Book: Пираты из Гонконга



Картер Браун

Пираты из Гонконга

Глава 1

Она была словно из другого мира, красивая и совершенно идеальная, как сон Востока. Изумительно сложенная брюнетка в плотно облегающем платье национального покроя из блестящего ярко-оранжевого шелка, с глубокими разрезами по бокам, которые позволяли видеть восхитительно длинные ноги и округлые бедра. И как бы в завершение этой фантазии тысячи и одной гонконгской ночи, Натали Дав, как я сразу же заметил, обидчиво оттопыривала пухлую нижнюю губку каждый раз, когда, по ее мнению, события развивались не совсем так, как она хотела.

— Вы только посмотрите на эту волшебную гонконгскую ночь, — проникновенно говорил я, — на эту лимонно-желтую луну, словно искусно вырезанную из картона и прикрепленную на темно-синем полуночном небе, как на театральном заднике. Вот мы с вами сидим здесь, в саду на крыше, и смотрим через гавань на загадочный Коулун, на котором возвышаются горные пики Новой территории...

— Энди Кэйн, — с досадой перебила она меня, — если мне потребуется экскурсия за пятьдесят центов, то я пойду в агентство.

— И самый высокий из них Тай-ма-шан, — продолжал я, не обращая внимания на то, что она меня перебила. — А с другой стороны простирается континентальный Красный Китай, суровый и загадочный. Гонконг — самый странный город Востока, последний остаток западного влияния, плавильный котел Запада и Востока, в котором появились самые красивые женщины в мире — евроазийки. За наличные здесь можно получить мечту всей своей жизни. Стоит только сказать, и тебе немедленно ее доставят. Здесь — как в магазине по сниженным ценам, и самый дешевый товар — это человеческая жизнь. Например, ты берешь девушку для танцев...

— Вы что, не можете думать ни о чем, кроме секса? — оборвала меня мисс Дав.

— Не могу, пока не приду в себя от вашего вида, — честно признался я.

— Я знала, что вам не стоило пить этот последний бокал “Стингера”, — заявила она. — Вы просто пьяны!

— Не пьян, а скорее возбужден, — объявил я. — Такие чары, как ваши, не так уж часто посещают меня в этой серой жизни. Что я могу поделать, если вы так вдохновляете меня?

Она топнула ногой.

— Вы будете наконец серьезным, Энди?

— О'кей, моя сердитая Натали Дав! — Я глубоко вздохнул. — Но мне это совсем не нравится.

— Миллион долларов... — Она понизила голос до шепота. — Он лежит на глубине двенадцати футов на дне залива.

— А залив — в три мили шириной, — холодно добавил я. — И принадлежит он Красному Китаю, а они очень ревниво относятся к своим заливам, особенно к тем, где на глубине двенадцати футов валяется миллион баксов.

— Здесь совсем другое дело, — возразила она. — У меня есть карта.

— У многих есть такие карты, — печально улыбнулся я. — Это первое, что необходимо, чтобы найти упрятанное сокровище. Но это все равно что неоткрытая золотая шахта: чтобы ее запустить, нужен слиток золота.

— Вы мне не верите? — В ее голосе послышались ледяные нотки.

— Я живу в Гонконге уже девять лет, моя дорогая, — ответил я. — Если бы я собрал вместе все карты, на которых указаны места, где спрятаны сокровища, то составил бы целую библиотеку.

Натали прикусила пухлую нижнюю губку.

— Я не собираюсь продавать вам эту карту, — резко возразила она. — Я хочу одного — чтобы вы помогли мне достать этот миллион. Чтобы я получила свою долю.

— Когда вам предлагают долю от того, что принадлежит Красному Китаю, это все равно что получить золото компартии, — сказал я задумчиво. — Вам придется отправиться на поиски сокровища одной. Это однозначно.

Она глубоко вздохнула, и блестящий шелк платья еще туже обтянул волнующие очертания ее груди.

— Энди Кэйн, — сказала она вибрирующим голосом. — Как долго вы знаете меня?

— Восемь дней, семнадцать часов и какое-то число минут, — ответил я. — За то хорошее, что вы сделали для меня, я готов на все, даже ловить рыбу.

— Восемь потерянных дней! — с горечью воскликнула она. — Я искала храброго мужчину, если хотите, солдата удачи, парня, который хорошо знает китайский берег. Я-то думала, что нашла его, когда встретила вас, а оказалось, что вы годитесь только на то, чтобы торчать здесь, пока не изжаритесь.

— Поосторожнее, дорогая, — ответил я. — Я выслушал вашу историю, но не делал никаких предложений. Она закурила сигарету.

— Вы помните войну?

— Конечно. Тогда было трудно достать виски.

— Мой брат был летчиком. Служил у Стилуэлла[1] в Китае.

— Это что, урок истории?

— Едва ли не последней акцией до того, как все рухнуло, — в сорок первом — был вывоз одного из лидеров националистов в США. У него при себе имелся чемодан, а в нем — миллион долларов.

— В рассказах об утерянных сокровищах именно это мне нравится больше всего... То есть всегда только круглая цифра. Вот и сейчас. Миллион долларов!

— Вы будете слушать? — Она нахмурилась.

— Конечно, — кивнул я. — Тем более что с того места, где я сижу, открывается изумительный вид. Она продолжила свой рассказ:

— У самолета что-то случилось с мотором, и мой брат решился на вынужденную посадку. Он хотел приземлиться на рисовое поле, но упал в залив у самого берега. Самолет разбился, и китаец погиб. Брат был ранен, но не тяжело. Он бросил чемодан в воды залива. А потом японцы взяли его в плен.

Я щелкнул пальцами, и китаец-бой забрал со стола наши пустые бокалы, чтобы снова наполнить их.

— А что было с ним потом? — спросил я.

— Он умер, — ответила Натали.

— В лагере для военнопленных?

— В сорок четвертом.

— А откуда вы узнали эту историю?

— От его товарища по плену по имени Картер. Он стал предателем. Чтобы спасти свою жизнь, вещал по радио из Токио на той же волне, что и “Токийская роза”. Когда наши ребята вошли в Токио в конце войны, Картера схватили и дали шестнадцать лет тюрьмы. Его отпустили несколько месяцев назад.

— И он сразу же кинулся к вам, чтобы рассказать эту историю? Почему же он не отправился за миллионом сам?

Она снова пожала своими восхитительными плечами.

— Потому что никто не дал бы ему ни цента. Люди не забывают предателей, Энди, они все еще помнят его. Он пришел ко мне в отчаянии. Рэй, мой брат, рассказывал ему обо мне — о своей маленькой сестренке. У меня были кое-какие деньги, и я смогла заключить с ним сделку. Я дала ему немного на жизнь и обещала какую-то часть денег, если найду их. А он дал мне карту.

Китаец-бой появился снова и поставил перед нами наполненные бокалы.

— Даже если все это правда, — сказал я. — Ведь деньги бросили в залив шестнадцать лет назад. Даже чемодан проржавеет.

— Деньги были в водонепроницаемой упаковке, — возразила она. — Я знаю, что они все еще там!

— Красные могли вытащить их. Да и любой крестьянин тоже мог их найти.

Она снова покачала головой.

— Невозможно. Потому что они не знали, где искать.

— А этот Картер? — спросил я. — Он у вас выглядит хорошим откровенным парнем. А откуда вы знаете, что он не придумал все это для того, чтобы выпросить у вас подаяние?

— Потому что он дословно процитировал мне несколько наших.., выражений. Знаете, как это водится между детьми в семье? Они пользуются словечками, которые ничего не значат для постороннего человека. Эти слова употребляли только Рэй и я. И Картер мог узнать их только от Рэя. Ему не пришлось сочинять сказки о сокровище, чтобы разжалобить меня. Я и так дала бы ему немного только потому, что он знал Рэя.

— О'кей, — кивнул я, сообразив, что нет смысла спорить. — Так что же вы хотите от меня?

— Помогите мне найти деньги. Когда мы их достанем со дна — треть ваша.

— Почему же именно я такой счастливчик?

— Потому что вы, пожалуй, единственный человек, который может найти эти деньги, — медленно проговорила она. — Такая уж у вас тут репутация.

— Но вы не дали мне возможности подтвердить ее, — с сожалением заметил я.

— Репутация контрабандиста, который занимался ввозом оружия, вот что я имею в виду. Вы знаете, как проникнуть в Красный Китай и как выбраться оттуда.

— Может быть, — согласился я. — Но организационная работа требует денег. Кто ее оплатит?

— Я, — ответила она. — Сколько?

— Пока даже не представляю, — сказал я. — Как минимум — две тысячи долларов.

— Я смогу найти такую сумму.

— Но допустим, что там вовсе нет денег. Никакого чемодана, никакого миллиона долларов. Что я тогда получу?

— Я буду платить вам сотню в день, — быстро ответила она. — Сверх организационных расходов.

— Я обдумаю ваше предложение, — пообещал я. Натали допила свой коктейль.

— Вы уже долго дурачили меня, Энди Кэйн, — фыркнула она. — Целых восемь дней! Почему бы вам не дать мне прямой ответ сейчас же?

— Дорогая, — сказал я с надеждой в голосе, — если бы вы позволили проводить вас в ваш номер отеля “Ориентал”, то я уверен: это помогло бы мне быстрее во всем разобраться.

— Перебьетесь, — отрезала она. — Даю вам еще один день. Завтра в девять вечера жду ответа. Доброй ночи, Энди!

— Доброй ночи, мисс Дав, — ответил я. — Что вы делаете для того, чтобы расслабиться? Играете в шахматы?

— Раскладываю пасьянсы. — Она едва заметно улыбнулась и удалилась, шурша шелком платья, в прорези которого сверкнуло бело-розовое бедро.

Я осушил свой бокал и просигналил бою, чтобы он снова наполнил его. Только я успел закурить сигарету в ожидании нового бокала “Стингера”, как услышал у себя над ухом вкрадчивый голос. Голос напоминал довольное ворчание кота, который убедился в том, что ветеринар хочет только проверить его зрение — и ничего более.

— Мистер Кэйн, что за приятный сюрприз встретить вас здесь!

— Хэлло, Вонг, — ответил я без особого энтузиазма. — Могу я заказать вам выпить?

Он уселся на место, которое только что освободила Натали.

— И вы не пошли вместе с такой красивой леди? — Его улыбка стала еще шире. — Не похоже на вас, мистер Кэйн.

— Иногда и мне надо отдохнуть, — ответил я.

— Говорят, что леди приехала в Гонконг не только ради удовольствия. Может быть, вы с ней говорили о делах?

Я рассмеялся:

— А вы что, не знаете, о каких делах я могу говорить с дамой, которая выглядит так, как она?

— Конечно, знаю. Всем известна ваша репутация, Энди, но я слышал, что в данный момент вы не у дел?

— Я решил бросить все на время и отдохнуть. Вы знаете, как это необходимо при моем бизнесе.

— Конечно. Но я с сожалением услышал, что вы сейчас заняты.

— Звучит так, будто у вас есть для меня что-то интересное.

Вонг со значением пожал плечами.

— У моего друга, — вкрадчиво проговорил он, — есть одно очень деликатное дело, и ему нужен человек, который мог бы справиться с ним.

— Имеете в виду меня?

— Моему другу нужны японские иены. Это не такого рода операция, которую можно осуществить через банк, вы же понимаете. Он знает, что может купить иены в Джакарте дешевле, чем здесь, в Гонконге. — Вонг хохотнул. — Между нами, Энди, у меня есть столько иен, сколько надо моему другу, но если я предложу ему их, он усомнится в их подлинности. Мой друг — недоверчивый человек. Но если вы поедете в Джакарту покупать для него иены, тогда он поверит, что они настоящие.

— Это не для меня, — ответил я. Он широко раскинул руки.

— Дело очень простое, Энди. Я познакомлю вас с моим другом. И мы заключим сделку — это слово подходит? Да, сделку с ним. Вы согласитесь поехать в Джакарту за иенами. Но вместо этого на пароме переправляетесь в Макао и проводите несколько приятных дней в маленьком отеле, который принадлежит мне. Дней через десять я передаю вам иены, вы отвозите их моему другу — и все довольны.

— Только один вопрос, — сказал я.

— Сколько вы заработаете, Энди? Две тысячи долларов, и еще у меня в отеле в Макао танцует хорошенькая евразийская девочка. Я могу представить вас.

— Это как раз то, что мне нужно. Когда я должен отправиться туда?

Вонг размышлял всего одно мгновение.

— Немедленно, — ответил он. — Моему другу не терпится заполучить иены. Мне кажется, лучше всего вам встретиться с ним завтра утром. Ему не терпится провернуть эту операцию.

— Так скоро? — Я поднял брови. — Завтра утром — слишком неожиданно. Надо все обдумать. Мне нужно время, Вонг.

— Ну конечно. — Он улыбнулся. — Обдумайте все ночью, Энди, и утром дайте мне ответ. Помните — легкие деньги и чудесный отдых в Макао. — Он поднялся и сказал:

— Надеюсь услышать ваш ответ до полудня.

Я смотрел ему вслед, прикидывая, сколько он заплатил за свой шикарный шелковый костюм. Потом, допив бокал, решил отправиться домой. Проехав половину извилистой дороги, которая вела к пику Виктории, я свернул к своему гаражу. Первый этаж дома был мой, а второй принадлежал английскому чиновнику, который вместе с женой вернулся из шестимесячного отпуска — они зарабатывали себе бронхит в лондонском тумане. Я вошел в дом и зажег свет в гостиной. И тут же увидел самого Санта-Клауса.

Он сидел, с удобствами устроившись в моем любимом кресле, положив руки на колени. У него было длинное и бледное как мел лицо. Огромный лысый череп сверкал при свете ламп.

— Прошу извинения за то, что вломился сюда, мистер Кэйн, — проговорил он тонким, пронзительным голосом. — Это только потому, что у меня к вам важное и секретное дело.

— Не беспокойтесь” — ответил я. — Приготовить вам выпить?

— Не откажусь, — ответил он. — Шотландское виски? Вы живете в соответствии со своей репутацией, мистер Кэйн. Говорят, что вас ничто не может вывести из равновесия, даже трупы.

— Что-нибудь женское, выпуклое легко выводит меня из себя. Жизнь полна знаков препинания, вы когда-нибудь думали об этом? Красивая женщина — это всегда вопросительный, а труп — восклицательный знак...

Он перебил меня.

— Я здесь по делу, мистер Кэйн, и знаю, что вы тоже деловой человек. Я хотел поговорить с вами о спрятанном сокровище. Точнее — о миллионе долларов.

— Спрятанном где?

— В заливе, — ответил он. — Есть только одно неожиданное препятствие — этот залив находится в Красном Китае.

Мне показалось, что все они слушали одну и ту же испорченную пластинку. Я сел в кресло и закурил сигарету.

— Расскажите мне поподробнее.

— Деньги лежат там давно, очень давно. Я точно знаю, как найти их, но для этого мне надо сначала добраться до залива, а потом выбраться обратно.

— Трудное дело, — заметил я. Он улыбнулся.

— Я думаю, что единственный человек, который может доставить меня туда, а потом обратно, — это вы, мистер Кэйн!

— Почему я?

— Я понимаю, что вы — человек дела и у вас здесь вполне определенная репутация. Мне не хочется ходить вокруг да около. Сокровище находится под водой в заливе Куан-по.

У меня вытянулось лицо.

— Его легче было бы достать, если бы оно находилось в мавзолее Ленина на Красной площади!

— Я знаю о трудностях, но думаю, что вы именно тот человек, который способен их преодолеть, мистер Кэйн. Ставки очень высоки!

— А вы могли бы сообщить цифры? Тогда я вам скажу, насколько они высоки на самом деле.

— Сто тысяч долларов, — медленно произнес он.

— Сотня тысяч! А когда я их получу?

— Когда мы вернемся в Гонконг.

— С сокровищем?

— Естественно.

— А если мы его не найдем?

— Я оплачиваю все ваши расходы плюс три тысячи долларов за беспокойство. Вы ничего не потеряете.

— Это как посмотреть, — усмехнулся я. — А сколько человек в вашей команде, мистер...

— Картер, — ответил он. — Джонатан Картер. Это не было для меня неожиданностью. Я сомневался в том, что он знает о Натали Дав, вернее о том, что она уже сделала мне аналогичное предложение. А может быть, он знал моего осторожного китайского друга Вонга?

— В моей команде еще двое. И одна из них — девушка.

— Но это совсем не прогулка на лодке по реке. Она это понимает?

— Понимает, — ответил он. — Тесс в очень хорошей форме.

— Мне надо подумать, — сказал я.

— Разумеется.

— Как вас найти?

— Мне будет проще найти вас, — предположил он. — Может, позвонить вам?

— Конечно. Завтра во второй половине дня.

— Отлично. Кто-то из моих партнеров может позвонить вместо меня. Девушка, Тесс Донаван. Или мужчина по имени Корво.

— О'кей, — ответил я.

Когда Картер поднялся, то оказалось, что росту в нем шесть футов и несколько дюймов.

— Надеюсь, вы примете мое предложение, мистер Кэйн. Я уверен, что оно окажется выгодным для вас.

Он направился к двери, но ему было не суждено добраться до нее.

Я услышал звон. Обернулся к окну и увидел, что сквозь дыру в стекле просунуто дуло автоматического пистолета. Я тут же бросился на пол и предостерегающе закричал. Картер попытался повернуться, но прогремели три выстрела, один за другим. Картер схватился за грудь, потом согнулся пополам и рухнул на пол.

Оружие исчезло. Потом за окном послышались звуки быстро удалявшихся шагов, которые замерли в темноте. Я полежал еще двадцать секунд. Затем осторожно поднялся на ноги.

Склонившись над Картером, я понял, что уже ничего не смогу для него сделать.



Глава 2

Субинспектор Кросс из полиции Гонконга хотел узнать очень многое.

Действительно ли я уверен в том, что не знал Картера до того, как он пришел ко мне ночью? Зачем он приходил ко мне? Почему он явился ко мне в столь поздний час?

Я сказал, что ничего не знаю. Сказал, что Картер пробыл у меня всего пять минут, прежде чем его застрелили. И я упорно придерживался этой версии. Наконец он убрался восвояси, прихватив своих людей и труп Картера.

После их ухода в доме стало совсем тихо. На моих часах было три тридцать. Я переоделся в пижаму и закурил последнюю перед сном сигарету. И тут кто-то нажал на кнопку дверного звонка.

Я накинул халат и вынул из ящика стола маузер 32-го калибра. Потом осторожно приоткрыл дверь дюймов на шесть и выставил пистолет так, что его дуло уперлось в чей-то живот.

— Ну вот, — послышался хрипловатый женский голос. — Разве так встречают дам?

— Что такое?

— Говорят, вы очень дружелюбны, мистер Кэйн. Думаю, это большое преувеличение. Я отвел в сторону ствол пистолета.

— Извините меня, я думал, что это кредитор.

— Мне говорили, что Энди Кэйн вполне мог бы назвать самого дьявола своим братом. И это похоже на правду.

— Сейчас около четырех утра, — заметил я. — Вы чем торгуете? Бессонницей?

— Я хотела вас видеть, но мне пришлось дождаться, когда уедет полиция. Мое имя Тесс Донаван, если вам это о чем-то говорит.

— Не уверен, но все-таки входите. Мало ли что может случиться ночью.

Я сунул пистолет в карман и посторонился. Тесс прошла в гостиную, и я спросил, не хочется ли ей выпить. Она ответила, что нет, и я налил себе две порции. Затем я предложил гостье сигареты, и она не отказалась. Я тоже закурил и принялся рассматривать ночную посетительницу.

Высокая, как Натали Дав, Тесс в отличие от нее была блондинкой с голубыми кукольными глазами. Она обладала кошачьей грацией, а фигура у нее была как у Венеры Милосской, если бы та занималась бодибилдингом. На ней было открытое платье, красиво переливавшееся при электрическом свете.

— Я пришла сюда одна, мистер Кэйн. Не угодно ли вам отметить это обстоятельство?

— Прошу прощения за кровь на ковре, она принадлежит не мне.

— Когда-то она принадлежала Джонатану Картеру, я полагаю? — спросила Тесс. — Как это случилось? Я в нескольких словах рассказал об убийстве.

— А что сказала полиция? — поинтересовалась моя гостья.

— Немного. Я думаю, что субинспектор поверил мне, когда я сказал ему, что ничего не знаю.

— А что еще вы сказали полицейским?

— Только это. Что Картер пробыл здесь всего пять минут и мы не успели поговорить о делах. Я сказал, что даже не понял, зачем он ко мне приходил.

— Это очень разумно, — похвалила меня Тесс.

— Вы очень любезны. Простите, вы не будете возражать, если я снова лягу в постель?

Она медленно покачала головой.

— Боюсь, что буду. Дело, по которому приходил Джонатан, становится еще более важным. Он действительно не успел вам ничего рассказать?

— Он сделал мне предложение, — ответил я. — Сокровище в заливе Куан-по...

— И вы приняли его?

— Я сказал, что мне надо подумать. Он собирался связаться со мной завтра во второй половине дня. Предложил мне сто тысяч, если мы найдем деньги. Или покрыть все мои расходы плюс три тысячи за беспокойство, если ничего не найдем.

— Он говорил что-нибудь о своих компаньонах, которые собираются поехать вместе с ним?

— Конечно. Это вы и человек по имени Корво. Я услышал какой-то шорох у себя за спиной.

— Здесь упомянули мое имя? — раздался голос. Передо мной возник мужчина среднего возраста, в безукоризненном белом тропическом костюме. У него были черные, блестящие, гладко зачесанные назад волосы, а над верхней губой — тонкая ниточка черных усов. Скорее всего, он филиппинец, подумалось мне.

— Если хотите выпить, угощайтесь, — предложил я.

— Вы все слышали, Филипп? — спросила блондинка.

— Все до последнего слова, — ответил тот. — Мне кажется, мистер Кэйн говорит правду.

— Я тоже так думаю, — согласилась она. Она снова посмотрела на меня. — Если бы Джонатана не убили, что бы вы ответили ему завтра во второй половине дня?

— Скорее всего, отказался бы. Есть много способов умереть менее болезненным способом — прямо здесь, в Гонконге.

— Но вы уже бывали в Красном Китае, — сказала она. — Нам это известно, вот почему мы обратились к вам.

— Хотите начистоту?

Корво сверкнул белозубой улыбкой.

— А почему бы и нет? Откровенность — такое редкое сейчас качество.

— Картер сказал, что готов заплатить мне сотню тысяч в случае удачи.

— Хорошая сумма! — воскликнул Корво.

— Это пока вы не добыли деньги. А потом вы станете отыскивать способы уменьшения расходов. И можете снизить их на сотню тысяч, перерезав мне горло на обратном пути, отдав меня на корм рыбам. Поэтому я и не спешу принять ваше предложение. Вы понимаете меня?

Корво весело рассмеялся.

— А вы реалист, мистер Кэйн! И мы тоже. Мы с Тесс хотим продолжить это дело. Уже без Картера, к сожалению. Если мы достанем эти деньги, вполне хватит на всех. Я не поскуплюсь, когда буду выделять вам долю, мистер Кэйн. Без вас мы ничего не найдем. А если нам повезет, все мы разбогатеем.

— Я тоже так думаю, — согласилась Тесс. — Кому нужна чужая доля? Ведь каждый получит свою... Я улыбнулся.

— Как хорошо вы говорите! Будь я шестилетним ребенком, обязательно бы вам поверил. Но в семь лет меня жестоко обманули, и я так разочаровался в людях!

— Что вы хотите этим сказать, мистер Кэйн? — спросил Корво.

— Когда я работаю, то работаю один. В моем деле двое — уже толпа, а трое — чернь, сбежавшаяся на суд Линча.

Корво облизал верхнюю губу, будто пробуя ее на вкус.

— Мне очень неприятно слышать это, мистер Кэйн. Вы же понимаете: очень важно, чтобы вы доставили нас в залив Куан-по.

— Кто убил Картера? — спросил я. Корво нахмурился.

— Не знаю. Думаю, его убили потому, что кто-то еще знает об этих деньгах. Это еще одна причина, по которой вы должны доставить нас туда как можно быстрее.

Я покачал головой.

— Помните, я видел, как убили Картера. Кто бы ни сделал это, они настроены очень серьезно. Я не хочу рисковать.

— Есть и другие способы вас убедить. — Пистолет, казалось, сам прыгнул в руку Корво.

— Подойдите ко мне поближе, — проговорил я, — и я сверну вам шею!

Блондинка сказала скучающим тоном:

— Филипп, Кэйн не из тех, кого можно напугать детскими угрозами. Если бы он испугался, он перестал бы быть тем человеком, который нам нужен. Уберите пистолет!

Корво пожал плечами.

— Может быть, вы и правы. Но что же теперь делать?

— Дайте мне поговорить с ним, — сказала Тесс. — Возможно, я смогу его уговорить.

— Очень хорошо. — Корво слегка поклонился в мою сторону. — Очень надеюсь, что вы измените свое решение, мистер Кэйн. Доброй ночи!

Дверь за ним закрылась, и в комнате воцарилась тишина. Я взглянул на блондинку.

— Я не из тех, кого легко переубедить. Тесс направилась ко мне через всю комнату походкой Саломеи, но мне никак не улыбалась перспектива увидеть свою голову отсеченной и водруженной на блюдо. Она остановилась только тогда, когда ее округлый бюст уткнулся в мою грудь. И поцеловала меня в губы.

Ее острые белые зубы покусывали мою нижнюю губу, а пальцы перебирали волосы на затылке. Потом она чуть отстранилась и с улыбкой посмотрела на меня.

— Вы мне нравитесь, Энди Кэйн, — проворковала блондинка. — Мне вообще нравятся крупные мужчины, а вы в особенности. Мы могли бы провести какое-то время вместе еще до того, как отправимся за сокровищем. А потом, когда найдем его, в нашем распоряжении будет вся оставшаяся жизнь.

— Что вы имеете в виду? — спросил я внезапно охрипшим голосом.

— Я вам предлагаю... — Она секунду помолчала, чтобы усилить эффект от своего предложения. — Все, что у меня есть! — И провела ладонями по платью, подчеркивая богатство своих форм.

— Послушайте, дорогая моя, — ответил я, — вы хорошенькая блондиночка-куколка, и я с вами с удовольствием провел бы хоть несколько лет. Но если это как-то связано с поисками сокровищ, то мой ответ — нет!

Ее взгляд затуманился.

— Я очень сожалею, Энди, — проговорила она. — Мне вас жаль!

Я молча смотрел на нее, когда она, забрав свою сумочку, выходила из комнаты. Тесс скорее плыла, чем шла.

Открыв дверь, она обернулась. Взглянула на меня.

— Если вы передумаете, то я остановилась в отеле “Ориентал”. Можете найти меня там.

И дверь за ней тихо закрылась.

На следующее утро, в десять тридцать, меня разбудил мой китаец-бой Чарли. Я сел в кровати и взял чашку кофе с подноса.

— Где тебя черти носили ночью? — спросил я.

— У меня был выходной, — смущенно улыбнулся Чарли. — Вы помните, босс?

— Забыл, — признался я. — А здесь произошло убийство.

Он усердно закивал:

— Я слышал!

— Забери ковер из гостиной и постарайся сделать так, чтобы на нем не осталось пятен крови.

— Да, босс.

— Но сначала сделай вот что. Сходи в Абердин и найди Леунга Квана. Скажи ему, что я хочу видеть его как можно скорее.

— Привезти его сюда на машине, босс?

— А почему ты решил, что можешь взять машину?

— Босс!

Я платил жалованье Чарли каждый месяц, но настоящая жизнь для него заключалась в вождении машины — причем в самоубийственном стиле, как это принято у гонконгских китайцев.

— Я пошутил, — сказал я, и его лицо сразу же прояснилось. — Конечно, возьми машину и вези Леунга.

— Хорошо, босс! — Чарли кинулся к двери.

— Да, вот еще... Попробуй связаться по телефону с мисс Дав.

Я успел допить кофе, встать с кровати и закурить, прежде чем появился Чарли.

— Ее там нет, босс. Никто не отвечает.

— Так. Поезжай в Абердин.

Когда он ушел, я побрился, принял душ и оделся. Только я собрался выпить еще чашечку кофе, как появился посетитель, но совсем не тот, которого я ожидал. Это был снова субинспектор Кросс.

— Доброе утро, — приветствовал я гостя. — Вы забыли что-нибудь, инспектор? Вы ведь забрали труп. Если хотите забрать и пятна крови, то вам придется заплатить за ковер.

Кросс улыбнулся.

— Доброе утро, мистер Кэйн. Мне хотелось бы задать вам еще несколько вопросов, если вы не возражаете.

Я провел его в гостиную и уселся напротив. Инспектор был совсем еще молодым человеком с мальчишеским лицом и открытым взглядом. Его акцент свидетельствовал о том, что он учился в английской средней школе. И пять лет, проведенных в Гонконге, научили его тому, что под солнцем не может быть ничего нового, включая Энди Кэйна.

— Мы проверили этого Картера, — начал Кросс. — Он только два дня как приехал из Манилы. Судя по документам, он из Чикаго, поэтому мы запросили тамошнюю полицию, надеясь, что они нам что-нибудь сообщат.

— Ваша логика внушает трепет, инспектор! Он вежливо улыбнулся в ответ.

— Так как Картер пробыл здесь всего два дня, — продолжал Кросс, — то кажется очень странным, что у кого-то появилась причина убить его. Вы вполне уверены, что не встречали его раньше, мистер Кэйн?

— Совершенно уверен, — ответил я.

— Зачем бы он к вам ни приходил, это обстоятельство представляется очень важным, — задумчиво проговорил инспектор. — И не только для него, но и для убийцы.

— Возможно, вы правы, — согласился я.

— У вас здесь, в колонии, сложилась определенная репутация, мистер Кэйн, — продолжал Кросс. — И вот я думаю: может, Картер приходил к вам с каким-нибудь предложением?

— Вполне возможно, — пожал я плечами. — Откуда мне знать?

Он закурил сигарету.

— Я предполагаю, Картер хотел, чтобы вы с ним куда-то поехали.

— На этом острове далеко не уедешь, а доехать на пароме до Макао он и сам бы смог.

— А я имею в виду не Макао. Я имею в виду материк, мистер Кэйн. Вы побывали там не раз.

— Это я-то?

— Да будет вам! В прошлом году вы ездили туда по крайней мере три раза. Кантон и Вейхайвей. А насчет третьего места, где вы были, мы пока не очень уверены. Мы присматриваем за людьми, мистер Кэйн, особенно за такими, как вы.

— Может быть, вы и правы. Только Картера убили прежде, чем он успел мне что-то сказать, — улыбнулся я. — Чего бы он ни хотел, одно теперь ясно окончательно: он никогда этого не получит.

— Конечно, — согласился Кросс. — Но мы кое-что узнали. По слухам, Картер задумал что-то.., очень серьезное, за что и был убит.

— Гонконг — отличное место для слухов.

— Судя по слухам, вы знаете, чего хотел Картер. Поэтому ситуация становится очень опасной для вас. Особенно опасной, потому что “Братья Золотой Лилии” заинтересованы в этом деле, а они не терпят соперничества.

— “Братья Золотой Лилии”? — Я слышал о них, но хотел прикинуться дурачком перед инспектором. — А где у них сборный пункт, в Шантри-Ла?

— Вы меня удивляете, мистер Кэйн, — ответил Кросс. — Но вы должны отнестись к ним серьезно.

Ваша же полиция в Сан-Франциско серьезно относилась в свое время к событиям в Тонге, как я понимаю.

— Но это было так давно... Тогда все думали, что каждый китаец такой же злодей, как сам Фа Манчу!

— Вам следовало бы принимать этих “Братьев” всерьез. И так как наш разговор сейчас неофициальный, мистер Кэйн, то думаю, что должен сообщить вам то немногое, что мы о них знаем.

— Так начинайте же.

Он откинулся на спинку кресла.

— Это тайное общество. Разумеется, ничего нового в этом нет. Гонконг кишит такими тайными организациями — и политическими, и мистическими, и криминальными. Но добрая половина влиятельных китайцев в Гонконге принадлежит к “Братьям Золотой Лилии”. Кто там руководит, мы не смогли узнать. Зато знаем, что многие члены были вовлечены туда силой и у них вымогали значительные взносы. Мы подозреваем, что они держат под контролем значительную часть организованной преступности и контрабанды.

— Но если вы так много знаете о них, то почему бы вам не разгромить их?

— Восемнадцать месяцев назад, — ответил Кросс, — возникло движение противодействия под руководством одного решительного китайского торговца. Он получил образование в вашей стране и вознамерился остановить это безобразие. К нему присоединились еще четверо или пятеро. В течение трех недель всех их убили.

— И вы так и не поймали убийц? Инспектор покачал головой.

— В каждом случае у трупа лежал клочок пергамента, на котором была нарисована лилия. И всегда это — отличная работа, вы же знаете сами, какой красоты линий и красок могут добиться китайские художники.

— Вы хотите запугать меня? — спросил я.

— Поверьте, вовсе нет! Но если в этих слухах есть хоть доля правды, то я советую вам хорошенько побеспокоиться о своей безопасности.

— Я подумаю об этом. Благодарю за предупреждение.

— Вы вполне уверены, что не хотите ничего добавить к тем заявлениям, которые уже сделали?

— Совершенно уверен.

— Ну хорошо. — Он пожал плечами. — Если вы измените свое мнение, то, разумеется, знаете, где меня найти. И я все-таки надеюсь, что вы передумаете, мистер Кэйн.

Через полчаса Чарли привез Леунг Квана. Леунг был рыбаком и родился в колонии, но его предки пришли с севера, поэтому он был высокого роста, более шести футов, и крепкого сложения. Леунг не отличался сообразительностью, но зато считался отличным моряком, хотя и никудышным рыбаком.

А был он никудышным рыбаком потому, что не имел времени заниматься рыбной ловлей. Его джонка, по указаниям владельца, использовалась главным образом для целей, далеких от рыбной ловли. А владельца звали Энди Кэйн.

— Еще одно путешествие, хозяин? — спросил Леунг.

— Еще одно путешествие. И я хочу, чтобы ты был готов.

— Куда на этот раз, хозяин?

— Залив Куан-по.

— Я буду готов.

— Только это секрет, Леунг.

— Да у вас, хозяин, все секрет.

— Но этот — особенный, — сказал я. — Если нет... — И я выразительно провел пальцем по горлу. — Будь готов к отплытию завтра. Возьми на борт провизии на четверых. На несколько недель. Чарли поможет тебе собраться.

— Да, хозяин. — Леунг наклонил голову. — Все будет сделано, как вы сказали.

— Чарли отвезет тебя обратно.

— Я сейчас собираюсь в Ванчау. Проведать двоюродную сестру.

Чарли широко улыбнулся, но я притворился, что ничего не заметил. Ванчау — такое место, где действительно можно найти девушку, но не родственницу, а за деньги.

— Отлично, Леунг, — произнес я. — Передай ей привет от меня, — Благодарю вас, хозяин.

Когда он ушел, Чарли вернулся в гостиную.

— Проверь снаряжение для подводного плавания, — приказал я. — Оба комплекта должны быть в отличном состоянии, с шестью баллонами сжатого воздуха. И все надо погрузить на джонку в полной готовности.

— Да, босс, — ответил Чарли, кивнув. — Чарли идет с вами?

— Думаю, что нет. Для тебя найдутся другие дела.

— Да, босс. — Он смущенно улыбнулся.

— Ты мне очень дорог, Чарли. Я хочу, чтобы ты остался здесь, при автомобиле.

— Да, босс! — На сей раз его улыбка была вполне искренней.

Я принял от него бокал с новой порцией выпивки.

— Вот выпью это и, думаю, снова лягу в постель. Звони мисс Дав, пока не застанешь. Скажи ей, что я хочу встретиться с ней сегодня в девять тридцать в саду на крыше. Если не дозвонишься ей до семи, скажи мне. Если дозвонишься, разбуди меня в восемь.

— Слушаю, босс.



— Да, вот еще что...

— Слушаю, босс?

— Почисти “бреду”.

Улыбка исчезла с лица Чарли.

— Вы берете эту штуку с собой, босс?

— Думаю, что да, — ответил я.

— Босс, этот пулемет может убить массу народа!

— Для этого он и создан, — согласился я.

Глава 3

Я занял столик у парапета сада на крыше и заказал первую порцию выпивки ровно в девять тридцать. На небе снова была словно вырезанная из картона луна, а снизу, с улицы, доносился гомон голосов и шлепанье сандалий по тротуару.

Вот уже десять вечера — и все еще никаких признаков Натали Дав. Чарли совершенно определенно сказал, что дозвонился ей и она обещала явиться ровно в девять тридцать. Но я не успел как следует подумать об этом, потому что рядом возник Вонг с сияющей улыбкой на лице.

— Добрый вечер, Энди, — вкрадчиво сказал он. — Вы не позвонили мне утром?

— Сожалею, но я общался с полицией. Вы же слышали, что случилось у меня в доме этой ночью?

— Ужасная история, — сказал он. — Что бы это могло значить?

— Я сам хотел бы знать, — ответил я, пожимая плечами. — Его убили прежде, чем он успел что-либо сказать.

— Еще загадочнее. Надеюсь, полиция разберется, кто виноват.

— Думаю, им придется туго. Нет свидетелей, никто ничего не видел, и этот тип, Картер, приехал сюда всего два дня назад.

Он уселся за стол напротив меня, хотя я его не просил об этом. Когда человек богат, как Вонг, он может делать многое без согласия окружающих.

— Ну что, вы подумали насчет моего предложения, Энди?

— Да. — Я закурил сигарету. — Полагаю, что эта работа не для меня. Но все равно — спасибо за предложение.

— Очень сожалею, Энди, — сказал Вонг. — Вы бы понравились моему другу. А теперь мне придется искать другого человека.

— Может, я когда-нибудь еще смогу оказаться вам полезным?

— Ну конечно, — согласился он, поднимаясь из-за стола.

Вонг вразвалку пошел прочь. Я пристально смотрел ему вслед. Когда он подошел к двери, ведущей в зал для танцев, ему пришлось посторониться, чтобы пропустить пару, которая как раз выходила в сад. Девушка была высокой эффектной брюнеткой, и звали ее Натали Дав. Я не знал молодого человека, который ее сопровождал, но сразу же понял: мы никогда не будем с ним добрыми друзьями.

Пара прошла к моему столику. Когда они приблизились, я поднялся.

— Извините, что я опоздала, Энди, — сказала Натали. — Я немного задержалась.

На ней было черное платье с глубоким вырезом спереди, плотно обтягивающее ее талию и бедра и широко расходящееся ниже колен.

— Немного — что? — спросил я.

Молодой человек откашлялся, привлекая мое внимание. Он был высоким и крепко сложенным, хотя и немного полноватым в талии. Лицо — словно вырубленное топором мясника, спадающие на лоб светлые, почти белые волосы и такое выражение на лице, будто он знал ответы на все вопросы. И мне захотелось задать ему несколько вопросов, как только состоится наше знакомство.

— Это Джой Кан, — представила его Натали. — Джой, а это — Энди Кэйн.

— Очень приятно, — промямлил Джой. Мы уселись, и я заказал выпивку. Себе — то же самое, мартини для Натали и пиво для Джоя.

— Вы хотели поговорить о моем предложении? — спросила Натали, когда нам принесли напитки и официант удалился.

— Да, я подумал и решил принять его.

— О, Энди! — На ее лице появилось озабоченное выражение. — Мне так жаль. Мне действительно очень жаль. Но сегодня утром я встретила Джоя, и мы пришли к соглашению.

— Как удачно для вас обоих. Кроме того, это сэкономит расходы на отель. Лицо Джоя потемнело:

— Эй, послушайте, Кэйн!

— Наверное, у Джоя есть что-то, чего нет у меня, — сказал я, обращаясь к Натали, игнорируя Кана. — Вы встретили его утром — и к вечеру вы уже партнеры.

— Джой собирается взять меня с собой, Энди. Я сожалею, но все решено.

— Я слышал, что вы немного испугались этого дела, — сказал Джой. — Теперь можете расслабиться и ни о чем не думать.

— Вы что, выиграли его в карты? — спросил я, повернувшись к Натали. Она покачала головой:

— Пожалуйста, Энди! Будьте любезны с ним, хорошо?

— Попытаюсь. Быть любезным — это для меня нечто новое. Но вот чего я не могу понять... Вы крутились вокруг меня неделю, даже дольше, пытаясь уговорить на это дело. А теперь делаете такой резкий поворот и появляетесь с парнем, которого встретили только сегодня утром...

— Джой — мой старый друг, еще по Штатам, — ответила Натали. — Просто невероятная удача, что я его встретила сегодня утром.

Я посмотрел на Джоя.

— И вы думаете, что сможете добраться туда, в залив Куан-по, и вернуться обратно?

— Конечно! — Тонкие губы Кана сложились в насмешливую улыбку. — Можно сделать все, если у тебя есть контакты и верные люди. А у меня есть контакты!

— Ну что же, попробуйте!

Я допил свой бокал и дал знак бою, чтобы он принес еще одну порцию. Затем посмотрел на Натали.

— А вы знаете, что с вами будет, если они схватят вас? Они объявят вас вражеским агентом — и правительство ничего не сможет сделать, чтобы выручить вас.

Кан рассмеялся.

— Ничтожный вы человек, Кэйн! Из-за того, что вы не получили работу, пытаетесь запугать молодую леди! Ну, ее не так-то просто напугать, не правда ли, дорогая?

— Да, — отозвалась Натали. — Меня не так-то просто напугать.

— Тогда все ясно, — сказал я. — Пришлете мне открытку.

Они поднялись из-за стола. Я внимательно смотрел им вслед, вернее смотрел, как шла Натали. Смотрел, как переливается шелк ее платья, и думал о том, что не скоро забуду ее кокетливую нижнюю губку.

Бой, который принес мне добавку, доставил также и записку. Я развернул листок и прочитал:

Жизнь сама по себе гораздо более ценный дар,

Чем красивая женщина или огромное богатство.

Будь благодарен за этот дар и наслаждайся

Его цветением, как это делает лилия.

Вместо подписи была изображена красивая лилия. Я снова подозвал боя.

— Да, сэр? — вежливо осведомился он.

— Поблагодари мистера Вонга за записку.

— Мистера Вонга? — Бой покачал головой. — Извините, пожалуйста, сэр. Записка лежала на стойке бара, на ней стояло ваше имя. Я не знаю, кто оставил ее там.

— Если увидишь мистера Вонга, все равно поблагодари его.

Бой ушел. Я пригубил коктейль, но уже не почувствовал его пикантного вкуса. Вкус вернется, так всегда бывало, но теперь он исчез.

Человек часто делает глупости. Вот и сейчас я совершил ошибку — оставил записку перед собой на столе.

— Хотите вступить в члены “Братства”, мистер Кэйн? — раздался у меня за спиной мужской голос.

Я схватил записку и скомкал ее в кулаке. Потом обернулся и увидел субинспектора Кросса, который выглядел безупречно в белом смокинге и черном галстуке.

Он радостно улыбнулся мне:

— Мое жалованье позволяет раз в месяц вообразить себя джентльменом и посетить такое дорогое место, как это, мистер Кэйн. Не возражаете, если я подсяду к вам?

— Пожалуйста, садитесь, — ответил я. Кросс сел напротив меня и подал знак, чтобы ему принесли выпить.

— Я не смог удержаться, чтобы не прочитать вашу записку, мистер Кэйн, — признался он.

— Не смогли удержаться? Что вы имеете в виду?

— Я немного наклонился вперед и смог различить слова и рисунок. Это очень умелый художник, скажу я вам, мистер Кэйн.

— А вот насколько хороший художник вы сами, инспектор?

— Вы что, думаете, я член “Братства Золотой Лилии”?

— Я думаю, что вы хорошо это придумали. Чтобы попугать меня. И заказали записку своему человеку.

— Очень интригующая записка, мистер Кэйн. Жизнь действительно гораздо ценнее, чем красивая женщина или богатство.

— И что, наш разговор может иметь отношение к этому, инспектор?

— Возможно. Очень может быть. Он слегка наклонился ко мне, и улыбка исчезла с его лица.

— Я провел кое-какие расследования, мистер Кэйн. И предполагаю, что красивая леди сделала вам предложение — поехать куда-то на север, добыть для нее какой-то груз и доставить его сюда, в Гонконг. Верно?

— Это ваша версия. Вот вы и расскажите мне о ней. Он кивнул. Внимательно взглянул на меня.

— Отлично, расскажу. Картер, которого убили прежде, чем он успел что-то сказать вам, — он, бесспорно, хотел сделать вам аналогичное предложение. Я бы очень разочаровался в вас, мистер Кэйн, если бы вы приняли хотя бы одно из них.

— Почему?

— Гонконг — огромный перевалочный пункт для Китая. Через этот город проходит почти весь товар из Китая на Запад. Кое-что легально, но по большей части — нелегально. Да вы и сами принимаете в этом участие Контрабанда — прибыльный в этой колонии бизнес, мистер Кэйн.

— Если вы так много знаете обо мне, то почему же не вышлете меня с острова? Кросс пожал плечами.

— Вы ведете свои дела очень аккуратно, мистер Кэйн. И крайне трудно поймать вас с доказательствами, которые нам нужны. Я сказал: “трудно”, но не невозможно. А между этими словами есть разница.

— Все это по-прежнему только ваши догадки, инспектор.

— Вы в свое время провернули много разных дел, — продолжал Кросс. — От драгоценных камней до золота и от нефрита до антиквариата для богатых людей. Но вот контрабандой наркотиков вы еще не занимались! Мне не хотелось бы видеть, как вы испортите свое досье, сколько бы денег за это ни заплатили.

— Наркотики? — спросил я. Он откинулся на спинку стула.

— Хватит нам разыгрывать эту сцену, словно по телевизионному сценарию, мистер Кэйн. Вы прекрасно понимаете, что это предложение связано с наркотиками, причем с огромной партией! Китай — самый крупный экспортер героина в мире, и я готов держать пари: это предложение связано с героином. Мы подозреваем, что “Братья Золотой Лилии” и есть главные агенты в Гонконге по перевозке героина через город. У них имеются люди и на материке. Они заманивают их сюда, а потом избавляются от них.

— А при чем здесь я, инспектор? Я не понимаю, о чем вы говорите!

Кросс тихо вздохнул.

— Очень хорошо. Тогда позвольте сделать предположение. Будем считать верной мою версию о том, что “Братья Золотой Лилии” держат монополию на контрабанду наркотиков. И вдруг появляется некто, имеющий, очевидно, контакты внутри Красного Китая, и он хочет самостоятельно наладить контрабанду наркотиков в обход “Братьев”. Как они будут реагировать?

— Думаю, “Братья” обидятся.

— И что же они тогда сделают? Может быть, убьют того, кто имеет контакты? Убийство Картера и та записка, которую вы получили, только подтверждают такую возможность, разве не так, мистер Кэйн?

Я молча смотрел на Кросса.

— Возможно, вы правы, — сказал я наконец. — Но кое в чем вы ошибаетесь, инспектор. Я не дотронусь до наркотиков ни за какие деньги, и в тех предложениях, которые мне делали, никогда не шла речь о наркотиках.

— Так значит, вам все-таки делали предложения, мистер Кэйн? — спросил он чересчур поспешно.

— Они хотели поехать в Амой, — ответил я. — Чтобы достать одну из амойских кошек. Вы знаете их, инспектор? Те самые, сделанные из папье-маше, с головой-маятником и хвостом, который от легкого ветерка крутится туда и сюда. У них всегда немного зловещий взгляд, словно у субинспектора полиции.

Кросс встал из-за стола и улыбнулся:

— Надо ли куда-то ехать? В Гонконге очень здоровый климат, мистер Кэйн. Думаю, что если вы останетесь здесь на какое-то время, то сами убедитесь в этом. А если, напротив, поедете, то сможете убедиться в этом еще быстрее.

Я уделил ему еще пять минут. Потом встал из-за стола. Было около одиннадцати, ночь только начиналась, и люди еще не ложились спать. Пятнадцать минут спустя я стоял у стойки регистрации отеля “Ориентал”. Клерк расплылся в улыбке, когда я назвал имя Донаван.

— Да, конечно, — сказал он. — Она занимает апартаменты на крыше.

Я поднялся на лифте и постучал в дверь. Через несколько секунд дверь распахнулась, и передо мной предстала Тесс Донаван. Она была в неглиже, с вопросительной улыбкой на лице; и то и другое выглядело так, будто их мог унести самый легкий порыв ветра. Я пожалел, что сейчас не сезон тайфунов.

— Энди Кэйн? — сказала она. — Какой приятный сюрприз!

Тесс открыла дверь пошире, и я вошел. Она пригласила меня в гостиную, где одна стена была почти сплошь из стекла и картонная луна на темно-голубом фоне висела прямо в двух футах от нее.

— Хотите выпить? — спросила она.

— Совершенно лишний вопрос, — ответил я. У нее на столе стояли джин “Гордон”, с полдюжины бутылок тоника и ведерко со льдом. Тесс приготовила мне напиток, взяла со стола свой бокал и уселась на софу. Потом похлопала рукой рядом с собой и сказала:

— Присядьте и расскажите, что там у вас. Я подошел к ней, сел и отхлебнул джина с тоником, ощутив его вяжущий вкус.

— Ну, рассказывайте, — сказала она.

— Где Корво?

— Филипп? Он пошел повидаться с человеком, который, может быть, сможет помочь нам добраться до залива Куан-по. Это китаец по имени Вонг, хотя их всех зовут Вонг, правда?

— Если он тот самый Вонг, о котором я думаю, то Корво попал не в ту компанию!

— Я так не считаю, — возразила Тесс. — Теперь, когда мы вдвоем, почему бы вам не рассказать, о чем вы думаете?

— О заливе Куан-по. Я изменил свое решение и могу доставить вас туда.

Тесс придвинулась ко мне.

— Вот как? — сказала она и улыбнулась. — Очень интересно...

— Я могу доставить вас туда. На джонке.

— На джонке? — Она сморщила носик.

— Если вы предпочитаете военный корабль, то я закажу его в Перл-Харборе.

— Но джонки все грязные, вонючие и к тому же ужасно тихоходные!

— А вот эта — очень чистая и вовсе не тихоходная, — возразил я. — У меня машина в пять сотен лошадиных сил, и лодка делает пятнадцать узлов, даже чуть больше.

Она успокоилась.

— Я знала: вы как раз тот человек, который нам нужен.

— Скажем так: вы только наполовину правы. Мы с Корво — разные люди и не нравимся друг другу. Этот ваш миллион, — продолжал я, — лежит на глубине двенадцати футов. Вы придумали, как достать его оттуда?

— Думаю, что мы могли бы нанять ныряльщиков, — с неуверенностью в голосе ответила Тесс.

— Чемодан лежит в заливе уже много лет. Даже если он все еще там, его могло занести двухфутовым слоем ила. Или снести на четверть мили от того места, где его бросили. Может потребоваться целый месяц, чтобы найти его.

Она пожала плечами:

— Нам придется оставаться там, пока мы его не найдем.

— Вы знаете побережье Китая так же, как я знаю Мерилин Монро, — сказал я. — Вы не сможете спокойно оставаться там целый месяц. Кто-то обязательно начнет задавать вам неудобные вопросы. Даже если ваше имя — Хрущев! Все надо сделать быстро. У меня есть снаряжение для подводного плавания, которое мы можем взять с собой, но это обойдется вам дороже.

— Разве сотни тысяч долларов недостаточно?

— Это если мы найдем ваш миллион. Но я хочу получить пять тысяч долларов прежде, чем мы начнем.

— Это значит... — Она внезапно замолчала, потому что раздался стук в дверь. Она поднялась.

— Наверное, вернулся Филипп. Извините меня. Я недолго.

— Конечно.

Я поднялся.

Тесс открыла дверь и тут же отскочила. В комнату ворвались два китайца. Один из них тут же захлопнул за собой дверь. Оба были вооружены ножами, и казалось, они собирались ими воспользоваться.

Было очевидно: здесь требовался герой.

Глава 4

Я “поднырнул” под ближнего из противников, отбил в сторону руку с ножом и ударил его по переносице ребром ладони. Китаец рухнул на пол.

Второй из нападавших схватил Тесс за ворот халата и занес над ней нож. Однако, увидев, что я приближаюсь к нему, сразу же отступил от Тесс и переключил внимание на меня. Я опустился на одно колено, схватил его за ногу и быстро поднялся, продемонстрировав свой знаменитый прием. Китаец ракетой взвился в воздух, и лишь в самый последний момент я сообразил, что надо отпустить его ногу. Он пролетел через всю комнату и врезался в стену. Медленно сполз по ней на пол и остался лежать без движения.

Первый по-прежнему валялся на полу, он прижимал ладони к лицу и тихо стонал. Я ударил его носком ботинка в голову, и стоны прекратились.

Тесс посмотрела на меня расширившимися глазами.

— Кто они? — в испуге спросила она.

— Я бы не признался, что они мне знакомы, даже если бы знал их.

— Но зачем?..

— Давайте попробуем выяснить это, — внес я разумное предложение.

Опустившись на колени около ближайшего ко мне китайца, я начал обшаривать его карманы. Нашел лишь немного денег. И тут меня осенило. Я отвернул рукав его куртки и увидел над запястьем татуировку — лилию. Точно такая же татуировка имелась и у второго китайца.

— Что означают эти татуировки? — спросила Тесс.

— Они принадлежат к “Братьям Золотой Лилии”.

— К кому? — Глаза блондинки расширились.

— К “Братьям Золотой Лилии”, — повторил я.

— Но это мне ничего не говорит.

— А вы видели их глаза?

— Я буду помнить их всю жизнь. — Тесс передернула плечами. — Они похожи на сумасшедших.

— Они в состоянии наркотического опьянения. У них была только одна цель — убить вас или нас обоих. Хотелось бы мне выяснить, кого из нас их подослали зарезать. Но не думаю, что это мне теперь когда-нибудь удастся.

— Что же вы собираетесь с ними делать? — спросила Тесс. — Вызвать полицию?

Я отрицательно покачал головой.

— Если мы это сделаем, то поставим вас под подозрение. Кроме того, полиция уж очень интересуется моими делами.

Я пнул ногой лежащее на полу тело и протянул руку. Тесс передала мне бокал с джином, и я с жадностью выпил. Достаточно было одного хорошего глотка, чтобы ощутить прилив энергии. Я принялся пинками выталкивать китайцев из комнаты. Несколько точных ударов — и ошалевшие от наркотиков бандиты выползли в коридор.

Я обернулся и увидел, что Тесс смотрит на меня, приоткрыв рот.

— Энди... — Ее голос дрогнул. — Вы...

— Дорогая, — предостерег я, — эти парни — профессиональные киллеры, нанятые, чтобы сделать свою работу. Они еще вернутся! — Я нагнулся, чтобы обтереть пыль с ботинок. — Впрочем, я справлюсь с любым, кто захочет выгравировать свои инициалы на моем хребте.

Тесс приготовила себе еще одну порцию джина с тоником, и я успел подставить ей и свой стакан.

Она выпила. Потом посмотрела на меня.

— Думаю, что я должна поблагодарить вас. Вы спасли мне жизнь.

— Не беспокойтесь, я это учту.

— Вы всегда так поступаете, да?

— В большинстве случаев, — признался я. — Итак, мы остановились на том, что я хочу получить пять тысяч прежде, чем мы возьмемся за это дело.

Тесс снова уселась на софу.

— Я согласна, — сказала она. — Но это нужно согласовать с Филиппом.

— О'кей, — кивнул я.

Она все еще тяжело дышала. Даже возвышение и падение Римской империи не волновало меня так, как вздымание и опускание ее груди под легким халатиком.

— Я начинаю думать, что вы лишены всего человеческого. Энди, вы можете думать о чем-либо кроме бизнеса?

— Конечно, могу. Но всему свое время и место, как сказал один мудрец, когда его жена умерла, не успев приготовить ему обед.

Тут снова раздался стук в дверь.

Я посмотрел на Тесс.

— Хотите, чтобы я подошел?

— Думаю, на этот раз Филипп, — сказала она. — Но я все-таки удостоверюсь, прежде чем открою. Тесс подошла к двери и громко спросила:

— Кто там?

Ответил голос Корво. Она открыла дверь, и он прошел в апартаменты. Увидев меня, остановился.

— Добрый вечер, мистер Кэйн.

— Хэлло, — ответил я.

Тесс, опуская подробности, рассказала ему о том, что произошло.

Корво облизал губу и кивнул в мою сторону:

— Благодарю вас, Кэйн.

— Все в порядке, — сказал я. — Как поговорили с Вонгом?

— Сплошные отговорки. Он был любезен и дружелюбен, но сказал, что не может этого сделать. Мне рекомендовал его мой друг из Манилы. Кто он такой, этот Вонг, в конце концов?

— Вы считаете, что он принадлежит к этому тайному сообществу, к “Братству Золотой Лилии”? — спросила меня Тесс.

— Может, и принадлежит, — ответил я. — Может быть, это он подослал двух подонков убить нас. Возможно, он организовал и убийство Картера.

Корво налил себе бокал.

— Вы принимаете наше предложение, мистер Кэйн?

— При определенных условиях. У меня есть мощная джонка, на которой мы можем добраться туда, а также снаряжение для подводного плавания, которое потребуется при поисках чемодана. Но я хочу получить пять тысяч еще до отправления — на расходы.

— Я с этим согласна, — тихо сказала Тесс. Корво взглянул на нее, потом посмотрел на меня.

— Что ж, разумно. Ваша доля — сто тысяч, когда мы вернемся с деньгами.

— Я принимаю эти условия, — кивнул я. Он допил джин и закурил тонкую сигару.

— Тогда остается только один вопрос — когда мы отправимся?

— Скоро, — ответил я. — И чем скорее, тем лучше. “Братья” знают о наших планах. Они, наверное, предпримут еще одну попытку остановить нас. Полиция тоже кое о чем догадалась, и они будут пристально следить за нами.

— Тогда нам надо уйти тайно, — сказал Корво. Я усмехнулся в ответ:

— Из Гонконга? Невозможно! Многие китайские рыбаки знают мою джонку. Держу пари, что среди них найдется хотя бы один член “Золотой Лилии”. У нас нет шансов ускользнуть, надо попробовать скрыться неожиданно. Я подумаю, как лучше сделать это, а вы тем временем должны подготовиться к отплытию.

— Очень хорошо, — кивнул Корво. — Мы будем готовы.

— Я не люблю повторять одно и то же. Пять тысяч?

— Я передам вам их утром, — сухо ответил Корво. Он повернулся к Тесс. — Так значит, мы договорились? Встретим Кэйна утром, отдадим ему деньги и будем ждать его инструкций?

— Да, — ответила Тесс.

— И вы не станете открывать дверь, не проверив, кто стоит за ней?

— Будьте уверены, Филипп, — усмехнулась она.

— Тогда спокойной ночи! — Он направился к двери. Тесс закрыла и заперла за ним дверь. Воспользовавшись его уходом, я снова налил себе бокал.

— А знаете, Энди, — сказала Тесс, — после того как мы заплатим вам, вы можете сидеть и ничего не делать.

— Вполне возможно.

— Я так понимаю: мы берем на себя весь риск, выплачивая пять тысяч долларов без всякой гарантии.

— Но вы мне еще ничего не заплатили.

— Заплатим утром, — напомнила она.

— Вы можете передумать к тому времени, дорогая моя.

— Мне кажется, вы сошли с ума! — воскликнула Тесс.

— Может быть. Расскажите мне о Корво.

— Что вам рассказать о нем?

— Я не спрашиваю о его личных делах, например, о том, употребляет ли он наркотики...

— Это просто смешно!

— А может, он торгует ими?

— Только не Филипп.

— Вы уверены?

— Конечно! А почему вы подумали о наркотиках?

— Я подумал: а что, если тот миллион, о котором вы все время говорите, заключен не в хрустящих банкнотах? Она взглянула на меня, и ее глаза сузились.

— Да вы пьяны, Энди Кэйн! Мы выложили все начистоту. Это миллион в обычных купюрах!

— Ну, если так, то хорошо.

Я взглянул на часы. Было половина второго.

— Уже поздно, — сказал я. — Мне пора идти.

— Вы оставите меня одну? — На ее губах появилась насмешливая улыбка. — А если снова придут китайцы с ножами? Я боюсь, Энди.

— Так не открывайте дверь, — посоветовал я. — Позвоните в службу сервиса отеля, и пусть они зовут полицию.

— А вы не хотите остаться?

— Нет, — коротко ответил я.

— Ну, — она прикрыла глаза, — вы обижаете меня.

— Увидимся завтра утром, — сказал я.

— Завтра нас будет трое. Я могу составить целый список мужчин, которые отдали бы на отсечение правую руку только за то, чтобы услышать такие слова, какие я только что сказала вам.

— И что бы вы делали с целой связкой правых рук? Готов держать пари, что все они были левшами.

— Доброй ночи, мистер Кэйн, — холодно проговорила Тесс. — Я пожелала бы вам свернуть себе шею, когда будете спускаться на лифте. Но вы можете оказаться полезным для нас, поэтому я откладываю свое пожелание до того момента, когда закончится наша поездка!

— Спокойной ночи, мисс Донаван. Я вышел из апартаментов на крыше, спустился на лифте на первый этаж, не свернув себе шею, и поехал домой. Чарли ждал меня. Я вошел в гостиную и увидел, что он уже готовит для меня выпивку.

— Все в порядке, босс, — доложил он. — Припасы заказаны и будут доставлены утром. Пулемет с патронами и эти штуки для ныряния тоже готовы. Все в большом мешке, а сверху я насыпал картошки.

Я взял у него бокал.

— Хорошо. Ты помнишь мисс Дав?

— Да, босс.

— Она тоже собирается поехать туда, но не со мной. Она едет с парнем по имени Кан. Но у них нет лодки. А она им нужна, и они, возможно, достанут ее. Я хочу знать, кто и когда даст им лодку. О'кей?

Он кивнул.

— Я разузнаю, босс. Это совсем не трудно.

— Хорошо. Но только я хочу точно знать, когда они получат ее.

— Да, босс. Я понял.

— Конечно, Чарли. А ты когда-нибудь слышал о “Братьях Золотой Лилии”?

— Да, босс. Все их знают.

— И что же ты скажешь о них?

— Очень сильные, босс. Очень влиятельны здесь, в Гонконге. Ни один человек не может поспорить с “Братьями”! — Он провел пальцем по шее.

— Инспектор думает, что, возможно, это они убили Картера, — сказал я.

— Если он прав, босс, то дело плохо.

* * *

Когда мы собрались на следующее утро, Корво был в отличном тропическом костюме, а Тесс — в вызывающем платье цвета красной меди.

— Вот ваши деньги, мистер Кэйн. — Корво передал мне конверт.

— Благодарю вас. — Я сунул конверт в карман.

— Вы не хотите пересчитать их? — спросила Тесс.

— Посчитаю дома, не хочу вас стеснять.

— Бог мой! — воскликнула она. — Как вы переменились с прошлой ночи!

Корво потирал руки.

— Ну а теперь, — сказал он с улыбкой, — мы должны выпить за наш успех!

— Подходящий повод, ничего не скажешь.

— Когда мы отправляемся? — спросил он, звеня бутылками и бокалами.

— Пока не знаю, — ответил я. — Мне еще нужно кое-что разузнать, прежде чем назначить время отправления.

— “Братья Золотой Лилии”... — с озабоченным видом пробормотал Корво. — Они хотели прошлой ночью устранить Тесс. Возможно, попробуют снова. Чем дольше мы будем торчать в Гонконге, тем больше риск...

— Верно, — согласился я. — Мы отправимся, как только появится возможность, это я вам гарантирую. А теперь я хочу спросить кое-что о заливе Куан-по.

— А что именно? — спросила Тесс.

Корво протянул нам бокалы. Я закурил сигарету.

— У вас есть карта, на которой точно указано, где находится этот миллион?

— Да, — кивнул Корво. — У нас есть такая карта.

— Откуда она у вас?

Они быстро переглянулись.

— Не вижу причины, почему бы не объяснить, — сказала Тесс. — Думаю, Энди должен знать кое-что из этой истории. Это нам не повредит.

— Думаю, что нет, — согласился Корво.

Он раскурил тонкую сигару. Потом заговорил:

— Это история Картера. Он был в плену у японцев и встретил там другого военнопленного, летчика по имени Дав. Тот служил у одного из крупных деятелей националистического Китая, и они как-то летели с большой суммой наличных. Возникли неполадки в моторе, и Даву пришлось идти на вынужденную посадку у залива Куан-по. При аварии китаец погиб.

Дав понимал, что рано или поздно его все равно ограбят, поэтому утопил деньги в заливе. Потом он попал в лагерь для военнопленных. Когда же японцы предложили ему сравнительно сносное существование за то, что он будет вещать по радио для них, он согласился.

Все было хорошо, пока японцы не проиграли войну. Военный суд Соединенных Штатов приговорил его к шестнадцати годам тюрьмы, и его отвезли на родину для отбытия наказания. Он сидел все эти годы в тюрьме, снедаемый мыслью о том, что когда он будет свободным, то поедет в Китай и обретет свое счастье.

Корво откинулся на спинку стула.

— Подумайте об этом, Кэйн. Целых шестнадцать лет человек живет одной мечтой. И вот в один прекрасный день ворота тюрьмы раскрываются — и он снова свободный человек. Свободный, чтобы превратить свою мечту в реальность. Но за эти годы мир изменился, и Китай стал красным. Человек, подобный Даву, не имел никаких шансов легально попасть в страну. А попасть туда нелегально стоило больших денег. Но через три месяца он столкнулся с куда худшим препятствием — заболел неизлечимым недугом. Доктора сказали, что он не проживет и года.

Я загасил сигарету в пепельнице и ожидал продолжения рассказа.

— Единственная родственница Дава — сестра Натали, у которой был ненадежный заработок певицы в ночных клубах. Он разыскал ее в Лос-Анджелесе, в клубе, который принадлежал человеку по имени Кан. Она приютила Дава на некоторое время — он не мог больше работать, его болезнь вступила в последнюю фазу. И наконец Дав вынужден был признать тот факт, что ему не прожить так долго, чтобы добыть эти деньги и воспользоваться ими.

Тогда он стал перебирать своих знакомых — не может ли кто-нибудь из них помочь? И вспомнил своего давнего друга по японскому лагерю для военнопленных. Он отыскал Картера в Чикаго, тот сделал карьеру и стал владельцем завода. Дав рассказал ему свою историю. Потом нарисовал карту и заставил поклясться, что если тот найдет деньги, то третью часть передаст его сестре.

— Так значит, Картер первым получил ту карту? — спросил я.

Корво кивнул.

— К несчастью, Дав, вернувшись к сестре, все рассказал ей. Она заставила его нарисовать карту, прежде чем он скончался. Потом договорилась с Каном, который дал денег, и они решили попытать счастья сами.

— А как же вы с Тесс появились на сцене? Тесс улыбнулась.

— Мы с Картером были друзьями. Од спросил меня, не хочу ли я поехать с ним, и я согласилась.

— А я служил с ним на Филиппинах в начале войны, — добавил Корво. — Мы выполняли кое-какие разведывательные задания. Он взял с собой в Манилу мисс Донаван. А я возглавлял там бюро расследований. Картер предложил мне присоединиться к экспедиции на долевых условиях с полностью оплаченными расходами. Официально мы считались туристами. Картер считал, что присутствие мисс Донаван придаст поездке больше достоверности.

— Спасибо за информацию, — сказал я. — А вы знаете, что Натали Дав сейчас в Гонконге?

— Да, — ответил Корво, — знаем.

— И это вас не тревожит? Он пожал плечами.

— Мы провели в Гонконге уже неделю до того, как решили обратиться к вам, и все это время наблюдали за Натали. Мы знаем, когда она обратилась к вам, и хотели посмотреть, что из этого получится. И мы ждали появления Кана. Он приехал вчера.

Я закурил вторую сигарету.

— Но почему Натали обратилась в первую очередь ко мне? Ведь она знала, что будет работать вместе с Каном.

— Скорее всего, она вела хитрую игру. Она понимала, что вы — единственный белый человек, который мог бы помочь им в этой экспедиции. Кроме того, она могла знать, что в любой момент здесь может появиться Картер. Возможно, она опасалась, что он приедет раньше Кана и опередит их. Поэтому и сделала вам это предложение. Решила: если вы откажетесь, то откажете и Картеру, когда он приедет.

— А она привлекательная женщина, верно? Может, она из рода Лукреции Борджиа?

— Да, мистер Кэйн, я тоже так думаю, — отозвалась Тесс.

— Кто, по-вашему, убил Картера? — спросил я Корво. Он пожал плечами.

— Не могу сказать. Еще вчера я мог бы предположить, что это Натали или Кан. Или они вместе. Но после того ночного нападения можно допустить, что это сделали люди из тайного китайского общества.

— Очень может быть, — согласился я.

— Я не хотел, чтобы Картер шел к вам один, но он настоял на своем. Я полагал, что вы могли уже принять предложение Натали, и тогда его визит был бы напрасен, но я не видел больше никого, кто бы мог нам помочь.

— Ну, это уже академический вопрос, — сказал я, поднимаясь на ноги. — Я свяжусь с вами, когда все будет готово.

— Не откладывайте надолго, Кэйн. Иначе я начну подозревать, что вы не хотите выполнять вашу часть работы. Я опасный человек, когда меня стараются провести!

— Ну, партнер, что за подозрения?

За двадцать минут я добрался от апартаментов Тесс в отеле “Ориентал” до офиса Вонга в Тайшан-Билдинг. Я назвал хорошенькой девушке-секретарше свое имя, и уже через несколько минут меня пригласили в его кабинет.

— Энди! — воскликнул он. — Какой приятный сюрприз!

— Благодарю вас.

— Не угодно ли присесть?

Я подсел к письменному столу напротив него. Вонг уютно сложил руки на своем пухлом животе и вопросительно посмотрел на меня.

— Может быть, вы изменили свое решение по поводу того дельца, Энди?

— Нет, — ответил я. — Я случайно проезжал мимо и решил заглянуть к вам. Надо поговорить.

— Я в восторге от того, что вы зашли. — Он улыбнулся. — Разговор будет серьезный?

— Да как сказать... Со мной говорила полиция по поводу смерти Картера. Они склонны обвинить некое тайное общество, которое называется “Братья Золотой Лилии”. Я подумал, что вы можете что-то знать о них, Вонг. Вы очень влиятельный человек в Гонконге.

— Конечно, я слышал о них, — ответил он. — Они действительно держат в руках всю колонию. Но я коммерсант, Энди, и не интересуюсь делами, которые меня не касаются.

Я сохранял “каменное” выражение лица.

— Рад слышать это. Потому что, насколько я могу судить, у “Братьев” сложилось ложное представление о предложении, с которым приходил ко мне Картер. Оно их совершенно не задевает.

— Очень интересно. Но если бы я хоть немного понимал, о чем вы говорите!

— Я понимаю, что “Братья” — единственные импортеры и экспортеры некоего очень ценного товара. Интересы Картера не были связаны с этим товаром. Он вообще не имел в виду какое-нибудь дело, связанное с регулярным импортом — экспортом. Это была разовая акция.

Вонг зацокал языком и покачал головой:

— Энди, к чему столь странные разговоры?

— Мне показалось, что вам это было бы интересно узнать, — ответил я.

— Почему мне должно быть интересно узнать об этом? — спросил он. — Какое мне дело до Картера и его проблем? Или до “Братьев Золотой Лилии”, о которых вы мне рассказали? — Он сокрушенно покачал головой и изрек:

— Лучше оставаться в тени, чем оказаться без головы.

Я поднялся со стула и кивнул.

— Спасибо, что уделили мне время, Вонг. Выйдя на улицу, я решил, что морская прогулка освежит меня, поэтому на ближайшем же пароме отправился в Коулун. После десятиминутного путешествия я почувствовал себя лучше, достаточно хорошо, чтобы навестить своего старого приятеля, который продавал туристам антиквариат и произведения искусства. Дела у него шли настолько хорошо, что в задних комнатах он мог держать целую команду мальчиков и девочек, которые и изготовляли для него этот антиквариат и произведения искусства. Моего приятеля звали Ченг Цеток. Когда я вошел в его магазин, меня обдало холодом от кондиционера, словно я наткнулся на ледяную глыбу. Ченг сам вышел поприветствовать меня.

— У вас есть что-нибудь для меня, мистер Кэйн? — расплылся он в улыбке. — Что-нибудь особенное, импортное?

— В другой раз, Ченг.

— Тогда, может быть, вы хотите что-нибудь купить? У меня есть прекрасный нефрит.

— А вы уверены, что это не кость? — усмехнулся я.

— Для вас, мистер Кэйн? — Он укоризненно улыбнулся. — Разве вы турист, у которого денег больше, чем здравого смысла?

— Нет, — ответил я. — Я пришел с предложением, Ченг. И я готов платить.

— Да? — Он взглянул на меня с интересом. — Может, пройдем в заднюю комнату, мистер Кэйн?

Миновав прошуршавший занавес из бусинок, я проследовал за ним по грязноватому коридору, где были расставлены столы, за которыми его люди прилежно трудились, создавая антикварные вещи. Наконец мы добрались до задней комнаты.

— Не желаете ли выпить, мистер Кэйн? Вон там, в лакированном шкафчике, ваше любимое шотландское виски. Извините, что не присоединюсь к вам, но вчера моя молодая племянница выходила замуж, и было слишком много рисового вина. Я крепко выпил. Теперь раскаиваюсь.

Я налил себе виски. Уселся на стул.

— Вы сказали, что есть какое-то дело, в котором я могу быть полезен?

— Отчасти, — ответил я. — Мне кажется, что вы можете установить контакт с нужным мне человеком, Ченг. Сюда прибыли двое американцев, мужчина и женщина. Их зовут Джой Кан и Натали Дав. Они собираются проехать к побережью — далекий путь — и ищут проводника.

— Опасное путешествие!

— Так и есть, Ченг, — подтвердил я. — Они мои хорошие друзья, и я не хотел бы, чтобы им причинили какой-нибудь вред. Поэтому и задумал сыграть с ними шутку, которая избавит их от опасности.

— Шутку? — Он вопросительно поднял брови. Я отпил немного виски.

— Разумеется, шутку. Если мои друзья будут нанимать лодку, чтобы попасть.., в определенное место, можно доставить их совсем не туда...

— И они не должны подвергаться опасности?

— Верно.

Ченг положил локти на стол и постучал по нему пальцами.

— Кажется, я понимаю, что вы имеете в виду, мистер Кэйн. Вы хотите доставить их... Скажем, на один из маленьких островков к северу от Гонконга, откуда их в любой момент можно забрать. Может, в один из заливов Байес-Бей?

Я покачал головой.

— Не надо Байес-Бей. Там им мигом перережут глотку. Нет, Ченг. Я действительно не хочу, чтобы им причинили вред.

— Понимаю, — сказал он, кивая. — Тогда можно найти другой, более безопасный остров.

— Послушайте, Ченг, — сказал я, тщательно подбирая слова. — Знаю, что обижаю вас, но у меня нет выбора. Я хочу убрать их из Гонконга и оставить на каком-нибудь острове, где они будут в полной безопасности. Может быть, на несколько недель, может, чуть дольше, но не надолго.

— Хотите убрать их с дороги, но так, чтобы они были в безопасности, — кивнул Ченг. — Но прежде всего вы, мистер Кэйн, не хотите, чтобы они попали в Китай?

— Вы же знаете, какой это риск. Для них же — просто самоубийство.

— Учитывая тот факт, что именно вы не хотите, чтобы они добрались до Китая, я согласен, что это было бы для них самоубийством, — сухо проговорил он. — Это можно устроить, мистер Кэйн, но дело очень деликатное.

— Я понимаю. Понимаю и то, что это стоит недешево.

— Очень дорого, — согласился Ченг. — И только наличными.

— Пятьсот долларов, — предложил я. Он улыбнулся.

— Хорошая шутка, мистер Кэйн. За две тысячи долларов я мог бы это для вас устроить.

— Ваша шутка столь же хороша, — ответил я. — У меня нет таких друзей, за которых я готов заплатить две тысячи долларов.

— Я мог бы попытаться, даже себе в убыток, за пятнадцать сотен.

— Они мои очень хорошие друзья, возможно, эта дружба и стоит тысячи долларов. Но никак не больше!

— Четырнадцать сотен?

— Двенадцать — и это мое последнее слово.

— Давайте поделим пополам разницу, мистер Кэйн. Тринадцать:

— Двенадцать с половиной!

— С вами трудно торговаться, мистер Кэйн, — вздохнул он. — Я готов на все ради нашей дружбы. Но в этом случае я ничего не заработаю.

— Двенадцать с половиной, — повторил я. — Они остаются на острове с запасом провизии на месяц. Они не пробудут там так долго, но пусть будет месячный запас продуктов — на всякий случай. И им не должны причинить никакого вреда, вы за это отвечаете передо мной, Ченг.

Он наклонил голову.

— Я все понял, мистер Кэйн. Я серьезно отношусь к вашим словам, мистер Кэйн. Деньги с вами?

Я вытащил конверт, который дал мне Корво. Отсчитал двенадцать с половиной сотен и передал Ченгу.

— Все будет сделано, — сказал он.

Глава 5

Было около пяти вечера. Дождевые облака опустились и скрыли вершину горы. Влажность увеличилась еще на четыре пункта и достигла отметки “семьдесят пять”, поэтому я и решил: надо увлажниться также изнутри, и тотчас же начал готовить себе очередную порцию выпивки. Несколько минут спустя на подъездной дорожке затормозил автомобиль. Вскоре в комнату вошел Чарли.

— Я не знал, что вы дома, босс! — Он выглядел встревоженным. — Вам что-нибудь нужно?

— Ничего, — ответил я. — Впрочем, хорошо бы немного снега. Что тебе удалось узнать?

— Они спрашивали лодку в Абердине, босс. Даже говорили с Леунгом. Но никто не согласился дать им лодку. Они предлагали уйму денег, но все было напрасно.

— Что еще?

— Джонка готова, босс. Все, что нужно, уже там.

— Хорошо.

— Леунг ждет ваших распоряжений. Он говорит, что плохо уходить из Абердина, там вас могут заметить. А все этот Картер, босс. Все очень напуганы. Полиция задавала много вопросов, и, — он понизил голос до шепота, — говорят, что “Братья” сказали, чтобы никто не отправлялся на север!

— О'кей, — сказал я. — Очень хорошо.

— А когда вы думаете отправляться, босс?

— Пока не знаю. Скажу в свое время.

— Мне все это не нравится, — сказал Чарли. — Лучше бы вы передумали.

— Если ты будешь думать вместо меня, Чарли, то вскоре попросишь прибавки жалованья.

— О'кей, босс, — ухмыльнулся он. — Я прекращаю думать.

— Достань мне смокинг. Я еще раз приму душ и переоденусь. А потом отправлюсь праздновать на всю ночь.

— А что праздновать, босс?

— Да все, что придет в голову. Чарли вышел из комнаты, качая головой. Я подошел к телефону и позвонил Ченгу.

— У вас что-нибудь продвинулось, Ченг?

— Они остановились в отеле “Рипалс-Бей”, — сообщил он. — У меня пока не было с ними контакта. Сделаю это утром.

— Не надо.

— Вы что, передумали?

— Нет, — ответил я. — Но лучше будет, если они сами к вам обратятся. Постараюсь это устроить.

— Как хотите, мистер Кэйн. Час спустя я уже ехал в отель “Рипалс-Бей”. Дождь прекратился, и вершина горы снова очистилась, но влажность так и не уменьшилась. Я был в вечернем костюме, но с пистолетом 32-го калибра в кобуре, удобно пристроенной под левой рукой.

Отель “Рипалс-Бей” находится на другой стороне острова и служит игровой площадкой для всей колонии. Это первоклассный отель с хорошим пляжем, хотя австралийцы рассмеялись бы, увидев здешний прибой.

Я припарковал машину и зашел в бар отеля. Наскоро выпил. Потом пошел к регистратору и спросил номер комнаты мисс Дав.

Клерк, назвав мое имя, положил телефонную трубку и улыбнулся:

— Мисс Дав будет рада видеть вас, мистер Кэйн, если вы подниметесь в ее комнату. Номер 302, сэр.

— Спасибо, — сказал я и дал ему пять гонконгских долларов, что составляло около одного доллара США.

Через несколько минут я уже стучал в дверь. Открыла Натали. На ней было нефритово-зеленое платье китайского покроя с высоким воротником. Она казалась мечтой китайского мандарина. Ее пухлая нижняя губа чуть подрагивала.

— Энди! А я уже не надеялась вас увидеть!

— А это сюрприз, — сказал я, входя в комнату. — Вы любите сюрпризы?

— Я еще не знаю, чем обернется ваш визит. — Она тщательно заперла дверь.

Я осмотрелся. Это была просторная комната с балконом, который выходил на пляж. И в этой комнате никого не было, кроме меня и Натали.

— А где же сегодня ваш блуждающий мальчик? — спросил я.

— Джой? Зачем-то пошел в город, придет поздно вечером.

— А он мне и не нужен, — честно признался я.

— Зачем вы пришли, Энди?

Я предложил ей сигарету. Она отказалась. Я же закурил.

— Просто схожу с ума по вас, дорогая, — сказал я. — По вашей походке, манере есть, пить...

— И вы не позаботились о том, чтобы, придя сюда, выглядеть более привлекательным?

— Привлекательным? — Ее слова задели меня. — Вы что, не понимаете, что из-за вас я не могу спать ночами?

— Если вы хотите показаться влюбленным, то знайте: сейчас мне не до этого, — сказала она ледяным тоном.

— Когда вы отправляетесь в Куан-по? — спросил я.

— Скоро, очень скоро.

— Какая жалость!

— В самом деле?

— Конечно. Это значит, что я напрасно потерял время, придя сюда.

— Довольно валять дурака, Энди! Вы, скорее всего, отлично знаете: мы никак не можем найти кого-нибудь, кто отвез бы нас туда!

— А у меня как раз на сей счет идея.

— Да?

Я прошел на балкон и посмотрел вниз, на пляж, залитый лунным светом, и на море за ним. Через несколько минут Натали присоединилась ко мне.

— Красиво, не правда ли? — сказал я. — Это чарующий Восток, и, признаться, я просто околдован им.

— Я тоже. Но если у вас ко мне предложение, я готова его выслушать.

— Мне пришлось подумать. Вы же отделались от меня с этим типом, с Каном. — Я пожал плечами. — Так или иначе, но это дело не нравилось мне с самого начала. Ловить рыбу в заливе Куан-по — не самый здоровый отдых. А потом я подумал: может быть, Энди Кэйн заработает немного деньжат на этом деле?

— Переходите к делу!

— Я приучился вести дела на китайский манер, — объяснил я. — Они никогда сразу не переходят к сути. Я попробую свести вас с человеком, который может доставить вас туда, если я вас ему порекомендую.

— И вы, конечно, порекомендуете? — усмехнулась она.

— Конечно, — кивнул я. — Если цена меня устроит.

— Как так?

— Да вот так, дорогая!

— Вы меня за дуру принимаете?

— Но за очень красивую, — пояснил я.

— Вы порекомендуете нас своему человеку, а он, возможно, перережет нам глотку?

— Это неизбежный риск. Если Джой Кан что-нибудь понимает в таких делах, пусть сведет его к минимуму.

— Каким образом?

— Есть миллион способов убедиться, что на борт с вами поднимается только один человек, что он не вооружен, что на борту не припрятано оружие, и еще многое в таком же роде.

Она снова взглянула на меня.

— Допустим, что я вам поверила. Какая же цена?

— Пятьсот — ему сейчас, пятьсот — когда вернетесь.

— Да это просто смешно!

— Это еще дешево, — возразил я. — Скажу вам по секрету: сейчас он согласен на тысячу, но если вы начнете торговаться, то он взвинтит цену вдвое.

Она вернулась в комнату и приготовила себе выпить. Отставив стакан, сделала еще одну порцию, для меня.

— А откуда мне знать, что это не ловушка? Я читала газеты, Энди. Картер был убит в вашем доме.

— А раз так, то я вообще могу потерять интерес к вашей поездке. Мне тоже не нравятся внезапные смерти. Не забывайте: на моих глазах застрелили человека.

— Но его друзья здесь. Мы это точно знаем. А если вы с ними договорились и все это — часть какой-то игры, которую вы ведете, чтобы одурачить нас?

— Да нет же, — возразил я. — Вам просто необходимо использовать этот шанс. Сейчас только я могу свести вас с человеком, который рискнет выйти с вами из гавани. Вы что, думаете, я буду за пять сотен баксов затевать такую игру, чтобы вас провести?

— Не знаю, — пробормотала она. — Но я вам сейчас не заплачу.

— О'кей, — сказал я. — Забудьте об этом.

— Я не хочу сказать, что отвергаю ваше предложение, — поспешно добавила она. — Просто я не хочу платить вперед.

— А когда вы заплатите?

— Перед отправлением. Тому человеку, о котором вы говорите. — Как хотите, — кивнул я. — Тогда — все О'кей. Так договорились?

— Договорились, — ответила она. — Чтобы ничего не случилось, мы оставим пятьсот вашему другу, а он передаст вам. Как его имя?

— Ченг-Цеток. У него антикварный магазин на коулунской стороне острова, вы его не пропустите. Поезжайте к нему утром, скажите, что вы от меня, он все устроит.

Я приехал домой примерно в девять тридцать и снова позвонил Ченгу.

— Да, мистер Кэйн? — отозвался торговец.

— Завтра утром они к вам придут и скажут, что они мои друзья. И попросят вас организовать им эту поездку. Вы согласитесь за две тысячи долларов. Позвольте им сбить цену до тысячи, но никак не меньше.

— Да, мистер Кэйн.

— Перед самым выходом в море они передадут вам еще пятьсот для меня, я, Ченг, их заработал. А тысячу я буду рад разделить с вами пополам.

— Я очень благодарен вам, мистер Кэйн, — вежливо ответил он. — Я сделаю все очень быстро.

— Я хочу знать точно: когда и как они отправятся? Позвоните мне, когда все будет готово.

— Разумеется, — ответил он.

— Если не застанете меня, то передайте все моему бою, Чарли. Вы знаете его?

— Встречал, — ответил Ченг. — Он смышленый мальчик, но вы уж слишком.., переделали его на западный манер, мистер Кэйн.

— А что, это плохо?

— Может быть, и плохо, для него. Но это сейчас не главное, не так ли? Доброй ночи, мистер Кэйн.

— Доброй ночи, Ченг. — Я положил трубку. На следующий день, после того как я хорошо выспался и не спеша позавтракал, мне позвонил Ченг.

— Все получилось точно так, как вы сказали, мистер Кэйн. Мы договорились за тысячу долларов, они мне отдадут их при отправлении. Они также согласны заплатить вам пятьсот.

— И о чем вы с ними договорились?

— Они хотят отправиться как можно быстрее. Я с ними согласен. Чем скорее они отправятся, тем скорее заплатят. Разве не так, мистер Кэйн?

Я глубоко вздохнул.

— Все правильно, Ченг.

— Они отправятся сегодня в полночь. Я сказал, чтобы они переправились на пароме. А я буду ждать их у верфи Коулун. Один из моих ни на что не годных племянников приготовил свою джонку. Он будет ждать на сампане, чтобы доставить их на борт.

— Отлично, Ченг. Я буду у вас завтра утром, чтобы забрать деньги.

— Жду вас, мистер Кэйн.

Я положил трубку и позвал Чарли. Он прибежал и спросил:

— Да, босс?

— Мне надо, чтобы ты поторопился. Сейчас же поезжай к Леунгу. Скажи ему, что мы выходим в шесть утра. Пусть он выводит джонку сегодня к вечеру, станет на якорь в полумиле от берега и ждет нас. Пусть поднимет синие огни на мачте и не гасит холодные огни, чтобы нам легче было его найти. Понял?

Чарли энергично закивал:

— Конечно, босс!

— О'кей. И еще... К четырем часам приготовь мне три комплекта одежды кули, только чистые. Куртки и штаны должны быть в порядке. Сможешь?

— Смогу, босс.

— Собери мне сумку, бритву, обычные вещи, полдюжины шотландского виски и плюс дюжину запасных обойм к пистолету.

— Слушаюсь, босс.

— Тогда поехали. Сначала подкинешь меня к отелю “Ориентал”, а потом поедешь в Абердин. Ты знаешь кого-нибудь, у кого есть сампан?

— Конечно, босс, — ухмыльнулся Чарли. — У меня есть племянник...

— Найми сампан на ночь. Только не бери племянника, скажи, что справишься сам. О'кей?

— О'кей, босс.

Мы вышли к машине. Я закрыл глаза, как только Чарли начал спускаться со склона, все время прибавляя газу. Я всегда спускаюсь медленно, держа ногу на педали тормоза.

Наконец мы в клубах пыли подъехали к отелю “Ориентал”. Я вылез из машины.

— Я вернусь к четырем с гостями. Если успеешь, приготовь нам поесть.

— Слушаюсь, босс. — Он ухмыльнулся. — Я доберусь до Абердина в один момент!

— Только смотри, останься в живых.

— О'кей, босс!

Чарли тут же скрылся в облаках пыли.

Я вошел в отель и поднялся в апартаменты на крыше. Из-за двери меня окликнул голос Корво. Я ответил ему, и он открыл дверь.

Войдя, я прошел в гостиную и увидел Тесс, стоявшую у окна. На ней была шелковая рубашка и плотно обтягивающие бедра шорты.

— Очень рада, что вы к нам зашли, — сказала она. — Мы ужасно встревожены!

— Все в порядке? — спросил я.

— В полном. Но я предпочла бы, чтобы ко мне снова заявились китайские убийцы с ножами!

— У вас какие-то определенные планы? — спросил меня Корво.

— Конечно. Дайте мне выпить, и я вам все расскажу. Он приготовил коктейли, и я рассказал им о Ченге, о том, как я встречался с Натали. И о том, как она и Кан договорились с Ченгом.

— Отличная работа, Кэйн, — сказал Корво. — Убрав их с дороги, мы можем без помех сделать свое дело!

— Мы отправимся в шесть утра. Вот почему я здесь. Они уставились на меня в недоумении.

— Не понимаю, — сказал Корво. — Зачем нужна такая спешка, когда мы убрали с дороги наших соперников?

— Уж не хотите ли вы завтра утром забрать у Ченга вашу тысячу долларов? — недоверчиво спросила Тесс.

— Давайте рассмотрим некоторые факты, — предложил я. — Полиция совсем не шутит насчет “Братьев Золотой Лилии”. У нас есть тому доказательства. Субинспектор Кросс сам говорил мне об этом. Они — самое влиятельное тайное общество в Гонконге. Полиция считает, что они контролируют всю контрабанду наркотиков из Красного Китая, а также распределение этого товара через Гонконг по всему миру.

— Я не вижу никакой связи между наркотиками и нашим путешествием, — заявил Корво.

— Картер убит, — пояснил я. — Два китайца заявились сюда, чтобы прирезать Тесс, а может быть, и нас обоих. Похоже на то, что “Братья” хотят нам помешать, верно?

— Верно.

— А что произошло потом? — продолжал я. — Кто-нибудь нападал на вас? Нападали они на меня? Нападали на Натали Дав и Кана?

Тесс медленно кивнула.

— Я понимаю, что вы хотите сказать. По какой-то причине они все это отложили. Может быть, они передумали?

— Я думаю так: Вонг — один из главарей этой организации. Я дал ему ясно понять, что предложение Картера не имеет ничего общего с торговлей наркотиками и что он был заинтересован всего лишь в одной-единственной поездке в Красный Китай. И мне кажется, Вонг поверил мне.

— Значит, “Братья” оставят нас в покое? — спросила Тесс. — А вы хитрец, Энди Кэйн!

— Я совсем в этом не уверен, — ответил я. — Не знаю точно, убедил ли я Вонга. Может быть, он отложил активные действия только потому, что хочет узнать истинную цель нашего путешествия. Вот почему я заключил соглашение с Ченгом.

Корво покачал головой.

— Я по-прежнему ничего не понимаю.

— Ченг — это человек, с которым я веду дела долгое время, — терпеливо объяснял я. — Возможно, он самый крупный скупщик краденого во всей колонии. И что вы скажете: может ли такой человек не быть членом “Братства Золотой Лилии”?

Оба молчали. Я продолжал:

— Ченг будет держать “Братьев” в курсе всего — до мельчайших деталей. И они станут покатываться со смеху над глупыми американцами, которые сорят деньгами. Ченг ожидает, что завтра утром я приду к нему за той тысячей. А если мы уйдем в шесть, то выиграем двенадцать, а может быть, и все восемнадцать часов, прежде чем они догадаются, что мы уже отправились в путь.

