Book: Обнаженная снаружи и изнутри



Картер Браун

Обнаженная снаружи и изнутри

Глава 1

Она полулежала на роскошной белой кожаной кушетке, одна из ее сильно загорелых ног вытянута вперед, вторая наполовину поджата, так что отчетливо выделялась изящная соблазнительная ямочка на коленке. Мальчишеские бедра и полусформировавшаяся грудь девушки были едва прикрыты бикини апельсинового цвета в белый горошек. Лицо — детское, но выражение отнюдь не невинное, а длинные рыжие волосы спадали до шоколадного цвета плеч. Ей только что исполнилось девятнадцать лет, а она уже была четвертой — или все-таки пятой? — миссис Клэй Роулинз.

— У любого человека, занимающего такое положение, как Клэй, всегда будут враги, и их много, мистер Холман, — произнесла она ясным дискантом. — Посмотрите на них в студии! Они знают о его незаурядном таланте, поэтому так хочется опозорить, скомпрометировать его!

— Помолчи, Бэби! — раздраженно оборвал ее Роулинз. — Ты сама не знаешь, о чем болтаешь!

Он на мгновение задержал взгляд на крошечном кусочке материи, верхней принадлежности бикини, и многозначительно подмигнул:

— Во всяком случае, нужно отдать должное: сердце твое на месте!

Я окинул взглядом фигуру стареющего, весьма потрепанного громадины Клэя Роулинза и подумал, что, пожалуй, самым подходящим эпитетом для его характеристики будет “глыба”. Он возглавлял когорту “звезд” в течение последних двадцати пяти лет, был полновластным королем почти в каждом боевике из разряда хитов. В молодости он переиграл роли разнообразных героев: мушкетеров, пиратов, шерифов, полковников-кавалеристов, бесстрашных летчиков, даже могучего белого охотника. Теперь его густые каштановые волосы поседели, лицо было так изрезано глубокими морщинами, что ему можно было спокойно дать пару сотен лет. Но его нос с горбинкой и выразительные живые глаза были такими же, как в молодости. Так и казалось, что с его языка сорвется вопрос: “Кто-нибудь ищет товарища отправиться за тридевять земель? Я готов!"

Глубоко затянувшись сигаретой, он подмигнул мне.

— Вот теперь вы сами убедились, как обстоят дела, Рик? Я столкнулся с одной небольшой задачей, но Бэби не терпится раздуть ее и превратить в международную проблему.

Бэби громко и пренебрежительно фыркнула, повела плечиком, затем, вздернув еще выше курносый нос, который разве что репортеры из разделов светской хроники могли назвать привлекательным, насмешливо произнесла:

— При чем тут я? Ты же весь трясешься от страха. Места себе найти не можешь.

— Это чисто родительская проблема. Бэби, ты еще недавно замужем и не суй свой изящный короткий носик, куда не положено. — Он демонстративно повернулся к ней спиной. — Речь идет об Энджи, Рик. Два месяца назад она ушла из дому и теперь живет с парнем на окраине Лос-Анджелеса.

— Я без конца твержу ему одно и то же, — снова вмешалась Бэби, — он должен отправиться к ним и притащить эту девчонку домой за волосы. Но разве у него хватит на это решимости?

Роулинз опять повернулся к своей Бэби, на его лице появилось грозное выражение.

— Маленькие колесики, постоянно вращающиеся в твоей пустой голове, — спокойно сказал он, — производят довольно-таки отвратительный шум, я отвлекаюсь и никак не могу разобраться в собственных мыслях. Почему бы тебе не отправиться в свою комнату и немного не отдохнуть?

Она надула коралловые губки.

— Я хорошо отдыхаю. Возможно, ты этого не заметил?

Клэй направился к кушетке, правая рука у него была опущена, пальцы сжимались характерным движением, неоднократно обыгранным в кинофильмах, где он, к примеру, врывался на лошади в город в поисках парня, который осмелился оскорбить дочь владельца ранчо.

— Бэби!

С задумчивым выражением на лице он подошел к Бэби.

— Придется найти какой-нибудь способ утихомирить тебя.

Его пальцы резко вцепились в верхнюю половину бикини: раздался звук рвущейся ткани, и узкая полоска мини-лифчика оказалась у него в руках. Бэби жалобно пискнула, скрестила руки там, где, по идее, у нее должна была находиться грудь, а не какие-то невразумительные бугорки, вскочила с кушетки и пулей вылетела из комнаты. Вид сзади определенно не соблазнял: ни крутых бедер, ни плавного покачивания ягодиц.

Роулинз тихо вздохнул и опустился на то место, на котором лежала его жена.

— Через некоторое время это входит в привычку, — уныло заметил Роулинз. — Вырабатывается нечто вроде условного рефлекса. Какая-то девушка вдруг начинает постоянно и ежедневно мелькать у тебя перед глазами, и, прежде чем ты успеваешь что-то сообразить, уже оказываешься в Вегасе со свидетельством о браке. Иногда на всю операцию по внедрению в мой дом уходит менее шести месяцев... — Он явно отвлекся и забыл, о чем хотел поговорить, поэтому я прервал его:

— Энджи? — напомнил я.

— Моя дочь.

Он попытался улыбнуться.

— Именно ради этого я вас и вызвал, не так ли? Пареньке которым она живет, величает себя художником. Я бы назвал: тип с интеллектуальными претензиями. Лумис. Харольд Лумис. Мерзавец.

— Вам он не нравится, — заметил я, — но ваша дочь относится к нему иначе.

— Она еще молода, у нее не может быть собственного мнения. Энджи — ребенок, ей всего лишь девятнадцать.

— Достаточно, чтобы стать женой, — намекнул я. Роулинз слегка покраснел.

— Бэби готова была к замужеству со дня своего рождения. Энджи совсем другое. Займитесь этим вопросом, Рик, и вытащите ее оттуда.

— Очень сожалею, Клэй, но подобными делами я не занимаюсь.

— Какого черта?

Он бросил на меня разгневанный взгляд.

— В городе у вас репутация самого опытного улаживателя чужих дел, не правда ли? Человек, который умело избавляет нас от всяческих проблем без лишней огласки и.., за солидное вознаграждение. Я заплачу вам столько, сколько вы скажете.

— Все это так, но только не от неприятностей с дочерьми, не достигшими совершеннолетия, — терпеливо возразил я. — Если вы сами не смогли уладить этот вопрос, почему бы вам не обратиться к ее матери?

— К этой суке? — рявкнул Роулинз. — Энджи ушла из дому из-за ее романа с этим красавцем культуристом.

— Какую суку вы имеете в виду, Клэй?

— Соню Дрезден, конечно! Мою первую ошибку в плане женитьбы. После нашего развода Энджи жила с ней около тринадцати лет.

— Возможно, вам лучше обратиться за помощью к какому-нибудь колдуну или знахарке, но только не ко мне, Клэй.

— Не отказывайтесь, Рик!

Он вскочил-с кушетки и быстрыми шагами подошел к бару.

— Как насчет бокала вина?

— В десять-то утра?

— Вот именно, в десять утра!

— “Кампари” с содовой, — согласился я. Я сел на табурет около бара и следил, как он приготовил мой бокал, затем торопливо, с нетерпением алкоголика наполнил свой.

— Сейчас на меня навалилась куча проблем...

Он поднес к губам бокал и наполовину осушил его.

— Энджи — одна из самых болезненных и главных.

— В данный момент всем живется нелегко, — заметил я сердито.

— Вам известно, сколько я заработал в прошлом году до уплаты налогов?

Он сделал один глоток и сам ответил на свой риторический вопрос.

— Полтора миллиона, с точностью до тысячи долларов. Теперь считайте. Четыре мои бывшие жены получают алименты. Трое детей, помимо Энджи, — учатся в дорогих школах. У меня семидесятифутовая яхта с командой из четырех человек, не говоря о куче обслуживающего персонала по мелкому ремонту и очистке киля, которым ежемесячно приходится выписывать чеки. Далее, дом в Бель-Эйр, оранжерея в Манхэттене, развалюха на Бермудах и отель в Майами, кстати чисто убыточное заведение. У меня четыре автомобиля, шофер, личный самолет с пилотом... В этом году мне до зарезу необходимо заработать два миллиона, чтобы свести концы с концами.

— Вы хотите меня разжалобить, Клэй? — Я равнодушно пожал плечами. — Мне бы ваши проблемы!

— Вы смотрели мой последний фильм?

— “Графиня и генерал”? — Я кивнул. — Конечно.

— Ну и что вы о нем думаете?

— Вы были великолепны, Клэй! Но что касается содержания...

— Он обошелся в восемь миллионов, — злобно бросил Клэй. — В лучшем случае, мы потеряем пять миллионов. Было время, когда имя Клэя Роулинза гарантировало полный кассовый сбор, теперь это прошло. И мальчики в центральном офисе нервничают настолько, что урезали средства на мой следующий фильм ровно вдвое. Бэби совершенно права: они ждут возможности и предлога разорвать со мной контракт.

— Но вы просто так не сдадитесь? — спросил я.

— Я просто не могу себе этого позволить, — сказал он грустно. — Уже пять миллионов моих личных средств вложено в шесть художественных фильмов, которые должны выйти на экраны в ближайшие три года. Вот и получается, что им придется либо с этим смириться и ждать, либо выплатить мне колоссальную неустойку.

— Ну а какое ко всему этому отношение имеет Энджи?

— Ее необдуманный поступок может иметь для меня самые печальные последствия, учитывая создавшуюся на студии обстановку. Они пустят в ход все, они ждут предлог, чтобы разорвать этот контракт, здесь могут прицепиться к пункту о моральном облике. Представьте, на первых страницах газет появятся сообщения о шумном скандале, центральная фигура которого моя дочь Энджи. Вы понимаете, для них это будет настоящая находка.

Он допил свой бокал и тут же налил новый. Мне показалось, что руки у него при этом действовали совершенно автоматически.

— Этот Лумис вращается в совершенно разнузданной компании, — пробормотал он. — Секс, выпивки, марихуана, а возможно, и кое-что похуже. Вы должны вытащить ее оттуда, причем как можно скорее, пока еще не слишком поздно! Вы слышите, Рик? — Ладно, — пожал я плечами, — попытаюсь. Вы знаете адрес Лумиса?

— Конечно.

Он порылся в карманах и извлек скомканный листок бумаги.

— Я записал его специально для вас, Рик, а также адрес этой суки Сони Дрезден. Хотя, конечно, какая от нее польза? Но так, на всякий случай.

Он по-мальчишески улыбнулся, почувствовав явное облегчение.

— Не знаю, как вас и благодарить, старина.

— Не благодарите. Я ничего еще не сделал. Не исключено, что меня постигнет неудача уже с первых шагов. Если ваша дочь не слушает собственного отца, сомнительно, что она пожелает выслушать платного адвоката.

— Существует много способов договориться с людьми и убедить их, и не мне вас учить, Рик. Он плотно поджал губы.

— Сбейте этого подонка с ног. Вы знаете, как надо обращаться с подобными слизняками, напугайте его до полусмерти или, на худой конец, избейте.

Я допил свой бокал и слез с табурета.

— Хорошо, попробую. Но скажите-ка вы мне вот что... Если бы вы не переживали из-за дел в студии и морального аспекта в своем контракте, волновались бы вы так сильно за дочь?

— Вы что, шутите? Он коротко хохотнул.

— Энджи может катиться ко всем чертям со своей мамочкой, коли ей так заблагорассудилось. Я негромко вздохнул:

— Потрясающая отеческая любовь, Клэй!

* * *

Машину я припарковал на подъездной дороге снаружи, а около нее на тротуаре меня поджидала колдунья с мальчишеской фигурой и прямыми рыжими волосами. Верхняя половина бикини заняла свое законное место, но губы были по-прежнему надуты. Ее полуприкрытые крашенными ресницами глаза осмотрели меня с ног до головы с таким пренебрежительным видом, будто я был пропыленным манекеном в витрине какого-то третьеразрядного магазинчика.

— Мистер Холман?

Голос у нее был по-детски звонкий и ясный.

— Вы собираетесь выполнить то, о чем вас просил Клэй?

— Я обещал ему попытаться.

— Надеюсь, у вас что-то получится.

Она изогнулась и провела обеими руками вдоль своих узких бедер, жест был одновременно и провокационным и саморекламирующим.

— Вы сами видите, он смертельно напуган. Она покачала головой.

— Никогда бы не поверила, что такое может случиться с Клэем Роулинзом!

— “Не знает покоя голова, увенчанная короной”, — переврал я слова Шекспира.

— Вы же его друг, мистер Холман, настоящий друг, да, мистер Холман?

— Во всяком случае, друг.

Она с явной опаской оглянулась на фасад дома.

— Он показал вам записку? — шепотом спросила она.

— Записку?

— В которой было сказано про Энджи? Засунув палец в рот, она его обсосала, как это делают малые дети.

— Меня она страшно напугала. Типичное требование выкупа, про которые рассказывают по телевидению. Все слова вырезаны из газет и журналов, затем приклеены к листку бумаги.

— О чем там говорится?

— Про Энджи и Лумиса, что по его вине она плохо кончит, но ему грозит нечто куда более страшное. Энджи всего лишь начало мести.

— Я бы сказал, что в записке маловато смысла.

— На Клэя записка произвела большое впечатление.

Она снова засунула палец в рот.

— По ночам он не спит, а если и задремлет на какое-то время, ему начинают сниться кошмары.

— Почему?

— Не знаю. Но думаю, кто-то задался целью добраться до Клэя, и он это понимает. А по ночам, мистер Холман, я буквально чувствую эту волну страха, исходящую от него. А для Клэя такое состояние противоестественно.

— Знаете ли вы кого-нибудь, ненавидящего его до такой степени, что он мог бы послать такую записку?

— Нет.

На ее лице промелькнула какая-то болезненная улыбка, которая совершенно не подходила к такому молодому лицу.

— Клэй никогда не советовался со своими женами, полагаю, я тоже не буду исключением. Но я не сомневаюсь, что неизвестный люто его ненавидит, потому что Клэй буквально шарахается от собственной тени Почему-то мне кажется, что Клэй знает этого человека или же догадывается, кто это может быть.

— Вы с ним разговаривали на эту тему? Она отрицательно покачала головой.

— Всякие разговоры о записке запрещены, мы о ней просто не упоминаем. Вы же сами видели, как он прореагировал, переполошился, что я могу рассказать вам о ней.

— Как давно он стал выпивать первый стакан виски в десять утра?

— Это вовсе не первый, — покачала она головой. — Поднявшись с постели, он пьет скотч вместо апельсинового сока.



Глава 2

Я оставил машину на стоянке и прошел четыре квартала пешком, разыскивая дом, названный мне Клэем Роулинзом. Это была одна из тех грязных и темных улочек, где солнечный свет подчеркивает с беспощадной ясностью всякую убогую деталь, начиная от облезлых, давно не крашенных фасадов домов и кончая потерянным тупым выражением лиц обитателей убогих жилищ, которые целыми днями бесцельно бродят, шаркая ногами по тротуарам. Многие жители Лос-Анджелеса почему-то рассказывают сказочные мифы об окраинах своего громадного города, но лично я убежден, что они принимают желаемое за действительность.

Восемь маршей деревянной лестницы привели меня на чердак, где жил Харольд Лумис и, по-видимому, дочь Клэя. Я постучал пару раз в дверь, затем изнутри донесся оглушительный крик: “Входите, если вы не за деньгами!"

На чердаке имелась застекленная крыша, инкрустированная многочисленными скоплениями грязи, но даже она не могла справиться с калифорнийским солнцем. Комната была длинная, узкая, не правильной формы, и если бы даже опытному математику предложили вычислить ее площадь, бедняга бы помешался.

Судя по внешности типа, стоящего перед мольбертом, можно было предположить, что с ним это уже произошло. Он был молод, лет двадцати пяти пожалуй, с фантастической шевелюрой цвета соломы, которая напоминала разворошенную скирду. На носу — очки в немыслимо толстенной оправе, которые увеличивали его водянисто-голубые глаза до размеров двух мелких рыбешек, соединенных вместе черным мостиком, перекинутым через его нос.

Итак, передо мной был художник, его холст стоял на мольберте, в руке — кисть. Имелась и натурщица, прилегшая на кушетку, выглядевшую настолько утомленной от долгого служения людям, что я не побоялся бы поспорить на любую сумму, что она в свое время уже была выброшена на свалку. Натурщица — брюнетка лет девятнадцати, но я догадался, с первого взгляда понял, что у них нет друг от друга никаких тайн. Она лежала абсолютно голой на кушетке, голова у нее свешивалась с одного ее края, так что мне почти не было видно лица девушки, но зато ее потрясающее бело-розовое тело можно было рассмотреть в мельчайших подробностях. Небольшие крепкие груди торчали вверх, а плавно изогнутые бедра переходили в длинные стройные ноги. Мельком я обратил внимание на то, что ногти у нее на ногах были покрыты бесцветным перламутром, и, коли такова была жизнь художника, я был готов арендовать ближайший чердак.

— Вам не нужны деньги, это мы уже выяснили, — проговорил художник кудахтающим тенорком, — тогда чего же вы хотите, приятель?

— Вы Харольд Лумис? — осведомился я, усилием води заставив себя отвести глаза от обнаженной натурщицы.

— Я Лумис. Ну и что?

— Я слышал о ваших работах, вот и решил зайти взглянуть на все сам.

— Эй, Энджи!

На этот раз кудахтанье было явно радостным.

Он повернулся ко мне:

— А кто сообщил вам обо мне, приятель? Могу поспорить, этот проклятый хозяин дома.

Натурщица выпрямилась, села на кушетке, бросила на меня равнодушный взгляд. Собственная нагота ее ни капельки не смущала.

— Вы хотите сказать, что намереваетесь что-то купить? — спросила она.

— Возможно, — ответил я.

— Не могу поверить!

Ее взгляд, обращенный на Лумиса, точнее всего могло характеризовать слово “ошеломленный”.

— Просто не могу...

— Что вы скажете про это? — Лумис ткнул кистью в сторону холста. — Картина почти закончена. Вы имеете шанс приобрести последний шедевр Лумиса еще до того, как окончательно просохнут краски, мистер?..

— Холман, — подсказал я. — Рик Холман. Я взглянул на холст и сразу же пожалел, что сделал это. Прекрасное тело модели было воспроизведено весьма точно, в этом отношении не к чему было придраться. Но кое-какие “отсебятины” художника, добавленные им, очевидно, для пущего эффекта, вызвали у меня приступ тошноты. К примеру, посреди живота была изображена огромная полость, демонстрирующая внутренние органы, которые должен был видеть разве что хирург или коронер. Вида одного ручейка крови, струящегося из этой огромной раны по ее бедрам, было достаточно для того, чтобы превратить вампира в вегетарианца.

— Как вы назвали созданную вами картину? — прохрипел я.

— “Обнаженная снаружи и изнутри”, — горделиво ответил Лумис. — А как бы вы назвали ее, мистер Холман?

— Мерзостью!

Я даже вздрогнул от отвращения.

— Какого черта вам вздумалось так обойтись с этим прекрасным телом?

— Потому что это мертвое тело, труп. Голос художника звучал весьма терпеливо, как будто он объяснял прописные истины малому ребенку.

— Я выражаю себя, приятель. Себя, Харольда Лумиса, не Харольда Гойю, не Харольда да Винчи или даже Харольда Глупа! Известно ли вам, что является самым значительным во всей вашей жизни, в жизни любого человека, а?

— Вы хотите сказать, что существует что-то еще, помимо секса? — спросил я устало.

— Смерть! — произнес он благоговейно. — Смерть — самое значительное в жизни, приятель. Облагородьте ее, отбросьте лишние наросты, выразите одну ее сущность и что у вас будет?

— Усохший труп?

— У вас нет воображения!

На мгновение он весьма неодобрительно посмотрел на меня.

— Я вам отвечу, что это будет. Насильственная смерть. Тело жертвы убийства, вот что! — Он снова ткнул кистью в холст, возможно посчитав ее рапирой, пронзающей грудь противника. — Вот здесь “Обнаженная снаружи и изнутри”. Вы видите собственными глазами все омерзительные, как вы изволили выразиться, пугающие, просто страшные сопутствующие обстоятельства насильственной смерти!

Он глубоко вздохнул.

— Картина ваша за пятьдесят монет.

— Я бы не заплатил за нее и пяти центов, — ответил я искренно.

Он ткнул пальцем в противоположный угол комнаты.

— Хотите взглянуть?

— Они все такие же, как эта? — Я кивнул на мольберт.

— В основном. Не всюду изображены ножевые раны, парочка с огнестрельными, штуки три портрета задушенных, а одна — настоящая конфетка, убийство топором. Уверяю вас, производит потрясающее впечатление!

Он умоляюще посмотрел на меня.

— Не упустите свой шанс, мистер Холман! Согласен уступить ее вам за пятьдесят долларов. В этой работе мне удалось добиться такой экспрессии в изображении крови, что холст кажется влажным.

В его неестественно больших глазах за стеклами очков мелькали какие-то безумные огоньки.

— Если пожелаете, могу поставить подпись под картиной кровью!

Он в экстазе закрыл глаза.

— Какая блестящая мысль! По-моему, я первый до этого додумался. У меня даже сердце подпрыгнуло.

— Зато меня стало мутить, — сообщил я ему. — Неожиданно я раздумал приобретать что-либо из ваших творений, мистер Лумис. Вдруг по рассеянности взгляну на нее еще раз...

— Какая жалость, что у вас такой слабый желудок, мистер Холман, — произнес он с искренним сочувствием. — Печально, что наша сделка не состоялась.

— Я в этом далеко не уверен. Что скажете о своей натурщице, она не продается?

Лицо брюнетки выразило неприкрытое отвращение. Уголки губ слегка изогнулись, когда она обратилась ко мне:

— Нет, нет, с меня уже достаточно!

— Вон! — заорал Лумис. — И немедленно! Или, приятель, я оберну этой картиной вашу разможженную голову!

— Остынь! — посоветовал я. — Я говорю от имени ее отца. Он хочет, чтобы она вернулась.

— Неужели?

Брюнетка поджала под себя ноги, на лице у нее появилось насмешливое выражение.

— Вы имеете в виду Папу-Толстосума? Неужели и ему дорога Энджи и он так обеспокоен судьбой своей Маленькой Сиротки, что готов выложить деньги?

— Как я понял, он готов предпринять кое-какие шаги, — сказал я.

— Почему?

— Потому что считает, что негоже его девятнадцатилетней дочери находиться в подобном окружении, — ответил я ровным голосом. — Поддерживать дружбу с бесталанным ничтожеством, именующим себя художником, вести разгульный образ жизни, заполненный сексом, выпивкой, марихуаной и чем-то похуже.

— Это точно в духе Папы-Толстосума, — сказала она, кивая. — Процитировали дословно?

— Почти.

— За все эти девятнадцать лет он ни разу не вспомнил обо мне, — пробормотала она едва слышно. — Что-то случилось?

— Он нервничает из-за “морального пункта” или, точнее, аморального в его контракте, который вступает в силу, если вы угодите в какой-то громкий скандал. Последнее время в студии у него не все идет гладко.

— Тогда я кое-что понимаю. Его внезапная родительская забота оправдана, Она внимательно посмотрела на меня:

— Но вы сами его не одобряете.

— О чем вы? — спросил я.

— Хотя вы и выступаете от имени Папы-Толстосума, но вы не прилагаете особого рвения в уговорах, не так ли, мистер Холман? Я имею в виду, действуете с прохладцей.

— Я сказал ему, что попытаюсь, поскольку когда-то мы были друзьями, но мне думается, вам необходимо узнать, какими соображениями он руководствуется, прежде чем принять окончательное решение.

— Кто вы такой, приятель? — Глаза Лумиса заинтересованно заблестели. — Один из философствующих безумцев?

— Главным образом я разрешаю проблемы других людей за деньги, — ответил я. — В данном случае мне не хочется браться за это дело для Клэя Роулинза, потому что мне не по душе его мотивы.

— Честно, ничего не скажешь!

Он поднял перед собой кисть, как будто это было знамя, и принялся расхаживать по комнате, напевая что-то вроде марша: “Ра-та-та-та, Холман, ра-та-та-та, Холман! Сла-ва, сла-ва, Холман! Сла-ва, сла-ва, Холман!"

На мольберте висела тряпка, обильно измазанная еще свежими красками. Я сорвал ее оттуда и, когда он проходил достаточно близко от меня, засунул ее ему в рот при очередном “рат”. На мгновение он опешил, затем в его глазах появилось бешеное выражение, он вытащил тряпку изо рта, губы при этом у него стали ядовито-изумрудными, под стать бледно-зеленой физиономии.

— Ах так? — воскликнул он и вылетел в ванную комнату.

— Харольд сам на это напросился, — словоохотливо заговорила Энджи. — Благодарю вас за откровенность, мистер Холман. Ну а Папе-Толстосуму передайте, что я живу собственной жизнью, так что ему лучше отойти в сторону и не вмешиваться в нее.

— Обязательно передам, — пообещал я. — Ну а что вы скажете по поводу программы “выпивка — секс — марихуана — еще кое-что похуже”?

— Это всего лишь по утрам! — Она насмешливо усмехнулась. — А днем у нас — только оргии и героин... Понимаете, мистер Холман, я не хочу стать алкоголичкой вроде моего папочки.

— Почему вы так настроены против него?

— Моя мать, Соня Дрезден, была его первой женой, — ответила Энджи, изо всей силы стараясь придать голосу беспечное выражение, но ничего хорошего из этого у нее не получилось. — Мне было четыре года, когда отец увлекся французской старлеткой. Соня с ним развелась, потому что пришла к выводу, что в жизни ей нужны только две вещи: деньги и мужчины, ну а получая алименты от Клэя, она могла обойтись без вторичного замужества.

Минуту она молчала, созерцая собственные ладони, затем продолжила:

— У меня было потрясающее детство, мистер Холман! Приезжая домой на каникулы, я сталкивалась с новым “дядей”, который жил в доме. Даже когда я закончила школу, ни один из моих родителей не посчитал необходимым отметить это событие. Отец был занят четвертой женой на борту яхты, а Соня уехала в Мехико с каким-то теннисистом. Когда она возвратилась назад, ее лицо было красным, как переспелый помидор.

— Иногда детям не везет с родителями! — пробормотал я, не зная, что тут можно сказать.

— По всей вероятности, ко всему можно привыкнуть, кроме равнодушия. Ведь бросив Соню ради французской артисточки, отец бросил одновременно и меня. А этого предательства я ему не смогла простить и никогда не прощу!

— Потому вы решили до конца жизни биться головой о стену в надежде, что у вашего папеньки по этому поводу проснутся совесть и отцовские чувства? — фыркнул я.

— Мне ровным счетом наплевать на отца! Я только одного хочу, чтобы он не вмешивался в мою жизнь. Берегитесь! — крикнула она.

Тревога в ее голосе заставила меня быстро повернуться. Оказалось, что ко мне сзади подкрадывается Харольд Лумис, в поднятой руке которого был зажат огромный нож мясника. В первое мгновение я просто не поверил своим глазам, решив, что это всего лишь дурацкая шутка. Потом я увидел выражение его рыбьих глаз и услышал шипящий звук — втягивал сквозь сжатые зубы воздух. Несомненно, он психопат. Если бы я не сориентировался, то быть мне объектом его следующего шедевра “Холман снаружи и изнутри”.

Я резко шагнул вбок, подальше от кушетки, а когда он двинулся за мной, я схватил обеими руками его правое запястье, повернулся на левой пятке и резко перекинул его через себя. Он полетел, кувыркаясь, через всю комнату, с грохотом врезался в стену, затем медленно сполз на пол, как воздушный шар, из которого вышел весь воздух. Нож стукнулся о паркет и скользнул в угол. Я прошел и поднял его. Лумис наблюдал за мной с ошеломленным видом, но был не в состоянии даже пошевелить пальцем, пока у него не восстановится дыхание, а на это требовалось не менее пары минут.

Энджи вскочила с кушетки и облегченно вздохнула, когда я подошел к ней с ножом в руке.

— Теперь меня не удивляет, что он не продает много картин, — заметил я. — В плане коммерции его ждет полный провал, если он вот так будет бросаться на клиентов.

— Вы унизили его и поставили в дурацкое положение, — произнесла она напряженным голосом. — А Харольд этого не выносит.

— Его можно только пожалеть, — буркнул я. — Ему напрасно вздумалось придать мне сходство с одним из героев его творений.

— Очень сожалею. — Она протянула мне руку. — Пойду отнесу нож обратно на кухню. Думаю, вам лучше уйти сейчас же, мистер Холман. Остальное я улажу без хлопот.

— Вы уверены?

Она энергично закивала.

— Да. Но будет гораздо хуже, если вы здесь останетесь.

— Хорошо. А ответ Клэю прежний?

— Можете не сомневаться! Если он не хочет скандала на первых страницах газет, пусть лучше не вмешивается в мою жизнь, оставит меня в покое! Так и передайте ему.

— Ну а что в отношении вашей матери? Это распространяется также и на нее?

— Вдвойне! Знаете, она так поглощена своим атлетически сложенным Ромео, что едва ли заметила мое отсутствие в ее доме. Конечно, я ушла оттуда всего каких-то два месяца назад.

Я извлек из кармана свою карточку, на которой было напечатано “Рик Холман — опытный консультант” с домашним адресом и номером телефона, потому что у меня не было офиса.

— Это не имеет никакого отношения к вашим родителям, — сказал я ей. — Но если вы столкнетесь с проблемой, справиться с которой вам будет не под силу, тогда, возможно, у вас появится желание позвонить мне. В любое время.

— Спасибо, — ответила она очень искренно.

Она стояла с беспокойным выражением еще совершенно детского лица, так не вязавшегося с роскошными формами ее женской фигуры.

— Я высоко ценю ваше предложение помочь, — с подкупающей искренностью произнесла она. — Можете не сомневаться, если у меня действительно будут какие-то серьезные неприятности, мистер Холман, я непременно обращусь к вам.

Я еще раз посмотрел на эту “Обнаженную снаружи и изнутри” на мольберте и вздрогнул.

— Обязательно. В любое время! — сказал я ей.

Глава 3

Дом Сони Дрезден оказался широким приземистым строением, прилепившимся к вершине сильно выветренного утеса в Палисаде. Я приехал туда в туманный день, немного постоял на парадном крыльце, мечтательно глядя на Тихий океан, волны которого плескались у моих ног. Наконец, я позвонил.

Минуты через две двери отворились, сначала как бы образовалась пустая рамка, которую почти сразу же заполнил человек, с первого взгляда показавшийся мне копией прошлогоднего “мистера Америка”.

Рост около шести футов четырех дюймов при весе в двести двадцать пять фунтов. Облачен он был в ярко-голубые шелковые трусы, которые правильнее было бы назвать плавками. Его массивный торс являл взгляду набор всяческих мускулов, обтянутых золотисто-коричневой кожей, блестевшей от масла в солнечных лучах. У него была физиономия не блещущего умом красавчика, белокурые волосы на шее завивались в тугие кольца, не то от природы, не то трудами искусного парикмахера. Его слегка выпученные голубые глаза с подозрением посмотрели на меня, а необходимость подумать создавала две поперечные линии между бровей.

— Чего вы хотите? — спросил он неприятным скрипучим голосом.

— Повидать Соню Дрезден.

— Она никого не принимает без предварительной договоренности.

— Думаю, что меня она примет. Моя фамилия Холман. Я по поводу ее дочери.

— Она никого не принимает без договоренности, — упрямо повторил он. — Как-нибудь позвоните и назначьте встречу.

Я посмотрел на него с неприкрытым восхищением.

— Как вы развили такую мускулатуру? Тяжелая атлетика, вероятно?

— Главным образом. — Он ради меня не поленился продемонстрировать все свои бицепсы. — И специальные упражнения, конечно.

— Потрясающе! — Я покачал головой. — И у вас, несомненно, потрясающий профиль!



— Да-а!

Он усмехнулся, затем медленно повернул вбок голову, чтобы я получше рассмотрел его.

— Так мне все говорят...

— Перебитый нос испортит всю картину, — с нажимом и сочувственно проронил я. — Я бы даже сказал, что это было бы чертовски некстати.

— Ха! — Две вертикальные линии между его бровей углубились. — Черт возьми, вы угрожаете?

— Перебитый нос вы схлопочете немедленно, если не пропустите меня в дом повидаться с Соней Дрезден, — сообщил я доверительно. — Отойди в сторону, Геркулес. Я вхожу!

— Ха! — воскликнул он, тараща на меня в недоумении глаза. — Вы, должно быть, смеетесь?

Сжав правую руку в кулак, а левой достав из кармана пригоршню мелочи, я рассовал монетки между костяшками пальцев так, чтобы они высовывались из кулака, который таким образом превратился в подобие то ли ежа, то ли дикобраза.

— Ты, верзила, перегруженный мускулами! — заговорил я с издевкой. — Возможно, наша встреча закончится тем, что ты попытаешься скинуть меня с утеса. Но до этого я успею отвесить тебе хотя бы один добрый удар в нос, — я слегка помахал перед его глазами своим ежом, — и уверяю тебя, что ты до конца жизни будешь разгуливать с перебитым в трех местах носом.

Еще пару минут он продолжал играть своими мускулами, мне даже казалось, что примеривался, как бы схватить меня за грудки и разорвать на три отдельные части, но потом он обмяк и принялся любовно поглаживать свой драгоценный нос. У меня отлегло от сердца.

— Успокойтесь, прошу вас, — произнес он миролюбиво. — Возможно, Соня... Мисс Дрезден, я хочу сказать, в данный момент не так уж сильно занята... Обождите, я схожу посмотрю.

— Нет, черт побери! — Я не скрывал раздражения. — Мы пойдем вместе, Геркулес, и спросим ее об этом без лишних проволочек.

Он неохотно прошел через дом в задний дворик, где на поверхности воды плавательного бассейна, повторявшего контуры женского тела, играли бесчисленные солнечные блики. На его краю на большом полотенце сидела совершенно мокрая брюнетка в темных очках.

Когда мы подошли ближе, я отметил, что ее сильно загорелое тело подчеркивалось ослепительно белым нейлоновым купальником. Тяжелая грудь едва вмещалась в специальные чашечки с крепкими прокладками для придания ей эффектной формы. Ее ляжки вполне заслуживали эпитета “пышные”, и купальник их не прикрывал. Зато ноги, длинные и, пропорциональные, были выше всяческих похвал.

В последнюю очередь я взглянул на лицо.

Черные волосы были коротко подстрижены и завиты в крутые локоны, глаз, к сожалению, я не мог разглядеть из-за солнцезащитных очков. Короткий прямой нос, рот, говорящий о распутной жизни и терпимости к нарушениям требований морали. Полные безвольные губы в сочетании с резкой линией подбородка — вот и весь портрет особы, не знающей, что такое жалость.

Я располагал аналогичным мысленным портретом Бэби, мисс Клэй Роулинз номер пять, и подумал, что Соня Дрезден, видимо, в свое время оказалась для него твердым орешком, женщиной со слишком сильным характером. Именно по этой причине он позднее искал утешения у молоденьких мальчикоподобных девчонок типа Бэби.

Конечно, мысль, пришедшая мне в голову, — тут же одернул я себя — была глупейшая, потому что я не видел трех “промежуточных” миссис Клэй Роулинз.

Геркулес неуверенно откашлялся:

— Дорогая... Этот парень говорит, что хочет поговорить с тобой по поводу дочери. Мне кажется, он не относится к категории сумасшедших художников...

Она сняла очки, чтобы лучше разглядеть меня, я же поспешил ознакомиться с ее насмешливыми темными глазами, обрамленными густыми длинными ресницами.

— Вы не из категории художников-психопатов, мистер?..

— Рик Холман, — представился я. — Хотел видеть вас именно по этому поводу, мисс Дрезден: ваша дочь и ненормальный художник.

— Холман? — Голос у нее был грудной, я бы даже сказал чарующий. — Я где-то слышала это имя.

— Возможно... Клэй Роулинз страшно обеспокоен из-за того, что его дочь живет с ненормальным художником. Он поручил мне попытаться убедить ее возвратиться домой. Сегодня утром я с ней встречался, но лишь напрасно потратил время. Тогда я решил, что мне необходимо поговорить с ее матерью и...

— Я была ужасно молодой матерью, — поспешно прервала меня Соня Дрезден. — Когда Энджи родилась, мне было восемнадцать лет. Я воображала, будто у меня появилась младшая сестренка и мы будем играть вместе, когда она подрастет, но этого не случилось. А теперь ей восемнадцать...

— Девятнадцать, — поправил я.

— Правда?

Она быстро надела темные очки.

— Вечно забываю точную дату рождения Энджи!

— Познакомившись с Лумисом, — сказал я, — я решил, что он психопат. По-моему, он не пара Энджи. Более того, она живет в обстановке, которая представляет угрозу для ее жизни.

— В данный момент, как я понимаю, вы занимаетесь благотворительной работой, мистер Холман? — спросила она теперь уже откровенно насмешливым голосом. — По всей вероятности, это нечто новое для вас.

— Клэй Роулинз поручил мне попытаться убедить Энджи вернуться домой, — продолжил я, не обращая внимания на ее насмешки. — Мне ничего не удалось сделать. Но Лумис произвел на меня тяжелое впечатление. Возможно, он и не ненормальный художник, как вы его именуете, но, несомненно, он — психопат с предрасположением к насилию.

— О, какие длинные слова в такой знойный день, мистер Холман. — Она демонстративно зевнула. — Джо, тебе пора приступать к тренировке.

У горы мускулов сразу помрачнела физиономия, он напряг несколько мускулов, о существовании которых я и не подозревал, видимо с целью самозащиты.

— Послушай, Соня, — запротестовал он. — Неужели я прямо сейчас должен этим заняться?

— Да! Или ты хочешь расслабиться, а другие парни поднимут тебя на смех?

— На пляже?

— Боже упаси, нет!

У него даже порозовело лицо от такой кошмарной мысли.

— Но ведь сегодня утром я тренировался целых два часа и...

— Лишний часок занятий не повредит тебе, — оборвала Соня разговор. — Отправляйся, Джо!

Его нагрудные мускулы грозно напряглись, как будто собирались проделать что-то кошмарное, например, в одно мгновение украсить грудь густой шерстью, но тут же вновь присмирели. Очевидно, Джо сообразил, что домашний суд выносит ему свой вердикт, и он обжалованию не подлежит. Он поплелся в дом, на его спине выражался протест, и мы смотрели ему вслед, пока он не скрылся за дверью.

— Наверное, вы чувствуете себя здесь одиноко, — произнес я сочувственно, — без компании.

Она потянулась, как довольная кошка, опустошившая мисочку сливок.

— Но нет худа без добра... — Она только что не мурлыкала. — Я никогда не была любительницей заумных бесед.

— Я подумал, возможно, вы сможете помочь Энджи, — сказал я. — Из сегодняшнего разговора с нею я сделал вывод, что она ненавидит отца, ну а вас всего лишь недолюбливает.

— Неужели? — Соня снова зевнула, демонстрируя ровные белые зубы и розовый язычок. — А вы любитель поговорить, мистер Холман, не так ли?

— Каждое утро я занимаюсь специальной тренировкой, чтобы быть в форме. Таким образом, мой язык не расслабляется и мне не грозит, что в бридж-клубе меня поднимут на смех девушки.

— Ловко у вас получилось! — Она кокетливо рассмеялась. — Ну и сколько Клэй заплатит вам за то, чтобы вы убедили Энджи вернуться домой?

— Ни гроша. Я не собираюсь всерьез заниматься, как вы изволили выразиться, благотворительной работой. Но этот Лумис — неподходящая партия для молоденькой девчонки. Неужели вы не хотите ничего предпринять для спасения дочери?

— Например?

Она слегка пожала плечами.

— Энджи разозлилась на меня и заявила, что никогда не вернется назад. Ее тошнит от моего дома, от меня самой и от моего образа жизни. Хотя разговор и состоялся два месяца назад, с тех пор ничего не изменилось.

Она снова сняла очки и оценивающе оглядела меня своими темными глазами.

— А у вас самого нет никаких гениальных идей, мистер Холман? Я имею в виду, каким образом можно убедить Энджи вернуться домой, какие доводы пустить в ход? Заверить ее, что я полностью переродилась, отказалась от личных радостей вроде Джо? Она не поверит.

— Вы правы, — неохотно согласился я. — А нельзя ли ей предложить что-нибудь вроде поездки в Европу?

— В свое время я предлагала ей самые разнообразные поездки в самые экзотические места, — ответила она усталым голосом. — Все дело в том, что Энджи возненавидела отца за то, что он оставил ее без внимания, когда разошелся со мной. — Она болезненно поморщилась. — Вы заблуждаетесь, уверяя, что я ей просто не нравлюсь. Нет, меня она ненавидит гораздо сильнее, чем отца.

— Почему?

— Во-первых, потому что я оказалась настолько скверной женой, что Клэй оставил меня. Понимаете, Энджи убеждена, что именно я виновата во всех ее несчастьях.

Откуда-то из глубины дома донеслись глухие удары, как будто рабочие снимали с пола старый паркет.

— Не обращайте внимания, — усмехнулась Соня. — Это Джо занимается шейпингом, чтобы поддерживать в форме свою потрясающую мускулатуру.

— Бэби, новая жена Клэя, сказала, что в студии кто-то задался целью выжить его, — произнес я равнодушно. — Она считает, что страсти накалены и они прибегнут к любым средствам, в том числе, если потребуется, используют и Энджи.

— Может быть, природа наградила ее большим воображением в виде компенсации за плоскую грудь?

— Вы с ней знакомы?

— О, пожалуйста! — Она брезгливо поморщилась. — Я никогда не интересовалась мелкой дешевкой. Ее портрет я видела в журналах.

— Может быть, есть человек, у которого имеются основания так сильно ненавидеть Клэя, что он попытается влиять на него через дочь?

Она пожала плечами.

— Вы желаете, чтобы я составила для вас список мстителей, мистер Холман?

— Это не шутка. Что скажете?

— Не знаю, честное слово. — Она сладко зевнула. — Для меня Клэй — это ежемесячный чек, я от всей души желаю ему прожить еще сто лет, и пусть его слава растет пропорционально количеству выпущенных фильмов... Может быть, вам стоит поговорить с Макси Снеллом?

— С Макси Снеллом?

— Макси мой друг и руководит Клэем еще с тех пор, как они вместе посещали школу актеров. Он более близок к нему, чем все его пять жен вместе взятых. Когда Макси кивает, Клэй подписывает контракт. А когда Клэй чихнет, Макси вытирает ему нос.

— Спасибо.

— Не за что.

Она опустила руку на колено, затем медленно провела ею вверх по бедрам интимным призывным жестом.

— Знаете, мистер Холман? Бывают моменты, когда безумно хочется поговорить с умным собеседником. Так что, если у вас возникнет желание порассуждать о высоких материях, почему бы вам не навестить меня. Я всегда смогу отправить Джо на тренировку в спортклуб.

— Очень интересное предложение, мисс Дрезден, — ответил я, — но мне кажется, у меня недостаточно мускулов.

Она неторопливо спустила одну из лямочек своего купальника с плеча, так что показалась пара дюймов оставшейся незагорелой белоснежной кожи ее пышной груди.

— Вы уверены, что мне не удастся заставить вас передумать? — промурлыкала она.

— Уверен.

Она водворила лямочку на место, ее губы изогнулись в сердитой гримасе.

— Ну что же, можете идти, мистер Холман! Мы обо всем поговорили, но мне сразу следовало понять, что женщины вас не интересуют.

— Один взгляд на Джо, — я восхищенно вздохнул, — и у вас ничего не останется для меня, мисс Дрезден! На протяжении всей нашей беседы я думал о вас как о его матери, и только это спасло меня от соблазна.

Тут я улыбнулся широкой простодушной улыбкой.

— Кстати сказать, вы на самом деле могли бы быть его матерью, не так ли? Я имею в виду возраст.

Она позволила мне дойти до дверей в дом и потом окликнула:

— Эй, Холман? Я оглянулся:

— Да?

— А вы не педераст, случаем?

— Если вы его мать, тогда я педераст, — резко ответил я и вышел.

Геркулес занимался в переднем холле, в каждой руке у него было по гантели, его голая грудь была покрыта смесью масла с потом. Две вертикальные линии между его глазами обозначились еще четче, а судя по тяжелому дыханию можно было безошибочно определить, что он по собственной инициативе стал что-то обдумывать, а это занятие явно было не для него.

— Уходите, мистер Холман? — пробормотал он.

— Да.

— Ну-у, — он смущенно усмехнулся, — как там Энджи?

— Все было хорошо, когда мы с ней виделись утром. А что?

— Она славная девочка, — промямлил он. — Знаете, мне ее вроде бы не хватает в доме. Скажите, этот парень-художник — сумасшедший?

— Да, у него явно непорядок с головой. Лично я уверен, что Энджи лучше всего вернуться домой, но она сама на это не соглашается. Мисс Дрезден тоже утверждает, что ей не удастся убедить Энджи вернуться домой.

— Плохо!

Пару секунд он молча водил пальцем босой ноги по полу.

— Может быть, мне съездить потолковать с ней? Она ко мне неплохо относилась. Слегка неравнодушна. — Он скромно улыбнулся. — Почему-то я нравлюсь женщинам.

— Только будьте осторожны с этим художником, — предупредил я. — Он не расстается с ножом.

Глава 4

На поиски Макси Снелла у меня ушло три часа. Мне не хотелось расспрашивать о нем самого Клэя Роулинза, поэтому я позвонил одному парню, тот работал в головном офисе студии. На свой вопрос я услышал:

"Что за Макси?” Примерно через пять аналогичных звонков я уже точно понял, что с Макси Снеллом произошло что-то скверное. От него буквально отгородился весь город. Официально он больше не существовал, упоминать его имя было равносильно просмотру засвеченной пленки. С третьей попытки мне удалось узнать адрес многоквартирного дома в Западном Голливуде, и “добрые люди” посоветовали заглянуть в ближайший бар на той же улице, если Макси не окажется дома.

Я таки нашел его в ближайшем баре на той же улице. Тщедушный невысокий человечек с покалеченной ногой. И хотя было еще только шесть часов вечера, от него уже пахло спиртным. Он сидел в задней кабинке, отставив больную ногу в сторону под каким-то немыслимым углом, и лелеял свой стакан в ладонях.

Я представился и сказал, что мне необходимо поговорить с ним о Клэе Роулинзе.

— Садитесь!

Он махнул рукой, указывая на место напротив себя.

— Я дал себе слово никогда больше не говорить о Клэе Роулинзе, но когда о нем расспрашивает такой человек, как вы, это означает, что у него крупные неприятности. Это так?

— Вы же его менеджер, вы должны бы были знать больше моего, — заметил я, усаживаясь.

— Был! — хмыкнул он. — Разве вы об этом не слышали? Два месяца назад Клэй меня уволил. Мы с Клэем расплевались.

— Не расслышал... Что случилось?

— Он во мне больше не нуждается, только и всего! Он пожал плечами, допил свой стакан и продолжил:

— Тридцать лет мы с Клэем были партнерами, а на то, чтобы это разрушить, не потребовалось и тридцати секунд.

— У вас не было контракта?

— Контракт?

Он захихикал, очевидно посчитав мой вопрос наивным.

— Мы пожали друг другу руки в тридцать пятом году, это и был наш контракт, уважаемый! Мы оба работали на студии “Стелла”, выпускали, главным образом, вестерны. Я в то время был каскадером, а Клэй из массовок сумел выбиться на эпизодические роли, а потом во время съемок какая-то дура-лошадь свалилась на меня.

Он похлопал себя по искалеченной ноге. — Как говорится, не было счастья, да несчастье помогло. Научило меня думать. Даже уже тогда я видел — у Клэя имеется хватка. Я не говорю о нем как об актере: в смысле таланта не следует особенно обольщаться на его счет, но он умел себя показать. Чутье, находчивость, присутствие духа, зовите как угодно, но все это у него имелось. Поэтому я стал его менеджером. Ясно, мистер?

— Почему он вас уволил?

Снелл потер ладонью белую щетину на подбородке. Это сопровождалось слабым скребущим звуком.

— Последнее время он страшно нервничал. Его фильм оказался неудачным, вызвал целую бурю споров и критики в управлении. Я уговаривал его разорвать контракт со студией и организовать собственную компанию. Может быть, создать следующий фильм в Европе, изменить стиль, в чем он сейчас страшно нуждается, но на этот раз у него не хватило решимости. Испугался риска. При наличии контракта у него имеется гарантированный доход, ему нужны реальные деньги, а не призрачные химеры, так он мне заявил. Мы с ним долго спорили, чем это кончилось, вы знаете.

Он щелкнул пальцами.

— Меня уволили!

В кабинку вошел официант, я заказал бурбон со льдом для себя и распорядился повторить заказ для Снелла.

— Благодарю.

Его бледно-голубые глаза внимательно посмотрели на меня:

— Но вас ведь интересуют не мои проблемы. Чего вы хотите?

— Вы знаете дочь Клэя, Энджи?

— Да. Славная девочка. Последний раз я видел ее, когда ей было лет восемь-девять. Однажды Соня привезла ее в студию, это случилось в разгар ее бракоразводного процесса с Клэем. Видимо, она рассчитывала, что вид ребенка сделает Клэя более сговорчивым... Так что с ней?

Я рассказал ему все, что знал про Энджи и ее художника, про угрожающую записку, полученную Клэем.

— Если бы дело касалось одного Клэя, я бы подождал, когда это случится, потом собрал бы гостей, чтобы отпраздновать счастливое событие, — заявил он откровенно, — но речь идет о ребенке...

— Не знаете ли вы человека, который настолько ненавидит Клэя, что задумал отомстить ему и добраться до него через дочь? — спросил я.

— Нет, — ответил Снелл не задумываясь. — Нужно находиться там, где Клэй, и у вас сразу появится куча недоброжелателей и завистников. Но это, так сказать, “профессиональные враги”, верно? А тут надо поискать действительного врага в эмоциональном плане...

— Согласен. А вы знаете такого? Принесли выпивку. Он нетерпеливо поднял свой бокал, помолчал.

— Нет, но кое-что я сейчас вспоминаю. Возможно, конечно, случайное совпадение. Два месяца назад Клэй уволил меня, примерно в это же время Энджи ушла из дому, правильно?

— Так!

— До этого целый месяц Клэй где-то пропадал, — задумчиво продолжал Снелл. — Исчез. Никто не знал, где он. А по возвращении не сказал ни слова ни мне, ни кому другому, где был и чем занимался. Но он сильно изменился. Стал часто прикладываться к бутылке, нервный, срывается на крик и скаредничает. Так что, возможно, ответ кроется в событиях этого месяца. Кто знает, не случилось ли тогда чего. То особенного с ним самим или с кем-то еще?

— Возможно, — протянул я, стараясь не показать разочарования. — Скажите, с кем бы еще я мог поговорить?

— Знаете, у Клэя нет особенно близких ему людей, — произнес Снелл уверенно. — И никогда не было. Я работал вместе с ним тридцать лет, однако так и не стал ему настоящим другом. Могу поспорить, что то же самое можно сказать про всех его жен, включая последнюю.

— Ну что ж, спасибо, во всяком случае.

— За что?

Хороший вопрос. Я допил свой стаканчик и оставил Снелла одного в кабинке с его думами и воспоминаниями.

Моя задача оказалась неразрешимой, самое правильное было махнуть на все рукой и забыть. По словам его жены, Клэю необходимо было помочь, но сам он об этом не заикался. Энджи тоже нуждалась в помощи, но она отказалась принять ее от меня. Так что лучше всего просто вычеркнуть этот день как пропавший даром и взяться за дело с определенными проблемами. В данный момент мне требовалось нечто более реальное, что можно было пощупать руками, предпочтительно полногрудая блондинка-красотка.

Вечером часов в восемь раздался телефонный звонок. Я сидел во дворе моего “представительного” дома в Беверли-Хиллз, лениво наблюдая за тем, как постепенно темнело небо над моим так называемым прудом, без которого мои владения не отвечали бы всем тем требованиям, которые к ним предъявляются, и ни о чем не думал. Из-за горизонта еще иногда прорывались отдельные золотые лучи, как последний привет уходящего дня. Откуда-то издалека доносился чарующий голос Пэрл Бэйли, исполняющей “Меланхолическую малютку”.

Вечер был ленивым и беззаботным. Кубики льда в бурбоне уже достаточно подтаяли, чтобы он охладился, не разбавив его слишком сильно. Я подумал: к черту звонок. Сегодня Рик Холман будет молча протестовать против равнодушного богатого окружения, в котором он живет, и пусть телефон надрывается.

И он надрывался.

Самовнушение — кошмарная вещь. Не знаю откуда, но у меня перед глазами возник образ полногрудой блондинки на другом конце провода, облаченной в совершенно прозрачное неглиже и мечтающей услышать всего одно призывное слово от Рика Холмана. Можете не сомневаться, я схватил трубку и призывным шепотом сообщил свое имя.

— Рик! Благодарение Богу, вы на месте! Мужской голос, искаженный до неузнаваемости.

— Кто это?

— Клэй, Клэй Роулинз. Я не знаю, как и сказать об Энджи.

— Что там с Энджи?

— Она — ох, Господи! — У него перехватило горло. — Это ужасно... Ужасно, Рик!

— Говорите яснее, черт вас возьми! — закричал я.

— Энджи умерла, Рик! — прошептал он. — Убита!

* * *

Две полицейские патрульные машины стояли у обочины тротуара, мигалки были включены, их свет придавал жутковатый вид лицам небольшой толпы, сбившейся в кучку возле дома. Я с трудом пробился сквозь них, чтобы подойти к полицейскому в форме, стоящему перед дверью с таким неприступным видом, словно он собирался отпугивать кладбищенских вампиров.

— Чего вам? — рявкнул полицейский.

— Моя фамилия Холман, я...

— Понятно. — Он ткнул пальцем через плечо. — Лейтенант сказал, что вы можете пройти наверх.

Я поднялся по деревянной лестнице на чердак, перед входом в который стоял второй полицейский. Мне вторично дали пройти, потому что лейтенант его тоже предупредил. Я подумал, вот наглядный пример того, как высоко котируется имя Клэя.

В комнате было шумно и во всю шла кипучая работа. Клэй был здесь, он бросился мне навстречу, глаза у него покраснели, лицо осунулось, я бы сказал, что у него был вид живого трупа. Схватив меня за руку, он сразу же потащил меня к массивному человеку с мрачной физиономией.

— Лейтенант, — заговорил Клэй, — это Рик Холман, о котором я говорил вам. Это лейтенант Фрид, Рик. Фрид рассеянно глянул на меня серыми глазами и кивнул.

— Сейчас я занят. Мы поговорим позднее!

— Конечно, — ответил я.

Затем я почувствовал ледяные щупальца какого-то ночного чудища, вцепившиеся мне в горло. У меня перехватило дыхание. Это я, повернув голову, увидел тело, лежащее на кушетке. “Обнаженная снаружи и изнутри" была всего лишь отталкивающей картиной, стоящей на мольберте, но теперь передо мной была реальность. Кто-то ножом зверски ударил несколько раз тело Энджи, пока она не умерла.

Я собрал все силы, чтобы не закричать от ужаса, и повернулся к Роулинзу.

— Когда это случилось?

— Я толком не знаю, Рик. Он закурил.

— Кто нашел тело?

— Лумис.

Сигарета торчала у него в уголке рта, он поднес к ней спичку.

— Он вызвал полицию, и они позвонили мне. Думаю, это было час назад, Рик.

Он больно схватил меня за предплечье.

— Рик, вы должны выяснить для меня, кто убил ее. Мне безразлично, сколько на это уйдет времени и денег, но вы должны это сделать! Должны!

— Возьмите себя в руки, Клэй! Он ослабил хватку.

— Полиция справится с этой задачей лучше меня. Поручите расследование лейтенанту, поверьте мне, у него вид профессионала.

— Нет, я не намерен...

В это мгновение к нам подошел лейтенант Фрид, так что Клэй не договорил конца фразы.

— Приехала “скорая”, — негромко сказал лейтенант. — Я хочу кое-что спросить вас, Холман, а потом, может быть, вы отвезете мистера Роулинза домой? Я сомневаюсь, что он в состоянии вести машину.

— Разумеется, я отвезу.

— Прекрасно.

Фрид взял Роулинза за руку и деликатно довел его до двери.

— Джонсон! Проводите мистера Роулинза вниз, посадите его в машину мистера Холмана и побудьте там немного с ним. Смотрите, чтобы никто не беспокоил его.

Коп внушительных габаритов кивнул, почтительно взял Клэя под руку и повел его из комнаты, Фрид сунул сигарету в рот и тщательно раскурил ее.

— Вы были здесь сегодня утром, мистер Холман?

— Да.

— Роулинз сказал, что просил вас убедить его дочь бросить художника и вернуться домой?

— Она жила у матери.

— Откуда вы знаете?

— Я проверил.

Он подошел к картине на мольберте и долго рассматривал ее, при этом лицо у него оставалось бесстрастным. Я подошел к нему, потому что было очевидно, что он этого ждет, а я не из тех, кто не считается с желаниями копов, когда в этом нет необходимости. Он подождал, чтобы я полностью сосредоточился, затем внимательно посмотрел на тело на кушетке, затем — на холст.

— Я терпеть не могу выражаться штампованными фразами из газетных передовиц, но это можно назвать не иначе, как “планом” убийства, верно?

— Лумис назвал это “Обнаженная снаружи и изнутри”, предложил мне ее приобрести сегодня утром за пятьдесят долларов, — сказал я. — Сегодня вечером я мог бы получить тысячу процентов прибыли, продав ее газетному синдикату.

— Лумис был здесь, когда вы разговаривали с девушкой?

К концу моего рассказа на его лице появилось удовлетворенное выражение. Он подошел к столу и осторожно развернул сверток, в котором лежал большой окровавленный нож.

— Узнаете его?

— Похож на тот самый, — ответил я.

— Орудие убийства.

Он снова осторожно завернул нож в бумагу.

— Полагаю, это ставит последнюю точку. Парень — несомненный псих. Вы только взгляните на картины, которые мы тут нашли. На каждой изображен труп! Причем в качестве натурщицы — дочь Роулинза.

— Что в отношении его алиби, коли таковое у него имеется? — спросил я.

— Алиби! — Он презрительно фыркнул. — Они днем поссорились, говорит он, но не объясняет причину и из-за чего. Он так обозлился, что выскочил из дому и, по его словам, гулял часа два. Когда вернулся домой, нашел труп Энджи. Только он не помнит, куда ходил и кого встречал по дороге.

— Время смерти?

— Около половины шестого, по словам доктора. — Он медленно покачал головой. — Все прекрасным образом увязывается. Думаю, что ваш утренний разговор заставил Энджи задуматься, к полудню она приняла решение вернуться домой. Сообщила об этом Лумису, а он не смог с этим смириться.

— Так вы считаете, что он убил ее, вернувшись с прогулки? — спросил я. Фрид пожал плечами:

— Когда же еще?

— Мне это кажется неубедительным. Если он тогда ее убил, почему сразу же стал вызывать полицию? Почему бы ему не уйти из дому в надежде, что труп найдет кто-нибудь другой?

— Кто может объяснить, какими соображениями руководствовался псих? — нетерпеливо перебил меня лейтенант. — Думаю, вам пора везти Роулинза домой. Он страшно потрясен случившимся.

— Точно! — согласился я.

— Я жду вас в управлении утром, Холман, нужно оформить ваше заявление.

— Приеду непременно.

Но лейтенант уже был занят разговором с другим полицейским и наверняка не слышал моего ответа. Впрочем, если подумать, ведь он ни о чем меня не спросил, просто приказал. Я сразу же причислил его к категории тупиц — типов, которых не уважал. Но даже если бы я ему об этом откровенно сказал, все равно он продолжал бы спать спокойно по ночам.

Выйдя из дому, я протолкался сквозь заметно увеличившуюся толпу любителей острых ощущений и зевак к машине. Полицейский отошел в сторону, когда я сел на водительское место, затем не без труда мне удалось выбраться из толпы полицейских и других машин, никого не задев, а после первого перекрестка даже увеличить скорость.

Минут пять Клэй сидел неподвижно рядом со мной, голова у него была откинута назад, глаза плотно закрыты. Потом совершенно неожиданно он ожил.

— Вид Энджи будет преследовать меня до конца моих дней, Рик, — произнес он лишенным выражения голосом. — Никогда себе этого не прощу, никогда! Видит Бог, я добьюсь, чтобы убийца заплатил за это, даже если это будет моим последним поступком на земле!

— Да заткнитесь же! — огрызнулся я.

— Что?

Поразившись моим словам, Клэй повернул ко мне голову.

— Меня тошнит от вас! Вам было ровным счетом наплевать на Энджи вплоть до той минуты, когда вам кто-то не прислал угрожающую записку. Поскольку речь шла о вашей собственной шкуре, вы заволновались. И все эти вопли о необходимости поквитаться с убийцей вызваны только тем, что вы хотите найти его до того, как он доберется до вас!

— Записка? — пробормотал он. — Какая записка?

— Про которую рассказала мне Бэби. В ней сказано, что Энджи живет с Лумисом и что она плохо кончит, но вам уготовано нечто более страшное.

— Вы помешались! — пробормотал он. — Или Бэби. Никакой записки я не получал.

— Бэби солгала?

— Не знаю. Может быть, она решила помочь мне, придумав историю с угрожающей запиской? — Он откашлялся. — Многие женщины любят сгущать краски...

— Два месяца назад Энджи уехала из дома матери и поселилась у Лумиса, — не унимался я. — Два месяца назад вы уволили своего менеджера Макси Снелла. А за месяц до этого вы куда-то исчезали. Где вы пропадали?

— Я переутомился, — холодно ответил Клэй, — и решил отдохнуть один, вдали от всех знакомых.

— Что случилось за этот месяц?

— Ничего. Я отыскал спокойный пляж и загорал.

— Вы бессовестный лжец.

Остальную часть пути до его дома мы проехали в полном молчании. Когда я припарковал машину перед подъездом, он вылез и остановился в нерешительности.

— Рик, меня совершенно не интересует, что вы думаете обо мне, но разыщите убийцу Энджи. Ради нее. Я заплачу, сколько потребуется.

— Лейтенант считает, что это дело рук Лумиса.

— Я должен быть наверняка уверен. Теперь он меня уже умолял:

— Действуйте, как посчитаете необходимым, Рик, и если вы убедитесь, что это Лумис, сразу же скажите мне об этом. Мне нужно ваше мнение.

— Хорошо. Ради Энджи.

— Да, ради моей девочки. — Он с минуту подержал дверь машины открытой и сказал:

— Утром я отправлю вам чек по почте, Рик.

— Да-а, — вздохнул я, — спасибо.

— Не за что...

— И не забывайте, — добавил я сурово, — что если Бэби сказала мне правду и записка существует, значит, вы следующий на очереди!

Глава 5

Я пробыл дома, может быть, минут пятнадцать, когда раздался звонок в дверь. Это что-то новое, подумал я, идя в прихожую. Если это опять Клэй Роулинз, тогда я либо ударю его, либо захлопну дверь у него перед носом, либо...

Я открыл дверь, на пороге стояла полногрудая очаровательная блондинка. Естественно, я решил, что у меня начались фрейдистские галлюцинации. Хорошо, что труды этого ученого были опубликованы, иначе миллионы людей никогда бы не узнали, что у них у всех есть проблемы, и беззаботно наслаждались бы сексом, а так...

Полногрудая светловолосая галлюцинация была облачена в комплект из полосатой льняной материи, состоящий из весьма открытого лифчика и плотно обтягивающих ее бедра штанишек. Ее волосы цвета липового меда были уложены наподобие наполеоновской треуголки, — иначе не берусь описать эту прическу, брови имели какой-то насмешливый излом, глаза были зеленовато-голубыми, но самым примечательным, как мне показалось, был ее рот: он таил в себе обещания неземного блаженства, и в любое мгновение меня могло ожидать мое Ватерлоо.

— У вас могут быть крупные неприятности, — заявил я ей. — В Беверли-Хиллз запрещено появляться миражам, по этому поводу принято особое постановление муниципалитета.

— Наше коммунальное обслуживание обнаружило серьезные недостатки в вашем районе, — холодно проговорила она. — Наш офис старается изо всех сил помочь местным жителям их преодолеть. Интересно, что данный недостаток характерен только для Беверли-Хиллз и Бель-Эйр.

— Вы правы, — с энтузиазмом согласился я. — Блондинок-миражей всегда не хватало, лично я весьма болезненно воспринимаю этот дефицит.

— Не миражей, — ласково поправила она меня, — а кухонных и прочих отбросов, — Отбросов?

— Наши мученые обнаружили, что здешний средний домовладелец имеет их в недостаточном количестве. Это развивает у него комплекс неполноценности каждый раз, когда появляется мусорщик. Некоторые из них даже бросаются наутек и прячутся под кроватями при появлении очередного мусорщика. Им не под силу выдержать неприкрытую издевку на его лице.

— И что же можно предпринять в этом отношении? — поинтересовался я.

— Сейчас я могу заверить вас, что все ваши волнения позади, сэр!

Она торжествующе заулыбалась мне.

— То есть, когда мы установим у вас на кухне нашу машину по переработке мусора. Вам достаточно всего лишь включить ее на пять минут, а в приемный бачок вы сможете положить все, что вам заблагорассудится, получаемый продукт будет выглядеть самым обычным. Так что, будь то бесполезная теща, малолетний племянник-правонарушитель или давно надоевшая любовница, избавляйтесь от них без раздумий. На выходе будут все равно отбросы!

— Звучит заманчиво!

Я с надеждой посмотрел на нее.

— Не могли бы вы пройти на кухню и продемонстрировать свою чудо-машину?

— Пожалуйста, — сразу согласилась она. Я прошел следом за ней в гостиную, не спуская глаз с плавно покачивающихся округлых половинок ее соблазнительного мягкого места (вы даже не представляете, с каким трудом мне удалось удержаться от желания отвесить по нему звонкий шлепок!).

В гостиной она обернулась и холодно произнесла:

— Ну, мистер Холман, время для веселья окончилось.

— Разве оно начиналось? — спросил я. — Если таково ваше представление о веселье, значит, природа создала вас холоднокровной.

— Я — Полли Бухонен, — сообщила она.

— А я принял вас за плод моей фантазии, — со вздохом ответил я. — Этакий симпатичный, соблазнительный сочный плод... Ну да хватит! Во всяком случае, вы реальное создание, из плоти и крови, да к тому же имеющее оригинальное имя.

Она засунула руку в кармашек штанишек, извлекла оттуда визитную карточку и протянула ее мне. Это была моя визитная карточка.

— Откуда она у вас? — спросил я.

— Вы дали ее Энджи?

— Правильно, но как...

— Харольд передал ее мне и попросил меня связаться с вами, потому что считает, что только вы можете защитить его. Понимаете, он ее не убивал.

— Это он вам сказал?

— Нет, я сама знаю, что он не убивал Энджи. И это известно еще кое-кому. Я бы хотела, чтобы вы повидались с ними.

— Почему бы не организовать их встречу с лейтенантом Фридом? — задал я совершенно логичный вопрос. — Именно ему нужны их показания. Официально он ведет расследование убийства Энджи.

— У них имеются свои соображения избегать встречи с полицией.

Голос ее по-прежнему звучал холодно.

— Но с вами они станут разговаривать, мистер Холман. По словам Харольда, вы на стороне Энджи, а не ее отца. Она любила Харольда, и если он невиновен, то ради нее вы же можете потратить пару часов, чтобы удостовериться в этом?

— Полагаю, что смогу! — согласился я. — Так где же эти люди?

— Я отвезу вас. Моя машина у входа.

— Могу я быть уверен, что вы доставите меня назад домой тоже?

Она хитро посмотрела на меня:

— Почему нет, мистер Холман? Я всегда мечтала о роскошном грехе, а сегодня впервые переступила порог дома в Беверли-Хиллз.

— Знаете, мне теперь просто не терпится оказаться снова дома, — пробормотал я, — и зовите меня Риком, так оно привычнее.

— Понятно, Рик, — весело согласилась Полли. — Вы можете называть меня Полли, но никаких разговоров о жилищах и домах, ладно?

— Договорились!

Мы вышли из дому, Полли провела меня к стоянке, где оставила свою спортивную машину, давно не первой молодости. Я бы причислил ее к разряду “бабушек”, езда на которых становится пыткой на скверных дорогах по причине отсутствия хороших пружин под сиденьями.

Я занял место пассажира, затем с сомнением взглянул на Полли, которая храбро схватилась за руль.

— Обещайте не превышать двадцати миль в час, — попросил я ее.

Она мило улыбнулась и включила мотор. Он натужно заревел, как будто собирался забросить проклятую машину прямиком в космос, затем машина прыжком рванула вперед, отбросив меня к спинке сидения, и свернула под прямым углом на улицу. Я оглянулся назад и увидел целое облако зловонного черного дыма, повисшего над дорогой. У меня не было времени задуматься над тем, что подумают мои соседи, потому что к этому моменту мы уже были около первого перекрестка, к тому же мне показалось, что Полли намеревается срезать путь, проскользнув между колесами огромного грузовика, идущего впереди нас. Когда я снова открыл глаза, мы уже давно оставили грузовик позади и теперь играли в “кто быстрее” с “кадиллаком”.

К тому времени, когда мы остановились перед каким-то полуразрушенным амбаром, похоже, в Западном Голливуде, я превратился в комок нервов. Полли выключила мотор, внезапно наступившая тишина показалась мне даже хуже его невыносимого грохота. Взглянув на меня, она заявила мне с победоносной улыбкой:

— Неплохо! На пять минут меньше, чем мне понадобилось на поездку в Беверли-Хиллз к вам.

— То, что мы все еще живы, — пробормотал я, — это уже кое-что значит. Неужели вы не слышали, что я кричал вам всю дорогу?

— Слышала, конечно, — она закивала головой, — но я не могла ехать быстрее!

— Быстрее? Я кричал, чтобы вы снизили скорость!

— Ну, теперь это уже стало историей, не так ли?

Я выбрался из машины и прошел следом за ней по короткой подъездной дороге, сплошь поросшей травой, к широкому крыльцу. Полли порылась в карманчике своей мини-жакетки и извлекла ключ.

— Добро пожаловать в “Каприз Полли”... Она отомкнула дверь и широко распахнула ее.

— Год назад моя престарелая тетушка умерла и оставила в наследство мне эту развалюху. Последний раз дом красили в двадцать шестом году, когда мой дядюшка праздновал какую-то особенно ударную сделку с акциями.

Она вошла внутрь и включила свет. Длинный коридор напоминал район стихийного бедствия: краска облезла с выцветших стен, протертый до дыр линолеум давно утратил свой первоначальный рисунок, по углам свисала паутина.

— Это не дворец, но я называю его домом, — весело заявила она. — Входите, Рик, здесь нет подслушивающих устройств, могу побожиться.

Я плелся следом за ней. Дойдя примерно до половины длинного коридора, она неожиданно остановилась и закричала:

— Эй, Лайза! Марвин! Черт побери, где вы все?

— На кухне, дорогая, — раздался приглушенный женский голос из-за запертой двери в конце холла. — Ты привезла с собой этого человека?

— Конечно! — закричала в ответ Полли. — Я попрошу его войти первым, чтобы это доказать. Она отступила и подмигнула мне:

— Проходите, Холман! И не смущайтесь, если Лайза окажется неодетой. Не то чтобы она была со странностями, просто крайне рассеянная.

— Я всегда готов отнестись снисходительно к рассеянной нудистке, — произнес я добродушно, — если речь идет о красивой женщине.

Я быстро добрался до конца коридора, распахнул дверь и вошел в кухню, на моей физиономии наверняка было написано нетерпение. Однако, увидев совершенно нагую жгучую брюнетку, которая сидела на краешке стола и болтала в воздухе ногами, я невольно остановился. У нее были удивительно прозрачные карие глаза фавна, а вот улыбка, искривившая ее губы, явно была позаимствована у сатира.

— Привет, — бодрым голосом заговорила она. — Я — Лайза!

Ее крупные грушевидной формы груди прибавили бы силы любому мужчине, особенно когда она повела плечами и они качнулись в унисон. Кто-то сзади подтолкнул меня в спину. Полли прошептала:

— Входите же, Рик. Лайза не кусается.

Я сделал еще пару шагов, миновав распахнутую дверь, и тут услышал едва различимый шорох у себя за спиной. Я моментально сообразил, как ловко обвели меня вокруг пальца, поместив впереди нагую красотку. Кухонька была маленькая и полупустая, в ней определенно находилась одна Лайза. Так где же скрывался Марвин? За дверью, разумеется, и я даже успел повернуть голову, но никого не увидел, а почувствовал лишь страшную боль и тут же потерял сознание.

Минут через пять я вновь оказался среди живых, боль в затылке не утихла, но я сидел на стуле, ноги у меня были привязаны к его ножкам, а руки скручены за спиной. С одной стороны от меня сидела Лайза, по-прежнему на краю стола, лениво болтая ногами. Передо мной стояла Полли, руки у нее были скрещены под ее нелепым полосатым фигаро, глаза смотрели отчужденно. Рядом с ней стоял верзила с наружностью типичного гангстера, одетый в грязный свитер и выцветшие штаны из грубой ткани. Я решил, что ему лет двадцать с небольшим. Коротко подстриженные светлые волосы и веснушчатое лицо. Все бы ничего, но у него неприятно подергивалось правое веко.

— У вас крепкая голова, Холман, — добродушно заметил он. — Я-то считал, что вы еще не скоро очухаетесь.

Я посмотрел на Полли:

— Так что это такое? Канун Дня всех святых?

— Мы просто хотим задать вам несколько вопросов, Рик, — ответила она ледяным тоном, который в точности соответствовал выражению ее глаз.

— И мы хотим получить совершенно откровенные ответы, — заявил верзила.

— Вы могли бы их услышать, не прибегая к подобным методам, — ответил я ворчливо. — Не вижу в них необходимости.

— Подобное начало гарантирует качество и правдивость ответов, голубчик!

Лайза снова повела плечами и то ли рассмеялась, то ли взвизгнула:

— Старина Марв просто не может соразмерить свою силу.

— Ладно, — нетерпеливо прервала ее Полли, — трюк прекрасно сработан, Лайза. Теперь нам больше не требуется твое потрясающее тело, так что можешь одеться.

Брюнетка надулась, но все же нагнулась и медленно соскользнула со стола.

— Мне кажется, ты просто ревнуешь, Полли! — сказала она капризным голосом маленькой девочки. Признаться, услышав ее голос, я занервничал. — Но если это тебя так сильно беспокоит, — продолжала она, двигаясь к двери, виляя задом, как это делают дешевые проститутки под фонарями, желая привлечь к себе внимание, — я могу и совсем удалиться!

Она таки вышла из комнаты, демонстративно хлопнув дверью, и Полли обеспокоенно пробормотала:

— Боюсь, что в скором времени...

— Ты разве не знаешь, что Лайза нимфоманка? — протянул Марвин на деревенский манер. — Стоит ли из-за этого переживать? — Он улыбнулся ей какой-то застенчивой улыбкой. — А если тебя это так сильно взволновало, я могу пригласить сюда кучу парней на уик-энд и запру ее с ними в спальню на пару деньков.

Полли покачала головой:

— Переходи-ка к делу, Марв!

— Да, конечно. — Он снова взглянул на нее с той же застенчивой улыбкой. — Я могу найти и для тебя несколько парней, если хочешь, конечно.

— Перестань! До чего у тебя поганый язык и наглые мысли! — рассердилась она. — Ты слышал, что я сказала? Ближе к делу!

— О'кей, о'кей!

Веко его правого глаза сильно задергалось, когда он посмотрел на меня.

— Прямые ответы, Холман! Вы избавите себя от многих неприятностей, если не будете упрямиться. Понятно?

Я вопросительно посмотрел на Полли:

— Он что, достался вам по наследству от тетушки вместе с домом? Или вы его подобрали на помойке?

— Ой, как остроумно!

Марвин тоже весело рассмеялся, но при этом отвесил мне две затрещина тыльной стороной ладони.

— Ты мне симпатичен, приятель! Мы сейчас по-настоящему повеселимся, верно?

— Кто как понимает веселье! — пробурчал я, едва шевеля разбитыми губами.

— Короче! — прикрикнула Полли. — Мы хотим знать, сколько Клэй Роулинз заплатил вам за убийство Энджи и за то, чтобы оно выглядело так, будто убил ее Харольд?

Я, открыв рот, с минуту смотрел на нее.

— Вы сошли с ума! — наконец заговорил я. Марвин помахал рукой, затем защемил мой нос двумя пальцами и сжал их, из глаз у меня потекли слезы.

— Да, сэр! — произнес он со счастливой улыбкой. — Мы тут умеем обращаться с подобными упрямцами. Тебе было дано время подумать о чистосердечных ответах, да?

Он отпустил мой нос и ударил меня по губам.

— Учти, парень, я еще не разогрелся!

Открылась дверь, вошла Лайза, одетая в плотно облегающий черный свитер и канареечного цвета шорты. При взгляде на меня ее глаза утратили присущую им прозрачность, в них вспыхнул какой-то дикий огонек.

— Надеюсь, я немного пропустила? — спросила она, отвратительно захихикав. — Ты еще не закончил, Марв?

— Только начал, милочка. Ты вернулась вовремя, — протянул с ухмылкой негодяй. — Вся беда, что эти городские хитрецы воображают, что им ничего не стоит провести вокруг пальца деревенских простаков! Не на такого напал, приятель!

Он сжал пальцы в кулак и ударил меня по голове чуть выше уха.

— Понравилось, а? Сколько тебе отвесить за убийство бедняжки Энджи и за то, что ты пытаешься свалить это на старину Харольда?

— Вы все ненормальные! — возмутился я. — С чего вы взяли, что я убил ее?

Он перестал избивать меня, через пару секунд мне удалось разглядеть, что он настороженно наблюдает за мной.

— Ты просто не сознаешь собственную силу, Марв! — в экстазе завопила Полли. — Мы не хотим, чтобы он снова потерял сознание. Почему ты не дашь Лайзе испытать на нем ее неотразимые женские приемы?

— Возможно, ты и права, — процедил он сквозь зубы, но все же еще разок ударил меня по губам.

— Ты меня разочаровал, парень. Я считал, что у тебя больше выдержки и выносливости.

Лайза выдвинула верхний ящик ветхого буфета, достала оттуда широкий кухонный нож и двинулась ко мне, проверяя на ходу остроту, ткнула острием себя в подушечку пальца и удовлетворенно кивнула, когда выступила кровь.

— Уверена, это именно то, что требуется, — заявила она своим голосом капризной девочки. — Марв, будь добр, принеси мне сигареты. Я оставила их в своей комнате, а если мне надо сосредоточиться, то это получается лучше, когда я курю.

— Ладно, — произнес он неохотно. — Но приступай, мы пока только впустую теряем время.

— Не переживай, дорогой! — засюсюкала она. — Я уже приступаю.

Она отошла в сторону, встала сзади, остановилась за стулом, и тут я громко закричал, потому что кончик ножа вонзился мне в шею.

Марвин, одобрительно хмыкнув, вышел из комнаты.

— Я думаю, ты настоящий хитрец, золотко! — проворковала мне на ухо Лайза своим пронзительным голоском. — Я даже думаю, что ты достаточно силен, чтобы потягаться со стариной Марвом, верно?

— Лайза! — резко прикрикнула Полли. — Что ты там нашептываешь?

— Я просто сообщаю ему, — захихикала она, — куда собираюсь вонзить этот старый ножичек. Нужно же ему подготовиться, верно?

— Разумеется, — с сомнением согласилась Полли, — если только тебе не придет в голову одна из твоих безумных затей.

— Не заводись, нет причины для сомнения, дорогая. Мы еще посмотрим, как он начнет потеть, когда я шепну ему на ухо, что я предполагаю проделать.

Она снова понизила голос, ее губы защекотали мне ухо:

— Я собираюсь освободить тебе руки, мой красавец, только ты пару раз закричи погромче, как будто тебе очень больно, договорились?

Я сделал, как она велела, надеясь, что мой вопль прозвучал убедительно. Полли внимательно следила за происходящим. Было ясно, что ее одолевают сомнения. Веревка, стягивающая мои руки, ослабла, и Лайза снова залилась дурацким смехом.

— Вот это действительно хитроумная операция, милая! Подойди сюда и посмотри, что я сделаю дальше!

Полли шагнула в мою сторону. Я провел пять страшных секунд в ожидании, когда она окажется достаточно близко, чтобы я смог схватить ее. Я схватил ее, затащил к себе на колени, одной рукой обнял за талию, второй зажал ей рот. Она яростно боролась, что-то мычала, пытаясь укусить меня за ладонь, но Лайзе потребовалось несколько секунд, чтобы освободить мне ноги. Я поднялся, увлекая за собой Полли. В тот момент термин “рыцарское отношение к женщине” отсутствовал в словаре Рика Холмана, поэтому я сильно стукнул Полли по шее и опустил ее обмякшее тело на пол.

Моя голова по-прежнему безумно болела, во рту чувствовался вкус крови из разбитых губ, а правая сторона затылка совершенно утратила чувствительность.

Я услышал пронзительный хохот Лайзы, предвкушающей удовольствие: это распахнулась дверь и в комнату ворвался Марвин.

Я схватил стул, на котором сидел, и швырнул им в него. Нас разделяли какие-то восемь футов, значит я не мог промахнуться. Он угодил ему в нос с глухим звуком, который показался мне приятной музыкой. Затем стул грохнулся на пол, а секундой позже и Марвин. Я пару раз ударил его под ребра, для надежности, но он даже не охнул, просто несколько раз перевернулся и успокоился на спине, уставившись остекленевшими глазами в потолок.

— Ну, разве это настоящая драка? — раздался разочарованный детский голос Лайзы. — Вы поступили нечестно. Такой громила, а набросились на Марва со стулом. У него же не было шансов с вами справиться!

— Если у него была бы хоть половина шанса, он скорее всего убил бы меня. Но меня это не устраивает.

Она бросилась вперед, лицо у нее перекосилось, глаза обезумели, а поднятый вверх нож был готов вонзиться мне в грудь. Я отскочил в сторону, схватил ее за запястье, скрутил его так, что она была вынуждена повернуться ко мне спиной, после чего тоже стукнул ребром руки по шее.

Разместить все тела в тесной кухоньке было непросто. В конце концов я уложил Лайзу поперек стула, затем все же закурил, поднял с пола обмякшее тело Полли, перекинул его через плечо и понес к машине. Ключи торчали в зажигании, поэтому я опустил Полли на пассажирское место, протиснулся за руль и отправился через весь город в Беверли-Хиллз на черепашьей скорости. В моей работе есть один несомненный плюс, подумал я: сегодняшние события убедили меня, что шизофреником я не стал.

Глава 6

Полли очухалась, когда я подъезжал к своему дому, но ей все еще было трудновато переставлять ноги, пришлось тащить ее к дому. Очутившись в гостиной, я сильно толкнул ее, так что она аккуратненько растянулась на кушетке. Но она попыталась принять сидячее положение и уставилась на меня ничего не выражающими глазами.

— Что произошло? — пробормотала она. — Помню, как вы схватили меня, а потом... — Ее глаза широко раскрылись. — Эй, да вы ударили меня?

— Совершенно верно, я готов повторить то же самое в любую минуту, — проворчал я. — И вообще, вы психопатка. Кстати, как могло случиться, что трое таких безумцев, как вы, Лайза и Марвин, собрались вместе и разгуливают на свободе, когда вам место за семью замками в психиатрической лечебнице?

Она пососала нижнюю губу, потом пробормотала:

— Я не представляла, что Марвин такой зверь. Планировалось напугать вас до такой степени, чтобы вы признались, что убили Энджи, а Клэй Роулинз заплатил вам за это большие деньги.

— Типичная для психов теория! И где вы ее только выкопали?

— Но это же очевидно, — холодно заявила она. — Ваше утреннее посещение Энджи было предпринято с целью выяснить обстановку в доме. Там вы умышленно разозлили Харольда, он вышел из себя, набросился на вас. Вторично вы вернулись туда вечером и убили Энджи, позаботившись о том, чтобы в результате получилась точная копия той картины, которую рисовал Харольд. Вы не сомневались, что полиция сразу же заподозрит в убийстве Харольда и не будет искать убийцу.

— Почему-то я сомневаюсь, что вы придумали эту версию. Как зовут того гения, который сочинил эту историю? Харольд?

— Конечно! Но это же правда!

— Как получилось, что Харольд успел обо всем этом вам поведать после убийства?

— Он не мне рассказал, а Лайзе, — ответила она сердито. — Ее квартира прямо под ними. После того как он нашел тело бедной Энджи и вызвал полицию, он побежал к ней. Вот тут он и отдал ей вашу визитку и все рассказал.

— Но визитку-то привезли вы, а не Лайза.

— Лайза не водит машину, да и потом нельзя предсказать, какой фокус она выкинет, повстречавшись с новым мужчиной.

— Если Харольд уверен, что Клэй Роулинз нанял меня убить Энджи, — терпеливо продолжал я, — у него должна иметься какая-то идея, ради чего он все это задумал? Или он воображает, что Клэй практикует уничтожение членов своей семьи ради острых ощущений, поручая выполнение своего каприза посторонним людям?

— Энджи порвала со своим отцом, сказал Харольд. Ее отец занимается какими-то махинациями. Она намеревалась разоблачить его, сообщить обо всем репортерам. — Она торжествующе посмотрела на меня. — Поэтому Роулинз должен был как можно скорее заставить ее замолчать навсегда.

— Она намеревалась разоблачить отца, медленно повторил я. — Что именно разоблачить?

— Не знаю. Этого она и Харольду не сказала. Карьера Роулинза была под угрозой.

— Мне нужно что-нибудь выпить! — жалобно сказал я. — Могу только удивиться — нужно же было судьбе собрать трех таких психов, как вы, Марвин и Лайза, которые бы поверили в подобную нелепую историю. Впрочем, вы-то поверили в нее, очевидно, потому, что услышали ее еще от одного психа, от Харольда, верно?

Я подошел к бару, приготовил два солидных бокала на бурбоновой основе. Полли взяла один и с сомнением посмотрела на меня.

— Вы уверены, что в него ничего не подмешано? Какой-нибудь наркотик?

— Пичкать вас наркотиками равносильно тому, что угощать эскимосов мороженым! — проворчал я. — Пейте живее, потом расскажете мне про остальных психов.

Она осторожно сделала пару глотков, пока я опустошил две трети своего бокала, затем натянуто улыбнулась.

— Ну, мы все художники. Вот почему мы и сблизились. Кроме Марвина, разумеется.

— Вы мне больше нравились, когда продавали машины по переработке мусора. Тогда вы, по крайней мере, были и остроумны и артистичны. Но давайте вернемся к нашим баранам. Вы, Лайза и Харольд художники, правильно?

— Да. — В ее глазах вспыхнули искорки. — Вы не забыли того, что стукнули меня так, что я потеряла сознание? Возможно, если бы вы этого не сделали, я бы и мыслила яснее, и изъяснялась толковее.

— Давайте разберемся сначала с одним вопросом, потом перейдем к другим. Итак, Марвин. Он не художник?

— Нет, не художник.

— Кто же он, помимо того, что является садистом-параноиком?

— А ведь этого я не знаю, честное слово! — Она посмотрела на меня с внезапным интересом. — Очень рада, что вы спросили меня об этом, Рик! Любопытная ситуация, верно?

Я на мгновение зажмурился, быстро допил свой бурбон, думая о том, что сейчас самое важное — не утратить способность рассуждать.

— Ведь он не возник из ничего сегодня вечером? — продолжал я настойчиво. — Он должен был откуда-то прийти.

— Лайза нашла его пару месяцев назад на Пляже культуристов, где собираются разные поклонники бодибилдинга. С тех пор он почти все время торчит у нее.

— Живет в том же доме?

— В квартире Лайзы. Она приехала ко мне только сегодня вечером, потому что боялась оставаться у себя. И она, разумеется, хотела, чтобы я помогла ей добиться от вас признания. Поэтому притащила с собой Марвина.

— Как Харольд познакомился с Энджи?

— Не имею понятия.

Она слегка пожала плечами.

— Однажды я забежала к нему, она ему позировала. У нее — очень неплохая фигура. — Полли глубоко вздохнула, ее крохотная кофточка только чудом не лопнула от такого напряжения. — Излишне худощава, конечно.

Видимо, последнее замечание воодушевило ее, потому что она допила свой бокал тремя глотками и протянула его мне.

— Пожалуйста, повторите!

Я смешал новые “усиленные порции” и подал Полли.

— Спасибо.

Без промедления она поднесла бокал к губам и сделала большой глоток.

— Я пью исключительно как лекарство, — пояснила она, удовлетворенно вздохнув. — На месте врачей я бы прописывала спиртное гораздо чаще. У меня, например, больше не болит шея.

— Только не злоупотребляйте этой микстурой, — предупредил я ее. — Не забывайте, что вам еще нужно возвращаться домой в вашей колымаге!

Она наморщила нос, затем покачала головой.

— Не ночью же. Может быть, утром?

— Что значит “не ночью”? — буркнул я.

— Мне совершенно не улыбается перспектива оказаться сейчас дома. Могу поспорить, Лайза и Марвин поругались из-за того, что она отвязала вас от стула. И кроме того, мне просто не хочется быть втянутой в эту историю.

— Ладно, — смилостивился я, — можете переночевать на кушетке.

Она бросила на меня взгляд, который принято называть “лукавым”.

— Вы шутите?

— Я чертовски устал после сегодняшних приключений, — сказал я сердито. — Мне необходимо принять горячий душ и затем спокойно отдохнуть в постели Вы можете лечь на кушетке или отправляться к себе домой. Выбирайте сами.

Я встал, забрал свой бокал и двинулся по коридорчику туда, где находилась ванная комната и спальня. Минут через двадцать я почувствовал себя значительно лучше. Горячий душ самым чудесным образом прогнал всю боль, разбитые губы я смазал кремом. Облачившись в пижаму, я неторопливо прошел в спальню, радуясь тому, что больше не чувствую себя немощным. Временами мне кажется, что спокойный сон куда более заманчив, нежели собственный гарем даже в кредит. И это был именно такой случай.

Когда я пришел, спальня оказалась занятой. Некая бесстыжая галлюцинация, светлые волосы которой торчали во все стороны и больше не напоминали треуголку Наполеона, с наглым видом сидела на моей кровати, как будто она имела на нее полное право. Валявшийся на стуле кусочек полосатой материи свидетельствовал, что сейчас на ней остались всего лишь крохотный лифчик и подобие фигового листика, который почему-то называют трусиками.

Ее голубые глаза робко посмотрели на меня, губы подрагивали, а голосок прозвучал очень жалобно:

— Кушетка очень жесткая, к тому же там какие-то шишки и бугры...

— Точно такие же появятся и на вас, если вы сию же минуту не уберетесь отсюда! — рявкнул я.

— Вы хотите сказать, что не желаете, чтобы я провела здесь ночь?

— Совершенно верно, не желаю! Вон отсюда! Присущий ей насмешливый изгиб бровей превратился почти в вертикальный, пару секунд она разглядывала меня. Потом ее глаза приобрели непокорно боевое выражение. Поднявшись с кровати, она гневно выкрикнула:

— Повторите-ка еще раз!

— Вон! — крикнул я.

— Подождите минуточку.

Наклонившись вперед, она завела руки за спину, затем неторопливо снова выпрямилась. При этом ее бюстгальтер без бретелек немедленно скользнул вниз, а розовато-кремовые груди как бы устремились ко мне, обрадованные внезапно обретенной свободой. У меня сразу же перехватило дыхание. А галлюцинация с неменьшим проворством освободилась от фигового листика, который ударом ноги был отправлен в противоположный конец комнаты.

— А теперь повторите-ка это еще раз! — приказала она.

Надо отдать должное моей эндокринной системе — в самые ответственные минуты она вбрасывает в кровь необходимое количество адреналина, снимая усталость и придавая новые силы. И в это мгновение у меня появилось адреналина даже больше, чем требовалось.

— На кушетке действительно есть шишки и бугры, — пробормотал я как в лихорадке, — так что почему бы вам, золотце, не лечь спокойно на кровати и больше ни о чем не беспокоиться? Ложитесь и расслабьтесь, а я позабочусь о свете.

Я так быстро о нем “позаботился”, что произошло довольно болезненное столкновение, когда мы одновременно пытались забраться в постель. Полли взвизгнула и резко оттолкнула меня в сторону.

— Вы что, каннибал? — застонала она.

— Это получилось случайно, — ответил я. — Понимаете. Я улыбался, вот почему у меня был раскрыт рот. Честное слово, у меня и в мыслях не было кусаться!

— Ха!

Это восклицание было столь эмоционально экспрессивным, что у меня буквально встали дыбом волосы.

Я посчитал, что, возможно, слишком поспешил выключить свет, потому что в комнате было настолько темно, что я не смог различить нагую блондинку даже перед самым носом. Раздался скрип пружин, очевидно ей удалось благополучно добраться до кровати, и мне оставалось лишь присоединиться к ней. Я вытянул вперед руку, чтобы нащупать хотя бы спинку, но то, до чего я дотронулся, выскользнуло у меня из-под пальцев. Полли взвизгнула:

— Не надо! Я боюсь щекотки!

— Да я пытаюсь отыскать проклятую кровать! — прошептал я.

— Тогда стойте на месте и позвольте мне руководить вами, а то у меня такое ощущение, будто я окружена врагами. Не знаешь, откуда ждать нападения.

Я простоял секунд десять, одинокий и потерянный, в кромешной тьме, затем она неожиданно тронула меня холодной рукой, и теперь уже я истерически хихикнул. Рука исчезла, наступила тишина.

— Рик? — В ее голосе звучало сомнение. — Это вы?

— Разумеется. Кто другой, черт возьми, может тут быть?

— Не знаю...

Она и правда нервничала:

— Может, мне на самом деле лучше устроиться на кушетке?

* * *

Около половины девятого на следующее утро я демонстрировал наивысшую степень холостяцкого гостеприимства, готовя завтрак в кухне, когда появилась Полли. Она вышла из-под душа, свежая и порозовевшая, с тем спокойно-удовлетворенным выражением лица, которое мы, холостяки, жаждем увидеть у наших редких приятельниц после совместно проведенной ночи. Она снова была в своем экстравагантном ансамбле, отмечая Ватерлоо Холмана. Но если прошлая ночь была поражением, миролюбиво размышлял я, кому нужна победа?

— Доброе утро! — Она принюхалась. — Кофе пахнет восхитительно!

— Высший сорт. Я сам все приготовил. Тебе должно понравиться последнее достижение холостяцкой кухни под названием “Яичный сюрприз Холмана”. Сюрприз заключается в том, что тебе предоставляется решить, что будет на твоей тарелке, яичница или кусок подошвы.

Она самоотверженно жевала “сюрприз”, когда я приканчивал вторую чашку кофе, сочетая ее с сигаретой и думая о том, как прекрасно быть молодым и жизнелюбивым.

После того как все было съедено и выпито, Полли внимательно посмотрела на меня, и у меня появилось ощущение, что я оказался под микроскопом.

— В чем дело? — спросил я недовольно. — Я позабыл надеть искусственную челюсть или что-нибудь похуже?

— Нет, все нормально! — величественно изрекла она. — Я подумала, что убийца не мог бы заниматься любовью, как ты. Но с другой стороны, откуда мне знать, как это делают убийцы?

— Может, зубами? — высказал я предположение. Она оперлась локтями о стол, опустила подбородок на ладони и уставилась на меня с интересом:

— Марвин действительно сделал черт знает что с твоими губами!

— Ты и он, оба! — напомнил я.

— Ты хочешь посмотреть на мои синяки? — спросила она.

— Не сейчас. Я всего лишь горячий, а не ненасытный. А мне надо ехать в полицию оформить свое заявление лейтенанту Фриду.

— Пожалуй, мне следует отправиться домой и проверить, стоит ли он на прежнем месте. Она на какое-то мгновение задумалась.

— Ты не против, если я скажу Лайзе и Марвину, что ты похитил меня и изнасиловал? Они могут осатанеть, если выяснится, что я провела ночь с тобой по собственной инициативе.

Не знаю, что удержало меня от того, чтобы не спутать кофейную чашку с сигаретой.

— Ну знаешь, на какое-то мгновение я позабыл, что ты за птица! Если тебя действительно это так волнует, то можешь остаться здесь на несколько дней.

— Спасибо, но я лучше поеду посмотрю, что творится с этими двумя. Если дела действительно из рук вон плохи, я, возможно, воспользуюсь твоим приглашением.

Озорной огонек на мгновение мелькнул в ее глазах.

— Это называется “из огня да в полымя”, не так ли?

— Ну, я “полыхаю” только с понедельника по пятницу, по субботам и воскресеньям я пас.

— Не считая ночей... Она поднялась со стула.

— Если меня здесь не будет к твоему возвращению, надеюсь, мы еще увидимся, Рик? Ты сам меня разыщешь?

— Наверное. Клэй Роулинз поручил мне удостовериться, действительно ли Харольд убил его дочь. Если он невиновен, это значит, что косвенным образом я работаю на него.

— Или же стараешься изо всех сил навесить на него ложное обвинение. — Она внимательно разглядывала меня. — Я все еще не совсем уверена в тебе, Рик Холман. В известной степени я бы не хотела, чтобы Лайза уделала тебя вчера.

Она вышла из кухни, заставив меня в который раз полюбоваться плавным покачиванием ее заднего места, а вскоре снаружи раздался ни с чем не сравнимый рев ее допотопного драндулета, и мне даже показалось, что едкий запах выхлопных газов проник в дом. Я взял утреннюю газету. Она, разумеется, была заполнена подробностями вчерашнего убийства, что напомнило мне о том, что я должен ехать в город и оформить свое заявление в полиции.

Выйдя на крыльцо, я убедился, что ностальгическое облако черного зловонного смога все еще висело над подъездной дорогой. Естественно, подумал я, что если бы появление Полли сопровождалось обратным процессом, то есть очищением воздуха, тогда бы это можно было причислить к несомненным чудесам нашего времени, но вряд ли я мог бы рассчитывать на частые встречи с ней.

Глава 7

Написав в Управлении полиции заявление, я поехал к особняку, примостившемуся на краю обветренного утеса в Палисаде. Я изо всех сил нажимал на кнопку звонка, даже не удостоив взглядом голубую гладь океана, дремавшего внизу: если в прошлый раз у меня на это было время, то сейчас его не хватало.

Никто дверь не открывал, хотя я на всякий случай еще пару раз нажал на звонок. Я отказался от этих бессмысленных попыток и прошел к задней части дома.

Там я увидел два женских тела, одно из бетона, другое из животрепещущей плоти. Поверхность бассейна сверкала и переливалась на солнце, возможно, выражая таким образом свое восхищение соблазнительными формами Сони Дрезден. Она лежала на животе, на ней была лишь нижняя половина черного бикини. Услышав звук моих шагов, она лениво повернула голову. Мне показалось, что ее глаза сквозь огромные стекла светозащитных очков выглядели настороженно.

— Вы не находите вашу манеру являться для интеллектуального разговора без предварительной договоренности несколько необычной, мистер Холман? — спросила она хрипловато. — Я имею в виду, неслышно подбираться ко мне, когда я полураздета?

Я посмотрел на пышные формы, которыми заканчивалась ее спина, пересеченные чисто символической черной полосочкой, и покачал головой.

— Точнее сказать, нагая на девяносто процентов. Полагаю, вы в черном в знак траура по дочери. Ее тело внезапно напряглось.

— Как вы можете так говорить? — едва слышно пробормотала она. — Это дурно!

— Дурно то, что Энджи убили. Кто-то несколько раз вонзил кухонный нож в ее тело.

— Прекратите! Я знаю, что случилось!

— Где Джо?

— Уехал куда-то. Он вам нужен?

— Я хочу с ним поговорить, — нетерпеливо ответил я. — Меня тошнит от вашего вида, от того, как вы тут нежитесь на солнышке, вроде беззаботной акулы. Я не хочу продлевать это удовольствие!

— Гнусный негодяй! — Ее голос дрожал от ярости — Если бы Джо был здесь, я бы велела ему разорвать вас на мелкие кусочки.

— Так где же он?

— Не знаю. Он расстроился из-за Энджи Приблизительно полчаса назад поехал куда-то, не сказав, когда вернется. Поэтому вам нет смысла ждать его здесь.

Лицо ее исказилось в злобной гримасе.

— Но если вас устроит то, что он придушит вас как цыпленка, оставайтесь, и я с удовольствием буду наблюдать за этим представлением. В противном случае немедленно убирайтесь вон!

Я опустился рядом с ней на теплый бетон и закурил Она раздраженно отодвинулась в сторону, затем сняла очки. Мне редко доводилось наблюдать такую лютую ненависть в женских глазах.

— Разве вы не слышали, что я сказала, Холман? — выкрикнула она.

— Слышал, — ответил я, — но я передумал и решил, что если нельзя поговорить с Джо, то можно поговорить о нем, верно?

— Вы выбрали неудачный объект для интеллектуальной беседы. — Она сдержанно засмеялась. — Тема Джо занимает всего один абзац.

— Где вы его отыскали?

— На Пляже культуристов.

Она достала бутылочку с маслом для загара и сунула ее мне в руки.

— Раз вы настояли на том, чтобы остаться, так принесите хоть какую-то пользу. Натрите мне спину.

Я налил немного масла на ладонь и стал втирать ей в кожу, чувствуя, как эта блудливая кошка реагирует на каждое мое прикосновение. Она в полном смысле слова принялась мурлыкать, отвернув от меня голову, которая покоилась на ее руках. Мне пришло в голову, что оскорбить Соню Дрезден невозможно, очевидно, это пытались до меня сделать многие и отступились.

— Джо, — говорил я, продолжая массировать ее спину, — вы повстречали на Пляже культуристов и сказали ему: “Эй, мускулистый, ты создан для меня. Залезай-ка в машину!” Это так произошло?

— Примерно, — беспечно ответила она. — Какая разница? Так или не так?

— Сколько времени он живет у вас?

— Месяцев шесть, возможно дольше...

— Энджи ладила с ним?

— Мне кажется, вполне.

— Для нее его вселение выглядело, наверное, довольно оригинально, — задумчиво протянул я. — В доме появляется дядюшка, который на самом деле вовсе не родственник, а по возрасту не может быть дядюшкой...

— Если вы намекаете на то, что я подозреваю, — заговорила она приглушенным голосом, — то я...

— Когда я уезжал отсюда вчера, — продолжал рассказывать я, — Джо спросил меня, как поживает Энджи, посетовал, что ему ее не хватает в доме. Он добавил, что, возможно, соберется навестить ее и поговорит с ней о том ненормальном художнике, у которого она живет. Вот я и думаю, не поехал ли он к ней вчера?

— Если вы допускаете мысль, что ее убил Джо, значит, вы окончательно свихнулись. Конечно, потерять такой злобный умишко не велика потеря, но... Он вообще вчера не выходил из дому.

— Вы хотите сказать, что все время был с вами?

— Совершенно верно.

— Вы были вдвоем?

— Да, вдвоем.

— Если бы кто-то третий подтвердил ваши слова, я мог бы вам поверить, — пробормотал я, растягивая слова, — а так... Какова была обстановка в доме, когда Энджи жила здесь? Она уехала потому, что захотела жить с этим ненормальным художником, или потому, что была смертельно напугана приставанием Джо каждый раз, когда он считал, что вы этого не видите?

Я почувствовал, как ее спина замерла под моей рукой.

— Может быть, вы сами, Соня, велели ей убираться отсюда ко всем чертям, боясь потерять своего ручного Геркулеса?

— Я не желаю выслушивать подобные оскорбления ни от вас и ни от кого другого! — напряженным голосом ответила женщина. — И если вы, Холман, сию же минуту не покинете моего дома, я вызову полицию и велю им вышвырнуть вас отсюда!

— Валяйте! Представляю, что будут болтать о вас в городе, узнав из газет, как вы разгуливаете практически голая по дому и в таком виде встречаете блюстителей порядка.

— Не воображайте, что меня это беспокоит! — Она кокетливо повела плечами. — До чего вы наивны, Холман!

— Кстати, поскольку речь зашла о последователях бодибилдинга, — перевел я разговор на другую тему, — вчера я познакомился еще с одним завсегдатаем Пляжа культуристов. Полагаю, Джо его хорошо знает? Тип деревенского парня, железные мускулы и масса веснушек, отзывается на имя Марвин. Вы с ним знакомы?

— Нет. — Она зевнула. — Должна знать? — Она приподняла голову и задумчиво посмотрела на меня. — Раз вы перестали оскорблять меня, Холман, я раздумала вызывать полицию.

— На мой взгляд — правильное решение. Она снова опустила голову на руки и сладострастно повела плечами.

— Продолжайте же втирать масло, Рик!

— Разумеется.

— Не в одни лопатки, а пониже, пожалуйста. Я опустил руки до ее пояска стыдливости и принялся массировать спину с удвоенной энергией.

— Что с вами творится?

Вновь в ее голосе послышались гортанные нотки:

— Раз я сказала “ниже”, значит надо массировать ниже! Перестаньте деликатничать. Вы же не красная девица, Холман. Не хотите же вы, чтобы я обгорела?

Пузырек с маслом для загара был еще на две трети заполнен, когда я взял его в руки. Я открутил пробку, затем наклонил и вылил все содержимое Соне на голову. Она завизжала, села прямо, пытаясь стереть масло с лица. Ее большие груди тряслись, она в ярости повернулась ко мне.

— С какой целью вы это, черт возьми, сделали?

— Чисто импульсивно, — серьезно ответил я, — испугался, что с вами может случиться солнечный удар. Теперь ваша голова не обгорит, чего вы так опасались, вы можете спокойно подставить ее под самое палящее солнце.

Она резко вскочила на ноги, схватила полотенце, на котором лежала, и принялась осторожно прикладывать его к лицу, вытирая масло. Ее коротко подстриженные волосы прилипали к голове и были похожи на слой черной блестящей краски, покрывшей череп. Тут мне пришло в голову, что Соня из тех излишне пылких дамочек, которым надо периодически охлаждаться, а сейчас для этого как раз было самое подходящее время и место. Я опустил ей на плечи руки, силой заставил ее отступить на три шага назад к краю бассейна, затем резко отпустил. Какое-то мгновение она пыталась устоять на ногах, неистово размахивая руками, но все же не смогла удержаться. Ее пронзительный крик был заглушен плеском воды. Упав, она тут же пошла ко дну. Я не стал ждать, выплывет ли она, повернулся на сто восемьдесят градусов и зашагал к своей машине.

Только я сел за руль, как к дому завернула элегантная спортивная машина и остановилась возле моей. Из нее вылез Джо. Он был облачен в голубую шелковую рубашку, застегнутую на все пуговицы, брюки были точно подобраны в тон, на ногах белые теннисные туфли. Две вертикальные линии между его бровями, казалось, стали постоянным атрибутом его лица, а в слегка вытаращенных глазах застыло беспокойство.

— Вы были у Сони? — спросил он каким-то неестественным скрипучим голосом.

— Да. Но ей захотелось искупаться, поэтому я не стал ей мешать.

— Полагаю, вы приезжали по поводу Энджи?

— Верно. — Я с минуту внимательно всматривался в него, потом медленно покачал головой. — Мне кажется, вы правы, вам следовало бы с ней поговорить, я имею в виду тот разговор, который вы планировали на вчерашний день... Кто знает, может быть, вы сумели бы убедить ее бросить ненормального художника и вернуться домой. И тогда, быть может, она осталась бы жива.

— Я тоже так думал, — промямлил он. — Но Соня хотела, чтобы я остался дома.

— Очень плохо.

Я дружески подмигнул ему.

— Вчера вечером я познакомился с вашим старым приятелем, этаким деревенским парнем, Марвином.

— Да-а? — Он медленно захлопал ресницами, потом обтер губы тыльной стороной ладони. — Как дела у старины Марва? Не видел его сотню лет!

— С ним произошла небольшая неприятность, ему расквасили нос. Но за ним ухаживает Лайза, так что все будет в порядке.

— Конечно. — Джо не смотрел на меня. — Ну что же, было очень приятно встретиться с вами, мистер Холман. А теперь мне нужно идти тренироваться. Соня разозлится, если я буду не в форме.

— Да уж! — произнес я сочувственно. — Интересно, вы когда-нибудь осмелитесь разозлиться на нее, если она окажется не в форме?

Он неуверенно улыбнулся.

— Полагаю, вы шутите, мистер Холман. После этого он смущенно раскланялся, бормоча что-то о том, что мы должны в скором времени увидеться.

— Несомненно! — ответил я, но Джо быстро скрылся за входной дверью.

На мгновение зажмурившись, я попытался прояснить в голове ситуацию. Известно, что в Южной Калифорнии на каждый квадратный акр приходится больше психов, чем где бы то ни было на земле, рассуждал я, но все равно картина оставалась совершенно неясной.

* * *

У седовласой экономки была фигура профессионального штангиста и ирландский выговор, я не сомневался, что никому никакими речами ее не переубедить. Она сказала, что мистера Роулинза нет дома, а миссис Роулинз никого не принимает. В конце концов, мне все же удалось уговорить ее сообщить о моем приезде миссис Роулинз. Она неохотно согласилась, захлопнула дверь у меня перед носом, оставив меня на крыльце. Вернувшись, она сообщила, что миссис Роулинз примет меня, так что я могу пройти в гостиную. Я прошел следом за ее массивной фигурой в дом, в то время как она неумолчно бубнила себе под нос о несознательности и бесцеремонности некоторых людей, которые настаивают на том, чтобы встретиться с бедняжкой, не считаясь с той кошмарной трагедией, которая только что омрачила ее молодую жизнь.

Наконец появилась Бэби, облаченная в черные свитер и брючки. Она передвигалась с таким видом, как будто каждый шаг приносил ей неимоверные страдания. Ее рыжие волосы были зачесаны назад и перетянуты черной лентой на затылке. На лице никакого макияжа. Одним словом — страдалица.

— Прошу вас, миссис Роулинз, — покровительственно заявила экономка, — не разрешайте ему задерживать вас долго. Он не имеет никакого права беспокоить вас в самый черный для вас день и...

— Благодарю, миссис Мэрфи, — холодно произнесла Бэби. — можете идти.

— Я останусь здесь, если желаете, — настаивала та. — И когда вы скажете, что ему пора уходить, я позабочусь о том, чтобы он ушел.

— Исчезните! — распорядилась Бэби своим ясным детским голоском.

Экономку как ветром сдуло, а Бэби посмотрела на меня с хмурым видом.

— Она сведет меня с ума! — пожаловалась она. — Клэй нанял ее, чтобы не пускала в дом репортеров и все такое прочее, но если она и дальше будет разыгрывать роль “матушки Мэрфи”, я ее пристукну!

Она медленно прошла к кушетке и осторожно опустилась на нее. Я поставил свой стул напротив и спросил о Клэе.

— Лейтенант вызвал его в управление, — объяснила она. — Не знаю, когда он вернется. — Сложив руки на коленях, она укоризненно посмотрела на меня. — Вы ведь ему сказали, Рик, не так ли?

— О чем?

— О записке. Когда он вернулся вчера вечером домой, он сказал, что вы спросили о ней и сказали, что именно я вам об этом сказала.

— Сожалею, но после того, как его дочь была убита...

— Он меня избил, — сказала она ледяным голосом, — бросил на кровать, нажал коленом сзади на спину и бил кожаным ремнем. Он не остановился, пока я не потеряла сознание. Тогда он потащил меня под холодный душ. Мне казалось, что он помешался, кричал и ругался, не переставая!

— Почему?

Она слегка покачала головой.

— Не знаю, да меня это больше и не интересует. Раз такое случилось, я ухожу от него.

— Вчера вечером я разговаривал с Макси Снеллом, — сказал я. — Он сообщил мне, что около трех месяцев назад Клэй внезапно исчез и пропадал неизвестно где целый месяц.

— Да, верно.

— Вы не знаете, куда он уезжал?

— Нет. Просто взял и уехал. Заявил, что ему необходимо какое-то время побыть одному, вот и все! Вернувшись, он ни разу не заговорил о том, где был и чем занимался, а у меня не хватило духу спросить об этом.

— Где та записка?

— Клэй уничтожил ее. Но сегодня с утренней почтой пришла новая, — сообщила Бэби, не скрывая злорадства.

— А что в ней?

— Там написано, что об Энджи уже позаботились и скоро наступит его черед, но он может не сомневаться, что будет умирать гораздо медленнее и мучительнее, чем она.

— Это была такая же записка, как и первая? Я хочу сказать, слова вырезаны из газет и наклеены на бумагу?

— Да, в точности такая же.

— Как реагировал Клэй?

— Так же, как реагирует последние несколько месяцев решительно на все: незамедлительно отправился за очередной бутылкой.

— Записку сохранил?

— Нет, сжег и предупредил, что убьет меня, если я расскажу про нее кому-нибудь, в особенности вам.

Она вздрогнула, потом скрестила руки на плоской груди.

— Знаете, сейчас у меня странное ощущение, будто идет соревнование, либо Клэй убьет меня, либо кто-то успеет убить его до того, как он разделается со мной.

— Сомневаюсь, чтобы Клэй всерьез намеревался убить вас, — совершенно искренно возразил я. — Просто из-за смерти Энджи он потерял эмоциональное равновесие. И у него появился своеобразный комплекс вины.

— Вы меня успокоили, я почувствовала значительное облегчение, — ледяным тоном изрекла Бэби. — Сразу же утихли боли в спине.

— Вернемся к тому времени, когда он отсутствовал, — гнул я свою линию. — Брал ли он свой багаж, уехал на машине или вызывал такси? Как все это было?

Она на мгновение задумалась.

— Он уложил вещи в чемодан, сунул его в багажник машины и уехал.

— Без всяких объяснений?

— Вот именно.

Я недоуменно пожал плечами.

— Ну что же, спасибо за все, Бэби. До скорой встречи.

— Если вы действительно поспешите! — бросила она. — Или если этот человек, который задался целью добраться до Клэя, окажется еще более проворным.

Экономка ожидала в холле, возмущенное выражение так и не исчезло с ее физиономии. Она проводила меня до двери, но я был уверен, что ее сердце в этот момент было не на месте. И я подумал, что девочка-жена, в лексиконе которой имелись довольно “вольные” выражения, была ей в новинку. За всю свою долгую жизнь экономки она не сталкивалась с подобными особами.

Я спустился с крыльца, услышал, как за мной захлопнулась входная дверь, и прошел в гараж. В нем выстроились в ряд три машины: сверкающий черный “роллс-ройс”, серовато-синий “кадиллак” и запыленный розовый “тандерберд”.

На стене висел специальный шкафчик, каждый набор ключей был снабжен бирочкой с номером лицензии. Я решил, что на четвертой машине шофер повез Клэя на встречу с лейтенантом Фридом. Когда я заглянул в бак “тандерберда”, то увидел, что он был не просто пустым, а абсолютно пустым, и я проклинал излишне исполнительного шофера, который так рьяно относился к своим обязанностям.

Практически единственным местом, в котором он не навел порядка, был бардачок. Там внутри скопилось порядочно всякой всячины, я все это тщательным образом просмотрел. Помимо бумаг владельца машины, я обнаружил пару квитанций со станций технического обслуживания, несколько пустых сигаретных пачек, целый набор спичек и, наконец, смятый оплаченный чек на аренду помещения.

Я его разгладил. Он был выписан агентом по продаже недвижимости, некоей миссис Рэнкин в Кармеле, и был примерно трехмесячной давности. Я спрятал его в бумажник, после чего вышел из гаража. Я прошел примерно половину расстояния до места, где оставил свою машину, как отворилась парадная дверь дома, я обернулся и увидел, как Бэби буквально сбежала со ступенек крыльца, но немедленно остановилась при виде меня.

— Ох! — Она растерянно улыбнулась. — Привет, Рик! Я думала, что вы уже уехали.

— Собирался. Могу ли я куда-нибудь вас подвезти?

— Нет, благодарю. — Она твердо покачала головой. — Я возьму свою машину. Мне нужно съездить в аптеку.

Она не двигалась с места, явно ожидая, когда я сяду в свою машину и уеду. Разумеется, я тут же передумал и пошел ей навстречу. В ее глазах моментально появилось тревожное выражение, и она машинально отступила назад. Я схватил ее за плечо, повернул кругом и задрал ей черный свитер до самой шеи. За ненадобностью она не носила бюстгальтера, поэтому я лицезрел гладкую бронзовую от загара спину. Когда я ее отпустил, она машинально натянула свитер и повернулась ко мне. Лицо ее было искажено от ярости.

— Вы мерзкий сукин сын! — Она буквально залилась слезами. — За кого вы меня принимаете, так обращаясь со мной?

— Знаете, Бэби, вы меня просто восхищаете. Такая кожа! Лишь вчера вечером Клэй избил вас до полусмерти ремнем, а сегодня у вас на спине ни единого синяка! Чем вы мазались? Гусиным жиром? Или, возможно, у вас имеется какое-то особое снадобье, рецепт которого ваша бабушка нашла в старинной колдовской книге?

Сначала она молча смотрела на меня, затем быстро повернулась и побежала к гаражу. Ее вид сзади был таким же неэффектным, как и обычно.

Значит, раз она солгала про то, что ее избил Клэй, надо решить, является ли она патологической лгуньей или же это единичное явление?

Таким образом, добавился еще один вопрос к целой куче других, остававшихся до сих пор без ответа.

Глава 8

Я добрался до Кармела менее чем за три часа, отправившись по старой дороге, которую местные остряки прозвали Государственное шоссе № 1. Офис агента по недвижимости находился неподалеку от центральной улицы рядом с новомодным художественным салоном, специализирующимся на продаже абстрактных деревянных поделок. Что касается агента, то им оказалась некая миссис Буш, выглядевшая беспомощной вдовицей, но которая, в действительности, могла в точности вспомнить текст любого документа, просмотрев его всего один раз своими сильно накрашенными глазами. На вид ей было лет пятьдесят, ни одного грамма лишней плоти на стальном корпусе, слегка подсиненные волосы уложены в замысловатую прическу.

Когда я вошел в офис, она внимательно посмотрела на меня, и я мог присягнуть, что у нее в глазах был скрыт портативный рентгеновский аппарат, который с точностью сообщил ей все о содержимом моего бумажника.

— Здравствуйте!

Она сдержанно улыбнулась мне.

— Я — Харриет Буш. Чем могу быть полезна?

— Моя фамилия Холман, вы сдавали здесь квартиру для некоей миссис Рэнкин приблизительно три месяца назад?

— Неужели? — В ее холодных серых глазах появилось настороженное выражение. — За сезон здесь бывает столько разных людей, мистер Холман!

Я извлек измятую расписку из бумажника, расправил пару наиболее заметных сгибов и положил ее перед ней на стол.

— Вот. Дата проставлена, конечно.

Она даже не соизволила взглянуть на бумажку, сейчас куда больше ее интересовал я сам и то, что я хотел узнать о миссис Рэнкин.

— Разыскиваете беглую? — осведомилась она.

— Ничего подобного.

— Ясно, не полиция, — продолжала она. — Вы пробыли здесь уже несколько минут, но не предъявили своего значка. Частный детектив?

— Вас не провести! — Я восхищенно улыбнулся. — Вы угадали, я частный детектив. Никаких особых неприятностей, всего лишь несколько вопросов.

— Вы так всегда говорите! — Она мельком взглянула на квитанцию. — Что вы хотите узнать?

— Расскажите все, что знаете про эту миссис Рэнкин, — ответил я. — Как она выглядела, с кем жила, кто к ней приезжал, сколько времени она тут пробыла, ну и все такое прочее.

Серые глаза еще пару секунд придирчиво изучали меня, потом она осторожно спросила:

— Мистер Холман, вы ведь не рассчитываете получить все эти сведения даром?

— Нет, конечно. — Я тоже на минуту уставился на ее ястребиное лицо. — Вы правы, разумеется, сколько, по-вашему, стоят эти сведения?

— Вы обедали?

— Нет, — чистосердечно ответил я.

— В таком случае, я не имею ничего против ленча, договорились? — Она взяла сумочку и вышла из-за стола. — Неподалеку отсюда можно получить потрясающие блины и...

— Пожалуйста, миссис Буш. — Я преувеличенно задрожал. — Неужели вы допускаете, что такая легкая пища устроит мужчину?

— Да, пожалуй, вам нужно что-то более основательное, — пробормотала она. — Ну а что вы думаете о баре в двух кварталах отсюда?

— Теперь вы говорите на понятном мне языке. Приблизительно через полчаса она выпила содержимое третьего по счету “Джибсона” со льдом, как будто это был холодный чай, затем улыбнулась мне:

— Для меня это редкое удовольствие, мистер Холман. По большей части я на ходу съедаю в офисе сандвич-другой.

— И запиваете их парой глотков горячительного из термоса? — высказал я предположение.

— Не будьте таким язвительным! — Она кокетливо погрозила мне пальцем. — В нашем деле приходится кое-что хранить в тайне.

— Но ведь это не относится к миссис Рэнкин?

— Я прекрасно ее помню, — ответила она задумчиво. — В сезон у нас тут встречаются разные люди, но она, несомненно, явление уникальное.

— В каком смысле?

— Отлично помню день, когда она только появилась в офисе. -У меня тогда мелькнула мысль, что впервые вижу живое воплощение греха.

— Она казалась такой вызывающей?

— Пожалуй, это недостаточно точный эпитет для ее характеристики! — Миссис Буш глубоко вздохнула. — Даже у такой тощей старой клячи, как я, есть свои мечты, мистер Холман, а вид миссис Рэнкин вызвал у меня приступ острой зависти.

— Вы все еще не описали мне ее внешность, — напомнил я.

— Неужели? — Ее брови на мгновение взлетели вверх. — Вам требуется подробное описание? Хорошо. Я бы дала ей лет тридцать пять. Брюнетка, стрижка под мальчика и потрясающая фигура, иначе не скажешь. Сногсшибательные туалеты. Я могла только облизываться, глядя на них.

— Что скажете про ее мужа?

— Я так его ни разу и не видела, — ответила она с большим сожалением. — Из того, что говорила миссис Рэнкин, я поняла, что он был из числа очень засекреченных ученых или инженеров. Ему был необходим полный отдых и покой. Вот почему они попросили уединенный домик. Я предложила им особняк Вайтвейсов — хозяева уехали в Европу и попросили меня подыскать им жильцов-клиентов за совершенно ошеломляющую цену, три тысячи за сезон. Я была уверена, что не найдется желающих платить такие большие деньги. Но эта миссис Рэнкин выложила денежки, даже не моргнув глазом, а прожили они всего месяц.

— Вы видели кого-нибудь за то время, пока они находились здесь?

— Да, довелось...

Она красноречиво взглянула на свой пустой стакан.

— Вы хотите получить жаркое сейчас или у нас есть еще время для одного коктейля?

Я призывно махнул официанту рукой, он появился у стола через несколько секунд с двумя бокалами “Джибсона”.

— Благодарю вас, Клем, — пробормотала она. — Передайте Чарли, чтобы он приготовил нам что-нибудь повкуснее.

Она взглянула на меня.

— Прекрасно.

— Хорошо. Себе я, пожалуй, возьму мясную запеканку “Айдахо” с зеленым горошком и салатом под итальянской подливкой, — продолжала она. — В таком случае мне не придется беспокоиться об ужине сегодня. Что вам заказать, мистер Холман?

— Отбивной с салатом вполне достаточно, — быстро ответил я. — Разве что еще пивка, как считаете?

— Мне пива не надо, Клем!

Она постучала по бокалу ярко-красным ногтем.

— Если вы поставите бокал побольше, то сможете налить в него двойную или тройную порцию, верно?

— Разумеется, миссис Буш. — Официант с восхищением посмотрел на нее. — И к этому двойной луковый салат?

— Нет, всего один! — Она решительно вздернула подбородок. — В конце-то концов, должна же я себя ограничивать в еде, не так ли?

Она подождала, когда отойдет официант.

— На чем я остановилась? Ах да! Домик. Недели через две, как они в него поселились, посыпались жалобы от ближайших соседей, Такерсов. Их дом находится в четверти мили, но поскольку у хозяина больное сердце, а у хозяйки имеется любовник, они оба нуждаются в покое и тишине. Ко мне зашла миссис Такерс. Пожаловалась, что ни один из них не смог спать из-за шума и гама в особняке Вайтвейсов. Похоже, там происходили настоящие оргии, сказала она. Всю ночь там гремела музыка, какие-то люди кричали и ругались, и был очень похожий момент, что кого-то собирались вообще убивать. Она в этом была уверена.

Миссис Буш как бы невзначай ополовинила одним глотком свой бокал.

— Вы же понимаете, что подобные жалобы смерти подобны для агента по сдаче недвижимости в наем. Да еще в такое время года! Естественно, мне пришлось отправиться к миссис Рэнкин.

Она состроила гримасу.

— Вообще-то я намеревалась слегка пожурить эту дамочку. Фактически я заранее продумала каждое слово. А в итоге меня чуть было не застрелили!

— Как?

— Перед домом стояли две яркие спортивные машины и еще какая-то старая развалюха, которая, казалось, уже побывала не в одной аварии, — медленно заговорила она. — На мой звонок вышел молодой гигант и спросил без всякого почтения, какого черта мне нужно? Не меньше и не больше! Я ответила, что мне нужна миссис Рэнкин. Он ответил, что она в данный момент занята. Я сказала, что подожду. — Удрученно покачав головой, она снова подхватила свой бокал. — На это мне было заявлено, что я могу, коли мне угодно, ждать до второго пришествия, причем, чтобы не терять напрасно времени, он посоветовал.., нет, у меня язык не поворачивается повторить его слова.

Она допила свой бокал, глаза у нее заметно затуманились.

— Поверьте, в своей жизни я не была так сильно напугана, как в этот раз. — Теперь она говорила медленно, тщательно выговаривая каждое слово:

— Я ее” всех ног бросилась назад к своему офису. Понимаете, столкнулась с совершенно неприкрытым стремлением, чтобы не сказать жаждой, этого типа избить меня. Поразмыслив, я посчитала самым правильным полностью позабыть про этот инцидент. Миссис Такерс еще пару раз жаловалась на шумных соседей, но я ответила, что сделала все, что было в моих силах, и посоветовала ей самой попробовать с ними поговорить. Возможно, она так и поступила, не знаю, но с тех пор она уже больше мне не звонила.

Голова миссис Буш стала тихонечко покачиваться, я даже пожалел ее, видя, с каким трудом она пытается сосредоточить на мне свое внимание.

— Могу признаться, мистер Холман, — продолжала она почти нараспев, — я почувствовала облегчение, более того, безумную радость, когда миссис Рэнкин через пару недель швырнула мне на стол ключи от дома и сообщила, что они не хотят больше здесь оставаться. — Она хихикнула. — Я была так счастлива, что с радостью вернула бы им часть денег, но она об этом даже не заикнулась.

— В каком состоянии был дом после их отъезда?

— Хаос! Поверьте, четыре уборщицы наводили там порядок в течение трех дней. Нет, такого кошмара я никогда больше не встречала!

— Огромное спасибо! — воскликнул я. — Вы мне очень помогли.

Она медленно поднялась и задержалась в этой позе несколько секунд, вцепившись в край стола.

Я наблюдал за тем, как она пошла к выходу, спотыкаясь на каждом шагу, и растерянно думал о том, что мне предпринять. К счастью, в этот момент откуда-то из-за стойки появилась блондиночка-официантка и взяла ее под руку, а через пару минут к моему столу подошел официант.

— Вы все еще желаете свою отбивную? — спросил он.

— Конечно, — ответил я, — но я полагаю, надо подождать возвращения леди.

— Она не вернется, — доверительно шепнул он. — Сегодня же четверг, не та ли?

— Да, четверг.

— Миссис Буш очень милая дама, — все тем же доверительным шепотом продолжал он, — но четверг — ее день, если вы понимаете, что я имею в виду.

— Вроде бы да, но на всякий случай разъясните-ка мне это подоходчивей.

— Так происходит каждый четверг с точностью до мелочей, — пробормотал он. — Она непременно начинает с двойных “Джибсонов”, заказывает бифштекс с кровью либо что-то подобное, но большей частью заказ остается невостребованным, потому что к этому времени она сильно нагружается, вот и все.

— Но сейчас с ней все в порядке? — спросил я.

— Конечно. — Он усиленно закивал. — За ней присматривает мисс Глен. У нас сзади имеется тихая комната с кушеткой. Миссис Буш поспит там пару часиков и уйдет отсюда как ни в чем не бывало.

— Как это неприятно, — покачал я головой.

— Да, такой вот у нее характер, она позволяет себе расслабиться раз" в неделю. — Он пожал плечами. — Ведь бывает гораздо хуже, согласитесь?

— Вы меня неверно поняли. Я имел в виду, что мне от души ее жаль. Она, вероятно, вдова и тяжело переживает свое одиночество.

— Она не вдова, а разведена. А сейчас она живет с одним типом. Полагаю, что каждый четверг ей становится невмоготу, вот она и расслабляется.

— Что собой представляет этот тип? Может, он бьет ее или издевается? — спросил я, искренно заинтересовавшись судьбой миссис Буш.

— Нет. — Официант презрительно прищурился. — Ее старик поколачивал ее время от времени, ну а этот — принц. Он исполняет обязанности дворецкого, прислуживает ей за столом, как раб, и однако же...

— Так зачем же напиваться по четвергам?

— Полагаю, от скуки. На самом деле ей бы хотелось, чтобы ее старик возвратился назад и внес элемент неожиданности в ее слишком уж благополучное и спокойное существование. Раза два в неделю устраивал бы ей солидные вздрючки. Но она не знает, какое ей принять окончательное решение. Скажите, вы все еще хотите отбивную?

— Теперь и сам не знаю, чего я хочу! — разнервничался я. — Если я не могу понять женщин, может, мне сходить в магазин абстрактного искусства и попытаться там найти ответ?

Официант улыбнулся:

— Нет уж, лучше я принесу отбивную, а туда не ходите. Так вернее.

* * *

В Лос-Анджелес я возвратился вечером, припарковав машину перед баром в Западном Голливуде, и вошел в мрачный холл. Маленький сухощавый человечек сидел в одиночестве за столиком, просматривал дневную газету; его искалеченная нога была согнута под каким-то неестественным углом и торчала из-под стола. На столе стояли до половины наполненный стакан и бутылка. Он поднял глаза, когда я уселся против него, и кивнул.

— Значит, девочку убили? — произнес он, тыкая пальцем в статью на первой странице. — Похоже, они подозревают этого Лумиса в убийстве с особой жестокостью.

Я заказал официанту бурбон со льдом, и тот сразу же удалился. Выцветшие Голубые глаза Снелла выжидательно смотрели на меня какое-то мгновение, потом он слегка пожал плечами и схватил свой стакан.

— Вы пришли сюда поговорить об этом, Холман? — спросил он. — Или же вам просто Захотелось выпить стаканчик в уютной обстановке с приятным собеседником?

— И то и другое, — ответил я. — И кое-что узнать. Официант принес бурбон и снова удалился. Унылое, я бы даже сказал мрачное, выражение его лица гармонировало с общей обстановкой бара, почему-то подумал я. Это было место для того, чтобы пить и напиваться, но не более. Временное убежище для людей, мечтающих утопить в стакане свои тяжкие думы и переживания. Гавань для неудачников, подобных Макси Снеллу.

— Прошлый раз вы дали мне ответ на проблему Клэя и его дочери, которая куда-то уезжала в том месяце, когда он пропадал, правильно?

— Неужели? — Он пожал плечами. — Не помню, Холман. Это было миллион лет назад.

— Оказывается, в это время Клэй Роулинз изменил свое имя на Рэнкин и арендовал дом в Кармеле, — продолжал я. — Изменив имя, он завел себе новую жену под стать новому имени.

— Думаю, изменяя имя, человек намеревается обзавестись новой женой и покончить со своим прошлым? — Он взял свой стакан без всякого энтузиазма и принялся медленно пить из него. — Чего ради вы морочите мне голову подобной ерундой, Холман?

— Клэй не обзавелся новой женой, — раздраженно ответил я. — Он явился туда со старой женой. Я получил подробное описание от женщины, которая сдавала для них дом. По описанию оно полностью соответствует Соне Дрезден.

— Ох, Клэй, — возмущенно покачал головой Снелл. — От него так и жди какого-нибудь сюрприза. Настоящий петух, никак не может угомониться! Никогда не знаешь, в какую сторону он прыгнет.

— Через две недели после их приезда туда к ним понаехала куча гостей, — продолжал я. — Соседи жаловались на ужасный шум и дикие сборища. Дом заполонили какие-то длинноволосые недоросли. Особа, которая сдала им дом, отправилась наводить порядок, но ее до полусмерти испугал один верзила, которого она описала как бандита. Лично я не сомневаюсь, что среди них была и Энджи.

— Вы все же догадались, Холман? Судя по тому, с какой уверенностью вы это рассказываете мне, вы твердо уверены в том, о чем говорите?

— О том, чего я не знал, нетрудно было догадаться, — доверительно пояснил я. — Понятно, что ни Клэю, ни Соне не хотелось, чтобы кто-нибудь узнал про то, что они провели этот месяц вместе. Учитывая, что у Клэя не все ладилось на студии, что его последний фильм оказался неудачным и принес одни убытки, ему необходима была поддержка человека, который бы понимал его состояние. Ну он и сообщил ему, где будет находиться.

— К чему все эти психологические подходы, Холман? Выкладывайте прямо, что у вас на уме!

— Я к этому и веду. Ну кому еще он мог бы доверить такую тайну, как не своему старому испытанному другу и менеджеру? Другу, с которым он делил все свои неудачи и удачи с незабываемых дней вестернов на студии “Стелла”? Я говорю о вас, Макси.

— Да, я знал, где он пропадал этот месяц и с кем, — фыркнул Снелл. — Разве это преступление?

— Не это, — возразил я. — А то, что вы сообщили кому-то еще про этот внеочередной медовый месяц Клэя, и, как я считаю, именно это, в конечном итоге, привело к преступлению. К убийству Энджи! — Перегнувшись через стол, я постучал по первой странице газеты, которую он все еще держал в руке. — К убийству Энджи! Так что вы косвенно являетесь виновником случившегося. Эта банда недорослей отправилась в Кармел не случайно. Они должны были знать адрес Клэя, а получить его они могли только от вас. Убежден, что именно это явилось причиной того, что, вернувшись, Клэй выгнал вас. Так ведь?

Макси схватил бутылку и налил себе полный стакан.

— Да, он выгнал меня из-за этого. — Он закрыл лицо ладонью. — Но, честное слово, Энджи я ничего не говорил про отца. У нее и без того было достаточно неприятностей, я не подлец, чтобы добавлять ей еще новые!

— В таком случае, вы все выложили этому мускулистому Геркулесу — Джо?

— Кому, кому? — Он недоуменно уставился на меня. — Никакого мускулистого Геркулеса я не знаю.

Существовала еще одна версия, и, как только она пришла мне на ум, я понял, что прав, ибо все сразу встало на свои места.

— Бэби! — воскликнул я. — Вы сообщили жене Клэя, где и с кем он находится? Макси заерзал на стуле.

— У меня просто не было выбора! — пробормотал он. — Я хотел оградить Клэя от неприятностей, но эта хитрая девка не пожелала меня выслушать до конца. Я пытался объяснить Клэю, как и почему проговорился.

— Что было дальше?

— Понимаете, Клэй с Соней не впервой удирали вместе в какое-нибудь укромное местечко на несколько недель. Такое случалось примерно каждые два года после их развода. Не спрашивайте у меня объяснений. Но только каждый раз, когда у Клэя были неприятности или он воображал, что ему грозит опасность, он уединялся с Соней. Это шло ему на пользу, она каким-то образом успокаивала его. Но на этот раз у него была новая жена, я его предупреждал, что с Бэби выкидывать подобные фортели опасно. Действительно, через пару дней после его исчезновения Бэби начала мне названивать, допытываясь, куда девался ее муж. Конечно, я сразу заявил, что не имею понятия, что у нее нет причин для беспокойства, такое случалось и прежде, Клэю иногда необходимо побыть какое-то время в полном одиночестве. Но она мне не верила. Доходило до того, что она поджидала меня возле студии, часами просиживала в моем офисе, устраивала истерики. И все в таком духе.

Он снова потянулся к бутылке.

— Эта Бэби истеричка, причем из тех, которые ничего не слушают, сами себя подогревают разными мыслями, так что взрыв неизбежен. — Он беспомощно пожал плечами. — Прошло дней десять, ее суета и настойчивость возрастали. Наконец, она заявила мне, что убеждена, что Клэй мертв: либо убит, либо его похитили. Она идет в полицию, а это означало, что сообщение о Клэе появится в газетах. Не дай Бог, еще объявят розыск по всей стране. А переубедить или остановить ее я уже не мог. Оставалось одно: сказать правду. Так я и поступил. Вы бы видели, как она это восприняла! Я испугался, что у нее случится сердечный приступ, еще чего доброго, из моего офиса она прямиком угодит в морг. Но она справилась с шоком. Женщины вообще выносливы.

— Может быть, она — исключение? — высказал я предположение.

— Что вы имеете в виду?

— Пока не знаю, но кое-какие мысли у меня есть, и я их обязательно проверю.

Глава 9

Из бара я поехал домой. День оказался необычайно длинным и утомительным. В Кармеле я только пил, и теперь мне страшно хотелось есть и принять душ, чтобы потом спокойно обо всем подумать.

Ужасный драндулет, стоявший около моего дома, предупредил меня, что ко мне прибыли гости, точнее сказать, гостья, но если она не умеет готовить, решил я, пусть убирается ко всем чертям.

Когда я вошел в гостиную, грудастая блондинка-галлюцинация лежала, вытянувшись на кушетке, с самым безмятежным видом, как будто это ее дом. На ней была розовая шелковая рубашечка с длинными рукавами, а узкий белый ремешок то ли поддерживал, то ли украшал такие узкие шорты, что я даже задумался, как же ей удалось натянуть их на себя. Волосы на этот раз были идеально расчесаны и уложены — ни одна прядочка не торчала вбок. Короче, она выглядела необычайно элегантной и, как всегда, сексуальной.

Ее зеленоватые глаза внимательно следили за каждым моим шагом, изгиб бровей на этот раз был скорее нерешительным, нежели насмешливым. Затем ее полные губы изогнулись в улыбке.

— Привет, Рик! Утром ты сказал, что я могу возвратиться и побыть здесь парочку дней, если пожелаю. Я правильно тебя поняла?

— Да, — был вынужден согласиться я. — Как ты попала в квартиру? Подобрала ключ или сломала замок?

— Задняя дверь была не заперта. Она приняла обиженный вид.

— Мне и в голову не пришло, что ты будешь недоволен моим приходом.

— Ладно, ладно, — махнул рукой я. — Ты умеешь готовить?

— Что именно?

— Что угодно из того, что удастся разыскать в холодильнике, — ответил я. — Сейчас я усталый и голодный Холман. Так что принимайся за стряпню, пока я приму душ, договорились?

— Хорошо, — кивнула Полли. — Тебе принесли почту, я положила ее на стол.

— Спасибо.

Я проследил за ритмичным покачиванием ее туго обтянутых ягодиц, когда она шла на кухню, и подумал, что и накануне впечатление было, пожалуй, таким же, если быть совершенно бесстрастным.

Затем я распечатал два письма, пришедшие с утренней почтой. Первое было чем-то вроде просьбы о бескорыстной помощи, потому что оно начиналось словами:

"Дорогой друг, нам бы хотелось считать вас другом, потому что...” Дальше я не стал читать и порвал на кусочки, потому что подобных ненужных мне “друзей” у меня было без счета. Во втором конверте находился чек на пять тысяч долларов от Клэя Роулинза. Вот это, на мой взгляд, было подлинным дружеским жестом почтовых работников! Уж коли тебе так необходимо иметь друзей, то посылай для начала деньги, тогда отношение к тебе сразу изменится.

Я долго плескался под горячим душем, наконец оделся, вышел в гостиную и налил себе стаканчик. Из кухни не доносилось никаких звуков, я решил, что Полли относилась к тем неразговорчивым стряпухам, которые священнодействуют у плиты и не любят, чтобы их отвлекали. Часы показывали половину восьмого. Я снял трубку и позвонил Клэю Роулинзу. Ответила ирландская ведьма-экономка. Я назвался лейтенантом Фридом и попросил позвать к телефону мистера Роулинза.

— Лейтенант? — услышал я через несколько секунд голос Клэя.

— Это Рик Холман, Клэй, — торопливо заговорил я, — но я не хочу, чтобы экономка или Бэби узнали, что это я. Ясно?

— Да, я уж догадываюсь, лейтенант, слушаю вас.

— Нам нужно встретиться с вами приблизительно в половине десятого сегодня. Только с вами.

— Полагаю, это возможно, лейтенант. Где? У вас дома?

— Не у меня, Клэй, — произнес я вкрадчивым голосом. — У Сони Дрезден.

— Что?

Он даже замолчал на минуту, чтобы справиться с голосом и придать ему нормальное звучание.

— Не понимаю, лейтенант?

— Вы наняли меня, дабы убедиться, что именно Лумис убил Энджи. Я сильно сомневаюсь, что это сделал Лумис. Чтобы окончательно удостовериться, необходимо, чтобы вы присутствовали на этой встрече.

Прошло не менее пяти секунд, прежде чем он ответил, и в голосе его прозвучало сильное раздражение.

— Ладно, лейтенант, я приеду.

Я положил трубку и прошел в кухню. В ней никого не было, и я подумал, что со стороны кухарки было неслыханной наглостью уйти от меня без предупреждения. В помещении сильно пахло горелым, у меня даже мелькнула мысль о том, что каким-то образом Полли вспыхнула и превратилась в пепел, но тут мой нос привел меня к бачку для отходов. Открыв его, я обнаружил пару фунтов обуглившейся вырезки, причем я даже не сразу догадался, что это за головешки. Ну что ж, теперь понятно поспешное бегство кухарки, не пожелавшей выслушивать мои упреки.

Я возвратился в гостиную, а мой желудок стал бурно протестовать против столь длительной голодовки. Что ж, пришлось принять очередной стаканчик. В моей телефонной книге был специальный телефон, по которому можно было позвонить, если у тебя появилось намерение наложить на себя руки. Они моментально примчались бы и уговорили не делать этого. Я мысленно обдумал форму моего призыва о помощи, дабы прибывшие медики прихватили с собой парочку гамбургеров, когда внезапно в проеме кухонной двери появилась полногрудая блондинка-галлюцинация.

— Ты голоден, Рик? — бодро спросила она.

— Ты хочешь сказать, что отскоблила уголь с этого мяса из бачка для мусора? — спросил я ворчливо.

— Я надеялась, что ты не заметишь, — проворковала она, — но во всяком случае, обед готов.

— Обед готов? — чуть ли не по слогам повторил я.

— Разумеется, ты идешь?

Я поднял левую ногу высоко в воздух, затем опустил ее вниз, имитируя правой рукой взмах кнутом лихого извозчика, левой подхватил воображаемые вожжи, затем весело рассмеялся.

— Ты не возражаешь, если я поеду туда на лошадях? — спросил я весело. — Понимаешь, мои кони — алкоголики, я боюсь оставлять их одних возле бара.

Не дожидаясь ответа, я на бешеном галопе ворвался в кухню и наверняка бы упал с облучка, коли сидел на таковом, от божественного запаха жареной курицы, ударившего мне в нос.

— Я вовсе не волшебница! — через пару минут запротестовала Полли. — Но после того, как я сожгла вырезку, я побежала к машине, домчалась до Вествуд-Виллидж и заскочила в китайский ресторанчик. Там у них большой выбор полуфабрикатов... Объясни мне, пожалуйста, а что это за ерунда в отношении лошадей?

— Мираж от голода, — ответил я тоном многоопытного доктора, — и хватит заниматься светскими беседами, дай-ка мне добавки.

Кофе варить она умела, мы его пили в гостиной. Полли устроилась на кушетке, поджав под себя ноги, вид у нее был домашний и какой-то особенно уютный, как будто в глубине души она любила семейную жизнь. Я не мог оторвать глаз с ритмично поднимающихся и опускающихся двух параллельно расположенных холмов под розовой шелковой тканью блузки, думая о том, какое чудо производит сытная еда с сексуальными потребностями мужчины.

— Что творилось дома, когда ты вернулась? — спросил я.

— Никого не было, но у меня появилось неприятное ощущение, что в скором времени они могут вернуться, и я занервничала.

Она смущенно улыбнулась.

— Ты ведь знаешь, какие чувства одолевают человека в одиночестве?

— Да, какая-то неуверенность...

— Вот именно! — очень серьезно ответила она. Я с минуту смотрел на нее и молчал.

— Ты говоришь серьезно?

— Что ты имеешь в виду? — недоуменно переспросила она.

— Всего двадцать четыре часа назад ты с интересом наблюдала за тем, как добряк Марв был готов разрезать меня на куски кухонным ножом, а когда он устал, мягкосердечная Лайза втыкала в меня нож. А сейчас ты ведешь себя как непорочная стенографистка, которая сидит, скрестив пальцы, надеясь, что в конечном итоге последует формальное предложение и свадьба.

— Так вот всего-то, чего тебе надо? Лечь в постель? — огрызнулась она. — Или будет лучше, если я поколочу тебя по голове ножкой от стула? Никак не можешь избавиться от того идиотского представления обо мне, которое засело в твоей упрямой башке?

— Полли, милочка, — спокойно заговорил я. — Я не против того, что ты натравливаешь на меня других участников банды, но делай иногда это более оригинально. Давай договоримся, ладно? Устроим что-то вроде стриптиза. Каждый раз, когда я сообщаю что-то выясненное мною сегодня, ты расстаешься с одним из предметов своей одежды.

Я плотно зажмурил глаза и громко сосчитал:

— Туфли, рубашка, лифчик, трусики, всего пять, верно? Хорошо, приступаю. Первое: я разговаривал с женой Хлэя сегодня утром. Второе: она сообщила, что он избил ее до полусмерти вчера вечером, но это вранье. Третье: я обыскал его машину и обнаружил квитанцию за аренду дома в Кармеле, выданную на имя Рэнкин. Четвертое: я съездил туда и поговорил с женщиной, которая сдала ему особняк. Пятое: на фамилию Рэнкин отзывался мистер Роулинз, а в качестве миссис Рэнкин фигурировала Соня Дрезден.

Открыв глаза, я взглянул на ее растерянное лицо, затем с упреком покачал головой.

— Дорогая, ты не выполняешь условия! Тебе следует быть уже совершенно нагой.

— Рик, я... — Она медленно облизала пересохшие губы и продолжила:

— ..Я не знаю, о чем ты говоришь. — Глаза ее теперь приняли почти трагическое выражение. — К тому же ты обвиняешь меня в том, что я натравила на тебя какую-то банду. Что за банда?

Мои часы показывали почти девять, пора было идти. Поднявшись, я подмигнул ей.

— Забудь обо всем! Это ровным счетом ничего не значит. Просто во мне начинает проявляться шизофреническое начало. Сейчас я должен уйти. Скажи, ты останешься здесь?

— Не знаю, — ответила она с сомнением, — но если ты этого хочешь, я останусь.

— Хочу, очень хочу, дорогая! — заверил я ее. — Сама подумай, какими одинокими будут мои ночи, если ты не будешь играть со мной в жмурки в кромешной темноте!

Я дошел до дверей, затем оглянулся:

— Я не задержусь дольше, чем это будет необходимо, но это важно. Я договорился о встрече с Клэем Роулинзом в доме Сони Дрезден, потому что считаю, что если мы и дальше будем молчать о кармелском периоде, нам все равно придется его вспомнить в связи с убийством Энджи.

Потом я помахал ей рукой.

— Как ты воспримешь известие, что Харольд Лумис не имеет к нему никакого отношения? Она вздохнула:

— А это так?

У меня ушло совсем мало времени на то, чтобы добраться до дома в Палисаде. Вечер соответствовал калифорнийским стандартам: усеянный яркими звездами небесный купол над головой, прохладный ласковый бриз, обдувающий лицо, иногда откуда-то из радиоприемника доносились звуки музыки, прорывающиеся сквозь бесконечную коммерческую рекламу.

В доме почти всюду был зажжен свет. Снизу долетал шум прибоя, и мне пришлось долго звонить в дверной звонок.

Парадная дверь отворилась, в проеме стояла совершенно потрясающе одетая Соня. Она была облачена в белое вечернее платье из какой-то необычайной материи, привлекающее своей простотой и выглядевшее особенно эффектно в сочетании с коротко подстриженными черными кудрями и оливковым цветом лица. Почти от самой талии с одной стороны юбки имелся разрез, так что когда она шла, ее стройная нога на какое-то мгновение появлялась для всеобщего обозрения.

— Ну? — Ее полные губы изогнулись в насмешливой улыбке. — Разве это не наш бесстрашный Холман собственной персоной? Полагаю, на этот раз вы опять явились сюда ради интеллектуальной беседы? Но я в неподходящем туалете для веселья!

— По-моему, интеллектуальная беседа будет в самый раз, миссис Рэнкин.

Ее лицо тут же превратилось в застывшую маску, одни глаза оставались живыми. Они буквально впились в меня.

— Миссис Рэнкин? — Длинные ресницы медленно опустились, но тут же лицо приобрело обычное выражение. — Вы сошли с ума, Холман! Моя фамилия Дрезден.

— Правильно, — согласился я, — но только не в Кармеле, Соня. Если вы желаете об этом поговорить, у нас не слишком много времени. Клэй приедет в половине десятого.

— Клэй приедет сюда? — произнесла она тусклым голосом. — Ладно, Холман, полагаю вам лучше войти.

Я прошел следом за ней в гостиную, она сразу же направилась к бару.

— Говорите, я только чего-нибудь налью! — крикнула она. — Мне нужно выпить, как... Ну да это не имеет значения!

Я рассказал ей о квитанции, которую обнаружил в машине Клэя, о своем визите к миссис Буш в Кармел. На" это ушло много времени, я успел закончить рассказ, когда она приготовила напитки и принесла их к кушетке, на которой я сидел.

— Когда мы поженились, для нас обоих это был первый брак, и из него ничего не получилось, — заговорила она негромко. — Поэтому мы разошлись, ну и вроде бы все было просто замечательно. Клэя тянуло к молоденьким девушкам, меня — к мускулистым парням вроде Джо.

Она прислушалась к глухим ритмическим ударам, доносившимся до нас откуда-то из дома, и довольно брезгливо сморщила нос.

— Иной раз мне приходит в голову, что следовало бы одуматься, но... — Она повела плечами. — После развода мы получили возможность жить в свое удовольствие. Клэй несколько раз женился, меняя любовниц и жен, как перчатки, у меня была вереница полупостоянных мускулистых “друзей дома”. Но потом случилось нечто забавное. Оказалось, что мы нужны друг другу.

Она слегка растерянно засмеялась.

— Нет, не брак, ведь это мы уже испробовали и отвергли, а кое-что, так сказать, на основе “то тут, то там”... На протяжении многих лет эти встречи являлись нашей тайной.

Раздался дверной звонок. Соня вздрогнула.

— Должно быть, это Клэй, — сказал я, — пойду открою, а вы тем временем вызовите его жену.

— Что? — Она вытаращила глаза. — Вы с ума сошли?

— Надеюсь, что нет, — махнул я рукой. — Скажите ей, что Клэй у вас и вы уверены, что он к ней больше не вернется.

— Но я не могу...

— Еще как сможете! Это важно.

Она на мгновение прикусила нижнюю губу.

— Ладно, — пробормотала она наконец, — но если Клэй...

— Я задержу его в холле, чтобы вы успели поговорить, — пообещал я. — Но звоните сейчас же.

Она послушно сняла трубку, а я вышел из комнаты, прошел через холл и открыл дверь. На крыльце стоял Клэй Роулинз, глубоко засунув руки в карманы брюк, плечи у него поникли. На лоб нависала большая прядь темных с проседью волос, в углу рта торчала сигарета. Типичная поза из одного, а возможно, из нескольких его фильмов. Так сказать, “предваряющая стойка”, настораживающая застывшую в ожидании аудиторию: “Я добродушный, покладистый малый, но бывают моменты, когда я выхожу из себя, и тогда со мной чертовски трудно совладать!” Но один существенный штрих отсутствовал, я это отметил сразу же, как только разглядел мрачную опустошенность на его лице. Отсутствовала бравада. Возможно, она исчезла навсегда. Клэй Роулинз выглядел усталым, поникшим немолодым человеком, которому очень хотелось бы забиться в какой-нибудь укромный уголок и заснуть.

Он сильно затянулся сигаретой, затем далеко отшвырнул ее. Огонек мелькнул и описал в воздухе длинную дугу.

— Ну вот я и здесь, — с трудом выговорил он каким-то отсутствующим голосом. — Это ваша идея, Рик? Не знаю, что вы там задумали?

— Мне известно про вас и Соню, — заговорил я. — Знаю про Кармел и про причину увольнения Макси Снелла: он испугался скандала, который грозилась поднять Бэби, и сообщил ей, где вы находитесь.

— Ну и ублюдок же вы, Рик! — ругнулся Клэй.

— Разве не для этого вы наняли меня? Выяснить про вас и Соню? — спросил я его.

— Я нанял вас, чтобы быть уверенным, что Лумис убил Энджи, — холодно отчеканил он, — и вам это прекрасно известно.

— Вы трусливый лжец, Клэй! — совершенно искренне заявил я. — Вы наняли меня именно ради того, чтобы я узнал то, что мне удалось узнать, потому что бремя вины, которое вы несете в связи с гибелью Энджи, вам не по силам. Если бы вы сообщили об этом полиции, выплыла бы на свет правда, а это навсегда погубило бы вашу карьеру. Вот вы и решили нанять меня, чтобы я во всем разобрался, а потом, действуя как судья, сказал бы вам, какова доля вашей личной вины и можно ли вас оправдать.

— Мне бы следовало дать вам в морду, — зло прошипел Клэй.

— Этого вы не можете себе позволить! — сказал я. Он раздраженно пожал плечами.

— Знает ли Соня, что вам все известно?

— Конечно. Она ждет вас.

Я отступил в сторону, пропуская его в холл, затем первым прошел в гостиную. Соня сидела на кушетке, осторожно держа свой бокал в ладонях.

— Хэлло, дорогой друг!

Она попыталась улыбнуться Клэю.

— Получилось так, что я полностью позабыла о своих обязанностях гостеприимной хозяйки, так что сами обслуживайте себя.

— Прекрасно! — заявил Клэй и прошел к бару. Соня заговорщически подмигнула мне.

— Пустой номер! — шепнула она.

— Ее не оказалось дома?

— Куда-то уехала пару минут назад.

Я повысил голос:

— Эй, Клэй, не перепутайте, там стоит мой бокал!

— Откуда, черт возьми, мне знать? — зло бросил он. — Почему бы вам не подойти сюда и не внести ясность?

Я подошел к бару и взял свой бокал. Он приготовил себе огромный бокал скотча с кубиками льда. Осушив его, он с минуту постоял, наклонив голову, прислушиваясь к глухим ударам, доносившимся откуда-то из глубины дома.

— Что это, черт побери?

— Неужели не догадываешься? — чуть насмешливо спросила Соня. — Этот накачанный дебил значит для меня то же, что для тебя твоя тощая сучка!

— Да? — Наполнив вторично бокал, Клэй сделал из него глоток и поставил на бар. — Ну и как зовется этот набор мускулов?

— Джо, — ответила она. — Имя не имеет никакого значения. Важно, как он тренируется и каких результатов в итоге достигает.

— Полагаю, нам пора приступить к делу, — обратился я к Соне. — Позовите сюда Джо.

— Для чего? — спросил Клэй.

— Потому что сегодня мой вечер, и я могу пригласить на него любого человека! — сказал я. — Соня, позовите его.

Через пару минут они пришли. Джо послушно трусил за ней, как будто она вела его на невидимом поводке. Впрочем, поводок у нее на самом деле имелся, в этом я не сомневался. На Джо были васильковые брюки и белый свитер, возможно для того, чтобы он, упаси Бог, не простудился после усиленной тренировки. Джо посмотрел на Клэя, потом на меня, и его две вертикальные линии между бровями моментально углубились.

— Привет, мистер Холман!

Ой неуклюже обтер руки о свитер.

— Привет, Джо! — ответил я. — Вы знакомы с мистером Роулинзом?

— Ух, нет! Полагаю, я не имел — ух — удовольствия...

На лбу у него выступили капельки пота, когда он посмотрел на Клэя.

— Хэлло, мистер Роулинз.

Клэй с минуту глядел на него, потом, подняв свой бокал, выпил, обтер губы тыльной стороной ладони и взглянул на Соню.

— Он умеет делать всякие трюки? — спросил он презрительно. — “Служит”, подает лапу, когда ты щелкнешь пальцами? Падает на спину и притворяется мертвым по команде? Обычные собачьи номера?

Чувственные губы Сони на мгновение скривились в болезненной гримасе, затем она похлопала по кушетке рядом с собой:

— Садись, Джо. Мистер Холман хочет поговорить с тобой.

Он сел, затем вопросительно посмотрел на меня. Его слегка вытаращенные глаза снова ничего не выражали. Он сейчас выглядел глуповатым Аполлоном.

— Не так давно Соня уезжала на месяц, помните? — спросил я.

— Помню, конечно!

Он радостно улыбнулся, довольный тем, что первый вопрос оказался таким простым.

— Вы остались в доме одни с Энджи?

— Совершенно верно, мистер Холман.

— Только вы двое на протяжении целого месяца?

— Точно...

В его глазах появилось тревожное выражение.

— Но не подумайте, что я позволил себе что-нибудь лишнее! Я хочу сказать, Энджи действительно симпатичная девушка и все такое, но она же была дочерью Сони. Я бы скорее отрезал себе правую руку, чем...

— Нет, Джо. — Я подумал, что он уже повисел на этом крючке достаточно долго, чтобы хорошенько поволноваться, а я именно этого и добивался, поэтому добавил:

— Я не это имел в виду.

Он облегченно вздохнул.

— Очень рад.

— Понимаю, сидеть безвылазно в доме было тоскливо. Не сомневаюсь, что вы изредка брали ее с собой куда-нибудь развлечься? На Пляж культуристов, например? Именно там она познакомилась с вашим приятелем Марвином?

— Верно, мистер Холман.

— Марвин жил с девицей по имени Лайза. Полагаю, потом вы оба с ней еще неоднократно встречались?

— Старина Марв пригласил нас как-то вечером в субботу на вечеринку, — бодрым голосом начал рассказывать Джо. — Энджи обрадовалась — она раньше никогда на них не бывала.

— Кто еще был на этой вечеринке? Он долго не решался ответить.

— Господи, ну откуда мне было знать, что Энджи втюрится в этого парня, мистер Холман? — Он искоса взглянул на печальное лицо Клэя, потом снова перевел глаза на меня. — Я хочу сказать, я не виноват, что они пригласили также Лумиса, верно?

— Итак, Лумис там был, — уточнил я. — А девушка по имени Полли Бухонен?

Его вертикальные линии на лбу сильно углубились, когда он напряг память.

— Полли Бу... Да, вроде бы припоминаю теперь, светловолосая куколка с большой... — Он порозовел, как закатное небо. — Да, ее я тоже припоминаю.

— Что случилось с Энджи после этой субботней вечеринки? Она продолжала встречаться с Лумисом?

— Да-а, — протянул он, кивая. — Все время.

— И вскоре переехала к нему совсем?

— Точно.

— Сразу же после того телефонного звонка?

— Ну да, как только она... Что? — Он поперхнулся, вид у него был ошеломленный. — Откуда вы знаете про телефонный звонок?

Я взглянул на Клэя.

— Звонила Бэби. Она умеет ненавидеть, верно? Как только она узнала от Макси Снелла, что вы с Соней находитесь в Кармеле, она позвонила Энджи и все ей выложила.

Долго он молча смотрел на меня в упор, затем схватил стакан и швырнул его через всю комнату. Стакан разлетелся со звоном на мелкие кусочки, ударившись о стену, а наступившая после этого тишина, казалось звучала громче, чем звон разбитого бокала.

— Значит через Бэби, — произнес он едва слышно, — а Макси все же не хватило духу сознаться, что он ей все выложил.

Сони зашевелилась.

— Джо?

Это было сказано вкрадчиво опасным голосом.

— Ты мне не соизволил признаться, что это твоими стараниями Энджи познакомилась с Лумисом?

— Ну, Соня, дорогая... — Он смотрел на нее с воистину собачьей преданностью. — Я посчитал, что ты обозлишься на меня. А ведь я был совершенно не виноват, ты и сама в этом убедилась, верно? Я хочу сказать, откуда мне было знать, что они...

— Тебе следовало меня предупредить, — повторила она, — тогда все получилось бы по-другому.

— Моя куколка! — Он не скрывал своей тревоги и отчаяния:

— Ты прекрасно знаешь, что я никогда бы не сделал ничего такого...

Закончить фразу он не смог, потому что она изо всех сил наотмашь ударила его несколько раз по губам. Он сидел, тупо уставившись на нее, а тоненькая струйка крови из разбитой губы текла, по его подбородку.

— Вы хотите задать ему еще какие-нибудь вопросы, Рик? — вежливо осведомилась Соня. ; — Нет, у меня все.

— В таком случае и у меня все. Джо, можешь уложить в чемодан свои мускулы и уходить. Немедленно.

— Соня, крошка! — истерично взмолился Джо. — Ведь ты шутишь, не так ли? Просто ты расстроилась, а я не виноват, что она познакомилась с этим подонком Лумисом. Ты же это прекрасно понимаешь, да?

— Пожалуйста, — брезгливо поморщилась она, — не устраивай дешевых сцен. Убирайся отсюда, Джо. В противном случае мне придется попросить Клэя и Рика вышвырнуть тебя из дому.

Наконец до него дошло, что она не шутит.

— Но что мне делать? — заныл он. — Куда я пойду?

— Почему бы тебе не вернуться туда, где я тебя подобрала? На Пляж культуристов! Начнешь заново играть своими мускулами! — фыркнула она. — Если тебя не устраивает подобная перспектива, спрыгни вниз с ближайшего утеса. Один находится буквально в нескольких шагах от парадной двери. Тебе даже не потребуется денег, чтобы платить за такси.

Он медленно поднялся с кушетки и постоял несколько минут, глядя на нее, затем не спеша обтер кровь с разбитой губы и, подойдя к ней, вытер руку о ее белоснежное платье.

— Получай! — произнес он с нескрываемым злорадством. — Мне бы не хотелось расставаться с такой милой немолодой леди, как ты, не оставив ей ничего на память о себе!

Расправив плечи, он медленно пошел через комнату, в его походке чувствовалась звериная настороженность.

Когда он поравнялся с баром, я резко крикнул:

— Клэй, нет!

Роулинз неохотно опустил бутылку, которую держал зажатой в руке.

За Джо захлопнулась дверь. Соня попыталась улыбнуться.

— Думаю, мне нужно еще выпить для поднятия духа. Раздался дверной звонок. Она вздрогнула от неожиданности.

— Кто бы это мог быть?

— Пойду узнаю, — ответил я.

Глава 10

Она была одета все в те же черный свитер и обтягивающие брючки. Ее длинные рыжие волосы были стянуты на затылке черной лентой. Под яркой лампой на крыльце ее лицо без всякого макияжа казалось почти восковым.

— Не тратьте время на то, чтобы пытаться не впустить меня в дом, Холман! — заявила она ясным детским голоском. — Я знаю, что Клэй здесь.

— Они с Соней в гостиной, Бэби. Так что проходите прямо туда.

Я шел следом, стараясь быть поближе к ней, особенно когда она остановилась перед мужем. Судя по выражению его лица, я понял, что существует реальная опасность, что та самая бутылка сейчас обрушится на рыжую голову последней миссис Роулинз, а у нас неприятностей и без этого выше головы.

— Итак, — презрительно заговорила Бэби, — ты просто не мог дождаться, когда тебе удастся помчаться назад к маме, не так ли?

— Зачем ты сюда пришла? — глухо спросил Клэй.

— Это не имеет значения! То, что интересует меня...

— Заткнись! — произнес он едва слышно. — Скажи-ка мне вот что, Бэби. Когда ты позвонила Энджи и сообщила ей, что я нахожусь с Соней в Кармеле, это ты посоветовала ей отправиться туда с компанией своих новых приятелей?

— Я...

Она с минуту бессмысленно смотрела на него, затем сунула в рот палец по своей идиотской привычке и принялась его громко обсасывать.

Клэй тусклым монотонным голосом обзывал Бэби всеми известными ему бранными словами, среди которых были и совершенно непечатные.

— Прекрати, Клэй! — резко оборвала его Соня. — Это тебе ничего не даст.

Он с такой силой вцепился в стойку бара обеими руками, что на пальцах побелели косточки, и посмотрел на нее.

— Ты помнишь, как все это было в Кармеле? Помнишь выражение лица Энджи, когда она впервые увидела нас вместе? Это было для нее своего рода предательством с нашей стороны. Всю жизнь она ненавидела нас: меня за то, что я расторг наш брак и бросил ее, а тебя за то, что ты не смогла меня удержать. И вдруг она застукала нас вместе, мы встречаемся тайно от нее, от нашего ребенка. Мы как бы отказались от нее, она оказалась посторонним человеком. А сообщила Энджи о наших встречах вот эта тощая сука!

— Я еще и виновата! — пронзительно завопила Бэби. — У тебя хватает наглости обвинять во всем меня, Клэй Роулинз? Мы ведь были женаты уже полгода, когда ты удрал от меня, устроил себе медовый отпуск вместе с этой... — Она с ненавистью посмотрела на Соню. — Что я должна была делать? Сидеть тихонько в гостиной и вязать тебе свитер, пока ты не наспишься с этой растолстевшей задницей?

Я видел выражение лица Сони и понял, что если не предприму каких-то контрмер, эта троица примется наводить свои порядки и дело тут не обойдется одними оскорблениями.

— Оставьте обмен любезностями на потом! — твердо заявил я. — В данный момент необходимо выяснить, Лумис ли убил Энджи. Вы забыли, для чего мы собрались?

— Да! — тяжело вздохнул Клэй. — Вы правы!

— Что же произошло в Кармеле после приезда Энджи?

Клэй приготовил себе очередной бокал, руки у него действовали автоматически, в лице не было ни кровинки.

— Приехала Энджи и две другие девицы, Лумис и еще один тип, — рассказывал, он. — Они вели себя так, как будто были хозяевами этого дома. Мы с Соней растерялись и не знали, как себя вести. Ситуация была странная, Рик!

— Сколько дней они там пробыли?

— Три или четыре дня. Все дни они были пьяны, били посуду, ломали мебель, дрались, занимались в открытую любовью, как подзаборные кошки. А мы с Соней были посторонними наблюдателями. Энджи, должен сказать, вела себя хуже всех. Мне показалось, что она из кожи вон лезла, чтобы продемонстрировать нам, как низко она пала. Но контроля за происходящим не теряла и все время наблюдала за тем, какое впечатление на нас производит ее поведение. Ей даже не нужно было ничего говорить. Очевидно, она сгорала от нетерпения наказать нас за то зло, которое мы ей причинили. Вот почему она выкидывала самые сумасбродные штучки, лишь бы причинить нам боль.

— Вскоре все перебесились и устали, — более спокойно продолжала Соня. — В Кармеле отчаянная скучища, заявили они и решили возвращаться в Лос-Анджелес... Энджи сказала “прощайте”...

— Между прочим, она сообщила, что живет с этим подонком Лумисом, — придушенным голосом продолжил Клэй, — и у нее большие расходы. Она предложила мне выбор: либо я оплачиваю эти расходы, либо она расскажет газетчикам, как Клэй Роулинз тайно сожительствует со своей первой женой, хотя совсем недавно женился в пятый раз.

— Как велики были ее расходы? — поинтересовался я.

— Она пожелала получить десять тысяч долларов наличными, сразу же, — сказал он, — и добавила, что позвонит, когда ей потребуются деньги.

— Записка, упомянутая Бэби, в которой говорилось о том, что в скором времени что-то стрясется с Энджи, а потом нечто еще более страшное с вами, действительно существует?

— Конечно, — ответил он. — Именно поэтому я поручил вам попытаться уговорить Энджи бросить Лумиса и возвратиться домой. Я беспокоился, что с ней может произойти все, что угодно, пока она живет у этих ненормальных психов.

— А сегодня вы получили вторую записку?

— Да. — Было видно, что вопрос страшно удивил его. — Каким образом, черт возьми, вы об этом узнали? Ведь я сжег ее, когда прочитал.

— Мне сообщила об этом Бэби. Палец Бэби снова вернулся к ней в рот, и она принялась его громко обсасывать.

— Невозможно! — запротестовал Клэй. — Она же ее не видела.

— Вы забываете, что помимо вас записку видел еще один человек, ее автор, — напомнил я.

Он схватил Бэби за руку и вытащил ее палец изо рта.

— Так это ты послала записку? Она с вызовом посмотрела на него, ее тонкие губы растянулись, обнажив зубы в злобной ухмылке.

— Да, я! Мне хотелось, чтобы ты заплатил за то зло, которое причинил мне, Клэй Роулинз! Именно я сказала Энджи, где ты развлекаешься со своей первой женой. Это было всего лишь начало. Я хотела, чтобы и у тебя сердце так же обливалось кровью, как и у меня!

— А первую записку, Бэби? — спросил я. — Ее тоже вы послали?

— Нет, но она подала мне мысль отправить другую. Я знала, что вторая записка, да еще после смерти Энджи, напугает Клэя до потери сознания.

Она злобно хохотнула:

— Внешне он бесстрашный киногерой, но в действительности — трусливый цыпленок. Раздался звонок у входной двери.

— Ох, нет! — истерично воскликнула Соня. — Что же это такое? Меня не предупредили, что сегодня — День открытых дверей.

— Скорее “ура-ура, вся банда тут с утра”, — мрачно пошутил я. — Впускать их, Соня?

— Ладно...

Она поднялась с кушетки, при каждом шаге ее стройная бронзовая нога соблазнительно высовывалась из разреза платья. Задержавшись на мгновение в дверях, она оглянулась.

— Если я не ошибаюсь в отношении этих незваных гостей, — пробормотала, она, — надеюсь, вы отвечаете за свои поступки,. Рик?

— Видимо, наши предположения совпадают, — ответил я.

После ее ухода в гостиной воцарилась тишина. Бэби отошла от бара и буквально свалилась в кресло. Палец снова был у нее во рту, она не спускала глаз с Клэя. Тот не обращал на нее никакого внимания, допивал неизвестно который по счету бокал, мрачно думая о чем-то своем. Я закурил сигарету и прошел к окну. Снаружи все еще колдовская калифорнийская ночь очаровывала звездным небом, а свежий бриз из открытого окна веял прохладой.

Но тут появилась группа последних посетителей.

Первой вошла Лайза, ее влажные карие глаза смотрели настороженно на присутствующих, губы кривились в недоброй улыбке, и я снова подумал, что она мне напоминает сатира. На ней были те же шорты канареечного цвета и какая-то белая кофточка, едва прикрывающая грудь. Ее черные зачесанные назад волосы спадали на плечи эффектными волнами, а с мочек ушей свисали длинные серебряные серьги, которые позвякивали при каждом ее шаге.

Потом появилась Полли в розовой блузке и ярко-синих шортах. Она заинтересованно осматривалась, но избегала смотреть в мою сторону.

После нее в дверях возникла долговязая фигура деревенского парня в обычной униформе: грязный свитер и замусоленные брюки. Его уродливое, однако добродушное веснушчатое лицо выглядело несколько растерянно, и даже полоска пластыря на переносице не изменяла общего впечатления “придурковатого растяпы”.

Последней шла Соня. Остановившись в дверях, она беспомощно пожала плечами, очевидно не представляя, что делать дальше.

— Эй! — заговорила Лайза характерным для нее голоском маленькой девочки, который, однако, совершенно не походил на капризный дискант Бэби. — А у вас тут прехорошенькое местечко, мисс Дрезден! Белые ковры и остальное! — Она противно захихикала. — Представляю, как здорово вы развлекаетесь со стариной Джо, катаясь по ним, верно?

Она мельком взглянула на меня, потом обратилась к Клэю:

— Привет, мистер Роулинз! За последнее время вы состряпали какой-нибудь хороший фильм?

— Послушай, — вмешался Марвин, по привычке чуть растягивая слова. — Лайза, ты же прекрасно знаешь, что хорошие картины, которые он когда-то делал, теперь демонстрируют только в кинотеатрах повторного фильма... Лично я считаю, — он язвительно хихикнул, — за последние двадцать лет он не создал ни одной удачной ленты. Ведь я прав, мистер Роулинз?

Клэй никак не реагировал на его слова, было похоже, что он все еще был в собственном мире, стоя неподвижно возле бара и лишь изредка поднося к губам полупустой бокал.

Марвин переключился на Бэби:

— Ага, тут я вижу нечто действительно интересное. Постойте, это что, один из киногомиков, переодетый девчонкой, или же настоящая особа женского пола, начисто лишенная всех тех существенных особенностей, которые отличают женщин? Что ты на это скажешь, Полли?

— Откуда мне знать? — весело ответила она. — Ты уверен, что она живая?

Бэби издала сердитый гортанный звук и попыталась подняться с кресла. Полли толкнула ее назад и неприятно усмехнулась:

— Не советую тебе рыпаться, детка. У тебя на это маловато силенок.

— Эй, мисс Дрезден, кто она такая? — пронзительно завопила Лайза. — Кто эта замухрышка?

— Это миссис Роулинз, — дрожащим голосом ответила Соня. — Рик, вы не можете их как-то угомонить?

— Он-то? — Марвин расхохотался. — Он ничего не может сделать, поверьте мне. Он превращается в настоящего тигра со стулом в руках, когда противник отвернется. Вот тогда он герой! — Он потрогал пластырь у себя на переносице, многозначительно посмотрел на меня, и я увидел, как задергался у него правый глаз. — Видите ли, мисс Дрезден, я задолжал кое-что этому парню, но сегодня намерен с ним рассчитаться.

— И я тоже! — захихикала Лайза. — Я разрезала тогда веревки только потому, что надеялась развлечься хорошей дракой, а вместо этого, красавчик, ты схватил стул и бросился на меня. — Она снова захихикала. — Старина Марв пришел в ярость, когда очухался и увидел, что ты расквасил ему нос. И конечно, он в обиде на меня. Так что теперь я намерена порезать тебя кое-где, красавчик, когда старина Марв поквитается с тобой.

Она залезла себе за пазуху и извлекла оттуда складной нож. Щелкнула кнопка, и выскользнуло пятидюймовое лезвие.

— Вот, пожалуйста! — Она застенчиво улыбнулась. — Я намереваюсь хорошенько вас порезать.

Полли уперлась руками в бока, выпятила нижнюю губу и посмотрела на “деревенщину”.

— Если это действительно вечеринка, как ты говорил, Марв, почему нам до сих пор не предложили выпить?

— Будь я проклят, но ты права, Полли-детка, — протянул он. — Полагаю, мы сами можем себя обслужить.

Он прошел к бару, оттолкнув Клэя, и открыл новую бутылку скотча.

— Кто и что будет пить? — спросил он.

— А бренди найдется, Марв? — спросила Лайза. — Только хороший, с французской наклейкой?

— Дай-ка мне взглянуть...

Он достал из бара закрытую бутылку джина и посмотрел на нее.

— Тут написано “Джин”, это тебе не годится? Неожиданно он швырнул бутылку через всю комнату, и она разлетелась на мелкие кусочки, ударившись о стену.

Соня пронзительно вскрикнула, но тут же зажала себе рот ладонью.

— Рик! — в отчаянии взмолилась она. — Остановите их!

— Он ничего не сможет сделать, мисс Дрезден, — нагло заявил Марвин. — Я вас об этом предупреждал. Давайте-ка посмотрим дальше.

Он взглянул еще на одну бутылку, покачал головой и швырнул ее следом за первой, но эта почему-то осталась цела.

— Опять не то...

В конце концов он отыскал бренди, налил немного в бокал и протянул Лайзе. После этого смешал два бокала скотча со льдом, один подал Полли, второй взял себе.

— За что же, друзья, мы выпьем? — спросил он благодушно.

— Почему бы не за простофилю номер один Харольда Лумиса? — посоветовал я. — Бедный старина Харольд! Марвин медленно покачал головой:

— Эти вонючие копы поверили, что он пришил несчастную Энджи. А он любил ее, как ненормальный. Верно, Лайза?

— Конечно! — Она захихикала в экстазе. — Бедняжка, недоумок Харольд! Любовник-неудачник!

Она попыталась сделать пируэт, держа в одной руке бокал, в другой нож, затем остановилась перед Соней.

— Эй, смотрите-ка сюда! — Она ткнула кончиком ножа на кровавое пятно на платье. — Кто-то уже порезал ее!

— Это получилось случайно, — дрожащим голосом пояснила Соня.

— Какая жалость, — замурлыкала Лайза. — Так испачкать красивое дорогое платье! Вам надо переодеться, мисс Дрезден.

— Нет, нет, все в порядке. — Соня заставила себя улыбнуться. — Но все равно я вам очень благодарна!

— Позвольте вам помочь! — кривлялась от смеха Лайза. — Могу поспорить, вы удивитесь, как вам будет легко сбросить с себя это старое испачканное платье. Вот посмотрите-ка на этот эротический разрез на юбке! — лепетала она, дотрагиваясь кончиком ножа до крутого бедра Сони. — Стоит только...

Быстрым движением она провела ножом вверх. Соня испуганно вскрикнула и замерла, боясь пошевелиться. Нож разрезал материал до плеча.

— Пожалуйста!

Лайза отступила назад с приступом идиотского смеха.

— Видите?

Разорванное платье скользнуло к ногам, Соня осталась в одном бикини. Она стояла, зажимая руками рот, ее трясло от нервного напряжения.

— Какая у вас красивая фигура, мисс Дрезден! — восхищенно заявила Лайза. — Старина Джо, наверное, частенько заваливал вас на ковер и давал вам жизни...

— Пожалуйста! — почти жалобно застонала Соня. — Прошу вас, ради Бога, оставьте меня в покое.

— Послушайте, — резко заговорил Марвин, — разве можно хозяйке быть такой негостеприимной и так разговаривать с нами? Мы обязательно оставим вас в покое. И очень скоро! Но сначала нам надо с вами по-дружески поболтать, и когда вопросы будут улажены, то что же... — Он нагло улыбнулся ей в лицо. — Мы намерены уехать и не беспокоить вас больше никогда. Вы такие симпатичные люди. Правда, Лайза?

— Точно, — закивала та. — Мы ведь заехали по дороге пропустить по паре стаканчиков, поговорить по-хорошему, ну и немного пошутить с верзилой. Ведь так, Полли?

Полли выглядела страшно напряженной, она поочередно смотрела то на него, то на нее. Было видно, что она пытается улыбнуться Лайзе, но у нее ничего не получается.

— Вы не считаете, что шутка зашла уже слишком далеко? — спросила она растерянно. — Я имею в виду, мы ведь отправились сюда, чтобы окончательно выяснить, действительно ли Холман убил Энджи, а Клэй Роулинз поручил ему это сделать за деньги. Я уверена, что вы уже достаточно напугали их, чтобы услышать правдивый ответ.

— Эй, Марв? — В глазах Лайзы появился дикий огонек. — Разве ты не видишь? Малютка Полли снова празднует труса!

— Черт побери! — нахмурился Марв. — Вот уж не думал, что она такая слабонервная. Впрочем, тут мне пришла в голову одна мысль. Нам совершенно ни к чему вот эта тощая мразь!

Он ткнул пальцем в Бэби, которая сжалась в кресле и круглыми от ужаса глазами следила за происходящим.

— Пусть Полли увозит ее отсюда, а мы перейдем к делу.

— Замечательно! — воскликнула Лайза. — Что скажешь, Полли?

Блондинка немного поколебалась, затем кивнула:

— Договорились.

— Живо поднимайся. — Кончик ножа легонько дотронулся до шеи Бэби. — И советую хорошенько запомнить следующее: наша Полли излишне мягкосердечная особа, но, если ты доставишь ей хотя бы малейшие неприятности, ты будешь иметь дело со мной и очень пожалеешь о своем легкомысленном поведении.

Для наглядности она легонько ткнула ее ножом, но тут же отдернула его, стерла с кончика капельку крови. Бэби поднялась с кресла, лицо ее было бледным и искаженным от страха, ноги едва ступали. Схватив ее за локоть, Полли вывела Бэби из комнаты.

— Прекрасно. Теперь мы можем поговорить о деле без посторонних, — с ленивой усмешкой произнес Марв. — Так, кажется, принято у порядочных людей?

— Здорово сказано! — захлопала в ладоши Лайза. — Но я должна тебе кое-что сказать, Марв. — Она ткнула пальцем в Клэя, который стоял с отсутствующим видом возле бара. — Герой старых кинофильмов тебя не слушает.

— А ведь ты права!

Марв выплеснул остатки содержимого своего бокала в лицо Клэя.

— Ты меня слушаешь, старик? — вкрадчиво спросил он. — Я не намерен повторяться.

Клэй достал из кармана носовой платок и медленно обтер лицо.

— Вонючий ублюдок! — ровным голосом заявил он. — Убирайся отсюда, пока ты еще в состоянии ходить!

— Я не хочу причинять тебе зла, старина, и это чистейшая правда. Но во мне порой просыпается что-то неуправляемое, и, если такое случится, я могу тебя изувечить, не отдавая отчета в том, что делаю. Так что не выводи меня из себя и слушай внимательно.

— Делайте то, что он говорит, Клэй, — вмешался я. — Сейчас уже поздно что-либо изменить. Это стало поздно с того дня, когда Энджи узнала, что вы с Соней находитесь в Кармеле.

Марв довольно долго всматривался в меня, затем насмешливо подмигнул:

— Ну не удивительно ли? Когда верзила нервничает, он умнеет.

— Он понимает, что сегодня я не упущу возможности хорошенько разукрасить его физиономию! — радостным голосом подхватила Лайза. — Уверена, что из-за этого он и разнервничался.

— Полагаю, мы должны все это обставить должным образом, — заметил Марв. — Пусть любящая пара сядет рядом на кушетке, а потом уж мы потолкуем.

Кулаки Клэя на мгновение сжались, затем он пожал плечами и подошел к кушетке. Лайза повернулась к Соне, блестящий нож описал какую-то замысловатую траекторию в воздухе. Соня почти что бегом бросилась к кушетке и села рядом с Клэем.

Марвин налил себе новый бокал, затем прошел к креслу, в котором до этого сидела Бэби, и пристроился на подлокотнике.

— Должен заметить, что в душе я добряк и деревенский парень, поэтому мне не нравится издеваться над такими симпатичными людьми, как вы. Я должен действовать честно и справедливо, иначе позднее меня замучает совесть.

— Разболится сердце! — прыснула Лайза.

— Вот именно. Сядь-ка рядышком со мной, сладенькая, и не размахивай все время этим ножом.

Она послушно уселась на стул. Он обвил ее огромной ручищей за плечи и зажал ладонью одну грудь. Очевидно, ей было больно, потому что лицо Лайзы побледнело, она закусила нижнюю губу, но даже не пошевелилась. Через несколько секунд он убрал руку.

— Следи за своими манерами, сладенькая! — насмешливо посоветовал он. — Нехорошо смеяться над чувствами простого деревенского парня.

— Я-я... — Она перевела дыхание. — Извини, Марв!

— Итак, я уже говорил, — продолжил он тем же нагловатым тоном, — мы, деревенские парни, всегда считаем, что честность и откровенность — наилучшая политика, и мне бы хотелось, чтобы вы поняли, как мы относимся к происходящему. Понимаете, после убийства бедняжки Энджи полиция заподозрила старину Харольда. Мы все были потрясены. Я имею в виду, что они были нашими добрыми друзьями, и пережить такое было нелегко. Мы были потрясены. Мы просто не находили себе места. Хотели что-то предпринять, а Полли, так она сразу решила, что старина Харольд не мог убить Энджи, потому что безумно любил ее. И она поняла, что это сделал ее отец, но не сам, разумеется, а нанял вот этого верзилу осуществить грязную работу.

Он подмигнул Клэю.

— Ну, чтобы быть откровенным до конца, мы не стали спорить с Полли, но, честно говоря, в душе не были с ней согласны. Верно, Лайза?

— Полли была нашей приятельницей! — подхватила та. — Поэтому мы должны были помочь ей разобраться. Она внезапно пронзительно захохотала:

— Для чего же иначе нужны друзья?

— Но мы сами в это не верили, — повторил Мар-вин. — Если хорошенько задуматься, этот Харольд — человек необузданный. Знаете, у него отсутствуют тормоза. Если его хорошенько взвинтить, он не следит за своими поступками, не может держать себя в руках, сразу же набрасывается с кулаками. Понимаете, что я имею в виду?

— Вы хотите сказать, что Харольд мог убить Энджи? — негромко спросил Клэй.

После минутного раздумья Марвин кивнул:

— Именно это мы и пытаемся сказать, мистер Роулинз.

— Тогда зачем вы явились сюда?

— Хороший вопрос, — усмехнулся Марвин. — Мы же собирались поговорить о деле. Вы припоминаете, как мы уезжали от вас из Кармела? Малютка Энджи попросила нас немного подождать, вернулась в дом, а через пять минут вышла с десятью тысячами долларов. Естественно, нам было интересно, где ей удалось раздобыть такую кругленькую сумму, и она объяснила, что ее добренький папочка дал их ей, чтобы она держала язык за зубами. Если она распустит язык перед репортерами, карьера ее старенького папочки окончится! Ему придется поставить крест на своей работе!

— Потом она дала каждому из нас по паре тысяч! — визгливым голосом подхватила Лайза. — Марв предупредил ее, чтобы она не зарывалась. Но Энджи уверила, что оснований для тревоги нет, у ее старенького папочки денег куры не клюют.

— Итак? — прошептал Клэй.

— Итак, бедняжки Энджи нет больше в живых, — вкрадчивым тоном пояснил Марвин.

— И вот тут-то вас поджидает большой сюрприз! — подхватила Лайза. — Вместо нее есть мы!

— Тут вроде бы ничего не изменилось, — с наглой ухмылкой продолжил Марвин. — Только нет Энджи. Мы знакомим с этой историей прессу, и вашей карьере конец! Но у нас и в мыслях нет отнимать у вас все то, что вы нагребли, снимая все эти симпатичные фильмы. Нет, сэр! Вы просто будете изредка подкидывать нам немного деньжат. Скажем, десять тысяч сейчас, позднее еще сколько-то. И мы даже друг другу не станем говорить об этом. Верно, Лайза?

— От десяти тысяч вы ведь не обеднеете, мистер Роулинз? — воскликнула Лайза. — Договорились?

— Считаю, что мы должны уточнить кое-что, Клэй, — заговорил я бесстрастным голосом, — прежде чем заключить какие-либо сделки.

— Например? — Он медленно повернул голову в мою сторону.

— У верзилы большой рот! — заметил Марвин. — Тебе действительно следует его хорошенько проучить, Лайза!

— Допустим, что Энджи передумала? — заговорил я совершенно спокойно. — Допустим, что пережитый ею шок в Кармеле заставил ее так возненавидеть все, что она все же решила вас разоблачить?

— Что? — пробормотал Клэй.

— Не обращайте внимания на его болтовню, мистер Роулинз! — быстро заговорил Марвин. — Давайте договоримся раз и навсегда, мы не нарушим своего слова, все будут счастливы и спокойны.

— Возьмите пару таких психов, как вот эти, — продолжал я настойчиво, — им же ничего не светило, а неожиданно они оказались в центре превосходного шантажа, который может продолжаться до бесконечности. Съездив вместе с Энджи в Кармел, они напали на неиссякаемую золотоносную жилу и могут вас обирать до конца дней. А если буквально через пару недель после поездки Энджи все переигрывает? Из-за этого рушатся планы этих психов. Вы считаете, что они безропотно с этим согласятся и смиренно отойдут в сторону?

Марвин встал, его правый глаз задергался.

— Вы пытаетесь сказать, что это мы ее убили, Холман?

— Для простого деревенского парня вы удивительно сообразительны, Марв. Лайза живет как раз под квартирой, которую занимает Лумис, а вы живете с ней. Так что не представляло никакого труда для вас обоих улучить подходящий момент, когда Энджи будет одна в доме, и убить ее. Подозрение, естественно, должно пасть на Лумиса и...

— Вы помешались, Холман! — тонким голосом заверещал Марвин. — Очевидно, мне совершенно необходимо вколотить немного ума в вашу тупую башку!

— Для лейтенанта Фрида задача будет не такой уж и невыполнимой, — невозмутимо продолжал я. — Стоит ему хорошенько присмотреться к вам обоим, и он сразу сообразит, что к чему. Начать с того, что у вас имелся весьма убедительный мотив убить ее. Кстати, вы обдумали проблему алиби? Проверка будет тщательной. В этом плане лейтенант не промах, он ничего не принимает на слово. И вы уверены, что полиция не обнаружит ни единого отпечатка ваших пальцев в квартире Лумиса?

— Заткнитесь! — прошипел Марвин.

— Верно! — хрипловатым голосом воскликнул Клэй. — Заткнись, Рик.

Он медленно поднялся, плечи у него ссутулились, глаза смотрели диковато.

— Какая разница теперь, кто убил Энджи?

— Что-о?

Я растерянно заморгал глазами.

— Что изменится от того, убил ли ее Лумис или эти двое? Она мертва, и ее уже ничто не воскресит. Но если вы попытаетесь взвалить вину на них, придется объяснить Фриду, почему они это сделали. И в каком положении окажусь я? Со мной все будет кончено. — Он нетерпеливо пожал плечами. — Коли дело обстоит таким образом, я предпочитаю продолжать платить дальше, чем видеть наши с Соней портреты во всех газетах.

Потрясенная Соня уставилась на него.

— Клэй, ты серьезно?

— Ну конечно, мисс Дрезден! — захихикала Лайза. — Он же умный! Вы хотите тоже поумнеть? — Лезвие ножа снова блеснуло в луче света, и Соня инстинктивно отпрянула назад. — Тогда не делайте глупостей!

— Вы должны быть заодно со мной, Рик! — Клэй стукнул сжатым кулаком по ладони руки. — Эти двое смогут уничтожить меня в любой момент, когда им заблагорассудится и...

Его левая рука внезапно описала крутую дугу и обрушилась на запястье Лайзы. Она взвизгнула от боли, нож вылетел на пол. Клэй схватил его, выпрямился, ухватил Лайзу за длинные волосы второй рукой и дернул ее голову назад. После этого приставил кончик ножа к ее горлу.

— Я наблюдал за тобой, видел, как ты обращаешься с ножом, — сказал он холодным чужим голосом. — Ты, несомненно, психопатка. И именно ты убила Энджи, признавайся!

Лайза издала какой-то булькающий звук, напоминающий приглушенный вопль.

— Марв, останови его!

— Действительно, Марв, почему ты этого не сделаешь?

Тот взглянул на Клэя, который, очевидно, все сильнее нажимал ножом на кожу, потому что по шее Лайзы потекла струйка крови. Потом перевел глаза на меня. Его правый глаз теперь дергался непрерывно. Он обдумывал, что делать. Я опередил его на пару секунд.

Изо всех сил я ударил его кулаком в живот раз, второй, третий, в одно и то же место. Конечно, он обхватил меня длинными руками и сжал так, что у меня перехватило дыхание, но я не дал ему возможности добраться до горла, а продолжал бить по тому же самому месту, пока его захват не ослабел.

Он медленно упал на колени передо мной, его руки разомкнулись, лицо и раскрытый рот беззвучно молили о пощаде, потом он завалился на бок и растянулся во весь рост на полу. Ноги один раз дернулись и затихли. Я пнул его ногой и перевернул на спину. Глаза Марва были закрыты, дыхание было тяжелым и прерывистым.

Я услышал голос Сони:

— Не надо, Клэй! Пожалуйста, больше этого не делай!

— Признавайся! — кричал Клэй. — Иначе убью тебя точно так же, как ты убила Энджи!

Они так и стояли в этой как бы замершей скульптурной группе, но теперь кончик ножа еще сильнее углубился в горло Лайзы. Кровь текла за вырез платья. Я подумал, что мне следует остановить его, но как это сделать? Я подошел к ним без особой спешки, думая, что если смогу подойти, не привлекая внимания Клэя, то, может быть, смогу ухитриться и выбить у него нож. Но такая возможность мне не представилась.

— Ладно! — срывающимся голосом прохрипела Лайза. — Ладно! Будьте вы прокляты. Я ее убила. Марв держал, а я убила.

Клэй долго смотрел на нее, затем отвел нож от шеи девушки, его руки безвольно опустились, пальцы разжались, и нож покатился на пол.

— Рик?

— Возьмите себя в руки, Клэй! — сказал я ему. — Теперь все кончено.

— Знаю. Наверное, надо вызвать лейтенанта? Лайза прикоснулась к горлу и уставилась широко раскрытыми глазами на испачканные в крови пальцы.

— Вы меня порезали!

— Тебе повезло, что я вообще не убил тебя! — устало произнес Клэй. — А следовало бы! Я хотел сделать это! Она бросилась в кресло, глядя на него с ненавистью.

— Хотите узнать подробности? — злорадно зашипела она. — Энджи даже не сопротивлялась. Когда я принесла с кухни нож, она улыбалась! Конечно, Марву пришлось держать ее на кушетке, но вообще-то этого не требовалось. Она бы все равно лежала тихонечко, пока Лайза и ее добрый старый нож...

— Замолчи, стерва! — прошептал Клэй.

— Хорошую жизнь вы ей устроили, мистер Роулинз! — Она залилась торжествующим хохотом. — Она не хотела жить. Она просто не могла дождаться, когда умрет, вот, если хотите знать!

Он ударил Лайзу по губам открытой ладонью. Раздался звук, напоминающий удар хлыста. С минуту Лайза неподвижно сидела в кресле, затем ее глаза как бы затуманились. По всей вероятности, этот удар был толчком, после которого она впала в какое-то подобие транса. Едва ли ей грозило судебное разбирательство, как Марву. Скорее всего остальную часть жизни она проведет в какой-нибудь лечебнице для душевнобольных.

У меня проносились подобные мысли, я на минуту отвлекся и не заметил, как ода неожиданно сделалась необычайно активной: вскочила с кресла, бросилась вперед, упала на колени, схватила с ковра нож и, сильно размахнувшись, ударила им в ,живот Клэя.

Я ударил ребром ладони ей по шее, она свалилась без звука как подкошенная на ковер, но было уже слишком поздно. Клэй встал, сделал пару неуверенных шагов, его руки вцепились в рукоятку ножа, он наткнулся на кушетку и упал.

— Клэй? Клэй?

Голос Сони напоминал вой раненого животного.

— Вызовите “скорую”! — закричал я. — Скорее! Она бросилась, спотыкаясь, к телефону. Клэй медленно повернул ко мне голову:

— Не велика потеря, верно, Рик? Его губы искривились в болезненной улыбке, на мгновение старая бравада мелькнула в глазах.

— Все равно я был конченым человеком. Знаете, я знал, я чувствовал, что эта стерва пырнет меня своим ножом. А у меня не хватило бы духу сделать это самому.

Неожиданный приступ боли исказил его лицо, в горле что-то заклокотало.

— Эй, Рик? — Бравада быстро исчезла из глаз. — Скажи, кто послал первую записку?

— Энджи, я думаю.

Было видно, что он все понял.

— Шантажировать меня ей показалось недостаточным, да? Заставить меня страдать — способ более верный.

Капелька крови показалась в уголке его рта, он нетерпеливо слизнул ее. Тут же кровь потекла струей.

— ..И это для Энджи был способ убить себя, — закончил я за него. — Убежден, что она именно так все и задумала. Вот почему она не оказала никакого сопротивления, когда Лайза и Марвин...

— Да! — Он попытался подмигнуть мне. — Я играл эту сцену черт знает сколько раз, Рик. Знаю ее наизусть. Сейчас вы должны раскурить сигарету и сунуть ее мне в рот. Потом я скажу: “Спасибо, партнер!” и произнесу душещипательный монолог о том, чтобы в последний раз мне оседлали коня.

Он кашлянул, на этот раз кровь выплеснулась изо рта и потекла сильнее, испачкала ворот его рубашки.

Я раскурил сигарету, дождался, когда кашель прекратится, и сунул ее в рот Клэя.

— Стародавние костюмные фильмы, — с трудом произнес он. — Думаю, они были правы. Мои герои сильно устарели, Рик! Скажите-ка мне еще вот что. Вы сказали, что я нанял вас на роль судьи и присяжных, чтобы определить, насколько велика моя вина в смерти Энджи, помните?

— Помню.

— Пора огласить приговор, партнер!

— Я не могу играть роль Бога для вас, Клэй. Вы знаете, почему ее убили. Возможно, отчасти, тут есть и ваша вина. Но если бы вы подарили ей новую спортивную машину на день рождения, а она бы села за руль и разбилась, были бы вы тогда виновны менее, чем сейчас?

Он не ответил, сосредоточенно слушая меня, рот у него приоткрылся, возможно, он собирался что-то сказать. Сигарета выпала у него изо рта на руку и продолжала тлеть, но он этого уже не чувствовал.

* * *

— Как получилось, что вы так быстро приехали сюда? — спросил я лейтенанта Фрида.

— Какая-то особа с тарабарской фамилией — Буха или Бухан — я не запомнил — позвонила и сообщила, что здесь творится черт знает что. Я все сразу же сообразил, когда она стала называть имена. У меня был долгий разговор с Лумисом, и он понял, что эта компания использовала его в качестве козла отпущения. Вот он и разговорился о своих друзьях-приятелях. Рассказал все. Ну а тут звонит телефон, знакомые имена.

Появился полицейский в форме и многозначительно кашлянул.

— Что там еще?

— Они все уехали, лейтенант. Мисс Дрезден уложила чемодан и уехала вместе с миссис Роулинз в ее дом. Мисс Бухонен тоже уехала. Второго парня они задержали в Санта-Монике.

Он позволил себе улыбнуться.

— Это оказалось не очень сложным, у него такая приметная машина!

— Джо? — спросил я.

— Да, — кивнул Фрид. — Пока задержали его в качестве свидетеля, а там разберемся.

Он повернулся к полицейскому и сказал:

— Мы тут все закончили. Я уезжаю.

— Как вы считаете, дело дойдет до суда? — спросил я.

— Не знаю. — Он раздраженно пожал плечами. — Спросите окружного прокурора. Но я-то думаю, что если этот Марвин не сумасшедший, как Лайза, его адвокат не станет опротестовывать смертный приговор. А раз так, то никаких проблем не возникнет. А все его разговоры о мисс Дрезден, какое они имеют отношение к убийству? И вообще, оставьте меня в покое, Холман. Голова идет кругом, почему бы мне не поехать домой?

— Я боялся, что не скоро услышу от вас этих слов!

* * *

На моих часах было половина третьего ночи, когда я наконец добрался до своего дома. Смешав себе стаканчик, я выпил его и тут же наполнил второй и спустился вместе с ним по трем ступенькам из гостиной в коридор, ведущий к спальне. Нервы у меня были натянуты сильнее, чем я предполагал, потому что, когда я включил свет, у меня начались галлюцинации, блондинистые, разумеется. Полногрудая блондинка-галлюцинация имела наглость забраться в мою постель!

Она без стеснения уселась и нервно улыбнулась мне. Вообще-то она была совершенно голой, а нервничала потому, что не знала, как я к этому отнесусь.

— Я почувствовала себя одинокой, — произнесла она тоненьким голоском. — К тому же я ошиблась решительно во всем, в том числе и в отношении тебя, Рик. И я просто не представляла, как смогу вернуться к себе, не сказав тебе об этом.

Я осторожно опустил на ближайший столик бокал и выключил свет, торопливо разделся, вытянул вперед руки и пошел к кровати.

Добравшись до кровати, я услышал неожиданный истерический смех Полли, потом она повторила уже однажды слышанную мною фразу:

— Стой на месте.

Через десять секунд она нащупала меня, и теперь уже я истерически рассмеялся. Рука отдернулась и наступило молчание.

— Рик!

Вроде бы она по-настоящему нервничала.

— Это ты?

— Разумеется. Такой же, каким был последний раз.

— Хорошо.

Она призывно засмеялась.

— Просто девушка не может быть вполне уверена в темноте.

А через мгновение громко воскликнула:

— Ой, больно! В чем дело?

— Просто парень не может быть слишком уверен в темноте, — сказал я с не менее радостным смехом. — Но, дорогая, теперь я вполне уверен!


home | my bookshelf | | Обнаженная снаружи и изнутри |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу