Book: Светловолосая рабыня



Картер Браун

Светловолосая рабыня

Глава 1

Судя по ее туалету, она готовилась по меньшей мере к круизу по Карибскому морю на борту шикарного лайнера. В коротенькой тунике, расшитой блестками, и такой же экстравагантной шапочке, прикрывающей пышные золотистые волосы, возлежать бы ей в шезлонге, нежась в лучах горячего солнца и освежаясь бокалом ледяного “Дайкири”, небрежно зажатым в тонких пальцах. Она неслась так, словно ее преследовала свора злющих собак, и мне пришлось приналечь, чтобы поспеть за ней.

— Притормозите немного, — ворчал я. — Вообще-то я не прочь умереть на ходу, но только не посреди улицы!

— Простите, мистер Холман, — бросила она на бегу. — У Рэя сегодня очень напряженный день.

— Достаточно познакомиться поближе с одной кинозвездой, чтобы остальные уже не были загадкой, — ответил я. — Могу поспорить, что получивший в этом году приз Академии ничем не отличается от остальных кинозвезд. Чванлив донельзя, по любому поводу сверкает белоснежными зубами. Если не хочешь ослепнуть, надевай темные очки. Так чего ради мне нестись со всех ног к Рэймонду Пакстону, если у меня есть приятная возможность провести время с его красоткой Пятницей!

Ева-Байер резко остановилась и повернулась ко мне. Ее большие сапфировые глаза сверкнули, губы сложились в презрительную усмешку. Она медленно провела руками по своим великолепным бедрам, туго натянув прозрачный шелк, отчего приятные округлости повыше талии со скульптурной четкостью обрисовались под блестящей тканью.

— Джи-и-и! — Ее голос прозвучал в точности как у начинающей кинозвезды — жеманно и хрипловато. — Как мило с вашей стороны, что вы столь галантны с девушкой, мистер Холман!

— Пакстону помогает целая компания сценаристов, — сказал я. — А мне-то приходится сочинять свои диалоги на ходу!

— Не хотели бы вы сообщить мне для начала, что я красива и сексуальна? — перебила она меня.

— Для начала сообщаю, что вы красивы и сексуальны, — послушно повторил я.

— Я это знаю. — И она снова понеслась на той же бешеной скорости. — Я еще знаю, что вы — Рик Холман, беспринципный тип, который всегда готов уладить самые неприглядные дела любой знаменитой личности из мира кино. Рэй, правда, не сообщил мне, зачем именно вы ему понадобились, но этот вопрос не настолько меня занимает, чтобы я готова была завалиться с вами в постель только ради того, чтобы удовлетворить свое любопытство.

— Что ж, — усмехнулся я, — по крайней мере, никто не сможет сказать, что наши с вами взаимоотношения были малоприятными, хотя, увы, непродолжительными!

— Да нет, вообще-то я против вас ничего не имею, — бросила она небрежно. — Просто я давным-давно пообещала папе Байеру, что никогда не стану спать ни с одним мужчиной просто так.

— Господи, до чего я невезучий! Надо же мне было встретить Златовласку, которая никогда не разделит со мной тарелку утренней каши, не говоря уже о том, чтобы спать со мной в одной постели! — простонал я.

Парень, который стоял перед роскошной передвижной костюмерной, сложением напоминал обыкновенный танк. Когда мы оказались возле него, он обглядел меня так, словно я какое-то вредное насекомое, подлежащее немедленному уничтожению.

— Все в порядке, Фрэнк, — быстро сказала Ева. — Мистера Холмана ждут. — Она повернулась ко мне с умоляющим выражением во взоре:

— Проходите же, мистер Холман. И пожалуйста, прошу вас, не будьте бесцеремонны с Рэем! Несмотря на вполне респектабельный внешний вид, Рэй необыкновенно ранимый человек!

— Вот если бы и вы были такой же, — мечтательно произнес я.

Пакстон стоял посреди студии перед огромным, во всю стену, зеркалом. На нем были только боксерские шорты, в одной руке — сигарета, в другой — бокал шампанского. Рост выше среднего, но широкие плечи и мощная грудная клетка делали его как бы ниже ростом. Блестящие, слегка вьющиеся черные волосы доходили почти до плеч. Роскошные черные усы, такие же густые, как и волосы, могли бы вызвать зависть у самого Панчо Вильи. Глубоко посаженные серые глаза искрились внутренним огнем, и казалось, вокруг него все пропитано атмосферой самоуверенности и самодовольства. У меня сразу же возникло такое чувство, будто он считает весь мир таким, каким предпочитает видеть его сам, и горе тому, кто осмелится нарушить это представление.

— Рад, что вы пришли, Холман, — произнес он. В голосе его звучали небрежно-покровительственные нотки. — Хотите выпить?

— Нет, благодарю вас.

— Я никогда не пью ничего, кроме шампанского. — Он с довольным видом обратил свой взор на медленно поднимающиеся со дна бокала пузырьки. — После него никаких неприятных ощущений!

— Этот Фрэнк... — сказал я. — Эта горилла, которая околачивается там, снаружи. Вам необходим телохранитель даже во время работы в Звездной студии?..

— Мой единственный идеал — право на уединение, — усмехнулся Пакстон. — Как-то мой психоаналитик решил перебороть эту привычку, но я послал его ко всем чертям! Если я ее утрачу, то, пожалуй, ударюсь в онанизм или еще что похуже!

— Потому-то вы и захотели встретиться со мной? — спросил я удивленно. — Чтобы потрепаться часок-другой о тех проблемах, которые возникают между вами и вашим психоаналитиком?

— Я хочу, чтобы вы нашли одну девушку, ее зовут Кармен Коленсо, — огрызнулся он. — Вчера ночью она сбежала из частного санатория. Учтите, проделать это надо аккуратно, Холман. Я вовсе не желаю огласки, и уж во всяком случае, что бы там ни стряслось, вы не должны привлекать к этому делу полицию!

— Пожалуй, теперь я бы чего-нибудь выпил. Судя по вашему тону, дальше будет еще хлеще.

— Угощайтесь! — Он кивнул на полупустую бутылку шампанского, стоявшую на крышке изящного погребца.

Шампанское было недурное, но, поскольку обычно я пью бурбон, мне было ровным счетом наплевать, правильно ли выбран сорт винограда для этого шампанского. Глаза Пакстона внимательно следили за мной, и у меня вдруг возникло ощущение, что в броне его самоуверенности появилась крохотная брешь.

— Никогда не слыхал о девушке по имени Кармен Коленсо, — сказал я. — Она ваша бывшая жена? Или подружка? Кем она вам приходится?

— Это моя сестра. Наши родители погибли в автомобильной катастрофе десять лет назад. В то время ей было всего пятнадцать, и с тех пор я забочусь о ней.

— Почему она находилась в частном санатории?

— Она находилась под наблюдением врачей.

— По какой причине?

— Три месяца назад у нее случилось нечто вроде нервного припадка. — Он крупным глотком отхлебнул шампанского. — Все, что от вас требуется, — это отыскать ее, Холман!

— И вернуть в санаторий, — напомнил я. — Ну а если она не захочет туда возвратиться?

— У нее нет выбора, — сказал он жестко.

— Значит, вы не станете возражать, если я стукну ее по голове, сгребу в охапку, свяжу по рукам и ногам и отвезу обратно в санаторий в багажнике своего автомобиля?

— Садист проклятый, сукин сын! — взревел Пакстон.

— Но, по крайней мере, не идиот! — рявкнул я в ответ. — Я хочу знать, что это за история и во что я могу вляпаться, перед тем как возьмусь за розыски. Что случилось с вашей сестрой? Она что, слегка чокнутая?

Внезапно Пакстон одним прыжком перемахнул разделявшее нас расстояние и ударил меня по лицу ладонью. Сила у него была такая, что с минуту в моих ушах совершенно явственно звучал перезвон рождественских колоколов.

— Только попробуйте еще раз повторить это, Холман! — прошипел он. — Я вас тут же прикончу.

Я несколько раз тряхнул головой, и колокола стали затихать. Пакстон медленно отошел от меня, но в глазах его я успел заметить странное выражение: в них был испуг.

— Я ужасно сожалею, — пробормотал он. — Этому нет прощения! Если хотите, можете ударить меня, Холман!

Какое-то мгновение я боролся с искушением, но потом решил, что нет никакого удовольствия бить кого-то по его же собственному приглашению. Пакстон внимательно наблюдал за мной с болезненным выражением, а я довольно кисло подумал: с актерами никогда нет уверенности, что они не играют перед тобой, словно перед кинокамерой.

— Значит, я задел ваше больное место, — сказал я. — Что ж, если всякий раз, когда я нечаянно задену вашу болячку, вы будете лупить меня по физиономии, то лучше нам сразу разойтись по-хорошему! Пожалуй, я сумею найти более легкий способ зарабатывать на жизнь!

— Вы правы, — признал он.

Я молча наблюдал, как он достает из погребца новую бутылку шампанского, вынимает пробку с такой осторожностью, словно в его руках сосуд с динамитом, и наполняет свой бокал.

— Кармен всегда была необузданной девчонкой, — сказал он равнодушно. — Но это никогда особо не беспокоило меня, я считал, что это неизбежно. Я уделял ей очень мало времени, поскольку постоянно отсутствовал, а ведь нельзя рассчитывать, что экономка заменит девочке родителей или старшего брата. Она бросила колледж на втором курсе, провозгласила декларацию независимости и переехала на квартиру одной из своих подружек — Джеки Эриксон. Меня это вполне устраивало, ее подружка — художница, специалист по рекламе, особа вполне независимая и хорошо зарабатывающая. Я назначил Кармен ежемесячное содержание, так что она ни в чем не нуждалась. А через несколько месяцев я вдруг узнаю, что Кармен вышла замуж! Она сбежала с Тайлером Уорреном, потомком нескольких поколений чванливых ископаемых, и его папаше, видите ли, не понравился брак сынка! Вообще-то им на это было наплевать. — Он пожал плечами. — Когда я все узнал, они уже успели вернуться после медового месяца из Палм-Спрингс. Их брак продолжался больше трех лет, а потом Уоррен накрыл Кармен в постели со своим лучшим другом. Папаша не желал огласки, поэтому развод был дан на основании постоянной грубости и резкости супруга, и Кармен снова вернулась к Джеки Эриксон. Три месяца назад рано утром мне позвонила Джеки и сказала, что за три недели до этого Кармен ушла от нее к мелкому игроку Россу Митфорду и живет с ним на Венеция-Бич. Джеки сообщила, что до нее стали доходить отвратительные слухи об этой парочке. Они словно с цепи сорвались и пустились во все тяжкие — дикие оргии, наркотики. Джеки дала мне адрес, и я в тот же вечер навестил сестру. — Глаза Пакстона потемнели, он не сводил внимательного взгляда с поднимающихся со дна бокала пузырьков, левая рука его непроизвольно сжалась в кулак. — Я отправился к ним. Митфорд попытался было помешать мне войти, и я его ударил. В конуре у них был такой разгром и такая грязь, словно над ней пронеслись все катастрофы мира. Кармен сидела полуголая в спальне на краю кровати и сперва даже не узнала меня. Она, должно быть, недавно прихватила изрядную порцию ЛСД и еще не успела прийти в себя. А когда заговорила, то голос ее напоминал скрип старой патефонной пластинки, по которой елозит тупая игла. Я понял, что все же лучше поговорить с самим Митфордом. Вернувшись в гостиную, я вылил ему на голову кувшин холодной воды.

— А потом разъяснили кое-какие житейские правила? — подсказал я. — Вроде того, что им не на что будет жить, как только вы прекратите выплачивать Кармен пособие, и прочее?

Пакстон кивнул:

— Больше того, он ведь подвизается на второстепенных ролях в каких-то там фильмах, так вот, я объяснил ему, что вполне могу лишить его возможности работать в Голливуде. Я запросто добьюсь, чтобы его внесли в черные списки на всех основных студиях Голливуда и на большинстве независимых. Словом, сказал, что у него есть один выход — взять у меня десять тысяч, убраться из этой конуры и никогда больше туда не возвращаться. Он стал упираться, но я пару раз стукнул его, и он тут же принял мое предложение.

— И тогда вы поместили Кармен в частный санаторий?

— Хорошо, если бы все было так просто! — Он покачал головой. — Оказывается, дверь в спальню была открытой и она слышала наш разговор. В общем, в ту же секунду, как Митфорд согласился взять десять тысяч и удалиться, она ворвалась в гостиную, словно ураган. В руке у нее были большие ножницы, и не успел я опомниться, как она вонзила их дюймов на пять в спину своего дорогого Митфорда.

— Мне не доводилось читать в газетах ничего подобного, — сказал я, — значит, копы в этом деле не принимали участия. Как же вам удалось все устроить?

Пакстон усмехнулся:

— Это было не так уж трудно. Митфорд почувствовал, как на пол из его спины стекает струйка крови, и тут же грохнулся в обморок. Кармен начала истерически хохотать, мне пришлось дать ей по физиономии, чтобы унять. Потом я вызвал своего психолога, и тот все уладил. Прибыла карета “Скорой помощи” из частного санатория, им обоим вкатили солидную дозу успокоительного и вынесли из квартиры. Каким-то чудом ножницы не повредили Митфорду легкое, и ему потребовалось только зашить дырку. Через неделю я навестил его в санатории, прихватив с собой адвоката со студии. За двадцать тысяч Митфорд подписал целую кучу бумаг, в которых значилось, что рану он нанес себе сам по неосторожности и что он обязуется оставить Кармен в покое навсегда. Две недели спустя его выписали из санатория, и с тех пор я его больше не видел.

— Чья это была идея — оставить Кармен в санатории под наблюдением врачей?

— Моего психолога. Джерри решил, что она в этом нуждается, причем немедленно, и лечение должно быть серьезным. Все как будто бы шло гладко, она начала уже поправляться, и вот пожалуйста — вчера вечером сбежала!

— Где находится этот санаторий?

— На краю каньона, за холмами, к нему ведет проселочная дорога, которая на первый взгляд кажется заброшенной. Идеальное местечко! Спорю, вы никогда не догадались бы, что это заведение называется “Вид на холмы”.

— Чей это санаторий?

— Доктора Дедини.

— Думаю, начинать надо именно оттуда, — сказал я. — У вас нет предположений, к кому могла сбежать ваша сестра?

— Во всяком случае, не ко мне, это уж точно! Она знает, что я немедленно верну ее в санаторий. — Он пожал плечами. — Возможно, она отправилась к своей подружке — Джеки Эриксон.

— А может быть, к Митфорду?

— Надеюсь, что нет, — помрачнел он.

— Мне понадобятся некоторые адреса, — сказал я деловито.

— Я записал их для вас, а также свой личный номер, которого нет в телефонной книге. — Он выдвинул верхний ящик туалетного столика, достал лист бумаги и протянул мне. — Видите, я записал тут еще и номер моего психолога, Джерри Шумейкера. На случай, если вам потребуется его профессиональный совет...

— Вот что я вам скажу, Пакстон, — недовольно заметил я, — вы удивительно умеете располагать к себе людей. — Я просмотрел лист, который он протянул мне. — А как насчет Тайлера Уоррена, бывшего супруга?

— Он — последний человек на свете, к кому она обратилась бы, — отрезал Пакстон.

— Откуда вы знаете, что именно у нее на уме? — холодно спросил я.

— Мне известно только, что он переехал к своему старику в Паллисад. Их адрес вы найдете в телефонной книге. — Он сердито уставился на меня. — Вы, надеюсь, не собираетесь бегать по всему Лос-Анджелесу, посвящая всех и каждого в историю, которая приключилась с моей сестричкой?

— Сроду не любил беготни, — сказал я устало. — Просто-напросто дам объявление в газете, что сестра Рэймонда Пакстона сбежала из частного пансиона.

— Ладно, извините меня. — Он произнес это, сделав над собой заметное усилие. — Думаю, вам лучше знать, как все это устроить, Холман.

— Огромнейшее вам спасибо, — буркнул я.

— Деньги, — сказал он таким тоном, словно сам придумал это слово, — вы хотели бы получить прямо сейчас?

— Это было бы моей второй ошибкой в жизни, — сообщил я ему. — Первая — та, что я вообще пришел сюда.

— Знаете что? — Он оскалил свои великолепные зубы в злобной ухмылке. — Чем ближе я вас узнаю, тем меньше сожалею о той оплеухе, которую вам отвесил!

— Продолжайте полировать своего “Оскара”, — посоветовал я ему. — Пока он у вас, вам нет нужды притворяться приличным человеком. — Я поставил стакан на крышку погребца и пошел к двери. — Как только что-нибудь разузнаю, поставлю вас в известность.

Он ответил коротким кивком, отвернулся и принялся изучать свое отражение в зеркале. Я с трудом подавил желание пнуть его ногой в обтянутый боксерскими штанами зад, потому что, какова бы ни была его реакция, самовлюбленности не убудет у него ни на йоту. Все-таки актерское тщеславие — вещь несокрушимая, и попытаться уязвить его — все равно что лаять на луну.

Телохранитель за дверью одарил меня мимолетным враждебным взглядом, когда я прошел мимо него к поджидавшей меня Еве Байер.

Она бросила взгляд на свои часики и улыбнулась.

— Добрая дюжина журналистов не пожалела бы тысячи долларов за то, чтобы провести наедине с Рэем полчаса, как это сделали вы, — сказала она. — Какое впечатление он произвел на вас?

— Никакого, — откровенно признался я. — Впечатление на меня произвели только вы.

— Я польщена. — Она на секунду прикусила пухлую нижнюю губку. — Все в порядке, не так ли? Я хочу сказать, вы ведь поможете Рэю?



— Если сумею, — ответил я. — Но пока, мне кажется, шансов маловато.

— С ним надо познакомиться поближе, только тогда начинаешь понемногу понимать его, — сказала она. — Я уже вам говорила, что под его мускулистой внешностью...

— Скрывается человек, который больше всего боится, что вот-вот спятит, — закончил я за нее. — Вы тоже заметили это?

Ее большие сапфировые глаза широко раскрылись, заняв пол-лица.

— Я вовсе не нахожу это смешным, мистер Холман!

— Я тоже, — сказал я. — Не хотите проводить меня до выхода?

— Нет, — сердито ответила она. — У меня есть дела поважнее. До свидания, мистер Холман.

— Пакстон женат?

Она покачала головой, потом бросила на меня подозрительный взгляд:

— А почему вы спрашиваете?

— Просто так. — Я пожал плечами. — И никогда не был женат?

— Насколько я знаю, нет. — Ее лицо стало жестким. — Только не вздумайте болтать о нем всякую чепуху вроде того, что он импотент! Уж я-то наверняка знаю, что это не правда!

— Девушка с пятницы до понедельника, не так ли? — спросил я.

— До чего смешно, мистер Холман, — бросила она звенящим голосом, — но полчаса назад, когда мы шли к трейлеру, вы мне показались вполне симпатичным! Очень милым, и даже понравились! Правда, нелепо?

Она промчалась мимо меня — мини-юбочка так и взвилась вокруг ее позолоченных солнцем бедер — и исчезла внутри трейлера. Я остался совсем один в лучах горячего солнца, на длинной дорожке, ведущей к воротам студии, с глубокой уверенностью в душе, что ни за какие блага на свете не согласился бы очутиться на месте Рэймонда Пакстона — решительно во всех отношениях!

Глава 2

Заблудившийся луч прокрался сквозь щели жалюзи и заплясал на бронзовом пресс-папье, которое стояло посредине обтянутого кожей стола. Несколько секунд доктор Дедини внимательнейшим образом изучал это любопытное явление, и я никак не мог привлечь его внимание к моей скромной персоне. Это был тонко-костый, хрупкого сложения человек, в элегантном костюме, бледно-голубой рубашке и канареечно-желтом галстуке; гладкая оливково-смуглая кожа восточного мудреца, едва заметная седина на висках, глубоко посаженные карие глаза, оттененные длинными, загнутыми кверху ресницами, раз и навсегда застывшее меланхолическое выражение лица — все создавало образ человека, занятого размышлениями исключительно о печалях мира. Впрочем, может быть, у него было нечто похожее на хроническую диспепсию.

— Это ужасная неприятность, — сказал он удивительно мягко. — Впервые в истории нашего заведения пациентка, кхм, покинула санаторий самовольно, без предварительного разрешения.

— Но как именно это произошло? — спросил я.

Его тонкий указательный палец с ухоженным ногтем осторожно подвинул пресс-папье на несколько дюймов в сторону от солнечного лучика.

— Мисс Коленсо пожаловалась, что не может спать, и медсестра понесла ей снотворное. Когда она вошла в комнату, мисс Коленсо напала на сестру сзади, ударила по голове вазой, лишив сознания. Потом мисс Коленсо надела ее форму и вышла за ворота санатория.

— Неужели все так просто? — удивился я. — Ведь вокруг санатория шестифутовая стена, а у ворот — охранник!

— Охранник не может знать в лицо абсолютно всех сестер и сиделок, — сказал доктор с мягким укором в голосе. — Мисс Коленсо подбежала к охраннику и сказала, что внутри здания что-то, э-э-э, стряслось, срочно необходима его помощь. А едва он скрылся в здании, она, очевидно, отперла ворота и вышла.

— Сколько же времени прошло, пока ваши сотрудники узнали об исчезновении больной?

— Не больше пяти минут.

— Вы искали ее? Он поджал губы:

— Искали, конечно, и очень тщательно. До сих пор не понимаю, мистер Холман, почему мы все же не нашли ее. Я послал машину, две группы людей искали мисс Коленсо по обе стороны дороги, еще одна группа отправилась в каньон.

— А если они не обнаружили ее из-за темноты? — спросил я.

— Люди могли бы не заметить, — согласился он. — Но не собаки.

— Собаки?

— Да, специально обученные немецкие овчарки, мистер Холман. — На лице его появилась смущенная улыбка. — И я никак не могу понять, почему они ее не обнаружили. Девушка словно испарилась в воздухе.

— Могу я поговорить с той самой медсестрой? — вежливо спросил я.

— Ну конечно. Мы вполне разделяем беспокойство мистера Пакстона и рады помочь всем, что только в наших силах. Наш штат к вашим услугам, мистер Холман.

— Меня интересует только медсестра, — терпеливо повторил я.

— Сестра Демнон. — Он поднялся со стула и обошел огромный стол. — Я пришлю ее сюда, чтобы никто не помешал вам беседовать.

— Спасибо, доктор.

— Я объясню ей, что вы — доверенное лицо мистера Пакстона, чтобы она от вас решительно ничего не скрывала. — Он смахнул воображаемую пылинку со своего рукава. — Вчера вечером она была прямо-таки в отчаянии оттого, что некоторым образом подвела меня, и страдала от этого, как от физической боли... Но сегодня, рад сообщить вам, она полностью оправилась.

— Великолепно, — пробормотал я.

Доктор вышел из кабинета, тщательно прикрыв за собой дверь и двигаясь с такой осторожностью, словно опасался, что его вот-вот сдует сквозняком. Я закурил и стал размышлять над тем, что же это за санаторий под началом такого симпатичного доктора, если в любую минуту отсюда можно отправить на розыски три отряда мужчин в сопровождении тренированных собак? Минуту спустя отворилась дверь и в кабинет вошла сестра.

Это была рыжеволосая особа лет около тридцати, и даже строгий белый халат не мог скрыть всех изгибов ее пышной фигуры. Ее синие глаза блестели, в них светился ум; аккуратный, чуть вздернутый носик придавал ей несомненную пикантность, а полный чувственный рот совершенно не вязался с представлением о спиртовых компрессах и грелках.

— Мистер Холман? — произнесла она мелодично. — Я — Айрис Демнон. Дедини только что объяснил мне, что вы от мистера Пакстона по поводу мисс Коленсо.

— Вы вчера попали в скверную переделку, не так ли? — спросил я сочувственно.

— Я была буквально потрясена. — Она печально улыбнулась. — Но, в общем, такое случается время от времени в жизни сестер психиатрических клиник, так что мне, пожалуй, даже не следовало бы удивляться!

— Как же все произошло?

— Мисс Коленсо пожаловалась, что не может уснуть, я понесла ей две таблетки снотворного и...

— А каким именно образом она пожаловалась вам? — спросил я.

Она с недоумением поглядела на меня, потом в глазах ее появилось понимание.

— А! Я догадалась, что вы имеете в виду! Когда наш пациент нажимает у себя в комнате кнопку, на приборной доске появляется огонек. Дежурная сестра тоже нажимает на кнопку, в комнате пациента включается микрофон, и сестра может говорить с пациентом. Это очень удобно и экономит время: можно узнать, что им требуется, не отрывая попки от стула! — Она внезапно осеклась и с шутливым испугом прижала руку ко рту. — Ох, простите, ради Бога!

— Как-нибудь переживу, — усмехнулся я. — Значит, вы понесли ей в комнату снотворные таблетки?

— Открыла дверь, вошла в комнату, и в ту же минуту — трах! — Она поморщилась. — До сих пор голова болит.

— Где же она пряталась, когда вы вошли в комнату?

— Может быть, за дверью? Все произошло так быстро!

— Когда вы вошли в комнату, вам была видна ее кровать?

— Думаю, что да. — Она часто заморгала. — Вероятно. По крайней мере, я должна была бы ее видеть, потому что она стоит под окном, как раз у противоположной стены.

— Значит, в таком случае вы должны были заметить, что мисс Коленсо в кровати нет, но тем не менее вы все же вошли в комнату, даже не задумавшись о том, где она может быть?

Она слегка покраснела:

— Боюсь, что это было действительно глупо с моей стороны. Но я, наверное, подумала, что она в ванной, если вообще о чем-то таком подумала...

— Сколько времени вы находились без сознания?

— Точно не знаю, но полагаю, не дольше нескольких минут. Потом я нажала на кнопку и сообщила одной из сестер, что произошло. Около нее стоял охранник, и он никак не мог сообразить, каким образом я сумела за такое короткое время вернуться от ворот и войти в здание так, что он меня даже не заметил. — Она усмехнулась. — Он же не знал, что медсестра, которая к нему подбежала, на самом деле была вовсе не сестрой, а мисс Коленсо — в моей форме, разумеется. А когда он через несколько секунд ворвался в комнату, я только тогда поняла, что на мне.., всего лифчик и трусики... А эти самые трусики — из прозрачного нейлона, представляете?..

— Везет же некоторым парням, — с завистью заметил я.

— Вы так считаете, мистер Холман? — спросила она чуть хриплым голосом, прикусив нижнюю губу.

Усилием воли я оторвался от мысленного созерцания увлекательной картины — какой именно предстала мисс Айрис Демнон взору потрясенного охранника — и не без труда сосредоточил внимание на следующем вопросе.

— Ну а затем поднялась тревога и были разосланы поисковые группы? Она кивнула:

— Доктор Дедини обеспечил отличную выучку охраны. Не прошло и нескольких минут, как охранники отправились на розыски мисс Коленсо.

— Но не нашли ее.

— Не нашли, к сожалению. — У нее на лице появилось озадаченное выражение. — Я не могу понять, как это собаки не унюхали ее? Раньше такого никогда не случалось!

— В котором часу доктор Дедини отдал свое распоряжение?

— Было около четырех утра. Я чувствовала себя просто ужасно оттого, что ее не нашли. В конце концов, это в первую очередь моя вина. Только из-за меня ей вообще удалось выйти из здания. Но доктор Дедини был ко мне очень добр, он сказал, чтобы я не беспокоилась, велел мне принять успокоительное и лечь в постель.

— А утром доктор возобновил поиски? — Это уже было бы бесполезно, — осторожно ответила сестра. — К тому времени мисс Коленсо, видимо, находилась за много миль отсюда.

Выражение лица у нее стало вполне подобающим случаю: внимательное, выражающее полную готовность помочь всем, чем можно, и в то же время покаянное: она чувствовала себя виноватой в побеге пациентки. Почему же тогда в глубине души меня точил червячок сомнения в ее искренности? Ведь ответы она давала правильные и точные. Разве что в подобной ситуации медсестра даже с такой сексуальной наружностью могла бы разговаривать менее фривольно? Или же она это делает намеренно, чтобы отвлечь меня от чего-то более важного?

— Если бы она спустилась в каньон или притаилась в кустарнике около дороги, то собаки непременно почуяли бы ее, — сказал я. — Выходит, она отправилась прямиком по немощеной дороге.

— Но ведь шоссе отсюда не менее чем в трех милях, — возразила сестра Демнон. — А доктор Дедини тут же послал к шоссе охранника на машине. Машина должна была настигнуть мисс Коленсо задолго до того, как она добралась до развилки, верно?

— Если, конечно, кто-то не оставил специально для нее машину в нескольких ярдах от ворот санатория, укрыв ее в кустарнике и развернув таким образом, чтобы бампер указывал нужное направление, — небрежным тоном предположил я.

Глаза ее раскрылись чуть шире.

— Боже мой! Как же никто из нас не догадался об этом?

— К мисс Коленсо допускались посетители?

— Только доктор Шумейкер, ее психолог.

— Если какой-то автомобиль ждал ее здесь, значит, у нее имелся сообщник, — заявил я без обиняков. — Было бы слишком опасно оставлять тут машину на неопределенное время — значит, побег был заранее назначен на прошлую ночь. К ней не допускали посетителей, кроме психолога, — следовательно, если бы он сам решил забрать ее отсюда, то мог бы сделать это в любой момент.

Итак, должно быть какое-то связующее звено между сообщником за стенами санатория и мисс Коленсо, запертой внутри. И это наверняка кто-то из работающих здесь и имеющих возможность постоянно общаться с мисс Коленсо. Ну вы вот, например!

— Вы в своем уме, мистер Холман? — ледяным тоном спросила она. — Вы что же, считаете, будто это я сама вчера вечером вошла в ее комнату, сняла с себя форму, отдала ей и стала дожидаться, пока она хватит меня по голове вазой?

— Достаточно лишь слегка стукнуть вас, чтобы вскочила шишка, — продолжал я. — А потом она могла разбить вазу, бросив ее в секретер. Вчера вечером несколько часов шел дождь. Если у дороги стоял автомобиль, то там непременно остались следы шин, и я без труда обнаружу их. Но когда и доктор Дедини увидит их, он, естественно, сообразит, что к чему, поймет, что здесь замешан кто-то из его служащих, и, можете не сомневаться, сразу оценит вашу роль. Если, конечно, вы предпочитаете, чтобы все обернулось не против вас.

Она сунула кулачки в карманы своего халата и молча уставилась на меня. Глядя в ее синие глаза, я хорошо видел, как она внимательно взвешивает свои шансы и наконец приходит к выводу, что они невелики.

— Мне нравится работать здесь, мистер Холман, — сказала она ровным голосом. — Я бы хотела остаться на работе, мистер Холман...

— Не вижу, что вам может помешать, — усмехнулся я. — Мне нужно одно — отыскать мисс Коленсо, а вы, я полагаю, не станете дважды повторять одну и ту же ошибку?

— Конечно нет, раз уж я сразу попалась. — Она надула губы. — Но все-таки эти прозрачные нейлоновые трусики были просто гениальным ходом с моей стороны! Прошло по крайней мере несколько минут, прежде чем охранник пришел в себя и поднял тревогу!

— Мне бы тоже хотелось хорошенько вникнуть в этот вопрос, — вздохнул я, — но как раз сейчас у меня на это нет времени. Ответьте-ка лучше, кто организовал побег?

— Женщина... Но я не знаю ее имени.

— И как она выглядит, вы тоже не знаете, потому что при каждой вашей встрече она была в наряде Санта-Клауса?

— Эта женщина — брюнетка. — В голосе рыжекудрой послышались злые нотки. — Но это вполне мог быть и парик, откуда мне знать?.. Примерно моих лет, не особенно хорошенькая, косметикой не пользуется, а одета так, словно, встав утром, напяливает первое, что подвернется под руку. Но может, все это было для отвода глаз?

Если бы я удушил рыжеволосую сестру прямо вот тут, то присяжные наверняка оправдали бы меня. Вероятно, эта мысль отразилась на моем лице, потому что глаза ее стали еще круглее и она заговорила с еще большей поспешностью:

— Первый раз это было недели две назад. Я пила кофе в какой-то аптеке в центре города. Она подсела ко мне, зная, кто я такая, где работаю, и даже то, что нахожусь в постоянном контакте с Кармен Коленсо. Потом спросила, не хочу ли я шутя заработать тысячу долларов? Я приняла ее за ненормальную, и это, наверное, отразилось у меня на лице, потому что она вынула из сумочки несколько сотен. Я убедилась, что она не шутит. И всего-то мне надо было сделать за двести долларов — передать Кармен Коленсо буквально одну фразу, а потом снова встретиться с той женщиной в аптеке и рассказать, как мисс Коленсо отреагировала на ее слова.

— И что же это за слова?

Она на секунду наморщила лоб:

— Я должна была передать Кармен, что Росс охотится за Рэем, но Рэй об этом ничего не знает, а она — единственный человек, кто может его спасти.

— И как отреагировала Кармен?

— Она просила передать своей подруге, чтобы та вызволила ее из санатория, — ответила Айрис Демнон. — Об остальном вы, вероятно, и сами догадываетесь? Вы ведь все поняли насчет машины. Так вот, в машине сидела та самая брюнетка, с одеждой для мисс Коленсо.

— А это была ваша идея — отдать Кармен свою одежду, чтобы та смогла обмануть охранника у ворот? Она кивнула:

— Эти восемь сотен оказалось заработать намного труднее, чем первые две! Брюнетка заявила, что вывести Кармен за ворота санатория — моя забота, и мне пришлось-таки пошевелить мозгами! А потом неожиданно осенило! Отличный планчик, который оставлял меня в стороне от всего. И он бы отлично сработал, не подвернись вы!

— Кармен что-нибудь рассказывала вам о брюнетке? Нечто такое, что помогло бы нам разыскать ее?

— Нет, насколько я помню. — Она покачала головой. — Кармен-то прекрасно знала, кто такая эта брюнетка, но никогда не называла ее иначе как “моя подруга”.

— О'кей, — подвел я итог без всякого энтузиазма. — Это все, что вы можете сообщить?

— Все, — подтвердила она. — Могу я теперь вернуться к своим обязанностям?

— Почему бы и нет? — проворчал я. — Кто-то ведь должен в этом заведении подсыпать в кофе яд.

Подойдя к двери, она остановилась, обернулась и бросила на меня задумчивый взгляд.

— Знаете, о чем я думаю, мистер Холман? — спросила она, и голос ее охрип. — Я свободна весь уик-энд начиная с пятницы. — Она медленно провела кончиком языка по нижней губе. — Если бы вы захотели.., ну, закрепить нашу сделку, что ли.., я с удовольствием собрала бы свой саквояж и встретилась с вами, где вы назначите. И не забыла бы захватить свои прозрачные нейлоновые трусики!

— Знаете что? — взорвался я. — Я и так ослеп от сияния романтических звезд в ваших глазах!

— Я только размышляла вслух, — холодно возразила она.

Доктор вернулся в кабинет через секунду после ее ухода и снова уселся на стуле за большим столом, обтянутым кожей. Я никогда не думал, что бывают спаниели в серых дорогих костюмах, но, глядя в его печальные карие глаза, начинал потихоньку сомневаться в этом.



— Надеюсь, сестра Демнон оказалась вам полезной, мистер Холман? — спросил он вежливо.

— Даже очень, благодарю вас. Он несколько раз передвинул пресс-папье по столу, потом осторожно прокашлялся.

— С профессиональной точки зрения трудно пожелать более опытную сестру в таком заведении, как наше, но у нее есть некоторые сложные личные проблемы. Она.., она очень сексуальна... — Он качнул пресс-папье указательным пальцем. — Вы, наверное, тоже это заметили?

— Нет, — ответил я угрюмо. — Я вовсе не считаю, что если девушка носит прозрачное нейлоновое белье, то она весьма сексуальна. Быть может, она просто не желает страдать от жары в знойные летние дни?

— Она сказала вам, какое у нее белье? — Длинные загнутые ресницы опустились, но недостаточно быстро, чтобы скрыть голодный блеск глаз.

— Не совсем так, — неохотно признался я. — Просто нельзя было не заметить этого, когда она сняла свое форменное платье.

— Она — что?.. — Челюсть у доктора отвисла, и он молча уставился на меня.

— Разумеется, только для того, чтобы показать, что именно произошло с Кармен Коленсо прошлой ночью. Но какое тело! Что за фигура! Просто фантастика! Впрочем, вы, конечно, и сами это заметили?

Его кулак вдруг обрушился на пресс-папье, и оно отлетело на другой конец комнаты.

— О нет, — прошипел он, — этого я как раз не заметил, мистер Холман!

— Но если она с такой охотой продемонстрировала все это мне, — с наигранным смущением произнес я, — то, без сомнения, будет просто счастлива показать и вам, своему боссу. А почему бы, действительно, вам не попросить ее об этом?

Я представил себе ужас, который охватит Айрис Демнон, когда доктор Дедини попросит ее в точности продемонстрировать ему, что именно произошло в комнате у мисс Коленсо прошлой ночью.

Впрочем, так ей и надо, мстительно подумал я. По крайней мере, она немного успокоится, укротит свой темперамент. А час спустя я решил, что в данной ситуации темперамент доктора Дедини тоже, возможно, обретет некоторое успокоение.

Глава 3

Я бросил на нее короткий взгляд, когда она открыла мне дверь, и буквально остолбенел от изумления. Впрочем, лихорадочно заработал мой мозг, где же еще может обитать в Лос-Анджелесе ковбой женского пола, если не здесь, на десятом этаже небоскреба, сразу же за Стриком?

— Что вы продаете? — нетерпеливо зазвенел ее голос. — Мгновенный паралич?

Глаза мои раскрылись еще шире, и я понял, что мне это все-таки не мерещится: широкополая стетсоновская шляпа на голове, белые сапожки из телячьей кожи и все остальное в том же роде. Лимонного цвета рубашка туго натянута на невероятно пышном бюсте, а пуговки, застегнутые отнюдь не до горла, позволяют вдоволь налюбоваться тем, что скорее следовало бы назвать кратером, а не ложбинкой между грудями. Широченный сыромятный ремень перетягивал необыкновенно тонкую талию, а синие джинсы так плотно обтягивали округлые бедра и ягодицы, что казалось, они навеки прикипели к коже.

— Это просто смешно! — взорвалась она. — С каких это пор немые кретины продают по домам всякую дрянь?

— Скажите, пожалуйста, нельзя ли вывести вашу лошадь из лифта? — спросил я почтительно. — Я очень устал оттого, что пришлось в седле подняться к вам на десятый этаж, а свободного места в лифте не было!

Губы ее дрогнули в улыбке.

— Чего же вы хотите? — сказала она этаким утомленным голосом. — Сами ведь настаиваете, чтобы мы носили эти дурацкие макси-юбки!

— Рик Холман, — с улыбкой представился я. — А вы наверняка попрыгунья Джеки Эриксон, краса и гордость “Сансет-Стрип-родео”?

— Во всяком случае, сейчас я занята, — отмахнулась она решительно. — Не сомневаюсь, что ваше дело вполне потерпит до другого раза!

— Оно касается Кармен Коленсо, — сказал я, — которая вчера ночью сбежала из санатория “Вид на холмы”. Мне очень хотелось бы узнать, зачем вам понадобилось тратить столько усилий на организацию ее побега?

— Она сбежала? А откуда вы знаете?.. — Она захлопала длинными ресницами. — Может, вы соизволите войти, а потом уж будете ошарашивать меня дальше? А я пока подкреплюсь чем-нибудь спиртным.

Всю гостиную занимал огромный стол, стоявший посредине; на нем было навалено столько всякого барахла, словно здесь обитало по крайней мере штук двадцать преуспевающих художниц. Джеки Эриксон осторожно обогнула стол и продефилировала к бару в дальнем углу комнаты.

— Какой вам подать отравы, приятель? — крикнула она оттуда дурашливым фальцетом.

— Бурбон на два пальца, и покрепче, — сказал я. Она приготовила напитки, потом совершила повторный осторожный рейс вокруг огромного стола и, протягивая мне стакан, испустила вздох облегчения.

— А ведь во всем виноват этот проклятый редактор этого проклятого рекламного агентства, — пожаловалась она. — Ему вдруг пришла в голову великая идея, что новый сорт консервированных цыплят по-китайски лучше всего рекламировать с помощью мультипликационного ковбоя, — это, мол, поможет сбыть десяток миллионов коробок. “Набросай-ка мне несколько эскизов, — сказал он. — Не важно, сколько это будет стоить, детка, ты только хорошенько поработай головой! Все, что требуется, — это броский и острый рисунок и забавный персонаж! Но только не такой, чтобы лопаться от смеха, понимаешь, куколка, а такой, чтобы увидевший его не удержался от ухмылки, улавливаешь? Мы не должны бить покупателя локтем под дых, нет, мы должны этак легонько пощекотать его гусиным перышком. Понимаешь?” — Она сделала сердитый выпад рукой в сторону стола. — И вот, пожалуйста. Последние три дня я только этим и занимаюсь! Я даже влезла в это дурацкое одеяние, надеясь, что меня посетит соответствующее вдохновение. Но пока что единственный персонаж, который получается, — это какой-то идиотский ублюдок, помесь кретина с психом.

— Вообще-то вид у вас ничего себе, — с полной серьезностью признал я. — А насколько он вам помог?

— Если бы у наших пионеров хватило в свое время ума прибегнуть к услугам “пастушек” с моим телосложением, — протянула она задумчиво, — они наверняка покорили бы Дикий Запад без единого выстрела!

— Но какого черта вы ввязались в это дело? — перебил я ее.

Она сорвала с головы стетсоновскую шляпу и швырнула ее в угол, по плечам рассыпались блестящие черные волосы.

— Ты сам появился на тропе войны перед моим вигвамом, не забудь этого! — воскликнула она, но тут же лицо ее стало серьезным. — Ну-ка, повторите еще раз историю о том, как я организовала для Кармен побег из санатория. Только на этот раз чуточку помедленнее.

В конце концов, кроме собственного голоса, терять мне было нечего. В сжатом виде я изложил версию о том, как Кармен Коленсо удрала из санатория с помощью сестры Демнон, описал портрет той женщины, которая заплатила рыжеволосой красотке тысячу долларов за содействие. Джеки Эриксон внимательно слушала, полузакрыв глаза. Ее круглое личико с молочно-белой, без единой веснушки кожей было поразительно красивым.

— Вы ведь не уверены, что это была я? — сказала она, когда я закончил. — Вы всего лишь считаете, что это могла быть я. Потому и обрушили на меня свой удар прямо там, у двери, в надежде, что застигнете меня врасплох и я невольно выдам себя какой-нибудь мелочью?

— Но вы оказались слишком умной для меня, — покорно согласился я. — Пригласили войти, а затем сами обрушили на меня целый поток слов по поводу этих рисунков, пока не обрели достаточную уверенность в себе.

Она рассмеялась, отчего ее короткая верхняя губа восхитительно вздернулась, обнажив крепкие белые зубы.

— Вы из тех, кого идиот редактор моего агентства называет подонками с воображением. Спорим, знай вы заранее, что на мне это одеяние, вы непременно бы втащили в лифт настоящую лошадь! И тогда уж точно ошарашили бы меня до потери пульса! — Она неторопливо отпила из своего бокала. — Это Рэй нанял вас, чтобы вы отыскали Кармен? — Углы ее рта презрительно опустились. — Он же не может обращаться в полицию, а вдруг, не дай-то Бог, кто-то где-то что-то кому-то ляпнет! Ведь кинозвезда такого крупного размера, как он, должна остерегаться всякой огласки, тем более подобного рода.

— Примерно так оно и есть, — кивнул я.

— Если хотите убедиться, что Кармен не прячется здесь, пожалуйста, можете осмотреть квартиру. Все мои , тайны упрятаны под ковром в спальне.

— Вы ведь ее подруга, — сказал я. — И, судя по тому, что мне известно, — единственная подруга. Быть может, главная причина, по которой вы решили помочь ей бежать из санатория, — сведения о том, что там с ней плохо обращались?

— Каждые две недели я справлялась о ней у Дерри Шумейкера, — сказала она. — Он хоть и копается в мозгах, но парень в общем неплохой. В последний раз, когда мы с ним общались, он говорил, что санаторий очень приличный, ей там хорошо и она быстро идет на поправку.

— Ну конечно, — согласился я. — Это вполне разумно, раз вы ее закадычная подруга. Вам ведь решительно наплевать, что, скажем, Росс охотится за Рэем, а Рэй об этом ничего не знает. И разумеется, вы не стали бы передавать Кармен ничего подобного, как не сообщили бы и о том, что она — единственная, кто может спасти брата!

Джеки на секунду напряглась, затуманенные синие глаза внезапно вспыхнули таким огнем, что я испугался, как бы их лучи не прожгли в моем мозгу изрядные дыры.

— Даже такой подонок с воображением, как вы, не мог бы придумать подобное! Откуда у вас эти сведения? Так говорила анонимная черная сука из аптеки?

— Вот именно, — кивнул я. — А передала это Кармен милая продажная сестричка. Едва Кармен услыхала, как тут же решила убежать из санатория.

— О Боже! — воскликнула Джеки. — Это весьма дурно пахнет!

— Может быть, вы догадываетесь, куда могла отправиться Кармен? — спросил я с надеждой.

— К сожалению, нет. — Она кивнула на заваленную подушками тахту в дальнем углу комнаты. — С тем же успехом мы могли бы присесть. Кажется, разговор будет долгим.

Мы подошли к тахте и стали усаживаться, но опустился на нее только я. Джеки Эриксон застыла в полусогнутом положении, а ее небольшой, но пышный зад замер примерно в футе над кушеткой.

— Я что-то не заметил, когда сверкнула молния, — небрежно бросил я. — Видно, мне здорово повезло, что меня не задело!

Она наконец испустила болезненный стон и выпрямилась. Отстегнув широкий сыромятный ремень, бросила его на пол.

— Ox! — Это был вздох облегчения, шедший из самой глубины сердца. Она плюхнулась на тахту рядом со мной.

— Прострел? — высказал я предположение.

— Все дело в моем телосложении. Я переоснащена в верхней половине. Когда стоишь, это нисколько не мешает, зато, когда начинаешь усаживаться, что-нибудь непременно нарушает равновесие. Обе мои прелестные полные груди, к примеру, начинают искать, на что им улечься, тогда как бедра впадают в панику и подталкивают талию кверху в целях самозащиты. — Она вытащила лимонного цвета рубашку из джинсов и принялась осторожно поглаживать свой живот. — Я часто подумываю о том, чтобы сесть на суровую диету, но от окончательного шага меня неизменно удерживает мысль о конечном результате. Вы можете себе представить ходячий скелет с тридцатисемидюймовым бюстом?

— Когда дело касается чистого секса, я могу представить себе все что угодно, — искренне ответил я. — Но ведь вы как раз в эту минуту собирались объяснить мне, что кроется за фразой “Росс охотится за Рэем”, не так ли?

— У меня, знаете ли, новомодный невроз: поток сознания, свободное выражение мысли, — сказала она извиняющимся тоном.

— Да, словоизвержение такое, словно вы — прохудившийся унитаз! — разозлился я. — В следующий раз, когда вы снова ударитесь в словоблудие, я уж постараюсь его прервать.

— Вы, кажется, нервничаете? — удивилась она. — Похоже, вы сегодня не посещали своего психолога. — Она нервно подпрыгнула, когда я положил ей руки на плечи. — Ладно, ладно, сейчас я все объясню!

— Немедленно выкладывайте, что вам известно, — прорычал я.

— Но учтите, если это будет смахивать на лекцию, я не виновата, — предупредила она. — Только без этого вы не поймете причину бегства Кармен Коленсо. Вам необходимо знать, какую роль играл Рэй в ее жизни. Их родители погибли в автомобильной катастрофе, когда Кармен было пятнадцать лет, а Рэю — на десять лет больше. И тогда он принял на себя обязанности отца и играл эту роль с таким же рвением, с каким капитан Блэй играет морского капитана! Он, ее законный опекун, давал деньги, чтобы она могла достойно питаться, иметь крышу над головой и все такое. Взамен, правда, он требовал беспрекословного послушания и полного подчинения. Он решал за нее даже такие вещи, как прическа, одежда, школьные товарищи, поклонники... Контролировал даже ее тайные мысли!

— До тех пор, — вмешался я, — пока она не бросила колледж и — цитируя Пакстона — не изложила ему свою декларацию независимости. А после переехала жить с вами в одну квартиру.

— Что было не так-то просто. Сперва пришлось пережить две адские недели, пока Рэй наконец перестал вопить. Но он тут же утер нос ее независимости тем, что назначил содержание в сто долларов в неделю. Она поняла, что все равно зависит от него, и, мне кажется, именно тогда стала подумывать о единственной возможности избавиться от его опеки, то есть о замужестве. Задача — найти мужа, который смог бы противостоять могучему братцу, выйти за богатого человека, способного плюнуть в глаза кинозвезде!

— И тут появился Тайлер Уоррен?

— В какой-то мере я и себя виню... — задумчиво сказала она. — Я имела обширные знакомства в рекламных агентствах города, и мне не составляло труда время от времени добывать для Кармен работу манекенщицы. Однажды она попала таким образом в большой магазин, принадлежавший папаше Тайлера. Сынок как раз помогал своему старику. Между Тайлером и Кармен завязался роман, знаете, этакая великая любовь, подобной которой не случается во все времена. К сожалению, папаша Уоррен не одобрил их отношений. И тогда сыночек совершил отчаянно смелый поступок — сбежал с Кармен и женился на ней. Но когда они вернулись после медового месяца, папашка так топал на сыночка ногами, что тот за две следующие недели полностью впал в свое прежнее ничтожество. И естественно, начал винить Кармен в папочкиной суровости. А в конце концов превратил супружескую жизнь в сущий ад для Кармен.

Кармен была уничтожена вдвойне. Она-то ведь считала, что выходит замуж за супермена, который вмиг разделается с Рэем, а оказалось, что супруг ее — пресмыкающееся ничтожество, чья отвратительная трусость могла сравниться только с его жестокостью в обращении с ней. И тогда ей стало все безразлично.

— А в результате Тайлер застукал ее в постели со своим лучшим другом, — заметил я. — Пакстон рассказал мне и об этом. И о разводе, оформленном на основании грубого обращения мужа, потому что старый Уоррен не желал, чтобы его имя было замешано в скандальном процессе.

— А он ничего не говорил вам о том, что проделывал с ней Тайлер после того, как застал ее на месте преступления? — холодно спросила она. — О том, как страшно он бил ее всю неделю, каким подвергал физическим издевательствам? Или о том, как нарочно уничтожил все до единой ее личные вещи?

— Может быть, она не рассказывала брату об этом?

— Пакстон все знал! Но он и папаша Уоррен — члены одного клуба, а это значит, что никакая грязь не должна коснуться их имен и все прочие обязаны лишь угодливо улыбаться и терпеть все, что они творят.

— После развода она снова вернулась к вам?

— Да. Но вернулась совсем иная Кармен. Она была рада, что Рэй снова стал выплачивать ей содержание, хотя и разбил ей жизнь, а деньгами такого не поправишь. Я попыталась было опять заинтересовать ее профессией манекенщицы, но она к этому совершенно охладела. Стала болтаться в компании каких-то совершеннейших кретинов, которых даже и хиппи-то нельзя назвать, настолько они ленивы и ничтожны. Это уже само по себе достаточно мерзко, а тут вдруг, словно чертик из табакерки, возник Росс Митфорд.

— Если он был настолько плох, зачем же она стала жить с ним? — спросил я.

Джеки Эриксон выразительно фыркнула, приподняв верхнюю губу:

— Да ведь вы сами и ответили на свой вопрос! У нее была навязчивая идея: мол, чем ниже она падет, тем больше накажет Рэя. Вам, вероятно, известно, как перестала виться эта веревочка?

— Они оба очутились в санатории, — сказал я. — Только Митфорд вышел оттуда спустя две недели на двадцать тысяч долларов богаче.

— По-моему, Рэй заплатил, чтобы тот держал язык за зубами, — мрачно сказала она. — Могу сообщить еще кое-что, о чем вы, скорее всего, не подозреваете! Джерри Шумейкер знает, что, если бы я видела, как Пакстона пожирает крокодил, и тогда не дала бы ему ружья, чтоб он застрелился, — пусть подыхает в страшных мучениях!.. А Шумейкер все бормочет, мямлит, несет свою психологическую ахинею, в которой, я уверена, и сам не разбирается. Но одно мне совершенно ясно: причина и следствие. Причина всему — ЛСД. Джерри говорит, что некоторые люди могут накачаться этим наркотиком до одурения, а потом полностью прийти в себя, зато для других это не проходит бесследно. Они уже никогда не станут такими, какими были раньше.

— Вы имеете в виду, что они слегка повреждаются в уме?

— Вот именно. А с Кармен дело усугубилось тем, что она чуть не убила Митфорда, и спасло его только чудо. По словам Джерри, когда она услышала, что Митфорд согласен принять деньги и оставить ее, она восприняла это как очередное предательство. Великий братец опять победил, и она возненавидела Митфорда за то, что тот допустил подобное. Первые дни в санатории ее вообще держали на транквилизаторах, а потом она несколько недель ни с кем не желала разговаривать. В дальнейшем она стала быстро поправляться и примерно с месяц назад сообщила Джерри свою великую тайну: она счастлива, что не убила Митфорда. И не потому, что ей его жаль, — на него-то ей наплевать! — а потому, что этой историей она могла бы навеки загубить карьеру Рэя.

— О-о-о! — Я озадаченно воззрился на нее.

— Ягодки впереди! С тех пор при каждой встрече она не переставала твердить, что осознает, насколько несправедлива была к старшему брату. Судя по ее теперешним высказываниям, Рэй просто рыцарь в сверкающих доспехах, который неустанно сражается за правду, справедливость и лучшую жизнь для своей маленькой сестрички. И вся беда лишь в том, что раньше она была слишком глупа, чтобы осознать это. Джерри говорит, что она теперь, вспоминая всю свою жизнь со дня гибели родителей, утверждает, будто Рэй всегда был прав, а она — не права. С начала и до конца, решительно во всем, без исключения.

— И это приключилось с ней из-за ЛСД? — удивился я.

— Тут Джерри не совсем уверен. Поэтому и держит ее под наблюдением врачей. Он говорит: если изменения, происшедшие в Кармен, сводятся к улучшению отношений с братом, то это не страшно. Если, конечно, обо всем остальном Кармен будет судить достаточно здраво. Впрочем, дело может быть и в ином — что-то вроде искупления вины, как вы думаете?

— Примерно так я себе и представляю, — пробормотал я.

— Ну, если так, то Джерри считает, что это нехорошо, — сказала она устало. — Он говорит, что получается нечто вроде маятника, который, начав движение в одну сторону, потом неминуемо полетит в другую, а затем и вовсе может утратить состояние равновесия. Понимаете?

— Любопытный взгляд на вещи у этого Шумейкера, — пробормотал я.

— Неужели вам до сих пор не ясно, какое впечатление должно было произвести на Кармен в ее теперешнем состоянии сообщение, будто Росс охотится за Рэем, а Рэй и не подозревает об этом! И она единственная, кто может спасти брата! Вот она и убегает из санатория, одержимая идеей спасти своего прекрасного братца от ужасной мести, которая следует за ним по пятам. Ей же ровным счетом ничего не стоит отыскать еще одни ножницы, добраться до Митфорда — и тогда все, конец!

— Давайте повторим все еще раз, с самого начала! — взмолился я. — По-вашему, кто-то хочет избавиться либо от Митфорда, либо от Кармен, — а то и от обоих сразу. Я вас правильно понял?

— Вот именно! — фыркнула она.

— И этому человеку первым делом нужно было заставить Кармен покинуть санаторий. С помощью кого-то, пребывающего в стенах самого санатория. Скажем, сестры Демнон. Но даже и в этом случае план не удался бы, если бы сама Кармен не захотела покинуть санаторий.

— Потому-то и сообщение, которое они передали через медсестру, было так хитро составлено, — сказала Джеки нетерпеливо. — Это же психологическая мина, которая изнутри взорвала сознание Кармен!

— Значит, некий человек отлично осведомлен о той перемене, что произошла в сознании Кармен по отношению к брату, — сказал я. — И следовательно, число подозреваемых практически сводится к двум персонам — к Шумейкеру и вам.

— О Господи! Вот уж идиотство! — взорвалась Джеки.

— Если вы собираетесь и дальше оскорблять меня, то, может быть, нам лучше без церемоний называть друг друга по имени? — предложил я.

— Идет, Рик! — обозлилась девушка. — Но если вам требуются еще подозреваемые, то почему бы не учесть всех тех, с кем Кармен общалась в санатории? Для начала могу назвать еще двоих: доктора Дедини и ту медсестру, о которой вы упомянули раньше!

