Book: Ностальгия по убийству



Ностальгия по убийству

Картер Браун

Ностальгия по убийству

Глава 1

До чего активны эти старики! Я всегда говорю про них: чем старше — тем моложе. Вот и теперь ворвались в офис так, словно юные любовники, которым не терпится откинуть полог кровати. А на самом деле наверняка ищут адвоката по бракоразводным делам и просто спутали дверь — кабинет адвоката чуть дальше по коридору.

Посетителей двое: маленький седой господин с румяными щечками и слегка нервная рыжая дама, у которой от былой красоты осталась только уверенность, что она все еще нравится мужчинам.

— Это детективное агентство «Рио инвестигейшн»? — с порога спросил седой джентльмен.

— Да.

— С кем имеем честь разговаривать?

— Я — Мэвис Зейдлиц, частный детектив. Джонни Рио — мой компаньон — сейчас в отъезде и до конца недели пробудет в Сан-Франциско.

Рыжая смерила меня недоверчивым взглядом и сказала:

— Меня зовут Нина Фарр, и я должна предупредить вас, милочка, что...

— Ну уж нет! Если вы пришли по делу — называйте свои настоящие имена! — вскипела я. — Нине Фарр — двадцать лет. Мне она очень нравится: настоящая девчонка-ковбой. А как она пляшет! Как поет! Я смотрела фильмы с ее участием по многу раз, хоть они и старые! Посетительница вдруг расцвела и одарила меня великолепной улыбкой. Потом повернулась к своему спутнику и проворковала:

— Ты слышал, Уолтер? Вот так-то! Мои фильмы до сих пор пользуются популярностью!

Так это настоящая Нина Фарр?! Черт побери! Я присмотрелась к старушке повнимательнее. Конечно, «старушкой» называть ее еще рано. В рыжих волосах нет ни единой серебристой пряди, впрочем, волосы она наверняка красит. Морщин не так уж много. И фигура еще ничего: стройные ноги, прямая спина. Разумеется, три десятка лет наложили свой отпечаток, но в целом узнать задорную девчонку-ковбоя можно. И все-таки, что годы делают с людьми!.. Неужели и со мной такое может приключиться?

— Моя интуиция не подвела, — гордо сказала Нина Фарр. — Мы пришли туда, куда нужно.

— Ты хочешь сказать, что эта леди справится с ролью детектива? — усомнился тот, кого дама назвала Уолтером.

— Справится! Это просто идеальная кандидатура! — безапелляционно заявила экс-кинозвезда.

— Ну если ты так считаешь... Я согласен, — и седой купидон улыбнулся. — Давайте знакомиться, мисс Зейдлиц. Я — Уолтер Томчик.

Мистеру Томчику было немногим за пятьдесят. Худенький, как мальчишка, проворный, как птичка, с забавными седыми кудряшками и круглыми, слегка отвисшими щечками, он мог бы производить комичное впечатление, если бы не красивые карие печальные глаза. Я бы даже так сказала — библейские глаза. У меня сразу возникло желание по-матерински приласкать этого старичка-ребенка.

— Уолтер! — сухо сказала Нина Фарр, и брови мистера Томчика взлетели трагическими запятыми. — Объясни все мисс Зейдлиц и спроси, сможет ли она нам помочь.

В наше агентство давно уже не забредали клиенты, и я обрадовалась: можно утереть нос Джонни Рио, заполучив эту пожилую парочку. Приветливым тоном я произнесла:

— Присаживайтесь, пожалуйста.

Женщина села, элегантным движением поддернув край юбки, и я еще раз убедилась, что Нине Фарр удалось сохранить фигуру: грудь ее была по-девичьи высока. Впрочем, я знаю, что есть особые бюстгальтеры «на косточках», которые даже из плоской груди могут сотворить «бюст Венеры».

Мистер Томчик тоже устроился в кресле, вздохнул и сказал:

— Мы с Ниной — давние друзья, вместе работали не один год. И вот решили, что называется, тряхнуть стариной...

— Затосковали по прошлому, — перебила его мисс Фарр. — Милочка, вы не знаете, что такое ностальгия... И как порой хочется вернуться в то особое состояние, когда чувства были острее, впечатления — ярче, жизнь — интереснее... Ностальгические воспоминания — это, знаете ли...

— Знаю. Это то, что уходит, чтобы вернуться, — вставила я.

— Вот именно! У кого-то нет ничего за душой, чтобы вспоминать, а у кого-то — целое состояние из блестящих эпизодов, волнующих моментов, потрясающих знакомств... Господи, снова увидеть Руби танцующей и Петси поющей в «Ненетт»!.. Уолтер, ты помнишь «Фоллиз» с бесподобными Альфредом и Дороти?.. А как Ивонна умела преподнести себя! Она и сейчас делает это просто великолепно!..

— Остановись, Нина, — мягко произнес мистер Томчик, — иначе ты совсем запутаешь мисс Зейдлиц. Видите ли, — Томчик посмотрел на меня, — мы решили поставить на Бродвее мюзикл с участием легендарных звезд кино и театра. В главной роли, естественно, должна выступить Нина Фарр, — он улыбнулся своей спутнице. — Я выполняю функции продюсера. Ну, как вам идея?

— Изумительно! — я постаралась вложить в эту реплику как можно больше чувства. — Я полюбила вас, мисс Фарр, в старых кинолентах и буду счастлива вновь увидеть вас девчонкой-ковбоем! Да еще на Бродвее!

— До премьеры на Бродвее далеко, — вздохнул Томчик. — Пока мы только подбираем исполнителей. Ассистенты ищут музыкантов, композитор и драматург дорабатывают сцены...

— Да! Но с Трейси Денбор уже все ясно, — отрезала мисс Фарр. — Трейси будет играть роль второго плана.

— Трейси Денбор?

В ужасе я схватилась за голову, опасаясь только одного: такая опытная актриса, как мисс Фарр, могла распознать фальшь в моем голосе.

— Эта отвратительная белобрысая Трейси будет рядом с вами? — вопила я. — Разве вы забыли, какие гадости говорила она про вас тому красавчику, который готов был признаться вам в любви? Трейси Денбор! Да я ненавижу ее до сих пор, хотя смотрела «Майские денечки в Манхэттене» последний раз два года назад. Разве вы не помните, как она подставила вам подножку на лестнице?!

— Милочка, это было на экране, хотя и в жизни Трейси, конечно, не подарок, — вздохнула Нина Фарр. — Однако именно у мужа Трейси есть деньги — деньги для постановки нашего мюзикла. Так что с Трейси все решено... Правда, потом, когда мюзикл наберет силу, можно будет кое-что изменить. Но пока — мы всецело зависим от Алекса Бланта.

— Алекс Блант?

Я снова заломила руки.

— Этот «поющий ковбой», который шарахался от настоящей коровы, как от тигра? Я хорошо помню его. Огромный рост, пустые глаза и гримаса на лице такая, что кажется: «ковбой» вот-вот заплачет.

— Да, он остался таким, — на лице мистера Томчика появилось мечтательное выражение. — Голливуд... Какие славные годы... И мы, молодые... Я помню, Алекс так боялся животных, что специально для него было изготовлено чучело лошади, на которой он «гарцевал».

— Алекс ничего не умел делать, — заявила мисс Фарр. — Даже петь. Слушай, Уолтер, а что случилось с тем карликом, который пел вместо Бланта? Поговаривали, что он утонул.

— Н-да... У него был прекрасный тенор...

— Значит, эта белобрысая Трейси вышла замуж за плаксивого Алекса? — уточнила я.

— Чего не сделаешь ради денег, — фыркнула актриса. — Поговаривают, — Нина понизила голос, — Трейси держит в своих апартаментах трех телохранителей: брюнета, блондина и шатена...

— Нас это не касается, — остановил ее мистер Томчик. — Ты забыла, для чего мы сюда пришли. А между тем дело серьезное. Частный детектив понадобился ввиду особых обстоятельств. Во-первых...

— ...Алекс Блант положил глаз на Селестину! — закончила фразу мисс Фарр. — Уже сейчас. А что будет потом, когда мы переедем в этот ужасный дом? Когда я думаю про дом, то...

— Погодите! Кто такая Селестина? — спросила я.

— Селестина — дочь Нины, — пояснил мистер Томчик. — Ей двадцать лет...

— Не в этом дело!

Определенно, мисс Фарр не давала своему «давнему другу» хоть раз высказаться в полной мере. Впрочем, он не обижался — привык.

— Пятнадцать лет назад я бросила это ничтожество — отца Селестины, имя которого никто, включая меня, уже не помнит. Единственное доброе дело, которое он совершил, — это моя дочь. Я люблю Селестину. Я готова ради нее на все.

— Вашей дочери грозит опасность? — осторожно полюбопытствовала я.

— Все может быть, — вздохнула актриса. — Все может быть в этом ужасном доме.

— Да, мы вынуждены подчиняться, — грустно сказал румяный старичок с печальными глазами. — Когда-то и у нас водились денежки. Но мы были плохими финансистами, и вот теперь ни один из нас, за исключением Алекса, не может сделать постановку на свои кровные. Ну, а раз Алекс вкладывает деньги, то и требует полного повиновения. Вот так обстоят дела, — и он улыбнулся краешками губ.

— А про какой такой ужасный дом вы говорили? Дом Алекса Бланта? — спросила я.

— Первоначально дом принадлежал Олтону Эсквиту, но потом разыгралась трагедия, в результате которой... В общем, дом долго пустовал... Алекс купил его и, говорят, задешево.

— Конечно, дешево! — опять вмешалась мисс Фарр. — Иначе этот скряга и пальцем бы не пошевелил. И плевать ему на то, что дом называют хижиной дьявола! Кошмарное место!

— Расскажите об этом подробнее! — воскликнула я, сгорая от любопытства.

— Вы, разумеется, были тогда совсем ребенком и не можете всего помнить, а может, вас, мисс Зейдлиц, и на свете еще не было... Вам говорит что-нибудь имя Олтона Эсквита?

— Кажется, был такой актер... — сказала я неуверенно.

— Легенда немого кино — вот кто такой Олтон Эсквит! Для молодежи, конечно, все равно, что каменный век, а в свое время женщины с ума сходили по Эсквиту. А какие гонорары у него были! Он выстроил дом по собственному проекту, считаясь только со своими капризами. И жил так, как считал нужным. Устраивал там какие-то празднества... Какой-то день июльской росы... день скошенных трав... Я помню, что однажды ему доставили на дом цветов на тридцать тысяч долларов! Об этом все говорили. А шепотом добавляли, что в доме нечисто.

Она уставилась на мистера Томчика так, что у того загорелись мочки ушей.

— Дальше ты, Уолтер, рассказывай, — приказала мисс Фарр. — Мисс Зейдлиц должна знать все.

— Я буду называть вещи своими именами, — потупился джентльмен. — Празднества скошенных трав быстро ушли в прошлое, и в доме стали происходить совсем другие дела... Олтон стал устраивать оргии.

— Сексуальные? — уточнила я.

— Нет, я имею в виду черную магию. Слухи о том, что вытворяли сатанисты, были омерзительны. Мы не верили им, пока не произошло убийство.

— О, Мэри, Мэри... — тяжело вздохнула актриса. — Мэри Блендинг... Красивая была девушка.

— Ее тело нашли в подвале. Там сатанисты оборудовали нечто, наподобие жертвенника, — добавил мистер Томчик.

— Как была убита Мэри Блендинг?

— Заколота.

— Насколько я помню, ее сильно изрезали, — внесла коррективу мисс Фарр. — На лбу было нарисовано раздвоенное копыто, причем рисунок выполнен кровью! Кровью Мэри.

— И что потом?

Мистер Томчик заерзал в кресле.

— Мэри была в числе гостей Олтона. Закололи, или, как говорит Нина, изрезали ее в воскресенье, а начали искать только в понедельник. Труп обнаружил кто-то из слуг. Тут же примчалась полиция, Олтона долго допрашивали... Понадобилось вмешательство личного врача Олтона, чтобы полицейские отпустили его. Олтон поднялся к себе в спальню...

— И?..

— Повесился.

— Вот это да! А убийцу Мэри Блендинг полиция нашла?

— Нет. Все свалили на хозяина дома — мол, потому и покончил с собой, что совесть замучила. Но доказательств его вины не было. Многое до сих пор непонятно...

— Как бы то ни было, но Алекс Блант хочет, чтобы именно в этом доме поселился творческий коллектив и начал работать над мюзиклом под его личным присмотром, — уныло заявила мисс Фарр. — Все бы ничего, но Алекс и Трейси попали под влияние этого страшного места — они всерьез увлеклись оккультизмом! Завели собственную предсказательницу. Самая настоящая ведьма! Пугает всех какими-то мрачными пророчествами, брызжет слюной, вещает... Фу! — актриса скривилась. — И моя Селестина будет с ними рядом! У меня от одной этой мысли сердце болит! Я перестала спать, нервы на пределе... Не знаю, как я в таком состоянии выйду на сцену.

— Но есть простое решение вашей проблемы — вы репетируете, а Селестина едет отдыхать в какое-нибудь курортное местечко, — предложила я. — Зачем ей переселяться в эту «хижину дьявола»?

— Затем, что Селестина тоже участвует в мюзикле! — воскликнула мисс Фарр. — Это ее дебют, после которого, я уверена, на голливудском небосклоне вспыхнет новая звезда!

— Теперь вы понимаете, мисс Зейдлиц, что без вашей помощи нам не обойтись, — тихо сказал мистер Томчик. — Нина участвует в мюзикле, главным образом, потому, что хочет посодействовать артистической карьере дочери. А так как ситуация сложная, мы решили обратиться к частному детективу с тем, чтобы он — то есть вы — глаз не спускали с Селестины. Для такой задачи больше подходит леди-детектив — в этом я готов согласиться с Ниной.

— Вы возьметесь? — с надеждой спросила актриса.

Я неуверенно улыбнулась.

— Предложение очень заманчивое... Но если я приму его, в агентстве никого не останется, и мой компаньон Рио, когда вернется из Сан-Франциско...

Пока я говорила, мистер Томчик быстро выхватил из внутреннего кармана чековую книжку и авторучку. Перо замерло над чистым бланком.

— Скажите, мисс Зейдлиц, сумма в пятьсот долларов может повлиять на ваше решение?

Я, как завороженная, смотрела на блестящее перо и сосредоточилась только на одной мысли: как бы мистер Томчик, одумавшись, не отдернул руку и не спрятал чековую книжку.

— Ну как?

Его голос вывел меня из оцепенения.

— Да! Конечно! Но что от меня потребуется?

— Всего ничего: гарантировать покой и безопасность Селестины, — ответил он, протягивая мне чек. — Главная трудность заключается в том, как провести Алекса и Трейси... Они не должны знать, что в их доме появился сыщик... И что мы скажем другим артистам? Как тут вывернуться?

Мистер Томчик размышлял вслух, поглядывая то на меня, то на мисс Фарр и надеясь на подсказку.

— Мисс Зейдлиц, вы никогда не пели? — спросила вдруг мисс Фарр.

— Я пою, конечно... Когда стою под душем.

— Может быть, вы брали уроки танцев?

— Нет, но я танцую... В темном углу танцзала, где меня никто не видит.

— И на сцене вы никогда не выступали, — скорее, утверждающе, чем вопросительно произнесла актриса.

— Почему же! Когда наш класс участвовал в рождественских спектаклях, меня наряжали медвежонком и ставили в задний ряд. Мисс Пернбол называла меня неуклюжей, но она просто придиралась ко мне!

В комнате повисло молчание. Нина Фарр хмурилась. Наконец мистер Томчик кашлянул и сказал:

— Скажем, что Мэвис Зейдлиц — подруга Селестины.

— Нет, не подходит, — актриса покачала головой. — Я знаю свою дочь: она ревниво относится к другим девушкам. И потом, все заметят разницу в возрасте: мисс Зейдлиц лет на пять старше Селестины.

— Что же делать? — растерялся мистер Томчик.

— Придумала! — мисс Фарр даже щелкнула пальцами. — Мисс Зейдлиц — это девушка, которая мечтает участвовать в нашем мюзикле. Скажем так: жаждет! И мы возьмем ее в качестве старлетки! Полураздетая... улыбающаяся... появляется в ряде сцен... никаких слов — только мимика... Ну как?

Мне пришлось пожать плечами: за несколько лет работы в детективном агентстве кем я только ни была! «Полураздетая старлетка» — это что-то новое.

— Мисс Зейдлиц, вы могли бы ходить по сцене в одном белье?

— Запросто. Я делаю это, как минимум, дважды в день. Правда, не на сцене, а в своей комнате.

— Если можно, сделайте это сейчас и здесь. Нужно посмотреть на вашу фигуру. Вы не возражаете? Раздеваться не надо. Просто пройдитесь по кабинету.

— Никаких проблем, — улыбнулась я.

Действительно, какие могут быть проблемы у девушки, которая именно сегодня, словно специально, надела новенькие брючки, выделяющие и тем самым подчеркивающие все, что надо? Нейлоновая блузка обтягивала мою грудь, талия была перехвачена тонким кожаным ремешком, на ногах — полусапожки на высоком каблучке. Что может быть лучше для демонстрации! Скажу честно, если бы потребовалось снять кое-что из одежды, я бы не обиделась и не стала корчить монашенку. Дело требует! И нечего краснеть.

Я вышла из-за стола, прогнулась, выставив грудь как бастион, прошлась туда-сюда, развернулась... Ах ты, боже мой! Как заблестели глаза у мистера Томчика! А как он задышал! Вот уж не ожидала от этого старичка такой прыти. Как бы у него не случился сердечный приступ. Объясняй тогда полиции, что это обычная реакция мужчины... Зато мисс Фарр недобро прищурила глаза. А может, ее просто мучили газы из-за расстройства пищеварения?

— Мисс Зейдлиц годится в качестве старлетки! — не выдержал мистер Томчик. — Прекрасная фигурка!

— Хорошо, — согласилась мисс Фарр. — А теперь обговорим детали.

Ее, очевидно, все еще терзали кишечные колики, потому что глаза оставались прищуренными.

— Мы перебираемся в дом Бланта сегодня во второй половине дня, — произнесла она сухо. — Если вы, мисс Зейдлиц, сложите свои вещи за пару часов, то в пять мы сможем забрать вас. В машине, кроме нас троих, будет и Селестина.

— Да-да, понимаю, — кивнула я. — И как долго я буду занята?

— Трудно сказать.

— Скажите хотя бы приблизительно. Я должна знать, сколько одежды прихватить с собой. Вам понадобится неделя? Две?



— Думаю, дней десять...

— Месяц, не менее, — сказал мистер Томчик. — Текст сырой, актеры не подобраны, репетиции даже не начинались...

— Месяц? Вы с ума сошли! — завопила я.

— Вот что, мисс Зейдлиц, — стареющая актриса поднялась из кресла, — собирайтесь на неделю. А там — будет видно. Быть может, все прояснится, и вы освободитесь пораньше. И потом, какие могут быть возражения, когда мы платим вам такие деньги!

Я прикусила губу. Пятьсот долларов — неплохо для нашего агентства. Джонни будет на седьмом небе от счастья. Да за такие деньги он сплавит меня хоть в преисподнюю! Джонни, Джонни... Я иногда так сержусь на него, что готова укусить. Почему небеса послали мне именно такого партнера?! Но ничего не поделаешь, я — фаталистка. Что есть — то есть, и чему быть — того не миновать.

Мило улыбнувшись, я заверила клиентов, что к пяти буду готова.

Мистер Томчик открыл дверь и пропустил вперед Нину Фарр, а когда она вышла, повернулся ко мне.

— Я забыл спросить у вас, мисс Зейдлиц... Вы не боитесь полуразрушенных особняков?

— Вы хотите сказать — привидений? Нет. Я — современная девушка без комплексов.

— Что ж... Очень рад.

Но не ушел. Постоял, потом нерешительно произнес:

— Этого дома все боятся. Все, кроме Алекса Бланта. И привидение там есть... Говорят, призрак Олтона Эсквита бродит по дому... Никак не успокоится... Ищет убийцу Мэри Блендинг... Настоящего убийцу.

— Ну от меня ваш призрак будет улепетывать без оглядки, — пообещала я румяному старичку с печальными глазами.

— Хорошо бы.

Он тяжело вздохнул.

Глава 2

Итак, чемоданы уложены, Джонни предупрежден запиской, к телефону подключен автоответчик. Больше я ничего не забыла?

Я сидела в офисе наготове, предвкушая небольшой отпуск с старом доме с привидениями. Пятьсот долларов! Этот момент делал предстоящее времяпрепровождение среди участников мюзикла приятным и волнующим. Ну-ну, посмотрим, что там за призрак Олтона Эсквита!

Мистер Томчик зашел за мной точно в пять. Подхватил чемоданы, и мы спустились вниз.

У кромки тротуара стоял огромный черный автомобиль, вызвавший у меня похоронные ассоциации. На переднем сиденье находилась рыжая Нина Фарр. Мистер Томчик распахнул передо мной заднюю дверцу, а сам принялся укладывать мои чемоданы в багажник.

Заглянув в машину, я увидела в глубине салона черноволосую девушку, старательно отвернувшуюся от меня и глядящую в окно. Длинные волосы струились по плечам, мини-юбка едва прикрывала коленки. Ну и фифа! Единственное, что несколько примирило меня с гордячкой, так это очень красивые стройные ноги — почти такие же, как и у меня.

Я села рядом с девицей, мистер Томчик занял место за рулем.

— В актерской среде не принято церемониться, — сказала Нина Фарр, повернувшись. — Так что, милочка, зовите меня Ниной.

— Благодарю, Нина, — ответила я. — А вы можете звать меня просто Мэвис.

— Вот и отлично.

— В таком случае, я — Уолтер, — улыбнулся мистер Томчик.

Он завел мотор, и машина тронулась с места.

— Мэвис, познакомьтесь с моей дочерью Селестиной, — бросила через плечо мисс Фарр. — А ты, Селестина, повернись к Мэвис. Считай ее своей телохранительницей. Она будет постоянно находиться рядом с тобой.

Селестина демонстративно повернулась и смерила меня презрительным взглядом.

— Что за чушь ты несешь, мама? — сказала она, передернув плечиком. — Я что, даже спать должна в одной комнате с этой оглоблей?

— Селестина! — прикрикнула мисс Фарр.

— Я уже взрослая и не нуждаюсь в няньках! — отрезала та. — Все будут свободны, и только я — под присмотром, как нашкодившая собачка. Да я уверена: ты сама будешь танцевать с Алексом в первый же вечер, а меня заставишь отправиться в спальню. Это справедливо?

— Селестина, не груби матери, — мягко сказал мистер Томчик.

— Пиноккио! — раздраженно фыркнула Селестина и добавила сквозь зубы: — Деревянный чурбанчик. Только и умеет, что читать мораль. А сам так и смотрит в карман Алекса — чтобы не проглядеть момент, когда оттуда выпадет очередная подачка.

Конечно, мистер Томчик все слышал. Я думаю, он привык к хамству будущей голливудской звезды, но ему было страшно стыдно: Селестина распустила язык в присутствии чужого человека. Бедняга что-то напутал с тормозами, машина резко затормозила, потом так же резко рванула вперед... Я воспользовалась моментом и что есть силы саданула эту чертовку Селестину каблуком по голени. Она заорала и выпучилась на меня. Наконец я как следует смогла рассмотреть ее и, честно говоря, ничего особенного не увидела. Карие глаза с накладными ресницами, аккуратный носик и тонкие, накрашенные фиолетовой помадой губы, которые кривились сейчас от боли, как две змеи. Такой тип вам хорошо знаком: женщина-вамп. Зловещая красота, которая губит мужчин. Однако я бы на месте этих мужчин клюнула на нечто другое — более радостное, приятное, белокурое...

— Извини, Селестина.

— Ты специально это сделала! Специально!

— Как тебе будет угодно. Впрочем, разве ты ждала чего-то другого от «оглобли»?

Она смутилась.

— Больше не буду так тебя называть.

— Считай, что мы квиты, — я улыбнулась.

Селестина попыталась сделать то же самое.

— Понимаешь, Мэвис, мать просто в истерике от одной мысли, что я буду жить в доме Алекса...

Она понизила голос и заговорила почти одними губами:

— На самом деле никакой опасности Алекс не представляет. Он сам меня побаивается. Обыкновенный трусливый муж-подкаблучник. Да и с мужчинами я умею обращаться. Чуть что — коленкой в пах.

И Селестина сделала ногой характерное движение. Потом снова отвернулась и уставилась в окно.

Водитель из мистера Томчика был никудышный. Машину все время трясло и дергало, два раза мы чуть не «поцеловались» с джипом, который был впереди. На третьем перекрестке мистер Томчик не заметил, что едет на красный свет, и прямо на нас выскочил на мотоцикле какой-то краснорожий бородач. Он что-то вопил, перекатываясь через бампер, потом упал; я зажмурила глаза, решив ни за что не открывать их до самого конца поездки. Пришлось зажать и уши, чтобы не слышать криков, свистков и визга тормозов.

Прошло четверть часа. Машина катила вперед, и я рискнула открыть глаза. Мы были уже за городом. Дорогу, по которой мы ехали, обступали высокие деревья. Надо отдать должное мистеру Томчику: он и здесь ухитрился нарушить правила движения — вел машину совсем не по той стороне дороги, по которой следовало.

Неожиданно автомобиль взобрался на вершину холма. Окрестности предстали, как на ладони. Я увидела вдали большой дом причудливой архитектуры и океан за ним. Жилище Алекса Бланта стоило того, чтобы рассмотреть его во всех деталях. Высокая изгородь, озерцо, башенки, арки, двор с садом камней, ромбовидные окошки... Да, фантазией Олтон Эсквит обделен не был. Уж не перенес ли он сюда декоративные причуды того старого фильма, где Марлен Дитрих верхом на верблюде флиртует с Гарри Купером? Во всяком случае, у меня сложилось впечатление, что в стенах этого дома можно было снять дюжину фильмов из разных эпох разных народов.

Когда мы подъехали совсем близко, я увидела, что место довольно запущено. Стены поросли мхом, озерцо покрыто ряской, так что о купании нет и речи, каменные плиты, которыми покрыт двор, потрескались и сквозь них проросла трава.

У парадного крыльца Уолтер Томчик нажал на тормоза в последний раз, машина жалобно заскрипела и, наконец, остановилась. Все сидели молча. Наверное, никто не мог поверить, что кошмарной поездке пришел конец. Первой заговорила Селестина:

— Мэвис, я должна тебя предупредить: если ты ударишь по любой из этих стен так, как по моей ноге, дом рухнет.

Я хмыкнула, но ничего не ответила.

Мы вылезли. Тяжеленную парадную дверь скрепляли какие-то металлические штуковины и множество гвоздей с проржавевшими шляпками. Сама дверь была сделана в виде арки. Все это навело меня на мысль: не пытался ли мистер Эсквит обезопасить себя от набегов арабов-кочевников, появись оные в этих местах.

Нина Фарр подошла к большому бронзовому колоколу и, ухватившись за веревку, ударила в него. Звук, огласивший окрестности, был настолько неприятен, что именно его я выбрала бы для оповещения о конце света.

Правая половина двери-арки открылась, и показался самый настоящий джинн из старых фильмов ужасов. Он глядел на нас не мигая. Я попятилась.

— Что... это?

— Ты имеешь в виду Ахмеда? — Селестина, усмехнувшись, указала подбородком на джинна, чей лысый череп сиял в лучах заходящего солнца.

— Это... человек?

— Сомневаешься? Он из прислуги. Олтон Эсквит привез его откуда-то с Востока, из аравийских земель. Так и живет здесь.

Джинн казался великаном. Скрещенные руки на груди и крючковатый нос делали его настоящим чудовищем. Одет он был в шаровары из черной саржи и сандалии на босу ногу. Плечи прикрывал какой-то грязный балахон.

— Ахмед, чего стоишь? — набросилась на него Нина. — Чемоданы — в багажнике. Неси их в дом. Где Блант?

— Мистер Блант отдыхает, — ответил джинн и пошел к машине.

Его голос поразил меня — это был красивый баритон влюбленного юноши из сказки. Ну и чудеса!

— А что делает Трейси? — не унималась рыжая стерва.

— Миссис ждет вас в гостиной.

— Как всегда, пьяна? — ехидно спросила Селестина.

— Не вполне, но находится именно на этом пути, мисс, — ответил Ахмед, обнажив в улыбке ровные белоснежные зубы.

Он уже вытащил из машины наши чемоданы и поспешил широко распахнуть дверь в дом.

— Проходите. О багаже не беспокойтесь — я сам разнесу вещи по комнатам.

Нина, Селестина и я вошли в дом. Мистер Томчик остался объяснять Ахмеду, где чей чемодан.

В самой «хижине дьявола» все было так, как и снаружи: запущено и мрачно. В холле я увидела множество комнатных растений, переплевшихся между собой, — картинка, словно из «Тарзана». В гостиной ждала другая картинка — времен инквизиции. Ромбовидные окошки с цветными витражами вместо обычных стекол, каменные плиты вместо паркета, высокие темные потолки... Мне показалось, что сейчас войдут средневековые монахи и начнут нас пытать. Подобные настроения усиливал свет из окошек, который делал все предметы в гостиной фиолетово-красного оттенка.

Ну, если здесь не пытали, то шабаши точно устраивали. Иначе для чего все это?

Мой глаз заметил в углу гостиной высокую стойку бара, покрытую мрамором, а за ней, на полке, — дюжину бутылок на самые разные вкусы. Я — небольшой поклонник виски, но от этой единственной привычной детали интерьера сразу стало теплее.

У бара на стуле из бамбука сидела женщина с бокалом в руке. Когда она увидела нас, то попыталась приподняться. Это удалось ей только со второй попытки. Нетвердым шагом дама двинулась к нам, и я узнала белобрысую Трейси Денбор. Однако вместо соломенных жестких лохм свисали ярко-красные патлы. Годы обезобразили Трейси — она расплылась, ее щеки, подбородок, живот тряслись при ходьбе, глаза были выцветшими, водянистыми, на щеках пылали красные пятна, характерные для алкоголиков... Надо сказать, в целом, это была живописная особа. Как и слуга, она была одета в шаровары, только более шикарные, шелковые. На ее ногах я заметила парчовые туфли с загнутыми носами.

— Ты все-таки привез их! — сказала хозяйка мистеру Томчику. — Эх, Уолтер!..

Голос старой ветряной мельницы показался бы флейтой в сравнении с тем скрипом, который издавала Трейси Денбор.

— Все в порядке, Трейси, — ответил бедный продюсер, вытирая платком вспотевший лоб.

— Ну что, Нина, — хозяйка перевела свои водянистые глаза на мисс Фарр, — как поживаешь? Плохо выглядишь. Трудная была дорога?

И, не дожидаясь ответной реплики, нелепо хохотнув, обратилась к Селестине:

— Как себя чувствует будущая звезда Бродвея? Что-то я хотела тебе сказать?.. Ах, да! Алекс сейчас в своей спальне. Не хочешь присоединиться к нему? Отдохнуть и все такое... Зачем тратить время попусту?

Она качнулась и покрепче сжала бокал в руке, словно это был спасительный трос.

Селестина, широко расставив ноги и уперев руку в бок, медленно произнесла в ответ:

— Что, Трейси, заливаешь тоску? Кроме воспоминаний, ничего нет, а?

Но та уже смотрела на меня. Взгляд Трейси Денбор вдруг стал тревожно-осмысленным.

— Кто это? Кого вы привезли?

— Старлетка, из начинающих... — быстро сказала Нина и добавила, что моя мать когда-то была ее задушевной подругой и просила оказать покровительство дочери. — Я подумала: вдруг в нашем мюзикле найдется роль и для малышки...

— Ничего себе — малышка!

Необъятные шаровары заколыхались: мадам изволила смеяться. Неожиданно смех оборвался, и хозяйка грубо выругалась:

— Чертово племя! Я все поняла! От меня не скроешь: Уолтер притащил свою любовницу!

— Трейси, что ты говоришь! — подпрыгнул мистер Томчик. Трейси Денбор недобро взглянула на Нину Фарр, и та поежилась.

— Говоришь, что хочешь оказать покровительство? Понятно, Нина... Притащила Селестину, чтобы та служила ширмой, а сама будешь с этой девчонкой... Не допущу! Тут вам не остров Лесбос!

— Ты просто дура! — вскипела Нина Фарр и, приподнявшись на цыпочки, отвесила хозяйке звонкую пощечину.

Наступила напряженная тишина. Слышно было, как позвякивают льдинки в бокале миссис Блант.

— Виски — там! — громко сказала Нина и указала на бар. — Иди, Трейси, прополощи свой рот.

— Ты права, дорогая, — пробормотала пьянчужка, — мне надо выпить. Ахмед!

Эхо не успело утихнуть, как на пороге появился лысый джинн. Я даже не видела, откуда он выскочил.

— Слушаю вас!

Я вновь отметила, какая у него белоснежная улыбка.

— Ты, евнух!.. Чтоб тебя!.. Иди к хозяину, растолкай его и скажи, чтобы спустился сюда.

Несмотря на то, что Ахмеду попало за чужие грехи, он по-прежнему улыбался. Едва слуга вышел, как Трейси Денбор нетвердой походкой двинулась к бару. Я поняла: если кто и угрожает в этом доме моей подопечной Селестине, так это хозяйка. Ну, тварь! Уж я ее проучу при случае! Я знаю, куда нужно ударить, чтобы этот расплывшийся кусок мяса полчаса трясся, как болотная трясина! А самое главное — я применю свой прием на вполне законных основаниях, как телохранительница Селестины.

Трейси наполнила бокал, бросила маленький кубик льда и с трудом уселась на свой бамбуковый стул. Ноздри ее затрепетали, глаза, не отрываясь, глядели на жидкость в бокале. Похоже, про нас алкоголичка забыла напрочь.

Печальный мистер Томчик занялся коктейлями для Нины, Селестины и меня. Вдруг откуда-то сверху донесся шум — словно кто-то кубарем катился по лестнице. Мы, как по команде, повернули головы и увидели, что в гостиную входит Алекс Блант.

Вот это да! Блант тоже постарел, но, в отличие от Нины Фарр и Трейси Денбор, сделался неузнаваемым. Он растолстел так, что выглядел квадратным. Если в старых фильмах он был обыкновенным верзилой с пустыми глазами, то теперь перед нами стояло обрюзгшее животное с красной рожей. Кончик его носа чем-то напоминал баклажан. Длинные редкие пряди кое-как прикрывали обширную лысину. Рубашка, которую он натянул на голое тело, была застегнута до середины, мятые брюки держались на подтяжках и тоже были полузастегнуты. Впрочем, мистер Блант этого не знал: наверняка у него была «зеркальная болезнь» — все, что ниже пояса, хозяин дома видел только в зеркале.

— Привет! Рад встрече!

Он смотрел на гостей осоловелыми глазами и улыбался бессмысленно, как клоун.

— Меня подвела лестница.

— Ты упал? — громко спросила Трейси.

— Да. Пересчитал все ступеньки.

— Очень жаль, — проквакала она. — Очень жаль, что ты не сломал себе шею. Но шея у тебя такая толстая, что надеяться мне не на что...

— Это ты верно сказала: никакой надежды.

Алекс двинулся к бару, и во взгляде его появилась заинтересованность.

— Уолтер, тут должна быть бутылка мартини. Сделай мне коктейль со льдом.

Потом он подошел к Нине и прижал ее к своей большой волосатой груди.

— Ну что, моя радость, тебе хорошо в нашем домике? Не скучно?

— Все просто великолепно, Алекс! Мы очень рады, что будем работать над постановкой под твоим присмотром.

Как хорошая актриса, Нина провела эту сцену безукоризненно.

Хозяин переключился на Селестину. Его губы расплылись в улыбке, мистер Блант плотоядно облизал их.

— Здравствуй, моя богиня, здравствуй... Ты уже совсем большая девочка... Никак не привыкну... Какая грудь... А ноги!.. Как себя чувствует моя богиня?

— Прекрасно.

Эта черноволосая чертовка тоже держалась отменно — не опустила глаз, хотя мистер Блант буквально раздевал ее взглядом.

— Хочу поблагодарить тебя, Алекс, — сказала Селестина. — Теперь мне комфортно в любом обществе. В свой прошлый приезд я быстро прошла с тобой курс наук, как отваживать похотливых стариков, лапающих молоденьких дур.

Лицо Алекса Бланта вмиг стало плаксивым — совсем как в тех фильмах, в которых я запомнила его. Но глаза вдруг расширились: эта скотина увидела меня.

— Эй! Что за симпатичная мордашка? И откуда? Где вы откопали такое сокровище?

Нина Фарр снова защебетала что-то насчет моей матери.

— Мэвис Зейдлиц — очень способная девушка, поверь мне, — закончила Нина.



Мистер Блант слушал ее вполуха: глаза его блуждали по моей фигуре вверх-вниз.

— Так ее зовут Мэвис? — произнес он вкрадчиво. — Добро пожаловать, Мэвис, в наш приют умалишенных! — Он улыбнулся, показав желтые лошадиные зубы. — Я не сомневаюсь, что нам удастся пристроить тебя в спектакле... Я лично подыщу тебе роль. Девушке с таким... хм, талантом нельзя прозябать в неизвестности.

— Правильно, — скривилась Трейси. — Ты сразу начнешь проверять ее таланты или прежде, чем затащить эту кобылу в койку, выпьешь?

Мистер Томчик не выдержал:

— А может, прекратим пустопорожние разговоры? — сказал он неуверенным голосом. — Мне надоели ваши шутки...

— Так мы здесь, оказывается, шутим! — загремел Алекс Блант, и бедный продюсер съежился. — Нет, дорогой, это ты у нас специалист по шуткам. Вспомни, как тебе пришлось удирать из Пеории в Чикаго, не расплатившись с труппой! Ну и сверкали у тебя пятки! Вот было смеху!

— И все-таки Уолтер прав: поговорим о делах, — твердо сказала Нина. — Что с текстами и с зонгами? Где наши авторы?

— Ребята приедут попозже, — ответил Блант и припал к мартини. Потом поставил стакан на стойку бара и добавил: — С утра работа закипит, вот увидишь.

— Она закипит, когда ты, мой котеночек, придешь в себя, а это обычно происходит во второй половине дня, — укусила его Трейси.

— Когда я работаю, я трезв! — вскинулся муж.

— Да-да, помню... Последний раз ты был трезвым в тот день, когда японцы напали на Пирл-Харбор!

И она с трудом поднялась на ноги.

— Пойду потороплю нашего евнуха с ужином. Можете занимать свои комнаты на втором этаже. Первая от лестницы — Нины, дальше по порядку — Уолтера, Селестины и этой, как ее, Мэвис!

— Трейси, я хочу тебе сказать... — Нина замялась. — Селестина и Мэвис могут пожить в одной комнате.

— Я так и думала! — Трейси ощерилась. — С вашей блондинкой надо разобраться. Дело не чисто. Вы привезли ее с какой-то целью... Повторяю: тут вам, мои дорогие, не остров Лесбос!

Быстрым шагом, еле вписавшись в проем двери, алкоголичка вышла из гостиной. Наверное, она боялась, что Нина снова влепит ей затрещину.

— Ганн звонил мне сегодня, — Алекс посмотрел на мистера Томчика покровительственным взглядом. — Дела движутся. Они закончили первый акт.

— А что с зонгами? — сразу заволновался Уолтер.

— Две мелодии у Ганна готовы, но Бэнкрофт никак не сделает нормальный текст. Надо подождать — Бэнкрофт талантливый человек.

Он снова принялся терзать бутылку мартини, выжимая из нее последние капли.

— Будем считать, что так оно и есть, — вздохнул Уолтер. — Говорят, в одну и ту же реку нельзя вступить дважды, а мы вознамерились опровергнуть это... Конечно, если Нина и Трейси найдут общий язык и тряхнут стариной... Одна надежда на то, что зритель пойдет, чтобы посмотреть на своих былых кумиров...

Тут он вспомнил, что забыл про будущую голливудскую звезду, и поспешно добавил:

— И на Селестину, разумеется!

Та недобро глянула на продюсера и чуть было снова не назвала его деревянным чурбаном. Однако сдержалась и сказала:

— Меня, между прочим, уже давно зовут сниматься в сериалах!

Нина встала между ними.

— Успокойся, Селестина. Никто не сомневается в твоих выдающихся способностях. Мы уже много раз все обсуждали, и не надо показывать характер. Кто хочет съесть плод, должен залезть на дерево. А мы все еще топчемся на одном месте.

— Ну не по моей же вине! — фыркнула дочь. — Ты же знаешь: я могу петь, не фальшивя, уже на первой репетиции.

Нина нахмурилась.

— Неужели? Лично я на первой репетиции фальшивила!

— Но никому не позволяла говорить об этом! — захохотал Алекс Блант.

— Ладно, — примирительно сказала Селестина. — Нам был обещан ужин — если, конечно, это не шуточки Трейси. Пойдем, Мэвис, приведем себя в порядок.

— Иду!

Мы вышли в холл и по винтовой лестнице поднялись на второй этаж. Раньше я считала, что такие лестницы делают исключительно металлическими, но здесь с удивлением обнаружила, что наверх ведут деревянные, продырявленные термитами ступени. Как только лестница выдерживает тушу Алекса Бланта? Большая загадка! Я поднималась и думала о том, какие они все злопыхатели, эти актеры. Так и норовят ущипнуть друг дружку побольнее. Интересно, доходит ли до кровопролития? Знал бы Джонни Рио, в какой серпентарий я опять попала!

Сколько раз зарекалась не связываться с творческими личностями, да вот не выдержала...

Селестина открыла дверь, включила свет, придирчиво осмотрела комнату и, неожиданно втащив меня внутрь, захлопнула дверь. Я опешила, но решила подождать объяснений.

— Мэвис... — Селестина мялась. — Мне нужна твоя помощь. У меня нет надежного друга...

Она с напряжением смотрела на меня, что-то прикидывая.

Я молчала.

— Ты же видишь, как тяжело с престарелыми идиотами, — Селестина вздохнула. — Мы здесь только один час, а я уже готова завыть от тоски.

— Понимаю, — кивнула я. — Лично мне хочется взять палку и хорошенько пройтись по этому дому, колотя направо и налево.

— Вот-вот! — оживилась Селестина. — Каждого в отдельности еще можно выдержать, но когда четверка собирается вместе... Если бы я могла, то послала бы всех подальше — включая собственную мамочку.

Она села на кровать, подобрала под себя ноги и обхватила коленки руками.

— Моя мама... Ты же видишь, что с ней происходит! Вбила себе в голову, что у нее появилась возможность вернуть молодость, успех и заодно протолкнуть в примы дочь. Мама просто умрет, если я откажусь делать то, что она наметила.

— Значит, сама ты не рвешься в голливудские звезды?

— Что за чушь! Мэвис, как ты могла подумать такое?! Я не то что на сцену — в переполненный зал ресторана стесняюсь входить! Но мама решила во что бы то ни стало сделать из меня актрису. И что меня бесит больше всего, так это лицемерие. Ведь под их бредовые идеи тратятся мои деньги!

— Какие деньги?

— Разве они не объяснили тебе, на чьи средства затевается мюзикл?

— Ты говоришь про финансирование? — уточнила я. — Конечно, объяснили. Сказали, что сами на мели, а деньги есть только у Алекса Бланта. Именно потому одну из ролей будет играть его жена Трейси Денбор...

— Алекс?! Алекс финансирует мюзикл?

Селестина рассмеялась нервным смехом.

— Все свои деньги Алекс вложил в развалину Олтона Эсквита, — она обвела рукой спальню. — У него нет даже средств, чтобы отремонтировать этот склеп...

— Тогда кто же тот богач, который тратится на постановку?

— Я.

— Ты?.. Ты богата, Селестина?!

— Ну, не так, чтобы очень...

Она вздохнула и положила подбородок на сцепленные на коленях руки.

— Тут все непросто, Мэвис... Когда папа умирал, он завещал все свои деньги мне. Но получить их я могу только по достижению совершеннолетия. Двадцать один год мне исполнится меньше, чем через месяц. Вот тогда я и разбогатею.

И она опять вздохнула.

Я осторожно поинтересовалась:

— И насколько ты разбогатеешь?

— Тысяч на двести, — равнодушно ответила Селестина. — Поэтому они решили нанять частного детектива — боятся потерять меня до того, как будут оформлены все бумажки на получение наследства.

Тут и я начала кое-что соображать.

— Скажи-ка, Селестина... Правда, мой вопрос не очень приятный, но что поделаешь... Кто унаследует деньги, если с тобой что-нибудь случится?

— Понимаю, — кивнула она. — Нет, вопрос хороший... Меня он тоже беспокоит. — Ее глаза стали по-детски пугливыми. — Мне в этом доме почему-то очень страшно... Видишь ли... Много лет назад моего отца посетила идея создать сериал вестернов, причем главную роль в сериале, по его разумению, должен был сыграть «бравый ковбой» Алекс Блант. Видимо, Алекс был тогда популярен. А отец... Он был продюсером, но веса в Голливуде еще не имел. На студии идею одобрили, однако главную роль захотели отдать Рэю Милларду. Папа воспротивился, начался конфликт... Короче, отец перешел на другую студию и там осуществил задуманное. К этому времени Алекс Блант снимался в каком-то фильме и в сериал не попал. Папа всю жизнь чувствовал себя по отношению к нему виноватым, ведь он клятвенно пообещал Бланту главную роль... Кажется, даже есть какое-то письменное соглашение... Что касается мамы, то ей отец не оставил ни цента — между ними была лютая взаимная ненависть. Я не знаю всех подробностей, но если со мной что-нибудь случится за то время, которое осталось до совершеннолетия, то Алекс Блант сумеет получить деньги по старому долговому обязательству. Вот так.

— Твои деньги достанутся этому борову? — удивилась я.

— Не исключено. Причем, как только Алекс их получит, то постарается тут же свернуть постановку. Я уверена, что на мюзикл он не потратит ни единого доллара.

— Селестина, у меня еще один нескромный вопрос... Сегодня в машине ты сказала, что Алекс побаивается тебя. Отчего?

На ее лицо словно тень набежала.

— Извини, Мэвис, — сказала Селестина глухим голосом и поднялась с кровати. — Я хочу принять ванну.

Она стала распаковывать свой багаж. Достала туалетные принадлежности и полотенце и скрылась за дверью ванной.

Вскоре я услышала, как льется вода.

Глава 3

Во время ужина мое неважное мнение об актерах только усугубилось: все жадно ели и пили, каждый старался урвать лакомый кусочек, громко разговаривали, бранились, зло шутили...

Когда Ахмед убрал со стола пустые грязные тарелки и подал кофе, появились авторы: драматург и композитор. Пьяный Алекс тут же подошел к ним, положив парням на плечи свои жирные, как тюленьи ласты, руки. Я думаю, он просто пытался устоять на ногах.

Ганну и Бэнкрофту было лет по тридцать. Похоже, их связывали только возраст и работа. Во всем остальном они резко отличались.

Берт Бэнкрофт — маленький, толстенький, как бочонок, с густой шапкой черных волос на голове и тонким шнурочком усов над верхней губой. Он был суетлив и привередлив, то улыбался, то хмурился — похоже, что его настроение менялось ежеминутно.

Иган Ганн — высокий блондин, стриженный очень коротко. Он был неспешен и даже слегка заторможен. Его голубые глаза смотрели из-под толстых стекол очков внимательно и бесстрастно.

— Друзья мои, вы тут всех знаете, кроме... — Алекс посмотрел на меня своими масляными пьяными глазками, почти незаметными из-за толстых щек. — Это Мэвис Зейдлиц. Сбог...смог...сногсшибательная блондинка. Рекомендую! Она хочет дебютировать в нашем мюзикле и покорить весь мир. Как считаете, девочка правильно выбрала время и место?

Голубые глаза Игана Ганна оглядели меня.

— Мэвис поет? — спросил он.

— Нет, — ответила я.

— Мэвис танцует?

— Нет.

Иган Ганн недоумевающе посмотрел на хозяина, который уже нашел свой стул и пристроил в нем свои чресла.

— Кажется, время и место не совсем подходящие для нее, Алекс.

— Ты не прав! — рявкнул тот так, что зазвенели бокалы. — Ты не видел, как Мэвис двигает попкой... То есть я хотел сказать, ты не видел ее пластику и ритмику... Это будет настоящей эротической сказкой! Мы это так поставим, что зрители застонут!

— Погоди, Алекс, — заволновался Ганн. — Но как же замысел?.. Идея?..

— Плевать мне на всякие идеи! Твое дело — музыка. А за остальное не волнуйся!

Берт Бэнкрофт тоже оглядел меня и принялся теребить свои усы.

— В чем-то Алекс прав, — нервно хохотнул он. — Это может быть вставным номером. Ты помнишь, Иган, мы говорили, что в конце первого акта нам нужно нечто зажигательное? Эротическая сказка... Хм...

— Берт, ты резко поглупел, попав в этот дом, — холодно процедил Иган.

— Черт побери! Ты сочиняешь музыку? Ну и сочиняй! — вскричал Бэнкрофт. — Автор сценария — я!

— Автор либретто, не более, — вздернул нос Ганн. — Назвать сценарием то, что ты написал, нельзя. Ни одного свежего образа. Сплошные штампы. И это называется «произведением на современную тему»!

Алекс Блант понял, что сейчас они разругаются, и решил вмешаться:

— Давайте отложим спор на потом. У нас еще будет время поговорить, как и где вывести Мэвис на сцену. Друзья! Как насчет выпить? Мартини со льдом, а?

Он встал и повел Бэнкрофта и Ганна к бару.

Селестина наклонилась ко мне:

— Мэвис, не принимай слова Игана Ганна всерьез: он против тебя потому, что ты ему понравилась. Этот сухарь страшно конфузится в обществе хорошеньких девушек, уж я знаю. И начинает корчить из себя Моцарта. Ты его приручишь в два счета.

— Да ну!.. — отмахнулась я. — Толстячок показался мне более симпатичным.

— Оставляю его тебе, — засмеялась Селестина. — Дальше все пойдет, как по расписанию: эта компашка надерется и начнет вспоминать, кто и где играл, пел или музицировал и кто делал это лучше. Лично я от их бредней уже сдыхаю. Не выношу ностальгические ахи и охи. Пойду спать. Увидимся утром, Мэвис.

— Слушай, Селестина, я буду у тебя за стеной, и если вдруг кто-то начнет ломиться в дверь, стучи — приду на помощь.

— Договорились.

Она, улыбаясь, поднялась и пошла наверх. Я с чашечкой кофе пристроилась на диванчике и почти сразу же почувствовала, что кто-то плюхнулся рядом. Повернулась: так и есть — толстячок.

— Не хотите выпить? — спросил он и протянул мне бокал, в котором позвякивали льдинки.

— Я не пью ни виски, ни мартини.

— И правильно делаете, — расплылся в улыбке мистер Бэнкрофт. — Но я принес вам не виски, а лимонад. Очень освежает.

Я отпила немного: действительно освежает. Честно говоря, я могу выпить и более крепкий напиток, особенно, если это нужно для дела — любовного или какого иного. Но просто так не пью.

— Плюньте на Игана, он всегда пыжится, когда видит красивую девушку, — зашептал на ухо толстячок, придвинувшись ближе, чем надо. — Все знают, что парень просто комплексует.

— Ваш Иган меня нисколько не волнует, мистер Бэнкрофт, — заверила я его.

— Зовите меня Бертом.

— Хорошо. А вы можете звать меня Мэвис.

Толстячок сразу глубоко задышал и придвинулся еще ближе. Глаза его сделались, как два голубиных яйца.

— Благодарю, Мэвис, — сказал он так, как будто я пообещала ему спеть на ночь колыбельную.

— Как дела? — поинтересовалась я. — Мечтаю получить в вашем мюзикле малюсенькую, но роль.

А сама подумала: «Если бы Джонни видел меня сейчас подлизывающейся к драматургу!.. У него бы селезенка лопнула от смеха».

— Все замечательно, — вздохнул Берт, — кроме парочки пустяков.

— Хочу услышать о будущем спектакле из первых уст, — сказала я так, что самой стало противно.

Толстяк начал теребить свои усики.

— Ну... Нам надо создать нечто ностальгически-трепетное из жизни полузабытой кинозвезды... Я говорю про Нину Фарр. Мы придумали с Иганом кое-что. Но тут Нина выкинула номер: притащила эту крашеную рухлядь, у которой нет ни шеи, ни талии. Когда-то она играла роли авантюристок, но это не значит, что и сегодня ее можно затянуть в корсет и заставить танцевать канкан.

— Понимаю, кого вы имеете в виду, — Трейси Денбор.

— Да, Трейси... — Он посмотрел на меня и вздохнул. — Мы придумали такой ход: спектакль в спектакле. Изнанка мюзикла. Репетиции и все такое... О чем это я еще хотел сказать? Ах, да! — Берт хлопнул себя потной ладонью по лбу. — У главного персонажа, кинозвезды, которая решила тряхнуть стариной, есть красавица-дочь. Мать хочет сделать из нее знаменитость, но дочь не интересуют ни кино, ни театр. Она мечтает лечить туземцев где-нибудь в дебрях Африки или Австралии. Подвижническая натура... Однако дочь хочет помочь своей мамочке: ходит на репетиции, подбадривает, утешает... Ну, как мы придумали?

— Класс! — я сделала восхищенное лицо. — И чем все заканчивается?

— Сейчас расскажу. Но я вижу: ваш бокал пуст. Разрешите снова его наполнить?

— Пожалуйста.

Пока толстячок вертелся у бара, я провела «наружный осмотр» гостиной. Иган Ганн, очевидно, отправился спать, раздосадованный тем фактом, что моим вниманием овладел его соавтор. Лежит, наверное, в койке и кусает локти от досады. Алекс Блант и Нина Фарр заняли вдвоем одно кресло. Хм... Я не пуританка, однако подобные трюки проделываю только в интимной обстановке, а не на виду у всех. Черт побери! Трейси и Уолтер делают то же в другом кресле! Если Нина сидела на коленях у Алекса, то Уолтер — на коленях у Трейси. Воздержусь от комментариев.

Вернулся Берт, неся два бокала с лимонадом. Берт сел и прижался к моему бедру, надеясь на ответный жест. Я не стала его делать, впрочем, и отодвигаться тоже.

Драматург произнес какой-то сложный тост — на хинди, как он пояснил. Когда я попросила перевести его, Берт покраснел.

— Это пожелание... Чтобы ваша грудь не осталась без внимания... Мэвис, вы можете не беспокоиться. У вас такая потрясающая фигурка... На чем я остановился?

— На пересказе сюжета, — я поставила пустой бокал на столик. Берт сделал то же самое.

— Да... На премьеру стареющей кинозвезды пришли друзья Нины — актеры, режиссеры, критики... Ну, в общем, половина Голливуда и часть бродвейской публики. Они должны стать свидетелями триумфа актрисы. И вот...

Он умолк, затягивая мелодраматичную паузу. Я терпеливо ждала.

— И вот за пять минут до начала спектакля актрисе сделалось дурно. Нервы не выдержали, сказалось напряжение... За кулисами — паника. Что делать?

— Я знаю. Раз дочь посещала все репетиции, она невольно выучила роль назубок. Пусть дочь отыграет премьеру вместо матери.

Кажется, я сразила этого гения наповал. Берт только хлопал глазами. Наконец он закрыл рот и сухо поинтересовался:

— Кто вам рассказал? Иган?

— Нет. Я догадалась сама.

Тут мистер Бэнкрофт окончательно расстроился и умолк. Его губы надулись, а усики задрожали.

— Не огорчайтесь, Берт, — попробовала я вернуть ему хорошее настроение. — Я догадалась о таком повороте, потому что очень внимательно слушала вас и смотрела... Я умею читать мысли других людей... Иногда.

Он долго решал: поверить мне или нет. Мой ласковый взгляд сделал свое дело, и толстячок оттаял.

— Мэвис, все должно быть так, как вы сказали: вместо матери на сцену выйдет дочь. Но публика ведь, надеется увидеть своего старого кумира — рыжеволосую Нину. Поэтому дочери придется надеть рыжий парик.

— Это будет триумф Нины, — подхватила я. — Все ведь уверены, что видят именно ее — такую легкую, веселую, музыкальную...

— Вы опять прочитали мои мысли?

Тут он обиделся всерьез. Надулся, напыжился и даже отодвинулся от меня.

— Я угадала чисто случайно! Извините, Берт. Но как вы все прекрасно придумали! Замечательная идея! Ужасно интересно!

Он покосился, но ничего не сказал.

— Берт, милый, я и не думала дразнить вас. Все вышло ненароком... Что по сюжету было после премьеры? Расскажите! Я сгораю от любопытства.

— Но вы все знаете! — разлепил он плотно сжатые губы.

— Честное слово — нет! Хотите поклянусь?

После непродолжительного молчания драматург продолжил:

— Ладно, слушайте... Шоу стало сенсацией Бродвея. Бурная реакция в прессе, записи на радио... Мать молчит, но дочь... Она ведь попала в сложное положение: вынуждена быть на сцене собственной матерью, то есть выступать вместо матери...

— Представляю, как она мучается! — с жаром воскликнула я, боясь переиграть.

— И вдруг сюжет делает крутой вираж...

— Не может быть!

Толстячок снова навалился на меня всем телом.

— Когда-то Нину любили два человека. Она выбрала одного и вышла за него замуж — он стал отцом ее дочери. К тому моменту, когда затевается премьера на Бродвее, он умирает. Нина — вдова. Что касается второго мужчины, то этот человек оказался однолюбом. В его жизни есть только одна женщина — Нина. Стараясь ее забыть, он лазает по горам, участвует в военных операциях, забирается в прерии и джунгли... Случайно узнает о готовящейся шумной премьере на Бродвее — прочел в какой-то газете. И захотел увидеть Нину. Пришел на спектакль. А после шоу прибежал с цветами за кулисы, чтобы поздравить любимую женщину с грандиозным успехом. Он предлагает ей руку и сердце. А на самом деле разговаривает с дочерью в гриме Нины. Вы представляете, Мэвис? Девушка видит перед собой благороднейшего мужчину, влюбляется в него! И продолжает играть на сцене!

— Что за...

Я прикусила язычок, чтобы не обидеть «творца» словом «ахинея».

— Берт, вам не кажется, что в вашей пьесе все запутались? Как вы думаете развязать этот узел?

— Вот! — Глаза его заблестели. — Вы попали в точку! Развязка!

— Ну и?..

— Дочь так вжилась в образ собственной матери, что не может уже быть сама собой. Обращаясь к Нине, она говорит: «Я люблю его так же, как и ты, мама!». Каково? В темноте белеет ее лицо, и губы шепчут...

— Да, зал будет потрясен.

— Они у меня зарыдают, как дети! — Берт потряс своими пухлыми кулачками. — Они почувствуют, что такое — любовь!

На всякий случай я повторила, как завороженная:

— Они почувствуют... Но ведь это еще не конец?

— Да.

Он сник, как будто мой вопрос был острой иголкой и из мистера Бэнкрофта вышел весь воздух. С тоской глянул на пустой бокал.

— Я еще не придумал, чем все это закончить... Нет вдохновения. Конечно, прицепить какой-нибудь финал можно, но я не ремесленник. Я — мастер! А вдохновение... Оно придет.

— Конечно, Берт.

— Давайте выпьем еще. Я принесу лимонада.

— Спасибо. Принесите. Здесь стало что-то жарко и душно.

Не успел мистер Бэнкрофт встать с диванчика, как перед нами возникла, словно привидение, долговязая фигура Игана Ганна. Композитор осуждающе смотрел на соавтора сквозь толстые стекла очков.

— Я пришел, чтобы напомнить тебе, Берт, о завтрашнем раннем подъеме, — сказал он. — Ты не забыл, что у нас полно работы?

— Завтра я буду свеж, как утренняя роза, — пробормотал драматург.

— Сомневаюсь, — Иган Ганн выразительно посмотрел на бокалы в обеих руках Берта. — Ты не уймешься, пока не нагрузишься под завязку. А потом будешь дрыхнуть до обеда.

— Да будет вам известно, мистер Ганн, что мы пьем исключительно лимонад! — решила я встать на защиту толстячка. — Так что ваша риторика здесь неуместна.

— Знаю я этот «лимонад»! — фыркнул Иган. — Две части водки и три части шипучего лимонного сока. Да еще пара кубиков льда. Когда пьешь — вкус спиртного неощутим. Зато потом...

Я глянула на драматурга.

— На вашем месте я обозвала бы мистера Ганна интриганом!

— Вы зря беспокоитесь, Мэвис, — Берт облизал пересохшие губы. — Водка совсем некрепкая...

— Она — из той бутылки, что Алекс прячет за батареей виски. Сорок градусов, только и всего, — усмехнулся Иган.

— Что?!

Я хотела подняться и бросить в лицо этого наглеца какую-нибудь убийственную остроту, но ноги неожиданно перестали мне повиноваться, стены гостиной качнулись и поехали... В отличие от меня Берт Бэнкрофт довольно резво вскочил и затараторил:

— Спокойной ночи, Мэвис. Встретимся завтра. Иган прав: пора на боковую.

— Спокойной ночи.

Слова давались мне с трудом, язык заполнил всю полость рта и еле-еле поворачивался — как амбарный ключ в проржавевшем замке. Мне многое хотелось сказать коварному драматургу, но вместо слов я издавала какое-то мычание.

Берт исчез в мгновение ока.

Иган Ганн наклонился ко мне.

— Как вы себя чувствуете, мисс Зейдлиц?

— "Я люблю его так же, как и ты, мама!"... Не обращайте внимания... Я сегодня слышала и не такое...

— Понимаю. Берт мне тоже все уши прожужжал. Может, вы знаете: он придумал, чем закончить эту белиберду? — озабоченно спросил композитор.

— Вам не кажется, что стены уже накренились и сейчас упадут? Мы будем погребены под обломками, — с трудом выдавила я из себя.

— Я вынесу вас на руках, — пообещал Иган. — Могу приступить сейчас же. Где ваша спальня?

— Не выйдет! Что за гнусная мысль! И не думайте!

— Ну вот еще! — фыркнул он. — Неужели вы полагаете, что я хочу воспользоваться тем, что вы пьяны, чтобы соблазнить вас, и все прочее?!. Никогда! И потом, вы же сами сказали, что стены накренились. Давайте поднимемся на второй этаж — там стены ровные.

— Разумно, — согласилась я.

— Знаете что, Мэвис, у вас нет другого выхода, как только довериться мне, — сказал Иган и, подхватив меня за талию, рывком сдернул с дивана. — Закройте глаза и двигайте ногами вперед. Все остальное мне придется сделать самому.

Я закрыла глаза и попробовала переставлять ноги.

— Не так! — заорал Иган. — Вы пятитесь! А я сказал «вперед». Перед находится там, где нос. Где ваш нос, Мэвис?

— Господи, где же он? — мне почему-то стало так обидно, что я чуть не расплакалась.

— Да не танцуйте же! Вперед!

Кажется, я двигалась. Перед внутренним моим взором все время проплывали потрясающие видения. Голова катилась параллельно туловищу: это был огромный глазастый шар. Ноги представлялись мне колоннами античного храма. Рук вообще не было.

— Добрались до лестницы, — послышался голос Игана.

Я открыла глаза. Лучше бы я этого не делала! Огромные ступени винтовой лестницы были что горные вершины. Вскарабкаться на них можно было только с помощью рук. Я опустилась на четвереньки и принялась покорять первую ступеньку.

— Что вы делаете? — простонал мой спутник. — Вы потеряли пуговицу? Стоит ли она ваших усилий?

— Я ищу не пуговицу, а путь к вершине! Если вы этого не понимаете, значит, вы либо пьяный, либо тупой. Я преодолею этот подъем, чего бы мне это ни стоило!

Ну и болван! Я даже вскрикнула, когда Иган Ганн схватил меня поперек туловища и перебросил через плечо. Глазам моим открылась потрясающая перспектива, я пожалела даже, что у меня нет таланта художника или режиссерского гения... Но тут начался такой кошмар, такой кошмар... Меня затошнило. Содержимое моего желудка могло украсить новый костюм Игана Ганна, однако этого не случилось: меня поставили на ноги. Ганн поддерживал за плечи и толкал коленкой вперед.

— Мэвис, ваша спальня здесь?

Дверь как дверь. Интересно, она двойная? Или у меня в глазах двоится? Нет, дверей двое. Точно.

— Моя спальня здесь! — твердо произнесла я, указав на левую дверь, и икнула.

— Как вы себя чувствуете?

— Порядок!

Я пригладила волосы. Они были такими тяжелыми, что голова откинулась назад.

— Дальше справитесь сами? — заботливо спросил композитор.

— Не сомнивась...

Я хотела утвердительно кивнуть головой, но кто-то ударил меня по лбу так, что я едва удержалась на ногах.

— Осторожно, Мэвис! Так вы расшибете голову, — воскликнул Ганн.

— Спасибо, что вы меня проводили, мистер Ганн.

— Пожалуйста, называйте меня просто Иганом, — застенчиво улыбнулся высокий блондин.: — Я понимаю: имечко дурацкое, но родителям в свое время оно показалось самым красивым... А что касается Берта, то завтра он у меня получит! Вы ведь не пьете ни виски, ни водку, так, Мэвис?

Я снова хотела кивнуть, но вовремя сдержалась.

— Я пью, но очень редко. Не нахожу вкуса в спиртном.

— Но у водки и нет вкуса.

— Э-э... Это не так. Но мистер Бэнкрофт — свинья. Так ему и передайте. Мог бы и предупредить, что под слоем лимонной шипучки скрывается сорокаградусная тварь...

Неожиданно я почувствовала, что ноги плохо держат меня и расползаются — как будто я стою на скользком льду.

— Спокойной ночи, Иган!

— Спокойной ночи, Мэвис!

Он стоял и смотрел, как я вхожу в спальню и включаю свет. Потом вздохнул и пошел к лестнице.

— Берегитесь ступенек! — крикнула я вслед Ганну и захлопнула дверь.

Боже, сколько на мне одежды! Целая вечность ушла на то, чтобы стащить сапожки. Блузка поддалась со второго захода. Молнию брюк я не могла обнаружить минут пять. «Мэвис, с чего ты так переживаешь? — сказала я сама себе. — Разве земля перестанет вращаться оттого, что ты останешься пленницей собственных брюк? Ложись в них. Разве это безнравственно — спать в штанах?».

Я упала на кровать лицом вниз и стала обдумывать проблему: куда могла деться эта проклятая молния. Неужели всю оставшуюся жизнь я проведу исключительно в брюках? А как же вечерние платья? Впрочем, под длинным подолом никто ничего не заметит. А как же мужчины?.. Увы, теперь моей сексуальной активности пришел конец.

С этой печальной мыслью я уснула.

Глава 4

— Я должен найти его!

Голос прозвучал так явственно, что я была вынуждена ответить:

— Здесь никого нет. Уходите.

И поглубже зарылась в постель.

— Он где-то здесь, — пробилось ко мне. — Я столько лет жду этой минуты... И теперь я знаю, что он рядом, совсем близко...

Я резко села на кровати и чуть не вскрикнула. Голова раскалывалась, в висках стучало.

У самой стены стоял какой-то тип. Ужасный, синевато-серый... Бог мой! Я же голая до пояса! Схватив одеяло, я натянула его до подбородка и приказала громким шепотом:

— Выметайтесь отсюда!

Он совсем не смотрел на меня. Взгляд его был устремлен куда-то в самый угол комнаты. Я тоже глянула туда. Ничего интересного.

— Это произошло так давно, — продолжал вещать незнакомец у стены, — но для меня это было словно вчера...

— Если вы немедленно не уберетесь из моей комнаты, я закричу.

Казалось, он меня не слышал.

— Они считают, что это я ее убил. Как будто я мог убить ее! Мою прекрасную обожаемую Мэри! Да я пылинки с нее сдувал. Я любовался, жил ею... Нет, Мэри убил один из этих подонков, что съезжались на мои вечеринки. Зачем я принимал этот сброд? Что за затмение разума? Почему я не поинтересовался, что они делают в подвале? И разве после этого я не кретин?! Они поклонялись сатане! Они принесли ему в жертву мою несравненную Мэри! Боже, как представлю, что Мэри, окровавленная, лежит на алтаре...

— Кто вы? — вскрикнула я. — Вы — сумасшедший? Любите пугать публику своими откровениями?

Но этот гад снова пропустил мои слова мимо ушей. Он говорил и говорил, его челюсти, как жернова, перемалывали ужасные признания:

— Они нарисовали на ее высоком чистом лбу раздвоенное копыто. Нарисовали ее же кровью. Они попрали все святое... Тот, кто расчленил тело моей Мэри, понесет жестокое наказание. Он заплатит дороже, чем остальные сатанисты. Нет, это не оккультизм, это преступление. Они все заплатят, и очень дорого...

Внезапно незнакомец исчез — растаял в воздухе, как сизый туман. Потом неожиданно появился снова, причем лицо его стало огромным.

— Слушайте меня, — произнес он загробным голосом. — Вы должны помочь разыскать убийцу. Я должен отомстить, и я отомщу! Справедливость восторжествует!

Он помолчал. Я тоже не открывала рта. Тогда монстр продолжил свой монолог:

— Они все виновны, все, кто был тогда в подвале, в том числе и Джон Меннинг...

— Да отстаньте вы от меня, — не выдержала я. — Не знаю я вашего Джона Меннинга.

Вряд ли незнакомец разобрал эту реплику, потому что зубы мои выбивали отчаянную дробь. Дрожа от страха, я еще выше натянула одеяло.

— Грехи отцов переходят на их детей, но вы можете искупить грех отца, — ответил мне этот сумасшедший.

Его синюшное лицо вдруг заколыхалось, затуманилось.

— Я приду еще раз... Мы поговорим... Скоро... И исчез. Испарился.

Нервы мои были напряжены до предела, сердечко колотилось, как у пойманной птички. Что происходит? Кто этот человек? А может, я сошла с ума? Неужели я подвержена галлюцинациям?

Я принялась трясти головой, чтобы сбросить остатки сна и окончательно протрезветь. Боль из висков переместилась куда-то в область лба. Лоб стал тяжелым-тяжелым, я не удержала голову и уткнулась носом в подушку. «Сейчас умру». Как ни странно, но эта мысль успокоила меня, и я уснула крепким сном.

Открыв глаза, я увидела Селестину.

Голова моя больше не болела, хотя я слышала какой-то гул и звон. Глаза открылись с трудом, но все же открылись, что, несомненно, было личной победой. Слава Богу, утро. У зеркала вертится Селестина. Она в белом бюстгальтере, отделанном тончайшими кружевами, и белых трусиках.

— Привет, — сказала я и не узнала своего голоса: он принадлежал не веселой девушке Мэвис, а какой-то мегере-алкоголичке.

— Привет, Мэвис, — ответила Селестина. — Ну, как ночка?

— Удалась. Спасибо, что разбудила.

— Пустяки.

Она взяла щетку и принялась расчесывать волосы, корча в зеркале премиленькие гримасы.

— Иган рассказал мне, что выкинул вчера этот жирный Бэнкрофт. Странно, что ты попалась на его удочку. Он опоил тебя!.. Между прочим, ты провела эту ночь в моей комнате.

— Это твоя комната?

Я мгновенно вскочила на ноги. Глянув на меня, Селестина так и покатилась со смеху.

— О... Извини, Мэвис...

— Это я должна извиняться.

Новый взрыв хохота.

— Никогда еще не видела, чтобы девушка спала в таком виде, — смеялась Селестина.

— Понимаешь, вчера я не могла найти молнию в брюках... Проклятые брюки никак не поддавались, — принялась оправдываться я.

Мой ответ вызвал очередной прилив смеха. Пришлось насупить брови.

— Ну да, в брюках... И что тут такого?

— Извини, Мэвис. Мне не следовало смеяться.

На самом деле было видно, что Селестина забавляется от души.

— А почему тебя не было здесь вчера, когда я ложилась спать? — спросила я, подозрительно косясь на эту чертовку.

— Я захотела прогуляться перед сном, а, когда возвращалась, столкнулась с Иганом. Он мне все рассказал и посоветовал не трогать тебя. Я вошла, увидела, что ты спишь в моей постели, и решила переночевать в твоей. Неплохое решение?

— Да, — буркнула я. — А этого Бэнкрофта, если он захочет рассказать мне свою очередную пьесу «под лимонад», я просто кастрирую. Если бы не Иган Ганн...

Я натянула на себя блузку, надела сапожки.

— Тебе, Мэвис, надо принять душ, — посоветовала Селестина.

— Душ и аспирин.

— А вот я по-настоящему была пьяной только один раз, — призналась Селестина, мигом утратив веселость. — Провела, так сказать, эксперимент. Ну и нализалась... Бр-р... Это избавило меня от алкоголя раз и навсегда. Не переношу даже запаха.

— Ты правильно поступаешь. Алкоголь — гадость! Ну и кошмары меня мучили! — я тяжело вздохнула. — Знаешь, что мне привиделось? Вот здесь, у стены, стоял какой-то сумасшедший: лицо синюшное, руки синюшные, костюм сине-серый... Он разговаривал со мной! Нет, точнее будет сказать, разговаривал сам с собой. А потом как начал пугать...

— У меня сон был получше, — Селестина мечтательно закатила глазки. — Представляешь, лежу я на диванчике, а рядом со мной — супермен. Красивый, накачанный... Волшебная музыка... Он шепчет мне слова любви... И тут входит мама и говорит, что пора на репетицию.

— А вот мой «супермен» даже не заметил, что я сижу перед ним на кровати полуголая.

— А может, это был коммивояжер, продававший бюстгальтеры и прикидывавший, какой именно подойдет тебе? — усмехнулась подружка.

Я неодобрительно хмыкнула. А Селестина снова рассмеялась.

— Наверняка он страшно разочаровался: тебе, Мэвис, не нужны никакие бюстгальтеры. Высокая грудь — убытки для коммивояжеров.

— Да нет же, не был он продавцом... И на меня не смотрел. Бормотал о каких-то сатанистах... Причем, один из этих людей виновен больше других и ему надо отомстить в первую очередь... Бред, одним словом. Ну да, ладно. Пойду под душ.

— Правильно. А я тебя подожду. А потом мы пойдем завтракать.

Приняв душ, я поняла, что могу обойтись и без аспирина. Голова уже больше не гудела, глаза смотрели ясно. Забросив чертовы брюки подальше, я облачилась в мини-юбку. Если есть ноги — зачем их скрывать?

Селестина уже поджидала меня, и вместе мы спустились в столовую. На Селестине тоже была мини-юбка — раза в три короче моей. Лично я стараюсь такие не надевать. Наденешь — а потом даже наклониться не можешь. Почему-то у мужчин мини-юбки вызывают немедленное желание ущипнуть или похлопать девушку по тому месту, которое обычно спрятано от их завидущих глаз. Мало ли кому что нравится! Не обязательно же руками трогать. Помню, когда я отдыхала в Италии, у меня вся попка была в синяках. Ужасно!

Завтрак мне не понравился: еда, как говорится, на скорую руку. Кто же ее, интересно, готовил? Мы с Селестиной в одиночестве попивали кофе, потом к нам присоединились Нина, Уолтер и Иган. Композитор выглядел бодрым и свежим, а престарелая парочка — как с того света. Лица помятые, под глазами — мешки... Вплыла Трейси Денбор. Ну и страшилище! Она напялила на себя красные шорты — это при ее-то фигуре! — и белую длинную рубаху.

— Откуда такое похоронное настроение? — закричала Трейси с порога. — Кто умер?

— Бога ради, Трейси, помолчи, — зашипела на нее Нина. — И не надо играть перед нами. Я не сомневаюсь в твоих способностях. Ты — настоящая вамп.

— Да-да, — замурлыкал мистер Томчик. — Я убедился этой ночью...

Он покраснел.

— Ты был настоящим тигром, — заулыбалась Трейси, — а притворялся котенком.

Нина криво усмехнулась, а я подумала, что старички, видимо, провели бурную ночь. Интересно, как далеко они зашли?..

Уолтер подавился пирогом и закашлялся.

— Что-то вы все расслабились, — пробормотал Иган Ганн. — Ничего не имею против вечеринок, плясок и тому подобного, однако не мешало бы и поработать. Напоминаю, что на это утро у нас было запланировано очень много. Не так ли?

— Разумеется, — фыркнула Нина таким голосом, как будто композитор сказал нечто неприличное.

— Ну конечно! — поддакнул мистер Томчик.

— Это ваши проблемы, а не мои, — процедила Селестина, но на нее никто не обратил внимания.

— И должна вам заметить, мой дорогой мистер Ганн, — Нина прищурила глаза, — что вы напоминаете мне говорящего попугая: «Работать, работать...».

— Извините, если мое замечание задело вас, дорогая «подружка Бланта», — насмешливо улыбнувшись, парировал Иган Ганн. — Не шокирует, что я вас так называю? Мы ведь понимаем, что это шутка...

— Еще раз пошутишь, мальчик, — убью!

Глаза Нины Фарр налились кровью. Ну и дела!

Иган Ганн рассмеялся.

— Хорошо, все шутки — в сторону. Мне кажется, что...

В этот момент в столовую ввалился Алекс Блант, такой же помятый, как и остальные экс-звезды, и такой же мнимо веселый.

— Привет! — заорал он.

От его утробного рева у меня сразу заболела голова. Жаль, все же, что я не приняла аспирин.

— Ну что, живы? — вопрошал Блант, оглядывая Нину, Трейси и Уолтера. — Неплохо покувыркались, а? Ночная оргия завершается утренним кофе! Приветствую вас, дети мои!

— Явился фигляр, — тихо сказала Селестина. — Сейчас начнет мозги пудрить, обзывать «детьми», «придворными», «рабами»...

— Дорогой Алекс, — защебетала Нина,; — все прекрасно, но поубавь громкости. Твой голос — это какой-то звериный рык. Сохрани голосовые связки для следующей ночи. А днем говори потише, если не хочешь, чтобы твои гости оглохли.

— Ты права, милая, — и Алекс отвесил Нине поклон. — Извините, миссис Меннинг, что я оглушил вас.

— Миссис Меннинг? — встрепенулась я, сразу вспомнив ночной кошмар. — А кто тогда Джон Меннинг?

— Мой бывший муж, — отрезала Нина Фарр.

— И мой отец, — сказала Селестина.

— Твой отец?!

— Да, — Селестина удивленно посмотрела на меня. — Я думала, что ты это знаешь.

— Нет... Значит... Я как-то не сообразила, что у твоего отца есть имя... и фамилия...

— Джон Меннинг был не только моим отцом, но и самым лучшим другом.

Она вздохнула и принялась вертеть в пальцах хрупкую кофейную чашечку.

Алекс, даже не усевшись как следует за стол, тут же схватил самый большой кусок пирога и принялся торопливо запихивать его в рот — как будто кто-то мог отобрать у этого тучного быка его пайку. Жуя, он разговаривал сам с собой:

— Джон... Славный был парень. Второго такого человека я не встречал. В один прекрасный день он появился в моей жизни и сказал: «Мистер Блант, вы должны сыграть роль ковбоя в музыкальном сериале! Это будет настоящей сенсацией». И знаете что? Он оказался прав!

— На этот счет были разные мнения, — прошелестела Трейси.

— Помолчи, много ты понимаешь... — Алекс бросил в нее недобрый взгляд. — Джон видел дальше всех. Ну и что с того, что я не умел петь и, тем более, не умел скакать на лошади. В кино немые говорят и безногие танцуют. Самое главное — успех! Успех любой ценой. И он у меня был!

— Верно, Алекс, — сказала Нина, и голос ее стал сухим и ломким. — Но мне неприятны твои похвалы в адрес бывшего муженька: те пять лет, которые я с ним промучилась, были настоящим адом.

— Кто в вашей семье мучился больше: ты или Джон? — усмехнулась Трейси.

— Меня тошнит от вас! — выкрикнула Селестина и рывком встала из-за стола.

— Сядь и прекрати истерику! — прикрикнула на нее мамаша. — Что за детские выходки? Ты не ребенок! Создала культ папочки и молится! Лучше бы постаралась понять меня и разобраться в том, что было. Твой обожаемый отец — мерзавец! Он хорошо сделал, что умер, иначе...

Она поперхнулась своей злобой и умолкла. Селестина села, плечи ее опустились. Если бы не сотрапезники, которые не без интереса наблюдали за этой сценой, Селестина наверняка расплакалась бы. Я ощутила вдруг прилив необъяснимой нежности и сочувствия... Да, с такой мамочкой, как Нина, радости мало, это ясно.

— Тогда была другая эпоха, — изрек Иган Ганн. — Добиться успеха можно было легко, один раз удачно спев песенку или покрасовавшись на лошади. Золотое времечко!

— Что вы имеете в виду? — Трейси подняла брови и уставилась на композитора немигающим взглядом.

— В сороковых годах фильмы создавали особую атмосферу, которой так не хватало в реальной жизни. В пятидесятых, когда о войне уже забыли, все изменилось...

— Те фильмы были просто очень хорошими, — возразила Трейси. — Настоящие шедевры.

— Не думаю, — Иган взглянул на Нину. — Давно хотел спросить вас: почему вы перестали?..

— Что перестала? — быстро произнесла она.

— Почему вы перестали сниматься в кино? И вы, и Трейси Денбор вдруг так резко сошли с экранов...

Нина тревожно взглянула на Селестину и с трудом отвела глаза.

— Мы перестали сниматься, потому что... Просто студии стали приглашать других актеров.

— Поменялись вкусы, — вставил мистер Томчик. — Золотая жила оказалась выработанной. Зрители захотели чего-то другого, более современного, а ковбойские штучки приелись...

— У меня есть свое мнение на этот счет, — сказал Иган Ганн. — Я специально изучал материалы и вот что скажу: фильмы с участием Нины Фарр и Трейси Денбор все время приносили студии стабильный доход. Например, последний фильм с вашим участием — кажется, он назывался «Лунный свет хрустального замка» и вышел в сорок восьмом — дал два миллиона прибыли. Что еще надо! Но тем не менее, как это ни покажется странным, вас перестали снимать.

— Зато другие музыкальные фильмы принесли громадные убытки, и на студии перепугались, — пояснила Трейси. — Поэтому решили не рисковать.

— То же самое произошло и с моим поющим ковбоем, — протрубил Алекс Блант. — Продюсеры не хотели искушать судьбу и вкладывать деньги в постановку, которая может провалиться.

— И что же с вами было все эти годы? — не унимался композитор. — Вам не хотелось вернуться на экран или на сцену?

— Ради чего? — фыркнул Алекс. — У нас были слава и деньги. Разве не к этому стремится каждый? Потом появились отвлекающие моменты...

— Я, например, вышла замуж, — скривилась Нина. — Лучше бы пошла в билетерши.

— А вы? — Иган посмотрел на Алекса. — У вас не было желания вернуться к прежней работе?

— Для чего? Мне было и здесь хорошо.

— Ваш дом связан со скандалом. Убийство Мэри Блендинг и самоубийство Олтона Эсквита в сорок седьмом году...

— Ну уж нет! Я купил дом через два года, когда все забыли историю Эсквита. Купил задешево, между прочим!

— Он заплатил столько, сколько ему отвалили за одну ковбойскую песенку, — хихикнула Трейси.

— Так, значит, скандал произошел в сорок седьмом?! — воскликнула я. — Мне сказали, что Олтон Эсквит был звездой немого кино, и я решила, что все, связанное с этим домом, происходило еще до войны.

— Олтон действительно был звездой, — кивнула Трейси, — но к сорок седьмому году о нем стали забывать. Олтону повезло: он «взлетел» еще в те времена, когда налоги были просто смешными, и шутя сколотил состояние. После смерти на его банковском счете осталось несколько миллионов!

— Мне это надоело, я хочу прогуляться, — заявила Нина и встала. — Пойдем, Уолтер.

— Я с тобой, дорогая.

Я видела, что мистер Томчик еще не допил свой кофе, но он поспешно отодвинул чашку и встал.

— Какие замечательные темы для бесед за столом, — холодно произнесла Нина. — Сначала — про моего мужа-мерзавца, потом — про этого самоубийцу Эсквита!

— Когда же мы будем работать? — опять заныл композитор.

Алекс, жуя и заглатывая очередную порцию, глянул на часы. Едва прожевав, он сказал:

— В половине одиннадцатого собираемся в гостиной.

— Ладно, — бросила Нина и, схватив Уолтера под руку, потащила к двери.

Последним в столовую явился Берт Бэнкрофт. Пряча глаза, он пробормотал «Привет», уселся на место Уолтера Томчика и плеснул себе в чашку из серебряного кофейника.

— Как спали, гений? — саркастично спросила Трейси. — Или вы этой ночью творили? Писали стихи? Сочиняли новое либретто? Трудились над книгой?

— Пытался уснуть, — прохрипел драматург.

— Вас тоже мучили кошмары? — произнесла я ледяным тоном.

Берт посмотрел на меня и страдальчески сморщился. А затем поспешно уткнулся носом в кофе. Шея его побагровела и мочки ушей стали красными.

— А вы знаете, я не видел ни одного его фильма, — неожиданно произнес Иган Ганн.

— Вы не видели фильмов по сценарию Бэнкрофта? — Алекс посмотрел на композитора в недоумении.

— Да нет же! Бэнкрофта я знаю, как облупленного. Я говорю про Эсквита. Что он представлял собой как личность? Как выглядел?

И тут на меня что-то нашло. Я решила разыграть это сборище идиотов от кино.

— Могу описать, — громко произнесла я. — Не очень высокий, скорее блондин, чем шатен, волосы длинные, зачесаны за уши, лицо с мелкими чертами, слегка вытянутый нос с острым кончиком, подбородок тоже заострен... Такое ощущение, что Эсквит вот-вот вас клюнет... Странно, но обычно женщины обожают таких уродцев...

«Чего завелась, Мэвис? — думала я про себя. — Молчала бы в тряпочку. Так нет же, разозлилась и понесла...»

За столом установилась напряженная тишина. Я налила себе еще кофе и принялась размешивать сахар. Позвякивание ложечки было каким-то зловещим.

Я подняла глаза. Все смотрели на меня и только на меня. Алекс Блант даже перестал жевать.

— Я что, описала Бестера Китона?

— Нет, — Алекс откинулся на спинку кресла. — А где вам удалось посмотреть немые фильмы?

— Я не видела немых фильмов. Я родилась попозже.

Моя улыбка вышла неестественной.

— Он умер в сорок седьмом... Вы не могли помнить его... Вы были тогда еще ребенком... — Трейси смотрела на меня недоверчиво.

— Кто «он»?

— Олтон Эсквит!

— Я не помню и не могу помнить Олтона Эсквита.

— Но вы... вы видели его! — в глазах Алекса Бланта вспыхнул огонь. — Вы описали его так, что Олтон как живой...

— Ну и что?

— Как вы смогли рассказать о человеке, которого не знали и не помнили!

Мне стало не по себе.

— Я описала вам человека из своего кошмарного сна. Этой ночью мне приснился блондин с длинными волосами и заостренным носом. Он стоял у стены и что-то говорил, говорил... А сам весь такой сине-серый...

— У меня было нечто похожее! — воскликнул Бэнкрофт. — Только мой кошмар был лиловым. Какие-то гномики бегали по мне и кололи иголками. А потом...

— Да помолчите же вы! — гаркнул на Бэнкрофта Алекс. — А вы, Мэвис, расскажите все с самого начала. Вам приснился сон, да? Как будто в комнате появился Олтон Эсквит — ненатурально синий...

— Да, так оно и было, — кивнула я. — Только я не знала, что это Эсквит.

— Что он говорил? — Трейси навалилась на стол и тяжело задышала.

— Говорил, что я должна помочь ему... Кажется, он собирался кому-то мстить...

— Что еще?

Я видела, что Алекс и Трейси затаили дыхание. Моя попытка улыбнуться ни к чему не привела.

— Кажется, в чем-то оправдывался. Сказал, что все думают, будто это он убил свою несравненную красотку, а на самом деле он обожал ее и сдувал пылинки. И еще сказал, что это не оккультизм, а преступление. Потом были угрозы... Вот, вроде, и все.

— Мэвис, вы ничего не утаиваете? — вкрадчиво спросила Трейси.

— Припоминаю... Эсквит говорил про свой долг — отомстить. И еще он сказал, что Джон Меннинг, хотя и был той ночью в подвале, виновен меньше других.

Рядом со мной раздался глухой стон. Я повернула голову: бледная Селестина сидела, закусив губу. Черт побери, Джон Меннинг — ее отец. Я совершенно забыла про это обстоятельство.

— Прости, Селестина, я не хотела...

— Ты тут, Мэвис, ни при чем. Расскажи, чем все это кончилось.

— Чем-чем... — я пожала плечами. — Эсквит сказал, что лично мне придется искупить грех моего отца. Какая-то абракадабра, бред пьяного осла. Ну а потом... Вдруг все исчезло. Синий туман — и все. Эсквит растаял, как призрак.

— Мэвис должна расплатиться за грехи отца? — медленно произнес Иган. — Действительно бред пьяного осла. Какое отношение имеет отец Мэвис к Олтону Эсквиту?

— Это вы все ослы! — яростно заговорила Селестина. — Призрак приходил не к Мэвис, а ко мне. Он решил, что разговаривает со мной. Мэвис случайно перепутала комнаты и ночевала в моей спальне.

— Ну вот что, если мы не прекратим этот разговор, то скоро все помешаемся, — прервал ее Алекс. — Мэвис приснился кошмар. Больше говорить не о чем. Разве что... Почему призрак упомянул имя Джона Меннинга да еще заявил, что Меннинг виновен, так как находился в подвале?

— Клянусь: я узнаю это, — прошептала Селестина.

Глава 5

«Ну как его не люби-и-ить!»

Берт Бэнкрофт закончил зонг, напевая с листа. Нина зажала уши, потому что Берт страшно фальшивил. За роялем сидел Иган Ганн. Чтобы перебить впечатление от пения своего соавтора, он несколько раз повторил последнюю музыкальную фразу.

— Отвратительно, — заявила Нина. — Не знаю, как я такое буду петь. Между прочим, этим зонгом завершается первый акт.

— Все не так уж плохо, — сказал Уолтер. — Жизнеутверждающая мелодия, ритм, темп...

— Мелодия хорошая, — согласилась Трейси, — только слова пошлые. В каком притоне наш драгоценный Берт слышал нечто подобное?

— Текст можно доработать, — отдуваясь, произнес тучный Алекс. — Главное, понять, что за смысл мы хотим вложить в эту песенку.

Нина сверкнула глазами.

— Не доработать, а переписать! — воскликнула она.

— Иначе мюзикл провалится с треском! — добавила Трейси и многозначительно посмотрела на Бланта.

— Трейси права, — Нина разъярилась не на шутку. — А ты, Алекс, тупоголовый, как...

— Да что вы так набросились! — взмолился Берт Бэнкрофт. — Текст вполне нормальный. Я изложил... хм, в стихотворной форме события первого акта, чтобы зрители еще раз все обдумали, вникли...

— Безмозглый мешок с соломой!

Нина поняла, что переборщила, и сбавила тон.

— Ну, извините, Берт. Песня не должна быть глупой или скучной. И вовсе не обязательно пересказывать все, что происходило в первом акте. Слова могут быть о чем угодно, но пусть у зрителя возникает ассоциация... Вы понимаете, о чем я говорю? Мне нужна легкая, запоминающаяся, яркая песня с простыми, но доходчивыми словами. Ее будут потом напевать в машине, под душем, на прогулке... Это шлягер, хит... Может, вас стукнуть по голове, чтобы дошло?! Черт-те что! Я не обязана объяснять автору прописные истины!

Эта свара мне порядком надоела. Вот уже два часа они ругались, обзывали друг друга по всякому поводу и вообще без поводов. А за окном сияло солнышко и пели птицы. Почему я должна выслушивать так называемые «творческие споры»? И не отправиться ли на природу? «Творцы» настолько заняты собой, что вряд ли заметят мое отсутствие.

Так и получилось.

С каким наслаждением вдохнула я полной грудью свежий воздух! Да здравствуют душистые травы и ласковый ветерок!

Я пересекла двор и остановилась у небольшого озерца. Очень хотелось искупаться, но берега были топкими, заросшими травой, а воду покрывала ряска, так что я решила не рисковать.

Я стояла и смотрела на озеро, как вдруг за моей спиной раздалось:

— Остатки былой роскоши... Все заканчивается одинаково: гниение и распад...

Обернувшись, я увидела маленькую старушку, похожую на сушеное яблоко.

— Да, плесень и гниль — это ужасно, — сказала я, чтобы хоть как-то поддержать разговор.

Понять, сколько моей собеседнице лет, было невозможно. Седые прилизанные волосы обтягивали ее череп, кожа на шее была ужасающе морщинистой, дряблой, на лбу и щеках виднелись пигментные пятна, но вот глаза... Они поражали своей голубизной и яркостью. Старушка напялила на себя какой-то мешок из синей груботканой материи. Он болтался на ней, как на колу. Обуви я не видела, потому что подол платья доходил до самой травы, но не сомневалась, что на ногах у этой ведьмы какие-нибудь деревянные башмаки или плетеные сандалии.

— Доброе утро, — поприветствовала меня старушка.

Я из вежливости ответила:

— Доброе... Меня зовут Мэвис. Мэвис Зейдлиц.

— А меня зовут Агатой. Все собрались? Сидят в доме?

— О ком вы говорите? — опешила я.

— Я говорю про эту рыжую сучку, ее прихвостня и ненаглядную дочурку.

Сказав это, она сделала вид, что пошутила, обнажив в улыбке ряд неровных потемневших и выщербленных зубов.

— А ты почему здесь? — прищурила она глаз.

Я поведала вредной старушке «легенду», сочиненную Ниной, про то, что моя мать когда-то работала с ней на одних подмостках.

— Ложь, — уверенно заявила эта особа. И снова улыбнулась, показав свои отвратительные зубы.

Я вспомнила, что лучший вид обороны — нападение.

— А вы, Агата, что делаете здесь?

— Старая прислуга, как всегда, у ног хозяина, — ответила старуха.

И внезапно залилась кудахтающим смехом, от которого у меня по спине поползли мурашки.

— Значит, вы работаете у Бланта?

— Я связана с этим домом, — туманно ответила Агата. — Была здесь еще до Бланта. И останусь, когда его... и остальных уже не станет.

— Что вы подразумеваете, говоря «остальных не станет»?

— Думай что угодно, — она поджала губы.

— Кому вы прислуживаете: мистеру Бланту или его жене?

— Этой толстой потаскухе? Только не ей. Она была шлюхой и ею умрет! Я вижу человека насквозь. Я — ясновидящая.

Неожиданно взгляд ее стал неподвижным. Агата уставилась на меня своими голубыми пронзительными глазами, и сердце мое ушло в пятки. Отчего-то я страшно испугалась.

— Ты — неплохая девочка, — сказала наконец эта ведьма. — Ты тоже можешь видеть то, что скрыто пеленой времени, но твои способности не развиты. Ты боишься их развивать.

Она вдруг резко повернулась, оглядела окрестности и приложила свой корявый скрюченный палец к губам.

— Мэвис, ты ведь видела его!

— Кого?

— Олтона Эсквита.

— Который был хозяином этого дома? Но он же умер!

— Дух Олтона пребывает здесь... Нет ему места ни на небесах, ни под землей. Так будет продолжаться, пока не восторжествует истина и не очистится имя Олтона от наветов. И это скоро произойдет. Скоро!

Глаза Агаты засверкали, голова закивала в такт словам.

— Скоро! Скоро!

— А вам откуда известно? — не выдержала я.

— Мне известно, потому что я обладаю даром ясновидения.

Она снова уставилась в мое лицо.

— Э... Да без тебя это дело не сдвинется с мертвой точки. Вижу-вижу: ты причастна. Только будь осторожна, девочка. Берегись!

— Кого я должна опасаться? Призрака Олтона Эсквита?

— Нет. Дух Олтона жаждет мести, но не ты виновна в несчастьях бывшего хозяина. А вот те, которые виновны, они будут использовать тебя и могут навредить. Им необходимо любой ценой скрыть свои гнусные проделки.

Старушка уставилась себе под ноги, словно видела на три фута под землей.

— Мэвис, помни: тебя предаст человек, который кажется твоим другом. Нельзя попирать святыни, это очень опасно. А ведь паук уже сплел свою паутину.

Я спокойно выслушала эту бредятину: старушка выжила из ума — так в чем же ее винить? Наоборот, надо сделать снисхождение.

— Благодарю вас, Агата. Буду помнить все, что вы мне сказали.

— Предупрежденный — наполовину спасенный!

Она схватила мою руку своей когтистой сморщенной лапкой, и я вдруг ощутила, какая сила заключена в этом высохшем теле.

— Ты такая хорошенькая, Мэвис, — вкрадчиво сказала старушенция. — Такие красивые голубые глазки... Волосы... Шея... Ноги...

Она рассматривала меня, как экспонат, как бабочку, пришпиленную иголкой к бархату, и от этого меня чуть не вытошнило.

— Будет очень жаль, если тебя найдут мертвой со знаком раздвоенного копыта на лбу, — спокойно сказала Агата.

Я вздрогнула. Старуха отпустила мою руку.

— Вот что, девочка, — она перешла в разговоре на быстрый темп — видимо, собралась уходить. — Подумай о том, что я тебе сказала. Будь бдительна. И не очень-то доверяй даже тем, кто вне всяких подозрений, — толстяку и очкастому. Я еще не разобралась в них. Быть может, они совсем не такие, какими кажутся.

Круто повернувшись, Агата засеменила прочь и вскоре скрылась за углом дома, а я осталась на месте, не в силах сдвинуться ни на дюйм. Ну и как понимать слова старой ведьмы? В этом доме меня поджидает опасность? Меня предаст человек, которого я числю своим приятелем? Что за ерунда! Выжившая из ума старуха пугает меня каким-то пауком, который сплел свою паутину, а я стою, развесив уши! Что она еще говорила? «Нельзя попирать святыни». Я и не собираюсь их попирать. А, собственно, о чем речь? Единственное, что было в монологе этой сумасшедшей более-менее понятным, так это вероятность моей смерти. Если не ошибаюсь, Мэри Блендинг была найдена мертвой, и на лбу ее было нарисовано раздвоенное копыто. Значит, Агата пророчит мне такую же смерть?

И тут кто-то крикнул над самым ухом:

— Мэвис!

Внутри у меня все оборвалось. Только несколько мгновений спустя я поняла, что рядом стоит Селестина. А так как я чуть не упала от ее оклика в озерцо, то Селестина, ухватив меня за локоть, принялась тащить подальше от топкого берега.

— Что с тобой, Мэвис? Ты даже не услышала, как я подошла. А теперь чуть не упала в воду... — Селестина покачала головой. — В этой воде столько микробов, что тебе пришлось бы глотать антибиотики пачками.

— Спасибо... Я не думала, что ты... тоже окажешься здесь.

— Убежала от этих крикунов. Орут, ругаются... И все споры вокруг какой-то ерунды. Еще немного — и я сама бы заорала.

Она вскинула руки и сцепила их на затылке. Вдохнула полной грудью.

— Какой сегодня хороший денек, ты не находишь? Не искупаться ли нам?

— Здесь? — я с отвращением указала на темную воду, от которой сильно воняло.

— Нет, но я знаю тропинку, которая ведет на пляж. Тут ходьбы минут пятнадцать.

— Я не против, но... У меня нет купальника!

— Он тебе не потребуется. Я уверена: сейчас на пляже никого нет, — заверила меня Селестина. — Здесь вообще очень малолюдное место.

Я согласилась.

Мы вернулись к дому, обогнули его и через незаметную калитку в ограждении вышли в лес.

Тропинка петляла между высокими кряжистыми деревьями, сквозь листву которых солнце своими лучами то и дело ощупывало наши фигуры. Мне казалось, что я попала в волшебную сказку, наполненную приключениями, страстями, музыкой...

Берег океана был пустынен, как и предрекала Селестина. Мягкий золотистый песок, скалы, голубое небо и небольшие волны... Одним словом — рай. Мы разделись догола и бросились в воду... Приятный холод взбодрил меня, я принялась работать руками и ногами, согрелась и проплавала четверть часа, стараясь далеко не забираться. Что касается Селестины, то она оказалась отличной пловчихой и сразу взяла курс на горизонт. Уж не хочет ли моя подружка уплыть в Австралию? Я вышла из воды и растянулась на песке. Селестина сделала то же самое, но минут через десять.

— Как хорошо!

— Изумительно, — подтвердила я. — Скажи, здесь не водятся морщинистые обезьяны?

— Нет, — засмеялась Селестина. — Здесь не водятся даже туристы — все едут отдыхать на Гавайи, нацепив цветастые рубашки и шорты.

— А вот я встретилась с одной обезьяной. Ее зовут Агатой.

— Агата? Я знаю эту особу. Что-то вроде Ахмеда. Прислужница, прихлебала или то и другое вместе.

— Твое сравнение с Ахмедом неточное... Ахмед, как мне кажется, неплохой слуга.

— А Агата? — лениво спросила Селестина. — Какого ты о ней мнения?

Я рассказала о встрече со старухой и передала наш разговор. Селестина слушала вполуха. Слова Агаты про то, что меня предаст друг, вызвали некоторый интерес.

— Она что, на меня намекала? Мне это совсем не нравится. Я надеялась, что мы с тобой станем настоящими подругами, а теперь ты будешь бояться меня и караулить каждый мой шаг. Вот старая карга!

Лежать на солнышке было очень приятно. По всему телу растеклась истома. Мне не хотелось спорить с Селестиной, и я только тихонько рассмеялась:

— Видела бы ты, как сверкали глаза этой ведьмы, когда она призывала меня к бдительности.

— Агата всегда была с приветом, — задумчиво сказала Селестина. — Но я давно уже не воспринимаю ее всерьез. Я ведь знаю старуху с детства.

— Ты часто бываешь в этом доме?

— Впервые мама привезла меня сразу после развода с отцом. Я очень тосковала по отцу, плакала даже... Когда возник Уолтер, мы стали наезжать сюда чаще — практически один-два раза в году.

— Агата сказала, что живет при доме очень давно.

— Да. И она, и Ахмед... Однако я никогда не обращаю внимания на прислугу. Но вот что странно... Ты, Мэвис, только-только появилась здесь, а уже успела и с призраком Олтона Эсквита поговорить, и с полоумной Агатой, которая вообразила себя ясновидящей...

— А может, никакого призрака и не было? — осторожно предположила я. — Берт Бэнкрофт накачал меня водкой, вот и приснился кошмар...

— Сомневаюсь, что это был сон. Призрак хотел тебе что-то передать. Точнее сказать — мне передать...

— И ты хочешь узнать, что именно?

— Да.

— Но каким образом?

— Не могу пока сказать, но кое-что я придумала. Только вот что, Мэвис, давай забудем про призраков и все остальное, — она зевнула. — Здесь так славно. Хочется расслабиться, помечтать...

— Ты права.

Я устроилась поудобнее и вскоре погрузилась в сладчайшую дрему. Все, что было ночью, уплыло куда-то вдаль. Я качалась на волнах, каждой своей клеточкой ощущая блаженство...

Проснувшись, испугалась: «Наверное, обгорела до костей!». Однако паника была напрасной. Кожа не саднила, солнце все так же стояло над головой. Сколько же я спала? Десять минут? Час?

Приподнявшись на локте, я осмотрелась. Селестины рядом не было. Вот-те на!

Я решила, что Селестина вернулась в дом. Ну и обиделась я на нее. Даже если я и спала, то эта девчонка могла растолкать меня. Но что если Селестина хотела дать мне возможность отдохнуть после ночных кошмаров и не стала будить из деликатности? В конце концов, я могу обойтись и без подружки. Тропинка одна, заблудиться невозможно.

Поднявшись, я ладонями обтерла свое тело, стряхивая налипшие песчинки.

Меня поджидала новая неожиданность: исчезла одежда. То, что не было одежды Селестины, ничуть не удивило. Но где же мои вещи? Я хорошо помнила, что оставила их у подножия скалы. Почему Селестина прихватила то, что ей не принадлежит? Нет, Селестина тут ни при чем. Одежду взял другой человек. Но кто?

Я с испугом стала озираться. Пляж был пустой. Ну и что мне делать? Бегать туда-сюда в надежде, что океан выбросит на берег какой-нибудь лоскут материи, или возвращаться в дом нагишом? Последнее показалось предпочтительнее. Тело мое вряд ли вызовет у кого бы то ни было отрицательные эмоции. Да и в дом можно проскользнуть незаметно, разве что Бэнкрофт попадется на пути — пусть помучается толстяк, может, помрет от сердечного припадка!

Если же я встречу людей на тропинке... А! Была не была! Пусть думают, что я закаляюсь, принимаю воздушные ванны... Черт побери! Пусть думают, что хотят! Оказались бы на моем месте, тогда попрыгали бы! И что за невезение! Ночью меня посещают призраки. Днем кто-то понуждает стать нудисткой. Вот жизнь!

К счастью, легкие сандалии, в которых я пришла на пляж, валялись нетронутыми. Я надела их и по тропинке пустилась в обратный путь. Вздрагивала от любого шороха, отмахивалась от насекомых, бросавшихся на мою оголенную плоть, как маленькие вампиры, и мечтала, чтобы дорога побыстрее закончилась.

И вдруг я услышала, как кто-то идет мне навстречу. Бог мой! Надо прятаться! Я шмыгнула за ближайший куст и притаилась. Сердце мое бешено колотилось, и мне казалось, что этот стук слышит все Тихоокеанское побережье.

На тропинке показался путник. Это был высокий худой мужчина с неестественно длинными конечностями. На нем была дурацкая шапочка и шорты, но не цветастые, как на Гавайях, а темно-зеленые, как у военных.

Внезапно он остановился и завопил так, что у меня в глазах потемнело:

— Альфред!

Постоял, послушал и двинулся дальше. Как только тощий тип скрылся из виду, я перевела дух и собралась снова ступить на тропинку.

И в этот момент кто-то схватил меня за ягодицу.

От ужаса я заорала. То есть мне показалось, что я ору, а на самом деле это был хрип, переходящий в шипение. С трудом повернув голову, я увидела, что рядом стоит очкастый мальчик из тех, кого зовут «жиртрестами», проще говоря — толстый подросток. На нем была форма бойскаута.

— Что ты меня трогаешь! — обретя голос, я напустилась на него и чуть не выцарапала глаза. — Не знаешь, как надо себя вести?!

— Я не трогал вас, — спокойно ответил он. — Сижу себе за кустом, а вы вдруг как прыгнете — мне чуть ли не на голову...

Он достал из кармана платок, снял очки и протер стекла.

Мне стало немножко стыдно.

— Ну извини...

— Я понимаю, — подросток вздохнул. — Тоже прячетесь от этого зануды...

— Кого-кого?

— От мистера Робинсона.

— Кто это?

— Наш вожатый. Вы его только что видели.

— Значит, это мистер Робинсон прошел мимо?

— Он. Я его терпеть не могу. Гоняет меня почем зря... Ему все время кажется, что я слишком толстый.

— Мне он тоже не понравился, — честно сказала я, — хотя мнение мистера Робинсона о моем теле не известно.

— Ну, у вас грудь будет побольше, чем у меня, — заявил наглец.

— Женщины отличаются от мужчин, — сквозь зубы процедила я. — Или ты этого не знаешь?

— Знаю, но грудь она и есть грудь... — глубокомысленно изрекло маленькое чудовище.

— Ладно, кончай трепаться. Я должна идти домой.

— Уходите? Первый раз вижу интересного человека, да и то он торопится. Вы всегда ходите без одежды? У вас нет денег купить ее или это дело принципа?

— Дело принципа, но в дождь я надеваю шляпу, — буркнула я в ответ. — Кстати, мог бы и отвернуться.

— Извините, — он улыбнулся мне по-дружески, но и не думал отворачиваться. — Со мной давно так никто не говорил. С подростками вообще не разговаривают, а только командуют: «Иди! Принеси! Отдай! Ешь! Умойся!». А вы... Я ведь еще ни разу не видел девушек без одежды. То есть картинки в «Плейбое» я смотрел, стащил у папы пару номеров... Но это совсем другое... Да вы не бойтесь меня, я ведь еще маленький... Ничего не понимаю.

И он снова улыбнулся.

— Слушай, а как давно ты прячешься здесь от мистера Робинсона?

— У меня нет часов. Давно... Мистер Робинсон заставил нас играть в какую-то дурацкую игру в колючем кустарнике, а я смылся. Честно говоря, я хочу побывать в пещере. Знаете, там наверняка водятся привидения! Но мистер Робинсон не хочет вести нас в пещеру. Он говорит, что это частная собственность. Ну разве такое возможно, а? Вообще этот зануда действует мне на нервы. Чуть что интересное — сразу «нельзя».

Услышав про привидения, я сразу почувствовала, что мой ночной кошмар может иметь под собой кое-какие основания.

— А где находится эта пещера?

— Мне кажется, что она — под тем старым домом с башенками. Я знаю, где потайной вход в пещеру, и думаю, что из пещеры есть ход в дом. Именно это и пугает мистера Робинсона. Он боится, что хозяин дома спустится вниз, в подвал, обнаружит в своих владениях отряд скаутов и вызовет полицию.

— А откуда тебе стало известно про пещеру?

Этот вопрос я постаралась задать как можно более равнодушно, чтобы мальчишка ничего не заподозрил.

Вместо ответа толстячок сказал:

— Хотите там побывать? Я могу провести вас.

— А что скажет мистер Робинсон?

— Вот здорово будет, если он взбесится и выгонит меня из отряда. То, что надо! Как он меня достал, этот зануда!

Я глянула на него: врет или нет.

— Разве можно так ненавидеть своего вожатого?

— Можно. Есть, правда, еще одна зануда — моя сестричка Дебора. Фифа еще та! Чуть старше меня, а нос задирает к облакам. Воображает себя женщиной, а у самой только-только свитер начал топорщиться на груди.

— Что ты говоришь, Альфред! — покачала я головой. — Это некрасиво.

— Извините, — сказал он как ни в чем не бывало. — Но может, вы не хотите идти к пещере? Тогда я крикну, и примчится мистер Робинсон...

— Не надо! Идем!

— Идите первой.

Я внимательно посмотрела на подростка, пытаясь разгадать его мысли. В глазах за толстыми стеклами очков не было ничего, кроме спокойствия. Никаких грешных мыслей.

— Ты действительно не понимаешь значения картинок в «Плейбое»? — спросила я с недоверием.

— Да, и это меня беспокоит. Поэтому я хочу, чтобы вы шли впереди.

Пожав плечами, я ступила на тропинку. Альфред шел сзади. Так мы продвигались до тех пор, пока не показался дом. Альфред снова цапнул меня за бедро.

— Остановитесь, мисс.

— Что такое?

— Теперь — вот сюда.

Он указал на кусты. Я сошла с тропинки и, раздвигая ветки руками, потащилась за мальчишкой куда-то в глубь зарослей. Альфред, надо отдать должное, старался оградить меня от наиболее колючих веток.

Наконец мы вышли на полянку, которую можно было называть так чисто условно: клочок травы перед отверстием в стене. Была ли это стена дома, не знаю.

Альфред лучился от удовольствия, показывая мне:

— Видите! Вход в пещеру!

Отверстие было довольно большим, чтобы человек мог свободно пройти сквозь него, не касаясь грязной выщербленной стены, а дальше... Дальше все тонуло во тьме.

— Спасибо, Альфред, — сказала я без всякого энтузиазма.

— Не за что.

— Ты уже побывал в пещере? Как там?

Мальчишка вздохнул.

— Нет, не попал я в пещеру, и все из-за этого мистера Робинсона.

— Да-да, помню: он боится, что хозяин дома вызовет полицию.

— Я вам больше скажу... — Альфред понизил голос. — Я боюсь. Этот дом такой неприятный... В нем что-то происходит... Наверное, мистер Робинсон знает, что.

— Это он сказал, что пещера соединена с подвалами дома?

— Да. Из его слов я понял, что дом стоит над пещерой.

Меня раздирали противоречивые чувства: идти или не идти? На всякий случай, зная, что скауты хорошо экипированы, я спросила:

— Не одолжишь мне фонарика?

— Мисс, сейчас светло, — ухмыльнулся подросток. — Днем мы не берем с собой ничего лишнего.

Внезапно где-то совсем рядом раздался свист и послышался шум ломаемых веток.

— Это мистер Робинсон, — мой провожатый сразу скис.

— Он идет сюда?!

Я вспомнила, что стою в костюме Евы, и поежилась.

Альфред сплюнул.

— Да, он «вычислил» меня. Мистер Робинсон обшарил окрестности и догадался, что я нахожусь именно здесь.

— Только его мне и не хватало!

— Знаете, мисс... Я придумал, что надо сделать, чтобы меня наверняка выгнали из отряда. Но вы должны помочь в этом деле...

— Как я тебе помогу?

— Мистер Робинсон появится и увидит, что один из его скаутов — то есть я — целуется с обнаженной девушкой.

— Маленький негодник! Вообразил, что я с ним...

Я щелкнула его по носу. Альфред покраснел, надулся и мстительно произнес:

— В таком случае я скажу мистеру Робинсону чистую правду...

— Какую правду? — я насторожилась.

— Скажу, что вы встретили меня в лесу, затащили сюда, разделись и предложили поиграть в пещере в кошки-мышки.

— Сукин сын! Ты не только маленькое чудовище, но самый мерзкий шантажист, какого я только встречала! И если ты...

Тут свист повторился, но уже значительно ближе. Мистер Робинсон вот-вот должен был появиться здесь. Что я скажу этому типу? Вот влипла: мало того, что голая, мало того, что в кустах, так еще с каким-то сосунком!

Я рванула в пещеру и довольно быстро продвинулась вперед. Но уже через несколько секунд тьма окружила меня со всех сторон. Ну и что я выиграла, загнав себя под землю?

Вытянув руки и ощупывая стены, я медленно пошла «туда, не знаю куда», боясь только одного: встречи со змеей или крысой.

Глава 6

Чем дальше продвигалась я в глубь пещеры, тем больше меня глодали сомнения: надо ли было ввязываться в эту авантюру? Мистер Робинсон уже казался мне премилым существом, с которым я могла бы легко найти взаимопонимание, а потом мы вдвоем отшлепали бы Альфреда и отправили его совершать пробежку вдоль пляжа... Вместо этого я иду прямо к черту в зубы. От темноты и неизвестности мое воображение разыгралось, подсовывая кошмары, один страшнее другого. Ударившись лодыжкой о какой-то выступ, я громко вскрикнула и, испугавшись своего крика, завизжала.

Придя в себя, принялась растирать лодыжку. Заодно выяснила, что ударилась о ступеньку. Ощупав ее, нашла вторую... Ага, значит, передо мной — лестница, ведущая вверх. На четвереньках я поползла по лестнице, чувствуя себя Христофором Колумбом, открывающим Америку. Я ползла целую вечность, пока рука не коснулась чего-то деревянного. Исследовав дерево, я поняла, что нашла дверь! Хороший признак!

Однако где же ручка? Никогда еще так тщательно не гладила я доски, пытаясь понять, как же открывается или сдвигается эта чертова панель. Обидно, если из-за такой ерунды придется повернуть назад.

Минут через пять ручка была обнаружена. Располагалась она почему-то на уровне моего пупка. Уж я и дергала ее, и толкала, и трясла, и вращала... Тщетно! Почему-то вспомнился дорогой компаньон Джонни Рио, который из всех моих достоинств признавал только одно — умение находить выход из любого безвыходного положения. Думай, Мэвис, думай! Может, поддеть ручку ногой? Я попыталась это проделать и едва не покатилась по лестнице кубарем вниз. Не помогло и испытанное женское средство — слезы в два ручья. Выплакавшись, я принялась колотить по двери кулаками. Никакого эффекта. В полном отчаянии, выбившись из сил, я оперлась обеими руками о ручку, навалилась всем телом, чтобы хоть немного передохнуть, и... Дверь раскрылась!

Это было так неожиданно, что я упала на пол как раз поперек порога.

Поднявшись на ноги, обнаружила, что где-то впереди брезжит свет. Какое счастье! Я побрела на этот свет, который казался мне путеводной звездой, и, когда узкий коридор, которым я шла, сделал поворот направо, шагнула направо и оказалась в более просторном коридоре. Теперь стало понятно, что я нахожусь в подвале, и где-то над головой у меня — гостиная, кухня... Хорошо бы выйти прямо туда. Тогда я попросила бы Ахмеда принести из моей комнаты какую-нибудь одежду. Для него это не будет представлять большого труда.

Вот так я шла на свет, и на душе у меня становилось спокойнее. Ну и что с того, что Ахмед увидит меня голой. Вряд ли это вызовет у него протест. Ну, а то, что он подумает, меня мало волнует. Ахмед — всего лишь слуга.

Я еще раз повернула — теперь уже налево. И остолбенела.

Передо мной находился паук. Огромный паучище с лицом человека. Это лицо было искажено злобой и ненавистью, налитые кровью глаза пылали. Голову паука украшала корона из человеческих костей. На одном плече сидел черный кот, на втором — жаба. Туловище заросло мохнатой шерстью, длинные волосатые лапы цепко держались за паутину, которая больше напоминала сетку, сплетенную из каната. Паук слегка шевелился...

Я стояла и смотрела на него довольно долго. Потом осторожно перевела взгляд и поняла, что нахожусь в просторном помещении, напоминающем склеп или часовню. Горели свечи в высоких канделябрах, колеблющееся пламя создавало иллюзию, что нарисованный паук — живое существо. Да это всего лишь рисунок. Я перевела дух.

Все стены подвала были разрисованы такими же чудовищными картинами. Под пауком я увидела огромный алтарь, а на полу перед ним — подозрительные коричневые пятна. Уж не засохшая ли это кровь? И вдруг сердце мое вздрогнуло: здесь же, на полу, лежала чья-то одежда. Наконец-то! Я двинулась к одежде и вышла на середину помещения, как вдруг раздался скрип открываемой двери и чьи-то шаги. Стремглав метнулась я назад, в тот коридор, из которого вышла. Если бы кто-то мог засечь мою скорость секундомером, то мне наверняка вручили бы олимпийскую медаль.

Зажав ладонью рот, чтобы никто не слышал моего прерывистого хриплого дыхания, я осторожно выглянула из своего укрытия. Из боковой двери в подвал вошли двое. Селестину я узнала сразу. Она была так же обнажена, как и я, но двигалась медленно, в сомнамбулическом трансе. Ее спутник — или спутница? — поддерживал девушку под локоть и направлял, куда идти. На нем — или на ней? — был длинный черный балахон с капюшоном, а на лице — козлиная маска.

Странная парочка вышла к алтарю. Человек в черном отпустил Селестину и заговорил низким голосом. Маска мешала распознать голос. Я даже не поняла, мужской он или женский.

— Когда пробьет час и все соберутся, ты, кроткий агнец, тоже будешь здесь...

— Буду здесь, — подтвердила Селестина. Ее глаза невидяще глядели куда-то вдаль, руки висели вдоль тела, как плети.

— Ты — дитя, предназначенное Астароту, ты — кроткий агнец, ты — его невеста. Приближается час, когда ты станешь верховной жрицей и получишь власть. Ты будешь править обряды и давать нам силу.

— Буду, — покорно повторила Селестина.

— Возляг на алтарь, почувствуй приближение этого часа. Я принесу мазь из красных цветов и натру твое тело. Ты, кроткий агнец, будешь слышать только мой голос и исполнять мои приказания...

— Да, — прошептала Селестина.

— Ложись.

Селестина мигом растянулась на алтаре, словно всю жизнь только и делала, что отдыхала в таком «славном» месте.

— Думай о том, что скоро ты станешь невестой Астарота!

Фигура в черном указала на паука. Глаза Селестины были широко распахнуты.

— Думай о нем! Он жаждет тебя! Он защитит! Спамет! И даст власть!

Селестина лежала не шевелясь, и пламя свечей бросало на ее тело жутковатые отблески. Все было настолько нереально, что я ущипнула себя за щеку.

— Расслабься, кроткий агнец, — человек в черном заговорил потише, — ты должна подготовиться к своему величию.... И тогда те, кто сейчас над нами, падут ниже нас...

По-видимому, Селестина уснула. Тихими шагами человек в черном ушел, осторожно притворив дверь, а я метнулась к алтарю.

Прежде всего я осуществила задуманное: оделась. Кучка одежды оказалась нашими с Селестиной вещами. Раздумывать, как вещи попали с пляжа в подвал, не было времени.

Я подошла к Селестине. Глаза закрыты, дыхание ровное, но очень медленное...

— Просыпайся! — крикнула я ей прямо в ухо.

Селестина даже не вздрогнула. Очевидно, ее погрузили в состояние глубокого транса. Что бы я ни делала, все — впустую. Я трясла ее, даже посадила, но она тут же завалилась набок.

— Просыпайся!

Селестина не открывала глаза.

И тогда я ударила ее — сначала по одной щеке, потом по второй. По одной, по второй. Веки Селестины дрогнули и приподнялись. Селестина смотрела на меня, не узнавая.

— Мне больно, — произнесла она отрешенно.

— Нам надо бежать, пока не вернулся этот козел.

— Не трогайте меня.

И закрыла глаза. Я снова принялась тормошить Селестину, приговаривая:

— Милочка, если мы не уйдем, случится нечто ужасное... Не сопротивляйся, доверься мне...

Селестина отвечала, не поднимая век:

— Не трогайте меня.

Я принялась хлестать ее по щекам, стянула с алтаря и попыталась поставить на ноги.

— Идем, Селестина! Ну идем же!

Ноги не держали ее. Когда Селестина чуть не упала на алтарь, я просто-напросто заехала ей кулаком в бок. Девица встрепенулась и ткнула меня локтем. О, это уже неплохо. Пусть бьется или ругается, но побыстрее выходит из транса. Однако активность Селестины быстро сменилась апатией, и место на алтаре снова оказалось занято.

И тут я поняла, как спасу и себя, и Селестину. Джонни Рио всегда недоверчиво относился к моим идеям, но это обычная предубежденность закомплексованного человека. А идея у меня была просто блестящая: заставить Селестину поверить, что человек в черном балахоне вернулся.

Сделав свой голос как можно более низким, я произнесла:

— Встань, кроткий агнец. Ты отдохнула. Тебе пора на свежий воздух.

Селестина приподнялась, все еще не открывая глаз. Я схватила ее за руку и потащила за собой. Ноги Селестины передвигались, и это было хорошо. Подведя девушку к одежде на полу, я остановилась.

— Обуйся, кроткий агнец.

Я подняла сандалии и сунула их Селестине. Веки ее оставались сомкнуты. Конечно, если бы я не помогла, Селестина сама не обулась бы. Одежду я связала в узел и прихватила с собой.

— А теперь, кроткий агнец, следуй за мной.

Я крепко держала ее за локоть — так, как это делал человек в черном. Не буду рассказывать, как мы миновали все коридоры и вышли к деревянной двери, которая все это время оставалась раскрытой. Я вытолкнула Селестину в пещеру и захлопнула дверь. Осторожно свела девушку по лестнице вниз.

— Здесь темно, — прошептала она.

— Значит, ты уже раскрыла глаза? — обрадовалась я, но, вспомнив о своей роли, добавила чуть ли не басом: — Кроткий агнец, потерпи, скоро будет совсем светло.

— Что?

— Идем вперед, к свету!

Голос мой захрипел: я поняла, что долго разговаривать басом не смогу, поэтому дальше изъяснялась не словами, а толчками и легкими пинками.

Выход из пещеры показался делом куда более приятным, чем вход. Я издали заметила пробившийся свет и вскоре вывела Селестину на поверхность. Прежде, чем покинуть пещеру, выглянула наружу: не болтаются ли здесь скауты и их очаровательный вожатый? Мне не хотелось встречаться и уж тем более объясняться ни с Альфредом, ни с мистером Робинсоном. Я не знала, как мой «кроткий агнец» отреагирует на чужих людей и как скауты отреагируют на голую Селестину. Не нанесет ли это непоправимый удар по скаутскому движению?

Яркий свет неприятно поразил Селестину.

— Очень светло. Моим глазам больно, — сказала она морщась.

— Потерпи.

Но Селестина морщилась, отворачивалась, стонала. Только теперь я поняла, что не имею ни малейшего понятия, как вывести бедную девочку из сомнамбулического состояния. Бороться с чужой волей хуже, чем странствовать по пещере нагишом.

— Идем к побережью, кроткий агнец, — сказала я, решив, что, быть может, вода очистит Селестину и вернет ей память.

К счастью, мистер Робинсон увел своих подопечных куда-то, и мы никого не встретили на тропинке. На пляже я приказала Селестине снять сандалии, а затем скомандовала:

— Плыви, кроткий агнец.

— Я не умею, — захныкала та.

Я поверила бы ей, если бы не видела своими глазами, как еще часа два назад она чуть не уплыла в Австралию.

— Плыви!

— Я хочу вернуться на алтарь! Я невеста Астарота!

— Ты — несовершеннолетняя дура!

Я не выдержала, заорала и что есть силы влепила ей пониже спины — так, что рука заныла.

Селестина тоже заорала, встрепенулась и бросилась в воду. Я со страхом ждала, что будет дальше. Если Селестина все еще находится в трансе и убеждена, что она — невеста Астарота, а это существо не умеет плавать, то неминуемо начнет тонуть. Спасу ли я ее? Успею ли?

Однако то ли мой шлепок по мягкому месту подействовал, то ли холодная вода, но движения Селестины стали все более точными, слаженными. Она плыла! А это означало только одно — мы победили силы тьмы!

Я с удовольствием растянулась на песке.

Через несколько минут стало ясно, что Селестина пришла в себя. Океанская купель оказалась действенным средством. На берег Селестина вышла прежней — такой, какой я ее знала прежде. И сразу закричала:

— Зачем ты ударила меня, Мэвис?

— Извини, но так было нужно.

— Почему у меня здесь болит? — Она потрогала свой бок. — И щеки горят... Ты била меня?

Ее глаза смотрели со страхом и недоверием.

— Что это было, Мэвис? Ты ведь знаешь, да?

Она опустилась рядом со мной на песок.

— Что-то случилось... Где я была? Ничего не помню...

— Ну и не надо.

— Мэвис, что ты говоришь! Со мной произошло... нечто. Я хочу понять, что именно.

— Ладно, скажу, — пробурчала я. — Тебя чем-то напичкали. А может, загипнотизировали. Я сама еще не во всем разобралась.

— Кто это сделал?!

— Не знаю.

Я подробно рассказала обо всем, что происходило с того момента, когда я проснулась и обнаружила, что исчезла вся одежда. Вначале Селестина слушала невнимательно, поглаживая затылок, который, надо полагать, побаливал. Про боли в тех местах, к которым прикасалась я, Селестина больше не заикалась. Но когда я стала рассказывать про пещеру, Селестина вскочила на ноги, а, услышав мое описание подвала и алтаря, чуть не заплакала. Руку от затылка она не отнимала: наверное, боль усилилась.

— Я кое-что вспомнила, — прошептала Селестина, снова садясь на песок. — Я вспомнила этого чудовищного паука на стене... Но тогда... там... он не казался мне чудовищным. Наоборот, он мне нравился. Я хотела уснуть на алтаре...

Тихие слезы полились из ее глаз.

— Я что... испорченная?

— Не сходи с ума! — прикрикнула я на нее. — Тебя загипнотизировали или вкололи какой-нибудь дряни. Лучше расскажи, что было, когда я уснула.

— Да, ты уснула... Я лежала рядом. Потом подумала, что для первого раза солнца может оказаться слишком много, и встала. Пошла к скале, где лежала наша одежда. Нагнулась, чтобы взять юбку... А дальше... Ничего не помню... Нет, был чей-то голос. Мне говорили, что я должна делать. И я делала. Я была уверена, что поступаю так, как надо. Понимаешь? Никто меня не принуждал.

Неожиданно она опять вскочила на ноги.

— Мэвис! Я боюсь! Кто-то взялся за меня всерьез!

— В таком случае тебе надо уехать отсюда.

Я тоже поднялась.

— Но... как же мюзикл?

— Уложи вещи и отправляйся немедленно. Я поеду с тобой. А мюзикл мы пошлем к чертям собачьим.

— Нет, я не могу подвести маму и остальных... — жалобно сказала Селестина.

— Но ты сама говорила мне, что карьера кинозвезды тебя не прельщает, что ты боишься выходить на сцену, тебя трясет от одной мысли о сотнях зрителей...

— Это так, но, Мэвис, я ведь поклялась, что выясню все про своего отца. Сегодня мы обе были в подвале... В том подвале, где, очевидно, была убита Мэри Блендинг. Ты разве не поняла этого? Я лежала на алтаре, на котором когда-то лежала несчастная Мэри... Я уже начинаю верить, что ночью с тобой действительно разговаривал сам мистер Олтон Эсквит. Он утверждал, что Джон Меннинг был тогда в подвале. Не убивал, но присутствовал. Значит, видел, кто убивал. Я должна во всем этом разобраться и понять... Виновен мой отец или нет? А что если убийца заставил моего отца держать язык за зубами? Что если он его шантажировал? Призрак Олтона Эсквита уверен, что мой отец виновен. Поэтому он предупреждал: за грехи отцов ответят их дети. Вот видишь, все сбывается: кто-то уже приучает меня к алтарю. К тому, что я — агнец на заклание...

Она замолчала. И несмотря на то, что день был жаркий, по спине моей прокатилась судорога.

— Я не могу уехать отсюда, Мэвис, — печально произнесла Селестина.

— Да... Наверное, ты права. Но если ты останешься, то подвергнешь свою жизнь опасности.

— Опасность... — Селестина вздохнула. — Это касается нас обеих. Вспомни предупреждение Агаты.

— Я не отношусь к нему серьезно.

— И зря... Агата говорила про некие святыни. Возможно, про алтарь в подвале? А паук, который уже сплел свою паутину?

— Астарот! — ахнула я.

— Агате что-то известно. Если бы только нам удалось вытянуть из нее хоть немного сведений об этом доме... Старуха еще не совсем выжила из ума и знает много.

— Как ты заставишь ее говорить? Будешь пытать? — невесело усмехнулась я.

— А почему бы и нет, — проворчала Селестина.

— Ладно... Если ты не собираешься уезжать, пора возвращаться в дом. Сделаем вид, что ничего не случилось.

— Ты права, Мэвис.

— Как ты себя чувствуешь?

— Затылок побаливает, а в остальном — ничего. Однако меня мучает то, что я все время пытаюсь вспомнить происшедшее, и... не могу.

— Со временем — вспомнишь, — пообещала я. — Одевайся.

— Знаешь, Мэвис... Во мне поселился страх — кто-то умеет управлять мной, может оказывать влияние, заставляет совершать поступки... Это такое неприятное ощущение, что я готова завыть, как собака.

— Можешь повыть немного, пока на пляже никого, кроме меня, нет. А потом соберись с силами и выкинь всю эту дурь из головы.

— Ты права.

Она оделась, и по тропинке мы направились к дому. Судя по солнцу, время близилось к обеду.

— У тебя кошмар ночью, у меня кошмар днем... — Селестина попробовала рассмеяться. — Во что мы, Мэвис, вляпались?

— Такое чувство, что ты и я стали персонажами какой-то книги.

— "Приключения Мэвис в Стране чудес"?

— Или «Селестина в Стране ошибок».

Настроение наше с каждым шагом поднималось, страхи отступали.

— Ну и кого мы встретим сейчас на этой тропинке? Джинна? Фею?

— Бойскаута! — ответила Селестина и звонко рассмеялась.

— Причем голого, — добавила я.

Глава 7

Мы вернулись в дом без приключений. Повезло: ни в гостиной, ни на лестнице никого не было. Селестина сказала, что хочет немного полежать, а я — что хочу принять душ, и мы разошлись по своим комнатам.

Растираясь после душа полотенцем, я поняла, что сожгла и спину, и плечи, и... все остальное. Кожа покраснела и саднила. Это была расплата за воздушные ванны голышом. Я поняла, что сегодня и завтра мне придется очень осторожно садиться на стулья и в кресла.

У меня в запасе был один классный наряд, выдержанный в морском стиле: полосатые шорты и майка-тельняшка. То, что надо. Я даже представить себе не могла, что моя обгорелая попка будет зажата мини-юбкой. А ведь еще придется скрещивать ноги, как только Бэнкрофт повернется в мою сторону. Нет, сейчас мне нужны свободные одежды! Я надела шорты, расправила майку, расчесала свою гриву и вышла.

Проходя мимо комнаты Нины Фарр, я неожиданно остановилась и, подчиняясь внутреннему импульсу, постучала:

— Можно к вам?

— А, это вы, Мэвис... Входите.

Нина и Уолтер, сидя за небольшим столиком, играли в карты. Впрочем, подойдя поближе, я обнаружила, что карты у них необычные — большие, да и картинки какие-то диковинные.

— Мисс Зейдлиц, вы не знаете, где Селестина? — холодно спросила Нина, не отрываясь от игры. — Я не видела ее с самого утра.

— Мы были с Селестиной на пляже, купались... А сейчас она отдыхает в своей комнате.

— Вот как!

Нина соизволила взглянуть на меня. Голос ее потеплел.

— Значит, вы, Мэвис, все-таки присматриваете за ней... Похвально.

— А же говорил тебе! — воскликнул мистер Томчик. — Мисс Зейдлиц весьма ответственно относится к своей работе. Ты слышала, что сказала Селестина за завтраком? Мэвис даже спала в ее комнате!

— Именно об этом я и хочу поговорить с вами, милочка.

Нина искоса взглянула на меня и отложила карты. Я присела на пуфик, стоявший возле столика.

— Говорят, вы видели призрак Олтона Эсквита. Это правда?

— Не знаю, кого я видела... Призрак или живое существо... Возможно, это был ночной кошмар, и ничего более.

— Я все хочу услышать из ваших уст. Расскажите обо всем подробно. И не упускайте ни одной детали, какой бы ничтожной она вам ни казалась.

Нина откинулась на спинку кресла. Я описала свое ночное видение, вспомнила, что говорил призрак Эсквита и даже упомянула, что он растаял в синей дымке. Несколько раз на протяжении моего монолога Нина и Уолтер обменялись многозначительными взглядами.

Я закончила и замолчала. Фарр и Томчик тоже молчали. Пауза затягивалась. Наконец Уолтер изрек:

— Все-таки она видела Олтона... Описание очень точное.

— Точнее не бывает... Мэвис, вы видели хоть один фильм с участием Эсквита?

Ее резкий тон насторожил меня.

— Нет, — робко ответила я.

— За последние тридцать лет немые фильмы с Эсквитом не крутили ни в одном кинотеатре, это мне известно доподлинно, — заметил Уолтер.

— Хм... Но я не верю в то, что призраки существуют! — Нина сжала правую руку в кулак и, произнося очередное слово, взмахивала кулаком, словно загоняла гвозди в доску. — Я не верю в призраков, которые приходят к живым и сообщают свою программу действий. Тот, кого вы, Мэвис, видели, — очень странный призрак. Он сразу объявил, что убийца Мэри Блендинг жив и находится где-то поблизости и что мой бывший муж причастен к смерти Мэри. Потом он начал пугать вас тем, что возмездие за грехи отцов должно пасть на головы детей. Проще говоря, Селестина в ответе за своего отца Джона Меннинга и поэтому должна помочь призраку поймать и наказать настоящего убийцу. Это не просто программа — это хорошо продуманный план мести. Разве не так?

— Да, похоже... — промямлила я.

— И это мне категорически не нравится!

Нина посмотрела на Уолтера Томчика так, словно убийцей и одновременно призраком-шантажистом был именно он.

— Я во всей этой истории, — продолжала Нина, — вижу стремление втянуть Селестину в какую-то грязную историю.

— В таком случае... — Уолтер подпрыгнул. — Сейчас же складываем вещи и уезжаем! Мэвис, предупредите Селестину.

— Мистер Томчик, — сказала я, — Селестина и думать не хочет об отъезде. Я уговаривала ее, но безрезультатно. Она хочет оставаться здесь, в этом доме, до тех пор, пока во всем не разберется и не восстановит доброе имя отца.

— Ну вот, видите! — вскричала Нина. — Разве это не заговор против Селестины? Сделано все, чтобы она не смогла уехать отсюда!

— Успокойся, дорогая, ты воспринимаешь все слишком субъективно, — защебетал Уолтер, вновь напомнив мне какую-то птичку. — Селестина скоро и думать забудет о призраке и о том, что он упомянул имя ее отца. Кстати, очень хорошо, что Мэвис вмешалась в эту историю. Было бы гораздо хуже, если бы призрак посетил саму Селестину. Кто знает, чего он ей наговорил бы.

— В любом случае моя девочка находится под впечатлением...

Нина тяжело вздохнула.

— Мы, трое, должны окружить ее заботой и вниманием, — сказал Уолтер.

— Извините, наверное, я вмешиваюсь не в свое дело... — я закусила губу. — И все же... Почему вы каждый год привозили Селестину в этот дом?

— Не я ее привозила, а мой бывший муженек, чтоб он перевернулся в гробу! — заорала Нина. — Он имел право общаться с дочерью один месяц в году. Джон привозил Селестину сюда, к своему другу Алексу. Я протестовала, говорила, что дом пользуется дурной славой, а Джон смеялся и отвечал, что никто не запретит ему и дочери навещать старых друзей.

Заявление экс-кинозвезды поставило меня в тупик.

— Разве дело обстояло... именно так? — растерянно произнесла я.

— А что дало вам повод усомниться? — вкрадчиво спросила Нина.

— Селестина рассказывала мне... Наверное, я превратно истолковала ее слова.

— Конечно, превратно.

— Крайне сожалею... А что это за карты у вас на столике? Игральные?

Я была вынуждена срочно менять тему разговора, ибо он начал приобретать характер скандала.

— Нет, это карты для гадания, — смягчилась Нина. — Уолтер обнаружил в себе дар прорицателя. Он предсказывает будущее.

— Да?

Я стала разыгрывать из себя дурочку. Уолтер захихикал:

— Мэвис, вылучите как-нибудь свободную минутку и приходите... Я вам погадаю.

Его глазки стали масляными. Если бы не присутствие Нины, старичок, несомненно, проявил бы надо мной опеку. Я уже сталкивалась с подобным. Эти «опекуны» такие активные и любознательные...

— Спасибо, мистер Томчик, — пробормотала я. — Действительно, как-нибудь забреду к вам... Не беспокойтесь...

— Мэвис, вы уверены, что сейчас с Селестиной все в порядке? — одернула меня Нина.

— А как иначе!

— Почему же она не зашла ко мне?

— Устала. Мы очень долго загорали, плавали, ныряли...

— Ладно. Уолтер, продолжим. Вот здесь сошлись девятка пик и валет. Что бы это значило?

Я встала и выскользнула за дверь.

Гостиная была пуста. Я выглянула в окно и увидела, что Иган Ганн стоит возле озерца точно так же и на том же месте, что и я утром. Композитор смотрел на темную воду с таким мрачным видом, словно хотел утопиться.

Я вышла из дома и, боясь напугать Игана так, как это сделала со мной Селестина, окликнула его издали.

Он повернулся на мой голос и без энтузиазма произнес:

— Это вы, Мэвис...

Иган глянул на меня поверх стекол очков и отвернулся к воде.

— Где это вы были? Спали?

— Нет, купалась вместе с Селестиной.

— Значит, это вы увели Селестину с репетиции? Не признавайтесь Алексу — он страшно разозлен.

— Я тут ни при чем. Она сбежала с репетиции, потому что устала от криков и трескотни.

— Да, что есть, то есть. Все перегрызлись и теперь разговаривают друг с другом сквозь зубы. Настоящая творческая атмосфера! — саркастически сказал Иган.

— Что, так принято? Родовые муки?

— В общем-то да... Еще ни разу не было, чтобы постановка проходила гладко. Надо уметь лавировать, интриговать... Мы с Бертом сделали ошибку, так рано приехав сюда. Надо было подождать, чтобы эти ходячие экспонаты киномузея выплеснули свой яд один на другого... Но Алекс звонил и настаивал на нашем приезде. Говорил, что без нас дело не сдвинется с мертвой точки.

— И вы не могли проигнорировать его?

— Нет. Он дает деньги на постановку.

— Я слышала совсем другое...

Иган Ганн встрепенулся и посмотрел на меня с интересом.

— Что вы слышали, Мэвис?

— Что на постановку мюзикла пойдут деньги Селестины. Скоро ей исполнится двадцать один год, она получит наследство — капитал отца, и тогда...

Композитор не знал, верить мне или нет.

— То, что вы сказали, Мэвис, очень существенно... Хотел бы я все же знать правду...

— Я бы тоже... Мне до сих пор непонятны функции мистера Томчика и мистера Бланта.

— Ну, что касается Алекса, то он считается у нас режиссером-постановщиком. Алекс изволит проводить репетиции в своем доме, как видите.

— А Уолтер?

— Формально он — продюсер. Ищет деньги, следит, на что они расходуются, подбирает исполнителей... Но на деле Уолтер расширил свои функции и тоже претендует на роль постановщика. Он опирается на мощную поддержку Нины.

— А в итоге?..

— Шум, крик и суета. То, что предлагает один, не нравится другому, и наоборот. Единственное, в чем оба постановщика сошлись, — надо менять сюжет и зонги.

— И вам придется написать новую музыку?

Иган Ганн пожал плечами.

— Может быть... Но это произойдет не раньше, чем Берт напишет новые тексты. А так как мы с ним с сегодняшнего утра не разговариваем, то результата нашей совместной работы актеры будут ждать долго.

— Какая у вас сложная жизнь, — посочувствовала я.

— Признаться, композитор я еще не совсем опытный... — Иган вздохнул, поправляя на носу очки. — Несколько лет я занимался аранжировками, а это совсем другое... Берт втянул меня в историю с мюзиклом, он уверял, что все будет великолепно, что с профессионалами работать одно удовольствие, и я поверил... Конечно, для меня это шанс прогреметь на Бродвее. Шанс неплохой, и идея хорошая — ностальгическая постановка с участием знаменитых когда-то Нины Фарр и Трейси Денбор. Публика придет прежде всего посмотреть на своих кумиров, которых не было видно целых двадцать пять лет. Я хочу написать настоящую музыку, которая берет за живое, и два первых зонга мне удались, но... То, что происходит здесь, не укладывается ни в какие рамки. Это не репетиции, а бардак. Жаль, что я ввязался...

— Неужели все так плохо? Конечно, сюжет дурацкий... Когда мистер Бэнкрофт пересказывал его мне, я поддакивала из вежливости, но на самом деле либретто мне не понравилось. Но я знаю, что сюжет — всего лишь канва. Мюзиклы и не должны претендовать на психологическую глубину. Главное — музыка, игра, пластика, блеск...

— Как вы правы! — с жаром воскликнул композитор. — Но Берт... Он бездарен, как осел. И самое ужасное, что я понял это только сейчас.

— Может, вам нужно самому придумать сюжет?

— Увы... Я умею сочинять музыку, и только.

— Вы не пробовали найти другого драматурга, а толстяка, подливающего дамам водку в лимонад, послать в зад? — осторожно предложила я.

— Хорошая мысль, но... Я не найду другого драматурга.

Иган улыбнулся так печально, что мне стало его искренне жаль.

— Берт и Алекс давно знакомы. Если я скажу против Берта хоть одно слово, то мигом останусь без работы. Никого в этом мире не интересует молодой неизвестный композитор, будь он самим Моцартом! Это несправедливо, верно?.. Но разве на свете существует справедливость?

Конечно, не существует, я была согласна с Иганом Ганном, но решила не развивать тему, чтобы не впасть в грех уныния.

— Скажите, Иган, вы когда-нибудь слышали про Астарота?

— Про Астарота?

Иган снял очки и удивленно посмотрел на меня.

— Вас это... интересует?

— Да. То есть нет. Услышала как-то, вот и решила полюбопытствовать...

— Астарот — это имя хорошо известно в черной магии. Князь тьмы, один из персонажей свиты сатаны, входящий в высшую иерархию, он завлекает невинные души в свои сети, развращает, разжигает похоть...

— Вы так хорошо знаете черную магию?

— Еще Студентом консерватории я хотел написать симфонию «Астарот — Князь тьмы». Эта тема привлекала меня, в ней для композитора таится много возможностей... Но сочинение симфоний пришлось отложить до лучших времен. Сами видите, чем я занимаюсь — придумываю песенки для престарелых актрис, решивших вернуть молодость...

— Все с чего-то начинают...

— Да, вы правы. Поэтому я так надеялся на успех этого мюзикла на Бродвее! Но, по-видимому, я большой неудачник...

— Если это так, то вы симпатичный неудачник. Иган мигом надел очки и посмотрел на меня вопрошающе-недоуменным взглядом.

— Мисс Зейдлиц, — произнес он, запинаясь, — а не погулять ли нам? Пройдемся, подышим воздухом...

— Спасибо, однако я сегодня уже надышалась... нагулялась... накупалась...

— Вы были на пляже? Я бы тоже хотел там побывать.

Неожиданно он схватил меня за руку — почти так же, как утром это сделала старая мартышка Агата.

— Мэвис, покажите мне дорогу на пляж!

Я пожала плечами и согласилась.

Мы обошли дом и через калитку вышли на тропинку. Когда я снова очутилась под кронами высоких деревьев, у меня возникло странное ощущение, что весь сегодняшний день я, как челнок, буду сновать по тропинке туда-сюда, туда-сюда... Сейчас выскочит мистер Робинсон или Альфред, и все начнется сначала...

Иган не замечал моего потухшего настроения, он с шумом втягивал в себя воздух и радовался:

— Красота! Мэвис, посмотрите, какая зелень! А это высокое небо! В шелесте листьев я слышу обворожительную мелодию. Да улыбнитесь же!

— Отпустите мою руку, тогда, быть может, я и улыбнусь.

Иган Ганн сбавил шаг, медленно разжал пальцы, освобождая мою кисть. Он смотрел на меня, а не себе под ноги.

— Мэвис, вы для меня загадка, — сказал он, приглушив голос. — Вы очень красивы, но... Вы не та, за кого себя выдаете. Я видел старлеток, это в своей массе глупые девчонки, способные только хихикать... Вы — другая. В чем тут дело? Чего я не знаю или не понимаю?

Я хмыкнула.

— Иган, чтобы объяснить все, как есть, надо полностью вам доверять. И почему вас не устраивает моя роль старлетки?

— Меня все устраивает... — Он надулся и, помолчав, сказал: — Давайте переменим тему. Вам не кажется, что в доме Алекса происходит нечто странное? Что за призрак Олтона Эсквита? Вы так подробно описали его... Теперь вы интересуетесь Астаротом. Причем тут Астарот?

— Ни при чем!

— Мэвис, вы грубите старшим. Мне придется шлепнуть вас по мягкому месту.

Я вспомнила, что именно в этом месте солнце сильнее всего обожгло мою кожу, и решила на некоторое время стать послушной девочкой.

— Да, Иган, вы правы: в доме что-то происходит. Мне кажется, что в центре событий, о которых мы не знаем, но можем догадываться, стоит Селестина.

— Из-за наследства, которое она получит в день совершеннолетия?

— Думаю, что это так.

— А каким боком причастен Астарот?

— Это наверняка связано со смертью Мэри Блендинг.

— Мэри... Когда я собирался писать симфонию и интересовался черной магией, история с раздвоенным копытом на лбу мертвой девушки заинтриговала меня. Я принялся расспрашивать людей, попытался вникнуть в эту историю и обнаружил вполне логичную закономерность...

— Какую?

Я просто сгорала от любопытства.

— Сегодня утром я намекнул и, как мне показалось, кое-кто мой намек понял.

— Кое-кто, но только не я.

— Видите ли... Те, люди, которые были на вечеринке у Олтона Эсквита тогда, когда погибла Мэри... Они на какое-то время стали вроде прокаженных.

— Все равно ничего не понимаю.

— Но вы же слышали, о чем я говорил за завтраком.

Композитор с досадой сорвал с куста ветку и принялся шлепать ею по своей ноге.

— Иган, миленький, повторите еще раз персонально для меня.

— Разве вы не слышали, как за кофе я сказал, что последний мюзикл с участием Нины Фарр и Трейси Денбор принес студии колоссальный доход, но, вопреки здравому смыслу, студия не продолжила контракт с актрисами?

— Да, вы это говорили, — неохотно согласилась я. — Ну и что? Кажется, Трейси и Алекс объяснили, что другие мюзиклы принесли убытки, что время ковбойских фильмов прошло и на студии решили не рисковать.

— Чепуха!

Иган Ганн даже остановился.

— Ложь как прикрытие неприглядной стороны... Истинной причиной явилась та самая вечеринка у Эсквита. Тот, кто был на ней, кто оказался замешанным в скандале, потерял всякую надежду на съемки. Вот так поющий ковбой в один момент сошел с экрана...

— Алекс Блант? Он был тогда, когда убили Мэри Блендинг, в этом доме?! — вскричала я.

— Они все тут были, — усмехнулся Иган. — И Алекс, и Трейси, и Уолтер. Нина, как мне кажется, тоже. Все четверо. И тогда же, в сорок седьмом, карьера каждого была завершена. Одномоментно.

— А... Джон Меннинг? Его тоже выкинули из кинобизнеса?

— Разумеется. Был грандиозный скандал. Когда Нина сказала, что чем идти замуж, лучше бы она пошла в билетерши, она лукавила. Даже в билетерши ее бы не взяли.

Мы снова шли по тропинке, взявшись за руки. Я пыталась осмыслить услышанное. Черт побери! Как все серьезно!

— Выходит, этой ночью у меня в спальне действительно был Олтон Эсквит, — произнесла я, все еще не веря в то, что говорю. — Но почему он пришел и начал рассказывать только сейчас, спустя столько лет? Почему он не искал настоящего убийцу раньше?

— Вот в этом не мешало бы разобраться.

— И вы не боитесь, Иган?

Он искоса взглянул на меня, и я без труда поняла, что сейчас последует ответный выпад: что-нибудь насчет моих умственных способностей. Джонни Рио всегда так делал. Но Иган Ганн оказался повежливее.

— Мэвис, а что, собственно говоря, мы знаем о призраках?

— Они появляются не так уж часто... Наверное, их возможности ограничены... Наверное, им тяжело разговаривать с живыми людьми... Что еще? Я думаю, что призраки привязаны к определенному месту. Например, призрак Олтона Эсквита — к дому Олтона Эсквита.

Значит, призрак не может преследовать убийцу Мэри по всему свету. Он должен ждать, пока убийца не явится в этот дом. Вот он, бедный, четверть века и ждет...

— Браво, Мэвис, вы разложили призрака на лопатки. Но объясните одну маленькую ошибку призрака Олтона Эсквита: почему он спутал вас с Селестиной?

— Почему он принял меня за Селестину? Не знаю.

— Может, он знал, что разговаривает не с дочерью Джона Меннинга, а с другой девушкой, но решил, что это даже лучше? — вкрадчиво сказал Иган. — Или эта девушка решила, что так будет лучше...

— Вы... Вы хотите сказать, что я все выдумала?!

— Как знать...

Ну уж такой подлости я от этого очкастого сочинителя не ожидала. Вспыхнув, я резко остановилась. Иган тоже замедлил шаг.

— Мэвис, разве я не могу предположить, что ваша фантазия разгулялась? — пытался оправдаться композитор.

— Можете. Можете делать все, что угодно. Меня уже предупреждали насчет вероломства того, кто представляется мне другом!

— Кто? Что?

— Вы хотели на пляж? Он перед вами. Пройдите вперед футов сорок... Вот за тем деревом увидите океан. Всего наилучшего.

Я повернулась и зашагала назад, к дому.

— Мэвис! — крикнул вдогонку Иган Ганн. — Не уходите! Что за ребячество!

— Терпеть от каждого... от всякого... — от злости я не могла закончить мысль и только бубнела себе под нос. Нашла, наконец, словечко и резко бросила через плечо: — Растяпа!

И прибавила шагу.

Глава 8

Наступил второй вечер в доме Эсквита-Бланта.

— Мэвис, куколка моя, вы даже не осознаете, какую власть имеете надо мной!

Алекс как бы невзначай положил свою пухлую ладонь на мое колено.

Я ответила:

— Осознаю. Это заметно, и не только мне, но и вашей жене, а также Нине. Знаете, что они со мной сделают, если вы не уберете руку себе в карман?

— Да вы еще и кокетничаете! — ухмыльнулся этот пивной бочонок.

Он расхохотался, и его туша заколыхалась. Руку все же убрал.

Ужин проходил по знакомой схеме, только на этот раз произошла смена партнеров. Нина уединилась с Уолтером на диванчике — наверное, они обсуждали пророчества мистера Томчика. Берт Бэнкрофт пытался споить Селестину и при этом заливался соловьем. Трейси Денбор мурлыкала с Иганом Ганном — кажется, вспоминала «старые добрые времена», и оба были страшно довольны друг другом. А ко мне, как огромная рыба-прилипала, подплыл Алекс Блант. Он пытался вызвать интерес, играя бровями и прижимаясь к моему бедру.

— Мэвис, отчего вы не в настроении?

— Вы ошибаетесь. У меня душа поет. Мне очень нравится ваш дом, Алекс. Ну и вы, разумеется, тоже.

— Дом? Эта развалина? Разве можно ставить меня и дом на одну линейку?

Пот струился по его лицу, и толстяк то и дело промакал лоб платком.

— Скажите, Алекс, а каким дом был лет тридцать назад, когда им владел Олтон Эсквит?

Я задала вопрос самым невинным тоном, но внутри у меня все напряглось.

— Таким же, только поновее, — ухмыльнулся Блант. — Олтон не жалел денег на внутреннее убранство...

— Понимаю... Хотел угодить Мэри Блендинг... Она действительно была красавицей?

— Еще какой! Самая красивая девушка, какую я только встречал, — а в Голливуде водились красотки отменные! Но Мэри была лучше всех. Как только у Эсквита поднялась на нее рука.

— Значит, вы уверены, что это Эсквит убил Мэри?

— Уверен. Правда, мотив убийства мне не ясен.

— Ну бог с ним, с Эсквитом. Но остальные... Те, кто был в тот день на вечеринке. Я слышала, что они угодили в «черный список». Это так несправедливо!

— Кто вам рассказал про «черный список»? — встревожился Алекс.

— Иган Ганн, — не раздумывая, выдала я. — Он ведь не скрывает, что изучил немало материалов, прежде чем засесть за сочинение мюзикла. Интересовался и историей Мэри Блендинг.

Алекс заерзал и отодвинулся от меня.

— Я поговорю как-нибудь с нашим композитором на эту тему, — мрачно сказал толстяк и опять принялся стирать пот со щек и лба.

— Иган рассказал мне все, — произнесла я, любуясь произведенным эффектом. — Он дознался, что и вы, и Трейси были на той самой вечеринке. Вот почему вас никто больше не видел на киноэкране — скандал вредит популярности. Во всяком случае, в те годы было так. И еще Иган рассказал мне под большим секретом...

Я понизила голос. Алекс Блант замер.

— ... что все это связано с Астаротом!

У Алекса начало дергаться веко. Кулаки его сжались, и я испугалась, как бы хозяин дома не побил одну свою симпатичную гостью.

— Астарот? — прошипел он. — Кто это?

— Князь тьмы из свиты самого сатаны, — с готовностью ответила я.

— Это тоже вам сказал Иган Ганн?

— Да. И добавил, что Астарот похож на паука. На голове у паука корона из человеческих костей. Вот так.

Алекса Бланта крутило. Глаза его стали похожи на угли.

— Чего еще наплел этот проходимец?

— Да так... Все ерунда, даже повторять не хочется. Как я поняла, Иган Ганн — человек замкнутый, обычно он ни с кем не разговаривает на отвлеченные темы, но, видимо, со мной его прорвало.

С большим трудом Алекс улыбнулся. Улыбка вышла просто омерзительной.

— У этого Ганна, определенно, крыша поехала, — пробормотал он, о чем-то напряженно думая. — Это же надо... Паук... человеческие кости...

— Согласна: композитор наш немного со сдвигом, — поддакнула я и невинно захлопала ресницами. — Ему не мешало бы проветрить свои мозги.

— Он их проветрит! — рявкнул Блант. — Обязательно!

— Надеюсь, вы не затаили против него зла? Правда, Алекс? Иначе я буду чувствовать себя предательницей...

— Не волнуйтесь, Мэвис.

Он снова положил руку мне на колено, но на этот раз машинально. Уверена, что все мысли о сексе были вытеснены чем-то другим. Уж мне ли это не чувствовать!..

— Я кое-что объясню Ганну... Выпрямлю пару извилин — и все, — сказал Алекс.

— Понимаю... Как ни жаль, но придется вас покинуть. Кажется, сегодня я перекупалась и обгорела. Пойду лягу.

— Спокойной ночи, куколка!

Кажется, он перестал интересоваться моей персоной, и это было первое приятное событие за весь вечер. Обычно я переживаю, если мужчины не замечают меня. Но только не сегодня.

Радовало также и то обстоятельство, что одним камушком я убила двух ворон: отвадила Алекса и насолила Игану. Не сомневаюсь, что композитору придется туго, когда Алекс зажмет его в угол и заставит объясняться.

Поднимаясь по лестнице на второй этаж, я неожиданно нос к носу столкнулась с Агатой. Морщинистая обезьяна была все в том же синем балахоне. Я увидела, наконец, что же у старухи на ногах. Нет, не деревянные башмаки, а вполне обычные поношенные ботинки.

— Добрый вечер, Агата!

Старуха спускалась вниз и взглянула сверху прямо мне в глаза.

— Как ты похожа... — пробормотала она.

— Похожа? На кого?

Она ответила мне так тихо, что я едва услышала:

— На Мэри.

— Я похожа на нее внешне?

— Не совсем.

Мы остановились посреди лестницы. Эта игра в загадки-отгадки забавляла меня, придавая унылому вечеру пикантность.

— Мэри тоже забавлялась, — сказала старуха, и я вздрогнула: уж не прочитала ли старая карга мои мысли. — А когда сообразила, зачем они собрались в подвале, было уже поздно. Тогда она не нашла ничего другого, как припугнуть эту стаю шакалов. Мэри сказала, что обо всем сообщит Эсквиту. Это только подлило масла в огонь. Тогда она закричала, что призовет полицию и разоблачит ублюдков... Мэри вела себя на редкость глупо.

— А как надо было?..

— Во-первых, не сопротивляться. Снять одежду, как они того хотели. И не кричать. Во-вторых, пусть бы сделали то, что делали всегда с вновь посвященными. В конце концов, можно ведь и потерпеть... Разве Мэри была маленькой невинной девочкой? Нет. Она познала мужчин и могла бы примириться с алтарем... Это сохранило бы ей жизнь.

— Почему вы решили рассказать мне?..

— Я не хочу, чтобы ты лежала на алтаре. Мертвая.

— Да, но... Я ни при чем... И вообще...

— Ты знаешь достаточно, чтобы очутиться в подвале.

Агата пристально всматривалась в мое лицо. Она читала его так, как я читаю книгу.

— Агата, то, что вы сказали, смахивает на правду... Вы действительно ясновидящая?

— Прошлое я вижу достаточно явственно. Будущее тоже. Но из-за того, что я предчувствую грядущие события, мне живется совсем нелегко.

Вдруг она резко взмахнула рукой, словно отгоняя чью-то тень.

— Прошлое изменить нельзя, но что касается будущего, то... — Агата замолчала, как будто раздумывая, стоит ли моя грешная особа таких откровений. — То, что я предвижу, вовсе не обязательно должно свершиться. Кое-чего при желании можно избежать. Ты понимаешь меня?

— Вы говорите очень туманно. При желании я могу избежать того, что предначертано, да?

Она кивнула, не спуская с меня своих ярко-голубых молодых глаз.

— В прошлое ведет только одна дверь, но в будущем дверей много.

— Агата, давайте говорить более конкретно. Если вы знали, как все произошло с Мэри Блендинг, почему не рассказали об этом полиции?

— Я не собираюсь отвечать на твои вопросы. Я только хочу посоветовать: уезжай, Мэвис, уезжай отсюда побыстрее! Не можешь уехать — уйди. Уйди и никогда не возвращайся в этот дом.

— Вы... вы тоже поклоняетесь Астароту?

Она едва заметно вздрогнула и кивнула.

— Когда множество людей верит во что-то, они получают в свои руки власть и силу. Большую силу.

— Это я понимаю.

Старуха взяла мою ладонь своими костистыми пальцами, и я почувствовала холод, идущий от ее руки.

— Мэвис, я откровенна с тобой, потому что стою на пороге смерти. Я умру, и очень скоро.

Она улыбнулась, обнажив свои порченые зубы. Меня всю так и передернуло, но вида я не подала.

— Так и быть, я отвечу на твой вопрос... Олтону, когда он умер, было почти шестьдесят, хотя выглядел он значительно моложе. Многие годы его подругой была одна женщина... Они собирались пожениться. Женщина была уверена, что Олтон счастлив с ней, что этот дом — ее дом... Но вдруг в их жизнь ворвалась Мэри. Мэри, которая была вдвое моложе этой женщины и гораздо красивее.

— Вы не любили Мэри?

— Олтон был для меня важнее. Он покончил с собой после смерти Мэри, показав, что жизнь без нее не имеет смысла. Тогда и я утратила всякий интерес к этой жизни. Вот так-то, девочка.

— Скажите же, наконец, кто убил Мэри!

— Я хочу, чтобы ты ушла из этого дома. Если ты узнаешь имя убийцы, то не сделаешь и шага за порог.

Я прикусила губу, мысленно послав Агату к черту. Она вновь как будто прочитала мои мысли, отпустила руку и отвела глаза.

Мы помолчали.

— Что происходит в гостиной? — спросила старуха.

— Резвятся...

— Я могу прекратить это, — Агата снова показала в улыбке свои отвратительные зубы. — Когда я вхожу, они сразу умолкают. А мне смешно.

В задумчивости она стала спускаться. Я постояла и двинулась наверх. Не дойдя до второго этажа, услышала реплику Агаты:

— Мэвис!.. Ты видела паука?

Я повернула голову.

— Да.

— Тебя предал друг?

— Возможно.

— Это очень важно, Мэвис. Бойся предательства!

Она почти сбежала с лестницы и быстрым шагом прошла в гостиную.

Вздохнув, я поплелась к себе.

Едва я отворила дверь и зажгла свет, как неожиданно заметила, что одна из стен задвинулась прямо на моих глазах. Вот это фокус! Раздвижные стены? Здесь только что кто-то был? Если это так, то за стеной находится тайный ход! Но почему кому-то понадобилось забрести в мою комнату по тайному ходу?

Я подбежала к стене и принялась ее обследовать. На самом деле двигалась не вся стена, а лишь ее часть — между кроватью и бюро. Может, это такая дверь? Но как она открывается и закрывается? А может, мне все померещилось? А может, у меня с мозгами не в порядке?

Случайно нажав двумя руками — совсем как сегодня днем в пещере! — на нижнюю часть стены, я услышала шорох и... часть стены поехала вбок, за бюро.

Ага, значит, я не помешалась! Стены двигаются!

Сделав такое открытие, я поняла, что опять влипаю в авантюру. Но, делать нечего, и я заглянула за стену.

И едва не заорала. Прямо на меня, не мигая, смотрел страшный слуга в своих необъятных шароварах.

— Извините, мисс, — произнес он певучим голосом. — Вы не испугались? Это я, Ахмед. Узнаете?

— Да, Ахмед.

Странно, что я не потеряла сознание и даже сохранила способность рассуждать. Действительно, ну что такого: стены раздвигаются, слуги появляются... Я даже разозлилась:

— Ты всегда бегаешь внутри этих стен?

— Бывает.

— И что, здесь много потайных ходов?

— Много. Дом строился с таким расчетом, чтобы мистер Эсквит мог подсматривать за своими гостями. Благодаря раздвижным стенам он проводил ночь то с одной, то с другой гостьей, и никто об этом даже не догадывался.

— Сукин сын! Хитро придумал!

Можно сказать, что тайна пугает только до тех пор, пока она не раскрыта. Теперь, поняв, в чем дело, я успокоилась.

— С бывшим хозяином все ясно. Ну а сейчас, Ахмед, с какой такой целью ты сюда забрался?

— Скажите, а мисс Селестина еще в гостиной?

— Да.

— В таком случае я вас очень прошу: пройдите в ее комнату. Я тоже туда войду. Но чуть позже. Только вы, когда войдете, не зажигайте свет.

— Ахмед, ты случайно не стукнулся лбом об острый выступ, бегая в этих коридорах? Головка не болит?

— Мисс, это очень серьезно. Пожалуйста, сделайте так, как я прошу.

Ахмед не был похож на шутника. Голос его звучал крайне тревожно и, я бы сказала, моляще.

— Хорошо. Окажу тебе такую любезность, как другу. Ведь ты мой друг, Ахмед?

— Друг, — твердо ответил он.

Сумасшествие, конечно, но я ему поверила.

Стена задвинулась. Я стояла в своей комнате и размышляла, к чему приведет меня моя любознательность. Махнув рукой, пошла в комнату Селестины и чуть не зажгла свет, но, вспомнив слова Ахмеда, отдернула руку от выключателя.

В спальне Селестины было темно. Я стояла и ждала невесть чего. Кажется, Ахмед заманил меня в ловушку. Агата предупреждала о предательстве. Но для чего Ахмеду все это понадобилось? А если... От одной только мысли, что меня могут придушить в темноте и снести в подвал, на алтарь к пауку, я вся покрылась холодным потом. Замечательно! Сама пошла навстречу своей гибели. Старая карга Агата только посмеется, а уж как будет смеяться этот лысый джинн в шароварах... При одной мысли о его ручищах у меня подогнулись колени.

И вдруг я услышала голос.

Кто-то произнес:

— Я должен найти его.

— Что? Опять?

— Он где-то здесь. Я столько лет жду этой минуты.

Я повернулась к стене. Призрак Олтона Эсквита, подернутый сине-серой дымкой, был различим до последней морщинки на лице.

— Это произошло так давно, но для меня это было словно вчера.

— И для меня это было вчера! Вы говорили то же самое. Вы совсем с ума сошли, — брякнула я. Осмыслить, есть ли разум у призрака, я была просто не в состоянии.

— Они считают, что это я ее убил. Как будто я мог убить ее!

— Эй, вы! Перемените пластинку.

Я не выдержала и нажала на выключатель. От яркого света пришлось даже зажмуриться.

Призрак все так же стоял у стены и говорил. От яркого света он совсем поблек и вообще был плоский, как рисунок на просвечивающейся папиросной бумаге. Закончив свой монолог, Эсквит, как и в прошлый раз, исчез в синей дымке. Испарился.

Раздвинулась стена, и в комнату вошел Ахмед.

— Ну, вы поняли, что это такое?

— Кино! — фыркнула я. — Идиотское кино, никакой чертовщины.

— Да, это кадры из немого фильма с участием Олтона Эсквита. Названия фильма я не знаю, но кинокартина когда-то имела успех у публики... Как видите, фильм обрел вторую жизнь. Проектор стоит в тайнике.

— Фильм немой, но Эсквит говорит. Почему?

— Это голос другого человека. Вы заметили, что артикуляция не совпадает с текстом? Кто-то озвучил кадры из фильма, и произошло это гораздо позднее.

— Теперь я вижу... Но прошлой ночью вообще ничего не заметила. Я так испугалась...

— На это и был расчет.

— Значит, никакого призрака в доме нет? Так, Ахмед?

— Если бы он был здесь, уж я бы его как-нибудь разглядел. Я слышал, о чем говорили за завтраком, — спорили, что вы видели ночью. Поэтому я решил проверить тайные коридоры. Обнаружил проектор и подумал, что вы должны самолично во всем разобраться. Заглянул в вашу комнату — вас нет. Я уже выходил, когда...

— ...когда появилась я. Скажи, Ахмед, а почему ты решил, что мне необходимо «самолично разобраться»?

— Ну, мне не хотелось, чтобы кто-то шантажировал вас или пугал... Вы такая красивая, милая...

— Этот «кто-то» хотел напугать не меня, а Селестину. В ее комнате я оказалась совершенно случайно.

Ахмед покачал головой.

— Мне кажется, что кто-то хочет, чтобы запуганная Селестина стала покорной марионеткой...

— Кто?

— Не знаю, — Ахмед вдруг побледнел. — Если я начну влезать не в свое дело, у меня могут быть большие неприятности.

Я пристально смотрела на Ахмеда, пытаясь хоть что-нибудь прочесть в его лице. Одно было ясно: сильный Ахмед — гора мускулов — был бледен и напуган. Но сейчас меня интересовало другое: не лжет ли он?

— Значит, «призрака» мне подсунули...

— Да, мисс. Наверное, это такая шутка.

— Спасибо, Ахмед, за то, что помог расставить все по местам: призраки налево, шутки направо...

Но он даже не улыбнулся.

— Я должен идти, мисс. Вам тоже нужно вернуться к себе.

Он скользнул в тайный коридор, и стена за ним сомкнулась. Если бы я не знала секрета этих стен, то ни за что бы не догадалась, что у дома есть «двойное дно».

В своей спальне я первым делом включила свет и присела, обдумывая ситуацию. Что же происходит? Кто тут «режиссер» и в чем заключается настоящий смысл «шуточки» с призраком Олтона Эсквита? А не лечь ли мне спать, понадеявшись на то, что за ночь мой мозг сам разберется во всем и утром выдаст искомое решение?

Я уже разделась, когда в дверь настойчиво постучали. Стоит мне оказаться нагой, как тут же находятся желающие поглазеть!

— Кто там? — спросила я, торопливо натягивая пижамные штанишки.

— Я! И я не дам вам скучать! Вы так рано отправились спать, что это просто неприлично.

Я узнала голос Берта Бэнкрофта и посоветовала ему как следует закусывать после водки.

— Если вы не откроете, то я... Вот увидите: я способен на многое... Как поднажму плечом...

Черт бы побрал этих поклонников!

— Сейчас вышибу дверь, — пообещал Берт и принялся выполнять свою угрозу.

Понятно, что, натянув пижаму, я поспешила открыть — не выношу треска ломающегося дерева.

Берт Бэнкрофт улыбался: он добился своего. На столике в коридоре стоял поднос с двумя стаканами. Взяв поднос, Берт вошел в мою комнату и притворил дверь.

— Я пришел извиниться за вчерашнее, — сообщил наглец. — Давайте выпьем в знак примирения.

— Пить? С вами? Уж не хотите ли вы сказать, что со мной можно не церемониться? В таком случае — убирайтесь вон!

Я была настроена решительно: пусть Берт не рассчитывает на снисхождение: здесь ему ничего не обломится. Плотоядная ухмылка драматурга поблекла.

— Мэвис, я отношусь к вам с большим уважением, честное слово. Вот видите — два стакана. Этот — мой, — Берт взял один и, поднеся к своему курносому носу, принюхался. — Здесь водка. А этот — ваш. Здесь чистый лимонад. Без подвоха. Выпьем и забудем все неприятности. Жизнь так прекрасна!

— Даже если вы сейчас говорите правду, пить я с вами не буду!

— Но почему?

— Просто не хочу.

— Мэвис, не сердитесь на меня...

— Не хочу. Ни лимонада, ни шампанского, ни нектара. Хочу спать.

Но Берт, казалось, ничего не слышал. Он прошел в глубь комнаты, поставил поднос со стаканами на стол и плюхнулся в кресло.

— Чудовищный день! Я так устал от придирок, ругани и бесполезной болтовни! Никому не нравится первый акт. Стихи вообще стали предметом насмешек. Я сам себе противен. И даже вы, Мэвис, настроены против меня.

Я не собиралась его утешать, хмыкнула и, уперев руки в бока, стала ждать, когда же Берт выговорится и уйдет.

— Мне от вас ничего не нужно, Мэвис... Выпьем, поболтаем минут пять и... Быть может, я хоть немного успокоюсь.

Он встал, взял один стакан с подноса, принюхался и, подойдя ко мне, силой вставил стакан в руку.

— Пару глоточков, Мэвис.

Затем настырный драматург схватил свой стакан с водкой и показал пример, как надо пить.

— Мэвис, вы должны меня простить за вчерашнее. Я ведь ничего не добивался. Просто мне хотелось, чтобы мы подружились... В конце концов, я понимаю, что такой толстяк, как я, вряд ли может с первого взгляда понравиться даме... Чаще всего девушки смеются надо мной. У меня нет подружки, и мне так одиноко...

Я нахмурилась.

— Э, нет, Берт, со мной эти штучки не пройдут. Я знаю все приемы, с помощью которых мужчины добиваются своего. Ваш прием номер три: вызвать сочувствие. Растрогавшись, девушка и не замечает, как оказывается в постели, и не одна...

— Вы так и не выпили?

— Нет. Но я не обижусь, если выпьете вы. Выпьете и уйдете.

— Ладно.

Он опрокинул стакан в глотку и вытер рот.

— Кто же меня опередил? — сказал Берт сам себе. — Иган?

Я вдруг развеселилась.

— Нет, ваш композитор у меня не котируется.

— Неужели Алекс?

— Этот боров? Вы просто издеваетесь!

— Ну, тогда я не знаю, что и думать... Уолтером Томчиком побрезговали бы даже старухи на смертном одре, хотя, надо отдать ему должное, старичок очень активен... Так кто же ваш поклонник?

— Или — поклонница, — я решила подразнить Берта. — Что скажете насчет Трейси Денбор?

От удивления Берт икнул.

— Трейси?! — он поперхнулся и закашлялся. — Извините, дорогая...

— Ваш стакан пуст? — жестко спросила я. — В таком случае — спокойной ночи!

— Мэвис, зря вы так... Я же ваш гость!

— Незваный!

— Я знаю, когда являюсь нежеланным...

— Вот и прекрасно.

Неожиданно Берт Бэнкрофт переменился. Только что передо мной сидел, развалясь, пьяный увалень, но вдруг он подобрался и посмотрел совершенно трезвыми глазами.

— Мэвис, вам не страшно? Вы не боитесь этого дома? Не боитесь этой ведьмы Агаты, которая все вынюхивает, высматривает и притворяется Кассандрой? Не боитесь призрака Олтона Эсквита, вещающего про убийства?

— Призраки не убивают.

— В доме нечто происходит! — ответил он свистящим шепотом.

— Что вы имеете в виду? — я притворилась, что ничего не понимаю.

— Меня тревожит Селестина, — продолжал Берт. — Очевидно, что она находится под чьим-то воздействием. Селестина не хочет играть на сцене, но соглашается выступить в мюзикле. Я тоже ощущаю, что поддаюсь чьей-то воле. Не хочу участвовать в постановке, но тем не менее участвую...

— Вы? Вы взялись за мюзикл по собственному желанию, тем более, что ваш старый приятель Алекс Блант субсидирует постановку и хочет, чтобы снова заблистали такие прославленные звезды, как Нина Фарр и Трейси Денбор.

Берт Бэнкрофт от удивления даже рот раскрыл.

— Кто вам это наговорил?

— Иган Ганн.

— Что за чушь! С Алексом я познакомился всего две недели назад. Нас свел Иган. Он пригласил меня в бар, сказал, что есть интересная работа, я пришел, а там сидит эта туша... Вот тогда и возник проект — поставить на Бродвее мюзикл с ностальгическим уклоном. У меня не было оснований не доверять Игану: однажды мы уже работали вместе — делали шоу, за которое, кстати сказать, нам заплатили сущие гроши. Иган — хороший аранжировщик, но как композитор он слаб. Я согласился написать тексты для мюзикла потому, что Иган поручился: на этот раз гонорары будут высокие.

— Странно... Все, что вы говорите, разительно отличается от того, что рассказал мне Иган Ганн.

— Значит, один из нас лжет, — веско произнес Бэнкрофт.

— Да...

Я задумалась. Берт снова напомнил о себе:

— Мэвис, мне запал в душу ваш рассказ о призраке Олтона Эсквита. Я сопоставил некоторые детали и пришел к выводу, что вы действительно что-то такое видели. Но на самом деле призрак приходил к Селестине.

Мне жаль бедную девушку. Она так молода, неопытна, а вокруг нее плетутся какие-то интриги... Я никому не верю. Никому, кроме... Кроме вас, Мэвис. Если уж совсем начистоту, то я пришел к вам именно поэтому — я хочу, чтобы вы помогли Селестине.

Он пристально посмотрел мне в глаза, но так как я молчала, продолжил:

— Вы равнодушны к судьбе Селестины? Я обратился не по адресу? Ну что ж... Если это вас не интересует, тогда забудем о моих словах. Извините, Мэвис. Я зря побеспокоил вас...

Берт встал.

— Погодите, — остановила я его. — Скажите, вы — пугливый человек?

— Меня может испугать только собственное отражение в зеркале — наутро после попойки.

— Меня бы оно тоже испугало... Однако я уже привыкла, что с первых шагов в этом доме меня пугают все, кому не лень. Наверное, пора завести телохранителя или хотя бы компаньона...

— Черт возьми! Или я осел, или догадываюсь, куда вы клоните, — повеселел Бэнкрофт.

— Поразмышляйте на данную тему, но предварительно отвернитесь к стене.

— Что такое?

— Должна же я переодеться.

— А разве мой взгляд является помехой? — невинно осведомился он. — Ну ладно, уже отворачиваюсь.

Я проверила, насколько мистер Бэнкрофт верен своим словам, после этого скинула пижаму и натянула платье с глухим воротом.

— Все. Можете повернуться.

— Что будем делать? — глазки Берта блестели.

— Осмотрим, как следует, этот слоеный пирог.

— О чем вы, Мэвис? — опешил драматург.

— У этого дома, да будет вам известно, двойные стены!

— Вот как! Вы хотите сказать, что мы с вами займемся сейчас исследованиями?

— Да!

Я подошла к тому месту, где стена раздвигалась, и обеими ладонями, как в прошлый раз, надавила на панель. Без шума и скрипа панель отъехала в сторону, обнажив часть внутреннего коридора.

— Здорово, — пробормотал Берт. — Как вы... как вам...

— Как мне удалось узнать про двойную начинку? Видите ли, Берт, я ведь тоже ясновидящая — меня «разоблачила» Агата...

Глава 9

Когда стена задвинулась и мы с Бертом оказались в потайном коридоре, я поняла, что соваться сюда надо было с фонариком. Архитектурную хитрость Олтона Эсквита всем была хороша — потолок высокий и коридор широкий, фута три, не меньше, — но электричество сюда не провели, а двигаться в полной темноте не очень приятно.

— Мэвис, вы прихватили фонарь? — спросил Берт, нервно ощупывая стены коридора.

— Нет. А вы?

— Откуда я мог знать, что вы потащите меня в какие-то секретные ходы! Может, вернемся в вашу спальню?

— А как же Селестина? Или вы уже не хотите помочь бедной девочке?

— Как мы поможем Селестине, спотыкаясь в темноте и пробираясь неизвестно куда?!

— Пока что мы стоим на месте.

— А вы предлагаете идти? Куда?

Тут я почувствовала совсем рядом запах водки и чью-то руку на своей груди. Чью-то! Как будто здесь мог находиться кто-то еще, кроме Берта!

— Эй! Это моя грудь!

— Простите, Мэвис, просто я хотел взять вас за руку.

— Руки у меня в другом месте, я ведь обыкновенная женщина, а не монстр.

Берт нашел то, что искал, и прижал мою ладонь к себе.

— Вы решили поиграть в темноте? В какую игру? — поинтересовалась я.

— Больше всего я боюсь, что вы убежите, — произнес Берт и крепко сжал мою руку. — То есть я боюсь потерять вас.

— Лучше бы подумали, как надо действовать в такой ситуации.

— Я буду идти первым, а вы, Мэвис, положите мне обе руки на плечи и двигайтесь следом. Куда-нибудь выйдем, — устало ответил Берт. — Я понятно выражаюсь?

— Да.

Передвигаться так, как предложил Бэнкрофт, было не очень удобно: то и дело я наступала ему на пятки, и он чертыхался. Мы шли страшно медленно, время тянулось, как мед из ложки в стакан. Берт так неожиданно остановился, что я чуть не расшибла нос о его затылок.

— Ну что такое? Могли бы предупредить меня! — набросилась я на драматурга, растирая ушибленное место.

— Исчезло, — сказал Берт.

— Что исчезло?

— То, за что я держался.

— Выражайтесь по-человечески.

— Я не чувствую рукой стены. И боюсь. Я слышал, что в потайных коридорах могут быть люки. Ступишь — и покатишься вниз, прямо в ад...

— Что вы несете! Как стена могла исчезнуть?

Я обследовала пространство слева. Слева стена была. Потом я принялась исследовать пространство справа. Руки мои хватали пустоту. Стены не было. Берт был прав: мы столкнулись с неизвестностью.

— Проверьте, Берт, возможно, в этом месте развилка или поворот, — сказала я дрожащим голосом.

Берт шагнул вперед, я бросилась за ним и снова мой нос ударился о твердый затылок. Черт! Проклятая темнота! Кажется, я сломала нос. Боль была такой ужасной, что я застонала.

— Бе-ерт... Прошу вас... Говорите, когда в следующий раз вздумаете остановиться.

Он ответил мне не сразу. Я заметила, что в голосе его появились страх и растерянность.

— Мэвис... Здесь тоже стена... Наверное, вы правы: это развилка... Я чуть не расшиб об эту стену лоб...

— Вас это бы только украсило. Шрамы на лице мужчины — не так уж плохо... Что будем делать?

— Это я и сам хотел бы знать! Стукнуть бы вас по вашему любопытному носу, да ему уже и так досталось.

— Остроумец! Ну и компаньон мне достался! Я состарюсь в этом проклятом коридоре, пока он примет хоть какое-нибудь решение.

Берт дернулся, я вовремя ухватилась правой рукой за его плечо, и мы снова двинулись в путь. Левой рукой, как щитом, я прикрывала нос.

— Кажется, мы идем по спирали, — говорил Берт неуверенным голосом. — Обошли выступ... Коридор сужается... А-а-а!

Его плечо выскользнуло из моей руки, раздался грохот и крик, перешедший в стон.

Я стояла ни жива ни мертва. Что случилось с драматургом? Неужели он действительно провалился в ад?

— Берт! — жалобно позвала я. — Ау!

Откуда-то снизу донесся его голос:

— Я жив... кажется.

— Где вы? Что случилось? Вы ничего не сломали?

— Все равно здесь нет хирурга... Я упал с лестницы. Точнее, я и сейчас на ней. Не до конца докатился.

— Лестница? — в ужасе прошептала я. — Куда она ведет?

— Куда бы ни вела, а идти надо. Нащупайте ногой ступеньку и идите, — посоветовал Берт. — А я попытаюсь встать.

— Вам помочь?

— Вы и так сделали все, чтобы отправить меня на тот свет, — пробурчал он. — Чертова лестница! Я сломал себе спину!

Держась рукой за стену, я вытянула вперед правую ногу и попыталась нащупать ступеньку. Нащупала. Ага, где-то рядом должна быть еще одна ступенька. Я стала спускаться медленно и осторожно, пока не наступила на Берта.

— Правильно! Топчите меня ногами! — заорал он так, что я чуть не упала.

— Я думала, что вы уже поднялись. Извините, Берт.

— А вы не подумали, что Бэнкрофт не может подняться без посторонней помощи? Но знаете что, Мэвис, я просто обязан вас предупредить: дальнейшее продвижение по лестнице чревато большими переломами в нашей судьбе! — глубокомысленно изрек драматург. — Еще не поздно повернуть назад.

— Нет-нет, только вперед, то есть — вниз. Лестница определенно куда-то ведет. Мы должны выяснить, куда.

— Я тоже люблю приключения, но не до такой же степени, — пробурчал мой спутник.

— Если вы не подниметесь и не начнете спускаться, причем, немедленно, я просто столкну вас! — зарычала я.

Бедра мои вдруг оказались зажаты словно двумя обручами. Это Берт обхватил их руками.

— Ой-ей-ей! Что вы делаете! — вскрикнула я.

Берт уткнулся головой в низ моего живота.

— Кретин! Сейчас не время думать о сексе!

Его руки ползли по моему туловищу вверх. Это ощупывание было столь тягостным для меня, что я вздохнула с облегчением, когда Берт ухватился наконец за мои плечи.

— Извините, Мэвис, но, поднимаясь, я боялся сбить вас с ног, — сказало это мужское отродье в свое оправдание.

— Так и быть — прощаю, — процедила я. — Пойдем дальше.

Не буду рассказывать, как мы одолели лестницу и сошли вниз. Нащупали очередной коридор и потащились по нему.

— Сейчас мы выйдем к другой лестнице и поднимемся по ней вверх, — уныло предположил Берт.

— Почему вы так думаете?

— Мы обречены... Теперь до последнего вдоха мы будем ходить и ползать по этим коридорам и лестницам. Можете крикнуть — нас никто не слышит. Этот сумасшедший дом взял нас в плен.

— Вы не правы, Берт. Мы обязательно куда-нибудь выйдем, — я стиснула зубы и покрепче ухватилась за его плечо.

Минут пять спустя Берт остановился. Я была готова к этому, и нос не пострадал.

— Кажется, брезжит свет...

— Где?

— У меня такое чувство, что впереди дверь. Свет пробивается из-за нее.

— Замечательно! Дверь — это то, что нам нужно.

Берт нервно захохотал.

Мы подошли поближе. Берт нащупал ручку и потянул на себя. Потом принялся толкать от себя. Никакого результата.

— Заперто, — возвестил он.

— Вы же мастер взламывать двери. Приложите свои способности и...

— Мэвис, вы уверены, что хотите войти в эту дверь?

В голосе Берта появились незнакомые нотки, но я решила не обращать на них внимания.

— Очень хочу! Вы откроете дверь или нет?!

— Но вы же не знаете, что вас там ждет.

— Не имеет значения. Вперед! Впрочем, если вы так беспокоитесь за меня, войдите первым. Если с вами ничего не случится, следом войду я.

Он вздохнул и навалился на дверь плечом. Как я и предполагала, дверь не устояла перед грубой мужской силой и нехотя распахнулась. Берт вошел первым. Я не стала дожидаться, пока он разведает обстановку, и, рассудив, что если кто-то захочет огреть нас, то у него не будет возможности ударить одновременно двоих, так вот, я шагнула вслед за своим спутником. Честно говоря, кроме всего прочего я надеялась на свое умение драться. Мой давний друг, сержант морской пехоты, обучил меня как-то двум-трем приемам, которыми я с успехом пользуюсь в затруднительных ситуациях.

— Ну вот, мы вошли, — сказал Берт. — Но это еще ничего не значит.

Он был прав. Мы просто-напросто оказались в очередном коридоре. Единственное, что отличало его от других, — бронзовая лампа с фитилем. Наверное, она была заправлена какой-то горючей жидкостью.

— Слава Богу, все хорошо видно, — сказала я. — Больше я не разобью нос, а вы не упадете с лестницы.

— Вон там коридор поворачивает, — указал Берт. — Свернем за угол?

— Свернем!

Это ни к чему не привело: после поворота начался новый коридор, который закончился тупиком. Зачем же понадобилось сооружать этот аппендикс? Спросить у киноактера-миллионера я не могла, так как он давно покоился в земле, а его призрак шлялся черт знает где.

И вдруг я заметила, что в этом коридоре, который я окрестила про себя аппендиксом, есть две двери. Берт тоже их заметил.

— Пойдем туда? — он указал на дверь слева.

— А почему не сюда? — я указала на дверь справа.

— А мне хочется туда! — зло ответил Берт.

— Что за тон!

— Идите вы к черту!

Я не узнавала драматурга — настолько он изменился.

— Невежа!

— Вы мне надоели, Мэвис! Из-за вас я потерял уйму времени.

Одной рукой схватив меня за предплечье, второй рукой Берт распахнул дверь слева и втолкнул меня в комнату.

Здесь было темно, но из коридора лился свет, и я успела заметить, что есть стол и несколько стульев. На столе стояла лампа, очень похожая на ту, которую я видела в коридоре.

Берт вытащил из кармана спички и зажег лампу.

— Так у вас были спички?! — воскликнула я. — Почему вы не воспользовались ими, когда мы блуждали по коридорам?

— Я хотел, чтобы вы испугались, — жестко ответил он. — Однако, как всякая ограниченная особа, вы не в состоянии даже испугаться по-настоящему.

— Значит, вы хотели...

— Первый раз имею дело с такой идиоткой, — зашипел он. — Если бы вы выпили лимонад, который я вам принес, ничего бы не случилось.

— Что?!

Он толкнул меня к ближайшему стулу, и я плюхнулась на него.

— Если бы я выпила лимонад?..

— Да. Мы кое-что в нем растворили. Ничего особенного, снотворное. Вы проспали бы до утра без хлопот, а большего и не требовалось. Нам нужно было только нейтрализовать вас — дура, да еще активная, всегда представляет опасность.

— Я — дура?

Он ухмыльнулся.

— А кто трепался с Иганом Ганном? Кто пытался шантажировать Алекса? Кто лез во все дырки? Все, теперь поздно что-либо менять. В течение последнего часа я несколько раз предлагал вам вернуться в свою спальню. Вы предпочли этот путь... Допрыгалась, лягушка. И винить некого, кроме самой себя.

Он подошел к двери, вынул из кармана ключ и вставил его с внешней стороны.

— Отдыхайте, Мэвис. Ночь впереди долгая.

И вышел, захлопнув дверь. Я слышала, как ключ повернулся в замке.

Финита?

Предательство того, кто кажется мне другом... Агата предупреждала... Я почувствовала, что щеки мои пылают. Берт Бэнкрофт играл со мной, как кошка с мышью, когда водил по тайным коридорам этого кошмарного дома. Он хотел, чтобы я утомилась, испугалась, захныкала... Притворщик, он прекрасно был осведомлен о потайных ходах! Только забыл про лестницу. Вот, наверное, злился, когда скатился кубарем и намял себе бока!

Я еще раз вспомнила, как мы блуждали в темноте. Нет, Берт не все знал в этом доме, он ведь тут не живет. Но то, что он один из сатанистов, — в этом сомнения нет.

Я встала и обследовала помещение. Больше всего меня интересовал шкаф, который стоял в углу. Шкаф не был заперт, и я обнаружила в нем несколько масок, в том числе и «козлиную голову». Маски были отвратительные, гадкие, но я не поленилась их рассмотреть: «свиная голова», «голова черта» с рожками, «голова Медузы» со змеями вместо волос...

Отшвырнув эту гадость, я закрыла шкаф.

Как вырваться из западни? Попытаться взломать дверь? Вышибить ее стулом? Но дверь обита железом, так просто ее не возьмешь.

Остается только сидеть и ждать.

Спустя полчаса замок двери щелкнул. Я насторожилась.

В комнату вошла Трейси Денбор, за ней показалась тучная фигура Алекса Бланта.

Хозяева дома смотрели на меня так, словно увидели впервые. Пришлось подать голос:

— Я что, узница? Почему Берт запер меня здесь?

— И она еще спрашивает! — Алекс Блант развел пухлыми руками. — Я живу в этом доме более двадцати лет, но до сих пор ни разу не пользовался тайными коридорами. А эта пигалица приехала — и нате вам! Бегает по дому, где хочет!

Я представила, как тучный Алекс протискивается по секретным щелям, и улыбнулась. Моя улыбка вывела Бланта из себя. Зато его жена была крайне спокойна.

— Кто вы, Мэвис? — спросила она вкрадчиво. — То, что вы не старлетка, это и слепому ясно. С какой целью вы приехали к нам?

— Мисс Фарр вам все объяснила.

Алекс хлопнул ладонью себя по лбу:

— Нина! Теперь все понятно.

— Нина наняла вас, так? — уточнила Трейси. — Для чего? Следить за нами?

— Отстаньте от меня! И выпустите отсюда!

— Нина наняла ее, чтобы следить за Селестиной! — догадался Алекс и захохотал. — Нам надо было предвидеть такой поворот.

— Теперь это не имеет значения, — отмахнулась Трейси. — Нина в любом случае привезла бы эту особу сюда. Ну и что нам с ней делать?

— Выпускать Мэвис опасно... Она многое знает... Она и этот чертов мальчишка, бойскаут... Свалились на нашу голову...

Алекс и Трейси разговаривали так, словно я была неодушевленным предметом, вещью, а они решали: выбросить меня на помойку или засунуть под кровать.

— Я никому ничего не расскажу, только отпустите, — взмолилась я.

— Э, нет, куколка, тебе слишком многое известно, — покачал головой Алекс. — И про алтарь, и про Астарота... Трейси, эта дверь крепкая, как ты думаешь?

— Крепкая.

— Вы... вы хотите меня здесь замуровать? — сердце мое оборвалось.

— А что прикажете с вами делать! Незачем было лезть в пещеру. Да и призрак Олтона Эсквита явился к вам так некстати.

Я хотела возразить, что с проектором они сами все подстроили, но вовремя прикусила язык. Кажется, Алекс ничего не знал про фокус со старым фильмом и его новым озвучанием, иначе бы он выразился совсем иначе. Выходит, в доме есть еще один человек, который ведет свою игру. Быть может, этот человек поможет мне.

— Не было никакого призрака, — хмуро ответила я. — Мне приснился сон. Берт Бэнкрофт налил мне водки в лимонад, вот и померещилась какая-то ерунда.

— Нет, куколка, не верю, — усмехнулся Алекс.

— Откуда у вас такое точное описание Олтона? — прищурилась Трейси.

— Мне рассказывала о нем Нина... По Дороге сюда, — выкрутилась я.

Алекс и Трейси переглянулись.

— Это не решает проблемы, — сказал Алекс. — Был призрак или его не было — неважно.

— Ну что же... Надо искать выход, — резюмировала Трейси. — Или Мэвис присоединяется к нам и становится одной из нас, или этой ночью с ней произойдет несчастный случай.

— Только не это! — воскликнула я. — Оставьте несчастный случай для кого-нибудь другого. А что означает «становится одной из нас»? Кто вы?

Трейси величественно произнесла:

— Слуги Астарота.

Она многозначительно посмотрела на мужа.

— Ритуал посвящения должен был пройти в тот день, когда Селестина станет совершеннолетней, — продолжила Трейси. — Но вы, Мэвис, вмешались. Поэтому ритуальное действо свершится сегодня ночью.

— Присоединяйтесь к нам, — горячо сказал Блант. — Астарот любит своих последователей. Вы получите все, чего пожелаете. Все плотские утехи станут вам доступны!

В его глазах запылало безумие.

— А если я не соглашусь?

Лицо Алекса потемнело, огонь в глазах потух.

— Вы же понимаете, Мэвис, мы не можем рисковать... Если вы уедете, а потом начнете рассказывать о том, что видели в этом доме... Вы уже поняли: мы не терпим скандалов и шума в прессе.

Он произнес это негромким будничным голосом, но произвел на меня куда большее впечатление, нежели рычал бы или извергал проклятья.

— И какой несчастный случай может со мной произойти? — спросила я с содроганием.

— Вы, Мэвис, любите купаться. Решили порезвиться в воде при лунном свете. Пошли ночью на пляж... Утром вас обнаружили утонувшей... Впрочем, есть и другие варианты.

Я смотрела на этих монстров и понимала, что они говорят правду. В доме когда-то произошло убийство. Путь проторен. Где убили одну девушку — убьют и вторую. Мертвая Мэвис не сумеет помочь ни себе, ни Селестине. Мне надо выкарабкиваться из этой ситуации, притворяться, юлить... Иначе я погибну.

— Скажите, а что нужно сделать, чтобы присоединиться к вам? Что Астарот требует в жертву? Или надо подписать бумаги? В чем заключается ритуал посвящения?

Я постаралась, чтобы мои слова звучали искренне. Глазки Алекса снова заблестели.

— Ритуал заключается в том, что вы должны отдаться Астароту!

Так я и думала: секс!

— Что значит отдаться?

— Не прикидывайтесь! Вы возляжете на алтарь, а Астарот возьмет вас... ну, как мужчина женщину.

Наверное, у меня был дурацкий вид (я вспомнила паука), поэтому Алекс соизволил пояснить:

— Он возьмет вас опосредованно, через своих жрецов и слуг.

Так. Теперь мне все ясно.

— Они будут обладать вами с именем великого Астарота на устах.

— Все мужчины? — взвизгнула я.

— Жрецы и слуги Астарота мужского пола, — поправил меня Алекс.

— И женского тоже! — добавила Трейси.

Глядя на их омерзительные рожи и трясущиеся животы, я поняла, что даже если соглашусь сейчас, то покончу с собой потом. Я не вынесу такого позора и унижения.

— Нет! Я не присоединюсь к вам никогда, — сказала я твердо.

Алекс и Трейси помолчали. Наверное, им трудно было отказаться от мысли, что такая девушка, как я, не будет ублажать их.

— Ну что ж, Мэвис сама выбрала свое будущее, — сказал наконец Блант. — Точнее — она отказалась от него. Единственное, что я могу предложить вам, куколка, это спиртное. Выпейте. Будет легче принять свой жребий.

В отличие от мужа Трейси не хотела так быстро сдаваться. Глаза ее лихорадочно метались, она искала другой выход.

— Слушай, Алекс... А если раздеть ее и силой положить на алтарь? Астарот не требует согласия... Зато мы сделаем снимки... очень откровенные снимки... Мэвис никому ничего не расскажет, потому что формально будет одной из нас. Из-за фотоснимков ей нельзя будет и рта раскрыть.

— Хм, ты права. Неплохо придумала.

Алекс вздохнул с облегчением.

— Короче! — прокаркала Трейси. — Лучше подержать эту куклу на алтаре...

— ...чем под водой, и ждать, пока она захлебнется.

Глава 10

Алекс ушел, а Трейси осталась, глядя на меня с нескрываемым вожделением. От этого взгляда мне стало не по себе, в голову полезло такое, что я чуть не завыла. Трейси догадалась запереть за мужем дверь, а то бы я ринулась на прорыв. Ключ эта сатанистка спрятала где-то в недрах своего раскормленного тела.

Глаза Трейси пылали.

— Лакомый кусочек... А кожа какая нежная... Я еще вчера, когда Нина привезла тебя сюда, подумала: вот девушка, созданная для того, чтобы доставить нам удовольствие...

— Вы, мадам, извращенка, — с содроганием сказала я. — Вы ответите за все...

Трейси не слушала меня. Она мурлыкала:

— Скоро начнется ритуал... Мы притушим лампы... Мы не любим это делать при ярком свете... Подожжем сухие кладбищенские травы, они будут источать аромат... Ты будешь лежать... голая... красивая... Я чувствую, как во мне беснуется Астарот в предвкушении торжества плоти... Это будет лучший вечер сезона... Мы все насладимся...

Меня чуть не вырвало. Но Трейси ничего не замечала и не обращала на мое состояние ни малейшего внимания.

— Нам надо подготовиться, Мэвис.

Она вышла в центр комнаты и плотоядно облизала губы. Тяжело дышала, поглаживала себя по бедрам.

— Раздевайся!

— Ни за что! А если вы прикоснетесь ко мне, я выбью вам все зубы!

— Раздевайся! — властно повторила она. — Не бойся, это не больно, — усмехнулась извращенка. — Разденься сама, иначе мне придется позвать Алекса. Он очень любит эту процедуру...

Алекс? Я представила, как его жирные пальцы шарят по моему телу... Бр-р!

Делать нечего: я сняла с себя все вещи и положила их на стул. Трейси хищно наблюдала за моими действиями, и крылья ее носа трепетали. Не спуская с меня глаз, она тоже принялась раздеваться и бросать одежду на другой стул.

Обнаженные, мы стояли друг против друга.

— Да... — протянула Трейси. — Я понимаю Берта... Очень лакомый кусочек.

Я попробовала перебить ее мысли:

— Трейси, давно собиралась спросить у вас... Может, ответите сейчас, накануне ритуала... Кто убил Мэри Блендинг?

— Ты имеешь право это знать. После ритуала — вольно или невольно — ты станешь такой, как мы. А фотоснимки, которые мы сделаем, заставят тебя держать язык за зубами... — Она еще раз оглядела меня с ног до головы. — Надо сказать, чтобы тебя сфотографировали вместе со мной. Я хочу иметь такой снимок... на память...

Трейси поглаживала уже не только бедра, но и свою грудь. Честно признаюсь, дряблые мышцы, покрытые жиром, и отвисшая кожа всегда вызывали во мне негативные чувства, но теперь приходилось их скрывать.

— Ритуал — это большее, чем обряд или обет, — вкрадчиво говорила Трейси. — Это полная невозможность стать прежним человеком... Мы, жрецы и слуги Астарота, связаны друг с другом навсегда...

— Скажите, а кто приобщил вас к черной магии?

— Агата. Многие годы она была рядом с Олтоном Эсквитом...

— Эта морщинистая обезьяна?!

— Ну, тогда она была очень красива... Агата любила Олтона без памяти, и настал день, когда крепость рухнула: Олтон сказал, что женится на Агате. Примерно тогда же появилась Мэри Блендинг. Олтон потерял голову... Мэри была моложе Агаты и... Какие могут быть сравнения выпитой чаши перед бокалом, полным игристого вина! Агата страдала... Никто не мог здесь помочь. И тогда она обратилась к Астароту.

Глаза Трейси заволокло пеленой. Я слушала, затаив дыхание: сейчас все откроется.

— Агата еще раньше посвятила нас в таинства культа Князя тьмы, у нее природный дар к оккультизму... И вот однажды Агата сообщила: Астарот хочет Мэри Блендинг. Нам все стало ясно... Олтон Эсквит понятия не имел, чем время от времени мы занимаемся в подвале его дома. Если бы он узнал, то сжег бы этот дом вместе с гостями... Сделать Мэри одной из нас означало полный разрыв Мэри с Олтоном...

Трейси облизала пересохшие губы.

— В тот день, когда Олтон наметил очередную вечеринку, Агата сказала, что Мэри будет наконец посвящена... Ритуал должен был начаться в два часа ночи. Мэри ни о чем не догадывалась. Двое наших обманом свели ее в подвал, а там... Платок с хлороформом на лицо — и можно начинать. Мы раздели Мэри, уложили на алтарь... Как она была красива! От ее кожи исходил дурманящий аромат... Какие ноги... грудь... Мы пели гимны, восхваляя Князя тьмы, и готовились... И вдруг Агата словно обезумела. Схватила острый нож и ударила Мэри в сердце... Потом еще раз... Мы не успели спасти ее.

— На лбу девушки было нарисовано раздвоенное копыто, так? Откуда оно взялось?

— Это все Агата... Никто не мог оттащить ее от Мэри. Наконец один мужчина догадался ударить ее по голове светильником. Агата потеряла сознание, но Мэри к этому времени была уже мертва... Потом разразился скандал... Мы упрятали Агату в частный санаторий. Наше сообщество распалось, со многими из тех, кто был тогда в подвале, я больше не встречалась... Казалось, что у нас с Астаротом больше не будет встреч... Алекс навещал Агату в санатории, врачи говорили, что она находится в ступоре с восковой гибкостью...

— Что это такое?

— Одно из проявлений кататонии. Агату лечили, но мы были уверены, что она останется в санатории до конца своей жизни. И вдруг она поправилась! Заявилась к нам и сказала, что Алексу необходимо купить дом Олтона Эсквита, поскольку это идеальное место для нашего общения с Астаротом. Агата узнала, что дом продается очень дешево — наверное, покупателей отпугнул скандал... Мы не хотели сюда возвращаться, но эта ведьма настаивала на покупке дома. Агата сказала, что если Алекс не согласится с ее предложением и если ритуалы не продолжатся, то она публично признается в убийстве Мэри Блендинг и назовет всех, кто находился с ней тогда в подвале. Более того — укажет, что они были соучастниками.

Трейси криво усмехнулась и пожала плечами.

— У нас с Алексом не было выбора. Не идти же в тюрьму... Мы купили дом, и все неплохо устроилось. Агату мы называем своей служанкой, но на самом деле это не так. Она — верховная жрица.

— Когда появились рисунки на стенах подвала?

— Тогда, когда дом стал всецело нашим. Паука нарисовала Агата. Она очень гордится своими художествами. А что по мне — так обычная мазня, — скривилась Трейси.

— Ладно, это неважно... Меня волнует судьба Селестины. Что вы будете делать с дочкой Нины?

Трейси хихикнула:

— Больше я тебе ничего не скажу. Сама все увидишь.

Дверь отворилась, и вошел Алекс. Никакой одежды, даже намека на плавки. Голый хозяин дома выглядел самым настоящим сатиром, разве что без рожек. Отвисшее брюхо, кривые ноги, дряблая грудь...

— Все готово! — возвестил он.

На жену Алекс почти не смотрел. Его взгляд был прикован ко мне.

— Сегодня будет особенный вечер, — пробормотал он. — Столько сюрпризов... Алтарь будет украшен лучше, чем обычно...

— Слава Астароту! — негромко, но твердо произнесла Трейси.

Она тоже не обращала на супруга внимания. Очевидно, оба уже давно надоели друг другу, и теперь только так называемые ритуалы скрашивали их совместную жизнь.

Подойдя к шкафу, Трейси открыла его и достала маски. Себе на голову она нацепила маску злой горгоны со змеями вместо волос. Удачный выбор! Как я поняла, у каждого в подвале была своя роль, и маска служила символом.

— Мэвис, когда Астарот насладится тобой, мы примем решение, какую маску приготовить для тебя, — сообщила она «приятную» весть. — Так что, жди!

Мысленно я послала эту извращенку далеко и отнюдь не в курортные места.

— Времени мало, — поторопил Алекс.

— Ритуал пройдет без изменений? — спросила его Трейси.

— В общем, да. Но основное событие передвинуто ближе к началу. Ну, а что касается Мэвис... — Он еще раз оглядел меня и усмехнулся. — Ее решено оставить на десерт.

Алекс нацепил на себя маску быка и схватил меня за руку.

— Веди себя подобающим образом, куколка. И не говори ни слова. Если пискнешь — пеняй на себя.

Он так сжал мою руку, что я застонала.

— Поняла?

— Поняла...

— Мы не шутим. Если ты попробуешь убежать или начнешь кричать, ни у кого не дрогнет рука... Подумай о своем будущем.

— Идем, — сказала Трейси и двинулась первой. Алекс шел следом, крепко держа меня за руку. Мы вышли в коридор и направились к той самой двери, которая была справа и в которую Берт так не хотел пускать меня. Трейси распахнула ее, и я поняла, что за дверью находится помещение наподобие склепа, в котором я уже побывала сегодня днем. Тогда я попала в него из пещеры.

Трейси прошла к алтарю, и движения ее изменились. Теперь она виляла бедрами, делала непристойные жесты и вообще походила на выжившую из ума проститутку. Алекс зачмокал губами и затряс животом. Я заметила, что из-под его маски по шее течет пот.

Помещение было полуосвещено, по полу струился сизый дым, воняло паленой травой и какими-то цветами. От одного только запаха мне стало тошно. Колени мои задрожали, и я вдруг сообразила, что помимо воли участвую в каком-то омерзительном событии, которое полностью перечеркнет мою хотя и небезгрешную, но довольно пристойную жизнь.

Паук на стене снова «ожил». Наверное, все дело было в сизом дыме и хитроумной подсветке. Я понимала, что это всего лишь рисунок, но тем не менее волосатые лапы его и в самом деле шевелились, а жаба следила за мной своими выпученными глазами.

Я попыталась вспомнить слова хоть какой-нибудь молитвы, но голова моя вдруг стала пустой, как колокол.

В подвале, кроме нас, уже находились двое. Уолтера Томчика, несмотря на маску ястреба, я узнала сразу: маленькие, покрытые рыжим пушком руки, торчащие ребра и отвислый зад не оставляли никаких сомнений, что это сам господин продюсер явился на сатанинский праздник.

Вторым, несомненно, был Берт Бэнкрофт. Ну и маску ему подобрали! Представьте коротконогого мужчину с бабьими покатыми плечами, голову которого украшает огромная лосиная морда с большими рогами. Более нелепой твари я отродясь не видела!

Трейси, все так же виляя бедрами, подошла к Уолтеру и Берту. Они поздоровались, но как!.. Я даже покраснела. Трейси протягивала руку к тому, что внизу живота, и пожимала... Я, разумеется, не ханжа, но, когда увидела, что мужчины проделывают с Трейси то же самое, отвернулась, не в силах скрыть свое отвращение.

Приспешники Астарота издавали утробные звуки, ржали, довольные собой и другими, трясли телесами... Алекс — я чувствовала это — очень хотел присоединиться к ним, но не осмеливался выпустить мою руку.

Я посмотрела на алтарь и ахнула: во всю длину на алтаре лежало черное бархатное покрывало. Рядом на столике на роскошной алой подушке сверкал острый нож. Тут же стояли пять бутылок с длинными узкими горлышками, наполненные разноцветными жидкостями.

Вдруг я уловила чьи-то шаги и оглянулась.

Высохшее, как бобовый стручок, морщинистое тело могло принадлежать только Агате. На голове у нее была маска сатаны.

Агата подошла к алтарю и медленно повернулась к нам.

— Вот и настал урочный час, когда мы вновь возносим хвалу нашему хозяину — великому Астароту!

Ее металлический голос, лишенный выражения, проникал повсюду и вызывал трепет. Свита замерла. И вдруг сатанисты заорали:

— Хвала Астароту! Хвала Астароту!

Агата стала произносить слова, каждое из которых было понятно, но в целом смысла не получалось. Присутствующие повторяли эти слова, и внезапно я поняла, что они читают молитву Всевышнему задом наперед.

Агата что-то резко крикнула, схватила бутылку с зеленой жидкостью и стала брызгать из бутылки на сатанистов. Она обильно полила всех, включая меня. Я пыталась уклониться, но Алекс держал меня крепко. Агата вылила на мою грудь остатки чего-то пряно-вонючего, дурманящего и сказала своим металлическим голосом:

— Астарот дает тебе возможность начать жизнь заново... Я говорила о том, что в будущее ведет несколько дверей. Ты сама выбрала свой путь. Теперь ты станешь одной из нас, прими это как дар...

Она вернулась к алтарю. Голос ее стал звучать еще громче, еще торжественнее:

— Пришло время Князя тьмы! Пришло время Астарота! Он выбрал невесту, и мы почтительно падаем ниц перед его выбором. Он хочет ее! Мы все хотим ее! Пусть она войдет!

Возбуждение стало всеобщим. Сатанисты что-то шептали друг другу, гладили один одного, одобрительно похлопывали... Алекс булькал, как бурдюк, из которого выливается брага. Уолтер урчал и мяукал, как канюк. Берт хрюкал...

Агата вышла.

Все посматривали на дверь в ожидании.

Агата вернулась, ведя за руку Селестину.

На ней был длинный черный балахон с капюшоном. Я заметила, что бедная девочка идет, опустив голову. Наверное, Селестину опять опоили какой-нибудь дрянью или дали наркотик. Я, которая должна была уберечь ее, стою в полнейшем бессилии, смотрю на вакханалию и ничего не могу изменить. Несчастная Селестина даже не понимает, куда ее ведут и что будут с ней делать. Вот ужас!

Я дернулась, пытаясь избавиться от захвата Алекса, но Блант был настороже, и у меня ничего не вышло.

Агата подвела Селестину к алтарю. Обе они стали на колени, подняли руки вверх и принялись кланяться пауку. Наверное, Селестине заранее сказали, что надо делать, потому что она хоть и двигалась, как сомнамбула, но выполняла в точности то же, что и Агата.

Сатанисты повторяли вслед за Агатой и Селестиной все движения, причем Алекс и меня заставил стать на колени. Кланяться Астароту я не собиралась, поэтому смотрела во все глаза, что же будет дальше.

— Я привела твою невесту, Астарот! — торжественно сказала Агата. — Эта непорочная дева хочет быть твоей навсегда! Она пройдет через ритуальное совокупление и соединится с тобой. Вот она, твоя невеста! — Агата указала на Селестину, и та снова поклонилась пауку. — Невеста, которая с детства знала, что предназначена тебе, Астарот! Она доставит тебе все наслаждения, каких ты только пожелаешь, а потом ты от щедрот вознаградишь ее властью — большей, чем моя власть, чем власть всех присутствующих здесь!

Сатанисты закричали свое «хвала Астароту», а Агата помогла Селестине подняться с колен.

Некоторое время девушка стояла неподвижно и вдруг резким движением сбросила с себя балахон. Селестина возвышалась над присутствующими — нагая, красивая, надменная, отрешенная... Медленно повернулась она к пауку и громко произнесла:

— Иду к тебе, Князь тьмы! Иду, отбросив все суетное, иду с радостью и гордостью в сердце! Ты терпеливо ждал меня столько лет, и я ждала этого урочного часа. Сейчас мы соединимся, чтобы не расставаться никогда. Я добровольно отдаю тебе свой разум и свое тело, свои помыслы и свои желания. Владей мной полностью, мой повелитель! Я буду счастлива, когда во время ритуального совокупления ты проникнешь в меня и нарушишь мою непорочность! О, великий Астарот!

Она повернулась лицом к нам.

— Я хочу лечь на алтарь... Пусть начнется жертвоприношение. Приходи птица! Приходи зверь! Приходи мужчина! Приходи женщина! Я отдаюсь Астароту в вашем образе!

Я все еще надеялась на чудо. Вдруг Селестина очнется и убежит с проклятиями из этого ужасного подвала. Но с каждой секундой мне становилось яснее и яснее, что «бедная девочка» с вожделением ждет, когда все набросятся на нее. На лице Селестины читались искренний экстаз и жажда совокупления со многими... Боже мой! Не было никакого гипноза и никаких наркотических веществ! Селестина никогда еще не была так уверена в своих действиях, как сейчас. Она наслаждалась моментом, выставляла напоказ свое нагое тело, заводила сатанистов легким покачиванием бедер...

И вдруг я вспомнила несколько фраз Алекса, которым до этого момента не придавала значения: «Незачем было лезть в пещеру... Выпускать Мэвис опасно, она многое знает... Она и этот чертов мальчишка, бойскаут...»

От кого Алекс Блант мог услышать про пещеру и про бойскаута Альфреда? Только от Селестины! Только ей я поведала о своих утренних приключениях.

И тут в голове у меня все прояснилось. Какая же я наивная! Селестина с самого начала была заодно с сатанистами. Там, на пляже, увидев, что я задремала, она пошла в подвал, чтобы вместе с Агатой отрепетировать ритуал. Селестина прихватила мою одежду, чтобы быть уверенной: голая, я буду сидеть на пляже и не сумею помешать ей. Тем не менее благодаря Альфреду я попала-таки в подвал. Что Селестине оставалось делать? Только притвориться одурманенной и убедить меня в том, что она потеряла память.

Нина Фарр нанимает частного детектива для того, чтобы он оберегал ее ненаглядную девочку от темных сил зла, и не подозревает, что эти темные силы заключены в самой дочери.

Если спасать Селестину, то только от одного человека — от самой себя.

А в подвале нарастало возбуждение. Уолтер прыгал козликом, мяукал и производил телом какие-то отвратительные движения. Берт, глядя на Селестину, ласкал Трейси. Алекс пускал слюни, и они текли по его подбородку на грудь. Свободная рука Алекса непроизвольно принялась гладить мое бедро и ногу. Это было так противно, что я снова рванулась, но Алекс крепко держал свою добычу. Мое сопротивление только распаляло его.

О Селестине я уже не думала. Как самой спастись? Как избежать унижения коллективного изнасилования? Если бы Алекс не держал меня, я бы давно уже выскользнула в коридор, из которого мы пришли в подвал, а там... Может, мне удалось бы добраться до своей комнаты или хотя бы попасть к Ахмеду на кухню.

Но как обмануть Алекса? Эта мысль прочно засела в моем мозгу. Краем глаза я наблюдала за хозяином дома и одновременно изображала крайнюю степень заинтересованности происходящим.

— Я готова! — возвестила Селестина. — Сейчас я лягу на алтарь и мысленно соединюсь с тем, кому должна принадлежать по праву. Мой повелитель, я иду к тебе! А вы можете взять меня. Делайте с моим телом все, что пожелаете. Так угодно Астароту. Так угодно мне. Отдаюсь ему!

Она простерлась на алтаре, разбросала руки и ноги в бесстыдной позе, прикрыла глаза. На черном бархате белое тело Селестины казалось фарфоровым.

— Алекс, — я прижалась к Бланту, — почему вы решили начать с Селестины, а не с меня?

— Что? Повтори!

Он даже не повернул ко мне свою «бычью голову», завороженный белизной груди и бедер на черном алтаре. Я повторила, якобы обиженно:

— Почему Селестина первая? Ей достанется больше удовольствий, чем мне.

Я принялась дергать волоски на его животе, пытаясь заставить обратить на себя внимание. Я была уверена, что Алекс выпустит мою руку, как только захочет сделать то, к чему стремится большинство мужчин.

— Алекс, между прочим, мы с вами можем заняться этим немедленно. Алекс, вы такой красивый, большой... Совсем не то, что эти коротышки — Уолтер и Берт.

Наконец, до него дошло. Блант задышал чаще и принялся издавать какие-то звуки, которые можно было принять за проявление звериной похоти.

Ответил он не сразу. Зато сказал совсем не то, чего я ждала:

— Селестина первая на очереди. Ты — вторая.

— А разве нельзя наоборот? Давайте начнем прямо сейчас. Все будут заняты Селестиной. Они, скорее всего, и не увидят, чем мы занимаемся.

Алекс колебался. Я была близка к победе, но вдруг он отпрянул от меня.

— Нет! Я хочу, но не могу! Не могу нарушать ритуальное действо.

Потом снова прижался ко мне и зашептал в самое ухо:

— Не расстраивайся, куколка! Потерпи немного, а когда настанет твоя очередь, я о тебе позабочусь!

— Вы твердо обещаете мне это? — я надула губки.

— Обещаю! Первым буду я!

И в это мгновение он забылся — захотел шлепнуть меня по мягкому месту и отпустил руку. Наконец-то! Мое колено сработало так, как надо, — с размаху прямо в пах! Я вложила в удар все, что накопилось за последние полтора часа унижений, весь свой гнев и всю свою ненависть. Получай! Алекс охнул и скрючился. Ребром ладони я секанула его по толстой шее. Покачнувшись, Алекс застонал — во всеобщем гаме этого никто не услышал — и рухнул на пол.

Я рванула к выходу, и... столкнулась с Иганом Ганном!

— Что... происходит? — спросил Ганн.

Он стоял в дверях и смотрел на голых беснующихся людей в масках. Лицо композитора побелело, глаза за толстыми стеклами очков расширились. Ганн загораживал собой проход, так что я не могла выйти и стояла, переминаясь в нерешительности. Мелькнула шальная мысль — а не стукнуть ли Ганна по почкам? И тут он сказал:

— Я пришел вас спасать...

Тоже мне спасатель! Я оттолкнула Ганна и даже сделала один шаг вперед, но тут пудовый кулак Алекса обрушился на мои плечи. Я упала.

Надо было крикнуть Игану Ганну, чтобы бежал за полицией, но голос мой пропал, я не могла ни вдохнуть, ни выдохнуть.

— Что здесь творится? — повторил Ганн и прошел в глубь подвала.

Зря он это сделал. Сатанисты окружили композитора плотным кольцом. Ганн понял, что попал в «избранное общество», челюсть его отвисла при виде трясущихся, как желе, животов, отвислых грудей и бледных, увитых венами ног.

Уолтер Томчик снял с головы свою чудовищную маску и проблеял:

— Сейчас мы все вам объясним.

— Что... вы... собираетесь... объяснять?

Иган Ганн обвел глазами помещение и вздрогнул, наткнувшись на изображение паука на стене. Очевидно, он понял, куда попал, — недаром композитор интересовался историей Мэри Блендинг. Руки его непроизвольно сжались в кулаки.

— Иган, спокойнее... — сказал Берт Бэнкрофт, снимая свою лосиную маску.

— Ты призываешь меня к спокойствию? Разве могу я быть лояльным к черной магии и всему, что здесь творится?! Так вот как проходят сборища сатанистов! Так вот как выглядит Астарот! Омерзительно!

Ганн наконец пришел в себя. То, что в подвале находились Алекс, Трейси, Уолтер, Берт и Агата, не вызвало у него никаких других эмоций, кроме презрения и брезгливости. Но мы с Селестиной — это ведь другое дело...

— Мэвис, что вы здесь делаете? — вскричал он. — И что делает здесь Селестина? Почему она лежит на алтаре? Почему голая?

Композитор внезапно рассвирепел, лицо его исказила ярость.

— Неужели вы силой привели сюда этих девушек?!.

Алекс сорвал с себя маску быка, отбросил ее и с угрожающим видом подошел к Ганну.

— Ты, молокосос, если ворвался, так хоть выслушай, что тебе говорят! Все имеет свое объяснение...

В этот момент я заметила, что Берт заходит к Игану за спину. Надо было крикнуть, предупредить Игана, но вместо крика из моего горла вырвался хрип.

Неожиданно раздался громкий спокойный голос Агаты:

— Он пришел один! За ним никого нет! И он осквернил ритуал! Астарот требует наказать его!

Композитор глянул на Агату, и его чуть не вывернуло.

— Женщина, вам следует прикрыть свое тело. Неужели можно ТАКОЕ выставлять напоказ!

Алекс подошел к нему совсем близко и вдруг заговорил добродушно, как с другом:

— Понимаете, Иган, я ведь ничего не знал про этот подвал... А когда мы забрели сюда... ненароком, то нашли шкаф, а в нем — эти забавные маски. Нам захотелось подурачиться, пошалить, представить, как проходили здесь ритуальные действа этих... как их... сатанистов. И вот поэтому мы разделись...

Берт Бэнкрофт размахнулся и сомкнутыми кистями обеих рук ударил Игана по затылку. На лице Игана на несколько секунд застыло удивленное выражение. Покачнувшись, мой спасатель упал. Берт ударил его еще раз, потом еще... Наверное, композитор потерял сознание, потому что остался лежать на полу без движений.

— Правильно! Суровость прежде всего! — гремела Агата. — Мерзавец нарушил наше уединение, испортил ритуал, оскорбил хозяина и владыку, великого Астарота! Смерть ему! Смерть!

Селестина вдруг поняла, как далеко зашли ее игры с дьяволом, вскочила с алтаря и, дико озираясь, закричала:

— Почему — смерть?!

— Князь тьмы гневается, — бесстрастно пояснила Агата. — Осквернена его обитель. Мы не можем продолжить ритуал, пока не убьем осквернителя, иначе Астарот обрушит на наши головы страшные несчастья!

Она замолчала. В подвале установилась гнетущая тишина, даже Алекс не сопел.

— Что мы должны сделать? — вкрадчиво спросила Трейси.

— Сорвать с мерзавца одежду и положить его на алтарь. Я сама нанесу семь ритуальных ударов — как и тогда... Семь ударов — и Астарот удовлетворится.

— Но тогда у нас не было свидетелей, — веско произнес Уолтер. — А сейчас...

Он многозначительно посмотрел на меня.

Агата в маске сатаны повернулась в мою сторону.

— В таком случае первый удар нанесет Мэвис. Если она не сделает этого, мы заколем ее, как и незваного гостя. Чем больше смертей, тем крепче наша связь с Астаротом!

Кажется, Агата всех напугала. Даже Алекс взмок от страха и напряжения.

— Мы не можем так просто... А куда мы денем трупы? Что мы скажем родственникам?.. Как я объясню полиции исчезновение своих гостей? — завопил он.

— Придумаете что-нибудь, — равнодушно ответила Агата. — Если мы не заставим этих двоих замолчать, то всем нам придется очень плохо. Мы — конченые люди. Но, совершив ритуальное убийство, мы возвысимся в своих глазах. И все пойдет по-прежнему.

Раздался жуткий смех. Спустя несколько мгновений я поняла, что это я сама смеюсь. Кажется, мои голосовые связки заработали.

Агата снова повернулась ко мне.

— Обычная истерика, — прокомментировала она. — Не обращайте внимания.

Подойдя к алой атласной подушке, Агата схватила нож и протянула его мне — рукояткой вперед.

— Возьми это орудие, дитя. Тебе я доверяю нанести первый удар.

— Никогда!

Я обвела глазами каждого, кто находился в подвале. Все замерли в ожидании. Способны ли эти люди пойти против сумасшедшей старухи?

— Опомнитесь, — тихо сказала я. — Вы попали под власть полоумной... Она больная женщина, ей хочется убивать и убивать... Алекс! Селестина! Вы же не сошли с ума и должны понимать, что происходит. Берт! Уолтер! Нет ничего тайного, что не стало бы явным. Вам придется отвечать за все, что сейчас может произойти...

Так как я не повышала голоса, то в подвале был слышен каждый звук. Внезапно все разом напряглись, услышав непонятные глухие удары.

— Что это такое? — забеспокоилась Трейси.

— Астарот гневается! — ответила Агата. — Его терпению пришел конец. Я предупреждала вас: если мы не накажем этих двоих, нам придется плохо. Астарот обрушится на нас всею своею мощью... Смерть очистит нас! Если мы смалодушничаем, Князь тьмы отправит нас в последний круг ада...

Удары повторились, причем они стали более сильными.

— Предупреждение! — вещала безумная старуха.

— Нет! — крикнула я, поняв, ЧТО на самом деле означают эти толчки и стуки.

Сорвавшись с места, я бросилась в тот конец подвала, где находилась дверь, ведущая в пещеру.

— Держи ее! — послышалось за спиной.

Оглянувшись через плечо, я увидела, что за мной гонится сам сатана с ножом. Я прибавила в скорости. Но прыткая Агата была уже близко.

Еще издали в неверном свете керосиновых ламп я заметила, что в деревянной двери, к которой я стремилась, торчит ключ. «Спасена!» — мелькнуло в сознании. Агата была в двух ярдах от меня. Подбежав к двери, я повернула ключ в замке и отскочила, но дверь все же больно ударила мне по колену и отбросила к стене. Я упала, но краем глаза увидела, что в коридор вбегают люди... Много людей... Один хватает Агату за руку и выворачивает кисть... Нож падает... Второй срывает маску... Агата пытается укусить его... Тот бьет старуху в зубы... Агата оседает на пол, сжимается в комок...

Впоследствии оказалось, что колено мое было сильно разбито, да и удар кулаком по спине — память об Алексе — не прошел бесследно. Но в тот момент все внутри меня пело. Я не чувствовала боли, поднялась и заковыляла к алтарю.

Полиция уже надевала наручники на Алекса, Уолтера, Берта... Среди полицейских был человек, по виду врач, с черным чемоданчиком в руке. Был еще один человек, которого я видела однажды на лесной тропинке. Тощий, как жердь, дико озирающийся, вздрагивающий...

— Привет, мистер Робинсон! — сказала я, приблизившись к вожатому бойскаутов.

Беднягу аж передернуло. Неужели он никогда не видел обнаженных девушек? Я улыбнулась и спросила:

— Как поживает ваш воспитанник Альфред? Он по-прежнему отлынивает от кроссов и отсиживается в кустах?

Мистер Робинсон нервно сглотнул и ответил хриплым сдавленным голосом:

— Я обязательно выгоню этого паршивца из отряда. Он рассказывает мальчикам такие ужасные истории... Я решил уличить его, и вот...

— В чем вы решили уличить Альфреда?

— Прежде чем наказать этого негодника, я должен был сам все проверить. Справедливость превыше всего! И теперь вот выяснилось, что... Мальчишка стопроцентно прав!

— Неужели?

— В пещере действительно живет нагая леди! И она — передо мной!

Глава 11

— Ну, и каким идиотом я теперь выгляжу?

Иган Ганн тяжело вздохнул и добавил:

— Явился вызволять красавицу от чудовищ, а сам попал в западню... Когда очнулся, выяснилось, что красавицу освободили без меня. Такие истории не делают мужчине чести. Разве можно меня уважать после всего, что произошло в подвале?

Я подбодрила Игана улыбкой.

— Самое главное — ты хотел меня спасти! Ты не побоялся лезть к самому черту в зубы! Кстати, а кто надоумил тебя насчет подвала?

Иган ответил робкой улыбкой и пожал плечами.

— Я много размышлял на эту тему. Весь вечер Алекс приставал ко мне и пытался выяснить, что мне известно насчет сатанистов. Это показалось весьма подозрительным. Я вдруг понял, что все может быть гораздо серьезнее, чем это видится на поверхности. «А что если они проводят свои сборища где-то в доме?» — подумал я. Улегшись, долго не мог уснуть. Решил посоветоваться с тобой, поднялся, оделся... Стучу в твою комнату — никто не отвечает. Вхожу. Постель даже не смята. Я бегом в комнату Селестины. Там — то же самое. Тут я и понял, что дело нечисто. Бегу к Нине. Растолкать Нину не удалось: потом уже выяснилось, что эти мерзавцы подсыпали в ее питье люминал.

— Конечно! Нина ни о чем не должна была догадаться!

— Они хотели быть уверены в том, что мамочка в самый неподходящий момент не заявится посмотреть, чем занимается доченька.

— Да, неприглядная история... Хорошо еще, что полиция подождала, пока я не разыщу свою одежду. Допросы, объяснения... Утром подвалила толпа репортеров... А когда я вернулась к себе в агентство, Джонни Рио никак не мог поверить, что я замешана в этот скандал. Но, Иган... Ты так и не сказал, как ты нашел дорогу в подвал.

— Дорогу мне подсказал Ахмед. Я наткнулся на него в гостиной и сразу заметил, что этого супермена в шароварах трясет от страха... Ахмед давно подозревал своих хозяев в темных делишках, но фактов у него не было. Сатанисты действовали очень осторожно. Ахмеду приходилось вести расследование вслепую. Кстати, это Ахмед устроил для тебя киносеанс с призраком Олтона Эсквита.

— Ахмед?!

Я была потрясена и даже привстала с подушек. Иган толкнул меня назад и накрыл одеялом. А сам продолжил:

— Нина в первый же вечер поговорила с Ахмедом довольно откровенно. Она сказала ему, что Мэвис Зейдлиц — частный детектив, который будет следить за тем, чтобы с Селестиной ничего не случилось. Это был рискованный, но правильный шаг. Ахмед решил помогать тебе во всем. А для начала — заинтересовать историей Джона Меннинга.

— Спасибо, — хмыкнула я. — Как только ему удалось раздобыть кусок старой киноленты?

— Ахмед нашел на чердаке несколько коробок с фильмами Олтона Эсквита и проектор. А вообще он парень сообразительный... Он сразу понял, что Нина стоит в этой компании обособленно... Единственная, кого Ахмед не разгадал, была Селестина.

— Мне ее искренне жаль.

— Мне тоже. Детство у Селестины было ужасным: отец и мать постоянно грызлись... Потом, когда Нина бросила Джона Меннинга, у Селестины, как это часто бывает, возник комплекс «хорошего, но обиженного мамой отца». Ошибка Нины заключалась в том, что она позволяла Меннингу по месяцу в году общаться с дочерью. Джон Меннинг был одним из самых ярых сатанистов. Постепенно он вводил дочь в круг своих интересов, прививал ей любовь к запретному... Джон с Агатой уже тогда рассчитали, что наступит день, когда Селестина станет «невестой» Астарота и впоследствии займет место верховной жрицы — Агата рассказала об этом на допросе в полиции. Она оказалась весьма разговорчивой особой: всех заложила с потрохами. Агата не утаила, что Джон Меннинг привозил Селестину в дом к Бланту именно с этой целью — приобщить к ритуалам. Сначала это подавалось как сказка, потом Селестине показали самый пристойный момент из всего действа... Развращали понемногу. Девочка росла в ненормальной обстановке.

— А как она сейчас? Переживает наверное?

— Нина поместила ее в психоневрологический диспансер. Врачи считают, что на излечение уйдет немало времени. Удар по психике был нанесен довольно ощутимый... Хотя Селестина не собиралась выступать на сцене или сниматься в кино, все же она неравнодушна к общественному мнению. А тут такие страсти в прессе... И все же, как я понял из разговора с Ниной, Селестине сейчас легче. То страшное, что она держала в себе, вышло наружу, но от этого Селестина неожиданно испытала огромное облегчение... Я думаю, со временем все забудут сатанинские делишки. Селестина выйдет замуж, сменит фамилию, станет хорошей матерью и женой...

— Дай Бог, — искренне сказала я. — Лично я тоже легко отделалась. Правда, колено побаливает... Нина прислала мне чек на две тысячи долларов...

— Это значит — Селестина получила наследство!

— Да. Когда Джонни Рио увидел чек, у него началась чесотка, причем в области рук. Деньги ушли на счет агентства, а мне скупердяй Джонни отстегнул премию. Знаешь, сколько?

— Не напоминай о деньгах! — поморщился Иган. — Это нечестно. Я же не виноват, что не могу оплачивать бунгало.

— Успокойся, Иган. Больше, чем деньгам, я обрадовалась отпуску, в который отпустил меня Джонни. В любом случае я оплачивала бы этот домишко. Но жить в нем одной было бы так тоскливо!

— Ты хочешь сказать, что я выполняю здесь роль шоумена для Мэвис?

— Ты — мой самый желанный гость, Иган. Дай слово, что когда напишешь свою Сатанинскую симфонию и станешь уж-ж-жасно знаменитым, то обязательно пригласишь меня в гости в такое вот бунгало на берегу океана.

— И что мы будем там делать? — он хитро прищурился.

— Как «что»? Сочинять музыку.

— В четыре руки?

— Ну, об этом мы договоримся... Лучше ответь: почему твоя левая рука уже приступила к творческому процессу, не дожидаясь конца разговора?


home | my bookshelf | | Ностальгия по убийству |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 3.0 из 5



Оцените эту книгу