.

– У него парик, – сказала я.

– Только поэтому?

– Ты можешь придумать что-нибудь еще? – с раздражением спросила я. Джонни громко застонал.

– Каждый раз, стоит мне уйти хоть ненадолго, как что-нибудь происходит! И ты уже умудрилась втянуть нас в это идиотское дело!

– Оно не идиотское, Джонни, – твердым голосом сказал Рафаэль. – Намного хуже – оно серьезное! Мне необходима ваша помощь, чтобы избавиться от этого трупа.

– Вы с ума сошли! – подскочил Джонни. – Если вы считаете, что я могу дотронуться до этого трупа даже палкой в шестьдесят футов длиной, то вы ошибаетесь!

– Я уже сказал Мевис, – вмешался Рафаэль, – что плачу вдвойне.

– Деньги в этом случае не имеют значения, – отрезал Джонни, – Я не хочу быть замешанным в эту историю.

Рафаэль глубоко вздохнул.

– Втройне? – с болью в голосе спросил он.

– Я уже сказал, что деньги…

Внезапно Джонни замолчал и искоса посмотрел на Рафаэля.

– Как вы сказали?

– Втройне! – прошептал Рафаэль. – Бандиты!

– Гм.., думаю, что если я взгляну, то это ничего не изменит, – осторожно сказал Джонни. – Где сейчас ваша машина?

– Она в вашем гараже, внизу, – сказала я. – Я решила, что Рафаэлю лучше не оставлять машину перед домом, поэтому…

– Знаю, – коротко сказал Джонни, – Пошли, посмотрим.

Мы спустились на лифте вниз, прошли в гараж и остановились у машины Рафаэля. Других машин здесь пока не было, так что все, казалось, было в порядке. Рафаэль открыл багажник, и Джонни наклонился, чтобы получше все рассмотреть. Затем он внезапно взвыл и отскочил назад, как будто ему дали по голове. Но я была уверена, что этого не произошло.

– Прости, амиго, – галантно сказал Рафаэль. – Я не думал, что это зрелище так на тебя подействует.

Джонни уставился на него, не в состоянии вымолвить ни слова, он весь дрожал.

– Не зрелище трупа, амиго, любого трупа, – жестко сказал он, – а зрелище именно этого трупа. Ты прав!

– О! – Рафаэль казался заинтересованным, – Вы его знаете? Он у вас известен? Его ищет полиция? – Его лицо загорелось надеждой. – Может быть за его поимку обещана награда, нет?

– Нет, – спокойно ответил Джонни. – Никакой награды.., пока что… Но она может быть назначена, амиго, за того, кто его убил, как только станет известно, что он убит.

Рафаэль нахмурился.

– Я не понимаю, Джонни. Кто этот человек?

– Да так, ничего особенного.., всего-навсего миллионер. – Джонни коротко рассмеялся. – Всего-навсего шестой по значимости человек во всей Калифорнии.., не более того!

– Ты не ошибаешься, Джонни? – нервно спросил Рафаэль. – Это ведь всего лишь разбойник, нет?

– Этого я не знаю, – сказал Джонни, – но я знаю, что придется здорово потрудиться, чтобы доказать, что Джонатан Вторм был разбойником!

– Как?

– Джонатан Вторм, – повторил Джонни. – Он гениальный финансист, миллионер. Человек, который правой рукой управлял компанией, в то время как левой играл в покер! И все у него получалось отменно.

– Падре миа! – Рафаэль закатил себе пощечину с такой силой, что чуть не потерял темные очки. – Я погиб!

– Ты его знал? – спросил Джонни.

– Это тот человек, с которым Артуро должен был заключить договор, – простонал Рафаэль. – Человек, к которому президент послал его, чтобы занять денег. Я буду счастлив, если меня теперь разжалуют в солдаты. Но скорее всего меня разорвут на куски на площади!

– Какой? – с надеждой прошептала я.

– Какое это имеет значение? – рассердился Джонни.

– Мне просто хотелось бы там присутствовать, вот и все, – сказала я.

Джонни бросил на меня гневный взгляд и зашагал обратно к лифту.

– Эй! – позвала я. – Куда ты идешь? Ты не можешь теперь нас оставить.

– Да ну? – холодно сказал он. – Я не прикоснусь к этому трупу, даже если мне заплатят в десять раз больше, чем обычно! Во всем мире не хватит денег, чтобы я ввязался в это дело!

Он нажал на кнопку лифта, прибывшего через несколько секунд, и зашел внутрь. Двери закрылись, и он уехал.

– Чикита, – умоляюще сказал Рафаэль, – ты же не бросишь меня в беде?

– Ну конечно, нет! – твердо сказала я. – У меня как раз возник еще один план.



Глава 3

Рафаэль хлопнул крышкой багажника и уставился на меня, как кобра перед броском.

– Ах, у тебя возник другой план? – мягко спросил он. – У меня тоже есть план. Как ты посмотришь, чтобы присоединиться к приятелю в багажнике автомобиля?

– Но послушай, Рафаэль, – быстро сказала я. – Джонни ведь сказал нам, как его зовут. Джонатан Вторм, правда?

– Не напоминай мне, – простонал он. – Чтобы я, Черная смерть, совершил такую ошибку!

– Да, тут ты что-то напутал, – сказала я. – Но, как говорят алкоголики, нет нужды плакать над пролитым вином. Я придумала, куда мы можем деть этот труп так, чтобы никто не задавал никаких вопросов.

– Ты вспомнила еще какой-нибудь план? – процедил он сквозь зубы.

– Его дом! – с триумфом сказала я.

Рафаэль обдумывал мои слова секунд десять, затем пожал плечами. Я никогда так и не смогла разобраться, что этот жест означает в его стране: иногда это приказ батальону открыть огонь, а иногда – просто знак, что девушке лучше выпрыгнуть в окно, прежде чем дверь будет заперта.

– У миллионера должна быть жена, – сказал он наконец, – у него должны быть слуги. Ты хочешь, чтобы мы принесли труп к самому крыльцу, позвонили, а когда нам откроют дверь, просто сказали бы: "Простите, это не вам принадлежит?" – и протянули бы им тело?

– Вот и ничего похожего, – сказала я, – Мы подождем, пока все заснут, а потом положим труп у входной двери.

– Нажмем на кнопку звонка, а потом убежим? – спросил Рафаэль угрожающе.

– О'кей! – Я пожала плечами. – Ты имеешь что-нибудь лучше?

По его зажегшемуся взгляду я поняла, на что он способен и что мне вовсе не следовало пожимать плечами. Мне следовало бы помнить, что на мне надета прозрачная блузка.

– Думай, пожалуйста, о деле! – сказала я.

– Может быть, ты и права, – сказал он. – Я не могу придумать ничего лучше. Где находится дом бывшего сеньора Джонатана Вторма?

– Не знаю, – сказала я, – но это мы выясним. Пошли обратно в контору.

Мы поднялись наверх и увидели Джонни, который сидел за моим столом и вырезал из бумаги кукол.

– Джонни, – я обнадеживающе улыбнулась ему, – скажи, ты не возражаешь…

– Я тебя не вижу, – сказал он, уставившись на своих бумажных кукол. – Ни один из вас не существует. Когда полиция будет вести допрос, я буду отрицать все, может, я и сохраню свое удостоверение детектива. Прощайте, мисс Я-Даже-Не-Хочу-Помнить-Вашего-Имени!

– Только один вопрос, Джонни, – взмолилась я. – Где живет мистер Вторм?

– Ты хочешь сказать, где он жил? – прорычал Джонни, – На Биверли-Хиллз, где же еще? Он живет.., жил в огромном доме. Три акра земли, плавательный бассейн в шестьдесят футов, изумительный теннисный корт, великолепный пейзаж. Я читал об этом еще до того, как он приобрел этот дом. В нем одних ванных комнат и то целых пять с половиной!

– Пер диос! – с удивлением воскликнул Рафаэль. – Какая его половина принимала эту половину ванны?

– Не будь клоуном! – зарычал на него Джонни.

– О господи! – сказала я, – Даже мне это понятно.

– Тебе? – Джонни с сомнением окинул меня внимательным взглядом.

– Никто же не лезет в ванну головой, разве нет? – спросила я. – Даже если половина ванной, в нее и то забираются сначала ногами.

– Это комната, – рассудительно сказал Рафаэль. – Половина ее отведена под ванную, но что в другой половине?

Джонни скатал своих бумажных кукол в шарик и выбросил его в окно.

– Если вы, два идиота, обещаете мне убраться отсюда, – взвыл он, – я обещаю узнать для вас адрес!

– Договорились, – сказала я. – Ведь за этим мы и пришли сюда.

Джонни порылся в своих книгах и дал нам адрес. Я записала его на клочке бумаги, чтобы не забыть.

– А теперь убирайтесь, – резко скомандовал он. – И не рассчитывайте, что я выручу вас из тюрьмы. Я и глазом не моргну, что бы с вами обоими ни произошло.

– Пошли, Рафаэль, – сказала я, гордо поднимая голову, – Все это только доказывает старинную пословицу: друг в беде настоящий гад!

Затем я вышла из кабинета с высоко поднятой головой, чувствуя себя так, как должна была чувствовать себя французская королева, когда ее вели на гильотину. Вы знаете, о ком я говорю.., о той самой, которая сказала: "Они не могут спокойно есть кусок своего хлеба!" Но крестьяне не захотели ее слушать, потому что они слишком были заняты свободой, равенством, братством и материнскими чувствами.

Мы вновь спустились в гараж и забрались в машину.

– Как ты думаешь, Мевис, когда в доме Вторма ложатся спать? – спросил Рафаэль, заводя мотор – Сейчас уже половина седьмого.

– Ну, не думаю, что они ложатся так рано, – сказала я. – Я голодна. Почему бы нам сначала не поесть, а потом уж заняться делами?

Рафаэль выехал из гаража и поехал со скоростью не более двадцати миль в час.

– Я беспокоюсь об Артуро, – сказал он. – Я не видел его с самого утра, а без меня заговорщики могут постараться не упустить шанс, – Он задумчиво пожал плечами. – Хотя, с другой стороны, когда Артуро узнает, что вчера ночью я убил не заговорщика, а финансиста Вторма… Может, будет лучше, если его убьют, а я тем временем вступлю в легион?

– Может, будет лучше, если ты остановишься где-нибудь поблизости, и мы съедим по бифштексу? – предложила я.

– Почему бы нам не поехать к тебе домой, чикита? Там мы можем подождать, пока наступит нужное время, чтобы избавиться от трупа, – с надеждой в голосе сказал он.

– У меня и так хватает неприятностей, – сказала я. – Так что пойдем сначала поедим.

Мы нашли небольшой ресторанчик, заказали по бифштексу и выпили несколько бокалов мартини. Когда мы покончили с едой, было начало девятого. В восемь тридцать мы медленно проехали мимо дома Вторма. Мы почти ничего не увидели: участок окружала высокая кирпичная стена с железными воротами, открытыми настежь. Сквозь эти ворота виднелась дорога, в конце которой стоял дом. Свет горел в немногих окнах.

– Похоже, – сказал Рафаэль, – ложатся они не рано. Ты думаешь, нам лучше сейчас куда-нибудь уехать, а потом появиться здесь, когда они уже будут спать?

– Гм… – сказала я, – Может быть, это и не такая уж плохая мысль.

– А куда мы сейчас отправимся? В Сан-Франциско? – поинтересовался он.

– Я, кажется, кое-что придумала, – сказала я. – Остановись у первого же телефона-автомата.

– Ты хочешь позвонить им и сказать, чтобы они ложились спать? – проворчал Рафаэль.

– Не глупи, – сказала я. – Я собираюсь позвонить и сказать им, что с мистером Втормом произошел несчастный случай, и это самая настоящая правда! Я скажу им, чтобы они сейчас же мчались в Бель-Эр, и, пока их не будет, мы спокойно сможем внести труп в дом.

– Моя жизнь теперь не стоит рваного ботинка матадора, – прошептал Рафаэль, – Что мне терять?

Мы остановились у телефонной будки минут через десять, и пока я звонила, Рафаэль оставался в машине. Я вошла в будку, нашла по телефонному справочнику номер телефона Вторма и набрала его. Минут через пять, очень долгих для меня, ответил сухой женский голос.

– Миссис Вторм? – с надеждой спросила я.

– Слушаю, – ответила она. – Мне не знаком ваш голос.

– Вы меня не знаете, миссис Вторм, – честно призналась я. – Я друг вашего мужа.

– О! – По какой-то причине тон у нее был очень холодный.

– Он попросил меня позвонить вам, – быстро сказала я, – У него большие неприятности, с ним случилось несчастье.

– Несчастье с Джонатаном? – Она заговорила быстрее. – Что-нибудь серьезное?

– Он не может говорить, – сказала я. – Но он хотел непременно увидеть вас и слуг!

– Слуг? – голос ее звучал удивленно, – У нас сейчас нет никаких слуг!

– Я думаю, что он имел в виду тех, кто находится в доме, – сказа-па я. – И чтобы вы к нему немедленно приехали.

– Кроме меня, здесь никого нет, – сказала она.

– Ну, значит, это вас он хочет видеть, – с симпатией сказала я. – Свою дорогую маленькую женушку.

– Что это за несчастье? – резко спросила она.

– Автомобильная катастрофа, – сказала я.

– Но он никогда сам не ездит!

– Он попал под машину, – сказала я. – Надеюсь, он ходит сам?

– Где это произошло?

– Бель-Эр. На углу Симптон и Сан-Карлос, – быстро сказала я. – Вы приедете немедленно?

– Хорошо, – сказала она, – но…

Я не стала ждать и слушать ее "но". Я уже и так была выбита из колеи, потому просто повесила трубку и пошла обратно к машине.

– Ну? – спросил Рафаэль.

– Порядок, – скромно сказала я. – Миссис Вторм была в доме одна, и сейчас она уже на пути в Бель-Эр. Нам только остается подъехать к дверям, положить на порог труп и быстренько исчезнуть.

– Что-то уж слишком гладко, – прошептал он. – Ты уверена, что набрала тот номер?

– Конечно, уверена, – важно сказала я, – Ты лучше поторопись, а то она успеет вернуться до того, как ты доберешься до дома.

Надо же мне было давать волю своему языку! В следующую минуту машина рванула с места так, как будто мы были на гонках в Индианаполисе. После пяти секунд такой езды я закрыла глаза и не открывала их до тех пор, пока не почувствовала, что машина снижает скорость.

– В доме все еще горит свет, – с сомнением в голосе произнес Рафаэль.

– Ну конечно, – уверенно сказала я. – Не думаешь же ты, что любящая жена будет выключать за собой свет, торопясь на помощь своему супругу, с которым произошло несчастье?

– Может быть, и нет, – не очень уверенно сказал он. Затем он проехал через железные ворота, и дом стал приближаться, причем сердце мое билось все сильнее и сильнее без всякой на то причины.

Рафаэль остановил машину у самого крыльца. Скрипнули тормоза. Мы вышли из машины и подошли к багажнику. В какую-то секунду Рафаэль откинул крышку и уже держал тело в своих руках. Он донес его до крыльца. Затем он внезапно остановился, и я чуть не налетела на него.

– Входная дверь, – прошептал он. – Она открыта.

– Ну конечно, – сказала я раздраженно. – Просто его любящая жена подумала, что она даром теряет время, запирая дверь, вот и все.

– Думаю, что нам лучше бросить Джорджа здесь, на крыльце, и сматывать удочки! – прошептал он.

– Не паникуй, Рафаэль, – сказала я. – Так еще проще. Мы занесем его внутрь и оставим в гостиной. Тогда полиция ни за что не поверит жене, когда та расскажет им, что пришла домой и обнаружила труп. Я ведь тебе давно сказала: предоставь это дело "Рио инвестигейшн", и больше ни о чем можешь не беспокоиться.

– Ну хорошо, – сказал он, – Но если ты и здесь ошибаешься, чикита, я тебе обещаю, что ты никогда не забудешь Рафаэля Вега. Я вырежу свои инициалы в твоем сердце ножом мясника!

– Могу побиться об заклад, что ты говоришь так всем девушкам, – весело сказала я. – И женщинам тоже, я бы не удивилась.

Я прошла за ним через холл и через коридор в гостиную. Это действительно была комната для гостей: там могло жить несколько человек и при этом месяцами не встречаться друг с другом.

– Ты довольна, наконец, – зарычал он на меня, – или ты хочешь, чтобы я побрил его перед тем, как мы уйдем?

– Посади его на кушетку, – твердо сказала я, – и мы сможем уйти. Миссия закончена, как однажды мне сказал один морской сержант.

– Ты была в Корее? – Рафаэль непонимающе уставился на меня.

– Перестань стоять, как пень, уложи Джорджа, и пойдем отсюда.

– Наконец-то я слышу что-то дельное, – сказал он. – Я уже устал держать его на руках.

Рафаэль направился к кушетке и наклонился, чтобы положить на нее труп. В следующую секунду блеснула ослепительная вспышка, ударившая меня по глазам, и я заорала.

– Не двигайтесь! – сказал холодный женский голос. – Или я буду стрелять!

Я была слишком занята, моргая и пытаясь все увидеть в отчетливом свете, чтобы куда-то двигаться, поэтому я подчинилась. В конце концов боль в глазах прошла, и первое, что я увидела, это женщину, державшую пистолет.

Она нахально нам улыбнулась, но пистолет в ее руках остался незыблем, как скала.

– Неужели вы думали меня обмануть и заставить мчаться неизвестно куда? Может быть, сейчас вы соизволите объясниться? – сказала она голосом сладким, как азотная кислота, – Что вы делаете в моем доме с телом моего супруга?

– Ну конечно, – я судорожно сглотнула, – Расскажи этой леди, Рафаэль! Я знаю, что ты можешь объяснить все просто и логично.

Он посмотрел на меня, и его темные очки на мгновение приподнялись. Затем он мне улыбнулся.

– Пор фавор? – вежливо сказал он.

– Скажи этой леди, Рафаэль! – в отчаянии громко закричала я. Он беспомощно пожал плечами.

– Буэнос ночес, сеньора, – сказал он.

– Ты говоришь по-английски не хуже меня, ты, недоносок! – вскипела я, – Этот труп твой – вот ты ей и скажи!

– Но комаранде, – он наморщил лоб.

Внезапно шторы в другом конце комнаты раздвинулись, и оттуда вышел мужчина с фотоаппаратом в руках. К аппарату была прикреплена вспышка, и у меня возникло ужасное чувство: я поняла, что недавно меня ослепило.

Мужчина был молод и довольно симпатичен. Ему нужно было только побриться и получше одеться, ведь одежда красит человека, ну и постричься ему тоже не мешало.

На нем были надеты какие-то бесформенные штаны и габардиновая куртка. Он взглянул на нас и ухмыльнулся.

– Ты заснял их, Терри? – спросила его брюнетка.

– Полный порядок, – сказал он. – Снимок получился изумительный! Брюнетка холодно улыбнулась.

– Терри тоже говорит по-испански, – мягко сказала она. – Хотите объясниться на своем родном языке, мистер Вега?

– Нет, – злобно сказал Рафаэль, – Вы знаете мое имя. Я просто подожду и все объясню полиции. Правда, они мне не поверят.

Я обратила все свое внимание на парня с фотоаппаратом.

– Вы нас засняли, – медленно сказала я. – И снимок получился изумительный?

– Точно, куколка, – согласился он.

– При чем же здесь – полный порядок?

– Ни при чем, – он посмотрел на брюнетку. – Ну и детка, – сказал он, – это будет еще та передряга. Брюнетка на него даже не посмотрела.

– Не обращайте внимания на Терри, – спокойно сказала она. – Он битник.

Рафаэль уставился на нее, затем дрожащим пальцем указал на блондина.

– Вот этот, – сказал он, – битник?

– Ну, ты, испанская луковица, – с подъемом в голосе сказал блондин. – Сплошные слезы и плоха на вкус.

Я увидела выражение на лице Рафаэля и пришла ему на помощь.

– Это ничего не значит, – сказала я.

– Карамба!

– К делу! – резко сказала брюнетка. – Труп моего мужа – это кое-что значит! Я все еще жду объяснений.

– А я все еще жду полицию, сеньора, – вежливо ответил Рафаэль. – Труп вашего мужа, вы сказали?

– По крайней мере, официального, – резко ответила брюнетка.

– Примите мои соболезнования, сеньора, – Рафаэль элегантно поклонился. – Произошла ужасная ошибка.

– Ошибка?

– Диос мио! – Он даже подскочил, – Не думаете же вы, что я убил его с целью?

– Именно это я и думаю, – сказала она, – И я знаю, кто заплатил вам за это, – Она сделала по направлению к нам один шаг, и пистолет в ее руке, казалось, увеличился в четыре раза, – Это был Алекс Милройд, и посмейте только отрицать это.

– Алекс Милройд? – слабо повторил Рафаэль.

– Что ж, – мягко сказала миссис Вторм, – вам придется преподнести ему сюрприз. Он заплатил за убийство, и ему придется пожинать его плоды! Вы двое возьмете сейчас этот труп и доставите его туда немедленно!

Я несколько раз сглотнула, и только тогда голос вернулся ко мне, если и не полностью, то хотя бы частично.

– Миссис Вторм, – выдохнула я, – Вы делаете ужасную ошибку. Это несчастье…

– Заткнись!

Она чуть отвела руку, и дуло пистолета уставилось прямо на меня.

– Разве я что-нибудь сказала? – пробормотала я. Она снова взглянула на Рафаэля.

– Терри проявит великолепный снимок вас с трупом моего мужа на руках, мистер Вега, – сказала она. – Вы сделаете то, что я вам прикажу, в противном случае Терри сделает два отпечатка: один для полиции, а другой – для Артуро. Выбирайте!

Рафаэль наклонился и снова взял труп в руки.

– Уже иду, сеньора, – быстро сказал он.

– Так-то лучше, – сказала она. – Не вздумайте умничать и удрать, как только уйдете отсюда. Я узнаю, доставили вы тело или нет, и если нет – тогда появятся два фотоснимка.

– Я понял, – холодно сказал Рафаэль. – Только один вопрос, с вашего позволения. Где дом Алекса Милройда?

– Как будто вы этого не знаете! – мягко сказала она, – Лучше поторопитесь, мистер Вега. Я даю вам не больше часа. И заберите с собой вашего психопатичного друга!

– Битника? – непонимающе спросил Рафаэль.

– Я имею в виду эту пышную блондинку! У вас осталось всего пятьдесят минут!

Рафаэль пересек холл, и я последовала за ним. Мы подошли к машине, и пока он засовывал труп в багажник, я забралась на переднее сиденье. Затем он нырнул в машину, уселся рядом со мной и завел мотор. Он не произнес ни слова, пока мы не выехали на улицу.

– Алекс Милройд? – недоуменно спросил он.

– Полный порядок! – сказала я.

Глава 4

Мы остановились у первой аптеки и перелистали там телефонный справочник. Хотите – верьте, хотите – нет, но в нем оказалось пятнадцать А. Милройдов. Легче нам от этого не стало. Рафаэль громко считал вслух, затем улыбнулся, показав свои зубы.

– Неважно, Мевис, – мягко сказал он. – Могу я где-нибудь поблизости купить хороший мясной нож?

– Я уверена, что мы найдем, где он живет, – нервно сказала я. – Почему бы тебе не позвонить Джонни?

– Не знаю, – сказал он, – Не знаю, почему бы тебе даже не умереть. Я бы рассматривал это как огромное одолжение!

– Я позвоню Джонни, – сказала я и быстро нырнула в телефонную будку, пока он не отправился за мясным ножом. Сначала я набрала номер нашей конторы, но там никто не ответил. Я решилась позвонить ему домой, и гудка через четыре услышала его голос.

– Привет, Джонни, – сказала я, стараясь говорить радостным голосом, – Это Мевис.

– Я тебе уже сказал, – холодно ответил он, – Из тюрьмы тебя выручать не буду.

– О, Джонни! Вечно ты шутишь! Ты случайно не знаешь человека по имени Алекс Милройд?

На другом конце провода наступило молчание.

– Джонни! – в отчаянии закричала я.

– Да, – с горечью сказал Джонни, – В чем дело? Только не говори мне, что этот южанин добавил труп Милройда к своей коллекции.

– Не груби, – сказала я. – Ты же знаешь, что мы не коллекционеры. Нам всего лишь надо избавиться от одного трупа. А Милройда мы просто решили навестить.

– Он живет где-то неподалеку от пляжа, – усталым голосом сказал Джонни. – По-моему, рядом с Уилроджерским пляжем. Что вы там еще затеяли?

– Ничего мы не затеяли, – как можно убедительней сказала я. – Просто мы хотим поприветствовать его.

– С Милройдом этого будет вполне достаточно. Несколько секунд я вслушивалась в тяжелое дыхание Джонни.

– Ты простудился? – заговорила я наконец.

– Хуже, – сказал он. – Ты хоть знаешь, кто такой Милройд?

– Не-ет, – осторожно сказала я. – Разве это обязательно знать?

– Если ты собираешься его навестить, то мне следует промолчать и устроить тебе маленький сюрприз.

– О'кей. Так кто такой Милройд?

– Он сам Мистер Судьба, причем со связями, – бесстрастным голосом ответил Джонни. – Ты платишь Милройду за услуги, и что бы тебе ни надо было сделать, он это сделает.

– Что здесь плохого?

– Ничего. Это действительно хорошо. Что надо сделать тебе, Мевис? Ты хочешь, чтобы выиграла лошадь, на которую ты поставила? У тебя есть богатый дядюшка, со смертью которого ты получаешь наследство? Ты хочешь, чтобы один из твоих врагов попал в автомобильную катастрофу? Любое из этих дел ты можешь поручить Милройду – он все для тебя сделает! Ты хочешь его попросить, чтобы он помог избавиться от трупа?

– Примерно, – осторожно сказала я.

– Он это устроит, не бесплатно, правда, – сказал Джонни, – Ты никогда не верила, что бывает нечто хуже смерти, Мевис? Не правда ли, дорогая?

– А? – Я даже задохнулась.

– Прощай, Мевис, – сказал он.

– То есть как это "прощай"? – с горячностью спросила я.

– Такое уж у меня чувство, – сказал он. – Увидимся на Хантинг-Граунд.

– Но ведь это кладбище! – воскликнула я.

– Я принесу цветы, – пообещал он. – Увидимся там. Потом в трубке раздались гудки отбоя. Я вернулась к нетерпеливо ждущему Рафаэлю и вновь открыла телефонный справочник. У пляжей жил всего один А. Милройд, наверно, именно тот, который нам был нужен. Я рассказала Рафаэлю все, что сказал мне Джонни, и темные очки его блеснули.

– У нас нет выбора, Мевис, – коротко сказал Рафаэль. – Придется доставить тело этому Милройду. Но для чего оно ему понадобилось, ума не приложу.

– Может быть, он коллекционер, – сказала я, присваивая идею Джонни.

– Кто это коллекционирует трупы? – Рафаэль непонимающе уставился на меня.

– Почему бы и нет? – холодно возразила я. – Многие что-нибудь коллекционируют. Я однажды познакомилась с парнем, который коллекционировал куколок.

– Все мужчины это делают, – нетерпеливо сказал он, – Я сам начал с того, что соблазнил служанку на гасиенде моего отца, когда мне было 13 лет.

– Я имею в виду игрушечных куколок! – прикрикнула я на него.

– Буэно! – Рафаэль сурово усмехнулся, – Тогда я заключу с ним договор. За два цента я продам ему твой труп, это ему ничего не будет стоить.

– Очень смешно, – сказала я, – Ты меня убьешь?

– Я уже близок к этому, чикита, – сказал он шелковым голосом. – Я думаю, нам пора. Прошло уже более полу часа, отпущенного нам сеньорой Вторм.

И опять в машине, и опять у пляжей. Жизнь, как сказала одна проститутка, снимая чулки в очередной раз, становится однообразной.

Дом Алекса Милройда мы, безусловно, нашли. Этот дом нельзя было не заметить, даже глядя в противоположную сторону. Это было четырехэтажное здание на одной стороне скалы, возвышающееся над океаном. Мне стало не по себе при одном взгляде на него.

Рафаэль повел машину медленнее. Такая езда вполне соответствовала в настоящий момент моим чувствам. В конце концов мы остановились у шести ступенек, которые вели в большой внутренний дворик. Дом сверкал огнями, и внутри слышалась музыка – холодные звуки джаза в горячую ночь.

– Что ты хочешь сделать? – спросила я.

– То, что нам было сказано, – с трудом ответил Рафаэль. – Я уже устал от всего этого. Выходи!

Я послушно вышла из машины и стояла, глядя, как Рафаэль открыл багажник и вытащил оттуда Джорджа. Затем он прошел во дворик с Джорджем на руках, я шла сзади.

– Давай бросим его здесь и убежим, – прошептала я.

– Ты считаешь меня трусом, Мевис? – важно сказал он. Затем усадил Джорджа на одну из скамей и с облегчением выпрямился, – Буэно! Мевис, ты права, я трус! – Он схватил меня за локоть. – Бежим!

Внезапно дворик ожил, и нас окружили четыре типа, все они были вооружены и держали в руках пистолеты. Это напоминало сцену из какого-то вестерна, когда герой входит в салун и убивает негодяя. Но только Рафаэль вовсе не был таким героем. Он даже не пытался им выглядеть, хотя бы для моего облегчения.

Из дома во дворик вышел еще один мужчина. Он был высок и худ, на нем была шелковая рубашка с черной монограммой "А" на кармане и темные брюки. Ему были около сорока, у него были черные курчавые волосы и пронзительный взгляд. Он едва взглянул на меня, и у меня появилось чувство, что надо спросить у него, что с моими ресницами, не потекла ли тушь. Но тут он перевел взгляд на Рафаэля.

– В чем дело? – спросил он. – Вы не в числе приглашенных.

– Я доставил вам посылку, сеньор, – ледяным голосом ответил Рафаэль. – Вас зовут Алекс Милройд?

– Да, – мужчина слегка кивнул, – Какую посылку?

– Она на скамье. – Рафаэль кивнул в сторону трупа. – Мне было ведено доставить это сюда.

Один из типов наклонился совсем близко к Джорджу, затем внезапно отпрянул.

– Он мертв! – сказал он испуганно, – Что это за дьявольские шутки!

Милройд медленно осмотрел труп, затем вновь взглянул на Рафаэля.

– Джонатан Вторм, – сказал он очень спокойно. – Расскажите, что произошло.

– Вдова поручила мне доставить вам тело, – упрямо сказал Рафаэль. – Я это выполнил.

– Это не все, – так же упрямо сказал Милройд. – Я хочу знать остальное.

– Простите, – сказал Рафаэль. – У меня был такой тяжелый день! Я могу вам предложить обратиться за подробностями к сеньоре Вторм. Гасто пауго, сеньор!

Рафаэль повернулся и даже умудрился сделать один шаг, прежде чем дула двух пистолетов уперлись ему в живот.

– Отведите их в дом, – резко сказал Милройд. Нас увели в гостиную и силой усадили в кресла.

– Расскажите мне все, – сказал Милройд. Рафаэль пожал плечами и промолчал.

– Ну, хорошо, – Милройд взглянул на меня, – Что вы скажете?

– Я ничего не знаю, – нервно сказала я. – Я просто поехала прокатиться на машине.

Милройд, не торопясь, закурил сигарету, затем неприятно улыбнулся.

– Вы упрямы, – сказал он, – Полицейские прямо-таки в вас влюбятся.

– Полицейские? – отозвалась я.

– Конечно, – сказал он, – Я собираюсь передать вас троих в руки полиции. Я умоляюще взглянула на Рафаэля, и он кашлянул.

– Это было ошибкой, – сказал он, – Я имею в виду Вторма. Мы хотели избавиться от его трупа и решили оставить его в его же доме. Но там мы встретили сеньору Вторм, которая попросила нас доставить тело сюда.

– Вы всегда безотказно делаете то, что просит эта женщина? – лениво спросил Милройд.

– Если она держит в руках мою фотографию с трупом в руках и угрожает отослать ее в полицию, если я не выполню ее поручение, – сказал Рафаэль, – я всегда делаю то, о чем меня просит женщина.

Из дворика послышались шаги, и через несколько секунд в комнату вошел еще один мужчина. Я только раз взглянула на его большие очки и бороду и быстро закрыла глаза. Но когда я вновь их открыла, он никуда не исчез.

– Как поживают ваши чулки? – Он приятно мне улыбнулся. – Я вижу, ваш друг все еще с вами, хотя "ригор мортис" уже прошел.

– Вы хотите сказать, что с самого начала знали, что он мертв? – обвиняюще спросила я.

– Моя дорогая девочка! – Он вежливо улыбнулся. – Может быть, я и близорук, но не слеп.

– Почему же вы тогда этого не сказали?

– Я решил, что так будет безопаснее, – сказал он. – В конце концов, я был один, а вас двое отчаявшихся убийц, насколько я тогда понял. Лучше быть сто раз трусом, чем один раз трупом.

– Они попытались подсунуть его вдове, – сказал ему Милройд, – но ей пришла мысль получше. Она велела им отвезти его сюда.

– Я не знал, что ты занялся бальзамированием, Алекс, – сказал очкарик, – Это выгодно?

– По крайней мере, заработок постоянный, – весело сказал Милройд. – Где он умер?

Оба выжидательно посмотрели на Рафаэля, но тот не произнес ни слова. Милройд сделал шаг вперед, и его кулак полетел прямо Рафаэлю в лицо. Рафаэль вместе со стулом быстро откинулся назад, затем медленно покачал головой. Его лицо оставалось таким же бесстрастным.

Очкарик печально качнул головой.

– Я не люблю насилия, Алекс, – спокойно сказал он. Затем он обратился к Рафаэлю. – Лучше скажите ему все.

Рафаэль продолжал молчать. На сей раз его ударил очкарик, и даже еще сильнее, чем Милройд.

– Конечно, иногда насилие просто необходимо, – раздраженно сказал он, – Будете отвечать, друг мой?

Рафаэль что-то коротко сказал по-испански, по-моему, совсем не имеющее отношение к делу. Очкарик взглянул на меня.

– Вы же не хотите, чтобы вашего друга изуродовали?

– Оставьте его в покое! – разозлилась я.

– Буду только рад, – сказал он. – Как только вы ответите на вопросы.

Я совершенно не понимала, зачем Рафаэль дает себя избивать, поэтому сказала:

– Видите ли, Рафаэль является телохранителем…

– Великолепного Артуро Сантерроса, – прервал меня очкарик. – Это мы знаем.

– Все это произошло в их доме прошлой ночью. Рафаэль подумал, что Вторм – заговорщик, вот он и застрелил его. Он не знал, что это Вторм, до сегодняшнего вечера.

Милройд и очкарик недоумевающе уставились друг на друга и долгое время молчали.

– Благодарю вас, – сказал наконец очкарик. – Я должен сказать, что вы умнее, чем ваш друг Вега. Но, насколько мне известно, от телохранителя не требуется особого ума!

– Пер диос! – сдавленным от злости голосом сказал Рафаэль. – Мне следует прострелить вашу жирную голову и посмотреть, что оттуда выпадет!

– Мне надо испугаться? – Очкарик ухмыльнулся. – Не думаю, что когда-нибудь вам представится такая возможность.

Милройд нетерпеливо прервал его.

– Давай прекратим болтовню! – сказал он. – Что нам с этим делать, Бен?

– Я считаю, что труп нужно вернуть на место преступления, – сказал очкарик. – Это ведь было бы справедливо?

На лице Милройда появилась усмешка.

– Ты хочешь сказать, что его надо доставить обратно в дом Артуро Великолепного?

– Точно. – Очкарик кивнул.

– Я думаю, что это прекрасная мысль! – с энтузиазмом воскликнул Милройд, – И я даже знаю людей, которые этим займутся!

Рафаэль медленно повернул голову и посмотрел на меня. Какую-то секунду я вид ела, как из-под его темных очков выбивается пламя.

– Не беспокойся, Рафаэль, – торопливо проговорила я. – В такой ситуации, как эта, мы снижаем оплату!

Глава 5

Дом на Биверли-Хиллз, который снимал Артуро, был очень приятным, но в то время я не смогла оценить его по достоинству. Мы медленно вышли из машины, и я старалась не смотреть в сторону багажника, потому что знала, что Джордж опять лежит там, и эта мысль угнетала меня.

Милройд высунул голову из "кадиллака", который следовал за нами неотступно до самого дома, и сказал:

– Мы сейчас едем обратно, Вега, но не вздумайте попытаться вновь избавиться от этого тела сегодня ночью. Мои люди наблюдают за домом, и вам не удастся проехать по улице и десяти ярдов. Этот труп принадлежит Артуро, и мы хотим, чтобы он получил его!

Затем "кадиллак" развернулся, оставив нас с Рафаэлем на крыльце.

– Ну что ж, – нервно сказала я, – если ты не возражаешь, Рафаэль, я просто сяду в такси и поеду домой.

– Ну, конечно, Мевис, – слащаво сказал он. – Мне только хочется, чтобы ты сначала кое-что сделала.

– Прости, – я покачала головой, – Но я сейчас вовсе не склонна к сантиментам, амиго.

– И я тоже, – заторопился он. – Я просто хотел, чтобы ты встретилась с Артуро и объяснила ему, почему мы вернулись назад с трупом. Скажи ему о твоей великолепной идее подкинуть труп вдове, и что из этого вышло.

– Любой может ошибиться, – рассудительно сказала я. – Я надеюсь, с этим ты не будешь спорить?

– Я согласен, чикита, – сказал он. – И уверен, что не каждый может так изумительно ошибаться, как ты! Твои ошибки просто гениальны, не менее!

– Ну, – сказала я, – грубить вовсе не обязательно. Ты тоже сегодня особого ума не проявил!

– Согласен, – сказал он, – Но меня наказали за мои ошибки, а тебя – нет! Так что придется об этом позаботиться мне. Пойдем!

– Только посмей дотронуться до меня! Дальше я сказать ничего не успела, потому что он схватил меня за локоть, и я полетела через комнату и приземлилась на софе.

– Ах! – сказал мягкий голос. – Но это очаровательно!

Какая изумительная девочка! Ты не сказал, что приедешь не один, Рафаэль, и причем в такой прекрасной компании. У тебя хороший вкус!

Я бросила с софы взгляд и решила, что здесь, должно быть, какая-то ошибка. Этот человек просто не мог быть Артуро Ослепительным, или Баснословным, или как там его еще звали. Он был не более пяти футов и двух дюймов ростом, и я могу поклясться, что при этом он еще носил сапоги на высоченных каблуках! Его темные волосы свисали на лоб, закрывая один глаз, что было утешительно, ибо второй глаз был мутным и кроваво-красным, как у какого-нибудь завсегдатая кабака, который очнулся в канаве через несколько дней после того, как прошел дождь. На нем была шелковая рубашка с жемчужными пуговицами, заправленная в туго обтягивающие черные брюки, уходящие в отполированные до блеска сапоги. К сапогам были приделаны огромные серебряные шпоры, так что при ходьбе раздавалось динг-динг-динг. На кончике его носа сидело огромное родимое пятно, которое вроде бы дрожало, когда он глядел на меня.

– Баснословный? – слабым голосом спросила я.

– Кто же еще? – вежливо сказал мне Рафаэль. – О Ослепительный! Позволь мне представить тебе Мевис Зейдлиц.

– Я восхищен. – Артуро присел на диван рядом со мной. – Американские женщины так прекрасны! Я уже многих встречал, когда приехал сюда, но вы – самая прекрасная из всех, Мевис. Я буду вечно признателен Вега за то, что он привел вас сюда. – Он взглянул на Рафаэля и махнул ему рукой.

– Идите! – резко сказал он.

– Попробуй только! – сказала я Рафаэлю. Артуро приветливо мне улыбнулся, показывая в улыбке зубы, что было ошибкой, на которую кому-нибудь следовало ему указать.

– Время – деньги, как говорят у вас в Америке, о прекраснейшая! – сказал он. Он опять посмотрел на Рафаэля. – Иди, толстяк, – холодно сказал он, – прежде чем я не послал телеграмму отцу, что ты – контрреволюционер!

Рафаэль молча поклонился и вышел из комнаты, твердой рукой закрыв за собой дверь. Артуро взглянул на меня, вновь улыбнулся, придвигаясь ко мне по дивану все ближе и ближе.

– Чего Ты хочешь, о моя сверкающая любовью? – мягко спросил он. – Бриллиантовое кольцо, может, просто денег? Только скажи, и все будет твое.., утром.

Я сглотнула.

– У меня был тяжелый день, – нервно сказала я. – Я хочу чашечку кофе, но только сейчас.

– Ага! – Он закатился смехом и хлопнул меня по бедру, затем позабыл убрать руку. – Чудесно! – Внезапно он перестал смеяться и посмотрел на свои золотые часы, – Но уже поздно, и совсем нет времени. Раздевайся!

– Что? – Я уставилась на него.

– Платье, белье. Раздевайся!

– Только через мой труп! – негодующе воскликнула я, злобно посмотрев на него.

– Ага! – Он уставился на меня. – Ты хочешь устроить из этого игру, да? Ты увидишь, что Артуро – великолепный игрок!

Внезапно он протянул руку, схватил меня за воротник блузки и разорвал ее до самой талии.

Он сам был виноват. Я хотела обговорить с ним это положение, как разумная леди. Но момент был упущен. И тут я совершенно вышла из себя. Морской сержант, который научил меня джиу-джитсу, говорил: "Всегда оставайся хладнокровной, когда применяешь на ком-нибудь прием, иначе можно сломать человеку все, что угодно, и хорошо, если не все". Я думаю, что он был прав. Как я уже сказала, я здорово разозлилась, а потому стала действовать, даже не подумав. Я сунула ему два распрямленных пальца прямо в глаза и ударила ребром ладони по шее так, чтобы он перестал орать. Я вывернула ему ногу, согнув ее до самой шеи, схватила его правую кисть и затем побежала через комнату, волоча его за собой. Я внезапно остановилась и стала вертеться, все еще держа Артуро за кисть. Он несколько раз проехался по полу задним местом, но потом набрал скорость и медленно поднялся в воздух. Я вертела его все быстрее и быстрее, пока он не приподнялся фута на три от пола, затем внезапно отпустила его кисть. С секунду он ничем не отличался от пушечного ядра. Затем он шлепнулся о стенку, и от удара с нее упало несколько картин. Я смотрела, как он медленно соскальзывает на пол. Он лежал неподвижно, и я решила, что все это стоит нового автомобиля, даже с бриллиантовым кольцом в придачу.

Дверь внезапно открылась, и в комнату ворвался Рафаэль. Он осторожно взглянул на меня, и я обрадовалась, что, несмотря на жару, надела под блузку лифчик. Затем, он посмотрел на Артуро, и его нижняя челюсть отвисла.

– Педро миа! – прошептал он, – Теперь у нас уже два трупа!

– Мне кажется, он дышит, – сказала я. – А ты-то! Тоже мне герой! Оставил меня наедине с этим.., бешеным Адонисом!

– Я ждал снаружи, – ответил он свистящим шепотом. – Я был уверен, что ты с ним справишься, чикита.

Но если бы ты закричала, чикита…

– Ты бы включил радио на полную мощность! – продолжала я с горечью, – Не хочу знать больше и тебя, и твоих друзей – ни живых, ни мертвых, Рафаэль Вега!

Все кончено! Я уже хотела было уйти, когда холод напомнил мне о разорванной блузке. Шествовать по городу в лифчике хорошая реклама нижнего белья, но мне как-то не хотелось его рекламировать. Затем мне в голову пришла великолепная мысль. Я стащила с себя разорванную блузку и, наклонившись над Артуро, сняла с него рубашку. Это был честный обмен: я надела его рубашку, а на него положила свою блузку, чтобы он не простудился и не замерз. Честно говоря, моя блузка выглядела на мне немногим лучше, чем на Артуро, но зато его рубашка выглядела так, как никогда бы не выглядела на нем, так что мы были квиты.

Рафаэль все еще стоял с отвисшей челюстью и глядел на меня. Я твердо на него посмотрела.

– Адье, герой!

Затем я неспеша промаршировала через холл и вышла на улицу.

– Мевис! – крикнул он мне вслед. – Подожди! Я…

– Совсем как в театральном диалоге, – тоже крикнула я ему, – Там ужасно ругали бразильцев и говорили, что они все дураки. По-моему, они ошибались: от Испании до Бразилии всего один шаг!

– Чикита! – разозлился он. – Что мне сейчас делать?

– Открой свой собственный театр, – посоветовала я ему. – Представление "Артуро и его тетя" будет иметь огромный успех!

Я успела дойти только до крыльца. Голубая волна нахлынула на меня и увлекла обратно в холл. Затем эта волна превратилась в четырех здоровенных полицейских в форме и одного типа в сером костюме. У типа было такое лицо, что его без разговоров сделали бы вождем любого индейского племени.

– Не торопись, – остановил меня тип. – Где тело? Я глубоко вздохнула и взглянула на свою грудь: алая рубашка обтягивала меня вполне достаточно.

– Если вы не видите тела, вам надо носить очки! – холодно сказала я.

– Прекратите ваши шуточки! – заорал он. – Вы прекрасно знаете, о чем я говорю. Где труп? Где он?

– Труп? – слабо сказала я, – Вы что, потеряли его?

– А-ах! – сказал он с отвращением, затем схватил меня за руку и отвел обратно в гостиную, четверо полицейских в форме составляли наш почетный эскорт.

Когда мы вошли в комнату, Рафаэль непонимающе уставился на нас, и вождь индейского племени несколько секунд тоже подозрительно смотрел на него. Затем он сказал:

– Я лейтенант Фрай из полицейского управления.

Где тело?

– Нет говорить по-английски, – быстро сказал Рафаэль, что было очень на него похоже. Ничего оригинальнее он придумать не мог.

– Лейтенант, – сказал один из полицейских, указывая на Артуро, распростертого на полу, – Вот он!

– А! Я же говорил! – Голос лейтенанта прозвучал победоносно. Он посмотрел на меня, – Кого вы хотели обмануть, сестричка? – Он взглянул на Артуро поближе и поморщился. – Господи, Боже мой! Чего только не носит современная молодежь!

– Он не труп! – сказала я, – Он дышит. Лейтенант Фрай наклонился и несколько секунд молча смотрел на Артуро. Затем он вновь выпрямился. На лице его застыла недовольная гримаса.

– Он жив! – Голос лейтенанта звучал так, словно его хорошенько надули, – Да и странно было бы, если бы он был мертвым: не в такой блузке, разрисованной впереди цветами! – Он повернулся к четырем полицейским. – Обыщите весь дом! – приказал он, – Где-то здесь спрятан труп. Найдите его!

Полицейские молниеносно исчезли, а Фрай повернулся и накинулся на нас с Рафаэлем.

– Рассказывайте, что у вас здесь происходит? – потребовал он. Рафаэль открыл рот, собираясь что-то ответить, но лейтенант опередил его.

– И не вздумай прикидываться, что ты не знаешь языка, – сказал он. – Любой мужчина, который умудрился подцепить такую курочку, как эта, – тут он указал пальцем на меня, – должен знать английский в совершенстве! Рафаэль быстро объяснил, кто он такой и что делает здесь Артуро. Он деликатно указал на тот факт, что Артуро – сын президента и находится здесь, выполняя дипломатическую миссию. Он даже боялся думать о реакции государственного департамента Америки на такое вторжение в их дом и нарушение законов частной собственности и неприкосновенности.

– Дипломатическая миссия, да? Фрай посмотрел на меня и нахмурился.

– Я думаю, эта миссия стоит сейчас передо мной. Как вас зовут?

– Мевис Зейдлиц, – сказала я. Я увидела в его глазах так хорошо знакомый мне блеск и быстро добавила:

– Не вздумайте только приставать. Я уже шла домой, когда вы появились.

– Где труп? – Он опять взялся за свое.

– Я абсолютно не понимаю, о чем вы говорите, – сказала я.

– Лейтенант, – вежливо спросил Рафаэль, – с чего вы взяли, что в нашем доме должен быть труп?

– Мы знаем, – сказал Фрай. – Нам сообщили.

– Кто?

– Не ваше дело! – неопределенно ответил лейтенант.

– Вы хотите сказать, что это был анонимный звонок? – насмешливо спросил Рафаэль. – В моей стране иногда звонят в полицию: докладывают о пожаре и об убийствах, когда нет никакого огня и никаких трупов.

– Заткнитесь! – отрезал Фрай.

Рафаэль пожал плечами и замолчал, что, на мой взгляд, было его первым разумным поступком за сегодняшний вечер.

Прошло пять минут, и полицейские вернулись в комнату, причем по их лицам можно было сразу же сделать вывод, что они ничего не нашли. Они доложили об этом лейтенанту, и по выражению его лица так же незамедлительно можно было сказать, что им не следует и мечтать о повышении ближайшие десять – пятнадцать лет.

– Ну хорошо, – сказал он, болезненно сглотнув слюну. – Может быть, этот звонок действительно ничего не значил. Пошли отсюда!

Он направился к двери, полицейские потащились за ним следом. Мы довели их до самого крыльца, где Фрай внезапно остановился и посмотрел на машину Рафаэля. Сердце мое подпрыгнуло и упало немного ниже границы лифчика.

– Подождите-ка минутку, – мягко сказал лейтенант, – Мы еще не осмотрели эту машину. Чья она?

– Вы имеете в виду эту машину? – промямлил Рафаэль после затянувшейся паузы.

– Вы видите здесь какую-нибудь другую машину? – Голос Фрая был ледяным.

– Я думаю, она моя, – пробормотал Рафаэль.

– Обыскать! – приказал Фрай своим полицейским, и они облепили машину, как будто надеялись, что там лежит живая Венера Милосская.

Мое сердце опускалось все ниже и ниже. Наконец один из полицейских открыл багажник, и я уже ждала, что он заорет: "Эврика!", но этого не произошло. Полицейский захлопнул крышку багажника и сказал:

– Здесь ничего нет, лейтенант.

Остальные тоже добавили, что ничего не нашли, и на этом все кончилось. Они забрались в свою машину и уехали в полицейское управление.

Рафаэль взглянул на меня, и я ответила ему таким же взглядом. Затем мы одновременно бросились к автомобилю, и он открыл багажник. Полицейский не шутил – Джорджа не было!

– Санта Мария! – воскликнул Рафаэль. – Чудо!

– Не верю! – твердо ответила я. – Трупы не исчезают просто так.

– Этот исчез, – заключил он.

Я должна была признать, что тут он прав.

– Что ж, – сказала я. – Труп исчез – я тоже исчезаю. Домой!

– Я подвезу тебя, – сказал он.

– А что будет с Артуро? – спросила я. – Разве ты не его телохранитель?

– Я чувствую, что эти веселые дни кончились, Мевис, – печально сказал он. – Сейчас мне не хочется думать ни об Артуро, ни о том, что будет, когда он очнется. Пойдем, я отвезу тебя домой.

Все-таки это было здорово – опять очутиться в своей квартире! В гостиной горел свет, но я не помнила, что зажигала его. Правда, я вообще забывчивая по природе и даже не знаю, когда надо драться, когда убегать, а когда попросту сдаваться. Все, что мне сейчас было нужно, это хороший горячий душ, а затем хороший и крепкий сон. А утром я уже позабуду, кто такой Рафаэль Вега и был ли с ним этот исчезающий труп.

Я прошла в спальню, разделась, накинула на себя халат и прошла в ванную. Включив свет и повесив халат на крючок, я распахнула стеклянную дверцу душа… И тогда я закричала!

Да и какая бы девушка не закричала? Я хотела принять горячий освежающий душ, а вместо этого увидела мужчину, сидящего в моем душе, как будто он принадлежал ему по праву, со скальпом, съехавшим на один бок, в то время как остальная часть головы была абсолютно лысой.

Я посмотрела на него еще раз и опять заорала. Это был Джордж! Парик его съехал на одну сторону, и похоже было, что он поставил себе целью преследовать меня.

Ванная была слишком мала для нас двоих. Одному из нас следовало уйти, и это сделала я. Я попятилась из ванной, не попытавшись захватить с собой халат. Я отступила назад всего шага на три и внезапно почувствовала, что в мою спину уперся чей-то палец. Я вновь заорала… Потом резко повернулась – передо мной, засунув руки в карманы, с глупой ухмылкой на физиономии, словно эта квартира принадлежит ему, стоял битник Терри, или как там его звали.

– Куколка! – он с восхищением посмотрел на меня. – Тебя-то мне и недоставало!

Глава 6

Когда девушка вся в смущении и на ней ничего нет, двух рук недостаточно. Да и в любом случае было слишком поздно для честной девичьей скромности. Я просто уставилась на него и спросила:

– Какого черта вам здесь нужно?

– Я ждал тебя, цыпочка! – спокойно ответил он. – Ты мне, цыпочка, до одури понравилась, и я прошвырнулся к тебе по-быстрому!

– Это были вы! – трагическим голосом сказала я.

– Это был я, он, она, ты, они и мы, – сказал он. – Это была чушь собачья! Повеселимся, цыпленочек!

– Это вы забрали труп из багажника? – спросила я, не обращая внимания на его речь, потому что я совершенно ничего не поняла. – Но зачем вам понадобилось тащить его сюда?

– В голубом ритме, – сказал он. – Для такого цыпленочка, как ты, можно поразмахнуться, вот я и раздобыл покойничка, чтобы не было неприятностей. Кумекаешь?

– Хотелось бы! – Я совершенно дико на него посмотрела. – Хотелось бы мне накормить сначала вас, а сверху бросить этот труп!

– В ванной ему будет хорошо, – ответил он.

– Вы полагаете?

– Не будет никаких сложностей, куколка! – сказал он. – Ты привыкнешь.

– Так же, как я привыкну к дырке в голове! – сказала я.

Непонятно почему, но он удовлетворенно кивнул головой.

– Наконец-то ты усекла, – сказал он. – Что у тебя есть пропустить по этому случаю, куколка?

– В ящике стоит бутылка виски, – беспомощно сказала я, – Она на всякий непредвиденный случай, а сегодня ночью их случилось больше чем достаточно.

Он подошел к столу, и пока он доставал оттуда бутылку, я убежала в спальню. Едва я успела натянуть трусики, как раздался звонок в дверь. Я начала одеваться, чтобы открыть ее. Надела лифчик с застежкой спереди (их специально делают для незамужних девушек, которые живут в одиночестве и любят наблюдать за действиями своих знакомых мужчин), затем влезла в свитер и надела брюки. И, наконец, я сунула ноги в туфли и совсем уже было собралась пойти открыть дверь, когда внезапно подумала: звонок был очень странным, позвонили всего один раз. Так что, может быть, кто-то просто ошибся квартирой и сбежал. Я вошла в гостиную, но битника там не было. Должно быть, он очень спешил, так как бутылка виски, стоявшая на столе, была не открыта. Еще несколько шагов – и я заорала! Нет, мне определенно не везло: лицом вниз на ковре перед дверью лежало еще одно тело!

Я просто стояла и смотрела на него. Для одного дня этого было слишком много: это даже я усекла. Затем я увидела, что лежащее тело мне чем-то знакомо, я где-то его уже видела.

Я опустилась на четвереньки и перевернула его на спину. Это тело действительно было мне хорошо знакомо – оно принадлежало Джонни Рио. И пока не было трупом – еще дышало.

О правилах оказания первой помощи я имела весьма смутное представление, но зато я очень хорошо знала Джонни Рио. Брызгать ему водой в лицо было пустой тратой времени. Так что я открыла бутылку виски и, наклонив, осторожно капнула ему на губы. В одну секунду он сел и, морщась, уставился на меня.

– Кто это меня ударил? – зло потребовал он от меня ответа. – И не переводи виски, тупица! Налей мне стакан и давай его сюда!

Я налила ему виски, он быстро выпил и поднялся на ноги, исподлобья глядя на меня.

– Кто это меня ударил? – спросил он.

– Не смотри на меня так, – сказала я. – Я одевалась в спальне и ничего не знаю.

– Святая невинность! – простонал он. – Кто еще здесь был?

– Должно быть битник, – сказала я. – Может быть, твой приход испугал его. По крайней мере, его здесь больше не видно.

– Битник?

– Конечно, – сказала я. – Усекаешь?

– Мевис, – холодно сказал Джонни. – Ты теряешь свою индивидуальность.

– Свою что? – нервно спросила я.

– Ничего. – Он вздохнул. – Налей-ка мне еще. А я пойду помоюсь.

– Не стоит, – быстро сказала я, – Не в ванной.

– Где еще? Не в кухне же?

– Лучше не надо, – сказала я слабо. – Тебе это не понравится.

– Ты лучше налей мне виски, и чтобы там был лед! – заорал он на меня и направился в ванную.

Когда он заорал, я была в кухне и доставала из холодильника лед. Я ужасно обрадовалась, что это не на меня одну так действует. Двумя секундами позже мы встретились в гостиной.

– Мевис! – Его прямо-таки трясло. – В твоей ванной труп!

– Ну конечно, – сказала я, протягивая ему виски со льдом.

– Это тот самый, который был в багажнике у Веги! – хрипло сказал он. – Как он очутился у тебя в ванной?

– Его принес битник, – сказала я.

– Какой битник?

– Тот, который не хотел, чтобы труп обнаружили в машине Рафаэля, – терпеливо сказала я. – Тот, который живет с миссис Вторм, он следил за нами до Алекса Милройда.

Джонни с трудом добрался до ближайшего кресла и упал в него.

– С миссис Вторм? – прошептал он. – Какого черта все это значит?

– Я говорю об их доме, а ты не придирайся! Видишь ли, Милройд и очкарик заставили нас отвезти труп в дом Артуро. У нас не было выбора, потому что их было очень много и у них были пистолеты. Потом, когда мы туда пришли, Артуро решил, что я лакомый кусочек, так что мне пришлось немного отрезвить его. – Я с торжеством улыбнулась Джонни, – И тогда пришли полицейские, а битник взял этот труп из багажника Рафаэля и принес сюда.

Джонни одним махом опрокинул стакан виски, кадык его при этом судорожно подскочил.

– Наконец-то я сошел с ума, и мне больше не надо ни о чем беспокоиться, – холодно сказал он. – Я знаю, что я идеалист, Мевис, но ты уж лучше расскажи все по порядку и, пожалуйста, помедленнее.

К тому времени, когда я окончила свой рассказ, Джонни уже справился с третью бутылки, а все потому, что беспрерывно перебивал меня. Затем он просто сидел с минуту, крепко зажмурившись, с болезненным выражением лица.

– Если ты хочешь спать, то сделай это у себя дома, – сказала я ему. – Я не понимаю, что тебе здесь нужно. Ты мне не босс, а всего-навсего компаньон!

– Если только я понял, что к чему, то буду считать себя счастливейшим человеком, – медленно сказал он. – Сначала Вега убивает его, принимая за вора и заговорщика. Потом он несется к нам, потому что знает нас, а мы знаем Лос-Анджелес и сможем посоветовать ему, как избавиться от трупа без лишней суеты, по крайней мере, так он говорит. Словом, вы вдвоем уезжаете, но у вас ничего не получается, так как вам приходит в голову подкинуть труп в его собственный дом. Но вдова, не скорбящая, а с пистолетом в руках, с помощью битника, живущего с ней, заставила вас перевезти труп обратно на место преступления, затем, предположительно, известила об этом полицию, но тем временем битник крадет тело и подбрасывает его сюда. Почему?

– Почему? – откликнулась я.

– Почему все это? – с силой произнес он. – Почему Вега обратился к нам? Почему он просто не пошел в полицию и не сказал, что убил бандита? Почему вдова не вызвала полицию, когда мужчина и женщина внесли труп в ее дом? Почему Милройд немедленно не обратился в полицию с сообщением, что кто-то пытался оставить в его доме мертвое тело?

Я немного подумала над этим, потом ободряюще ему улыбнулась.

– Не знаю, – просто сказала я.

Джонни вновь закурил и поднялся с кресла.

– Придется нам все это выяснить, – сказал он, – Но сначала надо избавиться от этого трупа, и уже навсегда. Но как?

– У меня есть план! – Я возбужденно хрустнула пальцами. – Почему бы нам… – Тут я почувствовала на себе его дикий взгляд и осеклась.

– Если я услышу еще хоть один твой план, Мевис Зейдлиц, – проговорил он угрожающе, – я запру тебя в душе вместе с трупом, а сам уеду в отпуск!

– Все, что ты скажешь, Джонни-компаньон, – нервно сказала я, – Ты – босс!

– Как звали того лейтенанта, который пришел с обыском и искал труп? – резко спросил он.

– Фрай, – ответила я. – Лейтенант Фрай. Мне он не понравился: он обхамил мою блузку, и хотя она была тогда на Артуро, все равно она стоила мне 1350 и…

– Фрай, – мрачно сказал Джонни. – Я его знаю. Он меня терпеть не может, так же как и любого частного детектива. Если мы расскажем ему в точности, что произошло, то лучшее, на что можно надеяться, это апеллировать к суду как шизофреники.

– Я не шизофреник, – раздраженно сказала я.

– Может, поспорим? – холодно предложил он. – Нам лучше поторопиться: из всего, что нам известно, можно предположить, что этот битник мог оповестить полицию, что труп находится сейчас у тебя, и нам лучше перенести его в машину.

Джонни подхватил тело и понес его, а я шествовала впереди. Мы благополучно спустились вниз, и когда на улице никого не было, Джонни быстро побежал по тротуару и усадил Джорджа на заднее сиденье своей машины. Затем мы уселись впереди. Машина рванула вперед, как будто ей изо всех сил поддали сзади.

– Куда это мы так спешим? – едва переводя дыхание, спросила я.

– Чем скорее я избавлюсь от этого мертвеца на заднем сиденье, тем лучше я буду себя чувствовать, – сказал Джонни.

Когда он наконец остановил машину и выключил двигатель, было уже за полночь. Место это я узнала сразу – это был мой второй визит на Уилроджерский пляж. Я ждала в машине, в то время как Джонни стащил тело с заднего сиденья и поволок его к пляжу. Он вернулся спустя всего несколько минут.

– Сюрприз для утренних купальщиков, – сказал он, включив зажигание.

– Я рада, что ты принял мой план, – сказала я. – Использовать тот же самый пляж!

– Теория относительности, – сказал он. – Среди миллионов твоих недостатков должен же быть хоть один, который на что-то годится!

Спорить с Джонни не имело никакого смысла: я напрасно раньше пыталась это делать, и почти никогда не выходила победителем. Мне кажется, что он просто где-то мошенничает, но я никак не могла поймать его на этом. Я выглянула в окошко: улица, по которой мы сейчас ехали, показалась мне смутно знакомой. Когда Джонни свернул и машина стала въезжать наверх, мои сомнения превратились в уверенность.

– Эй! – завыла я, – Это же дом Милройда!

– Твоя память час от часу становится все лучше и лучше, – сухо сказал он.

– Но что нам здесь делать? – недоуменно спросила я.

– Мы нанесем визит, – сказал он. – Когда-то я выполнил несколько поручений Алекса, пока не знал, чем он по-настоящему занимается. Может быть, нам кое-что удастся понять из всей этой истории именно здесь.

– Если мы до этого доживем! – безнадежно сказала я, но Джонни не слушал.

И опять машина остановилась у внутреннего дворика. Но на этот раз мы туда не вошли, потому что Джонни, соблюдая свои дурацкие законы, пошел прямо к входной двери, таща меня за руку. Он нажал на кнопку звонка, и внутри дома заиграла музыка, напоминающая мелодию из "Моей прекрасной леди". Но в конце концов я решила, что этого не может быть, потому что кто-то говорил мне о существовании на свете так называемого авторского права, что означает, что можешь украсть, только заплатив, а я не думала, чтобы Милройд относился к тем, которые платят, если могут этого избежать.

Дверь открылась – выскочил мускулистый тип и уставился на меня. Я его сразу же узнала: это был один из тех, которые окружили нас с Рафаэлем во внутреннем дворике. С того раза он не стал выглядеть лучше – наоборот, он выглядел еще хуже. Я просто не могла вынести его обритую голову и заросли волос на груди, торчащих из-под расстегнутой рубашки.

– Что надо? – прохрипел он.

– Повидать Алекса, – резко сказал Джонни. – Передайте ему, что здесь Джонни Рио.

– Он спит, – ответил тот. – Проваливайте!

– Тогда разбудите его, – сказал Джонни. – Скажите ему, что полиция не нашла трупа Вторма в доме Артуро и что я хочу поговорить с ним.

Эта горилла непонимающе уставилась на нас, затем слегка закачалась и пожала плечами.

– Войдите лучше сами и все ему скажите, – медленно пробурчал он. – Он в баре.

Джонни вошел в дом, все еще держа меня за руку, а горилла пошла впереди, указывая нам путь. Милройд действительно сидел в баре, в другом конце дома, и с ним было несколько его людей.

Когда мы вошли, он поднял голову и улыбнулся.

– Привет, Джонни, – весело сказал он. – Давненько не виделись… Что так поздно?

– Мне нужна кое-какая информация, Алекс, – таким же веселым голосом ответил Джонни.

– Информация? – Милройд недоумевающе посмотрел на него, – О чем?

– О трупе Джонатана Вторма, – сказал Джонни.

– Что об этом?

– Полиция не нашла его в доме Артуро, – совершенно спокойно сказал Джонни. – Кто-то уже успел убрать его оттуда до их прибытия.

– Я не понимаю, о чем ты, – спокойно сказал Милройд. – Ты обратился не к тому человеку или вошел не в тот дом. Я не имею к этому никакого отношения.

Джонни уселся на диван, и я быстро присела рядом, потому что нервничала. Да и какая девушка не нервничала бы на моем месте?

– Не крути, Алекс, – сказал Джонни. – Я знаю, что произошло сегодня вечером, Мевис мне все рассказала. – Он ткнул пальцем в мою сторону. – Ты помнишь Мевис Зейдлиц?

– Никогда в жизни не видел, – сказал Алекс. Затем он тепло улыбнулся мне, – Но это было моей ошибкой. Здравствуй, красавица!

– То есть как это? – обозлилась я. – Вы прекрасно знаете, что ваши типы схватили меня и Рафаэля Вега в этом дворике, и вы били Рафаэля до тех пор, пока я не рассказала вам, что именно миссис Вторм заставила нас привезти этот труп сюда!

Милройд с симпатией посмотрел на Джонни.

– Такая очаровательная дама и того… – сказал он, – Ты собираешься показать ее психиатру?

– Сейчас вы скажете, что не помните, как очкарик предложил, чтобы мы отвезли труп в дом Артуро? – закричала я.

– Очкарик?

– Очкарик, волосатик, тот, которого вы называли Беном. Только не говорите мне, что вы и его забыли!

– Я никогда в жизни не знал человека по имени Бен, – спокойно сказал он, – Очкарик, волосатик? Он что – битник?

– Джонни, – умоляюще сказала я, – сделай хоть что-нибудь!

Джонни некоторое время молча глядел на Алекса, затем встал и пожал плечами.

– Как хочешь, Алекс, – сказал он. – Но Вторм был влиятельной фигурой в Лос-Анджелесе. Когда полиция узнает, что он мертв, она камня на камне не оставит в этом городе, чтобы узнать, кто его убил и зачем.

– Я все еще не понимаю, о чем ты говоришь, – с недоумением развел руки Милройд.

– Понятно, – сказал Джонни. – Я никогда не говорил тебе, что однажды был бой-скаутом?

– История твоей жизни меня тоже не интересует, – холодно сказал Милройд.

– Видишь ли, за одним хорошим ходом должен следовать другой, – с улыбкой продолжал Джонни, – Ты позвонил в полицию и сообщил им, где они могут обнаружить труп Вторма. Но они ничего не нашли. Они будут достаточно злы на тебя, Алекс. Может быть, теперь я позвоню в полицию, так же как и ты, не говоря своего имени, и скажу им, что первый звонок насчет трупа исходил от тебя…

После этих слов наступило гробовое молчание, и я ужасно разозлилась, что Джонни не умеет держать язык за зубами. Потом Милройд встал и вышел из комнаты. Я тоже поднялась с дивана и встала рядом с Джонни, решив, что если понадобится моя помощь как знатока джиу-джитсу, то лучше мне стоять, чем сидеть.

Затем Милройд возвратился с небольшим чемоданчиком в руке.

– Я все еще не знаю, о чем ты говоришь, Джонни, – сказал он. – Но что бы это ни было, я думаю, что ты работаешь сейчас по какому-то делу, так?

– Примерно, – ответил Джонни.

Милройд открыл чемоданчик и вынул оттуда пачку денег таких размеров, что при виде ее у меня глаза полезли на лоб. Я взглянула на верхнюю бумажку и увидела, что это были пятьдесят долларов. Если все они были такого же достоинства, то в пачке было больше денег, чем я видела когда-нибудь в своей жизни.

– Это плохо, – с сожалением сказал Милройд. – Видишь ли, мне сейчас нужен хороший сыщик, Джонни. Один человек во Флориде должен мне очень много денег. Я чувствую, что он не собирается мне платить. Мне нужен кто-нибудь, кто повидал бы его и заставил раскошелиться. Это просто совпадение, что мы встретились сегодня ночью. Я собирался позвонить тебе утром и предложить это дело. Тебе придется поработать всего неделю. Короче, я оплачу все издержки.

Джонни твердо покачал головой.

– Не пойдет, Алекс, – сказал он. – Все, что я говорил, остается в силе.

– Ты делаешь ошибку, – мягко сказал Милройд.

– Не думаю, – ответил Джонни. Милройд взглянул на бритоголового, который открыл нам дверь.

– Мистер Рио уходит, Чарли, – сказал он. – Проводи его.

Джонни пошел к двери, и я потянулась за ним, когда Милройд резко сказал:

– Не ты, красавица! Ты лучше сядь и отдохни. Ты останешься здесь!

Я уже хотела ему сказать, что он ошибается, но потом поняла, что он прав. Еще два типа вытащили пистолеты и направили их на меня. Я быстро села обратно на диван и попыталась представить, что меня здесь нет.

Джонни резко обернулся, лицо его потемнело от злости.

– Чего ты хочешь добиться, Алекс? – сказал он угрожающе. – Мевис пойдет со мной!

– Ты ошибаешься, Джонни, – сказал Милройд. – Она останется здесь. Она погостит у меня несколько дней – обычная страховка, знаешь ли. Если полиция будет интересоваться тем телефонным звонком, о котором ты упомянул, тогда с этой дамой произойдет несчастный случай. Ничего особенного: просто случайно появится на лице кислота или что-то в этом роде.

Я увидела, как правая рука Джонни скользнула под пиджак, затем внезапно остановилась, когда бритоголовый упер ему в спину дуло пистолета.

– Не будь героем, Джонни, – Милройд тепло улыбнулся. – У тебя уже есть одна дыра в голове, ты хочешь еще одну – в спине, для комплекта? – Он кивнул Чарли. – Проследи за тем, как мистер Рио уйдет, и чтобы он не пытался вернуться после того, как ты его проводишь. Если же он все-таки вернется, то закон разрешает нам стрелять в разбойников, прячущихся на чужой территории!.

– О'кей, – ухмыльнулся Чарли, вдавливая дуло пистолета в спину Джонни. – Ты слышал, что сказал босс?

– Только одно, Алекс, – с натугой сказал Джонни. – Если с Мевис что-нибудь случится, я…

– Я знаю, – прервал его Милройд. – Я смотрю телевизор, а там вечно говорят такие фразы. Пока ты держишь язык за зубами, с ней ничего не может случиться, Джонни. Помни это.

Внезапно я почувствовала сквозняк по ногам. Я подняла голову и посмотрела, откуда может дуть. Стеклянная дверь во внутренний дворик распахнулась, и все остальное произошло так быстро, что я и глазом не успела моргнуть. Два типа с пистолетами в руках стояли спиной к стеклянной двери, наблюдая за Джонни. У одного из них внезапно подогнулись колени, и он грохнулся на пол. Другой начал было поворачиваться, но в этот момент рукоятка черного пистолета ударила его по горлу, и он упал на колени, схватившись за шею обеими руками и выпучив глаза. Дышать он больше не мог.

Мужчина, которому принадлежала рука, державшая пистолет, ступил в комнату, и я еще никогда не была так рада при виде его темных очков.

– Буэнос менос, – вежливо сказал Рафаэль. – По-моему, я помешал?

– Бросьте свой пистолет! – громко закричал Чарли. – Или я, не раздумывая, застрелю Рио.

– Бедный Джонни, – с сожалением сказал Рафаэль. – Я буду оплакивать его. Но уж раз я не могу его спасти, то я, по крайней мере, могу за него отомстить.

– А? – недоуменно сказал Чарли.

Дуло пистолета-автомата, который держал Рафаэль, мягко повернулось и уставилось прямо в живот Милройду.

– Ты изрешетишь Джонни, а я следом застрелю Милройда, – охотно объяснил Рафаэль. – Это будет только справедливо.

Он отвесил элегантный поклон.

– Сеньор, я предоставляю вам право стрелять первому.

– Брось пистолет, ты, идиот! – заорал Милройд на Чарли. – Ты что, хочешь, чтобы меня прикончили?

Глава 7

Чарли бросил пистолет, и на несколько секунд в комнате наступила тишина, прерываемая только свистящими хрипами того типа, который получил пистолетом по горлу и теперь пытался восстановить дыхание.

Джонни не двинулся, и я было совсем уже решила, что он прирос к месту от страха, когда внезапно он резко отвел локоть назад и ударил Чарли в солнечное сплетение, тот попятился и уселся на пол. Он ничего не сказал, он просто сидел на полу, в глазах его стояли слезы, а лицо стало бледно-зеленым.

– Я тут какое-то время стоял за дверью, Джонни, – сказал Рафаэль, – Милройд, как я слышал, не отвечал на твои вопросы, а это крайне невоспитанно. Полагаю, нам, может, и удастся научить его лучшим манерам, чтобы он вежливо отвечал на вопросы, которые ты хочешь задать ему.

Рафаэль подошел к Милройду на шаг поближе, на губах его играла мечтательная улыбка.

– Я редкостный учитель хороших манер, сеньора мягко сказал он, – В моей стране я еще не встречал человека, который не усвоил бы их после моих уроков. Техника проста: мы начинаем с ушей. Отрезаем мочки, по очереди, конечно, и если это не убеждает человека изменить свои манеры, мы отрезаем ему кончик языка. Как вы понимаете, говорить он после этого все равно может. Правда, он будет шепелявить до конца дней своих, если, конечно, сразу же не скончается от потери крови.

Рафаэль сделал еще один шаг, и Милройд в страхе попятился. Он взглянул на Джонни с выражением загнанного оленя.

– Рио! – воскликнул он срывающимся голосом." Убери от меня этого маньяка! Джонни пожал плечами.

– Ты же слышал, что сказал этот человек, – ответил он обрадованно. – Я просто наблюдатель!

– Он это сделает! – взвыл Милройд. – Он сумасшедший! Одни его темные очки чего стоят! Я знаю таких людей! Он в душе садист, вот он кто!

– Мевис! – сказал Рафаэль жестко, – На кухне должен быть острый нож. Тебе не трудно принести его?

– Нет! – в страхе закричал Милройд. – Не давайте ему нож! Я все скажу! Все, что хочешь, Джонни! Спроси меня, только спроси, и я отвечу!

– О, прекрасно! Только постарайся не лгать, Алекс. Другого случая тебе может не представиться.

– Клянусь, я скажу всю правду! – с горячностью воскликнул Милройд. Рафаэль выглядел разочарованным.

– Значит, нож пока не понадобится?

– Пока нет! – ответил Джонни.

– Тогда я постараюсь помочь вам в другом, – удовлетворенно проговорил Рафаэль. – Я прослежу, чтобы вас не прерывали.

Он подошел к тому типу, у которого подогнулись колени и который уже поднялся на четвереньки. Рафаэль резко опустил рукоятку своего пистолета на его затылок, и тип сразу же в беспамятстве свалился на пол. Второй тип, который держался за горло, успел только разок пискнуть до того, как Рафаэль проделал с ним то же самое. Потом Рафаэль пересек комнату и подошел к Чарли, все еще сидевшему на полу. Увидев приближающуюся к нему грозную фигуру, Чарли заслонил руками голову и закрыл глаза.

– Ха! – сказал Рафаэль, задумчиво глядя на него, – Да он мыслитель!

Потом он отвел свою правую ногу назад и носком ботинка изо всех сил ударил по тому месту, где так недавно побывал кулак Джонни. Руки Чарли упали вниз, схватившись за живот. Слезы ручьем полились у него из глаз.

– Буэно! – удовлетворенно произнес Рафаэль. – Сейчас ты можешь задавать свои вопросы, и никто тебя не прервет, Джонни.

– Ну, хорошо, – сказал Джонни. – Почему вдова Вторма велела этим двоим доставить его труп тебе?

– Я не знаю, – ответил Милройд.

– Принеси из кухни нож, Мевис, – коротко распорядился Джонни.

– Нет! – взвыл Милройд. – Это правда! Боже, помоги мне! Я не знаю!

– Подожди минутку, Мевис, – сказал Джонни. – Посмотрим, что он ответит на второй вопрос. Кто этот парень в очках и с бородой, тот, которого зовут Бен?

Взгляд Милройда был почти признательным за то, что Джонни наконец-то задал ему вопрос, на который он мог ответить.

– Его зовут Хэролд Андерсон, – быстро ответил он. – Я не знаю, кто он и чем занимается, и это тоже святая правда!

– Откуда ты вообще его знаешь? – настаивал на своем Джонни.

– Он пришел ко мне, – ответил Милройд, – и сказал, что ему нужна моя помощь. Он слышал обо мне и о том, что я умею устраивать дела. Он сказал мне, что Артуро – сын президента одной из южноамериканских стран и что он прибыл сюда, чтобы занять денег у Джонатана Вторма. Андерсон хотел, чтобы я вел наблюдение за Артуро и за человеком, которого он привез с собой, – каким-то тощим типом.

– Вот как? – холодно спросил Рафаэль.

– Это то, что он мне сказал! – взвыл Милройд, – Вы ведь хотите знать правду?

– Почему Андерсон заинтересовался Артуро? – спросил Джонни.

– Я не знаю, – ответил Милройд. – Он ничего не сказал, а я ничего не спросил. Это было его дело. Он швырялся деньгами, а мне больше ничего не было нужно.

– А как ты вел себя, когда они попытались подбросить этот труп тебе? – продолжал Джонни. – Откуда ты знал, что Вторм был уже мертв?

Рука Милройда, которой он вытер пот, дрожала.

– Мои ребята держали дом Артуро под наблюдением, – сказал он. – Они сообщили мне, что Вторм пошел туда поздно вечером, но обратно не вышел. Они проследили Вегу от дома до твоей конторы сегодня утром. Когда он уехал, увозя с собой эту блондинку, они наблюдали за ними издали. Никто не мог понять, чем они занимались весь день, но потом мои ребята сообщили, что они едут в этом направлении, и Хэролд быстро направился на пляж якобы для того, чтобы купаться, на тот случай, если они остановятся где-нибудь поблизости. Он решил, что если они выйдут из автомобиля, то ему, может быть, представится возможность обыскать его. Но вышло даже проще: он увидел, как они пытались закопать труп, и напугал их до того, что заставил увезти труп обратно, – Милройд глубоко вздохнул, – После этого ребята не выпускали их из поля зрения ни на секунду. Они проследили их до дома Вторма и видели, как они уезжали оттуда, так и не избавившись от трупа. Когда они убедились, что машина направляется сюда, они немедленно дали мне знать, и мы поджидали их.

– Почему Андерсон заставил их отвезти труп обратно в дом Артуро? – спросил Джонни. Алекс умоляющим жестом вытянул руки.

– Не спрашивайте меня, – сказал он. – Я не знаю. Это была его идея. Я уже говорил тебе, что он швырялся такими деньгами, что я ничего не хотел спрашивать.

– Где он сейчас?

– Не знаю, – с отчаянием сказал Алекс. – После того как мы уверились, что они опять увезли труп в дом Артуро, он велел мне позвонить в полицию и сообщить им, где они могут найти тело. Потом он уехал. Он сказал, что позвонит мне утром.

– Ты говоришь не все! – угрожающе проговорил Джонни.

– Ну так перережь мне глотку! – воскликнул Алекс. – Я сказал тебе все, что знаю о нем, Джонни. Может, он предпочитает вообще ничего никому не говорить о своих планах. Может, он решил нажиться на шантаже. Хотя я так не думаю: на него это не похоже.

– Почему?

– Хотя бы потому, что у него великолепное английское произношение, – сказал Алекс, – и оно не наигранное, это сразу же чувствуется. Он больше похож на профессора из колледжа, чем на кого-либо другого. – Алекс пожал плечами. – Если бы я только знал, что из-за него у меня будут все эти неприятности, я бы спалил его бороду в первый же раз, как только увидел!

Джонни помедлил и закурил сигарету.

– Что это за битник живет в доме миссис Вторм? – спросил он.

– Битник? – Алекс недоуменно уставился на него, – Ты имеешь в виду одного из этих пижонов, что я видел в Сан-Франциско? – Он покачал головой. – Я видел однажды на пляже, когда раздались звуки джазовой музыки, как один из этих битников выскочил вперед и начал что-то орать. Я уже хотел было как следует ему поддать, но моя девушка сказала мне, что это сейчас такая последняя мода – читать стихи под звуки джаза. Стихи! В них не было даже рифмы! "Я воющая в дождливый день собака без угла", – голосил этот тип многозначительным голосом, – "но я свободен ничего не делать без всякого костюма!" Что это за стихи?

– Я все время читаю стихи американских поэтов, – признался Рафаэль. – Может, это Гертруда Стайн?

– Я хочу знать о битнике в доме Вторма! – нетерпеливо сказал Джонни.

– Я не знал, что там кто-то есть, – ответил Алекс. – Я даже не видел его.

Джонни кивнул.

– Ну, хорошо, Алекс, думаю, тебе больше не надо беспокоиться за целость своих ушей. – Он взглянул на Рафаэля, – Думаю, нам можно уйти отсюда: ничего нового здесь уже не узнаешь.

– Как скажешь, амиго, – кивнул Рафаэль. – Только сначала мне надо позаботиться об одной известной предосторожности Он подошел к Алексу, который пятился до тех пор, пока не уперся в стенку. Рафаэль приветливо ему улыбался, затем спрятал свой пистолет в кобуру. Алекс облегченно вздохнул…

Все еще мило улыбаясь, Рафаэль поднял обе руки до уровня плеч, а затем с силой свел их вместе – на пути их оказалась голова Милройда. Может быть, в стране Рафаэля так дерутся. Я не была в этом уверена. Алекс без сознания свалился на пол.

Рафаэль окинул прощальным взглядом комнату и двух типов, распростертых на полу.

– Мы оставляем после себя тишину и покой, – сказал он удовлетворенно. – Я начинаю чувствовать себя мирно. Пусть теперь покрутятся.

Я кивнула Рафаэлю и пошла к машине Джонни.

– Как ты сюда попал? – спросил у Рафаэля Джонни. – Моя машина стоит чуть подальше на улице, – сказал Рафаэль. – После того как я отвез Мевис домой, я вернулся к себе, и Артуро уже к тому времени очнулся. – Он ударил себя по щеке. – Санта Мария! Как только он меня не обзывал! И заговорщиком, который привез какую-то бабенку, чтобы его убили. Он не верит, что его побила Мевис. Он считает, что его атаковали сзади по меньшей мере шестеро мужчин. Он сказал мне, как небрежны были мои родители, производя меня на свет, он описал всех моих предков и дошел до козла со стороны отца и до коровы по материнской линии. – Рафаэль остановился и закурил сигарету. – И это только начало. Артуро сказал мне, что произойдет, когда мы вернемся в нашу страну. Он меня подвергнет пыткам и разорвет на куски. Он посадит мою голову на кол у ворот города. Он издаст закон, по которому каждый, кто хочет въехать в город, должен плюнуть на мою голову!

– Думаю, это уж слишком! – горячо посочувствовала я. – И плеваться – это некультурно!

– Я человек не гордый, – сказал Рафаэль (это он, конечно, врал), – но через некоторое время я устал слушать Артуро, тем более, что он стал повторяться. Поэтому я поднял его одной рукой – он маленького роста, ты помнишь чикита? – и отнес к бассейну, где поглубже, и там уронил.

– Он умеет плавать? – поинтересовался Джонни.

– Понятия не имею. – Рафаэль пожал плечами, – Я не стал ждать, выясняя это. Ты же понимаешь, я был раздражен. Вот поэтому-то я и вернулся сюда, я решил, что, может, мне удастся разбить хоть несколько голов, кого-нибудь убить, сделать что-нибудь для разнообразия: мне надоело, что всякие неприятности случаются со мной, и я подумал, что будет лучше, если они станут случаться с другими.

– Ты приехал как раз вовремя! – сказал Джонни. – Сделай мне еще одно одолжение, ладно?

– Только скажи что, амиго, и все будет в порядке. Рафаэль церемонно поклонился.

– Отвези Мевис домой в своей машине, – сказал Джонни, – Сегодня вечером мне предстоит еще кое-что сделать, прежде чем я смогу лечь в постель.

– Ты хочешь сказать – ночью, – поправила я. – Уже половина второго. Джонни не обратил на мои слова никакого внимания.

– С удовольствием, амиго! – сказал Рафаэль.

– Эй, подождите минутку! – слабо сказала я. – Я не…

– Значит, решено, – сказал Джонни. – Вам лучше поторопиться. Когда эти типы придут немного в себя, они, скорее всего, выскочат наружу и станут стрелять во всех, кто попадется им на глаза. Затем он влез в машину, завел мотор и уехал. У меня не оставалось иного выбора, как ехать с Рафаэлем. Всю дорогу до дома я молчала, сказала только, как короче проехать. Когда мы добрались до дома, было уже начало третьего. У дверей я поблагодарила его за то, что он подбросил меня.

– Одно удовольствие, чикита, – холодно сказал он. – Я провожу тебя до квартиры – Это, собственно, ни к чему, – растерянно сказала я. – Я все еще зла на тебя, Рафаэль. Я не забыла, что ты ушел и оставил меня в комнате с этой змеей Артуро!

– Я тебе уже говорил раньше, что я твердо знал, что ты с ним справишься, Мевис, – мягко сказал он. – Если бы ты хоть раз вскрикнула, Рафаэль Вега ворвался бы в комнату.

– Ха! – сказала я.

– Я обещал Джонни, что прослежу, чтобы в твоей квартире не было ничего, чему быть не положено, – сказал он, – Я не могу нарушить обещания, данного другу.

– Ну хорошо, – согласилась я, – Но ты быстренько все осмотришь и сразу же поедешь домой, понятно тебе?

– Все, что скажешь, чикита, – послушно кивнул он. Мы поднялись в мою квартиру, я открыла дверь и включила свет. Рафаэль, как ищейка, осмотрел все со своим большим пистолетом в руке, а я просто стояла, скрестив руки, и наблюдала за ним. Когда он пошел на кухню в третий раз, я решила, что с меня вполне достаточно.

– Спасибо за все, мистер Вега! – многозначительно сказала я. – Во всей квартире осталось только одно, чему здесь не место, – это ты! Спокойной ночи!

– Чикита, – он остановился и посмотрел на меня с болезненным удивлением. – Но я был уверен, что ты предложишь мне выпить хоть рюмочку на ночь.

– Скорее на утро, – сказала я, – Не то чтобы я была наивной девочкой, хотя по моему виду трудно сказать, но тем не менее я люблю поспать, когда представляется такая возможность. А ты иди домой!

– Чикита! – настаивал он. – Я бы не хотел заставлять тебя делать что-нибудь, но могу ли я напомнить тебе, что если бы не Рафаэль Вега, ты все еще была бы пленницей Милройда?

Мне не хотелось признаваться в этом даже самой себе, но тут он был прав – он действительно избавил меня от такой судьбы, о которой я даже думать боялась. Потому что стоило мне вспомнить об этом доме, как у меня перед глазами сразу же вставала эта горилла Чарли.

– Ну что ж, – уступила я. – Но только одну рюмочку, а потом – до свидания!

Он взял с собой в кухню открытую бутылку и вернулся спустя полминуты с двумя стаканами в руках.

– Я сказала – только одну рюмку! – напомнила я ему.

– Но вторая для тебя, чикита.

– Видишь ли, я почти никогда не пью, – раздраженно сказала я.

– Но ты должна со мной выпить. Отказ обнаруживает плохие манеры, чикита, – нежно сказал он. – Я бы не хотел напоминать тебе – ведь я прирожденный герой, и для меня это пара пустяков, – но если бы я не спас тебя сегодня от Милройда.., то…

– Хорошо, хорошо! – я выхватила из его руки стакан. – Я пью за героя! Трижды виват Рафаэлю Веге Великому!

– За это и я выпью, – сказал он.

– Твое здоровье, – сказала я.

Я опрокинула виски одним глотком и сунула стакан ему обратно в руку.

– А теперь, когда мы выпили по рюмочке на ночь, спокойной ночи! Он выглядел удивленным.

– Ты этого хочешь, чикита? Я должен уйти? Прямо сейчас?

– Если не скорее, – согласилась я. Он печально наклонил голову.

– Тогда я уйду. Я не буду принуждать тебя ни к чему, хотя твоя красота сводит меня с ума, и огонь горит в моей крови, и я содрогаюсь, глядя на твои прелести.

Очень медленно он поднял правую руку и снял очки.

– Адье, чикита, – печально сказал он.

И это меня доконало. Я вовсе не забыла, какое это произвело на меня впечатление, когда я отдыхала в его стране. Я взглянула на него, и сердце мое растаяло, как мороженое на горячем блюдечке. Мои колени ослабли, ноги подкосились, и я едва успела добраться до кушетки.

– Ты можешь еще немного посидеть, – прошептала я. – Это нехорошо с моей стороны выгонять тебя после того, как ты спас меня от Милройда. Но ты не должен оставаться здесь долго, по крайней мере, не больше, чем несколько часов!

– Ты так бесконечно добра к обожающему тебя Рафаэлю, чикита, – мягко сказал он, и в следующую секунду оказался почти совсем рядом со мной.

Я посмотрела ему прямо в глаза, и если раньше я еще могла как-то сопротивляться, то сейчас от этого не осталось и следа.

– Как чудесно, – мечтательно проговорила я. – Откуда у тебя такой взгляд?

– Я не знаю, – задумчиво сказал он. – Но я думаю, что от матери. Она сначала вышла замуж за голубоглазого американца, но он покончил с собой через два года после свадьбы.

– Это ужасно! – сказала я. Рафаэль пожал плечами.

– Он пил слишком много текелы и однажды решил выступить против свирепого быка. Вместо тряпки он взял передник моей матери. Это был для него печальный день: передник был голубой, в то время как рубашка его была ярко-красной…

– Мне жаль… – сказала я.

– Не жалей, – сказал Рафаэль. – Мать моя целый год ходила в трауре, затем она снова вышла замуж. На этот раз за кареглазого южанина, который был моим отцом.

– Но я не вижу никакой связи, – сказала я.

– Я много об этом думал, – рассудительно сказал он. – Я думаю, мать очень любила моего отца, но у нее была еще светлая память об американо. Другого объяснения я не вижу. Как еще могло получиться, что я родился с одним голубым, а с другим карим глазом?

– Подумать только! – сказала я. – Изумительное сочетание. У меня внутри все так и переворачивается.

– Может быть, ты надо мной смеешься? – холодно спросил он.

– Нет-нет, что ты! – быстро ответила я. – Наоборот, я сразу же стала слабой и безвольной. Его рука скользнула по моей талии.

– Это чувство возникает у тебя здесь, чикита? Я попыталась было собраться с силами для последнего сопротивления, но потом взглянула на Рафаэля и решила, что это совсем ни к чему. Потом Рафаэль наклонился ко мне, и я почувствовала, что плаваю в этих замечательных глазах. Его губы тронули мои, и это было все равно, что поднести спичку к жестянке с бензином. Какое-то короткое мгновение я собиралась оттолкнуть его, потом вспомнила, что говорила моя мама, и расслабилась. Моя мать относилась к тому типу людей, о которых обычно говорят "широких взглядов". И всю семью мама воспитала в таком же духе. У меня-то совершенно точно широкие взгляды, и моего брата можно обвинить в чем угодно и, вероятно, вполне справедливо, но не в отсутствии широких взглядов. Уж я-то повидала таких людей…

Глава 8

Укладываясь спать в шесть часов утра, я завела будильник на восемь. Я решила, что следует встать пораньше на тот случай, если Джонни понадобится моя помощь, что бы он там ни предпринимал насчет Джорджа и его друзей. Я хочу сказать, если уж мы являемся компаньонами, то это только справедливо, чтобы я работала не меньше, чем он, даже если ему удается зарабатывать больше, чем мне.

Будильник, который я завела, был подключен к радио – и это очень хитрая штука. Когда его поставишь на определенный час, то ровно в этот час он включает радио. Затем, пятью минутами позже, это радио завопит, как дегенерат, на которого наступил слон. Эти приспособления продаются с гарантией, что они разбудят и мертвого, но я почему-то проснулась в двенадцать часов дня.

Радио мягко играло, и какой-то тип проникновенно сообщил мне, что сейчас самое время для ленча и что почему бы мне не отведать супа с лапшой, а я посоветовала ему, куда он может с этой своей лапшой пойти.

Я быстро встала, но пока мылась, прошло полтора часа. В пять минут третьего я уже была в конторе, и в животе у меня было какое-то странное чувство, которое иногда заставляет меня задуматься над тем, что нужно носить пояс. Но на самом деле я просто не успела позавтракать, так как торопилась, думая, что Джонни уже выходит из себя.

Дверь была заперта, и я решила, что он ушел куда-нибудь перекусить. Я открыла дверь своим ключом и вошла внутрь. Если Джонни и проделал какую-то работу сегодня утром, то это было совершенно незаметно. Кабинет выглядел точно так же, как и накануне. Наша корреспонденция все еще валялась на столе. Я занялась ею и прочитала три отчета и письмо от какого-то парня, который хотел знать, существует ли какая-нибудь ассоциация частных агентств и придерживаются ли ее члены этики, потому что он нанял сыщика следить за своей женой, а он ведет себя как-то не так.

В три часа я набрала номер квартиры Джонни и не получила ответа. В три тридцать я позвонила привратнику и спросила, видел ли он сегодня мистера Рио, и он ответил, что нет, не видел со вчерашнего вечера, и что молоко и утренние газеты все еще находятся в коридоре у двери.

После этого я начала волноваться. Я звонила в его квартиру каждые пять минут до половины пятого, затем решила, что необходимо что-нибудь предпринять. Беда в том, что я понятия не имела, что именно. Ведь если бы я позвонила в полицию и попросила расследовать дело об исчезновении частного детектива, там решили, что это шутка. К тому же Джонни мог быть занят каким-нибудь делом, о котором полиция не должна знать.

Наступило пять часов вечера, и я больше не могла ждать. Я подкрасила губы, взяла сумочку и уже открывала дверь, когда зазвонил телефон. Я побежала обратно, схватила трубку и крикнула в нее:

– Где ты был весь день?

– "Рио инвестигейшн"? – спросил вежливый голос. Я чуть было не заплакала, потому что это опять был не Джонни.

– Да, – мрачно сказала я. – Мевис Зейдлиц у телефона.

– Это Хэролд Андерсон, – сказал голос. – Вы меня помните?

– Еще бы! – холодно сказала я. – Вы тот самый тип в очках, с бородой, который бил Рафаэля вчера вечером и заставил нас отвезти этот проклятый труп обратно к Артуро и известил полицию, и…

– Это все я! – нетерпеливо сказал он. – Слушайте внимательно. Это жизненно важно, чтобы я увиделся сейчас с мистером Рио. Могу ли я поговорить с ним сейчас?

– Не можете, – сказала я. – Потому что его здесь нет!

– Когда он должен вернуться?

– Хотела бы я знать, – мягко сказала я. – Его не было весь день, и я не знаю, где он.

Он что-то пробормотал вполголоса, затем громко сказал:

– Что ж, у меня нет выбора – тогда это придется сделать вам, мисс Зейдлиц.

– Благодарю покорно, – сказала я. – С чего вы взяли, что я захочу вас увидеть?

– Вы должны! – настойчиво сказал он. – Это важно и для вас и для мистера Рио. Я не могу объяснить по телефону, но вы должны прийти.

– Гм… – сказала я, – Я не знаю…

– Великолепно, – сказал он и продиктовал мне голливудский адрес, – Это двухэтажный дом. Моя квартира занимает последний этаж, в нее ведут ступеньки, поднимитесь прямо по ним.

– Что еще мне сделать? – негодующе спросила я.

– Если вы случайно встретите по дороге мистера Рио, – сказал он, – захватите его с собой и поспешите, время не ждет.

Он повесил трубку, и я последовала его совету, потому что больше мне нечего было делать.

Я ни в чем не была уверена, и мне только хотелось, чтобы Джонни был здесь, но его не было. Если бы я знала телефон, я могла бы позвонить Рафаэлю, но я его не знала. Андерсон несколько раз повторял, что это очень срочно, так что у меня не было времени заезжать за Рафаэлем. Но потом я вспомнила о том, что я полноправный компаньон "Рио инвестигейшн" и могу сама повести любое дело. В конце концов, девушка я или размазня? Кровь течет в моих жилах или духи? Итак, я глубоко вздохнула и расправила плечи, чего мне делать было вовсе не обязательно. Кончилось тем, что полетела застежка моего лифчика.

На улице я поймала такси и дала шоферу голливудский адрес. Движение было сильное, и, казалось, прошло очень много времени, прежде чем я добралась туда. Времени просто не могло пройти мало, потому что на счетчике такси было два двадцать пять! Я дала шоферу на чай пять центов, и он посмотрел на меня уничтожающим взглядом и презрительно фыркнул:

– Голливуд!