— Единственный посетитель, которого к ней допускали, это Шумейкер — психолог. И пока Кармен оставалась его пациенткой, со стороны доктора Дедини было бы просто неэтично подвергать Кармен какому-то иному психологическому воздействию.

— И кто же вам сообщил это? Правдивая сестричка Демнон, я полагаю?

От ее нахального смешка у меня кровь закипела в жилах.

— Вы, наверное, самый наивный человек на свете, Рик! Интересно, что же такое есть в этой сестричке, от чего вы сразу развесили уши и поверили всем ее бредням? Небось в ответ на каждый ваш вопрос она немедленно начинала раздеваться, а?

— Зря теряете время, пытаясь меня уколоть, — оказал я спокойно. — И если немедленно не прекратите, я могу и шлепнуть вас по губам.

— А вы на секунду поставьте себя на место сестры Демнон, — предложила она, поддразнивая меня. — Допустим, сидите за стойкой в аптеке, пьете кофе. Вдруг невесть откуда, появляется таинственная дама и ни за что ни про что предлагает вам тысячу долларов, вернее, за маленькую услугу: вы поможете сбежать одной пациентке санатория, в котором вы работаете!

— О'кей, — проворчал я, — предположим, представил.

— Когда мужчина смотрит на женщину, сексуальные флюиды обычно туманят его взор, — продолжила Джеки рассудительно. — Ему может понравиться в ней какая-нибудь одна черта, и он целиком сосредотачивается именно на ней. Но когда на женщину смотрит другая женщина, она оглядывает ее с ног до головы и замечает все — до мельчайших деталей. А как вам описала “похитительницу” эта сука сестричка? Да в наши дни любой сопливой девчонке достаточно единственного взгляда, чтобы сказать с абсолютной точностью — парик на женщине или нет и крашеные или естественного цвета у нее волосы.

Лишь через пять секунд я попросил:

— Может быть, объявим перемирие? Вы меня только что торпедировали, но я предпочел бы погибнуть, сражаясь!

Джеки залилась смехом:

— Ну, не думаю, чтобы вы получили такую уж здоровенную пробоину! Верно, Рик? — Она быстро схватила меня за руку. — Только не вздумайте осматривать свой корпус прямо сейчас, особенно ниже ватерлинии!

— Вы правы, — согласился я. — Некто получает информацию из источника, находящегося в стенах санатория. Кто этот источник? Да кто угодно! И мы снова пришли к тому, с чего начали: как вы сказали, Кармен, возможно, отправилась на поиски ножниц, а потом — прямо к Россу Митфорду.

— И что же нам делать? — спросила она.

— Найти Митфорда прежде, чем до него доберется Кармен. Возникает лишь крохотная проблема — откуда начать поиски?

— Он не вернулся на прежнюю квартиру. — решительно заявила Джеки. — Их квартирная хозяйка звонила мне через месяц после разыгравшейся драмы и спросила, не хочу ли я забрать кое-какую одежду Кармен. Дело в том, что хозяйка получила от Митфорда письмо с чеком на оплату квартиры и с уведомлением об отказе от нее. Туда почти сразу должны были въехать новые жильцы.

— Что ж, — пробормотал я, — по крайней мере, нам точно известно одно место, где Митфорда наверняка нет.

— Вообще-то я знаю кое-кого из тех, у кого он ошивался раньше... И те места, где они обычно встречались.

— Послушайте, назовите мне их имена, — взмолился я.

Джеки посмотрела на меня с жалостью:

— Да вы ж и пяти минут не продержитесь в этих закоулках на Венеция-Бич. Стоит им только взглянуть на ваш костюм, как они тут же решат, что вы самый подходящий объект для ощипывания.

— Мне случалось, — произнес я с достоинством, — одному вступать в стычку с тремя подобными субчиками и выходить победителем.

Она с облегчением вздохнула:

— Я так и думала: если вы рядом, можно ничего не бояться.

— Хотелось бы только знать, какого черта вам отправляться вместе со мной? — возмутился я.

— Готова назвать не меньше трех причин. — Она принялась загибать пальцы. — Первая: многие из знакомых Митфорда сразу же припомнят, что я была подружкой Кармен, причем, в отличие от нее, всегда славилась спокойным нравом и рассудительностью, а значит, со мной они будут говорить куда свободнее, чем с незнакомцем, который может оказаться шпиком, хотя и напялил на себя двухсотдолларовый костюм. Вторая: мне кажется, нам вполне может повезти, и мы сами наткнемся на Кармен. А без меня вы ее просто не узнаете.

— Ну а третья причина?

Джеки встала с тахты, заправила лимонную рубашку в джинсы, подобрала стетсоновскую шляпу и лихо нахлобучила ее на голову.

— А третья причина... — Она помолчала, расстегивая еще одну пуговицу на груди, отчего кратер в этом месте стал еще глубже. — Третья причина в том, что я одета как раз для такого случая!

— Я все время думаю, если вдруг я щелкну пальцами, вы не рассеетесь в воздухе, словно дым? — спросил я ее полным неподдельного ужаса голосом.

— Этого никогда не случается с девушками такой, как у меня, комплекции, — доверительно сообщила Джеки. — В лучшем случае мужчины в состоянии чуть-чуть оторвать нас от пола, но дальше этого дело не идет!

Глава 4

Воздух в этом заведении был густой и тяжелый от дикой смеси марихуаны, пота и одуряющей вони непонятного происхождения — весь этот букет запахов не мог развеять легкий ночной ветерок. Я понюхал содержимое своего стакана и понял, что сейчас мне предстоит впервые в жизни попробовать бурбон, приготовленный на керосине. Джеки сидела за столиком напротив меня, поля стетсоновской шляпы затеняли ее лицо.

— Который час? — спросила она. Я взглянул на часы:

— Половина одиннадцатого.

— Наверное, мы все-таки пришли слишком рано, тусовка пока еще не очень оживленная.

— Ну вот, — угрюмо отозвался я. — Выходит, я зря дергался из-за тех десяти минут, которые вы проторчали в туалете за заправочной станции.

— Я не виновата, — мило покаялась Джеки. — Что поделаешь, если “молнию” на джинсах опять заело? Интересно, как бы вы ходили, если бы пояс ваших брюк пришелся как раз на ягодицы?

— Мы заходим уже в шестой бар за последние два часа, — заметил я сердито, — но не встретили еще ни одного приятеля Митфорда!

— Я здесь давно не бывала, — призналась девушка. — Может быть, они облюбовали какие-то другие бары?

В этот момент я почувствовал, как железные тиски сжали бицепс моей левой руки. Я резко повернулся и встретился взглядом налитых кровью глаз странного типа с четырехдневной щетиной на физиономии.

— Эй! — Он двумя пальцами потянул рукав моего пиджака. — Шикарная тряпка! Где это ты ее укупил?!

Джеки беспомощно хихикнула, встретив мой испепеляющий взгляд.

— В универмаге “Кланси”, — ответил я типу. — В трех кварталах к югу отсюда. У них специальные костюмы экстра-класса. Пятнадцать баксов вместе с запасной парой брюк. Разрешают брать с недельным испытательным сроком. Если в конце недели оказывается, что костюм не устраивает, можно упаковать его и отправить обратно доплатной бандеролью.

Он тупо заморгал, тщетно пытаясь согнать слезу, затуманившую его кроличьи глаза, чтобы разглядеть мое лицо.

— Я живу в двух кварталах к югу отсюда, — прохрипел он. — Но никогда не слыхал об этом универмаге — “Кланси”.

— Новости доходят не сразу. — Я пожал плечами. — А они только вчера открылись. Построили универмаг за один день.

Булькающий звук донесся из-под полей стетсоновской шляпы, и пьяница подозрительно сощурился, вглядываясь в Джеки.

— Какого черта этот сосунок-ковбой околачивается на Венеция-Бич, а? — спросил он.

— Там, откуда он прибыл, все кони передохли, — сообщил я пьянице. — Так что юнец решил теперь скакать по волнам.

— Шутишь? — Глаза моего собеседника выкатились от яростного изумления. — Лошади передохли, надо же? Бедняге и впрямь не повезло. Знаешь что? Я сейчас отправлюсь в этот расчудесный универмаг и куплю ему коня! Один парень сказал мне, что там торгуют решительно всем и с недельным испытательным сроком. Ты не беспокойся, малыш! — Он внезапно осклабился, глядя в сторону Джеки. — Если в конце недели конь тебя не устроит, ты упакуешь его и отправишь обратно в универмаг!

Тип отпустил мою руку, медленно выпрямился и, потоптавшись на месте, чтобы утвердиться на ногах, повернулся к двери. Но вдруг быстро попятился, с размаху грохнулся об угол стойки бара и медленно сполз на пол, приняв сидячее положение. Бармен перевесился через стойку и с отвращением взглянул на него.

— Какого черта тебе здесь нужно? — прохрипел тип. Он поднял руку над головой и пару раз щелкнул пальцами в нескольких дюймах от носа бармена. — Подай сюда лошадь!

— Неужели никто не выкинет отсюда этого подонка? — взмолился бармен голосом, от которого зазвенели стекла в окнах.

— Мне кажется, — осторожно сказал я Джеки, — мы сделали все, что могли. Мы совершили просто героические усилия, а теперь самое время убраться отсюда. Поедем в какой-нибудь оазис с кондиционированным воздухом, где подают спиртное в тех самых бутылках, в которых оно получено...

— Еще один бар остался, ну пожалуйста! — Джеки подняла голову и одарила меня лучезарной улыбкой. — Он в трех кварталах к югу. Может быть, это несчастное совпадение?

— Хорошо, — неохотно согласился я. — Но если до него не более десяти минут.

Мы добрались туда через пять минут. Этот бар отличался от других тем, что находился в подвале, куда вели двенадцать ступенек. Вследствие этого воздух там был еще более спертый, хотя я полагал, что это уже невозможно, но напитки оказались того же сорта, что и в остальных заведениях. Владелец бара создал здесь нечто вроде интимной атмосферы, поскольку экономил на электрических лампочках, — комната была погружена в полумрак. Картина действительно поражала воображение: из полутемного зала медленно выползали за дверь клубы дыма, в резком свете кроваво-красной неоновой вывески они живо напоминали картину дантова ада.

Трое парней прошли мимо нашего столика к стойке бара, вдруг один из них остановился как вкопанный.

— Привет! — сказал он, подходя к Джеки. — Давно не виделись! Что ты поделывала все это время? Бросила валять дурака и купила яхту?

Джеки бросила на меня торжествующий взгляд и улыбнулась парню.

— Рада видеть тебя, Чарли Лошадь! — сказала она. — Почему бы тебе не выпить с нами?

— Мы с удовольствием. — Он вытянул шею и крикнул:

— Эй, ребята! Эта придурочная снова здесь, и ей, видать, не терпится угостить нас.

Впятером мы уселись за стол, и после того, как эти типы заказали себе выпивку, Джеки представила нас друг другу. Чарли Лошадь объяснил бармену:

— Платит вон тот шикарный тип. Словом, кто-то из них, либо она, либо ее приятель, мистер Рокфеллер. Это уж точно!

Чарли Лошадь был маленьким человечком лет тридцати, на носу его красовались очки в тяжелой оправе, а козлиная бородка топорщилась на подбородке, словно лишайник. Его приятелей звали Луи и Бурундук. Луи — высокий, мертвенно-бледный тип с наголо обритой головой и с таким выражением глаз, будто он ищет на, вашем теле место, куда удобнее всего всадить нож, едва вы отвернетесь. Бурундук был старшим из них, лет под пятьдесят, крупный и толстый, с копной густых каштановых волос, торчавших на голове во все стороны, и такими же дремучими усами и бородой. Голос его звучал удивительно высоко и пронзительно, говорил он со скоростью сто слов в минуту, так что совершенно непонятно, почему его прозвали Бурундуком.

Первые пять минут разговор шел преимущественно на тему “А помнишь?”. Потом Чарли Лошадь ткнул в меня указательным пальцем и посмотрел на Джеки.

— Только не говори, что ты забыла нас ради этого парня Холмана, — сказал он. — Чем это он лучше нас, если не считать, конечно, денег?

— Рик — один из старых приятелей Кармен, — сказала Джеки небрежно, — и она много рассказывала ему о том, как чудесно проводила время в Венеции, ну я и пообещала когда-нибудь привести его сюда. И вот мы здесь!

— Кармен, — прощебетал Бурундук, — что-то я совсем не вижу ее в последнее время.

— Она рассталась с Россом Митфордом, — вставил я. — А потом, сами знаете, как это бывает! Немного перехватила этого дела, и вот, пожалуйста, проходит курс лечения!

— Ох уж эти мне лайнеры, — сказал Луи низким гулким голосом. — Порой они черт знает что вытворяют с нами! Мне кажется, даже самое первое путешествие не обходится даром!

Я хохотал секунд пять, пока сообразил, что смеюсь в полном одиночестве, потому что вся троица сидела с постными лицами, не спуская с меня удивленных глаз.

— Странное у вас чувство юмора, мистер Холман, — сказал Чарли Лошадь. — Разве Луи сказал что-нибудь смешное?

— У Кармен, видно, была слабая голова, — сказал я ровным голосом. — Что касается ее, то, как Луи верно отметил насчет океанских лайнеров, первое же путешествие оказалось для Кармен роковым. У нее что-то в мозгу закоротило. — Я соединил руки лодочкой перед собой, потом резко сомкнул их. — Вот так!

— Ужасно, — печально произнес Бурундук. — Она в частной лечебнице?

— В самой лучшей, — сообщил я ему. — Но она хочет только одного: чтобы Митфорд навестил ее хотя бы разок. Доктор говорит, что это могло бы ей помочь. — Я пожал плечами. — Наверное, Росс даже не знает, что с ней стряслось.

— У тебя сногсшибательный костюмчик, куколка! — Чарли Лошадь погрузил пальцы в ямочку возле самой ключицы Джеки и медленно провел рукой вниз, пока она наполовину не исчезла в глубоком кратере между грудями. — Ты всегда была презабавной штучкой, просто шикарной бабой, и все у тебя как надо и где надо! Ты мне по-прежнему нравишься, детка. Только вот что я тебе хочу сказать. Мне не симпатичен твой приятель, мистер Рокфеллер. Может, он и не шпик, но уж стукач — наверняка! Ты, возможно, не знаешь этого, Джеки, деточка. Но нас-то с друзьями не проведешь! Мы таких нутром чуем!

— Чарли Лошадь! — укоризненно прощебетал Бурундук. — Ну почему ты так говоришь? Не вижу ничего плохого в том, что этот мистер Рокфеллер спрашивает, где найти Росса. Не забывай: Кармен и в самом деле была отличной девчонкой, и очень плохо, что с ней приключилась беда! Он всего лишь хочет, чтобы Росс ее навестил, раз доктор говорит, что ей это пойдет на пользу! И только поэтому ты считаешь его стукачом?

— Если бы Рик был стукачом, я бы никогда не привела его сюда, — сказала Джеки дрожащим от сдерживаемой ярости голосом. — И убери свои чертовы пальцы оттуда, куда ты их сунул, Чарли Лошадь, пока я не откусила их до самых костяшек!

Человечек отдернул руку, словно дотронулся до чего-то раскаленного, и сдержанно хмыкнул:

— Вот это больше похоже на прежнюю Джеки! Помните тот вечер, когда мы все собрались в баре у Ренцо, а Мооз-Вик стал к ней приставать? Она схватила первую подвернувшуюся под руку бутылку и шарахнула его по башке! — Он восторженно закудахтал. — Ему наложили шесть швов, и с тех пор, стоило кому-то поднять над столом бутылку хотя бы в десяти футах от него, у Вика тотчас начиналась жуткая головная боль. Он мне сам признался!

Бурундук издал низкий горловой жужжащий звук, и Чарли Лошадь протестующе поднял руку:

— О'кей! О'кей! Если эта цыпочка говорит, что мистер Рокфеллер — парень что надо, значит, так оно и есть.

— И значит, мы ему скажем, где искать Росса! — настаивал Бурундук.

Толстые стекла очков Чарли зловеще сверкнули, когда их обладатель резко повернулся. Несколько секунд он пристально разглядывал меня.

— За деньги, — сказал он наконец, вполне откровенно выразив свое условие — Мистер Рокфеллер, как видно, богат. За сотню баксов мы проводим его до самой двери Росса Митфорда. Идет, мистер Рокфеллер?

— Идет, — согласился я.

— Нет! — раздалось решительно и гулко, словно удар колокола.

— Что значит — нет? — Бурундук сердито уставился на безжизненную физиономию ходячего трупа, сидевшего рядом с ним.

— У меня такое чувство относительно этого человека, — сказал Луи, описав головой дугу не меньше десяти дюймов в моем направлении, — такое чувство, что с ним не все в порядке. Что-то здесь нечисто! Может, девушка и сама не знает?

— У тебя такое чувство! — Бурундук побелел от ярости. — И что теперь? Прикажешь бросить на ветер сотню долларов из-за твоих чертовых чувств?

— Ты ведь не знаешь, что сейчас с Россом, — сказал Луи. — Он не желает видеть посторонних. Он не хочет видеть даже старых друзей.

— Мы пойдем вместе с ним, — фыркнул Чарли Лошадь. — Давайте уговоримся с мистером Рокфеллером, что это будет только часть сделки. Он дает нам сейчас сотню долларов, и мы отводим его к Россу. А если Росс не захочет его видеть, тем хуже для мистера Рокфеллера!

— Вы мне очень напоминаете полоумных рыбаков, — сказал я. — Пока вы торгуетесь, как продать улов, рыба лежит на солнышке и вот-вот протухнет.

— Может, вы подскажете, как лучше договориться, прежде чем улов начнет вонять? — нежно прочирикал Бурундук.

— Видно, у вашего приятеля подозрительность в крови, — сказал я. — Что ж, пусть он сам сходит к Митфорду, а мы подождем его здесь. Он может передать Россу от меня сообщение. Если тот захочет поговорить со мной, они вместе вернутся сюда. Если же откажется, Луи вернется один. Таким образом, я не узнаю, где живет Росс, раз уж он желает хранить при себе эту великую тайну, а вы получите свою сотню баксов прежде, чем Луи отправится к Россу.

— Хорошо придумано! — радостно прочирикал Бурундук.

— Ну, что ты скажешь против этого? — ядовито поинтересовался Чарли Лошадь, покосившись на Луи.

— Договорились, — ответил Луи после минутного колебания.

Сотня долларов проделала отвратительную брешь в моем кармане после того, как я выложил ее на стол. Луи прикрыл деньги своей лапищей, на секунду опередив отчаянный рывок Чарли Лошади.

— Деньги полежат у меня. — Он не сводил с Чарли холодного взгляда. — Что я должен передать Россу, мистер Рокфеллер?

— Один тип по имени Луи, которого мне довелось встретить, — сказал я, — больше известен как Муха. Так что, может быть, мы покончим с этой болтовней насчет мистера Рокфеллера? Как вы считаете, мистер Муха?

— Возможно, вы правы, мистер Холман. — Он сидел неподвижно, словно чудовищное изваяние, словно идиотская пародия на подлинную жизнь; монолит, под каменной оболочкой которого текла живая кровь.

— Передайте то, что я вам уже сказал, — распорядился я. — Кармен находится в частном санатории после не слишком удачного путешествия с ЛСД. Она очень хочет, чтобы он навестил ее. Хотя бы один-единственный раз.

— Это все? — В гулком голосе прозвучало удивление.

— Рик! — настойчиво сказала Джеки. — Вы ведь не думаете...

— Не важно, — разозлился я. — Не важно, что я думаю. Митфорд либо придет, либо нет. И на его решение все равно не повлияет долгий рассказ о том, как мучается Кармен.

— Наверное, вы правы. — Затуманенные глаза Джеки наблюдали за мной со странным выражением. — Во всяком случае, я от всей души надеюсь, что вы правы, — мягко добавила она.

Луи оттолкнул свой стул, вставая из-за стола.

— Полчаса самое большее, — сказал он. — Я вернусь не позже чем через полчаса.

— Что нам необходимо, — заметил Чарли Лошадь, — так это еще одна хорошая доза.

— Я согласен с вами. По крайней мере, всем нам легче будет смириться с потерей сотни долларов, — сказал я через минуту после ухода Луи.

— Вы с ума сошли, Холман? Луи ни за что не продаст нас, мы самые лучшие его друзья на всем белом свете!

— Он ведь и не собирался идти на эту сделку, — сказал я. — У него очень сильное предубеждение против меня, и в этом отношении он прав. Но только речь вовсе не о его интуиции, просто он знает нечто такое, о чем вы, ребята, и не подозреваете!

— Он сильный, очень сильный! — Бурундук зачастил с такой скоростью, что я едва успевал разбирать слова. — Хорошо, если он рядом, когда нужны мускулы. Но в его теле нет ни сердца, ни чувств, ни тепла, ни сострадания — вообще ничего! — Он посмотрел на Чарли Лошадь, в уголках его глаз собрались готовые пролиться слезы. — И вот этого типа вы запросто отпустили, чтобы он исчез с нашей сотней долларов?

— Времени оплакивать эту сотню у вас уже нет, — сказал я ему. — Луи ушел с вашими денежками, и мы можем теперь сидеть тут до ночи в ожидании, но он сюда больше не придет.

— Как же это получилось? Почему вы, такой сообразительный, позволили ему исчезнуть с нашей сотней долларов? — взвизгнул Чарли Лошадь.

— Луи — это большие неприятности, а кому охота их иметь? — Я пожал плечами. — К тому же вас было трое, и пришлось бы, чего доброго, бросать монету, чтоб поделить сотню. А теперь вас двое, и вам удастся сделать это безо всякого труда, верно?

— Я что-то слышу! — с надрывом прощебетал Бурундук. — Но мои уши отказываются верить!

— Мы уходим отсюда вчетвером, — сказал я, — вы провожаете меня к Митфорду. Как только я увижу его лицо, вы получаете свою сотню долларов.

— Ну, знаешь! — Чарли Лошадь, посмотрев на Бурундука, истерически засмеялся:

— Может быть, его и в самом деле зовут Рокфеллером?

Я пропустил парочку вперед, так что, когда мы вышли из подвальчика, они прокладывали нам с Джеки дорогу среди мусорных ящиков и всякого хлама, загромождающего темный переулок.

Джеки взяла меня под руку и крепко прижала локоть к крутому выступу своей груди. Это был чисто импульсивный жест, который, насколько я понимаю, свойствен всем пышногрудым девушкам.

— Знаете, вы меня совсем было сбили с толку там, в кабачке, — сказала она тихо. — Вообще-то я и сейчас не все понимаю.

— Луи был агрессивно настроен по отношению ко мне.., к нам обоим, — пояснил я. — Я это сразу заметил. И он решил, что никто не сообщит нам, где найти Митфорда.

— Почему же? — спросила она.

— Хороший вопрос. Мне и самому хотелось бы найти хоть мало-мальски разумный ответ, — сказал я. — Во всяком случае, я пока понял одно: надо сделать так, чтобы он ушел из бара уверенным, что я буду сидеть и дожидаться его возвращения.

— Я, кажется, сообразила, — протянула она потрясенно, — когда мы доберемся до Митфорда, вам это будет стоить не одну, а две сотни долларов!

— Вряд ли разумно беспокоиться об этом, имея в качестве клиента обладателя “Оскара”, — сказал я небрежно. — Во всяком случае, у Пакстона будет возможность снова убедиться, что деньги для него ровным счетом ничего не значат, когда речь идет о благополучии его сестры.

Мы свернули за угол и очутились на узкой улочке, ярдов через пятьдесят оканчивающейся глухим тупиком. Оба приятеля стояли под уличным фонарем, поджидая нас, — щупленький Чарли Лошадь казался гномиком на фоне огромного, тучного Бурундука. Когда мы подошли, они стали нервно переминаться с ноги на ногу, потом Бурундук неопределенно махнул рукой в сторону дома через дорогу.

— Росс живет в том доме, на первом этаже, — сказал Чарли Лошадь. — Вам осталось только перейти через улицу и нажать на кнопку звонка, мистер Холман.

— Всего лишь нажать на кнопку звонка! — Бурундук так нервничал, что чириканье его прозвучало глухо и зловеще.

— Но мы ведь договорились, что вы получите деньги после того, как я увижу Митфорда, — парировал я. — Или вы считаете, что я должен уплатить вам сотню долларов только за удовольствие позвонить в дверной звонок?

— Вот об этом-то мы как раз сейчас и думаем, — отчаянно прочирикал Бурундук. — Луи — человек в общении малоприятный. С ним трудно поладить.

— Он нам вообще ничего не рассказывает, — свирепо добавил Чарли Лошадь. — Мы, его лучшие друзья, даже не знаем, с кем еще он проводит время!

— У него нет сердца! — Бурундук удрученно покачал головой. — Судя по тому, что нам о них известно, Луи и Росс Митфорд вполне могут быть близкими друзьями!

— Даже старыми приятелями, — кивнул Чарли Лошадь. — Так что вполне возможно, Луи, выйдя из бара с вашей сотней долларов, отправился прямо сюда, поглядеть, чем можно помочь старому другу. А заодно сообщить ему, какую оказал услугу, — помешал странному типу из Лос-Анджелеса обнаружить, где он, Митфорд, скрывается.

— Мы-то ведь сделаны не из камня, как Луи, — прочирикал Бурундук. — А Росс Митфорд уж конечно будет благодарен ему за услугу. И наверняка пригласит: зайдем-ка пропустить стаканчик-другой, а Луи за бесплатную выпивку готов на все, что угодно.

— Так что он вполне может сейчас оказаться там, — пробормотал Чарли Лошадь. — И что же он подумает, когда откроет дверь и увидит на пороге нас с вами, мистер Холман?

— Он подумает, что мы иуды, — подхватил Бурундук. — Луи, конечно, грязный подонок и двуличный мошенник, но все-таки я предпочел бы не иметь его в качестве врага!

— И я тоже. — Чарли Лошадь вздрогнул всем телом.

— Сотня достанется вам не раньше, чем я увижу Митфорда, — повторил я. — Если все заканчивается на этой стороне улицы, то я оплачиваю вам только расходы на такси.

— В каком размере? — прощебетал Бурундук.

— Десять долларов, — проворчал я.

— Идет! — воскликнули они в один голос. Бумажка исчезла почти в тот же миг, когда я извлек ее из бумажника, и оба бесстрашных приятеля испарились.

На середине улицы я оглянулся и заметил, что Джеки по-прежнему стоит на тротуаре.

— Глупо, правда? — с трудом выговорила она, лязгая зубами, когда я вернулся к ней. — Я хочу сказать, что понимаю, насколько это глупо. Но все равно, боюсь сейчас ничуть не меньше, чем те двое! Рик! — Ее пальцы больно впились в мою руку. — А вдруг они правы и Луи там, вместе с Россом Митфордом?

— Не знаю, — сказал я раздраженно. — В такой ситуации единственное, на что можно надеяться, — это на счастливый случай.

— Знаете что? — Голос ее прозвучал до отвращения хрипло. — А вы вовсе не храбрый! Вы просто чертовски глупый, вот и все!

— Почему бы вам не обождать меня здесь? — предложил я ей.

— А почему бы нам попросту не вернуться домой, позабыв об этой истории? — прошептала она.

— Самое худшее, что может произойти, — если дверь откроет сам Луи, — предположил я. — Я скажу, что хочу видеть Митфорда, а он ответит, чтобы я убирался к черту.

— И что дальше?

— Уберусь к черту. За кого, собственно, вы меня принимаете?

— Что ж, теперь я убедилась: вы самый обыкновенный трус, и мне сразу стало легче, — вздохнула она. — Обещайте мне: когда Луи велит нам убираться к черту, мы сразу же бросимся бежать!

— Я вот только думаю, — медленно произнес я, — может быть, нам следует броситься бежать в тот же миг, как мы убедимся, что он нам действительно открыл дверь?

Глава 5

Судя по внешнему виду дома, можно было предположить, что когда-то он видел лучшие времена. Но сейчас он выглядел весьма неопрятно, в вестибюле отсутствовало освещение, и я в душе возносил горячую молитву, чтобы шорох, который я сразу же услышал в коридоре, издавали крысы. Мне пришлось сжечь три спички, пока я нашел наконец дверной звонок, а когда надавил пуговку, раздался оглушительный звон, подобный сигналу пожарной тревоги.

— Если там кто-то и спал, — прошептала Джеки, — то теперь уже наверняка вскочил.

