Book: Труп на рождество



Труп на рождество

Картер Браун

Труп на рождество

Глава 1

— Счастливого Нового года!

— Да уж, на Рождество пяти свободных дней как не бывало! — пожаловался я.

— Ну тогда с несчастливым Рождеством! — Блондинка в костюме корсара привычно поправила взбитые кудри и как-то неуверенно улыбнулась. — Входите, присоединяйтесь к гостям, хорошо?

Я осторожно протиснулся в холл. Вдруг женщина качнулась в мою сторону, на миг прижавшись к моему торсу большими и острыми, как форштевень пиратского корабля, грудями.

— Как бы я хотела, чтобы они хотя бы на несколько минут перестали раскачивать дом! — пробормотала она, резко отодвинувшись от меня. — Девушка просто не в состоянии удержаться на ногах, когда они все так прыгают и скачут!

Она кокетливо приподняла черную повязку, сверкнув одним небесно-голубым глазом, точно таким же, как и второй, по другую сторону ее курносого носика. И оба были несфокусированы.

— Я Айрис Мейлон. — Было заметно, как она старается сосредоточиться на моем лице. — Почему вы, чудак эдакий, явились без костюма? Я всех предупреждала, что сегодня у меня бал-маскарад… — Она как-то по-детски дернула себя за нижнюю пухлую губку. — Что вы здесь делаете? Я: хотела сказать, вы откуда?

— Я лейтенант Уилер, из службы шерифа, — ворчливо ответил я.

— Поняла, почему все так переполошились! — Она глуповато хихикнула. — Послушайте, вам понравилась моя милая шуточка? Вы сказали, вы блюститель порядка? А я — о переполохе…

— Спокойнее! — Я сжал зубы, с трудом удерживаясь от желания придушить ее. — Я не собираюсь ни разгонять ваших гостей, ни присоединяться к веселью, но кто-то позвонил нам и сообщил об убийстве.

— Вот как? — Она мгновенно отрезвела и перестала хихикать, но сфокусировать глаза ей все же так и не удалось. — Где?

— Прямо тут, — буркнул я. — Известил нас какой-то Толлен.

— Значит, Грег Толлен, — пробормотала она. — Он где-то здесь… — Она нахмурилась, стараясь сосредоточиться. — Вспомнила! Последний раз я видела его, когда он отправился с Тони в комнату для гостей.

— И где же она, эта комната для гостей?

— В конце коридора, последняя дверь с правой стороны. — Какое-то мгновение она колебалась. — Может быть, вы позволите мне пойти туда и представить вас?

Когда я молча решительно двинулся в указанном направлении, в ее голосе проскользнули плаксиво-жалобные нотки.

— Ну ради Бога! Но не забудьте постучать, прежде чем войти, хорошо? Постучите и подождите.

Я не сделал ни того ни другого. Дверь не была заперта. Я распахнул ее и вошел. Высокий костлявый кролик с оттопыренными ушами и как будто нарисованной ниточкой черных усов, нервно задергавшихся при моем появлении, испуганно попятился от меня.

— Кто вы такой? — спросил он взволнованно.

— Санта-Клаус, — ответил я. — Пришел забрать труп, который я по ошибке сунул в ваш чулок. Где он?

— Труп? — Он судорожно сглотнул, его кадык задрожал, как перепуганная девственница. — Под кроватью.

На некое подобие языческого ложа были наброшены скомканное в клубок шелковое покрывало с черно-белым восточным орнаментом и две такие же подушки. Опустившись на четвереньки, я приподнял край покрывала и заглянул под кровать. На меня незрячими глазами смотрел лысый престарелый Робин Гуд в ярко-зеленом костюме. Пуля довольно крупного калибра превратила правую половину его лица в кровавое месиво. Синевато-багровый шрам растянул уголок рта в свирепой улыбке, придавая его физиономии выражение непоколебимой уверенности в том, что хотя он и умер, но позднее., несомненно, кто-то за его смерть поплатится.

Я опустил покрывало и поднялся. Кролик наблюдал за мной испуганными глазами, как будто мой скромный костюм был самым экстравагантным нарядом, который он когда-либо видел.

— Я лейтенант Уилер, — представился я. — А вы — Грег Толлен? Вы позвонили в полицию и сообщили об убийстве?

— Верно. — Адамово яблоко запрыгало на его тощей шее. — Вы меня до полусмерти напугали своей шуткой о Санта-Клаусе, лейтенант… Я посчитал, что мне лучше тут дождаться вашего приезда. Ведь копы не любят, когда что-то трогают… — Он через силу улыбнулся жалкой, похожей скорее на пародию, улыбкой. — Мне не хотелось портить вечеринку Айрис…

На прикроватной тумбочке стоял телефон. Позвонив дежурному сержанту, я велел ему поднять по тревоге бригаду детективов и экспертов по расследованию убийств.

Кролик продолжал гипнотизировать меня застывшими, немигающими глазами.

— А где Тони? — спросил я как бы между прочим.

Он прореагировал так, словно я сунул ему под нос свежеразрезанную луковицу.

— Тони? Какая Тони?

— Последний раз, когда хозяйка видела вас, вы шли сюда с особой по имени Тони, — терпеливо пояснил я ему. — По ее тону я понял, что Тони — отнюдь не мужчина…

— Ну, я… — Он тщательно облизал губы. — Я не знаю, следует ли мне…

Он мельком взглянул на измятую постель и вспыхнул до корней волос.

— Чем вы тут с Тони занимались, ваше личное дело, — успокоил я его. — А вот убийство — мое. Так что начнем с начала. Когда вы с Тони сюда пришли?

Он отогнул рукав и посмотрел на наручные часы.

— Сейчас около половины одиннадцатого. Полагаю, тогда было без четверти десять.

— Вы позвонили ровно в десять, — напомнил я. — Значит, вы не сразу заметили тело?

— Именно так! — Его лицо снова стало пунцовым. — Мы обнаружили его чисто случайно, лейтенант. Понимаете, мы тут затеяли… игру. Возились, как малые дети. — Он смущенно отвел взгляд. — Ловили друг дружку… И Тони скатилась под кровать…

— И обнаружила там тело! — закончил я за него. — Что потом?

— Ну, она очень расстроилась, — забормотал он невнятно. — Я сказал, что вызову полицию, а ей посоветовал поскорее одеться… Словом, уехать домой. Мне хотелось избавить ее от неприятностей. Наверное, мысль была не слишком разумная, верно?

— Верно… Фамилия Тони?

— Кэрролл.

— Вам известно, чье это тело?

— Да. — Он закашлялся. — Дина… ух… Кэрролла.

— Они были родственниками?

— В том-то и сложность, лейтенант… — Казалось, его уши свесились ниже еще на пару дюймов. — Он был ее мужем.

В дверь осторожно постучали, затем она медленно отворилась, и в комнату бочком проскользнула блондинка-корсар. Бросив на нас с кроликом робкий взгляд, она пристально огляделась вокруг. Я дождадс, пока у нее в глазах не появилось спокойное выражение, и лишь тогда прямо, без обиняков заявил:

— Он под кроватью.

Она подскочила от неожиданности.

— Вы хотите сказать, что это вовсе не идиотская шутка, придуманная Грегом?

В этот момент меня буквально оглушил грохот джаза;

— Сходите и выключите музыку, — посоветовал я ей. — Вечеринка закончилась, однако никому из гостей уезжать не разрешается.

— Хорошо, — прошептала она. — Я им скажу, лейтенант.

Она вышла из комнаты, прикрыв за собой дверь, и секунд через пять в особняке воцарилась тишина.

— Пожалуй, мне лучше пойти поговорить с другими гостями, — решил я. — Можете составить мне компанию, Толлен.

— Погодите, лейтенант. — Его усы как-то странно затопорщились. — Неужели вы не хотите узнать про Санта-Клауса?

У меня на мгновение что-то сжалось внутри, но все же я сумел изобразить улыбку на лице.

— «Благодарю тебя, Вирджиния. Полагаю, я всегда где-то в глубине души верил в существование Санта-Клауса…»

— Нет, вы не понимаете! — пробормотал кролик. — Я говорю про Санта-Клауса, который был здесь, в доме Айрис. Про того, который вышел из этой комнаты, когда я… мы… вошли.

— Почему бы вам не рассказать мне про это медленно и подробно с самого начала?

Усики смущенно обвисли.

— Собственно, это все. Тони, как раз собиралась открыть дверь комнаты, как вдруг та сама отворилась изнутри и в коридор вышел Санта-Клаус. Он прошел мимо нас, не произнеся ни единого слова. Мы же были так изумлены, что лишились дара речи, — Вы не знаете, кто так вырядился?

— Нет.

— Как он выглядел? — ухмыльнулся я. — Не вздумайте морочить мне голову россказнями о его длинной белой бороде и красной одежде, понятно?

— Я бы сказал, что он среднего роста, — энергично заговорил кролик. — Или чуть повыше.

— Благодарю вас, мистер Толлен, — буркнул я. — Теперь пойдемте потолкуем с другими гостями, пока я не растерял остатки разума.

Блондинка-корсар стояла в дверях гостиной со смущенным лицом, как будто внезапно застыдилась своего маскарадного костюма с коротенькой юбочкой, едва прикрывавшей бедра. Длинные загорелые ноги были просто великолепны, и, если бы у меня голова не была занята проклятым трупом, мне бы доставило немалое удовольствие пофантазировать о стройных ножках свирепой «пиратки», на которые ради Рождества были натянуты нейлоновые чулки-паутинки.

Позади нее по всей гостиной беспорядочно располагалась весьма разношерстная и угрюмая публика. Я сразу заметил толстого мушкетера, с головы которого слетела шикарная шляпа, обнажив розовую лысину, растерянного сатану и необычайно тучную крашеную блондинку, облаченную в детскую пижаму с кружевцами и ворохом воланчиков, сжимавшую в пухлых руках огромный леденец на палочке.

— Так где же Санта-Клаус? — спросил я женщину-корсара.

Айрис Мейлон вздрогнула:

— Пожалуйста, лейтенант, это не смешно!

— Я имею в виду гостя в костюме Санта-Клауса, — пояснил я.

Она с недоумением посмотрела на меня:

— Никакого Санта-Клауса здесь нет.

— Ошибаешься, дорогая! — пронзительно заверещала крашеная блондинка. — Я видела его на кухне с час назад, когда выходила туда за кубиками льда. — Она негромко хихикнула. — Удивительно невоспитанный старый Санта-Клаус! Я наклонилась, чтобы достать лед из морозильника, а он произнес так противненько: «Хо-хо!

Вот это подарочек для Санта-Клауса, верно?»— и ущипнул меня.

— Вероятно, он был не столько невоспитанным, сколько худосочным, — кислым тоном заметил сатана.

— Кто-нибудь еще видел этого Санта-Клауса? — настойчиво повторил я.

Последовало долгое молчание. «Значит, никто его больше не видел», — мысленно решил я и сосчитал присутствующих. В комнате, помимо Толлена и хозяйки, находилось девять гостей Было похоже, что рождественская ночь окажется бесконечно длинной.

Неожиданно зазвенел дверной звонок. Блондинка-корсар вопросительно взглянула на меня.

— Это моя забота, — сказал я. — Все оставайтесь на местах до моего возвращения. — Я повернулся к Толлену. — В том числе и вы.

— Понятно, лейтенант. — Он с трудом проглотил слюну. — Можно мне позвонить Тони? Я имею в виду, она будет волноваться и…

— Нет! Никто не должен пользоваться телефоном. Она уже знает, что ее муж убит. Какие новости ей еще нужны?

— Как скажете, — проблеял он. — Я просто подумал…

— Пожалуйста, не надо за меня думать, в деле и без того полно проблем…

Я вышел в холл и отворил дверь. Мимо меня продефилировала знакомая мне четверка служителей Фемиды.

Возглавляли шествие Эд Сэнджер и его помощник из криминалистической лаборатории, далее следовал доктор Мэрфи, последним я не без удовольствия заметил сержанта Полника с его простодушной физиономией.

Я провел коллег в комнату для гостей и наблюдал, как Сэнджер с помощником приступили к ритуалу со вспышками магния и поисками отпечатков пальцев.

— Как вы на это смотрите, Эл? — Насмешливая физиономия доктора Мэрфи обернулась ко мне, и он продекламировал:

Под кроватью лежит благородный разбойник,

Был живой — теперь покойник.

Я притворился, будто дрожу от страха.

— Достаточно скверно иметь шерифом живого вампира, но патологоанатом, сочиняющий скверные стишки, куда как хуже!

— Вы должны извинить меня, лейтенант, — осторожно вмешался Полник своим громоподобным басом, — но, возможно, доктор сможет помочь, раз он знает потерпевшего?

— Почему вы так думаете? — бесстрашно спросил я, хотя прекрасно знал, что спокойнее не задавать сержанту подобных вопросов.

— Ну, — скромно улыбаясь, промолвил Полник, — раз доктор знает, что тот занимался вооруженными грабежами, значит, он где-то с этим парнем встречался, не так ли?

— Так! — ответил я, сообразив, что Полник именно так интерпретировал упоминание благородного разбойника Робин Гуда, и широко улыбнулся Мэрфи. — Надеюсь, доктор, вы нам поведаете, при каких обстоятельствах вы познакомились с грабителем?

— Разумеется! — совершенно серьезно кивнул он. — Как-нибудь напомните, а сейчас мне надо заняться кое-чем другим. — Стремительно повернувшись, Мэрфи вплотную подошел к кровати. — Вы закончили с трупом, Эд? — спросил он нетерпеливо.

— Он полностью в вашем распоряжении, док, — ответил Сэнджер. — Желаете, чтобы мы его извлекли из-под кровати?

— Не затрудняйтесь, — хитровато взглянул на него Мэрфи. — Я просто буду перекатываться под кроватью вместе с трупом.

Сэнджер посмотрел на потрясенного помощника и беспечно пожал плечами.

— Ты скоро поймешь, что иметь дело с командой шерифа довольно забавно, — заметил он. — Тут собрались одни комики.

— Господи, я все время жду, что с минуты на минуту труп внезапно оживет и пожелает нам всем счастливого Рождества, — пожаловался помощник.

— Не обращай внимания на пустяки, — посоветовал Сэнджер. — Если расследование этого преступления пойдет в том же духе, как и остальные, в которых я участвовал вместе с лейтенантом, мы наслушаемся таких шуточек и словечек, что потом долго еще будем соображать, в своем ли эти парни уме. А пока что давай-ка сдвинем кровать в сторону, чтобы наш уважаемый знахарь мог приняться за работу.

Стоило доктору Мэрфи приступить к обследованию тела, как раздался телефонный звонок. Я тотчас припомнил, что сообщил дежурному сержанту номер. Но теперь уже было поздно ругать себя за легкомыслие. Не успел я произнести в трубку «Уилер», как услышал знакомый оглушительный рев шерифа Лейверса.

— Каковы успехи, лейтенант? — спросил он требовательно. — Кто жертва преступления? Сколько времени намереваетесь задерживать там криминалистическую бригаду? На меня наседает капитан Паркер.

— Они здесь скоро закончат, — ответил я. — А я пока ничего не добился. Столкнулся черт знает с какой ситуацией. Главная проблема в данный момент — Санта-Клаус.

— Что?! Что?! — Голос Лейверса уподобился громовым раскатам.

— Санта-Клаус, — услужливо повторил я. — Он исчез.

— Сейчас не время для шуток, лейтенант. В Пайн-Сити творится что-то невообразимое. У меня голова идет кругом, мне не до загадок. Так кто же убит?

— Робин Гуд, — выговорил я как можно четче, посчитав, что сейчас самое подходящее время внушить окружному шерифу, что он не должен отвлекать занятого расследованием лейтенанта дурацкими вопросами.

— Робин… — Внезапно громкий голос шерифа сменился каким-то полузадушенным стоном.

Кто-то толкнул меня под локоть. Обернувшись, я увидел, разумеется, Мэрфи, стоявшего рядом с блаженной улыбкой на физиономии.

— Дайте-ка мне побеседовать с ним, — прошептал он.

Я вручил ему трубку. Мэрфи несколько секунд терпеливо слушал трескучий голос на другом конце провода, затем авторитетно откашлялся.

— Говорит шериф Ноттингема, — заговорил он с утрированным английским акцентом. — Счастлив подтвердить вашей светлости, что гроза Шервудского леса наконец-то получил то, чего давно заслуживал. Пожалуйста, информируйте принца Джона о…

— Откройте-ка дверь, — велел Сэнджер своему ошеломленному помощнику. — Эта комедия теперь не скоро кончится!



Глава 2

Эд Сэнджер и его помощник отбыли с веселыми улыбками и малоутешительными заверениями, что они не обнаружили ничего примечательного и очень сомневаются, что дальнейшие лабораторные тесты дадут дополнительную информацию. Прибыл «мясной фургон», по выражению доктора Мэрфи, и тело Дина Кэрролла — Робин Гуда — отправилось в морг. Уехал и док, определив предварительно время смерти от девяти до девяти тридцати вечера и причину смерти — пулю от крупнокалиберного пистолета, застрявшую в мозгу жертвы.

Таким образом, заправлять делами остались одинокий рейнджер Уилер и его глуповатый приятель сержант Тонто Полник.

Я вернулся в гостиную. Полник, естественно, не отступал от меня ни на шаг. Вид у него был такой, будто больше всего на свете ему хотелось бы сейчас находиться в составе резерва при офисе шерифа. Впрочем, он немного повеселел при появлении полуодетой «пиратки», и пару минут, пока он не вспомнил о своей почтенной супруге, в его глазах горели плотоядные огоньки.

— Лейтенант, — совсем протрезвевшая Айрис Мейлон заговорила холодным, деловитым тоном. — Я не могу продержать здесь всю ночь гостей! Когда они смогут отправиться домой?

— Сразу же после того, как я задам им несколько вопросов, а сержант Полник запишет их имена и адреса, — сообщил я. — Так что вам лучше присесть.

Пристроившись на кончике стула, она вцепилась в подол пиратской юбчонки, пытаясь оттянуть ее хотя бы на сантиметр и прикрыть почти оголенные бедра.

Я поочередно оглядел остальных гостей, разбредшихся по всей гостиной, и мысленно вздрогнул от отвращения: если уж маскарадные костюмы не придали им привлекательности, как же они выглядели в повседневной одежде?

— Ладно, — начал я. — Сегодня где-то от девяти до половины десятого вечера в комнате для гостей был убит Дин Кэрролл.

— Как, лейтенант? — поинтересовался сатана.

— Его застрелили, — ответил я. — Слышал кто-нибудь из вас звук выстрела в указанное время?

Секунд через десять я осознал, что если даже кто и слышал, то это вовсе не значит, что он намерен выложить мне все как на духу.

Я повторил попытку:

— Пусть каждый из вас припомнит, когда он в последний раз видел Дина Кэрролла в живых.

Произошедшее потом напоминало какое-то ритуальное действо: гости поочередно обменивались взглядами и едва слышно что-то бормотали. В какой-то миг меня осенило — так должен чувствовать себя затейник ночного клуба, вылезающий из кожи вон, чтобы позабавить собравшихся, которые о чем-то невнятно перешептываются, не обращая на него ни малейшего внимания.

— А что скажете вы? — в отчаянии повернулся я к Айрис Мейлон. — Когда вы в последний раз видели Кэрролла?

— Мне как-то трудно припомнить, лейтенант. — Она часто-часто заморгала накрашенными ресницами и осторожно приложила руку ко лбу. — Понимаете, вечер начался довольно рано, и, к сожалению, все так быстро пошло кувырком…

— Вы помните, когда он приехал?

— Да, конечно, — закивала она благодарно. — Они с Тони появились около половины восьмого.

— Я с ними немного поболтала, как только они приехали, — вмешалась крашеная блондинка. — Потом Ларри предложил поиграть в ту игру, помните?

— В какую игру? — спросил я.

Айрис Мейлон вздрогнула:

— В «убийство в темноте». Пожалуй, мы в нее играли с час.

— Что дальше?

— Мы занялись самым главным в любой вечеринке: стали пить! — заявил сатана ехидным тоном. — Игра вроде бы утратила остроту, когда выключили свет и игроки разбились на парочки, попрятались по углам, даже под столом и в стенном шкафу, и…

— Да, — поспешно перебила его Айрис Мейлон, — мы еще выпили, включили музыку и потанцевали.

— Где в это время находился Кэрролл? — гнул я свое.

— Уверена, здесь его не было! — заливисто расхохоталась крашеная блондинка. — Отлично помню, как я его искала. А когда не нашла, то решила, что он продолжает играть в ту же игру со своей партнершей в каком-нибудь чулане.

— Кто видел его после окончания игры? — спросил я мрачно.

Никто не видел.

Я велел Полнику приступить к записи имен и адресов, включая адрес, который должен был сообщить ему Грег Толлен.

Примерно через пятнадцать минут ушел последний гость. Полник вздохнул с облегчением: определенно, писательский труд был не в его вкусе. Я понимал, что ему по душе более практичное дело, но как-то не мог ничего придумать и посему отпустил домой, предупредив, что мы встретимся утром в офисе шерифа. Бросив последний мечтательный взгляд на соблазнительные ножки девушки-корсара, он решительно расправил плечи и строевым шагом отправился по темному городу к своей «старухе».

Айрис Мейлон с тоской взглянула на опустевшую гостиную, где вся мебель была сдвинута с места, пепельницы переполнены окурками, бокалы и рюмки испачканы в губной помаде, и непроизвольно вздрогнула.

— Ни разу еще в моей жизни не было такой короткой вечеринки! А тут еще и убийство! — Она потерла лоб. — Не хотите ли выпить, лейтенант?

— Видите ли, — осторожно заговорил я, — я всегда считал, что стаканчик спиртного во время работы оказывает терапевтическое действие. Ведь если в загадочном деле, подобном этому, приняться с самого начала усиленно размышлять, то можно просто спятить.

Так что скотч со льдом и содовой мне, пожалуй, не повредит.

Она направилась в конец гостиной к бару. Обшитый пушистым мехом подол ее короткой пиратской юбочки приподнимался и отлетал в сторону, отскакивая от упругих округлых ягодиц. Пока она была занята приготовлением напитков, я закурил сигарету и опустился в ближайшее кресло. Айрис Мейлон быстро справилась с заданием, протянула мне бокал и, усевшись на кушетку, аккуратненько скрестила ноги и вновь попыталась натянуть юбку пониже.

— Догадываюсь, вы намереваетесь задать мне два миллиона вопросов, лейтенант, — пробормотала она, вздохнув. — Так приступайте же сразу! — И приподняла бокал:

— Счастливого Рождества!

— И смелого Нового года! — добавил я тоже со вздохом.

Скотч на вкус походил на женщин, которые мне нравятся: мягкий, но достаточно выдержанный и обещающий впоследствии острые ощущения.

— Расскажите мне про Дина Кэрролла, — предложил я.

— Ну, он;., был… человеком, за которого вышла замуж моя подруга… — Это было сказано с какой-то вымученной улыбкой. — По всей вероятности, мои слова не кажутся вам полными глубокого смысла, не правда ли? Просто я хочу подчеркнуть, что его жена Тони — моя приятельница, а о нем самом я почти ничего не знаю, за исключением того, что они не слишком-то ладили.

— И у нее был роман с кроликом, с Грегом Топленом? — спросил я. — Или же это был — как бы получше выразиться? — незапланированный каприз в комнате для гостей? Случайная интрижка на один вечер?

— Честно говоря, я просто не знаю… Боюсь, от меня мало толку.

— Каким образом Кэрролл зарабатывал на жизнь?

На ее гладком лбу появились легкие морщинки.

— Не знаю, но, как мне кажется, деньги у него водились. Дом у них был — полная чаша!

Я осмотрел огромную гостиную — тридцать на сорок футов, потом снова взглянул на хозяйку.

— Вы и сами не производите впечатление нищенки.

Ваш муж богат?

— Я не замужем, — рассмеялась она. — Когда одинокая девушка может доставлять себе столько удовольствий, сколько ей заблагорассудится, я считаю, было бы страшно тоскливо видеть возле себя одну и ту же физиономию.

— Вы работаете ради денег? Или это неделикатный вопрос?

— Я работаю ради удовольствия, — нехотя пробормотала она. — Мой отец умер очень состоятельным человеком, что, конечно, похвально, если принимать кончину с точки зрения оставшихся в живых. Но приблизительно полнедели, как я устроилась составителем рекламных текстов. Специализируюсь на самых модных товарах. Вы слышали про такие рекомендации? Скажем: «Девушки, если вы не можете дождаться, когда вас изнасилуют, носите нижнее белье только из черного шифона!» Послание с изюминкой, запоминается. Или вот еще: «К чему соглашаться быть всего лишь временной девушкой в его жизни, когда с помощью наших полукорсетов, придающих соблазнительные формы любой фигуре, вы сможете стать его женой на всю жизнь?» Лично я считаю, что не имею морального права не вносить посильный вклад в нашу цивилизацию на том лишь основании, что я — особа богатая. Вы со мной согласны, лейтенант?

— Знаете, я почему-то был уверен, что подобную ерунду сочиняют какие-то типы с бородой Хемингуэя, но не обладающие его талантом.

— Пожалуйста, — громко захихикала она, — не относитесь с таким пренебрежением к моему призванию!

— Вы сочиняете все это, сидя в ванной или же в специальном офисе?

— Никакого офиса! Я — нечто вроде свободного придатка трех-четырех рекламных агентств. Они звонят мне, когда желают использовать мое незаурядное дарование.

— Ладно, — махнул я рукой. — Давайте вернемся к сегодняшней вечеринке. Уехал кто-нибудь еще до моего прихода, кроме Тони Кэрролл?

— Нет! — покачала она головой. — Все оставались на месте.

— Может быть, явились не все, кого вы приглашали?

— Такое исключается! — Она холодно посмотрела на меня. — Вечер у Айрис Мейлон — это событие, лейтенант!

— Охотно верю! Ну что же, спасибо за скотч.

— Вы уже уходите? — В небесно-голубых глазах промелькнуло что-то тревожное. — Неужели вы способны бросить меня одну-одинешеньку в доме, где только что произошло убийство?

— Думаю, что способен. Но если вы так нервничаете, позвоните кому-нибудь из приятелей и попросите его побыть с вами до утра.

— Я не знаю никого, с кем бы в данный момент хотела провести ночь! — услышал я довольно резкий ответ.

— В таком случае отправляйтесь в отель.

— Я не выношу отели.

— Значит, вы столкнулись с серьезной проблемой, — вежливо улыбнулся я ей. — Спокойной ночи, мисс Мейлон!

Я почти дошел до двери, когда она выразительно кашлянула.

— По всей вероятности, вас не соблазняет перспектива составить компанию незамужней особе в такую злосчастную ночь, лейтенант? — спросила она напрямик.

— Я бы сделал это с превеликим удовольствием! — ответил я совершенно искренне, насильно заставляя себя двигать ногами в прежнем направлении и не разрешая голове повернуться назад. Один взгляд на ее длинные стройные ноги, и — я не сомневался — Уилер пропал! — Но если бы я так поступил, утром окружной шериф уволил бы меня со службы. Никто не бывает в такой степени безработным, как выгнанный за нарушение дисциплины коп!

Выпалив эти мудрые слова, я выскочил из особняка, опасаясь, что приступ благоразумия окажется непродолжительным. Очутившись в портике, я для поддержания духа первым делом окинул взором предмет моей гордости — новенький «ягуар» типа «Е», который выглядел особенно эффектно при лунном свете Две недели назад я наконец решился расстаться со своим видавшим виды «остином», поменяв его на это сверкающее чудо Вообще-то «ягуар» был подержанный — на лейтенантское жалованье не пошикуешь, — но продававший его тип клялся всеми святыми, что его первой владелицей была старая леди, которая лишь раз в неделю ездила из Пасадины в Нью-Йорк, да и то менее года. Признаться, я без труда выжимал из него восемьдесят пять, мог бы и больше, но ведь предельно допустимая скорость — шестьдесят, а с транспортной полицией шутки плохи!

Вот если мне придется как-нибудь спешить по неотложному делу, тогда уж я проверю, как бегает мой зверь!

Через пятнадцать минут довольно осторожной езды я оказался перед домом покойного Дина Кэрролла, который по стоимости своей мог поспорить с обителью Айрис Мейлон. Через несколько секунд после того, как я позвонил, мне открыл дверь высокий тощий тип с тонюсенькими усиками, облаченный в темно-серый костюм.

— Ох, еще раз здравствуйте, лейтенант! — воскликнул он невольно.

— Хэлло, мистер Толлен, — ответил я. — Вы выглядите иначе без кроличьего наряда, больше, пожалуй, подходящего вам по характеру.

Он проглотил мое оскорбление с вежливой улыбкой.

— Чем могу быть полезен?

— Ничем. Я хочу поговорить с миссис Кэрролл.

— Очень сожалею, лейтенант, — живо откликнулся он, — но Тони в данный момент отдыхает. Она страшно расстроилась из-за случившегося. Честное слово, я убежден, что будет лучше, если вы встретитесь с ней в другое время.

— Единственный способ помешать мне повидаться с ней незамедлительно — это предъявить подписанное двумя врачами медицинское заключение, что беседа с полицейским ей противопоказана — рявкнул я. — Так что если вы — доктор или, еще лучше, представляете собой пару близнецов с медицинскими дипломами, то я немедленно удалюсь отсюда.

— Ладно, лейтенант, раз вы настаиваете! — Его усики обеспокоенно задрожали. — Но отнеситесь к ней деликатно, прошу вас.

— Естественно. Я не вижу оснований оказывать на нее грубое давление. А вы?

— Нет, конечно! — Он слегка покраснел. — Не пройдете ли за мной?

Овдовевшая леди оказалась красоткой. Высокая и стройная брюнетка грациозно сидела в гостиной — в кресле, с сигаретой в одной руке и бокалом в другой. Пеньюар из белого шелка и прекрасных кружев не столько скрывал, сколько подчеркивал упругость ее небольших грудей и округлые линии бедер. Разделенные прямым пробором волосы как бы венчали ее голову блестящим черным шлемом. Природа наделила ее ясными темно-синими глазами, глубоко посаженными над высокими скулами, прямым носиком и ртом в форме розового бутона, который, как правило, свидетельствует о стальной воле, ловко скрывающейся под внешней мягкостью.

— Тони! — Толлен громко откашлялся. — Это лейтенант Уилер из офиса шерифа.

— Ox!

Она с надеждой посмотрела на сигарету в одной руке, затем перевела глаза на бокал со спиртным в другой и, поскольку ни то ни другое не исчезло, бросила на Топлена испепеляющий взгляд за то, что он не предупредил ее о моем появлении, так что ему впору было провалиться сквозь землю.

— Я должен задать вам несколько вопросов, миссис Кэрролл, — произнес я стандартную фразу.

— Пожалуйста, — ответила она тихо. — Я знаю, что мне следовало дождаться у Айрис вашего приезда, лейтенант, однако пережитое душевное потрясение, когда было найдено тело Дина… — На глаза ее навернулись слезы, но она постаралась держать себя в руках. — Надеюсь, вы понимаете?

— Это вы с мистером Топленом обнаружили тело вашего мужа под кроватью в комнате для гостей?

— Да. — Она без особых усилий выжала еще по одной слезинке в уголках глаз. — Ужасно!

— Известны ли вам какие-нибудь обстоятельства, в силу которых кому-то вздумалось убить вашего мужа?

— Нет! — покачала она головой, как бы подчеркивая правдивость ответа. — Мне известно лишь, что в последние две недели у него были какие-то неприятности.

Но мне не верится, что кто-то решил убить его из-за разногласий, связанных с бизнесом.

— Чем именно занимался ваш муж?

— Он был консультантом по связям с общественностью. Вы знаете фирму «Дин Кэрролл и компаньоны»?

Это крупнейший информационный центр в Южной Калифорнии.

— Где находится его офис?

— В Калфорд-Билдинге на Пайн-стрит. Старшим его партнером является Джерри Шоу. Полагаю, он сможет вам сообщить, что тревожило Дина.

Она допила напиток чисто по-женски, маленькими глотками, затем протянула пустой бокал Толлену.

— Спасибо, Грег. — Она задумчиво улыбнулась. — Это немножко помогло.

— И как раз в тот момент, когда вы вдвоем собирались войти в залу, — напомнил я, — вы натолкнулись на того, кто выходил оттуда?

Она драматически вздрогнула.

— Тот Санта-Клаус! Я чувствую, теперь рождественская неделя всегда будет самой кошмарной до конца моей жизни!

— Вам не показался знакомым этот человек?

— Нисколько. Я подумала, что он — один из приглашенных, с кем я прежде не встречалась. — Ее глаза смотрели на меня с немой мольбой. — Вы же знаете, как это бывает на костюмированных балах, лейтенант?

Там не принято представляться.

— Вас не заинтересовало, что он мог делать в этой комнате? — спросил я и, угадав ответ в неожиданном замешательстве, отразившемся в ее темно-синих глазах, равнодушно добавил:

— По всей вероятности, вы решили, что он занимался тем же самым, чем намеревались заняться и вы с Топленом?

— Лейтенант, пожалуйста, — заволновался Толлен. — Вы не можете в таком духе разговаривать с миссис Кэрролл!

— Почему? Это же правда, не так ли? — удивился я.

Овдовевшая леди, эффектно залившись слезами, выскочила из гостиной. Толлен поспешил было за ней, но передумал и повернулся ко мне. Кадык на его шее нервно подрагивал.

— Видите, что вы натворили, лейтенант? — пробасил он.

— Вижу, — неохотно согласился я. — Дал ей возможность сорваться с крючка, и она воспользовалась этим. Но с остальными вопросами можно подождать и до завтра.

Передайте ей, что утром ее вызовут для опознания тела.

Я поручу сержанту Полнику заехать за ней около десяти.

Вы можете присутствовать, если пожелаете. Просто чтобы удостовериться, что тело никто не подменил.

— Хорошо, лейтенант. Я все передам. — Он с явным усилием сглотнул. — Я понимаю, что мы обнаружили тело при… ох… весьма щекотливых обстоятельствах… Но ведь я ничего не пытался от вас скрыть, не так ли? — Он взглянул в мое непроницаемое лицо и, убедившись, что ответа вряд ли дождется, поспешил выговориться до конца:



— Я искренне верю, лейтенант, что вы не обманете моих надежд на вашу тактичность. Если эта история, в которой замешаны я и Тони, получит огласку, мы оба окажемся в довольно затруднительном положении.

— Я бы даже сказал, в положении, из-за которого можете попасть в число подозреваемых, — охотно подхватил я.

— Что?!

— Кстати, вы напомнили мне… Скажите, у вас нет костюма Санта-Клауса?

Тонюсенькие усики задергались.

— Нет, конечно! Почему вы спрашиваете?

— Просто пришла в голову одна мысль, — ответил я. — Насколько хорошо вы знаете тучную блондинку в подростковой пижамке?

— Джанис Айверсен? Ну, она просто моя знакомая.

А что?

— У вас с ней нет интрижки? Типа «четверг-пятница-суббота»?

— Вы не в своем уме, лейтенант! — Он, похоже, поперхнулся при этих словах. — О чем, черт побери, вы толкуете?

— В данный момент эта Джанис обеспечивает вам алиби! Только она делает вашего Санта-Клауса реальной фигурой вместо той мифической, которую вы и ваша овдовевшая дама придумали, чтобы обеспечить себе алиби на время убийства ее мужа. Вот о чем я толкую!

— Лейтенант, вы, возможно, допускаете…

— Когда речь идет об убийстве, я могу поверить чему угодно! — заверил я. — Например, тому, что иногда и кролик может кусаться.

Глава 3

В приемной офиса «Дин Кэрролл и компаньоны» секретарша с ее деловито-привлекательным видом была под стать роскошным настенным панелям, а ее улыбка в половине одиннадцатого утра казалась просто чарующей. И я подумал, что ничто, в том числе неожиданная смерть и налоги, не нарушит оптимистического облика фирмы, занимающейся проблемами связей с общественностью.

— Лейтенант Уилер? — Секретарша повторила мое имя столь сладким голосом, словно я был живым воплощением всех ее надежд и мечтаний. — Конечно же мистер Шоу ожидает вас!

— Как мне повезло! Куда прикажете идти?

— Пожалуйста, вот сюда. — Миндалевидный ноготь, покрытый карминным лаком, несомненно никогда не прикасавшийся к клавишам находившейся там пишущей машинки, указал на дверь с золотой табличкой; на ней витиеватыми буквами было выведено имя Шоу.

— Благодарю вас. — И в этот момент мое любопытство взяло верх. — Как вы считаете, Дина Кэрролла здесь будет сильно недоставать? Сейчас, когда он умер?

— О да! — Она одарила меня обещающей улыбкой. — Он был поразительным человеком! Сегодня утром мистер Шоу сказал, что мы обязательно повесим его портрет на этом месте. — Ее длинный ноготь очертил прямоугольник, указывая на противоположную стену, обшитую деревянными панелями. — Мистер Шоу заметил также, что, По его мнению, уместна будет простая задушевная надпись типа: «Основатель нашей фирмы Дин Кэрролл. Мы сделаем все, чтобы его грандиозные планы воплотились в жизнь».

— Неужели и вам всем тоже жизнь не дорога? — ахнул я.

Обольстительная улыбка на мгновение исчезла, и в глазах промелькнула совершенно искренняя насмешка.

— Мистер Шоу ожидает вас, лейтенант! — резко сказала она. — А он не любит, чтобы его задерживали.

Вежливо постучав, я вошел, и мои ноги сразу за порогом утонули в толстом ворсе дорогого ковра. Из-за письменного стола странной формы поднялся старший компаньон. Мистеру Шоу было лет тридцать пять.

Коротко подстриженные светлые волосы, необычайно правильные черты лица и честнейшие голубые глаза придавали ему облик человека исключительно порядочного и благородного. Огромного роста и атлетического сложения, он был облачен в серый костюм и, благодаря удачному сочетанию с красным в синюю клетку галстуком, олицетворял всем своим видом подлинную элегантность.

Приветствуя меня скупой мужской улыбкой, хозяин кабинета протянул ухоженную руку с отполированными ногтями.

— Лейтенант Уилер? — Если его костюм можно было сравнить с симфонией элегантности, то голос — со сладкозвучной мелодией. — Счастлив с вами познакомиться! Сожалею, что встретились при столь печальных обстоятельствах!

Его густые брови насупились — подчеркнутая дань уважения к светлой памяти покойного Дина Кэрролла.

— Вижу, вы не закрыли офис и даже не сократили рабочие часы, — заметил я как бы мимоходом.

— Да, вы правы. — Теперь его голос звучал благоговейно. — Именно так было бы угодно нашему незабвенному Дину.

«Этот человек зря тратит время на работу в сфере общественных связей, — подумал я. — Ему бы актером быть или политиканом, а то и тем и другим одновременно. Впрочем, возможно, он уже ими и был?»

Неподалеку от меня стояло одно из ультрамодных красновато-коричневых кресел типа «ретро», обитое особым пластиком, и, когда Шоу вновь занял свое место за письменным столом самой нелепой формы, я поспешно опустился в него, не дожидаясь, когда и куда мне предложат присесть.

— Чем могу быть полезен, лейтенант? — Честные голубые глаза смотрели вежливо и внимательно.

— Вы бы оказали мне неоценимую услугу, сообщив, кто мог убить Кэрролла, — ответил я вполне искренно. — Но если это вам не по зубам, то просто поделитесь своими соображениями. Вдруг вам известно, кому нужно было убрать его с дороги?

Он медленно кивнул, и я словно услышал, как он думает. Его мыслительный процесс, казалось, испускал ритмичные звуки, напоминавшие метроном, а ограничитель строки, как у пишущей машинки, в его голове время от времени подавал сигнал о том, что пора переводить каретку.

— Ну, — наконец изрек он, — позвольте сказать абсолютно откровенно, хотя о покойниках не принято дурно отзываться, что у Дина были и недостатки.

— Вот оно что?

— В известном смысле он был гением, иначе бы ему не удалось создать эту компанию и поднять ее на такую высоту. — Печальная улыбка скривила его губы. — Но по натуре он был человеком нетерпимым и нетерпеливым, понимаете? Он всегда требовал, чтобы все делалось в темпе, не выносил промедления и посему частенько забывал об этике.

— Подобная оценка основывается на каких-то конкретных фактах?

— Совершенно верно, лейтенант. — Какое-то мгновение он колебался, затем пожал плечами. — Полагаю, сейчас самое время раскрыть карты и посмотреть на расклад… Наша сфера влияния — Южная Калифорния, и мы являемся здесь практически самой крупной рекламной компанией. Однако существует и другое агентство, управляемое Йоргансом, которое в прошлом году было нашим серьезным конкурентом. Дин решил предпринять кое-что в связи с этим, и два месяца назад ему удалось переманить к себе их основного клиента. Вот что, в частности, я подразумевал, говоря об особенностях его характера.

В общем, он не был ортодоксальным приверженцем общепринятой этики и даже не старался казаться таковым.

Йорганс, естественно, был возмущен, ну а он пользуется репутацией человека мстительного и горячего.

— Вы серьезно предполагаете, что этот Йорганс мог убить Кэрролла, поскольку тот причинил ему материальный ущерб?

— Ну… — В его голосе прозвучал упрек. — Вы же сами поинтересовались, знаю ли я человека, который мог бы желать Дину смерти, не так ли?

— Спросил, — подтвердил я. — Расскажите мне поподробнее про этого Йорганса.

— Он приходил в офис к Дину с неделю назад и устроил грандиозный скандал, если называть вещи своими именами. Дин вызвал меня и велел распорядиться, чтобы вышвырнуть его вон. Йорганс не помнил себя от ярости, когда я вошел, вопил во всю глотку, что Дину не удастся так легко от него отделаться, что он заставит его еще пожалеть, что ни перед чем не остановится, даже если ему придется убить такого бесчестного конкурента. В то время все это показалось мне пустыми угрозами, но теперь я уже не так в этом уверен.

— К кому переходит компания после смерти Дина?

Я хочу сказать, кто будет руководить?

Он скромно улыбнулся:

— Что касается руководства, то оно, полагаю, будет возложено на меня, если только у Тони Кэрролл нет других планов. У меня десять процентов акций, еще у нескольких компаньонов — по пять, остальное принадлежало Дину. Насколько мне известно, все наследует его жена. С подробностями можно ознакомиться у его адвоката Штейнера.

— Известен ли вам еще кто-нибудь, помимо Йорганса, кто тоже мог бы желать смерти Кэрроллу?

Шоу кивнул:

— Если честно, лейтенант, Дин был отъявленным бабником. И таким оставался с самого раннего утра и до того времени, когда отведывал мартини. Не задумываясь, я мог бы назвать с десяток женщин в городе, за исключением его жены, которые с превеликим удовольствием всадили бы в него пулю. Я уже не говорю про всех их мужей и приятелей.

— Так он был ловеласом?

— Нет, просто бабником. Не пропускал ни одной юбки. — Он снова вздохнул. — В свое время я тоже грешил этим, но смею вас уверить, что ему я и в подметки не годился.

— Кто была его последняя женщина?

— Не знаю.

— Прямо скажем, не слишком-то вы мне помогли.

— Дин был человеком скрытным. О своих шашнях не любил распространяться. Но мне известна одна из тех, за кем он волочился, — некая Джанис Айверсен, возможно, она могла бы вам помочь.

— Крашеная блондинка с пышными формами?

— Она самая — здешняя сердцеедка. — Он зябко поежился. — Я бы не отважился подняться с ней на четвертый этаж в одном лифте!

— Я с ней потолкую… Вы знаете типа по имени Толлен?

— Грега Топлена? — слегка удивился он. — А что?

— Он нашел труп, — объяснил я. — Мне любопытно знать, чем он еще занимается, помимо того что красуется в маскарадном костюме на вечеринках.

— Грег вроде бы из тех, что все про всех знают.

— Он работает в брокерской конторе?

— Не совсем. — Несколько секунд Шоу выбивал кончиками пальцев какой-то мотивчик на подлокотнике. — Объяснить не так-то просто. Грег знает решительно все о воротилах большого бизнеса в нашем городе, а им, в свою очередь, известно, что он располагает собственным небольшим доходом, которого ему якобы вполне хватает на жизнь. Иными словами, Грег не испытывает ни лояльности, ни особой преданности к кому бы то ни было, кроме собственной персоны.

— Нельзя ли растолковать пояснее? — взмолился я.

— Допустим, вы задумали прибрать к рукам какую-то фирму. Чтобы это осуществить, вам нужна чья-то помощь, скажем Джо Докса, одного из первых вице-президентов. Но вы не совсем уверены в нем, не имеете ни малейшего представления о том, чьи интересы он преследует — фирмы или свои собственные? Если вы непосредственно обратитесь к Доксу и поймете, что ошиблись в нем, будет слишком поздно пойти на попятный.

Вам ясно, о чем я говорю?

— Наверное, о том, что в этом случае уже Доксу будет известно, кто вы такой и каковы ваши планы, ну и он поведет себя соответствующим образом.

— Совершенно верно, лейтенант. — Шоу улыбнулся моей сообразительности. — А посему вы поручаете Грегу Толлену прощупать Докса для вас. Он не станет упоминать никаких имен, но аккуратнейшим образом выяснит все, что и как, и сообщит результаты вам. Если вы были правы в своих предположениях, то сможете действовать дальше уже открыто. Если же ошибались, вам все равно ничего не грозит.

— Попросту говоря, Толлен — сводник высокого класса?

— Ну, все зависит от того, с какой точки зрения оценивать его, — пожал плечами Шоу. — Грег — высокоуважаемый человек в мире бизнеса.

— И такой же бабник, как Кэрролл?

— Грег? — Мистер Шоу рассмеялся, продемонстрировав полный рот ослепительно белых зубов, столь великолепных, что я даже подумал, не вставные ли они. — Вы, должно быть, шутите, лейтенант? Он за милю обойдет любую особу женского пола, которая попытается приблизиться к нему. Лично я почти уверен, что он тайный гомосексуалист и удовлетворяет свои потребности, работая три раза в неделю в гимназии.

— Мне пора, — сказал я, поднимаясь. — Спасибо за информацию, мистер Шоу. Наша беседа была интересной и, по-моему, весьма поучительной.

— Вы мне льстите, лейтенант. — Он подмигнул мне, но это получилось у него фальшиво. Роль простачка ему не удавалась.

— Где я могу отыскать этого Йорганса? — спросил я.

— Его офис — ниже по улице. Я был бы весьма признателен вам, лейтенант, если бы вы не упоминали моего имени.

— Разумеется! — воскликнул я.

— Мне бы не хотелось заполучить в его лице врага.

Во всяком случае, до того момента, пока вы не убедитесь, что именно он убил Дина.

Офис Малькольма Йорганса, консультанта по вопросам рекламы и общественным связям, был обставлен гораздо скромнее того, который я только что покинул.

И вместо привлекательной секретарши я увидел довольно надменную брюнетку с интригующей седой прядью, непонятно как появившейся: то ли естественным путем, то ли с помощью какой-то краски.

— Мистер Йорганс на совещании, — деловито сообщила она еще до того, как я подошел к ее столу. — Мистер Йорганс, как правило, не принимает никого без предварительной договоренности. Мистер Йорганс…

— Шишка на ровном месте? — вежливо осведомился я.

Она не смутилась.

— Я не уполномочена высказывать свое мнение, так что…

Но все же мой вопрос произвел на нее впечатление.

Она оценивающе взглянула на меня.

— Если вы чем-то торгуете, ваши методы довольно оригинальны.

Я сунул ей под нос свою бляху. В ее серых глазах появилось подобие заинтересованности.

— Лейтенант — а дальше?

— Уилер, — добавил я.

— Боюсь, что мистер Йорганс все еще на совещании, лейтенант Уилер. Что вас больше устраивает: подождать пару часиков или прийти завтра?

— Передайте ему, что я приходил арестовать его за убийство Дина Кэрролла, — заявил я совершенно спокойно.

Ее глаза стали чуть шире.

— Что?! Что?! Вы не шутите?

— Это один из моих способов торговли.

Она повернулась к коммутатору, поколдовала над ним и, дождавшись, когда раздался жесткий голос, успевший вымолвить всего лишь одно слово «вот», заговорила:

— Явился лейтенант Уилер из… — Приподняв вопросительно брови, она обратилась ко мне за уточнением. — Из офиса шерифа. Ему необходимо видеть вас, мистер Йорганс. Он уверяет, что это важно.

— Ладно, — согласился тот. — Попросите его подождать пять минут.

Секретарша отключила коммутатор и подняла на меня глаза:

— Пять минут, лейтенант?

— Отлично. Я использую это время для того, чтобы выкурить сигарету и немного потолковать с вами.

— Можете «толковать»с самим собою, лейтенант.

У меня много дел.

Закурив сигарету, я принялся откровенно изучать ее лицо и фигуру.

— Хотите что-то узнать? — спросил я наконец. — Вы ведь совсем другая.

— Другая? Скрывающая что-то от глаз любопытных? — Уголки губ ее крупного рта чуть изогнулись. — Вы считаете, что мне необходимо показаться моему врачу, лейтенант?

— Я не про это, — возразил я торопливо. — Полагаю, все дело в седой пряди. Она подчеркивает вашу элегантность и все прочее.

— Мне надо продолжать работу, — хмуро посмотрела она на меня. — Почему бы вам не сесть и не полистать журнал или газету?

— А почему бы вам не расслабиться и не сказать мне в припадке отчаянной смелости, что вы согласны сегодня вечером со мной пообедать? — парировал я. — Я даже покажу вам, как выглядят наручники.

— Соблазнительное предложение, лейтенант, а что скажет ваша жена?

— Ничего, — заверил я ее. — За последние полгода она произнесла не более трех слов. Если хорошенько прикинуть, это случилось после того дня, когда я ее запер в погребе.

— Скажите-ка мне вот что, — сладко улыбаясь, продолжала она, — неужели у меня вид девушки, которой вы можете назначить свидание через пять минут после того, как увидели ее впервые?

