Book: Смертельный поцелуй



Смертельный поцелуй

Картер Браун

Смертельный поцелуй

Глава 1

Это был один из тех редких для Санта-Байи дней, когда дождь лил с утра не переставая. К десяти вечера он даже усилился. Я приготовил себе бурбон со льдом и решил было, что это последний глоток перед сном, как вдруг зазвонил телефон. Может, меня добивается прелестная и сексуальная девушка, теряющая разум при одном воспоминании о совершенном профиле Бойда, с надеждой подумал я. Она ждет не дождется, когда я наконец приду и прыгну к ней в постель под черную шелковую простыню. Я схватил трубку и с большим воодушевлением произнес:

— Бойд.

— Это Сандра Лин.

Голос определенно женский, но звучал он скорее нервно, чем сексуально.

— Мы знакомы? — спросил я. — Или вы только мельком видели мой профиль?

Напряженная пауза тянулась бесконечно, и я вообразил, что она вызвана звуком моего голоса.

— Не волнуйтесь, — решил я подбодрить ее. — Я не только красив, но и добр.

— Вы получили мое письмо? — прошелестела она.

— Нет.

— Боже мой! А я считала, что оно уже у вас. Я приехала сюда под вечер и была уверена, что они за мной не следят. Но сейчас тут поблизости кто-то крутится, я это знаю! Они убьют меня, мистер Бойд.

— Они? — переспросил я.

— Сейчас не время объяснять. Я сняла коттедж на Парадиз-Бич, номер 8. Прошу вас, приезжайте немедленно и защитите меня. Вы моя последняя надежда.

— Хорошо. Выезжаю немедленно, — беспомощно ответил я.

Само собой, она могла оказаться психопаткой, но по голосу вроде не похоже — эта женщина, скорее всего, до смерти перепугана. Проглотив свой бурбон, я подумал, что если кто-то хочет ее убить, то он запросто убьет и меня, если я попадусь ему под ноги. Я достал наплечную кобуру с моим верным “магну-мом-357” из ящика бюро и надел ее. Спустился в гараж и вывел машину. Стоял мертвый сезон, и мокрая от дождя главная улица была почти пустынной. Яркие неоновые огни поблекли, когда я выехал на прибрежное шоссе, а через десять минут показались коттеджи на Парадиз-Бич — черные силуэты на фоне ночного неба. Только в одном окне горел свет, и я решил, что это и есть коттедж номер 8. Заглушив мотор, я услышал равномерный шум волн Тихого океана, накатывающихся на берег. Выйдя из машины, я взбежал на крыльцо и забарабанил в дверь, которая под моими ударами приоткрылась на несколько дюймов.

— Сандра Лин! — громко крикнул я.

Никто не ответил. Я повторил свой оклик несколько раз, испытывая тягостное ощущение где-то в затылке. Сжимая “магнум” в правой руке, я толкнул дверь, и она широко распахнулась. Тишина все сильнее действовала мне на нервы. Я сделал шаг вперед, и внезапно моя голова словно взорвалась от слепящей боли.

Очнуться после того, как тебе врезали по затылку, всегда неприятно. Голова раскалывается, ноет ущемленная гордость, а вкус во рту как в погасшей печке, полной черной сажи. Медленно приняв сидячее положение, я осторожно ощупал затылок и с трудом поднялся на ноги. В комнате никого не было. Мой пистолет и бумажник лежали на маленьком столике, а содержимое бумажника было разбросано по его поверхности. Сунув “магнум” в наплечную кобуру, а кредитные карточки и документы в бумажник, я решил, что никто не стал бы устраивать такую хитрую ловушку, чтобы просто врезать мне по затылку. Должна быть другая причина. Я нашел ее в спальне.

Она лежала на спине поперек кровати, уставившись незрячими глазами в потолок. На вид ей было лет тридцать пять, и она, с моей точки зрения, была весьма привлекательной при жизни. Короткие каштановые волосы, карие глаза. Одета в белую блузку, пропитанную кровью из нескольких ножевых ран, и зеленую юбку. Перевернутый чемодан, содержимое которого разбросано по полу, и пустой кошелек на комоде. Я не спеша раздумывал, нашел ли убийца то, что искал. Ничего не поделаешь, придется звонить в полицию. Перед глазами возникло каменное выражение лица капитана Шета во время моего повествования о том, каким образом я оказался в пляжном коттедже наедине с трупом. Пошел он к черту, этот звонок в полицию! Сандре Лин он, во всяком случае, не поможет. Только подойдя к машине, я обнаружил, что ключей нет. К счастью, у меня был запасной намагниченный ключ, прикрепленный под задним крылом, так что одна проблема решилась. Вернувшись домой, я обнаружил, что и вторая проблема кем-то решена за меня. Этот благодетель заботливо вернул мне всю связку ключей, воткнув дверной ключ в замок. Неудивительно, что в квартире я обнаружил настоящий бедлам. Все ящики из столов и шкафов выдвинуты, содержимое вывалено на пол. В спальне дело обстояло не лучше. Какая-то сволочь выбросила из шкафа всю мою одежду и перевернула кровать. Я приготовил себе выпивку и, не придумав ничего вразумительного, вскоре улегся спать.

Проснулся я рано и уже навел порядок в квартире, когда принесли почту. Всего лишь одно письмо со штемпелем Лос-Анджелеса. День явно посветлел, когда я увидел чек на две тысячи долларов. Там же было письмо от Сандры Лин, которой меня рекомендовал один из ее приятелей. Она хотела нанять меня и приложила чек в качестве аванса. Она вынуждена приехать в Санта-Байю, чтобы найти свою подружку Мишель Стрэнд, но при этом она окажется в большой опасности и хочет, чтобы я защитил ее и помог найти подружку. К письму был приложен список из пяти имен и адресов. Все они знали Мишель Стрэнд, и, возможно, кто-то из них мог навести нас на след. Сандра предполагала, что список поможет мне со сбором предварительной информации, которая пригодится нам в будущем. Она вступит со мной в контакт, как только приедет в Санта-Байю. Так она и поступила, подумал я, но это ей не помогло. В последнем абзаце говорилось, что предмет, находящийся в меньшем конверте, представляет собой большую ценность, и я должен его тщательно хранить. Как только она прибудет в Санта-Байю, она заберет его у меня. В меньшем конверте оказался ключ, скорее всего — ключ от депозитного ящика в банке. А банк может находиться где угодно, недовольно подумал я. На всякий случай я энергично потер ключ, но джинн так и не появился, чтобы объяснить мне, что это за ключ и где его нужно использовать.

Сандра Лин была мертва, но оставалась моей клиенткой, что подтверждалось банковским чеком. Мне предстояло отработать аванс — найти Мишель Стрэнд для моей покойной клиентки. Что с ней делать дальше, после того, как я найду ее, я даже не хотел думать, чтобы не вызвать головную боль. Взглянув на список имен, я решил проработать его сверху донизу. Первым в списке стоял Виктор Рут, адрес: стоянка яхт рядом с рыбацким причалом.

Я появился там около одиннадцати. Дождь прекратился, и солнце сияло на своем обычном месте в небе Санта-Байи. Сторож кивнул на шестидесятифутовую морскую яхту, причаленную в дальнем конце стоянки, и сказал, что она принадлежит Руту. Покрутившись возле яхты, я поднялся по трапу на палубу, и здесь на меня уставились холодные голубые глаза.

— Какого черта вам здесь надо? — спросила блондинка.

Она лежала на животе, одетая в белое бикини. Тело, намазанное кремом для загара, отливало медью. Светлые волосы коротко подстриженны, и хотя рот был крепко сжат, полная нижняя губка выглядела весьма чувственно. Картину дополняли стройные длинные ноги и приятно округленная попка. Я повернулся к блондинке более впечатляющим левым профилем и расплылся в улыбке.

— Привет. Я разыскиваю Виктора Рута.

— Сейчас его здесь нет.

Она приняла сидячее положение, и высокая грудь туго натянула мягкую ткань купальника.

— Кто вы такой?

— Дэнни Бойд, — ответил я. — Разыскиваю Мишель Стрэнд. Возможно, мистер Рут знает, где ее найти.

— Он не знает, — решительно ответила она. — Зато он знает, что, если я еще раз поймаю его с этой сучкой, я не только выцарапаю ей глаза, но и воткну кол в его толстую задницу!

— Не может быть! — вежливо удивился я. Она сдержанно улыбнулась:

— Очень даже может, Дэнни Бойд. А зачем она вам понадобилась?

— Я разыскиваю ее по поручению клиента.

— Клиента? Выходит, вы что-то вроде частного детектива?

— Вроде того, — согласился я.

Одним гибким движением она поднялась на ноги. Нижняя часть бикини не поспела за ее резким движением, и поверх резинки показались золотистые завитки на лобке. Она быстро поддернула резинку, и завитки исчезли.

— Теперь вам ясно, что я натуральная блондинка, — небрежно заметила она. — Меня зовут Энджи. Для вас миссис Виктор Рут.

— Рад знакомству с вами, Энджи, — сказал я. Она снова усмехнулась:

— Я сразу поняла, что ты настоящий подонок, Бойд. Довольно мужественный и все-таки подонок.

— Готов поспорить, ты всем мужикам говоришь то же самое, — сказал я.

— Только тем, кто достоин моего внимания, — ответила она. — Почему твой клиент ищет Мишель?

— Не знаю, — признался я.

— Думаю, для тебя главное получить приличные деньги за свою работу, — постановила она. — Поиски этой сучки могут принести тебе некоторый дополнительный доход. Может, выпьем и обсудим этот вопрос?

— Почему бы нет? — согласился я.

— Мы нанимаем команду каждый раз, когда Виктор набирается храбрости, чтобы выйти в море, — объяснила она. — Сейчас у нас команды нет, поэтому я приготовлю выпивку сама. Пошли.

Я последовал за ней в кают-компанию, которая была почти роскошной. Она приготовила выпивку, передала мне мой стакан и села. Я тоже сел напротив нее и поднял стакан.

— За твои холодные голубые глаза, Энджи.

— Холодные глаза, зато теплая киска, — небрежно ответила она. — Мишель Стрэнд на всех мужчин смотрит теплыми глазами. На Виктора они произвели очень глубокое впечатление. Может, она и хороша в постели, но до меня ей далеко. Правда, Виктор всегда любил разнообразие. Я не шокирую тебя, Дэнни Бойд?

— Если ты такая же крепкая, как твои выражения, у тебя должны быть стальные соски, — предположил я.

— Возможно, у тебя будет шанс самому проверить. Думаю, что твой клиент разыскивает Мишель, чтобы получить назад свои деньги. Она нагрела Виктора на очень приличную сумму. Что-то около пятидесяти тысяч. Я как-то поинтересовалась у него, но в ответ получила по зубам, и с тех пор не спрашиваю, потому что ненавижу ходить к дантисту.

— Как она выбила из него деньги? Приставила пистолет к виску?

— Было выгодное инвестиционное предложение. — Она с удовольствием приложилась к спиртному. — Виктор не вдавался в подробности, но, кажется, ему гарантировали триста процентов прибыли в течение двух недель. И Виктор проглотил наживку, даже не поручив своему бухгалтеру проверить сделку. Сделка была явно незаконной, вот Виктор и позарился на деньги, а заодно и на Мишель Стрэнд.

— Ты знакома с ней?

— Виктор как-то раз приводил ее. — Поколебавшись, она неохотно добавила:

— Нужно отдать ей должное, она довольно симпатичная. Шатенка с карими глазами. Несколько полновата, но большинству мужиков только того и надо. Она наверняка бисексуалка. Приставала ко мне, но не на ту напала. Уверена, что за деньги она согласится на все. Вероятно, рассчитывала соблазнить сразу и Виктора, и меня.

— Судя по твоим словам, ты ее недолюбливаешь.

— Мне ни разу не удалось расколоть Виктора даже на пять тысяч, хотя я его жена, — недовольно сообщила она. — Кажется, она и Ларри Стюарта наколола на приличную сумму. Он приятель Виктора и тоже держит рот на замке об этих делах.

Я вспомнил, что Ларри Стюарт был третьим в списке Сандры Лин.

— Придется с ним тоже побеседовать, — решил я.

— А кто тебе посоветовал обратиться к Виктору? Твой клиент? — Она снова отхлебнула из стакана. — Если твой клиент Виктор, это просто наглость с его стороны — прислать тебя сюда, зная, что я одна на яхте!

— Само собой, наглость, — согласился я. Она неохотно улыбнулась:

— Должна тебе признаться, Дэнни Бойд, что Виктор очень старомодный. Сам трахается сколько хочет, а я должна хранить ему верность. Поэтому ты для меня сложная проблема. Понял?

— Не очень, — признался я.

— Откуда мне знать, может, Виктор и вправду твой клиент и решил убить двух пташек одним камнем, наняв тебя разыскивать Мишель, а заодно проверить, не трахаюсь ли я на стороне.

— Ясное дело, откуда тебе знать, — согласился я. — Но на мой счет ты можешь быть спокойна. Мне не нравятся блондинки. В особенности болтливые блондинки. По опыту знаю: кто много говорит, тот мало делает. А ты еще и тощая к тому же.

— Кака-ая?

— И грудь у тебя обвисла.

— Чего-чего?

— Обвисла, — осторожно повторил я. Она молниеносно завела руки за спину, и верхняя часть бикини упала на палубу. Ее груди были, может, и недостаточно велики, но приятно округлы и гордо торчали вперед. Коралловые соски начали твердеть от неожиданного соприкосновения с воздухом.

— А ну-ка, повтори, что они обвисли, — прошипела она.

— Признаю свою ошибку.

— Я тощая?

— Скорее стройная, — признал я.

— Но тебя мне нечего бояться, раз ты сказал, что не любишь болтливых блондинок! Это относится и к натуральным блондинкам?

Запустив большие пальцы под резинку трусиков, она одним движением сбросила их до щиколоток и отбросила ногой в сторону. Выпрямившись, она широко расставила ноги. Ее выпуклый лобок был покрыт светлым шелковистым пушком, который не скрывал розовую щелку. С вызывающей улыбкой она смотрела мне в глаза.

— Какая жалость, что я не в твоем вкусе, — произнесла она тихонько. — Потому что я как раз в настроении. — Опустив руку между ног, она нежно погладила себя. — Я хочу тебя, Дэнни Бойд. Хочу почувствовать тебя во мне!

В ту же секунду на верхней палубе послышался глухой удар, а потом звук быстрых шагов.

— Энджи, милочка! — загрохотал мужской голос. — Я вернулся.

— Боже мой! — выдохнула она и подхватила с пола верхнюю часть бикини.

Кто-то быстро сбежал по трапу, дверь распахнулась, и в каюту вошел мужчина. Энджи, пытавшаяся натянуть купальник, стоя на одной ноге, издала беспомощный вопль, потеряла равновесие и упала на спину. Раскинув ноги, она извивалась на полу, пытаясь встать, и ее розовая щелка, казалось, подмигивала нам обоим.

— Что здесь происходит, черт возьми? — рявкнул мужчина.

На вид ему было лет тридцать пять, крупный, склонный к полноте, коротко стриженные светлые волосы и густые усы. На синем блейзере этого яхтсмена были нашиты серебряные пуговицы, однако парень не был похож на моряка. Скорее на разбогатевшего сутенера.

— Я спрашиваю, что здесь происходит, черт возьми! — снова рявкнул он.

— Привет. — Я одарил его широкой улыбкой. — Полагаю, вы и есть Виктор Рут?

— Да, я Виктор Рут. А вы кто такой?

— Дэнни Бойд, — ответил я. — Где вы пропадали, Виктор? Опять где-то трахались?

Он задохнулся от ярости, и лицо у него пошло багровыми пятнами. Энджи перевернулась на живот и осторожно встала на колени. Тут к Виктору снова вернулся голос.

— Что за наглость спрашивать меня, где я трахаюсь, когда я вхожу и застаю его со своей собственной женой, раздетой догола!

Он бросил взгляд на Энджи, и вид ее голой задницы снова вызвал у него приступ ярости. Он от души дал ей мощный пинок. Энджи закричала и плюхнулась на живот. У меня голова разболелась при одной мысли, что придется объяснять ревнивому мужу происходящее. Я поступил проще: нанес Виктору удар в солнечное сплетение и просто удивился, насколько глубоко мои пальцы вошли в его жирное брюхо. Рут, задыхаясь, сложился пополам, прежде чем рухнуть на бок. К несчастью, в этот момент Энджи снова поднялась на колени. Огромный вес Виктора обрушился на ее плечи, заставив вновь свалиться на живот. Она лежала под ним, хватая ртом воздух, чтобы восстановить дыхание, и, судорожно двигая ногами, пыталась встать... Ее розовая щелка казалась мне уже старой знакомой, и я подмигнул ей на прощанье.



Глава 2

Вернувшись в город, я заехал в банк получить деньги по чеку, а потом отправился перекусить. Ларри Стюарт жил на Саблайм-Пойнт, в самом фешенебельном районе Санта-Байи. Я добрался туда около трех часов. Дом выглядел очень импозантно: двухэтажный коттедж на участке в пол-акра с великолепным видом на Тихий океан. Я оставил машину на дорожке, покрытой гравием, поднялся на крыльцо и позвонил в дверь.

Дверь открыл мужчина лет сорока, с густыми черными волосами, слегка тронутыми сединой, темно-карими глазами и жемчужно-белыми зубами. Темный загар, спортивная фигура, безукоризненная одежда.

— Ларри Стюарт? — спросил я.

— Да. А вы, наверное, Бойд?

— Верно, — согласился я.

— Виктор Рут рассказывал мне о вас. — Он ухмыльнулся. — Как он застал вас с Энджи, когда вы трахались.

— Не правда, — возразил я. — Просто она пыталась продемонстрировать свои достоинства, сняв купальник.

— Ну конечно! — Его ухмылка сделалась еще шире. — Я все прекрасно понимаю. Садитесь, Бойд.

Я проследовал за ним в гостиную, которая, несмотря на богатую обстановку, имела совершенно нежилой вид.

— Хотите выпить?

— Нет, — ответил я.

— Виктор сказал мне, что вы частный детектив и разыскиваете Мишель Стрэнд. — Он неопределенно пожал плечами. — Я ничем не могу вам помочь. Понятия не имею, где она пропадает.

— Она нагрела вас с Виктором на довольно приличную сумму.

— Я списал эти деньги на приобретение опыта, — небрежно заметил он.

— Когда вы в последний раз видели ее?

— Около двух недель назад. Я пригласил ее на ужин, и она осталась на уик-энд. Мишель потрясающая девушка как в постели, так и вне ее.

— Как же ей удалось выманить у вас деньги?

— Полагаю, что это не ваше собачье дело, Бойд.

— На какую сумму она вас наколола?

— Ответ остается прежним.

— Странно, зачем же вы тогда впустили меня в дом?

— Мне просто захотелось посмотреть на парня, который трахал Энджи, когда появился Виктор, — рассмеялся он. — Послушайтесь моего совета, Бойд. Теперь вам следует почаще оглядываться. У Виктора прекрасная память, и он ничего не прощает и не забывает.

— Виктор просто большой кусок дерьма, — спокойно ответил я.

— Я не говорю, что он храбрец, но у него обширные связи в преступном мире, и какой-нибудь профессионал с удовольствием окажет ему небольшую услугу.

— Откуда у него такие связи?

— Спросите у него лично, Бойд, пока вы еще живы.

— Мишель Стрэнд сорвала с вас приличный куш, но вы с удовольствием вспоминаете о времени, проведенном с ней в постели. Я пришел к правильному выводу? — спросил я.

— Я не уверен, что мои деньги пропали. Она исчезла, но это не означает, что она не вернется.

— Что за сделку вы с ней заключили?

— Сколько раз мне повторять, что это не ваше собачье дело, Бойд!

— Кажется, вы правы, — согласился я. — Если я найду Мишель Стрэнд, то узнаю, что стряслось с вашими деньгами, Стюарт. И с огромным удовольствием ничего вам не скажу.

Я вышел из дома и сел в машину. Если так будет продолжаться, то у меня отрастет длинная белая борода, прежде чем я найду Мишель. Следующий по списку адресат жил где-то на холмах. Судя по карте, предстояла долгая поездка. Последние двое обитали в Санта-Байе, так что их можно было оставить на завтра.

К тому времени, когда я добрался до места, вид монтерейских сосен больше не вдохновлял меня. Кажется, мне повстречалось не менее трех миллионов таких сосен. Я проехал по грунтовой извилистой дороге еще четверть мили, прежде чем увидел двухэтажный бревенчатый дом слева от дороги. Остановив машину, я поднялся на крыльцо. Входная дверь была широко открыта, поэтому я вошел в дом и окликнул:

— Есть тут кто-нибудь?

— Проходите сюда, — послышался женский голос из глубины дома.

Дверь в конце прихожей вела в студию, дальняя стена которой целиком состояла из стекла. Отсюда открывался фантастический вид на лесистые холмы и долины, за ними виднелся уменьшенный расстоянием до лилипутских размеров центр Санта-Байи, а дальше голубые океанские просторы. Остальные три стены были увешаны картинами. Чувственные обнаженные женщины, героические голые мужские фигуры, персонажи мифов и легенд. Единственная живая обитательница студии отличалась высоким ростом, длинными черными волосами, спадавшими по обе стороны лица, которое было почти прекрасным, и огромными темными глазами. На ней была белая шелковая блузка, расстегнутая настолько, что едва прикрывала пышную грудь, и сверхкороткие джинсовые шорты, так тесно облегавшие Венерин холм, как будто это был рай, с которым они не хотели расставаться.

— Привет, я Дэнни Бойд, — весело представился я.

— А мне наплевать, кто ты такой, — ответила она с каменным выражением лица. — Ты заявился на два часа раньше.

— Разве?

— Я же сказала Кейт Мелик, что сеанс начнется в шесть тридцать, а сейчас всего лишь четыре тридцать. Ты что, сюда летел на крыльях?

— Вы Никола Холл?

— Ну и дурак же ты, Бойд! На полмили нет другого дома, кроме моего.

Кейт Мелик была одной из оставшихся в моем списке. Весь фокус заключался в том, чтобы догадаться, за кого меня принимают. Никола Холл сделала пару шагов в мою сторону. Ее грудь слегка колыхалась, и соски проступали сквозь тонкий шелк.

— Повернись в профиль. Я послушно повернулся.

— А теперь в другую сторону. — Она удовлетворенно кивнула. — Левый профиль у тебя лучше, чем правый. Скорее всего, ты знаешь об этом, но я должна изучить твою фактуру.

— Разумеется, — согласился я. Она сморщила носик:

— Терпеть не могу дряблых. Меня тошнит от одного взгляда на дряблое тело.

— Вполне вас понимаю, — посочувствовал я.

— Ну, чего стоишь? Раздевайся! — нетерпеливо приказала она.

— Раздеваться? — удивился я.

— Ты находишься на вакханалии в окружении девушек. Часть из них уже изнасилована, одну как раз насилуют, остальные дожидаются своей очереди. И ты думаешь, что я буду рисовать тебя в спортивном пиджаке?

— Ах вот в чем дело! — наконец-то сообразил я. Если я признаюсь, что произошла ошибка, что я не натурщик, которого она ожидает, а частный детектив, разыскивающий Мишель Стрэнд, она наверняка выгонит меня вон, поэтому придется пожертвовать скромностью во имя профессионального долга. Я разделся и стоял совершенно голый, чувствуя себя полным идиотом, пока она разглядывала меня, как покупательница в мясной лавке.

— Неплохо, — заключила она. — А ты можешь вызвать эрекцию усилием воли?

— В данных обстоятельствах — нет, — честно признался я.

— Я не могу рисовать по памяти, — объяснила она. — Но если у тебя хорошая реакция, все будет нормально.

— Хорошо, — согласился я.

— У тебя хорошая реакция, Бойд?

— Хорошая реакция на что?

— Вот на что.

Она небрежно протянула руку, зажав в кулак мой вялый член. Ее пальцы творили чудеса, и член тут же поднялся, показав мою реакцию.

— Отлично, — одобрила она, отпуская меня. — Значит, у нас не будет проблем. Через десять минут мы начнем сеанс. Хочешь кофе или чего-нибудь выпить?

— Лучше бы выпить, — ответил я.

— На кухне есть виски и джин. Налей себе сам.

— А вам что-нибудь принести?

— Я не пью за работой.

Я пошел на кухню, приготовил себе виски со льдом — порцию королевского размера — и вернулся со стаканом в студию. Никола Холл приготовила мольберт и установила на нем огромное полотно в подрамнике. Я прошел к стеклянной стене и остановился там, прихлебывая виски и разглядывая ландшафт.

— Кейт назвала тебе расценки? — спросила Никола. — Два часа по двадцать пять долларов в час. Устраивает.

— Вполне, — ответил я.

— У Кейт проблемы с поиском моделей для меня, но на этот раз она справилась. Для вакханалии мне нужно еще пять девушек. Ну по крайней мере четыре, одну модель я заменю сама. У тебя нет знакомых девиц с хорошими фигурами, которые хотели бы подработать в качестве натурщиц?

— Я подумаю, — пообещал я.

— Вот и хорошо, — сказала она безразличным тоном. Через пять минут все было готово. Она поставила меня в позу с широко расставленными ногами и заставила слегка наклониться вперед, протягивая руки, как бы готовясь схватить очередную жертву насилия. Через двадцать минут мои руки сковала дикая боль, и Никола щедро предоставила мне двухминутный отдых. Первый час тянулся целую вечность, а потом после очередного перерыва она подошла ко мне со слабым блеском в глазах.

— Пора продемонстрировать реакцию, Бойд. Она снова схватила меня за член и профессиональной игрой пальцев вызвала кошмарную эрекцию. Член продержался целую минуту, а потом скис от недостатка внимания. Ей пришлось повторить игру, чтобы снова поднять его в полный рост.

— У меня не останется времени для рисования, если все время придется возиться с ним, — пожаловалась она.

— Ему нужен объект, на котором он мог бы сосредоточиться, — сказал я.

— Какой объект?

— Объект внимания, — раздраженно пояснил я. — Ты рисуешь меня голым, почему бы тебе самой не раздеться?

Она ненадолго задумалась.

— Ты думаешь, этого ему будет достаточно?

— Конечно.

Она расстегнула шелковую рубашку и сняла ее. Полные груди нисколько не обвисли, а маленькие розовые соски начали твердеть от соприкосновения с воздухом. Расстегнув “молнию” на джинсовых шортах, она спустила их до щиколоток и отбросила в сторону движением ноги. Перед моим взором предстал треугольник курчавых черных волос у нее между ног. Отвернувшись, она направилась к мольберту, а я, не отрывая глаз от ее округлой попки, понял, что вопрос с моей эрекцией решился положительно. Даже боль в руках исчезла. Какое-то время спустя — кто станет считать минуты в таком состоянии? — она отложила кисти и с облегчением вздохнула:

— Ну вот и конец! — Она взглянула на меня. — А ты знаешь, что ты все еще торчишь?

— А ты знаешь, что ты все еще голая?

— Так, значит, все дело в этом? Кажется, это комплимент!

— Всегда к вашим услугам, — подтвердил я. Ее темные глаза стали еще более темными.

— Тебя зовут Дэнни?

— Да.

— А меня друзья называют Ники. — Она медленно провела языком по нижней, чуть припухшей губке. — Такую эрекцию жалко тратить впустую, Дэнни.

— Ты права, Ники.

Она подошла ко мне, зажала в кулак мой стоячий член и потянула меня за собой. Я подчинился, и мы скоро оказались рядом с диваном в другом конце комнаты. Отпустив мой член, она обвила мою шею руками и плотно прижалась ко мне. Я ощутил прикосновение ее пышной груди, слегка выпуклого живота, а мой член усердно вспахивал треугольник курчавых черных волос на ее лобке. Наши губы сомкнулись, а языки сплелись. Скользнув руками по ее бедрам, я страстно стиснул ее округлые ягодицы. Именно в этот момент послышался шум мотора подъезжающего автомобиля. Ники откинула голову, испуганно взглянув на меня.

— Кого это несет, черт возьми?

— Наверное, кто-то просто проезжает мимо, — предположил я.

— Мимо моего дома никуда не проедешь, если только не хочешь нырнуть в каньон глубиной в две сотни ярдов!

Я метнулся через комнату и успел натянуть брюки и вытащить бумажник из кармана пиджака, когда машина остановилась у подъезда. Направляясь в прихожую, я вспомнил, что входная дверь осталась открытой.

— Сейчас все улажу, — шепнул я растерявшейся Ники.

Когда я оказался у входной двери, на крыльце стоял светловолосый Адонис с глазами синими, как вода океана, в шелковой рубашке цвета лаванды и темно-синих брюках.

— Привет, — сказал он. — Мисс Холл ожидает меня. Я Брент Холлистер. Кейт Мелик рекомендовала меня в качестве натурщика.

— Произошло недоразумение, — ухмыльнулся я. — Мисс Холл занята в данный момент другими делами. — Достав из бумажника пятьдесят долларов, я протянул их ему. — Извините за потерянное время.

— Пятьдесят долларов за поездку — вполне приличное возмещение. Я сожалею совсем о другом.

В синих глазах отразилась печаль. Протянув руку, он погладил меня по щеке. Черт бы его побрал!

— Как жаль, что у тебя нормальная ориентация, — продолжал он. — Такая потеря! Я так люблю здоровенных крутых парней вроде тебя.

Он повернулся и пошел к своей машине. Я следил за ним, чтобы удостовериться, что он действительно уехал, и вернулся в дом, только когда его машина исчезла из виду. Однако дверь, ведущая в студию, оказалась запертой изнутри. Вежливо постучав и не дождавшись никакого ответа, я начал стучать громче, все так же без результата, и наконец забарабанил в дверь кулаками. Внезапно дверь распахнулась, за ней стояла полностью одетая Ники Холл с ружьем в руках. Ствол ружья был направлен прямо на меня, и я почувствовал себя еще более голым, чем без одежды.

— Ну и мерзавец же ты, Дэнни Бойд! — возмущенно воскликнула она. — Во время твоего разговора с этим педиком я приоткрыла дверь и все слышала. Потом я заперла дверь, оделась, нашла вот это ружье, и не сомневайся, что, если понадобится, я всажу тебе полный заряд в яйца!

— Ты просила меня подумать, не знаю ли я девушек с хорошей фигурой, которые могли бы тебе позировать, — заговорил я. — Как ты считаешь, Мишель Стрэнд тебе подойдет?

Она уставилась на меня, широко раскрыв глаза:

— Мишель Стрэнд? Откуда ты знаешь?.. Рука, державшая ружье, дрогнула, и это напугало меня еще больше. Ведь она может нечаянно нажать на спусковой крючок. Я сделал решительный рывок и почувствовал себя намного лучше, когда ружье оказалось у меня в руках.

— Давай-ка лучше выпьем и потолкуем, — примирительно предложил я. — Кажется, время половых излишеств миновало.

— Ты прав, черт возьми! — огрызнулась она. — Как подумаю, что ты прикинулся натурщиком, чтобы пробраться...

— Минутку, — возразил я. — Ты сама решила, что я натурщик. И, кроме того, у тебя получился бесплатный сеанс, а мне пришлось раскошелиться на пятьдесят баксов!

Она невольно улыбнулась:

— Такой подход мне как-то не пришел в голову, мне он нравится, я даже за это приготовлю выпивку сама.

Она ушла на кухню, и к тому времени, когда вернулась с полными стаканами, я уже совсем оделся. Жаль, конечно, но что поделаешь. Ружье я оставил на диване, так что, если она попытается схватить его, я всегда могу помешать ей. Виски со льдом имело превосходный вкус, и я снова почувствовал себя лучше.

— Кто же ты такой, черт возьми? — спросила Ники. Я достал из бумажника визитную карточку и протянул ей. Она долго и подозрительно ее изучала.

— Значит, ты детектив, Бойд. Какого черта ты ко мне заявился? — наконец спросила она.

— Клиент нанял меня, чтобы я нашел Мишель Стрэнд. Я решил, что ты можешь помочь.

— Почему ты так решил?

— Ты знакома с Мишель Стрэнд.

— Да, я знаю ее.

— Ты с ней дружишь?

— Да, мы с ней подруги.

— Когда ты видела ее в последний раз? Она медленно провела рукой по волосам и отпила глоток виски.

— Может, она не хочет, чтобы ее нашли.

— Или, может, кто-то не хочет, чтобы ее нашли, — добавил я. — Может, кто-то спрятал ее с определенной целью. Когда вы виделись с ней в последний раз?

— Кажется, недели две назад.

— Уверяю тебя, мой клиент не хочет причинить ей зло.

Она прикусила нижнюю губу:

— Я не знаю, где она сейчас. Она по натуре бродяга. То появляется, то исчезает.

— Кажется, она обманула Виктора Рута и Ларри Стюарта на приличную сумму под предлогом инвестиций, — объяснил я.

— Впервые слышу, — заявила она. — Знаешь, тебе нужно поговорить с Кейт Мелик. Они с Мишель закадычные подруги.

— Ладно, поговорю, — согласился я. Ники облегченно улыбнулась:

— Тебе понравится Кейт. Она нимфоманка.

Глава 3

Я вернулся в Санта-Байю около восьми вечера, быстро перекусил и решил навестить Кейт Мелик. Уже дважды я промахнулся: в первый раз с Энджи Рут и сейчас с Ники Холл. Может быть, в третий раз мне повезет с нимфоманкой Кейт Мелик. Но только в том случае, если Ники не обманула меня, осторожно подсказала интуиция.

Пятнадцать минут спустя я обнаружил, что ее квартира находится на пятнадцатом этаже небоскреба с видом на океан. Когда я позвонил, дверь открыла девушка, всего на несколько дюймов ниже моих шести футов. Ее черные волосы были подстрижены очень коротко, так, что напоминали аккуратную шапочку, четко повторяющую контуры ее головы, а челка кончалась всего в полудюйме над темными глазами. Широкий рот с чувственной выпуклой нижней губкой просто очаровал меня. На ней были узкие черные брюки и черная шелковая рубашка, сквозь мягкий материал которой проступали соски высокой груди.

— Кейт Мелик? — вежливо спросил я.

— А вы, должно быть, Дэнни Бойд, — сказала она низким хрипловатым голосом. — Ники позвонила и все мне рассказала о вас. Натурщик с устойчивой эрекцией.

— Вы тоже художница? — обрадовался я.

— Несколько в другом роде, чем Ники. Проходите, пожалуйста.

Следуя за ней через холл в гостиную, я с глубоким интересом изучал ее упругую округлую попку, тесно обтянутую брюками. Я все еще не сводил с нее глаз, как вдруг почувствовал ледяное прикосновение пистолетного ствола к своему затылку.

— Только без резких движений, Бойд, — произнес позади меня мужской голос.

Я послушно стоял на месте, пока опытная рука обыскивала меня.

— У него нет оружия, — продолжал мужской голос. — Иди вперед и садись в кресло, Бойд. Поговорим как друзья.



Обернувшись, Кейт Мелик с насмешливой улыбкой на губах следила, как я прошел к креслу и сел. Внешность мужчины с пистолетом в руке поразила меня: лет тридцати, не выше пяти футов шести дюймов ростом и очень худощав. Короткие каштановые волосы, серые глаза за очками без оправы, безукоризненный деловой костюм... Он выглядел как программист, который падает в обморок каждый раз, когда с ним заговаривает компьютер.

— Я Джо Кирквуд, — сообщил он.

Его имя стояло последним в списке Сандры Лин.

— Мы оба друзья Мишель Стрэнд, — добавила девушка. — Мы беспокоимся за нее, Бойд.

— И хотим получить ответы на наши вопросы, — продолжал Кирквуд.

— У меня у самого только вопросы и никаких ответов, — сказал я.

Он быстро подбежал ко мне на цыпочках и ударил стволом пистолета по лицу. Я ощутил резкую боль. С близкого расстояния серые глаза за стеклами очков без оправы выглядели пустыми и мертвыми. Я молниеносно изменил свое мнение о нем.

— Я не испытываю ни удовольствия, ни угрызений совести, истязая людей, — спокойно пояснил он. — Пожалуйста, пойми это, Бойд. Это избавит тебя от лишних страданий.

Я осторожно потрогал лицо и почувствовал, что из глубокой царапины сочится кровь.

— Ты частный детектив и пытаешься найти Мишель Стрэнд, не так ли? — спросил он.

— Верно, — подтвердил я.

— Тебя наняли с этой целью?

— Меня наняли с этой целью, — признал я.

— Как зовут твоего клиента? — Он ехидно улыбнулся. — Только, пожалуйста, не говори, что это конфиденциальная информация, если не хочешь получить по физиономии.

— Нет, не хочу. Мой клиент Кейт Мелик. Он угрожающе поднял руку с пистолетом, и я тут же добавил:

— Нет, это Ники Холл.

Пистолет поднялся еще на пару дюймов.

— Опять ошибка. Это Виктор Рут.

— Рут?

— Или Ларри Стюарт? — размышлял я вслух. — Удивительно, как ослабела моя память после того, как я получил пистолетом по физиономии.

— Сейчас проверим, поможет ли тебе восстановить память еще один удар по морде, — пригрозил он.

— На вид ты не глуп, зачем же делать глупости? — возразил я. — Я могу называть имена всю ночь, пока не найдется то, которое тебя устроит.

— Он прав, Джо, — вмешалась Кейт Мелик. — Лучше задай ему другие вопросы.

— Сейчас он станет более сговорчивым, — холодно пообещал Кирквуд.

Я откинулся в кресле назад, упершись затылком в высокую спинку. С мерзкой улыбкой он поднял руку с пистолетом, намереваясь нанести удар по другой щеке, и наклонился вперед, чтобы не промахнуться. Правым коленом я нанес ему резкий удар в пах, и рука с пистолетом заколебалась, как будто он внезапно передумал. Теперь была моя очередь наклоняться вперед, что я и сделал, молниеносно схватив его за кисть. Он все еще стонал, когда я второй раз ударил его коленом в пах, а потом вывернул руку. Пистолет упал на пол, я поднялся на ноги, продолжая выкручивать Кирквуду руку. Краем глаза я заметил Кейт Мелик, когда она бросилась к лежавшему на полу пистолету. Используя вторую руку как рычаг, я продолжал выворачивать его кисть, так что он вынужден был развернуться в противоположном направлении. Внезапно отпустив его руку, я отправил его в свободный полет. Целеустремленный, как самонаводящаяся ракета, он врезался головой в живот Кейт-Мелик и сбил ее с ног. В следующую секунду он рухнул на пол рядом с ней, продолжая стонать, а она с трудом глотала воздух, пытаясь восстановить дыхание. Подняв пистолет с пола, я почувствовал себя немного лучше, но только немного, потому что царапина на лице продолжала болеть.

Стоны и хныканье Кирквуда стали действовать мне на нервы, поэтому я подошел к нему и ударил рукояткой пистолета по затылку. В наступившей тишине раздался конвульсивный вопль. Это Кейт удалось наконец восстановить дыхание. Я поднял ее на ноги, схватив за волосы, а свободной рукой толкнул в пышную левую грудь так, что она приземлилась в кресле. Судя по выражению ее лица, если бы она добралась до меня, мне бы пришлось не сладко.

— Подонок! — завопила она. — Джо убьет тебя за такие дела.

Я потрогал царапину на лице, кровь уже свернулась.

— Пусть скажет спасибо, что я сам не убил его. Кто он такой? Маниакальный убийца?

— Убирайся отсюда, пока жив, — пригрозила она.

— В чем провинилась перед ним Мишель Стрэнд? Нагрела его на приличную сумму, так же, как Виктора Рута и Ларри Стюарта?

Кейт выпучила свои черные глаза:

— Кто тебе рассказал об этом? Я пожал плечами:

— Не имеет значения. Если она обманула его, тогда ему выгодно, чтобы ее нашли. Мой клиент нанял меня, чтобы я нашел ее. Так почему же Кирквуд пытается помешать мне?

Она бросила мимолетный взгляд на Кирквуда, который все еще недвижимо валялся на полу.

— Он решил, что здесь не все чисто. Тебе не нужно было разыгрывать Ники. Он очень дорожит ею, поэтому и взбесился.

— Кто ему все рассказал?

— Я.

Кирквуд громко застонал и сел, продолжая скулить. Он, определенно, помешает разговору с Кейт Мелик, решил я. Поэтому, подойдя к нему, я поднял его на ноги и, обняв за плечи, быстро повел к выходу. Когда я открывал дверь, его глаза немного прояснились.

— Рад был познакомиться с тобой, Джо, — сказал я. — Твой пистолет я оставлю у себя. Не возвращайся сюда сегодня, если не хочешь иметь лишнюю дырку в брюхе.

Я толкнул его ладонью в грудь, и он, зашатавшись, вывалился в коридор. Закрыв за ним дверь, я вернулся в гостиную, по которой расхаживала Кейт Мелик с озабоченным выражением лица.

— Что ты вытворил с Джо? — испуганно спросила она.

— Отослал его домой.

— Но его дом здесь!

— Уже нет, — возразил я. — Если хочешь меня угостить, то принеси виски со льдом.

Она вышла на кухню и вскоре вернулась со стаканом в руке, который тут же передала мне.

— А разве ты сама не выпьешь?

— Если Джо, вернувшись, почувствует запах алкоголя, то решит, что мы подружились, и убьет меня, — простодушно ответила она.

— Расскажи-ка поподробнее, что же получается, — Кирквуд живет в твоей квартире, а ты до смерти боишься его?

Она кивнула:

— Он садист. Посмотри, что он сделал с тобой. Я хорошенько глотнул виски.

— Тогда почему ты позволяешь ему жить у тебя?

— Если ссориться с Джо, можешь потерять пару зубов, если не хуже.

— Мишель Стрэнд обманула его на приличную сумму?

Она пожала плечами:

— Не знаю.

— Так расскажи мне, что ты знаешь о ней?

— Однажды вечером недели две назад Джо привел ее сюда. Мне она сразу понравилась своим юмором и умением утихомиривать Джо. По его словам, ей нужно было где-то остановиться на пару дней, и я предложила свою квартиру. Она поселилась у меня, но все время где-то пропадала. Я почти не видела ее.

— И это все, что ты о ней знаешь? — недоверчиво спросил я.

— Она ничего о себе не рассказывала, а я не люблю расспрашивать, потому что это неприлично. Впоследствии Джо никогда не вспоминал о ней.

— Кто для тебя Кирквуд?

— Пожалуй, его можно назвать моим менеджером. — Она неуверенно улыбнулась. — По крайней мере, он платит за квартиру и покупает продукты. Я ответила на твой вопрос?

— Ты хочешь сказать, что он сутенер? Она покачала головой:

— Я не профессиональная проститутка, Бойд. Мы регулярно занимаемся сексом, но Джо не так уж этим заинтересован.

— Зато его друзья заинтересованы?

— Скорее не друзья, а деловые знакомые. Я и в других делах ему помогаю: организую вечеринки, работаю как курьер. Забот хватает!

Я почувствовал жажду и сделал еще один глоток виски.

— Он ведь не только твой менеджер, у него есть и другие дела?

— Скорее всего, его можно назвать посредником. У него масса очень важных контактов.

— Таких, как Виктор Рут и Ларри Стюарт?

— Я встречалась и с ними, и со многими другими, — ответила она.

— Ты много говоришь, а полезной информации никакой, — пожаловался я. Она пожала плечами:

— Джо не хочет, чтобы я хорошо разбиралась в его делах. У меня такое ощущение, что, если я начну совать свой нос куда не надо, он разорвет меня на части.

— Почему ты живешь с ним?

— А что ты предлагаешь, Бойд? Чтобы я торговала собой на главной улице Санта-Байи?

Я не нашелся что ответить, да и на собственные вопросы у меня не было ответов. Но тайный мазохист, сидевший во мне, подначивал меня продолжать расспросы.

— А что ты можешь сказать о Ники? Она твоя подружка?

— Нас познакомил Джо. Ники художница. Но это ты уже знаешь. — На этот раз она чистосердечно улыбнулась. — Ты ведь ей позировал, и она нашла способ поддерживать у тебя постоянную эрекцию.

— Расскажи мне поподробнее, что она там рисует.

— Я сама толком не знаю. По ее словам, что-то связанное с мифами. У меня ведь нет классического образования.

— У меня тоже, — признался я.

— Не мог бы ты уйти, когда допьешь свой бокал, Бойд? — попросила она. — Не хочу быть занудой, но чем дольше ты у меня пробудешь, тем сложнее мне будет объясняться с Джо, когда он вернется.

— Ну хорошо, я уйду.

— Спасибо.

Я прошел в ванную и осторожно вымыл лицо. Царапина напоминала след от буксующей машины. Когда я вернулся в гостиную, Кейт Мелик уже нетерпеливо поджидала меня у двери.

— Было очень интересно познакомиться с тобой, Бойд, — сказала она. — Наверное, это наша первая и последняя встреча, потому что Джо наверняка убьет тебя в течение ближайших двадцати четырех часов.

— Сожалею об упущенной возможности, — ответил я. — Ники заверила меня, что ты нимфоманка, а если ты права и Кирквуд действительно убьет меня, то, значит, я так и не узнаю, правду ли она говорила.

— Да, жаль. — Она медленно лизнула свою пухлую нижнюю губу. — Ты оставишь пистолет Джо?

— Нет.

— Я так и знала. К тому же мне сегодня придется обойтись без секса, судя по тому, как ты врезал ему по яйцам.

— Попробуй устроить ему массаж с помощью горячего воска.

Она усмехнулась:

— Какой же ты все-таки подонок, Бойд!

— Не стану возражать, — согласился я. — Если ухитрюсь убить Кирквуда первым, обязательно навещу тебя еще раз.

— Прежде чем убивать его, узнай, заплатил ли он за квартиру.

Она открыла дверь, и я вышел в коридор. Дверь закрылась за мной буквально через секунду. Кирквуда нигде не было видно, поэтому я спустился вниз на лифте и пошел к машине. Не придумав ничего конструктивного, я отправился домой. Жаль, что не удалось поговорить с Сандрой Лин до того, как ее убили. Тогда бы у меня была информация о пяти лицах, упомянутых в ее списке. Сварив кофе, я задумался, чем бы толковым заняться на следующий день. Единственное, что пришло мне в голову, — снова предложить себя натурщиком Ники Холл. Мысль мне понравилась, и я начал разрабатывать ее в деталях. За этим занятием меня застал телефонный звонок.

— Бойд?

— Да, — ответил я.

— Я слышала, что вы меня разыскиваете. Голос был женский, но настолько глухой, что я так и не смог определить, кому он принадлежит.

— С кем я говорю?

— Это Мишель Стрэнд. Я не хочу, чтобы вы меня нашли, Бойд. Это слишком опасно. Вы же знаете, что случилось с Сандрой Лин прошлой ночью.

— Какая Сандра? — спросил я самым невинным тоном.

— Разве вы не читаете газет? Ее тело было найдено в одном из коттеджей на Парадиз-Бич сегодня утром. Она погибла от удара ножом.

— Впервые слышу.

— Ну что ж, возможно. — В ее голосе звучало сомнение. — На кого вы работаете, Бойд?

— Это конфиденциальная информация.

— Наши противники — опасные люди, Бойд. Они вложили огромные деньги и не хотят их потерять. Мы все в опасности. Сандра уже получила свое. Теперь моя очередь и, конечно, ваша. В лучшем случае вы мелкая помеха, а в худшем — опасная помеха. Самое разумное на вашем месте — отправиться в отпуск, куда-нибудь подальше от Санта-Байи, и причем уже сегодня.

— Почему я должен верить, что вы действительно Мишель Стрэнд? — возразил я.

— Мне наплевать, чему вы верите. Я вас предупреждаю из самых лучших побуждений. Если вы не поверите мне, значит, я говорила с трупом.

Послышался слабый щелчок, она повесила трубку, и я сделал то же самое. Решив, что нужно выпить чего-нибудь покрепче кофе, я приготовил себе коктейль, и в тот же момент раздался звонок в дверь. Совпадение было слишком подозрительным, поэтому я направился в спальню и вытащил свой “магнум” из верхнего ящика комода. С пистолетом в руке я чувствовал себя увереннее, открывая дверь. На пороге стоял самый неприятный для меня человек во всей Санта-Байе — капитан Шелл из отдела расследования убийств. Его серые глаза с неприязнью смотрели на меня из-под густой седеющей шапки волос. И тут его взгляд упал на “магнум”.

— Кого ждешь? — спросил он. — Местную мафию?

— И я был прав, — ответил я. — Хочешь зайти?

— Нет, но, видимо, придется, — проворчал он. У меня двухкомнатная квартира, это значит, что она состоит из офиса и спальни. Поэтому мы прошли в офис. Шелл уселся в кресло для посетителей, достал из кармана тонкую сигару и неторопливо раскурил ее.

— Хочешь выпить? — предложил я.

— Нет, спасибо. — Он выпустил облако голубоватого дыма в потолок. — Прошлой ночью на Парадиз-Бич убита женщина по имени Сандра Лин. Ты слышал об этом?

— Краем уха, — ответил я.

— Убита ножом, и очень профессионально. Есть свидетель, который видел, как ты выходил из коттеджа примерно в то время, когда ее убили.

— Тело нашли только утром?

— Около восьми утра. Уборщица решила, что постоялица придет позднее, и зашла в коттедж посмотреть, все ли прибрано. А при чем здесь это?

— Я просто размышляю, скольких еще человек видели выходящими из коттеджа примерно в то время, когда ее убили, — небрежно ответил я.

— Что?

— Ты появился у меня через пятнадцать часов после убийства, поэтому я решил, что все это время ты занимался другими подозреваемыми.

— Тонкое замечание, Бойд, — устало произнес он. — Да, я был очень занят.

— Где-то час назад кто-то внезапно вспомнил, что видел меня выходящим из коттеджа примерно в то время, когда произошло убийство, — продолжал я. — Я редко спорю на деньги, капитан, но в данном случае готов поставить два против одного, что это был анонимный звонок.

Его лицо было еще более сумрачным, чем обычно.

— Анонимный звонок или нет, но ты должен предоставить мне алиби на вчерашний день в период от девяти до полуночи.

— Пожалуйста, — ответил я. — Все это время я был дома один.

— Может, предложишь что-нибудь получше?

— Честный человек не нуждается в алиби, — сухо возразил я.

Он скривился:

— К тебе это определение не подходит, Бойд. Слово “честный” в твоих устах звучит как ругательство.

— Я тут кое-кому наступил на мозоль, — объяснил я. — Может быть, кто-то пытается таким способом убрать меня назавтра со своей дороги.

— Этот кто-то не только назвал твое имя, но и очень точно описал твою внешность и твою машину.

— Вплоть до моих родинок и царапин на заднем бампере машины?

— А убийство Сандры Лин и то, что ты кому-то наступил на мозоль, связаны между собой?

— Если и да, то весьма отдаленно, — согласился я небрежно. — Что вы знаете о Сандре Лин?

— Немного, — пробурчал он. — Она приехала из Лос-Анджелеса вчера вечером и сняла коттедж около шести тридцати. Сейчас мертвый сезон, поэтому снять коттедж не составляет труда. В полиции Лос-Анджелеса ничего криминального за ней не числится. Жила в Брентвуде. Вдова, возраст — тридцать пять лет. Убийца что-то искал в ее комнате. Преступники тщательно осмотрели все ее вещи, но не тронули тысячу долларов наличными и ее кредитные карточки.

— И это все, что о ней известно?

— Ее мужем был Декстер Лин. Говорят, он был замешан в рэкете, его убили около трех месяцев назад. Он вел машину по горной дороге, когда его настигла пуля. Убийство из автомата в старом стиле. В ветровом стекле насчитали восемь пробоин. Это чисто профессиональное убийство, и дело все еще висит на полиции Лос-Анджелеса. Они страшно заинтересовались, когда услышали, что его вдова тоже убита.

— Они знают, почему его убили?

— Только смутные слухи. Он не вернул деньги мафии, и им это не понравилось. — Капитан хмуро улыбнулся. — Довольно непривычные слухи, не правда ли?

— Пожалуй, да, — согласился я.

— Ты можешь перечислить имена тех, кому наступил на мозоли?

— Не сейчас, — ответил я. — Здесь все так же смутно, как слухи, о которых ты говорил.

— Ну ладно. — Он раздавил окурок сигары в пепельнице. — Я на время оставлю тебя в покое, Бойд. Если тебя убьют в ближайшие два дня, у меня останется довольно противоречивое чувство. Я рад наконец-то избавиться от тебя навсегда, но мне будет жаль, что я так и не вытряс из тебя нужную информацию, когда была такая возможность.

— Не упади с лестницы на обратном пути, капитан, — предупредил я.

— Но здесь нет никакой лестницы.

— Тогда мне придется ее построить.

Глава 4

Закрыв дверь за капитаном Шеллом, я обнаружил, что кубики льда в моем стакане совсем растаяли. Еще одна маленькая трагедия. Не успел я соорудить себе новую выпивку, как в дверь снова позвонили. Я удивился, какого черта Шелл забыл у меня? Когда я открыл дверь, на меня смотрели темные глаза, гораздо более симпатичные, чем хмурые серые глаза Шелла, и, само собой, у него не было ничего подобного тому, что так выпирало из-под черной шелковой рубашки у Кейт Мелик.

— Пропусти, — решительно приказала она. Я отодвинулся, и она прошла мимо меня в офис. Когда я закрыл дверь, она уже стояла посреди комнаты с выражением глубокого отвращения на лице.

— И это все? — высокомерно спросила она. — Что ты здесь делаешь? Спишь на полке одного из этих шкафов для бумаг?

— У меня есть спальня, — ответил я со спокойным достоинством. — Не говоря уже о кухне и ванной.

— Я займу спальню, — заявила она. — Если тебе не нравится спать на полке шкафа, можешь спать стоя.

— А в чем дело? — вежливо спросил я.

— Джо Кирквуд вернулся и выбросил меня из квартиры, — ответила она. — Он не позволил мне ни одеться, ни захватить с собой кошелек. Во всем виноват ты!

— Почему?

— Ты задел его гордость, разделавшись с ним в моем присутствии, теперь он просто знать меня не хочет. Мой вид напоминает ему о том, что произошло.

— Хочешь выпить? — предложил я.

— Налей того же, что и себе, — согласилась она. — А кто этот ублюдок, который попался мне навстречу?

— Капитан Шелл из отдела убийств.

— Что ты натворил? Убил кого-нибудь?

— Если верить анонимному телефонному звонку, то убил. Но кажется, он не верит.

— А я верю, — заявила она. — После того, как ты свирепо набросился на Джо.

Я прошел на кухню, налил ей выпить и вернулся в комнату. Приняв стакан из моих рук, она подозрительно понюхала и сделала большой глоток почти неразбавленного виски. В следующий момент она выпучила глаза и начала беспомощно хватать ртом воздух.

— Противоядия нет, — заверил я ее. — Ты умрешь в течение ближайших десяти секунд.

— Я тебе верю, — с трудом выговорила она. — Кто же этот человек, убийство которого капитан Шелл не хочет на тебя вешать?

— Женщина по имени Сандра Лин. В ее глазах блеснул интерес.

— Я слышала об этом по радио. Ее убили ножом на Парадиз-Бич прошлой ночью, верно?

— Так мне сказал Шелл.

— Зачем кому-то понадобилось звонить и валить это дело на тебя?

— Хороший вопрос, — сказал я. — Вполне возможно, это был кто-то вроде Джо Кирквуда, чтобы отвлечь мое внимание от Мишель Стрэнд.

Она очень осторожно сделала крохотный глоток виски.

— Какая-то чушь! Но ты особенно не переживай, потому что Джо скоро тебя убьет.

Беседа опять покатилась по наезженной колее, поэтому я изменил тему:

— Как долго ты думаешь прожить у меня?

— Пока Джо не остынет, — небрежно ответила она. — Скорее всего, пару дней. Не знаю. Выбросить меня из квартиры без денег! У меня нет даже зубной щетки!

— Можешь спать на столе, если хочешь, — расщедрился я. — Вряд ли ты уместишься на книжной полке.

— Я займу спальню.

— Ну уж нет!

Сверкнув на меня своими темными глазищами, она сделала еще один осторожный глоток виски и поставила бокал на стол.

— Где ванная?

— За спальней.

— А спальня там? — изящным жестом указала она на дверь.

— Да.

Она ушла в спальню и громко захлопнула за собой дверь. Хорошо хоть, что получила домашнее воспитание, подумал я. Это уже что-то. Я не торопясь допил виски. От Кейт я не ожидал никаких неприятных сюрпризов — в двери спальни не было ключа. Время тянулось невыносимо, пока я не решил, что она могла уже раз десять принять душ. Распахнув дверь, я вошел в спальню. Ночник бросал мягкий свет на лежавшую в постели фигуру. Она закуталась простыней до самой шеи. Овал лица обрамляла аккуратная шапочка черных волос.

— Надо стучаться, когда входишь в спальню к леди! — холодно сказала Кейт.

Я прошел в ванную и закрыл за собой дверь. Свежевыстиранные колготки, бюстгальтер и голубые шелковые трусики висели на сушилке. От такой безыскусной простоты у меня всегда мороз по коже. Почистив зубы, я вернулся в спальню и начал раздеваться.

— Какого черта ты здесь делаешь? — задиристо спросила Кейт.

— Собираюсь лечь в постель, — признался я.

— Здесь ты спать не будешь!

— Ты ошибаешься!

Я снял трусы, положил их на спинку стула вместе с остальной одеждой и направился к постели.

— Ты мерзавец!

— Я буду спать в постели, — терпеливо объяснил я. — Где будешь спать ты, дело твое.

Прежде чем лечь в постель, полагается откинуть простыню. Сделав это, я обнажил тело Кейт от шеи до пупка. Высокая полная грудь сияла, как мрамор, при мягком свете ночника. Ее украшали крупные соски кораллового цвета. Я лег в постель и вернул простыню на прежнее место.

— Ты, наверное, считаешь себя неотразимым, с этим своим профилем и волосатой грудью, — сказала она.

Я протянул левую руку и нежно дотронулся до ее полной правой груди. Нащупав сосок, я начал ласково вращать его между большим и указательным пальцами, чувствуя, как он набухает и твердеет.

— Перестань, — сказала она почти неслышно.

— Почему? — спросил я, вовсе не думая останавливаться.

— Так нечестно, — пожаловалась она. — Мне некуда пойти, а если я останусь здесь, мне придется выполнять все твои желания, иначе ты меня выкинешь на улицу.

— Не выкину, — ответил я.

— Ну что ты вытворяешь? Ты ведь понимаешь, что это меня заводит!

Вот один из лучших образцов женской логики, на которую просто не знаешь что ответить. Я лег на бок, повернувшись к ней, сдернул простыню до пупка и правой рукой занялся ее левым соском. Потом я слегка прикусил ее правый сосок. Кейт тихо застонала, на секунду упершись ладонью в мою грудь, но ее рука тут же заскользила вниз, пока не зажала в кулак мой вставший член. Такие действия нельзя оставлять без ответа. Я сбросил простыню к ногам, и перед моими глазами предстали мягкая линия ее живота, аккуратный треугольник черных волос на лобке и длинные стройные ноги с твердыми округлыми бедрами. Моя правая рука скользнула по восхитительным линиям ее тела, пока пальцы не запутались в пушистом треугольнике, и ее ноги послушно раздвинулись, как только пальцы начали ласкать ее щелку. Она снова застонала, оттолкнув мою голову от своей груди. Наши губы слились, ее язык глубоко проник в мой рот, а рука еще крепче сжала мой член. Мы оказались во власти чисто животных ощущений. К черту телячьи нежности! Она делала со мной все, что хотела, и я следовал ее примеру. Как только мой член проник в ее влажное тепло, она крепко обхватила ногами мою спину, отчаянно царапая ногтями плечи. Достигнув вершины, она вскрикнула очень громко, — думаю, по крайней мере на три квартала в округе поняли, что местный насильник снова занят своим делом.

Во второй раз она села на меня верхом и поскакала как валькирия, больно впившись ногтями в меня и колыхая полной грудью. Когда мы истощили свой пыл и обессиленно лежали рядом, ее ненасытные пальцы снова начали игру с моим членом.

— Его можно поставить только с помощью хирургической шины, — заверил я. — Ты ведь не хочешь получить занозу в самое уязвимое место?

Она тихонько засмеялась:

— Всего два раза — и ты уже изнемог? Что же ты за мужчина, Бойд?

— Ты уже сказала — изнеможенный.

— Ты не похож на Джо, — заметила она. — Его хватает всего на две минуты, а следующий раз возможен только через неделю.

— Я всегда считал, что случка — хороший повод для близкого знакомства. Меня зовут Дэнни.

— Ты классный жеребец, Дэнни, — сказала она. — Может быть, не самый лучший, но вполне заслуживаешь серебряной медали.

— Спасибо, — холодно ответил я. — Как нимфоманка ты стоишь золотой медали.

— Замечательная идея — сексуальная олимпиада, — мечтательно произнесла она. — Представь себе, мы трахаемся, зная, что около двухсот миллионов зрителей наблюдают за нами по телевизору.

— А спонсор у нас фирма, производящая презервативы, — предположил я.

— Только подумай о напряженных тренировках перед самой олимпиадой! — Она вздохнула. — На большой арене играет оркестр, развеваются флаги. Вспыхнуло электронное табло. Судьи дают американской команде, состоящей из Бойда и Мелик, девять баллов за новые элементы, десять баллов за технику, но получат ли они высшую оценку за выносливость, дорогие зрители? Хватит ли у них патриотизма? Вся страна затаила дыхание. Мелик полна решимости вдохновить своего партнера на подвиг.

Она внезапно скользнула вниз, и ее язычок нежно затрепетал вокруг моего вялого члена, а пальчики ласково сжали мои яйца. Я почувствовал, как ее губы сомкнулись вокруг головки члена, он вздрогнул и слегка приподнялся — Я готов на подвиг ради моей страны, — скромно заявил я.

— Думаешь, нам удастся получить десятку за выносливость?

— Не сомневаюсь!

Еще одно профессиональное движение языком — и мой член стоит по стойке “смирно”.

— Кажется, мы сможем получить еще одну высшую оценку за новые элементы, — пробормотала она.

На следующее утро, около девяти часов, горничная подала кофе. На горничной были только кружевной бюстгальтер и голубые шелковые трусики, тесно облегавшие бедра.

— Я приняла душ, девственно чиста и сейчас приготовлю завтрак, поскольку проголодалась, — заявила Кейт. Я внезапно понял, что тоже голоден как волк.

— Даю тебе пятнадцать минут, — сказала она и вышла из комнаты.

Я встал, принял душ, побрился, почистил зубы, оделся и, чувствуя себя ничуть не старше ста пяти лет, появился на кухне. Она не шутила насчет завтрака. Яичница с ветчиной, колбаса, булочки — это было только начало. Покончив с завтраком и принимаясь за третью чашку кофе, я понял, что жизнь продолжается. И почувствовал, что за мной следит пара темных глаз.

— Вчера я пропустила мимо ушей шутку о том, что я нимфоманка, но сегодня утром снова вспомнила о ней. Ты действительно так обо мне думаешь?

— Конечно, — ответил я.

— Я всегда считала, что нимфоманки никогда не испытывают удовлетворения. А я в эту ночь получила полнейшее удовлетворение!

— Значит, ты удовлетворенная нимфоманка, — самодовольно ответил я.

Покончив с кофе, я снова ощутил на себе холодный взгляд темных глаз. Вот уж не ожидал, что Кейт Мелик окажется такой чувствительной девицей.

— Джо не остынет в ближайшие сутки, а мне нужны деньги, — заявила она.

— На зубную щетку?

— Не только. Постирав нижнее белье, я не собираюсь каждый раз дожидаться, пока оно высохнет.

— Могу составить тебе компанию в голом виде, — предложил я.

Она возмущенно уставилась на меня:

— Учти, Бойд, я признаю, что провела с тобой восхитительную ночь, так что деньги здесь ни при чем. Считай, что даешь мне взаймы.

— Конечно, — согласился я. — Пятьдесят долларов тебя устроят?

— Вполне.

Я вынул деньги из бумажника и положил на кухонный столик.

— Запасной ключ от двери лежит в верхнем ящике комода.

— Ты уезжаешь?

— В такой славный денек приятно будет найти Кирквуда и еще раз пнуть его в пах.

— Я тебе верю, — подтвердила она. — Когда ты вернешься?

— Не знаю.

— Я бы сделала покупки и приготовила обед для нас.

— Отлично! — обрадовался я. — Только не забудь накрутить бигуди и погуще намазать кремом лицо. Я соскучился по семейной жизни.

— Какое же ты дерьмо! — возмутилась она. — Дай Бог, чтобы ты встретился сегодня с Кирквудом. Я еще попляшу на твоей могиле.

— И я желаю тебе хорошо провести время, — вежливо ответил я.

Я поехал на яхтенную стоянку, рядом с рыбацким причалом, поставил машину и поднялся на борт шестидесятифутовой яхты. Было такое впечатление, как будто кто-то нажал кнопку повтора, и я снова живу во вчерашнем дне. Она все так же лежала на палубе, растянувшись на животе, на этот раз в купальнике лимонного цвета, и по-прежнему выглядела как бронзовая статуэтка, натертая маслом. Подняв светлую голову, она недоверчиво взглянула на меня.

— Привет, Энджи, — ласково поздоровался я. В ее голосе прозвучало отчаяние.

— Боже мой! Сексуальный маньяк вернулся!

— Сексуальный маньяк? Насколько я помню, все было несколько по-другому!

— Это версия, которую я изложила Виктору. Как ты под угрозой ножа заставил меня снять бикини, и как он спас меня от зверского изнасилования.

— И он тебе поверил? Она пожала плечами:

— За Виктора трудно ручаться. Видимо, в конце концов он принял эту версию. А у меня задница все еще болит от его пинка. Никогда не прощу тебе этого, Дэнни Бойд.

— Ну а Виктору? — громко поинтересовался я.

— С мужьями никакого толку разговаривать о прощении, — уклончиво ответила она. — Какого черта ты заявился сюда сегодня?

— Предположим, исключительно из-за твоего прекрасного тела.

— Рада, что ты нашел его прекрасным. — Одним гибким движением она встала на ноги. — Но я не хочу, чтобы Виктор поймал меня еще раз. Он уже не поверит в историю с изнасилованием.

— Жаль, — посочувствовал я. — Ты ничего не слышала о Сандре Лин?

— Сандра Лин? — Она нахмурила брови. — Та самая женщина, которую убили на Парадиз-Бич дня два назад?

— Какой-то аноним позвонил в полицию и заявил, что видел меня выходящим из ее коттеджа примерно в то время, когда ее убили. Допускаю, что это ответный удар Виктора.

— Вряд ли, — возразила она. — Нанять пару бандитов, чтобы изуродовать тебя, — вот излюбленный стиль Виктора.

— Я хотел бы поговорить с ним. Жаль, что мы так скверно начали. Кажется, мы бы могли помочь друг другу.

— Ты вроде не похож на идиота, — сказала она. — Чего ради несешь бред? Я принял серьезный вид:

— Видимо, мой клиент нанял меня разыскать Мишель Стрэнд, чтобы вернуть свои деньги. Если я ее найду, можно вернуть все деньги, включая долю Виктора.

В голубых глазах мелькнула заинтересованность.

— Возможно, ты прав, Дэнни Бойд, но Виктор не станет тебя слушать.

— А если ты поможешь вернуть ему деньги? — предположил я. — Все пятьдесят тысяч — или сколько там их было? Не может быть, чтобы он не расчувствовался и не дал тебе премию.

— Пожалуй, ты прав.

Она медленно облизнула свою чувственную нижнюю губку, и вкус ей явно понравился.

— Что я должна сделать?

— Сотрудничать со мной, помочь мне найти Мишель Стрэнд.

— Если бы я знала, где она, сразу бы тебе сказала.

— Да, конечно, но мне больше нужна информация о людях, с которыми она была связана. Через них я доберусь и до нее. Так, значит, она наколола Виктора на приличную сумму? И Ларри Стюарта тоже?

Энджи энергично закивала:

— В этом я уверена.

— Ты знакома с Джо Кирквудом? Она состроила недовольную гримасу:

— Встречалась пару раз. У меня от этого гнусного подонка мурашки по спине!

— Он связан с Виктором?

— В определенной степени, — осторожно ответила она. — Он подыскивает клиентов Виктору и Ларри.

— Он что, сводник?

— Что-то в этом роде, — неприязненно сказала она. — Однажды он приударил за мной. От его прикосновения меня чуть не стошнило, и я выплеснула свой бокал ему в физиономию. В первую секунду мне показалось, что он убьет меня на месте. Но он быстро остыл. Вокруг было слишком много народу, включая Виктора.

— А Виктор чем занимается?

— Заведует клубом “Континенталь”. Это настоящий эксклюзивный клуб. От желающих вступить в него просто нет отбоя.

— А Ларри Стюарт?

— Он партнер Виктора. Анонимный партнер. Виктор служит ему прикрытием.

— А Кирквуд помогает подыскивать членов клуба?

— Не думаю, во всяком случае, не всех. Может быть, только некоторых, особых членов. Не спрашивай, чем они особые, потому что я не знаю.

— А где расположен клуб?

— За Саблайм-Пойнт. На равнине. Там еще не застроено, потому что вид на океан заслоняет Саблайм-Пойнт. Года два назад эту землю купили по дешевке и построили клуб.

— Наверное, стоит взглянуть на него.

— Будь осторожнее. У них там целая команда бандитов, которые отваживают нежеланных гостей.

— Клуб открыт круглые сутки?

— Только для членов клуба.

— Ты когда-нибудь слышала о девушке по имени Ники Холл?

— Конечно. Она художница и как раз сейчас работает над фреской для клуба.

— Ты говоришь, что никогда не слышала о Сандре Лин, пока ее не убили прошлой ночью? Она покачала головой:

— Никогда.

— Ну что ж, поеду посмотрю на клуб, может, что-нибудь удастся разнюхать, — сказал я.

— Виктор там бывает почти каждое утро, проверяет счета или что-то в этом роде. Если захочешь еще поговорить со мной, утром самое удобное время.

— Хорошо, Энджи. Если что-то выясню, дам тебе знать, — пообещал я.

— У меня к тебе одна просьба, — промолвила она неуверенно. — Конечно, Виктор мелкий подонок, но у него есть и хорошие стороны. И если дело обернется серьезно, мне бы не хотелось, чтобы он пострадал.

— Я все понял, — заверил я ее. Она замотала головой:

— Но дело не только в этом! Хочу тебя предупредить, будь осторожен с Ларри Стюартом, он очень опасен.

— Постараюсь запомнить.

— Ты думаешь, Сандра Лин как-то связана с ними?

— Вполне возможно, — согласился я.

— Как вспомню о ней, у меня просто мурашки по коже! — испуганно сказала она.

Глава 5

После обильного завтрака, которым меня накормила Кейт Мелик, есть не хотелось. Поэтому вместо ленча я решил прокатиться за город. Было около полудня, когда я достиг грунтовой дороги и зигзагами спустился к двухэтажному бревенчатому дому. Около него стояла открытая машина, которая показалась мне смутно знакомой. Я припарковался рядом, поднялся на крыльцо и позвонил в дверь. После долгого ожидания дверь открылась. На пороге стояла хмурая Ники Холл. На ней была та же полупрозрачная черная блузка и те же короткие джинсовые шорты, четко обрисовывающие впечатляющий Венерин холм. В прозрачных темных глазах светилось холодное высокомерие.

— Какого черта тебе здесь надо, Бойд? — спросила она. — Я занята работой.

— Хотелось бы немножко поболтать, — дружелюбно ответил я.

— Подождешь до следующего раза, — отрезала она, закрывая дверь у меня перед носом.

Я толчком открыл дверь и вошел в дом. Она фыркнула мне вслед, когда я прошел мимо нее в студию. Обнаженный натурщик стоял на цыпочках, откинув голову назад и широко разведя руки, как будто он не только отказался от повязки на глазах перед расстрелом, но еще и разделся догола, чтобы доказать свою храбрость. Это был вчерашний светловолосый Адонис. Теперь я понял, почему узнал машину у дома. Он повернул голову, и большие синие глаза уставились на меня.

— Привет, как тебе нравится мое фантастическое тело? Ты еще не передумал? Вовсе не обязательно сразу становиться голубым, можно начать с бисексуальности. — Он сладко улыбнулся, глядя на Ники Холл. — Ты мог бы поиметь нас обоих прямо сейчас. Неплохая мысль, а?

— Заткнись, Брент, — оборвала его Ники. — Придется на этом закончить сеанс. Можешь одеваться.

Синие, как океан, глаза продолжали призывно смотреть на меня.

— Ты и вправду не хочешь? Такие здоровяки, как ты, обычно склонны к садомазохизму. Честно говоря, я на все согласен! — Он лукаво усмехнулся. — Видимо, Ники тоже не будет возражать, что бы ты с ней ни сделал. Клянусь, если ты схватишь ее за буфера и как следует стиснешь, она тут же рухнет на пол и раскинет ноги.

Ники подскочила к нему и с такой силой влепила пощечину, что у него дернулась голова.

— И никакого результата, — спокойно прокомментировал он. — А вот если бы твой здоровенный дружок ударил меня, эрекция была бы гарантирована.

Ники медленно покачала головой:

— Ты неисправим! Пожалуйста, пойди оденься и выметайся отсюда.

Брент направился к двери, которая, видимо, вела в спальню. Открыв ее, он остановился и оглянулся на меня.

— Какая потеря! — вздохнул он.

— Одевайся! — рявкнула Ники. Когда дверь закрылась, она мрачно покачала головой.

— Он прав, чертовски жаль. Такое фантастическое тело, и на тебе — он педераст.

— Ты крупно подставила меня вчера вечером, — пожаловался я.

— С Кейт Мелик? — Она ядовито улыбнулась. — Удалось позабавиться, Бойд?

— Ты сказала мне, что она нимфоманка, а после нашего неудачного опыта решила, что я жду не дождусь встречи с ней. Позвонила ей и все обо мне рассказала.

— Ну и на что ты жалуешься?

— Она тут же созвонилась с Джо Кирквудом. Ты наверняка это предвидела. Когда я пришел к ней на квартиру, он уже был там.

— Так вот почему у тебя ободрано лицо, Бойд?

— Кирквуд садист, — подтвердил я. — Но мне тоже удалось врезать ему в пах пару раз.

— Как ты мог? — возмутилась она.

Обойдя вокруг мольберта, я взглянул на стоявший на нем холст. Брент Холлистер вышел из-под ее кисти идеально.

— Если это фреска, почему ты не рисуешь прямо на стене в клубе? — спросил я.

— Все дело в пропорциях, — коротко ответила Ники. — Но я не стану перегружать твои идиотские мозги такими сложностями.

— Фреску заказал Виктор Рут?

— Да, хотя тебя это и не касается.

— Вас познакомила Мишель Стрэнд? Ее темные глаза свирепо сверкнули.

— Какого черта ты лезешь в чужие дела, Бойд? Холлистер вышел из спальни полностью одетым.

— Если тебе нужны натурщики, Ники, могу рекомендовать двух своих друзей, которые почти красавцы. Конечно, не так хороши, как я. Ведь только я настоящий красавец.

— Натурщиков мне больше не нужно, нет ли у тебя женщины лет сорока? Но она должна быть в хорошей форме. Мне нужна модель на роль Матери-Земли.

— Как насчет ненасытной Ины? — спросил он. — Она подойдет на эту роль идеально, хотя и лесбиянка. Но разве их отличишь по внешнему виду?

— Скажи до свидания, Брент, — устало произнесла она.

— До свидания. — Он повернулся ко мне, сладко улыбаясь:

— И тебе привет, роскошный мужчина. Я оскалил зубы:

— Если я ударю тебя, Брент, то в этом, наверное, выразится моя скрытая гомосексуальность. Но учти, мне все труднее сдерживаться.

Его улыбка мгновенно улетучилась, и он заторопился к двери. Через несколько секунд мы услышали звук мотора, затихающий вдали.

— Лучший способ отделаться от Брента Холлистера — это напугать его, — заметила Ники.

— Не думаю, чтобы он испугался, — честно сказал я. — Просто не хочет рисковать своим красивым лицом. Ники закатила глаза:

— Ты еще и психолог!

— Расскажи, как выглядит клуб “Континенталь”? Она пожала плечами:

— Клуб как клуб. Все они одинаковые.

— Как ты познакомилась с Виктором Рутом?

— Через Кейт Мелик. Она сказала мне, что владелец клуба хочет, чтобы ему сделали фрески на стенах, и рекомендовала меня как художницу. Потом он мне позвонил, мы встретились и договорились об условиях и о том, как должна выглядеть фреска. Вот и все.

— А когда ты начнешь переносить фреску на стену?

— Когда все подготовлю. Мне нужна модель для Матери-Земли, а ее трудно подобрать.

— Мишель Стрэнд как-то связана с клубом?

— Мы уже обсуждали это в прошлый раз, когда ты был здесь. Насколько я понимаю, твой клиент хочет, чтобы ты нашел Мишель. Я не видела ее недели две, и, возможно, она не хочет, чтобы ее нашли. Поэтому я не собираюсь помогать тебе, Бойд. Понятно?

— Все понятно, — кивнул я. — Только имей в виду, что, возможно, кто-то другой не хочет, чтобы ее нашли. Может, ее насильно удерживают под замком, а может, она уже мертва и ее тело спрятали.

Ее глаза широко раскрылись.

— Как можно говорить такие ужасные вещи!

— Но это может оказаться правдой.

— Зачем кому-то убивать Мишель?

— Как раз это я пытаюсь узнать. Мои клиенты встревожены ее отсутствием.

— Я не верю.

— Хорошо. Но если она погибнет, а позднее выяснится, что она была жива во время нашей сегодняшней беседы, как ты потом себя будешь чувствовать?

— Ты подлый ублюдок! — На несколько секунд она прикусила нижнюю губу. — Честно говоря, я не так уж хорошо знаю Мишель. Не настолько хорошо, как бы тебе хотелось. Виктор Рут пришел ко мне вместе с ней для переговоров о заказе фрески для клуба. Он представил ее как свою приятельницу. Но у нас сразу сложились с ней добрые отношения. Она часто навещала меня, оставаясь на ночь или на пару дней. Я считала ее любовницей Рута, а Кейт сказала, что она замужем. Поэтому я не задавала неуместных вопросов. Однажды она упомянула, что приехала из Лос-Анджелеса, но не сказала, чем она там занимается и почему оказалась в Санта-Байе.

— У тебя с ней любовная связь? Ее щеки слегка порозовели.

— Не лезь не в свое дело, Бойд!

— Любовницы обычно откровенничают друг с другом, — пояснил я. — Выходит, связи не было? Ты считала ее любовницей Рута, значит, она бисексуалка. Но ты никогда с ней об этом не говорила. И даже не спрашивала, почему она связалась с Виктором?

— Я считаю Рута толстым мерзким негодяем, — резко ответила она. — Но девушке надо чем-то зарабатывать на жизнь. Если это был единственный способ для Мишель, чтобы подработать, я ее вовсе не осуждаю.

— Итак, в последний раз ты ее видела пару недель назад?

— Она приехала поздно вечером, что случалось довольно часто. Она никогда заранее не предупреждала о своем приезде. Осталась у меня на ночь и уехала рано на следующее утро. Сказала, что у нее масса дел и нужно спешить.

— И это все, что ты можешь рассказать о ней?

— Она была просто потрясающей, как в постели, так и вне ее. Но тебе как мужчине этого не понять.

— Ну почему же, я с удовольствием послушаю про все интимные детали лесбийской любви, — возразил я. Она неохотно усмехнулась:

— Я так и знала! Откровенно говоря, я тоже бисексуалка. Ты, наверное, догадался, когда в последний раз был здесь?

— Это предложение? — недоверчиво спросил я.

— Ни в коем случае, — мгновенно возразила она. — Дэнни Бойд как натурщик был интересен, но Дэнни Бойд как частный детектив вызывает у меня только отвращение.

— Ты знаешь анонимного партнера Рута — Ларри Стюарта?

— Я даже не знала, что у него есть анонимный партнер.

— Но ты знаешь Джо Кирквуда? Она сморщила нос:

— Я встречала его на квартире у Кейт. Он подонок, и я не знаю, почему Кейт с ним связалась.

— Может быть, потому, что он платит за квартиру.

— Что за шутки? — Она недоверчиво рассмеялась. — Кейт очень богата. Она настолько богата, что может себе позволить забавляться с подонками типа Кирквуда. Но я не знала, что она мазохистка.

— Откуда у нее деньги?

— Я не спрашивала. Мы впервые встретились на вечеринке около года назад. Это была совершенно безумная вечеринка художников и натурщиков. Мы разговорились о живописи, о моих работах, и она захотела их посмотреть. Однажды она приехала за этим ко мне. Работы ей настолько понравились, что она заказала мне свой портрет. Вот как мы стали друзьями.

— Кейт тоже бисексуалка?

— Не знаю, — ответила она безразличным тоном. — Она ни разу не сделала мне даже намека на любовь, если это что-то означает.

— Разумеется, означает, — подтвердил я. — Ни один человек в здравом уме и с нормальным сексуальным аппетитом не может остаться к тебе равнодушным.

— Спасибо, Дэнни Бойд, — усмехнулась она. — Но лестью ты ничего не добьешься.

— Если тебе удастся вспомнить хотя бы что-то о Мишель Стрэнд, пожалуйста, позвони мне, — попросил я, протягивая свою визитную карточку.

Она взглянула на карточку без всякого интереса.

— Конечно, позвоню, если что-то вспомню, — пообещала она.

Попрощавшись, я пошел к машине. По пути назад в Санта-Байю я размышлял о многом, но в основном о том, почему такая богатая женщина, как Кейт Мелик, позаимствовала у меня пятьдесят баксов, чтобы купить себе пару трусиков. Около четырех часов дня я прибыл в собственную квартиру. Дом был пуст, и в холодильнике тоже не было никаких разносолов. Я проверил шкаф с бумагами, ящики комода в спальне, и все оказалось на месте, но не совсем. Кейт Мелик не могла найти ничего важного: после того, как убийца Сандры Лин провел обыск в моей квартире, я начал нервничать. Поэтому я сжег ее письмо, намагнитил ключ, который в нем находился, и укрепил его под задним бампером, там же, где у меня был запасной ключ от машины.

Я варил кофе, размышляя о Мишель Стрэнд — би-сексуаль-ной красотке, которая настолько очаровала Ларри Стюарта, что он даже не жалел украденных ею денег. И в то же время она была так экономна, что ночевала у друзей, а не в отеле. Действительно ли мне звонила Мишель Стрэнд? И если нет, то кому нужно было вводить меня в заблуждение? За этими размышлениями я незаметно выпил вторую чашку кофе.

В семь часов вечера я решил поужинать, и мой ужин вовсе не был роскошным: готовое блюдо из морозильника. Его нужно только разогреть на плите и постараться не думать о вкусе, когда ешь. Выпив после ужина стаканчик бурбона, я осознал, что впереди у меня долгая ночь, и решил проверить, достаточен ли мой социальный статус для членства в частном клубе.

Через пятнадцать минут я уже мчался по дороге, удаляясь от Саблайм-Пойнт. Как сказала Энджи Рут, эта местность не была особо популярной, потому что вид на океан заслоняла гора. Примерно через милю я увидел огни слева от дороги. Небольшой, слабо освещенный знак гласил: “Клуб “Континенталь”. Я повернул ко входу и увидел на стоянке с десяток машин. Трехэтажное здание было построено в колониальном стиле с импозантной колоннадой. Выйдя из машины, я поднялся по ступенькам. Открытые двери вели в широкий вестибюль, где стоял швейцар в голубой униформе, похожий на адмирала албанского военно-морского флота. Вблизи он выглядел как дублер на роль Кинг-Конга.

— Чем могу служить? — обратился он ко мне.

— Я к Виктору Руту. Меня зовут Бойд. Он внезапно вытянулся по стойке “смирно” и отдал мне честь. Вот так-то лучше, подумал я.

— Добрый вечер, джентльмены, — поздоровался швейцар.

Обернувшись, я увидел двух хорошо одетых мужчин, проходящих мимо меня в клуб. Горилла снова уставился на меня:

— Кто?

— Бойд! — рявкнул я в ответ. Он задумался:

— Ждите здесь, я узнаю.

Глядя ему вслед, я усомнился в том, что он когда-либо бывал на море. Через минуту он вернулся в сопровождении светловолосого Адониса, одетого в дорогой бархатный костюм кремового цвета с кожаной отделкой.

— Привет, Дэнни Бойд, — сказал Брент Холлистер. — С судьбой бесполезно бороться. Она все время сталкивает нас.

— Я и не знал, что в этом клубе такая специализация, — ответил я. — Я бы захватил с собой плетку.

— К сожалению, это не так, — ответил он. — Хочешь посмотреть клуб?

— Экскурсия за десять центов?

— Что-то в этом роде, — согласился он. — Лерой останется охранять вход.

— Лерой? — усмехнулся я.

— Что вы нашли смешного в моем имени? — возмутился горилла.

— Ничего, — поспешил ответить я. — Наоборот, оно вам очень подходит.

Я прошел с Холлистером по вестибюлю и свернул в коридор налево. К сожалению, мы миновали бар, и тут он остановился у двери, негромко постучал и открыл ее.

— Минутку. — Его руки быстро и профессионально обшарили меня. — Я не хотел этого делать в вестибюле, чтобы не создавать у членов клуба неприятного впечатления.

Мы вошли в большой кабинет, дорого обставленный кожаной мебелью. Холлистер закрыл за нами дверь, и я увидел двоих, находившихся в комнате. За большим столом сидел с толстой сигарой в руке Виктор Рут. Рядом с ним, с застывшей гримасой улыбки на лице, — Джо Кирквуд. Насколько я понял, членство в клубе было закрыто для меня еще прежде, чем я заполнил анкету.

Мертвые серые глаза за стеклами очков без оправы долгое время изучали меня.

— На него не следует тратить много времени, — тихо сказал Кирквуд. — Просто сломаем ему обе ноги и отправим домой в кресле-каталке.

Рут расправил свои пышные усы, стряхнул пепел сигары в пепельницу, которая, кажется, была сделана из натурального жадеита.

— Просто не знаю, что с тобой происходит, Бойд, — рассудительно заявил он. — Я застаю тебя с моей женой, а ты наносишь мне удар, стоит мне только отвернуться. Вчера вечером ты избил Джо Кирквуда. Чего ты добиваешься? Тебе надоело жить?

— Я пытаюсь найти Мишель Стрэнд, — ответил я.

— Думаешь, она здесь? — искренне удивился он.

— Мне просто интересно посмотреть на ваше заведение.

— Я не видел Мишель уже две недели, — сказал он. — Я не знаю, где она, и, по правде сказать, мне на это наплевать.

— Даже после того, как она нагрела тебя на приличную сумму?

— Откуда ты это взял, черт возьми?

— От Ларри Стюарта, — небрежно ответил я. — Он сказал, что она вас обоих прилично наколола, но была так хороша в постели, что он не в претензии.

— Ларри так сказал?

— Конечно.

Он пожал плечами:

— Может быть, она и нагрела Ларри, я не знаю, но только не меня.

— Кажется, Ларри слишком много болтает для анонимного партнера, — посочувствовал я.

Рут задумался, и, судя по его виду, мои слова ему не понравились.

— Это ты позвонил в полицию и сказал, что видел, как я выхожу из коттеджа примерно в то время, когда убили Сандру Лин? — спросил я.

Он уставился на меня:

— Понятия не имею, о чем ты говоришь. Кто такая Сандра Лин?

— Кто была Сандра Лин, — поправил я его. — Ее убили на Парадиз-Бич пару дней назад. Я пытаюсь узнать, кто навел на меня полицию. Может быть, ты или Ларри Стюарт? — Я посмотрел на Кирквуда. — Или, может быть, этот дохлый мышонок? Кирквуд стиснул зубы:

— Я настаиваю на своем предложении. Сломаем ему ноги и отошлем домой в кресле-каталке.

— Он все время крутится около Ники Холл, — тихим голосом добавил Холлистер. — Неужели она так хороша в постели? Ведь я же не знаю.

— И вокруг Кейт Мелик, — подхватил Кирквуд. — И все потому, что он пытается найти Мишель Стрэнд, не так ли, Бойд?

— Правильно, — согласился я.

— А ты сомневаешься? — спросил Рут у Кирквуда.

— Может быть, поиски Мишель Стрэнд просто предлог, — предположил Кирквуд. — Прикрытие других целей.

Все трое уставились на меня. Если бы у меня был хороший танцевальный номер, самое время пуститься в пляс.

— Мы можем отвезти его в укромное местечко, — предложил Кирквуд. — Уж там я из него все вытяну.

— А может быть, помочь ему найти Мишель Стрэнд? — предложил Рут. — Ведь это все, что тебе нужно, Бойд, — найти ее?

— Само собой, — поддакнул я.

— Я поговорю с Ларри Стюартом, — сказал он. — Может, он знает, где ее найти. А пока, Брент, окажи ему любезность, угости выпивкой за счет клуба.

Холлистер посмотрел на него с сомнением:

— Ты это серьезно?

— Конечно серьезно, — любезно ответил Рут. Я последовал за Холлистером, и он купил нам выпивку. Бар не был переполнен. В нем болталось не больше полудюжины мужчин.

— У вас мужской клуб? — поинтересовался я, когда бармен поставил перед нами стаканы.

— Членство только для мужчин, — ответил он. — Но женщины допускаются в клуб.

— А ты работаешь здесь вышибалой, когда не занят как натурщик у Ники Холл?

— Ты прав, — ухмыльнулся он.

— А какова у клуба специализация?

— Специализация?

— Ваш клуб находится у черта на куличках, за холмом Саблайм-Пойнт, — сказал я. — Здесь нет ничего привлекательного. Ресторана и двух баров недостаточно, чтобы привлечь много народу, поэтому нужна какая-то специализация.

— Не знаю, спроси об этом у Виктора.

— С тобой что-то неладно, Холлистер. Ты не будешь возражать, если я буду называть тебя Брентом, старина?

— Я бы хотел, чтобы ты называл меня любовником, Дэнни, — признался он.

— Какая чушь!

Я сделал хороший глоток, стараясь сохранить самообладание, и предпринял еще одну попытку.

— Джо Кирквуд изображает из себя профессионального киллера, но это только игра. А вот в тебе под обманчивой мягкостью явно скрывается настоящий насильник.

— Вообще-то я мазохист, — разоткровенничался он. — Я люблю, когда мне причиняют боль, но только с моего личного согласия.

— А как насчет того, чтобы причинить боль другим?

— Если нужно, я готов, — произнес он почти застенчиво. — Скажи мне, Дэнни, с какой стати мы беседуем на эту тему?

— Сам не знаю, — пробормотал я. Войдя в бар, Кирквуд бросил на меня враждебный взгляд:

— Мистер Рут хочет поговорить с тобой.

— Жаль, что он не педераст, — обратился я к Холлистеру. — Из вас получилась бы отличная пара.

— Я хочу быть в паре с тобой, Дэнни, — возразил Холлистер. — Ведь мы же оба красавцы. Стану я связываться с этим дохлым карликом! Ведь он наверняка ложится в постель в очках.

— Продолжайте в том же духе, вы двое, — угрожающе прошипел Кирквуд, а затем внезапно развернулся на каблуках и вышел из бара.

Допив бокал, я поставил его на стойку.

— Я рад, что ты ему врезал по яйцам, — похвалил меня Холлистер. — Наверное, это самое острое ощущение в его жизни.

— А как же Кейт Мелик? — лениво поинтересовался я.

— Кейт вытирает об него ноги, — ответил он. — Но нам не следует заставлять ждать мистера Рута.

Мы вернулись в роскошный офис, где Рут по-прежнему сидел за своим огромным столом. Кирквуд стоял рядом с обычным скучающим выражением на лице.

— Я поговорил с Ларри, — заявил Рут. — Он отказывается от слов, которые ты ему приписываешь.

— Значит, твой анонимный партнер лжец, — рассудительно ответил я. Рут стиснул зубы:

— Мне трудно понять, но Ларри считает тебя интриганом и хочет еще раз поговорить с тобой.

— Хорошо.

— Кажется, ты уже бывал у него, поэтому без труда найдешь его дом.

— Совершенно верно, — подтвердил я.

— Хорошо. — Он медленно наклонил голову:

— Последнее предупреждение, Бойд. Тебе нечего делать в нашем клубе. И если ты еще раз здесь появишься, я прикажу выкинуть тебя отсюда.

— Я и не собирался вступать в ваш клуб. Здесь довольно скучно.

Я повернулся и пошел к двери, но едва успел миновать Холлистера, как Рут отдал приказ:

— Брент!

Мощный удар каратэ обрушился на мою шею, и я рухнул на колени. Удар ногой по ребрам вынудил меня растянуться на полу. За ним последовало еще несколько таких же ударов. Холлистер и Кирквуд схватили меня за руки и подняли. Они почти вынесли меня за дверь и бросили на землю только на автомобильной стоянке. Вот тут-то и надо было вскочить на ноги и продемонстрировать им искусство самообороны без оружия, с использованием комбинированных приемов каратэ, и черт знает чего еще. Но у меня так и не хватило сил подняться, и я остался валяться на земле. Холлистер бросил на меня сострадательный взгляд.

— В моих действиях нет ничего личного, Дэнни, просто мне платят за работу, — сказал он.

— А вот это очень личное! — рявкнул Кирквуд и еще раз ударил меня по ребрам.

Глава 6

Они уже давно вернулись в клуб, когда я наконец ухитрился подняться на ноги и заковылял к машине. Сидя за рулем, я осторожно ощупал пальцами грудную клетку. К счастью, ничего не было сломано, но боль нестерпимая. Мне не хотелось думать, как я буду выглядеть, когда созреют все синяки. Для разнообразия я начал массировать шею, которая все еще болела, как будто попала под паровой молот. Что там говорила по телефону самозваная Мишель Стрэнд? “В лучшем случае вы мелкая помеха, а в худшем — опасная помеха”. Судя по оказанной мне встрече, они все еще считали меня мелкой помехой. Конечно, действует на самолюбие, но мне не хотелось думать, что могло произойти, если бы я оказался опасной помехой. Интересно, приглашал ли меня Ларри Стюарт к себе на самом деле или это была проверка? Если после того, как меня избили и выбросили из клуба, я не появлюсь в доме Стюарта, они решат, что достаточно напугали меня. Значит, согласно логике, надо было ехать к Стюарту. Я заскочил к себе домой, быстро принял душ и переоделся, прихватив с собой наплечную кобуру с “магнумом”. Хватит с меня каратэ. Теперь, если кто-нибудь попытается тронуть меня хоть пальцем, я проделаю в нем большую дырку.

Когда я притормозил у импозантного трехэтажного особняка, все окна на первом этаже были освещены. Ларри Стюарт открыл дверь на первый же звонок.

— Входи, Бойд.

Он сверкнул жемчужно-белыми зубами. Я проследовал за ним в гостиную и обнаружил, что она пуста, несмотря на яркое освещение.

— Хочешь выпить?

— Бурбон со льдом, — заказал я.

Он прошел к бару и занялся выпивкой. Я еще раз с удивлением осмотрел роскошно обставленную комнату, имевшую совершенно нежилой вид. Стюарт подал мне бокал и снова ухмыльнулся:

— Твое трудолюбие заслуживает всяческой похвалы, Бойд. Ты напоминаешь неутомимую борзую, преследующую дичь.

— Ты живешь здесь один? — спросил я. Он нахмурился:

— В основном. А в чем дело?

— Такой дворец слишком велик для одного.

— Мне так нравится, — коротко бросил он. — А тебе нет?

— Мне просто интересно.

— Ты наговорил обо мне небылиц Виктору Руту, Бойд. Мне это не нравится.

— Скорее полуправду, — поправил его я. — И мне наплевать, нравится тебе это или нет, Стюарт.

— Значит, выбросить тебя из клуба было недостаточно, надо было отрезать тебе ухо или еще что-то, чтобы ты понял, насколько это серьезно.

Я сделал глоток, бурбон был хорош.

— Я всего лишь хочу найти Мишель Стрэнд, — терпеливо повторил я.

— Ты так настырно это повторяешь, что я верю тебе, Бойд. Поэтому и пригласил сюда. Она вернулась.

— Где она?

— Она позвонила Ники Холл и спросила, можно ли у нее переночевать.

— А Ники позвонила тебе?

— Нет. — Он покачал головой. — Она позвонила Кейт Мелик, а Кейт позвонила мне. Вот тебе реальный шанс найти Мишель Стрэнд, и оставь нас в покое, Бойд.

— А может, это твой большой шанс избавиться от меня?

— Пожалуй, ты прав. — В темно-карих глазах промелькнула усмешка. — Тебе выбирать, но, если ты трусишь, тогда надо менять работу, не так ли?

— А разве ты не хочешь повстречаться с Мишель Стрэнд и узнать о своих деньгах? — спросил я.

— У нее нет моих денег, — высокомерно заявил он. — Я подшутил над тобой, Бойд.

— Ты, должно быть, очень богат, раз живешь один в таком доме, да еще и анонимный партнер Рута, — усмехнулся я. — Как же тебе удалось заработать столько денег, мистер Стюарт? Поставляешь клиентуру в клуб?

Его лицо потемнело.

— Как я зарабатываю деньги, не твое дело, Бойд. Допивай свой бурбон и проваливай отсюда.

— Говорят, Кейт Мелик богата. И если это так, странно, почему она тратит время на такого подонка, как Джо Кирквуд?

— У женщин бывают самые причудливые вкусы, — ответил он.

— Ники Холл рисует для вас фрески, — продолжал я. — Кажется, они отражают специализацию клуба.

— Какую специализацию?

— Не знаю, но, видимо, это уникальная специализация. Клуб находится в таком невыгодном месте, что должен иметь что-то совершенно особое, чтобы привлечь клиентуру.

— Просто очень хороший эксклюзивный клуб, — напыщенно произнес он. — У нас даже существует очередь на членство.

— Почему бы вам не записать в него меня? — предложил я. — Это повысит класс клуба.

Я допил бокал и поставил его на стойку бара. Стюарт проводил меня до двери, чтобы удостовериться, что я покинул дом, и захлопнул дверь, едва я переступил порог. Сев в машину, я с трудом удержался от искушения отправиться прямо домой и забыть о Сандре Лин. Но это означало забыть о ее банковском чеке и простить ссадины на лице, ноющую шею и помятые бока. Кроме того, меня очень интересовало, существует ли Мишель Стрэнд на самом деле.

* * *

Была прекрасная ночь с почти полной луной. Дорога стала безлюдной, как только я покинул Санта-Байю. За полмили от дома Ники Холл я выключил фары и двигатель и, проехав еще сотню ярдов, оставил машину слева под деревьями. Вполне возможно, что мне была организована встреча, и мне не хотелось преподносить им себя на блюдечке.

Скрытно подойдя к дому, я обнаружил перед входом черный автомобиль. Большинство окон светилось, значит, художница еще не спала. Обойдя дом сзади, я спрятался в густом кустарнике. Одна из стен студии была целиком из стекла, так что обзор открывался великолепный. В студии горел свет, но она была пуста. Картины на стенах отлично просматривались, и я с легким содроганием узнал обнаженного Дэнни Бойда, выглядевшего королем всех пороков.

Большой недостаток в деле соглядатая заключается в том, что ты не можешь оказать никакого влияния на действие. И вообще, начнется ли действие? Вполне возможно, Ники уже спит и просто забыла выключить свет. Прошло долгих пять минут, прежде чем в студии появилась Ники. На ней были белая шелковая блузка и черные бархатные брюки. Я наблюдал, как она установила свежий холст на мольберт и начала подбирать краски. Интересно понаблюдать за работой полуночной художницы, подумал я. Если только ее натурщиком не будет Джо Кирквуд.

Через несколько секунд в студию вошла модель, и я забыл все свои сомнения. Высокая брюнетка с пышной гривой волос, ниспадающих на мраморные плечи. Огромные черные глаза и широкий рот со слегка полноватой нижней губой. Зрелое, роскошное обнаженное тело. Полная высокая грудь с крупными коралловыми сосками. Длиннющие ноги с округлыми бедрами и изящными ступнями. Если это Мишель Стрэнд, то слухи о ней не шли ни в какое сравнение с реальностью.

Она позировала для Ники, откинув назад голову, оперев руки на бедра и широко расставив ноги. Великолепный подарок для соглядатая, затаившегося в кустах. Они болтали, пока Ники производила окончательный подбор красок и кистей. Натурщица смеялась над какой-то ее шуткой. Внезапно мне стало холодно в кустах, когда я подумал, что мог бы быть в доме с двумя очаровательными женщинами, весело болтающими и смеющимися. Я обошел угол дома, приближаясь к задней двери. Она не была закрыта, и я вошел внутрь, притворив ее за собой. Кухню я помнил еще по первому посещению дома, поэтому легко нашел дверь в студию и открыл ее.

— Вот дерьмо! — с отчаянием в голосе воскликнула Ники, когда я вошел в комнату.

Это нисколько не смутило натурщицу, которая с интересом разглядывала меня, а потом повернулась к картине, изображающей неистового Бойда.

— На картине все соответствует натуре, милочка? — негромко спросила она. — Надеюсь, здесь нет художественных преувеличений?

— Все как в натуре, — подтвердила Ники.

— Очень впечатляет, — сказала натурщица. — Я имею в виду вот это, а также профиль. Великолепная комбинация.

— Вы Мишель Стрэнд? — восторженно воскликнул я.

— Это Дэнни Бойд, — равнодушным тоном представила меня Ники. — Частный детектив, который тебя разыскивает.

— Я польщена, — заявила Мишель Стрэнд. — Не часто меня разыскивают такие красавцы.

— К сожалению, я проболталась Кейт Мелик, — пояснила Ники. — Почему она вдруг позвонила тебе, Бойд?

— Не мне, а Ларри Стюарту, а он уж рассказал мне.

— С какой стати он так поступил?

— Меня это тоже беспокоит, — ответил я. — Как чудесно во всем убедиться самому. — Я подарил натурщице солнечную улыбку. — Никакие описания не могут сравниться с вашими реальными достоинствами.

— Благодарю вас, Дэнни Бойд. — Ее улыбка была просто обворожительна. — Надеюсь когда-нибудь лично убедиться, насколько картина Ники соответствует натуре.

— Кажется, на сегодня с живописью покончено, — рассердилась Ники. — Можешь идти и одеться, Мишель.

— Пожалуй, — неуверенно произнесла натурщица. — А ты пока приготовь нам чего-нибудь выпить.

Она вышла из комнаты, так соблазнительно крутя голым задом, что спазм вожделения не отпускал меня, пока она не закрыла за собой дверь.

— Убить тебя мало, Бойд, — продолжала злиться Ники. — Она же идеальная Мать-Земля. Нужно всего лишь состарить ее лицо на десять — пятнадцать лет — и картина готова. Сегодня вечером у меня был единственный шанс ее нарисовать. Утром она опять уезжает, и Бог знает, когда я увижу ее снова. Ты мне все испортил!

— Она может позировать для тебя, а я тем временем выпью и поговорю с ней, пока ты рисуешь, — предложил я.

Ее лицо тут же прояснилось.

— Отлично! Надеюсь, Мишель согласится.

— А ты спроси у нее.

Ники подбежала к двери спальни, открыла ее и крикнула:

— Мишель!

Натурщица появилась на пороге в черных трусиках, живописно подчеркивающих Венерин холм. Ники скороговоркой выпалила мое предложение, с нетерпением ожидая реакции.

— Ничего не имею против, — согласилась Мишель. — Но сначала надо выпить.

— Отлично.

Ники бегом бросилась на кухню, а Мишель, наклонившись, одним движением избавилась от трусиков.

— Что ты хочешь от меня, Дэнни Бойд? — хрипловато прошептала она. — Кроме того, конечно, что я сама хочу от тебя.

— Мой клиент беспокоится, как бы с тобой не произошло несчастье, — объяснил я. — Меня наняли, чтобы найти тебя.

— Считай, что ты меня нашел. Она подняла свои трусики с пола и бросила их на ближайший стул.

— Кто же так заботится обо мне, что нанял частного детектива?

— Клиент предпочитает оставаться анонимным, даже после того, как я нашел тебя, — ответил я.

— Очень мило!

— Клиент назвал пять человек, которые могут помочь найти тебя, — продолжал я. — Первый в списке Виктор Рут. Его жена сказала, что ты выманила у него приличную сумму, она также считает тебя бисексуалкой. По ее словам, ты наколола на приличную сумму и анонимного партнера Виктора — Ларри Стюарта. Стюарт сказал, что не жалеет этих денег, потому что ты отработала их в его постели. Позднее он отрицал, что ты брала у него деньги. Ники призналась, что у нее была с тобой любовная связь, тем самым подтвердив догадку Энджи Рут. Но больше она о тебе ничего не знает. Кейт Мелик познакомила вас, и с тех пор ты то появляешься, то исчезаешь, как вольная птица. Кейт больше не смогла добавить о тебе никаких подробностей. А Кирквуда интересует только, как бы поскорее вышибить из меня дух.

— Кажется, ты неплохо поработал, Дэнни Бойд, — равнодушно произнесла она.

Ники вернулась в комнату и раздала стаканы. Виски было прекрасное. Мишель, очевидно, тоже так считала, потому что осушила стакан в два глотка и вернула его Ники.

— Повтори, пожалуйста, дорогая, — попросила она. Ники снова отправилась на кухню, а Мишель забрала свои трусики со стула и надела их.

— Думаю, что нам нужно поговорить, но не здесь. Не в присутствии Ники.

