Book: Дом магии



Дом магии

Картер Браун

Дом магии (Дом колдовства)

Глава 1

Погода была премерзкой, и, пока я шел к Дому магии, меня основательно залепило мокрым снегом. Позвонив, я стал отряхиваться, дожидаясь, пока откроют.

Дверь распахнула бесцветная особа с уклоном за средний возраст. Поглядев на ее накрахмаленный белый передник, я привычно отметил, что это горничная.

– Вы мистер Бойд? – сухо спросила она.

Я молча кивнул.

– Проходите, вас ждут, – служанка посторонилась и недовольно глянула на мои мокрые ботинки.

Я вошел. Недавно мне попался журнал, где среди прочего была статья о Доме магии и серия прекрасно выполненных фотографий его интерьера. Поэтому черные бархатные драпировки на стенах, лазурный с переливами потолок и синий толстый ковер на полу меня не удивили. В воздухе, как и следовало ожидать, разливалось приятное благоухание.

Я двинулся вслед за служанкой к лестнице, которую сторожила огромная стеклянная кошка, как будто доставленная сюда прямиком из вскрытой гробницы египетского фараона. Проходя мимо, я уловил хищный блеск в глазах древнего зверя и подумал, что, наверное, не только игра света вызывает эти зловещие огоньки. Кошка, судя по всему, была не в восторге от моего визита.

Эти неприятные размышления прервала служанка.

– Мисс Лорд ждет вас внизу, мистер Бойд, – в ее голосе слышалось явное неодобрение.

Скорее озадаченный, чем заинтригованный, я стал спускаться по лестнице, на каждой ступеньке которой были видны непонятные магические символы. Десять секунд спустя я очутился перед большой деревянной дверью. На ней тоже было изображено нечто явно мистическое. Я пожал плечами, постучался и тихо отворил дверь.

Так я оказался в небольшом, но прекрасно оборудованном бассейне. Легкий пар поднимался над водной поверхностью, чуть размывая все контуры, но я сразу же заметил шикарную блондинку. Она неподвижно лежала на спине в центре бассейна, устремив взгляд в потолок, который по замыслу сотворивших его призван был выполнять функцию наглядного пособия по прикладной астрономии.

Какое-то время длилось молчание.

– Вы не могли бы закрыть дверь?! – вдруг раздраженно спросила блондинка. – Если вы простоите на пороге еще пять минут, меня ничто не спасет от воспаления легких!

Несколько шокированный таким началом беседы, я предпочел молча выполнить ее просьбу, точнее, приказ. Закрыв дверь, подошел к краю бассейна и попытался подробнее рассмотреть его обитательницу.

Длинные светлые волосы обрамляли лицо прекрасных классических пропорций. Крупный чувственный рот придавал правильным чертам особую прелесть, но губы при этом были упрямо сомкнуты. В общем, передо мной был типичный образ красивой, но властной женщины, занимающей высокий пост, – под столь прекрасной оболочкой угадывалась жесткая и целеустремленная личность, готовая на все ради увеличения доходов своего предприятия.

Пока я делал первые выводы, осмысливая свои сиюминутные впечатления, мисс Лорд закончила сеанс медитации, перевернулась на живот и в два гребка достигла лесенки у края бассейна. Когда она ступила, наконец, на пол, я получил возможность отметить, что блондинка всего лишь дюйма на три ниже моих шести футов, у нее великолепная фигура и походка манекенщицы. В колебаниях ее полной груди, в изгибе точеных бедер, казалось, таился какой-то возбуждающий вызов. Я почувствовал, что мое раскованное воображение вот-вот вырвется из-под контроля, и постарался взять себя в руки. Мисс Лорд же, не обращая на меня внимания, вытирала волосы полотенцем.

Я молча наблюдал за процедурой.

– Так это вы – Бойд? – внезапно нарушила молчание хозяйка дома.

– Разумеется, – сухо кивнул я. – А вы, я надеюсь, – Лорд?

– Мисс Лорд! – раздраженно поправила она.

– В таком случае, мистер Бойд к вашим услугам, – вежливо поклонился я. – Готов считать вас своей клиенткой, если вы в дальнейшем будете помнить о приличных манерах по отношению ко мне.

Мисс Лорд метнула в меня взгляд, способный прожечь дыру в бетонной стене. Но все же ей удалось овладеть собой, причем выражение глаз из пламенного стало ледяным. Это мне не слишком понравилось.

– Вы, естественно, знаете, кто я? – собеседница одарила меня инквизиторской улыбкой.

– Конечно! – заверил я. – Вы – Максин Лорд, владелица фирмы "Мэджик Хаус", производящей косметику. В рекламных целях вы дали такое же название своему особняку и соответственным образом его изукрасили. Это еще более упрочило ваши позиции на рынке. Вот, впрочем, и все, что я почерпнул о вас из одного толстого иллюстрированного журнала.

– Отлично, – произнесла мисс Лорд и взялась за расческу. – Как вы уже поняли, мистер Бойд, мне понадобились услуги частного детектива. Я выбрала вас. Говорят, вы умеете работать и, главное, держать язык за зубами. Это ценные качества, и я бы хотела узнать, во что вы их оцениваете?

– Я не продаю их, лишь сдаю в краткосрочную аренду, – твердо заявил я. – И стоит все это столько, сколько флакон ваших лучших духов плюс издержки.

– Я заплачу вам пять тысяч, мистер Бойд, если вы выполните мою просьбу. Что вы скажете на это?

– А если я ее не выполню? – поинтересовался я.

– Тогда не получите ничего, – жестко произнесла блондинка. – Такой вариант вам, естественно, не по душе?

– Ну почему, – пожал я плечами. – Только, сами понимаете, все зависит от вашего задания.

Не отвечая мне, потенциальная клиентка запахнулась в простыню, как в тогу, и велела следовать за ней. Мы поднялись в холл, затем на лифте – на третий этаж и проследовали в огромную спальню. Две стеклянные кошки – ближайшие родственницы той, что охраняла лестницу, сидели в ногах кровати королевских размеров. Судя по однотипному блеску глаз, им я тоже не нравился. Или мне просто почудилось?

Максин Лорд грациозно сбросила простыню на пол и повернулась ко мне спиной.

– Расстегните, мистер Бойд. – Скорее всего, ей чаще приходилось приказывать, а не просить.

Я помог ей справиться с "молнией", и блондинка легким движением плеч позволила купальнику съехать вниз и плавно соскользнуть на пол. Небрежно переступив через мокрую ткань, мисс Лорд величаво направилась к двери в соседнюю комнату.

– Подождите пару минут, мистер Бойд, – бросила она, не оборачиваясь. – Я должна переодеться.

Надо признаться, меня это ошарашило. Мелькнула запоздалая мысль, что в последней фразе слово "переодеться" запросто можно было бы заменить на слово "одеться". А может, у этой потрясной блондинки плоховато со словарным запасом? Чтобы как-то отвлечься от нахлынувших острых ощущений, я принялся усердно рассматривать спальню. Традиционный черный бархат на стенах и потолок типа "звездное небо в тихую ночь" не вызывали у меня особого восторга. Я подумал, что мисс Лорд либо слишком экстравагантная дама, либо она просто слегка помешалась на оккультизме...

Но вот появилась хозяйка. На Максин Лорд была чалма из полотенца и короткий шелковый халатик. Я безошибочно определил, что под ним ничего не надето, и это наблюдение, разумеется, вызвало у меня учащенное сердцебиение. Пока я старательно пытался его скрыть, блондинка уселась в кресло напротив меня и оценивающе прищурилась, словно кухарка, выбирающая на рынке рождественского гуся.

– В вас есть что-то низкое и животное, – наконец произнесла она самым обворожительным тоном. – Да и, вообще, разве я могу быть уверенной, что вы не сексуальный маньяк?

– Так ведь и я не совсем убежден, что передо мной не сумасшедшая, свихнувшаяся на почве мистики, – в тон ей ответил я. – Откуда мне знать, что вы сейчас не попросите меня пойти в парфюмерный магазин ваших конкурентов, чтобы перебить там все флаконы с духами не от "Мэджик Хаус"? И могу ли я всерьез предполагать, что вы мне заплатите эти пять тысяч?

Блондинка устало улыбнулась.

– Хорошо, мистер Бойд. В таком случае начнем с серой амбры. Это отвратительное вещество, похожее на воск, вырабатывает желудок кашалота. От него зависит стойкость духов. Амбра – основа. А остальное, – хозяйка дома рассеянно махнула рукой, – остальное – набор наполнителей в определенных пропорциях по формуле. В формуле – весь секрет. Она у каждого своя. Рецептуру духов, как правило, держат в тайне.

– Как рецепт хорошего пива? – с энтузиазмом воскликнул я. – Там ведь тоже так: основные компоненты знают все, а вот способ варки – секрет мастера!

– Избавьте меня от своих идиотских сравнений, мистер Шерлок Холмс! – поморщилась мисс Лорд. – Я пытаюсь рассказать вам хоть что-нибудь из того, о чем вам необходимо знать, прежде чем вы возьметесь за это дело. Парфюмерия держится на формулах композиций духов. Вот здесь и сложности!

– Ну, разумеется, у кого угодно могут быть сложности с выделениями кашалота, – со всей серьезностью кивнул я. – Представляю, какая это гадость! Почему тогда духи...

– Сейчас объясню, – еще раз поморщившись, терпеливо продолжила Максин. – Существует такое понятие – база духов. База – это промежуточная композиция в нашем производстве, построенная на сочетании одного или нескольких животных компонентов с растительными или синтетическими. Хорошая база дает и хорошее качество. Про амбру вы уже знаете, а вот мускус – это высушенный экстракт особых желез мускусного оленя или мускусного быка. Цибет – выделения североафриканской цибетовой кошки. Есть еще катереум, его добывают из мускусного мешочка канадского бобра. Ну да, наверное, все не стоит перечислять! Понятно, что цена натуральных компонентов высока, как, впрочем, и стоимость цветочных эссенций и масел. Поэтому качественные духи далеко не всем по карману...

По лицу мисс Лорд вдруг пробежала гримаска раздражения:

– А вообще-то, к чему терять время на эти подробности? Ведь все дело в том, что секреты фирмы вдруг перестают быть секретами. Кто-то ворует формулы моих духов.

– И вы хотите, чтобы я нашел похитителя? – наконец догадался я.

– Именно, – вздохнула она. – Мне необходимо узнать, зачем это делается. Но предупреждаю: будьте очень осмотрительны! Мое положение уже не слишком прочно, а если еще и предать огласке скандал с похищением, то фирме придет конец!

– И вам больше нечем будет душиться, – язвительно усмехнулся я.

С полминуты мисс Лорд испепеляла меня взглядом своих кошек.

– У вас отвратительное чувство юмора, мистер Бойд! – прошипела она. – К тому же, мне не до смеха. В парфюмерном бизнесе семья Лорд известна уже более ста лет, и я не хочу терять свои позиции из-за какого-то ублюдка, который меня обкрадывает!

Я подождал, пока у мадам пройдет вспышка ярости, потом не спеша закурил сигарету.

– Ладно, будем говорить серьезно. Кто-то ворует ваши секреты и явно не из спортивного интереса. Как вы думаете, кому из ваших конкурентов могут понадобиться эти формулы?

– Чарли Фремонту, – взвилась она, – этому мерзкому подонку!

– Вы его знаете? – на всякий случай уточнил я.

Мисс Лорд презрительно усмехнулась:

– Еще бы. Год назад даже собиралась выйти за него замуж. Но потом поняла, что ему нужен лишь мой налаженный бизнес. Конечно же, мы сейчас не в самых лучших отношениях...

Я подумал, что это слишком мягко сказано, вспомнив эпитеты, адресованные Чарли.

– Этот Фремонт, – осторожно спросил я, – тоже занимается парфюмерией?

– Восемь лет назад он начал с фабрикации подделок: копировал нашу продукцию. Понимаете, не только духи, но и флаконы, коробки были такими же, как у нас! – Голос Максин Лорд оставался стальным и холодным, как лезвие меча. – За последние годы мы выпустили только два новых вида духов: "Колдовство" и "Чары". А два года назад приступили к разработке третьих – "Заклинание". Духи поступили на рынок в прошлом месяце, а неделю спустя Фремонт выпустил свои под названием "Гри-Гри". Это по сути дела имитация нашего "Заклинания", и мне ничего не оставалось делать, как изъять свои духи из продажи. Убыток подсчитать пока еще трудно, но речь идет о сотнях тысяч долларов.

– А не могло случиться так, что и он, и вы самостоятельно пришли к одинаковой формуле? – поинтересовался я.

Ее смех прозвучал оскорбительно.

– Чарли никогда не смог бы держать штат профессиональных химиков для такой разработки. И, к тому же, его духи идентичны нашим. Не похожи, а именно идентичны, понимаете? Мы провели специальные исследования, и мои специалисты однозначно утверждают, что "Гри-Гри" сделаны по той же формуле и на такой же базе, что и "Заклинание". Скорее всего, кто-то из моих служащих тайно продал наш секрет Фремонту либо был им подкуплен.

– Как много ваших служащих было знакомо с формулой?

– Единицы, – категорично заявила она. – Автор разработки – Лео Сталь, мой главный технолог. Все остальные знают лишь часть формулы. Лист с полной записью хранится в надежном сейфе в конторе. Кроме меня и Лео Сталя, его шифр знают лишь мой брат Джонатан и мой личный секретарь Урсула Оуэн.

– Не будем сейчас подозревать вас, – проявил я великодушие, – но об остальных расскажите подробнее.

– Лео Сталь работает в фирме уже двенадцать лет. Он великолепный специалист и воспринимает дела фирмы, как свои личные. Он полностью погружен в свою химию, и я просто не могу представить причину, которая заставила бы его переметнуться на чужую сторону. Что касается Урсулы, то она мое особо доверенное лицо и ни разу не давала повода усомниться в ее преданности. Я считаю ее своей маленькой Пятницей...

– Хорошо, – ворчливо согласился я. – А что вы скажете о Джонатане Лорде?

– Это особый случай, – жестко сказала Максин. – Мы с братом не слишком любим друг друга. Джонатан на четыре года младше меня и не очень-то склонен чтить семейные традиции. Он, разумеется, работает на фирме и получает свои двенадцать тысяч в год в виде жалованья, но пользы от него почти никакой. У него весьма развратные наклонности, и боюсь, что он вряд ли когда-либо угомонится. Джонатан постоянно по уши в долгах. Он влезает в них, чтобы содержать свою подружку – бывшую стриптизершу. Пару недель назад мы крупно повздорили, когда я отказалась оплатить его очередные траты. Если учесть сказанное, можно считать Джонатана подозреваемым номер один. По-моему, это достаточно объективно. Но для того, чтобы все-таки провести настоящее расследование, я выписала для вас адреса всех четверых – тех, кто имел доступ к украденной формуле.

Она подошла к бюро, взяла там листок бумаги и вернулась обратно. Пока мисс Лорд двигалась, я не в силах был оторвать глаз от изящного колыхания ее бедер под тонкой тканью халатика.

– Конечно же, существует вероятность того, что кто-то другой украл формулу, – сказала Максин, подавая мне бумагу, – но я не могу представить, каким образом это могло произойти. Ключи от сейфа есть только у нас четверых.

Максин на мгновение закусила аппетитную нижнюю губку.

– Ну что ж, можно приступать к работе, – весело заявил я. – Четверо подозреваемых – это уже кое-что!

– Прежде, чем вы начнете свои поиски, мистер Бойд, – холодно произнесла мисс Лорд, – я должна предупредить вас, что вы не сможете посещать ни мой выставочный зал, ни кабинет, ни фабрику. Я уже говорила вам о состоянии дел фирмы и не хочу, чтобы в коллективе ползали разные кривотолки. У моего персонала не должно мелькнуть никаких подозрений. Служащим было объявлено, что "Заклинание" изъяли из продажи из-за несовершенства формулы. Так что будьте максимально осторожны при общении с этими людьми, – она кивнула на листок в моей руке, – я не хочу, чтобы невинные пострадали.

– Это просто великолепно! – с жаром воскликнул я. – Вы нанимаете меня за пять тысяч, которые можете еще и не заплатить, и требуете, чтобы я надевал стерильно белые перчатки, общаясь с подозреваемыми. Да еще и не посещал ни ваш кабинет, ни фабрику. Не слишком ли многого вы от меня требуете? Хорошо, я могу не подходить к вашей фирме, но обрабатывать эту четверку я буду исключительными методами, которыми клан Бойдов владеет уже более ста лет. Так что, если мои условия вам не нравятся, можете нанять вместо меня еще одного талантливого химика, который разработает формулу духов под названием "Приворотное зелье", а затем Чарли Фремонт украдет ее и выпустит свои духи "Хрю-хрю" или что-нибудь в этом роде!

Высказавшись, я замолчал, ожидая взрыва. Но Максин Лорд внезапно расхохоталась.

– Отлично сказано, мистер Бойд! – сквозь смех проговорила она. – Мне начинает нравиться образность ваших мыслей.

Я обольстительно улыбнулся в ответ, но мисс Лорд в то же мгновение опять превратилась в акулу парфюмерного бизнеса.

– Итак, мистер Бойд, я жду ваш первый доклад. Приходите с ним прямо сюда. И не экономьте на текущих расходах – все будет возмещено.

– Великолепно! – воскликнул я, поднимаясь на ноги. – Вы просто прелесть, даже когда говорите со мной деловым тоном!

– Не сомневаюсь, что многие женщины готовы сражаться насмерть за обладание вашим великолепным профилем, – насмешливо заметила она, – но любовь с первого взгляда не мой стиль. Так что можете не вертеть головой из стороны в сторону. Отправляйтесь работать.



– Как?! – я изобразил искреннее возмущение. – Так вы позволили обозреть мне ваши прелести спины вовсе не для того, чтобы я стремился оценить их более разносторонне?

В глазах неотразимой блондинки появилось уже знакомое мне ледяное выражение.

– Убирайтесь отсюда, мистер Бойд, – процедила она, – пока я не заехала вам по голове цветочным горшком.

– Мне очень жаль, – вздохнул я. – На любви с первого взгляда вы бы сэкономили по десять долларов на каждой сотне...

Я уже почти достиг двери, когда мисс Лорд окликнула меня:

– Мне бы очень хотелось узнать одну вещь, мистер Бойд, – она откровенно забавлялась, – как вам удается не прозябать в нищете, если вы позволяете себе так разговаривать со своими клиентами?

– Я разговариваю подобным образом только с очень сексуальными блондинками, – признался я, – которые не реагируют на мой профиль даже при перспективе скидки в десять процентов.

С этими словами я захлопнул за собой двери. Спустившись на лифте на первый этаж, я почти пересек холл, когда услышал шорох юбки за спиной. Обернувшись, увидел служанку, в глазах которой читалось откровенное удивление.

– Что-нибудь не так? – галантно осведомился я.

– Нет, что вы, – запротестовала она. – Я просто поражена тем, что вы так скоро уходите.

– А что в этом странного? – настала моя очередь удивляться.

– Вы, наверное, оказались более стойким, чем другие, – женщина с сомнением покачала головой. – Или, может быть, просто забыли нацепить копыта, рожки и хвостик и вымазаться сажей?

– Чтобы ужинать в компании чертей? – развеселился я. – Вы, надеюсь, во время такой трапезы прислуживаете за столом?

Служанка глянула на меня и поджала губы.

– Вы же видели этих ужасных кошек из стекла? – свистящим шепотом спросила она. – А эти странные знаки повсюду: на стенах, на лестнице, в подвале...

– Это просто увлечение оккультными науками, – терпеливо объяснил я. – Просто мистика и все.

– Это дьявольские знаки! – воскликнула она голосом правоверного испанского инквизитора. – Максин никогда не пыталась умерить свои плотские вожделения, а теперь для нее и вовсе нет пути назад к нравственности. Она связалась с самим дьяволом, и от этого здесь полно всяких ужасов! Она будет когда-нибудь проклята!

– Как же вы можете оставаться здесь, если вам все не нравится? – удивился я.

– Я была в услужении еще у ее отца, – торжественно провозгласила служанка, – и он, умирая, завещал мне заботы о Максин. Поэтому я и боюсь лишь за нее, а вовсе не за себя. Я обязана выполнить завещание.

– В таком случае, – заявил я, направляясь к двери, – вам остается только пожелать мне успехов в борьбе с самим Сатаной.

– Не смейтесь надо мной, мистер Бойд, просто я рада видеть, что вы смогли противостоять дьявольскому искушению, – ее голос смягчился. Она все еще следовала за мной. – Думаю, для Максин будет лучше, если вы постараетесь приходить почаще. Ей необходимо общение с мужчиной, способным не поддаваться порокам.

– Конечно же, я приду, – успокоил я верную служанку дома. – Мне было очень приятно поговорить с вами, миссис...

– Мэлон, – пропела она. – Это старинная ирландская фамилия. Бойд – это ведь тоже что-то ирландское, не так ли?

– Мой папа был добрым эльфом, – доверительно сообщил я. – Он прожил более двухсот лет и погиб от руки злого гоблина.

Я пошарил по входной двери в поисках ручки.

– Вы ни на кого не похожи, мистер Бойд, – слащаво продолжала миссис Мэлон, – вы намного лучше других. От одного вида этого Чарли Фремонта мне хотелось перекреститься, а Лео Сталь в своей дурацкой шляпе был похож на печную трубу, пришедшую на свидание.

– Сталь? – недоуменно переспросил я. – Он что, тоже поддался искушению?

– Это было несколько месяцев назад, – она недовольно пожала плечами. – Сталь постоянно бывал у нас и вел себя здесь, словно у себя дома. Представляете? Но вот уже два месяца он не появляется, поэтому сами понимаете, что я могла подумать, когда увидела вас.

– Да, конечно, все понимаю, – кивнул я. – До скорой встречи, миссис Мэлон.

– Очень надеюсь на это, мистер Бойд, – произнесла старушка. – И смотрите, не простудитесь в такую мерзкую погоду. Когда-то покойный мистер Мэлон забыл надеть калоши, промочил ноги, а потом заболел и умер...

Я закрыл дверь, предоставив служанке в одиночестве вспоминать усопшего супруга, покрепче натянул шляпу и отправился вдоль пустынной Шестидесятой Стрит в поисках такси.

Глава 2

Утро обрадовало уже хотя бы тем, что снег прекратился. По-зимнему бледное солнце на синем небе обещало чудесный день. На крышах и карнизах домов, на деревьях Центрального парка лежал сверкающий белый слой, и это придавало Манхэттену праздничный вид. Я вскочил с кровати, принял душ, позавтракал и заказал по телефону такси. Дождавшись его, уселся на заднее сиденье и назвал шоферу адрес конторы Чарли Фремонта.

Акционерное общество "Фремонт" занимало целый этаж красивого старого особняка в центре. На допотопном, но роскошном лифте мальчик-лифтер доставил меня на третий этаж, и я оказался в выставочном зале. Его освещали две огромные хрустальные люстры, а на витринах и стеллажах размещалось множество образцов духов от Фремонта во флаконах всех форм и размеров. В воздухе носилась по меньшей мере сотня различных ароматов, так что нельзя было определить, где начинается один и кончается другой. Это создавало полную иллюзию присутствия на светском рауте каких-нибудь псевдоаристократов.

Пока я разбирался со своими ощущениями, откуда-то из глубины зала вынырнула стройная блондинка в облегающем черном платье, которое выгодно подчеркивало прелести ее фигуры, но создавало, как мне показалось, значительные трудности при ее перемещении в пространстве.

– Что вам угодно? – блондинка привычно одарила меня одной из своих серийных профессиональных улыбок.

– Я хочу поговорить с мистером Фремонтом, – ответил я, подавая ей свою визитку. – Передайте ему, что меня направила сюда мисс Лорд.

Улыбка моментально погасла, как будто я смертельно разочаровал девушку в своей платежеспособности или хуже того – мужских достоинствах.

– Мистер Фремонт никого не принимает без предварительной договоренности, – сухо сообщила она.

– Уверен, что он с радостью пригласит меня, – заверил я ее, передавая свою визитку. – Мы можем даже поспорить с вами на уик-энд во Флориде.

Блондинка, слегка наклонив густо покрытую лаком замысловатую прическу, немного подумала, что явно не являлось ее привычным и любимым занятием, потом медленно повернулась и удалилась. Я закурил. Через две-три минуты девушка вернулась уже без моей карточки.

– Мистер Фремонт готов принять вас, – медленно проговорила она. – Его дверь вторая справа.

– Спасибо, – раскланялся я. – Вот видите, если бы мы поспорили, вы бы поехали со мной во Флориду в ближайший свой выходной.

Я оставил ее размышлять с полуоткрытым ртом над моими словами и направился к мистеру Фремонту. Вторая справа дверь была распахнута настежь, поэтому я вошел без стука. Обстановка кабинета свидетельствовала, что его хозяин – крупная фигура в парфюмерном бизнесе. Фальшивый камин, занимавший целую стену, и громоздкий письменный стол, отделанный кожей, не могли затмить двух громадных флаконов духов от Фремонта, стоящих в специальных нишах по обе стороны от кресла владельца фирмы.

Не меньший интерес вызывала у меня и внешность самого Чарли Фремонта. На вид ему было лет под сорок пять. В густой гриве темных волос мелькали седые пряди. Глаза Фремонта казались настороженными, рост – средним, а при разговоре заметно было, что верхние зубы у него сильно выдаются вперед. В общем, с закрытым ртом он походил на льва, с открытым – на зайца. Но, скорее всего, не являлся ни тем, ни другим.

– Присаживайтесь, мистер Бойд! – его звучный баритон представлял такой контраст с внешностью, что я невольно вздрогнул.

– "Бойд Инвестигейшн", – громко прочитал Чарли Фремонт надпись на моей карточке, вопросительно улыбнувшись мне. Его верхние передние зубы вызывали искушение вдавить их поглубже.

– Думаю, что не ошибусь, высказав предположение, что вы частный детектив, мистер Бойд, – осторожно начал он.

– Вы очень догадливы, мистер Фремонт, – кивнул я.

– И вас наняла эта психопатка Лорд, – продолжал Фремонт, – чтобы напугать меня. И если это так, мистер Бойд, то передайте ей, что я весь дрожу! А сейчас собираюсь смертельно побледнеть и спрятаться в шкаф!

– Простите, – вежливо прервал я его, – что вы хотите этим сказать?

– Я хочу сказать, что догадываюсь, как эта дурочка Максин уже запудрила вам мозги. Она ведь убеждала вас, что я украл формулу ее новых духов, чем причинил не только моральный, но, главное, большой материальный ущерб – ведь она вынуждена была изъять всю партию из продажи. А на самом-то деле ситуация как раз обратная: формула была разработана мною, кто-то украл ее и отдал Лорд. Я не обвиняю ее в том, что она старалась заполучить секрет новых духов: это вполне мог сделать кто-то из ее окружения. Но Максин об этом прекрасно знает. Иначе, спрашивается, зачем она изъяла духи из продажи? А сейчас по личным соображениям она пытается опорочить меня, но у нее ничего не выйдет! – Он грохнул кулаком по столу и грозно уставился на меня. – Передайте ей, мистер Бойд, что я не дам себя запугать. Если она собирает на меня компромат с помощью детективов, то я буду принимать соответствующие ответные меры. Я привлеку ее к суду за клевету! Я подам жалобу...

– Успокойтесь, – мягко попросил я, – а то схватите инфаркт и загнетесь прямо на рабочем месте, не успев договорить что-либо важное.

Фремонт умолк на полуслове и снова уставился на меня. Гнев в его глазах сменился настороженностью.

– Могу вас заверить, мистер Бойд, – надменно произнес он, – что я действительно собираюсь сделать все, о чем сказал.

– Сначала давайте кое-что уточним, – предложил я. – Мисс Лорд утверждает, что у нее украли формулу, чтобы продать ее вам. Вы же настаиваете на обратном. Она рассказала, что автор разработки – Лео Сталь. Что вы скажете на это?

– Формулу нашел я, Сталь лишь доработал ее, чтобы запустить в производство, – категорично заявил Чарли. – Я возился с ней около двух лет, и... – он внезапно покраснел. – Вы в курсе, мистер Бойд, что мы с Максин собирались... пожениться?

– Она что-то говорила об этом.

– Ну вот, – казалось, Фремонт обрадовался. – Я, естественно, доверял ей и рассказал все о формуле и о перспективах на будущее. Мистер Бойд, я планировал слить наши фирмы и выпустить по этому рецепту первые совместные духи. Но потом, – он тяжело вздохнул, – я узнал правду о Максин. И я разозлился, хотя, наверное, ее следовало бы пожалеть. Ведь она, несомненно, больна. Я обнаружил ее ненасытность и неразборчивость в отношениях с другими мужчинами. Это выяснилось незадолго до свадьбы. Я, естественно, порвал всякие отношения, узнав о ней правду, и вот она пытается мне отомстить. Поэтому кто-то из ее окружения и похитил мою формулу.

– Каким же образом? – скептически бросил я.

– Откуда мне знать, мистер Бойд? – Чарли Фремонт развел руками. – Если бы я о чем-то догадывался, то сразу же сообщил бы в полицию. Я и сам теряюсь в догадках, как можно было совершить эту кражу.

– Ладно, – устало согласился я. – А когда, как вы думаете, похищение произошло?

– Понятия не имею! – вдруг рассердился он.

– Черт возьми! – прорычал я. – Уж не хотите ли вы сказать, что вся ваша контора знает секрет новых духов?!

– Что вы, мистер Бойд! – Фремонт постарался взять себя в руки. – Во время работы в лаборатории листок с формулой я постоянно держу в кармане. В кабинете он обычно лежит в запертом сейфе, – он поморщился. – Возможно, это могло произойти дома. Видите ли, я не очень аккуратен в быту и не держу прислуги. Так что вполне вероятно, что формулу могли выкрасть из дома, воспользовавшись моим отсутствием. Максин обычно знала, где именно я нахожусь. Возможно, я в тот момент был у нее...

– А вы что, не заметили бы ничего подозрительного, вернувшись потом домой? – язвительно поинтересовался я.

Фремонт снова обнажил в улыбке свои кроличьи зубы. У меня зачесались руки.

– Нет, ничего такого не помню. Но, с другой стороны, если формулу только скопировали, то следов посетителя, может, и быть не должно!

– Возможно, – согласился я.

Мистер Фремонт взглянул на часы.

– У меня еще есть дела, мистер Бойд, – он выразительно посмотрел на меня, – и поэтому прошу извинить, но я и так уже потерял много времени. Сожалею, что вы, скорее всего, теперь не получите обещанный гонорар, но ничем помочь не могу. Передайте Максин большой привет и скажите, чтобы она перестала вести грязную игру, иначе я подключу к делу своих адвокатов. А теперь – до свидания!

Я медленно встал, опираясь руками о стол, и доверительно наклонился к Чарли Фремонту.

– Есть только одна вещь, которую надо обязательно сказать мисс Лорд, – процедил я сквозь зубы. – Я получил подтверждение ее догадкам о том, что вы отъявленный лгун, но при этом – неумелый лгун. Вы не смогли бы обмануть даже ребенка, Фремонт. Сначала вы бездоказательно утверждаете, что формулу придумали вы, но не слишком следили за ее сохранностью, особенно в стенах вашей квартиры. Поэтому кому-то (из окружения мисс Лорд, конечно же) не составило труда пробраться к вам и скопировать формулу, чтобы выпустить аналогичные духи и вдоволь посмеяться над вами. Думаю, Максин жутко хохотала, когда приняла решение отозвать свое "Заклинание" из продажи, что вызвало многотысячные убытки. Вы явно больны, Фремонт, если думаете, что я хоть на секунду поверил вашему бреду!

Его лицо побагровело.

– Я ошибся, согласившись принять вас, мистер Бойд, – холодно произнес Чарли. – Советую покинуть мой кабинет, пока я не вышвырнул вас вон.

Я аккуратно взялся за лацканы его пиджака, приподнял хозяина кабинета, встряхнул пару раз и позволил ему упасть обратно в кресло.

– Не стоит так со мной разговаривать, – предупредил я его как можно вежливее. – И, прошу вас, не угрожайте мне, я ведь могу однажды не понять юмора.

Несколько секунд Чарли восстанавливал дыхание, хватая ртом воздух. В глазах его зажегся недобрый огонек, а слова вдруг полились бурным потоком.

– Ах, так! Вы еще и деретесь! Отлично, я тоже приму меры. И если Максин нанимает громилу, чтобы запугать меня, то я отвечу ей еще похлеще! У меня есть друзья, которые с удовольствием помогут мне расправиться с вами в оплату за те услуги, которые я им оказывал!

Внезапно Фремонт замолк, закрыл рот ладонью и с силой впился в собственные пальцы.

– Так вот, мистер Бойд, – начал он удивительно спокойным голосом. – Прошу вас, передайте мисс Лорд большой привет и скажите, что я интересовался, не слышно ли чего новенького о ее братике Джонатане. Ведь через пару месяцев он вступит в права на получение своего наследства.

– Наследства? – непритворно удивился я.

– Как? Она вам ничего не сказала?! – Фремонт недобро рассмеялся. – Она, наверное, забыла о самом главном, бедняжка! Когда ее отец умирал, он все передал дочери, но не навсегда. Вы не знаете об этом?

Я кивнул, и он продолжил.

– Так вот, это было так. Отец Максин действительно доверял дочери больше, чем младшему Джонатану. Но по условию завещания все-таки главным в семейном бизнесе должен был стать Джонатан Лорд, когда ему исполнится двадцать пять лет. До этой даты он обязан проработать на отцовском предприятии не менее трех последних лет. Естественно, учитывая напряженные отношения между братом и сестрой, можно предположить, что Максин не очень-то хочется отдавать руководство семейным делом Джонатану. Тем более, что братец вряд ли сделает так, чтобы мисс Лорд ни в чем не нуждалась. Она в свое время сильно ограничивала парня в деньгах, а они, разумеется, очень были нужны молодому человеку!

– Зачем? – бросил я. – Чтобы содержать любовницу?

– О, Максин все-таки рассказала вам кое-что! – обрадовался Чарли. – Представляю, сколько она употребила при этом нелестных эпитетов!

Фремонт замолчал, и лицо его внезапно стало серьезным:

– Мистер Бойд, если вы имеете хоть какое-то влияние на мисс Максин Лорд, предложите ей срочно обратиться к врачу. По-моему, сейчас ей, как никогда, необходима квалифицированная психиатрическая помощь.

Я не отвечал, размышляя о том, насколько быстро Чарли Фремонт меняет лица, и что даже я пока никак не могу разглядеть его одно-единственное – настоящее.

– Обязательно передам все, что вы сказали мисс Лорд, – наконец, оторвался я от размышлений. – Особенно то, что касается психиатра и ублюдков, имеющих честь быть вашими друзьями. И, конечно же, не забуду упомянуть о вашем странном интересе к мистеру Джонатану Лорду.

– Спасибо, мистер Бойд, – Фремонт, похоже, обретал прежнюю самоуверенность. – Я рад, что вы оказались разумным человеком, а это весьма удивительно при характере вашей работы.



Произнося эти слова, Чарли настороженно взглянул на меня, ожидая, видимо, что я разозлюсь. Но я на это никак не отреагировал. Убедившись, что ему ничего не грозит, Фремонт поудобнее устроился в кресле и облегченно вздохнул.

– Когда я буду разговаривать с моими надежными друзьями, я скажу, что вы были слепым орудием в руках Максин Лорд, – пообещал он тоном великодушного пигмея, – это может оградить вас от неприятностей.

– Тысячу раз спасибо, мистер Фремонт! – с чувством произнес я. – Вы меня просто спасаете! Благодетель вы мой!

Я поспешно удалился, якобы для того, чтобы скрыть благодарные слезы. На самом же деле, мне с трудом удалось сдержать горячее желание основательно подровнять зубы мистера Фремонта о его письменный стол.

Холодный воздух на улице остудил мою голову, и я решил, что знакомство с таким неоднозначным человеком, как Чарли Фремонт, надо непременно отметить, но без него самого. Поэтому я позавтракал в ближайшем ресторане и выпил пару стаканов вина, размышляя о том, скоро ли я, общаясь с такими очаровательными клиентами, свихнусь и стану таким же, как большинство из них. Погоревав таким образом, я прикинул, кому сейчас можно нанести визит. Лео Сталь, Джонатан Лорд и Урсула Оуэн находились на работе, и я, связанный обещанием, не мог заявиться туда. Оставалась подружка Джонатана, некая Санди Виккерс. К ней я и направил свои стопы.

Санди жила в районе Вест-Сайд в доме, который знавал лучшие времена не менее полувека тому назад. Я поднялся на нужный этаж и позвонил. Дверь открылась почти мгновенно, и передо мной оказалась брюнетка с потрясающей фигурой и безумным блеском в глазах. Больше я ничего не успел рассмотреть, потому что она с радостным визгом кинулась мне на шею.

– Руди! – воскликнула хозяйка квартиры голосом актрисы провинциального театра. – Дорогой, как здорово, что ты приехал!

Она энергично втащила меня в квартиру. Я не сопротивлялся и скоро вместе с брюнеткой оказался в гостиной, где уже был кто-то третий.

Пока я высвобождался из цепких объятий, этот тип с ухмылкой наблюдал за мной. Его гориллоподобной внешностью можно было бы пугать прохожих на пустынной улице, а выражение глаз наглядно показывало, сколь мало цивилизация коснулась их обладателя.

– Кто это? – буркнул тип голосом, о который можно было бы открывать пивные бутылки.

– Это Руди, – затараторила брюнетка. Чувствовалось, что она вовлекает меня в какую-то непонятную игру, опасаясь предыдущего гостя. – Руди – мой старый друг из Чикаго. Босс любил повторять, – добавила она с нервным смешком, – что Руди один в любом деле заменит целый десяток ребят с пушками.

В глазах гориллы мелькнул огонек интереса. С минуту он изучал меня сверху донизу, как кулинар индюка. Я тоже получил возможность рассмотреть этого парня. Хотя ему было не больше тридцати, лицо его, видимо, не раз попадало в сомнительные переделки. Во взгляде явственно сквозило что-то звериное.

– Кого, говоришь, этот замухрышка заменит? – насмешливо спросил крутой тип и, не дождавшись ответа, прорычал, уставившись на меня:

– Ну, как бы то ни было, а ты пришел не вовремя, парень, нам с крошкой надо поговорить. Так что хиляй отсюда. Усек?

Я посмотрел на хозяйку квартиры. Та была близка к обмороку от страха.

– Думаю, вашему гостю не вредно будет выйти через окно и подышать свежим воздухом? – спросил я, повернувшись к брюнетке и ободряюще улыбаясь.

Обезьяночеловек вынул руки из карманов и, выставив вперед кулаки-кувалды, пошел на меня. Я приготовился выдать ему один из фирменных приемов Дэнни Бойда: ударить правой, затем резко отдернуть кулак и врезать по шее ребром ладони. Но я лишь успел подумать об этом. Противник разгадал мои намерения и с потрясающей скоростью сместился с линии удара, проскользнул под мою руку и охватил ее у запястья. Мгновение спустя я насладился ощущением полета, а потом вдруг на моем пути оказалась стена, и я с грохотом приземлился на пол. Не успел и сообразить, что же все-таки происходит, как носок ботинка гориллы пришелся мне как раз в правый висок, и я провалился во тьму...

Встревоженное лицо хозяйки квартиры низко склонилось ко мне, когда я открыл глаза.

– Как вы себя чувствуете? – беспокойно поинтересовалась она, вставая.

– Терпимо. – Кряхтя, я попытался приподняться, но страшная головная боль опрокинула меня обратно на пол. – Где этот ублюдок?

– Ушел только что, – ответила брюнетка все еще дрожащим голосом. – Он так меня напугал, но тут пришли вы и повели себя просто геройски. Спасибо, что не выдали меня. Очень сожалею, что вам пришлось пострадать...

Машинально отметив волнующие колебания ее груди, я дотащился до кушетки и плюхнулся на нее. Голова по-прежнему болела, но кое-как соображать я уже мог.

– Может, хотите что-нибудь выпить? – робко предложила девушка.

– Виски, – я благодарно улыбнулся в ответ.

Пока брюнетка готовила выпивку, я не терял возможности рассмотреть ее повнимательней. Фигура словно создана была для стриптиза: прекрасный рост, великолепный бюст и длинные стройные ноги. Зеленая блузка дополнялась узкими брючками...

Хозяйка подала мне стакан, и я, с жадностью сделав большой глоток, почувствовал себя чуть лучше. Она устроилась рядом, заботливо глядя на меня, а я ждал, пока в голове прояснится. Наконец, стакан опустел.

– Меня зовут Санди Виккерс, – представилась девушка. – Впрочем, если вы пришли ко мне, значит, знаете, как меня зовут.

– Дэнни Бойд, – вежливо поклонился я. – А этот тип – ваш старый приятель, не так ли?

– Одно время я работала в стриптиз-баре, – со вздохом сообщила Санди, – а там, вы ведь знаете, полным-полно таких грязных типов. Этот хотел того, чтобы я снова стала работать с ним в паре. Я велела ему убираться, но он разозлился и... Ну, дальше вы сами видели. Его зовут Оги.

– Оги? – мне показалось, что я ослышался.

– Да, Оги Крант. Ужасно мерзкий тип, и я просто не знаю... И Джонатан... – тут Санди замолчала и уставилась на меня. – Впрочем, это сейчас не так важно. Вы, наверное, что-то хотели узнать у меня, мистер Бойд?

– Я работаю сейчас на Максин Лорд. Она надеется, что я найду, кто украл у нее формулу новых духов. В круг подозреваемых, по ее словам, попадает и ее брат Джонатан. Она также знает, что мистеру Лорду-младшему постоянно приходится влезать в долги, чтобы содержать любовницу.

– Это гнусная ложь! – возмущенно выкрикнула Санди. – Я зарабатывала стриптизом двести долларов в неделю и бросила это ради Джонатана!

– Вот как! – вежливо удивился я. – И он за это осыпал вас мехами и драгоценностями?

– Мы с Джонатаном любим друг друга, – в ее глазах появилось выражение нежности. – Он самый лучший мужчина в моей жизни. Он не только любит, но еще и очень уважает меня. Поэтому, мистер Бойд, я не сержусь на вас за те слова, которые вы о нас сказали. Во-первых, вы невольно пострадали из-за меня, а, во-вторых, как я понимаю, вы работаете на Максин Лорд и выполняете ее волю...

– Вы заставляете меня плакать от умиления, Санди, – простонал я. – Все это напоминает добрую старую сказку о Золушке и принце. А Максин Лорд выступает в роли злой мачехи. Я не знаю, зачем к вам приходил этот громила Оги, но не для того, чтобы стать вашим продюсером и заставить вас снова заняться доходным промыслом. Из-за такой мелочи он бы сюда не явился.

– Вы можете мне не верить, мистер Бойд, – холодно проговорила мисс Виккерс, – но в таком случае потрудитесь как можно быстрее покинуть мою квартиру.

– Вот они, издержки моей работы, – вздохнул я. – Мне, вообще-то, платят за правдивую информацию. И, если я не натыкаюсь на нее сразу же, я начинаю копаться, пока не добиваюсь результата. Так что расскажите мне всю правду, и мы с вами сможем попросту избежать лишней траты времени.

– Я сказала вам все, что знаю, – лицо ее помрачнело. – Мне больше нечего добавить. Всего хорошего, мистер Бойд.

– Можно, я налью себе еще чуть-чуть виски? – поспешно спросил я. – У меня все еще болит голова.

– Бар вон там, – Санди отрешенно махнула рукой.

Пока я себя обслуживал, она сидела молча, всем своим видом давая понять, что я отнимаю массу ее драгоценного времени. Но моя профессия научила быть иногда глухим к отдельным проявлениям вежливости.

– Джонатан что-нибудь говорил вам о завещании его отца? – осведомился я, вернувшись на кушетку.

– Разумеется, – кивнула Санди. – Он говорил мне о наследстве. И я знаю, что его сестра прилагает все усилия, чтобы и в дальнейшем сохранить бизнес за собой.

– Так думает и сам Джонатан?

– Он знает об этом, – коротко бросила она.

– Вам знаком человек, по имени Чарли Фремонт?

– Это конкурент Максин Лорд? Джонатан что-то рассказывал мне о нем. А что, его сестрица считает, что Джонатан украл формулу, чтобы потом продать ее Фремонту?

Я молча кивнул, закуривая сигарету. Одновременно с грустью подумал о том, что не тем занимаюсь. Сначала этот псих Фремонт, потом небольшая возня с Оги и то, чем она закончилась, и, наконец, разговор по душам с бывшей стриптизершей, которая упорно не желает говорить правду... Все это наталкивало меня на вывод о том, что я должен срочно переменить тактику. А может быть, просто слегка подумать? Я горестно вздохнул. Санди тут же неправильно это истолковала.

– Ну, послушайте, мистер Бойд, – стала оправдываться она, – я в самом деле очень сожалею, что вы по моей вине получили такую трепку, и от всей души благодарна вам за помощь. Но ведь вы работаете на Максин Лорд, то есть против Джонатана, а я люблю его и не желаю ему неприятностей. Тем более, что мы действительно собираемся пожениться.

– До получения им наследства или после? – полюбопытствовал я.

Темные глаза Санди Виккерс полыхнули гневом:

– Это вас не касается. Вы отлично поняли, что я имела в виду.

– Мисс Лорд попросила меня найти того, кто похитил формулу, – принялся я объяснять ситуацию с истинно монашеским терпением. – Поэтому в ваших же интересах рассказать мне все начистоту. Ведь доказательство того, что Джонатан не виновен, может выставить Максин в очень невыгодном свете.

Брюнетка явно колебалась.

– У меня нет никакой уверенности в том, что вы со мной искренни... – нерешительно проговорила она.

– А вы просто доверьтесь мне. Я ведь так и поступил четверть часа назад, когда вы назвали меня Руди и втащили в квартиру на растерзание этому мяснику Оги, – убеждал я.

Санди прикусила губу.

– Это очень неожиданно для меня, – тихо начала она. – Я хочу сказать, что вы, может быть, и порядочный человек. Но я не встречала таких, за исключением Джонатана, конечно. В общем, мне надо сначала кое-что уточнить у него. Понимаете?

Я молча кивнул, потому что сказать было нечего, и поднялся.

– Позвоню вам, как только поговорю с Джонатаном, – улыбнулась мисс Виккерс.

– Буду ждать, что мне еще остается! – вздохнул я и протянул ей визитную карточку. Потом осушил свой стакан и направился к двери.

На улице уже было пасмурно, солнце исчезло, и собирался снова пойти снег. Я поднял воротник пальто, размышляя, почему это человечество не додумалось впадать в спячку с наступлением холодов. У детективов в таком случае получился бы длительный отпуск...

Глава 3

На Лео Стале не было шляпы, когда в семь часов вечера того же дня он открыл мне дверь своей квартиры. Но все равно сходство с печной трубой было поразительным. С печной трубой без шляпы!

Мистер Сталь был высоким и худым человеком лет тридцати пяти, немного сутуловатым и несколько нескладным. Сквозь редкие волосы на черепе просвечивала кожа, а в глазах мелькало что-то неприветливое.

– Кто вы? – тон Сталя был под стать его взгляду.

– Дэнни Бойд, – официально представился я. – Мисс Лорд сказала мне, чтобы я поговорил с вами.

– Да-да, конечно, – забормотал он, отступая в сторону. – Входите, прошу вас.

Я проследовал в гостиную, из окон которой была превосходно видна вся Саттон Плэйс и даже небольшой отрезок Ист Ривер. Лео Сталь предложил мне сесть на маленький жесткий диванчик у стены. Сам же взгромоздился напротив меня на стул с гнутыми ножками, явно очень неудобный, и уставился на меня.

– Не думаю, что существенно помогу вам в расследовании, мистер Бойд, – начал Сталь, потерев свой длинный нос, – но с уверенностью утверждаю только две вещи: я никому не показывал формулу, работая в лаборатории, и я не передавал ее Чарли Фремонту.

– Вы подозреваете в этом кого-то другого?

Он медленно покачал головой.

– Никого. Видите ли, мистер Бойд, я практически ничем не интересуюсь, кроме работы. Создание новых запахов – занятие сложное и очень кропотливое. Я занят в парфюмерии вот уже двенадцать лет, и мое дело мне очень нравится.

– Если не вы украли формулу, – задумчиво проговорил я, – то это могли сделать лишь трое: мисс Лорд, Джонатан либо мисс Оуэн.

Сталь попытался выдавить из себя что-то похожее на улыбку.

– По-моему, весьма странно было бы предположить, что мисс Лорд решила сама отдать формулу Фремонту, чтобы потерять на этом много тысяч.

– Да, странно, но не так уж и невозможно, – резюмировал я. – Все ее нынешние убытки покроются, если она сможет доказать, что кражу совершил ее брат.

– Боюсь, что не совсем хорошо понимаю вас, мистер Бойд, – неуверенно произнес Лео Сталь.

– Через несколько месяцев Джонатану Лорду исполнится двадцать пять лет, и он, согласно завещанию отца, займет директорское кресло. Мне показалось, что его сестру не слишком-то радует такой поворот событий.

– Это совершенно дурацкое завещание! – фыркнул химик. – Эндрю Лорд перед смертью совсем выжил из ума! Но вы рассуждаете, мягко говоря, своеобразно.

– Выжил старик из ума, или это не так, но факт остается фактом, – философски заметил я. – На сговор с Фремонтом Максин вполне могла бы пойти, если ставка в игре – семейный бизнес. Тем более, что еще год назад они собирались пожениться.

– Вы забываете, что мисс Лорд порвала с Фремонтом, когда поняла, что того привлекала фабрика, а не она сама! – возразил Сталь.

– Простите за нескромный вопрос, – елейно произнес я, – но разве вы сами не собирались на ней жениться? Или вы просто предпочитали обсуждать рецепты духов в постели?

Левое веко Лео Сталя начало нервически подергиваться. Я решил, что в самый раз добавить еще чего-нибудь в этом же духе.

– По моим сведениям, вы проводили у мисс Лорд двадцать четыре часа в сутки, – сказал я тоном налогового инспектора, накрывшего клиента при сокрытии им доходов. – Но два месяца назад вы неожиданно покинули гостеприимный Дом магии. Спрашивается, почему? Потому что выяснилось разительное сходство целей у вас с Фремонтом?

Лицо Лео Сталя напоминало застывшую злобную маску.

– Вы слишком много себе позволяете, мистер Бойд! – возмущенно заорал он. – И я не потерплю этого! Немедленно подам на вас в суд за клевету, предупреждаю вас!

– Хорошо, – устало согласился я, – это ваше право. Но все же вернемся к формуле. Главная задача Максин сейчас – не допустить брата к управлению фабрикой. Ради этого она могла пойти на сговор с Чарли Фремонтом. Она могла в своих целях использовать и вас.

Сталь, слегка поостыв, отрицательно замотал головой.

– Вы ошибаетесь, мистер Бойд. Да, мы с Максин были в очень близких отношениях, но они закончились два месяца назад, как вы уже знаете. И я уверен, что причина нашего разрыва до обыденности проста: я надоел ей.

– Приношу вам глубокие соболезнования, – посочувствовал я. – Но в таком случае вы попадаете под еще большее подозрение. Предположим, что вы надоели Максин, либо она догадалась о ваших меркантильных планах и выставила вас за дверь. Вполне вероятно, что вы решили ей отомстить, поэтому похитили формулу и отдали ее Фремонту, который, в свою очередь, был очень рад подложить свинью Максин.

– Вы просто не соображаете, что говорите! – с ужасом воскликнул Сталь. Он неожиданно с силой ущипнул себя за нос так, что на глазах показались слезы.

– Поймите, мистер Бойд, – проговорил Лео, как ни странно, спокойным голосом, – наши отношения с Максин были расторгнуты по договоренности обеих сторон, и у нас нет злости или претензий друг к другу. Ваши предположения о каких-то там обидах просто абсурдны!

– Оставим на время мисс Лорд, ее брата и вас, – устало предложил я. – Поговорим лучше о секретаре Максин, мисс Урсуле Оуэн. Что вы можете о ней сказать?

– Я с этой особой не общался, – развел Сталь руками, – поэтому вряд ли смогу сообщить что-нибудь важное. Когда-то мне казалось, что Оуэн проявляет повышенный интерес к Джонатану Лорду, правда, без всякой взаимности с его стороны. Сначала я очень удивлялся такому равнодушию мистера Лорда, но Максин как-то рассказала мне о его любовницах, и я больше не ломал над этим голову. Однако не думаю, что Урсула Оуэн решилась бы украсть формулу, чтобы подставить Джонатана, мстя ему за отсутствие взаимности.

– Возможно, – задумчиво проговорил я: дело становилось все более запутанным. – Итак, вы, помнится, утверждали, что всегда держали формулу при себе, работая в лаборатории. А, уходя оттуда, что вы с ней делали?

– Шел в кабинет Максин и отдавал формулу ей, – без запинки ответил Лео.

– Каждый раз отдавали бумажку с записью формулы именно в руки мисс Лорд? – усомнился я.

– Нет, – Сталь на мгновение задумался. – Помню, несколько раз, когда Максин не было в конторе, я отдавал формулу мисс Оуэн, чтобы та спрятала ее в сейф.

– А Джонатану Лорду вы ничего не отдавали? – ехидно полюбопытствовал я.

– Никогда! – возмутился Лео. – Я ему абсолютно не доверяю!

– Ay него тоже есть ключ от сейфа?

– Понятия не имею...

Мое расследование представилось мне вдруг замкнутым колесом, а я казался себе белкой, без остановки скачущей внутри его. Надо было срочно как-то менять тактику.

– Спасибо вам за интересную беседу, мистер Сталь, – я поднялся из кресла и протянул ему свою визитку. – Если вы вдруг случайно вспомните что-нибудь, что забыли сказать мне, звоните, не стесняйтесь!

– Разумеется, мистер Бойд, – заверил он меня. – Надеюсь, вы скоро найдете похитителя. И еще я хотел бы добавить, что никогда, ни за какие деньги не пожелал бы заниматься, как вы, делами такого рода...

Ободренный сказанной напоследок любезностью, я направился к мистеру Джонатану Лорду, но того не оказалось дома. Я тщательно просмотрел список и решил, что выбора у меня больше нет: ни к кому, кроме Урсулы Оуэн, пути у меня нет.

Личный секретарь мисс Лорд, она же ее Пятница, обитала в Гринвич-Виллидж. Я добрался туда на такси минут за двадцать. Поднявшись на пятый этаж ее дома, я мысленно проклял свое пагубное пристрастие к табаку и виски и, отдышавшись, нажал на кнопку звонка. Потом еще раз. Лишь после третьей попытки дверь слегка приоткрылась, и на меня взглянула женщина лет двадцати пяти. На ее милом и серьезном лице выделялись огромные глаза необычного фиалкового оттенка. Волосы мисс Оуэн скрывало полотенце, мастерски обмотанное вокруг головы на манер чалмы.

– Кто вы? – голос был довольно низким и слегка хрипловатым.

– Меня зовут Дэнни Бойд, – с этими словами я провел первый из своих неотразимых наступательных приемов: подарил мисс Оуэн сначала силуэт своего правого, а потом и левого профиля, от которого подавляющее большинство знакомых мне женщин было в телячьем восторге.

– Ах, да, вы тот самый детектив, которого наняла мисс Лорд. – Хозяйка квартиры посторонилась, чтобы пропустить меня внутрь. – Прошу прощения за мой вид, но я только что из ванной.

На ней был короткий халатик, как я успел разглядеть, пока мы шли в гостиную. Вдруг Урсула Оуэн, не снижая скорости, врезалась в туалетный столик и рухнула вместе с ним на пол. При этом халатик слишком рискованно распахнулся, и я имел возможность убедиться, что ноги мисс Оуэн весьма привлекательны, впрочем, как и все остальное. Тем временем хозяйка квартиры быстро поднялась на ноги и поправила одежду.

– Прошу прощения, мистер Бойд, – она смущенно улыбнулась и покраснела. – Подождите меня пару минут, я должна переодеться.

Девушка повернулась, но, не успев сделать и двух шагов, сильно ударилась бедром о подлокотник кресла. Я стоял, раскрыв рот, и наблюдал, как она преодолевает комнату, словно это было восхождение на скалу вслепую. Наконец Урсула добралась до двери в спальню и закрыла ее за собой. Я облегченно вздохнул, но тут из-за двери раздался ужасный грохот (видимо, упал шкаф), и все стихло. Либо Урсула погибла под обломками, либо все-таки переодевалась. Я терялся в догадках, приводя в порядок сдвинутую мебель. Потом сел на кушетку и закурил сигарету, гадая, не нужно ли поторопиться и вызвать бригаду "скорой помощи", а заодно и группу по чрезвычайным ситуациям.

Я уже собирался осуществить свое намерение, но тут дверь спальни, наконец, распахнулась. Да, теперь мисс Оуэн выглядела, как идеальный секретарь, в жизни которого нет места ничему, кроме четкой работы. Черные волосы были собраны в тугой узел на затылке. Скромная прическа прекрасно гармонировала с белой блузкой и черной строгой юбкой. Причину конфликта Урсулы с мебелью я понял, увидев на ней очки с толстыми стеклами в солидной оправе.

Мисс Оуэн окинула меня холодным серьезным взглядом и уселась в кресло напротив, тщательно следя за тем, чтобы юбка прикрывала колени.

– Извините за задержку, мистер Бойд, – голос тоже изменился: теперь он соответствовал стилю деловой женщины.

– Ничего страшного, – вежливо ответил я. – Полагаю, мисс Лорд объяснила вам цель моего визита.

– Она сказала, что вы ищете человека, похитившего формулу последних духов нашей фирмы. Очень надеюсь, что вы быстро справитесь, мистер Бойд, а то у нас теперь просто невозможно работать – обстановка накалилась до предела.

– Когда вы стали секретарем у мисс Лорд?

– Пять лет назад.

– Что за человек ваша хозяйка?

Урсула Оуэн непонимающе уставилась на меня.

– Я нахожу ваш вопрос весьма некорректным, мистер Бойд, – медленно проговорила она. – Мисс Лорд – образец деловой женщины. Она отличный начальник, умело и грамотно руководит делом.

Я решил пойти напролом.

– Мне пришлось выслушать немало мнений о Максин Лорд, – небрежно произнес я, – и разные люди говорят о ней совершенно противоположные вещи. – Некоторые, например, утверждают, что мисс Лорд – нимфоманка и психически нездорова. Как вам это нравится?

– Выбирайте выражения, мистер Бойд! – искренне возмутилась Урсула Оуэн.

– Чарли Фремонт, вы же знаете, собирался жениться на Максин, – продолжал я, – но та, узнав, что его по-настоящему интересует лишь фабрика, его отвергла. Потом у нее был роман с Лео Сталем. Роман закончился два месяца назад в связи с невыясненными пока обстоятельствами. Но определенно можно утверждать пока одно: Максин не хочет уступать свое кресло Джонатану, которому вскоре исполнится двадцать пять. Ради этого она, как мне кажется, могла пойти на сделку с Фремонтом, чтобы опорочить брата и лишить его наследства. И тут возникает одна интересная мысль. Если все действительно происходило таким образом, то неужели личный секретарь мисс Лорд не в курсе событий?

Урсула Оуэн покраснела от ярости.

– Как вы смеете утверждать подобное! – возмущенно взвизгнула она. – Вы, скорее всего, ненормальный, иначе бы вам не пришло в голову обвинять мисс Лорд! Уж если на то пошло, в первую очередь следует подозревать в краже Джонатана, который для фирмы совершенно пустое место, но получает за это деньги да еще и требует, чтобы сестра оплачивала его немыслимые расходы.

– А как вы смотрите на то, чтобы порассуждать о вас, Урсула, как о вероятном объекте подозрения? – поинтересовался я. – Ведь вам знаком шифр сейфа, не так ли?

– И, конечно же, я пошла на это ради денег? – со спокойной улыбкой спросила меня мисс Оуэн. – Думаю, мистер Бойд, они бы отлично подлатали мой дырявый банковский счет! Если вы вдруг засомневались в такой версии, я могу предложить вам другую. Например, я могла бы мстить Джонатану за то, что он равнодушен ко мне, а? – Она на мгновение задумалась. – Нет, лучше я чистосердечно признаюсь, что основным мотивом были деньги, которые требовались для моей свадьбы с Лео Сталем. Ах, если бы вы знали, какую страсть я испытываю, когда вижу эту печную трубу со слезящимся взглядом, будто дым постоянно ест ему глаза! – Урсула звонко расхохоталась, представив себя, по-видимому, в паре с Лео. Я тоже невольно улыбнулся:

– Ладно, освобождаю вас от подобных подозрений. Но, может быть, вы скажете, почему формула попала именно к Фремонту и почему мисс Лорд, а не ему, пришлось изъять духи из продажи?

– Потому что Максин дорожит своей репутацией, – мгновенно нашлась мисс Оуэн. – Духи фирмы "Мэджик Хаус" пользуются большим спросом в тех кругах, где качество ценят превыше всего. А у Чарли Фремонта дело довольно маленькое, и к тому же он до сих пор не имеет постоянных клиентов. Поэтому, если бы Чарли распустил слух о том, что "Мэджик Хаус" копирует его духи, выдавая за свои, наша фирма растеряла бы часть своей репутации. Так что у мисс Лорд просто не было другого выхода, как отозвать всю партию из магазинов. Может быть, ей еще удастся доказать, что Фремонт воспользовался нашей формулой...

– Вы лично знаете Фремонта? – в упор спросил я.

– Конечно, – Урсула удивленно посмотрела на меня. – Чарли часто приходил к Максин Лорд на работу, когда они собирались пожениться.

– Что вы о нем думаете?

Мисс Оуэн наморщила свой чистый лоб.

– Я всегда была о нем не очень хорошего мнения, – она пожала плечами, – хотя он вел себя корректно по отношению ко мне. Фремонт работал на нашем предприятии еще при Эндрю Лорде, отце мисс Лорд. Он занимал должность старшего химика. Когда пришла Максин, она сместила Чарли на пост ассистента, а старшим сделала Сталя. Фремонт обиделся и открыл свое собственное дело.

– Мисс Лорд действительно считает, что Фремонту нужна была ее фабрика, а не она сама?

– Ничего не знаю об этом, хотя все возможно. Я убеждена, что Максин не доверяла Чарли, но она при этом никогда не отказывала себе в удовольствиях...

– А что вы можете сообщить о Джонатане Лорде? – решил я сменить тему.

– Думаю, он неплохой человек, но чересчур слабовольный и к тому же страдает массой комплексов. Все это разительно отличает мистера Лорда от его сестры, которая так решительно взялась за дело и все у нее получается.

– Интересно... – пробормотал я. – Но вы все же считаете Джонатана главным подозреваемым, потому что ему нужны были деньги и он хотел бы отомстить своей сестре за то, что сам отстранен от дел?

– Да, что-то в этом роде, – согласилась мисс Оуэн. – Впрочем, у меня нет никаких доказательств, и это всего лишь предположения.

Я помолчал, обдумывая следующий вопрос. Урсула же после небольшой паузы решила кое-что добавить к сказанному.

– Не знаю, что вы обо мне подумаете, мистер Бойд, – нерешительно начала она, – но я считаю, что похищение формулы – не самая интересная вещь в этом деле.

– Что здесь есть еще, по-вашему? – заинтригованно спросил я, учуяв, что сейчас, возможно, мне, наконец, сообщат что-нибудь существенное. Я неотрывно впился глазами в хорошенькую секретаршу.

– Видите ли, мистер Бойд, – начала мисс Оуэн, – я всегда старалась, чтобы наши отношения с мисс Лорд не выходили за рамки официальных. Конечно же, мы зовем друг друга по имени, иногда вместе обедаем, но дальше этого дело не идет. Она очень хороший человек, но обладает весьма трудным характером. У Максин очень сложные отношения с людьми, которые ее окружают. Я убедилась в этом, потому что наши кабинеты смежные, и я просто не могу не слышать, о чем у нее говорят. Поверьте, мистер Бойд, я даже не пытаюсь подслушивать, но когда дверь все время открыта...

– Отлично понимаю вас, мисс Оуэн, – кивнул я, думая только о том, чтобы она не замолчала. Но мои опасения, к счастью, были напрасны.

– Меня всегда беспокоила одна вещь в поведении Максин, которой я не придавала особого значения до нынешней истории, – продолжала Урсула. – Дело в том, что мисс Лорд, оставаясь наедине с кем-либо, очень любит демонстрировать свое превосходство. Иногда это даже превращается в откровенное издевательство над собеседником. Джонатану, например, она всегда давала понять, что умнее и предприимчивее его и что он обязательно приведет предприятие в упадок. Лео Сталя она унижала на почве секса. Он вынужден был стоять как пень, когда Максин нежно прижималась к нему, ведя деловой разговор. Фремонта же она постоянно покровительственно похлопывала по загривку, как жокей ласкает свою лошадь, и говорила о том, что ему будет очень трудно управлять такой большой фабрикой после своей кустарной мастерской. Чарли просто бесился, слушая Максин.

– А как все это проявляется в отношениях с вами? – деловито осведомился я.

Мисс Оуэн снова покраснела.

– Со мной Максин почти не позволяет себе фамильярностей. Вероятно, причина тому – наши с ней чисто деловые отношения. Но время от времени мисс Лорд все же не может удержаться от колкостей в мой адрес. Обычно это звучит так: "Как хорошо, что среди нас еще остались порядочные девушки" или "Отсутствие сексуальности – это ужасно, но вы отличная секретарша". Сначала такие выходки очень задевали меня, но постепенно я привыкла не обращать на них внимания. А в последнее время я вслух соглашаюсь с ее выводами и объясняю, что так уж меня воспитали и тому подобное... В таких случаях Максин сразу же оставляет меня в покое, что меня вполне устраивает.

Я поднялся с кушетки. Урсула тоже встала, так что теперь мы находились друг против друга. Потом я аккуратно снял с нее очки и бросил на кушетку.

– Что вы делаете? – с тревогой спросила мисс Оуэн. Ее фиалковые глаза старались разглядеть меня, и она наклонилась поближе.

– Я просто хочу доказать вам, что вы неотразимы! – торжественным шепотом объявил я, затем решительно привлек девушку к себе и впился губами в ее губы. Несколько секунд она яростно сопротивлялась, но мало-помалу я ощутил, что нежные губы отвечают мне. Я перешел к более активным действиям: моя рука нежно прошлась по спине Урсулы, соскользнув к ягодицам. Но вместо податливых округлостей я почувствовал на ее теле что-то вроде корсета и бронежилета одновременно. Пытаясь выяснить размеры этого чуть ли не стального барьера, я положил руку на бедро мисс Оуэн. Это, по-видимому, отрезвило Урсулу, потому что она с силой вырвалась из моих объятий и залепила мне ощутимую оплеуху. Удар пришелся как раз по той стороне лица, которая совсем недавно имела близкий контакт с ботинком Оги Кранта.

– Вы отвратительны! – Урсула Оуэн просто задыхалась от возмущения, а может, и от поцелуя. – Сейчас же убирайтесь вон!

Она нашарила свои очки на кушетке и нацепила их на нос.

– И все же вы очень привлекательная особа, – примирительным тоном произнес я, – но хочу вам напомнить, что женщина создана не для драк, а для ласки. Поэтому я бы советовал вам подождать часок, пока я сгоняю за автогеном, чтобы вскрыть ваш скафандр.

– Ах, вы...

Я лишь в самый последний момент успел поймать мисс Оуэн за руку, занесенную для очередного удара.

– Отпустите меня, наглец! – взвизгнула она.

Я в ответ легонько толкнул Урсулу, чтобы та опустилась в кресло. Потом поспешно снял с нее очки.

– Как хорошо воспитанный гость, я чувствую, что мое присутствие здесь нежелательно, – заявил я. – Но, чтобы обезопасить себя на тот случай, если вы вздумаете швырнуть в меня чем-нибудь, я возьму ваши очки с собой и оставлю их на столике в коридоре.

Я проделал все обещанное, а когда закрывал за собой дверь, опять услышал грохот падающей мебели. Я мысленно пожелал мисс Оуэн здоровья, подумав, стоит ли сегодня продолжать работу и не лучше ли отправиться домой да опрокинуть там пару стаканчиков виски. Хотелось расслабиться.

Глава 4

Я снова поднимался по знакомой лестнице дома в Вест-Сайде, рассуждая, что жизнь в многоэтажных домах имеет свои неудобства. Добравшись до нужной квартиры, я позвонил. Мне показалось, что время течет вспять, когда дверь распахнулась, и на пороге вновь вырос Оги Крант. Он уставился на меня, как бык на красную тряпку.

– Да это же малыш Руди! – обрадованно проревел Оги. – И он наверняка пришел за новой порцией моего угощения! Впервые вижу крутого парня, который так любит, чтобы его долбали ногами!

Но я был на этот раз достаточно зол, и не собирался долго слушать его треп. Чтобы Крант заглох, я для начала врезал ему основательный прямой в солнечное сплетение, а когда он начал сгибаться и хватать ртом воздух, применил свой коронный удар правой в переносицу. Оги тут же шумно улегся отдыхать мордой вниз, а я, брезгливо перешагнув через него, направился в гостиную.

Заплаканная Санди Виккерс в разорванной блузке сидела на диване и, увидев меня, широко распахнула глаза от удивления. Впрочем, ее левому глазу, вероятно, трудновато было раскрыться: под ним красовался внушительный синяк. Судя по всему, он недавно появился.

– Мистер Бойд?! – с трудом прошептала она, явно принимая меня за мираж. – А где...

– ...где наш общий знакомый Оги, вы хотели бы знать? – я улыбнулся Санди и выразительно потер костяшки пальцев правой руки. – Он ужасно устал, так устал, что уснул у вас под дверью. А что, я чему-нибудь помешал?

– Вы просто спасли мне жизнь, мистер Бойд! – пролепетала она. – Видите, что сделал этот подонок! – с этими словами Санди оглядела разорванную блузку и попыталась привести ее в порядок.

– Вообще-то, я искал Джонатана Лорда, – решил я немного разочаровать хозяйку квартиры, – но, так как дома его не оказалось, я предположил, что он у вас.

– Я тоже не знаю, где он, мистер Бойд, – покачала головой Санди. – И я бы тоже хотела, чтобы Джонатан оказался здесь в тот момент, когда пришел Оги: это бы многое прояснило для меня.

– Сейчас вы как никогда нуждаетесь в выпивке, – тоном доктора Айболита посоветовал я. – Но сперва прошу вас чуть-чуть подождать меня, пока я устрою нашего милого малыша поудобнее.

Я вернулся к входной двери, где неподвижно разлегся Оги Крант. Перевернув его на спину, я обыскал карманы. Результат был стандартным по меркам Дэнни Бойда: пистолет тридцать восьмого калибра и бумажник с деньгами и документами. Поколебавшись немного, я вынул деньги из бумажника и засунул их в карман Кранту, чтобы он смог оплатить такси. Потом я довольно грубо схватил громилу за ноги и поволок вниз по лестнице. При этой транспортировке голова Оги гулко пересчитывала затылком все ступеньки. Когда мы достигли таким образом первого этажа, я подумал, что после подобной встряски мистер Крант растеряет остатки мозгов, если таковые у него имелись, конечно. Затем я аккуратно пристроил Оги на крыльце и дал хорошего пинка ногой. Он скатился вниз на тротуар. Я от души надеялся, что прежде, чем он замерзнет, его заботливо подберет полиция. Поднимаясь обратно по лестнице, я размышлял, как будет вести себя Крант в участке.

Затем я старательно запер входную дверь на тот случай, если бы Оги вдруг вздумалось вернуться в квартиру. Санди сидела все в той же позе с беспокойным выражением на лице.

– Выпроводили его? – нервно спросила мисс Виккерс.

– Вытолкал собственноручно, – заверил я ее, направляясь к бару. Там я щедро плеснул в стаканы неразбавленного виски и отнес их на диван. Санди выхватила свою порцию у меня из рук, мгновенно выпила половину и, не выпуская стакана, в изнеможении рухнула на подушку.

– Отлично, – сказал я, присаживаясь рядом. – А теперь вы, может быть, объясните мне без вранья свои отношения с Оги Крантом? Или вы просто-напросто мазохистка и получаете кайф, когда вам уродуют лицо?

– Что вы такое говорите?! – возмутилась она.

– Я говорю, черт вас возьми, – взорвался я, – что второй раз совершенно случайно спасаю вас от этой чокнутой обезьяны. Вы что же, рассчитываете, что я стану круглосуточно дежурить у дверей вашей квартиры?!

– Ни на что я не рассчитываю, – устало сказала Санди. – Знаю только то, что вместо Оги придет кто-нибудь другой, и, может быть, даже хуже Кранта. От Шлессера еще никому не удавалось скрыться...

– Великолепно, – простонал я. – Час от часу не легче! Теперь еще какой-то Шлессер появился.

– Шлессер – это босс, – начала объяснять девушка. – Оги – один из его громил. Полтора года назад я начала работать в стриптиз-баре, который принадлежал Шлессеру, – Санди горько вздохнула. – Видите ли, мистер Бойд, почему-то очень многие мужчины считают женщин, зарабатывающих на жизнь стриптизом, обычными проститутками. Они думают, что если девушка за хорошие деньги снимает перед публикой свои тряпки и виляет попкой, то она готова на все. Шлессер как-то предложил мне выступать на частных вечеринках. Он хорошо платил и хотел, чтобы после исполнения номера я спускалась в зал развлекать клиентов. Не думайте ничего такого, мистер Бойд, от меня просто требовалось поддерживать разговор. Если же кто-нибудь из посетителей слишком перевозбуждался и пробовал дать волю рукам, Шлессер или какой-нибудь громила из его команды, вроде Оги Кранта, быстро его успокаивали. Именно на одном из таких вечеров я и познакомилась с Джонатаном Лордом. Точнее, он был тем клиентом, которого я по просьбе Шлессера должна была развлекать. Шлессера почему-то очень интересовал этот клиент.

Санди допила свой виски и осторожно опустила стакан на пол.

– Я не хочу наскучить вам своими рассказами, мистер Бойд, – продолжила она, – но Джонатан очень скоро стал для меня всем. Он убедил меня оставить работу в баре. Потом снял для наших свиданий эту квартиру и пообещал, что женится на мне через месяц после своего двадцатипятилетия. Причем, я ни на минуту не сомневалась в серьезности намерений Джонатана, – Санди радостно улыбнулась. – Понимаете, после миллиона предложений, сделанных всякими пьянтосами и подонками, я ни на миг не колебалась. Сообщила Шлессеру, что ухожу, и, как последняя дура, рассказала ему о наших с Джонатаном планах. Шлессер при этом не разозлился, а даже порадовался за меня. А потом он попросил о последней услуге: отработать что-то вроде прощального вечера.

– Кажется, я догадываюсь, что было потом, – участливо произнес я, чтобы подбодрить девушку.

– Когда я приехала по указанному адресу, – голос Санди стал глуше, – то увидела в квартире лишь Шлессера, Оги Кранта и еще одного типа из их шайки, которого зовут Пепе. Шлессер объяснил, что клиент запаздывает и что мы, дожидаясь его, выпьем за мой уход, – ее губы искривила горькая усмешка. – В вино они подмешали наркотик, и я больше ничего не помнила до следующего утра, когда проснулась с тяжелой головой дома в своей постели. Шлессер появился около полудня и помог мне вспомнить события прошлой ночи. Он принес с собой фотографии со всеми отвратительными подробностями того, что они со мной сделали. Это было просто ужасно! – Санди закрыла лицо руками.

– Зачем это было им, как вы думаете? – спросил я. – Чтобы заставить вас вернуться обратно?

Мисс Виккерс отрицательно замотала головой. В глазах ее снова появились слезы:

– Нет, как раз наоборот. Шлессер требовал, чтобы все оставалось так, как и хотели мы с Джонатаном. Я должна была жить в снятой для меня квартире. Шлессер сказал, что работать в баре я больше не должна, но позже у него найдется для меня какое-то небольшое дельце. Оно не будет особенно сложным, но если я откажусь, то...

– ...то Шлессер отошлет фотографии Джонатану, – закончил я.

Санди печально кивнула, потом протянула мне свой стакан.

– Плесните еще, Дэнни, – попросила она, – мне необходимо выпить. Сама не знаю, зачем я все это вам рассказываю, ведь вы работаете на Максин, и она очень обрадуется, когда об этом узнает.

Я молча налил ей и себе виски и вернулся на диван.

– Джонатан сообщил мне об условиях завещания, – Санди отпила глоток из своего стакана. – Он говорил, что денег у него не так много, но до дня его рождения должно хватить. Джонатан не переехал ко мне из своей квартиры, чтобы не дать сестре повод упрекнуть его в чем-либо и оспорить завещание. У меня к тому времени еще оставались кое-какие сбережения, и мы, как вы понимаете, неплохо могли бы прожить несколько месяцев. Наша идиллия продолжалась четырнадцать недель, и я уже почти забыла о фотографиях и Шлессере, но вот месяц назад появился Оги. Он передал привет от своего босса и принес мне маленький сувенир. Это была роскошная бриллиантовая брошь с надписью: "Дорогой Санди на память от Джонатана". Оги долго смеялся, видя выражение моего лица. А потом сообщил, что босс приказал мне хранить эту штуку у себя, а Оги будет время от времени приходить и проверять, на месте ли она. Если что-нибудь будет не так, они отправят Джонатану фотографии. Я спрятала брошь в комоде под стопкой белья, чтобы Джонатан случайно не наткнулся на нее. Через какое-то время Крант пришел проверить сохранность броши и принес мне новый подарок. Это была подвеска тоже с бриллиантами и с похожей надписью. А сегодня днем он опять пришел с проверкой и заодно сообщил, что в ближайшие дни мне доставят манто из платиновых норок стоимостью по меньшей мере в десять тысяч. Причем, на этот раз я должна буду написать письмо Джонатану с благодарностью за подарки и подробно описать каждый из них.

– И Крант требовал этого от вас в тот момент, когда я нанес визит в первый раз? – уточнил я.

– Совершенно верно. Когда Оги вырубил вас, он поторопился уйти, но предупредил, что зайдет поговорить сегодня вечером и чтобы я была одна в квартире. Поэтому мне пришлось позвонить Джонатану в контору, чтобы предупредить, что у меня мигрень и мы вечером не увидимся... Крант пришел примерно за полчаса до вас, – Санди перевела дух. – Я знаю, что до знакомства со мной Джонатан вел весьма легкомысленный образ жизни и ни в чем себе не отказывал. Вот у него и скопилась масса долгов. Но сейчас он совершенно успокоился и прилагает все усилия, чтобы стать респектабельным человеком. Думаю, что Шлессер выполняет задание Максин Лорд. Она намерена любыми судьбами заполучить мое письмо Джонатану с благодарностью за подарки. Тогда она сможет доказать, что ее брат тратит гораздо больше, чем получает. Вот видите, для Максин все способы хороши, чтобы отстранить Джонатана от дел! Я заявила Оги, что никогда не напишу подобного письма и пусть он вместе со своим Шлессером катится ко всем чертям, прихватив туда и те грязные фотографии. Я твердо решила порвать с Джонатаном, а заодно и с этим ублюдком Шлессером.

– Думаю, Оги это не очень-то понравилось, – обронил я, глянув на левый глаз девушки.

– Еще бы, – Санди зябко передернула плечами. – Они потратили на это дело слишком много денег, чтобы отступиться. Оги сказал, что заставит меня передумать. Он как раз занялся этим, когда пришли вы. Это и спасло меня. Оги был прямо как дикий зверь!

– Что же вы собираетесь делать теперь? – поинтересовался я. – Уматывать отсюда как можно быстрее?

– Нет! – она энергично замотала головой. – Теперь уж я не уйду! Лучше сейчас же позвоню Джонатану, попрошу явиться сюда и все ему расскажу. А потом пусть сам решает, как поступить.

– Достаточно разумная мысль, – кивнул я. – Но, думаю, ваш приятель Шлессер не отпустит вас просто так. Как вы уже говорили, вместо Оги придет кто-нибудь другой. Поэтому я предлагаю вам недельку пожить у меня, чтобы все думали, что вы съехали. Я же сам перекантуюсь где-нибудь в отеле.

– Вы очень добры, мистер Бойд, – слабо улыбнулась мисс Виккерс, – но я не могу принять ваше предложение. Ведь все, что происходит, касается только нас с Джонатаном, и незачем впутывать сюда еще кого-то. А если Джонатан решит, что нам надо расстаться, когда выслушает меня и увидит фотографии, то я соберу свои шмотки и воспользуюсь ближайшим рейсом в сторону Калифорнии. Там всегда найдется работенка в каком-нибудь стриптиз-баре. Ну, а если Джонатан поймет и простит меня, я останусь здесь, но буду очень рада вашим визитам в любое время дня и ночи.

– Обязательно буду заходить! – пообещал я. – Думаю однако, что сегодня вы можете спать спокойно. Оги, я полагаю, еще не скоро придет в себя и съездит с докладом к боссу. Да и Шлессер, думаю, ничего не сможет предпринять так быстро.

– Я постараюсь переговорить этой ночью с Джонатаном, чтобы узнать его мнение, – рассудительно сказала Санди. – Благодарю вас за все, мистер Бойд!

– Пустяки. Я получил не меньшее удовольствие, отплатив этому ублюдку. А сейчас разрешите откланяться, чтобы не мешать вашей беседе с мистером Лордом. Если потребуется моя помощь, звоните в любое время, ладно?

– Спасибо, Дэнни, – кивнула она. – Обязательно позвоню.

Я поднялся и направился к выходу, но тут мне в голову пришла неплохая идея. Я вернулся обратно, достал из кармана пистолет Оги и протянул его Санди.

– Этот кретин потерял свою пушку, когда улегся в прихожей, – объяснил я. – Если он снова заявится, вам будет спокойнее с ней под рукой.

– Да, конечно, – кивнула она и осторожно взяла пистолет.

Я тем временем открыл бумажник Кранта. Как и следовало ожидать, там не было ничего интересного, поэтому я небрежно бросил его на столик.

– Выбросьте это потом в мусоропровод, – попросил я Санди. – Да, кстати, как называется заведение Шлессера и где оно расположено?

– "Леди Блю", в Джерси-Сити, знаете? А теперь, Дэнни, я кое-что хочу у вас спросить.

– Валяйте, – великодушно разрешил я.

Ее глаза широко распахнулись, как у испуганного ребенка.

– Скажите, Дэнни, если бы вы безумно любили меня, то как бы вы прореагировали на подобный рассказ об этих фотографиях?

– Слишком трудный вопрос, – признался я, – но попытаюсь ответить. Думаю, я бы предложил вам попросту уничтожить эти фотографии. Но, к счастью, я никогда не любил девушку так, чтобы сходить по ней с ума и, тем более, собираться жениться. Это не входит в ближайшие жизненные планы Дэнни Бойда. Разве по мне не видно?

Санди натянуто улыбнулась.

– Вы просто отличный парень, Дэнни!

– Да, я такой, – скромно подтвердил я. – И готов сделать все, чтобы помочь вам, Санди.

– Знаете, – серьезно проговорила она, – если бы я не встретила Джонатана, я бы мечтала влюбиться в такого парня, как вы. Поэтому будьте осторожны и постарайтесь не встретить Оги где-нибудь за поворотом.

– Думаю, он пока просто не в состоянии поджидать меня с ножом у выхода, – самоуверенно заявил я и пообещал быть весьма осмотрительным, потому что намерен навестить Санди завтра.

Разумеется, Кранта не было возле дома мисс Виккерс. Для верности я прошел сотню шагов вдоль Центрального парка, оглядываясь по сторонам, потом подозвал такси и попросил шофера покружить по Вест-Сайду. Но никаких следов Оги нигде не обнаружилось. Успокоенный, я дал водителю адрес Дома магии.

* * *

Было уже половина двенадцатого, когда я нажал кнопку звонка. Ждать пришлось достаточно долго. Наконец, дверь приоткрылась, и меня окатил устоявшийся запах хороших духов.

– Кто там? – спросил знакомый скрипучий голос.

– Дэнни Бойд, – быстро ответил я, – и по очень срочному делу.

Миссис Мэлон позволила мне войти. На интерьер я уже не обращал внимания. Служанка, похожая на тучное привидение в широкой фланелевой ночной рубашке и кружевном чепце, захлопнула дверь и повернулась ко мне.

– Вы найдете мисс Лорд внизу, – недовольным тоном сказала она. – Наверное, там опять происходит что-то непристойное.

– Благодарю вас, миссис Мэлон, – вежливо расшаркался я.

– Вы подняли меня с постели, но повторить это вам не удастся. Так что, уходя, сами захлопните дверь, – проворчала старушка и вдруг подозрительно уставилась на мои ноги. – А где ваши калоши, мистер Бойд?

– Я оставил их на крыльце, чтобы не испачкать этот шикарный ковер, – не моргнув глазом, бодро соврал я.

– О, неужели на улице все еще идет снег?

– Сейчас нет, – внушительно произнес я, – но он может пойти.

Сраженная неопровержимыми аргументами, миссис Мэлон направилась к себе в комнату. Я тем временем двинулся вниз по лестнице, предварительно погладив стеклянную кошку по голове, чтобы она не очень-то на меня сердилась.

В помещении все было, как и вчера вечером, но рядом с бассейном стоял незнакомый парень. Он был отлично одет и держался весьма развязно. Услышав мои шаги, резко повернулся.

– Какого черта вы заявились сюда? – прорычал он.

– Я Дэнни Бойд, – игнорируя вопрос, представился я. – А вы, судя по манерам, мистер Джонатан Лорд?

Глянув на Максин, навзничь лежавшую на воде, я понял, что не ошибся. У парня были такие же светлые густые волосы и такие же голубые глаза. Но безвольный рот и невыразительный подбородок производили отталкивающее впечатление.

– Бойд? – Джонатан повернулся к своей сестре. – Это та самая ищейка, которую ты наняла?

Максин рассмеялась так, что вода всколыхнулась и расплескалась у края бассейна. Потом она, медленно, как и в прошлый раз, вылезла из воды. На мисс Лорд было черное бикини, имевшее такой вид, будто оно ей тесно. Лифчик с трудом вмещал великолепную грудь, а узкая полоска трусиков вот-вот готова была лопнуть.

– Как вам нравится быть моей личной ищейкой, мистер Бойд? – язвительно осведомилась Максин, вытирая волосы купальным полотенцем.

– Я во время работы отношусь к оскорблениям со стороны своих клиентов, как к нормальному явлению, и потом записываю это в счет издержек, – отрапортовал я. – Так что, если будете хорошо платить, можете называть меня как угодно.

– Вам платят за то, чтобы вы нашли доказательства моей причастности к краже? – осведомился Джонатан Лорд звенящим от напряжения голосом.

– Чтобы вас лишили наследства, – сухо подтвердил я и глянул на мисс Лорд. – Вы, помнится, забыли мне об этом сказать, Максин.

– Кто вам дал право называть меня по имени?! – взвилась хозяйка Дома магии.

– После того, как я выслушал целый фейерверк разномастных мнений о вас, именно такая форма общения с вами показалась мне наиболее удобной, – жестко отпарировал я.

– Так-так, – процедила она. – Интересно было бы узнать, что вам наплели про меня и какие выводы вы сделали?

– Нет ничего проще, – охотно пошел я навстречу просьбе клиентки. – Я понял, что вы весьма неравнодушны ко всем мужчинам подряд и вам необходимо соответствующее лечение в психиатрической клинике.

Джонатан Лорд расхохотался, не обращая внимания на пылающий ненавистью взгляд, который Максин бросила в его сторону.

– Вы имели дело с очень осведомленными людьми, – сказал он, отсмеявшись. – Если хотите, я могу добавить со своей стороны парочку штрихов к нарисованному портрету.

– Заткнись! – крикнула Максин и обернулась ко мне. – Надеюсь, мистер Бойд, вы не только собирали сплетни обо мне, но и сделали что-нибудь для выяснения личности похитителя формулы?

– Именно этим я и занимался весь день, – заверил я ее. – Для начала побывал у Фремонта. Он, разумеется, утверждает, что это вы стащили его формулу, а не наоборот. Причем, Чарли почему-то убежден, что я послан вами, чтобы его запугать, и пригрозил вам сначала судом, а потом и местью своих друзей, которые ждут не дождутся распоряжения, чтобы оказать ему любую услугу. Потом Фремонт настоятельно попросил меня сообщить вам, что вы очень нуждаетесь в консультациях опытного психиатра и что сам он, Фремонт, интересовался, не слышно ли чего-нибудь нового о Джонатане?

– Неужели расспрашивал о Джонатане? – притворно удивилась мисс Лорд. – Не думаете ли вы, что это как-нибудь связано с моей новой формулой?

– Хватит! – выкрикнул Джонатан. – Мне надоело слушать твою идиотскую болтовню!

– А вы, случайно, не познакомились с любимой девушкой Джонатана? – сладким голосом поинтересовалась Максин. – Или, может, видели ее раньше, когда та еще крутила задницей в стриптиз-баре?

Я подумал, что мистер Лорд немедленно залепит пощечину сестре. Но Джонатан вдруг резко переменил тактику.

– Только попробуйте надоедать Санди, Бойд, и я выкину вас в окно! – набросился он на меня.

– Расслабьтесь, – посоветовал я разбушевавшемуся молодому человеку. – Мисс Виккерс очень любит вас. Она сама сообщила мне это, и я не вижу никаких оснований не верить ей. Кстати, Санди, насколько я знаю, собиралась позвонить вам еще полчаса тому назад. Ей очень нужно было встретиться и обсудить с вами кое-что.

Но мистера Лорда не так-то легко было сбить с определенной мысли.

– Если только Санди пожалуется мне на вас...

– ...то в этом случае можете привязать меня к дереву в глухом лесу на поживу волкам, – перебил я его. – Но я почему-то уверен, что этого не произойдет.

– Иди к ней, дорогой братец, – томно промурлыкала Максин, – и не забудь подарить своей возлюбленной что-нибудь изысканное. Например, золотой фиговый листик, украшенный бриллиантами. Она будет охотно снимать его перед тобой, как привыкла это делать перед пьяной публикой.

Джонатан Лорд стиснул зубы и посмотрел на часы.

– Осталось всего пять недель, четыре дня, шестнадцать минут и девятнадцать секунд до того момента, когда я стану главой фирмы, – торжественно заявил он. – И вот тогда, дорогая сестрица, тебе придется торговать своим холеным телом, чтобы зарабатывать на кусок хлеба, потому что я вышвырну тебя вон! – С этими словами мистер Лорд гордо удалился, громко хлопнув дверью.

Длительную паузу нарушила Максин.

– Когда ему было четырнадцать лет, – задумчиво проговорила она, – я застала его в постели с собственной няней. Он тогда, помнится, закатил истерику. Но с тех пор выбирает себе подружек обязательно с очень развитой грудью, что, наверное, по-прежнему напоминает ему няню... Как вы думаете, Дэнни, я тогда правильно поступила, что не рассказала об этом отцу?

Глава 5

Мисс Лорд улыбнулась мне, встала из плетеного кресла и завернулась в махровую простыню.

– Лучше будет, если мы поговорим наверху, – проворковала она. – К тому же необходимо выпить, а то Джонатан слишком сильно действует мне на нервы. Кстати, а как выглядит девушка его мечты?

– Брюнетка с очень хорошей фигурой...

– ...и большим бюстом, как у нахохленного голубя, – язвительно усмехнулась Максин и удовлетворенно хмыкнула, когда я кивком головы подтвердил ее слова.

– Я и не сомневалась, что мой братец не в состоянии оторваться от сладких воспоминаний о его золотом детстве. Интересно, что он сейчас собирается предпринять?..

Тем временем мы миновали холл и поднялись на лифте на третий этаж. Там я проследовал за мисс Лорд в уже хорошо знакомую мне спальню. Стеклянные кошки, охраняющие кровать, проигнорировали мое появление.

– Бар вон там, – кивнула Максин в глубину комнаты, сбрасывая с себя простыню. – Мне скотч, пожалуйста.

Потратив около минуты на приготовление коктейля, я повернулся, держа в каждой руке по стакану. В тот же момент мое сердце заколотилось примерно в десять раз сильнее, а язык прилип к гортани. Мисс Лорд стояла нагишом и расчесывала волосы, а на кровати поверх покрывала был брошен не нужный теперь купальник.

– Вы очень быстро готовите напитки, Дэнни! Я успела облачиться лишь в собственные духи, – расхохоталась она, оценив мое замешательство.

Я стоял, как столб, не сводя глаз с прекрасного тела. Максин небрежно бросила расческу и взяла со спинки кресла черный шелковый пеньюар.

– Интересно, – промурлыкала она, – что бы сейчас сказал мой братец, оказавшись здесь?

– Думаю, он искренне признался бы, что вы великолепно смотритесь в черном пеньюаре, – судорожно сглотнув, с трудом произнес я.

Максин презрительно сжала губы, потом поспешно запахнулась в пеньюар, завязала поясок и чуть ли не вырвала стакан у меня из рук.

– Мне пришла в голову очень забавная ассоциация, – как ни в чем не бывало продолжил я. – Фремонт – это, пожалуй, серая амбра, Лео Сталь – вылитый мускусный олень, а ваш братец, несомненно, напоминает канадского бобра. Вы же похожи на...

– Цибетовую кошку? – подсказала мисс Лорд.

– Нет, – поморщился я. – Вы, скорее, цветочный экстракт с нежным запахом, но искусственно синтезированный.

Максин посмотрела на меня и медленно отпила из стакана.

– Я вас совсем не привлекаю, Дэнни? – деловым тоном спросила она.

– Как раз наоборот, – честно ответил я. – Но у великого сыщика Бойда есть твердое правило: не спать со своими клиентками. По крайней мере, до окончания работы. Поэтому давайте лучше поговорим о моем расследовании.

– Начинайте, – благосклонно разрешила мисс Лорд, и я почувствовал себя по уши облагодетельствованным.

– Санди Виккерс сообщила мне, что Джонатан всего лишь оплачивает ее квартиру и что речи нет о каких бы то ни было дорогих подарках.

– Может быть, она еще сказала вам, что мой брат был ее первым мужчиной?! – фыркнула Максин.

Я не обратил внимания на ненужную реплику и продолжал:

– Лео Сталь поведал душещипательную историю о внезапно вспыхнувшей страсти, почему-то угасшей два месяца назад. Признаюсь, я едва не разрыдался, слушая его исповедь о неразделенной любви.

– Вы, кстати, разговаривали и с мамашей Мэлон, – напомнила Максин. – Она добрая католичка, потому считает меня чуть ли не ведьмой. В некотором роде это справедливо, ведь я умею привораживать мужчин...

– А вот ваша секретарша Урсула Оуэн показалась мне маленькой девочкой с массой комплексов, – я все же решил довести свой отчет до конца. – Единственный, с кем я не успел за нынешний день познакомиться, – это Шлессер.

– Шлессер? – удивленно переспросила мисс Лорд. – Это еще кто такой?

– Мне сообщили, что этот парень был вашим, как это называется, любовником на одну ночь, – солгал я сугубо в интересах следствия.

– Никогда не завожу любовников на одну ночь! – возмутилась Максин. – И вообще не знаю никого по имени Шлессер. Что вы еще узнали о судьбе моей формулы и ее похитителе? Пока что в ваших расследованиях нет ничего существенного.

– У меня появилась любопытная версия о том, что формулу вы украли сами у себя, – серьезно сказал я. – Ведь приближается день, когда Джонатан сменит вас в директорском кресле. Поэтому вам очень хочется повесить кражу формулы на брата. Полагаю, завещание вашего отца содержит ряд условий, при которых Джонатан не сможет вступить во владение фабрикой. Например, он не должен привлекаться к суду или наносить ущерб собственной фирме, не так ли?

– Да, – прошептала Максин, низко опустив голову. – И как вы находите эту версию?

– Думаю, она не слишком вероятна. Вы вполне могли бы заранее договориться с Фремонтом о сделке и не потеряли бы на этом деле сотню тысяч. Да и с Лео Сталем можно было бы найти общий язык по многим вопросам. Не так ли?

– Когда вам надоест изображать из себя Шерлока Холмса, я обещаю поставить вас во главе своего отдела по сбыту продукции, – язвительно усмехнулась мисс Лорд. – С вашим длинным языком вы смогли бы продать змеям сапоги, не так ли?

– Польщен вашими словами, но, к сожалению, они ничего не проясняют, – вздохнул я. – Чем глубже вникаю в это дело, тем запутаннее все становится. Теперь я уже не уверен, что вашу формулу украли. Возможно, вы просто подсунули Фремонту листок с ее записью. Да и существовала ли эта чертова формула вообще?!

– Да, мистер Бойд, существовала! – процедила Максин Лорд. – А я, вообще-то, надеялась, что вы способны на что-то большее, чем подглядывание в замочные скважины и коллекционирование сплетен. Судя по всему, гонорары в пять тысяч долларов вам не грозят.

Я не стал оспаривать эти слова. А вдруг она недалеко ушла от истины?

– Что было между вами и Фремонтом? – резко спросил я. – Он ведь когда-то работал у вашего отца.

– Хороший вопрос, мистер Бойд. – Моя клиентка сделала пару глотков скотча. – Это довольно длинная история. Видите ли, я с детства интересовалась парфюмерным производством. Мать моя умерла, давая жизнь Джонатану... Бедняжка! Знала бы она, какое он ничтожество!.. Смерть матери очень сблизила нас с отцом. Он часто брал меня с собой на работу, так что я с малолетства бывала не только у него в конторе, но и на фабрике, и в лаборатории. Во время школьных каникул проводила там целые дни. Чарли Фремонт был тогда старшим специалистом. Я просто восхищалась им. И вот однажды, когда мне было уже восемнадцать, Чарли отозвал меня в сторонку и спросил, не желаю ли я помочь ему в работе над рецептурой новых духов. Он почему-то хотел сохранить эту разработку в тайне и предложил остаться с ним в лаборатории после работы. Конечно же, я с радостью согласилась! – Циничная улыбка растянула губы Максин. – Тогда еще я не понимала, в какой именно работе я должна буду ему ассистировать, а когда это случилось, то даже не стала сопротивляться – ведь я считала Фремонта самым прекрасным человеком на свете, и даже пол лаборатории не показался мне жестким! К тому же, в моем представлении ни один мужчина не мог сделать такое с девушкой, если бы не был до безумия влюблен в нее и не собирался жениться. Но мои грезы рассеялись на следующее утро, когда он даже не поздоровался со мной. Я не находила себе места. Два года спустя умер отец, и я стала главой фирмы. Когда я первый раз пришла на работу в качестве директора, многие отворачивались, чтобы скрыть улыбки. Но вскоре кое-кому было уже не до смеха. Первым делом я перевела Лео Сталя на должность Фремонта, а того, в свою очередь, сделала ассистентом Сталя. Потом я придралась к Чарли и нашла повод сократить ему зарплату. Он, естественно, не смог долго выносить такое отношение и ушел от меня. Мы встретились лет через пять на ярмарке в Чикаго. У Фремонта к тому времени было собственное дело. Он предложил забыть все плохое, пару раз пригласил меня в ресторан, и я опять не устояла! Все, казалось, вернулось заново, мы даже собирались пожениться. Чарли рисовал передо мной самые радужные перспективы объединения наших предприятий в одно. Я доверяла ему и потому рассказала о новой формуле, которую Лео Сталь к тому времени почти довел до кондиции. Фремонт предложил разработанный им план немедленного слияния обеих фирм. Я почти согласилась, но после тщательного изучения проекта поняла, что Чарли была нужна не я сама по себе, а мой бизнес. Я порвала с этим лицемером, – горько продолжала она, – но до сих пор не уверена, что, если вдруг Чарли появится здесь, мое сердце не застучит, как десять лет назад, и я не уступлю снова...

Максин Лорд замолчала и выжидательно посмотрела на меня. Я понял, что пора выступить с ответной речью.

– Не поймите меня неправильно, Максин, – осторожно начал я, – но мне кажется, что у вас тот же комплекс по отношению к Чарли, что и у вашего брата к девушкам с большой грудью.

Я ожидал подобной реакции, поэтому весьма ловко увернулся от летящего в меня стакана. Он разбился о стену. До меня долетело лишь несколько капель виски.

– Этот ваш выпад лишний раз подтверждает мою правоту, – сообщил я капризной дамочке.

Мисс Лорд стиснула зубы и впилась ногтями в ладони, с силой сжав кулаки. Ей почти удалось взять себя в руки, когда зазвонил телефон на столике. Максин сняла трубку.

– Слушаю, – властно сказала она и через пару секунд протянула мне трубку. – Это Джонатан. Ему нужны вы.

– Бойд слушает, – конечно, мой голос звучал не так солидно, как у мисс Лорд.

– Мистер Бойд, дело очень важное, – нервно проговорил Джонатан. – Прошу вас, приезжайте немедленно к Санди, – и он повесил трубку.

– Что надо было от вас моему дорогому брату? – с деланным равнодушием спросила Максин.

– Видимо, он, как и обещал, спешит добавить пару штрихов к вашему портрету, – я был сама любезность.

– Я же сама рассказала вам все! – возмущенно выкрикнула мисс Лорд.

– Не уверен, – садистски улыбнулся я. – А вдруг что-нибудь упустили из виду? Вчера, например, вы забыли упомянуть мне о завещании...

– Мистер Бойд, – в лазурных глазах засияли уже знакомые мне льдинки, – вы уволены. С этого момента вы больше не работаете на меня. Завтра утром получите чек с оплатой расходов на такси. Думаю, пятьдесят долларов будет достаточно за то, что вы так ничего и не сделали.

– Максин, неужели между нами все кончено?! – трагически воскликнул я. – Но знайте, что я навсегда сохраню ваш дивный образ в памяти. И, может быть, лет через десять, когда снова увижу вас, мое сердце застучит с перебоями, как старый дизель на холостом ходу...

Отличные рефлексы и на этот раз не подвели Дэнни Бойда. Я счастливо избежал увечий, увернувшись от летящей мне в голову тяжелой щетки для волос.

– Подонок! – взвыла мисс Лорд. – Убирайтесь-ка вон!

Я понял, что сейчас она начнет швыряться массивными флаконами от фирменных духов. Правила хорошего тона предписывали срочно покинуть гостеприимный Дом магии.

На улице я потратил десять минут на поиски такси и затем еще двадцать – на дорогу. Как только я нажал на кнопку звонка, дверь распахнул бледный, как смерть, Джонатан Лорд. Я вошел вслед за ним. Санди нигде не было.

– Что вы с ней сделали?! – истерично завопил он. – Скажите мне, где Санди, или я вас прикончу!

– А ну-ка спокойнее, парень! – я постарался быть корректным. – Надо взять себя в руки. Слышишь?

– Все было так хорошо, пока не появились вы! – причитал мистер Лорд, с ненавистью глядя на меня. – Где она? Куда вы ее упрятали?

Я понял, что надо срочно применять один из своих эффективных приемчиков.

– Молчать! – гаркнул я, потом сгреб Джонатана за пиджак и немного потряс. – Неужели вы не можете понять, что если бы я украл Санди, то не стал бы сообщать о том, что она хотела вам позвонить. И уж, конечно же, не поторопился бы сюда!

– Я... я не знаю, – пробормотал он, разводя руками. – Я просто не могу представить, где Санди и что с ней случилось.

Когда я ушел от Максин, я не стал звонить, а сразу поехал к ней, но дома никого не оказалось. Я подумал, что если она хотела со мной поговорить, то могла отправиться ко мне домой. Поэтому несколько раз я звонил к себе, но и там никто не отвечает.

– Разумеется, – с сарказмом заметил я, – вас ведь не было у себя дома, и она не стала дожидаться...

– Я... я просто потерял голову, – продолжал между тем Джонатан. – Я предположил, что Санди могла пойти подышать свежим воздухом, но у нее нет привычки ходить куда-то в час ночи!

– Когда я уходил, она была явно обеспокоена, – сообщил я ценную информацию. – Насколько я понял, у вас с ней есть какая-то проблема. Думаю, мисс Виккерс позвонила вам домой, но вас, естественно, не застала и как-то изменила свои планы. Может, она просто захотела обдумать разговор с вами наедине и уехала к друзьям на пару дней. Чего, спрашивается, вы так всполошились?

– Ничего не знаю ни о какой нашей с ней проблеме! – заявил мистер Лорд. – Санди уверена, что мы поженимся сразу же после моего дня рождения. Мы любим друг друга, и между нами дет никаких тайн. Что же ей понадобилось, по-вашему, обдумывать наедине?

– Откуда я знаю? – Этот истеричный молодой человек начал меня раздражать. – Лучше Поищите какую-нибудь записку от Санди.

– Я уже искал, – произнес он, немного успокоившись. – Результат, как видите, нулевой.

– Вижу, – согласился я. – Кого из друзей мисс Виккерс, живущих поблизости, вы знаете?

– У нее нет друзей в Нью-Йорке, – категорично заявил Джонатан. – Санди родом из Детройта, а я познакомился с ней в Джерси-Сити.

– Мисс Виккерс работала там в стриптиз-баре, – добавил я, демонстрируя ему свою компетентность. – Это заведение принадлежало некоему Шлессеру. Не помните такого?

– Как же, отлично помню. Этот парень, Дэн Шлессер, и познакомил меня с Санди, – младший Лорд с недоумением взглянул на меня. – Неужели вы полагаете, что Санди поехала туда?

– Нет, – разозлился я, – Шлессер теперь живет в Нью-Йорке! Вы случайно не знаете его адреса?

– Нет, не знаю, конечно же, – застонал он. – Но зачем Санди понадобилось в такое время искать этого Шлессера?

– Ну вы же сами сказали, что здесь у нее нет друзей, – улыбнулся я. – А Дэн Шлессер, ее бывший босс, возможно, готов многое сделать для своей лучшей артистки. Думаю, не найдя вас, мисс Виккерс решила обратиться за помощью к Шлессеру...

Джонатан погрузился в глубокое раздумье, которое явно не доставило мистеру Лорду большой радости. Я закурил, ожидая, к чему приведут его мыслительные потуги.

– Шлессер... – повторил Джонатан как бы про себя, и я понял, что никакой новой идеи молодой человек мне не подбросит. – Я познакомился с ним, когда работал в выставочном зале нашей фирмы. Максин заставила меня изучать наше дело с самых низов... Шлессер, помнится, сам подошел ко мне и сказал, что приобретает для девушек, работающих у него, только наши духи, потому что они имеют оригинальный, ни с чем не сравнимый запах, – мистер Лорд слабо улыбнулся приятным воспоминаниям. – Потом я пригласил его пообедать, а после Шлессер, в свою очередь, позвал меня в свое заведение на сеанс стриптиза. Я пришел туда, и он познакомил меня с Санди. Потом... – он напряженно задумался, – мы прилично нагрузились, и я вызвал такси, чтобы поехать вместе по домам. Шлессер дал водителю адрес в районе Гринвич-Виллидж. Постойте, я вспомнил: это был ночной клуб, и он тоже принадлежал Шлессеру. Я еще помню, как он сетовал, что доходы от заведения не слишком велики, но, по крайней мере, всегда есть где остановиться...

– Отлично! – бодро воскликнул я. – А теперь напрягитесь еще разок и выдайте мне название этого приюта!

– По-моему, что-то вроде "Блю Долли", но за точность не ручаюсь, – признался Джонатан.

– Спасибо, – с чувством произнес я. – Это уже кое-что. Ждите меня, пока я съезжу туда и все разузнаю.

– Я поеду с вами, – заявил он.

– Не валяйте дурака, – охладил я молодой задор. – Если Санди действительно отправилась туда, то она вряд ли захочет вас видеть и попросит Шлессера, чтобы вас не пустили даже на порог. Меня же он в лицо не знает, так что шансов что-нибудь разнюхать у меня гораздо больше. В общем, будьте спокойны, мистер Лорд: если ваша невеста там, обязательно отыщу ее!

– Я, конечно, не в восторге от такого плана действий, мистер Бойд, – в глазах Джонатана снова мелькнуло злобное недоверие, – но, похоже, ничего другого мне не остается... Ладно, валяйте, только позвоните мне.

– Сюда? – невинным тоном поинтересовался я.

– А куда же еще?! – взорвался он. – Вы что, думаете, что я сейчас поеду домой и спокойно усну? Нет, я буду сидеть тут и ждать – вдруг Санди вернется с минуты на минуту.

– Желаю успехов. Когда узнаю что-нибудь интересненькое, позвоню. Только не грызите от волнения ногти: не заметите, как без рук останетесь.

– Хорошо вам говорить, – буркнул Джонатан, – это ведь не ваша невеста!

Я вышел на улицу и быстро поймал такси. Сначала надо было заскочить домой и прихватить свой безотказный пистолет полицейского образца. С ним я чувствовал себя увереннее, и перспектива возможной встречи с Оги Крантом казалась теперь не столь мрачной. Затем я бодро плюхнулся на сиденье и велел отвезти себя в клуб "Блю Долли". Шофер повернулся и внимательно оглядел меня с головы до ног.

– Может, мы лучше поищем блондинку, по фамилии Смит? – мрачно предложил он. – В этом городе куча низкопробных кабаков, которые именуются клубами, и большая половина из них закрывается через неделю после начала работы.

– Ну что ж, – пожал плечами я, – давайте поищем вместе.

– Но нам придется потратить на это всю ночь!

– Если бы вы не спорили, мы бы уже пять минут искали, – буркнул я.

Это возымело действие: таксист завел машину, и мы тронулись. Но, доехав до ближайшего дома под красным фонарем, он остановился и опять повернулся ко мне.

– Послушайте, мистер, – доверительно зашептал водитель, – если вам нужна девочка, то я знаю парочку потрясающих блондинок, живущих в Бронксе. Если же вам нужна выпивка, то я знаю бар с названием "Блю Долли".

– Полагаю, сейчас мне не до девочек, – рассудительно сказал я. – Давайте поедем в бар.

Таксист сочувственно покачал головой.

– В таком случае могу сказать, что вы очень молодо выглядите для предполагаемых лет...

Минут через двадцать машина затормозила рядом со входом, над которым светилось неоновое название "Блю Долли". Я дал таксисту щедрые чаевые, и тот, еще раз взглянув на меня с сочувствием, уехал. Я сбежал по ступенькам, покрытым сильно потертым ковром, и раздвинул тяжелые портьеры, тоже видавшие виды. В гардеробе сдал пальто и шляпу весьма не приветливой особе и прошел в зал.

Тут царил полумрак. Пока я усиленно моргал, приспосабливая глаза к сизой от дыма тьме, передо мной возникла официантка. Она была одета в голубой лиф и короткую голубую юбочку. В густых светлых волосах красовался голубой бант.

– Желаете кабину на одного? – голос официантки был слишком писклявым.

– Да, пожалуй, – согласился я, следуя за ней мимо затемненных ниш, где вовсю веселились какие-то пьяные компании. Где-то мне показалось, что бородатый мужчина обнимает свою усатую подружку, но я списал это на плохое освещение. Наконец, мы добрались до свободной кабинки, и официантка, виляя бедрами, отправилась за заказанным мною скотчем. Она довольно быстро вернулась, и, когда ставила стакан на стол, ее бедро прижалось к моему плечу.

– Меня зовут Джина, – пропищала девица.

Я воздержался от традиционного вопроса, как она оказалась в этом притоне.

– Видите ли, – робко начал я, – не могли бы вы оказать мне одну услугу?

– Что желает мистер? – кокетливо спросила официантка. С ее голосом творилось нечто ужасное.

Я достал из бумажника пятидолларовую банкноту и сунул Джине за вырез лифа.

– Один мой хороший знакомый посоветовал обратиться к Дэну Шлессеру, – объяснил я. – Но я бы не хотел афишировать свое появление, тем более, что мистер Шлессер может быть занят.

– Это все, что вам от меня нужно? – в ее голосе смешались обида и удивление.

– Пока да, – не стал я разочаровывать эту Мисс Услужливость. – Может быть, потом выпьем вместе? А сейчас я хочу знать, на месте ли твой хозяин.

Джина снова упорхнула, а я коротал время, размышляя, любезна ли эта писклявая особа со всеми подряд или безупречный профиль Дэнни Бойда произвел на нее традиционное впечатление. Через минуту я увидел, что сквозь толпу танцующих вместо хрупкой Джины пробирается нечто невероятно огромное. Когда оно подплыло поближе, я удостоверился, что это особь мужского пола весом едва ли меньше трехсот пятидесяти фунтов и ростом дюймов на шесть выше меня. На голове сияла порядочная лысина, а гигантское тело было втиснуто в костюм неопределенного покроя. На шее болтался голубой галстук-бабочка.

– Это у вас есть дело к мистеру Шлессеру? – спросил человек-гора хриплым шепотом, перекрывавшим музыку.

– Мои приятели советовали мне обратиться только к нему, – небрежно обронил я.

– Может, вы назовете имена приятелей?

– Их зовут Джонатан Лорд и Санди Виккерс.

– Неужели? – выдохнул он, приобретая на некоторое время фамильное сходство с зевающим кашалотом.

– А как вас зовут? – наконец спросил гигант.

– Дэнни Бойд. Не думаю, что мое имя что-нибудь скажет мистеру Шлессеру, – заверил его я.

– Хорошо, – он снова со свистом выдохнул, заставив меня еще раз вспомнить одного представителя семейства китообразных. – Я пойду посмотрю, сможет ли босс вас принять.

С этими словами гора растворилась во мраке, и спустя пару минут я снова увидел Джину. Она заговорщицки улыбнулась мне.

– Я провожу вас, мистер Бойд. Мистер Шлессер хочет с вами поговорить. А Пепе он прислал просто для проверки. Теперь же ждет вас в своем кабинете, чтобы пропустить с вами вместе по бокалу вина!

– Благодарю вас, Джина, – сердечно сказал я.

– Что вы, мистер Бойд, – официантка захлопала глазами. – Это самое меньшее, что я могу сделать для вас за такие чаевые...

Мы прошли к замаскированной портьерами двери в глубине зала, за которой тянулся хорошо освещенный коридор. Дальше шла лестница. Поднявшись впереди меня на второй этаж, Джина указала пальчиком на единственную дверь.

– Это здесь, мистер Бойд.

– Еще раз большое спасибо.

– Если захотите выпить после беседы с мистером Шлессером, буду рада предложить вам стаканчик. Я заканчиваю в два, и потом мы можем выпить вместе.

– Отличная мысль, – покривил я душой. – В таком случае, ждите меня.

– Обещаю, – официантка еще раз улыбнулась мне и ушла.

Я постучался. Властный голос предложил войти. Комната напоминала гостиную, а не кабинет: кушетки, удобные кресла, отличный бар. За письменным столом в глубине сидел какой-то субъект и сосредоточенно прикуривал сигарету от золотой зажигалки. На меня он не обратил ни малейшего внимания. Я сделал шаг к столу, но тут же меня обхватили сзади чьи-то могучие руки. Пытаясь лягнуть ногой их обладателя, я вдруг почувствовал, как еще одна чужая рука вытащила из кобуры под пиджаком мой пистолет. Неприятные объятия разжались, но я тут же получил тяжелый удар по затылку и рухнул на колени.

– Парень сказал, что хочет поговорить, а сам держит пушку в кармане, – услышал я хриплый голос Пепе. – Наверное, его не учили говорить только правду...

Глава 6

– Оги, это тот самый тип? – осведомился сидящий за столом безразличным тоном.

– Это он, босс, – проскрипел хорошо знакомый мне голос.

Я с трудом поднялся и, преодолевая головокружение, глянул по сторонам. Пепе прислонился к двери, он наверняка стоял за портьерой, когда я вошел. Мысленно ругнув свою беспечность, я посмотрел на своего старого знакомого Оги Кранта. Его обезьянье лицо так и сияло в предвкушении сладостной расправы. Даже повязка на его голове не доставила мне особой радости.

Тот, кто сидел за столом, поднял, наконец, голову и внимательно оглядел меня, как придирчивый покупатель рассматривает третьесортный товар. Я тоже, в свою очередь, получил возможность изучить его лицо. Оно было грубым, с резкими чертами, а тяжелая челюсть слегка выдавалась вперед. Темно-ореховые глаза с длинными, как у кинозвезды, ресницами абсолютно не соответствовали угловатой физиономии.

– Я – Дэн Шлессер, – объявил он тем же безликим голосом. – А вы, как я понял, – частный детектив фирмы "Бойд Инвестигейшн", который жмет из себя супермена. Под свою защиту, – Шлессер слегка растянул губы в презрительной усмешке, – предпочитаете брать молодых хорошеньких девочек, к которым пристают грубые ребята, вроде Оги Кранта. Могу я узнать о причинах пристального внимания к некоторым особам?

– По-моему, всем, кто сталкивается с вашим Оги, необходима защита, – честно ответил я.

– Хорошее признание, – Дэн Шлессер снова невыразительно улыбнулся, – но оно не по существу. Я предупреждаю, что наш общий приятель Оги все еще дуется на вас, и мне стоило больших усилий удержать его от необдуманных поступков. Так что в ваших интересах говорить все очень правдиво, как на исповеди. Так все-таки почему вы вступились за Санди?

– Ни за кого я еще не успел вступиться! Сегодня, точнее, вчера днем Оги без всяких причин отделал меня, и вечером я просто вернул ему долг...

– Пепе! – лениво обронил Шлессер. Гигант шагнул вперед... Его лысая голова напоминала голову динозавра. Могучая рука схватила меня за шею и сжала до полного прекращения доступа воздуха в мои легкие. Секунд через пять, которые показались мне вечностью, рука разжалась, и я едва удержался на ногах, судорожно хватая воздух раскрытым ртом.

– Тебя что, не учили в школе, что нужно всегда отвечать на заданные вопросы? – прошипел сзади Пепе.

– Итак, я жду, мистер Бойд, – снова вступил в разговор Дэн Шлессер, подождав, пока я разотру онемевшую шею.

– Я работаю на одного человека, – начал я. Голос был хриплым и ужасно болело горло. – Он интересуется судьбой мисс Виккерс.

– Как зовут вашего клиента?

– Максин Лорд.

– Эта шлюха Санди все ему рассказала! – встрял в разговор багровый от ярости Оги Крант. – А этот ублюдок дал ей свою визитку и оставил мой пистолет! И сам разыскал нас здесь!

– Сядь, Оги, – не повышая голоса, приказал Шлессер и повернулся ко мне. – Санди что-нибудь вам говорила?

И тут я подумал, что, чем больше людей будет упомянуто в связи с делом Санди Виккерс, тем лучше в конечном итоге ей будет.

– Почти все, – небрежно обронил я. – И про украшения, и про норковое манто, и про письмо, которое она должна была написать Джонатану Лорду.

– А про фотографии? – резко спросил Шлессер.

– И про фотографии тоже.

Гангстер закурил новую сигарету. Я терпеливо ждал.

– Видите ли, мистер Бойд, – мягко начал Шлессер, – вы поставили меня в трудное положение, став для меня слишком обременительным. Вы превратились в небольшую, но досадную проблему.

– Босс, давайте спустим его сразу, – внес предложение Пепе-Лысая Башка. – Он слишком глубоко нырнул в эту историю, чтобы оставаться в живых.

Шлессер молчал, и тут вмешался Оги Крант.

– Я готов придушить этого ублюдка голыми руками, – заверил он присутствующих. – Вот только, думаю, его пышные похороны на помойке пока что вызовут больше проблем, чем это нам нужно. Бойд работает на мисс Лорд, но мы еще не знаем, как много и что именно он успел разнюхать.

– Не забывайте также и о Джонатане Лорде, – хвастливо заявил я. – Ведь он сейчас сидит у телефона и с нетерпением ждет моего звонка о том, что с его обожаемой мисс Виккерс ничего страшного не случилось.

Тут я прикусил язык, поняв, что ляпнул лишнее, но было уже поздно. Довольное выражение промелькнуло в глазах Шлессера.

– Отличная мысль! – он по-приятельски подмигнул мне. – Сейчас вы позвоните мистеру Лорду и успокоите его, а то он, бедняжка, конечно же, до сих пор не находит себе места.

– А что я скажу ему о причинах исчезновения Санди? – попытался я, пользуясь случаем, прояснить обстановку. – Джонатан ведь непременно захочет об этом узнать.

– Скажите ему, что одна из бывших подружек Санди по стриптизу заболела и позвонила ей. К счастью, ничего серьезного, но подружка живет далеко, и мисс Виккерс останется у нее ночевать. Оги, ты помнишь какое-нибудь подходящее имя?

– Джеки Симменс, – без запинки отрапортовал Крант. – Она дружила с Санди, когда та еще работала у вас в Джерси-Сити. Думаю, и сам Лорд ее наверняка знает.

– Великолепно, – Шлессер посмотрел на меня. – Скажете, что Симменс заболела и попросила у меня помощи, а я вспомнил о мисс Виккерс и позвонил ей. Действуйте, Бойд, но только без глупостей.

Шлессер протянул мне телефонную трубку.

– Пепе, возьми мистера Бойда за левую руку, – приказал он, набирая номер. – Если он будет вякать что-то не то, сломай ее.

Я вынужден был поднести трубку к уху. Джонатан отозвался после первого же звонка. Я повторил ему все, что сказал Шлессер, чем совершенно успокоил молодого человека. Он радостно заявил, что помнит Джеки Симменс, и искренне поверил моим заверениям в том, что Санди завтра утром вновь будет с ним...

– Вы весьма благоразумный человек, мистер Бойд, – сказал Шлессер, когда Лорд, наконец, отсоединился. – Теперь ваш друг Джонатан успокоен еще на сутки, а Максин Лорд, я думаю, не слишком настаивает на ваших ежедневных визитах. Вы все еще представляете для нас проблему, но уже гораздо менее важную.

– Рад, что помог вам решить мою судьбу, – нахально выдал я. – А что вы сейчас собираетесь со мной делать, если я уже не представляю особой опасности?

– Думаю, мы пока оставим вас в наших уютных застенках, – любезно ответил Шлессер.

– В застенках? – переспросил я, чувствуя, как холодеет все внутри.

– Не пугайтесь так, мистер Бойд, – усмехнулся Шлессер. – Я имел в виду свое потайное убежище, где сейчас спрятана прекрасная Санди Виккерс. Составите ей компанию, поболтаете и все такое... Проводи, Пепе.

– Понял, босс. – Тяжелая ладонь толкнула меня в спину. Дэн Шлессер с циничной ухмылкой наблюдал эту сцену издали.

– Грязная ищейка! – сказал он вместо прощания. – Ты сейчас будешь иметь возможность порезвиться с этой потаскушкой Санди на моих диванах, – Шлессер показал рукой на большое зеркало возле бара. – Там бронированная дверь. В апартаментах, правда, нет окон, но вам, полагаю, они не понадобятся. И не пытайтесь оттуда выбраться, слышите?

Оги ждал нас у бара. Он вынул пару бутылок, и открылась хитро замаскированная кнопка. Стоило нажать на нее, как зеркало сдвинулось в сторону, и моим глазам предстала дверь в виде цельной металлической плиты. Крант открыл ключом хитроумный замок, меня втолкнули внутрь, и дверь захлопнулась.

В незнакомом месте полагается прежде всего осмотреться, что я и сделал. В комнате действительно не было окон, но этого почти не ощущалось. Одну из стен занимала огромная фреска с морским пейзажем. Умело подобранное освещение придавало картине удивительно натуральный вид. Я недолго любовался морем и парусниками. Рядом оказалась приоткрытая дверь в другую комнату. Я вошел.

Санди Виккерс лежала лицом вниз на кровати. Услышав шаги, она обернулась и застыла от удивления.

– Дэнни! Вы здесь? Но как вы нашли меня?

– Мне любезно помогли наши общие знакомые, – вздохнул я, – Шлессер, Оги и Пепе.

– О, это я во всем виновата! – схватилась за голову Санди, – Если бы уехала в Калифорнию сразу, как только Оги принес мне эту проклятую побрякушку, у вас бы не было неприятностей!

– Кто знает, – философски заметил я, закуривая сигарету. – Теперь объясните мне, как вы здесь очутились?

– Все получилось ужасно глупо, – Санди готова была расплакаться. – Когда вы ушли, я стала звонить Джонатану, но его не было дома. А когда я уже собиралась идти спать, позвонил Шлессер. Он сказал, что для меня есть приятная новость: в моих услугах больше нет нужды. Босс предложил обменять фотографии на драгоценности, хранящиеся у меня. Я, конечно же, с радостью согласилась. Мы договорились, что Пепе прямо сейчас принесет фотографии.

– А потом? – спросил я.

– Потом я опять попала в ловушку, – Санди горько усмехнулась. – Пепе приехал, но вместе с ним был и Оги. Как только я открыла дверь, Пепе схватил меня за горло, чтобы я не закричала, а Оги стал поспешно собирать мои вещи. Потом они втолкнули меня в машину и привезли сюда.

– Как? – удивился я. – И ваш бывший босс Шлессер отказался поговорить с вами?

– Его не было в кабинете в тот момент.

– А драгоценности они оставили у вас?

– Да, – коротко ответила девушка. – А теперь расскажите мне о своих приключениях.

Мое повествование было недолгим и здорово смахивало на пародию, этакую сказочку про рыцаря и прекрасную принцессу: рыцарь верхом на белом коне устремляется в погоню за подлыми похитителями принцессы, но и сам оказывается заточенным в одной с ней темнице.

– Выходит, Джонатан думает, что я сейчас ухаживаю за больной Джеки Симменс! – простонала Санди. – А это значит, что у Шлессера есть по меньшей мере сутки, чтобы разделаться с нами обоими!

– Знаю, – согласился я. – Но мы не можем выйти из нашей темницы, потому что ключ торчит снаружи. Поэтому остается лишь ждать, когда дверь откроют. А сейчас я бы с удовольствием где-нибудь прилег отдохнуть, – беспечно сказал я и с хрустом потянулся.

Санди подозрительно дернулась.

– Вы что, собираетесь спать?

– А вы можете предложить другое занятие?

– Но где вы ляжете? – не сдавалась она.

– Вы останетесь здесь, – зевнул я. – А я устроюсь на диване в соседней комнате.

Санди облегченно вздохнула.

– Простите меня, мистер Бойд. На минуту возникло подозрение, что у вас извращенные наклонности...

– По-моему, у вас чересчур развитое воображение! – рассердился я. – Вы еще в состоянии думать о сексе, тогда как я ломаю голову над проблемой нашего спасения!

– Вы могли бы ломать ее и в другой комнате, – строго сказала мисс Виккерс. – Хотелось бы все же заснуть, – и она демонстративно взялась за край своего свитера, который оказался на ней вместо разорванной кофты, как бы намереваясь раздеться.

– На вашем месте я бы не стал снимать одежду, – сухо заметил я. – А то, неровен час, пропустите ранний завтрак или поздний ужин. Ведь нам неизвестны местные обычаи...

– Спасибо, мистер Бойд, за предупреждение, – Санди, не раздеваясь, улеглась на кровать и повернулась ко мне спиной. – Спокойной ночи!

– И вам того же, – буркнул я и вышел в другую комнату.

На часах было десять минут третьего. Официантка Джина уже, наверное, закончила работу и ждала меня, чтобы выпить вместе. Я грустно усмехнулся, подумав, придется ли мне еще когда-нибудь выпить хоть стаканчик. И мне сразу же жутко захотелось виски. Чтобы отвлечься, я уставился на фреску и попытался сосчитать там чаек. Потом я умильно подумал, что если верить теории о переселении душ, то моя после смерти наверняка переселится в собаку-ищейку, если, конечно, я не был ей в своей прошлой жизни. Я тяжело вздохнул и переключил свои мысли на нынешние события, придя вскоре к выводу, что Шлессер солгал мне, сказав, что я представляю для него какой-то интерес. Вот Санди действительно была нужна этой троице, а я просто оказался ненужным свидетелем. Значит, мисс Виккерс действительно может спокойно спать. Но для меня сон – самоубийство. Поэтому я напряг все свои извилины, чтобы найти хоть один выход. Точнее, выход и так был один – бронированная дверь, но возможность открыть ее изнутри представлялась мне маловероятной. Даже если бы Дэнни Бойд был чемпионом мира по тяжелой атлетике и смог бы оторвать от пола диван, тот всего лишь раскололся бы о дверь... Я энергично отогнал эту примитивную идею. Дэн Шлессер сказал, что я строю из себя супермена. Сейчас как раз представился случай показать, на что способен Дэнни Бойд. И я вдохновенно представил, как от удара моего суперменского кулака или, еще лучше, от мощного выдоха могучих легких многотонная дверь с грохотом падает, и Дэнни Бойд небрежно выходит, улыбаясь наделавшим в штаны от страха Шлессеру, Пепе и Оги. Я был так погружен в свои честолюбивые видения, что совершенно не смотрел под ноги и был наказан: споткнулся и растянулся на полу. Поднявшись, я понял, что причиной моего падения был длинный шнур от торшера. В голове тут же мелькнула какая-то безумная мысль, и, чтобы она обрела четкие рамки, я взял провод в руки, убедившись, что он свободно может протянуться от входной двери до противоположного угла с выключателем. И тут меня осенило. Секунду-другую я стоял посреди комнаты, потом расхохотался. Металлическая дверь превращалась в ловушку для Пепе, Оги и даже для самого Шлессера! Теперь оставалось только разработать в деталях план и заманить этих бездельников в мышеловку.

Я с энтузиазмом принялся за работу. Сперва выкрутил лампочку из торшера и вырвал из него шнур. Осторожно оголил провода, а потом вывернул лампочки из всех осветительных приборов в комнате, оставив только неяркую подсветку морскому пейзажу. Комнату почти целиком окутала темнота. Я удовлетворенно хмыкнул и направился в спальню.

– Мистер Бойд, вы, кажется, сами сказали, что будете спать в гостиной! – возмутилась разбуженная Санди. – Только не говорите, что вам стало холодно!

– Вы неисправимы, мисс Виккерс, – тоном наставника сказал я. – Хотелось бы всего только предложить вам сменить кровать мистера Шлессера на свою собственную. Но, если вы возражаете...

Санди широко распахнула глаза.

– Вы собираетесь бежать? Но как?

– С вашей помощью мы выберемся отсюда! – торжественно пообещал я.

– Хотите сказать, что если я разбираюсь в колдовстве, то должна произнести заклинание, отмыкающее любые замки?! – рассердилась девушка.

– Ваше участие должно быть чуть-чуть иным, – успокоил я возмущенную брюнетку, – вам придется громко визжать по моей команде.

– Всего лишь? – удивилась Санди. – Ну что ж, в таком случае я помогу вам, мистер Бойд, хотя не уверена, что из вашей затеи что-нибудь получится.

– Положитесь на Дэнни Бойда, и он не подведет! – разрекламировал я себя. – Так что ваш выход, прошу на сцену, мисс Виккерс.

Санди прошла в гостиную, а я, вывернув все лампочки в спальне, последовал за ней. Потом начались последние приготовления: я собрал лампочки в одном месте так, чтобы они были в нужный момент под рукой. Затем тщательно зачистил провода и загнул их в виде старинной вилки. Все это время Санди насмешливо наблюдала за моими манипуляциями.

– Только не изобретайте атомную бомбу, чтобы взорвать дверь, – язвительно предупредила она, – а то мы вряд ли сможем насладиться плодами своей победы. Кстати, зачем вы выкрутили все лампочки – предпочитаете не видеть, что творите?

– Прошу вас, Санди, помолчите хоть минутку! – взмолился я. – А что касается лампочек, то они мне нужны для громкости.

– Конечно же, не буду вам мешать, мистер Бойд, – поморщилась мисс Виккерс – Просто у меня появилось такое чувство, будто нахожусь в одной комнате с извращенцем редкостного типа.

Я промолчал и сунул три лампочки в карман пиджака. Осмотрев поле будущей битвы, я остался доволен и был готов отдавать распоряжения своим войскам.

– Спрячьтесь за спинку кресла, – шепотом приказал я Санди, – и по моему сигналу начинайте визжать как можно громче, потом резко прекратите, подождите, пока начнет открываться дверь, и завопите снова.

Я проследил, чтобы мисс Виккерс выполнила первую из моих команд, воткнул шнур в розетку и, осторожно держа в одной руке "вилку" из оголенных концов провода, притаился за дверью, сжимая в другой руке лампочку.

– Давайте! – прошептал я. – Начинайте орать!

Ответом мне было молчание, потом из-за кресла появилась сконфуженная физиономия Санди.

– Понимаете, мистер Бойд, – сдавленно проговорила она, – я не умею визжать без причины.

– Чего вы боитесь больше всего? – быстро спросил я.

– Змей, – без колебаний ответила девушка. – А что?

– Ничего особенного, Санди, – отечески улыбнулся я. – Просто забыл тебе сказать, что Шлессер неравнодушен к змеям и где-то здесь ползает его любимая ручная анаконда в двадцать футов длиной.

Эффект превзошел все мои ожидания. Визг, заглушивший последнюю часть моей фразы, при попутном ветре наверняка мог быть услышан в Европе. Подождав, пока Санди израсходует запас воздуха в груди, я метнул в дверь лампочку. Она взорвалась с громким хлопком, напоминающим выстрел, и снова все звуки перекрыл отчаянный визг. Я рассчитывал, что наши шумовые эффекты должны привлечь внимание Шлессе-ра и его подручных. Но прошло несколько томительных секунд, прежде чем дверь начала медленно открываться. Я подождал, пока в освещенном проеме возникла бесформенная тень, и быстро прижал к двери свою импровизированную "вилку". Раздался громкий треск, посыпались синие искры, и в наступившей тишине туша Пепе тяжело рухнула на пол. Я тут же бросил в стенку пару лампочек, так что создалось впечатление еще двух выстрелов. Тогда на сцену выдвинулся Оги. Он ринулся вперед с пистолетом в руке и на пороге замер, не зная, куда податься в темноте. Но в этот момент Санди вспомнила о своей роли и снова начала вопить. Обрадованный Оги осторожно двинулся на звук, а я любезно подставил ему подножку, одновременно двинув Кранта по затылку. Он привычно улегся отдыхать в любимой позе, а я забрал пистолет и метнулся в кабинет. Шлессер сидел за столом и, взглянув на меня, почему-то потерял свою обычную невозмутимость. Его рука потянулась было к верхнему ящику стола, но я внушительно пригрозил Дэну оружием, и он оставил свои нехорошие намерения. Заняв выгодную позицию напротив бронированной двери, я громко позвал Санди. Она мгновенно оказалась рядом, ее глаза были полны непритворного обожания.

– Что это? Как вы сюда вошли? – пролепетал Шлессер.

– Не вошли, а вышли, – сурово поправил я. – Войти в данном случае придется вам, чтобы помочь своим подлым дружкам.

Я с огромным удовольствием захлопнул за Шлессером тяжелую дверь и повернул ключ в замке. Потом мы с Санди пришли к единому мнению, что освобождение из плена следует отметить, и занялись великолепным баром.

– Дэнни, нам надо побыстрее уходить отсюда, – нервно произнесла Санди, когда я в третий раз потянулся к бутылке с виски.

– Зачем? – я был искренне удивлен. – Вы думаете, они смогут повторить нашу инсценировку?

– Нет, конечно же, – рассмеялась мисс Виккерс, – там же нет меня. Кстати, как вам удалось додуматься до всего этого, Дэнни?

– Все очень просто, – я скромно опустил глаза, – дело в моих скрытых достоинствах, которых у меня масса. Поэтому, даже если я не произвожу впечатления на женщину сразу, она все же не может устоять перед моими скрытыми качествами, когда узнает меня поближе.

С этими словами я допил свой стакан и занялся осмотром содержимого ящиков письменного стола. В них не было ничего интересного, за исключением моего пистолета, который я, конечно же, возвратил в свою кобуру. Закончив обыск, взглянул на мисс Виккерс.

– Дорогу отсюда помните? – не удержался я от шпильки. – Или вам нужен путеводитель?

– Я запомню это место на всю жизнь, – серьезно сказала она. – А куда вы меня отвезете?

– К Джонатану. Вы расскажете ему все, что хотели, и прибавите подробности о наших сегодняшних приключениях. Я навещу вас днем или ближе к вечеру, хорошо?

– Это просто замечательно, – восторженно промурлыкала Санди. – Но ведь я вас еще не поблагодарила за очередное спасение, Дэнни.

– А вы пока копите благодарность в себе, а потом как-нибудь выльете ее на меня всю сразу, – предложил я, любезно открывая ей дверь в коридор.

На том мы и порешили.

Глава 7

Девушка со светлыми волосами, густо политыми лаком, с ужасом смотрела, как я вошел.

– О, нет! – она слабо махнула рукой, словно отгоняя прочь наваждение. – Опять вы!

– Благодарю за любезный прием, – я шаркнул ногой. – Всегда знал, что произвожу на красивых женщин неизгладимое впечатление, впрочем, как и они на меня.

– Из-за вас я получила нагоняй от своего шефа, – злобно прошипела секретарша Фремонта. – После вашего ухода он бесился еще полдня.

– А где сейчас мистер Фремонт? – небрежно осведомился я.

– У себя в кабинете, – машинально ответила блондинка, но тут же осознала свою оплошность. – Вы не должны... Мистер Фремонт запретил мне пропускать вас к нему...

– Да он будет плясать от радости, как только меня увидит! – С этими словами я ринулся в коридор. Дверь опять была распахнута, я вошел, захлопнув ее за собой. Чарли вздрогнул, оторвал глаза от бумаг, и лицо его исказилось от бешенства.

– Опять вы? Я же приказал секретарше...

– Ах, вы об этом! – небрежно перебил я Фремонта. – Она всеми силами пыталась меня задержать. Вот я ее и убрал. Так что извините за задержку – пришлось придать преступлению вид самоубийства.

На секунду Фремонт поверил моим словам. В его глазах мелькнул ужас, а рука инстинктивно потянулась к телефону. Но тут Чарли сообразил, что я над ним просто издеваюсь.

– У вас идиотское чувство юмора, мистер Бойд. Я это заметил еще при первой нашей встрече, – прорычал Фремонт. – Советую вам покинуть мой кабинет, иначе я вызову полицию!

Я терпеливо подождал, усевшись в кресло, пока из него выйдет пар и он кончит нести этот бред, потом демонстративно закурил сигарету и выдохнул струю дыма в лицо Чарли.

– Вчера вечером я имел честь познакомиться с вашими могущественными друзьями, – начал я, не спеша пуская колечки в потолок. – Это были те самые ребята, которым вы оказали массу услуг, мистер Фремонт, или я ошибаюсь?

Чарли судорожно сглотнул и беспокойно завозился в кресле.

– Я прошу простить мою несдержанность, мистер Бойд, – вкрадчиво заговорил он. – Но все, чем я вам угрожал, – это просто... непроизвольная реакция на насилие с вашей стороны.

– Вы хотите сказать, что попросту брали меня на понт, расписывая, какие крутые у вас друзья и сколько неприятностей они могут доставить нам с мисс Лорд?! – возмутился я. – В таком случае, я могу предположить, что сейчас вы соврали в очередной раз. Но не думаю, что Дэн Шлессер, Пепе и Оги Крант оценят это положительно.

Глаза Чарли Фремонта беспомощно забегали.

– Я, возможно, и хотел бы вас понять, мистер Бойд, – он медленно покачал головой, – если бы вы не говорили загадками. Клянусь вам, что не знаю ни Шлессера, ни Пепе, ни, тем более, какого-то Оги Кранта.

– Ваша забывчивость, Чарли, может быть объяснена лишь тем, что вы, по-видимому, с детства страдаете провалами памяти, – сочувственно произнес я. – Очередной такой приступ случился тогда, когда вы забыли мне рассказать о том, как изнасиловали Максин Лорд на голом полу химической лаборатории десять лет тому назад.

– Как?! – взвыл Фремонт в ужасе. – Это Максин рассказала вам?!

– Естественно, – пожал плечами я. – Она выложила мне все подробности, и теперь перед вами особо доверенное лицо мисс Лорд.

– Да не было там никакого изнасилования! – завопил Чарли. – Она сама заявила, что хочет меня!

– Может, вы еще станете утверждать, что юная Максин коварно совратила вас? – елейным голосом осведомился я.

– Именно так оно и было, – он взъерошил свою черную гриву.

– Ну вот, опять! – воскликнул я, театрально воздев кверху руки. – Вы снова убеждаете меня в обратном тому, что говорит мне Лорд. Как в случае с кражей формулы?

– Я стараюсь открыть вам истину, мистер Бойд, но вы не хотите верить мне, потому что мисс Лорд – ваша клиентка. И она готова на все, чтобы не дать Джонатану занять директорское кресло! Я убежден, что Максин обратилась именно к вам, потому что знала: за деньги вы готовы на все...

Я решил не обращать внимания на последнюю непристойную фразу Чарли и сам перешел в атаку.

– Эта история началась с того, что вы соблазнили Максин Лорд, когда той было восемнадцать лет. Соблазнили и сразу же бросили, – я заговорил голосом прокурора. – Поэтому мисс Лорд отомстила вам, когда возглавила фирму: сначала поменяла местами вас и Лео Сталя, а потом еще и урезала вам жалованье. Вы не смирились с такими условиями, ушли от нее и открыли свою фирму. Не так ли?

– Признаюсь, я был слишком беспечен, – вздохнул Фремонт, – и не разглядел, как маленькое недовольство переросло в настоящую ненависть. Да, мистер Бойд, я говорил вам, что Максин нужна помощь квалифицированного психиатра...

– Да-да, помню, – согласился я. – Вы сказали еще, что мисс Лорд – нимфоманка, поэтому вы с ней порвали.

– Это не совсем так, мистер Бойд, – замялся Чарли. – Видите ли, я был тогда зол на Максин, так как думал, что вы пришли запугивать меня по ее просьбе. Поэтому я сгоряча ляпнул про особый интерес ко всем мужчинам подряд. Мисс Лорд, безусловно, не нимфоманка, хотя и ни в чем таком себе не отказывает. А при ее темпераменте...

– Да уж... – протянул я. – А вы осведомлены о том, что вскоре после разрыва с вами она нашла себе нового любовника?

– И кто же это? – заинтересовался Фремонт.

– Лео Сталь, – коротко ответил я.

– Сталь?! – воскликнул Чарли, а потом разразился хохотом. Это было достаточно неприятно на вид: его выступающие передние зубы предстали во всей красе.

– Я только теперь оценил ваше чувство юмора, мистер Бойд! – признался он.

– А я и не думал шутить, – разочаровал я Фремонта. – Лео Сталь действительно был любовником Максин Лорд.

– Послушайте, – Чарли все еще сомневался, – неужели вы и вправду допускаете мысль с том, что такой тип, как Сталь, мог чем-то привлечь неотразимую Максин?

– С недавних пор я вообще не подвергаю обсуждениям вкус мисс Лорд, – заявил я, выразительно оглядев Фремонта с головы до ног, – но, тем не менее, это правда: Лео Сталь состоял в любовниках мисс Лорд не более, чем два месяца назад.

– Ага! – вскочил с места Чарли. – Я все же думаю, что здесь вряд ли были замешаны только чувства, если они, конечно, вообще присутствовали. Такая деловая женщина, как Максин, никогда бы не затащила Сталя к себе в постель, если бы не хотела понадежнее использовать его преданность. И я знаю, зачем это Максин: она подтолкнула Лео Сталя на то, чтобы он похитил мою формулу!

Произнеся эту тираду, Фремонт скрестил руки на животе и уставился на меня с победным видом, явно ожидая похвалы.

– Придя к вам, я еще был почти уверен, что не свихнулся, – простонал я в отчаянии, – но после ваших слов чувствую: у меня начинает здорово ехать крыша. Теперь я уже не знаю точно, кто из нас больше нуждается в услугах психиатра...

– Уж, по крайней мере, не я, – самоуверенно произнес Чарли Фремонт. – В отличие от некоторых, я нахожусь в здравом уме и твердой памяти.

– Что ж, давайте проверим, – саркастически усмехнулся я. – Вы утверждаете, что мисс Лорд уговорила Лео Сталя украсть вашу формулу, чтобы выпустить свои духи на неделю раньше ваших. Потом она внезапно изымает всю партию из продажи, несмотря на солидные потери и возможный скандал. И все это, по-вашему, делается с одной-единственной целью: скомпрометировать Джонатана Лорда, чтобы помешать ему через пять месяцев вступить во владение фирмой. Так я говорю?

– Абсолютно верно, мистер Бойд, – подтвердил Фремонт.

– И после этого вы утверждаете, что Максин – настоящая деловая женщина?! – возмутился я. – Да ведь она выглядит слабоумной от рождения, если верить всему сказанному!

– Я уже устал повторять вам одно и то же, – вздохнул он, – мисс Лорд душевно нездорова. Могу поспорить, что все, кто работает с ней, скажут вам то же самое. Вы можете спросить ее личного секретаря, она ведь в курсе всех дел своей начальницы. Тем более, что их кабинеты рядом, и мисс Оуэн могла слышать и даже видеть те сцены, которые устраивала Максин, оставаясь с кем-то наедине. У нее есть скверная привычка находить у каждого уязвимые места, чтобы потом попадать в них без промаха.

– Вы тоже были жертвой издевательств мисс Лорд? – поинтересовался я.

– Разумеется, – признался Чарли. – Меня она тоже доставала своими дурацкими штучками! Я серьезно опасаюсь, мистер Бойд. Если Максин в ближайшее время не показать врачу, можно ожидать самого худшего. Вот почему, увидев вас вчера, я подумал, что она окончательно свихнулась, нанимая громилу разобраться со мной. Я был, признаюсь, несколько испуган, вот и пригрозил вам и Максин своими друзьями. Думаю, что вы должны хотя бы попытаться воздействовать на нее, мистер Бойд, пока еще не поздно.

– Это мне кажется еще более трудным, чем то, что пришлось преодолеть сегодняшней ночью, когда я практически в одиночку разделался с тремя очень крутыми парнями, – рассудительно произнес я. – Я уже говорил вам о них, Фремонт. Сейчас эти типы сидят под замком в одной милой комнатке с бронированной дверью и без окон, а меня одолевают покаянные мысли: а отнес ли им кто-нибудь чего-нибудь поесть, или они, бедняжки, там сейчас загибаются от голода? А что вы думаете, Чарли?

– Не понимаю вас, мистер Бойд, – Фремонт попытался улыбнуться. – Вы очень своеобразно шутите. С чего это вы взяли, что я знаю эту троицу и, особенно, парня, по имени Оги? Ну и имечко ему дали родители!.. А что касается мисс Лорд, то я всегда относился к ее проблемам совершенно серьезно. Если не принять меры, она может стать социально опасной. Понимаете?

– Присмотрю за ней, – пообещал я. – А как идет продажа новых духов?

– Просто великолепно, мистер Бойд, – на лице Чарли отразилось глубокое удовлетворение. – Мы уже получаем заказы на новые партии. Думаю, немалую роль сыграло и то, что духи Максин были отозваны из торговой сети, и это лишний раз подтверждает мою правоту в том, что формула моя и "Мэджик Хаус" боится оспаривать это.

– К сожалению, мне нужно еще успеть кое-куда, – сказал я и поднялся из кресла. – Надеюсь, вместо прощания снова услышать от вас хвалебную песнь вашим отважным друзьям!

– Вы же посадили трех негодяев под арест, – хитро сощурился Фремонт. – Так что, надеюсь, вам теперь ничего не грозит. А эти Шлессер, Пепе и Оги... – Тут он снова расхохотался. – Нет, подумать только, – Оги! – На глазах Чарли выступили слезы, и он даже начал икать от смеха. Под эти странные звуки я и покинул кабинет мистера Фремонта.

Блондинка в приемной сидела за своим столом и с выражением покорности неотвратимой судьбе на лице ждала, пока я подойду.

– Можете не говорить, только кивните головой, – попросила она. – Это правда, что я лишилась работы?

– Не думаю, – неопределенно произнес я. – Могу лишь предполагать, что сейчас вы можете смело просить у мистера Фремонта прибавки к жалованью, так как он сегодня в отличном расположении духа.

– С чего вы взяли? – недоверчиво спросила секретарша.

– Когда я покидал кабинет, мистер Фремонт хохотал до упаду, – обиженно заверил ее я.

– Вот это да! – удивилась лаковая блондинка. – Последний раз я видела, как он смеялся, года три назад.

– Неужели? – удивился я. – Мне почему-то казалось, что мистер Фремонт – просто весельчак.

– Вы, наверное, совсем не разбираетесь в людях, – фыркнула блондинка. – Фремонт – это человек, который каждое утро готов передвинуть часовую стрелку на десять минут вперед, чтобы обвинить сотрудников в опоздании и оставить на час или два после работы. Если я все же дождусь, пока он загнется, я обязательно приду потанцевать на его могиле!

– Странно, мне всегда казалось, что чудесные ароматы побуждают людей к добрым поступкам, – мечтательно проговорил я.

– Вероятно, мой босс – непробиваемая личность, и запахи на него не влияют, – вздохнула секретарша. – Кстати, окажите мне услугу: убирайтесь отсюда, да побыстрее. Мне и так досталось из-за того, что я вас пропустила, и я не хочу, чтобы мне приписали флирт с вами, да еще во время работы!

На такую просьбу нельзя было не отреагировать, и я поспешил удалиться. Было четыре часа пополудни. Я взял такси и поехал в свою контору, вспоминая события прошедшей ночи. Санди вывела меня из бара через черный ход, так что нас с ней никто не заметил. После я без приключений доставил ее к Джонатану Лорду, а сам отправился домой, где проспал до полудня. Проснувшись, решил нанести визит Фремонту, что, собственно, было уже в прошлом.

Очаровательная Фрэн Джордан, моя секретарша, оторвалась от печатной машинки и улыбнулась мне. На ней был фиолетовый деловой костюм, он замечательно гармонировал с пышными рыжими волосами и зелеными глазами.

– Я дважды звонила вам домой, – сообщила Фрэн, – но не застала вас. Тогда я решила, что вы, в лучшем случае, где-нибудь в постели с очередной блондинкой, а в худшем – умерли. Но теперь, судя по вашему виду, я начинаю думать, что и в том, и в другом я ошиблась. Да?

Не отвечая, я подошел к Фрэн поближе, наклонился и, закрыв глаза, принюхался.

– Ну вот, я так и знала, – сурово заметила Фрэн. – Вас, видимо, долго били по голове, прежде чем вы вообразили себя полицейской собакой, отыскивающей наркотики. Что же я должна теперь делать: погладить вас или накормить?

– Вы подтверждаете, Фрэн, мою убежденность в том, что вы девушка со вкусом, – проигнорировал я ее выпад. – Ведь ваши духи называются "Колдовство", не правда ли?

Глаза мисс Джордан удивленно расширились.

– Ну и ну! Давно ли вы стали таким знатоком модных духов, Дэнни?

– Уже третий день, – вздохнул я. – Мое новое дело связано с парфюмерией и отнимает чертовски много сил и времени. Видите, вы даже не смогли застать меня дома. Однако я, при всей своей неутомимости, все же не стальной и тоже хочу иногда провести вечер с прекрасной и понимающей девушкой...

– Я занята сегодня вечером, Дэнни, – безжалостно сообщила мне Фрэн. – Это очень порядочный парень, который считает авиационный спорт самым лучшим в мире. А что касается вас, Дэнни, то для гарантии своей неприкосновенности девушка, общаясь с вами, должна надевать под платье средневековые доспехи...

– Да вы ясновидящая, моя дорогая Фрэн! – воскликнул я. – Подумать только, как раз вчера я познакомился именно с такой особой. Как вы считаете, это у нее от комплекса неполноценности?

– Думаю, что эту девушку просто кто-то заранее предупредил о вашем визите. Ведь слава о неотразимом Дэнни Бойде давно уже шагает впереди вас, – весело хихикнула мисс Джордан. – Но давайте вернемся к делам, – она мгновенно перешла на деловой тон. – Некий мистер Сталь очень хочет сегодня с вами повидаться. Он будет ждать вас у себя ровно в семь часов вечера.

– Хорошо. Это все?

– Еще пришло деловое письмо от мисс Максин Лорд, – Фрэн усмехнулась. – Она, наверное, одна из тех, кому еще не знакома ваша репутация. В общем, клиентка считает, что вы по-прежнему работаете на нее, поэтому чек об оплате издержек и гонорар она вышлет чуть позже. Вы все поняли?

– Абсолютно, – заверил я свою секретаршу. – Все?

– Нет, но все остальное менее важно. Может, вы отпустите меня пораньше, чтобы я успела привести себя в порядок к сегодняшнему свиданию?

– Если ваш новый друг увлечен самолетами, думаю, он не будет обращать пристального внимания на ваш внешний вид. Его, поверьте, могу оценить по достоинству лишь я.

– Вот поэтому я все еще работаю у вас, Дэнни, – грустно улыбнулась мне Фрэн.

– В таком случае, если после ужина этот ваш новый друг захочет похвастаться искусством высшего пилотажа, – дрожащим голосом попросил я, – вспомните, пожалуйста, что ваш верный товарищ, по имени Дэнни Бойд, тревожится за вашу судьбу, и не садитесь с ним в самолет. Обещаете?

– Я могу согласиться на это, Дэнни, – лукаво улыбнулась Фрэн, – но только при одном условии.

– Какое оно? – полюбопытствовал я.

– Пообещайте мне, что не проведете ночь с очередной вашей клиенткой!

– В таком случае, – с отчаянием вздохнул я, – можете лететь куда угодно со своим авиатором. Надеюсь, из утренних газет я узнаю подробности катастрофы.

– Тогда вам тем более не стоит никуда ходить, – ласково проворковала мисс Джордан. – Иначе вы можете просто не дожить до утренних газет.

И, как всегда, оставив последнее слово за собой, Фрэн решительно направилась к выходу. Я печально смотрел ей вслед, размышляя, почему замечательный профиль Дэнни Бойда не слишком действует на таких девушек, как Фрэн. Желая отвлечься от грустных мыслей, я набрал номер Джонатана Лорда. Трубку сняла Санди.

– Алло! – услышал я ее веселый голос.

– Привет, это Дэнни Бойд. Как поживаете?

– О Дэнни, я так рада вашему звонку. Когда вы привезли меня, я рассказала Джонатану, как вы спасли меня и себя, и он хотел немедленно позвонить вам и поблагодарить. Но я настояла, чтобы он выполнил свое намерение позже, ведь вы должны были отоспаться...

Я искренне поблагодарил девушку за заботу.

– Сейчас Джонатан на работе, и... В общем, я хочу сказать вам, Дэнни, что рассказала ему обо всем. А Джонатан поступил так благородно! Когда утром по почте прибыл конверт с фотографиями, Джонатан сжег его, даже не распечатав! – радостно ворковала Санди. – Это было так здорово! Теперь я уже ничего не боюсь, потому что знаю, что ничто не разлучит нас с Джонатаном! И я очень-очень благодарна вам, мистер Бойд. Без вас я вряд ли смогла бы что-нибудь сделать!

– Ну что вы! – поскромничал я. – И все же, я прошу вас, побудьте дома у Джонатана еще пару недель. И, главное, никому не открывайте дверь.

– Конечно, Дэнни, – рассмеялась Санди. – Теперь, когда жизнь кажется мне прекрасной, я не хочу подвергать себя риску.

– В таком случае, ждите меня в гости.

– Непременно! Джонатан все равно позвонит вам, так что, пожалуйста, примите его слова благодарности. Еще раз спасибо и до встречи.

– Пока, – сказал я и положил трубку.

Пустая приемная подавляла меня. Отсутствие без особых причин мисс Джордан угнетало, а потому я отправился в ближайший бар пропустить пару стаканчиков, прежде чем нанести визит Лео Сталю.

Ровно в семь я уже был возле его квартиры. Мистер Сталь сухо поприветствовал меня и пригласил в свою очередь в свою скудно обставленную гостиную. Я снова устроился на неудобном диванчике, а он опять присел на стул. Судя по нервному блеску в глазах Сталя, я понял, что сейчас услышу нечто интересное. И не ошибся.

– Я очень рад, что вам передали мою просьбу, мистер Бойд, – нерешительно начал он. – Дело в том, что я собрался, наконец, поговорить с вами начистоту. Видите ли, – Сталь замялся, – я солгал вам вчера, точнее, не сказал всего.

– О чем вы? – спокойно спросил я.

– О моих... отношениях с мисс Лорд. Я солгал, что мы испытывали друг к другу какие-то чувства. Максин просто соблазнила меня в определенный момент, потому что ей так было удобнее. Потом мисс Лорд сказала, что наши отношения будут продолжаться и дальше, если я помогу ей осуществить некоторые из ее проектов, – Лео Сталь тяжело вздохнул, и его глаза привычно заслезились. – Видите ли, мистер Бойд, я отшельник по натуре. В молодости мало общался с девушками из-за своей стеснительности. Поэтому работа заменила мне все. В лаборатории я, как правило, забываю о своих недостатках, но в быту, бывает, страдаю от насмешек других...

– Думаю, ваши проблемы мы сейчас обсуждать не будем, – прервал его я. – Давайте лучше о Максин.

– Мисс Лорд была моим идеалом женщины, – Лео Сталь ущипнул себя за кончик носа. – Но я знал, что она для меня недоступна, как Эверест, и даже не пытался отвечать на фривольные шутки. Но однажды мисс Лорд пригласила меня на обед. Я был очень удивлен и удивился еще более, увидев, что обед накрыт на двоих. Максин в тот день постоянно давала мне понять, что я привлекаю ее не только как хороший специалист, но и как мужчина. Я не привык к вину, но мой бокал все время наполнялся, и я нагрузился вполне прилично. Максин же все щебетала, что восхищается моей новой формулой и что именно такой человек, как я, больше всего подходит на роль ее доверенного друга. Конечно же, я поверил Максин безоговорочно.

– Остальное представить нетрудно, – мрачно констатировал я. – Наутро вы проснулись в ее постели, и еще пару дней вам казалось, что рай действительно существует. А потом мисс Лорд поставила вопрос ребром: либо вы помогаете ей, либо возвращаетесь в свое прежнее состояние, а то может быть и похуже. Так в чем же вы должны были помогать ей?

– Максин постоянно твердила, что ее брат – глубоко порочный тип и неудачник. Она не сомневалась в неминуемом банкротстве фирмы, если Джонатан займет ее место. А кроме того, мисс Лорд заявила, что она не может ставить под угрозу семейный бизнес, поэтому все мы должны помешать ее брату стать директором. Максин все четко распланировала. Сначала я должен был взять Джонатана Лорда на работу к себе в лабораторию. Там мне нужно было втереться к нему в доверие. Все это не причиняло Джонатану, на мой взгляд, никаких неприятностей, и я дал согласие. Мистер Лорд работал под моим руководством, но стать его другом у меня никак не получалось. Ведь я не слишком общительный человек. Через пару недель мисс Лорд приказала мне исподволь ознакомить Джонатана с новой формулой, взяв его в ассистенты. Но работник из мистера Лорда был никудышный: он появлялся всего-то два-три раза в неделю, а в композициях духов вообще ничего не смыслил!

– Продолжайте, – кивнул я.

– Как-то потом Максин объявила, что я должен буду умышленно испортить формулу, а она соответственно подготовит своих адвокатов. То есть, я должен был сказаться больным и передать испорченную формулу Джонатану, чтобы тот пустил ее в производство. Это, конечно, вызвало бы огромные убытки. Их приписали бы злому умыслу мистера Лорда, что дало бы повод адвокатам мисс Лорд опротестовать завещание и выиграть дело о наследовании. Роль свидетеля, подтвердившего умышленность действий Джонатана, сохранила бы мне место на фабрике и в ее кровати.

– Впечатляет! – присвистнул я. – А почему вы отказались?

– Откуда вы знаете, что я отказался? – подозрительно спросил Сталь.

– В противном случае вы бы мне ничего не рассказали, – пояснил я. – Так почему?

– Видите ли, – смутился химик, – я действительно видел, что брат Максин – безвольный человек, совершенно не приспособленный к какой-либо работе. Но, на мой взгляд, этого было недостаточно, чтобы поступать с ним так жестоко.

– Надеюсь, Максин достойно оценила ваше нежелание сотрудничать?

– Это был сплошной кошмар! – Сталь невольно вздрогнул. – Мисс Лорд из очаровательной женщины превратилась в фурию. Те слова, которыми она меня поливала, можно услышать разве что от пьяного матроса...

– Вот тогда Максин и выставила вас из своих колдовских апартаментов?

– Разумеется, – вздохнул Лео. – Мне сначала было нелегко, особенно на работе, но постепенно я успокоился и сейчас рад, что отказался от этого предложения.

– Интересно, что заставило вас рассказать мне об этом сейчас? – привычно полюбопытствовал я.

– Совесть все время не давала мне покоя, мистер Бойд, – вздохнул он. – Теперь я во всем раскаялся, и, даже если мое признание дойдет до Максин, я не боюсь увольнения. Хотя понимаю, что вряд ли смогу получить где-нибудь должность старшего химика. Но я человек неприхотливый, удовлетворюсь и должностью ассистента...

– Если мисс Лорд не выгнала вас до сих пор, то думаю, что она едва ли решится на это позже.

– Не совсем так, мистер Бойд, – Лео Сталь привычно ущипнул себя за нос. – Максин боялась, что после увольнения я тотчас расскажу все Джонатану. А к настоящему времени у нее, наверное, есть новый коварный план. И, возможно, вы, не сознавая того, играете одну из главных ролей в ее сценарии.

– Спасибо за предупреждение, мистер Сталь! – с чувством произнес я. – Думаю, что вашу дальнейшую судьбу предсказать нетрудно: вы в любом случае будете скоро уволены. Максин вышвырнет вас за ненадобностью, когда потопит своего братца. Ну, а, если выиграет Джонатан, он не смирится с тем, что вы были любовником его сестренки. Разве что вы каким-то образом вотретесь к нему в доверие...

У Сталя был вид всеми отвергнутого святого мученика. Но у меня почему-то не нашлось к нему жалости.

Глава 8

Когда я два дня назад явился с визитом к мисс Оуэн, было половина девятого. Сейчас – без двадцати девять. По моим расчетам все шло так, как задумывалось.

Затея моя основывалась на том, что у таких девушек, как Урсула, очень часто привычка бывает второй натурой: они что-то будничное, ежедневное делают в одно и то же время. Поэтому я позвонил в дверь ее квартиры и быстро сделал пару шагов назад. Через довольно длительный промежуток времени щелкнул замок, и на меня уставились знакомые фиалковые глаза.

– Кто там? – спросила мисс Оуэн, близоруко щурясь, и голос ее опять был мягким и чуть хрипловатым.

– Это я, Чарли, – думаю, мне удалось похоже изобразить простуженный баритон мистера Фремонта.

– О дорогой! – Урсула прелестно улыбнулась. – Но ведь ты обещал позвонить, прежде чем как-нибудь заглянешь ко мне. Я только что приняла душ...

С этими словами она распахнула пошире дверь и предоставила мне возможность защелкнуть замок самому. Таким образом, мой расчет полностью оправдался. Я похвалил себя за догадливость и проследовал за мисс Оуэн в гостиную, держась поодаль. Урсула по пути зацепилась бедром за столик и громко вскрикнула от боли. Потом наклонилась, стала шарить по столику рукой в поисках очков. Ее халатик выразительно натянулся на прелестных округлостях. Я не смог удержаться и легонько ущипнул девушку.

– О Чарли, проказник! – взвизгнула она. – Ты бы мог сначала поцеловать меня.

Мисс Оуэн, наконец, нашла очки и повернулась ко мне с выжидательной улыбкой. Но через секунду очки были уже на носу, и стоило посмотреть на мгновенную смену выражений лица Урсулы.

– Мистер... Бойд?! – пролепетала она.

– Вас что-то не устраивает? – очарованно поинтересовался я. – Тогда отбросьте ваши очки и по-прежнему называйте меня Чарли. Полагаю, мы бы здорово могли порезвиться в вашей непорочной девичьей постельке.

Мисс Оуэн в панике отшатнулась и, наткнувшись на маленький столик, опрокинулась вместе с ним на пол. Изящный купальный халатик задрался и полностью обнажил не только ноги Урсулы, но и то, что значительно выше, что позволило мне несколько мгновений с большим интересом наблюдать импровизированный стриптиз. Но девушка быстро перекатилась на живот, вскочила и со злыми слезами на глазах бросилась на кушетку, спрятав лицо в подушках. Тело ее содрогалось от рыданий. Я решил, по тактическим соображениям, не утешать Урсулу, поэтому плюхнулся в ближайшее кресло и зажег сигарету. Пока я курил, она мало-помалу успокоилась, но лица не поднимала. Я затушил окурок и понял, что пора...

– Вы загадочная женщина, мисс Оуэн, – начал я. – Вам удалось меня заинтриговать. И вчера, и сегодня вы показались мне олицетворением женственности. Ваши красивые глаза, ваш немного хриплый голос и халатик, под которым ничего нет, могли бы свести с ума любого мужчину. Но стоило вам как следует рассмотреть меня, и вы менялись так разительно, что это навело меня на простую мысль о том, что я был нежелательным гостем. Вы ждали кого-то другого, не так ли? Когда вы выпорхнули из спальни в предыдущий раз в облике секретарши, я был просто поражен перевоплощением. А тот факт, что вы без очков открывали дверь, подсказал мне, что вы ожидали прихода какого-то близкого вам человека...

Мисс Оуэн приподняла голову, потом села, выпрямив спину, и, вынув из кармана халата платок, протерла запотевшие от слез стекла очков. На лице ее явно читалась обреченность и покорность судьбе.

– Меня удивила сегодня и еще одна вещь! Странно, когда двое, казалось бы, далеких друг от друга людей рассказывают вдруг одни и те же вещи, причем, одинаковыми словами, – доверительно продолжал я. – Вот, например, я недавно виделся с Чарли Фремонтом, и он принялся описывать, как Максин Лорд любит устраивать унижающие собеседников сцены у себя в кабинете. Фремонт сообщил мне даже о скверной привычке мисс Лорд находить у людей больные места, чтобы добиваться в своих издевательствах большего эффекта. Чарли не учел одного: чтобы хорошо врать, надо хорошо сговариваться. Это и помогло мне его раскусить.

– Не понимаю, о чем вы, мистер Бойд, – мисс Оуэн попыталась произнести эти слова сухим официальным тоном, но голос ее предательски дрожал.

– Отлично понимаете, – возразил я. – Когда мисс Лорд указала Фремонту на дверь, он, конечно же, попытался отомстить. Чарли осенила идея похитить новую формулу духов. Он понимал, что это вызовет огромные убытки, но лишь в том случае, если до выпуска первой партии сама Максин ничего не будет знать о краже. Для этого надо было всего только скопировать уже готовую формулу. Лишь три человека, кроме Максин, имели доступ к ее сейфу: Лео Сталь, Джонатан Лорд и вы. Фремонт выбрал именно вас!

– Мистер Бойд, не надо! – умоляюще воскликнула девушка. – Прошу вас, остановитесь!

– Вы же не хотите ничего объяснить мне, – обиделся я, – а теперь и вообще просите замолчать. Но я сегодня устал от вранья и поэтому предпочитаю говорить только правду. Так вот, Чарли Фремонт, когда был еще женихом мисс Лорд, видел в вас лишь секретаршу Максин, этакую мымру в очках с толстыми линзами и закованную, к тому же, в бронежилет. Но, сообразив, что вы – единственная, кто сможет ему помочь напакостить Максин, Фремонт неожиданно рассмотрел, что ваши глаза полны нежности, а под корсетом скрывается великолепная фигура.

Я остановился передохнуть и оценить реакцию Урсулы Оуэн. Она сидела с безучастным выражением на лице, и я решил, что настало время ударить побольнее, воспользовавшись тактикой Максин Лорд.

– И вот все произошло, как это было в ваших мечтах, – язвительно заговорил я. – Мужчина, расточающий комплименты и сладкоречивый, как продавец подержанных автомобилей, заставил дрогнуть ваше сердечко, истосковавшееся по любви и ласке. Думаю, вам доставляла особое наслаждение мысль о том, что ваш любовник – жених Максин Лорд, пусть и бывший. А Чарли уже торопился сделать предложение вам, твердя, что больше не может ждать, и грозился отравиться своими любимыми духами. Вы не устояли перед таким натиском. Какое-то время спустя он попросил вас помочь ему доставить неприятности мисс Лорд, которая была так несправедлива к вам обоим! Фремонт, думаю, представил свой план как возмездие, а вам не составило большого труда скопировать формулу и передать ее милому Чарли.

– Это ложь! – завопила мисс Оуэн. – Это грязная ложь, во всяком случае, все то, что вы сказали о краже формулы! Да, мы собирались пожениться с Чарли. Но, по-моему, наши планы – вовсе не доказательство злого умысла. Я скрывала их только от мисс Лорд, чтобы не иметь неприятностей на работе...

– Выходит, Фремонт безумно влюблен в вас, – сказал я, как бы размышляя. – Не могли бы вы в таком случае вспомнить, сколько раз вы видели своего любимого Чарли с того момента, как передали ему формулу?

– Во-первых, я никогда не передавала ему никаких формул! – рассердилась Урсула, но постепенно ее глаза стали снова наполняться слезами, и я отметил про себя, что удар достиг цели. – Я... я не знаю... – всхлипнула она. – Точнее... ни разу... Чарли только позвонил мне, чтобы сказать, как я должна вести себя с вами. Он припугнул меня тем, что мне грозит тюрьма. Ведь это я... я похитила формулу... – Урсула вновь разрыдалась, как маленькая девочка.

– Не стоит лить слезы, – отечески улыбнулся я. – Лучше возьмите лист бумаги и напишите обо всем.

– Обо всем?! – удивилась мисс Оуэн, внезапно успокоившись и глядя на меня изумленными фиалковыми глазами.

– Я не имею в виду ваши с Чарли отношения, – терпеливо пояснил я. – Напишите только, что это Фремонт попросил вас достать ему копию формулы. Затем – число и время, когда вы сделали это, а также где и когда передали ее Чарли. Этого будет вполне достаточно.

Мисс Оуэн медленно встала и прошла к письменному столу. Я зажег сигарету, и, пока курил, Урсула выполнила все то, что требовалось. У меня в руках были ее собственноручные показания с подписью.

– Скажите, мистер Бойд, – робко взглянула она из-под очков, – что дальше будет... со мной?

– Не знаю, – честно признался я. – Но как только что-нибудь прояснится, сообщу.

– Наверное, все-таки хорошо, что я сказала всю правду, – Урсула грустно усмехнулась. – Чарли застрелится, если узнает. Ну и пусть!

– Думаю, вы правы, – кивнул я.

– Простите, мистер Бойд, но не могли бы вы оказать мне маленькую услугу? Я всего лишь прошу вас передать мисс Лорд, что я заболела и не приду завтра в контору, – ее голос дрожал. – Буду сидеть здесь в ожидании вашего звонка.

– Вы оказались никудышной мошенницей, мисс Оуэн, – наставительно произнес я. – Советую больше никогда так не делать.

С ощущением выполненного долга я направился к двери, но шел достаточно медленно, чтобы Урсула успела пасть предо мной на колени и горячо умолять меня не впутывать ее в это дело. Увы, ничего подобного не последовало, и я вышел от нее несколько раздосадованный.

* * *

Такси доставило меня на Шестидесятую Стрит к уже хорошо знакомому Дому магии. Я тщетно вдавливал кнопку звонка добрых десять минут и уже собрался уходить, убедившись, что меня здесь не ждут, как к дому подкатило еще одно такси и из него выпорхнула Максин Лорд. Не глядя по сторонам, она открыла сумочку, чтобы достать свой ключ.

– Добрый вечер! – поздоровался я. – Вот уж не думал, что вы работаете допоздна.

– Вот вы где, мистер Бойд! – презрительно усмехнулась Максин. По ее интонациям можно было предположить, что меня в Дом магии нынче не пригласят. Но у меня не было выбора, поэтому я скользнул в обтянутую черным бархатом прихожую сразу за мисс Лорд, чтобы та не успела захлопнуть дверь перед моим носом. Разъяренная Максин тут же повернулась ко мне. На ней была высокая шапка и лисья шуба до пят. Не хватало массивного посоха, чтобы преградить мне дорогу.

– Я, кажется, не приглашала вас войти! – вскипела она. – Особенно после ваших дурацких шуток!

– Странно, – пробормотал я, – ваши слова хорошо слышу, а вот смысл их до меня не доходит.

– Ах, даже так! – возмутилась Максин. – Да я целых четверть часа проторчала у дверей вашей чертовой конторы, пока не разбудила сторожа. А он спросонья принял меня за проститутку по вызову и пообещал позвонить в полицию.

– Но что вы делали в моей конторе в такое время? – Я все еще ничего не понимал. – В конце концов, можно было предупредить меня о визите.

– Предупредить? Да вы же сами позвонили мне час назад и попросили приехать! – Казалось, мисс Лорд задохнется от злости. – Сказали, что дело очень важное, прямо вопрос жизни и смерти!

– Кто бы мог это придумать? – воскликнул я, начиная догадываться, в чем дело. – А вы, случайно, не помните, как звучал мой голос?

– Жутко! Вы объяснили, что простудились и поэтому не сможете приехать, и... – Максин ошеломленно глянула на меня. – Так это были не вы?

– Во-первых, когда простужен, я сижу дома, а не в конторе, – холодно сообщил я. – А во-вторых, тот, кто звонил, просто хотел очернить в ваших глазах такого замечательного во всех отношениях парня, как Дэнни Бойд. Уверен, что причина этих отвратительных намерений – черная зависть к моим успехам у женщин...

– Помолчите! – опять рассердилась мисс Лорд. – Я пытаюсь понять, кому было нужно сыграть со мною и вами такую шутку?

– Хорошая мысль, – согласился я. – Но, думаю, скоро дело прояснится само собой и все будет хорошо, как сказала одна девушка своему парню, когда их застукал в амбаре ее папаша с ружьем.

– Бойд, вы самый невыносимый тип, которого я когда-либо встречала! – с угрозой прошипела Максин. Потом она небрежно бросила на диван шубу и шапку и осталась в очень миленьком розовом шерстяном платье.

– Зачем вы явились сюда? – не слишком вежливо поинтересовалась хозяйка дома.

– За своим гонораром, – доложил я.

В глазах Максин мелькнуло торжество.

– Так, значит, вы нашли похитителя?

– Именно так, – подтвердил я. – И жду обещанные пять тысяч. Можно даже не прибавлять к ним компенсацию издержек.

– Кто же этот человек? – мисс Лорд плотоядно улыбнулась, и я на мгновение пожалел бедную малышку Оуэн – бывшую Пятницу!

– Я благодарен вам, Максин, за помощь в моей работе, – медленно заговорил я, – за вашу...

– Ах, оставьте, мистер Бойд! – нетерпеливо перебила она меня. – Назовите же, наконец, это имя!

Вместо ответа я протянул ей признание Урсулы. Максин жадно схватила листок, за секунду-другую пробежала текст глазами, а потом вдруг весело расхохоталась. Я стоял, слегка ошеломленный подобной реакцией, и во все глаза глядел на нее, ожидая подвоха.

– Вот дура! – в сердцах бросила Максин, оборвав смех. – Бедная дурочка всегда представлялась мне чем-то вроде Лео Сталя в юбке. Но, оказалось, я недооценила ее. Хотя, скорее всего, эта глупышка так и не поняла, зачем она нужна была Фремонту. Ну, ладно, теперь Урсула получит за все! – в голосе мисс Лорд было нечто нечеловеческое.

– Зачем же так? – удивился я. – Мисс Оуэн и без того чуть не отдает концы от страха, что ее привлекут к ответственности и посадят в тюрьму на всю оставшуюся жизнь. Думаю, не надо ее сильно пугать. Если рассуждать беспристрастно, это ведь Чарли воспользовался слабостью мисс Оуэн. Так что хватит с нее и обычного увольнения.

– Сразу видно, что вы не деловой человек, мистер Бойд, – язвительно усмехнулась Максин. – Вы рассуждаете, как посторонний, а не как глава фирмы, понесшей многотысячные убытки.

– По-моему, сейчас самый удобный случай, чтобы осуществить мечту Чарли: объединить ваши предприятия в одно, укрупненное, – серьезно сказал я.

– Да вы с ума сошли! – взорвалась мисс Лорд. – Вы хоть соображаете, что несете?!

– С показаниями Урсулы Оуэн и вашими отличными адвокатами вы сможете отомстить Фремонту, предложив ему выбор: либо подача иска в суд, либо объединение компаний, но уже на ваших условиях.

Моя клиентка быстро оценила мое предложение.

– Должна признать, Дэнни, что у вас иногда неплохо работает голова...

– Вы даже можете взять Фремонта к себе на работу, – продолжал фантазировать я, – не указывая в контракте его должности. Таким образом, Фремонт может месяц числиться каким-нибудь лаборантом, а потом вы пошлете его разгружать ящики с амброй.

– О! – мисс Лорд была в восторге. – Как бы я хотела посмотреть на него в этот момент!

– А как насчет малышки Оуэн? – осведомился я.

– Можете сообщить ей, что она уволена и пусть не является за рекомендательными письмами! – процедила Максин.

– Хорошо, я передам, – пообещал я. – А мое вознаграждение?

– Чековая книжка наверху. Пойдемте, Дэнни.

Мы молча поднялись на третий этаж. В спальне я попытался разглядеть хоть искру дружелюбия в стеклянных кошачьих глазах, но мне это не удалось. Потом Максин пожелала выпить за успех, и я направился к бару.

– А куда девалась достопочтенная миссис Мэлон? – полюбопытствовал я, наполняя бокалы.

– Она взяла очередной выходной, – пожала плечами мисс Лорд. – Думаю, что мамаша Мэлон отправилась помолиться за меня и за спасение моей души. Ведь она искренне считает меня ведьмой. – Максин подошла к зеркалу и принялась расчесывать волосы, глядя на меня из-за плеча.

– Дэнни, поставьте мой бокал на столик и присядьте где-нибудь.

Я устроился на диване. Поправив прическу, Максин резко рванула застежку платья, и оно упало на пол с легким шорохом. Потом наступила очередь шелковой кружевной комбинации, и, наконец, на ней остались узенькие черные трусики, лифчик и высокие сапоги. Возможно, моя клиентка, кроме всего прочего, была тайной участницей оргий Клуба почитателей маркиза де Сада? Но она не оставила мне времени на размышления в только что найденном направлении.

– Я хочу предложить тост, – мисс Лорд подняла бокал. – Пусть Чарли Фремонт закончит свои дни мусорщиком!

– Или чистильщиком ботинок! – вставил я.

Мы выпили, Максин предложила повторить.

– Налейте еще, Дэнни. Я хочу выпить за то, чтобы мой брат Джонатан никогда не стал директором фирмы!

Я оставил свой бокал нетронутым.

– Дэнни, я обещала вам пять тысяч, – она оценивающе посмотрела на меня. – А вас бы не устроила сумма в десять раз больше этой?

– Меня с детства занимают любые суммы с большим количеством нулей, – оживился я. – А что нужно сделать?

– Найдите повод устранить Джонатана от директорского кресла, – жестко произнесла Максин. – Действуйте так, как сочтете нужным, лишь бы спорный пункт завещания потерял силу. Я заплачу вам пятьдесят тысяч, – она цинично усмехнулась, – и разделю с вами постель, если захотите.

– Не знаю почему, но мне вдруг показалось, что я влезаю в шкуру вашего Лео Сталя, – отозвался я.

– Ах, этот Сталь... – мисс Лорд прикусила губу. – Довольно мерзкий тип, но у меня в тот момент не было особого выбора...

– Понимаю! – посочувствовал я.

– Да ничего вы не понимаете! – рассердилась Максин. – Я потратила десять лучших лет, чтобы вывести свое предприятие на тот уровень, о котором мечтала. И знаю, что Джонатан стремится не столько занять мое место, сколько отомстить мне. Мой брат ничего не смыслит в бизнесе и доведет фирму до полного банкротства раньше, чем за год. Я однажды предложила ему огромные деньги за отказ от поста директора, но он лишь рассмеялся мне в лицо.

– Может быть, Джонатан хочет стать респектабельным человеком, жениться и начать новую жизнь? – предположил я.

– На этой своей вращательнице бедрами? Не смешите меня!

– Как бы то ни было, но я вынужден отказаться от вашего предложения, – твердо решил я. – Вы по-прежнему должны мне пять тысяч долларов.

– Об этом не беспокойтесь, Бойд! – Я снова увидел перед собой акулу парфюмерного бизнеса. – Но вы упускаете свой шанс разбогатеть еще на сорок пять тысяч.

– Увы, – притворно вздохнул я. – Наверное, у меня, как и у вашего брата, напрочь отсутствует деловая хватка...

Я не успел разобрать ее слов: их заглушил зазвонивший вдруг телефон. Мисс Лорд раздраженно схватила трубку, что-то неразборчиво буркнула, выслушала ответ и повернулась ко мне:

– Очень интересно, мистер Бойд, но Джонатан тоже хочет срочно поговорить с вами. Странное совпадение!

– Бойд слушает, – отчеканил я в телефонную трубку.

Голос младшего Лорда показался мне слишком обеспокоенным:

– Извините, что я разыскал вас так поздно. Я только хотел уточнить, давно ли Санди ушла?

– Как ушла? Куда и откуда ушла? – завопил я. – Сегодня по телефону я ей строго-настрого приказал не покидать вашей квартиры!

– Но ведь я был рядом, когда Санди разговаривала с вами! – возмутился Джонатан.

– А мисс Виккерс сообщила мне, что вы на службе! – заявил я, теряя терпение.

Сзади язвительно хихикнула мисс Лорд.

– Да нет же! – Казалось, Джонатан сейчас разрыдается. – Я к тому времени уже вернулся из конторы и смотрел телевизор, пока Санди готовила ужин. А потом зазвонил телефон, и она сняла трубку на кухне. После разговора, к которому я не прислушивался, Санди вошла в комнату и сообщила, что вы просили ее срочно приехать к ней домой и что это очень важно. Я хотел поехать с ней, но она сказала, что мистер Бойд велел ей явиться обязательно без меня. После всего, что вы сделали для нас с Санди, я безоговорочно вам доверяю и поэтому со спокойной душой проводил ее...

Вдруг меня осенило.

– Скажите, – осторожно спросил я, – а Санди ничего не говорила о том, что мой голос был хрипловат или что-нибудь в этом роде?

– Она заметила, что вы, видимо, где-то сильно простудились и поэтому жутко сипели. – В голосе мистера Лорда мелькнула тревога. – Но сейчас я слышу, что это не совсем так...

– Когда она уехала? – У меня не было времени на разъяснения.

– Около часа назад.

– Тогда какого же черта вы еще ждете?! – взревел я. – Срочно ловите такси и мчитесь туда! Я сейчас буду.

Я бросил трубку и повернулся. Максин с усмешкой глядела на меня.

– Мой брат в очередной раз не может ничего сделать без посторонней помощи? – полюбопытствовала она.

– Совершенно верно.

– Интересно, а вы, случайно, не нанялись и к нему заодно, мистер Бойд? Тогда это объясняет ваш отказ помочь мне.

– У меня есть принцип: не вести двойной игры. К тому же, помощь требуется мисс Виккерс.

Максин бросилась к лежащей на полу одежде.

– Я должна поехать с вами, мистер Бойд, – заявила она, натягивая платье.

– Приключение может оказаться опасным, – предупредил я.

– Помогите мне одеться, – приказала мисс Лорд, поворачиваясь ко мне спиной. – Думаю, мне нечего бояться, раз там будет такой черт, как вы, да еще и мой братец. Вы, надеюсь, защитите меня, Дэнни?

– По-моему, вы не из тех женщин, которым требуется защита. Скорее, наоборот, – признался я, застегивая "молнию" на ее платье.

– Вы мне льстите! – Она накинула шубу. – Согласно моим предположениям, мы должны были уже полчаса резвиться в кровати, а вместо этого вы сейчас вообще собираетесь смыться. По-моему, ход событий крайне оскорбителен для девушки. Вы так не считаете?

– Давайте оставим дискуссии на потом, – предложил я, увлекая Максин к выходу. – У меня что-то нехорошее предчувствие...

– Вы, судя по всему, тоже попали под обаяние этой Виккерс, – съязвила мисс Лорд.

– Ничего подобного, я просто по-человечески беспокоюсь о ней, – проворчал я. – Интересно, Максин, а вы сами, вообще-то, способны переживать за других, особенно за тех, кого любите?

– Никогда! – заявила она и добавила с гордым цинизмом: – Самая большая любовь в моей жизни – я сама!

Глава 9

Я безрезультатно пытался достучаться до Санди, когда на площадке лестницы появился Джонатан. Он вихрем пронесся к двери, оттолкнув нас с Максин, открыл замок своим ключом и пулей влетел вовнутрь. Мы осторожно вошли за ним в пустынную гостиную.

Я приказан Джонатану и Максин не двигаться, а сам наугад направился к двери в спальню, на всякий случай вытащив пистолет. Войдя, нашарил выключатель. Когда вспыхнул свет, я вмиг понял, что уже вряд ли смогу чем-нибудь помочь Санди.

Она лежала поперек кровати, на застывшем лице ее был написан ужас. Платье задралось почти до пояса. Накидка валялась в ногах. Тонкий, узкий кожаный ремешок обвивался петлей вокруг ее шеи.

Позади раздался приглушенный вскрик, и, обернувшись, я увидел, как Джонатан с посеревшим лицом поддерживает готовую вот-вот упасть Максин. Я подхватил ее и проводил в гостиную. Там налил неразбавленного виски в два стакана, один протянул мисс Лорд, другой понес в спальню. Джонатан застыл у кровати, тупо уставившись на тело своей невесты. Я отдал ему стакан, он машинально выпил, потом механически разжал пальцы – и стакан упал на пол.

– Кто это мог сделать? – с трудом выговаривая слова, спросил Джонатан. – Шлессер?

Не отвечая, я направился к комоду, выдвинул ящик с бельем, чтобы достать драгоценности. Найдя брошь и медальон, я протянул их Джонатану. Тот взял украшения, несколько секунд их рассматривал, затем повернулся ко мне.

– Я не дарил Санди этого, – немного окрепшим голосом сказал он, прочитав дарственные надписи.

– Не сомневаюсь. Драгоценности принес Оги Крант и заставил Санди держать их у себя. На днях он обещал доставить сюда манто из норки стоимостью в десять тысяч долларов, тоже, якобы, от вас. Вы ничего об этом не знаете?

– Нет, – он покачал головой. – Я был очень зол на Шлессера и его шайку за то, что они в прошлый раз похитили Санди, и, боюсь, не слишком внимательно выслушал ее рассказ.

– Кажется, кое-кто лжет, – холодно заметил я. – Вы были без ума от Виккерс, поэтому покупали ей дорогие подарки, которые значительно превышали по стоимости величину вашего годового заработка. Вы даже собирались жениться на Санди... до тех пор, пока не всплыли эти фотографии!

– Фотографии?! – истерично выкрикнул он. – Но Санди же сказала вам, что я их сжег, даже не вскрыв конверта!

– Мисс Виккерс мертва, – возразил я, – и у меня остается лишь ваше утверждение, что вы не смотрели фотографий. Думаю, что негативы сохранились, и вскоре полиция получит их. Из всего выясненного легко будет заключить, что вы увидели снимки и под воздействием ревности задушили девушку в ее же постели. Как вам нравится такой оборот дела?

Джонатан застыл с открытым ртом.

– Вы сошли с ума, если собираетесь обвинить меня в убийстве, – хрипло сказал он, помолчав. – Я говорил вам только правду: вы вечером позвонили Санди и попросили ее приехать сюда. Я, полностью доверяя вам, отпустил ее, и вот результат...

– Кто-то назвался моим именем, – коротко пояснил я. – И сейчас вы не сможете доказать, что не выдумали все от точки до точки, потому что я в то время, когда вам звонили, был занят, и у меня есть свидетели!

– Но я же не убивал! – в ужасе крикнул Джонатан. – Неужели в полиции не поверят мне?

– Не думаю! – пожал я плечами. – Для них все доказательства налицо. У вас были веские причины для убийства и отличная возможность осуществить его... Да, кто-то весьма умело подставил вас. Поторопитесь предпринять что-нибудь эффективное, чтобы вас не отправили на уютный электрический стул.

– Я знаю, кто это сделал! – зарычал Джонатан. – Шлессер, больше некому!

– Возможно, он действовал по приказу кого-то еще... – начал я, но мистер Лорд уже не воспринимал моих доводов.

– Я сейчас же поеду в его поганую нору! – в глазах Джонатана появился недобрый огонек. – Нет, лучше я позвоню ему и попрошу приехать сюда.

– Передайте Шлессеру, что, если он не явится в ближайшие полчаса, – посоветовал я, – вы вызовите полицию и обвините его в убийстве мисс Виккерс.

Лорд со всех ног кинулся к аппарату и стал лихорадочно перелистывать телефонную книгу. Я использовал это время, чтобы устроиться на диване рядом с Максин и выкурить сигарету. Лицо мисс Лорд уже обрело прежний цвет, а в глазах появилось что-то вроде любопытства, смешанного со страхом.

– Он скоро будет, – сообщил Джонатан, закончив разговор. – Шлессер очень разволновался и сказал, что выезжает немедленно.

– Великолепно! – объявил я. – А сейчас, чтобы скоротать время, я объясню Максин отношения Санди и Шлессера.

– Зачем? – подозрительно спросил Джонатан.

– Кто такой этот Шлессер? – мисс Лорд повернулась ко мне. Выражение ее глаз осталось прежним, но голос звучал спокойно и ровно.

– Владелец стриптиз-баров, одного здесь, в Гринвич-Виллидж, другого в Джерси-Сити, – небрежно пояснил я. – В последнем и выступала мисс Виккерс до знакомства с Джонатаном...

Далее я пересказал все, что узнал от Санди, упомянул и о том, что произошло вчера. Остановился на последнем телефонном звонке, после которого мисс Виккерс и отправилась навстречу смерти.

– Очень странно, Дэнни! – воскликнула Максин, всплеснув руками. – Ведь и мне тоже позвонили от вашего имени и попросили приехать в вашу контору. Я еще здорово разозлилась, не застав вас там!

– Держу пари на что угодно, – мрачно сказал я, – что это было в тот самый момент, когда здесь убивали Санди.

– Как вы можете так спокойно говорить об этом?! – возмутилась мисс Лорд.

– Джонатан, вам теперь не позавидуешь, – не обращая внимания на ее выпад, продолжал я. – Судя по всему, спектакль был разыгран как по нотам. Когда полиция получит фотографии, доказать, что убийство – дело рук ревнивого мистера Лорда, будет весьма не сложно.

– Но зачем Шлессеру так подставлять Джонатана? – удивилась Максин.

– Он просто отлично выполнил свою работу, – устало сказал я.

– А кто же, по-вашему, мог нанять Шлессера, чтобы разделаться с Джонатаном?

– Тот, кому было выгодно убрать со своей дороги мистера Лорда, – пояснил я. – И мне кажется, – я возвысил голос, – что таким человеком могли быть только вы, Максин!

– Я?! – в ужасе отшатнулась моя клиентка. – Да вы просто свихнулись! Вам нужно идти к психиатру, и срочно!

– Не думаю, – жестко усмехнулся я. – Мистер Лорд, когда и где вы познакомились со Шлессером?

– Когда я работал в выставочном зале, – уверенно начал Джонатан, – Шлессер сам как-то однажды подошел ко мне и начал расхваливать наши духи... – В глазах молодого человека появилось что-то зловещее. – Так что, это было вовсе не случайное знакомство? Это ты все подстроила?

– Не будь идиотом! – закричала в ответ Максин. – Ты прекрасно знаешь, что я не желаю отдавать фирму в твои руки, потому что через какой-нибудь месяц она разорится. Но я ни за что не пошла бы ради этого на убийство. Ты понимаешь это!

Но Джонатан уже ничего не слушал. Он медленно подошел к сестре с грозным видом.

– Ты, грязная шлюха! – слова срывались с его губ, как камни. – Ты на все была готова, чтобы не пустить меня на свое место! И когда тебе не удалось обвинить меня в краже формулы, ты наняла убийцу и постаралась сделать так, чтобы в убийстве обвинили меня! – голос Джонатана дрогнул. – Мы с Санди любили друг друга, но тебе этого не понять, ты всегда была бездушной похотливой тварью!

– У тебя все, братец? – осведомилась Максин ледяным тоном. – Тогда послушай меня. Я не убивала Санди и никому не приказывала сделать это. Но я, действительно, старалась помешать тебе, потому что знаю о твоей неспособности к коммерции. – Она презрительно усмехнулась. – А что касается твоей чистой любви – это была лишь показуха, ведь у тебя жуткий комплекс неполноценности в отношениях с девушками! Поэтому все они похожи на твою добрую няньку, которая очень рано совратила тебя. И с того времени ты ни в чем нисколько не изменился, разве что перестал бояться, что старшая сестра заложит тебя папочке. Я помню, как ты ползал передо мной на коленях, умоляя ничего ему не говорить!

Это было последней каплей. С отборной руганью Джонатан бросился к Максин и стал наотмашь бить ладонью по щекам. Та завопила и вцепилась ногтями в лицо брата. Тогда он схватил Максин за горло и начал душить. Я понял, что пора и мне вмешаться, подскочил к Джонатану и попытался удержать его за руку. Другая рука мистера Лорда тут же сжалась в кулак и двинула меня в челюсть. Я отлетел, а он снова схватил сестру за горло. Тогда я быстро врезал ботинком Джонатану по почкам, а когда тот дернулся, ткнул ему кулаком в кадык. Мисс Лорд обессиленно упала на кушетку, в то время как ее брат пытался восстановить дыхание, обжигая нас с Максин пылающим от ненависти взглядом.

– Отлично сработано, мистер Бойд! – весело произнес чей-то голос за моей спиной, и я вскочил, как ужаленный. В дверях стояли Шлессер и Оги Крант. Лицо Дэна Шлессера не обещало ничего хорошего, равно как и пистолет в руке. Я предпочел замереть и не делать резких движений.

– Боже! – сдавленно прохрипел Джонатан. – Я забыл запереть дверь...

– Оги, забери-ка у Бонда пушку! – приказал Дэн, не обращая на мистера Лорда никакого внимания. Крант осторожно приблизился, стараясь не оказаться между Шлессером и мной, и расстегнул мою кобуру.

– Ого! – воскликнул он, рассматривая оружие. – Ведь это же мой пистолет, босс!

– Если бы мне пришлось случайно убить кого-нибудь, – вежливо пояснил я, – то у меня была бы хорошая возможность свалить все на Кранта.

Оги слегка врезал мне рукояткой пистолета по голове, чтобы напомнить, кто тут сейчас хозяин положения. Потом он отступил на пару шагов и тоже взял меня на прицел. Не могу сказать, чтобы я был польщен таким вниманием.

– А где же Пепе-Лысая Башка? – полюбопытствовал я. – Он все еще неважно себя чувствует?

– Пепе погиб, – мрачно произнес Шлессер. – Он получил такой сильный удар электрическим током, что сердце у бедняги не выдержало...

– Сочувствую вашему горю, – кивнул я.

– Мы просидели взаперти шесть часов, Бойд, – продолжал он. – Шесть часов в компании с трупом!

– Тем не менее, вы уже успели подкрасить поседевшие от ужаса волосы, – отозвался я. – У вас чертовски нервная работа! Не хотите ли ее поменять?

– Помолчите, мистер Бойд! – подал, наконец, голос Джонатан, с ненавистью глядя на Шлессера. – Я вызвал вас сюда, чтобы выяснить, зачем вы прикончили Санди. Чтобы списать на меня это убийство и подставить меня?

– Вообще-то, мы не убивали малышку, – лениво сказал Шлессер, – на этот счет не было никаких распоряжений. В контракте оговаривалось, что мы познакомим вас с одной из наших девушек, сведем все к тому, чтобы она вас соблазнила. Потом, когда ваши отношения зайдут слишком далеко, мы должны будем подбросить в ее квартиру драгоценности, якобы от вашего имени. Это поможет доказать в нужный момент, что вы тратите на свою красотку больше, чем можете себе позволить.

– А потом? – ошарашенно прошептал мистер Лорд.

– А потом вы должны были получить пачку не слишком приличных снимков и сделать самостоятельный выбор: либо добровольно отказаться от притязаний на фирму, либо вокруг вашего имени разразится грандиозный скандал. Адвокатская контора, где хранится завещание покойного Эндрю Лорда, получила бы фотографии и драгоценности, доказывающие, что вы содержали развратную бабенку, которая дурно на вас влияла. Согласно завещанию, за это вас должны были лишить наследства. Ведь таким образом нарушались условия касательно вашего морального облика, не так ли?

– Сколько вы должны получить за вашу... работу? – медленно спросил Джонатан.

– Пятьдесят штук...

– А кто нанял вас, чтобы скомпрометировать меня?

– Мисс Лорд, кто ж еще, – усмехнувшись, ответил Шлессер. – И я даже подумать не мог, что ей захочется так расквитаться с Санди. Она действительно чеканутая, если надеется, что это убийство можно повесить на нас.

– Ложь! – завопила Максин. – Это вы, подонки, прикончили ее, а с вами я вообще не знакома!

– С семи вечера и до звонка мистера Лорда, – холодно возразил Шлессер, – мы сидели в баре в компании друзей. По меньшей мере, пять или шесть человек могут это подтвердить...

– Думаю, что вы говорите правду, – процедил Джонатан и в бешенстве повернулся к Максин.

– Дэнни! – воскликнула та, умоляюще глядя на меня. – Скажите им, что я не убивала, вы ведь знаете это!

– Черт возьми! – взорвался я. – И вы в этом не сомневаетесь? Слишком самонадеянно с вашей стороны! С того момента, как я в первый раз попал к Санди, на моем пути встал Шлессер. Ведь по его заданию Оги приходил требовать, чтобы Санди написала благодарственное письмо Джонатану. Но я помешал этому. Потом я ворвался в бар Шлессера, чтобы вызволить Санди. Я только тем и занимался, что путался у них под ногами.

– Я это хорошо помню, Бойд, – на губах Шлессера появилась угрожающая улыбка. – Мы еще посчитаемся!

– И я тоже не забыл, – добавил Оги, облизывая губы. – Санди как раз должна была написать это чертово письмо, но тут вы заявились...

– Ну вот! – обратился я к мисс Лорд. – Видите, я постоянно препятствовал тем, кто выполнял ваше задание. Вы наняли меня именно для этого, признавайтесь?

– Нет, – тихо сказала она. – Точнее... не столь прямолинейно...

– Слышите, что говорит ваша клиентка? – я обернулся к Шлессеру.

– А мне теперь плевать на нее! – прорычал он.

– Фу, как грубо! – возмутился я. – Максин наняла меня, чтобы я отыскал похитителя формулы. В список подозреваемых она включила, кроме прочих, Джонатана и мисс Виккерс. Она хотела, чтобы я поговорил с каждым. Возможно, она не учла, что общение с Санди может вывести меня на Шлессера...

– Вы нас запутываете, Бойд, – заявил Джонатан. – Конечно, Максин рисковала, нанимая вас. Ведь вы могли нечаянно раскрыть ее козни против меня. Но я уверен, что она при этом прежде всего думала о том, как бы найти похитителя формулы...

– Весьма своевременная мысль! – похвалил я младшего Лорда. – Да только слишком уж она примитивная!

– Что вы хотите этим сказать?

– Расследование кражи формулы – это лишь прикрытие главных действий мисс Лорд, – пояснил я. – Основная ее цель – устранить вас от дел, и ради успеха в достижении этой цели Максин бы не стала ничем рисковать... Вам очень повезло, Джонатан, что у вас есть такие свидетели, как Шлессер и Оги, ибо они по вашему плану должны будут выступать на суде именно на стороне вашей защиты. Вы хорошо все продумали, прежде чем подставить свою сестру. И вы ее почти обыграли...

Я оглянулся вокруг, оценивая расстановку сил, потом снова повернулся к мистеру Лорду.

– Вы великолепно вжились в роль жертвы произвола своей сестры и ее козней, направленных на то, чтобы повесить это убийство вам на шею, лишив заодно и наследства. Ваши друзья, – кивнул я в сторону бандитов, – подтверждают, что они работали на Максин, фабрикуя доказательства ваших непомерных трат. На фоне драгоценностей фотографии уже не слишком были нужны, и вы благородно сожгли их на глазах у Санди. А сегодня вечером вы позвонили Максин и, представившись мной, пригласили ее в мою контору, где в это время никого не было. Все это нужно было вам лишь для того, чтобы у Максин не было доказательств своей непричастности. Короче, вы оставили ее без алиби. Ее сообщение о фальшивом звонке и поездке, якобы, в мою контору как раз в то время, когда убили мисс Виккерс, должно было по вашему плану стать как раз доказательством ее вины. Потом вы отвезли свою любимую Санди к ней домой и задушили! И после всего позвонили мне и стали утверждать, что я пригласил мисс Виккерс по важному делу, а вы так доверяли мне, что со спокойной душой отпустили ее. Какая точная и убедительная деталь!

– Вы просто сумасшедший! – прошипел Джонатан, но в глазах его мелькнул страх.

– Как бы то ни было, но, я думаю, пора известить полицию, – твердо сказал я. – Скорее всего, после расследования подтвердятся мои слова. Вы не сможете заставить копов поверить, что убийца – мисс Лорд. Я вам обещаю это!

– Вот тут Бойд совершенно прав, – встрял в разговор Оги. – Давай-ка я им займусь, Джонатан. А вы делайте все остальное...

– Идиот! – рявкнул Шлессер. – Ты все погубишь, если его пришьешь!

– Не думаю, – мотнул головой Крант. – Мертвый он будет безопаснее.

– Я согласен! – Младший Лорд вдруг заговорил резко и уверенно, как бы принимая руководство операцией на себя. – Вы сделали большую глупость, мистер Бойд, когда посте спасения отдали Санди мне. Этим вы подписали ей смертный приговор и здорово нам помогли. Поэтому в награду предлагаю вам умереть героем в глазах публики.

– Ты слишком много рассуждаешь! – прикрикнул Шлессер. – У нас мало времени.

– Все будет выглядеть логично, – усмехнулся Джонатан. – Максин убила Санди и собиралась скрыться, когда появился Бойд. Она воткнула в него нож, но он успел выстрелить.

– Как в плохом детективе, – буркнул Шлессер.

– Ничего, для полиции сойдет! – успокоил его Оги. – Главное, найти подходящий нож. Надо заглянуть на кухню.

Я глянул на Максин. Она действительно побелела от ужаса.

– Признаю, мисс Лорд, что вы были правы, – громко сказал я. – Ваш брат действительно оказался полным ничтожеством. Он был маленьким мошенником с самого детства. – Говоря это, я внимательно смотрел по сторонам: Шлессер по-прежнему стоял в дверях, Оги Крант – слева, в двух шагах от меня, Джонатан – справа. – Расскажите его друзьям, Максин, как он плакал, ползая на коленях, и умолял вас скрыть от папы его тайные отношения с нянькой.

– Заткнись! – заорал Джонатан и бросился на меня с кулаками. Я увернулся от первого удара, обхватил мистера Лорда обеими руками и отшвырнул на Оги. Они оба грохнулись на пол, причем, Крант от неожиданности выронил пистолет. Я кинулся за оружием на мгновение раньше, чем Шлессер выстрелил. Джонатан попытался встать, не заметив, что находится на линии огня. Раздался еще один выстрел, и он снова рухнул на Кранта. К этому моменту я уже успел схватить пистолет и три раза нажать на спуск, повернувшись в сторону Шлессера. Все три пули попали в цель. Гангстер сделал неуверенный шаг вперед, выронил пистолет и с грохотом рухнул лицом вниз.

Оги к тому времени успел выползти из-под тела мистера Лорда и встать на ноги. Теперь он со страхом глядел на пистолет в моей руке.

– Шлессер поторопился, – Крант судорожно сглотнул. – И теперь они оба мертвы. Что вы сейчас собираетесь делать? – по лицу было видно, что этот вопрос его сейчас особенно волнует.

– Я собираюсь сделать невероятное – подарить тебе жизнь, Оги, – великодушно произнес я. – И свободу, если ты поторопишься убраться отсюда до приезда полиции. Как только выйдешь, включи предельную скорость и исчезни в любом направлении, лишь бы это было подальше от Нью-Йорка, понял?

Крант обалдело кивнул, и через мгновение его не стало. Я вышел за ним следом, запер дверь и вернулся в гостиную. При звуке моих шагов Максин вышла из оцепенения.

– Они мертвы? – с ужасом спросила она, глядя на распростертые тела. – И Шлессер, и Джонатан...

– Так же, как и мисс Виккерс, – грубо ответил я.

– Дэнни, я не могу поверить, что Джонатан способен был на убийство. Какое хладнокровие и коварство! – воскликнула мисс Лорд. – Ведь девушка погибла вообще ни за что...

– Я тоже не могу в это поверить. Ну и что? – буркнул я. – Меня лично сейчас куда больше волнует другая весьма насущная проблема: как мне и вам выбраться из этой передряги. О себе-то я позабочусь, а вот как быть с вами?

– О, нет! – Максин закрыла лицо руками. – Прошу вас, не оставляйте меня теперь!

– Мне кажется, вы, как обычно, не слишком нуждаетесь в помощниках! – жестко сказал я.

Она отреагировала так, как я и думал. Сначала на лице Максин мелькнул испуг, его сменил гнев, потом спокойное выражение – свидетельство холодного расчета.

– Что я должна буду делать? – наконец, спросила она твердым голосом.

– Очень хорошо, что мы с вами поняли друг друга, – улыбнулся я. – Возьмем за основу идею вашего покойного брата, но поменяем исполнителей. Значит, так: Шлессер был другом Санди, он позвонил вам и выразил свое беспокойство. Он сообщил, что мисс Виккерс звонила ему и сказала, что Джонатан странно ведет себя. Он, якобы, наделал из-за нее долгов и сейчас слишком агрессивно настроен. Вы тоже этим обеспокоились и решили, что поедете вместе со Шлессером домой к Санди, чтобы, в случае чего, повлиять на своего брата... Пусть уж Шлессер выглядит в этой истории невинным младенцем! Так вот, вы приехали сюда, Джонатан открыл вам двери и заявил, что Санди нет дома. Но у него был очень странный вид, и вы ему не поверили. Вы со Шлессером втолкнули Джонатана в квартиру, оставили его под присмотром Дэна в гостиной и пошли осматривать комнаты. Наткнувшись на тело Санди, вы закричали, Шлессер ослабил внимание, Джонатан, воспользовавшись этим, выхватил пистолет и выстрелил в Шлессера. Тот тоже успел достать пистолет и всадил пулю в Джонатана...

– Не очень убедительно звучит, – сухо заметила Максин.

– Предложите полиции что-нибудь получше, – холодно произнес я.

– Хорошо, я принимаю ваш сценарий, – быстро согласилась мисс Лорд. – Возможно, изредка случается и такое.

Я тщательно вытер платком пистолет Оги и сунул его в руку Джонатана. Потом я собрал все стаканы и вымыл их, а также стер свои отпечатки с бутылки виски.

– Полагаю, теперь все кончено, – констатировал я. – Осталось только задать вопрос: а как же насчет дополнительного нуля после пяти тысяч?

– Разумеется, – кивнула мисс Лорд. – Я заплачу вам пятьдесят тысяч, после того как разберусь с полицией. Поезжайте ко мне в Дом магии, я скоро присоединюсь к вам. Ведь после смерти брата я так одинока! К тому ж, мне всегда не хватало сильной мужской нежности...

Меня покоробило от ее лицемерия.

– Все дело в том, – произнес я, – что все это сильно напоминает ситуацию с Лео Сталем пару месяцев назад. При таких воспоминаниях я не могу удержаться от смеха, оставаясь с вами.

Мисс Лорд глубоко вздохнула, чтобы успокоиться.

– Вы идиот! – прошипела она. – Ваше дурацкое чувство юмора принесло вам убыток в пятьдесят тысяч!

– Возможно! – вздохнул я. – Но только не в пятьдесят, а в сорок пять, если вы помните, конечно. Но если вы все забыли, я окажу Фремонту небольшую дружескую услугу, посоветовав ему повнимательнее изучить условия будущего контракта с вами. А еще верней – вообще его не подписывать.

– Вы получите свой чек! – заорала Максин. – А теперь убирайтесь, я не хочу вас больше видеть! Надеюсь, вы понимаете, от чего отказались по глупости.

– Вам не стоит об этом беспокоиться, – ласково улыбнулся я. – Могу на прощание дать вам совет: не возвращайте ваши последние духи "Заклинание" в торговую сеть – они слишком дурно пахнут!

Глава 10

Наутро Фрэн Джордан явилась в мой кабинет с ворохом корреспонденции. На ней был белый свитер и очень узкая синяя юбка. Такую девушку, как Фрэн, любой мужчина был бы рад видеть не только весь день, но, разумеется, и всю ночь напролет. И мои мысли дружно помчались в сторону, не безопасную даже для такого закоренелого холостяка, как Дэнни Бойд.

– Тут вам пришло еще одно письмо от мисс Лорд, – мимоходом сообщила мне Фрэн, – а в нем чек на пять тысяч восемь долларов и сорок восемь центов. За какие же услуги так платят?

– Да так, обычная работа, – скромно потупился я.

– А к чему же здесь восемь долларов и сорок восемь центов? – удивилась Фрэн.

– Таким образом меня пытаются оскорбить, возмещая расходы на такси, – пояснил я. – Это причуды богатой клиентки, нежные чувства которой я ради вас отверг.

– Что-то вы не чувствуете себя оскорбленным, – фыркнула мисс Джордан, оставляя без внимания конец моей фразы.

– Деньгами меня могут оскорблять сколько угодно, – ответил я, – и, чем больше, тем лучше.

– Отлично! – обрадовалась Фрэн. – Этот чек значительно облегчает мой разговор с вами.

– Неужели вы хотите сказать, что только сейчас оценили по достоинству весь набор моих превосходных качеств? – Я рывком подался вперед.

– Думаю, это только что сделала мисс Лорд, – отпарировала Фрэн, останавливая меня взглядом. – Дэнни, помните, я говорила вам о надежном парне, с которым собиралась ужинать вчера вечером?

– Да. – Я с трудом сообразил, о чем это она. – А что, он так и не выполнил обещания покатать вас на своем персональном планере, и вы хотите, чтобы я его за это наказал?

Фрэн, не слушая меня, продолжала:

– Его зовут Род Шиллер. Он молодой и очень перспективный адвокат. Я хотела сказать, что выхожу за него замуж через две недели.

– Ох, уж эти мне самоуверенные адвокаты! – рассмеялся я, но тут до меня дошел смысл ее признания. – Что вы сказали?

– Я скоро выхожу замуж, – повторила Фрэн, – и, разумеется, оставляю вас. Поэтому в ближайшие дни вам предстоит подыскать себе новую секретаршу. Разве не так?

– Вы совершенно потеряли рассудок, – воскликнул я голосом трагического актера. – Вы выходите замуж?! Вы добровольно надеваете это ярмо ради собственного домика с зеленой лужайкой, ради ежедневного мытья грязной посуды, ради кучи вечно орущих детей?! Вы меняете свободу на стирку, уборку, удовлетворение капризов быстро надоевшего мужа? Вы, потрясающая воображение всех мужчин, восхитительная шатенка с зелеными глазами! Вы... Да как вы можете?!

Она спокойно и чуть снисходительно улыбнулась мне.

– А что же мне остается, Дэнни? Продолжать сидеть в вашей конторе пять дней в неделю, сносить ваши приставания, завтракать в буфете, ужинать в дешевом ресторанчике, жить в крошечной однокомнатной конуре с ванной и газовой плитой, где нет места даже как следует повернуться?! Для этого я живу, по-вашему?! Конечно, мне ужасно тяжело будет бросить все ради двухэтажного собственного дома во Флориде!

– Но вы же там зачахнете от безысходной тоски! – протестовал я. – Вы не созданы для тихой семейной жизни!

– Может быть, – согласилась все для себя решившая Фрэн. – Но я всегда смогу развлечься, сходив в магазин за покупками, а не только, чтобы посмотреть!..

– А как же я? – продолжал я взывать к ее состраданию. – Вы даже не задумывались о том, что я буду делать без вас?!

– Найдете другую дуру, которая будет сидеть здесь с утра до вечера, бить вас по рукам, проклиная тот день, когда она сюда пришла, и сходить с ума от беспокойства, когда вас нет на месте! – Фрэн сказала это, как мне показалось, с легким оттенком грусти.

– Значит, я все-таки вам не безразличен! – обрадовался я. Но тут же глубоко вздохнул.

– Все уже в прошлом, Дэнни, – устало произнесла она. – Сейчас мне все равно, что с вами будет, потому что я встретила человека, который любит меня, уважает и предлагает мне стать его женой. И он не распускает руки, как некоторые, только из-за уверенности, что имеет столь роковой профиль!

Вот дался ей этот профиль!

– Это, конечно, заманчиво, – рассудительно произнес я, стараясь придать голосу спокойные интонации. – Но раз уж вы решились поговорить начистоту, то позвольте и мне сказать пару слов о своих опасениях.

– По поводу чего? – гневно осведомилась Фрэн.

– По поводу того, останется ли ваш муж доволен вами, – холодно сказал я. – Вы, по-моему, слишком располнели от сидения в конторе и иногда даже кряхтите, когда поднимаетесь по лестнице. Советую вам сесть на диету, пока он еще ничего не заметил.

– Я всегда знала, что вы последний пошляк, Дэнни Бонд! – выкрикнула мисс Джордан, стукнув кулаком по столу. – Вы мне просто отвратительны. И вы, и ваш дурацкий профиль! Как хорошо, что я больше никогда не увижу вас и не услышу ваших мерзких намеков! Я ухожу от вас с радостью, и не забудьте отправить мне мое жалованье по почте! Прощайте и выкручивайтесь как знаете!

С этими словами Фрэн пулей вылетела из моего кабинета, хлопнув дверью так, что окна чуть не вылетели из рам. Я подождал пять секунд, успокаивая себя надеждой, что она вот-вот вернется. Но не выдержал и ринулся в приемную вслед за ней.

– Вы, как всегда, вовремя! – сухо заметила мисс Джордан, одергивая юбку. – Хоть бы один раз вы вошли не в тот момент, когда я поправляю чулки! Что вам еще от меня надо?

– Я просто хотел поговорить напоследок о том, – смущенно промямлил я, – что бы вы желали в качестве свадебного подарка?

Ее глаза увлажнились.

– Вам, действительно, будет не хватать меня, Дэнни? – дрогнувшим голосом спросила Фрэн.

– Очень! – искренне признался я.

– Мне вас тоже, – вздохнула она. – Но я встретила мужчину, которого считаю надежным... – Внезапно Фрэн обняла меня за шею и быстро поцеловала. – Дэнни, хотите, я останусь до конца недели, пока вы не подыщете новую секретаршу?

– Огромное спасибо, Фрэн, но вам предстоят приятные хлопоты, и я не посмею вас отвлекать. Думаю, несколько дней я проведу в одиночестве. Как-нибудь справлюсь, вспоминая вас...

– Дэнни, вы просто молодец! – воскликнула девушка. – Я хочу сказать, что мне всегда было очень интересно работать с вами, а те вечера, – мисс Джордан внезапно покраснела, – которые мы... провели у вас, я всегда буду вспоминать с теплотой и нежностью.

– Не продолжайте! – остановил я ее. – Еще слово, и я не смогу с собой совладать. Хотите, я подарю вам на свадьбу свое большое фото?

– Это было бы просто здорово! – расхохоталась Фрэн. – Род увлекается стрельбой по мишеням, и их у него, как правило, недостает.

– Я лучше подарю ему чучело гориллы, – быстро изменил я свое решение. – Ну а вам – обычную кофеварку!

Простившись с Фрэн, я отправился в бар, чтобы пропустить пару стаканчиков, которые успокоили бы мои разболтанные нервы. После четвертой порции я пришел в норму, и тут же мне в голову пришла великолепная идея. Я вернулся в контору и отыскал номер нужного мне телефона. Набирая его, я думал, что вот он – идеальный шанс сделать доброе дело себе и кому-нибудь еще.

* * *

Ровно в восемь часов я надавил кнопку звонка знакомой квартиры в Вест-Сайде. Дверь почти мгновенно открылась, и строгая Урсула Оуэн возникла передо мной. Она была одета как классическая секретарша, волосы были собраны в узел, а на носу красовались очки. Под одеждой, как можно было заметить, по-прежнему, был корсет.

– Прошу вас, мистер Бойд, – вежливо сказала она, пропуская меня в квартиру.

Я прошел в гостиную и сложил все пакеты с покупками в кресло. Бутылку шампанского поставил на стол. Урсула следила за моими манипуляциями широко раскрытыми глазами, стоя в дверях комнаты.

– Я бы хотела, – наконец, произнесла она, – поблагодарить вас, мистер Бойд.

– Дэнни, – поправил я.

– ...Дэнни, за то, что вы для меня сделали. Я провела бессонную кошмарную ночь, уверенная, что завтра меня арестуют. Но наутро увидела заголовки газет, а потом позвонили вы и сказали, что Максин выгнала меня, но мне не о чем беспокоиться, – ее фиалковые глаза часто-часто заморгали.

– Хватит об этом, – отмахнулся я. – У вас есть фужеры для шампанского?

– Нет. Мне очень жаль, Дэнни.

– Ну что ж, сойдут любые стаканы. Это ничем не хуже.

– Сейчас принесу!

Когда Урсула вернулась из кухни, я успел откупорить бутылку. Наполнив два стакана, я протянул один из них девушке. Она взяла его так, словно он был полон пенистым ядом.

– Спасибо. А что у нас за праздник? – поинтересовалась мисс Оуэн.

– Мы отмечаем вашу новую должность! – объяснил я.

– Новую должность? – недоуменно переспросила Урсула. – Но ведь вы сказали, мистер Бойд...

– Дэнни.

– ...Дэнни, что меня уволили! Теперь мне будет очень трудно найти новое место. После пяти лет в "Мэджик Хаус" я осталась без рекомендации мисс Лорд...

– Я беру вас на работу к себе! – заявил я. – Вы будете личным секретарем Дэнни Бойда! И для этого мне никаких рекомендаций не требуется. Особенно от Максин.

– Вы шутите? – прошептала она.

– Это чистая правда. Я собираюсь сделать вас своим личным секретарем и платить вам жалованье не меньшее, чем вы получали на прежнем месте. Согласны?

– О Дэнни, вы так добры! Я, право, не знаю, что мне на это сказать...

– Не нужно ничего говорить, просто кивните головой, – улыбнулся я. – Мне позарез нужна секретарша, вот и все. Конечно же, вам придется частично сменить имидж, но это потом. А сейчас, – я поднял стакан, – выпьем за успешное деловое и, разумеется, личное партнерство во всех сферах!

– За партнерство! – выдохнула мисс Оуэн и, закрыв глаза, мелкими глотками осушила свой бокал. Затем вдруг поморщилась.

– Одна из ваших новых обязанностей – срочно научиться пить шампанское, – предупредил я. – За обучением буду следить лично!

Не отвечая, Урсула сама протянула мне свой стакан. Я вновь наполнил его до краев.

– Теперь вам придется совмещать в себе два разных образа Урсулы Оуэн, – по-хозяйски разглагольствовал я. – Умного и строгого секретаря я буду видеть на работе. А после нее вы будете представать предо мной в образе нежной и страстной женщины.

– Я? – тихо переспросила Урсула. – В образе нежной?..

– Да-да, именно вы! – заверил я ее.

– Это кажется мне очень милым! – мисс Оуэн улыбнулась и допила шампанское. Я с готовностью налил в третий раз.

– Все, что вам понадобится на первых порах, я принес с собой, – кивнул я в сторону свертков.

– Вы очень предусмотрительны, Дэнни! – восхитилась она. – А что, мы начнем менять мой имидж прямо сейчас?

Было видно, что девушка заинтригована.

– Нет, после обеда, – ответил я.

– А, может быть, сейчас? – лукаво улыбнулась Урсула. – Я вовсе не голодна. К тому же, шампанское так калорийно!

– Ну, если вы настаиваете, так тому и быть. Но допейте сперва свой стакан! – приказал я.

Мисс Оуэн молча повиновалась. Я собрал в охапку пакеты и вручил ей.

– Здесь то, что вам сейчас понадобится из одежды, – объяснил я. – Я принес два комплекта на пробу. Наденьте что-нибудь из них – и посмотрим!

– Хорошо, – доверчиво кивнула она мне и направилась к двери, к моему удивлению, абсолютно ровной походкой. Я поудобнее развалился в кресле, закурил сигарету и, потягивая шампанское, подумал о том, что не одно только бескорыстное желание помочь бедной девушке привело сюда Дэнни Бойда.

– Дэнни! – Урсула высунула голову из спальни с недоумевающим выражением на лице. – Вы уверены, что купили именно то, что нужно?

– Абсолютно уверен, – самодовольно кивнул я. – Все это следует надевать, когда ожидаешь приятного гостя. Такого, как ваш новый босс, например.

– Хорошо! – хихикнула она и снова исчезла.

– Налейте мне еще шампанского, – донеслось из-за двери.

Я подошел к столу, чтобы выполнить эту приятную обязанность, а когда вернулся на место, дверь спальни приоткрылась, и восхитительное видение в полупрозрачном пеньюаре сделало шаг ко мне. Лицо девушки розовело, оттененное черным шелком. Грудь, чуть прикрытая кружевом, слегка подрагивала, выдавая волнение своей обладательницы. Узкая полоска трусиков открывала больше, чем скрывала...

– Ну, наконец-то! – шепнул я ей на ушко. – Вы почти само совершенство...

– Почему же "почти"? – вдруг спохватилась Урсула, поднимая на меня прекрасные фиолетовые глаза.

Я молча привлек девушку к себе, аккуратно вынимая из ее волос заколки. Она тряхнула головой, и темное густое облако свободно упало на открытые плечи. Осталось не менее аккуратно снять очки и отодвинуть их подальше.

– Дэнни? Я так ничего не вижу, – фиалковые глаза беспомощно заморгали. Она сделала шаг вперед, но тут же зацепилась за ножку кресла, покачнулась и рухнула на ковер.

– На помощь, Дэнни! – расхохоталась она.

– О, соблазнительная! Не шевелись...

– Но почему? – она с наслаждением потянулась.

– Хочу забыть, какой ты была раньше, – бормотал я, выключая свет.

– О Дэнни! – застонала она у меня на руках. – Я никогда... Я ничего такого не знала...

И я, наконец, услышал ее низкий, вибрирующий грудной голос с чарующими интонациями:

– Прощай, старая дева Оуэн... О Дэнни... Здесь так темно...


home | my bookshelf | | Дом магии |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 5
Средний рейтинг 4.2 из 5



Оцените эту книгу