— Да, — ответил я без колебаний.

— А ведь вы правы, — проговорила она задумчиво. — Возможно, в детективном бизнесе имеется-таки что-то особенное. Вы первый человек, который заставил меня задуматься об этом.

— Меня зовут Уилер, — подсказал я.

— А я — Маргарет Хардинг, но все меня зовут Мэгги, очевидно увязывая мою внешность с магией.

Зазвучал зуммер. Она снова потянулась к коммутатору.

— Скажите лейтенанту… черт возьми, как его там зовут? Пускай входит! — скомандовал прежний резкий голос.

— Его имя Уилер, — сообщила она. — И он уже идет.

Отключив аппарат, она слегка улыбнулась мне:

— Я не уверена в вас, Эл Уилер. Вы можете принести мне несчастье.

— Могу или не могу, вы этого ни за что не узнаете, если не придете на свидание.

— Что верно, то верно… Заезжайте за мной сегодня часов в восемь. Мой адрес: Мейпл, 325 квартира 4 — Б.

— Мы поужинаем гамбургерами у меня дома, — замурлыкал я, — затем послушаем пластинки. Так что не беспокойтесь о туалете, просто натяните на себя что-нибудь поудобнее.

— Знаете, меня больше устроит встреча в хорошем ресторане — необязательно в самом дорогом. И будьте готовы оказаться на больничной койке в ближайшей клинике, если дадите своим рукам волю.

Я раздумывал о ее словах, шагая к кабинету Йорганса, и решил, что она предупреждала на полном серьезе.

Но я ведь пошутил насчет гамбургеров…

Йорганс оказался крепко сбитым малым с густой черной шевелюрой, холодными рыбьими глазами и бычьей шеей. Лицо у него было даже симпатичным, но, на мой взгляд, слишком обрюзгшим. Свой перебитый нос он задирал так высоко, как будто им гордился.

— Садитесь, лейтенант Уилинг!

— Уилер! — поправил я.

— Ax да, Уилер! — Он плюхнулся на стул за довольно неказистым письменным столом и уставился на меня. — Догадываюсь, вы — в связи с Дином Кэрроллом?

— Правильно.

— Подобно большинству людей в городе, я знал его, — сказал он резко. — И очень рад, что этот мерзавец получил по заслугам. Наверное, так не принято говорить о покойниках, но вы должны ясно себе представлять, какие чувства питал я к этому сукину сыну.

— Что он не был в числе ваших друзей, понятно хотя бы потому, что, придя к нему в офис приблизительно неделю назад, вы угрожали убить его.

— Кто-то успел донести? — злобно усмехнулся он. — Вот как оно получается! Да, я угрожал Кэрроллу, не стану отрицать. Угрожал целых минут пятнадцать, пожалуй, потом выдохся. Человек в запальчивости может сказать все что угодно!

— Конечно, — согласился я. — Для порядка, мистер Йорганс, — где вы были вчера вечером?

— Всю ночь?

— Да нет. Вечером от девяти до половины одиннадцатого.

— Здесь. Работал.

— Один?

— Один.

— Видел вас кто-нибудь в это время? Сторож, может быть? Уборщик или привратник? Ну кто-нибудь?

Он нетерпеливо махнул рукой.

— На это не приходится рассчитывать. Привратник — пьяница. Ежедневно в восемь вечера он уже дрыхнет в обнимку с бутылкой.

— Так что у вас нет алиби на время убийства?

— Ишь как все повернулось! — фыркнул он. — У меня действительно нет алиби. Волоките меня к шерифу и сажайте под замок. Но только попробуйте это сделать! Мои адвокаты немедленно разорвут вас на куски до самой вашей идиотской бляхи!

— Вы совершенно не оправдываете мое представление о человеколюбивом консультанте по связям с общественностью, мистер Йорганс, — покачал я головой. — Я расследую убийство человека, которому вы публично грозили смертью всего неделю назад. Вы признаете, что у вас нет алиби на время убийства, а затем…

— Как я уже говорил, арестуйте меня! — загремел он. — Я найму, черт побери, лучших адвокатов в городе, и они…

— Прекрасно! — громко произнес я, напрягая голосовые связки, чтобы перебить его. — Но если вы хотя бы на минуту сбавите обороты, возможно, нам удастся…

— Больше ни единого слова! — завопил он. — Вам ничего не удастся вытянуть из меня в отсутствие моих адвокатов. Вы слышите, Уилер? Я знаю, что они устроили на меня облаву! Решили завершить то, что начал Кэрролл? Но Мэл Йорганс легко не сдается!

— Кто это — «они»? — спросил я.

— Вам уже сказано: больше ни слова! — Для убедительности он грохнул по столу кулаком. — А теперь убирайтесь отсюда к чертовой матери, Уилер!

Я снова оказался в приемной. Неприступная брюнетка соизволила одарить меня чуть заинтересованным взглядом.

— Что с ним? — обратился я к ней. — У него слишком крупные неприятности или что-то в этом роде?

А может быть, он просто ненавидит людей?

— Полагаю, он негодует на судьбу, — спокойно ответила она. — Кто-то другой, убив Дина Кэрролла, лишил его возможности сделать это собственноручно.

Глава 4

В телефонном справочнике Пайн-Сити нашелся всего один адрес фирмы, где можно было взять напрокат театральные костюмы для любительских драматических групп и для балов-маскарадов, так что не было проблем, куда обращаться. Фирма под вывеской «Лоис» располагалась на четвертом этаже старого здания на окраине города.

Открыв дверь, я очутился в крохотной приемной, похожей скорее на конуру. Костюмерную отделяла от приемной пыльная бархатная портьера цвета спелой сливы.

Почти у самого входа была маленькая стойка со звонком посредине. Я нажал на него пару раз и закурил сигарету, настраиваясь на долгое ожидание.

Однако бархатную портьеру раздвинули секунд через десять, и в приемную проскользнуло миниатюрное создание — человечек лет пятидесяти с гладким, без морщин, бесстрастным лицом и с красивыми кудрявыми седыми волосами, тщательно причесанными в стиле эпохи мадам Помпадур. На нем был черный костюм из переливающегося шелка с бархатным воротником ярко-розового цвета и серый широкий галстук с жемчужной булавкой. С каждым его шажком запах пряного одеколона становился все ощутимее.

— О да! — Он хитровато глянул на меня из-под длинных накладных ресниц. — Что-то сногсшибательное с мечом? Не традиционный домашний пират, но скорее… — Изящная ручка грациозно взметнулась в воздух. — Буканьер ! Определенно буканьер с длинным пером на шляпе!

— Что? — пробормотал я.

— Ну-у, — протянул он, бросив на меня укоризненный взгляд, — в конце-то концов, это фирма проката маскарадных костюмов, не так ли?

— В данный момент меня очень интересует костюм Санта-Клауса.

— О Господи!

Он прижал ко лбу тыльную сторону ладони, изображая полнейшее разочарование.

— Я понимаю, сейчас подходящее время года, но ведь это не оригинально! И ужасно неудобная борода! Выпьете два мартини, дорогой мой, и с бороды будет долго капать вам на носки.

Я понял, что инициатива ускользает из моих рук, словно на коньках-роликах, и ситуация скоро станет вконец неуправляемой. Вынув бляху, я сунул ее ему под нос. Он взглянул на нее без особого интереса и упрямо покачал головой:

— Ну нет, мне думается, это никуда не годится. Вы сами знаете, что лейтенанты полиции не носят форму, поэтому едва ли вам подойдет отправиться на вечеринку в костюме обычного офицера, ведь верно? Я хочу сказать, это не только полнейшая безвкусица, но и противозаконно!

— Я не шучу! — выкрикнул я, едва не задохнувшись от возмущения. — Я настоящий лейтенант из настоящего офиса шерифа!

— О Господи!

Он с минуту моргал наклеенными ресницами, потом прикусил нижнюю пухлую губу.

— Я глупый старый болтун, не так ли? Я решил, что вы желаете взять напрокат костюм для…

— Не важно! — вне себя от раздражения оборвал я. — Мне нужно выяснить, сколько костюмов Санта-Клауса вы выдали за последнее время.

Он метнулся к противоположному краю стойки, вытащил потрепанный регистрационный журнал и начал торопливо его перелистывать:

— Давайте проверим. Ага, первый был взят неделю назад миссис Торндайк. Она — президент благотворительного…

— Меня не интересуют благотворительные и прочие подобные общества! — рявкнул я. — Валяйте дальше!

Он перевернул страницу и повел большим пальцем вниз по столбику.

— Пятнадцатого числа еще один, некий мистер Тернболл. — Моргнув, он застыл в ожидании.

— Это все?

— Ох, мистер Тернболл возвратил костюм на следующий день, как я вижу. Вот еще один. Два дня назад, мисс Мейлон. Ее я помню. — Он слегка вздрогнул. — Совершенно безмозглая блондинка! Она требовала от меня непристойный пиратский костюм!

— Кто-нибудь еще?

— Вчера три, все — благотворительность. — Он вздохнул негодующе. — Знаете, поскольку они не претендуют на прибыль, то требуют скидки. Клянусь честью, некоторые люди совершенно невыносимы! Вы согласны со мной, лейтенант?

— Вполне, — ответил я, изо всех сил стараясь избежать его взгляда. — Ну что ж, благодарю вас, что вы уделили мне столько времени, Лоис!

— Пожалуйста, лейтенант! — Он внезапно захихикал, и мои нервы болезненно отреагировали на странный звук. — Я бы желал, чтобы вы называли меня Лу!

Видите ли, не выношу формальных отношений между людьми.

— Охотно верю. В следующий раз, когда буду в настроении, то обращусь к вам за костюмом пирата, но без пера на шляпе. Договорились? Понимаете, на вечеринке могут возникнуть недоразумения, если я буду щекотать пером хозяйку всякий раз, когда стану к ней наклоняться.

— Ох, лейтенант, лейтенант! Какой вы шутник! — Он погрозил мне пальцем. — Вижу, вы из тех людей, которые ни о чем не забывают, не так ли?

Если на этот вопрос и существовал ответ, то в тот момент он не приходил мне в голову, поэтому, ограничившись загадочной улыбкой, я поспешил убраться восвояси.

На улице я почувствовал, что с воздухом творится нечто неладное, и мне пришлось сделать пару глубоких вдохов, прежде чем я понял, что в нем начисто отсутствует запах одеколона. Мои часы подсказывали мне, что уже половина третьего, и мой желудок жаждал выяснить, куда, черт побери, запропастился ленч.

Остановившись у ближайшей закусочной, я заказал сандвич с отбивной. Ее вполне можно было принять за бычью кожу, причем недоваренную, если бы по вкусу она чем-то не напоминала конину… Однако, дабы ни у меня, ни у других бедолаг не возникало нежелательных сомнений, к ценнику в буфете была пришпилена малюсенькая пластиковая корова, чтобы устранить возможные недоразумения.

Приблизительно через час я остановил машину на подъездной дорожке у дома Айрис Мейлон и поднялся на парадное крыльцо. Она сама открыла дверь через пару секунд после того, как я позвонил, и стояла передо мной с бесстрастно-выжидающим лицом. Одета она была в белую шелковую блузку и шорты из черной кожи. Ноги у нее были все такие же стройные, как и накануне, если не более.

— Значит, снова вы, трусишка лейтенант? — холодно обронила она. — Видите, мне удалось пережить ночь и без вашей поддержки.

— Как вы это достигли? — спросил я небрежно. — Облачились в костюм Санта-Клауса, чтобы не замерзнуть?

— Что? — В небесно-голубых глазах отразилось беспокойство.

— Почему бы вам не пригласить меня для приятной беседы в дом? Мне хотелось бы выяснить кое-какие подробности на тему народных сказок. Например, где находились у вас бакенбарды: поверх одеяла или под одеялом? Не вызвало ли у вас зуда красное одеяние Санта-Клауса, не раздражало ли вашу нежную кожу?

Она машинально отступила назад, и я прошел мимо нее в холл и далее в гостиную. Следы недавней вечеринки были полностью уничтожены, и гостиная обрела тот аккуратный нежилой вид, ради которого иные хозяйки в предместье тратят столько времени и сил.

Я удобно устроился на диване. Она присела на подлокотник кресла напротив и с сомнением взглянула на меня.

— О чем, черт побери, вы толкуете? — спросила она капризно-требовательным тоном. — Что, в ваш слабый мозг проникла влага и усилила процесс угасания умственных способностей?

Вытянув вперед руки, я потряс кистями и затем театральным жестом воздел их к потолку.

— Мой приятель Лоис, — Заговорил я, чуть шепелявя в подражание маленькому щеголю из фирмы проката, — утверждает, что вы брали у него костюм Санта-Клауса.

— Правильно, брала, — выпалила она. — Ну и что?

— Вчера вечером вы про это не упоминали.

— Я совершенно забыла. Из-за убийства и прочего!

Едва ли можно предполагать, что я вспомню о таком пустяке.

— Напротив, это весьма важная деталь, золотко, — вкрадчиво произнес я. — Ведь Дина Кэрролла убил некто в костюме Санта-Клауса. Припоминаете? Для чего вы брали этот костюм?

— Для вечеринки, конечно. — Она нетерпеливо запустила руки в свои светлые волосы. — У меня было дикое желание где-то около полуночи, переодевшись Санта-Клаусом, улизнуть от всех, чтобы раздать на улице прохожим мешочки с рождественскими сувенирами.

— А где сейчас костюм?

— «— Он таинственно исчез. Вчера вечером я разложила его на кровати, подготовив к моменту, когда я надумаю переодеться. После вашего ухода я отправилась спать, и его на месте не оказалось.

— Почему же вы не явились сегодня утром в офис шерифа и не сообщили о случившемся?

— Ну… — Она загадочно улыбнулась. — Я решила, что это не столь уж важно, лейтенант.

— Скорее вы решили, что вам не стоит про это упоминать? — спокойно продолжал я. — Так сказать, из чувства неловкости. Ведь когда Кэрролл был убит, все играли в устроенную вами игру» убийство в темноте «.

Так что пробраться в вашу спальню, надеть там костюм Санта-Клауса, пройти в комнату для гостей и застрелить Дина не составляло никакого труда. Однако, чтобы проделать это, преступник должен был знать, что костюм находится в вашей спальне.

Ее глаза округлились — она смотрела на меня в упор.

— Уж не воображаете ли вы, что его убила я?

— А почему бы и нет?

— Но… Вы спятили! — выкрикнула она. — Чего ради я бы вздумала его убивать? Я была с ним едва знакома!

— У меня нет ни малейшего представления, из каких соображений вы решили его убить, — произнес я ворчливо, — но в одном я убежден: вы — отчаянная лгунья.

Так почему бы вам не рассказать мне еще парочку небылиц, вроде того, что вы с Кэрроллом были» едва знакомы»и поэтому не имели оснований отправлять его на тот свет.

— Все, что я вам сказала, — чистейшая правда, будьте вы прокляты! — Ее лицо покраснело от негодования. — Я не намерена смиренно сидеть с вами и выслушивать, как вы оскорбляете меня, лейтенант! Я позвоню моим адвокатам и попрошу их…

— Я заберу все свои слова обратно, даже принесу извинения, — пообещал я ей, — если вы сделаете для меня одну вещь.

— Какую?

— Покажите мне мешочек с теми рождественскими сувенирами, которые вы, в облике Санта-Клауса, собирались раздавать на улице вчера ночью.

— Я… — Она закусила губу. — Не могу….

— Только не говорите, что вас ограбили и вместе с другими вещами унесли и мешочки с подарками, и костюм Санта-Клауса.

— Нет, я…

Неожиданно зазвенел дверной звонок. Айрис облегченно вздохнула:

— Извините, лейтенант!

Она почти бегом бросилась из гостиной, и я подумал, что при сложившихся обстоятельствах вид ее упругих, подпрыгивающих ягодиц послужит достаточной: компенсацией за перерыв в разговоре. Закурив, я стал ждать с тем спокойствием, которое обычно бывает следствием нервного перенапряжения, приводящего в конечном итоге к язве желудка — самому распространенному у копов заболеванию.

Вернулась она в сопровождении шедшего за нею высокого тощего малого с продолговатым насмешливым лицом и начавшими редеть черными волосами. Судя по его одежде, я решил, что он собирается либо в банк, либо на похороны. Черный аккуратный костюм и того же цвета галстук, резко выделявшийся на фоне белоснежной рубашки, заставили меня чуть понервничать при мысли, что вдруг он откуда-нибудь извлечет складной гроб и примется укладывать меня в него для примерки.

— Лейтенант, — улыбка Айрис Мейлон была ослепительной, но фальшивой, — вы, конечно, помните Ларри Вулфа?

— Помню ли я его? — Я внимательно разглядывал типа несколько секунд, мысленно увенчав его голову парой рожек. — Да, конечно. Это же сатана.

— Хэлло, лейтенант! — Его голос по-прежнему звучал язвительно, хотя он и не отпускал ядовитых шуточек, отметил я про себя. — Я подумал, не заскочить ли и не проверить, как чувствует себя Айрис… Вижу, я помешал…

— Ты ничему не помешал, Ларри! — возразила Айрис неестественно бодрым голосом. — Мы просто беседовали… не так ли, лейтенант? — И, не предоставив мне возможности оспорить ее утверждение, она затараторила:

— Я как раз собиралась приготовить напитки, когда ты позвонил в дверь. Ты всегда выбираешь удачный момент для визита, Ларри! Что это у тебя? Уж не зеркальце ли для бритья, судя по коробке? — Не умолкая ни на секунду, Айрис прошла к бару и принялась колдовать с различными бутылками и хрустальными бокалами на длинных ножках. — Назови-ка свою любимую отраву, дружок?

— Раз уж выпивка такая ранняя, то джин с тоником, наверное. — Вулф с озадаченным видом взглянул на приятельницу. — Ты уверена, что я не явился не вовремя?

— Послушай, Ларри! — залилась она громким смехом. — Чего ты хочешь? Скомпрометировать лейтенанта или нечто в этом духе? — Она махнула бутылкой в моем направлении. — Ну а вам, лейтенант? Скотч со льдом и немножко содовой? Верно?

— А почему бы и нет? — ответил я с безнадежным видом.

Вулф, усевшись в кресло, неторопливо скрестил ноги.

— Полагаю, мой вопрос покажется вам глупым, но все же мне хотелось бы узнать, как продвигается расследование, лейтенант?

— Я уверена, что сейчас лейтенант хочет расслабиться, Ларри, — не дав мне ответить, заворковала блондинка. — К тому же все скоро появится в газетах, через пару часов.

Она торопливо, словно напитки могли испариться, раздала нам бокалы и, плюхнувшись рядом со мной на диван, приподняла свой фужер:

— Ну, за все хорошее!

Вулф взглянул на нее с откровенным любопытством:

— Какая муха тебя укусила? Что тебя так взбудоражило?

— Айрис вам послал сам Господь, — пояснил я. — Она опасается, как бы я не задал ей еще несколько неудобных вопросов о костюме Санта-Клауса, который она брала напрокат.

— О? — Он казался в меру заинтересованным. — У Лоиса?

— Да, — промямлила она едва слышно.

— Не вижу в этом ничего особенного, — добавил он, пожимая плечами. — Я тоже взял у него два комплекта таких же костюмов.

— И что вы с ними сделали? — спросил я, хмурясь.

— Но это же рождественская пора, лейтенант, сами понимаете. Костюмы Санта-Клауса потребовались двум благотворительным обществам, в которых я работаю, ну а фирма Лоиса — единственная в городе, где подобные вещи можно получить на любой срок.

— Двум благотворительным обществам, в которых вы работаете? — медленно переспросил я.

— Мой бизнес — сбор средств для благотворительных обществ, — разъяснил он, — но иногда бывают непредусмотренные, так сказать, поручения вроде этого.

— Когда вы доставили костюмы в оба общества? — потребовал я уточнения.

— А я их еще не доставил, — махнул он рукой. — Они все еще у меня дома, поскольку не нужны до сочельника.

— А теперь самое время спросить вас, — пробормотал я, — были ли у вас основания желать смерти Дину Кэрроллу?

Он выпрямил скрещенные ноги и поправил чуть сбившиеся стрелки брюк.

— Были. Однако, думаю, не более, чем у остальных, знавших его. — Он беззаботно улыбнулся. — Совсем недавно, всего пару месяцев назад, я стал его клиентом.

— Кажется, меня осенило! — пробурчал я. — Прежде чем перейти к Кэрроллу, вы были клиентом Мэла Йорганса?

— Совершенно верно, — кивнул он. — Если не ошибаюсь, я был у Мэла самым крупным клиентом, и он не очень-то благосклонно отнесся к тому, что я расстаюсь с ним. Но у меня просто не было выбора.

— Почему?

— Дин вынудил меня на этот шаг шантажом. Чертовски изобретательный негодяй! Он упорно копался в моем прошлом, пока не напал на кое-что и не заставил меня поступить так, как ему было угодно.

— И что же это за «кое-что»? — поинтересовался я.

— Ну, подобные сведения — из категории «секретных данных». Боюсь, если вы будете настаивать на моем ответе, вам придется иметь дело с моим адвокатом.

— Но вы сами только что совершенно добровольно признались, что у вас имелся серьезный мотив для убийства Кэрролла, ибо он, прибегнув к шантажу, заставил вас стать его клиентом, — пожал я плечами. — К тому же у вас была возможность это сделать, поскольку вы вместе с другими гостями присутствовали на вечеринке.

И вы не отрицаете, что в день совершения преступления у вас в доме лежали костюмы, идентичные тому, какой был на убийце.

— Да, но все это не так уж и важно. Не правда ли, лейтенант? Всего лишь минуту назад вы говорили, что у Айрис в доме тоже есть или был костюм Санта-Клауса. Догадываюсь, что он исчез, а ее смятение вызвано тем, что она не в состоянии объяснить, куда он подевался. И опять-таки я — всего лишь один, Бог его знает из какого великого числа людей, имевших серьезные причины убить Дина. Возьмите, к примеру, гостей, которые были здесь вчера. Начнем с Тони Кэрролл. Она люто ненавидела мужа, и у нее тайная связь с Грегом Толленом. Возможно, она унаследует все деньги Дина.

Далее, Джанис Айверсен — старая, верная любовница Дина, которую он вышвырнул словно мусор в корзинку, без всяких там раздумий и чеков на кругленькую сумму в уплату за ее сердечное тепло. Не следует забывать и про крошку Айрис.

— Ларри! — воскликнула изумленно блондинка. — Пожалуйста, не надо!

— Милочка, — улыбнулся он ей отнюдь не ласково, — тебе не ускользнуть от неизбежного. Лейтенант все равно рано или поздно про все узнает, не так ли? — Он посмотрел на меня. — Айрис чертовски богата, но она — с редкими для таких людей причудами, или, грубо говоря, придурью. Ей мало денег, ей непременно надо еще и что-то делать. Работать, например. Понимаете, что я имею в виду? Ей просто необходимо доказать самой себе, что она обладает великим талантом, который все равно принес бы ей богатство. И она занялась сочинительством каких-то рекламок, но так и не смогла никуда пристроиться, пока не познакомилась с Дином. Добряк ввел ее в разные агентства, где он высоко котировался, и она превратилась внезапно в лучшего стихоплета в городе. Естественно, старина Дич возжелал, чтобы его отблагодарили за благодеяние, и, очевидно, Айрис не возражала и провела с ним несколько ночей. Она ради удовольствия переспала с таким количеством парней, что «оплата натурой», ставшей своего рода банковским счетом, ее ничуть не волновала.

Однако потом…

— Он лжет, лейтенант! — завопила она в смятении. — В его словах нет ни капли правды!

— Не сомневаюсь, у лейтенанта найдутся весьма эффективные способы проверить все сказанное мною, — спокойно возразил Вулф. — Ну, как мне говорили, сочинительство крошки Айрис носит весьма фривольный характер, но те, кто использовал ее стишки в рекламе, не слишком спорили, поскольку всячески старались угодить Дину. К тому же стишки всегда можно было поместить в окружении более тривиального материала, где они остались бы незамеченными и не принесли бы особого вреда. — Он не спеша закурил сигарету, не сомневаясь, что его слушатели ловят каждое его слово. — Я уже говорил, что Дин был изобретательным негодяем. У него всегда имелся про запас индивидуальный подход к тому или иному человеку. Что же касается Айрис, возможно, он устал делить с нею ложе любви.

А тем временем ему стало известно, что Грег Толлен спит с его женой, и он решил с ним поквитаться… Вы представляете, каким образом Толлен зарабатывает себе на жизнь, лейтенант?

— Как своего рода конфиденциальный агент? — хмыкнул я.

— Прекрасная характеристика! — Его похвала напомнила мне снисходительный тон учителя, ставящего хорошую оценку отстающему ученику. — Главное для него — репутация человека, умеющего держать язык за зубами. Так или иначе, Дин заставил Айрис сообщить по секрету Грегу, будто он намеревается приобрести одно из крупных рекламных агентств, но знает, что столкнется с противодействием со стороны главы агентства.

