Book: Труба зовет



Картер Браун

Труба зовет

Купить книгу "Труба зовет" Браун Картер

Глава 1

Она назвалась Мелани Ригби. Ростом около шести футов, даже на низких каблуках, густые светлые волосы, каскадом падавшие на плечи, глаза глубокого фиалкового цвета. Широкий рот с припухшей нижней губкой, не скрывающий с трудом сдерживаемую чувственность, — жизненная сила переполняла ее. Она была одета в голубую шелковую блузку, плотно облегавшую полную грудь, твердые соски выделялись под тонкой тканью. Синие джинсы подчеркивали роскошные бедра, нежно прильнув к выпуклому холму Венеры и упругой попке. Любой мужчина, оказавшийся между этих ног, почел бы за счастье задохнуться в сексуальном восторге.

— Говорят, вы частный детектив, который поменял Восточное побережье на Западное и осел в старой доброй Санта-Байе. Это правда, мистер Бойд? — спросила она.

Услышав глубокий мелодичный голос, я тут же вообразил, как прозвучат в ее исполнении более интимные фразы. Чертовски интимные, как, например... Я прокрутил в уме парочку фраз.

— Это правда, мистер Бойд? — повторила она.

— Правда, мисс Ригби, — подтвердил я, слегка повернувшись, чтобы продемонстрировать мой левый профиль, который был пределом совершенства.

Она не упала в обморок только потому, что крупная и здоровая девица, решил я.

— Не возражаете, если я присяду? — спросила посетительница.

— Ради Бога. — Я был сама вежливость. Она уселась в кресло для посетителей, скрестив ноги, отчего холм Венеры слегка уменьшился в размерах, и посмотрела на меня. Для контраста я показал ей мой правый профиль и снова не услышал никаких воплей экстаза. Уж не фригидна ли она? — подумал я.

— Между прочим, я миссис Ригби, — заявила она.

— Вот как? — отозвался я без всякого энтузиазма.

— Вы, видимо, раньше работали в Санта-Байе? — предположила миссис Ригби.

— Да, три или четыре раза, — подтвердил я.

— Тогда вы знаете, каково здесь, — продолжала моя собеседница. — Типичный курортный город. Отели, мотели, кафе, антикварные магазины, ну и конечно, наши великолепные пляжи. Пригороды со сказочными названиями — типа Парадиз-Бич и Саблайм-Пойнт. А если вы устали от живописных ландшафтов, есть еще наш удивительный загородный клуб.

— Знаю, знаю, — кивнул я.

— Так что у местного населения не такой уж большой выбор развлечений, когда они устают грабить туристов.

— Неужели? — терпеливо поддержал я беседу.

— Конечно, они охотно развратничают, — разоткровенничалась миссис Ригби. — Но это типичный синдром маленького городка. Все как у всех: обмен женами, субботние ночные оргии, наркотики, инцест, поход в церковь по воскресеньям — типичное сонное, богобоязненное маленькое сообщество.

— Заманчиво звучит. — Я бросил на нее взгляд заправского соблазнителя. — Ну а вы, миссис Ригби, тоже в самой гуще событий?

— Зовите меня Мелани. Не пойму, о чем это вы, мистер Бойд?

— Зовите меня Дэнни. — Я беспомощно развел руками. — Как вам сказать... Ну, вы же понимаете...

— О том, что я понимаю, поговорим как-нибудь в другой раз, Дэнни.

— Обожаю светские беседы, — сказал я. — У вас какое-нибудь дело ко мне?

— У меня сегодня вечером встреча с мужем.

— Хотите, чтобы я представил вас друг другу?

— Мы на грани развода, — продолжала миссис Ригби, — поэтому предстоит чисто деловая беседа. Благодаря гражданскому законодательству штата Калифорния я высосу из него всю кровь, и он, зная об этом, предложил встретиться за городом, в маленьком бревенчатом домике, который принадлежит нам обоим, но скоро станет моим. — Она улыбнулась, показав безупречные зубы. — Я немного нервничаю, Дэнни.

— По вашему виду не скажешь, — возразил я.

— Бродерик действовал мне на нервы, даже когда наш брак был благополучен, — устало призналась она. — А теперь и говорить нечего. Бродерик ужасно вспыльчив.

— Ваш муж?

— Мой почти что бывший муж, — поправила Мелани Ригби. — Я бы, конечно, предпочла встретиться с ним где-нибудь в городе, за ужином. Но он настаивает на свидании в этой маленькой бревенчатой хижине, затерявшейся между холмами, где вокруг никого нет. Ближайший сосед находится по меньшей мере в полумиле. Поневоле начнешь нервничать, не правда ли, Дэнни? Мне нужна поддержка, дружеская рука, придерживающая мой локоть. Надежный друг, способный одним своим присутствием исключить возможные мысли о насилии, которые могут появиться в голове старины Бродерика.

— Хотите, чтобы я поехал с вами? — сообразил я.

— Просто для компании, — заверила Мелани. — Поездка не займет больше четырех часов. — Она снова улыбнулась, показав восхитительные зубки. — Уверена, это не проблема для парня с Манхэттена. Окажите мне такую услугу, Дэнни. Она может послужить началом чудесной новой дружбы. Конечно, я оплачу вашу работу. Пары сотен долларов будет достаточно?

— Это даже щедро за один вечер, — признался я.

— Вот спасибо! — обрадовалась Мелани. — Я уже чувствую себя лучше.

— Хотите, чтобы я заехал за вами?

— Я сама заеду за вами, — возразила моя собеседница. — Скажем, около семи тридцати. Я знаю дорогу, поэтому поведу машину сама? И вам не нужно переодеваться, ведь мы будем там только втроем.

— До встречи в семь тридцать, Мелани, — сказал я на прощанье.

Она поднялась и направилась к двери. Ее попка, плотно затянутая в синие джинсы, выглядела настолько соблазнительно, что я не мог понять причины развода. Эта женщина никак не должна быть фригидной. Видимо, все дело в старине Бродерике. Захлопнувшаяся дверь оборвала ход моих мыслей. Было четыре часа дня, у меня появился клиент, значит, остальную работу на сегодня можно было отложить.

Мой офис находился над антикварным магазином, невдалеке от центральной улицы. Двухкомнатная квартира, которая сдавалась вместе с ним, была комфортабельной и достаточно просторной, чтобы гонять по ней девиц, не сбивая штукатурки со стен. Натянув плавки, прихватив темные очки и полотенце, я отправился на пляж. Он находился всего в трех минутах ходьбы. Вот в чем колоссальный плюс курортного местечка, размышлял я, растянувшись на песке. Солнце, пляж, Тихий океан. Непонятно только, почему меня все время охватывает тоска при воспоминании об озере в Сентрал-парке Нью-Йорка?

В семь тридцать я уже поджидал Мелани Ригби. Она оказалась пунктуальной, одета была все в ту же голубую блузку и джинсы, в руках держала внушительных размеров атташе-кейс. Мы вышли на улицу, и тут обнаружилось, что у нее одна из тех крошечных японских машин, глядя на которые невольно ожидаешь увидеть торчащий из багажника большой заводной ключ, как у детских игрушек.

Заметив мой скептический взгляд, блондинка тут же заняла оборонительную позицию:

— На этой машине, к вашему сведению, можно добраться в нужное место, как и на любой другой, зато какая экономия бензина!

По центральной улице мы выехали на прибрежное шоссе, проходящее мимо Саблайм-Пойнт, и повернули направо. Дорога шла мимо нового, почти законченного курортного микрорайона с большим мотелем в центре, окруженным искусственными каналами и коттеджами. Здесь начинался затяжной подъем на холмы.

— Он богат? — спросил я.

— Кто?

— Ваш муж Бродерик.

— Ну конечно богат, — кивнула Мелани. — И отец его был богат. Бродерик выходец из семьи богачей.

— И чем же он занимается?

— Владеет недвижимостью в Санта-Байе и ее окрестностях, — объяснила она. — Ему принадлежит большая часть мотеля и всего комплекса, который мы только что миновали.

Она свернула влево, на более узкую дорогу, над которой смыкались деревья, и внезапно стало темно. Но через пару секунд включила фары, развеявшие сгущающийся сумрак.

— Мы женаты почти три года, — продолжала Мелани Ригби. — Все было бы вполне терпимо, если бы не эта мерзкая сука — его сестра.

— Она начала вмешиваться в ваши отношения?

— Да никогда и не переставала вмешиваться, поскольку все время живет вместе с нами. Иногда по ночам я опасалась, как бы она не оказалась вместе с нами в постели. — В ее голосе звучала горечь. — Вы не представляете, что это за жизнь, Дэнни, когда кто-то в доме недоволен каждым вашим словом и поступком.

— Почему же вы не разъехались?

— Я предлагала, но Бродерик не захотел. И выкинуть Сару из дома тоже отказался. Похоже, она имеет над ним какую-то непонятную власть, он боится ее. Возможно, еще до нашей женитьбы между ними завязалась милая кровосмесительная связишка, которая продолжалась и после свадьбы. Не знаю, и, честно говоря, мне на это наплевать.

— Сколько вы надеетесь получить в результате развода? — поинтересовался я.

— Я наняла очень хорошего адвоката за пределами города, — процедила Мелани. — Никто в Санта-Байе не захотел браться за это дело. Все тут в кармане у Бродерика.

— Вы не ответили на мой вопрос.

— Если говорить о круглой сумме, то где-то около полумиллиона, — сообщила она. — Я намерена играть по-крупному и постараюсь выжать из Бродерика все, что можно. Хотя и у него кое-что останется. Получив денежки, буду свободна, как вольный ветер. Пошли они к дьяволу со своим идиотским курортом!

— Но муж, видимо, не соглашается с вашими претензиями? — заметил я. — Сегодняшняя встреча по этому поводу?

— Он спорит со мной с самого начала, как только перестал орать от возмущения, — задумчиво произнесла она. — Но обещал, что сегодня все будет по-другому. Внезапно стал ласковым и нежным. Вот почему я нервничаю.

Шоссе впереди раздваивалось, мы свернули налево. Через несколько секунд Мелани сбавила скорость, так как грунтовая дорога, вся в кочках и выбоинах, извиваясь, резко пошла вверх на холм.

— Теперь уже недалеко, не более полумили, — пояснила Мелани.

— Полмили за полмиллиона! А как сестричка относится к такой идее?

— Ее прямо наизнанку выворачивает от одной мысли об этом! — усмехнулась моя попутчица. — Она считает, что клан Ригби имеет божественное, неотъемлемое право на свои богатства, нажитые не праведным путем.

Машина сделала еще один крутой поворот, проползла по узенькой дорожке пару сотен ярдов и остановилась. В свете фар двухэтажный фасад дома казался огромным.

— Так это и есть маленькая бревенчатая хижина? — пробурчал я.

— Бродерик любит принимать здесь гостей, — небрежно заметила Мелани. — Видимо, поначалу этот дом предназначался для любовных оргий, но сестричка их не допустила. На первом этаже большая гостиная и кухня. А наверху шесть спален и две ванные комнаты. Весь дом изнутри отделан деревом. Даже люстры он заказал из колес старых каретных экипажей и подвесил их на железных цепях. Но поскольку они весят по три сотни фунтов каждая, ему пришлось укреплять потолок. Не поверите, но мы здесь провели наш медовый месяц. Кажется, Бродерик пытался претворить в жизнь свою мечту об оргиях, когда трахал меня здесь на ковре из звериных шкур, при свете всех люстр. Я чувствовала себя как звезда порнофильма!

Мелани выключила мотор и фары. Внезапная полная темнота действовала на нервы.

— Я забыла захватить с собой фонарик, поэтому в дом придется пробираться на ощупь, — заметила она.

— Может, на ощупь доберемся до ковра из звериных шкур и устроим оргию без сияющих люстр? — предложил я.

— Чтобы Бродерик застал нас за пять секунд до экстаза? — усмехнулась Мелани. — Вы, Бойд, всего лишь добрый и верный друг, который приехал со мной, чтобы предотвратить возможное насилие со стороны мужа, и не забывайте об этом.

Мы вышли из машины и медленно зашагали к дому. Мелани бывала здесь раньше, поэтому знала, что на крыльцо ведут три ступеньки, а я в этом убедился, только больно ударившись ногой о первую же из них. Когда я присоединился к моей спутнице на крыльце, она все еще разыскивала ключи, а потом стала нащупывать замочную скважину. Наконец дверь открылась, но внутри дома оказалось еще темнее, чем снаружи.

Мелани решительно прошла вперед, и через пару секунд раздался щелчок выключателя.

— Черт возьми, нет света! — воскликнула она.

— Можно организовать оргию в темноте. Бродерик ничего не увидит, даже если войдет за пять секунд до экстаза.

— Возможно, выключатель испортился? Попробую включить настольную лампу.

В руке Мелани вспыхнул огонек, и я понял, что она воспользовалась зажигалкой.

— Ждите меня здесь, — скомандовала она.

— Хорошо, — согласился я, потирая ушибленную ногу.

Колеблющийся огонек проплыл в глубь комнаты, и я услышал еще один щелчок.

— Настольная лампа тоже не работает, — сообщила Мелани. — Может быть... О-о-о!

— Что случилось?

— На меня что-то капнуло, — ответила она. — Неужели этот идиот забыл выключить кран в ванной, когда был здесь в последний раз!

— А не отключил ли он свет в доме, когда был здесь в последний раз? — предположил я.

— Вполне возможно, — согласилась Мелани. — Ой! Опять что-то капнуло.

— Где здесь у вас распределительный щит? — решительно спросил я.

— Где-то с задней стороны дома.

Мерцающий огонек приблизился ко мне и погас.

— Возьмите ее с собой, — предложила Мелани, вкладывая мне в руку зажигалку. — Я подожду здесь.

— Если не вернусь, можете потратить причитающиеся мне двести долларов на сооружение статуи, где-нибудь на Саблайм-Пойнт, на долгую и добрую память.

— За эти деньги статуя получится невелика, — пошутила в ответ Мелани. — Дюймов восемь в длину и два в поперечнике, но зато эта штука будет стоять вечно.

Ночь показалась не такой уж черной, когда я пробирался вдоль дома. Глаза привыкли к темноте, громада дома выделялась на фоне окружающего пейзажа. Я достиг наконец стены здания и щелкнул зажигалкой, которую мне дала Мелани. На распределительном щите все пробки оказались на месте, но кто-то отключил главный рубильник. С уверенностью прирожденного техника я включил его, и тут же весь дом засиял, как гигантская неоновая реклама. Откуда-то из глубины помещения послышался жуткий визг Мелани, а затем она стала вопить не переставая.

Бегом обогнув дом, я оказался в гигантской гостиной. Мелани стояла в центре, крепко зажмурив глаза, и орала во всю силу легких. Ее шелковая блузка на груди была покрыта крупными влажными пятнами. Меня удивил их бурый цвет. Пока я стоял, широко разинув рот, раздался тихий хлюпающий звук и крупная красно-коричневая капля упала у ног Мелани. Я инстинктивно взглянул вверх и тут же пожалел об этом. Как упоминала Мелани, люстры были сделаны из старых каретных колес, подвешенных к потолку на тяжелых железных цепях. На одной из них, прямо над головой Мелани, горела только пара лампочек. Остальные были скрыты под телом, лежавшим поперек колеса, накреняя его на одну сторону. Это был крупный мужчина, его глаза на обращенном вниз лице были широко раскрыты, но явно ничего не видели. Как раз в этот момент еще одна крупная капля крови упала из широкого разреза на его горле на пол. Мелани замолчала, и наступила почти невыносимая тишина. Открыв глаза, она уставилась на меня.

— Бродерик? — непослушными губами вымолвил я.

— Бродерик! — хрипло подтвердила Мелани. Закатив глаза, она рухнула на пол, поскольку я так и не успел подхватить ее.



Глава 2

Мелани не носила бюстгальтера, но ночь была теплой, так что простуды можно было не бояться. Я отстирал ее блузку от кровяных пятен и бросил крутиться в сушилку. Попутно прихватил из бара бутылку, и теперь мы сидели на кухне, потягивая бренди, в ожидании, когда ее блузка высохнет, понемногу приходя в себя. Мелани сделала крупный глоток, вздрогнула, охватив руками свою соблазнительную грудь.

— Боже мой! Никогда не забуду этот кошмар! Когда вспыхнул свет, я увидела пятна на блузке и невольно подняла голову вверх, а он смотрел на меня оттуда, и из его горла...

Я быстро прервал ее:

— Постарайтесь не думать об этом.

— Как хорошо, что вы перенесли меня сюда, Дэнни, — сказала Мелани. — Если бы я, очнувшись, вновь увидела его, я бы тут же сошла с ума!

— Я очень практичен, — согласился я. — Кому-то пришла в голову прекрасная идея поставить на кухне стиральную машину и сушилку.

— Это была моя идея, ведь в округе нет ни одной прачечной. Здесь вообще ничего нет, кроме нашего дома. Дэнни, что же нам теперь делать?

— Уберемся отсюда, как только высохнет ваша блузка. И еще нужно позвонить в полицию.

— Но здесь нет телефона. Бродерик запретил его ставить, чтобы не нарушать уединения, как он говорил.

— Кто-то нарушил гораздо большее, чем его уединение, — заметил я. — Кстати, как он сюда попал? Мелани недоуменно уставилась на меня.

— Ах да, понимаю. Ведь нет его машины, — наконец сообразила она.

— А идти пешком слишком далеко, — добавил я. — Вероятно, кто-то его сюда подвез?

— И потом убили? Но кто же это мог быть?

— А что, если его сестренка? — предположил я.

— Сара? — Мелани покачала головой. — Не знаю и сейчас не хочу об этом думать.

— Как жаль, что здесь нет телефона...

— Чтобы вы могли позвонить в полицию?

— Так было бы лучше для нас обоих. Лицо Мелани помрачнело.

— Вы все время подводите меня к тому, о чем я и думать не хочу, — посетовала она.

— Я знаком с одним из местных полицейских, — продолжил я и почувствовал боль в животе от одного воспоминания. — Это капитан Шелл. Как и большинство полицейских, он не верит, что убийства совершают привидения.

— Я так и знала, что вы скажете какую-нибудь гадость, — упрекнула меня Мелани.

— Сначала он решит, что вы наняли меня убить вашего мужа, — уныло промямлил я. — Потом придет к выводу, что мы привезли его сюда, а я убил.

— Но чем? — мгновенно возразила она. — У вас же нет с собой ножа, правда?

— Убийца первым делом уничтожает все отпечатки пальцев, — заметил я. — А потом, кто знает, что они сделали с орудием убийства? Может, просто кинули в кусты. Наверняка оставили в таком месте, где полиция легко его найдет.

— Так и знала, что меня ждут здесь неприятности! — возмутилась Мелани.

— Убийца знал о вашей предстоящей встрече с мужем в этом доме, — предположил я. — Бродерика убили незадолго до нашего появления, будучи уверены, что вы найдете его тело.

— И потеряю голову, как это и случилось? — грустно улыбнулась блондинка. А я подвел итог:

— Кажется, нам пора убираться отсюда. — Выключив сушилку, я достал из нее все еще влажную блузку и бросил ее Мелани. Воспаление легких было не самым страшным, что ей теперь угрожало. — Одевайтесь!

— Она же мокрая!

— Очень трудно быть сухим в самом мокром месте, — продекламировал я. — Одевайтесь, нам пора сматываться отсюда.

Мелани надела блузку, снова вздрогнула и допила остатки бренди. Я вымыл, затем насухо вытер рюмки и поставил их в бар вместе с бутылкой. Потом, крепко ухватив за локоть, повел мою спутницу через гостиную к выходу. Она при этом старательно смотрела вниз, и я нисколько ее не виню. Мы вышли на крыльцо, я закрыл дверь и велел ей ждать меня в машине. Обойдя вокруг дома, выключил главный рубильник на распределительном щите и в абсолютной темноте на ощупь пробрался к машине.

— Что же нам теперь делать, Дэнни? — спросила Мелани жалобным тоном.

— Здесь есть другая дорога к побережью? — поинтересовался я. — Не та, по которой мы приехали.

— Да, но она длиннее.

— Ничего, поедем этим путем. Заведя мотор и включив фары, Мелани круто развернулась в обратную сторону.

— Убийца не предусмотрел, что вы возьмете меня с собой, — предположил я. — Он считал, что вы приедете, войдете в дом, найдете тело и — как сами сказали — потеряете голову. Поэтому вполне мог осуществить недурную идею сделать анонимный звонок в полицию, сообщить о трупе в доме.

— О Боже! — воскликнула женщина. — Меня нашли бы здесь в окровавленной блузке, и тогда...

— Верно. Так где же мы были сегодня вечером? Машина резко подпрыгнула на огромной кочке. Мелани тоненько пискнула, резко нажала на педаль газа и почему-то шепотом спросила:

— Значит, мы не будем звонить в полицию?

— Вы совершенно правы. Нам нужно подготовить алиби на сегодняшний вечер. Где вы живете?

— Снимаю мерзкий туристский коттедж на Парадиз-Бич. А в чем дело?

— Кому еще известно, что вы должны были встретиться с Бродериком в этом доме сегодня вечером?

— Не знаю. Я никому не говорила, кроме вас, конечно.

— И не предполагаете, кому об этом мог сказать Бродерик, — уточнил я. — А он наверняка сообщил убийце.

— Только не нужно мне об этом постоянно напоминать! — возмутилась Мелани.

— Хорошо, — согласился я. — Считаю, вы спокойно можете рассказывать правду о первой части этого происшествия. Вас напугало предложение мужа встретиться в загородном доме, поэтому вы наняли меня для сопровождения. Я пытался убедить вас не ездить, так как это слишком опасно, и, между прочим, оказался прав. Всегда был крепок задним умом. Далее, предположил, что если вы не поедете в загородный дом, то Бродерик начнет вас разыскивать. Поэтому решил, что для безопасности лучше быть рядом с вами. В результате вы пригласили меня в ваш коттедж на Парадиз-Бич.

— Хорошо. А вы уверены, что все это необходимо, Дэнни? Почему бы нам не рассказать всю правду? Пришлось терпеливо убеждать ее:

— Я уже все основательно продумал. Адвокаты Бродерика, его сестра и половина населения Санта-Байи знают о ваших спорах по поводу размера алиментов. Ведь вы его первая жена?

— Да.

— У вас нет детей?

— Нет.

— Так вот, даже если он изменил завещание из-за вашей ссоры, все равно вам причитается значительная часть его состояния. Половина этого состояния будет намного больше, чем пятьсот тысяч долларов. Не так ли?

— Боже! Теперь я понимаю, к чему вы клоните! — воскликнула Мелани.

— Убийца отвел вам роль жертвы и не собирается вас выпускать из своих когтей. Она снова вздрогнула:

— Дэнни, вы должны мне помочь!

— Только этим и занимаюсь! — недовольно проворчал я.

— Извините меня, Дэнни!

— Сейчас не время для извинений. Вам нужно быть предельно осторожной.

Мелани оказалась права: этот путь к прибрежному шоссе был на пятнадцать миль длиннее. Мы приехали на Парадиз-Бич уже в одиннадцатом часу, и большинство коттеджей сияли огнями, как рождественские елки. Воздух был напоен роскошным ароматом цветущей магнолии и шотландского виски двенадцатилетней выдержки. Мелани остановила машину у самого последнего коттеджа на берегу, затем вошла в него, зажигая по дороге свет во всех комнатах. Я следовал за ней. В гостиной она направилась прямо к бару, достала пару высоких бокалов и заявила:

— Я придерживаюсь старого правила: не изменяй выбранному напитку и он тебя не подведет.

— Меня вполне устроит бренди, — отозвался я. — Со льдом, пожалуйста.

— Выдержанный коньяк “Наполеон” со льдом? — ужаснулась хозяйка.

— Я сам приготовлю напитки, а вы смените блузку, она все еще мокрая!

— Какая разница? — возразила она. — Надеюсь, вы не собираетесь превратиться в сексуального маньяка?

— А вы не забыли, что согласно легенде мы вот уже три часа ждем здесь появления вашего мужа, поскольку вы не поехали на свидание с ним в загородный дом? В таком случае почему же на вас влажная блузка?

Мелани прикусила нижнюю губу:

— Извините, Дэнни. Кажется, я плохо соображаю. Подождав, пока она выйдет из комнаты, я занялся приготовлением напитков. Если убийца позвонил в полицию, а полицейские нашли труп, то вскоре они заинтересуются Мелани Ригби. Поэтому надо расслабиться и приготовиться к встрече.

Действительно, не успел я сделать глоток, как раздался звонок в дверь и дрогнувшая рука невольно расплескала выдержанный коньяк “Наполеон” по стойке бара.

— Дэнни! — пискнула Мелани тоненьким голоском.

— Спокойно, я открою.

Сделав еще один глоток коньяка для храбрости, глубоко вздохнув и придав лицу, как мне казалось, небрежное выражение, я направился к двери.

Их было трое — двое мужчин и женщина. Брюнетка с шелковистыми волосами, расчесанными на прямой пробор, и темными немигающими глазами. Тонкие черты лица придавали ей аристократический вид. Белый брючный костюм, плотно облегавший спортивную фигуру, подчеркивал небольшую высокую грудь и элегантные длинные ноги. Ее рот казался одновременно чувственным и волевым. Так, по моему мнению, должны были выглядеть женщины из рода Борджиа.

— Вы кто? Репортер? — произнесла она глубоким контральто.

— Кого это черти принесли? — элегантно парировал я.

Брюнетка шагнула вперед. Чтобы избежать лобового столкновения, мне пришлось сделать шаг в сторону. Она проследовала мимо меня в гостиную в сопровождении двоих мужчин. Оглядевшись вокруг с видом аристократки, посещающей трущобы с благотворительной целью, задала следующий вопрос:

— Где она?

— Кто?

— Мелани. Кто же еще? И вам, кстати, тоже не мешает представиться!

— Не забывайте, я задал тот же вопрос!

— Я сестра ее мужа, Сара Ригби.

— А я Дэнни Бойд. Мелани как раз сейчас пудрит носик или что-то в этом роде.

Брюнетка подхватила мою фразу:

— Да, ей сейчас очень нужно попудрить носик или кое-что еще. Чарльз, налей мне выпить, как обычно.

— Сию минуту.

Один из ее компаньонов направился к бару. На мой взгляд, ему было около сорока. Аккуратно уложенные черные волосы с легкой сединой на висках, сильный загар, атлетическая походка. Явно выходец из обеспеченной семьи, с хорошим дипломом почтенного университета и выгодной профессией. Наверняка адвокат, неприязненно подумал я.

— Это Чарльз Грей, мой адвокат и в то же время близкий друг, — подтвердила мою догадку Сара Ригби.

— Привет! — сказал я.

— Добрый вечер, мистер Бойд, — откликнулся Грей, деловито разливая выпивку.

— А это Бобо Шенкс, тоже мой близкий друг, — продолжала брюнетка.

На вид Шенкс был лет на десять моложе Грея. Здоровяк, состоявший, казалось, из одних мускулов, с длинными светлыми волосами, такими же усами и ярко-голубыми глазами. Шенкс выглядел настолько естественно, что это казалось подозрительным.

— Привет! — улыбнулся он, показав жемчужно-белые зубы. — Конечно, это звучит нелепо, но иногда детская кличка сопровождает тебя всю жизнь.

Мелани вошла в комнату, успев заменить голубую блузку на розовую. Подкрасившись, моя клиентка стала выглядеть лучше, но не намного.

— Какого черта тебе здесь нужно? — с каменным выражением лица обратилась она к брюнетке.

— Просто проверяю, — ответила та. — Мне интересно, как прошла сегодня вечером твоя встреча с моим братцем.

— Я не поехала, — сообщила, как мы договорились, Мелани. — Дэнни мне отсоветовал, и я его послушалась. Это мой бокал?

— Да, — подтвердил я. Затем, подойдя к бару, забрал приготовленные мной напитки и вручил Мелани ее бокал.

Приняв его, она уселась на диван.

— Не поехала? — недоверчиво переспросила Сара Ригби.

— Я же тебе сказала! — отрезала Мелани.

— Значит, из-за тебя Бродерик проделает весь этот длинный путь и вернется несолоно хлебавши?

— Рада, что до тебя это наконец-то дошло, — с издевкой произнесла Мелани.

— По совету Дэнни? — не отступала брюнетка, уставившись на меня темными глазами с откровенной враждебностью. — А вы кто такой, чтобы давать советы, Бойд? Наверное, захудалый адвокатишка?

— Частный детектив. Миссис Ригби попросила моего совета, и я порекомендовал ей отказаться от встречи.

— Частный детектив? — Сара произнесла это таким тоном, будто сводничество было гораздо более респектабельной профессией.

— Они на грани развода, — пояснил я. — Неожиданно муж хочет обсудить условия развода тайно, где-то в глухом лесу. Кто знает, что может быть у него на уме?

— Глупый совет — признак недалекого ума! — заявила Сара Ригби.

— Со стороны незнакомца не такой уж глупый, — заметил Грей.

— А ты какого дьявола лезешь с комментариями? — набросилась на него брюнетка.

Грей с обиженным видом пожал плечами, но отозвался спокойным тоном:

— Я всего лишь твой адвокат.

— Извини, Чарльз. — Брюнетка взяла бокал из его рук и сделала маленький глоток. — Просто я решила, что Мелани достаточно долго прожила в нашей семье, чтобы не опускаться до найма какого-то дешевого соглядатая.

— Ну вот, теперь вы убедились, мисс Ригби, что вам здесь нечего делать, — решительно заявил я. — Но можете спокойно допить, прежде чем уйдете. С вас по два доллара с носа, чаевые — отдельно.

— Я не тороплюсь, — заявила она. — Поэтому вам придется попридержать вожделение, Бойд. Но не волнуйтесь, Мелани всегда была слаба на передок, ее может поиметь любой самец, достигший половой зрелости!

— Вот такие сцены Сара устраивает мне ежедневно с тех пор, как я замужем, — пожаловалась Мелани. — Не успеешь утром открыть банку с апельсиновым соком, как она уже тут как тут.

— Помню, вскоре после их женитьбы, кто-то попросил меня дать определение нимфоманки, — продолжала мисс Ригби как ни в чем не бывало. — Я тогда ответила, что нимфоманкой можно назвать любую женщину, которая любит секс вдвое меньше, чем Мелани.

— Поскольку Мелани не встретилась с Бродериком, нам нет смысла здесь оставаться, — неуверенно предположил Шенкс.

— Если, конечно, верить ее словам, — приторным тоном усомнилась Сара.

— Что ты этим хочешь сказать, черт возьми?! — возмутилась Мелани. Ее голос подпрыгнул на целую октаву.

— Возможно, ты все-таки встречалась сегодня с Бродериком, вот что я хочу сказать. Да еще могла прихватить с собой этого громилу. — Изящным пальчиком брюнетка пренебрежительно указала на меня. — Кто знает, может, бедный Бродерик валяется сейчас на полу хижины жестоко избитый Бойдом. — Тут она сделала паузу. — А может быть, и еще хуже!

— У тебя слишком разыгралось воображение, Сара, — прервал ее Грей. — Скорее всего, Бродерику надоело ее ждать, он вернулся домой и теперь хочет видеть нас.

— Ну ладно. — Сара поставила недопитый бокал на стойку бара. — В этом легко удостовериться. — Но если его нет дома, я отправлюсь в коттедж и выясню, что с ним случилось.

— Бродерик взрослый человек и сам может о себе позаботиться, — продолжал успокаивать ее Грей. — Если его нет дома, он вполне может быть в любом другом месте. В клубе, например.

— Я знаю, ты не любишь утомлять свой изощренный юридической мозг, — оборвала она его. — Бобо отвезет меня туда, если нужно. Правда, Бобо?

Шенкс услужливо улыбнулся:

— В любой момент.

— Ну вот и договорились, — решительно заявила брюнетка. — Бойд, можете прислать мне счет за выпивку! — И она вышла из комнаты, гордо задрав нос, как герцогиня, случайно оказавшаяся среди крестьян.

Бобо обласкал всех дружелюбной улыбкой и последовал за ней.

— Вы уж извините Сару, она так привязана к брату, — пробормотал Грей, тоже направляясь к двери.

— Ее поведение можно описать одним словом. Как адвокат, вы наверняка его знаете, — отреагировал я. Остановившись у двери, он посмотрел на меня:

— Держите язык за зубами, Бойд, если не хотите, чтобы вам их вышибли!

Дверь за ними закрылась, а через несколько секунд послышался звук мотора.

— Дэнни! — захныкала Мелани. — Что же нам теперь делать?

В последнее время она слишком часто повторяла эту фразу.

Глава 3

— Скорее всего, Сара не поедет в коттедж, — предположил я.

— Поедет! Я знаю эту стерву, — возразила Мелани безразличным тоном.

— Грей — ее адвокат, а кто такой Шенкс?

— Не знаю. Но он мне всегда не нравился. Старый верный друг семьи с идиотской улыбочкой, будто наклеенной на физиономию. Если кто и знает их семейные секреты, так это он.

— Секреты?

— Сара всегда из всего делает тайну, — пояснила она.

— Но ваша встреча с Бродериком не была большой тайной. Ведь он рассказал о ней сестре.

— И она тут же притащила с собой адвоката и старого дружка Бобо! — возмутилась Мелани. — Зачем ей это было нужно, Дэнни?

— Хотите сказать, что можно было подождать и все узнать от Бродерика?

— Вот именно, — подтвердила она. — Так почему же они приехали ко мне?

— Хороший вопрос, — согласился я. — Попытаюсь найти на него ответ. — Однако, глянув на часы, обнаружил, что уже половина одиннадцатого, и заторопился:

— Пожалуй, мне пора уезжать.

— Вы не можете оставить меня одну! — захныкала она. — Я с ума сойду, оставшись наедине с мыслями о люстре, на которой лежит Бродерик с перерезанным горлом...

— Но мне необходимо уйти, — возразил я. — Эта троица побывала здесь и видела нас вместе, так что все в порядке. Не забывайте, я всего лишь нанятый вами частный детектив. Вы совершенно здраво рассудили, что, если Бродерик поехал в коттедж, а вы там не появились, он будет вас ждать не больше часа. Так что если бы он захотел встретиться с вами на обратном пути, то сейчас был бы уже здесь. Следовательно, нет никакого смысла задерживать у себя частного детектива.



— Дэнни!

Мелани вскочила с дивана, уронив бокал на пол. В следующее мгновение ее тело врезалось в меня, как пушечное ядро, руки сомкнулись вокруг моей шеи. Я ощутил податливое тепло полных грудей и совершенно непроизвольно обнял женщину.

— Ты не можешь оставить меня! — шепнула она мне в ухо. — Я сойду с ума в одиночестве, нервы просто не выдержат! Только секс спасает меня от сумасшествия, Дэнни!

— Как мы будем выглядеть, если сюда ворвется полиция? — поинтересовался я. — Жена и любовник трахаются, только что убив мужа.

Ее руки еще теснее сомкнулись вокруг моей шеи, наши бедра слились в единое целое, и все внезапно пришло в движение помимо моей воли.

— Мне все равно! — прохрипела она. — Ты должен понять, Дэнни! Если не возьмешь меня сейчас, я полезу на стену!

Она еще плотнее прильнула ко мне лобком, вцепившись обеими руками в мои ягодицы и притягивая к себе, а я нащупал небольшое податливое место между ее ног.

— Хорошо, — согласился я.

— Спасибо, ты не пожалеешь, Дэнни, я обещаю, — еле слышно сказала она.

— Отправляйся в спальню и приготовься, — распорядился я. — Сейчас допью и приду.

Откинув голову, она бросила на меня подозрительный взгляд:

— А ты не сбежишь?

— Мы, Бойды, никогда не нарушаем слова, во всяком случае если речь идет о сексе, — заверил я ее.

— Я не заставлю тебя ждать.

Мелани почти бегом направилась к двери, а я поднял бокал и допил его тремя быстрыми глотками. В моем тогдашнем состоянии и бутылка бренди вряд ли помогла бы.

Мелани Ригби оказалась настоящим профессионалом по части раздевания. Всего через несколько секунд она уже крикнула:

— Я готова, Дэнни!

Поставив пустой бокал на стойку бара, я направился в спальню. Дверь в нее была широко раскрыта. Комната освещалась единственным, сильно затененным ночником рядом с постелью. Мелани лежала на ней, заложив руки за голову и широко раздвинув ноги. Слабое освещение ночника придавало нежный пастельный тон ее телу. Коралловые соски вздымались вверх, мягкая линия живота плавно спускалась к зарослям светлых волос между ног. От одного взгляда на нее все мое естество восстало, показалось, что я схожу с ума. Когда мой член чувствует легкую добычу, никакие доводы на него не действуют. Мне предстояла трудная борьба.

Я направился прямо к постели.

— Дэнни, может быть, ты сначала разденешься? — спросила Мелани.

— Конечно. Но чтобы выдержать так долго, сначала нужен поцелуй.

— Ну хорошо! — Она засмеялась и села.

— Закрой глаза и подставь губы, — приказал я.

— Из-за твоих разговоров я снова чувствую себя школьницей!

— Не смогу тебя поцеловать, если ты не перестанешь болтать, — пожаловался я.

Мелани послушно подняла голову, закрыла глаза. Прикинув расстояние, я нанес ей удар в подбородок. Ее глаза остекленели, она в беспамятстве рухнула на постель.

Пока я укладывал ее под одеяло и убирал волосы с лица, мой ошеломленный член совершенно успокоился. Я обрадованно вспомнил, что моя клиентка оставила ключи в замке зажигания. А поскольку в ее состоянии машина ей не нужна, решил, что она не будет возражать, если я ею воспользуюсь. Выключив ночник в спальне, я вернулся в гостиную и заботливо убрал бокалы. Открыв входную дверь, уже собирался повернуть последний выключатель, как вдруг на крыльце возникла какая-то фигура.

— Бойд! Так я и думал! — произнес усталый голос.

— Капитан Шелл! — воскликнул я, невольно делая шаг назад. — Что вы думали?

— Сколько времени прошло с тех пор, как ты решил заняться бизнесом в Санта-Байе? — спросил он. — Неделя, не больше, верно? И что я получаю? Труп. Вот что я получаю, Бойд. И вот о чем я думаю!

— Труп? — оживился я. — Чей труп?

— Пошли в дом. Хочу поговорить с хозяйкой и с тобой, — ответил он.

Я направился в гостиную, по пути включая свет. Шелл остановился у двери, следя за мной заплывшими глазами из-под коротко остриженных седых волос. На его лице было такое недовольное выражение, будто я напоминал ему содержимое желудка трупа, которое ему принесли из криминологической лаборатории для осмотра.

— Где ты провел эту ночь, Бойд?

— Здесь, с миссис Ригби.

— Видимо, разговор затянется, — решил он. — Налей-ка мне стаканчик виски с содовой.

Шелл прошел к дивану и сел, вытянув перед собой ноги. Я налил ему виски и себе тоже.

— Значит, ты и миссис Ригби, только вдвоем? — продолжил он.

— Последние полчаса да, а до этого здесь были гости.

— Кто?

— Сестра ее мужа, Сара Ригби, адвокат по имени Грей и еще один парень, назвавшийся Бобо Шенкс.

— Бобо Шенкс? — удивился Шелл. — Черт бы его побрал!

— Вот и вся компания, — закончил я.

— Старые друзья? — поинтересовался он. — И ты тоже заглянул на огонек?

— Она моя клиентка, — пояснил я. — У них сейчас бракоразводный процесс. Муж хотел тайно встретиться с ней в коттедже на холмах. Она испугалась и обратилась ко мне. Я посоветовал ей не ездить. Условия развода могут уладить адвокаты.

— И в благодарность за это она пригласила тебя провести вечер вместе?

— Она не знала, как ее муж прореагирует на отказ. Предположила, что он может навестить ее и повести себя грубо. Поэтому захотела, чтобы я был под рукой, на случай, если понадобится охладить его пыл.

— Где она сейчас?

— В постели. Устала от нервного перенапряжения. Поэтому приняла снотворное и прилегла. Я уже собирался уходить, когда вы появились на крыльце. В чем дело, в конце концов, капитан?

— Я думал, ты так никогда и не спросишь! — Он сделал глоток, и лицо его моментально просветлело. — Очень неплохой скотч!

— Вы что-то говорили о трупе?

— Да, рад, что ты напомнил. Кто-то позвонил нам и рассказал о коттедже на холмах. Звонивший сказал, что он охотился в том районе.

— На кого охотился?

— Не сообщил. — Шелл пожал плечами. — Но он услышал вопли, доносившиеся из коттеджа. Когда подошел поближе, то увидел мужчину и женщину, выскочивших из дома и скрывшихся на машине. Описание, которое нам дал аноним, вполне соответствует тебе и миссис Ригби. В твоем случае я полностью уверен, а что касается миссис Ригби, то смогу убедиться в этом через пару минут. Охотник заглянул в коттедж и увидел там труп, болтающийся на люстре. Сказал, что, по его мнению, полиции нужно немедленно туда приехать, но так и не назвал себя, не желая лишних проблем.

— И вы заглянули в коттедж?

— Труп — Бродерик Ригби. И он действительно болтался на люстре с перерезанным от уха до уха горлом. Страшная картина!

— Как же он оказался на люстре? — удивился я.

— Что за идиотский вопрос? — рявкнул Шелл. — Орудие убийства мы нашли в кустах, в паре ярдов от входной двери. Хлебный нож с зазубренным лезвием! Следовательно, убийца буквально перепилил ему горло...

— Не нужно живописных подробностей, — оборвал его я. — И так все понятно.

— Видимо, он был без сознания или кто-то держал его, пока другой пилил горло, — пояснил он. — А зачем приезжала мисс Ригби?

— Хотела узнать, чем закончилась встреча миссис Ригби с мужем, и очень расстроилась, когда выяснилось, что та не поехала на свидание.

— А больше никто не приезжал между восемью тридцатью и девятью тридцатью?

— Никто.

— Ты разбудишь миссис Ригби или мне самому этим заняться?

— Это будет нелегко. Не знаю, сколько таблеток она приняла, поэтому...

Напрасно я старался. Раздался истерический вопль:

— Дэнни! — И в следующий момент в комнату ворвалась обнаженная Мелани, ее полная грудь колыхалась, а волосы разметались во все стороны. Казалось, она внезапно вспомнила обо мне во время недельной оргии, потому что все первые четыре дня я был ее лучшим кобелем. — Дэнни! — рыдала она. — Ты нокаутировал меня, чтобы потом беспрепятственно скрыться? Я же объяснила тебе, что без секса просто полезу на стену. Стоит мне только вспомнить его лицо, когда он болтался на люстре...

Откашлявшись, я прервал ее:

— Мелани, ты, кажется, незнакома с капитаном Шеллом.

— Капитаном Шеллом? — Она изумленно посмотрела на меня, и все ее тело непроизвольно задрожало. Впечатление было страшно эротичным, и это еще больше усугубило ситуацию. — Капитан Шелл, — повторила Мелани дрожащим голосом.

— Капитан полиции.

— Пожалуй, вам лучше одеться, миссис Ригби, — спокойным тоном посоветовал Шелл. — А когда вернетесь, расскажите мне подробнее о лице, глядящем на вас с люстры.

Мелани медленно повернулась, сделала неуверенный шаг к спальне, но тут ее колени подогнулись, и она с глухим стуком рухнула на пол.

— Может, лучше положить ее в постель? — предложил я. — Она уже достаточно натерпелась за сегодняшнюю ночь. А я вам расскажу все подробности.

— Просто не могу дождаться, — отозвался Шелл. — Пока ты будешь возиться с ней, я, пожалуй, налью себе еще виски. — Его глаза на секунду расширились. — Она хотела секса, а ты ее ударил?

— Я сегодня не в настроении.

Неловко подняв Мелани, я отнес ее в спальню и уложил в постель. Надеюсь, у нее хватит здравого смысла, подумал я, проснувшись еще раз, просто остаться в постели, спрятав голову под подушку.

Когда я вернулся в гостиную, Шелл наливал себе новый бокал виски. Я тоже сделал быстрый глоток и честно рассказал ему о случившемся.

Пока я говорил, он тихо сидел на диване с бокалом в руке, а когда закончил, в комнате повисла тягостная тишина, продолжавшаяся пять нестерпимых секунд.

— Надеешься, я тебе поверю? — наконец полюбопытствовал он.

— Нет. Поэтому и соврал в первый раз.

— В первый раз ты соврал мисс Ригби и ее спутникам.

— Значит, соврал оба раза, — согласился я. — Потому что сам бы не поверил в такую историю.

— Ригби был около шести футов ростом и весил не менее ста восьмидесяти фунтов, — заметил Шелл. — Люстра находится по крайней мере в девяти футах от пола. Зачем нужно было затаскивать его туда?

— Может, чтобы его не заметили? — предположил я. — Убийца рассчитывал, что Мелани будет ждать его в доме, и чем дольше она будет ждать, тем вернее шанс, что вы застанете ее там.

— Не прикидывайся большим глупцом, чем ты есть, Бойд, — устало проворчал капитан. — Кровь все еще капала из его горла, когда мы там появились.

— Вы правы. Его кровь залила блузку Мелани. А когда она поняла, что это за жидкость, то чуть не сошла с ума.

— Ей нужно было только поднять голову, чтобы увидеть его, — возразил Шелл.

— В доме не было света, когда мы приехали, — объяснил я. — Она вошла первой и попыталась включить свет. Я обошел дом в поисках распределительного щита. Кто-то выключил главный рубильник. Миссис Ригби была одна в гостиной, когда я включил свет, и она увидела его на люстре.

Шелл отхлебнул из бокала.

— Так ты говоришь, они затеяли бракоразводный процесс и никак не могли договориться о размере алиментов? Он предложил провести переговоры в коттедже, а она испугалась и попросила тебя сопровождать ее, не так ли?

— Все правильно, — подтвердил я. — И еще он рассказал своей сестре о предстоящей встрече.

— А она — своему адвокату и Бобо Шенксу? — пробормотал Шелл. — С таким же успехом могла сообщить об этом и еще сотне людей. Так что подозреваемых хватает.

— Он был мертв, когда мы приехали туда, — прервал я его. — Не думаю, чтобы вы мне поверили, но...

— Почему? — удивился он.

— Что — почему?

— Почему ты не думаешь, что я тебе поверю?

— Потому что... — Я замолчал, уставившись на него. — Так, значит, вы верите мне?

— Ну, конечно, не до конца, — уточнил он. — Я тебя знаю, Бойд. Ты ловкий сукин сын и наверняка утаил что-то важное. Но мы к этому еще вернемся. Уверен, ты способен украсть очки у собственной старой бабушки, чтобы она не заметила, как ты украдешь из-под матраса все ее сбережения. Но ты явно не способен на хладнокровное убийство. И, судя по внешнему виду миссис Ригби, — а это единственный привлекательный объект за весь мой сегодняшний вечер, — я не могу представить ее перепиливающей горло собственному мужу, пока ты держишь его за руки. Вот и все, что я могу сказать в данный момент.

— Я думал, вы арестуете нас по подозрению в убийстве.

— У тебя слишком богатое воображение! — Шелл допил бокал и поднялся с места. — Постарайся не наделать глупостей и не уезжай из города! И больше не суй свой любопытный нос в это дело. Бродерик Ригби был большой шишкой в Санта-Байе, его убийство наделает много шума. Я не хочу натыкаться на тебя на каждом шагу. — Он бросил мне пустой бокал, который я с трудом поймал. — Вы оба придете ко мне завтра утром, где-нибудь около одиннадцати, чтобы дать показания. — И направился к двери.

Я тупо смотрел в его сторону.

— Спасибо, капитан. — Я чуть не подавился этими словами, поскольку никак не ожидал, что когда-нибудь скажу их Шеллу.

— Не спеши благодарить, — бросил он через плечо. — Может, завтра утром я еще передумаю.

Услышав, как хлопнула входная дверь, я схватил бокал и осушил его одним большим глотком.

— Дэнни! — донесся отчаянный вопль из спальни.

— Хочешь узнать, что же нам теперь делать? — отозвался я. — Пошли они все к черту! — внезапно решил я, потому что действительно не знал, что же теперь делать, и направился прямо в спальню, по дороге сбрасывая одежду. А когда вошел в нее, был уже совершенно голым.

— Дэнни? — Мелани мгновенно села на постели, широко раскрыв глаза от страха. Одеяло соскользнуло с нее, и соски грудей смотрели на меня как застывшие восклицательные знаки. — Мы арестованы?

— Ты не поверишь, но я рассказал Шеллу все, как было, и он принял это за чистую монету!

— Пытаешься для меня смягчить ситуацию? — Ее голос звучал умоляюще.

— Наоборот! Изо всех сил стараюсь сделать его твердым, а ты мне только мешаешь, и ничего не получается. Придется нам просто уснуть.

— Чем я могу помочь? — захныкала она.

— Сейчас покажу.

Я выключил ночник и лег рядом с ней. Ее руки сомкнулись вокруг моей шеи, и Мелани прильнула ко мне. Мой член тут же встал по стойке “смирно” и уперся в ее нежный животик.

— Дэнни, неужели он поверил? — прошептала она.

— Конечно, милочка, а теперь расслабься, — посоветовал я.

Мои руки скользнули по ее спине, охватив округлые ягодицы, и крепко их стиснули. Она удовлетворенно вздохнула и жадно впилась в мой рот. Мы в четыре руки пустились в неизведанное. Одной рукой я нащупал ее левую грудь, дразня отвердевший сосок, а другую ввел между ног, погрузившись во влажное тепло. Мои пальцы ласково перебирали ее губы, готовя ее к решительному вторжению. А в это время руки Мелани настолько преуспели в искусной игре с моим членом, что мне пришлось вмешаться, опасаясь, как бы горячая живительная влага не пролилась ей в ладонь — трагедия для нас обоих, в особенности для Дэнни Бойда, последнего страстного любовника. Захватив инициативу, я взял верх, раздвинул ее ноги и двумя быстрыми толчками оказался в раю. Она слабо застонала, и ее тело в сладостной гармонии запульсировало в такт с моим. Темп все нарастал в невыразимом единении страсти и нежности, пока мы не достигли длительного, буйного катарсиса. Пробормотав восторженные слова благодарности, Мелани уснула в моих объятиях. А ко мне сон долго не шел. В голове мелькали видения тела, распростертого на люстре, незрячие глаза и широкий разрез на горле, из которого медленно и размеренно капала кровь.

Глава 4

На следующее утро мы дали показания полиции и подписались под ними. Затем Шелл отвез нас в морг, где Мелани опознала труп мужа Бродерика Ригби. Служитель морга оказался деликатным человеком и не опустил простыню ниже подбородка. Мелани страшно побледнела и неуклюже кивнула.

— Да, это он, — прошептала она.

— Благодарю вас, миссис Ригби, — отозвался Шелл. — Полчаса назад мисс Ригби тоже опознала труп брата.

— Сара уже все знает? — удивилась Мелани. — Какая я глупая, конечно же она должна знать.

— А как вы узнали вчера вечером, что это Ригби? — спросил я Шелла.

— Он известная фигура в нашем городе. Я встречался с ним на общественных мероприятиях, поэтому сразу понял, кто это.

— Есть какие-либо новости по делу? — полюбопытствовал я.

— Ничего особенного. Вскрытие будет сделано к концу дня. — Шелл выразительно посмотрел на часы. — Мне нужно срочно уезжать. Благодарю вас, миссис Ригби. — И заторопился к выходу.

Когда мы вышли из морга, капитан уже исчез. Мы уселись в машину Мелани, но она не торопилась включать мотор.

— Сара наверняка считает, что это я убила его, — безучастно произнесла она. — Мне страшно, Дэнни.

— Ты ее боишься? Мелани быстро кивнула:

— Я знаю ее намного лучше, чем ты, поэтому боюсь возвращаться домой. По крайней мере, сейчас, — Куда же мы отправимся?

— В пятнадцати милях отсюда, на берегу залива, есть симпатичный ресторанчик. Почему бы нам не поехать туда?

— Хорошо, — согласился я. Она печально улыбнулась:

— Запиши расходы на мой счет. Я уже должна тебе двести долларов.

— Хорошо, — галантно уступил я. Мелани включила мотор.

— Вчера вечером ты сказал, что после смерти Бродерика я получу больше денег, чем это были бы алименты по суду, не так ли?

— Верно.

— Но если меня обвинят в убийстве, я не получу ни цента, не говоря уже о наказании?

— Тоже верно.

— Сара попытается повесить убийство на меня! — воскликнула Мелани. — Боже мой! Она просто расшибется в лепешку, чтобы это доказать. Найди убийцу, Дэнни, сколько бы это ни стоило!

— Я весь к твоим услугам, Мелани, только назови цену.

— Какую цену? — Она удивленно уставилась на меня.

— Сейчас ты наверняка готова заплатить сто тысяч долларов, — объяснил я. — Ну а потом тебе запросто может показаться, что и пяти тысяч многовато. Так что с ценой лучше определиться прямо теперь.

— А ты жесткий парень! — заметила Мелани.

— Кажется, ты могла убедиться в этом прошлой ночью.

— Да еще и вульгарен. — Она скупо улыбнулась. — Сам называй цену!

— Тысяча долларов на расходы, независимо от результата, — затараторил я. — И еще пять тысяч, если найду убийцу.

— Цена вполне разумная, — заявила Мелани. — Я нанимаю тебя, Дэнни.

Однако в ее голосе совсем не было энтузиазма. Видимо, она рассчитывала найти во мне романтика. Но должна же Мелани понимать, что наследница в тяжелом положении совсем не то, что просто дама в тяжелом положении. Дамы не могут позволить себе нанимать детективов при современных ценах. Поэтому не стоит считать меня черствым человеком.

Ресторан оказался очень уютным и очень дорогим. Мы уселись на террасе с видом на залив. Яхты носились на всех парусах, а в голубых небесах было полно крикливых чаек. Стоял чудесный день, который так и звал наслаждаться жизнью, но Бродерик Ригби, по всей вероятности, согласился бы посидеть и под дождем где-нибудь на Манхэттене.

— Сколько лет ты замужем? — спросил я Мелани.

— Почти три года.

— И когда начался разлад?

— С самого начала. Сразу после медового месяца, когда мы приехали домой и там оказалась его миленькая сестричка.

— А когда произошел разрыв?

— Четыре месяца назад. Я больше не могла терпеть. Уехала из дома и подала на развод, обвинив мужа в моральном издевательстве. Хотела также выдвинуть обвинение против его сестры, но даже мой нездешний адвокат отговорил меня от этой идеи.

— Ты его не убивала, потому что я был с тобой, когда это произошло. Но кто же его убил? Она пожала плечами:

— Хотелось бы верить, что это сделала Сара, но она скорее убила бы меня. Понятия не имею, кто мог его убить. Он был настолько никчемным! Кажется, за всю жизнь не совершил ни одного решительного поступка. Все делал как положено, а люди хорошо относились к нему из-за его положения и семейных связей. В семье всем заправляла Сара. Именно она совершала сделки с недвижимостью и все остальное.

— Из тебя неважная мне помощница.

— Я знаю, но что же делать? Странно, Дэнни, но ты стал совсем другим человеком, как только мы заговорили о деньгах.

— Просто стал детективом, а это означает, что мне придется задавать множество вопросов, понятно? Мелани нетерпеливо передернула плечами:

— Понятно.

— Он хранил тебе верность?

— Насколько я знаю, да.

— А ты?

— Пока не уехала от него. После этого у меня была пара легких связей, которые так и не переросли во что-то серьезное.

— Прошлой ночью ты жаловалась на бессонницу, — заметил я. — Сказала, что временами тебя спасает только секс.

— Надеешься, что подробности моей частной жизни помогут найти убийцу Бродерика? — В ее голосе звучали враждебные нотки.

— Кто знает? Иногда ревнивый любовник не может смириться с мыслью о живом муже.

— Ты меня пугаешь! — воскликнула она. — Ты действительно частный детектив? Или психопат с больным воображением, прикинувшийся детективом?

— А что ты можешь сказать о сделках с недвижимостью? — прервал я ее. — Нет ли там каких-либо зацепок?

— Вряд ли. В таком случае должны были убить Сару. Я же говорила, что она заключала все контракты, Бродерик при этом был лишь бесплатным приложением.

Я взял со стола меню:

— Пожалуй, пора перекусить.

Около трех часов мы вышли из ресторана и поехали в Санта-Байю. Мелани высадила меня около моей конторы и направилась к себе. Наши отношения оставались натянутыми, и в ответ на мое обещание поддерживать с ней контакт, она лишь буркнула что-то невразумительное.

Проверив Чарли Грея по телефонному справочнику, я обнаружил, что его контора находится всего в двух кварталах от меня, набрался храбрости и отправился к нему.

Это оказался двухэтажный сборный домик, зажатый между модерновым бутиком с одной стороны и крошечным старинным чайным магазинчиком — с другой. Видимо, это было своего рода пренебрежением престижностью, когда фирма с известным именем может наплевать на внешние условности. Но возможно, и что-то другое.

Я вошел в неприглядную приемную, где деловитая секретарша одарила меня профессиональной улыбкой. На мой взгляд, ей было около сорока, она была аккуратно одета и привлекательна на какой-то свой стерилизованный манер — напоминала одну из тех телевизионных мамочек, которые прекрасно справляются с орущими детьми, уже в тридцать лет отказались от секса ради кружка по кройке и шитью и никогда об этом не пожалели. Но, как оказалось, я ошибся.

— Здравствуйте, чем могу служить? — спросила она.

— Я бы хотел видеть мистера Грея. Ее улыбка потускнела.

— Вы договорились с ним о встрече?

— Просто сообщите, что с ним хочет встретиться Дэнни Бойд. Остальное я скажу ему сам.

— Извините, но мистер Грей никого не принимает без предварительной записи, — возразила секретарша.

— Я подожду.

— Но это... неудобно, — пыталась возражать она. Я нагло ухмыльнулся:

— Может, у вас есть еще одна комната? Где нас никто не потревожит и мы могли бы немного позабавиться в ожидании приема?

Ее лицо внезапно густо покраснело.

— Мистер Бойд, — прошептала она. — У нас на самом деле есть еще одна комната с диваном и всем остальным. Пожалуйста, подождите, пока я сниму с себя пояс и...

Я поднял руки, как бы признавая поражение:

— Ну хорошо, сдаюсь. Она широко улыбнулась:

— Вы не представляете, как меня порадовали! День за днем я имею дело только с ворчливыми, надоедливыми старикашками.

— Неужели в самом деле, миссис?..

— Элеонора Таунсенд, — подсказала она. — Я вдова, мистер Бойд. Но уже давно не предаюсь печали, так как муж умер шесть лет назад. И пояс я, конечно, не ношу. Они ужасно натирают здесь, в Южной Калифорнии. Видите ли, все дело в климате.

— Вы выглядите чертовски стерильной, — заметил я, как бы в свое оправдание.

— Когда работаешь на старого хрена, типа Чарльза Грея, выбор не велик, — отозвалась она, вызвав у меня сомнение, не ослышался ли я. — Но по вечерам и по выходным я выгляжу совершенно по-другому, поскольку отбрасываю в сторону мой кованый бюстгальтер, и ищу приключений, как и все остальные девушки. Мне всего тридцать шесть, и я неплоха собой. Надеюсь, вы понимаете? Вы первый настоящий мужчина, появившийся здесь, поэтому я так распустила язычок. Даже не могу вспомнить, когда в последний раз трахалась. Надеюсь, я не шокирую вас, мистер Бойд?

— Хм! — хмыкнул я.

— Он сейчас ничем не занят, — сообщила секретарша, снова переходя на профессиональный тон с легким разочарованием в голосе. — Поэтому смело проходите прямо в кабинет. В крайнем случае я скажу, что вы толкнули меня, как старую перечницу.

— В тридцать шесть лет в вас сохранилось немало перцу.

— Проведите со мной вечерок на диване, тогда узнаете, — заверила Элеонора. — Вторая дверь направо, мистер Бойд.

Когда я вошел, Чарльз Грей действительно бездельничал, сидя за столом. Он посмотрел на меня с безразличным видом и упрекнул:

— Вам следовало договориться о встрече. Или попросить мою секретаршу, чтобы она доложила о вас. По крайней мере, можно было хотя бы постучать в дверь, прежде чем входить.

— Ваша секретарша сопротивлялась изо всех сил, стараясь меня остановить, — соврал я.

— Ну хорошо. Что вам нужно, Бойд?

— Мелани Ригби наняла меня найти убийцу ее мужа. Я рассчитываю на вашу помощь.

— Вчера вечером вы солгали нам, — констатировал он. — Когда сегодня утром Сара опознавала труп брата, капитан Шелл все нам рассказал. Вы оба были в коттедже прошлым вечером.

— Но не убивали его.

— Мне не о чем говорить с вами, Бойд. Сара Ригби — мой старый и высокочтимый клиент. Она убеждена, что вы и Мелани убили ее брата.

— А вы как думаете?

— Я адвокат, поэтому никогда не тороплюсь с выводами.

— Кто получит наследство? — полюбопытствовал я.

— Совершенно неуместный вопрос, мистер Бойд.

— Кому выгодна его смерть?

— Знаете, вам лучше поговорить с Сарой. В связи с моей профессией я вынужден быть сдержанным, а Сару ничто не остановит.

— Пошла она куда подальше! — отрезал я.

— От вас исходит грубая жизненная сила, которая может ей понравиться, — заметил он. — Вчера эта сила совершенно не чувствовалась, мистер Бойд. Ну конечно, у вас тогда было совершенно другое на уме. Вы вынуждены были лгать, хотя уже знали, что Бродерик Ригби был зверски убит. Я могу позвонить ей и договориться о встрече, если хотите.

— Почему бы нет? — согласился я.

Он набрал номер, и, слушая одностороннюю беседу, я с трудом сдерживал нетерпение. Именно в такие моменты, с тех пор как бросил курить, я не знаю, чем заняться. Наконец Грей положил трубку и посмотрел на меня:

— Встреча состоится в девять, сразу после ужина.

— Как мне ее найти?

— Дом находится в Саблайм-Пойнт. Моя секретарша даст вам адрес.

— Отлично.

— Капитан Шелл в курсе, что Мелани наняла вас для расследования убийства Бродерика?

— Вряд ли, — на всякий случай солгал я. Он улыбнулся:

— Видимо, лучше сообщить ему об этом. Счастливо, мистер Бойд!

— А чем занимается Бобо Шенкс?

— Кажется, я не понимаю вопроса.

— Я — частный детектив, вы — адвокат, а кто Бобо Шенкс?

— Этот вопрос вам лучше задать ему. До свидания, мистер Бойд.

Элеонора Таунсенд с задумчивым видом сидела за столом, когда я вернулся в приемную.

— Он сказал, что вы объясните мне, как найти дом Ригби в Саблайм-Пойнт.

— Даже нарисую вам маленький план, — ответила она и тут же выполнила свое обещание.

— Спасибо, — поблагодарил я, убирая план в бумажник. — Кажется, ваш шеф не очень обременен делами?

— Он очень редко занят, — согласилась секретарша. — Если вы работаете с самыми богатыми семьями в Санта-Байе, в число которых вы входите сами, вам вовсе не нужно упорно трудиться. Вы просто получаете гонорары, знаете ли. А если кто-нибудь наступает вам на ногу, вы можете и сами сделать то же самое в ответ.

— Что вы можете сказать о семье Ригби? — поинтересовался я.

— Немногое, мистер Бойд, — ответила она деловито. — Я уже говорила вам, что не ношу пояса, потому что он натирает в этом климате.

— Ну и что? — ничего не понял я.

— Сара Ригби за всю жизнь ни разу не надела пояса, — продолжала она.

— Но носит с собой Чарли Грея на случай, если кто-нибудь наступит ей на ногу.

— В нашем городе живет некто Хай Адаме. Вы у нас новичок и ничего о нем не слышали, верно?

— Верно.

— Видимо, вам нужно с ним поговорить. Но только не забудьте на встречу с ним надеть стальной пояс, потому что он довольно горячий парень.

— Хотел бы я знать, что вы имеете в виду, — честно признался я.

— Мистер Грей оставил в кабинете включенной внутреннюю связь, — сообщила Элеонора, — он всегда делает так, если хочет, чтобы я была его свидетелем. Поэтому я слышала, что вдова наняла вас найти убийцу ее мужа. Хай Адаме увяз по уши в делах Бродерика Ригби, так что вам имеет смысл поговорить с ним. Только во время переговоров не поворачивайтесь к нему спиной.

— Спасибо, — поблагодарил я.

— Даже нам, равнодушным на вид девушкам, нужно где-то искать удовлетворение, — насмешливо продолжала она. — Конечно, можно поскакать без седла на жеребце, но тогда жеребец не получает удовлетворения.

— Вы классная девушка, Элеонора! — восхищенно произнес я. — Почему бы нам не пообедать вместе завтра вечером?

— Вы так говорите только потому, что надеетесь выудить из меня побольше информации, — усомнилась она.

— Выудить? — восторженно переспросил я. — Вы абсолютно правы. Очень на это надеюсь, Элеонора. Я уже знаю, что вы не носите пояса, потому что он натирает в южном калифорнийском климате, но просто умираю от желания выяснить, есть ли хоть что-нибудь под вашим простеньким хлопчатобумажным платьицем?

— Боже мой! — воскликнула она дрогнувшим голосом. — Вы так романтичны, мистер Бойд! Я чуть не упала в обморок к вашим ногам от одного звука вашего голоса. Жду вас в баре “Луау” в отеле “Старлайт” завтра вечером, около семи. Предупреждаю, я дешево не продаюсь. Этот ужин вам дорого обойдется!

Глава 5

Я сделал большую ошибку, перекусив в забегаловке, которая специализировалась на блинчиках. Поэтому, когда подъехал к особняку Ригби на Саблайм-Пойнт, к моим прочим проблемам добавилось еще и несварение желудка. Дом, стоящий на кромке обрыва, был просто грандиозен. Видимо, его спроектировал какой-то полоумный испанский архитектор, одержимый архитектурной манией величия.

Оставив машину на дорожке, посыпанной гравием, я направился к парадному подъезду. В глубине дома прозвучал приглушенный гонг, и через двадцать секунд дверь открылась. Передо мной стояла Сара Ригби, презрительно глядя на меня. На ней было платье из белого джерси длиной до пола, выгодно подчеркивавшее ее подтянутую спортивную фигуру и не скрывавшее, что на ней нет бюстгальтера.

— Добрый вечер, мистер Бойд. Не забудьте вытереть ноги, — произнесла она.

Я постоял в вестибюле, пока хозяйка закрывала дверь.

— Пройдем в гостиную и выпьем, — предложила Сара. — Насколько я знаю, выпивка и половые сношения — две главные движущие силы в жизни частного детектива.

— Вы абсолютно правы, мисс Ригби, — подтвердил я. — Если не возражаете, я бы выпил бурбона со льдом, прежде чем перейти к половым сношениям.

Возмущенно хмыкнув, она пошла вперед. Платье плотно обтягивало ее покачивающиеся ягодицы, пока она вела меня в гостиную, обставленную в старинном испанском стиле страшно неудобной на вид мебелью. В дневное время наверняка вид, открывавшийся через французские двери, был потрясающим, но безлунной ночью не было видно ничего, кроме темноты.

Бобо Шенкс комфортабельно расположился в кресле с бокалом в правой руке и вежливо помахал мне левой.

— Привет! — сказал он таким тоном, будто мы были старые друзья.

Сара Ригби прошла к бару, приготовила коктейль и передала его мне.

— Прошу садиться, мистер Бойд, — предложила она. Я уселся на диване, Сара — в кресле, и мы все трое уставились друг на друга.

— Чарльз сообщил по телефону, что Мелани наняла вас найти убийцу моего брата, — начала она. — Это верно, мистер Бойд?

— Верно.

— А почему вы решили навестить меня?

— У кого-то должен быть мотив для убийства вашего брата, — пояснил я. — По словам Мелани, вы были с ним очень близки. Так, может, вы знаете убийцу?

— Первой напрашивается сама Мелани, — предположила Сара.

— Разумеется, — согласился я. — Но мы провели с ней вчерашний вечер вместе, начиная с семи тридцати. Так что точно известно, что она не убивала его.

— Это всего лишь ваши слова, мистер Бойд!

— Вы заправляете всеми делами, — продолжал я. — Ваш брат был всего лишь подставной фигурой, не так ли?

— Еще один перл мудрости от Мелани?

— Но вы были очень близки с вашим братом, — настаивал я. — Когда он женился на Мелани, вы с ней с самого начала возненавидели друг друга. Мелани очень бы хотелось поверить, что это вы убили его, но у нее достаточно здравого смысла, чтобы признать — скорее предпочли бы убить ее.

Шенкс рассмеялся, но тут же затих под холодным взглядом брюнетки.

— Мелани права, — подтвердила она. — Эта дрянь довела моего брата до отчаяния, распутничая с мужчинами прямо у него под носом. Только вряд ли рассказывала вам об этом.

— Она вообще мне ничего не рассказывала. Но почему бы нам не начать с главной установки, что ни вы, ни Мелани не убивали Бродерика и вы обе хотите найти убийцу?

— Боюсь, вашей уверенности в невиновности Мелани для меня недостаточно, — возразила Сара ледяным тоном.

— Сара, — осторожно вмешался Шенкс, — почему бы тебе не выслушать его?

— А тебя кто просил совать нос в это дело? — отрезала она.

— Насколько я помню, ты сама.

— Ну хорошо, — согласилась Сара. — Только говорите по существу, мистер Бойд.

— Убийца должен был иметь веские основания, с его точки зрения.

— Не представляю, кто мог убить моего брата, — устало проговорила она. — Иначе я сообщила бы об этом капитану Шеллу.

— Предлагая Мелани встретиться в загородном доме, он сказал, что это будет тайная встреча и в то же время, очевидно, рассказал вам о ней.

— Он надеялся уговорить Мелани снизить размер алиментов. Рассчитывал, что встреча в доме, где они провели счастливые часы, поможет ему.

— Кто еще мог знать о встрече?

— Понятия не имею, — резко ответила она. — Я сказала ему, что он сентиментальный идиот, но так и не смогла разубедить. После его отъезда я позвонила Чарли и Шенксу и попросила их приехать ко мне. Бродерик долго не возвращался, и я решила, что он у Мелани, вот почему мы все трое приехали к ней. Честно говоря, мы не ожидали найти ее там. Я думала, они все еще в загородном доме. У Бродерика вполне могло хватить глупости снова с ней помириться.

— Значит, ни у кого не было повода убивать вашего брата?

— Как я уже сказала, ни малейшего повода, мистер Бойд.

Я поднялся на ноги:

— Ну ладно, спасибо за выпивку.

— Неужели вы нас покидаете, мистер Бойд? — съязвила она.

— От вас с Мелани никакого проку, — пожаловался я. — Придется продолжить поиски.

— Хорошо, что вы напомнили мне, мистер Бойд, — обрадовалась Сара. — Я абсолютно уверена, что полиция и без вас способна найти убийцу. Фамилия Ригби уважаема в Санта-Байе, и мне бы очень не хотелось, чтобы дешевый частный детектив вашего типа запачкал наше имя своими грязными методами. Вам придется бросить это дело, мистер Бойд, если вы хотите работать в нашем городе.

— Вы угрожаете мне, мисс Ригби? — вежливо поинтересовался я.

— Вы абсолютно правы, — отчеканила она. — Капитан Шелл и его люди вполне справятся с расследованием. Я в этом совершенно уверена. Поэтому предлагаю вам вернуться к бракоразводным процессам и вашим прочим очаровательным занятиям, мистер Бойд.

— А если я заупрямлюсь?

— С вами произойдет масса мелких неприятностей, дружок, — небрежно бросил Шенкс. — И никто в нашем городе, включая капитана Шелла, не усомнится в этом.

— Вы мне льстите. Неужели я настолько опасен? — удивился я.

— Мы опасаемся, что вы запачкаете наше имя и репутацию, — ответила брюнетка. — Забудьте об этом деле, мистер Бойд. И кто знает, может, вас ждет долгая и счастливая жизнь в Санта-Байе?

— Неужели вы настолько самоуверенны, что не хотите даже подсластить пилюлю? — удивился я.

— Подсластить пилюлю? — переспросила она.

— На его жаргоне это означает, что он хочет взятку, — пояснил Шенкс.

— Уверяю вас, во взятке нет никакой необходимости, мистер Бойд, — ядовито усмехнулась Сара Ригби. — У нас есть более эффективные пути сделать вашу жизнь невыносимой, если вы станете упрямиться.

— Задам всего лишь один вопрос, прежде чем уйду, — вежливо произнес я. — Говорят, у вас с братом были очень близкие отношения. Настолько близкие, что напоминали своеобразный брак. Неужели это так, мисс Ригби?

— Убирайтесь! — Ее лицо стало белым как мел. — Вы слышите, убирайтесь отсюда! — Ее глаза остекленели от ярости. — Убирайтесь, пока живы, грязный подонок!

— Сейчас он исчезнет отсюда в мгновение ока, — решительно заявил Шенкс.

Старые правила часто бывают самыми верными. Например, одно из них гласит: никогда не проявляй излишнего благородства. Поэтому я вступил в бой без предупреждения, когда Шенкс еще только поднимался с кресла и был совершенно беззащитен. Мой правый кулак глубоко проник в его солнечное сплетение. Он согнулся в дугу, а я врезал ему коленом по физиономии. Шенкс опрокинулся назад в кресло, из его носа хлестала кровь, и я окончательно доконал его прямым ударом между глаз. После этого окружающее его больше не интересовало.

Я обернулся, и, как оказалось, очень вовремя. Глаза Сары Ригби извергали пламя, а ее ногти были готовы изодрать мое лицо в клочья. У меня не было ни малейшего желания призывать ее к здравому смыслу. Судя по ее остекленевшим глазам, он сейчас не представлял для нее интереса. Поэтому, когда она приблизилась ко мне, я двинул тяжелым ботинком по ее правой берцовой кости. Брюнетка издала отчаянный вопль, запрыгав по комнате как подстреленная утка.

— Это только первая из целой серии маленьких неприятностей, — предсказал я, направляясь к двери.

Усевшись за руль, я поехал домой. Но на полпути решил, что был излишне груб с Мелани в ресторане, поэтому повернул машину в сторону Парадиз-Бич.

Окна коттеджа были освещены, и я уверенно позвонил в дверь. Но ждать, когда ее откроют, пришлось так долго, что я чуть не состарился.

Когда Мелани наконец соизволила выглянуть наружу, на ней была коротенькая черная шелковая ночная рубашка, едва прикрывающая роскошные бедра. Ей нужно было только чуть-чуть потянуться, и я бы узнал, есть под ней трусики или нет. Груди тяжело колыхались под черным шелком, а с трудом открывающиеся глаза и распухшие губы говорили сами за себя.

— Ах, это ты! — произнесла она без всякого энтузиазма. — Ты меня разбудил.

— Уснув, ты забыла выключить свет.

— Я так устала. — Мелани громко зевнула. При этом рубашка слегка приподнялась, но вопрос о наличии трусиков так и остался открытым. — Что тебе нужно, Дэнни?

— Пришел извиниться за мое поведение во время ленча.

— Ну вот ты и извинился. Спасибо. — Она попыталась закрыть дверь.

— Даже не предложишь мне выпить? — удивился я.

— Извини, Дэнни. — Мелани зевнула еще громче. — Я так ужасно устала, что глаза сами собой закрываются.

— Мелани! — рявкнул мощный бас из спальни. — Хватит болтать, вернись в постель!

— Что ж ты мне не сказала, что у тебя сестра в гостях? — холодно поинтересовался я.

— Вот дерьмо! — воскликнула она, неуверенно взглянув на меня. — Это мой старый приятель.

— Вчера вечером я был новым приятелем в твоей постели. Сколько нужно времени, чтобы стать старым?

— Вот дерьмо! — повторила она.

— Мелани! — снова рявкнул мощный бас.

— Заткнись! — рявкнул я в ответ.

— Лучше бы мне подохнуть, — сказала Мелани, крепко зажмурив глаза.

Бросив взгляд через ее плечо, я увидел здоровенного парня, всю одежду которого составляло полотенце, опоясанное вокруг талии. Могучий детина с лысиной, окруженной венчиком ярко-рыжих волос. Лицо и шея его были покрыты загаром и сильно контрастировали с белизной остального тела. Картину дополняли пышные рыжие усы и близко посаженные бледно-голубые глаза.

— Это Хай Адаме, чтоб мне подохнуть, — представила его Мелани.

— Привет, Адаме! — поздоровался я.

— Кто ты такой, черт тебя побери?! — рявкнул он.

— Дэнни Бойд. Разве тебе не говорили, что нужно снять рубашку, если хочешь загореть?

Обхватив талию Мелани двумя руками, здоровяк поднял ее в воздух на пару футов, при этом черная шелковая рубашка скользнула вверх до пупка, подтвердив мою догадку, что под ней ничего нет. Она заболтала ногами, на мгновение показав пучок светлых волос и розовые губки. Но тут Адаме поставил ее на пол позади себя. Мелани открыла рот, пытаясь что-то сказать, но передумала.

— Чтоб тебе подохнуть? — подсказал я.

— Я разумный человек, Бойд, — прогремел Адаме. — Ты пришел не вовремя, поэтому убирайся!

Будучи тоже разумным человеком, я решил последовать его предложению, хотя и провел прошлую ночь в постели Мелани. Но это произошло только благодаря исключительности обстоятельств. Сначала ее охватило отчаяние при виде трупа с перерезанным горлом, болтающегося на люстре. Затем добавил стресса визит Сары Ригби с приятелями, не говоря уже о капитане Шелле. В общем, я уже совсем собрался вежливо попрощаться, но тут Адаме все испортил.

— Убирайся отсюда, Бойд, пока я не разорвал тебя на мелкие кусочки! — прогремел он.

Если я хотел оставаться в Санта-Байе, то не должен был пропускать мимо ушей подобные выражения. Потому испуганно воскликнул:

— Мелани! Сейчас же брось этот нож! Он того не стоит!

Я догадывался, что Адаме никому не доверяет, и оказался прав. Резко повернувшись, он подставил мне спину. В этой удобной позиции я изо всех сил дал ему хорошего пинка под задницу.

Казалось, у него там был реактивный двигатель. Он скакнул вперед, сбив Мелани с ног. Она опрокинулась на спину, широко раскинув ноги, приняв на себя его огромный вес, и снова одарила меня видом своих милых розовых губок между широкими бедрами. Судя по ее виду, она окончательно проснулась, хотя и выглядела злой как черт.

— Вы мне должны шестьдесят долларов за обед и выпивку, — обратился я к ней. — Плюс двести долларов за работу прошлой ночью. Я не хочу рисковать жизнью ради такого клиента, как вы.

Мелани широко открыла рот, будто намеревалась что-то ответить, но оказалось, просто не могла перевести дыхание. Под весом придавившего ее к земле Адамса это было не просто.

Наконец здоровяк собрался с силами, чтобы сползти с нее. И для начала встал на четвереньки. Полотенце соскользнуло с его талии. Вид его голой задницы был слишком уж соблазнительным. И я снова дал ему пинка так, что он растянулся на животе. Мелани вновь задохнулась под его тяжестью. Какого черта, подумал я. Это может продолжаться всю ночь. Поэтому вышел на крыльцо и захлопнул за собой дверь, однако решил немного подождать.

Через пятнадцать секунд дверь распахнулась, наружу выскочил голый Адаме. Я подставил ему подножку, и он обрушился с крыльца вниз, увлекая меня за собой, так что я коленями приземлился на его спину.

Воздух со свистом и хрипом вырвался из его легких, здоровяк затих. Схватив его одной рукой за подбородок, а другой за затылок, я резко и болезненно повернул физиономию Адамса к себе.

— Меня зовут Бойд, — заявил совершенно спокойным тоном. — Если ты еще раз попадешься на моем пути, отверну тебе голову! — Потом поднялся на ноги и пошел к машине.

Не знаю, что я старался доказать, но теперь чувствовал себя намного лучше. Когда уже собирался открыть дверцу, раздался оклик:

— Дэнни!

Оглянувшись, я увидел стоявшую на крыльце Мелани. В суматохе она потеряла черную шелковую рубашку, но сейчас это не имело значения. Глядя на классические женские формы, бледно мерцавшие на свету, я не мог решить — уезжать мне или остаться.

— Теперь он точно убьет тебя. Ты не знаешь его так, как я!

— А тебе какое дело?

— Дэнни! Ты мне нужен! — захныкала она. — Ты получишь чек завтра же утром плюс еще тысячу на расходы. Мы же обо всем договорились! Только смотри, чтобы Адаме не убил тебя прежде, чем ты найдешь убийцу Бродерика.

— Ладно, — согласился я. — Только добавь еще пять сотен к чеку.

— За что?

— За сверхурочную работу, — ухмыльнулся я. — За то, что я спал с тобой вчера ночью, продажная сучка.

— Можешь катиться ко всем чертям!

— Прощай, Мелани! Я уселся в машину.

— Дэнни! — пронзительно завизжала она. — На какую сумму выписывать чек?

— Тысяча семьсот шестьдесят долларов.

— Ты подлый мерзавец!

— И больше не звони мне со своими проблемами, — пригрозил я.

— Я вышлю тебе чек завтра рано утром, — пообещала она. — Только учти, если будет доказано, что это самоубийство, ты не получишь ничего, ни одного цента.

Тронувшись с места, я услышал ее пронзительный вопль.

Глава 6

На следующее утро я подъехал к конторе Чарльза Грея очень рано, без четверти девять, потому что был уверен, что Элеонора Таунсенд никогда не опаздывает. Прошло долгих пять минут, прежде чем она появилась, одетая в аккуратную блузку с высоким воротником, застегнутым до последней пуговицы. Строгая юбка прикрывала колени, все складочки были аккуратно разглажены. Темно-каштановые волосы причесаны волосок к волоску. Секретарша выглядела солидно, привлекательно и совершенно бесполо. Но внешности нельзя доверять, думал я, направляясь ей наперерез.

— Здравствуйте, миссис Таунсенд. Чудесный день, не правда ли?

— Типичная погода для Санта-Байи, мистер Бойд, — вежливо улыбнулась она. — Первые два месяца вы не устаете восхищаться очередному прекрасному утру, потом привыкаете, а позднее готовы отдать все, что угодно, за ураган, лишь бы прервать эту проклятую монотонность.

— День слишком хорош, чтобы проводить его в офисе, — продолжал я. — Как жаль, что у вас внезапно разыгралась мигрень!

— Но мы же договорились встретиться в баре “Луау” сегодня вечером.

— Верно, но вы мне нужны прямо сейчас, Элеонора.

— Только не на тротуаре, Дэнни, — возразила она с притворной скромностью. — Боюсь, у меня будут ожоги на заднице.

— Нужна ваша помощь, — пояснил я. — Мне необходимо скрыться из города и кое-что разузнать. Меня разыскивают по крайней мере трое с целью изувечить, а может, даже убить.

— Я их знаю?

— Сара Ригби, Бобо Шенкс и Хай Адаме.

— Значит, вы повстречались с Адамсом?

— Он получил от меня пару пинков под зад.

— Вот это да! — Элеонора в восхищении покачала головой. — На вашем месте я бежала бы без остановки до самого Восточного побережья.

— Так как насчет мигрени? — поинтересовался я.

— Ну хорошо, — согласилась она. — Мне нечего терять, кроме работы и здравого смысла.

— Моя машина припаркована в квартале отсюда, — сообщил я, шагая рядом с ней.

— Давайте сначала заедем ко мне, — попросила Элеонора. — Мне нужно позвонить мистеру Грею и переодеться. И как мы проведем сегодняшний день, Дэнни?

— Очень неторопливо, — предложил я. — Поедем в какое-нибудь укромное местечко с хорошим пляжем и рестораном.

— Отлично! — обрадовалась она. — Мне бы очень хотелось послать мистера Грея ко всем чертям, но идея с мигренью гораздо безопаснее.

Элеонора жила в маленьком домике, в скромном районе, вдали от океана, на улице, состоящей из совершенно одинаковых строений. Видимо, все работяги Санта-Байи сошлись именно здесь.

Пока она звонила, я оставался в гостиной, разглядывая через окно аккуратную лужайку с кустарником и множеством цветов.

На секунду Элеонора просунула голову в дверь:

— Сейчас переоденусь и сварю кофе.

— Отлично! Как там мистер Грей?

— Выразил соболезнование.

Она усмехнулась, прежде чем исчезнуть. Я еще долго смотрел в окно, прежде чем снова услышал за спиной ее нерешительный голос:

— Дэнни?

Когда я повернулся, она была всего в нескольких футах от меня. Босиком — вот почему я не слышал ее приближения. Но не только босиком — практически голой, всего лишь в крошечном черном бикини. Нужно отдать должное ее фигуре. Маленькие чашечки бюстгальтера практически не сдерживали свободных движений полной высокой груди. Живот был только слегка намечен, а бедра — округлы и упруги. С распущенными волосами и без косметики Элеонора выглядела на десять лет моложе.

— Вот это да! — восхищенно произнес я. Темно-карие глаза испытующе смотрели на меня.

— Ты в самом деле так считаешь?

— Безусловно! — Я усердно кивнул.

— Меня это радует. Я решила, что должна показаться тебе. Чтобы ты не подумал, будто проводишь день с изголодавшейся по сексу старухой, дабы выудить из нее нужные тебе сведения.

— Боюсь, не смогу выдержать весь день в ожидании исполнения моих желаний, — честно признался я. Она широко улыбнулась:

— Я говорю только об информации. Хочешь кофе?

— Если мы начнем пить кофе, тебе не избежать изнасилования. Так что выбирай сама.

— Тогда кофе отменяется, — решила Элеонора. — Я не против изнасилования, но сначала хочу провести день так, как ты обещал.

Она переоделась в джинсовую юбку, достигавшую середины бедер, и тоненькую маечку. И в этой одежде стала выглядеть еще более голой.

Когда мы уселись в машину, я спросил:

— Куда поедем?

— На юг, — ответила она. — Я знаю одно местечко, где безлюдно даже в разгар сезона.

Пляж оказался роскошным. Мы плавали, валялись на солнце, потом снова плавали. После фантастического обеда в ресторане на вершине утеса снова вернулись на пляж, поспали там и еще немного поплавали. Около шести вечера Элеонора предложила вернуться назад.

— Мне нужно принять душ, Дэнни. Я знаю симпатичный ресторанчик, где мы можем поужинать. И, как ни странно, в полумиле от него находится очень приличный мотель.

— Тогда сначала заедем в мотель. Чтобы ты приняла душ.

— Мы можем поговорить за ужином. Не знаю, смогу ли я тебе помочь, но попытаюсь.

— Это уже не важно, — заявил я. — Сейчас я способен думать только о твоем теле.

Мы сняли номер в мотеле, приняли душ и отправились в ресторан.

Владелец его оказался очень неглуп. Поскольку ресторан был вдалеке от моря, он решил сосредоточиться на другом — хитроумно расположил столики между деревьями, кустами и лужайками, подсветив их на случай безлунных ночей. Где-то среди кустов трио музыкантов наигрывало медленные сентиментальные мелодии. Отличное место, если вы в компании такой привлекательной женщины, как Элеонора.

Когда мы перешли к кофе, она откинулась в кресле и тихо вздохнула:

— Прекрасный день, Дэнни. Не знаю, как тебя отблагодарить.

— Самое лучшее еще впереди, — пообещал я.

— Очень надеюсь на это. Мне так хочется, — чтобы ты остался мною доволен! — От волнения она помогала себе жестами.

— Откуда вдруг в тебе комплекс неполноценности? — удивился я.

— Все чудесно, хочется, чтобы так было и дальше. Но теперь, кажется, настало время для твоих вопросов.

Я пересказал ей все, начиная с визита Мелани Ригби в мой офис, вплоть до того момента, когда я оставил ее вопящей от ярости на крыльце коттеджа в Парадиз-Бич вчера вечером. Элеонора была хорошей слушательницей и долго сидела молча, когда я закончил рассказ.

— Возможно, у Мелани была причина убить мужа, — сказал я. — Но она не убивала его, потому что я провел с ней весь вечер. Бродерика убил кто-то другой. Но кто и почему? Может, у тебя есть какая-нибудь информация?

— Вполне возможно, — ответила она. — Насколько хорошо ты знаешь Санта-Байю, Дэнни?

— Я бывал здесь несколько раз раньше наездами, но никогда не оставался надолго.

— Это ведь курортный городок, — продолжала она. — Местное население живет за счет туристов. Самые большие деньги зарабатываются на недвижимости. Но площади для застройки ограничены. Конкуренция очень жесткая. Старые богатые семьи — такие, как Ригби, например, — упустили момент, когда начался строительный бум. Но когда увидели, о каких деньгах идет речь, начали наверстывать упущенное. И это им удалось. Это тесный, замкнутый круг, Дэнни. Если ты хочешь, чтобы что-то произошло или, наоборот, не произошло, ты снимаешь трубку и беседуешь со своим старинным приятелем, который занимает пост мэра или что-то в этом роде.

— Все ясно, — заявил я.

— Многие полагали, что такой бандит, как Хай Адаме, не продержится здесь и пяти минут, когда он впервые появился. Но, убедившись, как он преуспевает в строительных делах, местные воротилы изменили свое мнение. Убедившись, что от него не избавиться, решили к нему присоединиться.

— Ты говоришь о Ригби?

— Ригби особенно стараются, — подтвердила она. — Чарли Грей их адвокат, а я его личный секретарь. Мне не известны детали их сделок с Адамсом, но знаю, что их много.

— По словам Мелани, ее муж всего лишь подставная фигура, а Сара — мозг всего семейного бизнеса, — сообщил я.

— Она права. Действительно, Сара присутствует на каждой встрече с Чарли Греем. Бродерика я видела, кажется, всего лишь пару раз, в лучшем случае.

— А можно взглянуть на текст завещания? — поинтересовался я.

— Грей держит его в сейфе, и комбинацию замка знает только он. Так что извини.

— А что ты можешь сказать о Бобо Шенксе, какую роль играет он?

— Шенкс из очень старинного рода и представляет собой местную загадку. Никто не знает, чем он занимается, но наверняка у него денег куры не клюют. — На секунду Элеонора нахмурилась. — О нем ходили разные темные слухи, но нет никаких доказательств.

— Какие, например?

— Однажды служанка в его доме была так жестоко избита, что ее пришлось отвезти в больницу посреди ночи. Официальная версия гласила, что это был несчастный случай, — упала с лестницы или что-то в этом роде. Но, как только выздоровела, сразу же исчезла из города. Сплетники говорили, что Шенкс оплатил ее молчание. С ним были и другие неприятности. Однажды подрался в баре и чуть не убил своего противника, но тот оказался всего лишь рядовым туристом, свидетели подтвердили, что он был пьян и первым начал драку. — Она улыбнулась. — Я уже почти добралась до дна бочки с моей информацией, Дэнни.

— Продолжай в том же духе.

— Ходят также слухи о сексуальных оргиях в его доме. Привозят женщин из других городов, а на следующее утро отсылают их.

— Он устраивает эти оргии для друзей или только для собственного удовольствия? — полюбопытствовал я.

— По слухам, в них участвует целая компания, все сливки нашего высшего общества.

— Ригби был в их числе?

— По-видимому, да. Но их имена никогда не упоминались. Честно говоря, я слышала только одно имя — Хай Адаме. И если верить самым грязным слухам, то именно так они и заключили сделку с ним, организуя для него очень специфичные развлечения.

— Где он живет?

— Рядом с домом Ригби, где ты был вчера. Всего в четверти мили.

— Он был у Мелани вчера вечером. Может, спросить у нее насчет ее участия в недавних оргиях?

— Кстати, об оргиях. Не пора ли нам вернуться в мотель? — тихо произнесла Элеонора.

Наш номер в мотеле был довольно симпатичный, но я так и не успел его рассмотреть. Как только мы вернулись, Элеонора сразу направилась в спальню и закрыла за собой дверь. Я приготовился к длительному ожиданию, но оно продолжалось меньше минуты. Вскоре дверь открылась, и из нее выглянула головка.

— Ты все еще одет? Кажется, мне попался застенчивый насильник!

Я быстро разделся и бросился в спальню. Элеонора лежала на постели. Ее обнаженное тело было готово принять меня. Как следует рассмотрев его, я должен признаться, что оно превзошло все мои ожидания. Упругие, зрелые груди вздымались волной в предвкушении наслаждений. Губы были приоткрыты, в глазах стоял неутолимый голод. Одну ногу она согнула в колене, руки сплела за головой.

— Привет! — сказал я, и мой член тоже дернулся, салютуя.

— И тебе привет!

Элеонора опустила ногу, согнула в колене другую и протянула руки мне навстречу. В ответ я придвинулся ближе. Мой член уже вытянулся по стойке “смирно”. Когда я сел на постель, она поднялась, положила руки на мои плечи и, надавив, заставила меня лечь на спину. Не успел я опомниться, как она уже была сверху и, покрывая меня поцелуями, опускалась все ниже и ниже. Я лежал неподвижно, предоставив ей инициативу. Вот ее зубы слегка прикусили сосок моей груди, вот ее язык обработал мой пупок. Элеонора подняла голову, улыбаясь, и я подмигнул ей в ответ. Ее рука сомкнулась вокруг моего члена, слегка сжав его, и голова склонилась ниже. Я почувствовал прохладную ласку ее губ, стойка “смирно” стала еще более напряженной, а нежные пальчики ласково массировали мои яйца.

Я терпел сколько мог, но потом приподнялся и, оторвав ее от себя, уложил на спину. Теперь моя очередь, решил я, повторяя тот же ритуал, ощущая ртом упругость ее груди, покусывая соски. Тут тело Элеоноры заволновалось подо мной, и я прильнул к ее лобку, ощущая солоноватый вкус. Широко раздвинув ноги женщины, я нырнул между ними, раздвинул языком розовые губки, ощущая нежную чувствительную плоть, и принялся за клитор. Как бы издалека до меня доносились стоны, тело Элеоноры извивалось в конвульсиях, в забытьи она без конца повторяла мое имя. Когда я поднял голову, грудь Элеоноры вздымалась и опадала от учащенного дыхания. Она протянула ко мне руки:

— Сколько можно ждать, Дэнни Бойд? Скользнув между ее раскинутых ног, я оказался наверху. Мой кинжал сам собой легко вошел в теплые, влажные, плотно облегающие ножны. Мы испили до дна чашу наслаждений. В шальном угаре слышались влажные шлепки тел друг о друга. Но мы рвались вперед на пределе наших возможностей. Элеонора тесно обвила ногами мое тело и выкрикивала грязные ругательства мне в ухо.

Мы достигли вершины вместе. Я лежал бездыханным трупом, а ее тело сотрясла серия конвульсий. Издав непроизвольный вопль экстаза, она прошептала:

— Дэнни, я готова умереть прямо сейчас. Ни разу в жизни не испытывала такого счастья.

Потом нас охватила восхитительная, удовлетворенная усталость, мы незаметно уснули.

Ранним утром я внезапно проснулся, как мне показалось, от какого-то звука и уже готов был снова уснуть, когда он повторился. Тихий звук, будто поскрипывание ботинок. Я уселся на постели, Элеонора все еще спала. Луч фонаря ударил по моим глазам и мгновенно ослепил. Я опустил одну ногу на пол, но тут страшный удар обрушился на мой затылок и меня поглотила темнота.

Когда я очнулся, в окно пробивался дневной свет. Голова казалась расколотой на две части и лишь с большим трудом мне удалось ее поднять. Осторожно ощупав затылок, я обнаружил небольшую шишку, к которой было больно притронуться. Видимо, от удара рукояткой пистолета, подумал я и тут понял, что нахожусь в постели один. Осмотрев ванную и гостиную, вскоре убедился, что Элеонора исчезла вместе со своей одеждой. Казалось, ее здесь никогда и не было. Я мог бы одеться и отправиться на поиски пропавшей любовницы, но решил, что шансов найти ее немного. В голове страшно шумело, я послал все к черту и снова улегся спать.

Глава 7

В моей конторе я появился только около одиннадцати. По дороге сделал остановку у дома Элеоноры и с десяток раз на всякий случай позвонил в дверь. Тщетно. А через пять минут после моего прихода в контору зазвонил телефон.

— Дэнни, где ты шляешься, черт побери?! — заверещал голос Мелани.

— Работаю, — солгал я.

— Звоню тебе, наверное, в сотый раз. Ты получил мой чек?

Я бросил взгляд на кучу невскрытой почты, которую принес собой.

— Пожалуй, да.

— Если Хай Адаме разыщет тебя, то обязательно убьет, — пригрозила она.

— Спасибо за предупреждение.

— Вчера вечером приходил капитан Шелл и задал мне миллион вопросов. Я вовсе не уверена, что он поверил нашему рассказу о том, что случилось в загородном доме, Дэнни.

— Шелл никому никогда не верит. По его мнению, на допросах все врут, так как считают, что он все равно не верит их россказням.

— Ты так думаешь? — переспросила Мелани с сомнением в голосе.

— Я пишу книгу об этом. По мнению психологов, каждый человек является тем, что он о себе думает. Моя книга о полицейской психологии, хочу доказать — каждый человек является тем, что о нем думают копы. Не сомневаюсь, удастся продать пять, а может, даже шесть экземпляров моей книги.

— У меня голова разболелась от твоих дурацких шуток, — пожаловалась Мелани. — Когда мы увидимся?

— Когда наберу достаточно материала для доклада тебе. Пока у меня ничего нет.

— Мне так одиноко, давай пообедаем вместе, — предложила она.

— Почему бы тебе не пригласить Адамса?

— Я тебе все объясню, но только не по телефону, — затараторила Мелани. — Ты любишь омаров, Дэнни? Я приготовлю омаров с зеленым салатом и сделаю для тебя мой особый десерт. Вино тоже есть. Ты любишь вино, Дэнни?

— Когда мы обедаем?

— В час дня, — обрадовалась она. — Я приготовлю мартини.

— Отлично! — Я положил трубку, с трудом превозмогая головную боль.

На мой звонок в контору Грея ответил женский голос. Когда я попросил позвать к телефону миссис Таунсенд, голос ответил, что она больна. Пришлось снова положить телефонную трубку. Если кто-то похитил Элеонору из мотеля, значит, у него была на это причина, а если причина во мне, то они свяжутся со мной. Не бог весть какая логика, но на большее я был не способен.

Дверь коттеджа на Парадиз-Бич распахнулась, едва я успел выключить мотор. Мелани весело бросилась мне навстречу. На ней была черная хлопчатобумажная блузка и белые шелковые шорты, плотно облегающие бедра. Под блузкой все беспорядочно колыхалось. Едва я вышел из машины, как она повисла на мне, прильнув упругой грудью к моему мужественному торсу, и завопила:

— Дэнни! Как я рада тебя видеть!

— Я провел шесть месяцев в морозном белом безмолвии, но на Северном полюсе всегда так.

— Что ты сказал?

— Мы не виделись всего тридцать шесть часов. Не пойму, почему ты так соскучилась?

— Я так тосковала по тебе, что проплакала полночи, пока не уснула, — сообщила она. — Мне было так одиноко без тебя. — Мелани слегка отодвинулась от меня. — У тебя появилась другая женщина?

— Не болтай глупостей!

— Все ясно. Я тебя больше не интересую. Чувствуя, как возвращается головная боль, я прошел мимо нее в гостиную. Шейкер стоял на стойке бара, я налил из него щедрую порцию мартини и осторожно попробовал.

Захлопнув за собой дверь, Мелани сердито уставилась на меня, уперев руки в бока.

— Кто она? — спросила грозным тоном.

— Итальянская графиня. Мы провели ночь на ее вилле, на острове Капри. Но из-за этих долгих перелетов я страшно устал.

Мелани ехидно улыбнулась:

— Ну ладно, Дэнни. Может, у тебя и нет никакой другой женщины, а я болтаю глупости. Между прочим, терпеть не могу секс по утрам, а тебя, видимо, не интересует секс в обеденное время, не так ли?

— Все верно, — подтвердил я.

— Так где же ты провел последние сутки?

— За пределами Санта-Байи. После моих стычек с Сарой Ригби и Бобо Шенксом я еще и ухитрился подраться с Адамсом. Поэтому решил на время скрыться из города, чтобы все немного остыли.

— У тебя была стычка с Сарой и Бобом? — Ее глаза заблестели от любопытства. — Как это случилось?

Я рассказал. Ей понравилось, что я избил Шенкса, но истинное удовольствие доставило мое сообщение о схватке с Сарой. Ее фиалковые глаза просто сияли.

— О, Дэнни! Как жаль, что меня там не было!

— Так вот, пока я храбро сражался с этой парочкой, ты проводила время в постели с Адамсом, — укорил я ее. Она подошла к бару и наполнила бокал.

— Как тебе объяснить? Ему так трудно отказать...

— Неужели он изнасиловал тебя? Такую маленькую, беззащитную овечку? — усмехнулся я, разглядывая все шесть футов ее пропорционально сложенного тела.

— Конечно нет! — раздраженно вспыхнула она. — Не в этом дело. Просто я была в плохом настроении и очень расстроена после того, что случилось предыдущей ночью. Мне не хотелось с ним ссориться, вот и все. И кто ты такой, чтобы критиковать меня?

— Это же было не в первый раз?

— Нет. Но это тебя совершенно не касается.

— Адаме твой любовник?

Мелани отрицательно замотала головой:

— У нас это было пару раз, пока я была замужем, вот и все. Ничего особенного. Адаме успел трахнуть всех женщин в городе, которые ему нравятся. Их мужья стараются этого не замечать, потому что они или боятся физической расправы, или не хотят потерять с ним деловых контактов.

— В какой из этих двух категорий находился Бродерик?

— Бродерик ничего не знал, и давай сменим тему, Дэнни. Я устала от глупой болтовни!

— Где я могу встретиться с Адамсом?

— Смотри, как бы он сам не нашел тебя!

— Где я могу его увидеть?

— У него офис в городе. Фирма называется “Адаме констракшн”. Ее телефон можно найти в справочнике.

— А чем занимается Бобо Шенкс? — поинтересовался я.

— Ничем особенным. Просто богатый человек и, кажется, живет на проценты от вложенного капитала.

— У него есть какое-нибудь хобби?

— Хобби? — Она пожала плечами. — Не знаю. Может быть, Сара, но вряд ли. Она никогда не увлекалась мужчинами, по крайней мере пока Бродерик был жив.

— До меня дошли слухи, что он увлекается оргиями, — заявил я без всякого нажима.

— Ты шутишь!

— Служанка в его доме была так жестоко избита, что пришлось вызывать “Скорую помощь” посреди ночи, — сообщил я. — А однажды Шенкс чуть не убил человека в баре, но он оказался всего лишь неприметным туристом. Кроме того, в его доме появляются женщины, которых привозят издалека, специально для оргий, а потом, утром, отсылают назад.

— Мне приходилось слышать самые разные слухи, но это уж слишком глупо!.. — возразила Мелани.

— По тем же слухам, он устраивает оргии для своих друзей из высшего общества. Именно во время таких оргий им удалось установить деловые связи с Адамсом. Шенкс оказался любителем такого рода развлечений.

— У человека, распускающего подобные слухи, больное воображение, — возмутилась она. — Очень больное и грязное воображение!

— Ты бы наверняка знала обо всем, если бы это была правда?

— Я в этом не уверена. Но думаю, это не правда. К чему ты клонишь, Дэнни?

— К тому, что мне хотелось бы тебе верить. И я верил бы тебе, если бы не застал вас вдвоем с Адамсом. Ты была просто вне себя от восторга, милочка!

— Разве есть закон, запрещающий наслаждаться сексом?

— Пожалуй, нет, — признал я. — Но вот что хочу сказать тебе, Мелани. Ты наняла меня, чтобы найти убийцу твоего мужа, но помощи от тебя не больше, чем от главного подозреваемого.

— Тогда, может, забудем о нашем договоре? — разозлилась она.

— Договор продолжает действовать, — возразил я. — Я еще не потратил всех отпущенных мне денег.

— Что-то у меня пропал аппетит, — заявила Мелани. — Считаю, мы можем забыть об обеде. Убирайся отсюда ко всем чертям и оставь меня одну!

— Конечно, — отреагировал я спокойно. — Спасибо за выпивку.

Едва я успел выйти на крыльцо, как дверь за мной с грохотом захлопнулась.

Я решил перекусить в придорожной забегаловке, специализировавшейся на цыплятах, и был очень рад, что здесь не подают блинчиков, до тех пор, пока не попробовал их цыпленка. В контору я попал только около двух тридцати. Чек Мелани оказался в почте, которую я не успел утром просмотреть.

Перейдя улицу, я зашел в ближайший банк и попросил оприходовать чек как можно скорее. Даже скрестил пальцы в надежде, что Мелани не успеет остановить его оплату.

Вернувшись в контору, я нашел по справочнику телефон фирмы “Адаме констракшн”, которая оказалась на Виста-стрит, всего в четырех кварталах от меня. Набрав номер, попросил к телефону Адамса.

— Мистер Адаме находится на строительной площадке, — ответила секретарь. — И сегодня в офис уже не вернется.

Мне предложили оставить ему записку, но я преодолел искушение и отказался. Повесив трубку, занялся созерцанием собственного пупка, но тут вдруг зазвонил телефон.

— Бойд, — деловито представился я в надежде на звонок нового клиента. Теперь, когда была потеряна Мелани, он бы мне не помешал.

— Дэнни! — произнес отчаянный голос.

— Элеонора?

— Они просят передать, что если ты в течение двадцати четырех часов не покинешь Санта-Байю, то меня убьют.

— Дай трубку кому-нибудь из них, — мгновенно предложил я.

Наступила тишина, будто кто-то прикрыл микрофон рукой, которая, однако, продолжалась не более десяти секунд.

— Они не хотят говорить с тобой, Дэнни, — произнесла затем Элеонора усталым тоном. — Их предложение остается в силе. Или ты исчезнешь в двадцать четыре часа, или они убьют меня.

— С тобой все в порядке?

— Пожалуй, да. Прощай, Дэнни!

И в трубке раздался слабый щелчок.

Я прошел в мою двухкомнатную квартиру, достал из ящика комода плечевую кобуру с “магнумом”, нацепил ее на себя. Спустившись вниз к машине, поехал в коттедж на Парадиз-Бич.

Мелани открыла дверь с бокалом в руке и с трудом поймала меня в фокус.

— Для обеда слишком поздно, — произнесла она заплетающимся языком. — А секс днем я ненавижу, ты уже знаешь.

— Ты говорила, что ненавидишь секс по утрам, — напомнил я.

— Днем тоже. Я очень капризная дама, Дэнни Бойд. Поэтому убирайся отсюда!

— Сколько бокалов мартини ты опрокинула с момента моего ухода?

Мелани неопределенно улыбнулась:

— Кто же считает?

Положив руку на ее правую грудь, я слегка толкнул ее. Она отступила внутрь, а я захлопнул за нами дверь и тут же забрал бокал из ее руки.

— Сказала же, никакого секса днем! — едва выговорила она.

— Нам нужно поехать в гости, — сообщил я.

— Никуда не поеду! — решительно заявила она. — Вот сейчас допью, а потом улягусь и посплю.

— Ничего не выйдет, — возразил я.

— Не выйдет?

— Определенно не выйдет!

Поставив бокал на стойку бара, я снова толкнул ее в грудь. Мелани послушно подалась назад и нахмурилась, пытаясь сосредоточиться.

— Куда мы направляемся, Дэнни?

— В ванную.

— Не хочу в ванную!

— Лучше не сопротивляйся, все равно тебе придется уступить.

Когда мы оказались в ванной, я перестал ее толкать и посмотрел на нее. Она по-прежнему только с трудом удерживала на мне взгляд и слегка покачивалась.

— Подними руки над головой, — приказал я.

— Зачем?

— Делай, что тебе говорят.

Она подняла руки над головой, и я решительно снял с нее блузку.

— Дэнни! — Мелани неторопливо покачала головой. — Я же сказала, никакого секса днем!

Я расстегнул ее шорты и стянул их вниз до щиколоток. Пытаясь возразить, она сделала шаг вперед и запуталась. Мне удалось поймать ее, прежде чем она ударилась головой о кафельный пол. Стянув шорты до конца, я затолкал Мелани в душевую кабинку.

— Это насилие! — бормотала она. — Вот увидишь, я все расскажу капитану Шеллу!

Повернув Мелани к себе спиной, я шлепнул по округлым ягодицам для острастки, затем открыл кран с холодной водой. Она завизжала, когда вода окатила тело, попыталась вырваться, но я крепко ее держал. И выждал добрых пять минут, прежде чем закрыл кран.

— Мерзавец! — возмутилась она. — Лучше бы ты меня изнасиловал!

Я бросил ей полотенце и пошел на кухню, чтобы приготовить крепкий кофе. А когда вернулся в ванную, Мелани сидела на крышке унитаза, уныло уставившись в пол. Ее бедра были крепко стиснуты, так что виднелась только верхняя часть лобка.

— Пей! — скомандовал я, передавая ей чашку кофе.

— Я только сейчас поняла, что в самом деле нравлюсь тебе, Дэнни, иначе ты бы не стал со мной возиться.

— Ты мой клиент, — объяснил я.

— Тебе не кажется, что это слишком прозаично? Ведь не станешь же ты так распинаться при первой попавшейся клиентке? Можешь меня изнасиловать, если хочешь, я не возражаю. Или ты предпочитаешь быстрый, симпатичный и аккуратный минет, чтобы не слишком долго возиться? — Глотнув кофе, она вздохнула. — Я совсем не против, только не говори, что ты не любишь секс днем. Мне все равно.

— Допивай кофе, — потребовал я. — Затем высуши волосы. И приоденься получше. Мы сейчас едем в гости.

— В гости? — В ее фиалковых глазах появился интерес. — К кому?

— К Бобо Шенксу. Он нам все расскажет о своих оргиях.

Она сделала глоток и посмотрела на меня:

— Ага, знаю, что у тебя на уме, Дэнни. Ты пытаешься смутить меня, чтобы я все рассказала об этих оргиях.

Как назло, в эту секунду прозвучал дверной звонок. Услышав его, Мелани широко раскрыла глаза.

— Пойди посмотри, кто это, Дэнни. Иначе мы никогда и не узнаем, кто звонит, — мудро изрекла она.

Открыв дверь, я обнаружил здоровенного верзилу. Вокруг его лысины курчавились ярко-рыжие волосы. Он был одет в клетчатую рубашку и брюки из шотландки. Близко посаженные голубые глаза чуть не выпали из орбит, когда он увидел меня.

— Черт побери! — заревел Адаме. — Опять ты!

— Хэлло, Хай! — сострил я.

— Я разорву тебя на мелкие кусочки и скормлю собакам, — счастливым тоном заявил он. — Нет, пожалуй, лучше вобью тебя в землю по самую макушку!

Я вовсе не собирался с ним церемониться, тем более что у меня опять разболелась голова. Поэтому, достав “магнум” из плечевой кобуры, ткнул стволом в его пузо.

— Не шуми, — посоветовал тихо.

— Ах ты, сволочь! — вякнул Адаме, но уже без всякого энтузиазма в голосе.

— Твое время еще придет, но не сейчас, — пообещал я.

— Не пойму, что ты там бормочешь?

— Убирайся отсюда! — приказал я. — Иди играй в бирюльки где-нибудь в другом месте.

— Ты с ума сошел!

— Вот сейчас нажму на курок и ты станешь трупом! Подумав, он, по всей видимости, решил, что такая перспектива его не устраивает, и начал медленно отодвигаться, а когда между нами стало около шести футов, внезапно осмелел и пригрозил:

— Я еще вернусь, Бойд!

Рядом с ним стоял великолепный “кадиллак-эльдорадо” золотисто-белого цвета.

— Твоя машина? — поинтересовался я.

— Моя.

— А какого черта... — Я нажал на спусковой крючок “магнума”. Бензиновый бак был крупной мишенью, из пулевого отверстия тут же потекла струйка бензина. — Тебе далеко ехать? Смотри, а то не хватит горючего!

— Ах ты!..

Я снова взвел курок и нажал на спусковой крючок. Между его ступнями поднялось облачко пыли. Адаме испуганно пискнул и тут же оказался в салоне “кадиллака”. Я посмотрел вслед машине, скрывшейся в облаке пыли, и у меня стало тепло на душе. Затем закрыл входную дверь и вернулся в ванную, где Мелани по-прежнему сидела на крышке унитаза, допивая кофе.

— Кто это был? — полюбопытствовала она.

— Какой-то чудак, продающий подержанные машины.

— Я ничего не знаю об оргиях, — заговорила она. — Только слухи.

— Слухи?

— Бобо и Сара постоянно говорили намеками, но я не обращала внимания. Видимо, это были попытки втянуть меня.

— Расскажи подробнее.

— Они часто заводили разговор о том, как чудесно провели прошедшую ночь и как жаль, что меня там не было, — добавила она. — Я считала, что они просто шутят и подначивают меня.

— Значит, ты не уверена, что эти оргии происходили на самом деле?

Мелани тяжело вздохнула:

— Разве не об этом я тебе твержу все время?

— Ну хорошо, высуши волосы и оденься.

— Он убьет тебя, Дэнни, — предупредила она серьезным тоном. — После того, что ты вытворил с ним вчера вечером...

— Кто, Шенкс?

— Или он, или Адаме, а возможно, оба вместе. Если не они, тогда Сара прикончит тебя, за то что ты ее ударил.

— Кто-то из них убил Бродерика, — предположил я. — Может быть, все вместе? Больше просто некому. На ее лице появилось упрямое выражение.

— Я не поеду с тобой! И не уговаривай, Дэнни. Не хочу вмешиваться. В конце концов, какого черта я наняла тебя и плачу вполне приличные деньги?

А ведь она права, неохотно подумал я.

Глава 8

Капитан Шелл не очень обрадовался, увидев меня. Он раскурил тонкую черную сигару, выпустил в потолок облако дыма и только тогда бросил взгляд в мою сторону.

— Я занятой человек, Бойд, — заявил он. — Поэтому разговор будет коротким. О чем бы ты не попросил, ответ отрицательный.

— Вскрытие выявило что-нибудь интересное?

— Нет, — отрезал он. — Горло перерезали зазубренным ножом, но это было ясно с первого взгляда. Вот и все сюрпризы.

— Есть какие-нибудь наводки?

— Никаких.

— Хай Адаме владеет фирмой “Адаме констракшн”, — буркнул я.

— Ты совершенно прав.

— Что вам известно о нем?

— Удачливый бизнесмен, управляющий вполне законопослушным предприятием.

— И в то же время обожает оргии, — заметил я.

— Впервые слышу, — проворчал капитан.

— Оргии устраивает Бобо Шенкс, имеющий репутацию садиста, — добавил я. — Для его служанки пришлось вызывать “Скорую помощь” посреди ночи. Кроме того, однажды он чуть не убил туриста в баре.

— Не знаю, где ты добываешь свою информацию, но она недостоверна. Я ничего не слышал о служанке, а турист сам затеял драку в баре. Полдюжины свидетелей подтвердили этот факт.

— А что вам известно о Шенксе?

— У него приличное состояние, он происходит от одного из самых старинных родов Санта-Байи и имеет безупречную репутацию. И прежде, чем ты спросишь, скажу, что Чарли Грей тоже очень уважаемый адвокат в нашем городе. Я не вижу никакого правдоподобного мотива, в соответствии с которым Сара Ригби могла бы убить своего брата. И напротив. Мелани Ригби вполне могла совершить такое, это очень серьезно мотивируется. Правда, ты утверждаешь, что она не убивала, потому что была весь вечер с тобой. Я работаю над этим, Бойд.

— Что известно о завещании? — задал я следующий вопрос.

— Мне пришлось немного надавить на Грея, — признался Шелл. — Общая сумма где-то около миллиона долларов. Одна треть предназначена жене, остальное — другим членам семьи. Это означает, что две трети будут принадлежать его сестре.

— Значит, ее мотивация в два раза сильнее, чем у жены, — отметил я. — Жена в лучшем случае рассчитывала получить около четырехсот тысяч долларов алиментов.

— В самом деле? — Он начал перекладывать бумаги на столе. — До свидания, Бойд.

— Спасибо и на этом, капитан. Но когда я был уже около двери, Шелл неожиданно заговорил:

— Я всего лишь провинциальный коп. И узнал о служанке только через два дня после ее отъезда. Ей оказали помощь в частной, роскошной больнице, которая давно бы уже закрылась, если бы ее не поддерживали все старинные семьи нашего городка.

— Что вы говорите?

— Если ты начнешь надоедать нашим богатым и влиятельным семьям, то предупреждаю тебя, Бойд, они потребуют, чтобы я принял к тебе жесткие меры, а я не заставлю их долго ждать.

— Ну конечно, понимаю, — ответил я.

— С другой стороны, — продолжил он ласковым тоном, — если ты будешь им надоедать, я не так уж много могу сделать, чтобы тебя остановить.

— Спасибо, до свидания, капитан.

— До свидания, Бойд. — И он снова принялся копаться в бумагах на столе.

Я вернулся в мою контору, когда уже вечерело. Обычно в это время я отправлялся на пляж, но валяться на песке, в то время как бедная Элеонора находится в руках похитителей, на сей раз мне показалось последним делом. Поэтому я остался на месте, а десять минут спустя зазвонил телефон.

— Бойд? — рявкнул трубный голос в мое ухо.

— Бойд, — отозвался я.

— Это Хай Адаме. Послушай, я мог бы прямо сейчас заявиться к тебе и вышибить твои мозги, но я не знаю, почему...

— Что ты не знаешь?

— Я не знаю, почему ты избил меня вчера вечером, когда я отвернулся. Потом, сегодня, достал пистолет и прострелил бензобак в моей новой машине! — Он чуть не захлебнулся от воспоминаний. — Почему? Объясни, ради Бога!

— Видимо, просто защитный рефлекс, — ответил я. — Ты ведешь себя все время очень агрессивно.

— Причина должна быть в другом, Бойд. Мелани наняла тебя найти убийцу ее мужа, не так ли?

— Так, — согласился я.

— Тогда какого черта ты его не ищешь, вместо того чтобы устраивать эту вендетту?

— Я думаю, ты замешан в этом деле. Не напрямую, но все-таки связан с людьми, которые убили ее мужа.

— А кто убил ее мужа?

— Сара Ригби и Бобо Шенкс, — сообщил я без затей.

— Ты с ума сошел! — заорал он.

— Они вполне на это способны, — продолжил я. — И если организовали для тебя парочку оргий, то это еще вовсе не означает, что они хорошие люди.

— Оргий? — заверещал он. — Что за чепуху ты несешь?

— Сколько Денег они вложили в твои строительные проекты? — полюбопытствовал я.

— Ты с ума сошел, Бойд, — резко отреагировал он. — Просто свихнулся!

— Так сколько?

— Не лезь в чужие дела! — завопил Адаме. — Если не отстанешь, я убью тебя. Вот увидишь! — И с грохотом бросил трубку.

Я налил себе выпить и снова вернулся к телефону, набрав номер коттеджа на Парадиз-Бич.

Мелани сняла трубку после второго звонка.

— Ну как настроение, надеюсь, ты в трезвом уме и ясной памяти? — спросил я веселым тоном.

— Все так ужасно, что я, пожалуй, снова начну пить и теперь уже не остановлюсь, пока не потеряю сознание.

— Его наследство составляет около миллиона, — доложил я.

— Наследство Бродерика? — Ее голос повеселел. — Тебе удалось узнать, сколько мне достанется, Дэнни?

— Одна треть. Остальное — другим родственникам. А это означает, что любезная Сара получит две трети.

— Вот сука! — со злобой произнесла она.

— Я только что поговорил с Адамсом. Он все допытывается, почему я его не люблю, а я сказал, что знаю об оргиях, которые Бобо Шенкс устраивал для него в своем доме. Адамсу очень не понравился наш разговор.

— Я его понимаю, — посочувствовала Мелани.

— Значит, оргии все-таки были?

— Я же говорила тебе, что Сара и Бобо намекали на них, вот и все, — холодно заметила она.

— А что говорил Бродерик?

— Никогда не упоминал о них. Уверена, Сара и Бобо просто выдумали их, чтобы позлить меня.

— Нам все-таки нужно сходить в гости сегодня вечером, — заявил я.

— Куда? — В ее голосе чувствовалась настороженность.

— В дом Шенкса.

— Только не я! — резко возразила Мелани. — Тебе платят за риск, Дэнни, а не мне!

Теперь наступила ее очередь бросать трубку. В последнее время все мои собеседники первыми бросают трубки.

Вернувшись в мою двухкомнатную квартиру, я принял душ, переоделся и налил себе еще выпить, размышляя, что бы съесть на ужин. Цыплята и блины полностью исключались. Но тут снова зазвонил телефон. Я подумал, не снять ли мне трубку и тут же ее повесить.

— Мистер Бойд? — Голос был холодным и высокомерным.

— Мисс Ригби? Как ваша нога? — отозвался я.

— Считаю, наша стычка была довольно забавной, если вспоминать о ней в ретроспективе. У вас свободен сегодняшний вечер?

— Конечно, — подтвердил я.

— Тогда приглашаю вас к себе на ужин, около восьми.

— Отлично! Мы будем вдвоем?

— Нет, втроем, к нам присоединится Бобо.

— Надеюсь, он тоже находит нашу стычку забавной в ретроспективе? — поинтересовался я.

— Узнаем вечером, — пообещала она. — Или эта мысль заставляет вас нервничать, мистер Бойд?

— Просто быть осторожным, — уточнил я. — Увидимся в восемь, мисс Ригби. — Тут же, очень быстро я повесил трубку, чтобы хоть на этот раз быть первым.

Пару часов спустя я размышлял, следует ли прилично одетому гостю нацеплять на званый ужин плечевую кобуру? Приняв положительное решение, надел поверх нее пиджак. Сделанная на заказ, она практически была не заметна.

Спустившись к машине, я задумался, правильно ли вообще поступаю? Очевидный ответ гласил, что мне отведена роль катализатора, что звучало очень отважно. Однако, если рассуждать честно, думал я, осторожно ведя машину по главной улице, то все дело в том, что у меня отчаянное положение. Люди, которые могли мне помочь, отказываются со мною говорить. Чтобы они открыли рты, видно, придется их как следует толкнуть. Тогда они или все расскажут, или пустят мне пулю в затылок. И тут же себя успокоил: дедукция — привилегия профессиональных полицейских, а частный детектив должен действовать более грубыми методами. Правда, кажется, нагрубил я уже достаточно.

К дому Ригби на Саблайм-Пойнт я подъехал в пять минут девятого. Входная дверь открылась через несколько секунд после того, как внутри прозвучал гонг. Черные волосы Сары были гладко причесаны на прямой пробор. Тонко вылепленные черты лица застыли в обычном высокомерном выражении, а темные глаза смотрели на меня не мигая. На ней было белое платье из тонкого шелка, облегавшее фигуру с любовной лаской. Нижняя линия декольте проходила всего на один дюйм выше сосков маленьких упругих грудей. Она выглядела опасной, сексуально привлекательной, а изгиб ее губ говорил о чувственности.

— Как мило, что вы появились вовремя, мистер Бойд, — прощебетала хозяйка дома.

— Ваше предложение было невозможно отклонить.

— Входите, прошу вас.

Она церемонно открыла дверь шире.

Я проследовал за ней в гостиную, где Шенкс уже сидел в кресле. Он выглядел как всегда: длинные светлые волосы и такого же цвета усы. Но я с удовлетворением отметил, что его нос покраснел и распух. Его ярко-голубые глаза скользнули по мне, и он отвернулся.

— В Санта-Байе живут щедрые люди, — заявила Сара Ригби. — Мы все забыли и все простили, мистер Бойд. Не так ли, Бобо?

Шенкс обнажил жемчужно-белые зубы в короткой гримасе.

— Надеюсь, повторения не будет, Бойд. В следующий раз я встречу вас во всеоружии.

— Бурбон со льдом, не так ли, мистер Бойд? — предложила Сара.

— Верно, — подтвердил я.

Приготовив напиток, она передала его мне и, подойдя к ближайшему стулу, села. Я сделал глоток из бокала, а они оба молча наблюдали за мной, как за редким животным.

— Как продвигается ваше расследование, мистер Бойд? — наконец спросила Сара.

— Медленно. Может, вы поможете? Когда вы с Бобо рассказывали Мелани об оргиях, это была шутка?

— Оргиях? — удивился Шенкс.

— Сексуальных оргиях, — уточнил я. — По городу ходят слухи, что вы садист, Бобо. Рассказывают, что вашу служанку после одной из таких оргий “Скорая помощь” забрала в разгар ночи. Еще говорят о туристе, которого вы чуть не убили в пьяной драке. Но, судя по всему, оргии — ваше хобби. Для них вы даже привозите девушек из других городов.

— Секс всегда был популярен в Санта-Байе, мистер Бойд, — отозвалась Сара. — Это последний писк моды среди лучших фамилий города, если вы понимаете, о чем я говорю.

— А о чем вы говорите?

— Прошу прощения, мистер Бойд, — извинилась она. — Забыла, что вы полный идиот.

— Кажется, оргии производят впечатление на местных бизнесменов, например таких, как Адаме, — продолжил я, не реагируя на оскорбление.

— Например, — подхватила Сара, — у Бобо даже есть отдельная комната, специально оборудованная для оргий, не так ли, Бобо?

— Конечно, — лениво протянул он. — В ней все, что угодно, от маленьких плеток до огромных черных дилдо. У меня богатый выбор.

— Может, после ужина вы захотите лично ознакомиться с этой комнатой, мистер Бойд? — поинтересовалась Сара.

— Звучит заманчиво, мисс Ригби, — согласился я.

— Даже если у Бобо действительно есть специальная комната для оргий, что это доказывает? — улыбнулась она.

— Не знаю, — признался я.

— Какая скромность! — внезапно расхохотался Шенкс. — А может, на самом деле, он человек действия и достигает результата, только когда колотит людей? Лично мне такой подход нравится.

— Он же у нас красавец! — поддержала его Сара. — И конечно, знает об этом. Ужасно тщеславен!

— Если результат так же хорош, как его внешность, то лучшего и желать не надо, — обрадовался Бобо.

— Только Мелани может рассказать нам об этом. Как жаль, что она не с нами, а то бы поделилась своими девичьими секретами. — Глядя на меня, Сара улыбнулась. — Я ее приглашала, но она отказалась.

— А как насчет Адамса? — спросил я. — Вы его тоже приглашали?

Она покачала головой:

— Только не сегодня. Он очаровательный человек, но ужасный мужлан. Не так ли, Бобо?

— Ты абсолютно права, — подтвердил Шенкс. — Очаровательный человек, но ужасный мужлан.

— Налить вам еще, мистер Бойд? — предложила Сара.

— Нет, спасибо.

— Допивайте скорее, у нас еще есть время принять по бокалу перед ужином, — снова улыбнулась она. — А вы забавный человек, мистер Бойд, знаете ли.

Я уставился на нее:

— Забавный?

— Такой динамичный, такой приземленный. Вы так галантно защищаете маленькую пройдоху Мелани, которая превратила жизнь моего бедного брата в настоящий ад! Разве можно забыть, какие очаровательные обвинения вы бросили мне в лицо во время вашего прошлого визита? Будто у меня были кровосмесительные отношения с братом. А как вы кошмарно поколотили бедного Бобо! Мне понравилось, что своими непрерывными атаками вы так и не дали ему возможности встать со стула. А ваши врожденные джентльменские манеры, мистер Бойд! Я прямо дрожу от восхищения, когда вспоминаю, как жестоко вы ударили меня по лодыжке. У меня на этом месте огромный синяк!

Подбирая слова для ответа, я допил мой бурбон. Сара встала со стула и взяла бокал из моей руки.

— Думаю, вы обойдетесь одной порцией, мистер Бойд, — деловито заявила она. — Мой специальный напиток и так сработает.

— Ты угостила его еще до ужина? — удивился Шенкс.

— Уверена, на пустой желудок сработает отлично.

— О чем вы болтаете? — полюбопытствовал я. Она повернулась ко мне, и улыбка на ее лице вдруг стала растягиваться все шире и шире, чуть ли не от уха до уха.

— Не надо так улыбаться, а то мне становится не по себе, — предупредил я.

— Мы в долгу перед вами, мистер Бойд, — заявила она. — Или, вернее, вы в долгу перед нами. Но сегодня у вас есть шанс расплатиться.

Ее огромная улыбка внезапно соскользнула вниз и блестящие белые зубы переместились на шею.

— Ваша улыбка соскользнула, — сказал я.

— О чем это вы, мистер Бойд?

— Ваша улыбка соскользнула, — повторил я терпеливо. — Пожалуйста, верните ее на лицо.

— Говорите громче, мистер Бойд, — язвительно произнесла она. — Мы вас почти не слышим.

— Ваша улыбка... — Я не договорил, потому что ее лицо дернулось и внезапно растворилось. — Здесь ужасно жарко, — пожаловался тихо.

— А он долго держится! — заметил Шенкс. — Ты уверена, что дала ему полную дозу?

— Вы себя плохо чувствуете, мистер Бойд? — Голос Сары доносился до меня как бы издалека. — Не волнуйтесь, ничего страшного. Просто я кое-что добавила в ваш бурбон. Средство будет действовать всего полчаса.

Темное облако медленно обволокло меня, и я отчаянно вцепился в подлокотники кресла.

— Поддержи, чтобы он не упал, Бобо! Я услышал ее голос откуда-то изнутри темного облака.

— А впрочем, это не имеет значения!

Глава 9

Когда я открыл глаза, их еще долго застилала мутная пелена. Прямо надо мной находился яркий источник света, все остальное вокруг было в тени. Мои руки ужасно болели.

— Вам уже лучше, мистер Бойд? — спросил голос Сары откуда-то из темноты. Я почти висел на руках, связанных над головой, слегка наклонившись вперед. Твердо встав на ноги, немного уменьшил в них боль. Но тут, опустив глаза, обнаружил, что полностью раздет.

— Что вы мне подмешали в выпивку? — пробормотал я.

— Очень эффективное средство. Никаких вредных последствий, вот увидите. Вы скоро станете, как всегда, здоровяком.

Медленно приближаясь ко мне, она вошла в узкий пучок света, и тут я увидел, что Сара тоже абсолютно голая. Без одежды ее тело было поразительно женственным. Маленькие груди украшали крупные торчащие соски, а лобок покрывали густые заросли черных курчавых волос, разделенных внизу слегка приоткрытой щелкой. Обе ее руки легли на мою грудь и медленно заскользили вниз. Задержавшись на груди и животе, ее пальцы коснулись моих лобковых волос.

— Вернее сказать, это я чувствую вас, как всегда, здоровяком. — Она усмехнулась, охватив одной рукой мой член. — Мы находимся в комнате для оргий, мистер Бойд. — Пальцы начали поглаживать меня, тут же вызвав естественную реакцию. — Ну вот, уже лучше, мистер Бойд.

Профессиональная игра Сары очень быстро привела меня в состояние полнейшей эрекции. Когда ее другая рука внезапно сильно стиснула мои яйца, я невольно вскрикнул от боли, а она снова усмехнулась:

— Очень рада привлечь ваше полное внимание, мистер Бойд, — и стиснула их еще сильнее.

Я изо всех сил прикусил нижнюю губу и почувствовал, как на лбу выступил пот. Наконец Сара отпустила меня и, продолжая улыбаться, отошла.

— Представьте, забыла, мистер Бойд, что вы были предназначены на десерт, а не на закуску!

Кто-то перевел луч света с меня в другой конец комнаты, осветив еще одну фигуру, привязанную так же, как я, к стальной раме в форме буквы “X”. Ее темно-каштановые волосы свисали до плеч, глаза были закрыты. Тело с торчащими полными грудями, мягкой формой живота и соблазнительными бедрами было мне хорошо знакомо.

— Поздоровайся с мистером Бойдом, милочка, — весело произнесла Сара.

Элеонора Таунсенд промолчала, не открывая глаз. Из тени на свет шагнул Бобо Шенкс, также голый. Его тело светло-золотистого цвета казалось живой рекламой средства для загара. Его мощный член слегка приподнялся, а может, это было его нормальным состоянием.

— А ну-ка, быстро поздоровайся с мистером Бой-дом, шалунья! — потребовал он и, схватив правую грудь Элеоноры, жестоко стиснул ее.

Она вскрикнула от боли, открыла глаза и прошептала:

— Привет, Дэнни.

— Не очень-то радушная встреча, — отметила Сара. — Ты, наверное, разочарована, что он не уехал из Санта-Байи? Ведь предупредила же его, что если он не уедет отсюда в двадцать четыре часа, то тебя убьют. А он все еще здесь!

— Я был уверен, что найду ее, — вмешался я.

— И оказался прав, — подтвердил Шенкс. — Но кто бы мог подумать, Бойд, — он слегка приподнял обе груди Элеоноры, — что нелепая одежда скрывает такую роскошь!

— Ну хватит, Бобо, — холодно остановила его Сара. — Помни, ее надо наказать, а не ласкать потными ручонками!

— Наказать, но за что? — удивился я.

— Она была слишком дружелюбна с вами, — строгим тоном заявила Сара. — Настолько дружелюбна, что даже легла с вами в постель!

С недовольным видом Шенкс отвязал кисти и щиколотки Элеоноры. Затем, заставив ее повернуться, снова привязал их к стальному треугольнику. Чуть ниже ягодиц, между ее раздвинутых ног, выглядывал пучок темных волос.

— Возможно, она не виновата, — лениво произнесла Сара. — Может, просто стала жертвой вашей неотразимой сексуальности, мистер Бойд? Как вы думаете?

Шенкс скрылся в полумраке, но вскоре вновь возник в пятне света с небольшой плеткой, у которой было полдюжины хвостов, заканчивающихся свинцовыми наконечниками.

— Эта кошка кусается как черт! — сообщил он радостным тоном и, подняв руку, резко хлестнул округлую задницу Элеоноры.

Она вскрикнула, когда свинцовые наконечники впились в ее тело. Брызнула кровь. Элеонора продолжала ужасно кричать, а он стегал все с большей жестокостью, пока ее тело внезапно не обвисло безвольно на привязанных кистях. Кровь сочилась из порезов на теле и струилась вниз по бедрам., — Ух! — резко выдохнул Шенкс. — Вот это здорово! И знаете, никаких шрамов не останется.

— Ну хватит. Отвяжи ее, — приказала Сара.

— Отвязать? — недоверчиво переспросил Шенкс. — Но я же только начал!

— Ты уже кончил, — возразила она. — Потом можешь заниматься ею сколько угодно, а сейчас настало время для мистера Бойда.

— Вот как? — Шенкс понимающе кивнул. — Тебе нужна помощь?

— Нет. Забирай Элеонору и убирайся отсюда. Шенкс отвязал руки и ноги бедной женщины, перекинул ее бесчувственное тело через плечо и скрылся в полумраке. Через несколько секунд раздался стук закрываемой двери.

— Хочу кое-что разъяснить вам, мистер Бойд, — обратилась ко мне Сара. — Если вы кому-нибудь расскажете о том, что видели здесь сегодня, вам не поверят. И Элеонора останется у нас. Но не в этом доме и не в моем доме, а в укромном месте, где будет в полной безопасности до тех пор, пока вы не покинете Санта-Байю навсегда. Мы не собираемся ее убивать. — Она широко улыбнулась. — Можете быть в этом уверены, мистер Бойд. Но за каждые двадцать четыре часа, на которые вы задержитесь в нашем городе, она будет получать точно такую же порку, как сейчас. Только каждая последующая будет еще хуже. Бобо очень надеется, что вы все-таки у нас задержитесь. Вы же видели, какой он энтузиаст.

— Да вы оба просто психи! — возмутился я. — Ваш брат тоже был таким?

Она влепила мне пощечину.

— Не пачкайте имя моего брата своей грязной пастью!

— Ну хорошо, и что же дальше? — поинтересовался я.

— Я вовсе не тороплюсь и хочу, чтобы мы оба получили наслаждение от каждой секунды.

Сара снова подошла ближе и, взяв мой член, начала нежно его поглаживать. Затем слегка наклонилась вперед так, что ее маленькие груди коснулись моей груди. Слегка поворачивая плечи, она терлась сосками о мою кожу. Почувствовав, что мой член встал, одобрительно замурлыкала. Через несколько секунд, приподнявшись на цыпочки, направила его меж своих бедер. Вцепившись в мои плечи и глубоко запустив туда свои ногти, она медленно двигалась, скользя своей щелкой по моему пульсирующему члену. Закрыв глаза, тихо стонала, а я чувствовал, что ее щелка становилась все более влажной. Внезапно Сара громко вскрикнула, и все ее тело забилось в конвульсиях. Прильнув ко мне, она долго оставалась неподвижной, а затем открыла глаза. Отшатнувшись от меня с выражением отвращения на лице, схватила меня за яйца, сильно стиснула их и прохрипела:

— Грязный подонок! Ты хотел трахнуть меня? Но это еще не удалось ни одному мужчине и никогда не удастся. Понял? — Отпустив меня, она пересекла комнату и подняла окровавленную плетку, которую Шенкс оставил на полу. — Я проучу тебя за то, что ты осмелился поднять на меня свой грязный член!

Раздался свист плетки. Я невольно вскрикнул от невероятной боли. Ощущение было такое, как будто кто-то пытался оторвать мои гениталии. Сара снова подняла плетку и хлестнула меня по животу, а затем поперек груди. Больше я не кричал, кусая собственные губы. Обойдя вокруг меня, она принялась обрабатывать мою спину, неторопливо спускаясь от плеч вниз. Но я потерял сознание, не дожидаясь окончания.

* * *

Очнулся я за рулем собственной машины полностью одетым. Все тело горело как в огне. Неловко повернувшись, почувствовал, что рубашка прилипла к спине. Однако, бросив взгляд через лобовое стекло, понял, что спешить мне некуда, поскольку машина была припаркована рядом с моим домом. Борясь с головокружением, я долго не мог выбраться из нее, затем, двигаясь как дряхлый старик, поднялся в квартиру и с трудом; через спальню добрался до ванной. Часы показывали двадцать минут первого ночи. Сняв их, я медленно стащил с себя пиджак. Все было на месте — пистолет в кобуре, бумажник во внутреннем кармане. Вытащить пистолет и кобуру не представило труда. Гораздо сложнее было освободиться от туфель и носков, поскольку нагнуться оказалось особенно трудно. Избавившись от брюк, я вскоре убедился, что трусы и рубашка будто ко мне приросли. Только встав под душ и корчась от холодной воды, ухитрился, когда они промокли насквозь, их стянуть. Осторожно осушив себя полотенцем, взглянул в зеркало. Картинка была ошеломляющей. Казалось, меня только что выплюнула молотилка, но, к счастью, все составные части тела остались на месте.

Я медленно прошел в гостиную и налил себе выпить. Раз уж Сара ухитрилась приготовить напиток, лишивший меня сознания, ей, видимо, не составило труда и сделать мне укол после того, как я вырубился во время порки. Вот почему я проснулся в собственной машине рядом с собственным домом полностью одетым.

Найдя заживляющую мазь, я щедро смазал ею все порезы, до которых смог дотянуться. Тщательный осмотр самых чувствительных органов несколько меня успокоил. — Несмотря на порезы и синяки, мой член, видимо, сможет когда-нибудь встать по стойке “смирно”.

Задумчиво допив бокал, я снова наполнил его и опять погрузился в размышления. Выпив половину второй порции, набрал номер Сары Ригби. Ждать ответа пришлось довольно долго.

— Какой дьявол звонит среди ночи? — возмутилась она.

— Бойд.

— Бойд? — В ее голосе сразу пропала вся сонливость. — В чем дело, мистер Бойд? Вы вошли во вкус и хотите вернуться за добавкой?

— Если я уеду из Санта-Байи, что вы сделаете с Элеонорой Таунсенд?

— Могу обещать, что не подпущу к ней Бобо с его противной плеткой.

— Неужели вы собираетесь держать ее взаперти до конца жизни?

— В этом нет необходимости, — заверила она. — Элеонора уже усвоила урок. Когда вы навсегда исчезнете из Санта-Байи, мистер Бойд, мы ее отпустим.

— Сколько времени вам нужно, чтобы убедиться в моем отъезде навсегда?

— Кто знает? Неделю или две.

— Хорошо, считайте, мы договорились.

— У вас, наверное, болит все тело, мистер Бойд? — Она не могла сдержать злорадства. — Особенно самые чувствительные органы?

— Вы разочаровали меня, Сара, — заявил я. — Вы ничего не понимаете в любви. Никакого проникновения.

— Если вы думаете, что я позволю кому-то воткнуть в меня свой грязный...

— Кстати, много думал об этом, — оборвал ее я. — У вас серьезный комплекс, Сара. По поводу проникновения. Вы, очевидно, уговорили себя, что, если нет проникновения, значит, ничего серьезного не случилось. Не так ли?

— Не знаю, о чем вы говорите, и не хочу знать, — прошипела она.

— Когда вы делали что-то плохое и непозволительное, но не было проникновения, то считали, что ничего страшного не случилось, — предположил я. — Видимо, все началось, когда вы оба были еще детьми. Потом продолжали расти вместе, и это внезапно оказалось огромным сексуальным комплексом, как говорят психиатры.

— Не понимаю, о чем вы говорите!

— Ну ладно, не буду вам больше надоедать. Почему бы вам не повесить трубку и не лечь спать?

— Нет, договаривайте! — завопила Сара на другом конце провода. — Договаривайте, раз уж начали, черт бы вас побрал, Бойд!

— На самом деле, все вполне очевидно, — продолжал я. — Ведь именно так у вас все началось с Бродериком, не правда ли? Проникновения не было, и вы уговорили себя, что ничего страшного не происходит. Братец и сестричка мило играют, нет никакого инцеста.

Она зарычала в мое ухо как раненое животное и бросила трубку.

Допив бокал, я налил себе третий, снова снял трубку и набрал номер коттеджа на Парадиз-Бич. Никто не отвечал, но я терпеливо ждал, потому что больше заняться мне было нечем. Наконец трубку сняли.

— В чем дело? — завизжала Мелани мне в ухо.

— Передай трубку Адамсу, — решительно потребовал я.

— Что?

— Мне нужно переговорить с Адамсом, — повторил я деловитым тоном. — Если ты отодвинешь свою обворожительную грудь, то он наверняка дотянется до трубки.

— Дурачок! Ты даже не представляешь, что ему нужно отодвинуть, чтобы поговорить с тобой.

Видимо, она закрыла микрофон рукой, поскольку наступила мертвая тишина, которую вскоре прервал голос Адамса.

— Не хватало только твоего телефонного звонка, Бойд! — рявкнул он. — Ну теперь уж точно я пришью тебя ранним утром!

— Лучше во время обеда, — предложил я. — На берегу залива есть маленький ресторанчик. Мелани подскажет тебе, как туда проехать. Давай встретимся там в час дня.

— Зачем? Ты затеваешь еще одну ловушку?

— Нужно обсудить очень важное дело.

— Скажи, пожалуйста, ты не возражаешь, что я трахаю Мелани? У тебя что, нет серьезных аргументов против этого?

— Нет.

— Каждый раз, как только я войду в раж, — задумчиво произнес он, — бах! — появляется Бойд!

— Извини за беспокойство, увидимся за обедом.

— А что мне терять? — согласился он. — Только Мелани, новый “кадиллак” и мою жизнь. Я люблю риск, Бойд.

— Не вздумай звонить еще раз, — раздался голос Мелани. — Я снимаю трубку, слышишь, Дэнни Бойд?

— Лучше сними с себя Адамса, — посоветовал я.

Глава 10

Я сидел на балконе в лучах солнца, потягивая мартини, и старался чувствовать себя непринужденно, несмотря на больно липнущую к спине рубашку, когда появился Адаме. В дико расцвеченной гавайской рубашке и синих брюках он вразвалку приблизился к столу. Пышные рыжие усы развевались на ветру, а лысина на солнце отдавала бронзой. Отодвинув стул, он неторопливо уселся за стол. Бледно-голубые глаза недоверчиво сверкали.

— Ну, Бойд, выкладывай!

— Что выкладывать?

— То, что ты здесь замаскировал! — Он быстро оглянулся вокруг. — Скорее всего, вот этот стул? Ты ведь: приладил бомбу под сиденьем?

— Утихомирься! Скажи лучше, что ты будешь пить.

— Виски со льдом. И ты выпьешь первым, Бойд!

— Я побывал на оргии в доме Бобо Шенкса.

— Что ты сказал?

Как я и предполагал, моя новость заставила его немного помолчать.

У нашего стола возник официант, и я передал ему; заказ Адамса. Пока Хай ожидал выпивку, его усы топорщились, явно не только от бриза. Я неопределенно улыбался, ожидая, когда вернется официант. Как только, поставив бокал, он удалился, Адаме хрипло попросил:

— А теперь расскажи об оргии.

— Что рассказывать? Ты сам на них неоднократно бывал.

Он сделал крупный глоток виски со льдом и аккуратно вытер усы носовым платком.

— Ну, хватит меня разыгрывать! Я не поддаюсь на мелкие розыгрыши.

— Они оба психически ненормальные, — заявил я.

— Ты явился к нам из Нью-Йорка? — спросил он. — Говорят, там все не так, как в остальной Америке, чему я охотно верю. Наверняка на Манхэттене понимают твою болтовню, потому что там — сплошные умники! Но здесь, на Западном побережье, люди простые — выходцы из Орегона, Айовы и подобных мест. Наши корни все еще там. Поэтому давай подробнее, Бойд. Кто такие эти оба ненормальных?

Я восхищенно покрутил головой:

— Так вот на какой крючок ты поймал всю эту высокообразованную свору, живущую на холмах, когда впервые здесь появился!

Адаме настороженно ухмыльнулся:

— Не поверишь, но им это нравится. Нужно только соблюдать меру. Я не жую табак и не повторяю без конца “Ну!”. Первые несколько месяцев все шло отлично, но, когда я всех обвел вокруг пальца, захватив и застроив пару лучших районов, они стали относиться ко мне подозрительно. Тогда я создал себе новый имидж деревенского хитреца, который преклоняется перед знатными людьми.

— Особенно когда тебя пригласили на оргию?

— Ты снова угадал, малыш! — Он растянул губы в неспешной ухмылке. — Ну, хватит играть в прятки, Бойд, выкладывай, что у тебя на уме.

— Что ты можешь сказать о Бродерике Ригби? Он пожал плечами:

— Я не успел в нем разобраться. Он постоянно был на глазах, но всем заправляла Сара, по делам я говорил только с ней. Его не интересовал бизнес.

— Семья Ригби инвестировала твои проекты? Например, новый мотель с бассейном?

— Да, им принадлежало болото, которое я решил приобрести. Кроме того, мне были нужны их деньги. Поэтому я вступил в переговоры с их тупоголовым адвокатом.

— Чарльзом Греем?

— Точно, — кивнул он. — Они долго колебались, потому что планировали просто продать болото и не вкладывать деньги. Но я объяснил, что на самом деле оказываю им услугу, и склонил их на свою сторону.

— Сколько же денег они вложили?

— Они вложили свое болото и полтора миллиона, а я — мое ноу-хау, строительную компанию и триста тысяч. Отличная сделка для всех участников!

— И ни малейшего шанса потерять деньги? — удивился я.

— В любой сделке есть риск для каждого потерять все, — возразил он. — Но эта в самом деле выглядит надежно.

— А если кто-то захочет срочно получить деньги обратно? — поинтересовался я.

— Не выйдет, — решительно отрезал он. — Все деньги утонули в бетоне, дереве, инфраструктуре и прочем. Пока еще ничего не закончено. Мы на такой стадии осуществления проекта, когда уже ничего нельзя вернуть. Только попробуй — и какой-нибудь задрипанный банк начнет свои козни и в конце концов предложит по десять центов за доллар, поскольку проект не завершен. Тебя обведут вокруг пальца, а ты и не заметишь, Бойд!

— Говорят, состояние Бродерика тянет на миллион без учета налогов, — заметил я.

— Только когда окупится мотель с бассейном, не раньше, Бойд. Судя по всему, полтора миллиона, которые они вложили в наш проект, полностью очистили карман семейства Ригби.

— Значит, Мелани и. Сара получат свою долю наследства только по окончании строительства? Он довольно ухмыльнулся:

— Уж это точно!

— А если бы он остался жив и состоялся развод, Мелани все равно пришлось бы ждать свои денежки? — продолжал я гнуть свою линию.

— Пожалуй, да. А как же иначе?

— Хочешь еще выпить? Он уселся поудобнее.

— Я всегда хочу еще выпить, Бойд. Я подал сигнал официанту и вновь перевел взгляд на Адамса:

— Мелани призналась мне, что вы трахались, когда она была еще замужем.

— Это что, жаргон нью-йоркских интеллигентов? — Он неожиданно ухмыльнулся. — Да, конечно, мы трахались. Бродерик держал ее на голодном пайке, а она девочка с хорошим аппетитом.

Официант принес выпивку, а я предложил моему собеседнику заказать еду.

— Почему бы нет? — согласился он. — Скажи шеф-повару, чтобы приготовил все как обычно.

— Да, сэр, мистер Адаме, — заегозил официант и бросил на меня вопрошающий взгляд.

— То же, что и ему, будь там хоть жареный дьявол. — Я проводил глазами официанта и посмотрел на Адамса:

— Так вот как живут простые деревенские парни?

— Я обедаю здесь дважды в неделю, — самодовольно пояснил он. — Честно говоря, Бойд, по-моему, у Бродерика всегда были проблемы с потенцией со всеми, кроме сестры.

— Ты точно знаешь?

— Нет. — Он решительно затряс головой. — Просто мнение профессионала.

— Тогда зачем он женился на Мелани?

— Может, хотел избавиться от дурной привычки? — Адаме вдруг поднял лохматые брови. — Не он первый потерпел провал на такой попытке.

— Пожалуй, ты прав.

— Кажется, Сара заподозрила мою догадку, потому что меня вскоре пригласили на большую оргию для избранных в доме Шенкса, — продолжил он. — Мне там понравилось, откуда-то доставили классных шлюх. Но потом начались всякие извращения, и меня чуть не стошнило. Знаешь, я люблю потрахаться, хотя сейчас это, наверное, старомодно, но такой уж я уродился. Однако не нахожу никакого удовольствия в том, чтобы хлестать телку по голой заднице пучком из перышек.

— Пучком из перышек? — недоверчиво переспросил я.

— Правда, так было только однажды, — признался он. — Чаще всего они пользовались обычными тростями и плетками. И не расспрашивай меня о подробностях!

— Кто же там был?

— Сара. Но она фактически не участвовала, только сидела и смотрела. А вот Шенкс, по-моему, настоящий садист. Он просто упивается чужими мучениями.

— Ты считаешь, что Бродерик знал о вас с Мелани?

— Ни малейшего шанса! — уверенно заявил он. — Вот Сара — вполне возможно.

— Могла она стукнуть братцу?

— Черт ее знает!

— Вполне возможно, — рассеянно произнес я. — Если она решила, что это ей на руку.

— Пожалуй, ты прав, — согласился он.

— Если верить Саре, Мелани нахально крутила с мужчинами прямо под носом у Бродерика.

— Значит, она знала обо мне и Мелани, — легко сдался он.

— А что ты чувствуешь к Мелани?

— Она милая девочка, а в постели — просто чудо, к тому же без комплексов. Мне такие нравятся.

— Кажется, ты ею слишком увлекся. Теперь, когда Бродерика больше нет, можешь получить и ее, и принадлежащую ей долю наследства, которая завязла в твоем мотеле с бассейном.

Адаме лениво усмехнулся:

— Нет уж, Бойд, это больше, чем мне нужно от Мелани!

— Видимо, ты прав, — неохотно согласился я. — А как Чарли Грей вписывается в эту картинку?

— Он адвокат семейства Ригби. Готовит контракты, следит за платежами, за тем, чтобы все подписывались в нужных местах, и совершенно счастлив.

— А ты его не упрощаешь? — усомнился я.

— Он образованный сукин сын, — признал Адаме. — Но так и не научился делать деньги, и это его бесит.

— Настолько сильно, что он может отколоть какой-нибудь номер?

— Тебе следует поглубже изучить этот вопрос, Бойд, — поддержал он меня. — А я всегда пользуюсь услугами старого деревенского адвоката, который хорошо знает местные условия. Любой контракт, который Грей дает мне на подпись, я отправляю на проверку моему деревенскому адвокату. И если у него нет никаких возражений, контракт отправляется к моему известному городскому адвокату в Сан-Франциско. Только если и он его одобрит, подписываю.

— Неужели они ни разу не нашли никакой загвоздки в контрактах Грея?

— Ни разу, — подтвердил он. — Вполне допустимо, что Грей был особо осторожен, потому что я рассказал ему, по какому маршруту идут его контракты.

— В этом нет сомнений, — неторопливо протянул я.

— Вот, пожалуй, и все, чем я могу поделиться с тобой, Бойд, — заключил Адаме.

— Ты знаешь, что я был с Мелани в коттедже, когда мы нашли тело ее мужа?

— Конечно, она мне все описала в подробностях. Вот уж не позавидуешь — найти его лежащим на люстре с перерезанным горлом! А кровь стекала сверху прямо ей на блузку. Когда вспыхнул свет, вы как бы проснулись на бойне.

— Ты нашел нужные слова, Адаме, — подтвердил я. — Люстра подвешена в девяти футах от пола. Кто ухитрился закинуть его туда?

— Может, и никто. — Он быстро пожал плечами. — Может, Бродерик сам забрался туда.

— Это еще зачем?

Он дружелюбно усмехнулся:

— Почему бы тебе не подумать самому, Бойд? Не могу же я решать все твои проблемы! Это просто несправедливо. Ведь Мелани платит тебе очень приличные деньги именно за это.

— Под твоим стулом бомба! — Я демонстративно взглянул на часы. — Она взорвется через две секунды!

Адаме подпрыгнул вверх, как будто его ужалил скорпион. Прошло пять томительных секунд, прежде чем он шумно выдохнул через нос.

— Я пошутил, Хай, — поддразнил его я. — Вспомнил детство, когда был от горшка два вершка. Бывало, схватишь бабку за пятки и головой в дождевую бочку. А потом хохочем с ней до упаду.

Он снова уселся на стул, свирепо глядя на меня:

— У тебя дурацкое чувство юмора, Бойд! Подошедший официант полностью игнорировал меня. Лучезарно улыбаясь Адамсу, спросил:

— Можно подавать, сэр?

— Пожалуй, да, — ответил он.

— Минутку! — вмешался я. — А что вы собираетесь подавать?

— На закуску канапе с гусиной печенкой, — сообщил официант. — А затем жареная утка по-гречески.

— У вас по-прежнему проблемы с получением греческой пшеничной муки? — небрежно спросил Адаме.

— Нет, сэр. — Официант угодливо улыбнулся. — Рад доложить, что мы воспользовались вашим советом об источнике снабжения.

— Неужели не будет шербета на десерт? — ужаснулся я.

— На десерт клубника “а-ля Романофф”, — ледяным тоном доложил официант и снова улыбнулся Адамсу:

— Я охладил бутылочку “Дом Периньон”, сэр, если не возражаете.

— Не возражаю. — Адаме был в восторге. — Счет оплачивает мой приятель.

— Когда принесут счет, я тебя прикончу! — , прошипел я сквозь зубы.

— Я же говорил, что у тебя совсем нет чувства юмора, — расплылся он в широкой улыбке.

Глава 11

Я вернулся в город около четырех часов дня. Рубашка продолжала липнуть к спине, и состояние у меня было отвратительное, особенно когда я вспоминал о размере счета в ресторане. Поставив машину перед двухэтажным каркасным домом, вошел внутрь. Не обнаружив никого в приемной, рявкнул что было сил:

— Грей!

Он тут же выскочил из кабинета с недовольной гримасой на лице. Нужно признать, выглядел Чарли Грей импозантно: черные волосы с легкой проседью на висках, сильный загар, атлетическая стать. Казалось, этот чистюля ни разу в жизни не вспотел.

— А, это вы, Бойд, — бросил он. — Мне следовало догадаться!

— Ваша секретарша взяла отгул? — спросил я. — Кажется, ее зовут миссис Таунсенд?

— Миссис Таунсенд заболела, у меня сейчас другая помощница, но сегодня она ушла пораньше. Что вам нужно, Бойд?

— Я пытаюсь найти убийцу Бродерика Ригби.

— Ах да! — У него был участливый голос. — Помню, вы упоминали об этом. Мелани наняла вас как профессионала, верно?

— Верно.

— Я упомянул об этом в разговоре с капитаном Шеллом и, кажется, рассмешил его.

— У капитана отличное чувство юмора, — парировал я. — Мне хотелось найти ее без вашей помощи, Грей, но не удалось. Где она?

— Понятия не имею, о ком вы говорите, Бойд?

— Об Элеоноре Таунсенд. Где она?

— Я же сказал, болеет вот уже два дня, — повторил он терпеливо.

— Позавчера я встретил ее у дверей вашей конторы, уговорил прогулять один день, притворившись, что у нее мигрень. Мы поехали на побережье, вечером после ужина остановились в мотеле, а ночью кто-то проник в наш номер, вырубил меня и похитил Элеонору. Я знаю, где она находилась вчера, и хочу узнать, где она сейчас.

Грей покачал головой:

— Вы, случайно, не заболели, Бойд?

— На побережье за нами никто не следил, я бы заметил слежку — научился чувствовать ее автоматически. Днем за нами не было хвоста, но кто-то точно знал, где найти нас ночью. Значит, Элеонора кому-то сообщила, куда мы едем. Я заранее рассказал ей о нашем маршруте. Она звонила всего один раз — вам, — предупредить, что не появится на работе. Вероятно, также рассказала и куда мы направляемся.

— Это, наверное, от жары, — поставил Грей диагноз. — Или у вас внезапный приступ безумия.

— Прошлой ночью ее избили до полусмерти, так, что она потеряла от боли сознание, — продолжил я. — Они пообещали повторить то же самое сегодня ночью и каждую последующую ночь, пока я не уеду навсегда из Санта-Байи. Ее могут убить. Неужели это вас не беспокоит, Грей?

— Советую вам поскорее обратиться к доктору, — отрезал он. — А еще лучше, поезжайте прямо в сумасшедший дом.

— Они оба явно невменяемы, — гнул я свою линию. — Вы же это знаете!

— Если кто-то невменяем, так это вы, Бойд! — воскликнул Грей. — Убирайтесь отсюда, пока я не пожаловался на вас капитану Шеллу.

— Ну хорошо, уеду.

— Вам действительно следует обратиться к врачу, — настаивал он почти участливым тоном. — Вы скверно выглядите, Бойд, у вас какой-то изможденный вид.

— Труба, труба зовет, — сказал я.

— Что? — Он смотрел на меня, явно не понимая.

— Если бы у вас была моя фамилия, вы бы тоже услышали зов трубы.

Выйдя из конторы, я зашагал к машине. Труба звала, но не меня. Я поехал на Парадиз-Бич.

Мелани приоткрыла дверь на целый дюйм, разглядела меня через щель и протянула:

— Ах, это ты!

Распахнув дверь, она предстала передо мной только в шелковых голубых трусиках от бикини. Массивные груди с розовыми ореолами сосков смотрели мне прямо в глаза, и я с трудом подавил желание им подмигнуть.

— Боялась предстать перед мужчиной в таком виде, — проговорила Мелани.

— Ты держишь меня за евнуха? — возмутился я.

— Нет, за члена семьи. И не запутывай меня своими дурацкими вопросами, Дэнни!

Я прошел следом за ней в гостиную, не уставая восхищаться контурами ее покачивающихся ягодиц, едва прикрытых голубым шелком. Войдя в комнату, уселся на диван.

— Я только вылезла из-под душа, собираясь одеться, когда ты позвонил. Хочешь выпить?

— Конечно хочу.

Она сделала коктейль и поднесла его мне, колыхая полной грудью.

— Сегодня мы обедали с Адамсом, — доложил я.

— Знаю. Ты договаривался с ним вчера вечером в самое неподходящее время, помнишь?

— Бродерик когда-нибудь обсуждал с тобой финансовые инвестиции семьи Ригби? — перешел я к делу.

— Очень редко.

— А мотель с бассейном, который строит Адаме? Бродерик говорил с тобой о нем?

Мелани сморщила носик и слегка задумалась:

— Что-то упоминал, когда мы начали обсуждать условия развода. Говорил, что не сможет выплатить четыреста тысяч, не разорившись. Объяснял, что деньги вложены в стройку и их невозможно получить раньше чем через пару лет. Я ответила — это его проблемы.

Я промолчал, прихлебывая из бокала, ощущая боль в спине, на животе и, особенно, между ног.

— Пожалуй, мне пора одеться, — опомнилась Мелани. — Адаме может заявиться в любую минуту и не правильно нас понять, если я так и останусь практически голой.

— Да, иди оденься. Я открою ему дверь, если он появится.

— Спасибо, Дэнни, — озарила она меня теплой улыбкой. — Знаешь, временами ты очень мил.

— Какие у вас с Адамсом планы на сегодняшний вечер?

— Ничего особенного. Приготовлю ужин, посидим дома. Знаешь, ничто не успокаивает нервы так хорошо.

— Знаю, — отозвался я.

Она вышла из комнаты, соблазнительно подрагивая ягодицами, а я, неторопливо потягивая из бокала, задумался, смутно припомнив бесшабашную молодость. Примерно минут через десять раздался звонок. С трудом поднявшись с дивана, я медленно заковылял к входной двери.

— Мало того, Бойд, что ты целый день вертишься у меня под ногами, так теперь еще ухлестываешь за моей девушкой! — Адаме дружелюбно расхохотался, чтобы я не принял всерьез его плохую шутку.

— Так, значит, в эти полтора миллиона ухнули все деньги семьи Ригби? — спросил я.

— Господи, о чем ты? — Он непонимающе уставился на меня, но потом ухмыльнулся. — А, продолжаешь разговор, который мы вели за обедом! Да, все деньги Ригби. Еще раз спасибо, Бойд, за роскошный обед...

Он не договорил, потому что я выхватил “магнум” из плечевой кобуры и прицелился в его импозантный “кадиллак-эльдорадо”.

— Только не в топливный бак! — заверещал Адаме.

— В стройку вложены только деньги Ригби? — рявкнул я.

— Ну, скажем, в основном деньги Ригби. Чуть больше миллиона.

— Чьи остальные?

— Чарли Грей тоже решил поучаствовать.

— На какую сумму?

— Ровно четыреста тысяч. — Адаме с трудом откашлялся. — Честно говоря, я не думал, что это так важно!

— Понятно. — Я нехотя сунул пистолет в кобуру. — Ты же у нас деревенский простак!

Мы прошли в дом, где я снова уселся на диван, милостиво позволив Адамсу приготовить нам выпивку.

— Если не возражаешь, Бойд, объясни мне, в чем дело? — осторожно попросил он, передавая мне бокал.

— По-видимому, Грей под видом своих вложил в стройку деньги Ригби, ничего им не сказав.

— И что?

— Бродерик мог узнать об этом. Ему понадобились деньги на алименты по разводу.

— Хочешь сказать, что его убил Грей, чтобы заткнуть ему рот? — Адаме снова откашлялся. — Черт побери!

— Грей не стал бы сам пачкать руки. Скорее всего, нанял кого-то.

— Кого-то?

В комнату впорхнула Мелани в ярко-желтом одеянии из хлопка.

— Привет, Адаме! Надеюсь, ребятки, вы вели себя как джентльмены? Кажется, даже подружились?

— Он чуть было опять не прострелил мне топливный бак, — горьким тоном пожаловался Адаме. — Не пойму, почему ты наняла его. По-моему, у него не все в порядке с головой.

— Если можно пустить кошку в стаю голубей, почему нельзя пустить голубя в стаю кошек? — неторопливо изрек я.

— Как бы там ни было, это не моя игра! — воскликнул Адаме.

— И не моя тоже! — поспешно присоединилась к нему Мелани.

— Но ты же хочешь найти убийцу Бродерика, не так ли? — попытался я воздействовать на ее разум. — Тогда ты сможешь претендовать на полмиллиона, как на свою долю наследства.

— Ошибаешься! — холодно отрезала она. — Я хочу, чтобы ты выяснил, кто убил Бродерика. Извини, Дэнни, что напоминаю, но я наняла тебя именно с этой целью. И плачу тебе кругленькую сумму! Но сама я палец о палец не ударю.

— Она права, Бойд, — вмешался Адаме. — Не мое это дело, но она права.

— Ладно, согласен, просто мне стало обидно, — пожаловался я.

— Я знаю, что буду сожалеть об этом, но не могу не спросить. Почему тебе обидно, Бойд? — полюбопытствовала Мелани.

— Убийца Бродерика не сможет получить даже часть его наследства, не так ли? — начал я.

— Так, — охотно согласилась она.

— Если мы докажем, что его убила Сара, ей не видать денег.

— Пожалуй, верно, — прохрипела Мелани.

— Бродерик оставил свое достояние тебе — его жене и членам семьи, то есть Саре, — продолжал я. — Но если Сара убийца, она ничего не получит и все достанется тебе. Целый миллион долларов! — Я пожал плечами. — Однако не собираюсь спорить с тобой, милочка, так как понимаю твои чувства. Тебе неприятно вмешиваться в это дело.

Наступила короткая неловкая пауза, и Адаме негромко откашлялся:

— Я уже сказал, что это не мое дело, но все-таки...

— Миллион долларов! — повторила Мелани, чуть не подавившись этими словами. — Что я должна сделать, Дэнни?

— Что вам обоим нужно сделать, — поправил ее я. — Миллион долларов завяз в строительном проекте Адамса. Это групповой проект.

Адаме еще раз откашлялся:

— Ты только скажи, что нам делать, старина.

— Каждый их вас должен позвонить по телефону, — предложил я. — Но сначала нам нужно немного порепетировать.

Примерно через полчаса Мелани сделала первый звонок Саре Ригби.

— Послушай, — заявила она холодным тоном, — я знаю, что мы не пылаем любовью друг к другу, но речь идет о наших общих интересах. Бойд назначил Грею тайную встречу в загородном коттедже в восемь вечера сегодня. Они собираются заключить сделку, в результате которой мы обе пострадаем. Мы должны им помешать. Нам надо поехать туда и привезти с собой Элеонору Таунсенд, она тоже замешана. — Глядя на меня, Мелани трясущимися руками положила трубку. — Я справилась, Дэнни?

— Все отлично! — успокоил я ее. — Теперь твоя очередь, Адаме.

Он позвонил домой Чарльзу Грею и весело застрекотал как пулемет:

— Это Адаме, мистер Грей. Извините, что беспокою вас вечером, но возникло неотложное дело, о котором вам следует знать. Да, сэр, думаю, вы догадываетесь, что я и Мелани Ригби... ну, сами понимаете! — Он громко захохотал. — Мы оба джентльмены, и, вероятно, можно не распространяться. Малышка во всем мне доверяет, но, честно говоря, есть повод для беспокойства. У нее сегодня в восемь вечера тайная встреча в загородном коттедже. Я же говорю, она мне доверяет. Встречу организует этот пройдоха Бойд, и я ему не верю. Знаю только, что там же будет Сара Ригби и разговор должен пойти о каких-то неувязках с наследством бедняги Бродерика. Я был потрясен, когда услышал, как Мелани и Сара беседуют словно две старые подружки. И тут же решил поставить вас об этом в известность, мистер Грей. Я очень не хочу, чтобы что-то помешало нашему проекту, когда он в таком деликатном положении. Мы не получим и десяти центов за доллар, если случится что-нибудь непредвиденное. — Адаме послушал с минуту, затем на его лице расплылась широкая ухмылка. — Да, сэр, мистер Грей. Встреча назначена на восемь часов. Вы окажете мне большую услугу, если забудете упомянуть малышке Мелани, что это я сообщил вам о ней. — И, послушав еще несколько секунд, добавил:

— В любое время, мистер Грей, когда вам заблагорассудится. — Повесив трубку, с видом триумфатора поинтересовался:

— Ну, как я выступил?

— Почти так же хорошо, как Мелани, — вежливо ответил я.

— Он купился как баран! — радовался Адаме. — Одно только меня беспокоит, Бойд. Вдруг они соберутся и договорятся без нас еще до восьми?

— А ты бы на месте Сары или Грея решился на предварительную встречу? — возражаю я.

— Ладно, а чем мы займемся сейчас? — задала вопрос Мелани.

— Ты приготовишь ужин, а Адаме нальет мне еще выпить, — распорядился я.

Глава 12

Мы втроем приехали в коттедж заранее, примерно в четверть восьмого. Убедившись, что электричество в порядке, я включил свет и вошел в дом.

Мелани бросила взгляд на люстру, вздрогнула и пожаловалась:

— Здесь свихнуться можно.

— Адаме, отправляйся на кухню, — скомандовал я. — Выключи там свет и слушай во все уши.

— Будет сделано, — подчинился он. — Значит, мы будем караулить их на слух?

— Точно, — подтвердил я.

— Почему бы нам не выпить? На кухне есть несколько бутылок, — предложила Мелани.

— Отменяется, — буркнул я. — Не тот случай.

— И кому нужен этот миллион долларов? — заныла Мелани.

— Ну что ты, милочка, успокойся, — попытался утешить ее Адаме.

— У нас все так чудесно получается в постели, — не унималась она. — Зачем нам этот миллион? Он сглотнул слюну:

— Мы могли бы пожениться.

— Пожениться? — Ее глаза загорелись. — Ты серьезно?

— Куда уж серьезней! — вмешался я. — Надеюсь, вы будете счастливы все трое.

— Как — трое? — забеспокоился Адаме.

— Ты, Мелани и мотель с бассейном, — пояснил я и тут же услышал звук приближающейся машины. — А ну-ка, быстро на кухню, Адаме!

— Ты поручаешь мне только подслушивать? — уточнил он.

— Если дойдет до драки, хватай пистолет и спеши на помощь, — приказал я.

Его лицо побледнело под загаром.

— У меня нет пистолета!

— Тогда просто ворвись в комнату с криком “Пиф-паф!”. По крайней мере, они растеряются.

Шум мотора затих, и Адаме заспешил на кухню. Через десять секунд дверь отворилась, вошла Сара Ригби, а за ней — Шенкс и Элеонора Таунсенд. Элеонора волочила ноги, как старуха, лицо ее было серым от боли. Я сочувственно содрогнулся, прекрасно сознавая, каково ей.

Остановившись, Сара глянула на Мелани и жестко спросила:

— Где Чарли Грей?

— Еще не подъехал, ждем с минуты на минуту, — небрежно бросил я.

— Я спрашиваю не тебя, а ее, Бойд!

— Ты считаешь проект Адамса своим золотым шансом? Сколько денег ты в него вбухала, Сара?

— Это тебя не касается! — резко ответила она. — Мы уезжаем, Бобо. Если Бойд попытается нас остановить, убей его.

— Так сколько ты вложила? — переспросил я.

— Может, лучше сказать ему, Сара? — усомнился Шенкс.

— Ну ладно. — Она посмотрела на меня сверху вниз, как настоящая аристократка. — Шестьсот тысяч долларов.

— А Бродерик?

— Полмиллиона.

— Общие инвестиции составили полтора миллиона, — уточнил я. — Чарли Грей вложил остальные четыреста тысяч.

— Что за шутки! — возмутилась она. — У него нет таких денег.

— Зато они были у Бродерика, — парировал я. — Только его не интересовали финансовые дела, он доверял их тебе.

Послышался шум приближающейся к коттеджу машины.

Сара стояла, покусывая нижнюю губу.

— Я не верю небылицам, — произнесла наконец.

— Видимо, Бродерик обо всем догадался, — предположил я. — Вот серьезная причина, чтобы убить его. Или организовать убийство.

Шум мотора затих, в гостиной повисла напряженная тишина.

Чарли Грей с деловым видом вошел в дом и вдруг замер, увидев, что вся группа в сборе.

— Бойд говорит, что ты вложил четыреста тысяч долларов собственных денег в проект Адамса, — произнесла Сара угрожающим тоном. — А я говорю, что это ерунда, у тебя просто нет таких денег.

— И абсолютно права, — спокойно подтвердил Грей. — Вот еще одно истерическое вранье Бойда! Сегодня он ворвался в мой кабинет и бросил мне в лицо идиотское обвинение, что...

— Сейчас мы легко узнаем правду, расспросив Адамса, — перебил я его.

— Но как нам это сделать? — Голос Грея был полон сарказма. — С помощью почтового голубя?

— Адаме! — крикнул я. — Идите сюда!

Он появился из кухни с нервной улыбкой на лице.

— Расскажите нам об инвестициях, — приветливо попросил я.

— Пожалуйста. — Адаме негромко откашлялся. — Миллион сто тысяч от семьи Ригби и четыреста тысяч от мистера Грея.

— Понятно, — медленно промолвила Сара, глядя на адвоката. — Где ты взял эти деньги?

— Это заем, — затараторил Грей. — Я собирался вернуть его Бродерику, как только инвестиции окупятся.

— Когда занимаешь деньги, Чарли, надо соблюдать одно правило — спрашивать согласие кредитора! — Ее глаза загорелись ненавистью. — Так вот почему ты убил моего брата?! Он узнал, что ты украл его деньги!

— Что за глупости! — возразил Грей. — Я его не убивал.

— Тогда кто же его убил? — бросила она.

— Он хотел в тот вечер встретиться здесь с Мелани, чтобы обсудить условия развода, — вмешался я и повернулся к Cape:

— Он сказал тебе о встрече?

Сара коротко кивнула.

— И объяснил ее цель?

— Он был очень возбужден, — припомнила она. — Я считала эту встречу его очередной глупостью, так ему и сказала. — Сара бросила презрительный взгляд на Мелани. — Эта дешевая сука хотела только одного — выжать из него как можно больше денег.

— И ты сообщила о встрече Шенксу и Грею? — догадался я.

— Меня обеспокоила эта встреча. Я рассказала о ней лучшему другу Бродерика и адвокату.

— Когда мы с Мелани приехали, никакой машины здесь не было, — продолжал я. — Только труп на люстре. Кто-то же привез его сюда.

— Только не я! — фыркнула Сара.

— Именно ты, Сара, — тихо произнес Грей. — Ты и твой лучший друг Бобо.

— Ты убил его, Чарли, не отпирайся! — воскликнул Шенкс.

— Предлагаю внести полную ясность в ситуацию, — ледяным тоном заявил Грей. — Да, я украл деньги у Бродерика. Мне надоело делать целые состояния для других. Настало время подумать о себе. Я бы наверняка вернул долг, как всегда. Но Бродерика беспокоили предстоящие алименты, и он начал проверять свое финансовое положение. Я должен был как-то остановить его.

Шенкс обнажил зубы в злобной гримасе:

— Твое предложение, Чарли, ни к чему не приведет!

— Посмотрим, — отозвался Грей. — Еще раз предлагаю внести полную ясность в ситуацию, и даже готов признать, что лгал Бродерику. Я заверил его, что взял деньги с согласия его сестры, которая негодовала из-за того, что он осмелился жениться после всего, что между ними было.

Сара зашипела от злости.

— После моего признания Бродерик впал в глубокое отчаяние, — продолжал говорить Грей. — Решил, что в его положении единственный выход — рассказать Мелани всю правду, в расчете на ее милосердие. Я предложил ему встретиться с ней тайно, здесь в коттедже, куда они приехали сразу после медового месяца. Мне казалось, здешняя обстановка должна смягчить ее. Конечно, я рассказал Саре о намерениях Бродерика, не раскрывая истинной причины. — Он цинично усмехнулся. — Каждому понятно, что иначе Сара не допустила бы их встречи.

— Мне сразу все стало ясно, — оборвала его Сара, хрипло рассмеявшись. — И я предложила Бродерику, чтобы мы с Бобо поехали вместе с ним. Втроем будет легче ее убедить. Бродерик мне поверил. Хотя я и любила его, но он был невероятно глуп.

— Боже мой, Сара! — умоляющим тоном воскликнул Шенкс. — Подумай, что ты несешь?

— Теперь уже все равно, — заметила она безразличным тоном. — Если не я, то Чарли все разболтает. Мы заранее привезли его сюда и убили. Знали, что позднее приедет Мелани и найдет его труп. Расчет был на то, что полиция сочтет убийцей ее. Но к несчастью, она наняла этого идиота Бойда и привезла его с собой.

— Всего один вопрос, — прервал я Сару. — Как его тело оказалось на люстре?

— Перед отъездом я сделала ему укол наркотика, — невозмутимо объяснила она. — Мы любили побаловаться наркотой до его женитьбы. — Она удивленно покачала головой. — Бродерик был так глупо доверчив! Я пообещала, что это успокоит его нервы, и он согласился. На самом деле я вколола ему огромную дозу стимулянта. Когда мы приехали, он уже не находил себе места, метался по коттеджу, что, собственно, нам и требовалось. Но он был на грани помешательства, мы просто не могли с ним совладать. Неожиданно Бродерик предложил нам пари, что сможет запрыгнуть на люстру, мы согласились. И это ему удалось. Я в жизни не видела ничего подобного! Он с разбегу запрыгнул на колесо люстры, раздавив большинство лампочек, и даже не заметил этого Наверное, его ударило током, потому что его тело непрерывно дергалось в конвульсиях. Тут Бобо принес из кухни нож и ударил Бродерика в горло. Бродерик не мог сопротивляться, так как продолжал биться в судорогах. К счастью для Бобо, нож оказался с деревянной ручкой и его не ударило током. — Она бросила взгляд на застывшую физиономию Шенкса и расплылась в улыбке. — А Бобо был в экстазе! По его словам, это было величайшее событие, к которому он готовился всю жизнь. Оргазм, который его охватил, когда нож вонзился в горло Бродерика и хлынула кровь, был ни с чем не сравнимым переживанием.

— Замолчи! — дрожащим голосом крикнула Мелани. — Ради Бога, кто-нибудь остановите ее!

— Я же говорил, что надо внести ясность, — спокойным тоном произнес Грей. — Я признался в воровстве и...

— И в сокрытии хладнокровного убийства, — закончил за него фразу я.

— Да, — согласился он. — А Сара и Бобо сознались в убийстве. Что же нам теперь делать?

Шенкс с решительным видом выхватил из кармана пистолет:

— Я ухожу отсюда и не советую мне мешать!

— Ты примитивен, Бобо, — вмешался Грей. — Очевидно, гораздо проще для начала убрать Бойда, а потом миссис Таунсенд. — Он холодно улыбнулся Элеоноре. — Не следовало менять лошадей на переправе, милочка. Нужно было оставаться на моей стороне. У тебя был свободный доступ на все наши оргии — вполне достаточно для безопасного удовлетворения твоих сексуальных аппетитов под видом респектабельного вдовства. Так нет же, черт тебя дернул спутаться с Бойдом и все ему разболтать!

— Куда ты клонишь, Чарли? — грубо оборвала его Сара.

— Судя по вашим словам, они оба сильно изранены, — напомнил он. — Так что вполне могли прикончить друг друга в мазохистском экстазе.

— Или один прикончил другого, а потом пошел на самоубийство из-за угрызений совести, — развила дальше его идею Сара. — Но остаются еще Мелани и Адаме.

— Они явно на нашей стороне, — почти отеческим тоном заявил Грей. — И оба увязли по уши. Если все всплывет, проект Адамса лопнет и, без сомнения, погребет его под собой. А Мелани знает, что все ее надежды на наследство намертво связаны с этим проектом. В него вложены все деньги Бродерика, до единого цента. Но если она примкнет к нам, то может унаследовать свои полмиллиона или даже больше, в случае удачной реализации проекта.

Адаме негромко откашлялся:

— Думаю, нас здесь не было. Мы с Мелани немедленно уезжаем.

— Ах ты, негодяй! — прошептала Мелани. — Хочешь сбежать, оставив Дэнни и миссис Таунсенд на верную смерть?

Адаме широко развел руки:

— Но Грей прав, дорогая. Если сделка рухнет, мы оба пропали. Нас обоих это не устраивает. Ты едешь со мной?

— Катись к дьяволу! — возмущенно воскликнула она.

— Ну что ж. — Адаме пожал плечами. — Тебе дали шанс. Если не хочешь им воспользоваться, тебя ждет кое-что пострашнее.

Он направился к выходу, не отрывая глаз от пола. Проходя мимо Шенкса, внезапно рванулся за его пистолетом, но сделал это совсем непрофессионально. Ему удалось ухватить Шенкса за кисть и отвести ее в сторону. Палец Шенкса непроизвольно нажал на спусковой крючок, грохнул выстрел. Сара Ригби в испуге сделала шаг назад, широко раскрыв глаза. Из раны на ее груди хлынула кровь. Шенксу удалось освободиться от захвата Адамса и направить ствол на него. Но я уже сжимал в руке “магнум” и дважды выстрелил. Обе пули угодили в грудь Шенкса, сбив его с ног. Снова пролилась кровь, все было кончено.

— Милый! — Мелани бросилась в объятия Адамса. — Мой герой! Ведь ты простишь меня? Я чуть было не поверила, что ты способен на подлость!

— Ну конечно, дорогая! На какой-то момент я сам был готов в это поверить.

— Как трогательно, — сухо произнес Грей. — Я рад, что все так получилось. Вы, видимо, тоже, Бойд?

— А вы уверены, что для вас все кончилось? — усомнился я.

— Убийцы разоблачены и понесли заслуженную кару, — рассудил он. — Все кончено, Бойд.

— Конец наступит, когда я передам вас капитану Шеллу, — отрезал я.

— На вашем месте я не стал бы так поступать, — настаивал он. — Сейчас ситуация складывается для всех очень удачно. Если вы сдадите меня в полицию, весь проект развалится, Бойд. Адаме разорится, ваш клиент лишится наследства, а это означает, что и вы не получите гонорара!

Поразмыслив и пожав плечами, я неохотно согласился:

— Пожалуй, вы правы.

— Я всегда прав! — обрадовался Грей. — Ну, я поехал. А вы наверняка все сумеете объяснить капитану Шеллу.

— Можете не сомневаться.

— Дэнни! — Мелани широко раскрыла глаза. — Неужели ты позволишь ему улизнуть?

— У меня нет выбора, — буркнул я.

— Спокойной ночи! — Грей неуверенно улыбнулся мне и направился к двери.

Я дал ему сделать шесть шагов и окликнул:

— Грей!

Он обернулся и все понял по выражению моего лица. Открыл было рот, чтобы то ли умолять, то ли протестовать, но я не стал ждать и, нажав на спусковой крючок, влепил ему пулю между глаз. На его лбу образовалась дырка, из которой хлынули кровь, мозги и прочая мерзость. Грей рухнул на пол.

— Дэнни? — пролепетала Мелани.

— Он сам сказал, что у нас не было выбора, — успокоил я ее.

— Ты был прав, убив его, но как ты все это объяснишь? — спросила она.

— Ничего не собираюсь объяснять!

— Но как же так?

— Очень просто. Вскоре их тела обнаружат. Шелл объявит розыск, как только выяснится, что они все втроем исчезли. И обязательно заглянет сюда.

Я вытер рукоятку пистолета носовым платком, держа его за ствол. Затем, присев рядом с телом Сары, вложил пистолет ей в руку, стиснув ее пальцы вокруг рукоятки.

— Что ты думаешь этим доказать? — удивилась Мелани.

— Это она застрелила Грея и Шенкса, — объяснил я. — А Шенкс застрелил ее. Шелл все вычислит, за это ему и платят.

— Но это же твой пистолет, — прохрипел Адаме.

— Да, но не зарегистрированный в полиции. Старый, грязный трюк частного детектива. Если берешь пистолет на мокрое дело, не бери зарегистрированную пушку. Этот “магнум” никогда и нигде не был зарегистрирован, поэтому в свое время стоил мне приличных денег...

— Значит, все мы немы как рыбы, — подвел итог Адаме. — А дальше что, Бойд?

— Проект продолжается, поскольку нет никакого скандала, — пояснил я.

— Мелани унаследует все имущество Бродерика, а какой-то удачливый мерзавец — четыреста тысяч, вложенные в проект Греем. К сожалению, с этим ничего не поделаешь.

— Разве кто-нибудь жалуется? — ухмыльнулся Адаме.

— Шелл, легавая собака, начнет все вынюхивать, — предупредил я. — Нашей четверке понадобится алиби на сегодня.

— У нас с Адамсом нет проблем, — счастливо защебетала Мелани. — Мы вылезли из постели только поужинать и сразу же снова приняли горизонтальное положение.

— Ну а ты и миссис Таунсенд? — задал вопрос Адаме.

— Это мы решим вдвоем, — небрежно уронил я. Мелани и Адаме высадили нас около коттеджа на Парадиз-Бич, где мы пересели в мою машину. Я оставил ее в паре кварталов от дома Элеоноры, так как не хотел, чтобы соседи запомнили время нашего возвращения. Остаток пути мы прошли не торопясь пешком.

Элеонора приготовила выпивку и, усевшись в кресло напротив меня, улыбнулась.

— Наше алиби будет того же рода, что и у них?

— Да, — подтвердил я.

— Все, что Грей сказал обо мне, — правда, — ровным тоном произнесла она. — Скромная вдова, чистая как лилия, с незапятнанной репутацией, тайно наслаждающаяся каждой секундой чудовищных оргий в доме Бобо.

— Ну и чего ты ожидаешь от меня? — недовольным тоном поинтересовался я. — Надеешься, разрыдаюсь?

— Ты жалкий, ничтожный ублюдок, Дэнни Бойд! И ты знаешь об этом!

— Я устал. Всегда страшно устаю, когда приходится убивать.

— У тебя не было выбора, — спокойно констатировала она. — И я восхищаюсь тобой, Дэнни. Уж если любишь ублюдков, то выбирай настоящего!

Я допил мой бокал, встал с дивана и заковылял в спальню. Освободиться от одежды оказалось непросто, как и залезть под душ. Осторожно вытеревшись, вернулся в спальню. Обнаженная Элеонора стояла перед зеркалом. Когда я вошел в комнату, она повернулась ко мне и, содрогнувшись, всхлипнула:

— Только взгляни на нас! Как куски мяса в лавке мясника!

Я откинул одеяло и осторожно вытянулся на постели. Она тут же выключила свет и легла рядом.

— Я знаю, это смешно, — шепнула Элеонора. — Но мне будет легче смотреть в глаза капитану Шеллу, если наше алиби будет честным.

— Честным? — удивился я..

— Да, честным, — настойчиво повторила она. — Так же, как алиби Мелани и Адамса. — И осторожно коснулась моего члена.

Я вздрогнул от боли.

— Ничего не получится? — испуганно спросила Элеонора.

— Трудно сказать, — усомнился я. Ее пальчики профессионально затрепетали, а я почувствовал, как он приподнял голову.

— Наверное, я не права и делаю тебе больно, Дэнни? Она внезапно встала на колени, опустила голову, и я чувствовал неизъяснимое блаженство, когда ее язычок вызвал у меня гордую, но болезненную эрекцию.

— Больно? — продолжала нервничать она.

— Ужасно, — честно признался я. — Но продолжай. Чуть позже Элеонора оседлала меня и очень осторожно опустилась на мой пульсирующий член.

— Ой! — вскрикнул я.

— Больно, Дэнни?

— Нет, все отлично, — возразил я. — А как твои дела?

— Отлично! — отозвалась она. — Ой!

Все-таки мой старик был прав, решил я, когда мы, вот так охая, достигли вершины блаженства. Он часто повторял: “Охота пуще неволи!"


Купить книгу "Труба зовет" Браун Картер

home | my bookshelf | | Труба зовет |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 7
Средний рейтинг 4.7 из 5



Оцените эту книгу