Book: Необычный труп



Картер Браун

Необычный труп

Купить книгу "Необычный труп" Браун Картер

ПРОЛОГ

Я машинально снял трубку и так же машинально буркнул:

– Уиллер у телефона.

– Это Лоэрс, – проворчал мужской голос. Быстро окинув взглядом комнату, я представил на ковре блондинку или даже блондинок, демонстрирующих соблазнительные части тела. Но, к сожалению, никого не было.

– Добрый вечер, шериф, – недовольно произнес я, выключая стереофон.

– Наконец-то ты стал вежливым. Вот как частное предприятие может изменить характер человека.

– У вас действительно есть что сказать, или, может, вы просто ошиблись номером?

– Так вот! Три месяца назад ты покинул нас, чтобы отправиться к «Хамод, Ирвинг Сноу и компани». Мне захотелось узнать, как ты себя чувствуешь?

– О! Все идет как по маслу!

– Проклятый лгун! Ты бросил их шесть недель назад!

– А работа шерифа состоит в тон, чтобы всюду совать свой нос?

– Раньше, – продолжил он, не обращая внимания на мои слова, – у меня была язва и с тех пор, как ее убрали, мне скучновато. Знаешь, как-то привык к неожиданным болезненным приступам.

– Вам надо сказать об этом вашему психиатру, а не мне.

– Ошибаешься! Моя язва – это ты! Ты – полицейский, Уиллер, и, если придерживаться установленных правил, скверный полицейский, но почему-то всегда достигающий положительных результатов. Будет лучше, если ты вернешься к нам. В муниципалитете все обговорено. Так что приходи ко мне в бюро в понедельник утром.

– Вернуться? Мне? Да вы с луны свалились, шериф! Вы действительно думаете, что я вернусь в эту затхлую, вонючую дыру? – Моя рука сильнее сжала трубку. – В понедельник в девять утра, вас устраивает?

1

Первым делом, когда я появился в бюро шерифа, мое внимание привлекла симпатичная, светловолосая головка, склонившаяся над пишущей машинкой. Девушка подняла на меня нежно-голубые глаза, и я узнал ее.

– Аннабел Джексон! – радостно воскликнул я. – Пусть меня повесят, если я ошибаюсь.

– Это вы правильно заметили, – приветливо проговорила она и продолжила: – Представьте себе, мне было так хорошо работать с шерифом. Именно было хорошо, теперь, увы, все испорчено.

– Ну, что вы! Неужели вы забыли Уиллера… А если я вам скажу, что вы по-прежнему прекрасны, Аннабел?!

Она чуть вздрогнула.

– В девять утра! Вы расшибете себе голову. Кроме шуток, вы напрасно теряете свое время в полиции, лейтенант! Вам надо писать рекламные объявления для теле…

– Вы меня огорчаете, – заявил я. – Вы не представляете, что можете потерять. Кстати, чем вы заняты сегодня вечером?

– Если мне нечем будет заняться, то у вас совета не спрошу! Между прочим, шериф ждет вас.

– Должен ли я понять это так, что несмотря на такую погоду и такую рань он уже на место?

– Он сидит в кабинете с половины девятого.

– Да, в этом закоулке многое изменилось, и, если вам скажут, что изменилось к лучшему – не верьте ни единому слову!

– Я никому не доверяю, особенно лейтенантам полиции.

Добравшись до кабинета Лоэрса, я постучал и вошел. Шериф сидел в кресле и раскуривал трубку.

– Доброе утро, Уиллер, – сухо проронил он. – Садись.

– Благодарю за заботу, шеф, – поклонился я и взял стул.

– У меня для тебя есть одна работенка…

– Очень кстати, шериф, я как раз умирал от безделья. Что-нибудь вроде хорошо организованного убийства мне вполне подойдет. А кто он, этот покойник? – осведомился я, с надеждой глядя на него.

– Никто, – проворчал он.

– Да? – удивился я. Немного подумав, я возмущенно передернул плечами. – Тем хуже для вас. А в чем дело? Вооруженное ограбление? Наркотики? Рэкет? Зверское изнасилование вашей собственной секретарши?

Наконец, он закурил трубку, взял какой-то конверт и кинул его в мою сторону.

– Читай!

Я сразу заметил, что письмо было адресовано шерифу Лоэрсу. От роскошного конверта из плотной бумаги исходил возбуждающий аромат дорогих духов.

– Если это кто-нибудь, кто хочет вас растрясти, или угрожает кастрацией, не расстраивайтесь. Уиллер тут для того, чтобы защитить вас от убийцы-дистрофика.

– Читай! – проворчал он. – И перестань молоть чепуху. Можно подумать, что слышишь реплики артиста-комедианта.

Я сделал вид, что огорчился. Подобным образом я веду себя с дамами, когда получаю отказ. Потом я вынул из конверта и внимательно рассмотрел карточку с написанным на ней золотыми буквами текстом:

«Директриса и ученицы института Баннистер, женского колледжа, приглашают мистера… на закрытый праздник, который состоится двадцать четвертого октября в девятнадцать часов тридцать минут. В программе вечера: беседа с начальником полиции шерифом Лоэрсом и выступление великого иллюзиониста Мефисто…»

Ничего не понимая, я перечитал еще раз и вопросительно уставился на шерифа.

– Вас волнует Мефисто? Мошенник?

– Вполне возможно. Я ничего о нем не знаю, и мне наплевать на это.

– Тогда мисс Баннистер? А-а-а… понял! Она торгует белым товаром? Эти так называемые «колледжи молодых девочек» прикрывают всякие мошенничества. Там есть симпатичные блондинки? Сколько девушек исчезло с момента открытия колледжа?

– Насколько мне известно – ни одной. Уиллер, ты не будешь возражать, если я скажу несколько слов?

– Не стесняйтесь, шеф, выкладывайте!

Он глубоко вздохнул. Вены на его лбу вздулись.

– Заткнись! – рявкнул он.

– Хорошо, шеф.

В течение нескольких секунд он яростно затягивался трубкой.

– Вероятно, ты этого не заметил, – сказал он более спокойным голосом, – но сегодня – двадцать четвертое октября. Колледж мисс Баннистер – это самая шикарная школа воспитания во всем штате. Суперсливки общества посылают туда своих дочерей для совершенствования…

– …в области секса! – докончил я за него.

– Ради бога, оставь свои шуточки! Для… совершенствования поведения, изучения трюков, которые позволили бы им сверкать в обществе. Там находится дочь мэра, дочери нескольких сенаторов и прочих выдающихся граждан. Нужно очень хотеть потерять работу, чтобы отказаться от приглашения в такое место. Я позволил себя уговорить провести беседу, но уже тогда придумал способ, позволяющий счастливо избежать этого.

– Что же это за способ? – удивился я.

– Это ты.

– Я?

– Ты и никто другой. Днем я неожиданно подхвачу сильный ларингит, такой, что не смогу даже выругаться, не говоря уже о том, чтобы проводить беседу. Но, к счастью, найдется человек, который прекрасно заменит меня. Ты подходишь для этого больше всего.

– Вы с ума сошли! – ужаснулся я. – Меня могут посадить за совращение несовершеннолетних!

– Вот-вот, мое поручение тебя не затруднит, – заупрямился он. – Ты порядочный пройдоха. А с твоим знанием женщин…

– Женщин, да, согласен, но не сопливок!

– Тебе придется потрепаться не больше получаса, и я уверен, что Великий Мефисто приведет тебя в восторг.

– Вы слишком любезны, – пробормотал я. – Но, опасаюсь, что после беседы мне понадобится хороший адвокат.

– Итак, решено, сегодня вечером ты представишься мисс Баннистер, передашь ей мои извинения и скажешь, что я просил тебя провести беседу вместо меня. Ровно в семь тридцать… – Он иронически посмотрел на меня и ухмыльнулся. – Что это с тобой, Уиллер? Почему ты так побледнел?

– Я уже вижу их, – с отчаянием проговорил я, – пятьсот прелестных малюток с рогатками, спрятанными в карманчиках их передников.

Лоэрс показал головой.

– Ничего-то ты не понимаешь, Уиллер. Институт Баннистер очень, очень закрытый. Там находится более пятидесяти учениц одновременно. И разве я тебе не сказал, что это колледж для обучения достойному поведению будущих наследниц миллионеров и будущих профессорских жен? В колледже десять профессоров: шесть женщин и четверо мужчин. Самой младшей из учениц восемнадцать лет, а старшей – двадцать один.

– А-а-а! – облегченно вздохнул я и затем многозначительно добавил: – А-а-а!

– Наконец-то до тебя дошло! – саркастически произнес Лоэрс. – Я считаю, что посылаю тебе в привычную обстановку, а кто станет возражать – тот лжец. Закрытый колледж, украшенный пятьюдесятью, вероятно, очень сообразительными особами. В нем только четверо мужчин, так что это место, как я полагаю, покажется тебе настоящим раем.

– Согласен. Но я плохо представляю себя в роли оратора на тему нравственности. Правда, я могу прочитать лекцию о сохранении невинности в капиталистическом обществе.

– Завтра ты расскажешь мне, как все прошло, – промурлыкал он. – А теперь, до свидания! У меня полно работы!

Я был достаточно догадлив, чтобы быстренько улетучиться из кабинета шерифа. Два занятия заняли остаток моего дня: попытка составить тезисы для вечерней беседы и наблюдение за Аннабел Джексон, печатающей какие-то документы. В конце концов, она пригрозила ударить меня машинкой, если я не перестану пялиться на нее.

Около семи вечера, вырядившись в смокинг, я вышел из дома и скользнул за руль «ягуара». Проехав по окаймленной деревьями аллее, показавшейся мне длиной не более мили, я свернул на первом повороте и вскоре добрался до колледжа.

Стены были начисто лишены ползущих растений и, если говорить точнее, заведение мисс Баннистер внешне походило на колледж так же, как я на школьника. Это было огромное двухэтажное здание из бетона и стекла с плоской крышей и большими окнами.

Поставив «ягуар» между «феррари» и «мерседесом», я прошел пятьдесят метров в направлении главного входа, поднялся по шести ступенькам на площадку и увидел, что около открытой двери меня уже ждут.

Высокая блондинка смотрела на меня ясными голубыми глазами. Я отметил, что она не пользуется косметикой, ее лицо просто не нуждалось в этом. Большое белое «Б» было вышито на нагрудном кармане ее куртки, надетой на ослепительно белую блузку. Серая безукоризненная юбка, нейлоновые чулки и классические туфли дополняли туалет.

– Мисс Томплинсон, – представилась она с британским акцептом и улыбнулась. – Занимаюсь с воспитанницами спортом. Добро пожаловать в Баннистер, господин шериф. Должна признаться, что ожидала более пожилого человека, чем вы.

– Ах, да… меня повысили в чине.

– Примите мои поздравления.

– Хочу сказать, что заслужил бы их, если бы был шерифом, но я всего лишь лейтенант Уиллер.

Температура ее приветливости снизилась на полтора градуса.

– О, но мы полагали, что…

– Я его замещаю. Он просил передать глубокие извинения, но он неожиданно подхватил острый ларингит и не в состоянии…

– Я очень огорчена. Вам нужно познакомиться с мисс Баннистер. Она ждет вас в библиотеке. Она полагала, что шериф… что вы захотите что-нибудь выпить перед тем, как взять слово.

– Что-нибудь выпить?

Я улыбнулся при мысли о такой приятной перспективе, но сразу же спохватился. Вероятно, питье мисс Баннистер было чаем.

– С удовольствием, – произнес я.

– Отлично! Если вы не возражаете, я укажу вам дорогу.

– Вы англичанка? – осведомился я.

Она повернула ко мне радостное лицо.

– Как это вы догадались?

– В моем родословном дереве одна четверть кокни и одна шестая гориллы.

– Это невероятно! – она рассмеялась и направилась к библиотеке.

Мне удалось догнать ее, когда она остановилась перед одной из дверей. Она постучала и, не дожидаясь ответа, вошла в комнату. Стараясь отдышаться, я вошел следом. Прежде всего я увидел стол, на нем поднос со стаканами, ведерко со льдом и бутылку скотча. Это пришлось мне по душе.

– Патронесса, – промолвила мисс Томплинсон, – к сожалению, шериф заболел и послал вместо себя лейтенанта Уиллера. По правде говоря, такой поступок мне кажется очень спортивным. Это доказывает, что даже полицейские не лишены чувства коллективизма.

Мой взгляд оторвался от бутылки скотча и перешел на мисс Баннистер. На вид ей было около тридцати пяти, и коротко подстриженные волосы придавали ей сходство с Авой Гарднер. Мисс Баннистер была одета в платье для коктейлей огненного цвета со скромным декольте.

Я приблизился к ней и поклонился.

– Добро пожаловать в наш колледж, лейтенант, – произнесла она грудным голосом. – Очень огорчена, что шериф болен.

– Я тоже был огорчен, но теперь начинаю думать иначе.

– Вы свободны, мисс Томплинсон, благодарю вас. Та была явно недовольна.

– А?.. А, хорошо. Тем хуже. Я надеялась, – на ее губах появилась ядовитая улыбка, – я думала узнать новости о взломщиках, наводчиках, убийцах. Разве не о них вы собираетесь рассказывать, лейтенант?

Я скорчил недоумевающую гримасу.

– Я не слишком много знаю об этом. После смерти Аль Капоне я не слишком в курсе дела.

– Ах, – расстроилась она, – тем не менее я уверена в том, что сказала. Я недавно читала об этом в одном журнале. Но мне пора. До скорого свидания, лейтенант!

Она вышла из комнаты спортивным шагом, притворив за собой дверь. Мисс Баннистер с улыбкой взглянула на меня.

– Успокойтесь, лейтенант, вы не жертва галлюцинации. Я сама частенько спрашиваю себя, существует ли она на самом деле, но она великолепный преподаватель физкультуры.

– Безусловно. Я так и вижу ее играющей в регби.

– Что-нибудь выпьете, лейтенант? – спросила она, подойдя к подносу.

Я не заставил себя долго уговаривать.

– С удовольствием, но без воды.

Она наполнила неразбавленным виски два стакана. Один из них протянула мне.

– Я сожалею, что шериф не смог приехать, и пью за успех вашего выступления. Во всяком случае, я уверена, что наши девочки будут приятно удивлены.

– Благодарю, – я сделал глоток. – Сколько времени я должен буду выступать?

– Полчаса достаточно? И будет лучше, если я сообщу вам заранее о некоторых вещах. Вероятно, вам уже известно, что это школа усовершенствования. Когда к нам прибывает молодая девушка, она уже закончила школьное образование. Мы обучаем ее вещам, которые она обязана знать, не только как женщина и жена, но и как дама общества… В частности, как нужно одеваться, пользоваться косметикой, вести себя в обществе, вести разговоры об искусстве, спорте и тому подобное. Да, и конечно же, иностранные языки. Но наше преподавание ни в коем случае не основывается на незыблемых доктринах…

Я допил скотч и уставился на пустой стакан.

– Если желаете еще, то налейте себе сами. Я всегда наливаю либо слишком много, либо слишком мало. Я поблагодарил ее и воспользовался разрешением.

– Хотелось бы мне знать, говорили ли вам, что вы очень похожи на… Ав…

– Директрису пансионата? – в ее глазах появилось ироническое выражение. – Слава Богу, нет. Мне этого никогда не говорили.

– Я так и думал.

– Необходимо объяснить вам все относительно этого вечера, – продолжила она. – Я организую подобные сборища раз в месяц и, как мне кажется, они весьма полезны для молодых девушек. Каждый раз я пытаюсь заострить их внимание на каком-нибудь аспекте цивильной жизни, например, на теме вашего будущего выступления. И чтобы позолотить пилюлю, остаток вечера отдается какому-нибудь аттракциону. Сегодня у нас будет фокусник.

– Замечательная идея.

Моя вежливость вызвала у нее на губах улыбку.

– Счастлива слышать это от вас. Теперь о программе. Я представлю вас девушкам, и вы начнете беседу. Когда вы закончите, я дам им десять минут для вопросов. Потом мы сядем в зале, и Великий Мефисто начнет свое выступление. И я очень надеюсь, что вы останетесь поужинать с нами.

– Спасибо.

Я с вожделением смотрел на бутылку скотча.

– Возможно, мне захочется пить во время беседы.

– У мисс Томплинсон есть совершенно изумительный рецепт какао, – серьезно заявила она. – Уверена, вы его одобрите.

– Умираю от нетерпения.

– Есть еще одна вещь, о которой я должна вас предупредить.

– Предупредить?

– Да, по части вопросов. Все наши ученицы чересчур развиты и… почему бы не сказать этого – софистки. Я прошу вас не удивляться никаким вопросам и видеть в них лишь желание просветить себя.

– Как вы думаете, какого рода вопросы они могут задать?

– Совершенно не представляю. Только, если имеется возможность кого-нибудь безнаказанно убить, то мне бы хотелось, чтобы вы не говорили им об этом.

– Может быть, мне надо было надеть пуленепробиваемый жилет? – заметил я, и, воспользовавшись моментом, налил себе третью порцию скотча.



2

– …Как вы могли убедиться, – закончил я, – работа полицейского заключается в терпении, настойчивости и скучных обязанностях. Конспирация и гениальная дедукция не играют никакой роли.

Я упал на стул, расстреливаемый шквалом аплодисментов.

Рядом со мной встала мисс Баннистер.

– Я думаю, что выражу общее мнение, поблагодарив лейтенанта Уиллера за интересный рассказ о методах работы полиции. И я знаю, что ему доставит удовольствие ответить на вопросы, которые у вас возникли.

Она снова села, а я с мрачным видом продолжал разглядывать аудиторию. Персонал, состоящий из шести женщин и четырех мужчин, занимал весь первый ряд. За ними располагались ученицы. Единственная, кто надел школьную форму, была мисс Томплинсон.

А одежда учениц была крайне разнообразна. Я приметил одну, рыженькую, вечернее платье которой, казалось, было сшито из прозрачного газа, если только такой эффект не достигался за счет освещения. Во время лекции это меня сильно отвлекало, и я раза четыре терял управление.

Со своего места поднялась томная блондинка: на ней была темно-серая кофточка, усыпанная блестками, зеленые, в стиле тореадора, брюки и огромные висячие серьги, которые, если не были фальшивыми, стоили раз в пять больше моего годового жалования.

– Лейтенант, – промолвила она с заученной улыбкой, – вы не тот ли, кого называют «странным полицейским»? Я читала о вас заметки в газетах… Вы находите разрешение всех загадок во всех преступлениях, не так ли? За исключением случаев, когда вы находитесь с девушкой, предпочтительно блондинкой, хотя она может быть и брюнеткой, и рыжей…

– Э… да… то есть. Да нет! Это только…

– Я так и думала, – проговорила блондинка с улыбкой одалиски. – Оставайтесь таким и, возможно, я смогу организовать убийство в вашем вкусе.

Я совершенно растерянно взглянул на мисс Баннистер, сохранявшую полное спокойствие.

– В колледже Баннистер, – заявила она, – мы допускаем свободу экспрессии, и у многих наших учениц очень подвижный ум.

– И чертовски шутливый, – добавил я, – типа арсеники в какао.

Следующий вопрос задала брюнетка с локонами.

– Лейтенант, – нежным голоском проворковала она, – какое самое эффективное оружие для убийства в упор?

Я холодно посмотрел на нее и буркнул:

– Духи.

С места поднялась еще одна блондинка. Если она не умерла от холода, то ей повезло. Она была в спортивном костюме открывающем красивые загорелые ножки.

– Лейтенант, – вздохнула она, – вы считаете, что это было от нечего делать, или же потому что отец застал ее в вестибюле с почтальоном?

– Кого это? – пробормотал я.

– Но… Лиззи Борден, конечно же! Знаменитая преступница!

– Она была женщиной – осторожно ответил я, – и это достаточное объяснение.

Я и не ожидал, что вызову такой взрыв энтузиазма.

– Как вы правы, лейтенант! Вы действительно понимаете женщин. – Она еще раз глубоко вздохнула, и я подумал, что костюм ее вот-вот лопнет, но этого не случилось. – Я еще никогда не встречала такого понятливого симпатичного мужчину.

Рыжая девушка, чуть не погубившая во мне оратора, поднялась после малоодетой блондинки. И я, наконец, увидел, что освещение не имело никакого отношения к ее платью.

– Лейтенант, – ее ресницы хлопали в течение двух или трех секунд, – я занимаюсь меблировкой новой квартиры и задаю себе вопрос, будут ли подходящими для девушки, живущей в одиночестве, вставленные в раму гравюры?

– Это зависит… – мучительно изворачивался я, – это зависит от…

– Да, конечно, – ее ресницы снова затрепетали. – Если бы вы могли посмотреть, лейтенант, это было бы весьма любезно с вашей стороны! Мой дом на Вилтон-авеню, номер пятьде…

– Я считаю, – оборвала ее мисс Баннистер, – что достаточно вопросов. Пора освободить место для Великого Мефисто. Сюда, лейтенант!

Я последовал за ней в конец эстрады, где несколько ступенек спустили нас да уровень зала. В первом ряду для нас были оставлены два кресла. Я сел рядом с мисс Баннистер и обнаружил, что с другой стороны находится мисс Томплинсон.

– Попали в точку, – обжигающе шепнула она мне на ухо, – просто сногсшибательно, лейтенант!

– Вы слишком добры, – заскромничал я, мысленно спрашивая себя, могу ли я закурить.

Пока занавес на сцене был задернут, включили проигрыватель и поставили пластинку Синатры. Мисс Баннистер словно прочла мои мысли.

– Если вам хочется покурить, лейтенант, то не стесняйтесь.

– Благодарю.

Я предложил ей сигарету, и она не отказалась. Когда же я протянул пачку мисс Томплинсон, та отрицательно качнула головкой.

– Нет, лейтенант, спасибо, я не курю. Это вредит правильному дыханию и вообще вредно для женщины, которой приходится быстро бегать.

– Не слишком, – пошутил я. – Ведь она рискует, что ее никогда не догонят.

Она обдумывала эту глубокую мысль в течение десяти секунд, прикусив губу белыми зубками.

– Я никогда об этом не думала, – несколько огорченно проговорила она. – Знаете, в ваших словах что-то есть.

Пластинка Синатры кончилась, наступило короткое молчание, затем свет в зале стал медленно гаснуть и загорелись огни рампы. Занавес медленно раздвинулся и появился Великий Мефисто во всем своем великолепии. Он был высок, по крайней мере, метр семьдесят пять, и хорошо сложен. На нем был фрак с белым галстуком, а на плечи у него был накинут плащ с красной подкладкой. Я подумал, что хорошо бы взять у него этот плащ, чтобы поразить Аннабел Джексон. Он с улыбкой поклонился зрителям, которые в ответ одновременно вздохнули.

– Сенсационно, – прошептал голос за моей спиной, – у него есть это!

– Ты права, Марион, – ответил другой голос.

– Если ты не считаешь меня более достойной, я готова сразиться.

– О, – промолвила третья, воспитанница, – он забирает у меня калории. Этого большого питона с покрывалом я оставляю вам. Я предпочитаю полицейского. Это еще тот тип!

Я пообещал себе, что если когда-нибудь еще приеду в институт Баннистер, обязательно повидаю высказавшую эти слова. Единственной магией, способной по-настоящему меня привлечь, был шелест юбки весной, а также летом, осенью и зимой.

Должен признаться, что Мефисто знал свое дело. После пятнадцати минут довольно любопытных фокусов Мефисто подошел к краю сцены и сделал жест рукой – в зале вновь зажегся свет.

– Дамы и господа, – громко произнес он, – для моего следующего номера нужен еще один человек. Не окажет ли мне одна из очаровательных молодых дам честь участвовать в эксперименте?

В зале послышалось нечто вроде пронзительных стонов, после чего немедленно появилась кавалькада. Великий Мефисто с приветливой улыбкой смотрел на нескольких учениц, поднявшихся на сцену первыми. Склонившись, он протянул руку блондинке в сверкающих брючках и обтягивающей грудь кофточке.

– Вы отлично подходите для моего номера. Могу я узнать ваше имя, мисс?

– Кэролайн, – выдавила она, – Кэролайн Партингтон.

Мефисто взглянул на остальных кандидаток.

– Сожалею…

С огорченными личиками, грустно волоча ноги, они возвратились на свои места. Мефисто хлопнул в ладони в один из его ассистентов, одетый в черное и похожий на типа из фильма о последних днях Гитлера, появился, толкая перед собой длинный деревянный ящик на колесах.

Ящик сам по себе имел зловещее сходство с гробом, еще более зловещий вид придавало ему некое устройство, закрепленное на одном из торцов. Два вертикальных бруска, соединенные поперечиной, поднимались по обе стороны ящика. Треугольный нож, установленный в канавки брусков, прижимался к поперечному бруску при помощи веревки, конец которой закручивался вокруг колышка сбоку ящика.

Проще сказать, что это была миниатюрная гильотина.

Мефисто поднял крышку ящика и пригласил Кэролайн улечься в нем животом вниз. Она наградила его улыбкой и послушно выполнила распоряжение. Потом он закрыл ящик таким образом, что снаружи оставалась лишь голова Кэролайн, торчащая под ножом гильотины.

– Дамы и господа, я должен просить вас хранить полнейшее молчание во время этого опаснейшего эксперимента.

После очередного жеста Мефисто свет в зале погас, а огни рампы начали медленно изменять краску до тех пор, пока вся сцена не окуталась красным цветом. Мефисто медленно, при полном молчании зала, приблизился к краю сцепы и мрачно проговорил:

– Дамы и господа, я убедительно прошу вас во время эксперимента хранить полнейшее молчание. Он требует огромного напряжения и концентрации мысли, поэтому я не могу позволить себе ни малейшей ошибки. Даже незначительный неверный шаг рискует вызвать трагические последствия для моей очаровательной помощницы. Я обращаюсь к вашей доброй воле.

Публика и так уже была совершенно напугана и неподвижна.

– Как вы сами видите, – продолжал он, – Кэролайн лежит в ящике, и голова ее находится под гильотиной. Должен предупредить, что это лезвие остро, как бритва. Я покажу вам уникальную вещь, феномен, который медицинская наука знает давно, но страшится экспериментировать из-за возможного смертельного исхода…

Его взгляд обожал присутствующих.

– При помощи такой гильотины, – продолжал он торжественно, – голова отделяется от тела за долю секунды. Теперь основное: если поставить ее на место не более чем за пять секунд, возможно… весьма возможно, дамы и господа, что человек останется жив! И когда я говорю, что он останется жив, я хочу сказать, что состояние его здоровья не изменится, не появится даже малейшей царапины или чего-нибудь подобного. И если вы считаете, что мои доводы неосновательны… Смотрите!

Он низко наклонился и направился к гильотине. Так как в глубине зала раздался истерический смех, Мефисто поднял голову с видом льва, обнаружившего, что его львица изменила ему.

– Прошу вас, – проворчал он с упреком, – никакого шума, никаких звуков, умоляю вас… Если я не достигну необходимой концентрации внимания, то не смогу гарантировать безопасность моей ассистентки.

Смех мгновенно прекратился.

Мефисто медленно открутил веревку, закрученную на колышке, натягивая ее, чтобы не дать ножу упасть.

За кулисами раздалась барабанная дробь. Его помощник старался вовсю. Начав с «лепто», он достиг судорожного «крещендо» и сразу умолк.

– Внимание!!! – закричал Мефисто, отпуская нож. Нож с легким скрежетом скользнул по пазам и остановился с глухим стуком.

– Смотрите!

Мефисто схватил голову Кэролайн за волосы и поднял ее над своей головой. Ужасное зрелище длилось менее секунды, так как внезапно погас свет.

Сразу же поднялась паника и наступил хаос.

Пятьдесят учениц оказавшись в темноте, вопили до хрипоты. Когда шум достиг своего апогея, огни рампы вновь загорелись и все увидели Мефисто, стоящего перед ними с сияющей улыбкой.

– Прошу вас, успокойтесь… Я же вам сказал, что, если смогу полностью сконцентрироваться, несчастного случая не будет. И мне это удалось.

Он потянул за веревку, возвращая нож в первоначальное положение. И должен признаться, я испытал чувство облегчения, увидев, что поверхность ножа чистая…

Затем он поднял крышку «гроба».

– Кэролайн, – произнес он, – я хочу, чтобы вы вышли из ящика и сказали вашим друзьям, что вы невредимы.

В ящике ничто не шевельнулось.

– Кэролайн, – громко сказал он, – пожалуйста… Сейчас не время шутить. Ваши друзья беспокоятся.

Опять ничего.

– Довольно шутить, Кэролайн! Вставайте!

Я почувствовал, что мою руку сжали, и повернулся к мисс Баннистер.

– Я боюсь, – прошептала она. – Боюсь несчастного случая… Не подниметесь ли вы на сцену и не взглянете ли на то, что произошло?

– Я мигом!

Быстро вскочив, я прошел к двери кулис. Когда я появился на сцене, страшный шум в зале ударил по моим ушам. Можно сказать, что вопили все.

Мефисто повернул ко мне лицо, которое огни рампы превратили в дьявольскую маску.

– Я ничего не понимаю, – бормотал он. – Ничего не могло случиться… Это обыкновенный трюк. Я же ее предупредил. Вероятно, ее нервы…

Я отстранил его, чтобы взглянуть в ящик, в котором без малейшего движения лежала блондинка. Присмотревшись повнимательней, я обнаружил, что она дышит. Это уже кое о чем говорило, но я был заинтригован.

На пластроне Мефисто сверкала бриллиантовая булавка.

– Позвольте! – буркнул я, быстро вытащил ее, возвратился к «гробу» а вонзил ее в вершину ягодицы блондинки.

Эффект оказался потрясающим. Кэролайн с пронзительным криком выскочила из ящика, упала, потом поднялась и, злобно посмотрев на меня, прошипела:

– Гнусный… развратный…

– Вы находились под влиянием травматического шока, – как нельзя серьезнее сказал я, – и нужен был другой шок, чтобы вывести вас из первого. – Я поднял руку. – Не благодарите меня, это совершенно естественно и бесплатно!

– Спасибо! – воскликнула она. – Да вы укололи меня нарочно, грубиян вы этакий! Исключительно для того, чтобы позабавиться!

– Совершенно так же, как вы позабавились над номером иллюзиониста. Так что мы квиты.

Она глубоко вздохнула и стала теребить нос. Я подхватил ее, и руки девушки обвились вокруг моей шеи.

– Не сердитесь, лейтенант, – прошептала она мне на ухо. – Я знала, что в подобном случае вы обязательно подниметесь на сцену. Разве это преступление, познакомиться с вами поближе?

Я освободил голову и резко отступил, так что Кэролайн шлепнулась на пол.

А я принялся успокаивать Великого Мефисто.

– Забавная девчонка, как бы сказала мисс Томплинсон. Вы должны были шире смотреть на вещи и гильотинировать ее по-настоящему, а я свидетельствовал бы, что вы действовали в состоянии законной защиты.

– Да, нагнала она на меня страху.

Мефисто достал носовой платок, чтобы вытереть пот со лба и не заметил, как выскочили две белые мыши. Блондинка увидела их, когда они побежали по ее ножкам. Она в ужасе завопила, мигом вскочила на ноги и под жидкие аплодисменты присутствующих на большой скорости пересекла зал по направлению к двери.

Неожиданно в зале вновь погас свет, и девицы снова завопили.

– Какой идиот это сделал? – громко прокричал я, чтобы Мефисто смог услышать меня в этой какофонии.

Но я не получил никакого ответа.

Я терпеливо ждал, когда включат свет. Однако свет не загорался, и истошные крики не ослабевали. Я подумал, что, если по-прежнему будет темно, то можно вполне хорошо отдохнуть в «гробу» Мефисто. Но вдруг повсюду вспыхнул свет. Именно – повсюду: общее освещение зала, рампа, даже прожектор на сцене.

Публика разразилась аплодисментами. Мефисто машинально раскланялся. Но не успел он выпрямиться, как какая-то идиотка вновь завопила.

Я увидел, что все девушки и даже преподаватели оставили свои места и теснились в проходе. Вопли не утихали. Затем, обнаружив, что издавала их Кэролайн Партингтон, я подумал: «На свете есть много ягодиц, которые нуждаются не только в булавках, но и в…»

Но Кэролайн не только вопила, но и указывала куда-то пальцем. Все заметили это одновременно и тоже закричали. Посмотрев туда, я понял, что не могу упрекнуть других за их крики. Мне захотелось завопить так же, как вопили они, а может еще громче.

Я не заметил, что, когда загорелся свет, и все стояли в проходе, одна из девушек осталась на своем месте – блондинка, которая спрашивала о Лиззи Борден.

Она сидела, неестественно наклонившись вперед, свесив руки со спинки кресла предыдущего ряда. Из ее лопатки торчала рукоятка ножа, и даже издалека я понял, что она мертва.

– И подумать только, что сейчас я не на службе, – горестно обратился я к Мефисто, но так как он ничего не ответил, я решил, что фокусник потерял голос или сознание от неожиданности. Тем временем, в зале две или три девушки упали в обморок, и мне показалось, что их примеру готовы последовать остальные. Я повернулся, чтобы убедиться в присутствии Мефисто.

Знаменитый фокусник исчез, не оставив следа. Отсутствовал даже запах серы…

3

– Это вы, шериф? – буркнул я в телефонную трубку. – Жаль, что вас не было, получили бы массу удовольствия.

– Сеанс уже закончен?

– Нет, я бы даже сказал, что он еще и не начинался.

– Ну, что ж, тем лучше для тебя, Уиллер, – радушно проговорил он. – Наверное хорошо повеселился. А как изошло выступление?

– Полностью сорвано. В середине номера иллюзиониста погас свет, и темнотой кто-то подло воспользовался для того…

– Уиллер, – сухо проронил Лоэрс. – Я тебя предупреждаю, что если ты прижал в темном углу одну из этих девиц, то…

– Подло воспользовался этим, – повторил я, – чтобы зарезать одну из этих девиц.

– Что!?

– Ножом в спину. И этого простить нельзя.

Молчание шерифа длилось добрых пять минут.

– Ты пьян, – наконец решил Лоэрс.

– Я??? Я трезв, как шериф.

– Боюсь, Уиллер, что у нас с тобой разное чувство юмора. Ты действительно не шутишь?

– Я говорю совершенно серьезно.

– Кто нанес удар?

– Это произошло в темноте, – устало ответил я. – Она сидела в зале вместе с другими соученицами и всем персоналом. Но никто не остался на своем месте. Когда загорелся свет, все зрители находились в проходах, что дает нам шестьдесят подозреваемых, не считая тех, кто, пользуясь темнотой, мог проникнуть в помещение.



– Возьмешь это дело, – приказал шериф, – а я займусь формальностями. Пришлю тебе двух парней из уголовной бригады с врачом и санитарной машиной.

– Ясно, шеф, но меня это не вдохновляет.

– Тебе поручено провести следствие, Уиллер, и не вздумай брыкаться!

– Хорошо. – Я вздохнул, произнес про себя грубое ругательство в его адрес и повесил трубку.

Вошла мисс Баннистер. Она была бела, как пакетик из-под аспирина, и руки ее заметно дрожали, однако когда она заговорила, то голос звучал совершенно спокойно:

– Я разогнала воспитанниц по комнатам. Затем попросила мистера Пирса и мистера Дикса остаться в зале и проследить, чтобы никто ничего не трогал до прихода полиции. Надеюсь, я поступила правильно? Мистер Пирс профессор искусства, а мистер Дикс обучает языкам – французскому и испанскому.

– Хорошо. А вы больше не видели Великого Мефисто?

– Нет, а вы думаете…

– В принципе нет, но он исчез, когда погасили свет.

– Да? – протянула она, ничего не понимая.

– А как звали несчастную?

– Джоан Крег… Это ужасно, лейтенант! Я никак не могу поверить во все это. Словно в кошмарном сне. И мне кажется, то я вот-вот проснусь…

– К несчастью, это все-таки произошло наяву. У вас есть какие-нибудь предположения относительно того, почему ее хотели убить?

– Разумеется, нет. Что за дикая мысль? – она прикусила губку. – О! Извините, лейтенант, но я сейчас совершенно ничего не соображаю.

– Что вы о ней знаете?

– Она приехала из Невады. Ее отец очень богатый скотопромышленник. Она пробыла у нас около полугода.

– И больше ничего?

– Больше мне ничего не известно. Я очень огорчена, но мало чем могу помочь вам в этом деле.

– Может, кто-нибудь другой знает о ней побольше?

– Вы собираетесь расспрашивать всех?

Мне пришлось запастись терпением, чтобы ответить на этот вопрос.

– Мисс Баннистер, речь идет об убийстве. Обычай требует того, чтобы убийцу нашли. Это называется вести следствие, и люди, которые занимаются расследованием, естественно, задают вопросы.

– Да, разумеется. – Она вздрогнула. – Я просто подумала о той «рекламе», которую мы получим при этом расследовании.

Дверь резко распахнулась, и в комнату влетела мисс Томплинсон.

– Бедняжка Джоан! Это ужасно! Понимаете, для меня это страшное потрясение. Это противоестественно… Это все равно, что играть в бадминтон человеческими зубами.

В холле ко мне подошел мужчина с лицом, напоминающим лезвие ножа. Это был сержант Полник.

– Лейтенант! – выпалил он. – Инспектор След находится в машине вместе с фотографом. Врач и санитары уже в работе.

– Хорошо, Полник, скажите Следу, чтобы прислал фотографа. Тело находится в большом зале, вон там. Кроме того, когда произошло убийство, на сцене был иллюзионист. Он называет себя Великим Мефисто. Такая большая зебра с бородой. Он не остался бы незамеченным даже в воскресенье летом в Кони-Айленде! Когда зажегся свет в зале, и все увидели труп девушки, его уже не было. Попробуйте отыскать его и, если найдете, приведите в зал.

– Ясно, лейтенант.

Я вернулся в театральный зал. Врач как раз прикуривал сигарету. Он поднял на меня глаза и проворчал:

– Пронесся слух, что шериф впал в детство и восстановил в прежней должности известного мне лейтенанта. Выходит, это чистая правда?

– Салют докторам! – холодно поздоровался я. – Скольких больных за это время вы отправили на тот свет?

– Над этим мне не приходится трудиться. – Он скорчил недовольную рожу. – Этим занимаются другие. Причина смерти очевидна. Полагаю, вы прекрасно знаете, что случилось, и не нуждаетесь в моих предположениях. И пока фотограф не закончит свое дело, я все равно ничего не смогу предпринять.

– Это точно.

– Естественно, потом я произведу вскрытие. Но вообще-то и так ясно, что нож был очень острый и нанес ранение прямо в сердце.

– Значит, мы имеем дело с очень опытным убийцей или со страдающем никталопией.

– Как вы сказали? С кем?

– Никталопом, человеком, видящим в темноте. Вы обязаны знать об этом, доктор.

Он не стал со мной спорить и. проворчал:

– Если нож достаточно острый, то для удара не требуется много силы. Чуть позже я вам скажу точно.

– Значит, она могла быть убита другой женщиной.

– Возможно и так, – согласился врач. Фотограф и След, маленький тип в очках с тонкой оправой, появились в зале и сразу же приступили к делу. Через четверть часа фотограф, врач и свежий труп девушки уехали на санитарной машине, мы же остались вдвоем со Следом в пустом помещении. Я вытащил сигареты и предложил инспектору.

– Благодарю, лейтенант, я не курю.

– Сожалею, что не могу предложить вам стаканчик.

– Благодарю, лейтенант, я не пью.

Затем он осмотрелся по сторонам с таким видом, словно впервые попал в подобное место.

– Не подскажете, в какого рода заведении мы находимся?

– В школе усовершенствования для девиц из высшего общества. И не говорите мне, что это вас заинтриговало. Не поверю.

В холле послышался шум шагов и вскоре появился мужчина. Он направился к нам. Мужчина был молод. Его волосы нуждались в стрижке, а усы в ножницах. Он был одет в бархатные штаны и толстую, по-видимому, шелковую куртку. Рубашка, во всяком случае, была точно из шелка ярко-красного цвета. Костюм дополняла бархатная бабочка, завязанная замысловатым бантом.

– Боже мой! – изумился След. – Что это такое? Воспитанница института?

– Не разрушайте моих иллюзий относительно женского пола, – обиделся я, – готов спорить, что это профессор рисования.

– Если он обучает искусству рисования грудей, я с удовольствием запишусь к нему.

– Послушайте, След… давайте раз и навсегда определим некоторые детали: пока я ваш начальник, шутить буду я.

– Ладно, лейтенант… Не сердитесь, это случайность.

– Тогда закурите.

– Зачем?

– Ради перемены. Любая перемена вам будет только на пользу.

Волосатик остановился возле нас.

– Кто из вас лейтенант Уиллер? – спросил он голосом кастрированного петуха.

– Говорите, – кивнул я Следу.

– Так кто же? – переспросил волосатик.

– Он. – След указал на меня.

– Что касается вас, – отвечая, я подмигнул Следу, – мне не нужно спрашивать, кто вы такой. Вы мистер Пирс, профессор рисования.

– Я? Нет! Я Дикс, профессор иностранных языков. Август Дикс. Почему вы подумали, что я преподаю рисование?

След потихоньку рассмеялся, но, видимо, вспомнив, что я его начальник, быстро заткнулся.

– В этом виноваты газеты, – ответил я. – Чем могу быть вам полезен?

– Мисс Баннистер попросила Эдварда, я имею в виду, Эдварда Пирса, остаться здесь до прихода полиции. Довольно неприятная обязанность, лейтенант. Я плохо переношу вид крови и, поэтому, как только появился врач, мы ушли. Потом мне пришло в голову, что мы должны попросить на это разрешение, и я пришел сюда прежде всего извиниться. – Он внимательно взглянул на меня и испуганно спросил: – Надеюсь, у вас нет ко мне претензий?

– Нет, вы правильно поступили. А куда пошел Пирс?

– Наверняка в свою комнату, – презрительно нахмурился он. – Видимо, курить свои отвратительные сигареты и пить виски.

– А вы не курите и не пьете?

– Скверные привычки!

– Так… Позвольте вам представить выдающегося инспектора Следа. Внимательно посмотрев друг на друга, вы поймете, какие преимущества имеют некурящие и непьющие люди.

Несколько секунд они смотрели друг на друга, затем каждого из них охватила легкая дрожь.

– Лейтенант, – угасшим голосом попросил След, – я хотел бы выкурить ту сигарету, которую вы мне предлагали.

– Это ни к чему не приведет, мой юный друг. Чтобы избавиться от порока, вам надо было начинать с колыбели.

Дик сложил руки так, словно собирался прыгнуть в воду.

– Теперь я могу идти, лейтенант?

– Пока вы здесь, я бы хотел задать вам несколько вопросов. Вы знали эту девушку?

– Маленькую Крег? Как ученицу, конечно.

– Что вы думаете о мотивах убийства?

– Это могло произойти из зависти, – осторожно заметил Дикс. – Видите ли, она была очень красива, а ее семья чрезвычайно богата. У нее всегда было полно денег.

– И никаких других причин?

– Ну… – некоторое время он колебался, потом посмотрел, нет ли кого за спиной. – То, что я вам скажу, страшно конфиденциально. Понимаете, лейтенант? Я знаю, что она была очень дружна с Пирсом. Боюсь, что, к несчастью, у Эдварда была тенденция к нарушению взаимоотношений между профессором и ученицей.

– И это могло послужить поводом для ее убийства?

– У меня нет никаких идей, лейтенант, – обиделся он. – Я никогда не смешивал свою служебную деятельность с личной жизнью. К тому же, я уже жених.

– А кто она? – встрепенулся След.

– Вы наверняка видели Агату, – с гордостью произнес Дикс. – Ее нельзя не заметить. Она очень красива и вся пышет здоровьем.

Я на миг закрыл глаза, пытаясь представить себе его невесту.

– Не идет ли случайно речь о мисс Томплинсон?

Дикс обрадовался.

– Я так и знал, что вы обратите на нее внимание! Она восхитительна, не правда ли?

– Очаровательное существо! Вы просто счастливчик, и замечательно сделали свой выбор. У нее масса достоинств. Примите мои поздравления, мистер Дикс.

– Вы хорошо себя чувствуете, лейтенант? – озабоченно поинтересовался инспектор След.

– Отлично, дружок. Благодарю за заботу!

Снаружи послышались тяжелые шаги. По ним я сразу узнал, что это бежит Полник. Увидев нас, он замедлил скорость и, остановившись, попытался восстановить дыхание.

– Нашли Великого Мефисто? – спросил я.

Он утвердительно кивнул и через несколько секунд, отдышавшись, сказал:

– Да, я нашел его.

– Отлично. Почему же вы тогда не привели его сюда?

– Да все из-за правил, лейтенант. Я с детства знаю, что труп не положено перемещать с места преступления…

4

– Так вот, шеф, если вы будете любезны, то попросите санитарную машину с врачом и фотографом развернуться в обратном направлении. Мне было бы неудобно самому просить их об этом.

– Уиллер… – голос бедного Лоэрса прозвучал почти умоляюще. – Признайся, что ты выпил! Что ты не в себе!

– Да, есть немножко, – признался я.

– Это то, чего я опасался. И теперь этот фокусник несчастья снова воспользовался оружием?

– Волшебник!

– Что?

– Волшебник, иллюзионист, а не фокусник.

– Для тебя волшебник, – проворчал Лоэрс. – Заколот, говоришь, как девица?

– Совершенно верно. Его обнаружил Полник.

– А где в точности?

Это был вопрос, которого я опасался. Глубоко вздохнув, я сообщил шерифу:

– В гимнастическом зале, верхом на деревянном коне. Он лежит на животе между ручками, помешавшими ему упасть.

– Уиллер, – простонал он. – До первого апреля еще далеко.

– Вы правы, шеф.

– Тогда, лейтенант, выкручивайся сам из неприятного положения. Вызови уголовную бригаду и заставь ее возвратиться назад. Я больше этого делать не буду. У меня голова кругом идет, мне надо лечь.

Раздался разъединительный щелчок. Я подождал секунду и затем позвонил в уголовную бригаду. Проделав эту неприятную работу, я закурил. Мисс Баннистер вопросительно уставилась на меня.

– Лейтенант, я понимаю, что вы находитесь при исполнении служебных обязанностей, но то, что происходит, столь невероятно… Могу я вам предложить стаканчик?

Я с радостью принял приглашение, и она слегка дрожащей рукой наполнила два стакана.

– Кажется, лед немного растаял, – промолвила она. – Я позвоню на кухню, чтобы принесли…

– Не стоит, – я выдернул у нее из рук стакан, и в этот момент постучали в дверь.

– Войдите, – разрешила мисс Баннистер.

Дверь отворилась, и вошел инспектор След.

– Да, лейтенант?

Я вытаращил на него глаза.

– Я не знаю, лейтенант… но вы хотели мне сказать…

– Что сказать?

– Ну… что хотите.

– Сказать то, что я хочу? Это будет довольно долго: миллион долларов, фургон хороших вещей и… Но, в конце концов, если вы в своем уме, на кой вам это, черт возьми! Зачем вы сюда приперлись? Я же вам приказал находиться в гимнастическом зале, пока туда не придут остальные.

Несколько секунд он смотрел на меня, затем снял очки, энергично протер стекла, водрузил их обратно на нос и холодно сказал:

– Вы, может быть, забыли, лейтенант, что две минуты назад позвонили мне по телефону и, сообщив, что находитесь в кабинете мисс Баннистер, попросили подойти к вам.

– Я не помню ничего подобного. К тому же, у меня имеется свидетель, который все время находился здесь. Вы помните этот разговор по телефону, мисс Баннистер?

– Нет, – твердо заявила она. – Вы звонили шерифу, потом в уголовную бригаду и все!

– Вот видите, След, если у кого и имеются видения, то это только у вас, потому…

Я не стал развивать свою глубокую мысль, а выскочил в коридор, затем на лестницу, по которой помчался, перепрыгивая ступеньки, как кенгуру.

Единственное, что изменилось в гимнастическом зале, так это труп Великого Мефисто. Он просто-напросто исчез.

Инспектор След появился несколькими секундами позже и уставился на деревянного коня как баран на новые ворота.

– Он ушел! – воскликнул инспектор. – Это невозможно! Покойники не могут ходить!

– Если он ушел, – заявил я, – значит это возможно. Что касается других ваших утверждений, то здесь надо подумать. Судя по всему, ушел он при помощи человека, позвонившего вам по телефону, чтобы убрать вас из зала. И пока вы ходили в кабинет мисс Баннистер, у этого человека было достаточно времени, чтобы вынести и спрятать труп.

– Вероятно, вы правы, лейтенант, – признался След.

Удивительно, куда бы я ни пришел, везде, вслед за мной, раздавались чьи-нибудь шаги. Они послышались и на этот раз: в комнату ввалился врач в сопровождении санитаров и фотографа.

– Вот и мы, – с кислым видом произнес врач, – а где же он?

– Вы знаете столько же, сколько, и я.

– Сейчас не время шутить, Уиллер! – возмутился он. – У меня свои планы на ночь.

– Ладно, скажу честно – труп исчез. И я не имею ни малейшего представления, куда он переместился. Есть версия, что недалеко. Наверняка, у трупа слабые ноги. Пойдите повидайте Полника, – обратился я к Следу. – Он разговаривает с Пирсом в павильоне для рисования. Обшарьте все, но не возвращайтесь без этого проклятого трупа.

– Есть, лейтенант, – жалобно проблеял След и покинул гимнастический зал.

– А что мне делать? – не унимался врач Мэрфи. Я подошел к деревянному коню и стал внимательно осматривать его.

– Вы могли бы помочь мне в поисках трупа. По-моему, сейчас вы в отличной форме.

– Боже мой! – взорвался он. – Если вы не представите мне труп в течение пяти минут, я пошлю подробный рапорт шерифу, и он отправит вас туда, откуда вы явились два дня назад.

– Крови нет, – отозвался я.

– Что?

– На коне не видно крови.

Мэрфи приблизился ко мне с недоуменным видом.

– А что это доказывает? – поинтересовался он.

– Очень многое. По-видимому, он был заколот таким же образом, как и девушка. А что, такая рана сильно кровоточит?

– Нет, если удар нанесен столь же умело, как и в первом случае. В каком положении он находился, когда вы его обнаружили?

– Верхом на коне, с наклоном вперед. Ручки мешали ему упасть.

Мэрфи встал на четвереньки и внимательно исследовал пол.

– Если вы ищете кость, то полайте, как подобает благовоспитанной собаке.

Он быстро поднялся и стряхнул пыль с колен.

– Никакой крови на полу. Странно, что ее нет на коне… Правда, раз он находился в таком положении, это вполне возможно, но на полу должно быть хоть несколько капель крови, – он раздраженно продолжил: – Вы совершенно уверены, что он был мертв?

– Да! Вообще я не думал об этом. Вполне вероятно, что в этом году модно носить ножи в спине.

Мэрфи зло посмотрел на меня, потом на часы.

– У вас в запасе еще около трех минут, Уиллер!

– А вы познакомились с директрисой, мисс Баннистер?

– Нет.

– Вылитая Ава Гарднер, только у нее более короткие волосы.

– В самом деле? – явно заинтересовался Мэрфи. – Она случайно не нуждается в помощи? Пока я здесь…

– Сейчас я выясню.

В глубине зала, на стене, висел телефонный аппарат, возле которого был прикреплен лист бумаги с номерами внутренних телефонов. Телефон в кабинете мисс Баннистер отвечал на номер двадцать три. Я набрал номер, и она сразу подняла трубку.

– Это Уиллер, – прошептал я. – Выручайте, я попал в скверное положение. Вы можете кое-что сделать для меня?

– Все, что вы захотите, лейтенант, – тут же она спохватилась и через некоторое время добавила: – Все, что хотите, но в пределах благоразумия.

– Если я направлю к вам врача, фотографа и санитаров, вы угостите их стаканчиком?

– Разумеется, если вас это устраивает.

– Скотч в вашем присутствии спасет меня.

Повесив трубку, я повернулся к врачу.

– Она не нуждается в медпомощи, – сообщил я.

– Тем хуже, – огорчился он. – Похожа на Аву Гарднер, да?

– Просто близнец. Кстати, она приглашает вас на скотч и этих господ тоже.

– Браво! – обрадовался он. – Как туда пройти?

Я объяснил ему путь к кабинету, и они быстро покинули зал, оставив меня одного. Закурив новую сигарету, я надеялся на то, что След и Полник обнаружат сбежавший труп. В углу зала стоял большой сундук для различных гимнастических принадлежностей Я удобно уселся на него, надеясь хоть немного спокойно поразмыслить.

«Если на свете существует человек, которому патологически не везет, то это – Эл Уиллер, – подумал я о себе. – Ах, если бы у меня было хоть на два цента ума, я бы лучше позволил стереть себя в порошок, чем стать полицейским».

Откуда-то изнутри донесся глухой, тоскливый звук, который, по-видимому, я издавал совершенно бессознательно от жалости к себе. Я глубоко затянулся сигаретным дымом и снова раздался стон. Я невольно проглотил дым и откашливался добрую дюжину секунд. Потом в недоумении я встал. Как это может быть, что стонешь, даже когда глотаешь дым? Еще одна загадка? Я ничего не понимал…

Стон послышался в третий раз… Только после этого я понял, откуда исходит звук, и поднял крышку сундука.

Великий Мефисто, постанывая и потирая затылок, медленно встал на ноги. Я чуть не проглотил сигарету.

Мефисто осуждающе посмотрел на меня.

– Меня оглушили, – нахмурился он, – и если я найду этого…

Резким жестом я остановил его.

– Поосторожней с выражениями! В состоянии ли вы отвечать за свои слова?

– Что вы такое говорите?

– Вы ничего не чувствуете в спине? Зуд? Боль? Или, может быть, ощущение, будто вам воткнули иголку в спину?

– А вы случайно не того? – он совершенно ошеломленно осмотрелся по сторонам. – Как я сюда попал?

– Это вы должны знать…

Как бы дружески похлопывая его по спине, я провел рукой по лопаткам. Никакого ножа там не торчало. Не было и крови, даже одежда не была разорвана.

Мефисто растерянно вылез из ящика.

– Я хочу знать, что случилось! – воскликнул он. – Последнее, что я запомнил, это как погас в зале свет. Я подумал, что это сделал мой кретин-помощник, и пошел его искать. Не успел я выйти в коридор, как меня оглушили.

– Вы должны быть счастливы, что вас не зарезали, как ту девушку.

– Кто это захочет меня убивать? – проверещал он. – И по какой причине?

– Ну, они все видели ваш номер.

Он раскрыл рот, чтобы что-то сказать, но тут примчался инспектор След и перебил его:

– Лейтенант! – возбужденно завопил он. – Мы обыскали все комнаты, и ничего…

– Тем хуже для вас.

– Вы знаете, что у каждой воспитанницы имеется отдельная комната? Я осмотрел только пять, потом явился сержант и сказал, что займется этим сам, а мне предоставил ванные комнаты и шкафы.

– Да, неприятное дело. Кстати, вас никогда не знакомили с Великим Мефисто?

– Нет, – он машинально кивнул иллюзионисту. – Очень приятно. Я ничего не понимаю, лейтенант, я…

Больше он ничего не произнес. Его рот открывался и закрывался самым обычным образом, но оттуда не вылетало ни звука. Лицо Следа приобрело багровый оттенок. Затем он зашатался, сделал три шага вперед и упал на пол.

– Что это с ним? – удивился Мефисто.

– В последний раз, когда он вас видел, то принял вас за труп. Теперь вы снова живой, и такого удара его психика не выдержала.

– Здесь что, все сошли с ума?

– Лично я знаю четырех типов, которые точно сойдут с ума, – заметил я, направляясь к телефону.

Дозвонившись до кабинета директрисы, я попросил подозвать доктора Мэрфи. Врач взял трубку и заявил мне почти приветливым голосом;

– На этот раз вы оказались правы, она совсем как Ава Гарднер.

– Когда речь идет о женщинах, я редко ошибаюсь.

Врач понимающе хихикнул.

– Но я звоню не поэтому. Мы нашли сбежавший труп. Хотите с ним поговорить?

– Знаете, Уиллер, это совсем не смешно.

– Согласен. Тем не менее, это необыкновенный труп, умеющий исчезать. Сначала он был мертвым, теперь ожил.

– Еще раз повторяю, Уиллер, если вся эта история лить шутка, то у вас странное и извращенное чувство юмора, с чем вас и поздравляю. Заодно советую сходить к психиатру.

– Думаю, что вам нужно поздравлять кого-то другого. Не спрашивайте меня, кого. Обладателя странного и извращенного чувства юмора найти будет довольно трудно.

– Вы заставили нас всех вернуться: санитарную машину, фотографа и меня исключительно потому, что какой-то болван подстроил шутку, в которой вы толком не разобрались! – этот монолог закончился оглушающим воплем. – Уиллер, я уничтожу вас как личность. Я скажу шерифу о ваших шуточках! Вы слышите, отныне я отказываюсь выезжать по вашим вызовам! Вы – или идиот, или недоделанный кретин, и мозгов у вас меньше чем у дегенеративной амебы! Я…

– Благодарю, доктор, я знал, что вы со мной согласитесь.

Я повесил трубку и вернулся к Мефисто, который продолжал пристально смотреть на меня.

– Я хотел бы, чтобы мне объяснили…

– …Что все это означает? Успокойтесь, Мефисто, не один вы задаете себе этот вопрос.

В гимнастический вал вбежал сержант Полник.

– Лейтенант… – он замер, уставившись на инспектора Следа, по-прежнему лежащего на полу.

– Что это с ним?

– Сдали нервы. Я представил его присутствующему здесь трупу, и он не выдержал. Мое интересно, что будет с полицией, если в ней служат подобные неженки.

– Присутствующий здесь труп… – Полник посмотрел на Мефисто и глубоко вздохнул. – Выходит, это была шутка?

– Его оглушили, а я обнаружил его в ящике.

– Но нож в спине!?

– Мы, вероятно, плохо рассмотрели его вблизи. Скорее всею, это был один из театральных ножей с лезвием, уходящим и рукоятку.

– Детская шутка! – презрительно нахмурился Полник.

– Или трюк. Что вы об этом думаете, Мефисто?

– Я по-прежнему ничего не понимаю, – недоуменно отозвался бородач, – и отказываюсь понимать.

– Врач и санитарная машина уехали, – сообщил я Полнику. – Я думаю, что Мэрфи неверно оценил обстановку. Он наговорил кучу гадостей в наш адрес.

– Что же теперь делать? Ведь, едва он приедет в уголовную полицию, ему придется повернуть обратно.

– А?.. Что?.. Объясните!

– Я только что нашел еще один труп. Другую ученицу. Она в своей комнате и мертва по-настоящему. Я сам проверил это.

– И, без сомнения, нож в спине?

– Совершенно точно, как и у той, первой. Я все проверил, лейтенант. На этот раз без ошибки.

– Чтобы убедить врача, нужны веские аргументы.

– О-о-о… – раздались с пола глухие стоны.

Инспектор След поднялся, пошатываясь, и ошеломленно уставился на нас.

– Что случилось?

– Мужайтесь, инспектор След! На этот раз в вашем распоряжении самый настоящий труп, и он протягивает к вам свои немощные руки!

5

Трупом оказалась та девочка с темными локонами, которая спрашивала, меня о лучшем способе убийства в упор. Ее убийца, безусловно, знал об одном из таких способов. Во всяком случае, он умело реализовал его. Девушка лежала лицом вниз, поперек кровати. На ней было платье, в котором она красовалась на вечере. Рукоятка ножа торчала между лопатками; и я понял, что Полник прав – девушка была мертва. Я не заметил даже малейших признаков борьбы вокруг: все находилось на своих местах.

– Нужно снова вызывать врача, – глубокомысленно заявил сержант.

– Черта-с-два! Мэрфи предупредил, что ни за что не вернется.

– Тем не менее, необходимо, чтобы…

– Сержант, – сухо произнес я, – я не выношу, когда нарушают иерархию. Называйте меня лейтенант, если вам не трудно.

– Хорошо, лейтенант.

– Я сам скажу, что вам необходимо сделать. До сих пор нас заставляли плясать под их дудку. Нас водили на поводке, как трех кобелей. Ладно, поиграли в их игры, и баста! Отныне мы начнем трясти других. И это дело завершится к завтрашнему утру.

– Безусловно, лейтенант, – мгновенно согласился инспектор След, – но как?

– Вопрос по существу. Первое – вы обшарите эту комнату до донышка. Вы прочешете ее частым гребнем, чтобы найти хоть какой-нибудь след, который и приведет нас к кому-то из здешних обитателей. Когда закончим здесь, то же самое мы проделаем в комнате малышки Крег. Затем вы присоединитесь ко мне в кабинете мисс Баннистер и сообщите результаты.

– Будет исполнено, лейтенант! – вскричал След.

Не обращая внимания на его дикий вопль, я повернулся к сержанту Полнику.

– Сержант! Я хочу, чтобы все, и ученицы, и преподаватели собрались в большом зале через четверть часа. Это приказ! Не разрешайте никому уклоняться от этого приказа. Повторяю, весь персонал, все ученицы, а также Великий Мефисто со своим помощником.

– Хорошо, лейтенант.

– Я буду в кабинете мисс Баннистер. Когда все соберутся, вы найдете меня именно там. Четверть часа – последний срок.

– Хорошо, лейтенант, – проворчал Полник, выходя из комнаты.

Я холодно взглянул на Следа, уже открывшего ближайший к себе ящик и яростно копавшегося в нем. Затем я прошел в кабинет мисс Баннистер.

– Я спрашивала себя, что с вами произошло, – промолвила она грудным голосом. – Вы вернулись выпить стаканчик?

– Не сейчас. – Героическим усилием я преодолел искушение. – Кто та девушка, брюнетка, завитая как барашек и интересовавшаяся, как лучше убить человека в упор?

Мисс Баннистер удивленно приподняла брови.

– Нэнси Риттер… Надеюсь, она больше не приставала к вам со своими глупыми вопросами?

– Нет… Она мертва… Убита…

Директриса недоумевающе взглянула на меня, пытаясь улыбнуться.

– Это серьезно, – добавил я.

– Но… но это невероятно!

– Понимаю. Сержант собирает всех в большом зале. Когда это будет сделано, я переговорю с каждым в отдельности. И, если не возражаете, то в вашем кабинете.

– Он полностью в вашем распоряжении.

– Благодарю. Кстати, где вы выудили Великого Мефисто?

– Простите?

– Его пригласили выступить на вашем вечере. Вы знали его лично или его направило к вам агентство?

– О! Я поняла, что вы хотите сказать. Его рекомендовала одна из моих служащих.

– Кто?

– Мисс Томплинсон. – Директриса выдавила улыбку. – Она сказала мне, что на этот раз нас ожидает сенсация.

– Я задам вам тот же самый вопрос, что задавал по поводу маленькой Крег… Вы представляете себе причину, по которой могли убить Нэнси Риттер?

– Конечно, нет! Мы имеем дело с сумасшедшим, лейтенант.

– Вы уверены в поле?

– Не понимаю…

– Сумасшедший. А почему не сумасшедшая?

– Я уверена, что это мужчина.

– Почему?

– Без определенной причины. Предчувствие, вот и все. Я не могу вам этого объяснить.

– Женщины никогда ничего не знают. У меня больше нет вопросов, мисс Баннистер. Вам надо тоже пройти в зал.

– Я вижу, – сухо произнесла она, – что вы отправляете меня в ту же корзину, что и учениц.

– Не в этом дело. Допросы могут занять много времени, и я полагаю, что в вашем присутствии девушки будут вести себя гораздо сдержанней, о многом не скажут.

– Верная мысль. Я покидаю вас, лейтенант.

Она вышла. Ее кресло протягивало мне ручки, я сел в него и закурил. Через несколько минут в дверь постучали и вошел След.

– У маленькой брюнетки – ничего, – доложил он, – но посмотрите, что я обнаружил у Джоан Крег.

Он положил на стол нечто вроде музейного экспоната: «кольт» с ручкой из слоновой кости, у которого нужно сначала оттянуть собачку и только потом нажимать курок. Вероятно, он был выпущен лет сто назад, и не слишком восхищал меня.

– Ее отец один из самых богатых людей в Неваде, – пояснил я. – Этот утиль, по всей вероятности, семейная реликвия и ей дали его на счастье.

– Значит, ее папаша довольно странный тип, – усмехнулся инспектор След. – Ведь он заряжен!

– Вы не в своем уме!

Я взял револьвер, поднял курок и обнаружил, что это я не в своем уме. Держа палец на собачке, я с большими предосторожностями разрядил эту вещь и постарался положить ее на пол, так чтобы дуло не было направлено ни на меня, ни на инспектора.

– Что вы на это скажете, лейтенант?

– Что это барахло не стоит и гвоздя. А бы что скажете?

– У меня простенькая идея. Девочка знала, что ей угрожает, к тому же, она родилась на ранчо и умела обращаться с петардами. Вероятно, она с детства привыкла к таким игрушкам. Итак, она привезла пистолет с собой. Это пойдет, а?

– След, вы говорите не о том. Когда Полник соберет всех в большом зале, займетесь осмотром остальных комнат. Вы сможете запомнить три или четыре имени?

– Безусловно! – обрадовался он. – Смит, Робинсон, Джон и Браун. Ну как, лейтенант?

– Попробуйте запомнить: Баннистер, Партингтон, Дикс и Пирс.

– Баннистер? Но ведь это же директриса!

– От вас ничего нельзя скрыть. Идите к Полнику. – Я посмотрел на часы. – Передайте ему, что у него в запасе ровно две минуты.

Инспектор вздохнул и направился к двери.

– Знаете, лейтенант, – повернулся он, – хотя и говорят, что вы необычный полицейский, но, видимо, бывают дни, когда вы здорово приспосабливаетесь.

– Я должен был отбиваться от судебного врача и комиссара, которые произвели немало шума, и от двух трупов. Даже трех, включая Мефисто, самого удивительного мертвеца из всех, кого я когда-либо видел. Когда След был уже у самого выхода, я добавил:

– Запомните еще пятое имя – мисс Томплинсон.

– Хорошо, лейтенант.

Он с треском захлопнул за собой дверь. Я прикурил очередную сигарету от окурка предыдущей и подумал, что сильно сглупил, отказавшись от стаканчика, который мне предлагала мисс Баннистер.

Хотя Полник опоздал на несколько минут, я не возмутился. Честно говоря, мне надоело изображать из себя шерифа.

– Всех согнали в кучу?

– Да, лейтенант, все на месте.

– Хорошо. Садитесь. – Я указал ему на кресло.

Он сел и вопросительно уставился на меня.

– А что дальше, лейтенант?

– Буду допрашивать их здесь по одному. Нашли помощника Великого Мефисто?

– Да, забавный паренек и не болтлив.

– Может, он боится заговорить? Может быть, его пугает гильотина Мефисто? Понятно, что нет желания разговаривать, а потом ждать, когда тебе перережут глотку.

– Да, лейтенант. Я хотел сказать, нет, лейтенант.

С определенного момента Полник стал очень вежлив.

– Прежде всего мне хочется встретиться с мистером Пирсом. Пришлите его сюда, а пока я с ним буду разговаривать, вы возьмете у мисс Баннистер список учениц и преподавателей. Если она ничего не даст, мы начнем трясти весь обслуживающий персонал.

– Хорошо, лейтенант.

Он вышел весьма воодушевленный моим указанием.

Вскоре в комнату вошел профессор искусства мистер Пирс. Он оказался высоким, крепким и красивым парнем, в стиле первого любовника. На нем был прекрасный серый костюм, белая рубашка и серый галстук. Лицо его было аккуратно выбрито, а волосы подстрижены.

– Здесь все наоборот, – усмехнулся я. – Ваш облик больше соответствует преподавателю языков, а мистер Дикс похож на художника.

Он засмеялся, обнажив прекрасные белые зубы.

– Вы не в курсе дела, лейтенант. Теперь большинство артистических натур носят обычные костюмы, не подчеркивая свою принадлежность к искусству. Нечесанная борода, верблюжья шерсть и джинсы, это для продавцов магазинов, желающих сойти за кого-нибудь в дни отдыха.

– Очень тонкое и верное замечание. Большую часть свободного времени я провожу в джинсах.

Он принужденно засмеялся.

– Вы знаете, что сегодня вечером была убита Джоан Крег, – вздохнул я. – Но, может быть, вы не знаете, что немногим позже наступила очередь Нэнси Риттер.

Его лицо омрачилось.

– Нет, – мрачно прошептал он, – этого я не знал.

– Вы знали этих девушек?

– Естественно, ведь они занимались у меня. Джоан могла стать прекрасной иллюстраторшей, а у Нэнси совсем не было способностей.

– Вы ей об этом сказали?

– Разумеется.

– И, тем не менее, она продолжала учиться?

– Ох, уж эти женщины! Я никогда не смогу их понять!

– Между тем, судя по тому, что мне рассказывали, я думаю, что вы не слишком усложняете свою жизнь.

– Что вы хотите мне инсинуировать? – возмутился он.

Некоторое время я смотрел на него, не отвечая.

– Похоже на то, что ваши отношения с Джоан Крег были гораздо интимнее, чем нормальные отношения профессора и ученицы.

Он достал из пачки сигарету и закурил.

– Вы знаете, что это такое, – без всякого замешательства заметил он. – Здесь находится пятьдесят молодых девушек, в большинстве своем очень привлекательных, и только четверо мужчин. С определенной натяжкой можно сказать, что мужчин лишь трое, так как Дикс… К тому же он жених этой сильной английской личности… словом, вы понимаете, что я хочу сказать…

– Я не слишком хорошо вас понял, но очень хочу понять.

– Да, я симпатизировал Джоан. Мы лишь интересовались одинаковыми вещами.

– Я вас понимаю, – ободряющим тоном произнес я. – Так вот, ничего серьезного не было.

– Но без сомнения, вы знали ее лучше других учениц.

– Я бы не пошел так далеко… нет.

– У нее были неприятности? Что-нибудь, что беспокоило или волновало? Она вам никогда не говорила что-нибудь об этом? Не торопитесь, подумайте. Вспомните все. Даже мелочи.

Какое-то время он пребывал в размышлении.

– Была одна вещь… – нерешительно проговорил он. – Может быть, это глупость, но тем не менее это произошло сегодня днем около пяти часов. Я встретил Джоан в парке. Она поинтересовалась, пойду ли я на беседу шерифа. Я ответил, что безусловно пойду, тем более что профессора должны быть при ученицах… Тогда она сказала, что задаст шерифу один вопрос, и если я хочу увидеть, как кто-то сделает странное лицо, мне будет достаточно лишь посмотреть на присутствующих в зале в этот момент.

– А она вам не сообщила, кто это?

– Нет. Боюсь, что я слишком несерьезно воспринял ее слова. А потом, она задала этот абсурдный вопрос относительно Лиззи Борден…

– Да, это не освещает дела. Как вы думаете, была ли у кого-нибудь причина убить ее.

– Нет, в самом деле, нет. Она была славная девушка, иногда слишком экзальтированная, но с возрастом это бы прошло.

– А Нэнси Риттер?

– Ученица, как и многие другие.

– У нее не было способностей, но она пренебрегала тем, что вы ей сказали?

– Совершенно верно.

– Ну что ж, отлично.

– Я вам больше не нужен?

– У меня есть ваше заявление и этого достаточно. В особенности, если оно совпадает с действительностью.

Как только он вышел, голову в дверь просунул сержант Полник.

– Кого запускать?

– Помощника Мефисто, – буркнул я, глядя на Полника. – У него есть имя или только номер?

– Его зовут Пис.

– Пис что?

– Просто Пис.

– Вот полное отсутствие воображения, что убивает рекламу и в мюзик-холле, и по теле… Надеюсь, что вы полностью уверены в нем?

– Я пойду за ним, – быстро проговорил Полник, не пытаясь вникнуть в смысл моих слов.

Пис был чуть выше метра пятидесяти. У него был вид умного и дельного продавца наркотиков или порнографических открыток. Остановившись посреди комнаты, он смотрел во всех направлениях, кроме моего. Его левая щека дергалась в тике.

– Это вы Пис?

– Конечно, это я.

У него оказался хриплый и приглушенный голос, словно ему стерли в пыль голосовые связки.

– Давно вышел из тюрьмы?

– А вы не вернете меня туда?

– Откуда я могу знать? Сколько времени ты у Мефисто?

– Полгода, лейтенант.

– Он регулярно работает?

– Примерно два раза в неделю. На частных вечерах, приемах, в коробках типа этой.

– И каждый раз дает по две смерти в сеанс?

Лицо Писа еще более посерело.

– Я ничего не знаю об этой истории.

– А в чем заключается твоя работа?

– В основном, я занимаюсь освещением: меняю цвета, работаю с прожекторами, гашу свет…

– …В зале. Может быть, даже выключаешь свет во всем доме?

– Вы что-то не то говорите.

Я встал и вышел, старательно закрыв за собой дверь. Полник вопросительно посмотрел на меня.

– Вернитесь в зал и попытайтесь узнать, не потеряла ли одна из мисс своих драгоценностей во время сеанса фокусника. Если это так, сделайте список и принесите мне его, ни слова не говоря. Если же это не так, вы, тем не менее, принесете мне лист бумаги.

– Гм…

– Просто кусок бумаги, ясно? И пусть это произойдет скорее.

Вернувшись за письменный стол мисс Баннистер, я стал пристально изучать лицо Писа. Из всех методов дознания, этот самый неприятный, но когда не знаешь ни что сказать, ни, даже, что подумать, нужно окружить подследственного молчанием. И, если он достаточно нервный, то признается во всем уже через три минуты.

И здесь метод не дал осечки. Боясь прямо смотреть на меня, он украдкой, время от времени, чтобы убедиться, не продолжается ли пытка, бросал взгляды в мою сторону. Он не мог стоять спокойно: руки его то теребили галстук, то залезали под воротник, то дергали отвороты пиджака.

Тем временем Полник вернулся и положил передо мной лист бумаги.

– Вот список, лейтенант.

Выходя, он раздавил Писа тяжелым угрожающим взглядом.

На листке значилось одно имя – Кэролайн Партингтон. Темпераментная блондинка потеряла висячие бриллиантовые серьги.

Пис тяжело и часто задышал.

– Скажи сержанту, стоящему за дверью, чтобы тот немедленно привел сюда Мефисто.

– Хорошо, лейтенант, – прохрипел Пис.

Передав мой приказ, он тотчас вернулся.

Понадобилось менее минуты для того, чтобы Полник привел ко мне Мефисто. Он пропустил иллюзиониста вперед, закрыл дверь и прислонился к ней спиной.

– Что еще такое? – агрессивным тоном прорычал Мефисто. – Я считал, что сегодня меня оставят в покое.

– Что это за гавканье! – прорычал в ответ я.

– Лейтенант, я отказываюсь расшифровывать ваши загадки. Я вам уже раньше говорил…

– Висячие бриллиантовые серьги! У кого они? У вас или у Писа?

– Висячие бриллиантовые серьги? Какие серьги?

– Можно обыскать вас обоих, но будет лучше, если вы не заставите себя уговаривать.

– Я не знаю…

– А! Заткнись! – проворчал Пис сквозь зубы, повернув свою гнусную рожу к Мефисто. – Легавый знает музыку. Не стоит строить из себя святошу. От этого у тебя лишь прибавится неприятностей. Они у тебя, отдай их, вот и все!

Мефисто уничтожающе посмотрел на него, но полез в карман брюк. Сделав шаг вперед, он положил руку на бювар и медленно раскрыл пальцы, выпуская серьги.

– Вот так-то лучше… – проронил я.

Полник не верил своим глазам.

– Как вы догадались, лейтенант?

– Это старая комбинация, ее прокручивали еще в Риме на пирах у Нерона. Жонглер занимался своим делом, а его помощник обеспечивал освещение. Если неожиданно на две-три минуты гас свет, этого оказывалось достаточно для того, чтобы руки двух ловкачей успели обшарить присутствующих и забрать на память несколько безделушек. У римлян не было электричества, так что там было немного труднее. Но теперь… Разумеется, их интересовали лишь дорогие предметы роскоши и действовали они быстро. Иногда обворованные даже не замечали своей потери до конца сеанса. Признаюсь, что в этом мире встречаются удивительные типы личностей. Они приобщаются к воровству и занимаются им все время, или по крайней мере все время, пока не сидят в тюрьме.

– Вы, – заметил Пис, – не похожи на человека, собирающегося доставить нас на суд присяжных.

– С маленькой Партингтон, – продолжал я, – все было исключительно просто… Мефисто выбрал ее из-за бриллиантовых сережек. И она находилась у него под рукой в то время, когда погас свет. Если я верно понял, прежде чем снять драгоценности, он слегка оглушил ее. Когда вспыхнул свет, Кэролайн оставалась неподвижной дольше, чем предполагал Мефисто, и ему пришлось изображать удивление.

– Официально заявляю, что не дотронулся до нее даже пальцем! – возмущенно возразил Мефисто.

– Тогда это может быть Пис? На вашем месте, я бы обращал внимание на свои слова. Лично я предпочел бы быть тем, кто остался на сцене и взял драгоценности.

– Что вы хотите этим сказать?

– Я предпочел бы быть обвиненным в краже, нежели в простом факте присоединения к зрителям.

– Я ни на секунду не покидал сцену, клянусь в этом! – воскликнул Мефисто.

– Я тоже! – завопил Пис. – И так как речь идет о свете, то я утверждаю, что когда свет потух во второй раз, я был вообще ни причем. Свет выключил кто-то другой!

– Тогда кто же из вас двоих взял бриллианты?

Они сразу же отреагировали.

– Бриллианты?

– Да, бриллиантовое колье, которое было на Джоан Крег. Когда свет загорелся вновь, его уже не было на шее девушки. Кто же это дошел до такой гнусности, что воткнул ей в спину нож, прежде чем сорвать колье?

Рожа Мефисто стала приобретать такой же серый цвет, как и у Писа.

– Я не касался этой девушки! – заголосил иллюзионист. – Клянусь! Я не покидал сцену ни в первый, ни во второй раз, когда выключился свет.

– Наверняка, все-таки это был ты, – вздохнул Пис, – потому что это был не я.

– Проклятый лгун! Грязная морда!..

Мефисто хотел ударить своего помощника, но промахнулся. Да и Полник разубедил его в этом, деликатно хлопнув ему по затылку. Точный удар сержанта парализовал нервную систему фокусника, но не лишил его сознания.

– Никакого значения в данный момент это не имеет. – Я пожал плечами. – После того, как они попадут в каталажку, у нас будет достаточно времени, чтобы заставить сказать их правду… К тому же, кто бы ни был убийцей, другой все равно будет его сообщником. – Я указал пальцем на дверь. – Уведите их, сержант. Заприте их где-нибудь, где нет окон и хорошие двери. В котельной, например. Там не очень чистый воздух, но зато там им будет тепло.

– Хорошо, лейтенант.

Полник вытащил свой пистолет из кобуры под мышкой.

– Вперед, оба! Ну, быстро!

Когда они пересекли порог двери, Пис казался еще меньше ростом, а что касается Мефисто, то у него был вид фокусника, превратившего золото в олово и не сумевшего произвести обратную операцию.

Вскоре Полник вернулся.

– Они в котельной, – доложил он и бросил ключи на письменный стол. – Боже мой! Я снимаю перед вами шляпу, лейтенант! Тонкая работа! Сказать по правде, я даже не заметил этого бриллиантового ожерелья.

– В данном случае объяснение очень простое и вам нет необходимости раскланиваться.

– Объяснение?

– Никакого ожерелья не было.

6

Кэролайн Партингтон одарила меня улыбкой, способной растопить и статую.

– Тысячу благодарностей, лейтенант! Я все спрашивала себя, куда же они пропали? Можно случайно потерять одну серьгу, но сразу две! Где вы их подобрали?

– Да, где-то там… скажите, они ведь дорогие?

Она небрежно повела плечиками.

– Наверное, около пяти кусков. Их мне подарил папа на последний день рождения.

Я заметил, что она успела переменить платье после нашей последней встречи. Платье из серой шерсти облегало ее тело так же, как раньше эта шерсть облегала баранов.

– Вы знала Джоан Крег и Нэнси Риттер?

– Разумеется, Нэнси была моей ближайшей подругой.

– Вы можете представить себе причину, по которой ее могли убить?

Это был стандартный вопрос, и на этот раз я не ожидал ничего, кроме отрицательного ответа.

– Я могу назвать около дюжины причин, – кокетливо улыбнулась Кэролайн. – Бывали дни, когда я, сейчас спокойно разговаривающей с вами, могла бы убить одну или другую подругу.

– Почему?

– Вы так наивны, лейтенант, – небрежно проговорила она. – Этот дом – настоящий гарем, в котором лишь четверо мужчин. Профессору Колеману более шестидесяти лет. Он вне игры. Итак, пирог, который мы делим, состоит из троих. Даже меньше. Лапу сорок пять лет, и у него ревнивая жена, поэтому остаются двое. Двое мужчин на пятьдесят, свободных в обращении девиц, которые заняты лишь частными уроками. Вы представляете себе создавшуюся ситуацию?

– Я не рассматривал это дело под таким углом зрения. Но, думаю, что только Пирс является существом, о котором мечтают все дамы.

– Да, о Пирсе мечтают многие, но и о Диксе тоже.

– Вы смеетесь?

– Лейтенант, не будьте глупы! Все горлицы воркуют возле Дикса. Вероятно, он будит материнские инстинкты, но факт остается фактом – он имеет успех.

– И вы сказали, что по этой причине способны убить подругу?

– Совершенно верно, ужасная конкуренция.

– Когда та получает билет?

– Что?

– Приглашение на свидание, если вам непонятно. Вы, что, не знаете английского?

– А…

– Вы напоминаете мою бабушку, лейтенант! Постарайтесь вспомнить язык вашей юности, чтобы вас можно было понять.

– Я чувствую, что, вероятно, довольно скоро окажусь среди сумасшедших.

– Вы просто прелесть, лейтенант! Я не хочу, чтобы вы пускали слюни в сумасшедшем доме. И я сделаю что угодно, чтобы помочь вам.

– Благодарю за комплимент, но вы опять напомнили мне, что я развалина.

– Однако вы смотритесь хорошо, на тридцать, – честно призналась она, – и у вас прекрасные возможности.

– У меня скрытые возможности и способности. Парик хорошо маскирует лысину. И, если вы захотите посмотреть вблизи мои зубы, я их выну, чтобы показать вам.

– Тем не менее, вы меня покорили, – с нежностью промолвила Кафолии.

После этих слов я закурил сигарету и наполнил свои старые легкие дымом, спрашивая себя, не достаточно ли я созрел, чтобы купить надгробный камень.

– Я прошу вас, – осторожно произнес я, – не будем отвлекаться от основной темы. Этой ночью мне еще предстоит поговорить с таким количеством людей! Будем придерживаться фактов.

– Ладно, лейтенант, пока не буду вас соблазнять. Я говорила, что мы рвали на части этих двух мужчин. И, поверьте, в подобном курятнике наши чувства многократно усиливались.

– Вы серьезно считаете, что одна из вас могла совершить эти два преступления ради того, чтобы помешать им пойти на свидание с преподавателем?

– Лейтенант, вы начинаете соображать! Разумеется, это так! Только об этом вам и говорю.

– Ладно, – удовлетворенно вздохнул я. – А что вы еще можете сказать?

– Относительно этих двух преступлений я ровным счетом ничего не знаю, то есть знаю не больше вашего.

– Я вам верю. А нет ли у вас случайно бриллиантового колье?

– Вы думаете, оно подойдет к вашему смокингу?

– Тогда подождите меня где-нибудь снаружи, и я схожу вместе с вами за ним.

Я проводил ее до двери и вернулся с Полником.

– У меня идея, – обратился я к нему. – Не слишком замечательная, но она займет у меня некоторое время, а вы пока продолжайте допросы. Спрашивайте их, не знают ли они, по какой причине были убиты девушки и видели ли они эти ножи раньше. Наконец, вы сами все понимаете…

– Хорошо, лейтенант, – воодушевился сержант. – Рассчитывайте на меня.

– Ну вот, вам и карты в руки.

Я вышел из кабинета, и Кэролайн тепло улыбнулась мне.

– Можно подумать, что у нас тайное свидание. Вы увидите, как нам будет удобно в моей комнате, ведь все остальные находятся внизу. Никакого риска, что помешают.

Жилые комнаты размещались в другом крыле здания, и каждая была чуть больше моего дома.

Наше свидание у нее в комнате продолжалось ровно пять минут.

Как только мы вошли, Кэролайн зажгла слет и закрыла дверь на замок. После этого она мгновенно сдернула платье, глубоко вздохнула и упала мне на руки.

– Если я правильно понимаю, мы начинаем с нуля, – заметил я, учащенно дыша и обнимая руками пухленькое девичье тело. – Однако не забывайте, что я пришел одолжить ваше колье.

– Хорошо, хорошо, я соображаю! Но все же, как вы торопитесь!

Когда она недовольно отцепилась от меня и, отражаясь со всех сторон в зеркалах, пошлепала к туалетному столику, мне с трудом удавалось себя, сдерживать. Кэролайн достала из столика плоский ящик, содержимое которого заставило меня присвистнуть от изумления. Она взяла колье так, словно это была дешевая побрякушка и швырнула его мне.

– Лейтенант! Вы заставляете меня приходить в исступление! Мы упускаем такую возможность получить удовольствие! Вам все необходимо объяснять и раскладывать по полочкам.

– Я провожу вас в зал, мисс.

– Если вы настаиваете, – вздохнула она, – то ладно, но вы будете сожалеть об этом всю жизнь. Я готова стать вашей не сходя с места, а вы принимаете официальный вид. Тем хуже для вас! Будем выше этого! Кстати, а может вы импотент? Может, у вас нет удочки?

– Одевайтесь, не то простудитесь.

– Грубиян!

– Я очень люблю играть в карты, – сказал я ей, когда мы возвращались в большой зал, – но с кем-нибудь, кто умеет играть. Помните о моем преклонном возрасте.

– Помню, помню, дедушка, чтоб тебе пусто было!

Я покинул ее у дверей и позвал Следа, чтобы он проводил неудовлетворенную Кэролайн на место. Затем я спустился в котельную, Мефисто и Пис, сидевшие на трубе, подскочили при моем появлении. Я старательно закрыл дверь и сунул ключ в карман.

– Отвратительный скандал! – проворчал Мефисто. Я прислонился к двери и с улыбкой взглянул на него.

– Пока еще нет, но будет.

– Как это?

Я вытащил колье и начал вращать его вокруг своего пальца. Бриллианты сверкали и переливались всеми цветами радуги и арестованные смотрели на них, выпучив глаза.

– Где вы это взяли? – завистливо поинтересовался Пис.

– Ты должен это знать. Это ожерелье было на маленькой Крег, когда ее закололи. И оно является причиной ее смерти.

Пис провел языком по пересохшим губам.

– Где вы это нашли, лейтенант?

– В твоем кармане.

Он конвульсивно задергался и закричал:

– Это неправда! Неправда! Вы отлично знаете, что это ложь!

– Я мог и ошибиться. Может быть, это был карман Мефисто?

– Что вы хотите от меня! – заволновался иллюзионист. – Получить шкуру невинного?!

Прежде чем ответить, я заставил ожерелье еще немного повертеться на пальце. Оба они смотрели на него, как кролики на удава, собирающегося их проглотить.

– Я ничего от вас не скрою, – дружелюбно улыбнулся я. – Шериф настаивает, чтобы это дело было быстро закончено. Я же хочу удовлетворить… его…

– Каким образом? – завопил Мефисто.

– Благодаря вам обоим. Пис находится под наблюдением, а ты, каким бы волшебником ты не был, меня не удивит, если на тебя заведено досье в каком-нибудь другом месте. Вы увеличиваете себе заработок, похищая безделушки у зрителей. Вот эти серьги Кэролайн Партингтон – прекрасное вещественное доказательство. Сержант Полник и девушка будут свидетелями. И все это с ожерельем в комплекте. Я скажу, что ожерелье было на шее у маленькой Крег перед тем, как ее зарезали… Скажу, что ожерелье обнаружили у одного из вас при обыске. Неважно у кого именно. Один будет обвинен как убийца, другой как сообщник. Другими словами, газовая камера для одного и пожизненное заключение для другого.

– Мерзкий подонок! – прошипел Мефисто.

– Заткнись! – проворчал Пис. – Хотел бы я знать, о чем ты думаешь, Мефисто. Я все отлично вижу и знаю легавых лучше тебя. Несомненно, этот чего-то ищет.

– Ты, ты не хочешь…

– Заткнись! – повторил Пис.

Я утвердительно кивнул:

– Ты прав.

– Что же это тогда?

– Так вот… Я рассказываю сказки об ожерелье, и вы протягиваете лапки. Это проще всего. Другой выход сложнее, он требует поисков настоящего виновного. А вы оба, что вы делаете для того, чтобы помочь мне? Вы вставляете мне палки в колеса, гоните свои лживые телеги.

– Какие телеги? – возмутился Мефисто.

– Не прикидывайся несмышленышем! Относительно света, и относительно твоего присутствия на сцене в темноте, и…

– Я сообщил вам чистую правду, лейтенант. Я не…

– Ты уже наложил в штаны, – злобно перебил его Пис. – Лейтенант, мы вам скажем правду, и вы с нами тоже будете играть по-честному. Согласны?

– Согласен.

– Ладно. Это я выключил свет во второй раз. Первый раз я выключил свет, лишь для того, чтобы люди привыкли к темноте и поняли, что с освещением немного не в порядке. Потом я оставался возле щитка до того момента, когда Мефисто вернулся на сцену. Слегка толкнув меня локтем, он дал понять, что скоро будет на сцене, после чего я подождал еще пять секунд и врубил свет.

Мефисто не спускал со своего помощника ненавидящего взгляда.

– Мерзавец, ты посылаешь меня в газовую камеру!

– Да нет, мой друг, я пытаюсь тебя оттуда вытянуть вместе с собой. Если бы ты был менее глуп, ты бы сел за стол переговоров.

Наступило продолжительное молчание.

– Неприятно то, – сказал Мефисто, – что он мне не поверит, даже если я скажу правду.

– А ты попробуй, – вполне лояльно произнес я. – Это не сможет ухудшить твоего настоящего положения.

Мефисто, наконец, плюнул на все и решил сознаться.

– Черт с ним! Будь что будет. Когда я смотрел на публику во время нашего выступления, то сразу понял – много здесь не заработать. Понимаете… я рассчитывал, что все девицы вырядятся в самое лучшее, что у них есть, включая украшения. А вместо этого там были джинсы, пуловеры и черт знает что еще. В конце концов… вы сами все видели не хуже меня.

– Да, видел.

– Единственное, что можно было зацепить, так это сережки маленькой блондинки. Я решил, что они стоят добрых пять кусков, а может и больше. Когда я вызывал добровольцев, я надеялся, что она облегчит мне работу. Так и вышло: когда погасли огни, девочка была у меня под рукой. Мне даже не нужно было спускаться в зал. Только тихонечко снять цацки… – Несмотря на положение, в котором он находился, Мефисто невольно улыбнулся. – У меня пальцы феи. Я могу ощипать голубя так, что он этого не заметит… Когда бриллианты оказались в моем кармане, я толкнул Писа и, пожалуй, все… – Его улыбка исчезла. – Но я полагаю, вы мне все равно не верите, лейтенант…

– Я тебя удивлю, Мефисто, но, возможно, поверю тебе… после того, как услышу продолжение.

– Продолжение?

– Продолжение и конец. Когда ты играл в труп в гимнастическом зале с ножом в спине. Что это были за шуточки?

– Вот этого я совершенно не знаю.

– Как хочешь, – я вновь вытащил колье из кармана. – В таком случае будем играть по первому варианту.

– Секунду! – умоляюще воскликнул он. – Я говорю только правду. Когда Пис включил свет, я увидел, что кто-то охладил одну девушку, и меня обуял страх. Я сказал себе, что если вдобавок ко всему моя пышечка, заметив исчезновение бриллиантов, начнет вопить, и их обнаружат у меня, то дело швах. Поэтому мы с Писом смылись искать местечко, где бы их можно было припрятать так, чтобы потом, позднее, забрать.

– И вы попали в гимнастический зал?

– Да. Я приказал Пису постоять на шухере, пока я в зале прячу серьги.

– А разве это было не для того, чтобы он не увидел, куда ты их прячешь?

– Нет! – Мефисто скорчил мерзкую гримасу. Он сказал это очень твердо, и я понял, что Пис ему верит. – Во всяком случае, пока Пис торопился вернуться за кулисы, а я искал местечко… – б-р-р-р… я получил удар по голове. И когда я очутился в темноте… – Он вздрогнул при этом воспоминании, и капли пота выступили на его лбу. Затем он продолжил немного дрожащим голосом. – Вы можете себе представить, что я ощутил… В темноте, запертый в чем-то, что было похоже на большущий деревянный гроб. Словно заживо зарытый, вот так! Наконец, крышка поднялась, и я увидел вас. Никогда еще вид легавого не был для меня таким приятным.

– Понимаю твою радость при моем виде.

В этот момент затряслась дверь под чьими-то мощными и торопливыми ударами.

Инспектор След буквально влетел в помещение.

– Лейтенант, мы узнали, откуда брались ножи! – сказал он, стараясь отдышаться.

– Вы?

– Не совсем, – его глаза недружелюбно сверкнули, – сержант!

– Где?

– У одного из профессоров.

– Которого?

– Красавчика Пирса!

7

Комната Пирса имела вид антикварного магазина или арсенала семнадцатого века. Там была пара боевых сабель, скрещенных на стене, а в одном из углов стояли полные рыцарские доспехи. Представив внутри них еще один труп, я даже был вынужден приподнять забрало. Затем я обнаружил чрезвычайно острое мачете, малайский крис и аргентинский болас. Короче говоря, обладая подобным хозяйством, можно смело открывать оружейную лавку.

– Что вы собирались с этим делать? – обратился я к Пирсу. – Показывать как орудия убийства?

– Это мое хобби, – нервно ответил он. – Я коллекционирую старинное оружие… музейные вещи.

– Ножи тоже принадлежат вам?

– Да.

Он показал футляр, лежащий на письменном столе.

– Они находились внутри. В зале я неожиданно вспомнил о них. Я не видел нож вблизи… в спине Джоан, но я подумал, что он, возможно, мой. Тогда я сказал об этом инспектору, а тот проводил меня к сержанту.

– Во всяком случае, сейчас мы в этом убедимся, – вздохнул я и открыл футляр. Его внутренность была выложена ярко-синим бархатом, а по диагоналям крест-накрест шли углубления, явно для ножей с острыми концами.

– Вы давно заглядывали сюда?

– Примерно неделю назад, – голос его дрожал. – Поверьте мне, лейтенант… я никогда не…

– Как они выглядели?

– Фактически это стилеты. Настоящие произведения искусства. Треугольное лезвие, узкое, работа фабрики Брешиа… Это знаменитый оружейник восемнадцатого века. Безусловно, это оружие для закалывания. Закалка…

– Я отдаю должное вашим энциклопедическим познаниям, ведь дело идет именно о них. Итак, вы заявляете, что видели их на своих местах приблизительно неделю назад?

– Да.

На его письменном столе красовался телефон. Я воспользовался им, чтобы позвонить мисс Баннистер. Полник мгновенно снял трубку.

– Это Уиллер. Вы помните о находке Следа во время обыска? Сейчас же принесите ее или пошлите сюда Следа. Я в комнате Пирса.

– Понял.

Я положил трубку и прикурил сигарету от окурка предыдущей. Если продолжать в том же духе, то сэкономлю на спичках.

Пирс вопросительно взглянул на меня.

– Вы полагаете, что убийца украл у меня эти ножи?

– Я считаю, что он ими воспользовался.

– Что вы хотите этим сказать?

– Если они ему принадлежали, у него нет необходимости их красть. Вы улавливаете ход моей мысли?

Он сразу покраснел.

– Вы обвиняете меня в…

– Пока еще нет.

Вошел След, протянул мне старинный «кольт» и весьма огорчился, когда я приказал ему вернуться в зал. Потом я протянул оружие Пирсу.

– Раз вы специалист по старинному оружию, вы вероятно знаете и этот предмет?

– Разумеется. Это старинный кольт с простым действием.

– Благодарю за разъяснения. Даже мне это известно. Вы видели его раньше?

– Естественно, он был моим.

– Был?

– Да. Чего утаивать, я отдал его Джоан Крег.

– Почему?

– Как подарок, вот и все. Она приехала с ранчо Невады, вы это наверняка знаете. Я подумал, что это доставит ей удовольствие.

– Она его оценила?

– Мне кажется, да.

– Вы рассчитывали, что она разнесет им себе голову?

Он чуть не подпрыгнул на месте, но затем заставил себя улыбнуться.

– Этой штучкой?

– А почему нет? Вы не смотрели, заряжен он или нет?

– Заряжен? – его смех казался естественным. – Лейтенант, с такой стариной… – Неожиданно он перестал смеяться, поднял собачку и побледнел. – Это невозможно! Патрона здесь никогда не было!

– Это я вам подтверждаю. Его зарядили, и тот, кто зарядил, достаточно опытен в подобных вещах. Найти патрон для такого монстра не каждому под силу. Но для вас это ведь не составило бы труда?

– Э… да, может быть. Но вы, тем не менее, не думаете же, что… Какого дьявола мне нужны такие забавы?

– У вас могло появиться желание, чтобы с ней случилось несчастье. Это так удобно, несчастный случай… Предположим, что она нажимает на спуск и смотрит, что происходит внутри дула. Такая история много раз описывалась в журналах: никогда не доверяйте револьверу, даже античному!

– Это бред сумасшедшего! Зачем мне убивать Джоан?

– Я еще ничего не знаю, но узнаю. Может существовать множество различных причин. Вы валандались с ней и еще с маленькой Нэнси Риттер, сами же в этом признались. Возможно, дело зашло дальше, чем вы этого хотели. Может, она серьезно восприняла ваши отношения. Может быть, она угрожала вам, хотя бы тем, что обо всем расскажет отцу или мисс Баннистер? Ведь ее признание было бы концом вашей карьеры. Можно даже предположить, что она потихоньку вас доила, или наоборот, вы шантажировали ее, и она решила разоблачить вас.

– Бред!

– У вас была такая возможность, – возразил я. – Оружие было вашим. Вы убрали Джоан, чтобы быть уверенным в ее молчании. Но затем вам понадобилось убрать и Нэнси Риттер. Ведь они были близкими подругами. Вы убили Нэнси, потому что она знала кое-что относительно гибели Джоан. Может быть даже, вы были настолько ловким, что доили обеих и получали деньги сразу с двух сторон…

– Нет! – закричал он. – Нет!

Внезапно он упал в кресло, закрыл лицо руками и заплакал.

Я посмотрел на часы и вызвал по телефону Полника: десять минут первого.

– Как идут допросы, сержант? – спросил я.

– Не слишком быстро. В настоящий момент шестой. При таких темпах можно было подсчитать, что на остальных понадобится еще двенадцать часов.

– Приостановите вашу работу. Верните клиента в зал в целости и сохранности и подождите меня. Я прибуду через пару минут. И еще… не вешайте трубку… Пришлите ко мне Следа.

Пока я молча ждал инспектора, Пирс пытался успокоиться. Под конец он высморкался с таким шумом, что чуть не оглушил меня.

Вошел запыхавшийся След.

– Если вы будете действовать в том же духе, лейтенант, то я скоро потеряю десять фунтов.

– Я делаю все, что в моих силах, – скромно потупился я и протянул ему ключ. – В котельной появился еще один жилец.

След нахмурился, и его палец уткнулся в Пирса.

– Он?

– Необыкновенная интуиция, инспектор!

– Когда вы его запрете, быстренько возвращайтесь в зал. Я буду там.

– Хорошо, лейтенант. Встать! – заорал он на Пирса.

Покинув арсенал, я вернулся в театр. Полник встретил меня в дверях.

– Они все здесь, но это уже начинает им надоедать. Они чертовски недовольны.

– Им недолго осталось томиться. Я хотел бы с ними поговорить. И чтобы я им ни сказал, не выказывайте своего удивления.

– Лейтенант, – убежденно заявил он, – в ваших действиях меня уже давно ничего не удивляет.

Я вошел в зал вместе с ним, поклонился и услышал недовольное ворчание очумевших девиц. Рискуя быть освистанным, я влез на сцену и повернулся лицом к курятнику, где мог бы быть неплохим петухом.

– Дамы и господа! Я весьма огорчен, что так долго пришлось держать вас здесь, но такая мера была вызвана необходимостью следствия. Кроме того, соединив вас всех вместе, мы исключили риск нового преступления.

Плешивый мужчина, по описанию Кэролайн, вероятно, профессор Колеман, быстро поднялся со своего кресла.

– Мистер, – произнес он, – можно вас спросить, долго ли вы еще собираетесь держать нас в этом месте?

– Нет, сэр. Вы можете уйти минут через пять.

– Уже давно пора, – проворчал оп. – Это невероятно! Просто скандально, мистер!

– Но и убийства, увы, не менее скандальны, – парировал я.

Он пошатнулся и, что-то пробормотав себе под нос, плюхнулся в кресло, а я продолжил свою речь:

– Дамы и господа, вы безусловно оцените причину, позволяющую мне разрешить вам покинуть этот зал. Больше нет никакой опасности, убийца задержан!

Всеобщее возбуждение выразилось в громких восклицаниях. Я терпеливо ждал, пока они успокоятся.

– Теперь он обвинен в преднамеренном убийстве и находится на дороге к комиссариату. Мне остается пожелать вам доброй ночи и спокойного сна без всяких кошмаров.

Колеман вновь подскочил.

– Должен ли я понять, мистер, что после того, как вы сообщили нам эту новость, вы не собираетесь называть нам имя гнусного преступника?

– Ну что вы, профессор! Я полагал, что вы уже все догадались. Это единственный отсутствующий представитель коллектива преподавателей, господин, привыкший рассматривать убийства, как произведения искусства.

– Пирс? – заорал Колеман. – Вы сошли с ума!

На расстоянии трех кресел от Колемана раздался крик раненого животного. Мисс Баннистер приподнялась с лицом, искаженным отчаянием.

– Нет, – простонала она, – нет, это невозможно!

Пошатнувшись, она свалилась на ковер.

Должен сказать, что с этого момента, мисс Томплинсон взяла руководство в свои руки и начала действовать с завидной твердостью. Она отстранила любопытных от директрисы, потом подняла ее с такой легкостью, словно та была ребенком и понесла эти сто пятьдесят фунтов свежего мяса в директорский кабинет. Я пошел следом. Когда мы вошли, я закрыл дверь.

Мисс Томплинсон деликатно положила мисс Баннистер на диван и стала похлопывать ее по щекам.

– Ничего особенного, – сказала она. – Это всего лишь потрясение, понимаете? Я ничего не должна вам говорить, но вряд ли я буду предательницей, если кое-что расскажу вам.

– Не будете, – успокоил я Агату.

– Она влюблена в него. Это необъяснимо, но это так. Я всегда находила его немного неискренним и мало подходящим для такой школы. Он делает очень приторный вид, когда встречается с некоторыми девицами в коридоре… Однако, – она энергично качнула головой, – хитрец! Вот впечатление, которое он на меня производит. Ему следовало бы больше заниматься физическими упражнениями и принимать холодные ванны, чтобы избавиться от эротических мыслей. Вот, например, мой Август… Знаете, мы скоро поженимся, и это меня радует. Наша любовь чистая и романтичная. Потом, он совсем ребенок и необходимо, чтобы им кто-нибудь занимался. Август не станет разглядывать учениц сальным взглядом. Он понимает разницу между чувствами и всем остальным.

Мисс Баннистер захлопала глазами.

– Эдвард… – почти беззвучно прошептала она и открыла глаза, после чего вновь отключилась.

– Шок! – лаконично прокомментировала мисс Томплинсон. – Что-то она слишком долго не приходит в себя, вам не кажется, лейтенант?

– Да, конечно.

Внезапно мисс Томплинсон взглянула на меня с фотографической улыбкой, изображающей удивление и восхищение.

– Решительный человек! Быстрая рука!

– Простите?

– Так быстро обнаружить, что именно Пирс нанес роковой удар. Высший класс! Лучше всякого кино. Но какой все-таки чудовищный вечер! Если вспомнить об этих двух бедных девочках… Чудовищно! По-моему, этот тип – извращенный монстр, лейтенант, я отдаю себе отчет в том, что говорю. Просто невероятно! Все беды от грязи. Духовной грязи. Если здоровый дух в здоровом теле, такие вещи просто невозможны. Вы согласны, лейтенант?

– Только наполовину: о здоровом теле.

Мисс Томплинсон громко засопела и вновь принялась хлопать по щекам мисс Баннистер. В дверь осторожно постучали. Я отключился от посторонних мыслей и открыл ее. Передо мной оказался испуганно улыбающийся мистер Дикс.

– А что, Агата… простите… мисс Томплинсон… еще здесь? Я вам не помешал, лейтенант?

– Нет, входите же.

– Благодарю.

Когда он робко вошел, его невеста одарила его улыбкой.

– Ты беспокоишься обо мне, мой волк?

Она повернулась ко мне:

– У Августа такие трогательные черты характера; лейтенант. Если он не видит меня в течение двух минут, то сразу же начинает беспокоиться.

– Неудивительно, – наметил я, – он же готовится к женитьбе. Сначала мужья всегда беспокоятся о своих женах, затем этим занимаются женщины.

– Не будьте таким циничным, – проговорила она. – Цинизм – наш злейший враг. Вы должны бороться с ним в первую очередь, хотя бы и с помощью кулаков. Вы сами удивитесь результатам.

– Скорее будет удивлен мой цинизм.

Мисс Баннистер издала тихий мучительный стон и открыла глаза. Дикс, наконец, прочистил горло.

– Любовь моя! – обратился он к невесте.

– Да, малыш?

Я вздрогнул, и меня чуть не стошнило.

– Я бы хотел поговорить с тобой, ненаглядная…

– Август! – в ее голосе послышался упрек. – Ты прекрасно видишь, чем я занята. Мы скоро увидимся, а пока – исчезни.

Дикс с секунду колебался, но все же направился к двери, которую затем тщательно прикрыл за собой. Вскоре мисс Баннистер глубоко вздохнула, и взгляд ее стал осмысленным.

– Ну, патронесса, ну, – материнским тоном промолвила мисс Томплинсон. – Теперь все будет хорошо. Лейтенант сейчас принесет вам стакан воды.

– Я не знаю, не должна ли я… – обратилась ко мне директриса.

– Ничего, мисс Баннистер, я и сам ничего не знаю.

Затем я взглянул на мисс Томплинсон.

– Сейчас мне необходимо переговорить с мисс Баннистер, так что благодарю за помощь, мисс Томплинсон.

Я широко раскрыл перед ней дверь и добавил:

– Еще раз спасибо, мисс Томплинсон.

– Я не должна покидать ее, но раз вы настаиваете, как представитель закона…

Когда она проходила мимо меня, на ее личике появилась соблазняющая улыбка.

– Я не жажду оказаться за решеткой.

– Отлично вас понимаю.

– Обещайте, – она была уже в коридоре, – что вы будете внимательны к ней. Я хочу сказать, вы сделаете все, что надо. Директриса в плохом состоянии и от вас зависит, чтобы она быстрее встала на ноги. Вы улавливаете?

– Еще бы!

– Я знала, что на вас можно рассчитывать. Вы настоящий воспитанник колледжа Итон. И, как говорят у нас, такие никогда не плачут в мамину юбку и всегда добры к животным.

Я осторожно закрыл у нее перед носом дверь, хотя мне хотелось сделать это более энергично. Повернувшись, я обнаружил, что мисс Баннистер уже сидит, и вспомнил о стакане воды. В том, что я ей протянул, воды было лишь половина, другая состояла из скотча. Она залпом выпила эту смесь и вернула стакан.

– Благодарю вас, – спокойно сказала она, – я полагаю, эмоции…

– Мисс Томплинсон мне все объяснила, вы питаете слабость к мистеру Пирсу.

– Если она намекала, что я его люблю, то это так. И просто страшно подумать, что Эдвард способен убить кого-нибудь, а тем более двух учениц. Страшно и странно…

– Между тем, факты говорят за это.

– Я ничему не верю, лейтенант. Я знаю Эдварда, а вы его не знаете. Если имеются какие-либо свидетельства против него, то они фальшивы. Или это вы извратили их.

– Почему вы так уверены в этом?

– Я же вам сказала, что знаю его.

– Этого недостаточно для суда.

Она встала и холодно проронила:

– Не вижу никакой пользы в дальнейшем диспуте. И раз вы, по-видимому, закончили тут свою работу, я хотела бы, чтобы вы покинули это здание, и как можно скорей.

– Мне еще необходимо проверить несколько фактов, и это займет какое-то время.

– Могу я, по крайней мере, просить вас покинуть мой кабинет?

– К вашим услугам, – я открыл дверь и повернулся. – Если вы считаете, что Пирс невиновен, то кого же подозреваете?

– Дикс! – выпалила она. – Это настоящий монстр. Каким образом ему удалось проглотить эту дуру Томплинсон, я не понимаю. И, самое обидное, ему настолько удалось убедить ее в своей любви, что если я расскажу всю правду о нем, она мне не поверит!

– Если Дикс такой мерзкий тип, то почему же вы не выставите его за дверь?

Мисс Баннистер довольно долго смотрела на меня, потом нахмурилась и произнесла:

– Ваш вопрос заслуживает толкового ответа. Закройте дверь и вернитесь. Я вам кое-что покажу.

8

Мисс Баннистер открыла нижний ящик письменного стола, запертого на ключ, вытащила оттуда папку и, сделав каменное лицо, протянула ее мне.

– Я полагаю, что внутри вы найдете ответ. А я пока выпью виски. Сейчас мне необходимо расслабиться. Не составите ли мне компанию?

– Это первая приятная вещь, которую я слышу от вас.

Я положил папку на стол и раскрыл ее, прислушиваясь к божественной музыке в глубине комнаты: позвякиванию стаканов и бутылки.

Да здравствует такая музыка!

Что касается содержимого папки, оно заключалось в нескольких газетных вырезках. Заголовок одной из них гласил:

«Два года заключения за мошенничество!»

Под этим объявлением находилась фотография очень молодой мисс Баннистер. Балтиморская газета четырехлетней давности…

Статья описывала, как молодая девушка Эдвина Баннистер обжулила одного делового человека на тысячу долларов. Она продала ему половину доли воображаемой нефтяной скважины, представив фальшивые бумаги на владение и не менее фальшивые заключения экспертов, судя по которым, скважина должна была принести целое состояние после начала эксплуатации.

«К счастью, – сообщала газета, – адвокат потерпевшего слышал об этом деле. Он провел расследование, обнаружил подлог и известил полицию».

История была довольно банальной, и ее поместили на первой странице лишь потому, что личность Эдвины Баннистер была неординарной. Дочь миллионера из Коннектикута в девятнадцатилетнем возрасте была вышвырнута из дома отцом по неизвестной причине… Отец заявил ей, что никогда больше не захочет ее видеть и что она не получит ни гроша из его состояния.

Я закончил чтение этой статьи, а также и других, в которых рассматривалось то же самое дело, но в разных стадиях развития: арест, судебный процесс и тому подобное. Потом я поднял голову. Мисс Баннистер стояла возле меня и протягивала стакан.

– Спасибо, – произнес я и машинально взял его.

– В последний момент у моего отца заговорила совесть, – сообщила она шепотом. – Он разорвал свое завещание и все оставил мне. Конечно, он не был миллионером, ведь газеты всегда все преувеличивают. Его основное состояние оценивалось в двести пятьдесят тысяч долларов плюс еще кое-какие мелочи.

Скотч оказался очень крепким, он обжег мой желудок, и я понял, что так, пожалуй, смогу дотянуть до утра.

– Я поехала в Калифорнию, – продолжала мисс Баннистер, – и полтора года провела в тюрьме. Когда меня освободили, то узнала, что отец мой скончался несколько месяцев назад, и что я его единственная наследница. Я все продала и устроилась здесь. Моим единственным желанием было забыть прошлое, а также, чтобы и все остальные забыли о нем… Мне пришла в голову мысль организовать колледж для богатых девушек. Денег у меня было достаточно, и я знала, что смогу быть на высоте в этом деле. Больше того, это прекрасно прикрывало мое прошлое. Кто бы мог вообразить, что директриса подобного заведения, закрытого и респектабельного, бывшая воровка и даже сидела в тюрьме! – она безрадостно засмеялась. – Год назад освободилась вакансия профессора иностранных языков. Дикс вполне подходил для этой должности. Кроме того, у него были хорошие рекомендации, я его поняла… Но я не знала, что он работал в Балтиморе в течение года именно в то время, когда все газеты так много писали обо мне. А он этого не забыл.

– И он представил вам газетные вырезки и угрожал рассказать обо всем этом, если вы не будете платить?

– Совершенно верно.

– И вы пошли на это?

– Как я могла поступить иначе? Тридцать тысяч долларов я уже отдала и продолжала бы платить, не случись эта драма. Он мог под корень разрушить не только мое социальное положение, не только мой колледж, но и мое будущее с человеком, которого я люблю – с Эдвардом.

– Почему вы показали эти вырезки мне?

– Потому что дальше идти некуда… Я не могу допустить, чтобы Эдварда неправедно обвинили в преступлении. Мне наплевать на то, что со мной случится, но я не желаю, чтобы с ним что-то случилось.

Я закурил сигарету.

– Не увлекайтесь. Да, вы доказали, что Дикс шантажист, но где доказательства, что он убийца?

– С той поры, как он понял, что я ни в чем не могу ему отказать, – горячо продолжала мисс Баннистер, – он изменился во всех отношениях. Он назначал свидания ученицам и иногда небезуспешно, я все видела, но не смела сделать ему замечание. Я не могла вышвырнуть его из колледжа, и если говорила ему, чтобы перестал портить молодежь, он только смеялся мне в лицо… – Она наклонилась вперед с напряженным лицом. – Вы обнаружите, что у него была веская причина прикончить этих двух девочек. Вы найдете доказательства, лейтенант, я в этом уверена. В некоторых отношениях, Дикс – гений, причем, гнусный гений! А вид, что он принимает! Он может представиться таким робким, но под робкой наружностью он скрывает нечеловеческую жестокость.

– Я рассмотрю это… А вы решитесь свидетельствовать о шантаже перед судом?

Она закусила губу, но потом решилась:

– Да, я буду свидетельствовать против него.

– Хорошо, я скажу ему несколько слов.

Выйдя из кабинета, я столкнулся с Полником и Следом.

– Лейтенант, – озабоченно произнес сержант Полник, – что же происходит? Вы сказали всем им, что Пирс находится на пути в комиссариат и все закончено. А когда я встретил инспектора Следа, то узнал, что Пирс сидит в котельной вместе с фокусниками. Но фактически… может уголовной бригаде переместиться прямо в котельную?

– Если я попытаюсь объяснить все свои планы, вы вряд ли что-нибудь поймете. Итак, никаких объяснений. Попытайтесь лучше найти кухню, это не очень трудная задача для вас, и приготовьте кофе. Я присоединюсь к вам минут через двадцать. Идет?

– Идет, лейтенант, – оживился Полник.

Я покинул их и пошел в жилой корпус. Сперва я постучался к Диксу. Послышались крадущиеся шаги, а затем неуверенный голос профессора иностранных языков:

– Кто там?

– Откройте! Мне нужно поговорить с вами… Это Уиллер.

– Уже очень поздно, лейтенант, я…

– Откройте, или я взломаю дверь!

Ключ в замке повернулся, и дверь отворилась. За Диксом стояла мисс Томплинсон, покрасневшая и растрепанная.

– Август был так потрясен, когда я зашла к нему, чтобы немного поболтать… Он заперся на ключ на тот случай, если кто-то незваный захочет зайти к нему. Вы ведь понимаете, каковы люди… Мы не хотим, чтобы кое-кто подумал… понимаете?

– Весьма смутно.

– Но мы, мы другие, и не особенно обращаем внимание на подобные вещи. Регби, холодные ванны, футбол и еще, разумеется, крикет, все это отвращает нас от дурных предположений.

Покраснев еще сильней, она прошла мимо меня и умчалась по коридору. Дикс выпучил на меня глаза.

– Что вам нужно? – спросил он.

– Я только что беседовал с мисс Баннистер, – ответил я, входя в комнату и закрывая за собой дверь. – Когда я говорю «беседовал», то подразумеваю, что, в основном, говорила она.

– Да? Относительно меня?

– Именно, относительно вас!

– Я не представляю себе, какой интерес может представлять для вас и для мисс Баннистер моя персона. За пределами моей работы, конечно.

– Шантаж наказуем: от одного до семи лет. А даже один год за решеткой – большой срок.

– Что-то я вас не понимаю, лейтенант.

– Я думаю, вы отлично меня понимаете, молодой человек. Есть в жизни мисс Баннистер один достойный сожаления эпизод, на котором вы спекулировали. И давайте вспомним о деньгах, что вы уже вытянули из нее. Надеюсь, ясно выражаюсь?

Он недоуменно покачал головой.

– Я ровно ничего не понимаю, лейтенант, для меня все это китайский язык.

– Что ж, тогда даю вам пять минут для перевода. В противном случае, я помещу вас в один дом на казенный счет.

Его усики задрожали как у испуганной крысы.

– Это сумасшествие, лейтенант! Вы явились ко мне, чтобы обвинить меня в шантаже?

– У вас остается немногим больше трех минут, Дикс. Я жду.

– Вы сошли с ума!

– Не буду от вас скрывать, у меня осталась привычка курить в ванной.

В дверь забарабанили. Забавно у меня получается с дверьми: стоит мне их запереть, как кто-нибудь начинает ломиться.

– Лейтенант!

Вновь меня беспокоил инспектор След.

– Держите кофе горячим, – спокойно порекомендовал я. – Скоро я его выпью до дна.

– Дело не в кофе! Звонит шериф. Он поднял страшный шум.

Это было действительно другое дело.

– Входите.

След буквально ввалился в комнату и принялся шарить глазами по сторонам. Он казался огорченным, застав лишь Дикса и меня.

– Держите под присмотром этого субчика, пока я не вернусь! – приказал я.

– А вы не хотите засунуть его в котельную вместе с другими?

– Не понимаю, почему Интеллидженс сервис до сих пор не забрала вас к себе. Вы именно тот человек, который великолепно хранит секреты.

Я возвратился в кабинет мисс Баннистер. Ее там не было, но в воздухе витал запах ее духов. Взяв телефонную трубку, я солидно проговорил:

– Уиллер! – мое собственное имя чуть не разорвало мою же собственную барабанную перепонку.

– Уиллер, я получил на тебя официальный рапорт. Что заставило тебя вызвать врача, санитарную машину и фотографа ради трупа, которого не было?

– Врач передергивает. У меня, хорошо это или плохо, нравится это ему или нет, есть еще один труп с ножом в спине.

– Этот труп он сейчас вскрывает! – закричал Лоэрс.

– Это он так думает! А режет он первый труп, Джоан Крег, но у меня в запасе есть и второй, по имени Нэнси Риттер, и он по-прежнему находится здесь.

– Врач утверждал, что это был мужчина. Мефисто или что-то в этом роде.

– Понимаете, Мэрфи просто все перепутал. Это еще одна девушка. Что касается Мефисто, то это не колдун, а престидижитатор.

– Прости, – извинился Лоэрс, – я хотел сказать прести… колдун или все, что ты хочешь, мне на это, собственно, наплевать! Сколько у тебя на руках трупов? Скажи точно.

– Только парочка, о которой и идет речь. В течение последних двух часов тут пока спокойно.

Послышался звук, похожий на тот, который издают, когда жуют сырые спагетти.

– Я держу вас в курсе дела, шериф, – вежливо сообщил я.

– Уиллер! – жалобно проговорил он. – Я знаю, ты любишь работать, пользуясь своими персональными методами, и что ты не любишь болтать о том, что предпринимаешь. Я тебя не упрекаю, нет… но при условии, что ты достигаешь положительных результатов и докладываешь мне. Надеюсь, они у тебя есть?

– Два женских трупа! Разве этого мало?

Он чуть не задохнулся, но сознания не потерял.

– Ладно, тогда скажу тебе другим языком. Мне необходимо уговорить администрацию муниципалитета, чтобы тебя восстановили с прежним окладом и соответствующим положением. И я жутко переживал, когда говорил им о тебе. Они были не в восторге от моего предложения, но, в конце концов, согласились. Дай бог, если Мэрфи не был официально осведомлен о том, что ты, как минимум, освобожден от ведения следствия. Он вполне может пойти к прокурору, к мэру и вопить как ишак о том, что случилось. Ты понимаешь меня, Уиллер?

– Отлично, шеф. Но позвольте вам представить случившееся под другим соусом. Мэрфи утверждает, что я побеспокоил его ради несуществующего трупа. Я же говорю, что когда он уехал, труп был еще тепленьким. Это просто его слово против моего, но я располагаю полноценным трупом, подтверждающим мои слова.

– Так он что, был пьян? – возмутился шериф.

– Между нами, нет. То, что он вам сообщил, правда. По телефону слишком сложно рассказывать обо всем случившемся. Но и то, что я вам говорю – чистейшая правда. У меня, плохо это или не очень, на руках второй труп.

– Уиллер… – прохрипел Лоэрс. – Скажи, ты ведь не убил кого-нибудь, чтобы опровергнуть слова Мэрфи?

– Для этого мне было бы легче угробить самого Мэрфи. На многое я не претендую, но два трупа имею, так что дайте мне время до завтра. Попробуйте надавить на Мэрфи. Хотя бы тем, что у меня здесь великолепный свеженький труп, и он выставит себя настоящим недоноском, если будет повсюду болтать, что его у меня нет!

– Ты знаешь, что меня больше всего расстраивает? Ведь если бы я сам отправился провести эту беседу, ничего бы не случилось. Никаких убийств, ничего! Я уверен. И в данный момент вместо того, чтобы сражаться с клоуном, я бы спокойно храпел!

Лоэрс бросил трубку, причинив этим неприятность моему правому уху. Я же свою положил осторожно, молясь доброму богу, чтобы Дикс хоть в чем-нибудь раскололся.

Покидая кабинет, я чуть не сбил сержанта Полника.

– Грубиян, извинитесь! – зарычал он, но, узнав меня, пробормотал: – Простите меня, лейтенант!

– Ладно, по-моему, обошлось без переломов. Что нового?

– Кофе остыл. Приходила дамочка Баннистер, искала вас, чтобы позвать к телефону. Тогда я послал за вами Следа, но так как никто из вас не возвратился, я решил, что мне самому надо отправиться на поиски.

– И вы нашли меня, следопыт! Теперь шагайте со мной. Я оставил Следа сторожить Дикса.

– Для чего?

– Чтобы он не убежал.

– Кто? След?

– Нет, Дикс!

– А зачем ему убегать?

– Надеюсь, что он мне это сам скажет.

– Понимаю, – с непонимающим видом сказал Полник.

– Выходит, вы меня поняли?

– Нет, я отказываюсь вас понимать.

– Правильно, не стоит засевать чужую пашню. Наконец, мы добрались до комнаты Дикса: она была пуста.

– Вы кого-нибудь ищете, лейтенант? – раздался сладкий женский голос.

Повернув голову, я увидел Кэролайн, опирающуюся на стену. На ней был шелковый розовый халат, накинутый на пижаму из той же материи. На первый взгляд складывалось впечатление, что видишь только кожу… шелковистую девичью кожу.

– Они прошли вон туда, лейтенант, – улыбнулась она, указывая пальцем направление, откуда мы пришли.

Мысленно сосчитав до десяти, я приказал Полнику проверить, не отвел ли След Дикса в котельную. И дал себе обещание, что если инспектор сделал это, разодрать его на кусочки и сунуть в топку еще до наступления утра…

9

В то время, когда сержант Полник устремился по коридору, я направился навстречу Кэролайн. Она аппетитно зевала.

– Невозможный ребенок… Я не могу заснуть… я такой нервный ребенок! И такой возбудимый!

– Доверьтесь мне.

– Я потеряла равновесие и не могу больше спать по ночам. Я бросаюсь на шею настоящему мужчине, и что же происходит? Он ускользает от любви. Вот что происходит. И я падаю на…

– Нос, – быстро заканчиваю я.

– Естественно, ведь не могли же вы подумать, что пансионерка института Баннистер может быть так плохо воспитана, чтобы упасть на этот… на…

– Совершенно невозможная вещь! Давно ли ушли Дикс со Следом?

– След? Это маленький типчик в очках? Такой смешной?

– Смешной? Это зависит от точки зрения, но, в основном, описание верно.

– Три, четыре, а может и пять минут назад.

– Они ушли вместе просто так?

– Как вы сказали? Да, совсем просто.

– Они вас видели?

– Не думаю. Никто из них не взглянул в мою сторону.

– А вы находились в коридоре из-за неудовлетворенных желаний?

– Точно. А вы?

– Я должен дать вам объяснения?

– Судя по тому, что я слышала в последний раз, я думала, что вы поспешили в город, чтобы проследить за тем, как убийца будет доставлен в тюрьму.

– Знаете, у меня очень чувствительное сердце, а эмоций во время следствия достаточно.

– Это я заметила. Говорю вам это не для того, чтобы огорчить, ведь вы на самом деле не такой, как все. Вы, безусловно, единственный тип на свете, который так поспешно убегает от беззащитной девушки, сбросив ее с шеи.

– Что вы хотите! Зов долга. И пока мы вместе с вами прохлаждаемся, расскажите мне немного о Диксе.

– Но я ведь вам все, что мне известно, уже сказала.

– Начните сначала, и если возможно, то ясным языком. Забудем пока про любовь. На этот раз я хочу понять, что вы говорите.

Она снова зевнула.

– Ладно. Так вот, прежде всего, это большая голова.

– Так и есть. Вы опять начали баламутить.

– Он интеллектуален, вот что! Это мозг без мускулов. Воробьиные черепа на горе мускулов, маленькие головы, нравятся или очень молодым, или очень старым особям. А у больших голов, типа Дикса, имеется внутренний мир для женщин всех возрастов.

– Вам надо писать книжки.

– Кто бы посмел их издать? – презрительно скривилась она. – Что вы еще хотели узнать о Диксе?

– Этого мало.

– А что вам еще надо?

– Каковы его отношения с ученицами в действительности?

– Дон-жуанские. Или МДВ.

– Что это значит?

– Это означает Мисс Делаю Все. Кроме шуток, лейтенант, вы, вероятно, провели не один год в провинции.

– Ладно, могу вам признаться. Вы интересуете меня немного в зловещем смысле.

– Тем не менее, это лучше, чем ничего. Хотите, я покажу вам свою коллекцию гравюр?

Из конца коридора раздался хриплый мужской голос. Это был Полник. Он ожесточенно жестикулировал.

– Вы спасены, – сказал я Кэролайн, – меня зовут дела и долг.

Ее ответ был таким же ледяным, как и ядовитым:

– Я не знала, что вас интересует старье.

Я отошел от соблазнительницы и приблизился к сержанту Полнику. Его глаза походили, на бильярдные шары.

– Вот и я! Кто же теперь умер?

– Вы были правы, лейтенант. След, действительно, отвел гаденыша в котельную. Я нашел его.

– Дикса?

– Нет, Следа.

– Если вы станете объясняться законченными фразами, я, вероятно, пойму что-нибудь.

– Как я вам уже сказал, лейтенант, я нашел инспектора в котельной. Вот и все.

– Живого?

– Да, правда немного одуревшего, так как он схлопотал удар по затылку, но не умер.

– Тем хуже для него. И никаких следов остальных: Мефисто, Писа и Дикса?

– Да, вы угадали, лейтенант.

– Мефисто и Пис, без сомнения, устремились к океану. Теперь они остановятся лишь для того, чтобы вдохнуть воздух, прежде чем нырнуть. У двух других здесь имеются женщины. Я уверен, что вы найдете Дикса поблизости от мисс Томплинсон.

– Да?

– Та, у которой здоровый дух, здоровое тело и совершенно невероятное чувство юмора.

– А… эта!

– Все, идите. И найдите мне эту, а когда получите эту, вы одновременно получите и Дикса. Я же отправлюсь на поиски Пирса.

– Хорошо, лейтенант, – проговорил он разочарованным тоном. – Знаете, было время, когда я думал, что ремесло полицейского приносит одну вещь.

– Плоскостопие?

– Нет, достоинство.

Он ушел… Я отправился в директорский кабинет и, не стуча, вошел в него. Кабинет был пуст. Тогда я возвратился в жилой корпус. Кэролайн по-прежнему занимала свой пост, прислонившись к стене.

– Вы боитесь, что когда тронетесь с места, обрушится потолок? – осведомился я.

– А как же, – медленно проговорила она, словно размышляя вслух. – Кусочек уже упал.

– Где находится комната мисс Баннистер? – приветливо спросил я. – Постарайтесь, насколько это возможно, ответить мне без ваших шуточек, в противном случае я могу отстегать вас ремнем.

– Двадцать восьмой номер. В конце коридора, за поворотом. – Она смотрела на меня неожиданно расширившимися глазами. – Боже мой! Вы почти напугали меня!

– Иногда мне удается напугать самого себя, особенно, когда я не брит. И тогда зеркало показывает мне совсем неожиданные вещи.

Я продолжил свой путь, но вдруг услышал, как кто-то меня догоняет. Кэролайн следовала за мной почти бегом.

– Эй, сделайте же поворот! – приказал я ей. – Отправляйтесь поддерживать стенку. Я вовсе не жадный и не злой, но я не хочу, чтобы потолок обрушился на мой череп.

– Позвольте мне сопровождать вас! Уверена, это будет весьма впечатлительно.

– Нет!

– Мне наплевать на ваше «нет». Я все равно пойду за вами хоть на край света!

Я постучал в первую же попавшуюся мне дверь. Она открылась секунд через двадцать. За дверью стояла рыженькая куколка в пижаме, подчеркивающей, что ее хозяйка – очень даже недурненькая.

– Вот как? – сонным голоском протянула она. – Наш гость собственной персоной?

– У вас есть ключ от вашей комнаты?

– Естественно.

– Дайте его мне. Живо!

– Что вы собираетесь делать? – пролепетала она, прикрывая небольшую грудь.

– Кэролайн, не толкайтесь! – попросил я.

Она очень заинтригованно посмотрела на меня.

– Что вы хотите, лейтенант? Переспать с этой рыжей дурой? Она же умрет от счастья!

– Я? Нет. Это вы будете спать с ней.

Неожиданно схватив Кэролайн, я с силой швырнул ее в дверь. Она мгновенно оказалась внутри в объятиях рыжей куколки. Быстро закрыв дверь, я запер ее снаружи, а ключ положил в карман. И уже спокойно продолжил путь по коридору.

Достигнув двадцать восьмого номера, я на миг остановился. «Должен ли я постучать, прежде чем войти?! Не должен», – решил я.

Нашарив ручку двери, я резко нажал на нее и вошел в комнату.

Мисс Баннистер стояла посреди комнаты, застыв в положении кариатиды, с комбинацией, задранной до уровня глаз. Сейчас ее сходство с Авой Гарднер было особенно разительным. Одним взмахом она скинула через голову комбинацию и бросила ее на ковер, потом холодно и презрительно посмотрела на меня.

– Но…

– Вы заставили меня любоваться великолепной картиной, мисс Баннистер.

Она поспешно схватила халат, лежащий на кровати. Кружева и нейлон покрыли ее, как прозрачная обертка покрывает букет цветов.

– А вы часто врываетесь в спальни, не постучав?

– Почти всегда.

Я внимательно осмотрелся по сторонам. Пирс мог быть или под кроватью, или в шкафу, либо вообще отсутствовать. Таковы были мои детективные соображения. В комнате находились кровать, шкаф, но она была лишена достаточно крупной мебели, чтобы за ней мог спрятаться тип, подобный Пирсу.

– Я ищу одного из ваших друзей, – объяснил я, – некоего Пирса.

– Эдвард! Вы позволили ему уйти! – восторженно выпалила она. – И он ни в чем не обвиняется?

– Э… и да, и нет.

– Вы замечательный человек, лейтенант! Вы видели Дикса и вырвали у него признание? Он признался, я знаю. Вы гений сыска и мне хочется вас расцеловать!

Прежде чем я успел помешать ей, правда, я не пытался сделать этого, она закинула руки вокруг моей шеи и страстно поцеловала меня. Столь же страстно я вернул ей поцелуй… Это было единственное, что я сделал с большим удовольствием.

Итак, мы страстно обменялись страстными поцелуями. Я бы остался тут до конца недели, но, как всегда, в самый неподходящий момент, меня прервали.

– Расслабьтесь, лейтенант, – за спиной раздался голос Пирса, – и не пытайтесь достать револьвер. В противном случае, я всажу в вас аккуратненькую пульку.

– Должен доверить вам один секрет, мистер Пирс. В смокинге я никогда не ношу револьвер – это портит линию кроя.

– Разрешите убедиться?

Мисс Баннистер неприязненно уставилась на меня.

– Вы наверняка подумали, что Эдвард, как идиот, спрячется под кроватью или за дверью.

– Нечто вроде этого, не буду отпираться. А откуда он возник?

– Номер напротив пуст, – с триумфальной улыбкой заявила она. – И Эдвард находился в нем, ожидая вас. Вы решили, что, как только он освободится, то немедленно придет ко мне. Поэтому мы и стали вас здесь поджидать. Вы нам нужны, лейтенант, Уиллер.

– Я потрясен. Меня так редко ждут.

– Тем не менее, это факт. Вы послужите нам прикрытием, чтобы выйти отсюда и пересечь границу шкафа, простите, штата.

– Что дает вам повод надеяться на это?

– Вот что! – ответил Пирс, ткнув пистолетом мне в бок.

– А где вы взяли эту петарду?

– Вы не можете ее видеть, но она вам знакома. Вспомните мою коллекцию.

Я почувствовал легкий озноб.

– А вы уже стреляли из нее? – спросил я как можно спокойнее.

– Разумеется, нет! Вы прекрасно знаете, что внутри лишь один патрон.

– Я знаю не только это. Еще я знаю, что спуск очень мягок. Эти машинки стреляют самопроизвольно! Постарайтесь не дышать слишком глубоко и не топать ножками.

– Пока вы будете слушаться, я не выстрелю.

– При любых обстоятельствах попытайтесь не стрелять. Вполне возможно, что пулька вообще не выйдет из дула, а револьвер просто взорвется. В таком случае у вас будет не очень приятный вид, мой милый Пирс. У вас просто не будет лица…

Мисс Баннистер с подозрением посмотрела на меня.

– Как только вспомню о тех баснях, которыми вы нас пичкали со сцены… Рассказывать всем, что Эдвард убийца, что он уже на пути в комиссариат, тогда, как они все сидели в котельной!

– Кстати, Эдвард… Ничего, если я буду называть вас Эдвардом? Сейчас мы так близки друг к другу…

– Пожалуйста, а что вы хотели сказать?

– Как вы вышли из котельной?

– Очень просто. Ваш маленький полицейский в очках открыл дверь, чтобы вошел Дикс. И пока он им занимался, иллюзионист легонько стукнул его. Тогда мы все удрали.

– Простота большой трагедии, – вздохнул я. – Ударить и убежать.

– Мы зря теряем время. Ваша машина совсем близко, так что мы спокойно дойдем до нее пешком… Если мы кого-нибудь встретим по дороге, вы сделаете так, чтобы подозрений не возникло. Если попытаетесь своевольничать, то я не отвечаю за ваше здоровье.

– Самое забавное состоит в том, что до сих пор я не рассматривал вас в качестве серьезного подозреваемого.

– Что-о-о? – прошипела мисс Баннистер.

– Подумайте сами. Почему я его скрывал, засунув в котельную, а всем остальным сообщил, что он уже отправлен куда следует?

– Не просите меня объяснять ваши поступки. Я считаю, что вы…

– Заговариваюсь? Я знаю. В основном, такое впечатление создается всегда, но очень часто я заговариваюсь с пользой. А вы не утруждаетесь даже тем, чтобы понять меня.

– Он, – вмешался Пирс, – делает все, чтобы выиграть время, а мы должны немедленно и тихо исчезнуть.

– Да нет! Нет! Вот чего я хочу достичь. Я подумал, что если я заявлю об убийце и его аресте, то настоящий убийца почувствует себя в безопасности и потеряет бдительность. Тогда, задержавшись в этом заведении, я, если повезет, смогу обнаружить след. А что, по-вашему, подумает настоящий убийца, когда увидит нас выходящими из дома? Ведь, если вы не будете держать револьвер у моего бока, он будет находиться у вас в кармане и очень заметно выпирать. Вы дадите убийце совершить третье убийство. Вероятнее всего, он выстрелит вам в спину, и еще скорчит из себя героя. Видя, как вы, а я ведь всем объявил, что задержал вас по подозрению в убийстве, заставляете меня идти под угрозой револьвера, он уберет вас под видом спасения моей жизни. И полиции останется выдать ему медаль! Мисс Баннистер закусила губу.

– Если это правда, Эдвард…

– Да, – недовольно проронил Пирс, – это возможно. Я не подумал об этом и не очень хочу, чтобы меня прикончили.

– Очень неприятная штука, – согласился я, – повсюду кровь…

– Нет! – с ужасом вскрикнула мисс Баннистер. Неожиданно она решилась. – Не нужно этого делать, Эдвард. Нельзя идти на такой риск. Теперь, когда я нашла тебя, я не хочу терять своей любви.

– Эдвард, – великодушно сказал я, – если вы уберете свой револьвер, я готов все забыть.

– Чтобы опять засунуть меня в котельную? Большое спасибо!

– Котельная потеряла свой смысл. Вспомните, что трое других убежали вместе с вами. Ведь они снова могут взяться за прежнее, так что, проходя по коридору, избегайте поворачиваться к кому-нибудь спиной.

Я почувствовал, что револьвер Пирса отошел в сторону, и мой пульс начал приходить в норму.

– Извините, но мне кажется, что сейчас я потеряю сознание, – произнес я, доставая платок и вытирая лоб.

– Офицеры полиции – крепкий народ, – усмехнулся Пирс.

– Ничто не устрашает меня так, как любители, – признался я. – Я был бы раз в десять спокойнее, если бы револьвер у моего бока держал профессионал. У меня была бы уверенность, что мне, по крайней мере, не грозит случайная смерть. – С видимым облегчением я закурил сигарету. – Нет, место в котельной похоронено, и меня больше не интересует, чем вы отныне собираетесь заниматься. Соблюдайте лишь одно условие – не покидайте дома.

– Я рассчитываю остаться именно здесь, – усмехнулся Пирс. – Не представляю более приятного места. – Он посмотрел на старинный кольт в руке и засмеялся. – Держу пари, что эта штука не убьет даже мухи с двух шагов!

– Не делайте глупостей! – я попытался остановить его.

Но, увы, не успел вмешаться. Он прицелился в противоположную сторону и нажал спуск. Прогремел выстрел. К потолку поднялся столб черного дыма. В стене, как раз возле окна, появилась солидная дырка.

Рассматривая повреждение, я смог полностью запихнуть в отверстие палец; затем, повернувшись к Пирсу, я сказал:

– Теперь вы отдаете себе отчет, какую бы дырищу проделала эта пуля в моем теле?

– Понимаю, – умирающим голосом прошептал он. – Мне кажется, что сейчас я потеряю сознание.

Пирс сделал несколько неуверенных шагов к двери, согнул колени и тихонько улегся на полу. Очень аккуратно…

– Взгляните, что вы наделали? – взорвалась мисс Баннистер.

– Ему совсем не так уж плохо. К тому же он очень удачно упал. Но я хочу у вас кое-что спросить.

– Грубиян! – закричала она. – У вас совсем нет сердца.

– То, что вы мне рассказали раньше, это правда?

– О том, что случилось в Балтиморе? Ведь вы сами видели газетные вырезки.

– Я говорю о другом. Вы не солгали в отношении автора шантажа?

Она облизала пухлые губки, и посмотрела на меня невинным взглядом.

– Шантаж? Вероятно, вы видели это во сне. Я никогда не упоминала о шантаже.

10

Я встретил сержанта Полника в коридоре в тот момент, когда поворачивал ключ в двери комнаты красивой рыжей девушки.

– Все в порядке, лейтенант?

– Пирса я нашел, но до утверждения, что все в порядке, еще далеко.

– Этот гадина Дикс, я никак не могу выловить его. У мисс Томплинсон его нет, и, если хотите знать мое мнение, то это меня не очень удивляет. Лично я, будь у меня выбор, не приблизился бы к этой курочке и на милю.

– Продолжайте поиски. А как чувствует себя инспектор След?

– Неплохо. У него побаливает черепушка, но для его головы это нормальное явление.

– Вы замечательный человек, Полник. Если так дойдет и дальше, то о вас станут говорить, что вы необычный полицейский.

Он что-то пробормотал про себя, но я ничего не понял. Решив, что бесполезно его просить повторить, я предоставил ему возможность продолжить путь, в то время как сам стал открывать дверь рыжей куколки. Торопиться было некуда. Наконец, дверь отворилась.

– Я пришел возвратить ваш ключ, – обратился я к рыжеволосой красавице, всовывая его в замочную скважину с внутренней стороны.

Кэролайн гордо прошествовала мимо меня и удалилась по коридору. Я подождал, пока не стих шум ее шагов, и, не покидая своего места, закрыл дверь. Рыженькая заинтригованно посмотрела на меня.

– Лейтенант, вы собираетесь признаться в любви?

– Вы можете ответить на несколько вопросов?

– Я отвечу «да» на все, что вы захотите или потребуете от меня, – обворожительно улыбнулась она. – Знаете, вы все-таки «кто-то». Так поставить Кэролайн на свое место! Ее давно пора немного встряхнуть. В последнее время она стала совершенно непереносимой.

– Да?

– У нее появилась манера смотреть на всех свысока, абсолютно на всех… А потом… она тратила столько денег! Интересно, откуда у нее столько денег?

– Может, ее родители очень богаты?

– Надо полагать, хотя она никогда о них не упоминала.

– Слишком горда?

– Не знаю, – размышляя, она мило наморщила носик, – но… скажу честно, она никогда не рассказывала о себе. Только о цене, которую она заплатила за драгоценности или за платье, или еще за что-нибудь.

– Спасибо, – произнес я, выходя за дверь, – большое спасибо.

– Эй, минутку! Я думала, что вы меня хотите о чем-то спросить?

– Не стоит забивать вашу милую головку глупыми вопросами. Вы уже ответили на все. Кстати, я нахожу вас очень соблазнительной. Сколько вам лет?

– Восемнадцать…

– Когда вам исполнится двадцать два, я не прочь встретиться, а до тех пор будьте благоразумны.

– Но в это время я уже буду замужем.

– Можете придти вместе с мужем, – хмыкнул я.

– Нет, нет! – с дрожью в голосе промолвила она. – Это будет слишком гадко.

Я закрыл за собой дверь и посмотрел на часы: без четверти три. А я даже не обедал. Какая долгая ночь!

Вернувшись в кабинет мисс Баннистер, я заперся там, сожалея об отсутствии ключа. Я принялся шарить в ящиках конторки и после пятнадцати минут поисков нашел нужное: список учениц. Насчет Кэролайн там значилось, что она сирота и живет у своей сестры в Нью-Йорке. Аккуратно положив все на место, я вновь направился к комнате Кэролайн, и, решив не вламываться, постучал в дверь.

– Кто это?

– Уиллер. Я должен вернуть ваше бриллиантовое колье.

– Ах, так, – равнодушно сказала она. – Это дело может подождать и до завтра.

– У нас уже завтра.

– Тогда этому мероприятию суждено подождать до первого завтрака, лейтенант.

– Мне нужно с вами поговорить, Кэролайн.

– Нам не о чем разговаривать, лейтенант. После такого грубого обращения, которое вы позволили себе…

– Сожалею, милочка, и приношу свои извинения. Но я не хотел подвергать вас опасности, и…

– Повторите, – ее голос смягчился.

– Я сказал, что не хотел…

– Нет, не это. С самого начала.

– Сожалею, милочка…

Дверь отворилась, и меня встретила улыбающаяся Кэролайн.

– Милочка! Вы назвали меня милочка! Может быть, я все-таки немножко интересую вас, лейтенант?

– Не исключено, – ответил я, закрыв дверь ударом ноги.

Секундой позже мы нежно улыбались друг другу, а потом кинулись в объятия. Мы могли оставаться в таком положении довольно долго, если бы не судорога в моей ноге. Я осторожно высвободился из страстных объятий Кэролайн и вынул из кармана кольт. Она протянула руку и дала камешкам упасть в нее.

– Вероятно, это стоит целое состояние, – небрежно заметил я.

– Пф! – произнесла она еще более небрежно и пожала плечиками под прозрачным халатом. – Две или три тысячи, максимум.

– Если учесть, сколько платят лейтенанту, я не смогу выдержать конкуренцию, – с улыбкой вздохнул я.

– Не говорите глупостей, Эл! Вы прекрасно знаете, что это не подарок поклонника.

Кэролайн открыла дверцу шкафа и деловито осведомилась:

– Чего бы вы хотели выпить?

Я ошеломленно уставился на батарею бутылок.

– Не заставляйте меня думать, что все ученицы превратили свои комнаты в питейные заведения.

– Фактически, я единственная. Это своего рода уступка, привилегия моей старости. Мне двадцать два, Эл!

Я закурил сигарету.

– Тогда это будет скотч с водой.

– Будьте спокойны. Низ шкафа переоборудован в холодильник и у меня всегда в запасе лед.

Она наполнила два стакана.

– Давайте, для большей интимности, сядем на диван.

Я не посмел ослушаться. Кэролайн уселась рядом со мной и протянула стакан.

– За наше более близкое знакомство, – предложила она и сделала глоток.

– Поддерживаю ваш тост.

Она прижалась ко мне с такой силой, что мы оба стали похожи на сиамских близнецов, правда разнополых.

– Скажите мне, Эл… Вы ведь тогда потешались над нами, говоря, что роковой удар нанес мистер Пирс? Если бы это было правдой, то вы бы уже ушли.

– Кэролайн, вы очень сообразительны. Безусловно, я солгал. Я хотел успокоить настоящего убийцу и заставить его совершить ошибку или неосторожность. Это практикуется во всех полицейских романах.

– И вам это удалось?

– Самое неприятное то, что я еще ничего не знаю. Пока мне известно только одно – я провел ночь без сна.

– Может быть, вы не станете о ней сожалеть, – многообещающе сказала она.

– Это было бы замечательно, – признался я, – если бы я мог отделаться от чувства ревности, отравляющего мое существование.

Ее глаза заблестели.

– Вы меня… ревнуете? К кому?

– К парню, подарившему вам колье.

Она заразительно расхохоталась.

– Можете успокоить свою ревность, мой дорогой. Этот парень – мой папа.

– Это мне больше правится, – облегченно проронил я. – А по какому случаю? На день рождения?

– О, нет. По правде говоря, он подарил мне его только на прошлой неделе и только потому, что ему захотелось сделать мне приятное. Он всегда при встрече мне что-нибудь дарит.

Не сводя с нее глаз, я опорожнил стакан.

– А где он прячет свои крылья?

Кэролайн смотрела на меня безучастным взглядом.

– А?

– И лопату?..

– О чем, черт возьми, вы говорите?

– Я говорю не о черте, а о вашем отце.

– Не понимаю, – она покачала головкой, все более недоумевая. – Сожалею, но я ничего не могу понять.

– Бросьте ломать голову, просто у меня мания к загадочным выражениям. А вы любите играть в разные игры?

– С вами? О, да, Эл!

– Видите ли, это совсем не то, о чем вы думаете и мечтаете. Эта игра в слова.

– В слова? Тогда мне нужно еще выпить, – она встала. – Для вас то же самое?

Я протянул ей стакан. Она наполнила его и почти сразу вернулась, вновь усевшись возле меня.

– Ладно, игра слов… Полагаю, что мы сможем позволить это себе, пока пьем.

– Это простая игра, но весьма забавная. Я говорю слово, а вы отвечаете мне любым словом, которое придет в вашу прелестную головку. Профессиональные психологи забавляются этим долгие часы.

– Думаю, что это интересно, – промолвила она не очень убежденно. – Начнем? Только, если вы находите это достойным.

– Я нахожу это замечательным. Итак, начнем. Черное.

– Белое, – сухо ответила Кэролайн.

– Высоко.

– Низко.

– Мы ведь только начали. Парень!

– Девушка!

– Сестра!

– Нью-Йорк!

– Балтимора!

Она открыла рот, но ничего не сказала, и мне оставалось довольствоваться только ее улыбкой.

– Сожалею, Эл, Балтимора мне ничего не говорит.

– Такие вещи иногда случаются, не огорчайтесь. Я продолжаю.

– Отец!

– Мать!

– Сирота!

– Покровитель!

Она закусила губку. Я решил подбодрить ее.

– Браво! Вы прекрасно играете! Но, наверное, достаточно. У меня есть в резерве еще несколько слов. Как мне кажется, очень интересная серия слов, но я не хочу утомлять вас. Следующий ряд такой: сирота, бедность, школа усовершенствования, Балтимора, богатство, бриллианты, шантаж…

Она медленно опустила пустой стакан и с упреком взглянула на меня.

– Вы пришли ко мне под фальшивым предлогом, Эл, а не по любви. Подозреваю, что вы продолжаете полицейские штучки…

– Вполне вероятно. В настоящий момент я нахожусь перед такой волнующей проблемой, что никак не могу от нее отвлечься.

– Какой проблемой?

– Того, что происходит в колледже. С одной стороны богатая директриса. С другой – бедная сиротка, которой повезло находиться в Балтиморе, в то время, когда будущая директриса была сенсацией всех газет и пребывала в тюрьме, осужденная на два года за мошенничество. Остальное – просто волшебная сказка о Золушке! Внезапно сиротка становится богатой. Ее видят в прекрасных платьях, усыпанную блистательными бриллиантами… Эта история вас не забавляет, Кэролайн?

– Абсолютно нет.

– Очень жаль. Я надеялся, что она вас позабавит и тогда все станет намного проще.

– Я очень устала, Эл. Спасибо за колье. А теперь, если бы вы покинули меня…

Я встал, но не ушел. Подойдя к шкафу, я налил себе третью порцию скотча.

– Буду говорить прямо, – заявил я. – Мне будет очень легко доказать шантаж и осудить вас.

– Валяйте! Не стесняйтесь!

– Но я могу пойти на уступки.

– Уступки?! – не поверила она. – Какого рода уступки? Могу уступить хоть сейчас.

– Я хочу знать правду. И на этот раз настоящую правду. Это ваш последний шанс.

– Пусть будет так, – прошептала она. – Задавайте ваши вопросы.

– Сколько вы выудили у мисс Баннистер?

Она раздумывала лишь мгновение.

– Пять тысяч долларов.

– По словам мисс Баннистер, раз в шесть побольше.

– Тогда она лжет! Я получила не более пяти тысяч.

– Вы были в Балтиморе, когда это случилось?

Кэролайн утвердительно кивнула.

– Я работала подавальщицей. Это же я делала и тут, в Пойнт-Сити, когда приехала. Однажды я увидела проезжавшую в машине мисс Баннистер и тотчас же ее узнала.

– Вы выяснили про нее, чем она занимается, и повидались с ней?

– Да. Мне было шесть лет, когда умерли мои родители и меня поместили в сиротский дом. Я никогда там досыта не ела, и у меня появилась навязчивая идея разбогатеть. Быть не только с деньгами, но и с положением.

Она привстала, наполнила свой стакан и продолжила:

– Выйти замуж за богатого – это довольно просто, если вращаешься в определенном обществе. И когда я увидела Эдвину Баннистер, мне показалось, что добрая фея подала мне знак. Я не люблю шантаж, но это была единственная возможность добиться своего. И я с Эдвиной заключила договор: она принимает меня сюда, как ученицу. Конечно, я буду считаться выходцем из хорошей семьи, и она сама заплатит пятьсот долларов за мое пребывание здесь. Я сказала, что пробуду тут один год, и что, если она введет меня в общество, где вращается сама, я больше с нее ничего не потребую. Она избавится от меня так быстро, как быстро я смогу выйти замуж, или, вернее, смогу найти себе мужа с солидным банковским счетом.

«Некрасивая история, – подумал я, – но нельзя особенно винить в этом Кэролайн. Шантаж – скверная штука, но убийство – это уже совсем из ряда вон». Я мог ей обещать забыть ее мерзкое прошлое взамен некоторых сведений. Если эти сведения приведут меня к убийце, то такой торг имеет смысл.

– Ладно, – сказал я. – Хочется вам верить. А что происходит между мисс Баннистер и Пирсом?

Она приподняла головку, и на ее личике появилось выражение искреннего изумления.

– Разве между ними что-то происходит? Любовь? Сомнительно…

– Они страстно влюблены друг в друга!

– Вот это новость!

– А несчастные жертвы? Джоан Крег и Нэнси Риттер? Что вы можете сказать о них? Это страшно важно, Кэролайн. Без шуток!

Наступило короткое молчание, после чего она проговорила:

– Очень огорчена, Эл. Мне нечего сообщить про них. И совершенно не могу себе представить, по какой причине их могли убить.

– Этого мне недостаточно. Советую вам напрячься и подумать.

– Честно, Эл, я стараюсь рассуждать…

Она казалась огорченной.

– Это были две очень предприимчивые девушки, которые постоянно хвастались своими победами. Правда, это было довольно смешно, потому что единственные победы, которые они могли одержать у нас здесь, это над Пирсом и Диксом.

– Пирс и Дикс, – повторил я и закурил сигарету.

– Единственно возможные мужчины в нашем секторе, они, естественно пользовались наибольшим спросом.

– Даже Дикс?

– Особенно Дикс. Я вам уже говорила об этом и это чистая правда. У Дикса большая голова, у него сумасшедшие идеи, не для меня, конечно, я являюсь исключением… – Она посмотрела на меня соблазняющим взглядом. – Я люблю, когда у мужчин одновременно с головой есть еще и мускулы.

– Вы просто приводите меня в восторг! Что вы еще можете сказать относительно Дикса?

– Кажется все. Между девицами было нечто вроде соперничества. Они спорили, у кого будет больше свиданий с одним или с другим, или с обоими… Некоторые подруги даже спорили в отношении результатов, на деньги.

– Мисс Баннистер была в курсе измышлений этих девиц?

– Все были в курсе.

– Она ничего не предпринимала, чтобы умерить их пыл?

– Она пытаясь. Всего несколько часов назад она угрожала Джоан исключить ее, если это будет продолжаться. Я не знаю, пыталась ли она утихомирить и этих типов…

– Надеюсь узнать об этом. Еще никогда в жизни я не видел более ненормального дела.

– Что совершенно ясно, – улыбнулась Кэролайн, – так это то, что следствие поручили настоящему мужчине.

– Тем не менее, я не самый умный в полиции, – скромно возразил я.

– Я не это хотела сказать, – нежно прошелестела она. – Я хочу сказать, что вы, безусловно, самый нормальный из всех нормальных.

– Благодарю. Вам больше нечего мне сообщить?

– Есть еще разные сплетни, но мне кажется на них не стоит обращать внимания… Вы, вероятно, уже слышали относительно жениховства Дикса и мисс Томплинсон.

– Она сама мне об этом заявила, и даже с большим чувством.

– Никогда не видела ничего более абсурдного, – засмеялась Кэролайн. – Она, должно быть, считает его новорожденным или кем-то в этом духе. Она вертится вокруг него, как наседка, даже при публике, и если кто-нибудь посмеет сказать ей что-либо по этому поводу, с ней бывает истерика.

– Да-а… Все это не слишком приближает меня к завершению дела. Во всех криминальных историях существует мотив для убийства. В основном, все объясняется мотивами, и притом существенными, а не мелочью. Но здесь я до сих пор не могу найти хотя бы малейший повод.

– Сожалею, я очень хотела вам помочь.

– У меня застопорилось все дело, но тем хуже для меня.

В дверь постучали.

– Лейтенант Уиллер? – раздался голос сержанта Полника. – Вы здесь?

– Что случилось?

– Шериф рвет и мечет. Он снова ждет вас у телефона.

– До скорого, – печально улыбнулся я Кэролайн, направляясь к двери. – Меня подвергнут хорошей головомойке.

11

– Их схватили в двух милях от колледжа, – сообщил Лоэрс. – Их отвели в камеру, где они и рассказали нам свою историю. В настоящий момент эти ишаки повторяют ее, только уже в кабинете прокурора.

– Мефисто и Пис?

– Вот именно: иллюзионист и его помощник. Они сообщили, что ты запер их в котельной и угрожал обвинить в убийстве, если они не признаются в краже драгоценностей во время представления. Кражу они отрицают самым решительным образом. Если прибавить к их рассказу рапорт Мэрфи, из которого следует, что ты был пьян или ненормален, то общее мнение таково, что ты и то, и другое.

– Я, конечно, могу объяснить вам все это, но доклад займет слишком много времени.

– Я хочу тебе помочь, Уиллер. Все это нас весьма беспокоит. У прокурора все вопят против тебя… и меня, потому что я не заметил твоего сумасшествия и не заменил служащим криминальной бригады. Прокурор считает это дело таким важным, что даже оторвался от подушки, чтобы прибыть в контору. Он мобилизовал двух своих людей, и сейчас они записывают каждое слово, вылетевшее из уст иллюзиониста и его помощника.

– Отлично все представляю.

– В том случае, если ты не сотворишь чуда, нас обоих просто разнесут в клочки.

– Сколько времени вы можете мне дать?

– Э… по правде, очень немного. Я могу задержать отъезд отряда уголовной бригады… скажем на час, но не дольше. Это все, что у нас с тобой есть, Уиллер. Только один час.

– Не густо.

Шериф сделал оптимистический прогноз.

– Ну, а кроме этого? Что-нибудь начинает проясняться?

Я нагло соврал:

– Все идет отлично! Задержите насколько сможете отъезд бригады, шериф! Я немедленно сообщу вам по телефону обо всем важном.

– Если этого не произойдет в течение часа, то можешь не беспокоиться. Я буду уже в пути вместе с парнями из уголовки.

Повесив трубку, я несколько секунд стоял неподвижно, уставившись на телефон, спрашивая себя, не найдется ли приличное место для полицейского где-нибудь в Парагвае.

В кабинет ввалились Полник и След.

– Лейтенант, – мрачно проговорил сержант Полник, – вы ничего не хотите мне сказать? Что мы должны искать в этом чертовом заведении? Лично я провожу время, стуча в двери и спрашивая вас.

Инспектор След деликатно прочистил горло и заметил:

– А я провожу время, дегустируя кофе.

– С меня довольно! – бросил я инспектору. – Вы такой ловкач, что помогли задержанным смыться из котельной! Мефисто и Пис задержаны патрульной машиной в двух милях отсюда. Теперь они сидят в нашей коробке.

– Ну, что ж, – спокойно промолвил След, – это ведь хорошая новость, не так ли?

– Превосходная! Они заняты тем, что рассказывают прокурору, как мы незаконно лишили их свободы, и прокурор дегустирует это, словно коллекцию вин. Я знаю об этом из достоверного источника. Сам шериф позвонил мне по телефону.

– Да-а… – скорчил физиономию Полник и вздохнул. – У меня создалось впечатление, что мне пришло время заняться воспитанием кур и кроликов.

– Только не берите в компаньоны Следа. Через неделю куры будут нести волосатые квадратные яйца.

Эта мысль воодушевила Следа.

– А знаете, лейтенант, – обрадовался он, – а ведь это было бы неплохо. Квадратные яйца! Они никогда не упадут со стола.

С умоляющим видом я обратился к Полнику:

– Вы не могли бы увести его куда-нибудь и там потерять? А то я за себя не ручаюсь. Я ведь могу превратить и его яйца в квадратные!

– Я пытаюсь, – признался Полник, – но он всякий раз находит дорогу обратно.

– По-прежнему никаких признаков Дикса?

– Увы… Я обшарил комнату известной вам особы, но его там не оказалось.

– А вы не пытались обнаружить его в бюстгальтере этой особы? Ладно, ищите дальше.

– Слушаюсь! Ты идешь, След?

Они вышли, я же отправился в комнату Джоан Крег, уже обысканную Следом, в ту комнату, где он обнаружил кольт. Было сомнительно, чтобы что-то ускользнуло от него, но тем не менее… Это все же было лучше, чем ничего не делать в ожидании приезда Лоэрса и парней из Уголовной бригады.

Через четверть часа я заканчивал повторный обыск и не нашел ничего интересного. Но, когда я собрался уходить, мой взгляд случайно упал на электрофон в углу комнаты. На проигрывателе лежал диск «Новые имена тысяча девятьсот пятьдесят второго года». В тот год был открыт Эрл Китт, и его песня была на этой пластинке среди множества других. Последняя песня диска называлась «Лиззи Борден».

Лиззи Борден? Где же я слышал это имя? Тут я вспомнил вопрос, который задала Джоан Крег после моего проклятого выступления. Было ли преступление Лиззи Борден оправдано? Джоан, вероятно, как раз прослушала эту пластинку перед моим выступлением.

Я поставил «Лиззи Борден» с самого начала и с усмешкой принялся слушать. Очаровательная экстравагантность… Лиззи Борден рассказывает, как встретила на летней улице свою мать и зарезала ее.

Когда песня кончилась, я, погасив свет, быстро вышел из комнаты Джоан и направился в комнату Нэнси Риттер. На этот раз я торопился. Через семь минут обыск был закончен и… ничего не обнаружено.

Я вернулся в кабинет и неожиданно вспомнил, что оглушенного Мефисто сунули в сундук в гимнастическом зале. И тут мне пришла мысль, что именно там надо поискать этого гнусного типа Дикса.

Дверь зала была закрыта, но не заперта. Я приоткрыл ее на несколько сантиметров. Внутри горел свет, и я услышал такой диалог:

– Август, дорогой, – ворковала мисс Томплинсон, – ты любишь своего цыпленка?

– Ну да, Агата, – в голосе Дикса слышалась нервозность. – Ты же прекрасно знаешь, что люблю.

– Тогда еще раз скажи своему маленькому цыпленку, что ты его любишь больше всего на свете.

– Я люблю тебя, Агата! – Дикс был явно обозлен.

– Хорошо, милый.

– Может, хватит, Агата?

– Не для твоего маленького цыпленка, Август! Цыпленку будет плохо, если он не будет все время слышать, как его Август говорит о том, что он любит пушистого маленького…

Я закрыл дверь и сделал полуоборот. Даже меня чуть не стошнило, а ведь я видел и не такие вещи! Дикс наверняка жалеет, что не остался в котельной.

Вернувшись в директорский кабинет, я взглянул на часы: без четверти четыре. Оставалось еще полчаса до приезда Лоэрса и компании. Усевшись в кресло мисс Баннистер, я положил ноги на стол и попытался поразмышлять. Но, исследовав все, что накопилось в голове, так ни к чему путному и не пришел.

– Я не могла спать, – проговорил извиняющийся голосок.

Подняв нос, в амбразуре окна я увидел Кэролайн.

– Входите же! Я тоже не сплю!

– А вам не хочется чего-нибудь выпить?

– Отличная мысль!

– Тогда пойдемте со мной.

– Одну секунду… Вы коллекционерка?

Она рассмеялась колокольчиком.

– Только бриллиантов.

– А я держу пари, что вы собираете кучу ненужных вещей. Все женщины это делают.

– Не я! Я исключение… Я никогда не храню ничего такого, что не могу немедленно использовать.

– Вы в этом уверены?

– Конечно, но почему вы спрашиваете об этом?

– Просто так. Я лишь удивлен, что вы спрятали все вырезки из газет, касающиеся одной девицы, о которой вы раньше никогда не слышали, пока не увидели ее имя в газетах, и вы хранили их в течение двух лет, до тех пор пока благодаря простой удаче не встретили эту девушку в Пойнт-Сити, что позволило вам воспользоваться этими вырезками и растрясти ее. Если это не предвидение, то я не знаю, что это такое.

Она грустно улыбнулась.

– Да, действительно. Это может быть одной из маний собирательства.

– А я называю это случаем двойной жизни! Послушайте, малышка, мне больше нельзя терять времени. Будьте со мной откровенны. Шантажист никогда не будет действовать подобно вам. Вы ведь не профессиональная шантажистка. Аппетит появляется во время еды, и чем больше получаешь, тем больше хочется. Мисс Баннистер была ближе к истине, когда сказала мне, что у нее вытянули тридцать тысяч долларов. Шантажист не стал бы терять время на комбинации, о которых вы мне говорили.

Кэролайн закусила губу.

– Вы и в самом деле хороший детектив.

– В настоящее время я не очень-то в этом уверен. Объясните мне, как это было, только без фантазий.

– Тем хуже для меня… В конце концов, вы все равно узнаете об этом. Я сирота, также как и моя сестра. Но Партингтон не мое настоящее имя. Меня зовут Баннистер.

– Баннистер?!

– Да.

– Почему вы это скрывали?

– Потому что шантаж продолжался десять месяцев. Бедная Эдвина была как сумасшедшая. Она не знала, кто ее трясет и не знает об этом сейчас… Я была моделью в Нью-Йорке. Во время одного уикэнда она пришла повидаться со мной и все мне рассказала. Она не знала, что ей делать. Она не смела известить полицию, так как боялась крушения всего того, что она тут создала. Мы с ней долго спорили и потом решили, что я приеду сюда в качестве ученицы, чтобы попытаться выяснить, кто ее шантажирует. Это объясняет мое вымышленное имя и все прочее, – она наморщила лобик. – К несчастью, я ничего не выяснила.

– Что совершенно очевидно, – заметил я, – она увлечена Пирсом. Когда Баннистер поверила мне, что я арестовал его по обвинению в убийстве, она заговорила о шантаже и показала все эти вырезки из газет, обвиняя во всем Дикса.

– Она влюблена в Эдварда, – согласилась Кэролайн. – Никаких сомнений в отношении этого факта. Она готова ради него на все.

– Когда я убедился, что Дикс в этом не участвует, я вспомнил о вас и о ваших бриллиантах. Мне стало интересно, откуда же вы приехали, но в бумагах об этом ничего не было сказано. Кроме того, когда я обвинил вас в том, что вы занимаетесь шантажом, то вы решили, что лучший способ послужить сестре, будет сыграть игру и не отрицать этого.

– От вас ничего не скроешь.

– Красивый поступок, но он не привел к желанному результату. Во всяком случае, ни к убийце, ни к шантажисту.

– Мне тоже так кажется.

– Любопытно, очень любопытно… Ваша сестра готова на все, чтобы защитить Пирса, если того обвиняют в убийстве, мисс Томплинсон готова сделать то же самое для своего горячо любимого Августа. Но ни один мужчина не пытался обвинить кого-либо, даже когда сам находился под обвинением.

– И что же это доказывает? – усмехнулась Кэролайн. – Что мужчины лучше женщин? Или что женщины более привязчивы и любят более глубоко, чем мужчины?

– Или более ревнивы, так?

– Вот теперь вы стараетесь доказать приоритет сильного пола. Но каждый умный человек знает, что доказывать это бесполезно.

– Может быть, вы и правы.

– Итак, вы придете выпить стаканчик?

– Нет, не обижайтесь на меня. Я вспомнил, что мне надо кое-что сказать сержанту Полнику.

Девушка передернула плечиками.

– Как хотите. Тем хуже для вас, лейтенант! А еще стараетесь выглядеть настоящим мужчиной!

– Возможно, я постучусь в вашу дверь немного позднее.

– Ну, а я, возможно, уже буду дрыхнуть.

Я посмотрел, как она вышла, покачивая задиком, и, в свою очередь, тоже вышел. Я был уверен, что найду Полника и Следа в одном определенном месте, и не ошибся.

– Когда вы мне необходимы, то никогда не предупреждаете о своем местонахождении! – заявил я, входя на кухню, где застал своих помощников, потягивающими кофе.

– След как раз собирался пойти за вами, – проговорил Полник с улыбкой, выдававшей его ложь. – Не так ли, След?

– Разумеется, – подтвердил След. – Квадратные волосатые яйца – потрясающая идея.

– А в ожидании этого, – сказал я, – бросьте кофе и принимайтесь за работу. След, быстро в комнату мисс Баннистер и тащите ее в кабинет. Я вас подожду. И я не хочу, чтобы ее сопровождал Пирс. Понятно?

– Да, патрон… да, лейтенант!

Он выбежал из кухни, как наскипидаренный. Я повернулся к Полнику.

– Мисс Томплинсон и Дикс находятся в гимнастическом зале. Можете напасть на них. Не бойтесь слегка подтолкнуть их, я вас заранее прощаю. Потом запрете Дикса в комнате мисс Томплинсон и придете вместе с ней с директорский кабинет. Не перепутайте, мне нужна именно мисс Томплинсон.

– Хорошо, лейтенант, – он как-то странно взглянул на меня. – Могу я задать один вопрос?

– Валяйте.

– Почему мы делаем это?

– Я считаю аморальным оставлять вместе в такой час разнополых людей. Очень опасаюсь за мистера Дикса, которого может изнасиловать его невеста.

– Я не сомневался, что вы скажете что-нибудь в этом духе, – пробурчал он, выходя.

Не особенно торопясь, я прошел в кабинет и уселся на место мисс Баннистер, с аппетитом закурив сигарету. Через минуту возник След, сопровождающий мисс Баннистер. Он вопросительно посмотрел на меня.

– Посторожите мистера Пирса, и не проявляйте инициативу, пожалуйста, – попросил я его.

Когда След ушел, мисс Баннистер потуже завязала пояс своего халатика и холодно уставилась на меня.

– Что вам еще надо, лейтенант?

– Прошу вас, садитесь. Я не задержу вас надолго.

Она выбрала одно из кресел, предназначенных для посетителей, и выразила свое нетерпение, ударяя ножкой по креслу. Примерно через пять минут вошел Полник с мисс Томплинсон, на которой был пуловер и черная юбка.

Агата была возбуждена.

– Лейтенант! Это уже слишком! Такое насилие недопустимо в цивилизованном обществе! Я пожалуюсь сенатору!

– Садитесь, мисс Томплинсон. Я займусь вами через минуту.

Я взял Полника за руку и покинул с ним кабинет, прикрыв за собой дверь.

– С минуты на минуту сюда могут заявиться Лоэрс и парни из Уголовной бригады. Отправляйтесь на улицу и займите место возле входа. Когда они приедут, задержите их как можно дольше. Это даст мне возможность выиграть время. Когда они все же войдут в здание, уведите их от этого кабинета, и, если будет возможно, то и от Пирса с Диксом. Прикиньтесь немножко дурачком, это ничего. Вы не знаете, где я нахожусь, вы не понимаете…

Полник кинул на меня скептический взгляд.

– Да, разумеется, я попытаюсь… но шериф…

– Вывернетесь как-нибудь. Скажете этому недоноску, что я умер с улыбкой на устах.

Вернувшись к своим миловидным собеседницам, я медленно обошел вокруг стола и занял место напротив. Они заерзали в своих креслах.

– Полагаю… – вступила мисс Томплинсон.

Я укоризненно покачал головой, и она умолкла.

– Мисс, у меня есть для вас заявление относительно убийств двух ваших учениц вчера вечером. Боюсь, что это будет неприятно для вас.

Обе одновременно подскочили и наклонили головы вперед.

– Я понимаю, мои методы расследования иногда не выдерживают критики, – честно признался я, – но они приносят результаты. Чтобы проинформировать вас об этих результатах, я и пригласил вас сюда.

Мисс Баннистер глубоко вздохнула.

– Начинайте…

– Для убийцы необходимы две вещи: причина, побуждающая его совершить убийство, и удобный случай. Удобный случай был предоставлен всем желающим, и маленькая Крег была заколота в театральном зале. Это случилось, когда погас свет. Таким образом, как нетрудно понять, каждый мог пройти затем в комнату мисс Риттер, чтобы убить ее. И это обстоятельство может помочь нашим поискам.

– Надо же! – воскликнула мисс Томплинсон, невольно проникшись энтузиазмом. – Заключительный рывок, да?! Вам уже все ясно?

– Так что в наших поисках надо базироваться на причине убийства. Таким образом были исключены все подозреваемые, кроме двух.

– Двое? Кто они? – выпалила мисс Баннистер.

– Я вас предупредил, что мне придется говорить о неприятных для вас вещах.

Энтузиазм мисс Томплинсон явно пошел на убыль.

– Вы хотите сказать… Вы хотите сказать, что подозреваемые, это мы?

– Нет, конечно. Разговор идет о двух мужчинах. И я обязан выложить вам факты, которые их обвиняют, несмотря на моральные мучения, которые придется вам испытать.

Мисс Баннистер вскинула голову и спокойно промолвила:

– Продолжайте, лейтенант, прошу вас.

– Да, – твердо заявила мисс Томплинсон, сжимая челюсти. – Скажите нам все!

– Вы должны понять, все, что я вам скажу – правда. Все было профильтровано, проанализировано и подтверждено множеством свидетелей. Я несколько раз проверил все до мелочей.

– Мы понимаем, – холодно проронила мисс Томплинсон.

– Надеюсь. В этом колледже находится, что вполне естественно, подавляющее большинство женского пола. Помимо женского персонала колледжа имеются пятьдесят учениц. Для них, по их собственным признаниям, только двое мужчин котировались как возможные любовники из четырех преподавателей мужского пола. Это мистер Пирс и мистер Дикс.

– Отвратительно! – возмутилась мисс Томплинсон. – Если бы я только знала, что в колледже царствует такое направление умов, я бы проследила, чтобы они больше сил затрачивали на волейбол и другие виды спорта. Только спорт мог изгнать из их голов такие грязные намерения.

Она на секунду умолкла, чтобы перевести дыхание, и я, воспользовавшись этим, продолжил:

– Такова ситуация. Что же касается двух молодых девушек-жертв, то факты говорят за то, что они затеяли нечто вроде игры. Игра состояла в том, кто из них в течение недели получит большее количество свиданий с обоими мужчинами. Их похождения служили даже поводом для споров у остальных девиц.

– Какой абсурд! – взорвалась мисс Томплинсон.

– Вы ведь не можете заставить нас поверить в эту чушь, – горестно вымолвила мисс Баннистер.

Я ждал этих возражений.

– Вспомните, что я вам сказал в начале разговора. И пожалуйста, слушайте меня более внимательно. Это важно для всех заинтересованных лиц. Оба мужчины ничего другого и не желали, как отвечать на притязания учениц, и поскольку, они находились среди множества пленительных особ, то у них был большой выбор.

– Я не вынесу этого, – простонала мисс Баннистер.

– Боюсь, что вам придется выслушать до конца. Я не для того пригласил вас сюда и рассказал обо всем этом, чтобы вы, недослушав меня, ушли. Вернемся к трагическому вечеру… Ко вчерашнему вечеру. У меня сложилось впечатление, что мисс Крег стала угрожать одному из этих мужчин. Чем угрожала, я не знаю, всегда можно предположить несколько гипотез. Но это должна быть страшная угроза. Из-за чепухи ее бы не убили. И я думаю, что, убив маленькую Крег, он прекрасно понимал, что ее близкий друг, ее партнерша по игре со свиданиями, может быть в курсе всех угроз, направленных против него. Он понял необходимость убийства и подруги, чтобы помешать полиции раскрыть дело.

Мисс Томплинсон уже почти не сидела в кресле.

– Вы не смеете обвинять в этом Дикса, – бормотала она. – Я не могу поверить в то, что мой дорогой Август мог так обманывать меня.

Мисс Баннистер показала себя более агрессивной персоной.

– Вы считаете себя большим шутником, лейтенант? Вам что, доставляют удовольствие наши мучения?

– Сейчас мне не до забав! Если я так подробно ввожу вас в курс дела, то только потому, что нуждаюсь в вашей помощи. Когда уничтожены Крег и Риттер, теперь никто так к ним не близок, как вы обе. И я надеюсь, что вы мне повторите все, что они могли сказать вам за последние часы. Даже самые незначительные факты могут оказаться очень важными для следствия.

Я внимательно посмотрел на них и стал ждать.

– Август был со мной как маленький ягненочек, который бежит к своей матери, – проблеяла мисс Томплинсон. – Он нуждается в защите, мой бедный ягненочек, и я смогу защитить его. – Неожиданно она заговорила угрожающим тоном: – И совершенно чудовищно предполагать, что он мог… что он мог поднять взгляд на другую женщину.

– Что касается Эдварда, – встряла мисс Баннистер, – меня удивляет, что вы даже задаете подобные вопросы. Вы сами видели, до какой крайности он может дойти, чтобы защитить меня. Он готов даже взять в руки револьвер!

– Боюсь, что я не совсем согласен с вами. Я лишь вижу, до какой крайности можете дойти вы – та и другая, чтобы защитить их.

В дверь постучали, и она резко распахнулась. На пороге кабинета возник След.

– Лейтенант, можно вас на одну минутку?

Я встал и вышел в коридор.

– Они только что прибыли, – прошептал След. – Шериф, лейтенант Ханлон и полдюжины парней из Уголовки. Сержант Полник встретил их две минуты назад. Он постарается задержать их как можно дольше, но он просил передать вам, чтобы, даже в лучшем случае, вы рассчитывали не больше чем на четверть часа.

– Благодарю, старина, присоединяйтесь к Полнику и попробуйте помочь ему исполнить этот номер. Особо постарайтесь воспрепятствовать их входу в дом.

После этого я быстро возвратился в кабинет.

– Я должен предупредить вас, что человек, совершивший двойное убийство, не станет колебаться в выборе третьей жертвы. Одна из вас рискует присоединиться к своим воспитанницам на том свете.

Мисс Томплинсон гордо встала.

– Лейтенант Уиллер! Мне с трудом верится, что человек, на которого возложена такая высокая обязанность, лейтенант полиции, выстраивает перед нами горы лжи! Я не верю вам, лейтенант! – Она направилась к двери, но на секунду остановилась и сообщила. – Я иду к Августу! Мой цыпленок нуждается во мне. Он доверяет мне, а я ему.

Она вышла, высоко подняв голову и расправив плечи. Ей не повезло, что она не родилась двумя или тремя веками раньше. Какою великолепною моделью фигуры на носу пиратского корабля она могла бы послужить! Мисс Томплинсон хлопнула дверью, а я закурил новую сигарету, надеясь, что Полник смог уговорить Лоэрса и его компанию провалиться в преисподнюю.

– Я спрашиваю себя, – патетически прошептала мисс Баннистер, поднимаясь с места, – заметили ли вы, что аргументы, выдвинутые против Пирса и Дикса, не менее логично подходят к двум женщинам, которые глубоко к ним привязаны?

Это замечание лишило меня голоса. Мисс Баннистер смотрела на меня не моргая, а я подумал, что должен существовать закон против женщин, обладающих умом и красотой, – оружием более грозным, чем их собственные чувства.

– Если вы это заметили, – торопливо продолжила она, – то вы обязаны были предусмотреть и этот вариант, а заодно, и конечный результат. – Ее глаза расширились. – Вы просто демон! – прошипела она и резко направилась к двери.

– Мой пламенный привет мистеру Пирсу! – прокричал я ей вслед.

Она исчезла.

Прошло минут десять, прежде чем дверь снова отворилась. В кабинет влетел Лоэрс, а вслед за ним лейтенант Ханлон из Уголовной бригады в сопровождении сержанта Полника. Было слышно, что в коридоре осталось еще несколько человек.

– Уиллер! – завопил, побагровев Лоэрс. – Ваш сержант совершенно сумасшедший!

– Полник! – позвал я.

– Да, лейтенант, – выпрямился сержант.

– Вы совершенно сумасшедший?

– Нет, лейтенант.

Я вежливо обратился к Лоэрсу:

– Он утверждает, что нет, шериф.

Лоэрс хотел взорваться, но передумал.

– Ладно, – наконец смог выговорить он. – С чего мы начнем? Этот сержант, не имеющий и капли мозгов, водил нас повсюду! Мы видели бассейн, теннисный корт… бр…

Он вытащил из кармана трубку, сунул се в зубы и начал сердито покусывать.

– Может быть, чтобы немного разобраться, начнем сначала. Где находится второй труп, вызвавший столько шума?

– По-прежнему в своей комнате, шериф. Сержант укажет вам дорогу.

– Нет! – завопил он. – Только не этот, я достаточно уже пообщался с ним.

– Тем не менее, я уверен, что он вас доставит по адресу. – Я кивнул Полнику. – Разве не так, сержант?

– Да, лейтенант, – ответил он, медленно закрывая и открывая один глаз.

– Тогда пойдем, – недовольно проговорил Лоэрс и сделал два шага по направлению к двери. Затем он повернулся и кинул на меня недоверчивый и угрожающий взгляд. – А что ты собираешься делать в это время?

– Я размышляю, шеф.

– О страстной блондинке?

– О непостоянстве мужчин, – сухо ответил я.

Лоэрс качнул головой и быстро направился к выходу.

– Вероятно Мэрфи был прав, – громко сказал он Ханлону. – Он ведет себя как ненормальный.

Чуть позже, постучав, в дверь вошел Полник.

– Они все там так заняты, что я потихоньку смылся. Я подумал, что, может, буду вам полезен.

– Шикарный жест, с вашей стороны, – улыбнулся я. – Садитесь.

– Э… лейтенант… если позволите мне сказать… Вам остается мало времени. Мне не нравится то, что они замышляют против вас. Я все-таки надеялся, что у вас есть версия… Работать вместе с вами… это… – Он тщетно искал подходящее слово, но отказался от поисков. – Это необычно…

– Благодарю за комплимент. Садитесь и помогите мне ждать.

– Их возвращения? Я покачал головой.

– Еще три минуты и будет взрыв.

Он недоверчиво взглянул на меня и отодвинул кресло.

– Неприятно, что ты легавый, – продолжал я, – поневоле обретаешь привычки. Даешь рутине ежедневно овладевать собой, и, так в течение многих лет. В конце концов, становишься неспособным думать в одиночестве.

– Все верно, лейтенант, – согласился Полник, отодвигаясь еще на несколько сантиметров.

– Потому что мотив в девяносто девяти случаях из ста один и тот же. Почему-то думают, что и в сотом он будет таким же. Мы так привыкли считать, что основная причина во всех преступлениях – деньги, что продолжаем считать так же и в других случаях. Это ошибка. Если бы я подумал об этом раньше, мы, возможно, в данный момент уже похрапывали бы, или опрокидывали стаканчики в приятном месте.

– Вы так думаете, лейтенант?

– Вы проделали отличную работу, прогуливая шерифа, сержант.

– Благодарю, лейтенант. Но мне кажется, что прогулка не доставила ему удовольствия. Кажется, шериф остался недовольным.

– Это у него пройдет, это всегда у него проходит.

Полник забеспокоился.

– Три минуты уже прошли, лейтенант.

Я посмотрел на часы.

– Осталось еще около сорока секунд.

– И что тогда будем делать?

– Пока полюбуйтесь на пейзаж.

Полник не смог скрыть любопытства.

– Да, но вы им не любуетесь, вы чего-то ждете.

– Да, не им… я ожидаю барабаны последнего суда.

– Да, конечно…

Спинка его кресла уперлась в стенку напротив меня.

– Я понимаю… Вы ожидаете чего-то, связанного с делом, и…

В это время где-то за пределами кабинета раздался сильный грохот.

– Ну, вот! – обратился я к Полнику. – Барабаны последнего суда!

12

Я пробежал по коридору и первым проник в комнату. Полник вбежал следом. Отовсюду слышался топот ног, и я даже пожалел, что среди бегущих нет Мэрфи, чтобы принять на попечение третий труп.

Тут я услышал нежный голосок, напевающий:

– Спи малютка… спи спокойно…

Я сразу замер и посмотрел вниз. Дыхание Полника за моей спиной напоминало удары кузнечного молота.

Мисс Томплинсон стояла на коленях, держа в своих объятиях Августа Дикса, и нежно покачивала его.

Мистер Дикс не протестовал, он просто не мог протестовать, потому что в его левом виске красовалась, окруженная следами пороха, дыра, а его правая рука, безжизненно свисающая вниз, все еще держала пистолет.

Мисс Томплинсон посмотрела на меня испепеляющим взглядом. Затем она отвернулась и продолжила песню, еще сильнее прижимая к себе голову, которой теперь все было безразлично.

– Самоубийство! – закричал Полник.

Вскоре в комнате собрались все прибывшие с Лоэрсом. Там был абсолютно невыразительный Ханлон, любопытная Кэролайн, Пирс, с полным ужаса взглядом, и мисс Баннистер, которая, казалось, сочувствовала горю мисс Томплинсон.

– Выходит, лейтенант, – обратилась ко мне мисс Баннистер, – я ошиблась. Это был действительно один из мужчин.

Я ничего не ответил.

– Ну, же! – заявил Лоэрс. – Сделайте хоть что-нибудь! И для начала отнимите у этой женщины труп.

Мисс Томплинсон так свирепо глянула на него, что он невольно отступил.

– Никто до него не дотронется! – прохрипела она жутким голосом. – Никто кроме меня! Он мой и всегда будет моим! И все остальное ложь! Грязная ложь!

Ее ненавидящий взгляд переметнулся на меня.

– Это все вы сфабриковали! Вы, лейтенант! Вы придумали все эти подлости о моем маленьком сокровище и о других девушках!

Она любовно обняла голову Дикса и принялась раскачиваться взад и вперед.

– Да, да, мое сокровище, тебе никто не сделает бо-бо. Никто!

– Уиллер, – произнес Лоэрс с отвращением на лице, – сделайте же что-нибудь!

Я ничего не сделал, но ответил безразличным топом:

– О! Как я счастлив, что вы здесь, шериф! Необходимо подтвердить наличие трупа, пока доктор Мэрфи не станет забавляться тем, что заставит его исчезнуть.

Ханлон расхохотался, но сразу же посерьезнел, ощутив на себе взгляд маленьких глаз Лоэрса.

Я сделал шаг по направлению к мисс Томплинсон, и она в ответ оскалила зубы, точно собиралась укусить.

– Нет! Вы не дотронетесь до него!

– Почему? Все кончено, Лиззи… идите, Лиззи Борден.

Она издала чудовищный вопль и рывком вскочила на ноги, забыв про тело возлюбленного. Голова Дикса выскользнула из ее рук и ударилась об пол с деревянным стуком. Револьвер выпал из его инертных пальцев, заскользил по натертому паркету и остановился, коснувшись края половика.

Мисс Томплинсон надвигалась на меня как коршун, вытянув вперед руки и растопырив пальцы, словно когти.

– Это правда, не так ли, Лиззи! – прошептал я. – Это правда, то, что они обе рассказывали, маленькая Крег и маленькая Риттер. – Я сурово нахмурился. – Вы не хотели им верить? Так?

– Они лгали, – заскрежетала она. – Они рассказывали пакости про моего цыпленка. Когда я предостерегала их, чтобы они перестали врать, когда я им сказала, что с ними случится, если они будут продолжать свое свинство, они стали называть меня Лиззи Борден!

Я равнодушно проговорил:

– Вполне естественно, что вы захотели заставить их замолчать.

– Это было необходимо. Я совершенно не могла слушать их гнусное вранье. Август был неспособен защищаться от их нападок.

Внезапно ее лицо осветила улыбка, улыбка маленького ребенка, получившего любимое лакомство.

– Я знала, что в комнате Пирса были ножи, и я устроила так, что вошла с ним в его комнату. Он чем-то отвлекся, и я спрятала ножи на себе. Спрятала наверху, в чулке… – она покраснела. – Извините меня, я не должна была этого говорить в присутствии мужчин… Когда свет погас первый раз, я заколебалась и не смогла этим воспользоваться. Но во второй раз я не растерялась.

– А иллюзионист?

– Этот-то? – презрительно протянула она. – Я знаю идиотский номер с гильотиной, которая никого не режет, и с ножами, которые как будто вонзаются в спины людей.

– По всей вероятности, один из этих ножей вы позаимствовали у него?

– Да, лейтенант, – охотно ответила она, превратившись в маленькую девочку, старательно отвечающую урок. – Я взяла один у его помощника, затем подошла к фокуснику в коридоре и оглушила его. – Тут она засмеялась. – Профессиональная спортсменка должна быть на высоте во всех ситуациях… Потом я отнесла Мефисто в гимнастический зал.

Я вспомнил, с какой легкостью мисс Томплинсон несла директрису в ее кабинет, когда та потеряла сознание.

– А потом я вставила ему фальшивый нож в спину. Его нашли. А я позвонила маленькому смешному легавому в очках и грубым голосом сказала, что я лейтенант Уиллер. Я думаю, что удачно сымитировала ваш голос, потому что он мне поверил.

Тут она снова захихикала.

– А потом?

– Потом, – она посмотрела на меня, моргая глазами, – в некоторой степени ребячество. Понимая, что полиция, решив, что иллюзионист мертв, растеряется и будет вертеться вокруг него… Я спокойно отправилась сводить счеты с Нэнси Риттер. Хитро задумано?

– Да, вы умная женщина. А потом вы вернулись в гимнастический зал, так?

– Только для того, чтобы посмотреть, как там дела. Никто не удивился бы, увидев меня там, ведь я преподаватель физической культуры. Должна вам заявить, что я твердо верю старому правилу, которое гласит, что холодная ванна с физическими упражнениями каждое утро – самое лучшее средство для здоровья. И еще я должна сказать…

Я попытался прервать этот словесный понос.

– Понимаю. А что же случилось в гимнастическом зале?

– Все ушли, оставив бедного Мефисто на коне, – она опять засмеялась. – Я подумала, что могу подшутить над полицией еще лучше. Сняв Мефисто с коня, я запихала его в большой сундук и закрыла крышку.

Она посмотрела вокруг себя, чтобы убедиться в эффекте сказанного, и так как никто не стал аплодировать, сразу увяла.

– Отлично придумано. А как же с Августом? – Бросив взгляд на труп, я уточнил: – Вы хотите, чтобы все поверили, будто он свел счеты с жизнью? Я прав?

– Я думала об этом, – доверительно ответила она, – но теперь, по-моему, это бесполезно утверждать. А бы как думаете?

– Я тоже так думаю.

– Нет! – Она энергично качнула головой. – Не стоит!

– А как насчет шантажа? Он ведь принес вам хорошенькую сумму?

– Пятнадцать тысяч долларов, – гордо сообщила она. – Нам они очень были нужны, раз мы собирались пожениться, Август и я.

– Разумеется… Насколько мне известно, вы ведь никогда не были в Балтиморе?

– Нет, никогда. И я очень жалею, потому что Балтимор – прекрасное место. Совершенно потрясающее!

– Значит, это ваша сообщница рассказала вам о неприятности, происшедшей с мисс Баннистер в Балтиморе?

– Да… Это она дала мне вырезки из газет, чтобы мисс Баннистер поняла, насколько это серьезно. Я была честна с ней – она получила ровно половину: пятнадцать тысяч долларов.

– Вы должны поприветствовать ее, раз она пришла повидать вас.

– Хорошая мысль, лейтенант.

Мисс Томплинсон поблагодарила меня взглядом и затем принялась беспокойно рассматривать людей, застывших возле двери. Внезапно улыбка облегчения появилась на ее лице.

– Хэлло, Кэролайн! Я совсем не вижу тебя. Можно подумать, что ты прячешься за спиной мистера Пирса.

Я почувствовал, что с меня хватит.

– Ладно, – сказал я, беря ее за руку, – теперь мы можем отправиться в путь, мисс Томплинсон.

Она отступила.

– Не дотрагивайтесь до меня, – холодно проронила она. – Август этого не вынесет. Он мой жених и он очень ревнив. Он никогда не позволит себе даже бросить взгляд на какую-нибудь девушку, и требует того же от меня. И я не обману его! – Она со смехом и любовью посмотрела на труп. – Август! Взгляните на него, он как ребенок валяется на полу. Дойдем, Август, пойдем. – Из ее глотки вырвались рыдания, мисс Томплинсон повернулась и оказалась точно напротив меня. – Он умер! – дико заорала она. – Вы смеялись надо мной! Он давно уже умер. Вы все испортили!

Она бросилась на меня словно хищник. Пальцы ее были направлены вперед и целились в мои глаза. Вовремя подскочивший сержант Полник ударил ребром ладони по ее шейке. Успокаивающий, простенький прием… И он же поймал ее по дороге на паркет.

13

Я только что рассказал всю историю от начала до конца, и в горле у меня пересохло. Лоэрс смотрел на меня, удивленно покачивая головой.

– Тебе невероятно везет, Уиллер. Без этого…

– Недавно я говорил сержанту Полнику, что мы слишком привыкаем к полицейскому ремеслу. Рутина поглощает нас, и мы частенько не в состоянии понять простые вещи. Так и случилось со мной в начале расследования. Так вот, наткнувшись на историю с шантажом, я автоматически решил, что это и является явной или скрытой причиной обоих преступлений. Я позабыл про чувства, элементарные человеческие чувства, как, например, ревность женщины, переполненной комплексами и настолько неустойчивой, что достаточно было малейшего толчка со стороны, чтобы вывести ее из равновесия и заставить пойти на крайность.

Лоэрс глухо протрубил заложенным носом:

– А что это за история о Лиззи Борден, которая сделала мисс Томплинсон такой болтливой?

– Интуиция… и просто везение! После моего выступления Джоан Крег задала вопрос. Она спрашивала, считаю ли я, что поведение Лиззи Борден было обосновано. На первый взгляд это была просто шутка, но в ее комнате я нашел на проигрывателе пластинку с песенкой, о Лиззи Борден. Мне известно, что девушки похвалялись своими свиданиями с Диксом, и я подумал, не делали ли они этого в присутствии мисс Томплинсон, чтобы подразнить ее. Полагаю, что эта ненормальная рассердилась до крайности и стала угрожать им, а девочки стали дразнить ее, называя Лиззи Борден. Вопрос Джоан Крег был направлен не мне, а преподавательнице… Шутка оказалась очень опасной.

Лоэрс взглянул на часы и проворчал:

– Семь часов! Начался новый день! Теперь, раз дело завершено, нам лучше всего уехать. Мне не терпится, сказать прокурору, что не надо из-за этого дела расстраиваться. – Он встал. – Можешь сегодня отдохнуть, Уиллер. Вероятно, ты страшно измучен.

– Благодарю, шеф. А как насчет Полника и Следа?

– Пусть отдыхают. Они, вероятно, тоже забегались. Может, тебя подвезти в город? Тьфу, где моя голова? Ты ведь прикатил сюда на своем смертоносном автомобиле.

Все вышли, я закрыл глаза, откинувшись в кресле. Через несколько секунд в кабинет вошла мисс Баннистер и застыла на месте, обнаружив меня.

– Я считала, что все уехали.

– Я тоже сейчас уезжаю.

– Полагаю, – прошептала она, – что я должна была бы поблагодарить вас за то, что вы разоблачили мою младшую сестру-шантажистку. Но поймите правильно – мне такое разоблачение не в радость.

– Понимаю.

– Институт придется закрыть. Было бы абсурдным продолжать все это… – Минут десять назад куда-то на север уехал мистер Пирс.

– Ничего, еще встретитесь.

– Только не на этом свете! – Она обошла вокруг письменного стола и уселась в кресло. Взглянув на меня, она добавила, – вы прекрасно понимаете, что я не могу выйти за него замуж. Ведь он изменял мне совершенно так же, как Дикс изменял мисс Томплинсон. Мне еще повезло, что та прикончила своего жениха. Ведь так поступить могла и я. Но тому, как вы вели все это расследование, шансы были более или менее одинаковыми, не так ли?

– Я подозревал и вас, но мисс Томплинсон чуть больше: она была слишком усердной. Например, когда вы потеряли сознание, почему она так взбудоражилась? А ее стремление поговорить со мной? Она хотела вытянуть у меня из носа зелень, когда я еще почти ничего не знал.

Она кивнула, соглашаясь со мной.

– Вы правы. А теперь, надеюсь, вы извините меня… У меня еще много дел.

Я посмотрел в окно позади ее кресла.

– А у меня выходной, – похвастался я. – Стоит прекрасная погода. Встало солнышко. Может, воспользуемся хорошим денечком?

Мисс Баннистер выпустила из пальцев ручку кресла и встала. Она с такой силой оперлась обеими руками о край стола, что суставы пальцев побелели.

– Лейтенант Уиллер, – тихо промолвила она. – Двенадцать часов назад я еще не знала о вас и никогда раньше о вас не слышала. Но в течение этих часов вы были инструментом, разрушившим мой колледж и мое социальное положение. Вы превратили в ненависть любовь, которую я ощущала к мужчине. Вы обнаружили, что моя сестра, эта маленькая змея, которой я больше не скажу ни слова… – Ее голос сорвался. – А теперь у вас хватает наглости находиться в моем кабинете и предлагать мне провести с вами время! – Она гордо выпрямилась. – Лейтенант Уиллер, я не пойду с вами, даже если вы окажетесь последним оставшимся в живых мужчиной на Земле. Если вы будете умирать от жажды, я не дам вам напиться. Единственная вещь, интересующая меня в отношении вас, это чтобы вы, как можно быстрее, ушли отсюда! – Она порывисто дышала. – Надеюсь, теперь вам ясно?

Все было ясно…

Я прикрыл за собой последний раз дверь кабинета, а затем поплелся к выходу, утомленный и физически, и душевно… Усевшись за руль своего «ягуара», я сунул ключ в зажигание.

– Извините меня… – пропищал за спиной голосок. Я обернулся и обнаружил рыжую куколку, в которой так мало осталось от ребенка.

– Все, что вы хотите, – улыбнулся я.

Ответная улыбка девушки была ободряющей.

– Я подумала, что если вы едете в город, то вам будет нетрудно отвезти меня туда.

– Никаких затруднений, мисс, влезайте!

Она быстренько уселась рядом со мной… Должен сказать, что кресла моей машины устроены так, что пассажир садится очень глубоко… В результате юбка девушки задралась на дюжину сантиметров выше колен. Вот эти колени девушка и я рассматривали с одинаковым интересом.

– У них есть ямочки, – заметил я.

Она аж подпрыгнула от восторга.

– Вы художник, а не сыщик. Только художники могут делать такие комплименты!

– А что вы собираетесь делать в городе? – спросил я, запуская мощный мотор.

– Обожаю шум мотора! – прочирикала она. – В городе? Я еще сама не знаю. Сегодня утром я почувствовала себя такой одинокой в этом страшном колледже, что решила пораньше встать и подарить себе день отдыха.

Я проехал на низшей скорости аллею, потом перешел на вторую. Выехав на шоссе, я перешел на третью скорость в сто десять миль, а затем рванул на всю катушку. В конце концов, высокая скорость – самый лучший отдых, торопиться же мне было некуда…

Я повернул голову и улыбнулся рыжеволосой очаровательной спутнице. Она вернула мне улыбку. Ее глаза были полны обещаний, а губы могли подарить много волнующих минут.

– Получается так, – бодро произнес я, – что я тоже сегодня свободен. Какое счастливое совпадение! И, надеюсь, я смогу вылечить вашу грусть…


Купить книгу "Необычный труп" Браун Картер

home | my bookshelf | | Необычный труп |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 4.5 из 5



Оцените эту книгу