Дин выяснил, что первый вице-президент — тип весьма честолюбивый — согласится в уплату за будущее президентство в агентстве стать тайным союзником Дина и его шпионом. Айрис, проинструктированная Дином, преподнесла это Грегу таким образом: если он сумеет подойти к вице-президенту и успешно провести с ним переговоры, Дин будет по гроб жизни ему благодарен и щедро вознаградит за эту услугу. Грег с радостью ухватился за предложение: он боялся все время, как бы Дин не проведал про его связь с Тони. Теперь же ему представлялся верный шанс выслужиться перед ним. Проведя переговоры с вице-президентом, с готовностью согласившимся на сделку, он доложил обо всем Дину. — Вулф негромко хохотнул'. — Ну а тот уж разыграл целый спектакль. Оказывается, он был «возмущен случившимся до глубины души». Заявил, что ничего не поручал Грегу и что он, то есть Грег, поступил крайне неэтично, и так далее, и так далее… После этого Дин все рассказал представителю агентства. В итоге, разумеется, репутация Грега была сильно подорвана, вице-президента выгнали с позором, и по городу поползли слухи, что причиной всего явилась Айрис Мейлон, а поскольку она уже перестала быть протеже Дина, то лишь безумец решился бы напечатать ее стишки.

Допив бокал, он поставил его на столик, затем степенно поднялся с кресла.

— Благодарю за выпивку, Айрис, — вежливо сказал он. — Мне доставил огромное удовольствие визит к тебе. Не провожай меня. По всей вероятности, вам с лейтенантом предстоит долгий разговор.

Блондинка пристально взглянула на него, ее нижняя губка нервно подергивалась. Неожиданно она разрыдалась. Вулф посмотрел на нее, покачал головой и пошел к двери. Я, словно зачарованный, не в силах отвести от него взгляд, ожидал с нетерпением, что вот-вот он вновь превратится в сатану, но два черных рога так и не появились на его голове. Когда дверь за ним захлопнулась, Айрис в бессильной злобе стала колотить себя по бокам.

— Все — ложь! — истеричным голосом повторяла она снова и снова. — Отвратительный тип! Мразь! Я привлеку его к судебной ответственности за клевету! Он еще приползет ко мне на коленях, моля о прощении. К тому времени, когда я поквитаюсь с ним, он не раз пожалеет, что родился на свет! Я ему…

— Он действительно мразь, — ворчливо согласился я. — Но для меня куда интереснее то, о чем я и не подозревал.

От удивления у нее даже прекратилась истерика.

— Погодите, скажите сначала, почему вы решили, что он мразь? Вы же с ним впервые встретились.

— Я о другом, — проговорил я кислым тоном. — Меня задело, что я не сразу распознал в этой мрази, как вы соизволили выразиться, столь превосходного детектива. Я бы с готовностью вручил ему свою бляху, но не уверен, что справлюсь с его служебными обязанностями. По сбору средств.

Глава 5

Окружной шериф Лейверс, сложив руки на толстом животе, смотрел на меня давно привычным мне взглядом — мол, если существует высшая справедливость, то я должен незамедлительно упасть замертво прямо у него на глазах.

— Потрясающая история, лейтенант! — произнес он ворчливо. — Но сначала мне хотелось бы поблагодарить вас за то, что вы появились все же у нас в офисе! Правда, осчастливили вы нас своим присутствием лишь в пять часов вечера, хотя я дожидаюсь вашего рапорта с девяти утра. Хотя, с другой стороны, — ядовито улыбнулся он, — вы ведь никогда не относились к сторонникам служебной дисциплины, не так ли?

— Я знал, что вы страшно заняты подсчетом своих левых поступлений по случаю Рождества, — почтительно сказал я, — а посему не рискнул отнимать у вас драгоценное время, пока не будет что докладывать.

— Единственное рождественское подношение я получил от капитана, — фыркнул он. — И то при условии, что задержу вас здесь подольше и избавлю от вашей персоны отдел по расследованию убийств, но я, разумеется, отказал ему. В Пайн-Сити нет лишних денег на подобные аферы! — Раскурив толстенную сигару, он выпустил струю пахучего дыма в мою сторону. — И что же ухитрились вы выяснить за это время, Уилер? Лишь то, что буквально у всех, включая и его жену, имелись веские основания убить Кэрролла, а у мисс Мейлон и ее друзей находилось достаточное количество костюмов Санта-Клауса, чтобы устроить их смотр?

— Я столкнулся с массой разнообразных и весьма примечательных контрастов, — ответил я в тон ему. — Например, Айрис Мейлон не желает мне ничего рассказывать, а вот Вулф не мог дождаться, когда ему предоставится возможность выложить всю подноготную всех и каждого, включая и его самого. Джерри Шоу был вроде героя-одиночки, рассчитывающего только на свои силы, в то время как Йорганс, едва я переступил порог его офиса, начал грозить мне адвокатами.

— Ну и что? — буркнул Лейверс.

— Если вы желаете, чтобы я выразил все это предельно точно в одной фразе, то прямо скажу, что мне сие не под силу. И данное обстоятельство меня очень тревожит, а почему — я и сам не знаю.

— Ничего загадочного в этой истории нет! — хмыкнул Лейверс. — Мейлон, определенно, было что скрывать, вот она и нервничала. Если заявление Шоу о том, что миссис Кэрролл унаследует восемьдесят процентов акций предприятия, которое возглавлял ее супруг, соответствует истине, то, следовательно, у Вулфа не было оснований для убийства, почему он и мог говорить так свободно. Йорганс помнил, что он в присутствии свидетелей грозился убить Кэрролла, и у него к тому же имелся серьезный мотив, поэтому его угроза привлечь адвоката отнюдь не означает, что он чувствует себя виновным, скорее он просто напуган.

— А что вы думаете о копе-любителе Вулфе? — полюбопытствовал я.

— Пока что он интересует меня куда больше всех остальных, — процедил сквозь зубы шериф. — Я считаю, всегда существуют одна-две причины, в силу которых он столь настойчиво втягивал в эту историю других: либо он сам — убийца, либо знает, что вы сможете на основании веских улик обвинить его в совершении преступления, и потому поспешил с самого начала отвлечь ваше внимание и кинуть тень подозрения на прочих гостей.

— Возможно. — Я отнюдь не был в этом убежден. — Скажите, лабораторные анализы дали что-нибудь Эду Сэнджеру?

Лейверс покачал головой:

— Ничего. Но, собственно говоря, ему и не над чем было работать, не так ли? Ни тебе орудия убийства, ни признаков борьбы.

— И никто не слышал выстрела, — добавил я. — Однако глушитель не так-то просто сделать, и подобное приспособление скорее можно встретить у профессионального убийцы, а не у «любителя», верно?

— Ну и что это доказывает?

— В данный момент ничего. — Я закурил сигарету — как противоядие против его пахучей сигары. — Миссис Кэрролл опознала тело сегодня утром?

— Конечно. Полник отвез ее в морг. С ней поехал и Толлен. И это напомнило мне вот о чем, Уилер. — Он бросил на меня гневный взгляд. — Мне кажется, пора вам прекратить заниматься вашими эгоманиакальными самостоятельными расследованиями, отказываясь от помощи наших сотрудников. Полник проторчал сегодня полдня в офисе и от безделья сосал палец.

— Вы правы, шериф! — произнес я с чувством.

— Я — что? — Он часто-часто заморгал ресницами, на его лице появилось тревожное выражение. — В чем дело? Вы нездоровы, лейтенант? Согласились со мной без споров! Это совсем не похоже на вас.

— До Рождества осталось всего четыре дня, и с каждым часом мои дружеские чувства к моим коллегам становятся все крепче. Вы совершенно правы! Я иногда забываю про Полника, и это глубоко обижает его. Почему бы ему завтра с раннего утра не покопаться в прошлом Вулфа?

— Правильно! — Он недоверчиво посмотрел на меня. — Но меня сильно смущает ваша необычная покладистость.

И это благодушие, Уилер! Если только вы не заболели, то, значит, вас кто-то подменил.

— Вы же сами рассказали мне, как следует добиваться максимальной эффективности в работе нашей стоящей на страже закона службы, — ответил я с упреком. — И вот когда я изо всех сил стараюсь сотрудничать со всеми своими коллегами, какую же благодарность я получаю взамен?

Он зажал сигару зубами и с откровенным беспокойством уставился на меня.

— Мисс Джексон уже ушла домой, — пробормотал он скорее всего для самого себя, чем для кого-либо еще. — Так что он не сможет болтаться здесь в надежде провести приятно время с секретаршей после моего ухода… — Чуть пожевав сигару, он принял окончательное решение. — Великолепно! Теперь я стою перед изменившимся лейтенантом, не так ли? Завтра с утра я отправлю Полника рыться в прошлом этого Вулфа. — И тут шерифу в голову пришла важная мысль. — А выто сами чем намереваетесь заняться утром?

— Постараюсь поспать подольше! — ответил я с блаженной улыбкой. — Сегодня у меня выдался напряженный денек, но завтра, зная, что Полник, энергичный и дотошный, — на работе, я смогу отдохнуть со спокойной совестью.


Открыв дверь, я включил свет и отступил в сторону, пропуская ее вперед. Это была не просто дань вежливости — я получил возможность еще раз хорошенько разглядеть ее. Мэгги Хардинг, одетая в вечернее платье, даже моему придирчивому взору являла собой чарующую картинку. У нее была высокая прическа с интригующей седой прядью, изящно изгибающейся ото лба и бесследно исчезающей в гуще черных волос.

Однако платье ее интриговало меня не меньше, чем таинственная прядь: блестящий шелк со сложным черно-белым узором едва удерживался на одном плече протянутым над грудью шнурком, а второе оставалось голым.

Шнурок не давал мне покоя весь вечер. «Один рывок в подходящий момент, — думал я, — и проклятущее платье грациозно соскользнет к ее ногам». Можете мне поверить, я просто не мог дождаться, когда же наступит сей долгожданный момент!

Она остановилась посреди гостиной и спокойно осмотрелась:

— Так это и есть логово одинокого лейтенанта?

— Да, и оно музыкально оснащено, — гордо сообщил я и, подойдя к проигрывателю, нажал на кнопку.

Из пяти динамиков полилась нежная, чувственная музыка.

— Хм, очаровательно, — искоса взглянула она на меня. — Ваша подсветка мне тоже нравится. Ловко придумано.

— Ловко придумано? — переспросил я с самым невинным видом.

— Могу поспорить, вы потратили немало времени, чтобы все устроить. Я — про то, что, когда вы щелкнули выключателем, загорелись лишь две неяркие настольные лампочки…

— Ну-у, — протянул я с ясной улыбкой, — я всегда говорил, дом существует, чтобы было где отдохнуть и расслабиться.

— А кушетка? — Мэгги осторожно похлопала по ней. — Она выглядит достаточно широкой, чтобы… — Девушка невольно залилась румянцем. — Словом, кушетка очень большая…

— Всего лишь удобная! — заверил я.

— Спорю, если бы кушетка могла бы заговорить, — тут она разразилась беспощадным смехом, — я бы через секунду в ужасе выскочила вон!

— Не давайте волю воображению, Мэгги. — Я взял ее за руку и осторожно подвел к кушетке. — Присядьте и отдохните, пока я приготовлю нам по стаканчику.

— Хорошо, Эл. — Она улыбнулась, но отнюдь не доверчиво, отметил я про себя. — Мне скотч со льдом, пожалуйста.

Я прошел на кухню и торопливо, как будто опасался, что внезапно цены на спиртное поднимутся, приготовил выпивку и вернулся обратно в гостиную.

— Спасибо! — взяла она у меня из рук бокал.

Я присел в противоположном конце кушетки, прекрасно понимая, что если сяду рядом с этой прелестницей, то утрачу ощущение времени и только все испорчу.

— Ну-у, — мечтательно протянула Мэгги, — это был королевский обед.

— Согласен. — Однако голос мой не был преисполнен энтузиазма, ибо я припомнил, как мне пришлось рыскать по всем отделениям бумажника, чтобы оплатить счет. Помолчав немного, я неожиданно для себя спросил:

— Вы не знаете, почему они подают фазана непременно под крышкой?

— Нет, не знаю. А почему, если не секрет?

— Я тоже не знаю. Но не для того же, чтобы не позволить проклятой птице улететь — она ведь уже мертва.

Мэгги повернула ко мне голову, и я заметил, как вспыхнули ее серые глаза, а насмешливая улыбка искривила губы.

— Прекратите, Эл. — В ее интонациях явно слышался смех. — Ну кого вы пытаетесь обмануть?

— То есть? — захлопал я глазами.

— Хватит ходить вокруг да около, — сказала она хрипловато. — Я прекрасно понимаю, для чего вы пригласили меня к себе на квартиру, так почему бы не приступить?

— Понимаете? — Смысл ее слов наполнил мою душу дикой радостью. — Правда?

— Конечно, Эл. Я вовсе не так глупа, как кажусь.

Ближе к делу!

— Кто я такой, чтобы спорить со столь очаровательной и решительной девушкой, как вы? — пробормотал я, задыхаясь от счастья. — Ладно, Мэгги, встаньте-ка!

Ее тоненькие брови слегка приподнялись.

— Встать? Я думала, вы предпочтете, чтобы я…

— Несколько позднее, — хохотнул я. — А пока сделайте то, о чем я прошу.

— Хорошо. — Она слегка пожала плечами. — Вы — человек с полицейским жетоном, привыкли командовать. Ну а мое дело подчиняться… — Она поставила бокал на столик возле кушетки, легко вскочила на ноги и встала лицом ко мне. — Ну и что теперь?

Я подошел к ней, затаив дыхание и опасаясь, что она внезапно исчезнет и я проснусь.

— Мэгги, вы красавица! — изрек я проникновенно.

— Благодарю. — Она смотрела на меня с откровенным недоумением. — Неужели вы не хотите задать мне несколько вопросов?

— Вопросов? — терпеливо улыбнулся я и покачал головой. — Сейчас не время для вопросов, золотко, тем более что я намереваюсь продемонстрировать вам мое магическое прикосновение.

— Магическое прикосновение? — Голос ее слегка вздрогнул. — О чем вы?

— Наблюдайте за мной!

Я протянул руку к шнурку на ее платье и сильно дернул за его конец. Все произошло так, как я и предполагал. Только что стояла, облаченная в очень элегантное вечернее платье для выхода, а мгновение спустя она уже была не менее элегантно раздетой для интимного вечера в стенах дома. Ее ступни закрывала груда черно-белого шелка, вполне заменявшая морскую пену у ног Венеры; остальная часть тела являла собой потрясающий контраст между минимумом черного и максимумом розовато-кремового. Бюстгальтер из черных кружев лишь подчеркивал горделивую форму ее торчащих грудей, а малюсенькие трусики выгодно оттеняли округлую линию бедер. Длинные ноги, которым могла бы позавидовать любая балерина, заслуживали похвальных эпитетов и вариаций на данную тему, а черные чулки-паутинки, обтягивающие их, завершали эротическую фантазию.

Секунды на три я замер, наслаждаясь воплощенной блистательной мечтой, пока вдруг кто-то не ударил меня по рту если не чем-то железобетонным, то по меньшей мере полицейской резиновой дубинкой. Мне почудилось, что на меня обрушилось что-то тяжелое. Потом я смутно различил возмущенные вопли: «Скотина! Сексуальный маньяк!»— и всякое такое прочее.

Я намеревался отрицать выдвинутое против меня обвинение, но, прежде чем мне удалось произнести хоть слово, я вновь ощутил зверский удар по губам. И только немного позднее сообразил, что осторожность ни капельки не умаляет мужского достоинства, а в переводе на общедоступный язык это означало: разумнее при сложившейся ситуации ретироваться подальше от разъяренной фурии, пока она не забила меня насмерть.

Отступив на целых три шага, я вытер кровь, струившуюся по моему подбородку, затем сфокусировал взгляд на свирепом лице сей непонятной особы, набросившейся на меня безо всякой на то причины.

— Вы… — Она заикалась от возмущения. — Хитрый дикарь! Я научу вас, как нападать на девушку, которую вы обманом заманили к себе на квартиру, используя свое положение офицера! Зверюга! Я добьюсь, чтобы вы никогда больше не позорили жетон полицейского!

— Уймитесь, — пробормотал я с трудом. — Не понимаю, какого дьявола вы раскипятились?

— Ах, вы не понимаете? — издевательски фыркнула она. — Может, вы станете отрицать, что сорвали с меня платье?

Я продолжал вытирать кровь на подбородке и осторожно облизал изувеченные губы.

— Ну, я вовсе не срывал его с вас, всего лишь чуть потянул за шнурок, и…

— Насильник!

Я с минуту смотрел на нее вытаращенными глазами.

— Но, Мэгги, разве вы не этого хотели?

— Что-о-о? — завизжала она. — Так вот оно как! Вы пытаетесь представить все таким образом, будто я — профессиональная проститутка, которую можно вызвать по телефону? — Ее лицо исказилось жуткой гримасой. — Это в вашем стиле, как я понимаю. Стараетесь очернить несчастную беззащитную жертву!

— Беззащитную? — взвыл я. — Да вы соизволили разорвать мою губу на три куска!

— Посмотрите, что вы сделали с моим кольцом!

Она сунула мне под нос правую руку, и я разглядел на ее среднем пальце золотой перстенек с маленьким рубином и крохотными бриллиантовыми розочками.

— Ну и что я с ним сделал? — спросил я.

— Вы его запачкали кровью! Ох! Я не смогу его носить, потому что кольцо будет напоминать мне о вас, всякий раз вызывая у меня тошноту!

— Послушайте, — произнес я более спокойно. — Вы первая все затеяли. Припоминаете? Вы сказали, что знаете, зачем я пригласил вас к себе домой, и спросили еще, почему я хожу вокруг да около, а не приступаю к делу!

— Правильно, все так и было! — Она скрестила руки под грудью и сердито стрельнула в меня глазами. — Но какое это имеет отношение к случившемуся?

— Какое имеет отно… — Я не смог даже договорить фразу до конца, пришлось снова утирать кровь с разбитой губы, и лишь потом я повторил попытку. — Интересно, как бы вы повели себя, — заговорил я осторожно, — будь вы на моем месте? Красивая девушка заявляет вам, что вы пригласили ее к себе на квартиру в надежде заняться с ней любовью, и предлагает не тянуть напрасно время?

— Заняться любовью?

Она закрыла глаза, тихонько застонала и вдруг запустила руку в высокую прическу и распустила волосы.

— Кретин! — завопила она. — Слабоумный!

Широко раскрыв глаза, она уставилась на меня сквозь постепенно ослабевающий красный туман, не дававший ей ничего видеть.

— Я думала, вы хотите порасспросить меня о деле, вы, сексуально озабоченное чудовище! О Мэле Йоргансе и убийстве! Вот что я имела в виду, когда сказала, что мне известно, чего ради вы пригласили меня к себе, и предложила сразу же приступить к делу.

— Правда? — натянуто улыбнулся я. — Ну… ох, так почему бы нам сейчас этим не заняться?

Ее прическа окончательно рухнула, так что теперь Мэгги была ни дать ни взять настоящая Медуза. Нетерпеливым жестом она отбросила свесившуюся на глаза модную седую прядку.

— О да! — истерично засмеялась она. — Конечно же, мы сейчас так и поступим! Полагаю, вам бы очень хотелось, чтобы я сняла с себя оставшееся белье и уселась на кушетку, пока вы будете обдумывать свои вопросы? — Неожиданно она резко наклонилась, подобрала платье с пола и натянула его на себя. — У меня имеется специально для вас, лейтенант Уилер, важное сообщение. Первым делом с утра я приобрету пистолет, чтобы в другой раз, когда вы окажетесь поблизости от меня, всадить вам пулю в лоб точно между глаз.

— Поскольку мы оба знаем, что произошло недоразумение, — промямлил я без малейшей надежды на успех, — то мне думается, глупо притворяться, будто нельзя начать все с начала и…

— Начать с начала? — Какое-то мгновение она смотрела на меня округлившимися глазами. — Да вы, я вижу, какой-то ненасытный! — Она плотнее прижала платье к высокой груди и прошествовала к выходу.

— Эй! — крикнул я ей вдогонку. — Вы кое-что забыли!

— Забыла? — Обернулась она со злобно сверкающими глазами. — Что именно?

— То, из-за чего сыр-бор загорелся, — сказал я. — Шнурок. Вы забыли завязать его…

— Ох! — Она оглядела себя спереди. — Надо думать, вы не упомянули про это раньше в надежде, что платье снова может свалиться? Ну… — Ее губы презрительно искривились. — Смею заверить вас, лейтенант-извращенец, что такого больше не случится!

Чтобы доказать свою правоту, она изо всех сил дернула за шнурок. Раздался характерный звук рвущегося шелка, и платье опять оказалось у ее ног. Секунду она стояла совершенно неподвижно, тело ее напряглось, потом, как это обычно бывает с женщинами, из глаз ее хлынули слезы.

— Как это у вас получается? — бормотала она сквозь всхлипывания полным отчаяния голосом. — У вас что, какой-то невидимый лучевой пистолет или что-то в этом духе?

Перешагнув через платье, она подхватила его с пола и выбежала из гостиной. Я услышал, как хлопнула входная дверь, и скрестил пальцы, чтобы маленькая пожилая дама, жившая этажом выше и вечно жаловавшаяся всем и каждому на свое слабое сердце, в этот момент не спускалась на лифте, в который могла бы влететь по дороге полураздетая Мэгги.

Я взял со столика свой бокал и осушил его, потом проделал то же самое и с ее бокалом. И тотчас же заболела рассеченная губа, напомнив мне, что изувеченный рот был дьявольским вознаграждением за сорок долларов, потраченных мною на шикарный обед. Мне стало так обидно и жалко самого себя, что я решил было отправиться на кухню и смешать себе новую порцию скотча с содовой. И все же сначала включил проигрыватель.

Раздались первые слова «Благодарю за память». Романс великолепный! Но, учитывая обстоятельства, я счел его неуместным.

Минут через пять зазвонил телефон. Подумав, что теперь-то уж ничто не сделает вечер еще более скверным, я поднял трубку.

— Лейтенант Уилер? — спросила женщина. Голос у нее был пронзительный и вроде бы знакомый.

— Точно. А вы кто?

— Джанис Айверсен. Не знаю, помните ли вы меня, лейтенант? Мы познакомились в доме Мейлон вчера вечером после того убийства.

Мне не составило никакого труда, как, впрочем, и радости, представить себе толстую крашеную блондинку в идиотской детской пижамке.

— Припоминаю, — ответил я довольно сухо.

— В офисе шерифа, когда я сообщила, что звоню по неотложному делу, мне дали номер вашего домашнего телефона, — затараторила она. — Я понимаю, что уже поздно и все такое, но мне требуется ваша помощь, лейтенант! И немедленно. Я уверена, что завтра будет слишком поздно!

— Что случилось? — спросил я.

— Моя жизнь в опасности! — Ее голос неожиданно задрожал. — Я не могу всего объяснить по телефону, но, если вы приедете ко мне домой, я…

— Так вы считаете, что вам грозит опасность? — осторожно переспросил я.

— Конечно! — Теперь уже в ее голосе звучали истеричные нотки. — Я больше не могу ничего скрывать, и они это знают. И убьют меня, как убили Дина! Вы — моя единственная надежда, лейтенант! Вы не можете отказать мне в помощи!

— Ладно, — сказал я. — Успокойтесь, мисс Айверсен.

Я немедленно выезжаю.

— Поторопитесь, пожалуйста! — взмолилась она. — Приезжайте скорее! Такая глупость, что я затеяла с ними разговор! Если бы я держала язык за зубами, они бы ничего не заподозрили… — На мгновение замолчав, она вдруг простонала:

— Спешите! — И в трубке воцарилась тишина.

«Весьма эффектная кульминация этого сумасшедшего вечера», — подумал я, опуская трубку на рычаг. Встреча с данной особой мне совсем не улыбалась. В голове мелькнула неприятная мысль: «А не носит ли она и дома детскую пижамку с оборочками и кружевцами?»

Глава 6

В начале первого ночи, всего за два дня до широкой распродажи в канун Рождества, я остановился возле многоквартирного дома, где проживала Джанис Айверсен. Я посчитал, что если она и в самом деле была пассией Кэрролла, то его страсть к ней давно и безвозвратно погасла, коль уж он разрешил ей жить в таком бедняцком районе на окраине Пайн-Сити. По почтовому ящику я определил, что ее квартира находится на четвертом этаже. Лифта не было, и я, чертыхаясь, поднялся по лестнице и нажал на кнопку звонка.

Никакой реакции. Я позвонил вторично. Когда и во второй раз ничего не произошло, я легонько толкнул дверь, и она отворилась. Во всем доме царила какая-то могильная тишина, и я внезапно почувствовал, как у меня на затылке зашевелились волосы. Естественно, я мгновенно выхватил из-за поясной кобуры свой тридцать восьмой, прижался к стене и ударом ноги распахнул дверь пошире.

И снова ничего не произошло.