Я подождал секунд десять, всей кожей ощущая сгущавшуюся вокруг нас темноту, и снова позвонил. Меня не покидало ощущение, что тьма, которая давит мне на черепную коробку, вот-вот материализуется в нечто твердое и полновесное и шарахнет меня по макушке. Я чирикнул очередной спичкой и вдруг заметил, что дверь передо мной как-то странно перекошена и между ней и стеной явственно темнеет зазор. Я нерешительно надавил пальцами на верхнюю филенку двери. Зазор стал медленно расширяться. Так же осторожно я просунул в щель руку и принялся шарить по стене. Пальцы нащупали выключатель, и под потолком вспыхнула тусклая лампочка.

— Рик! — Джеки, вероятно, собиралась произнести это шепотом, но у нее получился нелепый вопль. — Похоже, никого нет дома, поэтому давайте лучше уберемся отсюда к черту!

— Надо поглядеть, — ответил я.

Она вошла вслед за мной в квартиру, но, по-моему, только потому, что быть со мной рядом казалось ей безопаснее, чем дожидаться в темноте и полном одиночестве в вестибюле.

Я вошел в гостиную и включил свет. Комната оказалась пустой, и я пошел дальше по коридору.

— Куда вы идете? — дрожащим голосом спросила Джеки.

— Посмотреть в других комнатах.

— Я лучше подожду здесь. — Она осталась в гостиной и сердито бросила мне вслед:

— Не забудьте заорать, если с вами случится что-нибудь ужасное!

Квартира была небольшая. Три остальные комнаты имели на удивление нежилой вид, словно хозяин появлялся здесь не чаще раза в неделю и оставался ровно столько, сколько требуется, чтобы приготовить себе чашку кофе. Я рассеянно подумал о том, что сделал Митфорд с теми двадцатью тысячами долларов, которые получил от Пакстона, если так скоро обосновался в подобных трущобах? Черт побери, какое невезение, подумал я, возвращаясь в гостиную, где осталась Джеки. Ни Луи, ни Митфорда, зря она перетрусила.

Неожиданно нога моя наступила на что-то мягкое, и я, потеряв равновесие, рухнул вниз лицом.

Несколько секунд я валялся на полу ошеломленный, распластавшись, как лягушка, наконец вскочил — и поток отчаянных ругательств застрял у меня в горле, ибо я увидел, обо что именно споткнулся. Весьма объемистая моя “пастушка” навзничь лежала на полу, глаза ее были закрыты, дыхание с трудом вырывалось из полуоткрытых губ. Казалось, она находилась в полной прострации, в этом я убедился, когда с трудом поднял ее на руки и перенес в ближайшее кресло.

Я подумал, что приводить ее в чувство обычным способом, плеснув в лицо холодной воды, будет слишком жестоко. А потому стал похлопывать по рукам и громко повторять ее имя. Словом, исполнял как раз ту классическую сцену, которая постоянно повторялась в самых первых романтических кинофильмах. Даже появилось смутное ощущение, что сейчас на пороге вырастет режиссер в ковбойской рубашке и светлых бриджах, наставит на меня свой мегафон и крикнет: “Это — вырезать!"

— Джеки! — воззвал я уже в двадцатый раз. — Придите в себя! Или вы решили превратиться в Спящую Красавицу?

— Что такое? — слабо пробормотала она.

— Плотину прорвало! — заорал я голосом старинного киногероя. — Все уже скрылись на холмах! Нам осталось ровно три и три десятых секунды! Сейчас обрушится шестидесятифутовая стена воды!

Она дважды моргнула и приоткрыла один глаз. Затем стала открывать их все шире и шире, пока наконец не остановила на мне полный ужаса остекленевший взгляд. Рот ее тоже открылся, она вздохнула и приготовилась издать вопль. Но я изловчился и успел заткнуть ей рот рукой, поэтому вместо визга раздалось лишь нечленораздельное бульканье.

— Я пошутил насчет плотины, честное слово! — взмолился я. — Мы далеко от нее, к тому же она крепка и надежна.

Джеки принялась отчаянно мотать головой из стороны в сторону, и длилось это долго. Не сводя с меня пылающего ненавистью взгляда, она дергалась, пытаясь высвободиться из моих рук, но вдруг сдалась, словно силы ее покинули. Обманутый этим, я стал осторожно отводить руку, как вдруг она свирепо впилась зубами в мою кисть. Несколько мучительно долгих секунд она не размыкала челюстей; мне ничего не оставалось, как употребить старый прием: стукнуть ее между глаз. Правда, я не успел выполнить своего намерения, потому что она так же внезапно разжала челюсти и я смог высвободить свою искалеченную руку из зубов людоедки.

— Вы никогда не говорили, что вас покусала бешеная собака! — простонал я.

— Но ведь и вы пошутили насчет плотины... — произнесла она шепотом, от которого кровь застыла у меня в жилах. — С чего вы решили, что именно ваши идиотские выдумки потрясли меня?

— А что же еще? — выдавил я, превозмогая боль.

— Что еще? — Все вокруг будто зазвенело от зловещего хохота. — Вы даже не помните, что оставили меня тут одну, пока сами бродили по квартире!

— Но ведь я предварительно заглянул в гостиную, и она была пуста, — проворчал я. — Так что мне непонятно, кого вы имеете в виду?

Ужас снова появился в ее взгляде.

— А вы заглянули за диван? — спросила она едва слышно.

Вот теперь я уже ничуть не удивился, когда обнаружил за диваном труп. Парень лежал на животе, голова его была неестественно вывернута в сторону. И вид у него был до странности безмятежный, несмотря на то что в спине торчали всаженные по самые кольца ножницы. Желудок у меня судорожно сжался, ибо наступил как раз такой момент, когда ты невольно удивляешься, сколько же крови содержится в человеческом теле. Она все еще капала из раны, растекаясь широкими лужами по обе стороны тела. Стена и обратная сторона спинки дивана были забрызганы кровью. Диван стоял под углом к стене. Нетрудно было представить себе, что несчастный парень находился как раз у его торца, когда сзади ему нанесли удар, и упал между спинкой дивана и стеной.

Я подошел туда, где покоилась его голова, и опустился на колени. Тело было еще теплым на ощупь, а это значило, что смерть наступила недавно. Узенькая голубая полоска привлекла мое внимание — какая-то бумажка торчала из-под растопыренных пальцев правой руки убитого. Я осторожно потянул за краешек голубую наклейку со спичечного коробка.

«Бравури” — было написано на ней изящными золотыми буквами, а пониже указано местонахождение заведения: “Вествуд-Виллидж”. Еще ниже, совсем мелким шрифтом, коротко и внушительно: “Еще одно звено в цепи заведений Уоррена, которые торгуют товарами только высокого качества!»

Недаром говорят, философски подумал я, подсовывая бумажку обратно, под растопыренные пальцы трупа, нет ничего нового под луной. Еще в двадцатых годах фирма “Убийства инкорпорейтед” объявила, что нашла верный способ продавать самый высококачественный товар. Я поднялся и подошел к неподвижно сидящей Джеки:

— Это Росс Митфорд? Она молча кивнула.

— Если пожелаете вонзить зубы в другую мою ладонь, то пожалуйста, — сказал я.

— Вы не виноваты, Рик. — Джеки слабо улыбнулась. — Ведь от двери не видно пространства за спинкой дивана. Но я до сих пор по детской привычке заглядываю под кровать, прежде чем улечься спать. Потому-то, когда вошла сюда, мне сразу стало невтерпеж: так и подмывало заглянуть под диван. Вот я и заглянула...

— Постарайтесь забыть об этом, — сказал я.

— Мне и самой этого хотелось бы. — Щеки ее покрыла зеленоватая бледность, а в глазах снова разлился панический страх. — Ой, давайте лучше уйдем отсюда, Рик, пока меня не вырвало! Пожалуйста, прошу вас!..

Когда мы пришли ко мне домой, было уже около двух часов ночи. Джеки была не в состоянии отправиться к себе на квартиру. А я, как уже говорил раньше, никогда не спорю с девушками. Особенно если у них бюст как у Джеки. Она быстро освоилась у меня, а я не терял времени даром: смешал несколько хороших порций, так как считал, что добрая выпивка — лучшее успокоительное средство для наших вконец растрепанных нервов.

— Когда живешь в таком доме, — объяснил я Джеки, — прибавляется уверенности в себе и своих силах.

— А разве вам недостает такой уверенности? — удивилась она.

— Во всяком случае, у меня не так-то много доказательств собственной значительности, — честно признался я.

— Интересно, сколько их у вас? — поинтересовалась она.

Я бросил взгляд на широкую кушетку, где она растянулась, устроив бока, и в глубокой ложбине между двумя вздымающимися вершинами. Любопытно, возникла ленивая мысль, покрываются ли зимой эти пики снегом?

— Так сколько же все-таки, Рик? — настойчиво переспросила она.

— Вообще-то всего одно, — честно признался я, кивнув на кушетку, — вот на этом самом месте.

— А не великовата ли она для холостяка? — Она лукаво улыбнулась. — Хотя, пожалуй, нет. Ведь здесь, вероятно, очень удобно, когда устраиваешь этакую небольшую оргию с шестью девицами сразу, правда?

— Эге! — Я с восхищением уставился на нее. — Вот что называется мыслить по-крупному!

— Это стало у меня привычкой, — сказала она будничным тоном. — Всякий раз, когда я смотрю на свой фасад, я понимаю, что ничего другого мне и не остается!

— В далеком детстве я искренне считал альпинизм величайшим спортом в мире, — сказал я. — С тех пор не произошло ничего, что заставило бы меня изменить свои взгляды.

Она извлекла бокал из неподражаемого укрытия, спустила ноги на пол и уселась на кушетке так, словно спина у нее не гнулась.

— Мне очень хотелось бы забыть о начале сегодняшней ночи, Рик, но я никак не могу!

— Тебе хочется поговорить на эту тему?

— Я чувствую себя виноватой, что мы не сообщили полиции об убийстве Росса. — Она испустила печальный вздох. — Но ведь если бы мы это сделали, то возникло бы еще большее ощущение вины перед бедняжкой Кармен!

— Не трать понапрасну время и не изводи себя по поводу вины, — сказал я ей. — Митфорд был уже мертв, когда мы нашли его, и никто не в силах ничего изменить. Кто-нибудь другой найдет тело и известит копов. Самое нелепое будет то, что наверняка им окажется кто-нибудь, кто не имел с Россом Митфордом никаких отношений при его жизни. Поэтому после часового допроса полицейские непременно отпустят этого человека. А поскольку мы довольно тесно теперь связаны с Митфордом, то, если нам здорово повезет, полиция доберется до нас не позже завтрашнего дня!

— Ты прав, — кивнула она. — Но ведь идея поехать на Венеция-Бич была моей, и это я настояла, чтобы мы отправились туда вместе. Я просто с ума схожу от этой мысли!

— А мне интересно другое: раздобыл ли бармен лошадь для того пьянчужки? — сказал я.

— Ты — жестокий, бесчувственный, бессердечный тип, а я... — Она разразилась приступом истерического смеха, и потребовалось добрых десять минут, чтобы Джеки успокоилась и снова заговорила:

— Если он уже отправился на поиски универмага “Кланси”, — того, который построили за один день, помнишь? — то подумает... — Она снова подавилась смехом. — Он подумает.., что они.., они разобрали здание за ночь по кирпичику!

Она беспомощно мотала головой, и все ее тело сотрясалось от неудержимого хохота. Задыхаясь от смеха, она отчаянно втянула в легкие воздух, и случилось неизбежное: лимонно-желтая рубашка затрещала, отскочили последние пуговицы, и она распахнулась до самого пупка. На Джеки тотчас же напала икота, довершившая начатое: рубашка взмыла на ее плечах, а вся великолепная верхняя половина, ничем не скрытая, предстала перед моим взором.

Я не мог оторвать взгляда от того, что открылось мне. Чудилось, что я лечу на самолете над снежными вершинами Альп на самой малой высоте. Сходство было полное, разве что вершины выглядели немного иначе. Ибо то, на что я сейчас уставился, венчали пунцовые макушки. Я впал в нервный экстаз и вдруг понял, что любой мужчина согласился бы всю жизнь скользить по этим роскошным склонам и ему вовсе не потребовались бы лыжи.

Оглушительная икота завершилась наконец дребезжащим смешком, а затем наступила мертвая тишина, которая, впрочем, вполне меня устраивала. Ибо в наступившем молчании я мог со всей серьезностью отдаться изучению проблемы: с какой стороны лучше подобраться к вершинам?

Мысль о возможной неудаче нисколько меня не смущала, я твердо решился не прекращать попыток до конца своих дней.

— Ох, ради Бога, прости меня, Рик.

Виноватый голос Джеки донесся с расстояния в несколько миль, но я не обратил на него никакого внимания.

— Рик! — На этот раз голос прозвучал гораздо резче и ближе. — Чем ты занят, черт побери? Погрузился в транс по системе йогов?

Вот именно, черт побери, с горечью подумал я, неужели женщины не в силах помолчать хотя бы несколько минут?

— Рик!

Я ощутил ударную волну в несколько децибел от звука ее голоса и едва удержался на ногах. Мысленно я уже совершил грандиозный спуск по склону ближайшего пика и прошелся по всей долине между вершинами. Я почувствовал себя полностью дезориентированным после головокружительного путешествия в окрестностях ее пупка. Только встряхнув несколько раз головой, я кое-как справился с ошеломлением, и лицо Джеки медленно всплывало, сфокусировавшись перед моими глазами.

— Тебе лучше? — нервно спросила она. — У тебя часто бывают такие приступы или это впервые? — Она обеспокоенно прикусила нижнюю губу. — Я вовсе не хотела напугать тебя, но это странное выражение на твоем лице!.. Когда ты в последний раз навещал психолога?

— Пока это был всего лишь легкий приступ экстаза, — сказал я. — А сам экстаз, да будет тебе известно, особенно если он длится достаточно долго, вместе с побочными явлениями, всеми психологами мира признан как благоприятный фактор.

— Это звучит ничуть не более убедительно, чем твой внешний вид, — сказала она с сомнением в голосе.

— Теперь, когда у меня появилась возможность убедиться в полном совершенстве девушек, подобных тебе, честно признаюсь, я уже не смогу удовлетворяться более мелкими масштабами. И впредь буду проходить мимо иных особ, даже не удостоив их взглядом! Что же касается плоскогрудых и пышнобедрых... — Я презрительно фыркнул. — Отныне их место на кухне!

— Меня так душили сперва смех, а потом икота, что мне просто некогда было подумать о рубашке, — сказала Джеки и бросила взгляд на свою обнаженную грудь. — Ты именно это имел в виду, когда говорил о полном совершенстве, Рик?

— Именно это! — свирепо сказал я.

Она повернулась ко мне и улыбнулась; подернутые дымкой синие глаза Джеки приобрели теплую мягкость ясного летнего неба, а ее улыбка излучала такое тепло, что согревала на расстоянии доброго десятка километров. Я медленно подошел к ней, а она успела скинуть сапожки из телячьей кожи, прежде чем поднялась с кушетки. Наши тела тут же слились в безмолвном объятии, а губы скрепили общий порыв.

Через несколько коротких мгновений Джеки уже стояла рядом со мной в моей спальне, а улыбка ее стала еще ослепительнее, и я мог бы поклясться, что энергии, излучаемой ею, хватило бы на освещение Лос-Анджелеса в течение ближайшей тысячи лет. Но вдруг улыбка стала меркнуть и вскоре вовсе погасла. Я понял: случилось что-то ужасное.

— Проклятая “молния” снова застряла! — заявила Джеки с яростью.

Она сунула за широкий пояс джинсов пальцы обеих рук и рванула изо всей силы. Глаза ее широко раскрылись, но на том дело и окончилось — застежка не поддалась.

— Рик! — взмолилась она. — Они ни на дюйм не сдвинулись с моих бедер. Неужели я до конца дней буду упрятана в эти чертовы джинсы?

— Не волнуйтесь, — успокоил я. — Сейчас все улажу. Я вышел на кухню, взял наиболее острый из двух имевшихся в моем хозяйстве столовых ножей и вернулся в спальню. Почему-то, увидев у меня в руках нож, Джеки издала тихий жалобный визг.

— Если вы ляжете на кровать лицом вниз, — сказал я, — то мне потребуется не больше двух секунд.

— Честно говоря, Рик, — сказала она дрожащим голосом, — я не настолько уж сгораю от нетерпения. Видите ли, если ваша рука дрогнет, у меня останется отметина на всю жизнь.

Тем не менее она покорно растянулась на постели, потом довольно неохотно перекатилась на живот, и на лице ее я успел уловить выражение невинной жертвы, готовящейся принять мученический конец. Сначала я распорол задний шов джинсов. Правда, при этом я чуть-чуть оцарапал ее правую ягодицу, но она завопила так отчаянно, словно я был каким-то чудовищем, вроде ученика маркиза де Сада. Однако пять секунд спустя джинсы распались на две аккуратные половины, которые я без труда стащил с Джеки.

— Сказал же, что все улажу. — Я отвесил ей легкий шлепок по мягкому месту. — Но думаю, теперь нет смысла беспокоиться об этих тряпках.

— Я всегда могу купить новые джинсы. — Она перекатилась на спину и провела по бедрам. На лице ее снова возникла тревога. — А что ты сделал с моими трусиками, Рик?

— Разве на тебе еще что-нибудь было? — выдавил я из себя.

— О Господи! — Она схватила остатки своих джинсов, несколько секунд покопалась в них и со стоном отшвырнула на пол.

— Нашла? — спросил я с надеждой.

— Нашла! — Она откинулась на подушки и уставилась в потолок с отрешенным выражением лица.

Я прилег на кровать рядом с ней и нежно прикрыл ладонью ближайший снежно-белый пик.

— Хорошо!

— Просто великолепно! — съязвила она. — У меня теперь одна-единственная проблема: каким образом я смогу надеть свои трусики, если ты аккуратно располосовал их надвое!

— Мы как-нибудь уладим это потом... — Потянувшись, я прикрыл другой рукой второй пик-близнец.

— Но как же, черт побери, я доберусь до дома? — воскликнула она с отчаянием. — Неужели ты думаешь, никто не заметит, что на мне всего-навсего широкая улыбка и пара сапожек?

— Я куплю тебе крылатую колесницу, — пообещал я, зарываясь лицом в душистую долину между пиками. — Непременно куплю, и она будет инкрустирована золотом!

— Не слышу ни слова из того, что ты там бормочешь! — разозлилась она.

Я неохотно поднял голову и уставился на нее:

— Чертова ты кукла, вот что я тебе скажу! Целую минуту она давилась смехом: сначала он булькал у нее в горле, потом все ее тело заходило ходуном, словно началось сексуальное землетрясение.

— Рик, — жалобно взмолилась она. — Я не могу больше смеяться! Если это повторится, я наверняка поврежу себе какой-нибудь жизненно важный орган!

— Сейчас мы все уладим, — внушительно заявил я.

— Только не вздумай хвататься за свой ужасный нож!

— Никакой хирургии, — заверил я. — Теперь уже необходима терапия.

Джеки закатилась, точно рассыпали звон серебряные бубенчики. Звук оборвался на самой высокой ноте — больше она уже не смеялась.

— Рик, — сказала она после всего глуховатым и чуть охрипшим голосом, — у тебя, оказывается, есть чудесное лекарство против таких приступов! Отчего ты его не запатентуешь?

— Понимаешь, у его действия есть определенные границы, — признался я. — Представь, что будет, если его применить на людях посреди, к примеру, универсального магазина?

— Ты хочешь сказать, в магазине “Кланси”? — Ее конвульсивные всхлипывания от смеха бросали мою голову из стороны в сторону, словно челнок в штормовом море. — А ты сам-то помнишь универмаг “Кланси”?

И новый раскат оглушительного смеха обрушился на мою бедную голову. Я сердито приподнялся на локте:

— Немедленно прекрати! Иначе мне придется повторить всю процедуру лечения!

— Я понимаю! — радостно взвизгнула она. — Именно этого я и добиваюсь!

Глава 6

Я распрощался с Джеки Эриксон в десять часов утра, когда прибыло заказанное такси. Единственный предмет моего гардероба, в который ей удалось втиснуться, — полосатые шорты, — не слишком удачно сочетался с сапожками и стетсоновской шляпой. Но я с завидным терпением раз пятьдесят повторил ей, что в шортах участок ее тела между шляпой и сапожками смотрится значительно лучше, чем он выглядел бы, если бы на нем вовсе ничего не было. Когда такси наконец исчезло за поворотом, я вернулся в дом, набрал номер санатория “Вид на холмы” и попросил к телефону сестру Демнон.

— Это говорит Рик Холман, — представился я, услышав в трубке ее хрипловатый голос.

— Слушаю вас, мистер Холман.

— Я подумал, что, пожалуй, есть смысл принять ваше предложение и окончательно закрепить наш уговор. Сегодня пятница, и, насколько я понимаю, вы свободны весь уик-энд. Так почему бы вам не собрать чемоданчик и не приехать ко мне домой часиков в пять вечера?

— Я просто в восторге, — без малейшего колебания ответила сестра. — Но если позволите задать вопрос, хотелось бы знать, почему вы переменили свое первоначальное мнение?

— Просто я представил себе, как вы расхаживаете по моей квартире в этом вашем прозрачном нейлоновом чуде.

— Если вы не поставите свой кондиционер на холод, то горячка вам обеспечена, — промурлыкала она. — Где вы живете?

Я продиктовал ей свой адрес, попрощался и повесил трубку.

Сама мысль, что эта рыжеволосая красавица будет расхаживать по моей гостиной в прозрачном нейлоне, — и это после ночи, посвященной демонстрациям патентованного средства “Холман против икоты”, — подействовала на меня не лучше, чем перспектива освежиться стаканом теплого лимонада. Я решил, что теперь самое время навестить психоаналитика. Нашел номер его телефона в списке Пакстона. Доктор Шумейкер не выказал ни малейшего удивления, когда я назвался и сказал, что хочу побеседовать с ним о Кармен Коленсо. Спросил только, будет ли мне удобно встретиться у него в конторе в одиннадцать часов. Я повесил трубку и несколько минут размышлял о том, что с сегодняшнего утра мир, похоже, настолько изменился, что впредь все, с кем мне придется иметь дело, будут беспрекословно выполнять любые мои пожелания!

Бюро Шумейкера находилось на десятом этаже высотного здания на Уилшир-бульваре. Элегантная блондинка в приемной одарила меня теплой улыбкой, словно я был любимым психом доктора, и плавным движением руки указала мне на дверь кабинета Шумейкера.

Психоаналитик оказался высоким и почти лысым парнем лет тридцати пяти. Его голубые глаза с тяжелыми веками глядели пронзительно и в то же время сохраняли непроницаемое выражение, как нельзя лучше сочетавшееся с синим орлоновым свитером и белым пиджаком в рубчик. Наверняка любой пациент, страдающий тяжелым неврозом, при одном лишь взгляде на Шумейкера чувствовал себя наполовину излеченным, настолько самоуверенно выглядел психоаналитик. Видно, даже самые тяжелые случаи для него не представляли ни малейшего затруднения.

— Садитесь, мистер Холман, — сказал Шумейкер, выпустив мою руку из своих железных тисков. — Рэй Пакстон говорил мне насчет вас еще вчера вечером. — Он криво улыбнулся. — Беспокоился, что вы ему не позвонили, а я ответил, что даже гению понадобилось бы больше двенадцати часов, чтобы найти пропавшую девушку. Особенно если это — Кармен Коленсо.

— Джеки Эриксон рассказала мне кое-что о ваших отношениях с Пакстоном. О том, например, что Кармен резко переменила свое мнение о брате за время пребывания в санатории.

Шумейкер разлегся на кушетке, стоявшей в нескольких футах от кресла, в котором я сидел, заложив руки за голову, и тихо вздохнул.

— Это интересный факт, — продолжил я. — Но мне хотелось бы узнать об этом подробнее. Насколько я понял, Кармен через несколько недель пребывания в санатории перестала ненавидеть своего брата и стала считать, что он всегда был прав по отношению к ней. Маятник полетел в обратном направлении, и теперь братец превратился в самую большую привязанность ее жизни и, значит, стал, по ее мнению, не способен ни на что дурное?

— У Джеки очень хорошая память, — сказал он.

— Вам известно, почему Кармен сбежала из санатория?

— Нет. — Доктор решительно замотал головой. — Я очень удивлен ее крайне нелогичным поступком. Конечно, любой психопат может совершать неразумные поступки. И все же я очень удивлен!

— Кто-то передал ей сообщение, что Митфорд охотится за ее братом, а Пакстону ничего об этом не известно.

— Ах вот в чем дело. — В голосе Шумейкера послышалось нечто похожее на облегчение. — Это все проясняет. — Он опустил ноги на пол и выпрямился. — Что еще вам известно, мистер Холман?

— Немногое, — проворчал я. — И все — с частицей “не”. Она не поехала к своему брату, потому что не сомневалась, что он снова упрячет ее в санаторий, как это сделали бы и вы. Не отправилась она и к своей подружке Джеки Эриксон. А вот куда же она отправилась, как вы думаете?

— Искать Митфорда, — не задумываясь ответил Шумейкер.

— А как насчет ее бывшего мужа, Тайлера Уоррена?

— Для психопата, находящегося в сильном нервном напряжении, нет ничего невозможного. — Он едва заметно пожал плечами. — Но все же я считаю, что это в высшей степени маловероятно, мистер Холман. Ведь основным мотивом, побудившим ее к бегству, было желание защитить брата. Она не попыталась предупредить его, потому что считала: он ей не поверит. Поэтому вряд ли она направилась куда-либо помимо Митфорда.

— Вы считаете ее снова способной на насилие? Как тогда, когда она всадила Митфорду в спину ножницы? — спросил я.

— Почему бы и нет? — небрежно бросил он.

— А что за врач этот Дедини?

— В высшей степени неэтичный вопрос, мистер Холман. — Синие глаза психоаналитика приняли еще более непроницаемое выражение. — Но поскольку вы все равно взялись выполнять не менее этичное поручение, я отвечу. Дедини — хороший врач, который любит деньги. А все его пациенты — люди состоятельные. Однако если вы считаете, что он мог бы способствовать побегу Кармен, то позвольте вас заверить: Дедини честный человек, его невозможно подкупить.

— Это я просто так спросил, — сказал я как можно спокойнее. — Не могли бы вы описать внешность Кармен Коленсо? Как она выглядит? Я имею в виду, чисто физически.

— Ей двадцать пять лет, она брюнетка с темно-карими глазами, под правым глазом небольшой шрам — память о днях, которые она провела с Тайлером Уорреном. Высокая девушка, примерно пяти футов восьми дюймов ростом, весит на пятнадцать — двадцать фунтов меньше нормы, так что кажется истощенной и сутулой. Три года назад она была довольна красива, но нельзя жить так, как она жила эти годы, и ничем не поплатиться за это. В последний раз я видел ее четыре дня назад; выглядела она на добрых десять лет старше своего возраста.

— Какие психологические проблемы мучают Рэймонда Пакстона? — спросил я.

— Вот еще один в высшей степени неэтичный вопрос! — Он усмехнулся кончиками губ. — Но уж ладно, я продолжу. У Рэя те же проблемы, что и у любого в его положении. Он ведь все время на виду и подвергается вдесятеро большему психологическому давлению, чем обычный человек. В настоящий момент он пребывает на самой вершине славы, поэтому самое плохое, что может с ним произойти, — падение. Все, чем я могу помочь, — это время от времени подбадривать его, а он отчаянно нуждается в ежеминутной поддержке. Он кажется крайне неприятным человеком, но вызывающее самодовольство всего лишь маска, скрывающая его внутренние сомнения и страхи.

— О, ради Бога, прекратите! — взмолился я. — Иначе я не выдержу и зальюсь слезами.

— Как ни нелепо это звучит, но это святая правда! — Он снова усмехнулся. — Я занимаюсь психоанализом уже восемь лет, и за все годы он — единственный человек, к которому я не могу испытывать хоть какую-то профессиональную привязанность. Иногда мне кажется, что я с удовольствием взял бы в руки первый подвернувшийся стул и разломал бы о его голову!

— Он не был женат? — спросил я.

— Когда ему приспичивает удовлетворить свой сексуальный аппетит, он выбирает любую женщину из толпы красавиц, жаждущих его общества, — ответил Шумейкер. — Но дело в том, что сколько-нибудь серьезные отношения с любым существом любого пола — понятие, абсолютно несовместимое с Рэем Пакстоном. По его мнению, люди существуют на земле лишь для того, чтобы угождать ему.

— Следовательно, вы утверждаете, что он исключительно неприятный человек?

— Вы всегда так интересуетесь психологией своих клиентов, мистер Холман? — мягко спросил он.

— У меня такое чувство, что он ищет свою сестру с единственной целью: засунуть ее обратно в санаторий, чтобы она больше не смущала его покой, — сказал я. — И все! Ему ровным счетом наплевать на ее безопасность и благополучие. Найди мы ее мертвой, это бы нисколько его не тронуло, ведь никому не известно, что она его сестра. И только мысль о возможной огласке приводит его в крайнее беспокойство. Но почему?

— Я не знаю. — Он снова пожал плечами. — Не забыть бы спросить его об этом при нашей следующей встрече.

— Знает ли Пакстон, что его сестра изменила свое отношение к нему, пока находилась в санатории?

— Я не говорил ему, поскольку не был уверен, что состояние Кармен достаточно стабильное, — ответил он осторожно. — Наркотик — я имею в виду ЛСД — настолько отразился на ее рассудке, что перемена могла явиться результатом какого-то иного извращения. К тому же на девушку могло повлиять осознание своей вины: ведь она едва не заколола Митфорда. Психоаналитик, знаете ли, подобен забеременевшей слонихе: приходится долго ждать, прежде чем убедишься в своей правоте.

— Уж это точно, — вздохнул я, поднимаясь со стула. — Благодарю вас за столь увлекательное катание на качелях мысли, доктор. Было так забавно скользить вокруг да около и в результате никуда не добраться!

— Наиболее вероятный способ решить вашу проблему — это найти Митфорда, — заметил он ровным голосом. — Найдите его — и тут же обнаружите Кармен. Ведь это очевидно. И сами вы наверняка думали об этом задолго до того, как вошли в мой кабинет. Но вы почему-то старательно избегаете даже упоминания о такой возможности. Интересно, почему?

— Если мы сейчас приступим к сеансу психоанализа, то буду вам очень признателен, доктор, если вы перешлете счет за свои услуги моему клиенту, — парировал я.

— Что вы, это просто мысли вслух, — сказал он и поскреб лысую макушку, издав удовлетворенное урчание. — Вы старательно пытались выяснить, кто мог бы заменить Кармен Митфорда, — пусть даже Тайлер Уоррен. И теперь уже я вынужден полюбопытствовать: с чем это связано?

— А если бы я вам сообщил, что нашел Митфорда? — холодно спросил я. — Притом мертвого и в спине у него торчали глубоко всаженные ножницы?

Лицо Шумейкера под густым загаром вдруг побледнело как мел.

— Я бы решил, что это дурная шутка, — пробормотал он. — И постарался бы забыть о ней в ту же секунду, как только вы переступите мой порог.

— Я считаюсь опытным консультантом, и у меня лицензия частного детектива, — заметил я. — И если я хочу сохранить эту лицензию, то обязан уведомлять полицию всякий раз, как обнаружу труп. Но, судя по выражению вашего лица, я заявил нечто крайнее неэтичное. А если в своих делах я не буду ставить на первое место интересы клиентов, то в течение месяца окажусь без куска хлеба. Но дело в том, что рано или поздно труп Митфорда обнаружат и сообщат в полицию. А ведь вполне вероятно, что Кармен купила еще одну пару ножниц. Кто же может оказаться — тут я взываю к вашему профессионализму, доктор! — ее следующей жертвой?

Он вскочил с кушетки, подбежал к окну и на несколько минут застыл, стоя спиной ко мне. Кулаки его были сжаты за спиной, и я заметил, что костяшки побелели — так сильно пальцы одной руки впились в ладонь другой.

— Вы ведь не уверены, что убила именно Кармен? — спросил он внезапно. — Или знаете это наверняка?

— Нет, — согласился я, — но, пользуясь вашими словами, именно она — наиболее вероятный подозреваемый. Теперь-то вы поможете мне выбрать линию поведения, доктор? Если я хочу сохранить верность моему клиенту, то должен продолжать разыскивать его сестру. Если же сообщу полиции все, что мне известно, то вполне возможно, они найдут ее скорее, чем я, и тем самым предотвратят еще одно убийство. Так что бы вы сделали на моем месте?

Он повернулся ко мне, его глаза так и впились в мое лицо.

— Ну, если вы решили впутать меня в это дело!.. — Плечи его внезапно опустились. — Нет, конечно. У меня нет ни малейшего желания задавать вам абсурдные вопросы, Холман. Это ваша личная проблема, вы и должны решать ее. Но мои профессиональные соображения сводятся к следующему: если даже Кармен и убила Митфорда, то совершенно невероятно, чтобы она решилась еще на одно убийство. Она убеждена, что уже отвела беду от Рэя, на том все и кончится. Я нисколько не удивлюсь, если после всего происшедшего она сама вернется в санаторий.

— Когда я рассказал вам о том сообщении, которое получила Кармен, у вас не могли не возникнуть какие-то вопросы по этому поводу, но вы их не задали мне, доктор, — сказал я холодно. — Ну, например, кто передал ей это сообщение или кто оказался связующим звеном между санаторием и источником информации. Так все же, почему вы меня ни о чем не спросили?

— Вероятно, я настолько заинтересовался причиной, по которой она покинула санаторий, что ничего иного мне просто не пришло в голову, — пробурчал он. — И вот что, Холман! Примите мой совет. Никогда не пытайтесь откопать то, чего и в помине не было, иначе вы снова вернетесь туда, откуда начали.

— Я счастлив, что свой совет вы дали мне бесплатно, — сказал я. — Иначе я потребовал бы у вас деньги обратно.

Адамово яблоко на его шее судорожно подскочило, он едва не подавился.

— Извините меня, Холман. Я просто потрясен тем, что вы только что сообщили мне о Митфорде. Кармен ведь моя пациентка, и если она на самом деле убила его, то я считаю себя наполовину ответственным за это!

— Понимаю, — сказал я.

— Вы сообщили об этом Рэю?

— Нет еще, — покачал я головой. Он нервно откашлялся.

— Я бы на вашем месте ничего и не сообщал, по крайней мере до тех пор, пока вы не найдете Кармен. Это может вызвать у него нервное потрясение. — Шумейкер вымученно улыбнулся. — Мне бы не хотелось, чтобы и он оказался в санатории.

— О'кей! — согласился я. — Давайте остановимся на версии, что Кармен действительно отправилась на поиски Митфорда и нашла его. Пока что она не вернулась в санаторий, иначе вам бы сообщили об этом. И все же, каковы ваши предположения относительно того, куда она может направиться теперь?

— Единственный ответ, который приходит мне в голову, — Джеки Эриксон, — сказал он. — Другой близкой подруги у Кармен не было и нет.

— Значит, она не поедет на свою старую квартиру, как вы считаете?

— Это почти абсолютно исключено. — Профессиональная уверенность вновь вернулась к нему. — Это уж самый крайний случай. Единственное, что может толкнуть ее на такой шаг, — воспоминание о первом покушении на Митфорда. Но она всегда стыдилась своего поступка.

— Пакстон рассказал, что, когда все это произошло, он сразу же вызвал вас, — вспомнил я. — В каком состоянии был Митфорд?

— В тот раз ему на самом деле удивительно повезло, — сказал Шумейкер. — Лезвие прошло всего лишь в дюйме от легкого. К счастью, у Рэя хватило соображения не вытаскивать ножницы из раны. К тому моменту, когда я приехал, Митфорд потерял довольно много крови и был в шоковом состоянии. Я позвонил Дедини, попросил прислать его собственную карету “Скорой помощи” и пригласить в санаторий опытного хирурга.

— А что же Кармен?

— Она была в состоянии классической каталепсии, стояла посреди комнаты в полном оцепенении, в так называемом ступоре. Ее мускулы были так напряжены, что нам пришлось просто поднять ее в вертикальном положении и отнести в карету “Скорой помощи”.

— Ситуация для Пакстона оказалась дьявольски сложной, не так ли?

— Рэй очень хорошо перенес всю эту историю и неплохо вышел из положения, — ответил доктор. — Для человека, все время находящегося в состоянии крайнего внутреннего напряжения, он действовал просто великолепно. Я считал, что он буквально развалится на части, но Рэй повел себя очень мужественно.

— Еще один вопрос, можете считать его праздным любопытством, — усмехнулся я. — Ева Байер. Она из тех девиц, которые время от времени готовы удовлетворить сексуальные потребности Пакстона?

— Не могу сказать, — разозлился он. — Хотя вполне возможно. Пожалуй, она лучшая секретарша, которая у него когда-либо была. А это значит, что большую часть своего времени она проводит рядом с ним. Вы не считаете, что ваше любопытство довольно низкопробно, Холман?

— У вас просто дар подбирать точные определения, — не стал возражать я.

— Если вы найдете Кармен Коленсо... Я видел, как нелегко ему просить об одолжении столь скабрезного типа, как я.

— ..то был бы вам весьма обязан, если бы вы сначала уведомили меня.

— Почему это?

— Потому что я, ее психолог, смогу оказать Кармен большую помощь, чем кто-либо другой! — Он сверкнул глазами. — Кажется, это понятно всякому, кто не обладает извращенным умом и воображением.

— Парень, что содержит продуктовую лавочку напротив моего дома, — медленно проговорил я, — меня на дух не выносит, но даже он умеет сохранить видимость уважения ко мне всякий раз, когда я захожу купить банку томатов!

На щеках Шумейкера проступили багровые пятна, в глазах медленно загорался яростный огонь.

— Почему бы вам немедленно не убраться вон? — спросил он грубо. — Прежде чем я схвачу стул и размозжу вам башку?

— Ухожу, — усмехнулся я, — но впредь выбирай выражения, Шумейкер, иначе я сообщу о твоем состоянии твоему психоаналитику.

Закрывая дверь кабинета, я услышал за спиной слабый мяукающий звук.

Элегантная блондинка в приемной одарила меня теплой улыбкой, когда я приблизился к ее столу.

— Для первой встречи вы провели в кабинете у доктора слишком много времени, — сказала она, смеясь. — Зато сейчас у вас, мистер Холман, вид человека, избавленного от многих докучливых забот и пристрастий.

— Доктор Шумейкер велел мне спросить у вас, не согласитесь ли вы сотрудничать со мной в одном вопросе? — сказал я возбужденно. — Но Боже! Я так смущен!

— Разумеется, я согласна помочь, чем смогу, если таково желание доктора, — ответила она благосклонно. — Не смущайтесь, мистер Холман. Скажите, в чем дело?

— Ну... — Я нерешительно затоптался на месте. — Он сказал, что есть единственная возможность проверить, не утратил ли я влечения к женскому полу. И потому не будете ли вы так добры.., не соизволите ли раздеться?

— Раздеться? — Она так широко открыла рот, что у меня появилась возможность убедиться: тот, кто в свое время вырезал ей гланды, был отличным специалистом своего дела.

— И если после этого я не брошусь ловить вас по всей приемной, значит, мои дела безнадежны. Так он сказал! — произнес я убито.

— Он сошел с ума! — прошипела блондинка. — Насмотрелся на психов, которые толпами приходят сюда, и теперь сам свихнулся.

— Я было тоже так подумал, — признался я. — Особенно когда он вдруг принялся раскрашивать портрет Буффало-Билла и занимался этим добрых пятнадцать минут.

Она бросила через левое плечо испуганный взгляд на закрытую дверь кабинета Шумейкера.

— А что он делал, когда вы выходили? — прошептала она.

— Как раз подрисовывал черные усики на верхней губе и пристраивал черную фуражку на голову, — сообщил я. — А потом блеснул на меня глазами и произнес что-то вроде: “Сегодня моя секретарша — завтра весь мир!” Я предположил, что это тест такой, но ответа так и не нашел. И тогда он сказал, что я должен выйти к вам и попросить вас раздеться. — Я с виноватым видом улыбнулся ей. — А еще он добавил, чтобы я не слишком расстраивался насчет моих сексуальных эмоций, потому что всегда найдется способ все уладить.

Она выскочила в коридор на добрых три секунды раньше меня, но поспешила не к лифту, а вниз по лестнице, перепрыгивая через три ступеньки разом. Если не считать психоаналитиков, которые употребляют слова типа “низкопробно”, мстительно подумал я, больше всего на свете не переношу элегантных блондинок в приемных!

Глава 7

Магазин “Бравури” в Вествуд-Виллидж выглядел именно таким заведением, где следует покупать бюстгальтер с чашечками, чтобы надеть его под прозрачную блузку. Угрюмого вида брюнетка в шерстяном вязаном платье с длинной “молнией” спереди едва соблаговолила поднять брови, когда я облокотился о стойку.

— Я бы хотел видеть мистера Уоррена, — вежливо произнес я.

Она медленно покачала головой:

— Сегодня пятница.

— Я знаю.

— Так зачем же вы потратили время и пришли сюда? — фыркнула она.

— Это вроде секретного кода? — с надеждой спросил я. — Если я правильно понял, то ответ должен быть таким: “Завтра — воскресенье”. И тогда я смогу увидеть шефа тайного отделения организации “Бравури”?

Она выразительно закатила глаза:

— Я встречала немало психов-оптовиков на своем веку, но вы, похоже, особенный! Мистер Уоррен никогда не ведет разговоров с оптовиками по пятницам, для этого существуют дни с понедельника до четверга. Поэтому, может быть, вам прийти на следующей неделе, а?

— Я не оптовик, — ответил я резко. — У меня к мистеру Уоррену личное и очень срочное дело.

— С этого и надо было начинать! — Она откинула боковую доску стойки и мотнула головой. — Он в заднем помещении, пройдите в ту дверь.

Я открыл дверь и сразу же больно ударился, наткнувшись на манекен в человеческий рост с нелепо застывшей улыбкой на лице, облаченный в пурпурное бикини из парусины.

— Осторожно! — взвизгнул чей-то пронзительный голос. — Эти вещи стоят немалых денег!

Обладатель голоса сперва бережно поставил манекен на место, а потом смерил меня взглядом. На вид ему было лет тридцать, плотного сложения. Жесткие каштановые волосы коротко подстрижены, карие глаза навыкате, что в сочетании со слегка отвисшими щеками придавало лицу поразительное сходство с заколдованным принцем, который должен вот-вот превратиться в лягушку. Светло-голубой свитер с глухим воротом совершенно не сочетался с плотными брюками болотного цвета и белыми ботинками на шнурках.

— Какого дьявола вам здесь нужно? — накинулся он на меня.

Я принял тот холодный, присущий копам вид, который неоднократно выручал меня в подобных ситуациях. И я действительно тут же произвел на принца-лягушку должное впечатление.

— Вы — Тайлер Уоррен? — спросил я бесцветным голосом.

— Конечно. — Он беспокойно захлопал глазами. — А вы кто такой?

Я достал из кармана бумажник и раскрыл его с видом фокусника, чтобы перед его глазами лишь мелькнула моя лицензия частного детектива, а времени разобраться, в чем дело, ему не хватило.

— Капитан Шумейкер, — буркнул я. — Лос-Анджелес, отдел убийств.

— Ох! — Он скривил мокрые губы. — Извините, капитан. Все дело в том, что у нас здесь постоянно бродит всякая шантрапа, хотя им отлично известно, что они не имеют права заходить сюда.

— Вы бывали когда-нибудь в Венеции? — резко спросил я.

— Однажды, несколько лет назад, — сказал он. — Ездил вместе с отцом по делам, связанным с нашим бизнесом. Мы тогда объездили всю Европу.

— Очень интересно, мистер Уоррен, — оскалился я. — Но я имею в виду другую Венецию.., ту, что в Калифорнии.

— Конечно, капитан. — Он растерянно улыбнулся. — Это, конечно, глупо с моей стороны?

— Глупо, — согласился я. — Но вы не ответили на мой вопрос.

— Ну конечно, бывал несколько раз, — сказал он торопливо. — Почему вас это интересует?

— Вчера вечером, например?

— Нет. Я не был там ни разу за последние пять-шесть недель. — Он засунул руки глубоко в карманы брюк и попытался выпятить челюсть, которая начала предательски дрожать. — А почему вы этим интересуетесь, капитан? В чем дело?

— Обычное расследование. — Я процитировал стандартную строку из стандартного сценария допроса, столь часто воспроизводимую по телевизору:

— Итак, где вы были вчера вечером, мистер Уоррен?

— В гостях у приятеля. Послушайте, капитан, я полагаю, что имею право...

— Вы знаете человека по имени Росс Митфорд?

— Митфорд? — Он поморгал, потом покачал головой. — Что-то не припоминаю.

— Как вы относитесь к своей бывшей жене, мистер Уоррен? — Я уставился ему прямо в глаза. — Сколько времени прошло после вашего развода? Восемнадцать месяцев, кажется?

— Кармен? Эта сука! — Голос его окреп. — Я отношусь к ней точно так же, как в тот вечер, когда застал ее в кровати с моим так называемым лучшим другом!

— Ну и что вы тогда чувствовали? — Я мог бы убить эту продажную шлюху!

И вы по-прежнему сохраняете к ней такие же чувства?

В его выпученных глазах внезапно появился испуг.

— Оставьте, капитан! Я совсем не то имел в виду! Я хотел сказать, что даже и не вспоминал о ней с тех пор, как нас развели.

— До недавнего времени ваша бывшая жена жила с Россом Митфордом. — Я стал неторопливо раскуривать сигарету, а Уоррен глядел на мою спичку так, словно она вот-вот выкинет грибовидное облако атомного взрыва. — Тело Митфорда было обнаружено в жалкой трущобе на первом этаже дома в Венеция-Бич вчера ночью, — сказал я ровным голосом. — Его закололи.

— Какое это имеет ко мне отношение? — спросил он хрипло.

— Похоже на убийство из ревности, — пожал я плечами. — Ревность и ненависть — две самые сильные страсти после жадности. К тому же ограбления при убийстве не произошло. И потому мы ищем кого-то, кто либо ненавидел, либо ревновал Митфорда. Быть может, этот кто-то — бывший муж Кармен, который сохранил к своей прежней жене такие чувства, что не смог себя превозмочь, зная о ее жизни с другим?

— Вы с ума сошли! — Голос его сорвался на визг. — Мне ровным счетом наплевать, даже если Кармен изобразит Белоснежку и станет жить с семью карликами разом.

— Вы знаете человека по имени Луи? — прервал я его.

— По-моему, я знаю двух-трех парней с таким именем, — стал успокаиваться он.

— Этот Луи — лысый, высокий, похож на живой труп, — сказал я.

— Мне кажется.., кажется, я не знаю такого. — Он машинально стал покачивать головой из стороны в сторону, словно это был маятник на стенных часах.

— Но вы не уверены? — давил я на беднягу.

— Трудно припомнить все в точности. — Он быстро облизнул мокрые губы. — Я хочу сказать, что в моем бизнесе приходится сталкиваться с уймой парней, капитан. Может быть, я когда-нибудь и встречал человека, о котором вы говорите, но, даже если это и так, я совершенно не помню его.

— У него приятели — Чарли Лошадь и Бурундук, — уточнил я.

— Вы шутите? — Глаза его почти вылезли из орбит, когда он понял, что я не шучу. — Никогда не встречал никого из них, это точно. Да еще с такими идиотскими именами...

Какого черта тянуть, подумал я. Почему бы не выложить перед ним все козыри сразу?

— Приятеля, у которого вы были вчера вечером, зовут Джеки Эриксон?

— Ну и дела! — закричал он. — Лучшая подружка Кармен! Послушали бы вы, что она несла на нашем бракоразводном процессе! По ее словам, я один виноват, что Кармен залезла в постель к моему другу!

— Вы знаете девицу Айрис Демнон?

— Айрис Демнон? — Глаза его, казалось, готовы были лопнуть, настолько они вылезли из орбит. — Я не уверен...

— Помните вы хотя бы собственное имя? — разозлился я. — Пожалуй, пора освежить вашу память. Айрис Демнон — рыжеволосая красотка с великолепной фигурой, и работает она сестрой в частном санатории.

За моей спиной раздались чьи-то тяжелые шаги, и резкий повелительный голос произнес:

— Тайлер! Какого дьявола тебе тут нужно? Или ты считаешь, что наше предприятие — это бордель, где ты привык околачиваться? Я мог бы вынести на улицу половину товаров, а твоя глупая сучка так и не оторвалась бы от зеркала!

— Угу, папа! — Тайлер Уоррен слабо кивнул. — Это капитан Шумейкер из отдела убийств Лос-Анджелеса.

Каждый дюйм из более чем пяти футов внушительной фигуры Уоррена-старшего дышал энергией, умом, несгибаемой волей и решительностью. Его густые седые волосы были гладко зачесаны назад, усы выровнены в ниточку с чисто военной аккуратностью, широко расставленные серо-зеленые глаза были холодны, как океанские просторы. Костюм его наверняка шил мастер своего дела: это было настоящее произведение искусства, где все детали подобраны самым изысканным образом и составляют настоящую поэму в коричневых тонах. Хотя он стоял на изрядном расстоянии от меня, я сразу почувствовал ледяной холод недовольства, веявший от него.

— Отдел убийств? — отрывисто переспросил он. — Какого черта ему здесь нужно?

Сынок, путаясь в словах и захлебываясь слюной, истерическим тоном изложил папочке историю о том, что его бывшая жена жила с человеком, которого убили прошлой ночью, и теперь капитан Шумейкер собирается арестовать его по обвинению в убийстве.

— Выйди отсюда вон и проследи, чтобы та глупая гусыня в зале занялась каким-нибудь делом, — приказал Уоррен-старший. — Я сам все улажу.

— Ну конечно, папа, — благодарно пролепетал Тайлер и бросился к двери.

— Видите ли, капитан, мой сын — ничтожество и дурак, — сказал Уоррен-старший презрительно — Он теряет сознание от страха при малейшем нажиме на него. Но если бы он вообще был способен на убийство, то уж в первую очередь прикончил бы меня.

— Да я ведь ему всего-то и сказал, что начато обычное расследование. А поскольку бывшая жена вашего сына до последнего времени жила с Митфордом и расстались они незадолго до его гибели, я решил задать ему несколько вопросов. Вот и все.

— Понимаю. — Уоррен-старший нетерпеливо фыркнул. — Хорошо, что я вовремя пришел. Еще пять минут — и, весьма возможно, мой сыночек признался бы в убийстве, решив, что это самый легкий способ избавиться от вас. Он не то чтобы идиот, просто начисто лишен мужества. Я с самого начала знал, что их брак — несчастье. Они ведь одного поля ягоды, Тайлер и эта девушка! Оба искали опору в жизни, так "то буквально с первых минут своего супружества потерпели полный крах. И это мой единственный сын, капитан. — Он презрительно фыркнул. — Иногда я вообще сожалею, что он появился на свет.

— Я беседовал с некоей мисс Эриксон, — сказал я. — Она...

— Помню ее, — прервал Уоррен-старший. — Подруга Кармен. А вот у этой силы воли хоть отбавляй! Если бы Тайлер женился на ней, это был бы его единственный разумный поступок. — Холодная усмешка промелькнула под аккуратными усиками. — Полагаю, она вам сообщила, что я с самого начала не давал им жить? И что я один виноват в их неудачном браке?

— Нечто в этом роде, — признался я.

— Мне кажется, тут все зависит от точки зрения. Да, я в самом деле изводил Тайлера и в то же время в глубине души молился, чтобы он хоть раз взбунтовался и послал меня к черту, запретив лезть в его личную жизнь. Но этот день так и не наступил, да он никогда и не наступит! — Его губы скривились в горькой усмешке. — В конце концов я стал даже жалеть эту девушку. Не думаю даже, что она улеглась в чужую постель в поисках развлечений. Мне кажется, ей в конце концов так все опостылело, она настолько от всего устала, что ей легче было принять предложение от любого мужчины, чем высказать возмущение.

— Это звучит довольно грустно, — заметил я.

— Так оно и было, — подтвердил он. — Долгие годы она была под сапогом у своего великого брата. Потом ухитрилась выйти замуж за Тайлера, который, в свою очередь, долгие годы был под сапогом у меня. Честное слово, я готов был даже пожалеть девушку, если бы не одна вещь... — Он с силой сжал губы, отчего рот его превратился в тонкую жесткую линию. — Тайлер добрался-таки до меня за те три года, что они прожили вместе. Мне не хотелось бы подозревать Кармен, но, к сожалению, никакой уверенности в ее непричастности у меня нет.

— Что значит “Тайлер добрался до меня”? — спросил я.

— Он начал красть у меня, — сказал папаша Уоррен лишенным эмоций голосом. — Я, правда, не сумел поймать его на месте преступления, он очень хитер, но в конце концов раскрыл механизм его махинаций. Процент прибыли в моих магазинах стал заметно падать, и это касалось буквально каждого второго магазина, исключая тот, которым распоряжался я лично. Стоило Тайлеру заняться каким-то магазином, как доход там снижался. Поэтому через полгода я вернул его из Сан-Франциско обратно в Лос-Анджелес. Но и здесь все в точности повторилось. Наконец он очутился в этой лавочке. — Отец сделал небрежный жест. — В жалкой дыре, где у него в подчинении две девушки. И целая бригада экспертов регулярно проверяет все его приходно-расходные документы. Что это за человек, если стал воровать у собственного отца? — Уоррен шумно вздохнул. — Если я когда-нибудь найду доказательства его мошенничества, немедленно упеку за решетку, уж можете мне поверить, капитан!

— Я отлично понимаю ваши чувства, мистер Уоррен. А может быть, наилучшим выходом для вашего сына была бы повторная женитьба? Он никогда не упоминал при вас некую Айрис Демнон? Это такая рыжеволосая красотка, весьма привлекательная.

Уоррен негодующе фыркнул:

— Я видел ее один раз, месяца два назад. Прилетел из Нью-Йорка раньше, чем предполагал, и оказался дома около полуночи. Они возлежали полуголые, а гостиная выглядела так, словно по ней пронесся ураган. Разумеется, я взял их за шиворот и выкинул за дверь, сказав вдогонку, что они могут развлекаться перед домом на лужайке, но не под моей крышей.

— Не понравилась девушка? — поинтересовался я.

— Удел Тайлера — выбирать неподходящих девушек. Такой уж он дурак.

— Пожалуй, мне пора, — сказал я. — Благодарю за то, что потратили на меня столько времени, мистер Уоррен.

— Не беспокойтесь и, пожалуйста, передайте от меня самый теплый привет капитану Ковальски.

— Так я и сделаю.

— Он все еще работает в ночной смене?

— Разумеется. — Я направился к двери.

— Полагаю, вы почувствуете себя довольно странно, капитан, когда утром, войдя в кабинет шефа, увидите его, как обычно, за столом? — фыркнул он.

— Почему бы и нет? — проворчал я.

— Да потому, что Ковальски вот уже пять лет лежит в могиле, капитан! — На этот раз его фырканье прозвучало торжествующе.

— Видимо, поэтому он больше не требует кофе в кабинет по утрам? — предположил я.

— Я родился и вырос среди тех, кто торгует готовым платьем, и сам занимаюсь этим бизнесом всю жизнь. Но мне никогда не приходилось встречать копа, одетого в костюм стоимостью в три сотни долларов! — Он радостно хохотнул. — И ни один настоящий коп не стал бы слушать моих излияний о семейных делах в течение добрых пятнадцати минут. — Он склонил голову набок и внимательно посмотрел мне в лицо. — Как-то это не слишком вяжется, Шумейкер?

— Можете, если вам удобнее, называть меня Холманом, — предложил я.

— Холман? — Он помолчал несколько секунд, потом звонко щелкнул пальцами. — А, теперь вспомнил! Манни Крюгер из “Стеллар” — мой старый приятель. Он, помнится, упоминал ваше имя. Вы ведь тот самый парень, который улаживает всякие щекотливые дела, верно?

— Что-то в этом роде, — признался я.

— В таком случае за всем этим наверняка скрывается великий братец-кинозвезда, не так ли?

— С самого начала все оказалось непросто, — сказал я, — а после убийства Митфорда дело чертовски усложнилось.

— Хороший ответ, — проворчал он, — тем более что я не получил никакого ответа на свой вопрос. — Он снова фыркнул.

— Так и было задумано. Вы могли бы оказать мне большую услугу, мистер Уоррен, если бы не стали упоминать при вашем сыне, что рассказали мне о его связи с Айрис Демнон.

— Насколько глубоко увяз Тайлер в этом деле, Холман?

— Я и сам пока не знаю, — честно признался я. — Но если вы выполните мою просьбу, я смогу выяснить это скорее.

— Могу сделать встречное предложение, — бросил он. — Не стану ничего говорить Тайлеру, если вы дадите мне слово: когда выясните, в чем именно замешан Тайлер, — что бы это ни было, — вы тут же сообщите мне!

— Договорились. — Я пристально посмотрел на старика. — Неужели вы в самом деле настолько ненавидите своего сына, мистер Уоррен?

— Гораздо сильнее, — резко сказал он. — Никто на свете не мог бы даже отдаленно представить себе всю глубину ненависти, которую я испытываю к собственному сыну, Холман!

— А вы не чувствуете себя хотя бы иногда одиноко?

— Я потратил целую жизнь на то, чтобы заложить прочный фундамент будущего многомиллионного торгового предприятия, — ответил он. — И ради чего?..

Глава 8

На стремительно несущейся вперед блондинке на этот раз был коротенький черный жакетик, не доходящий до талии, и плотно облегающие белые брючки. Между полами жакетика и поясом брючек оставалась ничем не прикрытая полоска золотистой кожи. Чуть повыше пупка поблескивала металлическая цепочка, обвивающая ее тонкую талию.

Ева не шла, как обычно, и поэтому мне и на этот раз не удалось досмотреть до конца сладкую грезу на тему невольничьего рынка: она — экзотическая рабыня, а я продаю ее за доллар и семьдесят пять центов.

— Если вам повезет, мистер Холман, — сказала она, — то удастся переговорить с Рэем, у него скоро будет десятиминутный перерыв.

— Будь я продюсером, который оплачивает участие Пакстона в картине, — проворчал я, — не дал бы ему и лишнего цента.

— Все в порядке, Фрэнк, — кивнула она телохранителю, проигнорировав мои слова.

Я внимательно проследил за подрагивающими ягодицами, когда она поднималась по лестнице, и вошел в прохладный салон.

— Интересно, — спросил я, — пытался ли кто-нибудь научить говорить этого самого Фрэнка?

— Его наняли не для того, чтобы он разговаривал, — холодно ответила Ева. — Не хотите ли выпить чего-нибудь? Рэй, правда, пьет только шампанское, потому что считает...

— Что это одна из тех милых черточек, которые придают его личности особый шарм, — закончил я за нее. — С удовольствием выпью, спасибо, и, пожалуйста, называйте меня Риком, даже если я вам и не симпатичен, ладно?

— Отлично, Рик! — вспыхнула она. — Но я давно пришла к выводу, что это не вы мне не симпатичны, а только ваше отношение к Рэю.

— В следующий раз я захвачу с собой книжечку для автографов, — пообещал я.

Ева извлекла пробку из бутылки шампанского с профессиональной ловкостью, наполнила бокал и подала мне, потом наполнила свой. В какой-то миг я успел уловить огонек холодного расчета в ее сапфировых глазах, но, когда она повернулась ко мне, он уже погас. Она подняла свой бокал, сложив полные губы в загадочную усмешку.

— Быть может, я не совсем нормально отношусь к Рэю. — Она просунула большой палец под цепочку и так туго натянула ее, что на атласной коже остался рубец. — Но вот видите эту штуку — это символ рабства, цепь, которой я как бы всем и вся демонстрирую мое полное подчинение его воле, мою рабскую зависимость. И давайте заключим соглашение: будем уважать чувства друг друга по отношению к Рэю.

— Может быть, вы согласитесь пообедать со мной сегодня вечером, чтобы окончательно договориться обо всех пунктах перемирия? — предложил я.

— Мне очень жаль, Рик. — Она оттопырила нижнюю губу с такой очаровательной гримасой, которую наверняка не один час репетировала перед зеркалом. — Я бы очень хотела, честное слово! Но это безнадежно. Когда у Рэя разгар съемок, мне не выкроить и минутки свободного времени.

— Что ж, — я пожал плечами, — если он когда-нибудь выставит своих рабов на аукцион для продажи, то уж я-то окажусь на месте первым и предложу хорошую цену!

— Это очень галантно с вашей стороны, Рик! — Ее глаза мягко засияли. — Как только я увижу вас в зале аукциона, сразу же сброшу все одежды, оставлю только цепочку!

Я поднял свой бокал:

— Выпьем за этот день!

— И за ту ночь, которая за ним последует! — Ева лукаво подмигнула мне.

— Сегодня утром я беседовал с психоаналитиком Пакстона. И кончилось все тем, что невзлюбил его почти так же, как вашего босса. Полагаю, я достиг немалого.

— Рэй так волновался, когда вы не позвонили ему вчера вечером. Он мне рассказал решительно все. — Она слегка приподняла плечи. — Я не обольщаюсь, для него я лишь девушка Пятница. Может быть, мне не следует вас спрашивать, но я ведь знаю, как Рэй рассчитывает на вас, — так вы чего-нибудь добились, Рик?

— Не могу похвастаться слишком большими успехами, — честно признался я. — Сестру до сих пор не нашел.

— Бедная девочка! — прошептала Ева. — Она, должно быть, чувствует себя такой одинокой.

Внезапно дверь широко распахнулась и на пороге появился Мужчина с большой буквы. Его силуэт четко вырисовался в резком солнечном свете. Я знал, что ретироваться уже поздно. Во-первых, мне не следовало заходить в салон, а во-вторых, я не должен был угощать его секретаршу шампанским. Из-под низко надвинутого на лоб сомбреро на меня смотрели глаза, сверкающие холодной яростью, а из кобуры зловеще поблескивала рукоять кольта. У меня перехватило дыхание, когда его правая рука вдруг дернулась, но я тут же с облегчением перевел дух, ибо рука не коснулась кобуры, а медленно поползла вверх, добралась до роскошных усов и стала нежно их поглаживать.

— Да не стой же как столб, Ева, — сказал Пакстон очень тихим голосом. — Мне сейчас совершенно необходимо выпить шампанского. Этот вонючий отброс, который почему-то называет себя актером, этот пошляк Мейер только что в шестой раз переврал свою реплику!

Чары развеялись. Я снова был в трейлере в обществе знаменитого актера и его девушки Пятницы, меня не застигли врасплох с чужой девицей, и я не ожидал рокового конца — смерти от выстрела неумолимого кольта, кольта Мужчины с большой буквы.

Он снял сомбреро и швырнул его на туалетный столик, взял из рук Евы полный бокал, медленно осушил его и протянул снова, чтобы она наполнила.

— Это очень мило с вашей стороны, Холман, что, проходя мимо, вы решили забежать сюда, — промурлыкал он. — С моей стороны было бы самонадеянно рассчитывать, что вы сочтете мое дело столь важным, чтобы постоянно держать меня в курсе, не так ли?

— Не установить ли нам двухстороннюю радиосвязь? — предложил я. — Тогда каждые полчаса я докладывал бы вам, что по-прежнему не нашел вашу сестру.

— За целые сутки вы не напали даже на тень следа? А мне-то казалось, что вас считают лучшим детективом, Холман! — Пакстон нанес ответный удар.

— Я и есть лучший, — не сдавался я, — причем без ложной скромности. А еще я сказал вам вчера, что первой ошибкой в моей жизни было то, что я поднялся к вам в трейлер!

— Джентльмены! — весело перебила нас Ева. — Ведь благополучие Кармен все же важнее, чем ваш ритуальный обмен оскорблениями, не так ли?

— Помолчи! — приказал Пакстон. — Иначе можешь оказаться девушкой Пятницей, которая получает свою последнюю зарплату.

— Я подам в суд, — пригрозила она, — за нарушение договора.

— Если явишься в суд в таком наряде, то непременно выиграешь дело. — Он кисло улыбнулся. — Я не выношу в тебе одного: ты всегда оказываешься права!

— Однажды я все-таки ошиблась, — сказала Ева устало. — Несколько лет назад...

— Ты тогда еще не была со мной?

— В этом-то и заключалась ошибка. — Она долила в его бокал шампанского и бросила на меня равнодушный взгляд:

— Расскажите, Рик, как все же у вас идут дела. Если можно...

— Кармен нет у Джеки Эриксон, — сказал я, что было правдой. — Митфорд скрывается в какой-то норе в Венеции. — Тут я уже покривил душой. — Но пока мне не удалось его найти. Впрочем, есть парень Луи, который прикрывает его. Это имя вам ни о чем не говорит?

— Как он выглядит? — спросил Пакстон.

— Ходячий мертвец. Вылитый Борис Карлов в роли Франкенштейна, притом совершенно лысый. — Меня передернуло. — Стоит однажды увидеть, вовек не забудешь!

Рэй покачал головой с явным огорчением:

— Нет, это имя мне ни о чем не говорит.

— Что еще? — нетерпеливо спросила Ева.

— Кармен сбежала из санатория отнюдь не повинуясь внезапному толчку, ей помог кто-то из персонала и некто извне, — сказал я. — Этот некто передал ей сообщение, которое страшно взволновало ее и заставило покинуть санаторий.

— И служащие помогли ей? — Глаза Пакстона сверкнули гневом. — Это небось мерзавец Дедини! Поеду и сверну негодяю шею!

— Нет, это не Дедини, — сказал я. — Один из его сотрудников. Как вы понимаете, чтобы выяснить, кто именно, необходимо время.

— Сообщение? — Вопрос Евы был задан вовремя. — А что это за сообщение?

— В нем говорилось, что Митфорд охотится за Рэем, а тот, мол, об этом ничего не знает. — Я посмотрел на самодовольное лицо Пакстона, которое вдруг обрело странное выражение. — Ваш психолог ничего не говорил вам о переменах в Кармен, потому что не был уверен в стабильности ее состояния. Но за время пребывания в санатории Кармен полностью изменила свое отношение к вам. Она много раз повторяла Шумейкеру, что вы всегда были правы, а она — нет. Послушать ее, так вокруг вас вот-вот появится ореол.

Рэй сделал большой глоток из бокала, струя пузырящегося вина побежала у него по подбородку.

— Пожалуй, события разворачиваются слишком стремительно для меня, — пробормотал он. — Может быть, передохнем минутку, Холман?

— Ну конечно, — согласился я.

— Разрешите, я подолью вам шампанского, Рик? — Порывистая блондинка подошла ко мне совсем близко, ее сапфировые глаза сияли, в них промелькнуло предостережение, но я, черт побери, понятия не имел, что она имеет в виду. Она наклонила бутылку над моим бокалом.

— Откуда взялось это дурацкое предупреждение? — обозлился Пакстон. — Какого дьявола подонок вроде этого Росса Митфорда вдруг решил охотиться за мной? Я ведь позаботился, чтобы его тоже вылечили, да еще и уплатил ему двадцать тысяч. Мне ведь достаточно мизинцем шевельнуть — и он будет раздавлен, как клоп. И он это прекрасно знает!

— Но ваша-то сестра об этом не знает, — терпеливо пояснил я. — И вышло, что это самый верный способ заставить ее бежать из санатория. Она поверила, что вам угрожает опасность.

— Но почему она не явилась прямо сюда, чтобы рассказать обо всем? — спросил он.

— Может быть, она решила сама справиться с бедой, — пробормотал я.

Он тупо уставился на меня, потом вдруг понял, что я имею в виду, и глаза его потемнели от ужаса.

— О Боже! — прошептал он. — Нет!

— Но это всего лишь ваша догадка? — быстро спросила Ева. — Мы ведь не знаем, что именно она решила, верно, Рик?

— Верно, — кивнул я. — А Венеция не настолько велика, чтобы я не смог обнаружить там Митфорда. Я найду его очень скоро.

— Вот видишь, Рэй. — Она хотела успокоить его. — Ты слышал, что он сказал? Рик ведь и в самом деле лучший детектив в этом городе, он это много раз доказывал.

— Наверное, — согласился Рэй, когда дар речи вернулся к нему, — и мне нет смысла так уж беспокоиться, правда?

— Конечно! — с жаром подхватила Ева. — Рик все быстро уладит. И теперь мы неизмеримо ближе к тому, чтобы найти Кармен, чем двадцать четыре часа назад.

— Ты снова права. — Кривая усмешка появилась на его губах. — Мерзавец! — Он швырнул бокал в стенку, и тот со звоном рассыпался на мелкие осколки, оставив за собой дорожку от шампанского. — Грязный.., подлый врун и мерзавец! — Вены на его шее вздулись, когда он громко выкрикивал эти слова. — Я верил ему, как собственному брату! А он даже не сообщил мне о самом важном событии за всю мою проклятую жизнь! — Он рассмеялся, и его смех был похож на звуки похоронного оркестра. — Мой друг! Мой старый приятель! Психолог!..

— Рэй! — произнесла Ева дрожащим голосом. — Ты ведь слышал, что сказал Рик? Джерри не сообщил тебе об этом раньше только по той причине, что хотел сначала удостовериться, насколько серьезно это изменение.

— Я впервые слышу об этом. — Пакстон помолчал, голос не повиновался ему. — Но сейчас речь не о том, — заговорил он снова почти совершенно спокойно. — Сейчас самое важное — найти Кармен. Мой старый друг, иуда Шумейкер, может пока не беспокоиться. — Он подошел к туалетному столику и взял сомбреро. — Пора возвращаться на съемку.

— Может быть, ты попросишь реквизитора зарядить твой кольт настоящей пулей? — попыталась пошутить Ева. — И если Джил Мейер снова переврет свою реплику, ты выхватишь револьвер и вышибешь из него мозги!

Рэй остановился перед ней и мрачно усмехнулся:

— Ты всегда знаешь, что сказать. — Он подцепил пальцем металлическую цепочку, обвивавшую ее талию, и вдруг резким движением скрутил ее так, что от боли краска сбежала со щек Евы. — Душой и телом ты вся моя, а? — Он еще сильнее натянул цепочку, отчего слезы выступили на глазах у девушки и побежали по щекам, но она не издала и звука. — Скажи же! — приказал он.

— Ты сам знаешь... — прошептала она.

— Скажи!

— Душой и телом я вся твоя, — еле выговорила Ева.

— А дальше? Мне необходимо услышать это сейчас, детка! — В голосе его прозвучали почти умоляющие нотки.

— В любое время, в любом месте, где угодно. — Голос на мгновение изменил ей. — Когда мы наедине, и при твоих друзьях, и на глазах у всех, при самом ярком свете! Ты только прикажи — и я готова повиноваться.

Он отпустил цепочку.

— Носи эти синяки с гордостью, детка, — сказал он, — ибо они доказательство благоволения твоего хозяина к своей рабыне. Потом я явлю тебе и другие знаки своего расположения, вроде бриллиантового браслета и тому подобного!

Все это было так похоже на сцену из помпезного, но весьма низкопробного фильма, какие сейчас уже никто не снимает. Пакстон снова нахлобучил сомбреро на лоб, внимательно изучил свое отражение в зеркале и тщательно поправил шляпу.

— Вы поработали не так уж плохо, Холман, — сказал он, проходя мимо меня и даже не удостаивая взглядом. — Но вы должны приложить все усилия, слышите? Все!

— Рэй! — В голосе Евы прозвучала такая настойчивость, что он замешкался на пороге. — У Мейера в следующей сцене есть одна реплика в диалоге. Вроде того, что самый лучший стрелок тот, который убит, потому что он никогда уже не промахнется.

— Да, — кивнул Пакстон.

— Не давай ему закончить эту реплику, — сказала она. — Перебей его на полуслове!

— Но наш режиссер вряд ли придет от этого в восторг.

— Ты должен помнить, кто звезда в этом фильме! — Ее голос стал жестким. — А наш замечательный режиссер пусть убирается к чертям со своим Джилом Мейером, который по шесть раз подряд путает реплики!

— Что ж, ты, наверное, права, детка. — Он толкнул дверь. — Так и будем действовать: царапаться и смеяться!

— Только не забудь извиниться перед Джилом.., когда удостоверишься, что лента в коробке, — крикнула она вдогонку. — Это обычно так импонирует техперсоналу!

Дверь захлопнулась, и Ева, тихо застонав, опустилась на пол. Я поднял ее и отнес в глубокое кресло, потом отстегнул металлическую цепочку и снял ее с талии. Кожа была покрыта уродливыми синими пятнами.

— Со мной все в порядке, — резко сказала она. — Только дайте мне шампанского.

Я наполнил ее бокал и дождался, пока она выпьет его до дна.

— И как часто случается подобное?

— Не часто. — Она улыбнулась дрожащими губами. — Слава Богу!

— Я видел, что вы пытались предупредить меня о чем-то взглядом, но не понял, в чем дело.

— Все равно уже было слишком поздно. — Она взглянула на свой пустой бокал. — Не откроете ли вы другую бутылку, Рик? Я, кажется, заслужила это.

— И все только из-за того, что Шумейкер не сообщил ему о Кармен? — спросил я, откупоривая бутылку и снова наполняя бокал Евы.

— Дело в миллион раз хуже. — Она сделала жадный глоток. — Джерри Шумейкер много лет служил Рэю костылем в полном смысле этого слова. Этакий надежный костыль под мышкой. А вы одной фразой выбили этот костыль! До конца своих дней Рэй не забудет обиды и отвернется от Шумейкера, а значит, ему срочно потребуется новая подпорка. Так что я получила внезапное повышение.

— А вся эта чушь насчет души, тела и остальной мути?

— Вы видели, как мальчишки скачут по дорожке? Увидят что-то опасное — и скрестят пальцы на руках. — Она устало покачала головой. — Вот такой же и Рэй. Этот дурацкий ритуал каким-то странным образом затрагивает потаенные уголки его души. Мол, если произнести заклинание, преданность и привязанность к хозяину становятся прочнее, чем раньше.

Она бросила на меня беглый взгляд, и тень лукавой усмешки промелькнула в ее сапфировых глазах.

— А ведь вам, Рик Холман, пришла в голову отвратительная мысль, — сказала она, как бы обвиняя. — Вроде того, что я партнерша Рэя в специальном мини-представлении для близких друзей?

— Вообще-то именно так я и подумал...

— В первый же день, когда я получила роль девушки Пятницы, мне пришлось несколько часов кряду выслушивать его лекцию, в которой он осветил мельчайшие детали своего необыкновенного таланта. На второй день он достаточно твердо объяснил мне, каковы будут наши личные отношения. Я непременно влюблюсь в него, и поэтому ему — как благородно! — было меня заранее жаль. Но он считал, что связь одновременно деловая и сексуальная — это очень неудобно. Он не возражает, чтобы я оставалась страстно влюбленной в него, а свои плотские потребности удовлетворяла на стороне!

— Сам-то он поступает так же?

— Думаю, да. — Она пожала плечами. — Во всяком случае, пять ночей в неделю он проводит вне дома.

— И вы любите этого типа?

— Ни одна женщина не в состоянии любить человека, который не желает отвечать на ее чувства, — рассудительно ответила она. — Мне кажется, что у меня к нему скорее чувство, подобное тому, которое испытывает курица к своему цыпленку. Рик, поймите, в глубине души он испуганный ребенок. Вы слышали наш разговор о том, как помешать Джилу Мейеру произнести его выигрышную реплику. Я посоветовала Рэю оборвать известного киноартиста. Но ведь эта идея принадлежит вовсе не мне, а самому Рэю. Ему просто необходимо было соблюсти ритуал. Если ему подскажет кто-нибудь посторонний, все будет в порядке. Тогда он не будет чувствовать себя подонком: если кто-то выскажет вслух его же идею, то вся ответственность за дальнейшее ложится не на Рэя.

— Честное слово, у меня голова идет кругом!

— Надеюсь, вы найдете Кармен, — прошептала она. — Ведь если с ней что-нибудь случится, Рэй предстанет перед всеми в истинном свете.

— Что ж, тогда мне, пожалуй, лучше продолжить поиски, — согласился я. — Вы уверены, что с вами все в порядке?

— Со мной — да. — Она положила ладонь на мою руку и крепко сжала предплечье. — Вы отличный парень, Рик, и я надеюсь, повторите ваше приглашение пообедать с вами, как только мои синяки заживут.

— Заключение перемирия требует длительных переговоров, — сказал я, — и немало времени нужно для детального обсуждения всех пунктов. Так что одним обедом тут не обойтись.

— Я позабочусь, чтобы врач студии как можно скорее избавил меня от синяков, — пообещала она. — И первое, что я сделаю завтра утром, — это выкину металлическую цепочку и закажу себе пояс из цветов, который порвется при первом же прикосновении!

Глава 9

Было около шести вечера, когда я поставил свой автомобиль под навес у дома. Я надеялся, что сестра Демнон не сочла мое предложение дешевой шуткой и не укатила на весь уик-энд куда-нибудь в другое место. Я отпер дверь, прошел по всем комнатам — везде было пусто и тихо. Потом я сообразил, в чем дело, и вышел к бассейну.

Копна рыжих волос возвышалась над спинкой шезлонга. Айрис, должно быть, услышала мои шаги, и ее лицо в тот же миг появилось над подлокотником кресла.

— Привет, мистер Холман! — Ее чувственные губы сложились в обольстительную улыбку. — Вы ведь ничего не имеете против.., что я забралась сюда?

— Это я виноват, что задержался. И лучше называйте меня Риком.

— А вы меня — Айрис. — Она удовлетворенно вздохнула. — У вас чудесный дом — в самом центре, с собственным бассейном, и все такое! Мне кажется, это будет лучший уик-энд за всю мою жизнь. — Она многозначительно сморщила свой носик. — Я имею в виду не только день, но и ночь, Рик!

Ее слова произвели на меня тот же эффект, что камешки, громыхающие в пустой жестянке. Я обошел вокруг своего шезлонга и замер, бросив на нее взгляд.

— Если бы вы сказали, что у вас собственный бассейн, Рик, — пробормотала она гортанно, — я бы захватила купальный костюм. Но зато я не забыла прозрачное нейлоновое белье! Как оно вам нравится?

Крохотный ее бюстгальтер был так прозрачен, что я бы его вовсе не заметил, если бы не лямки на плечах. На ней, без сомнения, были надеты трусики, потому что я различал кружева у самых ягодиц.

— Здесь так великолепно, что выше моих сил оставаться в платье. — Она вздохнула полной грудью, сцепила ладони над головой и откинулась на спинку шезлонга. — Я чувствую себя, словно дикая кошка, когда лежу вот так и всей кожей впитываю солнце, собираю энергию для... — Она рассмеялась дразнящим смехом. — Ну, вы сами знаете, что будет позже!

Она медленно развела ноги, потом еще более медленным движением закинула одну на другую, и, честное слово, я никогда не подозревал, что нейлон может быть прозрачным до такой степени!

— В чем дело, Рик? — Она лукаво посмотрела на меня. — Дикая кошка откусила вам язык?

— Да просто стою вот и думаю, — медленно начал я, — было ли на вас это же самое белье в тот вечер, когда Уоррен-старший вышвырнул вас с Тайлером из своего дома и посоветовал заниматься блудом на лужайке перед домом.

— Что-о-о?! — Она подскочила в шезлонге, все ее тело напряглось, глаза помутнели. В этот момент, с удовольствием отметил я, она выглядела не более сексуальной, чем погасший уличный фонарь.

— Почему бы вам немедленно не рассказать мне всю правду о том, кто именно предложил вам тысячу долларов за то, чтобы выманить Кармен Коленсо из санатория? — прорычал я.

— Я не понимаю, о чем вы?. — уверенно протянула она... — В таком случае давайте освежим вашу память. Я быстро погрузил пальцы в ее высоко взбитую прическу. Она испустила болезненный вопль, когда я одним рывком поднял ее на ноги и подтащил к глубокому бассейну.

— Что может быть более освежающим, чем бассейн? — прорычал я резко и толкнул ее в воду. Она несколько секунд отчаянно размахивала руками, издала еще один отчаянный вопль и с оглушительным плеском шлепнулась в воду, сразу же нырнув в глубину. Голова ее появилась на поверхности секунд через десять, в глазах застыл ужас.

— Я не умею плавать! — захлебывалась она словами.

— Прощайте, Айрис. — Я помахал ей рукой, и она снова скрылась под водой.

Когда она вынырнула, я опустился на колени на бортике бассейна и схватил ее за спутанные волосы.

— А теперь вы расскажете мне ту историю? — почти вежливо спросил я.

— Только вытащите меня отсюда!.. — отплевываясь, произнесла она. — Я утону!..

— Вы утонете тогда, когда я отпущу ваши волосы, — рассудительно заметил я. — А мне придется сделать это немедленно, если вы сейчас же не заговорите!

— Тайлер Уоррен! — быстро придя в себя, выкрикнула она. — Он подъехал к автобусной остановке около санатория и предложил подвезти меня домой. Это было два месяца назад. Я решила, что он набит деньгами, — ведь у него шикарный “линкольн” и все такое. Он сказал, что очень одинок, что неудачная женитьба чуть не погубила его, а теперь он уже целую неделю наблюдает за нашими сестрами и решил, что я самая красивая из них.

— А папаша Уоррен считает Тайлера дураком и ничтожеством, — пробормотал я. — Видимо, о его близорукости к тому же он просто не счел нужным упомянуть. Продолжайте.

— Неужели мне нельзя сначала выбраться отсюда? — взмолилась она. — Прошу вас!

Погрузив ее голову под воду на несколько секунд, я позволил ей снова вынырнуть на поверхность.

— Это называется курсом исправительной терапии, — сказал я, пока она фыркала и отплевывалась. — И значит, все мои приказания следует исполнять беспрекословно. Это единственная ваша возможность остаться в живых, улавливаете, Айрис?

Она ошеломленно кивнула, поскольку рот ее еще был полон хлорированной воды.

— А теперь можете продолжить вашу нелепую историю о романе с Тайлером Уорреном, — разрешил я.

— Мне потребовалось время, чтобы понять, что он до смерти запуган этим старым негодяем — папашей! В тот вечер, когда тот неожиданно вернулся домой и выкинул нас на улицу, у меня больше не оставалось никаких сомнений на этот счет.

— Конец чудесного романа? — спросил я.

— Не совсем. — Голос ее звучал угрюмо, во рту булькала вода. — Я считала, что после такого унижения мне полагалась хоть какая-то компенсация.

— И тогда Тайлер предложил вам помочь одному его приятелю, подруга которого совершенно случайно попала на лечение в ваш санаторий?

— Примерно так.

— Вы передали Кармен, что Росс охотится за Рэем, а Рэй ничего не подозревает? Чье имя вы должны были сообщить Кармен?

— Джеки Эриксон.

— Все сходится, — сказал я. — И когда Кармен услышала это имя, она без колебаний убежала из санатория?

— Все было спланировано так, чтобы она сбежала в тот же вечер. Я придумала, как провести ее мимо охранника, а Тайлер сказал, что за воротами Кармен будет ждать машина с водителем.

— Кто это был?

— Я не знаю.

— Куда они собирались отвезти ее?

— Тайлер не говорил этого.

Я быстро опустил ее голову под воду и тут же выдернул на поверхность.

— Клянусь, я не знаю! — истерически выкрикнула она, прежде чем рот ее показался из воды. — Тайлер сказал: чем меньше я буду знать, тем лучше для меня. Мне, мол, надо поблагодарить его за почти с неба упавшие тысячу долларов и поскорее все забыть.

— Что он говорил, когда вы позвонили ему позавчера сразу же после моего ухода из санатория?

— Что я ловко придумала насчет той брюнетки и никто ничего мне не сделает, если я буду твердо придерживаться своей версии. Еще он сказал, что через несколько дней вы выйдете из игры и если я буду дальше помогать им, то заработаю еще пару сотен.

— Если вы честно ответите мне на следующий вопрос, то выйдете из воды, — пообещал я. — Но если солжете, я привяжу вам на шею тяжелый груз и пойду гулять.

— Спрашивайте! — выдохнула она.

— Тайлер живет в доме своего старика, — сказал я. — Но может, он возил вас еще куда-нибудь? В какое-то местечко, принадлежащее его отцу? Скажем, летний домик на пляже...

— Да! — Она едва не зарыдала от облегчения. — Однажды мы провели уик-энд в горной хижине. Тайлер говорил, что она принадлежит отцу, но он давно ею не пользуется.

— Помните, как туда добраться?

— Думаю, да, — с надеждой в голосе проговорила она. — Можно мне теперь вылезти? Вы ведь обещали.

— Только когда объясните, как добраться до этой хижины, — прорычал я. — И вспомните точно, Айрис, потому что отсюда вы не уйдете, пока я не вернусь.

— Вы хотите сказать, что если не доберетесь до хижины, то снова кинете меня сюда? — простонала она. — Какой же вы грязный садист, Холман!

— Не забудьте о курсе исправительной терапии, милочка, — предупредил я. — Думаю, если вы проглотите еще пинту воды, то позеленеете в самых нескромных местах!

— Свернете через мост у самого санатория, — быстро сказала она, — потом проедете миль пятнадцать до следующего поворота, там стоит дом. Вы его обязательно заметите: он выкрашен в ярко-зеленый цвет. От этого дома надо проехать еще милю вперед, и очутитесь перед хижиной Уоррена. Больше там никаких строений нет.

Я подхватил ее под мышки и вытащил из бассейна. Айрис уныло стояла на бортике, вода ручьями сбегала с нее, и в таком виде сестра Демнон напоминала обломок корабля, выброшенный волнами. Промокший прозрачный бюстгальтер обтягивал ее дрожащие груди, тело покрылось гусиной кожей. Я бросил вороватый взгляд на прозрачные трусики и следующие десять секунд истратил на то, чтобы удержать свои глаза в орбитах.

— Самое лучшее для вас — обсохнуть на солнце, — сказал я. — Сейчас принесу полотенце, чтобы вы могли вытереть волосы.

— Волосы! — Она схватила пальцами мокрые пряди, облепившие череп, и заплакала. — Два часа назад я заплатила за прическу целых пять долларов! И еще дала доллар на чай! Чтоб ты сдох, Холман.., но только в мучениях!

— А теперь, дорогая, приходи в себя. — Я взял ее за плечи, развернул спиной и основательно пнул коленом под зад. Она сорвалась с места, словно газель в сезон спаривания, хотя, на мой взгляд, призывный вопль самки, слетевший с ее уст, наверняка отпугнул бы любого самца, случись ему оказаться поблизости.

Потребовалось какое-то время, чтобы взять в доме все необходимое, и, когда я вернулся, Айрис, обежав бассейн по кругу, с выпученными глазами корчилась в шезлонге, издавая громкие вопли.

— Ты убийца! — стонала она. — Из-за этой беготни у меня начался сердечный приступ. Я задыхаюсь! Я умираю!..

— Думаю, что смогу помочь тебе, — скромно сказал я, но тут же убедился, что не в силах просунуть палец под бретельки ее бюстгальтера, уже на добрый дюйм врезавшийся ей в спину и плечи. Поэтому я ухватился за чашечки бюстгальтера и крепко рванул их. Раздался треск, и бюстгальтер развалился надвое.

— Только самый низкопробный маньяк может думать о сексе, когда я умираю! — простонала она.

— Твой бюстгальтер сел, — рявкнул я. — Потому ты и задыхалась!

— О! — Она выпрямилась и облегченно всхлипнула, сделав полный вдох. Потом лицо ее исказилось гримасой. — А ты не ободрал мне ноги о края своего проклятого бассейна? У меня страшно болят бедра! — Она снова принялась стонать. — Эти проклятые трусики, кажется, тоже сели!

Я бросил ей банное полотенце, гребень и деликатно отвернулся на несколько минут. А когда снова посмотрел на нее, она была закутана в полотенце, расчесанные волосы свисали ровными прядями.

— Теперь пойдем в дом.

Она благодарно посмотрела на меня, когда я протянул ей бокал с пятью унциями почти неразбавленного бренди, а потом стал собираться в дорогу, предоставив ей спокойно наслаждаться выпивкой.

— Мне стало гораздо лучше, — сказала она, возвращая мне пустой бокал. — Что дальше, Холман?

— Оставь полотенце и ложись лицом вниз на кушетку.

— Знаешь что? — сказала она с горечью. — Только минуту назад я почти поверила в то, что ты не сексуальный маньяк.

Я двинулся к ней, и она поспешно отшвырнула полотенце и ничком опрокинулась на кушетку. Я связал ей щиколотки обрывком старого ремня, а руки скрутил за спиной куском веревки, которую отыскал в кладовке.

— В мое отсутствие приемник будет включен.

— Большое спасибо! — огрызнулась она.

— Скажи спасибо, что не всунул кляп тебе в рот. Если соседи услышат твои вопли, то решат, что у Холмана просто-напросто очередная оргия.

Я слегка шлепнул ее по заду, но она все же завопила:

— Это еще зачем?

— Чтобы привлечь твое внимание, голубка. Сейчас я буду говорить по телефону, а ты слушай.

За несколько секунд мне удалось связаться с доктором Дедини, и это лишний раз убеждало, что старый дурак весьма ревностно относится к своим обязанностям руководителя первоклассного учреждения.

— Это Холман, доктор, — сказал я взволнованно. — Я оказался в чрезвычайно неловком положении, и вы единственный, кто мог бы меня сейчас выручить.

— О? — В его голосе прозвучал осторожный вопрос.

— Это касается сестры Демнон.

— Демнон? — Голос прозвучал еще более настороженно.

— Знаете, мне неловко говорить, но.., в общем...

— Говорите толком! — взорвался он. — С ней все в порядке? Она не попала в катастрофу?

— Нет, физически она в полном порядке. — Я глянул через плечо в остекленевшие глаза Айрис и улыбнулся. — Но у нее, видимо, уик-энд оказался свободным, и она каким-то образом очутилась возле моего дома. Она сказала, что для нее это вопрос жизни и смерти. Ну, я и пригласил ее войти. Она сразу же начала рыдать, была просто вне себя от отчаяния, и в конце концов выяснилось, что дело в безответной любви.

— К вам! — взревел он.

— Нет.., к вам.

С минуту в трубке царило гробовое молчание, а когда он снова заговорил, в его голосе ощущалась полная растерянность.

— Вы уверены, Холман?

— Вне всякого сомнения. Она заявила мне, что страстно любит вас почти с первого дня поступления на работу в санаторий, но вы никогда не замечали, что она вообще существует.

— Это не правда! — воскликнул он. — Я всегда замечаю.., ежесекундно ощущаю ее присутствие.., когда она на работе!

— В общем, с ней случилась истерика, — продолжал я. — Она заявила: лучше смерть, чем ваше безразличие. Сначала я не принял этого всерьез, но она, представляете, кинулась в мой бассейн!

— Бедная дурочка! — страстно воскликнул он.

— Я, естественно, нырнул вслед за ней и вытащил из воды, но она отчаянно сопротивлялась, не давая спасать себя.

— Где она сейчас?

— Лежит у меня на кушетке, связанная по рукам и ногам, — сказал я. — Но дело в том, что мне нужно срочно уйти. Впрочем, даже если бы я попытался помочь ей, то не обладаю достаточной компетенцией...

— Оставьте в покое несчастную девочку! — завопил он. — Я немедленно выезжаю в карете “Скорой помощи”. Дайте ваш адрес, Холман.

Я назвал адрес, и он трижды переспросил для полной уверенности.

— Я буду в течение часа. Оставьте дверь незапертой и отправляйтесь по своим делам. — И вдруг его голос загрохотал в трубке, словно гром небесный:

— Еще одно! Вы слушаете, Холман?

— Слушаю, — разозлился я, — но не могу утверждать, что у меня не лопнут барабанные перепонки.

— Руки и ноги у нее связаны бережно? Если хоть малая частичка ее великолепного тела окажется поврежденной, я буду считать вас лично ответственным!

— Она упакована надежнее, чем самый дорогой телевизор, — заверил я. — Только есть еще одна маленькая деталь.

— Какая? — живо откликнулся он.

— Пока я с ней дрался, извлекая из бассейна, вся ее одежда оказалась разорванной в клочья, — сказал я.

— Вы хотите сказать, — поперхнулся он, — что в данную минуту она лежит совершенно обнаженная и связанная по рукам и ногам на вашей кушетке?

— Лицом вниз, — сообщил я извиняющимся тоном.

— Я привезу с собой какую-нибудь одежду, — сказал он дрожащим голосом. — Пожалуй, я сам сяду за руль. Не хочу, чтобы какая-нибудь сплетня запятнала честное имя сестры Демнон.

— Айрис, — сказал я.

— Айрис, — повторил он мечтательно. Я осторожно повесил трубку и увидел, что в синих глазах сестры Демнон зажегся расчетливый огонек.

— Дедини? — произнесла она с расстановкой. — А ведь он не женат!

— И страдает от чудовищной сексуальной депрессии, — добавил я. — Если вам удастся коснуться задом его пальцев, когда он будет развязывать вам руки, он непременно почувствует, что долг чести — жениться на вас!

— А ведь санаторий должен приносить приличный доход! — В ее глазах появилось сомнение. — Но почему вы это делаете для меня, Холман?

— Потому что вы — отвратительная маленькая сучка, которую гораздо легче заставить играть роль любящей и верной супруги в уютном гнездышке с шестью телевизорами и четырьмя автомобилями, которое совьет для вас Дедини, чем честно выполнять свои обязанности.

— И вы не доставите мне никакой неприятности за то, что я помогла убежать Кармен? — спросила она.

— Не вы, так нашелся бы кто-нибудь другой, — проворчал я. — Но если вы позвоните Тайлеру Уоррену и разболтаете ему все, обещаю вам, что сегодня же вечером найду вас и утоплю в первой же попавшейся луже.

— Я не сделаю этого! — Она в экстазе закатила глаза. — Не знаю, как мне благодарить вас, Рик. Вы внезапно открыли передо мной целый мир новых возможностей и... — В глазах ее появился знакомый блеск. — Обождите минутку! У вас срочное свидание? Вы правда торопитесь?

— Конечно, — кивнул я. — А почему вы спрашиваете?

— Просто я подумала, что у нас достаточно времени, пока Дедини доберется сюда. Так что я вполне могла бы наделе доказать вам, насколько велика моя благодарность и признательность. Вот прямо здесь, на кушетке! — Она задумчиво вздохнула. — Это было бы последним штрихом свободы, перед тем как я предамся вечной супружеской любви и преданности.

— У вас самый извращенный ум, какой мне приходилось встречать за всю мою жизнь, Айрис Демнон! — восхищенно сказал я.

— Не настолько уж он извращенный. — Она хихикнула. — Хотя, честно признаться, мне в самом деле пришло в голову, что это было бы новое, необычное для меня ощущение: я имею в виду, если бы вы оставили при этом мои руки и ноги связанными, вот как сейчас.

Глава 10

Хижина стояла как раз там, где указала Айрис Демнон, и солнце медленно скользило за край каньона, когда я добрался до места. Мои шаги прозвучали неожиданно гулко, нарушив глубокое молчание пустынного синего мира, где островерхая крыша хижины вырисовывалась на фоне закатного неба, словно силуэт одинокого часового на чужой планете. Вряд ли я рисковал в этом заброшенном уголке наткнуться на ходячего мертвеца по имени Луи, но пару раз в жизни мне уже приходилось сполна платить за свою беспечность. Поэтому я извлек из поясной кобуры верный тридцать восьмой и решительно подошел к двери.

На ней висел большой замок — петли были недавно смазаны. Я сбил замок рукояткой пистолета, и звук от удара, казалось, разнесся по всей округе. Ударом ноги я распахнул дверь настежь. Длинная и узкая комната, обшитая панелями, оказалась на редкость мрачной и темной, и мне пришлось немного постоять на пороге, пока глаза привыкнут к полумраку. Несколько секунд спустя из дальнего угла комнаты послышался слабый стон, от которого у меня волосы буквально поднялись дыбом.

После короткой внутренней борьбы разума и страха первый подсказал мне, что, если бы здесь таилась опасность, я был бы уже мертв, потому что стоял на пороге, являя собой превосходную мишень даже для неопытного стрелка. Я сунул пистолет в кобуру и шагнул в комнату. Не слишком твердыми пальцами я чиркнул спичкой и в ее слабом пламени увидел стоявшую неподалеку на столе лампу. Я приподнял стекло, поднес другую спичку к фитилю, и лампа загорелась ровным пламенем, озаряя комнату мягким теплым светом.

Тихий стон раздался из-за моей спины. Я круто повернулся и увидел ее: скорчившись, она полусидела в углу у пустого камина. Кто-то вбил крюк прямо над ее головой, привязал один конец веревки к запястьям, а другой перебросил через стальное кольцо, болтавшееся на крюке. Злобная расчетливость, от которой стыла кровь, была в том, как все это устроено: веревка ровно такой длины, чтобы сидеть скрючившись. Я нашел на кухне нож, вернулся в комнату и разрезал веревку, стягивавшую запястья девушки. Кожа под веревками была стерта до крови, и, едва веревка ослабла, руки беспомощно упали.

Если бы Шумейкер мог сейчас увидеть ее, яростно подумал я, он нашел бы, что его описание Кармен Коленсо в высшей степени льстит ей. Женщина, на которую я смотрел, выглядела лет на пятьдесят. Спутанные жесткие черные волосы неопрятными прядями падали на ее лицо, вокруг закрытых глаз темнели фиолетовые круги. Дыхание было слабым и прерывистым и вырывалось сквозь стиснутые зубы со слабым стоном. Пергаментного цвета кожа туго обтягивала костлявое лицо, рот провалился. Я поднял ее на руки и отнес на кушетку, хотя мог бы это сделать и одной рукой: она почти ничего не весила.

На кухне я нашел жестянку куриного бульона, разогрел его, перелил в надтреснутую чашку. Десять бесконечно долгих минут, осторожно трогая ее плечо и монотонно повторяя ее имя, я пытался заставить Кармен приоткрыть глаза.

— Я ваш друг, мисс Коленсо. Теперь все будет хорошо. Больше никто не причинит вам зла.

— Друг? — Она вдруг сделала отчаянное усилие и села. — У меня нет друзей.

— Съешьте вот это, — сказал я и осторожно вложил чашку с бульоном ей в руки.

Она медленно глотала бульон, не обращая внимания на струйки жидкости, сбегающие по ее подбородку на грязное платье. Когда чашка опустела, она выпустила ее из пальцев прямо на пол, ее темные глаза немигающе уставились на меня.

— Друг... — Она судорожно дернула головой. — Но вы не из тех! Они держали меня привязанной к стене, а когда я ночью оставалась одна, то слышала, как водятся крысы!

— Вы помните их?

— Все как в тумане — словно призраки, витающие в мозгу...

— Вы помните, как убежали из санатория? — Я подождал, пока она снова качнет головой. — В машине вас ждал водитель?

— Никого не было, — сказала она. — Я села за руль, но что-то острое впилось мне в шею.

— Помните ли вы, что случилось с вами после того, как вы убежали из санатория? — с отчаянием спросил я. — Хоть что-нибудь? Лица? Голоса? Одежду, которая была на них?

— Смутно помню. — Глаза ее внезапно блеснули. — Рэй? С ним все в порядке?

— Все в порядке, — заверил я;

— Это хорошо, — пробормотала она. — Значит, кто-то помешал Россу убить его?

— Росс Митфорд мертв, — сказал я жестко. — Кто-то воткнул ему в спину ножницы.

Кармен испустила болезненный стон.

— Это не я! — Она закрыла глаза, плотно их зажмурила, и пальцы ее с неожиданной силой вцепились в мою руку. — Я ведь не могла этого сделать... Но я помню, что мы долго ехали в машине...

— Сразу после санатория?

— Нет, позже. Помню этот ужасный запах там, где мы остановились, когда меня внесли в комнату. — Она вздрогнула. — Там было страшно! Повсюду смерть, а потом — как-то вдруг! — я лежу на полу, а рядом лицо Росса. Но у него были невидящие глаза. — Кармен в ужасе уставилась на меня. — Я не могла убить его, я знаю! Когда я убежала из санатория, я хотела только предупредить Рэя, что Росс охотится за ним.

— Еще что-нибудь помните? — спросил я.

— Да! — Казалось, слово вырвалось из самой глубины души. — Женщина-блондинка! Наклонилась надо мной, и в глазах ее была ненависть. Она говорила, что я больше никогда не увижу Рэя, потому что они запрут меня до конца дней. И Рэй будет принадлежать только ей — я не смогу отнять его у нее. А потом она вонзила в меня иглу и все время смеялась, пока нажимала на поршень. — Голос изменил ей. — Мне все время чудится, что это осталось где-то у меня в мозгу.

— Я отнесу вас в машину и отвезу туда, где вы снова поправитесь.

— Если бы я могла вспомнить тот первый раз, с которого все началось! — Глаза ее вдруг закрылись, голова откинулась на спинку сиденья.

Я вернулся в хижину, еще раз внимательно осмотрел все вокруг, не нашел ничего стоящего внимания, погасил керосиновую лампу и сел за руль.

Кармен Коленсо беспокойно зашевелилась на заднем сиденье.

— Они все злые, очень злые, — сказала она ясным голосом. — Все, кроме Рэя. Вы знаете, почему Тайлер меня так ненавидел? Потому что я знала, что он ворует у отца, вот почему!

— А как же это ему удавалось? — спросил я небрежно.

— Он специально завышал заказы на те товары, которые пользуются спросом на подпольном рынке, — ответила она. — А потом запутывал систему, которая всех сбивала с толку, и никто не мог проследить за исчезнувшим товаром. Он уничтожал одни накладные и подделывал другие, подчищал путевые листы шоферов транспортных компаний и все-таки однажды чуть не попался, когда пожадничал и схватил слишком большой куш!

— И что же случилось тогда?

— Это было летом шестьдесят шестого, в июне, кажется... У него оказалось пять лишних рулонов очень дорогой ткани. Один из приятелей Тайлера нашел покупателя, который согласился забрать всю партию. Тайлер не мог устоять против соблазна сразу разбогатеть. Но что-то в его цепочке не сработало. Этот товар не должен был вообще появляться в магазине, но почему-то рулоны оказались на складе, и один из инспекторов мистера Уоррена-старшего увидел их. Тайлер ничего не знал и в ту же ночь отправил их покупателю. Ну а когда инспектор начал задавать неприятные вопросы, Тайлер чуть не спятил от страха. В конце концов он уплатил инспектору за молчание, но это стоило ему почти всего барыша от сделки.

— Инспектор, — осторожно спросил я, — это тот парень по имени Стэнли Якоби?

— Нет. — Ее голос звучал доверительно. — Это отвратительный маленький хорек с огромным носом! Харви Гуд акр, который не понравился мне с первой же встречи!

Я ехал медленно, ибо не было смысла приезжать в санаторий раньше доктора Дедини, к тому же я надеялся, что Кармен сообщит еще что-нибудь интересное. Но она долго молчала, и я решил, что она заснула. Вдруг она снова заговорила. Только на этот раз речь ее была несвязной и такой сбивчивой, что приходилось напрягаться, чтобы разобрать, о чем она Говорит.

— Я не святая! — бормотала она. — Я знаю, но я согласилась лечь с Говардом только потому, что у меня просто не было больше сил сопротивляться ему. Хотя Тайлер так этому и не поверил. Вообще-то я спала со многими — сколько их было в моей жизни! Я даже не могу сосчитать, особенно после того, как переехала с Россом в Венеция-Бич и он стал приучать меня к наркотикам. Большую часть времени я вообще не соображала — сплю или грежу наяву. Но я никогда не делала одного — никогда не продавала свое тело, как она! В этом есть что-то пакостное, низкопробное. Продавать свое тело на круг по два доллара за фунт! Мы подрались в первый раз, когда она стала уговаривать меня заняться тем же... Деньги, деньги! Да это самые грязные деньги, какие только могут быть на свете! Я так и сказала, и будь я на ее месте, не смогла бы после этого смотреть на свое отражение в зеркале. Проститутка от горькой нужды — это одно дело, но просто потаскуха, как она, — это что-то совсем низкое и отвратительное...

— И что же она сказала? — спросил я.

— Она исцарапала мне ногтями лицо, и боль была такая невыносимая, что я схватила ножницы и... Нет! То было в другой раз, я не помню даже, когда именно, но мне потом об этом рассказывали...

— Я полагаю, на том и кончилась ваша замечательная дружба? , — С тех пор она со мной никогда не разговаривала — до вчерашней ночи. Как она, наверное, наслаждалась, когда вонзила иглу мне в руку, зная, что я совершенно беспомощна!

— Ну и подружка! — вздохнул я. — Как же ее зовут?

— Блондинка, — пробормотала она. — Та самая, которая хотела убрать меня с дороги, чтобы Рэй достался ей одной.

— Вы уверены? — поразился я.

— Конечно уверена. — Ее голос звучал резче. — Я могу забыть имя, но никогда не забываю лица. Она осталась все той же двухсотдолларовой шлюхой, как и была!

Потом Кармен задремала и проснулась лишь в миле от санатория.

— Иногда прямо смех разбирает, когда я ему говорю, какой хороший у меня брат! У него появляется такое смущенное выражение.., он начинает переминаться с ноги на ногу, словно ему не хочется этого слышать. Но ведь он же сам и заставляет меня разговаривать на всякие темы. Ему нужно знать, что я думаю о разных вещах. Но мне ровным счетом наплевать, что там происходит в его отвратительной лысой голове!

— У доктора Шумейкера? — спросил я.

— Брат считает, что у него солнце в глазах сияет, — сказала она мрачно. — Но только я иногда сомневаюсь, что у Джерри такое же мнение о Рэе. У меня такое странное чувство, что он все время что-то скрывает от меня. И чувствует себя неловко, когда вынужден кривить душой, и потому всегда смущается в моем присутствии.

— Мы приехали. — Я остановил машину перед воротами санатория. — Через несколько минут уладим все формальности, и тогда вас устроят.

— Вы были так добры ко мне, — сказала Кармен, — а ведь я даже не знаю вашего имени.

— Рик Холман.

— А я — Кармен Коленсо. — Ее голос прозвучал тускло и безразлично. — Я полагаю, вы слышали о моем брате, Рэймонде Пакстоне, он знаменитый киноактер, звезда экрана!..

Дедини разрешил мне воспользоваться его телефоном, и, пока он занимался Кармен, я набрал личный номер Пакстона, не значившийся в телефонной книге. Голос Евы Байер прозвучал невесело.

— Это Рик, — сказал я. — Вы с Пакстоном должны приехать ко мне домой не позже чем через час. Я нашел Кармен.

— Это чудесная новость, Рик! — воскликнула Ева. — Она в порядке?

— По крайней мере жива, и я надеюсь, что теперь не умрет. Передайте Пакстону: если он приедет без вас, я не пущу его дальше порога.

— Я передам ему, Рик. — В голосе ее прозвучало удивление. — Но я не понимаю, почему так необходимо, чтобы я...

Я повесил трубку, не дождавшись конца фразы, и набрал номер Шумейкера, повторив ему то же самое, что сказал Еве.

— Я счастлив услышать это, — сказал он. — Где она сейчас?

— В безопасности.

— Послушайте, Холман... — Голос его зазвенел и сорвался. — Ведь я же ее психолог!

— Сейчас ей нужен только врач, и он у нее имеется, — взбесился я.

— Мы обсудим это позднее, — холодно ответил он. — Ответьте только на один вопрос, Холман: что вы сотворили с моей секретаршей, черт возьми!

— Вы имеете в виду ту блондинку, которая сидит у вас в приемной? — невинно спросил я. — Я только попрощался с ней, вот и все.

— Мне кажется очень подозрительным, что она исчезла сразу же после вашего ухода.

— Может быть, она пошла искать хорошего психолога? — предположил я и повесил трубку.

Джеки Эриксон замурлыкала кошечкой, услышав мой голос:

— , Я надеюсь, вы сегодня вечером не заняты, мистер Холман? У меня такое предчувствие, что меня вот-вот одолеет приступ икоты! Почему бы вам не доставить свое патентованное лекарство прямо ко мне на квартиру? А завтра утром вы могли бы отправиться домой, натянув мои шелковые трусики!

— Видишь ли, горный спорт намного привлекательнее ранним утром. А если говорить серьезно, то я хотел бы, чтобы ты приехала ко мне не позже чем через час. Я нашел Кармен.

— С ней все в порядке? — Голос ее прозвучал взволнованно. — Физически, я имею в виду?

— Вообще-то она не в слишком хорошей форме, — сказал я, — но, думаю, все обойдется.

— Чудесно! — Но энтузиазм в ее голосе потускнел. — Я только что вспомнила, Рик! Сегодня днем в газете была фотография Митфорда. Кто-то нашел его тело около восьми часов утра.

— Может быть, поговорим об этом позднее? — сказал я. — Встретимся через час.

Уоррен-старший отозвался на мой звонок своим обычным уверенным голосом.

— Это Рик Холман, мистер Уоррен. То есть капитан Шумейкер из отдела привидений, Лос-Анджелес, — сказал я, и он тихо засмеялся. — Могу я поговорить с вашим сыном?

— Он здесь. — Помолчав немного, мистер Уоррен спросил:

— Как вам кажется, у вас скоро появится желание поговорить со мной?

— Весьма возможно, — сказал я. — Маленькая просьба, мистер Уоррен. Расскажите, пожалуйста, Тайлеру всю историю.., то есть назовите мое настоящее имя, чтобы он не растерялся, когда подойдет к телефону.

— Расскажу, — сухо ответил папаша. — Но Тайлер и без того всегда растерян.

Я ждал довольно долго, прежде чем в трубке послышался неуверенный голос:

— В чем дело?

— Полагаю, вам будет небезынтересно узнать, что я нашел Кармен Коленсо. Будьте добры, не позже чем через час вы должны приехать ко мне домой, на Беверли-Хиллз.

— Вы спятили? — взорвался он. — Я потерял всякий интерес к Кармен с того дня, как мы развелись!

— Даю ровно шестьдесят минут, — мягко сказал я. — Если по истечении этого срока вы не приедете, я позвоню вашему отцу и расскажу ему некую прелюбопытную историю, которую услышал от вашего приятеля — Харви Гудакра.

— Ладно, — буркнул он наконец. — Я буду. Минут через пять в кабинет вернулся Дедини.

— Думаю, она поправится, — сказал он. — В этом хрупком теле кроется железный дух, мистер Холман. Она, разумеется, истощена, к тому же ее накачали Бог знает каким количеством наркотиков.

— Она не могла попасть в лучшие руки, чем ваши, доктор, — вежливо заметил я.

— Я понимаю, насколько тут желательна полная секретность, я имею в виду ее возвращение в санаторий, мистер Холман, — проговорил он, — и мы отнесемся с уважением к вашему желанию. Правда, я не понимаю, почему бы нам не известить доктора Шумейкера? Даже если вы мне это объясните, я все равно не пойму.

— А как поживает сестра Демнон? — очень серьезно спросил я.

Глуповатая улыбка разлилась по его лицу.

— Я необыкновенно счастлив сообщить вам, что она больше не жертва неразделенной любви, мистер Холман. В самом деле... — Он выпятил грудь колесом. — Всего час назад она оказала мне величайшую честь, согласившись стать миссис Дедини!

Я высказал ему свои поздравления, а он выглянул за дверь и позвал:

— Зайдите на минуту, дорогая!

Я испытал нечто вроде легкого шока, увидев Айрис Демнон — в белом халате и с выражением девственной невинности на лице. Как положено, пожелал счастья и ей, а она жеманно улыбнулась мне, что, на мой взгляд, выглядело довольно глупо.

— Быть может, вы не откажетесь проводить мистера Холмана до ворот, моя драгоценная? т Дедини лучезарно улыбнулся невесте. — Мне необходимо срочно кое-что уладить.

— Ну конечно, дорогой, — пробормотала она. — Я смогу по-настоящему поблагодарить его за то, что он спас мою жизнь.

— Спасибо, драгоценная, — пробормотал я, когда мы подошли к воротам. — И не надевайте трусики, которые садятся от воды, когда встанете под душ вместе с любимым в вашу брачную ночь! Потому что уж он-то наверняка начнет спасать вас от сердечного приступа!

— Я учту, — ответила Айрис торжественно. Охранник принялся отворять ворота, и она добавила гораздо громче:

— Я никогда не смогу как должно отблагодарить вас, мистер Холман, за то, что вы для меня сделали, но, поверьте, я никогда не забуду этого!

Я скрипнул зубами.

— Всего хорошего, сестра Демнон!

— Всего хорошего, мистер Холман. — Она ухитрилась произнести эти слова с надрывом в голосе.

Я повернулся к ней спиной, сделал шаг к воротам и тут же почувствовал, как стальные пальцы ущипнули меня за самую чувствительную часть тела!

Раздался нахальный смешок:

— Надеюсь, и вы тоже не забудете, что упустили сегодня утром, дрянь вы этакая! Я лежала перед ним распростертая, словно индейка, совершенно нагая и готовая ко всему — только протяни руку и бери. Но он, видите ли, торопился на свидание!

— Зато у меня остались ваши фотографии — моментальные снимки, на которых отлично видно, как вы выглядели в севших трусиках. Так что я могу любоваться ими всласть и в любой момент, — сказал я голосом, похожим на брехню старого пса.

— Какие фотографии? — прошипела она.

— У меня в бортик бассейна вмонтированы две фотокамеры со вспышкой, — соврал я. — И стоит только пересечь луч фотоэлемента, как автоматически срабатывает затвор. — Я быстро отступил на два шага, спасаясь от кровожадных пальцев, и улыбнулся прямо в ее застывшее от ужаса лицо.

— Ладно, пришлю вам полный комплект в качестве свадебного подарка, — пообещал я ей. — Могу поспорить, что любимый найдет их куда более интересными, чем полный комплект девственниц.

Глава 11

Глаза Пакстона потемнели от ярости, когда он гневно уставился на меня.

— Я думал, она здесь! Только поэтому и решился приехать в вашу мерзкую конуру, Холман! Я требую, чтобы вы немедленно сообщили, где моя сестра!

— Она в полной безопасности, — заверил я его, — и обеспечена лучшим медицинским уходом, какого только можно желать.

— Почему бы вам не поверить Рику на слово? — спросила Джеки Эриксон ледяным тоном. — Мне начинает надоедать ваше экранное кривляние, Рэй. Вы на меня не очень-то действуете даже в широкоэкранном варианте, а уж в обыкновенной жилой комнате выглядите просто смешно.

— Не разрешай ей подпускать шпильки, Рэй, — проговорила Ева Байер.

— Может быть... — начал Шумейкер осторожно. — Если мы все стиснем зубы и постараемся выслушать до конца, что нам хочет сообщить Холман, то узнаем наконец, где же Кармен. И даже сможем увидеть ее.

— Только не мечтайте, что я помчусь к ней очертя голову! — фыркнул Тайлер Уоррен.

Глаза у него были налиты кровью, обвисшие щеки пылали румянцем, — похоже, храбрость свою Тайлер нашел на дне бутылки. Интересно, сколько еще спиртного ему понадобится до конца нашего вечера, чтобы сохранить хотя бы часть своей храбрости, подумал я.

— Я полагаю, всем известно, что сегодня около восьми часов утра в Венеции был найден труп Росса Митфорда? — спросил я.

— Я ничего не знал об этом, пока Ева не сообщила мне по дороге сюда, — тихо проговорил Пакстон. — Но такова уж моя судьба — последним узнавать новости, которые касаются лично меня. Верно, Джерри?

— Джеки, расскажите им, как прошлой ночью мы отправились в Венеция-Бич на поиски Кармен, — сказал я, — и наткнулись на еще теплое тело Митфорда.

— Хорошо, Рик. — Она вопросительно подняла брови. — Все, с начала и до конца? Насчет Бурундука, Чарли Лошади и всего остального?..

— Не упускайте ничего!

— О Боже! — взорвался Пакстон. — Я окончательно теряю терпение!

Пока Джеки во всех подробностях рассказывала историю наших ночных похождений, я мог внимательно рассмотреть всех присутствующих. Джеки тщательно оделась для этого визита. На ней было длинное вечернее платье из шелка цвета сливы, а четырехугольный вырез был таким глубоким, что заставил меня задуматься: как девушки с таким бюстом ухитряются постоянно помнить, что им нельзя глубоко вздыхать. Ее длинные черные волосы были аккуратно причесаны. Рядом с ней на кушетке сидел Тайлер Уоррен в том же костюме, что и днем.

На ручке кресла Пакстона примостилась Ева Байер в потрясающем брючном костюме: жакет из тончайшего кружева, весь в воланах, и плотные брюки, расширенные книзу так, что ножки ее были полностью скрыты. На лице ее весь вечер сохранялось напряженное выражение. И я подумал про себя: неужели страшные синяки и ссадины совсем не причиняют ей боли? Пакстон развалился в кресле, с мрачным, нетерпеливым выражением лица. На актере был белый свитер и защитного цвета брюки, заправленные в высокие ботинки, на которых — я мог бы поклясться! — блестела все та же синтетическая пыль, что и утром.

Джерри Шумейкер, повинуясь своему консерватизму, облачился в дорогой вечерний костюм и белую шелковую рубашку. Он стоял, облокотившись на стойку бара, на его лысом черепе играли отблески света от люстры. Глаза из-под тяжелых век время от времени бросали быстрые взгляды на Пакстона, при этом Джерри нетерпеливо постукивал ногой. Я стоял за баром, смешивая напитки для гостей, и это была самая удобная стратегическая позиция, откуда я мог наблюдать сразу за всеми присутствующими.

— Ну, тогда мы ушли, — закончила Джеки свой рассказ, — и вернулись в Лос-Анджелес.

— Что все это означает, Холман? — спросил Пакстон нервно. — Неужто Кармен могла убить его, защищая меня?

— Весьма возможно, что именно она и убила Митфорда, — сказал я. — Но никто не сможет этого доказать.

— В таком случае объясните мне вразумительно, чего ради мы сидим в этой вашей поганой комнате и ждем, пока вы нам.., ничего не скажете? — взбесился он.

— Вы хотите узнать, где именно я нашел Кармен? — обозлился я в свою очередь. — И где ее держали в заточении все это время? Хотите?

После этого я во всех деталях описал хижину, рассказал и о том, как руки Кармен были связаны, а другой конец веревки намеренно привязан к металлическому крюку таким образом, чтобы она не могла ни лечь, ни встать. И о том, как она выглядела после такого зверского обращения, отсутствия пищи и чудовищного количества наркотиков, которыми ее напичкали.

Когда я кончил, Шумейкер первым нарушил молчание.

— Это варварство! — выкрикнул он дрожащим голосом. — Чудовищно! Эти люди — просто варвары, они банда дегенератов, выродков!

— И они страшно напуганы, — уточнил я. — Известно, чем больше человек напуган, тем более жестоким и злобным он становится.

— Но почему они так обошлись с Кармен? — спросил Шумейкер.

— Все время, пока я вез ее в санаторий, она не умолкала ни на минуту, все время говорила. — Я пожал плечами. — Время от времени, правда, язык у нее заплетался, речь становилась несвязной, но понять можно было все отлично. Под действием наркотиков она охотно выкладывала мне все, что знала о тех людях, с которыми раньше была близка. И сделала бы это в присутствии любого другого человека, если бы только он захотел выслушать ее. А я хотел слушать! Те, кого она знала, хотели холодно и расчетливо убить Митфорда и свалить убийство на Кармен, отчего имели бы двойную выгоду. Во-первых, полиция удовлетворилась бы, решив, что убийца найден, а во-вторых, что важно для прочих заинтересованных лиц, Кармен можно надежно упрятать в каком-нибудь соответствующем заведении на весь остаток ее жизни, где она могла бы рассказывать о своих секретах сколько угодно — все равно никто бы ей не поверил!

— Я чертовски устал выслушивать ваши бредни, Холман, которыми вы пытаетесь обелить мою бывшую жену, — прошипел Тайлер, ткнув при этом указательным пальцем в Шумейкера. — Он сейчас заявил, что в этом деле замешаны дегенераты. Я же с полным правом могу заявить, что самая большая дегенератка — Кармен!

Пакстон стремительно поднялся с кресла, расправил плечи и устремил на Тайлера грозный взгляд.

— Не будете ли вы так любезны встать и еще раз повторить то, что вы заявили о моей сестре! — прорычал он.

— У меня есть для него более интересный вопрос, — перебил я. — Та хижина, в которой я нашел Кармен, принадлежит Уоррену-старшему, но он уже давно ею не пользуется. А вы давно были там в последний раз, Тайлер?

Выпученные глаза в крапинках мрачно уставились на меня, потом челюсть Тайлера как бы сама по себе отвалилась и беззвучно захлопнулась несколько раз подряд.

— Я хочу услышать ваш ответ, Уоррен, — взорвался Пакстон.

— Я могу ответить вам. И это лучше, чем дожидаться, пока внутри его толстого черепа заворочается тупой ум, — сказал я устало. — Кармен выложила мне целую кучу фактов и цифр касательно того, как он во время их супружества обкрадывал своего отца. А больше всего на свете Тайлера ужасает мысль о том, что сделает с ним папаша, когда ему представят доказательства мошенничества его сына. Как я уже говорил, Кармен, начав употреблять наркотики, — а ведь именно Митфорд приучил ее к ним, — стала весьма болтливой. Вот почему Тайлер с радостью присоединился к заговору убийц: он ведь уже платил за молчание шантажировавшему его Митфорду.

— Но ведь в заговоре должно быть несколько человек, — резонно заметила Ева.

— Я как раз и подхожу к самому главному, но сначала хочу прояснить кое-какие детали. Тайлер обработал медсестру санатория. Соблазнив ее деньгами, он уговорил Айрис передать мисс Коленсо некое сообщение, якобы от подруги Джеки. Любимому брату, мол, грозит опасность, о которой он не подозревает. И мисс Коленсо принимает решение бежать. Заметьте, медсестра сначала утверждала, что в контакт с ней вступала некая брюнетка, хотя, возможно, на ней был парик. Но часа два назад Кармен рассказала о самом жутком воспоминании последних дней: женщина, заметьте блондинка, смеясь, вонзает ей в руку шприц, приговаривая, что теперь уж бедняга Кармен навсегда останется под замком, а она единолично завладеет Рэем Пакстоном. Отныне ей не придется делить привязанность возлюбленного с его сестрой.

— Мне повезло, что я-то натуральная брюнетка, — едва слышно сказала Джеки.

— Брюнетка, которая надела на себя светлый парик и долго смеялась в лицо Кармен, чтобы бедняжка непременно запомнила именно блондинку? — спросил я. — Но беда в том, что воспоминания Кармен очень четки. Она без труда узнала в блондинке свою старую подругу — как там ее звали, а?.. Ну, ту самую, с которой она подралась ночью, после чего ушла жить к Митфорду?

Я наблюдал, как с болезненным вздохом приподнялись и опустились великолепные холмы.

— Джеки! — Я печально покачал головой. — Я никогда бы не подумал, что вы, как неделикатно выразилась Кармен, всего лишь двухсотдолларовая шлюха!

Туманный взгляд синих глаз на мгновение полыхнул огнем, и глаза погасли. Она вяло пожала плечами:

— Если, по-вашему, я участница этого таинственного заговора, то каким же образом мне удалось способствовать убийству Митфорда, если я провела с вами весь вечер. До той самой минуты, когда мы нашли тело.

— А вы им и не были нужны для самого убийства, — ответил я. — Их ведь было двое, и им ничего не стоило справиться с Митфордом. Ваше дело — продеть мне в нос кольцо, словно быку, и отвлекать, пока они совершат убийство, а потом вы якобы совершенно случайно привели меня к трупу, чтобы я поверил, будто это Кармен убила его.

— А встреча с Чарли Лошадью, Луи и Бурундуком — это тоже счастливая случайность? Ведь именно они привели вас к дому Митфорда, чтобы вы нашли там труп! — сказала Джеки с вызовом.

— И об этом я подумал. Припомнил десятиминутное ожидание в машине, пока вы сражались с “молнией” на ваших джинсах в туалете на заправочной станции. Ведь в задней комнате там есть телефон.

Вообще, с самого начала все шло подозрительно гладко, с той самой минуты, как Пакетов нанял меня, — продолжал я. — Он дал мне список имен и сам предложил, чтобы я начал с вас, потому что вы всегда были лучшей подругой Кармен. Вы же, в свою очередь, предложили мне начать поиски Кармен с Венеция-Бич и привели достаточно убедительные доводы. Ну а потом на сцене появились эти три чудища. Работка оказалась в ту ночь для них довольно выгодной. Они сразу же выпотрошили меня на сотню баксов, и я не прочь узнать, сколько вы им еще пообещали, когда звонили с заправочной станции.

— Рик! — внезапно сказала Ева Байер. — Вы что-то еще упомянули о двух других участниках заговора. Помимо Джеки?

— Точно, всего их было трое. — Я посмотрел на Пакстона, развалившегося в кресле. — С самого начала я сказал, что первой моей ошибкой было то, что я вошел в ваш плюшевый трейлер!

— Правильно ли я понял вас, Холман? — недовольно пробормотал Пакстон. — Вы что, всерьез обвиняете меня в участии в заговоре с целью убить Митфорда, а потом взвалить убийство на собственную сестру? — Он покачал головой и воскликнул:

— Да это самая дикая чушь, которую я слышал в своей жизни!.. В таком случае объясните, зачем мне нанимать вас, если я в качестве участника заговора приложил столько усилий, чтобы выманить ее из санатория?

— Потому что заговор состоял из двух этапов, но только двое из участников знали об этом. Вы следите за нашим разговором, Тайлер? — спросил я резко.

Выпученные глаза медленно обратились в мою сторону — он кивнул.

— След, который навел меня на мысль о вашем участии в убийстве, — рекламная этикетка вашего магазина. Она была подсунута под ладонь убитого Митфорда в таком месте, что даже ребенок заметил бы ее, — сказал я. — Как вы думаете, кто положил ее туда, Тайлер?

Его лоб покрылся крупными каплями пота, пока он изо всех сил пытался сосредоточиться.

— Но ведь вы же нашли тело, — сказал он наконец.

— Да, но кто первый вошел в комнату, а потом ловко грохнулся в обморок, засунув этикетку под ладонь трупа?

— Джеки! — Он яростно сверкнул на нее глазами. — Ах ты, грязная шлюха!

— Только не сейчас, — прервал я его. — Все было организовано так, что под ударом оказались вы один, Тайлер! Именно так и было задумано вашими партнерами с самого начала. Прежде всего они стремились устранить шантажиста Митфорда. И полагаю, были бы не прочь взвалить вину за его смерть на Кармен. Но они с самого начала понимали уязвимость такого плана. Шумейкер никогда не разрешил бы Кармен легально покинуть санаторий. Значит, оставалось устроить ее побег. И хотя психоаналитик не рассказал брату о том, как Кармен переменилась к нему, он все же не преминул сообщить об этом лучшей подруге — значит, информация все же ушла. — Я перегнулся через стойку бара и одарил Тайлера открытой сочувственной улыбкой. — Вы следите за изложением событий?.. Итак, вариантов побега Кармен имелось не много, но во всех случаях непременно должен был участвовать кто-то из штата санатория. Поэтому организаторы решили разработать вторую часть плана, не ставя вас в известность. Почему бы не нанять кого-то, вроде меня, под предлогом, что Пакстон хочет отыскать сестру, а на самом деле только для того, чтобы выяснить, какие просчеты их плана при этом раскроются. Они понимали, что их помощник в стенах санатория будет обнаружен первым. Ну а затем, если окажется, что нанятый детектив через помощника в санатории доберется до вас, вот тут-то и должна была вступить в действие финальная часть плана. Пуля, которая пробьет голову Кармен, вылетит из того пистолета, который вы сейчас держите в вашей жалкой ручонке. Но только после того, как вы якобы покончите свою жизнь самоубийством!

— Не верю! — взвизгнул Тайлер.

— Тогда зачем, после того как Митфорда убили прошлой ночью, нужно было держать Кармен в заключении в заброшенной хижине? — лучезарно улыбнулся я. — Если бы именно ее хотели бы сделать виновницей убийства, то ее выпустили бы через пять минут после того, как вы прикончили Митфорда!

Тайлер застыл как изваяние, только рот его снова беззвучно открывался и закрывался, словно у игрушечной золотой рыбки.

— У меня есть вопрос, Холман, — с презрительно высокомерной миной начал Пакстон. — Вы уже просветили нас, что Тайлер платил шантажисту Митфорду, чтобы тот не сообщал отцу о его мошенничестве. Знаем, что Джеки тоже платила ему, чтобы сохранить в тайне ее.., профессию. Но я до сих пор еще не понял, почему я платил Митфорду?

— Ну вот он, ваш великий шанс, которого вы так долго ждали, мистер Джерри! — повернулся я к Шумейкеру с мрачной ухмылкой. — Скажите ему сами.

Глаза под набрякшими веками бросили на меня быстрый оценивающий взгляд и нервно обратились к Пакстону.

— Я не слишком хорошо понимаю, что вы имеете в виду, Холман, — пробормотал он.

— Кармен много говорила о вас, милейший, — продолжал я. — Вы ей ужасно не нравитесь. Вы просите ее быть откровенной, говорить все, что она думает, но, когда она начинает рассказывать, какой чудесный у нее брат, вы по непонятной причине страшно смущаетесь. Иногда ей кажется, что вам хочется рассказать ей о чем-то, но вы никак не решаетесь и оттого испытываете чувство вины. — Я уставился на лысину Шумейкера, точнее, на его затылок, мысленно считая до пяти. — Это ваш самый последний шанс, Джерри. Или, быть может, вы решили сменить работу?

— Ладно, Холман! — яростно прошипел он. — В первый раз воткнула ножницы в Митфорда не Кармен. Это был Рэй.

— Откуда вы узнали? — подбросил я вопрос.

— Когда я прибыл на квартиру к Митфорду, ему срочно требовался хирург. Кармен находилась в состоянии, близком к шоку, единственным спокойным человеком оставался Рэй. Потому я принял его версию. Вернее сказать, принял бы ее полностью, если бы не поговорил позднее с хирургом, который извлек ножницы из спины Митфорда. Они вошли в его тело под острым углом на дюйм ниже лопатки, потом их отвели в сторону, но от этого они только погрузились на четыре дюйма глубже. Ни у одной женщины на свете не хватило бы для этого сил. А судя по углу, под которым их всадили, Кармен просто не могла бы этого сделать из-за своего роста — угол слишком острый. Значит, удар был нанесен сверху вниз.

— Нам известно, почему Митфорд утверждал, будто ударила его Кармен, — спокойно сказал я. — Пакстон уплатил ему за это двадцать тысяч. Но позже Митфорд стал его шантажировать. Но почему вы согласились поддержать эту ложь?

— Не так просто объяснить... — Шумейкер бросил на меня взгляд, полный отчаяния, но я даже бровью не повел. — Ведь мы с Рэем старые друзья. Я был его психоаналитиком много лет и.., и...

— И вы знали о том тайном ужасе, который он носил в себе почти всю жизнь? — спросил я. — О том чудовище, которое гнездится в укромных тайниках его мозга? Вот где причина того, что он никогда не женился! По той же самой причине он подавлял и волю своей сестры с той самой минуты, как умерли их родители. И наблюдал за ней, словно коршун, чтобы увидеть первые признаки тяготеющего над ними проклятия. Их родители действительно погибли в автомобильной катастрофе, доктор?

— Нет. — Он медленно покачал головой. — Отец умер от внезапного приступа десять лет назад, а мать еще жива — она содержится в специальном заведении.

— Как безнадежно ненормальная? — спросил я.

— Сейчас это называется более хитроумно, — сказал он, — но означает то же самое.

— А как насчет транса, в котором находилась Кармен, когда вы вошли в квартиру? — спросил я. — Можете ли вы сказать как профессионал, что он содержал признаки ненормальности девушки?

— Она, как и брат, очень переживала из-за страшной наследственности по линии матери, — сказал Шумейкер. — И я думаю, этот транс был вызван тем, что она увидела, как Рэй вонзил ножницы в спину Митфорда. Все проблемы Кармен заключаются лишь в ее трудном характере, но он сформировался таким оттого, что брат всю жизнь подавлял и терроризировал ее.

— Значит, ты хочешь сказать, что это я ненормальный? — выкрикнул Пакстон, вскакивая с кресла.

— Именно вы ранили Митфорда в первый раз и убили во второй, — сказал я. — Вы и есть тот бесплотный дух, который, держась в тени, придумал вторую часть плана — убийство своей сестры и Тайлера. Если вы считаете это доказательством вашей нормальности, Пакстон, то ваш защитник в суде испытает самое сильное потрясение в своей жизни!

— Я же выполнил все, о чем ты меня просил, — удивился Тайлер, медленно поднимаясь с кушетки. — Я нашел нужную сестру в санатории, я ждал в машине, пока в нее не села Кармен, я вонзил ей иглу с наркотиком! А потом еще и мчался всю дорогу до хижины, трясясь от страха, что меня поймает охрана санатория! — Его выпученные глаза сверлили Пакстона с лютой злобой. — Это ведь я позвонил в дверь к Митфорду, вошел в квартиру и отвлекал его разговором, пока ты забрался в окно и подкрался к нему сзади! — Голос его стал пронзительным до визга. — И это я потом внес Кармен в комнату и положил на пол рядом с Митфордом! Она лежала минут пять, пока мы не убедились, что она посчитает себя его убийцей. А потом я снова увез ее. И за все это ты собирался убить меня?

— Это было бы просто актом милосердия по отношению к тебе! — презрительно рассмеялся Пакстон. — Я прекрасно помню, что мне рассказывала Кармен про вашу совместную жизнь уже через месяц после свадьбы. Она сказала, что интимная сторона вашего брака была вообще невыносима для нее, если бы ты, к счастью, не оказался импотентом!

Пакстон откинул голову и разразился хохотом. Я успел уловить тонкий дрожащий звук, который издал Тайлер, и не сразу сообразил, что это предсмертный крик человека, доведенного до предела страданий, последний вопль человеческого существа, вдруг вернувшегося в животное состояние.

Киногерой все еще хохотал, когда Тайлер вдруг выхватил из-под свитера длинный нож и одним движением провел лезвием по столь соблазнительно подставленному горлу Пакстона. Тот умер в одно мгновение, еще не успев отсмеяться. Кровь фонтаном брызнула из страшной раны на убийцу. Выхватывая из кобуры свой тридцать восьмой, я услышал отчаянный вопль Евы и увидел, что Тайлер повернулся лицом к кушетке, где сидела превратившаяся в каменное изваяние Джеки.

— Ты! — взвизгнул Тайлер. — Теперь твоя очередь! Ты была его сукой и оба вы собирались убить меня!

— Брось нож, Тайлер! — крикнул я ему. Но он продолжал двигаться к кушетке, держа нож перед собой. Я еще раз крикнул ему, чтобы он бросил нож, — Тайлер не слышал меня. У меня оставался единственный шанс — выстрелить ему в ногу или в плечо, но не было никакой гарантии, что он не успеет перерезать горло Джеки. К тому же оставался дьявольски большой риск, что я вообще промахнусь, и тогда пуля попадет Джеки в живот.

Мне казалось, что прошло Бог знает сколько времени, пока я перебирал и взвешивал все возможности, — в действительности я принял решение за какие-то полсекунды. Я выпустил пулю прямо в затылок Тайлеру, успев подумать, что это еще милость по отношению к нему.

* * *

Декораторы наконец покончили возиться в моем доме, и через три недели после бойни, которая произошла в тот вечер, я снова смог расположиться в нем. В газетах уже похоронили Рэймонда Пакстона вместе с другими, столь же устаревшими сенсациями, а я только что вернулся от мистера Уоррена — теперь уже не старшего, а просто старого человека, который усох и съежился, словно привидение. Начиная с первого визита к нему, когда я сообщил ужасное известие о том, что убил его единственного сына, он ни разу ни в чем не упрекнул меня. Ведь пока Тайлер был жив, старик мог предаваться абсурдным мечтам о том, что это ничтожество в один прекрасный день вдруг превратится в идеального сына, стоящего во главе процветающей коммерческой империи, созданию которой старик посвятил всю свою жизнь.

Джеки Эриксон находилась в тюрьме в ожидании суда по обвинению в соучастии в убийстве.

Ева Байер, насколько мне известно, просто-напросто исчезла куда-то.

С той роковой ночи я не видел Джерри Шумейкера; говорили, что он собирается перебраться на жительство в другой город, как только свернет свое дело в Лос-Анджелесе.

Единственные приятные вести доходили из санатория “Вид на холмы”. Кармен поправлялась, даже смерть брата не слишком повредила ее выздоровлению.

Через две недели должна состояться свадьба Дедини, на которой мне предназначалась роль шафера.

— К чему затягивать, а, Холман? — сказал Дедини во время нашей последней встречи, и огонек сладостного предвкушения в его глазах вдруг заполыхал пожаром.

Я провел утро, предаваясь восторгу по поводу новой обстановки гостиной и размышлениям о том, откуда я возьму деньги, чтобы рассчитаться за все это. Вот уж действительно везение, когда твой клиент вдруг оказывается психом, одержимым манией убийства, с горечью думал я. Ты не только не получаешь ни цента гонорара, но тебе же приходится еще платить за новую мебель взамен той, которая погублена только потому, что твой клиент возымел эгоистическое желание умереть в твоей гостиной.

Часов в семь кто-то позвонил в дверь, и я поймал себя на мысли, что хотел бы, чтобы это оказалась Айрис Демнон. Но когда я отворил дверь и увидел порывистую блондинку, стоявшую на пороге моего дома с видом полного доверия ко мне, я немного растерялся.

— Синяки полностью зажили, — сообщила она. — А мы договорились с вами пообедать, вы не забыли?

— Неужели это Ева Байер? — Я не сразу вспомнил лицо, но волнующие линии этой фигуры забыть не так-то просто.

— Я тогда ушла, — сказала она, проходя мимо меня и ставя на пол два — два! — чемодана. — Я была совершенно убита событиями той ночи и истинно античной трагедией жизни и смерти Рэя Пакстона!

— Если это первая страница романа, которую вы только что написали, — осторожно заметил я, — то почему бы нам не присесть и не выпить чего-нибудь, пока будете пересказывать все остальное?

Я смешал напитки, отнес их к кушетке, куда опустилась Ева Байер, одетая в то же мини-платье, в котором я ее впервые увидел. Юбочка задралась, обнажив золотистую полоску загорелой кожи на бедрах, но она не обращала на это внимания, и потому я решил, что было бы невежливо самому одернуть ее юбку.

— Это не такая уж короткая история, Рик. — Она взяла у меня стакан. — Отличный “Дайкири”! А знаете, теперь я уже в состоянии пить шампанское без содрогания. Просто удивительно, что делают три недели упорядоченной жизни!

— Мне вполне достаточно того, что вы сидите тут, представляя прямую угрозу моей личной морали! — хрипло сказал я.

— Сегодня днем я навестила Джеки Эриксон.

— Я тоже пытался это сделать, но она отказалась принять меня.

— Это потому, что вы мужчина. В ее жизни был только один мужчина — Рэй. Вы помните, я говорила, что он отсутствует пять ночей в неделю? Так вот, все эти ночи он проводил у нее. Она была настолько влюблена в него, что согласилась принять участие во всех его маниакальных планах убийства. Оказывается, он был ее единственной любовью. И знаете что? — Ева снова отхлебнула из стакана. — Он настаивал, чтобы каждый раз она брала у него плату двести долларов за каждую из пяти ночей в неделю!

— Значит, он был богат?

— Не в этом дело. Джеки мне все объяснила. Она сказала, что он страшно горд от мысли, что спит пять ночей в неделю с двухсотдолларовой проституткой! Если бы она отказалась брать у него эти деньги, для него вся прелесть их отношений померкла бы.

— Куда мы отправимся обедать? — спросил я.

— Пообедаем здесь, — сказала она. — Я захватила с собой все необходимое — в одном из чемоданов. Адвокат Джеки считает, что ему удастся добиться смягчения приговора суда и ей придется провести в тюрьме года три-четыре, не больше. Может, и меньше, если зачтут предварительное заключение.

— Это хорошо, — искренне сказал я. Она искоса бросила на меня взгляд своих больших сапфировых глаз, и лукавая усмешка тронула ее губы.

— Джеки мне все рассказала о вас, — сказала она со смешком. — И о вашем патентованном средстве против икоты.

— Оно помогает, — сказал я, бодро защищаясь.

— Она тоже так считает, — пробормотала Ева. — А знаете, Рик, ведь за все время, что я работала у Пакстона, ни один мужчина не дотронулся до меня! Я вкалывала как рабыня, иногда проводила бессонные ночи, беспокоясь за него, и что же? Он тратил тысячи долларов на то, чтобы лежать в постели с Джеки! — Она опустошила свой стакан и протянула его мне. — Налейте еще, Рик!

Я подошел к бару и смешал новую порцию. Ева благодарно улыбнулась, принимая бокал.

— Вы не находите, что здесь жарко, Рик?

— Хотите, я открою окно, — предложил я.

— Не стоит беспокоиться. — Она сунула мне бокал в руку и грациозно встала с кушетки. — Я просто сниму платье.

Совершив это действо, она опустилась на кушетку, приняла бокал из моих внезапно окостеневших пальцев и грациозно скрестила ноги, покрытые золотистым пушком.

— Я всегда считала, что носить лифчики — пустая трата денег, раз они все равно такие прозрачные, верно? — сказала она небрежно.

— Угу, — только и мог промычать я.

— А эти трусики я купила специально, они немного старомодные, но очень маленькие, правда?

— Кхм.., угу! — едва выдавил я осипшим голосом.

— Вы голодны, Рик? — Ее сапфировые глаза послали мне в лицо два сияющих луча.

— Нет! — замотал я головой.

— Я так рада! — Она откинулась на кушетке, осторожно прикрывая обеими руками свои очаровательные холмики и приподнимая их. — И откуда это странное чувство: я ощущаю, что у меня вот-вот начнется страшный приступ икоты!


home | my bookshelf | | Светловолосая рабыня |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 4
Средний рейтинг 3.8 из 5



Оцените эту книгу