– Конечно, – ответила я, – там, где дают мало! Я решила, что это прекрасная острота, и была очень довольна собой, вылезая из такси. На тротуаре стоял греческий бог, и наверно, он видел мои ноги больше, чем ему полагалось бы. В его глазах появился интерес, и он улыбнулся, показывая свои белые зубы.

– Привет, деточка! – сказал он глубоким сильным голосом, который всегда наводит меня на мысль, что в моем туалете что-то не в порядке.

– Привет, – застенчиво ответила я и уже совсем было собиралась ему улыбнуться, когда проклятый шофер высунулся из окошка машины и крикнул:

– Подождите! Вы оставили свои трусы на заднем сиденье!

Греческий бог моментально отступил назад, его улыбка исчезла, как увядший цветок. Он в ужасе уставился на меня, а потом пошел так быстро, как будто собирался дойти до Майами к следующему утру. Я пошла к дому, делая вид, что не слышу вульгарного смеха шофера.

Как Хэролд Андерсон сказал мне, наверх шли ступеньки. Я постаралась ступать так, чтобы пропускать каждую четвертую: я загадала, что если мне это удастся, то с Джонни все будет в порядке. Один мой знакомый однажды объяснил мне это. Он говорил, что когда ты делаешь такие вещи, то это не более чем условный рефлекс. Когда бы мы с ним ни встречались, он всегда приставал ко мне. Если я заламывала его руку, он тоже говорил, что это условный рефлекс. Если же я слишком уставала, чтобы сбросить его руку, то он говорил, что это любовь, и не пойду ли я с ним в квартиру немного выпить? Я так никогда его и не поняла.

Я поднялась на самый верх и ни разу не коснулась четвертой ступеньки. Мне сразу же стало легко при мысли о том, что с Джонни ничего не случится. На двери вместо звонка был дверной молоток. Я подняла его и с силой ударила по деревянной двери, и дверь стала медленно открываться. Значит, молоток воздействует на какой-то механизм, либо дверь была не заперта. А Джонни еще пытался говорить мне, что овладеть методом дедукции очень трудно! Я вошла в квартиру и очутилась в небольшой прихожей, на полу лежал красивый ковер.

– Мистер Андерсон! – сказала я. – Хэролд Андерсон? Никто не ответил, и я позвала громче, но все равно никакого ответа не получила. Быть может, это какой-то трюк? Может, Андерсон велел мне прийти сюда, чтобы обыскать тем временем мою квартиру. Что ж, злорадно подумала я, может, он сумеет ответить тому типу, который спрашивает об этике! Ничего более интересного они там не найдут, в этом я была уверена. Я закрыла глаза и постаралась представить, что предпринял бы в подобном положении Джонни, и пока я над этим раздумывала, я снова открыла глаза и поправила шов на своих чулках. Вот последнего Джонни никогда бы не сделал.

Самое разумное – сейчас же уйти из этого дома. Но у меня было смутное чувство, что Джонни никогда бы так не поступил, по крайней мере, не осмотрев квартиры. В квартире была гостиная, кухня, две спальни и ванная. Я осмотрела их именно в этом порядке. Если бы судьба была на моей стороне, я сломала бы ногу, поднимаясь в эту квартиру! К тому времени, когда я дошла до ванной, я была твердо убеждена, что здесь никого нет и что я просто теряю время. Я открыла дверь настежь и вошла, затем я покраснела и быстро отвернула голову.

– Мистер Андерсон! – холодно сказала я, – Если вы не запираете дверь ванной, когда купаетесь, то вы, по крайней мере, могли мне это сказать!

Мне казалось, что я разговариваю достаточно вежливо. За кого он меня принимал: за своего брата, что ли?

Он не нашелся, что ответить.

– Если вы не хотите со мной разговаривать, то зачем было звонить и приглашать меня сюда? – возмутилась я, – Вы что, сумасшедший?

Он опять ничего не ответил, и я решилась. Я не собиралась терять времени, стоя на пороге его ванной с отведенными в сторону глазами, когда он даже не удосужился говорить со мной! Я решила уйти!

Я сделала четыре шага. Но затем внезапно остановилась. Это было немного странно. Естественно, я бросила на него только один взгляд и, когда поняла, что он купается, немедленно отвернулась, но все это было немного странно. У кошек и женщин любопытство развито примерно одинаково, и я стала вспоминать, что поразило меня больше всего. Чем больше я думала, тем больше убеждалась, что Андерсон был первым человеком из всех, кого я знала, который принимал ванну лицом к воде.

Лицом к воде!

Я настежь распахнула дверь и вбежала в ванную. Лицо его действительно было глубоко под водой. Я схватила его за волосы и вытащила голову на поверхность, но это ничего не изменило. Пол был скользкий, и я чуть не свалилась к нему в ванну, прежде чем мне удалось вытащить его из воды настолько, что головой он коснулся пола, ноги, переброшенные через край ванны, оставались в воде. Я сделала то, что мне не хотелось делать. Я чуть приподняла голову и взглянула в лицо. Борода его была мокрой и скользкой, а рот был открыт от удивления. Он не дышал. Ноги у меня подкосились, и я отпустила его. Голова его ударилась об пол, и я попыталась вновь встать на ноги, но стены стали вращаться перед глазами. Они вращались все быстрее, а в моих ушах нарастал шум, затем мое сознание отключилось.

Я не буду подробно описывать, как я приходила в себя, как моргала глазами и все такое… Но когда мне удалось приподнять голову, я обнаружила, что лежу на кушетке в гостиной, и это меня обеспокоило, как обеспокоило бы каждую девушку, которая, проснувшись, обнаружила бы себя на кушетке, на которую она неизвестно как попала.

Я слышала о людях, которые ходят во сне, но я никогда не слыхала о людях, которые ходят в обмороке.

Уголком глаза я увидела какое-то движение и резко села, готовая заорать. Передо мной стоял и усмехался мужчина.

– Все в порядке, куколка, – сказал он. – Ты все еще можешь смеяться, и ты все еще можешь плакать.

Опять это был тот битник по имени Терри, живущий с этой миссис Вторм в ее хате. Он ничуть не изменился. Его светлые волосы так же падали на один глаз, и ему все так же не мешало бы побриться. Он стоял, засунув руки в карманы, и глядел на меня, как будто я была каким-то невиданным деликатесом, который он никогда не пробовал.

– Как вы сюда попали? – спросила я его.

– По лестнице, – ответил он, – Я всегда с тобой, куколка. Этот тип Андерсон был слизняком. Но зачем ты его укокошила?

– Не хотите ли вы сказать, что я его убила? – Я даже задохнулась.

– Разве нет? – Его голос звучал удивленно.

– Совершенно точно и объективно – нет! – сказала я, – Я нашла его в ванной и попыталась вытащить оттуда, затем просто упала в обморок.

– Ты была как мешок с картошкой, куколка, – спокойно сказал он. – Ты, должно быть, весишь фунтов сто сорок.

– Ровно сто двенадцать! – негодующе сказала я, – И ни одной унцией больше!

– Может, мне следовало снять твою одежду? – сказал он. – Ты уверена, что не утопила старика в море?

– Конечно, уверена! А почему вы сюда пришли, между прочим? Он пожал плечами.

– Поговорить с этим мужиком. Но он уже не может разговаривать. Вставай, куколка! Нам лучше уйти. Я встала и оправила платье, затем взглянула на него.

– Вы идите своей дорогой, а я поеду своей!

Он покачал головой.

– На сей раз тебе придется пойти со мной, куколка.

Тебе назначено свидание.

– Вот тут вы ошибаетесь! – холодно сказала я. – Я собираюсь позвонить в полицию и сообщить им, что мистера Андерсона утопили в его собственной ванне.

– Почему бы и нет? – Он мерзко ухмыльнулся. – Может, ты встретишься с тем же лейтенантом, который искал труп Вторма прошлой ночью? Он тебя вполне оценит, даже подарит пару наручников!

Мне ужасно не хотелось признаваться, что он прав, но при одной мысли о том, что лейтенант Фрай будет смотреть на меня, пока я буду ему объяснять, как я нашла труп Андерсона в ванной, я задрожала…

– Понимаешь, что я хочу сказать? – продолжал ухмыляться Терри.

Мы вышли из квартиры, и он аккуратно прикрыл за собой дверь. Затем мы начали спускаться по лестнице, и я ступала на каждую четвертую ступеньку. Много они мне помогли? А я так старалась на пути наверх!

Терри схватил меня за локоть и протащил за собой почти целый квартал, затем мы внезапно остановились.

– Вперед, куколка! – сказал он. – Прошвырнемся. У тротуара стояла машина, какие я помнила еще по своему детству. Такую гигантскую машину водил еще мой отец. Огромный мотор был совершенно открыт для каждого, кто только хотел бы на него посмотреть. Сиденья были покрыты шотландкой, и ярко-красное, желтое и черное переплетение цветов могло ослепить даже незрячего.

– В эту? – с отвращением спросила я.

– Что ты видела в жизни? – холодно сказал он и толкнул меня так, что я упала на спину на переднее сиденье, задрав ноги почти до руля.

Он уселся рядом, схватил мои ноги и бросил ими в меня же, потом завел мотор. Раздались три оглушительных взрыва, за которыми последовало клацанье, становившееся все громче и громче, пока внезапно не прекратилось, уступив место новому взрыву. Наступило минутное молчание, и я потихоньку молилась, чтобы эта штуковина не взорвалась окончательно, но затем раздался мягкий шум, и мы тронулись с места. Я не знала, куда мы едем, и мне стало все безразлично.., я просто надеялась, что мы доберемся хоть куда-нибудь.

Терри водил, как маньяк, и дым из мотора бил мне прямо в глаза. Вокруг машины свистел ветер, и мое платье поднялось до талии.

Когда я купила себе голубые трусики с черным кружевом, мне самой они казались немного странными, но мне вовсе не хотелось, чтобы все население Голливуда восхищалось ими. К тому времени, как мы достигли Биверли-Хиллз, мне уже было все равно. Если бы мне только удалось выбраться из компании этого ублюдка живой, я не возражала бы ходить голой через весь Голливуд каждый день!

Пятью минутами позже Терри, резко затормозив, остановился у дома Вторма. Тормоза застонали, и я тоже. Колеса швырнули гравий – не иначе камешки долетели до самого пляжа. На секунду "кабыздох" задрожал как осенний лист, потом раздался прощальный взрыв.

Первые тридцать секунд молчание казалось невыносимым. Терри посмотрел на меня и медленно покачал головой.

– Ну как, куколка, – сказал он с сожалением. – Тебе понравился этот мотивчик?

– Мотивчик? – поперхнулась я. – Это скорее похоже на гимн, нет, на похоронный марш! Для чего вы используете эту музыку, кроме того, что крадете работу у могильщиков?

Глава 9

В самом доме меня ждала вдова Вторма. Она все еще была брюнеткой, и выражение ее лица все так же было неприятным. На ней было надето черное шелковое платье с ниткой жемчуга, выглядевшего как добыча пиратов.

– Что случилось? – холодно спросила она.

– Андерсон принимал ванну и утонул в ней, Мариам, – весело сообщил Терри, – а эта куколка лежала у самой ванны, вот я и решил привезти ее на хату, а не болтаться в одиночестве. Она достаточно глупа, чтобы утонуть в такой проливной дождь.

– Ты дурак! – отрезала Мариам Вторм.

– А ты – куколка, – небрежно сказал он. – Когда страсть прошла, все в порядке: куколки в кровати, парни в ваннах. Вечно кто-то тонет. Ты же не можешь уничтожить мостовые, зачем же пытаться?

– Как я устала от этой белиберды! – сердито сказала она.

– Пока! – сказал Терри. – Пойду, прошвырнусь куда-нибудь.

– Подожди! – сказала она, – Извини, я не хотела тебя обидеть. Но еще так много предстоит сделать. Они нашли труп Джонатана, я имею в виду полицию.

– В ее квартире?

Терри кивнул в мою сторону.

– На пляже, – сказала она. – За домом Милройда. Это во всех утренних газетах.

– Кто их читает? – спросил Терри.

– Мне надо выпить, – безнадежно сказала Мариам Вторм. – Налей. Говорить мы будем во дворике.

– Хочешь выпить, куколка? – спросил меня Терри.

– Нет, спасибо, – ответила я. – Я хочу только знать, что я здесь делаю?

– Ты пришла в гости, – сказал он. – Отдохни. Ты не можешь изменить космос, набирая телефонный номер.

– Кретин! – сказала я ему. Мариам Вторм уставилась на меня.

– Я могу напомнить вам, что ваши фотографии все еще у меня, – сказала она. – Я поняла, что мистер Вега – ваш друг, так что вам лучше делать то, что вам скажут! Идите за мной!

Я почти позабыла про эти фотографии, и меня всю передернуло после этих слов. Я очень хорошо представила себе лицо лейтенанта Фрая, если он когда-нибудь увидит их. Поэтому я пошла за брюнеткой во внутренний дворик.

Она уселась у бассейна на один из металлических стульев, которые являются последним криком моды и принимают любые формы, кроме тех, которые тебе нужны. Затем она указала мне на стул рядом и прикрыла глаза от заходящего солнца.

– Я хочу задать вам несколько вопросов, мисс Зейдлиц, – сказала она, – И я очень советую вам давать на эти вопросы правильные ответы.

– Все, что хотите, – беспомощно сказала я.

– Что произошло в доме Милройда вчера вечером? Я рассказала ей все, и это заняло у меня много времени, потому что произошло всего немало.

– Значит, они заставили вас отвезти тело моего супруга в дом Артуро? – сказала она. – Что потом?

– Гм… Артуро пытался приставать ко мне, и я…

– Придерживайтесь фактов, – сказала она ледяным тоном. – Ваш рассказ и так необычайно интересен, без воображаемых вами приставаний!

– Но это.., ну, хорошо… – Я вздохнула. – Приехали полицейские, и они все обшарили, но ничего не нашли, потому что Терри увез труп, но уже в мою квартиру.

– Остальное я знаю, – сказала она. – Терри пришлось уйти, потому что пришел Рио.

– И Терри ударил его! – негодующе сказала я. – Хорошо же он обращается с гостями других людей!

– Значит, Рио отвез труп на пляж примерно сегодня утром, а затем некто убил Андерсона, – сказала она, не обращая на меня никакого внимания.

– Если вы думаете, что Джонни способен кого-то убить, то вы – сумасшедшая!

– Это был один из них, – сказала она, – Рио или Вега.

– Зачем же убивать Андерсона? – спросила я.

– В мои намерения входит выяснить это, – сказала она. – Я хочу поговорить с ними. Вот почему вы здесь. Вы – та самая приманка, на которую они клюнут, если хотите.

– Не хочу! – с горечью сказала я.

– Это ведь не имеет никакого значения, не правда ли? – Она улыбнулась. Улыбка эта была холоднее льда, но мне как-то сразу стало легче. Хотя хорошего в этом ничего не было – козыри были у нее на руках.

– Если вам удастся найти Джонни Рио, – сказала я.

– Что вы имеете в виду?

– Он не возвращался домой с прошлой ночи, – сказала я. – И его не было в конторе весь день.

– Может быть, он мертв, – обыденно сказала она. Она это сказала! Мысль эта преследовала меня весь день, но я старалась не верить в нее, однако, когда она произнесла это вслух, я почувствовала, что это – правда, и ощутила отчаяние, как человек, которому не хватает в атмосфере кислорода, и он не может оттуда выбраться. Вдова Вторма со скучающим видом закурила сигарету.

– Позвони Рио в контору, – сказала она Терри. – Если он там, скажи, чтобы он немедленно приехал. Скажи ему, что у нас есть.., этот его.., спящий компаньон.

Она брезгливо на меня взглянула, и мне сразу же захотелось разбить ей лицо своим каблуком.

– Мне кажется, это верное описание?

– Не надо так волноваться, дорогая. – Я весело ей улыбнулась. – В наше время не так уж трудно достать себе мужчину. Для этого нужно только неплохо выглядеть и иметь хорошую фигуру. Почему бы вам не обратиться к хирургу по пластическим операциям?

Она выбросила сигарету и резко встала. Лицо ее было белым от ярости.

– Убери ее отсюда! – закричала она Терри. – Запри ее в комнатке. Я научу эту блондинку хорошим манерам, даже если для этого мне придется ее убить!

Терри схватил меня за локоть и потащил в дом.

– Тебе следовало бы заткнуть свой ротик, куколка, – мягко сказал он. – Когда такая девочка, как Вторм, сердится.., то похоже, что…

– Зло в наряде?

– Может, она сама не знает, что делает, – спокойно сказал он. – Я сидел на этой хате довольно долго, чтобы все это усечь!

Мы вошли в дом, Терри открыл дверь в помещение, которое миссис Вторм назвала комнаткой. Возможно, это было неплохое определение. В комнатке имелось одно окно. Только мягкое мурлыканье кондиционера спасло меня от клаустрофобии, что является страхом перед заключением; от этой болезни страдает большинство девушек до того, как они выйдут замуж.

– Устраивайся поудобнее, куколка, – сказал Терри. Затем он так толкнул меня, что я пролетела через всю комнату. – Не волнуйся, детка.

Он усмехнулся, и усмешка эта ему шла, хотя она не затрагивала его глаз. Они оставались такими же холодными, как и всегда.

– Нельзя убить неоновые лампы, – сказал он нежно.

Затем он вышел, закрыв за собой дверь. Я слышала, как в замке повернулся ключ.

Я стала ходить взад и вперед, как будто в ожидании, что сейчас прозвучит гонг и меня позовут на арену бороться со львами. Я продолжала мерить шагами пол. Если это и было бесполезно, то все же казалось лучше, чем сидеть в холодном кожаном кресле, бессмысленно глядя на обои. И я бесилась все больше и больше. До сих пор я во всем помогала этой вдове Вторм, потому что, как она сказала, у нее были фотографии и я совсем не хотела, чтобы у Рафаэля были неприятности. Но сейчас меня больше беспокоил Джонни. Каждый раз, когда я думала об этой дамочке, меня тошнило!

Затем дверь внезапно открылась, и она вошла в комнату. Перестав ходить, я посмотрела на нее: картина была завершена – разъяренный лев! Думаю, что имея такую комнатку, как эта, она просто свихнулась.

Она сменила черное платье на белую шелковую рубашку, которая обтягивала ее достаточно, чтобы обозначить соски ее маленьких грудей, и ясно демонстрировала, что под рубашкой нет никакого белья. Ноги обтягивали черные брюки, уходящие в высокие, начищенные до блеска сапоги. В правой руке она держала пистолет, выглядевший угрожающе. Тридцать второй калибр, которым, может быть, и нельзя убить слона, но который с близкого расстояния сделал бы все, что надо для Мевис Зейдлиц. В левой руке у нее был хлыст. Хлыст примерно восьми футов в длину, сделанный из кожи, со стальным кончиком.

Я минуту смотрела на нее с открытым ртом, затем сказала:

– Вы хотите, чтобы я заревела, как лев? Кого вы из себя корчите? На лице Терри появилась оценивающая ухмылка.

– На это, – сказал он радостно, – я хочу посмотреть. Мариам Вторм подошла ко мне немного ближе. На ее щеках горели красные пятна.

– Ты еще пожалеешь о том дне, когда родилась, вшивая проститутка! – выдохнула она. – Раздевайся!

Точно так же, насколько я помню, пытался приставать ко мне Артуро, но у него были всего лишь шпоры на сапогах, а не пистолет и хлыст.

– Вы сумасшедшая! – сказала я.

Я услышала свист хлыста, рассекающего воздух, и отвернула голову как раз вовремя, иначе удар пришелся бы мне по щеке. Хлыст впился мне в плечо, и я почувствовала резкую боль. Я двинулась на нее, но, увидев перед собой дуло пистолета, остановилась, посмотрела в ее бешеные глаза и поняла, что она не шутит: если придется, она спустит курок со спокойной совестью, и это ее даже не потревожит.

– Раздевайся! – равнодушно повторила она, грудь ее слегка поднялась.

У меня не было выбора. Я расстегнула платье и шагнула из него, бросив на кожаное кресло. Затем я сняла через голову рубашку. На минуту я остановилась и поглядела на них обоих. Мариам Вторм была все так же равнодушна, но в выражении глаз Терри что-то изменилось, и мне это что-то совсем не понравилось.

– Раздевайся! – резко сказала миссис Вторм. – Снимай все!

Я уселась, чтобы снять туфли и чулки, опять встала, чтобы расстегнуть лифчик. Мне следовало бы отвернуться, чтобы снять все остальное, но сейчас было не до скромности, и я совсем не хотела подставлять ей слишком соблазнительную мишень. Я увидела, как ее кисть вывернулась в сторону и инстинктивно отпрянула. Хлыст ударил меня по спине, и секундой позже его кончик попал мне в бок. Я закричала от боли. В следующий раз хлыст опустился мне на плечи, и сила удара откинула меня на колени; и прежде чем я смогла подняться, он опустился на то место, где начинаются бедра. Я почувствовала, что вся горю, и где-то в отдалении услышала чей-то слабый стон, только через мгновение я сообразила, что этот стон – мой. Я встала на ноги, медленно пятясь к стене. Она так же медленно пошла за мной: движения лишь чуть участились от напряжения, губы раздвинуты в застывшей улыбке, показывающей белые зубы.

– Падай на пол и умоляй меня! – сказала она протяжно, – Тебе придется умолять меня изо всех сил!

В ответ я использовала слово, которое однажды услышала от матроса, когда на его ногу упал какой-то бочонок. Хлыст быстро обернулся вокруг моих плеч еще два раза.

– Умоляй! – пронзительно завопила она. Она сделала по направлению ко мне еще один шаг и вытянула вперед правую ногу, – Целуй мой ботинок!

Внезапно я поумнела. Я упала перед ней на колени и поползла по полу к ботинку, затем нагнула к нему голову. Послышалось восклицание и ужасный свист хлыста, вновь рассекшего воздух, но теперь мне было уже все равно. Я обхватила ее лодыжку обеими руками и резко дернула вперед, быстро выпрямив при этом свою спину. Она взвыла, падая на спину, пистолет упал на пол, а хлыст, внезапно освобожденный от ее захвата, полетел к противоположной стене. Я дотянулась до того места, куда упал хлыст, затем отпустила ее лодыжку и склонилась над ней. Схватив воротник ее рубашки обеими руками, я подняла ее на ноги. Раздался рвущийся звук, и она рассталась навеки с рубашкой. Попятившись назад, она потеряла на секунду равновесие. Я вцепилась в пояс ее брюк и притянула ее к себе. Потом взялась за пояс второй рукой, сделала резкое движение вниз и, налегая всем телом, спустила ей брюки до колен.

На лице у нее была застывшая маска ужаса, по-моему, она беззвучно плакала. На секунду пальцы ее правой руки впились мне в лицо, но я коротко и резко ударила ее в область сердца, и она обмякла. Я подтащила ее к ближайшему креслу и уложила лицом вниз. Затем подняла хлыст.

Первый удар хлыста по ягодицам вызвал неописуемое ощущение: все ее тело взвилось от боли и шока, и она внезапно обрела голос. Можно было подумать, что на нас напало племя апачей. Затем ее крики и стоны перешли в протяжный вздох, и она опять обмякла. Что это за женщина – потеряла сознание при первой контратаке!

Я уронила хлыст, и вся боль, о которой я забыла в последние полторы минуты, вновь вернулась ко мне.

– Такого я не видел со времен сборища наркоманов во Фриско шесть месяцев назад! – послышался счастливый голос.

Моя голова вновь дернулась. Я совсем забыла о Терри. Он стоял, прислонившись к двери, со скрещенными на груди руками и снова усмехался.

– Это было нечто, куколка! – сказал он, – Ты действительно разозлилась, а?

– Да! – сказала я, – Вы могли ее остановить! Почему вы этого не сделали? Он весело пожал плечами.

– Это было здорово! – просто сказал он, – Что еще есть в жизни, куколка? Разве нельзя мне немного поразвлечься? Цыпочка, неужели тебе самой не нравится весь этот джаз?

– Вы вшивый, ни на что не годный бродяга! – с горячностью воскликнула я, – Может быть, мне вас тоже следует выпороть?

– Не меня, куколка! – Он ухмыльнулся. – Лично меня не привлекают болевые ощущения. Но в принципе ты права. Хотел бы я, чтобы сейчас играла музыка.

Он медленно пошел по направлению ко мне, глаза его уж слишком сверкали.

– Я считаю так, куколка, – хрипло сказал он, – Я начну тем, чем Мариам кончила. Эти твои стоны мне понравились, они меня возбуждают. – Внезапно мышцы на его шее напряглись. – Возбуждение растет во мне где-то глубоко-глубоко, – прошептал он. – Не надо очень бояться, куколка. Я не причиню тебе никакого вреда или чего-нибудь в этом роде. Я просто хочу услышать, как ты стонешь, а потом мы сможем с тобой лечь.

– Вы же сумасшедший, как и она, – задохнулась я.

– Есть разница, – сказал он, – Она иначе не может, я – могу!

Я стала от него пятиться, пока не уперлась в стену – дальше идти было некуда. Он продолжал на меня надвигаться, медленно, шаг за шагом. Он прямо-таки наслаждался моей паникой. Затем я вспомнила про пистолет, который выронила Мариам Вторм, когда я схватила ее за лодыжку. Я в отчаянии оглядывалась кругом и увидела его на полу футах в восьми от себя.

Один глубокий вздох, и я нырнула за ним, даже не почувствовав удара, затем изо всех сил потянулась к пистолету. Пальцы моей правой руки сжали рукоятку, и я ощутила огромное торжество. Но только на секунду: подошва Терри опустилась на мою руку, прижав ее к полу, я резко взвыла.

– Ты бешеный цыпленочек, – сказал он, – Пистолеты опасны, куколка. Ими можно кого-нибудь убить!

– Еще несколько секунд, и я бы убила вас! – отрезала я.

Давление его ботинка увеличилось, и я застонала. Я никак не могла удержаться, но потом мои пальцы онемели. Терри ослабил нажим, затем отшвырнул пистолет в противоположный угол комнаты.

Я спрятала лицо в руки и начала плакать. То, что не удалось схватить пистолет, доконало меня, по крайней мере, сейчас. Я скорее почувствовала, чем увидела, как Терри опускается передо мной на колени. Затем его пальцы впились мне в плечо.

– В чем дело, куколка? – Голос его звучал удивленно. – Разве мы больше не будем драться? Я решил, что мы еще только начали.

У меня не оставалось сил ответить ему.

– Давай же, куколка! – нетерпеливо сказал он. – Ты можешь петь лучше! Дай же мне послушать!

Его пальцы стали сжиматься еще сильнее. Мевис Зейдлиц, страстно сказала я самой себе, ты не будешь больше стонать для этого маньяка, даже если он убьет тебя, пытаясь заставить закричать!

И я изо всех сил закусила губу.

Почти сразу же давление пальцев на моем плече ослабло. Рука Терри отпустила его, и я чуть не потеряла сознание от облегчения. Я просто лежала и пыталась понять, что заставило его изменить свое решение. Затем мне показалось, что я, наверное, тоже сошла с ума, как и они, потому что я услышала чьи-то стоны, на этот раз стонала не я. Крик начался со слабой пронзительной ноты и очень быстро заполнил всю комнату. Кто бы это ни кричал, он должен был находиться совсем близко от меня. Я сделала нечеловеческое усилие и перекатилась на бок, уставившись прямо в лицо Терри.

Мевис, у тебя начались галлюцинации, подумала я, быстро закрыла глаза и сосчитала до десяти, прежде чем вновь их открыть. Когда я посмотрела во второй раз, его лицо выглядело точно так же, значит, все это было правдой. Его голова была запрокинута назад, так что он смотрел в потолок, а рот его был широко раскрыт, и именно оттуда и исходил этот крик. Лицо его было мокрым от пота и абсолютно серым.

Я несколько раз тряхнула головой, чтобы лучше видеть, встала на колени и, наконец, поднялась на ноги. И тут поняла, почему он кричал. Это "почему" было самым приятным из всего, что я сегодня видела, оно всегда носило темные очки и называлось Рафаэль Вега.

Рафаэль стоял прямо над коленопреклоненным Терри. Он держал Терри за кисти рук и ногой нажимал на середину спины. Руки Терри были вытянуты за спиной, что объясняло такое странное положение его головы, откинутой назад и смотрящей прямо в потолок.

– Одну минуту, чикита, – сказал Рафаэль, усиливая нажим на руки Терри. – Еще немного, и спина этой падали сломается!

Крик перешел на более высокую ноту и так на ней и остался.

– Рафаэль, – слабо сказала я. – А может, лучше не надо!

– Когда я вижу тебя такой? – сказал он убийственным голосом. – Они раздели тебя, избили твое великолепное тело кнутом! Ты думаешь, я не убью человека за это? Я убивал и за более мелкие проступки!

– Нет! – сказала я. – Не надо, Рафаэль! Он этого не стоит! Ради меня, пожалуйста, не надо! Он посмотрел на меня с сожалением.

– Твое желание – мое желание и приказ, Мевис, – официальным голосом произнес он.

Внезапно он разжал руки, и Терри распростерся на полу. Через некоторое время крик прекратился, и он начал всхлипывать, как маленький мальчик.

– Почему они с тобой так поступили? – участливо спросил Рафаэль.

Я рассказала ему о внезапной сумасшедшей ярости и о том, что из этого вышло, и губы его сжимались все крепче и крепче, пока верхней губы совсем не стало заметно.

– Твоя рука? – с волнением спросил он. – С ней все в порядке?

Я взглянула на пальцы правой руки и несколько раз согнула и разогнула их. На костяшках была содрана кожа, и они посинели, но пальцы работали хорошо.

– Я думаю, что ничего не сломано, – медленно сказала я.

– Зачем он это сделал?

– Я кинулась к пистолету, и он наступил на мою руку, – объяснила я. – Затем он стал давить изо всех сил, пока я не застонала, потому что ему нравились мои стоны.

– Чикита, – сказал он, мягко дотрагиваясь до моего плеча, – тебе будет лучше выйти отсюда.

– Конечно, – сказала я.

Я медленно собрала свою одежду и вышла из комнаты, волоча ноги. Мариам Вторм все еще лежала, обмякнув, в кресле, но ее веки дрожали, когда я взглянула на нее, поэтому я решила, что она в конце концов вовсе не умерла от шока.

Я вышла в холл и продолжала идти, пока не нашла ванную. Включив душ, я встала под него. Несколько раз мне казалось, что я слышу какие-то стоны, но я решила, что это мое воображение или звуки в трубах. Я осторожно вытерлась самым мягким полотенцем, какое только смогла найти. На стеклянной полочке я нашла тюбик охлаждающего крема и втерла его в следы от ударов.

Одевшись, я вынула расческу и причесалась. Затем вышла из ванной и встретила в холле Рафаэля.

– Как ты себя чувствуешь? – нежно спросил он.

– Переживу, – ответила я.

– Тебе лучше выжить, – сказал он, заботливо взяв меня под руку. – Я помню, у них есть небольшой бар в гостиной – я всегда замечаю важные детали.

Он провел меня мимо небольшой комнатки, и я внезапно остановилась.

– Ты знаешь, что оставил дверь открытой настежь, Рафаэль? – спросила я. – Они же могут выйти и напасть на нас! Тебе лучше запереть дверь!

– Это ни к чему, чикита, – сказал он. – Пойдем, тебе надо выпить.

– Подожди минутку, – сказала я, потому что, когда он говорил нежным голосом, то всегда совершал что-то жестокое.

Я вернулась к двери и заглянула внутрь. Мариам Вторм все еще лежала в кресле и выглядела точно так же. Я подошла поближе, чтобы увериться в этом, и она открыла глаза, потом опять их закрыла. Еще один миг – и я поняла, что она выглядит отнюдь не так же. Раньше на ее спине была лишь одна полоса от удара кнутом, второй раз я ее бить не стала, потому что она потеряла сознание. Сейчас она была исполосована от плеч до лодыжек. Полосы были ровные на расстоянии четырех дюймов одна от другой.

Позади меня раздался слабый звук, и я быстро повернулась. Терри сидел в углу комнаты с распухшим лицом, по которому все еще текли слезы. Левой рукой он держался за кисть правой, вытянув ее перед собой. Большой палец и мизинец были прямыми, но остальные три пальца были выгнуты кверху от сустава. Секунду я размышляла, как это могло у него получиться, затем поняла, что это невозможно, и почувствовала себя неважно. Я быстро вышла из комнаты в холл, где меня с невинным выражением лица ждал Рафаэль. Мы прошли в гостиную, и он налил мне виски.

– Почему ты не присядешь и не выпьешь, чикита? – нежно спросил он.

– Ты разве не знаешь, почему я не присяду? – недоуменно спросила я. – Ты разве не видел?

– Трагедия! – хмуро сказал он. – Попытаться нарушить такую симфонию линий!

– Давай поговорим о чем-нибудь другом и оставим в покое мою.., симфонию, – торопливо сказала я. – Я не буду спрашивать тебя, что ты сделал с этой Вторм, но что такое с Терри?

– Обычное правосудие, Мевис, – сказал он спокойно. – Он наступил на твою руку – я наступил на его.

– И сломал три пальца?

– Что ж делать? – рассудительно сказал он. – Но ему повезло, чикита. Звук ломающегося хребта намного приятнее для слуха.

Глава 10

Машина остановилась у самого дома, и я с отвращением посмотрела на него.

– Зачем ты привез меня сюда? – резко спросила я. – Я сейчас не в состоянии применять приемы против этого Артуро!

– На сей раз он тебя не побеспокоит, Мевис, – коротко сказал Рафаэль. – Но он расстроен. Полиция была здесь сегодня утром и задавала ему вопросы о Вторме. Ты знаешь, что его нашли на пляже?

– Вдова мне сказала это еще до того, как все началось, – сказала я.

– Ты уверена, что тебе не надо обратиться к врачу?

– Уверена, – неохотно ответила я. – Как я объясню ему все это?

– Санта Мария! – печально сказал Рафаэль. – Ты права!

– Ты надолго? – спросила я. – Если нет, то я подожду тебя в машине.

– Я хочу, чтобы ты пошла со мной, Мевис. После того, что произошло, я не хочу рисковать и выпускать тебя из виду.

– Ну хорошо, – согласилась я.

Мы вошли в дом, и Рафаэль оставил меня в гостиной. Виски, которым он напоил меня, прежде чем мы уехали из дома Вторма, немного мне помогло, но его действие уже начинало сказываться, и единственным моим желанием было сейчас забраться в постель и спать целый месяц, и от того, что я не могла этого сделать, мне стало еще хуже.

Рафаэль вернулся в гостиную вместе с Артуро, который выглядел так же омерзительно, как и раньше. Изменился только цвет его рубашки: на сей раз она была белой, но обтягивающие брюки и высокие сапоги со шпорами остались прежними. На какую-то секунду мне показалось, что я гляжу на Мариам Вторм, затем я сосредоточилась на родинке на его носу, и он опять стал Артуро. Я заметила, что его глаза стали еще краснее, чем вчера, и подумала, что в этом есть и доля моей вины. Он взглянул на меня одним глазом и слегка поклонился.

– Добрый вечер, мисс Зейдлиц, – холодно сказал он.

– Добрый вечер, Артуро, – весело сказала я. – Должна признаться, что вы выглядите просто ослепительно!

Я увидела, что Рафаэль поморщился, но Артуро остался недвижим.

– Вега рассказал мне о вашем необычайном приключении сегодня вечером, – сказал он. – Примите мои соболезнования, сеньора.

– Спасибо, – хрипло сказала я.

– Это, по всей видимости, часть одного большого заговора, составленного теми, кто покушается на меня, – продолжал он. – Они знали, что я здесь, что я приехал сделать все для блага своей страны. Но я не понимаю, какую роль во всем этом играет жена Вторма. Зачем она так чудовищно на вас напала?

– Ответ очень прост, – сказала я. – Она – сумасшедшая! Ни больше – ни меньше!

– Может быть, вы и правы. – Он кивнул. – Как я только что сказал Рафаэлю, ситуация очень сложная. Видите ли, Джонатан Вторм и его компаньон были единственными финансистами с достаточными капиталами, чтобы рискнуть вложить деньги в новый режим. Сейчас Вторм, к сожалению, мертв, а его партнер куда-то исчез. Остается только один человек, с которым я могу надеяться заключить договор.

– Вот как? – вежливо сказала я. Он опять кивнул.

– И этот человек – миссис Вторм. Она, несомненно, унаследует состояние супруга.

– Это будет трудно, – сказала я.

– Согласен. – Он кивнул еще раз. – В особенности после этого несчастного происшествия сегодня. Я только что объяснил все это Рафаэлю. Уверен, что вы, сеньорита, поймете, как и он.

– Пойму.., что? – недоуменно спросила я.

– Необходимость вам обоим вернуться в дом Втормов и принести извинения, сделать абсолютно все для того, чтобы попытаться исправить то, что вы сделали, – сказал он. – Ваши извинения, может быть, сгладят дурное впечатление, а обещание материально возместить причиненные вами убытки…

Я дико на него уставилась и тяжело вздохнула три раза, прежде чем обрела дар речи.

– Вы что, с ума сошли? – крикнула я ему. – Идти с извинениями за то, что они со мной сделали?

Я услышала нервное покашливание Рафаэля и повернулась к нему.

– Это что? Такая ослепительная шутка? – бешено заорала я. – Кого он из себя корчит? Нерона или кого-то еще?

Рафаэль беспомощно на меня посмотрел. Мне очень хотелось показать Артуро, на что я способна, и с этим твердым намерением повернулась к нему. Минуту мы смотрели друг на друга, и лицо его приобрело лилово-красный оттенок.

– Вега! – внезапно заорал он, отскакивая от меня в сторону.

– Да, Ослепительный! – ответил Рафаэль скучным голосом.

– Убери эту женщину из моего дома! – Артуро весь дрожал от ярости. – Отвези ее к миссис Вторм и проследи за тем, чтобы она извинилась, как я приказал! Мне наплевать, как ты это сделаешь, хоть силу используй, если надо! Но не возвращайся обратно, пока все не будет исполнено!

– Однако… – начал Рафаэль упавшим голосом.

– И помни, – голос Артуро напоминал сейчас шипение змеи, – что твоя жизнь висит на волоске моего благородства! – Он повернулся и выбежал из комнаты.

– Подождите, Арти, – крикнула я ему вслед. Он остановился в дверях и медленно повернул ко мне голову.

– Это вы мне? – проговорил он ошеломленно. – Артуро, сын президента, гранд ордена Почетного Золотого Фальконе, генерал армии, морской адмирал, маршал военно-воздушных сил. И вы осмелились назвать меня Арти?

– Ну конечно, – улыбнулась я ему. – Я просто хотела сказать, что когда эта моя блузка вам больше не будет нужна, вы мне ее вернете?

– Карамба! – простонал он, и я ждала, что он проглотит сейчас свой собственный язык, но вместо этого он попросту исчез, захлопнув за собой дверь.

Наступила продолжительная тишина, затем Рафаэль сказал:

– Пойдем, чикита, нам пора.

– Если ты думаешь, что я пойду в тог дом извиняться перед той женщиной, то ты даже еще более глуп, чем я думала! – осторожно сказала я. – Я скорее перережу ей горло!

Рафаэль медленно покачал головой.

– Мы пойдем не туда, – сказал он. – Мне сейчас очень важно переговорить с Джонни. Мы сначала заедем за ним.

Это мне напомнило – Джонни! Со всеми этими происшествиями я абсолютно о нем забыла!

– Ты прав, Рафаэль! – страстно сказала я. – Нам надо найти Джонни. Может быть, его даже убили!

– Джонни?

Я рассказала ему все, что произошло, пока мы ехали к конторе: как я не могла отыскать Джонни полный день и то, что он не ночевал в своей квартире.

– Это плохо, – сказал Рафаэль, когда я закончила. – Мне это не нравится. Может быть, нам сначала следует заехать к Милройду и узнать, не может ли он нам что-нибудь сказать о Джонни?

– Ты думаешь, он тебе скажет, даже если он знает? – скорбно спросила я.

– Чикита, – сказал он успокаивающе, – не родился еще тот человек, который бы не сделал того, о чем я прошу, после того как я начал его преследовать. Это искусство, и в этом искусстве я – мастер!

– Мне кажется, что ты сплошной огромный гений, Рафаэль Вега! – сказала я саркастически.

– Согласен, – серьезно сказал он.

– Как же тогда получилось, что ты скачешь, как ярмарочная обезьяна, стоит только Артуро чуть повысить голос?

Его лицо потемнело.

– Этому тоже наступит конец, – прошептал он. – В моей стране Артуро один из тех, кто стоит вне всяких законов.

– Ну и что? – поинтересовалась я.

– Артуро еще потанцует на подставном бочонке с серебряной петлей на шее, и шпоры его будут сверкать на солнце, – сказал он. – Я, Рафаэль Вега, присмотрю за этим.

Я немного помолчала, вспомнив, как он вызволил меня из рук Терри.

– Наверно, ты прав, – сказала я, потрепав его по руке. – Но я все же думаю, что нам надо сперва заехать в контору и домой к Джонни, а потом уже беспокоить Милройда.

– Как прикажешь, Мевис. Рафаэль коротко кивнул.

– Как получилось, что ты пришел вовремя, чтобы спасти меня в этой комнатке? – спросила я.

– Меня послал Артуро.

– Артуро?

– Выразить глубочайшее соболезнование супруге, потерявшей своего мужа, – торжественно сказал он. – Должен был узнать, не могу ли я чем-нибудь быть для нее полезен, и если да, Артуро велел моментально выполнить любое ее желание. Но мне не повезло: я даже ничего не успел спросить.

Я закатилась смехом.

– По крайней мере, он не может сказать, что ты ничего для нее не сделал!

– Я уделял ей внимание целых пять минут! – Он глубоко вздохнул. – Пер диос! Моя правая рука до сих пор еще болит!

Мы влились в поток проезжающих машин, и Рафаэлю удалось припарковаться только за полквартала до нашей конторы. В окнах горел свет, и сначала я обрадовалась, что с Джонни все в порядке, но потом мне пришла в голову мысль, что, может быть, это кто-нибудь обыскивает нашу контору. Я попросила Рафаэля идти первым и быть начеку. Я приготовила свой ключ, но дверь была не заперта. Рафаэль осторожно приоткрыл дверь и вошел внутрь с пистолетом в руке. Сильно нервничая, я последовала за ним.

Мы прошли примерно половину комнаты, когда внезапно раздался голос:

– Какого черта вы здесь ищете? Термитов? Мы оба подпрыгнули, подняли головы и увидели Джонни, развалившегося на стуле и закинувшего ноги на стол.

– Джонни, дорогой! – взвыла я и кинулась целовать его, но этот слюнтяй оттолкнул меня твердой рукой, и я врезалась в корзинку для бумаг и вновь вспомнила, что у меня болит все тело.

– Джонни, амиго! – мягко сказал Рафаэль. – Рад тебя видеть.., живым! Джонни подозрительно на него уставился.

– Что это с вами происходит? – поинтересовался он.

– Мы волновались за тебя, Джонни, – сказала я с болью в голосе, выкарабкиваясь из корзинки для бумаг, – Мы не знали, что с тобой.

– Да? – холодно сказал он. – Ну не совпадение ли? А я волновался так же точно о тебе, Мевис. – Его лицо покраснело от злости, и он заорал на меня:

– Где это ты шлялась весь сегодняшний день? Если я не пришел в контору, ты решила, что можешь тоже валяться и бездельничать дома? Говорю тебе, Мевис, что с Завтрашнего дня ты будешь приходить на работу ровно в девять часов утра и если…

– Бездельничать дома целый день! – гневно воскликнула я. – Это я-то! Я искала тебя повсюду, сидела взаперти во всяких там комнатках, была выпорота неизвестно за что! Я чуть было не умерла, пока ты шлялся Бог знает где и наверняка пьяный, и у тебя еще хватает наглости говорить мне…

– Заткнись! – проревел он. – Думаю, мне следует уволить тебя прямо сейчас!

– Это невозможно по двум причинам: во-первых, чтобы думать, нужен ум, а я сильно сомневаюсь, что он у тебя есть, а во-вторых, ты не можешь меня уволить, так как я – компаньон!

– Я разделю нашу фирму! – взревел он.

– На моих условиях! – громко сказала я.

– Согласен! – отрезал он.

– Прекрасно! – ответила я ему. – Так что будь добр, убирайся из моей конторы к чертовой матери!

– Что?

– Ты согласился разделиться на моих условиях, а я хочу все! Дома, банковский счет, контору – все! Вы посторонний, мистер Рио! Убирайтесь отсюда, пока я не вышвырнула вас вон!

Он медленно поднялся с кресла.

– Ну погоди, ты, маленькая…

– Амигос! – Рафаэль тепло улыбнулся нам обоим. – Пер фазер, не надо так ссориться. Я не могу смотреть на это. Двое моих лучших друзей в Америке! Так выпьем! Я не могу не уважать вас обоих, и я знаю, что в сердцах ваших нет ничего друг к другу, кроме уважения. Перестаньте! Лучше поцелуйтесь и будьте друзьями!

– Что? – Джонни холодно взглянул на него, потом посмотрел на меня и поднял брови. – Кто впустил сюда этого бродягу?

– Я думала, что ты, – сказала я.

– Нет, – Он покачал головой. – Я думаю, что ты. Я пожала плечами.

– В таком случае, я думаю, нам лучше… Джонни кивнул.

– ., вышвырнуть его отсюда!

Рафаэль поднял обе руки высоко в воздух.

– Пожалуйста, – сказал он умоляюще. – Может быть, я плохо понимаю по-английски, но что все это значит?

Джонни плюхнулся обратно в кресло и закурил.

– Ну, хорошо, – простонал он. – Покончим с этим. Начиная со вчерашней ночи я собирал информацию, вот что я делал! Недаром меня зовут Джонни Хлюст!

– У меня есть твой автограф, – сказала я. – По всему телу!

– Этот Джонатан Вторм, – продолжал он, не обращая внимания на мои слова, – финансист, миллионер, но он занимался спекуляциями. Люди уважаемые, например в правлениях банков, не ценили его.

– Менеджер моего банка вовсе не уважаемый, – печально сказала я. – Я как-то пришла к нему за деньгами, а получила всего-навсего предложение.

– Прекрасно! – сказал Джонни. – Когда-нибудь мы обсудим его. Заткнись, Мевис! Это важно. Насколько я понял, Вторм был единственным человеком во всей стране, у которого Артуро мог занять необходимые ему деньги, и единственным человеком, который рискнул бы вложить эти деньги в революционное правительство в надежде, что оно продержится достаточно долго, и он сможет с лихвой получить их обратно.

– Знаю, – сказала я.

– То есть как это знаешь?

– Артуро сказал мне это полчаса назад.

– Да? – Джонни почему-то встревожился. – Что еще он тебе сказал?

– Он сказал, что это, наверно, только часть плана заговорщиков против него. Теперь ему будет почти невозможно достать денег, разве что он договорится с вдовой.

– Он прав, – рассеянно сказал Джонни. Затем голова его дернулась, и он уставился на меня. – Заговорщики! Заговор! Но ведь Вторма убил Рафаэль!

– Ошибка, к сожалению, – извиняющимся тоном сказал Рафаэль.

– К сожалению, как же! – сказал Джонни. – Ошибка – может быть! Темные очки Рафаэля холодно уставились на него.

– Я не уверен, что понял тебя, амиго, – сказал он. – Ошибка – может быть?

– Я просто подумал, – весело ответил ему Джонни, – что, может быть, ты один из заговорщиков? Рафаэль?

– Ты говоришь ерунду!

– Может быть, ты застрелил Вторма намеренно? – сказал Джонни и засмеялся, но смех его был откровенно фальшивым.

– А может быть, Артуро тоже заговорщик? – ответил ему Рафаэль, – Это он увидел вора и послал меня убить его, – Затем он тоже засмеялся, еще более фальшиво, чем Джонни.

– Да, – сказал Джонни. – И тогда, Рафаэль, я хочу задать тебе один вопрос.

– Тогда задавай его, – растерянно сказал Рафаэль.

– Почему ты в первую очередь обратился с этим трупом к нам?

– Потому что мне надо было от него избавиться, – сказал Рафаэль. – Я не знаю Лос-Анджелес достаточно хорошо для этого. Вы – мои старые друзья, и я думал, что вы мне поможете. Вы должны знать нужные места, где можно спрятать труп.

– Конечно, – вежливо сказал Джонни. – Но почему ты просто не обратился в полицию? Насколько ты тогда знал, ты застрелил всего лишь вора и более или менее имел на это право – он находился на территории вашего дома. Почему тебе надо было избавиться от трупа?

– На этом настаивал Артуро. – Рафаэль пожал плечами. – Он боялся, что все это попадет в газеты и ему не удастся заключить договор. Нам нужно было избавиться от трупа любой ценой, причем увезти его как можно дальше от дома.

– Понятно, – сказал Джонни.

– Амиго, – медленно сказал Рафаэль, закуривая сигарету. Потом он опять посмотрел на Джонни. – Ты мне не веришь или ты мне не доверяешь. А может быть, и то и другое?

– Я доверяю тебе, амиго, – сказал Джонни. – Но я пока что не уверен, что верю тебе.

– Не сходи с ума, Джонни! – резко сказала я. – Рафаэль – наш хороший друг. Если бы не он, я бы, наверное, сегодня умерла.

– Мне бы тебя недоставало, Мевис, – обыденным голосом произнес Джонни. – Да, хорошо, забудем это. Вернемся опять ко Вторму. У него был компаньон. Человек, который обычно занимался определенными сделками, но не пропускал крупных дел и по эту сторону океана. Для такой крупной сделки этот партнер должен был быть здесь и участвовать в ней.

– Джонни! – возбужденно сказала я, потому что терпеть мне больше было невмоготу. – Заткнись ты хоть на минутку и выслушай, что произошло со мной в доме Вторма!

– Не посвящай меня в детали своей личной жизни, Мевис! – ледяным тоном сказал он, – Я не хочу знать, я и так могу догадаться! Этот битник, да? Могу только сказать, хочешь верь, хочешь не верь, что это не оригинально! Слава Богу, я знаю тебя не первый год!

– Джонни Рио! – отрывисто сказала я. – Да поможет мне Бог! Но если ты сейчас не остановишься и не посидишь спокойно минут пять, я не знаю, что я с тобой сделаю! Затем я рассказала ему о комнатке, о Мариам Вторм, о хлысте, о Терри и о том, как Рафаэль спас меня и отомстил за меня, и все прочее. Джонни, естественно, не поверил ни одному моему слову. По крайней мере, до тех пор, пока я не расстегнула платье и не показала ему полосы на плечах. После этого ему ничего не оставалось, как просить прощения у меня и Рафаэля и говорить, что какого черта я не рассказала ему этого сразу.

– Эта вдова Вторм что-то недоговаривает, – сказала я. – И этот ее битник Терри тоже не лучше. Могу поклясться, что это с них начались все эти неприятности и что они-то их и затеяли!

– Я ценю твое мнение, Мевис, – сказал Джонни, – но давай лучше не делать поспешных выводов. Вернемся к компаньону Джонатана Вторма, – слабым голосом продолжал Джонни. – Он здесь был, я проверял. Он был здесь до и после смерти Вторма, а сейчас он исчез!

– Ты знаешь, как его зовут или как он выглядит? – напряженно спросил Рафаэль.

– Конечно, – ответил Джонни, – У него…

– ., английский акцент, борода и огромные очки, – прервала его я, – И зовут его Хэролд Андерсон, но все его называют Бен. Джонни выглядел раздраженным.

– Откуда ты знаешь? – спросил он.

– У меня просто такое чувство, – значительно сказала я. – Правильно?

– Правильно, – сказал он примирительно. – Чтобы выяснить это, мне потребовалось шесть часов!

– Я думаю, что ты просто хуже меня разбираешься во всех этих вещах, – благородно намекнула я, но по какой-то причине Джонни чуть было не поперхнулся.

– Ты говоришь, что его пока нигде нет? – спросил Рафаэль.

– Его никто не видел с прошлой ночи.

– У меня для тебя есть новости, – с сожалением сказала я. – Никуда он не пропадал – он просто мертв! Оба они так и подпрыгнули.

– Он утонул, – объяснила я. – Я его видела.

– Где? – с трудом спросил Джонни.

– В ванне.

Он на секунду закрыл глаза.

– Где он принимал эту ванну?

– В Голливуде, – сказала я. – В своей квартире.

– Мевис! – умоляюще сказал Джонни. – Если ты это только выдумала…

– Но это правда! – с горячностью воскликнула я. – Он позвонил мне в контору сегодня днем. Он хотел поговорить с тобой, но я сказала, что нигде не могу тебя найти. Тогда он сказал, что если нет тебя, то ему все равно нужно с кем-то поговорить, и пусть тогда это буду я. Затем он дал мне свой голливудский адрес, и я туда поехала.

– Все утро я пытался разыскать этого парня, – с горечью сказал Джонни, – а все, что мне надо было для этого сделать, это сидеть в своем кабинете и ждать!

– Ты будешь слушать или продолжишь свой жалкий лепет? – холодно спросила я.

– Нет, я буду слушать тебя, – проворчал он.

– Когда я туда пришла, входная дверь в квартиру была открыта. Я вошла, а он лежал в своей ванне лицом вниз. Я вытащила его голову из воды, но было уже поздно. Он был мертв. Я упала в обморок. Когда я пришла в себя, я лежала в гостиной на диване…

– Я мог бы поклясться, что где-нибудь это с тобой да случится! – глухо прервал меня Джонни.

– ., на диване, – повторила я, – а Терри был в комнате. Он вошел в квартиру вслед за мной, увидел меня на полу и перенес в гостиную. Он сказал, что Мариам Вторм хочет немедленно меня видеть, и отвез меня к ней на своем "кабыздохе". Остальное вы уже знаете.

– Ты уверена, что тебе все это не приснилось? – поинтересовался Джонни.

– Если ты мне не веришь, – равнодушно сказала я, – то пойди и посмотри сам. Джонни потянулся за своей шляпой.

– Первая твоя удачная мысль! – сказал он. – Как ты думаешь, Рафаэль? Но Рафаэль уже шел к выходу.

Глава 11

Мы забрались в машину Рафаэля, и я сидела, зажатая между двумя мужчинами, но сейчас мне было не до этого.

– Я ничего не ела целый день! – повторяла я по крайней мере в четвертый раз. – Неужели нельзя где-нибудь остановиться и перекусить?

– Позже, Мевис, – нетерпеливо сказал Джонни.

– Но я умру с голоду! – нервно сказала я. – Мне нужен какой-то ресторан, обычный обед вполне сойдет.

– Нет, – твердо сказал Джонни.

– Может быть, хоть сосиску? – взмолилась я, – Одну маленькую сосисочку с горчицей и перцем. – При одной мысли об этом у меня потекли слюнки. – А, Джонни?

– Нет!

– Я умру! – сказала я. – И ты будешь в этом виноват!

Я думаю, что ты понимаешь, что делаешь, Джонни Рио!

Бесчеловечный негодяй!

– Правильно, – сказал он.

– Орехи? – сказала я с надеждой в голосе.

– А?

– Стаканчик орехов или два стаканчика. Мы остановимся всего лишь на одну минутку. Я выбегу и сразу же вернусь. И…

– Нет!

– И я выбрала тебя из шести действительно талантливых бойскаутов! – сказала я. – Подумать только! Любой из них дал бы девушке денег на чашку кофе, если бы она действительно голодала. По крайней мере, потом! Джонни вглядывался в ветровое стекло.

– Мы уже близко? – спросил он.

– Еще кварталов пять, – сказала я. – У тебя случайно нет с собой жевательной резинки?

– Нет, – равнодушно сказал он, – Нам еще дальше?

– Зверь! – Я собиралась толкнуть его, но мой локоть был зажат Рафаэлем, и я не могла им двинуть. – Остановитесь вот здесь, – угрюмо сказала я.

Рафаэль остановил машину, и мы вышли. Я подвела их к дому.

– Теперь надо подняться по лестнице, – сказала я. – Можете ступать на каждую четвертую ступеньку, все равно это не помогает!

– А? – сказал Джонни.

– Неважно, – сказала я. – Ты уверен, что нам надо туда пройти? В темноте здесь как-то страшновато. Почему бы нам не пойти сначала перекусить и все обдумать за вторым бифштексом, как нам лучше…

Виновата была я: мне вовсе не обязательно было находиться между ними. Они схватили каждый по моему локтю, так что мои ноги оказались дюймах в шести от земли, и пошли твердым шагом. Они отпустили меня только на самой верхней ступеньке, и Джонни нажал на ручку. , – Сейчас она закрыта, – сказал он.

– Терри закрыл дверь, когда мы уходили, – сказала я. – И как это я могла забыть? Жаль, что потеряли время, но ничего не поделаешь. Где здесь ближайший ресторан?

– Ты умеешь делать что-нибудь с замком при помощи шпильки или булавки? – спросил Джонни у Рафаэля, – У тебя что-нибудь заколото булавкой, Мевис?

– Нет, – холодно ответила я, – Я теперь пользуюсь липучкой. Последний крик моды!

– У меня есть нечто получше булавки, амиго, – прошептал Рафаэль, доставая из кобуры пистолет.

– Только не это! – поспешно воскликнул Джонни. – Выстрел услышат на всей улице!

– Подожди! – сказал Рафаэль. Он вынул из кармана какую-то странную трубочку и стал привинчивать к своему пистолету.

– Глушитель? – сказал Джонни. – 0-ля-ля! Рафаэль направил дуло пистолета на замок, и я зажала уши руками, когда он нажал на курок. Но ничего особенного не произошло – пистолет выстрелил дважды, и раздались два сухих щелчка. Вместо замочной скважины образовалось ровное круглое отверстие. Дверь распахнулась настежь, и мы вошли. Джонни аккуратно прикрыл дверь и зажег свет.

– Никто не узнает, надеюсь, как была открыта эта дверь, – сказал он. – Мевис, показывай, где тут что.

Я провела их через гостиную в ванную и повернула выключатель. Они стояли позади меня. Мне совсем не хотелось смотреть на все еще раз, но я не смогла удержаться. Труп оставался точно в том же положении, в каком я его видела в последний раз.

Джонни мягко присвистнул.

– Ты сказала правду, Мевис! – Он наклонился, чтобы посмотреть поближе, затем обхватил труп за плечи и, вынув его из ванны, положил на пол. Он внимательно осмотрел его, затем выпрямился. – На нем нет никаких следов. Просто утонул в ванне.

Я задрожала.

– Это ужасно… Ты хочешь сказать, что он заснул и…

– Или кто-то помог ему, когда он принимал ванну, – спокойно сказал Джонни, – Он держал его голову под водой до тех пор, пока уже не было поздно.

– Это ужасно, – прошептала я. – Но теперь-то мы сможем уйти?

– Куда спешить? – сказал Джонни.

– Надо покинуть эту квартиру.

– Может, лучше положим его обратно в воду? – нервно сказала я, – Ведь ничего нельзя трогать и следует позвать полицию, не так ли?..

– Ты совершенно права, Мевис, – сказал Джонни. – Ты добропорядочная гражданка.

– Да, – скромно сказала я. – Когда-то я была девочкой-скаутом до тех пор, пока однажды не заблудилась в лесу с одним молоденьким скаутом, и не по своей вине, и он сказал мне…

– Да-да-да! – сказал Джонни, – Ты можешь выполнить свой гражданский долг, пока мы будем осматривать квартиру, и положить тело обратно в ванну.

– Я? – взвыла я. – Дотронуться до этой? Этого.., я же…

Но я внезапно обнаружила, что разговариваю сама с собой. Они вышли в гостиную. Вот такие все мужчины! Подумать только! Оставить одну бедную беззащитную девушку делать за них грязную работу, пока они… Внезапно я сообразила, что осталась в ванной одна, если не считать…

Я налетела на Рафаэля, открывающего ящик столика в гостиной, и он упал головой вперед и разбил ею зеркало.

– Пер диос! – вскричал он. – Что с тобой происходит, чикита? Бой быков?

– Прости, – нервно сказала я. – Я просто поторопилась, вот и все. Рафаэль закрыл ящик и выпрямился.

– Здесь ничего нет, амиго, – сказал он, – и я думаю, что кто бы ни утопил его, он осмотрел все раньше нас.

– Да, – кивнул Джонни. – Думаю, ты прав. Мы можем спокойно отсюда уйти.

Он пошел к входной двери и распахнул ее. В следующую секунду он отпрянул назад, наступив мне на ногу, и быстро захлопнул дверь.

– Медведь! – Я в ярости запрыгала на одной ноге. – Почему ты никогда не смотришь себе под ноги?

– Заткнись! – сказал он напряженным голосом.

– В чем дело? – спросил Рафаэль.

– Полиция! – сказал Джонни. – Я видел только что полицейскую машину, остановившуюся у самого дома. Нам надо что-нибудь придумать, и как можно скорее!

– Скажи им, что мы просто пришли в гости, – сказала я.

– С простреленным замком на входной двери и трупом в ванной! – зарычал он на меня. – В этой квартире нет случайно второго выхода?

– Понятия не имею, – сказала я. – Может, нам избавиться от трупа?

– О, конечно! – сказал он. – Выкинь его из окошка!

– Нам надо что-то придумать и не пустить их в ванную, – сказала я.

– Для этого придется их всех перестрелять! – сказал Джонни. – О-о, подожди минутку! – Он взглянул на меня с восхищением. – Мевис, ты гений!

– Спасибо, Джонни! – сказала я скромно. Затем я посмотрела на него и нахмурилась. – Я?

– Скорей! – сказал он. – В ванную! Он вбежал обратно в квартиру, таща за собой нас с Рафаэлем.

– Помоги мне! – крикнул он Рафаэлю. – Положим его обратно в ванну.

Они подняли тело и бросили его в воду. Джонни горячился все больше и больше.

– Посмотри, нет ли здесь шампуня? Я заглянула в настенный шкафчик, нашла открытую бутылку и протянула ему.

– Великолепно! – сказал он и вылил всю бутылку в воду. – Раздевайся, Мевис, быстро!

– Джонни Рио! – сказала я шокированно. – Ради всего святого…

– Раздевайся, говорю тебе! – бешено повторил он. – У нас только один шанс, что они не знают, чье тело в этой квартире и кому она принадлежит. Мы будем в гостиной и скажем, что пришли к тебе в гости, что это твоя квартира и что ты принимаешь сейчас ванну. Они это проверят. Поэтому, когда они откроют дверь, ты должна сделать вид, что только что вышла из ванны. Поняла, Мевис?

– Да, но я…

– Прекрасно! – сказал он и вытолкнул Рафаэля в гостиную, – У нас совсем нет времени! Скорее!

. Я постояла немного после того, как они ушли, затем услышала громкий стук в дверь и голос, говорящий, что это полиция.

Могу поклясться, что так быстро я не раздевалась еще ни разу! Я была голой за одну секунду! В ванной было полно пару от включенного душа, а вода пузырилась такой шапкой, что разглядеть что-либо в ней было практически невозможно. Я окатила себя водой и стала оглядываться в поисках полотенца, когда дверь открылась и в нее заглянул огромный полицейский.

– Простите, леди! – невольно вырвалось у него, но глаза его чуть не полезли на лоб.

– Что случилось, лейтенант? – Я едва заметно ему улыбнулась.

Он поглядел в ванну, в которой мыльная пена выросла уже в атомный гриб.

– Наша ошибка, леди, – сказал он. – Мы, наверно, ошиблись квартирой.

– О, не страшно, – сказала я и скромно повернулась к нему спиной.

– Боже! – вскричал он, и я слишком поздно вспомнила о полосах, которые продемонстрировала ему как можно нагляднее.

– Леди! – Он был явно шокирован. – Я не хотел бы вмешиваться в вашу личную жизнь, но того, кто это сделал, следует избить резиновой дубинкой до смерти!

Я опять повернулась к нему лицом и вытерла несуществующие слезы.

– Вы очень добры, лейтенант, – сказала я дрожащим голосом, – но тут уж ничего не поделаешь. Он становится только еще свирепее.

– Кто он? – грозно спросил полицейский. – Скажите мне только его имя, и я займусь этим человеком лично!

– Это мой муж. – Я задрожала, – Но не…

– Который из них? – проревел полицейский.

– Вы видели того, в темных очках?

– Мне он сразу не понравился, как только я его увидел! – сказал он.

– Ну, так это не он, это другой! – сказала я, – Но обещайте мне, что вы не будете его бить! Может быть, если вы просто с ним поговорите, это поможет?

– Хорошо, леди, – сказал он, тяжело дыша носом, – как знаете. Но как можно обращаться с леди, с такой фигурой, как ваша… О, простите.., я этого не понимаю… Посмотрел бы ин на мою жену!

Он выкатился из ванной, все еще тряся головой, а я закрыла за ним дверь. Глубоко вздохнув, я начала одеваться. Это казалось мне вовсе не обязательным. Если день будет продолжаться для меня так же, как и начался, то у меня будет больше шансов остаться одетой при стриптизе, чем в этой жизни. Раздался осторожный стук в дверь, и голос Рафаэля сказал:

– Все в порядке, чикита, можешь выходить. Они ушли. Я вернулась в гостиную, и Джонни мне улыбнулся.

– Ты молодец, Мевис! Они даже не заметили дыры в дверях, так что у тебя было совсем мало времени на раздевание. Я был прав: им просто позвонил какой-то тип, даже не сообщивший своего имени. Они решили, что это очередное дуракаваляние.

– Ну, хорошо, давайте же не будем испытывать свое счастье, – сказала я. – Почему бы нам не уйти, если все так хорошо кончилось? В этой квартире даже холодильник – и тот пуст!

– Подожди еще немного, пока они окончательно не уедут, – трезво рассудил Джонни. – Те, что были здесь, наверняка запомнят нас, и отпечатки наших пальцев есть во всей квартире!

Рафаэль отвернулся от окна.

– По-моему, они уехали.

– Джонни, – сказала я, – как ты думаешь, этого Андерсона убил Алекс Милройд?

– Он же работал на него, помнишь? – ответил Джонни, – Зачем ему было его убивать?

– Я забыла, – призналась я.

– К тому же Алекс не настолько смелый человек, – сказал он. – По крайней мере, я так не думаю. Может, я ошибаюсь, кто знает?

– Интересно, кто позвонил в полицию и сообщил им об убийстве? – мягко сказал Рафаэль. – Об этом могли знать только трое: Мевис, битник и убийца.

– Мевис можно исключить, так что остаются только двое, – сказал Джонни.

– Или даже один, – спокойно сказал Рафаэль. Через две минуты они снова зажали меня в машине. Мы проехали квартала четыре, и я с надеждой взглянула на Джонни.

– А сейчас мы можем поесть? – спросила я.

– Нет! – резко ответил он. – Сейчас у нас совсем нет времени. Позже, Мевис.

– Позже будет слишком поздно! – в бешенстве сказала я, – Единственная вещь, которая поддерживает сейчас мой пояс, – это моя спина!

Рафаэль повернул голову и посмотрел на Джонни.

– Мы едем в дом Втормов, амиго?

– Мы едем в дом Втормов, – согласился Джонни. Несколько минут они молчали, потом Джонни вдруг посмотрел на меня.

– Один из полицейских – сумасшедший! – сказал он.

– Да ну? – вежливо удивилась я.

– Его надо посадить в изолятор! – сердито продолжал он. – Прежде чем уйти, он внезапно повернулся ко мне и зажал меня в угол пряжкой своего пояса. Я мог только улыбаться: ведь труп все еще лежал в ванной! Он просто псих!

– Зачем ему все это понадобилось? – небрежно спросила я.

– Тут ты меня и поймала, – ответил Джонни. – Понятия не имею. Я же говорю, что он псих! Сказал мне, что если я еще раз трону свою жену хоть пальцем, он меня разыщет где угодно и переломает мне все кости. Я ему говорю: "Жену – я?" Тогда он вновь прижимает меня изо всех сил и говорит, чтобы я не валял дурака, что всякий мужчина, которому повезло иметь такую жену, как та блондинка, не смеет так над ней измываться… – Тут он замолчал и подозрительно посмотрел на меня. – Он случайно не видел этих полос на твоей спине, а?

Я взглянула на него широко открытыми глазами.

– Он вел себя как джентльмен!

Глава 12

Когда наша машина остановилась у дома Вторма, было около полуночи. Дом был ярко освещен, значит, там кто-то находился. Я была согласна забыть и простить все что угодно, лишь бы Мариам Вторм открыла для меня свой холодильник.

Машина остановилась у входной двери, и мы вышли. – У тебя есть план, амиго? – спросил Рафаэль.

– Нет, – ответил Джонни. – Может быть, их здесь нет после того, что ты с ними сделал. Они могут быть даже в больнице.

– Есть только один способ все это выяснить, – сказал Рафаэль и нажал кнопку звонка.

Мне опять стало не по себе, пока мы стояли и ждали. Рафаэль держал правую руку под курткой, и я почувствовала почти любовь к его большому черному пистолету, который там находился. Это очень успокаивало.

Затем дверь открылась, и Мариам Вторм появилась в проеме, глядя на нас с деревянным выражением лица. Я решила, что ума у нее немного, потому что она была одета точно так же, как и в последний раз, когда я ее видела. Рубашка, конечно, была другой, на сей раз кораллового цвета, но обтягивающие брюки и высокие сапоги были теми же.

– Да? – сказала она низким голосом.

– Я Джонни Рио, – сказал ей Джонни. – Я слышал, что вы хотели меня видеть.

– Да, – сказала она. – Но сейчас очень поздно.

– Раз мы уже здесь, то почему бы нам не поговорить? – весело сказал Джонни и пошел прямо на нее, так что она была вынуждена отступить и впустить нас в холл.

Она смотрела на нас несколько мгновений, затем закрыла входную дверь и пригласила в гостиную. Я не могла понять, как она умудряется еще держаться на ногах после той порки, которую закатил ей Рафаэль. Но когда она шла, сразу же можно было заметить разницу. Она двигалась медленно, еле передвигая ноги, плечи ее были сгорблены. Это была походка старухи.

Когда мы вошли в гостиную, я внезапно остановилась, увидев Терри. Он сидел в кресле, глядя на нас. Правый его локоть покоился на ручке кресла, чтобы ослабить натяжение повязки. Пальцы его были в лубках. Он взглянул на меня без всякого выражения, и я непроизвольно задрожала.

Затем он взглянул на Рафаэля, и на мгновение я увидела в этом взгляде выражение глубочайшей ненависти и ярости, но оно быстро исчезло, и его глаза опять стали холодными.

– Не хотите ли присесть? – обратилась к нам миссис Вторм.

– Благодарю вас, – сказал Джонни и уселся на диван.

Я бочком подошла и уселась к нему поближе, а Рафаэль пододвинул кресло и уселся рядом. Вот так мы сидели и глядели друг на друга, и я уже подумала, не сошли ли они все с ума. После того, что произошло сегодня вечером, я не верила, что мы остались теми же людьми, за исключением Джонни, конечно. Но если бы кто-нибудь вошел сейчас в комнату, он решил бы, что намечается официальная встреча – гости только что прибыли и ждут, когда им подадут по первому коктейлю.

– О чем вы хотели поговорить со мной, мистер Рио? – спросила Мариам Вторм после весьма продолжительного молчания.

– Сначала о смерти вашего мужа, – ответил Джонни. – Каким-то образом меня впутали в это дело, и я хотел бы узнать подробности. Я думаю, что вы можете мне в этом помочь.

– Подробности очень просты, – сказала она. – Мой муж был убит человеком, сидящим здесь! – Она кивнула на Рафаэля.

– Его компаньон тоже был убит, – сказал Джонни, – Или вы уже об этом знаете?

– Да, я знаю, – сказала она, – Терри видел труп сегодня днем.

– Терри? – спросил Джонни.

– О, извините меня, мистер Рио, – просто сказала она. – Но случилось столько… Познакомьтесь с Терри. Терри – мой гость. Терри – это мистер Рио.

Терри осторожно посмотрел на Джонни и отвернулся.

– Вы говорили, мистер Рио? – напомнила она.

– Скажите, вы не знаете, по какой причине могли убить Андерсона? – честным голосом спросил Джонни, – Или кто мог его убить?

– Нет, – спокойно ответила она, – Хотя, несомненно, это убийство имеет отношение к тому займу, который должен был сделать Артуро Сантеррос у моего супруга. Но вы ведь уже знаете об этом, мистер Рио?

– Да, – согласился Джонни, – Но то, что Вега убил вашего мужа, звучит бессмысленно, ведь он находится здесь как телохранитель Артуро, зачем ему было убивать вашего супруга?

– Чтобы саботировать заем, естественно! – сказала она, – Президент Сантеррос недолго был президентом. В стране волнения, беспорядки, много контрреволюционеров, пытающихся скинуть новую власть. Вероятно, Вега – один из них.

– В таком случае, я считаю, что ему гораздо выгоднее было бы застрелить Артуро, – предположил Джонни.

– И открыто признать себя тем, кто он есть, то есть контрреволюционером? – Она холодно улыбнулась. – Он сделал все намного проще, мистер Рио, он саботировал заем и сохранил свое положение.

Джонни закурил, в его глазах появилось странное выражение.

– Вы уже умудрились все распутать? – спросил он.

– Я не такая дура, мистер Рио, – резко заявила она? – И мои ставки в этом деле высоки, очень высоки. Может быть, вы забыли, что Джонатан Вторм был моим мужем?

– Об этом я как раз и думаю, – Джонни улыбнулся. – О вашем муже, о вас.., и о Терри. Как относился ваш муж к тому, что в доме гостит битник?

– Терри был его другом, как и моим, – она презрительно улыбнулась, – Удовлетворяет вас этот ответ?

– Конечно, – сказал он, – Ладно, миссис Вторм, я считаю, что пора прекратить эту игру.

– Я думаю, вы правы, – сказала она. – Вы знаете, что произошло здесь сегодня днем. Вы сами можете видеть результат гнусного обращения с нами Рафаэля Веги! У Терри сломаны три пальца, а я всю жизнь буду носить следы от ударов хлыста!

– Надеюсь, у Мевис это пройдет скорее! – Голос Джонни звучал очень громко.

– Очень хорошо! – Она почти плюнула в него своими словами. – Значит, мы начинаем понимать друг друга, мистер Рио! Вы проглядели только одну маленькую деталь. Когда Вега и ваша.., подруга Мевис Зейдлиц попытались оставить труп моего супруга здесь, мы поймали их на месте преступления. И Терри заснял Вегу с телом моего мужа в руках. Негатив фотографии находится сейчас у полиции, мистер Рио.

– Это только доказывает, что Вега держал труп вашего мужа в своих руках, а не то, что он совершил убийство, – уверенно сказал Джонни.

– Я думаю, лейтенант Фрай вполне удовлетворится тем, что ему достался именно тот человек, которого он искал, – доверительно сказала она. – У него есть показания Алекса Милройда, люди которого видели, как Джонатан Вторм входил в дом Артуро, но не вышел из него. У лейтенанта Фрая имеются детальные показания, как люди Милройда следовали за Вегой в вашу контору, затем на пляж, где Вега и ваша подруга пытались оставить труп, чему помешало присутствие Андерсона. У него есть показания о вашем визите в дом Милройда в тот же вечер и о том, что вы пытались подбросить труп туда.

Она небрежно откинулась на спинку кресла, и лицо ее перекосилось от боли.

– Согласно мнению лейтенанта, это дело ясное, мистер Рио. Я точно знаю, что сейчас ведется по всему городу поиск Веги и блондинки, которая была с ним.

Ее голова стала медленно поворачиваться к Рафаэлю.

– Я бы посоветовала вам, сеньор, не сопротивляться аресту, когда вас найдут, – сказала она, не сумев сдержать своего торжества. – После того как лейтенант услышит о том нападении, которое вы совершили на меня и Терри сегодня днем, он просто решит, что вы страдаете манией убийства. Так что, я думаю, любой полицейский застрелит вас, если только заметит хоть малейший проблеск того, что вы собираетесь оказать сопротивление аресту!

Рафаэль в одно мгновение поднялся на ноги быстрым движением пантеры.

– Ты свое сделал, амиго, – сказал он Джонни. – Но сейчас, я думаю, моя очередь. Они похожи друг на друга, эти двое. – Он махнул рукой в сторону вдовы и Терри. – Они понимают только две вещи: страх и боль. Ты говорил от имени рассудка, Джонни, а с ними это бесполезно! Но я их понимаю, и они понимают меня.

Он подошел к креслу миссис Вторм.

– Мы хотим знать правду, маленькая бесовка! – сказал он почти шепотом. – Или вы заставите меня побить вас снова, или, может быть, пустить в ход нож? Я художник с ножом. Я могу обработать ваши ноздри так искусно, что вы почти не почувствуете боли. А после этого вы сможете выступать только в цирке – больше вас никуда не возьмут!

Она отшатнулась от него, буквально вдавившись в кресло.

– Это невозможно! – ломающимся голосом выкрикнула она. – Полиция будет здесь с минуты на минуту!

– Значит, вам придется говорить быстро, – сказал он. – Должен признаться, я был дураком достаточно долго. Слепым дураком! Есть вещи, которые мне не следовало бы забывать! Вещи, которые мне следовало бы помнить.

Он нагнулся и мягко потрепал ее волосы правой рукой, и она непроизвольно начала дрожать.

– Помните, я вас выпорол? – сказал он своим обычным тоном, – Вы не знали, забью я вас до смерти или нет. Сейчас то же самое, вы тоже не уверены, убью я вас, если вы мне солжете, или нет. Поверьте мне, я вас убью.

Его пальцы продолжали все так же мягко перебирать ее волосы, она начала дрожать, как истеричная кошка.

– Страх имеет свой собственный запах, – сказал Рафаэль. – Вы пуганая женщина, маленькая бесовка, и на это у вас есть все основания. Поэтому сейчас вы скажете мне правду!

– Оставьте ее в покое! – послышался резкий голос, – Проклятие! Я сказал, оставьте ее в покое!

Терри поднялся с кресла, вытянув перед собой правую руку, его глаза бешено сверкали.

– Вот как! – Рафаэль улыбнулся ему тигриной улыбкой, – А.., это наш галантный обладатель хлыста спешит на помощь сеньоре! – Он сделал шаг по направлению к Терри. – Как вам будет угодно, – сказал он, – Буду только рад доставить вам удовольствие, мой друг. Может быть, пальцы вашей правой руки?

В глазах Терри появились безысходность и выражение загнанного зверя.

– Вы меня не напугаете.., вы…

Его речь превратилась в непонятное бормотание.

Когда Рафаэль подошел к нему, он внезапно замолк и бросился в кресло, заслоняя левой рукой лицо.

– Не трогайте меня! – взвизгнул он. – Не трогайте меня! Я ничего не знаю! Это все она! Спрашивайте ее! Я ничего не знаю!

Рафаэль остановился и повернулся к Мариам Вторм.

– Запах страха, – сказал он.

Он опять, протянув руку, коснулся ее волос, и надо было видеть, как она съежилась от этого мягкого прикосновения. Затем его пальцы беспощадно впились в кожу на ее черепе, и он повернул ее голову в сторону.

– Ну! – сказал он. – Быстро! Настала минута правды! Слепой дурак – вот кто я! Ведь не было никакого заговора, никто не пытался убрать Артуро, не так ли, моя маленькая бесовка? И не существует никаких заговоров и никаких заговорщиков, кроме одного, по имени Артуро Сантеррос!

Она слегка застонала, и он зверски ударил ее головой о стул.

– Отвечайте!

– Ей совершенно ни к чему отвечать, Рафаэль, – услышала я голос позади себя.

Я обернулась через плечо и увидела Артуро, стоящего в дверях. В руке он держал пистолет, и по тому, как он его держал, я поняла, что он умеет с ним обращаться. Он медленно приближался к нам, и было очевидно, что он наслаждается этой сценой, наслаждается от кончиков волос до кончиков серебряных шпор.

– Вы правы, – сказал ему Рафаэль, – я был дураком, когда решил, что если сын президента идиот, то он не может быть при этом опасным идиотом!

Улыбка исчезла с лица Артуро.

– Будь осторожен, когда говоришь со мной, Вега, – сказал он дрожащим голосом, – или ты уменьшишь количество оставшихся тебе минут жизни!

Рафаэль пожал плечами.

– Какая разница? Вы убьете меня в любом случае. То, что умер Джонатан Вторм, не было несчастным случаем. Вы, должно быть, очень тщательно спланировали все это. Я вас поздравляю.

– Я позвонил ему и попросил прийти, сказав, чтобы он оставил свою машину на улице, – с гордостью сказал Артуро. – Я держался очень загадочно и говорил о заговорщиках и об угрозе моей жизни. Это было легко!

– Но почему? – с любопытством спросил Джонни, – Если вы не хотели, чтобы ваш отец получил этот заем, то зачем вам для этого убивать Вторма?

Артуро выпрямился.

– Я объясню, – сказал он гордо. – Я, естественно, не хотел, чтобы мой отец получил заем, но лично я его хотел получить.

– Для чего?

– Чтобы поддержать контрреволюцию, которая свергла бы моего отца и посадила бы меня на его место! – просто ответил он.

– Наконец-то я начинаю понимать, – сказал Джонни.

– Я должен был сказать Вторму, зачем мне нужны деньги, – продолжал Артуро. – Потому что их следовало положить в иностранный банк на чужое имя вместо того, чтобы прямо выплатить моей стране.

– Вторм не согласился пойти на это? – спросил Джонни.

– С самого начала мне мешал его компаньон, – сказал Артуро. – Жалкий подозрительный человечек, который изначально не доверял мне. Он даже нашел людей, чтобы следить за мной!

– Точно! – Джонни кивнул головой. – Это сам мистер Устроитель, Алекс Милройд и его люди.

– Так что, вы понимаете, перед нами стояла сложная задача, – продолжал Артуро важно. – Мне были нужны деньги, но сейчас они не только отказали мне в них, но и выведали о моих намерениях. Они спокойно могли рассказать все моему отцу! Как я мог после этого разрешить им оставаться в живых!

Джонни почти восхищенно взглянул на вдову Вторм.

– Потом настанет очередь его маленькой жены, – сказал он, – которой муж почти не дает денег и которая ублажает себя с подонком по имени Терри. Он видит для себя шанс, который никогда не повторится. Она сможет избавиться от супруга, унаследовать все его деньги, но более того, она может стать миссис Президентшей одного из южных государств.

– Я люблю Артуро! – прошептала Мариам Вторм. Джонни ухмыльнулся.

– Рассказывайте это будущему президенту, – сказал он, – Может быть, он вам поверит. – Он опять взглянул на Артуро. – Вы рассказали нам, как справились со Втормом. Как насчет его компаньона, Хэролда Андерсона?

– Еще один дурак, – выразительно сказал Артуро, размахивая пистолетом. – Он думал, что Вега – наемный убийца, нанятый мной, и он опять ошибался! Возможно, в последнюю минуту он все понял!

– Я думаю, что да, – сказал Джонни. – Он позвонил ко мне в контору, сказал, что хочет видеть меня и срочно о чем-то поговорить.

– Это не имело бы ровным счетом никакого значения, – сказал Артуро. – Все равно он бы умер.

– Это вы его убили? – спросил Джонни.

– Нет, не он! – раздался сзади пронзительный голос. Я взглянула и увидела, что Терри опять поднялся со своего кресла. В его глазах было какое-то дикое выражение.

– Я его убил! – сказал он. – Если бы вы слышали, как он верещал! Я несколько раз вынимал его голову из воды, просто так, но недостаточно долго, чтобы дать ему вздохнуть. Стоило ему широко открыть рот, как я опять совал его в воду! – Его рот на мгновение дернулся. – Мистер Сантеррос! – Голос его был почти покорным. – Я хорошо на вас поработал с этим Андерсоном?

– Великолепно! – Артуро поощряюще улыбнулся ему.

– Тогда окажите мне милость, а? – попросил Терри.

– Все, что в моих руках, – уверил его Артуро.

– Разрешите мне расправиться и с остальными, – молящим голосом сказал Терри. – Я ведь немного прошу, правда? Вы согласны?

– А почему бы нет, – великодушно ответил будущий президент.

Мариам Вторм медленно поднялась на ноги и подошла к Артуро. Она положила ему руку на плечо и широко улыбнулась.

В это время они были как близнецы, причем не из-за того, что были одинаково одеты или одного роста, сходство было в чем-то другом, и оно меня испугало. Конечно, не так, как я была напугана до этого, но все же!

Артуро вернул вдове Вторм улыбку и потрепал ее по руке. Затем он кивнул Терри:

– Можете начинать.

Глава 13

– Подождите, пожалуйста, генерал! – напряженно сказал Джонни. Артуро взглянул на него и слегка нахмурился.

– Всякие мольбы бесполезны, – сказал он. – Я не изменю своего решения.

– Только один вопрос, – сказал Джонни. – Вы собираетесь разрешить этому маньяку убить одного, двух, трех человек? Как вы объясните это впоследствии? Не тем же, что на веселой вечеринке все перессорились.

– Не думаю, что вам нужно беспокоиться, мистер Рио, – ледяным голосом сказала Марйам Вторм. – Я ведь уже сказала, что полиция ищет Рафаэля Вегу и вашу блондинку, и они считают, что Вега одержим манией убийства.

– И что с того? – спросил Джонни.

– А то, что они вернулись к нам сегодня ночью, угрожая нас всех убить. Вы прибыли как раз вовремя и были поражены, что ваш компаньон имеет дело с таким человеком, как Вега. Когда они ворвались в комнату, вы сделали попытку разумно остановить их, мистер Рио, и все сожалеют, что вам это не удалось и они вас убили. Но ваша героическая попытка дала Артуро возможность приготовиться к защите. Очень жаль, что блондинку пришлось убить вместе с Вегой, но когда люди борются за свою жизнь, они ведь стреляют не очень аккуратно, правда? – Она вновь улыбнулась ему. – Вы удовлетворены ответом на свой вопрос, мистер Рио?

– Вполне, – ответил Джонни.

Терри пересек комнату, подошел к столику и открыл ящик. Он вынул оттуда пистолет, осторожно, левой рукой, и затем поспешил к нам. На лице его был экстаз.

– Ну что, мистер Сантеррос? – Его голос дрожал от напряжения. – Разговоры окончены, а?

– Думаю, можно начинать, – храбро сказал Артуро. Он повернулся и взглянул на Рафаэля, рука его дрожала от возбуждения.

– Спасибо! – сказал Терри. – Я собираюсь поговорить с тобой первым, жирная сволочь! Ты получишь пулю в самые кишки, так что еще немного попрыгаешь, прежде чем сдохнуть!

Внезапно он повернул голову и пристально уставился на Джонни.

– А потом – твоя очередь! – сказал он. – Счастливец – пуля пробьет твою башку, и ты умрешь сразу же.

И вновь его голова повернулась, и он уставился на меня.

– А ты будешь последней, куколка. Тебе немало перепадет за то, что произошло сегодня днем, и я постараюсь, чтобы ты не упустила своего! Но к тому времени, как ты получишь пулю в то место, где это действительно будет больно, ты обрадуешься ей и будешь мечтать только о том, чтобы умереть!

Он опять повернулся к Рафаэлю, и рот его вновь начал непроизвольно дергаться.

– Хочешь помолиться? – спросил он скрипучим фальцетом. – Или хочешь сохранить свое дыхание для крика?

– Карамба! – сказал Рафаэль.

Затем он аккуратно плюнул Терри в лицо. Пистолет в руке Терри непроизвольно выстрелил, и пуля отбила от потолка кусок пластика. Рафаэль опустил свой кулак на забинтованные пальцы Терри, и тот взвыл от боли. Затем Рафаэль ударил его коленом в живот, и Терри согнулся пополам, в легких у него не осталось воздуха для крика. Медленно, с презрением Рафаэль обхватил этого слюнтяя и мягко нажал. Терри весь искривился и повалился на пол. Рафаэль не спеша пошел к Артуро.

– Ну что, Артуро, будущий президент, гранд Ордена Святого Фальконе, генерал сухопутных сил, адмирал, маршал, заговорщик, трус, дурак! Артуро медленно облизнул губы.

– Стой на месте, Вега! – сказал он пронзительным голосом. – Или я буду стрелять!

– Ты? – Рафаэль расхохотался. – Как может кролик убить лису? Ты не можешь убивать, ты даже не можешь хорошо стрелять. Посмотри, как дрожит твоя рука!

Артуро взглянул на свою руку, и она задрожала еще сильнее.

– Не смей меня трогать! – взвизгнул он. – Ты не смеешь до меня дотронуться! Я сын твоего президента! Ты не должен забывать об этом, Рафаэль Вега! Никогда!

Внезапно он разразился слезами.

– Подонок! – бешено закричала Мариам Вторм. – Если ты не в состоянии сделать это, то это сделаю я!

Она выхватила из его руки пистолет и направила Рафаэлю в грудь.

– Ты и представить себе не можешь, какое удовольствие это мне доставит! – сказала она.

Внезапный взрыв над моим ухом заставил меня подскочить на месте. Затем я увидела дикое выражение на ее лице. Пистолет выпал из ее руки, она попыталась схватиться за руку Артуро, но не дотянулась и свалилась на пол.

– Благодарю тебя, амиго, – сказал Рафаэль.

– Не стоит, – ответил Джонни и сунул пистолет обратно в кобуру.

Артуро встал перед Мариам Вторм на колени и схватил ее пальцы обеими руками.

– Она мертва! – трагически сказал он. – Моя единственная любовь!

Он начал рыдать с еще большей силой, и я в отчаянии уставилась на Джонни.

– Сейчас именно такой случай, когда я хочу выпить! – сказала я. – Ты не можешь как-нибудь его заткнуть? Джонни ухмыльнулся.

– В этом нет нужды, – сказал он. Рафаэль мягко потрепал Артуро по плечу.

– Пойдем, о Ослепительный! – сказал он. – Есть вещи, которые нам нужно обсудить.

– Нет! – Артуро отшатнулся от него. – Ты не смеешь меня трогать! Я приказываю тебе не дотрагиваться до меня… Мой отец…

– Человечек, маленький кролик, – сказал Рафаэль почти печально, – и это то, чем ты никогда не будешь. Пойдем, Ослепительный дурак!

Он поднял Артуро на ноги за воротник рубашки и пошел из комнаты, таща его за собой.

Джонни сунул мне в руку стакан.

– Я лучше позвоню в полицию. Нам придется чертовски потрудиться, чтобы объяснить все это лейтенанту Фраю. Я рад, что Терри еще жив. Надеюсь, Артуро тоже не умрет от разрыва сердца. Нам будут нужны его свидетельские показания.

– Ты мне не скажешь, Джонни, – спросила я, – когда ты стрелял в Мариам Вторм, ты хотел ее убить? Он обдумывал мой вопрос целую минуту.

– Не думаю, Мевис, – наконец сказал он. – Я хотел быть уверенным, что она не сможет убить Рафаэля. По-моему, в этом есть разница. А в чем дело?

– Да так, на будущее, – сказала я. – Иначе я бы не была спокойна каждый раз, когда ты здорово разозлишься.

Я допила виски, а Джонни вызвал полицию. Он долил наши стаканы и поглядел на дверь.

– Рафаэль что-то Не торопится, – пробормотал он, – Что там у него?

Почти немедленно вслед за этим мы услышали приглушенный выстрел.

– Черт! – сказал Джонни, – Мне бы следовало сразу понять, что надумал этот идиот!

Дверь открылась, и в комнату медленно вошел Рафаэль. Голова его была наклонена.

– Я рад, – сказал он торжественно, – что под занавес он вел себя как человек!

– А? – сказал Джонни.

– Он сделал единственно достойную вещь, – сказал Рафаэль. – Он застрелился!

– Прекрасно! – с отвращением сказал Джонни. – А как мы сейчас умудримся объяснить все это полицейским?

– Он застрелился, сделав полное признание в письменном виде, которое сейчас лежит у меня в кармане, – спокойно сказал Рафаэль, – Я огорчен, Джонни, что ты мог подумать, будто я забуду о такой детали.

Джонни понимающе ухмыльнулся.

– Думаю, мне действительно следовало знать, что ты ни о чем не забываешь, – сказал он, – Но как тебе удалось расхрабрить Артуро до такой степени, что он застрелился?

Рафаэль вновь улыбнулся.

– Я предложил ему выбор, – нагло сказал он. – Этого оказалось достаточно.

Когда я вошла в свою квартиру в сопровождении двух своих мушкетеров, никак не желавших от меня отстать, была половина пятого утра. Я плюхнулась в ближайшее кресло, в то время как Джонни осуждающе рассматривал низкий, уровень содержимого в моей бутылке для непредвиденных случаев, а Рафаэль снял темные очки, так что я получила полный электрический заряд его разных глаз.

– Я думала, что мы там останемся на всю жизнь! – сказала я.

– Смешно! – сказал Джонни, разлив остатки виски по стаканам, – Можно было подумать, что лейтенант Фрай будет нам признателен. В конце концов мы распутали это дело и подали ему на тарелочке с голубой каемочкой. Мы даже, можно сказать, подарили ему труп, о котором он до сих пор ничего не знал, – Андерсона! Но у меня осталось чувство, может быть, я просто чувствителен…

– Ха! – сказала я. Он нахмурился.

– ., может быть, я даже слишком чувствителен! Но, по-моему, Фрай не был особенно счастлив. Вы как считаете?

– Я бы сказал, амиго, – посоветовал Рафаэль Вега, – что будь я на твоем месте, я постарался бы не превышать скорость в следующие несколько дней. Лейтенант Фрай может лично проследить, чтобы тебя упекли в тюрьму по меньшей мере на пять лет!

– Ну, Терри получил, слава Богу, живым, – сказал Джонни. – Так что уж одного из них он сможет посадить в тюрьму.

– Не думаю, что дело дойдет до суда, амиго, – сказал Рафаэль. – Ты видел его лицо, когда его уводили – что-то сломалось, и в нем не было больше мысли.

– Как бы то ни было, – Джонни протянул один из стаканов Рафаэлю, – к черту лейтенанта Фрая. Давай выпьем за нас!

– Салют! – сказал Рафаэль.

Я громко зевнула, но они не обратили на это ни малейшего внимания.

– Что ты будешь делать сейчас? – спросил Джонни.

– Через четыре часа самолет в мою страну, – сказал Рафаэль. – Я улетаю на нем. Мне надо будет рассказать президенту обо всем, что произошло.

– Желаю счастья! – сказал Джонни.

– Думаю, все будет в порядке, – сказал Рафаэль. – Я возьму с собой копию признания Артуро, а президент отнюдь не дурак. Думаю, лучше, что его сын умер в чужой стране, чем он приказал бы расстрелять его особому батальону.

– Это верно, – согласился Джонни.

– Пожалуйста, пришли мне счет за твою работу, амиго, – сказал Рафаэль. – Я сочту долгом своей совести, чтобы правительство оплатило его!

– Спасибо, амиго, – просиял Джонни, – А я все время ломаю голову, как покрыть мои издержки. Рафаэль с теплотой взглянул на меня.

– Ты извини меня сейчас, Джонни, – сказал он, – Но у меня ведь так мало времени, чтобы попрощаться с Мевис!

– Понимаю, – сказал Джонни, – Тебе уже надо идти, чтобы успеть на самолет, и…

– Карамба! – взревел Рафаэль. – Это не мне надо идти, а тебе!

– Мне? – удивился Джонни. – Подожди минутку. Мевис мой компаньон, и мне нужно обсудить с ней кое-какие дела. Важные дела, которые не могут ждать и содержат секретные сведения, так что мы не можем допустить, чтобы наш разговор кто-нибудь слышал. Извини, Вега, но тут уж ничего не поделаешь!

– Ты сможешь обговорить свои секретные дела завтра в конторе или на следующей неделе, Рио, – холодно сказал Рафаэль. – Но сейчас, пожалуйста, оставь нас, чтобы я мог…

Я встала на свои слабые ноги и уставилась на них.

– Жаль вас разочаровывать, мальчики, но у меня уже назначено свидание, – сказала я.

– Свидание? – непонимающе проговорил Джонни.

– В этот час? – недоверчиво сказал Рафаэль.

– Свидание – и сейчас! – громко сказала я. – Если вы не возражаете, я с вами попрощаюсь. Это такое свидание, на которое.., я, гм.., вы же должны понять…

Я таинственно им улыбнулась.

– Я просто не хочу, чтобы при этом кто-то находился рядом!

Они поглядели друг на друга, затем одновременно перевели взгляд на меня.

– Я что ж, – мрачно сказал Джонни. – Значит, так. Спокойной ночи, Мевис. Увидимся в конторе.

– Но только через несколько дней, – сказала я.

– Адье, чикита, – Рафаэль поцеловал мою ладонь, и на секунду я чуть было не сдалась, но я мужественно боролась с собой и выиграла.

– Ты, как всегда, самая прекрасная блондинка всей моей жизни, – сказал Рафаэль. – Мы еще обязательно встретимся и скоро. Аста ла виста, чикита!

Я закрыла за ним дверь и заперлась на задвижку. После этого у меня появилось удивительное чувство покоя. Наконец-то я могла поспешить на то свидание! Я рванулась на кухню со всей скоростью, на которую только была способна, и меня там ждало оно – белое, сверкающее и нежно мурлыкающее. Я не колебалась ни минуты. Я распахнула двери и забралась в холодильник обеими руками. Там лежала половина цыпленка, и я решила, что для начала и он сойдет, и счастливо впилась в него зубами.

Эти глупые мужчины!.. Они никогда не поймут, что предлагать девушке любовь на пустой желудок – это все равно, что предложить матросу, пробывшему в море на лодке несколько недель, – икру! То есть я хочу сказать: сексом-то можно наслаждаться в любое время!

Notes



home | my bookshelf | | Труп не может больше ждать |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 5.0 из 5



Оцените эту книгу