Это была одна из тех странных ситуаций, когда мне больше всего на свете хотелось бы убраться подальше от того места, где я находился. Но мои пожелания ровным счетом ничего не значили, а по спине уже забегали мурашки. Я понимал, что стоять вот так распластанным по стене и неудобно и глупо.

Прямоугольник света в проеме распахнутой двери меня совершенно не устраивал: лучше бы его не было! Шесть футов Уилера, отсвечивающих посередине, были превосходной мишенью, в которую без промаха, не целясь, всадил бы пулю даже близорукий младенец. Я попытался утешить себя, что храбрость и безрассудство помогают копу дожить до пенсии а посему едва ли разумно сейчас думать о подстерегающей меня опасности. После пятисекундной прикидки я пришел к выводу, что у меня просто не было альтернативы.

Набрав в легкие воздуха, я конвульсивно дернулся и нырнул в залитый светом дверной проем. А когда я приземлился на ковер на руки и колени, раздался громоподобный взрыв: кто-то выстрелил в меня из пистолета с близкого расстояния. Я моментально перекатился по полу, рассчитывая вскочить на ноги после того, как перевернусь в третий раз. Но на пути у меня оказалось проклятое кресло, и я, не успев перевернуться полностью даже во второй раз, врезался в его ножку с такой силой, что на пару секунд утратил интерес решительно ко всему, а когда снова пришел в себя, с ужасом понял, что правая рука, в которой должен был находиться мой тридцать восьмой, пуста.

Подняв голову, я увидел, что мой кольт валялся на ковре футах в шести от меня, как раз возле пары огромных ножищ. Устремив взгляд на три фута вверх, я уставился на дуло некоего подобия небольшой пушки, зажатой в солидном кулаке, а затем узнал знакомую одутловатую физиономию в изумлении таращившегося на меня типа.

— Очень сожалею, лейтенант, — пробормотал Йорганс. — Если бы я знал, что это вы, я бы не стал стрелять.

— Хорошо, хоть промазал, — ворчливо заметил я и принялся растирать висок, ушибленный о ножку кресла. — А где Джанис Айверсен?

— В спальне. — Было видно, как пульсирует вздувшаяся на его лбу жилка. — Но вы-то что тут делаете?

— Она позвонила мне и попросила немедленно приехать. И вот я здесь, — объяснил я и поднялся на ноги. — А теперь позвольте и вам задать тот же вопрос: а вы почему здесь?

Он сжал губы.

— Беда в том, что вы мне не поверите.

— А вы проверьте! — предложил я. — И уберите пистолет.

— Нет! — воскликнул он хриплым голосом. — И не вздумайте хвататься за свой, лейтенант! Во второй раз я не промахнусь.

— Ладно, — кивнул я пару раз. — Не возражаете, если я закурю?

— Нет, конечно. Все вежливо и без излишней спешки, а?

Я извлек из пачки сигарету и медленно закурил.

— Давайте-ка начнем с начала. Что случилось с Джанис Айверсен?

— Ее нет в живых. — Он обтер рот тыльной стороной ладони и судорожно сглотнул. — Она была уже мертва, когда я приехал сюда десять минут назад. Но вы ведь этому не поверите, верно?

— Пока не знаю, — откровенно ответил я. — Почему бы вам не попытаться меня убедить, Йорганс?

— Хватит меня кормить баснями! — вдруг обозлился он. — Вы ведь — коп? А для копа чем проще, тем лучше. Они чертовски умно обставили убийство Дина, сделав меня козлом отпущения. А теперь они проделали то же самое вторично. Вы и в первый-то раз мне не слишком поверили, так с какой стати вы поверите сейчас?

— Мне было бы легче договориться с вами и разобраться во всем, если бы вы опустили пистолет.

— Еще бы! — презрительно фыркнул он. — Тогда я не успел бы и глазом моргнуть, как вы отвезли бы меня в управление и засадили за решетку, обвинив в двойном убийстве, а потом принялись бы «обрабатывать» резиновыми дубинками.

Я решил, что убедить его можно, лишь прибегнув к логическим построениям, но, к сожалению, в тот момент Йорганс был не в состоянии здраво рассуждать. И все же мне не следовало признавать себя побежденным.

— Существует весьма простой способ проверить, убили вы Джанис Айверсен или нет, — сказал я. — Если пуля, которой ее застрелили, не подходит к вашему пистолету, вы чисты как ангел.

— Воистину прекрасная идея, лейтенант! — Он даже негромко хохотнул. — К сожалению, ее не застрелили.

— А как же ее убили?

Он кивнул в сторону распахнутой двери:

— Идите посмотрите сами! Я буду у вас за спиной.

Войдя в спальню, обставленную в стиле дешевенького будуара, я увидел лежавшее поперек кровати тело.

Голова Джанис свешивалась вниз, и обесцвеченные волосы «платиновой блондинки» спутанной массой светлели на ковре. Несчастную задушили — зрелище не из приятных. Если не считать скомканного одеяла под трупом, других следов борьбы не было видно. «Понятно, — подумал я, — обрюзгшая женщина, не первой молодости, не было сил оказать серьезное сопротивление…»

— Вы обнаружили ее точно в таком положении? — спросил я.

— Да.

— Как вы вошли в квартиру?

— Дверь не только не была заперта, но даже и не прикрыта как следует. Когда она не открыла на звонки, я просто вошел внутрь.

— Что привело вас сюда?

— Она мне позвонила. Сказала, что знает, кто убил Дина, и сумеет доказать. Если меня это интересует, я должен немедленно к ней приехать. — Он пожал плечами. — Вот я и приехал.

— Ну и что бы вы сделали, если бы я не появился?

— Именно про это я и думал, когда вы возникли. — Он злобно улыбнулся. — Превосходная западня! Факты подтасованы безукоризненно, не правда ли, лейтенант?

Либо она разговаривала со мной под дулом пистолета, либо под видом Джанис Айверсен разговаривала другая женщина.

— А потом она или они позвонили мне? — пробормотал я. — Затем они убили ее и удалились в надежде, что мы с вами тут встретимся?

— Да. Но вы-то не склонны этому верить!

— Сколько раз вы повторили эту фразу! — возмутился я. — Вы что, ненавидите полицейских или только ко мне питаете антипатию?

— Я говорил вам, что знаю полицейских и знаю их подход к решению возникающих проблем: они всегда ищут простой путь. Вот и вы, обнаружив здесь меня, можете теперь «раскрыть» сразу два убийства и стать героем в лавровом венке. В конце концов, какая разница для вас, виноват я или нет?

Я вздохнул:

— К сожалению, вам придется поверить мне на слово.

— Нет, я не стану вас слушать, пока в руках у меня оружие! — Он снова обтер рот. — Предположим, я отдам вам ваш пистолет, и что вы сделаете?

— Задержу вас в качестве главного свидетеля, — ответил я. — И только. Почему бы вам не снять телефонную трубку, не позвонить своему адвокату и не сообщить ему, что произошло? Поговорив, вы вернете мне мой пистолет, и мы все вместе встретимся в офисе шерифа.

Выражение его глаз внезапно изменилось. Я понял: он принял какое-то решение. Нервные колики в области желудка подсказали мне, что оно, по-видимому, устроило бы меня значительно больше, если бы я поменьше болтал.

— Главный свидетель? — фыркнул он. — Это сегодня ночью! А завтра утром — обвинение в двойном убийстве. Нет, спасибо, лейтенант!

— Ладно, — повысил я голос. — И что же мы будем делать? Так и стоять до самого Рождества?

— Вы — единственный человек, который может увязать меня с убийством этой особы, — заговорил он очень медленно. — Я крайне сожалею, лейтенант, но вся беда в том, что вы — коп… — Слегка приподняв пистолет, он нацелил его прямо мне в грудь. — Вы прибыли сюда сразу же после того, как неизвестный задушил даму, и в этом смысле вам не повезло.

— Вы когда-нибудь убивали человека прежде, Йорганс? — спросил я. — Это совсем не так просто, как кажется.

— Я же стрелял в вас, когда вы прошли в дверь.

— Это другое дело. Разница колоссальная. Если, как вы говорите, вы вошли в квартиру незадолго до меня и обнаружили тело, то могли решить, что преступник возвратился по какой-то причине и что он убьет вас, если вы не подстрелите его первым. Но в данном случае произойдет хладнокровное преднамеренное убийство! Застрелить безоружного человека очень-очень трудно, поверьте мне!

Пульсирующая жилка на его лбу будто взбесилась.

— Я же говорю, Уилер, у меня нет выхода! Либо вы, либо я… — Его рука с пистолетом задрожала. — Не моя вина, что вы не хотите мне верить!

— Я почти что верю вам! — произнес я презрительно. — Вы ведь даже не в состоянии крепко держать в руке оружие. Вы — не убийца, Йорганс. У вас для этого кишка тонка!

Я неторопливо двинулся ему навстречу. Он инстинктивно отступил на шаг, зрачки у него расширились…

— Не приближайтесь, Уилер, — прошептал он. — Я буду стрелять. Клянусь вам…

— Заткнитесь! — прикрикнул я на него. — И отдайте пистолет, пока я не треснул вас по зубам!

Я сделал два самых больших в моей жизни шага и вытянул вперед правую руку ладонью вверх. На какое-то мгновение Йорганс замер, я задержал дыхание, чтобы под воздействием даже едва различимого звука он не нажал чисто рефлекторно на спусковой крючок. Его лицо сморщилось, и он безвольно уронил пистолет в мою руку.

— Все равно бесполезно! — простонал он. — Они — против меня! Они меня ненавидят! — Он с минуту смотрел на меня невидящими глазами. — Ну почему все меня так не любят? Почему?!

Привести веские основания для этого было совсем не трудно, но у меня и так забот хватало. Пройдя мимо него в маленькую гостиную, я подобрал с пола мой кольт, сунул его в кобуру и опустился в кресло. Колени у меня подкашивались, лицо было мокрым от пота. Я понимал, что это — всего лишь реакция на пережитое напряжение.

Те, кто уверяет, будто копы лишены воображения, должны сами хотя бы разок оказаться под дулом пистолета!

Затянувшись пару разочков сигаретой, я почувствовал себя лучше. Из спальни доносились какие-то невнятные звуки. По всей вероятности, Йорганс разговаривал сам с собой. Возможно, он перечислял вслух причины, заставлявшие других людей ненавидеть его. И, если ему это приносило облегчение, я не возражал. Положив его пистолет рядом с телефоном, я обернул трубку носовым платком, поднял ее и набрал номер офиса шерифа. То ли дежурный сержант был тупым от природы или глуховатым, то ли у него сломался карандаш, но пока он записал подробности, ушло немало времени. К тому моменту, когда я закончил диктовать, во рту у меня так пересохло, что я с надеждой подумал: а не хранилось ли в буфете у Джанис Айверсен чего-нибудь спиртного? Конечно, для лечебных целей.

Поднявшись с места, я поразился — в квартире было поразительно тихо. Я спохватился, что уже не слышал собственного громкого голоса при телефонном разговоре. Но это было не все: я сообразил, что прекратилось и монотонное бормотание Йорганса. Может быть, он перечислил все причины всеобщей ненависти к нему и замолчал за отсутствием дополнительных сведений?

— Эй, Йорганс! — крикнул я. — Идите сюда. — Из спальни не последовало ответа. Я снова выхватил кольт из кобуры. — Йорганс! — заорал я вторично. — Если вы не выйдете оттуда сию же минуту, я…

В ответной тишине таилось нечто столь определенное, что я заскочил обратно в спальню, уже ничего не опасаясь. Тело Джанис Айверсен лежало в прежней позе поперек кровати, но Йорганс исчез. Это было просто нелепо! Какого черта он вытворяет? Спрятался в чулане? Но тут порыв холодного ветра заставил меня резко повернуть голову и взглянуть на широко распахнутое окно.

Квартира на четвертом этаже, под окнами — улица.

Мне хорошо была видна моя машина, припаркованная у обочины, а перед ней — белый седан, поблескивавший в свете уличного фонаря; крыша седана освещалась не полностью, потому что поперек нее лежала нелепо изогнутая фигура, казавшаяся сверху огромным жуком, приколотым булавкой к белому днищу коллекционного ящика для насекомых.


Эд Сэнджер сочувственно пожал плечами:

— Они совершенно не дают вам покоя, лейтенант!

— Да-а… Что-нибудь обнаружили?

— Почти ничего. На телефоне нет отпечатков, кто-то его самым тщательным образом обтер до того, как вы сюда приехали.

— Ну хоть что-то?

— Очень сожалею, лейтенант.

Из спальни в сопровождении доктора Мэрфи, на сатанинском лице которого на сей раз не было его обычной усмешки, вышел Лейверс.

— Когда именно она вам позвонила, лейтенант? — спросил он.

— Чуть ранее полуночи.

Шериф посмотрел на Мэрфи:

— Ну?

— Я всего лишь врач, — ответил тот раздраженно. — Чтобы назвать точный срок смерти, необходимо вмешательство самого Провидения, а не моя убогая наука.

Я могу только определить, что она была убита где-то от половины двенадцатого до двенадцати. Если пожелаете, я смогу расширить эти пределы на суде.

— Ладно, — проворчал Лейверс. — Ну что вас тревожит?

— Вы сами! — непочтительно брякнул Мэрфи, потом ткнул костлявыми пальцами в меня. — И он. Он и все трупы, которые он упорно выискивает. Не лейтенант полиции, а настоящий источник неприятностей!

— Что скажете про Йорганса? — поинтересовался я. — Знаю, что он был мертв, когда я спустился туда, но…

— Мгновенная смерть. Если не верите, взгляните на его затылок, вернее, на то, что от него осталось.

— Дело в том, — воинственно заговорил Лейверс, — что эта Айверсен действительно могла вам звонить, Уилер.

Но могла и не звонить. И мы не можем быть уверены, звонила ли она также и Йоргансу или нет. Сложная ситуация.

Оба звонка могли быть и подлинными и ложными. Ну и куда прикажете двигаться отсюда?

— Домой, — заявил я без раздумий. — С меня предостаточно этой ночи!

— Еще нет! — решительно покачал он головой. — Сначала дождемся Полника. — Может, он что-то выяснил у соседей?

— Если ни один из них не слышал, как Йорганс выстрелил в меня, — покачал я головой, — значит, они либо глухие все, как пробки, либо ненавидят полицию.

— Меня вот что еще беспокоит, — продолжал Лейверс, не обращая внимания на мою железную логику. — Не проглядываем ли мы очевидного ответа на интересующий нас вопрос, лейтенант?

— Вы хотите сказать, что уже два часа ночи и нам всем следует быть в постели? — спросил я ворчливо. — Я только что говорил вам это.

Его физиономия побагровела.

— Речь идет о Йоргансе! Нам известно, что у него была веская причина желать Кэрроллу смерти. Всего неделю назад в присутствии свидетелей он даже грозил убить его. Когда вы допрашивали его, он признал, что у него нет алиби на время убийства, но вдруг замкнулся и отказался отвечать на вопросы в отсутствие своего адвоката.

— Ну и каким образом смог бы он сделать это? — Я откровенно зевнул.

— А вот таким! — повысил он голос. — Что скажете про сегодняшний случай? Когда вы прибыли сюда, он стрелял в вас еще до того, как вы вошли в дверь. Тело мисс Айверсен находилось в спальне, ее задушили незадолго до вашего приезда. И все, что делал Йорганс, так это повторял без конца одно и то же, что вы ему «все равно не поверите». Поэтому-то он и решил убить вас.

— Но не убил же! — напомнил я.

— У него в последний момент сдали нервы! — фыркнул Лейверс. — А когда вы отобрали у него пистолет, он понял, что не осталось никаких шансов, и выбросился из окна. Убийца, которого схватили чуть ли не в момент совершения им второго преступления, предпочел покончить с собой, нежели предстать перед судом.

Дело закрыто. Разве не так? Что вас еще не устраивает?

— Вы начинаете рассуждать, как коп особой разновидности, о которой говорил Йорганс! — рассердился я. — Такой коп всегда выбирает простое решение.

Я скажу, что меня не устраивает. Начнем хотя бы с того, какие у него были основания убивать Джанис Айверсен? Каким мотивом он руководствовался?

Лицо шерифа приобрело синевато-багровый оттенок, как будто его вот-вот хватит удар.

— Ну… э-э… полагаю… — Неожиданно его глаза заблестели. — Все предельно просто, Уилер! Если Йорганс убил Кэрролла, значит, именно он был в костюме Санта-Клауса, правильно? А когда мисс Айверсен увидела его на кухне, она узнала его. По всей вероятности, она подумала, что он — довольно перспективный объект для шантажа, и позвонила ему сегодня вечером чтобы он явился к ней с первым взносом. Но потом, возможно, перепугалась, решив, что от этого типа можно ожидать чего угодно. Ну и вызвала вас для подстраховки. Однако Йорганс прибыл первым.

«Будь он проклят! — подумал я сердито. — Его рассуждения выглядят достаточно логичными, и отмахнуться от них не так-то легко». А посему я взял себя в руки, выдавив уважительную гримасу на лице, и произнес:

— Возможно, шериф, в ваших рассуждениях имеется рациональное зерно.

— Помните, Уилер, — он буквально расплылся от удовольствия, — когда вы оказываетесь в тупике, обращайтесь ко мне за помощью!

— Если пуля, которой был убит Кэрролл, соответствует пулям в пистолете Йорганса, тогда, естественно, к вашей версии надо будет отнестись серьезно, — снизошел я.

Эд Сэнджер взял со стола пистолет, лежавший рядом с телефоном:

— Это пистолет Йорганса?

— Совершенно верно, — подтвердил я.

— Исключается! — заявил он безапелляционно. — Это же «магнум» 45 — го калибра, а Кэрролла застрелили из тридцать восьмого.

Я радостно улыбнулся, в упор глядя в раздраженное лицо Лейверса.

— Снова возвращаемся к тому, с чего начали, шеф?

— У него могло быть два пистолета, — заупрямился он. Но по тому, каким тоном он сказал, было видно, что он и сам этому не верил.

В коридоре раздались шаги человека, привыкшего маршировать, и в квартиру ввалился сержант Полник.

Ну а я в который раз подивился, как это удается одному человеку произвести столько шума, сколько не произвел бы и целый взвод военных моряков.

— Ну? — гаркнул Лейверс. — Что вам удалось выяснить?

— Ничего особенного, шериф. — Добродушная физиономия Полника была расстроенной. — Похоже, дом предназначается на слом, ремонт не производился много лет, большая часть квартир пустует. Внизу живет одна пожилая пара, да еще две сомнительные феи обретаются на самой верхотуре. Никто ничего не видел и не слышал.

— Колоссальная помощь! — Шериф раздраженно потряс головой. — По всей вероятности, вы правы, Уилер.

Нам всем можно отправляться домой. Делать здесь больше нечего.

— Эй, док! — Полник ласково заулыбался, глядя на хмурую физиономию Мэрфи. — Какое у него было имя, когда вы знали его?

— Великий Боже! — заворчал Мэрфи. — Только этого мне сейчас не хватало! Никак не возьму в толк, о чем вы спрашиваете меня, сержант?

Полника этот нелюбезный ответ не обескуражил. Он принялся объяснять:

— Я имею в виду, что тогда он звался Джо Бартоком?

Или Дином Кэрроллом?

— Хватит, сержант, — процедил Мэрфи сквозь стиснутые зубы, — а то я буквально через две минуты произведу без всякой анестезии трепанацию вашего черепа. Извлеку оттуда труху или опилки, которыми набита ваша голова. Трудно сказать, что там находится, но…

— Помолчите! — прикрикнул я. — Скажите, сержант, откуда вы взяли это второе имя — Джо Барток?

— Из Центрального полицейского архива, — ответил он равнодушно. — У них там на него заведено целое дело. Он отсидел три года за крупную растрату, вышел из Сан-Квентина в тысяча девятьсот пятьдесят пятом году. С тех пор у них на него ничего нет.

Я заметил изумление на физиономии Лейверса и подумал, что у меня на лице — точно такое же.

— Каким образом вы догадались обратиться в полицейский архив, сержант? — полюбопытствовал я.

— Вчера вечером я отправился в морг и получил несколько снимков трупа Кэрролла, — пустился он в объяснения. — Разослал их повсюду, как положено. Около семи вечера из архива позвонили в офис.

А дежурный сержант перезвонил мне домой. Сначала я подумал, что с этим можно подождать до утра, но тут ухлопали эту дамочку Айверсен, так что я… я все сделал.

— Эд, — пробормотал я уважительно, — может, вы проделаете то же самое и со снимками Йорганса, а?

— Разумеется, лейтенант, — ответил Сэнджер, не менее удивленный, чем мы.

— Скажите-ка мне вот еще что, сержант, — не унимался я, задумчиво разглядывая простоватого Полника, — что вас заставило предположить, что у Кэрролла уголовное прошлое?

— Но, лейтенант, — удивился Полник, — это же так просто! Помните, вчера вечером доктор бросил всего один взгляд на мертвеца и тут же сказал, что он — из грабителей.

— Вы правы, сержант. — Я несколько раз кивнул и посмотрел на доктора, который, выслушав этимологические объяснения Полника, не позволил себе даже и тени улыбки. — Ну, как вам это нравится?

— Знаете, а ведь трепанацию надо делать не ему, а мне! — пробормотал он очень серьезно.

Глава 7

В десять утра я был уже в офисе, и Аннабел Джексон, очаровательная блондинка, секретарша шерифа, как-то сразу увяла, явившись на работу в пять минут десятого и обнаружив меня на месте.

— О Господи! Что случилось, Эл? Вы наглотались каких-нибудь антиснотворных таблеток?

— Вы утратили свою пресловутую пунктуальность, — холодно отметил я. — Опоздали на целых пять минут, мисс Джексон. Мне придется доложить окружному шерифу.

— Боже праведный! — Ее розовые губки изогнулись в насмешливой улыбке. — Он не только явился рано, но и совершенно трезв. Что случилось, Эл? Спрашиваю вторично.

Я собирался ответить, что пьянею от одного взгляда, брошенного на ее обольстительную фигуру с соблазнительно округлыми формами; но тут раздался телефонный звонок.

— Я выяснил подробности по делу Дина Кэрролла, он же Джо Барток, которые интересуют вас, лейтенант, — сообщил мне парень из лос-анджелесского полицейского архива.

— Благодарю. Охотно послушаю.

— Он занимался первоклассным рэкетом. Вместе с двумя партнерами. Они использовали решительно все, от мнимой благотворительности до несуществующих нефтяных разработок. Арестовавший их офицер считал, что они успели сколотить огромное состояние, пока не погорели на одном несговорчивом типе, но полиции не удалось ничего доказать. Они были ловкими негодяями. Выбирали жертвы из людей, которые могли позволить себе потерять деньги, но ни за что не согласились бы открыто признать, что их обвели вокруг пальца, как малолеток.

— Кто были его партнеры?

— Малькольм Мейерс и Джордж Симпсон. Они получили такую же меру наказания, как и он. Ни у кого из них не было прежних судимостей, и ни один из них после того, как их освободили из Сан-Квентина в тысяча девятьсот пятьдесят пятом году, больше не попадался.

— У вас имеются данные их внешности?

— Конечно. Но они более чем десятилетней давности, лейтенант!

— Ничего, — сказал я. — Давайте посмотрим, не смогу ли я описать человека, походящего по приметам на одного из его напарников.

— Давайте, — добродушно ответил он, — попробуем.

Но я не уверен, что вы не ошибетесь.

— Рост чуть выше среднего, — заговорил я, закрывая глаза и представляя стоявшего передо мной Йорганса, — вес около ста восьмидесяти пяти фунтов, черные волосы и серые глаза. Перебитый нос, правда, я не знаю, как давно это случилось.

— Все в точности, даже нос! — восхитился он. — Это Малькольм Мейерс.

— Я описывал покойного Малькольма Йорганса, — пояснил я. — Немедленно отправляем вам отпечатки его пальцев.

— Вижу, дел у вас по горло, лейтенант? — хохотнул он. — И все же, может, прикинем насчет последнего партнера?

— Высокий, костлявый. Черные редеющие волосы, карие глаза…

— Никаких особых примет, — подхватил он. — Подходит к Джорджу Симпсону.

— Огромное спасибо! — поблагодарил я совершенно искренне. — Еще один момент. Не был ли Барток — Кэрролл связан перед арестом с какой-нибудь женщиной? С какой-то определенной женщиной, понимаете?

— Дайте проверить.

Мне было слышно, как он шуршит бумагами. Наконец я услышал его удивленное восклицание:

— Эй, что за парни собрались у вас в Пайн-Сити?

Вы — ясновидцы или колдуны? В то время он жил с женщиной по имени Джанис Айверсен. Возраст — двадцать восемь лет, блондинка…

— За последние десять лет она страшно растолстела, — перебил я его. — Как вы верно заметили, у нас дел выше головы. Вчера вечером Джанис Айверсен задушили.

— Двое партнеров и одна приятельница жертвы? — медленно произнес он. — Полагаю, у вас должен состояться долгий разговор с третьим, оставшимся в живых партнером. Как считаете, лейтенант?

— Вы чертовски правы! — согласился я. — И еще раз спасибо, вы нам здорово помогли.