Ники вернулась с наполненным стаканом. Забирая его, Мишель ослепительно улыбнулась:

— Извини, дорогая, но я должна уйти. Обещаю, что обязательно вернусь, чтобы позировать тебе, может быть, завтра вечером.

— Ну конечно! — Ники надулась.

— Вот увидишь, родная. Только не сердись на меня.

— Пошла ты в задницу! — возмутилась Ники и, повернувшись на каблуках, ушла на кухню, громко хлопнув дверью.

— Ничего страшного, — заверила меня Мишель. — Пойду оденусь.

Она ушла в спальню, а я терпеливо ждал, потягивая виски. Через минуту я услышал звук стартера — от дома отъехала машина. Мишель, как ураган, выскочила из спальни и бросилась в холл. Я продолжал потягивать виски.

— Вот сука! — воскликнула она, возвращаясь в студию. — Она уехала на моей машине. Я попытался ее утешить:

— Но моя машина здесь.

— Великолепно! — огрызнулась она. — Ну и что мне делать? Нанять тебя шофером?

Она была одета в канареечно-желтую блузку, облегавшую ее как вторая кожа, и коричневые брюки. Пока я пытался придумать, что бы еще сказать, она быстро отхлебнула из стакана. Тут я решил, что можно продолжить расспросы, пока она раздумывает, что делать дальше.

— Ты приехала из Лос-Анджелеса?

— Да, — рассеянно ответила она.

— Как ты оказалась в Санта-Байе?

— На той самой машине, которую эта сука украла у меня!

— Очень мило, — недовольно процедил я. — Я хотел спросить, что привело тебя сюда?

— Мне некогда болтать, Бойд, — отрезала она. — Я должна подумать, что делать дальше.

— Делать тебе особенно нечего, — здраво рассудил я. — Раз уж Ники уехала, можешь остаться и поговорить со мной. Она когда-нибудь вернется.

— Или где-нибудь разобьет мою машину!

— Давай рассуждать логично, — предложил я. — Например, почему бы нам еще не выпить?

— Вот первая разумная вещь, которую ты сказал, Дэнни Бойд.

Я взял ее почти пустой стакан вместе со своим и пошел на кухню, чтобы их наполнить. К тому времени, когда я вернулся в студию, Мишель снова разделась и стояла в одних трусиках. Когда я подал ей стакан, она грустно улыбнулась:

— Извини меня, Дэнни, я расстроилась из-за внезапного отъезда Ники. Моя машина так много значит для меня.

— Понимаю, — сказал я и отпил большой глоток, чтобы успокоить нервы.

— Мы поговорим немного позже, а сейчас я хочу чем-то возместить мою несдержанность, Дэнни.

Она поставила свой стакан на низкий кофейный столик, потом присоединила к нему мой, забрав его у меня. Подойдя вплотную и тесно прижавшись обнаженной грудью, она обвила руками мою шею.

— Почему бы нам не удовлетворить обоюдное желание прямо сейчас? — шепнула она мне на ухо. — Поговорить мы еще успеем.

Кто может найти аргументы против такой женской логики? Наши губы сомкнулись, языки сплелись, и я крепко стиснул обеими руками ее восхитительную попку. Ее руки соскользнули с моей шеи, а проворные пальчики расстегнули “молнию” на брюках и освободили приподнявший головку член. Проворные пальчики продолжали свою работу, результатом которой стала полная эрекция.

— Как чудесно! — прошептала она. — Я так хочу ощутить тебя во мне, Дэнни.

Монотонный шум у меня в голове становился все громче. Мишель внезапно отпрянула от меня, широко раскрыв глаза.

— Это Ники! Она уже возвращается.

— Черт бы побрал эту Ники! Вечно она не вовремя, — пробормотал я.

Звук мотора становился все громче, пока не замолк у самого дома. Мои руки соскользнули с упругих половинок восхитительной попки, и Мишель побежала к двери, ведущей в холл. Мне ничего не оставалось, как застегнуть “молнию” на брюках и искать утешение в нетронутом виски, стоявшем на низком кофейном столике. Когда мотор стих, в доме наступила внезапная тишина. Как ни хорош был первый глоток виски, он был слабым утешением по сравнению с блаженством, которому помешала Ники. Внезапно раздался вопль, полный ужаса. Когда он неожиданно оборвался, его эхо продолжало звучать в наступившей тишине. Выбежав в холл, я обнаружил широко раскрытую дверь. Мишель исчезла. Я решил выйти из дома и сделал всего три шага от порога, когда на меня рухнула крыша.

Глава 7

Состоялось неприятное повторение инцидента в коттедже на Парадиз-Бич. Болела голова, и ничуть не меньше страдала гордость, оттого что я во второй раз попал впросак. Когда я наконец поднялся на ноги, вокруг не было ни людей, ни машины. Я вернулся в дом, плеснул холодной водой себе в лицо и допил виски. Пистолет оказался на месте, в наплечной кобуре, но от этого было не легче. Я осмотрел спальню, там не осталось никаких следов Мишель: ни одежды, ни сумочки, ничего. Неожиданно в уши ударил звук, напоминающий громовые раскаты. Он донесся издалека, из-за дома. Я вспомнил, как Ники говорила, что дорога там подходит к краю каньона. На кухне в одном из шкафов я отыскал фонарь. Подходя к входной двери, я услышал звук машины, пронесшейся на большой скорости. Когда я вышел из дома, машины уже не было.

Дорога за домом почти исчезла, превратившись в грунтовую тропу, покрытую гравием. Но при свете фонаря следы машины легко различались. Я шел по ним, пока они не прервались на кромке каньона примерно через семьдесят ярдов. Край каньона представлял собой отвесный обрыв около сотни футов. А затем следовал крутой уклон до самого дна. На дне каньона полыхал погребальный огонь. Очевидно, бензиновый бак взорвался при ударе, и теперь от машины остался только скелет. Я долго стоял и смотрел вниз. И когда пламя несколько утихло, кажется, рассмотрел почерневшую фигуру, лежащую на земле примерно в пяти ярдах от машины. Но полной уверенности у меня не было. Спуститься вниз было невозможно, поэтому я вернулся в дом. Поднявшись на крыльцо, я услышал истерический вопль:

— Кто там?!

— Дэнни Бойд, — ответил я. В холле появилась Ники Холл и почти упала мне на грудь:

— Слава Богу, ты вернулся! Я думала, что сойду с ума!

— Успокойся, что случилось? — спросил я.

— Я отъехала всего около мили, дальше дорогу полностью заблокировал стоящий поперек пустой автомобиль. Я вышла посмотреть, что происходит, и тут кто-то схватил меня сзади, направил в лицо луч фонаря и сказал: “Это не она”. Я настолько испугалась, что потеряла дар речи. Этот человек затащил меня в кусты, бросил на землю и пригрозил, что, если я встану раньше чем через пять минут, он убьет меня. Я лежала там, дрожа от страха. Потом услышала, как обе машины отъехали, но не была уверена, что с ними уехал угрожавший мне человек. Только добросовестно выждав пять минут, я решилась подняться. Вокруг никого не было. Мне пришлось вернуться пешком, и когда я вошла в дом, то услышала твои шаги. Я не знала, кто это, и, наверное, впервые в жизни была рада тебя видеть, Дэнни Бойд!

— Почему бы нам не выпить по этому поводу? Она молча повернулась и пошла в студию. Я проследовал за ней и подождал, пока она вернется из кухни с выпивкой.

— А где Мишель? — поинтересовалась она.

— Не знаю, — ответил я и рассказал обо всем, что произошло.

Она торопливо глотнула виски.

— Они явно искали Мишель. Ведь я же была в ее машине. Наверное, когда она выбежала из дома, они схватили ее.

— Кто-то подождал, чтобы расправиться со мной, если я попытаюсь вмешаться, — согласился я.

— Дэнни. — Она широко раскрыла глаза. — Когда я возвращалась, то слышала кошмарный взрыв. Ты не знаешь, что случилось?

Я рассказал ей о машине, свалившейся в каньон, и она побелела.

— В машине кто-то был?

— Видимо, да, — неохотно ответил я и упомянул о почерневшей фигуре, лежавшей недалеко от машины.

— Как ужасно! — Она покачала головой. — Какой-то бесконечно долгий кошмар! Ты не узнал машину?

— От нее сохранился только остов.

— У меня не выходит из головы, что это машина Мишель, а ее тело лежит рядом.

— Будем надеяться на лучшее, — произнес я без всякой уверенности в голосе.

— Может, позвонить в полицию?

— И что мы им скажем? — возмутился я. — Произошла авария, или ты думаешь, что твою подружку убили, потому что кто-то вытащил тебя из ее автомобиля, а потом затолкал в кусты, убедившись, что это не она? Они будут просто в восторге. Особенно когда увидят картины, развешанные по твоим стенам. Но если тебе хочется провести предстоящие сорок восемь часов, объясняя полиции все в мельчайших деталях, то я не буду тебя удерживать.

Она задумчиво покусала нижнюю губу.

— Ну и что ты предлагаешь?

— Взрыв машины наверняка слышали не только мы, и полиции, вероятно, уже доложили об этом. А нас здесь не было. Быстро побросай самые необходимые вещи в сумку. Ты проведешь остаток ночи у меня.

Она нервно расхохоталась:

— Это что, нескромное предложение? Я с трудом удержался, чтобы не заехать ей между глаз.

— Нам еще надо добраться до моей машины, и мне бы очень не хотелось повстречать на пути патрульный полицейский автомобиль.

Последним конвульсивным глотком она опорожнила стакан и уже через минуту появилась из спальни с набитой сумкой. Выходя из дома, она погасила свет и закрыла входную дверь. Мы никого не встретили по пути к моей машине и, возвращаясь в Санта-Байю, не слышали никаких сирен. Я поехал боковой дорогой позади Саблайм-Пойнт. Ники сидела рядом, глядя в тусклую пустоту через ветровое стекло. Повернувшись ко мне, она спросила:

— Ты здесь живешь?

— У нас была тяжелая ночь, и мы заслужили небольшой отдых.

— Что ты имеешь в виду, черт возьми?

— Визит в клуб, — пояснил я. — Мы там немного выпьем и поболтаем с руководством.

— Ты с ума сошел! Сейчас три часа ночи!

— Ты можешь поздно встать, — расщедрился я. — Мы городские гуляки, живущие в центре Санта-Байи, считаем, что вечер только начался. Думай что хочешь.

— Что за шутки? — воскликнула она. — Я совершенно не одета, не говоря уж о косметике.

— Ты выглядишь бисексуально, прекрасно, как всегда, — заверил я ее. — Кроме того, в этом клубе одеваются непринужденно.

Поворчав, она затихла, откинувшись на спинку сиденья, а через пару минут я остановился перед входом в клуб “Континенталь”.

— Я никогда не прощу тебе этого, Дэнни Бойд! — прошипела Ники, выходя из машины. — Никогда!

Швейцар в форме албанского адмирала долго пронизывал меня оценивающим взглядом.

— Привет, Лерой, — вежливо поздоровался я.

— Ты что, хочешь, чтобы тебя выкинули отсюда еще раз? — прохрипел он.

Я достал из кобуры “магнум” и ткнул Лероя стволом куда-то между второй и третьей серебряными пуговицами мундира.

— Когда пуля выйдет у тебя из спины, останется дырка диаметром шесть дюймов, — небрежно заметил я. Он с трудом перевел дыхание:

— Что вам угодно?

— Проводи нас в кабинет мистера Рута.

— У меня будут неприятности.

— Но ты по крайней мере останешься жив, — заверил его я. — Если ты торопишься в могилу, я не возражаю.

— У меня не та зарплата, чтобы из-за нее жертвовать жизнью, — согласился он.

Я последовал за ним вместе с Ники, которая чувствовала себя несколько неуверенно. Мы прошли вестибюль, свернув по коридору налево мимо бара. Адмирал резко тормознул перед дверью кабинета Рута.

— Вернись к входной двери и охраняй ее, — приказал я. — И не забудь, если ты ворвешься в кабинет, пока я там, не сносить тебе головы.

Судя по сосредоточенному выражению его лица, он намеревался бежать из клуба в первый попавшийся темный переулок. Пожав плечами, он удалился.

— Ты с ума сошел! — прошипела Ники мне в ухо. Открыв дверь кабинета, я осторожно подтолкнул Ники, заставив ее рысью вбежать внутрь. Войдя в комнату, я закрыл за собой дверь и прислонился к ней. Рут сидел за своим большим столом, а Ларри Стюарт стоял рядом с ним. Некоторое время оба тупо смотрели на нас, потом Стюарт ухмыльнулся:

— Да это же наш вездесущий Бойд!

— Хочешь, чтобы тебя еще раз вышвырнули отсюда? — спросил Рут. Я поднял “магнум”:

— На этот раз не выйдет.

— Тогда какого черта тебе нужно?

— Я здесь ни при чем, — затараторила Ники. — Он заставил меня прийти с ним.

— Я бы с удовольствием устроил им выставку картин, но вряд ли она им понравится, — заявил я.

— Шутки в сторону! — воскликнула Ники. — С тех пор как ты появился в моей жизни, Дэнни Бойд, от тебя одни...

— Заткнись! — рявкнул Стюарт. Она так и застыла, широко открыв рот, пока не нашла в себе силы закрыть его.

— Как сказал Виктор, какого черта тебе здесь нужно, Бойд? — повторил вопрос Стюарт.

— Скажи ему, — обратился я к Ники.

— Откуда мне знать, чего ты хочешь? — с горечью спросила она. — Я об этом понятия не имею. По-моему, ты психопат, свихнувшийся на сексуальной почве.

— Расскажи ему, что случилось сегодня вечером, — терпеливо объяснил я. — С того момента, как я застал у тебя Мишель Стрэнд.

Тут она ему все выложила. Как Мишель передумала и отказалась позировать, а Ники с досады взяла ее машину, но была остановлена в миле от своего дома. Как ее заставили выйти из машины, решили, что она не та, кто им нужен, и бросили на обочине дороги. Потом она пешком вернулась домой, где я рассказал ей, что машина сорвалась в каньон и чье-то тело лежит рядом с ней. Я добавил скучные детали о том, как меня ударили по голове, когда я выскочил из дома на крик Мишель. Когда я закончил, Рут и Стюарт переглянулись, а потом уставились на меня.

— Так ты говоришь, что тело — если это тело! — лежащее рядом со сгоревшей машиной, это Мишель? — спросил Стюарт.

— Или того, кто украл ее, а несколько минут спустя решил покончить с собой, направив машину в каньон, — ответил я. — Тебе эта версия кажется более правдоподобной?

— Зачем кому-то убивать Мишель? — удивился Рут. Стюарт скупо усмехнулся:

— Чтобы не дать ей поговорить с Бойдом, конечно. Ты слышал, какую характеристику дала ему Ники? Психопат, свихнувшийся на сексуальной почве.

— Где Холлистер и Джо Кирквуд? — поинтересовался я.

— Кирквуд уехал сразу следом за тобой, — ответил Рут. — А когда ушел Холлистер, я не знаю.

— А сколько времени пробыл здесь ты? — спросил я у Стюарта.

— Проверяешь алиби? — Усмешка как будто прилипла к его лицу. — Я приехал сюда полчаса назад. Мы с Виктором проверяем счета.

— А ты зачем приехала сюда с Бойдом, Ники? — внезапно спросил Рут.

— Он сказал, что мне лучше исчезнуть из дома, как будто меня там и не было, — объяснила она. — Полиции станет известно об аварии машины в каньоне, и она начнет задавать мне разные вопросы.

— Значит, ты поедешь к нему на квартиру? Она пожала плечами:

— У меня не было выбора, но он неожиданно решил заехать сюда.

— Теперь у тебя есть выбор. Я скоро уезжаю, и ты можешь поехать со мной на яхту, — предложил он. — Энджи сейчас там. Так что все будет пристойно.

— Спасибо, — поблагодарила она. — Это намного приятнее, чем всю ночь обороняться от Бойда.

— Конечно, если Бойд согласится, — вмешался Стюарт. — Ведь у него в руках пистолет.

— Ради Бога, — согласился я. — Ники мне уже надоела.

— Я заберу сумку из машины.

Когда она выходила из кабинета, в ее глазах светилась издевка. Подождав, пока дверь за ней закроется, я посмотрел на Стюарта:

— Люди, вытащившие Ники из машины Мишель, очевидно, искали Мишель и нашли ее, когда она выбежала из дома. Вероятно, они убили или похитили ее. Не так ли?

— Пожалуй, так, — неохотно согласился он.

— Эта операция была спланирована тобой или Рутом, а может быть, идею предложили Кирквуд или Холлистер. Если это не ваше дело, тогда чье?

— Ты задаешь много вопросов, Бойд, на которые у меня нет ответов, — сказал он.

— Если ты не знал, что это должно было случиться, значит, твой партнер все скрыл от тебя или ваши наемники вышли из-под контроля. — Я усмехнулся. — Тут есть над чем задуматься.

Ники вернулась в комнату со своей сумкой и радостно заявила Руту:

— Я готова ехать.

— Ну а ты, Бойд? — ухмыльнулся Рут, глядя на меня. — Или у тебя есть еще интересные идеи для нас?

— Я тоже готов, поехали вместе, — предложил я. Ники вышла из клуба, шагая между ними, а я шел следом. Лерой бросил на меня злобный взгляд, когда мы проходили мимо него, но он был слишком занят, салютуя владельцу, и на большее его не хватило. На стоянке Рут усадил Ники в свою машину и сам уселся за руль. Стюарт повернулся ко мне с каменным лицом:

— Нужно поговорить. Но сейчас слишком поздно. Я тебе позвоню.

— Хорошо, — согласился я.

— Проблема в том, что я никак не могу вычислить твоего клиента. — Он слабо улыбнулся. — Может быть, я твой клиент, только не догадываюсь об этом?

— Я не против клиентов, потерявших память, если только они не забывают вовремя платить.

Пожав плечами, он удалился. Я сел в машину и поехал домой. Был уже пятый час утра, и я чувствовал себя разбитым, не говоря уже о том, что окончательно запутался и ощущал себя полным идиотом. Добраться до постели было единственным моим желанием, поэтому я направился прямо в спальню, даже не подумав промочить горло перед сном. Включив свет, я увидел на подушке аккуратную черную головку. Мне не хотелось ни спорить, ни объясняться. Поэтому я тут же выключил свет, разделся в темноте и прокрался под одеяло. Она дышала тихо и ровно, и я решил, что не разбудил ее. Закрыв глаза, я начал считать обнаженных гурий, грациозно прыгающих через кровати, застеленные черными шелковыми простынями. На счете три — это была гурия с огромными подпрыгивающими грудями — я почувствовал, как теплая попка плотно прижимается к моему паху. Слегка отодвинувшись, я возобновил счет. На счете пять — это была гурия с побритым лобком, при таком счете нужно стремиться к разнообразию, — теплая попка снова прижалась ко мне еще плотнее и начала тереться об меня. Мой всегда готовый к бою член тут же прореагировал, вытянувшись по стойке “смирно”, и вступил в спор с моим разумом. Я снова решительно отодвинулся и выпал из постели. Через пару секунд, когда я принял сидячее положение, включился ночник. Темные глаза холодно смотрели на меня.

— Ты что это заявляешься домой в такой час, Дэнни Бойд? — ледяным тоном воскликнула Кейт Мелик. — Видимо, ты трахался всю ночь напролет, раз предпочитаешь скорее упасть с кровати, чем заняться со мной любовью?

Сев в постели, она отодвинула простыню, которая теперь скрывала только ее бедра. Моему взору открылись прелести ее высокой полной груди, а коралловые соски начали твердеть. Картину дополняли мягкие линии ее женственного животика с аккуратным треугольником темных волос внизу. Какой дурак станет беседовать, объяснять, спорить в такой момент? Я тут же залез в постель рядом с ней, перегнувшись, выключил ночник и, положив ладонь ей на лицо, ласково толкнул ее на подушку. Ее зубы вонзились в мою ладонь с готовностью голодной, злобной собаки. Завопив от боли, я свободной рукой сильно дернул ее за волосы на лобке. Теперь была ее очередь вопить, и в результате моя ладонь получила свободу.

— Сейчас же прекрати! — крикнули мы одновременно.

Сжав в ладони ее ближайшую грудь, я целовал, лизал и покусывал ее, пока она не отвердела, затем принялся за ее двойняшку. Мой язык начал неторопливый спуск по нежному животу и нырнул в густые джунгли внизу. Кейт удовлетворенно вздохнула и раздвинула ноги. Мой язык ласкал ее набухшие губы, которые покорно раздвинулись, и отвердевший клитор получил свою долю внимания. Ее тело волнообразно вздымалось, а стоны и вздохи становились все призывнее. Перевернув ее на живот, я удостоил округлую попку пары резких шлепков, чтобы она не отвлекалась, и вошел в нее сзади. Проникнув на пару дюймов, я раздвинул ее ноги пошире и решительным рывком ввел свой член до основания, а затем она внезапно вскрикнула и достигла пика первой, опередив меня всего на миг. Я недвижно лежал на ней, ощущая, как мой член угасал, превращаясь внутри нее в никчемного карлика.

— Как хорошо, — пробормотала она в подушку. — Я больно укусила тебя за руку?

— Смертельная боль, — ответил я.

— Так тебе и надо!

Я отстранился от нее и после секундного размышления изо всех сил укусил за самую пышную часть левой ягодицы. Она взвизгнула, дрыгая ногами.

— За что? — возмутилась она.

— Я слишком устал, чтобы пожелать тебе доброй ночи.

Отвернувшись от нее, я заснул уже через тридцать секунд, смутно осознавая, что она продолжала говорить со мной, и даже кричала на меня, но я всегда был против бесед после занятий любовью. Когда я проснулся, было уже пять минут второго. Комнату заливал солнечный свет, и это поднимало настроение. Приняв душ, побрившись и почистив зубы, я оделся. Квартира была пуста, но на столе лежала записка следующего содержания:

"Ушла к адвокату, чтобы сделать фото отпечатков зубов на моей заднице. Это будет тебе стоить миллион долларов плюс банка вазелина. Вернусь к вечеру и приготовлю обед. Если не придешь домой вовремя, я лично тебя кастрирую и подам на ужин твои собственные яйца на серебряном блюде”.

Я отправился на кухню и приготовил кофе. Сандра Лин умерла прежде, чем объяснила мне свое странное письмо, вспомнил я. Ники Холл тоже, судя по всему, была странной девушкой, как и Мишель Стрэнд. А Кейт Мелик была самой странной из всех. Такого рода мысли не способствовали комфорту, и мне пришлось выпить еще одну чашку кофе. Я наполовину опорожнил ее, когда зазвонил телефон.

Это был голос Ларри Стюарта.

— Бойд, ты слышал радио час назад?

— А что там объявили? — огрызнулся я. — Что группа “Кисе” сделала программу из лучших произведений Ирвинга Берлина[1]?

— О сгоревшем в каньоне автомобиле! — рявкнул он. — Ты был прав, рядом нашли тело.

— Мишель Стрэнд?

— Неопознанная женщина. Они решили, что эта женщина была за рулем. Полагают, что это несчастный случай.

— Ну и что?

— Значит, ты и Ники Холл не врали о том, что произошло ночью. А мне казалось, вы просто выдумали эту историю.

— С какой стати нам было врать?

— Ну, например, чтобы поссорить нас с Виктором.

— Это еще зачем?

— Не знаю — зачем! — завопил он. — Хватит задавать мне глупые гипотетические вопросы, Бойд. Я не в том настроении. Нам нужно поговорить, и как можно скорее.

— Где?

— У меня.

— Буду у тебя через час.

— Договорились.

Он повесил трубку. Я последовал его примеру и тоскливо подумал, хорошо бы позвонить капитану Шеллу и спросить, как идет расследование автомобильной катастрофы. Но это все равно что пытаться погладить бешеную собаку, а мне хватало бешеных собак еще с прошлой ночи.

Глава 8

Остановив машину перед особняком на холме Саблайм-Пойнт, я некоторое время любовался видом на океан. Он выглядел гладким и спокойным, сверкая прозрачной голубизной. Когда я поднялся на крыльцо и позвонил, Ларри Стюарт открыл дверь через несколько секунд. Он был одет с небрежностью, которую любят изображать на страницах модных журналов. Темно-карие глаза глядели победно, а сверкающие жемчужно-белые зубы заставили меня пожалеть, что я не надел темные очки.

— Заходи, — скомандовал он.

Я последовал за ним в гостиную, которая по-прежнему имела нежилой вид. Все в облике Ларри Стюарта выглядело настолько безупречно, что казалось, он никогда в жизни не посещал туалет.

— Садись. Хочешь выпить? — предложил он.

— Предпочитаю обед из трех блюд и бутылочку “Боллингера” шестьдесят третьего года.

— Ты все шутишь, Бойд.

Он еще раз ослепил меня своими белоснежными зубами.

— Ты хотел говорить, вот и говори, — предложил я.

— Я слышал ваш с Ники Холл разговор поздно ночью. Как я говорил тебе по телефону, я решил, что это просто выдумка. Но радио подтвердило вашу историю. На дне каньона действительно найдена машина и рядом с ней труп женщины, чья личность пока не установлена. Так что если до конца верить вашему рассказу, то это труп Мишель Стрэнд, а это меня беспокоит.

— Потому что она задолжала тебе деньги? Он покачал головой:

— Она мне ничего не должна. Кто-то ввел тебя в заблуждение. Меня беспокоит вопрос, почему ее убили.

— А у тебя самого нет никаких предположений?

— У меня есть несколько гипотез, но они меня не устраивают. Если это все-таки труп Мишель, как ты думаешь, почему ее убили?

— Чтобы не дать ей поговорить со мной.

— У тебя самомнение выше холма Саблайм-Пойнт! Что могла сообщить тебе Мишель, из-за чего ее стоило убивать?

— Не знаю, — вполне логично ответил я, — ведь нам так и не удалось поговорить.

— Ладно, начнем сначала, — сказал он. — Тебя наняли найти Мишель, а теперь, видимо, она мертва. Что ты собираешься делать дальше?

— Сначала нужно убедиться, что она действительно мертва. Остальное будет решать мой клиент.

— Дело значительно упростится, если ты мне скажешь, кто твой клиент.

— Это невозможно, — нехотя процедил я.

— Так дело не пойдет.

— Мой клиент дал мне пять фамилий людей, которые могли знать, где находится Мишель Стрэнд, — продолжал я. — Это ты. Рут, Ники Холл, Джо Кирквуд и Кейт Мелик. Ты и Рут — партнеры по клубу “Континенталь”. Джо Кирквуд работает на Рута. Ники Холл рисует фреску для клуба. С Кейт Мелик полной ясности нет: она или любовница Кирквуда, или богата, или и то и другое.

— Кейт Мелик богата, — коротко подтвердил он. — И еще она любит мужчин. Возможно, она мазохистка, поэтому ее привлекает Джо Кирквуд.

— Все-таки клуб для меня загадка, — продолжал я. — Он неудачно расположен и ничем особенным не отличается, насколько я заметил.

— Ты не поверишь, сколько у нас посетителей только потому, что клуб расположен в уединенном месте, — возразил он.

— Зачем вам Лерой, мне понятно. Горилла в качестве вышибалы — это как раз то, что нужно, — продолжал я гнуть свою линию. — Если возникнет какой-либо скандал с посетителем, Лерой пригодится. Но зачем тебе нужны Джо Кирквуд и Брент Холлистер, я не могу понять.

Он пожал плечами:

— Виктор считает, что они нужны. Виктор управляет клубом, и я оставляю такого рода вопросы на его усмотрение.

— В чем же все-таки специализация клуба?

— Что?

— Если клуб предлагает своим клиентам что-то совершенно особенное, тогда можно понять, зачем нужны Кирквуд и Холлистер.

— Я не пойму, о чем ты говоришь.

— Может быть, Виктор поймет?

В его карих глазах мелькнула насмешка.

— Ты хочешь сказать, что в клубе что-то происходит за моей спиной, о чем я не догадываюсь?

— Или ты все прекрасно знаешь, но не хочешь мне сказать, — предположил я.

— У тебя слишком богатое воображение, Бойд.

— Вернемся к Мишель Стрэнд. Мой клиент хочет, чтобы я нашел ее, и с этой целью дал мне список людей, которые могут знать, где она находится, включая и твое имя. Вчера вечером ты позвонил мне и сказал, что она будет у Ники Холл. Я отправился туда, чтобы поговорить с ней, и в это время ее якобы похитили и убили. Или чтобы не дать ей поговорить со мной, или по какой-то другой причине.

Стюарт пожал плечами:

— Не знаю.

— Ники Холл позвонила Кейт Мелик и сказала ей, что Мишель будет у нее, а Кейт позвонила тебе. Ты говорил об этом кому-нибудь еще?

Он покачал головой:

— Только тебе, больше никому.

— Но мы не знаем, с кем еще могла поговорить Кейт.

— Вот у нее и спрашивай.

— Хорошая мысль, — согласился я. — Говорить с тобой — только время попусту тратить.

— То же самое могу сказать о тебе, — огрызнулся он. Я встал, и он проводил меня до двери, как всегда, видимо, чтобы удостовериться, что я действительно ушел. Возвращаясь в Санта-Байю, я понял, что отмахал приличное расстояние, только чтобы полюбоваться видом на Тихий океан.

Недвижимостью в роскошных районах Санта-Байи занималась единственная женщина-маклер, и звали ее Сара Каппл. Войдя в ее контору, я обнаружил рыжеволосую девицу в огромных очках с черной оправой, в строгой белой блузке и черной юбке. Она выглядела такой недотрогой, что, казалось, произнеси я такие грязные слова, как “рука” или “нога”, — и она тут же упадет в обморок.

Она застенчиво улыбнулась:

— Я к вашим услугам, сэр.

— Я хотел бы снять на короткое время большой красивый особняк в районе Саблайм-Пойнт, — ответил я.

Улыбка приобрела снисходительный оттенок. — К сожалению, в этом районе дома сдают редко. Я почти уверена, что сейчас ничего подходящего нет.

— Я только что был в том районе, и он мне очень понравился, — задумчиво продолжал я. — Один дом мне особенно подходит.

И я подробно описал дом Стюарта.

— О да, — уверенно подтвердила она. — Это дом Батроуза. Но боюсь, что вы опоздали. Его сдали месяц назад.

— Сдали в аренду?

— Да. Семья Батроуз уехала на год в Европу.

— Я не тороплюсь и готов подождать, но, разумеется, не слишком долго.

— Я проверю.

Она подошла к шкафу, достала папку, просмотрела ее и поставила на место.

— Дом снят на три месяца, — сообщила она, вернувшись к столу. — Аренда закончится через семь недель.

— Ну, это слишком долго, — с сожалением произнес я. — Мне не повезло. Но спасибо за вашу любезность.

Она улыбнулась:

— Всегда к вашим услугам, мистер Бойд.

— Мы незнакомы, иначе я бы вас запомнил.

— Вы не умеете врать, мистер Бойд. Но спасибо за комплимент, — небрежно бросила она. — Я как-то видела ваше фото в газете. Там шла речь о кошмарном преступлении, связанном с подлогом и убийством, насколько я помню. Все это было намного интереснее, чем наш бизнес с недвижимостью.

— Вы совершенно заинтриговали меня, а я все еще не знаю вашего имени.

— Салли Ноте, — ответила она. — И я не такая недотрога, какой кажусь на первый взгляд.

— Вы совершенно сбили меня с толку, — признался я. — Я считал, что вы убежденная девственница, готовая обвинить в изнасиловании любого прохожего, который случайно толкнет вас плечом на перекрестке.

— Это особый имидж, на котором настаивает Сара Каппл, — объяснила она. — Но если заглянуть мне под юбку, у меня очень сексуальное нижнее белье, которое напоминает мне, что я женщина.

— Если вы увидите у меня на макушке огненный столп, знайте, что он лишь слабое отражение моих эротических видений, — заявил я.

— Может, это у вас постоянная сублимация? — поинтересовалась она. — Дом арендовал некто Лоуренс Стюарт, он выплатил шесть тысяч аванса и внес достаточно солидный депозит. Кажется, вас только это и занимало, мистер Бойд?

— Теперь я в этом не уверен. Хотелось бы побольше узнать о вашем сексуальном белье и о том, что скрывается под ним.

— Красивое тело, скованное униформой, — ответила она.

— Мне бы не хотелось верить вам только на слово.

— Я бы с удовольствием представила доказательства прямо сейчас, но, боюсь, Сара Каппл не одобрит мое появление в голом виде перед клиентом, если случайно войдет в офис.

— Значит, нам нужно время и место, — обрадовался я. — Почему бы не поужинать вместе сегодня вечером?

— Я никогда не сталкивалась с насилием и преступлениями, — сказала она. — Как мне следует одеться?

— Черная кожа вполне подойдет, — посоветовал я. — И если вы захотите проколоть одну ноздрю, вставьте в нее маленькую жемчужину. Это высший класс.

— Ждите меня в машине у конторы около шести, — предложила она. — Я пытаюсь говорить с вами на сексуальные темы, реализуя фантазии, возникшие у меня после того, как я увидела ваше фото в газете.

— Вроде того, что я держу вас голой в чулане? — предположил я.

Ее улыбка сделалась загадочной.

— Скорее наоборот, — мечтательно произнесла она.

— Итак, встречаемся перед вашим офисом завтра в шесть вечера, — подвел я итог. — Но я предупрежу мамочку, что, если не вернусь домой к десяти, ей следует обратиться в полицию и объявить розыск.

Я вышел из конторы, направляясь к автомобилю и размышляя, какого черта я работал все эти годы детективом, когда можно было прекрасно проводить время, устроившись в контору по торговле недвижимостью.

Заморив червячка гамбургером и кофе, я почувствовал себя готовым к длительному морскому путешествию и тут же отправился на стоянку яхт у рыбацкого причала. Палуба шестидесятифутовой яхты была пуста, возможно, никого не было дома. Выяснить было не так уж сложно. Громко протопав по палубе туда-сюда, я завопил изо всех сил:

— Спасайте корабль! Надвигается айсберг! Спасайте корабль!

Тут же послышались торопливые шаги где-то внизу, и Энджи Рут выскочила на палубу. Короткие волосы взлохмачены, высокие груди соблазнительно трепещут, а крохотные белые трусики почти ничего не прикрывают.

— Какого черта? — крикнула она.

Сощурившись от яркого солнечного света, она наконец разглядела меня, и ее пальчики хищно растопырились.

— Боже мой! Надо было сообразить, что это ты! — воскликнула она. — Мне снился кошмар, что яхта тонет посреди Тихого океана, окруженная дюжиной акул, таких же, как в фильме “Челюсти”. Когда ты заорал “Спасайте корабль!”, у меня чуть не случился разрыв сердца.

— Как видишь, все обошлось, — успокоил ее я.

— Чего ты приперся на этот раз?

— Муж дома?

— Он вернулся в клуб. Забрал с собой Ники Холл. Оттуда ее кто-нибудь подбросит в студию. — Ее голубые глаза приняли расчетливое выражение. — Хотелось бы узнать, зачем он притащил ее к нам под самое утро.

— Могу рассказать.

— Только не здесь. — Она опустила глаза. — Такое ощущение, что меня фотографируют для порнографического журнала. Давай спустимся вниз.

Мы спустились в каюту, и она надела коротенькое, едва до бедер, платье.

— В один прекрасный день мы встретимся, когда я буду полностью одета, и уж тут-то ты меня наверняка изнасилуешь, — сказала она. — Расскажи мне о Викторе и Ники Холл.

Я изложил сокращенную версию случившегося прошлой ночью, но даже и на это потребовалось время. Судя по выражению лица Энджи, мой рассказ ее заинтересовал.

— Ты думаешь, что это был труп Мишель Стрэнд?

— Вполне вероятно, — ответил я.

— Кто-то отомстил за ее проделки, — глубокомысленно заметила она.

— Ларри Стюарт говорит, что она не брала у него деньги.

— Ларри — жалкий лжец. Они с Виктором партнеры, и эта девица нагрела их на очень приличную сумму.

— Откуда ты знаешь?

— Виктор как-то говорил об этом с Ларри по телефону. Сказал, что они вложили в Мишель Стрэнд крупную сумму, но это пустяки по сравнению с тем, что они должны получить в результате.

— И это все?

— А разве этого недостаточно?

— У Стюарта большой особняк на Саблайм-Пойнт, где живут богачи, — продолжал я. — Но кажется, он вовсе не богат, а просто снял особняк на три месяца.

— Вот как? — произнесла Энджи безразличным тоном.

— Но, судя по всему, Виктор богат, — продолжал я. — Владеет клубом “Континенталь”, океанской яхтой и так далее.

Она смотрела на меня своими голубыми глазами, явно что-то вычисляя, я почти слышал, как гудит компьютер у нее в голове.

Наконец она заявила:

— Может, я сошла с ума, Дэнни Бойд, но я верю тебе, а не Ларри Стюарту.

— Вот как? — отозвался я.

— Виктор был профессиональным игроком, — начала она свой рассказ. — Не так уж весело быть замужем за профессиональным игроком, потому что часто, просыпаясь утром, не знаешь, удастся ли выбраться из постели. Может, ночью он проиграл всю твою одежду, и даже последние трусики так и не принесли ему счастья! Мы женаты три года, и все это напоминает мне катание на американских горках: не успеешь подняться на пик, как снова обрушиваешься в пропасть. Шесть месяцев назад все это внезапно кончилось. Виктору крупно повезло в игре в покер на озере Тахо. Кучка богачей из Лос-Анджелеса пригласила его в игру на всю ночь. Виктор сорвал банк — около двадцати тысяч долларов. Это была просто какая-то сказочная ночь. Где-то к четырем часам утра все хотели закончить игру, кроме одного парня. Виктор к этому времени выиграл около ста тысяч долларов, и этот парень поставил свою океанскую яхту против банка. Виктор выиграл, но парень не хотел отступать. Он сказал, что яхта стоит на причале в Санта-Байе и там же он владеет половиной акций ночного клуба. Он поставил свою долю в клубе против всего, что есть у Виктора, и Виктор снова выиграл.

— Виктор просто счастливчик, — заметил я.

— Я тоже так подумала, когда мы внезапно разбогатели. Мы приехали в Санта-Байю и решили пожить на яхте, пока Виктор разберется с клубом. Через пару дней появился другой партнер, им оказался Ларри Стюарт. Виктор был просто без ума от клуба. Он решил, что это его шанс порвать с игрой и начать нормальную жизнь. И тут он узнал ужасную правду. Клуб не только не приносил доходов, но и требовал дополнительных вложений все время. Обнаружилась масса долгов, и все наши свободные деньги пошли на их погашение. Он скрывал от меня, как на самом деле обстоят дела. Почти все время он проводил или в клубе, или в беседах с Ларри Стюартом за закрытой дверью. Я предлагала ему покончить с клубом. У нас была яхта, которую можно было продать и вложить деньги в какое-нибудь прибыльное дело. Но он не хотел меня слушать, продолжая заниматься клубом.

— И тут появилась Мишель Стрэнд? — подсказал я.

— Правильно. Виктор был в восторге и сказал, что ее предложение снимает все проблемы. Я не поверила тогда и не верю сейчас, особенно если она мертва.

— А как звали главного проигравшего на озере Тахо? Она поморщилась:

— Его звали Декстер Лин.

— Не может быть! — удивился я.

— Видимо, это его вдову убили позапрошлой ночью?

— Пожалуй, да, — согласился я.

— Я живу в каком-то кошмаре, — пожаловалась она. — Виктор отмалчивается, а по мне, уж лучше бы он опять начал играть.

— Но у вас все еще есть яхта, почему бы не продать ее и не начать жизнь сначала. Она затрясла головой:

— Ты ошибаешься. Яхта давно уже принадлежит банку. Все деньги ушли на проклятый клуб.

— Расскажи мне, как выглядела Мишель Стрэнд, — попросил я.

Энджи Рут тупо уставилась на меня:

— Какое это имеет значение теперь, когда она мертва?

— И все-таки расскажи.

— Каштановые волосы, карие глаза, хорошая фигура, но слегка полновата. — Она пожала плечами. — Вот и все.

— А нет ли среди твоих знакомых высокой девушки с длинными черными волосами, черными глазами и потрясающей фигурой?

— У меня таких с полдюжины, особенно в Вегасе, — засомневалась она.

— Ну а здесь, в Санта-Байе? Она задумалась.

— Есть похожая официантка в клубе. Я как-то столкнулась с ней в офисе у Виктора.

— Как ее зовут?

— Насколько я помню, Джони Митчелл. Я могла бы приревновать ее, но Виктор сказал, что она любовница Ларри. Кроме того, сейчас Виктору со всеми его заботами в клубе, кажется, не до любовных утех.

— Спасибо, Энджи, — поблагодарил я. — Ты просто прелесть.

Она громко фыркнула:

— Я и в постели недурна, если у кого-то найдется время, чтобы в этом убедиться.

Глава 9

Я вернулся домой и позвонил Ларри Стюарту. Он отнюдь не был очарован, когда я назвал себя.

— Что тебе еще нужно, Бойд?

— Просто хотел узнать, не опознала ли полиция труп?

— Не знаю.

— А сколько официанток работает сейчас в клубе? — вежливо спросил я.

— Официанток? — удивился он. — Ни одной.

— Значит, твоя любовница уволилась?

— Не пойму, о ком ты говоришь, Бойд?

— Джони Митчелл. Я слышал, что она твоя любовница и работала в клубе официанткой.

— Впервые слышу это имя, — отрезал он. — Ты или выжил из ума, или тебе пора сменить источники информации, Бойд!

Он бросил трубку. Я последовал его примеру и направился к машине. Кажется, меня водят за нос, сообразил я. Но Энджи Рут явно не подходила на эту роль. А если она говорила правду, значит, все остальные лгали. Мне это нравилось намного больше, чем другой поворот: если она лгала, все остальные говорили правду.

Поездка в студию Ники Холл стала настолько рутинной, что я практически не заметил монтерейских сосен по пути. Я прибыл в студию около четырех часов дня, и Ники Холл открыла дверь с недовольным видом.

— Ты прямо как привидение, только еще хуже. Привидения появляются только ночью, верно?

Она была одета в свою обычную рабочую униформу: небрежно застегнутая белая блузка и джинсовые шорты. Я последовал за ней в студию, где со стены на меня гордо смотрел неистовый Дэнни Бойд. Никаких живых моделей в студии я не обнаружил.

— Какого черта тебе надо на этот раз? — спросила она.

— Как прошла ночь на яхте у Виктора?

— Скучновато, но намного предпочтительнее, чем ночь с таким извращенцем, как ты.

— Как ты относишься к жене Виктора?

— К Энджи? — Она сделала гримаску. — Вполне нормально, но она все время пилит Виктора. Не понимаю, как он все это выдерживает.

— Видимо, ему нужно завести себе любовницу, как Ларри Стюарту, — предположил я.

— Ты приехал в такую даль, чтобы обсудить семейную жизнь Виктора Рута? — спросила она устало.

— У Ларри Стюарта потрясающая любовница, — с жаром продолжал я. — Так мне, по крайней мере, говорили: высокая, отличная фигура, длинные черные волосы, черные глаза и прелестный ротик.

— Заткнись, пожалуйста, у тебя сейчас слюни потекут! — возмутилась она.

— Она могла бы быть прекрасной моделью для твоей Матери-Земли. Нужно всего лишь состарить ее лицо лет на десять — пятнадцать.

Ники Холл смотрела на меня с таким выражением ужаса на лице, как будто я, сам того не зная, превратился в привидение.

— Но ее зовут не Мишель Стрэнд, а Джони Митчелл, — добавил я.

Ники неожиданно повернулась и выбежала на кухню. Когда я вышел за ней следом, она дрожащими руками наливала себе спиртного.

— Мне виски со льдом, пожалуйста, — попросил я. Она машинально кивнула, продолжая возиться с выпивкой.

— Любопытно, что ты вспомнила о привидениях, — продолжал я светским тоном. — Как, по-твоему, превращают привидение в живого человека?

— Понятия не имею, о чем ты говоришь, — прошептала она.

— Сначала нужно наделить привидение физическими характеристиками, потом определенным характером, — начал объяснять я. — Начнем с того, что это девушка, и дадим ей имя. Потом сделаем ее высокой, с длинными черными волосами, черными глазами и роскошным зрелым телом. А теперь приступим к созданию характера. Предположим, что она очень подвижна и никогда нигде не задерживается надолго. Так и скачет с места на место и от одного к другому. Для большего интереса нужно ее сделать, к примеру, бисексуалкой.

Она посмотрела на меня с нескрываемым ужасом:

— Что ты делаешь со мной, Бойд? Я взял у нее из руки стакан и сделал глоток. Виски было отменное.

— Я приехал сюда, чтобы разыскать Мишель Стрэнд, — сказал я. — Как любой частный детектив, совал свой нос куда не просили. Кому-то здесь было очень важно доказать мне, что Мишель существует — или все еще существует? — поэтому мне много рассказывали о ней. Но в конце концов этого оказалось недостаточно. И тогда мне предъявили живую Мишель Стрэнд, чтобы я увидел ее и поговорил с ней, но недолго. Мишель Стрэнд, которую мне предъявили, не могла сказать мне то, что я хотел узнать, потому что она была фальшивой. Очень скоро ее убили. Они решили, что если Мишель Стрэнд мертва, то мне останется только доложить об этом моему клиенту, и дело кончено.

Ники Холл сделала огромный глоток из своего стакана и задрожала:

— Я ничего не могу рассказать тебе, Бойд. Иначе он меня убьет!

— Кто?

— Джо Кирквуд. Он настоящее чудовище. Ты когда-нибудь заглядывал ему в глаза? Они мертвые. В первый раз появившись в моей студии, он затащил меня в спальню, сорвал с меня одежду и изнасиловал. Я пыталась сопротивляться, но он ударил меня так сильно, что внутри что-то оборвалось. Если бы это была страсть, я еще могла бы понять. Ничего подобного, он просто использовал меня как дырку. Просто удовлетворил свою потребность. Когда он голоден, он покупает гамбургер, а когда его мучает жажда, пьет воду. Когда ему нужна женщина, он берет ее, скорее всего первую попавшуюся.

— И ты никому не пожаловалась?

— Он бы снова избил меня.

— Я имею в виду серьезную жалобу, например, в полицию.

Она покачала головой:

— Это не поможет, он все равно добрался бы до меня и убил. Я ужасно его боюсь! Я пыталась говорить с Виктором, но он посоветовал мне поговорить с Ларри, а Ларри не захотел слушать. “Не создавай проблем, — сказал он, — если хочешь получить деньги за фреску”.

— Значит, ты не создавала проблем и выполняла все их приказания, включая и прошлую ночь?

Я терпеливо ждал, пока она сделает еще один большой глоток виски.

— Если Джо узнает о нашем разговоре, он убьет меня, — произнесла она со страхом.

— Он ничего не узнает, а тебе лучше говорить со мной, чем с полицией.

Ее лицо исказила гримаса.

— Все было, как ты сказал. Они объяснили мне, что сказать тебе и как описать Мишель Стрэнд.

— Они?

— Ну, Джо Кирквуд. Вчера он сказал мне, что Джони Митчелл сыграет роль Мишель Стрэнд. Она должна была появиться у меня около девяти вечера, а я должна была позвонить ему, чтобы сказать об этом. Потом она будет изображать мою натурщицу. Джо вычислил, что ты появишься здесь около одиннадцати. Я должна была разрешить тебе поговорить с Джони, как раз столько, чтобы ты убедился, что это Мишель, но ни в коем случае не дольше. После этого я должна была сбежать из дому на машине Джони, отъехать по дороге одну милю, где Джо должен был ждать меня. Так я и сделала.

— И там он велел тебе рассказать выдуманную историю о том, как тебя вытащили из машины и заявили, что ты не та?

Она кивнула.

— Кто еще был с ним в машине?

— Я не знаю. Он стоял перед машиной, когда я подъехала. Кто-то был в машине, но я не рассмотрела кто.

— Мужчина или женщина?

— Не могу сказать, я видела только смутный силуэт за ветровым стеклом.

— Видимо, Джони Митчелл тоже выполнила предписанную ей роль, — предположил я. — Услышав шум возвращающейся машины, она должна была выбежать из дома. Кирквуд вычислил, что я последую за ней, и ждал меня снаружи. Потом они запихнули ее в машину и столкнули машину с обрыва в пропасть.

— Я не знала, что они убьют ее, — захныкала Ники. — Клянусь!

— Конечно, — согласился я. — Это была твоя первая встреча с Джони Митчелл?

Она снова кивнула:

— Я никогда не видела ее раньше.

— Она что-нибудь рассказала о себе?

— Нет. Да я и не спрашивала. Мы обе немного нервничали, зная, что ты вот-вот появишься и нам предстоит разыграть тебя.

— Ты уверена, что звонила Кирквуду, а не Кейт Мелик, после появления Джони?

— Абсолютно. — Она удивленно посмотрела на меня. — С какой стати я буду звонить Кейт Мелик?

— Не знаю, но Ларри Стюарт говорит, что ты позвонила Кейт Мелик и рассказала ей, что к тебе приехала Мишель Стрэнд.

— Он с ума сошел.

— Вполне возможно, — подтвердил я.

— Я просто не понимаю! — воскликнула она. — Если Мишель Стрэнд существует, то где она сейчас?

— Это очень хороший вопрос.

— Что ты собираешься делать, Дэнни?

— Ты все время задаешь хорошие вопросы, — буркнул я. — Виктор Рут объяснил тебе, зачем ему нужна такая фреска в клубе?

— Он говорил, что деятельность клуба надо оживить, и хотел что-нибудь сексуальное, но в хорошем вкусе. Я предложила использовать темы классических мифов, и он согласился.

— Кейт Мелик прислала тебе Холлистера в качестве натурщика?

— Да, она часто присылала мне натурщиков и всегда угадывала, что мне нужно. Она работала лучше любого агентства.

Я усмехнулся:

— Готов поспорить, что ты даже не бисексуалка. Это был трюк, чтобы придать Мишель Стрэнд реальные черты.

— Ты прав, это выдумка Джо Кирквуда.

— Ты можешь вспомнить еще какие-нибудь детали о клубе или Мишель Стрэнд? Она подумала.

— Пожалуй, нет. Виктор Рут все время твердил, что их клуб должен быть выдающимся, когда мы обсуждали фреску. “Это будет самый эксклюзивный клуб во всей Калифорнии”, — говорил он.

— Что-нибудь еще?

— Больше ничего не помню. Допив виски, я поставил стакан на стол. Ники не сводила с меня обеспокоенного взгляда.

— Что ты собираешься делать дальше?

— Вернусь в Санта-Байю.

— Это обязательно? — спросила она жалобно. — Может, останешься, Дэнни? Я хорошо готовлю. Ты бы мог переночевать здесь.

— Спасибо, но у меня назначено свидание. Ее лицо окаменело.

— Как я могла предположить, что у такого жеребца может быть свободный вечер?

— Могу выделить тебе время между тремя и четырьмя часами в следующий четверг, — расщедрился я.

— Иди к черту!

Я последовал за ее подчеркнуто напряженной спиной из кухни в студию. Она встала у окна, сложив руки под грудью, так и не повернувшись ко мне.

— Если собрался уходить, почему не уходишь? У нее был просто неистощимый запас хороших вопросов. Я пошел к машине и отправился в долгий путь в Санта-Байю. Домой я прибыл уже в восьмом часу вечера. Из кухни доносился аппетитный запах. Там я и застал шеф-повара, надрывающегося у раскаленной плиты. Шеф-повар был одет соответственно случаю: небрежно расстегнутая черная шелковая рубашка и белые трусики, соблазнительно контрастирующие с бронзовым загаром длинных ног.

— Ты что так рано? — грубовато спросила Кейт Мелик. — Какой смысл приходить рано в твою несносную квартиру? Здесь даже не посидишь в гостиной с бокалом вина, потому что никакой гостиной нет.

— Я могу выпить и в офисе, — предложил я.

Она недовольно нахмурилась:

— У меня еще ничего не готово. По крайней мере час я провожусь с ужином, потом нужно принять душ и одеться. И если ты все это время будешь сидеть в своем проклятом офисе, я просто не выдержу. Поэтому катись куда хочешь и возвращайся через час. Прогуляйся или посиди в ближайшем баре, только не здесь.

— Хорошо, — согласился я. — А что на ужин?

— Молодые устрицы, омар “Саблайм” по моему собственному рецепту. Потом клубника со сливками, а потом бренди и вишневка. И я на десерт. Я уже хочу тебя. И пожалуйста, не беспокойся, если не испытываешь желания. Даю гарантию, что сегодняшний ужин — самый сильный половой стимулятор из всех известных в мире.

— Может, мне сесть в холодную ванну до ужина, — предложил я. — Как бы мне не перегреться раньше времени.

— Убирайся отсюда к черту!

Испытанное обаяние Бойда действует безотказно, размышлял я, выходя из квартиры. За последние два часа уже две красавицы послали меня к черту. Что, если попытаться установить мировой рекорд? Подъехав к стоянке яхт у рыбацкого причала, я поднялся на палубу яхты. Здесь никого не было. Видимо, Энджи Рут уже получила свою норму загара. Спускаясь по лестнице, я весело окликнул:

— Есть кто-нибудь дома?

— Убирайся к дьяволу! — выкрикнул чей-то голос. Итак, установив рекорд, я спустился в каюту и обнаружил там Энджи Рут со стаканом в руке. На ней был огромный белый махровый халат, укрывавший ее с головы до пят. Лицо сердитое.

— Ты подонок! — завопила она. — Ты просто вонючий подонок!

— Что случилось?

— Ты проболтался Кирквуду, что говорил со мной.

— Этого не было.

— Ты врешь! Откуда еще он мог узнать о нашем разговоре?

— Поверь мне, Энджи. Единственное, чего может ожидать от меня Кирквуд, — это еще один пинок по яйцам.

Допив виски, она медленно и неуверенно проковыляла к открытой бутылке, стоявшей на столе, и снова наполнила стакан.

— Несколько часов назад он ворвался сюда и заявил, что я совершила большую ошибку, болтая с тобой. И тут же доказал мне это, избив меня до полусмерти. Он настоящий профессионал: следов почти не осталось. А потом он изнасиловал меня, а я не могла даже кричать.

— Приношу свои извинения.

— Прелестно! — На ее губах появилось жалкое подобие улыбки. — Он еще извиняется! Ну тогда все в порядке.

— У меня не было разговора с Кирквудом, — повторил я. — Вероятно, кто-то догадался, откуда я все знаю, и послал Кирквуда, чтобы отомстить тебе.

— Кто же это?

— Не знаю, — признался я. — Возможно, Ларри Стюарт.

— Какая разница? — вздохнула она. — Кирквуд предупредил, чтобы я не вздумала жаловаться Виктору, потому что он сам попал в переплет, и если Виктор начнет возникать, то я вполне могу остаться вдовой.

— А ты ничего не скажешь Виктору? Она устало покачала головой:

— У него хватает собственных забот. Мои синяки быстро пройдут, а что касается изнасилования, то это сущий пустяк. — Она снова жалко улыбнулась. — Все продолжалось не больше двух минут. Но я запомнила урок и больше не собираюсь болтать, Бойд. Поэтому убирайся и забудь сюда дорогу.

Как говаривал один парень из штата Миссури, поверишь только тогда, когда сам увидишь. Я решительно распахнул ее купальный халат и стянул его с плеч — халат соскользнул к ногам Энджи.

— Только тронь меня, Бойд, и я убью тебя! — возмущенно пригрозила она.

Передо мной была знакомая картина: небольшие, приятно округлые груди, выпуклый лобок, покрытый светлым пушком, а на животе красовалось несколько синяков. Обойдя Энджи сзади, я обнаружил лиловые синяки и на ее ягодицах.

— В чем дело? — прошептала она.

— Хочу удостовериться, что ты не врешь. Подняв с пола халат, она надела его и взяла в руки стакан.

— Мне всегда казалось, что здесь все врут, кроме тебя, — объяснил я. — Просто я решил еще раз удостовериться, что не ошибся.

— Как бы я хотела пнуть тебя как следует по яйцам, — сказала она. — Жаль, что я сейчас не в лучшей форме для физической расправы.

Глава 10

Я вернулся к себе домой и не узнал собственный офис. На моем рабочем столе красовалась дорогая скатерть. Стол был накрыт на двоих, посуда серебряная и хрустальная. Вынужден признаться, все выглядело просто великолепно. На кухне никого не было, но от аппетитных запахов у меня слюнки потекли, пока я готовил себе выпивку. Вернувшись в офис, я успел сделать только один глоток виски, когда дверь в спальню распахнулась и появилась Кейт Мелик. На ней было фантастическое платье из красного шелка, длиной до пола, подчеркивающее ее роскошные формы.

— Ты вернулся как раз вовремя, Бойд, — одобрила она. — Допивай виски и приступим к ужину.

— Я как раз вспомнил, что ты должна мне пятьдесят долларов.

Ее темные глаза расширились.

— Что?

— В ту ночь, когда Кирквуд выгнал тебя из собственной квартиры, ты появилась здесь и заняла у меня пятьдесят долларов, чтобы купить себе нижнее белье.

— Дэн ни Бойд, ты сама галантность, — заметила она ледяным тоном. — Нашел время когда вспомнить.

— Я все думаю, уж не потратила ли ты эти пятьдесят баксов на сегодняшний роскошный ужин? Она надула губы:

— Я знала, что ты подонок, Дэнни, но не до такой же степени.

— Я не подонок. Визит на кухню убедил меня, что ужин будет великолепен, ты сама просто совершенство. Если сюда еще присоединить обещанный десерт, то я не могу представить, чем заслужил все это.

— Ну хорошо, я признаюсь, — решила она. — Ты мой лучший любовник за последние несколько лет, Дэнни. Такие, как ты, встречаются крайне редко, и их надо ублажать.

— Я просто поинтересовался, — сказал я. Ужин был роскошный: и устрицы, и омар, и клубника со сливками. К концу ужина я не просто наелся, я еле мог пошевелиться.

— Как насчет коньяка? — спросила Кейт.

— Только не сейчас. Моя печень просто не выдержит.

— Тебе помогут упражнения, — шепнула она. — Упражнения, которые делают лежа. Пошли.

Она поднялась и направилась в спальню. Великолепный красный шелк нежно облегал ее попку, подчеркивая покачивание ягодиц. С большим трудом я поднялся на ноги и последовал за ней. В спальне она с улыбкой на лице повернулась ко мне, отведя руки за спину. В следующую секунду красный шелк скользнул к ее ногам, и она небрежно отбросила его в сторону. Она стояла передо мной, уперев руки в бедра, слегка наклонив голову набок, а на губах играла вызывающая усмешка. Предложение в классической форме, которое невозможно отклонить. Но я повернулся к ней спиной и подошел к окну Я долго и сосредоточенно изучал вид на улицу и противоположный дом.

— Дэнни, что случилось? — наконец спросила она. — Ты заболел?

— Ты отлично придумала занять пятьдесят долларов, — сказал я. — Тем самым подтверждалась легенда, что Джо Кирквуд платит за твою квартиру, содержит тебя в обмен на мелкие услуги. Я совсем было поверил, но все твердили, что ты богата.

— Кто это все?

Я обернулся и посмотрел на нее:

— Ларри Стюарт, например. Вот он как раз небогат, хотя и живет в огромном особняке на Саблайм-Пойнт. Он всего лишь арендовал его на девяносто дней.

— Зря я готовила ужин, — расстроилась она. — Он тебя совершенно не возбудил.

— У тебя красивое тело, Кейт, и в постели ты превосходна, — признал я. — Но сейчас нам нужно поговорить, обменяться сведениями, получше узнать друг друга.

— Тогда придется одеться, иначе я буду чувствовать себя дурой.

Она натянула белые трусики, черный свитер и узкие брюки. Поправив волосы, села на край постели, аккуратно скрестив ноги.

— Мы поговорим, но это будет конец, Бойд, — сказала она тихо. — Ни один мужчина не оскорблял меня так, как ты.

— Сказка о том, что Кирквуд выгнал тебя из собственной квартиры, была отличным предлогом, чтобы переехать ко мне, — начал я. — Прекрасная возможность обыскать квартиру, пока меня нет дома, и вообще быть в курсе того, чем я занимаюсь. Видимо, у тебя есть и другие источники информации. Например, Ники Холл сказала тебе, что к ней вчера вечером приехала Мишель Стрэнд.

Она покачала головой:

— Я не говорила с Ники вчера.

— Ларри Стюарт утверждает обратное.

— Значит, он лжет.

— Возможно. — Я пожал плечами. — Мишель Стрэнд убили вчера ночью. Кто-то усадил ее в машину, а потом столкнул машину в пропасть.

— Это правда?

— Почти правда, — ответил я. — Только девушка, называвшая себя Мишель Стрэнд, на самом деле была Джони Митчелл.

— Ты с ума сошел?

— Не думаю, — спокойно ответил я. — Я всем надоел, разыскивая Мишель Стрэнд. Поэтому кто-то решил изготовить ее специально для меня. Они изготовили ее из Джони Митчелл, а потом убили ее. Меня наняли, чтобы найти Мишель Стрэнд. И если я поверю, что она мертва, то расскажу моему клиенту об этом, и, значит, всему делу конец, не так ли?

— Кому понадобилось пускаться в такую авантюру?

— Я все время задаю самому себе этот вопрос, — признался я. — И пока не нашел ответа. В ту ночь, когда я ушел из твоей квартиры и пришел домой, мне позвонила Мишель Стрэнд. Наверняка это была не Джони Митчелл и не настоящая Мишель Стрэнд, потому что ее уже не было на свете к тому времени. Я считаю, что это была ты, мое солнышко. Ты хотела узнать, как я прореагирую, и выяснить, приехал ли я домой, потому что иначе бессмысленно разыгрывать комедию о том, что Кирквуд выкинул тебя из собственной квартиры, если меня все еще нет дома.

Несколько секунд она не сводила с меня глаз.

— Твоим клиентом была Сандра?

— Да, — сказал я. — Она позвонила мне вечером, перед тем, как ее убили. Она была перепугана, потому что кто-то бродил вокруг коттеджа, где она находилась. Когда я приехал туда, она уже была мертва. Убийца ударил меня по голове, забрал ключи и обыскал мою квартиру, но он появился там слишком рано. Ее письмо пришло только на следующее утро.

— Письмо?

— В нем говорилось, что она хочет нанять меня, чтобы найти Мишель Стрэнд, и указывались люди, знавшие Мишель. Это Стюарт, Рут, Ники Холл, Кирквуд и ты.

— И ты решил заняться этим делом, хотя твоя клиентка была уже мертва?

— В письме был банковский чек, поэтому я решил его отработать.

Она медленно наклонила голову:

— Я была другом Сандры. Это я посоветовала ей приехать в Санта-Байю, полагая, что здесь безопасно.

— И она приехала сюда в первый раз под именем Мишель Стрэнд, не так ли?

На лице Кейт отразилось удивление.

— Откуда ты знаешь?

— Только Энджи Рут правильно описала мне ее: каштановые волосы, карие глаза, несколько полноватая фигура. Это портрет Сандры Лин. И он не имеет ничего общего с той Мишель Стрэнд, которую мне описывали другие.

— Что тебе известно о Сандре?

— Она вдова некоего Декстера Лина, которого застрелили в Лос-Анджелесе несколько месяцев назад. Он был замешан в рэкете, ходили упорные слухи, что он пытался надуть мафию на крупную сумму, за что и был убит. Главная проблема Декстера заключалась в том, что он игрок. Он ввязался в игру с Виктором Рутом на озере Тахо и в результате проиграл свою яхту и половину акций клуба.

— Кажется, болтушка Энджи стала твоей золотой жилой, — проворчала она. — Она доложила тебе, что игра была подстроена? Ларри Стюарт обеспечил Руту беспрерывный выигрыш. Он знал; что Декстер терял над собой контроль, когда подолгу проигрывал. И Рут оказался владельцем яхты и половины клуба. — Она презрительно усмехнулась. — Клуб приносит одни убытки. Ларри заложил яхту в банке, и у Рута нет ничего, кроме неприглядной работы в клубе. С ним Ларри не промахнулся. Рут работает как вол и никогда не спорит с ним.

— Как Стюарт познакомился с Декстером Лином?

— Ларри своего рода суперсводник, — объяснила она. — Он давно уже якшается с мафией как свободный художник, у которого доверительные связи со множеством бандитов. Представь себе, что ты крупный оптовый торговец наркотиками где-то на востоке и планируешь отдохнуть в Калифорнии. Как организовать двухнедельный отдых с твоей юной любовницей из кордебалета? Ты звонишь Ларри, и он все организует. О чем бы ты ни попросил Ларри, он все устроит. За приличную сумму, конечно. Декстер Лин любил азартные игры. Ларри всегда мог организовать для него частную игру в любом месте страны, в любое время с гарантией, что игра будет честной, а ставки высокими. Таким образом, ему удалось подстроить финальную операцию, организовав игру между Лином и Виктором Рутом.

— А что ты можешь сказать о клубе “Континенталь”?

— Он купил его по дешевке, потому что клуб расположен в невыгодном месте и не может предложить ничего особенного. Ларри планирует все переделать, устроив здесь главное прибежище для всех его клиентов. Место, где они могут расслабиться в условиях предельного комфорта и предельной безопасности. Здесь будет все, что только они пожелают, в особенности девушки.

— И Ники Холл рисует фреску, которая должна создать этот новый облик?

— Да. Но нужны крупные инвестиции. Акции Лина ничего не дали в смысле наличности. И даже яхта не произвела на банкиров особого впечатления.

— Значит, Лина убили за то, что он прикарманил деньги мафии? — спросил я. — И после его смерти только вдова знала, где эти деньги, а Ларри хотел, чтобы она вложила их в клуб?

— Ты прав. Но она ему не доверяла. Хотела во всем убедиться лично, приехав сюда из Лос-Анджелеса под именем Мишель Стрэнд. В беседе с Виктором и Энджи Рут она притворилась, что представляет самое себя. Она выбрала время, когда Ларри был в Лос-Анджелесе, и думала, что будет в безопасности. Ларри пригласил ее еще раньше и нанял большой особняк на Саблайм-Пойнт, чтобы произвести на нее впечатление. Но Сандру не интересовала роскошная жизнь, у нее была совсем другая проблема. Бандиты, убившие ее мужа за обман, по-прежнему разыскивали свои деньги. Его вдова, конечно, была под подозрением. Поэтому ей нужно было отмыть эти деньги таким образом, чтобы они никогда не сумели проследить их. Она хотела удостовериться, что Ларри Стюарт сумеет помочь ей, обеспечит успешную работу клуба и, самое главное, не обманет ее. Вот почему ей было необходимо во всем убедиться собственными глазами.

— А ты как попала в эту компанию? Она расплылась в улыбке:

— Хочешь — верь, хочешь — нет, но я была любовницей Декстера Лина. Сандра знала обо мне, но я ее совершенно не беспокоила. Пока Декстер забавлялся со мной, она тоже не теряла времени даром. Когда Декстер купил клуб пополам с Ларри, он предложил, чтобы я переехала сюда, приглядывала за всем и помогала, чем могу. Например, заказ фрески Ники Холл — это моя идея. После убийства Декстера Сандра предложила мне сделку: если я помогу ей надежно вложить деньги в клуб, она выделит мне солидный процент. Меня это вполне устроило. Разговор состоялся как раз после того, как она побывала здесь под видом Мишель Стрэнд и во всем убедилась сама. Пара проблем продолжала беспокоить ее. Главное — может ли она доверять Ларри после того, как передаст ему деньги. Второй проблемой был Джо Кирквуд.

— А откуда взялся Джо Кирквуд? — спросил я.

— Он помощник Стюарта. Ларри — это мозг, а Джо выполняет всю грязную работу.

— А Брент Холлистер?

— Он часть безопасности или скорее будущей безопасности клуба. Я не знаю, где Ларри откопал его. Может, его нанял Виктор. Я не люблю педерастов, но Холлистер мне особенно не нравится, хотя я не могу сказать почему.

— Он уступает гетеросексуальным садистским наклонностям Джо Кирквуда?

Кент непроизвольно усмехнулась:

— Можешь думать как хочешь. Я не собираюсь спорить. Просто Кирквуд мне понятен, а Брент представляется какой-то зловещей загадкой.

— Итак, ты сообщила Сандре Лин, что она может спокойно приезжать в Санта-Байю, а ее убили, — констатировал я. — Ты знаешь почему?

— Кто-то пронюхал, что она приезжает, и решил, что она везет с собой деньги, — уверенно ответила она. — Я не знаю, удалось ли им добраться до денег.

— Ты знала, что она приедет, и посоветовала ей привезти с собой деньги?

— Что-то в этом роде.

— А может, это ты убила ее и забрала деньги? Ее усмешка стала злобной.

— Неужели ты думаешь, я осталась бы здесь, если бы у меня были деньги?

— Ясное дело, осталась бы, — сказал я. — Если бы ты внезапно скрылась в одиночку, подозрение пало бы на тебя.

— С тобой бесполезно спорить, Дэнни. — Она тяжело вздохнула. — Сколько сейчас времени? Я взглянул на часы:

— Четверть десятого, а что?

— Раз у нас ничего не получилось с сексом, то надо выпить. Не возражаешь?

— Нисколько. Кажется, моя печень снова в порядке.

— Теперь я понимаю, почему ты не прыгнул со мной в постель сразу после ужина, — сказала она, медленно поднимаясь на ноги. — Просто у тебя накопилась масса неотложных вопросов.

Подняв руки над головой, она с удовольствием потянулась. Ее полная грудь поднялась, и соски отчетливо обозначились под туго натянутой тканью свитера.

— Если ты вдруг передумаешь, я буду только рада. Я неотрывно следил за ее покачивающимися ягодицами под плотно облегающими брюками, когда она направилась на кухню, и решил, что буду полным идиотом, если не передумаю. Кейт скоро вернулась с двумя наполненными стаканами. С широкой сияющей улыбкой она протянула мне один и продолжала ступать вперед, пока не прильнула ко мне.

— Обслуживающий персонал в твоем полном распоряжении, — прошептала она. — Я заслужила поцелуй, Дэнни.

Тесно прижавшись ко мне лобком, она моментально вызвала неизбежную реакцию моего члена. Ее губы прижались к моим, а язык начал неторопливо изучать мой рот. При этом она не переставала вращать бедрами, подогревая мою эрекцию. Но на самом интересном месте она вдруг откинула голову и отступила от меня.

— Мне понравилось, Дэнни. Нечто вроде воспоминания. Возьми свой стакан, — сказала она.

Принимая от нее стакан, я вдруг заметил какое-то движение за ее спиной. Она оставила дверь в спальню широко открытой. И в следующую секунду из нее вышел Джо Кирквуд с пистолетом в руке.

— Очень мило, — сказал я. — Ты дала ему запасной ключ от двери, который был у тебя, договорилась о точном времени его появления и изо всех сил отвлекала мое внимание.

— Все было бы намного лучше, если бы ты согласился лечь со мной в постель, как я предлагала, — вполне благодушно заметила Кейт. — Даже если бы мы были на всем ходу, Джо обязательно подождал бы, пока мы кончим. Не так ли, Джо?

Серые глаза за очками без оправы были по-прежнему мертвыми, хотя тонкие губы Кирквуда растянулись в подобие улыбки.

— Ну конечно, — подтвердил он. — Я бы вам даже помог и попрыгал бы на заднице Бойда, чтобы поддержать ритм.

Мой “магнум” был в ящике бюро, поэтому в течение ближайших минут мне предстояла только пассивная роль. Прихлебывая виски, я подумал, что Кейт Мелик, по крайней мере, хорошо готовит коктейли.

Самая простая формула: одна часть виски на один кубик льда, все это помножить на три и вылить в стакан.

— Я не забыл прошлый раз, Бойд, — предупредил Кирквуд. — Ты причинил мне боль и выставил меня настоящим кретином. Во второй раз такая возможность тебе не представится. Малейшее неосторожное движение — и ты получишь пулю в коленную чашечку.

— Понял, — ответил я, отхлебнув виски.

— Мы тут обменялись секретами, Джо, — деловито сообщила Кейт. — Я оказалась права: его наняла Сандра. Но она послала ему письмо, которое прибыло на следующий день после ее смерти.

— Откуда нам знать, может, это он убил ее и забрал деньги? — холодно заметил Кирквуд.

— Он даже не догадывался о ее существовании! Кирквуд пожал плечами:

— Можешь верить ему, если хочешь. Что будем делать дальше?

— Не думаю, чтобы она держала при себе такую сумму денег, — сказала Кейт. — Но она могла сказать Дэнни, где их припрятала.

— Она не сказала, — заметил я.

— Хотелось бы верить тебе, Бойд, но одного твоего слова недостаточно, — заявила Кейт приторным тоном.

— Какой у тебя болевой порог, Бойд? — почти вежливо спросил Кирквуд. — Высокий или низкий? Интересно это выяснить.

— Разденься, Дэнни, и ложись на кровать, — предложила Кейт и взглянула на Кирквуда. — Пойду поищу, чем его связать и заткнуть рот.

У меня было неприятное ощущение, что Кирквуд не шутил, когда сказал, что готов пустить мне пулю в коленную чашечку. При этом я заметил радость предвкушения не только в его глазах, но и в глазах у Кейт. Я прекрасно знал, что Дэнни Бойд не собирается становиться героем.

— Ну хорошо, не будем ссориться, — пошел я на попятную.

— Неужели ты сдаешься так быстро? — не поверил Кирквуд.

— Чего ты хочешь? — огрызнулся я. — Получить деньги или удовольствие от пыток?

— Он прав, — поддержала меня Кейт. — Говори, где деньги, Дэнни.

— Я не знаю.

— Может, все-таки всадить ему пулю в коленную чашечку для начала? — рявкнул Кирквуд.

— Она позвонила мне из коттеджа, — терпеливо объяснял я. — Кто-то вертелся поблизости и напугал ее. Я приехал слишком поздно, она была уже мертва. Ее убийца ударил меня по голове и забрал мои ключи. Когда я вернулся в свою квартиру, там был страшный беспорядок. А на следующее утро пришло ее письмо. Она хотела, чтобы я разыскал Мишель Стрэнд, и указала имена пяти лиц, которые ее знали. В том же конверте был ключ, который она просила сохранить для нее.

— Ключ? — озадаченно спросил Кирквуд.

— Скорее всего, это ключ от сейфа в банке, — предположил я. — Но точно мне неизвестно.

— Проклятый ключ и больше ничего? — Кирквуд чуть не задохнулся. — Да этот ключ может быть от любого сейфа!

— Верно, — согласился я.

— Где этот ключ сейчас? — спросила Кейт.

— Я объясню, где его можно найти. На заднем бампере, рядом с запасным ключом от машины.

— Пойду посмотрю.

Она вышла из комнаты.

Кирквуд не сводил с меня свирепого взгляда, пока я допивал виски. Кейт вскоре вернулась с двумя ключами в руке.

— Дай мне твои ключи от машины, Дэнни. Я протянул ей ключи. Она сравнила ключ от машины с запасным и бросила оба на постель.

— Что же нам теперь делать, черт возьми? — спросил у нее Кирквуд.

— Похоже, что Сандра привезла деньги с собой в первый раз, когда она изображала Мишель Стрэнд, — предположила Кейт. — Теперь нужно разыскать ее сейф в каком-нибудь местном банке.

— Правильно, — поддержал ее я.

— Найти нужный банк не так уж трудно, — заявила она. — Я начну обзванивать банки с завтрашнего утра, представляясь Мишель Стрэнд, чтобы выяснить, когда мне удобнее прийти, чтобы сделать вложение в сейф. Таким образом мы найдем нужный банк.

— Ну а потом?

— Я что-нибудь придумаю, — уверенно пообещала она.

— Скажи-ка, Джо, зачем тебе было нужно заставлять Джони Митчелл изображать Мишель Стрэнд вчера вечером, а потом еще убить ее, спустив вместе с машиной в каньон? — спросил я.

— Что?

Его серые глаза за очками без оправы ошеломленно уставились на меня.

— Что за чепуху ты городишь?

— Ты и кто-то еще, — повторил я. — Вам стоило больших трудов устроить эту инсценировку.

— Ты выжил из ума, — резко ответил он. — Я был в квартире у Кейт почти до полуночи.

— Все так и было, — подтвердила Кейт. — А потом я решила вернуться сюда, чтобы посмотреть, чем ты занимаешься, Дэнни, но тебя не было дома.

— И кто такая Джони Митчелл, черт бы ее побрал? — удивился Кирквуд.

— Я слышал, что она работала официанткой в клубе, — ответил я.

— В клубе еще полно работы до того, как мы начнем нанимать официанток, — возразил он. — Я впервые слышу об этой Джони Митчелл.

— Пошла она в задницу, кто бы она ни была, — решительно заявила Кейт.

Терять мне было нечего, и я решил попробовать свой старый трюк.

— Ларри Стюарт знает, — сказал я, указывая на открытую дверь. — Спросите у него.

Они в унисон повернули головы к входной двери. Я моментально бросился на Кирквуда, обрушив кулак на его затылок. Он упал на четвереньки, выпустив пистолет. Я от всей души выдал ему тяжелый пинок по заднице, и он с воплем рухнул на живот. Мимоходом наступив на кисть его руки, которой он пытался достать пистолет, я наклонился, поднял пистолет с пола и сразу почувствовал себя намного лучше. Кирквуд мучительно долго поднимался с пола, изрыгая на меня поток грязных ругательств.

— Самый старый трюк в мире, и все-таки мы на него попались, — причитала Кейт.

— Все дело в психологии и правильном выборе времени, — самодовольно заявил я. Она злобно оскалила зубы:

— Ну и что дальше?

— Пожелай мне доброй ночи, Кейт, — ответил я.

— Ты собираешься отпустить нас просто так?

— Ты права.

— И даже не требуешь ключ назад?

— На кой черт он мне сдался? — рассудительно заметил я.

Она недоверчиво покачала головой:

— Прямо не знаю что сказать. Не нравится мне все это.

— А как насчет моего пистолета, Бойд? — спросил Кирквуд безнадежным тоном.

— Я добавлю его к моей коллекции имени Джо Кирквуда. В следующий раз приноси “винчестер-88”. Я давно о нем мечтаю.

Глава 11

Я долго добирался по холмам к дому Ники Холл, хотя дорога была пустынной и удалось сэкономить время. Я прибыл к ее форту почти в полночь. Свет в доме не горел. Если Ники нет дома, я готов был прыгнуть в каньон. Поднявшись на крыльцо, я забарабанил в дверь. В доме тут же вспыхнул свет, и после минутного промедления неуверенный голос спросил:

— Кто там?

— Дэнни Бойд, — ответил я.

Послышался скрежет задвижки, дверь приоткрылась дюйма на два, и в щель испуганно выглянула Ники Холл:

— А, это ты. — Она приоткрыла дверь пошире. — Я не узнала твой голос.

Я прошел прямо в студию, не глядя на неистового Дэнни Бойда, висящего на стене. Ники повернулась ко мне лицом, и я понял, что она только что встала с постели, потому что была в коротенькой, почти детской рубашечке из полупрозрачного шелка, который не скрывал ее пышных грудей, а узенькие трусики плотно облегали Венерин холм. В прозрачных, темных глазах сквозила неуверенность.

— Что тебе нужно в такой поздний час, Дэнни? — Она хрипловато рассмеялась. — Только не говори, что тебя привлекло мое соблазнительное тело. Я уже предлагала тебе его раньше, и ты его отверг.

— На свете существуют просто лжецы, хорошие лжецы и непревзойденные лжецы, — сказал я. — Ты, очевидно, непревзойденный лжец, Ники.

— Что ты имеешь в виду?

— Я имею в виду сказку, которую ты мне рассказала о Джо Кирквуде, придумавшем и совершившем всю операцию в ночь, когда погибла Джони Митчелл. Как он ужасно перепугал тебя, потому что он чудовище, и изнасиловал тебя в первый же визит в твою студию. Слушая тебя, я чуть было не разрыдался от жалости!

Она прикусила нижнюю губу, чтобы остановить внезапное подергивание.

— Чего ты хочешь, Дэнни?

— Хочу знать правду, — устало произнес я. — Кирквуд тут ни при чем. Все это сделал кто-то еще. Она задрожала всем телом:

— Боже, зачем я ввязалась в этот кошмар? Клянусь, я не знала, что они убьют ее!

— Я тебе верю, — терпеливо продолжал я. — Меня интересует только одно: Кирквуд не убивал ее. Кто это был?

— Но он же убьет меня!

— Нет, я сам убью тебя, если ты не назовешь его имя.

— Но ты не скажешь ему, что узнал его имя от меня? Обещаешь?

— Обещаю.

Она тяжело вздохнула:

— Это был Брент Холлистер.

— Холлистер? — Я выпучил глаза. — Ты шутишь? Она затрясла головой:

— Какие тут шутки. Он предупредил, что ты можешь вернуться и начать расспросы. В этом случае я должна была сказать тебе, что все сделал Джо Кирквуд.

— Мне нужна полная ясность, — сказал я. — Значит, организатором всей авантюры был Холлистер? Именно он ждал тебя на дороге, когда ты уехала на машине Джони Митчелл?

— Все так и было, — подтвердила она. Значит, либо плюнь на все, либо продолжай расследование, подумал я и решил продолжать.

— Где он откопал эту Джони Митчелл?

— Я не знаю.

— Когда Холлистер позировал тебе, ты его совершенно не боялась и даже влепила ему пощечину.

— Все это было разыграно.

Я подошел к телефону и набрал номер Ларри Стюарта. Прошло немало времени, прежде чем кто-то взял трубку.

— Бойд, — представился я.

— Что еще тебе понадобилось среди ночи? — раздраженно спросил Ларри.

— Ночь еще только начинается, — возразил я. — Нужно немедленно организовать вечеринку в клубе.

— Ты что, с ума сошел?

— Кажется, теперь я знаю всю историю, — бодро соврал я. — В том числе знаю, где хранятся деньги.

— Деньги? — Его голос стал настороженным. — Какие деньги?

— Инвестиции Сандры Лин в клуб, — ответил я. Затянувшаяся тишина прервалась его кашлем.

— Ну и что дальше?

— Я недавно виделся с Кейт Мелик и Джо Кирквудом. Сейчас они, по-видимому, у нее дома. Виктор все еще в клубе?

— Насколько я знаю — да.

— Нужно пригласить и его жену, — потребовал я.

— С какой стати?

— Чтобы проверить, не врет ли Виктор. И еще нам нужен Брент Холлистер.

— Это все?

— Пожалуй, да, — подтвердил я. — Я буду в клубе через полтора часа.

— Надеюсь, ты знаешь, что делаешь, Бойд, — проворчал он. — В противном случае Кирквуд и Холлистер свернут тебе шею.

Я бросил трубку и вырвал телефонный провод из стены.

— Зачем ты это сделал? — захныкала Ники.

— Не хочу, чтобы ты делала неуместные телефонные звонки, — объяснил я. — Ведь машины у тебя тоже нет?

— Нет.

— Значит, ты отрезана от всего мира, и так должно продолжаться по крайней мере всю эту ночь, крошка.

Она проводила меня до входной двери и здесь снова захныкала:

— Ты оставляешь меня здесь одну, без телефона, Дэнни. Какой-нибудь бандит может избить меня до полусмерти.

— А то и похуже, — согласился я, выходя на крыльцо.

— Тебя совершенно не беспокоит, останусь я в живых или нет, — пожаловалась она.

— Нисколько, — признался я, садясь в машину.

Я прекрасно помнил, что у нее было ружье, и если она застрелит какого-нибудь бандита, полицейские не станут поднимать шум из-за того, что она не позвонила им немедленно. Я отправился назад в Санта-Байю, по дороге обдумывая ситуацию. Брент Холлистер? Конечно, он вписывался в картину гораздо лучше, чем Джо Кирквуд, но откуда появилась Джони Митчелл?

Я прибыл в клуб “Континенталь” во втором часу ночи. Лерой, во всем великолепии своей формы албанского адмирала, хмуро уставился на меня, когда я подошел к двери.

— Тебя ждут. Надеюсь, тебе будет оказан такой же прием, как и в прошлый раз.

— Говорят, в клубе появилась вакансия швейцара и вышибалы, — ответил я. — Не знаю, подойдет ли мне твой дурацкий костюм.

Он еще не успел закрыть рот, когда я прошел мимо него по коридору в офис Рута. Я вошел без стука и обнаружил Виктора, сидящего за своим элегантным столом, а рядом с ним стоял Ларри Стюарт. Кейт Мелик и Джо Кирквуд расположились на диване. Энджи Рут, выпрямившись, сидела в кресле, а Брент Холлистер небрежно прислонился к стене позади нее. Мой приход не вызвал у них никакой радости.

— Ну вот, Бойд, — обратился ко мне Стюарт. — Я сдуру послушался тебя и собрал всех здесь.

— Может, кто-нибудь поднесет мне стаканчик? — попросил я с надеждой в голосе.

Но все только тупо смотрели на меня.

— Ну ладно, тогда я сам схожу за выпивкой, а вы поболтайте между собой, пока я не вернусь. Рут посмотрел на Холлистера.

— Принеси ему выпить, — приказал он. Холлистер оттолкнулся от стены и, проходя мимо меня, слегка улыбнулся.

— Кто такая Джони Митчелл? — спросил я. Тишину в конце концов нарушил Стюарт:

— Ты уже спрашивал меня об этом, полагая, что она была официанткой здесь в клубе. Это не так.

— Я уже говорил ему, — вмешался Кирквуд. Я оглядел всю компанию:

— Значит, ее никто из вас не знает? Повисла тишина, пока Холлистер не вернулся в комнату и не вручил мне стакан.

— Виски, — сказал он. — Твой любимый напиток, насколько я помню, голубоглазый.

— Ты запомнил правильно, — подтвердил я. — Может, теперь вспомнишь, кто такая Джони Митчелл?

— Джони Митчелл? — Он слегка нахмурился. — Кажется, впервые о ней слышу.

— Ну ладно. — Я отхлебнул виски. — Это длинный рассказ, но вам придется его выслушать.

Я начал со звонка Сандры Лин в ту ночь, и как я опоздал и не смог ее спасти. Ее письмо с ключом пришло на следующий день. И потом, как я искал Мишель Стрэнд, опрашивая пять человек, упомянутых в ее письме. Потом меня выбросили из клуба, и Ларри сказал, что Мишель Стрэнд появилась у Ники Холл. Ники Холл сообщила об этом Кейт Мелик, а Кейт сказала ему.

— Я уже говорила тебе, что не звонила ему, — решительно отказалась Кейт. — И Ники не звонила мне в ту ночь.

Лицо Стюарта исказила раздраженная гримаса.

— Не лги. Я прекрасно помню, что ты звонила мне.

— Возможно, кто-то другой звонил тебе под видом Кейт, — предположил я.

— Зачем это нужно? — удивился он.

— Чтобы запутать дело, — объяснил я. — В вашей компании все старательно запутывают друг друга. И меня тоже. Давайте для начала разберем роли и кто кого играет. Сандру Лин, вдову Декстера Лина, убили за то, что она прятала деньги, принадлежащие мафии, а не ему. Ларри Стюарт — суперпосредник мафии — организовал карточную игру между Декстером и Виктором Рутом на озере Тахо. Игра была подстроена, и Декстер проиграл свою яхту и половину клуба Виктору. Но Виктору в конце концов досталась только работа менеджера клуба. Ларри мечтал превратить клуб в безопасное убежище для верхушки мафии, чтобы они могли иметь здесь все, включая девушек. Но ему нужны были огромные деньги, чтобы реализовать эту идею. Поэтому он сделал предложение Сандре Лин вложить в клуб деньги своего погибшего мужа, которые тот обманом получил от мафии. Она согласилась, но хотела гарантий, что ее не выкинут из дела после того, как она отдаст деньги. За этим должна была проследить ее подруга — Кейт Мелик. Кейт оказалась мастером на все руки и даже нашла Ники Холл, чтобы та нарисовала сексуальную фреску в клубе.

Но Сандре Лин было очень важно лично во всем удостовериться. Поэтому она приехала в Сант-Байю под видом Мишель Стрэнд, чтобы во всем разобраться. Но что-то ее спугнуло, и она вернулась в Лос-Анджелес. В конце концов ее подруга Кейт Мелик сообщила, что можно безопасно вернуться и привезти с собой деньги. Она вернулась, и была убита в первую же ночь после приезда. На следующий день я получил ее письмо и начал опрашивать людей, упомянутых в нем. Все меня уверяли, что Мишель все еще здесь. Просто она непоседа, и никогда не угадаешь, где она появится. Из расспросов я составил словесный портрет Мишель Стрэнд. Высокая девушка с черными волосами и фантастической фигурой, которая увлекается всеми видами секса, короче, бисексуалка. Только Энджи описывала ее иначе: каштановые волосы, карие глаза, слегка полноватая фигура. Точно так же выглядела сама Сандра Лин. И я начал верить всему, что мне рассказывала Энджи.

— Я убью тебя, Бойд! — возмущенно воскликнула Энджи. — Ты сам не понимаешь, что творишь.

— Ты думала, что помогаешь Виктору, — сказал я. — Потому что поверила, что Мишель Стрэнд обманула его на приличную сумму. Не твоя вина, что Виктор врал тебе.

— И долго еще мы будем выслушивать подобную чепуху? — холодно поинтересовался Рут.

— Уже недолго, — ответил я. — Все считали, что убийца Сандры забрал ее деньги, и только убийца знал, что это не так. Поэтому все дружно следили друг за другом. А я, со своими поисками несуществующей Мишель Стрэнд, оказался для всех мелкой помехой, но со временем мог оказаться помехой опасной. Поэтому у кого-то возникла блестящая идея сначала нарисовать для меня портрет Мишель Стрэнд, а потом познакомить меня с подставной фигурой в доме Ники Холл. Но дать мне возможность только немножко поболтать с ней, а потом убить ее. Это означало конец моего расследования. Мне оставалось только вернуться к моему клиенту и сообщить ему, что я нашел Мишель, но она мертва.

— И все это время твоим клиентом была Сандра Лин, — подсказал Ларри Стюарт.

— Мы все время ходим кругами, Дэнни, — заявила Кейт Мелик. — Какой в этом смысл?

— Есть определенный смысл, — ответил я. — Скажи, Ларри, Джо Кирквуд является твоим помощником в, сводничестве?

Он сердито нахмурился:

— Кирквуда можно считать моим партнером.

— А Брент Холлистер?

— Об этом лучше спросить Виктора, — коротко отрезал он.

Я бросил вопросительный взгляд на Рута. Он снова был в своем фальшивом капитанском кителе, натянутом на толстое пузо. Короткие светлые волосы аккуратно причесаны, а лицо ярко порозовело, но не от хорошей жизни.

— Брент мой партнер, так же как Джо партнер Ларри, — сухо ответил он.

— Ники Холл сказала мне, что Джо Кирквуд был в машине, которая остановила ее прошлой ночью, как раз перед убийством Джони Митчелл, — сказал я. — Сегодня вечером я снова был у нее, и она изменила свои показания. Теперь она говорит, что это был Брент Холлистер.

— Она лжет, — небрежно возразил Холлистер.

— Меня там не было, — отрезал Кирквуд. Я взглянул на Энджи:

— Кто избил тебя за то, что ты проболталась мне?

— Джо, — злорадно подтвердила она.

— Тот, кто убил Сандру, знал, что я связан с ней, потому что появился в коттедже сразу после ее убийства, и убийце пришлось ударить меня по голове. Поэтому убийца считал, что мои поиски Мишель Стрэнд были всего лишь прикрытием. Но остальные не знали об этом. Я полагаю, что Виктор и Брент Холлистер не знали. Они думали, что клуб будет для них настоящей золотой жилой, и не хотели, чтобы что-то помешало осуществлению их мечты. Поэтому-то они изобразили для меня внешность Мишель Стрэнд, в основном через Ники Холл, и потом организовали мою встречу с ней. Им пришлось убить ее. Смерть Мишель Стрэнд означала, что Дэнни Бойд больше не будет совать нос в чужие дела. Идея была совершенно идиотской и могла прийти в голову только такой паре педерастов, как Виктор и Брент.

— Продолжай в том же духе, и я убью тебя, Бойд, — прохрипел Виктор.

— Ты хочешь сказать, что это сделает Брент? — лениво поинтересовался я.

— Заткнитесь! — рявкнул Ларри Стюарт. — Мне нравится эта версия, она все объясняет, но получается, что они не убивали Сандру, не так ли?

— Верно, — согласился я.

— Так кто же убил ее?

— Видимо, Сандра привезла с собой деньги во время первого визита в Санта-Байю. Это было абсолютно безопасно, никто не знал, что она приезжает. И если она собиралась вложить деньги в клуб, нужно было привезти их сюда рано или поздно. Поэтому она сняла сейф в одном из банков под именем Мишель Стрэнд и оставила там деньги. Я думаю, она рассказала кому-то об этом и этот кто-то знал, что она приедет в Санта-Байю позапрошлым вечером, и, возможно, посоветовал ей снять один из коттеджей на Парадиз-Бич. Он пришел к выводу, что Сандра привезет с собой ключ от сейфа. Оставалось только убить ее и забрать ключ. Но очевидно, Сандра не полностью доверяла этому человеку, поэтому написала мне письмо, вложив в него ключ. Если бы все прошло гладко, то на следующий день она бы отменила свое задание и забрала свой ключ, но этого не случилось.

— Кто же он? — рявкнул Стюарт.

— Ее подружка, кто же еще, — ответил я. В наступившей тишине все, кроме Кирквуда, повернулись и уставились на Кейт Мелик.

— Ники Холл посоветовала мне встретиться с Кейт Мелик, — продолжал я. — Но она предупредила Кейт, что я на пути к ней, и когда я приехал, то там меня уже ждал Джо Кирквуд. Ему настолько не терпелось узнать, кто является моим клиентом, что ради этого он готов был избить меня до полусмерти. Но ему не повезло. Не успел я прийти в себя, как Кейт переехала ко мне, заявив, что Джо вышвырнул ее из дому по моей вине. Сегодня вечером она устроила грандиозную инсценировку, чтобы усыпить мою бдительность. В подходящий момент Джо появился в моей квартире, воспользовавшись запасным ключом, который был у Кейт. Они хотели узнать, не сказала ли мне Сандра, где спрятаны деньги. Им нужен был ключ от сейфа, и я его отдал.

— Как же так? — разинул рот Стюарт.

— Разве Кейт вам не рассказала? — Я бросил на него сочувственный взгляд. — Как некрасиво она поступила, Ларри. Похоже, она вовсе не собиралась отдавать вам эти деньги.

Он медленно повернулся, чтобы взглянуть Кейт прямо в глаза. Чувствовалось, что ему стоит больших усилий сохранить непроницаемое выражение лица.

Выждав пару секунд, она обворожительно улыбнулась ему:

— Банк “Санта-Байя сэйвингс энд траст”, отделение на Виста-стрит. Сейф снят, разумеется, на имя Мишель Стрэнд.

— Ключ у тебя? — спросил он.

— У меня. Они видели Мишель Стрэнд только один раз. Я могу без проблем сойти за Мишель Стрэнд, которую они видели только мельком. Тем более, что у меня ключ от сейфа.

— Что ты задумала? — возмущенно завопил Джо Кирквуд. — Неужели ты отдашь ему эти проклятые деньги после того, как я убил ее из-за них?

— Настало время для переоценок, Джо, — ответила она с притворной ласковостью.

Я опустил руку в карман брюк, нащупав рукоятку пистолета, который я отнял у Кирквуда, и не мог сдержать самодовольства. Но даже Дэнни Бойд бывает иногда излишне самонадеянным. Холлистер отскочил от стены, как туго свернутая пружина, и в его руке молниеносно оказался пистолет.

— Спокойно, Бойд! — рявкнул он. — Или я расколю твою башку, как арбуз.

Я отпустил рукоятку пистолета и вынул пустую руку из кармана.

— Так-то лучше, — сказал он.

— Переоценка, — повторила Кейт слащаво. — Если наша маленькая тайна выйдет за пределы этой комнаты, мы все проиграем. Виктор и Брент из-за убийства Джони Митчелл. Джо из-за убийства Сандры, а я как его сообщница. — Она посмотрела Стюарту в глаза:

— Деньги тоже пропадут, Ларри. Клуб не состоится. Подумай об этом. При сложившихся обстоятельствах наилучший выход — забрать деньги из банка и вложить их в клуб. А мы пятеро станем равными партнерами.

— Равными партнерами? — удивился Стюарт.

— Ну, предположим, ты будешь более равным, чем все другие, — уступила она. — Сорок процентов тебе, а остальные шестьдесят мы разделим на четверых. Мы все будем связаны одной тайной, а следовательно, будем работать не покладая рук ради успеха клуба.

Поколебавшись, он неохотно кивнул:

— Пожалуй, ты права, но остается одна проблема.

— Бойд? — Она рассмеялась серебристым смехом. — Я думаю, Бойд больше не проблема. По крайней мере, не такая уж большая проблема, чтобы Джо и Брент не справились с ней.

— Это будет настоящим удовольствием, — пробормотал Холлистер. — Просто жаль уничтожать такой великолепный образец мужской породы. И все-таки это не проблема.

Энджи Рут неожиданно вскочила, не сводя озлобленного взгляда со своего мужа:

— А я-то думала, это другая женщина. Так вот почему ты даже не смотрел на меня, не говоря уже о половых отношениях! Если бы это была Мишель Стрэнд или, например, она. — Она кивнула в сторону Кейт Мелик. — Конечно, особой радости я бы не испытывала, но по крайней мере была бы надежда, что рано или поздно ты вернешься ко мне. Но теперь я знаю, кто это. — Она ткнула пальцем в Холлистера. — Несчастный педераст! Ты предпочел мне эту скотину!

— Тебе просто не повезло, дорогуша. — Кейт широко ухмыльнулась. — Но при твоей внешности я вполне понимаю Виктора.

Ее ремарка была не только по-настоящему подлой, но и смешной. Стюарт и Джо Кирквуд просто не могли не расхохотаться.

— А теперь посмотрим, будешь ли ты тоже ржать! — завопила Энджи, обращаясь к Руту.

Развернувшись, она изо всех сил ударила Холлистера в пах. Он выкатил глаза от боли, и рука с пистолетом дрогнула. Поскольку Холлистер был в шести футах от меня, достать его было невозможно. Поэтому я бросился на пол, отчаянно пытаясь выхватить пистолет из кармана. Прозвучал выстрел, и пуля вонзилась в пол рядом с моей головой. Перекатившись на спине, я привстал на одном колене, сжимая пистолет в обеих руках. Три пули, одна за другой, вонзились в грудь Холлистера, оторвав его от пола и швырнув на колени Кейт Мелик. Она дико завизжала, а я вскочил на ноги под взглядом Кирквуда, который был полон бессильной ярости. Видимо, он вспомнил, что его пистолет у меня. Глаза Рута и Ларри Стюарта были полны безнадежности, в отличие от Энджи, во взгляде которой светился триумф.

— Надеюсь, в тюрьме Виктор окажется в приятной ему компании педерастов, — весело заявила она, указывая пальцем на труп Холлистера, распростершийся на коленях у Кейт, продолжавшей визжать. — Но ему придется навсегда распроститься с Брентом, — торжествующе сказала Энджи.

* * *

Я полагал, что капитан Шелл будет доволен. Конечно, я не ожидал, что он приколет мне на грудь медаль, вполне достаточно было скромных слов благодарности. Но он неохотно отпустил меня только после двенадцати часов допроса и громогласных обвинений в утаивании важных улик. Зловещие угрозы и предупреждения сопровождали меня до самой двери. Вот в чем Шеллу действительно не откажешь: он не только высокопрофессиональный полицейский, но и очень добрый человек.

Как выяснилось, Джони Митчелл была одной из натурщиц, которую Ники Холл использовала для своей фрески. Брент Холлистер познакомился с ней в студии Ники, узнал, что она только что переехала из Сан-Франциско в Санта-Байю. У нее не было ни семьи, ни местных друзей, поэтому она показалась ему идеальной жертвой.

Я приехал домой в полдень, сразу лег в постель и проснулся около пяти вечера. Меня переполняло приятное чувство, что я отработал банковский чек Сандры Лин, хотя ей это и не помогло. Но может быть, ее согревала мысль, что никому не удалось воспользоваться деньгами, которые она упрятала в одном из сейфов в Санта-Байе.

Я прошел рутинную процедуру: душ, бритье, чистка зубов, одевание — и направился к машине. Солнце клонилось к закату на безоблачном синем небе, но было все еще жарко. Такая погода обычно вызывала прилив туристов, и эта мысль никого не радовала. Я остановил машину около конторы Сары Каппл примерно около десяти минут седьмого и не обнаружил на тротуаре рыжеволосой красотки. Когда очередные десять минут медленно проползли, я начал склоняться к мысли провести вдохновляющий вечер перед телевизором. И тут передо мной возникло совершенно фантастическое создание. На ней были невероятно узкие блестящие брюки ярко-канареечного цвета. Блузка из тончайшего блестящего черного материала отчетливо обрисовывала крупные соски. Высокая полная грудь свободно колебалась при каждом ее шаге. Огромные темные очки оставляли открытыми только лоб, рот и подбородок. Широко раскрыв рот от изумления, я наблюдал, как она неторопливо вышагивала по тротуару и все обольстительные части ее тела умопомрачительным образом подрагивали. Только когда она оказалась рядом с машиной, я осознал, что у нее рыжие волосы.

— Салли Ноте? — пролепетал я, когда она открыла дверцу машины.

— Извини за опоздание, Дэнни, — сказала она, скользнув на сиденье рядом со мной. — Мне нужно было удостовериться, что Сара Каппл ушла домой, прежде чем я начну переодеваться. У нас очень уплотненный рабочий график.

— Надеюсь, не такой уплотненный, как твои брюки? — поинтересовался я.

— Черная кожа слишком дорога, — пожаловалась она. — А проколоть нос, как ты предлагал, у меня не хватило смелости. Надеюсь, тебе нравится мой наряд.

— Он... он просто неописуем, — пробормотал я.

— Приятно слышать, — обрадовалась она. — Я уже сказала тебе, куда ехать?

— Что-то не припомню.

— Поедем ко мне, — предложила она. — Девушка, с которой я вместе снимаю квартиру, уехала к родителям в Лос-Анджелес на неделю, так что я там в полном одиночестве.

— Отлично, — одобрил я, включая мотор.

— У меня есть поразительный рецепт приготовления омара.

— А на закуску молодые устрицы? Она одобрительно улыбнулась:

— Как ты угадал? Ты настоящий детектив! Ее квартира оказалась всего в десяти минутах езды, на четвертом этаже новехонького небоскреба. Из ванной комнаты открывался вид на океан, если встать под очень острым углом к окну. Для сравнения: из моей ванной комнаты можно разглядеть только стены соседнего дома. Гостиная была обставлена в модерновом придурочном стиле. Поэтому я сразу же захватил единственное кресло, выглядевшее удобным. Салли Ноте приготовила коктейли и принесла мне мой стакан, шагая медленно и очень осторожно.

— Спасибо, — поблагодарил я.

Она одарила меня солнечной улыбкой:

— Ты был прав по поводу моих брюк, Дэнни. Они немножко тесноваты. Когда я пытаюсь в них ходить, кажется, материал, из которого они сшиты, имеет свой собственный разум, причем разум с очень грязными наклонностями!

— Они выглядят просто потрясающе, — сказал я, как и требовалось.

— Я не хочу, чтобы они испортили мне сегодняшний чудесный вечер, — задумчиво произнесла она. — Извини, я тебя оставлю на минутку.

Когда она вышла из комнаты, я осторожно отхлебнул из стакана, вспомнив, что она наполнила его из шейкера.

Интересно, что это за коктейль? На вкус он состоял из равных частей виски, джина и бренди. Слово “смертоносный” было недостаточно сильным определением его качества. Подойдя к бару, я вылил содержимое моего стакана обратно в шейкер, а себе приготовил виски со льдом и только успел усесться в кресло, как Салли Ноте снова появилась в гостиной. Бросив на нее всего один взгляд, я широко разинул рот и так и не смог закрыть его. Черная блузка и канареечные брюки исчезли, так же как и огромные очки, с удовольствием отметил я. Теперь на ней был абсолютный минимум. Белый бюстгальтер с большими отверстиями, из которых выглядывали твердые соски, и крошечные трусики. Она остановилась напротив моего кресла.

— Так ведь лучше, правда, Дэнни?

— Несомненно, — заверил я ее.

— Я и не подозревала о существовании такого нижнего белья до вчерашнего вечера. — Она широко улыбнулась и не менее широко раздвинула ноги. — Смотри, здесь тоже есть отверстие!

С одного взгляда я понял, что она говорит правду. Густой пучок ярко-рыжих волос вырвался на свободу через разрез в трусиках. Меня охватило неодолимое желание и, наклонившись вперед, я нежно коснулся пальцем ярко-рыжих зарослей и почувствовал скользкую влажность раздвинутых губ.

— Что-то я потеряла аппетит, — шепнула она. — Может быть, подождем с ужином?

— Почему бы нет? — охотно согласился я.

— Тогда откинься на спинку кресла и расслабься, милый Дэнни.

Я немедленно подчинился, а она опустилась передо мной на колени, ее пальчики деловито расстегнули “молнию” на моих брюках и освободили мой жаждущий свободы член. Сегодня предстоит не менее длинная ночь, чем вчера, радостно подумал я. Но эта ночь будет намного увлекательнее.

Примечания

1

Ирвинг Берлин (1888 — 1989) — известный американский композитор.


home | my bookshelf | | Смертельный поцелуй |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 3
Средний рейтинг 3.3 из 5



Оцените эту книгу