Book: Разящая наповал Долорес



Картер Браун

Разящая наповал Долорес

Глава 1

Толпа на противоположной стороне улицы быстро росла, пока я припарковывал свой «остин-хили» у отеля «Старлайт».

Был приятный спокойный день: жаркое солнце на голубом безоблачном небе, легкий бриз, налетающий с Тихого океана.

Сейчас бы валяться на пляже рядом с красоткой в бикини или сидеть в прохладном зале бара и прислушиваться к тонкому звону кубиков льда в стакане с выпивкой. Время, когда можно ни о чем не думать и мечтать, время, когда все радуются жизни, и в это самое время в Пайн-Сити нашлось, возможно, одно-единственное исключение. На выступе под окном комнаты на пятнадцатом этаже отеля стояла девушка, намереваясь броситься вниз.

В вестибюле полицейские не подпускали к лифтам любопытных. Я поднялся на пятнадцатый этаж и вошел в нужную комнату. Здесь меня встретил сержант Полник, на его глуповатой физиономии было растерянно-недоумевающее выражение.

— Лейтенант Уилер! — обрадованно воскликнул он. — Слава Богу! Вы прибыли! Шериф Лейверс помешается, вывешиваясь из окна, он все еще пытается уговорить эту безмозглую особу.

К нам подбежал взволнованный тип с выпученными глазами и узенькой полоской нелепых усиков над губой.

— Вы должны остановить ее, лейтенант! Нельзя допустить, чтобы молодые женщины использовали наш отель для самоубийств, такая известность будет катастрофой. Мы разоримся.

— Сообщите даме о своих проблемах, — вежливо посоветовал я, затем бесцеремонно отодвинул его в сторону и прошел в комнату.

На подоконнике открытого окна сидел шериф Лейверс, было заметно, что ему тяжело перегибаться, чтобы разговаривать с девицей, примостившейся снаружи на выступе под окном. Вид его туго натянутых брюк на солидном мягком месте пробудил во мне сильное желание отвесить звонкий шлепок, но я сумел перебороть импульс из уважения к начальству, а также из опасения не получить жалованье, которое мне выплачивалось в конце каждого месяца.

— Полагаю, что раз она не спрыгнула, увидев его физиономию, — произнес довольно громко, персонально ни к кому не обращаясь, — нам можно больше не беспокоиться.

Каблуки шерифа опустились на пол, сам он повернул ко мне свою кирпично-красную физиономию.

— Значит, в конце концов, вы все же прибыли сюда, Уилер, — хмыкнул он. — Посмотрим, не удастся ли вам уговорить эту безмозглую девицу, у меня ничего не получается.

— Она психопатка? — поинтересовался я.

— Не в том смысле, как вы полагаете, — обеспокоенно ответил он. — Никакой истерики и вообще ничего такого. Судя по тому, как она себя ведет, можно думать, что она участвует в ежегодном соревновании герл-скаутов или в другой не менее идиотской забаве.

— Она сообщила вам причину своего решения броситься вниз?

Он помотал головой:

— Как я уже говорил, от нее не добиться вразумительного ответа. Зовут ее Пэтти Келлер, и единственное, что ее в данный момент беспокоит, — это который час.

— Так ее занимает, сколько времени у нее еще осталось? — нахмурился я.

— Не знаю, что ее занимает, — вздохнул Лейверс. — Попробуйте что-нибудь от нее добиться вы, Уилер.

Я сел на подоконник, который он только что освободил, и выглянул наружу, потом посмотрел вниз, и это было большой ошибкой. Огромная толпа на тротуаре выглядела отсюда просто кучей булавочных головок. Несколько секунд я следил за игрушечными автомобилями, которые словно передвигала по улице невидима рука, и у меня внезапно закружилась голова. Я быстро повернулся и глянул на девушку, стоявшую футах в шести от меня, прижавшись спиной к стене здания. Выступ под окном был не шире восемнадцати дюймов, бриз с океана внезапно усилился и приподнял вверх подол ее юбки.

Ей было максимум двадцать лет, лицо с тонкими чертами, пепельные волосы. Причем не было похоже, чтобы она сильно нервничала. Блузка была ей широковата, а юбка длинновата на пару дюймов. Может быть, девица была такой же нескладной, как и ее одежда, и это оказалось для нее проблемой, которую мог навсегда разрешить один шаг вперед?

— Привет! — произнесла она ясным, но почему-то заискивающим голосом. — Я Пэтти Келлер, а вы кто такой?

— Эл Уилер. Вы напрасно теряете здесь время, Пэтти, автомашины так высоко не поднимаются.

— Очень забавно, — буркнула она. — Вы офицер полиции, как я догадываюсь?

— А что, Пэтти, у вас большие неприятности? Или еще что-то?

— Или еще что-то, — согласилась она. — Когда вы пришли, лейтенант? Я глянул на часы:

— Три или пять минут назад. Вы ждете подходящую компанию?

— Теперь она у меня есть. — Она чуть насмешливо улыбнулась. — Знаете, этот шериф пытался посочувствовать мне. Ну, вы понимаете: детка, расскажи нам обо всем. Когда это не сработало, они прислали сюда вас, чтобы попробовать комедийный вариант, верно?

— Вы слишком сообразительны для меня, Пэтти, — откровенно признался я. — Но вы все не правильно поняли. Я представляю отдел, отвечающий за чистоту улиц. Дворники возмущены, поскольку им придется убирать то, что останется от вас, когда вы спрыгнете вниз на мостовую.

Ее лицо заметно побледнело.

— Это… это ужасно!

— Безусловно, — согласился я. — Так что сделайте им огромное одолжение и возвращайтесь сюда, а? Она решительно мотнула головой:

— Очень сожалею, Эл, но это я должна решить сама.

— Уверены, что я не могу помочь?

— Вы ничем не можете помочь! — ответила она таким будничным голосом, что ее отказ от моей помощи показался мне почти жестоким.

— В таком случае, возможно, я могу вам что-нибудь принести — сигарету или чашечку кофе?

Мой вопрос мне самому казался предельно глупым, но тезис «заставь их говорить» был проверен неоднократно.

— Нет, спасибо… — Она глянула вниз. — Кажется, там собралось огромное количество людей, Эл. Могу поспорить, среди них есть и репортеры, и фотографы, возможно, даже кто-то с телевидения?

— Разумеется, — ответил я. — И всем им хочется одного, Пэтти: чтобы вы вошли назад в окно. От вас требуется сущий пустяк, чтобы осчастливить тысячи жителей нашего города и дать им почувствовать, что жизнь чего-то стоит.

— Который час? — деловито осведомилась она, очевидно не тронутая моими словами.

— Я же только что говорил вам: почти три. — Я снова глянул на часы. — Ровно три, ну и какое это имеет значение, хотел бы я знать?

На подобный вопрос ты не можешь ждать ответа, но какое-то мгновение у нее был такой вид, будто на чашу весов положены десять тысяч баксов и отдых в Рио. Неожиданно лицо у нее утратило сосредоточенное выражение, она глубоко вздохнула и впервые тепло улыбнулась мне.

— Думаю, вы правы, Эл, — беспечно произнесла она. — Было бы глупо разочаровывать всех людей, стоящих там внизу, верно? Одного маленького шажка будет предостаточно. Я сейчас вернусь назад в здание.

— Вот и прекрасно! — обрадовался я. — Помните, в вашем распоряжении уйма времени, так что не спешите. Прижимайтесь спиной к стене и как бы скользите в мою сторону, хорошо? И не спешите, двигайтесь без остановки, главное, не смотрите вниз.

Пэтти Келлер кивнула, затем скользнула правой ногой ко мне, крепко прижимаясь спиной к стене, и приблизилась примерно на фут к окну. Я изогнулся, протянув к ней руку, так что расстояние между нами теперь не превышало четырех футов. За своей спиной я ощутил, как огромные ручищи шерифа вцепились в мои ноги, и я сразу почувствовал себя гораздо увереннее.

— Молодец, Пэтти, ты действуешь просто великолепно, — похвалил я. — Еще пара шагов, и…

Пока я произносил эту фразу, она сделала еще один шаг и собиралась сделать второй. Ее правая нога снова скользнула ко мне, так что я вот-вот дотянулся бы до ее колена… Вдруг она тихонько застонала, ее левая нога задержалась на месте.

— О'кей, — неистово завопил я, — отдохните, дорогая, у вас сколько угодно…

Внезапно ее лицо исказилось в жуткой гримасе, колени подкосились, она качнулась вперед, затем в полном смысле слова сложилась пополам, потеряла устойчивость и полетела вниз. Я предпринял отчаянную попытку поймать ее за лодыжку, но у меня ничего не получилось, причем я сам от этого потерял равновесие. Только железная хватка Лейверса вокруг моих колен спасла меня от падения из окна.

Ее полет с пятнадцатого этажа длился максимум две-три секунды. Куда дольше в моих ушах Раздавался сопровождающий его не то стон, не то вопль. Наверное, такие звуки издавали примитивные существа, населявшие леса еще до появления человека.


На следующее утро я вошел в офис около половины десятого, и Аннабел Джексон, личный секретарь Шерифа и наиболее вероятная причина того, что я в Скором времени сойду с ума, подняла свою белокурую головку и радостно улыбнулась, как будто я только Что сломал себе ногу или что-нибудь еще.

— Сейчас у шерифа доктор Мэрфи, — сообщила она Мне со своим певучим южным акцентом. — Они оба Ожидают вас, лейтенант, и я полагаю, что вам следует Подготовить для себя алиби.

— Очень мило с вашей стороны, дорогая, предупредить меня, — поблагодарил я. — В один из ближайших дней я намерен сделать вам любезность, познакомить со своим преждевременным погребальным церемониалом, Чтобы в случае чего вы могли плюнуть на него, коли у бас появится такое желание.

— Я же понимаю, что вы шутите, лейтенант, — вежливо ответила она. — Я хочу сказать, кто же станет вас хоронить? Разве что департамент санитарного состояния города?

Это была отрезвляющая мысль, которая заставила Меня задуматься по дороге в кабинет Лейверса, а там, взглянув на физиономию шерифа, я сразу понял, что существуют куда более важные проблемы, нежели эта, так что не стоит тратить на нее времени.

— Садитесь, Уилер, — буркнул он. — На разговор, вероятно, уйдет порядком времени.

Я сел на один из стульев для посетителей и посмотрел на доктора Мэрфи, тот ответил мне точно таким же взглядом. Для разнообразия я глянул на шерифа, но и он ответил тем же.

— Чего мы ждем? — вежливо осведомился я наконец. — Выпадения реактивных осадков?

— Пэтти Келлер, — произнес Лейверс. — Девица, которая спрыгнула вчера днем с выступа под окном отеля.

— Она не спрыгнула, а свалилась, — поправил я его. — Она возвращалась назад, когда у нее закружилась голова и…

— Вы это уже говорили вчера, — грубо прервал он меня. — Я посчитал, что это была типичная для Уилера реакция. Какая особа женского пола сможет покончить с собой, если она была осчастливлена личным появлением чуда природы ради ее скромной особы?

— Вы просто завидуете, шериф! — так же грубо прервал его я. — И только потому, что вы растолстели и…

— Ладно!

Он откусил кончик сигары, затем сунул черный цилиндрик себе в рот.

— Это было вчера. Доктор Мэрфи после этого произвел вскрытие.

— Она упала с пятнадцатого этажа здания на бетонный тротуар, а вам понадобилось вскрытие, чтобы установить причину смерти? — громко удивился я.

— Почему бы вам хорошенько не сосредоточиться, лейтенант? — дружелюбно осведомился Мэрфи. — Посмотрим, сумеете ли вы дать хотя бы один разумный ответ. Вы сказали, что у нее закружилась голова и в результате она упала. Опишите все очень подробно, это моя личная просьба.

— С каких это пор я должен выполнять личные просьбы помощника гробовщика? — спросил я ворчливо. — Она боком продвигалась назад к окну, когда неожиданно застонала, лицо у нее исказилось, как будто она была в агонии. Потом ее колени подкосились, она перегнулась вперед и полетела вниз. Вот, пожалуй, и все.

Мэрфи многозначительно взглянул на шерифа и задумчиво кивнул:

— Все это подтверждает мои выводы.

— Вы оба большие умники, — холодно произнес я. — Продолжайте секретничать, меня это ни капельки не трогает.

— Она постоянно справлялась о времени, верно? — спросил Лейверс.

— Да-а, — протянул я, — совсем как утренние поденщики в Санта-Аните… Эй, послушайте, когда я сказал ей, что уже три часа, она внезапно передумала оставаться на этом выступе. Совершенно неожиданно. Вот так. — Я щелкнул пальцами.

— Весьма интересно, — пробормотал Мэрфи. — Она была накачана апоморфином.

— Апоморфин — это что-то вроде морфина? — спросил я.

— Нет, совсем не вроде морфина. Это его производное, но не наркотик, а сильное рвотное. В небольших дозах его можно использовать как отхаркивающее средство, одной двенадцатой грана достаточно, чтобы вы извергли из себя весь тот мышьяк, который ваша супруга подмешала вам в овсяную кашу. Господи! Он вызывает тошноту, рвоту, головокружение и обмороки. Трудно сказать, сколько получила эта девица, во всяком случае, достаточно, чтобы этот трюк удался.

— Но, Бога ради, зачем бы она стала принимать такое снадобье, коли задумала нырнуть с пятнадцатого этажа здания? — спросил Лейверс.

— Она ничего не принимала, апоморфин был введен внутримышечно. Не то чтобы это очень важно, но время действия иное, — объяснил доктор Мэрфи. — Его обычно так и вводят, уколом в руку, а не через рот.

— В таком случае дело выглядит так, что ей кто-то немного помог, — сказал я. — Большинство из нас не втыкает иглы в собственную руку!

— Многие это делают, — возразил Мэрфи. — Главным образом наркоманы, но и у других людей есть поводы и причины самим себе делать уколы.

— Так может быть, она съела несвежую устрицу, — угрюмо предположил Лейверс, — и захотела от нее избавиться, поэтому сделала себе этот укол. А потом решила, что вообще устала от жизни, устрица там или не устрица, поэтому выбралась на карниз и стала там размышлять… Ерунда! Это бессмыслица!

— Через сколько времени после укола наступает реакция? — спросил я у доктора. Он поскреб затылок и поморщился:

— Очень трудно сказать, потому что я не сталкивался с этим снадобьем с тех пор, как работал в больнице по срочным вызовам. Возможно, минут через десять — пятнадцать.

Шериф с кислым видом ответил на мой вопрошающий взгляд:

— Она сама позвонила к портье и сообщила, что намерена прыгнуть вниз. Они незамедлительно направили наверх гостиничного детектива, чтобы проверить, розыгрыш это или нет… Я живенько прибыл сюда вместе с Полником, вам-то на это потребовалось много больше времени. — Это он выдал мне сквозь стиснутые зубы. — Короче говоря, я предполагаю, что от того момента, когда она звонила портье, и до ее прыжка вниз прошло четверть часа плюс-минус пара минут.

— А шприц обнаружили в ее комнате? — спросил я.

— Вчера его никто не искал, а сегодня там ничего нет. При ней был лишь небольшой чемоданчик с ночной рубашкой, халатиком и прочими мелочами, что вполне естественно, если ты намерен только переночевать в отеле, чтобы утром уехать на первом же автобусе.

— Когда она зарегистрировалась?

— Всего двумя часами ранее. С ней никого не было, никто ей не звонил и не заходил повидаться с ней, насколько это известно дежурному. Жила она в однокомнатной квартире на нечетной стороне Гренвилл-Хэйтс. Полник должен был уже это проверить. У нее, насколько мы смогли выяснить, всего один родственник.

— Кто такой?

— Не такой, а такая. Двоюродная сестра, — ответил Лейверс.

— Ей под шестьдесят, и она необъятной толщины, — веселым голосом подхватил Мэрфи. — Уилер возвратится с полным досье, все до последней родинки будет точно выяснено. Вы ведь наверняка знаете, где ее искать?

— Вы просто мне завидуете, как и шериф! — отрезал я.

Лейверс прекратил нашу пикировку одним гневным взглядом.

— Имя ее двоюродной сестры Долорес Келлер, вообще-то она больше известна как Разящая наповал Долорес. — Он покачал головой, выражая свое неодобрение. — Все, вместе взятое, обладает признаками дела, буквально созданного дл Уилера. Полагаю, что к этому времени мне надо твердо понять, что никому не уйти от своей судьбы, верно, доктор?

— Разящая наповал Долорес? — переспросил я. — Как это понять?

— Она сложена как девица, у которой якобы «все говорит само за себя, начиная от шеи и до кончиков пальцев на ногах», — брезгливо произнес он. — Это слова из афиши клуба, где дают представления с элементами фарса. Она стриптизерка в бурлеск-клубе.

— В жизни каждого человека приходит такое время, — проникновенно изрек я, — когда он получает вполне заслуженное вознаграждение.

— Надеюсь, я буду поблизости, когда вы получите свое, Уилер, — фыркнул Мэрфи. — Обещаю произвести вскрытие безвозмездно.

— Прежде чем вы приступите, лейтенант, — невозмутимо продолжал Лейверс, — извольте закончить отчет по делу Джефферсона. Как скоро вы это сделаете?

— К концу дня, сэр, — ответил я не задумываясь. — Не беспокойтесь, сразу же возьмусь за новое дело, как только отчитаюсь по Джефферсону, даже если для этого придется задержаться на работе вечером. Вы же меня знаете, шериф! — Я скромно улыбнулся. — Я человек исполнительный.

— Я бы сказал наоборот, Уилер. Ни о какой исполнительности не может быть и речи.



Глава 2

Когда ночь опустилась на город, а неоновые рекламы замигали и засияли вдоль бульваров, у меня возникла ностальгическая тоска о том времени, когда мир был еще молод, и Уилер вместе с ним. Тогда я мог остановиться с открытым ртом перед огромной афишей, изображающей потрясающую красотку, на которой почти ничего не было надето, и прислушаться к звукам джаза, едва доносившимся из ближайшего кабака. Помнится, мое сердце замирало или, наоборот, начинало учащенно биться в ожидании того дня, когда загадки секса начнут открываться передо мной. С годами вера в чудо слабеет, а вместе с этим прозрением из вашей жизни уходит что-то волшебное и чарующее.

На этот раз неоновые буквы складывались в название «Клуб» Экстраваганца «, а перед входом в него стоял постер с портретом в натуральную величину, окаймленный надписью сверкающими лампочками:» Разящая наповал Долорес — та самая, у которой все говорит само за себя, от шеи и до кончиков пальцев на ногах ».

Ностальгические воспоминания нахлынули на меня именно в тот момент, когда я взглянул на него. Сфотографированная в три четверти Долорес выглядела высокой, потрясающе сложенной блондинкой. Руки у нее были закинуты за голову, одета она была в обычные сверкающие» пастиз» — чашечки, слегка поддерживающие грудь, соединенные блестящей тесемочкой, и под стать им трусики, которые правильнее было бы назвать «фиговым листком».

Но меня-то больше всего привлекло ее лицо, а для Уилера это было совершенно новым подходом к женской внешности. Долорес была платиновой блондинкой, ее волосы были полностью забраны назад и перевязаны, образуя на спине порядочный «конский хвост», на лбу же оставалось несколько завитков. Черты лица были крупными, даже резкими. Полные губы изгибались в циничной улыбке, а в темных глазах светился ум, чего никто не ожидал бы увидеть у стриптизерки.

Стоит ли удивляться, что я буквально не мог дождаться, когда окажусь в клубе и увижу ее в натуре.

Я сдал шляпу, потому что никуда не спешил, затем вошел в зал, где мен приветствовал метрдотель. Это был волосатый, мускулистый тип в помятом смокинге. По глазам его было видно, что он настоящий алфавитный справочник всех самых грязных историй в мире.

— Я хочу видеть Долорес Келлер, — сообщил я.

— Вы пришли в нужное место, приятель! — Он улыбнулся мне так, как будто мы с ним были членами одного и того же фантастического клуба. — Следующее шоу начнется не ранее чем через полчаса. Вам наверняка нужно место за столиком у самой эстрады, может, мне его вам устроить?

— Вы также снабжаете биноклями за небольшую мзду? — спросил я ворчливо.

Глаза у него сощурились, физиономия утратила любезное выражение.

— Эй, приятель, послушайте, — зашипел он, — я не знаю, куда вы гнете, но, если вы задумали поднять дебош, у нас на этот случай имеется опытный парень.

— Полагаю, бесполезно просить вас сделать одолжение и заткнуться, — произнес я с откровенным сожалением, — потому просто предлагаю вам не называть меня «приятель». «Лейтенант» будет в самый раз.

Я сунул ему под нос свой значок. На случай, если он не умел читать, приготовился произнести каждое слово по буквам, но унылое выражение его физиономии сказало мне, что он человек грамотный.

— Крайне сожалею, лейтенант, я не знал, что вы…

— У каждого из нас свои проблемы, — произнес я сочувственно. — У вас такая отталкивающая физиономия, а мне вот необходимо повидаться с Долорес Келлер.

— Конечно, конечно! — Он повернулся и предложил мне идти следом. — Пожалуйте сюда, лейтенант.

Мы пробрались между столиками, прошли мимо оркестра из пяти человек, игравших ча-ча-ча так, будто они затаили личную обиду на латиноамериканцов, нырнули в какую-то дверь за занавесом и оказались в коридоре, ведущем к ряду грим-уборных. Метрдотель остановился у второй двери и осторожно постучал.

— Кто там? — послышался женский голос изнутри.

— Луи. Пришел лейтенант полиции. Хочет вас видеть, Долорес.

— Ну так впустите его сюда, — прозвучал холодный ответ. — Вы ведь не ждете от него чаевых?

Я вошел в грим-уборную, закрыв дверь перед носом у Луи. Долорес сидела перед туалетным столиком, подкрашивая полные губы. Только закончив это занятие, она обернулась, чтобы взглянуть на меня. Халат, в котором со спины она выглядела весьма скромной, был широко распахнут, под ним она была одета точно так же, как на афише у входа в клуб. И на этот раз она была живой, так что впечатление оказалось гораздо более сильным. После сосредоточенного пятисекундного изучения я пришел к выводу, что афиша не воздает ей должного.

— Я лейтенант Уилер из службы окружного шерифа, — представился я.

Ее губы раздвинулись в легкой улыбке.

— Что я такого натворила, лейтенант?

— Я пришел по поводу вашей двоюродной сестры Пэтти.

Из ящика в углу вдруг раздался жалобный визг. Долорес вскочила с места и бросилась к ящику, встала на колени и извлекла оттуда маленький меховой комочек.

— Бобо! — заговорила она нараспев. — Бедный маленький Бобо. Тебе показалось, что все про тебя позабыли? Но ты же знаешь, как тебя любит тво большая мама!

Она вернулась к туалетному столику и снова уселась лицом ко мне, а комочек меха уютно свернулся у нее на руках. Маленькая головка поднялась над ее рукой, блестящие глазки собачонки уставились на меня с явным неодобрением.

Долорес снова мне улыбнулась:

— Бобо ненавидит, когда он остается в стороне от происходящего, и страшно ревнует меня к посетителям. — Она сильнее прижала собачку к своему обнаженному животу. — Не надо быть таким ревнивцем, малыш Бобо!

Собачка раза два громко тявкнула; это ее так утомило, что она вывесила розовый язычок, тяжело дыша.

— Если шум беспокоит вас, вы всегда можете приструнить псинку, — заметил я.

Эти слова как будто оживили маленькое чудовище, песик залился таким пронзительным лаем, что мне захотелось заткнуть себе уши.

— Не обращай внимания на этого жестокого человека, Бобо, дорогуша! — Долорес гневно посмотрела на меня. — Он всего лишь ужасный бессердечный старый полицейский, и, могу поспорить, страшно ревнивый!

— Я всего лишь пытался вам помочь, — запротестовал я. — Подумал, что дл разнообразия можно будет сделать из его шкурки оригинальный «поясок невинности», — представляете, какой это произведет фурор?

Долорес закрыла глаза и по-настоящему задрожала, и на минуту мне показалось, что у собачонки встанет дыбом вся шерсть.

— Забудьте об этом, я же шутил… Напомню, что я пришел к вам по поводу вашей двоюродной сестры Пэтти.

— Бедное дитя! — Глаза ее все еще оставались холодными, когда она взглянула на меня. — На ее долю наверняка выпало много тяжелых переживаний, раз она решилась выброситься из окна отеля.

— Знаете ли вы какую-нибудь причину, толкнувшую ее на самоубийство? Долорес покачала головой:

— Вообще-то я ее толком не знаю, лейтенант. Она ведь приехала в Наин-Сити всего шесть месяцев назад из дома в Индиане. Ее родные погибли в автокатастрофе, и, если не ошибаюсь, я осталась ее единственной родственницей. Мы не очень-то с ней ладили, ей хотелось стать драматической актрисой, а мою работу она считала деградацией или чем-то в этом роде.

— Она не одобряла того, что вы стриптизерка?

Ее глаза сделались еще холоднее.

— Мне не по душе это слово, лейтенант. Я экдизиаст.

— Кто-кто?

— Экдизиаст! Это греческое название, которое можно перевести как «сбрасывающий кожу», — с кислой миной объяснила она. — Существует огромна разница между исполнительницей экзотических танцев и простым раздеванием на глазах у публики, лейтенант!

— Несомненно, — полувнятно согласился я. — Так вы считаете, что Пэтти все еще была эмоционально неуравновешенной из-за гибели родителей?

— Нет, — уверенно заявила она. — Я думаю, она радовалась тому, что отделалась от них. Они считали, что место девушки именно там, на ферме, где она родилась. — На мгновение она задумалась. — Возможно, они были правы.

— Как насчет ее друзей?

— Это просто, у нее не было друзей.

— Никого?

— Возможно, это для вас огромный сюрприз, лейтенант, — бросила она, — но даже в Южной Калифорнии одинокие — это легенда.

— Замечательная фраза, ее следует запомнить, — усмехнулся я. — Вы хотите сказать, что у нее не было ни одного друга? Даже приятеля? В ее жизни вообще не было мужчин?

— Прошел почти месяц после того, как мы последний раз виделись с нею, — призналась Долорес, — но, во всяком случае, до того времени у нее не было приятеля. Дела обстояли так скверно, что она присоединилась к клубу одиноких сердец. Была в бешеном восторге от них, не могла дождаться своего первого свидания с незнакомым человеком. Это было ужасно трогательно.

Почувствовав себя тепло и безопасно в ее объятиях, собачонка бросила на меня последний высокомерный взгляд, закрыла глаза и засопела.

— Вы помните название клуба одиноких сердец?

— Конечно, «Клуб счастья Аркрайта». Я спросила Пэтти, не руководит ли им некий Ной Аркрайт, потому что он был настоящим экспертом по части распределения на парочки, но ей это совсем не показалось забавным.

— Мне тоже, — честно признался я, — но я уверен, что ваш Бобо посмеялс бы от души.

— Вы ужасный человек! — воскликнула она, прижимая к себе собачку с такой силой, что та недовольно взвизгнула во сне. — В человеке, который не любит собак, всегда есть что-то порочное, — заявила Долорес. — Это безошибочный признак.

— Вы называете это существо собакой? — Я был искренне удивлен. — Золотко, единственная разница между вашим песиком и любым другим объектом вашего самовыражения заключается в том, что Бобо покрыт мехом. Мне не нравится не собака, а то, что вы с ней сделали.

— Почему бы вам не убраться отсюда ко всем чертям, лейтенант? — процедила она сквозь зубы. — Вы закончили свои вопросы?

— Полагаю, что на сегодня я закончил, — ответил я, — но, скорее всего, еще вернусь.

Я успел приоткрыть дверь, когда она снова заговорила, очевидно, любопытство на минуту перебороло ее антипатию ко мне.

— Разве это уж так важно, лейтенант? Я имею в виду, почему Пэтти покончила с собой. Ведь теперь никто ничего не может поделать с этим, не так ли?

— Вопросы-то у нас стандартные, — небрежно бросил я, а потом повернулся и посмотрел ей в лицо. — Вы когда-нибудь задумывались с вашим этим «одинокие — это легенда», что, если бы вы проявили к ней хотя бы одну десятую той привязанности, которую уделяете этой собачонке, она до сих пор могла бы жить и радоваться жизни?

Мускулы на ее лице напряглись, когда она взглянула на меня. Потом пес проснулся, ибо его яростно сбросили с коленей. Возможно, оно и к лучшему, Долорес могла бы его раздавить в припадке ярости.