Корво потрогал пальцем свои усики.

— Почему так важно торопиться с отправкой, Кэйн? Теперь они знают, куда мы направляемся — в залив Куан-по. Они легко смогут нас найти.

— Посмотрите еще раз на карту, приятель, — ответил я. — Залив Куан-по имеет двенадцать миль в ширину, и там хорошие места для рыбной ловли. В том заливе могут находиться одновременно до тысячи джонок. Если они сразу же не последуют за нами, у них не будет шансов отыскать нас.

Тесс закурила сигарету.

— Я понимаю, что вы хотите сказать, Энди. Но ведь они могут подстеречь нас на обратном пути.

— Конечно, — согласился я. — Но если мы выудим тот миллион, то я знаю, как поступить дальше. У меня есть знакомый парень в Макао, у него частный самолет, и он за деньги переправит что угодно и куда угодно. Я совсем не беспокоюсь о возвращении. Но надо отправиться туда так, чтобы никто не сел нам на “хвост”.

— А если у них имеется что-то более быстрое, чем ваша джонка? — предположил Корво. — Они сумеют догнать нас.

— Вы не знаете китайского берега, — сказал я. — Рыбная ловля — один из основных промыслов в Китае. Залив всегда забит джонками. Джонка Леунга выглядит совершенно так же, как и другие сотни тысяч. Мы об этом позаботились.

Они переглянулись, Корво кивнул.

— Отлично, — сказала Тесс. — Вы убедили нас, Энди. Что мы должны делать?

— Приехать ко мне не позже чем в пять вечера. Если вы согласны, то все пройдет гладко. Но только убедитесь, что за вами нет “хвоста”, когда будете отправляться ко мне на гору.

— Ну, это не трудно, — усмехнувшись, сказал Корво. — Я гарантирую, что могу отделаться от слежки через две минуты после того, как выйду из отеля.

— А как насчет одежды? — спросила Тесс.

— Я достал одежду, которую носят китайские кули, — ответил я. — Если китайцы на других джонках поймут, что мы европейцы, то нам не миновать неприятностей.

— Но я не могу носить это все время! — завопила Тесс.

— Вы можете положить в свою сумку все, что хотите.

— У меня есть портфель, — сказал Корво. — Подойдет?

— Конечно, — ответил я. — На какое время вы сняли этот номер?

— До следующей недели, — сказала Тесс.

— Не отказывайтесь от него. Намекните менеджеру, что вы собираетесь поехать в Макао на несколько дней, а потом вернетесь и пробудете здесь еще какое-то время. У вас с собой много наличных?

— Достаточно, — холодно ответил Корво.

— Мне они не нужны, — сказал я. — Поместите их в сейф отеля вместе с драгоценностями Тесс. Это укрепит их во мнении, что вы вернетесь.

— Что еще? — спросил Корво.

— И еще одно, — сказал я с усмешкой. — Не забудьте вашу карту!

— Думаю, что мне надо собрать свою сумку, — заявила Тесс.

— А мне свой портфель, — отозвался Корво. — Буду у вас в пять часов, Кэйн.

— Отлично, — ответил я. — Увидимся. Тесс скрылась в ванной комнате, а Корво вышел в коридор, закрыв за собой дверь. Через десять минут появилась Тесс с огромной сумкой в руке.

Глава 6

Мы взяли такси и поехали ко мне. Я провел Тесс в гостиную и приготовил два коктейля.

— Отдохните, — сказал я. — Чарли, мой бой, еще не вернулся, а Корво сказал, что будет к пяти. Так что расслабьтесь...

Тесс села в кресло и закинула ногу на ногу. Подол ее платья чуть приподнялся, и это привлекло мое внимание.

— Вам нравятся мои колени? — спросила она несколько секунд спустя.

— Они такие красивые и кругленькие, — ответил я уклончиво.

— И вовсе не худые и не угловатые?

Мне показалось, что самое время сменить тему.

— Картер... Мне кажется, что вы совсем не сожалеете о том, что его уже нет. А ведь он привез вас сюда и обещал третью часть от того, что вы добудете.

— Да, — ответила она.

Я задумался над ее ответом.

— Что — “да”? “Да” — совсем не жалеете о нем? “Да” — он не думал о вас? “Да” — он не обещал вам третью часть?

— Да. — Она мило улыбнулась.

— Я только хотел поддержать разговор. — Я пожал плечами.

— И вам это не удалось, не так ли?

— Хотите еще выпить?

— Да.

Я встал и наполнил ее бокал. Свой тоже. Мне показалось, что подол ее платья задрался еще выше.

— Вы можете предложить какую-нибудь тему для разговора? — спросил я.

— Да, — ответила она. — Мои колени.

— Может быть, мы их прикроем? Она улыбнулась:

— Кого вы боитесь, Энди? Меня или себя?

— Я не боюсь никого. В том числе и самого себя, — заверил я.

— Да нет же, вы боитесь меня. Вы сказали себе, что не хотите иметь.., эмоциональных затруднений со мной. Потому что в конце концов вам придется перерезать мне глотку, а эти эмоции могут помешать вам.

— Я никогда не перерезаю глотку своим клиенткам, — ответил я. — Это противоречит моим принципам. Задушить — может быть, но перерезать глотку — никогда!

— Вот и хорошо, — сказала Тесс. — Я бы приняла душ. Вы не возражаете?

— Нет, разумеется.

Она вышла из комнаты. Я осушил свой бокал и подумал: она не из тех, кому неожиданно может потребоваться освежиться. Не успел я встать, чтобы снова наполнить бокал, как кто-то позвонил в дверь.

Я пошел открыть, полагая, что это Корво приехал пораньше или явился мой друг субинспектор Кросс. Однако я ошибся. У порога стояла улыбающаяся Натали Дав.

— Я приехала поблагодарить вас, Энди, — сказала она.

Прежде чем я успел ответить, она прошла мимо меня в гостиную. Я закрыл дверь и последовал за ней. Натали мило улыбнулась, и ее нижняя губка затрепетала.

— Я действительно пришла попрощаться с вами. Мне жаль, что не могу поехать вместе с вами, но так уж получилось. Я не хочу, чтобы вы меня забыли, Энди!

Она приблизилась ко мне.

— Джой не знает, что я здесь. Я не тороплюсь обратно в отель, мы отправимся только в полночь.

— Вот и хорошо, — ответил я внезапно охрипшим голосом.

— У меня куча времени, чтобы попрощаться как следует. Вы же позволите?..

— Да, — ответил я.

— Что — да?

— Я хотел сказать, — конечно нет! Натали снова улыбнулась.

— Я так рада, что вы чувствуете то же, что и я. Она обвила руками мою шею. Ее губы приблизились к моим.

Здесь было о чем подумать. Если уж Натали поцелует вас, то вам придется целиком ей отдаться. Я попытался сосредоточиться на Натали, но тут меня что-то остановило. Я случайно поднял глаза и увидел, что в комнате что-то изменилось.

Дверь, которая вела в спальню и ванную, несколько минут назад была закрыта. А теперь — открыта. В дверях стояла Тесс, с интересом наблюдавшая за происходящим. На ней было что-то воздушное, что-то типа неглиже. Маловероятно, чтобы это одеяние выполняло какую-то практическую роль. Открыв рот, я уставился на Тесс.

Натали поежилась в моих объятиях.

— Полагаю, это можно принять за комплимент? — сказала она с сомнением в голосе.

— Я.., я... — Мне наконец удалось закрыть рот. Воздушные кружева на груди Тесс то поднимались, то опускались.

— А теперь, — промурлыкала Натали, — давайте проявим практичность.

И ее губы снова отыскали мои. Я поцеловал ее. Потом взглянул на Тесс. Это был очень трудный момент, даже для меня, хотя я считал себя знатоком женщин.

А Натали вдруг полностью расслабилась, повисла на мне. Мисс Дав была довольно плотной девушкой, поэтому я не стал ее поддерживать. Выскользнув из моих рук, она растянулась на полу. И тут на меня налетел вихрь из кружев, которые кипели, как Ниагарский водопад.

— У нее обморок, — сказал я слабым голосом.

— Никакой не обморок! — в гневе воскликнула Тесс. — Это я ударила ее по затылку!

— О... Ударили по затылку?

— Вы, мерзкий предатель, гонконгский Дон Жуан! — кипела Тесс.

— Так получилось, только и всего, — объяснил я. — Она зашла поблагодарить меня за то, что я сказал им о Ченге, и попрощаться. Это была ее идея — вот так попрощаться, а не моя.

— Красивая история! В тот самый момент, когда я встала под душ, вы бросаетесь в объятия другой женщины!

— Отложим пререкания, — сказал я. — Если Натали придет в себя и увидит вас здесь, то она поймет, что задумка с Ченгом — ловушка.

— Она пожалеет, если очнется! Я быстро покончу с ней! — прорычала Тесс.

— Вам надо уходить отсюда. Спрячьтесь в ванной комнате, пока я не отделаюсь от нее.

— Вы постараетесь отделаться от нее тем же способом? — усмехнулась Тесс. — Нет уж, благодарю вас, мистер Кэйн! Я позабочусь о ней на свой манер, как девушка о девушке, безо всякой ерунды вроде рыцарства.

Натали тихо застонала. Я понял, что у меня не осталось времени на споры. И широко раскрытыми глазами посмотрел через плечо Тесс.

— Это “Братья”! Посмотрите!

Тесс обернулась, и я, последовав ее примеру, ударил ее ребром ладони по затылку. На этот раз я был лучше подготовлен — успел подхватить даму, прежде чем она упала. Я отнес ее в спальню и бросил на кровать. Завел руки за спину и связал их в запястьях чистым полотенцем; другим полотенцем — ноги в щиколотках. Третьим полотенцем я соединил оба узла, подтянув ноги к рукам. Четвертое полотенце использовал в качестве кляпа.

Затем вернулся в гостиную и снова услышал тихий стон Натали. Я быстро поднял ее и положил на софу. Потом приготовил питье.

Она открыла глаза и в изумлении уставилась на меня.

— Что-то ударило меня, — прошептала она.

— Выпейте вот это! — Я приподнял ее голову и поднес стакан к губам. Она поперхнулась несколько раз. Потом села.

— Кто ударил меня?

— Может быть, выпьете виски? — предложил я. — Не знаю. Вы внезапно потеряли сознание.

— Но я не понимаю... Со мной такого никогда не бывало.

— Здесь всякое бывает. Такой дрянной климат. Теперь все в порядке?

— Я чувствую себя лучше. Только болят шея и голова. Думаю, мне надо вернуться в отель и немного отдохнуть. Мне не хотелось бы заболеть перед путешествием.

— Конечно, вам нельзя болеть. Я вызову такси.

— Спасибо, Энди, — сказала она вполголоса. Такси прибыло через десять минут. Я осторожно взял Натали за руку и проводил к машине. Она улыбнулась.

— Представление получилось не совсем таким, как я задумала. Но так или иначе, вы же будете здесь, когда мы вернемся. Пожелайте мне удачи, Энди!

— Желаю удачи! — сказал я.

Она села в такси. Машина поползла в гору, в направлении залива Рипалс. Я вернулся в гостиную и налил себе еще стакан. Ритмичные глухие удары, доносящиеся из спальни, напомнили мне о Тесс. Я выпил. Потом пошел в спальню. Глаза Тесс смотрели на меня поверх кляпа. Я повернул ее на бок. Развязал руки и ноги. Потом вытащил кляп.

— Убийца! — завопила Тесс. — Бьете женщин! Животное, садист, варвар...

— Мне кажется, лучше вставить кляп обратно.

— Только посмейте!

— Тогда заткнитесь.

Тесс открыла рот, собираясь что-то сказать. Однако передумала. Поднявшись с кровати, она прошла в гостиную и налила себе стакан виски.

Я сунул помятые полотенца в ящик стола и прошел за ней.

— Тесс в одной руке держала зажженную сигарету, а в другой — стакан виски. Она сидела на диване; край кружевного неглиже был поднят на три с половиной дюйма выше колен.

— Вам лучше? — спросил я.

— Я в полном порядке, — холодно ответила она. — Вы всегда так обращаетесь с леди? Избиваете до бесчувствия, связываете по рукам и ногам и затыкаете рот кляпом...

— Вы были первой. Возможно, не последней. Меня оглушил резкий звук, подобный тому, что издает паровой молот. Я узнал этот звук — Чарли мчался под гору со скоростью шестьдесят миль в час, а в последний момент, перед самым поворотом, переключил скорость.

Я в ужасе закрыл глаза, ожидая услышать грохот разбиваемой машины. Но ничего не произошло. Мотор затих, а через несколько секунд в комнату ворвался Чарли. Заметив Тесс, он вытаращил глаза. Потом широко улыбнулся.

— Это мисс Донаван, Чарли, — сказал я.

— Хэлло, Чарли, — поздоровалась она.

— Хэлло, мисс, — отозвался Чарли. Повернувшись ко мне, он доложил:

— Все сделано, босс.

— Отлично. Ты достал одежду кули?

— Конечно, босс. В машине, сейчас принесу.

— Похоже, мне придется примерить эту одежду, — проворчала Тесс. — А что, мне надо будет носить широкополую шляпу?

— Придется. Возможно, вы удивитесь, дорогая, но мне еще, не приходилось видеть китаянку-блондинку. Чарли вернулся со связкой одежды и тремя шляпами.

— Отнеси это в спальню, — сказал я. Он вернулся через несколько минут.

— Я начинаю готовить обед, босс?

— Конечно. А сампан нанял?

— Да, босс.

Чарли прошел на кухню.

— Я попробую примерить один из этих.., костюмов, — сказала Тесс. Она проплыла мимо меня в облаке кружев.

Я приготовил себе еще порцию виски и подумал: если она сменит свое неглиже на одежду кули, то это, возможно, понизит мое кровяное давление. Я едва успел осушить стакан до половины, как услышал за спиной голос:

— Ну, как я выгляжу?

Я повернулся — и мое кровяное давление снова подскочило. На ней была обычная одежда китайского кули: длинные холщовые штаны и блуза до бедер; все это было тесновато для Тесс. Я подозреваю, что это ее врожденное свойство — любая одежда, которую бы она ни надела, будет ей тесновата.

— Леди, — сказал я. — Гонконг такого никогда не видел!

— Это была ваша идея, — холодно ответила она.

— Хорошо, только если никто не вознамерится рассмотреть вас поближе.

Она наполнила свой бокал и спросила:

— Который час? Я взглянул на часы.

— Около пяти. Корво должен явиться с минуты на минуту.

— А как велика будет моя каюта на джонке? — спросила она.

— Вы меня смешите!

— А я не спрашиваю, смешно это или нет. Меня интересует, насколько просторна каюта?

— Тогда я вам сообщу кое-что новенькое. Вы будете делить каюту со мной и Корво.

— Что?

— Не беспокойтесь, — сказал я. — Два человека — уже толпа, а три — тем более. Впрочем, “каюта” звучит слишком громко для такого судна, как джонка. Это скорее щель между палубой и корпусом.

— Если вы думаете...

Прозвучал звонок в дверь. Чарли пошел открывать. Несколько секунд спустя на пороге появился Корво. Как всегда, он выглядел безупречно в одном из своих белых костюмов.

— Возникали какие-нибудь трудности? — спросил я.

— Никаких, — ответил он. — Я уверен, что за мной не следили.

— Отлично, — сказал я. — Выпейте.

— Благодарю вас, Кэйн! — Он взглянул на Тесс. — Теперь я понимаю, что значит загадочный Восток!

— Прекратите ваши шуточки, — холодно ответила она. — У нас уже есть один комедиант. Я передал ему бокал.

— Там, в спальне, еще один комплект одежды. Переоденьтесь, если хотите.

Я указал ему на спальню, а сам подошел к Тесс. Через пять минут в гостиную вошел Корво в наряде кули. Он больше походил на китайца, чем Тесс, но все-таки не выглядел настоящим китайцем. Настала моя очередь наряжаться. Я переоделся в оставшийся комплект и, подойдя к зеркалу, вынужден был признать, что похож на китайца не более, чем остальные. С Тесс чуть не случилась истерика, когда она увидела меня.

К этому времени Чарли приготовил обед. Мы подкрепились и выпили по последнему бокалу. Потом сели в машину и добрались до Абердина. Еще десять минут ходьбы, и мы достигли места, где нас ждал сампан. Через четверть часа мы увидели два синих огня на мачте, и Леунг помог нам подняться на борт джонки. Я обернулся к Чарли.

— Удачи вам, босс, — сказал он.

— Спасибо, — ответил я. — Отгони машину домой — и свободен на весь вечер. Сегодня не поднимай трубку телефона. Если кто-нибудь позвонит завтра утром, скажи, что я, вероятно, поехал в Макао на несколько дней.

— Понял, босс.

— И не разбей машину, пока я не вернусь!

— Конечно, босс!

Вскоре сампан растворился во тьме. Леунг терпеливо дожидался меня у руля.

— Мы отправляемся сейчас, хозяин?

— Тотчас же, Леунг. Будешь у руля первые четыре часа, а потом я сменю тебя на ночь. Ты у руля днем, а я ночью. Если при дневном свете кто-нибудь подойдет к нам слишком близко, нам лучше находиться внизу.

— Да, хозяин.

Он сошел вниз и запустил мотор. Через несколько минут мы, соблюдая все предосторожности, вышли из гавани. Я подошел к Тесс и Корво.

— Чем дольше мы будем оставаться внизу днем, тем лучше. Я держу ночную вахту у руля, а Леунгу придется спать на палубе. Мне кажется, внизу вам хватит места для сна.

— Благодарю вас, — сказал Корво. — Сколько времени мы будем добираться до залива Куан-по?

— Во многом зависит от погоды. Если все будет в порядке, то, думаю, часов шестьдесят.

— Понятно. — Он зажег сигарету. — Жаль, забыл взять с собой книгу.

Глава 7

Мы вышли из гавани, не вызвав ни у кого ни малейшего интереса. Наша джонка начала прокладывать себе путь через лабиринт мелких островков. Когда же пришло время сменить Леунга у руля, мы шли уже в открытом море; машина работала почти на полных оборотах.

В шесть утра я растолкал Леунга, и он снова занял место у руля. Я растянулся на палубе и спал, пока Тесс не разбудила меня и не спросила, не хочу ли я перекусить. Солнце уже вовсю сверкало на ясном голубом небе.

Мы плыли весь остаток дня и ночью. И еще сутки. Мне уже стало казаться, что так будет всегда, что я буду всю оставшуюся жизнь управлять джонкой ночью и спать днем. Наконец, перед самым рассветом, на третьи сутки, наше судно достигло залива Куан-по.

Мы с Леунгом подняли малый парус и вошли в залив под легким бризом, который позволял держать скорость в четыре узла. Оставив Леунга, я прошел на нос джонки, где сидели Корво и Тесс.

— Вот и добрались. — Я взглянул на Корво. — Пора бы вам раскопать свою карту, чтобы мы знали, куда направляться.

Он достал из внутреннего кармана блузы сложенный листок бумаги и осторожно развернул его.

— Северо-восточный угол залива. Храм на вершине холма и большой навигационный знак над ним.

— О'кей, — ответил я. — Посмотрим, сможем ли мы отыскать все это. Вы оба — ложитесь на палубу. Придется подойти довольно близко к другим джонкам. Если рыбаки окликнут нас, то пусть думают, что вы спите.

— Ну и логика, — поморщилась Тесс.

Я вернулся к Леунгу, который стоял у руля. Сел рядом и рассказал ему о храме на вершине холма. И мы проложили курс с помощью карты и видимых ориентиров.

Двадцать минут спустя мы увидели силуэт храма на вершине холма. А еще через пятнадцать минут подошли к берегу. Я снова прошел на нос.

— Вот он, все правильно, — сказал Корво, дыша немного чаще, чем обычно. — Дав сказал еще, что там было окаменевшее дерево на берегу. Деньги где-то здесь!

— Если нам повезет. А в чем он их бросил?

— В чемодане, — ответил Корво. — Завернутыми в непромокаемую клеенку. Наш старый друг-националист не хотел полагаться на волю случая.

— Теперь чемодан покрыт двумя футами ила.

— Да вот оно! — воскликнул Корво.

Я проследил за его пальцем и действительно увидел дерево примерно в двух сотнях ярдов по правому борту. Окаменевшие ветви четко вырисовывались на фоне неба. Я пошел к Леунгу и сказал, чтобы он вышел на линию, которую образуют храм и это дерево, и стал на якорь как можно ближе к берегу.

Через пятнадцать минут мы вышли на линию, и Леунг бросил якорь. Якорь протащился по дну ярдов десять, а потом зацепился за обломок скалы. До берега было довольно близко. Я посмотрел за борт джонки и увидел, что в этом месте глубина футов двадцать пять, вода кристально-чистая и дно поднимется к береговой линии, до которой оставалось футов пятьдесят. Джонок в заливе было множество, но поблизости не оказалось ни одной. Я обернулся к Леунгу, который терпеливо ждал распоряжений.

— Я сейчас буду нырять, а ты смотри вокруг. Если какая-нибудь джонка приблизится и у нас спросят, что мы тут делаем, скажи: у нас на борту больной. Это отвадит их.

— Хорошо, хозяин. Я приготовлю снаряжение для ныряния?

— Конечно, — ответил я. Ко мне подошла Тесс:

— Когда вы хотите начать погружение, Энди?

— Сейчас.

— У вас два комплекта снаряжения, не так ли?

— Совершенно верно.

— Отлично. Тогда я с вами.

— Да вы с ума сошли! Она покачала головой:

— Я вполне здорова. Так же, как и Корво. Вы собираетесь нырять один — а вдруг найдете чемодан и оставите его там? Отличная шутка, верно?

— А вам скажу, что я его не нашел, и вернусь в Гонконг. Потом снова заявлюсь сюда и заберу его, так?

— Совершенно верно!

— Тесс, дорогая, я, конечно, не думал, что вы доверяете мне, но все же...

— Я доверяю вам, — холодно ответила она. — Как гремучей змее!

Тут появился Леунг со снаряжением и положил его на палубу. Я спустился вниз, надел плавки и снова поднялся наверх.

— Подождите, пока я переоденусь, — сказала Тесс. Она исчезла внизу.

Подошел Корво. Он курил тонкую сигару.

— Желаю удачи, Кэйн!

— Благодарю, — ответил я. — Нам она очень нужна. Попробуй-ка найди вещь, которая лежит на дне столько лет.

— Тесс сказала, что хочет спуститься вместе с вами?

— Конечно, дорогой компаньон. Хорошо было бы, если бы мы доверяли друг другу. Он пожал плечами и ухмыльнулся.

— Какое это имеет значение? Ведь если мы найдем чемодан...

— Вам тоже придется поработать. Не думайте, что будете слоняться по палубе и курить сигары, пока мы будем внизу. Если кто-нибудь подойдет близко и увидит, что двое белых людей ныряют в воду, нам крышка, приятель. Я уже сказал Леунгу, как отпугивать любопытных. Мол, у нас на борту болезнь, чума, тиф — и все такое! Но джонки — еще не самое страшное, — продолжал я. — Красные очень тщательно патрулируют эти воды. Если патрульный корабль к нам подойдет, быстро спускайтесь вниз и пусть Леунг сам разбирается с ними.

— Понял, — кивнул Корво.

— Если же мы в это время будем под водой — нам лучше оставаться там.

— А как вы узнаете, что вам лучше не подниматься на поверхность?

— Как только какой-нибудь сторожевик подойдет близко, обрубите якорный канат, — мы будем следить за ним.

Я услышал шлепанье босых ног на палубе. Повернув голову, увидел, что ко мне направляется Тесс. На ней был черный купальный костюм-бикини, выгодно оттенявший ее золотистое загорелое тело. У меня перехватило дыхание.

— Где вы прятали.., все это? — прохрипел я. — В вашей зажигалке?

Я уселся на палубе и надел ласты. Укрепил на спине акваланг на лямках, отрегулировал на маску и дыхательную трубку. Через минуту Тесс сделала то же самое.

— О'кей, — сказал я. — Пошли!

Я перелез через борт и соскользнул в воду.

Под поверхностью воды, даже на глубине в три фута, вы сталкиваетесь совсем с другим миром, с миром, где царит молчание. Я медленно и осторожно добрался до обломка скалы, местами покрытого песком. Когда вы спускаетесь на две или на три морские сажени, вы совсем не ощущаете волнения на море и чувствуете себя так, словно в одиночестве стоите в соборе.

Тут я увидел пару хорошеньких ножек. Несколько секунд спустя Тесс присоединилась ко мне. Дюжина ярких тропических рыбок проплыла мимо, не потрудившись даже взглянуть на нас.

Дно поднималось к берегу, и я увидел то, чего не мог увидеть сверху, — оно все было усеяно глубокими норами. Я не большой знаток подводного мира, но мне не нравятся эти дыры на дне моря. В таких норах живут разные твари вроде спрутов, такие огромные, что по сравнению с ними акула-молот — просто сардинка. И эти осьминоги защищают свои норы, с ними не справится сам морской леопард.

Я почувствовал, как Тесс сжала мне руку. Она указывала на шельф, ей не терпелось начать поиски. Я кивнул, и мы двинулись вперед.

Плыть под поверхностью моря — чудесное ощущение. Одно движение ластами — и вы скользите вперед, вверх или вниз, куда пожелаете. Я мысленно представлял себе карту морского дна. Мы много раз пересекли площадь поисков. В это утро мы провели под водой четыре часа. Еще три — во второй половине дня. Однако не увидели ничего, хотя бы отдаленно напоминающего кожаный чемодан.

Я спал мертвым сном с семи вечера до самого рассвета. А в семь утра мы спустились под воду снова. Когда пошла наша вторая ночь в заливе Куан-по, я открыл вторую бутылку шотландского виски.

— Вы уверены, что тщательно проверили всю площадь? — спросил Корво.

— Конечно уверены, — отозвалась Тесс. — Мы просмотрели каждый дюйм.

— Может быть, его отнесло течением? — предположил Корво.

— Этого не может быть, — ответил я. — Там, внизу, нет ни волнения, ни течения. С чемоданом могло случиться только одно...

— Что именно?

— Скалистый шельф, когда он крутой, всегда усеян дырами. Чемодан мог угодить в одну из них.

— Тогда почему же вы не посмотрите в этих дырах?

— Посмотрим. Завтра.

— Эти норы... — задумчиво проговорила Тесс. — Они бывают очень большими?

— Посмотрим.

— А там внутри живут всякие твари?

— Конечно. Спруты, акулы, морские леопарды, осьминоги и прочие...

— Вы хотите напугать ее? — вмешался Корво.

— А этого не требуется. Одного вида этих нор достаточно!

Я снова наполнил стаканы.

— А что сегодня было здесь, наверху?

— Да все то же самое, — ответил Корво. — Ни одна из джонок, которые крутятся здесь, не приближалась.

— И никаких признаков красного флота?

— Никаких.

— Это уже что-то! — Я встал. — Пойду проверю баллоны.

Тесс тяжело вздохнула.

— Завтра в семь утра, как всегда?

— В семь, — подтвердил я.

— Вы уверены, что не хотите понырять, Филипп? — с надеждой спросила Тесс.

— Совершенно уверен, — поспешно ответил Корво. Я прошел на корму, где у руля неподвижно сидел Леунг. Сидел глядя вдаль, на воды залива.

— Хозяин? — спросил он, когда я сел рядом.

— Что происходило днем, Леунг?

— Никто не подходил близко, хозяин. Этот, с крысиной мордой, целый день курил сигары. А больше ничего не происходило.

— Мне это не нравится, — сказал я. — Уж очень все гладко...

Я прошел к носовому ящику, отпер его и извлек оттуда детали пулемета, смазанные и завернутые в водонепроницаемую ткань. Развернув их, я собрал пулемет. Вставив магазин, положил пулемет обратно в ящик. Запер его и вернулся к Леунгу. Передал ему ключ.

— Если что случится, в носовом ящике пулемет, готовый к стрельбе. Можешь воспользоваться им, если понадобится.

— Да, хозяин.

— Но не давай его в руки этому, с крысиной мордой. Ему черт знает что может прийти в голову.

— Я понял, хозяин. — Он внезапно улыбнулся. — А в самом деле — как приятно было бы перерезать ему глотку!

— Будем надеяться, что обойдется без этого, — ответил я. — Мы снова начнем в семь утра. Я вернулся к Корво и Тесс.

— Что за приватные разговоры? — спросила Тесс.

— Я сказал Леунгу, что сегодня нашел чемодан и спрятал его под осьминогом. А сейчас я дал ему инструкции — перерезать вам обоим глотки, как только вы уснете.

— Что за шутки, Кэйн? — нахмурился Корво.

— Хорошие шутки, — ответил я. — Они добьют вас. Тесс моргнула:

— Ну, с меня хватит. Пойду спать. Дам отдохнуть своим натруженным костям.

— Вы хотите сказать, что под всеми этими волнующими выпуклостями у вас есть кости? — спросил я. — Вы меня разочаровываете.

— Я так рада, что вам здесь приходится нести большую физическую нагрузку, — задумчиво произнесла она. — Я чувствую себя в большей безопасности.

— Со мной вы в полной безопасности, — хмыкнул Корво.

Я вздохнул:

— И я что-то устал, пойду-ка спать.

На следующее утро я захватил с собой водонепроницаемый фонарь, и мы начали обследовать норы в скалистом шельфе. Мы обнаружили несколько существ, похожих на осьминогов, чьи желтые глаза сверкали в расщелинах; а потом они, в целях защиты, выпускали в нашу сторону жидкость, похожую на чернила, и скрывались из виду. Мы видели также липкие длинные водоросли, которые хватали нас за лодыжки. Водоросли были холодные — прикосновения смерти. Но чемодан мы так и не нашли.

После легкого ленча и нескольких сигарет мы снова спустились вниз и нашли самое глубокое отверстие. Оно скорее походило на подводную пещеру. Я завис у входа и включил фонарь. Рассеянный луч света выхватил из тьмы часть пещеры. В следующий момент на меня двинулось что-то черное. Я запаниковал, отчаянно заработал ластами. Спрут проплыл так близко от меня, что я мог бы дотронуться до него рукой. Я смотрел, как он, пульсируя всем телом, проплыл мимо меня и исчез. А потом увидел Тесс, глаза которой блестели под маской. Она указала рукой вверх, как бы давая понять, что пора подниматься. Но я покачал головой и указал на пещеру. По крайней мере, мы знали, что спрута там уже нет. А если мы отложим поиски, то он может вернуться.

Я развернулся и поплыл в пещеру, держась в футе над дном, покрытым толстым слоем песка и моллюсками. В нескольких футах от меня пещеру переползал огромный омар, и я пустил слюнки, представив его, приготовленным по-ньюбургски. Я продвигался вперед и слева от себя увидел на “полу” пещеры бугорок, весь покрытый ракушками.

Приблизив фонарик как можно ближе к бугорку, чтобы получше осветить его, я в первый момент не поверил своим глазам. Потому что увидел ручку чемодана. Я потянул за нее, но она не поддавалась. Тогда я вынул нож из ножен, прикрепленных к моему бедру, и начал отбивать ракушки, которые посыпались на “пол” пещеры. Почувствовав руку Тесс на своем плече, я поднял глаза. Она знаками показала мне, что подержит фонарь, чтобы я мог орудовать ножом, используя обе руки.

Не знаю, сколько времени я возился, — может, пять минут, а может быть, и все двадцать. Но наконец вытащил чемодан.

Мы выбрались из пещеры, и я понял: нет никаких признаков того, что спрут возвращается к себе. Мы двинулись по направлению к якорному канату. Я не сразу нашел его, потом увидел и подплыл ближе. Но тут заметил кое-что еще. Якорный канат, тянувшийся кверху, не был туго натянут, как раньше. Было очевидно: его обрубили.

Тесс тоже все поняла. Она взглянула на меня, и в ее глазах читался вопрос. Я передал ей чемодан. Объяснил жестами, что поднимусь и посмотрю, что происходит наверху. Я испытывал неприятное чувство; по спине моей пробежали мурашки. Ведь меня, возможно, уже поджидали с пулеметом, чтобы прошить очередью.

Я осторожно выглянул на поверхность, но в первый момент ничего не заметил, потому что меня с головой накрыла волна. Потом волна спала, и я все ясно рассмотрел. Джонка находилась в двадцати футах от меня и медленно дрейфовала; Леунг стоял у руля, а Корво не было видно. Я покрутил головой и осмотрел залив. Рыбацкие джонки по-прежнему находились на значительном удалении, и ни одна из них не пыталась к нам приблизиться. Наконец я глянул через плечо и увидел серый моторный катер, который шел через залив, направляясь прямо к нашей джонке. Он был еще далеко, но шел на хорошей скорости. Я снова нырнул и энергично закивал Тесс, чтобы она следовала за мной. Потом поплыл под водой к тому месту, где дрейфовала наша джонка. Оказавшись прямо под ней, я указал большим пальцем вверх. Тесс кивнула, и я вынырнул на поверхность. Я немного просчитался, но, к счастью, мы вынырнули футах в тридцати за джонкой, так, что она двигалась к нам, а ее корпус скрывал нас от тех, кто находился на моторном катере.

Леунг заметил нас, пробежал на нос джонки и бросил нам канат.

Когда нос джонки надвинулся на нас, я взял Тесс за руку. Другой рукой схватился за канат. Леунг опустился на колени возле борта, готовый нам помочь. Тесс передала ему чемодан и фонарь и поднялась по канату. Леунг схватил ее за плечи и вытащил на палубу. Я тоже стал подниматься по канату, и сильные руки Леунга помогли и мне взобраться на палубу. Тесс схватила чемодан и кинулась под навес. Я сбросил маску, акваланг и ласты и последовал за ней.

Корво смотрел на меня сияющими глазами.

— Вы нашли его! — задыхаясь, проговорил он.

— Да, нашли, — проворчал я. — И если патрульщикам на этой лодке не понравится вид Леунга, мы будем владеть им не более десяти минут.

— Вы нашли его, — повторил он. — Давайте быстрее откроем!

— Не сейчас! — прорычал я. Леунг сверху закричал:

— Хозяин!

— Да, Леунг?

— Они подходят ближе. Что мне делать?

— Скажи им, что твой брат болен и лежит внизу. Скажи им, что думаешь, тиф...

— Да, хозяин.

— И брось сюда тот самый ключ.

Ключ, звякнув, упал на пол. Я схватил его, отпер шкафчик и вынул оттуда пулемет “бреда”. Тесс смотрела на меня расширенными глазами.

— Пулемет! — задохнувшись, сказала она.

— А вы догадливы, — проворчал я. — У вас есть оружие?

— Нет, — ответила она. — Но у Филиппа есть. Корво, сделав над собой усилие, отвел глаза от портфеля. Потом сунул руку в карман и вытащил оттуда автоматический пистолет.

— Вот он, — сказал он.

— Возможно, вам придется им воспользоваться. Тесс, вон в том шкафчике мой “люгер”. Вы владеете оружием?

— Конечно. — Она прошла к шкафчику.

— А вы знаете какие-нибудь молитвы? Они тоже помогают, — добавил я.

Глава 8

Частый перестук машин на катере становился все громче, затем перешел в крещендо и вдруг оборвался. Мы напряженно прислушивались. Грубый голос окликал нас. Потом послышался ответ Леунга.

— Что он говорит? — прошептала Тесс.

— Спрашивает Леунга, что он делает так близко от берега. А Леунг отвечает, что у него заболел брат и он думает — тиф.

— А они поверят?

— Мы это скоро узнаем.

Я слышал голос офицера на катере. Он не был удовлетворен ответом. И собирался перебраться на джонку, чтобы лично посмотреть, что к чему. Я сказал об этом Корво и Тесс.

— Так нам придется драться?

— Возможно, — сказал я. — Будем надеяться, что он сойдет на джонку один, как и обещал.

Минуту спустя борт катера ударился о джонку. Прямо над нами послышались тяжелые шаги.

— Твой брат там, внизу?

— Да, начальник, — ответил Леунг.

— Я хочу на него взглянуть!

Я знаком показал Тесс и Корво, чтобы они отошли подальше. Сам же прижался к переборке. Ноги офицера в белых форменных брюках возникли прямо передо мной. Потом появилось туловище и наконец — лицо. Он держал в руках автоматический пистолет, но тут же бросил его, когда я ткнул его в живот стволом пулемета. Офицер уставился на меня, выпучив глаза.

— Ну ты, отродье, — проговорил я вполголоса. — Будешь делать, что я скажу, или этот пулемет распилит тебя надвое!

— Да, — ответил он, и его кадык спазматически дернулся.

— Прикажи своим людям перейти на джонку. Всем до одного. Если они не перейдут, тебе конец, ты понимаешь?

— Да, понял, — прохрипел он.

— Тогда командуй!

Офицер высунул голову над поверхностью палубы и прокричал приказ. Я ценю в китайских моряках одно качество: между собой они могут быть товарищами, но это никак не влияет на воинскую дисциплину. Уже через полминуты семеро моряков выстроились на палубе нашей джонки.

— Очень хорошо, — похвалил я офицера. — Теперь мы выйдем на палубу. Прикажи своим матросам не сопротивляться. Я нервный человек, сын тысячи дьяволов, и мне достаточно только один раз надавить пальцем на спусковой крючок. — Кантонский диалект прекрасно подходит для подобных заявлений.

Я кивнул Корво и Тесс, чтобы они следовали за мной. Мы выбрались на палубу, и я остановился позади офицера, ткнув ему в спину ствол пулемета. Офицер же уговаривал своих людей не оказывать сопротивления. Катер, привязанный к джонке канатами, медленно дрейфовал вместе с нею. Я подозвал Корво и передал ему пулемет.

— Держите их под прицелом, — сказал я. — Я собираюсь выбросить их катер на берег. А Деунгу скажу, чтобы он подвел джонку и забрал меня. О'кей?

— Конечно, — сказал он. — Вы действуете отлично, Кэйн.

— Благодарю вас, — проворчал я.

Я взял пистолеты — его и Тесс — и перешел на борт катера. Поднялся на мостик. Затем сказал Леунгу, что собираюсь делать, и он отпустил канаты. Я перевел рукоятку машинного “телеграфа” на “полный вперед”, и катер быстро набрал скорость. Я направил его к скале, которая возвышалась над песчаным пляжем примерно в четверти мили от джонки. Катер развил скорость не менее двадцати узлов. В самый последний момент я отпустил штурвал и повис на краю мостика.

Когда нос катера врезался в скалу, раздался ужасный треск разваливающегося на части корпуса. Я еле устоял на ногах. Потом слез с мостика и по наклоненной палубе направился к люку машинного отделения. Я подошел как раз в тот момент, когда китаец в синей робе и со ссадиной на лбу вылезал из люка с выражением крайнего изумления на лице. Он медленно поднял голову и увидел меня. Я сунул ему в лицо “люгер” и сказал на кантонском диалекте несколько слов, которые могли бы быть переведены на приличный язык как “убирайся вон”!

Он не стал спорить и мигом перебрался на скалу. Потом устремился в глубь континентального Китая со всей скоростью, на которую был способен. Вскоре он скрылся за грядой песчаных дюн. Я еще подождал немного, ожидая одного-двух хлопков от преодоления звукового барьера, но так ничего и не услышал.

Джонка медленно приближалась к катеру. Я спустился по трапу в узкий проход и нашел то, что искал — радиорубку. Взяв стул со стальными ножками, я начал крушить им аппаратуру. Крушил до тех пор, пока не уверился в том, что она не сможет издать ни единого писка. Потом я снова поднялся на палубу.

Леунг осторожно подогнал к катеру джонку, и я спрыгнул на нее. Когда офицер увидел разгром, учиненный на его судне, в глазах его появилось дикое выражение. Он перевел взгляд на меня.

— Вам просто повезло, лейтенант, — ободрил я его. — Вы можете вернуться на свой корабль и взять с собой ваших людей. — Он открыл рот, собираясь что-то сказать, но я вежливо продолжал:

— Не вынуждайте меня изменить свое решение и расстрелять всех ваших людей вместе с вами.

Он быстро закрыл рот, так ничего и не сказав. Как только последний матрос перешел на катер, Леунг дал задний ход. Джонка, описав дугу, развернулась и направилась к выходу из залива.

— Мы должны идти на предельной скорости, — сказал я Леунгу. — Обратно в Гонконг. Ты держи руль, а я буду с пулеметом отпугивать любопытных.

— Да, хозяин. — Лицо Леунга прояснилось. — Хорошая работа, хозяин.

— Я поверю в это, когда мы снова увидим Гонконг, — ответил я.

Тесс и Корво подошли ко мне.

— Герой — победитель, — воскликнула Тесс. — Энди, вы были просто ужасны!

— У них есть рация? — спросил Корво.

— Я разбил радиостанцию.

— Энди подумал обо всем, — сказала Тесс. — Следующая остановка Гонконг, и миллион баксов с нами!

— Не спешите считать своих цыплят, они еще могут пойти под топор, — огрызнулся я. Она задумалась, нахмурилась.

— Что вы хотите этим сказать?

— Рано или поздно, но они свяжутся с властями. Скорее всего — рано. Самое большее, на что мы можем надеяться, — всего несколько часов выигрыша. А потом весь китайский военный флот бросится разыскивать нас.

— Вы серьезно? — спросил Корво с тревогой в голосе. — Сколько времени нам нужно, чтобы вернуться обратно?

— Машина работает на полной мощности. Мы делаем пятнадцать узлов, а возможно, чуть больше. Если нам удастся выдержать этот режим и ничего не случится, мы потратим на обратный путь чуть меньше времени, чем добирались сюда.

— То есть у них появится реальный шанс догнать нас? У них скорость больше?

— Конечно, — согласился я. — Единственная надежда на то, что наша джонка выглядит так же, как и любая другая. Ее не отличишь от миллиона подобных здесь, у побережья Гонконга. Им придется осматривать каждую, а на это потребуется время. Если вы верите в свою удачу, то это как раз тот случай, когда надо надеяться на нее.

Мы вышли из залива и направились в открытое море.

— Пойду сниму бикини и переоденусь, — сказала Тесс. — Мне холодно.

Она спустилась вниз и через пять минут появилась в одежде кули. Я забрал пулемет у Леунга и тоже спустился вниз — чтобы спрятать его в шкафчик. Потом стянул плавки и надел свой костюм кули. Проверив запасы виски, обнаружил, что осталось еще три бутылки. Поднялся на палубу и налил всем.

— Выпьем за Нью-Йорк, — провозгласила тост Тесс. — За Лондон, за Париж, за Рим! За все прекрасные места, где я побываю, и за то чудное время, которое проведу там на долю от наших денег!

Я посмотрел на небо — до наступления темноты оставался целый час — и подумал о том, что был бы рад ночи, благодарен ей за анонимность, которую она дарила всем без разбора, в том числе и джонке с мотором, которая сейчас стремилась к берегу.

— Хозяин, — прозвучал встревоженный голос Леунга.

Я оглянулся. Леунг указывал за корму. Я посмотрел в направлении его вытянутой руки, и все мои надежды рухнули. На большой скорости к нам приближался катер.

— Что за невезение, — воскликнула Тесс. — Как они могли узнать так быстро?

— Они не могли, — ответил я. — Просто нас покинула удача, вот и все. Наверное, у них было два катера: один из них зашел в залив, а другой оставался в море и вел патрулирование. Они, наверное, хотят проверить нас.

— Что будем делать? — спросил Корво.

— Вам с Тесс лучше снова сойти вниз, — ответил я. — Уже не так светло, я не думаю, что они поймут, что я не китаец. Если только не подойдут совсем близко. Я знаю их язык, понимаю во всяком случае. И могу подсказать Леунгу, что он должен им отвечать.

Они сошли вниз. А я прошел на корму и присел на корточки возле Леунга. Когда катер приблизился и его очертания прояснились, я понял, что он совсем не такой, как был тот, в заливе. И в самом деле, это был не катер, а скорее канонерская лодка.

— Хозяин! — Леунг заметил еще одну странность. — У них нет флага!

Я присмотрелся повнимательнее и понял, что он прав.

— Так значит, это не военное судно?

— Может быть, пираты, хозяин?

— Возможно, ты прав, Леунг. Я беру руль. А ты иди вниз и снова принеси мне пулемет. Скажи остальным, чтобы держали оружие наготове.

Леунг быстро спустился вниз. Я взял руль. Канонерская лодка подходила все ближе и ближе. Леунг появился с пулеметом, подошел ко мне.

— Садись, — сказал я. — Приготовься передать мне пулемет, как только скажу. Я подскажу тебе, что отвечать, если они спросят.

— Да, хозяин.

Канонерка поравнялась с нами, и я увидел двух мужчин. Они стояли, опершись на бортовое ограждение, с автоматами в руках, направленными в нашу сторону. И тут я узнал улыбающееся лицо человека, который стоял на мостике рядом с капитаном канонерки. Узнал — и понял, что раздумывать нечего.

— Пулемет! — приказал я Леунгу. — Быстро! Он вскочил на ноги с пулеметом в руках. И вдруг бросил его за борт. Я тупо смотрел, как пулемет ударился о воду и исчез в пучине.

— Леунг! — заорал я. — Ты что, спятил? И тут мне в уши ударил голос Вонга, усиленный мегафоном:

— Мы сейчас высадимся к вам, мистер Кэйн. Пожалуйста, не пытайтесь валять дурака. Мне будет очень жаль, если придется убить вас, мистера Корво, очаровательную мисс Донаван!

Канонерка подошла ближе. Четверо или пятеро мужчин сгрудились у ее поручней, готовые прыгнуть к нам на борт, как только судно подойдет достаточно близко. Корво и Тесс появились на палубе, они должны были слышать голос Вонга, усиленный мегафоном.

— Что нам делать? — спросил Корво.

— То, что он скажет. Видите те два автомата, направленные на нас?

— А пулемет? — спросил он, побледнев от злости. — Я не собираюсь отдавать им без борьбы миллион долларов!

— Пулемета больше нет, приятель, — сказал я с сожалением в голосе. — Нам остается лишь улыбаться.

Канонерка глухо ударилась о наш борт, и к нам прыгнула группа мужчин. Двое из них охраняли причальные канаты, а остальные направлялись к нам с оружием в руках.

— Бросьте пистолеты, — сказал я Корво и Тесс. — Это не наша игра.

Они бросили пистолеты на палубу.

— Я буду счастлив предложить вам свое гостеприимство, — закричал Вонг с мостика. — Вы трое — будьте добры перейти к нам на борт.

Мне в спину уткнулось дуло пистолета," как бы понуждая принять приглашение Вонга. Я перекинул ногу через ограждение и ступил на борт канонерки. Тесс и Корво последовали за мной. Я обернулся, посмотрел на джонку и увидел Леунга, стоявшего на палубе с отрешенным взглядом.

— Леунг! — прорычал я.

— Хозяин? — Он вопросительно посмотрел на меня.

— Зачем?

Он, ухмыляясь, закатал рукав куртки. Я тупо уставился на татуировку — изображение лилии на его руке. И тут мне в спину снова уткнулся ствол. Я прошел по палубе канонерки. Снова оглянувшись на джонку, я увидел типа, шагавшего по палубе с чемоданом, облепленным ракушками.

Десять минут спустя канонерка начала набирать скорость. Палуба джонки отдалялась от нас. Леунг же в это время шел к рулю, и тут я выдал ему на отборном кантонском диалекте все, что думаю о его предках и особенно о его матери. Потом повернулся и сосредоточил свое внимание на том, что происходило на борту канонерки. Нас окружала толпа размахивающих оружием китайцев. Все это походило на очередное собрание какой-то корпорации убийц.

Вонг сошел с мостика и забрал чемодан у того, кто принес его.

— Я так рад, что вы нашли это, Энди, вы избавили меня от стольких неприятностей!

— А я-то думал, что вы были моим другом, — ответил я.

Он, казалось, обиделся:

— А я и был им. Если бы вы приняли мое предложение побывать в Макао, все для вас сложилось бы иначе.

— Ну а что будет теперь?

— У меня для всех вас приятный сюрприз, — заявил Вонг.

— Он хочет сказать, что вместо того, чтобы перерезать нам глотку, прикажет нас расстрелять, — пояснил я. Вонг укоризненно покачал головой:

— Вы плохо обо мне думаете, Энди. Пожалуйста, идите за мной.

Несмотря на вежливые интонации, слова его прозвучали как приказ. Мы спустились по трапу и подошли к помещению, которое, скорее всего, служило когда-то кают-компанией. Вонг открыл дверь и отошел в сторону.

— Входите, пожалуйста. Я навещу вас чуть позже. Уверен, вам будет о чем поговорить.

Мы вошли в каюту, он закрыл дверь, и я услышал, как в замке повернули ключ. Нас действительно ждал сюрприз.

— Кэйн! — прохрипел Кан. — А мне так хотелось свернуть вам челюсть!

Натали враждебно посмотрела на меня:

— Вы грязная тварь, предатель!

— Ну, это вы напрасно, — возразил я.

— Вас надо разрезать на куски и скормить акулам, — не унималась она.

— Может, так и будет. Но почему бы вам немного не расслабиться? Вы можете смеяться, но меня предал человек, за которого я мог бы поручиться своей жизнью.

— Леунг? — спросила Тесс.

— Конечно. Очень странное вознаграждение за все, что я для него сделал. Он тоже принадлежит к “Братьям”.

— Почему мы не прекратим эту детскую болтовню? — спросил Корво. — Такую роскошь мы не можем себе позволить. Миллион долларов у Вонга, и у него на руках все козыри. А мы его пленники, поэтому должны подумать, как отсюда выбраться.

— Лучше расслабимся и отдохнем, — ответил я. — Пока мы на борту канонерки, мы ничего не сможем поделать.

— Достаточно только взглянуть на вас, и мне делается плохо! — дико закричала Натали.

— И это говорит сама мисс Дав, — вздохнул я.

— Подумать только: вы желали мне доброго пути! — бушевала Натали. — И в то же самое время сбивали нас с пути!

— А как насчет лживой истории, которую вы мне рассказали? — оборонялся я. — Насчет истории про вашего брата, а?.. А он — самый настоящий предатель.

— Это было так давно, — пробормотала Тесс. — Давайте сменим пластинку.

Я заметил, что у Натали задрожала нижняя губа.

— Нас всех убьют, — запричитала она. — Я знаю!

— Заткнись! — бесстрастно произнесла Тесс и ударила ее по лицу.

Натали тут же прекратила ныть и схватилась за щеку, будто никак не могла поверить, что ее ударили.

Я посмотрел на Кана.

— Что произошло после того, как вы поднялись на борт джонки?

— Мы заплатили вашему другу, — усмехнулся он. — Ченгу. Потом джонка вышла из гавани. Мы были уверены, что она доставит нас в залив Куан-по. Мы провели на джонке целых пять часов, а потом подошла эта проклятая канонерка. На ее борту был Вонг. Он допытывался, зачем мы хотим попасть в Куан-по, и я послал его ко всем чертям!

— Стоп, дайте мне догадаться! — воскликнул я. — Послали к чертям.., на целых три минуты? Кан покраснел.

— Я держался, сколько мог. Китай — родина пыток, разве не так? Конечно, я не выдержал и все выложил. А кто бы поступил иначе?

— Согласен, — сказал я. — Вам пришлось бы сломаться рано или поздно. Каждый сдался бы, угодив в лапы Вонга.

— Я все рассказал ему, — продолжал Кан. — И дал ему карту. А потом они заперли нас здесь, кажется, прошел уже целый месяц!

В замке снова загремел ключ, и дверь отворилась. На пороге стоял Вонг, а за ним — двое с автоматами.

— Будьте любезны выйти, мистер Кэйн, — сказал он. — Остальные остаются на месте.

Я вышел из каюты. Он закрыл за мной дверь и запер ее.

— Мне кажется, нам лучше поговорить наверху. Я пошел за ним на палубу. Потом на мостик; Пол под моими ногами громыхал и вибрировал. Оглянувшись, я увидел белую кипящую струю, которую мы оставляли за кормой.

— Леунг мне все рассказал. Мы сейчас делаем до сорока узлов и будем поддерживать эту скорость. Нам придется плохо, если они поймают нас.

— Где, черт побери, вы добыли эту канонерку? — поинтересовался я.

— Помните, во время войны Гонконг находился в руках японцев, — улыбнулся он. — После войны, когда вернулись англичане, был короткий период хаоса и неразберихи, прежде чем англичане восстановили законность и порядок. Я устроил так, что канонерская лодка.., чудом оказалась в заливе Байес. Она и до сих пор там стоит, исключая время, когда нужна мне. Правда, пришлось потратиться на ее содержание и реконструкцию. И она в отличном состоянии, сами видите.

Я кивнул:

— Конечно, прекрасно вижу.

— И что за очаровательная история, — улыбнулся Вонг. — Сокровище на дне залива! Кто поверит этому в двадцатом веке?

— Не растравляйте рану, — взмолился я. — Мне становится плохо, когда я думаю об этом. Я все ловко устроил — предоставил вам на блюдечке Кана и эту девушку, Дав. Я все верно рассчитал. Вам оставалось лишь одно: выбить из Кана признания и сидеть тихо, дожидаясь, когда я найду для вас деньги. А когда я нашел деньги, вы отбираете их у меня с такой же легкостью, с какой крадут монетку с прилавка слепого торговца.

Он усмехнулся.

— А не вы ли, европейцы, говорите, что не следует вешать нос при проигрыше?

— Я этого не говорил, — заверил я его. — Что вы собираетесь с нами делать, Вонг? Выбросить глубокой ночью за борт, привязав к ногам груз?

— Вы все еще недооцениваете меня, Энди. Я не мстительный и не кровожадный человек. Мне нужно немного времени, только и всего. Время, чтобы пристроить эти деньги куда следует. Время, чтобы снова спрятать канонерку и с комфортом вернуться в Гонконг.

— И вы не боитесь оставить нас в живых? Если хоть один из нас вернется, он тут же отправится в полицию. Вонг улыбнулся.

— В последние несколько дней, Энди, я был в Макао. Если мне потребуется подтвердить этот факт, я найду несколько дюжин свидетелей. Что же вы скажете в полиции? Что я присвоил миллион долларов, которые вы выудили из залива Куан-по? Что у меня есть какая-то мифическая канонерка, на которой я хожу по морям? И вы действительно думаете, что вам поверят?

Я мысленно представил себе субинспектора Кросса, который слушает меня с деланным вниманием, а на самом деле ощущает все нарастающую досаду. Представил, как я бормочу что-то насчет спрятанных под водой сокровищ и Вонга, который командует настоящей канонерской лодкой.

— Так что же все-таки вы собираетесь делать? — пробормотал я.

— Собираюсь высадить вас на берег. Но только не в Гонконге, а на одном из островков в заливе Байес. Вас заберут оттуда через несколько дней, Энди. По моим расчетам, мы будем там послезавтра перед рассветом. Я подумал, что если сообщу вам все это сейчас, то вы сумеете успокоить остальных.

— Разумеется, — согласился я.

— А сейчас я провожу вас обратно в каюту. Скоро подадут обед. Думаю, что вы голодны, — сказал он тоном гостеприимного хозяина.

Толчок ствола в спину принудил меня ускорить шаг. Через несколько минут я снова оказался в каюте.

Глава 9

Следующие двадцать четыре часа прошли в замкнутом пространстве каюты, и монотонность нашего существования нарушалась только подачей пищи. Вторая ночь была куда менее приятной, чем первая. Парни с автоматами вывели нас на палубу.

— Видите, мои расчеты оказались верными, Энди, — обратился ко мне Вонг. — Наступил рассвет, и мы на месте!

Канонерка медленно продвигалась вперед, пока не уткнулась в песчаную отмель. Я было подумал, что Вонг рискует своей канонеркой, но вспомнил, что здесь мощные приливы, так что Вонг мог дождаться подъема воды.

Вонг указал на нос канонерки.

— Будьте любезны немедленно покинуть судно. Я надеюсь, что ожидание не будет для вас слишком неприятным. Не думаю, что оно продлится более нескольких дней.

Спрыгнув с носа канонерки на песок, мы стояли плотной группой и смотрели на судно. Вонг появился на носу и улыбнулся нам.

— Я уже сказал Энди, что не держу на вас зла. Я совсем не такой жестокий человек, как вы могли подумать. И надеюсь, что вот это докажет мою правоту.

Он бросил к нашим ногам пять пакетов, завернутых в коричневую бумагу.

— Каждому по пакету, — сказал Вонг покровительственным тоном. — До свидания. Желаю удачи!

Машины канонерки заработали, и она, медленно снявшись с песчаной отмели, направилась кормой вперед к выходу из залива.

— Ладно, — вздохнул Кан. — Давайте посмотрим, что принес нам Санта-Клаус!

Он нагнулся и подобрал один из пакетов. Надорвал — и тупо уставился на его содержимое.

— Или я сошел с ума, — медленно проговорил Кан, — или это деньги!

Он помахал пачкой банкнотов. Потом начал лихорадочно их пересчитывать.

— Тысяча долларов, — изрек он. — Я схожу с ума!

— У меня тоже самое! — воскликнула Натали.

— Эти пакеты, наверное, все одинаковы, — сказал Корво. — Тысяча вместо миллиона? Я понимаю, что это лучше, чем ничего, но все же жаль.

— Тогда верните деньги Вонгу, — сказала Тесс. — Тут гораздо больше, чем мы дали бы ему при других обстоятельствах.

Она наклонилась, подобрала два пакета и протянула мне один из них.

— Вы что, не хотите взять свою тысячу долларов, Энди?

— Нет, — ответил я.

— Почему же?

— Потому что сегодня будет две зари. Все внимательно на меня посмотрели.

— Может, жара повлияла на его умственные способности? — предположил Кан.

— Умственные способности? — Натали засмеялась. — Да вы шутите!

Я глубоко затянулся сигаретой.

— Это же залив Байес, верно? Залив Байес — известное укрытие пиратов еще со времен королевы Виктории. Да не только пиратов. Убийц, бандитов, беглых политиканов и всех, кто хочет укрыться от закона. Армия может обыскивать эти островки хоть шесть месяцев, и все равно они не найдут тех, кого ищут. Тут целый лабиринт проток и островков — прекрасное укрытие!

— И что из того? — спросила Натали.

— А то, что Вонг высадил нас здесь и дал каждому по тысяче долларов, — ответил я. — почему бы это?

— Так скажите же нам, — прищурился Корво. Я сделал последнюю затяжку и бросил окурок в воду.

— Потому что он хочет быть уверенным, что мы никогда больше не увидим Гонконг. То, что он может сказать о нас, не выглядит слишком убедительно. Вспомните еще раз факты. Конечно, полиция знает многое о “Братьях Золотой Лилии” и, возможно, о самом Вонге, но они ничего не смогут доказать. Если мы вернемся в Гонконг и расскажем нашу историю, полиция выслушает ее, сколь бы фантастической она ни казалась. Поэтому Вонг не допустит этого.

— Тогда почему же он не убил нас на борту канонерки? — спросила Тесс.

— Потому что из-за смерти Картера мы все находимся под бдительным оком полиции, — терпеливо объяснял я. — Если мы все пятеро бесследно исчезнем, они постараются понять, что же с нами произошло. Вонг не может быть полностью уверен, что кто-нибудь из экипажа канонерки не расскажет обо всем, что знает.

И вот он высадил нас здесь, дав каждому по тысяче долларов. А вы знаете, что значит тысяча долларов для здешнего среднего китайца? Это — фортуна, богатство, мечты! Вонгу осталось только намекнуть, что мы здесь, безоружные, с пятью тысячами долларов — и любой китаец в заливе Байес бросится сюда и перережет нам глотки за эти деньги!

— Но как Вонг избежит расследования полиции? — спросил Корво.

Я в ответ пожал плечами.

— Я не могу читать его мысли, Корво. Но будь я Вонгом, я бы устроил так, чтобы наша джонка была объявлена пропавшей. И чтобы брат владельца джонки пошел в полицию и заявил: его брат сказал, что пятеро европейцев наняли его, чтобы доставить их на побережье. А теперь он беспокоится, не случилась ли с братом беда. А потом, если бы я был Вонгом, то устроил бы так, чтобы кто-то обнаружил наши трупы здесь и сообщил об этом полиции. Я бы даже оставил поблизости брошенную джонку, чтобы они ее нашли.

И полиция подумает, что владелец джонки специально привез нас туда, где его ожидали соучастники, чтобы убить и ограбить нас. Есть масса вариаций, которые Вонг мог бы разыграть на эту тему, но у меня грустное предчувствие, что в данном случае я не ошибаюсь.

Они переглянулись. Потом посмотрели на меня.

— И что же нам теперь делать? — спросил Кан.

— Если бы у нас было оружие, то я бы чувствовал себя лучше. Хотя бы один пистолет или просто дубинка, но и этого у нас нет. Поэтому нам придется просто ждать.

— Ждать, когда нас убьют! — воскликнула Натали. — Да вы с ума сошли!

— Другой вариант — бежать и все равно быть убитыми.

— А у меня есть оружие, — неожиданно заявила Тесс. Я посмотрел на нее.

— Детка, только не говорите мне, что у вас автомат под курткой.

Она покачала головой:

— У меня нож!

Она задрала одну штанину, и я увидел нож в ножнах, прикрепленных к голени. Мне показалось, что и нож, и ножны я где-то видел.

— Когда мы сидели внизу, в джонке, перед тем, как нас забрали на канонерку, — сказала она, — я увидела, что этот нож лежит вместе с другим подводным снаряжением, и подвязала его к ноге. Я полагала, что нас схватят красные, и готова была лучше умереть, чем позволить им сделать со мной что-нибудь. — Она отвязала ножны и передала их мне. — Но я не думаю, что нож нас спасет.

— Может, и спасет, — сказал я.

Я отошел в густые заросли примерно в двадцати ярдах от них и нашел то, что искал — бамбуковую поросль. Я начал вырезать палки, и все с удивлением смотрели на меня.

— Что вы собираетесь делать с этим? — спросил Кан.

— Заострю концы. И вы сможете убить человека таким бамбуковым копьем.

— Что-то не верится. Палки против настоящего оружия? — усмехнулся Кан.

— Тогда можете драться голыми руками, мне все равно.

Я заточил концы палок. Дал по паре Корво и Кану, а две оставил себе.

— Ну и что теперь? — спросил Корво.

— Будем ждать. Если я не ошибаюсь в своих догадках, Вонг не станет терять понапрасну время и поспешит предать огласке наше местоположение. Поэтому они будут разыскивать нас и наверняка придут на лодке, скорее всего на сампане. Мы подождем, когда эти типы появятся, разгромим их и захватим лодку.

— Как легко вы об этом говорите, — сказал Кан.

— Всегда есть альтернатива, — сказал я. — Мы ждем, когда эти люди появятся. Они перерезают нам глотки, забирают наши деньги, садятся в лодку и отправляются туда, откуда прибыли.

Корво коснулся пальцем усов.

— А что с женщинами?

— Используем, как приманку.

— Повторите! — насторожилась Тесс.

— Как приманку, — повторил я. — Когда они появятся, мы спрячемся в зарослях. Вы, девушки, выбежите вперед, радостно крича и размахивая руками, как потерпевшие крушение и считающие, что это моряки прибыли вас спасать. Когда они подойдут поближе, вы их.., как бы рассмотрите и с криком броситесь обратно в заросли.

Мы засели в густых зарослях кустарника примерно в десяти ярдах от песчаной отмели и стали ждать. Солнце поднялось выше, и стало по-настоящему жарко.

Немного погодя Тесс сказала внезапно дрогнувшим голосом:

— Там кто-то идет!

Я осторожно выглянул наружу и увидел квадратный нос джонки, которая входила в залив.

— О'кей, — сказал я. — Вы знаете, что делать.

— Хотела бы я быть уверена, что вы знаете, что делать, — с горячностью ответила Тесс.

Я взял одно из бамбуковых копий и взвесил его в руке.

— Послушайте, — сказал Кан, который сидел слева от меня. — Может быть, мы поговорим с этими ребятами? Вы же знаете язык, Кэйн! Мы отдадим им то, что нам дал Вонг, и пообещаем еще, если они доставят нас в Гонконг.

Корво, сидящий справа от меня, хмыкнул:

— Вы что, верите в Санта-Клауса, Кан?

— Но это самоубийство — нападать с бамбуковым копьем на человека, вооруженного автоматом, — заявил Кан. — Я ценю свою жизнь.

— Если вы ее цените, тогда воспользуйтесь бамбуковым копьем, — рявкнул я. — Вы думаете, они останутся жить здесь, в заливе Байес, имея возможность перебраться в Гонконг? Восток — такое место, где жизнь ценится дешево, здесь убивают за пять гонконгских долларов.

Кан промолчал.

— Запомните одно, — продолжал я, — девушки пробегут мимо нас в заросли, а за ними будут мчаться визжащие китайские джентльмены. Это будет волнующее зрелище, но не спешите — пусть они пробегут мимо, и только потом бросайте копья. Неожиданность и нападение с тыла — единственные наши козыри!

— Так уж и козыри? — проворчал Кан.

— А знаете что, Кан? — сказал Корво, посмеиваясь. — Вы единственный человек, с которым бы я разделил тюремную камеру, — все время смеялся бы.

Со стороны отмели раздались радостные крики женщин, которые быстро сменились воплями ужаса, как и было задумано. Я выглянул снова и увидел, что джонка близко, совсем близко. Девушки повернулись, побежали в заросли и промчались мимо нас, по-прежнему дико крича. Это была хорошая игра, если только это была игра.

Я видел, как нос джонки уткнулся в песчаную отмель и на берег высыпали китайцы. Я посчитал, их было десять, некоторые размахивали ножами, но, как мне показалось, лишь у четверых имелось огнестрельное оружие. Все они бросились в заросли, преследуя девушек, которые по-прежнему дико вопили.

Китайцы промчались мимо нас, и я поднялся на ноги, держа в руке копье. Корво и Кан встали одновременно со мной. Я находился всего лишь в ярде от одного из китайцев, когда он услышал меня. Он начал поворачиваться, но я сделал выпад и с силой вогнал в него копье. Оно угодило под левую лопатку и вышло спереди. Китаец даже вскрикнуть не успел. Я увидел, что Корво так же бесшумно убрал еще одного, а вот удар Кана оказался не столь удачен. Он поразил копьем третьего китайца, но, видимо, не попал в жизненно важную точку. Китаец дико заорал, и это заставило остальных остановиться. Они сгрудились вокруг нас, и вот уже прозвучал первый выстрел. Я метнул нож в ближайшего от меня. Он рухнул на песок, судорожно хватаясь за рану на груди. Я схватил его пистолет и отскочил в сторону. Корво тоже удалось завладеть оружием.

Среди китайцев возникла паника. Двое бросились наутек, продираясь вслепую сквозь густые заросли; остальные четверо двинулись на нас. Я прицелился в одного и выстрелил, повернул ствол в сторону второго, но тот сумел увернуться. И тут послышался дикий вопль Кана, и это на несколько мгновений отвлекло мое внимание. В следующую секунду я получил удар коленкой в пах и покатился по земле. Китаец бросился на меня; его рука взметнулась вверх, и я увидел сверкающий нож над своей грудью. И тут я, изловчившись, ударил его в зад сведенными вместе коленями, перекинув противника через себя. Затем вскочил на ноги и, подлетев к китайцу, придавил его коленом к земле. Потом сунул одну руку ему под шею, вторую под живот — и всем весом навалился на колено, которым упирался в его спину. Китаец вскрикнул, и тотчас же раздался хруст.

Я медленно поднялся, осмотрелся. И увидел только одного китайца, — того, что лежал у моих ног. Корво стоял неподалеку, все еще с пистолетом в руке, а в нескольких ярдах от него корчился на земле Кан, прижимая руки к животу, тихо постанывая.

— Что с ним? — спросил я.

— Пырнули ножом, — отмахнулся Корво.

Он подошел к Кану и шевельнул его носком ботинка.

— Ну что, это серьезно?

— Я умираю, — простонал Кан. Корво взглянул на меня и пожал плечами. И стал медленно поднимать руку с пистолетом.

— Нет! — остановил я его.

Он посмотрел на меня с удивлением. Снова пожал плечами и опустил оружие. Я обыскал мертвого китайца, нашел у него пистолет и сунул к себе в карман.

— Найдите женщин, — приказал я Корво, — и ведите сюда. А я доставлю Кана на джонку.

— Как скажете, — ответил он и быстро удалился. Я нагнулся и посмотрел на Кана.

— Можете идти?

— Нет, — ответил тот. — Какой подонок! Он хотел хладнокровно пристрелить меня!

— Но он же не сделал этого. Вы уверены, что не сможете идти?

— Я умираю, — застонал он.

Я обхватил его за плечи и как можно осторожнее поднял на ноги. Потом повел, вернее поволок к джонке. Оставив Кана на песчаной отмели, я поднялся на джонку, чтобы удостовериться, что на борту не осталось ни одного китайца. Убедившись, что их там нет, втащил Кана на палубу и снова усадил его. Для умирающего человека он производил слишком много шума.

Взглянув на его рану, я понял, что она выглядит неважно: много порезов — все ярко-красного цвета... Я снял с себя куртку кули, свернул ее и дал Кану, чтобы он прижал ее к животу. Я не знал, поможет ему куртка или нет, но это было единственное, что я мог для него сделать.

Через пять минут подошел Корво с девушками. У них были испуганные, замученные лица. Корво, напротив, выглядел молодцом.

— А хорошая была драка, — улыбнулся он. — Жаль, что двоим все-таки удалось уйти.

— Не будьте таким кровожадным, — сказал я.

— Это самое изысканное удовольствие в жизни мужчины, — заявил он с серьезнейшим видом. — Убить другого мужчину!

— Что ж, это ваша точка зрения. Только не говорите так психиатру.

— Вы считаете меня сумасшедшим?

— Разумеется. Но это не имеет значения, я не собираюсь вас освидетельствовать.

Я прошел на корму джонки и начал запускать мотор. Чихнув несколько раз, он заработал. Я направился к рулю. Мы медленно, кормой вперед, прошли устье залива. Потом я дал передний ход, и мы медленно развернулись в сторону открытого моря.

Ко мне подошла Натали с озабоченным лицом.

— Джой умирает, — тихо прошептала она. — Надо найти доктора.

— Как только придем в Гонконг.

— А сколько времени это займет?

— Мы делаем не больше трех узлов. Думаю, часов шесть.

— Но он умрет к этому времени! — воскликнула она с истерическими нотками в голосе.

— Мне очень жаль, — ответил я, — но мы ничего не сможем сделать.

Во второй половине дня, когда Гонконг засверкал перед нами под лучами солнца и до него оставалось не более часа хода, Кан скончался.

Мы завернули его в старый кусок брезента, который валялся на палубе, привязали груз и вдвоем с Корво осторожно опустили за борт. Я с прежних времен корабельной службы вспомнил несколько соответствующих случаю слов и произнес их. Настала тишина, нарушаемая только рыданиями Натали.

Мы были в Абердине в пять вечера.

Глава 10

Я бросил якорь и приказал всем оставаться внизу. Вскоре и сам к ним присоединился. Корво спросил меня, зачем все это. Я ответил ему, что белые люди, сходящие с борта джонки в одежде кули, немедленно привлекут к себе внимание, и слухи наверняка достигнут ушей Вонга. Наш единственный шанс сохранить все в тайне — дождаться темноты.

Мы ждали всего час или два, но ожидание показалось нам бесконечно долгим. Наконец стемнело, и я поднялся на палубу. Берег находился лишь в сотне ярдов от нас. Я перевалился через борт джонки. Вода оказалась до отвращения теплой. Я тихо поплыл к набережной, прихватив с собой один из пакетов Вонга.

Выйдя на берег, я присел в тени и стал ждать. Минут через десять заметил парня лет семнадцати с живым лицом, перепачканным лигроином[2], как это обычно бывает у рыбаков, работающих на джонках, что стоят у причала. Я окликнул его, и он осторожно приблизился. Я дал парню двадцать долларов и сказал, что если он сделает то, что я ему скажу, то получит еще пятьдесят. У парня был такой вид, будто на него обрушилось небо. Я объяснил ему, как найти мой дом, и попросил сказать Чарли, чтобы тот пригнал машину в Абердин. А сам парень должен приехать вместе с ним и забрать свои пятьдесят долларов. Парень кивнул и бросился бежать. Я снова съежился, стараясь слиться с темнотой.

Мне показалось, что я ждал часа четыре, хотя на самом деле прошло всего два. Наконец появился тот парень, а с ним Чарли. Я расплатился с парнем, послал Чарли нанять сампан в гавани, чтобы забрать с джонки остальных, а сам остался ждать в машине.

Чарли — с Корво и обеими дамами — вернулся через четверть часа. Они сели в машину, и я завел мотор. Как только мы приехали, Чарли скрылся на кухне, а я приготовил выпить. Потом распечатал пачку сигарет и с удовольствием закурил. И тотчас же почувствовал себя почти счастливым. Я с наслаждением втягивал в легкие дымок сигареты.

Корво приготовил себе еще порцию выпивки. Затем посмотрел на меня:

— Куда теперь?

— Я-то знаю, куда пойду, — сказала Тесс. — В горячую ванну — и в постель!

— А Вонг будет посиживать с миллионом в руках? — сказал Корво. — Не думаю, что я смогу заснуть с такой мыслью!

— А что вы хотите предпринять? — спросила Натали. Корво искоса взглянул на меня.

— А почему бы вам, девушкам, не лечь спать и не дать нам с Кэйном возможность обсудить это дело? Натали рассмеялась:

— И, проснувшись поутру, обнаружить, что вы оба скрылись с миллионом долларов? Вы что, думаете, я настолько глупа?

Я выпил еще немного виски.

— Давайте не портить друг другу настроение, хорошо? — проговорил я примирительным тоном. — Если мы хотим кого-то ненавидеть, давайте все вместе ненавидеть Вонга!

— Согласна, — поддержала меня Тесс.

— Он считает, что мы еще в заливе Байес, с перерезанными глотками, — сказал я. — Если Вонг узнает, что мы здесь и глотки у нас не перерезаны, он тотчас же сообщит “Братьям Золотой Лилии” — чтобы они что-нибудь предприняли. Единственное, чего он никогда не сделает, — он не придет к нам и не подарит тот самый чемодан!

— Да? — сказал Корво.

Я прикурил вторую сигарету от окурка первой.

— Если у них все идет по плану, Леунг должен появиться в Абердине в ближайшие часы. А если он позвонит Вонгу и скажет ему, что, как только канонерка отошла, он нашел на палубе джонки пачку денег, завернутую в клеенку? Я не думаю, что Вонг пропустит это дело, — он должен сказать Леунгу, куда доставить деньги.

— Продолжайте, — сказал Корво.

— А вместо Леунга пойдем мы. Если я не смогу убедить Вонга отдать нам наш миллион, то я уверен: вы сумеете.

— Вот это — с огромным удовольствием! — просиял Корво.

— А Чарли сможет доставить сюда Леунга.

Я пошел на кухню и все рассказал Чарли.

— Это будет здорово, босс, — ухмыльнулся он. — Только подумать — как мы ему доверяли!

— Я сам приготовлю ужин. А ты бери машину и привези Леунга.

— Хорошо, босс. Вот будет сюрприз для этого подонка!

Я приготовил ужин, и мы поели.

— Как скоро он может вернуться? — спросила Тесс.

— Думаю, через полчаса.

— В таком случае мы успеем привести себя в порядок, — сказала Тесс.

Обе девушки исчезли в ванной комнате, и я услышал, как там включили душ.

Корво посмотрел на меня:

— Эта девушка. Дав, как мы с ней поступим?

— А что вы предлагаете?

— Я согласен разделить все на три части. Мне, Тесс и вам. А этой даме — ничего.

— Меня это устроит. Но когда она узнает, что остается без денег, то начнет громко и долго визжать!

— Я могу устроить так, что она не будет поднимать шум, — вкрадчиво проговорил он.

— Вам надо бы пойти в похоронный бизнес. Представьте: все время рядом с трупами!

— У вас есть другие предложения? — осведомился Корво.

— Пусть все устроится само собой — со временем. Если потребуется, Чарли организует ей поездку в Макао, и она останется там надолго. Есть много способов уладить дело. Сейчас проблема не в этом.

Тесс выглянула из-за двери ванной.

— Мы в порядке, но нечего надеть.

— И я должен волноваться по этому поводу?

— Найдите нам что-нибудь!

Я пошел в спальню, взял две пары брюк и чистые рубашки и передал Тесс.

Когда девушки вышли из ванной, мы с Корво тоже приняли душ. Я дал ему кое-что из своего гардероба, так как и его вещи остались на джонке Леунга. Мы успели выпить еще по одной, когда к дому подъехал автомобиль. Через несколько секунд в гостиную вошел Леунг, а за ним — Чарли, прижимавший к его спине ствол пистолета.

— Хозяин! — Леунг упал передо мной на колени. — Это все “Братья”! Если бы я не сделал, как мне сказали, то они убили бы меня.

— Именно это я и собираюсь сделать, — сказал я. Его лицо исказилось от страха.

— Пожалуйста! — завыл он. — Пожалуйста, хозяин! Сохраните мою ничтожную жизнь. Я буду вашим рабом — сделаю все, что вы скажете!

Я сделал вид, что размышляю над его словами. Потом сказал, что у него есть только один способ сохранить свою жизнь. Но для этого надо знать, где Вонг. Он ответил, что знает. Вонг сообщил, что Леунг, как только вернется в Гонконг, должен явиться к нему с докладом в антикварный магазин Ченга. Я велел Чарли связать Леунга и не отпускать, пока мы не убедимся, что он не лгал.

— А как насчет того, чтобы заставить его позвонить по телефону, как мы хотели? — спросил Корво.

— Теперь в этом нет необходимости. Если Леунг лжет и Вонга нет в магазине, то он может соврать и по телефону. А если он говорит правду, у нас будет преимущество полной неожиданности, когда мы нагрянем в магазин.

— В этом есть резон, — согласился Корво. — Так чего же мы ждем?

Я сходил к Чарли и увидел, что Леунг сидит, привязанный к кухонному столу, словно кающийся турок. Я взял у Чарли пистолет и сказал ему: если мы не вернемся через два часа, он должен позвонить субинспектору Кроссу и рассказать ему всю историю. Потом вернулся в гостиную, собрал своих компаньонов, и мы вышли к машине.

Я остановил машину на набережной, около пристани Королевы Виктории. Мы сели на паром, идущий в Коулун, а потом прошли пешком до магазина Ченга.

— Только один вопрос, — сказал я, остановившись у двери. — Как мы зайдем?

— Если Вонг там с нашим миллионом, — медленно проговорил Корво, — и кто-то постучит в дверь...

— Он откроет, — сказал я. — Или уйдет с миллионом через черный ход. Или пошлет пятьдесят “Братьев Золотой Лилии” посмотреть, кто это там стучит.

— Я вообще-то терпеливый человек, — пробормотал Корво. — Но после того, что произошло...

— А знаете, я прекрасно понимаю, что вы чувствуете, — сказал я.

Я вытащил из кармана пистолет и всадил две пули в дверной замок. Потом навалился на дверь плечом, и она распахнулась. Я ворвался в магазин. Корво — следом за мной. Обе девушки — за нами. Мы прорвались сквозь занавес из бусинок и увидели освещенные пустые рабочие столы, за которыми рабы Ченга проводили целые дни, изготавливая для него поддельный антиквариат и такие же произведения искусства.

В дальнем конце магазина я увидел двоих мужчин. Грянул выстрел, и пуля вонзилась в потолок где-то над моей головой. Рядом со мной прозвучали еще два выстрела. Ченг выронил пистолет и схватился за плечо. Вонг поднял руки. На столе перед ними лежал раскрытый чемодан.

— Отлично! Я рад, что вы не успели все истратить, Вонг!

— Я вас не понимаю, — проговорил он бесстрастным тоном.

— То есть вы думали, что мы кормим рыб в заливе Байес? — сказал я. — Если мы объясним вам, что произошло, вы просто не поверите.

Корво подошел к Ченгу.

— Ну ты! — прохрипел он. — Я так ждал этой встречи! Ченг все еще держался за плечо, морщась от боли.

— Я допустил ошибку, — признался он. — Когда я в первый раз увидел вас, я знал, чего вы хотите. Вас надо было пристрелить, как бешеную собаку.

— Ну конечно, — ответил Корво. — Что, болит плечо? Сейчас тебе станет еще больнее, черт возьми!

Он приставил пистолет к груди Ченга и нажал на спусковой крючок. Ченг покачнулся и рухнул на пол. При падении его голова глухо ударилась о пол.

Корво повернулся к Вонгу:

— Ну а теперь твоя очередь.

— Поостыньте, Корво, — остановил я его. — У меня в связи с ним другие планы.

— О чем это вы, черт возьми?

— Он по уши увяз в контрабанде наркотиками. Если мы постараемся, то найдем массу тому доказательств. Полиции останется только приехать и взять его.

Какое-то время Корво стоял, словно изваянный из камня. Потом сказал:

— Может быть, вы правы. Но вот этот тип — мое личное дело. — И он указал на тело Ченга.

— О'кей, — согласился я. — А теперь забудьте о Вонге.

— А чего теперь о нем беспокоиться? Деньги здесь, все полностью. — Он посмотрел на Вонга. — Верно? Вонг вежливо улыбнулся и наклонил голову:

— О да... Деньги там. Полностью.

— Они в порядке? — насторожился Корво. — Вода не проникла туда, не испортила их?

— Они в прекрасном состоянии, — ответил Вонг. — У вас не должно быть опасений на этот счет.

— Вы с Ченгом... — вмешался я. — Вы главари “Братства Золотой Лилии”?

— Мы были, — в голосе Вонга послышались нотки иронии, — теми, кого называют мозгом организации.

— У вас канонерская лодка, контакты в Китае. У Ченга — магазин и тоже контакты. Он распределял наркотики?

— Да, Энди, — ответил Вонг. — Вы везучий человек. Мне следовало понять раньше и убить вас. Везучий человек куда опаснее умного или, — он посмотрел на Корво, — сумасшедшего.

— О'кей, вы узнали все, что хотели? — взглянул на меня Корво.

— Думаю, что да.

— Отлично! — Он усмехнулся и в тот же миг нажал на спусковой крючок.

Вонг охнул, осел, ударился о стол и рухнул на колени.

— Вот он и получил свое, — заявил Корво. — А следующая в списке — эта Дав! Она...

Я дважды выстрелил ему в голову. Дважды, чтобы наверняка убить его. Потому что он все равно был опасен, даже если бы остался жив всего на одну четверть. Я сожалел только об одном — что не сделал этого раньше. В комнате стоял едкий запах порохового дыма. Я сунул пистолет в карман и опустился на колени возле Вонга. Он был жив, но в груди его зияла страшная рана.

— Мы сейчас найдем вам врача, — пообещал я.

— Не стоит об этом беспокоиться, Энди. Со мной кончено.

И тут позади меня раздался грубый голос. Настолько грубый, что мне потребовалось несколько секунд, чтобы понять, что он принадлежит женщине.

— Когда будете подниматься на ноги, Кэйн, делайте это осторожно и очень медленно. И не пытайтесь достать из кармана пистолет.

Я выполнил приказание. И обернулся. Передо мной стояла Натали с пистолетом в руке. Она держала под прицелом сразу двоих — Тесс и меня.

— Кан изъял пистолет у одного из китайцев, — пояснила она. — Теперь он ему ни к чему, и я взяла его себе.

— О'кей, — сказал я. — И что же вы думаете теперь делать?

— Я забираю этот чемодан, — объявила она. — И выхожу с ним отсюда. И ни вы, ни эта девушка — даже не пытайтесь остановить меня. Если кто-нибудь из вас шевельнется — стреляю!

Потом она начала медленно отступать по проходу между стеной и рабочими столами. Добравшись до занавеса из бусинок, вдруг улыбнулась:

— Сосунки! Все вы — сосунки! Я разыграла комедию в связи со смертью Кана — и вы поверили? Вы что, действительно думали, что мне нужен такой болван, как Кан?

Она продолжала пятиться по проходу. Наткнувшись на упаковочный ящик, стоящий у стены, начала осторожно его обходить.

— Сосунки, — повторила она. — Я поймала вас на крючок, Энди Кэйн. Я и Кана держала на крючке, пока он был мне полезен!

Меня вдруг осенило.

— А как насчет Картера? Он-то не был на вашем крючке?

— Нет, — ответила она. — Но я позаботилась о Картере другим способом.

Натали увидела выражение ужаса на лице Тесс и рассмеялась:

— Да, конечно, это я убила его. Я получила свободу действий.

Она обошла ящик. И угодила ногой в лужицу клея, пролитого со стола во время работы. Натали поскользнулась. Чтобы сохранить равновесие, она вынуждена была бросить чемодан и опереться о стену. И всем своим весом навалилась на пучок проводов, повредив при этом старую изоляцию.

Сверкнула голубая вспышка. Натали дико вскрикнула. Ее рука задергалась, в мастерской запахло горелым мясом. Тело Натали забилось в конвульсиях; ее палец надавил на курок пистолета, который она все еще держала в руке. Раздался выстрел; пуля, угодив в потолок, отбила слой штукатурки. Это были последние мгновения ее жизни.

Я толкнул ящик по полу с таким расчетом, чтобы он ударил ее под колени. Натали отпустила провода и рухнула на пол. Я схватил чемодан и снова положил его на стол.

— Там, внизу.., машины... — прошептал Вонг. — Высокое напряжение... Я давно собирался заменить эти кабели...

Я открыл чемодан и увидел фантастическое количество денег. Целые связки банкнотов!

— Здесь и в самом деле миллион долларов, Вонг? — спросил я.

— Да, миллион долларов, но китайских!.. Какое-то время до меня не доходил смысл его слов. Наконец я с трудом оторвал взгляд от пачек и посмотрел на Вонга.

« — Китайских?! — воскликнул я. У меня перехватило горло. — Так вот что значит — “деньги националистов?»

— Совершенно верно, Энди, — отозвался Вонг.

— Но они не стоят ни цента! Даже бумага, на которой они напечатаны!

— У вас, у американцев, есть выражение: умереть со смеху! Как раз про меня — в моем положении.

Тесс подошла к столу и заглянула в чемодан. Взяла в руки несколько пачек и внимательно рассмотрела их. Потом бросила обратно в чемодан.

— Он прав, — сказала она упавшим голосом, — это китайская валюта, националистов, как вы их называете. Не хотите ли сунуть туда спичку? Или поручите это мне?

Я отошел от стола в проход между стеной и рабочими столами. И поймал себя на том, что смотрю на труп Натали. Первым был Картер, подумал я, потом Кан. Потом Ченг, Корво, Вонг — и все из-за пустых бумажек! Я тупо уставился на оголенные провода. И вдруг понял, что они тянутся вдоль стены — ко входной двери. А вот наверху провода были новые, в надежной резиновой изоляции. Но было и еще кое-что. У двери я увидел распределительную коробку, от которой провода шли вверх, через потолок во второй этаж. Но с другой стороны коробки оставались свободными еще фута два изолированного провода. Зачем он был нужен, черт возьми? Я подвинул ящик так, чтобы он оказался под этой коробкой. Влез на него, вытащил из кармана нож и вскрыл изоляцию вдоль, начиная снизу.

— Энди Кэйн! — заорала Тесс. — Вы что, совсем спятили?

— Нет, — ответил я. И позвал:

— Вонг! Тот не ответил.

— Вонг! — повторил я уже громче.

— Он мертв, Энди, — отозвалась Тесс. — Уже несколько минут, как не дышит.

Я воткнул нож в изоляцию и потянул рукоятку на себя. На пол упали пять небольших сверточков в промасленном шелке. Я слез с ящика и подобрал их. Тут вдруг в магазине раздался шум и топот ног. Полицейские ворвались в мастерскую. Субинспектор Кросс посмотрел на тело Натали, потом увидел тела Вонга и Корво. Наконец поднял глаза на меня.

— Что, в конце концов...

— Друзья вот этой девушки, — я кивнул в направлении Тесс, — были связаны с Вонгом — рэкет, контрабанда героина... Она случайно узнала об этом и попросила меня помочь избавиться от них. Вот какое предложение мне было сделано, инспектор. Помните, вы очень хотели узнать об этом. И вот сегодня ночью все выяснилось.

Они похитили мисс Донаван и хотели использовать ее как угрозу для остальных — если они не будут продолжать работу с “Братьями”. Вонг и Ченг стояли во главе организации, и они собирались убить девушку. Кто-то начал стрелять. Я вошел сюда вовремя, чтобы прекратить все это.

Кросс смерил меня взглядом с головы до пят.

— Что ж, веселая история, Кэйн, — согласился он. — А у вас имеются какие-нибудь доказательства?

— О, разумеется, — ответил я. — Сколько хотите! И я передал ему пять маленьких сверточков. Он раскрыл один, посмотрел, что в нем, и слабо улыбнулся:

— Чистый героин! Мы давно ищем людей, которые ввозят это зелье в Гонконг.

— И вот теперь все ясно, инспектор, — сказал я. — Вы не станете возражать, если я отвезу мисс Донаван домой? Она чертовски устала...

Последовало долгое молчание. Потом Кросс спросил напрямую:

— Вы желаете официального расследования, мистер Кэйн?

— Нет, — поспешно ответил я.

— Это было бы огромной моральной поддержкой для нашего департамента — если бы мы приписали себе это дело, — пробормотал он.

— Я всегда рад поддержать моральный дух вашего департамента, инспектор, — заверил я Кросса. — Будьте моим гостем.

— В таком случае вам лучше забрать мисс Донаван прямо сейчас. Да и в конце концов: если вы никогда не бывали здесь, было бы глупо с моей стороны задавать вам вопросы, не так ли?

Я схватил Тесс за руку и вывел ее из магазина на улицу. Мы сели на паром, который шел к пристани Виктории. Потом мы пересели на мою машину и приехали ко мне. Чарли сгорал от любопытства, но я обещал все рассказать позже. А пока что попросил не спускать глаз с Леунга, этот двойной предатель еще мог оказаться очень полезным.

После разговора с Чарли я вошел в гостиную и увидел Тесс, раскинувшуюся на софе. Рядом, на полу, бесформенной кучкой лежали мои брюки. Насколько я мог судить, на ней не было ничего, кроме моей же рубашки. Ее длинные стройные ноги оказались слишком привлекательным зрелищем — мои глаза давно не видели подобного.

— Они все время сползали, — с ленцой в голосе проговорила Тесс. — Поэтому я решила послать их ко всем чертям!

— Прекрасная мысль! — согласился я. Я приготовил два бокала выпивки и подсел к Тесс. Она тут же немного подвинулась.

— Дорогая, я хотел бы предложить вам стать моим компаньоном.

— Вы симпатичный парень, Энди. — Она отодвинулась еще немного. — Но я не из тех, кто согласен готовить и заниматься прочими дамскими делами.

— Вы что, не в своем уме? Я говорю о деловом партнерстве.

— А что это за бизнес?

— Вот если бы у меня был вооруженный катер, способный делать сорок узлов, — мечтательно проговорил я. — Я бы в двенадцать месяцев сколотил состояние.

— Но как?..

— Ченг и Вонг мертвы, — напомнил я. — Но я уверен: Леунг знает место, где они прятали канонерку. Чарли упросит его рассказать нам, как ее найти. Чарли сделает это с огромным удовольствием.

Ее глаза вдруг заблестели, и она одним неуловимым движением своих округлых бедер чуть сократила расстояние между нами.

— Энди Кэйн, — проворковала она. — Это прекрасное предложение.

— Только вот еще что, — сказал я вполголоса. — Не думаю, что между компаньонами могут быть секреты, верно?

— Верно! — Она положила голову мне на плечо и вопросительно заглянула в глаза — Я хочу сказать — может ли один компаньон что-то скрывать от другого? — продолжал я.

Тесс перехватила мой взгляд, направленный на ее ноги. На ее пухлых губах заиграла улыбка. Она намеренно положила ногу на ногу — так, чтобы подол рубашки задрался еще на несколько дюймов.

— Никаких секретов, компаньон! — сказала Тесс.

— Босс! — В дверях появился Чарли. — Не хотите ли перекусить?

— Ты что, спятил? — с досадой спросил я. Тут Чарли наконец заметил Тесс.

— Думаю, что да, босс, спятил, — пробормотал он, вытаращив глаза.

Примечания

1

Стилуэлл, Джозеф Уоррен (1883 — 1946) — начальник штаба войск Чан-Кайши и командующий сухопутными войсками США в Китае, Бирме и Индии.

2

Лигроин — продукт перегонки нефти.


home | my bookshelf | | Пираты из Гонконга |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу