Book: Роковой котенок



Картер Браун

Роковой котенок

Глава 1

Крошечный черно-белый котенок бесшумно пробежал по черному паласу, остановился на минуту, чтобы полюбоваться собой в зеркальной стене, а потом всеми четырьмя лапками принялся сражаться с длинными прядями шерсти черно-белого маленького коврика.

— Мышка! — добродушно рыкнул густой бас. — Типичный Эдипов комплекс. Видишь, Рик? Она воображает, что убивает свою мать.

Леонард Рид двинулся ко мне, радостно улыбаясь. На нем была облегающая черная водолазка, черные же брюки, такие узкие, что ширинка опасно бугрилась, ботинки на веревочной подошве и огромный платиновый браслет на правом запястье. Котенок устал убивать свою мамашу, быстро забрался вверх по алой шелковой портьере, аккуратно спрыгнул на раскрытую конторку Луи Квинз и принялся исследовать секреты старинной тонкой работы, не обращая внимания на ритуальную перуанскую маску над головой.

— Как насчет выпивки? — осведомился Рид.

— Бурбон со льдом, — ответил я.

Он нажал на потайную кнопку в замысловатой резной деревянной панели, и встроенный бар медленно распахнулся. Леонард Рид весил более двухсот фунтов, и только пара фунтов в области солнечного сплетения была жиром; все остальное — твердые мускулы. Каждый раз, наблюдая его схватку с быком в одной из дорогостоящих помпезных исторических эпопей, сразу же понимаешь: это настоящая борьба — не на жизнь, а насмерть; после первых десяти секунд начинаешь испытывать жалость к быку.

Его макушку украшал “коврик” из вьющихся черных с проседью волос, подчеркивающий широкий выпуклый лоб и тяжелый взгляд. Его глаза, асфальтово-серого цвета, смотрели на мир надменно: некоторые избранные находили это обворожительным, а остальные — просто вызывающим. В Голливуде можно найти самые разнообразные типажи, а Рид мог побить по крайней мере дюжину в день, не особо напрягаясь.

Он вручил мне стакан с выпивкой, развалился на кушетке, покрытой чем-то весьма напоминающим настоящую леопардовую шкуру, и около десяти секунд сосредоточенно потягивал свой мартини.

— Специалист по улаживанию неприятностей Холман, — неожиданно сказал он, — выехал на Запад с шестизарядным револьвером у каждого бедра и с холодной ухмылкой на губах. Он встречает лицом к лицу невероятные опасности — защитник правды, справедливости и своего великолепного высокопоставленного клиента, такого, как любвеобильный Леонард Рид.

— А что, ты уже мой клиент, Леонард? — вежливо осведомился я.

— Если рискнешь своей незапятнанной, пропахшей лавандой репутацией и станешь работать на порочного Леонарда Рида. Ты же знаешь, что о тебе будут говорить, старик? “Бедняга Рик Холман, представляете? Он сменил ориентацию на старости лет!"

— Не исключено, — ухмыльнулся я. — Барышня считала себя в полной безопасности, пока не стало слишком поздно.

— Ну ты и озорник! — Леонард с сомнением покачал головой. — Увы, этот приемчик проходит только с девственницами, а где в этом городишке найдешь совершеннолетнюю девственницу?

— Хороший вопрос, — согласился я. — Так в чем твоя проблема?

— Не думаю, что ты встречался с Клайвом Джорданом. Он жил тут некоторое время.

— Что-то не припомню, — честно признался я.

— Забавный мальчик. С большими амбициями. Думал, — Леонард тихонько вздохнул, — как и все остальные, что я смогу помочь ему сделать карьеру. Ты же знаешь, это не в моих силах. Когда становится известно, что кто-то был или все еще является интимным другом этого ужасного Леонарда Рида, — это все равно что поцелуй смерти. Клайв прожил тут около полугода, а потом, пару месяцев назад, уехал. Еще одна утрата... — Он провел тыльной стороной ладони по лбу — преувеличенно театральный жест, у актеров-любителей означающий печаль. — Пару дней страдаешь от одиночества, потом понимаешь, что жизнь благополучно продолжается, колодец никогда не пересохнет. Однако парень теперь распространяет обо мне всякие не правдоподобные истории. Мне это не очень-то по нраву. И я горю желанием узнать причину.

— А почему бы не спросить у него самого?

— Я пытался, но он отказывается говорить со мной. Знаешь, я убежден, что все мои попытки, образно выражаясь, только подливают масла в огонь. Он рассказывает всем и каждому, какое я обезумевшее чудовище, не выпускающее ни одной жертвы из своих когтей. Заявляет, что ему удалось удрать из этого дома лишь по воле счастливого случая и что я угрожаю разрушить его карьеру, если он не вернется, пустить в ход физическую силу или еще что-нибудь похуже! Это, конечно, фантазии чистой воды, однако в этом городишке чертовски много людей, готовых поверить каждому его лживому слову.

— Так почему бы не подать на него в суд?

— Думаю, именно этого Клайв и добивается. Надеется, что я дам ему шанс прокрутить фильм ужасов в зале суда. — Рид снова вздохнул. — Уверен, ты понимаешь, что человек в моем положении очень уязвим, Рик. Никто не помнит имен молодых женщин, которые жили в этом доме, а вот о молодых мужчинах известны все подробности.

— А может, ты зря зацикливаешься на этом? — пожал я плечами. — Просто у людей появится еще одна тема для сплетен о Леонарде Риде.

— Не все так просто, старик! — Его набрякшие веки слегка опустились. — До эры Клайва Джордана был еще один молодой человек, Лестер Андерсон. Он уехал за несколько недель до того, как появился Клайв, — заметь, исключительно по собственному желанию. К несчастью, вот уже шесть недель, как он покончил с жизнью. Это было самоубийство, вне всяких сомнений. Парень оставил записку, в которой говорилось, что он родился неудачником и поэтому не может больше влачить свое жалкое существование. Какая трагедия! А теперь этот Клайв заявляет, что я преследовал Лестера точно так же, как преследую его, и что мои домогательства довели Андерсона до могилы!

— И то и другое, конечно, ложь? — равнодушно поинтересовался я.

— Естественно! — Леонард на мгновение оскалился. — Полагаю, ты не мог не спросить об этом. Так вот: все мои интимные отношения строятся на взаимном согласии и могут быть прекращены по желанию любой из сторон. Что меня действительно беспокоит: я не думаю, что эта идея принадлежит Клайву. Ему нет абсолютно никаких резонов поступать подобным образом, а к тому же, я уверен, он по природе человек не злой. Следовательно, кто-то стоит за его спиной и плетет ту ложь, и я должен знать кто. И почему. Ты меня знаешь, Рик. Я — самый дорогой злодей из тех, кто еще в средневековой повозке когда-либо расчищал себе путь в пародии на историю, снятой на цветной кинопленке. Сейчас цена моего участия в фильме — полмиллиона долларов, и находятся люди, которые готовы мне их заплатить. А если эта история привлечет к себе слишком пристальное внимание — а я не успею предпринять что-нибудь, — продюсеры могут начать задумываться: стоит ли рисковать, приглашая за полмиллиона человека с такой репутацией. — Леонард обвел рукой свою просторную, помпезно обставленную комнату; его коллекция антиквариата сделала бы честь любому музею. — Я привык тратить кругленькие суммы в любой момент, как у меня на то возникает настроение, а оно возникает у меня очень часто. Мне будет больно, если придется вдруг опуститься и считать каждую тысячу.

— Ты разрываешь мне сердце, — сказал я. — Ладно, посмотрим, что можно сделать. Но я тебе ничего не гарантирую.

— Ну конечно, — сказал он довольным тоном. — Тебе нужен аванс?

— Пока нет. Я еще не знаю, в какую сумму все это выльется.

— Ну, учитывая твою репутацию, старик, это будет стоить недешево. Но при удачном стечении обстоятельств я смогу списать это на расходы, не облагаемые налогом. Хочешь еще глоточек?

— Нет, спасибо. Где я могу найти Клайва Джордана?

— Под ближайшей скалой! — неожиданно рявкнул Рид. — Нет, Леонард, нужно сдерживать свои эмоции. У меня где-то записан адрес Клайва. Я поищу его потом.

Он встал с кушетки, приготовил себе новую порцию спиртного, потом вернулся ко мне со слабой усмешкой на лице. Если бы я не был уверен, что такого не может быть, я бы решил, что Леонард немного смущен.

— Ну, знаешь, у художников бывает творческий застой, вот и я переживаю различные его фазы. Думаю, однообразие быстро вызывает скуку. Время от времени требуется встряска — хочется каких-то перемен, хочется немного взбодриться. Ты знаешь, мои плотские аппетиты столь же.., неумеренны, как я догадываюсь.., сколь и у любого другого.

Я пропустил это мимо ушей. Мне не понравилось, как он на меня посмотрел, когда произносил: “Мои плотские аппетиты..."

— Так уж получилось, — продолжал Леонард, — что, когда Клайв жил здесь, одновременно тут жила еще одна молодая особа. Я как раз переживал один из своих приступов добродетели. Ну, — он замялся, — если только это можно назвать добродетелью. С одной стороны, Зои, с другой — Клайв. — Он пожал плечами. — С третьей стороны — я. Мы общались и, естественно, приглашали избранное общество, если ты понимаешь, что я имею в виду.

— Зои? — переспросил я, стараясь не представлять себе омерзительные подробности его интимной жизни.

— Зои Парнелл. Она писательница. По крайней мере, так она говорит, однако я не видел ничего ею написанного. Пригласить Клайва была ее идея. Она мне сказала, что он — пробивающееся молодое дарование с огромным талантом, которому требуется спасительная передышка от тягот борьбы за существование. Нельзя ли ему приехать и пожить здесь с нами некоторое время? И тогда большой старый добряк Леонард говорит: почему бы нет? От веселья и развлечений вреда не будет. Во всяком случае, когда Клайв уехал, барышня тоже оставила меня. Я был немного разочарован, потому что в своем роде они оба были хорошими негодяями — довольно сговорчивыми после ночи с выпивкой, марихуаной и порнографическими фильмами. И тут совершенно неожиданно они оба ушли от меня. Хотя нет недостатка в новых талантах, которые только и ждут, когда попадут в мои нежные, любящие руки. — Леонард тяжело опустился на кушетку, держа свой мартини в массивных, нежных, любящих руках. — Мы прекрасно ладили друг с другом, этакая троица. Ну ладно, будем живы — будут другие.

— Ты полагаешь, что за всем стоит эта барышня? — спросил я.

— Я не вполне уверен. — Леонард хмуро смотрел в пространство перед собой. — У Зои, несомненно, хватило бы на это сообразительности, но я сомневаюсь, что у нее есть повод. Хотя кто знает, какие сумасшедшие идеи таятся в голове женщины? Я слишком мало общался с женщинами, поэтому почти ничего о них не знаю. И все-таки я не сомневаюсь, что Лукреция Борджиа была добра к животным.

— Где я могу найти Зои Парнелл?

— Весьма вероятно, что она живет вместе с Клайвом. Творческие натуры обычно страдают дурным вкусом.

— Ты хочешь, чтобы я попробовал откупиться от него?

— Я хочу, чтобы он прекратил распускать эти скандальные истории обо мне, старик. А каким образом ты это сделаешь, — он коротко зевнул, — меня это не касается. Можешь считать, я даю тебе карт-бланш.

Я покончил со своей порцией выпивки и поднялся на ноги.

— Великолепно. Но во всем этом нет ощутимой ниточки, за которую можно было бы потянуть, Леонард. А не легче ли позвонить твоему адвокату и препоручить ему уладить это дело?

— Он годен лишь на то, чтобы читать написанное в контракте мелким шрифтом, — твердо ответил Рид. — Я не доверил бы ему даже приготовить омлет. Он разобьет туда слишком много яиц. Типичный представитель своего класса. Идиот, который получил неплохое образование в определенной области.

Леонард поднялся с кушетки, подошел к конторке, вынул из ящика сложенный листок бумаги и протянул его мне.

— Вот адрес Клайва Джордана. Но он мог и переехать.

— Премного благодарен. — Я запихнул листок в бумажник. — А эта барышня Парнелл ушла от тебя потому, что предпочла Джордана? Или тому была какая-то иная причина?

— Ах это! — Леонард задумчиво погладил свой мясистый нос кончиком указательного пальца. — Хороший вопрос, Рик.

Черно-белый котенок снова появился из-за двери, жалобно мяукнул, а потом потерся спинкой о ноги хозяина.

— Мышка! Вот озорница! — нежно фыркнул Рид, потом нагнулся и поставил свой стакан на пол.

Котенок радостно вылакал мартини, оставшийся на дне стакана, а затем запрыгнул на кушетку. Несколько секунд спустя он положил голову на лапки и довольно зевнул.

— Она привереда, — ласково сказал Леонард. — Пьет исключительно мартини. Я несколько раз пытался угостить ее послеобеденным виски, так она просто отворачивала носик и уходила. Вся в папочку. Предпочитает спиртное перед едой.

— В сущности, чем все мы от нее отличаемся? — подхватил я, стараясь не терять терпения. — А кроме этой барышни Парнелл, ты не представляешь, кто может стоять за спиной Джордана и распускать эти сплетни?

— Рик! — Он в отчаянии посмотрел на потолок, хлопнув руками по щекам. — О моих врагах ходят легенды. Ненавидеть Леонарда Рида — излюбленное занятие всей киношной братии. Это может быть любой из десяти тысяч человек.

— Ты мне очень помог, — процедил я сквозь зубы. — Ладно, начну с Клайва Джордана.

— И не верь ни одному его слову. Клайв — патологический лжец, но ужасно обаятельный. — В асфальтовых глазах мелькнул алчный блеск, но он быстро опустил веки. — Старик, ты — единственный, перед кем я могу, ничего не опасаясь, вывернуться наизнанку. Если ты отвернешься от меня, никто и пальцем не пошевелит, чтобы помочь мне.

— Ну, раз уж ты в таком отчаянии, не пора ли начать говорить мне правду? — осведомился я. — Или я прошу слишком многого, Леонард Рид?

— Рик! — Он воздел руки в мольбе. — Я был с тобой честен, как никогда!

— Тебе пора брать уроки честности. Я направился к выходу: у парадной двери Леонард меня перехватил.

— Я позвоню тебе, когда выясню что-нибудь важное, — сказал я. — Но не просыпайся по ночам в ожидании моего звонка. Возможно, мне потребуется очень много времени.

— Теперь, когда моя судьба в руках профи, я буду спать по ночам сном праведника, — ответил он самодовольно. — Осторожней за рулем, старина. Мне бы не хотелось, чтобы с тобой что-нибудь случилось.

— Ты сейчас работаешь? — поинтересовался я. Рид отрицательно покачал головой:

— Мой агент занят переговорами. Насчет очередной библейской эпопеи. И это еще одна веская причина, по которой мне бы хотелось, чтобы Джордан заткнулся. Продюсеры нервничают, когда нанимают настоящего негодяя играть библейского негодяя. Хотя ума не приложу почему.

— Попробуй привнести логику в кинобизнес — и конец Голливуду, — находчиво ответил я.

Что-то легко коснулось сзади моих ног, и я так быстро повернул голову, что едва не вывихнул шею. Гладкий сиамский кот презрительно зашипел на меня, а потом проскользнул мимо Рида в дом.

— Сколько же у тебя кошек? — поинтересовался я.

— Вроде бы шесть. — Он сложил губы в куриную гузку, и на его лице отразилось сомнение. — Нет, наверное, семь, считая Мышку. Этого зовут Насильник. По сравнению с ним все коты — нервные кастраты.

Я спустился по четырем ступенькам парадного крыльца дома в раннем георгианском стиле и сел в автомобиль. Тронувшись с места, вдруг услышал сзади дикий рев и надавил на тормоза. Через секунду в ближайшем от меня окне появилась лукавая физиономия Рида. Раскосые, монголоидные глаза его глядели очень хитро.

— Отчаянно честный Леонард, — представился он, закрыл лицо руками, широко растопырил пальцы и попытался изобразить чистосердечное раскаяние. — Я тут кое-что вспомнил насчет милой Зои Парнелл. Есть альтернатива предположению, что она сбежала с Клайвом: вообще-то она предпочитала меня. Возможно, потому, что я ее слегка поколачивал?

— Ты ее бил? — оторопело переспросил я.

— Ну, на самом деле это было нечто вроде ритуала. Садистские наклонности появляются у меня только во время гетерогамного периода.

— Ты шутишь?

— Нет. — Леонард пристально посмотрел на меня. — Это тебя шокирует, старик?

— Нет, — беспечно ответил я. На мгновение на его лице появилось разочарованное выражение, затем он злобно ухмыльнулся:

— Как насчет детального изложения разнообразной сексуальной жизни Леонарда Рида? Она уж точно тебя шокирует.

— Как-нибудь в другой раз, — предложил я ему, — когда захвачу с собой свою порноэнциклопедию. В ней двадцать три тома, и она основательно проиллюстрирована цветными картинками и прочей ерундой.

— Следующего своего кота я назову твоим именем — Рикки, — отрешенно сказал он. — Можешь быть уверен: он будет носить твое имя с достоинством — я его тут же кастрирую, чтобы он стал таким же скучным и невозмутимым.

Я осклабился.

— Все еще надеешься шокировать меня? — поинтересовался я.

Его лицо сморщилось в страдальческой гримасе.

— Низкопробная чушь, Холман! Плевать я хотел на психологов-самоучек! Они ни на что не способны — только царапают поверхность человеческой натуры! Сексуальные фобии слишком разнообразны, их невозможно систематизировать. — Он вдруг широко улыбнулся. — Я только хотел сказать, что Зои — очень сложная натура. Ей нравилось, когда ее бьют: возможно, таким образом она пыталась искупить какой-то детский грех. Поэтому, прежде чем запрыгнуть к ней в постель, задай ей хорошую трепку, и она сделает все, что ты пожелаешь. Будь с ней властным, Холман, и она наградит тебя любовью! — Он помахал мне на прощанье тремя пальцами правой руки и отвернулся от окна. Последнее, что я услышал, отъезжая в автомобиле по подъездной дорожке, был его рык, наверняка приводящий в трепет соседей:



— Насильник! Ты опять трахал бедняжку Нимфетку в кустах!

Глава 2

Впереди у меня была одинокая ночь, и я решил, что нанести визит Клайву Джордану будет интереснее, чем сидеть дома и смотреть телевизор. Адрес, который дал мне Леонард, привел меня на верхний этаж облезлого двухквартирного дома в западной части Голливуда. Безобразная цементная коробка с облупившейся краской на стенах носила такой вид, который здания приобретают после двадцати лет упорного пренебрежения. Крутые деревянные ступени справа привели меня к парадной двери. Звонок громко взвизгнул внутри квартиры — звук под стать окружающей обстановке.

Растрепанная крашеная блондинка с волосами цвета бурбона широко распахнула дверь и уставилась на меня ледяным взглядом голубых глаз. Ее полные губки были недовольно поджаты. Белая блузка в красную полоску туго натягивалась на ее пышной груди, так что несколько пуговок не выдержали и расстегнулись. Узкие белые слаксы обтягивали ее бедра и ягодицы.

— Черт бы вас побрал! — холодно произнесла она. — Я только сосредоточилась! Теперь потребуется минимум тридцать минут, чтобы вернуть вдохновение!

— Вы, наверное, и есть знаменитая писательница Зои Парнелл? — почтительно спросил я.

— Я — никому не известная и нигде не публиковавшаяся писательница Зои Парнелл. — В ее глазах появилось слабое любопытство. — А вы кто такой?

— Рик Холман. Я разыскиваю Клайва Джордана.

— Он здесь больше не живет. Переехал четыре дня назад. Куда — не знаю.

— Не повезло, — улыбнулся я ей. — Но раз уж мы с вами встретились, может быть, побеседуем по-дружески о нашем общем знакомом, Леонарде Риде?

— Кто вы такой? — скривила она нижнюю губку. — Профессиональный громила, которого нанял Леонард?

— Я в некотором роде профессионал, но не громила, — сказал я. — Не могли бы мы переговорить об этом в доме?

Она немного подумала, а потом кивнула:

— Ладно. Но только попытайтесь применить тактику сильной руки, я подниму такой крик — мало не покажется!

Она развернулась, и моему восхищенному взгляду представились твердые ягодицы. Я проследовал за ними в комнату, в которой, казалось, никто бы не согласился жить добровольно. На полу валялась пара потрепанных, заплесневевших ковриков. Одинокая кушетка с продавленными пружинами, кресло с оторванным подлокотником, небольшой столик — вот и вся обстановка. Столик был завален бумагами, небрежно разбросанными вокруг портативной пишущей машинки. Зои Парнелл осторожно уселась на краешек стола. Я подумал, что она опасается — вдруг слаксы не выдержат напряжения и лопнут прямо посередине. Она сложила руки под тугими грудями и уставила на меня проницательный и одновременно задумчивый взгляд.

— Выкладывайте! — решительно сказала она.

— Клайв Джордан распускает мерзкие лживые сплетни насчет Леонарда, — сказал я. — Леонард нанял меня, чтобы я попробовал их остановить, а для этого я прежде всего должен узнать причину.

— Все очень просто. Это правда!

— Вы в этом уверены или просто верите Джордану на слово?

— Леонард рассказал вам обо мне? — осведомилась она.

— Только то, что вы с ним жили. И что идея пригласить Джордана в его дом принадлежала вам. И что, когда он ушел, вы ушли вместе с ним.

— Леонард — патологический лжец, — заявила девушка. — Он начал немного нервничать насчет своей репутации, поэтому-то и пригласил меня пожить у него. В качестве прикрытия. Вы понимаете? Он надеялся, что все подумают, будто у нас с ним роман. А на самом деле интересовал его только Клайв. Я согласилась, потому что я — писательница начинающая, а это, признаюсь, чертовски нелегко! Несколько месяцев житья в роскоши без всяких забот о деньгах — перспектива очень привлекательная. Однако она потеряла всю свою привлекательность, когда я стала замечать, что происходит с Клайвом. Слава Богу, у него хватило храбрости удрать. Он попросил меня его поддержать, вот я и ушла вместе с ним.

— А если точнее, что же все-таки произошло с Клайвом?

Зои нервно пожала плечами:

— Невозможно объяснить, что делает Леонард Рид с людьми. Нужно пожить с ним в одном доме, как я, тогда поймете. В нем есть какая-то сверхъестественная, болезненная притягательность. Может быть, ущербное самолюбие. Он получает удовольствие от того, что губит людей. Леонард не останавливается до тех пор, пока полностью не завладеет человеком. Пока тот не станет целиком и полностью зависеть от него во всем. Я наблюдала, как это происходило с Клайвом, и не могла этому воспрепятствовать, но в последний момент Клайв взбунтовался и попросил меня помочь ему уйти.

— Этот Леонард Рид — просто настоящий Свенгали![1] — простодушно сказал я. — Он что, со всеми так поступает или Клайв стал исключением?

— Вы что же, ничего не слышали о Лестере Андерсоне? — бросила она.

— О том самом Лестере Андерсоне, который покончил жизнь самоубийством несколько недель назад?

— Вы знаете, почему он свел счеты с жизнью? Потому что предпочел смерть той паутине, в которую поймал его Рид! Клайву повезло: он удрал вовремя.

— Это похоже на захватывающий сюжет не слишком оригинального романа, — заметил я. — Вы над этим сейчас работаете?

Зои сверкнула глазами, потом снова пожала плечами:

— Вам платят не за то, чтобы вы мне верили, так зачем попусту тратить ваше и мое время, Холман? Почему бы вам не убраться отсюда ко всем чертям?

— Леонард говорит, что это цепочка отвратительной лжи. — Я передернул плечами, подражая ее любимому жесту. — Он хочет, чтобы я выяснил, почему Джордан так старается. Если я обнаружу, что это цепочка отвратительной правды, я умою руки и найду другую работу. Однако мне хотелось бы переговорить с Джорданом и сделать собственные выводы.

— Моего слова вам недостаточно?

— Вы — писательница, а у писателей обычно богатое воображение. Я не говорю, что вы лжете. Просто есть вероятность, что вы неосознанно искажаете правду, только и всего.

Зои оторвалась от стола, прошлась туда-сюда по комнате пару раз с гибкой грацией пантеры в клетке, потом остановилась и обвела меня пристальным взглядом.

— Это — хибара Клайва. Когда мы оставили дом Рида, переехали сюда. Как я уже говорила вам раньше, Клайв съехал отсюда четыре дня назад. Почему не знаю. Вероятно, устал от общения со мной. Ему не нужна настоящая женщина — только мамочка-утешительница. Возможно, утешения не слишком старой женщины действовали ему на нервы. — Зои на мгновение слегка прикусила пухлую нижнюю губку здоровыми белыми зубами. — Должна признаться, вы тоже не очень похожи на испорченного дружка Леонарда Рида. Не представляю вас крадущимся по темной аллее с острым стилетом под полой пиджака. Но все равно я не знаю, где сейчас найти Клайва.

— Возможно, он вообще уехал из Лос-Анджелеса?

— Нет. — Она отрицательно замотала головой. — Он собирается стать знаменитым киноактером и на прошлой неделе получил работу в паре эпизодов. Из Лос-Анджелеса его вывезут только в гробу.

— У него есть друзья?

— Насколько мне известно, он ни с кем не был в особенно близких отношениях. — Зои слегка нахмурила лоб. — На Стрипе есть одно злачное заведение. Называется “Бонго”. Клайв частенько туда захаживал.

— Что ж, попробуем, — сказал я. — Спасибо.

— Не стоит благодарности, — ответила Зои с саркастической улыбочкой. — А Леонард, случаем.., э-э-э.., ничего обо мне не рассказывал?

— Чего, например? — невинно поинтересовался я. Зои облизнула кончиком языка верхнюю губу.

— Ну, знаете ли, я имею в виду... Мне просто любопытно. В конце концов, я же прожила в его доме не одну неделю. Уверена, Леонард в ярости на меня за то, что я помогла Клайву сбежать. Я уверена, что он выдумал обо мне какую-нибудь фантастическую историю, разве нет?

— Говорил что-то насчет ботфортов и хлыста. — Я бросил на нее недоуменный взгляд. — Чепуха какая-то!

— Ну, это гадкая ложь. — Она сделала над собой усилие и захлопнула рот на замок.

Целых десять секунд Зои просто стояла и кипела негодованием, в то время как я заполнял паузу, закуривая сигарету.

— Этого и следовало ожидать, — наконец произнесла она ровным голосом, взяв себя в руки. — Только извращенный ум Леонарда Рида мог произвести такую дикую фантазию обо мне.

— Ну... — я стал медленно подбираться к двери, — полагаю, мне следует заглянуть в это самое гадкое заведение и попытаться отыскать Джордана.

— Если вы все-таки отыщете Клайва, передайте ему, что из прачечной принесли белье. Мне его рубашки совсем ни к чему.

Зои сделала медленный глубокий вдох, отчего расстегнулась еще одна пуговка, обнажив еще одну пядь похожей на взбитые сливки груди. Она сделала безуспешную попытку застегнуться.

— Петельки слишком большие, — вздохнула Зои.

* * *

Когда я приехал в “Бонго”, было почти половина восьмого. Заглянув внутрь, я понял, что до разгара веселья — еще часа три. Бородатое трио играло нечто похожее на радиосигнал из космического пространства в ритме четыре пятых, а бармен подпирал брюхом стойку. Клиентов было четверо: трое парней лет двадцати с небольшим, с виду участники латиноамериканской революции, которая произошла накануне, и девушка. Она сидела в полном одиночестве за стойкой в дальнем конце, взгромоздившись на высокий табурет, беспечно скрестив ноги; ее юбка здорово задралась, обнажив округлые бедра. Я выбрал нейтральную позицию посередине между барышней и парнями, которые, возможно, в данный момент замышляли взорвать Голливуд, и заказал бурбон со льдом.

— Интересно, — сказал я, когда бармен подтолкнул ко мне по стойке стакан, — вы, случайно, не знакомы с парнем по имени Клайв Джордан? Мне сказал один приятель, что он частенько сюда захаживает.

— В такой дыре и так мерзко работать, — бросил бармен сквозь зубы. — Кому надо знать мерзавцев, которые тут напиваются?

— Барии, — сказала девушка глубоким гортанным голосом, — скажи джентльмену, что я знаю Клайва Джордана, а потом не будь скотиной, налей мне еще порцию!

— Спасибо. — Я вежливо ей улыбнулся.

— Почему бы вам ко мне не подсесть? Я не кусаюсь. — Девушка издала булькающий смешок. — Во всяком случае, не в барах.

Тело ее не было роскошным, но она, несомненно, обладала сексуальностью. От нее так и исходила чувственность. Слегка припухший рот, огромные серо-зеленые глазищи... Ее черные волосы, расчесанные на прямой пробор, доходили до локтей, обрамляя узкое лицо с выступающими скулами и решительно очерченным подбородком. На ней был белый свитер, под которым свободно колыхались маленькие остроконечные груди, когда она двигалась, и изумрудная юбка, контрастирующая с бело-розовыми бедрами.

— Я — Фрида Паркин, — представилась она, когда я уселся на свободный табурет рядом с ней. — А вы кто такой?

— Рик Холман.

Я подождал, пока бармен не пододвинет мне по стойке новую порцию. Перед девушкой он поставил мартини с нарочитой небрежностью — спиртное даже выплеснулось из стакана.

— Не извиняйся, Барни, — сказала она бармену елейным голоском. — Я понимаю, ты не можешь унять дрожь в руках. Такой жирдяй, как ты, имеет право быть законченным алкоголиком! — Фрида понаблюдала, как лицо бармена стало темно-бордовым, когда он двинулся к другому концу стойки. Тогда она повернулась ко мне снова:

— А что вам нужно от Клайва Джордана, Рик?

— Поболтать по-дружески, больше ничего.

— И о чем?

— Дело конфиденциальное.

— Поговорить с Клайвом по-мужски вам вряд ли удастся. — Она подозрительно оглядела меня. — Или вы притворяетесь?

Изучив меня с головы до ног, она отрицательно замотала головой.

— И мысли не было, — сказал я. — Вы знаете, где его можно найти?

— Естественно. Я провожу вас туда, когда мы пропустим по второй. Вы ведь заплатите за мою выпивку?

— Я не против, — сказал я.

— Замечательно! — Фрида одобрительно кивнула. — Я всегда могу уговорить Барни налить мне в долг, но он от этого начинает воображать бог весть что. А вы тоже в киношном рэкете? О, пардон! — Ее голос зазвучал еще более гортанно. — То есть я хотела спросить, не связаны ли вы с киноиндустрией?

— В некотором роде связан, — кивнул я. — А как насчет вас?

— Я тоже, но мне надоело ложиться под парней, которые обещают мне роли, а потом кидают. — Фрида залпом ополовинила свою порцию мартини. Чувствовался стаж. — Если девушка отдается за здорово живешь, я считаю, можно и подождать, когда это доставит ей удовольствие, верно, Рик?

— Ну... — Я почувствовал, что у меня закололо в затылке. — Честно говоря, никогда об этом не задумывался.

— А следовало бы. — Фрида осуждающе посмотрела на меня. — Я хочу сказать, вот вы укладываете девушек направо и налево, могу поспорить. А что вы даете им взамен? Вы когда-нибудь спрашивали себя: а нравится ли им с вами? — Она решительно замотала головой, и прядь ее черных волос закрыла, словно занавеской, правый глаз. — Чего это Барни подмешал в пойло? Я ослепла на один глаз! — Фрида снова отчаянно принялась мотать головой, пока непослушная прядь волос не оказалась на прежнем месте. — Так-то лучше! Я ему не доверяю. — Она опустошила свой стакан вторым глотком и толкнула пустой стакан по стойке. — Эй, Барни! Кончай свои порнографические мечтания и подай нам пару свежих порций!

— Вы всегда не даете ему спуску? — поинтересовался я.

— Ему это нравится, — сказала она самодовольно. — Он мазохист.

Нервное покалывание распространилось с затылка на всю мою голову, и я почувствовал, что у меня горят уши. Я проглотил то, что осталось в моем стакане, как раз вовремя — бармен поставил перед нами новую порцию.

— Я ничего не имею против шлюх, — грубо сказал он, — но если у шлюхи ни на минуту не закрывается рот — это уже что-то!

— Прекрати пороть чушь! Особенно когда говоришь со мной, — резко сказала Фрида. — Вытри слюну с подбородка, подбери пузо и катись на дальний конец стойки! Когда мы захотим увидеть чудовище Франкенштейна, то пойдем в кино!

— Меня бы это вполне устроило, — прорычал бармен. — Убирайтесь!

— Держи карман шире! — бросила она.

— Поверь мне, — ухмыльнулся он, обнажив пару выбитых зубов, — мне доставит неописуемое удовольствие выбросить тебя из бара, Фрида.

— Рик! — приказала она самоуверенно. — Дайте ему как следует!

— Бить барменов — плохая примета, — сказал я. — Никогда не знаешь, что у них спрятано под стойкой.

Что, если обрез?

— Трусливый заяц! — Фрида схватила полный стакан и выплеснула содержимое прямо в лицо бармену. — Может, это слегка охладит твой пыл, Барни!

Тот отшатнулся, схватился руками за глаза и выплюнул поток непечатных ругательств, закончив на самой высокой ноте. Я бросил пятидолларовую бумажку на стойку бара, и не успели мои ноги коснуться пола, как я схватил девушку за запястье и стащил ее с табурета. Всю дорогу к двери она вырывалась, и прекратила только тогда, когда мы оказались на тротуаре.

— Барни не посмел бы ничего сделать, — сказала она, едва переводя дыхание. — В глубине души он понимает, что все, что я о нем говорю, правда.

— Что еще раз свидетельствует в пользу того, что у него есть хороший мотив размозжить вам голову из того самого обреза под стойкой, — рявкнул я. — Так где мы можем найти Клайва Джордана?

— У черта на рогах, трус несчастный! — сказала Фрида с издевкой. — Ищите своего гомика сами! А я занята!

Я снова схватил ее за запястье и потащил к машине, затем втолкнул на переднее сиденье. Когда мы отъехали на десять ярдов, Фрида вдруг вытянула ногу и нажала на педаль тормоза. Край рулевого колеса вонзился мне в желудок, и я резко и болезненно ударился лбом в ветровое стекло. Позади нас послышался душераздирающий скрип тормозов, сопровождаемый еще более душераздирающим гудком.

— Вы едете не туда, — невозмутимо сказала она. — Разворачивайтесь!

Загоняя машину в ряд стоящих вдоль обочины авто, я начинал чувствовать симпатию к бармену Барни, Поэтому, прежде чем посмотреть на Фриду, я осторожно прикурил сигарету. Она сидела сложив руки на груди и смотрела прямо перед собой в ветровое стекло, тихонько насвистывая что-то себе под нос.

— А не соизволите ли вы назвать мне адрес, чтобы я смог отыскать его сам? — рассудительно попросил я. — Тогда вы могли бы спокойно вернуться в бар и продолжить издеваться над стариной Барни.

— Я уже решила: останусь с вами, — заявила она, не поворачивая головы. — Я сегодня еще даже не начала пить, а у вас денежки шуршат. Я видела, как вы ими бросались, когда мы уходили из бара! Один из приятелей Клайва должен был отвалить на месяц на Восток, поэтому он разрешил ему пожить в своих апартаментах. Это в районе новостроек в Уилшире. Я скажу, когда мы окажемся там.

— Уж пожалуйста, — прочувствованно попросил я. — То есть я хотел сказать, лучше уж скажите, чем снова давить на тормоза, ладно?

— Бедненький Рики-Тики! Сильно ударился головкой? — Фрида медленно повернула голову, посмотрела на меня и громко зевнула. — В следующий раз я сорву с себя юбку, выскочу из машины и заору, что меня насилуют!



— Да кто тебе поверит! Ты на себя-то посмотри! — хрипло рассмеялся я.

Серо-зеленые глаза ярко сверкнули.

— А что вас заставляет думать, что у меня под юбкой что-то надето?

Мы с ревом рванули с обочины, словно космический корабль со стартовой площадки, и, когда на всей скорости влились в поток машин, где-то позади снова раздался надрывный скрип тормозов. Оставалось только надеяться, что это не был тот же самый парень, что в первый раз. Через пятнадцать минут я припарковался перед новым многоэтажным зданием с приятным чувством выполненного долга. Всю дорогу Фрида вела себя мирно: тихонько мурлыкала что-то себе под нос и указывала направление. Нам пришлось очень долго простоять перед светофором, но Фрида даже не сделала попытки расстегнуть “молнию” на юбке.

Она провела меня через вестибюль к лифту. Через несколько секунд дверцы лифта раздвинулись, и оттуда вышла толстая, вульгарно разодетая женщина. Бросив взгляд на Фриду, она недоуменно пожала плечами. Я заметил, что серо-зеленые глаза неожиданно сверкнули в ответ, и преисполнился сочувствия к ничего не подозревающей толстухе, но было слишком поздно.

— Пардон, — обратилась к ней Фрида с видом примерной ученицы, — Барни Глутинос на десятом или на одиннадцатом этаже?

— Прошу прощения? — Выщипанные брови толстухи приподнялись чуть ли не на четверть дюйма. — Кто, я не расслышала?

— Глутинос. — Фрида заговорщически подмигнула ей. — Вы же его наверняка знаете, милочка. Он специалист по абортам.

Лицо женщины застыло, и по четырем слоям густо наложенной косметики пошли трещины.

— Боюсь, я понятия не имею, о чем вы говорите, — сказала она ледяным тоном.

— Неужели? — Фрида по меньшей мере пять секунд пристально смотрела на заплывшую жиром талию дамы, потом снова понимающе подмигнула. — Я поняла, душечка. Вы в конце концов решили оставить ребеночка?

Я шагнул в лифт и забился в уголок: Фрида нажала на кнопку с цифрой “10”. Дверцы лифта закрылись, скрывая от нас остекленевший взгляд женщины и ее искаженное ужасом лицо. Фрида беззвучно насвистывала какой-то мотивчик с довольной улыбочкой на лице, словно кошка, которая добралась до сливок. Когда лифт доставил нас на десятый этаж, она вышла первой и двинулась по застланному толстой ковровой дорожкой коридору. Когда я ее догнал, она уже нажимала на звонок.

— Вы полагаете, нас ждут? — с невинным видом спросила она.

— Этот Джордан что же, ясновидящий? — огрызнулся я.

— Значит, возможно, у него вечеринка? — Фрида надавила на дверь кончиками пальцев, и она широко распахнулась. — Не хотите ли поменяться со мной одеждой? — Она бросила на меня вопросительный взгляд: глаза ее были широко распахнуты и излучали невинность. — Я хочу сказать, если у Клайва вечеринка, то вы будете чувствовать себя таким одиноким и неприкаянным...

— Нажмите на звонок! — рявкнул я. — Мы же не хотим напугать его до полусмерти, верно?

— Говорите за себя! — огрызнулась она и вошла в квартиру.

Я последовал за ней. А что еще мне оставалось делать, черт возьми?! Фрида резко остановилась посреди гостиной, да так неожиданно, что я чуть было не наскочил на нее.

— Включайте габаритные огни, — буркнул я.

— Рик? — сказала она каким-то чужим голосом. — Я ведь сильно нализалась, правда?

— Пожалуй, — согласился я. — Но с девушкой такой, как вы, разве можно быть хоть в чем-то уверенным?

— Наверняка я нагрузилась под самую завязку, — напряженно прошептала Фрида. — Или, может быть, это какое-то психоделическое похмелье? То есть я хочу сказать, вы ведь не видите того, что мне мерещится, верно?

— Где? — занервничал я.

— За кушеткой. — Ее голос повысился на октаву. — На полу!

Кушетка представляла собой какую-то нелепую лежанку на высоких ножках, покрытую шелковым покрывалом с чередующимися широкими полосами черного, оранжевого и алого цвета. Я мысленно отметил, что за ней что-то лежит, потом почему-то отбросил эту мысль. Это же смешно! Какой дурак захочет лежать лицом вниз на ковре за кушеткой, совершенно обнаженным, да еще с пистолетом в правой руке? Я автоматически добавил мысленно, что его правый висок представляет собой кровавое, обожженное порохом месиво.

— Хотелось бы мне, чтобы мне это померещилось! — прошептала Фрида. — Это ведь Клайв Джордан, и он мертв, верно?

— Думаю, да, — сказал я. — Похоже на самоубийство.

Слабое мяуканье напугало меня так, что я постарел сразу на десять лет. Маленький черный котенок с большим белым бантом вокруг шеи появился из-под кушетки и осторожно направился к нам. Фрида наклонилась, взяла его на руки и начала нежно гладить по голове.

— Тише, тише, — приговаривала она ласково. — Тебе больше нечего бояться, котеночек! Ты тут был совсем один и... Рик!

— Угу! — Мне потребовалось сделать усилие над собой, чтобы прекратить пялиться на тело, лежащее на полу, и вместо этого посмотреть на Фриду.

— Смотрите!

Она протянула мне котенка, и мне понадобилось добрых пять секунд, чтобы понять, о чем это она, черт бы ее побрал! По большому белому банту, завязанному вокруг шеи котенка, шла надпись. Я чуть было не свернул себе шею, стараясь ее прочесть. И тут я почему-то от души пожалел, что ввязался во все это. Надпись была незатейлива. Она гласила:

«На память капризному мальчику. С любовью. Леонард».

Глава 3

— Я, черт возьми, хочу убраться отсюда поскорее! — сказала Фрида тихо, но решительно.

— Ладно, — ответил я ей, — через минуту.

— Я не хочу иметь к этому никакого отношения! — Когда она пристально посмотрела на меня, ее серо-зеленые глаза стали огромными. — Давайте уйдем отсюда!

— Сейчас, — сказал я, опустившись на колени рядом с телом.

Тело было еще теплым, не окоченевшим — все говорило за то, что Джордан явно был мертв всего несколько часов. Под запекшейся кровью, месивом, вылившимся из пулевого отверстия в виске, кусочками раздробленной кости вперемежку с хрящом и каким-то желеобразным веществом я рассмотрел грязноватый налет черного пороха, прилипшего к опаленным волосам вокруг раны. Если не считать этого, на теле больше никаких повреждений не было. Я поднялся с колен и решил произвести беглый осмотр квартиры. Спальня как спальня. Рубашка, галстук, нательное белье и носки были аккуратно разложены поверх покрывала на кровати. Вешалка с костюмом висела на ручке встроенного шкафа. В бумажнике, лежащем на бюро, не оказалось ничего особенного; наличность — двадцать пять долларов. В ванной комнате пол под душем был еще влажным. Кухня — без единого пятнышка, словно никто не заглядывал туда вот уже целую неделю. Если Джордан оставил записку перед самоубийством, то она наверняка должна была лежать на видном месте.

Когда я вернулся в гостиную, Фрида заметно дрожала. Котенок уютно устроился у нее на руках и довольно мурлыкал.

— Теперь мы можем уйти? — спросила она прерывающимся голосом.

— Думаю, сначала нужно позвонить в полицию, — сказал я.

— Только без шума! — Фрида упрямо сложила губы. — Клайву теперь все равно, а я не хочу иметь к этому никакого отношения!

— Поэтому можешь валить отсюда, а я вызову полицию.

— Мы уйдем вместе. Ты нужен нам с котеночком.

— С котеночком?

— Ну не можем же мы его оставить здесь?! — Фрида прижала котенка к лицу и потерлась щекой о его мех. — Нельзя оставлять его здесь одного! Он может умереть с голоду или получит тяжелую психическую травму.

— Он? — переспросил я с сомнением.

— Он, — уверенно кивнула она.

Окончательно все взвесив, я решил, что и сам не хочу связываться с полицией. По крайней мере, до того, как основательно потолкую с Леонардом Ридом. Я припомнил все предметы, до которых фотографировался, и решил, что беспокоиться не о чем. Бумажник оказался слегка засаленным, и, по всей вероятности, отпечатки пальцев Джордана были на всей его поверхности, поэтому у полиции нет никаких шансов отыскать среди них свежий отпечаток пальцев Холмана.

— Порядок, — сказал я Фриде. — Как назовем котенка?

— Леонард, — тут же нашлась она. — В честь его папочки.

Выходя из высотного здания, мы не встретили никого, и это было уже кое-что. У меня возникло мерзкое опасение, что та разодетая толстуха, которую мы встретили у лифта, наверняка вспомнит нас, если ее об этом спросят. По пути к моему дому на Беверли-Хиллз, маленькому символу моего общественного положения, Фрида нянчилась с котенком и воркующим голоском разговаривала с ним, полностью игнорируя меня. Через пять минут после того, как мы вошли в дом, все было организовано: Леонард лакал молоко из блюдечка, мы с Фридой сидели на диване и пили, соответственно, бурбон со льдом и мартини.

— И где же тут спальня? — небрежно поинтересовалась Фрида.

— В задней части дома, — сказал я. — Оснащена ванной комнатой, а если по утрам у вас наблюдается прилив энергии, можно совершить пробежку до бассейна. А что?

— Просто интересно. — Фрида тем же знаменитым глотком ополовинила содержимое своего бокала. — Я имела в виду, что собираюсь тут пожить некоторое время, поэтому мне бы хотелось выяснить все с самого начала. Тебе кое-что следует знать, Рик, прежде чем все войдет в привычную колею. Я не против того, чтобы спать с тобой, но я решительно отказываюсь готовить завтраки по утрам.

— Я подозревал, что у тебя с головой не все в порядке, — осторожно начал я, — но что подвигло тебя на такую импульсивную глупость?

— Просто мне некуда идти!

— Хочешь сказать, что до сегодняшнего вечера ты жила в баре “Бонго” и убивала время тем, что оскорбляла бармена?

— До сегодняшнего полудня я была дорогостоящей содержанкой, но потом мы разругались, и я ушла от него. — Фрида прикончила свой мартини и протянула мне пустой бокал. — Повтори, пожалуйста!

Я прошел к бару и принялся готовить свежие напитки.

— А что бы ты стала делать, если бы я не появился в баре?

— Не знаю! — Фрида беспечно пожала плечами. — Если бы я попала в безвыходное положение, пришлось бы договариваться с Барни. Вот почему он так разозлился. Он решил, что уже заполучил меня, а тут появился ты и убил его последнюю надежду.

— Так кто тот парень, от которого ты ушла сегодня в полдень?

— Это не важно.

— Ну, если ты думаешь, что переедешь сюда ко мне таким образом, — рыкнул я, — то ты явно спятила!

Когда Фрида вставала, ее серо-зеленые глаза сверкнули. И тут одним быстрым плавным движением она скрестила руки и стащила через голову белый свитер. Она швырнула его на пол, а в следующее мгновение расстегнула “молнию” на зеленой юбке, спустила ее на пол, а потом перешагнула через нее. Она осталась только в мало что скрывающем бюстгальтере и узких прозрачных трусиках. Стояла и надменно вращала бедрами, выставляя темные волосы на лобке под крошечными бикини. Она сунула большие пальцы за резинку, словно намеревалась стянуть трусики с бедер. Лифчик, который был столь же прозрачен, прикрывал лишь одни соски.

— Ну? — спросила Фрида, слегка наклонив голову набок и приглашая меня взглядом сверкающих глаз. — Что ты на это скажешь?

К резинке ее трусиков была пришита тоненькая кружевная оборочка. Поверх нее выбивались волоски. Я посмотрел на темный треугольник между ее ногами, на ее груди и подумал: а почему бы нет, черт побери?! Это не займет много времени. Тогда я попытался выдавить из пересохшего горла несколько слов.

— Соблазн велик, — признался я. — Но ответ все так же “нет”.

— Только подумай, — хрипла сказала Фрида, слегка спуская резинку и увеличивая видимую полоску лобковых волос, — что ты теряешь!

— В другой раз.

— Другого раза может не представиться. — Она стала медленно приближаться ко мне. — Я хочу тебя, Холман! — прошептала она. — Утоли мой голод!

Я отрицательно замотал головой. Мое самообладание было на высоте, хотя я и чувствовал, как к моему пенису начинает медленно приливать кровь. “А почему бы нет?” — снова подумал я. Но у меня есть неотложные дела.

— Позднее, Фрида, — решительно сказал я. Она вздохнула, взяла юбку и стала ее натягивать, виляя бедрами. Белый свитер проделал обратный путь через голову. Потом она обеими руками вытянула свои длинные черные волосы, откинула их с глаз, и они каскадом упали ей на плечи.

— Ничего, если я воспользуюсь твоим телефоном? — спросила Фрида сладким голоском.

— Валяй, — пригласил я.

— Премного благодарна. — От ее улыбочки скисла бы и гремучая змея. — Даже если Чарли не позволит мне вернуться, уверена, он даст мне дельный совет. Например, я расскажу, как ты настаивал на том, чтобы я проводила тебя в обиталище Клайва Джордана, а когда мы обнаружили его мертвого на полу, ты не дал мне позвонить в полицию. И как быть, если ты скрыл живую улику?

— Живую улику? — хихикнул я. Фрида указала на котенка, свернувшегося клубочком на ковре рядом с пустым блюдцем.

— Записка Леонарда Рида была обвязана вокруг его шеи, помнишь?

Я взял бокал с мартини, подошел к дивану и вручил его ей. Она пристально посмотрела на меня поверх края бокала, а когда начала пить, ее взгляд обрел самоуверенность. Когда я попытался все хорошенько обдумать, то увидел целую цепочку совпадений, которые вели прямо к соломенной блондинке, Зои Парнелл.

— Ты же собиралась позвонить Чарли, — напомнил я. — Чарли... А дальше?

— Чарли Стерн.

Это имя мне ничего не говорило.

— До сегодняшнего дня ты была его любовницей, — медленно повторил я. — Ты разобиделась, ушла от него и заглянула в бар “Бонго”. Туда пришел я и стал расспрашивать насчет Джордана. Ты знала, где он живет, и вызвалась меня проводить туда. Когда мы приехали, Клайв был уже мертв. И тогда ты — а не кто другой — попросила не вызывать полицию, и ты — а не кто другой — настояла на том, чтобы забрать котенка вместе с бантом и посланием.

— Верно, — согласилась Фрида спокойно. — Просто я — прирожденная лгунья, поэтому изменить факты в пользу Чарли мне ничего не стоит.

— Если только я не позволю тебе остаться тут?

— Вот что я тебе скажу, Рик Холман... — Она снова улыбнулась. — С виду ты довольно неказистый, но сообразительности у тебя не отнять.

— И как долго ты намерена у меня жить?

— Еще не знаю, — пожала она плечами. — Может, месячишко? К тому времени мне наверняка подвернется кто-нибудь поинтереснее.

— И давно ты знакома, с Клайвом Джорданом?

— Несколько месяцев. Видишь ли, он был приятелем одной моей подружки.

— Зои Парнелл? — предположил я.

— Кого? — Фрида и глазом не моргнула. Я бросил взгляд на свои наручные часы: уже перевалило за девять. Я присел перед котенком, снял с его шеи бант, положил его в карман и снова распрямился.

— Мне нужно кое-куда съездить, — сказал я. — Поэтому развлекайся сама: можешь смотреть телевизор или напиться. Комната для гостей находится сразу за кабинетом, можешь ее обживать.

У нее от изумления расширились глаза.

— Рик Холман! Ты отказываешься от моей благосклонности?

— Отказываюсь. Пока,. — оскалился я. — Ненавижу спать с прирожденными лгуньями.

Она украдкой зевнула, и я понял, что Фриду Паркин обидеть непросто.

— Возможно, мне придется взять у тебя взаймы пижаму, ты не против?

— Не против, — сказал я ей. — И не забудь выставить за дверь кота до того, как ляжешь в постель.

— Сначала его нужно угостить мартини, — неожиданно хихикнула Фрида. — Кто знает? А вдруг он превратится в разъяренного льва?!

* * *

Двадцать минут спустя Леонард Рид отворил мне дверь своего особняка в псевдоанглийском стиле. Он был облачен в безупречный вечерний костюм, белую рубашку с плиссированным жабо украшала черная “бабочка”.

— Рик! — выдавил он из себя улыбку. — А я собрался было уходить, старик. Званый ужин. Идиотская мысль. Но время от времени даже Леонарду Риду приходится ублажать своего продюсера.

— Время от времени даже Леонарду Риду приходится быть честным со специалистом по улаживанию конфликтов Холманом, — холодно сказал я. — Или же специалист может решить прекратить поиски правды и справедливости и отказаться от прекрасного, но лживого клиента — вроде того, с которым он имеет дело сейчас.

Набрякшие веки почти совсем прикрыли его глаза.

— Насколько я понимаю, — промурлыкал он, — тебя что-то сильно беспокоит. У тебя точно такой же дикий блеск в глазах, как у Насильника, когда тот видит на лужайке незнакомую кошку. Заходи, выпьем на скорую руку, и ты расскажешь мне о своих затруднениях.

Я проследовал за ним в гостиную, выждал, пока он закончит любоваться собой в застекленной стене, а потом поведал, что пить не буду.

— Я встречался с Зои Парнелл, — сказал я, — и она сообщила мне, что Клайв Джордан уехал от нее дня четыре назад. Она не знала, куда он подался, но предложила попытать счастья в баре “Бонго”. Я так и сделал, и, когда осведомился у бармена, не знает ли он, случаем, Джордана, одна сумасшедшая дамочка у стойки сказала, что знакома с ним. Поэтому мы отправились к одному новому многоэтажному зданию в Уилшире. Дамочка сказала, что квартира принадлежит какому-то дружку Джордана, который уехал куда-то на месяц и позволил ему поселиться там на время его отсутствия.

— И Клайв оказался там? — поинтересовался Леонард с умеренным любопытством.

— Лежал абсолютно голый на полу с пистолетом в руке и с пулей в голове.

— Ого! — Он надавил потайную кнопку, и из деревянной стенной панели плавно выдвинулись и распахнулись створки встроенного бара. — Мне сейчас просто необходимо выпить, старик. У меня внутри все переворачивается!

— Никакой посмертной записки, говорящей о самоубийстве, не было, — продолжал я. — Во всяком случае, я ее не нашел. Но нашел крошечного черного котенка с белым бантом вокруг шеи. — Я вытащил бант из кармана и показал его Леонарду. — Тут есть одна очень любопытная надпись.

— “На память капризному мальчику. С любовью. Леонард”, — прочитал он вслух. — Это явно говорит о чьей-то предусмотрительности, Рик.

— А ты разве не посылал ему котенка?

— Неужели я выгляжу полным идиотом? — Леонард посмотрел на свое отражение в зеркальной стене с нескрываемым удовольствием. — Никто не повел бы себя так глупо, верно? Особенно в моем положении.

— Его одежда была аккуратно разложена на кровати, — сказал я. — Похоже, Клайв принимал душ, а потом, вместо того чтобы одеться, прошел в гостиную и застрелился.

— А кто-то подбросил бедную кошечку с бантиком и моими наилучшими пожеланиями вокруг шейки, чтобы полиция подумала на меня? — Леонард плеснул дорогого коньяка в рюмку и выпил его одним конвульсивным глотком. — Ты заставляешь меня нервничать, старик!

— Мне удалось произвести лишь беглый осмотр комнаты, — продолжал я отчет. — Дело темное. Ненормальная дамочка не дала мне позвонить в полицию. Она также притащила котенка ко мне домой. Уверен, она не случайно оказалась в “Бонго”, когда я там появился. Значит, весь вечер кто-то водит меня за нос. Выбор небольшой: либо ты, либо Зои Парнелл.

Леонард одним глотком прикончил оставшийся коньяк, потом поспешно зажал ладонью рот, поскольку реакция его желудка оказалась неожиданной.

— Прошу прощения! — Он очень осторожно выдохнул. — А у этой ненормальной дамочки есть имя?

— Фрида Паркин.

— Ого!

— И-го-го! Осел! — рявкнул я. — Еще чуть-чуть, и я забуду, что имел несчастье быть знакомым с тобой, шут!

— Так ты не вызвал полицию? — Он погладил свои мясистые щеки лопатообразными пальцами. — Значит, бедняжка Клайв до сих пор так и лежит на полу?

— Я не вызвал полицию сразу, — уточнил я. — Но я сделал это по дороге сюда.

— Следовательно, теперь я в любой момент могу ожидать визита какого-нибудь хитроумного детектива?

— Звонок был анонимным. У меня и так достаточно неприятностей, чтобы еще объяснять им, почему я не позвонил сразу из квартиры.

Леонард плеснул еще коньяку себе в рюмку.

— Что-то я выбираю себе неудачных приятелей, не так ли? Сначала Лестер Андерсон, а теперь вот Клайв!

Из-под алой портьеры показалась Мышка, разбежалась и прыгнула на кушетку, покрытую леопардовой шкурой, затем опрокинулась на спину, и лапки замелькали в воздухе.

— Она думает, что кушетка существует исключительно для ее удовольствия, — хихикнул Рид. — У нее мания величия!

— И не у нее одной, — ехидно бросил я. — Рано или поздно, а скорее всего, рано полиция свяжет твое имя со смертью Джордана. А если окажется, что это убийство, тебе придется туго!

— Ты же не думаешь, что кто-то совершил убийство только ради того, чтобы подозрение упало на меня, верно? — Он хитро мне улыбнулся. — Нет человека, который бы так ненавидел меня.

— Я тебя ненавижу, — признался я без обиняков.

— Ты еще тот негодяй! — Леонард снова потер себе щеки. — Фрида Паркин, говоришь? Сексапильная малышка с длинными нечесаными черными волосами? Выражается словно портовый грузчик, который только что уронил себе на ногу молоток?

— Она самая, — кивнул я.

— Последний раз я видел ее пару месяцев назад. В то время она жила с Чарли Стерном, — А кто такой, черт его” побери, этот Чарли Стерн?

— Хороший вопрос, Рик. Полагаю, Чарли задает его себе по крайней мере дважды в день. — Леонард заметил убийственный блеск моих глаз и протестующе поднял руку. — Ну, не потеряй штаны, старик! У этого Чарли по двадцать восемь пальцев на каждой руке, и каждый палец засунут в отдельный пирог. Думаю, его можно назвать финансистом.

— А с чего это он тебя так ненавидит?

— А почему ты думаешь, что добрый старикан Чарли меня ненавидит?

— Знать Леонарда Рида — значит его ненавидеть, — изрек я. — Так все-таки почему же Стерн тебя ненавидит?

— Ну, из-за той идиотской испанской аферы. — Леонард отхлебнул немного коньяку и на минуту задумался. — Все случилось приблизительно год тому назад. Чарли финансировал костюмный эпический фильм одного независимого продюсера в Испании и попросил меня оказать ему честь сыграть злодея. Сценарий нельзя было назвать произведением искусства, но ведущие роли были поручены Делле Огаст и Дарреллу Слоуну. Там оказался весьма привлекательный молодой официант, который мечтал стать актером, и я в свободное от работы время немного с ним позанимался. К несчастью, испанская полиция неверно восприняла ситуацию. Эти испанцы — ужасно неуравновешенный народ, знаешь ли. Мою визу аннулировали, поэтому на следующий день мне пришлось лететь домой. Единственной заменой мне, которую смог найти продюсер за такой короткий срок, был этот ужасный боров, Хэл Твиннинг. И конечно же фильм провалился. Чарли почему-то обвинил в этом меня. Последний раз, когда я его видел, у него на руке висела эта странная дамочка с жаргоном портового грузчика. Я хотел утешить его, говорю: “Ты же потерял всего каких-то два паршивых миллиона! Ведь для тебя это сущие пустяки!"

— И что он тебе ответил? — Я невольно заинтересовался его рассказом.

— Он встал на цыпочки и дал мне пощечину.

— И что же было потом?

— Я не хотел устраивать сцены — дело происходило в довольно элегантном ресторанчике. — Леонард улыбнулся, вспоминая подробности. — К тому же я сидел, а он стоял. Поэтому я решил ограничиться тем, что вышвырну его за дверь. Мне не повезло: я слегка промазал. В результате он вылетел через большое окно. Я заплатил за ущерб, а у Чарли не было перерезано стеклом ни одной артерии. Не обошлось, конечно, без порезов на лице, хотя любое изменение физиономии Чарли идет ему только на пользу.

— А откуда появилась эта Зои Парнелл?

— Зои? — нахмурился он. — Ах да! Я познакомился с ней на вечеринке, которую давал Айван Оллсоп. Она приклеилась ко мне где-то ближе к утру. На вечеринке царили свободные нравы — никаких запретов. Один очень смазливый мальчик клал мне в рот виноградинки. В бассейне резвились нагие русалки. Тут появилась Зои. К тому времени я был завернут только в банное полотенце, и когда она увидела, как мы развлекаемся с мальчиком, то, вероятно, решила, что сумеет проделать все лучше его. Или, возможно, она положила глаз на мальчишку. Не важно. Во всяком случае, мы все смотрели порнофильмы и устроили небольшую оргию втроем на веранде. Догадываюсь, ты понял, что тогда начался один из моих кратких гетеропериодов. А почему ты спрашиваешь?

Я повернулся к нему спиной и пошел к выходу.

— Куда ты, черт тебя подери?!

— Домой, — ответил я, не поворачивая головы. — Собираюсь уйти в запой, по крайней мере дня на три. Если тебя посетит полиция, не трудись и не звони мне, потому что я больше не хочу ничего об этом слышать!

Я уже почти дошел до парадной двери, когда Леонард схватил меня за локоть и без всяких видимых усилий развернул к себе. На его лице выступила слабая испарина, а в асфальтово-серых глазах металась откровенная паника.

— Не оставляй меня сейчас, Рик! — Голос его слегка дрожал. — Ты — единственный, кому я могу довериться!

— Если ты начнешь говорить правду, возможно, я передумаю, — сказал я с сомнением в голосе. — Но ты — отъявленный лжец, Леонард. Вы с дамочкой Паркин — два сапога пара!

— Я говорил тебе правду, — настаивал он. — Может быть, не всю, но то, что ты слышал, — чистая правда!

— И насчет Зои и взаимоотношений с ней? Леонард на мгновение отвел глаза.

— Ну, возможно, я немного преувеличил. Не думал, что ты примешь это близко к сердцу, старик.

— Зои была прикрытием? Так она утверждает, — добавил я. — На самом деле у тебя была связь с Клайвом Джорданом?

— Да, — признался Леонард упавшим голосом.

— Так откуда же взялась Зои, чтобы играть роль прикрытия?

— Это была идея Клайва. Не знаю почему, но он не соглашался переезжать сюда, если она не поедет вместе с ним.

— Ладно, — задумчиво кивнул я. — Остановимся на этом. Позвони, если тебя навестит полиция.

— Теперь, когда ты знаешь правду, тебе стало получше? — спросил он с надеждой.

— Нет, — признался я честно. — Стало гораздо хуже. Иногда, пообщавшись с тобой, я начинаю сомневаться в старинной житейской мудрости: “Живи и давай жить другим”.

— А если бы все произошло точно так же, только с одной поправкой? Допустим, Клайв был бы молодой женщиной, а не мужчиной? Возникла бы у тебя тогда непреодолимая моральная проблема, Рик? — Его улыбка была вымученной. — Знаешь, если ты не хочешь иметь со мной дела, я не обижусь.

— Сказано же тебе: я не отказываюсь, — буркнул я. — Вот только один вопрос, Леонард. Тот котенок с запиской на бантике. Это ты послал его Клайву Джордану?

— Нет! — Он снова зажал рот рукой. Когда он снова заговорил, голос его слегка дрожал. — По правде говоря, я послал котенка Лестеру Андерсону через пару дней после того, как он от меня ушел. При одной мысли об этом у меня крыша едет. А через несколько дней после того, как я послал этого котенка, Лестер покончил жизнь самоубийством. Теперь совершил самоубийство Клайв, и первое, что ты находишь в его квартире, — этот чертов котенок с чертовой запиской на банте! Знаешь, что я тебе скажу, Рик: у меня такое ощущение, будто у меня по позвоночнику бегают крошечные лапки этого рокового котенка!

Глава 4

Я оставил машину на подъездной дорожке, вошел в дом и прошел в гостиную. Навстречу мне вышел котенок. Он сделал пару неуверенных шажков, при этом беззвучно зевнув. Третий шаг дался ему с превеликим усилием, и котенок медленно завалился на бок, в бессильной ярости подрагивая хвостиком.

— Спиртное свалило Леонарда с ног, — заметила Фрида Паркин слегка заплетающимся языком. — А ведь я дала ему всего крошечку мартини...

— А как насчет тебя?

Она растянулась на кушетке, ее зеленая юбка задралась чуть не до бедер. Фрида бережно придерживала обеими руками бокал, водруженный на ее плоский живот. Ее груди вздымались и опадали; я вспомнил, как она предлагала мне себя, и почувствовал слабое волнение в области паха. Я прошел к бару и занялся приготовлением напитков. Через некоторое время она приподняла голову и уставилась на меня:

— Ты рад, что я дождалась тебя? — И снова уронила голову на кушетку. — Я все еще хочу тебя, Холман! — Ее похотливый взгляд задержался на моей вздувшейся ширинке. — Ты уже готов, дружок, так почему бы нам не...

— Позднее, — с трудом выдавил я. — Сначала ответь мне на несколько вопросов. Фрида лениво улыбнулась:

— Ты что, боишься меня? Или, может быть, Леонард все-таки до тебя добрался?

— Кто велел тебе встретиться со мной в баре “Бонго”?

— Судьба! — хихикнула она. — Перст Судьбы! Судьба только и ждет, как бы побольнее ударить тебя по физиономии холодной рыбой по фамилии Холман.

— Ты сказала, что Джордан был приятелем твоей подруги, — громко напомнил ей я. — И как долго Зои Парнелл была твоей подругой?

— С тех самых пор, как однажды вечером представилась мне по телефону. — Фрида осторожно уселась, опустив ноги на пол. Ее юбка задралась еще выше, и я мельком заметил темный бугорок под ее трусиками. Она изо всех сил вцепилась в свой бокал. — Это она позвонила мне и попросила встретиться с тобой в баре “Бонго”. Она не хотела, чтобы ты встречался с Клайвом наедине. Решила, что будет безопаснее, если я буду при этом присутствовать. Тогда ты не сможешь пустить в ход кулаки и все такое.

— Значит, история о том, что ты поссорилась со Стерном и ушла от него, — липа?

— Верно, — кивнула она. — Я решила пофантазировать. Я недавно звонила Чарли, и он велел мне ничего не предпринимать до тех пор, пока он не явится сюда.

— Надеюсь, — сказал я, едва сдерживаясь, — Чарли не собирается тоже перебраться в мою комнату для гостей?

— Этот крошечный домишко оскорбляет вкус Чарли. Он любит простор, чтобы было где развернуться. Чарли слышал о тебе, Холман. Сказал, что Леонард Рид первый раз в жизни проявил благоразумие, но ему здорово не повезло, потому что ты больше не будешь работать на него.

— Это Чарли так сказал? — оскалился я.

— Потому что, если ты и дальше будешь работать на Леонарда, мне придется сообщить полиции о том, что ты силком выдворил меня из квартиры и не позволил сообщить им о смерти Клайва Джордана. И еще мне придется рассказать о том, что ты утаил живое доказательство... — Фрида кивнула на котенка, который заснул на коврике. — Чарли говорит, что у тебя будут крупные неприятности с полицией!

— Ох уж этот Чарли! — с издевкой сказал я. — Похоже, он из тех, кто считает насморк болезнью.

Она допила свой мартини и протянула мне пустой бокал.

— Освежи-ка, Холман! Чарли вот-вот будет здесь. Я взял у нее бокал, направился к бару и приготовил свежую порцию. Когда я обернулся, Фрида была уже на ногах и снова раздета до трусиков и лифчика. Похоже, у нее вошло в привычку то раздеваться, то одеваться... Может, она по призванию стриптизерша? Мой пенис снова напрягся. Эти груди просто требовали ласк и поцелуев, а завитки темных волос соблазнительно выбивались поверх резинки трусиков.

— Знаю, — сказал я, — ты все еще меня хочешь.

— Безумно, дорогой, — проворковала Фрида. Она стала не спеша подходить ко мне, медленно покачивая бедрами. Потом взяла у меня бокал, привычно опустошила его двумя глотками, поставила его на стойку бара и чувственно улыбнулась мне. Фрида опустила руку и сомкнула ладонь вокруг моего напрягшегося члена. Она легонько его сдавила, потом, все еще не выпуская из рук, прижалась ко мне, скользнув своими грудями по моей мужественной груди, и потерлась о мои бедра. Ее рука ласкала и забавлялась моим пенисом, который к этому времени был в полной боевой готовности.

Минута была самая подходящая для того, чтобы кто-нибудь позвонил в дверной звонок, и через пять секунд он действительно зазвонил.

— Я открою, — сказала Фрида быстро. Я сделал изрядный глоток из своего бокала, поставил его рядом с ее пустым и попытался притвориться, что не заметил, как Фрида специально взлохматила волосы, прежде чем выбежать в переднюю. Нереальность происходящего все нарастала, начиная с того момента, как я увидел Мышку, сражающуюся с черно-белым ковриком, ошибочно полагая, по словам Леонарда Рида, что убивает свою мамашу. Поэтому я бы не удивился, если бы Чарли Стерн оказался пришельцем с Марса с остроконечными ушами и третьим кроваво-красным глазом, расположенным точно посередине лба. А вот удар в солнечное сплетение в тот самый момент, как я добрался до двери, ведущей в прихожую, меня действительно удивил. За ним мгновенно последовал еще один удар, на этот раз в челюсть, и в следующее мгновение я очнулся на полу, а надо мной склонилось нечто очень смахивающее на лилипута.

— Ты заигрывал с Фридой, дьявол тебя побери! — яростно завопил он. — Поднимайся на ноги, слизняк! Поднимайся, и я вышибу из тебя дурь!

Я понял, что его кулаки не причинили мне особого вреда, просто я потерял равновесие из-за неожиданности нападения. Я кое-как поднялся, и мой противник, рост которого на какой-нибудь дюйм превышал пять футов, снова замахнулся для удара. Я поймал его кулак открытой ладонью и с силой оттолкнул. Он быстро побежал назад через открытую дверь, словно пленку кинофильма прокрутили в обратную сторону. А через мгновение раздался пронзительный вопль: видно, он врезался в Фриду в прихожей. Когда я пришел туда, они оба лежали на полу.

— Следует понимать, что вы — мистер Стерн? — осведомился я с изысканной вежливостью.

Коротышка был одет в помятый итальянский костюм, в котором казался еще меньше, чем был на самом деле. Когда он поднялся на ноги, я решил, что ему лет около сорока. Длинные прямые черные волосы упали ему на глаза, узкое лицо заканчивалось острым подбородком, что делало его похожим на голодную хищную птицу. Он отбросил волосы со лба и уставился на меня налитыми кровью голубыми глазами.

— Я тебя убью! — прохрипел он.

— Успокойся, Чарли! — Фрида поднялась на ноги и нежно помассировала себе живот. Ее упругие груди заколыхались, но моя эрекция давно уже испустила дух и бесследно исчезла. — У меня нет ни малейшего желания служить тебе подушкой, когда Рик врежет тебе в следующий раз. Кроме того, это всего-навсего невинная шутка, чтобы разозлить тебя. Он и пальцем ко мне не прикоснулся!

— Это правда? — У него был такой зычный баритон, что я никак не мог понять, откуда он исходит. — Ты правда не прикоснулся к ней, Холман?

— Правда, — сказал я. — Как насчет выпивки? Я первым прошел в гостиную и занялся приготовлением напитков у бара. Фрида плюхнулась на кушетку и скромно скрестила ноги, так что ее “киска” скрылась между ее бедрами, провела пятерней по волосам и посмотрела на Чарли.

— Ты не осознаешь собственной силы, Чарли-бой. — Ее голос на мгновение стал ласковым. — Вспомни, что было, когда ты набросился на Леонарда Рида.

— Ну, — заскромничал Чарли, — я тогда чуть с ума не сошел от злости!

— А я провела весь остаток ночи вытаскивая из твоего лица осколки стекла. — Фрида одарила его восхищенной улыбкой, потом приглашающим жестом похлопала по кушетке рядом с собой. — Иди сюда, мой Ястреб. Холман — орешек крепкий.

— Что ты имеешь в виду? — подозрительно спросил он.

— Садись, и я тебе расскажу. — И пока Стерн усаживался, Фрида смотрела на меня. — Чарли пьет ром с кока-колой, Холман.

— Может, ему спеть, пока я готовлю напитки? — огрызнулся я.

— Что ты подразумеваешь под словами “крепкий орешек”? — повторил Стерн.

— Он говорит, что не прекратит работать на Леонарда Рида.

— Деньги, — быстро сказал Стерн. — Холман, я удвою тот гонорар, который предложил вам Рид.

Я поставил бокалы на поднос, обслужил их, как заботливый хозяин, потом взял бокал себе и опустился в кресло напротив кушетки. Мои глаза оказались на уровне выступающих сосков Фриды. Я отвел взгляд и попытался сосредоточиться на чем-нибудь менее волнующем.

— Сумасшедшая ночка выдалась, — возвестил я. — Деловая этика не позволяет мне принять ваше предложение, мистер Стерн, но мне все-таки интересно, почему вы его сделали?

— Потому что Леонард Рид — сукин сын, — не раздумывая ответил он. — Единственное, что я у вас прошу: дайте ему возможность получить по заслугам!

— Клайв Джордан либо покончил с собой, либо был убит, — сказал я. — В любом случае кто-то пытается бросить подозрение на Рида, подкинув в квартиру Джордана котенка с надписью, уличающей Рида, на банте вокруг шеи.

— Если Джордан был убит, это дело рук Рида, — убежденно заявил Стерн. — Это в его духе! Он известный извращенец. А котенка подбросил он сам.

— Я бы предпочел получить доказательства в этом сам, — сказал я ему. — Так или иначе, именно об этом я и договаривался с Леонардом.

Голубые глаза минуту пристально смотрели на меня.

— Хорошо. Вы уже переговорили с Айваном Оллсопом?

— Нет, а что, нужно было?

— Думаю, вам это непременно нужно сделать, мистер Холман. — Чарли отпил из своего бокала, а потом посмотрел на Фриду. — Одевайся, мы отправляемся домой!

— Ладно, вот только допью. — Она хмуро взглянула на него. — Кому это, черт тебя подери, ты тут приказываешь?

Чарли одарил ее долгим пристальным взглядом, а потом тепло улыбнулся. Одновременно его свободная рука описала короткую дугу и влепила ей звонкую пощечину.

— Тебе, — ответил он негромко. Фрида застыла, а на ее правой щеке запылало ярко-алое пятно.

— Прости, Чарли, — сказала она невозмутимо, — я не поняла, что ты говоришь серьезно.

Я проследил, как она встала, поставила недопитый бокал на маленький столик рядом с кушеткой, потом взяла юбку, натянула ее через ноги. Она стояла ко мне боком, и я заметил, какими высокими и округлыми были ягодицы. Я вспомнил, как любовно она ласкала мой пенис, и чуть было не возбудился снова. Если бы Чарли не пришел... Но она все сознательно подстроила. “Может, это был какой-то нескончаемый ночной кошмар? — подумал я с сомнением. — А скорее всего, я совсем спятил и проснусь в смирительной рубашке”. У Стерна неизвестно откуда между пальцами правой руки появилась длинная тонкая сигара, и он принялся ее раскуривать. Когда он закончил, то выпустил в потолок струйку дыма и снова посмотрел на меня:

— Даже если полиция сочтет, что это самоубийство, уверен: это не что иное, как убийство. То есть я хочу сказать, что, даже если Рид не убил этого несчастного молодого человека собственными руками, наверняка это из-за него Клайв наложил на себя руки.

— Это всего лишь догадка, — сказал я.

— Нет, — решительно замотал головой Стерн. — В некотором смысле в этом виноват бедняга Лестер Андерсон. Понимаете ли, важно установить определенную модель поведения.

— Не понимаю. — Язык у меня пересох, а губы отказывались повиноваться. Я с трудом выговаривал слова. — Что вы имеете в виду?

— Он уже подтолкнул одного человека к самоубийству, и это подогрело самолюбие Рида. — Стерн кивнул в подтверждение своим словам. — Шизофреническая мания величия. Он — явный параноик.

— Андерсон ушел из жизни по собственному желанию, — медленно сказал я, восстанавливая контроль над своим языком и губами, — следовательно, по-вашему, Джордан был просто обязан совершить нечто подобное? Поскольку они оба были...

— Приятелями Рида? Конечно! — Стерн затянулся сигарой и посмотрел на меня. От него исходило такое самомнение, что он на какое-то мгновение показался мне даже выше ростом. — Андерсон оставил его, но скоро обнаружил, что жизнь не в жизнь без Леонарда Рида, поэтому и решил с ней покончить. И это стало прецедентом. Поэтому, когда Джордан также ушел от Рида, у него уже не было выбора. Он должен был наложить на себя руки или хотя бы умереть так, чтобы создать видимость самоубийства. Тут нет никаких сомнений, Холман. Если вы станете помогать Риду, то помните: вы помогаете убийце. Изобретательному, изощренному маньяку-убийце!

Фрида натянула белый свитер и застегнула пояс юбки.

— Я готова, мой Орел. Стерн ткнул в нее сигарой:

— Можешь допить свой бокал. Я еще не закончил беседовать с мистером Холманом.

— Получается, что я получила оплеуху ни за что?

— Ты скакала в одном белье перед малознакомым мужчиной, — небрежно пояснил он.

— А ты ревнивый, птенчик мой!

Фрида плюхнулась на кушетку рядом с ним, любовно поцеловала мочку его уха, а потом взяла свой бокал с маленького столика.

— А при чем тут Айван Оллсоп? — спросил я.

— Я бы предпочел, чтобы вы выяснили это у него самого, — ответил Стерн. — Просто скажите ему, что это я посоветовал вам переговорить с ним с глазу на глаз о Леонарде Риде. Если разговор с ним вас не удовлетворит, тогда поговорите с Гербертом Уолкером.

— А кто такой этот Герберт Уолкер? Сигара застыла у него в руке.

— Неужели человек с вашими талантами, мистер Холман, ничего не слышал о Герберте Уолкере? Вы меня удивляете. Он сегодня один из самых влиятельных людей в киноиндустрии.

— “Герберт Уолкер и компаньоны”? — внезапно сообразил я. — Реклама?

— Связи с общественностью, мистер Холман, — сурово поправил меня Стерн. — Это далеко не одно и то же. Можете просто упомянуть мое имя, и оно развяжет язык Герберту.

Я попытался придумать что-нибудь колкое и ехидное, но сказал лишь:

— Ладно, попробую.

— Вот и хорошо.

Стерн поднялся во весь свой незавидный рост:

— Тогда я вас больше не задерживаю. Пошли, Фрида! Укрощенная брюнетка поспешно опустошила свой стакан, затем вскочила на ноги и взяла его под руку.

— Я в полном твоем распоряжении. Ястребиный Глаз. — Ее серо-зеленые глаза презрительно сверкнули в мою сторону. — Спасибо, хотя благодарить особенно не за что, Холман. Было ужасно скучно.

— Следи за своими манерами, сердце мое, — надменно сказал ей Стерн. — Сегодня за рулем Джон. Ты же не хочешь, чтобы я приказал ему научить тебя прилично себя вести в обществе, когда мы приедем домой, верно?

Ее при этих словах почему-то бросило в дрожь.

— Нет, — прошептала она. — Прости меня, Орел!

— Ничего страшного. — Стерн ласково погладил ее по руке. — Уверен, мистер Холман принял твои извинения. — Его улыбка веселым солнечным лучом озарила мое лицо. — Пожалуйста, не вставайте, мистер Холман. Мы найдем выход. Я также должен извиниться за то свирепое и, как я теперь осознаю, необоснованное нападение на вас. Боюсь, когда я теряю самообладание, то просто не рассчитываю свою силу. Надеюсь, вы не слишком сильно пострадали?

— Выживу, — буркнул я.

— Прекрасно! Тогда все, — довольно хихикнул Стерн, — между нами тип-топ?

— Отваливайте спокойно, — угрюмо сказал я.

— Ну, тогда бай-бай!

Благосклонно помахав мне своей сигарой, Стерн вывел Фриду из гостиной, бережно поддерживая под руку, словно она была хрупкой стеклянной статуэткой. Я услышал, как через несколько секунд за ними захлопнулась парадная дверь, отнес свой пустой бокал к бару, бросил туда пару кубиков льда, а потом наполнил его до краев бурбоном. Мои наручные часы показывали десять минут первого ночи. Вечер был таким насыщенным, что я удивился, почему еще не наступил рассвет.

— За тебя, Холмам! — громко произнес я и поднял стакан. — Все тип-топ и бай-бай!

Спиртное показалось мне стаканом воды, и я понял: чтобы раскрепостить свои мозги, потребуется по крайней мере еще одна такая же доза. Поэтому я приготовил себе еще одну порцию по точно такому же рецепту, сократив количество кубиков льда до одного. Когда я добрался до половины порции, кто-то позвонил у двери. Мне захотелось залезть под кресло и подождать, пока незваный гость не уйдет, но настойчивые звонки в дверь рассеяли эту надежду. Я прикончил вторую порцию алкоголя, неспешно вышел в прихожую и открыл дверь.

На пороге стояла растрепанная блондинка в блузке, которая была мала ей на несколько размеров. Под блузкой колыхались ничем не сдерживаемые груди, но на этот раз только две пуговки были расстегнуты. Те же белые узкие слаксы облегали ее женственные бедра и так явственно подчеркивали линию лобка, что я прямо-таки увидел то, во что так сильно врезались брюки. Я одернул себя: это всего лишь игра моего нездорового воображения. Ее голубые глаза были припухшими и покрасневшими.

— Мистер Холман, — тихо сказала Зои Парнелл, — могу я с вами поговорить минутку?

— Почему бы нет? — прохрипел я.

— Это не займет у вас много времени, — пообещала она. — Можно мне войти?

— Добро пожаловать.

Я отступил, и Зои вошла в прихожую. Закрыв дверь, я проводил ее в гостиную.

— Садитесь, мисс Парнелл, — предложил я ей. — Я приготовлю нам выпить. Вот уже несколько минут, как у меня не было и капли спиртного во рту, поэтому я чувствую настоятельную потребность выпить.

Я прошел к бару и поставил чистый бокал рядом с тем, из которого только что пил.

— Что вы предпочитаете?

— Выпивка не потребуется, мистер Холман! Стальные нотки в ее голосе заставили меня быстро оглянуться. Я увидел, что черная дамская сумочка лежит открытая на кушетке. В правой руке Зои держала пистолет 38-го калибра, направленный прямо мне в грудь. Что меня огорчило еще больше, так это то, что дуло не колебалось ни на миллиметр!

— Это вы его убили! — произнесла она невыразительно.

— Да вы спятили! — буркнул я.

— О, вы поступили очень мудро! — с издевкой сказала Зои. — Расспрашивали, где можно найти Клайва. Словно вы не знали! А потом отправились прямо в “Бонго”, чтобы заполучить себе алиби. Поэтому, когда Фрида Паркин сказала, что проводит вас к Клайву Джордану, вам ничего не оставалось, как пойти туда с ней, верно? Только все это напрасно, мистер Холман, потому что я намерена убить Леонарда Рида, маньяка, который задумал этот план. — Пистолет в ее руке немного приподнялся. — Но сначала я убью убийцу, которого он нанял!

Глава 5

Я стараюсь не перечить женщинам, потому что это в любом случае бесполезно — прав ты или не прав. И уж конечно, я ни за что не стану спорить с женщиной, когда она наставила на меня оружие, потому что это может вывести ее из себя. А когда женщина выходит из себя, она частенько дергается, и одно неловкое движение может оказаться фатальным.

— Я вовсе не наемный убийца Рида и я не убивал Джордана! Тем не менее, — я поспешно перешел на тон, который, как я надеялся, более всего походил на успокоительный, — давайте не будем спорить на эту тему. Я прекрасно понимаю, что вы решительно намерены убить меня, поэтому мне бы хотелось высказать свою последнюю просьбу, как положено по обычаю.

— Я не шучу, Холман! — Ее глаза немного сощурились. — И не думайте, что сумеете выкрутиться, — у вас ничего не выйдет!

— По обычаю полагается исполнение последнего желания, — повторил я. — Разрешите мне допить свой бокал, прежде чем вы меня застрелите.

Зои взвешивала мою просьбу пару секунд, потом пожала плечами:

— Ладно, только быстро!

— Премного благодарен. — Я взял бокал со стойки бара и отпил глоток. На вкус это снова был бурбон с одиноким кусочком льда, плавающим на поверхности. — Осталась еще одна маленькая просьба, — сказал я извиняющимся тоном. — Вы не присмотрите за котенком, когда меня уже не будет на этом свете?

— За котенком?

— Да, за тем, что разлегся на коврике рядом с кушеткой.

Ее взгляд непроизвольно скользнул в направлении котенка, и в то же мгновение я выплеснул содержимое своего бокала ей в лицо. Зои вскрикнула от боли, когда неразбавленный алкоголь обжег ей глаза, и секундой позже ее пистолет выстрелил. Пуля попала в бутылку с бурбоном, стоящую на стойке, как раз туда, где должна была находиться моя голова. Однако к тому времени я уже успел броситься к ней. Я обхватил ее за бедра, мое плечо уперлось ей в солнечное сплетение, и мы оба тяжело рухнули на пол. Пистолет вылетел у нее из руки, и я услышал, как он приземлился довольно далеко от того места, где мы лежали, — во всяком случае, я на это надеялся.

Судя по тому, как сопротивлялась Зои Парнелл, я уж было решил, что морская пехота открыла школу единоборства для дам-писательниц. Она пыталась расцарапать мне ногтями лицо, потом попробовала ударить меня коленом в пах, а когда этот прием не сработал, вонзила зубы мне в горло. Меня не радовала перспектива прожить остаток жизни калекой. Мне в конце концов удалось оседлать Зои, я сорвал с нее шелковый шарф, ухватил за светлые волосы и принялся колотить ее головой об пол. Приблизительно после четвертого удара ее глаза сошлись к носу, и она потеряла всякий интерес к борьбе. Я на всякий случай еще разок хорошенько приложил ее головой об пол, а потом устало поднялся на ноги. Зои распростерлась на полу, словно боксер, поджидающий счета до десяти. Я обнаружил пистолет в шести футах и бросил его в ведерко со льдом у задней стенки бара. На дне его достаточно воды, чтобы оружие моментально стало безвредным, решил я.

Когда я снова вернулся к Зои Парнелл, она по-прежнему лежала на ковре. Глаза ее постепенно приходили в норму. Я схватил ее спереди за блузку и попытался подтащить к кушетке. Еще несколько пуговок расстегнулось, а потом они вдруг все дружно покинули петельки, и ее большие груди вывалились на свободу. Я почувствовал, как они Нежно коснулись моей руки. Я запустил пальцы под пояс ее слаксов, схватился покрепче и снова принялся тащить ее по полу, все время ожидая, что и брюки того гляди расстегнутся. При движении ее груди колыхались, перекатываясь то в одну, то в другую сторону, соски были похожи на розовую изнанку шампиньонов в густом сметанном соусе. Когда мы наконец добрались до кушетки, я рывком оторвал ее от пола и попытался опустить на подушку. И как раз в тот самый момент чертова “молния” на ее слаксах лопнула, и в руке у меня остался оторванный кусочек белого хлопка.

Как только Зои почувствовала, что ее голова откидывается назад, она тут же закинула руки за голову, чтобы смягчить удар, и инстинктивно скрестила ноги.

Это доказало одно: если мне когда-нибудь придется менять занятие, я прекрасно справился бы с профессией дамского костюмера. Поскольку я все еще сжимал в руке оторванный кусочек пояса ее брюк, когда она задвигала ногами, то произошло неизбежное — слаксы плавно сползли вниз, к ее щиколоткам. Она хлопнулась об пол, издав при этом какое-то хлюпанье, исходящее откуда-то из глубины горла, и неистово заколотила ногами. Но добилась лишь того, что ее ноги сильнее запутались в брюках. Я все-таки решился ей помочь: схватил ее за щиколотки, стянул туфли, потом высвободил ее из брюк и отшвырнул их подальше.

Зои несколько секунд неподвижно лежала на спине, потом где-то в глубине ее горла снова возникло такое же хлюпанье, и она опять начала колотить ногами, на этот раз еще неистовее, угрожая сбросить узкие черные трусики, которые в данный момент составляли всю ее одежду, если не считать того, что осталось от блузки.

Мне показалось, что самым разумным сейчас было бы оставить ее в покое на некоторое время, чтобы дать ей возможность привести в порядок свои мысли или что-нибудь еще. Я вернулся к бару, приготовил себе свежую порцию, проглотил половину бокала за два больших глотка, потом повернулся к ней.

Зои уже стояла, слегка покачиваясь на ногах. Разорванная блузка свисала с ее плеч, ее великолепные груди вздымались и опадали в такт ее дыханию, а ненадежные трусики туго облегали бедра. Прическа ее походила на гнездо летучих мышей, конечно, не слишком привередливых, если они согласились там поселиться. Глаза у нее покраснели и горели огнем ярости. Вид у нее был как у стриптизерши, которую застиг ураган в разгар исполнения номера.

— Сначала, — сказала Зои, задыхаясь, — ты меня чуть было не ослепил. Потом попытался убить меня и чуть не вышиб мне мозги об пол. После этого сорвал с меня почти всю одежду. — Она прерывисто вздохнула. — Догадываюсь, ты меня не изнасиловал только потому, что у тебя не стоит!

— Если бы я вовремя не пригнулся, ты снесла бы мне башку с плеч, — огрызнулся я. — Тебе не потребовалось никаких доказательств, что Джордана убил именно я! Ты просто вбила это в свою глупую голову, а потом решила меня прикончить. Я передам тебя в руки полиции за попытку убийства и преднамеренное нанесение увечья.

— Ха! — Она снова прерывисто вздохнула. — Ты не осмелишься, Рик Холман!

Мы некоторое время поедали друг друга глазами, потом я ухмыльнулся:

— После всего того, что мы пережили с тобой вместе, Зои, не кажется ли тебе, что ты можешь называть меня просто Риком?

— Я... — нерешительно улыбнулась она, — думаю, да, Рик. — Она подняла руки, чтобы пригладить волосы, и, как только коснулась их пальцами, на ее лице появилось театральное выражение ужаса. — Должно быть, я ужасно выгляжу!

— Как после недельной оргии в компании матросов с потерпевшего крушения корабля, выброшенного на необитаемый остров, — согласился я. — Что будешь пить?

— Чего-нибудь покрепче. — Зои плюхнулась на кушетку. — Мне нужно восстановить силы, прежде чем я смогу сделать какое-нибудь физическое усилие, например, чтобы снова натянуть на себя одежду.

Я приготовил копию своего напитка и принес оба бокала к кушетке. Зои выхватила бокал из моей руки и с такой жадностью выпила, что я остолбенел.

— Кто сказал тебе, что Джордан мертв? — спросил я.

— Фрида, она позвонила мне часа два назад и рассказала обо всем. — И добавила конфиденциальным шепотом:

— Фрида — моя подруга.

— Рад, что ты об этом сказала. А то я стал немного путаться во взаимоотношениях героев. Леонард Рид признался, что ты говорила правду, когда убеждала меня, что была лишь ширмой для его связи с Джорданом.

— Да ну? — сказала она без всякого интереса. — Ты не будешь возражать, если я воспользуюсь твоей ванной комнатой, чтобы привести себя в порядок?

— Подожди, — попросил я. — А сейчас лучше помоги мне прояснить кое-что. Леонард сказал, что вы познакомились на вечеринке у Айвана Оллсопа. Это правда?

— Думаю, да. Там был и Клайв. Леонарда Рида в действительности интересовал только он. Но чтобы заполучить Клайва, ему пришлось прихватить с собой и меня.

— Почему?

— Он был моим кузеном, — невозмутимо пояснила она. — В детстве мы были очень дружны. Клайв приехал на побережье пару лет тому назад, чтобы стать актером, богатым и знаменитым. Мне бы догадаться, что все те пылкие письма, которые он писал мне, — самое настоящее вранье, но я им поверила. Поэтому несколько месяцев назад решила приехать и посмотреть на блестящий мир Голливуда. Я не сообщила ему о своем приезде — хотела сделать приятный сюрприз. — Зои издала краткий смешок. — Сюрприз удался на славу... Как только я вошла в эту жуткую дыру в двухквартирном доме, сразу поняла, что он — жалкий неудачник!

— Но ты все-таки осталась с ним?

— А что мне было делать? Те крохи, что у меня были, я истратила, купив билет на самолет. Я думала, что Клайв будет обеспечивать меня, пока я не закончу работу над книгой... Вечеринка у Оллсопа состоялась спустя несколько дней после моего приезда. Думаю, я тогда немного перебрала. Я, наверное, давно подозревала, что Клайв голубой, но, черт побери, когда он рассказал мне о предложении Рида, это было для меня настоящим шоком! Я умоляла Клайва не переезжать к нему, но он уже принял решение. Все твердил, что Леонард сможет предоставить ему большой шанс и что если ему и придется время от времени переспать с Леонардом, то это очень невысокая цена. Господи, все этим занимаются, так или иначе! Секс, в конце концов, это товар, и я увидела во всем этом своеобразную логику. И не то чтобы я недолюбливала Леонарда. Кончилось тем, что я согласилась поехать с Клайвом и пожить некоторое время в доме Рида. По крайней мере, я надеялась присматривать там за ним.

— А Рид согласился обеспечивать твое проживание, пока ты не закончишь книгу, — ввернул я.

— Разумеется, не без этого, — подмигнула она мне.

— А как получилось, что Фрида Паркин стала твоей подругой?

— Ты слышал о том, как сильно Рид и Чарли Стерн ненавидят друг друга? — Зои подождала, пока я не кивну в знак согласия. — На другой день после той самой ссоры в ресторане Рид обмолвился об этом, и я решила, что, возможно, с Фридой стоит познакомиться. Заключить союз с женщиной, которая ненавидит Леонарда так же сильно, как и я. Поэтому я позвонила ей, и мы встретились через пару дней.., и подружились.

— А с чего это ты вдруг возненавидела Рида?

— Из-за того, что он сделал с Клайвом. — В ее голосе послышались печальные нотки. — Я же говорила тебе. Внутри у Леонарда Рида сидит порочная тяга к уничтожению людей. Он разрушал Клайва как личность, и я видела это, но не могла ничего поделать. Мне требовалась помощь, и я надеялась, что Фрида — именно тот человек, который сумеет его остановить. Только ничего не вышло. Даже после того, как я уговорила Клайва уехать от Рида. — Зои допила то, что оставалось в ее бокале, и поставила его на маленький столик. — Может быть, ничто не могло спасти Клайва от Рида. Думаю, у него было не больше шансов, чем у Лестера Андерсона.

— То же самое и мне пришло в голову, — осторожно вставил я. — Ты полагаешь, что если это было убийство, то убийца — Рид? А если самоубийство, то подтолкнул к нему Клайва тоже Рид?

— Я просто уверена, что Клайв не убивал себя, — убежденно сказала Зои. — Он не из таких. Сначала я подумала, что, вероятно, Рид нанял тебя для этой работы. Ты же знаешь! — Она сухо улыбнулась. — Думаю, тогда я просто была не в состоянии рассуждать логически. Но я и сейчас убеждена, что убийство Клайва — дело рук Леонарда Рида!

— Если Леонард совершил это убийство, то он, несомненно, просто невменяем, — сказал я.

— Конечно, так и есть, — бросила Зои. — Если тебе нужны тому доказательства, поживи с ним под одной крышей несколько недель, как я!

— А как насчет Чарли Стерна? — поинтересовался я.

— Я с ним незнакома, только с Фридой. У меня начала раскалываться голова и возникло такое ощущение, словно за последние шесть или семь часов я прожил суток трое.

— Спускайся по этой лестнице, направо будет ванная комната, — сказал я ей. — А пока ты будешь приводить себя в порядок, я приготовлю нам свежую выпивку.

— Прекрасно.

Зои подобрала свои слаксы и направилась в ванную. Ее ягодицы при ходьбе волнообразно двигались. Ложбинка между половинками скрывалась под черными трусиками только наполовину.

Я приготовил свежие напитки и поставил их на маленький столик, а потом рухнул на кушетку. Похоже, Зои Парнелл искренне убеждена, что Леонард Рид не в своем уме и одержим, по ее словам, “порочной тягой к уничтожению людей”. Чарли Стерн тоже уверен, что Леонард Рид ненормальный — параноик с “шизофренической манией величия”. Но тут я вспомнил, что у них обоих есть веская причина его ненавидеть. У Зои — потому, что отношения Леонарда с ее кузеном были порочными и результатом их стала его смерть. У Стерна — потому, что Леонард стал причиной его крупных финансовых потерь, поскольку не смог сняться в том фильме в Испании, а потом нанес ему дополнительное оскорбление, выбросив из окна в ресторане. Но тогда откуда этот чертов котенок с запиской на банте вокруг шеи? Если Рид действительно убил Джордана, неужели он настолько глуп, чтобы подбросить улику, которая непосредственно указывает на него? Однако я решил, что и такое возможно. Нечто вроде двойного блефа — доказывает, что у него имеются враги, которые пытаются свалить на него убийство.

Как только до меня дошло, как аккуратно Леонард подставил меня, боль в затылке стала значительно сильнее. Я бы хотел не иметь ничего общего с этой грязной историей, но Рид поставил меня в такое положение, что, если я брошу это дело сейчас, меня совесть загрызет. У меня до сих пор в ушах стоит его тихий голос: “Допустим, Клайв был бы молодой женщиной, а не мужчиной? Возникла бы у тебя тогда непреодолимая моральная проблема, Рик?” После этого Леонард аккуратно затянул веревку вокруг моей шеи, сказав, что, если я захочу выйти из игры, он жаловаться не станет. Эти размышления не облегчили моей головной боли, поэтому я прекратил свои раздумья и взял свежеприготовленный напиток. Алкоголь, конечно, не оптимальное средство, но, чтобы прекратить всякую мыслительную деятельность, ничего лучшего в тот момент мне в голову не пришло.

Пять минут спустя в гостиную вернулась Зои Парнелл и бросила свою блузку и слаксы на ближайший стул. Волосы ее струились по плечам ослепительным каскадом. Она, почти полностью обнаженная, если не принимать во внимание крошечных трусиков, которые лишь подчеркивали контуры ее лобка, несколько секунд стояла неподвижно, чтобы я имел возможность как следует рассмотреть ее тело. Мне показалось, что соски ее грудей стали больше, чем раньше. Зная, что я не спускаю с нее глаз, и, вероятно, представляя себе, что со мной происходит, Зои неспешно прошла к кушетке, села рядом со мной и взяла бокал.

— Ты неплохо потрудился над моей одеждой, — небрежно сказала она. — Блузка лишилась всех пуговиц, а “молния” на брюках не застегивается, поэтому я решила, что мне проще остаться как есть, нежели расхаживать в блузке нараспашку и слаксах, спадающих к щиколоткам.

— Скрывать такое тело под одеждой, — сказал я, — просто преступление!

— Наш разговор становится интересным. — Ее лицо посуровело. — Я должна перед тобой извиниться, Рик. Я не собиралась убивать тебя. Я размахивала пистолетом у тебя перед носом потому, что мне в голову взбрела глупая мысль: напугать тебя до такой степени, чтобы ты добровольно признался в убийстве Клайва. А когда ты плеснул мне в лицо виски, я просто инстинктивно спустила курок. Я очень рада, что ты успел вовремя пригнуться.

— Я тоже, — искренне признался я. — Ладно, забудем об этом. — Я приподнял свой бокал. — Давай лучше выпьем за дружбу.

— За дружбу!

Зои осушила бокал и вернула его на низкий столик.

— А теперь, когда никакие пуговицы и “молнии” тебя не сдерживают, — предложил я, — не остаться ли тебе тут на ночь?

В ее голубых глазах мелькнула едва уловимая насмешка.

— Ты задумал что-то особенное?

— Например, доказать, что у меня хватит силенок с тобой справиться.

Я осклабился, а потом поставил свой пустой бокал на низкий столик.

И это было непростительной ошибкой. Мне пришлось наклониться вперед и перегнуться через ее ноги так, что моя голова оказалась на уровне ее грудей. И в то самое мгновение, как я выпустил свой бокал из руки, ее рука нанесла предательский удар мне по шее. Я рухнул на пол, и, пока размышлял, что за молот ударил меня, Зои поддела ногой мне под ребра и перевернула на спину. Она стояла надо мной с презрительной ухмылкой на лице.

— И все-таки у тебя не стоит! — с издевкой констатировала она. — Сдавайся, пока я не отделала тебя как следует!

Я стал подниматься с пола, и мне почти удалось совершить этот подвиг, когда она заехала коленом мне в солнечное сплетение. В следующее мгновение я снова лежал, распростершись на спине, а блондинка-амазонка возвышалась надо мной. Она расставила ноги так, что касалась ступнями моих боков, а я смотрел вверх, через красный туман, на перекрученную полоску черного материала и завитки светлых волос, выбившиеся из-под него. Надо всем этим были ее груди. Если бы я смог дотянуться до них руками, я бы завязал их у нее на горле.

— Как глупо, — сказала Зои тем же издевательским тоном. — Цыпленок изображает из себя Серого Волка!

Я решил, что барабанная дробь у меня в ушах — это звук закипающей в моих венах крови, и мне пришлось пару секунд переждать, пока не рассеется красный туман перед глазами. Тогда я схватил ближайшую ко мне щиколотку и изо всех сил потянул. Зои упала навзничь на кушетку. Это дало мне достаточно времени, чтобы подняться на ноги. Глаза мне все еще застилал красный туман, когда я схватил ее за руку и попытался рывком поднять на ноги, но она вдруг вся обмякла и изогнулась. От такого внезапного отсутствия сопротивления я на мгновение потерял равновесие. Но этого было достаточно, чтобы Зои нацелилась ударить меня высокой шпилькой своей туфли в пах, но, промахнувшись, заехала мне прямо в солнечное сплетение, как раз в то место, куда за несколько секунд до этого попало ее колено. И я снова оказался распростертым на полу.

Поднимаясь, я услышал чье-то невнятное бормотание и не сразу понял, что это мой собственный голос. Глаза Зои сверкали решимостью, а рука описала дугу, будто она собиралась ребром ладони снести мне голову с плеч. Я благоразумно отступил в сторону, Зои пролетела мимо меня, и душераздирающий вопль, который она издала, сказал мне, что она поняла: теперь настала ее очередь. Она рухнула на пол так, что хрустнули косточки, и осталась лежать неподвижно. Не раздумывая я схватил ее за резинку трусиков, намереваясь поднять, и оторвал уже ее тело на несколько дюймов от пола, когда эластичная лента не выдержала и оборвалась, Трусики соскользнули с ее бедер, она упала на четвереньки, явив моему вздору ярко-розовые ягодицы во всей их красе. Такого соблазна ни один разъяренный мужчина не мог бы преодолеть. Я быстро размахнулся правой рукой, и моя ладонь соприкоснулась с ее правой половинкой — звук раздался такой, словно самолет, следующий из Лос-Анджелеса, преодолел звуковой барьер. От соприкосновения с моей ладонью ее правая ягодица заколыхалась, и на ней выступило ярко-алое пятно, словно румянец на щеке от обиды. Тогда я проделал то же самое с ее левой половинкой. Вид двух алых пятен на двух бело-розовых полушариях принес мне заметное облегчение, но тут я с трудом сообразил, что Зои даже не пискнула.

Я запустил пальцы в ее шевелюру, схватил две пригоршни светлых волос и рывком поставил ее на ноги. Черные трусики, словно извиняясь, зашуршали, повинуясь закону всемирного тяготения, и опустились к ее щиколоткам. Одного взгляда на ее лицо было достаточно, чтобы понять, почему Зои не издавала никаких звуков, — она еще не пришла в себя после сокрушительного падения на пол. В следующее мгновение я отпустил ее волосы, колени ее подогнулись, и она стала падать. Я инстинктивно поймал ее, и в следующее мгновение она всем своим весом повисла на мне. Потом Зои издала долгий прерывистый вздох и крепко сцепила руки вокруг моей шеи, а всем своим обнаженным телом прижалась ко мне.

— Я просто хотела удостовериться, что ты не принадлежишь к той же сексуальной ориентации, что и Рид, — хрипло сказала она. — Теперь я в этом глубоко убеждена.

Ее полные груди расплющились на моей груди. Я скользнул ладонями вниз, к ее ягодицам, и, обхватив их еще сильнее, прижал ее к себе. Она раздвинула ноги, а потом сомкнула их вокруг моей правой ноги. Она начала извиваться, вертеть тазом и тереться о мою ногу. Мой палец проник меж ее ягодиц, двигаясь вниз, чтобы коснуться влажного местечка в глубине под ними. Зои тихонько застонала. Мой палец продвинулся глубже, входя во влажную щель. Ее губы слились с моими, и ее язык быстро провел исследование моего рта.

Неожиданно она опустилась передо мной на колени, расстегнула мои брюки и стянула их вниз до щиколоток. За ними последовали трусы, а потом ее пальцы сомкнулись вокруг моего восставшего члена. Она ласкала его некоторое время, взяв в ладонь другой руки мои яички, потом приблизила лицо и открыла рот, сомкнув губы вокруг него. Я вцепился в ее плечи и задвигал ягодицами, подавшись вперед так, что мой напрягшийся, пульсирующий член почти исчез у нее в горле. Она подавилась и отодвинула голову.

— Это уж слишком, Рик! — укоризненно сказала она. — Я не мазохистка.

Мы занимались любовью прямо на полу. Сначала мы лежали на боку, но “валетом” и ласкали друг друга языком и губами. Я пил драгоценный женский нектар, мои руки ласкали ее груди, сжимая пальцами напрягшиеся соски так, что ее тело выгибалось под аккомпанемент ее стонов, которые становились все громче.

В конце концов мы больше не могли сдерживаться. Перевернув ее на спину, я грубо раздвинул ей ноги и устроился между ними, и она полностью открылась, чтобы принять меня. Взяв рукой свой член, я помассировал кончиком ее клитор, потом внезапно погрузил его в ее глубину.

Ее ноги покоились на моих плечах, и я снова и снова яростно погружался в нее, наказывая ее мощными, неумолимыми толчками. Ее крики отдавались у моих ушах, ее тело приподнималось мне навстречу, извиваясь из стороны в сторону, словно она старалась вытолкнуть меня из себя.

Мы подчинились силам, нам неподвластным, и наши оргазмы слились и поглотили нас, смыв судорожной алой волной.

Глава 6

Айван Оллсоп выглядел словно изысканный английский джентльмен, сошедший с картины, особенно когда стоял и смотрел в окно на свою зеленую лужайку, цветущие кусты и безупречный бассейн. Солнечный свет позднего утра акцентировал его благородное лицо с высоким лбом и тонким прямым носом. Он медленно провел пальцами по своим пышным каштановым волосам.

— Бедный Клайв! — произнес он красивым глубоким басом, отчетливо выговаривая каждое слово. — Нам всем его будет так не хватать! — Он повернулся ко мне, его глубоко посаженные умные серые глаза смотрели сквозь меня. — Полагаю, вам не довелось его знать при жизни, мистер Холман?

— Увы, — согласился я. — Чарли Стерн посоветовал мне переговорить с вами о Леонарде Риде. Думаю, Джордана мы тоже не сможем обойти в нашей беседе.

— Чарли позвонил мне вчера довольно поздно и предупредил, чтобы я ждал вашего визита. — Он вежливо улыбнулся. — Друг Чарли — мой друг, мистер Холман. А не поговорить ли нам на террасе? Я предпочитаю получать причитающуюся мне норму ультрафиолетовых и инфракрасных лучей, когда не работаю. Мое представление об аде — это студия, где никогда не выключаются лампы дневного света. Вот почему мне необходим естественный солнечный свет — в качестве противоядия!

Я проследовал за ним на террасу, где он тут же расстегнул рубашку, оголив стройный, атлетический торс. Потом уселся в шезлонг на краю бассейна и пригласил меня занять точно такой же. Появился слуга-японец с подносом, на котором стояли два высоких бокала с янтарной жидкостью. После того как слуга поставил поднос и снова исчез в доме, я вопросительно посмотрел на Оллсопа.

— Этот напиток популярен в Чикаго, — объяснил тот. — Его называют “Улыбкой губернатора”. Замечательный завтрак. Апельсиновый сок, мед, пророщенная пшеница и на три унции джина. Кладете все это в миксер и добавляете немного колотого льда. Я нахожу этот коктейль очень полезным.

— На вкус превосходно, — согласился я пару секунд спустя.

— Все дело в джине, — самодовольно пояснил Оллсоп. — Сейчас мне необходимо что-то выпить, чтобы расслабиться. Утро было просто ужасным: полиция и разговор по телефону с Леонардом, который мне показался очень встревоженным.

— Полиция?

— Полиция сначала навестила Леонарда, а потом заявилась ко мне. Воображаю, Леонард наверняка нагородил им всякой чепухи. Хотя, — Оллсоп понимающе пожал плечами, — полагаю, бедняга был смертельно перепуган. Лейтенант, похоже, потерял ко мне всякий интерес, как только я сообщил ему, что уже несколько недель не видел Клайва. Со времени той самой вечеринки, когда он вдруг решил переехать на более зеленые пастбища.

— То есть к Риду?

— Точно. — Оллсоп неуверенно улыбнулся. — Я искренне старался сделать так, чтобы мальчику было здесь удобно, но он не остался. Вероятно, форма моего бассейна оскорбляла его изысканный вкус. В таких вещах всегда бывает ужасно трудно разобраться. — Он допил свой напиток и поставил бокал на столик, стоящий между нами. — Тот, кто убил беднягу Клайва, по словам лейтенанта, старался сделать так, чтобы все выглядело как самоубийство. Только вот перестарался. Я мало чем мог помочь полиции, но лейтенант остался доволен, когда я упомянул кузину Клайва. Барышню по имени Зои Парнелл. Леонард наверняка забыл о ней. Вполне объяснимо. То есть я хотел сказать, что он был жутко расстроен, когда разговаривал со мной по телефону после этого. В конце концов, эта девица жила в его доме, пока Клайв был с ним.

— Вы полагаете, что Джордана убил Рид? — спросил я напрямик.

— Мой дорогой... — Это предположение доставило ему боль. — Нет, конечно. О, я слышал удивительную теорию Чарли Стерна насчет мании величия, которой страдает Леонард, но я в это не верю. Думаю, Леонард вполне способен убить в приступе гнева, не рассчитав свои силы. Но никогда не поверю, что он способен на хладнокровное убийство.

— А вы были знакомы с Лестером Андерсоном — тем самым, который покончил с собой?

— Да, я был с ним знаком. Довольно милый мальчик, но я всегда считал его немного неуравновешенным. Он также укладывается в теорию Чарли, верно? — Оллсоп непринужденно хихикнул. — Должен сказать, когда дело доходит до воображения и фантазий, тягаться с Чарли едва ли кто может. Хотя и сам Чарли мне всегда казался “плодом воображения”. Он живет жизнью какого-то феодала пятнадцатого века. Когда Стерн устал коллекционировать предметы, то принялся коллекционировать людей. В наше время, когда жизнь кажется слишком политизированой и скучной, думаю, это довольно примечательно, верно?

— Что вы подразумеваете под словами “коллекционирование людей”? — поинтересовался я.

— Вы никогда не встречались с его слугой Джоном? — Оллсоп выждал, пока я не покачал отрицательно головой. — Ну, Джон в своем деле мастак. Он ростом около семи футов и сложен как горилла. Если один из тех, кем владеет Стерн, заслужит нерасположение господина, тогда бедняге приходится отведать того, что у этого Джона называется “дисциплинарным взысканием”. Полагаю, что единственная причина, почему Чарли не натравил Джона на Леонарда тогда в ресторане, такова: Чарли боялся, что Леонард одержит над ним верх.

Я допил оставшийся в моем бокале янтарный напиток, а потом закурил сигарету. Если Айван Оллсоп намеревается мне что-то поведать, то мне придется ждать чертовски долго, чтобы выяснить, что именно.

— Вот что я пытаюсь сказать, — продолжал он, словно прочитав мои мысли, — Чарли и самого можно определить как параноика с манией величия. Поэтому определение, которое он дал Леонарду, не впечатляет. С другой стороны, игнорировать его полностью тоже нельзя. Стерн — слишком опасный человек, чтобы не принимать его во внимание.

— Кто бы ни убил Джордана, очевидно, он старается бросить подозрения на Рида, — сказал я. — Вы считаете, что Стерн на такое способен?

— Мой дорогой, — улыбка Оллсопа стала снисходительной, — Чарли способен на все, что угодно. Он ненавидит Рида с того самого фиаско в Испании, которое стоило ему состояния, а потом еще Леонард вышвырнул его в окно в ресторане. Я бы сказал, у Чарли есть веские мотивы инсценировать убийство и свалить всю вину на Леонарда. — Глубоко посаженные серые глаза чуть было мне не подмигнули. — Полагаю, мне следует добавить, что и у меня имеются веские мотивы сделать то же самое. Леонард увел Клайва от меня, а тот был моим близким другом. Леонард поступает так со мной уже во второй раз. Два раза кряду — это слишком много, вы согласны?

— А кто был первым?

— Вы не удивитесь, если я назову имя Лестера Андерсона?

— Да нет, — ответил я.

Оллсоп презрительно пожал плечами:

— Вся беда в том, что Леонард в последнее время вел себя слишком рискованно, и его гомосексуальность приобрела огласку.

Японец-слуга снова, казалось, материализовался из воздуха, и Оллсоп бросил на меня вопросительный взгляд:

— Хотите еще порцию “Улыбки губернатора”, а может быть, чего-нибудь еще?

— Нет, спасибо, — отказался я.

— Думаю, я тоже воздержусь, — сказал он слуге, а потом снова сосредоточился на мне. — Кстати, о мотивах. Вы не думали насчет кузины Клайва, этой барышни Парнелл?

— У нее тоже был мотив? — Я решил сыграть под простака.

— Ну, я думаю, был... — В голосе Оллсопа слышался полный диапазон оттенков, от снисходительности до любезности. — Вам известно, что она переехала в дом Леонарда вместе с Клайвом? По ее словам, для того, чтобы защитить его, но я думаю, у нее просто не было денег. Во всяком случае, она все время действовала Леонарду на нервы, пока тот в конце концов не потерял терпение и не причинил ей какую-то неприятность. Так мне рассказывал Клайв, хотя и не вдавался в подробности. С тех пор она наверняка возненавидела Леонарда, да и своего кузена Клайва тоже — за то, что он допустил такое. Поэтому, я думаю, есть вероятность, что барышня решила отомстить, убив своего кузена и подстроив все так, чтобы за убийство арестовали Леонарда.

— Вы не слишком-то любите женщин, верно, мистер Оллсоп? — буркнул я.

— Я их совсем не люблю, — непринужденно ухмыльнулся он. — Мой милый, я думал, это совершенно очевидно!

— Когда Клайв Джордан рассказал вам о том, что произошло с Зои Парнелл?

— Как раз перед тем, как они уехали от Рида. Однажды вечером Клайв мне позвонил и целых двадцать минут слезно жаловался. Это было невыносимо. В конце концов, когда я уже был готов бросить трубку, он спросил, нельзя ли ему вернуться ко мне. Мальчик просто не мог понять, что обратного хода нет. Когда я ему сказал об этом и напомнил, что он по собственной воле ушел от меня тогда на вечеринке, Клайв ужасно обиделся, и мне ничего не оставалось, как повесить трубку. Он всегда был чувствительным мальчиком.

— А Лестер Андерсон?

— Это другое дело. Я не слишком уговаривал его остаться, ведь он воспылал искренним чувством к Леонарду. Поэтому когда в конце концов Лестер Леонарду надоел, то не смог этого перенести, бедняга!

— А я-то думал, что все было наоборот. Разве это не Андерсону надоел Рид?

— Не сомневаюсь, что Леонард вам все преподнес именно так. — Оллсоп отбросил со лба светло-каштановый локон. — Я слышал другую версию.

— А тот лейтенант из полиции не сообщил вам никаких подробностей об убийстве?

— Очевидно, что убийца постарался придать случившемуся вид самоубийства. Обнаженный Клайв лежал на полу с пистолетом в руке. Лейтенант сказал: сначала все решили, что это самоубийство. Потом кое-что показалось подозрительным. Клайв не оставил записки. Он принял душ, его одежда была аккуратно разложена на постели. Это казалось нелогичным. А кроме того, на пистолете оказались отпечатки одного лишь Клайва и никаких других. Это означает, что пистолет был чисто вытерт до того, как его вложили в руку Клайву. Лейтенант сказал, что вскрытие указывает на убийство, потому что у Клайва в желудке было обнаружено достаточно гиосцина, чтобы вызвать у него кому.

— Значит, убийца застрелил его, когда он находился в бессознательном состоянии, — резюмировал я. — И вытер пистолет, прежде чем вложить его в руку Клайву. Но мысль об аутопсии, в результате которой гиосцин наверняка будет обнаружен, ему в голову не пришла. Следовательно, убийца либо глуп, либо хочет казаться глупым, намеренно сводя на нет все свои попытки выдать убийство за самоубийство.

— Совершенно верно, — безразлично согласился Оллсоп. — Установлено, что смерть наступила вчера, где-то между восемью и девятью вечера. Лейтенант вежливо осведомился, где я находился в это время, и я сообщил ему, что был здесь, но, К несчастью, разрешил своему слуге взять выходной, поэтому ему пришлось поверить мне на слово. Он заметил, что и у Леонарда на это время тоже нет алиби и что мы оба разочаровали его; он считал, что великие голливудские звезды живут полнокровной светской жизнью. Очень забавно!

Я быстро произвел собственные подсчеты. Когда я оставил Зои Парнелл в квартире на верхнем этаже двухквартирного дома, еще не было восьми. Она наверняка позвонила Фриде Паркин сразу после того, как я ушел, и попросила ее встретиться со мной в баре “Бонго”. Значит, у Зои тоже нет алиби. Интересно знать, имеется ли алиби у Чарли Стерна? У Фриды оно железное. И у меня. Ведь мы вместе находились в баре как раз в то время, когда Джордан был убит.

— Не думаю, что я могу быть вам чем-то еще полезен, мистер Холман. — Оллсоп вежливо зевнул — Если только у вас нет ко мне больше вопросов. Я не хочу, чтобы Чарли подумал, что я невежливо обошелся с тем, кому он лично покровительствует.

— Пока, — сказал я, — мы только можем предположить, что единственной причиной, по которой был убит Джордан, является чье-то намерение свалить вину на Леонарда Рида. Вам известен кто-нибудь, кто имел бы вескую причину желать смерти Клайву Джордану?

— Два отвергнутых любовника, — без колебаний ответил тот. — Леонард и я. — Тут он откинул голову и рассмеялся. — Простите, — извинился он позднее, — просто у меня вызывают прямо-таки истерический хохот квадратные глаза собеседников, когда употребляешь привычную терминологию в несколько ином контексте.

— Неужели? — огрызнулся я. — Ну что ж, благодарю вас за то, что потратили на меня время.

— До того как вы уйдете, — быстро вставил Оллсоп, — могу я задать вам один вопрос, мистер Холман? Чарли сказал мне, что ваш договор с Леонардом остается в силе лишь до тех пор, пока вы не удостоверились, что он виновен, в противном случае вы не станете его защищать. Это верно?

Я кивнул в знак согласия, и он радостно улыбнулся:

— В таком случае мне бы хотелось пригласить вас завтра на вечеринку. Что-то вроде поминок перед погребением Клайва. Там будут все. Возможно, вам будет небезынтересно понаблюдать за контактами в подмазанном алкоголем виде.

— Возможно, — согласился я. — Во сколько?

— Около девяти. Никакого официоза, мой дорогой, поэтому одевайтесь во что-нибудь посвободнее и приезжайте.

— Не забыть откопать в шкафу гавайскую юбочку, — съязвил я.

— На вашем месте я бы не стал так беспокоиться, — томно сказал Оллсоп. — Честно говоря, не думаю, что это ваш стиль, мистер Холман.

Мальчик-слуга проводил меня до двери. Я уселся в свой автомобиль и медленно, с большой осторожностью поехал через фешенебельный Бель-Эр, не веря своим глазам. Даже воздух, которым я дышал, казался мне подозрительным, но тут я решил, что если мое подсознание может создать такую сложную фантазию, то оно никак не могло позабыть о такой простой вещи, как воздух. И какого черта я загнал в свое подсознание это сборище омерзительных типажей: Фрида, Зои, Чарли Стерн, Айван Оллсоп и остальные? Не забыть еще и Леонарда Рида! Я горько посетовал про себя: разве, черт побери, кто-нибудь может забыть Леонарда Рида?! За последние восемнадцать часов дело дошло до того, что каждый раз при виде кошки мое подсознание вопит голосом Леонарда:

«Мышка! Оставь в покое свою мамашу!»

* * *

Когда я припарковал свой автомобиль в Уилшире, был почти полдень. Я направился к офису фирмы “Герберт Уолкер и компаньоны”. Интерьер выдержан в стиле, предполагающем, что связи с общественностью приносят достаточный, хотя и не слишком большой доход. Даже секретарша в приемной выглядела тенденциозной и сдержанной. Ее светлые волосы с выбеленными прядями аккуратно лежали на голове, словно шапочка. Широкая улыбка демонстрировала великолепные зубы, не требующие услуг дантиста, а большие голубые глаза знали, на чем сфокусировать внимание. Ее синее шелковое платье у шеи завязывалось бантом и призывно драпировалось вокруг глубокого выреза. К сожалению, нижняя половина ее фигуры, начиная от талии, была скрыта массивным письменным столом.

— Чем я могу вам помочь?

В ее голосе слышались нотки приглушенной интимности, которые все хорошие секретарши отрабатывают в ванной комнате под душем.

Я вручил ей визитку — на ней значилось: “Промышленный консультант” — и сказал:

— Мне бы хотелось видеть мистера Уолкера.

— Вам назначено, мистер Холман?

— Если вы сообщите ему, что Чарли Стерн настоятельно посоветовал мне переговорить с ним, возможно, меня включат в расписание.

Девушка немного поколебалась, потом сняла трубку телефона. Через десять секунд она одарила меня счастливой улыбкой и сообщила, что мистер Уолкер примет меня немедленно, третья дверь налево. Тут я без всякого триумфа понял, какое магическое действие производит имя Чарли Стерна. Третья дверь налево ввела меня в кабинет, достаточно большой, чтобы вместить целую бейсбольную команду, хотя в нем едва хватало места для самого Герберта Уолкера.

Он весил явно больше двухсот пятидесяти фунтов, и большую часть этого веса составлял жир. Его телеса со всех сторон выпирали из кресла, а приветливая улыбка была явно профессиональной привычкой.

— Присаживайтесь, мистер Холман, — загудел он. — Чтобы выбраться из этого проклятого кресла, мне требуется около пяти минут, а мы ведь оба люди занятые, верно?

— Конечно.

Я уселся и принялся разглядывать его через стол.

— Чарли звонил мне, сказал, что вы скоро меня навестите. — Он нежно погладил свою лысину, а глазки-буравчики с разноцветными точечками на радужке сверлили меня, выглядывая из жировых складок. — Сказал, что вы хотите переговорить со мной о Леонарде Риде.

— Не совсем, — ответил я, поскучнев. — Он посоветовал мне конфиденциально побеседовать о Леонарде Риде с Айваном Оллсопом, и если этот разговор меня не удовлетворит, тогда мне следует обратиться к Герберту Уолкеру. Цитирую его дословно: “...к одному из влиятельнейших людей в киноиндустрии наших дней”. Так вот, конфиденциальный разговор с Ливаном Оллсопом меня не удовлетворил.

Уолкер развернул большую толстую сигару и осторожно прикурил. Я решил, что это дает ему время подумать, и лениво размышлял, зачем оно ему понадобилось. Золотая зажигалка выглядела немного вульгарной, но тут я великодушно решил, что и сам его бизнес тоже слегка вульгарен.

— Видите ли, мистер Холман, я могу изложить вам только голые факты, которые Чарли попросил меня вам сообщить, конечно строго конфиденциально.

На какое-то мгновение его широкая профессиональная улыбка стала похожей на вопросительный знак.

— Никто в этом городишке никогда не говорит ни с кем иначе, чем конфиденциально, зачем же нарушать правило? — ответил я. — Выкладывайте свои голые факты, мистер Уолкер. Даже острый нож не разомкнет мне уста.

Он еще пару минут рассматривал меня, потом, очевидно, решил, что никто не осмелится подставить его.

— Ну, Леонард Рид пришел к нам где-то полгода тому назад и попросил заняться его связями с общественностью. Вы же понимаете, мистер Холман, мы не просто занимаемся рекламой, мы делаем гораздо больше.

— Создаете определенный имидж и сохраняете его в первозданном состоянии, что, насколько я понимаю, очень даже непросто.

— Вы замечательно все изложили. — На этот раз профессиональная улыбка не имела никакого подтекста. — Вижу, мы прекрасно находим общий язык, мистер Холман. Вот только с Леонардом Ридом эта задача оказалась невыполнимой. Ровно через три месяца мы разорвали контракт, и это был первый и единственный раз за пятнадцать лет существования нашей компании. Когда мы заключали контракт с мистером Ридом, мы отдавали себе отчет в том, что нам придется преодолевать в данном случае одну деликатную личную проблему, вы меня понимаете?

— То, что он гомосексуалист и не скрывает этого? Уолкер бросил на меня взгляд, полный боли:

— Ну, я не стал бы так резко выражаться, но вы совершенно правы. Мы осуществили интенсивное и глубокое изучение Леонарда Рида — как личности, так и жизни, которую он ведет, — и сделали два основных вывода. В общественной жизни он довольно преуспевающий человек и занимает значительное место в мировом кинематографе, но вот его личная жизнь — это что-то невероятное! И, кроме того, у него, к сожалению, есть привычка делать свою частную жизнь общественным достоянием. Потому мы подготовили план, посредством которого надеялись отучить его выставлять свою интимную жизнь напоказ, а также представить общественному мнению приукрашенный вариант его личной жизни. Прежде всего необходимо было объяснить, почему мужчина в его возрасте ни разу не был женат. Один из моих авторов состряпал душещипательную историю о единственной большой любви в его жизни, которая трагически погибла от какой-то редкой болезни в возрасте двадцати двух лет, и с тех пор память о ней...

— Пожалуйста! — Я на мгновение закрыл глаза. — Избавьте меня от подробностей, мистер Уолкер, а то у меня на нервной почве разовьется язва желудка.

— Мы даже убедили Джейни Броган, ведущую очеркистку, которую читают все киноманы, взять у него интервью. — При этом воспоминании гора жира содрогнулась. — Оно продолжалось всего десять минут. Она что-то ему сказала, Леонард разозлился и обозвал ее устаревшим отхожим местом, которому следовало бы стоять где-нибудь на задах фермы, вместо того чтобы кропать свои зловонные очерки!

— Значит, Леонард Рид повел себя возмутительно, и вы разорвали с ним контракт, — заключил я. — Чарли Стерн хотел, чтобы вы рассказали мне именно это?

Уолкер пыхнул сигарой, нервно помассировал свой тройной подбородок, потом неохотно решился:

— Полагаю, он хотел, чтобы я рассказал вам о Гвен Андерсон. Именно из-за нее мы разорвали с ним контракт.

Я почувствовал нервный спазм где-то глубоко в желудке.

— А она что, родственница тому самому Лестеру Андерсону, который покончил с собой шесть недель тому назад?

— Его сестра. Если вам уже все известно о Лестере, это облегчает мою задачу, мистер Холман. Он одно время жил у Рида, а его сестра, старая дева, которая была на восемь лет его старше и придерживалась строгих моральных принципов, прослышала об этом. Поэтому она приехала повидаться с Лестером и убедить его порвать эту связь. Когда он отказался, она настояла на встрече с Ридом. Тот рассмеялся ей в лицо и велел убираться к чертям собачьим из его дома. Она высказала ему все, что о нем думала, не выбирая слов. Это сильно задело Рида за живое. Он ее ударил. — Уолкер медленно покачал головой. — Можете себе представить, как силен такой крупный мужчина, как Рид, мистер Холман. А эта старая дева тридцати одного года от роду ростом была всего около пяти футов на каблуках и весила девяносто восемь фунтов. Он не просто ее ударил, он ее избил. Слава Богу, Андерсон позвонил мне! Когда мы отвезли ее в частную лечебницу, оказалось, что у нее сломана челюсть в трех местах, переносица была не сломана, а раздроблена и она лишилась шести передних зубов. Один из них врезался ей в глотку.

— Ужасающая картина, мистер Уолкер, — сказал я, снова ощутив нервный спазм в желудке. — И что случилось потом?

— Брат уговорил ее замять это дело ради него, и она согласилась. Рид оплатил все счета за оказание медицинской помощи и за пребывание в частной лечебнице, а кроме того, вручил наличными пятнадцать тысяч долларов в знак примирения. Риду чертовски повезло: после самоубийства брата Гвен раздула бы это дело на весь мир, если бы мои адвокаты заранее не позаботились о том, чтобы она письменно подтвердила, что не имеет к Риду никаких претензий.

— И как она сейчас? В смысле здоровья?

— Хирурги здорово над ней потрудились. Конечно, ее лицо несколько изменилось, да и дантистам было непросто сделать подходящий протез, учитывая сломанную в трех местах челюсть... — Уолкер неожиданно фыркнул. — Я разорвал контракт с Ридом в тот самый день, когда она подписала соглашение об отсутствии претензий. Я сказал Риду, что мечтаю только об одном — плюнуть на его могилу. После того как Андерсон совершил самоубийство, я связался с его сестрой. Гвен на какое-то время совершенно вышла из строя, и мне пришлось снова отправить ее подлечиться. Но это я сделал исключительно ради нее, а не ради Рида, вы же понимаете?

— Я вам верю, — искренне сказал я. — А где она сейчас?

— В нашем чикагском офисе. Я нашел ей там работу, и мне передавали, что она прекрасно с ней справляется. Калифорния потеряла для нее всякую привлекательность.

— Полагаю, вы правы, — сказал я. — Чарли Стерн хотел, чтобы вы поведали мне именно эту историю о Леонарде Риде?

— Вам это помогло, мистер Холман?

— Еще не знаю, — признался я. — Подобные истории перевариваешь не сразу. Но все равно спасибо, мистер Уолкер.

— Не стану утверждать, что мне это доставило удовольствие, мистер Холман. — На его лице снова появилась профессиональная улыбка. — Заходите в любое время.

— Друг Чарли Стерна — ваш друг, — сказал я, избавив тем самым его от лишнего беспокойства, а потом вышел из кабинета.

Секретарша одарила меня дежурной улыбкой и сказала:

— До свидания, мистер Холман, — своим натренированным голосом с нотками приглушенной интимности.

— Как вы можете назначать мне свидание, если мы еще практически незнакомы? — жалобно осведомился я.

— Но мы же... О! — Ее глаза заблестели. — Меня зовут Сара Кронин.

— А я — Рик Холман, — догадливо подхватил я.

— Я знаю. Это написано на вашей визитной карточке.

— Вы кажетесь мне той отраслью кинопромышленности, которая нуждается в моей консультации. — Я одарил ее улыбочкой опытного продавца. — Я специализируюсь на консультациях.

— Вся беда в том, что я сижу здесь как привязанная с девяти до пяти, — печально сказала она.

— Я провожу консультации только по вечерам. Не хотите ли пойти со мной на одну голливудскую вечеринку завтра вечером?

— Надеюсь, вы не предложите мне кинопробу, а потом окажется, что гостей всего двое: вы и я? — спросила она c сомнением.

— Клянусь, все будет на уровне. — Я приложил руку к сердцу. — Не исключено, что вечеринка может оказаться скучной, но я не думаю. Во всяком случае, мы всегда сможем оттуда уйти.

— Дайте мне время подумать. — Девушка задумчиво надула губки. — У меня есть ваша визитная карточка.

А что, если я позвоню вам, когда приму окончательное решение?

— Конечно, — сказал я, — но не тяните слишком долго. Тысячи очаровательных старлеток горят желанием занять ваше место.

По пути к автомобилю я вспомнил, что настало время ленча, но рассказ Уолкера, видимо, лишил меня аппетита.

Глава 7

— Ничего подобного, я вовсе не трясся от страха, — гордо заявил мне Леонард Рид, жестикулируя одной рукой, поскольку второй он сжимал бокал с мартини. — Перед лицом страшной опасности и ужасных превратностей судьбы Леонард Рид держался как скала, о которую разбивались все подлые интриги врагов.

— Как его имя?

— Кого?

— Лейтенанта!

— Олтчек. Должен сознаться, он вначале заставил меня немного понервничать, поскольку повел себя вовсе не как актер, играющий лейтенанта полиции.

— И как же он себя повел?

— Полагаю, как самый настоящий лейтенант полиции. — Леонард отпил немного мартини и снова обрел былую самоуверенность. — Он назадавал мне целую кучу неделикатных вопросов, но я отвечал на них с абсолютной откровенностью и с несравненным шармом, присущим только Леонарду Риду. Он оттаял на удивление скоро.

— Еще бы! — рыкнул я. — Ты, скорее всего, ни на секунду не закрывал рта и тем самым приговорил себя к пожизненному заключению.

— Рик, старина, — Леонард бросил на меня опасливый взгляд, — насколько я понял, тебя что-то здорово беспокоит.

— Андерсон либо ушел от тебя, либо ты его выставил. А после этого он покончил с собой, — начал я, едва сдерживаясь. — Джордан оставил тебя потому, что ты подложил какую-то гадость его кузине, Зои Парнелл. После этого его убили. Я считал, что тебе и так есть о чем беспокоиться, и тут я еще слышу об этой тщедушной старой деве!

— Что еще за старая дева? — Голос Леонарда, который обычно здорово смахивал на бычий рев, поднялся на октаву выше. — О какой такой старой деве идет речь?!

— О той самой, которой ты в трех местах сломал челюсть! — рявкнул я. — О той самой, которой ты расплющил переносицу, выбил зубы и затолкал их ей в глотку. И не пытайся сделать вид, что ты уже о ней позабыл!

Леонард медленно заморгал глазами и покачал головой:

— Альтернатива ясна: либо у тебя крыша поехала, либо тебе нужно выпить.

— Я говорю о Гвен Андерсон! — завопил я. — Сестре Лестера Андерсона. О той самой, которую ты запихнул в лечебницу, а потом откупился от нее, чтобы она держала рот на замке!

— У тебя в голове замкнуло! — Он залпом проглотил оставшийся мартини, а потом посмотрел на меня с невыразимым отчаянием, которое читалось на его лице. — Я всего лишь младенец, рыдающий в темноте, а все окружающие говорят на непонятном мне языке. У Лестера не было никакой сестры, а если и была, то я о ней ничего не слышал!

— Хочешь сказать, что Герберт Уолкер — лжец?

— А! — Асфальтовые глаза сверкнули из-под набрякших век. — Теперь все начинает приобретать смысл. А ты когда-нибудь прежде встречался с этим Робином-Бобином?

— Что еще за Робин-Бобин, черт тебя подери?! — завопил я.

— Я просто поинтересовался. — Рид пожал плечами. — Я и сам встречался с этим жирдяем лишь один раз. Милый герр Герберт! Мы, конечно, не стали закадычными приятелями. Но все было не так плохо, пока он не попытался натравить на меня гадкую старую выгребную яму и...

— Я уже об этом наслышан. — Я с трудом сглотнул. — Давай вернемся к Гвен Андерсон, сестричке Лестера, о которой ты никогда не слышал. Придумай что-нибудь поубедительнее, старый пройдоха!

— Я говорю тебе чистую правду, Рик! — сказал печально Леонард. — Если у Лестера и была сестра, то я о ней никогда не слышал и тем более не избивал!

Я пристально посмотрел на его монголоидное лицо, и он, не дрогнув, ответил на мой взгляд. Тут я вспомнил, что Леонард — профессиональный актер. Однако где-то на задворках моего мозга зародилось сомнение. И тут вдруг мне в голову пришла одна идея.

— Как у тебя насчет звукоподражания? — осведомился я.

— Превосходно, — не раздумывая ответил он. — Я все делаю превосходно. Я" думал, ты об этом уже знаешь!

— Изобрази-ка мне голос Герберта Уолкера. На его лице появилась безликая профессиональная улыбка.

— Просто дайте мне голые факты, Рик, беби, — сказал он голосом Уолкера. — Ведь я хочу докопаться до самых глубин, вы меня понимаете?

Если бы я закрыл глаза, то мог бы поклясться, что говорит сам Герберт Уолкер.

— Порядок. Все замечательно, — сказал я. — А теперь ты позвонишь в Чикаго, а я буду слушать по параллельному телефону.

— Что еще за дикая шутка? — Леонард выразительно закатил глаза. — И что я им скажу?

— Попросишь Гвен Андерсон для неотложного разговора, — сказал я. — А если она ответит, это будет равносильно моему: “Прощай, Леонард, беби!"

— Тогда я непременно позвоню.

Я терпеливо слушал по параллельному аппарату, как телефонистка в Чикаго искала ему номер, а потом набирала его. Недовольный женский голос произнес:

— “Герберт Уолкер и компаньоны”. Добрый день.

— Говорит Герберт Уолкер, — сказал Леонард голосом самого Уолкера.

— О! — Ее голос обрел наигранный энтузиазм. — Чем я могу вам помочь, мистер Уолкер?

— Соедините меня с Гвен Андерсон.

— С кем?

— С Гвен Андерсон, черт бы вас подрал! — рявкнул Леонард. — Это междугородный звонок, и он мне стоит денег!

— Простите, мистер Уолкер. — По голосу можно было предположить, что барышня была готова выброситься из окна. — Но здесь нет никакой Гвен Андерсон!

— Это Мейсон, мистер Уолкер, — быстро вступил в разговор я, прежде чем Леонард успел ответить девице. — По нашим данным, мисс Андерсон работает в чикагском офисе стенографисткой последние четыре или пять недель.

— Вы слышите?! — рявкнул Леонард.

— Слышу, мистер Уолкер, но тут, должно быть, произошло какое-то недоразумение. Последнюю стенографистку мы приняли на работу около шести месяцев назад, и ее имя Марша Уоллис. — В ее голосе явно слышались истерические нотки. — Но если вы желаете переговорить с мистером Страйкером, я вас соединю.

— Мейсон! — завопил Леонард. — Я желаю переговорить со Страйкером?

— Полагаю, вы можете спокойно повесить трубку, мистер Уолкер, — вежливо сказал я. — Это только доказало, что вы снова ошиблись. И если вы не воспользуетесь моим советом и не сбросите лишний жир со своей задницы, то вся ваша проклятая организация свалится вам на ваши ослиные уши!

Я услышал, как ахнула потрясенная барышня за секунду до того, как Леонард повесил трубку. Когда я снова вернулся в гостиную, он был занят приготовлением двух порций мартини.

— Сам ты жирная задница! — радостно сказал он. — Думаю, что эта вдохновенная импровизация заслуживает выпивки. Как вы думаете, Мейсон?

— Выпивка нам сейчас просто необходима, — согласился я. — Наверняка все это подстроил Чарли Стерн. У тебя целая куча первостатейных врагов. — Я решил, что эта мысль требует некоторого осмысления. — Зои Парнелл вычислила, что я — твой наемный убийца. Ты нанял меня, чтобы избавиться от ее кузена. Не думаю, что она и теперь придерживается того же мнения обо мне, особенно после ночи, проведенной в моей постели. Но она по-прежнему может обвинить тебя в убийстве Джордана.

— Она — женщина, — пренебрежительно сказал Леонард. — Когда-нибудь она изменит свое мнение.

— Я имел дружескую беседу с твоим старым приятелем Ливаном Оллсопом, — продолжал я. — Это он поведал лейтенанту про Зои. Восполнил, так сказать, провалы в твоей памяти. И рассказал, что ты сделал Зои какую-то гадость, пока она тут жила. — Я взял предложенный мне мартини и отпил немного. — Не хочу показаться назойливым, но все-таки что такого ты мог сделать с Зои Парнелл?

— Это просто чистой воды выдумка — Айвана или Зои, — сказал Леонард. — Ты мне веришь?

— Я-то что, а вот лейтенант вряд ли поверит, — буркнул я. — И не вздумай говорить ему правду, а мне лгать, потому что тогда я буду чувствовать себя ненужным.

Рид расстегнул рубашку и легонько поскреб коврик седеющих волос на груди.

— Все время, пока она находилась тут, Зои постоянно цеплялась ко мне. Клайв был большой мальчик, уже совершеннолетний. Он отдавал себе отчет в своих поступках и мог прекрасно позаботиться о себе. Зои тоже большая девочка, совсем уже взрослая, и ей следовало бы понимать, что не стоит меня изводить все время.

— Давай оставим объяснения, дешевую психологию и всякие оправдания, — раздраженно предложил я. — Просто скажи мне, черт бы тебя подрал, что ты с ней сделал!

Тяжелые веки дрогнули и прикрыли глаза еще больше.

— Зои из тех женщин, которые ценят лишь властное отношение мужчины, — сказал он. — Я просто немного ее проучил.

— И все?

— Конечно, Клайв при этом присутствовал. Я рассказывал тебе раньше, что мы устраивали.., ну, небольшие вечеринки. Мы слегка накачивались наркотой, а потом отправлялись в постель, втроем. Сначала все шло прекрасно, мы чувствовали себя непринужденно, активно занимались сексом, но потом, утром, начинали чувствовать раскаяние. Зои ненавидела себя за то, что позволяла втянуть себя в эти оргии. Она чувствовала себя виноватой, возможно, презирала себя за то, что так дико себя вела предыдущей ночью. Поэтому она пыталась переложить всю вину на меня. Она все время меня изводила, изо всех сил. Я терпел, сколько мог, но однажды ночью мы устроили настоящую потасовку. Она набросилась на меня. Она всячески меня обзывала — можешь сам представить как. Она перешла все границы, а потом прибегла к физическому насилию. — Леонард передернулся от отвращения. — Я не терплю, когда женщина вцепляется в меня ногтями. Поэтому я ее ударил. Ничего серьезного. Просто заехал разок ей в челюсть, а потом отнес в ее комнату и уложил в постель. Клайв был здорово всем этим обеспокоен, но он понимал, что было просто необходимо доказать, кто тут главный. Но все равно, вся прелесть наших отношений была разрушена. И это был конец нашего маленького союза. Клайв впал в депрессию. Он несколько дней не разговаривал с нами.

— Но ведь они вместе уехали от тебя?

— Сироты в бурю. Это я им велел убираться к чертям собачьим!

— Связь разорвана, выражаясь высокопарно?

— Клайв принялся строить свое будущее, и с каждым разом его инсинуации становились все грязнее. Если бы я заключил контракт на участие в этой библейской эпопее, я должен был устроить так, чтобы и ему там нашлась роль. Ему определенно требовался хороший агент, и он требовал, чтобы я представил его своему агенту — Стелле Форбат. Живя у меня, — говорил Клайв, — он не знал ни в чем отказа, но не может же он всю свою жизнь провести в забвении. В конце концов, он оставил Айвана Оллсопа ради меня как раз в тот момент, когда милый Айван уже наметил определенные планы его будущего. — Леонард пожал плечами. — Больше всего я ненавижу эмоциональный шантаж. Я приказал ему складывать вещички. Сначала Клайв не поверил, что я говорю на полном серьезе. Но когда я сказал, что он может взять себе те мои старые галстуки, что ему приглянулись, до него стало доходить, что я не шучу.

Я некоторое время пристально на него смотрел.

— Ты либо самый "изворотливый лгун, с которым я имел несчастье повстречаться, либо ты самый честный правдолюб. Знаешь, что я тебе скажу? В любом случае ничего хорошего тебя не ждет, когда тебе придется иметь дело с лейтенантом Олтчеком.

— Философские размышления за послеполуденным мартини? — Леонард в притворном удивлении покачал головой.

— А ты ничего не говорил лейтенанту обо мне? Он ухмыльнулся:

— Я подумал, что ты будешь моим маленьким секретом, старик.

— Ненадолго, — заверил его я. — Кто-нибудь обязательно проговорится. А ты, случаем, не покупал в последнее время гиосцин?

— Мне это совершенно ни к чему! — беззаботно откликнулся он. — У меня в саду имеется небольшая плантация белладонны.

— Я бы не удивился, если бы ты его покупал, — буркнул я. — А что ты думаешь по поводу поминок, которые Оллсоп запланировал на завтрашний вечер?

— Ты тоже приглашен?

— Приглашены все, кто имел какое-то отношение к убитому.

— Вечер обещает быть занимательным. — Леонард допил свой бокал и поставил его на стойку бара. — Мне не хотелось бы его пропустить, Рик. — За этим последовала сцена внимательного изучения часов. — Извини за поспешность, но через двадцать минут у меня назначена встреча со Стеллой Форбат в ее офисе. Получит ли Рид роль в библейской эпопее? Вот в чем вопрос. Дело наверняка не выгорит, потому что Стелла была со мной исключительно очаровательна, когда звонила. Если все устраивается нормально, она становится невыносимо грубой. Говорит, что возникло сильное закулисное противостояние и нам следует действовать очень деликатно. Я должен укротить свой капризный нрав, потому что наши противники что-то вынюхивают. И Стелла с удовольствием назвала ситуацию “не слишком удачной”. Полагаю, тебе не нужно объяснять, что это “сильное закулисное противостояние” — не кто иной, как Айван Оллсоп?

— А почему он так боится Чарли Стерна? — поинтересовался я.

— Его боятся все. — Леонард последний раз любовно почесал свою грудь и застегнул рубашку. — Чарли — распоясавшийся миллионер, который любым способом добивается того, чего хочет. Я не боюсь его, потому что я могу справиться с любым из его прирученных громил. Я ведь и сам неслабый негодяй: и распоясываюсь, когда дело доходит до драки, и не брезгую “грязными” приемчиками.

— Мне не интересно, почему все боятся Чарли Стерна, я спрашивал, почему его боится Оллсоп, черт тебя подери! — рявкнул я.

— У Айвана отвратительный британский подход ко всему, старина. К примеру, держит свои маленькие странности при себе и не выносит сор из своей целлулоидной избы. Вот почему он остерегается Чарли Стерна. Думает, что, если чем-то не угодит Чарли, тот поставит в известность весь мир о его сексуальных пристрастиях. Со мной такое не проходит: мне плевать на то, что подумают обо мне остальные! — Он слегка нахмурился. — Хотя я только что покривил душой, верно? Сейчас меня чертовски волнует, кто что обо мне знает, и я готов сидеть в офисе своего агента и вежливо беседовать со своими спонсорами. Черта с два! — Леонард снял трубку и набрал номер. — Стелла, дорогуша, — замурлыкал он в трубку через секунду, — это любвеобильный Леонард, твой любимый клиент. Я передумал насчет встречи в твоем офисе. Передай им это без всяких прикрас. — Он терпеливо выслушал тираду, произнесенную недовольным женским голосом на другом конце линии, до конца, а потом промурлыкал:

— Я мысленно с тобой, дорогая. Если спонсоры начнут возникать, пошли их всех куда подальше! — Он бросил трубку, радостно улыбнулся, потом снова расстегнул рубашку и принялся чесаться. — Теперь я чувствую себя гораздо лучше. Кому это все нужно? Наверняка они будут снимать картину где-нибудь посередине необъятной пустыни. Кому охота потеть целых два месяца в толстенной робе, когда песок все время попадает в трусы?

— Ты прав, — одобрительно кивнул я. — Пусть Айван Оллсоп попотеет.

— Временами, — с раздражением сказал Леонард, — мне кажется, что ты еще больший сукин сын, чем я о тебе думал! Я теперь свободен до обеда. Не соизволишь ли присесть? Выкладывай свои гадости в обмен на мой мартини!

— Так рисковать своей репутацией! — Я посмотрел на него расширившимися от изумления глазами. — Что скажут соседи?

— То же самое, что говорят сейчас. “Вот идет этот фрукт Холман”... Что же еще?

— Хотелось бы мне, чтобы я мог сказать, что на один шаг опережаю лейтенанта Олтчека, но ведь я действительно опередил его на шаг — сам не верю! Но все равно, думаю, мне надо двигать: не хочу, чтобы он нагнал меня.

— Вот это мой Холман! У каждого бедра по шестизарядному револьверу, с холодной ухмылкой на губах смотрит в лицо невероятным опасностям ради своего прекрасного, выдающегося клиента, любвеобильного Леонарда Рида.

— А ты — котяра в доме, битком набитом кошками, а в темноте вы все серы, — сказал я. — У тебя шерсть свисает клоками в некоторых местах, потому что ты всегда крадешься по темным аллеям и роешься в помойках, но без тени сомнения тратишь время попусту. То небольшое упражнение в браваде, которое ты только что продемонстрировал по телефону в разговоре со своим агентом, не значит ровным счетом ничего. Признайся, насколько тебя пугает вся эта история, любвеобильный Леонард!

— Просто мороз по коже, если хочешь знать, — признался он, немного помедлив. — У меня такое ощущение, что все это происходит в каком-то кинофильме. Наверняка имеется сценарий, и я его точно придерживаюсь, однако до сих пор меня с ним не ознакомили. Но я печенками чувствую, что вот-вот наступит кульминация, поэтому нервничаю. Оправдают ли меня в конце, или я так и останусь отпетым негодяем? Спросить у сценариста я не могу, поскольку не знаю, кто он такой. Единственное, что мне остается, — верить в знаменитого специалиста по улаживанию конфликтов Холмана. Но иногда по ночам я не перестаю размышлять, что случится, если кто-нибудь застрелит коня, на котором ты скачешь?

Зазвонил телефон, и Леонард вздрогнул от неожиданности:

— Чертова Стелла Форбат! Чтоб ей провалиться! — Он схватил трубку и завопил:

— Да катись ты, Стелла, вместе с этими спонсорами! — За этим последовало краткое молчание — он слушал, что ему говорят, — потом криво ухмыльнулся мне и сказал:

— Ну, что ты скажешь, Рик? С тобой желает говорить твой новый приятель, Чарли Стерн.

Я взял у него трубку и сказал в микрофон:

— Холмам.

— Решил, что вас можно найти у Рида, — сказал жизнерадостный голос. — Я совершил ошибку насчет Герба Уолкера. Каждый раз, как он опускает свой зад в кресло, у него распрямляются последние извилины в мозгу! Вот и теперь сочинил жалостливую историю об этой выдуманной сестрице, работающей в его чикагском офисе. Вы конечно же проверили...

— Проверил, — подтвердил я.

— Я хочу немедленно с вами увидеться. Вы все еще сердитесь на меня за ту ерунду, что я пытался всучить вам через Уолкера?

— Мне просто интересно, зачем вам все это понадобилось.

— Это не важно. Во всяком случае, сейчас. Есть кое-что более важное. Вы сами ко мне приедете или мне послать кого-нибудь за вами?

— Приеду сам, — послушно сказал я. — Куда?

— Ко мне домой.

— А это где?

— Я думал, это всем известно, — сказал Стерн с умеренным удивлением. — На самом верху. Попросите Рида рассказать, как туда добраться. Он знает.

— Ладно. А почему такая спешка?

— Я очень недоволен, — сказал он чопорно. — Но не вами. Подробности узнаете на месте. Не теряйте времени: положение критическое, — добавил он и отключился.

— Стерн хочет немедленно увидеться со мной, — сказал я и положил трубку на рычаг. — Говорит, положение критическое. Можешь рассказать мне, как найти его логово? Он сказал, ты знаешь.

— Возможно, у тебя скоро появится новый клиент, старик? — спросил Леонард, но не улыбнулся. — Или он уже числится твоим клиентом?

— Не суй свой нос в чужой вопрос, Леонард, — сказал я, стараясь не выходить из себя. — Я еду к Чарли Стерну по первому зову только потому, что может оказаться, что убийца Клайва Джордана именно он. Или он может мне дать ниточку, которая приведет к тому, кто совершил убийство, даже если она приведет меня снова сюда. Таков был уговор.

— Ценная мысль, — заметил Рид. — Возможно, тебе посчастливится продать ее.

— Эта мысль принадлежит тебе, ты о ней и заботься! — Я сделал над собой усилие и немного помолчал. Не сделай я этого, я бы его ударил, а это добром бы ни для кого из нас не кончилось. — Подумай хорошенько, любвеобильный Леонард, а не сообщить ли тебе о том большом икс-факторе, который ты так старательно скрываешь от меня?

— Что еще за икс-фактор?

— Знал бы — не спрашивал. — Я снова заставил себя запастись терпением. — Допустим, это моя женская интуиция, если тебе угодно. Мне, черт возьми, ничего не известно, но предчувствие имеется. Если ты не убивал Джордана, значит, тебе скоро придется столкнуться с этим икс-фактором. Поэтому выкладывай быстрее, пока не нашлись другие добровольцы. А если это случится, я не поверю больше ни одному твоему слову!

— Ты напрасно растрачиваешь свои таланты, старик, — неубедительно сказал Леонард. — Тебе бы вести колонку светских сплетен с подробностями интимной жизни голливудских кинозвезд!

— Ладно. — Я тяжело вздохнул, но это не произвело никакого эффекта. — Мне остается сказать тебе “до свидания”, что легко может обернуться словами “прощай навек”.

— Не угрожай мне, Рик! Незаменимых людей нет.

— Думаю, ты прав. — Я направился было к двери, но оглянулся. — Увидимся завтра на поминках.

— Не забудь прихватить своего старинного дружка, Чарли Стерна, — весело напомнил мне Леонард. — Поминки потеряют всю свою прелесть без выходок Чарли.

— Кстати, о Чарли, — вдруг спохватился я. — Как найти его жилище?

Я постарался скрыть свое изумление, когда Рид охотно пустился в детальные объяснения.

Глава 8

Глухое бетонное здание расположилось на склоне горы, выступая над краем девственного каньона. Оно было окружено высокой бетонной стеной, а у тяжелых железных ворот стоял охранник в форме. Я припарковал свой автомобиль за кроваво-красным “континенталем” и направился по бетонному пандусу к парадному входу.

Парень, ростом не меньше семи футов, открыл дверь через две минуты после того, как я нажал на звонок. На нем была черная шоферская куртка и черный галстук, а штаны заправлены в сапоги. Физиономия его казалась совершенно бесстрастной, а холодные, выцветшие голубые глаза придавали ему зловещий вид. Жесткие черные прямые волосы были зализаны назад с низкого лба. Ему было около тридцати. Я подумал, что Стерн, вероятно, позаимствовал его в каком-нибудь агентстве, специализирующемся на подборе статистов для низкопробных фильмов ужасов. Он проводил меня через переднюю в гостиную, богато обставленную, словно Стерн дал какому-то дизайнеру интерьера незаполненный чек, а потом потерял ко всему этому всякий интерес. Там была полуоткрытая застекленная стенка, обеспечивающая выход на балкон, где интерьер дома и внешний мир сливались в мечте архитектора о любовном единстве.

— Мистер Холман! — замогильным голосом объявил великан, облаченный в черную форму.

— Спасибо, Джон, — раздался в ответ низкий баритон Чарли Стерна.

Громила замер на месте, а Стерн поднялся с плетеного кресла и направился ко мне. На нем был другой итальянский костюм, такой же помятый — на этот раз приглушенного синего цвета, однако это не мешало ему выглядеть недокормленной хищной птицей. По выражению его живых голубых глаз нетрудно было понять, что Стерн чем-то взбешен.

— Я не собираюсь иметь дела с полицией, если это не входит в мои планы, — заявил он. — Сегодня утром я больше часа был вынужден терпеть глупые вопросы несносного полицейского лейтенанта, который на прощанье пообещал прийти еще раз. Люди, втянувшие меня в эту глупость, должны быть наказаны. Получить урок. Фрида уже получила свое, но я не могу найти другую виновницу, Зои Парнелл. Поэтому я вызвал вас сюда, чтобы задать вам один простой вопрос, мистер Холман: где Зои Парнелл?

Я подумал, что, должно быть, Стерн приберегал свое голосовое стаккато для телефонных разговоров, но сейчас оно было бы предпочтительнее, нежели эта словесная помпезность. Возможно, глубокий баритон, исходящий из костлявого, тщедушного тела, вывел меня из терпения — или же его несомненное внешнее сходство с общипанным воробьем. Честное слово, мне было трудно поверить, что Чарли Стерн на самом деле существует.

— Я жду вашего ответа, мистер Холман! — повысил он голос. — Где Зои Парнелл?

— Откуда мне знать? — ответил я вопросом на вопрос.

— Она провела ночь у вас.

— Точно. Я сегодня утром около девяти завез ее домой и с тех самых пор больше не видел.

— Ее нет дома и у вас тоже нет. Джон тщательнейшим образом проверил оба адреса. Логично предположить, что после ночи интимной близости с вами Зои осведомила вас о своих планах на день.

— Однако она этого не сделала, — чистосердечно признался я. — И если вы из-за этого с такой неотложностью вызвали меня сюда, Стерн, у вас нервы не в порядке, черт побери!

— Вы не уйдете отсюда до тех пор, пока я не разыщу Зои Парнелл! — огрызнулся он.

— Вы, должно быть, шутите, пустельга воробьиная! — с издевкой ответил я ему.

Тут я развернулся и сделал шаг в направлении прихожей, но натолкнулся на что-то, очень похожее на кусок гранитной скалы.

— Мистер Стерн сказал, что вы останетесь здесь, — послышался замогильный голос. — Поэтому вам лучше присесть, мистер Холман.

Поразмыслив над этим предложением — и довольно быстро, — я решил, что это неплохая идея. Я подошел к ближайшему плетеному креслу, уселся, закурил сигарету и попробовал принять невозмутимый вид. Я чувствую свою физическую силу только тогда, когда передо мной стоит парень вроде Чарли Стерна, но перед человеком-горой Джоном я просто сник. Нужно быть совсем сумасшедшим, чтобы вступить с ним в единоборство, разве что с бейсбольной битой в руках и когда он смотрит в другую сторону.

— Вы останетесь здесь, мистер Холман, пока не сгниете, — съязвил Стерн. — Или пока не скажете, где я могу найти Зои Парнелл.

— Она и Фрида впутали вас в неприятную историю, — рассуждал я, — как же это произошло?

— Барышня Парнелл рассказала лейтенанту о своей связи с Ридом, а также о дружбе с Фридой. О том, что она позвонила Фриде и попросила ее встретиться с вами в баре. Даже о том, что вы с ней ездили на квартиру к Джордану и обнаружили труп. — Он оскалил свои мелкие зубки. — Она также рассказала ему о моих взаимоотношениях с Ридом. О финансовой катастрофе в Испании. А поскольку Джордан, по всей вероятности, был убит, лейтенант счел меня подозреваемым номер один.

— А что, у вас нет алиби на момент убийства?

— Нет. После того как эта девица позвонила Фриде и попросила ее встретиться с вами в баре, я отвез Фриду туда и ждал ее, сидя в машине. Когда вы с Фридой вышли, я последовал за вами до высотного здания и снова принялся ждать, пока вы не вышли. А потом поехал следом за вами к вашему дому.

— Зачем? — недоуменно поинтересовался я.

— Я знал вашу несколько подмоченную репутацию специалиста по тихому улаживанию голливудских проблем, мистер Холман. Я не собирался вверять Фриду вашему беспринципному милосердию. Лейтенант быстро смекнул, что за то время, пока я ждал вас в автомобиле у бара, теоретически возможно успеть съездить к многоэтажному дому, убить Джордана, вернуться и снова припарковаться перед баром до того, как вы с Фридой оттуда вышли.

— Когда вы уходили от меня с Фридой, вы сказали что-то насчет Джона, который поджидал вас в авто, — напомнил я ему.

— Так и было. Я ждал у вашего дома до тех пор, пока вы не отправились к Риду. Тогда я вернулся сюда и стал ждать звонка Фриды. Потом Джон отвез меня к вашему дому и остался ждать в машине, а я пошел к вам. Я прихватил его на всякий случай: вдруг бы вам пришло в голову прибегнуть к насилию? — Стерн опустился в плетеное кресло напротив и запустил пятерню в свою шевелюру. — Не стану скрывать: с тех пор как Андерсон покончил с собой, я установил постоянное наблюдение за Ридом. Следил за ним и ждал, когда мне подвернется шанс отомстить ему за все те гадости, что он причинил мне. Признаю, что я — человек мстительный, мистер Холман, но я никогда не прибегну к такой жестокости, как убийство.

— Вы сказали, что Зои Парнелл должна быть наказана за то, что навлекла полицию на вашу голову. Вы говорили что-то об уроке, — напомнил я ему. — Что конкретно вы имели в виду?

Чарли пожал плечами:

— Джон — крупный специалист по дисциплинарным мерам.

— Когда вы ее отыщете, вы отправите к ней Джона, чтобы он ее вздул?

— Зачем же такая жестокость? — резко возразил он. — Я же говорил вам — Джон в этом деле эксперт. Ей придется пострадать от физической боли, однако до увечий дело не дойдет. Фактически, — в его голосе появились властные нотки, — Джон не оставляет никаких следов.

— Вчера вечером вы мне сказали, что Леонард Рид — страдающий манией величия параноик, — огрызнулся я. — Послушать вас, так еще неизвестно, кто из вас параноик. А у вас вдобавок наблюдаются еще и садистские наклонности. А те несколько миллионов долларов, которыми вы владеете, помогают вам выйти сухим из воды.

Когда Стерн подносил спичку к своей длинной сигаре, пальцы у него слегка дрожали.

— Думаю, вы испытываете мое терпение, мистер Холман, — сказал он едва слышно. — Если вы не скажете, где я могу найти Зои Парнелл, я дам указание Джону преподать вам урок, которого вы заслуживаете после всех этих ваших возмутительных наблюдений, касающихся моей личности. И уверяю вас, он будет применять к вам дисциплинарные меры до тех пор, пока вы не признаетесь, где ее можно найти.

Я услышал звук медленных, шаркающих по паркетному полу шагов и оглянулся. В гостиную вошла Фрида Паркин и направилась к нам, едва передвигаясь, словно тщедушная старушонка, скрюченная артритом. Добравшись до кушетки, она остановилась и стала медленно опускаться на нее. Каждый дюйм давался ей с трудом. Ее прямые черные волосы, казалось, утратили свой блеск, а вытянутое лицо заострилось от измождения, что еще сильнее подчеркивалось унылым взглядом серо-зеленых глаз, которые больше не смеялись над миром. На ней было надето прямое платье из черного крепа, эффективно маскирующее все изгибы ее стройной фигуры. Создавалось такое впечатление, будто она нарядилась в траур для собственных похорон.

Фрида посмотрела на Стерна, старательно избегая меня, и робко сказала:

— Я услышала ваши голоса.

— Рад, что ты достаточно оправилась, Фрида, — самодовольно произнес Чарли. — У меня тут возникла небольшая проблема с мистером Холманом. Он никак не хочет сказать мне, где найти эту девицу Парнелл.

— О?! — Фрида на пару секунд закрыла глаза, потом бросила на него затравленный взгляд:

— Орел, как ты думаешь, я могу немного выпить?

— Не вижу причин для отказа. Ты ведь получила свой урок, не так ли?

— О да! — Она закивала, как метроном. — Я никогда-никогда не сделаю больше подобной глупости. Обещаю.

— Джон, приготовь мисс Паркин выпивку. — Стерн пронаблюдал за великаном, который подошел к бару и вытащил полупустую бутылку вермута и непочатую — джина, а потом благосклонно улыбнулся мне:

— Фриде просто необходимо выпить, мистер Холман. И до того как опустеет ее бокал, вы должны сказать мне то, что я хочу знать. В противном случае мне немедленно придется приказать Джону наложить на вас дисциплинарное взыскание.

Бар располагался футах в тридцати от балкона, на котором мы сидели, и я решил, что даже у человека-горы нет крыльев, которые он мог бы неожиданно расправить. А значит, у меня достаточно времени, чтобы найти подходящую замену бейсбольной бите. Я быстро встал, вцепился в манишку Стерна и рывком поднял его из кресла. Без особых усилий я заломил ему руку за спину болезненным полунельсоном. Он издал отчаянный вопль, и великан быстро повернулся посмотреть, что происходит.

— Чарли-бой, — весело сказал я, — к тому времени как Джон подоспеет к нам, я успею сломать тебе руку, как раз возле локтя, а такие переломы очень плохо срастаются.

Не успел я закончить фразу, как Стерн завопил. Великан остался на месте и не спускал с меня глаз. Фрида сидела на кушетке и с безразличным видом наблюдала за происходящим.

— Единственное, что я хочу, — это убраться отсюда, — сказал я. — Поэтому прикажите своему громиле сесть на пол лицом к бару. И пусть держит руки за спиной!

— Выполняй! — рявкнул Стерн.

Великан медленно опустился на пол с таким видом, словно эта идея не особенно ему понравилась, но он не из тех, кто спорит со своим хозяином.

— Фрида, — осведомился я, — не хочешь ли уехать со мной?

— Нет, — ответила она безразличным тоном. — Мое место здесь, с Чарли. Я пожал плечами:

— Это же твои похороны!

— Скорее всего, твои. — Ее голос звучал совершенно равнодушно. — Даже если ты выберешься отсюда, в чем я очень сомневаюсь, Чарли скоро с тобой расквитается.

В тот момент у меня не было времени, поэтому я двинулся в направлении бара, толкая Стерна перед собой. Когда мы оказались рядом с сидящим на корточках великаном, я свободной рукой схватил со стойки бара полную бутылку джина и ударил ею Джона по голове. Кожа лопнула, но бутылка осталась в целости и сохранности. Капли крови выступили вокруг раны, а потом тоненький ручеек стал сбегать по виску. Джон застонал, его голова безвольно упала вперед, и я ударил его во второй раз, поскольку решил, что так будет лучше, чем остаться калекой на всю оставшуюся жизнь. Кровь потекла еще сильнее," но бутылка опять осталась целой, и это было кое-что! Джон рухнул на пол так, словно присоединился к клану Ван Винкля.

Чарли Стерн тихонько скулил себе под нос, пока я толкал его перед собой в прихожую, поэтому я посильнее вывернул ему руку.

— А теперь вам нужно только сказать своему охраннику у ворот, чтобы он пропустил меня, и тогда обе руки у вас останутся целы, — ответил я ему.

Все обошлось без осложнений. Стерн приказал охраннику убираться к чертям, и тот с точностью выполнил его указание. Я не отпускал его руку, пока мы не дошли до моего автомобиля. Тогда я освободил его и проскользнул за руль. Карлик с побледневшим лицом следил за моими действиями, ласково потирая свою конечность, словно она была сломана, и у меня где-то внутри что-то сжалось. Возникло такое ощущение, словно я терроризировал кролика. Или незаслуженно жестоко наказал ребенка. Однако, поразмыслив хорошенько, я пришел к выводу, что мне просто ничего не оставалось делать, — ведь рядом находится такой огромный мерзавец.

— Я не знаю, где находится Зои Парнелл, — сказал я, включив двигатель, — но обещаю тебе, пустельга воробьиная: если ты или твой ручной гладиатор хоть пальцем ее тронете, я вернусь сюда с пистолетом.

Чарли стоял на прежнем месте, все еще потирая свою руку и поедая меня взглядом налитых кровью глаз. Потом он оскалил зубы в ухмылке, развернулся и пошел назад к дому. На какой-то миг у меня возникло неприятное чувство, словно я стал свидетелем того, как свихнувшийся от вида крови кролик набросился на охотника.

* * *

Я вел машину назад, к скоплению мерцающих огней, олицетворяющему Город ангелов, с неизбывной тоской надеясь, что среди его многомиллионного населения найдется хоть один здравомыслящий человек. После дня, проведенного с Ливаном Оллсопом, Леонардом Ридом и Чарли Стерном, я все больше и больше убеждался, что весь мир населяют одни сумасшедшие, а я — последний нормальный человек на Земле. Пара порций мартини и отменный бифштекс в придорожном ресторанчике несколько улучшили мое настроение, а счет убедил меня, что парень, владеющий рестораном, наверняка в своем уме.

Когда я въехал на подъездную дорожку, ведущую к моему дому, и поставил автомобиль под навес, было почти половина десятого. В доме горел свет, и, открыв парадную дверь, я услышал в гостиной приглушенную музыку. На минуту мне пришла в голову мысль о раздвоении личности: мое второе “я” осталось дома и слушает пластинки. Все объяснилось, когда я вошел в гостиную и увидел блондинку, расположившуюся на диване с бокалом в руке. Вид ее вызвал во мне сладкие воспоминания.

— Одного покушения на убийство тебе мало? — осведомился я. — Ты занялась незаконным проникновением в чужие жилища с помощью взлома?

— Парадная дверь была открыта, — беспечно ответила Зои, — и я просто вошла. Это было пару часов назад. — Она надула губки. — После вчерашней ночи я решила, что у тебя должна быть встроенная антенна, которая оповещает, что дома на диване тебя поджидает блондинка.

— Моя встроенная антенна запуталась в проводах Чарли Стерна, — сообщил я ей по пути к бару. — И она подсказывает мне, что если парадная дверь была открыта, значит, здесь побывал Джон.

— Какой еще Джон?

— Ручной гладиатор Стерна. Чарли послал его сюда и в твою квартиру заодно.

Я приготовил себе выпивку, прихватил ее с собой и опустился в кресло.

— А зачем он меня разыскивает? — не слишком заинтересованно полюбопытствовала Зои.

— Для наложения дисциплинарного взыскания. Проще говоря, порка по-научному. Ужасно больно, но никаких следов. Фрида ее уже получила. Чарли взбеленился потому, что вы обе натравили на него полицию.

Зои резко выпрямилась, и ее спелые груди натянули блузку.

— Ты что, шутишь?

— Черта с два!

Пластинка закончилась, и мой голос внезапно прозвучал в тишине очень громко:

— Чарли — псих, воображает себя властителем людских судеб. Думаю, именно поэтому ему не по нраву, когда в его жизнь вмешивается законная власть, предназначенная для обыкновенных людей.

— Лейтенант Олтчек, — уточнила она. — Он навестил меня до полудня и задал тысячу вопросов. После его визита мне был просто необходим свежий воздух, поэтому я села в автобус до Санта-Моники, чтобы поваляться там на пляже. Когда стало темнеть, мне почему-то не захотелось возвращаться в свое жалкое обиталище, и я приехала сюда. — Зои бросила на меня откровенно соблазнительную улыбку. — Ты разве не рад?

— Еще бы! — кивнул я. — Радуйся, что не застала тут Джона. Судя по тому, как выглядит Фрида, этот парень большой мастер своего дела. Ты рассказала лейтенанту обо мне?

— Пришлось, Рик, — жалобно ответила она. — Сам знаешь.

— Все?

— За исключением того, что я угрожала тебе оружием и... — она неприлично хихикнула, — того, что произошло после. Я решила, что это его не касается.

— А откуда у тебя пистолет?

— Он принадлежал Клайву. Переезжая в квартиру своего друга, он оставил его мне. Сказал, что девушке, которая живет одна, необходима защита.

— Тебе так же нужна защита, как мне налоги, — сказал я. — А что собой представляет этот Олтчек?

— Симпатичный и вежливый. Но пока я с ним разговаривала, у меня почему-то все время по спине бегали мурашки. Это имеет значение?

— Большое, — угрюмо ответил я. — Теперь я понимаю, что мы с ним отлично договоримся. Скорее всего, по пути в камеру!

— Произошло нечто сногсшибательное, — продолжала Зои, немного повеселев. — Айван Оллсоп пригласил меня к себе на вечеринку завтра вечером. Что ты на это скажешь?

— Он пригласил всех, кто был в близких отношениях с твоим кузеном, даже меня. Может быть, у него извращенное чувство юмора.

— А ты пойдешь?

— Конечно, такое пропускать нельзя. Как сказал Оллсоп, будет очень интересно наблюдать за реакцией присутствующих, когда вино ударит им в голову.

Зои передернулась:

— Это ужасно! Похоже на зоопарк, когда смотришь на зверей, посаженных в клетки.

Раздался телефонный звонок, я встал и снял трубку. Лицо Зои приняло выражение притворного безразличия, которое означало, что она держит ушки на макушке.

— Мистер Холман, — ласкал мой слух вкрадчивый голосок с хрипотцой, — это Сара Кронин.

Какое-то мгновение я не мог сообразить, кто это, но наконец вспомнил, что это секретарша из приемной “Герберта Уолкера и компаньонов”.

— Как дела? — нашелся я.

— Прекрасно. Ваше приглашение на большую голливудскую вечеринку завтра вечером остается в силе?

— Конечно, — сказал я ей. Сара тихонько рассмеялась:

— Я уже начала беспокоиться по поводу многочисленных старлеток, горящих желанием занять мое место, поэтому решила позвонить и принять ваше приглашение.

— Я рад, — промямлил я, потому что спиной чувствовал, как прислушивается к нашему разговору Зои.

— Вы заедете за мной домой или предпочитаете встретиться где-нибудь? — осведомилась Сара.

— На этот вопрос мне трудно сейчас ответить, — осторожно сказал я. — А что, если я позвоню вам утром?

— А вы уверены, что не передумали пригласить меня?

— Уверен, — огрызнулся я, — и непременно перезвоню вам завтра утром.

— Прекрасно, — ответила она отстраненно. — Доброй ночи, мистер Холман.

Когда я снова опустился в свое кресло, голубые глаза Зои стали ледяными, но голос ее, наоборот, звучал словно мягкий бархат, струящийся по шелку:

— Еще один клиент беспокоит, Рик?

— Ничего важного, — выдавил я улыбку. — Так о чем мы говорили?

— После вчерашней ночи я думала, нас что-то связывает, но сейчас начинаю понимать, что ошибалась. — Ее голос быстро терял свою бархатистость, становясь хриплым и шероховатым, словно наждачная бумага. — Когда ты включишь меня в свое расписание, Рик? Каждый второй четверг? Или я слишком много прошу? Может быть, каждую первую пятницу месяца на часок утром?

— Не понимаю, о чем это ты, черт побери?!

— Ты говорил по телефону с другой женщиной! — рявкнула она. — Не пытайся изворачиваться и отнекиваться! — Ее лицо вспыхнуло и начало приобретать какой-то тусклый красноватый оттенок. — Ты заставляешь меня чувствовать себя дешевой шлюхой!

— А ты вообразила, что я веду монашеский образ жизни? — спокойно осведомился я. — Естественно, в моей жизни есть и другие женщины. Вспомни, мы ведь в первый раз встретились только вчера!

— Дешевой шлюхой! — злобно повторила она. — Из-за тебя я чувствую себя грязной внутри, точно так же, как тогда, с Клайвом и Леонардом, когда... — Зои быстро замотала головой, стараясь прогнать воспоминания. — У меня даже мурашки побежали по коже!

Она молниеносно встала с дивана и бросилась ко мне. Я подумал, что мы опять сцепимся, и успел удивиться: неужели для того, чтобы перейти к более приятным вещам, всегда необходима потасовка с кровопролитием на ковре? Или это придает ей дополнительный стимул? Не дойдя двух шагов до моего кресла, она остановилась и осмотрела меня с головы до ног. Лицо ее исказила ненависть. И тогда она выплеснула мне в лицо свой бокал.

Стирая с лица виски, я услышал, как за ней с грохотом захлопнулась входная дверь.

"Беда с некоторыми девушками, — кисло размышлял я, — они слишком чувствительны. Что ж, у меня появилась возможность хорошенько выспаться перед утренним визитом к лейтенанту Олтчеку”.

Однако я не мог обмануть себя этой утешительной мыслью; это была всего лишь попытка сохранить хорошую мину при плохой игре. Провести еще одну ночь с Зои Парнелл гораздо интереснее, нежели спать в полном одиночестве.

Я сказал себе, что вероятность ночного визита Чарли Стерна с его наводящим ужас великаном слугой ничтожно мала, а нервы у меня железные. Поэтому единственной причиной, по которой я запер на засов парадную и черную двери и лег спать с заряженным тридцать восьмым под подушкой, было то, что всем и каждому известно о грабителях, орудующих на Беверли-Хиллз.

Глава 9

Лейтенант Олтчек оказался высоким худым молодым человеком с аскетическим лицом и ласковыми глазами вивисектора. На следующее утро ровно в десять тридцать я сидел в его кабинете и думал, что берлога Чарли Стерна гораздо более гостеприимна, несмотря даже на его громилу слугу.

— Я справлялся о вас у лейтенанта Карлина, — сказал он ласково. — Он говорит, что, хотя вы — его друг, он не оставил бы с вами наедине и на пять минут свою бабушку, которой восемьдесят семь лет и которая до сих пор носит корсеты из китового уса.

— Билл — отличный парень, — задумчиво улыбнулся я. — Не позабыть бы как-нибудь на днях всадить нож ему в сердце.

— Анонимный звонок о трупе исходил от вас, верно? Лейтенант оказался достаточно вежливым, чтобы преподнести это утверждение в форме вопроса.

— От меня, — кивнул я.

— Я достаточно наслышан о вас и ваших методах от лейтенанта Карлина, но вы, кроме всего прочего, еще и частный детектив, работающий по лицензии, а эта лицензия налагает на вас определенные обязанности. Сейчас у меня достаточно оснований, чтобы лишить вас лицензии и занести в черный список — например, за то, что вы не сообщили полиции об убийстве, а потом еще изъяли важную улику.

— Фрида Паркин рассказала вам о котенке? — буркнул я.

— И о записке на ленточке вокруг его шеи. Она даже призналась, что забрать котенка была ее идея — якобы она его пожалела. Но вы не должны были позволять ей сделать это.

— Вы правы, — храбро признал я. Олтчек пожал плечами:

— Есть единственное обстоятельство, играющее в вашу пользу. Фрида Паркин обеспечивала вам отличное алиби на момент убийства. Что касается всего остального, я подожду и посмотрю, как вы станете сотрудничать с законом, прежде чем решить, обратиться ли к федеральному прокурору.

— Не знаю, чего вы еще дождетесь, — сказал я, — но в данный момент я сотрудничаю с вами как сумасшедший.

— Вашим клиентом является Рид, — продолжал лейтенант без тени улыбки. — А он — подозреваемый номер один. Если, конечно, верить диким россказням этой девицы Парнелл. Затем эта парочка: Стерн и Оллсоп. Мне с трудом верится, что такие типы существуют в реальном мире, не говоря уж об их показаниях!

— Вот в чем особенность Голливуда, — многозначительно заметил я, — трудно отличить реальность от вымысла.

От взгляда, которым Олтчек на меня посмотрел, все три мои язвы в желудке начали болезненно ныть.

— Фрида Паркин сказала, что вы произвели обыск в квартире, после того как обнаружили труп.

— Беглый осмотр, — поправил его я. — Просто полюбопытствовал, не оставил ли он где-нибудь предсмертную записку.

— Нашли что-нибудь?

— Нет.

Краткий отрицательный ответ явно не удовлетворил его, поэтому я добавил:

— А что я должен был найти?

— Деньги, — небрежно бросил лейтенант.

— Я сделал поверхностный осмотр, он занял у меня самое большее пять минут. А почему я должен был найти деньги?

— Кто-то же их нашел! По словам управляющего, когда Джордан снимал квартиру, то он выставил на всеобщее обозрение толстенную пачку денег, словно кто-то подарил ему на день рождения банк.

— Я думал, что квартира принадлежит какому-то его дружку, который отправился на Восток на несколько недель и разрешил ему пожить там.

Олтчек отрицательно покачал головой:

— Джордан снял эту квартиру несколько дней назад. Парочка бездельников, называющих себя актерами и его дружками, подтвердила, что он сорил деньгами. Я — простой полицейский, Холман, и предпочитаю придерживаться простых мотивов убийства, таких, как ограбление, например, пока не будет доказано обратное.

— Вы полагаете, что это дело рук его бездельников приятелей?

— Возможно. Мы исключили этих двоих из списка подозреваемых, осталось проверить еще парочку. Все, что требуется от вас сейчас, — это предоставить мне ту информацию, которой я не располагаю.

Я решил, что мне просто необходимо выложить ему незамедлительно что-то, что отвечало бы нашим общим интересам.

— За несколько дней до самоубийства Андерсона Леонард Рид послал ему в подарок котенка, — сказал я. — Вокруг шеи котенка был повязан белый бантик с запиской: “На память капризному мальчику. С любовью. Леонард”. Рид клянется, что это была только шутка, но утверждает, что не посылал Джордану котенка с запиской того же содержания. Интересно, тот, кто обнаружил тело Андерсона, нашел котенка?

Лейтенант потянулся к телефону. Разговор занял некоторое время, и я успел выкурить сигарету до того, как он наконец повесил трубку.

— У Андерсона была домработница, которая приходила в его квартиру два раза в неделю, — сообщил Олтчек. — Она и обнаружила тело, но в официальном рапорте о котенке не упоминается.

— Предположим, что Рид действительно не посылал котенка Клайву Джордану, — осторожно начал я. — Значит, тот, кто его отправил, должен был знать о первом котенке, подаренном Андерсону, и о записке, которая была привязана ему на шею.

— И что из этого следует?

— Из этого следует, что убийца хотел впутать в это убийство Рида. А это уже гораздо более сложный мотив, нежели простое ограбление.

— Хотелось бы мне думать, что вы точно такой же ненормальный, как и все остальные голливудские чокнутые, — кисло сказал лейтенант, — но, похоже, я не могу позволить себе такую роскошь.

— А что насчет гиосцина? — поинтересовался я. — У вас есть какая-нибудь ниточка?

— Лекарство принадлежало Джордану. Пару лет назад у него случилось то, что вежливо называют “нервным срывом”, и он несколько месяцев провел в специальной лечебнице. Наверняка ни один врач не дал бы ему подобного лекарства с собой, поэтому, вероятнее всего, он его просто-напросто стянул.

— Вы полагаете, что убийца подсыпал порошок ему в стакан, когда Джордан на минуту отвлекся, или что-то в этом роде?

— Кто знает? — Олтчек раздраженно пожал плечами. — Возможно, он сам принял дозу еще до прихода убийцы. Между прочим, вы здесь для того, чтобы предоставить мне недостающую информацию, Холман, а не наоборот.

— Я бы с удовольствием предоставил вам что угодно, — искренне признался я, — но мне известно не больше, чем вам, лейтенант.

— Просто мне хотелось быть уверенным, что, узнав что-нибудь ценное, вы тут же побежите к ближайшему телефону и позвоните мне. — Олтчек одарил меня холодной полуулыбкой. — Ладно, не забывайте, что я в любой момент могу закрутить гайки!

Я вышел из кабинета с неприятным осадком, спиной ощущая его вивисекционистский взгляд. Лейтенант Олтчек напомнил мне чем-то Ивана Грозного — довольно приятного малого, — когда получал то, что хотел, а если у него не получалось, то головы с плеч начинали лететь и сами собой укладываться в аккуратные штабеля.

Мне пришлось проглотить пару мартини и ранний ленч в шикарном ресторане, чтобы восстановить уверенность в себе, а после этого я отправился к Леонарду Риду.

Насильник, нежившийся на крыльце, презрительно зашипел на меня, когда я проходил мимо. Он перекатился на спину и довольно зажмурился, и я решил, что он, по всей вероятности, только что побывал в кустах. Я успел четыре раза нажать на звонок, прежде чем мне открыл дверь позевывающий и протирающий глаза Леонард Рид.

— Ты нарушил мой сладкий сон, старик, — упрекнул он меня. — Я возлежал на своей одинокой кушетке с примочками из чая на глазах и все такое прочее. Я должен быть во всеоружии на вечеринке в милом домашнем борделе Айвана.

— Я виделся с лейтенантом Олтчеком, — сказал я. — Точнее, это лейтенант Олтчек виделся со мной. Он дергал меня, словно куклу на веревочках. Стоит ему щелкнуть ножницами, и я упаду в небытие — или в тюрьму, что более вероятно. И за это будешь отвечать только ты один.

— Я смущен.

Леонард прижал ладонь тыльной стороной ко лбу, закрыл глаза и замер в такой позе, словно проходил пробу на главную роль в римейке “Камиллы”.

— У тебя ширинка расстегнута! — гаркнул я. Это его здорово встряхнуло, и он вышел из роли, чтобы убедиться, что я говорю не правду.

— Можешь дать мне чего-нибудь выпить, заблудший Леонард, — сказал я ему, — пока я буду сдирать с тебя твою лживую шкуру, чтобы добиться правды.

— Какие жестокие слова, — буркнул он по пути в гостиную. — А ты, случаем, втайне не голубой, Рик? Я вот все пытаюсь понять, почему ты меня так сильно ненавидишь?

— Это просто синдром Рида, — огрызнулся я. — Тебе нравится, когда тебя ненавидят, ведь ненависть вызывает уважение. Ты — бесповоротно чокнутый, на которого следует надеть смирительную рубашку, а потом утопить предпочтительно в самой глубокой точке Тихого океана и помянуть бурбоном со льдом.

Леонард приготовил напитки, вручил мне бокал, а затем направился к кушетке, накрытой леопардовой шкурой, и уселся на нее.

— От всех этих твоих злобных гадостей у меня появляется ужасная слабость, — пожаловался он. — В любую минуту я могу разразиться слезами.

— Икс-фактор, — сказал я. — Большой секрет, который ты хранишь. Вспомнил?

— Помню: вчера днем ты нес подобную ерунду, — согласился он. — Я по доброте душевной отнес ее за счет жары или повышенной влажности. Честное слово, старик, тебе нельзя нежиться на солнышке слишком долго. От этого у тебя растекаются мозги. Конечно, этому может быть чисто физиологическое объяснение: возможно, кости твоего черепа не толще листа бумаги.

— Сколько ты выложил Джордану наличными, когда он уходил отсюда? — пошел в наступление я.

— Что?! — Его глаза асфальтового цвета под набрякшими веками вдруг приняли настороженное выражение.

— Ты никак не мог забыть про Андерсона, — продолжал я, — и не хотел, чтобы Джордан распускал про тебя грязные сплетни, особенно в то время, когда решалось, будешь ты участвовать в этой библейской эпопее или нет. Поэтому ты заплатил ему, чтобы он держал рот на замке, и только потом понял, какую отмочил глупость. Откупившись от Клайва, ты подставил себя под шантаж. И именно по этой причине ты нанял меня.

Сказал, что желаешь, чтобы я заставил Джордана прекратить распускать не правдоподобные и гнусные сплетни, но в действительности надеялся, что я такого страху на него нагоню, что он не посмеет выставлять требования в дальнейшем. Правильно?

— Правильно. — Леонард издал слабый вздох. — Я понимаю, что гораздо умнее было бы рассказать тебе всю правду с самого начала, старик, особенно теперь, когда ты и так извлек ее наружу.

— Сколько ты ему дал?

— Пять тысяч.

— Наличными?

— Даже я не настолько глуп, чтобы выписать ему чек.

— Последние дни своей жизни Джордан размахивал пачкой денег перед носом у всех, кто хотел на нее взглянуть, — буркнул я. — Он оплатил наличными аренду самой дорогой квартиры и держал оставшиеся деньги при себе. Либо этот парень ничего не слышал о существовании банков, либо не доверял им. Тот, кто его убил, забрал пачку денег из его квартиры. — Я отхлебнул немного бурбона, который оказался самого что ни на есть лучшего качества и выдержки, и продолжал:

— Олтчек считает, что мотивом убийства было ограбление, но это никак не вяжется с котенком и твоей дружеской запиской, обвязанной вокруг его шеи. Может быть, убийца прихватил с собой деньги только для того, чтобы запутать следствие?

— Откуда мне знать? — с готовностью ответил Леонард. — Я целиком полагаюсь на тебя, Рик. Распутай это преступление и повесь его на Чарли Стерна, независимо от результатов расследования!

— Если Олтчек узнает, что ты дал Джордану пять кусков, он ни за что не поверит, что ты сделал это только по доброте сердечной, — поддел я его. — Он решит, что Джордан шантажировал тебя, а это чертовски подходящий мотив для убийства. Он также решит, что ты прихватил деньги с собой, пытаясь скрыть факт шантажа.

— А ты, случаем, не сказал ему, что именно я дал деньги Клайву?

— Нет, потому что я тогда еще не был в этом уверен, — утешил я Рида. — Теперь я знаю наверняка. Но если только лейтенанту станет известно, что я об этом знал, но ничего ему не сказал... — Я провел пальцем по горлу понятным каждому жестом. — Ты все больше и больше осложняешь мне жизнь, Леонард. В данный момент я не уверен, чем мне стоит пожертвовать: тобой или своей будущей карьерой.

К его бокалу с мартини с горящими глазами стала подкрадываться Мышка, поэтому он поставил его на коврик и некоторое время наблюдал, как котенок лакает спиртное.

— Не думаю, что чем-то смогу тебе помочь, старик, — сказал наконец Леонард. — Это твоя личная проблема, не так ли?

— Полагаю, так оно и есть, — резко ответил я. — Ты не будешь против, если я воспользуюсь твоим телефоном?

— Пользуйся. — Он с трудом сглотнул. — У меня будет время, чтобы собрать вещички до приезда лейтенанта?

Я повернулся к нему спиной, когда набирал номер, чтобы он как следует попотел.

— “Герберт Уолкер и компаньоны”, — сказал мне в ухо вкрадчивый голос с хрипотцой пару секунд спустя.

— Это Рик Холман, — сказал я. — У вас еще не все волосы поседели?

— Что?

— Я решил, что вы могли поседеть от беспокойства, поджидая моего звонка, — скромно пояснил я.

— Вчера вечером вы говорили со мной с таким энтузиазмом, что я забыла о вашем существовании, как только повесила трубку, — сказала Сара отстраненно.

— У меня в то время собралась компания поиграть в покер, — солгал я. — Сами понимаете, каково разговаривать, когда шесть любопытных ушей прислушиваются к каждому сказанному слову. Давайте начнем все сначала, Сара Кронин. Куда и в какое время мне заехать за вами?

— Трудно сказать. — Ее голос быстро оттаял. — Я снимаю квартиру с тремя другими девушками, а сегодня вечером они все будут дома. Если вы заедете за мной, наверняка они все втроем набросятся на вас, и мы никуда не уйдем, пока они не вытянут из вас всю биографию, вплоть до родимых пятен. Может, мне лучше приехать к вам домой?

— Звучит заманчиво, — заметил я и назвал ей свой адрес. — Увидимся около половины девятого.

Леонард одарил меня своей дьявольской улыбкой номер один.

(Крупный план: ответная реакция татарского хана, после того как он приговорил главного героя к смерти путем подвешивания его за ноги над ямой с изголодавшимися волками.) — Ну, ты меня заставил поволноваться, старик, — замурлыкал он. — Я уже чувствовал холодную сталь наручников на своих запястьях. Несомненно, у тебя извращенное чувство юмора.

— Несомненно, — согласился я. — Как ты считаешь, Айван Оллсоп задумал что-нибудь особенное для сегодняшней вечеринки в память Джордана?

— Кто знает, что происходит в фрейдистских джунглях его сознания? — пожал плечами Леонард. — Не сомневаюсь, Айван себе на уме, но подождем до вечера, тогда узнаем.

— Ты знал, что Джордан провел несколько месяцев в специальной лечебнице по поводу нервного срыва?

— Он мне говорил об этом.

— И про гиосцин тоже?

— Я предупреждал его, что играть с такими препаратами опасно и что ему следует обращаться к врачу всякий раз, как он почувствует к этому тягу. — Леонард покачал головой. — Временами Клайв становился упрямее главного режиссера. Говорил, что редко его принимает и что знает, как с ним обращаться. Когда у него действительно сдавали нервы, это — единственное средство, которое его успокаивало.

— А он принимал его, пока жил тут?

— Не думаю. Если и так, то я об этом не знал.

— А он взял его с собой, когда уезжал?

— Временами, старик, мне думается, что лучше разговаривать с лейтенантом Олтчеком, чем терпеть то, как ты копаешься в моем нижнем белье. Я полагаю, Клайв забрал с собой гиосцин, но я не обыскивал его багаж, чтобы в этом убедиться.

— Если ты предпочитаешь иметь дело с лейтенантом, — непринужденно сказал я, — я могу позвонить ему и сказать, что именно ты дал деньги Джордану.

— Рик, мне вдруг почему-то стали нравиться твои деликатные вопросы. — Леонард ласково погладил себя по голове. — Надеюсь, ты не забудешь сыграть сегодня вечером надлежащую роль.

— Что еще за роль? — удивленно спросил я.

— Специалиста по улаживанию неприятностей с шестизарядным револьвером у каждого бедра, с холодной улыбкой на губах, горящего желанием помочь своему выдающемуся клиенту, любвеобильному Леонарду Риду.

— Ты пропустил строчку о преданности правде и справедливости, — напомнил я ему. — Она шла как раз перед “любвеобильным Леонардом”.

Он недовольно надул свои полные губы.

— Временами, старик, я почти убежден, что ты горишь желанием доказать, будто это я убил беднягу Клайва.

Глава 10

Я вернулся домой около четырех часов и накормил котенка Леонарда, который, по видимости, устроился на постоянное место жительства у меня под кроватью. Потом я решил посвятить некоторое время медитации: когда тело находится в расслабленном состоянии, мозг получает возможность абсорбировать впечатления из подсознания и иногда приходит к очевидному и верному решению проблемы. Поэтому я растянулся на кровати в полной готовности к глубоким размышлениям и проснулся спустя три часа.

Стоя под душем, я с надеждой ждал, когда из подсознания появятся впечатления и помогут мне вычислить убийцу Джордана, но дождался лишь сильного позыва к спиртному, поэтому решил, что мое подсознание тоже, должно быть, заснуло. Я оделся как обычно, в надежде, что это будет приблизительно соответствовать определению Ливана Оллсопа “что-нибудь свободное”. Мой тридцать восьмой и поясная кобура лежали в верхнем ящике бюро, и я долго спорил сам с собой, прежде чем решить, что в них не будет необходимости. Даже если мерзкий громила Джон наставит на меня пушку, я решил, что Чарли Стерн будет держать его в ежовых рукавицах в чужом доме. Кроме того, присутствие совершенно незнакомого человека тоже будет сдерживающим фактором. Сара Кронин — интригующая блондинка, и все при ней, но я пригласил ее для собственной охраны и скрестил пальцы в надежде, что у нее не хватит мозгов об этом догадаться.

За две минуты до половины девятого раздался звонок в дверь, а десятью секундами позже я уже провожал Сару Кронин в гостиную, где с ее появлением почему-то стало светлее. Возможно, из-за того, что на девушке было надето ярко-розовое платье, которое любовно обволакивало каждый изгиб ее тела. Оно чувственно драпировало ее полные груди, не поддерживаемые лифчиком, и подчеркивало округлые бедра, слегка прилегая к ногам при каждом ее шаге. С ее мочек свисали огромные кольца из фальшивого золота.

— Как вы считаете, я нормально одета для вечеринки? — тихо спросила она.

— Просто потрясающе! — ответил я. — Не хотите ли присесть, пока я приготовлю нам что-нибудь выпить?

— Мне, пожалуйста, мартини.

Сара присела на кушетку и положила ногу на ногу. Подол ее платья задрался на пару дюймов, но не настолько сильно, чтобы у меня появился шанс разглядеть, какого цвета на ней трусики, если они вообще на ней имелись — их отсутствие меня нисколько бы не удивило. Мне пришлось напрячь всю силу воли, чтобы повернуться к ней спиной и пройти к бару. Там я приготовил два бокала и отнес снова к кушетке.

— А где именно состоится эта большая голливудская вечеринка? — поинтересовалась она.

— У Ливана Оллсопа.

— О! — У нее загорелись глаза. — Я считаю его великим актером! А кто еще там будет?

— Леонард Рид.

— Он тоже хороший артист. Когда я вижу его в кино, у меня всегда по спине мурашки бегают. У него такой пронзительный взгляд! Словно он любую женщину готов взять силой!

— Знакомство с ним может оказаться для вас большим сюрпризом, Сара, — сурово сказал я. — К тому же там будет еще некто по имени Чарли Стерн.

— Этот! — Она сморщила носик. — Я насмотрелась на него в конторе. У него ведь не все дома, верно?

— Что заставляет вас предполагать такое?

— В первый раз, когда я его увидела, он по пути к выходу остановился перед моим столом и спросил мое имя. Потом сказал, что ему нравится мой стиль, и предложил оставить работу и жить с ним. Сначала я подумала, что он шутит. Потом я заглянула в его маленькие гадкие глазки и увидела, что он совершенно серьезен. — Сара изящно передернулась. — Я инстинктивно почувствовала, что, если подниму его на смех, он прибегнет к физической силе. Поэтому я вежливо поблагодарила его и придумала парня по имени Джо — любовь всей моей жизни.

— И как он на это отреагировал? — поинтересовался я.

Она рассмеялась:

— Тут же дал мне отставку! Сказал, что это был лишь случайный порыв, из которого не вышло бы ничего путного, поскольку ему не нравятся выбеленные пряди.

— Вы правы, — сказал я. — Чарли Стерн не вполне нормальный. К несчастью, большинство из тех, с кем вам сегодня придется встретиться, одного с ним поля ягоды.

— Веселенькая намечается вечеринка! — Сара сверкнула на меня ярко-голубыми глазами. — Для вас ведь это нечто большее, нежели обычная вечеринка, Рик Холман?

— П-п-почему вы так думаете? — запинаясь, спросил я.

— После вашего ухода мистер Уолкер говорил о вас в конторе. Сказал, что вы специалист по улаживанию всяких конфликтов на киностудиях. Я подозреваю, что вы встречались с ним по делу мистера Стерна, поскольку велели упомянуть его имя.

— Вы правы, — сдался я. — Для меня это больше, чем просто вечеринка. Каждый присутствующий на ней, за исключением вас, оказался в довольно сложном положении. Но вам не стоит об этом беспокоиться, Сара. Я не дам вас в обиду!

— Я сама могу о себе позаботиться, — спокойно сказала она. — Как говорила моя мама, лучший друг девушки — ее крик. — Она допила свой стакан. — Нам не пора?

— Думаю, пора, — кивнул я. — Одно могу обещать: что бы ни произошло на вечеринке, скучать вам не придется!

Когда Сара встала, ее розовое платье интимно зашуршало и натянулось на груди.

— Интуиция подсказывает мне, что вы меня сегодня как-то используете, Рик. Однако, полагаю, спрашивать об этом бесполезно, потому что вы ни за что не признаетесь.

— Для охраны, — сказал я. — Вы — мой страховой полис против ярости Чарли Стерна. Она тихонько рассмеялась:

— Я сделала глупость, что спросила!

Примерно через полчаса слуга-японец провожал нас в изысканную гостиную с элегантными канделябрами и скрытым намеком на шикарную жизнь, в интерпретации одного не слишком глянцевого журнала. Айван Оллсоп вышел поздороваться с нами. Вид у него был ужасно английский: на нем был спортивный пиджак, как у охотника, твидовые брюки в крапинку, галстук-бабочка в горошек, замшевые ботинки на толстой подошве и так далее.

— Мой дорогой! — Он схватил мою руку, словно я был его давно потерянным братом, вернувшимся через двадцать лет с необитаемого острова. — Как мило с твоей стороны, что ты пришел на мою маленькую вечеринку и привел свою подружку!

Я представил его блондинке с выбеленными прядями, которая смотрела на него открыв от восхищения рот.

— Я так счастлива, что вы позволили Рику привести меня сюда, мистер Оллсоп, — сказала она. — Вы — мой самый любимый актер!

— Называйте меня, пожалуйста, Айваном. — Он откинул назад свои длинные волнистые каштановые волосы и тепло улыбнулся ей. — Как очаровательно с вашей стороны сказать такое, моя дорогая! Никогда прежде я не считал, что могу быть чьим-то любимым актером, хотя мой агент живет только этой надеждой. — Оллсоп улыбнулся мне короткой ироничной улыбкой. — Я почему-то никогда не думал, что вы водите компанию со знатоками искусства, Рик.

— Как и у вашего агента, мои надежды теперь осуществились, — ответил я.

Он повел нас к бару, где Леонард Рид уже взгромоздился на стул с выражением номер два на физиономии (загадочный монгол-злодей) и в том самом черном наряде, в котором я видел его несколько дней назад, включая громоздкий платиновый браслет на правом запястье. Айван Оллсоп представил его Саре, а потом направился за стойку и принялся готовить напитки.

— Я видела ваш последний фильм, мистер Рид, — сказала Сара.

— И это дает вам право на членство в эксклюзивно малочисленной группе, — бросил Леонард. — По крайней мере, вы не назвали его картиной. — Он оскалил зубы в разбойничьей гримасе. — Однако давайте поговорим о вас. И что вы думаете о моей игре?

— О, Леонард! — Айван в отчаянии воздел глаза к небу. — Это самая бородатая голливудская шутка.

— Я считаю, что кинофильм очень заурядный, — находчиво сказала Сара, — но вы были просто ужасны.

— За это, — сказал он ей великодушно, — вы можете называть меня просто Леонардом. У меня такое чувство, что на этот раз Рик нашел нечто особенное. Под этой жуткой соломенной шляпкой явно наблюдаются проблески ума.

— Он просто никак не может выйти из роли злодея, — объяснил я Cape. — Играет даже для одного зрителя.

— Меня это ничуть не беспокоит, Рик, — сказала она. — Будто я смотрю фильм, в котором он снимался. Я имею в виду аудиторию из одного зрителя.

— Туше! — Айван разразился громким хохотом. Асфальтовые глаза сверкнули из-под набрякших век, когда Леонард поставил на стойку бара локоть, уперся подбородком в ладонь и уставился на Оллсопа.

— И все-таки я не представляю тебя в роли злодея в библейской хламиде, Айван, — вкрадчиво сказал он. — Струящийся шифон с несколькими блестками — еще куда ни шло. Это тебе гораздо больше подойдет.

Лицо Оллсопа на мгновение застыло, но потом он пожал плечами:

— Совершенно с тобой согласен, дорогой. — Его смешок был самоуничижительным. — Но продюсеры думают иначе, насколько я понимаю. Мой агент говорит, что дело, можно считать, в шляпе.

— Ну, — сказал слащаво Леонард, — тебе там самое место, старикан. В шляпе! Прибыли еще гости.

Оллсоп отчаянно замахал руками и завопил:

— Сюда! Присоединяйтесь к нам, дорогие мои! У нас тут как раз в разгаре обмен любезностями — только клочки летят!

Вновь прибывшие медленно двинулись к бару. Я отметил, что недокормленная хищная птица надела третий помятый итальянский костюм, а у Фриды Паркин сохранился все тот же затравленный вид, вполне соответствующий унылому выражению серо-зеленых глаз. Черный брючный костюм без всяких женственных оборочек подчеркивал хрупкость ее фигуры до такой степени, что невольно хотелось задать вопрос, уж не страдает ли она от авитаминоза.

— Я вас помню, — сказал Саре Чарли Стерн, когда Оллсоп хотел было представить их друг другу. — Вы работаете на Герберта Уолкера. — Он бросил на меня долгий пристальный взгляд, а потом снова перевел глаза на нее. — Я чрезвычайно удивлен тем, что вижу вас в столь неподобающей компании, мисс Кронин. Я настоятельно вам советую не иметь ничего общего с этим дегенератом Холманом, в противном случае я буду вынужден переговорить с мистером Уолкером относительно вашей дальнейшей работы у него.

— А как поживает ваш отвратительный громила? — вежливо осведомился я. — Надеюсь, он полностью оправился от головной боли?

— Джон в полном здравии, — натянуто ответил Стерн. — Вам еще может представиться случай в самом ближайшем будущем отдать должное его физической силе, мистер Холман. Если вас это интересует, он сейчас ожидает меня в машине.

— Я всегда удивлялся, почему ты никогда не посылал его увидеться со мной, Чарли-птичка? — спросил Леонард Рид ласково, почти нежно. — Или ты опасаешься, что я верну его тебе в разобранном виде?

— Я здесь только потому, что Айван убедительно просил меня прийти, — бросил Стерн. — Но есть вещи, которые я не стану делать даже ради него, а именно: вступать в разговор с маньяком-убийцей, таким, как ты!

— Меня это вполне устраивает. — Леонард счастливо ему улыбнулся. — Не люблю спорить с карликами.

Глаза Чарли налились кровью, но Айван не дал ему взорваться, громко провозгласив:

— А вот и мой последний гость прибыл! Зои Парнелл торжественно прошествовала от входной двери в гостиную. Ее волосы цвета бурбона были собраны на макушке фантастической пирамидой, отчего девушка казалась ростом около шести футов. На ней было блестящее серебряное платье, подчеркивающее все соблазнительные части ее тела. Она не просто превзошла двух остальных девушек, она полностью затмила их своим нарядом и наслаждалась каждым мгновением своего триумфа.

Айван Оллсоп шумно поприветствовал ее, а потом обвел нас всех широким жестом:

— Полагаю, вы почти со всеми тут знакомы, дорогая. Рик, Леонард! Позвольте представить вам Зои Парнелл.

— Мы уже знакомы. — Зои улыбнулась брюнетке:

— Как поживаешь, Фрида?

— У меня болит каждая косточка, — холодно отозвалась Фрида, — и все по твоей милости, глупая шлюха!

— Не думаю, что вы знакомы с Сарой Кронин, — поспешно вмешался Айван. — Она пришла с Риком.

— О? — Зои закусила нижнюю губку, переводя взгляд с Сары на меня. — Так, значит, “ничего важного” вчера по телефону — это вы?

— Удивительно, как это вам, Рик, удалось закончить игру в покер, если все игроки выглядели как Зои? — вставила Сара.

Обе девушки обменялись кислыми, но многозначительными улыбками. Их бессловесное резюме гласило, что все мужчины — подлецы, только одни больше, другие меньше, ну и, конечно, самый большой подлец из всех — это Рик Холман.

— Что будете пить, Зои? — вежливо осведомился Айван.

— Мартини. — Она вопросительно посмотрела на Чарли Стерна. — А кто этот забавный человечек?

— Моя фамилия — Стерн, — ответил Чарли ледяным тоном. — Нам предстоит основательно переговорить с вами относительно тех неудобств, причиной которых стали вы, наслав на меня полицию. Однако сейчас я не желаю с вами общаться. Можете разговаривать с другими, если хотите, или просто стойте здесь в своей блестящей вульгарности, пока не состаритесь. Мне это безразлично!

— Ах ты, мелкий негодник! — прошипела она, выплевывая слова. — Возможно, ты в состоянии запугать Фриду, но меня не испугаешь! Веди себя прилично, лилипут, или я перекину тебя через колено и повыщиплю твои перышки!

Чарли на несколько секунд остолбенел, а когда повернулся на каблуках и направился к выходу, его лицо постарело лет на пять.

— Ты примешь участие в представлении, сладкая моя, — тихо сказала Фрида. — Испытаешь на себе воспитательные меры Джона, и я очень рада, что увижу эту процедуру.

— Да ты спятила! — с издевкой сказала Зои. — Я могу справиться с любым мужчиной. — Она сверкнула глазами в мою сторону. — Если не веришь, спроси у Рика.

— Никогда не думал, что наша вечеринка начнется так неудачно, — радостно сказал Айван.

— Рик? — Голос был сонный, и я не сразу понял, что меня позвал Леонард Рид. — Позволь мне в этом разобраться. Пожалуйста. — Он широко раскинул руки. — Сделай мне одолжение.

— Последний раз я успокоил Джона бутылкой по затылку, когда он этого совсем не ожидал, — сказал я. — Он гораздо больше тебя, Потомок Героев!

— Никто не знает столько грязных приемов драки, сколько их знаю я! — хвастливо хихикнул Леонард.

— Послушай, дорогой, — взволнованно предупредил Айван. — Не хочу, чтобы ты счел меня несносным стариканом, портящим людям удовольствие, но обстановка этого дома стоила мне целого состояния.

— Тебе следовало бы сперва проверить список гостей, а уж потом устраивать вечеринку, старина, — замурлыкал Леонард. — То есть я хотел сказать — не приглашай гостей, если не можешь позволить себе подобных шуток.

Чарли вернулся в гостиную в сопровождении своего слуги Джона. Великан был одет в тот же самый шоферский наряд, который я видел на нем раньше, и здорово смахивал на чудовище Франкенштейна.

— Чарли! — завопил Айван пронзительно. — Ты подоспел как раз вовремя — к тосту за светлую память Клайва Джордана!

— Я возлагаю всю ответственность за то, что должно здесь произойти, на вас, — окрысился на него Стерн. — Это вы настояли на том, чтобы я присоединился к этой компании маньяков и шлюх! Поэтому вы сейчас вместе со всеми остальными будете иметь возможность наблюдать, что происходит с теми, кто оскорбит меня. — Он дрожащим пальцем указал на Зои:

— Вот та женщина, Джон. Я хочу, чтобы ты наложил на нее дисциплинарное взыскание и унизил перед этими людьми. Можешь наказать ее по своему усмотрению, только не искалечь.

— Конечно, мистер Стерн. — Великан принялся разглядывать Зои. Взгляд его скользнул с вершины пирамиды на голове, задержался на груди и проследовал вниз, к ногам мимо округлого живота и полных бедер. Потом он довольно ухмыльнулся. — Для меня это будет удовольствие.

Когда он стал к ней приближаться, Зои инстинктивно отступала до тех пор, пока не прижалась позвоночником к стойке бара.

— Кто-нибудь! Остановите его! — взмолилась она, едва переведя дыхание.

Леонард Рид одним плавным движением слез с табуретки, а потом согнул руки над головой отработанным жестом молотобойца.

— Номер один! — выкрикнул Айван и нервно хихикнул.

— Если этот человек попытается вмешаться, — поспешно сказал Чарли, — я тебя ничем не ограничиваю, Джон. Понятно?

Леонард сделал три быстрых шага, которые приблизили его к великану на расстояние досягаемости, и встал на цыпочки, словно балетный танцор, опустив руки по швам. И тогда он неожиданно выбросил вперед одну ногу, с силой ударив его противника в пах, отчего тот заметно поник. Леонард восстановил равновесие и отступил на шаг.

— Давай, ударь меня!

Великан медленно распрямился. На его лице застыла маска боли, а в выцветших голубых глазах мелькнула неприкрытая жажда крови. Он заскрипел зубами и бросился вперед с вытянутыми руками. Леонард грациозным пируэтом отскочил в сторону, а потом, увернувшись, нанес жестокий удар дзюдоиста по шее гиганта. У Чарли Стерна вырвался тонкий вскрик изумления, когда он увидел, как его слуга упал на колени.

Тогда Леонард набросился на своего противника с явным намерением его убить. До этого момента я считал, что знаю все грязные уловки в бою на близкой дистанции, но Рид показал, что мне есть еще чему поучиться. Он пустил в ход все: руки, локти, плечи, колени и ступни, обрабатывая великана с такой безжалостной жестокостью, которая казалась почти научной по своей холодной расчетливости. Даже когда его противник повалился без сознания на пол, Леонард не остановился. Он еще секунд двадцать обрабатывал ребра и почки великана ударами ног. Когда он наконец успокоился, все присутствующие изумленно молчали, предоставив ему возможность спокойно вернуться к своему табурету у стойки бара и взять недопитый бокал. Он даже не запыхался.

Чарли Стерн сделал несколько неуверенных шагов к поверженному гиганту и уставился на залитое кровью лицо.

— Вы убили его! — взвизгнул он жалобным фальцетом.

— Не думаю, Чарли-птичка, — безмятежно сказал Леонард. — Мне он кажется довольно сильным парнем-переростком. Его рост на пару недель может замедлиться, но потом он будет как новенький — ну, почти.

— Айван! — с отчаянием в голосе позвал Стерн. — Вызывайте “скорую” и полицию!

— Никто не будет никого и ничего вызывать, — твердо сказал Леонард. — Нам не нужно никакого грязного скандала по поводу голливудских нравов, верно? — Он посмотрел прямо в побледневшее лицо Оллсопа. — Я хочу сказать — на это у каждого из нас есть свои причины, правильно, старина?

Оллсоп конвульсивно сглотнул.

— Думаю, Леонард прав. — Он бросил взгляд на неподвижного великана и явно обрел утерянную было самоуверенность. Во всяком случае, когда он перевел взгляд на Стерна, выражение его лица было почти вызывающим. — Сожалею о случившемся, но вы должны согласиться, Чарли, что сами в этом виноваты.

Коротышка стоял с налитыми кровью глазами, дрожа от не находившей выхода ярости, пока неожиданно не взорвался.

— Ты, глупая шлюха! — заорал он на Фриду и ударил ее по лицу.

— Я же говорила, чтобы ты следил за своими манерами, отвратительный карлик! — сквозь зубы бросила Зои.

Она размахнулась и со всей силы ударила его тыльной стороной ладони по губам. Удар сопровождался резким хлопком, напоминающим небольшой взрыв. Чарли, спотыкаясь, отлетел от стойки бара, отчаянно размахивая руками, стараясь восстановить равновесие, пока не натолкнулся на кушетку, которая подбила его под колени, и он рухнул прямо на нее. Он медленно приложил руку ко рту, долго смотрел, не веря своим глазам, на кровь, оставшуюся на костяшках его пальцев, а потом неожиданно разразился слезами.

— Айван, можно говорить что угодно о твоей вечеринке, — благодушно процедил Леонард, — но скучной ее не назовешь!

— Я, наверное, заснула, — пробормотала Сара глухим голосом. — Я знаю, мне снится сон! Я проснусь через минуту в офисе, а Герберт Уолкер и все его компаньоны будут орать на меня за то, что я заснула на рабочем месте.

Фрида подошла к кушетке, с усилием передвигая ноги, опустилась рядом с рыдающим Чарли и ласково положила его голову себе на колени.

— Все в порядке, — сказала она шепотом, словно утешала ребенка. — Ты еще с ними посчитаешься, Орел. Никто не может долго противостоять тебе, и ты это знаешь, Ястребиный Глаз!

— Невероятно!

Зои осторожно повернулась спиной к кушетке и насмешливо ухмыльнулась остальным.

— Не удивлюсь, если она начнет кормить его грудью!

— Всем нужно выпить еще по стаканчику, — решил Айван и принялся изображать бармена.

— Конечно. Ведь мы еще не выпили последний тост, верно?

Тяжелые веки Леонарда чуть опустились.

— Точно. — В красивом голосе Айвана послышались уважительные нотки. — Несмотря на неприятный инцидент, свидетелями которого мы все тут были, я все-таки хочу предложить тост за память нашего дорогого покойного друга. — Он наполнил последний пустой бокал и поставил его передо мной, затем встал по стойке “смирно”, высоко подняв свой. — Я предлагаю выпить за память самого прекрасного молодого человека из тех, с которыми мне посчастливилось быть знакомым, — провозгласил он излишне громко. — За светлую память Клайва Джордана!

Все выпили в едином порыве, а потом быстро поставили бокалы. Я услышал какой-то слабый скребущийся звук и посмотрел в сторону открытого французского окна, которое выходило на террасу рядом с бассейном.

На какой-то миг мне показалось, что я увидел за окном чью-то скрюченную фигуру, но она быстро исчезла, и я засомневался, уж не померещилось ли мне все это. Особенно когда мгновение спустя в гостиную через окно неуверенно шагнул почти взрослый котенок.

Вся пятерка, столпившаяся возле бара, молча наблюдала за котенком, который неспешно приближался к нам. Когда он подошел поближе, то немного поколебался, а затем сделал выбор: потерся о ногу Леонарда и тихонько замурлыкал. Тот наклонился и поднял кота, а потом поставил его на стойку бара прямо перед собой. Его пальцы едва заметно дрожали, когда он развязывал белый бант на шее котенка.

— “На память капризному мальчику. С любовью. Леонард”, — прочитал он без всякого выражения.

— Те двое, что получили такой же подарок, — хрипло сказала Зои, — умерли. Уж не собираешься ли ты стать третьим, Леонард?

Глава 11

Айван Оллсоп успел только пискнуть перед тем, как рука Леонарда крепко ухватила его за горло, после чего он стал из последних сил стараться не задохнуться.

— Хитрый негодник! — загудел Леонард. — Я так и знал, ты что-то замышляешь, раз пригласил меня на эти свои вонючие поминки!

— Если ты отпустишь его горло, — предложил я, — возможно, у него будет шанс дать тебе объяснения.

— Думаю, ты прав.

Леонард с явной неохотой разжал руку. Оллсоп сделал судорожный вдох, а потом любовно помассировал свое горло рукой.

— Объяснение простое... — Он помедлил и стал мелкими глотками пить из своего бокала. — Это тот самый котенок, которого ты послал Лестеру Андерсону. Как тебе известно, он ненавидел кошек, поэтому отдал его мне.

— С ленточкой на шее? — уточнил я.

— В том самом виде, в котором Леонард послал котенка ему, — кивнул он. — Не могу сказать, что я обожаю кошек, но этот котенок оказался таким забавным!

— А еще забавнее было показать его в подходящий момент, — сказал я. — Сигналом послужил тост за Джордана, который вы произнесли достаточно громко, чтобы ваш мальчик-слуга услышал, взял кота с террасы и подтолкнул его в гостиную.

— Вероятно, у меня излишнее пристрастие к театральным жестам? — Оллсоп прекратил массажировать свое горло и осторожно водрузил галстук-бабочку на прежнее место. — Но я подумал, что, когда все подозреваемые собрались вместе, появление котенка в подходящий момент может.., ну, вы знаете?

— Стать своего рода катализатором? — съязвил Леонард. — Тебе никогда не удастся переплюнуть Билла Пауэлла в постановке подобных сцен, старик! Во-первых, у тебя нет его таланта, а во-вторых, он работает по сценарию.

— Это была прекрасная попытка, Айван, — неожиданно сказала Зои Парнелл. — Всем известно, что Леонард убил Клайва, вот только доказать это очень трудно.

Леонард медленно повернулся к ней:

— А зачем мне было убивать Клайва?

— Ты не можешь не уничтожать людей. — Она стояла и смотрела на него, словно сверкающий ангел возмездия. — Ты болен, Леонард. У тебя порочный образ мыслей. Тебе была просто невыносима мысль, что Клайв тебя оставил, потому-то ты и убил его!

— И ты так думаешь? — обратился Леонард к Айвану с непроницаемым лицом.

— Я? Ну, я не уверен... — пробормотал Айван. — Но в одном я абсолютно уверен: в этой комнате находится убийца бедного Клайва. Честно говоря, я надеялся получить более удовлетворительный результат от появления на сцене котенка. — Он печально покачал головой. — Это ведь было довольно эффектно, не так ли?

— Если вы хотели правильно поставить эту сцену, — терпеливо принялся объяснять я, — начинать надо было с процесса исключения. Кто-то послал Клайву Джордану котенка с запиской, обвязанной вокруг шеи. Это мог быть либо Леонард, либо настоящий убийца, который надеялся таким образом бросить подозрение на Леонарда. Кто бы это ни был, он должен был знать о том первом котенке, посланном Лестеру Андерсону. Леонард об этом знал. — Я посмотрел на Айвана. — И вы тоже, поскольку Лестер отдал вам первого котенка. А как насчет вас, Зои?

Она кивнула:

— Однажды Леонард рассказал нам с Клайвом об этом, когда мы еще жили в его доме. Он считал это очень забавной историей.

Я посмотрел на кушетку и увидел, что и Чарли Стерн, и Фрида сидят выпрямившись и внимательно слушают. Великан Джон вдруг заскрежетал зубами и перекатился на бок, отчего они оба нервно вздрогнули.

— А как насчет вас? — спросил я.

— Нет! — Фрида решительно замотала головой. — Зои мне об этом не рассказывала.

— А вы, Чарли?

— Я знаю об Андерсоне только то, что рассказала мне Фрида, — тихо ответил он.

— А Фрида знала только то, что рассказала ей Зои. — Я снова обратился к Айвану Оллсопу:

— Вам известно, что несколько месяцев назад у Клайва Джордана был нервный срыв и он некоторое время провел в частной лечебнице?

— Нет! Не имел ни малейшего представления! — У него от удивления глаза полезли на лоб.

— Зои?

— Конечно известно, — с вызовом бросила она. — Он был моим кузеном, если вы помните.

— Вы рассказывали об этом Фриде?

— В этом не было необходимости. — Серебряные бусинки на платье заблестели еще ярче, когда она глубоко вздохнула. — А вот Леонард определенно знал!

— Значит, вас осталось двое, — сказал я. — Два человека, которым было известно, что Клайв принимал дозу гиосцина каждый раз, как неважно себя чувствовал. Убийца это знал, потому что вскрытие показало: в желудке у Клайва было некоторое количество гиосцина. — Я стал прикуривать сигарету, и спичка чиркнула о коробок неприятно громко. — Когда Джордан уехал из дома Леонарда, тот стал беспокоиться, что парень сболтнет лишнее, а это могло бы испортить ему шансы получить большую роль в новой библейской эпопее. Поэтому Леонард заткнул Клайву рот пятью тысячами долларов. Вы знали об этом, Зои?

— Нет!.. — Она на мгновение закусила нижнюю губу. — Бедный Клайв! Иметь такие деньжищи в первый раз в жизни, а потом...

Я повернулся к паре, сидящей на кушетке:

— Вы знали, что Джордан снял дорогостоящую квартиру?

— Зои мне сказала, что жилище принадлежит какому-то его дружку, — ответила Фрида. — Клайв переселился туда, тот уехал куда-то на Восточное побережье.

— Так мне сказал Клайв. — Золотоволосая блондинка быстро заморгала, старясь удержаться от набежавших слез. — От этого все еще хуже! С такими деньгами жить да жить, а его убили через несколько дней!

— Ну вот, Айван, — ласково сказал я, — процесс исключения закончен. Есть только один человек, которому были известны все, без исключения, факты.

— И это я! — рявкнул Леонард. — Ах ты, сукин сын! Холман! Кто заплатил тебе за то, чтобы ты затянул петлю на моей шее?

— У тебя есть еще шанс! — радостно заверил его я. — Возможно, кто-нибудь лжет. Олтчек уверен, что Джордан имел при себе то, что осталось от пяти тысяч долларов после оплаты квартиры. Целая толпа людей в один голос утверждает, что он последние несколько дней своей жизни перед убийством сорил деньгами направо и налево. Когда полиция производила обыск квартиры, денег там не оказалось, поэтому они пришли к выводу, что их взял убийца. — Я внимательно оглядел напряженные лица собравшихся. — Когда я упомянул про деньги, никто из вас не поинтересовался, куда они делись.

— Я вас не понимаю, — пробормотал Айван.

— И не поймете, — сказал я ему, — потому что для вас и Леонарда такая сумма — не деньги. Вы оба — удачливые кинозвезды, и пять кусков — это лишь часть тех десяти процентов, которые полагаются вашему агенту. Чарли — миллионер высокого полета, и такие деньги для него, возможно, вообще ничего не значат. А вот для начинающей писательницы... Для бедной кузины, приехавшей в Лос-Анджелес в надежде, что ее кузен-актер, сделавший, как она воображала, карьеру в кино, поможет ей встать на ноги...

— Я так расстроилась, когда вы сказали о деньгах! Подумать только, у Клайва был шанс начать новую жизнь! — Зои покачала головой. — У меня и мысли не возникло спрашивать о том, что произошло с деньгами после того, как Клайва убили.

— Чарли? — позвал я, не сводя глаз с лица Зои. — Откуда вы взяли, что Леонард Рид — параноик с манией величия? И почему вы убеждены, что он действует по определенной поведенческой модели? Андерсон оставил Леонарда, а потом покончил с собой. Поэтому, когда Джордан поступил так же, ему оставалось сделать то же самое: умереть.

— Из того, что о нем рассказывала Фрида, это было очевидно.

— А откуда же у Фриды эти сведения?

— От Зои! — В голосе брюнетки прозвучали нотки неподдельного изумления. — Это она рассказывала мне, что Леонард ужасно с ними обращался, когда они жили в его доме, и как она боялась, что он попытается довести ее кузена до самоубийства, а если не получится, то убьет его.

Ледяной взгляд голубых глаз Зои пронзил меня насквозь, но я продолжал пристально смотреть ей в лицо.

— Клайв так разочаровал тебя, — беспечно начал я. — Он лгал тебе в письмах о своем большом успехе, а ты ему поверила и приехала сюда в надежде, что он окажет тебе материальную поддержку, пока ты будешь писать свой великий роман, который потрясет всю Америку. Когда ты приехала, то обнаружила, что он — последний неудачник. Поэтому ты и присоединилась к Клайву, когда он переехал в дом Леонарда Рида. Не думаю, что ты хотела защитить его. Ты поехала с ним потому, что там жить гораздо приятнее, чем в его развалюхе.

— Можете думать что хотите, — бросила она. — Один Клайв знал всю правду.

— Настало время, когда Леонард отлупил тебя. Тебе это очень не понравилось. Оргии и тому подобное.., все это переполнило чашу твоего терпения. Да еще в присутствии Клайва. Возможно, Леонард специально подстроил все так, чтобы Клайв оказался поблизости. Но он встал на сторону Леонарда и страшно негодовал. Ему очень не нравился ваш тройственный союз. Он обвинял тебя в том, что именно из-за тебя привязанность Леонарда к нему ослабевает?

— Это имеет значение?

— Если Клайв доверял Леонарду, то имеет. Потому что с этого момента твой кузен мог возненавидеть свою кузину. Поэтому, когда вам пришлось уехать из дома Леонарда и вернуться назад в полуразвалившийся двухквартирный домишко, у Клайва, вероятно, появилась возможность со злорадством похвастаться деньгами, теми самыми пятью тысячами долларов, которые дал ему Леонард, и сообщить, что он переезжает в одно шикарное место, а ты останешься прозябать там, пока не сгниешь!

— Возможно, но все было не так, — коротко рассмеялась Зои. — Все было совсем не так!

— Вернемся к той ночи, когда ты приехала, чтобы убить меня, поскольку сочла, что меня нанял Леонард для убийства Клайва, — продолжал я. — Ты устроила мне хорошенькую встряску, Зои, потому что ты тогда не шутила, верно?

— Я была ужасно расстроена случившимся и не контролировала себя.

— А где ты взяла пистолет?

— Это был пистолет Клайва. Он дал мне его, когда переехал на другую квартиру. Для самозащиты.

— Я опустил его в ведерко со льдом на случай, если ты передумаешь и решишь все-таки пристрелить меня. Думаю, он все еще там.

— Если ты его не перепрятал, значит, он все еще там. — Она крепко сжала челюсти. — А что, это важно?

— Просто мне пришла на ум одна забавная мысль, — медленно заговорил я. — Интересно, как отреагирует лейтенант Олтчек, если окажется, что этот пистолет — орудие убийства?

— А по виду не скажешь, что ты так глуп, Холман, — с издевкой сказала Зои. — Ведь убийца вложил пистолет в руку Клайва, пытаясь придать случившемуся вид самоубийства, помнишь?

— Но это был не тот пистолет, — солгал я. — Лейтенант сказал мне, что баллистическая экспертиза показала: из пистолета, который был в руке Клайва, не стреляли.

— Это невозможно! — взорвалась она. — Я...

— Украла пистолет Леонарда перед тем, как убраться из его дома, и убила из него Клайва, — поспешил продолжить я.

— Откуда ты узнал, что у меня пропал пистолет, черт тебя подери?! — потрясение спросил Леонард.

— Я ничего не знал, — признался я, — это просто логический вывод. Не сомневаюсь, ты никогда не сказал бы об этом ни мне, ни лейтенанту.

— Да ты с ума сошел! — повысила голос Зои. — В чем ты меня обвиняешь?! Почему бы тебе не сказать правду? Тебе прекрасно известно, что Клайва убил Рид!

— Ты необузданная женщина, Зои, — сказал я ей. — Я знаю это на собственном опыте. Ты не слишком хорошо все продумала, когда решила убить меня, обвинив в том, что меня нанял Леонард для убийства твоего кузена. Но я могу предоставить лейтенанту Олтчеку лишь косвенные доказательства. "Однако, для начала, у тебя нет алиби на момент убийства.

— Да ты сумасшедший! — заорала она.

— Какое на тебе потрясающее платье, — дружелюбно сменил тему я. — Оно, должно быть, стоит целое состояние, Зои?

— Сто семьдесят... — Лицо у нее окаменело.

— Если бы Клайва убил один из троих подозреваемых, он не стал бы покушаться на ту пачку денег, уходя из квартиры, потому что они для него ничего не значат. Но деньги имеют чертовски большое значение для нищей писательницы, не так ли?

— Ладно, — безразлично сказала Зои. — Я его убила. Я ненавидела его даже больше, чем ненавижу Рида. Все это хвастовство в письмах, а когда я приехала сюда, то поняла, что он собой представляет. Грязное маленькое ничтожество, которое... — И она разразилась потоком брани.

— И тогда специалист по улаживанию неприятностей спрятал в кобуру свой шестизарядный револьвер и выехал из города навстречу заходящему солнцу с печальной улыбкой на устах, — сказал Леонард. — Правда, справедливость и любвеобильный Леонард снова победили, благодаря обходительности Рика Холмана. Айван, старина, думаю, самое время позвать легавых!

— Подождите минуточку!

Я повернул голову и с умеренным удивлением увидел, что Чарли Стерн встает с кушетки и решительно направляется к нам. Глаза у него были по-прежнему налиты кровью, а на лице хищной птицы застыла маска непоколебимой решимости.

— Я прежде хочу кое-что сказать. — Он остановился перед Зои Парнелл, гордо расправил плечи и уставился ей в лицо. — Ты понимаешь, что натворила?

— Убирайся отсюда, коротышка! — презрительно ответила она. — У меня достаточно проблем и без карлика, который льет слезы по любому поводу, словно младенец!

— Это ты втянула меня во все это под предлогом того, что преступником является Леонард Рид, — начал Чарли звонким голосом, словно читал наизусть стихотворение. — Это ты поставила меня в неприятное положение, натравив на меня полицейского! Это ты стала причиной того, что вчера днем Холман прибегнул к физическому насилию в стенах моего собственного дома! А сегодня из-за тебя был жестоко избит Джон! Возможно, он больше никогда не сможет мне служить! А кроме того, ты намеренно унизила меня, оскорбив в присутствии всех этих людей! А этого, — сказал Стерн с ударением на каждом слове, — я тебе не прощу! Никто никогда не осмеливался поступать так с Чарли Стерном, и ты за это ответишь! Ты меня понимаешь?

— Ты — просто недоразумение, а не мужчина, — с издевкой сказала Зои. — Ты — параноик! Это у тебя мания величия! Ты думаешь, что ты мужчина, а на самом деле ты лишь жалкая пародия на него! — Она размахнулась и отвесила ему пощечину. — А теперь убирайся, откуда пришел! Поди поплачь на коленях у своей мамочки!

— Все понятно. — Его тело напряглось. — Конечно, добавить больше нечего. Уверен, все присутствующие понимают, что мне больше ничего не остается.

— Чарли! — неожиданно закричала Фрида. — Не надо!

Его правая рука мгновенно оказалась в кармане и вынырнула оттуда с револьвером 22-го калибра. В то же мгновение Стерн приставил дуло чуть ниже левой груди Зои и три раза спустил курок. Из разорванного серебряного платья вырвался странный красный фонтанчик. Секундой позже я заехал Стерну кулаком в челюсть, сбил его с ног и отбросил фунтов на десять, но Зои уже было все равно. Глаза ее постепенно стекленели, и, когда она упала серебряной грудой на ковер, на сверкающем платье расплылось большое кровавое пятно.

Фрида кинулась к неподвижно лежащему Чарли Стерну и снова положила его голову себе на колени. Потом бросила на меня укоризненный взгляд.

— Вам не стоило бить его так сильно, — сказала она тоненьким голоском. — Он не собирался больше никого убивать. Только ее!

— Айван, если ты все еще празднуешь труса, — спокойно произнес Леонард, — надеюсь, ты не станешь возражать, если легавых позову я?

Он направился к двери гостиной, и, когда поравнялся с бывшим сторонником дисциплинарных взысканий, великан неожиданно очухался и сел. Леонард замедлил ход, на какое-то мгновение его лицо приняло задумчивое выражение, после чего он быстро пнул громилу носком ноги в висок и спокойно продолжил свой путь.

— Я вот тут размышлял, — натянуто сказал Айван, — ничто не может вывести Леонарда из себя, верно? Первое, что я сделаю завтра утром, — это позвоню своему агенту и скажу, что совсем не заинтересован в этой библейской эпопее!

* * *

Блондинка с выбеленными прядями сидела на моей кушетке и нервно осматривалась.

— Вы уверены, что здесь никто не набросится на меня с пистолетом?

— Я лично гарантирую вам безопасность, — торжественно произнес я. — Жилище Холмана — место святое. Все неприятности происходят в домах других людей.

Сара задрожала:

— Если это обычная голливудская вечеринка, то я намерена поселиться в Пасадене и восстанавливать свою нервную систему вязанием.

— Я и не предполагал, что так все обернется, честное слово! — поклялся я.

— А эти невыносимые полицейские офицеры! — продолжала она, игнорируя мои протесты. — Мне несколько раз казалось, что лейтенант Олтчек вот-вот ударит вас!

— Я чувствовал то же самое, — признался я. — Я просто счастлив, что у меня было достаточно свидетелей, которые могли присягнуть, что все произошло именно так, а не иначе.

— Который теперь час?

— Я так боялся, что вы спросите об этом, — простонал я. — Пять минут четвертого.

— Если я сейчас поеду домой, мои три подруги будут уверены, что самое худшее уже произошло, — пожаловалась она. — Что же мне делать?

— Выпейте еще, — находчиво предложил я, беря пустой бокал из ее руки.

К тому времени как я приготовил Саре свежую порцию и вернулся к кушетке, она немного повеселела.

— Результат аутотренинга, — гордо заявила она. — Я уже почти забыла весь ужас сегодняшнего вечера!

— Браво!

— Я стараюсь думать о приятных вещах. А что, все кинозвезды такие развращенные?

— Если вы имеете в виду Айвана Оллсопа и Леонарда Рида, ответ “да”.

— Наверное, не обращать внимания ни на какие запреты довольно приятно. То есть, я хотела сказать, поступать так, как тебе заблагорассудится.

— Верно, — умудренно кивнул я. Сара испытующе посмотрела на меня:

— А вы когда-нибудь бываете несдержанным?

— В большинстве случаев, — признался я.

— Это, наверное, забавно. — Она отпила немного виски, задумавшись о чем-то. — Знаете, поскольку три мои соседки по квартире все равно не поверят, что между нами ничего не было... Ну, почему бы нам не....

— Я не совсем понимаю, о чем это вы?

— Неужели? — Сара тепло улыбнулась. — Иногда вы бываете не слишком сообразительны, Рик.

— Думаю, тут вы правы. — Она допила виски словно лимонад и вручила мне пустой бокал. — Налейте мне еще порцию того же, — непринужденно попросила она.

Я снова отправился к бару, наполнил ее бокал и опять принес его к кушетке. На этот раз Сара расправилась с виски одним глотком, и через мгновение я опять держал в руке пустой бокал.

— Я определенно собираюсь быть несдержанной, — сказала Сара чуть охрипшим голосом. — Вы не возражаете, Рик, золотко?

— Не возражаю, Сара, дорогая,. — заверил я ее.

— Хорошо! — Она осторожно поднялась на ноги. — Вам когда-нибудь хотелось сорвать с себя одежду и заняться страстной любовью?

— Нет, — невинно ответил я, — но это чертовски неплохая идея!

— Я тоже так считаю, — сказала она притворно будничным голосом. — Могу даже попробовать.

— Ну, если вы собираетесь заняться страстной любовью, думаю, начинать нужно именно с этого, — согласился я. — Я имею в виду, сначала нужно сорвать с себя одежду.

— Вы совершенно правы. — Сара храбро кивнула, потом наклонилась и взялась за подол своего платья. — Опля! — Она зашаталась на каблуках, еле удержавшись на ногах. — Только попридержите эту проклятую комнату, а то она все время вращается, ладно?

Сара выпрямилась, и платье взлетело над ее головой, словно не вовремя восходящее солнце, и приземлилось на спинке кушетки. Ее груди опустились на привычное место. Трусики у нее оказались такого же розового цвета, что и платье. Ни минуты не колеблясь, она сбросила и их, а затем с решительным видом подошла ко мне. Ее обнаженное тело представляло собой симфонию мягко колеблющихся сфер.

— В чем дело, Рик, золотко? — сурово осведомилась она. — Что-то вас сдерживает? Вы все еще одеты?

Я был уже на взводе — естественная реакция моего тела на ее наготу. Светлые волоски курчавились у нее на лобке.

— Я займусь этим через минуту, — сказал я и с трудом сглотнул.

— Нет, я не могу больше ждать! — Сара встала передо мною и начала расстегивать мне рубашку. Потом просунула руки под нее. Ее прохладные ладони прильнули к моей разгоряченной коже. Ее руки пропутешествовали к поясу моих брюк и принялись их расстегивать. — Ты что, не хочешь заняться страстной, ничем не сдерживаемой любовью?

Это был хороший вопрос. Я поднял ее на руки и отнес в спальню. Сара лежала на постели, призывно раздвинув ноги, поджидая, пока я судорожно стаскивал с себя одежду.

Она оседлала меня, вцепившись руками в мои плечи, внутренние мышцы ее влагалища ласково сжимали мой член, когда она двигала бедрами. Мы быстро приближались к апофеозу страсти, когда из-под кровати вдруг раздалось пронзительное мяуканье. Сара вздрогнула, и мой член чуть было не выскользнул из нее.

— Это всего лишь котенок, — сказал я сквозь зубы, притягивая ее снова к себе.

— Рада, что ты мне сказал, — язвительно прошептала она. — А у него есть имя?

— Леонард, — ответил я.

— Очень символично! — заметила она.

Примечания

1

Свенгали — персонаж романа Джорджа Дюморье “Трильби” (1894 г.), порабощающий человека, в награду помогающий ему сделать карьеру.


home | my bookshelf | | Роковой котенок |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 7
Средний рейтинг 4.1 из 5



Оцените эту книгу