— Готов служить в любое время, — вежливо ответил он. — Послушайте, если вы такой спец по психоанализу, лейтенант, то, может, разумнее было бы переманить вас к нам в управление?

— Это вам дорого обойдется, — рассмеялся я. — Да и у секретарши нашего шерифа разобьется ее любящее сердечко, если меня не будет постоянно рядом с ней.

— Вот как? — В его голосе прозвучала непритворная зависть. — Поверите или нет, но все наши секретарши косые. А если говорить об их женской привлекательности, то они были милашками полвека назад. Ну а сейчас они все гремят при ходьбе костями. Не только вставленными в корсеты, но и собственными.

Я рассмеялся:

— Наша девушка не пользуется корсетом. Ей это не требуется — у нее округлости плотные и упругие, как мячики. Понимаете, что я имею в виду?

— Понимаю, конечно, — ответил он со вздохом. — Наверное, лейтенант, я положу трубку и ближайшим рейсом вылечу к вам в Пайн-Сити.

Окончив разговор, я интуитивно почувствовал, что над моей головой собирается гроза. Острый конец стальной линейки весьма болезненно ткнул меня под ребро, и я, подняв глаза, увидел, что сей предмет находится в руках Аннабел Джексон, той самой грозовой тучи, которой мне следовало опасаться.

— Так у меня разобьется любящее сердечко, если вас не будет постоянно со мною рядом? — прошипела она. — Ну что же, сейчас я наглядно продемонстрирую плотность и упругость моей привязанности к вам!

Карающий меч взметнулся вверх по опасной дуге, готовый вот-вот обрушиться на мою голову, но поскольку у меня оставалось максимум две секунды для контрудара, я метнул беглый взгляд на ее ноги и тотчас же вежливо заметил преисполненным сочувствия голосом:

— Боюсь, эластик теперь не такой прочный, как когда-то!

— Что?

Грозное оружие замерло в воздухе, затем с грохотом полетело на пол. Аннабел торопливо изучала свои стройные ножки, в поисках несуществующей спущенной петли. Надо ли говорить, что я поспешил отступить в безопасное место?

— Эл Уилер! — Лицо ее приобрело пунцовую окраску. — Как вы посмели прибегнуть к такому дешевому обману? Из всех…

Она еще долго продолжала бы в том же духе, если бы я не прикрыл осторожно за собой дверь и не поспешил к своей машине, припаркованной у входа. Вообще-то Аннабел была совершенно права в отношении неоригинальности моего отвлекающего маневра, но у меня и без того было предостаточно забот, чтобы постараться избежать хотя бы увечья, нанесенного острым концом стальной линейки.

Внезапно мне пришло в голову, что в спешке я кое-что забыл. Возвращаться из-за этого в офис не хотелось — потеряю слишком много времени. Поэтому я добежал до аптеки и позвонил оттуда. Сняла трубку, естественно, Аннабел, но ей я не дал возможности вставить ни одного слова.

— Освободите Полника от расследования по Вулфу.

Уже все сделано.

«Коротко и ясно!»— это мой девиз. Надо экономить деньги налогоплательщиков.

Фирма Лоренса Вулфа и компаньонов находилась в неприметном здании; офис был обставлен весьма консервативно; в приемной сидела секретарша. Я подумал, что фирме, занимающейся сбором средств для различных благотворительных обществ, весьма важно выглядеть респектабельно, дабы убедить клиентов, что собранные пожертвования в конечном итоге будут направлены именно им. Замечу, кстати, что подобные здравые мысли возникают у меня только рано утром, когда я едва проснулся и еще не успел превратиться в обычного Уилера.

Личный кабинет Вулфа был еще более консервативным по виду, чем остальные помещения. Поднявшись из-за обветшалого письменного стола красного дерева, он произнес вежливо и с улыбкой, расплывшейся по физиономии, словно готов был незамедлительно предоставить миллионный заем любому, за кого я замолвлю хотя бы словечко:

— Доброе утро, лейтенант! — Он жестом пригласил меня занять удобное мягкое кресло. — Присаживайтесь, прошу вас.

— Благодарю! — Неторопливо устроившись, я ободряюще улыбнулся ему. — Прекрасное утро, не правда ли?

Он опустился на стул и с сомнением взглянул на меня:

— Да, разумеется… Чем могу быть полезен, лейтенант?

— Ну… — Я секунду колебался. — Не хочу показаться наглецом, но, может быть, для начала вы сообщите мне, мистер Симпсон, является ли рэкет по сбору фондов честным и законным?

Его тонкие губы на мгновение поджались, затем изогнулись в кривоватой ухмылке.

— Мне следовало сообразить, что, поскольку. Дин убит, рано или поздно вы доберетесь до меня. Вы можете просмотреть книги регистрации в любой момент, хоть сейчас, если желаете. Аудиторская проверка проведена специалистами высокого класса — Митчеллом и Роу. Справьтесь обо всем у них самих.

— Не рассчитывайте, что мы на это не пойдем, — заметил я. — Но в данный момент я верю вам на слово, мистер Симпсон.

— Не могли бы вы называть меня Вулфом? Это мое настоящее имя, — сказал он.

— Ну что ж! Можно придерживаться тех имен, под которыми ваши партнеры были известны у нас в Пайн-Сити. Так будет даже меньше путаницы.

— Как вам угодно.

— Вы, Кэрролл и Йорганс, — продолжал я невозмутимо, — занимались первоклассным рэкетом до тех пор, пока не поскользнулись на чем-то и не были вынуждены провести три года в Сан-Квентине. В тысяча девятьсот пятьдесят пятом году вы все трое были освобождены. И что было дальше?

— Мы решили жить честно, — с готовностью ответил Вулф. — Это был единственный логичный путь.

У нас у всех имелся капитал, накопленный законно, конечно! После судимости любые мошеннические операции стали для нас особенно опасны. Для вторичного старта нам нужно было найти новое место, предпочтительно перспективный городок средних размеров, расположенный в Южной Калифорнии. И мы остановили свой выбор на Пайн-Сити.

— Кэрролл привез свою приятельницу Джанис Айверсен и занялся консультативной деятельностью, — подхватил я, — вы стали специализироваться на учреждении всяческих фондов, а Йорганс решил пойти по стопам Кэрролла?

— Правильно, — подтвердил он. — Но Йоргансу не повезло. Без ложной скромности скажу, что у нас с Дином был природный талант, который, как выяснилось, мы могли с успехом применить в юридической сфере.

А у Мэла такой жилки не было, и дела у него шли не блестяще.

— Таким образом, вы с Кэрроллом за десять лет стали преуспевающими бизнесменами, а Йорганс нет. И что случилось потом?

Он слегка нахмурился:

— Я не уверен, что понимаю вас, лейтенант?

— Кэрролл был убит. Вот что случилось потом, — заметил я ворчливо. — Но до этого он вдруг окрысился на бывших своих единомышленников. Надумал избавиться от Джанис Айверсен, которая была в прошлом его любовницей, и шантажом переманил вас у Йорганса. Почему?

— Не знаю. — Он поспешно отвел в сторону глаза под моим пристальным взглядом, а затем торопливо заговорил:

— Ну, что касается Джанис, думаю, дело тут довольно ясное. Он был женат на молодой привлекательной особе. Джанис же не становилась моложе, и, черт побери, толстела не по дням, а по часам! Поэтому он и захотел избавиться от нее. Сложнее понять его отношение ко мне и Мэлу. Я затрудняюсь вам что-либо сказать. Дин всегда стремился быть главарем в любом деле, так что, возможно, это был какой-то психологический сдвиг…

— Ладно, — произнес я утомленно, — оставим этот вопрос на время. Вы сказали, что он вынуждал вас с помощью шантажа стать его клиентом. Как именно?

Вулф широко развел руками:

— Разве это не очевидно, лейтенант? Если бы поползли слухи, что я — бывший мошенник, отсидевший в тюрьме положенный срок, мне бы пришлось навсегда распроститься со своим бизнесом.

— Но тогда бы вы незамедлительно заговорили о том, что и Кэрролл не лучше вас, — возразил я ему. — И с его бизнесом произошло бы то же самое.

Он устало усмехнулся:

— Именно это я и заявил Дину. Но он указал мне на существенную разницу: организация фондов — это такой вид бизнеса, который строится исключительно на доверии. Его же бизнес был иным: у него имелось множество сотрудников, которые поставляли ему клиентов независимо от того, стоял он во главе фирмы или нет.

Словом, Дин не мог прогореть. В крайнем случае он продал бы свой бизнес за солидную сумму, вот и все.

— Ну а что вы понимаете под «солидной суммой»?

Какой доход он имел?

— Тысяч пятнадцать — двадцать в год.

— И он совсем не боялся идти на такой риск? — недоверчиво уставился я на него. — Это же бессмыслица!

— Согласен с вами, лейтенант, — кивнул Вулф. — Именно это я и говорил в свое время Дину, но он только рассмеялся мне в лицо. Поэтому… — Вулф беспомощно пожал плечами.

— Где вы находились вчера от десяти вечера до полуночи? — спросил я неожиданно.

— Что? — На мгновение у него приоткрылся рот. — Какое это имеет отношение к смерти Дина?

— Не важно! — повысил я голос. — Отвечайте!

— У себя дома.

— Один?

— Да, конечно. А что?

— Приблизительно в это время кто-то задушил Джанис Айверсен в ее спальне, — пояснил я. — До этого она позвонила мне и сообщила, что ее жизнь в опасности.

Когда я приехал туда, там уже находился Йорганс, а она была мертва. Йорганс сказал, что она ему тоже звонила. Сообщила, что знает убийцу Кэрролла и может все доказать, но по телефону не пожелала говорить об этом.

Он ее не застал в живых.

Вулф принялся нервно дергать себя за верхнюю губу.

— Какой-то кошмар! — пробормотал он. — Ну а что с Мэлом? Вы его арестовали, лейтенант?

— У меня не было такой возможности. Пока я был в другой комнате, он выбросился из окна.

— Он умер?

— Умер. Получается любопытная ситуация, Вулф. Двое из трех бывших партнеров мертвы, как и старая приятельница одного из погибших. Так что остались вы один, не так ли?

— Уж не думаете ли вы, что это я убил кого-то из них? — охрипшим голосом спросил Вулф.

— Если нет, — заметил я с неприятной улыбкой, — то вам следует повнимательней присмотреться к вашим общим врагам, согласны?

— Если один и тот же человек убил Дина и Джанис, — невнятно проговорил он, — это вовсе не значит, что ему непременно понадобится убивать и меня?

— Тот же самый вопрос я задаю и себе, — хмуро заметил я. — Что с вами стряслось? Вчера днем в доме Айрис Мейлон вы, по собственной инициативе, снабжали меня всяческой информацией. Сегодня же я не добился от вас ни одного вразумительного ответа на мои вопросы.

— Я бы очень хотел вам помочь, лейтенант, поверьте. Судя по тому, как вы со мной разговариваете, я — либо подозреваемый в двойном убийстве, либо жертва следующего убийства.

— Даже я бы не сформулировал этого точнее, — одобрил я. — Если вы заметите, что кто-то идет следом за вами по темному переулку, не стесняйтесь громко звать на помощь.

— Огромное спасибо! — фыркнул он. — Полагаю, когда-нибудь вы пожелаете получить от меня что-нибудь в знак благодарности за ваш совет.

— Я бы весьма положительно отнесся просто к признанию!

— Я не убивал ни Дина, ни Джанис Айверсен. — Он закурил сигарету; пальцы, державшие спичку, заметно дрожали; — Я не знаю, кто это сделал. И не могу представить, что кроется за всеми этими преступлениями.

— Ну что ж, в данный момент остановимся на этом. — Я поднялся. — Если у вас в голове появятся какие-то новые мысли, дайте мне знать. Так сказать, если вас что-то неожиданно осенит.

— Что значит «осенит»?

— Ну, вроде того, что произошло с вами на вечеринке у Айрис Мейлон, — вкрадчиво произнес я. — Ведь это именно вы предложили тогда поиграть в весьма удобную игру «убийство в темноте», перед самым убийством Кэрролла.

Глава 8

Выпив чашку кофе у стойки в аптеке, я позвонил Полнику и велел ему отправиться в фирму Йорганса и сообщить Мэгги Хардинг, что случилось накануне, а заодно поразнюхать обстановку.

— Когда вы закончите, — сказал я ему, — возвращайтесь в офис. Обменяемся впечатлениями.

Минут через тридцать я подъехал к дому Кэрролла.

Дверь, разумеется, мне открыл высокий тощий тип с тонюсенькими усиками. Он не пришел в большой восторг при виде меня, но к этому я уже давно привык.

В конце концов, глупо надеяться на что-то иное. Как гласит пословица, назвался груздем — полезай в кузов.

— Ох, это вы, лейтенант. — Грег Толлен часто-часто заморгал. Возможно, он надеялся, что ему повезет и я исчезну?

— Да, я. Пришел навестить вас и миссис Кэрролл, — сообщил я.

— Ну… — он с, сомнением дернул себя за нижнюю губу, — в данный момент она занята, лейтенант. Может, вы придете попозже?

Я прижал ладонь к груди кролика и легонько оттолкнул его, чтобы беспрепятственно пройти в прихожую.

— Вы всегда выступаете с какими-то подозрительными шуточками, — пробормотал я. — Сказать копу, чтобы он пришел попозже! Наверное, вы работали в профессиональном театре комиком, мистер Толлен?

Когда я вошел в гостиную с плетущимся позади меня Грегом, то обнаружил, что у вдовствующей леди — гость: с тщательно уложенными белокурыми волосами, самыми искренними на свете голубыми глазами, в новом темно-сером с серебряными искорками костюме. Прекратив разговор, обе изумленно уставились на меня.

Высокая изящная вдовствующая леди в ярко-голубом сильно приталенном платье-костюме с неуместным для столь раннего утреннего часа декольте выглядела весьма лакомым кусочком. На ее розовых губках мелькнула вымученная улыбка, но непослушные темно-синие глаза не выражали ни приветливости, ни гостеприимства.

— Доброе утро, лейтенант! — Ее рука указала на шесть футов искренности, поднявшиеся с кресла позади нее. — Это Джерри Шоу.

— Мы уже встречались. — Джерри наградил меня своей «типично мужской» улыбкой. — Как поживаете, лейтенант?

— В бегах, как обычно! — ответил я. — Мне надо задать несколько вопросов миссис Кэрролл и мистеру Толлену.

— Понятно! — сочувственно закивал он. — Поскольку я все равно собирался уходить, то…

— Нет, побудьте с нами немного. Может, вы сможете чем-то помочь, — остановил я его.

— Помочь? — Он слегка удивился, но все же остался.

— Не хотите ли чашечку кофе или чего-нибудь еще? — обратилась ко мне Тони Кэрролл, как если бы я был фотографом из какого-то модного журнала, пришедшим запечатлеть на пленке, как вновь испеченная вдова справляется с обязанностями хозяйки дома.

— Нет, благодарю, — отказался я вежливо. — Всего лишь несколько вопросов.

Грег Толлен опустился на ручку, кресла и положил руку ей на плечо, готовый в любую минуту прийти на выручку.

— Спрашивайте.

— Вы помните, — обратился я непосредственно к нему, — когда я уходил отсюда ночью после убийства, я сказал вам, что алиби, которым вы располагаете помимо слов миссис Кэрролл, — это свидетельство Джанис Айверсен?

— Ну-у… — Толлен с усилием сглотнул. Видно было, что он нервничает.

— Разрешите освежить вашу память, — холодно продолжал я. — И вы, и миссис Кэрролл заявили, что человек в костюме Санта-Клауса вышел из комнаты для гостей в тот самый момент, когда вы намеревались туда войти. Единственным независимым свидетелем, подтверждавшим существование Санта-Клауса, была Джанис Айверсен, сообщившая, что она видела его в кухне.

— Да, теперь припоминаю.

— Ваша независимая свидетельница этой ночью умерла. Ее задушили! — сказал я.

— Джанис? — охнул он. — Задушили?

— Где вы были вчера вечером от десяти часов до полуночи? — спросил я.

— Вчера вечером? — Его усики задрожали. — Ну, я… я был здесь.

— Нет смысла притворяться и выдумывать что-то иное, — заговорила Тони Кэрролл глухим голосом. — Вам известно о нашей связи, лейтенант. Грег провел ночь со мной. Ни один из нас не выходил из дома с того момента, когда он приехал сюда во второй половине дня.

— Может ли кто-нибудь это подтвердить? — поинтересовался я.

— Нет, — покачала она головой. — Никто.

— Я хочу быть уверенным, что вы оба хорошо разбираетесь в сложившейся ситуации, — повысил я слегка голос. — Вы признаете, что между вами существовала интимная связь еще до убийства Дина Кэрролла.

И это вы вдвоем обнаружили тело, но Толлен сообщил об убийстве лишь после того, как отослал вас домой.

Таинственный Санта-Клаус мог быть всего лишь плодом вашего воображения. Однако независимое показание Джанис Айверсен подтверждало ваши слова. Она позвонила мне вчера вечером и сказала, что ее жизнь в опасности, потому что она больше не может скрывать истину и они это знают. Когда я приехал к ней домой, она была уже мертва. Она могла обеспечить вам алиби по целому ряду причин, и в первую очередь ради денег, но потом нервы у нее не выдержали и она решила открыть правду. Если вы знали или хотя бы подозревали, что она собирается выдать вас, то единственный имевшийся в вашем распоряжении способ помешать ей — это убить ее. Таким образом, алиби на первое убийство у вас больше нет, а на второе и не было.

— Клянусь, мы в самом деле видели человека в костюме Санта-Клауса! — взвизгнула Тони. — Он прошел мимо меня так близко, что я могла бы дотронуться до него…

— Ваш муж знал, что вы — любовники, — возразил я. — И решил из мести подпортить деловую репутацию Толлена, применив для этого собственный метод.

Вы наследуете его деньги и львиную долю его предприятия. Если вы спланировали, как устранить его, вместе с Толленом, то из этого следует, что вы намеревались впоследствии пожениться и жить в роскоши до конца своих дней.

— Лейтенант, — почтительным тоном заговорил Шоу. — Мне ясно, что, с официальной точки зрения, я вмешиваюсь не в свое дело, но из чувства лояльности к Тони и Грегу я считаю все же своим долгом напомнить вам, что не они одни могли желать Дину смерти.

— Вы имеете в виду конкретных людей, мистер Шоу? — спросил я спокойно.

Он скромно улыбнулся:

— Иногда игрок, находящийся на левой половине поля, обладает большими возможностями, чем стоящий в центре. Улавливаете мою мысль? Предположим, Джайнис Айверсен, узнав человека в костюме Санта-Клауса, сказала ему про это. И у того не оставалось иного выхода, кроме как убить ее, пытаясь обеспечить себе алиби. Что же касается употребленного ею местоимения «они», то женщины зачастую трактуют его весьма вольно и отнюдь не сообразно с синтаксисом. А уж тем более в состоянии сильного стресса, возбуждения или страха за свою жизнь и так далее…

— Позвольте спросить, — вмешался я, — что вы подразумеваете под «они»— покойного Мэла Йорганса?

— Пожалуйста. Если вы помните, лейтенант, я… — Улыбка медленно сползла с его лица. — «Покойного», сказали вы?

— Ему тоже звонили. Скорее всего, та же Джанис Айверсен, — пояснил я. — Он обнаружил тело и, не поверив в то, что я приму его рассказ всерьез, решил покончить с собой.

— Ох! — Он чуть скрипнул зубами. — Значит, вы уверены в его невиновности?

— Да. На основании различных логических и технических соображений, — ответил я. — Не хотели бы вы что-нибудь добавить, мистер Шоу? Как друг миссис Кэрролл и мистера Топлена?

— Нет, — пробормотал он. — Пожалуй, это все.

Вдовствующая леди безутешно зарыдала, но это ни капельки меня не взволновало, поскольку я уже видел, как она использовала этот приемчик ранее. Усы Грега задергались так, словно хотели сорваться с верхней губы и где-то спрятаться. Мне было отрадно сознавать, что я весьма искусно посеял среди них смуту и отчаяние, хотя пока не преуспел ни в чем ином.

— Вот как обстоят дела, — произнес я угрюмо.

— Дин был законченным негодяем, — заговорила сквозь всхлипывания Тони Кэрролл. — Но со мной он обращался не хуже, чем со всеми остальными. Ни я, ни Грег не убивали его, лейтенант!

— Вы знали, что ваш муж сидел в тюрьме? — спросил я.

— Что?! — Тони подняла на меня глаза. Потрясение было настолько сильным, что она забыла про слезы и истерику. — Дин?!

— Он был мошенником. До того, как перебраться сюда, в Пайн-Сити, он и его два партнера отсидели в Сан-Квентине три года.

— Дин? — Она недоуменно потрясла головой. — Не могу в это поверить!

— Полагаю, этим-то и объясняется его деловая этика или, вернее, полное отсутствие таковой, — мрачно заговорил Толлен. — А кто были его бывшие партнеры?

Не могли ли они участвовать в убийстве?

— Одним из них был Мэй Йорганс, вторым — Лоренс Вулф.

— Ларри Вулф?

Шоу минуту смотрел на меня, вытаращив глаза, и вдруг раскатисто захохотал:

— Человек, занимающийся сбором средств для разных там благотворительных фондов? Имеющий дело с доверчивыми старушками, обращающимися к нему за помощью? Становится просто смешно, когда подумаешь про это!

— Может быть, это даст ему шанс умереть со смехом, чтобы присоединиться к своим бывшим партнерам на том свете? — заметил я ворчливо.

Толлен старательно откашлялся.

— Я думаю, что ввиду предъявленных нам обвинений, лейтенант, — тут его усы вновь задрожали, — нам следует отказаться отвечать на дальнейшие вопросы, пока мы не получим юридического совета. Поэтому… — Его голос сорвался, конец фразы был произнесен фальцетом. — Мы должны просить вас немедленно покинуть дом.

— Я как раз собираюсь это сделать, — холодно заверил я. — Но я вернусь, чтобы, скорее всего, произвести арест с соблюдением всех формальностей.

— Я провожу вас, — дружеским тоном предложил Шоу.

— Как желаете.

Он тщательно притворил дверь в гостиную, а когда мы оказались на парадном крыльце, коснулся моей руки.

— Лейтенант, — произнес он голосом закадычного друга, — я ничего не могу сказать о Тони. Все женщины — темный омут, и никто не знает, что у них на уме. Но я ни за что бы не поверил, что Грег способен на убийство. У него, как принято выражаться, кишка тонка.

— Если откровенно, то следует признать полнейшую вашу несостоятельность — в аналитическом плане, конечно. Припоминаю, как вы уверяли меня, будто Толлен боится женщин. Всего лишь вчера. Ну а кто же, по-вашему, Тони? Не мальчик же из хора?

— Я ошибался, — буркнул он смущенно.

— Да, несомненно… Скажите, теперь, когда Йорганс вышел из игры, имеются у вас какие-либо соображения?

— Ну-у… — Он скромненько усмехнулся. — Я бы не прошел мимо этой суки Мейлон, тем более что все началось в ее доме. Но я ведь — не детектив.

— Сколько дохода приносил Вулф в год Кэрроллу наличными? — поинтересовался я.

— По-разному, конечно, — ответил он беспечно. — Однако, полагаю, что-то около двадцати тысяч.

— Ну а сколько Дин отбирал у Йорганса?

Шоу хохотнул:

— Вы разыгрываете меня, лейтенант?

— Сколько? — повторил я.

— Столько же, понятно. Это был тот счет, который Дин забрал у Йорганса. Я думал, вы про это знали.

— Да, знал, — зло улыбнулся я сквозь стиснутые зубы. — Просто забыл. Ну, спасибо, что напомнили.

— Теперь я понимаю, почему Йорганс был так обозлен на Дина в тот день в офисе, когда пригрозил убить его, — пробормотал он. — Потерять счет достаточно скверно, но когда тебя обманывает твой бывший партнер…

— Не могу слушать дальше, — прервал я его, — боюсь разрыдаться. Скажите мне — совершенно конфиденциально, разумеется, — каковы планы овдовевшей леди в отношении предприятия ее мужа?

— Ну, — ответил он, криво улыбаясь, — в данный момент управлять делами буду я, а позднее, месяцев через шесть, когда будут окончательно оформлены ее права на наследование восьмидесяти процентов акций, мы переименуем фирму. Правда, новое название — «Грег Толлен и компаньоны» благозвучным мне не кажется.

Но возможно, я просто предубежден?


Скверно перекусив в какой-то забегаловке, я вернулся в офис около половины третьего. Оскорбленная в своих лучших чувствах Аннабел Джексон, фыркнув при виде меня, доверительно предупредила, что шериф дожидается в кабинете. Я спросил, где сержант Полник, и она сообщила, что тоже там.

Кто я такой, чтобы заставлять себя ждать? И посему я, сразу же ощутив от страха спазмы в области желудка, прямиком отправился в логово Лейверса.

Физиономия у шерифа лоснилась, как у сытого кота, только что полакомившегося канарейкой. Полник всеми силами старался прогнать самодовольную ухмылку, но у него ничего не получалось.

— Привет из Лейтенантляндии! — доложил я бодрым голосом, пытаясь внести веселые нотки в предстоящее заседание. — Мы, обитатели сей страны, попав в ваш тесный кабинет, выражаем самые теплые чувства по отношению к присутствующим!

— Садитесь, Уилер! — промурлыкал Лейверс.

— Может, мне лучше постоять? — подумал я вслух. — Но тогда будет выше падать, правда? — Быстро усевшись, я полез в карман за сигаретой. — Мне не терпится услышать хорошие вести.

— Я хотел бы поздравить вас, лейтенант! — заявил Лейверс противным голосом.

— Видимо, вам известно что-то такое, чего не знаю я, — печально улыбнулся я в ответ. — Диагноз определенный? Скажите, доктор, сколько я еще протяну?

Недели две? Возможно, шесть месяцев? Мне надо распорядиться в отношении моей новой машины, знаете ли. Кто без меня станет заботиться об ежемесячных взносах?

— Я припоминаю недавний разговор в этом кабинете, — снова замурлыкал он, но еще отвратительней. — Когда мы обсуждали явные преимущества работы всей бригадой, вы обещали изменить свой подход к заданиям, лейтенант. Вы действительно изменили его, с чем я вас и поздравляю. И с удовольствием познакомлю вас с результатами работы возглавляемой вами бригады.

— Кого-то еще ухлопали? — спросил я напряженным голосом.

— Наоборот! — Лейверс улыбнулся, и на мгновение у меня затеплилась надежда, что у него выпадут все зубы и я смогу затолкнуть их ему прямо в глотку. — Вы попросили сержанта посетить фирму Йорганса, чтобы сообщить секретарше, что случилось с ее бывшим боссом, а затем произвести обыск. Правильно?

— Пустой треп, — буркнул я в ответ, холодно взглянув на Полника.

Сержант расплылся в широкой улыбке:

— Уверен, вы все знали заранее. Верно, лейтенант?

— Разумеется! Но только что именно я знал?

— Разрешите мне? — Лейверс просто исходил радостью. — Сержант Полник нашел вот это, спрятанное за стальным картотечным ящиком у Йорганса.

Он довольно громко охнул, когда нагнулся, чтобы достать что-то из-за стола, — с таким брюхом кто угодно охнет, складываясь пополам. Выпрямившись, он издал звук явного облегчения и бросил на стол красный тюк. Сначала я подумал, что это какое-то нижнее белье, но белая борода и фальшивые бакенбарды все объяснили: передо мной, несомненно, был костюм Санта-Клауса!

— Вещественное доказательство номер один! — торжественно провозгласил Лейверс. — Разрешите мне продемонстрировать и номер два, лейтенант! — Выдвинув ящик письменного стола, он извлек оттуда пистолет и положил его рядом с неизменными атрибутами Санта-Клауса. — Найден в запертом ящике письменного стола Йорганса.

— И у вас нет ни малейшего сомнения в том, что это и есть орудие убийства? — мрачно спросил я.

— Да, ни малейшего, — радостно ответил шериф. — Эд Сэнджер уже все проверил, Уилер. Правда, на пистолете не было отпечатков пальцев, но, полагаю, у нас нет причин расстраиваться по пустякам.

Он взял сигару из шкатулки на письменном столе, сорвал с нее целлофановую обертку, поднес к уху, вращая ее и разминая между средним и указательным пальцами, и прислушался к раздавшемуся треску.

— Вчера вечером я высказал предположение, что у Йорганса могло быть два пистолета. Припоминаете? Вы подняли меня на смех, не так ли, лейтенант?

— Мое мнение до сих пор не изменилось.

— Что? — Он вытаращил глаза. — Дело закрыто, Уилер! Полностью. Какие вам еще нужны доказательства, что Йорганс был убийцей?

— Это всего лишь дешевый трюк. Подтасовка фактов! — твердо стоял я на своем. — Убийца, задушив Джанис Айверсен и зная, что мы оба, Йорганс и я, устремились к ее дому, поспешил в фирму Йорганса и сунул пистолет и костюм в такие места, где их невозможно было не найти при обыске.

Лейверс запихнул сигарету в рот и пожевал ее, бросив на меня гневный взгляд:

— Не разрешайте своему самолюбию брать верх над логикой, лейтенант! Дело закончено, и вы это знаете!

— Если и закончено, то не для меня! — заявил я с жаром. — Вам никогда не удастся меня убедить, что это был Йорганс! Даже за миллион лет!

— Что вас терзает, Уилер? — завопил он. — Что вам не удалось арестовать его? Или что он обманул вас, выбросившись из окна, когда вы за ним не следили?

— Шериф! — Закрыв глаза, я пересчитал четырех блондинок и одну рыжеволосую красотку — почему только у них всех были широкие седые пряди в волосах? И только после этого смог изобразить на лице вежливую улыбку. — Давайте признаем, что наши мнения в этом вопросе разошлись.

— Отлично! — взревел он. — Пусть разошлись. Но дело закрыто!

— Предоставьте мне двадцать четыре часа, чтобы доказать обратное! — попросил я. — Если мне не удастся этого сделать за указанный срок, тогда я сдамся. И дело действительно будет закрыто.

— Черта лысого вам удастся что-то доказать!

— Да помолчите вы хоть минуту! Ну что вы теряете? Тем более что вы абсолютно уверены в своей правоте!

Сигара бешено заметалась у него во рту. Но неожиданно он обмяк.

— К черту! Стану я еще зарабатывать себе язву желудка, споря с ненормальным, вообразившим себя Шерлоком Холмсом! Ладно, Уилер, даю вам время — до послезавтра, до девяти утра. И при одном условии: если вы не сможете доказать за этот срок, что я ошибаюсь, то принесете мне извинения в письменном виде!

— А если я докажу, что вы ошибаетесь?

Он свирепо усмехнулся:

— Я человек честный! Вам тогда не придется приносить извинения.

— Вы хитрый! — возмутился я. — Толстый, уродливый, глупый, но хитрый! Вы — не против, чтобы я позаимствовал костюм? — Я схватил со стола костюм Санта-Клауса.

— Я — не против, если вы будете с ним бережно обращаться. И не вздумайте в этом одеянии подняться ко мне в сочельник по водосточной трубе, если не хотите, чтобы я поджег вам штаны!

— Не беспокойтесь! — фыркнул я. — Вы же будете первым среди тех красноносых оленей, которые поволокут сани Санта-Клауса.

— Послушайте, лейтенант! — мечтательно заговорил Полник. — Как вы считаете, может, и я могу участвовать в праздничном шествии? Мне всегда этого очень хотелось.

— Почему? — непритворно удивился я, поскольку мысль о том, как переодетый Санта-Клаусом сержант будет раздавать подарочки малышам, показалась мне довольно вздорной.

— Все эти прекрасные дамочки, лейтенант! — Он мечтательно вздохнул. — Только представить себе, как они сидят и ждут, когда к ним по трубе спустится добряк Санта-Клаус! Чулки они снимут, ну и все такое…

Глава 9

Совершенно машинально я сделал глубокий вдох — и не обманулся: все помещение пропахло одеколоном.

На секунду я задумался о том, как сюда осмеливаются заходить люди с аллергией на запахи, потом прогнал подобные праздные мысли прочь. Лоис внимательно осматривал костюм Санта-Клауса. Его тонкие пальцы, елико возможно, избегали контакта с грубой красной тканью.

— О да! — Он наградил меня заговорщицкой улыбкой. — Тот самый костюм, который взяла напрокат мисс Мейлон, лейтенант.

— Прекрасно!

— И что же с ним делала непослушная девчонка? — пронзительно хихикнул он. — Не могу себе представить, как можно развлекаться в таком одеянии!

— Эти костюмы разных размеров? — спросил я.

— Просто большие, средние и маленькие. И для мальчиков, и для мужчин. Нам приходится снабжать костюмами всякие школьные постановки.

Его глаза блестели, как будто наша беседа доставляла ему огромное удовольствие.

— А этот какой?

— Среднего размера, — ответил он без колебаний. — Припоминаю, я не был уверен, что ей подойдет. Обычно женщины не берут такие костюмы, поэтому мне пришлось снять с нее мерку. Вы не представляете, как мне это было неприятно! Воспоминание все еще не дает мне покоя. Обматывать сантиметром — ее плечи, бедра, грудь… Фу!

— Вы — живой человек. Я понял! — сочувственно произнес я. — Скажите, мог ли взять для себя этот костюм мужчина весом в сто восемьдесят фунтов и ростом чуть выше шести футов?

— Взять-то он мог, конечно! — весело рассмеялся Лоис. — Но я сильно сомневаюсь, чтобы ему удалось натянуть его на себя. Это один из наших самых маленьких в среднем размере, так что, если быть точным, для мужчины-недомерка. — Он взял со стойки халат и растянул его. — Попробуйте надеть на себя, лейтенант.

Я действительно снял пиджак и попытался втиснуться в красную хламиду. Создатели костюма предусмотрели место для подушки, которая накладывалась на живот, но рукава мне едва доходили до локтей, а широкие плечи просто не разрешали даже на секунду превратиться в рядового Санта-Клауса. Халат угрожающе трещал по швам, и я поспешно стянул его с себя.

— Теперь я в точности понимаю, что вы имеете в виду, Лу, — молвил я, укладывая костюм обратно на стойку. — Огромное спасибо.

— Заходите в любое время! — расплылся он в довольной улыбке. — Могу ли я получить свой костюм обратно?

— Еще нет. Он потребуется в качестве вещественного доказательства.

— Ну что же, не возражаю! — возбужденно хохотнул он. — Держите столько, сколько надо, но когда все будет закончено, обещайте посвятить меня во все интимные подробности, милый мой! — Он взволнованно захлопал длинными ресницами. — Во все чарующие пикантные детали, про которые газеты предпочитают умалчивать, потому что это может отрицательно подействовать на психику подростков. Вы же понимаете?

— Я все понимаю, — хмыкнул я, — и постараюсь вас не разочаровать.

Я чувствовал, что задыхаюсь от одеколона, и поспешил выскочить из маленького помещения, пока меня не стало по-настоящему тошнить. А Лоис, очевидно, не заметив моего постыдного бегства, продолжал рассуждать о таинственных феях и их чарах.

Опустив откидной верх машины, я стал торопливо пробираться вперед в плотном потоке транспорта» полной грудью вдыхая поразительно свежий утренний воздух.

Однако думал я не о радостях зарождающегося дня — у меня из головы не шел состоявшийся накануне неприятный разговор с шерифом. Я по-прежнему не сомневался, что Йорганса подставили — все так называемые доказательства его вины были явно подтасованы, причем довольно грубо, но вот отыскать подлинного убийцу и изобличить его было куда сложнее. К тому же была еще одна забота — на приобретение моих пресловутых рождественских подарков у меня оставался лишь сегодняшний вечер.

Нажав пятью минутами позже на дверной звонок и взглянув на кислую физиономию Айрис Мейлон, когда она увидела меня, я подумал, что должен благодарить судьбу за то, что не зарабатываю себе на жизнь, продавая вразнос зубные щетки и прочую ерунду. Потому что в этом случае я умер бы от голода ровно через три недели.

— Снова? — уставилась она на меня негодующе. — Неужели вы не можете заняться ничем иным, лейтенант, кроме как беспокоить впустую честных людей?

Она тщательно расчесала светлые волосы, так что теперь они спадали до плеч мелкими завитками. Брючный костюм, который был на ней, выглядел весьма элегантно — сшитый из голубого шелка с белыми снежинками узоров. Под воротником-стойкой красовались вместо пуговиц три серебряных лягушки. Узкие брюки было, наверно, очень трудно натягивать, но зато они подчеркивали форму ее стройных ног, а там было на что посмотреть, можете мне поверить!

— Если бы я был водопроводчиком, который явился, чтобы ликвидировать у вас в квартире протечку, вы бы приветствовали меня обаятельной улыбкой, не так ли? — бодро заговорил я. — А как насчет того, чтобы сделать то же самое для лейтенанта, пришедшего для воссоздания картины преступления?

Ее небесно-голубые глаза расширились.

— Воссоздание картины преступления? Вы шутите?!

— Мы, лейтенанты, никогда не шутим такими вещами! — парировал я обиженно. — Это не в наших правилах. Удачная реконструкция картины преступления — большое искусство, смею вас заверить.

— Полагаю, вам лучше войти в дом, — пробормотала она без всякого энтузиазма. — Мне не терпится посмотреть, как можно воссоздать картину преступления в отсутствие семи или восьми других людей, так или иначе причастных к этой истории.

— Это моя специальность, — доверительно сообщил я, идя следом за ней по коридору. — Офис шерифа располагает ограниченными средствами, и у нас нет возможности осуществлять абсолютно точное воссоздание преступных деяний. Мы как бы работаем на любительской киностудии, а не в Голливуде.

Мы вошли в гостиную. Она, уподобляясь ловкому бармену, двинулась, не замедляя шага, к бару.

— Уверена, мне не помешает выпить, — бросила она через плечо. — Так почему бы не сделать этого сразу?

Как вы считаете, лейтенант?

— Если вы считаете, что это необходимо, я присоединюсь к вам.

Устроившись на диване, я закурил. Несколько секунд спустя она протянула мне выпивку и уселась в кресло на порядочном расстоянии от меня.

— Ну, — произнесла она, приподнимая бокал, — выпьем за ненормальных лейтенантов и за их идиотские реконструкции!

— Благодарю… Кстати, мы нашли костюм вашего Санта-Клауса…

— Нашли? — На ее лице мелькнуло любопытство. — И где же?

— Не имеет значения. По-настоящему большая новость, Вирджиния, заключается в…

— Меня зовут Айрис! — выпалила она.

— Сейчас вы — Вирджиния. И перестаньте меня прерывать, Вирджиния!

Она пожала плечами.

— Важная новость, Вирджиния, — я на минуту замолчал, чтобы добиться максимального драматического эффекта, — заключается в том, что никакого Санта-Клауса не было.

Рот у нее приоткрылся. Она в полном недоумении уставилась на меня. Через пару секунд, придя в себя, она забормотала:

— Вы дерзкий, наглый и…

— Во всяком случае, — спокойно пояснил я ей, — на преступнике, когда он убивал Дина Кэрролла, не было костюма Санта-Клауса, потому что одеяние это было подобрано по размерам специально для вас.

— Ox! — выдохнула она, и было видно, что она кое-что сообразила. — Почему вы сразу не сообщили этого членораздельно?

— Я предпочел сообщить в первую очередь то, что мне тогда представлялось куда более важным. А именно: в тот вечер, когда был убит Кэрролл, здесь не было никакого Санта-Клауса.

Она неторопливо отпила глоток из бокала, потом очень осторожно, словно он стал внезапно необычайно хрупким, поставила его на столик.

— Но Тони и Грег видели его, — произнесла она напряженным голосом. — А Джанис Айверсен столкнулась с ним на кухне.

— Может, они просто сказали так? — печально покачал я головой. — Вас это удивит, Айрис, однако, когда речь идет об убийстве, многие люди склонны лгать и отнекиваться.

— Все трое? Послушайте, лейтенант! — Ее голос вдруг окреп. — Если вы явились сюда играть в какие-то идиотские игры, я сыта ими по горло. Если же нет, почему бы вам не перейти прямо к делу и не объяснить, чего вы хотите?

— Я уже говорил, что явился сюда, чтобы воссоздать картину преступления. Припоминаете? — Мой голос звучал строго и напористо. — Именно это я и намереваюсь проделать. У вас была рождественская вечеринка. В доме находилось двенадцать гостей плюс вы сами, хозяйка. Приблизительно в половине девятого Ларри Вулф предложил поиграть в «убийство в темноте». И вы все этим и занялись. Предварительно вы тянули жребий, доставая из шляпы бумажки, чтобы распределить роли. На одной было написано, кому быть «детективом», на другой — «убийцей», и так далее, не так ли?

— Да, так, — подтвердила она и продолжала:

— «Детектив» остается на месте, свет выключается, а через некоторое время «убийца», касаясь рукой плеча жертвы, «убивает» ее. «Убитый»и «убийца» издают громкий крик, свет загорается, и «детектив» начинает задавать всем вопросы, чтобы выяснить, кто «убийца». Предполагается, что все, кроме «убийцы», говорят правду, одну правду.

— Если бы я мог ввести такие правила! — воскликнул я совершенно серьезно. — Игрокам разрешалось бродить по всему дому? Или они должны были находиться в каких-то определенных комнатах?

Она поколебалась мгновение.

— Мы ограничили игру гостиной, столовой, кухней и прихожей, — пояснила она. — Я подумала, что если бы я разрешила им прятаться и в спальнях, то не смогла бы потом их оттуда выставить.

— Дин Кэрролл отправился в комнату для гостей, где его кто-то и застрелил приблизительно в девять пятнадцать. Когда игра утратила остроту, опять включили свет и начали пить и танцевать. Около половины десятого Толлен и миссис Кэрролл отправились в комнату для гостей, встретившись с выходящим оттуда Санта-Клаусом, и минут через пятнадцать обнаружили труп ее мужа.

— Вроде бы да.

— На вечеринке не было никого в наряде Санта-Клауса, — развивал я свою мысль. — Хотя такой костюм лежал на вашей кровати, едва ли можно допустить, что им воспользовался убийца: облачиться в него смогла бы только миссис Санта-Клаус. Итак, если убийцей был один из гостей вечеринки, к тому же мужчина, как до сих пор предполагалось, то каким же образом он ухитрился убить Дина Кэрролла? Огни повсюду были погашены, по дому, помимо него, в темноте бродило еще двенадцать человек. Но он знал, что Кэрролл находится один в комнате для гостей. Переодевшись где-то в костюм Санта-Клауса, припрятанный им, возможно, даже в карманах, он пошел в гостевую комнату и застрелил Кэрролла. Просидел там минут тридцать — видимо, чтобы составить компанию трупу? — пока не услышал донесшиеся из коридора голоса Топлена и миссис Кэрролл. Тогда он открыл дверь и прошел мимо них на кухню, где дождался прихода Джанис Айверсен.

Вероятно, он был не в силах устоять перед соблазном ущипнуть ее за мягкое место, как вы считаете?

Она открыла и закрыла пару раз рот, но так ничего и не сказала.

— Если мы начнем рассуждать о том, что Кэрролла мог убить человек со стороны, картина будет еще менее убедительной. Убийца заранее должен был бы знать, что у вас состоится бал-маскарад, что вы затеете дурацкую игру в убийство и что Кэрролл будет находиться один в комнате для гостей в определенное время, так что ему оставалось лишь войти спокойно в дом в костюме Санта-Клауса, будучи уверенным, что никто его ни о чем не спросит. — Я нетерпеливо пожал плечами. — Стоит ли продолжать?

— Что вы пытаетесь доказать, лейтенант? — Она нервно взъерошила волосы пальцами.

— Если убийцы в роли Санта-Клауса не существует, значит, Тони и Грег лгали и Дина убили именно они…

Айрис ошеломленно покачала головой:

— Но тогда и Джанис лгала?

— Полагаю, что именно это и мучило меня с самого начала, — совершенно откровенно ответил я ей. — В тот вечер здесь находилось пятеро людей, имевших основания желать Кэрроллу смерти, но ни один из них не предвидел тех обстоятельств, которые предоставили преступнику возможность совершить убийство и безнаказанно скрыться. А вообще-то подобное криминальное деяние в таких условиях не под силу одиночке.

— Я не понимаю, куда вы клоните? — произнесла она недовольным тоном.

— Подхожу к обстоятельствам, которые сделали преступление возможным, — пояснил я терпеливо. — Остановимся прежде всего на бале-маскараде, устроенном вами. Идея игры в убийство исходила от Ларри Вулфа. Тело нашли Тони Кэрролл и Грег Толлен. Они же изобрели таинственного Санта-Клауса, который якобы вышел из комнаты для гостей в тот момент, когда они намеревались туда войти. Джанис Айверсен подтвердила появление Санта-Клауса, заявив, что она видела его на кухне. — Я тяжело вздохнул. — Никто из гостей не прореагировал на известие об убийстве так, как это обычно делает нормальный подозреваемый. Ваши гости буквально не могли дождаться возможности, чтобы обвинить друг друга во всех смертных грехах. Толлен без колебаний объявил, что они с Тони находятся с некоторых пор в интимных отношениях и в гостевую комнату отправились с вполне определенной целью. Когда на следующее утро я встретился в кабинете Кэрролла с Джерри Шоу, он, как на блюдечке, преподнес мне нового подозреваемого — Мэла Йорганса, правда, не из числа гостей, а также не преминул напомнить, что Джанис Айверсен в прошлом была любовницей Кэрролла.

Чуть позже, днем, Вулф поспешил снабдить меня сведениями о том, что у него и у вас имелись весьма веские причины желать Кэрроллу смерти. — Я нехорошо ухмыльнулся. — Хотите послушать дальше?

Допив бокал, она пощелкала по нему наманикюренными пальцами и небрежно повела плечами:

— А почему бы и нет?

— В нашем городе имеется фактически всего одно место, где можно взять напрокат различные вещи. Естественно, я сразу же обратился туда и выяснил, что вы брали для себя костюм Санта-Клауса. Тем самым были достигнуты сразу две цели: во-первых, вы сами стали выглядеть более подозрительно, и, во-вторых, было установлено, что на вашей кровати лежал костюм Санта-Клауса, который кто-то мог надеть на себя перед тем, как убить Дина Кэрролла. Ну а потом, чтобы окончательно все запутать, Вулф заявил, что он взял напрокат целых три костюма для детских утренников, организованных благотворительными обществами, в которых он работает. Однако все было задумано таким образом, чтобы из всех подозреваемых, признающих, что у них были серьезные мотивы желать Кэрроллу смерти, должен был выдвинуться на первый план в качестве подозреваемого Мэл Йорганс. Решающий довод в пользу этого предположения появился вчера вечером, когда мне позвонила Джанис Айверсен.

Я подробно описал последовательность событий, кульминационным моментом которых явилось обнаружение в кабинете Йорганса исчезнувшего костюма Санта-Клауса и орудия убийства.

— Но вы-то ведь не думаете, что их обоих убил Йорганс? — напрямик спросила Айрис, когда я закончил.

— Вы правы, не думаю.

— Тогда кто же, по-вашему, сделал это? Я?

— Возможно, — согласился я. — В одном я твердо уверен: вы причастны к преступлениям. Все можно было осуществить только при одном условии: здесь явно имел место преступный сговор. Убийца привлек к этому делу целый ряд людей.

— Мне нужно выпить.

Она поднялась и прошла к бару. Я спокойно подождал, когда она вернется с полным бокалом и сядет на прежнее место.

— Я считаю, что вы — безумец! — заявила она.

— Шериф того же мнения, — не удержался я. — Он вдруг предоставил мне время до завтрашнего утра, чтобы я доказал, что оба убийства — отнюдь не дело рук Йорганса. И я намерен это доказать!

— Неужели? — Она с неприкрытой издевкой посмотрела на меня. — Ну и как вы думаете это сделать, лейтенант?

— Я уже выяснил, что Йорганс не мог натянуть на себя костюм Санта-Клауса, который вы взяли напрокат.

— Тот самый, обнаруженный в его кабинете. Так что если кто-то и выступил все же в роли Санта-Клауса, то этот «кто-то» не был Йоргансом. Что же касается самого Йорганса, то он просто не мог явиться сюда в разгар вашего веселья, убить Кэрролла и удалиться незамеченным. Но мое самолюбие пострадает, если я смогу доказать шерифу лишь то, что Йорганс не был убийцей.

Я хочу задержать настоящего убийцу.

— Вы хотите сказать, что окружной шериф согласен с тем, что Йорганс убил и Дина и Джанис? — медленно спросила она. — Вы же действуете в одиночку, на свой страх и риск?

— Я даже могу объяснить вам, как мне удастся найти настоящего убийцу, — продолжал я серьезно. — Буду сидеть у себя дома в полном одиночестве и просто ждать, пока кто-нибудь из вас не предоставит мне его или ее на том самом знаменитом блюдечке с голубой каемочкой.

— Теперь я точно уверена, что вы — псих!

— Если один из вас не назовет мне вечером имени убийцы, — произнес я вкрадчиво, — я добьюсь этого утром более жестоким способом. Задержу вас всех за участие в преступном сговоре с убийцей, ну а потом выжму имя убийцы. Кто-то непременно расколется! Джанис Айверсен не потребовалось даже постороннего нажима, поэтому ее и убили. После нескольких часов допроса кто-то будет просто счастлив назвать имя убийцы. Возьмем того же Грега Топлена. Я как-то не верю, что он выдержит продолжительный жесткий допрос. Или Тони Кэрролл. А как вы сами? — Я отставил в сторону свой бокал, к которому так и не притронулся, и встал с дивана. — В вашем распоряжении несколько часов, чтобы все хорошенько обдумать. Может быть, вам стоит посоветоваться с остальными? Если я узнаю имя убийцы сегодня вечером, я сделаю все от меня зависящее, чтобы судья отнесся снисходительно к тому или к тем, кто мне его сообщил. Однако если я не узнаю это имя сегодня, то прямо с утра приступлю к осуществлению второй половины моего плана.

Ее небесно-голубые глаза затуманились, уголки губ опустились. И она секунд пять пристально смотрела не то на меня, не то сквозь меня.

— Не верю, что вы настолько глупы, — вздохнула она. — По всей вероятности, вы — просто чокнутый!

— Не забывайте одной вещи, Айрис, — холодно заметил я. — Начиная с этой минуты вам больше некуда идти, за исключением моей квартиры, где я буду ждать вас сегодня вечером.

Глава 10

Около восьми вечера я внезапно осознал, что предложить себя в качестве наживки — шаг весьма опрометчивый. Мне не следовало поступать так необдуманно.

Айрис Мейлон была, несомненно, права: я спятил! Любой здравомыслящий детектив позаботился бы о подстраховке: даже если бы что-то пошло не так, приманка все равно сработала бы.

Проигрыватель был включен и обеспечивал мне успокоительный звуковой фон, но пуленепробиваемый костюм или хотя бы жилет был бы сейчас гораздо уместнее.

В пятнадцатый раз за последние полчаса я извлекал из поясной кобуры свой тридцать восьмой, проверяя его.

Один стаканчик, который я разрешил себе за весь вечер, давно был выпит и забыт, а моя твердая уверенность в успехе постепенно таяла.

Вдруг зазвонил телефон. Я судорожно схватил трубку.

— Уилер! — сказал я и услышал в ответ лишь слабый щелчок — на противоположном конце провода кто-то осторожно повесил трубку.

Секунд через пятнадцать после этого раздался звонок в дверь. От неожиданности я прямо подскочил. «Какого черта, — подумал я. — Звонивший не мог так быстро добраться до моей квартиры!» Звонок повторился, а я все еще стоял в нерешительности, не зная, как поступить: открыть дверь или забраться под кушетку, в надежде, что пришедший, кто бы он ни был, в конце концов уйдет?

Когда я все же отворил дверь на целых два дюйма, в руке у меня был зажат мой кольт. Я приготовился выпустить всю обойму в человека, который хотя бы отдаленно будет смахивать на Санта-Клауса. Однако стоявшую за дверью блондинку в шикарном вечернем туалете, даже если бы ей вздумалось заблеять или замычать, я бы узнал с первого взгляда.

— Ну, — холодно произнесла она, — собираетесь вы впустить меня, лейтенант? Мне казалось, что именно этого вы хотели?

— Разумеется, — вымученно улыбнулся я, сунул кольт в кобуру и распахнул дверь. — Входите, прошу.

Айрис Мейлон прошла мимо меня в гостиную. Прежде чем последовать за ней, я тщательно запер входную дверь. Айрис стояла в ожидании меня, зажав в руке изящную сумочку. Вечернее платье до пола было предельно простым. Лишь края глубокого декольте были обшиты оборкой из дорогих черных кружев, выгодно оттенявших прекрасные плечи и смело обнаженную полную грудь.

Казалось, стоит Айрис глубоко вздохнуть, и ее прелестный туалет соскользнет на пол.

— Вы не собираетесь предложить мне присесть, лейтенант?

— Один момент, — ответил я. — Сначала небольшая формальность.

Забрав у нее сумочку, я проверил ее содержимое. Поскольку в ней не было ничего опасного, разве что губная помада, я вернул сумочку владелице.

— Вот теперь садитесь, пожалуйста! — вежливо пригласил я.

Она опустилась на кушетку и, облизав губы кончиком языка, нерешительно улыбнулась:

— Это будет нелегко… Не могу ли я чего-нибудь выпить?

— Разумеется. Чего вы хотите?

— Безразлично. Скотч будет в самый раз.

Я вышел на кухню и, послав к черту все запреты, приготовил два скотча. Когда я принес напитки в гостиную, Айрис Мейлон по-прежнему сидела на кушетке и курила сигарету. Взяв бокал, она поблагодарила кивком. Я уселся на стул напротив нее.

— Я все время думала о том, что вы сказали мне утром, — призналась она ровным голосом.

— И?

— Вы всерьез говорили, что сделаете все, что в ваших силах, чтобы помочь тому, кто назовет вам настоящего убийцу?

— Конечно.

— Что вы могли бы сделать, чтобы помочь человеку, оказавшемуся в подобном положении? Я имею в виду, в чем это практически выразится?

Я пожал плечами:

— Вы сами понимаете, что эффективная помощь полиции в корне меняет отношение судьи к подсудимому.

— Но все равно придется какое-то время провести в тюрьме?

— Очевидно. Но срок будет минимальный по сравнению с остальными членами преступной группы.

— Какой срок?

— Это решает судья. Думаю, игра стоит свеч.

Она медленно выпила весь бокал и взглянула на меня:

— Ладно. Я верю, что вы сдержите слово.

— Не сомневайтесь. Я ничего не забуду…

— Человек, который вам нужен, — Ларри Вулф, — заявила она без раздумий.

Я медленно выпил глоток, поднеся бокал ко рту, и кивнул, словно с самого начала был уверен, что услышу именно это имя.

— У нас у всех были личные причины желать Дину Кэрроллу смерти, — продолжала она тем же ровным бесцветным голосом. — Ларри заверил нас, что если мы совместными усилиями обставим убийство надлежащим образом, то ни один не пострадает. В общем, он гарантировал, что осуществление этого… — она поперхнулась, — акта ничем нам не грозит.

— Каким образом вы заманили Кэрролла в гостевую комнату?

— Как только началась игра в убийство, туда отправился Вулф. А через пять минут я сказала Дину, что Ларри ожидает его в гостевой комнате по какому-то срочному делу. Убив его, Вулф спрятал тело под кровать, вышел и продолжил игру в убийство вместе с остальными гостями. Ну а через полчаса туда пошли Тони и Грег и спустя некоторое время сделали вид, будто совершенно неожиданно обнаружили там труп… Остальное вы знаете.

— Что скажете про убийство Джанис Айверсен?

— Это тоже идея Ларри, клянусь! — прошептала она. — Никто из нас даже не догадывался, что он сделает такое.

Не рассказывал он нам и о своем намерении свалить вину за смерть Дина на Йорганса.

— Ну и Ларри! — покачал я головой. — Каков хитрец!

Она удивленно посмотрела на меня:

— Вы хотите еще что-нибудь узнать?

— Мне думается, у меня и так уже достаточно всего для начала, — откровенно ответил я. — Впрочем, меня беспокоит еще одно — мотивы Вулфа.

— Ну, это мне кажется совершенно очевидным! — фыркнула она. — Дин шантажом заставил его перейти в его фирму, забрав у Йорганса деньги с его банковского счета. Он грозил Ларри, что раскроет его прошлое, а это означало бы, что Ларри больше не смог бы работать в благотворительных фондах.

— И поэтому он убил Кэрролла? Но ведь непременным следствием убийства стало бы копание полиции в прошлом Кэрролла. А как только раскрыли бы его преступную деятельность, выяснились бы и имена его сообщников. Можно сказать и иначе: пока Кэрролл был жив, существовала лишь опасность, что он разоблачит Вулфа. В случае же его убийства разоблачение становилось неизбежным. Ладно, давайте поговорим о других странностях… Хотите вопрос на засыпку?

— Но… — Она на мгновение запнулась. — Но Ларри…

— Вы попросили выпивки еще до того, как сели несколько минут назад на кушетку, — заговорил я насмешливо. — А пока я был на кухне, вы открыли входную дверь и впустили своего сообщника. — Я выхватил кольт из кобуры и бросил взгляд на дверь. — Так что мой вопрос на засыпку: кто стоял в прихожей все время и слушал наш разговор?

Ее реакция была настолько стремительной, что застала меня врасплох. Выплеснув мне в лицо напиток из бокала, она на какой-то миг ослепила меня. Послышались чьи-то быстрые шаги, и в следующее мгновение кольт выбили у меня из руки. Когда я снова прозрел, возле кушетки передо мной стоял высокий, атлетически сложенный парень, с пистолетом, нацеленным мне в грудь. На сей раз он был одет в серую рубашку с нарядным галстуком в сине-красную клетку. Аккуратно уложенные волосы на затылке являли образец парикмахерского искусства.

— Хочу дать вам совет, лейтенант, — в его честных глазах мерцали огоньки, — помните всегда: нельзя недооценивать возможности женщин.

— А я почему-то был уверен, что вы скажете: «Да, Вирджиния, Санта-Клаус перед вами!»— горько заметил я.

Он был слегка удивлен:

— Так вы разобрались? По части дедукции это было просто здорово, лейтенант!

— Практически единственной альтернативой выдуманному Санта-Клаусу был Санта-Клаус невыдуманный, который прибыл на вечеринку до приезда гостей, — сказал я. — Тот самый, который в гостевой комнате дожидался Дина Кэрролла.

— Понял, лейтенант, — задумчиво кивнул Джерри Шоу. — Так вы не верили в рассказ Айрис о тайном сговоре?

— Сговор мог иметь место. Но не пяти или шести человек, — ответил я. — Когда речь идет об убийстве, невозможно доверять такую тайну большому кругу людей. Поскольку при гостях убийца в одеянии Санта-Клауса не смог бы незаметно проникнуть в дом, то отсюда следует, что он попал туда до начала вечеринки.

А это было реально лишь при содействии Айрис. Спрятать на время его, подослать в подходящий момент Кэрролла, а позднее Грега Толлена и миссис Кэрролл и, наконец, устроить «случайную встречу» Джанис Айверсен с Санта-Клаусом на кухне — все это было под силу только хозяйке дома.

— Выслушав вас, я ощутил комплекс неполноценности. Я говорю о моем ущемленном самолюбии, — печально произнес он. — По моему замыслу вы должны были запутаться в разноречивых мотивах и возможностях, и тогда такого во всех отношениях подозрительного субъекта, как Йорганс, сочли бы подарком небес.

Позднее, когда он оказал нам любезность, покончив с собой…

— Признаюсь, вы показались мне слишком осведомленным, когда мы впервые встретились в вашей фирме, Шоу, — начал я. — К тому же вы настойчиво подсовывали мне Йорганса буквально на блюдечке с голубой каемочкой. Но я не представлял себе тогда мотива преступления, как, впрочем, не представляю его и сейчас.

— Вы никогда не работали на такого человека, как Дин Кэрролл, — произнес он вкрадчиво. — Едва ли нашелся на белом свете хотя бы один человек, который смог бы превзойти его по части беспринципности. Большего негодяя, чем он, я не встречал. Подыскивая какую-нибудь зацепку для самозащиты, я натолкнулся на Джанис Айверсен. Может быть, у его бывшей любовницы найдется на него управа, думал я. Мне было известно, что он посылал ей ежемесячно чек на кругленькую сумму, хотя они разошлись еще до его женитьбы на Тони.

Я постарался войти к ней в доверие, подружился с ней.

И вот однажды вечером, когда она нагрузилась спиртным и… — он брезгливо поморщился, — прельстилась сексом, она поведала мне о прошлых мошеннических подвигах Дина.

— И после этого вы смогли его шантажировать? — хмыкнул я. — Но зачем в таком случае было его убивать?

— Дин вложил деньги в наше предприятие, я же вкладывал знания и труд! — бросил он зло. — А что я получил после девяти лет каторги? Да ничего, если не считать средненького жалованья и жалких десяти процентов акций. Я знал, что Дин не позволит мне шантажом отнять у него фирму. Он предпочитал, чтобы я разоблачил его, поскольку тогда он мог преспокойно продать фирму кому-нибудь другому. Я знал, что, когда Дин умрет, Тони достанется около восьмидесяти процентов акций. И я решил, что даже если выйду из дела, то заберу все бумаги и счета и стану действовать самостоятельно!

— Омерзительно! — высказался я. — Но в данный момент это не суть важно. Зачем надо было убивать Джанис Айверсен?

— Поскольку она снабдила меня соответствующей информацией, ей не составило бы особого труда догадаться, кто именно заставил Дина шантажировать Вулфа, принудив его забрать свои счета у Йорганса, — равнодушно пояснил он. — Возможно, она была достаточно сообразительна, чтобы понять, почему я прикончил Дина? Я не хотел давать ей возможности шантажировать меня и, приехав к ней, уговорил ее позвонить вам и Йоргансу.

— Каким образом вам удалось это сделать? Приставив пистолет к ее виску? — поинтересовался я.

— Нет, к ее чудовищному бюсту! — усмехнулся он. — Если вы, конечно, предпочитаете строго придерживаться фактов, лейтенант.

Я взглянул на блондинку, сидевшую на кушетке.

— А что будет с вами? Что вы от этого получаете?

— Ну… — Она подняла глаза на Шоу и ласково улыбнулась. — Полагаю, теперь можно открыть, что я его люблю. После того, что Кэрролл сотворил со мной, я бы с радостью убила его, если была бы уверена, что мне за это ничего не будет.

— Вы знаете, что такое «борода»? — спросил я ее.

Мой вопрос явно поставил ее в тупик. Она холодно улыбнулась и сказала:

— Вы имеете в виду, лейтенант, непременную бороду Санта-Клауса?

— Нет. «Бородой» называют человека, которым прикрывается пара других людей. Скажем, у женатого человека роман с какой-нибудь женщиной, и он повсюду таскает с собой неженатого приятеля, который служит своего рода прикрытием. В кажущейся со стороны неразлучной троице женатый выглядит «третьим лишним».

Думаю, вы поняли?

— Да, я поняла смысл слова «борода». Но при чем тут я? — фыркнула она.

— Человек, которого вы любите, только что объяснил, каков был его мотив убийства Кэрролла. Я сказал, что это омерзительно и нечистоплотно во всех отношениях. Если он настолько компетентен в делах, что может в любую минуту выйти из игры, забрав себе наиболее выгодные банковские счета, почему же он не сделал этого при жизни Кэрролла?

— Я не в состоянии уловить ход ваших рассуждений.

Какая-то бессмыслица!

— Ваше встревоженное лицо свидетельствует о другом, — возразил я. — Убийство Кэрролла имело смысл для вашего любовника лишь при условии, что он впоследствии женится на его вдове и ее восьмидесяти процентах акций. Вам же отведена роль «бороды», впрочем, как и Грегу Толлену. В подходящий момент Тони Кэрролл «охватило» неведомое желание заняться любовью с Топленом. Она затащила его в гостевую комнату и, изображая порыв африканской страсти, ухитрилась скатиться с кровати и обнаружить там труп собственного мужа!

— Вы — сумасшедший! — завопила Айрис. — Джерри! Скажи ему…

Ее голос замер, когда она увидела холодную враждебность в честных голубых глазах Шоу.

— Ты всегда была невыдержанной, крошка Айрис, — изрек он отчужденно. — Я собирался порвать с тобой постепенно, чтобы ты не слишком негодовала, когда узнала бы, что я женюсь на Тони. Если бы ты отправилась в полицию, тебе пришлось бы признать и свою причастность к убийству. Поэтому, по моим расчетам, самое большее, что ты смогла бы сделать, — это не послать нам свадебного подарка. — Он медленно покачал головой. — Но сейчас — другое дело. И винить во всем ты должна лейтенанта.

— Другое дело? — спросила она дрожащим голосом.

— Я хотел избавиться от него. Ведь ты это знала? — Он улыбнулся ей, и она испуганно отпрянула назад. — А теперь я вынужден прихлопнуть и тебя.

— Жуть как интересно! — вмешался я. — Однако каким образом вы объясните наличие двух трупов в моей квартире?

— Вы — единственный человек в офисе шерифа, который не верит в то, что Йорганс был убийцей. Верно? — заговорил он почти весело. — Но в поисках фактов, подтверждающих его невиновность, вы наткнулись на обратное и попутно выяснили, что у него была сообщница. Позвонили Айрис и вызвали ее к себе домой.

Поняв, что вам известна правда, она в панике застрелила бы вас.

— И что потом? — усмехнулся я. — Выбросилась бы из окна, как Йорганс?

— Нечто в этом духе… Конечно, сначала она написала бы записку.

— Ты воображаешь, что я ненормальная?! — заорала блондинка. — Написать записку — то же самое, что подписать себе смертный приговор!

— Совершенно справедливо. Но ты всегда смертельно боялась боли, не так ли? — Свободной рукой он схватил ее за ухо и сжал так сильно, что она закричала от боли. — Поняла, что я имею в виду? — Он насмешливо улыбнулся. — Могу поспорить, что ровно через десять минут ты сама будешь умолять меня разрешить тебе написать записку.

Отпустив ее ухо, он сосредоточился на мне. Пистолет в его руке чуточку приподнялся.

— Прощайте, лейтенант! И желаю вам удачи, где бы вы ни оказались в обители вечности!

— Вы — удивительно доверчивый тип, — подмигнул я ему, — раз приняли за чистую монету мои слова, будто я — единственный в офисе шерифа, кто сомневается в виновности Йорганса…

— Вам не кажется, что это звучит как-то неубедительно? — усмехнулся он.

— С минуты на минуту позвонят в дверь, — сказал я твердо. — И, если я не открою достаточно быстро, сюда ворвется с десяток копов.

— Пустые выдумки! — покачал он головой. — Прежде чем войти сюда, мы прочесали весь квартал…

— Естественно, вы никого не увидели. Они надежно спрятались. Но откуда вы мне звонили?

— Откуда звонил? — задумчиво повторил он.

— Ну да, чтобы проверить, дома ли я! — нетерпеливо воскликнул я. — Сразу же после вас мне позвонил сержант Полник и сообщил, что вы уже на пути к моей квартире. Но он не сказал, откуда вы звонили. Я не знал, что поблизости есть телефон-автомат.

— Тут какая-то ошибка, лейтенант! — широко улыбнулся Шоу. — Мы были уверены, что вы сидите дома в ожидании Айрис, и поэтому не стали звонить.

— Так это не вы звонили? Кто же тогда?

— Пустяки! Забудьте — повысил он голос. — Ваше время истекло, лейтенант!

И тут пронзительно зазвенел дверной звонок. В глазах Шоу внезапно мелькнуло паническое выражение, голова инстинктивно повернулась на звук. Мой адреналин сработал, как никогда прежде. Я прыгнул на него, выбил из его руки пистолет и одновременно ударил коленом в пах.

Он издал какой-то придушенный вопль и начал складываться вдвое.

Однако в подобных ситуациях я люблю быть абсолютно уверенным. Поэтому я нанес ему еще один удар — по подбородку, и он свалился на пол.

Айрис Мейлон билась в истерике на кушетке. Звонок настойчиво заливался, не смолкая.

Я поспешил к входной двери, на ходу подобрав с пода оба пистолета. Я решил, что самое малое, что смогу сделать, — это открыть дверь и должным образом поблагодарить моих благодетелей. Я готов был даже целовать руки и предложить все, что пожелают. За исключением денег, разумеется.


Выражение холодной враждебности на физиономии Лейверса меня ни капли не смутило Если бы у меня не было других, более неотложных дел и я бы не боялся потерять работу, то предложил бы ему переночевать в моем доме, чтобы иметь возможность над ним хорошенько посмеяться.

— Ладно! — пробасил Лейверс. — Вы сможете рассказать все утром, Уилер! Не исключено, что тогда я усмотрю в случившемся хоть какой-то смысл.

— Судя по тому, как вопила Айрис Мейлон, когда парни увозили ее отсюда, — заметил я сухо, — вы уже сегодня все услышите от нее раз пять-шесть подряд.

— Да, мы рассчитываем сегодня получить ее чистосердечное признание, — с кислым видом подтвердил он. — Я отослал Полника за миссис Кэрролл. Полагаю, больше ничего нет?

— Если не считать того, что мне не надо теперь писать формальное извинение? — спросил я с невинным видом.

На его лице появилось какое-то отчужденное выражение, и он гаркнул:

— Вы! Можете…

Все же ему удалось закрыть рот, но это потребовало от него колоссальных усилий. Несколько минут он тяжело дышал, как бык после погони, и наконец выдавил из себя:

— Да, Уилер, не надо писать ту бумагу. — Неожиданно его голос зазвучал октавой выше. — Но если вы хотя бы на минуту допускаете, что я стану извиняться перед вами, то вы…

— С какой стати мне ожидать ваших извинений, шериф? — спросил я почтительно. — Только потому, что я снова оказался прав?

Он издал нечто подобное утробному мяуканью и быстро двинулся к выходу. Я проводил его до прихожей.

Однако у двери он внезапно остановился и оглянулся на меня. В его маленьких глазках вспыхнуло недоверие.

— Я знаю, в чем дело! — рявкнул он. — Меня не оставляет ощущение, что здесь что-то не так. Где труп, Уилер?

— Какой труп? — пробормотал я.

— Практически каждый раз, — громыхал он, — едва вы закрываете дело, то непременно предъявляете труп убийцы вместе с какой-нибудь неубедительной историей о самозащите. Так что же произошло на этот раз?

— Не могли же вы ожидать, чтобы я пристрелил Шоу прямо здесь? — заявил я ошеломленно. — В моей собственной квартире, шериф? Весь мой ковер был бы забрызган кровью!

Он чуть не сорвал дверь с петель, вываливаясь в прихожую.

— Спокойной ночи, шериф! — сказал я вежливо.

— До меня дошло! — Он даже щелкнул пальцами. — Дежурный сержант доложил, что нам звонил женский голос и сообщил, что вы задержали убийцу. Если я послал Полника задержать миссис Кэрролл в то время, как она находилась тут… — Он угрожающе прищурил глаза.

— Шериф! — возмутился я. — Вы отлично знаете, что я никогда не завожу романов с подозреваемыми в убийстве. В особенности после того, как узнаю, что они виновны.

— Давайте договоримся! — Его губы изогнулись в неприятной усмешке. — Вы обещаете никогда больше не упоминать про то извинение в письменном виде, а я не стану возвращаться и обыскивать вашу квартиру, в поисках ваших сомнительных подружек.

— Согласен, согласен! — торопливо пробормотал я, закрывая за ним дверь.

А через две секунды я приоткрыл дверь спальни и велел сиротливо сидевшей там фигуре в пальто выходить.

— Большое спасибо! — обиженно сказала она. — Если бы я знала, что мне придется проторчать здесь целый час, я бы ни за что не нажала на ваш проклятый звонок!

— Не говорите так! Вы же спасли мне жизнь! А теперь, когда все разошлись, почему бы вам не устроиться поудобнее в гостиной, пока я приготовлю нам чего-нибудь выпить?

Когда я принес бокалы, она была уже в гостиной. Но продолжала сидеть с нахохленным видом в пальто. Забрав у меня оба бокала, она осушила их один за другим и гневно спросила, почему я торчу на месте, когда посуда пустая!

Во второй раз она взяла себе только один бокал. Тогда я осмелился уточнить, она ли звонила мне и сразу же повесила трубку.

— Да, я. Мне просто хотелось удостовериться, дома ли вы, прежде чем отправиться с визитом. Какая я кретинка! Здесь что-то не так…

— Что — не так?

— А! — Она неопределенно махнула рукой. — Нет ни подсветки, ни музыки…

— Я мигом!

Проигрыватель уже через секунду заполнил помещение негромкой страстной музыкой. Верхний свет был погашен. Две настольные лампы создавали уютный полумрак.

— Ну и как? — спросил я.

— Лучше… Вообще-то я приехала извиниться, но теперь не уверена…

— Извиниться?

— За мое поведение накануне. Позднее я подумала и поняла, что вы легко могли не правильно истолковать…

Она приподняла голову. В ее шелковистых черных волосах сверкнула серебряная прядь.

— Забудьте. Это было недоразумение, Мэгги!

— И виновато мое идиотское платье! — Неожиданно она тепло мне улыбнулась. — Во всяком случае, теперь я все исправила. Подержите-ка!

Я взял у нее бокал. Она встала и сбросила пальто на кушетку. На ней было то же самое черно-белое платье, удерживаемое шнурком, туго затянутым над ее высокой грудью.

— Понимаете, Эл, — заговорила она, тщательно подбирая слова, — когда я вернулась домой и стала думать о нашей ссоре, то сообразила, что если бы я вела себя поумнее, у нас был бы потрясающий вечер и мне не пришлось бы скучать одной в моей квартиренке. И тогда я починила платье!

Ее пальцы шаловливо поигрывали шнурком.

— Просто за него не надо так резко дергать. Достаточно легонько потянуть — и все…

Только что Мэгги стояла передо мной строго и элегантно одетая, а мгновение спустя она была столь же элегантно раздета. Нас ждал интимный вечер в моей квартире. Ее щиколотки снова были погружены в черно-белый шелк, а остальная часть ее тела являла взору потрясающий контраст между минимумом голубого и максимумом кремово-белого цветов. Бюстгальтер из голубых кружев не выдерживал упругого напора полных грудей, голубые трусики плотно обтягивали округлые бедра. Длинные ноги балерины — без чулок! — смело могли соперничать по красоте с ее телом.

— У нас будет умопомрачительный вечер! — прошептал я.

— Нет, если вы не поставите куда-нибудь бокалы! — пробормотала она.


home | my bookshelf | | Труп на рождество |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу