Book: Ранняя пташка



Картер Браун

Ранняя пташка

Пролог

Я встретился с ней у Джона Пила на Третьей авеню. Стены заведения были увешаны старинными английскими гравюрами, метрдотель носил охотничий костюм с неизменной красной курткой. Клиентура там богатая, и, когда мимо столиков проходит курочка в прозрачном платье, завсегдатаи кричат «Привет!». На моей клиентке было платье из натурального шелка, чуть прикрывавшее колени, с разноцветными абстрактными рисунками.

Пышные светлые волосы падали ей на плечи, голубые глаза смотрели проницательно. Большой чувственный рот с немного припухлой верхней губой, высокие скулы, кожа цвета слоновой кости — словом, все в ней было очень элегантно, даже изысканно, и я спрашивал себя, что она от меня хочет.

— Мистер Бойд? — спросила она звонким голосом.

— Это я. Дэнни Бойд.

— Я — Луиза Д'Авенци.

Она устроилась на банкетке, рядом со мной.

— У вас итальянское имя, но говорите вы без акцента.

— Я вышла замуж за итальянца, но два года назад мы развелись. — Она слегка улыбнулась мне и добавила:

— Я сохранила его фамилию. Луиза Д'Авенци. Это звучит лучше, чем Луиза Благг, вы не находите?

— Хотите выпить? — спросил я.

— Водка с водой и цедрой Я повторил официанту заказ, который произвел на него впечатление, и сосредоточил свое внимание на блондинке.

— Вы — частный детектив, у которого репутация человека аморального, без чести и совести, на радость вашим клиентам. Я не ошибаюсь, мистер Бойд?

— Скажем проще: я блестящий детектив. Этого достаточно.

— Мне вас рекомендовали в Санта-Байе, — продолжила она. — У меня создалось впечатление, что вы часто там работали.

— Я знаю эту местность.

— Я неожиданно, пять дней назад, исчезла из Санта-Байи, — спокойно проговорила она, — и хочу, чтобы вы отправились туда меня отыскивать.

Официант принес девушке заказ, и это дало мне время и возможность прийти в себя и закрыть рот.

— Вы не могли бы повторить это, только помедленней.

— Где вы обычно останавливаетесь в Санта-Байе?

— В отеле «Старлайт», но...

— Очень хорошо, — живо произнесла она. — Я буду время от времени вам звонить и узнавать, чего вы добились. Может быть, мне лучше выдавать себя при этом за вашу секретаршу? — Она секунду-другую помедлила и добавила, хмыкнув:

— Ширли Спинделросс, что вы на это скажете?

Я проворчал:

— А что произойдет, если я найду вас в Санта-Байе?

Мне надо будет крепко вас держать до тех пор, пока вы позвоните отсюда?

— У вас будет некий таинственный клиент, который вас нанял, чтобы искать меня. Разумеется, его имя вы называть не вправе, — пояснила она, — а когда вы обнаружите, что я исчезла несколько дней назад, то заподозрите худшее.

— Худшее?

— Убийство, — твердо заявила она. — Вы очень громко выскажете свои подозрения, мистер Бойд.

— А кому? Полиции?

— Всему свету.

— В том числе и полиции? — Может быть. Я это оставляю полностью на ваше усмотрение. Это может понадобиться для демонстрации того, как вы озабочены постигшей меня участью.

— Там есть некий капитан Шелл, — нервно проговорил я. — И он меня любит так, как если бы меня звали Авель.

— Я дам вам список имен и адресов, — продолжала она. — Вы сможете повидать этих людей, когда захотите.

— Вам действительно трудно объяснить, что все это означает?

— Трудно, — холодно ответила она. — Речь идет о подтасовке, мистер Бойд, и если вы все будете знать с самого начала, то все можете испортить. Я вам обещаю, что по мере продвижения дела буду сообщать вам некоторые детали.

— Спасибо, весьма вам благодарен, — проскрипел я.

Она открыла сумочку, достала листок бумаги и положила передо мной.

— Я уверена, что вы будете согласны со мной, мистер Бойд, — промурлыкала она.

Листок был чеком на две тысячи долларов. Я аккуратно сложил его и спрятал в бумажник, а потом, желая выразить ей благодарность, повернулся к ней своим неотразимым профилем. Она не закричала и не упала в обморок, и я понял, что она отличается завидным хладнокровием.

— Я полностью согласен с вами, — заверил я ее. — Только еще раз повторите мне главное.

— Вы немедленно отправитесь в Санта-Байю и займетесь моими поисками — поисками Луизы Д'Авенци, — пояснила она. — Вы посетите всех названных в списке лиц и скажете им, что вы — частный детектив, которого наняли, чтобы отыскать меня. Вы не назовете имени вашего клиента, но вы всем будете говорить, что это очень важное задание, что вы обязаны разыскать меня. Вы скажете им, что это вопрос жизни и смерти, и, когда все будут уверены, что я исчезла, вы опять посетите их всех. Во время второго обхода вы скажете всем, что меня, по всей вероятности, убили.

— А потом?

Она мило улыбнулась:

— Потом я вам позвоню в отель «Старлайт» и скажу, что делать дальше. Ширли Спинделросс, не забывайте этого. — Она снова открыла сумочку и достала из нее сложенный листок бумаги. — Вот фамилии и адреса.

— А откуда у меня взялся этот список?

— Вам его дал ваш клиент.

Она посмотрела на свой нетронутый стакан на столе, слегка улыбнулась мне и встала.

— До свидания, мистер Бойд, — тихо проговорила она. — Я в восторге от знакомства с вами и буду держать с вами контакт. Я надеюсь, что вы оцените этот уникальный эксперимент.

— Уникальный эксперимент? — повторил я за ней.

— Разговор с мертвой.

Пока она шла к двери, я смотрел на колыхание ее округлых ягодиц, обтянутых итальянским шелком, и думал, что это очень привлекательный призрак.

Глава 1

Первым в списке был Грег Стоунли, и я решил начать с него. Я взял машину со стоянки отеля и отправился в Санта-Байю.

Я уже четыре месяца не показывался в Санта-Байе, но там ничего не изменилось, разве что туристический сезон был в разгаре и тротуары были заполнены толстыми дамами, затянутыми в корсеты. Это было малопривлекательное зрелище, и я сосредоточил внимание на дороге.

Стоунли жил в одном из роскошных домов в двух-трех милях от пляжа. Дом, окруженный мексиканскими соснами, стоял посреди парка.

Ворота были открыты, так что я въехал и остановился перед домом в стиле «Мыс Код», казавшимся перенесенным с Востока.

Я оставил машину на красном гравии аллеи, поднялся по ступенькам входа и позвонил. Через несколько секунд темноволосая молодая женщина открыла мне дверь.

Ей было лет тридцать, но тонкая фигурка обещала сохранить свою привлекательность и после пятидесяти. Волосы падали на плечи, а глаза прятались за темными очками. Большой рот с опущенными углами немного портил ее. Белая шелковая блузка облегала грудь с сосками, торчавшими очень соблазнительно. Брюки обтягивали округлые и стройные ноги.

— Я ищу некоего мистера Стоунли, — сказал я.

— Грега? — равнодушно спросила она. — Это мой муж. Я Марта Стоунли.

— Я могу его видеть?

— Сейчас он в Лос-Анджелесе. Вернется не раньше чем через два дня. Могу ли я быть вам чем-нибудь полезной?

— Может быть. Я Дэнни Бойд, частный детектив.

— Что бы это значило? Вы хотите сказать, что после стольких лет брака Грег обнаружил, что не может мне доверять? — Казалось, она была смущена. — Вы привезли с собой свидетеля?

— Что? — пробормотал я.

— Я не угадала? Значит, у вас компрометирующее фото? Хотите помочь Грегу получить развод?

— У вас очаровательное чувство юмора, миссис Стоунли, — ответил я вежливо.

— Марта, — поправила она меня. — Марта, понятно? А вы, Дэнни, входите же. Входите же, Дэнни. Не то вы упадете от солнечного удара.

Мы прошли в гостиную, большую и элегантно обставленную комнату. Двери-окна выходили на лужайку позади дома, сверкающую под лучами солнца. Она повернулась ко мне и сняла солнцезащитные очки. Ее глаза темно-синего, почти черного цвета с любопытством смотрели на меня.

— Который сейчас час, Дэнни?

Я посмотрел на часы:

— Скоро двенадцать.

— Не слишком ли рано для стаканчика? — Она направилась к бару. — Что вы предпочитаете?

— Джин-тоник будет в самый раз.

— Частный детектив, — сказала она. — Я потрясена. Вы совершенно не похожи на хитреца. Скорее, вы напоминаете тех, кого показывают по телевизору. Но я всегда думала, что у частных детективов должен быть хитрый вид и что они должны быть неопрятны.

Она принесла из бара стаканы и протянула один мне.

— Какой ужасный секрет семьи Стоунли вы захотели узнать, а, Дэнни?

— Я ищу женщину по имени Луиза Д'Авенци. Вы ее знаете?

— Луизу? — Она кивнула. — Разумеется, знаю. Но я ее не видела уже неделю или около того. Вы спрашивали в отеле «Старлайт»?

— Ее там нет, — ответил я. — Ее не видели в течение пяти дней. У меня есть клиент, который хочет, чтобы я ее нашел. Это срочно, это вопрос жизни и смерти.

— Вас послушать, так все выглядит очень драматично. — В медленной улыбке она обнажила свои отличные зубы. — Не думаю, что я смогу вам помочь, Дэнни.

Сожалею. В последний раз я видела ее на приеме у Нельсона Пемброка. Вы с ним уже говорили?

— Еще нет. Но он в моем списке.

— В вашем списке?

— Мой клиент дал мне список людей, которых надо опросить, людей, хорошо знавших Луизу Д'Авенци.

— Кто они?

— Брэд Мейсон, Алиса Фолкнер и Кэрол Даркс.

— Ну что ж, это удачная мысль. Один из них, возможно, знает, где сейчас Луиза. Знаете, она настоящая бабочка. Она улетает и прилетает.

— В самом деле? — протянул я.

— Мой вопрос, может быть, покажется вам нескромным, но кто ваш клиент?

— Этот вопрос действительно нескромен.

— Ее не видели уже в течение пяти дней, так? — продолжала она. — Теперь мне пришло в голову, что Грег уехал в Лос-Анджелес примерно в то же время. Вы не думаете, что они могли уехать вместе?

— Я абсолютно ничего не знаю.

— Бог мой! А ведь это возможно! — Она холодно посмотрела на меня. — Да, это возможно. Хотя я плохо себе представляю, что Луиза могла найти в Греге.

Он с катастрофической быстротой теряет волосы, у него живот, и он быстро пьянеет. Бывают моменты, когда я его не переношу. На всех вечеринках он рассказывает одни и те же похабные истории, так что все от него бегут. Иногда мне кажется, что я рехнусь, живя с ним под одной крышей. А когда его нет, я испытываю огромное облегчение. Без этих его деловых поездок я бы не выдержала, я не могу видеть его перед собой все время. — Она сделала большой глоток. — Но если эта пройдоха Д'Авенци приклеилась к нему в Лос-Анджелесе, я у него выдеру... кое-что, когда он вернется. А что касается ее...

— Вы, должно быть, из тех редких жен, что хранят верность супругу.

Она выдала мне ледяную улыбку:

— Мой муж быстро превращается в маленького отвратительного старикашку, и это мне совершенно не правится. — Она передернула плечами. — Ну его к черту. Поговорим о другом.

— Луиза Д'Авенци. Вы считаете, что она способна на это? Думаете, что она могла убежать в Лос-Анджелес с вашим мужем?

— Я думаю, что Луиза могла найти кого-нибудь получше, — с горечью ответила Марта. — Но на вкус и цвет... Во время приемов она всегда окружена мужчинами, которые млеют от нее и у которых при ней чуть не лопаются штаны. Она не так уж необычна, и я не понимаю, отчего это происходит с ними. Я всегда думала, что в ее жизни главное — деньги.

— Ее деньги?

— У Луизы денег куры не клюют, — уверила она. — Во всяком случае, она так себя ведет. Говорят, у нее крупные дела в Санта-Байе. Я не знаю, имел ли Грег с ней деловые отношения, но он не раз говорил мне, что у нее здесь довольно сильные позиции.

— А ваш муж чем занимается?

— Недвижимостью. Особенно ее сбытом. Такие вот операции. Покупает болото, превращает его в канал, потом строит дома, иной раз — отель. И внезапно появляется модное место. Так, во всяком случае, это задумывается.

— А Луиза Д'Авенци тоже занимается недвижимостью?

— Не знаю. Мне кажется, Грег хочет втянуть ее в это.

Может, ему нужен капитал. Может, он как раз и добывает капитал во время их встреч в Лос-Анджелесе, а его верная жена сидит дома и занимается вязанием.

Я допил свой джин и деликатно поставил стакан на маленький столик.

— Спасибо за джин-тоник. Марта. Я, должен вас покинуть.

— Уже? — Она удивилась. — Вы не хотите поваляться на лужайке? Оставайтесь завтракать.

— Это было бы замечательно. Но у меня нетерпеливый клиент.

— А обед? — Она медленно провела языком по губам. — Мы могли бы расслабиться после тяжелого дня.

Никого, кроме нас двоих. Вот уж бог знает сколько времени я не делала этого. Обед при свечах и все такое. Понимаете?

— Вполне, — ответил я.

Я надеялся, что мой голос звучал достаточно убедительно.

— Около восьми часов, и не беспокойтесь о костюме. — Она снова улыбнулась. — Просто наденьте что-нибудь легкое, что вы могли бы быстро снять.

— Понятно.

Она проводила меня до двери, просунув свою руку под мою и крепко прижимая мою кисть к своей груди.

— Я кое-что вспомнила, — сказала она, когда мы подошли к двери. — Но ваш клиент должен быть в курсе этого.

— Чего именно?

Я осторожно высвободил свою руку, потом открыл дверь, чтобы иметь возможность удрать, если она вздумает оставлять меня завтракать.

— Муж Луизы погиб около двух лет назад, — пояснила она. — Его нашли в машине на дне оврага. Он был убит тремя пулями. Было ли это убийством или самоубийством и какова подоплека этого дела, так и не выяснили. Насколько мне известно, Луиза тогда была в Нью-Йорке, что давало ей отличное алиби. Тогда ходили слухи, что она могла нанять убийцу, чтобы избавиться от своего мужа, но я в это не верила. Слухи порождало то, что он был старше ее на два десятка лет и денег у него были полны карманы. Она унаследовала его деньги и все остальное.

— Вы просто кладезь информации, Марта, — серьезно сказал я.

— А вы настоящий подонок, Дэнни, — сказала она в ответ, — несмотря на то что у вас стрижка ежиком.

— Это выделяет меня из толпы людей с длинными волосами.

— Может быть, сегодня вечером я воспользуюсь хлыстом. Вам понравится, если я сдеру немного кожи с вашего тела?

— Если только совсем немного. А вам понравится, если я то же самое сделаю с вами?

— Я буду в восторге, — воскликнула она и радостно улыбнулась. — С условием, что прежде вы уложите меня на кровать. После этого вы сможете сделать все, что захотите, если только не изувечите меня на всю жизнь.

— Ох, Марта, вы должны записаться в лигу свободной любви. Их доходы сразу возрастут.

Я вернулся к своей машине и открыл дверцу. Не успел я сесть за руль, как она очутилась около меня:

— Мерзкий подонок! Жалкий импотент! Ты не придешь сегодня, не так ли?

— Ты шутишь?!! Я скорее предпочту лечь со скорпионом.

Я вернулся в отель, так как решил, что остальные из моего списка могут оказаться такими же, как Марта, и мне в таком случае нужна передышка.

Потом, подумав, я позвонил по телефону в Главное управление полиции и спросил капитана Шелла. Голос ответил мне, что его ждут через полчаса. Я назвал свое имя и попросил передать капитану, что я предлагаю ему повидаться со мной в отеле и выпить стаканчик.

Бар был все тот же, специализировавшийся на таинственном коктейле на основе рома и лупивший за все втридорога.

Я взял двойную водку и, когда мне ее принесли, закурил первую сигарету за день со слабым раскаянием человека, который бросает курить.

Шелл пришел через двадцать минут и сел напротив меня. Его седеющие волосы были взлохмачены, серые глаза под тяжелым веками смотрели на меня с глубоким презрением.

— Вот вы и вернулись, Бойд, — холодно сказал он. — Это самая плохая новость с тех пор, как моя жена объявила, что удирает от меня с соседом.

Я вяло махнул рукой, но бармен уже подходил к нам со своей сомнительной смесью рома с молоком для капитана.

— В настоящий момент у нас есть бесхозный труп, — продолжал Шелл. — Скажите мне только одно, Бойд, за что вы его убили?

— Просто по ошибке. Была ночь, и я принял его за вас.

— Не воображайте, что я вам поверю.

Я сделал глоток, потом снова посмотрел на него, а он на меня.

— Каждый раз, как вы приезжаете в город, у меня начинаются неприятности. Скажите коротко, что вам надо?

— Труп по имени Д'Авенци. Убит приблизительно два года назад.

Он откинулся на спинку стула и немного подумал.

— Роберт Д'Авенци. Ему всадили три пули калибра 7,65 в голову. Потом сунули в машину и спустили в овраг... Можно было ожидать, что машина загорится, но нет...

— Кто убийца?

— Мы его так и не нашли. — Он нахмурил брови. — Где вы находились в это время?

— Бросьте. Кого вы подозреваете?

— Первой подозреваемой была жена. Она в это время находилась в Нью-Йорке, и у нее было прочнейшее алиби. Она могла нанять убийцу, и мы это проверили, как только смогли. Но это ничего не дало. Слишком все было непохоже на работу профессионала. Даже если бы машина сгорела, мы все равно нашли бы три пули в черепе. Профессионал, если бы хотел инсценировать несчастный случай, просто оглушил бы его. — Он задумчиво посмотрел на меня:

— Почему вас это интересует, Бойд?

— Это интересует моего клиента.

Я решил, что в таком заявлении есть крупица правды.

— У вас есть клиент, интересующийся убийством, совершенным два года назад? — удивленно воскликнул он. — Где он в это время находился?

— Этого он мне не сказал. А что за человек был Д'Авенци?



— Итальянец по происхождению, но натурализовавшийся. Лет пятидесяти. Донельзя богатый. Мы не смогли найти причину убийства. Может, месть, но за кого и за что?

— А люди, которых он здесь знал, друзья, деловые связи?

— Он знал множество людей, но они нам не помогли.

— И вы остались с носом.

— Вот что я вам скажу, Бойд. — Он холодно улыбнулся. — Впервые с тех пор, как я имею несчастье знать вас, я доволен, что вы здесь, в Санта-Байе. Если вы начнете основательно копаться в деле Д'Авенци, вы сможете при известном везении найти убийцу. И если существует справедливость, то я с радостью обнаружу однажды ваш труп с тремя пулями в башке. Ура!

Глава 2

Дом стоял совершенно одиноко и, казалось, просто взлетел на вершину холма. Неподалеку был обрыв в сотню метров, а дальше сверкал бесконечный океан.

Я нажал кнопку звонка, и где-то в глубине дома раздался мелодичный сигнал.

С похвальным благоразумием я решил воздержаться от сигареты. Вскоре дверь открылась.

Я бы дал ей лет сорок. Высоко поднятые вверх черные волосы открывали стройную шею почти без морщин, широко расставленные глаза, чувственный рот.

На ней было длинное темно-синее шелковое платье, обтягивающее ее полную грудь и округлые бедра. Наши взгляды встретились на одном уровне, стало быть, ее рост был около метра восьмидесяти в туфлях. Забавная женщина и весьма волнующая.

— Добрый день, — сказала она.

— Салют. Я ищу Алису Фолкнер.

— Вы стучите в нужную дверь. Кто вы?

— Дэнни Бойд.

— Вы недавно в Санта-Байе?

— Я из Нью-Йорка.

Она улыбнулась и широко распахнула дверь:

— Не хотите ли зайти, мистер Бойд?

Я последовал за ней в просторный холл, затем в гостиную. Мои ноги тонули в пушистом ковре.

Комната была роскошно обставлена. Вся мебель — кресла и диван — была позолочена. Над массивным камином из мрамора висела картина Ренуара или кого-то в этом роде, не знаю.

— Если вы подождете здесь, мистер Бойд, — сказала великанша, — то я позову Алису. — Она жестом указала на хорошо оборудованный бар:

— Не хотите ли пока что-нибудь выпить?

Она вышла из комнаты, а я подошел к бару. Так как для скотча было еще рано, я выпил коньяк, чтобы он составил хороший коктейль с ранее выпитым кофе. Пять минут спустя вернулась скульптурная брюнетка:

— Алиса вас примет, мистер Бойд. Если хотите, можете взять с собой ваш стакан.

— Никаких проблем.

Я проглотил остаток коньяка и поставил пустой стакан на стол.

Широкая лестница вела на второй этаж. Брюнетка остановилась у подножия лестницы и подняла руку:

— Вторая дверь направо на лестничной клетке, мистер Бойд. Там вас ждет Алиса.

— Благодарю.

— Хорошенько забавляйтесь.

Она улыбнулась мне и ушла.

Поднимаясь по лестнице, я подумал, что она, наверное, немножко ненормальная.

Я остановился перед дверью — второй направо, и скромно постучал. Тихий голос пригласил меня войт", и я вошел.

Комната стоила того, чтобы на нее посмотреть.

Повсюду были разбросаны ковры из белого меха, белые занавески на окнах задерживали солнечные лучи.

В комнате было свежо и царил полумрак. Огромная кровать, покрытая черным шелковым покрывалом, с красными шелковыми подушками, притягивала взгляд.

На потолке, как раз над подушками, было огромное зеркало в позолоченной оправе. Через несколько секунд дверь открылась, и появилась девушка. Она сказала:

— Простите меня. Надеюсь, я недолго заставила вас ждать?

— Нет, — ответил я.

Мой голос показался мне тусклым. Это была блондинка не старше девятнадцати лет. Волосы цвета спелой ржи падали ей на плечи. У нее были яркие голубые глаза и красивые полные губы, невольно складывающиеся в улыбку. Черный шелковый халат, сильно стянутый в талии, доходил ей до щиколоток.

Когда я увидел, как непринужденно двигаются под тонкой тканью ее груди, у меня перехватило горло.

— Я — Алиса, — проговорила она слегка задыхающимся голосом. — Вы Дэнни, не так ли? Элоиза сказала мне.

— Я Дэнни, — тупо повторил я.

На этот раз мне показалось, что мой голос дрогнул.

— Именно такой парень мне и нужен, Дэнни! Вы скрасите мне этот мрачный день. Вы мне нужны!

Пушка моя в брюках заставила меня что-то пробормотать, в то время как девушка подходила ко мне. Она остановилась от меня сантиметрах в десяти и улыбнулась.

— Не смущайтесь, Дэнни, — промурлыкала она. — Я была бы огорчена, если бы вы не прореагировали на меня так, как я ожидала.

— Уф! — произнес я.

Ее пальцы с небрежностью эксперта расстегнули «молнию», и я почувствовал, как мой торчком стоящий член был нежно, но твердо схвачен мягкой рукой.

— Он восхитителен, — прошептала она. — Он такой прекрасный, такой твердый и большой. Это было бы несправедливо, Дэнни, оставлять его пленником ваших брюк. Вы можете нанести ему вред, вы отдаете в этом себе отчет?

— Хэ... э... Бу...

— Видно, вы не поняли, что разговаривать со мной бесполезно. — Она улыбнулась мне. — Почему бы вам просто-напросто не раздеться?

— Черт побери, вы правы! Почему бы мне в самом деле не раздеться?

Пока я заканчивал свой стриптиз, она легла на кровать. Подняв колени, она одним движением заставила халат немного распахнуться, и я с трепетом увидел руно цвета меди между округлыми бедрами. Я встал на колени на кровати около нее, расстегнул пояс ее халата и откинул его. Ее груди были крепкими и упругими, коралловые соски призывно торчали.

Я крепко поцеловал ближайший, Алиса задрожала.

— Держу пари, что ты настоящий парень, Дэнни, — прошептала она.

Я поднял голову, обольстительно посмотрел на нее, потом прошептал:

— Ты хочешь это знать? Такой вопрос мне задают впервые, до сих пор сомнений ни у кого не возникало.

— Да ведь день только начался, — извиняющимся тоном сказала она. — У нас с тобой впереди много времени, и я не хочу терять его зря.

Она положила ладонь на мою грудь и слегка толкнула меня, чтобы я упал на спину..

— Закрой глаза, Дэнни, и думай о чем-нибудь хорошем.

Когда я закрыл глаза, то почувствовал, что ее влажный язык бродит по моему животу, где-то внизу. Мне было не до мыслей о хороших вещах, потому что нервы мои были напряжены до предела. Ее язык коснулся конца моего члена и медленно пополз по нему. Ее зубы схватили торчащий, как железный болт, конец, и я потерял остатки самообладания. Начиная с этого мгновения время помчалось галопом, и мы лишь успевали менять различные позиции.

Как я умудрился не повредить свою мощную пушку, не представляю и сейчас. В конце концов я упал на кровать совершенно измученный.

Алиса легла рядом не в лучшем состоянии.

— Ну, Дэнни, — проговорила она через несколько минут. — Это было фантастично!

— Еще бы!

— Сказать тебе кое-что?

Ее пальцы перебирали волосы на моей груди, постепенно спускаясь все ниже.

— За такое почти жаль брать деньги.

— Само собой.

Потом я внезапно поднялся, чтобы посмотреть на нее.

— Какие деньги?

— Двести пятьдесят долларов, — ответила она. — Я попрошу Элоизу сделать тебе скидку, но у нее вместо сердца кассовый аппарат.

Что-то булькало у кого-то в горле, и лишь спустя какое-то время я понял, что это у меня.

— Двести пятьдесят долларов? — выдохнул я, как спустивший газ сифон.

— Это нормальный тариф для дня. Ночью — триста долларов. Элоиза тебе ничего не сказала?

— Нет, — хриплым голосом ответил я. — Она мне ничего не сказала.

— Вероятно, она подумала, что ты знаешь сам, — не колеблясь ответила Алиса. — А кто тебя рекомендовал?

— Почему ты думаешь, что кто-то меня рекомендовал?

Она приподнялась на локте и задумчиво посмотрела на меня:

— Ты спросил обо мне, назвал мое имя. Откуда ты мог знать об этом ковчеге и о моем существовании, если бы не было рекомендаций?

— Хороший вопрос, — с горечью проговорил я. — Ты давно не видела Луизу?

— Кто это?

— Луиза Д'Авенци.

— Я не знаю никакой Луизы, — отозвалась Алиса. — Я не думаю, чтобы она когда-нибудь работала здесь. Во всяком случае, в мое время. Я убеждена.

— Я заплачу, — с горечью сказал я. — Я пришел сюда, чтобы получить информацию. Это обошлось мне в двести пятьдесят долларов, и вы ничего не можете мне сказать!

— Дэнни! — Она широко раскрыла глаза. — Ты что?..

Ты пришел сюда не для того, чтобы поцеловать меня?

— Да уж, конечно, не для этого.

— В таком случае ты очень быстро переменил свои намерения. — Она засмеялась. — А что, ты думал, я здесь делаю? Сижу и жду, когда Дэнни Бойд войдет в мою жизнь?

— Что-то в этом роде. — Против желания я поддался ее шутливому тону.

— Если я что-нибудь на этом свете ненавижу, так это неудовлетворенных клиентов. Если ты хочешь начать все сначала, то я предлагаю тебе это от всего сердца и за счет заведения.

— Нет, спасибо. Честно говоря, если мне сейчас и нужна помощь, то только чтобы встать с постели.

— Это один из редких случаев, когда мне нравится моя работа, Дэнни, — уверила она меня. — Опорожни свою копилку и возвращайся сюда.

Я быстро принял душ и оделся. Когда я уходил, Алиса уже спала. Я чувствовал к ней антипатию. Элоиза, массивная хозяйка заведения, встала с кресла, когда я вошел в гостиную.

— Хотите чего-нибудь выпить, мистер Бойд?

— Только не сухое.

Она подошла к бару и начала готовить мне коктейль. Я закурил сигарету и, глядя на нее, сел в кресло.

— Надеюсь, вы получили удовольствие?

— Все прошло отлично. Только я не знал, какого рода заведение вы держите.

Ее брови удивленно поднялись.

— Но вы назвали Алису по имени, мистер Бойд.

В противном случае каким образом...

— Ладно, я заплачу все что надо. Больше всего на свете я ненавижу парней, которые получают удовольствие и удирают не заплатив...

Она прервала меня:

— Я что-то не понимаю. Если вы знали имя Алисы, то почему не объяснили, что вам нужно?

— Ее имя названо мне наряду с четырьмя другими.

Мне нужны люди, знавшие Луизу Д'Авенци. Но я предполагаю, что этот список слишком расширили, раз Алиса не слышала имени Луизы.

Она принесла мне коктейль и села на диван напротив меня. Я ждал, пока она старательно расправляла шелк на своих округлых бедрах.

— Я знаю Луизу, — призналась она. — Но я вижу ее редко, так что вряд ли смогу вам помочь. Могу я спросить, какие еще имена в списке?

— Конечно.

Я прочитал их.

— Ваш список, мне кажется, довольно точен. Правда, Луиза много ездит...

Я подумал, что настало время немного поимпровизировать.

— У нее было назначено свидание с моим клиентом.

Очень важное свидание, и, когда мой клиент увидел, что ее нет, он начал беспокоиться.

— А кто ваш клиент, мистер Бойд?

— Это не подлежит огласке.

Она пожала плечами:

— У Луизы в Санта-Байе множество дел, и не в ее характере пропускать важное свидание.

— Мой клиент беспокоится о ней. Он хочет, чтобы я как можно скорее ее нашел. Так что за любые сведения, которые могут мне помочь, я буду вам очень благодарен.

— Я тоже беспокоюсь о Луизе и хотела бы помочь вам, но все, что я вам скажу, должно остаться между нами.

— Разумеется.

— Луиза моя компаньонка, — заявила она.

— Вы вдвоем управляете этим борделем?

— Мы предпочитаем называть это клубом. Шикарным клубом.

— Шикарным — это то самое слово. Двести пятьдесят долларов!

— У нас городская клиентура, — пояснила она. — Девушки у нас первоклассные, и клуб абсолютно добропорядочный. Мы не принимаем приезжих и не рассчитываем на них. Друзья местных жителей — это, разумеется, другое дело. За кого-то из них мы вас и приняли.

— У Луизы есть еще другие коммерческие интересы в Санта-Байе?

— Я в этом уверена, — подтвердила Элоиза, — но я не могу, детка, сказать вам какие.

— Где она живет?

— Иногда здесь. Она много разъезжает. После смерти мужа она продала дом, потому что не хотела оставаться с этими воспоминаниями. Так она мне сказала.

— Это был несчастливый брак?

— Не знаю. Обстоятельства этой смерти были неприятными. Может, именно с этими воспоминаниями она и не хотела жить.

— Хорошо. Иногда она жила здесь. А в другое время?

— У друзей, — ответила Элоиза. — В «Старлайте» и других отелях. Как я вам сказала, она много разъезжает.

— Вот уже около недели, как она уехала. С чего мне начать мои поиски?

— Луиза никогда не позволяла увлечениям препятствовать ее делам, но я полагаю, что все возможно. На вашем месте я начала бы ее искать у Брэда Мейсона.

Если он исчез в то же время, считайте, что вы решили задачу, мистер Бойд.

— Спасибо.

Я допил свой стакан и встал:

— Я остановился в отеле «Старлайт». Если вы вспомните что-либо, что может мне пригодиться, я буду вам очень признателен. Позвоните мне в номер.

— Обязательно.

Она тоже встала и улыбнулась мне:

— Осталась последняя деталь, мистер Бойд.

— Какая же?

— Вы заплатите чеком или наличными?

Глава 3

Судя по адресу, который мне дала Луиза Д'Авенци, Брэд Мейсон жил в одном из особняков на Парадиз-Бич. Если он не дал себе труда в разгар туристского сезона переехать, следовательно, он был идиотски богат.

Было около половины седьмого вечера, когда я постучал к нему в дверь.

Я услышал внутри какие-то глухие звуки, но за ними ничего не последовало. Я немного подождал и снова постучал.

Опять непонятные звуки. Я достал из кармана пачку сигарет и пересчитал их. Не более трех в день — это тяжело, но ночь еще далеко.

Я спрятал пачку и стал барабанить в дверь.

Тип, который мне открыл, был в коротком купальном халате черного цвета, украшенном изображением большого быка. У него были черные растрепанные волосы и глаза в красных жилках.

— Ну, — проговорил он глухим голосом. — Пожар, я так понимаю, но где?

— Вы Брэд Мейсон?

— Я Брэд Мейсон, и я по-прежнему не вижу огня.

Боже мой!

— Я Дэнни Бойд, и я разыскиваю Луизу Д'Авенци.

— Ее здесь нет, — проворчал он. — Поищите ее в другом месте.

— Кто это? — раздался женский голос из глубины помещения.

— Никого из тех, кого бы ты хотела видеть, — ответил Мейсон.

Он собрался закрыть дверь перед моим носом.

Я прижался плечом к косяку и толкнул дверь. Быстрый шаг вперед избавил меня от удара дверью. Мейсон, который хотел угостить меня этим фокусом, сам же потерял равновесие.

— Что происходит, наконец, черт вас подери! — закричал сердитый женский голос.

Идя на звук голоса, я попал в гостиную. Задернутые шторы погружали ее в сумрак, но было все же достаточно светло, чтобы можно было все рассмотреть, тем более что посмотреть было на что Рыжая девушка с пылающими прядями волос была совершенно голой. У нее были маленькие острые груди, и ее руно выделялось, как неоновая реклама.

— О, проклятье, — проворчала она. — Не говорите мне, что он привел приятеля.

Мейсон вбежал в комнату, откидывая со лба пряди волос:

— Что это за номера, Бойд? Вы что, хотите, чтоб вам сломали руку?

— Разве это Луиза Д'Авенци? — спокойно спросил я.

— Я Кэрол Даркс, — сказала рыжая. — А вы кто?

— Дэнни Бойд. Я ищу Луизу Д'Авенци.

Кэрол Даркс фигурировала в моем списке, так что я, можно считать, одним выстрелом убивал двух зайцев. Она посмотрела на меня, устало покачала головой, потом повернулась к дивану, где в беспорядке валялась ее одежда. Ее маленькие круглые груди, как и бедра, были покрыты красными полосами.

— Мы сейчас занимались садизмом, — спокойно объяснил мне Мейсон. — Нам надоело нормально трахаться, и мы решили попробовать что-нибудь новенькое.

— Ну и как, пошло?

— Сложность в том, что никто из нас не захотел стать рабом. Каждому хочется быть господином. Быть стеганым — совсем другое дело.

— Это больно, — пояснила рыжая. — О, проклятье!

Боже мой, я теперь не смогу сидеть в течение недели!

— Я смажу тебя кремом, — ответил Мейсон. — И надо же, чтоб вы именно сейчас вломились в мою дверь!

— Не обращайте на меня внимания, действуйте дальше.

— Брось, — проворчала рыжая. — Теперь это было бы чертовски глупо.

Я скромно возразил:

— Вы хотите сказать, что это более глупо, чем позволить себя хлестать?

— Вот что я вам скажу, Бойд! — угрожающе произнес Мейсон. — Я считаю, что по справедливости я должен сломать вам правую руку. Вот!

— Лучше пойди принеси нам выпить! — сухо бросила рыжая. — Сейчас это то, что нам надо.

— Согласен, — пробормотал Мейсон. — Но если этот болван к тому времени не уйдет, то...

— Да ладно! — завопила девушка. — Иди же за выпивкой.

Продолжая ворчать, Мейсон вышел из комнаты.

Рыжая подобрала с дивана мини-платье и натянула его.

Потом она взглянула на меня своими серо-зелеными глазами.

— Я была, похоже, не в своем уме, когда пошла на это, — доверительно сказала она. — У меня задница пылает, как в огне, черт подери!

— И вы одна должны были это терпеть?

— Как раз когда вы появились, должна была наступить его очередь. Я никогда вам этого не прощу, Бойд.

Мейсон вернулся, держа в руках по стакану. Когда он меня увидел, его перекосило, но он осторожно поставил стаканы на стол.

— Ты хочешь, чтобы я принес соль и втер ее в тебя? — ласково спросил он.

Этого рыжая не стерпела. Она выплеснула содержимое своего стакана ему в лицо и, пока он судорожно тер глаза, схватила стул, а потом ногой ловко ударила его по бедру.

Мейсон опрокинулся на спину и заорал так, что завибрировали стекла. Рыжая подняла стул, собираясь стукнуть им хозяина по башке. Я вырвал у нее стул и отпихнул девушку.



Она отпрянула, сделав три маленьких шага назад, и с маху упала всей тяжестью на задницу. Вопли ее перекрыли крики Мейсона.

— Да хватит! — заорал я.

Вопли вскоре прекратились, и оба испуганно уставились на меня.

— Вы можете убить друг друга, мне на это наплевать, — решительно проговорил я. — Но прежде я хочу услышать о Луизе Д'Авенци.

— Она приезжает и уезжает, — сказала Кэрол. — Если вы останетесь еще на некоторое время в Санта-Байе, то сможете ее увидеть.

— Раньше, — проворчал Мейсон. — Она должна быть завтра в моей конторе, в одиннадцать часов утра.

— Почему вы так уверены, что она придет туда? — спросил я.

— Она хочет сорвать сорок процентов в одном дельце, — насмешливо ответил он. — Но если она в это время не явится с чеком в лапке, то получит круглый ноль.

— Мы предпочли бы цифры покрупнее, — пошутила рыжая. — Ты слишком нетерпелив, Брэд. Если дело пойдет, как ты хочешь, то у Луизы и Нельсона Пемброка рожи так и расплывутся в улыбке, а нам придется довольствоваться жалкими двадцатью процентами.

— Так всегда бывает в спекулятивных операциях, — возразил Мейсон, — есть риск, что дела могут пойти плохо. В таком случае мы можем пострадать, но в отчаяние не придем. И мы будем жить дальше, чтобы придумать другую комбинацию, не так ли?

— Слушай, ты! — холодно перебила она. — Я полагаю, что теперь время заняться твоей задницей. Я ее так обработаю, что на ней не останется ни миллиметра кожи. Вы не подержите его, мистер?

Мейсон внезапно забыл про свою больную ногу и вскочил.

— Послушайте, Бойд, — сказал он с беспокойством. — Чего ради вы вмешиваетесь? Это наша ссора.

— Я сохраню нейтралитет, если вы будете говорить.

— Хитрец!

Рыжая засмеялась.

— Расскажите мне еще об этом дельце.

— Но это конфиденциально!

— Мое прозвище — Дэнни Конфидент. И нечего торговаться, — твердо закончил я. Я повернулся к рыжей:

— На поясе моих брюк есть большая металлическая пряжка. Я думаю, что ею вы сможете обработать его задницу не вспотев.

— Хорошая идея. Вы его подержите?

— Я его к полу прибью, — пообещал я. — А когда вы с ним покончите, я смогу стукнуть его пару раз головой об пол для полноты картины.

— Вы оба сумасшедшие! — завопил Мейсон. Он начал слегка дрожать. — Бог ты мой! Ведь ты мой компаньон, а не его, Кэрол!

— Совершенно верно, — серьезно проговорила она. — Теперь твоя очередь подставлять зад.

— Ладно, подонки! — прохрипел Мейсон. — Здесь, в Санта-Байе, есть один местный клуб. Очередь туда длиннющая, и когда тебя в конце концов принимают, то обнаруживаешь, что это самое мерзкое место, в какое ты когда-нибудь имел неосторожность попасть. Дом престарелых или что-то в этом роде.

— И что же?

— А то, что можно открыть другой клуб... До Лос-Анджелеса всего сто тридцать километров, и множество людей покупают себе возможность провести уик-энд в Санта-Байе. Они хотят немного движения, хотят иметь место, куда можно пойти в субботу вечером. У Луизы Д'Авенци большой дом на краю холма. У Пемброка есть гектар или два густого кустарника около ее дома.

В мэрии засела банда юристов, которая не позволяет там строиться. Проклятая экология! Мы думаем, что если соединить дом и землю, то будет прекрасное место для клуба. Земли достаточно, чтобы устроить небольшой пруд, теннисный корт и все прочее. Мы рассчитываем на согласие урбанистов. — Он подмигнул мне. — Вот такое дело.

— Каким образом вы будете делить его на троих?

— Мы оцениваем дом в сто тысяч. Устройство обойдется в полмиллиона. Луиза внесет дом и сто тысяч. Пемброк — землю и сто пятьдесят кусков. Мы двое — сто тысяч. Это очень просто. Все нормально.

— Если у вас не будет дома, — заметил я, — то комбинация провалится. Что же произойдет, если завтра утром Луиза изменит решение?

— В настоящее время она использует дом в других целях.

— Шикарный бордель! — вмешалась рыжая.

— Сначала она отказывалась его продать, — продолжал Мейсон. — Но мы ее убедили, дав понять, что сумеем оказать нажим на именитых граждан города. Нельсон — человек влиятельный, и он может выставить ее предприятие порочащим честь нашего города заведением. Или она согласится на проект с фантастическим доходом в перспективе, или она не согласится и тогда потеряет не только доход от своего борделя, но, возможно, и дом, не говоря уже о ее репутации в Санта-Байе.

— Вот уже около недели, как она исчезла, — заметил я. — Может быть, не по собственному желанию., — Что вы хотите этим сказать? — закричала Кэрол.

— Предположим, кто-то не хочет, чтобы дело выгорело. Лучший способ его сорвать — помешать Луизе оказаться в вашей конторе завтра утром, чтобы подписать контракт. Не так ли?

— А кому надо сорвать это дело? — удивился Мейсон.

Я безразлично пожал плечами:

— Вам лучше знать. Ведь это ваш город.

Они оба смотрели на меня в течение минуты, показавшейся мне очень долгой.

Потом рыжая повернулась к Мейсону:

— Его слова не лишены логики.

— Но кто же? — спросил Мейсон.

— Понятия не имею, — сказал я сухо. — Но, может быть, вам надо поломать над этим голову.

Они молчали.

— Грег Стоунли? — предположил я.

— Стоунли? — переспросил Мейсон. — А что Грег смыслит в этих делах?

— Не знаю, — сказал я с невинным видом. — Просто его имя недавно всплыло в одном разговоре.

— Стоунли... — Мейсон провел тыльной стороной ладони по губам. — Над этим стоит поразмыслить.

Этот подонок суется во все дырки, где только можно заработать.

— Мне пришла в голову странная мысль, — заявила рыжая.

Ее серо-зеленые глаза блестели и щурились, когда она рассматривала меня.

— Ваш клиент, случайно, не Нельсон Пемброк? — спросила Кэрол.

— Я не знаю имени своего клиента, — возразил я.

И так посмотрел на Мейсона, что ему стало неприятно.

— Если это так, — продолжал Мейсон, — то он должен знать что-то, что нам неизвестно. Свяжитесь с ним. Мы сделаем все возможное, чтобы помочь вам найти Луизу Д'Авенци. Я полагаю, что это в наших общих интересах.

Глава 4

После долгого крутого подъема по извилистой дороге выходишь на плато. Красота!

Дом Нельсона Пемброка находился на краю этого плато с видом на Санта-Байю. Дом большой, построенный из камня лет пятьдесят назад, для Санта-Байи почти историческая постройка. Девушка, державшаяся напряженно и чопорно, открыла мне дверь.

Ей было лет тридцать, черные волосы, зачесанные назад, делил пробор, фиолетовые глаза без выражения прятались за очками в темной оправе, губы были сжаты так, как будто она пользовалась ими крайне редко.

На ней были белая блузка и черная юбка до колен. Ее тяжелая грудь, вероятно, была заключена в бюстгальтер, и было похоже, что ее бедра тоже стянуты каким-нибудь архаичным корсетом.

— Добрый вечер, — безразлично проговорила она.

Я представился.

— Я хотел бы видеть мистера Пемброка.

— Потрудитесь войти. Вас ожидают, мистер Бойд, прошу.

— Ожидают?

— Так мне кажется.

Она пропустила меня, чтобы закрыть за мной дверь, и я прошел в холл. Она повела меня в глубину дома.

Равномерные движения ее ягодиц убедили меня в том, что она носит корсет.

Мы вошли в комфортабельную комнату с книжными полками, письменным столом и несколькими глубокими креслами.

— Если вы не возражаете, мистер Бойд, — сказала она, — то мистер Пемброк выйдет к вам через несколько минут, а вы подождите его здесь.

Она вышла из комнаты и закрыла за собой дверь.

Мне не пришлось долго ждать.

Вошедшему типу было от сорока до сорока пяти.

У него были густые вьющиеся волосы и небольшие усы. Высокий, худой, с загорелым лицом цвета светлого дерева, он словно сошел с рекламы скотча.

Этот парень владел тремя яхтами и считал себя важным бизнесменом.

— Я — Пемброк, — с ходу заявил он. — Не пытайтесь наводить тень на плетень, Бойд. Мейсон мне позвонил, как только вы ушли, и рассказал, о чем идет речь.

— Это избавляет меня от объяснений.

— Пожалуй.

Он обошел письменный стол и сел на свое место.

— Садитесь, Бойд. Разговор не будет долгим.

Я сел в ближайшее к нему кресло и стал вежливо ждать продолжения.

— Я не имею ни малейшего представления, где может находиться Луиза Д'Авенци, — сказал он. — Мейсон думал, что я и есть ваш клиент. Мне с большим трудом удалось убедить его, что это не так. Это вы дали ему повод так думать?

— Нет.

— Тогда кто же ваш клиент?

— Он не хочет, чтобы его фамилия стала известна.

— Но он дал вам список людей, которые могут знать, где она находится. Значит, ваш клиент один из жителей нашего города?

— Это лишь ваша версия. Мой клиент, возможно, близкий друг Луизы, кто-то, кому она доверяет.

— Это кажется мне маловероятным, — сухо заявил он. — Мне показалось, что Мейсон дал вам конфиденциальную информацию о деле, в котором мы оба с ним заинтересованы.

— О новом местном клубе.

— Естественно, я надеюсь, что Луиза появится завтра в конторе Мейсона в одиннадцать часов, — продолжал он. — Если она не появится, то я, пожалуй, готов буду рассмотреть версию вашего клиента о том, что она исчезла восемь дней назад.

— Мой клиент думает, что Луиза исчезла не по собственному желанию, — сказал я мрачно.

Пемброк ошеломленно посмотрел на меня:

— Вы считаете, что ее похитили?

— Или хуже того. Мой клиент считает, что она мертва.

— Убита! — воскликнул Пемброк.

Он долго смотрел на меня, потом покачал головой:

— Это сумасшествие! Кому может понадобиться убивать ее, Бог мой!

— Я не знаю. Мой клиент хочет только, чтобы я ее нашел.

— Я не могу заниматься этим делом и думать о предположениях вашего клиента, если мне неизвестно его имя, — заявил он сердито.

— Как я уже сказал, клиент не хочет, чтобы его имя было названо.

— Больше всего на свете я ненавижу играть в глупые игры с типами вроде вас, Бойд.

Я встал, обошел стол и открыл дверь.

— Карл! — закричал он.

Я с беспокойством подумал, что он, вероятно, заманил на шоферскую службу Тарзана. Карл был ростом по крайней мере метра два, с длинными каштановыми волосами При каждом движении его черная одежда рисковала лопнуть: под ней вздувалась гора мускулов. Но что меня особенно насторожило, так это пистолет в его правой руке. Он подошел к моему креслу, приставил пистолет к моей голове и гнусно улыбнулся. Подтянутая мисс вошла вместе с ним.

Она остановилась в стороне и посмотрела на своего патрона.

— Я предоставляю свободу действий вам и Карлу, — сказал Пемброк — Вы знаете, чего я хочу. Работайте!

— Естественно, мистер Пемброк, — ласково ответила она. — Имя его клиента мы узнаем.

Пемброк вышел из комнаты и бесшумно прикрыл дверь. Левой рукой шофер схватил полы моего пиджака, без малейшего усилия поднял меня и поставил на ноги, а потом старательно меня обшарил.

— Никакого оружия, — сказал он тонким голоском.

— Это и вправду будет намного проще, мистер Бойд, если вы сами назовете имя своего клиента, — сказала мисс Эплби.

Шофер выпустил мой пиджак и прижал дуло пистолета к моей щеке. Неожиданно я снова оказался в кресле. Комната ходила передо мной ходуном.

— Вы поняли, что я хотела сказать? — прощебетала мисс Эплби.

— Начинаю соображать, — отозвался я, потирая ушибленное место.

— Фамилия, прошу вас, — продолжала она наставительно сухим голосом. — Если вы хотите, Карл продемонстрирует вам одну из своих замечательных новинок, предназначенных специально для того, чтобы заставлять людей менять свои мнения и решения.

— Если он откажется говорить, — сказал Карл, — я могу поработать над ним и сделать его по-настоящему несчастным, а уж потом вы испытаете свои методы., — В ответ она фыркнула, как мне показалось, как-то особенно гнусно.

— Если будем вынуждены дойти до этого, — ответила она, — то дело кончится... но я надеюсь, что мистер Бойд разумный человек.

Я что-то проворчал, продолжая растирать свою щеку.

— Да черт с вами! Стану я себе неприятности наживать. Грег Стоунли.

— Грег Стоунли — ваш клиент?

— Да.

— Мистер Пемброк просил меня слушать его разговор с Мейсоном по телефону. Тот сказал ему, что ваш клиент дал вам список из пяти человек, знающих Луизу Д'Авенци. Это так?

— Да.

— Тогда почему же, если Грег Стоунли ваш клиент, его имя фигурирует в списке?

— Прикрытие.

Она подумала над этим секунды три и потом как бы с сожалением кивнула:

— Я полагаю, что это более или менее логично. Форма камуфляжа.

— И я так считаю.

— Почему Стоунли решил, что она исчезла?

Я быстро сымпровизировал:

— Потому что она должна была с ним встретиться в Лос-Анджелесе две недели назад — любовное свидание, надо полагать. Но она не приехала. Он уверен, что она никогда бы не отказалась от этой поездки, если кто-нибудь не заставил ее это сделать.

— Интересно, — прошептала она. — Я проинформирую об этом мистера Пемброка.

Она вышла из комнаты и старательно закрыла за собой дверь. Горилла Карл сунул свой пистолет обратно в карман, сел на край письменного стола и послал мне широкую улыбку.

— Вы очень легко отделались, мистер Бойд, — сказал он своим смешным голосом. — Небольшой удар по голове, и вот вы уже готовы все выложить.

— Что такое с вашим голосом? — с сочувствием спросил я. — Вас что, протолкнули через мусоропровод?

Он издал какое-то шипение, соскользнул со стола и направился ко мне. В этот момент дверь открылась, и он застыл на месте. Вошла подтянутая девица в сопровождении мистера Пемброка. Она посмотрела на меня как на душевнобольного, доставляющего неудобства и путающего все карты.

— Мисс Эплби сказала мне, что ваш клиент — Стоунли?

— Да.

— Вас недолго пришлось уговаривать, чтобы вы выложили все, обманув его доверие.

— Я не создан для насилия, — скромно сказал я.

Карл начал сопеть.

— Я полагаю, что ваша миссия здесь закончена, Бойд, — продолжал Пемброк. — Я свяжусь со Стоунли и скажу ему, чтобы он переслал чек в вашу контору в Нью-Йорке.

— Но я еще не нашел Луизу Д'Авенци, — возразил я.

— Не беспокойтесь об этом. Просто завтра сядьте в самолет, отлетающий в Нью-Йорк, а я прослежу, чтобы Стоунли не забыл о чеке.

— Вы распоряжаетесь всем в Санта-Байе или только делаете вид?

— У меня достаточно влияния в этом городе, чтобы решить судьбу частного детектива из Нью-Йорка, такого как вы, — ответил он сквозь зубы.

— Я откажусь от своих поисков не ранее, чем меня об этом попросит клиент.

— Вы сами лезете на рожон, Бойд.

— Он нас не уважает, мистер Пемброк, — вмешалась девица самым вульгарным и безапелляционным тоном. — Это нельзя оставить безнаказанным.

— Вы правы, мисс Эплби. — И он кивнул:

— Дайте ему урок в такой дозе, чтобы завтра он был рад-радехонек прыгнуть в самолет.

— К вашим услугам, сэр.

— Предоставляю его вам. Действуйте.

— Все понятно, сэр. — Она расплылась в улыбке, не предвещавшей ничего хорошего. — Мы дадим ему понять, что такое настоящее смирение.

Пемброк кивнул и вышел из комнаты. Карл снова взялся за свою пушку, притом раньше, чем мне пришло в голову его ударить. Тут я подумал, что пора бы мне переменить работу.

— Я покажу вам дорогу, — сказала девица.

Я вышел вслед за ней из комнаты. Карл со своим пистолетом шел позади. В глубине соседней комнаты находилась лестница, спускавшаяся в подвал. Про него можно было сказать, что это настоящий зал для игр, голые стены его были освещены лампами.

В большом стенном шкафу помещалась целая коллекция хлыстов, палок и других инструментов, еще более зловещих. Посреди зала находилось треугольное устройство, изготовленное из блестящих металлических стержней, вмурованных в бетонный пол. Пара наручников свисала с острого конца тяги. Сбоку расположился верстак с грудой блестевших светлой кожей ремней.

Мисс Эплби закрыла дверь и повернулась ко мне.

— Раздевайтесь, мистер Бойд, — внушительно приказала она.

— Не стройте из себя идиотку.

Двумя секундами позже голова у меня гудела как колокол. Карл снова ударил меня по кумполу своим пистолетом, не так сильно, как в первый раз, но все же достаточно, чтобы вызвать резкую боль.

— Вы слышали, что она" сказала? — прошипел он.

Это была моя минута, это был момент, когда я должен был прыгнуть на Карла, не обращая внимания на его два метра и пистолет.

Тогда что же меня остановило? Уверенность в том, что я получу пулю в живот раньше, чем успею приблизиться к нему? Я подумал об этом с огорчением и стал раздеваться.

— Привяжи его к треугольнику, — приказала она.

Холод пистолета, упертого мне в живот, лишал меня выбора. Я подошел к треугольнику, поднял руки, и Карл заключил их в наручники. В течение нескольких секунд я испытывал ощущение индейки, которую готовятся посадить в печь перед Рождеством.

— Все, Карл, ты мне больше не нужен, — сказала брюнетка своим твердым голосом.

— А я не имею права тоже слегка позабавиться? — обиженно спросил он.

— Я сказала, что это все, — внушительно повторила она. — Где ключи от наручников?

— Вам не нужны ключи, — проворчал он. — Они на пружинах. На каждом есть рычажок, достаточно их только встряхнуть.

— Спасибо. Теперь ты можешь оставить нас наедине.

Карл вышел из подвала, волоча ноги. Мисс Эплби закрыла за ним двери и задвинула засов, потом с улыбкой повернулась ко мне. Мне очень не понравилась ее улыбка.

— Вы мазохист, мистер Бойд?

— Скорее я нервный.

— Жаль. Это было бы забавно, если бы и вы могли испытать удовольствие. Но мне будет еще приятнее, если вы не почувствуете удовольствия.

Не торопясь, она сняла с себя блузку, потом наступила очередь юбки. Тут мне стало понятно, почему ее груди не колыхались при ходьбе. Она носила бюстгальтер и каучуковый пояс, охватывающий ее так крепко, что ничего под ним не могло шевелиться. Она подошла к стенному шкафу и стала рассматривать коллекцию садистских инструментов. Наконец она сделала выбор и спросила меня:

— Знаете, что это такое, мистер Бойд?

— Хлыст.

— С семью кожаными узкими ремешками. Вы будете счастливы узнать, что он не повреждает кожу, конечно, если им пользуется человек опытный и не очень сильный. — Тут она довольно усмехнулась:

— Но это производит сильнейшее впечатление.

— Значит, это восхитительно! — Я усмехнулся в ответ.

Она подошла к треугольнику и остановилась, глядя на меня широко открытыми фиолетовыми глазами.

— Я даю вам возможность испытать это восхитительное ощущение, мистер Бойд, — проворковала она, — от самых плеч до колен. Что вы скажете на это, мистер Бойд?

— Признаюсь, немногое. А зачем вы носите этот бюстгальтер и пояс?

— Я терпеть не могу, когда меня трогают, — призналась она честно. — Я обожаю чувствовать на себе каучук. Это так тепло и прекрасно.

Ее голос сорвался и завибрировал, а глаза заблестели и увлажнились.

— Особенно в сочетании со стимуляторами, не так ли?

Легкая краска появилась на ее лице.

— Вас это не касается, мистер Бойд. Вы задали нескромный вопрос и должны быть за это наказаны.

Ее рука потянулась и схватила мой член, немного погладила его и поцарапала ногтями. Помимо моего желания он встал и напрягся. Страшная боль заставила меня заорать, и девица удовлетворенно засмеялась.

— Надеюсь, это научит вас не задавать грубых вопросов, мистер Бойд, — проговорила она прерывающимся голосом. — Теперь я буду...

Она остановилась, потому что кто-то начал колотить в дверь.

— Проклятье! — вырвалось у нее. — Кто это может быть?

— Вы это узнаете, если откроете дверь, — вполне логично предположил я.

После некоторого колебания она отвернулась от меня и направилась к двери.

Так как мои запястья были прикованы к вершине треугольника, то ноги едва касались пола. Я неуклюже рванулся назад, моля небеса, чтобы наручники не звякнули. Ни звука.

Пока мисс Эплби медленно шла к двери, я сделал еще шаг назад и два быстрых вперед. Я повис, пользуясь наручниками, широко раздвинул ноги и прыгнул.

Мои ноги, как ножницы, сомкнулись на талии брюнетки, потянув ее назад, и это движение лишило ее опоры. Она громко закричала от страха, но я еще крепче сжал ее ногами. У нее почти прервалось дыхание.

За дверью продолжали стучать, но мне на это было наплевать. Я сильнее сжал ноги, и брюнетка стала задыхаться.

Я немного отпустил ее, и она застонала.

— Вы поднимете руки и отстегнете мои наручники, — сказал я. — В противном случае я вас задушу.

— Я до них не достану, — жалобно проскулила она.

Я дал своим ногам соскользнуть с ее талии на бедра и, зажав их ногами, повис всем телом на запястьях.

Она подняла руку, дотянулась до наручников и нашла рычаг. Я резко раздвинул ноги, и она упала на пол с глухим звуком. Я с трудом дотянулся, чтобы освободить свою вторую руку, и сразу почувствовал себя много лучше. Не без нежности поставил я брюнетку на ноги. Она продолжала стонать. Я проворчал:

— Хватит ныть, делайте то, что я вам скажу, а не то убью!

Она со слезами кивнула:

— Понимаю...

— Снимите бюстгальтер и штаны.

Она хотела протестовать, но я схватил ее за горло и начал давить Все проблемы тут же исчезли. Она сняла с себя лифчик и пояс быстрее, чем можно было ожидать. Ее груди были похожи на большие спелые плоды, а между бедрами у нее была густая черная растительность Но сейчас было не время заниматься инвентаризацией. Я толкнул ее в центр треугольника и сковал наручниками. Из-за разницы в нашем росте кончики ее пальцев едва касались пола и все тело было напряжено. На ней по-прежнему были черные очки, которые довольно эротично контрастировали с бело-розовым телом.

Я подобрал оброненный ею хлыст и встал позади нее. Я был почти уверен, что не пострадал от ее экспериментов, но все еще чувствовал себя неважно. Она должна была заплатить за все. Все семь ремешков, просвистев в воздухе, обрушились на ее округлые ягодицы. Она закричала.

Я бросил хлыст посреди зала и подошел к стенному шкафу. Свой выбор я остановил на тяжелой палке с наконечником. Я взял ее и несколько раз взмахнул ею в воздухе. Наконечник мог служить отличным оружием. Я вернулся к двери, в которую кто-то продолжал усиленно колотить. Отодвинув засов, я сделал шаг в сторону. Дверь широко распахнулась. Карл в два огромных шага оказался на середине комнаты и внезапно остановился при виде голого тела девушки, висевшего на треугольнике. Она была так поглощена своими стонами, что, кажется, не замечала его. Но он ее видел. Его глаза неожиданно заблестели, и он провел языком по нижней губе.

Я сделал шаг и, размахнувшись, ударил его палкой по черепу. Он упал на колени, и я без труда вытащил из заднего кармана его брюк пистолет.

Потом я бросил палку и стал одеваться. Карл, по-прежнему стоя на четвереньках, медленно тряс головой и бормотал себе под нос что-то нечленораздельное.

Выйдя из зала, я старательно прикрыл за собой дверь. С другой стороны ее тоже был засов, который я задвинул. Я подумал, что Карла до завтра будет мучить мигрень, но мисс Эплби, висящая вниз головой на треугольнике, и хлыст на полу не дадут ему скучать до тех пор, пока кто-нибудь не придет и не откроет этот подвал.

Когда я вошел в библиотеку, Пемброк работал за своим столом. Его глаза широко раскрылись, когда он увидел меня. Потом он разглядел пистолет в моей руке и совсем потерял самообладание.

— Встать!

— Нет, пожалуйста, Бойд, — запротестовал он, — может быть, я немного поторопился, но я уверен, что мы сможем...

Я прицелился в лампу у него на письменном столе и выстрелил. Она разлетелась в метре от него на тысячу кусков с веселым звоном, и Пемброк немедленно вскочил, бледный, несмотря на загар.

— Раздевайся! — приказал я ему.

— Я...

Я направил пистолет прямо на него, и его пальцы судорожно начали расстегивать пуговицы. Когда он скинул с себя все, я повел его в подвал, прижимая оружие к его боку. Дойдя до двери подвала, я тихо постучал в нее дулом пистолета, отодвинул засов и подождал несколько секунд.

— Бойд, — пробормотал он, — что вы собираетесь делать, Бог мой!

— Заткнись!

Он замолчал; Я крепко ухватил его за затылок, открыл дверь и толкнул его, видимо достаточно энергично, так как он пролетел до середины зала.

Я рассчитывал, что Карл воспользуется моим трюком, испробованным на нем. Я не был разочарован.

Карл принял его за меня, и палка со свистом опустилась на Пемброка. Он упал ничком и больше уже не шевелился. Карл появился из-за двери с совершенно обезумевшим видом, но я наставил пистолет ему в брюхо.

— Понял... Что надо? — выговорил он.

— Я всегда полагал, что втроем этим интереснее заниматься, — приветливо сказал я. — А вы как думаете?

Прежде чем хлопнуть дверью и закрыть засов, я успел заметить чопорную девицу, по-прежнему висевшую на треугольнике. Судя по выражению ее лица, ей было ужасно больно; начиная от колен до самой талии она была покрыта красными полосами, делавшими ее похожей на зебру.

«Можно сказать, что в мое отсутствие Карл не терял времени даром, — подумал я выходя. — А когда Пемброк придет в себя и захочет излить свою ярость, то мисс Эплби будет первой мишенью. Да, для бедняжки это неудачный день».

Глава 5

Телефонный звонок разбудил меня около девяти часов. Я нашарил рукой телефон, снял трубку и прижал к ней ухо.

— Мистер Бойд? — спросило красивое контральто.

— Как будто...

— Это Ширли Спинделросс, — продолжал голос, — У вас есть новости?

— Вы мне должны двести пятьдесят долларов.

— А, вы уже обнаружили Алису? — Она тихо засмеялась. — Я поставила ее имя в список, чтобы доставить вам удовольствие, мистер Бойд. Не говорите мне, что вам стало жалко своих денег.

— Ну что ж, нет так нет. Ваши друзья — это какая-то банда, Луиза Д'Авенци. Единственная, кто не увлекается садомазохизмом, — это ваша компаньонка в том роскошном борделе.

— Как они реагировали на мое исчезновение?

— С негодованием и равнодушием, — ответил я. — Мейсон и Пемброк уверены, что вы появитесь сегодня утром в одиннадцать часов, чтобы обтяпать дело с местным клубом. Вы будете там?

— Речи быть не может, — ответила она.

— Они думают, что у вас нет выбора, поскольку они могут на вас надавить, угрожая вашему симпатичному приюту. Он ведь вызывает возмущение общественного мнения.

— Я вижу, что вы не теряли время зря, мистер Бойд. — В ее голосе слышалось уважение. — Что вы обнаружили еще?

— Стоунли в Лос-Анджелесе всю эту неделю. Его жена высказала мнение, что он может там быть с вами.

— А как вы нашли очаровательную Марту? — проворковал голос в трубке. — По обыкновению ненасытна?

— Она предложила мне кое-что, но я отказался и заявил, что предпочел бы лечь со скорпионом.

Она расхохоталась:

— Судя по тому, что мне время от времени рассказывал Грег, вы правильно поступили. Ну, что еще нового?

— Предположение, что вы убили своего мужа, не подтвердилось.

— Я была уверена, что вы услышите эти разговоры.

Знаете ли вы, что в течение некоторого времени я была подозреваемой номер один?

— Да, я слышал что-то в этом роде — вы, мол, наняли кого-то, чтобы убрать мужа. Но местные сыщики повертели дело так и эдак и ничего не нашли.

— Как к вам отнесся Нельсон Пемброк?

— Не слишком хорошо. Вы должны были сказать мне о Карле.

— Я об этом думала, — ответила она смутившись. — Но потом решила, что будет лучше, если вы сами его обнаружите. Все будет выглядеть естественней.

— И эта очаровательная мисс Эплби...

— Боже правый! — воскликнула она испуганно. — Не говорите мне, что она показывала вам свой подвал при первом же вашем посещении!

— Пемброк хотел узнать имя моего клиента, и я назвал его после того, как Карл стукнул меня разок.

— Вы сказали ему? — Ее голос внезапно стал жестким.

— Я ему сказал, что Стоунли должен был встретиться с вами в Лос-Анджелесе для любовных утех.

Поскольку он вас не дождался, то нанял меня, чтобы найти вас и узнать, что случилось.

— Мистер Бойд! — Ее голос стал снова мурлыкающим и приветливым. — Какая замечательная выдумка!

— Пемброк сказал мне, чтобы я все бросил и возвращался в Нью-Йорк, а он проследит, чтобы Стоунли прислал мне чек на покрытие расходов. Он считает, что у него больше шансов найти вас, чем у меня. Так как я не был с ним согласен, он попросил мисс Эплби поучить меня уважать его имя.

— И как вы себя теперь чувствуете?

— Не слишком плохо, если не считать того, что одна деликатная деталь моего тела немного омертвела. Обстоятельства сложились так, что за мою обработку взялась мисс Эплби. А Карл допустил серьезную ошибку и вместо меня оглушил палкой патрона — видимо, по каким-то их личным причинам. Вчера я оставил их втроем в этом подвале. Может быть, они и сейчас еще там, во всяком случае, я на это очень надеюсь.

Наступило молчание, длившееся по меньшей мере секунд пять.

— Это все правда, что вы сказали? — В ее голосе слышалась неуверенность.

— Абсолютная правда.

— На вашем месте, Бойд, я теперь стала бы осторожнее. Нельсон Пемброк — человек очень мстительный.

— Я всегда очень осторожен и осмотрителен. Хорошо, и что же вы хотите, чтобы я сделал?

— Я надеялась, что вы станете катализатором, мистер Бойд, но не так быстро. Кажется, мне придется немного изменить свои планы. Когда я не появлюсь сегодня в конторе Мейсона, они все трое начнут по-настоящему беспокоиться. Мне понравилась ваша идея выдать Стоунли за вашего клиента. Вы знаете, сколько еще времени он пробудет в Лос-Анджелесе?

— По словам Марты, он должен вернуться через два дня, то есть завтра.

— Дорогая Марта! Ей сейчас так грустно, так одиноко. Почему бы вам ее не утешить, мистер Бойд? Как женщина она не вызовет у вас разочарования.

— Как, по-вашему, я могу ее утешить?

— Скажите ей правду: что Грег — ваш клиент и что у него было назначено свидание со мной в Лос-Анджелесе. — Она опять засмеялась. — Это должно сильно ослабить ее моральные устои.

— Хорошо. Что еще?

— Вы, естественно, встретитесь с Элоизой?

— Естественно.

— Непременно сходите к ней, — властным тоном проговорила она. — Поделитесь с ней своими сомнениями, скажите, что ваш клиент беспокоится за мою жизнь, потому что он думает, будто я установила, кто убил моего мужа и по какой причине.

— Сказать это Элоизе и больше никому?

— С другими это может не пройти, не так ли? — рассудила она. — Вы мне уже изложили свою версию того, как и почему Стоунли вас нанял. Теперь, мне кажется, надо подождать, пока он начнет их убеждать, что это не правда. И вот тогда вы предложите им ту историю, которую сначала расскажете Элоизе..

— А это правда?

— Нет, но я хочу, чтобы Элоиза в это поверила.

— Только один вопрос. Не скажете ли вы мне, что вся эта история в действительности означает?

— Нет, не скажу, потому что сейчас еще рано. Я вас наняла, чтобы вы сделали то, что я вам велела, мистер Бойд, и я неплохо вам за это плачу. Прошу вас помнить это.

— Если бы я все знал, это бы вам ничем не угрожало, — проговорил я сквозь зубы. — Будь вы около меня, миссис Д'Авенци, я полизал бы вам задницу, чтобы убедить вас в этом. Но, конечно, соблюдая осторожность.

— Вульгарность ничем вам не поможет, — холодно сказала она. — Я позвоню вам завтра, примерно в это же время.

— А можно мне истратить еще толику денег, ваших прекрасных денег, на Алису? Можно? — быстро спросил я.

Она резко повесила трубку. Я вылез из постели, потом проделал ежедневную процедуру: душ, бритье, одевание.

Было уже около десяти часов, когда я кончил завтракать в баре «Старлайта» и сел в мою машину, стоявшую у отеля.

Так как стояла отличная солнечная погода, я ехал с опущенным верхом. Тщательный осмотр, проведенный под душем, показал мне, что мое мужское достоинство не пострадало. Об этом можно было больше не думать.

Не стоило беспокоиться и о моей ненормальной клиентке, и об этой банде сумасшедших, самым большим удовольствием которых было истязать себя и себе подобных. Подонки!

Я остановился перед домом в стиле «Мыса Код» примерно через двадцать минут, поднялся по ступенькам на площадку и позвонил. Мне пришлось долго ждать, прежде чем брюнетка открыла дверь. На голове ее было полотенце, а сама она была в банном халате, едва прикрывавшем ее... допустим, бедра.

— Нечего было и сомневаться, что это ты, мерзкий подонок, тварь, сука! Вытащил меня из-под душа, — накинулась она. — Чего тебе еще надо?

— Я кое-что обнаружил вчера вечером и подумал, что ты должна узнать об этом.

— Мне наплевать на то? что ты обнаружил. Можешь отправляться в... — Тут она заулыбалась, и в ее глазах появилось выражение любопытства. — А что это такое?

— Ты хочешь, чтобы я так и стоял здесь, на площадке?

— Перебьешься, — сказала она. Однако, возмущенно пожав плечами, добавила:

— Входи.

Я последовал за ней в гостиную. Через окна я видел, как блестит под солнцем лужайка. Класс!

— Ты сперва принимаешь ванну, а потом встаешь под душ? — вежливо спросил я.

— Да, — сухо ответила она. — Однако...

— Я спросил просто так, чтобы ввести наш разговор в светское русло. 7 Она устроилась в кресле, а я сел на диван напротив нее. В какой-то момент, когда она скрещивала ноги, я увидел маленький черный треугольник и спросил себя, сделала ли она это нарочно или нет.

— Не пытайся вести светскую беседу, — сказала она. — Скажи мне, что ты обнаружил, и убирайся к черту.

— Возможно, ты задавала себе вопрос, не находится ли твой муж в Лос-Анджелесе вместе с Луизой Д'Авенци? Я подумал и решил, что ты должна знать правду.

— Какую правду? Перестань болтать чепуху и скажи мне, в чем все-таки дело?

Я спокойно соврал:

— Твой муж — это мой клиент. Он хотел, чтобы я повидал тебя и сделал вид, что ищу его. Его имя фигурирует в списке просто так, для отвода глаз.

— Грег твой клиент?

Она долгое время изучающе смотрела на меня.

— Почему же, черт его возьми, он хочет отыскать Луизу?

— Потому что она должна была встретиться с ним в Лос-Анджелесе и провести там восхитительную неделю любви, как она сказала. Но она не приехала. Тогда он подумал, что с ней произошло несчастье, и нанял меня для поисков.

— Для восхитительной!.. Любовной... Ага! Неделю! — Она задыхалась. — Ничтожный подонок! Ублюдок! Я убью его, как только он вернется, я ему яйца оторву!

На этот раз я был вполне уверен, что вижу именно то, о чем подумал.

— И что заставило тебя изменить решение и все мне рассказать, Дэнни? — Она с трудом выдавила улыбку. — Ведь вчера наше расставание не было расставанием друзей.

— Это произошло исключительно по моей вине. — Я снова солгал. — Об этом я и подумал вчера вечером.

Это было нехорошо.

— Но это совсем не в характере моего мужа! Боже мой! Он вернется завтра... Этот гаденыш не знает, что его ждет!

— Меня он нанял, чтобы найти Луизу! — Я старался по возможности быть правдивым. — Но я подумал, что мне не следует помогать ему обманывать жену.

— Я ценю это, Дэнни, — ответила она. Улыбка уже не стоила ей труда. — Я очень это ценю.

— Спасибо. Но у меня есть еще одна проблема — Луиза Д'Авенци.

— Я бы очень хотела тебе помочь, Дэнни. Я бы тоже хотела отыскать ее, чтобы вырвать у нее...

— Твой муж уверен, что с ней что-то случилось.

Похитили или еще того хуже.

— Почему кто-то покушался на Луизу? Из-за чего?

— Она замешана в общем деле с Пемброком, Мейсоном и Кэрол Даркс, — ответил я. — Может быть, кто-то не хочет, чтобы сделка состоялась?

— Кто, например?

— Иногда мне в голову приходят сумасшедшие мысли. Между прочим, я вспомнил, что ты мне сказала, будто твой муж занимается недвижимостью.

— Грег? — Она снова пристально посмотрела на меня и проговорила:

— На ведь это он нанял тебя разыскивать Луизу?

— Но это могла быть только хитрость, чтобы иметь алиби.

— О Боже мой! — Она медленно покачала головой. — Я не могу этому поверить, Дэнни. У него не хватило бы на это смелости.

— Никогда наперед не знаешь, — мрачно ответил я. — Самый спокойный человек в мире может выкинуть такое! Особенно если он в отчаянном положении.

Он тебе ничего не говорил об этом?

— Насколько я помню, нет. Хотя он говорил мне о новом местном клубе, но я плохо его слушала. Грег всегда пытается затеять какое-нибудь исключительное дело, которое позволит нам припеваючи прожить до конца жизни, но из этого никогда ничего не получается.

— Новый местный клуб?

— Там, где стоит старый дом Луизы, на холме.

— Я слышал, что после смерти мужа она продала дом.

— Да, одной из своих знакомых. Элоизе Харман.

— А твой муж собирался заниматься этим делом с какими-то компаньонами?

— Если кто и был, то он мне ничего о них не говорил. Я сожалею, что не могу ничем тебе помочь, Дэнни.

— Понимаю, — сказал я, Я встал:

— Ну что ж, мне пора тебя покинуть, Марта.

— Так скоро! — Она сделала обиженное лицо. — Теперь, когда мы стали с тобой настоящими друзьями?

— Ты сама знаешь, какова ситуация, — ответил я уклончиво. — Мне надо действовать, и немедленно.

— А вернешься ли ты сегодня вечером пообедать со мной? Это было бы справедливо по отношению к Грегу.

— Отлично. Около восьми часов.

— Все будет готово, — пообещала она, закусив нижнюю губу. — Вот увидишь, это будет замечательно. Я умею делать такие вещи, о которых ты мечтать не мог.

— Охотно верю, — ответил я серьезно. — До вечера.

Я постарался поскорей выйти и сесть в машину, боясь, что ей станет невмоготу дожидаться вечера. Возвращаясь в город, я поймал себя на ощущении удовлетворения от проделанной работы. Потом я стал думать о том, что еще мне предстоит сделать для Луизы. Иметь клиентом сумасшедшую не так уж и плохо, утешал я себя. Особенно если она хорошо платит.

Вернувшись в отель, я выпил стаканчик, потом позавтракал. В телефонном справочнике нашел номер Мейсона и Даркс и довольно легко дозвонился.

— Она не приехала, — ответил он мне мрачным голосом. — Мы ее ждали целый час до полудня.

— Значит, с ней действительно что-то случилось.

— Возможно, вы правы. Мы решили повести дело так, чтобы ее дом зарегистрировали в качестве дома терпимости.

— Не слишком хорошее начало для местного клуба.

— Наверное, но не можем же мы ждать целую вечность.

— Я почти уверен, что Луиза или похищена, или убита.

— У вас невероятное воображение, Бойд. И Нельсон Пемброк не ваш клиент, это уж точно. Вы бы видели его реакцию сегодня утром, когда он услышал ваше имя!

Ваша шкура не стоит теперь и клочка туалетной бумаги.

Он вас удавит при встрече.

— Чепуха. Меня смущает, что Луиза, как я слышал, продала дом мужа сразу же после его смерти, вернее, после убийства, своей подруге, Элоизе Харман.

— Она не продала дом, — возразил Мейсон. — Просто ее подруга, Элоиза, поселилась в нем и устроила там бордель. Я думаю, что они должны быть компаньонками. — Он грязно засмеялся.

— Луиза не из тех женщин, которые отличаются щепетильностью, верно?

Глава 6

Ее живописный дом, казалось, грезил о чем-то на вершине холма. Я надавил на кнопку и прислушался к звонку, прозвучавшему где-то в глубине дома.

Несколькими секундами позже дверь слегка приоткрылась, и темный глаз с подозрением уставился на меня.

— Салют! — весело сказал я. — Я Дэнни Бойд. Если можно, я бы хотел повидать Элоизу.

— Конечно, — ответила она. — Проходите.

Дверь широко распахнулась. Я вошел в холл и замер на месте. Судя по фигуре, девице было лет двадцать, сколько ей было на самом деле, я понять не мог.

Ее каштановые волосы были причесаны гладко, с пробором посередине, и она была совсем не накрашена.

Костюм ее состоял из белого свитера с надписью большими буквами «Ура Санта-Байе» и короткой плиссированной юбки. Голые загорелые ноги были всунуты в темные туфли. В руке она держала леденец на палочке.

— Я знаю, — нервно проговорила она. — Глупо выгляжу, да?

— Признаюсь, что в первую минуту вы меня ошарашили. Это что, костюмированный бал?

— Если хотите. У этого шизика была подружка четырнадцати лет, в то время как ему самому сорок, и теперь он изображает четырнадцатилетнего парнишку, а я должна ему соответствовать. Я вам клянусь, что на свете полно сумасшедших, но этот тип уникально ненормальный. Это продолжается уже целую неделю.

Вчера я была индийской скво, а Алиса этой ночью была танцовщицей канкана, прибывшей прямо из Тулузы. Не могу представить, что он завтра придумает. — Она улыбнулась. — В конце концов, это моя проблема. Как сказал кто-то, я бы не сделала этого, если бы за это не платили денег.

Она повернулась ко мне спиной и начала быстро подниматься по лестнице; в глаза мне бросились маленькие штанишки под короткой юбкой. Внезапно она остановилась и повернулась ко мне:

— Простите, чуть не забыла. Вы найдете Элоизу в гостиной.

— Знаете, если станет совсем тошно, пососите свой леденец.

Она фыркнула и бегом побежала наверх. Я постучал в двери гостиной и вошел.

Удобно устроившись в кресле, Элоиза курила сигару. На ней опять было длинное, до щиколоток, платье серо-стального цвета.

— Мистер Бойд! — воскликнула она своим низким звучным голосом. — Вы должны были позвонить, прежде чем сюда прийти. Сегодня у Алисы день отдыха, и она отправилась за покупками.

— Я хочу видеть вас, а не Алису.

— Если вы хотите только поболтать, то пожалуйста. — Она улыбнулась, давая мне понять, что она встретила меня благосклонно. — Садитесь же, мистер Бойд.

Я сел против нее, сдерживая желание закурить.

— Я все еще не нашел Луизу, — сказал я. — Я опросил всех людей по списку, который мне дал мой клиент, но никто из них ее не видел и не получал о ней никаких известий всю эту неделю.

— Это действительно тревожно, мистер Бойд. Я хотела бы помочь вам отыскать Луизу.

— Мой клиент считает, что с ней произошло что-то серьезное, — проговорил я решительным тоном. — Он сказал мне, что она была близка к тому, чтобы установить, кто убил ее мужа и по какой причине.

— Откуда ваш клиент может это знать?

— Он не поделился со мной этими сведениями, — вздохнул я огорченно. — Но он очень обеспокоен и считает, что ее или похитили, или убили.

— Луиза моя компаньонка и мой лучший друг, — прочувствованно сказала Элоиза. — Вы меня пугаете, мистер Бойд. Но она часто исчезала дней на восемьдесят, а то и больше. У нее иногда вдруг возникало желание прокатиться в Нью-Йорк, или Сан-Франциско, или бог знает куда. Если бы я точно знала, кто ваш клиент, я, возможно, не стала бы беспокоиться. А послушать вас, так у него слишком мрачное воображение.

— В прошлое мое посещение вы мне сказали, что этот дом Луиза продала вам после смерти мужа.

— Да. Это так.

— Мейсон и Пемброк утверждают обратное. Они пытаются заставить Луизу продать им этот дом, обещая за это проценты с дела. Они хотят устроить здесь клуб.

— Я тоже хотела бы рассматривать это заведение как местный клуб, — отозвалась она с улыбкой.

— Вы не ответили на мой вопрос.

— Очень хорошо. — Она слегка поджала губы. — Луиза не продавала мне дом, но всем говорила, что продала. Она думала, что для нее так будет лучше, и собиралась жить здесь, в Санта-Байе, и дальше. Таким образом, она не несет ответственности за то, что я сделала с домом. Вы понимаете, что я хочу сказать?

— Разумеется. Получать пятьдесят процентов с доходов борделя и не нести за это никакой ответственности.

— Что-то в этом роде.

— А кто, по вашему мнению, убил ее мужа?

— Не имею ни малейшего понятия. Городская полиция очень старательно производила расследование, но убийцу или убийц так и не обнаружила.

— Но ведь кому-то это было выгодно?

— Как бы там ни было, я ничего об этом не знаю.

Такой разговор ни к чему не приведет, мистер Бойд.

— Вы совершенно правы. — Я встал. — Спасибо за то, что вы меня приняли.

— Я хотела бы вам помочь. Я повторяюсь, но это так и есть.

— Не сомневаюсь. А кто эта девушка, что открыла мне дверь?

— Какая?

— Каштановые волосы, темные глаза. Превращенная в девочку четырнадцати лет. Особый вид соблазна.

— А! — Она улыбнулась. — Это, должно быть, Делия.

— У ваших девушек очаровательные имена.

— Они намного приятней настоящих.

— Она мне сказала, что забавляется таким образом уже восемь дней. Видно, этот парень выдумщик и к тому же невероятно богат.

Ее губы сжались.

— Делия слишком много болтает.

— Она сказала мне несколько слов, впуская меня в дом. Что ж в этом плохого? В таком костюме, да еще с леденцом в руке, должна же она была что-то сказать, чтобы я не принял ее за помешанную?

— Без сомнения. — Она выпустила дым от своей сигары. — До свидания, мистер Бойд!

— До свидания, Элоиза. Когда я разбогатею, то приду сюда на недельку.

— Мы будем очень рады, — ответила она без энтузиазма.

Я вышел из гостиной и осторожно закрыл дверь.

Посреди холла я замер.

Около недели. Это была сумасшедшая мысль, но мне ничего не стоило ее проверить! Я открыл входную дверь и снова закрыл ее, потом проскользнул в глубь холла и быстро поднялся по большой лестнице.

Когда я дошел до лестничной площадки, я сообразил, что не знаю, в какой они комнате. А ведь их тут восемь.

Проблема заключалась в том, чтобы найти нужную, в которой обретались Делия и ее дружок. Существовал только один способ. Первая и вторая комнаты были пусты, это сократило выбор до шести комнат. Когда я открыл дверь следующей, мне показалось, что мои глаза сыграли со мной какую-то шутку. Рослый волосатый мужчина, стоявший на четвереньках ко мне спиной, меня не видел. Но его наездница хорошо меня рассмотрела и послала мне улыбку.

Это была высокая блондинка, совершенно голая, на голове которой красовалась высокая шляпа, а на ногах сапоги со шпорами для верховой езды. Она уверенно сидела на мужчине верхом, что не помешало ей меня поприветствовать.

— Салют! — бросила она мне.

— Привет! — отозвался я.

Она уверенным жестом хлестнула мужчину по заднице, и тот потопал по полу. Я закрыл дверь и подумал, что бар Джона Пила в Нью-Йорке не так уж и плох.

Следующая комната была пуста, и мне оставалось обследовать лишь четыре по другую сторону коридора.

Опять пустой номер, а в следующем я наткнулся на забавный сандвич, составленный из двух рыжих девиц и одного плешивого мужика посредине. — Мое присутствие их не потревожило, они продолжали делать то, что делали, но ближайшая ко мне, рыжая, которая, на мой взгляд, была более активна, стала кричать, чтобы я закрыл дверь, потому что образовался кошмарный сквозняк.

Седьмая комната принесла мне крупный выигрыш.

К тому времени я уже научился открывать двери бесшумно, и Делия не заметила моего появления на пороге. У типа, сидевшего на краю кровати, были редкие волосы, и, чтобы это компенсировать, он отрастил их с обеих сторон так, что они висели около его ушей и дергались, как две толстые гусеницы.

Делия расположилась у типа на коленях, посасывая свой леденец; она, видимо, умирала от скуки. Одной рукой он обхватил ее за талию, а другой нежно поглаживал бедро.

— Можешь мне поверить, милая, — гнусаво говорил тип, — что я никогда не забывал тот вечер в лицее.

Помнишь? Старик дал мне свою открытую машину, мы отправились кататься, и ты обещала мне дать, но потом передумала!

— Да, ну... возможно... да-да! — Она опустила леденец. — Я помню, помню.

— Я не успел даже засунуть руки в твои штанишки, как ты закричала во все горло.

Его рука, гладившая девицу меж бедер, полезла вглубь.

— Ну а теперь я тебе скажу одну вещь, моя милочка. На этот раз все будет по-другому.

— Уверена, — пробормотала Делия. Она с трудом скрывала зевоту. — Я не могу больше ждать, Грег.

— Я тоже.

Тут Делия издала вопль ужаса и спрыгнула с колен партнера, выронив леденец. Мокрый леденец упал на мужика, приклеился к его коже.

— Что это значит? — закричала Делия.

— Простите, но мне просто надо сказать пару слов вашему приятелю.

— Надо было постучать, — возмутилась она. — У меня мог случиться сердечный приступ. Вы отдаете себе в этом отчет?

— Считайте, что я главный режиссер и что я объявил конец спектакля.

Она выскочила из комнаты, хлопнув дверью. Сидевший на кровати тип пробормотал что-то несвязное. Он оторвал леденец от своего живота и бросил его на пол.

— Не знаю, кто вы такой, но я вас убью.

— Я — Дэнни Бойд, вы — Грег Стоунли, не так ли?

Он встал, но и теперь вид у него был не слишком грозный. Жена правильно описала его внешность: старый, довольно грязный пузан, которому пришлось здорово напиться, чтобы воплотить свои фантазии. С его толстым животом и тоненькими ножками он представлял собой зрелище скорее жалкое, чем отвратительное.

— Вообще-то вы должны сейчас быть в Лос-Анджелесе, — невинным тоном сказал я.

— Я вас убью, — проговорил он голосом еще более гнусавым.

Он шагнул в мою сторону, медленно поднимая свой правый кулак. Я задрал ногу, нацелил подошву своего ботинка прямо ему в живот и толкнул его. Он запрокинулся назад, стукнулся об кровать и упал на спину.

На комоде стояла бутылка с мартини, два стакана и блюдце с кубиками льда. Я не торопясь налил себе выпить, и к тому времени, когда прикончил свой стакан, Стоунли выпрямился, держась за живот обеими руками.

— Это было нечестно, — заявил он. Он был уверен в своей правоте. — Вы меня ударили, когда я не смотрел на вас.

— Почему вы не в Лос-Анджелесе? Ваша жена уверена, что вы там.

— Пусть она отправляется к черту. — Он грязно засмеялся. — Вы видели ее, мою шлюху жену? Я бы с ней развелся еще несколько лет назад, если в не эти правила общности имущества!

— Ваша жена считает, что вы в Лос-Анджелесе в компании Луизы Д'Авенци, — повторил я.

— Что? — Он вытаращил круглые глаза. — Кто тот подлый лгун, который ей это сказал?

— Я. Я пытался отыскать Луизу и решил, что, если я скажу так вашей жене, она заставит вас поскорее вернуться. Откуда мне было знать, что для этого не надо было трудиться?

— Еще бы, — пробурчал он. — Раз в жизни такая удача, и надо было, чтоб из-за вас все лопнуло?

— Что вы такое бормочете?

— Одна неделя! Всего одна неделя в таком прекрасном приюте, как этот, и все за счет заведения. Боже мой! Что еще лучшего может пожелать мужчина?

— Целая неделя — и даром? Но на каком конкурсе вы выиграли такой приз?

— Это вас не касается! — огрызнулся он. — Я здесь развлекаюсь с понедельника, и у меня еще осталось два дня. Может быть, вы уберетесь отсюда, а?

— Я частный детектив, — возразил я, — нанятый, чтобы отыскать Луизу Д'Авенци.

— Ну так и ищите, — прошипел он. — Вы же видите, что ее здесь нет! — Он засмеялся. — Это ведь последнее место, где можно искать Луизу. Королева льда!

Я готов держать пари, что она еще ни разу не развлекалась с мужчиной. Д'Авенци женился на ней из-за ее внешности, но он никогда так и не смог до нее дотронуться. Уверяю вас.

— Когда вы ее видели в последний раз?

— Когда она играла Деда Мороза. — Его толстощекое лицо приняло ханжеский вид. — Вы понимаете, Бойд?

Вот так, ни с того ни с сего она спросила меня, не улыбается ли мне провести неделю бесплатно в этом доме.

«Скажите вашей жене, что вы должны по делам поехать в Лос-Анджелес, и потом можете развлекаться здесь всю неделю». — Он медленно покачал головой. — Вы не представляете, что здесь происходило. Но я могу сказать вам, каких девушек я здесь трахал! И танцовщицу канкана, и потом скво, самую что ни на есть примитивную, с примитивными идеями, а потом еще был сандвич с двумя близнецами, похожими друг на друга как две капли воды... необыкновенное впечатление...

— Мне наплевать на это! Но почему это Луиза так расщедрилась?

— Я не дал себе труда спросить ее об этом. Когда получаешь шлюху даром, то не смотришь ей в зубы.

— Хорошо, согласен, — быстро проговорил я. — Расскажите мне лучше немного о местном клубе.

— О том, что замышляют Мейсон, Пемброк и Кэрол Даркс в качестве компаньонов? Они мечтают об этом. Настоящие мечтатели, скажу я вам. Луиза никогда не отдаст им этот дом, потому что слишком много на нем зарабатывает, на этом бардаке.

— А вас дело не интересует?

— Ну нет, старина. — Он ласково подмигнул мне одним глазом. — Для местного клуба этот дом не подходит, да и его репутация тоже. Этот болван Пемброк ничего не понимает. Бросьте как-нибудь взгляд на его барак. Вот там подходящее место для клуба.

Неожиданно открылась дверь, и вошла Элоиза, но не одна, а в сопровождении парня, который напомнил мне Карла. У него были те же физические данные, что и у Карла, да, видимо, и с интеллектом дело обстояло не лучше. И в руке у него тоже был пистолет.

— Я больше не намерена это терпеть, мистер Бойд, — холодно проговорила Элоиза. — Вы тайно вламываетесь в комнату к моим клиентам. Я вынуждена защищать свою репутацию, которую вы уже почти разрушили.

— Простите меня, — спокойно проговорил я. — Мне просто надо поговорить с мистером Стоунли, а он находился здесь.

— Устраивайте свои дела как-нибудь по-другому, — резко ответила она. — Встречайтесь с ним в другом месте.

— Можно еще только пять минут? — попросил я без особой надежды на успех.

— Чик! — произнесла она угрожающе.

Копия Карла наставила на меня оружие:

— Вы слышали, что сказала дама?

— Брысь! Убери свою игрушку.

— Сам ты брысь.

Я подумал, что его сходство с Карлом увеличивается с каждой минутой.

Я направился к двери, и Делия столкнулась со мной, когда снова кинулась на колени Стоунли. Выходя в коридор, я слышал, как она ворковала:

— Не обращай внимания на этого болвана, дорогой.

Расскажи мне еще о том вечере в лицее.

Дверь захлопнулась.

Мы спустились вниз, и тут Элоиза сказала мне, широко распахнув входную дверь:

— Вы нежелательный гость в этом доме, мистер Бойд. Если когда-нибудь вам придет идиотская мысль позвонить в эту дверь, я скажу Чику, чтобы он занялся вами так, как он умеет это делать. Превосходно умеет!

Глава 7

Вернувшись в отель, я поднялся в свою комнату.

Несмотря на то что было уже пять часов вечера, жара не спадала. Пять минут спустя дежурный принес мне двойное виски, я стал медленно потягивать его, пытаясь размышлять. К тому времени, как я его прикончил, я все еще не пришел ни к какому решению.

Иметь клиенткой Луизу Д'Авенци было хуже, чем не иметь клиентов вообще.

Приближалось время, когда я мог выкурить сигарету. Я не стал ждать установленной минуты и закурил, посматривая в зеркало на свой профиль.

Изображение показалось мне прекрасным, хотя его несколько портило выражение беспокойства. Я отлично понимал, в чем дело.

«Что, черт возьми, мне теперь делать?» — спрашивал я у отражения, но оно не давало ответа. Двумя минутами позже зазвонил телефон.

— У телефона Кэрол Даркс, — услышал я, когда снял трубку. — Вы нашли Луизу Д'Авенци?

— Еще нет.

— Мне кажется, что нам надо поговорить, — сказала она мрачно.

— Согласен. Приходите ко мне выпить стаканчик.

В отель.

— Там слишком много посетителей. Я боюсь, если меня увидят с вами, Бойд, пойдут кривотолки. В настоящий момент вы не слишком уважаемая персона в Санта-Байе.

— Тогда как же мы встретимся?

— Я сейчас в коттедже Парадиз-Бич. У Брэда сегодня вечером собрание, и он вернется поздно. Согласны?

— Отлично.

Я начал думать, что всюду, где я бываю в Санта-Байе, кто-то наставляет на меня оружие. Возможно, Кэрол Даркс не будет исключением. Когда я надел свою сбрую с кобурой и пистолетом 38-го калибра, а поверх нее спортивный костюм, сшитый так, чтобы скрадывать очертания кобуры, то почувствовал себя увереннее. За двадцать минут доехал до коттеджа.

Кэрол Даркс открыла мне дверь. Ее пламенеющие волосы были хорошо причесаны, а одета она была с непринужденной простотой. Бежевая блузка была настолько прозрачна, что не скрывала ее небольшие острые груди, а широкий кожаный пояс весьма удачно обтягивал ее талию.

Мы прошли в гостиную, и она указала мне на кресло.

— Я пью «Кровавую Мэри», — сказала она и засмеялась. — Я всегда думала, что томатный сок нейтрализует алкоголь. Хотите попробовать?

— Почему бы и нет? — охотно отозвался я.

Она приготовила напиток и дала мне стакан, потом удобно устроилась напротив меня.

Ее серо-зеленые глаза внимательно меня рассматривали.

— Луиза не приходила в контору сегодня утром, — сказала она наконец.

— А я что говорил...

— Брэд просто в бешенстве. Нельсон Пемброк тоже был недоволен. Кстати, раз мы заговорили о Пемброке — что у вас с ним произошло?

— Что вы имеете в виду? — с невинным видом осведомился я.

— Он приходит в ярость всякий раз, когда произносят ваше имя. Вы нажили себе опасного врага, Бойд.

Это опасный, очень опасный человек, он не терпит, когда ему противоречат.

— Я заметил. Однако я вижу, что вы теперь садитесь без всякого труда.

Она горестно улыбнулась:

— Приходится соблюдать величайшую осторожность.

Я целый час потратила на то, чтобы втереть бальзам себе в задницу, когда ложилась спать. Только это успокоило боль.

— Надо было позвать меня. Я эксперт по таким делам.

— Знаете, я вам верю. — Она сделала гримасу. — Это вас, может быть, и удивит, Бойд, но ваш пленительный профиль меня совсем не очаровал. Я не люблю красивых мужчин.

— Да, судя по внешности Мейсона, это именно так.

Кстати, у кого первого зародилась эта идея — заниматься садизмом? У Нельсона Пемброка?

— Это была дурацкая идея Брэда.

— У Пемброка в доме есть очень интересный подвал. Я вчера там побывал.

— Да-а? — недоверчиво протянула она.

— Если Мейсон будет нуждаться в консультации эксперта, то пусть обратится к личной секретарше Пемброка мисс Эплби.

— Да? — еще больше удивилась она. — Первый раз слышу обо всем этом, мистер Бойд. А что, если нам вернуться к нашим баранам?

— Луиза Д'Авенци?

— Я начала принимать вас всерьез, когда она подложила нам эту свинью, — продолжала Кэрол Даркс. — Если бы она могла прийти, она бы пришла. Теперь они пойдут дальше и заставят зарегистрировать ее дом как бордель.

— Хорошенькое начало для клуба. Экс-бордель!

— Я вас прошу больше не острить! — закричала она недовольно. — Теперь нам необходимо отыскать Луизу, так же как и вам. Есть смысл объединить наши усилия.

— Мой клиент сказал, что она была близка к тому, чтобы установить, кто и почему убил ее мужа, когда исчезла. Вы можете что-либо предположить?

— Нет.

Она внимательно и пристально смотрела на меня несколько секунд.

— Это кажется невероятным. Полиция провела расследование и ничего не нашла.

— А кто его убил, по-вашему?

— По-моему?

Снова пристальный взгляд.

— Понятия не имею кто.

— Многие, с кем я говорил, думают, что это могла быть сама Луиза.

— С какой стати? Ее муж был старше ее на двадцать лет и ужасно богат. Он ей оставил все. Это безумие — так думать. Она не способна никого убить, — возмущенно проговорила Кэрол. — Наконец, это было бы просто глупо.

— Значит, вы — из лагеря ее друзей?

Она кивнула:

— Мы добрые друзья вот уже года четыре или пять.

— Но недостаточно добрые, чтобы вы отказались от сотрудничества с Мейсоном и Пемброком. Ведь это они хотят втянуть ее в авантюру с клубом.

— Это совсем другое дело, — живо возразила она. — Бизнес есть бизнес, и его не следует смешивать с дружбой.

— Вы были добрыми друзьями, когда было совершено преступление, — настаивал я. — Вы, Луиза и Пемброк с Мейсоном.

— Ну, естественно. Но я не вижу никакой связи.

— А кто первым подал мысль о клубе?

— Забавная вещь! Грег Стоунли. Я думаю, это единственная хорошая идея, которая когда-либо приходила в голову этому болвану.

— Тогда почему же он сам не в деле?

— Грег ничего не внес, потому что ему нечего вносить.

— У Луизы есть дом, у Пемброка земля, а как же вы с Мейсоном?

— Способности тоже в цене. Мы умеем интриговать, комбинировать и практически добиваться всего, чего мы хотим. А это нелегко, Бойд. Иногда дело требует особых навыков. Приходится уговаривать тех граждан, от которых дело зависит. Тут надо проявлять тонкость, умение убеждать. Мы знаем разные способы...

— Как, например, три пули в голову и машину в овраг? — предположил я.

— Вы просто гнусный подонок! — Она делала заметные усилия, чтобы подавить злость. — Все это ни к чему нас не приведет. И если я вам позвонила, Бойд, то только для того, чтобы вместе искать Луизу, а вовсе не для того, чтобы просто с вами повидаться.

— Хорошо, — согласился я, — возможно, что кто-то похитил ее, чтобы помешать ей подписать соглашение сегодня в конторе.

— Я не представляю себе, кто бы это мог быть. Ведь это был наш секрет, его знали только четверо, и все хотели завершить дело. Луиза ведь не сама себя похитила, да?

— Разумеется! — живо ответил я. — А что, если мой клиент прав? Может быть, дело в том, что она действительно обнаружила виновника смерти ее мужа.

— Вы хотите сказать, что этот таинственный виновник похитил ее, чтобы помешать ей связаться с полицией?

— Вы попали в самую точку, Кэрол.

— Перестаньте меня оскорблять, самодовольный дурак! — Она тяжело дышала.

— Ладно, прошу прощения. Но ведь единственным способом заставить ее замолчать было бы...

Она вздрогнула.

— ...ее убить, — закончил я.

— Я не хочу даже думать об этом, это слишком ужасно!

— Будем надеяться, что мой клиент ошибается. Как я уже сказал, мне кажется возможным только один вариант, но вы не можете мне помочь ни в одном, ни в другом случае. Итак, только мы наладили наше сотрудничество, как приходится с ним кончать, не так ли?

— Может быть, все было бы гораздо проще, если бы вы мне сказали, кто ваш клиент, — произнесла она как могла убедительно, — потому что я, скорее всего, знаю его, и это могло бы представить всю ситуацию в другом освещении.

Я грустно покачал головой:

— Я никогда не выдаю имя клиента без его согласия. А согласия клиент мне не дал.

— Вы перестанете наконец надо мной издеваться? — презрительно бросила она. — Я знаю, что ваш клиент Грег Стоунли. Он собирался миловаться с Луизой в течение восьми дней в Лос-Анджелесе, и, когда она туда не приехала, он сразу сообразил, что с ней что-то стряслось.

— Кто вам это сказал? — спокойно спросил я.

— Нельсон Пемброк, сегодня утром. — Теперь она начала насмехаться. — Он нам также рассказал, как вы перетрусили, когда его шофер слегка стукнул вас по голове.

— Его шофер? В этом состоит работа Карла?

— Я зря теряла время, — сказала она. — Я надеялась узнать от вас что-либо новое, но, видно, вы ничего не добились и не в состоянии помочь нам отыскать Луизу.

— Зато я познакомился с очаровательными людьми.

И все садомазохисты.

— Допивай свой стакан и убирайся, — недружелюбно проговорила она. — Если, уважаемый, ваши мозги хоть немного варят, то вы все бросите и вернетесь в Нью-Йорк. И поскорей, потому что Нельсон Пемброк не тот человек, который прощает или забывает.

— А что устроила там ваша компания? Нечто вроде клуба? Каждую пятницу вы проводите вечер в этом очаровательном подвальчике, и мисс Эплби занимается с каждым по очереди?

— Ты отвратительный и грязный подонок. Сволочь!

Черты ее лица исказились от ярости. Она вскочила с дивана и бросилась на меня, пытаясь вцепиться ногтями мне прямо в лицо. Было не до джентльменства, и я схватил ее за запястье. Сильным рывком я заставил ее потерять равновесие, а через долю секунды она уже лежала у меня на коленях, вне себя от бешенства.

Я уже был готов отпустить ее, но она вонзила зубы мне в ладонь, причинив этим сильную боль. Я зажал ее ноздри, вынудив дышать ртом, и, когда она открыла рот, освободил руку. Ее зубы оставили глубокие кровоточащие следы.

Я схватил ее за руки и сжал их своей, стараясь, чтобы весь этот узел был подальше от ее зубов, потом рванул ее пояс, заставив пряжку расстегнуться, и стал стаскивать с нее юбку, в то время как она поливала меня отборной бранью. Так как она не носила трусиков, я внезапно увидел крупным планом между бедер то, что там и должно было находиться. Меня это не привлекло и не возбудило, потому что в ту минуту я мог думать только о хорошей порке. Я сбросил ее со своих колен на пол, потом подтащил к дивану и швырнул плашмя на живот.

На ее округлых ягодицах еще были видны следы плетки. Я воспользовался своим ремнем, подумав, что мисс Эплби наверняка пустила бы в ход тот его конец, что с пряжкой, однако я не собирался становиться садистом, как она. Я ударил Кэрол пять-шесть раз по бело-розовому заду, и с каждым новым ударом она испускала все более громкие вопли. Потом я бросил ее на пол и вернулся в свое кресло, прихватив стакан, одиноко стоявший на столике. Кэрол рыдала как безумная, но, как мне показалось, больше от злости, чем от боли.

Я мягко посоветовал ей:

— В течение часа втирай мазь, и тогда, без сомнения, завтра вечером ты сможешь садиться.

Она пробормотала что-то нечленораздельное.

Я допил свой стакан, а затем направился к двери.

— Подожди! — закричала она.

Я обернулся и увидел, что при помощи руки и колена ей удалось встать. Ее великолепные волосы беспорядочно рассыпались по плечам, а серо-зеленые глаза злобно вперились в меня. Ведьма, да и только!

— Ты поганый ублюдок, Бойд! — выдохнула Кэрол. — И она шлюха, похуже тебя. Она всегда была шлюхой. Она успела переспать со всеми: со Стоунли, с Пемброком и с Брэдом! И еще она любит женщин. Ты знал это? Ваша мисс Эплби ее близкая подруга, а еще ближе Элоиза Харман! И он узнал об этом!

— Что ты такое говоришь, Боже мой!

— Д'Авенци! — прошипела она. — Он обнаружил ее проделки и захотел ее вытурить! Он не желал это выносить и решил развестись. Ей надо было помешать этому, чтобы не потерять все — деньги, дом и остальное. Тогда она его и убила.

— Луиза в это время находилась в Нью-Йорке, — спокойно заметил я. — Полиция проверила ее алиби по всем статьям.

— Ну конечно, Луиза была в Нью-Йорке, но у нее есть друзья, не так ли?

— Кто, например?

— Среди многих дорогая Элоиза, вот кто.

Это было правдоподобно, но мне не нравилась ее отвратительная манера выплевывать слова прямо в лицо.

— Как ты думаешь, почему Луиза стала ее компаньонкой? Почему она разрешила превратить свой дом в бардак? Думаешь, Луиза нуждалась в этих деньгах?

— Не знаю, нуждалась ли она в деньгах, но этот домишко должен приносить большой доход. Если она не дорожила этим домом, то почему бы ей и не превратить его в доходное предприятие?

— Просто невозможно быть таким дураком, Бойд! — Она встала и попыталась натянуть на бедра юбку. — Если кому и было выгодно избавиться от Луизы, то это ее другу Элоизе. Хочешь знать почему? Потому что с того момента, когда Луиза подпишет бумаги о создании местного клуба, Элоиза останется ни с чем! Ни клиентов, ни борделя, ничего!

— Предположим, ты права. Предположим, что Луиза убила Д'Авенци с помощью Элоизы и та наложила лапу на свою часть борделя как на компенсацию. Но почему Луиза внезапно изменила свое решение через два года или даже немного позже?

— Потому что она знает, что ей больше его не удержать, — ответила рыжая. — Мы в состоянии закрыть ее бордель в любой момент, и Луиза это знает. Лучше получить доход с чистого дела, чем остаться с пустыми руками и дурацким видом.

— Если Луиза хорошо это понимала, то, естественно, понимает и Элоиза.

— У Элоизы, возможно, были и другие планы. — Она нагнулась и подняла свой пояс. — Может быть, Элоиза решила помешать Луизе, воображая, что тем самым она будет влиять на нас всех и заставит забыть о проекте клуба.

— У тебя потрясающее воображение, Кэрол, — сказал я. — Почти такое же потрясающее, как твой отвратительный характер.

— Это она твоя клиентка, чтоб мне подохнуть! — заорала Кэрол. — Элоиза! Она тебя наняла, чтобы спутать все карты и отвести от себя подозрения! Или, быть может, ты с ней в сговоре, Бойд. Вы вместе похитили или убили Луизу, и вся эта история с частным детективом придумана для того, чтобы нас совсем запутать!

— Я могу сказать тебе одну вещь, Кэрол, дорогая.

Место, где ты хранишь свои мозги, расположено между талией и...

Она стала поносить меня, потом, обернув пояс вокруг руки, ринулась ко мне. Я видел, как блестели кнопки над ее головой, и думал, что надо отдать ей должное — она не сдается сразу. Но, взбешенная так сильно, она не обратила внимания на мелочь. Она замахнулась и...

Внезапно юбка соскользнула с ее бедер, и колени запутались в ткани. Кэрол попыталась сделать шаг, но тут же упала ничком на пол. Она отчаянно завопила, обкладывая всех и вся, потом заколотила ногами об пол.

Я открыл дверь и вышел в сумерки вечера. Я сказал себе, что это самое лучшее, что я мог сделать, — ведь, что бы я ни предпринял, сейчас ее ничто не утешит, и потому я счел за благо смыться.

Глава 8

Марта Стоунли осторожно приоткрыла дверь и, увидев, что это я, расплылась в улыбке:

— Я ждала тебя ровно в восемь, Дэнни, но все равно входи.

Она широко распахнула дверь и закрыла ее, как только я вошел.

— Я только что из-под душа, мне надо одеться.

Я это понял и сам. За исключением белого лоскутка в виде трусиков, на ней ничего не было. Ее маленькие, высоко поднятые груди были совершенно круглые, с соблазнительно торчащими сосками. Великолепный загар цвета красного дерева отлично контрастировал с белыми мини-трусиками. Какой-то девиз был написан на них, но он исчезал между бедрами, и я мог прочитать только первое слово.

— Обращаться с... с чем? — спросил я заинтересованно.

— С любовью, — ответила она и засмеялась.

— Чего только они не придумают.

— Ну и хорошо... Но раз уж ты здесь, а обед будет готов не раньше чем через час, то и в самом деле не стоит терять время на одевание, правда?

— Моя дорогая, — ответил я серьезным тоном, — я никогда не задаю себе подобных вопросов.

— Как это понимать?

— Может быть, мы пройдем в гостиную и выпьем там по стаканчику? Не знаю почему, но мне кажется, что мне будет легче сказать тебе то, что я собираюсь, со стаканом в руке.

Она с подозрением посмотрела на меня:

— Ты уверен, что хорошо себя чувствуешь, милый?

— Да-да... Теперь я знаю все, но то, что я обнаружил, ничуть меня не радует.

Мы вошли в гостиную, и я направился к бару, приготовил для нас мартини со льдом, но без воды и дал ей стакан.

— Выпей немного и садись, — сказал я.

— Я начинаю думать, что ты действительно принес мне дурные вести. — Теперь в ее голосе звучало беспокойство. — Не тяни и рассказывай.

— Он действительно редкий подонок, — мрачным голосом проговорил я. — Никогда бы не поверил, что можно так бессовестно относиться к слабому полу. Я просто не смогу остаться здесь и предаваться любви, зная то, что я знаю.

— Если ты немедленно не расскажешь мне, что случилось, я сойду с ума!

— Этот Грег, этот твой муж... я узнал об этом около часа назад.

— Что узнал?

— Он действительно был в Лос-Анджелесе, когда меня нанял, чтобы найти Луизу, это так, но он вернулся в тот же день.

— В Санта-Байю? — Она ошеломленно смотрела на меня. — Ты уверен? Я его не видела.

— Ничего удивительного, его никто не видел. — Я пожал плечами с безнадежным видом. — За исключением этих шлюх, с которыми он осуществляет свои эротические фантазии в течение недели.

— Этих шлюх?

Она конвульсивно передернулась и поперхнулась сухим мартини.

Я похлопал ее по спине, и она постепенно успокоилась. Ее искаженное лицо стало фиолетовым, и я подумал, что это действие мартини, которое она глотала.

— Кто эти шлюхи? — спросила она наконец.

— Девочки Элоизы. Он там с начала недели. Как будто весь бордель к его услугам. Все фантазии, которые ему приходят в голову, выполняются, и он еще не покончил с этой игрой. Танцовщица канкана и индийские скво, ученицы лицея и две девушки зараз... Все это, должно быть, стоит целого состояния.

Она испустила приглушенный вой:

— Грег всю неделю у Элоизы, хватает одну девушку за другой?

— Иногда и двух сразу, — сказал я, чтобы усилить впечатление.

— Это правда?

Ее темные глаза засверкали, как раскаленные угли.

— Я видел его собственными глазами, — подтвердил я, — сегодня днем. Он был как старый потасканный Бахус, с маленькой подругой на коленях, ученицей лицея. Она сосала леденец, а он пытался засунуть ей в штанишки руку. Он не добился особого успеха с этой школьницей.

Она опять издала приглушенный вопль; на этот раз я был уверен, что мартини здесь ни при чем.

— Он тратит на это деньги, которые вовсе не растут сами на деревьях, наши деньги!

— Я поинтересовался их обычным тарифом, милая, — сказал я рассудительно. — Двести пятьдесят долларов за утро, а за вечер — триста.

Марта Стоунли быстро стала прикидывать общую сумму.

— Если он там с начала недели, — наконец сообщила она, — то он уже потратил более трех тысяч!

— Я подумал, что ты должна быть в курсе дела, — сочувственно сказал я. — И вот передо мной дилемма.

Ты заметила, Марта, что я хотел бы заняться с тобой любовью больше, чем с кем-либо другим, но разве я смогу теперь? — Я развел руками. — Зная то, что я знаю...

— Ты очень мил, Дэнни. — Голос ее смягчился, и она погладила меня по щеке. — Я понимаю, какое это на тебя произвело впечатление. Но ты прав, клянусь тебе! Мы с тобой будем заниматься любовью так, как тебе никогда не случалось прежде. Но сейчас я хочу попросить тебя об одной услуге.

— Тебе достаточно сказать лишь слово, Марта, — торжественно заявил я. — Я полностью в твоем распоряжении.

— Не проводишь ли ты меня в этот дом?

— Ты хочешь пойти туда?

Я надеялся, что мой голос звучал достаточно удивленно.

— Я хочу пойти туда, — твердо заявила она. — Я думаю, что я его убью! Подожди меня, пока я оденусь.

— Хорошо.

Я допил свой мартини, потом то, что осталось в стакане Марты, так как считал, что ночь будет утомительной. В течение секунды я размышлял о том, что заставляет меня изображать подонка, потом решил, что такие вопросы ни к чему не приведут. Через пять минут вернулась Марта, уже совсем одетая. На ней был черный свитер, черные обтягивающие брюки, а через плечо была перекинута большая черная сумка. В общем, выглядела она как женщина-вампир, готовая наброситься на человека.

В течение первых десяти минут мы ехали молча, потом она внезапно схватила меня за руку:

— Без тебя, Дэнни, я бы никогда ничего не узнала.

Этот подонок вернулся бы домой и наплел бы мне разных небылиц о великих делах, которыми он занимался в Лос-Анджелесе. — Она с горечью засмеялась. — Единственное, чем он не занимался эту неделю, так это делом.

— Тебя, безусловно, встретят там не слишком приветливо, — заметил я осторожно. — Ты об этом подумала, Марта?

— Я не думаю, когда действую, — ответила она снисходительно. — Ты никогда не видел меня в боевой форме.

Я неукротима, особенно если в деле замешана женщина.

У них нет ни малейшего шанса выйти сухими из воды.

— Элоиза — настоящий истукан, и у них есть вышибала, здоровенный тип, из сплошных мускулов, просто громила.

— Им займешься ты, Дэнни, — не колеблясь ответила она. — Я знаю, что ты настоящий мужчина. Я с самого начала это поняла.

— Может быть. Но для женщины Элоиза тоже очень сильна.

— Если бы я не знала тебя так хорошо, то подумала бы, что ты струсил.

— Это скорее вопрос стратегии.

Потом я рассказал ей, куда ведет большая лестница, как расположены восемь комнат на втором этаже и где находится ее муж.

— Тебе придется преодолеть препятствие в лице Элоизы, а в драку, по всей вероятности, полезет еще и вышибала. Я думаю, что смогу взять его на себя, но я в жизни не бил женщину, во всяком случае по-настоящему, и не собираюсь делать этого теперь.

— Предоставь Элоизу мне, — уверенно сказала Марта. — С этим у меня не будет проблем. Займись только вышибалой, большего я у тебя не прошу.

Спустя четверть часа мы доехали до места, остановились перед домом и вышли из машины. Я не знал, какую линию поведения изберет Марта, но мне было ясно, что смирения от нее ждать не приходится.

Она быстро поднялась на площадку и стала судорожно звонить. Я осторожно держался позади нее и ждал, что будет.

Секунд через десять дверь открылась. У Элоизы был очень величественный вид, когда она, немного подняв брови, не скрывая удивления, высокомерно поглядела на Марту.

— Это не тот дом, какой тебе нужен, милочка, — заявила она ироническим тоном. — Мы принимаем только мужчин.

— В том числе и моего мужа, — прошипела Марта. — Отойди от двери, толстая шлюха, зараза!

— Что? — Лицо Элоизы внезапно покрылось пятнами. — Вы осмеливаетесь говорить со мной таким тоном! Вы грубиянка... — Тут она увидела меня и повернулась в мою сторону:

— Вы опять явились портить мне жизнь, мистер Бойд! — Она оглянулась и закричала своим пронзительным голосом:

— Чик! Чик!

После этого она снова переключилась на Марту, и совершила ошибку, потому что та открыла свою сумочку и достала оттуда аэрозольный баллончик.

Ее палец нажал на клапан, и плотное облако ударило Элоизе в лицо. Элоиза отшатнулась, закрыла руками глаза и отчаянно завопила. Я услышал в доме топот тяжелых шагов, быстро к нам приближающихся, и шепнул Марте:

— Скажи ему, когда он будет здесь, что я за домом, и не стой у него на дороге.

Я отступил на шаг, прижался к стене и стал ждать.

Топот становился все сильнее, и тут Марта выдала Поистине замечательный номер.

— Он во дворе! — закричала она во все горло и неопределенно взмахнула рукой. — Ты схватишь его, если поторопишься. Он только что брызнул ей чем-то в глаза!

Раздалось нечто вроде рева, и Марта поспешно отошла от двери.

На мгновение передо мной мелькнуло побагровевшее от злости лицо Чика, и я протянул вперед ногу. Его берцовая кость больно ударилась о мою. Он успел издать еще несколько воплей, прежде чем отправился в полет.

Продолжая кувырок, он пролетел в горизонтальном положении над всеми тремя ступеньками, притом без малейшего усилия с его стороны, на его беду, моя машина стояла прямо перед выходом из дома. Чик на наших глазах воспроизвел школьный опыт — с подвижным предметом, ударившимся о неподвижный. Все произошло как и должно было, в соответствии с законами природы, — неподвижный вышел победителем.

Чик летел головой вперед и, не без лихости, со страшным грохотом, завершил полет ударом о корпус машины. Я от всей души пожелал ему все же уцелеть и пошел убедиться, что он жив. Осмотр занял некоторое время, но я был удовлетворен. Хотя он лежал неподвижно и дыхание его было слабее обычного, сердце работало. Если ему повезет, то он отделается мигренью, во всяком случае он не помрет, разве что будет с трудом ходить.

Я встал и обнаружил, что все вокруг словно вымерло. Марта и Элоиза исчезли, и мне на секунду показалось, что они испарились. Я прошел в дом. Никого. Но когда я вошел в гостиную, все объяснилось. Марта и в самом деле не теряла даром времени, пока я исследовал состояние здоровья нашего друга Чика.

Элоиза сидела в глубоком кресле, но совсем не так комфортно, как привыкла. Ее руки были связаны за спиной какими-то кусками серой ткани. Прическа ее напоминала воронье гнездо, по щекам текли слезы.

Куски серого шелка — это было все, что осталось от ее платья. На ней теперь был только бюстгальтер из черных кружев, с трудом удерживающий ее мощную грудь, черные трусики и черные шелковые чулки. Ее вид напоминал о героях фильмов ужасов эпохи немого кино. Рядом с ней стояла запыхавшаяся, но вполне довольная собой Марта.

— Я думаю, что это удержит ее на месте, пока я буду убивать этого подонка там, наверху. Мне очень понравилось, как ты обошелся с вышибалой. Надеюсь, что он получил на всю катушку.

— Он жив, но потерял всякий интерес к событиям, — ответил я, — и надолго. — Я посмотрел на слезы, которые текли по щекам Элоизы. — Что ты прыснула ей в глаза?

— Очень дешевый одеколон. Щиплет ужасно, но штука безвредная. Она будет плакать до тех пор, пока не вымоет его из глаз слезами. Ничего, когда я закончу наверху, она еще не так заплачет. Можешь мне поверить.

Но, как говорится, займемся делом, Дэнни. Я поднимусь наверх. Ты намерен пойти со мной?

— Ты думаешь, я тебе буду нужен?

— Нет, но я подумала, что тебе, может быть, захочется посмотреть.

— Я ненадолго останусь здесь. Если у тебя будут трудности, то тебе стоит только позвать меня.

Марта нагнулась и резким жестом оборвала у Элоизы одну из бретелек. Мне показалось, что Элоиза заплакала еще сильнее, если это только было возможно.

— Настало время отправить ее на живодерню, — задумчиво сказала Марта.

— К живодеру? — не понял я.

— Это место, куда в Англии отправляют старых лошадей, — весело пояснила она. — Ну, когда они уже ни на что не годны, но из них еще можно сделать много нужных вещей.

Марта быстро вышла из комнаты, а я почувствовал нечто вроде жалости, когда посмотрел на слезящиеся глаза Элоизы. Я пошел к бару, намочил в воде платок и вернулся, чтобы вытереть ей лицо и глаза.

— По-прежнему щиплет?

— Нет, — ответила она. Страшная злоба в ее голосе заставила меня отступить назад. — Это вы ей сказали, не так ли, Бойд?

— Что ее муж провел здесь неделю? Теперь, когда вы это произнесли, мне кажется, будто что-то подобное было.

— Вот что я хочу вам сказать... Как ни странно, но на нее я не сержусь. На ее месте я поступила бы так же. Но вы... вы! — Ее дыхание внезапно стало быстрым и свистящим. — Вы все разрушили ко всем чертям! Вы это понимаете, кретин? Глупец!

— Моя драма заключается в том, что я так и не узнал, что надо разрушать, а что не надо. Постепенно я начинаю это понимать, но не сразу же.

— Я буду плясать на вашей могиле, — пообещала она.

— Только не забудьте надеть тот же ансамбль, что на вас сегодня, — умоляюще произнес я. — Это действительно здорово, Элоиза! Вы словно сошли со старой грязной почтовой открытки, выпущенной во Франции.

Она наградила меня эпитетом, делавшим меня гигантом в некоторых делах. Я вышел из комнаты под аккомпанемент разнообразных, но одинаково нецензурных возгласов.

Я решил исследовать нижний этаж. Через элегантную столовую я прошел не замечательно оборудованную кухню, потом в комнату с большой кроватью — вероятно, спальню Элоизы.

Затем я обнаружил небольшую отдельную квартиру — гостиную, спальную комнату и ванную. Я прошел гостиную и заглянул в спальню — она тоже была пуста. Из ванной доносился шум льющейся воды — это показалось мне обнадеживающим.

Я толкнул дверь. Работал душ. Я отодвинул панель из матового стекла и залюбовался. Она стояла ко мне спиной, и шум падающей воды заглушил звук открывающейся панели. Несколько прядей светлых волос выбились из-под купальной шапочки. Округлые ягодицы радовали глаз, так же как и точеные щиколотки и гладкие бедра. Это была живая картина, от которой не хотелось отрывать глаза.

Я протянул руку и провел пальцами между верхом бедер и округлостью ягодиц.

Она вскрикнула и резко повернулась ко мне. Когда она замерла, ее груди в форме дыни еще продолжали покачиваться.

— Итак, — проговорил я важно, — это не Ширли Спинделросс? Как тесен мир!

— Не валяйте дурака! — закричала она. — У меня мог случиться сердечный приступ!

— Неужели? — протянул я.

— Что вы здесь вынюхиваете, Бойд?

— Я подумал, что вы должны быть где-то поблизости. Ни при каких обстоятельствах генерал не может быть далеко от своих солдат.

— Вы невозможны! Убирайтесь отсюда, чтобы я могла одеться и выйти.

— Согласен. Но потом мы поговорим?

— Да, но прежде доставьте мне удовольствие — выметайтесь.

Она повернула кран, и в наступившей тишине отчетливо прозвучал звук выстрела.

— Что это такое! — закричала Луиза. Она глядела на меня широко открытыми глазами.

— Хороший вопрос. Вероятно, мне следует пойти и посмотреть.

Я бегом бросился по коридору к входу в дом и тут услышал звук второго выстрела. В холл я попал уже к финалу сцены. На лестнице я увидел прыгающую через три ступеньки, совершенно обезумевшую блондинку. На ней был только бюстгальтер и, судя по ее габаритам, эта деталь была не в силах сдерживать ее содержимое. Последний рывок привел девицу к подножию лестницы, и ее груди от резкого движения полностью освободились от бюстгальтера. Я было подумал, что сейчас она будет приводить себя в порядок, так как ее грудь поднялась к самому подбородку, но она, продолжая двигаться конвульсивными скачками, скрылась в открытой двери. Пятью секундами позже появился Грег Стоунли, тщетно пытавшийся догнать блондинку. Следом показалась Марта с пистолетом в руке. Он выплюнул огонь, и я инстинктивно присел.

Стоунли испустил жалобный стон и, казалось, помчался к двери с еще большей скоростью.

Пуля повредила лепнину на потолке и осыпала Грега белой пылью, прежде чем он скрылся за дверью.

— Поганое дерьмо! Грязный развратник! — орала Марта, мчавшаяся по лестнице, как дикая кошка, преследующая добычу. — Я тебе покажу! Трухлявый пень, ты у меня узнаешь, как шляться к девкам на мои деньги!

Я подумал, что, будь я похитрее, я бы ознакомился с содержимым ее большой сумки, но теперь было уже поздно. К тому же, увидев, какое впечатление произвела ее стрельба на окружающих, особенно на тех двоих, я понял, что, пока они под прицелом, они не рискнут ничего предпринять.

Устремившись к открытой двери, Марта проскочила мимо меня, и в доме внезапно воцарилась тишина.

Я подумал, что Марта кончит тем, что свалится где-нибудь на лужайке, но это была уже не моя проблема.

Итак, я повернулся и прошел в маленькую гостиную.

Луизы там не было.

Обе комнаты и ванная были пусты. Я вернулся и, подумав, отправился в гостиную к Элоизе.

— Что означает эта стрельба? — прошипела Элоиза.

— Марта делает вид, что хочет укокошить своего мужа, но не очень старается. Она стреляет в потолок.

— Меньше всего на свете мне хочется вас о чем-либо просить, Бойд, — сказала она хриплым голосом, — но не могли бы вы освободить меня от этого кресла?

— С радостью.

Я развязал ее щиколотки и освободил руки. Она стала их растирать, двигаясь как деревянная кукла.

— Вы ее видели?

— Она принимала душ, а теперь, простите меня за это выражение, она навострила лыжи.

— Вы просто дурак, Бойд! Вы наверняка все испортили.

Я сел в машину как раз в тот момент, когда Чик начал подавать признаки жизни. Он слегка пошевелился, издал слабый стон. Что касается Марты, то я не знал, где она, и о судьбе ее мужа и блондинки тоже мог лишь догадываться. Им лучше всего было бы вернуться домой. И если им придется бежать всю дорогу по городу, то это будет настоящий праздник для туристов. Может быть, именно этого и не хватало Санта-Байе для славы: настоящего скандала, голых людей, которые бегают по улицам мимо всех этих магазинов с фальшивыми слонами и жалким антиквариатом.

Вернувшись в отель, я почувствовал голод и пообедал в баре, с решетками над пылающими поленьями, на которых жарилось мясо. В глазах у меня все сливалось в черную массу, и главное, чего мне сейчас хотелось, был напиток на базе рома, подававшийся здесь в пластмассовых сосудах. В конце концов я поднялся к себе в номер и в одиночестве принялся за бутылку. Тут зазвонил телефон.

— Я охотно убила бы вас, — проговорил ледяной голос. — Что вы там искали? Чего вы хотели? Разорить дом? Я была вынуждена уложить бедную Элоизу в постель, дав ей успокоительного. Что касается бедной девушки, которую гоняли по городу эти свиньи, то она до сих пор в истерике.

— Это и называется действовать по собственной инициативе, — спокойно ответил я. — Вы ведь хотели, чтобы я что-то сделал, Луиза, только вы не сказали, что именно.

— Мне было необходимо на неделю убрать Грега Стоунли, — пояснила она. — Лучшим способом это сделать было предложить ему развлечься с Девушками за счет заведения. Теперь вы, вероятно, все испортили, кретин.

— Элоиза употребила почти такие же выражения.

Я слышал, как она тяжело дышит.

— Я начинаю думать, что от вас больше не будет никакого прока, Бойд, — прошипела она.

— И тем не менее мне бы хотелось остаться здесь подольше, чтобы узнать, кто же убил вашего мужа, миссис Д'Авенци.

— Вы кого-то подозреваете?

— Почти все считают, что это ваша работа. Так заявила Кэрол Даркс.

— А что думает сама Кэрол?

— Она сказала, что у вас интимные отношения с Элоизой, — ответил я равнодушным голосом. — По ее мнению, Элоиза убила вашего мужа, чтобы оказать вам услугу, и вы в благодарность за это сделали ее компаньонкой и даже отдали свой дом, чтобы сделать из него роскошное заведение.

— У Кэрол есть фантазия и вкус, ничего не скажешь. У нее варварские мысли, но все же мысли.

— Как ни забавно то, что она говорит, ее выкладки не лишены здравого смысла, — заметил я и стал ждать реакции.

— Я вас наняла, чтобы вы стали катализатором, Бойд, — откровенно призналась она. — Ладно, надо сказать, что вы с этим справились. Есть у вас какие-нибудь новости о Нельсоне Пемброке?

— Никаких!

— Ну, они не замедлят появиться. Пемброк никогда ничего не забывает и никогда ничего не прощает.

Самым правильным для вас было бы уложить багаж и уехать в Нью-Йорк завтра утром, с первым поездом или самолетом.

— Это именно то, чего от меня хочет ваш друг Пемброк. А у вас есть какие-то другие соображения?

— Я полагаю, что втравила вас в очень скверную историю, — призналась она. — Если вы хотите теперь же покончить с этим делом, я не буду возражать.

— Как я вам уже сказал, мне бы очень хотелось остаться здесь и посмотреть фильм до конца, то есть постараться узнать, кто убил вашего мужа. Я серьезно надеюсь, что это были не вы. В противном случае это сразу бы испортило наши отношения.

— Хорошо, оставайтесь, если хотите...

— Чтобы сделать что?

— По моему мнению, вам ничего не надо делать.

Буря, которую вы здесь вызвали, скоро поглотит вас. — Сказав это, она повесила трубку.

У меня был выбор: сидеть дальше, погрузившись в мрачные размышления, или на все наплевать, допить свой стакан и пойти на боковую. Мне понадобилось пять секунд, чтобы решиться. Я прикончил свой стакан и лег спать.

Глава 9

Наступило новое летнее утро в Санта-Байе — сверкающее солнце, на небе ни облачка, главная улица заполнена туристами, загорелыми до помидорной красноты.

Я направился к роскошному дому, в котором протекала семейная идиллия Стоунли. Когда я приехал туда, на моих часах было немногим более одиннадцати. Я надеялся, что найду их уже помирившимися. Или другой вариант — один из оставшихся в живых сможет мне чем-нибудь помочь.

Марта Стоунли открыла мне дверь и ласково улыбнулась. На ней было желтое бикини, выгодно оттенявшее ее загар.

— Привет, Дэнни! Хочешь кофе? — проворковала она.

— Почему бы и нет? — ответил я вежливо.

Она провела меня в гостиную, пригласила сесть и, пока я оглядывал комнату, спокойно расположилась напротив. Затем встала и пошла на кухню приготовить кофе. Я не мог позволить себе сигарету раньше кофе в полдень и грустно вздохнул. Хотя ведь это просто испытание воли, плевать мне на все в конце-то концов!

С великим наслаждением я выкурил половину сигареты, и тут появилась Марта с кофе на подносе. Она села напротив меня и не переставала ласково на меня смотреть. Я заметил, что ее нижняя губа вздулась, как будто ее всю ночь кто-то кусал.

— У меня не было возможности отблагодарить тебя, Дэнни, — сказала она. — Когда мы вернулись в дом, ты уже ушел.

— Я внезапно вспомнил о неотложных делах. А как все это окончилось для тебя?

— Восхитительно!

— Ты никого не убила?

Она насмешливо улыбнулась:

— Я и не собиралась. Я просто хотела сделать так, чтоб у Грега никогда больше не появилось желания провести неделю в борделе.

— А где Грег сейчас?

— После хорошего урока он в некотором расстройстве. Сейчас он одевается. Немного вялый с утра. У нас было очень насыщенное утро. А уж о ночи я и не говорю... — У нее был удовлетворенный вид. — Очень бурная ночь. Теперь-то он понял, что может получить дома все то, что получает в борделе за доллары.

— Видно, он ненасытный, — пробормотал я.

— Это я ненасытная, — весело сказала она. — Да и Грег просто с ума сходит по сексу.

— Я рад, что все кончилось хорошо.

— Восхитительно. Он согласился увеличить вдвое сумму, которую мне выделяет, и в следующее свое путешествие возьмет меня с собой.

— Это замечательно.

Я отпил кофе. Она продолжала:

— Я тебе действительно благодарна, Дэнни. Если бы ты не сказал мне, где Грег, мы бы никогда не поняли так друг друга.

— Ты видела Элоизу перед уходом?

— Нам пришлось вернуться туда, чтобы Грег взял свою одежду, — приветливо сказала она. — Было смешно. Ты не находишь? Эта толстая дурища при виде меня галопом унеслась прочь.

— Ну, я ее понимаю.

Мы допили кофе, и она взглянула на меня с интересом.

— Итак, — сказала она, — это было очень мило с твоей стороны — навестить меня. — Она встала. — Еще раз спасибо за все.

— Я надеялся немного поговорить с твоим мужем, — вежливо сказал я.

Она прищурилась:

— На какую тему?

— Я подумал, что с его знаниями он мог бы мне помочь.

— Ты хочешь, чтобы он рассказал тебе о том, что он делал в борделе, как менял шлюху на шлюху?

— Ни в коем случае! Ни за что на свете! — живо возразил я. — Я хотел поговорить с ним о его опыте торговли недвижимостью.

— Ну что ж, — изумленно отозвалась она. — Но не задерживай его надолго. Он слишком устал.

— Охотно верю, — согласился я от всего сердца.

Она вышла, и я стал ждать, думая о том, как тяжело сидеть, ничего не делая, не смея даже закурить сигарету. Это и в самом деле было тяжело. Через две-три минуты вошел Стоунли. Он шел очень медленно, как будто ему стоило большого труда передвигать ноги.

Лицо у него было белое как мел, глаза в красных прожилках были печальны. Он дотащился до кресла, которое покинула Марта, и осторожно сел в него.

— Боже мой, Бойд, — тихо сказал он. — Что такого я вам сделал?

— На что вы жалуетесь? — возразил я. — В течение восьми дней вы бесплатно пользовались борделем и кончили тем, что как нельзя лучше поняли друг друга со своей женой.

Он провел дрожащими руками по волосам:

— Вы знаете, что меня убьет? Она хочет во что бы то ни стало доказать мне, что целуется лучше всех женщин в городе и отдается лучше любой женщины в штате. И пока она будет мне это доказывать, я сдохну от истощения.

— Ну ладно! Почему вас надо было на целую неделю выключить из вашей обычной жизни?

— Что?

Он медленно повернулся ко мне, и я увидел, как в глазах его зажглись красные огоньки.

— Луиза предложила вам бесплатно провести недели в борделе, чтобы отстранить вас от дел.

— О черт! Да это была благодарность за оказанную услугу, вот и все-Какого рода услугу?

— Это не имеет ничего общего с вами, Бойд. До сих пор вы доставляли мне одни неприятности, так что убирайтесь из моего дома!

— Я частный детектив, нанятый, чтобы отыскать Луизу Д'Авенци. Все вы во что бы то ни стало хотели узнать у меня, кто мой клиент. Пемброк был так нетерпелив, что втянул меня в конфликт со своим персоналом. Тогда я и сказал ему, что меня наняли вы.

— Я? — проблеял он.

— Именно! Я сказал, что вы собирались провести неделю в любовных играх с Луизой в Лос-Анджелесе и, поскольку она не приехала, вы испугались и наняли меня для поисков.

— За что вы меня ненавидите? — Он растерянно тряс головой. — Ведь мы даже не были знакомы, а вы разрушаете мою жизнь.

— Пемброк будет потрясен, когда узнает, что вы вернулись в город. И вероятно, не поверит, когда вы будете клясться, что вы не мой клиент.

— По вашей милости все летит вверх тормашками! — простонал он. — Пемброк скорее поверит мне, чем вам, если я скажу ему, что вы никогда не были моим клиентом.

Он немного подумал и, кажется, решил, что это ему совсем не улыбается.

— Я полагаю, что у меня нет выбора, — честно признался он. — Что вы хотите от меня?

— Пемброк, Мейсон и Даркс хотят завладеть домом, превратить его в местный клуб. Это верно?

— Верно, — ответил он мрачно.

— Они хотят заставить Луизу отдать его, угрожая в случае отказа зарегистрировать дом как бордель?

— У Мейсона достаточно для этого влияния. Хотя это нелегко, поскольку многие, от кого это зависит, — постоянные клиенты Элоизы.

— Вчера вы мне сказали, что дом Пемброка скорее подходит под клуб.

— Я это сказал? — Его лицо имело глупое выражение.

— Может быть, вы и не помните этого, — холодно ответил я. — В этот момент вы были заняты другим, у вас на коленях сидела подружка из лицея.

Это воспоминание вызвало у него гримасу.

— О, эта, — пробормотал он.

— Скажите мне, почему дом Пемброка больше подходит для местного клуба?

— Откуда мне знать? — Он сопроводил свои слова беспомощным жестом. — Я просто так ляпнул, как вы сами видели, я был занят другим.

Он вздохнул, а я продолжал:

— Видимо, она не хотела подписывать контракт с Пемброком и, может, потому и скрылась от членов банды. А вы-то почему должны были исчезнуть на это время?

— Я вам клянусь, что ничего не знаю! Я даже не знаю, правда ли это. Я помог Луизе в двух-трех делах, и, когда она предложила мне бесплатную неделю у Элоизы, я и воспользовался этой возможностью. Надо быть сумасшедшим, чтобы от такого отказаться.

— Кто, по вашему мнению, убил ее мужа?

Он прищурил свои красные глаза:

— Не имею ни малейшего представления.

— У каждого из ее знакомых своя гипотеза, — прошипел я. — А какая у вас?

— Многие тогда подумали, что в убийстве замешана Луиза и что она ответственна за эту смерть. Лично я никогда в это не верил. Конечно, Д'Авенци был старше ее на двадцать лет, и она с ним не спала... Но он отлично обходился без нее. Луиза плевала на то, что он ходил с другими членами банды к Пемброку...

Он резко остановился, и я увидел капли пота, блеснувшие на его лбу.

— К Пемброку? В подвальный этаж?

— Вы в курсе дела?

— Я был в том зале, где мисс Эплби руководит церемонией и где она держит орудия.

— Это настоящая сумасшедшая.

— А банда? Кто еще, кроме Д'Авенци, ходил туда?

— Пемброк, естественно, Брэд Мейсон и Кэрол Даркс. Мне кажется, что это все.

— А Марта и Грег Стоунли?

— Ладно... Мы ходили туда два или три раза. Сначала это было что-то вроде групповой оргии. Но Пемброк скоро стал совершенно неудержим... и эта ненормальная Эплби... Это все подступило к нам слишком близко, и мы решили больше туда не ходить.

— Луиза никогда туда не ходила?

— Насколько мне известно, нет. Ее все называли Снежной королевой. Может быть, она лесбиянка? — Он пожал плечами. — О них с Элоизой ходили такие слухи. Одно можно сказать определенно — Луиза не интересуется мужчинами.

— А как случилось, что она вышла замуж за Д'Авенци?

— Без сомнения, из-за денег. Он, возможно, был счастлив заполучить ее для представительства и для демонстрации своей мужской полноценности. Что же вы хотите, чтобы люди знали такие вещи? И от кого они могут это знать?

— А Элоиза когда-нибудь присутствовала на играх в подвале Пемброка?

— Нет. Хотя... — Он немного поколебался. — Постойте... кажется, один раз. Пемброк сказал как-то, что Эплби и Элоиза внизу и просили их не беспокоить. Кэрол Даркс заявила, что они обе — ненормальные шлюхи, но Пемброк уверил ее, что она ошибается. Эплби не позволяла, чтобы до нее кто-нибудь дотрагивался, безразлично какого пола. Один раз я слегка похлопал ее по плечу, так она чуть не сломала мне руку.

— Хотите, я вам скажу кое-что? Вы были правы, когда сказали, чго считаете дом Пемброка лучшим местом для клуба. Оттуда открывается фантастический вид на город до самого океана, и все в таком духе.

— К тому же это более доступно и достижимо, — добавил он. — И ни один пьяница там ничем не рискует, например упасть с обрыва, как это случилось с мужем Луизы.

— А согласится ли Пемброк на это? — спросил я.

— Безусловно, нет! Никогда! — Он энергично покачал головой. — Он богат, любит свой дом, свою обстановку. Никакая сумма не соблазнит его продать дом.

— Значит, если кому-либо приспичит его купить, то придется искать к нему серьезные подходы?

— Никакие подходы к нему невозможны, — твердо заявил Стоунли.

— А шантаж? — предположил я.

— Если кто-нибудь когда-нибудь попробует шантажировать Пемброка, то очень скоро отдаст концы, — уверенно заявил он.

Появилась Марта Стоунли с озабоченным видом и бросила на меня недовольный взгляд:

— Я не хочу, чтобы ты уставал. Тебе непременно надо отдохнуть. Сегодня ночью тебе будут нужны все твои силы, мой зайчик.

— Я уже ухожу, — ответил я на ее намек, вставая.

— Вы не забудете поговорить с Пемброком? — спросил он с беспокойством.

— Не забуду, — пообещал я.

Он еще глубже забился в кресло и закрыл глаза.

Марта проводила меня до двери. Она была полна неуемной энергии, не сулившей ничего хорошего ее мужу.

— До свидания, Дэнни, — приветливо проговорила она. — Может быть, мы когда-нибудь еще увидимся... — Она засмеялась. — Только не слишком скоро, я тебя прошу. Мы действительно будем очень заняты в ближайшие дни и... ночи.

— Скажи мне одну вещь... В подвале у Пемброка тебе уже случалось участвовать в сеансе бичевания?

Дверь хлопнула у меня перед самым носом.

Я подошел к своей машине, рассуждая про себя о том, что всем нравиться невозможно. И если мне удастся очаровать хоть одного человека, то, пожалуй, я буду удовлетворен.

Я вернулся в отель и позавтракал. Теперь я мог использовать остаток дня, чтобы найти для себя какое-либо полезное занятие. Здравый смысл подсказывал, что полезнее всего мне было бы расслабиться и подумать. Я растянулся на кровати и погрузился в свои мысли.

Было немного более пяти, когда я проснулся Принял душ, оделся, потом спустился на стоянку к своей машине. Следование логике ничего мне не принесло, и я решил, что могу подчинить себе логику и нанести визит персоне, которая хотела бы меня видеть меньше, чем любого из живущих на земле.

Через несколько минут я остановился около коттеджа на Парадиз-Бич и постучал в дверь. В тот момент, когда дверь начала открываться, я с силой ее толкнул и услышал сердитое восклицание. Я полностью распахнул дверь, а Кэрол Даркс как раз обрела равновесие. Костюм ее состоял из тонкого свитера и ультракоротких шортиков, показывающих ее ноги во всей красоте.

Выражение ее серо-зеленых глаз говорило мне, что она так же рада меня видеть, как фининспектора, и даже более того.

— Опять ты! — закричала она.

— Опять я, — смиренно ответил я. — А ты уже можешь сидеть?

Ее губы скривились в злобной усмешке.

— Я готова тебя убить, наглец!

— В последний раз ты только случайно меня не убила. Кто же ты такая? Убийца-маньяк?

— Ладно. — Она нетерпеливо качнула головой. — Переходи к делу.

Я сел на диван и с надеждой посмотрел на нее:

— Я охотно выпил бы глоток водки.

— Об этом не может быть и речи, — заявила она. — Ты ничего не получишь, Бойд. Ты просто скажешь то, что собирался.

— Про зал для истязаний в подвале Пемброка. Ты бывала в нем?

— Мне известно, что у тебя извращенный ум, — сердито проговорила она. — И не мог бы ты пойти демонстрировать его в другом месте?

— В этом клубе бывали все, и ты в том числе, — продолжал я свое. — Ты и Мейсон, Марта и Грег Стоунли, естественно, Пемброк и его хозяйка — садистка мисс Эплби. Надо полагать, и Д'Авенци, когда он был жив.

— Ты знаешь, чего мне очень хочется? — мечтательно сказала она. — Отхлебнуть водки и отхлестать тебя до полного бесчувствия. По заднице. Потом я бы взяла нож и отрезала бы...

— Но не Луиза.

— Что?

— Луиза не состояла в вашем клубе, даже когда ее муж был его членом. Не так ли?

— Я тебе сказала в прошлый раз! Луиза — шлюха, которая одинаково любит мужчин и женщин. Всем дает.

— Ты это сказала, но это не правда.

Она скроила гримасу:

— Скажем, я немного преувеличила.

— Насчет мужчин?

— Хорошо. Она никогда не состояла в том клубе, как ты сказал. — Она злобно пожала плечами. — По моему мнению, она лесбиянка и получает удовольствие со своим другом Элоизой, — Но ее муж участвовал в ваших забавах.

— Д'Авенци был шалуном. Он не мог оставить в покое ни одну женщину. Но почему он женился на Луизе, я никогда не понимала и не пойму.

— Он спал со всеми женщинами в клубе?

— За исключением мисс Эплби. — Ее губы скривились. — Вот она совсем сумасшедшая, Бойд!

— Я это заметил. Знаешь, то, что ты мне рассказала, когда я был у вас в последний раз, кажется мне вполне правдоподобным. В сущности, если Элоиза убила мужа Луизы, и в благодарность за это та позволила превратить свой дом в бордель, тогда, возможно, Элоиза замешана в исчезновении Луизы.

— Ты, похоже, не такой уж тупой, каким кажешься, — сказала она. — Водки?

— С капелькой воды — водки побольше.

Она подала мне стакан и села напротив, держа свой обеими руками.

— Это правда, что Брэд и я имели бы от этого дела только двадцать процентов, — сказала она. — Для нас это очень существенно. Мы потратим много времени, чтобы этот дом зарегистрировать как бордель. Это, конечно, не лучший выход — устраивать клуб там, где был публичный дом.

— А в этой местности нет больше домов, подходящих для вашей затеи? — спросил я с невинным видом.

— Мы думали об этом и не нашли ничего подходящего.

— А дом Пемброка?

— Дом Нельсона? — Она рассмеялась. — Он не продаст его даже за цену, в десять раз превышающую его стоимость.

— Но если вы в состоянии сделать так, чтобы дом Луизы зарегистрировали как бордель, то почему бы вам и не пошантажировать Пемброка? Вы можете обнародовать то, чем он занимается в своем подвале и чем вообще там занимаются.

— И тем самым скомпрометировать самих себя?

— Ты совершенно права, это глупая мысль, чтоб мне лопнуть.

— Ты внезапно стал слишком благоразумен, Бойд.

— Потому что ты здесь единственный человек, у которого мозги на месте, и еще потому, что у меня пристрастие к рыжим.

— Это странно...

Она на несколько секунд закусила нижнюю губу.

— Я как раз сегодня утром думала об этом. Помнишь, как ты ворвался к нам? Брэд и я пытались воспроизвести некоторые возбуждающие моменты из наших развлечений в подвале. Но это оставляло меня совсем холодной. Зато когда ты бросил меня поперек своих колен, это было уже совсем другое. — Какие-то огоньки загорелись в ее глазах. — Мне кажется, многое зависит от того, кто именно тебя сечет.

— Я тоже это понял. Особенно после того, как мне удалось освободиться от твоих зубов, которые продырявили мне руку.

Она очень естественно рассмеялась:

— Когда ты найдешь Луизу и когда тебе удастся заставить ее подписаться под известным актом, почему бы тебе не вернуться сюда, Бойд? Мы вместе сможем сыграть во что-нибудь демоническое.

— А Мейсон?

— Пусть убирается к дьяволу, — кратко сказала она.

Я допил стакан и встал.

— Скажи мне, Кэрол, ты боишься Нельсона Пемброка?

— Его боятся решительно все, в том числе и я.

— А куда ехал Д'Авенци, когда его убили?

— Я ничего об этом не знаю. Это важно?

Открылась дверь, и появился Мейсон. Увидев меня, он замер на месте и нахмурился:

— Что вам здесь надо, Бойд?

— Я задал один вопрос. Может быть, вы знаете ответ? Куда поехал Д'Авенци перед тем, как его убили?

— К себе домой, — ответил он. — Он вышел из дома Пемброка, это было очень поздно вечером, и отправился домой на своей машине, только он так и не доехал до дома.

— После сеанса в подвальном зале?

Мейсон неопределенно пожал плечами:

— Весьма возможно, но на следствии об этом, естественно, не говорилось.

— А где вы были в тот вечер?

Он живо покачал головой:

— Я был в поездке и вернулся лишь через два или три дня после преступления.

— А кто был тогда в подвале?

— Только обитатели дома. Так, во всяком случае, писали газеты, если мне память не изменяет. Это Пемброк, мисс Эплби и Карл.

— А из посторонних?

— Никого.

— Спасибо. Теперь мне нужно бежать.

— Но он вернется, когда найдет Луизу, — прощебетала Кэрол. — У нас с ним дело идет на лад, Брэд, а ты для меня уже не представляешь интереса.

— Подожди же, шлюха несчастная!

Мейсон в ярости стал на нее надвигаться, она, отскочив на шаг, схватила бутылку виски, чтобы защищаться.

Я оставил их выяснять отношения и вернулся к машине. Когда я включил мотор, их вопли достигли апогея, и я подумал, что заниматься любовью с Кэрол Даркс — все равно что войти в клетку со львом. А вообще-то это, может быть, и занимательно.

Глава 10

Элоиза открыла мне дверь «дома грез», и ее лицо тут же приняло озабоченный вид.

— Чик все еще в постели, — сообщила она явно недовольным тоном. — Врач сказал, что у него сотрясение мозга и что он должен полежать несколько дней.

Итак, что я должна сделать, чтобы вы оставили меня в покое? Застрелить вас?

— Мне жаль Чика, — ответил я ей. — Я этого не хотел. Я просто поставил ему подножку, но, на его несчастье, моя машина стояла как раз на пути его полета.

— Это еще одна причина ненавидеть вас. В черном юморе вы не сильны.

— Ничьей разъяренной супруги я сегодня не привел. Все, что мне надо, — это немного поговорить с Луизой.

— Перестаньте разговаривать со мной как с последней дурой. Луиза ушла уже час назад, чтобы встретиться с вами в этом жалком баре.

— В каком баре?

— В том, что позади Парадиз-Бич. Вы поделитесь с ней своими сведениями о том, кто и почему убил ее мужа.

— Именно это я и сказал? — спросил я ошеломленно.

— Это Луиза так сказала. — Ее глаза медленно округлились. — Вы не звонили?

— Может быть, я все же войду и мы поговорим обо всем этом?

Мы прошли в гостиную, и Элоиза села в одно из кресел. На ней было длинное платье, прическа была по-прежнему безукоризненна" однако величественной она уже не казалась.

— Я не звонил ей по телефону.

— Тогда это был кто-то другой, говоривший вашим голосом, — пробормотала она. — Луизу легко было обмануть.

— Это всегда не трудно. В таких случаях можно сказать, что голос изменился из-за плохой слышимости или что-нибудь в том же духе.

— Вы не пойдете в этот бар посмотреть, в чем там дело?

— Она ушла уже давно, а человек, который завлек ее туда, наверняка не терял времени даром.

— Но вы один знали, что она здесь, — запротестовала Элоиза, — вернее, знали вы и я.

— У меня было подозрение, что она скрывается тут, но ведь и кто-то другой мог заподозрить то же самое.

Не так уж и трудно догадаться, что именно она была моей клиенткой. А это место было наиболее подходящим укрытием. Логика!

— Что с ней могут сделать?

— Откуда мне знать. Ничего хорошего, конечно.

— Вы ничего не можете сделать?

— Луиза и Элоиза очень уж похожие имена, не сойти мне с этого места.

— Ну и что? — нетерпеливо спросила она.

— Две сестры?

Она испуганно кивнула:

— Да, а что это меняет?

— Вы приехали к Луизе в этот дом еще до смерти ее мужа?

— Месяца за три до его смерти. Луиза меня пригласила.

— А что вы делали раньше?

— У меня был дом в Неваде. Его закрыли.

— Власти?

— Синдикат. — Она сделала гримасу. — Им было недостаточно пятидесяти процентов. Они хотели поставить свою содержательницу дома.

— Что вы думаете о Д'Авенци?

— Дурак. Он должен был знать, что у Луизы холодный темперамент, еще до женитьбы, но он был слишком глуп и тщеславен, чтоб догадаться об этом. Когда все думали, что он ездит ночью к Луизе, он только облизывался.

— Но он вознаграждал себя тем, что состоял в банде Пемброка и вовсю участвовал в беснованиях?

— Без сомнения.

— И вы тоже?

Она покраснела:

— Два или три раза. Ведь я тоже человек.

— Но с особыми вкусами. Говорят, что мужчинам нет места в вашей жизни?

— А какое это имеет значение? Какое вам до этого дело? — спросила она злобно.

— Признаюсь, я этого не знаю. Может быть, это как-то связано с происходящим. Судя по тому, что я слышал, вы спускались в подвал единственный раз.

Вы были одна с этой затянутой в резину мисс Эплби?

Она с улыбкой покачала головой:

— Очень хорошо. Я не люблю мужчин, я лесбиянка. И я мазохистка. Довольны?

— Д'Авенци ухаживал за вами? Он к вам приставал?

— Раза два или три, но очень скоро все понял.

— Он не позволял себе тосковать, а? Вы бросили ему вызов?

— Можно и так сказать, — пожала она плечами. — А вы ничего не собираетесь делать, чтобы спасти Луизу?

— Очень скоро. Мисс Эплби тоже отвергла Д'Авенци?

Она сухо засмеялась:

— Еще резче, чем я. И у него никогда не было возможности дотронуться до меня.

Я задумчиво пробормотал:

— Эта мисс Эплби — довольно странная особа. Белье из каучука и все прочее... Она садистка и притом не выносит, когда до нее дотрагиваются. Какого бы пола ни был этот человек. Ведь так?

— Так. Ну и что?

— Есть люди, которые утверждают, что это вы убили Д'Авенци и в благодарность за это Луиза позволила вам эксплуатировать ее дом. И что она ваша компаньонка.

— Вы в это верите, Бойд?

— Во всяком случае, убийца был любителем, — ответил я. — Профессионал сперва бы оглушил жертву, а потом спустил бы ее в машине под откос. Это чтобы полиция заподозрила несчастный случай... Но сталкивать машину с обрыва, когда у покойника три пули в голове, — значило зря терять время и силы. Это работа любителя, к тому же впавшего в панику. Значит, убийство было не запланировано, а совершенно неожиданно, под влиянием какого-то импульса. По-моему, вы не поддаетесь внезапным импульсам, Элоиза?

— Нет, — решительно проговорила она. Ее пальцы барабанили по ручке кресла. — Она на пятнадцать лет моложе меня и никогда не была профессиональной девкой, как я. Когда наши родители умерли, она была еще школьницей. Заботиться о нас было некому, а я могла зарабатывать на жизнь только одним способом.

Мы жили с Луизой в одной квартире. Она слышала все, что происходило, к даже видела раза три. Это, возможно, внушило ей отвращение.

— Ну а потом она выросла, вышла замуж за Д'Авенци. Когда у старшей сестры вышли неприятности, она предложила ей убежище?

— Нечто в этом роде, — согласилась Элоиза. — Она тоже нуждалась в помощи. Муж начал ей мстить за отвращение, которое она к нему выказывала, заставлял ее смотреть, как он развлекался с другими женщинами, бил ее при других. Это был по-настоящему плохой человек.

Иногда он возвращался домой пьяный после ночного разгула, рвал ее самые красивые платья и швырял ей в лицо. Однажды он ее изнасиловал. Но даже такой мерзавец, как он, не захотел это повторить. Это было бы все равно что заниматься любовью с мертвецом. Именно так он и сказал тогда Луизе.

— Следовательно, он должен был исчезнуть?

— Что? — Она резко приподняла голову и посмотрела на меня жестким взглядом. — Что это вы такое вообразили после моих слов?

— Он должен был исчезнуть, — повторил я. — Вы обе хотели как-нибудь от него избавиться, вам надо было, чтобы он умер и Луиза унаследовала весь его капитал и дом. Развода было мало. Тогда вы и придумали этот ход — чтобы у Луизы было алиби.

— Вы уверены, что вы не ушибли себе голову? — спросила Элоиза издевательски — Я уверен, что Д'Авенци убил любитель, охваченный паникой. Но это была не Луиза, находившаяся в Нью-Йорке. Это и не вы, так как вы никогда не поддаетесь панике. Ни у кого другого убивать Д'Авенци не было оснований. Он состоял в банде Пемброка, безумствовавшей в подвале, это было для них очень удобно.

Существует только одна особа, которая при определенных обстоятельствах могла его убить.

— Раз уж вы такой проницательный, Бойд, то и скажите, кто это мог быть.

— Мисс Эплби, чопорная девица Она была с ним в машине в ту ночь. Он доехал с ней до вершины холма и там решил ее изнасиловать. Тогда она и выстрелила в него. Она не выносит, когда до нее дотрагиваются.

Убив его, она запаниковала и спустила машину под откос, с трупом внутри.

— Эплби? Черт побери, возможно!

— Это более чем возможно, и, я полагаю, вам это давно известно. Я думаю даже, что это вы все и устроили.

— Вы с ума сошли! — воскликнула она.

— Вы сказали Д'Авенци, что единственный способ позабавиться с Эплби — это ее изнасиловать. Надо только застать ее одну где-нибудь вне дома Пемброка. Вероятно, вы предварительно проверили, есть ли в ящике для перчаток пистолет. Или вы знали, что он есть у Д'Авенци — Нет, вы совершенно спятили, Бойд, — прошептала она. Голос ее дрожал.

— Затем, так как Луиза вообще не любила жить в этом доме, вы предложили ей переделать его в бордель, которым вы будете управлять.

— Вот это, по крайней мере, правда, — согласилась она. — Это было идеальное место для публичного дома, можно было рассчитывать на хороший доход. Подумайте обо всех этих ненормальных, которые бегут развлекаться к Пемброку в подвал!

— Но тут в голову Пемброку пришла идея, — продолжил я, — что этот дом может стать прекрасным местным клубом. Ни вы, ни Луиза не были рады такому обороту дела. Бордель приносит вам огромный доход.

Пемброк с помощью Мейсона и Кэрол стал угрожать вам закрыть ваш дом, если Луиза не согласится на его предложение. Может быть, Стоунли первым высказал мысль, что дом Пемброка больше подходит под клуб, чем ваш Это натолкнуло вас на мысль: Луиза исчезнет и наймет частного сыщика, который будет расследовать ее исчезновение. Это создаст банде затруднения.

Луиза будет руководить мной, влияя на события и возбуждая все большее беспокойство Пемброка, особенно заявлением о том, что вот-вот будет раскрыта тайна смерти Д'Авенци. В крайнем случае можно пойти дальше — пригрозить Пемброку, что мы откроем всем имя убийцы — Эплби и расскажем о том, что происходит в его подвале. И единственный способ предотвратить это — продать свой дом подешевле.

— Вы с ума сошли!

— Встаньте!

— Что?

— Мы пойдем искать Луизу. Я хочу, чтобы вы пошли со мной. Надо, чтобы вы были со мной, когда мы ее найдем.

Она встала и с недовольным видом посмотрела на меня:

— А куда мы пойдем?

— К Пемброку. Где ж, черт возьми, вы думаете, мы сможем ее еще найти?

Она медленно и словно бы нехотя покачала головой:

— Я не поеду туда.

— Вы нужны мне, Элоиза, как приманка, вы отвлечете их внимание, пока я незаметно проникну в дом.

— Я не пойду туда! — закричала она.

— Вы постучите в дом и скажете, что от беспокойства сходите с ума. Да, Луиза была у вас, когда все думали, что она исчезла. Но теперь она и в самом деле исчезла. Два часа назад кто-то позвонил ей по телефону, и вы уверены, что ей угрожает опасность, и вы пришли искать помощи у Пемброка.

— Он не поверит мне.

— Конечно. Но в первую минуту он растеряется.

Этого времени мне будет достаточно, чтобы проникнуть в дом.

— Я не пойду туда! — повторила она.

— Если мы быстро не вмешаемся, то ее убьют, — серьезно проговорил я. — Вы это знаете. Идеальная ситуация. Луизу не видели в течение восьми дней или около того. Ее ищут, и тут море выбрасывает на берег ее труп в сотне километров от этого места. Пемброк уверен, что сможет заткнуть рот мне, и тем более уверен, что сможет воздействовать на вас. Луиза мертва, и дом переходит к вам. Пемброк знает, что ему ничего не стоит принудить вас согласиться на его предложение.

— Я не пойду туда! — в отчаянии закричала она.

— Даже для того, чтобы спасти жизнь своей сестры?

Она дрожала как лист.

— Я уже достаточно сделала для Луизы. Вся эта идея была сумасшедшей с самого начала, и я сказала об этом Луизе, но она не пожелала меня слушать. Что бы с ней ни случилось, я умываю руки.

— Это же ваша родная сестра!

— Мне начхать на это! — Она словно выплевывала слова мне в лицо. — Это она хотела любым способом избавиться от мужа. Она до такой степени его ненавидела, что сама готова была его убить, и пошла бы за это в тюрьму, если бы мне в голову не пришла эта идея.

Это я надоумила Д'Авенци, что он смог бы получить мисс Эплби, эту психичку, если в захотел. — Ее безумные глаза пристально смотрели на меня. — А вы очень хитры, Бойд. Я сказала ему, что если он вытянет ее за пределы дома Пемброка и там ее подомнет насильно, то ей это понравится. Этот бедный дурак и поверил мне. Я сказала ему, чтобы он положил пистолет в перчаточный ящик. Еще я сказала, что эта девица нервничает, если оказывается в пустынном месте, вроде вершины того холма, и что ему придется солгать ей насчет маршрута... Успех я не гарантировала, но было много шансов «за». Ну а если бы это не прошло, я бы придумала что-нибудь еще.

— Этот вопрос мучил меня с самого начала, — облегченно сказал я. — Не за что было зацепиться. Никаких фактов, никаких определенных причин, ничего...

Кроме банды сексуальных маньяков, которые бесятся от безделья.

Она меня даже не слушала.

Неожиданно она проговорила смягчившимся тоном:

— Хорошо. Я теряю дом. Мне это безразлично. У нас было два отличных года, я отложила немало денег, так что у меня в банке приличный счет, и беспокоиться мне нечего. Пемброк предложил Луизе двадцать процентов в обмен на дом, и я на это согласна.

— А Луиза?

— Пусть она убирается к черту! — пронзительно закричала она. — Махинации моей сестрицы мне уже давно поперек горла. Пусть она сдохнет!

— Вы пойдете со мной, Элоиза, — сказал я.

— А каким образом? — Она рассмеялась. — Вы понесете меня на закорках?

Я достал из кобуры пистолет и направил на нее:

— Вы пойдете со мной.

— Что ж, стреляйте в меня! — Она откинула голову и мерзко рассмеялась. — Вы не посмеете, Бойд!

Она еще продолжала смеяться, когда я взмахнул пистолетом и с силой ударил ее рукоятью по лбу. Она перестала смеяться и медленно упала на колени. Я просунул руки под нее, чтобы поставить ее на ноги.

Ее глаза были лишены выражения, а тело висело мертвым грузом. Я взвалил ее на плечо и отнес в машину.

У меня все же было небольшое утешение. Если уж пришлось ударить женщину, хорошо хоть, что это была лесбиянка, да еще и мазохистка.

Глава 11

Когда мы подъехали к дому Пемброка, Элоиза уже полностью пришла в себя. На лбу у нее вздулась шишка, но это совершенно не повлияло на ее физические и душевные силы. Она продолжала осыпать меня ругательствами и проклятиями; я мог бы любоваться переливами ее голоса, если бы меня не отвлекла необходимость вцепиться в руль, который она хотела выхватить из моих рук.

Я остановил машину и вышел, чтобы открыть для нее дверцу.

Элоиза скрестила руки на своей массивной груди и с неприязнью посмотрела на меня:

— Я не выйду из машины! Я останусь здесь!

Я погрузил руку в ее прекрасный шиньон и одним резким рывком вытащил ее наружу.

Она испустила дикий вопль, потом отбежала от машины на гравийную дорожку. Там она упала так тяжело, что земля затряслась, и снова завопила.

Мое терпение наконец истощилось. Я сильно ударил ее ногой по заднице и приказал встать.

И сразу же обнаружил, что поступил опрометчиво, сосредоточив все внимание на Элоизе — Как это любезно с вашей стороны нанести нам визит, — проговорил чей-то вкрадчивый голос. — Да еще привезти к нам такую нежданную гостью.

Пемброк и Карл стояли на площадке перед входом.

Карл держал в руке пистолет и смотрел на меня, как удав на кролика.

— Я уговорил ее довольно забавным способом, — ответил я. — А пришел я без всяких воинственных намерений. Надо установить мир, чтобы помешать другим стать жертвами этой критической ситуации.

— Я не сомневался в ваших намерениях, — ответил Пемброк. — Входите же. И вы, Элоиза, входите.

К этому времени она уже поднялась на ноги, правда, не без усилий. Ее достоинство, как и ее прическа, понесло немалый урон.

Тыльной стороной ладони она ударила меня по лицу, потом медленно направилась к дому.

Я последовал за ней немного оглушенный, потому что Элоиза ударила меня с силой мула средней величины. На ступеньках я поравнялся с ней и слегка врезал ей по заду. Она согнулась, зашипела, но смолчала.

Мы вошли в элегантно обставленную комнату с книжными полками по стенам. Я упал в ближайшее кресло, но Карл немедленно вытащил меня оттуда.

Он выхватил мой пистолет из кобуры и снова толкнул меня на сиденье. Я попытался вскочить, потом нашарил сигареты. Сейчас мне было не до того, чтобы соблюдать дневную норму.

Элоиза села в другое кресло и попыталась привести в порядок свои волосы. У нее по-прежнему был ошеломленный вид.

Пемброк уселся на край своего письменного стола и посмотрел на нас обоих.

— Я сбит с толку, — сказал он. — Вас, Бойд, я рано или поздно ожидал увидеть, но посещение Элоизы для меня приятный сюрприз.

— Я подумал, что она должна меня сопровождать, — ответил я.

— Мы заметили, с какой галантностью вы помогли ей выйти из машины. Но в чем дело?

— Вот уже два года как умер Д'Авенци. Я хотел рассказать вам об обстоятельствах его смерти.

— Вы знаете, кто его убил?

— Знаю, — заверил я его.

Он с задумчивым видом нахмурил брови:

— Видите ли, это создает для нас некоторую дополнительную проблему. Вы можете гарантировать, что будете молчать? И даже если вы это гарантируете, достаточны ли для меня ваши гарантии?

— Есть простой способ все уладить, — заметил я. — Д'Авенци пытался изнасиловать мисс Эплби, и она его убила, защищая свою честь. Простите меня за то, что я употребляю такие высокопарные слова. Любой прокурор примет это во внимание. А если вы забудете об участии в этом деле Элоизы, Луиза согласится подписать контракт, который позволит оборудовать в ее доме клуб.

— Элоиза? — пробормотал он.

— Проклятый подонок! — заорала Элоиза. — Я готова тебя убить! — Она была вне себя от злости. — Тварь, падаль, гад!

— Вот и ответ на один вопрос, который я себе задаю все время, — пробормотал Пемброк. — Какой дьявол мог убедить Д'Авенци, что у него есть шанс чего-то достичь с мисс Эплби? Я должен был сразу понять всю игру. Элоиза позвонила по телефону и сказала, что ей необходимо срочно повидаться с мисс Эплби, но она не может покинуть свой дом. И мисс Эплби после серьезных колебаний, почти против своей воли согласилась на предложение Д'Авенци подвезти ее туда.

— Это ничего не меняет, — сказал я. — Готов держать пари, что вы не хотели бы, чтобы мисс Эплби заплатила за это, не хотели бы, чтоб тайна смерти Д'Авенци была раскрыта. В обмен на ваше прощение Элоизы ее сестра подпишет вам контракт, и вы получите то, что хотите: новый местный клуб. Этим все и кончится.

— Скажите, Бойд, кто был автором этой блестящей идеи об исчезновении Луизы и кто нанял вас для ее розыска?

— Да Луиза же, черт возьми! — вмешалась Элоиза, прежде чем я успел ответить. — Она же сумасшедшая!

Я ей говорила, что это не пройдет, но она твердила, что вы уступите, побоявшись разоблачения мисс Эплби и обнародования всех ваших штучек в подвале, всех ваших секретов. Таким образом, не она будет вынуждена отдать вам свой дом для местного клуба, а вам придется продать свой.

— Вы видите, Бойд? — Пемброк ласково улыбнулся мне. — Вот, опять новые проблемы. Ведь не думаете же вы, что такая мерзкая интриганка, как Луиза, откажется от своих... — Он посмотрел на Элоизу и улыбнулся ей. — Тогда как ее сестра куда более рассудительна.

Если бы дом был ваш, вы согласились бы на нашу комбинацию?

— Согласилась бы, — сквозь зубы проговорила Элоиза. — Двадцать процентов — это великолепно.

— И все мы будем счастливы и довольны. Но если Луиза убила своего мужа и подлость ее поступка в конце концов тяжким бременем легла на ее совесть...

Она ведь может в припадке раскаяния покончить с собой, объяснив в письме причины, тогда действительно все мы будем счастливы и довольны. Не так ли, Элоиза?

— Вы совершенно правы, все будут довольны и счастливы. — Она повернулась в мою сторону и посмотрела на меня взглядом, полным ненависти:

— Кроме него!

— Бойд — проблема ничтожная, — заверил ее Пемброк, — частные детективы приходят и уходят. Когда найдут труп и письмо Луизы, его миссия будет закончена, и тогда никто не удивится, что его не видно больше в нашей местности. Я уверен, что он доставит мисс Эплби все удовольствия, которые она захочет получить.

Погостит у нее неделю или две. — Он равнодушно пожал плечами. — Его тело обнаружат где-нибудь далеко от Санта-Байи, и это будет лишь еще один из случаев нераскрытого преступления и ненайденного преступника.

— Вам никогда не удастся заставить Луизу написать такое письмо, — прошептал я.

— Наша дорогая мисс Эплби умеет убеждать, как никто, — заверил он меня. — Карл проводит вас в подвал и проверит, как там идут дела. А я хочу иметь долгий конфиденциальный разговор с Элоизой, чтобы обсудить все малейшие нюансы в нашем общем деле.

— Встать! — приказал Карл.

Дуло его пистолета болезненно упиралось мне в затылок. Выбора у меня не было. Я встал и вышел из комнаты вместе с Карлом, следовавшим за мной по пятам.

Когда мы подошли к закрытой двери, Карл велел мне постучать.

Потом мы некоторое время ждали, пока дверь наконец отворилась на один сантиметр, и мисс Эплби нетерпеливо спросила:

— Кто это?

— Карл, — ответил он своим тоненьким голоском. — Со мной Бойд. Мистер Пемброк просил меня посмотреть, на чем вы остановились с девушкой.

— Вы можете войти, — разрешила она. По голосу было слышно, что она нервничает. — Пока я еще ничего не достигла.

Карл ткнул в меня дулом своего оружия. Я вошел в зал, Карл держался позади.

Мисс Эплби, в штанишках и бюстгальтере из каучука, держала в руках хлыст с семью кожаными хвостами.

Ее лицо раскраснелось, конечно же от острых ощущений, а фиолетовые глаза смотрели из-за очков в черной оправе с каким-то просто дьявольским выражением.

Луиза Д'Авенци была подвешена на наручниках в центре треугольника, спиной к нам. Ее голова склонилась набок, светлые волосы рассыпались по плечам.

Вся ее красивая спина, ягодицы, ноги до колен были в полосах, как у зебры. Только полосы эти имели кошмарный вид, сильно кровоточили.

— Она без сознания, — сказала мисс Эплби.

Ее правая рука внезапно поднялась, в воздухе просвистел хлыст, и его концы упали на спину Луизы. Ее тело слегка вздрогнуло, но она не издала ни единого звука.

— Вы понимаете, что я хочу сказать? — продолжала мисс Эплби. У нее был неприязненный тон. — Настоящая упрямая ослица.

— Она без сознания, — сказал я, — или уже мертва.

— Не будьте глупцом, — воскликнула мисс Эплби, — она притворяется.

— Одну секунду. — Карл внезапно забеспокоился. — Патрон не хотел, чтобы вы ее ликвидировали.

— Да она чувствует себя очень хорошо, — уверила его мисс Эплби. — Она просто притворяется.

— Вы бы лучше проверили, Карл, — посоветовал я ему. — Она, похоже, мертва Он осторожно обошел меня, потом приблизился к треугольнику, не переставая направлять на меня пистолет.

— Если она потеряла сознание, — сказала полуголая девка, — то можно выплеснуть на нее ведро воды.

Карл с сомнением смотрел на Луизу. Дойдя до треугольника, он протянул руку и положил ее на плечо пленницы, заставив ее немного покачнуться.

Он стоял от нее так близко, что ее яркая и возбуждающая нагота должна была произвести на него известное впечатление Так и случилось.

Ее большие глаза были широко раскрыты. Но в них уже отсутствовала боль, в них было осуждение. Язык ее был так сильно сжат зубами, что кровь текла из уголков ее губ, и капля за каплей падала на ее левую грудь.

— Она мертва! — воскликнул я. — Вы ее убили!

— Она без сознания, — возразила мисс Эплби. — Вот и все!

Карл приложил ухо к левой груди Луизы, пытаясь обнаружить биение сердца. В течение нескольких секунд он, видимо, не помнил обо мне.

Я вырвал хлыст из рук мисс Эплби и поднял его высоко над своей головой. Через долю секунды все семь кожаных концов ударили по руке Карла и крепко ее охватили.

Я с силой рванул хлыст, и Карл, потеряв равновесие, сделал несколько поспешных шагов, чтобы удержаться на ногах Пистолет выскользнул у него из рук. Я снова рванул хлыст, который оторвался от его руки, и второй раз хлестнул его по шее и по щеке. Когда концы хлыста коснулись его щеки, он истошно закричал и побежал, держась руками за щеку.

Я дал ему дорогу и понял, что он мною больше не интересуется У него было одно желание: удрать отсюда. Он бросился к открытой двери и помчался по лестнице, не переставая вопить.

Я подошел, подобрал хлыст, потом пощупал запястье Луизы и убедился в том, что пульса нет.

Мисс Эплби не сдвинулась с места ни на сантиметр.

Посредине ее лба пульсировала жилка, фиолетовые глаза странно блестели — Она мертва, — сказал я ей.

— Я понимаю, я причинила ей боль, но этого недостаточно, чтобы ее убить.

— Зато, может быть, достаточно, чтобы вызвать сердечный приступ.

— Откуда я могла знать, что у нее больное сердце?

Она должна была меня предупредить, черт ее побери!

— Может быть, она сама об этом не знала и не могла вам сказать? — Я направил на нее пистолет. — Теперь идите.

— Куда?

— Ваш патрон должен быть в курсе дела. Вы должны все ему рассказать.

— Мистеру Пемброку это не понравится. — Она закусила нижнюю губу. — Он рассердится на меня. Вы думаете, он привяжет меня к треугольнику? — Ее глаза неожиданно наполнились слезами. — Но я не боюсь, так и знайте. Если мистер Пемброк будет меня хлестать, значит, я это заслужила, не так ли?

— Двигайтесь! — прошипел я.

Мы поднялись в комнату, заполненную книгами.

Пока мы шли, я слышал, как Карл продолжает стонать от боли. Потом различил голос Пемброка, искаженный от страшной ярости.

Я остановил мисс Эплби около двери и встал позади нее.

— Пемброк! — закричал я.

— Что?

— Все кончено. Луиза мертва. Я войду и вызову полицию. Не пытайтесь мне помешать, я вооружен.

— Войди, и я тебе разнесу череп, потом заткну дырку и пущу по миру без мозгов! — орал он. — Хрен с ней, мертва так мертва. Я придумаю другой вариант, и вы мне не помешаете.

— Это ваша оплошность, — совсем тихо прошептал я мисс Эплби.

Она медленно кивнула.

— По-моему, лучшее, что вы можете сейчас сделать, — это войти к нему и сказать, что это был несчастный случай, что у нее был сердечный приступ.

— Вы думаете, он мне поверит? — прошептала она.

— Может быть, не сразу, но надо сделать так, чтоб он вам поверил, потому что это правда.

— Вы совершенно правы. Если я предложу ему немного похлестать меня в треугольнике, то он, может быть, не будет так сердиться.

— Возможно Стоит попробовать.

Она шагнула вперед, а я по-прежнему шел за ней, но не слишком близко.

— Я иду, Пемброк! — закричал я секундой раньше, чем она ступила на порог.

Последовали два быстрых выстрела, потом Пемброк стал изрыгать проклятия и ругательства, как портовый грузчик, в то время как тело мисс Эплби повалилось на ковер.

Я всадил ему две пули прямо в грудь, и он перестал орать.

Он опрокинулся назад на свой письменный стол и, прокатившись по всей его длине, упал по другую его сторону.

Внезапно наступила мертвая тишина. Даже Карл перестал стонать и посмотрел на меня испуганными глазами.

Элоиза, напрягшись, лежала в кресле. Я проверил, жива ли мисс Эплби. Это не отняло у меня много времени: обе пули Пемброка попали ей в лоб, едва ли в сантиметре одна от другой. Так что в том, что мисс Эплби мертва, сомневаться не приходилось.

Я пошел было к телефону, чтобы позвонить капитану Шеллу, как вдруг на меня обрушился удар, и я повалился на пол. Я подумал, что это Карл, но это была Элоиза. Она свалила меня на пол и, осыпая беспорядочными ударами, придавила к ковру. Я пытался освободиться, но ничего у меня не получалось. Ее тяжелая грудь навалилась на меня, мешала дышать, зажимая рот и нос. Она даже пыталась выкрутить мне руку, пока это все мне не надоело и я не ударил ее, сам не знаю точно в какое место. Она наконец обмякла, и мы оказались в объятиях друг друга', как два любовника.

Я спихнул ее с себя, потом встал и пошел к телефону.

Я понимал, что будет трудно, очень трудно объяснить все эти убийства, но так уж получилось, у меня не было выбора.

* * *

Рыжая дала мне водки со льдом, потом снова села на диван, сжимая свой стакан двумя руками.

— Луиза и Пемброк мертвы, — пробормотала она. — Не говоря уж о мисс Эплби. Значит, это она убила мужа Луизы?

— Ее на это толкнула Элоиза.

— Тебе было, вероятно, трудно все это объяснить полиции?

— Ты говоришь о капитане Шелле?

Воспоминание об этой беседе заставило меня содрогнуться.

— Мы болтали всю ночь, до восьми утра. Когда я вернулся в отель, то повалился на кровать и потом проснулся только в пять часов дня.

— А что будет с Элоизой?

— Я не слишком-то много знаю. Когда я уходил, они ее еще допрашивали. Шелл великодушно дал мне сорок восемь часов для того, чтобы я убрался из Санта-Байи, и предупредил, чтобы я держался поблизости на случай, если понадобится еще раз поговорить со мной как со свидетелем.

Если Элоиза будет молчать, то, по-моему, Шелл ничего не сможет с ней сделать. Но можно не сомневаться, что он прогонит ее из города. И с борделем будет покончено — Все говорит о том, что Элоизе придется дешево продать дом, если завещание Луизы войдет в силу, — прошептала Кэрол Даркс. — Наше дело еще может выгореть, Дэнни.

— У вас и у Брэда?

— Правда, теперь, когда нет Пемброка, нам может не хватить денег.

— Ну что ж, привлеките к делу Стоунли.

При упоминании этого имени ее лицо оживилось.

— А ведь это мысль!

Я глотнул водки.

— Ты предлагаешь мне обед до?

— Что значит «до»?

— Ты говорила, что мы сможем сыграть в какую-то демоническую игру. Я жил надеждой на это.

Она громко расхохоталась. Потом в ее глазах появилось выражение сильного беспокойства.

— Да, Дэнни, а что будет, если в разгар нашего веселья появится Брэд? На него мне наплевать, но мне бы не хотелось, чтобы из-за этого вверх тормашками полетело дело с местным клубом.

— О Мейсоне можешь не беспокоиться, — заговорщицким тоном заявил я. — Не более часа назад я говорил с ним по телефону.

— И что ты ему сказал?

— Рассказал о том, что произошло, и о том, что сыщики собираются задержать Элоизу по крайней мере на двадцать четыре часа. Тем самым я дал ему возможность воспользоваться борделем, пока нет хозяйки. В его распоряжении будут две девицы, которые еще не знают, что произошло. И все это бесплатно. Он так обрадовался, что забыл положить трубку.

Она опять расхохоталась:

— Ты просто гений, Бойд!

— Итак, что с обедом?

Она осторожно поставила свой стакан, потом встала. Ее свитер и юбка мгновенно исчезли, и она предстала передо мной в костюме Евы.

— К чертовой матери обед! Ты сможешь потребовать у меня небольшой завтрак, но это... потом!


home | my bookshelf | | Ранняя пташка |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 5
Средний рейтинг 4.6 из 5



Оцените эту книгу