Book: Доброе утро, Мэвис!



Картер Браун

Доброе утро, Мэвис!

Глава 1

— Мистер Рио!

Я услышала в своем голосе негромкую, но очень сердитую интонацию.

— Если я не ошибаюсь, компаньоны ведут все дела в одной упряжке, — сказала я. — И еще не было случая, чтобы я не подпустила вас к лакомому кусочку. А как ведете себя вы?!

На самом деле я думала сейчас не о проблемах компаньонов, а о том преимуществе, которое имеет бюстгальтер с крючочками перед бюстгальтером с пуговичками: неконтролируемый взрыв эмоций в любую секунду может оборвать пуговичку, столь ненадежно держащую женское достоинство. То ли дело — полукорсет на крючках. Вдыхай воздух полной грудью и не бойся подвоха. Нет, несомненно, такой бюстгальтер — хороший компаньон в делах.

— Жаль, что вы, Мэвис, не рентгенолог и даже не психолог, — Джонни Рио делал вид, что удручен моим выпадом. — Вы бы поняли, что в этой черепушке, — он постучал по своему лбу, — нет никаких злых умыслов по отношению к вашей прекрасной особе.

Как он вежлив, этот Джонни, когда пытается увильнуть от прямых вопросов.

— Ваша черепушка, как вы выразились, набита персонажами комиксов, и любой врач, заглянув в нее, повесился бы от тоски на гибких шлангах своего фонендоскопа!

— Как остроумно! — Джонни капризно выпятил губу. — Как вспомню, что я собирался жениться на этой остроумной девушке, весь покрываюсь пупырышками.

— Пупырышки — нормальное явление для домашней птицы, например, гуся.

— Ага, гусь — это я!

— Простите, мистер Рио, я бываю неточна по четвергам, — моей искренности не было предела. — Но когда по средам и пятницам я наблюдаю, как вы заглатываете свой ленч, ну, совсем как милая домашняя птица, скажем, — индюк, и при этом наклоняете голову над тарелкой так, что я вижу проплешину на макушке...

— Я еще не потерял ни единого волоса! — Джонни растопыренной пятерней взъерошил свою шевелюру. — Или вы намекаете на то, что хотели бы взять в компаньоны более молодого человека? Говорите прямо.

— Мистер Рио, я всего лишь напоминаю вам неписаные правила компаньонов — делиться информацией и не водить друг друга за нос... Ну вот... куда вы сейчас убегаете?

Мой голос потеплел, мне казалось: еще чуть-чуть — и Джонни расколется. Но он только покачал головой:

— Мэвис, мне действительно нужно убежать на часок... И забудем об этом неприятном разговоре. Мои действия продиктованы заботой о вас. «Делиться информацией» — это правильно, но информация может быть убийственной. Лучше, если вы ничего не будете знать о моем деле. Ну как, договорились?

Он ловко вывернулся, мошенник. Пришлось снова надевать маску «холодной Мэвис».

— Нет, Джонни Рио, не договорились. Я не только остроумная девушка, как вы тут распинались, я еще и детектив. Кстати, у меня вообще нет недостатков. Прекрасно сложена, чертовски обаятельна, обворожительно смела... Такую девушку постоянно подстерегает опасность, но я всегда выхожу сухой из воды!.. Если бы не ваше тугодумие...

Не оценив мою скромность, Джонни оборвал панегирик на полуслове.

— Да, Мэвис, вы можете отбиться от подгулявшего матроса, — сказал он, — но есть ли у вас бронежилет? Или эта блузка может выполнить его роль? А может, вы надеетесь поймать пулю рукой, как бабочку? Впрочем...

Он уже взялся за ручку двери и договорил свою речь, стоя ко мне вполоборота.

— Впрочем, если пуля и проникнет в вашу очаровательную головку через левое ушко, то легко выйдет через правое, не встретив никаких преград в виде серого вещества. Но, представьте, Мэвис, какой голой и глупой вы будете лежать в морге на мраморном столе!..

— Как? Мне не оставят даже нижнего белья?!

Но эти слова были пущены уже в спину уходящего компаньона. Дверь за ним закрылась, и утренний обмен любезностями завершился.

Компаньон! Из двоих всегда кто-то умнее и сообразительнее, и этим «кто-то» являюсь я. Я — банк идей, я — мозг. А Джонни делает вид, что может вести собственную игру. Упрямый осел! Два месяца назад мы расследовали дело со страховкой. У меня не было и тени сомнения: жена убила мужа. А Джонни все искал хоть какие-нибудь факты. И нашел: отпечатки пальцев этой дурочки, не сумевшей стереть их вовремя. Джонни долго выпытывал, почему мне сразу пришло это в голову и нет ли здесь мистики. Как все мужчины, Джонни самонадеян в своих логических построениях. А я... Один взгляд на фотографию покойника — и все стало ясно. Любая женщина прикончила бы такого на редкость паршивого экземпляра, каким, очевидно, был этот муженек.

Джонни сел в калошу. И после этого он смеет говорить об отсутствии у меня в голове серого вещества!

Звонок оторвал меня от размышлений. Я сняла трубку.

— Агентство Рио. У телефона — мисс Зейдлиц. Слушаю вас.

— А нельзя ли пригласить самого мистера Рио? — там были не очень вежливы с дамой.

— Да, я приглашу его, если вы укажете мне, где сейчас находится мистер Рио. Нет ли у вас такого определителя?

Не дослушав, мой визави бросил трубку. Элегантным движением кисти я тоже швырнула трубку на аппарат и, поудобнее устроившись на своем жестком стуле за столом с пишущей машинкой, вновь предалась мыслям о том, сколь различны мужчины и женщины, каждый раз находя аргументы в пользу последних.

Только мужчина может быть таким безнаказанно наглым, если знает, что в момент телефонного разговора я не вижу его плохо выбритую рожу. Какая невоспитанность! И непорядочность! Человек должен быть воспитанным — вот на чем зиждется благополучие одного и многих, каждого и всех, мира людей и мира в целом. Я ценю вежливых, порядочных людей, а вынуждена общаться с отребьем.

Сочувствие и жалость к себе вызвали приступ стеснения в груди.

Или это мой новый бюстгальтер жмет?

Внезапно судорога сковала грудную клетку — ни вдоха, ни выдоха, ни малейшего шепота... Что со мной? Неужели я так волнуюсь за Джонни? А что, если его догнала та самая пуля-бабочка, и он лежит с простреленной головой, набитой комиксами, на брусчатке мостовой, а я ругаю и крою почем зря глупую сильную половину человечества?!

Наконец я вдохнула — раздался легкий треск, как будто электрический разряд проскочил. И два крючочка моего бюстгальтера отлетели напрочь.

Дыхание пришло в норму.

Я даже рассмеялась. У меня есть примета: если с нижним бельем (а я люблю только вещи с глубокой фантазией) начинаются какие-нибудь приключения — то бретелька порвется, то резинка лопнет, — будет сюрприз.

И он не заставил себя ждать!

В дверь постучали. Вошел мужчина — достойный представитель ругаемого мною племени: высокий рост, ослепительная улыбка под щеточкой усов, черные волосы уложены волнами, нечто «звездное» во взгляде.

Он улыбнулся и заговорил:

— Это мисс Зейдлиц?

— Вы видите именно ее.

— Мое имя Рауль де Шен, — он слегка поклонился.

— О, вы француз?

— Нет, я из Нового Орлеана... Но когда-то де Шены жили во Франции. Я пришел сюда, чтобы поговорить с вами, мисс Зейдлиц, по очень важному делу.

— Все ваши дела мы обсудим в кабинете, — сказала я, немало не покраснев: моя комнатушка с пишущей машинкой была довольно непрезентабельна.

Я отвела де Шена в кабинет Джонни. Посетитель основательно обжил предложенное кресло и посмотрел на меня внимательным взглядом опытного мужчины — взглядом, лишенным вульгарности и обещающим очень многое.

— Мисс Зейдлиц, я хочу, чтобы вы расследовали одно весьма щекотливое дело.

— Что ж, вы обратились по адресу.

— Но мне хотелось бы, чтобы все осталось в тайне. Все, что вы услышите или узнаете, представляет секрет большой важности, — он смотрел на меня так серьезно и доверительно, что все глупости по поводу мужских особенностей мгновенно вылетели у меня из головы.

— Агентство Рио — самое надежное, мистер де Шен. Мы бережем своих клиентов от любых неожиданностей, вам нечего опасаться, — я долго бы еще объясняла посетителю наши принципы, но он остановил меня:

— Есть одна тонкость, мисс. В это дело нельзя никого посвящать... даже мистера Рио. Вы понимаете?

Я понимала! Я уже забыла, в чем укоряла утром компаньона. Я растаяла в кресле от предвкушения. Джонни с его «убийственной информацией» будет сегодня посрамлен. У вас тайны, мистер Рио? У меня — тоже. Как вовремя появился этот де Шен! Секрет большой важности перекочует сейчас ко мне, я буду владеть им единолично. Я справлюсь с этим делом — обещаю самой себе.

— Все будет так, как вы пожелаете, мистер де Шен, — мой голос наполнился озабоченностью и строгостью. — Никому ни слова.

— Я решил довериться вам, и цена этого доверия — моя жизнь.

— Ваша жизнь? — озабоченность сменилась тревогой.

— Да, я сильно рискую. И даже не предполагаю, кто хочет моей смерти. Это очень тяжело, мисс Зейдлиц, — жить, ожидая удара, но не зная, откуда он последует. Мои нервы на пределе, я разбит бессонницей...

— А выглядите, между тем, прекрасно, — без всякой лести сказала я.

Посетитель не знал, что мне ответить. Вместо ответа он сунул руку в карман и вытащил то ли игрушку, то ли сверток.

— Посмотрите! — он отдал эту вещь мне.

С удивлением я обнаружила, что держу куклу — это был миниатюрный мистер де Шен с белозубой улыбкой под щеточкой усов и черными волосами из синтетики, уложенными волнами.

— Сделано просто замечательно! Забавная вещица.

Я вертела куклу так и сяк и вдруг обнаружила то, что должно было сразу броситься мне в глаза. Сердце кукольного мистера де Шена было проткнуто булавкой!

Поймав мой вопрошающе недоуменный взгляд, мистер де Шен объяснил:

— Я ведь говорил, что живу в Новом Орлеане. Там много цветных, и среди них распространены обычаи вуду. Этот знак — вроде черной метки: «Человек, готовься к смерти!». Кстати, некоторые люди, получив такой знак, действительно умирают — от страха.

Не знаю, какой вид был у меня, но посетитель вдруг широко улыбнулся:

— Я не умру от страха, этого никто от меня не дождется. Однако раз кукла послана, значит, где-то бродит и убийца. Тот, кто сделал первый шаг, сделает и второй.

С отвращением я положила куклу на стол. Мне казалось, что от нее исходит могильный холод. Мне было странно, что в наше время можно заниматься подобной чепухой, но на куклу я больше не смотрела — глаза в мои ее не видели.

Передернув плечами, я медленно произнесла:

— У вас есть какие-либо предположения на этот счет?

— Нет, — сказал мой посетитель. — Однако я думаю, кое-что вас заинтересует. К кукле была приложена записка.

— Записка?

— Да, и в ней говорилось, что если я хочу остаться в живых, то должен в среду вечером прийти в отель «Лафайет». Там меня будет ждать человек с розовой гвоздикой в петлице.

— Загадочно и непонятно.

— Я бьюсь над этой загадкой и ничего толкового не смог придумать. Послезавтра, в среду... Одиннадцать часов вечера... Время позднее... Не ловушка ли это? — он посмотрел на меня с тревогой. — Я прихожу в отель и преподношу убийце свою персону, как на тарелочке. Удобная мишень, не так ли?

Тяжело вздохнув, он улыбнулся; видимо, улыбаться — стало его привычкой. Он улыбался при любых жизненных обстоятельствах, этот американец с французской фамилией.

— Но идти в отель «Лафайет» надо, — продолжил де Шен. — Иначе оборвется единственная ниточка, ведущая к человеку, который послал куклу. Нужна информация, и ее, я надеюсь, можно получить в отеле.

— Да, лучше узнать хоть что-то, чем не, знать ничего, — глубокомысленно изрекла мисс Зейдлиц, то есть я.

— А не пойти ли вам в отель «Лафайет» вместо меня? Фактически, вы ничем не рискуете. Убийца поджидает де Шена, а не мисс Зейдлиц. Против вас у него ничего нет, а вы таким образом можете раздобыть ценную информацию. Во всяком случае, вы опишете мне того человека, с которым встретитесь, и, возможно, я пойму, кто охотится за мной. Ну как?

— Прекрасный план! — воскликнула я. — Этот шантажист от меня не уйдет. Я расколю его, как орех!

— Значит, согласны? — де Шен воспрял духом. Я посмотрела на этого лощеного господина, еще мгновение назад такого испуганного, и кивнула: согласна.

Если у мистера Рауля де Шена была привычка улыбаться, то у мисс Мэвис Зейдлиц — вздыхать. Я глубоко вздохнула — и лопатками почувствовала, как последний крючок бюстгальтера расстался с моим божественным телом. Впрочем на внешний вид это не повлияло.

— Да, я отправлюсь в этот треклятый отель, — важно произнесла я. — У настоящей женщины есть девиз, и он звучит так: «Беречь красивых особей мужского пола от любых опасностей и неприятностей».

— Я признателен вам, мисс, — сказал де Шен и встал. — Но помните: мистер Рио ничего не должен знать.

— Как обманутый муж все узнает последним, так и мой компаньон будет самым крайним в этой игре, — заверила я посетителя и многозначительно добавила. — Вы пришли ко мне.

— Я предполагал нечто подобное, — Рауль де Шен улыбнулся, — и заранее купил два билета на самолет в Новый Орлеан. Завтра утром мы встречаемся в аэропорту. Вылет в 9.30.

— Годится! До встречи в аэропорту.

— До встречи, мисс Зейдлиц.

И он поцеловал мою руку. Этот древний джентльменский обычай рассмешил и растрогал меня. Усы приятно пощекотали кожу, а склоненная голова повергла бедное сердце в трепет. Но я все-таки стойкая женщина и не стала делать никаких ответных жестов. Возможно, он на них и не рассчитывал.

После ухода де Шена я еще какое-то время провела в раздумьях, но заявился Джонни в скверном расположении духа, и пришлось переключаться на компаньона. Похоже, он во что-то влип. Ну, так сам виноват, отказавшись посвятить меня в свои проблемы.

— Мне звонили? — спросил Джонни, нервно меряя шагами кабинет.

— Да, был один звонок. Какой-то сукин сын бросил трубку, когда я сказала, что вас нет.

Джонни замер.

— Представляю, как вы это сказали! От ваших телефонных любезностей у любого могут пробудиться звериные инстинкты.

— Вот и вы мечетесь, как зверь по клетке! Что, у вас неприятности? Нет? Раз вы оградили меня от своих дел, то, может быть, мне вообще уйти в отпуск?

Я распалилась, хотя внутренне была холодна и посмеивалась над Джонни. Это был ловкий ход с моей стороны: разыграть из себя обиженную девушку и улететь с де Шеном.

— Да, конечно, в отпуск! — Джонни обрадовался возможности сплавить меня с глаз долой.

— Благодарю, мистер Рио. Вы так заботливы!

— Позвольте поинтересоваться, мисс Зейдлиц, вы уже решили, где будете отдыхать? Гавайи?

— Вы так любезны, что я назову вам одно местечко, где мне хотелось бы побывать: Новый Орлеан.

— Вы, несомненно, осчастливите этот город! Он выберет вас королевой бала. Вы решили побывать на местном карнавале? Поздравляю!

Джонни то ли радовался, то ли издевался. На всякий случай я заняла оборонительную позицию.

— Если все маски этого карнавала похожи на ту, что сейчас перед моими глазами, — я небрежно взмахнула в направлении компаньона, — то я попаду не на праздник, а на похороны.

— Ну, на похоронах тоже иногда бывает весело... Играет музыка... много цветов... движется процессия...

— А потом все напиваются!

Джонни понял, что меня лучше не трогать, и перешел на обычный усталый тон:

— Мэвис, дорогая, будьте там все-таки поосторожнее. Случайные знакомства не принесут вам радости, а улицы Нового Орлеана полны неожиданностей и сюрпризов. Я буду тревожиться. Вы одна... на каком-нибудь коктейле или званом обеде... и вдруг там...

— Что? — сказала я с вызовом.

— Ладно, поступайте как знаете. Вы уже взрослая.

Он пошел к себе, но вскоре выскочил из комнаты, как ужаленный:

— Кто позволил вам пользоваться моим кабинетом?! Вы сидели в моем кресле! Комната пропахла вашими духами! Черт знает что! Что это за духи? Как вы посмели!

— «Я обессилена тобой».

— Вы... вы сошли с ума, Мэвис, — залепетал Джонни, а его глаза стали, как два блюдца. — Я не давал вам сейчас никакого повода, я даже не касался вас...

— Ну что вы, Джонни, успокойтесь. Так называются мои любимые духи — «Я обессилена тобой». Очень дорогой парфюм. Вы спросили — я ответила.

— Да... — мистер Рио в изнеможении растекся по креслу. — Новый Орлеан дождался-таки своей «орлеанской девы».



Глава 2

Новый Орлеан — город и порт на реке Миссисипи, штат Луизиана. В городе и пригороде живет миллион человек. Они торгуют шерстью или перерабатывают нефть.

Справочник рассказал мне все. Но своим глазам я верю больше.

Новый Орлеан встретил меня дружелюбно. Это был первый день карнавала, никто не торговал шерстью и не перерабатывал нефть, все веселились до упаду: дурачились, как дети, смеялись, как сумасшедшие, тряслись в своих маскарадных костюмах, как припадочные.

Даже мужчины с сединой в волосах и обвислым брюшком бегали за девушками и приставали с поцелуями. Меня целовали, много раз, и один из целовавших был вполне в моем вкусе. Я даже бросилась по параллельной улице и обогнула квартал, чтобы встретить его еще раз на своем пути, но попала в объятия какого-то лысого субъекта. Я так заигралась, что едва не пропустила назначенный час.

Наконец двери отеля «Лафайет» закрылись за моей спиной, и я смело шагнула навстречу неожиданностям.

В холле, несмотря на позднее время, было многолюдно: карнавал расшевелил всех. Придирчиво рассмотрев толпу, я выхватила взглядом мужчину с гвоздикой в петлице и деловым шагом направилась к нему.

Вообще-то он был жидковат для убийцы: невысокого роста, немолодой, толстый, вульгарно одетый... Такие люди, как ни странно, встречаются в приличных компаниях. Они — как моль в платяном шкафу.

Толстячок уже заметил меня, его глазки масляно заблестели, а жирные губы растянулись в полуулыбке.

Подойдя, я сказала две заготовленные впрок фразы:

— Вы ожидаете мистера Рауля де Шена, так? Я пришла вместо него.

— Если вы — Рауль, то я — девочка из хора, — толстяк самодовольно захохотал и положил мне руку на талию.

— Пошел к черту!

Я сбросила его клешню и отошла к другой стене.

Чтобы сосредоточиться, достала пудреницу и начала приводить себя в порядок. Одновременно я поглядывала по сторонам и ловила в зеркальце отражения чужих физиономий. Наконец, я заметила еще одного мужчину с гвоздикой в петлице. Но тот ли это человек? Слишком много гвоздик, слишком много мужчин!.. Если к каждому я буду подходить и расспрашивать, то, скорее всего, меня примут... Э, ладно, все равно, что подумают люди о Мэвис Зейдлиц — ведь она ведет важное расследование!

Итак, присмотримся повнимательнее ко второму джентльмену с гвоздикой. Вообще-то он больше подходит на роль убийцы, чем «девочка из хора». Высокий нервный тип. Глаза наглые. Шляпу не снял... Почему его левая рука движется так осторожно? Не пистолет ли там, под полой пиджака?

Я закрыла пудреницу и положила ее в сумочку. Прежде, чем подойти к мужчине, набрала полную грудь воздуха и с силой выдохнула его. Вперед, Мэвис!

— Вы ожидаете Рауля де Шена? Я пришла вместо него.

Мужчина дернулся.

— Вы? — он недоверчиво осмотрел меня с головы до ног.

— Мистер де Шен попросил оказать ему такую услугу.

— Ну и ну! Первый раз вижу, чтобы мужчина подставил вместо себя цыпочку, — он обнажил в улыбке желтые зубы и закурил.

— Давайте говорить серьезно. Рауль — мой хороший знакомый. У него неприятности, поэтому он предпочел пока не появляться на сцене. Я представляю его интересы и хочу, чтобы у нас состоялась откровенная беседа.

— Откровенная? — его взгляд скользнул за расстегнутую верхнюю пуговицу блузки. — Вы не шутите?

Фривольный тон и наглость не обманули меня. Этот мужчина был напряжен, как сжатая пружина, как хищник перед прыжком на свою жертву.

— Вы можете сказать мне все, что предназначалось моему приятелю, — это говорила деловая, холодная Мэвис.

Но он только хмыкнул. Этот кретин, похоже, не знал, как вести себя в такой ситуации. Его плохо проинструктировали. Надо подтолкнуть джентльмена к более активным действиям!

Я выхватила из его губ сигарету и легким движением «перечеркнула» щеку. Сначала этот убогий схватился за обожженное место, потом занес кулак, чтобы ударить меня, но я опередила его, что есть силы стукнув носком своей туфли по голени.

Мужчина от боли запрыгал на одной ноге и стал честить меня на все лады. Я же подперла кулаками бока и принялась изображать из себя ревнивую супругу, заставшую неверного мужа на месте преступления. Возможно, со стороны это так и выглядело. Но, как мне кажется, никто на нас и не смотрел: наша «сценка» была частью шумного феерического карнавала, все «узоры» которого разглядеть мог разве что сам господь Бог!..

— Говорите, что вы должны были сделать с мистером де Шеном? — прошипела я в самое ухо «супруга».

Он, наконец, справился с болью и смотрел на меня с ненавистью.

— Я не знал, что вместо него придете вы...

— Говорите! — я занесла ногу для нового удара.

— Хорошо, я скажу, — парень, видимо, сдался. — Мне нужно было встретить этого господина и провести его в апартаменты шефа.

— Значит, сейчас вместо де Шена к шефу вы отведете меня. Меня!

Слегка прихрамывая, парень потащился из отеля на улицу. Я — за ним. Я слышала, как он бормочет себе под нос ругательства и проклятия, и улыбалась.

Шли мы недолго и свернули к зданию... ну уж, не знаю какого предназначения. Но это, наверняка, был один из самых красивых домов города. Мозаичный пол вестибюля был выложен из минералов, белоснежные стройные колонны взмывали на высоту полета голубя. Здесь было много роскоши, и если чего и недоставало, так это храмовой тишины. Безалаберное карнавальное действо плохо вписывалось в интерьер шикарных апартаментов: это выглядело так, как если бы леди нацепила на себя дешевую пластмассовую бижутерию, сработанную в китайских квартальчиках. Коридоры и лестницы были наполнены полуодетыми размалеванными людьми. Было много девушек в трико и майках телесного цвета — я поначалу решила, что они демонстрируют костюм Евы. Впрочем, у девушек были безупречные фигуры, а облегающая одежда делала из них воплощенное искушение. Редкий мужчина проходил мимо, опустив руки.

— Ну, и куда мы попали? — строго спросила я провожатого.

— На тусовку кипиджей.

— Экипажей? Никогда не думала, что на флоте работает столько девушек. Да здесь каждая вторая годится если не в «мисс Вселенная», то в «мисс Новый Орлеан»! А еще говорят:

женщина на корабле — плохая примета.

— Я не сказал «экипажей»!

Парень, кажется, опять выругался, но я пропустила все его эпитеты мимо ушей.

— Кипиджи — это те, кто участвует в организации карнавала, кто заводит публику.

— Теперь я все поняла. У вас плохая дикция.

— Или у вас плохой слух.

— Мы пришли сюда проверять свои органы чувств?

— Нет.

Он осторожно потрогал обожженную щеку и указал на лестницу:

— Надо подняться еще на один этаж. Уже почти пришли.

Вскоре мы оказались возле какой-то двери, мужчина с гвоздикой постучал условным стуком, вошел и жестом пригласил войти меня.

Я шагнула через порог.

Мой спутник закрыл дверь и замкнул ее на ключ.

Кажется, начинается что-то интересное. Я всегда готова к бою. Только кто я здесь: тореадор или бык? Нет, на последнюю роль я не соглашусь, да и по физическим данным эта роль — не моя.

В помещении находились и другие действующие лица, только я не могла понять, кто именно.

— Шеф, простите, но вместо де Шена я вынужден был привести ее, — провожатый указал кому-то, сидящему в кресле, на меня. — Она утверждает, что представляет интересы де Шена и готова на наши условия. Это ее слова.

— Чудеса! — раздался из кресла мурлыкающий голос. Впрочем, если этот человек был из породы кошачьих, то это, несомненно, был кот с одышкой.

Я увидела, что кресло медленно поворачивается. Тяжело опираясь на подлокотники, приподнялся и плюхнулся обратно в объятия плюша и поролона очень толстый, я бы сказала, пышный человек. В нем не было углов — одни овалы. Только взгляд его уколол меня, как игла.

— Чудеса... — повторил Большое Пузо более жестко, чем в первый раз.

Настала пора объяснений.

— Мистер Рауль де Шен обратился ко мне с просьбой помочь ему. Некто покушается на жизнь этого господина, а он даже не знает, почему, — я говорила четко и спокойно. — Если это шантаж, то надо назвать сумму и условия. Если это что-то другое, давайте откроем карты. Быть может, мистер де Шен нанес кому-то материальный ущерб или навредил в финансовых делах... Я здесь для того, чтобы выяснить это и уладить дело. Я обладаю всеми полномочиями...

Большое Пузо как будто и не слушал меня. Он ощупывал каждую косточку моего тела, каждую складку одежды. Он вспотел в своем усердии. Вытер лоб и сказал очень просто:

— Милая, как вас зовут?

— Мэвис Зейдлиц.

— Никогда еще ко мне не залетала такая глупая болтливая пташка.

Я осеклась и пробормотала:

— Так вот... Если вы... Мы можем...

— Питер! — властным голосом Большое Пузо позвал того, кто привел меня сюда. — Сделайте так, чтобы мисс немного помолчала. Ей удобнее будет молчать в связанном состоянии.

— Выполню с удовольствием.

— Но почему?.. — всполошилась я. — Мы же ни о чем не успели договориться! Если так пойдет...

— Питер, поторопитесь. И без крови.

Хозяин апартаментов — он же хозяин положения — сказал это так буднично, по-домашнему, что я онемела. Меня не испугал холодный ствол, упершийся в спину слева, где сердце. Меня потрясла собственная никчемность. Все усилия пошли прахом. Большое Пузо не принял меня всерьез и дал понять что я всего-навсего воробышек, залетевший прямо повару в котел. От одной мысли о провале мне стало не по себе. Я перестала сопротивляться. Я слышала, что Питер предупреждает: если я закричу, то он... и если я ударю его, то он... и если я попробую убежать, то он...

Мне было все равно, сделает из меня Питер мертвое тело или нет. Честное слово, меня это нисколько не занимало, зря Питер распинался.

Я дала этому мужлану все возможности привязать меня к стулу. Руки мои были заброшены за спинку стула и представляли благодаря веревке единое целое с этой красивой мебелью. Рот был завязан. Только глаза остались выполнять свою привычную функцию — фиксировать происходящее.

Питер вышел.

Мое заточение происходило в комнате, смежной с той, которую занимал Большое Пузо. Некоторое время я слышала голоса оттуда, потом они смолкли.

Заломленные руки болели в плечевых суставах, ныли мышцы, но голова моя была занята другим. Сколько я уже здесь сижу? Час, полчаса?.. Если бы вдруг открылась дверь и вошел Джонни... О, нет! Мне стыдно: я обманула его, чтобы вести это дело единолично. Джонни уверен, что я в отпуске, что веселюсь и танцую. А я сижу, связанная, и терзаюсь. Я провалила поручение клиента, теперь его убьют по моей милости. И тень этого убийства может пасть на агентство Рио. Но где была допущена ошибка? Почему наш план не сработал? Неужели я не произвожу на людей должного впечатления?

Страх за Рауля де Шена, стыд перед Джонни Рио, муки совести и потеря воли — все это подействовало на меня самым непонятным образом. Вы не поверите, но мне очень сильно захотелось... принять ванну. Я мысленно представила эту ванну, до краев наполненную душистой пеной. Теплые струи гладят мою кожу. Нежное полотенце щекочет лицо и руки. Музыка успокаивает нервы... Нет, эта музыка не годится! Кто ее включил?!

Я встряхнула головой, прогоняя видение. В соседней комнате звучала громкая, резкая музыка, слышались крики, смех — там, несомненно, находились участники карнавала.

Внезапно дверь открылась, и весь этот тарарам оказался у меня под носом.

Люди в масках перестали веселиться и замолкли. Наверное, мои ноги, каждая из которых была привязана к своей ножке стула, поразили их своей балетной утонченностью.

— Да... У вас, мисс, потрясающий карнавальный костюм, — сказал, наконец, один из кипиджей. — Как вам удалось так энергично обвить себя веревками?

— Кто-то решил скрыть эту девушку от нас! — воодушевился другой. — Но мы не отдадим ее Синей Бороде. Мне эта красотка нравится. А тебе?

— Это самая лучшая находка за всю мою жизнь!

— Клад надо разделить на всех!

Так они дурачились и смеялись, но между тем руки их, не менее проворные, чем языки, развязали веревки, и я вздохнула с облегчением.

Первым делом я принялась растирать запястья и щиколотки. Потом схватилась за спасительную пудреницу. А когда закрыла ее, самый экзальтированный из кипиджей крикнул:

— Мы выбираем вас королевой бала!

Я вздрогнула: именно это мне предсказывал Джонни.

Наверное, длинноногие красавицы-кипиджи были ревнивы: они мигом нацепили мне на голову маску.

— Теперь, дорогая, вы ничем не отличаетесь от нас. У всех на карнавале должны быть равные шансы.

— Да, конечно, — я уже пришла в себя и поняла, что проголодалась. — А у вас нет случайно сандвичей?

Мужчины услышали и загалдели наперебой:

— Кошмар! Мы держим бэби голодной!

— А у нас ведь много чего выпить и закусить!

Толпа хлынула в коридор, закружила меня в своем водовороте.

Кто-то протянул мне стакан с выпивкой.

— Подкрепи свои силы.

Это было дешевое вино, но я обрадовалась ему, как драгоценному напитку. Мое сказочное освобождение и эта славная компания, и этот карнавал, замечательный в своей безыскусности, — все действовало на меня ободряюще и успокаивающе. Я уже острила, смеялась чужим остротам и радовалась жизни, как могла.

И вдруг я увидела Большое Пузо. Он вернулся.

Заметил ли толстяк меня? Какое счастье, что мое лицо скрывает маска! Я прокралась в уголок и оттуда следила за единственным по-настоящему озабоченным человеком в этой праздной толпе.

Появился и Питер. Большое Пузо и Питер о чем-то негромко поговорили. Питер сбегал в ту комнату, где оставил меня связанной. Затем у сообщников состоялось маленькое производственное совещание...

От греха подальше я спряталась за колонну, спустилась по лестнице.

За мной никто не увязался.

Я осторожно, едва ли не на цыпочках, пробралась сквозь толчею в вестибюле, стараясь никого не задеть — ни плечом, ни взглядом, выскочила на улицу и, наконец, перевела дух.

Выпуталась!

Я шла в отель с единственным желанием — принять ванну, лечь в постель и обдумать свое положение. «Потом, потом», — гнала я от себя невеселые мысли.

Вот и дверь.

У себя в номере я включила небольшой светильник, закрыла дверь на ключ и расслабилась.

Ну и денек! Карнавал, плен, освобождение, бегство... Вздохнув, я начала медленно раздеваться.

И тут кто-то произнес:

— Это вы, мисс Зейдлиц?

Глава 3

Вновь заныли запястья и щиколотки, а грудная клетка сдавила мои легкие так, что я не могла прошептать ни единого слова.

Почему я решила, что могу расслабиться?..

Медленно повернувшись, я увидела в глубине комнаты мужчину.

Он был похож на Генри Фонда. Шатен, ни грамма лишнего веса. Такой обычно нравится дамам: сухопарый, поджарый — хищник, одним словом.

Мы смотрели друг на друга, и его пронзительный взгляд вынудил меня отвести глаза. «Нет, мы вряд ли подружимся», — подумала я и застегнула кофточку.

— Да, я — мисс Зейдлиц. — Приключения этой ночи заметно поубавили твердости в моем голосе, и уж совсем вяло я добавила: — А что вы делаете в моем номере? Кто вы?

Он успокоился как будто, переменил позу и сказал небрежно:

— Меня зовут Леопольд, если это вас устроит. Я буду звать вас Мэвис. Ведь вы — Мэвис?

— Да.

— Вот и отлично! Можете звать меня Лео, — он улыбнулся. — Поработаем на славу.

— На что? — тупо произнесла я.

— Не надо притворяться. Я видел, как вы встретились с Питером и направились вместе с ним к шефу.

— А я вас и не заметила.

— Значит, в агентстве Рио работают ненаблюдательные люди, — Леопольд криво усмехнулся. — Но в любом случае вы меня устраиваете.

«Ничего не понимаю», — подумала я, но промолчала.

Не торопясь, я уселась в кресло и стала придирчиво рассматривать форму своих ногтей на левой руке.

— Вы должны согласиться, мисс, — Леопольд форсировал голос. — Я предлагаю вам двойной гонорар. Надеюсь, вас это устроит.

— У...устроит.

Я тянула время, чтобы из дальнейшего разговора понять, во что влипла на этот раз.

— Ну, вот и поладили, — непрошеный гость начал шарить у себя по карманам. — Смотрите: задаток!

Развернув купюры веером, он дал мне возможность убедиться, что держит в руках тысячу долларов, затем эффектно положил деньги на стол.

— Берите. Они ваши.

Я сказала:

— Ого, круглая сумма!..

И добавила про себя: «...для круглой дурочки».

— Я вижу, вы деловая женщина и довольно быстро решаете все сложные вопросы! — Леопольд просиял, и глаза-льдинки стали просто подкрашенной водичкой.

— С таким партнером, как вы, дела делаются быстро, — грубо польстила я.

Лимит любезностей, очевидно, был исчерпан, улыбка Лео погасла, он засобирался к выходу.

— Завтра жду вас с отчетом. Или нет — лучше я сам навещу вас, — сказал он сухо. — Гуд бай!

Он дошел почти до двери. Я же не могла оторвать взгляда от его денег.

— Мистер Леопольд!

— Да-да.

Мужчина обернулся, держась за ручку двери и глядя на меня с недовольством.

— Я должна дать вам завтра отчет. О чем? О чем будет мой отчет?

Леопольд скривился. Ему не понравилась моя реплика. Он совсем не собирался озвучивать свои мысли на тему: тысяча баксов и за что их дают.

— Мэвис, до сих пор вы вели себя как деловая женщина. Откуда такие вопросы? Вы же не хотите нарваться на грубость, не так ли? — От его улыбки по моей коже побежали мурашки. — Есть вещи, о которых не говорят в приличном обществе.



— Когда женщине дают деньги, она их тратит. Это общеизвестно. Потратить деньги я сумею и сделаю это с удовольствием. Но за что они достались именно мне?

— Вы прилетели в Новый Орлеан с определенной целью. Действуйте! Но я должен быть в курсе всех предпринимаемых вами шагов.

— А шеф? Как быть с ним? — я вспомнила Большое Пузо.

— Он не должен догадаться, что вы водите его за нос.

— Хм...

— Ложитесь-ка спать, Мэвис. Утром вы «дозреете», а сегодня, я вижу, вы находитесь под впечатлением от нашего карнавала. Доброй ночи!

Ушел.

Я смотрела на закрытую дверь и хлопала ресницами. Не мираж ли этот Лео, так похожий на Генри Фонда? Но деньги!.. Вот они, лежат на столе.

Что-то определенно происходит. Я попала в какой-то механизм и ухитрилась стать одним из его колесиков.

Я уже почти разделась, когда зазвонил телефон.

Кто бы мог беспокоить меня в такое время? О, у меня в Новом Орлеане уже целая куча знакомых: толстяк, Питер, Леопольд и — как я могла пропустить! — Рауль де Шен!

Звонил именно он.

— Мэвис...

Господин с французской фамилией говорил полушепотом, как придушенный. Я ответила:

— Слушаю вас.

— Мэвис, может быть... вам нетрудно приехать ко мне? Кажется, я нахожусь под наблюдением. За мной следят. Кто-то ходит под моим окном уже больше часа.

— Мистер де Шен, а вы не преувеличиваете?

— Моя интуиция подсказывает, что дела плохи. Приезжайте, Мэвис.

— Хорошо, говорите адрес.

— Ваш приезд напугает убийцу... если там убийца, — мой клиент, судя по голосу, сильно струсил. — Тот, кто охотится за мной, услышит ваши шаги и уйдет.

Он был в панике, если нес такую околесицу.

— Я приеду. Сообщите, где вы находитесь.

— Здесь неподалеку... Но лучше возьмите такси. И побыстрее, Мэвис. Я очень надеюсь на вас.

Он продиктовал мне адрес и положил трубку.

Беспокойная ночь постепенно перешла в бесконечное предутреннее ожидание, время фантомов и миражей.

Но если здесь и водились призраки, сегодня они остались без работы: улицы города были все так же многолюдны. То пробежит ватага пьяных матросов, то начнет куролесить компания веселых масок, то затянет нестройную, но разудалую песню сборище студентов.

Такси ехало медленно, останавливаясь и пропуская участников карнавала, для которых правил уличного движения уже не существовало. Я пожалела, что послушалась де Шена и не пошла пешком.

Наконец мы подъехали к дому, где был мой клиент. Он сказал, что его апартаменты находятся на первом этаже.

Постучавшись в дверь апартаментов, я вдруг заметила, что она приоткрыта.

Я вошла и громко позвала:

— Мистер де Шен!

Тишина.

Что же могло случиться?

— Мистер де Шен! Здесь Мэвис! Ответьте мне!

Не уснул ли он? Я начала обходить просторную комнату, заглядывая во все углы. Мои шаги путали меня. Зачем я приехала сюда? Вместо того, чтобы видеть третий сон и отдыхать, я занимаюсь совсем не женским делом! В незнакомом месте ищу человека, которого, возможно, уже нет в живых.

И тут я увидела его.

Комната рядом была спальней Рауля де Шена. Я шла в спальню и едва не наступила на его руку.

Тело было распростерто на ковре. Глаза широко распахнуты, руки раскинуты. Рауль лежал, глядя на меня, а его лоб был отмечен черной дырой — воронкой, втянувшей в себя всю мою храбрость.

Я не могла оторвать взгляда от этой дыры.

— Рауль...

Я тихо позвала красавчика, но щеточка его усов не дрогнула и рот не расплылся в великолепной улыбке.

Убийца где-то рядом. Я оглянулась: никого.

Он мог спрятаться и следить за мной, держа палец на спусковом крючке.

Надо уходить! Убегать! Пока тот, кто убил Рауля де Шена, не прикончил и неугомонную Мэвис Зейдлиц. Возможно, это Питер, а я знаю, какой любовью он ко мне пылает.

Я выскочила на улицу и почти бегом направилась к своему отелю. Никто не обратил внимания на спешащую девушку, никто не остановил меня.

В номере я налила стакан воды и начала пить мелкими глотками, стараясь не расплескать. Руки мои дрожали, зубы стучали о стекло стакана.

Случилось то, чего я больше всего опасалась. Мой клиент убит. Я как детектив оказалась несостоятельна. На агентство Рио легло несмываемое пятно. Хуже некуда.

Вы видели, как плачет Мэвис Зейдлиц? Это очень некрасивое зрелище.

Наплакавшись, я решила, что завтра, то есть сегодня, я должна уйти из агентства Рио и подыскать себе работу поскромнее. Буду секретаршей, буду домохозяйкой, буду агентом по продаже косметики... Я перебирала всевозможные варианты своего никчемного применения, пока не поняла, что в этом мире нет для меня другой работы, кроме как сыскной, и нет другой роли в жизни, кроме как роли детектива в юбке.

Ладно, пока у меня есть дело: покинуть Новый Орлеан. А это значит: купить билет, сесть на самолет, вернуться к Джонни. А там... посмотрим.

Раздевшись, я легла в постель, закрыла глаза и стала ждать утра.

Перед моими глазами стоял Питер с розовой гвоздикой в петлице. Потом — приподнимающийся из кресла его тучный шеф. Большое Пузо сменил сухопарый Леопольд с деньгами, зажатыми в кулаке, как колода карт... Выплыло лицо де Шена с дырой во лбу.

Я прогоняла эти видения, но они возвращались вновь и вновь, как будто кто-то крутил и крутил в моем мозгу эту страшную карусель.

Вдруг я услышала негромкие шаги за дверью.

Там определенно кто-то был!

Шаги были неуверенные. Я вспомнила, о чем говорил де Шен за час до своей смерти: он говорил, что кто-то ходит под его окном.

Кто-то ходил под окном де Шена, а потом де Шена убили. Теперь настала моя очередь. Но за что? Я не обладаю даже той крупицей информации, за которую следует наказывать смертью!

Шаги.

Я была на грани истерики. Мысль о том, что за дверью может находиться подвыпивший гуляка, даже не приходила мне в голову.

Надо что-то делать. Я зажгла ночник и потянулась за одеждой.

Вдруг ручка двери стала медленно поворачиваться.

Бог мой, я забыла запереть дверь! Или я ее запирала? Не помню.

На пороге стоял мужчина.

Может, он пьян? Почему его шатает из стороны в сторону? Свет ночника не давал разглядеть лицо. Я не видела, что находится в руке посетителя: бутылка с виски, букет или револьвер.

— Как вы посмели сюда войти? Кретин!

Я хотела кричать, визжать, топать ногами, но голос мой предательски охрип и уже еле слышно я добавила:

— Уходите, пожалуйста.

Он не послушался и двинулся ко мне. Его походка выдавала в нем не убийцу, а, скорее, ожившего мертвеца.

В ужасе я зажмурилась. Сейчас костлявые пальцы сдавят мое горло, и я услышу зловонное дыхание...

Нет, лучше встретить смерть лицом к лицу.

Я открыла глаза. Передо мной действительно был оживший мертвец. Он смотрел на меня в упор.

— Это вы, мистер де Шен?!

Привидение качнулось, и рука Рауля де Шена схватилась за спинку кровати.

Наверное, я потеряла сознание, а когда очнулась, то увидела, что мой убитый клиент нависает надо мной, как туча.

— Мэвис, очнитесь.

Я заслонилась руками, замахала, чтобы отпугнуть нечистую силу. Но голос Рауля де Шена продолжал монотонно бубнеть:

— Мэвис, очнитесь, это я... я пришел...

— Вы мертвы! Я видела вас мертвым, у вас прострелена голова! Уходите!

Мои нервы были истощены.

— Да, — сказал де Шен голосом, лишенным всех красок и оттенков. — Я умер.

Глаза его не мигали, они светились изнутри каким-то нечеловеческим светом. Веки не дрожали, губы почти не двигались. Мистер де Шен был ни жив, ни мертв — в буквальном смысле. Скорее, мертв, ибо во лбу его по-прежнему зияла дыра.

— Зачем вы пришли? — закричала я. — Чтобы убить меня? Может, в этой ситуации мне надо было осенить себя крестом? Я ничего не соображала.

— Я умер, но я существую, — опять начал вещать мистер де Шен. — Вуду оживили меня. Я могу передвигаться среди людей и общаться с ними. Я зомби. Я ничего не чувствую. Слушайте меня, Мэвис.

— Но чего вы хотите? Я скончаюсь от этого кошмара! Я выпрыгну из окна! Я позову полицию!

Мои стенания отскакивали от полутрупа, как горошины от стены.

— Мэвис, вы должны знать. Я пришел, чтобы вы знали.

В это мгновение он коснулся моей руки. Я дико вскрикнула: рука покойника была, как лед.

— Мэвис, мы оба оказались бессильны перед могуществом вуду. Буду наказали меня за то, что я поделился с вами своим секретом. Теперь такая же участь ждет вас. Исчезните. Возвращайтесь, Мэвис, в Нью-Йорк и забудьте Новый Орлеан. Если вы хоть кому-нибудь расскажете о вуду, как я рассказал вам, то станете мертвой. Все будут мертвы... Забудьте меня и все, что вы здесь видели. Прощайте, Мэвис.

Дергаясь и шатаясь, он пошел к выходу.

Я сидела на постели, сцепив зубы и обхватив себя руками. Я была, как кролик, загипнотизированный удавом.

Де Шен вышел, тихо закрыл дверь. Его шаги еще слышались какое-то время и пропали.

Полная тишина.

И вдруг за окном резко закричала какая-то птица. Возможно, петух.

Глава 4

Надо ли говорить, что я была на аэродроме задолго до отлета моего авиалайнера. Наконец я услышала долгожданные слова:

— Рейс на Нью-Йорк. Приглашаем пассажиров на посадку. Пожалуйста, займите свои места в самолете.

Кто-то тоже ждал этих слов. Не успела я сделать и трех шагов в направлении к самолету, как почувствовала что-то жесткое, упирающееся в живот.

Передо мной стояла молодая рыжеволосая наглая девица. Одета она была прилично, и никто бы не заподозрил, что в кармане этого элегантного пальто прячется пистолет, дуло которого направлено на меня.

Мило улыбнувшись, девица произнесла:

— Вы — мисс Зейдлиц? Я ничего не напутала? По глазам вижу, что не напутала. Ну и чудесно. Вы чувствуете, какая игрушка упирается в ваш бок? А, вот опять по глазам вижу, что чувствуете. Как приятно с вами разговаривать. Теперь, надеюсь, вы понимаете, как опасно было бы с вашей стороны поднимать шум.

На аэровокзале, наверное, думали, что беседуют две подруги — так мирно и хорошо мы общались.

Нет, мне не удастся покинуть Новый Орлеан. Что-то опять будет, и один из нас взлетит в небеса: или я, или этот город.

Как они быстро со мной управляются! Вот уже и эта, рыжая, начала командовать:

— Поворачивайте к выходу, мисс Зейдлиц. На улице нас ждет машина.

— Какая?

Я задала этот вопрос, чтобы не получить случайную пулю, если пойду в неверном направлении. Кто знает, в каком состоянии нервы у этой кошки...

— Машина черная.

— Не беспокойтесь, я сяду в машину.

— Вы сядете за руль.

Это был приказ.

Перед зданием аэровокзала стояла изумительно красивая черная машина, я села за руль, рыжая устроилась рядом. Руку она по-прежнему держала в кармане. Интересно, а не блефует ли эта особа? А что если у нее в пальто не пистолет, а, уж простите, фига?

И все-таки я подчинилась ее указаниям. Мы ехали молча. Потом девица жестом дала понять, что надо свернуть на боковую дорогу. Вскоре она сказала:

— Приехали.

Машина остановилась перед шикарным особняком.

Под конвоем я вошла в дом. Рыжая командовала, куда идти: направо, налево...

Ну и кого я увидела в конце концов? Леопольда! Мой Генри Фонда сидел и потягивал виски, а его взгляд кромсал меня на куски.

— Вот и она, Леопольд, — вместо приветствия сказала рыжая. — Как ты просил — без царапин.

Леопольд удостоил мою конвоиршу жеста, смысл которого сводился к трем словам: «А теперь проваливай». Сам он не спускал с меня глаз.

— Вы стерва, мисс Зейдлиц, оторва и пройда.

С неподражаемой грацией он забросил нога за ногу.

— Я останусь, Лео, и покараулю, — рыжая была явно обеспокоена моим пребыванием в апартаментах. — Эта блондинка мне не нравится.

Леопольд цыкнул на нее:

— Джейн, оставь нас. Здесь конфиденциальный разговор.

— Хорошо, — рыжая не выразила никаких эмоций и повиновалась.

Леопольд ждал, пока смолкнут ее каблучки, но даже тогда, когда мы остались наедине, долго молчал. В нем зрело какое-то решение, но что-то мешало оформить мысль до конца.

Вздохнув, он встал, прошелся мимо меня и разлепил, наконец, губы:

— А мы ведь с вами вчера так хорошо поговорили, мисс Зейдлиц!

— Да?

— Вам нравится роль глупой куколки? Но только не здесь, моя дорогая.

— Объясните получше, зачем меня сюда привезли. Леопольд в два прыжка очутился рядом и зашипел в лицо:

— Объяснить? Вам? Той, которая вчера получила тысячу баксов в задаток, а сегодня помчалась, как полоумная, в Нью-Йорк, так что мне пришлось просить Джейн вернуть вас с полдороги. Что вам непонятно? Это ваш стиль — брать деньги и «динамить»?

— Извините, Леопольд, когда я собралась в Нью-Йорк, я совсем забыла про ваши деньги...

— Вам надо лечить свою память! — закричал Леопольд. — Я знаю, как это делается!

— Я вернула бы ваши доллары... По почте, с нарочным, с голубями...

Признаюсь, у меня начался нервный тик. Больше всего я боялась сейчас истерически расхохотаться Лео прямо в лицо.

— Вернуть? Куда? Вы знали мой адрес?

Леопольд после каждого слова делал паузу, чтобы до меня дошло, что я ляпнула. Он был так смешон в своем гневе, что я успокоилась и приняла обычную боевую стойку.

Я четко, твердым голосом сказала:

— Да, вышла промашка, признаю вину. Давайте все уладим миром.

И тут он взбесился окончательно. Завизжал:

— Вы хотели обмануть меня!

Размахнулся и со всей силы ударил.

Совершенно автоматически я нанесла ответный удар — ребром ладони по горлу. Леопольд, в отличие от меня, не ожидал подвоха. Более того, когда он бил меня, голова его откинулась назад — этим я и воспользовалась в полной мере.

Клиент замер, глаза его вспучились, дыхание пресеклось. Он бухнулся на колени.

Я нанесла следующий удар: ладонью по носу снизу вверх — надо сказать, что этим простым, но очень эффективным приемам меня научил один приятель, «морской волк», — так вот Лео был обречен, он окончательно свалился. В запасе оставался еще удар по ушам, после которого человек какое-то время слышит только голоса ангелов, но в тот момент, когда я уже собиралась сорвать всю свою злость за неудачи на этом костлявом мужичонке, грянул выстрел.

Только женщина может так свято блюсти интересы своего мужчины! Стреляла, разумеется, Джейн. И только женщина, стреляя с близкого расстояния, может промахнуться! Джейн промахнулась.

— Что вы сделали с ним? — заорала она срывающимся голосом.

И снова выстрелила.

Но эмоции опять помешали, и пуля, не задев меня, скользнула по мрамору стены.

Я попыталась остановить разбушевавшуюся стихию:

— Джейн, спокойствие! Ничего не случилось, Лео жив и будет жить еще долго!

Кажется, она выстрелила еще раз.

Крики Джейн, стоны Лео, падающие вещи, выстрелы — это был сущий ад. Я одна в этом аду дышала ровно и ощупывала глазами пространство в поисках спасительного выхода.

Леопольд, слава господу, застонав, сел на пол, и его рыжеволосая телохранительница, не выпуская из рук пистолет, кинулась осматривать свое сокровище.

— Дорогой, что она сделала?

— Он ударил меня, и я применила один приемчик, — я ответила вместо Леопольда. — Странные манеры у вашего друга.

Леопольд справился с дыханием и прохрипел:

— Вы хотели убить меня?

— Проучить! У вас болевой шок всего лишь.

— Да, я ударил вас первым... Но вы же стащили тысячу баксов!

— Нет, это вы любезно оставили их у меня на столе в номере отеля.

При этих словах Джейн ревниво дернулась.

— Я дал вам деньги, — сказал Леопольд, — чтобы вы поставляли мне информацию. И вчера мы договорились обо всем.

Информация, информация... Что я могла сообщить этому идиоту такого, чего бы он не знал? Был только один факт, который занимал меня и мучил. Если это та информация, за которую Лео готов платить, что ж, он ее получит.

— Умер Рауль де Шен.

— Что?!

— Вчера ночью я видела мертвого Рауля де Шена.

Леопольд оживился, глаза заблестели. Похоже, я пролила бальзам на его синяки.

— Ну вот, мисс Зейдлиц, именно о таком сотрудничестве мы и договорились вчера. И больше не пытайтесь скрыться от меня. Из Нового Орлеана вы можете уехать только в катафалке. Поняли?

— Поняла...

— Джейн, отвези, пожалуйста, мисс Зейдлиц в отель.

Джейн с большим удовольствием отвезла бы меня на кладбище, но уже тот факт, что я буду вдали от Леопольда, ее обрадовал. Подталкивая в спину, она вывела меня из дома. Мы вновь сели в черный автомобиль. На этот раз за рулем оказалась Джейн — она не боялась, что я сбегу.

Начался обмен любезностями.

— Если ты еще раз посмеешь ударить Леопольда, я изрешечу тебя, как сито, — прошипела Джейн.

— Если Леопольд распускает руки, то привяжи их покрепче к своему бледному телу, — сказала я.

— Белобрысая тварь!

— Рыжая уродина!

Джейн рванула с места на такой скорости, что я чуть не расшибла себе голову. Всю дорогу она гнала машину и молчала.

Я поняла только одно: путь домой пока закрыт. На моем отступлении из Нового Орлеана горит красный свет. Сколько ему гореть — я не знаю.

Единственный человек, который сейчас помог бы мне, был Джонни Рио. Мой славный компаньон. Вдали от него я наделяла Джонни всеми замечательными качествами и забывала о них напрочь, едва мы сходились на одном поле.

Подумав, я решила послать в Нью-Йорк телеграмму. Зная Джонни как скареду, телеграмму я составила предельно лаконично, и она обошлась мне совсем недорого.

Там было всего-навсего два слова:

«ЗОМБИ ВЕЩАЕТ».

Несмотря на бурную ночь и веселенькое утро, я чувствовала себя неплохо. Карнавал опять подхватил меня и закружил в своих объятиях. Меня опять целовали на улицах незнакомые парни, а с одним из них мы даже разговорились. Он оказался приятным собеседником, неназойливым кавалером, и я уже прикидывала, как славно отдохну от своих передряг за его широкой спиной. Но мои надежды рухнули, как гнилые опоры моста под тяжестью танка. Функцию танка выполнила жена, невесть откуда выползшая в момент задушевной беседы и уведшая своего мужа и моего избранника в неизвестном направлении.

Я потащилась в отель.

Подойдя к двери своего номера, я услышала, как надрывается телефон. Скорее всего, звонил Леопольд. Но какую информацию я ему сообщу?

Я не пошла к себе, а спустилась в бар. В конце концов, кроме вчерашних сандвичей, скормленных мне великодушными спасителями, в моем желудке ничего не было.

Я сделала заказ и с терпением овечки стала ожидать приема пищи и напитков.

Внезапно я ощутила, что мой локоть во что-то уперся. Я повернула голову: рядом со мной пристраивался какой-то парень.

Не красив, не уродлив, серединка наполовинку.

— Не помешаю? — спросил он.

— С иностранцами не знакомлюсь.

— Ну что вы. Я трижды в день чищу зубы, вожу машину, имею электробритву — а, следовательно, стопроцентный американец.

Тот еще остряк, но за ним не маячило танковое сопровождение в образе жены.

— Вы приехали специально на карнавал? — поинтересовался он.

— Нет, но я здесь отдыхаю. У меня отпуск. А у вас?

— Я житель Нового Орлеана.

— Вот как! Не похож. Я приняла вас за приезжего. Мистер...

— Зовите меня Редом. Вообще-то я Роже Жордан.

— Ваше здоровье, Ред!

Я подняла бокал в его честь.

— Но как мне вас называть? Прекрасная незнакомка? Леди Инкогнито?

Ред не торопился пить свое вино.

— Мэвис. Мисс Мэвис Зейдлиц.

— О'кей, Мэвис.

Сам бог послал мне этого Реда. Он местный, он джентльмен, он выказывает мне явное расположение.

Это надо использовать.

Я небрежно забросила удочку:

— Ред, в Новом Орлеане много зомби?

— Что?.. Что вы имеете в виду, Мэвис?

— У меня есть такое чувство, что прошлой ночью меня навестил зомби... живой мертвец. Вот я и хочу узнать: у вас это что — местная особенность?

Ред решил, что я заигрываю с ним подобным образом и рассмеялся.

— Этот зомби был навеселе, да?

— Он едва держался на ногах, это правда. Но ведь мертвец не может двигаться, как обычный человек. Зомби из него сделали с помощью вуду.

Ред сначала улыбался, но мое посерьезневшее лицо заставило его остепениться, а последнее слово привело в задумчивое состояние.

— Вуду... Вообще-то с вуду не шутят... А что вы знаете о вуду? — спросил он.

— Ровным счетом ничего.

— И тем не менее вы назвали вещи своими именами.

Он заказал еще выпивку.

— Если бы здесь был Джонни, он объяснил бы мне, что к чему, — забросила я вторую удочку.

— Джонни? Ваш друг? Муж? Брат? Сосед?

— О нет. Джонни Рио — мой компаньон. Я работаю в агентстве Рио. Но сейчас я в отпуске и веселюсь изо всех сил. Только ночами меня пугают зомби... Но это пустяки, острая приправа к карнавалу.

Так как мой голос, вопреки словам, оставался серьезным, Ред понял, что я не флиртую с ним, а говорю правду.

— Мэвис, — сказал он сдержанно, — если вы уже столкнулись с вуду, то мы можем продолжить это знакомство. Приверженцы вуду обладают многими сверхъестественными качествами. Например, они могут предсказывать будущее. Но не оживлять мертвецов. Это сказки.

— Я видела ожившего мертвеца! Он находился так же близко от меня, как вы.

— Скорее всего, впечатления карнавала повлияли на ваше сознание, Мэвис... Вам показалось!

— Да нет же! Он был! Он есть!

— Наш спор не имеет смысла, — Ред сказал это мягко, но видела, что он остался при своем мнении. — Если вы, Мэвис, так заинтригованы, то давайте съездим к одной из прорицательниц. Она немного знакома мне и живет в получасе езды отсюда.

— Узнать свое будущее?

Я потягивала коктейль и размышляла, что мне даст этот визит. Вряд ли я узнаю то, что хотела бы знать, но и вреда никакого не предвидится. Все равно делать мне нечего, а возвращаться в номер не хочется.

— Уговорили!

— Значит, едем?

Ред был доволен.

Мы осушили свои бокалы, и вскоре машина Реда доставила нас к весьма экзотичному небольшому коттеджу. Дом был старый, но постройка добротная.

— Магистра вуду зовут миссис Кватро, — сказал Ред.

— Она старая? Молодая?

— Конечно, ей уже много лет, но сколько — не знает никто. Не удивляйтесь привычкам миссис Кватро. Посреди комнаты она держит угли.

— Угли?

— На невысоком треножнике стоит металлическая жаровня с пылающими углями. Впрочем, сейчас вы все увидите сами.

Мы направились к дому старой колдуньи. Из кустарника неожиданно вылетела птица, потом вдали запели лягушки... Обстановка, была подходящей...

Ред постучал, и нам открыли.

Миссис Кватро действительно была очень стара. Но глаза древней женщины смотрели по-молодому зорко.

— Здравствуйте! — Ред склонился в полупоклоне. — Я приехал к вам, миссис Кватро, со своей приятельницей. Это мисс Зейдлиц, — он представил меня. — А это, Мэвис, миссис Кватро.

— Добрый вечер, проходите в дом, — сказала старуха и первой нырнула в полутемный коридор.

— Добрый вечер, — я робко последовала за ней.

Мне было интересно посмотреть, как живет колдунья.

Центр дома занимала просторная комната, посреди которой и в самом деле рубинами светились угли. Стены комнаты украшали всевозможные маски, одна ужаснее другой, но они не пугали. Однако когда я увидела на столике маленьких кукол, сделанных по образу и подобию людей, ледяная дрожь волной прокатилась по телу...

Ред уже бывал здесь и не тратил времени на разглядывание интерьера. Он сел прямо на пол, не приближаясь к жаровне, но и не подпирая стену, и жестом пригласил меня сделать то же самое.

Старуха тоже пригласила сесть.

Не думаю, что женщине в короткой юбке удобно сидеть на полу по-турецки, скрестив ноги, но делать было нечего, пришлось покориться.

— Эта девушка хочет знать свое будущее?

Миссис Кватро обратилась не ко мне, а к Реду. Но Ред был занят тем, что рассматривал мои оголившиеся ноги, я же пыталась прикрыть их сумочкой и делала вид, что ничего особенного в моей позе нет.

Неожиданно и зловеще что-то щелкнуло прямо над ухом. Я повернула голову: миссис Кватро держала в одной руке мой локон, в другой — ножницы.

— Еще мне нужен кусочек вашего ногтя, мисс, — глухо произнесла старая ведьма.

И вновь я повиновалась, хотя, скажу честно, все это мне было неприятно. Запах паленого, полумрак, светящиеся глаза магистра вуду, молчание Реда — в общем, я уже жалела, что приехала сюда.

Старуха расправила на руке платочек и положила в него прядь моих волею и отрезок ногтя. Потом она вынула из ящичка у окна какой-то предмет и тоже положила в платок. Завязала его странным узлом — я таких не видала никогда — и потрясла. Она что-то пробормотала, подошла к углям, взмахнула рукой, платочек раскрылся, и все содержимое упало в огонь.

Миссис Кватро стала перед жаровней на колени.

Запах усилился, повалил дым. Мой съеденный за обедом омар стал вежливо проситься на прогулку.

Прорицательница смотрела на угли, качала в такт своим мыслям головой. Вдруг она сказала:

— Я вижу.

Мне так хотелось выбраться поскорее на свежий воздух, что я чуть не поторопила ее: «Говори же быстрее, старая карга!» Но вслух я это не произнесла.

— Вы не из Нового Орлеана. Вы живете на северо-востоке. Вы здесь по зову мужчины. Вот он, я вижу его... Еще один мужчина... Этот очень опасен... Сколько опасности...

Ведьма кивала головой: мне даже показалось, что она жалеет меня. Голос ее надломился:

— Вы путаете друзей и врагов. Они двоятся... Вы не знаете, кто на самом деле желает вам зла, а кто — добра. Ваши враги объединяются в одну силу, она нависает над вами... О!..

Прорицательница увидела что-то крайне неприятное, мерзкое, но говорить не стала.

Дым рассеялся. Старуха молчала довольно долго, потом встала и сказала, глядя мимо меня:

— Все. Больше не вижу.

Мы с Редом тоже поднялись и переминались с ноги на ногу. Я не знала, как в таких случаях благодарят служителей необычного культа.

Миссис Кватро резко повернулась ко мне, ее глаза вспыхнули, как угли в жаровне, и впились в мое лицо.

— Мисс Зейдлиц, будьте осторожны. Уезжайте немедленно.

Она быстрым шагом вышла из комнаты.

Мы с Редом переглянулись и тоже направились к выходу.

Я вспомнила, что еще пятнадцатилетней глупышкой в парке аттракционов забралась в кабинку такой вот прорицательницы, и она со всей важностью объявила мне, что я рано выйду замуж, что у меня будет свой дом и четверо детей, в сорок лет я стану бабушкой и проживу очень долго. Конечно, до сорока мне еще очень далеко, но бабушкой я стану лет в пятьдесят, уж точно. И это только при том условии, если какой-нибудь мужчина осчастливит меня ребенком в самом ближайшем будущем.

Таковы эти магистры, колдуньи, предсказатели и ведуны.

Ред, как будто, тоже был разочарован.

— Десять долларов за шоу с огнем и дымом — невелика потеря.

— А волосы и ногти отрастут, — подхватила я, и мы рассмеялись.

На обратной дороге Ред насупился: наверное, слова миссис Кватро возымели какое-то действие. Ред начал уговаривать меня уехать из Нового Орлеана и не искушать судьбу.

— Отпуск надо проводить там, где нет зомби, — привел он последний аргумент.

— И все-таки я остаюсь.

— Почему, Мэвис?

Разве я могла рассказать ему о своих приключениях, проходящих под дулом пистолета, про рыжую Джейн и назойливого Леопольда?

Ред завелся.

— Конечно, мы все не верим в магию, но лично у меня такое чувство, что предсказательница говорила правду. В Нью-Йорке вы будете в безопасности, в то время как здесь, во время карнавала, когда обычная жизнь превратилась в черт знает что, с вами могут произойти неприятности.

— Ред, вы хотите избавиться от меня? Я вам прискучила? Вы спроваживаете меня в Нью-Йорк так, как муж отсылает опостылевшую жену, чтобы заняться любовью с молоденькой секретаршей.

Ред все понял и расхохотался.

— Мэвис, скука и вы — вещи несовместимые. И потом, вместе с вами в Нью-Йорк лететь могу и я. Там мы продолжим знакомство...

Глядя на его безоблачное улыбчивое лицо, я вдруг сообразила, что ни разу не обмолвилась, где живу.

— Ред, откуда вы знаете, что я из Нью-Йорка?

— Во-первых, миссис Кватро сказала, что вы с северо-востока. А во-вторых, у вас нью-йоркский акцент.

Он говорил это спокойно, но мои подозрения не развеялись.

— Я совсем недавно переехала в Нью-Йорк, а до этого жила в Лос-Анджелесе. Если у меня и есть акцент, то совсем не нью-йоркский. Впрочем, это неважно.

— Да, это неважно.

Ред попытался загладить неловкость какой-то шуткой, но я почувствовала фальшь... Закрыла глаза и сделала вид, что отдыхаю.

Мы ехали по веселым вечерним улицам, на которых люди пели, танцевали, хохотали и задирали друг друга.

Ред все-таки нашел, что сказать:

— Мэвис, впереди вечер, а я не хочу с вами расставаться. Может, пойдем развлекаться к кипиджам?

— О, я с ними знакома!

Я не стала уточнять, при каких обстоятельствах мы познакомились, и прочие детали. Ред не знал про мои делишки в доме с мозаичными полами.

Заскочив в свой номер, чтобы переодеться, я не обнаружила ничего нового и вздохнула с облегчением.

Машина вырулила к самому дому, где веселились кипиджи. Мозаичный пол, стройные колонны, девушки в трико телесного цвета... Сегодня все будет иначе, чем в прошлый раз. Со мной Ред, защитник, опора, кавалер.

Я вглядывалась в лица участников карнавала. Возможно, где-то здесь, в недрах этого дома, скрывается Большое Пузо? Но он не посмеет ко мне подойти, не посмеет подослать Питера. Ведь я не одна, со мной Ред.

Я улыбнулась ему.

— Что, Мэвис, хорошее настроение?

— Отличное!

Мы поднялись на второй этаж. Ред подошел к одной из дверей. Она была почему-то заперта, но Ред достал ключ из кармана.

В большой, хорошо обставленной комнате никого не было. Горела хрустальная люстра, апартаменты сияли красотой и роскошью.

— Это вечер для двоих, да, Ред?

Все было, как в старой доброй сказке.

— Мэвис, у меня есть к вам небольшой разговор, — сказал Ред.

Как неуловимо изменился его голос — из дружеского он стал служебным, сухим. Ого, не ждет ли меня допрос с пристрастием?!

— Вы пригласили меня развлечься, — напомнила я и добавила с сарказмом. — Значит, развлечемся? Только хочу предупредить: один мой приятель, сержант морской пехоты, обучил меня нескольким способам... таким штучкам... Это совсем не то, о чем вы подумали.

— Я ни о чем не думал, Мэвис.

Ред стоял передо мной, покачиваясь на носках своих туфель. Руки он засунул в карманы брюк.

— Мэвис, я ведь предлагал вам вернуться в Нью-Йорк, но вы отказались. Так?

— Так.

— Значит, вы хотите и дальше «доить» Барона. Сколько он вам заплатил? А сколько обещал еще заплатить?

— Вы сошли с ума. Я не знаю, о чем вы говорите. Барон? Цыганский?

Мне показалось, что весь Новый Орлеан в заговоре против Мэвис Зейдлиц. Если и Ред сейчас вытащит пистолет из кармана...

— Вы скажете, милочка!

И он вытащил пистолет. Но не из кармана, а откуда-то из-под полы пиджака.

— Не вынуждайте меня, Мэвис, на крайние меры.

— Хорошо, Ред, я вам все объясню, но вначале вы объясните мне, кто такой Барон.

— Вашей искренности может позавидовать лучшая актриса Бродвея.

Он поднял оружие и навел его на меня.

Я глянула в черный глаз пистолета и передернулась: крайне противное, скажу я вам, чувство — смотреть смерти в душу.

Ред отчетливо произнес:

— Мэвис! Или вы говорите, или я стреляю.

Глава 5

После непродолжительных переговоров, проходивших в натянутой обстановке, кое-что прояснилось. Так я поняла, что Барон — это прозвище того, кого я называла Большое Пузо. Ред дознался, что я встречалась с ним в этом здании, и решил, что я — агент Барона.

Доказать обратное я не могла: Ред не верил мне и все так же держал на мушке.

И тут я вспомнила, что принадлежу не только к бесстрашной когорте сыщиков, но и к искушенному Евиному племени.

Разве я не истинная женщина! Разве не смогу провести этого надутого, как гусак, мужчину!

Внутренне я расслабилась и улыбнулась Реду такой улыбкой, что лед в его глазах начал таять.

— Ред, неужели вы думаете, что я работаю на этого толстяка? Рискую собой и все такое прочее... Ваш Барон не стоит моих усилий. И уж если обстоятельства заставят меня делать выбор, то, не сомневайтесь, я выберу вас, Ред!

В последнее слово я вложила столько нежности, что пистолет в руке моего спутника описал кривую. Дуло опустилось.

— Тогда говорите, Мэвис!

— Можно, я присяду?

Не спеша, как в рапиде, я опустилась на диван и, не одергивая юбки, положила ногу на ногу. Ред наблюдал за моими манипуляциями с частями своего тела с большим интересом.

— Присаживайтесь, Ред. Поговорим.

Он подумал, подошел к дивану и сел рядом. Я потянулась, чтобы снять ниточку с его пиджака, и Ред снова направил на меня оружие.

— Я жду, Мэвис.

Я вздохнула, слегка опустила голову и взглянула на противника. Он попытался поймать мой взгляд. Я прикрыла глаза ресницами.

— Знаете, Ред, я ведь прилетела сюда по одному очень щекотливому делу...

Он весь подобрался. Я продолжила:

— И дело это... О, черт! Чулок! Кажется, будет дыра.

Приподняв юбку, я сделала встревоженное лицо. Ред заинтригованно скользил взглядом по моей ноге. Все выше, выше... Момент был подходящий. Резким точным ударом я вывела Реда из игры. Ребро моей ладони нашло ту точку приложения женских сил, которая обеспечивает уход мужчины из жизни минут на двадцать. После шока у него будет болеть голова, но главное, чтобы моя собственная головушка была цела.

Прежде чем выскочить из комнаты, я забрала оружие Реда. Сам он остался лежать на диване. И поделом — я его честно предупредила в начале вечера о своих «штучках».

Второй раз убегая из самого красивого дома в Новом Орлеане, я уже не применяла никаких приемов маскировки, а грубо пробивалась к выходу.

На улице было все то же сумасшествие. Я чертовски устала, протискиваясь сквозь толпу и делая вид, что тоже участвую в этом шабаше. Меня целовали, мяли, обнимали, я улыбалась и неутомимо двигалась к своему отелю. Мне объяснялись в любви и клялись в верности. По дороге я могла, по крайней мере, два раза выйти замуж, но почему-то отказалась.

Вот, наконец, и отель.

Я вошла в свой номер в тот момент, когда зазвонил телефон. Проклятие!

Город держал меня тысячью нитями, и стоило оборвать хотя бы одну, как тут же натягивались две другие.

Я вспомнила сказочку Льюиса Кэрролла и поняла, что сейчас трубку поднимет не Мэвис Зейдлиц, а другая девушка. Могу же я быть не в своем уме!

— Алло!

— Привет, Мэвис!

Звонил Леопольд, я узнала его по голосу.

— Ждесь нет Мэвиш, — сказала я это, зажав нос и усердно шепелявя. — Она улетела.

— Куда? — встревоженно произнесли на том конце провода.

— В Нью-Йорк!

— Сучка! Дерьмо!

Он сказал еще что-то очень ласковое, но я бросила трубку и упала на кровать, не раздеваясь.

Конечно, Леопольд не такой дурак, чтобы удовольствоваться телефонной болтовней. Он проверит, вернулась мисс Зейдлиц домой или нет, и узнает, что я все еще здесь. Но это будет завтра. А сегодня — ванна, душистый крем и постель.

Спать, спать, спать...

Засыпая, я подумала, что завтра перекрашусь в брюнетку, постригусь по-новому, надену пестрое. Джейн караулит блондинку, а в Нью-Йорк полетит совсем другая. А уж в Нью-Йорке...

Сколько я спала? Пять минут? Десять? Час?

Стук по коридору тяжелых башмаков... Шаги... Неужели зомби вернулся?

Разве есть на свете еще одна такая девушка, способная вынести столько неприятностей? Неудачная попытка возвращения домой, поездка к Леопольду, пальба Джейн, визит к прорицательнице, вечер с Редом... Второй день подряд меня испытывают на излом: то накаляют, то замораживают... Удивительно, как мои натянутые нервы не лопнули!

Кто-то топтался под моей дверью уже целую вечность.

Я встала, взяла пистолет Реда и затаилась.

Дверь открылась, вошел мужчина, и я что есть силы ударила его рукояткой пистолета по голове.

Мужчина упал.

Люди обманываются на мой счет. Наверное, никто не ожидает, что хрупкая блондинка может нанести мгновенный нейтрализующий удар.

Я зажгла свет.

Глядя на поверженного, я подумала, что надо рассмотреть зомби получше.

Мужчина лежал ничком. Костюм его показался мне знакомым. У кого я видела такой же? Кажется, у Джонни.

Я с трудом перевернула свою добычу на спину.

Мой бог! Это был Джонни Рио. Он тяжело дышал.

Невезение мое продолжилось. Кляня себя и свои «мгновенные нейтрализующие удары», я принесла стакан воды и стала приводить Джонни в чувство.

Холодная вода помогла: Джонни зашевелился, застонал и открыл глаза.

Увидев меня, он не выразил радости. Компаньон ощупал свою голову, это усугубило его дурное настроение.

— Мэвис, я думаю, что в следующий раз вы прикончите бедного Джонни, — простонал Рио вместо приветствия. — Вы убьете меня и приберете к рукам мой бизнес и мое агентство.

— Вам надо было постучать и назвать себя, — попыталась оправдаться я. — Здесь ходят зомби, должна же я принять меры предосторожности.

— Зомби? Это ваша новая дурь?

Джонни растирал затылок. Он поднялся и на ватных ногах потащился к креслу.

— Один глоток виски — и я был бы спасен.

— У меня нет виски.

— Так закажите!

Я позвонила, и вскоре появился официант.

Открывая ему, я сообразила, что до сих пор разгуливаю в прозрачной ночной сорочке.

Официант был настолько удивлен моими, хм, внешними данными, что рука с подносом дрогнула и бутылка едва не упала на пол.

Скажу по секрету, стеснительность как таковая мне не присуща. Тело мое безупречно, а помыслы невинны. И то и другое скрывать нет причины. Но обычно я стараюсь соблюдать правила приличия. Сейчас я думала, что надеть: халат или костюм.

Официант истолковал мою нерешительность по-своему:

— Мисс, я вижу, вам показалось, что у нас очень жарко. Но именно в этом номере гуляет сквозняк.

Он вышел.

Я остановила выбор на халате: я у себя в номере, а Джонни все равно не в состоянии оценить мою элегантность.

Джонни тем временем поднимал настроение с помощью второго стакана виски.

Я уселась напротив, с любопытством наблюдая, как на мужчину действует алкоголь. Вот разгладились морщинки, вот зарделись щеки, потеплели глаза.

— Джонни, вы прилетели дегустировать напитки?

— Нет, Мэвис. Меня привела в Новый Орлеан ваша телеграмма. Более нелепого послания я не получал никогда в жизни: «Зомби вещает». Что вещает? Зачем? Куда? Кому? И какое вы ко всему этому имеете отношение? Бред!

— Телеграмма лаконична — в вашем стиле, Джонни.

— Лаконичность и глупость суть разные вещи.

— Все зависит от точки зрения.

У меня не было сил на перепалку, и вполне миролюбиво я предложила:

— Давайте не будем делать из точки зрения точку трения. Я хочу рассказать вам все без утайки.

— С удовольствием послушаю, как вы проводите свой отпуск.

— Нет, Джонни, это не отпуск, а...

В двух словах я попыталась охарактеризовать свое пребывание в этом городе.

— Ну вот, — подытожила я обзор своей деятельности. — А потом он пришел сюда. Оживший мертвец, Рауль де Шен, мой клиент... И ваше топтание под дверью было очень похоже на его шаги. Пришлось от души приложиться к вашей голове рукояткой пистолета.

— Это я понял, — Джонни потрогал шишку на темени. — Но все остальное — с трудом. Зомби... Нет, все-таки это чушь. Зря я приехал сюда, — Джонни задумчиво вертел в руке стакан. — Быть может, я еще успею в аэропорт? Нет, сегодня уже поздно. Переночую в отеле, а завтра... первым рейсом...

Такой поворот мне не понравился.

— Джонни, что вы говорите! Рауль де Шен обратился за помощью в наше агентство, мы не можем закрыть это дело и вернуться домой побитыми собаками.

— Рауль де Шен мертв, как я понял из ваших слов. Вы видели его убитым.

— Тем более мы должны выполнить свой долг. Раулем де Шеном интересуется некто Леопольд. Есть еще люди... Мы должны распутать этот узел.

— Мэвис, — застонал Джонни, — вы добросовестны до потери пульса и остановки дыхания.

— Леопольда я рассматриваю как клиента номер два, он дал деньги, задаток.

— За что?

— Могу только догадываться.

— Нет, Мэвис, я не хочу вести расследование, ни черта не смысля в происходящем. Расскажите все сначала, не пропуская ни единой детали.

Ну и тупоголовые же компаньоны попадаются умным девушкам!

Пришлось начать с визита де Шена в наше агентство, потом рассказывать про куклу вуду, про Питера с гвоздикой в петлице, про Барона и кипиджей, про поджарого Леопольда, так похожего на Генри Фонда, и его подругу жизни и смерти...

Одновременно я двигалась по комнате, причесываясь, поправляя постель, переодеваясь, меняя тапочки на туфли, подкрашивая глаза и губы...

Джонни молчал. Я знала, что происходит в его голове. У мужчин это называется так: отделить зерна от плевел.

Вдруг Джонни оборвал меня на полуслове и посмотрел в сторону двери. Я замолчала и прислушалась.

Кто-то опять шел по коридору. Шаги были твердые и скорые.

— Мистер Рио, это не ко мне, — укоризненно покачала я головой, — мой зомби ходит иначе.

— Тогда продолжайте рассказывать.

И тут шаги оборвались. Дверь начала открываться.

Рио продолжал сидеть как ни в чем не бывало, а я заметалась по комнате в поисках пистолета, который — о небеса! — остался в ванной, в кармане халата. Присутствие мужчины оказало на меня расслабляющее действие. Ну, Мэвис!

Да... Не в самом лучшем расположении духа я встретила гостя.

Им оказался оставленный пару часов назад на диване Ред Жордан. Где только он успел раздобыть второй пистолет? Нет, полюбуйтесь на него: ко мне Ред Жордан без пистолета уже не ходит!

Ред увидел Джонни и навострил уши. Джонни, видимо, не вписывался в его планы. Джонни тоже принюхивался к обстановке. Про Реда я не успела ему рассказать.

Молчание этих двух носителей галстуков затягивалось, и я, хлопнув ладонью по столу так, что оба вздрогнули, произнесла решительным тоном:

— Господа, разрешите представить вас друг другу!

— К чему это? — всполошился Ред.

— Вот Джонни Рио, владелец агентства Рио и мой компаньон. Он здесь...

— Меня здесь нет! — отмежевался Джонни. — Я в Нью-Йорке, сижу в своем агентстве и просматриваю телефонные счета.

— Этот идиот — ваш компаньон? — Ред насупился еще больше. — Ладно, Мэвис, он меня не интересует. Я пришел сквитаться с вами. Что за сюрпризы?.. Вы ударили меня и забрали оружие...

— А! Так она и вас била! — Джонни удовлетворенно потер руки.

— Заткнулся бы ты, парень, и не лез не в свое дело! — рявкнул Ред.

— А вот Мэвис утверждает, что это наше общее дело. Я правильно говорю, Мэвис?

— Джонни, я хочу представить тебе Реда Жордана. Ред не наш клиент, хотя и пытается примазаться.

— Мэвис, я немного запутался в клиентах, но если вы утверждаете...

— Мэвис сейчас пойдет со мной! — Ред начал размахивать пистолетом перед носом Джонни. — За ней — долг, и мне надо удержать проценты. — Ред выразительно щелкнул пальцами свободной левой руки.

— Без меня мой компаньон — мисс Зейдлиц — не двинется с места! — в Джонни начал просыпаться лев.

— А вы меня интересуете только в качестве пассажира рейса Новый Орлеан — Нью-Йорк. Понятно, размазня?!

— Я полечу в Нью-Йорк только после того, как вы отправитесь в ад.

— Сейчас вы узнаете, куда мне следует отправить и вас, и эту мисс.

Я со стороны наблюдала беседу и не предпринимала никаких действий. Обычно говорят, что женщины болтливы, а вот мужчины всем словам предпочитают дела. Могу смело утверждать: это происходит только в постели. В иных ситуациях мужчины превосходят слабый пол по сплетням и болтовне; правда, зубоскалят они в мужском обществе скрытно, в то время как женщины болтают прилюдно. Давно пора разрушить миф о молчаливости мужчин и трескотне женщин. Когда-нибудь я займусь этим.

А пока я слушала, как Джонни и Ред обливают один другого потоками брани — впрочем, вполне безобидной, чтобы не дай-то бог не рассердить друг друга по-настоящему.

Так как я молчала и слушала, то различила небольшой шум за дверью.

Кажется, наша компания сейчас увеличится.

— Тсс!.. Кто-то идет!

Шаги за дверью приближались. Джонни и Ред примолкли на пару секунд, а потом возобновили ссору яростным шепотом.

Ред уже выходил из берегов своей вежливости. Он обратил ко мне пылающее лицо и зло прошипел:

— Если вы готовы, то идем! Подышим свежим воздухом!

Свой единственный веский довод — пистолет — Ред использовал в качестве дирижерской палочки и одновременно жезла регулировщика. Очевидно, в устрашающих целях.

Ред стоял лицом ко мне и спиной к двери.

Он не видел, как дверь отворилась и вошел Леопольд.

А я поняла, что у меня появился шанс не идти дышать свежим воздухом. Медленно, как бы в задумчивости, я стала расстегивать верхнюю часть костюма. Ред обалдело смотрел, что творят мои пальчики. Этот трюк действовал на него безотказно.

Ред не подозревал, что Леопольд, мгновенно сориентировавшийся в ситуации, уже занес кулак для удара.

«Бедный Ред! Второй удар за один вечер!» — успела подумать я, и вот уже поверженный Жордан валяется у моих ног, а Леопольд дует на ушибленные пальцы.

— По некоторым сведениям, вы улетели в Нью-Йорк, мисс Зейдлиц. Добрый вечер!

Носком ботинка Леопольд зашвырнул пистолет Реда под кровать.

— Добрый вечер! Я сожалею, Леопольд, что обманула вас. Просто у меня не было никакой информации, и я очень сильно устала сегодня...

— А мне пришлось прогуляться в аэропорт.

— Тысяча извинений!

Тут Леопольд заметил Джонни.

— А это кто?

— Джонни Рио, мой компаньон.

Джонни подошел, рассматривая Леопольда.

— Это и есть ваш зомби, Мэвис?

Джонни сделал губы бантиком.

— Нет. Это тот, второй клиент, который заплатил деньги. Ну, помните, я вам говорила про задаток. Тысяча баксов!

— Тысяча долларов?

Джонни наклонил голову к правому плечу, потер лоб.

— Клиент?

— Да.

— Второй?

Он начал считать, загибая пальцы: Ред — один, де Шен — два...

— Нет, Джонни, не так. Это мистер Леопольд. Де Шен — один, мистер Леопольд — два!

— Ред — три! Сошлось!

Джонни облегченно вздохнул.

— Рад с вами познакомиться, мистер Леопольд. Агентство Рио в полном составе готово помочь в любой затруднительной ситуации, — Джонни ухватил Лео за локоть: слова «тысяча долларов» произвели на него должное впечатление, такое, что он даже ляпнул. — Да не оскудеет рука дающего!

Леопольду удалось спасти эту самую руку от захвата и быстренько спрятать в карман.

— Мисс Зейдлиц деньги взяла, но отрабатывать их не торопится, — наябедничал Леопольд. — Она вкалывает на Барона, хотя я плачу ей гораздо больше.

— Барон — это де Шен? — силился уразуметь Джонни.

— Де Шен — это зомби, а Барон — это толстяк, Большое Пузо.

Я вновь повергла Джонни в шок обилием клиентов.

— Наверное, на меня оказал влияние перелет, — жалобно произнес мистер Рио. — Что-то произошло с моими мозгами.

— Нет, это я плохо объясняю, нас постоянно прерывают, — я погладила Джонни по плечу и улыбнулась. — Все образуется, мой дорогой.

— Кошмар! Входят люди и... не дают поговорить...

— Тише!

— Что случилось, Мэвис?

— Я узнаю шаги!

Не было никаких сомнений: по коридору шел убитый Рауль де Шен.

Глава 6

Мы уставились на дверь: Леопольд и Джонни — с любопытством, я — с ужасом.

Ручка поворачивается... Дверь медленно открывается... Неуверенные тяжелые шаги...

Рауль де Шен застыл на пороге. Его светящиеся стеклянные глаза переместились по кругу: я, Леопольд, Джонни, Ред. Ред все еще валялся на полу без сознания.

В тишине было слышно, как за окном взрываются петарды и где-то гремит оркестр.

Вдруг де Шен резко повернулся и, как подстегнутый, бросился назад. Он пролетел по коридору подобно дикому зверю: быстро и без шума.

— Мэвис, скажите мне, наконец, это был зомби? — спросил Джонни, как зачарованный, глядя на пустой дверной проем.

— Да, зомби. Вы заметили след от пули?

— Нет... А, может, и заметил.

В отличие от Джонни, Леопольд быстро пришел в себя и успел, как обычно, разозлиться:

— Вы сказали, что Рауль де Шен убит, а он живее нас с вами! Ишь, как улепетнул! Мэвис, вы опять надули меня!

— Клянусь, я видела его мертвым! У него вот такая дыра от пули! И Джонни заметил! Правда, Джонни?

Мой компаньон пробормотал: «Нет-да» и удалился в дальний угол. Пришлось отдуваться одной.

— Де Шен мне все объяснил. Он попал под колдовские чары вуду. Теперь он мертв, но движется и выполняет команды, как живой, — я говорила и видела, что Леопольд мне не верит. — Я держала зомби за руку, Лео, это была ледяная рука мертвеца.

— Зачем де Шен-зомби ходит к вам?

— Он требует, чтобы я сохранила в тайне его историю. Иначе я умру.

— То есть, он вас шантажирует.

— Когда-то я обещала мистеру де Шену не открывать его секретов даже своему компаньону Джонни Рио.

— Ах, вот как! — Джонни выскочил на середину комнаты. — Теперь я понимаю, что за «отпуск» вы затеяли за моей спиной, Мэвис!

— И что, она действительно верит в зомби? — Леопольд сказал это так, словно меня не было рядом, словно я — пустое место.

— Она верит даже в кошельки с золотом, которые бросает в печную трубу рождественский Санта Клаус.

— Под Рождество может случиться все! Вот однажды, когда я выпила бокал шампанского...

— Мэвис, пощадите наши уши!

— У вас не случается, а у меня случается. И мистика, и чудеса, и необыкновенные совпадения... И зомби! Да, я верю в иррациональное, потому что есть вещи, которые нельзя понять и которые не поддаются вашей мужской логике. Ну как, например, объяснить тот факт, что за моей матерью в ее молодые годы ухаживал парень по имени Джонни, а у меня в школе был дружок Джонни, и сейчас я работаю с компаньоном по имени Джонни?! А?

Мужчины обменялись снисходительно-самодовольными взглядами. Однако быстро они спелись! В окружающем пространстве нашлась общая точка, на которой они сошлись во вкусах и мнениях, — это я.

— Хорошо, если де Шен жив, то зачем ему разыгрывать комедию и стращать меня? Нет, его убили! И теперь могут убить меня.

Леопольд успокоился и дал понять, что уходит. Джонни тоже собирался отдохнуть где-нибудь в другом номере этого отеля.

Оставался Ред. По невнятному бормотанию я поняла, что он приходит в себя.

Леопольд проявил свои лучшие качества: он сказал, что не оставит это тело здесь и выбросит на помойку где-нибудь подальше от отеля.

— Короче, я беру его с собой.

Он ухватил Реда за воротник, рывком поставил на ноги и потащил к двери. Ред хлопал глазами, пытался размахивать руками, но поддался направляющей силе и исчез вместе с Леопольдом за дверью.

Мы с Джонни расслабились и накапали себе виски.

— Скажите честно, Мэвис, все ли ваши новоорлеанские знакомые перебывали здесь? — спросил Джонни и отхлебнул из стакана.

— Почти все.

— Тогда начинайте свою историю сначала, и если кто-то прервет вас, я задушу его собственными руками.

Как ни странно, никто не нарушил нашего уединения, и мне удалось подойти к финалу без пауз и антрактов.

Джонни по мере того, как я рассказывала, становился все более серьезным и обеспокоенным.

Завершив свой монолог, я допила виски, а мой компаньон встал и начал мерять шагами комнату.

— Знаете, Мэвис, я не верю в магию и необыкновенные совпадения. Здесь, кстати, нет ни того, ни другого, но какая-то пружина раскручивает события этих дней по определенному сценарию.

Я посмотрела на него заинтригованно.

И тут мы оба вздрогнули: по коридору кто-то шел.

Тяжелые шаги усталого человека.

Джонни закатал рукава: ей-богу, он собирался выполнить свое обещание.

В дверь постучали.

Это было необычно: сегодня в дверь врывались, вламывались, прокрадывались и просто входили без стука. Кто же мог быть таким деликатным в три часа ночи?

Почтальон!

Джонни принял от него бандероль, заплатил и прочел вслух надпись на пакете: «Для мисс Мэвис Зейдлиц».

— А вы популярны, Мэвис! Можно полюбопытствовать, что в пакете?

Я вскрыла бандероль и обнаружила картонную коробку. С опаской приподняла крышку...

В коробке лежала кукла: точь-в-точь вылитая я, уменьшенная раз в десять.

— Как это мило! Кто же сделал такое чудо? Это подарок, наверное...

Я не закончила мысль, потому что увидала булавку, воткнутую кукле прямо в сердце.

Я с отвращением бросила «подарок» на пол и едва не расплакалась. Де Шен не врал, когда говорил мне об опасности. С вуду нельзя шутить.

Черт бы побрал этот город! Ну и «игрушки» здесь делают!

Меня тронули за рукав, я вздрогнула. Это был Джонни, сосредоточенный, как никогда.

— Мэвис...

Джонни пришел к каким-то выводам.

— Мне кажется, — сказал он, — что и вы, и я, мы оба работаем с одним и тем же материалом.

— Вы хотите сказать, что то дело, от которого вы тщательно оберегали меня, связано с Новым Орлеаном и со всем, что со мной случилось?

— Да, есть совпадения и... Короче, я решил все вам рассказать.

— Наконец-то!

— Надеюсь, что во время моего рассказа мне не принесут куклу Рио с булавкой в сердце.

— Вы здесь находитесь несколько часов и вряд ли успели наследить.

— Но этим делом я начал заниматься гораздо раньше, и, боюсь, врагов у меня побольше, чем у вас.

— Ну не тяните кота за хвост.

— Хорошо. Я думаю, для начала поговорим о Новом Орлеане. Город-порт, миллион жителей...

— Я это знаю. Поехали дальше.

— Если вы будете перебивать меня, я замолчу, — пригрозил Джонни и надулся.

Я приложила палец к губам и посмотрела умоляющим взглядом.

— Итак, в Новом Орлеане раз в год проводится карнавал, — продолжил Джонни. — Три дня вакханалии. Много туристов, отдыхающих, гуляк. Гремит музыка, звенят бокалы. Но есть и обратная сторона этого праздника, где кровь, грязь, шантаж и прочая мерзость. Это...

— Вуду! — не выдержала я и подсказала слово.

— Нет, Мэвис, вы неправильно разгадали шараду. Вуду и подобная чертовщина присутствуют в Новом Орлеане, но погоды не делают. Это приманка для туристов, не более. Во время карнавала можно очень хорошо делать деньги, на чем угодно — начиная от карнавальных костюмов и кончая наркотиками и рэкетом, чем и занимаются различные гангстерские группировки. Они маскируются под вполне легальные кипиджи-клубы, занимающиеся организацией карнавалов.

— Как вы это узнали?

— Однажды, когда вас в агентстве не было, пришла девушка и рассказала о делах, которые творятся в этом городе. Эта девица была подружкой каида, одного из самых влиятельных главарей такой организации. Устав от подобной жизни, она сбежала в Нью-Йорк, поменяла имя, прическу и тщательно скрывала свое место жительства. Но кипиджи злопамятны. Это известный вам гангстерский закон: легко войти в банду, но выйти из нее невозможно. Человек до конца жизни остается привязанным к гангстерскому клану, а отступник карается всегда, в любом случае.

— Но тогда почему эта девица открыла рот? Она рассказала вам то, о чем должна была молчать даже на электрическом стуле.

— Потому, что почтальон принес ей пакет. В пакете была картонная коробка, а в коробке...

— Кукла с булавкой в сердце!

— Да, Мэвис. Девушка получила от своих дружков «черную, метку» и в ужасе прибежала в агентство Рио, надеясь на чудо. По законам кипиджей ее должны были убить в течение недели.

— Бандиты делают кукол... Зачем им это?

— Когда-то приверженцы вуду посылали своим врагам подобный «подарочек». Человек, получив его, переставал спать, он боялся любого шороха и скрипа. Он мог умереть от разрыва сердца, если на него в таком состоянии громко крикнуть. Бандиты сообразили, что фактор устрашения им на руку. Запуганного человека убить гораздо проще, чем того, кто сопротивляется. Они взяли «куклу» на вооружение, если можно так сказать.

— А полиция? Девушка могла бы посадить своих бывших приятелей за решетку. Почему она не пошла в полицию?

— Видимо, и за ней водились грешки. Как бы то ни было, она пришла к частному детективу, то есть ко мне, и попросила спрятать ее ненадежнее. Девица рассуждала здраво: лучше сидеть в какой-нибудь дыре, чем лежать в могиле. Со временем она могла затеряться среди жителей нашей большой страны, выйти замуж, обрести семью и... забыть прошлое. Так я впутался в эту историю с кипиджами. А вам, Мэвис, ничего не говорил потому, что дал слово молчать. Более того, я боялся, что втяну вас в очень опасное дело. Впрочем, и вы ведь не сказали мне про своего клиента — Рауля де Шена.

— Потому что и он просил меня ничего не говорить вам. Кстати, Джонни, где вы спрятали эту бандитскую подстилку?

— Не говорите о ней так! Клиент есть клиент... Я отвез девушку в одно место... В ту деревушку, где мы бывали с вами...

— В хижину, куда вы водили меня поохотиться на крупную дичь. Правда, этой дичью почему-то оказалась я.

Я метнула на подлеца испепеляющий взгляд. Но ему моя ревность даже нравилась, если судить по широкой улыбке, которую он послал мне в ответ. Я поняла, что лучше всего сделать равнодушное лицо, и рассеянно произнесла:

— Ну да, в деревушку... И что было дальше?

— Дальше — самое загадочное. Бандиты все-таки нашли девушку. Неделю назад я приехал туда, чтобы навестить затворницу, и обнаружил, что домик пуст. Никаких вещей, даже запаха... Чисто, прибрано, голо. Работали профессионалы.

Джонни потянулся к бутылке, но рука повисла в пустоте: пить ему не хотелось.

— И тогда я поставил себя на их место. Они знают, что сыщик кое-что пронюхал и может сообщить полиции Нового Орлеана интересные сведения. Убивать меня — нет особой надобности. Убийство — всегда риск, и немалый. Значит, надо найти обходной маневр. Сделать так, чтобы я держал язык за зубами. И тогда — я думаю — они обратили внимание на вас, Мэвис, и сделали великолепный ход, надо все-таки отдать им должное.

— Ход?

— План был такой: заманить вас в Новый Орлеан, попугать в грязных делишках, а меня поставить перед фактом: или ты молчишь, или твою компаньонку мы сдаем полиции. К сожалению, я сообразил это сейчас, а не тогда, когда вы устроили мне сцену и помчались сюда «отдыхать».

— Джонни, как эти кипиджи могли меня «попутать»?

— Ну вы же не девочка, Мэвис, — Джонни скорчил рожицу, — они могут все и навесят на вас такое, что вам и не снилось. С уликами, свидетелями и даже отпечатками пальцев.

— Значит, Рауль де Шен — гангстер?!

— А то как же! Для него самым главным было то, чтобы вы, Мэвис, не дай бог, не проговорились мне, зачем летите в Новый Орлеан.

— Теперь я многое понимаю... Помните, я говорила, что, как только вы ушли, прозвучал телефонный звонок. Спросили мистера Рио и бросили трубку.

— Они проверяли, одна ли вы в офисе.

— Точно! А убедившись, что одна, отправили ко мне красавчика в качестве наживки. И я клюнула!

— Да, спектакль был разыгран, как по нотам.

Джонни улыбнулся, а я вздохнула.

— И Рауль, и Питер, и Барон, он же Большое Пузо, — все эти людишки из одной шайки, — подытожила я. — То-то им было смешно наблюдать, как мисс Зейдлиц пыжится и изображает деловую женщину, расследующую историю с вуду. Барон, кажется, что-то сказал о пташке, залетевшей повару прямо в котел.

— Я думаю, что Барон — главарь той шайки, к которой принадлежала исчезнувшая девица, — добавил Джонни.

— А какую роль здесь играет Леопольд? За что он бросил мне тысячу баксов?

— Он думает, что мисс Зейдлиц завербована Бароном. Он видел вашу встречу с Питером и, возможно, проследил, куда вы ходили. Поэтому Леопольд постарался вас перекупить.

— Значит, Леопольд из другой банды?

— По его задумке, вы должны были рассказывать, что происходит в конкурирующей «фирме».

— Ну вот, Джонни, мы распутали этот клубок до середины, а дальше... Дальше я ничего не понимаю. Смерть де Шена, его оживление. Ред... Это выше моих возможностей.

— Браво, Мэвис! Наконец-то вы признали за собой хоть какой-то изъян, — развеселился компаньон. — Я-то думал, что никогда не услышу подобных слов. И вот что я вам скажу: де Шен не был убит. Вы ведь женщина, Мэвис, и должны знать, что грим творит чудеса. Де Шен разыграл вас!

— А дырка во лбу?

— Мастерски нарисована неизвестным художником. А остальное дорисовало ваше воображение.

— Но какой смысл? Сначала меня заманивают в Новый Орлеан, потом выпихивают из него. Зачем?

— Возможно, что-то поменялось в их раскладе, и они решили отыграть все назад. Подсылают «зомби», тот требует, чтобы вы возвращались в Нью-Йорк и держали язык за зубами. Ставка была на то, что вы испугаетесь живого мертвеца, завизжите и броситесь домой. А вы вместо этого послали мне дурацкую телеграмму. Почему вы не заняли место в самолете?

— Во-первых, я пыталась это сделать, но рыжая Джейн стала на моем пути. Она вернула меня из аэропорта. Во-вторых, моя телеграмма оказалась не такой уж дурацкой, раз вы примчались и помогли мне.

— Представляю, как они там всполошились, когда узнали, что Мэвис Зейдлиц никуда не уехала, а продолжает расследование, — сказал Джонни. — И вновь послали Рауля.

Я рассмеялась так звонко, что мистер Рио закрыл уши. Этот смех под утро покажется кому-то признаком легкого помешательства, но на самом деле я смеялась легко, от души, как человек, освободившийся от тяжелого груза. Просто-напросто я увидела эту комнату такой, какой она была полтора часа назад, — но с той стороны двери. Вот «мертвец» Рауль дергает за ручку, открывает дверь и вместо дрожащей от страха мисс Зейдлиц видит нашу милую компанию с валяющимся Редом на полу!

«Мертвец» убежал, как будто на кладбище в его отсутствие украли надгробие!

Отсмеявшись, я повернулась к Джонни:

— Но, согласитесь, я неплохо поработала в Новом Орлеане. Чего только стоит мой классический приемчик — удар ребром ладони!

— Да уж...

Джонни потер затылок и зачем-то потрогал челюсть.

— Вам, Мэвис, самое место в банде. Уж вы бы прогремели на всю округу как Мэвис Твердая Рука.

— А вы, Джонни, оставайтесь сыщиком. Я приду к вам за помощью, и вы отвезете меня в деревушку, в тот домик, на ту кровать...

Интересно, отчего Джонни стал так задумчив и рассеян?

— Джонни, о чем вы думаете?

— Куда все-таки делась Джоузи Мейборд?

— Джоузи? — удивилась я.

— Так звали ту девицу. Какая была роскошная белокурая курочка... Бюст... ноги... шея...

Посмотрите на него! Он забыл, что находится в моем номере!

— Эй, Джонни, вы на работе! Очнитесь!

— У меня никогда не было клиентки, подобной Джоузи Мейборд.

И он мечтательно потянулся всем телом. Говорить такие вещи при мне, еще живой!.. Я едва удержалась от своего классического удара номер два.

— Не ревнуйте, мисс Зейдлиц. Вы — чертовски хорошенькая женщина, но та была патологически сексуальна и сексапильна. До умопомрачения! Ее низкий голос обволакивал, а глаза, даже если они и были полны страхов, все равно завлекали мужчину... На ее грудь хотелось положить голову...

— ...отрезанную гильотиной! Джонни, я никогда вас ни к кому не ревновала, тем более к бандитским шлюхам. Ревновать вас? С вашим все увеличивающимся лбом. Вы, очевидно, плохо рассмотрели де Шена. Вот это мужчина, вот это тело. А взгляд! Только от одного его взгляда хочется принять горизонтальное положение и вести дела именно в этой плоскости.

— Горизонтальное положение? Это хорошая мысль!

Джонни начал наступать на меня, шутливо вращая кистями рук и причмокивая губами.

— Мой дорогой, — я уперлась руками в его грудь, — воспоминания о Джоузи возбудили вас. Идите в ванную и примите холодный душ.

— Нет, Мэвис, лучше я усну вместе со своими воспоминаниями.

— Только не у меня и не в моей постели!

— Да, разумеется! Вам надо хорошенько выспаться перед новой встречей с зомби.

— Вы правы, сэр. Мне давно пора выспаться. Спокойной ночи!

— Я последую вашему примеру. Встретимся завтра, за обедом.

— Значит, в ресторане в час дня.

— В час дня.

— Джонни, вы забыли снотворное!

— Что я забыл?

Пришлось помахать бутылкой виски, в которой еще плескалась жидкость в немалом количестве.

— О, Мэвис, — простонал мой компаньон, — вы самая чудесная девушка на этом карнавале жизни!

Глава 7

Обычно, когда при мне рекламируют новые косметические средства, я фыркаю и говорю, что лучшая косметика — это спокойный сон на свежем воздухе. Красота — это сон, питание и отсутствие жизненных проблем.

Конечно, на самом деле красота не исчерпывается банальным набором того, что я здесь привела, но если девушка не спит несколько ночей подряд, то, простите, красоте просто держаться не на чем.

Я проснулась в полдень свежей, бодрой и даже немного счастливой. Наверное, такие же чувства были у Спящей красавицы, проспавшей сто лет и разбуженной поцелуем принца.

Роль принца сыграл официант, доставивший мне кофе в постель.

После кофе я любовалась собой в зеркалах ванной комнаты, растиралась пушистым полотенцем и прогибала спину, как кошечка.

Без пяти минут час я уже входила в ресторан — красивая, уверенная в себе женщина, готовая ко всем превратностям судьбы.

Мужчины провожали меня взглядами. Они завидовали Джонни, за столик которого я села.

— Привет! Отличный вид! Мэвис, вы выглядите потрясающе! — мистер Рио булькал, как закипающий чайник.

— Лучше, чем блондинка из ваших вчерашних воспоминаний?

— Заметьте, не я первый заговорил о ней.

— Вы хорошо выспались, Джонни? Или мысли о блондинке и о ее груди, на которую вы клали свою голову, сбрасывали ваше одеяло на пол?

— Спасибо, все обошлось. Может, поедим?

Мы ели молча. Я поняла: волшебное утро ушло в прошлое, наступил рабочий день со всеми его передрягами, неожиданностями, неудачами и редкой улыбкой фортуны.

За десертом Джонни начал составлять программу.

— Итак, мы должны отыскать здесь, в Новом Орлеане, следы Джоузи Мейборд. Мне кажется, я знаю, где находится кончик той веревочки, потянув за который...

— Так тяните, Джонни! И я вам помогу.

— Нет, Мэвис, там очень опасное место. Я не могу подвергать вас опасности.

— И это говорит мой компаньон! Я столько раз подвергалась опасности, что просто стыдно скрывать что-либо от меня. Вы ведете себя по-свински.

— Мэвис, я считаю, что вы должны остаться в отеле.

Джонни искал повод сбежать от меня.

— Ну и кого я должна здесь караулить? Зомби? Реда? Ваши тапочки?

— Леопольда! Он наш клиент, вы ведь взяли задаток.

— Леопольд подождет до вечера. А вечером мы вдвоем с вами проведем встречу с Лео в моем номере.

Джонни сдался. Он расплатился по счету и пошел к выходу. Я — за ним.

Когда до двери оставалось два шага, Джонни резко свернул влево, прошел по маленькому коридору и скрылся за какой-то дверью. Я чуть не влетела следом в помещение, в которое... Ну, в общем, э, черт... Вы сами понимаете.

«Кретин!» — обругала я Джонни и стала в коридоре ждать его возвращения из комнаты, куда входили и выходили только мужчины.

Прошло полчаса. Джонни не появлялся. Наверное, он улизнул через окно или другую дверь. Уж он нашел способ избавиться от Мэвис Зейдлиц!

Разъяренная, я влетела в свой номер и швырнула туфли что есть силы в разные углы комнаты.

Обманщик! Прохвост! Щеки мои пылали.

Но что-то надо делать. Я умру от безделья. Перегорю, как лампочка. Истаю, как свеча. Нет, не так. Я выдохнусь, как незакупоренная бутылка. Опять не то! Ну, Джонни, ну, паршивый мерин, я тебе докажу, чего стоит Мэвис!

Неожиданно я вспомнила девушек-кипиджей, их костюмы и маски. И тот дом с мозаичными полами... Там определенно что-то происходит. Нет, не карнавальные страсти кипят под этой крышей.

Я проникну туда в маске и увижу такое, что совсем не предназначалось для моих глаз.

Джонни вернется вечером не солоно хлебавши, а я выложу ему информацию, как на блюдечке, и посмотрю своими честными глазами в его гляделки. Предатель и врун будет посрамлен!

Я упивалась будущей победой над компаньоном. Обесчещенная Мэвис не только восстанавливает справедливость в своем собственном агентстве, но и ставит на колени этот вшивый городишко.

Настроение мое взмыло вверх, я лихорадочно отыскала туфли и выскочила из отеля навстречу новым приключениям.

Без труда я нашла магазинчик, где купила все, необходимое для маскарада. Вернувшись в отель, переоделась, прошлась перед зеркалом грациозной походкой девушки из компании кипиджей и осталась собой довольна.

Трико телесного цвета мне не досталось, но то, что сейчас плотно облегало мое тело, было просто восхитительно. Прочный синтетический трикотаж с голубоватым отливом. Открытая спина и ключицы. Высокий вырез на бедрах, отчего ноги кажутся еще длиннее, чем есть на самом деле.

Я почувствовала себя голливудской дивой. Моя линия плеч была безукоризненна, на груди сияло золотое сердце.

Костюм преобразил меня так, что я сама не узнавала себя в зеркале. Единственный недостаток: серебристая маска закрыла мое прелестное личико.

Что еще я могу изменить в себе? Цвет волос? Но разве мало в Новом Орлеане блондинок? Тысячи. Разве вот эта, в голубом трико и серебристой маске, Мэвис? Нет. Мэвис сидит в отеле. А блондинка в трико пойдет гулять и целоваться с усатыми незнакомцами на бульварах Нового Орлеана.

Подойдя к лифту, я решила испытать свои новые качества на молоденьком лифтере.

Едва я вошла в кабинку, как мальчик от растерянности нажал не на ту кнопку, и мы взмыли вверх.

— Вы ошиблись, молодой человек, — растягивая гласные, я произнесла это тоном стареющей жрицы любви. — Мне нужно на первый этаж.

— Мы сейчас спустимся, мадам. Хотя могли бы лететь и дальше... к звездам, например.

— Отложим это на вечер, мой звереныш.

— О да, мадам.

Лифт плавно опустился, и я послала мальчику воздушный поцелуй.

Я попросила швейцара найти мне такси и поехала в тот дом, где со мной всегда что-то случается.

Мне нужно было время, чтобы привыкнуть к новой «коже» и к мысли, что я — не я, а некая леди, утонченная до вульгарности, с той степенью внутренней свободы, которая позволяет ей подчинять обстоятельства и обращать в свою пользу чужие ошибки и промахи. У этой куколки остался голос Мэвис, но даже он изменился. Роль, которую я сейчас играла, мне нравилась, но я еще претендовала и на роль режиссера!

В доме кипиджей гуляние продолжалось. Белые колонны были захватаны сотнями рук, а мозаичный пол засыпан конфетти. Играла музыка, но ее перекрывал стоязыкий рев толпы.

— А! Вот и она!

Кто-то закричал прямо над ухом и схватил меня за руку.

Я не успела ни удивиться, ни испугаться. Но, обернувшись, едва не обомлела: как клещ, в меня впился сам сатана. Его страшное лицо горело от нетерпения, выпученные глаза блестели, как у полоумного. На голове сатаны красовались маленькие крепенькие рожки, а позади был виден упругий длинный хвост с кисточкой на конце.

— Вот она! Моя добыча! Будешь кипеть в смоле!

И сатана потащил меня к столу в дальнем конце холла.

Большой широкий стол давно уже был превращен в подиум, на котором лихо отплясывала цыганка. За столом сидели и стояли женщины и мужчины в костюмах самых разных эпох. Мужчины пытались заглядывать цыганке под юбку, точнее, сорок юбок, которые она на себя напялила.

— Посмотрите, кого я привел! — рычал сатана. — Одинокая грешница!

Один из парней, глянув на меня, присвистнул. Я уже освоилась и победно оглядывала нестройные карнавальные ряды, веселые, хмельные, раскованные, кричащие, пьющие...

— У тебя в аду жарко, — сказала я сатане. — Нет ли чего выпить?

— Сейчас принесу!

Прирученный парень из преисподней, как ни странно, очень быстро передвигался в этом муравейнике среди разгоряченных тел и распаренных лиц и выпивку принес мигом.

— Пей, моя крошка, моя грешница, моя добыча. Сегодня мы с тобой составим замечательную пару и повеселимся! Тебе будет хорошо. И мне тоже.

Он крепко держал меня за талию и щекотал бородкой шею и грудь.

Я обдумывала ситуацию. С одной стороны, конечно, лучше оказаться в компании, чем бродить в толпе. С другой стороны, сатана излишне назойлив — как будто он в своем аду не общался с женщинами целый век.

Я решила избавиться от сатаны. Все обращали внимание на него, а значит, и на меня. Это ни к чему.

К счастью, маска не выдавала моих мыслей.

Я рассматривала людей, но не видела ничего особенного.

Цыганка слетела со стола, как пушинка, выпила огромный бокал вина и снова взобралась на подиум. Она сбросила одну из юбок и закружилась еще стремительнее.

— Сука!

Кто-то закричал. За моей спиной, оказывается, шла потасовка. Две женщины дрались из-за красивого мужчины в костюме Пьеро. Он едва держался на ногах, краснота проступала сквозь его выбеленное лицо, а язык вывалился изо рта. Пока его поклонницы выясняли, кто из них более достоин внимания, кавалер упал за колонну и захрапел.

Сатана вновь наполнил мой стакан:

— Пей!

Это не входило в мои планы, и, улучив момент, когда властелин ада увлекся дракой женщин, я вылила содержимое стакана на Пьеро. Он зачмокал губами от удовольствия. Но не проснулся.

Из двоих женщин победила та, что была моложе. Высокая, грудастая, она подхватила Пьеро подмышки и потащила на улицу. Ее соперница облизала разбитые губы и, пошатываясь, бормоча под нос проклятия, пошла в бар.

Сатана обнаружил, что стакан пуст, обрадовался и, вырвав его из моей руки, помчался наполнять. Наверное, он надеялся, что пьяная грешница лучше, чем трезвая.

Внезапно я увидела того, кто только что вошел в зал. Изумительный фрак, синяя бабочка. Черные волосы разделены пробором. И совершенно гладкий и чистый лоб.

Рауль де Шен собственной персоной.

Холодным взглядом окинув происходящее, Рауль направился к лестнице. Я бросилась сквозь толпу к нему.

Пробившись, я намеренно задела его плечом и даже толкнула.

— О! Извините! Я не хотела!.. Я не видела!..

Я растягивала гласные и говорила нараспев.

Рауль внимательно оглядел меня с ног до головы.

— На карнавале никто не извиняется, моя дорогая. Вы одна?

— Я была одна до того, как пришла сюда. А теперь я добыча самого сатаны, и мне плохо в аду.

— Я помогу вам сбежать даже от дюжины дьяволов всех мастей, — он улыбнулся своей ослепительной улыбкой.

— Как?

— Видите, вон там, в конце коридора, дверь? Мы пойдем в ту комнату. Там спокойно и уютно, есть что выпить и чем закусить. И нам найдется о чем поговорить. Ну?

— Украдите меня побыстрее.

Рауль де Шен взял меня за руку, и мы начали пробираться к выходу.

Повернув голову, я наблюдала, как цыганку на столе сменил неожиданно протрезвевший Пьеро. Он так плясал и так пел, что стол дрожал, как взлетная полоса перед стартом какой-нибудь космической штучки.

Сатана метался и рычал: он искал меня, а не найдя, схватил цыганку.

Все, что люди сдерживали в себе и хранили за семью печатями целый год, прорвалось наружу и затопило зал...

Рауль замкнул дверь на ключ.

Я осмотрелась.

В комнату не проникал шум карнавала. Здесь действительно было уютно. Рауль усадил меня на диван, взял мою руку в свои ладони и согрел дыханием каждый пальчик. Наверное, он вел бы себя иначе, если бы заглянул под маску.

Он не знал, кто перед ним. А я знала, кто он. И не верила ни единому жесту неудавшегося покойника.

— Мне очень хорошо с вами, — соврала я и провела пальцем по его щеке.

Рауль подобрался, как охотник, почуявший дичь.

— Хотите выпить? — спросил он.

— Виски... со льдом...

— Я не могу исполнить ваше желание. Есть шампанское, ом, ликеры...

— Тогда выберите что-нибудь сами. Я одобрю ваш выбор.

Мои ноги покоились на диване, голова была откинута... Рауль оглянулся на меня пару раз, пока открывал бар и искал подходящий напиток.

— Прошу, дорогая!

— Ваше здоровье!

У меня в бокале оказалось что-то крепкое. Я глотнула, задохнулась, чуть не закашлялась. Из глаз брызнули слезы. Больше я не стала пить и поставила бокал на столик.

— Это то, что мне надо, — соврала я второй раз. — Спасибо, вы спасли меня.

— Я не мог видеть вас раньше? — спросил Рауль де Шен.

— Вряд ли. Я приехала на карнавал вчера, пришла в этот дом в поисках подруги и попала в лапы сатаны. Может, я перепутала дом? Подруга сказала, что будет там, где собираются кипиджи. Они собираются здесь?

— Да.

— Мою подругу зовут Джоузи Мейборд. Может быть, вы слышали о ней? Джоузи — блондинка, но выше меня ростом. У нее пышный бюст, низкий голос...

— Нет, я не знаю такой девушки, — сказал Рауль без эмоций. — Зачем говорить о ней, когда рядом со мной такое создание. Ну, давайте же!..

Я отпрянула:

— Что?

— Снимите эту маску. Я хочу полюбоваться вашим лицом.

Он протянул обе руки, чтобы сделать то, чего я боялась больше всего.

Я отвела его руки и покачала головой:

— По правилам карнавала мое настоящее лицо — это маска. Только в полночь я могу снять ее, только в полночь.

— Но, дорогая, я не могу так долго ждать.

Он прижимал меня к дивану, я отползала и отпихивала его.

— Вы так несмелы, так строги... Вы не похожи на девушек карнавала. Давайте нарушим все запреты. Снимайте маску!

Дыхание Рауля обжигало меня. Близость мужского тела, выразительные глаза и красивые губы — все это сводило меня с ума. Я едва не сомлела на мягком диване, алкоголь сломал мою волю. Еще немного — и я забыла бы, зачем пришла в этот дом. Если бы Рауль не стремился снять маску!.. Его настойчивость именно в этом направлении подействовала на меня, как ушат холодной воды.

Я бросилась к двери, но она была заперта, а ключ находился в кармане мужчины. Барабанить в дверь бесполезно — карнавал гремит еще сильнее.

— Прошу вас...

Но Рауль не отступался.

Я рассердилась: из-за его наглости рушился весь мой гениальный план.

— Эй, кавалер, немедленно выпусти меня!

Он только рассмеялся и, обхватив меня, протянул руки, чтобы снять маску.

— Ладно, мой красавчик, смотри, — тихо произнесла я. — Только вряд ли ты получишь удовольствие.

Рауль сорвал бесполезную деталь карнавального костюма, и я резко подняла голову.

А дальше... Дальше была немая сцена.

Надо отдать должное моему клиенту — он быстро пришел в себя и достал пистолет из кобуры. Нынешние мужчины не ходят без «пушки» даже на любовные свидания.

— Значит, Мэвис Зейдлиц! А я никак не мог понять, где слышал этот голос. Мэвис Зейдлиц! И почему вам не сиделось в отеле? А еще лучше — в кресле самолета?

Тут впервые за весь вечер я сказала правду, хотя, разумеется, Рауль не знал, какие стремления и желания скрываются за моими словами. Я сказала:

— Мне хотелось увидеть вас, Рауль.

Клиент никак не отреагировал, хотя я старалась говорить с интонациями влюбленной девушки. Понятно: он на работе.

Де Шен открыл дверь и, крепко вцепившись мне в плечо, провел в комнату рядом.

Оказалось, я попала в самую середку осиного гнезда.

В мягком кресле расплылся Барон, возле него стоял Питер. Люди немногословные, они рассматривали мой костюм, точнее, мое тело, переглядывались. Наконец Барон спросил:

— Зачем ты ее привел?

Он обращался к Раулю, а глядел на меня. Поэтому я и ответила вместо красавчика:

— Соскучилась и пришла сама. Вы мне понравились. Вы, — кивок Барону, — вы, — улыбка Питеру, — и особенно он, — кивок на Рауля.

— Мэвис, вы забыли, как мы расстались в прошлый раз?

Я раздражала Барона. Импотент никак не реагировал на мое кокетство и видел во мне только безмозглую «пташку».

— Помню. У меня долго болели запястья и щиколотки.

— А сегодня мы поступим иначе. Питер не будет вас связывать. Он вырежет ваши инициалы на всех открытых участках тела, чтобы Мэвис Зейдлиц можно было узнать сразу и издалека.

Обрадовавшийся Питер подошел и, как фокусник, взмахнул рукой. Мгновенно в его руке оказался нож с длиннющим лезвием.

— У вас серьезная игра, — выдавила я из себя.

— Серьезная.

Ну и дела... Эти сукины дети не шутили — они действовали так, как привыкли. И если Барон прикажет, Питер разрежет меня на мелкие куски. Питер — профессиональный убийца, это я поняла весьма отчетливо.

— Но вы сами втянули меня в эту игру, — попробовала я защищаться. — Рауль де Шен пришел в агентство и попросил заняться его делом.

— Это так. Но вас, между прочим, предупредили: игры закончены, убирайтесь в свой Нью-Йорк. Почему вы остались? Зачем приперлись сюда?

— Джоузи Мейборд.

— Что?

— Я ищу Джоузи Мейборд. Она была с вами, потом улизнула в Нью-Йорк. Вы выследили ее. Где она теперь?

Барон развел пухлыми руками и сделал брови домиком.

— Я не знаю, где Джоузи Мейборд.

— Вы убили ее, так? Джонни спрятал Джоузи, а вы ее выследили. Но берегитесь, Джонни — отличный сыщик, он установит все обстоятельства этого дела и передаст сведения в полицию! И тогда!..

— Эта полуголая дурища грозит нам, — Барон развеселился. — Интересно, кто стоит за ней?

— Я видел прошлой ночью троих, — сказал Рауль. — Мэвис должна рассказать, кого она принимает по ночам.

Питер, Рауль и Барон взяли меня в кольцо и начали тройной допрос.

— У меня в номере были только мои друзья. Скоро они придут сюда, тогда берегитесь! Они распорют твое толстое брюхо! — крикнула я Барону.

Питер отреагировал, не дожидаясь приказа шефа: я от его удара согнулась пополам.

— Назовите их имена! Ну! — требовал Барон.

— Одного я узнал, — сказал Рауль. — Это мистер Рио. Кто остальные?

— Кролик Роджер и Микки Маус.

Питер взмахнул ножом, и я схватилась за щеку. К счастью, он только слегка оцарапал кожу.

— Если ответа не будет, Питер, приготовься! — Барон устал, ему надоела эта канитель.

— Да! Я скажу! Там были Джонни, Леопольд и Ред.

— Кто такой Леопольд?

— Леопольд и все. Он так представился.

— А Ред?

— Ред Жордан. Мы познакомились в баре.

— Что вы такой компанией делали ночью? Проводили военный совет? О чем договорились?

— Ничего не было... А!..

Питер схватил меня за волосы и приставил нож к горлу. Я захрипела:

— Все не так, как вы думаете. Они пришли порознь... Никто не сговаривался...

— Кто такой Леопольд?

— Возможно, он ваш конкурент. Леопольд хочет, чтобы я работала на него. Он думает, что я работаю на вас, и потому хочет, чтобы одновременно... Он давал мне деньги...

Наверное, я ляпнула лишнее и прикусила язык. Потом опять завела свою песенку:

— Я ничего не знаю... Уберите нож... Вы же видите, я отвечаю на все ваши вопросы.

— Говорите про того, другого.

— Про Реда? Он приводил меня сюда и грозил пистолетом. Он тоже думает, что я работаю на вас.

— Почему он лежал на полу?

— Это Леопольд его вырубил... А до этого я стукнула его как следует. А до этого мы с ним ездили к предсказательнице будущего, и она...

Барон выругался: я окончательно перестала ему нравиться.

— Эта дамочка кого угодно доведет до сумасшедшего дома. Где вы ее только откопали? — простонал шеф.

Питер пробормотал:

— С ней надо быть начеку. Дура, а бьет больно.

Рауль выражался без эмоций:

— Хуже всего то, что Мэвис влезла в наши дела. И тем самым она путает карты. Мэвис опасна.

— Да... Ты прав...

Барон что-то обдумывал. Он рассеянно повторил:

— Ты, несомненно, прав. Хотя началась эта свистопляска не с этой красотки, а с другой дурочки... с Джоузи...

— Ага, значит, вы признаете, что знали Джоузи Мейборд!

— Знал? — Барон затрясся от смеха, его толстые щеки заколебались.

Гангстеры потеряли ко мне всяческий интерес. Питер держал меня в дальнем конце комнаты, а Рауль и Барон что-то втихаря обсуждали.

Я прислушалась, но слова, которые долетали ко мне, были вполне невинны: «воздух», «вода»...

Я все еще хорохорилась. Из своего угла я продолжала нести галиматью о том, что меня сию секунду придут и спасут. На самом деле я понимала, что дела плохи. Джонни понятия не имеет, где я. Леопольд тоже.

Вдруг Барон сказал довольно громко:

— Решено: вода. Когда полиция выловит труп, то подумает, что это убийство или самоубийство на любовной почве. На карнавале кипят страсти... Красотка утопилась... Или ее убила соперница из ревности... Что-то в этом роде.

Внезапно я поняла, что он говорит обо мне! Это мой труп найдет полиция. А так как я в карнавальном костюме, без документов, то...

— Эй, вы, бандюги! Я не собираюсь купаться! У меня нет с собой купальника.

— Это нам не помешает, — скривился Питер. — Мы будем купаться в темноте.

— Я знаю, как вывести Мэвис наружу, не вызывая подозрений, — жестко сказал Рауль. — Карнавал — удобная штука.

Барон посмотрел на нас, и его рожа разъехалась в обе стороны, обнажив гнилые зубы. Это была улыбка самой смерти.

Глава 8

Придумка Рауля была гениальна, как все простое. Они разыграли свадьбу с невестой, которую тащат под венец, как на аркане. Милая карнавальная шутка.

Все приняли спектакль за чистую монету. Нам свистели, улюлюкали. Кто-то услужливо открыл дверцы машины, а одна хохочущая особа засунула мне в декольте цветы.

Рауль был одет священником. Капюшон скрывал его лицо.

Питер был шутом. Его колпак с бубенцами отзванивал последние минуты моей жизни.

Невестой, естественно, была я. Мне заклеили рот липкой лентой, связали руки. Шут тащил невесту в машину, чтобы ехать к жениху.

Народ веселился, а из моих глаз текли слезы. Невеста плачет? Потрясающе! Все были довольны.

Рауль вел машину. Питер держал меня на заднем сиденье.

Кажется, мы выехали за город. Дорога стала уже, машина пошла медленнее, а я вспоминала все, что произошло со мной в последние сорок восемь часов, и искала хотя бы маленькую зацепку — надежду на спасение.

Ее не было.

Монотонность пути навевала скорбные мысли. «Ты многое испытала, Мэвис, — говорила я сама себе, — у тебя была яркая жизнь. Ты умрешь не от болезни, не под колесами автомобиля, не от укуса собаки... Ты умрешь, как настоящий детектив, — на посту. Стоит ли бояться смерти?»

Я уговаривала себя, но внутри у меня все дрожало.

Смеркалось. Деревья плотнее сжимали дорогу.

Мы приехали. Рауль завернул на поляну и заглушил мотор.

Меня пинком выпихнули на траву. Питер хотел ударить еще, но Рауль остановил его. Он сорвал клейкую ленту с моих губ.

— Пусть кричит, сколько хочет. Здесь никого нет в радиусе нескольких миль. Кричи, Мэвис, зови на помощь, плачь... Все разрешаю!

— Я не люблю шума, — опять скривился Питер. — Зачем ты это сделал?

— Ладно...

Рауль осмотрелся. Затем сбросил костюм священника. Питер снял свой дурацкий колпак.

Я попробовала звать на помощь, но Питер ударил меня наотмашь, и крик захлебнулся.

— Если ты еще раз крикнешь, я убью тебя прямо сейчас, — Питер опять вытащил свой нож.

— Не дури, — сказал ему Рауль. — Нам велено утопить.

— Как мне хочется всадить в нее нож!

Он помахал передо мной блестящим лезвием.

— За операцию отвечаю я, а не ты, — прикрикнул Рауль. — Тащи девку к реке.

— Вправо или влево? — спросил Питер, разглядывая в сумерках тропинку.

— Кажется, вправо, — ответил Рауль. — Подожди, я достану из машины фонарь.

Питер смотрел на меня, как на вещь. Убийца был спокоен, это была привычная работа. У него напрочь отсутствовало воображение, поэтому его не мучило ни раскаянье, ни страх наказания. Питер просто-напросто прикидывал, как бы покончить с делом побыстрее и без лишних хлопот.

— Может, все-таки пристукнем ее здесь, а потом бросим в реку?

— Нет, не надо! — закричала я. — Вам тяжело будет меня нести. Я всегда пренебрегала диетой. Я дойду своими ногами.

— Заткнись, — Питер выдвинул нижнюю челюсть вперед.

— Река недалеко, — сказал Рауль. — Шумит?

Питер вздохнул:

— Шумит. Ну идем...

Рауль шел первым, светя себе под ноги. Питер тянул меня за веревку.

Я не плакала. Почему-то подумала: вот как получается — я закончу свои дни в Миссисипи, в крупнейшей реке мира. Я ни разу не видела ее. Увижу и умру.

Место было безлюдное, это я сразу поняла. Людей здесь нет и неоткуда им взяться.

— Стоп. Вот берег, — Рауль остановился и взмахнул рукой.

— Очень хорошо, — буркнул Питер и потащил веревку на себя.

Я сопротивлялась изо всех сил. Упиралась каблуками, цеплялась за ветки кустарника.

Питер сопел и, как паук, подтягивал меня все ближе и ближе. На левую руку он наматывал веревку, правой сжимал нож. Что-то резануло меня по глазам — это Рауль неожиданно направил на меня свет фонаря. Я ослепла.

— А!..

Я упала, поднялась. Питер был в двух шагах, он замахнулся!.. Я уловила его силуэт с поднятой рукой...

И вдруг, как гром среди ясного неба, раздался жуткий крик, хохот, вой.

Питер дернулся, веревка размоталась, и я сиганула с тропинки в кусты.

Какое-то чудище лесное выло, хохотало и ухало.

Я приподняла голову и увидела светящийся череп и кости. Все это двигалось прямо на меня. Я завизжала, как резаная.

Позади были убийцы, впереди — чудовище, мертвяк, монстр. Куда деваться девушке?!

Я покатилась по земле, ощупывая траву в надежде отыскать яму или хотя бы ложбинку. Но напрасно.

Я снова приподняла голову и увидела, что Питер бросился на скелет с ножом, а Рауль помчался к реке.

Я ничего не соображала. Нечеловеческие крики сломили что-то во мне, а два выстрела добили окончательно. Кажется, я орала. И... Все.

Когда я очнулась, было тихо. Я лежала и боялась пошевелиться. Так прошло минут десять.

Потихоньку я стала отползать к реке и искать тропинку.

— Мэвис, где вы? Идите ко мне!

Кто это зовет? Голос знакомый, но чей? В голове у меня все перемешалось.

— Мэвис, вы живы? Это я, Ред Жордан.

— Ред? Откуда вы? Из багажника? С неба? Из-под земли?

— Подождите, сейчас я сниму эти тряпки, и мы поговорим.

В полутьме я увидела разоблачающегося человека.

— Ред, здесь убийцы: Питер и Рауль из банды Барона. И еще здесь... очень страшный некто...

Ред рассмеялся так беззаботно и весело, что и у меня на душе полегчало.

— Страшный — это я. У меня был карнавальный костюм скелета... Ну и пришлось завыть, чтобы напугать эту шайку. Смотрите, — Ред показал мне черное одеяние, на котором светились нарисованные череп и кости.

— Спасибо, Ред. Как хорошо, что вы надели костюм покойника, а не Кота в сапогах или херувима. Меня вы напугали, уж точно. И спасли.

— Не знаю, почему, но я действительно вас спас, — голос Реда стал прохладным. — Значит, вы снова будете бить меня по голове — привычки у вас остались те же. Не так ли?

— Ред, я постараюсь смягчить все свои удары, памятуя сегодняшний вечер. Но где Питер? Он хотел прирезать меня.

Я вспомнила его руку с ножом, занесенную для удара, и содрогнулась.

— Мне пришлось выстрелить в него, — сухо сказал Ред.

— Я слышала выстрелы...

— Питер бросился на меня с ножом и получил свое.

— Вы ранили его?

— Убил.

Мы замолчали. Шумела река, ветерок играл ветвями кустов, но больше не доносилось ни звука. Я пришла в себя, со мною был защитник и спаситель, а мысли завершить свой жизненный путь в реке остались в прошлом. Но...

— Где Рауль?

— Это тот, второй, который был за рулем машины? Завидя скелет, он, как заяц, бросился к реке. Потом я слышал всплеск. Наверное, Рауль прыгнул в Миссисипи и уплыл. Здесь сильное течение. Либо Рауль утонул, либо уже подплывает к набережной города — если он хороший пловец.

— Было бы лучше, если бы, прыгнув в реку, он ударился о камень!

— Я того же мнения, Мэвис. Давайте, сниму веревку.

— О, Ред! Как вовремя вы появились. Я уже отчаялась...

— Конечно, это моя очередная глупость. За удовольствие видеть вас я расплачиваюсь головной болью и шишкой на черепе. Признаюсь, Мэвис, что я следил за вами от самого отеля.

— Вы узнали меня под маской?

— Еще раньше я видел, как вы ходили покупать карнавальный костюм. Я понял, что вы хотите стать неузнаваемой, и внимательно рассматривал всех женщин, выходивших из отеля. Когда вы садились в такси и называли адрес, вы сделали такой жест... Я бы сказал, незабываемый жест, — Ред потер голову в том месте, куда пришелся мой удар, — короче, я поехал за вами на своей машине к дому кипиджей. Долго ждал на улице, увидел этот спектакль — «принудительную свадьбу» — и все понял. Там, в городе, я не мог освободить вас: вокруг были люди Барона. В машине с погашенными фарами я следовал за автомобилем Рауля. Ну, а что было дальше, вы знаете сами.

Я не могла не сказать коронную фразу всех спасенных:

— Чем я могу отблагодарить вас, Ред?

И достала из декольте розу. Я протянула розу Жордану, но он покачал головой:

— Женщина прекрасно знает, чем она может спасти мужчину...

Я прикусила язычок и начала оглядываться в поисках средства передвижения.

— Где ваш автомобиль?

— Я оставил его вон за теми кустами. Возьмите фонарь. Пора ехать.

Мы шли по тропинке, и вдруг пучок света выхватил из травы растопыренную пятерню. Рука человека... нет, убийцы.

— Питер? — почему-то шепотом спросила я.

— Не смотрите, Мэвис, мы не будем задерживаться для похорон. Вспомните, что, не будь меня, вы уже лежали бы вот так же на дне реки...

Дрожа всем телом, я прошла мимо убитого. Ред замолчал. Не думаю, что ему было приятно это приключение.

В пути я пыталась собраться с силами и привести мысли в порядок. Ред не тревожил меня расспросами, я положила голову на сиденье и сделала вид, что задремала.

До сих пор мое пребывание в Новом Орлеане проходило под знаком карнавала. Но вот появился труп и, возможно, не один. Значит, будут и еще убитые. Кто? Джонни? Ред? Или я сама? Ставки очень высоки...

— Мы приехали.

Я и не заметила, что машина уже стоит у тротуара.

— Это отель? — спросила я, сделав заспанное лицо.

— Нет, это мой дом.

— А почему вы не отвезли меня в отель?

— Потому, что я хочу с вами выпить по бокалу — за освобождение. Мужская прихоть.

— Я устала и хотела бы...

— Мэвис, вы ведь так и не отблагодарили меня, хотя и сказали об этом... Извините, что я говорю такие вещи.

Мне нечего было возразить. В конце концов, если я пила на карнавале с самим сатаной, почему бы мне не выпить с ангелом, вырвавшим меня из объятий смерти? Ред, конечно, не ангел, но и выбора у меня нет. Не идти же пешком в отель!

Мы поднялись к Реду, и я с удовольствием и наслаждением утонула в мягком кресле.

Ред переоделся, вымылся — он уже почти нравился мне. Его взгляд скользил по моему телу с восхищением.

Кошмары у реки отступили перед бокалом шампанского. Я чувствовала себя прекрасно и перестала вздыхать, ко мне вернулся даже аппетит, и я попросила хозяина дома принести чего-нибудь поесть.

— Но вначале мы выпьем, Мэвис. Выпьем за вас! За вашу долгую жизнь и спокойную старость! — провозгласил Ред.

— Долгую жизнь, старость? У меня еще нет морщин!

— Тот, кто однажды умирал, будет жить до ста лет.

— Столетняя Мэвис? Бр-р...

Передернув плечами, я все же выпила. Комфорт тела, душевный комфорт... Мне было здесь очень хорошо. Я даже растрогалась:

— Спасибо, Ред...

— Мэвис, будьте со мной откровенны. Почему вы надели карнавальный костюм и пошли в дом кипиджей? А? Почему Барон решил убить вас?

— Понятия не имею.

— Позвольте вам не поверить. Барон — грязная скотина, на его счету много смертей и прочих мерзопакостных делишек, но он никогда не убивает просто так, без веской причины.

— Позвольте тогда и мне задать вам пару вопросов. Если вы так много знаете, если вы следите за мной, то кто вы? Кто вы, Ред?

— Человек, который вас спас, — вывернулся Ред и тут же вновь пошел в атаку. — А не будете ли вы, Мэвис, столь любезны и не сообщите ли, кто прошлой ночью оглушил меня? Да так, что я два часа не мог придти в себя...

— Ну, я-то в данном случае к вам не прикоснулась, хотя вы угрожали мне оружием. Помните?

— Тогда зайдем с другой стороны. Кто тот шутник, который вывел меня из отеля? Я был в полубессознательном состоянии, а он не нашел ничего лучшего, как посадить меня прямо в контейнер с мусором... Я бы хотел сделать с ним то же самое. Шутку надо повторить. Кто он?

— Портье. Швейцар. Официант. Кто-то из обслуги отеля. Не помню.

Если вы думаете, что мы выясняли отношения и скандалили, то ошибаетесь. Это произносилось негромко, мягко, не придавая словам большого смысла. Больше говорили наши руки и глаза.

— У вас что-то с памятью, Мэвис...

— Не вы первый мне это говорите... Да, я бываю рассеянной... Это придает мне пикантности...

Мы ворковали, как голуби. Не помню, как я оказалась на коленях Реда. Он нашептывал мне на ушко:

— Я бы хотел выпить за вас...

Мы поцеловались. Насколько ласковы и нежны были мужские руки, настолько страстными, жаждущими были его губы.

Я закрыла глаза и почувствовала себя в суденышке, покачивающемся на волнах под легким бризом. В моей руке оказался бокал. В нем определенно была жидкость с приятным запахом.

— Это ваш коктейль, Мэвис.

Мне пришлось открыть глаза: Ред допивал свой коктейль, улыбкой и жестом приглашая меня сделать то же самое.

Пить мне не хотелось. Я находилась в эйфории и без виски. Однако Ред был так мило настойчив:

— Вы — мой гость, Мэвис. Ну, пожалуйста, один глоток...

Мужчины так мнительны... Он мог вести меня в постель и без этого глотка... Хорошо, он просит такую малость — конечно, выпью коктейль и покажу ему дно бокала.

— Какой вы, Ред, интересный человек. Появляетесь, исчезаете... как факир, достаете пистолеты из-под полы пиджака... А что я о вас, в сущности, знаю? Ни-че-го. То есть вы не из шайки Барона, это факт... Наверное, вы его конкурент. Вы поцеловали меня, это тоже факт... О, моя голова...

Мне показалось, что Ред раздвоился. Два Реда говорили со мной:

— Прилягте, Мэвис... Вы устали...

Наверное, бокал выпал из моих рук, потому что послышался какой-то маленький взрыв у самых ног.

— Что я выпила, Ред?

Редов было уже три. Все трое улыбались.

— Зачем вы это сделали? — шептала я.

— Успокойтесь, дорогая... Снимите туфли, вот так.

Трое Редов оторвали меня от пола, куда-то понесли.

Звон в ушах не давал сосредоточиться. Окружающие предметы стали расти, расти, заполняя всю комнату... Моя голова распухла. Она увеличилась до размеров гимнастического обруча... арены цирка... футбольного поля...

— Что со мной, Ред? О, господи...

Я закрыла глаза. Гигантский дирижабль плыл в безвоздушном пространстве, и этим дирижаблем была моя голова.

— Здесь вам будет хорошо, Мэвис, — снизу, с земли, долетал далекий голос Реда. — Вы сегодня много пережили, вы были на волосок от гибели...

Он еще что-то говорил. Я открыла глаза, но они ничего не видели.

Я хотела общаться с Богом. Оказывается, у грешной Мэвис бывает и такое желание. Но меня не пускали к Богу.

Я попробовала крикнуть. Крикнула. Но ничего не услышала.

Я вздохнула. Но дышать было нечем.

И вдруг я полетела вниз — с огромной высоты на немыслимой скорости. Хлоп!

Глава 9

Разбитое тело болело, веки не поднимались. Мне никогда не было так плохо.

Что со мной? Что я выпила? Что налил в бокал Ред?

Эти гангстеры, эти кипиджи, будь прокляты и они, и их пособники, и их грязный бизнес. Проклятые наркотики!

Ред подсыпал мне наркотик! Ну, конечно...

Ред-душка, Ред-спаситель... Как я ему врежу за подобные проделки с девушками!

Я услышала, что Ред с кем-то разговаривает. Здесь никого не было, кроме меня. Кто-то пришел. Они о чем-то болтают. А я лежу на диване.

Они, наверное, думают, что я все еще под действием наркоты. Ну и пусть. Лучше не шевелиться, не поднимать век. Авось услышу что-нибудь интересное и пойму, кто этот Ред на самом деле.

— ...и ничего не нашел.

— А вы хорошо искали? — голос неизвестного.

— Потратил больше часа. Никаких следов. Чисто, — голос Реда.

— Может быть, у нее есть тайники? Какая-нибудь губная помада, пудреница с секретом, сумочка с двойным дном.

— Я искал очень тщательно. Проверил все швы белья, которое она носит... Очень красивые вещицы и...

— Об этом не надо. Лучше бы проверили, не прячет ли она что-либо на себе, под бельем.

— Под таким трико не спрячешь даже листок папиросной бумаги.

— Н-да...

Неизвестный долго молчал. Ну и туго он соображает!

— А что с этими?.. Их зовут, кажется, Рауль и Питер?

— Питер мертв, как я вам объяснил. А Рауль прыгнул в реку.

— Как вы думаете, он узнал вас?

— Нет. Я был в карнавальном костюме и дико выл. Рауль увидел скелет и скрылся под водой.

Они оба посмеялись над «зомби», которого напугал другой «зомби».

— Вы отвезете Мэвис в отель? — голос неизвестного.

— Разумеется. Скажу ей, что она перебрала виски... упала... А с ее компаньоном, мистером Рио, я думаю, разберутся наши люди.

— Разберутся. Ну что ж... Тогда я ухожу.

— Я позвоню вам, если будут новости.

— Договорились.

Ред, видимо, пошел провожать своего гостя, я приподнялась и запечатлела картинку: Ред и гость. Последний мне не понравился: тощ, как жердь, усы, как у таракана.

Ред вернулся и начал меня будить:

— Вставайте, Мэвис!

Мне пришлось разыграть невменяемую: якобы я очнулась, но ни раскрыть глаза, ни подняться на ноги не могу.

— Мэвис, вы вчера много выпили и упали.

— Э...

Он принес мне стакан воды, похлопал по щекам.

— Ред, вы мне снитесь.

— Наконец, вы заговорили. Сон кончился. Подъем!

— Что со мной? Вы раздвоились, растроились... Вас было трое!

— Вы видели индийское божество?

— Я все хорошо помню... Вы меня поцеловали... Вы целовали меня, да?

— Это было замечательно, но сейчас, Мэвис, мы поедем в отель.

— Поцелуй со снотворным... Сделайте это еще раз... можно без снотворного.

Ред колебался пару секунд. Потом, по-видимому, решил, что не стоит упрямиться, и уступил девушке — ведь ему надо было осуществить свой план.

Я встала и, покачиваясь с носка на пятку, сделала вид, что еле держусь на ногах.

Ред подошел.

— Только закройте глаза, я вас сама поцелую.

Удар!

Ред повалился на пол, как сноп.

Вот так, мой дорогой. Прости, но у меня свои планы.

Не было сумочки, не было денег на такси, ничего не было, даже маски, чтобы прикрыть лицо. Я пешком шла в отель, расталкивая праздношатающихся. Была ночь, но люди словно взбесились. Откуда у них брались силы на эти бесконечные пляски, ухмылки, приставания, розыгрыши? Карнавал уже не казался мне детским праздником для взрослых. Я проклинала этих гуляк и лодырей, дураков и пьяниц.

Да, я к ним несправедлива, но нервы мои были напряжены до предела, я готова была на ком угодно сорвать злость.

Мальчик-лифтер в отеле узнал меня, но даже не посмел сказать ни слова: наверное, вид у меня был зверский.

Голодная, разбитая, усталая, умирающая Мэвис. И нет человека, который бы приласкал, обогрел, накормил, успокоил.

В номере все было на своих местах. Я боялась, что после обыска Реда застану вещи разбросанными и раскромсанными. Ред шнырял здесь... Интересно, что он искал? Порванные чулки? След от губной помады на салфетке? Черт бы побрал этих гангстеров!

И вообще все мужчины — свиньи.

Что-то лежит на туалетном столике. Что-то, мне не принадлежащее. Этого раньше здесь не было. Еще одна «черная метка»?

Сверток.

А вдруг там бомба?

Ты дура, Мэвис.

Я осторожно развернула ЭТО и обнаружила мужской пиджак, а в нем — портмоне и перстень с печаткой.

О черт, это были вещи Джонни!

На перстне — его инициалы. И пиджак нельзя не узнать. Что они сделали с Джонни? Мой бедный компаньон...

Портмоне грязное. Деньги на месте. Все на месте.

Но почему мои руки в крови? Откуда кровь? Я поранила палец? Нет.

И внезапно я все поняла: это не грязь на бумажнике, это кровь! На бумажнике кровь и кровь на внутренней стороне пиджака — там, где сердце.

— Джонни!

Все, что происходило со мной до этого момента, показалось ничтожным и мелким. Я вспомнила слова Реда, сказанные той усатой жерди, которая была в его доме: «С мистером Рио, я думаю, разберутся наши люди».

Значит, разобрались...

Телефон в номере Джонни не отвечал.

Понемногу до меня дошел смысл происшедшего.

Ред дал мне наркотик, а когда я упала, пришел в отель. Он что-то искал, не нашел, а уходя, позвонил Джонни и вызвал его сюда. Возможно, Ред придумал какую-нибудь историю. Например, с Мэвис случилась беда, Мэвис нуждается в помощи и тому подобное. Сам Ред ушел домой — у него была назначена встреча с тем человеком, которого я видела. Но сюда прибежали дружки Реда, «наши люди».

А Джонни... Я его знаю: услышав, что Мэвис в беде, он пришел в этот номер. Джонни поджидали. И расправились.

Джонни мертв!

От мертвого тела гангстеры избавились, а вещи Джонни решили оставить мне.

Ред сказал, что в его планы входит доставить Мэвис в отель. Правильно, он знал, что меня здесь ожидает. Эти окровавленные вещи — способ запугать меня. Гангстеры чего-то хотят от меня. Но чего?

Ах, Ред, Ред... Ну что ж, я сумею отомстить за Джонни.

Я перестала рыдать и заставила работать свой мыслительный аппарат.

Что теперь делать?

Я сбросила с себя ненавистный карнавальный костюм и переоделась.

Я должна шевелить мозгами за двоих — за себя и Джонни. Как он поступил бы в такой ситуации? Наверное, начал бы искать союзников. В одиночку справиться с гангстерами очень трудно, это я уже ощутила на собственной шкуре.

Прежде всего мне надо найти человека, на которого можно опереться. Есть ли такой человек в Новом Орлеане?

Я вспомнила Леопольда. Вот кто поможет мне!

Надо найти аргументы, способные убедить Леопольда в том, что, помогая мне, он помогает и себе, а именно — выжить в этой борьбе одних головорезов с другими. Леопольд расправится с Редом, а я помогу Леопольду справиться с Бароном.

Ред... Мерзкий тип, ублюдок, убийца! Ненависть к нему вернула мне силы. Я была готова драться — хоть голыми руками.

Если бы сейчас открылась дверь и вошел Ред Жордан, я перегрызла бы ему горло.

Он возил меня к миссис Кватро. Конечно, он знал ее раньше. Старая ведьма поставляет бандитам кукол, которыми они пугают людей. Я видела таких кукол на ее столике. Значит, и мою куклу Ред взял у нее, это ясно, как дважды два. Оборотень!

Я скажу Леопольду, где сейчас находится Ред, и мы расправимся с этой мразью. Джонни будет отомщен.

В таком состоянии духа я спустилась на первый этаж, портье вызвал мне такси, я назвала адрес.

Ночь. Леопольд, возможно и скорее всего, спит. Но я разбужу его. Ничего, отоспится в другой раз.

Вот и знакомый особняк. Я долго стучала, дверь никто не открывал.

Наконец на пороге показалась рыжая Джейн. Увидев меня, она нахмурилась:

— Чего надо?

— Надо поговорить с Леопольдом. Это в его и моих интересах.

— В прошлый раз я предупреждала тебя, не так ли, чтобы ты не лезла к Леопольду и, упаси бог, не смела пальцем к нему прикоснуться. Предупреждала?

— Да. Но вы напрасно беспокоитесь. У меня совсем другое дело. Леопольд должен меня выслушать.

— Он отдыхает, и я не намерена пускать разных девиц в дом. Убирайся!

— Ну, если вы настаиваете...

Я сделала вид, что ухожу. Зря я уламывала эту рыжую, надо было сразу применить мой классический удар номер три: крепко сомкнув выпрямленные пальцы, я резко ткнула Джейн под ложечку.

Бедная девица стала похожа на рыбу, выброшенную на берег. Она хватала ртом воздух, качалась из стороны в сторону. Я ударила ее еще раз — для страховки.

Джейн упала и начала кататься по земле. Конечно, мне было ее немного жаль, но ведь моя вежливость не возымела действия, а потому пришлось бить наверняка.

Я вошла в дом и стала соображать, где находится спальня Леопольда. Впрочем, Джейн ничего не стоило солгать мне, и Лео сейчас мог ужинать, принимать ванну, забавляться каким-нибудь изощренным способом... Мало ли занятий у мужчины.

Я быстро нашла Леопольда, он был в гостиной и делал себе коктейль со льдом.

Он услышал шаги и решил, что Джейн вернулась... Не поворачиваясь, Леопольд спросил:

— Кто приходил? Наверное, бродяга...

— Добрый вечер, Леопольд, — сказала я. — Вы мне не рады?

— Мэвис? Очень рад. Но как вы здесь оказались?

— Постучала и вошла.

— Где вы были весь вечер? Я звонил вам в отель...

— У меня был веселый вечерок. Мне есть что вам рассказать. Но для начала, если вас не затруднит, приготовьте и мне чего-нибудь выпить.

— Виски?

— Нет, что-нибудь менее крепкое.

Леопольд начал шарить по бутылкам и только тут обнаружил, что его телохранительница и обожательница отсутствует.

— А где Джейн? Куда девалась Джейн?

— Она отдыхает... лежа...

Леопольд все понял мгновенно. Он не забыл моего шикарного жеста — ребром ладони по горлу.

— Ах вы мерзавка! Вы убили Джейн?

— Нет, она жива и только чуть-чуть нездорова. Джейн не хотела впускать меня, я долго уговаривала вашу красотку и объясняла, что у меня неотложное дело. Когда я устала давать объяснения, пришлось применить грубую женскую силу.

В это время, пошатываясь и еле передвигая ноги, в гостиную вошла Джейн. Лицо ее было перекошено, губы побелели, под глазами — зелень...

— Ну вот, видите, Леопольд! Ничего страшного, — весело сказала я.

Очевидно, Джейн не входила в число его любимых женщин, хотя он благосклонно принимал ее ласки, — Леопольд не мог удержаться от улыбки, увидев, что я сделала с рыжей. Впрочем, он умело замаскировал улыбку легким покашливанием в кулак и стал увещевать меня:

— Мэвис, вы не должны были бить Джейн... Девушки, неужели вы не могли договориться по-хорошему, без драки!..

Джейн стонала, ей было не до разговоров. И все-таки она не хотела оставлять меня и Леопольда наедине!

Пришлось объясняться при ней.

— Леопольд, я пришла по очень важному делу. Джонни убит!

— Мистер Рио убит? — Леопольд был поражен и смотрел на меня во все глаза.

Я рассказала, как Джонни улизнул от меня в ресторане, как я решила «отомстить» ему и одна отправилась в дом кипиджей, предварительно нацепив маску, как Барон и его шайка пытались меня убить, как Ред убил Питера, а Рауль скрылся в реке. Наконец, я подошла к тому месту, когда я развернула пиджак Джонни и обнаружила кровь на бумажнике...

Я разволновалась и выпила коктейль залпом.

— Мэвис, вы видели кровь на портмоне, но не сам труп мистера Рио. Это разные вещи, — в раздумье сказал мне Леопольд. — Я помню, как вы дурили всем нам голову, и мистеру Рио тоже, своей историей с зомби. Теперь вы говорите, что Рауль прыгнул в реку и наверняка утонул, а мистер Рио убит. Но где доказательства?

— В этой истории мне не совсем ясна роль Реда Жордана, — сказала я, — но то, что он подсыпал мне наркотик и устроил обыск в моем номере, — это абсолютно точно. Ред усыпил мена, он что-то искал... Именно он вызвал Джонни и подставил его. Ред сказал тому человеку, который приходил к нему: «С мистером Рио разберутся наши люди». Они убили Джонни, а его окровавленные вещи оставили специально, чтобы запугать меня, сделать послушной и покорной. Надо допросить Реда, и тогда мы многое узнаем. Я думаю, вы получите ценную информацию.

Леопольд задумался. Он покусывал губы и ходил по гостиной взад-вперед.

— Да, Мэвис, в чем-то вы правы.

Джейн пришла в себя и смотрела на меня с непередаваемой ненавистью.

— Она заманивает тебя, Леопольд, в ловушку! — крикнула рыжая. — Не верь ни единому ее слову. Сколько раз она тебя надувала, вспомни!

— Это так, но... Успокойся, Джейн. Я уверен, что Мэвис не лжет, когда, говорит, что сегодня в сумерках ее пытались убить люди Барона.

— Барона?

Джейн притихла.

Леопольд остановился напротив меня и просверлил взглядом насквозь.

— Расскажите мне еще раз про Реда Жордана. Я прошлой ночью выбросил его на помойку и не придал этому парню большого значения. А теперь вижу, что напрасно.

— В том-то и дело, что я не знаю, кто такой Ред Жордан, но думаю, что он из такой же банды, как банда Барона.

Леопольд согласился:

— Во всяком случае, понятно, что он не является человеком Барона, хотя вначале я подумал именно так. Он убил Питера?

— Питер был мертв, я видела это своими глазами.

— Ну, Мэвис, вы видели своими глазами и убитого Рауля де Шена, а потом он оказался живым... Ладно, забудем об ошибках, кто их не совершал... Чего же вы хотите?

— Отомстить за Джонни! Пусть Ред и его дружки не думают, что они могут безнаказанно убивать честных людей. Помогите мне, Леопольд!

Джейн зашипела, как змея:

— Видишь, мисс Зейдлиц втягивает тебя в разборки.

Леопольд не слушал ее. Он опять начал выпытывать интересующие подробности. На этот раз я должна была рассказать о том типе, который приходил к Жордану, пока я валялась без сознания под действием наркотиков.

— Высокий, прямой, худой... усы, как у таракана...

— Похоже, я знаю, о ком вы говорите, Мэвис.

— И кто же это?

— Его зовут Диксон. Если это, конечно, Диксон.

— Кто такой этот Диксон?

— Главарь еще одной банды, каид.

— Теперь я понимаю, что произошло. Рио говорил мне, что банды конкурируют между собой. Наркотики приносят хорошие прибыли, и между гангстерами идет война за рынки сбыта. Мы с Джонни попали между колесами этой войны... Я чудом осталась жива, а Джонни...

Я вспомнила своего компаньона, и сердце мое как будто сжала ледяная рука.

— Мэвис, вы зря льете слезы. Мы не знаем точно, мертв ли ваш компаньон.

Я почувствовала, что Леопольду глубоко безразлична судьба бедного Джонни. Джейн подзуживала из своего угла:

— Гони в шею эту вертихвостку, Лео! Ты же видишь, она несет полную чушь, чтобы заманить тебя в ловушку.

Но Леопольд был другого мнения и цыкнул на рыжую:

— Заткнись!

Затем он сказал мне то, чего я ждала:

— Конечно, я помогу вам, Мэвис, и мы разберемся с Редом Жорданом и поищем Джонни. Мы должны найти его — живого или мертвого.

— Но где его искать? У вас есть какие-нибудь соображения?

— Где Джонни, знает тот, кто был в вашем номере в ваше отсутствие.

— Ред? Люди из банды Диксона?

— Да. Мы должны начать с Реда Жордана. Оказав на него воздействие... При определенных условиях он расколется. Я знаю, как это делается.

Леопольд дружески потрепал меня по щеке. Этот обычный жест вызвал у Джейн новый приступ ревности. Она попыталась расшибить мне голову тяжелой книгой — кажется, это была Библия. Джейн швырнула ее в меня, но, как всегда, промахнулась. Я не выдержала и, подскочив к креслу, где сидела эта злобная тварь, вцепилась в прическу Джейн. И вскрикнула от неожиданности: Джейн меня укусила. Но и я не осталась в долгу: я почти что вырвала клок волос, Джейн взвыла и схватилась за голову.

С удивлением я обнаружила, что Джейн — крашеная. Удивительно, но только женщина может обращать внимание на такие мелочи во время битвы.

Леопольд и не думал нас разнимать. И когда мы, тяжело дыша, разошлись в разные углы гостиной, он поаплодировал за доставленное удовольствие.

В это время раздался шум у двери. Кажется, у Леопольда будет еще один посетитель.

— Джейн! — скомандовал хозяин.

— Если пришла еще одна стерва, я переломаю ей хребет! — пообещала рыжая и пошла открывать.

— Кто же это? — Леопольд был встревожен. — Джейн! Кто там?

Шум у двери усилился и стих. Джейн молчала.

Назревали какие-то события. Леопольд достал из ящика своего стола пистолет и приказал мне найти укромное местечко.

— Джейн! — Леопольд уже не кричал, а говорил негромко, перемещаясь по комнате в поисках более удобной позиции.

Наверное, кто-то наблюдал за ним в дверную щелку, потому что едва хозяин особняка повернулся ко мне, чтобы дать указания, как в гостиную ворвалось торнадо — какой-то тип сбил Леопольда с ног, вырвал пистолет и приставил его к виску Лео.

Вошел еще один мужчина и взял на мушку меня.

Тот, кто обезоружил Леопольда, стукнул свою жертву пистолетом по затылку: Лео обмяк и распростерся на полу. Бандит поднялся, повернулся...

Это был Рауль де Шен — живой, спокойный, не растрепавший во время нападения свою прическу, ухоженный с головы до ног, одетый в костюм от лучшего портного.

— Добрый вечер, Мэвис, — сказал Рауль, и в глазах его зажглись мстительные огоньки. — Идите на выход. В машину. И живее. Джейн уже там.

Я не удержалась и сказала:

— Что вы хотите сделать с Леопольдом?

— Винсетти сейчас очнется и присоединится к вам.

Но пока Леопольд Винсетти лежал на ковре, обмякший и неподвижный.

Глава 10

Вот я опять очутилась в этом доме — доме кипиджей, где всегда весело.

Последний раз именно из этой комнаты меня отправили умирать на берег Миссисипи. Теперь я не одна такая, бедолага. Мы втроем сидим под дулами пистолетов: Леопольд, Джейн и я. Леопольд очнулся и сцепил зубы. Джейн вжалась в угол дивана. Да и я готовлюсь к худшему.

Перед нами в своем необъятном кресле — Барон. Он доволен, как тысяча свиней у корыта.

В доме, как всегда, танцуют, смеются, кричат и дерутся.

— Вам понравился наш карнавал, мисс Зейдлиц? — спрашивает Барон.

Только теперь я заметила, что говорит он тяжело: замучила одышка.

— Спасибо, я никогда еще так не веселилась. Всем своим друзьям и знакомым я буду рекомендовать Новый Орлеан как прекрасное место отдыха.

— Да, здесь весело всем, кроме Питера. Вы оставили его на берегу реки, мисс Зейдлиц. Ну что ж, теперь у вас и ваших спасителей, — он кивнул на Леопольда и Джейн, — есть прекрасная возможность встретиться с Питером.

— Эти двое тут ни при чем! — запротестовала я.

— Мэвис, не кипятитесь. Барон вам не поверит, — остановил меня Леопольд.

— Конечно, Рауль не может дать гарантию, что узнал вас, Винсетти, там, у реки, где вы изображали из себя черт знает что, — сказал каид, — зато Рауль сейчас легко справится с вами. Как он сделал это с мистером Рио.

Я прямо подскочила.

— С Джонни?!

— Да, мисс Зейдлиц. Искупавшись, Рауль зашел к вам в отель на чашечку кофе... И тут появился ваш компаньон. Он, видимо, тоже спешил к вам на чашечку кофе. Состоялась мужская... беседа...

— Ради бога, скажите, что вы сделали с Джонни?

Вместо ответа Барон обнажил свои гнилые зубы и засмеялся. А я зарыдала. Как я ошиблась!

— Почему в моем номере лежали вещи мистера Рио? — отплакавшись, я решила выяснить все до конца, каким бы он ни был.

— Мы очень надеялись на вас, Мэвис. И рассчитывали, что, увидев вещи своего компаньона, вы побежите к кому-нибудь за помощью, что вам захочется отомстить... И мы не ошиблись!

Барон торжествовал. Он и Рауль обменялись красноречивыми взглядами: раз не удалось убить эту дурочку Мэвис, значит, надо использовать ее на полную катушку. Да, они выиграли этот раунд с блеском.

— Как мы и ожидали, вы, Мэвис, помчались к господину Винсетти. Рауль следил за вами. И вот вся троица здесь, у меня под крылышком, в том числе и малышка Джейн Моресом.

Барон мурлыкал от удовольствия.

Что же я наделала! Я просто глупая грудастая блондинка, а не детектив! Я сама привела убийц в дом Леопольда. А ведь могла бы быть поосторожнее и повнимательнее. Черт! Эти звери, наверное, разделались с Джонни, теперь по моей вине могут погибнуть и Леопольд с Джейн.

Я скосила глаза на рыжую. Она сидела ни жива ни мертва. Это было так непохоже на нее, что я впервые за все наше недолгое и бурное знакомство пожалела Джейн.

Если там, у реки, у меня не было шансов на спасение, хотя, тем не менее, шанс нашелся, то здесь думать о побеге вдвойне бессмысленно. Рауль следил за каждым нашим словом и движением. В комнате стояли начеку еще два гангстера и тоже держали пистолеты наготове. Эти не промахнутся.

— Ну что ж, Винсетти, вот мы с вами и встретились. Ну, как вам у меня? Нравится?

Барон издевался и не скрывал этого. На меня он больше не смотрел. Я была для него использованной вещью, которую надо выбросить и забыть. Джейн представляла для него какой-то интерес, потому что пару раз он глянул на нее каким-то странным взглядом.

Леопольд сидел неестественно прямо, как аршин проглотил. Сцепленные на коленях руки побелели, на щеке запеклась кровь.

— Я оценил вашу игру, мистер Винсетти, — продолжил Барон.

— И на том спасибо.

— Но вы понимаете, что она закончена?

— Может быть.

— Кто еще работает с вами?

— Вы видите их сейчас перед собой.

— Не финтите! Мы знаем о вас больше, чем вы думаете.

— Тогда скажите, что вы намерены сделать со мной и девушками? — Леопольд постарался говорить спокойно, с достоинством.

— Это зависит от вашей сговорчивости. Итак, на кого вы работаете?

— Я одиночка.

— Это ложь. И я вижу, что словами ничего не добьюсь, только время потрачу. А время — вещь очень дорогая. Рауль!

Барон что-то задумал. Рауль подошел к нему, постукивая пистолетом о раскрытую ладонь.

— Вот что, Рауль... Этот господин не хочет беседовать так, как полагается джентльменам... Как видишь, с ним — две дамы. Ни одна из них не представляет для нас такого интереса, как Винсетти. Придумай с ними игру позабавнее, ты умеешь это делать.

— Не смейте трогать девушек! — крикнул Леопольд. — Вы не можете вот так, сразу, убить троих...

— Я не сказал Раулю убивать, я сказал «позабавиться». Рауль это делает не хуже убитого вами Питера. Помните, Мэвис, мы обещали вырезать на вашей бархатной коже инициалы? Приступай, Рауль!

Де Шен взмахнул рукой, как когда-то делал Питер, и в его руке появился нож. Я не знаю, куда он дел пистолет: возможно, положил в карман. Но мысли мои сейчас были заняты ножом. Его лезвие сверкало, как ртуть.

Рауль шел к дивану, улыбаясь. Его ноздри трепетали, он переводил взгляд с меня на Джейн, и, похоже, я ему нравилась больше.

Джейн завизжала и уткнулась в плечо Леопольда.

Я смотрела, как мой «клиент» поигрывает лезвием, как в глубине его глаз горит желание. Да, он хотел обладать мной, но совсем не в том смысле, который обычно вкладывают в это слово.

Я была обречена.

И вдруг дверь затрещала под чьим-то бешеным напором. Кто-то ломился.

Как это было кстати! Барону, правда, не понравилось естественное желание участников карнавала завладеть буквально всеми помещениями дома кипиджей. Он крикнул одному из тех двоих, что подпирали стенки:

— Разберись, кто там лезет!

Тот сделал знак, и второй бандит отклеился от стены. Они оба подошли к двери, прислушались. Наверное, у гангстеров есть свой опыт открывания дверей в таких случаях. Во всяком случае, один притаился в тени с пистолетом, а второй резким движением распахнул дверь и отскочил к стенке.

Моим надеждам на то, что в комнату ворвется толпа если не полисменов, то хотя бы возбужденных людей в карнавальных костюмах, не суждено было сбыться.

На пороге стоял одинокий подвыпивший моряк, точнее, морской капитан. Он был в кителе, на голове набекрень сидела фуражка, вместо маски его лицо обрамляла шикарная борода и усы — приклеенные, конечно. Мужчина сделал широкий жест, приглашая присутствующих присоединиться к празднику жизни. Его сильно штормило.

В руке капитан держал огромную бутылку.

— Чего это вы тут закрылись! У меня полно выпивки! — заорал он. — Все гуляют, а они тут!..

Бандиты попытались оттеснить капитана, но он уперся, как бык. Более того, увидев красивых девушек — меня и Джейн, капитан воодушевился еще больше:

— Здесь скрывают таких красоток! Последняя ночь карнавала, а я даже не погулял как следует. Эй, девушки!

Барон кивнул подручным на карнавального капитана: уберите, но тихо.

Капитан разошелся вовсю:

— Будем гулять! Смотрите, какая выпивка! — он потряс бутылкой. — Сейчас сюда принесут еще виски. Девушки, тащите стаканы! А потом мы будем кататься по реке на моем судне. Ночь, река и мы!

Леопольд, Джейн и я с надеждой смотрели на капитана. Кого нам послало провидение?

Молодчики Барона поняли, что выпихнуть гуляку им не удастся. Наверное, они решили пристукнуть его и под видом пьяного вынести на улицу.

— Ну, что вы так смотрите на меня! — веселился капитан. — Вы не хотите, чтобы ваши девушки прокатились по Миссисипи?

— Отчаливай!

— Что за разговорчики с капитаном! Я прикажу сбросить вас за борт! Нет, я сам расправлюсь с вами. Держи!

Он крикнул это так неожиданно и так неожиданно бросил бутылку одному из бандитов, что тот действительно попытался ее поймать. Это был рефлекс. Но удержать и пистолет, и бутылку было невозможно, бандит растерялся, капитан воспользовался его замешательством и двинул подонка по челюсти так, что он грохнулся на пол.

Второй бандит выскочил из тени на свет, но тут же наткнулся на кулак капитана и потерял равновесие.

Я глянула на Рауля. Почему он не стреляет? А! У него же нож в руках! Рауль отвел руку, чтобы метнуть холодное оружие...

— Капитан, берегитесь!

Мое предупреждение сработало! Капитан, который если и пил сегодня что-нибудь крепкое, так это пиво, мгновенно среагировал на мой крик и пригнулся. Нож просвистел мимо!

Рауль бросился куда-то вбок — наверное, за оружием. И второй раз я крикнула:

— Капитан!

Но тот и сам понимал, что надо делать. Пуля, выпущенная им, догнала Рауля в момент прыжка к столику с оружием. Рауль по инерции пролетел метра два и приземлился бездыханным трупом.

Бандиты, которых капитан вырубил раньше, пришли в себя и встали на ноги. Капитан все время держал их под прицелом.

— Закрой дверь! — кивнул он Джейн.

Та выполнила приказ и вернулась на наш диванчик.

— Шутки кончились. Если кто-то шевельнется, я стреляю без предупреждения. Молчать! Лицом к стене! — рявкнул капитан на одного из гангстеров, который открыл рот.

Напряжение в комнате было огромным.

Вдруг в наступившей тишине мы, сидящие на диване, услышали странные звуки и посмотрели, откуда они доносятся.

Лицо Барона было багрово-синим. Барон задыхался.

Рука его была протянута куда-то вдаль: он то ли на что-то указывал, то ли просил...

Я набралась смелости и подошла к нему.

— Я умираю... — прошептало это багровое чудовище. — Помогите мне... Помогите...

— Как?

— Там... в столике таблетки... Я задыхаюсь...

Я осмотрелась в поисках того столика, где лежит лекарство. Комната была заставлена мебелью, и я не сразу угадала верное направление. Наконец, я нашла какие-то пилюли и принесла Барону.

— Поздно, Мэвис, — негромко сказал Леопольд, который, не вставая, наблюдал за событиями.

Барон сидел в кресле, открыв рот. Его глаза застыли, как два блюдца с желе. Пухлые руки торчали, как у куклы... Зрелище было не из приятных, я отвела глаза.

Капитан, видимо, не верил в смерть каида. Ему, держащему под прицелом двоих молодчиков, было плохо видно, что происходит в кресле. Пятясь, он подошел к креслу и сильно треханул его.

Труп мешком плюхнулся на пол.

Капитан глянул на эту гору вонючего мяса, не подающую никаких признаков жизни.

— Аминь! — это было сказано без эмоций.

Главарь гангстеров так жалко закончил свою жизнь у моих ног. Я смотрела на него с отвращением. Он намеревался убить меня, а теперь вот... Никто не прикоснулся к нему даже пальцем. От страха за свою драгоценную жизнь у Барона начался приступ, но в этой суматохе некому было проследить за его здоровьем.

— Ну и черт с ним! — сказал Леопольд с видимым облегчением.

Я повернулась к капитану.

— Я благодарна вам... Мы все благодарны... Вы спасли нас! — я не находила слов более красивых и звучных, чтобы выразить свою радость и признательность. — Опоздай вы хотя бы на пять минут...

— Я всегда прихожу вовремя, Мэвис, — капитан сдернул фальшивую бороду и снял фуражку. — Но вам спасибо. Если бы вы не предупредили меня, нож Рауля раскроил бы мне череп или проткнул грудную клетку...

Я не верила своим глазам: тот, кого я проклинала и кому собиралась перегрызть горло, опять спас меня и моих товарищей по несчастью от бандитов Барона. После этого как не верить в мистику и необыкновенные совпадения!

— Ред... — растерянно произнесла я.

— Да, это я.

Что мне было делать? Я смотрела на Реда Жордана, и самые противоречивые чувства обуревали меня. Ред спас меня у реки, но почему? Он дал мне наркотик и сделал обыск в моем номере. Он мой враг. Но он же второй раз спасает меня... Как относиться к этому бандиту?

Стоп, Мэвис, сказала я сама себе. Да, Ред Жордан спасал тебя, но делал это не от любви к тебе лично и к человечеству в целом, а из своих корыстных интересов. Он пытается использовать тебя в разборках между бандами. Ты нужна ему для каких-то целей, вот поэтому он и бегает за тобой, шпионит и приходит на выручку тогда, когда видит, что его мышка попала в мышеловку. Какой кот отдаст свою добычу другому коту?

Уф, разобралась! Никаких противоречивых чувств у меня не было. Только одно желание — стукнуть этого подонка, такого же, как те, что он припер к стенке и разоружил, стукнуть побольнее, чтобы упал и не встал больше никогда!

Я едва не выполнила то, что задумала, но спохватилась. Буду наконец умной девочкой.

— Ред, — нежно произнесла я ненавистное имя, — помните наш разговор о том, как и чем женщина может отблагодарить мужчину?

— Прекрасно помню...

У него от этих воспоминаний зачесался кончик носа.

— Ред, подойдите сюда. Я хочу сказать вам... — я томно потянулась всем телом.

Жордан поколебался немного, потом сказал Леопольду и Джейн:

— Сидите и смотрите за теми двумя, у стены. Мисс Мэвис Зейдлиц хочет сказать мне что-то на ухо...

Он подошел ко мне. Мой пылающий взгляд притягивал его получше корабельного каната.

— Я поняла, Ред, что была к вам несправедлива, и хочу... Наклонитесь...

Обвив его шею руками, я очень крепко прижалась и поцеловала.

Мэвис Зейдлиц умеет целовать мужчин, будьте уверены.

Ред стал ручным. Он не хотел отпускать меня. Его рука скользнула по моим бедрам...

Ого, подумала я, наш капитан забыл, где находится.

— Вы сказали в прошлый раз, что я проживу долго... сто лет... Ред, эти сто лет я хотела бы вас целовать и целовать...

Я могла бы говорить, что угодно — мужчинам нравится эта дребедень. Мне было важно выбить из его руки оружие, поэтому я молола чепуху и примеривалась для удара.

Ред дошел до кондиции:

— Мэвис, если вы хотите так много поцелуев, нам придется жить вместе, и я... А!..

Резким ударом по запястью я заставила его выронить пистолет.

Когда я хочу, я бываю ловчее обезьяны и проворнее суслика. Я мигом наклонилась, схватила пистолет и швырнула его Леопольду:

— Ловите!

Леопольд поймал оружие и принял боевую стойку. Джейн вскочила с дивана и схватила нож Рауля. Она контролировала тех двоих, из банды Барона.

Леопольд наставил пистолет на Реда Жордана.

Ред хлопал глазами, ничего не понимая.

А я, Мэвис Зейдлиц, гордилась собой: все получилось так, как я задумала. Мы свободны. Барон и Рауль мертвы, Ред схвачен!

— Браво, Мэвис! — улыбнулся Леопольд. — Вот видишь, Джейн, ты была не права. Мисс Зейдлиц — наш верный союзник!

Джейн что-то буркнула себе под нос.

— А теперь, Ред Жордан, мы разберемся с вами. Заодно вы расскажете, что случилось с мистером Рио, — сказал Леопольд.

— А что случилось с мистером Рио? — выпучил глаза Ред.

— Не притворяйтесь! Вы были в номере Мэвис и обыскивали его... Ваша банда знает все, что тут происходит.

— Моя банда?

Жалкий лицемер, он изображал святую невинность.

— Что вы сделали, Мэвис! Зачем вы воспользовались ситуацией... и выбили у меня из рук пистолет?

— Затем, что я ненавижу вас, подлый обманщик! — крикнула я Реду.

Он тяжело вздохнул.

— Ах, Мэвис, Мэвис... Глупышка... Вы все поймете, но будет поздно...

Я не обратила внимания на его вздохи и стенания. Реду Жордану не удастся вырваться из лап Леопольда.

Глаза Винсетти блестели. Вот кто был королем положения! Он пнул носком туфли мертвого Барона и победно глянул на Жордана:

— Какой замечательный вечер! Одним ударом — двоих каидов Нового Орлеана! А какова Мэвис! Вот это женщина!

Леопольд поддразнивал Джейн, но делал это не из корыстных побуждений, а от избытка чувств. Спина Джейн пошла ходуном. Леопольд понял, что переборщил с насмешками, и сразу стал обычным желчным парнем, вечно чем-то недовольным.

— Итак, Джейн, найди веревку и свяжи руки этим красавчикам. Ну, а вас, мой дорогой, — обратился Леопольд к Реду, — мы возьмем с собой. Хотите вы этого или нет, но придется.

Леопольд повернулся ко мне. Его ледяные глазки укололи меня, но голос сгладил впечатление:

— Мэвис, я думаю, вы хотите посмотреть, как мы справимся с Жорданом? Он расскажет нам немало интересного...

— Да, Леопольд. Я еду с вами. Решено.

Тут Ред вскрикнул, будто его ужалила змея:

— Я понял: вы — Леопольд Винсетти!

Глава 11

Надо сказать, что Леопольд лишен той тонкости, которая отличала Барона. Это Барон и его люди придумывали, как вывести меня, связанную, из дома кипиджей, не вызывая при этом подозрений. Леопольд не стал разыгрывать спектакль. Он рассчитывал, что глубокой ночью, когда все перепились, отмечая последние часы карнавала, никто не обратит внимания на странную процессию без карнавальных костюмов, шествующую к машине.

Леопольд попросту оглушил Реда и одного из бандитов рукояткой пистолета, затем приказал второму взвалить Реда на себя и тащить к машине.

Это был тот автомобиль, за рулем которого сидел Рауль и в котором нас привезли к Барону. Большая, вместительная машина, сарай на колесах. Мы разместились в нем с известной долей удобств.

«Шестерка» Барона вел машину. Леопольд сидел на заднем сиденье, держа на мушке его, а также Реда, который всю дорогу был без сознания.

Леопольд командовал, куда ехать. Джейн сидела рядом с ним и зорко следила за мной, Редом и бандитами.

Я заметила, что особняк Леопольда находится совсем в другой части города, и спросила:

— А куда мы, собственно говоря, направляемся?

Джейн хмыкнула, а Леопольд прямо расцвел:

— Есть тут одно местечко... Сюрприз!

Он смотрел то на водителя, то на меня, потом решился:

— Так и быть, расскажу вам... Все-таки если бы не ваша находчивость, Ред Жордан не валялся бы здесь на полу... А мы, возможно, были бы убиты. Как вы думаете, кто мы с Джейн? Нет, не пожимайте плечами... Так вот, мы оба — секретные агенты, специально заброшенные в Новый Орлеан.

Я едва не подскочила:

— Вы из ФБР?!

— Ну вот, девушка, наконец догадалась.

Леопольд улыбался.

— Мы выполняем в этом городе секретную миссию, связанную с наркотиками. Нам нужно установить связи и определить каналы, по которым распространяются наркотики. Когда вы, Мэвис, пошли на контакт с Бароном, мы засекли вас и решили перекупить. Мы надеялись получать от вас интересующую информацию.

Теперь мне все стало ясно.

— Ред Жордан из банды Диксона нужен нам для допроса. И потом, мы должны выяснить, жив или мертв ваш компаньон, мистер Рио.

— Вы думаете, что Ред знает это?

— Думаю, что знает. Его песенка спета, поэтому он вряд ли станет запираться.

Ред как будто почувствовал, что мы говорим о нем, и застонал. Леопольд еще раз ткнул его пистолетом.

— Ваши заслуги, Мэвис, в этом деле будут учтены, — сказал Леопольд, а Джейн почему-то вновь хмыкнула.

— Ничего бы не хотела так, как увидеть живого Джонни! — воскликнула я.

— Я бы тоже хотел увидеть мистера Рио, — в задумчивости Леопольд потер переносицу. — Есть один момент, он связан с Джейн, и я хотел бы...

Леопольд прикусил язык, тем более, что Джейн метнула на него тревожный взгляд.

Мы приехали.

В предутренней полутьме я не сразу узнала дом, у которого мы остановились. А, узнав, вскрикнула:

— Хижина магистра вуду!

Так вот он, сюрприз Леопольда!

— Вы говорили, Мэвис, что заходили сюда с Редом — хотели узнать свое будущее...

— Теперь гадать на углях будете вы?

— Нет, Мэвис. Впрочем, заходите в дом и вы все узнаете.

Пока мы разговаривали, Джейн подала условный сигнал, и миссис Кватро открыла нам. Она не выразила удивления по поводу странной компании: Ред едва волочил ноги, бандит находился на прицеле у Леопольда, Джейн сторожила меня и замыкала процессию.

Черт возьми, я не хотела возвращаться в этот дом и никогда бы не пришла, если бы не необходимость.

Здесь по-прежнему пахло паленым, по-прежнему стояла жаровня, полная углей, и висели отвратительные маски. Они наблюдали за нами со стен этого неприятного дома и хохотали.

Я вспомнила предсказание старой ведьмы: много опасности, много врагов, тот, кого я считаю другом, враг, и наоборот... Что же, она оказалась права: вот Ред Жордан, которого я искренне считала своим спасителем, которому была благодарна так, что поцеловала его, а он подсунул мне какую-то гадость в бокале... Ладно, не буду растравлять себя. Мне надо думать о Джонни, а не о своих злоключениях.

— Что произошло? — спросила колдунья. — Подробности.

Леопольд, к которому она обращалась, поджался, залебезил. Я его таким еще не видела.

— Мэвис приехала ко мне ночью и привезла на хвосте Рауля де Шена.

Старуха окинула меня злобным взглядом.

— Рауль доставил нас в дом кипиджей на допрос к Барону. Случилось так, что Барон умер.

— Умер?

— Да, собственной смертью. У него был приступ... Мертв и де Шен. На этот раз действительно мертв.

И вдруг я поняла, почему Леопольд стоит навытяжку перед миссис Кватро. Никакая она не предсказательница будущего, а резидент ФБР в Новом Орлеане. Как это здорово придумано! Сюда все время ходят люди, и никто не заподозрит хозяйку дома в том, что она руководит агентурной сетью. Маскировка, одним словом!

Дом уже не казался мне таким зловещим. Это же декорация! А миссис Кватро, или как там ее зовут на самом деле, настолько вжилась в роль прорицательницы, что наивные девушки, вроде той Мэвис, что заходила сюда на днях, принимают ее бредни за чистую монету. Впрочем, я-то ей не поверила, хотя мадам попала со своими предсказаниями в точку.

— Кто это? — резидентша махнула в направлении молодчика Барона.

Леопольд все объяснил.

— Ну, а этого я знаю, — старуха указала на Реда. — Он болтался возле меня, что-то вынюхивал.

— Это Ред Жордан. Он работает на Диксона, — сказал Леопольд и многозначительно посмотрел на миссис Кватро.

Она подошла к Реду, посмотрела на его бледный вид и немного успокоилась: Ред не представлял опасности.

Вот и моя очередь. Сейчас Леопольд должен объяснить, что миссис Кватро видит своего агента живым только потому, что я, Мэвис Зейдлиц, выбила оружие из рук Реда!

— Зачем ты привез эту идиотку сюда? — ведьма показала рукой на меня. — Она и так лезет во все дела.

— О, роль Мэвис в сегодняшнем спектакле очень важная, — Леопольд обошел вокруг меня, как будто рассматривал скульптуру. — Она рассказала мне, на кого работает Жордан, и обратилась за помощью. Мы договорились найти Реда...

Раздался какой-то звук, и все головы повернулись в ту сторону. Это Ред, услышав последние слова Леопольда, вскинулся и громко задышал, — как лошадь.

Леопольд продолжил доклад:

— Когда мы были на допросе у Барона, Ред Жордан вломился в комнату и справился с командой Барона. Это Ред убил Рауля де Шена... Но Мэвис!.. Наша Мэвис оказалась ловчее всех: памятуя уговор, она выбила пистолет из руки Реда и перебросила его мне. Вот так!

Он повторил мой жест, и Лео вместе с миссис Кватро рассмеялись.

— Хорошая девочка, — проскрипела старуха, отсмеявшись. — Но, кажется, здесь околачивался еще ее компаньон.

— Мистер Джонни Рио. О нем нет никаких известий. Мистер Рио пропал.

— Мертв?

— Это неизвестно. Вначале с ним работали люди Барона, потом что-то произошло... Я не смог установить, что. Может, нам это объяснит Жордан.

— Ладно, и так новости очень хорошие. Благодарю за службу. Молодец!

Леопольд, польщенный, раздул щеки.

— Что будем делать с ними? — спросил он.

— Пусть пока здесь посидят. Мы всегда успеем принять крайние меры.

Резидентша повернулась и пошла куда-то в глубь дома. Леопольд показал, что нужно следовать за ней.

Пройдя по коридору, мы очутились на большой кухне — она была размерами почти с ту комнату, в которой стояла жаровня. Однако здесь не было ни масок, ни прочей экзотики. Обычная утварь.

Глянув в окно, я удивилась: оказывается, дом миссис Кватро стоит на берегу Миссисипи. С дороги этого никак нельзя было разглядеть: мешали кусты и деревья.

Старуха зажгла яркий электрический свет, и тут меня поджидал еще один сюрприз.

Без «магического» антуража магистр вуду выглядела обыкновенной женщиной и далеко не старой. Ее лицо без грима не имело и десятой доли тех морщин, что видела я в прошлый раз. Да она была лет на десять старше меня, не более!

«Маскировка!» — повторила я про себя понравившееся слово.

Миссис Кватро глянула на меня своим пронзительным взглядом: она прочла мои мысли, но ничего не сказала.

На стене на гвоздике висел большой ключ. Хозяйка сняла его и передала Леопольду. Тот пошел в конец кухни и жестом пригласил меня.

Я подошла и увидела, что из кухни глубоко вниз идет то ли колодец, то ли подвал. Этот лаз был забран решеткой, толстенные прутья которой не смог бы перепилить даже фантастически сильный человек. «Наверное, это подвал», — решила я. Эта решетка соединялась огромным замком с металлической банкой в полу. Ключ, как я поняла, находился сейчас в руке Леопольда.

— Ну и ну, а это еще зачем? — задала я Леопольду вопрос.

— Эта постройка очень древняя, — ответил агент ФБР, — из тех времен, когда были рабы. Здесь держали рабов, Мэвис, — Леопольд мило улыбнулся. — Как видите, очень удобное место. Кормили рабов, сбрасывая им остатки провизии, наблюдали за ними сквозь решетку. Ни вырвать ее «с мясом», ни перепилить невозможно. Рабы не могли убежать.

— То, что вы рассказываете, просто омерзительно! — я передернула плечами: мне показалось, что из подвала тянет могильным холодом.

— Нет, это очень нужная вещь в доме, — Леопольд продолжал улыбаться. — Кроме того, подвал хорошо оборудован, там можно находиться довольно продолжительное время.

Миссис Кватро обратила мое внимание на тяжелую плиту, прислоненную к стене кухни.

— Когда в подвал забираются мыши, я заменяю решетку вот этой плитой. Она плотно закрывает отверстие. И мыши тонут.

— Как тонут?

Леопольд вновь принялся за объяснения со своей неувядаемой ухмылкой:

— Вы заметили, что дом стоит на берегу реки? Подвал и реку соединяет труба. Можно открыть заслонку, и тогда воды Миссисипи затопят эту яму. И мыши погибнут.

— И мыши погибнут... — повторила я. — Значит, так можно было избавиться и от рабов...

— Вы сегодня удивительно проницательны!

Леопольд снял замок и приказал бандиту, который с не меньшим ужасом, чем я, смотрел на подвал, снять решетку. Леопольд заглянул в черное отверстие.

— Ваши апартаменты готовы, мистер Жордан! — громко сказал Леопольд и махнул пистолетом. — Берите лестницу и занимайте свою комнату. Иначе...

Он подул внутрь ствола, как бы прочищая его для пальбы.

Я не ожидала такого поворота событий. Я надеялась, что мы допросим Реда, вызовем полицию и вручим его судьбу в руки правосудия. Страшный подвал, где тонут мыши... Какой ужас!

Ред не сказал ни слова. Он взял лестницу, установил ее, проверил, не шатается ли, и полез в яму.

— А почему мы не допросили его? Как долго Ред будет сидеть в подвале? Вдруг его там затопит?

Я обращалась то к миссис Кватро, то к Леопольду. Они молчали.

Наконец миссис Кватро соизволила дать пояснения.

— Я отложила допрос до выяснения некоторых обстоятельств. Но не волнуйтесь, дорогая, Реду Жордану не будет там скучно.

Я посмотрела на молодчика Барона.

— Ну и чего же вы ждете? — спросил Леопольд.

Парень задрожал, но не двинулся с места.

— Спускайтесь, спускайтесь...

— Она не понимает, что должна сделать, — звонкий голос Джейн привел меня в замешательство.

Я посмотрела на Леопольда. Он держал пистолет, ствол которого был направлен прямо на меня.

— Спускайтесь, Мэвис. Именно вы должны разделить заточение Реда Жордана. Разве не ясно?

— Вы рехнулись, Леопольд! Что происходит, миссис Кватро? Джейн! Я попала в сумасшедший дом!

— Нет, дом обычный и очень, очень крепкий. Если вы через десять секунд не окажетесь там, внизу, пеняйте на себя:

Джейн столкнет вас туда без всякой лестницы.

— Я получу огромное удовольствие! — сказала Джейн.

Все замолчали. По их напряженным лицам я поняла, что это не розыгрыш.

Медленно я подошла к подвалу, ступила на лестницу, ноги скользили по перекладинам. Я еще надеялась, что сейчас Леопольд рассмеется и все закончится бокалом виски со льдом. Но нет...

В последний момент Джейн, видимо, не выдержала: она подскочила и врезала ногой мне прямо по голове. Лестница ушла из-под моих ног, и я полетела на дно ямы.

Я сильно ударилась, но сознание не потеряла. Я упала на что-то мягкое и первое время не могла шевельнуться.

Это оказалась спина Реда.

— Мэвис, прислонитесь к стенке. Мне тяжело дышать.

Я скрючилась на дне, Ред встал, размял ноги. Я смотрела снизу вверх: Ред возвышался надо мной, как великан, а где-то далеко-далеко был свет, были люди, было тепло.

— Ну, здравствуйте, Мэвис! Догадливая Мэвис! Проницательная Мэвис! Ловкая Мэвис! Вы больше не будете меня бить? Ни по затылку, ни по запястью, ни по темени?

Над нашими головами раздался скрип и громыхание: молодчик Барона убрал лестницу и поставил решетку на место. Леопольд навесил замок и защелкнул ключом.

Мы с Редом остались в яме, из которой нельзя убежать, но которую в любой момент можно затопить.

Я с трудом поднялась на ноги.

На кухне продолжалась разборка. Я слышала, как Леопольд договаривается с бандитом. Похоже, что насчет ФБР он мне капитально наврал.

Зачем убивать людей Барона, когда Барон мертв? У них одна дорога — в новую банду.

— Ты видишь, что случилось с Бароном и его помощниками? Если не хочешь отправиться туда же, то есть предложение: ты работаешь на меня на тех же условиях, что и с Бароном. Мы перекупаем ваш товар, ты приводишь своих дружков. У Джейн есть вся информация. Мы перестроим все за сутки. Ну как? По рукам?

Подонок обрадовался. Не прошло и пяти минут, как он уже начал говорить: «Да, господин Винсетти», «Конечно, господин Винсетти...»

Леопольд приказал этому «шестерке» вернуть машину Рауля к дому кипиджей.

— Сейчас же выезжаю! — он побежал.

Джейн должна была приготовить выпивку: Леопольд и миссис Кватро хотели отпраздновать победу.

Последнее, что я услышала, был разговор о Джонни. Я затаила дыхание.

— Все-таки где может находиться эта нью-йоркская ищейка? — резко сказала прорицательница.

— Это я хочу выяснить завтра... то есть уже сегодня, — ответил Леопольд. — Использую Джейн как приманку.

— А эти двое?

— Пусть сидят. Выбраться они не могут. Если мистер Рио жив, он придет сюда за ними. Но есть вероятность того, что Рио мертв. Мэвис видела его вещи в крови.

— Но была ли это кровь Рио?

— Вот поэтому я и хочу подержать их в подвале. И надеюсь, что скоро там будет не двое, а трое. Трое!

Глава 12

Они погасили свет и ушли.

Я поняла, что мы с Редом приговорены к смерти. Разве стали бы эти люди вести столь откровенную беседу, если бы не относились к тем, кто сидит в подвале, как к приговоренным?.. Смерть отсрочена до появления мистера Рио.

Когда на кухне еще горел свет, мы с Редом обнаружили в яме каменный выступ, на котором могли сидеть два человека, крепко прижавшись друг к другу. Нам не оставалось ничего другого, как занять это единственное место ожидания.

Ред закурил.

Какое странное положение: я с врагом в каменном мешке...

Он предложил мне сигарету, но довольно грубо. Я для него тоже была врагом.

Если разобраться, то мы оба сидим здесь из-за меня. Ред застрелил Рауля, который хотел прирезать нас с Джейн. А я...

Я передала Реда в руки Леопольда. Леопольд приговорил нас обоих к смерти. Точка.

— Ред...

Я начала искать пути к примирению. В конце концов, здесь только два человека: он и я. Никто не приведет сюда священника, чтобы отпустил грехи.

— Ред... Я поняла, какую ошибку совершила... Я каюсь...

— Поздно, Мэвис...

— Я не знала...

— Незнание не освобождает от... Э, черт, забыл.

Я заплакала. Я знала, что многие мужчины не могут переносить женских слез.

— Ред, я вам верила, честное слово... Но когда вы подсыпали мне наркотик... Рио говорил мне, что новоорлеанские гангстеры сделали наркотики своим бизнесом. Я решила, что вы из шайки, конкурирующей с бандой Барона.

— Хм...

— Я вам больше скажу: я подслушала ваш разговор с человеком, на которого вы работаете. Я узнала, что вы обыскивали мой номер в отеле... Как я должна была после этого к вам относиться?! И еще вы сказали роковую фразу насчет Джонни... Что с ним разберутся... А потом в номере я обнаружила вещи Джонни в крови... Вы не можете представить, что я испытала! Вы стали для меня убийцей, подонком, тварью! Вы вели себя очень подозрительно. Ред. Вот потому-то там, в апартаментах Барона, я и ударила вас...

— Вы хотите сказать, что били гангстера и подонка?

— Да.

— И что я работаю на банду?

— На банду Диксона!

— Значит, Диксон — главарь, да? Мэвис, Мэвис! Бог создал вас красивой, ловкой, находчивой... Если бы он вложил в эту голову еще и ум!..

Я не знала: рассердиться мне или промолчать. Положение мое было таково, что пришлось выбрать последнее.

— Ладно, Мэвис, не буду говорить вам гадости. Я сам во многом виноват. Вы ведь не знали, что Диксон — помощник прокурора...

— Помощник прокурора?!

Я вскочила, и Ред, лишенный опоры, полетел на каменный пол. Он закряхтел, потирая ушибленный бок.

— Какая вы реактивная, Мэвис... Вообще-то, мистер Рио предупреждал нас на ваш счет...

— Рио предупреждал? Ничего не понимаю!

Из моих глаз брызнули настоящие слезы.

— Ред, не мучайте меня. Объясните, кто вы и что происходит вокруг меня?

Наверное, Реда проняло. Он достал из кармана платок и неумело, левой рукой стал вытирать мое мокрое лицо. Его ласковый жест вызвал целое море слез. У меня началась истерика. Все, что копилось этими карнавальными днями в Новом Орлеане, пролилось водопадом на плечо Реда. Я так и знала, что когда-нибудь нервы подведут меня!

От рыданий у меня начались спазмы желудка. Руки и ноги начала сводить судорога. Чем больше Ред уговаривал и успокаивал, тем сильнее лились слезы. Мне было жалко себя, Реда, Рио...

Поняв, что его сокамерница сейчас загнется, Ред применил запрещенный прием: он хлопнул меня по щеке, перестал сюсюкать и выругался так, как не ругаются даже черти в аду.

И, странное дело, я успокоилась. Слезы мои понемногу высохли, спазмы прекратились, руки и ноги выпрямились.

«Мэвис, — сказала я сама себе, — все, что могло плохого случиться, уже случилось. Впереди только смерть. Так зачем же портить лицо? Пусть враги запомнят его прекрасным. Я попалась на их удочку, но умру достойно».

— Простите, Ред, я промочила ваш пиджак насквозь. Но все кончилось. Больше слез не будет.

— Да, я это понял.

— Ред, вы не ответили на мой вопрос: кто вы?

— Следователь по особо важным вопросам.

Я присвистнула.

— Я нахожусь в Новом Орлеане уже давно. Моя задача — раскрыть организацию Барона. Многих бандитов я уже знал в лицо, когда вдруг на горизонте появились вы, Мэвис. Ох и спутали вы мне все карты!..

— Ред, а зачем вы возили меня сюда, к миссис Кватро?

— Хотел еще раз проверить свои подозрения. Я уже догадывался, что банда Барона находится в конфронтации с некой другой группировкой, набирающей силу, но еще пребывающей в тени. Эта теневая структура перехватывала каналы Барона, а одна из ниточек вела сюда, в этот дом... Теперь я знаю точно: миссис Кватро — такой же главарь банды, как умерший Барон. Леопольд — один из лучших людей Кватро. Я слышал о нем, но сегодня увидел впервые.

— Ред, есть еще один вопрос: в этом городе раз в году проводится карнавал; у меня такое чувство, что он проводится специально для бандитов, чтобы они решали свои проблемы. Разве не так?

— Карнавал — это карнавал. Но гангстеры ловко используют неразбериху и приток туристов, чтобы незаметно варить свою кашу... Три дня работы и год кайфа. В этом году власти города решили, наконец, провести во время карнавала компанию борьбы с каидами. В городе, кроме меня, работают еще три следователя. Но я проговорился... Этого вам знать не положено.

— Из-за того, что я не знала подобных вещей, мы и сидим в этом подвале!

— Наша миссия секретная. Встречи с помощником прокурора проходят тайно. Собственно говоря, больше я ничего не могу сказать.

— Тогда, Ред, объясните, почему в Новом Орлеане оказались мы с Джонни? Не по своей же воле мы попали на карнавал! То есть я понимаю: меня заманил Рауль де Шен, а Джонни прилетел, чтобы расследовать до конца дело Джоузи Мейборд. Может быть, вы знаете, где она? Жива? Мертва?

Ред отстранился от меня, насколько это было возможно в тесном колодце.

— Мэвис! Опять вы взялись за старое!

— Ред, клянусь своей честью, я совершенно искренна.

— И вы не знаете Джоузи Мейборд? Никогда ее не видели?

— Никогда! Клянусь...

Теперь у Реда начался приступ, но не плача, а хохота.

— Она не встречалась с Джоузи Мейборд! — заливался Ред. — Да на вашей голове — след от ее каблука!

— На... моей... голове... след... О!..

Будто молния осветила события этой ночи. Джоузи Мейборд — это Джейн! Рыжая Джейн, перекрасившая свои белокурые локоны, — это та шикарная блондинка, на груди которой хотел отдохнуть Джонни и чей голос ему так запомнился. Блондинка Джоузи — подружка Барона — телохранительница Леопольда — та девушка, которую ищет агентство Рио. Полный балдец!

Мы с Джонни рисковали, чтобы выполнить свой долг и спасти девушку, а она прекрасно устроилась в Новом Орлеане!

— Не огорчайтесь, Мэвис, мы квиты. Вы искали Джоузи, не зная, что это — ваша рыжая конвоирша, я искал главаря новоиспеченной банды, не зная, что это — мадам Кватро.

Я тяжело вздохнула, втянув в свои легкие всю массу воздуха, который был в этом колодце. К счастью, решетка не препятствовала потоку воздуха с кухни, иначе мы с Редом задохнулись бы.

— Ред, — сказала я, — давайте восстановим всю цепочку событий. Вы знаете то, чего не знаю я, и наоборот. Сам бог свел нас в этом подвале.

— Не бог, а дьявол, Мэвис, — поправил меня следователь по особо важным вопросам.

Прерывая и дополняя друг друга, мы набросали схему — как все происходило.

Ред заявил, что вся кутерьма поднялась из-за Джоузи. Джоузи, она же Джейн, ублажала Барона несколько лет и, естественно, знала многие его секреты. Она была в курсе всех делишек банды. Джейн понимала, что рано или поздно Барон найдет другую подружку, и тогда она, Джейн, станет опасна для него. Человек, который много знает, должен замолчать. Навсегда. Этот неписаный закон мешал Джейн спать по ночам, и в итоге она сбежала в Нью-Йорк, нашла частного сыщика — мистера Рио — и попросила помощи.

Рио спрятал Джейн, и неделю она прожила спокойно. Но в Нью-Йорк по следу отступницы бросились двое: Рауль де Шен — чтобы найти и убить, и Винсетти — чтобы найти и выведать секреты.

Первым девушку находит Винсетти. Мы не знаем, что произошло в том домике, где жила Джейн, но она поверила Винсетти, стала его любовницей, телохранительницей, поняв, что это — последняя надежда.

Дальше начинаются интриги банд. Барону доложили, что Джейн-Джоузи вернулась в Новый Орлеан, но не одна, а с покровителем. Барон узнает также, что Джейн была у частного сыщика — мистера Рио. Но что Джейн рассказала Рио? Опасен ли Рио? Рио должен оказаться в Новом Орлеане для допроса!

Так в агентстве появляется Рауль де Шен со своей сказочкой про вуду и куклой, сердце которой проткнуто булавкой. Мисс Зейдлиц мчится в Новый Орлеан проводить расследование, чтобы спасти Рауля де Шена от смерти.

Заманив Мэвис, бандиты держат ее все время при себе и морочат девушке голову. Им нужно запугать ее до такой степени, чтобы она призвала на помощь своего компаньона. Так и случилось.

Контакт Мэвис и Барона прослеживают два человека, причем совершенно независимо друг от друга и не замечая соперника. Это Леопольд и Ред. Леопольд Винсетти, подручный мадам Кватро. И Ред Жордан, следователь, осуществляющий в Новом Орлеане секретную миссию. И тот, и другой решают, что Мэвис Зейдлиц работает на Барона. Леопольд стремится ее перекупить, Ред входит в ее расположение, чтобы получить дополнительную информацию.

Появляется Джонни Рио. Банда Барона не смогла перехватить его в аэропорту. Поэтому Рауль де Шен идет в отель снова разыгрывать роль зомби: он должен оценить обстановку. Для Барона пока ясно одно: Мэвис выполнила роль приманки, ее можно ликвидировать, так как девочка узнала кое-что, ее не касающееся.

Ред, ведущий слежку, спасает Мэвис. Она для него — важное звено и источник информации...

— И потом... знаете, Мэвис... мне кажется, что, спасая вас, я испытывал не только чисто служебные эмоции, — тихим голосом признался Ред.

— Спасибо, дорогой... Но вы обмолвились, что Рио предупреждал вас о моем несдержанном характере. Насколько я помню ту ночь в отеле, когда вы сошлись — Джонни, Ред, Леопольд и «зомби» Рауль, — никаких таких разговоров не было.

— Да, Мэвис. Мы встретились назавтра. После обеда с вами в ресторане мистер Рио пришел к Диксону, помощнику прокурора и рассказал все.

— О Джонни! Почему он не взял меня с собой?!

— Возможно, он решился на этот шаг в самый последний момент, поняв, что его и ваших сил недостаточно, чтобы справиться с бандитами. В общем, он решил все правильно.

— А я, как самонадеянная дура, полезла прямо в пасть хищнику.

— Джонни, видимо, тоже угодил в расставленные сети. Вы действительно видели его окровавленный бумажник?

— Да. Бумажник, пиджак и перстень с инициалами. Перстень... Его ведь обычно снимают с мертвой руки...

— Подождите хоронить мистера Рио. Раз мы живы, значит, жив и Джонни. Вы помните, что сказал Леопольд? Он надеется, что в этом подвале будут сидеть трое.

Пока мы разговаривали с Редом, настроение мое улучшилось: со мной был мужчина, в котором я теперь была уверена.

Но когда мы закончили разговор, я приуныла.

Перспектив у нас никаких. Подвал затопят водой, потом наши раздувшиеся тела река вынесет где-нибудь на отмель... Сигнал к тому, что нас будут топить, как мышей, — замена решетки плитой.

— Ред, мне страшно, — я сказала чистую правду и прижалась к его спине.

Он попытался меня обнять, то есть сделать то, что было невозможно на этом маленьком узком выступе. Мы долго не могли приспособиться, но, наконец, нашли такое положение рук, ног и губ, которое удовлетворило обоих.

— Оказывается, и в тюрьме бывают маленькие радости, — прошептал мужчина.

— У меня самое романтичное свидание во всей Луизиане, — прошептала женщина.

Мы забыли в эту долгую трудную ночь о многом. Самое главное — мы забыли о смерти.

Глава 13

Остаток ночи и утро мы продремали.

Когда я открыла глаза, сквозь решетку пробивался свет. В подвале стоял собачий холод, он сковал каждую клеточку моего тела. Я не могла подняться с каменной ступеньки. Наконец я встала на ноги и вскрикнула: ноги затекли, я чувствовала только боль, тупую, давящую боль...

Ред был на ногах. Более того, он метался, отталкиваясь руками то от одной стенки, то от другой.

— Доброе утро, Мэвис!

Он крикнул это, не прерывая своих метаний.

— Что с вами, Ред? Вы в отчаянии? Вы так мечетесь...

— Мэвис, я пытаюсь согреться.

— А... Здесь холодно, как в могиле. Я совсем не могу встать. Я — сплошной лед.

— Делайте то же, что и я. Давайте помассирую ваши ноги.

— Что вы делаете, Ред? Ай! Ой! Я боюсь щекотки!

— Ничего, поставьте эту ногу сюда, а эту — сюда. Прыгайте!

— У меня все болит!

— Прыгайте!

— Я хочу умереть. Дайте мне спокойно умереть!

— Прыгайте!

Этот тип заставит девушку встать со смертного одра своими приставаниями. Ему надо работать не следователем, а дрессировщиком диких кошек и моржей.

Он добился своего: я начала прыгать, делать несложные упражнения и немного согрелась. Правда, размахивая руками и вскидывая ноги, я несколько раз задела Реда. На все мои извинения Ред отвечал, что настолько привык к тому, что я его бью, что не представляет, как будет жить без моих «классических» приемов, типа ребром ладони по шее.

За ночь у Реда появилась растительность на щеках и подбородке. Света в нашей яме было немного, но я с интересом рассматривала его изменившийся облик и вдруг поняла, что у меня самой вид, как у курицы, вынутой из морозильника. Вчера я рыдала, волосы растрепались, косметики ноль. Я закрыла лицо руками.

— Ред, если вы джентльмен, то отвернитесь, — скомандовала я.

Он отвернулся и закурил.

— Это моя последняя сигарета...

Ну вот, он напомнил о том, что мы — затворники, пленники мадам Кватро, что у нас нет шансов выбраться отсюда и остаться живыми.

— Как давно мы здесь, Ред?

— Часов пять или шесть... Сейчас время будет тянуться очень медленно.

— Нам сбросят чего-нибудь поесть?

— Зачем? Они собираются нас убить. Вряд ли они станут переводить на нас продукты.

— А я больше всего боюсь Джейн. Ей ведь тоже перепало от меня... ну, в смысле, ребром ладони... Как бы она не сбросила сквозь решетку крысу или гадюку...

— Скорее, она польет нас кипяточком!

— Леопольд, очевидно, помчался искать Джонни. А что делает эта стерва — магистр вуду, главарь шайки?

— Пусть бы она сдохла сегодня ночью!

— Вот была бы нам радость напоследок!

Но миссис Кватро была не только жива, но и весьма деятельна. Вскоре мы услышали на кухне ее шаги и голос.

Эта ведьма не страдала ни отсутствием аппетита, ни расстройством кишечника. Кухня наполнилась запахами поджариваемого бекона, тостов, кофе и еще какими-то бесподобными ароматами. Мы глотали слюнки и посылали наверх проклятия.

— Обжирается, старая обезьяна, — бормотала я.

— Ишь, как чавкает, — отзывался Ред.

— В старину рабов сажали на хлеб и воду. Пусть бы бросила мне кусочек хлеба, я бы не побрезговала.

— Пытка голодом всегда считалась одной из самых жестоких.

Потом послышался голос Джейн. Она вслух комментировала каждый свой шаг: «А вот сейчас я отрежу ломтик сыра... О, какой джем!.. А не положить ли мне еще кусочек сахара?.. Возьму-ка я банан на десерт...»

Так продолжалось мучительно долго.

— Ред, сколько уже времени?

— У меня остановились часы. Да и какой толк смотреть на них?

— Вы специально не завели их, чтобы я мучилась.

— Считайте про себя до шестидесяти и загибайте пальцы.

— Не издевайтесь. Оставьте это занятие для Джейн и Кватро.

К сожалению, мы начали злиться друг на друга. Наши нервы были на пределе, мы могли сорвать злость только на себе.

— Если бы вчера вы, Мэвис, не были так неосмотрительно глупы...

— Нет, неосмотрительны и трусливы вчера были вы, мой дорогой Ред...

— Мэвис, давайте не будем выяснять отношения. Я понял: Леопольд посадил нас вдвоем специально, чтобы вы выцарапали мне глаза...

— А вы — придушили меня.

— Зачем вы толкаете меня со ступеньки на пол? Вчера мы прекрасно умещались здесь!

— Вы расселись, как в автомобиле... Подвиньтесь!

— Больно же, Мэвис!

— Нет, вы не знаете, что такое боль. Вот вам!

— Сейчас и я врежу!

— Гиппопотам! Гибрид зайца и слона!

Да... Вот таким образом мы неплохо проводили время в пинках, толчках, ругательствах и оскорблениях. Самое трудное — ждать своей участи. Было от чего взбеситься...

Несмотря на столь увлекательное занятие, мы все время, не переставая, прислушивались к звукам, идущим сверху.

Вдруг там скрипнула дверь. Мы с Редом замолчали на полуслове.

Над решеткой всплыло лицо Леопольда. Когда-то я сравнила его с Генри Фонда. Нет, это не Фонда. Эта гадина похожа на паука.

— Ну, вы поладили? Вам не холодно? Вас кормили?

Ред ответил с достоинством:

— Когда я выберусь отсюда, я накормлю тебя, Винсетти, свинцом. Накормлю досыта.

— Ай-яй-яй! Как невежливо. Это плата за ночлег!

Я крикнула ему в отвратительную рожу:

— Мы устроим всему вашему клану хорошенький ночлег на кладбище.

Леопольд хрюкнул:

— Вы так грубы со мной. А я принес вам новости. Хотите узнать про своего дорогого Джонни Рио?

Мы с Редом не знали, что сказать. Но Леопольд заговорил, не дожидаясь ответа:

— Мальчики Барона вчера действительно пощипали Джонни, но он от них удрал... Еще мне донесли, что он и подручные вашего Диксона этой ночью ворвались в мой особняк, но нас там уже не было. Тогда они поехали в дом кипиджей и опять опоздали. Про дом миссис Кватро они ничего не знают. Мистеру Рио объяснили, кто я такой и кто такая Джейн. Он решил, что мы с Джейн находимся в Нью-Йорке, и рванул за нами. Так что ваш компаньон, Мэвис, находится сейчас в самолете. А вы гниете в этой яме, с чем я вас и поздравляю!

Какое счастье, что Джонни жив!

Какое несчастье, что он не сможет меня и Реда освободить!

— Что вы собираетесь делать с нами? — угрюмо спросил Ред.

— Я мечтал собрать вас троих здесь, но теперь это невозможно, — задумчиво проговорил Леопольд. — Я думаю, вы сегодня не умывались. Вам надо принять ванну.

Он выпрямился, его лицо уплыло.

Появился тот подонок, что отгонял машину Рауля к дому кипиджей.

Леопольд щелкнул ключом и снял замок. Молодчик начал освобождать решетку. Я увидела край лестницы...

Нас выпустят! Или хотя бы дадут передышку, накормят.

— Ред! Нас выпускают!

Вот решетка снята. Леопольд скомандовал парню:

— Возьмись за этот край, тяни на себя, сильнее!

На квадрат света над головой наползла туча.

Плита громыхнула, и свет померк совсем.

Мы были погребены заживо. Нет, не хочу, не надо...

— Ред... Ред!.. Ред!!!

— Я с вами, Мэвис, успокойтесь, милая.

Он гладил меня в темноте, прижимая к себе.

— Ред, нас ведь не утопят, как мышат? Ред, я не умею дышать под водой...

— Мэвис, паника — плохой друг и советчик. Давай думать.

И тут мы услышали, как журчит ручеек. Что-то зашумело, и я ощутила под ногами воду.

Я закричала, Ред дал мне оплеуху, но в темноте промахнулся и попал рукой об стену.

— Дура!

Я перестала кричать. Я — дура. Он прав. Джонни в самолете. Я в подвале с Редом. Если кто и спасет меня — так это Ред.

Но вода начала заливать мне ноги!

— Стойте спокойно. Я хочу пощупать дно. Надо понять, откуда идет вода, — сказал Ред.

Я поняла, что он опустился на карачки и стал сантиметр за сантиметром шарить по залитому водой каменному полу.

Вода прибывала. Она была уже по колено.

Ред начал ощупывать стены.

Вода достигла талии.

— Нашел!

Я воспряла духом. Ред что-то нашел!

— Слушайте, Мэвис: здесь в стене один из камней выдвигается и открывает вход в трубу. Из нее и льется вода. Мы должны протиснуться по этой трубе наружу. Другого выхода нет.

— Хорошо, Ред. Я сделаю все, что вы скажете.

— Вы умеете плавать?

— Да.

— Мы сбросим одежду и обувь и поплывем. Шансов у нас мало, но ничего другого не остается.

— Ред, эта труба может быть очень длинной. Мы утонем.

— Здесь мы утонем наверняка. Или вы думаете, что ваши крики разжалобят тех, наверху? Они нас даже не услышат.

— Ред, мы не сможем плыть — вода вытолкнет нас обратно в подвал.

— Мы должны попытаться. Никто не знает своей судьбы. Вас уже убивали, но вы до сих пор живы. Может, над вами горит счастливая звезда! Значит, тогда и я останусь жив. Мэвис, вы — моя удача.

— Мне никто не говорил таких слов. Ред.

Наши ноги уже не доставали пола. Мы плавали в подвале, держась за стены.

— Мэвис, когда я скомандую, вы наберете в грудь побольше воздуха, и мы нырнем. В воде найдите мои ноги и хватайтесь за ступни. Я устремлюсь в трубу, а вы оттолкнитесь от стенки, помогите мне преодолеть первоначальное сопротивление, потом будет легче, я уверен.

Боже, он в чем-то был уверен!

— Я все поняла, Ред. Но я боюсь, что ваши ноги...

— Ничего не бойтесь! Сосредоточьтесь, Мэвис, и экономьте силы.

— Давайте попрощаемся на всякий случай.

— Ни за что! Я желаю вам удачи, Мэвис! Обещайте мне, что больше никогда не будете меня бить.

— Обещаю. Удачи, Ред!

Наши ноги свисали, а туловища лежали на воде плашмя. Носом я уже касалась плиты. Фактически, вода затопила подвал. Оставалась узкая полоска незанятого водой пространства.

И тогда Ред прошептал:

— Все. Пора.

Я слышала, как он набирал воздух в легкие. Ред нырнул.

Я вдохнула, стараясь, чтобы в рот не попала вода, и тоже нырнула вслед за Редом.

Сначала я ухватила его за бедро, потом руки мои опустились до щиколоток, я оттолкнулась одной ногой от стены. Ред и я двигались. Мне казалось, что мы все еще в подвале и Ред не может найти отверстие в стене. От этой мысли я обмерла.

Нет, мы двигались вперед!

Я начала отчаянно молотить в воде ногами.

Я уже выпустила почти весь воздух. Эта труба тянется больше километра. Я задыхаюсь!

Мэвис! Ред просил тебя быть мужественной! Мэвис!

Я открыла глаза и ничего не увидела.

Труба станет моей могилой. В голове зашумело. Ничего не соображаю... Ничего не соо...

Чернота.

...Первым моим ощущением был гадкий, противный вкус воды. Что-то страшно давило на меня, вода забила мне горло, нос. Я подавилась, закашлялась...

И услышала самый музыкальный, самый желанный голос на свете:

— Мэвис, вы живы!

Ред делал мне искусственное дыхание. Я с огромным трудом приподнялась, опять закашлялась.

— Лягте, Мэвис! Я вытряхну из вас остатки воды.

Мне стало легче. Я могла дышать, хотя внутри все болело и каждое движение причиняло муку.

— Где мы? — еле слышно произнесла несчастная Мэвис.

— Там, где и были, — во владениях миссис Кватро.

— Неужели?

— Вот ее дом за кустами, а вот труба...

У меня не было сил повернуть голову, чтобы посмотреть.

— Мне казалось, что труба очень длинная... с километр...

Ред весело рассмеялся.

— Ну что вы, Мэвис! Метров пятнадцать, не больше. Вы хорошо вели себя в воде. Только в самом конце нахлебались...

Стоял великолепный день. Пели птицы. Плескались волны, ласковые, добрые. Трава была, как шелк.

Это счастье.

— По-моему, вы обзавелись вредной привычкой — все время спасать меня.

— Полежите здесь, Мэвис, — сказал Ред. — Я скоро приду за вами.

Он хочет меня оставить? Одну?!

Я встрепенулась. Откуда силы взялись — я стала сначала на четвереньки, потом в полный рост.

— Ред, я вас никуда не отпущу!

— Мэвис, вы здесь в безопасности. Останьтесь!

— Джонни тоже так говорил. Ничего хорошего из того, что он сбежал от меня, не вышло.

— Хорошо, Мэвис, пойдем вместе, но вон там, — он показал рукой, где, — мы разойдемся. Вы — налево, я — направо. Вы пойдете на улицу, доберетесь до телефона и позвоните Диксону, — Ред назвал номер. — Запомнили? Расскажете все.

— А вы, Ред?

— Надо довести начатое до конца.

— Вы вернетесь в этот дом?

В ужасе я смотрела на него, как на буйнопомешанного.

— Поймите, дорогая, для меня сейчас самое главное — это Винсетти. Ну и Кватро, разумеется. У меня к ним двойной счет: и служебный, и личный.

Вообще-то я понимала его. Что ж...

— За одной девицей в этом доме тоже есть должок.

— Рыжая Джейн? А вы в состоянии идти, Мэвис?

— Вспомнив этих подонков, я окрепла. У меня уже ничего не болит. Точнее, я не чувствую боли. Мы пойдем в этот дом вместе!

Ред потрепал меня по мокрым волосам и ничего не сказал.

Полуголые, мокрые, сине-зеленые... Хорошенький вид был у нас!

Мы обогнули дом и вышли к крыльцу.

— Помните, Мэвис, как Рауль де Шен пугал вас? — тихо спросил Ред.

— Помню ли я Рауля-зомби? Еще бы!

— Так вот, зомби будем мы с вами. Два утопленника стучатся в дом, где их утопили.

— Гениально!

Ред постучал. Он стучал медленно: бам, бам, бам...

— Кто это? — спросили за дверью грубо.

Ред не ответил.

Дверь приоткрылась. Ред потянул ее на себя и, пошатываясь, вошел в дом. Я двинулась следом.

В коридоре мы остановились и замерли. Небритый Ред, волосы которого прилипли ко лбу, как водоросли, производил жуткое впечатление. Я выпучила глаза и раздула щеки.

Тот подонок, что служил Барону, а теперь переметнулся к Винсетти, грохнулся на колени. У него был спазм горла. Мерзавец захрипел:

— Это не я! Я только положил плиту. Так приказал Винсетти. Вы не убьете меня... Вас нет, вы умерли...

— Да, мы умерли, — низким голосом повторил Ред.

У бандита закатились глаза, он потерял сознание. Мы переступили через него и пошли дальше. Да, я забыла сказать, что Ред достал пистолет из кобуры этого труса.

Мы тихонько прошли ту комнату, где стояла жаровня и где никого не оказалось. Один уголек выпал из жаровни и валялся на полу. Я подобрала его и разрисовала лицо Реда черными полосами. Подняла кверху большой палец — во!

Подойдя к кухне, мы заглянули в нее. Леопольд и миссис Кватро сидели за столом и мирно беседовали. Убийцы не ожидали к обеду своих мертвецов.

— Ну, кто там приходил! — крикнул Леопольд, не оборачиваясь. — И зачем?

— За вами.

Мы стояли посреди кухни — мокрые зеленые покойники, покачивающиеся из стороны в сторону, приподнимающие и опускающие плечи — медленно, как в воде.

Миссис Кватро издала нечеловеческий крик и упала прямо на ту самую плиту, закрывающую подвал, в котором мы провели столько времени. Ее висок пришелся на край плиты, я даже уловила какой-то хруст...

Леопольд приподнялся и стоял в полусогнутом состоянии секунд десять. Наверное, он так и не понял, как мы, утопленные им в подвале, оказались здесь, на кухне.

Гангстер потянулся за пистолетом. Но Ред был начеку. Он перестал изображать зомби и сказал:

— Я ведь обещал накормить тебя свинцом, Леопольд.

Ред опередил Леопольда на мгновение. Четыре пули вошли в бандита, который стал просто чучелом и упал, как чучело — набок, нелепо задрав ноги.

— Сейчас появится Джейн, — сказала я. — Не везет ей, бедняге, с любовниками: мрут, как мухи.

— Леопольд, кто стрелял? С тобой ничего не случилось?

Она влетела в кухню, увидела Реда с черными полосами на лице, ойкнула, заверещала и бросилась назад.

И тут ее поджидала моя рука! Вытянутая вперед ладонь, сомкнутые прямые пальцы, великолепный удар в солнечное сплетение!

— Поберегись!

Джейн сломалась надвое, воздух вышел из ее легких, язык выпал изо рта. Люблю я Джейн, когда она похожа на рыбу, выброшенную на берег!

— Ау, Джейн! Это я, твоя подружка!

Я второй раз ударила ее под ложечку. Джейн покатилась по полу. Она уже не напоминала мне рыбу. Она была уже зеленая, как лягушка, лишенная человеческого обаяния. Пнуть ее ногой, что ли?

— Остановитесь, Мэвис! Вы убьете ее. Давайте посмотрим, как там миссис Кватро.

Прорицательница лежала на боку. Мы перевернули тело. На виске был заметен след от удара. Роковой.

— А мы ведь и пальцем не коснулись, — сказал Ред.

— Интересно, почему она не смогла предвидеть свое собственное будущее... свою смерть?

— А она ведь не старая, Мэвис.

— Да, я заметила это еще вчера.

— Магистр вуду... куколки... угли...

— Забудем о ней. Вы хотели позвонить Диксону?

— Как хорошо, что вы мне напомнили. Здесь есть телефон?

— Поищите в спальне.

— Сейчас сдам дела и возьму отпуск недели на две.

Он переминался с ноги на ногу, но никуда не уходил.

— Знаете, Ред, я так устала во время карнавала. Кажется, он кончается? После вашего звонка я позвоню Джонни и скажу, чтобы он продлил мой отпуск на недельку. Только это будет настоящий отпуск, с танцами, прогулками...

— Купанием...

— Только не это! Я ненавижу купания!

Ред подошел и обнял меня.

— Мэвис, можно я проведу вас по Новому Орлеану, по его паркам, пляжам, аллеям?..

— Ресторанам, барам... Вам надо сначала позвонить. Ред.

— Убегаю...

Раздался стон: Джейн оправилась после моих ударов, уселась на стул и, вытаращив глаза, смотрела, как мы с Редом флиртуем. Какая все-таки она неделикатная и бестактная.

— Мэвис, вы тут разберетесь с Джейн без меня?

— Не сомневайтесь. Ред. Звоните спокойно.

— Я скоро появлюсь.

И не уходил. Теперь он гладил мои руки...

— Ред, у вас будут неприятности по службе.

— Это неважно. Э, черт! Диксон все-таки ждет моего звонка!

Я видела, как ему мучительно трудно оторваться от меня. Но он все же вышел.

Его шаги стихли.

Я повернулась к рыжей.

— Итак, мой котеночек, сейчас ты увидишь лучший номер Мэвис Зейдлиц. Он называется «Полет в невесомости».

Прежде чем Джейн хоть что-нибудь сообразила, я схватила ее за руки, дернула на себя, крутанула...

Летела она очень красиво.


home | my bookshelf | | Доброе утро, Мэвис! |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 3.0 из 5



Оцените эту книгу