— Это всего лишь мысль, — вежливо пояснил я, затем прикрыл за собой дверь, пока она не очухалась и не запустила в меня чем-нибудь тяжелым.

Выходя из клуба, я взял шляпу и бросил пару долларов девице, чтобы доказать ей, что я большой транжира, хотя ночь еще только начиналась.

Оказавшись на улице, я остановился и еще раз присмотрелся к афише при красном свете неоновых трубок. Стоял не менее пяти секунд, от недавнего ностальгического настроения не осталось и следа. Потом я решительно зашагал к своему «остину-хили» и успел вернуться домой как раз к десяти.

Я поставил «В ночные часы» Синатры и приготовил себе выпивку. Сидя в кресле, вслушиваясь в величайшую вокальную интерпретацию «Голубого настроения», которую я когда-либо слышал, я внезапно почувствовал, что стены комнаты слегка сжались. Мне страшно захотелось раздвинуть их на пару футов в стороны. Время принадлежало мне самому, я мог выбирать. Я мог вот так сидеть и пить всю ночь, мог лечь спать, так какого черта у меня появилось такое подавленное настроение? Еще пара стаканчиков, подумал я, и черт с ней, с этой Разящей наповал Долорес.

После этой спасительной мысли я лег спать.

На следующее утро, хотя яркое солнце лилось в мои окна, настроение мое не улучшилось. Пару секунд я подумывал, не отправиться ли мне прямиком в офис, но мысль о физиономии шерифа Лейверса, погруженного в чтение моего рапорта по делу Джефферсона, отвратила меня от этого. Человек должен смотреть прямо правде в глаза, а правдой было то, что я мучился от одиночества. Человек должен рассуждать логически, а логика подсказывала, что надо что-то предпринимать в этом отношении. Не сиди и не вздыхай, приятель, отправляйс туда и сделай все, что в твоих силах. Тебе нужно это сомнительное заведение одиноких сердец? Ну так разыщи его.

Я нашел «Клуб счастья Аркрайта» примерно через час на тринадцатом этаже здания в центре города, однако возможно, что номер этажа был чистой случайностью. Я знал одного парня, который когда-то провел неделю в Майами с приятельницей своего лучшего друга тоже по чистой случайности: они заказали один и тот же номер в одной и той же гостинице. То, что случилось с моим бывшим лучшим другом, могло случиться и с «Клубом счастья Аркрайта», могло случиться даже с собакой, с самой паршивой дворняжкой, — и я вернулся снова к Долорес Келлер.

Внутри офиса я почувствовал себя немного разочарованным, потому что он выглядел примерно так же, как любой другой офис: ни тебе розовых купидонов из пластмассы, намеревающихся выпустить стрелу в самый деликатный участок чьей-то анатомии, ни тебе даже вазы, наполненной сердцами и цветами. Затем впервые взглянул на секретаршу в приемной, сидевшую за большим письменным столом, и совершенно неожиданно мое сердце запело, может, и не в тон, но оно таки пело!

Она была брюнеткой с довольно небрежной прической и удивительно красивым загаром, буквально созданным для знойного великолепия ее лица. А когда она взглянула на меня, я убедился, что взгляд ее был добрым и ласковым. Мне ничего не стоило представить себе ее совершенно обнаженной на фоне восхитительного тропического рассвета, а затем вообразить, как она ныряет в кристально прозрачную воду, чтобы достать для меня еще несколько драгоценных жемчужин до завтрака.

— Доброе утро, — произнесла она вибрирующим, чуть хрипловатым голосом, именно таким, каким должно было изъясняться это чудесное создание.

— Ух! — с героическим усилием выдохнул я.

— Садитесь, пожалуйста! — Эти два слова в ее исполнении прозвучали как самая настоящая любовная серенада. — Я — Шерри Рэнд, а вы, мистер?..

Я тяжело плюхнулся в ближайшее кресло, и оно вздохнуло совсем как пассат, теребящий пальмовые листья.

— Уилер, — неразборчиво пробормотал я. — Эл Уилер.

Она улыбнулась, и зубы ее были словно бесценные жемчужины, и какого черта мы с ней делали в этом душном офисе, когда нам следовало плыть на каноэ по таинственной реке, я не мог объяснить.

— Пожалуйста, не стесняйтесь, — принялась она уговаривать меня. — К нам приходят сотни людей по той же самой причине, что и вы. Все они милые, симпатичные люди, но они одиноки и хотят познакомиться с другими одинокими людьми, однако не знают, как это сделать, поэтому обращаются к нам. Как вас зовут, извините, я не разобрала? Мистер Хупер?

— Хупер? — В одно мгновение куда-то исчез тропический рай. Я в негодовании посмотрел на нее. — Уилер! Неужели я похожу на парня, страдающего приступами удушливого кашля по утрам?

— Крайне сожалею, мистер Уилер! — Ее нижняя губка слегка выпятилась, а шелковая блузка выразительно приподнялась, когда она глубоко вздохнула. — Вы сначала говорили слегка неразборчиво, мистер Уилер, но, надо признаться, быстро справились со своей нервозностью. — Ее голос по-прежнему звучал бодро, но сейчас в нем стали проскальзывать более сухие нотки. — Скажите, пожалуйста, чем мы можем вам помочь, мистер Уилер? Полагаю, что вы ищете милую девушку, возможно, с планами дальнейшей женитьбы, и мы с радостью поможем вам найти именно то, о чем вы мечтаете. У вас имеются какие-то особые вкусы в этом плане?

— Вы хотите сказать, что я должен сообщить размеры, как это делается, если ты заказываешь воскресный костюм? — заинтересовался я.

— Мы не гарантируем, что отыщем в точности девушку вашей мечты, мистер Уилер, — осторожно ответила она, — но, как правило, нам удается выполнить почти все пожелания.

Несколько секунд я обдумывал, что сказать, затем произнес:

— Девушка, которую я ищу, должна быть персиковой блондинкой. Не цвета меда, не соломы, не рыжеватая, именно персиковая. Я хочу, чтобы она выглядела экзотической, но одновременно простой, домашней. К Тому же она должна быть богата, уметь хорошо готовить и всегда носить нарядное белье.

Шерри Рэнд довольно долго смотрела на меня в каком-то оцепенении, потом ее лицо расплылось в улыбке, и она залилась веселым смехом:

— Вы уверены, что вы не Хупер, а?

Веселье есть веселье, но приходит время заняться делом, как сказал жених, когда ему пришлось отказаться от партии в скрэббл в первую брачную ночь.



— Я коп, — объяснил я виноватым тоном, — так что называйте меня не «мистером», а лейтенантом.

Она перестала смеяться и осторожно воззрилась на меня, очевидно пытаясь понять, не разыгрываю ли ее и на этот раз.

— Вы офицер полиции?

— Я понимаю, что это звучит довольно глупо, — признал я, — но все лучшие копы перебрались работать в Голливуд на телевидение, так что тут, в Наин-Сити, приходится обходиться копами второго сорта, вроде меня.

— Вы на самом деле лейтенант полиции?

— Мне даже дали значок!

Я положил его на стол перед ней, и она уставилась на него, как будто это была трехдолларовая купюра.

— Я не понимаю, лейтенант, — наконец пробормотала она, на ее лице сохранялось удивленное выражение. — Здесь у нас вполне законное учреждение, и у нас никогда раньше не бывало…

— Ну что же, в любом деле бывает первый раз, — произнес я успокоительно. — Я просто хочу навести справки о вашей бывшей клиентке Пэтти Келлер.

— Полагаю, вам лучше поговорить с мистером или миссис Аркрайт, — с сомнением в голосе произнесла она.

Я ждал, пока она сообщала по телефону о моем приходе и намерениях приглушенным голосом, который мог бы с успехом позаимствовать владелец похоронного бюро. Наконец она опустила трубку на рычаг и сказала, что мистер и миссис Аркрайт незамедлительно повидаются со мной и что мне следует войти в дверь налево.

Я послушно открыл дверь слева и вошел в маленький, но аккуратный офис. На этот раз на столе таки стояла ваза с увядшими гвоздиками. Впрочем, цветы были под стать всей обстановке: занавесям, ковру, картине — все это выгорело и поблекло. Мистер и миссис Аркрайт сидели за письменным столом, уподобляясь выцветшей фотографии в семейном альбоме; у меня возникло неприятное чувство, что хлопни любого из них хорошенько по плечу, все, что от него останется, — это облако пыли.

Мистер Аркрайт был маленьким круглолицым субъектом в очках без оправы и с жалкими остатками волос, осторожно зачесанными назад, чтобы максимально прикрыть лысину. Он был облачен в немного помятый серый костюм, который пару десятков лет назад, возможно, и считался верхом элегантности. Зато галстук из золотых, черных и красных полос сразу бросался в глаза, отчасти потому, что был затянут малюсеньким узелком на высоком, туго накрахмаленном воротничке, из-за которого шеи вообще не было видно.

— Доброе утро, лейтенант, — произнес он скрипучим голосом, который сразу наводил на мысль, что его очень давно не смазывали. — Мое имя Аркрайт, Джейкоб Аркрайт, а это моя супруга Сара.

Сара была очень высокой и тощей. Ее физиономия, казалось, состояла целиком из углов и впадин, а жидкие волосы были выкрашены в желтый цвет. Бесформенное черное платье висело на ее костлявой фигуре как чехол, неаккуратно натянутый на кресло с высокой спинкой. Глаза у нее были водянисто-голубыми и мутноватыми. Говорила она резким и каким-то ломким голосом, причем с таким выражением, будто привыкла выслушивать полуправду и не намеревалась терпеть никаких глупостей также и от офицера полиции.

— Садитесь, лейтенант. — Она указала на пыльное кресло. — Шерри сказала, что у вас имеются вопросы по поводу одной из наших клиенток.

Я уселся на выцветший кретон, слегка потертый по краям, и подумал, как человек может мечтать о человеческом тепле в подобной дыре. Сара Аркрайт с минуту внимательно смотрела на меня, затем уселась на прежнее место за столом. Ее супруг продолжал стоять подле нее, его правая рука опустилась на ее плечо в той самой позе, в которой они были запечатлены на фотографии альбомного формата, сделанной примерно в 1927 году.

— Пэтти Келлер, — сказал я. — Она была вашей клиенткой.

— Пэтти Келлер? — резким голосом повторила миссис Аркрайт. — Я ее не помню, а ты, Джейкоб?

— Я, мне кажется, да. — Он откашлялся, как бы извиняясь. — Молодая, крайне застенчивая девушка, которая хотела стать актрисой. Я искренне надеюсь, лейтенант, что с ней не случилось никаких неприятностей?

— Разве вы не читали об этом в газетах?

— Мы не читаем газеты! — огрызнулась Сара.

— Уже очень давно. — Джейкоб улыбнулся мне, а при наличии его слишком белых зубов это было несомненной ошибкой. — Уровень современной журналистики, лейтенант…

— Она мертва, — холодно произнес я. — Вчера днем она выпала из окна отел на пятнадцатом этаже…

— Самоубийство? — Толстые стекла очков усиливали впечатление слезливого сочувствия в его глазах. — Какая трагедия!

Сара Аркрайт сцепила пальцы перед собой на столе и неодобрительно поджала губы.

— У них нет никаких корней, — холодно заявила она. — Ни у кого. Это беда нынешнего поколения. Нет определенной цели в жизни, все ценности утеряны!

— И Пэтти Келлер погибла вместе с ними, — не слишком любезно заметил я. — У вас имеется картотека ваших клиентов?

— Конечно!

Джейкоб казался шокированным при мысли, что кто-то может усомниться в их деловой аккуратности.

— Подождите меня секунду, лейтенант, я вам сейчас ее принесу.

Он вышел из комнаты пружинистыми шагами, которые почему-то напомнили мне белые теннисные мячики моего детства. После его ухода я достал сигарету и стал искать спичку, когда раздался возмущенный голос Сары:

— Только не здесь, лейтенант, если вы не возражаете. Никто из нас не выносит запаха табачного дыма!

Джейкоб вернулся очень скоро — я едва успел сунуть обратно в пачку незажженную сигарету — и принес с собой папки из толстой белой бумаги; он занял свою прежнюю позицию возле кресла супруги. В папке находилась пара листочков, аккуратно отпечатанных на машинке. Под заголовком «Пэтти Келлер» был записан ее адрес, возраст, род занятий, интересы, то, что она любит и чего не любит, — все это выглядело довольно солидно. Вторая страница показалась мне более интересной. Она была озаглавлена «Желаемый партнер» и разбита на множество вопросов и подвопросов, таких, как возраст, род занятий, финансовое положение. Это все относилось к маловажным деталям. Характер и интересы были зафиксированы со слов Пэтти: «Должен быть добрым, внимательным человеком, интересующимся искусством, и в особенности театром».

Мое чтение прервал резкий голос Сары Аркрайт.

— Как вы можете видеть, лейтенант, — самодовольно изрекла она, — мы не жалеем времени и сил, чтобы проанализировать желания наших клиентов, прежде чем допускаем их в нашу организацию. Именно по этой причине у нас очень высок процент успешных знакомств: более шестидесяти процентов наших клиентов заканчивают браком с лицом, с которым они познакомились через «Клуб счастья».

— А какой процент кончает самоубийством, как Пэтти Келлер? — громко осведомился я.

Последняя заметка в папке касалась встречи, организованной между Пэтти и неким Харви Стерном три месяца назад. Я проигнорировал возмущенное фырканье Сары на мою последнюю реплику и посмотрел на ее супруга.

— Встреча с Харви Стерном, — сказал я. — Что вы скажете по этому поводу?

— Это конечная запись в ее личном деле? — спросил он, слетка пискнув на последнем слове. — Совершенно верно.

— Наша система действует таким образом, — бесцеремонно вмешалась его супруга, — мы изучаем анкеты, и если считаем, что два клиента потенциально совместимы, тогда мы организуем знакомство. И больше ничего не предпринимаем до тех пор, пока один из них или же они оба не сообщат нам, что знакомство оказалось неудовлетворительным. Раз на листке девушки последняя запись такова, значит, она нам больше ничего не сообщала.

— А что вы мне скажете об этом Стерне? — спросил я. — Он что-нибудь сообщал?

— Я сбегаю за его делом, — быстро сказал Джейкоб и выскочил из комнаты.

Сара посмотрела на меня с нескрываемой враждебностью.

— Я не понимаю, какое отношение кончина этой девицы имеет к нам или к нашему клубу! — заявила она. — Лично я расцениваю это как недозволенное вмешательство в наши частные дела, лейтенант!

— Это ваше право, — вежливо ответил я. — Может быть, этот самый Стерн был сексуальным маньяком, и опыт первого свидания с ним вынудил девушку наложить на себя руки?

Она продолжала издавать какие-то клокочущие звуки, выражая свое негодование, когда появился Джейкоб, на этот раз с голубой папкой.

— Голубые для мальчиков и белые для девочек? — заметил я.

Он снова сверкнул искусственными зубами.

— Розовые и голубые были бы еще приятней, — пробормотал он, — но раз мы начали с белых… Я забрал у него папку.

— А для вдов вы используете черные и серые — для разведенных?

Джейкоб издал странный кудахтающий звук, возможно изображающий смех, потом робко глянул в сторону суровой супруги и бросился под ее крыло возле кресла. Я первым делом взглянул на последнюю запись в папке Харви Стерна и увидел, что тот прекратил бывать в клубе одновременно с Пэтти Келлер. Харви, вероятно, был одним из самых первых членов клуба, или же ему просто не везло: это свидание было примерно пятнадцатым в его списке.

— Я бы хотел забрать с собой на пару дней эти папки, если не возражаете, — заявил я.

— Лейтенант! — Сара выглядела возмущенной. — В этих папках содержитс конфиденциальная информация. Мы всем нашим клиентам гарантируем полнейшую тайну! Возможно, мы не имеем права…

— Они будут помечены грифом «Совершенно секретно» и храниться в сейфе окружного шерифа. — Я улыбнулся ей во весь рот и поднялся с места. — Благодарю за помощь, миссис Аркрайт и мистер Аркрайт. Каждый раз, когда мен станет мучить одиночество, я знаю, куда мне обратиться.

Физиономия Сары приобрела цвет ее желтых обесцвеченных волос, пока она мучительно подыскивала правильные слова для ответа. Очки без оправы увеличивали выражение полнейшей растерянности в глазах Джейкоба, так что его можно было назвать слегка свихнувшимся. В психиатрических учебниках дл такого состояния имеется какой-то специальный латинский термин, но я так и не смог его припомнить, да и вряд ли они были бы в восторге, если бы я им его сообщил.

Я на мгновение задержался возле стола секретаря и вдохнул запах тонких духов. Закрыл глаза и вновь услышал шорох юбок, сплетенных из травы, который слышишь, когда очаровательные туземки исполняют хула-хулу.

— Что-то случилось, лейтенант? — обеспокоенно спросила Шерри Рэнд. — Вы плохо себя чувствуете?

Я неохотно открыл глаза, но действительность была почти так же восхитительна, как фантазия.

— Милая, — проникновенно заговорил я, — я действительно очень одинок, но у меня не хватает смелости вступить в «Клуб счастья Аркрайта», да и потом мне думается, что после знакомства с его руководителями я не смогу быть здесь счастливым. Как вы считаете, вы лично могли бы мне как-то помочь?

— Я не уверена, — осторожно ответила она. — Что именно вы имеете в виду?

— Своего рода комбинацию белой и голубой папок. Обед, мой проигрыватель…

— Находящийся у вас в квартире, конечно, — подхватила она, улыбаясь. — Подается вместе с интимным полумраком, дорогими винами и какой-нибудь удивительно мягкой кушеткой, верно?

Я недоверчиво посмотрел на нее:

— Кто вам это наболтал?

— Все это является частью общепринятой системы обольщения, — сказала она, грациозно пожимая плечиками. — Если бы хоть один парень предложил мне оригинальную программу свидания!

— Ну а что вы скажете о бурлеск-шоу? — внезапно осенило меня.

Она мигнула несколько раз.

— Знаете, лейтенант, я никогда не видела бурлеска, если не считать за бурлеск Масл-Бич.

— Такая возможность бывает только раз в жизни, нельзя ее упускать… Тем более, что при вас будет гид-эксперт.

— Я никогда не видела бурлеск-шоу, — медленно повторила она. — Ну что же, вы можете заехать за мной около восьми.

— Назовите адрес, дабы я знал, к какому берегу причалить свое каноэ.

Глава 3

По цветам, заполняющим витрину, ты сразу узнаешь цветочный магазин, даже если ты не удосужился посмотреть на вывеску снаружи. Мне навстречу поспешила девушка в очках в широкой роговой оправе и с распущенными прямыми волосами. На ней был форменный сиреневый халатик и туфли без каблуков. Взглянув на ее озабоченное лицо, можно было подумать, что она отвечает за плодотворную деятельность всех пчел, опыляющих летом цветы.

— Доброе утро, — деловито произнесла она. — Букет для леди, который она приколет к платью?

— Всего лишь разговор с владельцем магазина, благодарю, — объяснил я.

— Мистер Стерн в данный момент страшно занят, — заявила она с важностью. — К тому же он никогда не принимает торговцев по средам.

— Несчастный травматический инцидент с несговорчивым типом, торгующим удобрениями? — посочувствовал я. — Я лейтенант Уилер, служба окружного шерифа, меня интересуют сердца, не цветы.

Она удалилась, осторожно пробираясь между гигантскими вазами, которыми был заставлен весь пол, пока наконец не скрылась из глаз в задней комнате. Я закурил сигарету для самозащиты от терпкой смеси ароматов, затем увидел пышущего здоровьем типа с розовой гвоздикой в петлице, который спешил ко мне, насколько ему позволяли его короткие ноги. Лицо у него было несколько расплывшимся и без единой морщинки, как будто он ежедневно бывал у массажистки, причем утром, днем и вечером.

— Я Харви Стерн, — объявил он, чуть задыхаясь, когда остановился передо мной. — Моя ассистентка сказала, что вы из службы окружного шерифа?

Я подумал, что голос у него соответствовал бело-розовому цвету лица. Срежь его по колено и поставь в вазу пастельных тонов, и он прекрасно впишется в окружающую обстановку, возможно, даже станет лучшим экземпляром магазина.

— Лейтенант Уилер, — представился я. — Я бы хотел задать вам несколько вопросов о девушке по имени Пэтти Келлер.

— Я читал про это. — Он печально покачал головой, затем извлек из кармана безукоризненно белый платок и осторожно обтер им лоб. — Потрясающа трагедия, лейтенант. Такая молоденькая девушка, у которой еще все впереди, почему ей захотелось уничтожить себя?

Я терпеливо вздохнул:

— Это хороший вопрос, и я стараюсь отыскать на него ответ, мистер Стерн. Возможно, вы сумеете мне помочь?

— Я? — Удивленное выражение на его физиономии появилось чуточку поздновато, чтобы посчитать его совершенно естественным. — Почему я, лейтенант?

— «Клуб счастья Аркрайта». Вот как вы с ней познакомились, верно?

— Ох, это? — У Стерна был слегка смущенный вид. — Я подумал, не лучше ли нам это обсудить приватно, если вы не возражаете? Мой офис вон там.

Я прошел следом за ним мимо отделенных стеклом зарослей орхидей, гвоздик, роз, гладиолусов через небольшую теплицу со скамьями, уставленными цветочными горшками и даже несколькими карликовыми деревцами, которые, как подумал, фигурировали только во снах маленького песика по кличке Бобо. Наконец мы добрались до офиса Стерна, он закрыл за нами дверь, и я с радостью отметил про себя, что в этом помещении нет ни одного срезанного цветка. Хозяин обошел вокруг письменного стола, имеющего форму почки, и пригласил меня сесть в одно из ультрасовременных кресел, в которые могли втиснуться лишь те люди, кого природа не наделила округлыми задними местами.

— Догадываюсь, что членство в клубе одиноких сердец не та тема, на которую вам хотелось бы беседовать громко на людях, лейтенант? — Стерн неловко хихикнул.

— Одинокие — это легенда, — продекламировал я нараспев и тут же объяснил, что данное изречение почерпнул из какой-то пьесы-бурлеска. Потом добавил, что я коп, а не театральный критик, меня интересует лишь Пэтти Келлер.

— Конечно, конечно, — он с готовностью закивал, — только, к сожалению, я-то не могу вам рассказать про нее ничего особенного, лейтенант. Понимаете, я ее видел один только раз. Клуб договорился о нашей встрече, как обычно, это было около трех месяцев назад, насколько я помню, и это был единственный раз, когда я видел ее.

— Свидание оказалось неудачным?

— Боюсь, что так.

Его голова удрученно закачалась, и я подумал, что лучше бы он не использовал ее таким образом, еще пять минут столь оригинальной практики — и мне потребуется успокоительное.

— Что это была за девушка? — спросил я.

— Она не была особенно привлекательной — внешне, я имею в виду. Не то чтобы я обращал большое внимание на наружность, должен заметить. Она просто не знала, как следует себя поэффектнее преподнести, да и одета она была неказисто. Впрочем, последнее не столь уж и важно, однако это в какой-то мере признак внутреннего конфликта.

Я скрипнул зубами:

— Может быть, мы перейдем к наиболее существенным вещам, мистер Стерн? У меня собственное представление об идеальной женщине, и я могу поспорить на любую сумму, что оно не более нереальное, чем ваше, так что почему бы не заняться фактами?

— Да, сэр, — пробормотал он, с трудом проглотив комок, застрявший в горле. — Да, конечно, самое существенное… Я бы сказал, лейтенант, как мне кажется, она была мало приспособлена к окружающей обстановке. Вот это самое основное.

— Вы полагаете, что она не была счастливой, даже просто несчастной? — подсказал я.

— Пожалуй… — Он улыбнулся как-то неуверенно, потом увидел выражение моего лица и перестал упражнять лицевые мускулы. — Она мне сказала, что дома у нее было воистину жалкое существование, потом ее родители умерли, она вообразила, что теперь она свободна и сможет делать все, что пожелает. А она мечтала стать артисткой. Но у нее не было никаких связей, а деньги быстро начали таять. — Его голова снова затряслась. — Это был унылый вечер, можете мне поверить, лейтенант!

— Она ничего не говорила о намерении покончить с собой? Возможно, какой-то неясный намек? Он свел брови, задумавшись.

— Знаете, когда вы спросили об этом, я припоминаю ее слова, что дальше она не в силах жить таким образом, если что-то в ближайшем будущем не изменится, ей придется со всем этим покончить… — Он пожал плечами. — К этому времени я уже толком не слушал. Все, чего мне хотелось, — это поскорее удрать, ну и потом, я подумал, что она имела в виду вернуться назад в Пампкин-Крик или как там называлось то местечко, откуда она приехала.

— Она просто была не в вашем вкусе?

— Это точно! — воскликнул он, поежившись. — Я сам человек нервный, излишне застенчивый, мне нравятся открытые, даже несдержанные девушки, лейтенант, из тех, которые как бы поддерживают меня. Еще один вечер с этой девицей Келлер — и я бы сам выбросился из окна!

Неожиданно я почувствовал сквозняк у себя за спиной и обернулся как раз вовремя: гора мускулов ворвалась в офис, не потрудившись постучаться. Это был огромный детина с гривой светлых кудрей и весьма недурной наружностью, которому в Голливуде наверняка поручили бы изображать римского гладиатора. На нем был надет свитер в обтяжку, вытертые до блеска хлопчатобумажные брюки и белые теннисные туфли. На мой взгляд, ему было под тридцать, возможно, он был из пляжных битников.

— Привет, Ромео! — загудел мускулистый. — Как обстоят дела с этим непокладистым парнем, который допекает тебя нудными, вопросами? — Он не обращал внимания на убийственные взгляды Стерна и подмигнул мне даже по-приятельски. — Старина Харви, — громогласно поведал он, — на мой взгляд, величайший Казанова, который благоденствует в наше время. Все дамочки по уши влюбляются в него: рослые блондинки, миниатюрные блондинки, брюнетки, даже рыжеволосые толстушки. Возможно, потому, что он целыми днями находится среди цветов, от него необычайно сладко пахнет, а? Или, может быть, все дело в том, что он не жалеет на себя денег. Иной раз я думаю, не провертеть ли мне дыру в своем свитере, чтобы втыкать в нее гвоздику. Как вы считаете, цветок в петлице не привлекает ли к вам девочек?

— Заткнись, Стив! — сердито прикрикнул Стерн. — Все это вовсе не смешно. Неужели ты не видишь, что лейтенант даже не улыбается?

— Лейтенант? — медленно повторил верзила, на мгновение его лицо перекосилось. — Ты имеешь в виду — коп?

— Лейтенант Уилер из службы окружного шерифа! — отчеканил Стерн. — А это Стив Лумас, лейтенант, мой клиент с превратным чувством юмора.

— Да-а, — растерянно протянул Лумас. — Это я и есть. Всегда стараюсь развеселить людей. Догадываюсь, что ввалился не вовремя, а?

— Мы уже почти закончили, — сказал я ему. — Скажите мне, что нужно такому парню, как вы, от цветов?

— А?

Он глянул на меня, как будто я только что прибыл с Марса и у меня три головы, которые одновременно говорят о разных вещах.

— Мистер Стерн сказал, что вы его клиент, — терпеливо объяснил я. — Таким образом, если только он не содержит бордель в задней комнате, вы покупаете у него цветы, так?

— О, конечно цветы! — Лумас энергично закивал. — Да-а, постоянно.

— Ну а зачем они вам нужны? — настаивал я.

— Они? — Он ответил мне слабой улыбкой. — Вы же знаете, как оно бывает, лейтенант. Парню нравится, чтобы его берлога выглядела красиво.

— Потому что вы никогда не знаете, кто может в нее заглянуть? — спросил с милой улыбкой.

У него раскрылся рот, он в полнейшем недоумении смотрел на меня, потом с видимым усилием все же сжал челюсти.

— Точно, точно, лейтенант, все примерно так и есть… — Он поспешно двинулся к выходу. — Ну, крайне сожалею, парни, что прервал вашу беседу. Увидимся позднее, Харв, с вами тоже, лейтенант!

— Меня бы это не удивило! — откровенно заметил я.

Дверь закрылась почти неслышно, без верзилы Лумаса офис вновь принял свои нормальные размеры.

— Он симпатичный малый, но… — Стерн красноречиво постучал себя по лбу. — Актер, по большей части безработный, а тут у него маловато.

— Возможно, потому, что у него так много в других местах, — весело заметил я. — Еще один вопрос, Стерн. Как вы ладите с Аркрайтами?

— С Аркрайтами? — У него с минуту был воистину недоумевающий вид. — Ох, «Клуб счастья Аркрайта»? Просто замечательно. А почему вас это интересует, лейтенант?

— На меня они произвели впечатление немного свихнувшихся чудаков, — сказал я. — Мне крайне интересно, каково мнение их клиентов. На мой взгляд, они совершенно не те люди, которые способны руководить организацией одиноких сердец. Не верится, что они могут кому-то искренне сочувствовать.

— Возможно, вы и правы, — вежливо согласился он. — Я встретился с ними впервые, когда вступил в клуб, но, по-моему, после того не видел ни одного из них. Основную работу выполняет их секретарь, как мне кажется.

По выражению его глаз было нетрудно догадаться, что он помнит Шерри Рэнд, и меня это ни капельки не удивляло, фактически я был его напарником по части воспоминаний, за исключением того, что он-то наверняка находится черт знает как далеко от моей тропической страны.

— Благодарю за уделенное мне время, мистер Стерн, — сказал я, высвобожда мое не такое уж тощее заднее место из проклятущего кресла.

— Не стоит благодарности, лейтенант. — Он проводил меня до двери. — Мне бы очень хотелось оказать вам более существенную помощь. Такая молоденька девушка кончает жизнь самоубийством! — Его голова снова закачалась из стороны в сторону. — Ужасная трагедия, ужасная!

Когда я вышел из цветочного магазина, съел сандвич и возвратился в офис в самом начале третьего, Аннабел Джексон приподняла свою белокурую головку и глянула на меня, как будто я был каким-то необыкновенным явлением.

— Как это мило с вашей стороны заглянуть сюда, лейтенант, — проворковала она. — Шериф ждал вас все утро, надеялся, что вы сумеете уделить ему несколько минут.

— Это один из тех дней, когда я занимаюсь благотворительностью, — объяснил я. — Вы же знаете, как оно бывает? Сегодня я посвятил себя тому, чтобы распространять вокруг себя тепло и благодать. Я могу внести немного солнечного света в унылое существование шерифа, уделив ему пару минут. С моей стороны было бы бесчеловечно лишить его такой радости, тем более что от меня для этого почти не требуется усилий.

Она постукивала карандашом по крышке стола, обдумывая мой ответ.

— Сильно сомневаюсь, что он смотрит на это так, как вы предполагаете. Но почему бы вам не войти туда и не внести ясность в данный вопрос прямо сейчас?

— Нет причин для спешки, — пробормотал я и закурил сигарету, чтобы это доказать. — Я вот все думаю, сколько времени прошло с тех пор, как у нас состоялось свидание, к тому же еще такое короткое?

— Недостаточно много! — последовал ответ. — Я до сих пор помню кое-какие неприятные подробности.

— Это же была ваша собственная ошибка: если бы вы так неистово не завопили, вы бы не сорвали голос, — резонно возразил я. — Я бы все равно выпустил вас из квартиры, даже если бы швейцар не стал ломиться в дверь. Вы что, приняли меня за волка или медведя?

— Скорее за тигра-людоеда! — Она несколько секунд оживляла свои воспоминания. — На мне было такое дорогое платье, и оно совершенно потеряло вид, несмотря на художественную штопку.

— Вполне объяснимая ошибка, — с достоинством ответил я. — Я был уверен, что вы мне сказали «снимите его», а не «снимите, осторожно». Вам следовало командовать поотчетливее, золотко.

— Я же кричала во весь голос, — возмутилась она, — не забывайте, что все ваши пять динамиков работали на полную мощность.

— Почему бы нам де начать все с самого начала? — предложил я. — Что скажете про завтрашний вечер?

— Ни завтрашний вечер и никакой другой вечер в течение ближайших тридцати лет, Эл Уилер! — решительно заявила она. — Если на тебя однажды набросилс тигр-людоед, то ты…

— Ладно… — Я равнодушно пожал плечами. — Когда вы почувствуете себ очень одиноко, дайте мне знать, я дам вам пригласительный билет в клуб одиноких сердец, который гарантирует вам либо «одинокое мужское сердце», либо подходящее окно в отеле, находящееся достаточно высоко над тротуаром.

Грозный рев за моей спиной заставил меня подпрыгнуть на несколько дюймов вверх. На какое-то мгновение я вообразил, что на меня ополчился на самом деле тигр-людоед, специализирующийся на похищении молоденьких девушек. Я быстро оглянулся и увидел разъяренную физиономию людоеда-шерифа, пожирающего лейтенанта. Возможно, этот вариант был даже хуже первого.

— Мне очень не хотелось бы беспокоить вас, лейтенант, — загремел Лейверс. — Мне известно, что напоминать о работе в вашем присутствии являетс признаком дурного тона, но не согласитесь ли вы ради исключения на минуточку пройти в мой кабинет? — У него на шее угрожающе вздулись вены, но все же ему удалось выкрикнуть еще одно слово:

— Незамедлительно!

— Да, сэр, — протянул я и быстро юркнул мимо него, серьезно опасаясь, как бы он не вздумал придать мне ускорение, ткнув горящим концом своей сигары меня в спину.

Он с силой захлопнул дверь и, пока весь кабинет еще сотрясался, успел обойти вокруг стола и плюхнуться в кресло. Я уселся на ближайший стул дл посетителей, изобразив на своей физиономии вежливое внимание, потому что, когда накаляются страсти, я придерживаюсь золотого правила «не перегибать палку», опасаясь, как бы меня под горячую руку не вернули на прежнее место работы, в отдел убийств.

— Этот ваш рапорт по делу Джефферсона, — холодно начал Лейверс. — Хотелось бы поздравить вас с мастерским тезисом, Уилер. Ваше рассуждение о психоневрозе жулика просто восхитительно.

— Благодарю вас, сэр, — произнес я с подобающей скромностью. — Это было ничего.

— Вы чертовски правы, это было именно ничего, — прорычал он. — Единственное, что вы не удосужились объяснить, — это почему Джефферсон до сих пор гуляет на свободе, после того как обмошенничал финансовую компанию на двадцать тысяч долларов.

— Я полагал, что вы уже в курсе, сэр, — со всяческим почтением возразил я. — Мы знаем, что он это сделал, но не можем доказать, у нас нет ни единого свидетеля, которого мы могли бы вызвать в суд.

— И вы готовы спустить все на тормозах?

— А что бы вы предложили, сэр? — Я все еще был предельно вежлив. — Я, конечно, мог бы последовать за ним в Мехико и таскаться следом, пока он не разменяет один из этих не помеченных мелких банкнотов. Как вам такой вариант?

— Заместитель мэра имеет долю в этой финансовой компании! — сердито сообщил Лейверс.

— Будем надеяться, что у него нет доли в страховой компании, котора оплачивала убытки финансистов, — бодро высказался я.

Шериф выпускал пар в течение еще нескольких секунд, потом пожал могучими плечами:

— Ладно. Что вы скажете об этой девице Келлер? Или сегодняшнее утро вы изволили провести в постели?

Я отчитался довольно подробно о том, чем занимался все утро, не упомянув лишь о своей договоренности встретиться вечером с Шерри Рэнд. Даже коп имеет право на личную жизнь. Шериф наверняка обвинил бы меня в том, что я ставлю секс выше служебного долга, а я по принципиальным соображениям не желаю признавать, что он прав.

— Из всего сказанного вами я прихожу к заключению, что в данном случае мы столкнулись с фактом самоубийства, — изрек Лейверс, когда я закончил. — Именно о такой возможности заявила ее двоюродная сестра плюс показания этого Стерна, с которым у нее когда-то состоялось свидание. Может быть, нам стоит на этом поставить точку?

— Я бы хотел поразнюхать эту историю со всех сторон, — решительно запротестовал я. — У меня возникли серьезные сомнения, шериф. Аркрайты были бы куда уместнее в качестве владельцев похоронного бюро, нежели руководителей клуба одиноких сердец. Харви Стерн готов был прикончить Лумаса, когда тот стал проезжаться насчет того, что Стерн настоящий Казанова.

— Догадываюсь, что вы знавали многих и многих женщин на своем веку, лейтенант, и у вас самого выработалась женская интуиция, — с кислой миной пробормотал шериф. — Вы же знаете цену подобным подшучиваниям?

— Не забывайте про апоморфин, шериф, — напомнил я. — Как можно его объяснить?

— Чистое совпадение, — фыркнул он. — Я не вижу связи между несвежей устрицей и самоубийством, что бы вы ни твердили. Если бы вы надумали кого-то прикончить, Уилер, стали бы вы давать этому человеку возбуждающее?

— Если бы мне было известно, что этот человек намеревается забраться на выступ подоконника на пятнадцатом этаже, мог бы дать! — не задумываясь, ответил я.

Он сложил свои лапы на животе, откинулся назад и чуть насмешливо спросил:

— Ладно, Уилер, могу ли я поинтересоваться, как вы намереваетесь продолжать расследование данного дела?

— С вашего разрешения, сэр, — заговорил я, не обращая внимания на его сарказм, — я бы хотел уговорить мисс Джексон помочь нам.

— Черт возьми, Уилер! — возмутился он. — Оставьте эту девушку в покое! Она лучший секретарь, который когда-либо был у меня, и я вовсе не намерен рисковать ею, потому что…

Я подумал, что потребуется довольно много времени, чтобы уговорить его. И я был прав. Прошло целых пятнадцать минут, прежде чем он позвал Аннабел в свой кабинет, и понадобилось еще десять, чтобы она поняла, что к чему. Я охрип к тому времени, когда закончил объяснение, причем по недоверчивому выражению лица Аннабел было нетрудно догадаться, что у меня ничего не получилось.

— Вы хотите сказать, — почти выкрикнула она, — что мне следует пойти и вступить туда, в этот клуб одиноких сердец?

— Прямо в точку, золотце, — восхищенно произнес я. — Пока это единственная путеводная ниточка, имеющаяся в нашем распоряжении, и нам необходимо проникнуть туда.

Аннабел глубоко вздохнула и расправила платье на бедрах, так что ее потрясающие формы показались мне еще заманчивее, чем обычно.

— Мне? — повторила она недоверчиво. — Вступить в клуб одиноких сердец? Зачем мне это делать? И кто меня туда примет?

— Я подумал, что нам удастся это организовать. Вы оденетесь поскромнее, нацепите очки с простыми стеклами, никакого грима, причешетесь похуже, оставите дома свой полукорсет и…

— Я не ношу никакого полукорсета! — возмутилась она. — Более того, Эл Уилер, я не собираюсь…

— Вы пробыли в Пайн-Сити шесть месяцев. Вы работаете стенографисткой в городском управлении, но не у шерифа, разумеется! Вы никого здесь не знаете и страдаете от одиночества. Ваша работа не доставляет вам удовлетворения. Вы всегда мечтали о блестящей карьере, стать актрисой или манекенщицей, что-то в этом роде. Вас не интересует ни внешность мужчины, ни его материальное положение, только его душа. — Ваш идеал — умный, добрый и воспитанный джентльмен.

Аннабел с минуту растерянно взирала на меня, потом обратилась к Лейверсу:

— Он помешался, шериф?

— Я всегда был такого мнения, — не задумываясь ответил тот. — Мне кажется, это главным образом связано с лунными фазами.

— В таком случае я не обязана выполнять его сумасшедший план?

— Все зависит только от вас, дорогая, — беспечно ответил Лейверс. — На мой взгляд, данное предложение весьма необычно.

— От лейтенанта Уилера иного и ждать не приходится! — холодно ответила она. — Благодарю вас, шериф!

— Конечно, вы не обязаны это делать, — согласился я. — Все же имеютс шансы, что эта несчастная дурочка Пэтти Келлер действительно покончила с собой и ее никто не убивал. В конце концов, не будет особой разницы, если мы это установим наверняка, разве только то, что, возможно, такая же судьба ожидает какую-то другую глупую девочку, оказавшуюся в полном одиночестве в большом городе, только потому, что мы не довели дело до…

— Шериф, — Аннабел прикусила нижнюю губу, — ответьте честно, вы считаете, это сможет помочь, если я поступлю, как он хочет?

— Вы очень смелая девушка, — пробормотал Лейверс, — если просите человека, руководящего полицейским офисом, быть честным. Раз так, то отвечу: да, имеются кое-какие шансы, что это могло бы помочь, но это вовсе не означает, что вы должны это сделать, если вам не хочется.

— О'кей, — решительно заявила Аннабел, — тогда я сделаю.

— Вот что меня восхищает в южанах! — воскликнул я совершенно искренне. — Они люди храбрые и независимые.

Глава 4

Наглая одобрительная ухмылка на физиономии Луи, когда он приветствовал Шерри Рэнд, исчезла как по волшебству, когда он заметил меня за ее спиной.

— Вы вернулись, лейтенант? — прохрипел он.

— Исключительно ради удовольствия, приятель, — Дружелюбно ответил я. — Может, вы сумеете найти для нас места возле эстрады?

— Конечно, конечно. — Он выразительно закивал. — Все, что пожелаете, лейтенант!

Он усадил нас на превосходные места у приподнятого помоста, принял заказ на коктейли, после чего исчез. Я снова посмотрел на Шерри Рэнд и с удовольствием подумал об ожидающих нас нескольких приятных часах. Конечно, многое зависело от того, как скоро я сумею увезти ее из клуба «Экстраваганца» к себе домой…

— Все отлично, — одобрила она, — отсюда нам все будет прекрасно видно.

— У меня уже есть объект для созерцания, — произнес я совершенно искренне.

Она была все той же знойной брюнеткой с небрежной прической, которую встретил в «Клубе счастья Аркрайта», но, возможно, теперь я разглядел в ней что-то большее. Загар ей был удивительно к лицу, запах ее духов был, несомненно, первобытным, объединяя тропический закат, опавшие листь гибискуса и языческие любовные песнопения.

Невысокий официант принес коктейли в то время, когда оркестр из пяти человек играл Гершвина так, как будто музыкантам было безразлично, слушают ли их. Мы заказали ужин, еда была никуда не годной, но кто ходит есть в бурлеск-шоу? На эстраде появился странный тип, на мой взгляд напоминавший зомби, но, к счастью, его акробатический номер продолжался не более пяти минут и закончился вполне благополучно. Его сменили стриптизерки.

Шерри Рэнд, казалось, позабыла обо всем, наблюдая за тем, как работает платиновая блондинка, выполняя бесчисленные прыжки и повороты. Она все еще была заинтересована, когда ту сменила сначала излишне полная рыжеволоса красотка, а затем похожая на доску брюнетка, программы которых практически мало отличались одна от другой. Их сменил комик с шуточками типа «Кто была та леди, с которой я видел вас вчера?», адресованными неизвестно кому.

Я заказал новые напитки, официант принес их как раз вовремя, за секунду до того, как весь зад неожиданно погрузился в темноту. А через пять секунд единственный прожектор выхватил из темноты Разящую наповал Долорес, стоящую на том самом месте, где пятью секундами раньше находился бездарный комик. И это была потрясающая метаморфоза!

Она стояла совершенно неподвижно, в грациозной позе, подняв руки над головой. Длинное и широкое черное одеяние покрывало ее полностью от шеи до щиколоток. Когда возмущенный ропот мужской половины посетителей перерос в оглушительный рев, огни в зале загорелись поярче и одеяние Долорес внезапно сделалось совершенно прозрачным, демонстрируя потрясающее тело, прикрытое тем же усыпанным фальшивыми бриллиантами минимумом, что и на рекламе у входа.

Полагаю, что само представление ничем особенным не отличалось от всех других, но чувственные телодвижения преобразовались в чисто эротические, когда их демонстрировали сквозь прозрачный черный нейлон. Через какое-то время она все же сбросила накидку, темп музыки ускорился, теперь это была смесь хулы с египетским танцем живота, и никто бы не поверил, что так много можно выразить в танце.

Собравшиеся продолжали неистово аплодировать, когда она на мгновение замерла, лицо ее оставалось совершенно бесстрастным, потом она неторопливо двинулась к нашему столику. Остановилась она, только когда ее бедра почти коснулись края стола, а лицо расплылось в улыбке.

— Хэлло, студенты! — бросила она достаточно громко, чтобы большинство собравшихся восторженно вскрикнули. И тут до меня дошло, что, попросив Луи устроить нас за столиком возле сцены, я совершил непоправимую ошибку.

Долорес слегка раздвинула ноги и сплела пальцы рук на затылке. В то врем как оркестр заиграл болеро, она медленно наклонилась вперед, так что в конце концов верхняя половина ее туловища оказалась в каком-то футе от нашего стола. На мгновение ее темные глаза озорно сверкнули на меня, затем грудные мускулы заиграли под гладкой кожей и чашечки бюстгальтера начали слегка раскачиваться в противоположных направлениях. Темп болеро все возрастал, Долорес двигалась тоже все быстрее, и мне пришло в голову, что вот-вот она ударит меня по лицу одним из этих раскачивающихся сверкающих полушарий. Поэтому я быстро повернул голову и испустил вздох облегчения оттого, что избежал опасности.

Музыка резко смолкла, и в наступившей тишине ясно прозвучал громкий голос Долорес.

— Трус, — презрительно произнесла она, и все собравшиеся буквально взбесились. Я окаменел от смущения. Признаться, я так и не заметил, как закончилось представление, сидел молча с пылающим от стыда лицом.

Принесли свежие напитки, тем самым разрушив злые чары. Я схватил стакан и залпом опорожнил его, потом посмотрел на Шерри, заинтересованно наблюдавшую за мной.

— Мне показалось, что это было ловко задумано. Не уверена, что мне бы удалось такое сделать.

— Только не здесь! — переполошился я. — Попробуйте этот трюк в любое время и в любом месте, только не здесь.

— Разумеется. — Она спокойно кивнула. — К тому же я сомневаюсь, чтобы в этом платье у меня что-нибудь получилось.

Мои нервы были на пределе, и я это прекрасно понимал. Я стал подзывать официанта, одновременно решив закурить. Руки у меня дрожали, когда подносил к сигарете спичку.

— Мне этот номер доставил огромное удовольствие, — сказала Шерри. — Я вам очень благодарна, лейтенант, за сегодняшний вечер.

— Да-а, — хрипло протянул я. — Настоящий отдых. А зовут меня Эл.

— Хэлло! — Шерри любезно улыбнулась кому-то через мою голову.

— Мы уже знакомились, — не понял я.

— Хэлло, — прозвучал голос у меня за спиной, и я чудом не свалился со стула.

Долорес прошла дальше, оказавшись в поле моего зрения. Она была обернута какой-то серебристой тканью, удерживаемой на месте узенькой бретелькой на одном плече. Ее широкий рот был изогнут в нахальной усмешке, когда она уселась между нами — официант молниеносно принес для нее стул.

— Надеюсь, я не шокировала вас, лейтенант? — спросила она с притворным сочувствием. — Но все это было идеей Бобо, поверьте.

— Ваш пес воистину великолепная штучка, — холодно заметил я. — Убежден, он заглотнет гамбургер с неменьшим удовольствием, чем любая дворняжка.

— Я считаю, что ваш номер был потрясающим, — быстро заговорила Шерри. — Я была в восторге, не могла оторвать от вас глаз.

— Знаете, имея в качестве конкурентов этих полуощипанных куриц, совсем несложно поразить публику, — ответила Долорес, тепло улыбаясь ей. — Немала заслуга и лейтенанта. Впервые в жизни столкнулась с таким нервным субъектом!

Они обе одновременно рассмеялись, мне же оставалось только стиснуть зубы.

— Как насчет выпивки? — спросил я брюзгливо. — Правда, здесь они подают какое-то непотребное пойло, именуя его фирменным напитком. Полагаю, даже собаки стали бы от него чихать.

— Бедный Бобо, — спокойно изрекла Долорес. — У меня такое чувство, что вы его почему-то недолюбливаете, лейтенант.

Взрыв пьяного хохота за соседним столом избавил меня от необходимости придумывать достойный ответ. Шерри повернула голову, чтобы посмотреть, кто себя так шумно ведет, затем ее лицо просветлело: она увидела кого-то знакомого.

— Я уверена, что откуда-то знаю этого человека! — решительно заявила она. — Может быть, он член клуба?

Я взглянул в том направлении и увидел знакомую гвоздику, с одной стороны от которой примостилась рыжеволосая толстуха, а с другой — брюнетка с прядью седых волос в прическе. Стол перед ними был заставлен бутылками, похоже, у них какое-то большое торжество.

— Он дает бал, — заметил я.

— Он всегда это делает, — чуть насмешливо сообщила Долорес. — Настоящий донжуан этого заведения, сорит деньгами направо и налево. Харв, так они его зовут, полностью его имени я не знаю.

— Полагаю, я ошиблась, — неожиданно фыркнула Шерри. — Принимая во внимание его компанию, он просто не мог оказаться в нашем клубе.

— Здесь он бывает не реже четырех раз в неделю, — сказала Долорес. — Две девицы, обхаживающие его, собрали порядочную коллекцию ювелирных украшений, но он-то воображает, конечно, что все дело в его личном обаянии.

Шерри поднялась, извлекла свою черную сумочку из неразберихи пустых бутылок и переполненных пепельниц на маленьком столике и внимательно осмотрела все четыре стороны погруженного в полумрак помещения. Удовлетворившись результатом рекогносцировки, она сказала:

— Не исчезайте, Долорес, прошу вас. Мне не терпится по-настоящему поговорить с вами.

Только после этого она уверенно двинулась в конец зала.

Когда я остался вдвоем с Долорес, я вновь растерялся. Не мог начать разговор, поэтому сосредоточил без особой нужды все внимание на столике Харви. Именно в этот момент к нему подошло двое мужчин.

Первый был среднего роста, излишне полный, на нем был идеально сшитый вечерний костюм. Его лысая голова заблестела, когда он наклонился, чтобы поговорить со Стерном, но я к нему полностью утратил интерес, как только взглянул на второго. Это был уже известный мне мускулистый пляжный красавчик Стив Думас. Правда, сейчас он выглядел куда пристойнее в спортивном костюме.

— Пониже ростом — Майлс Ровак, владелец клуба, — ответила Долорес, когда я спросил ее. — Это показывает, как высоко котируется славный старина Харв. Ровак за всю неделю удостаивает своим разговором максимум двух клиентов.

— А что за блондин вместе с ним? — небрежным тоном поинтересовался я.

— Стив, да, Стив Лумас, он работает на Майлса. Однажды мне пришлось его здорово стукнуть, с тех пор мы с ним больше не разговариваем.

— Прошу извинить меня, Долорес, — сказал я, поднимаясь с места. — Уверен, что Шерри сейчас вернется. Пока ожидаете ее, выпейте чего-нибудь.

— Вот как? — Долорес чуть приподняла веки. — Да вы не считаетесь с расходами, лейтенант! Вы не против, если я закажу себе хороший скотч?

Я прошел к самому популярному столу во всем помещении и улыбнулс краснорожему типу с розовой гвоздикой в петлице.

— Хэлло, Харв, — приветливо заговорил я. — Похоже, вы уже получили диплом в школе человеческих отношений.

Какое-то мгновение Стерн оторопело смотрел на меня, затем его физиономи слегка побледнела.

— Добрый вечер, лейтенант, — пробормотал он без всякого энтузиазма. — Какой сюрприз встретить вас здесь!

Рыжеволосая, сидевшая слева от него, глубоко вздохнула, и от этого заколыхался ее восхитительный балкон.

— Эй! — излишне громко произнесла она. — Мне становится скучно, не стоит ли что-нибудь предпринять, а, Харв?

— Разговаривай с ним ласково, милочка, — предупредил я ее. — Он же такой застенчивый, ты же не хочешь довести его до слез?

Брюнетка, сидевшая справа от него, с любопытством посмотрела на меня:

— Выдай ему, Харв! Кто этот увалень?

Я взглянул на нее и печально покачал головой:

— Вы до сих пор совершенно не раскусили Харви. Конечно, он подыскивает себе девушку решительную, уверенную в себе, и, судя по тому, что я наблюдал сегодня, глядя на вас, можно сказать, он ее нашел. Но вам не следует постоянно ущемлять его самолюбие, верно, Харви?

— Бормочет всякую чушь! — Брюнетка несколько секунд глазела на меня. — Мистер Ровак, почему вы не велите Стиву вышвырнуть его отсюда?

— Заткнись! — грубо бросил Лумас. — Ты слишком распускаешь язык, Лина, следи за собой!

— Харви, вы знаете этого человека? — осведомился Ровак.

— Это лейтенант Уилер из службы шерифа, — придушенным голосом ответил Стерн. — Мы познакомились сегодня утром.

— Очень приятно встретиться снова вот так неожиданно, — вежливо заметил я. — Как ваша квартира, мистер Лумас? Могу поспорить, сейчас в ней божественный запах!

— А? — тупо произнес верзила.

— Все эти цветы, которые вы сегодня утром приобрели в магазине Харви, — напомнил я ему. — Припоминаете?

— Ах, цветы… — Он радостно улыбнулся. — Да, моя конура выглядит шикарно, божественный запах, как вы говорили.

Лина неожиданно фыркнула:

— Цветы у тебя в конуре, Стив? Что стряслось, ты больше не любишь девочек?

— Я уже велел тебе попридержать язык, — негромко сказал он. — В следующий раз ты окажешься мордой на полу, может, после этого поумнеешь!

Брюнетка смертельно перепугалась, она уставилась на какое-то пятно на скатерти, не смея взглянуть на разъяренную физиономию Лумаса и ничем не выказывая своего негодования.

— Меня зовут Майлс Ровак, — заговорил лысый, прилагая неимоверные усилия, чтобы его голос звучал любезно. — Очень приятно видеть вас здесь, лейтенант. Я владелец клуба.

— Благодарю, — ответил я. — Мне очень понравилось эстрадное представление.

— Приятно слышать… Вы здесь ради удовольствия, не по делу?

— Ради удовольствия… Просто хотел поздороваться с мистером Стерном. Не буду больше мешать вам.

— Было приятно с вами познакомиться, — сказал Ровак и щелкнул пальцами. — Луи!

Уродливая физиономия старшего официанта возникла рядом с ним ровно через две секунды.

— Да, босс? — подобострастно спросил Луи.

— Счет лейтенанта, — равнодушно бросил Ровак. — Хочу, чтобы ты его порвал.

— Да, босс! — пробормотал Луи с явным огорчением.

— В этом нет необходимости, — сказал я.

— Мне было приятно, что вы навестили нас, лейтенант, — сказал Ровак. — Я хочу, чтобы вы стали нашим постоянным гостем.

— Ну что же, благодарю, — искренне ответил я. — В любой момент, когда вы окажетесь в окружной тюрьме, надеюсь, я смогу сказать вам то же самое!

— Эй, послушайте! — возмутился Лумас, но тут же умолк, ибо локоть Ровака угодил ему в солнечное сплетение.

— Это же шутка, — усталым голосом объяснил владелец клуба. — Стив, вы прекрасно знаете, что у вас нет мозгов, зачем же надрываться, стараясь пустить их в ход?

Я вернулся назад к своему столику, где обнаружил Шерри. Долорес исчезла.

— Что случилось с Разящей наповал Долорес?

— Ей пришлось пойти готовиться к следующему номеру или что-то в этом роде, — сказала Шерри. — Мне она понравилась. Она дала мне несколько хороших советов, вы понимаете?

Верхняя часть ее платья внезапно стала подергиваться, я вытаращил глаза от изумления.

— Ясно, ясно… — растерянно пробормотал я. — Верю вам на слово, золотко!

— Это всего лишь разминка, — небрежно пояснила она.

— Как я понимаю, раз Долорес готовится к следующему выступлению, значит, будет второе эстрадное представление, — осторожно заговорил я. — Мне кажется, я просто не выдержу вторично этого комика с его плоскими шуточками, не говоря уж о выступлении Долорес. Как вы смотрите на то, чтобы удалитьс до начала?

— Почему бы и нет? — согласилась Шерри. — Что вы можете предложить взамен?

— Я просто думал о своей квартире… Знаете, проигрыватель и все такое.

— Звучит заманчиво. — Она тепло улыбнулась мне, я едва пришел в себя от изумления. — Я хочу сказать, ведь я смогу тренироваться и там, верно? Вы не делите квартиру с кем-то еще, Эл?

— Нет, на постоянной основе нет.

Выходя из зала, я немного задержался у стола Стерна и заметил, что компания поредела. Ушли Ровак и Лумас, остался один цветовод в окружении двух стриптизерок. И тут я сообразил, что он является первым учеником клуба одиноких сердец.

— Мы удаляемся, — сказал я без всякой надобности. — Подумал, что надо пожелать вам спокойной ночи, Харв.

