Book: Мэвис и супершпионы



Мэвис и супершпионы

Картер Браун

Мэвис и супершпионы

Глава 1

Что я знала о Риме до поездки? Немного: что это европейский город и он не похож на Лос-Анджелес, что итальянцы говорят на своем тарабарском языке, но вообще-то народ привлекательный и симпатичный.

Я не учла только одного: в городе есть мой двойник. С первых шагов по Риму меня преследовали мужчины. Буквально каждый норовил хлопнуть пониже спины или ущипнуть за мягкое. Это был какой-то заговор! Мужчины щурились, причмокивали и говорили с придыханием: "Белла[1]!". Хм, Белла... Очевидно, девица легкого поведения. Я бы все сказала Белле, если бы только повстречала ее. Но вместо этого мне приходилось объясняться с итальянцами. Все мои попытки дать понять, что я совсем не та, за которую они меня принимают, что зовут меня Мэвис и я американка, кончались идиотскими улыбочками, подмигиванием и новыми щипками и похлопываниями.

Моя чувствительная попка вскоре покрылась синяками. Я завидовала плоскозадым и плоскогрудым очкастым барышням, у которых не было двойников и для которых улица не представляла никакой опасности. Понятно, что уже на второй день пребывания в Риме я стала ходить, развернув шею на девяносто градусов, потому что приятели этой противной Беллы подкрадывались именно сзади. На третий день, когда у меня болела уже не только задница, но и шея, я вообще отказалась от мысли гулять по Риму в одиночку.

Теперь вам ясно, почему я так заинтересовалась парнем из соседнего номера в моем отеле.

Он, без всякого сомнения, был американцем, как и я. Определить это оказалось проще простого. Мы одновременно вышли из своих номеров (а двери-то, рядышком, тик-в-тик) и, естественно, столкнулись. Он не извинился, как и подобает янки! Глянул на меня равнодушно, нахмурился и удалился быстрым шагом.

Надо отдать мне должное: я успела рассмотреть его. Густые черные ресницы делали взгляд больших карих глаз таким опасным, что у меня сразу же ослабли коленки, и я ухватилась за ручку двери, чтобы не упасть. Боже мой! Высокий, стройный кареглазый брюнет... Я даже слегка застонала. Увы, мой идеал не оглянулся.

Мысли мои приобрели исключительно розовую окраску. В мечтах я уже прорубила дверь в единственной стене, разделявшей наши номера. Но в реальности все было хуже некуда: когда на следующий день мы снова столкнулись, он даже не посмотрел на меня.

Я поплелась к экскурсионному автобусу. Достопримечательности Рима померкли в моих глазах. Я то и дело смотрела на часы, хотя прекрасно понимала, что не смогу увидеться с соседом до самого вечера.

Экскурсовод — с виду такой приличный господин, хорошо владеющий английским, — тем не менее не оправдал денег, потраченных на поездку по городу. Весь день он таскал нас от одной руины к другой, окончательно испортив мнение об итальянцах. Они не умеют строить! А то, что возводят, тут же разваливается! Наконец экскурсовод привез нас к какой-то пышной лестнице. Она была в неплохом состоянии, но тут выяснилось, что ее соорудили испанцы!

Когда в конце экскурсии гид прошептал: «Белла!» и ущипнул за правую ягодицу, я поняла, что именно он стоит во главе заговора банды ненавистных «щипунов».

Я вернулась с экскурсии обессиленная, злющая и расстроенная. И решила: если немедленно не приму ванну, то умру. Вылив под струю почти весь флакон пенящейся жидкости и, можно сказать, утонув в белоснежной пене, я полчаса приходила в себя. Духи «Утренняя заря» вернули мне хорошее расположение духа, а пеньюар, отделанный тончайшими кружевами, который я набросила поверх новых трусиков и бюстгальтера, прибавил уверенности в собственных возможностях. Так что я снова была всепобеждающей Мэвис Зейдлиц, девушкой без комплексов и недостатков.

Ужинать мне не хотелось. Еще днем мы, экскурсанты, перекусили в каком-то ресторанчике, и я поразилась, как много спагетти поглощают итальянцы за едой. Я попробовала последовать их примеру, но с трудом съела только полпорции, запивая еду вином, которое официант почему-то назвал сухим. Никакой сухости во рту я не ощутила и потому решила, что либо он, либо я что-то перепутали. Впрочем, вино мне понравилось.

Итак, в девятом часу вечера я вышла на балкон. Это был крошечный мостик над площадью, огражденный невысокими перилами. На мне был пеньюар, едва прикрывавший коленки, над головой витал аромат духов, в голове роились грешные мысли. Я надеялась, что сосед тоже выйдет на балкон, и мы, наконец, поговорим.

Окна отеля ловили лучи заходящего солнца. Над площадью кружили голуби. Журчала вода фонтана, мерцали витрины магазинчиков и лавочек первого этажа дома напротив. Хорошо! Ветерок слегка раздувал крылышки моего пеньюара — то, что нужно, когда хочешь завлечь парня.

Я скосила глаза и увидела, что у него в номере горит свет. Дверь, выходящую на балкончик (общий, между прочим; нас разделяла только ажурная решетка), так вот, эту дверь он оставил открытой, но шторы плотно задернул. Я ничего не могла рассмотреть. Стояла одну минуту, вторую... Сосед явно не спешил выйти на балкон. Вдруг шторы дрогнули и что-то показалось... Какой-то стетоскоп... Или нет — телескоп. Короче, какая-то трубка, прикрытая металлической сеточкой. «Глаз марсианина» — так окрестила я этот странный прибор.

И неожиданно все поняла: высокий кареглазый сосед хочет с помощью этого «глаза» как следует рассмотреть меня. Он застенчив! Как я сразу не догадалась?! Люблю застенчивых. (В постели они совсем не робки, как это может показаться.) Я тут же закрыла рот, сделала романтический взгляд с поволокой и уперлась одной рукой в бедро, а второй стала теребить кружева на груди.

За мной еще никто не ухаживал посредством «телескопа». Обычно парни говорили «хэлло!» и тут же лапали, а самые бойкие сразу заваливали на диванчик, так что приходилось вспоминать все, чему меня учил мой друг — сержант морской пехоты. Особенно хорошо я отработала с его помощью три приема: удар по ушам, удар растопыренной пятерней в глаза и удар коленом по самому деликатному месту у мужчины. Главное, я никогда не знала, каким именно приемом выбью дурь из башки наглеца. Всегда — чистый экспромт. Как хорошо, что сегодня вечером мне не нужно напрягаться и отваживать кавалера подобным образом. Наоборот, кареглазого соседа придется приободрить. Улыбайся, Мэвис! Смотри: от смущения «телескоп» соседа ориентирован совсем не туда, куда нужно! он смотрит почему-то не на тебя, а на окна дома напротив.

Приблизившись к ажурной решеточке и гордо выставив свой «бастион» в кружевах, я произнесла довольно громко и отчетливо:

— Эй, приятель! Я уже здесь.

Никакого ответа. Повторив на разные лады свое обращение, я совсем взбеленилась и заорала:

— Ну и послал бог дурака в соседи! Никакого понимания!

Круто повернувшись, я пошла к себе, но краешком глаза успела заметить, что «телескоп» качнулся в мою сторону, потом вовсе исчез за шторой. В номере кареглазого брюнета раздался грохот: наверное, сосед с досады разбил свою астролябию об пол и теперь мечется, как дикий зверь по клетке. Ну ничего, будет ему наука, как надо ухаживать за девушками.

Я заперла за собой балконную дверь и присела в кресло. Но тут же вскочила: кто-то неистово замолотил в дверь номера.

Это был мой брюнет. Едва увидев его на пороге, я снова ощутила предательскую слабость в коленках. Мечты возродились, и я потупила глаза. И прошляпила тот момент, когда он резко толкнул меня в грудь. Я пролетела через всю комнату и — ой-ей-ей! — ударилась многострадальной задницей о стену и съехала на пол.

Ну и знакомство!

Брюнет запер мою дверь на ключ. Ключ положил себе в карман.

Потирая бока и постанывая, я наблюдала за соседом не сводя с него глаз. Как жаль, что мне придется вспомнить уроки друга-сержанта. Но раз нет другого способа учить мужланов хорошим манерам, надо действовать активно. Так думала я в ожидании, когда сосед начнет атаку на мою добродетель.

Как ни удивительно, он не стал меня лапать. Стоя посреди комнаты, брюнет смотрел своими бархатными глазами и о чем-то напряженно размышлял.

— Ну и?.. — произнес он. — На кого работаем, детка?

Неужели он тоже принял меня за эту чертовку Беллу?! Только тут я заметила, что пеньюар мой задрался. Ноги, обнаженные по всей длине, не содержали никаких изъянов. И все же... Я встала и одернула одежку.

— Перестаньте пялиться! — сказала я грозно. — И по какому праву вы пихаетесь? Джентльмены так не поступают!

— В нашем деле нет джентльменов и нет леди, — жестко ответил брюнет. — И ты, детка, это прекрасно знаешь. Так что не стоит притворяться и изображать из себя даму. Говори!

— Хорошо, я скажу.

Бросив на обидчика презрительный взгляд — сосед больше не казался мне красавчиком, я набрала полные легкие воздуха и заорала:

— Мелкий пакостник! Еще пять минут назад вы не решались выйти на балкон и заговорить со мной, только таращились на мою грудь через свой дурацкий «телескоп»! А теперь врываетесь и ведете себя по-хамски. Что произошло? Выпили лишнего?

На лице брюнета появилась мрачная гримаса.

— Дура, — процедил он сквозь зубы. — Или ты начнешь говорить, или я вышибу из твоей головенки мозги. Выбирай сама, времени мало.

— Неприлично девушке говорить о себе первой, — я надула губки. — Тем более, что вы даже не представились.

Он сморщился, словно раскусил гнилой орех. Я услышала, как брюнет бормочет:

— Не люблю бить женщин, но придется...

Он быстро подошел, его рука протянулась ко мне, чтобы ударить. Конечно, где ему было знать о моих талантах! Двумя руками я ухватила мерзавца за запястье, потянула, развернулась и сложилась пополам. Я проделала это столь молниеносно, что бедняга не успел даже глазом моргнуть, как кувыркнулся через голову и грохнулся на пол. Я тотчас, как кавалерист, вскочила на соседа, сняла с ноги туфельку и что есть силы ударила по лбу каблуком. Надо сказать, что всем каблукам лично я предпочитаю «гвоздики».

— Меня зовут Мэвис Зейдлиц, — спокойно сказала я. — А вас?

«Животное» подо мной застонало, захрюкало и выдавило:

— Фрэнк Жордан.

— Сексуальный маньяк? — уточнила я.

— Слезьте, пожалуйста...

Я ударила брюнета каблуком-гвоздиком еще раз, чтобы он сосредоточился.

Вместо этого Фрэнк Жордан заплакал:

— Не бейте меня...

— А вы отвечайте, когда вас спрашивают!

— У меня в голове — дыра... Сейчас потекут мозги...

Смотреть на этого хлюпика было противно. Как я могла увлечься им?!

— Кто вы, мистер Жордан?

— Я не маньяк! — завопил он, увидев, что я снова поднимаю свою туфельку. — Это вы — самая что ни на есть маньячка. Уселась сверху и...

— Что за намеки? Что за гнусность?! Сначала он преследует меня и рассматривает в свою трубу, потом врывается и хочет избить, а теперь утверждает, что это не он домогался меня, а я домогаюсь его! Вот сейчас как дам!..

— Ой! Не надо! Я все понял: вы думали, что я хочу с вами познакомиться... Но нет... Это же так глупо. Я не могу поверить... Вы наверняка работаете на немцев или русских!

Меня охладили и озадачили слова Фрэнка Жордана.

— Я действительно работаю, — не отрицала я. — Но это частное сыскное агентство, и оно находится в Лос-Анджелесе. А в Риме я провожу свой отпуск.

— Рим... Лос-Анджелес... Париж... Берлин...

— Ладно, не изображайте из себя дебила, — заявила я и подняла руку с туфлей. — Говорите: зачем и почему вы ворвались в мой номер и хотели меня избить?

— Вы работаете в частном сыскном агентстве? — недоверчиво переспросил брюнет, пыхтя и отдуваясь.

— Да, но сейчас я от-ды-ха-ю. — Я говорила по слогам, чтобы этот недоносок понял наконец: у меня отпуск. — Я провожу свой отпуск в Риме... А вы, случайно, не занимаетесь частным сыском, как мы с Джонни Рио? Кстати, Джонни — мой младший компаньон.

— Может, и занимаюсь, — рассеянно ответил Фрэнк. — Не продолжить ли нам разговор в вертикальном положении? — Он нервно хохотнул. — Конечно, я не против, чтобы... хм... хорошенькая блондинка сидела на мне верхом, однако... Сами понимаете, в таком состоянии как-то неловко говорить о делах.

Он был прав.

— Ладно, — кивнула я. — Не стану оказывать на вас давление.

И встала.

Фрэнк Жордан тут же оживился.

— Но-но! — прикрикнула я. — И не думайте о реванше. Я ведь могу ненароком сбросить вас с балкона прямо в фонтан. Представляете, сколько будет брызг! Мы ведь находимся на пятом этаже. Или вы не верите в такую возможность?

— Верю, — честно признался Фрэнк.

Он медленно поднялся и прислонился к стене.

— Скажите, Мэвис... Вы ведь в отпуске. Но почему вас так заинтересовал мой, как вы выразились, «телескоп»?

Тут я должна была покраснеть, но не сделала этого. Что толку запирать конюшню, когда украли всех лошадей?

— Я заинтересовалась не «телескопом», а вами. Понятно?

— Мной? Э... В каком качестве?

— В этом самом... Мужском.

Фрэнк Жордан шлепнулся на стул и недоверчиво уставился на меня.

— Когда мы вчера случайно столкнулись с вами, я поняла, что вы американец, а значит, можете составить мне компанию в этом непонятном городе. Мне представилось, как мы сидим, болтаем о том, о сем...

— О том, о сем... — повторил он и вдруг стал яростно тереть свой лоб, в который я только что вдалбливала правила хорошего тона. — Ну, разумеется, вы не можете работать ни на немцев, ни на русских! С такими мозгами это было бы просто смешно!

— Оставьте мою голову в покое, — строго сказала я. — Подумайте о своей. Мой каблук слишком острый? Или вы надеялись, что я промахнусь?

— Промахнуться может каждый, — ответил он невпопад. — Можно наделать кучу ошибок и в Лос-Анджелесе, и в Риме.

— Черт побери! Не сделала ли я ошибку, когда слезла с вас?!

— О нет!

— К вам уже вернулась память? Вы вспомнили, как надо вести себя с дамой?

Жордан осклабился:

— Конечно! Не будем выяснять, кто тут не прав. Вы, несомненно, были в ударе! — Он натужно засмеялся. — Могу поспорить: ваши возможности безграничны. Во всяком случае, на меня вы, Мэвис, произвели огромное впечатление.

Говоря это, он встал и, глядя на меня, бочком стал продвигаться к двери. По лбу его расползся синяк с багровым оттенком, что придало мистеру Жордану вид мученика и борца за идею.

— Я уверен, — говорил он, — что мы подружимся и будем поддерживать приятельские отношения. Время от времени вы будете бросать меня через себя, бить туфлями, сумочками, зонтиками, зажигалками, бюстгальтерами, телефонами, каминными щипцами и просто кулаками. Это будет забавно и поучительно. Каждый раз встречаясь, мы будем весело смеяться...

Он нашарил ручку двери и, все так же глядя на меня в упор, достал из кармана ключ, ощупью вставил его в замок и щелкнул.

— Все так и будет, Мэвис. Правда, я надеюсь, что это произойдет лет через пять, шесть, десять...

Тут он резко распахнул дверь и в мгновение ока исчез.

В моих ушах еще стоял звук захлопнувшейся двери, но я уловила и другой звук: как будто скреблась мышь. Мышь в Риме? Что за чепуха!

Вот они мужчины! Итальяшки не умеют ничего другого, как щипаться, а янки чуть что — убегают, как трусливые мыши. При чем тут мыши! Ну, конечно, ни при чем. Впрочем, может быть, я сама виновата? Наверное, не стоило лупить мистера Жордана по лбу? Вдруг в том месте, куда пришелся удар — и не один! — моего каблука, у него находится какой-то очень важный центр? Да ладно, ну его, этого брюнета. Пусть идет к черту! У меня отпуск. Вот сейчас лягу, выброшу его из головы, высплюсь как следует...

Я решительно направилась в спальню, но опять услышала поскребывание и шуршание. Кто-то определенно трогал мою дверь. Неужели у соседа появилось, наконец, понимание ситуации, и он решил исправиться?

В волнении я поспешила к двери и, распахнув ее, воскликнула:

— Люблю смотреть фильмы дважды! Второй раз все становится на свои места и...

Фрэнк Жордан опять резко толкнул меня в грудь, я пролетела через всю комнату и ударилась о стену. Все повторилось! Как и в первый раз эта сволочь закрыла дверь на ключ, однако забыла положить ключ в карман. Было еще одно отличие от предыдущей сцены: в глазах брюнета стоял испуг. Руки Фрэнка делали мелкие суетливые движения, ноги дрожали. Мой сосед явно был в панике.

— Спрячьте меня, Мэвис, — сказал он придушенным голосом.

Я поднялась, стала растирать поясницу и то, что пониже, не делая разницы между старыми и новыми синяками.

— Почему я должна вас прятать?

— Так надо! Ну придумайте же что-нибудь!

Он грязно выругался. Глаза его метались по моей комнате в поисках укромного местечка.

— Катись отсюда! — крикнула я, взбешенная до крайности.

— Тише! — зашипел Фрэнк. — Они услышат, и тогда...

— Кто «они»?

— Они в моем номере. Я хотел войти и уже почти вставил ключ в замок, когда понял, что они там. Потому и вернулся!

Брюнет отклеился от двери и стал надвигаться на меня. Я заметила капельки пота, блестевшие на его израненном лбу.

— Они, наверное, поняли, что я их подслушивал... Да, это так. Иначе почему они в моем номере?

Фрэнк говорил, как в бреду.

— Но это значит, что они видели не только микрофон, но и вас, моя дорогая. Значит... Они могут подумать, что мы — сообщники. И придут сюда. Спрячьте меня, Мэвис. Это и вас спасет от многих неприятностей.



— Что за бред вы несете! Какие неприятности? Если кто-то и видел, как я на балконе дышала воздухом, то это ничего не значит. А если постучит в дверь, то я просто-напросто не открою.

— Они умеют проходить сквозь стены!

— Тогда я позвоню портье.

В этот момент раздался стук в дверь.

— Да спрячьте же меня наконец! — затрясся Фрэнк.

— Я же сказала: вообще не буду открывать, — зашептала я в ответ.

Фрэнк метнулся к балконной двери, отпер ее и скрылся за занавеской.

В дверь постучали настойчивее. Я подошла и громко спросила:

— Кто смеет будить меня?

— Портье.

Голос за дверью был мягкий, спокойный и даже, как мне показалось, интеллигентный.

— Синьорина, тысячу извинений. Откройте, пожалуйста. Это очень важно.

— Ну, разумеется, я не могла не открыть такому милому человеку. Сумасшедшего Фрэнка все равно не было в номере, да он мне порядком надоел со своими бредовыми предположениями и манией преследования.

Как ни странно, вместо портье я увидела... Ну, такую парочку называют не иначе, как Пат и Паташон. Высокий, как жердь, итальяшка, а с ним — маленький коротышка. Коротышка держал острый нож и смотрел на меня весьма заинтересованно.

Только я раскрыла рот, чтобы заорать, как мнимый портье приставил нож к моему горлу.

— Тихо, бамбина[2], — сказал он вежливым убаюкивающим голосом. — Я разрешаю тебе только дышать. Дышать, но не разговаривать. Поняла?

Я осторожно кивнула, боясь, что этот сукин сын надавит сильнее и нож окажется в моем горле на месте языка.

Я попятилась. Непрошеные гости вошли в номер. Высокий быстро осмотрел комнату и запер дверь на ключ. Потом он заглянул в туалет и в ванную. Коротышка по-прежнему держал свой нож у моего горла. Коротышка был совсем не похож на итальянца: выцветшие соломенные волосы, голубые глаза... Его напарник, вот тот, действительно, выглядел настоящим римлянином: черные кудри, волевой подбородок...

Пат и Паташон обменялись репликами.

— Его нет?

— Нет, Марти.

Марти — так звали коротышку.

Чернявый глянул в сторону балконной двери и задумчиво сказал:

— А ведь здесь общий балкон... — Он сунул руку во внутренний карман пиджака и достал пистолет. — Надо посмотреть...

Наверное, я дернулась, потому что Марти ласково погладил меня по руке.

— Не надо волноваться, бамбина. Это не твоя проблема.

Дылда издал смешок, медленно открыл балконную дверь, выглянул наружу и скрылся за занавеской. Я ожидала чего-то потрясающего, но было тихо. Через несколько минут мерзавец с пистолетом показался в номере. На его лице было написано разочарование.

— И тут нет. К себе он не возвращался, я проверил.

— Неужели мы ошиблись? — Марти озадаченно посмотрел на меня. — Слушай, цыпочка, а что ты делала на балконе пятнадцать минут назад?

Он немного ослабил давление ножа, чтобы я могла ответить.

— Я... вышла... проветриться...

— Всего лишь? — Марти картинно округлил глаза, давая понять, что не верит мне ни на йоту.

Голубые поросячьи глазки ощупали мою фигуру, задержались на груди и бедрах. У меня появилось такое чувство, что Марти искал повод разделаться со мной. И, не обнаружив, тяжело вздохнул:

— Туристка?

— Да. Но мой отпуск окончательно испорчен. Как только вы отпустите меня, я закажу билет на самолет и завтра первым же рейсом покину этот дурацкий город, где меня щиплют, пихают, врываются в апартаменты и угрожают ножом всякие...

Дальше развивать свою мысль я не стала, потому что кончик ножа слегка углубился в кожу. Впрочем, Марти все понял.

— Бамбина, ты можешь отдыхать столько, сколько захочешь. Нас ты просто не видела. Нас тут не было Ясно? Можешь гулять вокруг Колизея, сманивать мальчиков на виа Венето, но если ты хоть одной живой душе расскажешь, какой сон приснился тебе этой ночью, то твою голову — отдельно от тела — найдут в канале.

В ответ я захлопала ресницами, давая понять, что считаю пересказ снов дурной привычкой.

— Вот и хорошо.

Нож исчез так стремительно, словно Марти был фокусником. Я смогла, наконец, вздохнуть полной грудью.

— Идем, Тино, — Марти махнул рукой напарнику.

Тино щелкнул замком, и Пат и Паташон покинули мой номер. Я бросилась к двери и мгновенно заперла ее. Потом помчалась на балкончик. Фрэнка Жордана там не было. Что за чудеса! Я подошла к перилам и посмотрела вниз. На площади не валялось ни одного мертвеца. Там вообще никого не было.

Может, Фрэнк вознесся на небо? Я глянула вверх и вдруг услышала странный голос. Это говорил Фрэнк, но как-то неестественно скрипуче:

— Дура, убери этот чертов каблук!

Я машинально взглянула на свои руки: нет, я не держала туфельку и уж тем более никого не била ею.

— Фрэнк, где вы?

— Да тут я! Тут!

Я осмотрелась. Никого. Но дух Фрэнка Жордана продолжал вещать:

— Мэвис, если вы... не уберете свою ногу...

Только теперь я поняла, что голос идет не сверху, а снизу.

— Я вот-вот сорвусь... И вы будете виновны в моей смерти!

Я глянула на свои ноги и ахнула: я увидела побелевшие костяшки пальцев, мертвой хваткой вцепившиеся в край балконной плиты, причем на одной руке Фрэнка стояла моя нога. Как это я раньше не почувствовала, что пол здесь неровный?! Я тут же убрала ногу и услышала, как Фрэнк облегченно вздохнул. В следующее мгновение он собрался с силами, подтянулся и перемахнул через перила. Упав на балкон, несчастный долго не мог встать, тяжело дышал и растирал руки.

— Как вы меня напугали! — Я перевела дух. — Вы действительно могли разбиться! Неужели вы все время висели на руках, пока эти мерзавцы шарили в моем номере?

— Висел... А что мне оставалось делать? Парни из Центральной бригады не церемонятся. Я заглянул в их тайны, а это — верная смерть.

Центральная бригада... Ах, вот оно что! Гнездо международных наемных убийц, банда подонков, профсоюз киллеров!

— Фрэнк! Я догадываюсь, кто вы!

— Кто? — спросил он равнодушно и начал подниматься.

— Вы — секретный агент ЦРУ! Я не ошиблась?

Глава 2

Перемахнув через ажурную решеточку, мы легко проникли в номер Фрэнка.

Гангстеров, как я поняла, вещи Фрэнка не интересовали, поэтому в номере Жордана не было ничего ни перевернуто, ни разбито, ни вспорото. Фрэнк бегло оглядел свою комнату и тут же принялся готовить выпивку.

Сидя в кресле, я смотрела, как он это делает, и подпрыгивала от возбуждения. Не каждый день девушка встречает за границей своего соотечественника — секретного агента! Тем более — с такой романтической внешностью. Я должна ему помочь — ну просто из патриотических соображений, а внешность агента тут ни при чем. ЦРУ вряд ли станет возражать, если Мэвис Зейдлиц немного поработает на него, а вот то, что у Мэвис Зейдлиц на самом деле есть еще и личный интерес к агенту, это ЦРУ не касается. Правда, Фрэнк не утверждал, что имеет причастность к этому ведомству...

— Сделаем по глотку?

Фрэнк подал мне бокал. Я отхлебнула и еле-еле удержалась, чтобы не скривиться. Ох уж это шотландское виски, воняющее болотом! То ли дело наше виски! Я, конечно, предпочла бы его. Виски в высоком бокале с тоником и кубиками сверкающего льда — самая лучшая выпивка. Один глоток даже в жаркий день — и жизнь окрашивается в радужные тона. Я не большой любитель выпить, однако помню и чту неписаный закон: виски — друг всех влюбленных и катализатор всех процессов, включая взаимопроникновение возбужденных тел...

— Благодарю, Фрэнк!

Я прикрыла глаза ресницами и даже не поморщилась, сделав еще один глоток этого шотландского самогона.

— Фрэнк, я вам немного попеняю... Можно? Почему вы сразу не сказали, что работаете на ЦРУ? Разумеется, тогда я не стала бы применять к вам приемы самообороны.

На лицо мистера Жордана словно тень набежала. Он потрогал свой лоб и сказал:

— Ладно, не будем выяснять отношения. Мэвис, мне нужна ваша помощь.

— Все, что хотите! — выпалила я и, только заметив, как загорелись глаза цэрэушника, сообразила, что сморозила глупость. Пришлось добавить холодным тоном: — В разумных пределах и если договоримся.

— Договоренности оставим на потом... — Фрэнк приложил ко лбу тыльную сторону ладони, и я поняла, что у него болит голова. — Когда я еще висел ни балконе, то пришел к мысли — надо немедленно бежать отсюда, пока парни из Центральной бригады не занялись мной всерьез. Помогите мне, пока я буду укладывать вещи.

— Что я должна сделать?

— Послушать.

Не теряя времени, Фрэнк вытащил из шкафа чемодан, а из чемодана — свой идиотский «телескоп»:

— Это направленный микрофон.

Он установил треногу возле окна, поставил на нее «телескоп» и выдвинул конец трубки в щель между шторами. Я увидела, что у «телескопа» есть наушники. Фрэнк надел их и начал крутить какие-то ручки. Настроив прибор, он снял наушники и удовлетворенно кивнул:

— Все в порядке. Наши знакомые вернулись к себе. Как, вы говорите, их зовут?

— Тино и Марти. Длинный и короткий. Чернявый и белобрысый. Все, как в кино.

Фрэнк призадумался и пожал плечами:

— Что-то не припоминаю таких. Наверное, Центральная бригада набрала новеньких. Эта банда ищет криминальные таланты прямо на местах... Вот что, Мэвис, наденьте наушники и послушайте, о чем гангстеры говорят. Потом перескажете мне. Это очень важно. А я тем временем соберу вещи.

Надо ли говорить, с каким любопытством надела я наушники! Голоса зазвучали так явственно, будто собеседники находились на расстоянии вытянутой руки. А между тем Марти и Тино были в соседнем доме, в двухстах ярдах, не менее.

— ...продолжит на вилле. Это то, что нужно. Там мы легко доберемся до него.

Голос я узнала сразу: он принадлежал этой противной дылде Тино.

— А охрана? — пробормотал Марти.

— Что охрана, если Его высочество обожает баб! — хмыкнул Тино. — Любит, сукин сын, европеек, и особенно блондинок.

— Да ты прав! — Марти рассмеялся. — Красотка ночью останется с ним тет-а-тет и кое-что сделает для нас.

— Главное — подсунуть ему в постель нашу красотку, — холодно сказал Тино, сделав упор на предпоследнем слове. — И тогда...

— Погоди! — раздался встревоженный голос Марти. — Дай-ка мне бинокль.

Я услышала какое-то шуршание и пыхтение. Потом Марти проворчал сквозь зубы:

— Скотина Фрэнк снова взялся за свое... Опять торчит микрофон! Все! Мне это надоело!

Я сбросила наушники и крикнула Фрэнку:

— Они увидели ваш «телескоп». У Марти есть бинокль!

Мистер Жордан кинулся на меня, как изголодавшийся самец, и сбил с ног. Я упала и снова сильно ударилась. Ну что за мужчины попадаются бедной Мэвис! Что у них на уме в самый неподходящий момент!

— Пока я, сидя на полу, потирала свои бока, Фрэнк складывал «подслушку».

— Пора кончать! — услышала я его бормотание. — Парни, чего доброго, влепят пулю через окно, и будут правы. Какой я осел, что давно не смылся из этого треклятого отеля.

— А как же я?

— Вот что, Мэвис... Сами впутались — сами и выпутывайтесь!

Ничего себе разговорчики, и это после того, как я работала на ЦРУ, можно сказать, целых пять минут!

— Но позвольте...

Раздался странный звук: что-то тренькнуло. Потом тренькнуло еще раз. Я вертела головой и ничего не могла понять. Третий раз тренькнуло, и тут я не выдержала:

— Что это, Фрэнк? Стекло лопнуло?

Фрэнк Жордан предпочел промолчать. Он стоял покачиваясь на носках и таращил на меня остекленевшие глаза. Руки его висели вдоль тела, как плети. Вдруг колени Фрэнка подогнулись и он упал на пол, как бесчувственный чурбан.

Я еще раз посмотрела вокруг и заметила в откинутой крышке чемодана круглую дырочку. Такая же дырочка была в дверце шкафа. А где третья? Ведь странный звук — теперь я понимала, что стреляли через окно, — прозвучал трижды.

Третья пуля застряла в затылке секретного агента. Кровь уже заливала воротник Фрэнка — безнадежного мертвеца.

Я сидела на полу, не в состоянии сдвинуться с места. У меня даже не было сил упасть в обморок.

В дверь негромко постучали. Ну вот, сейчас гангстеры отправят меня вслед за Фрэнком туда, откуда не возвращаются. Я умру в чужом городе под чужим небом, и мой труп растащат на сувениры безмозглые «щипуны». Я заплакала. Это была тихая истерика: слезы струились по моим щекам, но ни одного всхлипа не вырвалось из моей груди. Я смотрела, как дверь отворяется и в мою комнату входит мужчина. Высокий, совсем, как Фрэнк. Странно, что я еще могу о чем-то думать в такую минуту.

Лицо незнакомца имело тот шоколадно-золотистый оттенок, который выдавал в нем жителя солнечного юга. Голубые глаза, яркие, как небесный свод, слегка припухлые чувственные губы...

— Ну, и долго вы будете любоваться мной? — спросил он насмешливо и скользнул взглядом по трупу. Увиденное его не обескуражило: ясное дело, разве убийцу пугают мертвецы?!

— Не тяните, — вздохнула я. — Убейте меня поскорее. Марти и Тино скажут вам спасибо за то, что избавили от хлопот.

— Марти и Тино? Кто такие?

Только теперь я обратила внимание на его английский выговор. Голос незнакомца звучал мягко, акцент делал речь еще более приятной.

— Вы не знаете, кто эти подонки?! Так я вам и поверила! Марти и Тино работают на Центральную бригаду. Они стреляли вон из того дома. Они убили Фрэнка!

Незнакомец посмотрел на мертвеца более пристально. Прежде чем подойти к нему, он закрыл дверь на ключ.

— Да, ваш дружок мертв, — сказал он. — Как это произошло?

— Он собирал вещи, а я вместо него должна была послушать, о чем говорят эти мерзавцы из дома напротив. Потом я услышала, что они заметили эту штуковину, — я кивнула на микрофон, который лежал в чемодане и был залит кровью. — Крикнула Фрэнку, что нас засекли. Он толкнул меня на пол и сказал, что гангстеры могут стрелять через окно. Стал укладывать свою злосчастную технику в чемодан. И вот... — я тяжело вздохнула. — Впрочем, вы сами все знаете — раз из одной команды с убийцами!

— С этой командой у меня нет ничего общего, — возразил незнакомец. — Но если ваш дружок предполагал наличие у своих врагов винтовки с телескопическим прицелом, то нам лучше уйти из комнаты. Не исключено, что эти Марти и Тино придут посмотреть на результаты своей пальбы.

«Шоколадный парень» помог мне подняться. Его сразу же привлек мой пеньюар. Взглянув на кружева, незнакомец вздохнул:

— Сожалею, синьорина, но вы вряд ли сможете далеко уйти в этой одежде.

— Я могу переодеться. Мой номер рядом.

— Что же вы раньше не сказали!

Он увлек меня за собой, а, когда мы оказались в моей комнате, тщательно запер дверь на ключ, а ключ положил себе в карман. Я уже поняла, что в городе Риме все мужчины, прежде чем остаться с дамой наедине, поступают именно таким образом. Меня всегда это мало беспокоило, но сейчас я не знала, что движет незнакомцем, каковы его намерения, и поэтому немного нервничала. И еще я переживала смерть Фрэнка Жордана. Его труп лежал недалеко, за стеной...

— Бедный Фрэнк! — сказал незнакомец, и я вздрогнула: он как будто прочел мои мысли. — Вы были хорошо знакомы с ним?

— Нет. Виделись пару раз в коридоре, а познакомились часа полтора тому назад.

Не знаю почему, но я ему все рассказала. Незнакомец смотрел на меня внимательным ласковым взглядом, его акцент действовал так успокаивающе, а улыбка так располагала к общению... Правда, присмотревшись, я заметила, что в этой улыбке есть и нечто отталкивающее, волчье. Но, быть может, причиной тому — мой нескромный пеньюар?

Когда я закончила рассказ, парень поднял брови и заявил, что Фрэнк водил меня за нос.

— Не переживайте: мистер Жордан не был секретным агентом ЦРУ.

— Кто же он?

— Частный детектив, которого нанял я. Мне нужно было кое-что узнать. Сами понимаете, я не всегда и не везде могу «светиться»...

— Тогда кто же вы?

— Сотрудник «Интеллидженс сервис». — Голос незнакомца стал глухим, лицо посуровело. — Я хотел узнать от вас о последних минутах Жордана. Спасибо, что вы мне обо всем рассказали. Естественно, я желал бы, чтобы и впредь вы были моим союзником, а не противником. Если итальянская полиция узнает, что я каким-то образом замешан в этом деле, у меня могут быть неприятности.

— Понимаю... А что для вас делал Фрэнк?

— Я давал ему некоторые поручения... Ну вот, например... Узнав, что в этом доме, — агент указал на дом напротив, — одну из квартир занимают парни из Центральной бригады, я попросил Фрэнка поселиться в отеле и с помощью специальной аппаратуры послушать, о чем они говорят. Но, увы, Фрэнк плохо справился с заданием. Мне будет очень трудно составить рапорт и отчитаться перед начальством за потраченные деньги.

— Что деньги, когда там, за стеной, лежит мертвый человек! — в сердцах воскликнула я.

Незнакомец цинично пожал плечами:

— Все мы смертны...

— В таком случае, Марти и Тино легко отправят нас вслед за Фрэнком. Вы ведь сказали, что они явятся проверить, метко ли стреляли.

— Но их ведь нет! А если они не появились в первую минуту, то значит решили не рисковать. Спрятались, затаились... Им ведь тоже ни к чему разборки с полицией. Кстати, мы избежим неприятных разговоров в участке, если окажется, что нас в номере мистера Жордана не было.

— Но мы там были!

— Нет. Два часа назад мы познакомились с вами в ресторане и все это время провели за едой и выпивкой.



— Неплохая идея, — пробормотала я.

— Все мои идеи находятся на дне этого портсигара, — мой собеседник раскрыл изумительный платиновый портсигар, вытащил сигарету и щелкнул золотой зажигалкой. Он делал это не торопясь, явно наслаждаясь красивыми вещами.

— Какая еще идея посетила вас?

— Все та же: вам надо переодеться. Ужинать в ресторане в таком виде не принято.

— Разумно, — хмыкнула я.

Я прекрасно понимала: помочь Фрэнку ничем не могу. Значит, надо думать о себе. Ужин в ресторане... Неплохо придумано!

— Пожалуйста, выйдите в коридор, пока я буду переодеваться.

— Нет, не годится, — агент выпустил колечко дыма и покачал головой. — Кто-нибудь из постояльцев заметит меня и запомнит время. Переодевайтесь при мне.

— Вы хотите сказать, что достаточно хорошо знакомы с обнаженной натурой?

Вместо ответа он ухмыльнулся, как кот. Я ужасно оскорбилась.

— А ну-ка отвернитесь! И не вздумайте подсматривать.

— Не ожидал, что вы так консервативны, — вздохнул он. — Мне казалось, что раскованность — ваша лучшая черта...

Я поджала губы и уставилась на него в упор. Еще раз вздохнув, молодой мужчина нехотя повернулся к двери. Сбросив пеньюар, я облачилась в бежевую расклешенную юбку и белую шелковую блузу. Это мой самый любимый наряд, в котором можно идти куда угодно, даже в ресторан. Причесавшись и подкрасив губы, я разрешила новому знакомому повернуться. Мужчина оглядел меня с ног до головы и одобрительно поднял вверх большой палец.

Судьба нам благоприятствовала: ни в коридоре, ни в лифте мы не встретили ни души. А вскоре уже сидели в уютном ресторанчике на виа Венето. Играла музыка, блестели украшения на дамах, и мне казалось, что так было всегда, что выстрелы и трупы остались в кошмарном сне.

Мой кавалер снова обнажил белые зубы в своей волчьей улыбке.

— Не мешало бы нам получше узнать друг друга, — сказал он. — Я — Пит Брук.

— Я — Мэвис Зейдлиц.

— Ну и чего бы вы хотели, Мэвис Зейдлиц? — спросил мой новый знакомец, раскрывая меню.

— Больше всего мне хочется очутиться в Лос-Анджелесе, — честно ответила я.

Пит Брук немного помолчал. Потом тихо произнес:

— Да... Я не ожидал, что вы так близко к сердцу примете смерть Фрэнка... И все же попытайтесь успокоиться.

Он дал хороший совет, но как его выполнить?

Официант мгновенно обслужил нас. Пит поднял свой бокал и посмотрел на меня сквозь него. Улыбнулся.

— Мэвис, — мягко сказал он, — давайте выпьем за нас и нашу дружбу. У меня такое чувство, что вдвоем мы добьемся очень многого.

— Вы доверяете своей интуиции?

— До сих пор она меня не подводила. И потом, что нам может помешать?

— Разве что нелетная погода, а это исключено.

— При чем тут погода? — удивился Пит Брук.

— Завтра я лечу в Америку. И это так же верно, как и то, что я прерываю свой отпуск. Разве вы летите со мной?

— Это невозможно! — Пит старался не замечать моей язвительности. — Вот Фрэнк, будь он жив, никогда бы не простил вам такого позорного бегства!

— Не думаю... Мне очень жаль Фрэнка, но ведь он погиб не по моей вине. И вообще это ваши дела, а не мои.

Пит Брук потягивал напиток из бокала. Его глаза прищурились, и я замерла в предчувствии неприятного сюрприза.

— Мэвис, мне нужна ваша помощь, и я получу ее любой ценой. Извините, но я поставлен в такие условия... Если вы не согласитесь задержаться в Италии, я буду вынужден немедленно позвонить в полицию и анонимно сообщить, при каких обстоятельствах был убит Фрэнк Жордан. Еще раз извините меня, но я скажу, что к смерти мистера Жордана причастна некая Мэвис Зейдлиц. Вас арестуют. Потом будет разбирательство... Разумеется, вы докажете свою невиновность... Но сколько времени, сил и нервов на это уйдет? Подумайте, Мэвис. Вы вернетесь в Америку где-то через месяц, не раньше.

— Вы... Я...

У меня было большое желание — запустить в мистера Брука бокалом или метнуть в него нож.

Пит заговорил еще тише, еще вкрадчивее:

— Я буду вынужден действовать таким вот подлым образом. Но вы сами отказываете мне в помощи. Фрэнку вы помогали, почему же не хотите помочь мне? Дело, которым я занимаюсь, очень важное. На карту поставлены сотни человеческих жизней. Моя миссия непроста, и если я провалю ее, будет нанесен немалый ущерб моей стране...

— Что еще за миссия? — буркнула я. — И как я могу вам помочь?

— Непременно поможете! Потому что... Его высочество обожает блондинок.

Мой рот открылся и долго не закрывался.

— Что?! Вы повторили слова Тино!

— Ничего, не понимаю!

— Когда я подслушивала разговор между бандитами, Тино так и сказал: «Его высочество обожает женщин, любит европеек и особенно блондинок».

— Вы это слышали? — недоверчиво уставился на меня Пит Брук. — Повторите весь разговор, если вам не трудно.

Пока я говорила, мистер Брук молча смотрел в стол и елозил вилкой по скатерти. Признаюсь: никто и никогда так внимательно не вслушивался в каждое мое слово. Это могло бы мне польстить. Но, к сожалению, Брука интересовала не я, а то, что мне удалось узнать с помощью «под ел ушки».

— Прекрасно! Я чувствую, Мэвис, вы принесете мне удачу! — воскликнул Пит, едва я закончила.

Он раскрыл свой портсигар, достал дорогую сигарету с золотым ободком, зажег и затянулся.

— Скажите, Пит, а кто это обожает блондинок? — осторожно спросила я, делая вид, что меня мало интересуют всякие Их высочества и величества.

— Принц Гарун аль-Саман, — Пит улыбался, как на рекламе зубной пасты. — Его страна была бедна: песок и солнце. Но с тех пор, как там нашли нефть, король, принц и все остальные буквально купаются в деньгах.

— Им удается делать деньги из нефти? Какая-то новая технология? — спросила я.

Пит поперхнулся. Откашлявшись, он сказал:

— Так как нефть нашли англичане, то между нашими странами есть договоренность о распределении прибыли... Вот почему мы столь ревностно следим за всем, что происходит в этой стране и с ее правителями. Его высочество время от времени удирает от своих жен — хотя гарем у него знатный — и устраивает себе каникулы. Разумеется, тайно. Приезжает под вымышленным именем и резвится... — Пит Брук презрительно скривился и погасил сигарету. — Есть определенные силы, которые не прочь устранить наш контроль над нефтью и установить свой. Они тоже следят за проделками Гаруна аль-Самана. Пока Гарун дружит только с нами. Еще бы! Он учился в Англии, у него там много друзей. Тем не менее...

Агент понизил голос до еле слышимого шепота:

— Тем не менее за принца идет борьба. А так как он тайно находится в Риме, его могут выкрасть и даже... убить.

— Кто?

— Ну вот хотя бы Центральная бригада. — Брук снова раскрыл портсигар, на этот раз нервно выхватил сигарету и быстро прикурил. — Парни из бригады специализируются на политических убийствах, на международном терроризме. Они работают за очень высокий гонорар, но и гарантируют «качество». Обычно смерть политика выглядит как результат несчастного случая или болезни. Центральная бригада не имеет в Европе конкурентов по этой части. Тино и Марти, которых вы видели, работают на них, я просто уверен!

— Может стоит сообщить об этом итальянской полиции?

— Мэвис, эта задачка так просто не решается.

Брук выпустил целый клуб дыма, и мне пришлось с помощью салфетки разгонять «облака».

— Будем рассуждать здраво, — сказал агент. — Итальянцам на Гаруна аль-Самана, грубо говоря, наплевать. Он здесь как частное лицо, причем под чужим именем. То есть власти за его безопасность не отвечают. Сам принц был бы крайне раздосадован и даже взбешен, если бы узнал, что кто-то намерен помешать ему проводить время так, как он хочет. С третьей стороны, у нас почти нет доказательств...

— Каких доказательств?

— Доказательств того, что Центральная бригада готовит акцию против принца. Если бы у меня были хоть какие-нибудь факты, я бы действовал решительно. Я бы им показал, что такое «Интеллидженс сервис»!

— А Тино и Марти? Если найти их и заставить говорить, то...

— Нет. Найти их, боюсь, невозможно. Только два человека могут обезопасить пребывание Гаруна аль-Самана в Италии. Это — я и вы, Мэвис.

— Мы?! Вы с ума сошли! Я завтра же отправляюсь в Америку!

— Вы забыли, что я вам пообещал в таком случае? — Брук снова оскалился по-волчьи. — Мэвис, никогда в жизни я не шантажировал такую прелестную блондинку, как вы. Честное слово!

Глядя в его смеющиеся глаза, я горестно произнесла:

— Подумать только: еще утром я думала только о том, как избавиться от «щипунов» и липких взглядов итальяшек!

Пит похлопал меня по руке. Надо сказать, что я не почувствовала от его прикосновений отвращения.

— Мэвис, нам пора переходить от слов к делу. А именно: закажем шампанское!

— Сменили шантаж на подкуп? Чем еще вы будете меня терроризировать?

Питер Брук взял в руки меню и впился в него так, как если бы это был последний номер «Плейбоя». Потом щелкнул пальцами. Подскочил официант и вытащил свой блокнот. В голубых глазах Пита появилось мечтательное выражение.

— Простота... Во всем простота. Но не упрощенность! — он поднял вверх указательный палец.

Надо отметить, что я не поняла, о чем он говорит. Официант на всякий случай записал в блокнот слово «простота» и озадаченно спросил:

— Простота на двоих?

— Идиот! — выругался Пит. — Я имел в виду пищу, в которой нет никаких добавок и которая готовится без кулинарных выкрутасов.

Он назвал блюда, слова звучали очень красиво, и я решила, что нам подадут нечто необыкновенное. Но на столе появилось банальное спагетти. Соус отдавал анчоусами, а вино было кислым, как уксус. Я лениво ковыряла вилкой в тарелке и оживилась только тогда, когда явился десерт: ромовый кекс с клубничной прослойкой и со взбитыми сливками. Он просто таял во рту и исчез в мгновение ока в моем желудке. Я не отношусь к тем девицам, которые боятся потолстеть (и с неизбежностью толстеют!). Я доверяю своему организму, и он меня пока ни разу не подвел.

— Шампанское хоть и было приятным, но мало походило на божественное игристое вино. Очевидно, итальянцы не знают его настоящего вкуса, а между тем Италия куда ближе к родине шампанского — Франции, чем Америка. Потягивая сладкий кофе, Пит опять погладил меня по руке и сказал:

— Я всегда предпочитаю занимать активную позицию. А вы, Мэвис?

— Сверху или снизу — меня это не волнует, потому что вы все равно не войдете в мою спальню!

Пит Брук захохотал. Отсмеявшись, он хрюкнул:

— Я имел в виду совсем не секс. Сексом мы займемся тогда, когда все будет позади. А пока... Если мы намерены помешать ребятам из Центральной бригады, надо действовать активно. Я так считаю.

— Вы можете считать все, что угодно, но Марти и Тино исчезли. Что будете делать?

— Не я, а вы, Мэвис. Завтра вы встретитесь с графиней Карлой Риенци. Она друг Его высочества принца Гаруна аль-Самана.

— Но... Почему...

— Не волнуйтесь, Мэвис, графиня и мой друг.

Уж не с этим ли «другом» Пит Брук проводит время, которое он обозначил словами «когда все позади»? Во всяком случае, я заметила, что его глаза засверкали, когда он вспомнил эту чертовку с таким труднопроизносимым именем.

— А что дальше? — спросила я, понимая, что безнадежно проваливаюсь в шпионское болото.

— Я уверен, вы понравитесь ей, и графиня пригласит вас к себе на Капри. Там у нее чудесная вилла.

— Значит, я буду развлекаться, а гангстеры — охотиться за принцем?

— А вот я думаю, — улыбнулся Пит, — что вы с принцем будете развлекаться вместе. Его высочество очень любит остров Капри и почти все свои каникулы проводит именно там.

Глава 3

Взглянув с балкончика на площадь, я увидела у тротуара красную машину. Она дожидалась меня. Мы с Питом договорились встретиться утром в одиннадцать, и теперь я с удовольствием убедилась, что мистер Брук слов на ветер не бросает. Он стоял возле машины и смотрел на мой балкончик. Синий спортивный пиджак, белоснежная рубашка и небрежно повязанный шейный платок — Пит Брук был просто великолепен. Брюнет с голубыми глазами — мечта многих девушек. Надо ли говорить, что сердечко мое забилось часто-часто, и я, как птичка, выпорхнула из отеля прямо к «альфа-ромео». Пит оглядел меня с головы до ног и причмокнул, выражая восторг. Еще бы! Мой брючный костюм какой-то известной фирмы был ярко-оранжевым, как апельсин. Пиджак выгодно подчеркивал бюст, а брюки туго обтягивали бедра. Когда я потряхивала своими локонами, длинные блестящие серьги так приятно колыхались в моих ушах, что я чувствовала себя самой красивой девушкой в Риме. Боюсь, что так оно и было на самом деле.

Я уселась рядом с Питом, и «альфа-ромео» влилась в поток машин.

— Как спалось? — спросил Пит, чудовищными усилиями протискиваясь между автомобилями и даже обгоняя их.

— В общем, неплохо. Но я должна вам сказать: вечером, когда мы ужинали в ресторане, полиция обыскала мой номер.

— Вот как?

— Портье извинился, хотя он тут ни при чем.

— Как он объяснил обыск?

— Сказал, что в соседнем номере горничная обнаружила труп, а поскольку меня в это время в отеле не было, то полиция, проверив мои апартаменты, успокоилась и больше мной не интересуется.

— Хм... Как видите, я не промахнулся с идеей поужинать в ресторане. — Брук бросил на меня торжествующий взгляд. — Ну, а теперь — о деле, — он посерьезнел. — Не говорите графине ничего лишнего. Она убеждена, что я — повеса, прожигатель жизни...

— Все поняла. А как вы представите ей меня? Мэвис Зейдлиц, частный детектив? Девушка из Лос-Анджелеса?

Пит задумался. Он глядел на дорогу и покусывал нижнюю губу.

— Ладно, говорите ей все, что хотите, только скажите, что я сыта по горло приключениями в духе сицилийской мафии.

Мой спутник пробормотал нечто невразумительное. Он мастерски вел машину. Езда успокаивала, и я положилась на судьбу: будь что будет.

Неожиданно Пит свернул в узкую улочку, где не было тротуара, пешеходы жались к стенам домов и только чудом увертывались от машин.

Прищурив глаза, Пит сказал:

— Графине скажем следующее: вы, Мэвис, — моя давняя приятельница, которая приехала в Рим в отпуск.

Намекну, что вы — девушка находчивая, легкая в общении, веселая, любит приключения... Ну, а то, что вы еще и очаровательны, графиня увидит сама, глаза у нее есть. После этого, я думаю, она поймет, что вы можете стать украшением компании, и пригласит вас на Капри. Надо же ей кем-то потчевать своих гостей. Так что вы вполне сойдете за оригинальный калифорнийский пудинг.

— С чем его едят? — фыркнула я. — Мне кажется, ваша графиня решит, что я авантюристка. А авантюристки, в основном, ищут легких заработков...

— Но вслух она скажет, что вы обаятельны до неприличия. Я уверен! Графиня будет рада принять в своем доме такую американскую штучку, — заверил Брук.

— Бог с ней, с этой вашей графиней. Пусть старая обезьяна думает, что хочет. Ее мнение меня не интересует.

— Старая обезьяна? — От удивления брови Пита взлетели вверх. — Очень смелое заявление. Вы даже не видели фотографии графини...

— Я и без фотографии очень хорошо ее представляю: важная, чопорная, надутая величием...

— Хм...

Левой рукой Пит достал портсигар, ногтем открыл его и даже умудрился достать сигарету. Правая рука крепко сжимала руль. Пит предложил сигарету мне, но я отказалась: от никотина сужаются сосуды и портится цвет лица. А мое лицо — моя визитная карточка.

— Жаль, что вы не можете оценить вкус этого табака!

Пит щелкнул зажигалкой.

— А что такого в вашем табаке?

— Эти сигареты изготовляет вручную один старичок с Олдбенд-стрит. Кстати, по моей собственной технологии. Минимум вреда, максимум удовольствия.

— Знаете, Пит, хотела бы я выйти замуж за человека, который любил бы меня так, как вы любите себя.

— Мэвис, а вы ко всем своим достоинствам еще и остроумны! — И он хлопнул меня по бедру, как будто оно стало его собственностью.

Я отодвинулась.

— Но-но!

— Не дуйтесь, Мэвис. Мы ведь партнеры.

— Партнеры по принуждению, если говорить обо мне.

Я искоса взглянула на Пита и пожалела, что нагрубила ему. Его профиль был таким красивым, что у меня засосало под ложечкой.

— Пит, извините, если мой вопрос покажется вам бестактным... Вы женаты?

С замиранием сердца ожидала я ответа.

— Женат? — он криво усмехнулся. — Моя жена — мое дело, моя профессия. Я ясно говорю?

Мне пришлось сдержать себя, иначе бы я замурлыкала. В мыслях я уже представляла, как будет развиваться наш роман, а заигрывать с женатыми — не в моих правилах. Меня устраивало даже то, что Пит считал свою работу лучшей из «жен» и, по-видимому, не собирался обзаводиться семьей. Я тоже не лезу в этот капкан раньше времени (девушке перепадает больше удовольствий, чем замужней даме).

Пит поколесил по лабиринту узеньких улочек и остановил машину на какой-то площади, размеры которой были вполне сопоставимы с моей спальней в Лос-Анджелесе. Выйдя из автомобиля, мы подошли к высокой стене, там оказалась маленькая дверца, через которую мы попали во внутренний дворик, уставленный статуями римских патрициев. Статуи напоминали мне скучных чопорных гостей, лениво перекидывающихся ничего не значащими фразами. В центре дворика журчал фонтан.

Я огляделась и поняла, что дворик образовался из-за того, что кто-то выстроил особняк в виде скобы, с трех сторон ограждающей пространство от нескромных взглядов. На месте четвертой стороны высилась стена, сквозь которую мы прошли.

Окна особняка были большими — от пола до потолка. Я заметила, что веселье в разгаре...

Черноволосая элегантная леди вышла из дома и поспешила к нам.

— Пит! Каро амиго[3]! Как я рада тебя видеть! — быстро-быстро заговорила она.

— Карла, твоему цвету лица могут позавидовать все беззаботные женщины мира! — ответил Пит, широко улыбаясь.

Он поцеловал брюнетку отнюдь не по-дружески, а, я бы сказала, страстно. Черт побери! Я вспомнила, как и что экскурсовод рассказывал о развратниках времен Римской империи. Неужели эти времена возвращаются?

Пит, наверное, почувствовал мой недобрый взгляд, оторвался от брюнетки, повернулся и улыбнулся мне:

— Познакомься, Мэвис. Это хозяйка дома графиня Риенци.

Потом повернулся к графине.

— Карла, позволь представить тебе мою добрую приятельницу из Америки Мэвис Зейдлиц.

— Добро пожаловать, — сказала брюнетка. Она улыбалась мне краешками губ, а сама внимательно оглядывала мою фигуру.

Честно скажу: я делала то же самое. Я была неправа, когда за глаза назвала эту особу старой обезьяной. Это была дама того золотого возраста, который называют элегантным. Красивые блестящие черные волосы обрамляли мраморное лицо и ниспадали на плечи. Неожиданно для брюнетки у графини были зеленые глаза — я, во всяком случае, еще не встречала такого сочетания. Прямой нос римлянки и широкий рот, который кто-то назвал бы чувственным, а мне он казался безобразным, — все это говорило о своеобразии натуры. Дама была необычна. Ее наряд состоял из зеленых шелковых брюк, расширявшихся книзу, и блузки, которая, как я успела рассмотреть представляла комбинацию двух широких платков, узлом завязанных под высокой грудью.

Мне не показалось, что мы понравились друг другу с первого взгляда.

— Ну что, войдем в дом? — улыбнулась графиня. — Пара человек вас, несомненно, заинтересует. А остальные... Так себе, гарнир.

Она говорила по-английски безупречно. Я невольно позавидовала ей, ее дому, образованности, раскованности, знакомствам, связям... Почему же мне в этой жизни перепадает так мало?!

Графиня провела нас в комнату, которая была наполнена светом и радостью, как бокал шампанским. Моя зависть крепла. Кстати, едва я подумала о шампанском, как невесть откуда появился дворецкий с подносом, уставленным бокалами. Пит взял мартини, я — шампанское, и мы, пригубив, пошли следом за хозяйкой дальше.

— Хочу познакомить вас со своими друзьями. — Голос графини звенел серебряными колокольчиками. — Знакомьтесь — Амальфи. — Она коснулась лысого мужчины лет сорока пяти с хвостиком. Потом подошла к худой женщине. — Памела Уоринг. Высокородная Памела.

Эта Памела была еще молода, лет тридцать, не более, но уже успела высохнуть и потрескаться. Несмотря на обилие солнца и тепла, она напялила на себя шерстяной костюм. Не причесанная и не накрашенная, она производила отталкивающее впечатление. А может, я слишком привередлива? Но что делать, если мистер Амальфи толст и лыс как колено, а мисс Уоринг — тоща и сухопара?

И только я перевела свой взгляд на гостей, как графиня изящно просунула руку под локоть Пита и утащила его, что-то воркуя на ухо. Я злобно посмотрела вслед этой парочке.

Не зная, о чем говорят в этом обществе, я решила не рисковать и осторожно произнесла:

— Как в Риме тепло!

— Не то слово, — Высокородная Памела еще больше сморщилась. — Отвратительно жарко.

— Позвольте облегчить ваши страдания! — сказал лысый толстячок каким-то музыкальным голоском, как из оперетки.

Он вытянул руку, помахал кистью — и тут же в руке оказался маленький изящный веер. Мистер Амальфи протянул его мне.

— Трюкачество, — процедила Высокородная и отвернулась.

Толстячок расстроился. Мне захотелось даже погладить его по блестящей лысине.

— Как это у вас получилось? — спросила я, сделав круглые глаза.

— Ловкость рук! Одним словом иллюзия.

Он посмотрел на меня так, что и я была вынуждена заглянуть в эти темные непроницаемые глаза. И обнаружила там такие глубины и такие тайны, что чуть не утонула.

— Вы — иллюзионист? — тихо спросила я.

— Ну, если исходить из того, что вся наша жизнь — сплошная иллюзия, то да.

— Наша жизнь — один кошмар! — закаркала Высокородная.

Иллюзионист щелкнул пальцами, веер исчез. Я смотрела на мистера Амальфи во все глаза. Заметив это, он усмехнулся, допил мартини, подбросил бокал и — бокал исчез. Это было невероятно! Бокал словно растворился в воздухе!

— Гениально, — прошептала я.

Толстячок спрятал руки в карманы и застенчиво улыбнулся. Ему льстило мое восхищение. Но, как я поняла, больше всего ему сейчас хотелось поразить Высокородную (высокомерную!) Памелу.

— Ну, что скажете? — он посмотрел на нее.

— Ваш возраст... Разве это совместимо с грубым ремеслом балаганщика? Вы не мальчишка, чтобы увлекаться фокусами! — фыркнула она. — И вообще могли бы... я думаю...

Амальфи напрягся и пристально посмотрел на Памелу. Мисс Уоринг замолчала, моргнула раз, другой. Вдруг ее глаза превратились в стеклянные шарики.

— Мистер Амальфи всегда прав, — негромко произнес толстячок.

— Мистер Амальфи всегда прав, — каким-то безжизненным голосом повторила Памела.

— Как вас зовут?

— Памела Уоринг. Высокородная Памела.

— Неправда. Это не ваше имя, — вкрадчиво сказал иллюзионист. — На самом деле вас зовут Джина Наполитана.

— Я — Джина Наполитана.

— Вы — кинозвезда. Вы очень красивы. У вас безупречный бюст и длинные ноги. И еще у вас вздорный характер.

Высокородная выпятила то, что, видимо, считала грудью, и широко расставила костлявые ноги.

— Вы любите мартини, — продолжал нашептывать Амальфи. — Вы сейчас выпьете пару бокалов, после чего искупаетесь в фонтане. У вас нет купальника. Но это ничего не меняет. Ваше тело прекрасно, его нельзя скрывать.

— Его нельзя скрывать! — торжествующе воскликнула Памела Уоринг.

Я с нарастающим любопытством наблюдала это и думала, что же будет дальше.

Амальфи сложил ладони вместе и сказал громко:

— Стоп. Забудьте все, что я говорил, кроме мартини. И только после того, как допьете второй бокал, вспомните, что вы Джина Наполитана — и сделаете в точности все, что я сказал.

— Да, сделаю, — Памела горделиво вздернула подбородок.

Амальфи щелкнул пальцами.

Глаза Высокородной широко раскрылись. Памела стала озираться.

— Извините, а где мой бокал? — спросила она. Я заметила, что к мисс Уоринг вернулся ее неприятный каркающий голос. — Где дворецкий? Когда нужен, он куда-то исчезает. Мерзавец!

Высокородная быстрым шагом удалилась, а я, взглянув на иллюзиониста, увидела, что тот презрительно усмехается.

— Вы... уверены? Она будет купаться в фонтане?

— Будет! — самодовольно ответил он. — Я не кровожаден, но эту даму надо проучить. Мне не нравятся ее манеры.

— Значит, вы настоящий гип...

Я чуть не сказала «гиппопотам». Толстяк понял это и рассмеялся.

— Я был когда-то иллюзионистом! Я придумал кое-какие занятные фокусы, но фокусы — это очень сложный жанр. Мне удается заставить предметы исчезать и появляться не так часто, как того хотелось бы.

— Что-то не исчезало?

— Не что-то, а кто-то. Наоборот! Одна дама в закрытом ящике. Она исчезла и больше не появилась. Ее не могут найти до сих пор. Даже муж не может найти. Вот так, моя дорогая!

Он заглянул через мое плечо, как будто позади меня таилось нечто несусветное. Я вздрогнула и в испуге тоже посмотрела за спину. Естественно, там ничего не было. Но когда я вернула голову в исходное положение, то обнаружила, что мистер Амальфи держит в руке невесть откуда появившийся бокал.

— Действительно, где же дворецкий? — сказал Амальфи недовольно. — Пойду проведаю Высокородную Памелу, а заодно узнаю, налили ли ей мартини.

Он зашагал прочь. Я осталась в одиночестве, но скучать мне не дали: кто-то подкрался и постучал пальцем в спину, как в дверь. Я обернулась и обомлела: передо мной стоял Марти. Марти-убийца из Центральной бригады. Он нагло смотрел на меня и кривил рожу в противной ухмылке. Я чуть не запустила своим бокалом в эти голубенькие поросячьи глазки, но вовремя спохватилась: ведь я нахожусь в чужом доме среди высокопоставленных гостей.

— Как вы здесь оказались? — замирая, спросила я.

— Тесен мир, — промурлыкал коротышка.

У меня от его голоса по спине прокатилась легкая судорога.

— Убирайтесь! И немедленно! Не ждите, когда я позову полицию.

— А как ты здесь оказалась, бамбина? — Марти прищурил свои небесные глазки, и мне захотелось исчезнуть, испариться, перенестись в какое-нибудь другое место, хоть к черту на сковороду.

— Меня пригласили. Мой друг...

— Вот и меня пригласили.

— Вижу, вы уже познакомились, — раздался голос графини.

Она стояла рядом с нами и мило улыбалась. Я оглянулась. Пит как сквозь землю провалился.

— Нет, мы не знакомы, — учтиво сказал гангстер. — Только обменялись любезностями.

— Это Мэвис Зейдлиц, — графиня слегка коснулась моей руки. — А это, Мэвис, наш «мастер острот», как мы его называем, то есть мастер острого ножа — Марти Гудмен. Марти — большой талант. Видели бы вы, как он мечет ножи, рисует ими «картины»... Мне хочется, чтобы вы стали друзьями.

Я обратила внимание, что графиня смотрит на меня куда приветливее, чем в первый раз. Она прямо-таки лучилась от счастья — так ей нравилось общаться с Мэвис Зейдлиц.

— Пит рассказал мне о вас, дорогая. Вы просто находка для нас! Я прошу... Нет, я требую, чтобы вы приняли мое приглашение. Поедем, Мэвис!

Я невинно осведомилась:

— Куда?

— На Капри, естественно! Разве Пит не сказал вам, что мы отправляемся туда завтра?

— Ну... завтра... у меня могут быть дела... — запинаясь, промямлила я.

— Пит все уладит, дорогая! Возьмите с собой купальник и вечернее платье. Мы проведем неделю на острове, и вы не пожалеете. Это будет удивительный отпуск, мисс Зейдлиц, поверьте! Отдых в кругу избранных!

— А кто входит в этот круг? — задала я бестактный вопрос и покосилась на Марти.

— Мистер Амальфи, мисс Уоринг, наш Марти и еще несколько человек, которых вы не знаете. Будет особый гость, — графиня понизила голос. — Не могу пока назвать его имени.

— И все же... мне как-то боязно отправляться на этот остров...

Признаюсь, я говорила чистую правду: узнав, что на Капри едет убийца Марти, я запаниковала.

— Нет-нет, решено! Вы едете! — Графиня крепко сжала мою руку и удалилась.

Я посмотрела ей вслед. Ягодицы, обтянутые зеленым шелком, двигались, как части хорошо смазанного механизма. Внезапно я поняла, что угодила в ситуацию, механики которой не знаю, что я — всего лишь маленький винтик или пружинка и что выхода у меня нет.

— Ты бывала на Капри? — вкрадчиво спросил коротышка. — Нет? О, это то место, где многие хотели бы быть похороненными. Прекрасное место.

Он не стал дожидаться ответной реплики и, насвистывая, пошел прочь. Я стояла, вцепившись в бокал, как в спасительный трос, чувствуя, как земля уходит из-под ног.

Пита нигде не было видно. Зато появилась Памела, изрядно подвыпившая. Она пила мартини частыми глотками.

— Что же вы не пьете, мисс? — удивилась Высокородная. — Мартини со льдом просто прелесть. Я пью уже второй бокал.

— Вы умеете плавать? — спросила я с беспокойством.

— То есть вы хотите узнать, посещаю ли я пляжи или бассейны? — Памела вздернула подбородок. — Фи! Не вижу надобности! И вообще, демонстрация полуобнаженного тела — пошлость. Смешанные пляжи, где мужчины и женщины рассматривают друг друга, бултыхаются в воде, жарятся на солнце, — это постыдное занятие, которое может завести наше общество в такие...

Мне надоело слушать ее бредни, и я перебила:

— В скором времени вы измените свое мнение, и весьма кардинально.

Памела поперхнулась и вытаращила глаза. Как воспитанная дама, она тут же перевела разговор на другое.

— Карла уведомила меня, что вы тоже едете на Капри. Это так?

— Еду, если не умру, — чистосердечно призналась я.

— Шутите? Но где-то вы правы: мы все подвержены опасности. Девушке надо остерегаться мужчин, особенно южан. Однажды один такой молодчик ущипнул меня за... за турпюр.

Я поразилась: неужели лихие «щипуны» позарились и на этот мешок с костями? И предположила:

— Видимо, ваш молодчик был слепым.

— Нет, но он им стал, когда я применила старый прием «ун моментино».

— "Ун моментино"?

— Еще в гимназии нас научили: если мужчина хочет сделать что-то неприличное, надо расставить широко указательный и средний пальцы, напрячь их и ткнуть ими обидчика в оба глаза. Вот так!

Памела Уоринг показала и залпом опустошила бокал.

— Дворецкий... Он опять где-то гуляет. Какая наглость! Гости должны гоняться за прислугой! Я всегда говорила Карле, чтобы она не брала на работу иностранцев. У меня был горький опыт: моя горничная-француженка просто спала на ходу. А что она носила! Платья с таким декольте, что там невозможно было спрятать даже горошину. Причем под платьем — никакого белья. Вы меня понимаете? Ну где же дворецкий?

Высокородная ушла.

У меня появилось такое чувство, что я нахожусь на вокзале. Или в театре, где идет пьеса про вокзал. Кто-то приходил, уходил, произносил реплики, трогал меня за руку... Театр абсурда. Вдруг возник Пит под ручку с сероглазой девицей, которая была на полголовы выше меня. Крашеная платиновая блондинка. Волосы завиты, а на лице нарисовано все: брови, глаза, губы, румянец... Одним словом, передо мной была декорация. Впрочем, скрепя сердце могу предположить, что мужчинам платиновая красотка могла нравиться. У этих бабников бывает такой испорченный вкус...

— Мэвис, знакомьтесь, — произнес Пит. — Это — Джекки Крюгер.

Джекки выгнула бровь дугой и изрекла свое «хэлло!» так, как это делает, по ее мнению, настоящая американка.

— Ну как, Мэвис, едем на Капри? — Джекки была очень непосредственна и сразу перевела меня в ранг старых знакомых. — Представляю, как мы там порезвимся! — Она захохотала.

— Порезвимся. Особенно с коротышкой Марти! — Поджав губы, я бросила на Пита красноречивый взгляд.

— Марти? — Пит пожал плечами. — Кто это?

— Пит! Вы уже все забыли?.. Коротышка... светлые волосы... голубые глазки... Ну!

— Не могу припомнить. Марти... А фамилия?

Он или издевался надо мной, или действительно выкинул из головы всю историю, которая произошла в отеле.

— О, я знаю, о ком вы говорите, — вмешалась Джекки. — Марта Гудмен, артист. Мальчик что надо! На Капри мы обязательно подпоим его, и тогда он продемонстрирует нам свое искусство!

— Какое искусство? — я опешила.

— Марти Гудмен — метатель ножей, «мастер кровавых холстов», оригинальная личность. Его не жалует полиция, но полицию мы пошлем в задницу. В прошлый раз никто не соглашался стать его партнершей, но так как я выпила много шампанского, мне море было по колено. Марти поставил меня к стене, отошел футов на двадцать и начал метать ножи. Я застыла, как статуя, представляете? Ножи вонзались в четверти дюйма от меня. А? Каково? Просто чудо! Марти — великий мастер. Он «нарисовал» мой контур.

— Да? — Я поежилась. — Думаю, что мне надо вернуться в отель. Что-то знобит.

Как ни странно, Пит меня поддержал:

— Поедем, Мэвис. Карла занята с гостями, а нам здесь уже нечего делать. Пока, Джекки!

— Увидимся на Капри! — Платиновая блондинка подмигнула мне.

Мы с Питом пересекли дворик. Пит уже приоткрыл дверцу в стене, как вдруг за нашими спинами раздались громкие звуки: то ли крик, то ли пение.

— Что это? — Пит не удержался и оглянулся.

Я тоже повернула голову и увидела Высокородную Памелу Уоринг. Распевая, она решительным шагом шла к фонтану. Памела не только пела, но и раздевалась. Она уже сбросила свой шерстяной костюм, сняла комбинацию и оказалась в дурацких панталонах и допотопном лифчике, который не застегивается, а надевается через голову. Белье имело тот грязновато-бежевый цвет, который так обожают «порядочные женщины» (лично я предпочитаю белый, розовый, голубой и сексуальный черный цвета).

Костистое бледное тело в бородавках производило столь мерзкое впечатление, что меня даже замутило. Я выскочила через дверцу на улицу и прижалась к стене, глубоко дыша. Пит захлопнул дверцу и смущенно взглянул на меня.

— Что это с мисс Уоринг?

— Это не она. Это кинозвезда Джина Наполитана демонстрирует свое умопомрачительно красивое тело. — И добавила, помолчав: — Слава богу, что мы ушли прежде, чем Памела сняла панталоны...

Глава 4

В машине я, наконец, втолковала Питу, что метатель ножей, оригинальная личность и «мастер кровавых холстов» Марти Гудмен — это и есть тот самый Марти, который держал нож у моего горла, а потом один или вместе с Тино убил несчастного Жордана. Но Пит не проявил особых эмоций и только заметил, что Центральная бригада работает классно.

— Вот видите, Мэвис, они вплотную подобрались к Его высочеству. Нам надо обязательно ехать на Капри.

Я ответила, что если Пит хочет обрести на Капри свою могилку, то это его личное дело и я никаких препятствий чинить не буду. Что касается меня, то я немедленно лечу в Америку.

Пит взбесился и снова стал пугать меня тем, что сообщит полиции про меня и Фрэнка Жордана.

Мы продолжили препираться в ресторане. В результате я чуть не запустила в Пита тарелкой. Кончилось тем, что я, ударив плашмя ложкой, облила его супом, а он больно стукнул меня ногой под столом. И сказал:

— Завтра в восемь утра я заеду в отель. Если вы, Мэвис, не будете готовы к поездке, пеняйте на себя.

Я пришла в номер, разделась и рухнула на постель без сил.

Сиеста[4]... Я слышала, что в такое время лучше поспать. Но как уснуть, когда в голове — бешеная пляска лиц: Марти и Тино, Амальфи и Памела, графиня и Пит... Я оказалась замешана в какие-то политические интриги с криминальным душком... Убит Фрэнк Жордан, частный сыщик... Пит Брук шантажирует меня... Памела Уоринг раздевается... Джекки хохочет... А что делать бедной Мэвис?..

Глаза мои закрылись, и я незаметно для себя уснула.

Пробуждение не принесло облегчения. Взглянув в окно, я увидела, что солнце заходит. Значит, вечер. Голова моя раскалывалась по-прежнему от проклятых вопросов. Мне показалось, что начались слуховые галлюцинации: кто-то ходил по комнате. Однако уже в следующее мгновение я поняла, что это не галлюцинации: крепкая мужская рука схватила меня за шею, и я почувствовала холод стального лезвия.

Знакомый голос промурлыкал:

— Нам надо поговорить.

— Что за манеры? — прохрипела я. — Почему все сговорились и утверждают, что вы артист? Вы гангстер!

Марти присел на край кровати, однако нож не спрятал. Только тут я сообразила, что на мне ничего нет, кроме бюстгальтера и трусиков. Марти жадно ощупывал взглядом мои формы, его голубенькие глазки превратились в две противные щелочки. Он даже засопел.

Я сказала:

— Как вы сюда попали? А, догадываюсь, воспользовались отмычкой! И как давно вы в моем номере?

— Давно, — ухмыльнулся коротышка. — Обыскал комнату, полюбовался на тебя, бамбина. — Он захихикал. — И не я один!

— Что?!

— Со мной были мои парни. Сначала они караулили дверь с той стороны. Но я впустил мальчиков, когда увидел, как ты тут разметалась. Ребятки выложили мне по тысяче лир за это зрелище и посчитали, что потратили деньги не зря.

— Негодяй! Мерзавец! Отвернитесь — мне надо одеться!

— И не подумаю. Зачем тебе, цыпочка, одежда? Я хочу видеть тебя такой, какая ты есть, а заодно услышать ответы на кое-какие вопросы. А если я их не услышу, придется мне пустить в ход вот это.

Он поиграл с ножом. У меня появилось такое ощущение, что в предыдущей жизни этот Марти был либо палачом, либо мясником.

— Психопат! Я не знаю, о чем с вами говорить! — крикнула я.

— Скажи, кто убил Фрэнка Жордана, и я уйду.

Моя реакция была мгновенной:

— Фрэнка убили вы!

— Значит, я? И как?

— Вы стреляли вон из той квартиры в доме напротив. У вас винтовка с оптическим прицелом. Я это знаю наверняка, потому что была рядом с Фрэнком. По его просьбе я подслушивала, о чем вы говорите, и поняла, что вы засекли микрофон. Сказала об этом Фрэнку. Он хотел драпать, начал укладывать вещи. Тут вы его и...

Марти смотрел на меня немигающим взглядом. Даже нож в его руке не двигался.

Немного погодя он спросил:

— Сколько было выстрелов?

— Три. Стреляли через окно.

— Стреляли через окно, — задумчиво повторил коротышка. — А... почему никто ничего не слышал?

— Нет, кое-какое треньканье все же было. А больше — ничего.

— Ничего...

— Ну разумеется, Марти Гудмен! Вы ведь навинтили на ствол глушитель!

Я смотрела на коротышку с презрением.

Марти возобновил свои игры с ножом, но делал это механически. Мысли его витали где-то совсем далеко.

— Похоже на правду, — пробормотал он. — Эта тупоголовая блондинка сама не сочинила бы такую историю.

— Эй, что вы там несете! — громко крикнула я, успокаивая себя тем, что каким-то непостижимым образом лишила Марти его бойцовского настроения.

— Я еще хочу спросить, — буркнул коротышка. — Кто такой этот Пит Брук? Расскажи о нем.

— Ну... Он мой друг.

— И он привез тебя к графине в качестве своего друга?

— Естественно.

Марти хмыкнул, подбросил нож и мастерски поймал его.

— Он повез тебя и на виллу графини на Капри?

— А разве в этом есть нечто предосудительное?

— Когда вы туда едете?

— Завтра утром.

— Графиня сообщила, кто еще припрется на Капри?

Никто не говорил мне, что из этого надо делать секрет, поэтому я, вздохнув, принялась загибать пальцы:

— Там будут: графиня — раз, платиновая блондинка Джекки Крюгер — два, мистер Амальфи — три, Высокородная Памела — четыре, мы с Питом — пять и шесть, ну и вы, мистер Гудмен, явный псих.

— Думаю, что я не последний, как ты сказала, «псих» в этой компании, — фыркнул Марти. — Вот Высокородная Памела — психопатка каких поискать. Ты видела, что она отмочила?

— Что? — Я сделала вид, что не в курсе проделок лысого толстячка Амальфи.

— Затянула благим матом какую-то любовную песню и сорвала с себя шмотки. А потом, — коротышка хихикнул, — стала купаться в фонтане. Эта дурища вообразила себя кинозвездой, а тело у нее как бобовый стручок!

Марти еще раз хихикнул, неожиданно сморщился и посмотрел на меня с подозрительностью.

— Мэвис, ты очень быстро вошла в компанию этих прохвостов... Кто еще прибудет на виллу? Отвечай!

— Откуда мне известно?.. Графиня говорила про какого-то важного гостя. Особого гостя.

Марти кивнул:

— Да, я знаю. Там будет особый гость, который без ума от блондинок.

— Не вижу в этом ничего «особого», — вскользь заметила я.

— Графиня умеет принимать гостей, — задумчиво произнес коротышка. — Тут и слепому ясно, что платиновая блондинка припасена для того, кто предпочитает именно этот товар...

— Какой товар? — не утерпела я.

— Не прикидывайся идиоткой, Мэвис. Мы можем все переиграть и сделать по-своему! Интересная будет игра, крутая...

Марти спрятал свой нож и потер руками, что-то предвкушая. Наверняка задумал кое-кого прирезать.

— Не пугайте меня, — занервничала я. — Объясните, о чем вы говорите.

Он пододвинулся ко мне и заговорил пронзительным шепотом:

— Бамбина, на Капри все будет так, как я захочу! Тебе придется слушаться меня. Понятно? Мы выбросим эту Крюгер из игры и вместо нее введем Тебя. Ты, Мэвис, — та блондинка, которая сведет с ума «особого гостя». Не знаю и знать не хочу, как ты это сделаешь, меня не касается, какими приемчиками ты воспользуешься. Но смотри! Чтобы все было, как по нотам! Иначе...

Он снова вытащил нож и начертил им в воздухе крест.

— Я буду наблюдать за тобой и время от времени давать указания. Вот так, бамбина!

— Да, я все сделаю, мистер Гудмен... — выдавила я и содрогнулась.

— Вот и замечательно! — Марти осклабился. — Я знал, что мы поладим, — и встал с кровати.

Я тоже поднялась. В голову этого ублюдка пришла, наверное, какая-то мерзкая идея, потому что в глазах зажегся злобный огонек.

— А ну, повернись!

Я повернулась и тут же вскрикнула, почувствовав, как холодное лезвие коснулось позвоночника. Что-то лопнуло...

— Вот так будет и с твоим горлышком, бамбина, если на Капри начнутся фокусы и все пойдет не так, как мне нужно.

Я боялась даже оглянуться. Только по звуку шагов определила, что Марти ушел. Он осторожно закрыл дверь и что-то негромко сказал — видимо, отдал приказ своим головорезам.

Какое унижение! Подонок разрезал резинку моих трусиков!.. Слезы подступили к глазам, щеки запылали. Я села на кровать и чуть не расплакалась. Конечно, Афродита, выходящая из морской пены, тоже была нагая, но ею восхищались, ее боготворили. А я? Стою, простите, с голым задом перед бандитом, а он еще и угрожает! Хотя, если разобраться, бандиты всегда кому-то угрожают, а мой зад не хуже, чем у Афродиты, а может, даже лучше. Мою фигуру знатоки не раз приводили как пример знаменитого «золотого сечения». И вообще на пляже Капри я буду щеголять в таком купальнике, что мужчины могут его даже не заметить.

Слезы мои, не пролившись, высохли, и я стала думать, что еще из вещей взять с собой на остров.

* * *

Он оказался намного ближе к материку, чем я предполагала. Белое суденышко легко скользило по волнам, и вот уже показались обрывистые берега и замаячил причал.

Два зеленых холма, облепленных яркими нарядными виллами, казались игрушечными — как будто нарисованными на коробке шоколадных конфет. Мне нравилось Тирренское море, настроение мое было неплохое, но Пит все испортил. Он закурил одну из своих противных сигарет и с насмешкой сказал:

— Капри. Красиво, да? А переводят как «козий остров». Никакой романтики.

И ущипнул меня за попку. Я подпрыгнула: такой подлости от английского секретного агента я не ожидала.

— Чего вы щиплетесь?!

— Я?! Да нет же! Лучше обернитесь.

Обернувшись, я увидела, что за моей спиной лыбится какой-то мелкотравчатый молокосос.

— Чудный денек! — сказал он и приподнял шляпу.

— Но не для вас, — ответила я и со всей силы вдавила свой каблук-шпильку ему в ступню, благо паршивец был в летних мокасинах. — Извините. — И убрала ногу.

Он замычал, запрыгал, захлопал глазами и отскочил к противоположному борту.

— Классно проделано, Мэвис, — снисходительно процедил Пит. — Умеете работать с мужчинами.

— Лучше скажите, что я умею учить наглецов хорошим манерам, — проворчала я. — Приходится делать это самой, раз джентльмены ни на что не способны.

— Вы намекаете на меня? Но я решил, что вам очень нравится, когда ласкают ваш зад...

Я не успела ответить, потому что наш ковчег пришвартовался.

Пит сразу стал серьезным и сказал:

— Хочу вас предупредить: сейчас лодочники наперебой будут зазывать вас прокатиться в Голубой грот, но не поддавайтесь на их уговоры. Сначала мы отправимся на виллу, а грот посетим потом.

— Какой грот! О чем вы думаете! Вот у меня из головы не идет Марти Гудмен. Мне все время кажется, что он вот-вот выпрыгнет из... из чего угодно и всадит в меня свой нож!

— И это говорит бесстрашная американка! — начал издеваться надо мной Пит. — Частный сыщик, консультант по конфиденциальным вопросам и все такое прочее...

— Пит, я плохо переношу ваш английский юмор, равно как и ваш снобизм!

— Да, у нас разные культуры! — Он притворно громко вздохнул. — И тем не менее мы работаем вместе. Не так ли?

— К сожалению, так, — вздохнула я. — Однако вы не хотите даже вникнуть в то обстоятельство, что за мной охотится Марти с острым ножом. Он стережет каждый мой шаг.

— Ну и что? Это его хлеб! — отмахнулся от претензий Пит. — Вам, Мэвис, ничто не угрожает. Вы нужны Гудмену для каких-то его темных делишек, поэтому он вас и пальцем не тронет.

— Не тронет — но только до тех пор, пока не разберется, что вы тоже используете меня в качестве приманки. А когда узнает, то взбесится и...

— Он ничего не успеет предпринять. Я его нейтрализую.

На лице Пита Брука появилась холодная жесткая усмешка.

— Только не опоздайте...

— Опоздает Марти, но не я, — ответил Пит, бахвалясь.

Я не могла понять, откуда у него такая самоуверенность и что кроется за ней, и потому сосредоточила внимание на том, что происходило на берегу.

Хорошо все-таки, что у меня есть спутник, даже такой насмешник и бахвал, как Пит. Едва сойдя на берег, он взял бразды правления на себя: нанял носильщиков, потом нашел машину, и мы тронулись в путь. Правда, долго ехать не пришлось: путешествие закончилось буквально через пять минут. Мы вышли и оказались на маленькой площадке — может быть, на Капри это считалось городской площадью? Узкая дорога вела на холм. Пришлось идти пешком.

Прогулка была не слишком утомительной, наоборот — мне понравилась эта крошечная улочка с мелкими лавчонками, где торговали шляпами, сандалиями, фруктами, фонариками и прочей дребеденью, уложенной на маленькие лоточки.

Вскоре мы подошли к довольно внушительной вилле со сверкавшей на солнце металлической крышей. У стен по периметру рос колючий кустарник, ажурная решетка обрамляла территорию, на которой среди зеленой травы яркими бабочками виднелись крошечные беседки.

Пит толкнул чугунные воротца, и мы пошли по дорожке, посыпанной красным толченым кирпичом.

— Вилла Риенци, — сказал Пит, хотя мне было и так понятно, куда я попала.

Мы ступили на невысокую лестницу, когда навстречу нам из дома выскочила графиня. Полы ее хитона развевались. Под хитоном оказались широкие короткие штанишки, полностью открывавшие бедра. Все это было подобрано, как говорится, под цвет глаз, и я в своей белой юбчонке и голубой блузочке почувствовала себя такой деревенщиной, что чуть не скисла.

— Привет!

Графиня впилась в губы Пита своими губами — словно меня рядом и не стояло.

Я замурлыкала под нос какой-то примитивный мотивчик и отвернулась.

Спустя вечность до меня донеслось:

— Дорогая Мэвис! Я очень рада, что вы посетили наш уголок! — Графиня говорила это так воодушевленно и радушно, что я повернулась и позволила ей себя поцеловать. — Вы не пожалеете о том, что приехали на Капри. Обещаю восхитительный отдых... О, почему мы стоим на солнцепеке? Входите! Сейчас я покажу ваши комнаты. Входите же, пожалуйста.

Пит все время не сводил с хозяйки восхищенного взгляда.

— Карла, вы выглядите просто потрясающе! Я готов засыпать вас комплиментами! Воздух Капри действует на меня как молодое вино. А может, это вы так действуете, а?

И он шутливо погрозил ей пальцем.

— Дамский угодник, — улыбнулась графиня и тряхнула своей черной гривой. — Вам не будет скучно... Кстати, наш особый гость уже здесь.

— Он один?

— Его сопровождает Али-Баба.

Они говорили и улыбались, и я поняла, что это какая-то известная только им двоим шутка.

— Пит, подождите меня на террасе, а я покажу Мэвис ее апартаменты и вернусь, — сказала Карла.

Как только Пит увидел графиню, я для него перестала существовать. Он смотрел на меня, но глаза его видели все, что угодно, только не Мэвис Зейдлиц.

— Идите, Мэвис. Увидимся за обедом, — произнес Пит дежурную фразу, и при этом рука его как бы нечаянно коснулась руки хозяйки виллы.

Пит был так увлечен, что зацепился за ступеньку и едва не упал.

— Если вы хотите сломать ногу, — усмехнулась я, — сообщите заранее, чтобы я не пропустила это зрелище. Пока!

Круто повернувшись, я проследовала в дом за графиней. Удивительно, до чего мужчины падки на незатейливые женские уловки! Стоило этой патрицианке надеть короткие штаны и вильнуть бедром, как английский джентльмен тут же сделал стойку. Но еще более удивительным мне показался тот факт, что мой чемодан уже находился в комнате, куда меня ввела графиня. Носильщики обогнали нас по короткой тропке, а Пит вел меня кружным путем, чтобы я могла познакомиться с островом.

Карла предупредила:

— Через час на террасе — предобеденный коктейль. Мы ждем вас, Мэвис.

— Мы?

— Да. Все уже приехали. Только вы с Питом немного задержались.

Она произнесла это со значением. Я решила подразнить графиню и потупила глаза.

— Да, задержались... В обществе Пита время летит так незаметно. Вы понимаете?..

Графиня выдавила кривую улыбку.

— Понимаю, дорогая. Со мной тоже так бывало. Но я хочу вас предостеречь: Пит — это огонь, он может обжечь.

— Неужели? — как можно равнодушнее ответила я. — Не замечала... Со мной он всегда нежен. Наверное потому, что влюблен.

Графиня прикусила губу. Ее глаза сверкали, крылья носа подрагивали. Представляю, какими эпитетами осыпала она меня, но вслух ничего не произнесла. Воспитанная дама, ничего не скажешь. Повернулась на каблуках и на ходу бросила:

— Не забудьте: на террасе через час.

Побежала, наверное, к Питу — обольщать и проверять на нем, действуют ли еще ее чары. Я не успела даже ответить, как графиня хлопнула дверью. Ну и черт с ними обоими!

Я осмотрела свою комнату и нашла ее очаровательной. С балкона можно было полюбоваться заливом. Синева моря и неба ласкала взгляд. Но не долго.

Я распаковала чемодан и, прикинув, в чем выйду на террасу, приняла душ. После массажа мягких струй я чувствовала себя просто великолепно. В комнате работал кондиционер, с моря поддувал свежий ветерок, а мое тело пахло лавандой... Я решила пока не одеваться, достала флакончик любимых духов, сняла пробочку и, усевшись перед зеркалом, нанесла пару капель... Духи и розовая помада — вот и весь мой парфюмерный арсенал. Я не хочу обманывать мужчин, пусть всегда видят меня такой, какая я есть. Одна моя подружка злоупотребляла косметикой. Когда она вышла замуж, то наутро, увидев ее без грима, молодой муж решил, что к ним в постель прокралась теща — чтобы проинспектировать, как проходит первая брачная ночь, и спросил, какого черта она приперлась. Надеюсь, что со мной ничего подобного не случится.

Итак, я сидела перед зеркалом, расчесывала волосы и вдруг услышала какой-то треск и шум. Первый, о ком я подумала, был, конечно, Марти Гудмен. О господи, он не дает мне покоя даже в этом райском уголке!

Я оглянулась и увидела, что балконная дверь открывается... Схватив металлическую щетку для волос — свое единственное оружие, неслышно я подошла к двери и, едва внутрь просунулась мужская голова, звезданула по ней щеткой так, что непрошеный гость взвыл. Получай, Марти, сукин сын!

Как ни странно, это был не Марти. Абсолютно не знакомый молодой человек... Схватившись за голову, он упал с порога балкона прямо на ковер и растянулся посреди комнаты. Он казался выше — длиннее! — Марти дюймов на пятнадцать-двадцать. Вообще, как я могла подумать, что это негодяй Гудмен, когда тот был белобрысый, а этот — жгучий брюнет! Под одеждой у незнакомца живописно вырисовывались бугристые мышцы. Честно говоря, его фигуре мог позавидовать любой атлет.

Парень повернул голову и посмотрел на меня. Я увидела, что это красавчик того южного типа, который всегда пугал и одновременно притягивал меня. Небольшие усики, миндалевидные глубокие глаза, крупный породистый нос... Незнакомец застонал и внятно произнес:

— Что это было? Что обрушилось на мою голову? Само небо или тысяча верблюдов?

— Извините, — сказала я, продолжая рассматривать парня. — Я не знала, что это вы... Я приняла вас совсем за другого человека, который заслуживал того, чтобы его бабахнули по голове как следует... Ой-ей-ей! Что это с вами?

Во время моего бестолкового объяснения красавчик начал терять сознание: глаза его закатились, лицо побледнело.

— Пожалуйста, не умирайте! — взвизгнула я и бросилась к парню. — Хотите воды? А может, намочить полотенце и приложить...

— Шахразада, — прошептал незнакомец. — Белокурая мечта моей юности... У нас будет первая из тысячи и одной ночи... Здесь... Сейчас...

Его бред совсем перепугал меня. Я легонько похлопала парня по щекам.

— Успокойтесь! Это ошибка... Я не хотела...

Он открыл глаза и посмотрел на меня довольно ясным взглядом.

— Никакой ошибки нет! — Голос его окреп. — Вы явились в тот сладкий миг, когда я искал свой оазис в пустыне. Шахразада, все к вашим ногам положу я. Выбирайте: яхта, «кадиллак», самолет... Да, мой верблюд в пустыне — это настоящий самолет. Мы умчимся на нем к вершинам любви, о которой будут потом слагать свои песни поэты, и наша любовь продлится до тех пор, пока не остынут звезды. Я украшу это божественное тело своими поцелуями, и там, где останется след моих губ, появится бриллиант. Тысячи драгоценных камней пополнят сотни ваших шкатулок...

— Хватит! — я отпрыгнула от него. — Остановитесь!

Теперь я видела, что на бред похожа только та словесная мишура, в которую незнакомец облачил свои вполне определенные намерения, а то, что намерения у него имеются, да еще какие, легко угадывалось по глазам. Боже мой, на мне ведь ничего нет, кроме легкого облачка духов. А красавчик уже поднялся на ноги и хочет дать воли рукам. И не только рукам...

Я прыгнула к стенному шкафу, выхватила пеньюар и нырнула в кружева так, как некоторые ныряют в крутую волну. Когда голова моя показалась на «поверхности», незваный гость стоял уже совсем рядом. У него был вид голодного леопарда, готового к броску.

Выставив руки вперед, как щит, я завопила:

— Не приближайтесь! Нам надо объясниться! Здесь какая-то путаница, я не хотела... Но почему вы влезли ко мне? Да стойте же вы на месте! Если вы приблизитесь, я буду вынуждена ударить вас снова. Не верите? Я владею каратэ, и после моего удара вы будете полчаса вертеться, как волчок...

— Вы хотите опять ударить? — гость улыбнулся и выставил широкую грудь. — Бейте. Вы уже чуть не убили меня. Но после всего этого могу ли я рассчитывать хотя бы на небольшую компенсацию? А?

— Можете, но совсем не на ту компенсацию, о которой сейчас думаете. Вы так и не ответили: почему вы вломились ко мне?

— Я полагал, что эта комната отведена моему приятелю Питу Бруку. О, прелестнейшая, если бы я знал, что вы здесь скучаете в одиночестве, то еще час назад был бы у ваших ног, и мы...

— Стоп. Давайте считать, что мы оба ошиблись. И покончим с этим.

— Хорошо. Но скажите: кто вы? — он по-прежнему смотрел на меня взглядом пятнистого хищника. — Вы — подруга Карлы?

— Скорее, гостья. Меня зовут Мэвис Зейдлиц.

— Мэвис?

В его голосе появилась такая теплота, с какой он не произносил даже имя Шахразады.

— Мэвис... Красивое имя для красивой девушки.

— Спасибо и на этом, — проворчала я. — А как вас называть?

— Зовите меня Гарри. Так меня обычно называют близкие друзья. А вы, Мэвис, уже стали — в моей душе — подругой навек!

— Вот и замечательно. Теперь, когда мы познакомились, я позволю себе напомнить о предобеденном коктейле. Кажется, вам пора выметаться.

— Но почему?!

— Мне нужно переодеться.

— Не прогоняйте меня, Мэвис, ну пожалуйста. Разве можно так сразу изгонять из рая? Вы жестоки и немилосердны. Но я прощаю вас. Красивой женщине можно простить очень многое.

Не спуская с меня глаз, он сел на кровать и скрестил руки на груди.

— Алмаз души моей, Мэвис, можете одеваться. Я не коснусь вас и не издам ни единого звука. Обещаю!

— Что?! Вы думаете, что я устрою вам персональный стриптиз? — От возмущения я просто потеряла дар речи: все-таки мужская наглость не имеет границ, и она ничем не отличается по обе стороны Атлантики.

— Прелестнейшая, я ведь сделал вам очень хорошее предложение. Можно сказать комплимент. У меня дома любая девушка была бы счастлива угодить мне. Однажды сорок девушек, танцуя передо мной, сняли с себя все одежды! Но делали они это не торопясь, слишком медленно, так что я заскучал и лег спать, не досмотрев... Девушки расстроились, многие из них даже собирались покончить с собой. Они посчитали позором для себя то, что их повелитель уснул. Я, разумеется, не стал...

Он не окончил свой рассказ, потому что дверь комнаты с шумом распахнулась и в дверном проеме показался человек-гора. Великан своими плечами чуть не снес дверную коробку. В нем было фунтов триста живого веса, упакованного в белый костюм и белую рубашку с черным галстуком, что, впрочем, я отметила только краем глаза. Самое главное и самое страшное — эта туша держала в руке острый кривой меч.

От шока я не могла говорить и издала горлом какой-то хрипящий звук. Гарри лукаво взглянул на меня, его усики дрогнули. Потом он посмотрел на гиганта в белом и нахмурился.

— Олл, иди к себе, — приказал он.

Тот, кого он назвал Оллом, заворчал:

— Вас долго не было. Я встревожился.

Его глаза ощупывали меня так, словно я прятала в кружевах пеньюара по меньшей мере пулемет.

— Теперь ты видишь, что со мной ничего не случилось, — повысил голос Гарри. — Возвращайся в свою комнату. Но прежде... Ты ведь напутал леди. Извинись.

Олл вдруг опустил голову и покорно сказал:

— Тысяча извинений.

Пятясь, он отступил в коридор и закрыл за собой дверь. Я успела только заметить его заискивающую улыбку, которая предназначалась, очевидно, хозяину.

— Мой телохранитель немного переусердствовал, — пояснил Гарри. — Надеюсь, вы не сердитесь на него.

— Это был... ваш телохранитель?!

До меня наконец дошло, кого я «приласкала» металлической щеткой для волос.

— Вы — тот самый?.. Его высочество принц Гарун аль-Саман?

Я хлопала глазами, как последняя овца в стаде. Принц потянулся ко мне... Я не посмела даже отстраниться. Он взял мою похолодевшую руку и поцеловал.

— Я здесь нахожусь инкогнито, прекрасная Мэвис. Для всех я — Гарри Смит.

— Значит, вы самый настоящий заморский принц? — Я все еще не могла поверить в такое потрясающее знакомство. — Это похоже на сказку.

— Тысяча и одна ночь! — пылко добавил он, но я в испуге опустила глаза, и принц горестно вздохнул. — Да, нам так некстати помешали! Этот глупец Олл все испортил.

Гарун аль-Саман в гневе ударил кулаком по кровати, но быстро взял себя в руки и успокоился.

— И все же я не теряю надежды...

Принц кончиками пальцев поднял мой подбородок и со значением заглянул мне в глаза.

— Мы скоро увидимся, да?

— За коктейлем, Гарри... — пробормотала я.

Он ушел.

Я стояла покусывая губы. Принц оказался куда более симпатичным, чем мне представлялось до поездки на Капри. И он так заинтригован! Но с другой стороны... Если я не проявлю бдительность, то скоро у меня появится перспектива оказаться в гареме в обществе тех несчастных, которые никак не могут угодить избалованному паршивцу, засыпающему под шелест снимаемой одежды и не ценящему тот особый момент, когда леди остается совсем без штанишек...

Глава 5

Итак, в чем же я выйду на террасу? Там уже сидят и потягивают коктейли графиня и эта платиновая нахалка. Обе наверняка вырядились... Теперь-то я поняла всю иезуитскую хитрость графини, которая не рекомендовала мне брать на Капри большой гардероб. «Захватите купальник и вечернее платье», — сказала она тогда. А сама щеголяет в таких туалетах, что все мужчины пялятся только на ее ляжки... Ну, ладно, я изобрету наряд из тех немногих лоскутков, что валяются в моем чемодане, и мы еще посмотрим кто кого!

Я выбрала длинную ночную рубашку, сшитую из черных кружев. Под рубашку надела короткую прозрачную комбинацию. Эффект что надо! Пусть гости догадываются, есть у меня под такой одеждой нижнее белье или нет его. Я почувствовала себя садисткой, но это чувство мне даже понравилось.

Повертевшись перед зеркалом еще минут пятнадцать, вышла в коридор и проследовала на террасу. Едва я переступила порог и сказала: «Хэлло!», как четыре пары мужских глаз уставились на меня. Пит, Гарри, Марта и фокусник Амальфи смотрели с большим интересом. А вот глаза графини Джекки Крюгер и Высокородной Памелы метали в меня молнии и даже зажигательные бомбы. Это был верный признак: я одета сногсшибательно.

— Ну как? — мило улыбнулась я графине. — Мой наряд подходит для предобеденного коктейля?

— Скорее, для ночного рандеву, — съязвила Карла.

— Для ночного рандеву в борделе, — громко произнесла Высокородная Памела.

— Одни любят экстравагантные наряды, а другие — купание нагишом в фонтане, — сказал мистер Амальфи.

Памела вспыхнула, но иллюзионист, делая вид, что ничего странного в таких купаниях не видит, добавил:

— Лично мне кажется, что каждый должен быть свободен в своих проявлениях.

Я украдкой взглянула на Его высочество. Гарри облизал пересохшие губы и не выдержал:

— Вы восхитительны, Мэвис!

— Мэвис? — графиня вмиг подобралась. — Неужели вы знакомы?

— Мы не были знакомы, но благодаря тому, что оба ошиблись, пересеклись чуть раньше, чем это намечалось, — Гарри говорил с Карлой, но смотрел на меня. Я была отомщена за тот «теплый» прием, который мне оказали на лестнице при входе в дом, когда Пит не спускал глаз с зеленоглазой графини. — Карла, у вас отменный вкус. Вы умеете выбирать приятельниц.

— Благодарите Пита, — мстительно выдавила графиня. — Мэвис его приятельница.

Пит улыбнулся краешками губ.

— Мы случайно встретились и случайно подружились. Ничего особенного. Ни роковой страсти, ни тайного романа.

— Мэвис, если этот наряд ты выбрала для коктейля, то во что же ты, котеночек, переодеваешься перед сном? — традиционно подняла правую бровь Джекки. — В шинель? Я угадала?

— Джекки, у тебя буйная фантазия, тебе надо идти в модельеры или писатели, — парировала я. — В постели я предпочитаю исключительно свои любимые духи.

Высокородная Памела, чтобы оторвать всеобщее внимание от моей персоны, демонстративно повернулась к Марти и громко спросила коротышку:

— Мистер Гудмен! Говорят, что у вас — артистическая натура. Вы рисуете? И что?

— Смерть. Меня интересует тот миг, когда пуля впивается в тело, нож протыкает жертву, хищник вгрызается в загнанную дичь... — Глаза Марти заблестели. — Самое трудное в моей работе — передать на холсте предсмертный крик. Что лучше: тщательно выписать глаза, вылезающие из орбит, или переключить все внимание на рот, обезображенный воплем?

Высокородная в блаженстве растеклась по креслу.

— Как это ярко, выпукло!.. Согласитесь, в любом проявлении ужаса есть нечто величественное.

Платиновую блондинку тоже возбудили картины, которые ей нарисовало воображение. Она медленно пересекла террасу и опустилась своей упругой задницей прямо Марти на колени.

— Ты гениален, мой безумный мастер! Расскажи еще про свои работы.

Марти надулся, как индюк, и начал жарким шепотом что-то объяснять Джекки. Графиня завладела вниманием Гарри и не оставила мне ни единого шанса пообщаться с ним. Я заскучала, подошла к краю террасы, оперлась на перила и принялась осматривать окрестности. Остров был очень красив, особенно манило море...

— Не откажетесь от мартини, мисс Зейдлиц?

Я обернулась и увидела улыбающегося мистера Амальфи. Он держал в обеих руках по бокалу. В бокалах потрескивали кубики льда.

— Не откажусь.

Я взяла бокал, отхлебнула и, вздохнув, призналась:

— Я так рада, что снова вижу вас, мистер Амальфи! Вы мне глубоко симпатичны.

На его лысине вдруг показались бисеринки пота. Прежде чем ответить, этот милый человек долго держал на мне свой печальный взгляд. Потом тоже отхлебнул мартини и сказал:

— И мне очень приятно видеть вас, Мэвис. Но я вижу и другое: вам здесь не очень интересно. Что связывает вас, такую непосредственную, живую, искреннюю, с этими кривляками и лицемерами?

— Вы считаете, что я попала в общество лицемеров?

Он кивнул.

— Эти люди — врунишки, и это мягко сказано. Притворщики.

— Но почему же в таком случае вы не порвете с ними и не уедете?

— Потому что я такой же притворщик, как и они, — улыбнулся Амальфи. — Толстяк и надувала, к которому они привыкли. Они не могут мне навредить. Зачем портить любимую игрушку? Но вам надо их опасаться.

— Опасаться? Мне?

— Не верите? Но посмотрите на ситуацию со стороны. Женщины воспользуются первой же возможностью отомстить вам за то, что вы затмили их. Мужчины скорее уничтожат вас, чем согласятся на то, что вы достанетесь одному из них. Да и какие это мужчины!

— Но Его высочество...

— Его высочество — развратник! Гудмен — психопат-садист! А что касается Пита Брука, то... — Амальфи нахмурился. — Мне трудно понять, что скрывается за этой маской джентльмена. Но если я хоть немного разбираюсь в людях, то там нечто отвратительное.

— Вы пугаете меня...

— Дитя мое, я не пугаю, а предостерегаю. Эти люди могли бы составить хорошую компанию зверям в зоопарке. Однако они на свободе, они охотятся, и я не хочу, чтобы вы оказались жертвой, попавшей в их сети... Будьте осторожны!

Внезапно он сбросил с лица серьезную мину, широко улыбнулся и щелкнул пальцами.

— Все! Больше не будем говорить о неприятном. Смотрите, что я для вас приготовил!

В руке иллюзиониста появилась нежно-золотистая орхидея.

— Она похожа на вас, Мэвис, но вы, несомненно, краше!

— Спасибо, мистер Амальфи. Можно я потрогаю цветок? Это иллюзия?

— Проверьте.

Он вложил орхидею мне в руку и добавил:

— Я пользуюсь гипнозом очень редко и только тогда, когда вижу перед собой двуличное существо. Когда это происходит, меня прямо подмывает сбросить с человека его личину.

— Но разве мисс Уоринг такая? Я помню, что было у фонтана... Вы загипнотизировали ее...

— Мисс Уоринг совсем не та, кем кажется. Она корчит из себя светскую даму, а в душе мечтает о карьере первоклассной шлюхи. А остальные... — Амальфи обвел тяжелым взглядом собравшихся, — пока они отдыхают, присматриваются, прикидывают варианты... Но завтра с новыми силами начнут, забавляться и удовлетворять свои охотничьи инстинкты. Вы должны быть предельно осторожны и внимательны, мисс Зейдлиц. Можете рассчитывать на меня, я всегда приду вам на помощь.

— Благодарю, — сказала я от чистого сердца.

* * *

Обед был подан в половине десятого вечера. Это странное обстоятельство никого не смутило. Несмотря на выпитое накануне, все дружно набросились на редкие вина и под звон бокалов принялись поглощать содержимое больших блюд с яствами.

Я сидела между Питом и Марти. Напротив меня высокомерно щурилась Памела Уоринг. Графиня, сидящая во главе стола, щебетала с Гарри. Джекки время от времени заразительно хохотала: мистер Амальфи нашептывал ей скабрезные анекдоты. Все были предельно раскованы, перебрасывались репликами, и лишь я одна чувствовала себя лишней. Я не знала людей, о которых здесь упоминали, не знала событий, один намек на которые мог вызвать за столом бурю восторга или вспышку гнева. Похоже, все, кроме меня и иллюзиониста, порядком надрались и сейчас начнут творить разные непотребства...

Неожиданно графиня звонко шлепнула ладонью о стол и приказала:

— Все молчат! Тихо!

Она несколько раз повторила приказание и, дождавшись тишины, широко улыбнулась и произнесла:

— У Гарри — замечательная идея. Завтра вечером мы устраиваем костюмированный бал под названием «Пир Тиберия».

— Карнавал? — Джекки вскочила. — Потрясающе! Но где мы возьмем костюмы?

— Наш добрый славный Гарри обо всем позаботился, — успокоила ее Карла. — Эта идея пришла к нему еще в Риме. Там же он заказал все необходимое и привез сюда. Однако у Гарри есть условие: он сам будет решать, кто и какую роль сыграет на «Пиру Тиберия». Соответствующие костюмы вам принесут. Это будет утром или днем.

Пьяная Памела Уоринг вдруг превратилась в школьницу-старшеклассницу, глазки ее забегали от предвкушения.

— Это замечательно! Я тоже хочу!.. — взвизгнула она.

Во всей поднявшейся кутерьме мне лично было непонятно только одно: кто этот Тиберий? Пит должен был помочь, и я толкнула его локтем.

— Тиберий? Это, крошка, римский император. Жил две тысячи лет тому назад, — ответил Пит. — Был очень жестоким — как многие императоры. Здесь, на Капри, на высоком скалистом берегу у него была роскошная вилла — дворец, чудо архитектуры. Тиберий покинул Рим и девять лет дышал воздухом Капри, предаваясь самому гнусному разврату и наводя ужас на островитян. Говорят, в Голубом гроте, подальше от людских глаз, он держал пленников — девушек и юношей.

— Зачем?

— Несмышленая моя, какие оргии без красивых рабов? — засмеялся Пит. — Ну, как? Нравится правитель? Зато о нем помнят здесь до сих пор.

Памела Уоринг, как оказалось, не пропустила ни единого слова из рассказа Пита и теперь попыталась ему возразить:

— Эти истории — приманка для туристов, не более. Да, Тиберий был мрачным типом. Но всю свою злобу он вложил в борьбу с римской знатью, а сюда приехал уже стариком. Может быть, он бесился, но уже ничего не мог сделать. У него просто не было сил! А вы говорите — оргии! Не было этого!

— Памела! — заорала Джекки. — Ты лишаешь нас удовольствия хотя бы мысленно представить, как римский император именно здесь насиловал девушек, а потом наблюдал, как по его приказу их сбрасывают с утеса...

— Фу! — Памела поджала губы. — Это пошло.

— Зато интересно, — и Джекки показала ей язык.

— Ну, вы-то, Высокородная, и в те времена могли бы не опасаться покушений на свою невинность, — заметил Марти.

— Вижу, в целом, моя идея пришлась вам по вкусу, — сказал Гарри. — Надеюсь, вы не сомневаетесь, что я буду настоящим Тиберием! — И он обвел всех кровожадным взглядом. — Ух и задам я вам жару! Эта роль как будто специально для меня. Берегитесь, леди! И вы тоже. — Он посмотрел на Высокородную Памелу. — Вы крайне подходящий объект для изнасилования.

Лицо Памелы полиняло, это было уже не лицо, а какая-то грязноватая тряпка с дыркой на месте рта.

— Вы меня оскорбляете, — прокаркала мисс Уоринг.

Она демонстративно поднялась из-за стола и удалилась. Присутствующие потихоньку хихикали, а когда дверь за Памелой закрылась, раздался самый настоящий взрыв смеха.

Гарри развел руками:

— А я думал, что сказал ей комплимент...

Графиня встала и сообщила, что завтра гости до восьми вечера могут располагать собой, но в восемь все должны быть в костюмах и загримированы согласно своей роли. После этого начнется оргия. Графиня произнесла слово «оргия», слегка выпятив губы, и даже, как мне показалось, покраснела.

Мы разбрелись кто куда. Я вышла на террасу, чтобы подышать свежим воздухом. Ночь была чудо как хороша — прекрасная итальянская ночь. Звезды сверкали, как драгоценные камни на черном бархате. Они подмигивали мне, как будто говорили: «Спокойнее, Мэвис! Все еще очень неплохо кончится!»

Я услышала шаги и обернулась. Это был Пит.

— Ну как? Довольны? — заговорил он негромко. — Все идет как нельзя лучше. Вы уже познакомились с Его высочеством и даже подружились. Не так ли?

— Я сама не ожидала... Все получилось так неожиданно...

Пит слушал мой рассказ, запрокинув голову к небу и сцепив руки на затылке. Он улыбался и излучал спокойствие и уверенность.

— Ну... Что мне теперь делать? — спросила я.

— Ничего. Дышать этим воздухом, наслаждаться отдыхом, поощрять ухаживания Гарри... Все это меня устраивает. Нашего артиста, я думаю, тоже. Ваша естественность, Мэвис, это самое лучшее, что могла сделать природа для сыскного дела. Вы можете совсем забыть про шпионские страсти...

— Как я могу забыть то, что вы мне сказали?! — По моей спине пробежал холодок, и я поежилась, хотя было очень тепло. — Неужели с Его высочеством может что-то случиться?

— Я знаю одно: парни, которые за ним охотятся, — люди серьезные. И проколов в этой «конторе» не бывает. Там умеют работать.

Его слова привели меня в отчаяние.

— Но я вижу только Гудмена! А вы говорите — «парни»!

— В одиночку совершить убийство такой особы, как принц, — дело трудное. Бригада не пойдет на неоправданный риск. Наверняка у Гудмена есть сообщник.

— Кто? — ахнула я. — Вы кого-нибудь подозреваете?

— Не могу сказать... Хотя... Вот этот иллюзионист Амальфи... Он не кажется вам каким-то не таким?..

— Амальфи — исключительно симпатичный человек, он не может быть связан с убийцей Гудменом, — твердо произнесла я. — Он мой друг...

— Вот то-то и оно! Вы попались, птичка! — невесело рассмеялся Пит. — Гудмен ужасен, Амальфи мил. Одного вы боитесь до смерти, второму доверяете, как самой себе. А в результате они вертят вами, как хотят. Старый трюк! «Дядя плохой» и «дядя добрый». Что, разве не так?

В словах Пита был резон, и я призадумалась. Потом робко спросила:

— И когда они начнут свою... акцию?

— Я думаю, торопиться не будут, — ответил Пит и, поджал губы. Потом добавил: — А куда им торопиться? Гарри пробудет на Капри две недели. Им нужно провернуть это дельце без осечки. Гудмен и его сообщник и пальцем не пошевельнут, пока не удостоверятся, что все продумано до мелочей, учтена каждая деталь. Полагаю, пока два-три дня принц может спать спокойно, особенно под бдительным приглядом Али-Бабы.

— Кого вы называете Али-Бабой? Этого великана с мечом?

— Да. Это телохранитель Гарри. А меч его называется ятаганом. Увидишь такого молодца — не уснешь до утра, — Пит усмехнулся. — Гудмен, я думаю, побаивается великана и, очевидно, надеется добраться до принца с помощью женских чар — ваших чар, Мэвис. Так что события мимо вас не проскочат, вы будете участвовать в них самым активным образом. Но это потом...

Пит достал свои особенные сигареты, щелкнул зажигалкой и затянулся. Мне всегда казалось, что международные шпионы ведут аскетичный образ жизни, что они всегда напряжены, что их глаза красны от бессонницы... Но Пит опровергал все мои представления о секретных агентах. Он был, я бы даже сказала, гедонистом. Тьфу, какое дурацкое слово!

— Не хотите ли утречком поваляться на песочке? — Пит посмотрел на меня плотоядным взглядом. — Поплаваем, посмотрим, что представляет из себя Голубой грот... А?

Его спокойствие передалось мне. Я решила: чего волноваться, если мисс Зейдлиц в любом случае — шахматная фигура в чьей-то сложной игре? А вот воспользоваться предложением Пита стоит! Тем более, что здесь, на острове, он снова стал таким милым и внимательным...

— Я согласна.

— Вот и хорошо. Утром захватите бикини и выходите к десяти часам сюда, на террасу. — Он провел пальцем по моей щеке. — Выше голову, Мэвис! И — спокойной ночи!

Мы расстались в хорошем настроении.

Я поднялась к себе, почистила зубы, села перед зеркалом расчесывать волосы. И тут в дверь настойчиво постучали. Ну что за нахальные мужчины в Европе! Не дают девушке скучать ни минуты. Только она — то есть я — вознамерится облачиться в голубую пижаму и смежить веки, как добрая половина Италии, мужчины от восемнадцати до семидесяти двух, готовы прыгнуть в девичью постель.

— Кто там? — громко спросила я.

— Гудмен. Нам надо поговорить.

Мне захотелось спихнуть Марти с балкона вниз головой, но потом я вспомнила, как логично Пит доказал, что принц пока в безопасности. Еще он сказал, что парни из Центральной бригады попробуют действовать через меня. Это значит, что я могу кое-что выведать и сообщить Гарри. Да, я должна помочь Гарри. Только поэтому я открыла дверь и впустила Марти. Впрочем, если бы я не сделала этого, коротышка проскользнул бы ко мне даже через замочную скважину.

— Где ключ? — тихо сказал он. — Закрой дверь на замок.

— Что-то случилось? — буркнула я, но выполнила его указание.

— Я же сказал: надо поговорить.

— О чем?

— Бамбина, помнишь, что я рассказывал о «кровавых холстах»? Между прочим, я имел в виду тебя. Так что слушайся Марти и не ерепенься. Понятно?

— Еще как!

— Будь благоразумна, цыпочка, и ты доживешь до следующего дня рождения.

Он прищурился и вознамерился ущипнуть меня. Я еле-еле увернулась от его липких рук.

— Я вижу, ты времени зря не теряешь. Заарканила кого надо. Его высочество глаз с тебя не сводит. Это то, чего я от тебя ждал. Молодец!

Его похвалы падали на меня, как лягушки. Я дернула плечами, стряхивая их с себя.

— Теперь насчет завтрашнего карнавала, — продолжил коротышка. — Я понял, ради чего принц затеял эти оргии: он — Тиберий, а ты — первая девушка, которую он будет насиловать.

— Как бы не так! — вспыхнула я. — Но вы не беспокойтесь, я сама о себе позабочусь.

— С принцем ты, конечно, могла бы справиться, но что будешь делать с этой гориллой по кличке Али-Баба? Или ты не боишься телохранителя?

— Боюсь, но предпочитаю думать, что Его высочество не допустит по отношению ко мне никаких вольностей.

— Вот это выбрось из головы! Ты должна совершенно запудрить ему мозги, пустить в ход все свои прелести!

— Знаю-знаю. Что еще?

— Теперь насчет этих оргий... Когда пойдешь на карнавал, дверь на балкон оставь открытой, а штору задерни. Поняла? Заманишь принца сюда и на минуту оставишь его здесь одного, а сама выйдешь. Скажешь, что потеряла какую-нибудь дамскую финтифлюшку. И не возвращайся сразу, потяни время. Вообще присоединись к остальным и будь на виду. Пусть все видят, что ты веселишься от души.

Я испугалась.

— А что будет с Гаруном аль-Саманом?

На лице Марти прорисовалась отвратительная ухмылка.

— Ничего не будет. И пусть тебя это не волнует. Завтра ведь карнавал. Шутки, розыгрыши... Вот и мы с Его высочеством немного пошутим...

У меня похолодели ноги, я задрожала. Марти как будто не замечал моего состояния. Он засунул руки в карманы и наставительно сказал:

— Если ты будешь выполнять все в точности, как задумано, тебе не о чем беспокоиться. Если нет — пеняй на себя, бамбина.

— О'кей, — ответила я. — Выполню...

— И последнее. Завтра как можно меньше попадайся ему на глаза, пусть к вечеру заведется на полную катушку. Так что с утра иди куда-нибудь купаться...

— Можно осмотреть Голубой грот? — спросила я, облизав пересохшие губы.

— Хорошая мысль. Ты, я вижу, становишься смекалистой девочкой. А смекалистые всегда остаются в живых, запомни!

Он поднял вверх указательный палец левой руки и вот так, не опуская его, отомкнул дверь и вышел.

Я присела к туалетному столику, взяла щетку для волос и взглянула на ту бледную несчастную девушку, которую увидела в зеркале.

— Ну что, Мэвис Зейдлиц? — сказала я ей. — Как тебе отпуск?

Отражение не торопилось с ответом, и я ответила сама:

— Отпуск среди убийц. Хорошенькое дело — прилететь за тысячи миль и угодить в гнездо киллеров! А потом еще стать приманкой и служить бандитам! Этот мерзавец Марти того и гляди пырнет ножом.

Я вспомнила, что у меня есть защитник — Пит, и на сердце немножко полегчало. Пит возьмет Марти на себя. Я только расскажу ему о планах коротышки, и Пит сразу что-нибудь придумает! Правда, здесь шатается сообщник Гудмена. Как с ним быть? Скорее всего, он поломает Питу всю игру. Кто же этот сообщник? Если мистер Амальфи, то с толстяком я смогу справиться — он не производит впечатления супермена. А если этот кто-то другой?

Разговор с зеркалом продолжался бы еще долго, но тут в дверь снова постучали. Это либо Марти, либо Пит, больше некому. И тот и другой могли вспомнить какие-нибудь ценные указания и вернуться. Вывод один: дверь надо открыть.

Я так и поступила.

Зачем я это сделала?! Человек-гора зажал мощной лапищей мне рот, а второй лапищей схватил за талию, причем она вся уместилась в его руке.

— Идем, — сказал Али-Баба. Как ни странно, голос у него оказался тонким и негромким: наверное вся сила ушла в мышцы. — Хозяину надо.

Я сопротивлялась, но тщетно! Али-Баба просто перебросил меня через плечо, как мешок. Ноги мои барабанили по его спине, кричать я не могла, потому что великан все еще зажимал мне рот. Конечно, мне вообще не стоило дергаться.

Телохранитель принца внес меня в какую-то комнату и бросил на ковер, как наложницу. Ну и порядки в этих восточных странах! Хорошо еще, что великан тут же вышел. Его присутствие действовало бы на меня угнетающе. Я вскочила на ноги, но услышав, что Али-Баба закрывает с той стороны дверь на ключ, обмякла.

И тут я увидела нечто бесподобное: такого сексодрома мне никогда не приходилось лицезреть. Гигантских размеров кровать под балдахином, который покоился на четырех стройных столбиках. Кровать была довольно высокой. Взобраться на это ложе можно было только на ковре-самолете.

Кровать не пустовала! На ней находился сам принц Гарун аль-Саман. Наверное, Его высочество вживалось в роль тирана, а впрочем, восточному принцу и вживаться не обязательно — воспитание возьмет свое...

— Шахразада, приветствую вас, — сказал он величественно. — Вы пришли, чтобы рассказать мне сказку? Что ж, это будет первая наша ночь.

— И последняя! — заорала я. — Сказки вам рассказывать? А по шее не хотите? Да я сниму ваш сапог и...

Тут я разъярилась. В меня как будто бес вселился. Насколько я боялась телохранителя, настолько смела была с самим принцем.

— Как вы посмели послать ко мне этого тупого верзилу?! Он тащил меня так, как будто я ваша наложница. Что за манеры?! Немедленно выпустите меня, если не хотите неприятностей.

Его высочество соскользнул с кровати, как с горки, и мигом очутился возле меня.

— Э... Стоп! Не подходите, — предупредила я. — А то закричу.

— Кричите, — спокойно ответило это арабское нахальство. — Но на Ваш крик прибежит один только Олл, а он умеет успокаивать женщин.

— Умеет, — вздохнула я. — Одной левой...

— Вот-вот! У него богатый опыт. Одно время он был начальником охраны в гареме отца. Когда отец менял фавориток и бывшая фаворитка бунтовала, Олл голыми руками успокаивал ее... навсегда. Это было потрясающее по своей утонченной жестокости зрелище...

Господи, куда я попала! Из глубокой воды да в водоворот!

— Ну, чего же вы дрожите? Идите ко мне! — Он властно притянул бедную Мэвис к своей груди и улыбнулся. — Не думайте о плохом, Шахразада. Пока Олл караулит наш покой, мы можем наслаждаться любовью полной мерой.

— И вас не интересует, что я думаю по этому поводу? — пролепетала я.

— Какая вы красивая! — вздохнул принц. — И нежная. И вся моя. Я беру эту красоту, но отныне я ваш должник.

Что ни говори, а выражался он — дай бог каждому мужчине. Я и глазом не успела моргнуть, как почувствовала, что меня целуют. В первое мгновение я совершенно рефлекторно ответила на поцелуй — а как иначе я могла отреагировать на ласку?! Но уже в следующий миг почувствовала, как чья-то шкодливая рука лезет туда, куда не следует, и оттолкнула негодника.

— Вы слишком торопитесь, — сказала я, тяжело дыша. — Дайте мне время сообразить, подумать...

— Разве можно придумать что-то другое, кроме того, что всегда происходит между мужчиной и девушкой, когда они остаются наедине? — заметил он вполне резонно и, подойдя к стене, выключил свет.

Светильники погасли, но тут же под балдахином зажглись мириады звездочек — словно искусственное небо появилось над необъятной кроватью. Это было так романтично, что я невольно потянулась к лежбищу, чтобы рассмотреть все получше. Гарри положил свою руку мне на талию и, заглянув в лицо, произнес:

— Красиво, да? Я всегда вожу с собой это ложе. Там есть встроенные зеркала, и когда мы будем любить друг друга, вы, Мэвис, увидите, как наши тела будут извиваться, как рыбки, в пучине моря. Это так прекрасно, что вы пожелаете придти сюда и в следующую ночь, и еще... Скажите, милая, что вы хотите разметать свои локоны на этом ложе, освободить тело от этих оберток, что вы хотите...

— Я хочу... стакан воды.

Гарри был потрясен. Он включил верхний свет и спросил с беспокойством:

— Вы больны?

— Нет... Но хочу воды.

Гарри перевел дух и успокоился.

— У меня есть что выпить. — Он указал рукой на бар в углу, и я заметила, что тот действительно полон бутылок с яркими наклейками. — Я утолю вашу жажду... Вином и любовью. Мы не будем торопиться, впереди — такая ночь...

Он не спеша направился к бару. Я двинулась следом. Мои босые ноги ступали по пушистому ковру бесшумно. Гарри так и не понял, кто стукнул его ребром ладони сзади по шее. Я заметила, что перед тем, как упасть, он вытаращил глаза и... рухнул к моим ногам.

Глядя на поверженного, я никак не могла понять, правильно ли поступила. С одной стороны, принца следовало беречь, но, с другой стороны, как же иначе завоевать свободу?! Разве принц не мог сделать так, чтобы мое человеческое достоинство не было унижено? Думаю, что мог. Но не захотел, за что и поплатился.

Однако решив одну проблему, я тут же вляпалась в другую. Гарри я уложила легко, но как быть с той гориллой, что стережет дверь в коридоре?

И тут я припомнила, как Гарри днем очутился в моей комнате. Почему бы и мне не воспользоваться балконом? Я тихонько отодвинула штору, открыла дверь балкона и вышла наружу. Теперь нужно перепрыгнуть с одного балкона на другой. Ой-ей-ей! Как же я одолею такое расстояние — футов десять, не меньше? Если я прыгну неудачно, то наверняка упаду и разобьюсь — эта ночь будет последней ночью Шахразады. Но если не прыгну, то Гарри очнется, позовет Олла, а потом будет наблюдать как Олл с «утонченной жестокостью»... Нет, надо прыгать.

Взобравшись на балюстраду, я набрала в легкие побольше воздуха и что есть силы оттолкнулась от нее ногами. Хорошо, что я вытянула руки. До соседнего балкона я не долетела, но успела вцепиться в него. Так и повисла, прекрасно понимая, что теперь, когда кончатся силы, я уж точно упаду и разобьюсь.

Зубы мои выбивали мелкую дробь, я стала вспоминать слова молитвы... Боже, до земли футов тридцать, а то и сорок... Там внизу растут какие-то колючки. Если я не разобьюсь, то буду пронзена острыми иглами... Может, закричать? Тогда примчится Олл... Какие у него железные беспощадные лапищи... Мысли в моей голове стали путаться. Я чувствовала, как слабеют руки. На сколько меня еще хватит? На пять минут? На пять секунд?

Вдруг кто-то мощно облапил мои ягодицы. Что происходит?! Что со мной делают?! Я в состоянии прострации, а какой-то ублюдок хочет воспользоваться моментом и изнасиловать! Руки, которые держали меня, были явно мужскими, уж в этом я разбираюсь! Мужчина находился на балконе нижнего этажа.

— Я вас схватил, — сообщил этот маньяк. — Можете не волноваться. Держу крепко.

Я пробормотала что-то, прикидывая, на мне еще нейлоновые трусики или их уже нет.

— Сейчас я скажу «раз!», и вы отпустите руки, — произнес насильник.

Но мои пальцы разжались гораздо раньше. С тихим криком я полетела вниз, но в этот момент мужчина дернул меня на себя, и я упала на нечто мягкое. Господь услышал меня! Я была жива и даже цела.

Вскочив на ноги, я уставилась на того, кто спас меня. Великий боже, это был мистер Амальфи! Он тоже поднялся на ноги, и потирал бок, постанывая и кряхтя. Наверняка я сильно ударила толстяка при падении.

— Мистер Амальфи! Как я вам благодарна! — Я чуть было не принялась растирать его поясницу и бок. — Вы меня спасли! Я не слишком вас изувечила?

— Так, слегка... Думаю, пройдет.

Он улыбался через силу.

— Не ожидал, что у такой очаровательной блондинки окажется... хм... плотное телосложение.

— Да, так вот вышло... Пришлось прыгать с одного балкона на другой, и неудачно... Наверное, если бы не вы, я уже лежала бы на земле... Вы поддержали меня в трудную минуту... В прямом смысле...

Тут у меня зачесалась спина и то, что пониже. Я покраснела при мысли, что на моих ягодицах остался отпечаток всех десяти пальцев толстяка.

Мистер Амальфи уже пришел в себя: боль поутихла. Он подтянул пояс своего халата и бодро сказал:

— Все позади. Мы с вами оба остались живы. Но скажите, Мэвис, — тут он посмотрел на меня более пристально, — почему вы выбрали столь экстравагантный способ передвижения по вилле? Вам не нравятся коридоры?

— Коридоры нравятся... только в них торчит этот страшный Олл. Горилла скрутил бы мне шею, как цыпленку...

— Но почему?

— Я стукнула Гарри, а Олл ведь его телохранитель.

— Все, что вы говорите, очень интересно. И что приключилось с Гарри?

— Ничего особенного. Потерял сознание.

Амальфи забыл про свои болячки, схватил меня за руку и потащил в комнату.

— Садитесь и расскажите мне все по порядку.

— Его высочество забыл, что он не у себя дома. Там, может быть, любая девушка рада стать его наложницей, но здесь в Европе...

И вдруг весьма некстати я вспомнила предположение Пита, что сообщником Марти может быть кто угодно, но более всех подходит Амальфи. Я запнулась. Пит, кажется, говорил, что Амальфи будет играть роль «доброго дяди», чтобы я, как доверчивая кошка, прильнула к его груди и выложила все секреты. Похоже, именно это сейчас и происходило.

— Ладно, все это не имеет большого значения, — улыбаясь, сказала я и поднялась с дивана. — Еще раз — большое спасибо, дорогой волшебник! Вам пора отдыхать, да и я хотела бы вернуться в свою комнату.

— Минуточку. Подождите, Мэвис.

Я не узнавала милого Амальфи. Его голос приобрел стальные нотки, во взгляде появилась незнакомая властность. Сама не знаю, почему, но я повернулась к нему и заглянула в темные непроницаемые глаза. Внезапно в этом омуте я увидела мерцание свечи. Огонек притягивал меня, завораживал...

— Не спешите, моя девочка...

Голос Амальфи снова стал мягким, ласковым, а рука уже усаживала меня на диван, успокаивающе поглаживала.

— Расскажите, моя девочка, что же с вами произошло. Это нечто такое, что вас тревожит...

— Меня... ничего не тревожит, — заплетающимся языком ответила я. — Я иду... к себе...

Однако ноги мои мне не подчинились.

Глаза Амальфи вдруг стали огромными, и я утонула в них. Последнее, что я видела — это яркое мерцание свечи в глубине этих таинственных глаз...

Глава 6

Когда Пит предлагал мне поваляться на песочке, он наверняка не знал, какой здесь «песочек». Сплошные камни! Я не могла ни сесть, ни лечь и очень обрадовалась, что после купания можно перекусить в какой-то таверне, которую местные жители называли то ли «рис-торантом», то ли «листораном», — это для меня было неважно.

Берег спускался террасами, и на одной из них и находилась таверна, куда легко было подняться прямо с пляжа. Я шла в своем новом купальнике и ловила восхищенные взгляды мужчин. Купальник что надо! Мне даже свистнули и показали большой палец. Это был какой-то чумазый моряк, но все равно приятно. Моя попка была «упакована» в черные с серебристой отделкой плавочки, а на груди купальник украшал кокетливый темно-синий, опять же с серебром, бантик.

Я ожидала, что Пит закажет какое-нибудь примечательное блюдо под соусом, но он ограничился бутылкой кисловатого вина и орешками, поджаренными в масле и обвалянными в каких-то пряностях. Чертов скряга — ну совсем, как мой компаньон Джонни Рио.

Отпив глоток, Пит откинулся на спинку стула и весело произнес:

— Ну и как вам понравился Голубой грот?

— Штучка еще та! — восхищенно ответила я.

Но там, во время экскурсии, я испугалась: неожиданно лодочник закричал, чтобы мы легли на дно лодки. Оказалось, что отверстие в скале, через которое можно проникнуть в грот, настолько малое и узкое, что, не пригнувшись, мы непременно разбили бы себе головы. Но сама пещера была потрясающей. Все голубое: вода, стены, потолок, воздух... Такую красоту вряд ли где еще найдешь! Неужели этот старый пакостник Тиберий держал в таком красивом месте своих пленников? Лично я хотела бы когда-нибудь вернуться сюда еще раз. Я люблю голубое и фиолетовое, это меня успокаивает и направляет мысли по ровному руслу.

...Я стеснялась попросить Пита заказать мне порцию мяса или рыбы, грызла орешки, потягивала вино и грезила о голубой пещере... Пит, прикончив свой бокал, достал из несессера портсигар, прикурил свою необыкновенную сигарету и вырвал меня из голубых воспоминаний.

— Хочу еще раз услышать про Гарри и его кровать с балдахином! — сказал он, выпуская колечки дыма. — Все это так мало походит на правду. Уж не присочинили ли вы, Мэвис, снабдив обыкновенный диван вращающимися зеркалами и небосводом?

Он поперхнулся, но не от дыма, а от смеха.

— Смешного тут мало, — ответила я. — Такая кровать существует. Подлинное арабское изобретение. И, кстати, мне тогда было не до смеха.

— Ну вот, сразу надула губки... Говорите, он сказал, что вы будете извиваться, как рыбки... — Пит захохотал. — Извините, Мэвис, но я представил, как в разгар любовных утех у вас начался приступ морской болезни.

И он снова засмеялся. От негодования я чуть не задушила наглеца.

— Вы лучше представьте себя беззащитной девушкой, в комнату которой врывается огромная обезьяна и, несмотря на все протесты, кладет вас себе на плечо, а потом бросает к ногам хозяина как рождественский подарок!

— Скажите лучше, как американский сувенир, — не унимался Пит. — Не в каждом гареме есть такие «сувениры». Вы были бы там диковиной и редкостью.

Он еще раз глянул на меня и перестал смеяться. Наверное, понял, что я становлюсь опасной.

— Мэвис, простите... Я смеялся не над вами, а над самой ситуацией... Прошу, продолжайте свой рассказ. Итак, Гарри продемонстрировал вам кровать — чудо техники, но потом сплоховал и подставил свою шею под удар. Так?

— Да. А что было делать? Ждать, пока меня не забросят на это ложе? Ну, а потом я решила прыгнуть с одного балкона на другой...

— Подумать только! — В глазах Пита появилось восхищение. — Девушка не боится прыгать по балконам, которые висят так высоко над землей! На подобное не каждый мужчина решится!

— И я бы не прыгнула, но ничего другого, как вы понимаете, сделать не могла.

— Понимаю... Еще раз простите мой смех, — Пит снова стал серьезен и холоден. Поговорим о наших делах. Мы должны предугадать следующий ход Гарри. Как он отнесется к вам после всего случившегося?

— А как поступили бы вы?

— Взбесился бы и наказал, — невесело усмехнулся Брук. — Несмотря на то, что вы мне нравитесь.

— В таком случае, что же мне делать?

— Мэвис, на мой взгляд, у вас нет другого выхода, как попытаться вернуть расположение Его высочества. Кстати, это даст вам возможность по-прежнему держать на поводке Марти Гудмена, который не трогает вас только потому, что вы ему нужны. Любой ценой вы должны заманить Гарри в свою комнату. Любой...

— И... что произойдет дальше? — спросила я, чувствуя, как по спине бегут мурашки.

— Пусть это вас не волнует. Как только Гарри окажется в ваших апартаментах, найдите предлог выйти в коридор. В комнату больше не возвращайтесь.

Он опять оскалился по-волчьи.

— Будем считать, что вы выполните свою часть работы. Об остальном позабочусь я. Идет?

Мне пришлось кивнуть. Я неуверенно спросила:

— А если Гарри не захочет зайти ко мне?

— Пускайте в ход все свои женские уловки, все свои хитрости!

— Но Пит! Я ведь ударила Его высочество, и не один раз.

Глаза Брука сузились.

— Ничего не хочу знать. И помните, дорогая, мне достаточно снять трубку и позвонить в Рим, в полицию, как вы проведете остаток отпуска за решеткой.

Я вспыхнула.

— Вы умеете очаровывать, мистер Брук, но еще больше вы умеете разочаровывать.

— Это признак энергичного делового человека, который всегда преследует интересующую его цель и не тратит время на то, чтобы угождать всем и каждому, — Пит говорил бесцветным голосом, лишенным эмоций. — Что касается угроз, то я, моя дорогая крошка, хочу, чтобы вы ясно представляли себе ситуацию. Если вам не удастся подцепить Гарри, то... я вам не завидую.

Он бросил цепкий взгляд на циферблат часов.

— Ого, половина третьего. Сиеста. Надо передохнуть. Кто знает, что нас ждет сегодня ночью.

— Но... Погодите, Пит. Я еще не вникла во все детали. Допустим, я заманю Гарри. А как вы узнаете, что он уже в моей комнате?

— Об этом поговорим позднее. Я зайду к вам накануне карнавала, приблизительно в начале восьмого, и все объясню. Кстати, в каком костюме вы будете?

— Понятия не имею.

— Ну, это не имеет принципиального значения, — Пит пожал плечами. — Я тоже не знаю, кем буду.

Он глянул на официанта, и тот, подобострастно изогнувшись, протянул счет.

* * *

Едва я переступила порог своей комнаты, как меня окутало облако ароматов. Мне показалось, что я попала в цветочный рай. Вся комната была уставлена роскошными корзинами и корзиночками с яркими бутонами и разноцветными ленточками. Здесь были цветы, которых я даже не видела никогда. В самой большой корзине я заметила белый конверт. В конверте была карточка, на которой по-английски, но с характерными арабскими завитками было написано:

"Я заслуженно получил прошлой ночью урок, который, как и ваши прекрасные глаза, буду долго помнить. Примите мои скромные дары как знак раскаяния и сожаления о происшедшем. Я надеюсь, что сумею растопить ваше сердце, вы поймете, простите и забудете то, что было, и подарите мне надежду на то, что будет.

Ваш верный друг и горячий поклонник Гарри".

С моей души упал камень: Его высочество не держит на меня обиды. Значит, он придет ко мне этой ночью, а я... Я должна найти предлог, под которым уйду из комнаты. Какой? Ладно, об этом я еще успею подумать, а сейчас надо отдохнуть и собраться с силами.

Я приняла душ, промокнула тело мягким полотенцем и, не расчесываясь, улеглась в постель, вдыхая сладкие запахи душистых цветов.

Проснувшись, глянула на часы: шесть вечера. Пора готовиться к пиру... После сна мои локоны были спутаны, я принялась расчесывать волосы, но потом решила, что дама времен императора Тиберия может ходить лохматой — вряд ли эта женщина успевала бегать по парикмахерским, когда ей надлежало присутствовать на всех оргиях...

Я прошлась кисточкой по векам, наложила на губы тонкий слой розовой помады. Вдруг в дверь постучали. Пит обещался быть после семи. Кому же не терпится увидеть Мэвис?

— Кто там? — громко спросила я.

Молчат. Я прислушалась, осторожно подошла к двери и приоткрыла ее.

Коридор пуст. Но у порога стоит коробка, а к ней пришпилена записка. Мой наряд! Я затащила коробку в комнату и прочла записку:

"Мэвис, я выбрал для вас этот костюм. Мне кажется, это будет достойная оправа для вашей красоты.

Гарри".

В нетерпении я сорвала с коробки крышку. То, что там лежало, могло уместиться на моей ладони. Нечто невообразимо тонкое, легкое и короткое. Но потом я поняла: Гарри искал «оправу» для наготы Мэвис и нашел ее!

Я быстренько надела бюстгальтер без бретелек и крошечные трусики-лоскуток на резиночке. Аккуратно натянула «костюм» и расправила его. «Костюм» представлял собой античный вариант бикини: белая суперкороткая рубашечка, отделанная по подолу золотистой змейкой и застегивающаяся красивой пряжкой на одном плече. Мои бедра были на виду. Ткань едва прикрыла ягодицы. Не представляю, как я буду садиться и вставать, и еще больше не представляю, как на это будут реагировать мужчины.

В коробке лежали еще сандалии с золотыми ремешками и медный браслет, который я хотела прикрепить повыше локтя, но потом нацепила на запястье.

В дверь снова постучали. Это наверняка был Пит. Я открыла дверь и остолбенела: передо мной стоял римский патриций в тоге. Конец мантии был перекинут через левое плечо. Пит Брук тоже смотрел на меня, вытаращив глаза.

— Вы, несомненно, будете королевой бала, Мэвис, — наконец произнес он и поцокал языком. — Просто потрясающе! Но я бы на вашем месте не стал бы так дерзко дразнить гостей виллы и набросил на себя тунику.

— Что это?

— Такая рубаха. Ее тоже носили во времена Тиберия.

— Вы бы еще посоветовали мне закутаться в одеяло!

— Как хотите.

Он закрыл дверь, прошел в комнату и снова вытаращил глаза, увидев море цветов.

— Его высочество?

— Да, — гордо ответила я. — Прислал свои извинения. Хочет, чтобы я ему хоть что-нибудь пообещала в будущем...

— Ну тогда все в порядке, — успокоился Пит. — Вам не придется набрасывать аркан, чтобы привести сюда самое строптивое животное Азии...

— Вы хотели кое-что мне сообщить, — напомнила я.

— За этим я и пришел.

Пит достал из складок своего одеяния небольшую металлическую коробочку. Она была вдвое меньше моего мизинца.

— Вот эта штучка нам поможет, — пробормотал он.

— Да? — Я покрутила пальцем у виска, намекая, что у моего приятеля поехала крыша.

— Сейчас я объясню, как этой штучкой пользоваться, — невозмутимо сказал Пит. — Видите: здесь липучка.

Тут он левой рукой крепко схватил меня за талию, а правую руку сунул в декольте. Я взвизгнула, почувствовав, как металл прилип к моему телу, но не успела вырваться из цепких рук секретного агента, как он сам отпустил меня.

— Да вы... просто сексуальный маньяк! Извращенец!

И я чуть было не запустила ему в голову цветочную корзину.

Как ни в чем не бывало Пит потер руки:

— Ну вот, «подслушка» на месте!

— Что вы сделали? — Я в ужасе уставилась на него. — Что за гадость вы прикрепили между... ну там?

— Это микроаппаратура для подслушивания, — ухмыльнулась британская скотина и еще похлопала меня по плечу. — Вы будете на контроле, Мэвис. Этот аппаратик передаст мне все, что нужно.

Затем он коснулся своей груди: как будто что-то проверил.

— Здесь, под складкой, находится микрофон. Я буду следить за вами. Когда вы с Гарри исчезнете, мне останется только отыскать укромное место и включить свой приемник. Я буду слышать все, что бы ни происходило в вашей комнате. И уловлю тот момент, когда Его высочество останется один.

Я оторопело смотрела на Пита. Здорово придумано, ничего не скажешь.

— Однако, Пит, — я замялась, — что будет, если мы с Гарри начнем, ну... обсуждать разные вещи, которые не предназначены для посторонних ушей?

— Мэвис, что за ерунда лезет вам в голову! — рассмеялся этот негодник. — Для меня сегодняшний карнавал — это работа, и ваши отношения с принцем — тоже работа. Мне все равно, о чем вы будете ворковать. Будет даже лучше, если вы вообще забудете про «подслушку». Это поможет вам сосредоточиться исключительно на Гарри и выполнить задание.

— Я попробую, но не ручаюсь...

— Уже почти семь. Скоро начнется... — сказал Пит. — Я возвращаюсь к себе. Никто не должен знать, что я заходил сюда. Встретимся на террасе.

— Хорошо.

Проводив Пита, я села и призадумалась. У меня вдруг испортилось настроение. Итак, все будут веселиться и только Мэвис Зейдлиц — выполнять задание, причем гнусное. В истории Древнего Рима не было ходячих «подслушек» и уж тем более в оргиях не участвовали живые передатчики звуков на расстояние. Я буду первой.

Я пересела к туалетному столику и машинально кончиками пальцев стала наносить капельки любимых духов на сгибы локтей, за ушки, под коленки... Остановилась я только тогда, когда заметила, что флакончик почти пуст. «Подслушку» я больше не чувствовала, она слилась с моим телом. Вдруг я подумала, что если бы была конструктором, то придала бы передатчику совсем другую форму, чтобы эту штучку можно было крепить под грудью... Что за идиотские мысли! Сейчас припрется Марти Гудмен, а я еще не выполнила его указаний и думаю черт знает о чем!

Встав, я открыла балконную дверь и плотно задернула шторы. Я ощущала себя игрушкой в чужих руках, марионеткой, которую дергают за ниточки. Черт бы побрал этого агента туристической компании, который уговорил меня купить тур в Италию!

Кто-то засопел под дверью. Ага, вот прибыла и «артистическая натура», «мастер кровавых холстов», а как по мне — так просто коротконогий мерзавец и убийца. Я открыла дверь. Марти Гудмен стоял на пороге, выпятив грудь и выставив голое плечо. Его одеяние чем-то напоминало тогу Пита. Где-то в складках Гудмен наверняка прячет свой отвратительный «художественный инструмент».

Резко оттолкнув меня, метатель ножей вошел в комнату. Я отпрянула, боясь, как бы коротышка случайно не коснулся металлической коробочки на моем теле.

Марти захлопнул дверь, сморщил нос и сказал:

— Чем это здесь воняет?

Он неодобрительно оглядел корзинки с цветами, приблизился ко мне, втянул в ноздри воздух и процедил:

— Ну, бамбина, чем занималась? Сделала то, что я приказывал?

— Да, все приготовила.

— Проверим, — зыркнул он недоверчивым глазом и вышел на балкон.

Вернулся.

— Осталось только привести сюда этого арабского скакуна...

— Да, я все помню, — вздохнула я. — Привести, а потом выйти и не возвращаться.

— Очень хорошо. Люблю людей с хорошей памятью.

Он испытующе посмотрел на меня, и его голубые глазки заблестели.

— Какие у тебя с принцем отношения?

— Обыкновенные... Он лезет ко мне, а я дрожу от одной только мысли, что могу стать наложницей в его гареме.

Марти пятерней почесал затылок и потянулся.

— Постарайся, чтобы наш дружок был здесь после полуночи. Нужно некоторое время, чтобы гости выпили, расслабились, начали веселиться... А потом никто и не обратит внимания на то, что вы решили уединиться... Ясно?

— Ясно, — буркнула я.

— Скажешь ему, что ты страшно боишься Олла, что эта обезьяна наводит на тебя ужас. Тогда он пошлет телохранителя подальше, а сам займется тобой, цыпочка.

Я только тяжело вздохнула.

— Я буду все время наблюдать. И если ты задумаешь меня обмануть, пощекочу своим ножичком.

— Не сомневаюсь.

Мне хотелось, чтобы он поскорее убрался. Одно присутствие этого ублюдка отравляло воздух. Меня даже замутило.

— Что-то мне здесь не нравится, — Марти сверлил своими голубенькими глазками. — Раньше, Мэвис, ты бузила, а теперь присмирела, со всем соглашаешься... К чему бы это?

— Да к тому, что я страшно устала — от ваших угроз, от ваших приказов, от ожидания того, что произойдет на пиру... Это можно понять?!

— Ладно, бамбина, недолго осталось... После полуночи все закончится, и ни о чем больше беспокоиться не придется. Я забуду твое имя.

— Скорее бы!

Он круто повернулся и вышел.

Да, все должно кончиться после полуночи: Пит Брук разберется с этим мерзавцем. Подумав так, я ощутила прилив сил и энергии. Пит поможет мне! А потом я освобожусь и от него и проведу свой отпуск так, как захочу! Может быть, поеду в Венецию или в Милан... Самое главное — меня никто не будет шантажировать и навязывать свое общество!

С этими мыслями я поспешила на террасу.

Первая, кого я заметила, была Джекки Крюгер. На ней тоже была короткая рубашечка, только нежно голубая с серебристой змейкой по подолу. Говорят, двум женщинам нельзя надевать одинаковые платья. Одна из них обязательно проиграет. Джекки сразу поняла, что проиграла, но не подала виду.

Амальфи был в темно-синем одеянии, ниспадавшем до пола. Он был таким забавным, толстеньким, кругленьким и изображал из себя важного господина. Амальфи разговаривал с Питом, а негодяй Марти Гудмен в противоположном углу болтал с Высокородной Памелой Уоринг. Эта дура напялила одеяние плакальщицы: черный хитон, перетянутый белой веревкой. Впрочем, Гарри, наверняка, хотел ей угодить и добился этого.

Джекки подошла ко мне:

— Хэлло, Мэвис! Кажется, на этом празднике нам уготована роль близняшек. Ты не находишь?

— Какая разница, кого мы тут изображаем. Меня больше волнует, что делать, если придется танцевать или, упаси бог, наклониться.

Джекки рассмеялась.

— Наклоняйся как хочешь. Если у кого-то в связи с этим и будут проблемы, то не у нас. Ты видела, как вырядилась наша Высокородная?

Она оглянулась, и вдруг лицо Джекки вытянулось. Я тоже посмотрела. На террасе появились Гарри и графиня.

— Кажется, нас задвинули в задницу, — сказала Джекки и тихо выругалась.

Что касается Гарри, то он, как и положено римскому императору, был ослепителен. На нем был костюм военачальника. Короткая одежда показывала, какие у Гарри крепкие загорелые ноги, какие рельефные мышцы. Широкий пояс подчеркивал атлетическое сложение. Через плечо Тиберия был переброшен пурпурный плащ. К этому можно добавить ясный взгляд, белозубую улыбку — и портрет готов. А вот графиня... Она была в розовом. Никогда не думала, что брюнеткам идет розовое. Тоненькие бретельки держали прозрачный лоскут ткани, драпировавший, но не прикрывавший грудь. Ткань колыхалась от малейшего движения, приоткрывая и пряча все прелести мадам Риенци...

Я понимала, для кого Карла надела этот туалет — для Гарри. Или он сам выбрал это одеяние? Я опять почувствовала себя деревенщиной, попавшей в высший свет.

Графиня вышла на середину террасы и громко хлопнула в ладони. Все замолчали.

— Синьориты и синьоры! Леди и джентльмены! Наш пир начинается. Его идея, как вы знаете, принадлежит нашему дорогому гостю Гарри, — графиня одарила принца широкой улыбкой. — Он явился вдохновителем карнавала и привез костюмы... Во дворе, по моей просьбе, накрыт стол. Насколько я знаю, в Древнем Риме трапезничать было принято на свежем воздухе. Слуг я отпустила, чтобы все мы чувствовали себя свободными и веселились до утра. А теперь я передаю бразды правления Тиберию. — Она положила руку на плечо Гарри, словно заявляя свои права на него. — Он наш повелитель и император.

— Благодарю, — Гарри едва заметно кивнул головой. Его высочество чувствовал себя в новой роли превосходно. Он оглядел своих «римлян» и остался доволен.

— Я — император Тиберий. Меня замучили дворцовые интриги. Власть — это страшное чудовище, которое требует все новых и новых жертв... Я давно уже подумывал удалиться на Капри и сделал это на сорок лет раньше, чем это предполагалось. Я еще полон замыслов, хотя все так же жесток и мрачен, — Гарри улыбнулся. — Карла любезно согласилась играть роль моей второй жены Юлии, дочери могущественного Октавиана Августа. Юлия много лет искала близости со мной и обрела ее только благодаря отцу, который добился моего развода с первой женой Агриппиной.

Он указал на Высокородную Памелу.

— Наше общество имеет честь приветствовать знаменитого историка Тацита, который сохранил для потомков события тех далеких лет, а также многие высказывания Тиберия и описал его кончину. Впрочем, этот историк вам больше знаком как мистер Амальфи!

— Надеюсь, что нашему Тациту не придется описывать наши последние часы пребывания на этой грешной земле, — сказала графиня.

— Я думаю, что опишу похождения богатых римлянок, — ответил Амальфи. — Жены императоров часто не уступали своим мужьям в разврате и пороке.

— Как видите, я не ошибся, когда выбирал жизнеописателя, — весело засмеялся Гарри.

— Вы хотите сказать, что старались распределять роли сообразно нашим характерам и наклонностям? — графиня что-то заподозрила и сердито сверкнула глазами.

— Давайте отнесемся к этим ролям с юмором, — ответил принц. — Это маскарад, не более. А теперь я хочу представить вам префекта Сеяна, — он повернулся к Питу Бруку. — Сеян — одна из самых зловещих фигур Древнего Рима. Тацит писал о том, что только с ним Тиберий бывал искренен, только ему доверял. Да, я проникся доверием к своему префекту, который впоследствии меня предал.

Лицо Пита было непроницаемым.

— Здесь есть и Калигула, — Гарри указал на Марти Гудмена. — Он сын Германика, которого в свое время усыновил Тиберий. Таким образом Калигула — внук Тиберия. Он провел свое детство в военных лагерях, где носил только военную одежду. Для него даже сшили специальные сапожки. Эти сапожки вызывали умиление у могучих воинов, поэтому они прозвали мальчика «калигулой», что означает «сапожок».

Марти не знал, как ему реагировать на такое, и на всякий случай потупился.

— Когда Калигуле минуло девятнадцать лет, его отец был уже в могиле, и Тиберий вызвал внука на Капри. Он терпел от меня издевательства, сносил все мои выходки и после моей смерти унаследовал мой трон. Впрочем, если обо мне говорили, что я со своей жестокостью и извращенным сознанием был на грани сумасшествия, то о Калигуле все твердили как о настоящем сумасшедшем. Надеюсь, что Марти таким не является, — и Гарри засмеялся.

Он приблизился к нам с Джекки.

— Здесь стоят две прекрасные рабыни любви, без которых не обходилась ни одна оргия. Этих очаровательных девушек император Тиберий держит на Капри исключительно для удовлетворения своих страстей.

— Ну и роль нам уготована! — фыркнула Джекки. — Все люди как люди, а мы — рабыни! Нам дадут хотя бы поесть?

— Конечно! Разумеется! Вы ведь любимые и желанные рабыни, а не тягловая сила и не поденщицы. Вас холят, кормят, одевают в красивые одежды. Вы должны развлекать императора и его гостей. Только помните, что император для вас — на первом месте, его приказы выполняются беспрекословно.

Затем Гарри взял графиню под руку.

— Хочу напомнить также, — сказал он, — что все должны оказывать Тиберию и его жене Юлии знаки внимания сообразно занимаемому положению. Виват Цезарь! Виват Тиберий!

В полной тишине они начали спускаться х террасы во двор.

Надо честно сказать, что все, кто был на террасе, оказались в небольшом замешательстве. Роли-маски, о которых поведал Гарри, были столь неожиданными, что многие растерялись. Мы с Джекки первыми двинулись следом за «императором», остальные чуть ли не строем тащились сзади.

Джекки взяла меня за руку и заговорила жарким шепотом:

— Кажется, я перенеслась на две тысячи лет назад... У тебя нет такого ощущения, Мэвис?

— Мне тоже не по себе...

Большой внутренний двор виллы освещался всего тремя фонарями, что создавало атмосферу таинственности и даже страха. Слышались негромкие звуки музыки — как будто кто-то перебирал струны кифары. (Я думаю, это звучал магнитофон.) Темная громада виллы, прикрытая бархатным пологом звездного неба, полностью отгородила нас от реальности. Огромный стол был сервирован старинной посудой. В серебряных кубках темнело вино. Горели свечи. Сидеть вокруг стола, как я поняла, предполагалось на низеньких кушетках, на которые были набросаны пухлые подушки и подушечки. Я решила, что можно не только сидеть, но и лежать, пощипывая виноград и потягивая напитки. Наверное, эти римляне умели проводить время!

Гарри сел во главе стола и усадил рядом свою «супругу» — графиню. Затем он рассадил остальных: Марти и Джекки — по правую руку, Амальфи и меня — по левую. На другом конце стола по его указанию сели Пит и Памела. Честно говоря, мне не понравилось, что Его высочество сидит между двух красоток. Я же оказалась напротив мерзкой рожи Марти рядом с иллюзионистом.

«Император» наблюдал, как его гости занимают места, и, когда все успокоились, громко сказал:

— Я счел необходимым пригласить на свой пир еще одного человека. — В его голосе послышались насмешливые интонации. — Я знаю, что все вы — мои друзья и мне нечего опасаться, и тем не менее...

Он не закончил фразу и хлопнул в ладони. Через несколько секунд из темноты на свет вышел аравийский джинн, и я вздрогнула, узнав великана Олла. Он был страшен в своих широких красных шароварах. Ятаган человек-гора засунул за пояс.

— Многие из вас уже знают Олла, — сказал Гарри, одобрительно глянув на могучий торс телохранителя. — Еще мальчиком его подарил мне один из самых смелых наших капитанов, сумевший затопить судно пиратов. Олл был на судне... Сегодня это мой самый преданный слуга. Его роль на нашем празднестве — та же, что и в жизни.

Гарри вдруг набычился, посуровел.

— Берегитесь! — сказал он после небольшой паузы. — Олл становится просто бешеным, когда чувствует, что его господину угрожает хотя бы малейшая опасность!

Этот чертов джинн Олл стоял не двигаясь. Не мигая он смотрел в пространство, всем своим видом внушая ужас.

— Ну что ж, приступим, — продолжил «император» обычным голосом. — Я хочу послушать Тацита.

Амальфи встал и поднял кубок с вином. Пошушукавшись, встали и остальные. Встал и Тиберий.

— Да здравствует император, — уныло произнес Амальфи. — Мы осушим эти кубки до дна, чтобы показать нашему Тиберию свою преданность. Пусть император увидит в этом знак признания!

— А тот, кто не осушит кубок, будет наказан, — ехидно заметил Гарри. — Он должен будет за три минуты выпить три таких кубка, иначе... Иначе Олл отрубит ему голову!

— Будь счастлив добрый, справедливый и мудрый повелитель, — Амальфи вздохнул.

Каждый повторил эту фразу на свой лад, а затем мы приникли к кубкам.

Мне показалось, что у этой посудины нет дна. Я пила и никак не могла выпить все вино. Оно было приятным, но в таком количестве!.. Увольте! Меня мутило, но выхода не было... Наконец последняя капля скатилась с языка, и я вздохнула с облегчением. У меня появилось ощущение, что я бурдюк, наполненный до отказа. Я села. Похоже, что и у остальных гостей были те же проблемы. Дольше всех мучилась Высокородная. Но вот и она допила кубок.

— Да будет пир! — крикнул Тиберий.

Он взял с блюда жареного фазана, разломал пополам и меньшую часть протянул графине. Она тут же вонзила в мясо свои зубки. Олл поднял с земли невероятно большой кувшин с вином и стал обходить гостей и наполнять кубки снова. От выпитого у меня зашумело в голове. О-ля-ля! Если так пойдет и дальше, я вместо того, чтобы заманить Гарри к себе в комнату, свалюсь под стол. Поэтому я решила хорошо закусить, благо еда была очень вкусной. С удивлением я обнаружила, что на столе нет ни вилок, ни ложек, ни ножей. Пришлось по примеру «императора» есть руками. Однако я недолго насыщалась. Гарри снова поднялся на ноги, и мы тоже повскакивали с мест. Тиберий крепко держал свой кубок.

— Выпьем за здоровье и благоденствие жены императора Юлии! — провозгласил он.

Все стояли в напряжении, никто даже не пригубил вина.

— Вот как вы выказываете преданность моей жене? — усмехнулся Тиберий. — Ждете, когда я прикажу Оллу приступить к наказанию?

Нестройных хор голосов пророкотал:

— Здоровье... благоденствие... Юлия...

Дальше было слышно лишь бульканье и постанывание... Памела Уоринг подавилась и закашлялась. Проклиная (мысленно) всех извращенцев-императоров, я еле-еле допила свое вино.

Сев на место, я почувствовала легкое головокружение. По телу разлилась теплота, предметы приобрели округлые очертания, а люди стали такими добрыми и милыми, что мне захотелось всех расцеловать. «Какая прелесть, эти пиры!» — подумала я, таща в рот всего фазана целиком.

Потом мы выпили за первую жену императора — Випсанию Агриппину. Памела была счастлива теми знаками внимания, которые мы ей оказывали, и тоже хотела всех облобызать. Она даже закричала «Виват!», чем сильно рассмешила Марти, он зашатался и облил свою тогу вином.

Следующий тост был за префекта Сеяна. Вино лилось в глотки уже без особых страданий. Я не заметила, как умяла фазана, оставив от птицы всего несколько косточек. Амальфи искоса взглянул на меня и спросил:

— Мэвис, а вы случайно не захватили перо павлина?

— Зачем? — от неожиданности я икнула.

— Разве вы не знаете, что в Древнем Риме патриции, направляясь на пир, всегда брали павлиньи перья?

— Я не пат-ри-ци-ан-ка, — сказала я, запинаясь. — Я — ра-бы-ня.

— Но павлинье перо было бы вам кстати... Римляне часто прибегали к нему. Если было выпито и съедено очень много, они отходили за куст и щекотали таким пером заднюю стенку гортани...

У меня округлились глаза:

— Это такое развлечение?

— Нет. Простите за натуралистическую подробность, но римляне просто-напросто извергали из себя только что проглоченные яства. А потом они возвращались к столам...

— ...чтобы снова есть и пить? — ужаснулась я.

— Да.

Мне вдруг стало жарко. Захотелось искупаться, принять ванну или хотя бы сбросить одежду. Но я помнила, что на моем теле установлена «подслушка». Вдруг гости Тиберия примут ее за какую-нибудь огромную бородавку или нарост?! Этого я не переживу.

Гарри опять поднимал нас с наполненными кубками — требовал выпить за Тацита.

— Выпьем за человека, который занимается тем, что увековечивает наши имена! За достославного историка! — выкрикнул он.

Я начала пить, и у меня внезапно появилось ощущение, что я плыву по винному морю. Когда я допила кубок, оказалось, что я возлежу на подушках. Честно говоря, я и не помнила, когда вставала из-за стола. И вставала ли?

Гарри как будто и не пил вовсе. Он восседал за столом, как памятник самому себе. Потом он снова встал и, хлопнув в ладони, указал на Амальфи.

— Тацит! — сказал Гарри. — Я знаю, что ты обладаешь даром предвидения. Мы хотим услышать твои предсказания. Что ты видишь в своем хрустальном шаре?

— Мудрый и безжалостный к врагам Рима Тиберий! — Амальфи встал и втянул в ноздри теплый морской воздух. — Мой хрустальный шар очень мутный. Он замутнен той атмосферой, которая вокруг тебя. Это атмосфера предательства и злых козней. За этим столом сидит только один человек, который является тем, кем является на самом деле. Недобрые знаки на небесах предсказывают, что будет насилие. И будет... — Амальфи замолчал и тихо-тихо прошептал: — Смерть...

— Супруг мой! — воскликнула графиня и положила свою белую руку на плечо Гарри. — Тацит сегодня не в духе. Ему мерещатся заговоры, а между тем эта ночь создана для любви и забав, а не для мести и злобы. Мы сыты и пьяны. Пора перейти к увеселениям.

«Император» помолчал, словно прислушиваясь к своему внутреннему голосу. Посмотрел на «жену» с улыбкой и поднял свой кубок.

— Юлия права! Наше вино крепкое, наш стол богат, но нам уже наскучили яства. Мы готовы к новым развлечениям. И пусть разверзнутся небеса над тем, кто думает иначе.

Глава 7

Пит и Памела устроили состязание: кто выпьет больше вина, держа кубок одними зубами. Памела пила, обливаясь. Чтобы не качаться, она широко расставила ноги.

Джекки и Карла лежали на кушетке, целовали и гладили друг дружку.

Мистер Амальфи спал, уткнувшись лицом в блюдо с фруктами. Вдруг я услышала его голос — как ни странно, достаточно твердый для много выпившего человека.

— Мисс Зейдлиц, вы в состоянии поговорить со мной?

— Я?.. Да!

Два эти слова дались мне с огромным трудом: я ворочала языком камни. Перед глазами все время плавали какие-то разноцветные пузыри и мелькали искорки.

— Вам нравится оргия? — спросил Амальфи. — Лично мне — нет. Здесь очень скучно. Ужасно скучно, плоско и пошло!

Он отхлебнул из кубка и поморщился.

— Вы — единственная, кто сможет разворошить это осиное гнездо. Станцуйте!

— Бог с вами, Тацит, — пробормотала я. — Я нахожусь в таком состоянии, что вряд ли «дотанцую» до собственной койки.

— Нет, вы ошибаетесь, — Амальфи твердо стоял на своем. — Вы очень хорошо танцуете, прекрасно держитесь, у вас крепкие ноги, длинная шея и красивая спина. Из всех танцовщиц Тиберия вы — самая лучшая. Римляне, когда видят ваш танец, становятся просто сумасшедшими.

— Но они, бедняжки, уже, наверное, померли. Сегодня каждому из них было бы по две тысячи лет! — И я чуть не заплакала от жалости. — Как печально, милый Тацит! Мои кавалеры давно в могиле...

— Посмотрите на меня! — властно приказал иллюзионист.

Я повернула голову, и взгляд мой наткнулся на жесткие непроницаемые глаза, которые пронзили меня, как две иглы. Боли я не чувствовала... Вдруг глаза напротив стали большими, потом огромными, затем заполнили собой весь мир...

— Вы прекрасная танцовщица, лучшая из лучших, — услышала я. — Вы любимица Терпсихоры, грациозная и легконогая...

— Да, я лучшая из лучших! — донесся до меня собственный голос.

Амальфи сказал правду, и Терпсихора мне всегда говорила, что я танцую бесподобно. Так что все о'кей!

— Сейчас я объявлю, что вы будете танцевать, — вкрадчиво сказал Амальфи. — Спляшите, Мэвис!

— Обязательно!

— Могучий Тиберий! — Тацит завопил так, что графиня подпрыгнула на кушетке и свалилась на землю. — Мой император! Разреши мне объявить, что наше веселье продолжится созерцанием плясок. Вот эта девушка-рабыня мечтает усладить твой взор своим танцем.

Гарри величественно кивнул.

Под аплодисменты я вышла в центр. Откуда-то полилась музыка — сначала медленная, потом все быстрее и быстрее... Я подняла руки, плавно сцепила их над головой и, стараясь чтобы плечи и бюст были неподвижными, стала крутить бедрами. Боже, почему до этой ночи я не понимала, что мое истинное призвание — танец?! Я извивалась, руки стали гибкими лианами, голова то откидывалась назад, то вращалась в такт музыке. Я поспевала за ритмом и под конец забилась в таком экстазе, что закончила танец у ног «императора». Мне хлопали и кричали: «Повторить! Немедленно!» Тиберий смотрел сверху вниз, как бог, и бормотал:

— Вот не подумал бы, что американки такие страстные... Вчера вечером эта гёрл показалась мне скованной и холодной...

Я поднялась и, преданно заглянув Его высочеству в глаза, поклонилась и вернулась на прежнее место за стол.

— Хорошо танцевала, — похвалил меня Амальфи. — Как заблестели глаза у «императора»! Сомневаюсь, чтобы он провел эту ночь со своей Юлией!

Джекки, цепляясь за кушетки, дотащилась до нашего края стола и отрывисто произнесла:

— Мэвис! Ты свинья! Хочешь, чтобы все лавры достались тебе одной? Нет, не выйдет! Я тоже жажду!

— Чего?

— Восхищений и аплодисментов.

Она подошла к Марти Гудмену и взяла его за грудки.

— А ну, Калигула, покажи на что ты способен! Или ты утопил свой темперамент в кубке с вином? Я хочу поиграть со смертью!

Марти вырвался из ее рук, одернул свою тогу, хмыкнул и, пошатываясь, потащился в дом. Джекки принялась снова выкрикивать лозунги типа: «Флирт со смертью — это жизнь!» и прочую чепуху. Показался Марти. Его тога была перехвачена на поясе широким ремнем. За ремень были заткнуты ножи — целая дюжина отвратительных острых кинжалов.

— Объявляю, что следующим номером будет демонстрация искусства метания ножей, — громко сказал Амальфи. — Почитаемый нами Калигула хочет показать, на что он способен. Ему помогает вторая девушка-рабыня.

Джекки расплылась в улыбке: все смотрели на нее. Она поклонилась Тиберию и на заплетающихся ногах подошла к деревянной двери, ведущей куда-то в подвал дома. Прислонилась к двери спиной и долго пыталась сосредоточиться. Наконец, ей удалось стоять прямо и не качаться.

— Готова! — произнесла она.

Марти скорчил гримасу и положил руку на ремень. Он стоял ярдах в десяти от «девушки-рабыни» и смотрел на нее, прищурившись. Внезапно он выхватил один из ножей и метнул. Нож пролетел в дюйме от головы Джекки, срезал прядку ее платиновых волос и вонзился в дерево. Джекки стояла, словно в ступоре. Высокородная Памела чуть не упала в обморок, ахнула и застонала. Второй нож воткнулся в дверь совсем рядом с шеей мисс Крюгер. Третий — у самого плеча... Свист летящих ножей отрезвил меня. Я закрыла глаза, но воображение рисовало такие страшные картины, что лучше было видеть все воочию. У меня не было сил отвернуться или уйти. Я стояла и смотрела, как пьяный убийца Марти Гудмен метает ножи в сумасшедшую Джекки Крюгер.

Но ничего ужасного не произошло. Ножи методично втыкались вокруг тела Джекки. Вот Марти достал из-за пояса последний нож, метнул его, и представление закончилось. Все аплодировали, как бешеные, а я почувствовала, что по спине моей течет холодный пот. Определенно, мне нравятся другие зрелища, где больше эротики и настоящего веселья.

Марти наклонился, а потом жестами стал показывать Джекки, чтобы она отошла от двери. Джекки очнулась. Она улыбнулась и шагнула вперед. Раздался треск рвущейся материи, и платиновая блондинка оказалась... голой. (Маленькие трусики, такие же, как и у меня, не в счет.) Подлец Гудмен специально метал ножи так, чтобы они захватывали края одеяния Джекки. Теперь она стояла перед гостями в костюме Евы и, ничего не понимая, хлопала глазищами. Потом догадалась посмотреть на себя, взвизгнула и бросилась в дом. Марти вскинул к небу сжатую в кулак руку, издал победный клич и бросился в погоню за своей «ассистенткой».

Гости расслабились, захохотали, принялись снова стучать кубками, хлопать и выкрикивать бессвязные слова. Кажется, и Гарри был доволен. Он крикнул Амальфи:

— Ты придумываешь прекрасные увеселения, Тацит! Что будет следующим?

— Я бы хотел показать чудеса магии.

Все зааплодировали. Мистер Амальфи вышел в центр.

— В ассистентки я приглашаю супругу императора прекрасную Юлию.

— Нет-нет! — графиня отрицательно покачала головой. — Мне не хотелось бы...

— Юлия, ты непочтительна с нашим дорогим историком, — нахмурился Тиберий. — Будь с ним полюбезнее.

Карла поднялась, закусила губу и в нерешительности застыла. Гарри подтолкнул ее к Амальфи.

— Только для того, чтобы угодить тебе, Тиберий, я, пожалуй, соглашусь...

Она подошла к иллюзионисту и стала рядом. Так как от страха хмель выветрился из моей головы, я могла по достоинству оценить ее красоту. Мадам Риенци выглядела великолепно. Зеленые глаза мерцали, как два хризолита, черные волосы змейками струились по плечам и спине. Под прозрачным шелком хорошо вырисовывались крепкие грудки и стройные бедра. Не без зависти я смотрела на графиню. Мне даже не хотелось определять ее возраст — эта дама возраста не имела.

Мистер Амальфи тоже смотрел на нее, как завороженный, затем глянул на Гарри.

— Наступает час колдовства, — прошелестел он. — Время летучих мышей и оживающих мертвецов, когда сон и явь переплетаются в один клубок, и в лицо нам дышит вечность...

Мимо меня пролетела летучая мышь! А может, мне только показалось? Я вжала голову в плечи и заткнула кулаком рот, чтобы не закричать.

— Но здесь нет места силам тьмы, — сказал Амальфи, и у меня отлегло от сердца. В воздухе запахло озоном, и замелькали ночные бабочки. — Здесь, где отдыхает наш могучий Тиберий, нет летучих мышей, а есть только белокрылые голубки.

Он скрестил руки на груди, затем развел их в стороны, и из-под его тоги выпорхнула маленькая белая птичка и растворилась в темноте.

Графиня все еще нервничала. Она с тревогой посмотрела на «императора», перевела взгляд на Тацита и тихо проворчала:

— Для таких фокусов сгодилась бы девушка-рабыня...

— Мы все в своем роде рабы Тиберия, — жестко сказал Тацит. — Потому что служим ему. И нет большой разницы между нами...

Глазами Амальфи поискал Олла и, увидев его, поманил жестом.

— Мне нужен твой меч, Олл. Одолжи мне его.

Телохранитель, все время стоявший за спиной Гарри, не шелохнулся до тех пор, пока тот милостиво не разрешил ему подойти к толстяку-иллюзионисту.

— Дай ему ятаган, Олл.

Детина-джинн с неохотой протянул свое страшное оружие Амальфи.

— Спасибо. И не беспокойся — сейчас я верну тебе его, — сказал маг.

Он крепко сжал рукоять, повертел мечом и так и этак, взвесил в руке и неожиданно преподнес графине.

— О прекраснейшая Юлия, возьмите это оружие.

Карла подхватила меч, но сделала это так неловко, что едва не выронила. Несколько минут она боролась с ним и наконец, сжав рукоять обеими руками, оперлась на грозное оружие.

— Что дальше?

— Поднимите меч и... опустите на мою голову! — приказал Амальфи.

Все ахнули.

— Я не хочу вас калечить! — заорала хозяйка виллы. — Даже не подумаю!

— Не бойтесь за меня, — усмехнулся маг. — Невидимые силы защитят и спасут своего повелителя. Ударьте же!

Мне показалось, что он смотрит на нее так, как недавно смотрел на меня. Графиня поджалась, покрепче ухватила ятаган двумя руками, подняла над головой и что есть силы опустила его. Кто-то заорал — не выдержали нервы. Спустя мгновения оказалось, что нервы сдали у меня...

Конечно, меч должен был разрубить нашего славного толстячка на две полукруглые половинки, но в тот момент, когда острое лезвие уже почти коснулось лысой головы, Амальфи взмахнул рукой. Лезвие изогнулось, сверкнуло в свете фонарей и... Его не стало. Скорее всего, графиня не удержала ятаган, и он улетел куда-то в темноту. Встревоженный Олл бросился за ним. Оба они — Олл и Карла — вопили что-то несусветное, Высокородная Памела визжала... Все смотрели на Амальфи, а он — улыбался.

Эта улыбка доконала Карлу Риенци. Она заплакала и помчалась в дом.

— Веселенькие номера вы откалываете, милейший! — заявила Памела. — Пугаете людей! А на самом деле все это — ловкость рук...

Ноги ее подломились, и Высокородная плюхнулась на траву.

— Леди слегка устала, — подал голос Пит Брук. — Если император мне позволит, я поищу для нее более удобную постель.

Гарри кивнул, Пит сгреб Памелу в охапку, перебросил через плечо и поволок в дом. Памела пыталась издавать какие-то звуки и лягалась.

— Представление закончено, император, — сказал Амальфи. — Я тоже чувствую усталость и хотел бы отдохнуть. Здесь остается рабыня, которая сумеет тебя развлечь.

Он низко поклонился и вскоре исчез за дверью. На лужайке у пиршественного стола мы с Гарри остались наедине.

Он не сводил с меня глаз. Подошел, усадил на кушетку и стал гладить по руке. Что за этим последует — я догадывалась.

— Эта оргия мне не очень понравилась, но ты сегодня была восхитительна, — нагло заявил он.

Вообще Его высочество стал вести себя со мной довольно бесцеремонно. Быть может, он решил, что «купил» меня, уставив всю комнату корзинами с цветами? Или мое положение «рабыни» настраивало его на фривольный лад? Как бы то ни было я почувствовала, что обещанные изнасилования сегодня состоятся, причем первое произойдет в следующую минуту.

Вдруг я заметила, что за спиной Гарри снова появился Олл со своим мечом.

— Теперь, когда мы наедине... — произнес Гарри и принялся освобождать меня от одежды.

— Что значит «наедине»?! — вскричала я. — А он? — и указала на телохранителя. — Да у нас, в центре Лос-Анджелеса, в час пик я чувствовала бы себя в большем уединении, чем рядом с ним!

— Сейчас я прикажу — и его не будет!

— Не надо. У меня идея получше. Пусть Олл останется на лужайке, а мы пойдем в мою комнату и там продолжим беседу.

Гарри мгновенно оценил ситуацию и то, какие преимущества она дает.

— Идем!

Он бросил Оллу несколько слов на своем тарабарском языке. Физиономия телохранителя вытянулась. Вряд ли этому атланту хотелось подпирать здесь небо, пока его повелитель проводит время с девушками. Олл что-то негромко ответил, но Гарри так сверкнул глазами, что бедняга съежился и даже стал меньше ростом.

После этого Гарри подхватил меня на руки и понес. Упоительное чувство! Я закрыла глаза и поняла, что наконец-то попала в рай. Его высочество принц Гарун аль-Саман нес меня до самой моей комнаты. Он уже взялся одной рукой за ручку двери (второй, естественно, поддерживал мое обмякшее тело), как вдруг...

Бум!

В голове словно лопнула одна из извилин.

— Стойте! — воскликнула я. — Это западня! В моей комнате вас ждет убийца!

От неожиданности Гарри выпустил меня, и я шмякнулась на пол. Хорошо еще, что моя попка — удивительно мягкое место. Я тут же вскочила на ноги и зашептала в ухо Гарри жарким шепотом:

— Центральная бригада охотится за вами! Бегите!

Вас могут убить!

Я схватила его за руку и потащила по коридору — подальше от комнаты, где принца ждал убийца Гудмен. Гарри не сопротивлялся. Наверное, он был поражен моими словами и моим напором.

Вот так мы ворвались в покои принца: оба запыхавшиеся и возбужденные. Я быстренько захлопнула дверь и заперла ее на ключ.

— Мэвис! Объясните, что происходит! — Гарри смотрел на меня ничего не понимающими глазами. — Вы много выпили? Или сошли с ума?

— Ни то и ни другое... Понимаете, после того, как вчера я прыгнула с балкона... меня спас мистер Амальфи... И он...

Путаясь в словах, я принялась объяснять принцу, в чем сложность момента, когда есть убийца и есть секретный агент, который хочет спасти его, принца, от пули и ножа...

— А мистер Амальфи сказал, что Пит может не успеть, поэтому надо упредить нападение...

Гарри по-прежнему смотрел на меня, как на идиотку.

— Мэвис, на вас так сильно подействовал этот маскарад? Очнитесь! Времена Тиберия канули в прошлое.

— Я прошу вас, поверьте мне! Вы должны поверить, это вопрос жизни и смерти! Вчера мистер Амальфи отдал мне приказ предупредить вас. Но он сказал, что я не буду знать об этом приказе, вернее, не буду его помнить до того момента, пока мы — вы и я — не захотим войти в мою комнату. Тогда я все вспоминаю, тащу вас в вашу комнату, запираю дверь на ключ и рассказываю... Все это я уже проделала. Все, что приказал мистер Амальфи. Он сообщит нам, когда можно будет выйти. А пока...

Гарри ласково потрепал меня по плечу.

— Я понял, прошлой ночью вам, Мэвис, пришлось прыгать по балконам, и вы сильно перенервничали. Уверяю: лично мне ничего не угрожает. Здесь, на вилле, находятся только мои друзья. Знаете, что мы сейчас сделаем? — он улыбнулся мне. — Пойдем в вашу комнату и проверим все углы. Тогда исчезнут всяческие сомнения. Я знаю наперед: комната пуста. Никакого покушения нет и быть не может!

— Не делайте этого, Ваше высочество! — взмолилась я. — Вы не знаете, на что способен Марти Гудмен. Вы не успеете переступить порог, как он всадит в вас нож.

— Мне, право, смешно...

Гарри направился к двери. Я поняла, что надо остановить его любой ценой, и тоже рванула к двери, причем ухитрилась вытащить ключ из замочной скважины раньше, чем принц коснулся его.

— Мэвис, не надо меня дразнить! — нахмурился Гарри. — Отдайте ключ.

— Не отдам! То, что вы делаете — самоубийство! Он решительно вознамерился отобрать ключ, но я мигом опустила его в декольте.

— Вот так!

Принц замер, разглядывая меня. В его глазах зажглись недобрые огоньки. Тонкая ниточка усов натянулась.

— Я все понял, Шахразада, — сказал он. — Вы не можете сдаться просто так... Вам нужны эти женские уловки, чтобы побыть со мной наедине...

Господи! Только тут я поняла, что оказалась между двух напастей: и дверь открывать нельзя, и оставаться с принцем в запертой комнате тоже нельзя.

— Нет никакой Шахразады! Нет и не было! Я совсем не стремлюсь остаться с вами наедине... То есть вы мне симпатичны, однако живой, а не мертвый!

— Разумеется, живой и теплый! — в голосе Гарри появились мурлыкающие звуки.

Гарри властно притянул меня к себе. «Все это уже было», — пронеслось в моей голове. Он стал покрывать поцелуями лицо, шею, плечи... Было очень приятно, но мысль о том, что мне доверена миссия спасения принца, не давала расслабиться. К тому же усики Его высочества щекотали меня — я чуть не захихикала, что было бы действительно похоже на помешательство.

Я вырвалась из жарких объятий, отметив краем сознания, что почему-то руки Гарри были необычно холодными, словно вся кровь переместилась в другие части тела... Заставила себя улыбнуться и сказала тоном учительницы:

— Гарри! Давайте начнем все с самого начала. Выслушайте меня внимательно, и вы во всем разберетесь. Вы умный человек и... О!.. А!..

Он налетел на меня, как ураган, и мы завертелись в диком танце, причем вскоре я оказалась без своей короткой рубашечки — только в бюстгальтере и крошечных трусиках. Гарри тяжело дышал, вытирая пот со лба моим древнеримским одеянием.

— Само совершенство! — простонал он, рассматривая меня.

Глаза его уже пылали бешеной страстью, погасить которую было свыше моих сил.

— Остановитесь, Ваше высочество!

— Богиня... моя... здесь и сейчас...

Он опять бросился ко мне, я увернулась... Разве можно спрятаться в комнате, где из всей мебели — только необъятная кровать?! Красной Шапочке и той легче было увернуться от волка: она могла бы выпрыгнуть в окошко и убежать в лес. Мне же повторять свой прыжок с балкона почему-то не хотелось.

Поэтому пришлось запрыгнуть на кровать.

Я схватила простыню и попыталась завернуться в нее. Гарри остановился и посмотрел на меня с радостным удивлением.

— Моя дорогая, это лучшее, что можно было сделать, — сказал он. Его физиономия лоснилась от счастья. — Сейчас я подберу подходящий антураж... Наверное, голубой цвет будет наиболее соответствовать...

Только тут я заметила, что Его высочество стоит возле одного из столбиков, на которых держится балдахин. Гарри перевел взгляд на столбик и начал щелкать какими-то кнопочками.

Вдруг полог надо мной засветился и окрасился нежным лазурным цветом. По «небу» побежали легкие облачка, засверкали звездочки — это были дневные звезды, которых я никогда не видела, но которые, оказывается, существуют — в постели принца Гаруна аль-Самана.

— Гарри, спасибо, но... Я пришла сюда совсем для другого, честное слово, — пробормотала я.

— Мы устремимся в бесконечность, — сообщил он, из чего я поняла только одно: этот мужчина бредит.

Он еще щелкнул кнопочками, и в действие пришла система вращающихся зеркал. Я увидела мириады полуголых Мэвис с испуганными глазами и разметавшимися локонами. Очевидно, таким образом Мэвис Зейдлиц должна была переместиться в бесконечность.

Гарри блаженно улыбался. Еще пара щелчков — и в воздухе разлились терпкие восточные ароматы...

— Гарри, а можно вместо запахов чего-нибудь посущественнее? — промямлила я.

— Приказывай, душа моя!

— Чашечку кофе и сандвич.

Это был хитрый маневр с целью отвлечь внимание и удалить настойчивого кавалера за дверь. Но «арабский скакун» оказался хитер и разгадал мои намерения.

Гарри легко вспрыгнул на кровать. Мы караулили каждое движение друг друга. Гарри двинулся — я тоже. Мы принялись обходить кровать по кругу. Ходьба перешла в бег. Выбившись из сил, я остановилась и прислонилась к столбику.

— Гарри... Ваше высочество! Нам надо поговорить, — сказала я, задыхаясь.

— Дорогая Мэвис! Говорить должны руки, ноги, наши тела... Мужчина создан для женщины, женщина создана для мужчины. Все! Остальное не имеет никакого значения. Разве может быть что-либо другое под этим небом?

Он поднял глаза вверх, а сам сделал два мелких шажка ко мне. Я дернулась, мое плечо ударилось в панель с кнопочками, и тут... Боже мой, кажется, наступил конец света!

Зеркала стали вращаться на бешеной скорости, голубизна неба сменилась закатом, закат — синим вечером и звездной ночью, ночь опять перешла в день. Облака, звезды, солнечные блики, — все вертелось и кружилось... Сотни Мэвис и Гарри попали в этот первобытный хаос и неслись, неслись в бездну... Могучая морская стихия подхватила нас и завертела в своем круговороте. Бормоча молитву, я уцепилась за столбик и зажмурила глаза. Гарри раскачивался и бормотал ругательства. А может, он тоже молился? Звучала музыка, точнее, это была какофония из музыкальных отрывков, резко наползавших друг на друга... В довершение ко всему я нажала на кнопку, которая «отвечала» за ароматы, и в глаз Гарри ударила струя духов. Ослепнув, Гарри заорал, потерял равновесие и упал.

Я молила бога о том, чтобы он сломал адскую кровать. Она и без того уже ходила ходуном, скорость вращения «картинок» возросла, из-под матраца слышалось предательское жужжание...

С трудом оттолкнувшись от столбика, я спрыгнула на пол. «Спрыгнула» — громко сказано. Я свалилась, как куль соломы, ударив ногу и сломав застежку бюстгальтера. Он упал вместе с ключом от двери. Хорошо еще, что Гарри не видел этого: катаясь от одного края кровати к другому, он то и дело тер глаза и ругался...

Мне стало жаль Гарри. В конце концов, он не желал мне зла, его намерения были более чем естественными... Подойдя к столбику, я принялась нажимать по очереди на каждую кнопку, стремясь найти ту, которая остановит кровать-убийцу. И чудо свершилось! Издав скрип-стон, кровать присмирела. Покачиваясь и дрожа, она стала сбавлять обороты и наконец затихла. Правда, в последний миг откуда-то вырвалась струя духов и попала Гарри в ухо.

Владелец этого чудовищного ложе кое-как сполз на пол. Он стоял, покачиваясь с пятки на носок и растопырив руки, чтобы удержать тело в вертикальном положении. Глаза его были красными, но они видели. Я поняла это по тому, что в них опять зажегся прежний огонь желания. Черт побери, на мне из одежды уже почти ничего не было!

Конечно, я должна была бежать, но — откуда взять силы?

— Гарри, давайте отложим все наши проблемы на утро, — взмолилась я.

— Мэвис, я рад бы сделать это, но не могу. Ваша красота лишает меня рассудка. Ваша кожа, грудь...

Он замолчал, уставившись на ложбинку между моими «буферами», протянул руку... Я чуть не съездила принца по уху за такую наглость. Вдруг вместо ласки я почувствовала небольшую мгновенную боль.

Отпрыгнув от меня, Гарри разжал ладонь. На ладони лежала «подслушка».

— Мэвис, вы ничего не говорили мне про подслушивающее устройство!

Его тон резко сменился на суровый и властный. Затем Гарри бросил металлическую коробочку на пол и раздавил ее ногой в сандалии.

— Я вижу, что недооценил вашу прыть, — Гарри прищурил глаза. — Извольте объясниться по поводу этой гадости! — И он указал на металлические останки.

— Скажу все, как есть: эту штуковину мне дал Пит Брук.

— Для чего?

— С ее помощью Пит собирался узнать, когда вы останетесь один в моей комнате, чтобы он мог примчаться и защитить вас от Марти Гудмена. Я сказала, что это разумно, и только потому нацепила «подслушку». А когда мы подошли к двери моей комнаты, я вспомнила указания мистера Амальфи... Ну, в общем-то это вы знаете.

У Гарри, очевидно, болела голова, потому что он все время морщился и тер виски.

— Давайте все с самого начала, Мэвис. С чего началась эта дикая история?

— С бедняги Фрэнка Жордана, — вздохнула я. — Дело в том, что в Риме я жила в отеле, не подозревая, что в соседнем номере живет сыщик, а когда я вышла на балкон и увидела, что он настроил «телескоп», который на самом деле оказался «подслушкой», только очень большой, чтобы можно было слышать, о чем говорят люди в доме напротив, то я...

— Стоп! Мэвис, вы говорите так быстро, что я ничего не могу понять, — жалобно сказал Гарри. — Попытайтесь начать еще раз.

— В Риме я столкнулась с Марти Гудменом и его напарником — такой высокий чернявый парень, его зовут Тино. Так вот они охотились за Фрэнком и устроили в моем номере обыск, а Фрэнк в это время висел, уцепившись за край балкона. Когда Марти и Тино ушли, Фрэнк попросил, чтобы я помогла ему и с помощью «телескопа» продолжила подслушивать тех, кто жил в доме напротив. Я подслушала, Фрэнка убили. И тогда появился Пит Брук. Он стал меня шантажировать: если я не помогу ему убрать парней из Центральной бригады, то он заявит полиции, что я причастна к убийству бедного Фрэнка. Тут я совсем взвыла, хотя до этого считала, что самое ужасное — это когда римские мужчины щиплются...

— Уф! Требуется кубок вина или чашка крепкого кофе, чтобы разобраться в этом нагромождении...

— А мне кажется, что все предельно ясно!

Гарри застонал и схватился за голову.

Я снова принялась объяснять, как и почему оказалась на Капри, сказала, что нахожусь под двойным шантажом — Марти и Пита, но если Пит не внушает мне больших опасений, то от одного вида «мастера кровавых холстов» меня просто трясет. Что тут непонятного? Гарри морщился и задавал какие-то глупые вопросы. Это продолжалось довольно долго. Я поняла, что мы проговорим всю ночь. Но тут Гарри словно прозрел: он воскликнул, что, наконец, в его расстроенных мозгах взошла заря и теперь ему все ясно.

— Надо проверить вашу комнату, Мэвис. Вряд ли убийца все еще поджидает меня там, но в любом случае мы должны удостовериться...

— Мистер Амальфи против того, чтобы вы туда заходили! — в отчаянии воскликнула я.

— Это его личное мнение, — надменно ответил Гарри. — Меня оно не интересует. Когда я увижу нашего Тацита, я непременно узнаю у него, чем он руководствовался, давая вам такое указание.

Я подхватила спасительную простыню и, накинув ее на себя, завязала два диаметрально противоположных конца узлом на плече. Мы двинулись к моим апартаментам.

Гарри и я сбросили свои сандалии и шли на цыпочках. Неслышно отомкнули дверь. Больше всего Гарри беспокоило то, что в коридоре мы не встретили Олла.

— Странно, — пробормотал Гарри. — Олл никогда не оставляет меня одного дольше, чем на полчаса.

Я заметила, что в руке принца появился пистолет. Откуда он его вытащил? Я не стала спрашивать, боясь, как бы мой шепот не услышал Марти.

Гарри резко распахнул дверь и прыгнул внутрь комнаты. Я замерла. Если Гарри выстрелит, значит, убийца там! Но успеет ли Гарри всадить в Марти пулю до того, как тот метнет нож?

В комнате было тихо. Просчитав про себя до трех, я переступила порог.

Сперва я увидела спину Гарри. Она была напряжена. Гарри рассматривал нечто, лежащее на полу. Я подошла и выглянула из-за его спины.

Джинн-великан в красных шароварах лежал, уставившись невидящими глазами в потолок. Кровь из раны на груди еще сочилась, но, судя по тому, что на полу уже натекла лужица, убийство произошло не пять минут назад. Рука Олла все еще сжимала меч — бесполезную игрушку в руках судьбы.

Чтобы не закричать, я вцепилась зубами в свой палец.

— Мэвис, теперь я вижу, что вы были правы, — сказал Гарри каким-то сломанным голосом. — Олл искал меня, а нашел здесь смерть.

— Марти метнул нож, думая, что убивает вас, а убил Олла, — произнесла я, все еще содрогаясь от ужаса. — Но почему Марти спутал вас с телохранителем?

— Вероятно, Олл обнаружил Марти, когда зашел в комнату и начал ее обыскивать. У Марти не было другого выхода, как убить моего слугу... — Гарри опустил голову.

— Что будем делать?

— Искать Гудмена.

И он скрипнул зубами.

Глава 8

Пока я переодевалась, Гарри вышел на балкон. Мне все время чудилось, что убийца где-то рядом... Вот он крадется ко мне, пока я защелкиваю бюстгальтер, вот набрасывается, когда я затягиваю «молнию» на тонких брючках... Я дрожала и оглядывалась. Впервые я была бы рада одеваться при мужчине и теперь злилась наГарри, который так долго гонялся за мной, а теперь оставил одну-одинешеньку.

Натянув свитерок, я стремглав помчалась на балкон — под защиту Гарри и его пистолета.

— Что такое? — встревоженно глянул он на меня. — Ваша бархатная кожа, Мэвис, покрылась какими-то пупырышками.

— Мне страшно, — честно призналась я.

— Мэвис, вы обратили внимание на ятаган Олла? Кажется, на нем есть следы крови.

— Да, но... Из раны на груди Олла много натекло...

Я зябко повела плечами. Ночь была теплой, но мой озноб никак не проходил.

— Э, нет... — Гарри покачал головой. — Кровь из раны стекала на левый бок. А ятаган — в правой руке.

— И что из этого следует?

Вместо ответа Гарри указал мне на край балкона. Балюстрада была испачкана чем-то красно-коричневым.

— Олл перед тем, как умереть, ранил своего убийцу. Возможно, тот удирал через балкон... Я даже не исключаю, что Марти сорвался и лежит сейчас там, на земле, — и Гарри указал пальцем в темноту.

— Предлагаю все рассказать Питу. Он опытный в таких делах человек. А Марти... Если он мертв, то это к лучшему, а если ранен — пусть полежит на травке, помучается еще несколько минут.

— Вы правы, Мэвис, хотя я предпочел бы провести собственное расследование... Так и быть, идем к британскому агенту, — Гарри махнул рукой и спрятал пистолет.

Подойдя к комнате Пита, я услышала из-за двери то ли вскрик, то ли стон. Хотела постучать, но Гарри отодвинул меня плечом, распахнул дверь и двинулся вперед. Еще бы! Ведь он принц, перед которым сгибаются даже фонарные столбы.

Пит лежал на кровати и стонал. Он все еще был в римском одеянии, только сбросил свои сандалии.

— Пит, что с вами? — спросил Гарри.

Секретный агент британской разведки приподнялся, застонал и сел на постели. Я ахнула. По лбу, задевая бровь, шел кровавый рубец.

— Гарри, Питу надо срочно оказать медицинскую помощь! — заволновалась я.

— Перестаньте пищать над ухом, — грубо оборвал меня он. — Пит, вы в состоянии говорить? Что случилось?

Пит потрогал ранку, поморщился и сказал:

— Вот черт! Рана небольшая, но болит адски... Даже не могу понять, как я мог так глупо подставиться...

Он глянул на меня со злостью.

— Мэвис, почему вы все переиграли? Когда я сообразил, что вы с Его высочеством вместо своей оказались в его комнате, было поздно что-либо менять. Я послушал ваши небылицы про гипноз и мистера Амальфи, а потом... Потом звук исчез. Что с передатчиком?

— Гарри нашел его, — я потупилась, — сорвал и раздавил.

— Ладно, это уже неважно, — Пит махнул рукой. — Так или иначе, но мне нужно было проверить вашу комнату. Только я вошел, как меня звезданули прямо по лбу...

Он снова начал ощупывать свой лоб и корчить такие гримасы, будто его подвергали пыткам.

— Когда я пришел в себя, то увидел на полу Олла... Он был мертвый. Я ничем не мог ему помочь, голова раскалывалась... Я ощупью нашел дверь, вышел в коридор и еле-еле доковылял до своей комнаты.

Гарри пошел в ванную и вернулся с полотенцем, смоченным водой. Протер лоб Пита и прижал полотенце к ране. Я в это время рассказала, как мы с принцем обнаружили труп Олла и кровавый след на балконе.

— Марта, очевидно, валяется в саду, — добавил Гарри. — Живой или мертвый. Если судить по следу на балконе, он потерял много крови.

— От балкона до земли — футов сорок, — сообщила я со знанием дела.

— Надо срочно пошарить на земле, — сказал Пит. Он встал, но, пошатнувшись, снова опустился на постель. — Голова кружится... Боюсь, что я не смогу пойти туда вместе с вами.

— И хорошо. Ложитесь и отдыхайте, — ответил Гарри. — Я сам все осмотрю.

— Подождите, я хотела, бы перевязать голову Пита!

— Нет! Нельзя оставлять Его высочество одного ни на минуту! — гневно сказал Пит.

— Но вы в таком состоянии...

— Как-нибудь выкарабкаюсь, не впервой, — отрезал он. Я оказалась между двух мужчин, ни один из которых не желал брать мои намерения в расчет. Черт побери! Если бы я раньше знала, что в этой стране встречу только «щипунов» и упрямцев, я бы ни за что сюда не поехала. Ну ничего! Свой следующий отпуск я проведу на Майами или в Пасадене, на худой конец. Там если девушку и ущипнут за загорелую ягодицу, то будь уверена — это сделала подслеповатая старушка, которая приняла твою попку за дыню или манго.

У нас с Гарри не было фонарика, но он и не потребовался. Внутренний двор виллы заливал свет такой яркой луны, что можно было читать газеты или вязать крючком. Я помнила то, что Его высочество нельзя терять из виду ни на минуту, и шла за ним след в след. Гарри остановился так внезапно, что я носом чуть не сделала в его спине дырку.

— Аккуратнее, Мэвис, — прошипел он. — Кажется, мы находимся под вашим балконом.

Колючий кустарник и еще какие-то противные растения типа кактуса больно ранили меня. Я в основном топталась на месте, и Гарри искал Марти в одиночку. Наконец он заметил ноги, торчащие из-под куста, и позвал меня:

— Вот он! Идите сюда, Мэвис.

Мы обошли куст, и Гарри перевернул мертвое тело на спину. Я отвернулась и почувствовала, что ноги мои стали ватными.

— Это не Гудмен! — вскричал Гарри. — Что это за человек? Мэвис, ну подойдите же поближе и посмотрите!

— Спасибо, но предпочитаю не приближаться.

— Вы боитесь? Но это же глупо! — рассердился он. — Глупо бояться мертвецов.

Мне пришлось превозмочь отвращение и приблизиться к трупу. Взглянув в лицо покойника, я поняла, кто нашел свою смерть под моим балконом.

— Тино, — сказала я.

— Какой Тино? Объясните же толком!

— Если бы вы слушали меня внимательно еще тогда, в своей комнате, то вспомнили бы... Я говорила про него. Это Тино, напарник Марти. Они вместе орудовали в Риме.

— Н-да... В Рим он теперь может вернуться только в гробу, — Гарри выпрямился.

— Вы уверены, что Тино мертв?

— Аллах забрал его к себе. Мой Олл постарался... Он расправился со своим убийцей, хотя силы покидали его. — Голос Гарри был преисполнен гордости и печали. — Олл был настоящим бойцом... Ну а этот подонок... Ему не повезло дважды: он напоролся на моего телохранителя и сорвался с балкона.

— Пойдемте в дом, — предложила я, снова почувствовав озноб: покойники действовали на меня совсем, как грипп.

— Да, надо идти в дом искать Марти Гудмена, — задумчиво ответил Гарри.

— А может, проведать Пита? Вдруг ему стало хуже...

Я знала, что иногда даже крепкие мужчины падают в обморок, потеряв совсем немного крови.

— Нет, я не буду искать Гудмена и не пойду к Бруку, — решил наконец Гарри. — Я хочу увидеть мистера Амальфи.

Мы вошли в дом, Гарри закрыл дверь. Едва слышные шаги на лестнице заставили мое сердце биться сильнее. Я спряталась за спину Гарри.

* * *

По лестнице спускался Пит. Он был бледным, как мел. Я заметила, что Пит уже сменил свою тогу на обычный спортивный костюм.

— Нашли убийцу? — спросил он.

— Да, — ответил Гарри. — Резаная рана поперек груди. Сломаны шейные позвонки — от удара о землю. Короче, мертв.

— Кто?

— Тино, пособник Марти Гудмена, как утверждает Мэвис.

— Тино? Тот, которого вы встречали в Риме? — Пит взглянул на меня:

— Да, это он. Но где же искать Марти? Возможно, он понял, что затея не удалась, и удрал. Как вы считаете?

— Я не считаю, я знаю, — пробурчал Пит. — Марти находится в доме.

— Вы уверены? — спросил Гарри. — Где же он?

— В своей комнате. Развлекается с нашей платиновой красоткой...

— С Джекки?!

От удивления у меня получился такой глубокий вздох, что застежка бюстгальтера не выдержала и сломалась. Мужчины этого даже не заметили!

Пит достал свой портсигар и прикурил.

— Когда вы ушли, я подумал, что неплохо проверить комнату Марти, и пошел туда. Захватил пистолет... Подкрался... Распахиваю дверь, врываюсь по всем правилам... И что же! На кровати валяется парочка в такой позе...

На бледных щеках Пита даже появился румянец.

— Я не раз врывался в номера отелей и в квартиры, но впервые застал момент... такой момент... В общем, они, эти двое, меня и не заметили. Я вышел и осторожно прикрыл дверь. А потом трезво рассудил, что Марти не мог схлестнуться с Оллом — раз он лежит в объятиях этой Крюгер. Значит, под балконом валяется кто-то другой. Теперь мы знаем, кто.

— Здесь есть какая-то странность, — задумался Гарри. — Гудмен первый предложил Мэвис заманить меня в комнату, несколько раз предупреждал ее и угрожал, а в решительный момент забыл про все и занялся любовью...

Пит глянул на меня с подозрением.

— А может, Мэвис напутала? Может, ей показалось, что Гудмен шантажирует ее?

— Нет! Он даже указал время — после полуночи. Гудмен угрожал зарезать меня, приставлял нож к горлу...

— Есть в этом деле еще одна странность, — медленно произнес Брук. — Почему мистер Амальфи вмешался и дал Мэвис указание не пускать Его высочество в свои апартаменты?

— Не называйте меня так, — поморщился принц. — Я — Гарри. Может быть, Мэвис объяснит нам, какое отношение к этой истории имеет мистер Амальфи?

— Не знаю, — пожала я плечами. — Но, кажется, когда я прыгала с балкона и наш славный толстячок спас меня, он тогда же меня и загипнотизировал.

— Мэвис плетет, как всегда, ерунду. — Пит отвернулся от меня и обратился к Гарри: — Какой гипноз? До сих пор я считал, что Амальфи — сообщник Марти Гуд-мена, и оба они работают на Центральную бригаду. Что-то я не слышал, чтобы эти парни прибегали к гипнозу.

— Но гипноз — это вполне реально, уверяю вас, — сказал Гарри.

— Значит, гипноз... Если Амальфи мог внушить Мэвис, как себя вести, чтобы спасти вас, Гарри, то он мог внушить ей, будто Гудмен — самый страшный разбойник в Италии и что именно он заставляет бедную девушку служить приманкой. Логично?

— Вы оба сумасшедшие! — возмутилась я. — Разве не ясно, что одно противоречит другому? Сначала — «приведи Гарри в комнату», потом — «не приводи». Какая тут логика?

— А я не уверен, что это Амальфи внушил вам, что надо спасти принца, — хмыкнул Пит. — Скорее всего, в последнюю минуту ваша совесть, Мэвис, пробудилась от спячки и вы уберегли Его высочество от руки убийцы. В вашем мозгу, моя дорогая, как на чердаке большого дома: все перепутано и валяется... Поломанные стулья вперемешку с детскими игрушками. Вы могли сами себя убедить, что выполняли приказ Гудмена, а на самом деле управлял вами совсем другой человек.

— Тогда скажите, как мог мистер Амальфи распоряжаться в Риме? Там-то я его увидела уже после того, как мне «посчастливилось» познакомиться с Марти и Тино!

Пит погасил сигарету в высокой пепельнице на тонкой ножке и усмехнулся.

— В Риме было то же самое, — ответил он. — Если наш дорогой друг Гарри утверждает, что гипноз — это сила, то Амальфи не составило ни малейшего труда убедить вас, Мэвис, что Гудмен угрожал вам и в римском отеле. Конечно, Марти Гудмен — неприятный субъект, но на супермена он не тянет. Насколько я знаю, в Центральной бригаде парни крутые, работают очень четко, без шума. «Метатель ножей», «мастер холстов» — это не про них. Марти — мелкий негодяй, он может оказывать некоторые услуги гангстерам, но сам не в состоянии ни продумать такую акцию, как убийство Его высочества — извините, Гарри, — ни осуществить ее. Поэтому Марти сейчас в постели с Джекки.

Пит раскрыл портсигар, намереваясь снова закурить, но потом передумал.

— Я полагаю, Гарри, что разговор с мистером Амальфи становится просто необходимым, — подытожил он.

— Да, вы правы, — согласился Гарри. — Но как быть с трупами? Олл и Тино... Сообщить о них в полицию? Но тогда всплывет мое имя, а я ведь в Италии нахожусь инкогнито. Пресса раздует эту историю: «Наемный убийца и телохранитель Гаруна аль-Самана погибают, убив один другого»... Нет, мне это совсем ни к чему!

Гарри заметно нервничал. Я робко предложила:

— А нельзя ли их похоронить? Здесь, на острове, так красиво, что даже я не отказалась бы после смерти — естественной — оказаться в этой земле...

— Хорошая идея! — воскликнул Гарри. — Прислуги в доме нет, она появится только утром. Мы можем тихо похоронить Олла и Тино сегодня ночью. Нужно только согласие графини. Пусть она укажет нам место. И все будет хорошо.

— Согласен, — произнес Пит. — Но с кем вы хотите поговорить в первую очередь? С графиней или Амальфи?

— Разговор с Амальфи важнее, — решил Гарри. — Мы оба пойдем к нему, а Мэвис разыщет графиню; Мэвис, вы сможете внятно объяснить Карле, что произошло?

Вместо ответа я только презрительно фыркнула:

— Она не упадет в обморок?

— Нет. Карла — выдержанная женщина и мой преданный друг. Я уверен, что она примет наш план и поможет. Таким образом, мы успеем и там, и там.

— Где мы встретимся? — озабоченно спросил Пит.

— Пусть Мэвис приведет графиню в гостиную.

— Хорошо. Но учтите: я остаюсь при своем мнении — мистер Амальфи тут ни при чем.

— А разве у хорошеньких дамочек бывают собственные мнения? — язвительно заметил ставший вдруг таким противным британский агент.

И мужчины стали подниматься по лестнице, оставив меня в холле.

Самоуверенность этих потомков Адама иногда приводит меня в ярость. Они считают себя умнее, изобретательнее и находчивее женщин, и все только потому, что женщины в любовных делах вынуждены играть вторую скрипку. Активность в сексе — так уж повелось — мужская привилегия. Но мужчины уверены, что они и во всем остальном держат верх. Бывают случаи, когда мне хочется подбить парочку приятельниц на изнасилование какого-нибудь выскочки и бахвала. Интересно, какой у него после этого будет вид и что будет написано на его роже?

Так я размышляла и совсем забыла про опасность. Внезапно одна из ступенек лестницы скрипнула. Я мигом пришла в себя и перепугалась. Эти наглецы оставили меня одну, без защиты. Что же делать? Бежать!

Апартаменты графини находились здесь же, на первом этаже. Что есть духу я бросилась через холл и гостиную в коридор, идущий вдоль первого этажа. Но вдруг коридор раздвоился. Один его «рукав» вел к комнатам прислуги и на кухню, второй — к покоям хозяйки. Но какой именно? Этого я не знала.

Принюхавшись, я уловила слева «кухонные» запахи. И вбежала в правый коридор. Но мои проблемы не кончились. Я увидела три двери. Какая мне нужна? Где здесь спальня Карлы?

Я решила, что буду стучать по очереди в каждую дверь. Время поджимало, спросить было не у кого, поэтому, набрав в грудь побольше воздуха, я стукнула в первую дверь. Без ответа. Во вторую. Без ответа. Значит, графиня в третьей комнате?

Я обрадовалась и мелко-мелко застучала костяшками пальцев по двери. Мне никто не ответил и не открыл. Я растерялась. Коридорчик освещался одним подслеповатым светильником. Мне стало страшно. Я забарабанила в дверь кулаками и... За моей спиной раздались шаги. Если бы я обернулась, то, кого бы ни увидела в коридоре, — черта, дьявола, своего лос-анджелесского компаньона Джонни Рио или самого папу римского, — непременно хлопнулась бы без чувств на пол. Мои нервы были напряжены до предела.

Тот, кто был за моей спиной, обхватил меня рукой за шею, надавил так, что я едва не потеряла сознание, отпустил и дал такого пинка, что я влетела в комнату (дверь оказалась не запертой) и растянулась на коврике. Дверь захлопнулась. Тот, кто поймал меня, замкнул дверь на ключ. Потом знакомый голос сказал:

— Тихо, бамбина! Игры закончены.

Я встала на ноги и наткнулась на холодные голубенькие глазки. Коротышка смотрел на меня с презрением и превосходством. В руке он держал свой излюбленный инструмент.

Понятно, что эта коротконогая скотина скрывалась за первой дверью. А когда я отошла от нее, Марти выскочил и набросился на меня.

— Почему вы сразу не открыли, когда я постучала?

— Не ждал тебя, бамбина, вот и не открыл. А потом, когда увидел в щель, что это ты рыщешь, страшно разозлился. Какого черта ты ослушалась меня? Все пошло совсем по другому сценарию... Ну что, допрыгалась, птичка? Сейчас ощиплю тебя, и по горлышку — чирк!

Я задрожала, а Марти, увидев это, заржал.

— Что, боишься?.. Кстати, а почему ты стучалась во все двери?

— Я искала графиню. Я не знаю, где ее комната...

— Вот ее комната.

Он указал на плотную портьеру, за которой, наверное, скрывалась дверь, — так я решила. Видимо, мы с Марти находились в прихожей.

Здесь стоял шкаф, какие обычно встречаются на кухнях, и круглый крошечный столик, чтобы горничная могла готовить кофе и легкую закуску, не нарушая покой хозяйки.

Марти отдернул портьеру.

— Идем, бамбина. Графиня в плохом настроении, но примет нас.

И он снова противно захихикал.

Я вошла, конвоируемая Гудменом, в спальню, и ноги мои сразу утонули в мягком пушистом ворсе ковра. Мягкий свет, красивая стильная мебель, милые безделушки, — все соответствовало моим представлениям, какой должна быть обстановка, окружающая настоящую леди. Я взглянула на кровать, и волосы на голове зашевелились: О господи! Я не верила своим глазам, это было нечто чудовищное, вылезшее из мрака средневековья. Я помнила, что какие-то инквизиторы пытали людей. Но чтобы в наше время прибегнуть к их методам!.. Бедная графиня!

Она была прочно привязана к кровати веревками. Шелковое одеяние римлянки прикрывало лишь бедра, а шея, грудь и живот были обнажены. Во рту торчал кляп. Над графиней нависала какая-то ведьма в черном одеянии. Она жгла тело жертвы горящей сигаретой. Графиня дергалась и извивалась.

Может, это просто страшный сон, и сейчас я проснусь?!

Ведьма отдернула сигарету и опустилась в кресло, стоящее рядом с кроватью.

— Эй! Смотри, кого я привел! — хрюкнул довольный Марти.

Страшилище в черном повернуло голову и, ничуть не удивившись моему появлению, поинтересовалось:

— Что, Мэвис, тоже хочешь поразвлекаться в нашей компании?

И Высокородная Памела зловеще усмехнулась. Ее крепкие белые зубы были так же опасны, как и нож Марти: я не сомневалась, что мисс Уоринг при необходимости могла бы перегрызть жертве горло.

Я перевела взгляд на несчастную графиню. Ее нежное тело было в ожогах. Инквизиторша жгла, в основном, живот, но два багровых ожога темнели и на груди...

— Ну как? — бросил Марти.

— Упряма, как ослица. Молчит.

Высокородная Памела затянулась, потом стряхнула пепел сигареты прямо на ковер и чуть подула на кончик, чтобы сигарета разгорелась. Затем эта стервятница встала и, выбрав точку на теле графини, поднесла огонек. Она медленно продвигала его все ближе и ближе к коже и вдруг резко ткнула сигаретой прямо в коричнево-бежевый сосок.

Я зажмурилась и стала кусать губы, боясь закричать. Когда я открыла глаза, ведьма снова сидела в кресле, мусоля во рту окурок, а графиня все так же лежала, ее тело дергалось и дрожало.

— Вот видишь, — сказала Памела Марти. — Надо, видимо, прибегнуть к чему-нибудь более радикальному.

Она оглядела комнату. Внимание ее задержалось на ноже в руке сообщника.

— Одолжи мне свой ножичек, я нарежу ремней из этой кожи, — Памела похлопала графиню по животу.

— Слушай, а может, она уже согласна говорить? Вынь кляп!

Памела недовольно поморщилась.

— Нет, я еще не наигралась, — произнесла она капризным голосом. — Дай мне повеселиться!

— У нас мало времени, — рыкнул Марти.

— Эта, — Памела указала на хозяйку виллы, — заговорит еще не скоро. Надо знать психологию своих врагов, мистер Гудмен. Конечно, где тебе! Сколько классов ты окончил? Три?

Памела встала, наклонилась над графиней и вытащила кляп.

Мадам Риенци тяжело дышала, но во взгляде ее была твердая решимость держаться до конца. Наверное, садистка мисс Уоринг почувствовала это, потому что совсем взбесилась.

— Нет, мне не нужен твой ножичек Марти! Сама ее уломаю! Я заставлю ее говорить! У меня есть столько разных штучек типа вязальной спицы, что у этой сучки волосы побелеют. Я ей пришью пуговицу к груди! Я ей пальчики ножницами отстригу!

Сумасшедшие глаза Высокородной Памелы горели огнем.

Марти подошел к кровати и вкрадчиво сказал:

— Графиня, зачем вам подвергать себя таким мучениям? Поверьте мне, мисс Уоринг умеет делать больно. Для нее это сплошное удовольствие. Она замучает вас до смерти и даже не станет вынимать кляп изо рта — будет по зрачкам следить, на какой стадии вы находитесь. Вы еще молоды, богаты. Повторяю: зачем вам умирать? Расскажите все, и мы вас отпустим.

Графиня нашла в себе силы отвернуться, чтобы не видеть своих палачей. Она по-прежнему молчала.

Видя это, Памела завизжала и стукнула бедную Карлу кулаком по голове.

— Теперь ты убедился, идиот?! Хватит с ней возиться, уговаривать! Отдай ее мне — полностью.

Она простерла свои костлявые руки над жертвой, словно решала, какую очередную пытку применить.

— Если ты такой слабонервный, Марти, можешь убираться ко всем чертям. Уходи! Это занятие для настоящих женщин. Уж я эту высокомерную суку разделаю!..

Марти подошел ко мне и неожиданно погладил по голове. Потом принялся наматывать себе на палец мой локон. Я замерла в растерянности, не зная, что и думать.

Марти произнес задумчиво:

— Мне кажется, Памела, ты зря кичишься своей образованностью. И мы кое-что умеем. Есть разные способы разговорить графиню. Например, такой...

Он резко дернул меня за волосы книзу — так, что я упала на колени. Марти приставил нож к моему горлу.

— Зачем нам гробить нашу дорогую хозяйку, когда есть эта бамбина, которой легко пожертвовать?! — И он слегка углубил лезвие. Кожа моя натянулась, я перестала дышать, боясь, что сейчас нож перережет артерию.

— Вот что, мадам, — Марти глянул на графиню. — Даю вам три минуты, и если вы не заговорите, с Мэвис будет все кончено. И я не шучу!

Графиня повернула голову. Я увидела ее глаза, пропитанные болью и страданием.

— Не надо убивать Мэвис, — сказала она тихо. — Мэвис ничего не знает и вообще ни при чем.

— Слабо верится! — крикнула Памела. — Я видела, как эта смазливая кукла вертелась возле принца. И с Амальфи у них шуры-муры...

— Все использовали Мэвис, как могли, — прошелестела графиня. — Правда, мистер Амальфи пытался ее предупредить, но...

Привязанная тяжело вздохнула и добавила:

— Мэвис просто не повезло.

— А какая роль отводилась Джекки Крюгер? — быстро спросил Марти, довольный тем, что строптивая Карла, наконец, заговорила.

— Мы не знали, что появится Мэвис... Роль блондинки должна была сыграть мисс Крюгер. Она специально покрасила волосы, чтобы соответствовать «легенде». Но потом возникла мисс Зейдлиц, вы начали использовать ее в качестве приманки, и все изменилось...

Графиня застонала, закрыла глаза. Ей было плохо.

— Воды... — прошептала она.

— Потом, милочка, потом, — прорычала Памела. Она разозлилась: ей не удалось насладиться пытками в полной мере.

— А теперь рассказывайте про Амальфи, — потребовал Марти.

— Да, говорите-ка и побыстрее про этого толстого лысого кота! — сказала Памела.

— Вы не можете простить ему то, что он заставил вас голой купаться в фонтане? — прошептала графиня и даже попыталась усмехнуться.

— Как бы не так! — возмутилась ведьма. — Правда, он пробовал меня загипнотизировать, но я все поняла. Сначала хотела устроить скандал, а потом решила подыграть этому самовлюбленному магу. Я решила, что беды не будет, если все решат, что Амальфи — настоящий гипнотизер. На самом деле я сама хотела продемонстрировать как-нибудь при случае свое тело. Оно не всегда нуждается в одежде и не хуже, чем у этих шлюх.

— Вы считаете, что у вас привлекательные телеса? — хмыкнула графиня, за что получила удар по зубам.

— Не пытайтесь увести нас в сторону! Отвечайте на вопросы. Мы еще не закончили с этой потаскухой Крюгер. Почему она выкрасила волосы?

— Гарри обо всем узнал еще месяц назад, — вздохнула графиня. — Он узнал о том, что существуют силы, жаждущие заполучить нефть его страны, перехватив ее у британского партнера. И о том, что эти силы намерены убрать его, Гаруна аль-Самана, руками бандитов из Центральной бригады.

— Ну-ну, — пробормотал Марти. — И что дальше?

Графиня колебалась. Тогда эта коротконогая тварь показала, что снова нажимает на лезвие, я тихонечко ойкнула, и бедная Карла призналась:

— Гарри решил обмануть наемных убийц: приготовить мышеловку, а когда дверца захлопнется... Короче, он поставил целью добиться того, чтобы гангстеры собственноручно написали, на кого они работают, и тем самым выдали заказчика. Он собирался использовать эту бумагу, раздув в прессе скандал. Заказчик будет вынужден оправдываться, а уж про нефть ему придется вообще забыть. Вот такой был план.

Она облизала сухие потрескавшиеся губы.

— Я распустила слух, что у меня на Капри Его высочество принц Гарун аль-Саман проведет свои «нелегальные» каникулы. И «по секрету» сообщила, что принц обожает блондинок. Мы знали, что парни из Центральной бригады попытаются действовать через женщину. Тогда я обратилась к Джекки. Она — моя давняя приятельница и всегда мечтала побывать на Капри, тем более познакомиться с принцем. Джекки нравилась роль сыра в мышеловке, но тут появилась Мэвис Зейдлиц, и роли изменились.

— Значит, Его высочество собирался «вычислить» нас и поймать, — задумчиво произнесла Памела. — Но кто должен был осуществить эту операцию? Олл?

Графиня согласно прикрыла веки.

— И Амальфи! — скорее утверждающе, чем вопрошающе произнесла Памела.

— Да, — выдавила графиня.

— Кто этот Амальфи? Откуда он взялся?

— Я не знаю подробностей... Гарри мне ничего не рассказывал... Кажется, Амальфи занимает какой-то пост в его стране...

— Начальник особого отдела? — допытывался Марти.

— Может быть...

— Нет, здесь дело нечисто, — сухо сказала Высокородная. — Вы, графиня, чего-то недоговариваете. Не могу поверить, чтобы принц согласился на огромный риск, взяв в качестве прикрытия тупоголового телохранителя с ятаганом вместо «магнума», пожилого болвана, мнящего себя великим гипнотизером и иллюзионистом, и слабую женщину, которую я связала в два приема. Нет, так не бывает. Принц знал, что в бригаде работают профи, не допускающие ошибок. Против них он должен был выставить своих профи. Трюк с блондинкой был неплох, но мы заарканили Мэвис Зейдлиц и тем самым сорвали первоначальные замыслы Его высочества. Наверняка, он предпринял контрмеры. Но какие?

Высокородная прикусила губу. Марти нетерпеливо переминался с ноги на ногу.

— Мне кажется, ты все усложняешь, — буркнул он.

— Я просто размышляю вслух. Посмотри на нее! — Памела ткнула пальцем графиню в бок. — Это же леди, изнеженная, утонченная аристократка. Она давно должна была биться в истерике или лежать в глубоком обмороке.

Одна только мысль о том, что на ее глазах будут «мочить» дурочку, случайно втянутую в чужие разборки, должна быть просто невыносимой для ее желудка. А эта сука даже усмехается! Дело нечисто, повторяю. У принца есть козырь в рукаве, а мы об этом до сих пор ничего не знаем.

— Какой еще козырь? Дура! Что ты несешь! — залаял Марти.

Глаза ведьмы злобно засверкали.

— А кто-нибудь видел Его высочество ну, например, на обложке журнала или в колонке светской хроники? Он всегда, насколько я знаю, отказывается фотографироваться. И на публике появляется крайне редко.

— Предпочитает обжимать дамочек в таких вот райских уголках, как этот, — засмеялся коротышка. — Как говорится, меньше блеску — больше треску.

Памела вскочила и забегала по комнате, крича и энергично жестикулируя.

— Да, я все поняла! Мы все чуть не испортили!

— Что испортили? — Марти грозно сдвинул брови. — Мы допрашиваем графиню, которая...

— ...является подружкой и любовницей принца Гаруна аль-Самана, — закончила Памела.

— Да. Ну и что?

— Сейчас, Марти, мы доведем дело до логичного конца. Можешь больше не говорить с этой великосветской шкурой. — Уоринг смерила мадам Риенци презрительным взглядом. — Она ничего не скажет. Мы допустили ошибку и потеряли уйму времени...

— Ничего не понимаю! — рассвирепел коротышка.

— Зачем тебе понимать? Оставь свои мозги в покое! — фыркнула ведьма и надулась, как жаба. — Мозг — это я. А ты всего лишь Марти-нож. Когда ты хватаешься за свои игрушки, кажешься себе умнее, значительнее и даже ростом повыше. — Она расхохоталась. — Лучше набей на каблуки двойные подковки!

— Облезлая кретинка! — прохрипел бандит. — Ты что несешь?! Ты думаешь, что если он признал тебя старшей, то ты можешь командовать?!

— Заткнись! — крикнула Памела. — И займись делом. У меня есть план, как мы представим эту историю... Его высочество дал своей надоевшей любовнице — графине Риенци — отставку и занялся молоденькой американочкой. Графиня застукала принца и Мэвис в одной постели и убила обоих. Ему она отрубила голову... Эй, Карла, у вас на кухне есть острый нож для разделки туш? Ну да ладно, я придумаю, чем отрубить голову. А американочку ревнивица утопила в ванне. Мэвис, как тебе такая смерть? Потом графиня покончила с собой — повесилась. Шикарная история. В Италии любят такие сюжеты...

Она пошла к двери, но остановилась. Повернулась и посмотрела на меня ласково, как-то даже по-матерински.

— Жаль, что я сама не могу позабавиться с тобой, девочка, но — ничего не поделаешь... Вот что, Марти, пока я буду кое-что выяснять, не займешься ли ты мисс Зейдлиц?

И быстрым шагом вышла за дверь.

— Ну что, бамбина, развлечемся? — ухмыльнулся Марти. — Я не хочу, чтобы ты утопла в ванне. Мне это не нравится. Я хочу пощекотать тебя вот этим, — он взмахнул лезвием и, увидев мое перекошенное лицо, заржал, как жеребец. — У тебя такая красивая золотистая кожа... — И стал гладить ножом мою шею.

Есть вещи пострашнее самой смерти. Это ожидание ее.

Боже, почему я не родилась на свет кривобокой хромой уродиной с двумя носами и гладильной доской вместо груди?!

Глава 9

Глаза графини были полны слез. Я простила мадам Риенци то, что она была любовницей Гарри. В конце концов, дело житейское, да и Гарри на редкость красивый мужчина. Графиня оказалась хорошим человеком. Она не хотела, чтобы из-за нее этот гангстер всадил в меня нож, и была вынуждена рассказать убийцам то, чего они от нее добивались. Я жалела, что раньше недолюбливала графиню, ревновала и злилась на нее...

— Ты ничего не ответила на мое предложение, бамбина, — напомнил о себе коротконогий бандит и гаркнул мне прямо в ухо: — Раздевайся!

— Я... Я не могу... Я боюсь порезаться, — принялась выкручиваться я.

Марти подумал и убрал нож. Я облегченно вздохнула и принялась тереть шею. Потом потянулась, чтобы размять затекшие мышцы. Марти смотрел на меня своими голубенькими глазками, которые из ледяных превратились в масляные. Точнее, это были две порции мороженого в сиропе.

— А теперь — раздевайся. И поживее.

Садисту не терпелось. Я решила, что надо притупить его бдительность. Пусть подумает что от страха я совсем потеряла голову. Я даже заплакала.

— Марти, миленький, добренький... Вы ведь не будете резать меня, правда? — взмолилась я и для убедительности принялась дрожать всем телом.

Бандюга был доволен. Он перебрасывал нож из одной ладони в другую и даже насвистывал.

— Никакого вреда, птичка... Но парочку своих штучек я тебе продемонстрирую. Разденешься ты, наконец, или нет?!

Я стянула свитер и принялась за бюстгальтер. Застежка его располагалась сзади, и я сделала вид, что из-за боли в руке не могу дотянуться.

— Что такое? — поморщился Марти, наблюдая мои бесплодные попытки снять бюстгальтер.

— Моя рука... Она болит. Вы пихнули меня в комнату, а я, падая, вывихнула руку. Не могу расстегнуть свой лифчик.

— Повернись! Я сам расстегну.

Он отправил нож в ножны под пиджаком и начал поигрывать пальчиками, как бы разминая их.

— Ну, где тут у тебя...

Я опустила голову, показывая, что полностью деморализована, и повернулась. Пальцы Марти коснулись застежки. В то же мгновение я упала на руки и резким ударом прямой правой ноги вмазала Марти по зубам. Мой друг, сержант морской пехоты, научил меня и этому. В трудные минуты, когда я вижу, что некому прийти Мэвис Зейдлиц на помощь, я вспоминаю его уроки. Сержант остался бы доволен своей ученицей, если бы видел это.

Нанеся удар, я тут же вскочила на ноги и повернулась к Марти лицом.

Я не часто бью мужчин, иначе они не были бы столь доверчивы. Но уж если ударю... Мой принцип — девушка должна совершать неожиданные поступки, иначе у нее просто нет шансов...

Изо рта Марти текла кровь, в глазах — очумелость. Пока бандит не очухался, я саданула его ногой по коленной чашечке. Марти рухнул на пол. Теперь можно было, не торопясь, провести коронный прием — «клинчер», которому меня научил моряк. Я присела, напрягла большой палец правой руки, и что есть силы ткнула им коротышку под ухо, в сонную артерию. Он конвульсивно дернулся и замер.

Поверженный Марти внушал омерзение — как мешок с требухой. Я ударила его для надежности носком туфли. Никакой реакции.

Остроту ножа Марти я оценила в полной мере, когда перерезала веревки, стягивающие руки и ноги графини.

— Мэвис, я вами восхищаюсь, — благодарная Карла улыбалась искусанными губами. — Надеюсь, этот недоносок мертв?

— Не имеет значения, — ответила я. — Но, на всякий случай, свяжу его. — И, подхватив упавшие веревки, двинулась к Марти.

— Мне надо одеться, — сказала Карла, с трудом садясь на кровати и растирая запястья и щиколотки.

— Как вы себя чувствуете?

— Главное — жива! — У графини был совершенно больной вид, но держалась она неплохо. В глазах ее появилось беспокойство. — Нам надо спешить. Может случиться непоправимое.

— Вы боитесь за принца?

— Да! Скажите, Мэвис, а как вы попали в мою спальню? Вас схватил Марти?

— Нет, я сама виновата: влетела к нему в рот, как муха, — невесело отозвалась я. — Искала вас...

— Искали меня? Что-то случилось? — всполошилась графиня.

Я рассказала ей про то, как Марти и Тино устроили в моей комнате засаду, но в ловушку попал не Гарри, а Олл, и как он погиб.

— Олл успел смертельно ранить убийцу. Мы с Гарри нашли его мертвым под моим балконом. Теперь, до прихода слуг, надо захоронить обоих, чтобы избежать огласки. Вот поэтому я вас и искала.

— Но Гарри... Почему он сам не пришел ко мне?

— Гарри вместе с Питом Бруком пошел к мистеру Амальфи. Кстати, вы наверное не в курсе: Брук — секретный агент «Интеллидженс сервис», британской разведки.

Графиня посмотрела на меня каким-то странным взглядом, но ничего не сказала.

— Брук велел мне поговорить с вами. Потом мы все должны собраться в гостиной.

На Карлу мой рассказ оказал впечатление: она забыла про свои болячки и только постанывала и морщилась, когда натягивала платье. Я тоже напялила свой свитерок.

— Быстрее... — графиня торопила сама себя. — Мы можем опоздать.

— Не волнуйтесь за Его высочество. С ним рядом — Пит, — успокаивала я хозяйку виллы. — У них есть оружие.

— О господи! Бежим!

Я ничего не понимала. Почему две хрупкие женщины должны бежать на выручку двум суперменам, к тому же хорошо вооруженным? Что могут выставить против них Амальфи и Памела? Но почему так волнуется графиня? Может быть, это типичное для итальянцев бурное проявление эмоций? Так сказать национальная особенность... Ладно, полюбуется на своего красавчика Гарри, глядишь, и успокоится. Вспомнив о принце, я почувствовала укол ревности — в самое сердце. Но что делать, если они с графиней спелись еще раньше...

Мы ворвались в покои Его высочества как две фурии. Гарри как ни в чем не бывало сидел в кресле и курил.

— Ну, вот ваш Гарри — цел, невредим и даже весел! — сказала я.

— А где Амальфи? — закричала итальянка, размахивая руками.

— У себя, — ответил Гарри, гася сигарету. — Пит никак не мог поверить, что наш славный Амальфи не имеет никакого отношения к происшедшим событиям, вот Амальфи и пытается разубедить Пита.

— Значит, Брук находится сейчас в комнате мистера Амальфи? — Зрачки графини расширились.

— Да. Мы назначили встречу в гостиной... А почему вы обе задержались?

— Об этом — потом, — отмахнулась графиня. — Ты видел Памелу Уоринг?

— Минут пять назад она заглянула ко мне и, узнав, что Брук беседует с Амальфи, отправилась к ним.

— Я так и знала! — Графиня в отчаянии заломила руки.

— Что произошло? — вскочил Гарри.

— Памела работает на Центральную бригаду.

И тут я впервые увидела, как бледнеют восточные люди: кровь отхлынула от лица Гарри, губы стали, как у мертвеца.

— Что же мы стоим? Надо спасать... — заорал Гарри.

— Стой! Мы наделаем сейчас ошибок. Они — профессионалы... Если мы ворвемся в комнату Амальфи, первое, что они сделают — убьют его!

— Значит... значит... — Взгляд Гарри лихорадочно метался. — Надо придумать оттекающий маневр.

— Мэвис!

Графиня схватила меня за руку. Глаза ее молили о помощи.

— Мэвис! Сегодня вы уже спасли меня. Рискните еще раз, пожалуйста! У нас нет другого выхода... Этих бандитов надо отвлечь, сделать нечто такое, что выбьет их из седла... Вы можете! Помогите!

Что я могла ответить на такой призыв?

— Конечно, Карла.

Мы договорились, что я войду к Амальфи одна. А Гарри и графиня попытаются пробраться в комнату со стороны балкона. Я не считала, что сильно рискую. Да, Памела Уоринг — садистка и мразь. Но там ведь находится секретный агент британской разведки, которому я уже оказывала кое-какие услуги. Он защитит меня.

— Идемте! Надо действовать, — скомандовал Гарри.

На лестнице мы разделились. Гарри и графиня пошли выше, чтобы из моей комнаты спуститься на балкон покоев мистера Амальфи, а я подошла к двери, за которой, предположительно, находились Брук, Амальфи и Уоринг.

Что же такое предпринять, чтобы у них отпали челюсти и вывалились языки?

Допустим, мистер Амальфи меня загипнотизировал... Я должна в три часа ночи войти в его комнату и... Что-то сделать. Что?

И тут я вспомнила, что когда-то довольно успешно работала стриптизершей в одном шикарном ночном заведении. На самом деле стриптиз был прикрытием для темных делишек, и я устроилась в ночной клуб совсем не для демонстрации своих телесных достоинств, а как частный сыщик. Я вывела мошенников на чистую воду и... приобрела немалый опыт по части сбрасывания одежды при большом скоплении народа.

Итак, «загипнотизированная» Мэвис вспоминает, что ей надо «разоблачиться». С этой мыслью я решительно взялась за ручку двери, потянула дверь на себя и включила «внутреннюю музыку».

Мистер Амальфи сидел на кровати, скрестив руки и закрыв глаза. Памела сидела в кресле, а Пит стоял. В его руке я заметила пистолет. Еще я увидела, что стеклянная балконная дверь не зашторена.

Сделав «лакированный» взгляд и приклеив к лицу «рекламную» улыбку, я прошлась в танце по комнате и вышла на середину. Взяв стул, стала вертеться вокруг него, как будто это был некий сексуальный символ. Свитер был снят легко и грациозно. Выставив плечико и оттопырив свой задик, одной рукой я оперлась о спинку стула, а второй помахала свитерком, как пропеллером, и бросила его на Высокородную.

Памела вскочила и с перепугу заорала:

— Сумасшедшая! Идиотка! Что ты надумала?!

Я заметила краем глаза, что лысый толстячок смотрит на меня с большим интересом, а Пит таращится так, словно видит впервые.

— На подиуме — Мэвис Циркус! — провозгласила я и стала шаловливо играться с «молнией» брючек, то опуская, то поднимая ее.

Пит смотрел как завороженный, но проклятая ведьма что-то учуяла. Она недоверчиво поглядывала на меня, на Амальфи, снова на меня... Мне страшно захотелось дать по вертящейся голове чем-то тяжелым.

Вскочив одной ногой на стул, вторую ногу я отвела, чтобы как следует вмазать по лошадиным зубам Высокородной. Но Памела разгадала мои намерения, отскочила к балкону, глянула туда и завопила:

— Они... Они там!

К несчастью, мерзавка заметила графиню и Гарри, которые в это время влезали на балкон.

— Пит, чего ты медлишь! — закричала я, слетев со стула и подбегая к Бруку. — Памела — сообщница Марти Гудмена!

— Она? А не он? — Пит дулом пистолета указал на Амальфи.

— Насчет Амальфи, не знаю, — честно призналась я. Мне не верилось, что милый толстячок-иллюзионист мог оказаться одним из супершпионов или наемных убийц.

— Ладно, Мэвис, кончайте свой цирк, — устало сказал Пит.

Я хотела еще раз объяснить ему, как опасна Уоринг и что она сделала с мадам Риенци. Подошла вплотную, и тут Пит обнял меня за талию.

— Мистер Брук, сейчас не время... — пролепетала я и вдруг почувствовала, что его объятия слишком крепкие, чтоб быть любовными.

В следующее мгновение мой висок соприкоснулся с холодным металлом.

— Пит! Что это с вами? — обалдело произнесла я, боясь пошевелить головой.

— Эй, вы, там, на балконе! — крикнул Брук. — Входите сюда по одному с поднятыми руками. Если вы не сделаете этого, я спущу курок. Раз!.. Два!..

И замолчал, выжидая.

Голос Гарри прозвучал в тишине, как удар колокола:

— Брук, не стреляй!

Первой вошла графиня, потом — Гарри. Оба держали руки над головой.

— Займись графиней, — приказал Пит Памеле. — Обыщи ее.

— С удовольствием! Я ведь говорила тебе, что еще не закончила общаться с этой леди, — ухмыльнулась Высокородная.

Она профессиональным жестом «проутюжила» костистыми лапами одежду Карлы, затем запустила руку в декольте.

— Ничего нет, Пит. Даже лифчика, — засмеялась садистка.

— Гарри, брось пистолет на пол и отшвырни ногой подальше от себя! — жестко сказал Пит. — Или я убью Мэвис.

Гарри смотрел на него с ненавистью. Но делать было нечего... Пистолет упал.

Я все поняла, однако слишком поздно. Пит Брук не был британским агентом. Он такой же гангстер, убийца и кровосос, как Марти, Тино и эта ублюдочная Высокородная Памела. Они все из одной шайки!

— Мистер Брук, вы — негодяй, — прошептала я. — Предатель, лжец, мерзавец...

— Лжец? Я всегда говорю правду, — он откровенно издевался, ухмыляясь краешком губ. — Разве я не предупреждал тебя, идиотка, что у Марти на острове есть сообщник? Марти держал тебя в страхе, а я был ласков и внимателен... Ты сама выкладывала мне все, без утайки, преподносила, как на блюдечке... Себя и вини.

— А... Кто тогда был Фрэнк Жордан? — пробормотала я. — Он и правда работал на вас?

Нет, милочка. Он работал на Гарри, — Пит, разговаривая со мной, на самом деле не спускал глаз с принца и сейчас нагло подмигнул ему. — Я засек его, когда он пытался записать разговор Тино и Марти. Они разрабатывали план операции. Жордан слишком много знал, увы...

— И поэтому Марти убил его, — вздохнула я.

— Марти? Он, конечно, «мастер кровавых холстов», но зачем приписывать ему то, чего он не совершал? Жордан погиб от моей руки.

— А... у...

Я не находила слов.

— Марти, Тино и вот она, — Пит кивком головы указал на Памелу, — работали самостоятельно. Они не знали, что аналогичное задание и у меня. Точнее, они — моя дубль-группа. Марти, Тино и Памела завербованы Центральной бригадой здесь, в Италии, ну, а я приехал издалека... Только этой ночью мы, наконец, «познакомились», раскрыли свои карты и решили действовать сообща... Олл дрался не только с Тино, но и со мной, и с Марти. Мы убили его, но, к сожалению, он успел смертельно ранить Тино и даже задел меня. Убрав телохранителя, мы поняли: Его высочество в наших руках...

Пит самодовольно усмехнулся.

— Ну, а там, в Риме... Я увидел, что Фрэнк Жордан может помешать моей дубль-группе и решил вмешаться. Через комнату Жордана я прошел на балкон, потом услышал, как появился Жордан и начал в панике собирать вещи. Я застрелил его через окно. Дальше — совсем просто. Перепрыгнул на твой балкон, прошел через твою комнату и... Конечно, мне не хотелось иметь дела с полицией, в этом наши желания совпали, не так ли, Мэвис? Ну а потом... Я решил, что тебя можно использовать в качестве наживки для ловли Его высочества.

— Пит, кончай этот треп, — заворчала Памела. — Давай разберемся, как эти две дурочки оказались здесь. Я оставила графиню связанной, а Марти приказала заняться американкой. И что же? Сначала врывается эта полоумная и устраивает стриптиз — уж я-то покажу ей настоящий стриптиз в ванне, будет она у меня плавать мордой вниз! — Памела погрозила мне кулаком. — Потом графиня прыгает, как горная коза, по балконам... Что произошло?

Пит вдавил мне пистолет в висок.

— Говори!

— У Марти оказалось слабое сердце... Ничего страшного, но сердечный приступ уложил его на пол... Когда он приказал мне раздеться, я немедленно сделала то, что он сказал, а Марти глянул на меня и — брык.

Памела вдруг выхватила из-за пазухи вязальную спицу и медленно пошла на меня.

— Остроумная Мэвис... Сейчас ты увидишь, что такое настоящее остроумие... Это когда о твои мозги можно уколоться... Я всажу тебе в ухо эту остренькую штучку...

— Остановись, сейчас не время! — рявкнул Пит. — Сначала свяжем их. Где пистолет, Гарри? Я же сказал, чтобы ты отшвырнул его ногой ко мне!

Гарри молчал, но внутри у него — я это ясно видела — все клокотало. Ногой он отбросил пистолет к ногам Высокородной.

— Подними, — сказал ей Пит.

Пистолет лежал недалеко от кровати, на которой все так же, скрестив руки, сидел забытый всеми мистер Амальфи. Когда Памела наклонилась за оружием, Амальфи быстрым движением свалился на нее и придавил ведьму к полу. Памела была худая, а фокусник такой толстый, что из-под его тела Высокородная никак не могла вылезти. Я видела только, что она тяжело заглатывает воздух, как рыба выброшенная на берег, и таращит белесые глаза.

— Слезай с нее, куча дерьма, — процедил Брук. — Это тебе не кровать.

— Действительно, дама несколько костлява, но мне сгодится, — донеслось с пола.

— Вставай, я сказал!

— Спасибо, мне очень удобно, — ответил Амальфи.

— Я прострелю тебе ногу! Жирный боров! — завизжал Брук.

— Что поделаешь, приходится рисковать, если хочешь полежать на даме, — как-то очень деликатно произнес иллюзионист.

— Считаю до трех, потом стреляю! — Пит Брук дрожал от ярости, и я чувствовала, как трясется его рука.

— Дело ваше, — Амальфи был беспечен.

Я видела, как напрягся Гарри, как графиня сжала кулачки. А мистер Амальфи улыбался. Эта улыбочка совсем вывела Брука из себя.

— Доигрался, старый дурак, — прошипел он и вытянул руку с пистолетом в направлении мага и гипнотизера.

Девушка должна совершать неожиданные поступки... Острым локтем я врезала Питу под ребро, а кулаком ударила по запястью руки, державшей пистолет. В это время Гарри бросился к своему пистолету, все еще лежавшему на полу. Графиня запустила в голову Брука вазой... Все это произошло так быстро, что единственное, что успел сделать Брук, так это швырнуть меня на пол. Падая, я задела Амальфи — как и прошлой ночью! — и он только охнул и зажмурился.

От удара из глаз моих посыпались искры, и я, как сквозь вату, услышала выстрел... Потом еще один... И еще... С огромным трудом я приподнялась. Картина, которая предстала перед моими глазами, на самом деле была эпизодом из какого-то фильма.

Гарри опускал руку с пистолетом медленно-медленно, как в рапиде. Из дула вился сизый дымок. Так же медленно Пит Брук заваливался набок. Брови его приподнялись, рот приоткрылся... Вот из руки выскользнул пистолет... Вот колени подогнулись... Он не упал, а как-то плавно соскользнул на пол и распростерся, оказавшись непомерно большим и длинным... трупом.

Я встала, пошатываясь. Графиня подошла, схватила меня за руку и крепко сжала.

— Спасибо, Мэвис! Слава богу, все кончено.

Гарри тоже смотрел на меня благодарным взглядом и улыбался так, что сердце мое таяло, как сахар...

— Да, если бы не Мэвис, я не успел бы схватить оружие. Молодец, мисс Зейдлиц!

— Ну, что вы... — засмущалась я. — Это все мистер Амальфи. Если бы он не блокировал Памелу, ничего бы не получилось.

Все посмотрели на иллюзиониста. Он поднимался, потирая свой бок, куда я угодила ногой, и тоже улыбался.

Памела Уоринг никак не могла отдышаться. Она хрипела и булькала, тело ее подрагивало. Не скоро эта ведьма придет в себя — после того, как побывала у толстяка матрацем...

— Мой Гарри! Как я рада! Ты в безопасности! — Графиня лучилась счастьем.

Она двинулась к принцу с распростертыми объятиями. Я закрыла глаза, чтобы не видеть, как они будут целоваться.

Господи, все счастливы, и только Мэвис Зейдлиц не везет!

Вдруг я почувствовала, как сильные мужские руки схватили меня — но не так, как Пит, не грубо, а очень нежно. Я открыла глаза и увидела Гарри. Он прижал меня к своей груди и стал целовать мои волосы. Конец света! Или я от всех передряг сошла с ума. Я еще раз посмотрела на мужчину. Это был Гарри, а не его брат-близнец. Он улыбался.

— Мэвис, неужели после того, что здесь произошло, мы не обнимем друг, друга? — проворковал он мне на ушко.

— Вот как! Значит, вы, дорогой Гарун аль-Саман, решили переметнуться ко мне? И это после того, как столько лет вы... хм... дружили с графиней? После того, что она сделала для вас? Перетерпела столько мук, чтобы спасти дорогого Гарри! Ну и кто же вы после этого?

Я стала вырываться и замолотила кулачками по груди Гарри. Это вызвало у него приступ веселого смеха и радости. Интересно, кто же в таком случае сошел с ума: я или он?

Неожиданно Гарри развернул меня на сто восемьдесят градусов и сказал:

— Мэвис, посмотри туда!

Я посмотрела. Ну и чудеса! Графиня целовала и ласкала мистера Амальфи! Он сидел в кресле, а она устроилась на подлокотнике, и им обоим было очень хорошо. Амальфи шептал своей даме какие-то слова, глаза ее сверкали, как два драгоценных камня. Короче, парочка была что надо!

Я повернула голову и посмотрела в смеющиеся глаза Гарри.

— Могу только предположить, что Карла Риенци плохо видит.

— Возможно, — Гарри посерьезнел. — Пора все расставить по своим местам.

Он подошел к Амальфи, целующемуся с графиней. Осторожно подергал Амальфи за рукав.

— Отстань, — отмахнулся от него иллюзионист.

— Простите, но нам надо завершить это дело, — тихо ответил Гарри.

Мистер Амальфи нехотя оторвался от мадам Риенци и посмотрел на Гарри. Одной рукой он по-прежнему обнимал графиню.

— Разве нельзя это сделать попозже?

Гарри вытянулся перед ним как по команде «смирно», и я снова подумала о гипнотических способностях милого толстячка. Полной неожиданностью было то, что Гарри... поклонился Амальфи!

— Ваше высочество, разрешите представить вам мисс Зейдлиц, — сказал он торжественно. — Мисс Зейдлиц, разрешите познакомить вас с Его высочеством принцем Гаруном аль-Саманом.

Я произнесла нечто нечленораздельное, потому что совсем проглотила язык и во все глаза смотрела на иллю... Да нет же! Никакой он не иллюзионист! Хотя он же показывал фокусы, я же видела... О боже! В голове моей все перепуталось.

— Бедняжка! — Графиня послала мне улыбку. — Ну приходите же скорее в себя.

— Разве... Он...

— Да! Это и есть наш особый гость. — Графиня погладила Амальфи по лысине. — Его высочество Гарун аль-Саман.

Я все еще находилась в полном недоумении. Графиня встала с подлокотника, подошла ко мне и отвела к окну. Его голос был ласковым, искренним.

— Помните, Мэвис, когда это чудовище пытало меня, — Карла, не глядя, кивнула на Высокородную, все еще валяющуюся на полу и постанывающую, — я говорила о плане Его высочества сыграть роль приманки для шпионов из Центральной бригады?

— Да, припоминаю.

— Эта тварь почувствовала, что я умалчиваю о чем-то весьма важном, и сказала, что где-то в рукаве спрятан козырь.

— Так оно и было, — я кивнула.

— Тогда я по-настоящему испугалась, что эта хитрая бестия во всем разобралась. Она поняла, что принц Гарун аль-Саман, проводящий инкогнито свои каникулы на Капри под именем Гарри Смита, — это мистер Амальфи. Никто ведь не знал, как выглядит принц. Поэтому он назвал себя неким мистером Амальфи, а настоящий Гарри, — Карла кивнула на того, кто все время путал меня с Шахразадой, — назвался принцем. Ну как? Понятно?

— То, что мистер Амальфи — принц, — понятно, — медленно выговорила я. — Но кто тогда Гарри?

— Ваш Гарри — точнее, Гарри Соммерстон, некоторое время работал на «Интеллидженс сервис»...

— Но у него южный тип лица... и вообще он не похож на англичанина, — почему-то сказала я.

— Да, не похож. Потому что бабушка Гарри родилась в Индии, она индианка. Индия ведь была колонией Великобритании.

— Значит, мистер Соммерстон работал на британскую разведку? — уточнила я.

— Да. Но теперь он служит у моего Гарри...

— ...Начальником контрразведки, — подал голос мистер Амальфи. — Это он придумал трюк с подменой. До самого последнего момента мы довольно ловко водили этих мерзавцев за нос.

Толстяк улыбался. Его лысина лоснилась. Похоже, мой разинутый от удивления рот доставлял ему большое удовольствие.

— Но ты, дорогой, все время забывал о серьезности этого мероприятия, — мягко попеняла ему графиня. — Ну зачем тебе понадобилось демонстрировать свои гипнотические способности?

— Однако все получилось! Памела Уоринг искупалась в фонтане! — с воодушевлением ответил принц.

— Как бы не так! Тебя провели, дорогой, увы. — Графиня подошла и легонько похлопала своего лапочку по округлому брюшку. — Памела сказала, что просто-напросто подыграла тебе. Она уверена в том, что ее лицо и фигура не хуже, чем у любой из кинозвезд. Подозреваю, что мисс Уоринг — в некоем роде эксгибиционистка, правда, хорошо маскирующаяся. Она решила, что, раздевшись как бы под гипнозом, ничем не рискует, зато все увидят, какое у нее красивое тело.

Принц обиделся и надулся, как ребенок, у которого отобрали любимую игрушку. Потом он посмотрел на меня и воспрял духом:

— Но ведь с Мэвис получилось!

Я поспешила обрадовать Его высочество:

— Несомненно! Я только одного не могу понять: почему со мной удалось то, что не удалось с Памелой?

Его высочество, графиня и мой Гарри стали высказывать самые разные предположения. Когда я сказала, что мисс Уоринг — самая настоящая ведьма и сама кого угодно загипнотизирует, но именно по этой причине она никогда не бывала замужем и не знает, что происходит когда мужчина падает сверху... Так вот, когда я это произнесла, первым захохотал мой Гарри, за ним — принц и графиня. Мы смеялись взахлеб. Это был очищающий смех, смывающий с нас страх, подозрения, притворство и ложь...

— Да, кстати, — начальник контрразведки первым пришел в себя и вспомнил про дела службы. — Где Марти Гудмен?

Графиня рассказала о том, что происходило в ее спальне после полуночи.

— Пит Брук мертв, мы не успели его допросить. Мы не допросили ни одного агента Центральной бригады, — задумчиво сказал принц. — Надо посмотреть, быть может, жив Марти Гудмен. Конечно, если Мэвис его прикончила, туда ему дорога. Но это автоматически означает, что мы не достигли той цели, к которой стремились. Нам необходимо признание хотя бы одного человека... Надо установить, кто именно является заказчиком убийства, нет ли третьей группы, работающей параллельно с группами Брука и Марти. Будем думать, что Марти ответит хотя бы на парочку вопросов.

— Если бы я знала!..

— Мэвис, не кори себя. Ты спасла всем нам жизнь, а это — главное, — заметил мой Гарри. — Мы с Его высочеством пройдем в покои графини и разберемся с Гудменом. А вы обе пока побудьте здесь.

Мужчины ушли.

Графиня, видя мое расстроенное лицо, подошла ко мне и ободряюще улыбнулась.

— Мэвис, вы зря переживаете. Если бы вы знали, как я признательна вам за то, что вы избавили меня от пыток и спасли моего Гарри Смита! Э...

Она запнулась и покраснела. Я тоже услышала характерный звук и покраснела.

— Извините... — Графиня была смущена. — Неужели это я?.. Еще раз извините.

— Нет, это не вы. Но и не я.

Звук повторился. Это был крайне неприличный звук, сопровождаемый запахом. Мы с графиней зажали носы и отскочили к балконной двери, откуда веяло свежестью.

Но в комнате была еще одна женщина!

— Мэвис, мы совсем забыли про Высокородную Памелу! — рассмеялась Карла.

— Забыли? Ну уж нет! Эту ведьму я буду помнить до гробовой доски, — ответила я мрачно.

Подойдя к Высокородной, я ногой перевернула ее на спину. Лицо Памелы напоминало хорошо проваренную свеклу. Нос был сбит набок, веки дергались. Мисс Уоринг стала икать и наконец открыла глаза. Мы поняли, что к ней вернулась память, потому что ведьма вдруг громко выругалась, причем употребила такое забористое ругательство, которого я не слышала даже в порту, где мне приходилось бывать по делам сыскного агентства. Потом дама начала отпускать замечания в наш адрес, а также в адрес наших родителей и популярно объяснила, для чего мы годимся. Я не мешала ей высказываться: пусть потренирует свой речевой аппарат...

Дело в том, что я поняла, чем займемся мы с графиней в ближайшие полчаса.

— Милая Карла, вам не кажется, что наши мужчины бывают иногда... хм... глуповаты? То есть они программируют себя, но потом не могут перестроиться. Им не хватает гибкости ума, изощренности и прочего...

Графиня кивнула.

— Но, Мэвис, не будь у них подобных недостатков, мы не смогли бы управлять ими.

— Согласна.

— К чему вы клоните?

— Оба Гарри — мой и ваш — помчались допрашивать Марти Гудмена (если, конечно, он жив). Им позарез нужно признание агента Центральной бригады. Так?

— Да. Они сами говорили об этом.

— Они забыли, что здесь на полу валяется другой агент — мисс Уоринг. И она жива. Более того, очень ясно выражает свои мысли и, надеюсь, сумеет внятно изложить на бумаге все, что ей известно о заказчике, заплатившем за убийство Гаруна аль-Самана.

— Вы умница, Мэвис! — Глаза графини сияли. — Раньше я думала, что ваша сила — в точных ударах, что вы леди каратэ, а теперь вижу, что ко всему вы умеете еще и хорошо мыслить. Как вы полагаете, мы разговорим эту даму?

— Разговорим. Мы произведем над ней те же действия, что она намеревалась произвести над нами. У меня в запасе есть парочка хороших приемчиков, которые еще в школьные годы помогали избавляться от ябед и подхалимов. Успех гарантирую!

— Нам придется снять с мисс Уоринг ее одеяние. — Графиня притворно опустила ресницы, но я видела, что она изо всех сил прячет улыбку. — Конечно, мы не можем доверить такую операцию мужчинам. Зачем смущать даму?

Вдвоем мы подняли Высокородную Памелу на кровать и натянули черную тряпку, которая служила ей одеянием, на голову. Памела взвыла и попыталась лягаться, но я одним неделикатным ударом заставила ее замолчать. Потом она и вовсе перестала издавать звуки — собственно говоря, как закричишь, когда во рту кляп?

Через четверть часа все было кончено.

Так и не дождавшись мужчин, мы спустились в гостиную. Через минуту там появились Гарри Соммерстон и принц.

— Да, Мэвис, здорово ты уделала Марти, — начальник контрразведки посмотрел на меня с уважением. — Ты, оказывается, опасная штучка. Марти жив, но допросить его не удалось, увы!

— Сотрясение мозга, — констатировал Его высочество.

— Да... Гудмен пока невменяем, — Гарри вздохнул. — Придется отдать его в руки полиции. Это значит — того, что нам нужно, мы не получим.

— А вам, действительно, нужно это признание? — невинно улыбаясь, спросила графиня.

Принц молча кивнул. И тогда графиня подошла к нему и небрежным жестом протянула бумагу, написанную Памелой Уоринг.

— Вот это не годится? — спросила она как бы вскользь.

Гарри и принц прилипли к документу. Их глаза все увеличивались и увеличивались в размерах — я даже начала опасаться за зрение этих достойных мужчин.

— То, что надо! — закричал принц и, забыв про всякий этикет, принялся отплясывать какой-то латиноамериканский танец, что заставило меня предположить, а не томится ли в его гареме какая-нибудь красотка из Бразилии.

— Как вам это удалось? — Гарри был до крайности удивлен.

— У нас состоялся весьма откровенный разговор, — ответила графиня, постреливая глазками.

— Да, поговорили по-женски, — подхватила я. — У каждого свой подход к делу...

— Где сейчас Памела? — Его высочество от удовольствия потирал пухлые ручки.

Графиня прильнула к нему и промурлыкала:

— Не стоит отвлекать даму от мыслей о вечном. Она лежит, связанная, в моей кладовке.

— Дорогая, это все, что я хотел услышать от тебя. — Принц чмокнул графиню в щечку. — Если ты приготовишь нам кофе, я буду окончательно и безоговорочно счастлив.

— Уже бегу на кухню! Приходите через пять минут, и вы получите по чашке горячего душистого кофе.

И Карла выпорхнула из гостиной.

Принц, дождавшись ухода хозяйки, сказал совсем другим голосом:

— Гарри, ты помнишь?..

— Да, Ваше высочество.

— И без всяких отлагательств!

— Сию минуту!

Вытянувшись, Гарри щелкнул каблуками и вышел.

Принц снова превратился в мягкого доброго толстяка. Он подошел ко мне и взял за руку.

— Мэвис, вы нам очень помогли, — сказал он ласково. — Я чувствую себя вашим должником. Вы оказались втянуты в эту историю помимо своей воли, но проявили себя как настоящая леди и... просто замечательная девушка. Я бы хотел отблагодарить вас. Вам не следует дожидаться полиции — я сам разрешу все проблемы, тем более что у меня имеется признание мисс Уоринг... Когда-то по настоянию моего друга мадам Риенци я купил здесь, на острове, небольшую виллу. Кстати, сам я на ней еще не был, но знаю, что там есть двое надежных слуг, которые содержат особняк в превосходном состоянии. Я предлагаю вам провести остаток отпуска на этой вилле и буду очень рад, если вы примете мое предложение.

— Вилла?.. — Я совершенно растерялась. — Спасибо, мистер Амальфи! Простите — Ваше высочество!

— Знаете, мы с вами неплохо ладили, когда я был мистером Амальфи, — принц лукаво прищурил свои глаза. — Я хотел бы, чтобы и дальше вы называли меня Амальфи. Для вас я — Амальфи и только. Идет?

— Хорошо...

— Ну что, принимаете предложение?

— Вы искуситель... Конечно, я мечтала о настоящем отдыхе... Не знаю, право, как вас благодарить...

Услышав последнее слово, принц плотоядно облизал губы, но сдержал себя. Он даже закашлялся, чтобы скрыть подлинные чувства.

— Да вот еще... Конечно, мы справились с этими бандитами и вам на острове теперь ничто не угрожает, — сказал Гарун аль-Саман. — Тем не менее я хотел бы быть уверенным в вашей полной безопасности. Я уже отдал приказ своему начальнику контрразведки: он отвечает за вас головой. Мистер Соммерстон уверил меня, что будет находиться при вас неотлучно.

— Гарри? Со мной?

Я задохнулась от счастья: десять дней на вилле вдвоем с Гарри, если не считать парочки слуг, — это просто восхитительно!

— Полагаю, он не станет вам докучать? — проворчал принц. — Если же вы предпочтете общество другого мужчины, то...

— Нет! — перебила я Его высочество, хотя это было не очень вежливо. — Общество Гарри Соммерстона меня во всем устраивает.

— Значит, решено. Сейчас я подумаю, что и как сказать полицейским, а вы с Гарри отправляйтесь на виллу. Немедленно.

— А как же мои вещи?

Карла распорядится. Утром появится служанка, все упакует и принесет вам.

Уже через час я была на противоположном конце острова и любовалась восходом солнца, сидя в кресле на террасе красивого дома. Это было удивительное зрелище: розовые волны лизали подножие скал, розовое небо, без единого облачка, радовало своей утренней свежестью...

Я положила голову на крепкое мужское плечо.

— Хотела бы я знать...

— Что, милая? — тихо спросил Гарри.

— Сидели бы мы вот так, как сейчас, если бы не приказ Его высочества? Конечно, его идея восхитительна, но...

— Мэвис, ты, наверное, забыла, что все идеи мистера Амальфи рождаются вот здесь.

И Гарри постучал себя пальцем по лбу.

Я счастливо засмеялась.

— Целая армия наемных убийц, бандитов и суперагентов не помешала бы мне встретить этот восход солнца с тобой, моя дорогая Мэвис!

Я не смогла ему ответить, потому что мои губы мне уже не принадлежали.

Примечания

1

Bello — красивый (итал.).

2

Девочка (итал.).

3

Дорогой друг (итал.).

4

Самое жаркое время дня.


home | my bookshelf | | Мэвис и супершпионы |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 3.0 из 5



Оцените эту книгу