— Это по-добрососедски, — проквакал он. — Спокойной ночи, лейтенант.

Брюнетка выпрямилась и попыталась бросить на меня призывный взгляд изрядно помутневших глаз.

— Ты говоришь, что он коп, — громко произнесла она, — а я считаю, что он гад!

— Не Обращайте внимания на Лину, лейтенант! — забеспокоился Стерн.

— Я же не обратил внимания на ее выступление, с какой стати теперь на нее смотреть? — произнес я очень вежливо.

— Ну ты!.. — Брюнетка вскочила со стула, но Стерн грубо схватил ее за руку и буквально силой усадил обратно.

— Желаю повеселиться, Харв, — сказал я любезно, — если вам удастс отрезвить Лину.

Мы пришли ко мне на квартиру примерно через полчаса, я оставил Шерри в гостиной, а сам отправился на кухню за льдом. Когда я вернулся, она внимательно рассматривала проигрыватель.

— У вас нет записи «Болеро», Эл?

— К сожалению, нет. Вы хотите что-то ритмичное? Я могу поставить «Караван» Дюка, при этом вам не понадобятся кастаньеты.

— Замечательно! — Она заулыбалась во весь рот. — Так поставьте, хорошо?

Я оставил ведерко со льдом на столе, нашел пластинку и установил ее, после чего сосредоточился на приготовлении напитков. К тому моменту, когда они были готовы, пластинка была проиграна до половины.

— Эллингтон настоящий мастер, — произнес я с чувством. — Если бы не существовало цыган до того, как он это сочинил, они бы не стали выступать со своими песнями после его «Каравана».

— Я… не… могу… разговаривать… сейчас, — раздался где-то за мной полузадушенный голос Шерри.

Я медленно повернулся, подумав, что пластинка Эллингтона все же не могла так быстро подействовать на нее, и сам тут же перестал дышать.

Вся одежда Шерри была небрежно брошена на спинку дивана. На девушке оставался только черный нейлоновый бюстгальтер, а также черные трусики бикини.

Сама она стояла, сцепив пальцы рук на затылке, глаза у нее были закрыты, а все тело слегка раскачивалось в такт музыке. И если ее танцу не хватало профессионализма, это с избытком восполнял темперамент. Таитянский загар, насколько можно было понять, покрывал все ее тело.

— Эй! — окликнул я ее хриплым голосом. — Вы не боитесь простудиться?

Шерри приоткрыла один глаз и мечтательно покосилась на меня.

— Исключено! — твердо заявила она. — Нет, пока я буду двигаться.

Резкий наклон тела в сторону подчеркнул значение сказанного.

— Мне этот способ исполнения кажется потрясающим! — пробормотала она, вздыхая в экстазе. — Как еще может девушка совершенствовать свою фигуру, практически не сходя с места?

Вопрос был хорош, но я не хотел портить ей настроение, предложив вполне очевидный ответ.

— Я приготовил вам выпить, — сказал я ей. — К этому времени вы наверняка захотели пить.

Постепенно дикое раскачивание перешло в плавные вращательные движения, она неторопливо продвинулась к дивану, упала на него точно с последним аккордом «Каравана». Я подошел с бокалами и уселся рядом с новоявленной танцовщицей.

— Благодарю, — сказала она, забирая бокал и поднося его к губам. — Надеюсь, вы не из тех негодяев, которые что-то подмешивают в напиток девушке?

— Вы смеетесь? — холодно спросил я. — Учитывая, как резко поднимаютс цены на хороший скотч, стал бы я его портить?

Она немного отпила, затем расслабилась, откинувшись на подушки.

— На вкус — превосходно, Эл… Как вам понравились мои упражнения?

— У меня перехватило дыхание, так же как и у вас.

— Вы единственный парень, у которого возникла оригинальная иде пригласить меня на шоу… Оно открыло передо мной страницы новой жизни, Эл.

Теперь я уже никогда не смогу быть такой, как прежде!

— Потеря «Клуба счастья Аркрайта» станет выигрышем для клуба «Экстраваганца», — торжественно изрек я. — Предвижу, что вскоре придет день, когда я смогу похвастать, что видел выступление Шерри Рэнд в самом начале ее карьеры.

Шерри мечтательно улыбнулась:

— Очень мило! Но если уж разговор зашел о «Клубе счастья Аркрайта», признайтесь, именно из-за него вы назначили мне сегодня свидание?

— Всего лишь наполовину.

— О'кей… — сказала она, слегка вздохнув. — Тогда приступайте к допросу.

— С этим можно подождать.

— Не глупите, Эл, — холодно произнесла она, — дело прежде удовольствия, к тому же это дает мне время немножко остынуть до того, как я вновь приступлю к тренировке.

— Человек, которого мы видели в клубе, — начал я, — коротышка с красной физиономией и гвоздикой в петлице, устроивший себе бал со стриптизерками. Вы были абсолютно правы, он появлялся в «Клубе счастья». Его зовут Стерн, Харви Стерн.

— Его физиономия показалась мне знакомой, — согласилась она. — Но больше ничего о нем не помню, если вы собираетесь спросить меня об этом.

— Ясно. Стерн считает, что вы выполняете всю основную работу в этом месте. Это верно?

— Всего лишь текущую, — ответила она, пожимая плечами. — Аркрайты платят мне хорошо, поэтому я стараюсь держать все в порядке.

— Они объяснили вам, почему я расспрашивал их о Пэтти Келлер?

— Она покончила с собой, — вздохнула Шерри. — Как это ужасно.

— Верно. Я видел, как все это случилось. Вы припоминаете Пэтти?

— Смутно.

— Что происходит, когда кто-то является в «Клуб счастья», намереваясь вступить в него?

— Сначала они встречаются со мной. Я направляю их к одному из Аркрайтов, а когда интервью заканчивается, тот из Аркрайтов, который занимался с посетителем, сообщает мне подробности, чтобы я могла открыть личную карточку на новичка. После этого я перебираю все личные дела и как бы подбираю подходящие кандидатуры, чтобы один из Аркрайтов принял решение.

— Какое решение?

— С кем будет первое свидание у нового человека, — терпеливо объяснила Шерри. — Вот это основное. Я также занимаюсь отчетами и счетами.

— Вы не можете сказать, кто принял решение о первом свидании Пэтти Келлер, Джейкоб или Сара Аркрайт?

— Нет! — Она покачала головой. — К сожалению, Эл, не припомню. Следующий вопрос?

— Вопросов больше нет. Вы желаете попрактиковаться еще немножко, пока приготовлю новые напитки?

— Разумеется! — с энтузиазмом воскликнула она. — Поставьте еще раз дл меня эту пластинку, хорошо?

Я поставил пластинку, затем прошел к столу и приготовил бокалы. Закончив, я обернулся и увидел Шерри в ее первоначальной позе: пальцы рук сплетены на затылке, сама она ритмично покачивается. Только на этот раз добавилось кое-что новое. Или, чтобы быть точным, убавилось: ее лифчик и трусики присоединились к остальным вещам на диване.

Я поставил бокалы на стол, потому что не хотел разлить их содержимое на ковер.

Шерри приоткрыла глаза и лениво глянула на меня, затем начала медленно приближаться ко мне, груди у нее слегка подрагивали, все тело извивалось в каком-то языческом танце, придуманном ею самой.

Остановилась она, только прижавшись всем телом ко мне. Где-то в глубине ее глаз горело яркое пламя.

Я обнял ее обеими руками, восхищаясь бархатистой гладкостью ее загорелой кожи.

Неожиданно все восторги моего фантастического тропического рая оказались реальными.

Глава 5

Я снова лицезрел этот снимок из семейного альбома времен 1927 года, и мне просто не терпелось поскорее убраться отсюда.

Сара Аркрайт опять сидела за письменным столом, сохраняя выражение холодного пренебрежения на физиономии, а ее преданный супруг Джейкоб стоял возле нее, опустив руку ей на плечо. Я никак не мог сообразить, оказывал ли он ей таким образом физическую поддержку или же опасался свалиться вбок, если бы его рука лишилась надежной опоры.

— Это самое оскорбительное, чтобы не сказать возмутительное требование, лейтенант! — каркающим голосом заявила Сара. — Сначала вы забрали с собой два личных дела членов нашего клуба, а теперь вы желаете просмотреть еще десяток или более! Скорее всего, я не могу этого разрешить.

— Я могу вызвать их всех повестками, — вежливо улыбаясь, объяснил я. — Но вам бы не захотелось доставить и мне, и всем им столько неприятностей, не так ли, миссис Аркрайт?

— Мне не приходит на ум ни один солидный довод против моего намерения, — с кислой миной заявила она. — Вы можете быть офицером полиции, молодой человек, но у вас отвратительные манеры!

— Ну-ну, Сара!

Джейкоб нервно улыбнулся мне, и я в который раз подумал, что дантиста, изготовившего его зубы, следовало призвать к ответу.

— Не обращайте внимания на то, что говорит Сара, лейтенант! — быстро продолжил Джейкоб. — Это просто ее манера изъясняться, полагаю, в данном случае можно фигурально выразиться, что лай страшнее зубов.

Я непроизвольно вздрогнул от мысли, что Сара вздумает вцепиться в мен зубами, и потянулся за сигаретой, чтобы успокоить нервы. Потом вспомнил, что табачный дым они так же не переносят, как и визиты лейтенантов.

— Точно, — сказал я Аркрайту. — Все дело в том, что я бы хотел видеть чуть больше понимания со стороны вашей супруги. Мы ведь пытаемся выяснить, почему эта девушка Келлер покончила с собой, а поскольку она была одной из ваших клиенток, мне казалось, вы будете стараться мне помочь.

— Я не представляю, что вам даст проверка всех этих конфиденциальных документов! — фыркнула Сара. — Правильное расследование — одно дело, лейтенант, в то время как потакание нездоровому любопытству — совсем другое!

— Последнее свидание, которое вы организовали для Пэтти Келлер, было с Харви Стерном, — сказал я. — Естественно, это заставило нас заинтересоватьс им. Его личная папка показывает, что у него были свидания более чем с десятью девушками за то время, пока он состоял членом вашего клуба. Нам хочется узнать немного больше об этих девушках, как они поладили с ним. Вот почему я должен видеть их дела.

Сара рассеянно пригладила свои немыслимо желтые волосы костлявой рукой.

— Я отказываюсь! — Ее визгливый голос дрожал от гнева. — Я проконсультируюсь с нашими адвокатами по этому поводу, это недозволенное вмешательство в наши частные дела.

— Ну-ну, Сара! — смущенно повторил Джейкоб.

— Ох, заткнись! — рявкнула она.

За стеклами очков было заметно униженно-оскорбленное выражение его глаз. Он снял руку с ее плеча, на протяжении нескольких секунд позволил пальцам повозиться со слишком маленьким узелком галстука, затем смиренно отошел от разгневанной супруги.

— У нас имеется дубликат дела Харви Стерна, — сказал он скрипучим голосом. — Я проверю имена всех девушек по нему, затем подберу для вас их папки.

Отворив дверь, он вышел из помещения и бесшумно прикрыл ее за собой.

— Прекрасно! — злобно пробормотала Сара Аркрайт, и мне показалось, что впервые заметил растерянное выражение в ее глазах. — Поскольку мой супруг нашел возможным проигнорировать мое мнение, я бессильна вам воспрепятствовать, лейтенант.

Впадины на ее щеках углубились, что никоим образом не украсило ее отталкивающую физиономию.

— Но я по-прежнему намерена проконсультироваться с нашим адвокатом. Совершенно ясно, что только судебное разбирательство научит вас уважать права респектабельных граждан!

Джейкоб Аркрайт и Шерри Рэнд были заняты проверкой ряда шкафов дл хранения документов, когда я вошел к ним в офис. Я закурил сигарету, в которой остро нуждался последние десять минут, затем присоединился к ним.

— Мы не задержим вас надолго, — улыбнулся мне Аркрайт. — О, чуть не забыл, это мисс Рэнд, но вы, возможно, уже встречались?

В глазах у Шерри вспыхнули огоньки, когда она взглянула на меня, затем ее полные губы изогнулись в немного насмешливую улыбку.

— Мы встречались, мистер Аркрайт, — вежливо произнесла она. — Фактически мы выяснили, что у нас есть общие интересы.

— В самом деле?

Джейкоб, казалось, обрадовался мысли о том, что кто-то в его организации завел дружбу с представителями закона.

— Какие именно, мисс Рэнд?

— Первобытные танцы, — с самым невинным видом заявила Шерри. — Оказалось, что лейтенант — специалист по цыганскому танго, его внутреннему значению. — И она как бы случайно дотронулась до своей нейлоновой блузки.

— Поразительно! — невнятно пробормотал Аркрайт. Он вытащил новую папку в дополнение к той, которой занималась Шерри. — Вот, полагаю, что это все, лейтенант.

— Огромное спасибо, — сказал я ему. — Вы не возражаете, если я возьму их на некоторое время?

— Нет, конечно. — Он обеспокоенно улыбнулся мне. — Вы ведь возвратите их через некоторое время? Как только это будет возможно?

— Само собой! — заверил его я.

— Прекрасно. А теперь, с вашего позволения, я чувствую, что должен возвратиться к моей супруге.

— Разумеется, — сказал я почти торжественно, — уверен, что ей не хватает вашей поддерживающей руки.

Он судорожно глотнул и с видом побитой собаки поплелся туда, где его, несомненно, ждала суровая выволочка.

После его ухода Шерри подошла и прижалась ко мне своим восхитительным телом.

— Я не виделась с тобой со времени завтрака, — пробормотала она. — Неужели тебе так меня не хватало, что ты решил явиться сюда?

— Мне очень не хочется разочаровывать тебя, моя радость, — печально ответил я. — Но дело не в тебе. Я без ума от Сары Аркрайт! Такая женщина! Мы собираемся с ней тайно бежать в Чили и открыть там бар, где будем незаконно торговать спиртными напитками. У меня есть приятель, который изготавливает первоклассное спиртное из кислых яблок и простокваши в ванне. Мы этим и займемся, Сара и я.

— Что? Будете варить пойло в ванне? — холодно осведомилась Шерри.

Потом она ловко отошла в сторону, оставив меня с охапкой папок в руках.

— Я все получил? — осведомился я.

— Почти все, — сухо заметила Шерри. — Для некоторых девушек достаточно, но лично я отношу себя к другому типу… О, извини, ты говоришь о папках? Да, ты получил их все.

— Огромнейшее спасибо.

Внезапно из офиса Аркрайтов раздался набор самых разнообразных звуков: тонкий голос мадам поднимался крещендо, затем последовал грохот разбитой вазы, а следом — неясное бормотание.

— Похоже, что Джейкобу не так-то сладко здесь живется, — заметил я со вздохом. — Кто хозяин заведения, он или она? Или же они равноправные партнеры?

— Они делят между собой около пятидесяти процентов доходов клуба, — равнодушно пояснила Шерри. — Другие пятьдесят процентов принадлежат их компаньону, активно не участвующему в деле, но все же известному. Я сама ни разу с ним не встречалась, он никогда не показывается в офисе.

— Выходит, что он невидимка? — Это произвело на меня впечатление. — Могу поспорить, что он не политик!

— Я не знаю, чем он занимается… — Шерри сладко зевнула. — А зовут его Ровак.

Я бросил на нее взгляд, обычно предназначенный для управляющих банками, потом припомнил, что она вышла из-за стола, когда мы с Долорес имели счастье лицезреть Ровака накануне вечером в клубе «Экстраваганца».

— Ровак, а? И зовут его Майлсом? Это бы меня не удивило.

— Так ты знаешь его? — Она тоже не слишком удивилась. — Как он выглядит, Эл?

— Ты меня не разыгрываешь? — Я недоверчиво посмотрел на нее. — Его на самом деле зовут Майлс Ровак? И он владеет половиной клуба одиноких сердец?

Из офиса Аркрайтов снова донесся грохот, сопровождаемый визгливыми криками Сары.

— Хочешь, перекрещусь, пусть я облысею до тридцати лет, если вру! — торжественно поклялась Шерри. — Почему такое коповское недоверие, Эл? Или это так важно?

— Не знаю, милая, — откровенно ответил я. — Но мне кажется, разумнее унести отсюда эти дела в офис шерифа до того, как Сара закончит разборку с мужем и придет искать меня.

— Надеюсь, она не слишком яростно обрушилась на него, — вздохнула Шерри. — Джейкоб симпатичный маленький человечек, мне все в нем нравится, кроме этих его цыганских рук, которые постоянно двигаются. — Она брезгливо поморщилась. — Понимаешь, они какие-то липкие.

— Отвратительно! — с чувством воскликнул я. — Но если бы я был так долго женат на Саре, как он, руки бы у меня тоже стали липкими, а мозги — мягкими.

— У тебя нет мозгов, Эл, — поправила меня Шерри. — Ты всего лишь пучок желаний с нервными окончаниями, напоминающими радар. Я внесу тебя в черные списки для всех клубов одиноких сердец в Калифорнии.

— За что? — возмутился я.

— Боюсь, как бы секретарша какого-нибудь из этих клубов не составила мне конкуренцию. — Она лукаво улыбнулась, закинула руки за голову и покачала бедрами. Потом произнесла мечтательно:

— Постарайся приобрести болеро, Эл. У меня уже созрел та-акой замысел!

Я отвез папки в офис и выяснил, что шериф отправился на встречу с мэром города в Сити-Холл, чему я несказанно обрадовался. Сержант Полник с унылым видом слонялся по кабинету.

— Лейтенант?

У него обеспокоенно наморщился лоб, я отнесся к этому очень серьезно, понимая, что, если у в голове возникнут сразу три мысли, с непривычки начнется головокружение, и это может привести к печальным последствиям.

— Чем могу быть вам полезен, сержант? — сочувственно осведомился я.

— Ну, шериф говорит, что моя обязанность помогать вам в расследовании дела о самоубийстве. — С минуту он над чем-то размышлял. — Я не знаю, что мы ищем, лейтенант, и это меня тревожит.

Новая пауза. Очевидно, он ждал, когда до меня полностью дойдет значение сказанных им слов.

— Я имею в виду, я чувствовал бы себя значительно лучше, если бы вы дали мне какое-то конкретное задание. Понимаете, лейтенант, я сижу здесь в ожидании со вчерашнего утра, а теперь меня волнует то, что шериф очень сердито смотрит на меня каждый раз, когда я попадаюсь ему на глаза.

— Полник! — виновато произнес я. — Не сердитесь, но я в самом деле не подумал о вас. — И тут же стал лихорадочно решать, чем бы его срочно занять. Вдруг меня осенило. — Видите все это? — спросил я, указывая на кипу папок на столе.

Конечно, лейтенант!

Его глаза внезапно вспыхнули. — Я все понял — портология!

— Порто… что?

— Непристойные книги, — с видом превосходства пояснил Полник. — По-настоящему их так называют, лейтенант. По этой причине у них такие простые обложки, а?

— Сержант, это ваш большой шанс! — заговорил я, понимая, что безнадежно пускаться в объяснения. — Это папки с делами членов клуба одиноких сердец. Каждая представляет даму, и я хочу, чтобы вы опросили их всех!

Несколько минут Полник смотрел на меня с открытым ртом, челюсть у него отвисла, потом блаженная улыбка медленно расплылась по физиономии.

— Я всегда знал, что такое случится! — просто изрек он. — Если я буду находиться около вас, в один прекрасный день появится дело, в котором заполучу всех прекрасных дам зараз! Замечательно!

Он извлек из кармана огромный носовой платок и со смаком высморкался.

— Всех этих дамочек объединяет одно, — продолжил я. — У них у всех состоялось когда-то свидание, организованное клубом одиноких сердец, с одним и тем же парнем, Харви Стерном. Заставьте их рассказать про Харви Стерна. Как я считаю, он тот самый тип, за которым мы охотимся. Используйте свою собственную методику, Полник, вынудите их открыть перед вами свои маленькие сердечки, ничего не утаив, хорошо?

У Полника буквально загорелись глаза.

— Вы можете мне полностью доверить такое тонкое дело, лейтенант! К тому времени, когда я закончу с ним, у них не останется ни одного секрета, которым бы они со мной не поделились!

С явным удовольствием он сложил папки в аккуратную стопку, затем унес их из офиса. Я решил, что ему теперь хватит работы минимум на пару дней, даже спать будет меньше. В этом отношении мы были похожи: когда дело касаетс дамочек, Полник забывает обо всем.

Затем я позвонил в клуб «Экстраваганца» и попросил соединить меня с мистером Роваком. У ответившей мне особы голос походил на звук ржавой пилы, которой пытаются распилить железный лист.

— Его здесь нет, — сказала она. — Кто его спрашивает?

— Неплохой вопрос, — ответил я и повесил трубку.

В справочнике имелся его домашний адрес — где-то на Оушн-Бич, — и подумал, что десятимильная поездка туда в такой солнечный день сразу после ленча не покажется особенно трудной. Фактически это будет полезно для моих нервов, а также и для моего застоявшегося без дела «остина-хили». Прежде чем уйти из офиса, я позвонил еще капитану Джонсу из отдела убийств и попросил его проверить по картотеке Лумаса, Ровака и Стерна, не фигурируют ли они там. Джонс сказал, что это совсем не трудно, затем поинтересовался, как мне работается в офисе шерифа. Я сказал, что просто замечательно, коли ты шериф, и поинтересовался делами их конторы.

С моей стороны это было непростительной ошибкой: к тому времени, когда он закончил перечислять основные недостатки и просчеты отдела убийств, я бы мог уже находиться на полпути к Оушн-Бич.

Глава 6

Оказалось, что дорога ведет прямо к подножию скалы, где и находился дом Ровака. Это было местечко что надо: белый отделочный гипс, пальмы и высока стена из необожженного кирпича впереди, чтобы не допускать внутрь всякую деревенщину.

Но чугунные ворота перед подъездной дорожкой были широко распахнуты, и догадался, что Ровак не ожидал революции в этом году.

Я въехал внутрь, припарковал свой «остин» за аристократическим «мерседесом» последней модели и вылез из машины. Дом был окружен бетонной дорожкой, которая вела к бассейну восьмиугольной формы. За бассейном сверкал под лучами вечернего солнца Тихий океан, а деревянная пристань уходила достаточно далеко в воду, чтобы к ней мог причалить большой прогулочный катер.

Возле бассейна в двух шезлонгах полулежали две фигуры, и даже с далекого расстояния я понял, что я должен провести расследование, ибо фигуры были типично женскими. Я проворно зашагал к ним, зная по опыту, что женщины не терпят медлительности. Когда я подошел близко, так, что они могли услышать мои шаги по бетону, ближайшая приподняла голову и взглянула на меня. Меховой комок, примостившийся на ее оголенной диафрагме, обиженно затявкал при неожиданном движении хозяйки.

— О великий Боже! — произнес знакомый голос. — Должно быть, кто-то платит ему за то, что он нас преследует, Бобо!

— Не могу поверить своим глазам! — воскликнул я, одобрительно разглядыва ее ярко-зеленый атласный открытый купальник. — Уж не сама ли это Разяща наповал Долорес?

При звуке моего голоса песик проскулил собачий вариант «Катись ко всем чертям!», затем соскочил с живота Долорес на бетон и забрался под шезлонг.

Стриптизерка с рыжими волосами разглядывала меня с нескрываемым отвращением.

— В клубе я бы не так уж возражала, — холодно заявила она, — потому что там я только работаю. Но кто дал вам право нарушать мой покой, когда отдыхаю, лейтенант?

— Да! — раздался со стороны еще один голос. — Что вы на это скажете?

Я узнал брюнетку с седой прядью, она поднялась с шезлонга, расположенного чуть в стороне, и теперь подошла, чтобы уставиться на меня. Лина, излишне болтливая девица, которую я про себя окрестил «тощей стриптизеркой». Но все на свете относительно, и эта рыжеволосая толстуха, которая выступала в «Экстраваганце» перед ней, мне казалась еще более отталкивающей. Как известно, из двух зол выбирают меньшее.

Она была облачена в бирюзовый купальник из синтетического шелка с вырезом спереди до самой талии, переплетенным крест-накрест кружевными лентами. Эта изящная решетка едва ли была в состоянии скрыть ужасающих размеров полушария, которые, на мой взгляд, было бы правильнее называть просто выменем, а не высокой грудью, как это принято в женских романах.

— У некоторых парней наглости хоть отбавляй! — агрессивно продолжала Лина. — Ворваться сюда, когда три леди отдыхают в уединении! Я сразу же сказала, что он гад, как только увидела его, душечка, и разве я не была права?

— Почему вы красите себе волосы, Лина? — спросил я заинтересованно.

— Потому что седая прядка сейчас в моде, вот почему! — огрызнулась она.

— Я же говорил не об этой прядке, а об остальных волосах, — рассмеялся я. — От этого вы не выглядите моложе, дорогая, можете мне поверить!

— Эй, послушайте!

Она уперлась руками в бока и широко расставила ноги, очевидно приготовившись перемыть мне косточки по всем правилам.

— Я бы с удовольствием вас послушал, дорогуша, но у меня нет времени, — сообщил я. — Я ищу Майлса Ровака.

— Он вон там, на катере! — Долорес ткнула пальцем в конец пристани. — Сделайте одолжение, свалитесь за борт!

— Я просто не могу понять, почему вы так не любите меня, — произнес печально. — Не моя вина, что я коп. Должен же я как-то зарабатывать на жизнь!

— Коп и комик! — Долорес возвела взор к небесам. — Так и ждешь, что с минуты на минуту он заговорит: «Забавная история случилась со мной вечером по пути в мертвецкую…»

— Мне он не кажется ни копом, ни комиком, — задумчиво заговорила Лина. — Скорее карнавальным фокусником, который глотает живых лягушек или что-то еще более отвратительное.

— Долорес, — заговорил я изысканно вежливо, — сделайте милость, попросите вашу матушку воздержаться от всяких грубых замечаний на мой счет. Я крайне обидчив.

— Матушку? — Лина даже поперхнулась. — Как вы… вы… да я вам глаза выцарапаю!

Она ринулась на меня, согнув пальцы наподобие когтей. Я дождался, когда ее злобная физиономия уткнется в ладонь моей вытянутой вперед руки, потом легонько оттолкнул ее назад. Расчет оказался правильным, она отпрянула, не успев перестроить шаги: она только что наступала на меня, а через мгновение должна была также быстро пятиться назад. В итоге шестой шаг был уже за пределами бетона, а седьмой — в бассейне. Она неистово завопила, беспомощно замахала руками, потеряв равновесие, и затем исчезла под водой.

Я услыхал за спиной негромкие стонущие звуки и обернулся: это Долорес согнулась на шезлонге, с трудом сдерживая смех.

— Я не знаю, умеет ли она плавать! — еле выговорила она.

— Не волнуйтесь, через минуту мы будем это знать наверняка!

Действительно, голова Лины вынырнула из воды. Она ухватилась за край бассейна обеими руками, какое-то мгновение подождала, набираясь сил, затем поднялась на бетон. Мокрые волосы прилипли плотно к голове, щедро наложенный грим растекся по щекам, превратив ее в подобие индейца сиу, вышедшего на тропу войны в полной боевой раскраске.

— Плавать, Лина, — я неодобрительно покачал головой, — это же безумие в вашем возрасте!

Ее лицо исказилось от ярости, она открыла рот, чтобы убить меня наповал проклятиями, но оттуда выплеснулась одна только вода. Лине не терпелось начать ругаться, вопить, но в первую очередь ей требовался воздух. Поэтому она глубоко вздохнула и, как мне думается, была совершенно не виновата в последующих событиях. Откуда ей было знать, что ее купальник не был предназначен для плавания? В нем можно было только красоваться на пляже.

Стягивающие ее кружева моментально сели и врезались в тело, но легкие оказались сильнее. Раздался резкий щелчок, кружева лопнули в нескольких местах, моментально изменив фасон купальника. Обе его половины разошлись до самого низа, и я получил возможность воочию убедиться, что Лина была вполне зрелой девушкой.

— Лина, не надо! — истерично закричала Долорес и снова упала в свое кресло. — Ты меня доконаешь!

Все ее тело тряслось от неудержимого смеха.

Лина в ужасе посмотрела на себя, потом сделала единственно возможную в ее положении вещь — снова прыгнула в бассейн.

— Мне не хотелось об этом упоминать, — обратился я к Долорес, — но вам не кажется, что Лина из-за чего-то нервничает?

— Уходите! — замахала руками Долорес. — Боюсь, что через минуту и мой купальник не выдержит!

Действительно, было самое время пойти повидаться с Роваком, поэтому двинулся к катеру, с трудом удерживаясь от желания обернуться и выяснить, что вызвало странные звуки у меня за спиной.

Я добрался до конца мостков через полминуты и вступил на белоснежную палубу судна. За несколько секунд до этого над люком появилась светла кудрявая голова, которую давно следовало бы подстричь. При виде меня Стив Лумас остолбенел от изумления.

— Черт возьми! — наконец прохрипел он. — Какое-то мгновение засомневался, в самом деле это вы или только плод моего воображения, лейтенант!

— Все встречают меня подобными замечаниями, — недовольно пробурчал я. — У меня начинает развиваться самый настоящий комплекс.

Он вышел на палубу и поиграл мускулами, очевидно, это был автоматический рефлекс на легкий бриз с океана. Облачен он был в одни туго обтягивающие штаны до колен, которые почему-то именуют «гавайскими». Надо признаться, его мускулатура производила большое впечатление, он еще немного поиграл ею, возможно, не ради меня, а просто потому, что это вошло у него в привычку.

— Я ищу Майлса Ровака, — объяснил я. — Долорес сказала, что он находитс на борту.

— Да-а, он здесь, — кивнул Лумас. — Я сейчас раздобуду его вам. — Он сунул голову в люк и гаркнул:

— Мистер Ровак, здесь лейтенант Уилер, он хочет вас видеть. — Затем он растерянно улыбнулся мне:

— Мы что-то все время натыкаемся друг на дружку, верно, лейтенант?

— Как принято выражаться, мир тесен, — согласился я. — Коли в округе находится пара любителей цветов, они непременно будут встречаться друг с другом. Вам нужно как-нибудь показать мне свою конуру, Стив.

Лумас был избавлен от необходимости давать ответ, потому что на палубе появился Ровак. Его абсолютно лысая голова сильно порозовела от долгого пребывания на солнце. Цветастая рубашка и бермуды гораздо большего размера, чем требовалось, в известной мере скрадывали излишнюю полноту. В подобном облачении он должен был бы выглядеть смешным, но этого не было. Возможно, все дело было в испытываемом им чувстве собственного превосходства или же в надменной силе воли, которая угадывалась в резких линиях, избороздивших его лицо. Ровак просто не ощущает собственной абсурдности, решил я, вот почему он никогда не будет казаться абсурдным.

— Вы хотели меня видеть, лейтенант? — отрывисто осведомился он.

— Имеется несколько вопросов. О девушке по имени Пэтти Келлер.

— Пэтти Келлер… — Он повторил пару раз это имя и покачал головой. — Я не думаю, что слышал это имя раньше.

— Она умерла, — объяснил я. — Упала из окна отеля дня два назад. Мы пытаемся выяснить — почему. Ровак медленно покачал головой:

— Я не могу вам помочь, лейтенант. Уверен, что не знал несчастное дитя. Почему вы решили, что я могу что-то сделать?

— Такая длинная цепочка совпадений, что вы бы не поверили им, — дружелюбно пояснил я. — Единственная родственница, которая была у Келлер в нашем городе, — это ее двоюродная сестра, известная вам Долорес, работающа в вашем клубе. Пэтти состояла членом клуба одиноких сердец, ее последнее свидание там было с цветоводом Стерном. Когда я беседовал с застенчивым, ушедшим в себя стариной Харви, кого, как вы предполагаете, занесло в его кабинет? Присутствующего здесь Лумаса, который обозвал Стерна Ромео и приобрел цветы для своей обители.

Уголком глаза я заметил, как Лумас смутился и замигал при упоминании о цветах, затем специально отвернулся, избегая взгляда Ровака.

— Вчера вечером я был в вашем клубе, — продолжал я, обращаясь к одному Роваку. — И кого, как вы думаете, я там встретил? Разумеется, доброго малого Харви, который устроил бал для парочки ваших самых сексуальных девушек, сидевших за его столом. И такому парню потребовался клуб одиноких сердец? — спросил я себя. — Кто-то мне сообщил, что он постоянный посетитель вашего клуба, мистер Ровак, и пользуется репутацией необычайно щедрого прожигател жизни и одновременно настоящего волка. Я подошел к его столу поздороваться и застал там все того же Стива Лумаса.

— Крайне сожалею, — вежливо прервал меня Ровак, — но я не улавливаю смысла всего сказанного вами.

— Двоюродная сестра Пэтти Келлер работает в вашем клубе, — терпеливо заговорил я. — Стерн, с которым у Пэтти было свидание через «одинокие сердца», является постоянным клиентом вашего клуба. Лумас, его приятель, называющий его Ромео, работает у вас. А затем сегодня утром я узнаю еще об одном чрезвычайно важном совпадении. Оказывается, вы являетесь не только владельцем «Экстраваганцы», но вам также принадлежит пятьдесят процентов акций «Клуба счастья Аркрайта».

— Разве существует какой-то новый закон против законных инвестиций?

— Нет; насколько мне известно. Мне просто любопытно узнать, когда совпадения перестанут выглядеть таковыми. Я решил, что вы могли бы это мне объяснить.

Ровак извлек из кармана рубашки сигару, откусил кончик, сплюнул его в сторону, сигару же раздраженно зажал зубами.

— Я не вижу тут никаких совпадений! — Он нашел спичку и зажег сигару, на мгновение отвернув в сторону лицо от дыма. — То немногое, что мне удалось понять из ваших слов, — это что вы расследуете причину самоубийства несчастной девушки, так? Ну так я во второй и последний раз повторяю: никогда даже не слышал про нее, пока вы не сообщили мне ее имени. А совпадение является всего лишь проклятым совпадением!

— Может быть, вы соизволите подойти к этой истории с другой стороны? — вежливо осведомился я. — Дело сложилось так, что случайно вы стали центральной фигурой случившегося. Это сильно облегчает мою задачу, поскольку вы знаете всех заинтересованных лиц. К примеру, того же Харви Стерна. Расскажите мне про него.

— Все, что мне известно про Стерна, вы сами уже сказали, — хмыкнул он. — Невысокий толстяк с красной физиономией. И он должен продавать колоссальное количество цветов, если те суммы, которые он тратит в моем клубе, могут служить индикатором.

— Можете ли вы представить, почему человек, тратящий большие деньги в вашем клубе, надумал стать одновременно членом вашего же клуба одиноких сердец?

Ровак сердито хмыкнул, нахмурился и покачал головой:

— Нет, извините, не могу…

— Теперь, возможно, вы начинаете понимать, почему я так поражен подобным совпадением, — сказал я, — в особенности той частью, где фигурирует Харви Стерн.

— Вы полагаете, что Харв Стерн послужил причиной самоубийства этой особы? — недоверчиво спросил Стив Лумас.

— Не мучайте себя неразрешимыми вопросами, Стив, — добродушно посоветовал я. — Я же понимаю, сколько сил у вас уходит на то, чтобы тренировать такую потрясающую мускулатуру.

— Это не праздный вопрос, — буркнул Ровак. — Вы тоже это предполагаете?

— Возможно.

— Вижу, вы чрезвычайно озабочены тем, чтобы установить, почему эта бедняжка покончила с собой. — Он с любопытством посмотрел на меня. — Разве это так уж важно, Уилер? Я хочу сказать, ну, например, вы докажете, что она покончила с собой из-за Стерна, и все равно ничего не сможете предпринять, правда? Наверное, так стыдно говорить, но ведь нельзя считать преступником человека, из-за которого кто-то наложит на себя руки?

— Да, если только Пэтти Келлер действительно покончила с собой, — вкрадчиво произнес я.

Ровак несколько минут попыхивал своей сигарой, его жестокие глаза уставились прямо на меня.

— На этот счет существуют сомнения? — спросил он наконец.

— И очень большие, — подтвердил я. — Причем они все усиливаются.

Под сильным загаром Лумаса внезапно появился сероватый оттенок.

— Я читал про этот случай в газетах, — заговорил он хрипловатым голосом. — Там написано, что она спрыгнула.

— Я сам свесился из окна, пытаясь уговорить ее передумать, — сказал я со вздохом. — Я был уверен, что она меня послушается. Понимаете, она уже возвращалась назад, чтобы войти в комнату, но внезапно пошатнулась и упала. Она вовсе не спрыгнула.

— Ну-у, — протянул Лумас, пожимая могучими плечами, — даже если так, лейтенант, это же не убийство, верно?

— Вскрытие показало, что у нее в крови был апоморфин, — ответил я и объяснил, что это такое. — Если мы выясним, что кто-то ввел его ей, тогда мы будем твердо знать, было ли это убийством или нет.

— Так кто тут говорит о совпадениях? — завопил Лумас мне в лицо. — Кто бы стал давать человеку нечто подобное, если бы хотел от него избавиться? Скорее всего, она приняла его сама по какой-то причине!

— Возможно, — буркнул я. — С другой стороны, может быть, старина Харв действительно ваш добрый приятель или он просто должен вам кучу денег, а?

— Не поймите меня превратно, лейтенант! — переполошился мускулистый. — Я всего лишь пытался указать на разные возможности, не более.

Ровак швырнул окурок сигары за борт и несколько смущенно улыбнулся мне.

— Я рад, что вы объяснили нам важность вашего расследования, лейтенант, — спокойно произнес он. — Хотелось бы мне побольше знать об этом Стерне, тогда бы я мог помочь.

— Благодарю, — ответил я. — Вы можете сообщить мне еще кое-что, просто чтобы удовлетворить мое любопытство. Как получилось, что такой человек, как вы, владеет пятьюдесятью процентами акций клуба одиноких сердец?

Он откровенно усмехнулся:

— Полагаю, что это звучит довольно странно, в особенности после того, как вы побывали в «Экстраваганце». Но ответ предельно прост, лейтенант! Это чертовски выгодное капиталовложение. Аркрайты почти всю жизнь руководили такого рода сервисом, так что к этому времени они уже специалисты высокого класса. Пару лет назад они приехали сюда с Востока со всем своим практическим опытом, но без денег. Кто-то порекомендовал им связаться со мной, я проверил их послужной список, он был внушительным. И тогда предоставил капитал за половину права собственности. Всем руководят они сами, конечно. Я даже ни разу не побывал в их офисе.

— Как вы сами сказали, не существует закона, запрещающего законные инвестиции.

Ветерок усилился, очередной порыв заставил Лумаса поиграть мускулами.

— Как процветает актерский рэкет в наши дни, Стив? — весело спросил я.

— Актерский? — Верзила пару раз мигнул в полнейшем недоумении. — А мне-то откуда знать?

— Разве это не ваш рэкет?

— Кто-то пошутил над вами, лейтенант! — расхохотался он. — Я — актер? Я работаю на мистера Ровака, присматриваю за его катером и тому подобное.

— Мне придется потолковать с добряком Харвом, — вкрадчиво произнес я. — Я ведь коп без чувства юмора, когда работаю.

— Так это он вам сказал, что я актер? — Лумас в недоумении покачал головой. — Похоже, он спятил.

— «По большей части безработный актер» — вот в точности его слова, насколько я припоминаю… Может быть, существует очень простая разгадка: он прирожденный лжец?

— Возможно, все не так просто, как вы считаете, — нахмурился Ровак. — Я вот все думаю после того, как вы объяснили, почему так интересуетесь смертью этой девушки Келлер, что меня ставит в тупик эта цепочка странных совпадений, так же как и вас, лейтенант. Чем больше вы говорите, тем крепнет у меня уверенность в том, что за этими совпадениями стоит именно Стерн.

— Возможно, вы и правы, — кивнул я. — Если я покопаюсь поглубже, не сомневаюсь, что раньше или позже выясню все наверняка.

— Могу ли вам чем-то помочь?

— Не думаю, но благодарю за предложение. И за то, что вы отнеслись терпеливо к моим расспросам.

Я спустился снова на мостки и зашагал к бассейну. Оказавшись там, обнаружил, что Лина исчезла, но Долорес лежала лицом вниз на шезлонге. Комок шерсти взглянул на меня из-под шезлонга и в то же мгновение я услышал нервное поскуливание.

— Вам следует купить своему песику успокоительное, — сказал я Долорес. — У него какая-то нездоровая антипатия ко мне!

— Разве не у всех? — холодно осведомилась она.

Я закурил сигарету, любуясь зрелищем на шезлонге. Потом Долорес медленно перевернулась на спину и взглянула мне в лицо.

— У вас глаза как раскаленные заклепки! — бросила она.

— Разве я виноват, что вы такая экзотически прекрасная женщина? — с жаром спросил я. — Не я ответствен за ваши длинные стройные ноги, за геометрически безупречное сложение тела. За вашу сексапильность. Вините во всем ваших родителей, если уж вам хочется найти виноватых, но не меня. Я всего лишь невинный наблюдатель.

— Ну и ну! — Ее глаза широко раскрылись от удивления и, возможно, еще кое от чего, не уверен. — Никогда не думала, что коп может так поэтично высказываться. — Она выпрямилась на шезлонге, чтобы поближе рассмотреть меня. — Эта словесная оценка совсем не того рода, к которым я привыкла, понимаете? — удивленно пробормотала она. — Вплоть до этого момента все адресованные мне комплименты не отличались оригинальностью, подобные словечки раздаются в любом кабаке…

— Возможно, это станет началом совершенно новой эры, — скромно заметил я.

— У меня беспокойное чувство, что это действительно может стать началом чего-то, — задумчиво произнесла она. — Кроме шуток, лейтенант, что вам больше всего нравится во мне, если вообще что-то нравится?

— Вам действительно интересно знать? В ее глазах промелькнуло нечто похожее на смущение.

— Да, даже если вам придется быть немного грубоватым.

— Ваше лицо, — ответил я.

— Вы смеетесь?

— Вовсе не смеюсь! Впервые я увидел вас на афише в натуральный рост у здания клуба. Конечно, у вас потрясающая фигура, но вы не были бы стриптизеркой, если бы не имели ее. Меня же заставило остановиться ваше лицо. Оно отнюдь не прекрасное, как вы сами знаете, но в нем чувствуетс личность и ум, а такое сочетание редко встречается в бурлеске.

Ее глаза, как мне показалось, наполнились слезами, она быстро-быстро заморгала и отвернулась.

— Бог мой! — глухо пробормотала она. — В одну минуту вы заставили мен смутиться, словно наивную девчонку из колледжа.

— Или как вашу двоюродную сестричку Пэтти? — подхватил я.

Она посмотрела на меня, теперь ее глаза выражали боль.

— Неужели вам было необходимо все так испортить? — прошептала она.

— Я чувствую, причем это чувство все более усиливается, что, в конце концов, она не покончила с собой, — энергично заговорил я. — Похоже, что ее убили. Я подумал, что вы хотели бы это знать.

И я пошел дальше мимо шезлонгов к своему «остину-хили».

— Лейтенант!

Ее голос внезапно стал взволнованным:

— Подождите… лейтенант… — Эй, вернитесь на минутку!

Но я не остановился, прошел к своей машине, сел в нее и поспешил назад в Пайн-Сити.

Морской бриз приятно охлаждал мое лицо. Я раздумывал о том, продвинулс ли я хоть сколько-то вперед и была ли Пэтти Келлер на самом деле убита. Я располагал лишь цепочкой совпадений, которые, возможно, ничего не значили. Позднее я стал размышлять о том, почему я так переживаю из-за смерти девушки. Может быть, потому, что я был рядом с ней, когда это случилось. Этот ответ казался резонным, и я был бы счастлив, если бы он мен удовлетворял. Только я-то знал, что дело не в этом.

Причиной было то, что Пэтти Келлер умерла так неожиданно и страшно и никому в целом свете до этого не было дела. Меня не покидала тяжелая мысль о том, что, если бы такое случилось вместо Пэтти Келлер с человеком по имени Уилер, реакция была бы точно такой. Значит, кто-то должен переживать из-за девушки, и судьба избрала меня. Ибо если я не стану беспокоиться из-за ее гибели, никого не обеспокоит и моя.

Глава 7

— Апоморфин? — повторил Стерн. — Я никогда не слышал прежде о нем, лейтенант! Этот препарат можно приобрести в аптеке?

— Без рецепта нет, но вы же прекрасно понимаете, что это никого бы не остановило, если бы препарат очень понадобился.

Белая гвоздика в его петлице, казалось, слегка увяла. Я ее совсем не винил: в душной, влажной атмосфере цветочного магазина, полного запахов сотни разных растений, увянули бы даже орхидеи.

Цвет бело-розовой физиономии Харви Стерна изменялся быстро, как у хамелеона, но при всех переменах в теперешней ситуации преобладающим оставался белый компонент.

— Убийство! — выдавил он из себя. — Это звучит так фантастично, лейтенант! Безобидная, трогательная девушка, эта Пэтти. Кому бы захотелось ее убить?

— Может быть, вам? — повысил я голос.

— Мне? — Все его пухлое тело затряслось. — Вы шутите, лейтенант?

— Вы оба были членами клуба одиноких сердец, — заговорил я ровным голосом. — У нее было одно-единственное свидание с вами за все врем членства в клубе. Последний раз, когда я был здесь, вы мне рассказывали об этом. Вы сказали, что чувствовали себя смущенным, являясь членом подобного клуба, и позднее вышли из него. Вы человек нервный. По вашему собственному признанию, вам требовался кто-то, кто мог бы подстегнуть ваше самолюбие.

— Я сообщил вам чистую правду, как я ее сам увидел наконец! — пробормотал он.

— Затем в ваш офис ввалился Лумас и сообщил мне, что вы настоящий Ромео, — продолжал я. — Ни одна дамочка будто бы не в силах устоять перед вами. Вчера вечером я наблюдал за вами в клубе «Экстраваганца», где вы шумно веселились в обществе двух стриптизерок. Вы совершенно не выглядели нервным типом, Харв, сразу было видно, что эта разгульная компания доставляет вам огромное удовольствие. Во всяком случае, до той минуты, пока вы не увидели меня. Мне сказали, что вы один из их лучших клиентов, без раздумий сорящий деньгами.

— Ну, я… я… я…

Он растерянно замолчал.

— Ваш старый приятель, Стив Лумас, заскочил купить цветы, — гнул я свою линию. — «Он актер, по большей части безработный актер» — так вы сказали. Он же работает у Ровака, владельца бурлеск-клуба, и вам это прекрасно известно.

— Я был расстроен, нервничал, — несвязно забубнил Стерн. — Сам не знал, что говорю…

— Я получил ваше личное дело от Джейкоба Аркрайта. Встреча с Пэтти Келлер была последней из более чем десятка свиданий, организованных для вас через клуб. Мы отобрали дела всех девушек, у которых с вами были свидания, Харв, и в данный момент они проверяются. Все, что требуется, — это обнаружить еще одно самоубийство, скоропостижную смерть даже, и у вас будут такие неприятности, с которыми ни вы сами, ни свора самых дорогих адвокатов не справятся!

Он закрыл лицо руками, его трясло.

— Лейтенант, — взмолился он дрожащим голосом, — если эта девушка действительно была убита, клянусь, я этого не делал! У меня не было оснований, никакого мотива, подобное предположение чистейший бред!

— Вы законченный лгун, Харв, подобное шоковое лечение, возможно, окажет на вас терапевтическое действие, — холодно заявил я. — Но я не думаю, что это заболевание. Убежден, что у вас имелась серьезная причина лгать. Либо вы убили девушку, либо стараетесь покрыть того, кто это сделал. Я думаю, что все кончится очень быстро, советую вам не валять дурака и сказать правду сейчас.

Я отвернулся от него и вышел из магазина. Не очень быстро на случай, если он передумает и захочет позвать меня назад. Но он не позвал. Стоял на месте, закрыв лицо руками, все тело у него дергалось, как будто в приступе эпилепсии. Возможно, такая реакция пойдет ему на пользу, но мне-то все это ничего не дало.

В офис шерифа я возвратился около шести. За последний час ветер усилился, было похоже, что до наступления ночи поднимется буря. Я отворил дверь офиса и едва не налетел на даму, выходящую оттуда.

— Извините, — очень вежливо произнес я и отступил в сторону, пропуска ее.

«Она чем-то напомнила мне Пэтти Келлер», — рассеянно подумал я, глянув на нее вторично. Такие же прямые растрепанные светлые волосы, лицо без всякого макияжа. Платье сидело на ней так отвратительно, что она казалась бесформенной, и никто не смог бы сказать, так ли оно было в действительности или нет. Она мельком взглянула на меня, когда мы поравнялись, и я подумал, что она типичный образец особы женского пола, которая могла бы провести хоть десять лет на необитаемом острове вместе со взводом бравых моряков, и никто бы на нее даже не глянул дважды.

— Добрый вечер, лейтенант! — неожиданно зашипела она. — Или вы больше не разговариваете с прежними друзьями?

— А? Разве мы с вами раньше встречались? — растерялся я.

— Эл Уилер! — Ее маленький кулачок выбил дробь у меня на груди, и решил, что эта особа свихнулась. — Вы предатель! Вот вам за предательство! — Каблук ее туфли больно ударил меня по щиколотке.

— Леди! — взмолился я. — Либо у меня имеется двойник, с которым я никогда не встречался, либо у вас дыра в голове! Я понятия не имею, кто вы такая!

— Вот что сводит меня с ума! — прошипела она, затем хлопнула меня по щеке своей сумочкой. — Это же в первую очередь была ваша идея. «Окажете огромную помощь! — сказали вы. — Поступите в этот клуб одиноких сердец и…»

— Клуб одиноких сердец?

Я внимательно всмотрелся в ее лицо и простонал:

— Аннабел, это вы?

— Спешу на свое первое свидание, любезно организованное «Клубом счасть Аркрайта», — буркнула она. — А вы даже не узнали меня, что ж, это прекрасно! Теперь я чувствую себя уверенно!

— Аннабел, золотко! — поспешно заговорил я. — Вы же гений, это работа истинного мастера, не меньше! Никто не узнает в вас ту прекрасную южную розу, которую я…

Я получил удар сумочкой по другой щеке.

— Узнают они или нет, не ваше дело, Эл Уилер! Но если я узнаю, что вы посчитали это веселой шуткой, — яростно добавила Аннабел, — вам не поздоровится!

После чего она вышла из помещения решительными шагами, оставив меня с полуоткрытым ртом.

Шериф Лейверс сидел за своим столом, перед ним возвышалась пирамида папок. Он был занят чтением одной из них и даже не заметил, как я вошел. Несколько секунд я учтиво ожидал, потом тихонько кашлянул.

— Род занятий: окружной шериф, — пробормотал я. — Желаемый партнер: молодая блондинка, сексуальная, распущенная, всего с одним хобби.

Лейверс поднял голову и какое-то время внимательно смотрел на меня, затем медленно покачал головой с нескрываемым восхищением:

— Как вы догадались?

— У нас у всех одинаковые мечты, шериф, — скромно ответил я. — Иногда это меня страшит: миллионы парней ночью видят один и тот же сон с одной и той же девушкой. Могу поспорить, она боится вечером ложиться спать.

— Если вы один из этих миллионов, я ее понимаю, — проворчал он. — Полник рассказал мне про этих… — Он указал на груду папок. — Сам он все еще отсутствует, проверяет означенных особ. У него были какие-то остекленевшие глаза, когда он уходил, так что я не знаю, когда его ждать назад и ждать ли вообще…

— Этот Полник своего не упустит, — усмехнулся я.

— Да уж. Он занимается с дамочками из «одиноких сердец», в то время как вы торчите у стриптизерок из бурлеск-клуба! Могу организовать вечер воспоминаний, если желаете.

— Спасибо, сэр, но нет, — быстро ответил я. — Еще не время!

Он постучал пальцем по стопке личных дел:

— Вы сами в них заглядывали, Уилер?

— Еще нет, шериф.

— Пара интересных моментов, — буркнул он, — но пока с ними можно повременить. Что вы успели сделать за сегодня? Я понимаю, что я неизлечимый оптимист, поэтому надеюсь, что вы все же что-то выяснили примерно за полчаса, которые у вас оказались свободными между рыжей и блондинкой?

— Боже мой, шериф! Какой писатель-сатирик пропадает в вашем лице! Кстати, еще до ленча я проделал колоссальную работу.

Я очень быстро рассказал о событиях дня, так что к тому времени, когда закончил, он заметно остыл, чем несказанно меня обрадовал. Последнее врем меня мучает недоброе предчувствие, что в один прекрасный день Лейверс лопнет от злости и разлетится во все стороны маленькими кусочками, а мне бы не хотелось стать причиной такой катастрофы.

— Это кое о чем напомнило мне, — произнес шериф, когда я закончил. — Сегодня днем вам звонил Джонс. На Ровака и Стерна дел нет, но Лумас отсидел два года в Сан-Квентине за избиение, освободился приблизительно полтора года назад.

— Это интересно, но, к сожалению, ничего не доказывает!

— Давайте на минуту возвратимся к личным делам, — предложил Лейверс. — В них отражены все свидания Стерна через «Клуб счастья Аркрайта»?

— Вроде бы так, — сказал я. — Но мы не можем судить об этих женщинах, пока не вернется Полник и не расскажет нам о них — по крайней мере о тех, с кем ему удалось встретиться.

У шерифа на физиономии появилось то отвратительно самодовольное выражение, с которым он обычно кого-то уличал.

— Мы получили… — Он провел пальцем по корешкам папок, пересчитывая их. — Мы получили четырнадцать папок на четырнадцать женщин, и общее между ними лишь то, что у всех у них были встречи со Стерном, организованные клубом одиноких сердец. Правильно?

— Правильно, — осторожно подтвердил я. Он триумфально покачал головой:

— Только наполовину правильно, Уилер. Существует еще один фактор, общий для девяти из них. У этих девяти были также свидания с Джорджем Крокером.

— Но не у Пэтти Келлер, — сказал я. — У нее было одно-единственное свидание с Харви Стерном.

Лейверс полез в верхний карман за сигарой, затем передумал и достал трубку и кисет из верхнего ящика письменного стола. Мне это не понравилось, трубка означала, что в чем-то он меня обскакал.

— Может быть, и у нее тоже.

— Что вы имеете в виду? — холодно осведомился я. — Это установленный факт.

— Только если вы уверены, что этим записям можно доверять. Только если эти дела вплоть до сегодняшнего дня заполнялись точно и аккуратно Аркрайтами. Может быть, у Пэтти Келлер все же было свидание с этим Крокером после свидания со Стерном, но по какой-то веской причине оно не было записано в ее карточке.

— Возможно, — угрюмо бросил я. — Почему бы нам не взглянуть на папку Крокера и не убедиться, есть ли там какие-то записи в этом плане?

— Я отправил туда специально за ней патрульную машину, — заявил Лейверс. — Я позвонил Аркрайту и сказал ему, что мои люди приедут к ним за папкой Крокера. Он же устроил настоящий цирк, угрожая, что его супруга намерена подать иск на десять миллионов долларов за вмешательство в частные дела или что-то в этом роде. Я сказал, что ему решать, либо он отдает эту папку добровольно, либо мы получаем судебный ордер. — Шериф заговорщически подмигнул. — Я также предупредил его, что, если он заставит меня оформлять постановление суда на одну-единственную папку, тогда я позабочусь, чтобы целая группа репортеров приехала со мной, когда я прибуду обыскивать его заведение.

— Вам палец в рот не клади, шериф! — холодно произнес я. — Так где же сейчас это дело на Джорджа Крокера?

— Дельный вопрос, — буркнул он. — Оно исчезло из их шкафа.

— Кто сказал?

— Сначала Аркрайт. Он закатил настоящую истерику, так сообщили мне парни. Они ему не поверили, естественно, тогда он предложил им обыскать весь офис. Они так и сделали, но папку не нашли.

— Вы предполагаете, что Аркрайты ее либо спрятали, либо уничтожили?

Лейверс пожал широкими плечами:

— Аркрайт, его жена, секретарь в приемной и неизвестная личность, именуемая Иксом. Моя догадка стоит вашей, Уилер.

Облако густого дыма из его трубки поплыло в моем направлении, я потянул носом и понял, что мои худшие предположения оправдываются.

— Почему вы никогда не набиваете табаком эту штуковину? — спросил я и тут же закашлялся. — Ну разве можно отравлять атмосферу такой вонью?

Зазвонил телефон, на лице у Лейверса появилось слегка разочарованное выражение, когда он поднял трубку: возможно, у него был приготовлен остроумный ответ для меня.

— Окружной шериф слушает… — Послушав, он сообщил с кислой миной:

— Да, он здесь, — и придвинул телефон ко мне.

Я приподнялся со стула, чтобы дотянуться до трубки, произнес обычное: «Уилер».

— Лейтенант, это Харви Стерн, — раздался взволнованный голос. — Я… все время думаю о том, что вы мне раньше сказали. Мне кажется, возможно, вы и правы.

— В отношении чего?

— О том, чтобы я сказал правду, пока не поздно, иначе мне никто не поверит. Я все еще в магазине. Не могли бы вы приехать и повидаться со мной прямо сейчас? Очень трудно говорить по телефону — все это так запутано и…

— Конечно, — ответил я. — Сейчас выезжаю, Харви. Ждите меня.

— Разумеется, лейтенант. Он только что не благодарил меня. Я придвинул аппарат снова к шерифу. Тот вопросительно посмотрел на меня.

— Звонил Харви Стерн, — объяснил я. — Он готов заговорить, просит, чтобы я прямо сейчас отправился в его магазин.

— Прекрасно! — хмыкнул Лейверс. — Не забудьте его спросить про Джорджа Крокера и непременно позвоните мне, когда закончите беседу. Скорее всего, буду дома, даже окружной шериф должен есть.

— Поглядев на вас, никто бы никогда не догадался! — восхищенно произнес и быстро вышел из кабинета.

Примерно через тридцать минут я припарковал «остин-хили» перед цветочным магазином и выбрался из машины. Неоновая надпись горела, ярко оповещая весь мир, что некий цветовод Харви Стерн обитает за этим порталом. Но парадна дверь была закрыта, и на мой звонок никто не отвечал. Если Харв передумал о необходимости поговорить со мной, подумал я, он избрал для этого исключительно неудачное время. После того как я нажал на звонок не менее десяти раз, я посильнее дернул дверь, оказалось, что она не заперта. Есть свои преимущества в том, чтобы не особенно считаться с условностями, как нередко это делаю я.

Стоило мне попасть в магазин, как смешанный запах сотни различных цветов с непонятной яростью атаковал меня, пока я нащупывал выключатель, прикрыв за собой дверь. А через пару секунд, когда яркий свет затопил все помещение, убедился, что в нем находились одни только цветы. Я выкрикнул имя Стерна раз и другой, но не получил ответа, поэтому зашагал через магазин в его офис с тайной надеждой, что он поджидает меня там, внезапно оглохнув по неизвестной причине.

Отворив дверь в офис, я вошел внутрь и щелкнул выключателем.

Стерн действительно находился там. Сидел за письменным столом, но меня он не ждал. Он вообще никого и ничего больше не ждал, разве что дня Страшного Суда. Его туловище лежало поперек стола, кровавый ручеек сочился из раны сбоку в голове, образовав лужицу на сукне.

В правой руке у него все еще был зажат пистолет, а рядом с ним белел конверт, на котором было написано мое имя. Я осторожно поднял его и извлек напечатанное на машинке письмо, под которым стояла подпись Стерна. Мне бросилось в глаза, как аккуратно и по-деловому оно было составлено.

«Вы были правы, лейтенант, Пэтти убила себя по моей вине. Я несколько раз проводил с ней время и, откровенно говоря, немножко морочил ей голову насчет того, что мы поженимся. Потом она стала действовать мне на нервы, я ей заявил, что все кончено, хватит. Она закатила истерику и сказала мне, что забеременела и что, если я не женюсь на ней, она покончит с собой. Я подумал, что это обычный прием в подобной ситуации, поэтому ответил ей:» Прекрасно, валяй вешайся, это избавит нас обоих от многих неприятностей «. У меня и в мыслях не было, что она говорила серьезно. Мне кажется, после этого я немного помешался. Едва ли я выдержу, когда правда выплывет наружу. Такой исход — самый лучший для меня. Мне не придется видеть выражение лиц моих друзей после того, как они все узнают».

Я бросил письмо на прежнее место на столе возле высокой изящной вазы с каллами. Они мне показались уместными, и я невольно подумал, предвидел ли это Харв, прежде чем нажать на спусковой крючок.

Но, как всегда, меня сразу же начали мучить сомнения.

Глава 8

— Священник, врач и цветовод, — радостно заговорил доктор Мэрфи, — мы все являемся непременными участниками рождений, свадеб и смертей. Счастливо-горестный триумвират!

— Человек разнес себе голову, а наш неунывающий доктор продолжает философствовать! — с негодованием воскликнул Лейверс. — У вас неверное представление об уместности подобных высказываний, доктор!

— Вам следует помнить, шериф, что главным образом смерти дают нам обоим средства к существованию!

— Похоже, вы не верите, что Стерн сам разнес себе голову? — недоверчиво спросил я.

Пару секунд Лейверс холодно взирал на меня, затем тяжело вздохнул.

— Все как всегда! — проворчал он. — Человек, который не выносит ясных и логических объяснений чего бы то ни было! Наверное, в психиатрии существует какой-то термин для таких людей, доктор?

— Конечно, — не задумываясь ответил Мэрфи. — Я бы давно мог сообщить его вам: «придурки».

— Когда вы закончите свое танцевально-песенное представление, — спокойно произнес я, — может, мы сумеем уделить какое-то время логике?

— Человек застрелился, — отрезал Лейверс. — Это говорит само за себя. Он оставил подписанное письмо, объясняющее причину такого поступка. Чего еще вы хотите? Чтобы он повторил свое признание из могилы во время погребения?

Два парня в белых халатах положили тело на каталку и повезли его прочь из офиса, что было первым этапом путешествия в морг. Я закурил сигарету, стараясь перебить тошнотворный запах цветов, который в данный момент казалс мне невыносимым.

— Мне все это кажется уж слишком аккуратным, — угрюмо произнес я, — картина слишком просто собирается, как будто кто-то специально подложил нам нужные кусочки.

— Возможно, для вас это сюрприз, лейтенант, — забасил Лейверс, — но иногда именно так все и бывает, аккуратнейшим образом!

— Док, — я обратился к Мэрфи, — Пэтти Келлер ведь не была беременна, верно?

— Не была, сэр. Не была.

— Это ничего не доказывает, — быстро вмешался Лейверс. — Возможно, она это сказала Стерну, пытаясь женить его на себе, а когда он не согласился, тогда она пригрозила ему покончить с собой, а он ответил, что мысль великолепна, и это послужило последней каплей. Она была одинокой девушкой, ей не к кому было обратиться за помощью, реакция Стерна оказалась выше ее сил. Как вы думаете, доктор?

Сатанинская физиономия Мэрфи слегка «очеловечилась», пока он обдумывал ответ.

— Возможно, — наконец изрек он, — это было слишком ужасно для нее, все от нее отвернулись, крах иллюзий.

— Что-нибудь еще, Уилер? — торжествующе осведомился шериф.

— Ну а как насчет апоморфина?

— Дался вам этот апоморфин! — раздраженно рявкнул он и повернулся к Мэрфи:

— Док, вы продумали возможность того, что она решила применить это снадобье как средство от кашля? Вы ведь говорили, что так его тоже используют?

— Да, но это весьма сомнительно. С такой целью никто не введет себе внутримышечно огромную дозу!

— У нее же не было медицинского образования, — заупрямился Лейверс. — Посмотрите на всех тех людей, которые зачастую принимают в пять раз большую дозу лекарства, чем нужно, воображая, что это принесет им в пять раз большую пользу. Такое случается сплошь и рядом!

— Когда я вошел в цветочный магазин, там было темно. Я включил свет и отправился в его офис, а когда я вошел сюда, эта комната тоже была погружена в темноту.

— Ну и что?

— Стерн позвонил мне и сказал, что он готов заговорить, и попросил мен немедленно приехать. Что произошло после этого? Он уселся за свой стол и принялся обо всем размышлять, решил, что не сможет перенести, если правда выйдет наружу, так что он предпочитает умереть. Поэтому он печатает весьма аккуратную записку, объясняет в ней все причины, кладет ее в конверт и адресует мне. Достает пистолет из стола или из какого-то другого места, отправляется погасить всюду свет, ощупью возвращается к своему столу и стреляется. Будь вы на его месте, стали бы вы беспокоиться о свете?

— Возможно, — заупрямился Лейверс. — Кто знает, о чем станет беспокоитьс человек, когда он настроился покончить с собой?

— Ох, братец! — с чувством воскликнул я. — Тогда как же быть с загадочным Джорджем Крокером, которого вы откопали в этих личных делах? Как объяснить странное совпадение, что, именно когда вы приказали разыскать его папку в клубе одиноких сердец, она неожиданно исчезла?

— Это может быть случайным совпадением, — не сдавался Лейверс. — Вполне возможно, что произошел какой-то скандал, связанный с Крекером, который Аркрайты не пожелали делать всеобщим достоянием.

— Могло случиться, что у окружного шерифа вместо мозгов в голове требуха! — произнес я с отвращением. — Что вы на это скажете?

— Как я уже и прежде говорил, Уилер, вы не желаете мириться с простыми, очевидными объяснениями чего бы то ни было. Я искренне считаю, что вам необходимо проконсультироваться с врачом-психиатром и сдать требуемые анализы. У вас стало своеобразным фетишем усложнять решительно все, вы готовы подвергать сомнению очевидные вещи!

— Если мне нужен врач-психиатр, то вам тем более, — заявил я. — К счастью, мне не требуется массажист, чтобы сбросить с себя столько лишнего веса, который мешает правильно функционировать вашей голове!

Я выскочил из офиса, а следом за мной несся раскатистый хохот Мэрфи. Мне потребовалось целых два часа, пара стаканчиков спиртного и отбивная в ресторане, чтобы достаточно остыть и позабыть хотя бы на время и шерифа, и его ослиное упрямство. Но все равно вечер пропал, мне не оставалось ничего иного, как отправиться домой. — Попал я туда в половине двенадцатого. Войд в квартиру, я обнаружил, что у меня гостья. С первого взгляда мне показалось, что кто-то ухитрился похитить на Дальнем Востоке закат и сбросил его на мою кушетку. При втором взгляде закат превратился в светлую блондинку, облаченную в шелковую блузку радужной расцветки и оранжевые узкие брюки до колен. На правой руке был надет целый десяток браслетов из какого-то желтовато-зеленого металла в комплекте с длинными сережками, которые восторженно позвякивали каждый раз, когда она двигала головой.

— Я думала, вы вообще никогда не возвращаетесь домой, Эл Уилер. Мы тут с Бобо просидели в тоскливом одиночестве весь вечер, верно, собачка?

Комок меха, пристроившийся на ее коленях, пошевелился, откуда-то изнутри раздалось жалобное негромкое потявкивание.

— Долорес Келлер, — сказал я, — черт побери, как вы сюда попали?

Она лениво улыбнулась:

— Я сказала швейцару, что я ваша двоюродная сестра, только что неожиданно приехала сюда из Монтаны, и он впустил меня. Ой, кстати, заметил, что у вас большое количество двоюродных и троюродных сестер…

Бобо внезапно поднял голову и издал звук, который даже несколько походил на собачий лай.

— Вы считаете, что «двоюродная сестра» является ругательством на собачьем языке? — поинтересовался я.

— Точно так же, как и на языке швейцара, — мило улыбнулась Долорес. — Во всяком случае, вы появились. Вы не собираетесь предложить мне чего-нибудь выпить?

— Непременно, — ответил я. — Выбирайте. Скотч со льдом и чуточку соды, это я так люблю, или же без содовой?

— Не морочьте мне голову со всякими подробностями. Приготовьте как вам заблагорассудится, я выпью.

Я принес с кухни кубики льда и фужеры, приготовил напитки и поднес их к дивану.

— Терпеть не могу задавать личные вопросы, — сказал я, усевшись рядом с ней, — но этот ваш пес получил домашнее воспитание?

— Не слушай его оскорбления, сладенький! — виновато засюсюкала Долорес. — Он не в состоянии распознать настоящего джентльмена, когда видит его.

Она поднялась, отнесла Бобо на ближайшее кресло и осторожно опустила на сиденье. Песик недовольно поскулил секунд пять, затем снова заснул.

— Вам никогда не приходило в голову, что его когда-то укусила муха цеце? — спросил я.

— Бедняжка, он никак не может приспособиться к моим ночным часам работы в клубе, — пояснила она, усаживаясь снова рядом со мной.

— Уж если речь зашла о ночных клубах, как получилось, что сегодня вы не на работе?

— Даже стриптизерка изредка имеет свободный вечер. А я его потратила зря, сидя здесь в одиночестве в ожидании вашего возвращения.

— Знай я о вашем визите, я бы вернулся домой рано и угостил вас своей музыкальной машиной… С какой стати вы удостоили меня своим неожиданным посещением?

— Вы безумно спешили сегодня днем, уезжая из владений Ровака, Эл… Все те восхитительные вещи, которые вы наговорили мне, не выходят у меня из головы, мне захотелось, чтобы вы их еще разок повторили…

— Вы шутите?

— Возможно. Чуть-чуть… — Она повернулась ко мне, на лице ее было серьезное выражение, а темные глаза придирчиво следили за мной. — Ну и потом, вы сказали, что Пэтти убили.

— Таково было твердое убеждение службы шерифа, — угрюмо ответил я, — но сейчас я единственный человек, который все еще ставит свою подпись под этой версией.

— Что заставило остальных изменить мнение? — с любопытством спросила она.

Я рассказал ей про Стерна, про оставленную им записку и про то, как Лейверс заявил, что это решает дело ко всеобщему удовлетворению. Лицо ее все сильнее напрягалось, глаза глядели печально.

— Я не верю, что Пэтти могла сказать, будто она беременна, и пригрозила наложить на себя руки, если он не женится на ней, — тихо произнесла она. — Она была совсем не такой. У нее просто не хватило бы решимости так действовать. Она оставалась наивным ребенком, который всю жизнь прожил под пятой родителей. Он солгал, Эл.

— Я тоже так считаю, — согласился я. — Харв сочинил свое письмо по единственной причине: кто-то приставил дуло пистолета к его виску, пока он писал. Но я должен это доказать, а это очень трудно сделать, несравненная.

— Я вам помогу! — заявила она горячо. Я с сомнением посмотрел на нее:

— Как получилось, что вы так внезапно изменили свое отношение к деревенской кузине? Когда я впервые заговорил с вами о ней, в ответ раздавались одни только шуточки: клуб одиноких сердец и прочая ерунда. Тогда вам эта история показалась необычайно веселой.

— Мне думается, я просто старалась убедить себя, что ничего страшного не могло произойти, — прошептала она. — Знаете, этакая страусиная манера. Боялась принять слишком близко к сердцу случившееся. Можете ли вы это понять?

— Возможно… — Я пожал плечами. — Как вы предполагаете мне помочь?

— Я сделаю все, что вы мне скажете, Эл. Решительно все!

— Не искушайте меня… По роду вашей деятельности вам нельзя быть мягкосердечной. А то, не дай Бог, в самый неподходящий момент вы раскиснете.

— Серьезно, Эл. Скажите мне, чем я могу помочь.

— В данный момент я даже не знаю, — откровенно признался я. — Может быть, вы могли бы рассказать мне про Ровака? Вы знали, что ему принадлежат пятьдесят процентов акций «Клуба счастья Аркрайта»?

Долорес широко раскрыла глаза:

— Нет, не имела понятия. Вы предполагаете, что он имеет какое-то отношение к гибели Пэтти?

— Не непосредственное, — правдиво ответил я. — Но я убежден, что он знает гораздо больше, чем говорит. В этом клубе одиноких сердец есть что-то фальшивое, дутое, а поскольку Ровак является его совладельцем, он не может этого не знать.

— Лично я не могу представить никакой связи между бурлеск-клубом и клубом одиноких сердец, — пожала плечами Долорес. — А вы?

— Я тоже, именно по этой причине я с каждым днем все больше и больше утрачиваю способность соображать… Вы когда-нибудь слышали о человеке по имени Джордж Крокер?

— Нет, не могу припомнить. — Она покачала головой. — А он какое имеет отношение к этой истории?

— Этого я тоже не знаю… Что вам известно о Лумасе?

— Не более того, что я знала, когда вы впервые спросили меня о нем. Он работает у Ровака, следит за его катером, часто бывает в клубе… — Она грациозно пожала плечами. — Вот и все.

— Вы не знаете, был ли он когда-то актером?

— Если и был, я об этом ничего не слышала. Мне он страшно не нравится, не в состоянии найти в нем ничего положительного. Страшный бабник, но это характерно для многих мужчин. Просто я инстинктивно чувствую, что под этой бронзовой мускулатурой скрывается сгусток отвратительно злобного насилия. Вы понимаете, что я имею в виду?

— Он отсидел пару лет в Сан-Квентине за участие в групповом нападении, — сказал я. — Трудно предположить, что подобный тип способен отличить современный быстроходный катер от обычной ванны. Кстати, Ровак часто пользуется своим судном? Или оно просто стоит на приколе у пристани, украша его владения?

— Он действительно использует катер, — без колебаний ответила Долорес. — Уходит на нем не реже раза в месяц далеко в море на несколько дней.

— Полагаю, нет ничего преступного в том, если Лумас является настоящим моряком, — рассудительно изрек я. — Пожалуй, мне следует снова сходить к Аркрайтам и начать все с самого начала… — Я устало поднялся с дивана. — Думаю, нам нужно выпить еще по стаканчику…

Возвращаясь назад с полными стаканами, я угрюмо думал, что тема моих расспросов не стала яснее, я как блуждал в темноте, так и блуждаю.

— Вам необходимо немного отвлечься, Эл Уилер, — деловито заявила Долорес. — Для разнообразия подумайте о чем-то другом. Как вы ладите с этой страстной красоткой, с которой вы приходили в клуб?

— С Шерри? Нормально. Кстати, она загорелась идеей стать стриптизеркой.

— О Боже! — ахнула Долорес. — Ей надо помочь.

— Немножко. Вообще-то у нее имеется вся необходимая материальная часть. Вчера вечером она здесь практиковала разные движения, еще немного — и из нее получится настоящая профессионалка.

— Необходим профессионал, чтобы обучить профессионала! — холодно заявила Долорес. — Я понимаю, что вы пришли в восторг, находясь рядом с ней в своей собственной квартире. Разумеется, вы вообще пускаете слюнки, наблюдая, как раздевается женщина возле вашего дивана.

— Ошибаетесь, — заявил я еще более ледяным голосом, нежели ее, — случайно тоже профессионал, только в несколько иной сфере бизнеса, нежели вы. Так что я в состоянии отличить нечто стоящее от нестоящего.

— Разумеется! — коротко хохотнула она. — Два глаза, оба вылезают из орбит.

— Она весьма удачно имитировала все ваши приемы. — Я вздохнул и медленно покачал головой. — Причем это же было ее первое выступление, так сказать. Но по всей вероятности, все приемы у вас настолько отработаны, что стали практически автоматическими, верно?

— Автоматическими? — Она вскочила с кушетки, на которой так уютно свернулась. — Я сейчас покажу вам этот автоматизм! У вас есть музыка? Люба музыка?

Я подскочил к проигрывателю:

— Безразлично какая? Вас устроит увертюра к «Вильгельму Теллю»?

— Ставьте пластинку, — бросила она, — и пошире откройте глаза!

Я поставил пластинку, закурил сигарету и повернулся к Долорес. Впервые в жизни я почувствовал себя султаном, наблюдающим за своей одалиской.

Долорес сняла сандалии и аккуратно поставила их возле дивана, рассеянно расстегнула рубашку, внимательно прислушалась к звукам музыки. Затем рубашка полетела на диван, на нее бюстгальтер. Ловким неуловимым движением она освободилась от своих узких штанишек, перешагнула через них и двинулась к середине ковра.

Какое-то время она стояла неподвижно, сплетенные пальцы рук были высоко подняты над головой, верхний свет придавал шелковистый отблеск всем линиям ее потрясающего тела, на котором остались лишь крошечные шелковые трусики.

Неожиданно Долорес задвигалась с поистине вулканической энергией, ее тело поворачивалось и извивалось в фантастической симметрии движений и звуков музыки.

Позабытая сигарета давно погасла, зажатая между моими пальцами. Я был в полном смысле слова околдован. Глаза у нее были полузакрыты, на лице сохранялось отрешенное выражение, в то время как тело исполняло нечто немыслимое, невероятное и невозможное.

Это был танец практически без особых движений исполнительницы, гимн откровенному чувственному восторгу, горделивая демонстрация безукоризненно великолепного тела, контролируемого железной дисциплиной. Возможно, именно так танцевали в языческих храмах под жестокими, неуловимыми глазами их каменных идолов, когда мир был еще очень молод.

Но вот музыка закончилась, и потрясающее тело Долорес постепенно замерло, уподобилось мраморному изваянию. Руки медленно опустились, она покачала головой, как будто пробуждаясь от глубокого сна.

— Я могла бы после этого еще чего-нибудь выпить, Эл Уилер, — сказала она будничным тоном.

Я поднялся с места и на цыпочках отправился через комнату туда, где на столике стояло все необходимое. Когда я возвратился, Долорес снова лежала на диване, единственным признаком ее напряжения было учащенное дыхание.

Она забрала у меня ближайший стакан и осушила его залпом, вернула мне пустой и расправилась со вторым так же молниеносно, как с первым.

Я бросил пустые стаканы за спинку дивана, подражая старому русскому обычаю, почерпнутому из какого-то кинофильма.

— Ну и как теперь котируется ваша сексуальная куколка? — осведомилась Долорес неприятным голосом.

— Она действительно всего лишь любительница, — честно признал я. — Это же было потрясающе! Почему вы не демонстрируете это вместо своего обычного номера в клубе? Все попадают замертво.

— Разве вы не знаете старой пословицы о том, что нет смысла метать бисер перед свиньями? — небрежно бросила она. — Средний посетитель «Экстраваганцы» платит деньги, рассчитывая получить именно то, что ему там и преподносят.

— Очевидно, вы правы, — согласился я. — Хотите выпить еще? Или на этот раз просто принести сюда бутылку?

— Хватит пить, Эл, — вкрадчиво произнесла она, — мне бы хотелось еще немного поэзии, вроде того, что вы мне сказали сегодня утром. Помните?

— Помню. Комплименты вашей внешности. Вам этого хочется?

— Совершенно верно, — прошептала она. Она схватила меня за руки и направила их так, чтобы они оказались под ее тяжелыми грудями, а ее длинные ногти впились в мои запястья.

— Знаете, Эл, мне хотелось бы задумать слово, а вы должны отгадать его и изобразить, как в шараде. О'кей?

— Ну что ж, ладно. Что я должен изобразить?

— Вы помните, как вы употребили такое хитрое словечко — «изнасилование»?

— Иными словами, вам хочется оказать мне сопротивление?

— Только совсем недолго, вы, трус! Я очень быстро устаю!

Это было враньем, во всяком случае, полуправдой. Действительно, сопротивлялась она совсем недолго, но сказки о том, что она скоро утомляется… Ох, братцы!

Глава 9

Вероятно, в каждой семье есть своя особая беда, о которой не любят говорить за пределами домашних четырех стен, и Уилеры — не исключение. Один из членов нашей семьи в каждом третьем поколении наследует проклятие Уилеров, и в нынешнем поколении это я. Тут нет ничего серьезного — просто возникает в самый неподходящий момент внезапная режущая боль в солнечном сплетении. Я испытал ее на следующее утро в ту самую минуту, когда переступил порог приемной в «Клубе счастья Аркрайта». Приступы с возрастом стали реже, и я надеюсь со временем вовсе избавиться от них — ведь просто смешно, что такой парень, как я, мучается из-за угрызений совести. Но пришел именно в такое состояние, едва увидел приветливую улыбку на лице Шерри Рэнд.

— Привет, Эл, дорогой, — протянула она мелодичным голосом. — Где вы пропадали прошлым вечером? Я-то предполагала, что вы мне позвоните.

Какое-то мгновение меня подмывало сказать ей правду, но какого черта? Дамочки в этом отношении странные создания: я был уверен, что она ни за что не поймет, зачем мне понадобилось играть в шарады с Долорес.

— Я был очень занят, дорогая, — сказал я, что было чистой правдой.

— Я читала об этом в утренних газетах. — Она слегка вздрогнула. — Это тот невысокий толстяк с гвоздикой в петлице, с которым вы разговаривали в бурлеск-клубе в тот вечер, верно?

— Совершенно верно. Харви Стерн, одна из маленьких трагедий, которые нам так часто преподносит жизнь. В данный момент Аркрайты заняты распределением счастья?

— Я им сообщу о вашем приходе, — сказала Шерри. Она подняла телефонную трубку и через несколько секунд сообщила, что я могу войти. — Прошлый вечер не был полностью потерян, — с довольным видом сообщила она. — Я потратила почти три часа на отработку своей программы. Мне бы хотелось, чтобы вы посмотрели, каких успехов я добилась, Эл.

При этих ее словах я почувствовал, что темные тени у меня под глазами сделались шире.

— Это звучит великолепно, Шерри, воистину великолепно. Я позвоню вам, договорились?

— О, конечно, — холодно ответила она. — Это «не-звоните-мне-я-сам-позвоню-вам», Уилер, довольно неожиданная перемена, верно? Или я уже превратилась в еще один трофей, прикрепленный к стене в вашей комнате?

— Да нет, это сырая погода виновата, — пробормотал я, направляясь к двери кабинета Аркрайтов. — Она лишает меня жизненной энергии.

— Уже неделю не было дождя! — огрызнулась Шерри.

— Только на Западном побережье, — слабо возразил я и скрылся во временном убежище внутреннего офиса.

Сара Аркрайт сидела неподвижно за своим письменным столом, Джейкоб Аркрайт на этот раз стоял позади нее, его рука легонько касалась ее плеча. Именно в этот момент я начал всерьез сомневаться, являются ли они настоящими людьми. Они могли быть восковыми куклами, управляемыми звуковыми волнами, каждое утро Шерри должна была в первую очередь пылесосить их и настраивать на день грядущий.

На Джейкобе был надет другой костюм, такой же мятый, но коричневого цвета, и ярко-красный галстук в розовую точечку с традиционным крошечным узелком, казавшимся отвратительным нарывом на его высоком крахмальном воротничке. Он нервно улыбнулся мне, в то время как хорошо протертые стекла его очков только что не пускали солнечных зайчиков.

— Доброе утро, лейтенант, — проскрежетал он. — Мы читали про Харви Стерна…

— В утренних газетах? Как же это так? — спросил я с упреком. — Я полагал, что вы не удовлетворены уровнем современной журналистики.

На угловатой физиономии Сары появилось обиженное выражение, когда она холодно взглянула на меня. Она заменила бесформенное черное платье на бесформенное синее, это не сделало ее привлекательнее. Только сейчас мне пришло в голову, что она постоянно сидела потому, что, если бы надумала передвигаться, было бы слышно, как стучат одна о другую ее кости, а кому бы захотелось такое услышать перед обедом?

— Теперь, когда закончилась печальная история Пэтти Келлер, — резко заговорила она, — может быть, вы будете любезны возвратить нам все папки с делами, которые вы конфисковали у нас, лейтенант?

— Непременно, — кивнул я, — сегодня же пришлю их вам, если только шериф уже не сделал этого. Кстати, меня интересует, папка Джорджа Крокера не нашлась ли?

— Нет! — отрезала она.

— Я не могу этого понять, лейтенант, — в полнейшем недоумении закачал головой Джейкоб. — Совершенно не понимаю. Такого еще ни разу не случалось!

— А я бы хотела узнать, — прервала его излияния супруга, — зачем теперь-то она вам нужна? Она же утратила свое значение!

— Не думаю, — покачал я головой, — но, кстати сказать, я также сомневаюсь в том, что и Пэтти Келлер и Харви Стерн покончили с собой.

Ее выцветшие голубые глаза внезапно помутнели, когда она воззрилась на меня.

— Вы сошли с ума? — спросила она, причем это прозвучало с неожиданной непосредственностью.

— Но в газетах написано — они приводят слова шерифа Лейверса, — слабо запротестовал Джейкоб. — Меня ваше заявление буквально ошарашило, лейтенант!

— Такова моя версия, и я задался целью доказать ее. Лично я сейчас почти не сомневаюсь, что именно Джордж Крокер является ключевой фигурой ко всей загадке, найдя его, мы отыщем все ответы. Я бы хотел, чтобы вы сообщили мне о нем все, что помните.

Они беспомощно переглянулись, затем снова уставились на меня.

— Он был высоким или низкорослым? Худощавым или толстым?

— Худощавым, — твердо заявил Джейкоб.

— Толстым! — возразила Сара.

— Высоким, — сказал Джейкоб.

— Коротышкой! — бросила Сара.

— Давайте попытаемся сделать иначе, — попросил я. — Кто из вас первым беседовал с ним?

Они долго смотрели один на другого, затем одновременно закричали: «Я!»

— Может быть, ваш третий партнер, Майлс Ровак, привлек в клуб Джорджа Крокера? — высказал я предположение.

— Что за абсурд, он даже ни разу не входил в наш офис! — ответила Сара.

— Мне бы хотелось вам верить, миссис Аркрайт, — любезно заявил я, — но как-то не могу заставить себя относиться доверчиво ни к вам, ни к вашему супругу.

— Вы всегда были грубым и несговорчивым, когда мы встречались с вами в этом офисе, лейтенант!

Она наклонилась ко мне, что-то выстукивая костлявым пальцем на столе.

— Больше мы не намерены это терпеть. Если вы пожелаете снова разговаривать с кем-то из нас в будущем, мы будем настаивать на том, чтобы при этом присутствовал наш адвокат. До свидания, лейтенант!

— Сара? — Голос Джейкоба немного дрожал. — Я не думаю…

— Вот именно. И за тридцать пять лет нашей совместной жизни ты никогда ни о чем не думал! Зазвонил телефон, она схватила трубку:

— В чем дело? — Выслушав ответ, она не просто побледнела, кожа на ее щеках приобрела голубоватую окраску. — Безмозглый болван, почему же он?.. Ну да ладно. Да, полагаю, вы правы, это единственное, что вы можете сделать, увеличить партию груза еще на одну единицу. В данный момент я занята, так что мне придется позвонить вам позднее. — Она положила трубку на рычаг и слегка приподняла свои взлохмаченные брови. — Вы все еще здесь, лейтенант?

— Еще один вопрос, и я ушел… Вы боитесь Ровака? Именно из-за этого вам изменила память, когда я стал расспрашивать про Джорджа Крокера?

— Ваша грубость не уступает вашему воображению, лейтенант. Это же нелепо!

Я вышел снова во внешний офис. Шерри склонилась над какими-то бумагами и не заметила, когда я проходил мимо. Это был мрачный недружелюбный мир, и если бы я не был безумно усталым, возможно, я бы предпринял что-то в этом отношении.

Из «Клуба счастья Аркрайта» я поехал в Берлогу Лейверса дл Разочарованных Лейтенантов, но его самого на месте не оказалось, так же как и Аннабел Джексон. Я сел на стул и выкурил пару сигарет, затем в помещение ввалилась живая глыба со страшно разочарованным выражением глуповатого лица.

— Премерзкое утро, верно, лейтенант? — угрюмо осведомился сержант Полник. — Вся эта работа оказалась ненужной. Это не правильно, должен существовать закон, запрещающий людям стреляться и оставлять записки, которые перечеркивают всю работу, проделанную нами, честными копами.

— Вне всякого сомнения, в стране имеются тысячи честных копов-работяг, — холодно заметил я. — Я не думаю, что мы из их числа, сержант.

— Это просто фрагмент речи, которую я подготовил для своей старухи, лейтенант, — пробормотал он. — Мне была такая головомойка за то, что я вчера поздно вернулся, она ни за что не хотела верить, что я работал. — Он поскреб затылок. — Потом, когда я пришел сюда утром, шериф говорит мне, что все закончено, он даже не хочет выслушать мой отчет. Он орал и размахивал руками, словно моряк на тонущем судне…

— Сигнализация флажками? — догадался я.

— Вот-вот… Я всегда считал, что человек имеет право на личную жизнь, лейтенант! А наш шериф просто взбесился. Вопил, что я никуда не годен, как и этот пустоголовый лейтенант, простите мне, что я повторяю его слова, который тратит время и деньги избирателей на охоту за дикими осами.

— Дикими гусями?

— Какая разница? — с чувством сказал Полник. — Я потратил целый день и полночи, работал, не жалея сил, и в благодарность получил только выволочку от моей старухи и шерифа.

— Жизнь порой бывает очень трудной, сержант, — посочувствовал я ему. И тут внезапно вспомнил:

— Постойте, вы же проверяли всех дамочек, числящихся в списке Харви Стерна, так?

— Чего ради я этим занимался? — мрачно осведомился Полник.

— Садитесь, сержант! — Я его даже подтолкнул к стулу. — Расскажите мне решительно все об этом, ничего не упускайте. Меня интересуют даже самые пустяковые подробности.

— Лейтенант, — сказал Полник, внимательно вглядываясь в меня, — вы опять подшучиваете надо мной?

— Честное слово, нет! Это очень важно. Медленная улыбка разлилась на его уродливой физиономии.

— Вы на самом деле так считаете? Здорово! — Он глубоко вздохнул от радости. — Страшно благодарен, лейтенант. Ну что же', первая дама по списку Глэдис Влотник, она живет на Кейси-стрит, но когда я пришел туда…

Мне некуда было идти и нечем заняться, кроме как слушать его, и это было неплохо, потому что Полник принадлежал к старательным копам. Если только он раз прошел по улице, он мог сообщить в точности, какого цвета занавески висят на окнах, причем будет настаивать на том, чтобы ты все выслушал.

Он вытянул пустышку на первых четырех именах по списку, ни одна из этих особ больше не проживала по данному адресу. Все переехали неизвестно куда. Пятой оказалась школьная учительница среднего возраста, которая закатила истерику при первом упоминании о «Клубе счастья Аркрайта» и Харви Стерна, затем выставила Полника из своей квартиры, пустив в ход острый кончик своего зонта.

— Я подумал, что она немного того, понимаете, лейтенант? — Полник многозначительно постучал себя по лбу. — Зато вторая… вторая оказалась настоящим кладом. Лола Ланди. Она работает танцовщицей в одном из пригородных ночных клубов и спала, когда я позвонил. Полагаю, что она только что поднялась с постели, чтобы отворить мне дверь. — Полник даже покраснел при этом приятном воспоминании. — На ней была надета ночная сорочка, прозрачная как стекло, понимаете? Один взгляд — и ты видишь дамочку до последней родинки. Кстати, о родимых пятнах, странная вещь у этой…

— Давайте не станем обсуждать наиболее деликатные пункты анатомии Лолы, сержант! — взмолился я. — Сказала ли она вам что-нибудь интересное о клубе одиноких сердец?

— Да, и очень много, — с чувством ответил он. — Я пришел туда около трех часов дня, она еще не завтракала из-за того, что так поздно работает и все такое. Поэтому она откупорила бутылку «Канадиан Клаб» и…

— К завтраку?

— Заявила, что это поддерживает ее силы, — пояснил он, защищаясь. — Затем она предложила мне разделить с ней компанию, мы разговорились, и не успел опомниться, как бутылка опустела. За окнами уже стемнело, а она все говорила и говорила… Поверьте, мне не удавалось заткнуть ей рот…

— Ну и что же она сообщила?

— Ах да, про «Клуб счастья Аркрайта». Ну, она только что приехала в город, это было шесть месяцев назад, здесь она была совершенно одна, ей хотелось, чтобы какие-нибудь парни знакомили ее с городом и не давали ей скучать. Поэтому она вступила в этот клуб.

— Может, она обращалась к дантисту, чтобы он запломбировал ей коренные зубы? — зарычал я на сержанта. — Хватит чепухи! Меня интересует Харви Стерн и все с ним связанное, вам понятно?

— Ладно. Но вы же сами сказали: ничего не упускать, как бы это глупо ни звучало, лейтенант… Да, Стерн? Она считает, что он просто гад, распускает руки хуже, чем… — Полник растерянно заморгал глазами. — Ладно, дает волю своим рукам. Больше же всего его интересовало, есть ли у нее деньжата в банке, так что после второго свидания с ним она дала ему пинка под зад.

— И это все про Стерна?

— Все про Стерна, — согласился он.

— Может, мы сумеем сэкономить немножко времени, — медленно произнес я. — Кто-нибудь из остальных дамочек сообщил нечто большее про Стерна, чем Лола?

— Нет, лейтенант. Еще две рассказали примерно то же самое. Похоже, его больше интересовали деньги, которые могли у них быть, нежели они сами.

— Ну что же, благодарю, во всяком случае. Я оскалил зубы, понадеявшись, что он примет это за улыбку, но, судя по тому, как он попятился назад, он не обманулся.

— Была одна дамочка, которая теперь умерла, — заговорил он. — Она вышла замуж за человека, с которым познакомилась через клуб, так мне сказал старикан, владелец квартиры, но она погибла в автомобильной катастрофе в Нью-Мексико тремя месяцами позже.

— Как ее звали?

— Я записал ее имя вот здесь… — Он полистал странички в своей записной книжке и нашел искомое. — Да, вот она, Джоан Пентон.

— Это было ее имя после замужества?

— Полагаю, что нет. Старикану так и не удалось выяснить имя невысокого толстяка, за которого она выскочила замуж.

— Невысокий толстяк? — переспросил я его. — А что еще сказал про него этот старикан?

— Ему не понравился его вид. — Полник печально покачал головой. — Одевался слишком чисто и аккуратно для честного человека, гвоздичка в петлице и все такое…

— Ни одна из остальных не выходила замуж и не умирала?

— Ни одна из тех, с которыми я поговорил. Но, полагаю, из тех четырех первых кто-то мог либо выйти замуж, либо умереть или то и другое, верно?

— Думаю, вы совершенно правы, — сказал я. — Благодарю, сержант! Кстати, никто из них не упоминал имя Крокера, Джорджа Крокера?

— Крокер, говорите вы? Да, точно, Лола все время говорила о нем. Ей казалось, что она без ума от этого малого до тех пор, пока однажды вечером он не попытался уговорить ее отправиться с ним в круиз на судне, а потом страшно обозлился, когда она отказалась. Она рассказывает, будто он затолкал ее в свою машину и заявил, что она все равно поедет, — но ему пришлось остановиться по дороге на красный свет приблизительно в миле от города, она выскочила из машины и убежала. После этого она его больше ни разу не видела и не хотела видеть. Этот Крокер важен, лейтенант?

— Как мне кажется, очень важен! — ответил я. — Что еще вы выяснили о нем у Лолы?

— Больше ничего. Она слишком была занята своей рюмкой и то и дело приказывала мне держать подальше свои большие лапы. Во всяком случае, про Крокера она не стала больше вспоминать, сообщив о том, как ей удалось сбежать от него из этой машины.

— Она должна была сказать что-то еще, кроме этого! — Я повысил голос в отчаянии. — Кем был этот Крокер, раз у него была яхта для круизов в свободное время? Миллионер-яхтсмен? Любитель рыбной ловли? Кто именно?

— Вы правы!

Полник стукнул себя по лбу, и я с интересом следил, не разлетится ли рука на кусочки, но этого не произошло.

— Он был огромным, красивым малым, просто красавцем, так сказала она, к тому же актером!

— Огромное спасибо, сержант! — сказал я прочувствованно. — Вы очень помогли мне!

— Помог? — Лоб у него устрашающе наморщился, когда он пытался сообразить, чем помог. — Здорово! Я очень-очень рад, что все это время не было потрачено впустую, лейтенант!

— Конечно, — согласился я. — Кстати, вы видели сегодня мисс Джексон?

— Нет, — ответил он, качая головой. — Шериф решил, что она просто поздно встала. Сам он должен был в половине десятого отправиться в Сити-Холл на особую встречу или что-то такое.

Я потянулся к телефону и набрал номер квартиры Аннабел, минуты две слушал телефонные гудки, но мне так никто и не ответил. Острый приступ боли в солнечном сплетении напомнил мне, что Аннабел накануне вечером отправилась на свое первое свидание, организованное клубом одиноких сердец.

— Поезжайте к ней домой и проверьте, не заболела ли она и вообще что с ней, — сказал я Полнику и дал ему адрес. — Если ее не окажется дома, спросите у швейцара или соседей, не видели ли ее сегодня утром.

— Непременно, — сказал он и стал подниматься со стула, когда раздалс телефонный звонок. Я поднял трубку и произнес заученную фразу:

— Офис шерифа.

— Я бы хотела поговорить с мисс Аннабел Джексон, если можно? — произнес энергичный женский голос.

— Ее сегодня здесь нет, — ответил я.

— Ох! — Она с минуту поколебалась. — В таком случае соедините меня с лейтенантом Уилером, пожалуйста.

— Уилер слушает.

— Я Дженни Картер, — горячо заговорил голос, — соседка по комнате Аннабел, и я хочу знать, что вы с ней сделали, лейтенант?

— Я с ней совершенно ничего не делал, Дженни, и я не знал, что у нее есть соседка по комнате.

— Вот уже два месяца. — Она негромко рассмеялась. — Полагаю, она появилась после вашего последнего посещения, лейтенант.

— Очевидно, вы правы. По непонятной причине Аннабел больше мне не доверяет.

— По пяти совершенно определенным причинам, — энергично заговорила она. — Она мне все их изложила, одну за другой. Но серьезно, я волнуюсь за нее, она вообще не вернулась домой вчера ночью. Что вы с ней сделали, лейтенант?

— Я с ней ничего не делал, Дженни! — запротестовал я. — Поверьте мне, как раз собирался направить к ней на квартиру сержанта проверить, там она или нет.

— Но ведь вчера вечером она должна была выполнить ваше поручение! — не унималась Дженни. — Она мне кое-что об этом рассказала, про вашу сумасшедшую идею, чтобы она вступила в клуб одиноких сердец. Она пошла на свое первое «слепое» свидание и не вернулась до сих пор. А теперь вы заявляете, что вам о ней ничего не известно.

— Успокойтесь, мы все выясним. Существует наверняка какое-то логическое объяснение…

— Например, что ее убили! — истерично закричала Дженни Картер.

— Типун вам на язык… Что она встретилась с потрясающим парнем, они отправились в Рено и поженились! — завопил я. — Перестаньте нервничать. Мы вам сразу позвоним, как только выясним, где Аннабел.

Я поспешил повесить трубку, чтобы избежать новой истерики.

Полник вопросительно смотрел на меня.

— Звонили по поводу мисс Джексон, лейтенант?

— Ее соседка по комнате, — ответил я. — Анна-бел не было дома всю ночь. Теперь вам не стоит ехать к ней домой, но зато у меня для вас другая работа.

— Я все сделаю, — заверил он меня.

— Отправляйтесь прямиком в «Клуб счастья Аркрайта». Скажите им, что ваша фамилия Джексон, вы старший брат Аннабел. Вчера вечером она пошла на первое свидание, организованное клубом, и с тех пор не появлялась дома. И если только они немедленно не выяснят, что с ней случилось, вы прямиком отправляетесь в полицию.

— Мне, копу, идти в полицию? — изумился Полник.

— Вы вовсе не явитесь туда как коп! — проворчал я. — Вы просто ее старший брат, если желаете, отрекомендуйтесь телеграфистом.

— Здорово. Как вы считаете, могу я быть инженером-путейцем?

— Почему нет?

— Спасибо, лейтенант! — Полник горделиво выпятил грудь. — Вот кем мечтал стать, когда был ребенком… Если бы мама могла меня теперь увидеть!

Глава 10

Полник вернулся назад около трех часов с совершенно несчастным выражением лица.

— Ничего не получилось, лейтенант, — заговорил он виновато. — Я сделал все, как вы велели, и секретарь в приемной — Господи, что за потрясающа дамочка, скажу я вам! — она провела меня прямиком к Аркрайтам. Я произнес грозную речь и пару раз для острастки стукнул кулаком по столу, чтобы все выглядело как следует, но они клялись и божились, что явился я не в тот клуб одиноких сердец, они впервые слышат про какую-то Аннабел Джексон. Мы с ними спорили не менее получаса, я твердил, что знаю наверняка, что это тот самый клуб, а они спорили, что я ошибаюсь. Они предложили мне проверить все их карточки, и я это проделал, но не обнаружил ни одной с именем мисс Джексон. — Он пожал своими плечами гориллы. — После этого я уже не знал, что мне делать, и вернулся сюда. — Он посмотрел на меня по-собачьи преданными глазами. — Лейтенант, я подумал, вы скажете, что мне надо делать.

— Хотел бы я знать! — горестно воскликнул я. — Вы сделали все, что могли, там, это не ваша вина, сержант. Божиться, что им ничего о ней не известно, — совершенно логичная линия поведения для них.

— Шериф уже знает? — спросил он.

— Он еще не вернулся. Полагаю, эта его встреча продлится весь день.

— Он в Сити-Холл в настоящее время. Лейтенант, вы хотите, чтобы я поехал сейчас туда и поставил его в известность?

— Нет! — резко выкрикнул я, сразу вспомнив, что Лейверс встретил в штыки мою мысль привлечь Аннабел к расследованию деятельности клуба одиноких сердец. А теперь, когда он был убежден, что дело закрыто после признани Стерна, его реакция на исчезновение Аннабел будет бурной. Я не видел, чем он сможет помочь, кроме того, у меня самого было слишком много проблем, чтобы добавлять к ним еще и окружного шерифа.

— Так что же мы теперь делаем, лейтенант? — Скрипучий голос Полника прервал ход моих мыслей. — Вы, наверное, пошутили, что сами не знаете?

У меня промелькнула мысль, что суд вынес бы мне оправдательный приговор, если бы я пристрелил его на месте, потом мне стало жалко его разочаровывать.

— Я думаю, сержант, — важно ответил я, — даже Уилеру необходимо время, чтобы пораскинуть мозгами и учесть всякие возможности.

Зазвонил телефон, я схватил трубку.

— Лейтенант Уилер? — спросил хрипловатый женский голос.

— Он самый, — буркнул я, решив, что снова звонит Дженни Картер. Если это так, я выясню, где она находится в данный момент, поеду туда и придушу ее голыми руками.

— Эл? — Голос был такой тихий, что я почти ничего не слышал. — Это Долорес.

— Привет, я плохо вас слышу.

— Я звоню из «Экстраваганцы», не могу говорить громче, боюсь, что мен услышат. Эл, вы не забыли наш вчерашний разговор? Мы ведь успели немного потолковать… Я вас спросила, могу ли я чем-то помочь.

— Помню, конечно.

— Ну, я не знаю, имеет ли это какое-то значение или нет, но я слышала разговор Ровака с Лумасом, они определенно сегодня ночью отплывают на катере и рассчитывают отсутствовать дня два. Ровак предупредил, чтобы груз был подготовлен к отправке к десяти вечера. Это важно, Эл?

— Думаю, что да. Очень важно.

— Здесь сегодня день репетиций, — продолжала Долорес, — вот почему торчу в клубе целый день. Но около пяти я сумею улизнуть и встретиться с вами. Дом Ровака я великолепно знаю. Если желаете, мне кажется, я сумею тайком провести вас туда, чтобы вы могли проверить, что там происходит.

— Мне все это очень нравится, Долорес! — воскликнул я совершенно искренне. — Где мы с вами встречаемся?

— В двух кварталах южнее «Экстраваганцы» есть бар «Райская птица». Я буду там в пять или чуть позже.

— О'кей. И огромное спасибо, дорогая!

— Увидимся в «Райской птице», — сказала она и закончила разговор.

Я положил на место трубку и посмотрел на Полника:

— Я только что получил нить, так что меня не будет какое-то время на месте. Пока же я хочу, чтобы вы навели справки об особе, которая вышла замуж за Харви Стерна и потом погибла в автокатастрофе. Как ее звали?

— Джоан Пентон?

— Вот именно. Если это был Стерн, весьма возможно, что он выступал под другим именем, скорее всего, они обвенчались в Неваде. Потрудитесь над этим, сержант, может быть, это станет первым конкретным доказательством, которое нам удастся раздобыть. Я хочу знать, когда они поженились и под какой фамилией, подробности об автомобильной катастрофе, оставила ли девица деньги и кому они достались, была ли она застрахована, а если да, кто получил страховку.

— О'кей, лейтенант, — важно кивнул Полник. — Я сразу же этим и займусь.

— Я буду отсутствовать не знаю как долго. Когда шериф возвратится, лучше скажите ему, что произошло.

— Что мне сказать, если он поинтересуется, где вы?

— Скажите, что я уехал. Но если я не вернусь до полуночи, пусть он свяжется с береговой охраной и заставит их поискать сорокафутовый катер с кабиной, зарегистрированный на имя Майлса Ровака.

Сержант принялся что-то энергично царапать в своей записной книжке, потом в ужасе поглядел на меня:

— Что, если они найдут это судно, а вас там не будет, лейтенант?

— Не говори таких вещей! — Я даже вздрогнул. — Каждый раз, когда начинаю чувствовать себя самоотверженным копом, кому-то непременно хочетс испортить мне настроение. Если меня не будет на этом судне, весьма возможно, что я исчезну недели на три, после чего меня выбросит волной на какой-нибудь пляж.

— До той минуты, пока вы не вернетесь сюда, лейтенант, я буду ждать вас и уверен, что вы не захотите оставить нас навсегда! — заявил Полник.

Я припарковал «остин-хили» чуть дальше «Райской птицы», затем вернулс назад к бару. Внутри это было одно из многих слабо освещенных элегантных помещений, которые высоко котируются комбинациями «босс — секретарь» или «муж — чужая жена». Сначала я почувствовал себя слепым, но вскоре привык к полумраку и прошел к незанятому столику в углу. Официант, который больше смахивал на служителя в морге, привыкшего спокойно спать даже на каменном полу, не обращая внимания на насмешки многочисленных вампиров, принял мой заказ и неслышно удалился.

Я закурил и посмотрел на часы. Пять минут шестого, но Долорес предупредила, что она может немного запоздать. Официант принес мой напиток, и тут я увидел, что она входит в зал, так что я успел попросить его повторить то же самое, но дважды.

Брови официанта взметнулись вверх, он посмотрел на меня таким взглядом, который, несомненно, проник до моей печени в поисках цирроза. Мне не хотелось его разочаровывать, я согнулся над столом и слабым голосом внес коррективы в свой заказ:

— Сделайте их двойными. Я неважно себя чувствую. Именно в этот момент Долорес подошла к столику, и официант обратил свой пронизывающий взгляд уже на нее. Она была облачена в узкое платье абрикосового цвета с широкой юбкой, обтягивающее ее высокую грудь с любовной тщательностью. Я обратил внимание на то, что наш зомби на этот раз интересовался не вертикальными измерениями, позабыв о моей печени.

— Пошевеливайтесь, сынок, — сказал я ему. — Вас тут никто не задерживает.

— Два двойных? — переспросил он.

— Еще каких двойных! — рявкнул я и заметил подобие улыбки на его серой физиономии.

По-моему, он мысленно перепроверил основные размеры Долорес, затем из приличия уточнил заказ, изобразил бровями крайнее удивление и Зашаркал назад к бару.

— Что это с ним? — удивленно спросила Долорес, устраиваясь на кожаной банкетке подле меня.

— Трудно сказать…

Я улыбнулся ей, она улыбнулась в ответ.

— Как приятно видеть снова тебя, дорогой, — промурлыкала она, — я помыла посуду утром после твоего ухода, так что у тебя в квартире все чисто и аккуратно.

— Это всегда было моей мечтой, — заговорил я, понизив голос, — страстна любовь с девушкой, которая была бы по-настоящему хозяйкой в доме. Чтобы она выглядела обольстительной в фартуке и с бигуди на голове…

Явился официант с напитками, поставил стакан перед Долорес и заколебался, заметив, что я не притронулся к первому. Он несколько раз переводил взгляд с Долорес на меня, потом уставился на одну Долорес, словно собирался поместить скотч в вырез ее платья. Кончилось тем, что он придвинул стакан почти вплотную к ней в качестве жертвоприношения.

Долорес передвинула стакан ко мне.

— Что случилось с этим малым? У меня от его вида пошли мурашки по коже, какой-то чокнутый!

— Ты же сталкивалась с самыми разными типами! — безразлично махнул рукой. — Лучше расскажи мне поподробнее об этом плавании катера, которое назначено на вечер.

— Я не знаю ничего, кроме того, о чем сообщила тебе по телефону, Эл. Я проходила мимо кабинета Ровака, дверь не была плотно закрыта, услышала их громкие голоса и остановилась послушать. Как я уже говорила тебе, Ровак велел Лумасу подготовить судно к отплытию сегодня вечером и проверить, чтобы все было погружено к десяти часам, они уходят на пару дней. «Обычный маршрут», — произнес он. Уж не знаю, что это означает.

— Что-нибудь еще?..

— Дай-ка подумать… — Она приложила палец к щеке. — Да, было еще кое-что. Ровак сказал, что это будет последняя партия товара, которую они отправляют, до тех пор, пока все не уляжется.

— Каким образом ты рассчитываешь провести меня незаметно в дом?

— Под конец репетиции я притворилась больной, пожаловалась на сильное головокружение. Ровак милостиво отпустил меня домой и разрешил нынче не появляться в клубе, так что меня не хватятся… Если я приеду в его дом вечером, я объясню ему, что морской воздух должен пойти мне на пользу, а не сомневаюсь, что он не станет возражать, если я там останусь на ночь. Не думаю, чтобы он был против, как тебе кажется?

— Полагаю, что нет. Но он обязательно запротестует, если увидит мен рядом с тобой.

— Я тоже об этом подумала, — сообщила Долорес, таинственно понижая голос. — Если мы поедем на моей машине, ты сможешь сесть на пол возле заднего сиденья, когда я буду въезжать в ворота. Я припаркую машину на подъездной дорожке и быстренько вылезу из нее, так что к ней никто даже не подойдет. Ну а ты там подождешь, пока я не улучу минутку вернуться назад и провести теб в дом. Что ты на это скажешь?

— Мне в голову не приходит ничего лучшего.

— Ты собираешься окружить дом Ровака полицейскими, вооруженными автоматами и бомбами со слезоточивым газом и все такое? — спросила она затаив дыхание. — Ну знаешь, как они это делают на телевидении?

— Выглядело бы ужасно глупо, если бы я пошел на такое, а таинственный груз Ровака на поверку оказался рыболовными принадлежностями. — Я даже вздрогнул при мысли о таком конфузе. — Нет, эта операция со строго ограниченным составом участников: один мужчина и одна женщина. Я пытаюсь отыскать доказательство того, что Ровак причастен к рэкету, который каким-то образом погубил твою кузину Пэтти. И то, что мы с тобой намереваемс сделать, является незаконным деянием, тем более для копа! Об этом никто ничего не знает, даже шериф, только мы с тобой.

Долорес пригубила свой напиток, глаза у нее горели от возбуждения.

— Я просто вне себя! — восторженно заговорила она. — Мне кажется, что тайный агент или что-то в этом роде.

— Ты разработала точное расписание наших тайных операций, агент Икс — 9? — зловеще пробормотал я.

— Разумеется. Как я считаю, мы не должны туда приезжать слишком рано. Во-первых, потому, что мы хотим быть вполне уверены, что Ровак уже находитс там, к тому же он может заподозрить что-то неладное, если я так быстро выздоровлю. Я подумала, что, выпив здесь по паре стаканчиков, мы можем отправиться куда-то пообедать, чтобы выехать приблизительно в восемь. Тогда мы окажемся на месте около половины девятого, и у нас будет уйма времени до отплытия судна.

— Разумно, — согласился я. — Может быть, ты и на самом деле агент Икс, и этот Икс обозначает единственного оперативника-женщину во всей контршпионской сети, которой поручено… уж не знаю, что именно, но что-то важное. Как ты считаешь, нам надо иметь пароль и отзыв? Что-то вроде «Убери это!» в качестве пароля и «Положи назад!» — отзыва.

— Эл Уилер. — Она закатилась громким смехом. — Ты самый ненормальный тип, с которым я когда-либо встречалась, никак не могу поверить, что ты настоящий коп. Нет-нет, ты отставной водевильный комик, отрабатывающий новые номера для возвращения на сцену.

Мы действовали в точности по расписанию, предложенному Долорес: еще по два стаканчика в баре, затем отбивная в котлетной за углом. Было уже почти восемь, когда мы сели в ее машину с крытым верхом и пустились в путь.

Через полчаса мы добрались до перекрестка, откуда дорога спускалась почти отвесно к утесу, у подножия которого угнездился дом Ровака. Долорес остановила машину перед спуском, повернулась и взволнованно улыбнулась мне. Она явно нервничала.

— Как ты считаешь, может, сейчас самое время тебе исчезнуть на заднем сиденье, Эл? Мы доберемся до места через две минуты.

— Конечно, — сказал я. — Но мы доехали очень быстро, так что особой спешки не требуется, можно сначала немного поболтать. Сигарету?

— Спасибо.

Она выключила мотор, потом извлекла сигарету из протянутой мной пачки. Я зажег ее, затем вторую для себя и откинулся на спинку сиденья. Свободной рукой я обнял Долорес за плечи. Она тихонько вздохнула и тесно прижалась ко мне.

— Прекрасный вечер, — сказал я, — вот только нет луны. Уж не Ровак ли стащил ее?

— Чтобы уменьшить опасность, что его судно могут заметить. Как мне кажется, его поездка не слишком законная.

— Я вот все думал, — лениво продолжал я, — как Майлс все это рассчитал: железные ворота нараспашку, ты можешь беспрепятственно въехать внутрь и припарковать машину на подъездной дорожке поближе к дому. Ровак и Лумас поджидают в тени с обеих сторон. Как только ты останавливаешься, они одновременно распахивают задние дверцы и суют пистолет мне в лицо. После этого я присоединяюсь к Аннабел Джексон в качестве дополнительного груза дл отправки, и судно отходит по расписанию. Потом на заре они выбрасывают нас в океан, и операция успешно завершается.

Ее тело внезапно утратило гибкость.

— Эл, о чем ты говоришь? Ты сошел с ума?

— Это была великолепная попытка, радость моя, — усмехнулся я. — Ты поджидаешь у меня в квартире моего возвращения домой под двойным предлогом: у тебя наступило чистосердечное раскаяние, болит душа, ты скорбишь по своей несчастной кузине Пэтти и хочешь помочь правосудию. И второе: ты просто без ума от Уилера. В действительности же ты хотела выяснить, проглотил ли мнимое самоубийство Стерна и его предсмертную записку, которая так аккуратно все расставляла по местам.

— Ты не можешь этого говорить серьезно, Эл? — придушенным голосом взмолилась она. — После всего того, что я сделала, чтобы…

— Я не знаю, каким образом Аннабел внезапно стала проблемой, — продолжал я, не обращая внимания на Долорес, — но это, несомненно, произошло. А у теб имелась еще одна проблема — это я. Так что самым разумным было позаботитьс о нас обоих одновременное Это означало заманить меня на катер без всякой шумихи, так, чтобы никакой окружной шериф не увязался следом за мной. Когда ты узнала, что мой сержант побывал в клубе одиноких сердец, представившись братом Аннабел, ты дала ему возможность доложить мне о своей неудаче. Потом ты позвонила в психологически правильный момент и предложила мне план, как без труда и хлопот я смогу очутиться в руках у Ровака.

— Не представляю, как ты можешь даже думать с подобном вероломстве, Эл Уилер! — заговорила она все тем же придушенным голосом. — Все это ложь, отвратительная ложь!

— Я когда-то сказал тебе, Долорес, дорогая, что мне в тебе больше всего импонирует твой ум. Тебе следовало об этом помнить, тогда бы, возможно, ты не разыграла бы эту партию так глупо, как сегодня в баре. Все эти разговорчики маленькой девочки о копах с пулеметами и слезоточивым газом, окружающих жилище Ровака… я даже не знаю, каким эпитетом охарактеризовать твои действия. Но конечно, ты не могла догадаться, что в действительности не настолько туп, каким тебе казался.

— Мне нужен носовой платок! — прошептала она и схватила сумочку с сидень рядом со мной.

Ей удалось вытащить пистолет до половины, прежде чем я сжал рукой ее пальцы с такой силой, что она закричала от боли и выпустила оружие.

— Крайне сожалею, — очень вежливо заметил я. — Естественная реакция. Каждая плачущая дама нуждается в носовом платке, это верно, но ты-то не плакала и не чихала!

— Ох, заткнись! И убери прочь свои вонючие лапы! Я снял руку с ее плеч, поднял сумочку и ключи от машины одной рукой, а второй отворил дверцу с ее стороны.

— Вон! — приказал я и для поощрения толкнул в спину.

Она повернулась и презрительно посмотрела на меня, когда мы оба стояли возле машины.

— Что теперь? Мы ждем подкрепления?

— Сними туфли, — приказал я. Она с минуту поколебалась, затем выполнила мою команду.

— А теперь платье и пояс.

— Минуточку, — со злостью сказала она, — я не…

— Если ты этого не сделаешь, я сам все сорву с тебя, — произнес я самым будничным голосом. — Вот что я думаю, может быть, это будет даже забавнее!

Долорес стянула платье через голову еще до того, как я закончил фразу. За ним последовал пояс, и Долорес осталась в бюстгальтере без бретелек и крохотных трусиках. Она задрожала под дуновениями прохладного ветерка с океана и жалобно следила за тем, как я запираю ее одежду в багажник.

— И вот передо мной настоящее дитя природы, — сказал я, снова забираясь в машину. — Тебе предоставилась исключительная возможность побегать босиком на ветерке по полям и лугам.

— Грязный сукин сын! — выдавила она сквозь стиснутые зубы.

— Долорес, милая! — Я неодобрительно покачал головой, заводя мотор. — Ты же меня уверяла, что просто без ума от поэзии.

Через секунду я стал медленно спускаться вниз под уклон, предварительно вытащив свой тридцать восьмой из кобуры и положив его рядом с собой на сиденье. Когда машина добралась до подножия холма, я поднял выше свет фар, их яркие лучи показали, что железные ворота широко распахнуты. Я медленно въехал на подъездную дорожку и увидел впереди футах в тридцати припаркованный «мерседес». Если Ровак и Лумас находились именно там, где предполагал, по одному с каждой стороны дороги, свет фар их ослепит настолько, что они не смогут различить, кто ведет машину. Поэтому до остановки я был в безопасности, а это давало мне три-четыре секунды. Достаточно времени для того, чтобы отворить дверцу машины и взять в руки пистолет.

Я остановил машину в нескольких футах от «мерседеса», рывком распахнул дверцу и выскочил наружу, услыхав топот бегущих людей. Я услышал резкий голос Ровака:

— О'кей, коп, выходи спокойно и не мешкай, не то… К этому времени я уже выпрямился и мог четко разглядеть массивную тушу Лумаса, наклонившуюс вперед, когда он заглядывал в заднюю половину машины.

— Эй, босс! — неистово завопил он. — Здесь никого нет!

— Ты совершенно прав, Джордж! — сказал я, прижимая дуло пистолета к его голове. — Вели Роваку бросить пистолет, или я вышибу к чертовой матери мозги из твоей башки!

— Босс! — неистово завопил Лумас. — Не… Неожиданный грохот выстрела пистолета Ровака показался мне потрясающе громким. Я принял простейшие меры предосторожности, встав точно позади Лумаса, и Ровак никак не мог попасть в меня, кроме как через его громадное мускулистое тело, но это почему-то его не остановило. Он сделал три выстрела со своей стороны машины, тело Лумаса замоталось, когда пули угодили ему в грудь. Затем он медленно свалился на заднее сиденье, а когда его туша упала в сторону от меня, черные очертани головы Ровака неожиданно появились у меня прямо перед глазами. Догадываюсь, что и он увидел меня в этот момент, потому что сделал еще один выстрел, по ошибке не подняв пистолет достаточно быстро, так что эта пуля угодила Лумасу аккуратно между глаз. Но человека можно убить только раз, а Лумас был мертв еще до этой пули.

Я тщательно прицелился и дважды нажал на спуск. Ровак тонко пискнул и повернулся, затем исчез из виду. Я услышал стук упавшего на дорогу его пистолета и побежал туда вокруг машины.

Ровак стоял на четвереньках, упираясь в землю руками, хлюпала кровь, образовавшая уже порядочную лужу под его склоненной головой. Его пистолет валялся в нескольких футах в стороне, я ударом ноги отбросил его в кусты, окаймляющие подъездную дорожку, потом опустил руку ему на плечо:

— Ровак? Куда вас ранило?

Дернув плечом, он сбросил мою руку, при этом его собственные разъехались в стороны, он упал лицом вперед и замер. Опустившись на колени, я осторожно перевернул его. Он был уже мертв, и его лицо ниже лба сделалось неузнаваемым.

Я поднялся на ноги и побежал к парадной двери дома, она оказалась слегка приоткрытой. Я распахнул ее ударом ноги и закричал:

— Выходите, парни, и быстро! У Ровака неприятности! — Затем прижался к стене около открытой двери и стал ждать.

В холле послышались тяжелые шаги, а через мгновение волосатая, мускулистая горилла выскочила из коридора и промчалась мимо меня, направляясь к машине. Я поравнялся с бегущим через пару шагов и сильно ударил по голове дулом пистолета. Он мгновенно устал от бега и свалился на землю. Я вернулся на прежнее место возле двери и прождал еще секунд тридцать, но больше никто не появился.

Более близкий осмотр показал, что бесчувственная горилла была моим старым приятелем Луи, метрдотелем «Экстраваганцы», и я почувствовал себя среди своих. Было похоже, что он не намерен приходить в себя еще долго, поэтому оставил его на месте, а сам отправился проверить дом. Весь дом оказалс пустым, и я вздохнул с облегчением, убедившись, что их было всего трое. Поспешно вернувшись назад к Луи, я обнаружил, что тот болезненно стонет, стараясь хотя бы сесть. Я дотронулся до его уха пистолетом, и он моментально перестал стонать.

— Ровак и Лумас мертвы, — пояснил я. — Я бы предпочел видеть мертвым и тебя, потому что так было бы не в пример аккуратней. Поэтому, дружище, попробуй выкинуть какой-нибудь фокус, чтобы у меня появился предлог, договорились?

Он скосил глаза на меня и взмолился:

— Не убивайте меня, лейтенант! Я сделаю все, что вы скажете. Решительно все! Не сомневайтесь!

— Тогда вставай, мы пойдем взглянем на катер, — сказал я. — Груз уже на месте, верно?

— Я не знаю, о чем вы говорите, — промямлил он, с трудом поднимаясь на ноги.

— Это решает дело! — радостно воскликнул я.

— Подождите! — завопил он. — Конечно, конечно же вы правы! Груз на месте, как вы изволили сказать, лейтенант!

— Ну так пойдем и разгрузим его!

Я подтолкнул его пистолетом в спину, чтобы до него поскорее дошло значение сказанного мной.

Мы прошли по мосткам, затем поднялись на безупречно чистую палубу судна.

— Где они? — спросил я.

— Внизу, вон там, заперты в каюте, — сказал Луи.

— У тебя есть ключ?

— Да, вот он.

Он извлек из кармана ключ на цепочке и протянул его мне.

— Это хорошо, Луи, — похвалил я. — Продолжай действовать в том же духе, и ты проживешь еще целых десять минут.

Я приказал ему первым спуститься по лестнице к каюте, сам шел позади, но не очень близко. Когда мы подошли туда, я вернул ему ключ, разрешил отпереть дверь и пройти первым внутрь. Груз таки был на месте. Прямо против нас стояли, прижавшись спинами к переборке, три перепуганные девушки, средней была Аннабел Джексон.

Увидев пистолет у меня в руке, она быстро пришла в себя.

— Ну, — с неподражаемым презрением выговорила она, — как ни странно, но это все же Эл Уилер! Прямо скажем, вы не слишком спешили появиться здесь!

— Я бы сделал это гораздо раньше, — начал я виновато, — но ваша соседка по комнате была так расстроена тем, как внезапно вы исчезли, что я был вынужден успокаивать ее.

— Дженни? — недоверчиво спросила Аннабел.

— Ну да. — Я шумно вздохнул. — Мы сидели в вашей квартирке, самоотверженно утешал Дженни, ну а Дженни с удовольствием утешалась. Часы просто летели!

— Дженни?

Это прозвучало уже грозно.

— Скажите-ка лучше, радость моя, как получилось, что они так быстро раскусили вас и поняли обман?

— Всего лишь элементарная психология, лейтенант, — холодно ответила она, — которую вы, очевидно, не уловили… Каждая девушка старается преподнести себя в наилучшем виде, так что когда одна из девушек пытается выглядеть хуже всех остальных, она, очевидно, должна иметь на то солидные основания. После того как сцапали меня, они проверили в Сити-Холл и выяснили, кто я такая и на кого работаю. А потом этот отвратительный тип, Ровак, заявил, что я могу быть полезна в двух отношениях.

— Понятно, вы представляете дорогой товар в этой партии, — сказал я, — и он мог использовать вас в качестве приманки для меня.

Аннабел выглядела раздраженной:

— А вы откуда узнали?

— Элементарная психология, радость моя, — усмехнулся я, — всего один вопрос, прежде чем мы вернемся назад в дом и вызовем отряд полиции. Кого вы видели, когда регистрировались в клубе одиноких сердец? Их делопроизводител Шерри Рэнд?

— Нет, — Аннабел покачала головой, — она уходила на ленч, когда я туда приехала, поэтому меня расспрашивала миссис Аркрайт, потом организовала первое свидание с этим здоровенным скотом Джорджем Крокером!

— Он же Стив Лумас, — весело подхватил я. — И говорите вежливо о покойниках.

— Вы его убили?

Ее глаза широко раскрылись, она в ужасе смотрела на меня.

— Какая радость быть героем, если не оставишь после себя несколько мертвых негодяев на земле? — резонно осведомился я. — Я рад, что Шерри Рэнд непричастна к этой истории.

— Еще одна из ваших побед, герой? — с кислой миной осведомилась она.

— В этом деле всего одна, радость моя. — Я ласково улыбнулся ей. — Поскольку я был так занят Дженни, у меня не оставалось много времени на других.

Глава 11

Потом была уже поздняя ночь с подробными объяснениями окружному шерифу, хотя, признаться, я испытывал огромное удовольствие, наблюдая, как постепенно меняется выражение его лица. Он даже посчитал совершенно естественным мое сообщение о двух трупах в данном деле, но они, признаться, меня ни капельки не волновали, — я не сомневался: баллистики докажут, что Лумаса убил Ровак, а не я. Но самым забавным было наблюдать за выражением лица Лейверса, когда мы поднялись на вершину холма, возвращаясь назад в город, и подобрали потрясающую светлую блондинку, сногсшибательные формы которой были прикрыты малюсеньким бюстгальтером и миниатюрными трусиками из тонких кружев. Она съежилась на краю дороги, стуча от холода зубами; ее тело не просто посинело, а все покрылось гусиной кожей. Глаза у шерифа полезли на лоб, когда она забралась в его машину и прижалась к нему, стараясь хоть немного согреться. В конце концов он вновь обрел дар речи, испуганно посмотрел на меня и ворчливо осведомился, сколько еще почти голых особ женского пола наоставлял я по пути.

Таким образом, хотя я и страшно устал, перенервничал, но все же это было ясное солнечное утро после длинной утомительной ночи, когда я вновь входил в офис «Клуба счастья Аркрайта». Лицо Шерри Рэнд было воистину каменным, когда она подняла голову и увидела меня, и на этот раз я не слышал даже слабых аккордов гавайской гитары.

— Лейтенант Уилер, — произнесла она ледяным тоном, — знаете, я была непозволительно глупа, вообразив, что вы могли на самом деле пригласить мен прошлым вечером. Это доказывает, какая я все же наивная, верно?

— Я был занят, милая, — огорченно произнес я, — на самом деле очень занят.

— Странная вещь, — продолжила она, демонстративно зевая, — я не читала об этом в утренних газетах.

— Но непременно прочтете! — весело пообещал я. — Аркрайты дома?

— Конечно. Я сообщу им о вашем приходе.

— На этот раз вам не надо беспокоиться, Шерри, золотко, — сказал я. — Я сам о себе доложу.

Я распахнул дверь офиса и вошел внутрь. Сара Аркрайт, как обычно, сидела за письменным столом, но Джейкоб потряс меня. Он примостился возле нее, естественно, на маленьком стуле, и было похоже, что они сводили счета за месяц.

Глаза у Сары на мгновение широко раскрылись, когда она увидела меня, но сразу же затуманились и сделались непроницаемыми.

— Это совершенно невыносимо! — прошипела она. — Неужели вы настолько лишены такта, что не можете подождать, пока вас пригласят войти, лейтенант?

— Должен сказать, — на этот раз Джейкоб решился вставить пару слов от своего имени, — такое поведение едва ли можно назвать цивилизованным, лейтенант!

— Вам пора привыкать к нецивилизованному отношению к своим особам, — усмехнулся я. — Там, куда вы отправитесь, вам постоянно придется с ним сталкиваться.

Я отодвинул стул от стены и сел, повернувшись к ним лицом, затем не спеша закурил сигарету.

— Немедленно выбросите эту гадость! — На впалых щеках Сары вспыхнули красные пятна. — Как вы смеете?! Как…

— Партия товара вчера вечером не была отправлена, — деловито сообщил я, — Ровак убил Лумаса, а я убил Ровака. Луи и Долорес Келлер арестованы, большую часть ночи они давали показания в кабинете окружного прокурора, стараясь доказать, что они являются лишь мелкими пешками в чужой игре. Вы не против того, что я курю?

Кожа Джейкоба приобрела грязно-серый оттенок, он не сводил с мен испуганных глаз, а рот у него так широко раскрылся, что его искусственна челюсть, служившая ему верой и правдой не один десяток лет, неожиданно сплоховала: верхняя пластинка отстала от неба и стала щелкать по нижней.

Сара выпрямила спину еще сильнее, хотя лично мне это казалось невозможным, растопырила костлявые пальцы, затем переплела их с отвратительным хрустом.

— Мы проконсультируемся с нашим адвокатом, разумеется! — твердо заявила она, затем впервые в жизни взглянула на мужа в ожидании одобрения. Но он этого не заметил: одной рукой он прикрыл разинутый рот, а второй пыталс обуздать вышедшую из повиновения верхнюю челюсть.

— До чего же симпатичный рэкет вы тут осуществляли в течение порядочного времени, — покачал я головой, — причем всяческими путями, даже законно. У Майлса Ровака имелись тесные связи с латиноамериканскими борделями, которые всегда охотно платили хорошие деньги за «живой товар», в особенности за молоденьких девушек, предпочтительно блондинок. С помощью Лумаса, или Джорджа Крокера, зовите его как вам больше нравится, покоряющего дурочек своей мускулатурой и добивающегося в конечном счете их согласия отправитьс с ним в круиз по морю. Эта сторона дела решена была просто безукоризненно.

— Ни слова! — прокаркала Сара. — Ни одного слова, пока мы не посоветуемс с нашим адвокатом!

— Разумеется! — сказал я, вежливо наклонив голову. — Затем у вас также был Стерн, проводивший работу с пожилыми клиентками, старыми девами среднего возраста, которые с каждым проходящим днем становились все более одинокими и недалекими. Если ему не удавалось другим путем вытянуть из них с таким трудом накопленные деньги, он даже вступал с ними в брак. Само собой, что после этого он получал страховое свидетельство на их жизнь, и если им, по счастью, удавалось избежать какого-то несчастного случая с фатальным исходом в течение медового месяца, то… но ведь такова жизнь, верно? Мы располагаем подробными сведениями на Джоан Пентон, точнее говоря, покойную Джоан Пентон. Теперь можно сказать, что со стороны Ровака не было особой жестокостью заставить Стерна написать под его диктовку «предсмертную записку», потому что Стерну все равно оставалось жить не так уж долго. А пул предпочтительней газовой камеры, это мое глубокое убеждение. Как вы считаете, миссис Аркрайт? Мистер Аркрайт?

Сара облизала побелевшие губы и промолчала, ну а Джейкоб все еще продолжал сражаться со своей искусственной челюстью и тихонечко стонал, но, как мне кажется, не из-за зубов.

— Долорес рассказала нам все про Пэтти, ее деревенскую кузину, довольно недалекую девушку, которая сразу попала ей под каблук, — продолжал неспешно. — Про то, как эта дуреха совала нос не в свои дела, как она мечтала о сценической карьере, воображая, что станет великой актрисой. Как она подслушивала под неплотно закрытыми дверями однажды вечером, когда находилась в квартире Долорес, а у той состоялась конфиденциальная беседа с Роваком о латиноамериканской торговле. — Я восхищенно покачал головой. — Эта Пэтти! Что бы вы ни сказали про нее, все равно должны признать, что она была целеустремленным созданием! Она предложила обмен: молчание за то, чтобы ее сделали настоящей звездой. Полагаю, вы оказались в безвыходном положении, пойдя на подобную сделку!

Моя сигарета догорела, а в комнате не было пепельницы, поэтому я подошел к столу и бросил окурок в вазу с полуувядшими белыми гвоздиками. Раздалось тихое шипение, когда окурок коснулся воды, и я подумал, что это своеобразный реквием по старине Харву, человеку, у которого в петлице постоянно торчала розовая гвоздика.

— Когда она стояла на выступе подоконника в отеле, я разговаривал с ней через окно, — продолжал я. — Не было похоже, чтобы она намеревалась на самом деле броситься вниз. Единственное, что ее интересовало, — это время, через каждые несколько минут она справлялась, который час. Когда было около трех, она сказала, что возвращается в комнату. И двинулась ко мне, но тут у нее начался приступ рвоты, она потеряла равновесие и свалилась вниз. Вскрытие показало, что ей был подкожно введен апоморфин, вы это знаете?

— Ни слова, не посоветовавшись с нашим… Голос Сары так сильно дрожал, что она не могла договорить до конца.

— Когда Долорес сообщила нам о сделке с Пэтти, о том, что та готова была молчать про вашу торговлю белыми рабынями, если вы сделаете из нее крупную звезду, — я пожал плечами, — тогда до меня дошло. Она была всего лишь наивным деревенским созданием, ничего не понимающим в реальной жизни. Было просто, очень просто убедить ее, будто притворная попытка покончить с собой обеспечит ей портрет на первых страницах газет и успешную артистическую карьеру в дальнейшем. Коль скоро вам удалось убедить Пэтти, что от нее требуется всего лишь простоять на узком выступе сколько-то времени, а затем забраться назад в окно, так же просто было уговорить ее сделать укол «дл укрепления нервов», прежде чем она выйдет наружу. Лично я предполагаю, — продолжал я в прежнем темпе, — что вы посоветовали ей пробыть снаружи не менее получаса, чтобы произвести требуемое впечатление на публику. Впрочем, не так уж существенно, какой срок в точности вы ей порекомендовали, вам-то было важно, чтобы инъекция оказала действие. Но когда Пэтти вылезла на выступ, пять минут там показались ей пятью годами, а увидев собравшуюс внизу огромную толпу, она решила сократить срок демонстрации и вернуться в помещение поскорее. Я находился там и видел, как она приняла это решение, опоздала она на какие-то десять секунд… — Я уперся руками о край стола и склонился к ним. — Кто из вас подсказал подобную абсурдную идею Пэтти Келлер? — вкрадчиво осведомился я. — Кто из вас сделал ей укол апоморфина, прекрасно зная, что бурная реакция непременно приведет девушку к гибели?

— Это было не правильно, — пробормотал Джейкоб, по щекам у него потекли слезы раскаяния, которое наступило слишком поздно во всех отношениях. — Не правильно! Я на самом деле никогда не был согласен избавиться от этого ребенка таким кошмарным способом. Сара, ты это прекрасно знаешь!

— Ох, перестань распускать нюни! — презрительно крикнула Сара. Косточки у нее на руках щелкнули, когда она разжала пальцы. — Да, лейтенант, все сказанное вами — правда. Это было моей идеей убедить глупую девицу выйти на выступ окна, и я сама сделала ей укол!

— Послушать вас, так вы гордитесь своими поступками! — изумился я.

— Вы не понимаете, — страстно заговорила она, — вы подобны всем остальным, связанным догмами сентиментальной морали, которая лишает человеческие существа подлинных контактов друг с другом. В любом городе всего мира живут тысячи растерянных, жалких людей, полностью лишенных общения с другими людьми. Одинокие, лейтенант…

— Это легенда! — закончил я вместо нее. — Мне следовало бы с самого начала понять, что подобная фраза не могла прийти в голову Долорес!

— Именно по этой причине мы организовали наш клуб, — горделиво заявила Сара. — Помочь одиноким, растерянным и напуганным маленьким людишкам на Земле! На что может надеяться такая безмозглая курица, как Пэтти Келлер? Что ей сулит жизнь? Ничего! Я сделала ей одолжение, я в полном смысле слова облагодетельствовала ее. Она перешла от экстаза, когда убедилась воочию, что ее мечты, как она подумала, осуществляются, почти моментально в небытие. А девушки, которые отправлялись в наш круиз, лейтенант? Все они были одинокими и запуганными, иначе чего ради они пришли бы к нам? Ни одна из них не нашла бы себе достойного мужа, неженатых мужчин не так-то много, не говоря уже о достойных людях! Мы посылали их туда, где они будут испытывать радость контактов с большим количеством мужчин, чем им когда-либо снилось! Посылали их туда, где они будут в свое удовольствие наслаждаться самым интимным из всех человеческих…

По мере того как она говорила, голос ее все повышался, пока не перерос в настоящий крик.

— Сара! — Джейкоб схватил ее за руку с силой, которая была отголоском того, что оставалось запечатленным в семейном альбоме 1927 года. — Сара, дорогая, пожалуйста, не делай этого!

Она какое-то мгновение с непритворным ужасом смотрела на его руку, как будто никогда прежде ее не видела. Затем оттолкнула ее от себя.

— Не смей дотрагиваться до меня! Не смей трогать меня! Ты, грязное, трусливое создание! — закричала она на него. — Все тридцать лет нашей семейной жизни я не разрешала тебе дотрагиваться до меня. Даже думать не смей, что…

Глаза у нее внезапно помутнели, она поникла на стуле как раз в тот момент, когда в помещение вошел Лейверс в сопровождении копа в форме.

— Что, черт возьми, здесь творится, Уилер? — быстро спросил шериф. — Нам был слышен ее крик…

— Она всего лишь в обмороке, — ответил я. — Она созналась в убийстве этой девушки, Пэтти Келлер. Представляете, она внушила дурехе, что, если та встанет на выступ окна и притворится, будто собирается броситься вниз, это принесет ей потрясающую известность и поможет стать знаменитой актрисой. И это именно Сара Аркрайт сделала ей укол апоморфина. Но я сильно сомневаюсь, шериф, что мы когда-нибудь добьемся ее осуждения. — Я повернулся к Полнику:

— Вызови «скорую». Предупреди их, что тут, наверное, потребуетс смирительная рубашка.

— Бедная Сара, напряжение оказалось ей не по силам, — внезапно заговорил Джейкоб. — Выходит, я наиболее сильный из нас двоих.

Я вышел и закрыл за собой дверь, немного помедлил, чтобы закурить сигарету, потом подошел к столу Шерри.

— Очаровательная куколка, — сказал я, тепло улыбаясь ей. — Сегодняшний вечер, несомненно и безоговорочно, будет свободным у некоего Уилера. Как вы посмотрите на то, чтобы заглянуть ко мне на квартиру и продемонстрировать мне некоторые из тех потрясающих приемов, которые вы сейчас отрабатываете?

— Отвяжитесь! — отрезала она, даже не взглянув на меня.

Поэтому около десяти вечера я одиноко сидел у себя на диване, слуша одинокую музыку из моего одинокого агрегата и запивая ее из своего одинокого стакана. Мир стал мрачным и сжался до четырех одиноких стен моей гостиной, причем я никак не мог решить, пойти ли мне куда-нибудь и напиться до чертиков или сделать это, оставшись дома.

И тут раздался звонок в дверь.

Я с большими предосторожностями открыл дверь: откуда мне было знать, не затаил ли чей-нибудь муж на меня обиду.

Миниатюрная Венера с мягкими черными кудрями, падающими на плечи, подняла на меня глаза и лучезарно улыбнулась.

— Лейтенант Уилер? — спросила она мелодичным голоском.

— Это я…

— Я так рада, что разыскала вас, — спокойно заявила она и прошла мимо меня в прихожую.

До того как я вернулся в гостиную, она успела расположиться на диване, небрежно скрестив ноги, так что я имел возможность полюбоваться их формой куда выше обычной линии подола юбки.

— Я Дженни Картер, — спокойно сообщила она с глубоким вздохом, который сделал ее тоненький шерстяной свитер куда привлекательнее, чем все то, что стриптизерки надевали на себя в «Экстраваганце». — Аннабел так и не поверила мне, хотя я клялась, что ничего подобного в действительности не было, поэтому я решила, почему бы мне не приехать к вам и не сделать вашу выдумку правдой?

— Вот как? — Я вытаращил на нее глаза. Она внезапно протянула ко мне руку и толкнула меня так, что я потерял равновесие и плюхнулся на диван рядом с ней — после чего она без тени смущения забралась ко мне на колени и обвила руками мою шею.

— Приласкай меня, Эл Уилер! — очень серьезно попросила она. — Думается, это доставит мне удовольствие.



home | my bookshelf | | Разящая наповал Долорес |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 3
Средний рейтинг 4.3 из 5



Оцените эту книгу