Book: Соблазнительница (Дэнни Бойд)



Соблазнительница (Дэнни Бойд)

СОБЛАЗНИТЕЛЬНИЦА

КАРТЕР БРАУН

Глава 1

– Джонни! – Лицо блондинки, открывшей дверь, выражало крайнее нетерпение. – Ты забыл свой ключ?

Тут она взглянула на меня, и рот ее от удивления превратился почти что в букву “О”. Но даже с широко открытым ртом она выглядела довольно мило, как будто ее только что кто-то неожиданно поцеловал и она не может сообразить, понравилось ей это или нет.

Ее шелковистые светлые волосы были коротко подстрижены, и легкая пушистая челка едва касалась левой брови. На ней был кремовый костюм из легкого шелка, узкая юбка тесно облегала округлые бедра, и лиф блузона был приятно наполнен. По кремовому шелковому полю шел изящный голубой абстрактный рисунок.

– Вы что-нибудь потеряли? – спросила она холодно. – Или вы из бюро по переписи населения и собираетесь проверить мои данные в своих заумных бумажках о статистике рождаемости?

– Я Дэнни Бойд, – сказал я. – “Сыскное бюро Бойда” в Нью-Йорке.

Я чуть повернул голову – так, чтобы поразить ее безупречным совершенством моего левого профиля, который с первого взгляда должен сводить с ума любое нормальное существо женского пола. Но мне, увы, все время не везет, и большей частью я встречаю каких-то ненормальных особ. Взгляд блондинки выражал ледяную скуку, и я быстро повернул голову обратно.

– Дэнни… Бойд, – повторила она медленно, и слова эти прозвучали как самое грязное ругательство из последнего бестселлера. – Что бы это могло значить?

– Многое, голубушка, – сказал я доверительно. – Твой дядя и опекун скучает по тебе с тех пор, как ты уехала. Он хочет, чтобы ты вернулась домой, и поэтому нанял меня, чтобы я доставил тебя живой и невредимой в его нежные объятия. – Я немного подумал и решил, что выразился не лучшим образом. – Ну, нежные объятия – это, так сказать, фигура речи, я просто имел в виду дядину привязанность к тебе, и ничего больше, ясно?

Она пристально глядела пару секунд куда-то поверх моего плеча, потом медленно покачала головой.

– Смешно, – сказала она рассеянно. – Я его что-то не вижу.

– Кого?

– Маленького человечка с большой сетью, – отрезала она. – Даже не пытайся убеждать меня, что ты не спятил. Ты форменный псих!

– Не пора ли нам прекратить ломать комедию? – спросил я обиженно. – Ты Линда Морган, правильно?

– Ясное дело, нет! – огрызнулась она, быстро отступив на шаг и держа рукой дверь.

– О'кей, – вздохнул я. – Значит, Джоан Мортон – это вымышленное имя, под которым ты появляешься здесь, на Западном побережье, так?

– Как, вы сказали, ваше имя? – снова спросила она.

– Дэнни Бойд. – Про себя я отметил, что терпение не стоит мне так много теперь, когда я ее нашел. – Твой дядя Тайлер Морган нанял меня, чтобы тебя отыскать, как я уже говорил.

Тут она попыталась захлопнуть дверь, но в последний момент я подставил ногу и слегка подтолкнул дверь плечом – так, чтобы она вновь открылась, и блондинка отступила в глубь комнаты.

– У меня рефлекс, – объяснил я ей, входя в комнату. – Я всегда точно знаю момент, когда женщина готова сказать “нет”. Она выражает это всем своим видом, а кто может себе позволить в наше время, когда налоги растут не по дням, а по часам, тратить вечер впустую?

Верхняя часть блузона вдруг натянулась, обозначив высоко вздымающуюся грудь.

– Проваливай отсюда немедленно, – почти прошептала она. – Или я сейчас заору на всю округу!

– Перестань дурачиться, Линда, – оборвал я нетерпеливо, прикрывая за собой дверь. – Твой дядя заплатил мне, чтобы я проводил тебя в Нью-Йорк. И что бы ни заставило тебя бежать из дома, он сделает все, чтобы оно больше не повторилось. Так он пообещал.

На ее лице был написан неподдельный испуг, что вовсе не подходило к характеру девушки, рожденной на Саттон-Плейс и, как говорится, с серебряной ложкой во рту. Тайлер Морган – ведущее колесо транспортного бизнеса; я даже вздрогнул при мысли, что позволил себе пошутить на его счет, хоть и не вслух.

– О'кей, – произнесла она тихо, и туго натянутый верх лифа немного обмяк. – Прежде чем продолжать разговор, мистер Бойд, я приготовлю что-нибудь выпить, если вы не возражаете.

– Прекрасно! – сказал я, искренне надеясь, что голос мой звучит убедительно. – Ведь никаких причин ссориться у нас нет, правда, Линда?

– Я.., я думаю, нет. – Это прозвучало не очень уверенно.

Наблюдая, как она, плавно покачивая бедрами, направляется к мини-бару, я вновь убедился, что лучший материал, подчеркивающий каждый изгиб движущегося женского тела, – это шелк. Она неожиданно метнулась к открытой двери спальни. Я было подался за ней, полагая, что она собирается удрать, но она просто закрыла дверь и продолжила свой путь к бару.

Я все же успел заглянуть поверх ее плеча до того, как она закрыла дверь, и этого оказалось достаточно, чтобы возбудить мое любопытство. Странная дамочка с четырьмя ногами, две из которых оставлены в спальне? Может, она права, и я законченный псих, – но, успев мельком заглянуть в спальню, я заметил там пару ног от колен и ниже. Одна аккуратно облачена в прозрачный нейлоновый чулок и туфлю на высоком каблуке, вторая – голая и босая.

– Скотч с содовой, – сказала блондинка, возвращаясь ко мне со стаканом в каждой руке. – Надеюсь, это сойдет, я не люблю замысловатые коктейли.

Я оказался ближе, чем она ожидала; нервно дернувшись, она пролила хороший скотч на ковер.

– Что с тобой, милая? – спросил я ласково. – Судя по твоему поведению, ты что-то скрываешь.

, – Что мне скрывать? – ответила она с дрожью в голосе. – Ты меня нашел, так вези к дядюшке, – чего же еще?

– Да, но только в том случае, если ты Линда Морган…

– Я тебе уже говорила, что это я, – оборвала меня она. – Тебе показать родимое пятно в доказательство?

– Наоборот, ты утверждала, что ты не Линда Морган, – возразил я. – И теперь ты заставляешь меня волноваться. Может, те две ноги в спальне принадлежат Линде Морган? А?

Я толкнул дверь в спальню, она открылась, и в тот же момент блондинка бросилась к входной двери. Мы столкнулись, и она внезапно вцепилась ногтями мне в лицо. Я взвыл от боли, когда ногти оставили многочисленные царапины на щеках, затем схватил ее за оба рукава и оттолкнул от себя. Взбешенная, она рванулась из моих рук, тонкий шелк порвался, и я остался стоять, сжимая две длинные полоски ткани, а она отшатнулась, пытаясь сохранить равновесие.

До меня вдруг дошло, что она не носит бюстгальтера, так как взору моему предстал острый кораллово-розовый сосок ее округлой груди. В любое другое время я бы остановился, чтобы насладиться таким зрелищем, будучи самым прилежным учеником матери-природы, какого только можно найти. Но теперь меня больше интересовало то, что находилось в спальне.

Ее ногти снова нацелились на мое лицо, когда я попытался подойти ближе. Я схватил ее за запястье, скрутил ей руки за спиной и потащил к ванной комнате. Один толчок – и она оказалась в кабинке для душа. В двери ванной торчал прекрасный старомодный ключ. Я вытащил его из скважины и вышел.

– Почему бы тебе не принять душ и немного не охладиться, милая? – почти прорычал я, затем прикрыл дверь и запер ее снаружи.

Пять секунд спустя я был уже в спальне, разглядывая обладательницу второй пары ног, которые так оригинально привлекли мое внимание. Ею оказалась еще одна блондинка, одетая в летнее хлопчатобумажное платье с ярким пестрым рисунком; она лежала ничком на кровати. Когда я внимательнее пригляделся, то понял, почему одна нога у нее голая, – кто-то затянул снятый нейлоновый чулок вокруг ее шеи, и блондинка была мертва. Я выпрямился и закурил сигарету, наблюдая, как солнечные лучи, косо падая сквозь жалюзи, полосами освещают пестрый рисунок платья. Я стал просчитывать варианты и припомнил что-то похожее: девушка, задушенная нейлоновым чулком… В течение последних двух недель было совершено еще три убийства по точно такой же схеме – и все в радиусе двадцати миль от городка. Если это будет продолжаться, Санта-Байя потеряет свою репутацию первоклассного морского курорта, расположенного в пятидесяти милях от Кармела.

Телефон находился в гостиной, и я нехотя направился туда. Вся эта история предназначалась для полицейских, и я знал, что она им понравится не больше, чем мне. На их языке понятие “частный детектив” равнозначно последней дешевке, и когда я сообщу им еще об одном убийстве, совершенном, бесспорно, каким-то психопатом, вряд ли они полюбят меня как родного брата.

Я уже потянулся за телефонной трубкой, и тут резкий голос позади меня скомандовал:

– Брось!

Я медленно повернулся и первым делом увидел нацеленный на меня короткоствольный полицейский револьвер, а затем и того, кто его держал. Это был приземистый малый со смуглым лицом, которое выглядело так, будто его потерли несколько раз наждачной бумагой. Одет он был довольно небрежно: в мятый поношенный костюм, отсвечивающий радужным блеском, – эффект, обратный маскараду хамелеона, уж он-то никогда не сольется с окружающей средой! Лицо его выражало поразительное спокойствие, и рука, державшая револьвер, нисколько не напрягалась, выдавая в нем профессионала.

– Ты, наверное, Джонни? – догадался я. – Парень, у которого есть свой ключ?

– Я тебя не понимаю, приятель, – сказал он холодно. – У тебя тоже свой ключ?

– Я Дэнни Бойд, – ответил я вежливо. – Прогуливаюсь по Западному побережью, да, видно, кто-то решил надо мной подшутить и дать мне ложное представление о Диком Западе, а?

– Это очень забавно. Не хочешь ли ты рассказать мне, где Джери, до того, как я разделаю под орех твою смазливую физиономию?

– Я не знаю, кто такая Джери, дружок, – сказал я честно. – Но тут есть две блондинки: мертвая в спальне и живая в ванной. Выбирай любую.

Тут как по команде живая блондинка забарабанила в дверь ванной комнаты, произведя шума больше, чем кавалерийский полк, несущийся во весь опор по огромному пустынному коридору.

Коренастый посмотрел на меня так, будто я пообещал привести ему симпатичную девчонку на ночь, а привел его собственную сестрицу.

– Выпусти ее оттуда, – выдохнул он. – Быстро! Вообще-то я не из тех, кто лезет на рожон, особенно под дулом револьвера. Поэтому я без разговоров открыл дверь ванной, и растрепанная блондинка выскочила оттуда в гостиную. Она грозно поглядела на коренастого.

– Ты очень вовремя появился, Джонни, – набросилась она на него. – Этот гад ползучий позвонил в дверь, и я подумала, что ты забыл ключ…

– Кто он такой, черт возьми? – оборвал ее Джонни. – Что ему здесь нужно?

– Он частный детектив, – зло ответила она. – Он думал, что нашел тут Линду Морган. Послушай, почему бы не…

– Заткнись! У нас и без того уже достаточно неприятностей.

Он бросил на меня такой взгляд, будто я был первым номером в списке его неприятностей, а я почувствовал тоже весьма неприятные ощущения чуть ниже пряжки ремня.

– Машина внизу? – обеспокоенно спросила блондинка.

– Само собой, – проворчал Джонни. – Но я теперь не уверен, что мы сможем ею воспользоваться. Скорей всего, нам придется изменить наш план – этот гад может все испортить!

И тут я его чуть было не опередил. Он уже собирался выйти из положения наипростейшим образом – всадить пулю из своего револьвера в мое полное жизни тело, а это было бы весьма плачевно для Бойда и его прекрасного профиля! Он все еще смотрел на блондинку, лицо его выражало нерешительность, я подумал, что лучшего момента не представится, и прыгнул на него. Все мои рефлексы помогли мне сделать это молниеносно, и все же я был не так скор, как хотелось бы. Джонни без излишней торопливости отпрянул на шаг в сторону и, пока я, проскочив мимо него, пытался затормозить, двинул рукояткой револьвера мне по затылку. Даже не успев осознать всей своей глупости, что было бы, конечно, слабым утешением, я провалился в черную пустоту…

Первые три ощущения, которые проникли в мое возвращающееся сознание, – это шипящий звук, мерзкий сладковатый вкус на губах и всепоглощающее чувство боязни замкнутого пространства. Я открыл глаза и приподнял голову, больно ударившись обо что-то твердое и неподатливое, – с этого момента клаустрофобия овладела мной полностью. Мои руки с трудом поднялись над какой-то поверхностью и принялись неистово толкать ее, стараясь дотянуться до головы. Внутренний голос подсказывал мне: если руки не могут этого сделать, так, может, моя голова пойдет к Магомету и дотянется до рук?[1] Это мне удалось лучше, и клаустрофобия улетучилась, как только моя голова появилась из духового шкафа газовой плиты. Я выключил горелки, поспешил в гостиную к ближайшему окну и широко распахнул его. Следующие две минуты меня ничто не интересовало, кроме свежего воздуха, но по мере того, как он наполнял мои легкие, я стал размышлять о блондинке Джери и ее партнере Джонни. Эта парочка, видно, работала в одной упряжке, но было ясно, что действовали они каждый в своей роли. Чем дольше я о них думал, тем большим уважением проникался: задушенная девушка в спальне, самоубийство в кухне – полиция проглотила бы это и быстренько свернула все дело.

Когда я удостоверился, что а) буду жить и б) меня не стошнит, я пошел в спальню взглянуть на труп. С ним было все в порядке, но он выглядел совсем не так, как когда я видел его в последний раз. Тогда на девушке было пестрое платье из хлопка – а сейчас она была одета в порванный шелковый костюм кремового цвета с абстрактным голубым рисунком. Даже моя отуманенная газом голова могла сообразить, что Джери поменялась с мертвой блондинкой одеждой, – но зачем? Конечно, ей нужно прилично выглядеть, чтобы не привлекать лишнего внимания до того, как они с Джонни скроются, но в гардеробе наверняка полно платьев. Возможно, это было частью продуманного плана – подставить меня как убийцу, тем более что на моей щеке красовались следы ногтей Джери. Я снова вспомнил, что с первого раза оценил в Джонни профессионала, и вновь с раздражением поймал себя на том, что испытываю к нему невольное уважение.

Я вернулся в гостиную и вызвал полицию – на этот раз меня никто не прерывал. Парень на том конце провода даже не был удивлен, когда я рассказал ему о трупе. Когда-нибудь в дождливый день, когда мне нечего будет делать, я позвоню в местный полицейский участок и скажу тому парню, который отвечает на звонки, что он выиграл первый приз в радиовикторине. Ручаюсь, он точно так же не выскажет удивления, когда я стану уверять его, что он проведет целых две недели в обществе какой-нибудь восходящей голливудской звезды, что все расходы оплачены и единственное к нему пожелание – уточнить кое-какие детали: к примеру, размер ее бюста и тому подобное.

Ожидая фараонов, я вернулся в спальню и еще раз взглянул на труп в кровати. Шелковый костюм, будучи первоклассно сшитым, стоил довольно дорого, и если уж женщина платит такие деньги за одежду, то обычно получает что-либо в придачу бесплатно, например, этикетку изготовителя. К сожалению, блузон был так изорван, что этикетка потерялась. Ее стоило поискать.

В гостиной все еще присутствовали следы нашей с Джери баталии – перевернутый маленький столик, разбитая ваза и разбросанные по коврику сломанные цветы, а возле входной двери валялось несколько кусочков кремового шелка. На втором обрывке, который я подобрал, была вышита метка фирмы: “Мэзон д'Аннет”, Санта-Байя”. Я сунул бирку в карман пальто, закурил и принялся беззаботно разглядывать обстановку, пока десять минут спустя не прибыли полицейские.

Лейтенант Шелл был терпелив, умен и недоверчив. Я надеялся увидеть человека, получившего работу по протекции, но мне почему-то опять не повезло. Высокий, с коротко остриженными седыми волосам и глубоко запавшими глазами, он, казалось, видел все насквозь и ничего не одобрял.

Он сел в кресло, долго прикуривал сигарету, затем холодно взглянул на меня.

– Второй раз слушаю вашу историю, Бойд, – сказал он сурово, – и она мне по-прежнему не нравится.

– Что тут может нравиться? – с горечью заметил я. – Ясно, что вам нужна голая правда, но, если хотите, я могу ее чуть приукрасить.

– Сделайте одолжение, – попросил он вежливо, – не стройте из себя умника, а? Они всегда меня бесят и вынуждают показывать наихудшие стороны моей натуры – я думаю, вы поняли, о чем речь?

– Догадываюсь, – уверил я его. – Хотя я тоже не обязан вас любить. Мне предписано говорить правду и сотрудничать, что я и делаю.

– Но улики против вас, – проворчал он. – На лице у вас безобразные царапины, Бойд. Очевидно, дамочка была вынуждена отчаянно сопротивляться убийце, судя по ее изорванной одежде. Очевидно также и то, что она проиграла это сражение и была задушена своим же собственным чулком.

– Я вам уже рассказывал, как это произошло, – сказал я, теряя всякое терпение. – Вторая блондинка, Джери, и этот бандит Джонни, ее дружок, у которого был собственный ключ от квартиры…

– Нужда – мать изобретательности, образно выражаясь, – промычал Шелл. – Вы должны признать, что это просто дикая история.



– Все правдивые истории кажутся дикими, – ответил я. – Помню…

– Оставьте воспоминания для мемуаров – если у вас когда-нибудь будет время их написать, – прервал он меня. – Я вижу, вы парень с богатым воображением. А уж история с пробуждением в газовой духовке вообще потрясающа!

– Я уже говорил вам, что этот Джонни – настоящий профессионал, – осторожно произнес я. – И довольно умный тип, раз он знает, в каком направлении работают мозги у полицейского, и действует соответственно.

– А может, он просто продукт вашего больного воображения? – предположил Шелл. – И мне лучше записать вас как подозреваемого в убийстве первой степени?

– Я слышал о ваших трудностях, лейтенант, – сказал я. – Три женщины задушены в последние две недели. Могу вам даже посочувствовать – на вас ответственность за поимку убийцы. Но не старайтесь сделать из меня козла отпущения. Я прибыл в Санта-Байю семичасовым рейсом вчера вечером и могу без всякого труда доказать, что находился в Нью-Йорке все то время, когда были совершены три предыдущих убийства.

Он потушил окурок в медной пепельнице одним ловким привычным движением.

– Успокойтесь, Бойд, – негромко сказал он. – Я понимаю, что не могу обвинять вас в трех других убийствах, но, возможно, вы оказались находчивым парнем и использовали ту же схему.

– Вы имеете в виду, что Джонни и его подруга оказались находчивыми?

– Может, и так, – пожал он плечами. – Если только они действительно существуют, то должны были оставить отпечатки в квартире, и мои парни найдут их. Есть и одно существенное отличие этого убийства от трех предыдущих – те были совершены в парках или зонах отдыха.

– У меня такое подозрение, что этому трупу тоже суждено было оказаться в парке. Но мой неурочный приход спутал им все карты.

– С чего вы это взяли?

– Джонни был здесь и вышел перед самым моим приходом. Когда он вернулся, Джери спросила его, ждет ли внизу машина.

– Вы считаете, что они собирались отнести тело в машину?

– Они могли сделать это без всяких проблем в темноте через пожарный ход – он как раз выходит на аллею позади дома. Но когда я им все испортил, они изменили свои планы.

– Может быть. – Шелл встал на ноги легким гибким движением. – Мертвая девушка – это Линда Морган? Вы в состоянии опознать ее?

– Нет, – печально покачал я головой. – Я думаю, что это Линда Морган, но не могу с точностью опознать ее.

Он смотрел на меня с выражением крайнего удивления.

– Что же вы за детектив такой? – спросил он, высоко подняв брови. – Вас наняли, чтобы найти девушку, а вы даже не знаете, как она выглядит, и не можете уверенно опознать ее!

– Да, это звучит несколько странно, – согласился я поспешно. – Но вините в этом семью Морган, а не меня. Как говорит ее дядя Тайлер Морган, у всей семьи просто патологическое отвращение к фотографии. Может, кто-то из незамужних тетушек был напуган в девичестве скрытой камерой, кто его знает, но не существует ни одной фотографии ни Линды, ни самого Тайлера Моргана. Все, что он мог мне предложить, – это подробный словесный портрет. По нему я могу судить, что это труп Линды Морган, но опознать его в юридическом смысле, как вы того хотите, я не могу.

– Значит, единственный человек, который может это сделать, сам Тайлер Морган, – пробормотал Шелл. – У меня неприятное предчувствие, что он окажется таким же сумасбродным чудаком, как и вы.

– Это все от скверного нью-йоркского воздуха, – объяснил я. – И если бы не жара…

– Да знаю! – оборвал он. – Я как-то сам провел там целое лето и чуть не свихнулся. – Он нахлобучил шляпу и взглянул на меня с неописуемой неприязнью. – Не отходите от меня ни на шаг, Бойд, пока не явится Морган. Я не хочу терять вас из виду – по крайней мере до тех пор, пока мы не побываем в морге!

Глава 2

Мы приехали в аэропорт вечером, за десять минут до прибытия дополнительного рейса из Сан-Франциско, которым должен был прилететь Морган. Я коротал время, рассказывая лейтенанту Шеллу в мельчайших подробностях о том, как проследил движение Линды Морган из Нью-Йорка на Западное побережье – от Саттон-Плейс до Санта-Байи, – как это заняло у меня почти неделю и как мне повезло с ее лучшей подружкой, которая по достоинству оценила профиль Бойда, рассматривая его в полумраке своей гостиной. Понадобился всего один вечер, чтобы узнать, что Линда отправилась в путь через всю страну под вымышленным именем Джоан Мортон.

Шелл был безучастен. Я и не ожидал от него внимания, но моя болтовня, по крайней мере, заполнила десять минут ожидания, и вот уже самолет коснулся посадочной полосы. Я разглядел высокую худую фигуру Тайлера Моргана, хорошо заметную в веренице пассажиров, шагающих к зданию аэропорта, и, сопровождаемый Шеллом, направился ближе к стеклянной двери, чтобы встретить его.

Но какой-то малый опередил нас, небрежно оттеснив меня локтем с наглой бесцеремонностью официанта из Манхэттена, который только что получил положенные ему пятнадцать процентов чаевых. Высокий рост, широкие массивные плечи и мускулистая шея делали его похожим на преуспевающего администратора, который уверен не только в своих собственных силах, но имеет за спиной солидную компанию с пятидесятимиллионным оборотом. У него были темно-каштановые волосы и ухоженные усы. Одним словом, дар Божий в ответ на молитвы как молодой, так и старой девы. Как только Морган вошел в зал ожидания, “администратор” шагнул к нему и стал трясти ему руку.

– Рад вас видеть, Тайлер! – сказал он громко. – Я получил вашу телеграмму. Почему такая срочность?

Лысая голова Моргана отражала свет верхних огней зала, когда он ее поворачивал; я заметил, что его холодные серые глаза скользят по залу в поисках кого-то.

– Я тоже рад тебя видеть, Джордж, – сказал он рассеянно. – Это все из-за моей племянницы Линды – и кажется, дела совсем плохи.

Я протиснулся между ними, по-прежнему сопровождаемый Шеллом.

– Привет, Бойд, – сказал Морган без малейшей теплоты в голосе.

– Мистер Морган, – сказал я, – это лейтенант Шелл из местной полиции.

– Лейтенант… – Морган на секунду прикрыл глаза, затем медленно открыл их. – Вы думаете, что девушка, которую.., убили, и есть моя племянница?

– Я не знак), – сухо сказал Шелл. – Бойд думает, что это она, но не может с точностью опознать ее. Мне очень жаль, что пришлось вызывать вас в связи с этим, но…

– Все нормально, – пожал плечами Морган. – У вас не было выхода.

– Убийство? – вдруг рявкнуло должностное лицо с темно-каштановыми волосами. – Ваша племянница, мистер Морган? Это просто смешно!

– С каких это пор у нас шоферы пытаются стать экспертами? – Я был сама вежливость.

– Шоферы!.. – Его лицо мгновенно покраснело. – Какого черта вы оскорбляете меня, как…

– Это мистер Джордж Обистер, – прервал его Морган. – Он является моим личным представителем на Западном побережье.

– Что он, черт возьми, из себя воображает, чтобы так со мной разговаривать! – кипятился Обистер. – С какой стати я буду…

– Замолчи! – холодно отрезал Морган. – У меня и без тебя, Джордж, полно забот. – Он повернул голову и посмотрел на Шелла:

– У нас впереди не совсем приятная процедура. Я предлагаю покончить с этим как можно скорее.

– Да, конечно, – кивнул Шелл, – если вы поедете со мной. Вам лучше следовать за нами, Бойд.

– Мистер Морган! – растерянно обратился к хозяину Обистер. – А что делать мне?

– Я думаю, тебе лучше сопровождать меня, Джордж, – ответил Морган безразлично. – Если у лейтенанта нет возражений.

– Никаких, – заверил Шелл. – Пойдемте.

Итак, мы вчетвером вышли к ожидающей нас машине и следующие четверть часа провели в натянутом молчании, пока не приехали в морг. Шелл указывал путь шагающему за ним Моргану, а мы с Обистером шли чуть позади них. Как сказала бы моя рыжеволосая секретарша Фрэн Джордан, я не из тех парней, которые слишком чувствительны к окружающей обстановке, но есть в атмосфере морга что-то такое, отчего меня всегда пробирает дрожь. Это не сами трупы, а скорее монотонный звук капающей воды, когда подтаивает лед. Может быть, поэтому я не питаю любви к холодному душу, разве что очередная дама сердца пожелает сбрызнуть меня мартини со льдом.

Служащий морга выглядел под стать своему окружению и даже не пытался казаться приветливым. Когда он выкатил из морозильного шкафа носилки и откинул простыню, одного взгляда на Моргана было достаточно, чтобы понять, что это его племянница.

Шелл махнул служащему, тот снова накрыл тело и медленно задвинул носилки обратно в шкаф. Тайлер Морган стоял с закрытыми глазами, лицо его сразу осунулось, – казалось, он постарел лет на десять.

– Это моя племянница Линда, – произнес он едва слышным голосом. – Господи Боже мой, кому понадобилось ее убивать?

– Тут в округе орудует какой-то маньяк, Тайлер, – сказал Обистер, понизив голос. – Ваша племянница – уже четвертая молодая женщина, которая была задушена за последние недели, и я иногда удивляюсь, о чем думает наша полиция. Примите мои соболезнования.

Лейтенант окинул Обистера убийственным взглядом и повернулся к Моргану.

– Мне очень жаль, мистер Морган, – сказал он. – Вы понимаете, что я должен задать вам несколько вопросов, – но не здесь, разумеется.

– Конечно, лейтенант, – мрачно согласился Морган. – Я к вашим услугам.

– Я заказал вам номер в “Бэй-отеле”, Тайлер, – суетливо заговорил Обистер. – Это, должно быть, самое подходящее место.

Еще одна поездка на машине, еще двадцать минут молчания – и вот мы в роскошном номере в “Бэй-отеле”. Обистер заказал выпивку, и это было самым разумным из всего, что он делал до сих пор. Будучи при исполнении, Шелл отказался, а я со злорадством отметил еще одну причину, по какой мне не хотелось бы стать полицейским. Когда принесли напитки, Морган уселся в глубокое кресло, осушил стаканчик бурбона одним длинным глотком, затем посмотрел на лейтенанта.

– Как это случилось? – спросил он совершенно бесстрастным голосом.

Шелл рассказал ему всю историю со своей точки зрения, а я время от времени вставлял слово-другое, чтобы дать Моргану представление о том, что думаю по этому поводу.

– Сработано по той же схеме, что и другие убийства, лейтенант, – уверенно заключил Обистер. – До каких пор этому маньяку-убийце будет позволено разгуливать по улицам и убивать кого захочет?

– Вы баллотируетесь на пост прокурора округа? – спросил Шелл с ледяной вежливостью.

– Конечно нет, – снова вспыхнул Обистер. – Я задал вопрос по существу, как простой гражданин, вот и все.

– Только не надо произносить речей. Я сплю по три часа в сутки со дня первого убийства и уже устал от нетерпеливых и чертовски глупых вопросов!

– От тебя мало толку, Джордж, – отрезал Морган. – Помолчи, пожалуйста.

– Хорошо, – пробормотал Обистер. – Но я ничего не могу поделать со своими чувствами.

– Существует много чего, с чем ты не можешь ничего поделать, Джордж, – уже мягче сказал Морган. – Это касается и твоего недостатка учтивости, и неумения рассчитывать время, и недопонимания. – Он посмотрел на Шелла:

– Итак, лейтенант?

– Ваша племянница внезапно уехала из дому около недели тому назад, – терпеливо начал Шелл. – Спустя пару дней вы забеспокоились и наняли Бойда, чтобы он разыскал ее, так?

Морган кивнул:

– Точно так. Сначала я не придал этому значения. Линда никогда не теряла голову, она часто проводила денек-другой в компании одного из своих друзей на Лонг-Айленде или, может, в Уэстпорте. Но когда я обнаружил, что не могу найти ее следов и через друзей, я начал волноваться и нанял Бойда.

– Были у нее причины бежать из дома? – спросил Шелл.

Морган медленно покачал головой:

– Никаких серьезных причин, насколько мне известно. Я был ее дядей и одновременно опекуном, как вы уже знаете. Ее родители погибли в авиакатастрофе, когда ей было двенадцать лет. Я холостяк, но оказался единственным ее родственником, поэтому и взял девочку к себе, с тех пор она жила у меня. Я делал все, что мог, для нее – у Линды никогда не было проблем с карманными деньгами, я предоставлял ей максимум свободы. Она унаследовала бы огромное состояние в свой двадцать первый день рождения, но не дожила до него всего семь месяцев.

– А кто будет наследником теперь? – спросил Шелл немного поспешно.

Выражение сдержанной иронии появилось в глазах у Моргана, когда он отвечал на этот вопрос.

– Мне кажется, какой-то медицинский фонд и заведение для девиц, сбившихся с праведного пути, поделят наследство поровну, – сказал он. – Вы можете проверить и, несомненно, сделаете это, но могу вас заверить, что мне не достанется ни гроша из денег Линды.

Шелл почувствовал себя неуютно:

– Я не это имел в виду…

Морган отклонил полуизвинения Шелла:

– Я понимаю, лейтенант. Вам нужно проверить все возможные мотивы в каждом случае. Мне очень жаль, что я не могу вам сказать, почему Линда так неожиданно уехала. У меня ужасное чувство, что я ее каким-то образом проглядел. Но не могу понять, где и когда? У нее все было самое лучшее – происхождение, воспитание, образование, – ей во всем шли навстречу. – Он посмотрел на свои подрагивающие руки и стиснул пальцы. – Я ее проглядел, – прошептал он. – А теперь она мертва, убита диким, зверским способом – и в этом моя вина!

Изо всех сил стараясь сдержать себя, он опять прикрыл глаза и стиснул челюсти так, что мышцы его лица, казалось, окаменели.

Воцарилось неловкое молчание, которое длилось несколько секунд, пока Шелл наконец осторожно не кашлянул:

– Вы на время останетесь в Санта-Байе?

– Конечно, я пробуду здесь по крайней мере до тех пор, пока не отдам последний долг племяннице.

– Тогда я найду вас, – сказал лейтенант. Он встал и направился к двери. – Я с вами свяжусь, сэр. Если что-нибудь выяснится, сразу дам вам знать.

– Буду очень вам признателен, лейтенант. – Морган попытался улыбнуться в знак благодарности, но не смог. – Вы были очень добры.

Шелл уже открыл дверь, когда вспомнил обо мне. Я с точностью мог определить тот момент, когда он обо мне подумал, по тому, как неприязненно передернулось его лицо.

– Вам тоже лучше оставаться пока что здесь, Бойд, – отчеканил он. – Вы важный свидетель.

– Как скажете, лейтенант, – учтиво согласился я. Когда дверь за ним закрылась, я почувствовал, что наступила моя очередь уплывать в ночь.

Я допил виски, отодвинул стакан, затем встал, пытаясь придумать, как бы мне потактичнее попрощаться, чтобы это не выглядело ни сентиментально, ни дерзко.

– Присядьте, – решительно предложил Морган. Мне хотелось, чтобы он заговорил первый, и я вопросительно смотрел на него.

– Я нанял вас, Бойд, чтобы вы нашли мою племянницу, – сдержанно начал он. – И вы это сделали. И конечно, не ваша вина, что вы нашли ее мертвой, Бойд.

Мне нечего было сказать на это, поэтому я промолчал.

Морган проглотил остатки своего бурбона и вдруг швырнул стакан через всю комнату в приступе внезапной ярости.

– Она мертва, – глухо произнес он. – И ничто не может это изменить. Но, видит Бог, убийца дорого заплатит за это. Я нанимаю теперь вас, Бойд, для того, чтобы вы нашли убийцу. Мне наплевать, сколько это будет стоить, какие способы вы будете использовать, – только найдите его!

– Да, сэр, – ответил я еле слышно.

– Тайлер! – запротестовал Обистер. – Разве это разумно? Я имею в виду, что эти парни из полиции достаточно компетентные профессионалы. Насколько хорошо вы знаете Бойда? Вы не можете позволить себе запятнать свою репутацию из-за какой-нибудь его выходки, ваше имя связано…

– Джордж. – Морган глубоко вздохнул. – Пойми ты своей бестолковой головой, что я чихал на свою репутацию, так же как и на твою – да и на все остальное! Все, чего я хочу, – это чтобы убийца Линды получил по заслугам.

– Я, конечно, понимаю, что вы сейчас чувствуете, – со слезами в голосе произнес Обистер. – Я сам чувствую то же самое. Линда была очаровательной девушкой. Но, рассудив здраво…

– Пошел отсюда прочь! – прошипел Морган свирепо. – Мне до тошноты опротивела твоя физиономия, Джордж. Может, утром будет полегче, но сейчас меня просто выворачивает!

– Вы сами не понимаете, что говорите! – Обистер шагнул к двери, голос его дрожал от обиды. – У вас, должно быть, умопомрачение, Тайлер!

Дверь за ним притворилась, и на несколько секунд в комнате воцарилось молчание.

– Обистер – славный малый, но не в такой ситуации, – мимоходом заметил Морган. – Насколько я понимаю, я должен вам пятьсот долларов за поиски Линды плюс расходы?

– Да, всего около тысячи.

Он кивнул, затем вынул чековую книжку и ручку и что-то быстро и небрежно строчил некоторое время. Через минуту он протянул мне чек:

– Здесь две тысячи. Еще одну я заплачу вам за поимку убийцы. Когда вы с этим покончите, получите еще пять тысяч. Устраивают вас эти условия?

– Меня – да, мистер Морган.

– Вы будете меня информировать о своих успехах?



– Разумеется.

– Ну тогда все на этом, Бойд.

Я спустился на лифте в холл отеля и подошел к конторке. Безупречно одетый портье, от которого исходил нежный аромат розовых лепестков, наклонился ко мне, грациозно приподняв бровь.

– Да, сэр? – спросил он, слегка шепелявя. – Чем могу служить?

– Мне нужна комната. Двойной номер с ванной.

– Да, сэр. – Он с любопытством глянул мне через плечо и, не увидев там миссис Бойд, вопросительно выгнул бровь.

– Сейчас я один, – объяснил я. – Но кто знает, что произойдет в этом несерьезном климате Западного побережья, да еще с вашими дурманящими винами…

– О да, сэр, – понимающе улыбнулся он. – Я догадываюсь, что вы имеете в виду.

– Нет, вы не догадываетесь, Кларенс, – сказал я ему печально. – Вы не из тех, кто догадывается, но у всех у нас свои проблемы, и мне не надо ваших, правильно?

Улыбка так и застыла на его лице. Он выпрямился во весь рост и бешено затряс колокольчиком. Через две секунды примчался запыхавшийся коридорный.

– Покажите этому султану номер 603, – с достоинством произнес портье, брякнув ключи на стойку, и горделиво отвернулся.

Коридорный взял ключи и проворно направился к лифту.

– Следуйте за мной, мистер Султан, – вежливо сказал он.

Вечер был проигран, фортуна окончательно отвернулась от меня.

На следующее утро я позвонил в свою контору в Нью-Йорке и застал мою верную Пятницу собирающейся на ленч – я всегда забываю о разнице во времени.

– Вы нашли Линду Морган? – поинтересовалась она.

– Да, конечно, – ответил я. – Только мертвую. После минутного молчания Фрэн задала естественный в таких случаях вопрос: когда я вернусь.

– Не знаю, – ответил я, – потому что теперь мне нужно найти убийцу, значит, я здесь немного задержусь. Это новое задание должно быть очень увлекательным. Будьте умной девочкой, слетайте ко мне домой и соберите мой чемоданчик, ладно?

– Чего не сделаешь для человека, который всегда умеет по-домашнему ласково подойти к девушке, – съязвила она. – Вам понадобятся пестрые шорты? Мне всегда кажется, что они подчеркивают вашу индивидуальность…

– Я не могу оценить ваш юмор на расстоянии, – прервал я ее. – А все потому, что вы комплексуете по поводу своей плоской груди. Бесполезно выставлять ее передо мной все время.

– Я глубоко вздыхаю, – самодовольно проговорила она. – Желаете послушать?

– В верхнем ящике моего бюро, – сказал я, подавляя искушение сказать ей гадость, – лежит мой любимый кольт и все снаряжение к нему, там же коробка с патронами. Положите все это сверху, дорогая, и пошлите авиаэкспрессом, чтобы я мог побыстрее сменить белье. Хорошо? Я в “Бэй-отеле”.

– Могут возникнуть затруднения, Дэнни? – тихо спросила она.

– Вас это беспокоит? – счастливым голосом спросил я.

– Конечно. Я еще не получила жалованье до конца месяца.

– Мне иногда интересно узнать, – сказал я сурово, – соблаговолите ли вы прийти на мои похороны?

– Приду обязательно, – пообещала она. – Кому-то же надо прийти, чтобы заплатить тем, кто понесет гроб.

– Вы хотите сказать, что на мои похороны никто не явится? – рассмеялся я. – Может, посчитаем? Ну, во-первых…

– Во-первых, у меня нет времени болтать – пора ловить такси и мчаться к вам домой, – сказала она ласково. – Пока, Бойд. Если уж вам не удастся повеселиться, заработайте побольше денег, чтобы я не опасалась за свое рабочее место.

Она повесила трубку, а я позвонил в местное агентство проката, и они пообещали доставить автомобиль с откидным верхом прямо к дверям отеля ровно через час. Пока я брился, горничная принесла мне завтрак. Всегда ждешь, что откроешь крышку, а там что-нибудь сверхъестественное, но, как обычно, подают стандартный набор. Это было начало нового дня, и если удача улыбнется мне, я поймаю этого смышленого малого – Джонни; он сделал меня как какого-то молокососа, и я не собирался это забывать.

Около половины одиннадцатого я уже катил по главной улице Санта-Байи в медленном потоке автомобилей, выискивая нужный мне салон одежды. Попутно я размышлял о том, что, может быть, у того клерка за стойкой и у меня одни и те же проблемы.

Ателье “Мэзон д'Аннет” находилось на одной из боковых улочек, что отходят в обе стороны от главной магистрали, многие назвали бы его прелестным и шикарным, но оно было просто чертовски дорогим. Мне удалось припарковаться между “кадиллаком” с четырьмя торчащими по бокам и нервно мигающими красными глазками и симпатичной французской малолитражкой, которую можно запросто взять и унести под мышкой; если ее некуда будет поставить. Может быть, в ближайшее время какой-нибудь мастак сконструирует по-настоящему функциональный автомобиль, но ведь его тут же засадят в ближайший сумасшедший дом, а машина так и не дойдет до потребителя.

Внутри салон выглядел в высшей степени элегантно. Цены, как я и предполагал, были грабительскими, если называть вещи своими именами, – такие же, как в пиратских берлогах на Пятой авеню. И летучая мышь средних лет, облаченная в блестящее черное платье, вполне соответствовала этому уровню цен.

– Чем могу служить? – спросила она высоким трепетным голосом.

– Я бы хотел навести справки насчет одного костюма, который купил здесь мой друг.

– Да? – сощурилась она, с сомнением глядя на меня в течение нескольких секунд. – Вы, наверное, хотели бы видеть мадемуазель Аннет?

– Она требует входную плату? – полюбопытствовал я.

Мышь отшатнулась от меня, как от чумного.

– Я скажу ей, что вы здесь, – пролепетала она, скрываясь за тяжелой драпировкой быстрее, чем пятно на раковине в телевизионной рекламе чистящих средств.

Несколько минут ожидания показались мне вечностью, и я закурил от нетерпения, пока наконец не появилась хозяйка. Такую даму можно было ждать всю жизнь! Ею оказалась высокая брюнетка с изумительными ногами и стройным телом, которое она несла с поистине королевской грацией. Умное лицо ее с большими серыми глазами было потрясающе совершенно. Я медленно повернул к ней свой левый профиль, чтобы день для нее не прошел зря.

– Вы хотели меня видеть? – спросила она, и нотки теплоты и участия в ее голосе окончательно стряхнули с меня остатки утренней вялости и медлительности.

– Да, – признался я. – Кто, кроме близорукого восьмидесятилетнего старца, не захотел бы этого? Она улыбнулась:

– Подарок для вашей жены или еще что-то?

– У меня нет жены, – поспешил доложить я. – Если тебе от Бога дан такой профиль, как у меня, неразумно тратить его только на одну женщину, не так ли?

– Значит, вы предпочитаете распространять его по всему свету? – спросила она, наивно округляя глаза. – Как производитель?

– Но именно с производителем вы предпочли бы не иметь дела, – с откровенным сожалением произнес я. – Но меня привело к вам всего лишь дело. Я уже говорил вашей младшей сестренке…

Она легко рассмеялась:

– Прекрасно, мы квиты. Так что же привело вас сюда?

Я назвал ей свое имя, сказал, что я частный детектив и мне поручено найти девушку, совершенно загадочную, почти призрак, и единственная зацепка, которая у меня есть, – метка с костюма девушки. Эта метка и привела меня в салон.

– Можно мне взглянуть на этикетку? Я протянул ей обрывок ткани.

– Да, это моя метка, – сказала она, внимательно рассмотрев его. – У вас есть еще какая-нибудь, информация об этой вещи? Когда костюм был куплен, например?

– Как вы сами можете догадаться по клочку материи, это шелковый костюм кремового цвета с голубым абстрактным рисунком.

Она медленно кивнула:

– Это будет нелегко, но я попробую. Если вы не против, мистер Бойд, я проверю записи и посмотрю, смогу ли я что-нибудь найти.

– Я совсем не против, – заверил я. – А зовут меня Дэнни.

Брюнетка скрылась за тяжелой портьерой и отсутствовала минут десять. Я докурил до середины вторую сигарету, когда она вошла, сдвинув занавес в одну сторону.

– Простите, что заставила вас ждать, мистер Бойд, – сказала она, виновато улыбаясь. – Думаю, что наши записи нужно составлять более систематически.

– Ожидание – не проблема. Что вы нашли?

– Это настоящее произведение искусства. У меня был только один такой костюм. Как вы понимаете, вещи такого качества и цены не продаются в больших количествах – чтобы не получилось так, что две моих покупательницы встретятся на какой-нибудь вечеринке в одинаковых платьях. Это было бы ужасно!

– Конечно. – Я уже терял всякую выдержку. – Кто же купил тот единственный?

– Это довольно забавно, но как только я увидела имя, тут же вспомнила ее. Восхитительная рыжеволосая красавица мисс Деймон, Доун Деймон.

– Вы уверены?

– Абсолютно. – Она чуть приподняла брови. – Кажется, вы не очень довольны?

– Я считал, что покупательницей окажется блондинка по имени Джери, – пробормотал я. – Может, она назвала вам вымышленное имя и выкрасила волосы в тот день, когда покупала у вас этот костюм?

Аннет решительно покачала головой:

– Мне очень жаль, но это невозможно. Как только я увидела имя Доун Деймон, то сразу же себе ее представила не только потому, что она купила этот костюм, но и потому, что я ее видела после этого на вечеринке недели две назад.

– Она живет в Санта-Байе?

Она пожала плечами, и по белому шелку ее блузки пробежала восхитительная волна.

– Этого я не знаю – мы обменялись только парой фраз. Она телеактриса или что-то в этом роде. Она говорила мне, но я не могу припомнить, чтобы видела ее в какой-нибудь программе. – Аннет снова улыбнулась. – Правда, я не часто смотрю телевизор.

– Итак, вы отослали костюм ей?

– Нет, она была настолько им очарована и он ей так подошел, что она сразу забрала его с собой. Заплатила наличными – по одному этому я запомнила бы ее обязательно: клиенты, которые рассчитываются наличными, редки в нашем салоне.

Лицо ее приняло задумчивое выражение, когда она произнесла эти слова.

– Кто устраивал вечеринку, на которой вы встретились?

– Гас Терри, – ответила она.

– Гас Терри? – спросил я безразлично. – Разве он еще жив?

Ее серые глаза вспыхнули негодованием.

– Ему еще далеко до смерти, уверяю вас, мистер Бойд. Раз он был крупнейшей кинозвездой в тридцатые годы, все думают, что он должен быть сейчас древним стариком, но он стал знаменитым в возрасте двадцати пяти лет.

– Вы имеете в виду, что он молодеет с каждым годом? – спросил я благоговейно.

– Я нисколько не нахожу это смешным. Отвратительный юмор для малолеток.

– Извините, – пробормотал я с покаянным видом. – Расскажите мне немного о Гасе Терри.

– Что тут рассказывать? Он богат, у него баснословно дорогая вилла, там, на вершине мыса, где он и устраивает приемы, в основном для людей шоу-бизнеса, естественно.

– Не был ли он замешан в каком-нибудь крупном скандале сразу после войны? – Я смутно припомнил газетные передовицы тех лет. – Кажется, поэтому он и перестал сниматься: никто не хотел иметь с ним дела.

– Да, был скандал, но Гас оказался только жертвой – ему даже не дали возможности защитить себя. Неудивительно было бы, если бы он озлобился, но он всем простил.

– Поеду посмотрю на него, – пообещал я. – Может, он поможет мне найти эту Доун Деймон.

– Мне показалось, вы ищете блондинку по имени Джери. – Ее серые глаза были полны нескрываемого недоверия. – Во всяком случае, не думаю, что вы рассказали мне всю правду об этом, мистер Бойд.

– Дэнни, – с надеждой повторил я. – Абсолютная правда отняла бы уйму времени, дорогая. Почему бы нам не обсудить подробности за ужином вечерком?

– Это было бы прекрасно, мистер Бойд. – В ее голосе послышалось сожаление. – Но сегодняшний вечер у меня занят.

– Может, когда-нибудь в другое время? – предложил я.

– Может быть. – Она разгладила блузку на мягко подчеркнутой шелком груди своеобразным жестом, который можно было расценить и как поддразнивающий, и как отвергающий. – Но я сомневаюсь.

Я дал ей на прощанье возможность полюбоваться моим профилем с обеих сторон и переменить свое решение, но ее это ничуть не тронуло.

– Надеюсь, вы простите, что я упоминаю об этом? – вежливо спросила она. – Вы никогда не думали, что ваше нервное подергивание головой – это нечто психосоматическое?

Глава 3

Через тридцать минут после того, как я покинул “Мэзон д'Аннет”, моему взору предстала роскошная вилла Гаса Терри. Его владения располагались на естественном скалистом выступе, возвышающемся на пять сотен футов над Тихим океаном, и занимали два акра ухоженной земли с прекраснейшим видом на окрестности.

Я въехал через раскрытые ворота в стиле настоящих западных ранчо на длинную подъездную дорожку, по обе стороны которой выстроились величественные сосны, и наконец остановил автомобиль на широком, безупречно выровненном полукруге, усыпанном красным гравием. Сам дом представлял столь же восхитительное, сколь и чудовищное смешение испанского стиля с марокканским плюс стиль вульгарный – бесконечное количество арок и парочка шпилей-близнецов, увенчивающих все это. Передняя дверь, когда я наконец до нее добрался, поразила меня своей массивностью – мореный дуб, отделанный антикварной медью. Огромная бронзовая кнопка звонка была вставлена в бронзовую же оправу; когда я нажал на нее, внутри послышался громкий причудливый перезвон.

Дверь распахнулась, и я оказался перед изучающим взглядом горничной. Ее красивые светлые волосы были коротко острижены и собраны под форменную шапочку. У нее было привлекательное почти мальчишечье лицо с откровенно нахальными глазами, которые сразу оценили мой профиль, а также и мои великолепные мускулы. Опрятная черная униформа, двумя размерами меньше, чем надо, туго обтягивала ее, чересчур подчеркивая все прелести, и круто обрывалась на дюйм выше колен.

– Да? – произнесла она страстным голосом.

– Всегда дождись вопроса, милая, – предостерег я. – Вдруг бы ты передумала, а было бы уже слишком поздно. Она ухмыльнулась, показав прекрасные белые зубы:

– А если мне наплевать, какой именно вопрос может задать тип вроде вас?

– Буду иметь это в виду, – искренне ответил я. – И пока я не забыл, зачем пришел, скажи мне, мистер Терри дома?

– С вами, красавец, я буду откровенна: все зависит от того, кто его спрашивает.

– Бойд, Дэнни Бойд. Я думаю, он поможет мне найти девушку по имени Доун Деймон.

Она слегка наклонила голову, окинув еще одним взглядом мою мускулатуру, и убедилась, что первое впечатление ее не обмануло.

– Девушку по имени Доун Деймон? – спросила она. – Может, я больше подойду?

– Во всех отношениях, куколка, кроме одного: никто не заплатит мне за то, что я тебя нашел, как это ни обидно!

Ее глаза немного округлились.

– Так вы частный детектив или что-то в этом роде?

– Угадала.

– Должно быть, очень увлекательная работа. Держу пари, что вам все время встречаются красивые девушки, – задумчиво произнесла она.

– Только с тех пор, как ты открыла дверь. Будь добра, доложи мистеру Терри, что я здесь.

– О да, конечно, – сказала она с явной неохотной. – Вы никуда не испаритесь, пока я не вернусь?

– Клянусь.

– Вы не представляете, как это важно для меня! Она хихикнула и исчезла в глубине дома, закрыв дверь так быстро, что моя рука, вместо того чтобы шлепнуть ее по симпатичной попке, больно ударилась об античные бляшки двери.

Она вернулась необыкновенно скоро.

– Мистер Терри просит вас к себе прямо сейчас, – просияла она. – По-моему, он в прекрасном настроении.

Я вошел в широкий холл, следуя за плавными покачиваниями ее бедер, пока мы не добрались до какой-то комнаты – хотя таким обыденным словом вряд ли можно определить то, что я увидел! Это было безмерное открытое пространство, выложенное паркетом, с альковами, расположенными вдоль каждой стены. В дальнем конце возвышался огромный мраморный бар со множеством стульев, которых хватило бы для многолюдной пирушки. Куполообразный свод из цветного стекла преображал солнечный свет, создавая внизу полные таинственности переливы.

Человек, сидящий в одиночестве среди этого великолепия в конце мраморного бара, и был Гас Терри. В моей памяти вдруг всплыли годы детства, и я смутно припомнил, как это мужественное лицо красовалось в каждом втором фильме, который я смотрел. Но когда я подошел поближе и мои глаза привыкли к полутьме, иллюзия чуть развеялась, а потом и вовсе исчезла. Волосы его поредели, потеряли свой блеск и были густо тронуты сединой. Челюсть с течением времени отвисла, и кожа была покрыта густой сетью мелких морщинок. Да, выглядел он много старше своих лет, как будто время решило ему отомстить за его точеный профиль, сводивший когда-то с ума миллионы зрительниц, для которых он был кумиром. Что ж, зрелище оказалось хотя и печальным, но весьма поучительным, над ним стоило бы задуматься.

– Мистер Бойд. – В его голосе все еще звучали сильные и мужественные интонации, которые ввергали десятки миллионов девчонок в трепетный экстаз. – Не хотите ли выпить? – Он указал на стерильно чистый миксер, стоящий у его локтя. – Это водка-мартини, или вы предпочитаете какую-нибудь другую отраву?

– Водка-мартини вполне меня устроит, – ответил я.

Он приготовил мне напиток и освежил содержимое своего стакана. Я опустился на табурет рядом с ним и закурил.

– Тина говорит, вы частный детектив, разыскивающий девушку, или что-то в этом роде? – спросил он без особого любопытства.

– Тина – это, должно быть, горничная, – догадался я. – Кажется, она не совсем подходите своей роли.

– Тина – та, которую вы ищете?

Я отпил немного водки-мартини и почувствовал легкое приятное ощущение от разливающейся по телу теплоты.

– Я ищу девушку по имени Доун Деймон. Телеактриса, присутствовавшая на одном из ваших вечеров пару недель назад.

Он пожал плечами:

– Я устраиваю столько раутов, мистер Бойд.

– Я разговаривал с вашей знакомой Аннет, она видела Деймон именно на той вечеринке.

– Очень может быть. – Он осушил стакан легким отработанным жестом и снова потянулся за миксером. – Я не хотел бы показаться вам невежливым, мистер Бойд, но я устраиваю рауты каждый уик-энд, приходит не меньше сотни гостей. Многие из них связаны с шоу-бизнесом, большинство – околокиношная публика. Они шумно удивляются, как мне, столь древнему пережитку прошлого, все эти годы удавалось уклоняться от уплаты налогов. Я никогда не интересовался их именами, и мне не хочется знать их и сейчас.

– Я уважаю ваши чувства, мистер Терри, но помощник из вас никудышный.

– Ну, – тонкие губы его растянулись в ядовитой усмешке, – вы знаете, мистер Бойд, я никогда не стремился быть чьим-либо помощником, такой уж я эгоистичный выродок.

– Только что вы напомнили мне сцену из вашего нашумевшего, но отвратительно состряпанного фильма “Бульвар Сансет”, тех времен, когда ваше пошлое величие еще не сошло на нет. Вы что, сидите ночами и просматриваете свои старые фильмы?

Он осторожно поставил миксер и посмотрел на меня из-под нависших век своими колючими глазами.

– Я снялся в пятидесяти трех фильмах за всю свою карьеру, мистер Бойд, – очень тихо проговорил он. – И я горжусь тем, что ни разу не снизошел до роли дешевого частного сыщика в каком-нибудь безвкусном детективчике. Это уже достижение – вы не находите?

– Если говорить о моей профессии, – сказал я скромно, – то мы, конечно, высоко ценим, что вы ни разу не воспели ее. Если бы вы сыграли частного детектива хоть в одном фильме, то девяносто девять процентов из ста, что наша профессия перестала бы существовать. Актер, играющий в “Макбете” так, что трагедия напоминает переделку “Тетки Чарлея”, – нет уж, спасибо, мистер Терри!

В течение пяти секунд я слушал сухой потрескивающий звук, пока не догадался, что он смеется.

– Почему бы тебе не называть меня Гас? – сказал он наконец. – Наш разговор очень к этому располагает, мистер Бойд! Каждый, кого я встречаю, чего-то хочет от меня, и ты первый, кому на это наплевать.

– А ты можешь называть меня Дэнни, и давай устроимся поудобней. – Я потянулся за миксером и наполнил свой стакан. – И поговорим о Доун Деймон, а?

– Дэнни Бойд? – повторил он задумчиво. – Когда-то я знал Клиффа Бойда – он был режиссером в середине тридцатых. Он совершил глупую, если не сказать непростительную ошибку, выбрав в жены неподходящую девушку – она была единственной дочерью очень влиятельного продюсера. Они сломали его, конечно прекрасно сделав свое дело, и он в конце концов кинулся вниз головой с высокой крыши в Пасадине. Я помню, как мы все волновались в студии, боясь огласки этой истории. Я, конечно, не думаю, что это был твой отец. А какое получилось бы совпадение, если бы ты оказался плодом того самого несчастного союза.

– Нет, это не я, старина Гас, – твердо ответил я. – У меня преимущество перед тобой: я хорошо помню своего отца, так же как и маму.

Сухой потрескивающий звук снова эхом откликнулся в просторном зале, заставив меня инстинктивно поднять голову и оглядеть куполообразную крышу – не потревожил ли этот смех обитающих там летучих мышей.

– С тобой легко и просто, Дэнни. Тебе нужно заняться бизнесом, из тебя бы вышел неплохой пресс-агент.

– Мне бы хотелось разузнать о Доун Деймон – ее знакомства и так далее.

– Да, конечно, – кивнул он. – Кажется, ты только об этом и думаешь. По правде сказать, я не могу тебе помочь больше, чем уже сделал. Это немного, конечно, я понимаю. Погоди минутку. Завтра, в субботу, у меня будет очередной прием, и я тебя приглашаю. Может, эта девушка тоже придет.

– Спасибо, – неохотно поблагодарил я. – Если я не найду ее к тому времени, то приду один. Обстановка будет неформальная или мне нужно соответственно одеться?

– Совершенно необязательно, дорогой мой. Тем более, что ты всегда можешь сменить форму одежды, – большинство моих гостей так и делает. Я диву даюсь, почему это наши блюстители морали не учитывают особых условий Западного побережья. Хорошо бы здесь было побольше дождей. Ты не находишь, что климат – основной фактор, определяющий нравы?

– Только тогда, когда не думаю об эскимосах, – сказал я. – Но у меня нет времени о них думать, Гас. Как ты говоришь, меня сегодня просто заклинило на одном вопросе. – Я допил водку-мартини и соскользнул со стула. – Приятно было познакомиться. Надеюсь, увидимся в субботу?

– Я уверен, Тина будет в отчаянии, если ты не придешь, Дэнни, – хихикнул он. – Ты произвел на нее неизгладимое впечатление – я всегда это могу угадать по тому, как она начинает вертеть своей восхитительной попочкой, если ее кто-то интересует.

– Ты старый пошляк. Гас! – строго сказал я. – Спасибо за намек.

Горничная ждала в просторном холле, и откровенно одобрительный блеск ее голубых глаз пришелся как нельзя кстати после приема, оказанного мне стройной Аннет. Тина повернулась кругом и проводила меня до входной двери. Более серьезный анализ ее игривых форм вынудил меня признать, что в суждениях Гаса заключалась доля истины.

Она открыла дверь и улыбнулась весьма игриво:

– Ваше расследование оказалось удачным, мистер Бойд?

– Сверхудачным! – выпалил я. – То есть я хотел сказать, не очень. Мистер Терри не помнит Доун Деймон вообще. Он сказал, что у него бывает такое количество дам на вечерах, что трудно всех запомнить.

– И это правда, – кивнула она. – Я часто удивляюсь, зачем ему это надо, – они стоят, наверное, целое состояние, если посчитать за весь год.

– Дамы?

– Приемы! – Она укоризненно покачала головой. – Мистер Бойд, что вы обо мне думаете?

– Мне бы хотелось рассказать тебе об этом, голубушка, – искренне сказал я, – но сейчас не время да и не место. Зови меня Дэнни, а я буду звать тебя Тина.

– Всего хорошего до тех пор, пока вы меня не позовете, – произнесла она одну из тех шуточек, после которых кажется, что многим и многим женщинам лучше всего было бы держать рот на замке.

– Я получил приглашение на следующую вечеринку, – сообщил я доверительно. – Если не найду эту Деймон, то приду. Ты уверена, что не помнишь ее – рыжеволосую телеактрису?

– Они все называют себя телеактрисами. Если ты видел хоть одну из них, считай, что видел всех. Могу спорить, что девяносто девять процентов из них не получили еще ни одного доллара за профессиональную игру. – Ее лицо вдруг просветлело. – Может, у вашей Доун Деймон есть что-нибудь особенное? – спросила она с надеждой. – Ну, например, деревянная нога или еще что?

– Ты знаешь хоть одну рыжую девушку с деревянной ногой, которая приходит к мистеру Терри на вечеринки? – спросил я, заинтригованный.

– Нет, но если бы хоть одна пришла – я бы ее непременно запомнила.

– Да уж, не сомневаюсь. Ну ладно, до завтра.

– Не упусти свой шанс, Дэнни, – горячо проговорила она. – Вечеринки у мистера Терри – просто класс!

– Настоящие оргии? Ее глаза округлились.

– Тебе нужно посмотреть хоть разок, иначе не поверишь. Завтра будет подходящий случай. Ты должен испытать это на себе.

– Постараюсь, – сказал я. – Судя по твоим словам, это неотразимо.

– А в воскресенье у меня выходной, – добавила она без обиняков, и ее улыбка говорила за себя куда красноречивее любых тесненых золотом приглашений. – Ты можешь заехать за мной на своем лимузине, и мы бы поехали куда-нибудь, чтобы расслабиться.

– Звучит заманчиво!

– Так и будет, – сказала она без излишней скромности. – Все мои друзья говорят, что я очень чувственная натура.

– Это заметно по твоей манере носить одежду на два размера меньше, – заверил я. – А правда, что в Калифорнии не бывает дождей?

Она медленно моргнула пару раз.

– Был дождь в прошлом году, в пятницу, насколько я помню. А что?

– Да так, это касается одной из теорий мистера Терри, – объяснил я. – Ну, до завтра.

Я сел в машину и обернулся, чтобы помахать на прощанье. Тина стояла у двери с задумчивым лицом и медленно махала мне в ответ.

Я заехал позавтракать в одно из уютных кафе, расположенных на главной магистрали. Пища оказалась отвратительной, зато обстановка была крайне живописна, и это значило, что с меня сдерут три шкуры. Я добрался до “Бэй-отеля” уже к полудню, и у меня было неприятное чувство, что лучше бы мне остаться дома в постели.

Я поднялся на лифте к Моргану и осторожно постучал в дверь его номера. Открыл Обистер и уставился на меня с нескрываемой антипатией.

– Мистер Морган сейчас занят, Бойд, – сказал он покровительственным тоном, – ты можешь зайти через час, если это действительно важно.

– Если это Бойд, впусти его немедленно, – раздраженно протявкал из глубины номера голос Моргана. – Чрезвычайно важно, чтобы он услышал все это, ты, дурак!

Как обычно, лицо Обистера вспыхнуло, и я заметил, что его стиснутые пальцы конвульсивно дрогнули, когда я улыбнулся ему.

– Должно быть, это талант, Джордж, – сказал я, – совершить столько промахов за такое короткое время. – Я небрежно отодвинул его в сторону. – Извини!

Тайлер Морган стоял посреди комнаты напротив лейтенанта Шелла. Оба повернули головы ко мне, пока я шел к ним по ковру. Морган выглядел несколько лучше – ночной сон, видно, пошел ему на пользу, – но лицо его по-прежнему выдавало внутреннее напряжение. Шелл глядел на меня нетерпеливо, и я бы многое отдал, чтобы узнать, о чем он сейчас думает, а может, и не отдал бы.

– Вы пришли как раз вовремя, Бойд, – устало произнес Морган. – У лейтенанта очень важные новости.

– Я думаю, вы имеете право это знать, – сказал Шелл не правдоподобно любезным тоном, – раз уж мистер Морган нанял вас найти убийцу. По-моему, он не высоко ценит мои возможности.

– Чепуха! – отрезал Морган. – Я просто хочу быть уверен, что использованы все средства для поисков убийцы моей племянницы, – вот и все.

Шелл пожал плечами, потом занялся сигаретой, прикуривая с обычной для него дотошностью. Покончив с этим, он ловко попал спичкой в пепельницу, стоящую в шести футах от него на столе.

– Ну? – нетерпеливо обратился к нему Морган. – Вы собираетесь рассказать Бойду что-нибудь или нет?

– О да. – Глаза лейтенанта превратились в две замерзшие льдинки. – Это случилось около половины двенадцатого сегодня утром. Некий Фрэнк Колби – двадцать три года, бродяга, долгая история психического расстройства, госпитализация – пришел сам и признался в трех убийствах, тех, когда тело было обнаружено в парке или другом общественном месте.

– Вы думаете, я стенографистка или кто там еще? – спросил я. – Почему бы вам не перестать говорить обрывками и не рассказать все по порядку?

– Я думал, что такой голове, как ваша, нужны только голые факты. – Он был само спокойствие. – О'кей, начну снова. Этот парень – псих, что доказывает его медицинская карта. Он дал показания со всеми подробностями, которых теперь достаточно, чтобы доказать в суде, что убийца именно он. Все проверено – нет никаких оснований сомневаться в его словах.

– Прекрасно! Ну а как насчет четвертого убийства?

– Он его не совершал, – сказал Шелл тоном, не терпящим возражений.

– Как вы можете быть настолько уверены? – Морган рассердился.

– Потому что прошлой ночью.., м-м.., психиатры называют это такими мудреными словечками, что и не выговоришь, да, так, проще говоря, у него был период просветления. Он осознал, что натворил, и почувствовал моральную ответственность за содеянное.

– Ради Бога! – вскричал Морган. – Вы собираетесь поверить ему на слово?

– Нет, – мягко ответил Шелл. – Но я верю словам священника, который слушал его исповедь как раз в тот момент, когда была убита ваша племянница, мистер Морган.

Последние остатки румянца медленно сошли с лица Моргана. Он тряхнул головой в недоумении, затем с трудом расправил плечи.

– Мне очень жаль, лейтенант, – сказал он тихо. – Я дурак, нетерпеливый дурак. Мне бы следовало…

– Не нужно так волноваться, мистер Морган. – Шелл ободряюще улыбнулся ему. – Я понимаю, как вам хочется увидеть убийцу поскорее пойманным, мы хотим того же.

– Послушайте, лейтенант, – заговорил я по возможности бодрым голосом. – Это делает мою историю не такой уж дикой, а? Может, теперь вы поверите, что блондинка существует и ее приятель Джонни – тоже.

– Джонни Девро, – сказал он спокойно. – Его досье потолще вашей ладони, и он желанный гость в полиции Лос-Анджелеса как главный подозреваемый в убийстве.

– Это уже лучше. А блондинка Джери – что насчет нее?

– Ее отпечатки очень отчетливы, но мы пока не обнаружили сведений о ней в нашей картотеке. Может, ФБР что-то найдет у себя.

– Ну все-таки мы делаем кое-какие успехи, – сказал я.

– Лейтенант делает успехи, Бойд, – удрученно поправил меня Морган. – А вы?

– Я? – Я слабо улыбнулся. – Да так, ничего особенного.

– Тогда предлагаю вам не тратить времени зря, – холодно сказал он. – Успехи лейтенанта, надеюсь, послужат хорошим стимулом для ваших собственных, Бойд.

– Так точно, – угрюмо согласился я и направился к двери.

– У вас бывают вспышки гениальности? – насмешливо спросил Шелл. – Я был бы очень рад, если бы хоть одна вас осенила.

Обистер открыл мне дверь с глумливой усмешкой на физиономии.

– Добро пожаловать в клуб неудачников, дружок, – прошептал он мерзким голосом, когда я проходил мимо него.

Я не из тех, кто привык сносить оскорбления со смиренно опущенной головой. Никакая временная неудача не может выбить Бойда из седла. Рогатки и стрелы жестокой фортуны заставляют его только сжимать крепче зубы и идти твердо по каменистой тропе, которую он выбрал сам, шагать еще более широко и уверенно.

Прошагал я прямо в свою комнату и лег в постель.

Глава 4

Минут тридцать спустя неожиданный телефонный звонок оторвал меня от моих фантазий, в которых Тина неизменно выступала как изобретательная и послушная партнерша, и вернул в мир холодной реальности. Я с опаской поднял трубку, как будто она могла вцепиться мне в руку, как бешеная собака, и осторожно произнес:

– Слушаю.

– Мистер Бойд? – Женский голосок успокоил меня. – Это Аннет, помните?

– Брюнетка с восхитительными ножками и близорукими серыми глазами, которая так и не оценила мой профиль, – быстро проговорил я. – Нет, я вас не помню.

Она ласково рассмеялась:

– Полагаю, я была слишком жестокой. Я прощена?

– Конечно. Случилось что-нибудь захватывающее – например, вы порылись в старом кошельке и обнаружили там Доун Деймон?

– Ничего подобного, просто у меня сорвались планы на вечер, и я подумала, может, вы не откажетесь со мной поужинать?

– Ваш кавалер, должно быть, совсем свихнулся. – Я был слегка удивлен. – Но я рад. Во сколько за вами заехать?

– Спасибо. Наверное, около восьми?

– Прекрасно, – сказал я. – Давайте адрес.

– У меня в ателье еще есть работа. – Она на минуту задумалась. – Почему бы вам не заехать сюда?

– Договорились. Как вы догадались, где меня найти? Она снова рассмеялась:

– Это не трудно в Санта-Байе, мистер Бойд. Где же еще может остановиться мужчина, который носит трехсотдолларовый костюм, как не в “Бэй-отеле”?

– Триста двадцать пять, – уточнил я. – Куплено по дешевке на аукционе. Тысячу раз спасибо, что позвонили, увидимся вечером.

Весь мир благоволит влюбленным – наверное, потому, что они теперь редкость, и я в этом смысле не исключение. После звонка и ее неожиданного предложения мое помятое “я” слегка расправилось – вечная проблема, заставляющая нас, по-настоящему застенчивых и неуверенных в себе парней, страдать. Поэтому я быстренько проверил три главные вещи: в порядке ли прическа, не осквернен ли мой профиль хотя бы намеком на щетину и отутюжены ли складки на брюках.

Без пяти восемь я подъехал к салону и энергично позвонил. Дверь открылась, и Аннет вышла на тротуар. Она захлопнула дверь, обернулась ко мне и весело заулыбалась. На ней была мерцающая голубая фантазия из нежного крепа, декольте позволяло любоваться кремовым цветом ее плеч и изящной впадинкой высокой крепенькой груди. Тонкая накидка из того же материала небрежно накинута на плечи, ничего не скрывая, да это и ни к чему – вечер, черт возьми, выдался на удивление теплый.

– Ты выглядишь потрясающе! Если бы я был хоть чуть-чуть образованней, то постарался бы выразить это как можно красноречивей.

– Спасибо, Дэнни, – мягко произнесла она. – Я смотрю, и ты тоже сумел вернуть двадцать пять долларов своему костюму.

Мы сели в машину, и пока я потихоньку рулил вниз по улице, она предложила поехать в хорошее, по ее мнению, местечко – бар “Бэйсайд”. Я согласился, мне понравилось бы любое место, кроме отеля, где в любой момент мог появиться Морган. Мы прибыли в бар, который притулился к подножию горы почти у самой воды, я поставил машину и услышал прелестную музыку, плывшую навстречу океанскому бризу. Я отметил, что Аннет неспроста выбрала именно это местечко для ужина, и у меня учащенно заколотилось сердце.

Внутри бар был мягко освещен – элегантное пристанище для толстосумов. Метрдотель низко поклонился Аннет и проводил нас к столику у стеклянной стены, которая выходила на пляж. Мы быстро освоились – вот уже и вино выбрано, и еда заказана, и кубики льда приятно позвякивают о прозрачный хрусталь бокалов. Чтобы оценить в полной мере все земные удовольствия, которые только можно купить за деньги, нужно посидеть в уютном кафе с восхитительной женщиной.

Я поднес горящую спичку к ее сигарете и устроился поудобнее в глубоком мягком кресле.

– У меня был ужасный день, – сказал я, – но вечер обещает быть очень приятным. Аннет сочувственно улыбнулась:

– Тебе удалось встретиться с Гасом Терри?

– Конечно, – кивнул я. – Мы обменялись парой колкостей, но он нисколько не помог мне с этой Деймон.

– Дэнни, я не так глупа, чтобы не понимать, что во всем этом есть нечто большее, нежели ты мне рассказал, правда? Когда я утром сказала, что рыжеволосую девушку, которая купила костюм, зовут Доун Деймон, ты чуть не выпрыгнул из башмаков и сказал что-то насчет блондинки по имени Джери, вроде бы ты ожидал обнаружить именно ее. – Ее рука мягко коснулась моей. – Это просто женское любопытство. Может, я сую нос не в свое дело, но, если это не слишком большой секрет, расскажи – вдруг я смогу помочь? Я знаю этот город как свои пять пальцев.

Что за черт, подумал я. Газеты все утро только и трубят об убийстве Линды Морган, все первые полосы забиты страшными историями о том, что какой-то сумасшедший признался в совершении трех предумышленных убийств. В этом не было большого секрета, конечно. Поэтому я вкратце рассказал ей о том, что случилось и как ярлычок шелкового костюма оказался единственной зацепкой, которая у меня была.

– Бедная девочка, – прошептала она, едва я закончил. – Это ужасно, мне стало нехорошо, когда я это прочитала. Конечно, я сделаю все, что в моих силах, Дэнни. А пока могу дать руку на отсечение, что завтра эта Деймон непременно придет к Гасу на его раут.

Мы поговорили о множестве разных разностей, а когда кубики льда снова нежно зазвякали в наших бокалах, Аннет вернулась к началу разговора.

– Я не перестаю думать о бедной Линде Морган, – тревожно сказала она. – Кому могло понадобиться убивать ее? Что плохого она могла кому-то сделать?

Я пожал плечами:

– Мне и самому хотелось бы это знать, дорогая. Судя по тому, с какой тщательностью этот малый и его подруга все организовали, у них была на то веская причина.

Я закурил и безучастно уставился в окно. Какой-то парень торопливо шагал через пляж по направлению к той части заведения, где располагалась кухня. В его облике мелькнуло что-то знакомое, но я никак не мог сообразить – что именно.

– Этот, как ты его называешь, бандит, – спросила Аннет, – какой он из себя?

– Невысокого роста, приземистый, с массивными плечами и… – Тут я чуть не подскочил в кресле. – Вон он!

Я вылетел из-за стола, оставив Аннет удивленно глядящей мне вслед с приоткрытым ртом.

Двери в кухню находились в дальнем конце большого зала, и я на полной скорости врезался в них. Пронзительный визг последовал за оглушительным грохотом бьющейся посуды: по дороге я задел официанта, и он отлетел в одну сторону, а поднос – в другую, но у меня не было времени извиняться. Я сгреб оторопевшего шеф-повара, который, казалось, был на грани истерики.

– Ты видел невысокого парня, который только что вошел сюда со стороны пляжа? – прорычал я ему в лицо.

– Нет! – завопил он безумным голосом. – Я никого не видел.

– Ты должен был его видеть! – Я тряхнул его пару раз, и он бешено завращал глазами в поисках достойного выхода из положения. – Я видел его через окно, – настаивал я, – видел его, черт побери!

– Пожалуйста, отпустите меня, – захныкал он. – Я не совсем здоровый человек. Вы хотите меня убить в моей собственной кухне?

Он тяжело дышал, пот струился по его лицу, и он вытирал его своим белоснежным фартуком, и я подумал, что ужинаю в “Бэйсайде” последний раз.

– Со стороны пляжа имеется отдельный вход. Лестница ведет наверх, в офис управляющего. При чем тут моя кухня? Ты понял, ты, imbecile[2]?

– Так.

Я резко отпустил его, и он повалился на тележку с дымящимся жарким по-французски, которую катил какой-то недомерок. Снова раздался грохот и оглушительный крик официанта, которого опять сбили с ног, и на полу оказались все трое. Я перепрыгнул через эту кучу-малу и сквозь заднюю дверь кухни выбрался на пляж. Немного подальше была еще одна дверь, наполовину открытая. Я проскользнул внутрь и помчался вверх по лестнице, про которую говорил мне повар.

На втором пролете я заметил впереди парня, который обернулся на мои шаги. Одно мгновение Джонни и я смотрели друг на друга в упор, затем он повернулся и побежал. Наверху был небольшой коридорчик с двумя дверями по левой стороне и еще одной в самом конце. Я попробовал сначала дальнюю дверь – она оказалась запертой, и я забарабанил в нее.

– Открой, Джонни! – неистово вопил я. – Тебе все равно не скрыться, я доберусь до тебя, даже если мне придется выломать дверь!

Я барабанил еще секунд десять, затем дверь вдруг отворилась, и я оказался перед пылающим лицом моего собрата по клубу неудачников – администратора с торчащими усами, Джорджа Обистера.

Мы глазели друг на друга в недоумении еще какое-то время, затем мои рефлексы вновь заработали. Я грубо оттолкнул его, выскочил на середину комнаты – и остановился. То ли это был самый современный офис, то ли старомодный отдельный кабинет для недозволенных развлечений. Вдоль одной стены стояла огромная мягкая тахта, напротив – пара глубоких кресел, а рядом – небольшой, но замечательно полный бар. И ни следа приземистого безобразного парня по имени Джонни.

– Что все это значит, черт возьми, Бойд? – сердито прорычал Обистер. – Какого дьявола ты врываешься сюда таким образом? Ты что, совсем с ума спятил?

Я повернулся кругом и грозно посмотрел на него:

– Ну, так где же он?

Его лицо выражало полное недоумение.

– Кто?

– Не пытайся надуть меня, Джордж, – коротко бросил я. – Иначе все, что останется от тебя после нашего разговора, пойдет на корм морским чайкам. Где эта дешевка, этот мелкий пакостник Джонни?

– Здесь никого нет, кроме меня, – сказал он, вытаращив глаза. – Ты, должно быть, не в себе – может, вызвать доктора? – Он двинулся к телефону, висящему над баром, но я сгреб его за шиворот, прежде чем он успел сделать два шага, и шмякнул о стену.

– Я поднимался за ним по лестнице, он должен быть здесь! – заорал я. Затем я вдруг вспомнил об остальных двух дверях слева по коридору и помчался туда.

Первая дверь вела в маленький кабинет, который был почти пуст, не считая шкафов с документами и еще какого-то хлама. Вторая вела в кладовку. Окно в дальнем углу было широко распахнуто. Когда я выглянул из него, то увидел пожарную лестницу, спускающуюся вниз, к пляжу, и все, никаких следов бандита. Итак, мне ничего не оставалось делать, как успокоить себя, промычав: “За двумя зайцами погонишься – ни одного не поймаешь”. Но вместо этого я изо всех сил грохнул кулаком по оштукатуренной стене, что конечно же не принесло мне никакого облегчения, разве только уберегло от апоплексического удара.

Я вернулся к Обистеру.

– Итак, – произнес он ледяным тоном, как только я вошел в комнату, – ты хоть немного пришел в себя, Бойд?

– У меня нет бреда, и я не буйствую, но пусть тебя это не вводит в заблуждение. Я все еще сумасшедший, просто выбрал не ту дверь и дал возможность этому бандиту улизнуть через пожарную лестницу.

– Я думаю, тебе нужен психиатр, который сможет обуздать твое больное воображение, иначе ты выдумаешь еще пару подобных фокусов, чтобы убедить мистера Моргана, что он не зря платит тебе деньги.

– Какого черта ты сам тут делаешь и корчишь из себя неизвестно что? – спросил я.

– Вообще-то я владелец этого заведения. Или на это нужно спрашивать твое разрешение?

– Я считал, что ты представляешь интересы Моргана на Западном побережье, – заметил я.

– Так оно и есть. Но это не запрещает мне иметь свои собственные интересы – пожалуйста, можешь выяснить это у мистера Моргана.

– Обязательно, – пообещал я. – Могу поспорить, что ему будет очень любопытно узнать, так же как и мне, почему бандит, который убил его племянницу, направлялся сюда – к тебе на свидание, братец.

Обистер медленно покачал головой:

– Этот бандит, о котором ты говоришь, если только он вообще существует, скорей всего, шел не ко мне. Может, он хотел повидать кого-либо на кухне, но ошибся дверью, такое бывает, как видишь. В любом случае, – с ухмылкой добавил он, – даже такому кретину, как ты, должно быть ясно, что я ожидаю даму.

Спорить с ним не имело смысла, по крайней мере сейчас. Я пожал плечами и повернулся к двери.

– Не думай, что твоя дикая выходка пройдет безнаказанно, Бойд, – сказал Обистер громко. – Я позабочусь о том, чтобы мистер Морган получил подробный доклад о случившемся.

– Джордж! – С минуту я наблюдал за ним через плечо. – У меня появилась любопытная мысль. Что, если взять твои усы и… – Я предложил ему множество интересных и фантастических вариантов, но он так и не оценил их по достоинству. В конце концов он стал похож на индюка, до которого только что дошла вся правда о Дне благодарения.

Я вышел на лестничную площадку и приостановился на секунду, прислушиваясь к шагам внизу. Звуки приближались и становились все громче – цокающие высокие каблучки поспешно поднимались по лестнице. Должен признаться в своем всегдашнем беспричинном любопытстве относительно любой женщины, но ту, что пришла на свидание к истекающему слюной Джорджу, в эту башню из слоновой кости, – ту я просто обязан был увидеть.

Несколько секунд спустя она повернулась ко мне лицом и сдавленно вскрикнула, увидев меня на площадке. Экстравагантная милая блондинка, одетая в узкое, облегающее серебристое парчовое платье, которое подчеркивало все достоинства ее фигуры с таким же успехом, как и чересчур тесная униформа.

– О, Тина, дорогая, – нежно произнес я. – Вот так сюрприз!

Она испуганно смотрела на меня некоторое время, затем вдруг быстро проскользнула мимо и побежала наверх. Да, мир тесен, подумал я. Спускаясь вниз, я отметил про себя, что Тина повела себя со мной нечестно, – правда, она никогда не говорила, что свободна по пятницам вечером.

Когда я снова вошел в кухню, меня ожидал там теплый прием. Компанию угрюмых парней, вооруженных всевозможными кухонными орудиями от мясных ножей до половников, возглавлял метрдотель с плотно сжатыми челюстями.

– Мне бы очень хотелось, – произнес он, выделяя каждое слово, – получить от вас объяснения, будьте так любезны.

– Какие объяснения? – спросил я осторожно.

– У одного из моих официантов синяк под глазом, – холодно произнес он, – у шеф-повара нервное расстройство, мойщик посуды ошпарил себе… – Он многозначительно кашлянул. – И это не считая разбитой посуды, испорченной еды, разрушений, беспорядка.

– А, это! – с облегчением сказал я. – Ну, парни, вы знаете, как это вышло: я сидел с красивой девушкой, и вдруг вошла – кто бы вы думали? – моя жена! Я не придавал бы этому столько значения, если бы не деньги: без ее шести нефтяных скважин я – просто голая задница! Мне действительно очень жаль, ребята, но, признаюсь, я запаниковал.

Гробовая тишина и непроницаемые лица парней свидетельствовали о том, что я их не убедил.

– Мистер Обистер меня понял, – добавил я. – Думаю, у него схожая ситуация, судя по тому, каких гостей он принимает у себя наверху. – Я подмигнул им всем с тошнотворной фамильярностью. – Он просил меня забыть об этом, когда я попытался извиниться, но я настаивал, говорил, что, должно быть, причинил вам много хлопот и беспокойства, и знаете, что он мне сказал?

– Нет, – ответил метрдотель убийственным тоном. – Мы не знаем, что он сказал.

– “Забудь об осколках и испорченных продуктах, это ерунда” – вот что он сказал, – произнес я, лучезарно улыбаясь. – “Порви счет за твой обед, дай лучше этим парням на кухне наличными”. – Я тряхнул головой, как бы изумляясь, насколько щедр может быть иногда человек по отношению к другому. – Джордж Обистер, – я выдохнул это имя с благоговением, – настоящий джентльмен.

– Понятно. – Метрдотель быстренько произвел в уме вычисления. – Я бы оценил ущерб приблизительно в трид.., в сорок долларов.

Как всегда говорил мой отец – не заходи слишком далеко в благом деле, иначе тебе же и достанется. Я достал бумажник с энтузиазмом, которого не было и в помине.

– Я думаю, получится что-то около пятидесяти долларов, вы не находите?

Он буквально выхватил банкноты у меня из рук. Затем поклонился:

– Если мсье будет угодно вернуться к столику, я прослежу, чтобы для него и мадам подали свежие напитки.

– Спасибо, – поклонился я в ответ, затем осторожно пробрался через кухонные двери в зал.

Взгляд Аннет заметно потускнел, когда я вернулся за столик.

– И часто ты проделываешь такие штучки? – наконец спросила она.

– Только в первую ночь полнолуния, – успокоил я ее. – Когда жалобный плач волка-оборотня вселяет ужас в сердца и души… Слушай! Тот парень с пляжа – это был он!

– Оборотень?! – Ее потухший взгляд мгновенно оживился.

– Да нет, этот бандит Джонни, парень, о котором мы говорили, – нетерпеливо объяснил я. – Ну тот, которого мы видели шагающим через пляж.

– Я никого не видела на пляже, – поколебавшись, ответила она.

Метрдотель оказал нам максимум внимания, подавая свежие напитки. Я рассказал Аннет всю историю. Однако мой рассказ, казалось, ее не убедил.

– Ты уверен, что не ошибся, Дэнни? Это мог быть какой-нибудь бродяга, который обнаружил открытую дверь и пробрался туда в надежде чем-нибудь поживиться. А когда он услышал, что ты идешь за ним, просто запаниковал и помчался вверх по лестнице.

Я покачал головой:

– Был момент, когда мы в упор смотрели друг на друга. Ты думаешь, можно когда-нибудь забыть такого малого, как Джонни?

– Да, наверное, ты прав, – сказала она. – Надо же, какое совпадение, что ты встретил наверху Обистера и он оказался владельцем бара.

– Ты не знала об этом?

– Нет. – Она с сожалением улыбнулась. – Это научит меня не хвастать, что я знаю Санта-Байю как свои пять пальцев. Я, конечно, знакома с Жюлем – метрдотелем, но никогда не задумывалась, чье это заведение.

– Да, мир тесен, сегодня я не раз в этом убедился. Сначала Джонни, поднимающийся по ступенькам, затем Обистер наверху, а потом я встретил горничную Терри, когда спускался.

– Это очень похоже на тайное любовное свидание – я имею в виду горничную Гаса и этого Обистера, – сказала Аннет. Голос ее прозвучал вдруг так скучно, обыденно. – Я думаю. Гас должен об этом узнать, при всем том, что я терпеть не могу сплетничать.

– Не думаю, что Гас очень удивится. Он рассказал мне сегодня утром, как определить, интересует ли Тину тот или иной парень, по тому, как она начинает вилять задом.

– Перестань врать, да к тому же так противно! – бросила она мне в лицо.

– Итак, помоги мне. – Я закурил и улыбнулся ей. – Ты ведь бывала на этих приемах? Я слышал, там откалывают лихие номера.

– Я присутствовала только на двух. – В ее ответе прозвучала некоторая натянутость. – А то, что ты слышал, я думаю, сильно преувеличено.

Я отпил немного виски, обманчиво мягкого на вкус, и подивился, как быстро лицо Аннет вновь превратилось в холодную непроницаемую маску.

– Все пытаюсь вспомнить, какой именно скандал послужил причиной изгнания Гаса из мира кинобизнеса, – сказал я. – Да никак не получается.

– Ему предъявили ложное обвинение, – сказала она скучно. – Несколько влиятельных людей были вовлечены в грязное дело, связанное со сводничеством. Когда они узнали, что полиция дозналась об этом и собирается все широко обнародовать, они вместе решили, что кто-то должен быть принесен в жертву. Нужно было известное имя, чтобы публика осталась довольна, и Гас показался самым подходящим. Им было все равно, виноват Гас или нет, все, чего они хотели, – это спасти собственные шкуры. – Она наклонилась ко мне через столик. – А знаешь ли ты, что Гас даже не был арестован? Не набралось достаточного количества свидетельских показаний, чтобы доказать его причастность к этому грязному, мерзкому, отвратительному делу. Но это уже не имело значения – общество отвернулось от него. Толпе было безразлично, виноват он или прав, им нужен был идол, которого они могли бы свергнуть с пьедестала и смешать с грязью.

Ее голос вдруг оборвался, она спрятала лицо в ладони. Спустя полминуты она подняла голову, и я увидел следы слез на ее щеках.

– Прости, Дэнни, – прошептала она. – Ты не отвезешь меня домой?

– Конечно. По-моему, ты по уши влюблена в этого Гаса Терри, я не прав?

– Это заметно, да? – слабо улыбнулась она. – Вот почему я сижу здесь с тобой – побоялась, что ты можешь как-нибудь навредить ему. – Она легонько вздохнула. – Теперь ты знаешь все мои сокровенные тайны, Дэнни. Наверное, мне следует самой заплатить за ужин?

– Об этом я уже позаботился, дорогая, – успокоил я ее, – и мне бы не хотелось повторять эту процедуру вновь.

Ее квартира находилась в небольшом шикарном здании в двух милях дальше по дороге, ведущей к резиденции Гаса Терри. Я не был допущен в апартаменты, и это меня нисколько не удивило.

– Спокойной ночи, Дэнни. – Она чмокнула меня в щеку. – Ты был так добр ко мне сегодня.

В вольной трактовке такое поведение женщин обычно обозначает, что они благодарны вам за чудесно проведенный вечер и за то, что им при этом удалось сохранить свою невинность, или что-то в этом роде. Но в случае с Аннет крылось что-то совсем другое. Что именно? Эта мысль не покидала меня весь долгий путь до “Бэй-отеля”.

Было уже далеко за полночь, когда я въехал на подъездную дорожку, ведущую к парадному подъезду. Я был в расстроенных чувствах, размышляя о загубленном вечере, проведенном с самой очаровательной женщиной, какую можно встретить лишь раз в сто лет.

Дэнни Бойд, его профиль и все остальное остались стоять под дверью ее квартиры – да еще вдобавок получив братский поцелуй на прощанье!

…Этого было достаточно, чтобы усомниться в отсутствии своих проблем у гостиничного портье.

Я не обратил особого внимания на огни вырулившего из боковой улочки автомобиля, который несколько притормозил, не доезжая до отеля. Как сказала мамаша пятнадцатилетнего юнца, когда в них пробуждается половое чувство, тебе уже нет времени думать о чем-то еще, а я бы добавил – и слава Богу!

Я завернул на площадку для парковки и притиснул свой драндулет к самой дальней стене ограды. Когда я уже собирался выйти из машины, свет фар приближающегося на полной скорости автомобиля ударил мне прямо в лицо. Я моментально передумал выходить и вместо этого перепрыгнул на заднее сиденье.

Последовало ровное урчание мотора проезжающего мимо автомобиля, и как только он поравнялся с моим, раздалось три отчетливых выстрела. Я оставался лежать распластанным на заднем сиденье, уткнувшись в подушки, до тех пор, пока звук мотора не затих вдали. Тогда я осторожно поднял голову и осмотрелся. Ограждение было бетонным, и на нем красовались теперь три большие выбоины, расположенные примерно на одной линии через двенадцать дюймов каждая.

Несясь бешеным аллюром к спасительной двери отеля, я снова отметил про себя, как точно я угадал в Джонни профессионала с самой нашей первой встречи. Я упрекнул себя, что все-таки недооценил его, – три аккуратные выбоины в стене как раз на уровне моей груди были лучшим тому доказательством.

Глава 5

Я никогда не мог понять, что такого особенного во всех этих помещениях полицейских участков, неизменно лишающих меня присутствия духа: стоит мне переступить порог, как ноздри начинают раздуваться, глаза – бешено вращаться, плечи – подергиваться, и владения лейтенанта Шелла не были исключением.

Сержант с бычьей шеей и лицом, по которому словно бы прошелся паровой каток, проводил меня в кабинет Шелла, буркнул что-то на непонятном первобытном диалекте и оставил наедине с моей взбудораженной нервной системой. Минут через пять, которые показались мне вечностью, вошел лейтенант Шелл, притворив за собой дверь и одарив меня сочувственным взглядом, будто я был узником Бастилии в незапамятные революционные деньки.

– Бойд? – Казалось, он слегка удивился, увидев меня. – Вы не привели с собой убийцу? Или решили вернуть полученный от Моргана гонорар?

Он обошел вокруг стола и устроился поудобнее в потрепанном вращающемся кресле.

– Итак, что привело вас сюда? – продолжал лейтенант.

– Разве нельзя было покрасить кабинет в более жизнерадостный цвет? – спросил я с отчаянием.

Он хмуро смотрел на стены несколько секунд, потом озадаченно спросил:

– А чем вам не нравится этот цвет?

– Он как засохшая кровь, – пробурчал я. – Давно засохшая кровь.

– Я всего лишь государственный служащий, – сказал он. – Не ставьте меня на одну доску с вашими лихими сыщиками и не равняйте возможности наших бюджетов.

Я присел на старую упаковочную корзину, оставленную в кабинете кем-то по ошибке и теперь употребляемую в качестве стула, и закурил, чтобы чем-то, кроме неудержимой дрожи, занять свои пальцы.

– Это что – дружеский визит? – проворчал Шелл. – Или вы хотите продать мне все тонкости частного сыска в кредит?

– Мне хотелось бы получить от вас кое-какую информацию, – начал я осторожно.

– Какого рода?

– Что вы знаете о Джордже Обистере?

– И все?

– Ну, еще о Гасе Терри.

– Еще о ком?

– О Тайлере Моргане.

– Вашем клиенте?

– Моем клиенте.

– Вы не доверяете даже тому, кто вам платит? – Он откинулся назад и хрипло рассмеялся.

Ровно через три секунды смех оборвался так же внезапно, как и начался. Мои глаза встретили его неизменно недобрый, ледяной взгляд.

– А что я получу взамен? – спокойно спросил он. – Вашу сердечную благодарность, мистер Бойд?

– Я думаю, мы могли бы обменяться кое-какой информацией. – Я поднял голову и принялся считать точки на потолке.

– Если у вас есть какая-то информация относительно убийства, ваш долг сразу же сообщить нам, вы это знаете. – Ворчание его перешло в рычание. – В противном случае я был бы чрезвычайно рад возможности упрятать вас за решетку за сокрытие истины, Бойд.

Засиженный мухами потолок придавал некий домашний уют кабинету, и я внезапно почувствовал себя лучше – все мои позывы к отступлению окончательно улетучились, и я снова превратился в нормального Дэнни Бойда.

– Лейтенант, – уверенно сказал я, – это стоящее предложение, поверьте. Вы не пожалеете.

– Не очень в этом уверен. – Он поправил скоросшиватель, край которого на одну восьмую дюйма отклонился в сторону от края стола, нарушив полную параллельность линий. – Но мне терять нечего, а вам не уйти отсюда так же просто, как вошли, если я этого не позволю. Итак, что именно вас интересует?

– Давайте начнем с Обистера, – предложил я. – Он личный представитель Моргана на Западном побережье, это мне известно. Владеет ли он баром “Бэйсайд”?

– Разумеется, – кивнул Шелл. – И несколькими отличными земельными участками в окрестностях города. Ну и что?

– Да ничего особенного, – медленно ответил я. – Вы знаете еще что-нибудь о нем – его частную жизнь?

– Женат, но детей нет. Сорок шесть лет, респектабельный гражданин, насколько нам известно.

– Гас Терри, – продолжал я. – Я побывал у него наверху. Мне говорили, он устраивает какие-то дикие оргии?

– Я тоже слышал об этом, – ответил Шелл спокойно, – но неофициально. У него нет поблизости соседей, которые бы жаловались, да и гости его тоже помалкивают. А чем уж он занимается на своей собственной территории – его личное дело, если это не мешает другим.

– Что за скандал оборвал его артистическую карьеру? – продолжал допытываться я. – Кажется, его осудили по ложному обвинению. И он был настолько невиновен, что его не арестовали?

Шелл хрюкнул от возмущения:

– Не арестовали потому, что девушка, которая была основным свидетелем по его делу, погибла в автокатастрофе, так и не успев дать необходимые показания.

– Вы думаете, он убил ее? Лейтенант пожал плечами:

– Возможно. В этом деле было замешано множество известных личностей, и любой из них мог бы сделать все, чтобы она замолчала навеки.

– Тайлер Морган, например. Ведущее колесо в транспортном бизнесе… Шучу, шучу, лейтенант.

– Да ну? – спросил он деревянным голосом.

– Кстати, вы узнали насчет завещания?

– Да, относительно наследства все так и есть, как он говорил: если девушка умирает до двадцати одного года, все ее деньги делятся между двумя благотворительными фондами. Кредитоспособность его тоже на уровне.

– Благодарю, лейтенант. – Я оторвал зад от корзины. – Ценю вашу помощь.

– Присядьте, – мягко предложил он. – Вы пока никуда не идете. Мы собирались обменяться информацией, вы не забыли?

– Ну как я могу забыть, что вы? – Я снова примостился на корзину. – Я видел Джонни Девро вчера вечером.

– Видели?! – Он привстал на стуле. – И молчали до сих пор?!

Я рассказал ему всю историю – как увидел Джонни на пляже у “Бэйсайда”, как поднимался за ним по лестнице, ведущей в любовное гнездышко Обистера, как затем проворонил его и он смылся по пожарной лестнице. О трех выстрелах я тоже рассказал, и кто же их мог сделать, как не Джонни?

Когда я закончил, Шелл снова неторопливо прикурил сигарету, метко попав догоревшей спичкой в корзину для мусора в углу кабинета.

– И вы называете это ценной информацией? – спросил он холодно.

– Я считаю это важным, лейтенант. Там, на лестнице, он остановился на полпути, обернулся, а затем побежал. Он мог пристрелить меня прямо там – я не был вооружен. А потом, через два часа, он пытался меня убрать.

– Ну и что тут такого важного? – ядовито ухмыльнулся он. – Я могу ему только посочувствовать.

– Что заставило его передумать два часа спустя? – настаивал я. – По моей версии, Джонни решил, что я теперь знаю что-то представляющее для него опасность, поэтому меня следует убрать. Но он не подозревает, что я не знаю того, что он думает, что я знаю.

Шелл поставил локти на стол и медленно выговорил:

– Сделайте мне одолжение, Бойд, выйдите отсюда, пока я сам не сошел с ума.

Я вскочил на ноги и уже подходил к двери, когда он промычал мое имя.

– Да. – Я обернулся и посмотрел на него.

– Вам не приходило в голову, что Девро и его подруга не планировали убийство? Они похитили племянницу Моргана и хотели выжать из него солидный выкуп, но вы спутали им все карты, ворвавшись в квартиру в столь неурочный час.

– Не пойдет, лейтенант, – уверенно сказал я. – Линда Морган была уже мертва, когда я пришел.

– Сколько своих жертв похитители возвращают родственникам живыми? Вы никогда не интересовались такой статистикой?

Было о чем задуматься, и я размышлял над словами Шелла по дороге в отель. На стойке у клерка для меня лежала записка: не могу ли я немедленно подняться к мистеру Моргану? И это навело меня на дополнительные размышления.

Я сразу понял, что он мною недоволен. Он готов был выбросить меня в окно, поэтому я начал докладывать сразу с порога. В отношениях с клиентом всегда имеются щекотливые моменты. Что бы вы ему ни сказали, он может выложить это полиции, а если вы еще, не дай Бог, не сообщили им об этом, представляете, что будет? Поэтому я рассказал Моргану почти все – не упоминая, однако, о лоскутке от шелкового костюма с вышитой на нем меткой. Я объяснил, что вышел на человека, который утверждает, будто у меня есть шанс встретиться с блондинкой Джери на приеме у Гаса Терри, и что я собираюсь пойти туда сегодня. Я рассказал и о том, что столкнулся с Джонни Девро в баре, и о последующих событиях на стоянке. Морган был так заворожен моим рассказом, что забыл, как он на меня зол.

– Невероятно! – Его худое усталое лицо несколько оживилось, впервые с того момента, когда мы встретились в аэропорту. – Как бы вы объяснили это, Бойд?

– Да никак. В том-то все и дело. Когда он увидел меня на лестнице, то просто убежал. А два часа спустя постарался меня убрать. Я вдруг стал представлять для него какую-то угрозу, но какую?

– Я нанял вас как отменного специалиста в своем деле, Бойд. – В его голосе послышались нотки нетерпения. – Вы, конечно, и так начинаете оправдывать мои надежды. Но у вас просто должны быть свои соображения по поводу того, почему ситуация изменилась.

– Только одно, – сказал я. – Но оно вам не понравится.

Его лысина отражала солнечные лучи, когда он поворачивал голову. Тут совсем ни к месту я отметил, что он напоминает тяжелораненого медведя, который еще не понимает, что проиграл схватку, и инстинктивно не отпускает врага до самой своей смерти. Затем меня охватило неприятное чувство, что Шелл был отчасти прав, – я не совсем в своем уме, но сам не осознаю этого.

– Попытайтесь, – промычал он.

– Я преследовал Девро на лестнице. Когда он меня увидел, то дал деру. Догадываюсь, что он знал о пожарной лестнице и думал, что я побегу за ним через кладовку и дальше вниз. У него хватило ума поскорее унести ноги.

– Ближе к делу, ради Бога, – сердито запыхтел Морган.

– Но я не побежал за ним – я ошибся дверью, заскочив к Обистеру в кабинет, или как он там его называет.

– Ну и?..

– Предположим, Девро направлялся на встречу с Обистером. То, что я попал не в ту дверь, могло оказаться опасным для них обоих. Теперь я знаю, что между ними существует какая-то связь, и ухвачусь за эту ниточку.

– Смешно и глупо! Просто чепуха какая-то! И если это вы называете профессиональным расследованием, Бойд, вы прогорите, как…

– Насколько хорошо Обистер знал вашу племянницу?

Его рот так и остался открытым, он долго смотрел сквозь меня отсутствующим взглядом, потом бессильно опустился в мягкое кресло.

– Достаточно хорошо, как я думаю, – безучастно ответил Морган. – Он частенько бывал в Нью-Йорке на совещаниях и просто так. Иногда останавливался у меня. На уик-энд он часто уезжал летом в загородный дом. Линда была с ним почти все время.

– Я предупреждал, что вам это не понравится. Обистер – зрелый, приятный во всех отношениях мужчина, он мог произвести сильное впечатление на любую девушку Линдиного возраста.

– Вы предполагаете… – прошептал Морган.

– Обистер женат, – продолжал я, не чувствуя угрызений совести. – Дело может принять еще более неприятный оборот, но вы должны выслушать меня, мистер Морган. Предположим, Линда обнаружила, что она беременна, – разве этого не достаточно для того, чтобы сбежать из дома прямо на Западное побережье, к Обистеру? Представьте его реакцию – скандал разрушил бы его семью и испортил деловую карьеру. Кроме того, в вашем лице он приобрел бы злейшего врага – никто не понимал этого лучше, чем Обистер.

– Я не верю этому, – твердо произнес Морган.

– Но если бы все это было именно так, – продолжал я, – тогда он оказывался в незавидном положении. До такой степени незавидном, что он вполне мог нанять профессионального убийцу.

– Прекратите! – Голос у Моргана непроизвольно задрожал. – Я не могу в это поверить…

– Может, это и не правда, – сказал я. – Но вы спросили меня, а я пока не вижу какой-нибудь другой веской причины, из-за которой Джонни мог передумать насчет меня.

Он отвернулся к стене, так что я не мог видеть его лица.

– Я прошу вас продолжать расследование, пока вы не придете к определенному выводу, Бойд, – сказал он очень тихо. – И дайте знать сначала мне – до того, как вы доложите все полиции.

– Как скажете, – согласился я.

– Я должен узнать первым. Это приказ, вы поняли?

– Деньги ваши, вы имеете право приказывать, – сказал я.

– А теперь оставьте меня одного.

Я вернулся в свою комнату и увидел чемодан, который Фрэн Джордан выслала из Нью-Йорка, терпеливо ожидающий на ковре посреди пола. Я открыл его, с заботливой нежностью вынул свой тридцать восьмой и все снаряжение к нему. Теперь, если Джонни попытается повторить покушение, я смогу, по крайней мере, достойно ответить. Проверив и зарядив револьвер, я принял душ и начал собираться к Гасу Терри. Я забыл спросить у него, во сколько начнется прием, но, кажется, можно было предположить, что все они начинаются в неопределенное время и таким же образом заканчиваются.

Фрэн положила мне спортивную куртку и пару первых попавшихся брюк, чтобы я мог выглядеть как настоящий калифорниец. Я чувствовал себя самозванцем, надевая рубашку для джентльменов от “Братьев Брукс”, и это ощущение не проходило до тех пор, пока мое плечо тесно не обхватили ремни. Я вложил револьвер в кобуру и надел куртку. Изучая свое отражение в зеркале, я заметил небольшую выпуклость у левой подмышки, но она не была так велика, чтобы привлечь чье-то внимание. Еще тридцать секунд я посвятил спокойному, почтительному исследованию своего профиля, затем двинулся в путь.

Я заскочил в гриль-бар подкрепиться на дорожку: идешь в гости – плотно пообедай дома, как говорят. Через некоторое время я въезжал в безупречный полукруг из гравия перед домом Терри – вечеринка, казалось, была в полном разгаре. Все пространство было заполнено тесно прижавшимися друг к другу машинами. Кое-как я отыскал местечко между степенным “линкольном” и совершенно бесстыжим “спрайтом” и втиснул туда свой драндулет.

Не было никаких сомнений в том, что если уж Гас Терри устраивает прием, то делает это с большим шиком. Просторный бассейн, расположенный во дворе с западной стороны дома, издали казался больше наполненным людьми, чем водой. Неподалеку высился переносной бар. Огромная махина обитой медью дубовой парадной двери была настежь распахнута, и небольшая группа людей стояла тесной веселой компанией у самого входа. Я обошел их, чтобы пробраться в дом, но длинноногая брюнетка в купальном костюме, чуть прикрывающем отдельные части ее тела, помахала пальчиком у самого моего носа.

– Шалун! – пьяно засмеялась она. – Разве ты не знаешь, что Гас терпеть не может, когда гости заходят в дом? Ты же не захочешь, чтобы тебя вышвырнули? Тогда тебе не придется попробовать замечательный дармовой ликер!

– Извините, – любезно заговорил я, – но это не ваш купальник висит вон на том кустике?

Она отскочила от меня с безумным воплем, прижимая руки к солнечному сплетению. Я вошел в дом, удивляясь тому, сколько нужно выпить, чтобы потерять всякую ориентацию, или, может, в ее невольном рефлекторном движении присутствовали все три тома фрейдовской теории?

Вдруг передо мной как из-под земли возник невысокий парень с соломенными волосами. На нем была гавайская рубашка цвета пламени, свободно болтающаяся поверх еще более ярких шорт. Когда он мне улыбнулся, его подбородок отодвинулся назад, а потом и вовсе слился с шеей. Было немного неуютно за этим наблюдать.

– Прости, старик, – произнес он с тем липовым английским акцентом, какой теперь уже редко услышишь даже по телевидению, – но выглядишь ты немного одиноко. Думаю, ты не будешь возражать, если я подыщу тебе какую-нибудь компанию?

– Это очень мило с твоей стороны, старина, – ответил я. – Скажи спасибо своему росту, что я не врежу тебе по носу за гнусный намек на то, что я гомик.

– Нет-нет! – На его отвратительном лице отразился неподдельный ужас. – Мой дорогой, ты меня совсем не понял. Я имею в виду женскую компанию, естественно! Случилось так, что на вечере присутствует большое количество симпатичных молодых девушек, и мне просто стыдно, что такой обаятельный парень расхаживает здесь в полном одиночестве. Или уже не надо?

– Не надо, – твердо сказал я и зашагал по коридору быстрым шагом.

– Да… – Его возмущенный писклявый голосок растаял позади меня. – Все, что я могу сказать, – это скверный спектакль!

Когда я вошел в огромную комнату с ее высоким куполообразным сводом, совсем юное, еще неоформившееся белокурое создание решительно направилось в мою сторону, покачиваясь на ходу. Девица остановилась возле стула, с полной непринужденностью подняла платье и поставила одну ножку на кожаное сиденье.

– Эй, ты! – Ее затуманенные глаза никак не могли сосредоточиться на мне. – Застегни мне вот это, а?

Одна из ее подвязок беспомощно болталась чуть ниже кружевной оборки панталончиков. Я некоторое время внимательно изучал ее бедро, но решил, что браться за дело не стоит и пытаться. Девицу вдруг повело в сторону, она потеряла равновесие и свалилась на пол, причем одна ее нога прямо-таки укоризненно вытянулась по направлению ко мне.

– Я здесь совсем новичок, – стал оправдываться я, помогая ей подняться на ноги. – Но тут направо по коридору находится настоящий эксперт.

– Да? – тупо спросила она.

– Невысок, правда, но классный парень, – подбодрил я ее. – Ты услышишь его английский акцент – могу поспорить, что он самый настоящий кавалер ордена Подвязки. Иди к нему. Она расплылась в улыбке:

– Было бы здорово!

Я поставил ее лицом к выходу и слегка подтолкнул, наблюдая, как она ковыляет по коридору.

– Ты не пройдешь мимо него, дорогая! – крикнул я ей вдогонку. – Это парень без подбородка.

– Я буду любить его до гроба! – воскликнула она в экстазе. – Зачем ему нужен подбородок? Вешать на него…

Она прибавила скорости, и ее еще сильнее зашатало из стороны в сторону.

– Иоо-оо! – взвизгнула она. – Я уже иду, ваше высочество!

Если только в мире существует справедливость, эта штучка подцепит кролика без подбородка, они стоят друг друга. Я вошел в обширную комнату как выплывает нежданная тучка на безоблачное небо Калифорнии. Стеклянный купол окрашивал все вокруг в таинственный оранжевый цвет. В огромном зале ничего не изменилось, как будто я вернулся в музей восковых фигур – живописная картина словно навеки застыла в гротескной манере. Снова комната казалась пустыней, и только одна фигура виднелась в одиночестве в самом дальнем конце бара.

Тысячелетнее лицо Гаса Терри наблюдало за мной с циничным равнодушием изваянного из слоновой кости Будды. Как только я опустился на стул рядом с ним, он подвинул мне стерильный миксер и молча указал на выстроившиеся в ряд стаканы.

– Это водка-мартини, специально для тебя, Дэнни. Ты сегодня мой почетный гость.

– Прекрасно. – Я налил себе. – Кто эта перебравшая блондинка, у которой возникли проблемы с подвязками?

– Наверное, чья-то мамаша. – Он неожиданно захихикал. – А если еще нет, то скоро будет, судя по всему.

– У тебя просто отвратительное чувство юмора, Гас! – сказал я раздумчиво. – Но оно вполне соответствует твоему лицу.

– Давай-давай, – подбодрил он, – оскорбляй меня.

– Даже и не пытаюсь. – Я попробовал мартини – он был также хорош и приятен, как вчера. – Ты легко ранимая натура, Гас, ты знаешь об этом?

– Никто не говорил мне этого прежде. – Он осушил свой стакан, придвинул к себе миксер и налил еще.

– Куда бы я ни пошел, – продолжил я все так же раздумчиво, – везде слышу: “Гас Терри – очень ранимая натура”. Но когда понадобился козел отпущения, Гас оказался самым для этого подходящим.

– Так они говорят?

– Да, сэр, – с почтением ответил я. – Бедный старина Гас, пропащий малый – сама невинность, над которой надругались, потому что понадобилось громкое имя для удовлетворения низменных страстишек толпы.

– Я готов разрыдаться. – Он проглотил содержимое своего стакана двумя долгими глотками.

– Такой невинный, что его даже не арестовали, – небрежно продолжал я. – Они все так говорят, все, кроме одного сквернослова-полицейского. Если бы главная свидетельница по делу не попала в автомобильную катастрофу за два дня до суда, все обернулось бы совсем не так. Это слова того сквернослова из полиции. А как ты об этом скажешь, Гас?

– Никак, – бросил он. – Мне нечего сказать.

– Сделай одолжение, Гас, – вежливо попросил я. – Расскажи, пожалуйста, мне это очень интересно.

Его агатовые глаза холодно смотрели на меня из глубоких припухших глазниц, обведенных синими кругами.

– Ты мне больше нравился, когда просто грубил, Дэнни. А теперь ты становишься скучным и надоедливым, как и все остальные здесь.

– Скандал был связан с проституцией и рэкетом и коснулся множества известных имен.

Он неторопливо протянул руку за моим стаканом, поднял его и бесстрастно разжал пальцы. Стекло со звоном разбилось, ударившись о поверхность стойки.

– Бар закрывается, Дэнни, – сказал Гас. – Увидимся на каком-нибудь другом рауте.

Я тоже без всякой поспешности дотянулся до его стакана и стукнул его о стойку. Последовал такой же нежный звон разбитого вдребезги стекла.

– Закрывается для одного – закрывается для всех, – твердо произнес я. – У нас тут нет любимчиков, Гас.

После нескольких минут тишины вновь раздался сухой потрескивающий звук, исходивший откуда-то изнутри него.

– У тебя крепкие нервы, – весело сказал он. – Я уже говорил, что ты прирожденный пресс-агент.

– Твой пресс-агент славно поработал для тебя вчера, когда мы ужинали вместе вечером. Ты должен гордиться, Гас, по-настоящему гордиться!

– Аннет звонила мне сегодня утром и рассказала об этом. – Он достал два новых стакана и налил мартини. – Ты перевернул там тележку с едой и страшно набезобразничал на кухне. Что с тобой случилось – это пристрастие к поварам или еще что?

– К жуликам – таким, как Джонни Девро, – сказал я. – Ты не знаешь его?

– Не уверен, – ответил он. – Почему я должен его знать?

– Может, и не должен, я почем знаю. Моя незнакомка здесь?

– А, Доун какая-то? – Он пожал плечами. – Я велел Тине найти ее. Спроси у Тины.

– Уж эта мне Тина, – заметил я. – Тайные встречи в полночь со всеми вытекающими отсюда последствиями – ты не удивлен?

– Джордж Обистер? С ним все в порядке, – ответил он, зевая. – Немного глуповат, но вполне пристоен. И если он находит удовольствие в том, чтобы поваляться с моей горничной в нерабочее время, чего мне беспокоиться?

– Я подумал, что тебе следовало бы употребить в этом случае свое право собственности, – предположил я.

– Очень стоящее развлечение – как сама жизнь. – Он смотрел отсутствующим взглядом на свой пустой стакан. – Можно тебя спросить кое о чем, Дэнни?

– О чем угодно, Гас, если это не слишком серьезно.

– Когда человек постоянно напивается вусмерть, почему конец так долго не приходит к нему?

– Не прикидывайся. Ты мертв уже давно, Гас, и сам знаешь об этом!

Я соскользнул со стула и медленно вышел из комнаты. Перед дверью я обернулся, и картина опять показалась мне нереальной. Только безбрежная пустота, в которой маленький Будда, изваянный из слоновой кости, с безразличием глядит на этот грешный мир из вечности'.

Первое впечатление обмануло меня, подумал я вдруг. Раздор и упадок давно пришли в этот дом и скоро завладеют им полностью.

Глава 6

Внезапный шум, напоминающий взрыв атомной бомбы, оглушил меня, как только я вышел из дома. Во дворе было еще больше машин и людей – вечеринка набирала ход. Я обогнул тесную компанию, все еще стоявшую у парадной двери, и стал с трудом пробираться к бассейну.

Две высокие стройные девушки в одинаковых узких черных туниках шли впереди меня, обнимая друг друга за талии. Толпа образовала широкий круг и яростно аплодировала двум голым фигурам, стоявшим в центре. Девушка со сверкающими глазами и лысый плотный малый собирались устроить конкурс – кто из них быстрее полностью оденется в одежду другого. Последнее, что я увидел, – как девушка победно вскинула руку вверх; на парня, который старался натянуть на свое грузное плоское тело бюстгальтер, было просто жалко смотреть, и я поспешил ретироваться. Рыжая дамочка с огромными зубами и размазанной по щекам тушью подскочила ко мне, когда я уже подходил к бассейну.

– Где ты был, нечестивец? – Ее руки принялись гладить меня с бесстыжей интимностью. – Я же говорила тебе, что это только короткая передышка, – почему ты все время стараешься улизнуть из этих чудесных кустов?

– Потому что они все увиты ядовитым плющом, – огрызнулся я.

Она отшатнулась от меня во внезапном страхе и вновь смешалась с толпой.

Количество людей, плавающих в бассейне, сильно поубавилось, но по краям его толпилось еще множество народу. Я отыскал глазами энергично виляющий зад в черной униформе и поспешил вдогонку за усердно исполняющей свои обязанности горничной. Она разгрузила поднос с напитками на стол и поспешно отступила, чтобы ее не растоптали жаждущие. Ее белокурые волосы сбились под шапочкой набок, а лицо пылало от усердия, и я отметил про себя, что такое состояние, по-видимому, для нее в новинку. Я дружески шлепнул ее в качестве приветствия, но это не вызвало должной реакции. Скорее всего, она даже не заметила этого.

– Привет, Тина, – поздоровался я. – Ну как, приятно провела вчера вечерок в кабинете наверху?

Она развернулась с удивленным выражением и облегченно вздохнула, увидев, что это я.

– Ты всегда появляешься в самых неожиданных местах, Дэнни, – с притворной застенчивостью сказала она.

– Это делает меня жутко популярным у девушек, – скромно пояснил я. – Ты выглядишь утомленной до изнеможения, дорогая.

Она сдула прядь светлых волос, падавшую ей на глаза, и заправила ее под шапочку.

– Сегодня такой длинный день.

– Особенно после длинной ночи, – посочувствовал я. – Ты могла бы, по крайней мере, здороваться с друзьями, когда встречаешь их на лестничной площадке.

– Ты напугал меня до смерти, – улыбнулась она. – Я не ожидала там никого встретить и вдруг наткнулась на тебя. Уже наверху до меня дошло, что это был Дэнни Бойд, а не какое-нибудь чудовище из фильма ужасов!

– Я уж не стану говорить, стоил ли твоих страхов этот фрукт, нашпигованный хорошими манерами.

– О, Дэнни, ты, оказывается, ревнив! – Она соблазнительно надула губки, глядя на меня сверкающими голубыми глазами. – Разве мы не договорились на завтра – на весь день?

– Конечно, – кивнул я. – Но дело в том…

– Эй, красотка! – Какой-то переросток с накачанными мускулами, одетый в ослепительно белый пляжный костюм, выскочил из-за спины Тины и влепил ей звонкую пощечину, прозвучавшую, как выстрел. Она пошатнулась и упала бы, если бы я вовремя не подхватил ее.

– Как насчет того “Дайкири”, который я просил десять минут назад? – потребовал силач заплетающимся языком. – Вместо того чтобы болтать с этим засранцем…

Я отодвинул Тину в сторону.

– Что это за хам?

– А ты кто такой? – вскипел он. – Что еще за умник тут нашелся?

– Ты плавать умеешь? – спросил я вежливо.

– Конечно умею! При чем здесь…

Я подумал, что лучше бы отойти с ним куда-нибудь, но, черт возьми, в такую прекрасную ночь не хотелось марать руки. Поэтому я вытащил свой кольт из кобуры и воткнул дуло ему в живот. Он вытаращил глаза от удивления, лицо его стало белым, как мраморный бар Гаса Терри.

– Послушай, – проквакал он. г Извини, я был не прав, прошу прощения.., я не хотел.

– Давай шагай, – рыкнул я, вдавливая ствол еще сильнее в его извивающееся тело, чтобы придать большую убедительность своим словам.

Он так быстро отступил на два шага назад, что мне чуть ли не пришлось его догонять. Зрачки его глаз бешено забегали, и лицо стало покрываться испариной.

– Пожалуйста, – прошептал он. – Я больше не…

– Шагай, шагай, – прорычал я снова. Еще один шаг – и проблема была решена.

Он скрылся под водой на глубоком конце бассейна, но до меня некоторое время доносился плеск. Я спрятал кольт и подождал, когда он появится на поверхности. Он добрался до кромки бассейна тремя быстрыми взмахами рук и выглянул из воды, лицо его очутилось прямо перед моими ногами. Я наступил ему на голову и продержал под водой секунд пятнадцать, пока у него не хватило ума оттолкнуться и отплыть на середину.

– Здброво! – послышался рядом со мной восхищенный возглас. – З-замечательная мысль!

Какой-то коротышка в огромных очках в роговой оправе и скромном темном костюме остановился возле бассейна и с восторгом наблюдал, как верзила плывет к дальнему краю.

– Плаватьпрямводежде! – в одно слово выговорил он, глядя на меня бессмысленными от хмеля глазами. – Замечатидея, ты согласна, Эгнис?

Я не успел сказать ни слова, а коротышка, закрыв лицо ладонями, плюхнулся в бассейн, опустился на дно и остался там лежать. Белокурый викинг в плавках, обладающих уникальным свойством полной прозрачности в мокром виде, красиво нырнул и выудил пьяного утопленника.

Я вернулся к Тине, которая наблюдала за происходящим с разинутым ртом.

– Разве я похож на Эгнис?

– Ты был великолепен, Дэнни! – жарко проговорила она, прижимаясь ко мне полной теплой грудью и страстно целуя меня в губы. – Ты смелый парень, – прошептала она. – Не без недостатков, конечно, но я прощаю тебе твои скверные шуточки, которыми ты так и сыплешь!

Она снова поцеловала меня в подтверждение своих слов.

– Милая, – произнес я, безуспешно пытаясь высвободиться из ее объятий, – я высоко ценю такое тесное общение, но у нас будет для этого целый день завтра! Гас сказал мне, что ты обещала найти для меня Доун Деймон.

– О, конечно, я совсем забыла. Иди за мной. Она зашагала так быстро, что я даже удивился, как это не расползается на ней тесная униформа. Тина проводила меня через весь двор к бару, где, на удивление, толпа была не такая плотная, хотя и многолюдная. Тут она остановилась перед похожей на статуэтку рыжеволосой девицей, чья выдающаяся вперед грудь-с откровенным презрением относилась к едва прикрывающему ее черному бикини.

– Мисс Деймон, – вежливо заговорила Тина. – Это мистер Бойд. Мистер Терри пожелал, чтобы вы познакомились.

Тина схватила две рюмки мартини со стойки и всучила их нам, очевидно считая, что это будет самым подходящим началом нашего разговора. После чего она грациозно удалилась.

– За нашу встречу, мистер Бойд, – произнесла рыжеволосая девица бархатным контральто. – Я Доун Деймон.

– Дэнни Бойд, – представился я. – Считаю для себя великой честью познакомиться с вами, дорогая. Она слегка улыбнулась:

– Мне хотелось бы думать, что вы продюсер, но подозреваю, что для этого вы слишком стройны и молоды.

– Правильно, – согласился я. – Я возглавляю “Сыскное бюро Бойда”, работаю сам на себя, бизнес для одиночки.

– Вот что постоянно удерживает меня от мысли о замужестве. Какого рода бизнесом для одиночки вы занимаетесь, Дэнни?

– Я частный детектив.

– О? – Она попробовала мартини с таким видом, будто ей подсунули отраву. – Это очень интересно.

– Да, бывает. Вы не станете возражать, если я немного поработаю прямо сейчас?

– Смотря что вы под этим подразумеваете.

– Ищу поддержку, как говорят парламентарии. Вы купили костюм в салоне “Мэзон д'Аннет”, здесь, в Санта-Байе, несколько недель назад. Думаю, это был очень дорогой костюм, единственный в своем роде.

– Да? – Разговор со мной доставлял ей еще меньшее удовольствие, чем мартини.

– Конечно, – уверенно произнес я. – Шелковый костюм кремового цвета с голубым абстрактным рисунком. Понимаете ли, когда я впервые увидел его, он был на блондинке по имени Джери. Спустя каких-то полчаса в него была облачена другая блондинка, только задушенная.

Несколько секунд ее медово-карие глаза внимательно изучали мое лицо, затем она лениво пожала атласными плечами:

– До меня не доходит. Извините, но мои тупые мозги никак не могут уловить хитроумную линию сюжета!

– Это не шутка, все происходило на самом деле. Вы знаете об этом, и я знаю об этом, так почему бы нам не перестать прикидываться?

– Вы начинаете мне надоедать, мистер Бойд, – холодно произнесла она и отвернулась, подчеркивая нежелание иметь со мной дело.

Бесполезно было пытаться досадить мне таким образом, я мог заполнить целую телефонную книжку именами красоток, которые отказывали мне – только поначалу, конечно. Некоторое время я смотрел на ее классическую спину, со знанием дела воздавая ей должное, затем резко шлепнул по заднице, едва прикрытой треугольником бикини.

– Эй! – бодро воскликнул я. – Я с вами разговариваю!

Она вся словно оцепенела от охватившего ее возмущения. Я ожидал последующей вспышки гнева, но вместо этого она повернула ко мне бледное как мел лицо с горящими убийственным огнем глазами.

– Не смейте этого делать! – Она буквально задыхалась от ярости. – А то я, а то я…

– Я предупреждал – не будем дурачиться. Мне кажется, что вы неверно оцениваете ситуацию, дорогая. Я могу доказать, что вы купили платье, которое потом оказалось на убитой девушке. Если вы не хотите рассказать об этом мне, придется рассказывать полицейским.

Она с силой прикусила полную нижнюю губу.

– Хорошо, – прошептала она наконец. – Но только не здесь.

– Вам не по душе вечеринки?

– У меня ужасное чувство, что за мной все время наблюдают, – проговорила она напряженно.

Ее глаза с тревогой озирались по сторонам, я тоже невольно начал присматриваться к окружающим.

– Да кому надо за вами следить?

– Я не знаю, – нервно ответила она. – Просто отвратительное состояние, будто кто-то постоянно находится позади тебя – так близко, что в любую минуту может воткнуть нож тебе в спину.

Ее передернуло от собственных слов, и она мгновенно осушила свой мартини.

– Хорошо, – сказал я. – Вы хотели бы куда-нибудь поехать и поговорить, прекрасно. Вы знаете подходящее место?

– У меня дома, – улыбнулась она устало. – По крайней мере, там я смогу закрыть двери.

– Тогда поехали.

– Мне нужно сначала переодеться. Это не займет много времени.

– Конечно, – кивнул я. – Но не пытайтесь сбежать от меня, дорогая. Из этого ничего не выйдет.

– Не волнуйтесь, Дэнни. – Ее губы растянулись в полупрезрительной улыбке, как будто она вспомнила какую-то шутку. – Я не сбегу.

– Буду ждать у бассейна.

– Я быстро. – Она повернулась и зашагала к дому грациозной походкой, покачивая бедрами с почти языческой наивностью.

Я наполнил свой пустой стакан свежим напитком и неторопливо направился к бассейну. Небо быстро темнело. Скрытые прожектора неожиданно залили пространство морем нереального ослепительного света. На моих часах было половина девятого, и казалось, что вечеринка обретает второе дыхание. Я прошел мимо танцующей прямо на столе дикое фламенко брюнетки с лицом, полным экстаза, и взлетающими выше талии юбками. Хрупкая блондинка с короткой стрижкой, одетая в сверкающее фальшивыми бриллиантами синее платье поверх пышной нижней юбочки, одарила меня откровенно манящей улыбкой. Она явно искала приключений. Вокруг бассейна огни были еще ярче. Небольшая, но дико орущая компания визгом и криками подстрекала стоявшую на мостике испанку показать стриптиз, прежде чем прыгнуть в воду. Она сняла верх купальника и бросила его в толпу, затем распустила затянутый на голове узел волос, и они упали на грудь роскошными волнами. Когда аплодисменты стали громче, она изобразила поклон, затем повернулась к публике спиной, стягивая узенькие плавочки, и небрежно подбросила их в воздух, так что они плавно опустились на жаждущую зрелищ толпу. Ее мерцающее на свету тело напряглось на секунду, затем исполнило великолепную группировку и вошло в воду без единой капли брызг.

Я почувствовал чью-то нежную руку у себя на плече.

– Я готова, – прошептал приятный голос мне прямо в ухо. – Если у вас хватить пороху вырваться отсюда.

Доун Деймон стояла возле меня, одетая в белый кашемировый свитер и тесные черные брючки, как у тореадора; одна штанина была украшена прыгающими вверх и вниз по ноге нарисованными быками, и я мог понять, что они при этом испытывают.

– Что-нибудь не так? – спросила она.

– Это важный момент в моей жизни, милая, – произнес я с благоговейным трепетом. – Впервые меня посетила мысль, что девушка может так восхитительно выглядеть в одежде!

– Интересная теория, – пробормотала она. – Если бы у Венеры Милосской были руки, любопытно, стала бы она придерживать ими подол?

– У меня вдруг появилось страстное деловое желание поскорее поехать к вам на квартиру, – признался я. – Машина ждет нас там, пойдем!

Мы уже уходили, когда я заметил знакомую черную униформу, с трудом пробивающуюся сквозь толпу с полным подносом пустых стаканов. Я видел, как двое перебравших парней преградили Тине дорогу. Один из них встал впереди, не давая ей пройти, второй подкрался сзади и неожиданно схватил ее за талию. Он поднял ее в воздух, поднос закачался и с грохотом полетел на землю. Тина отчаянно сопротивлялась, отбивая чечетку каблуками на его голенях.

– Эй! – проговорил стоявший впереди малый, еле ворочая языком. – Эта девчонка – просто милашка!

– Точно, классная куколка! – ответил второй, все еще держа извивающуюся Тину за талию в воздухе.

– Хочешь поспорить, что у нее под черной униформой ничего нет?

– Конечно, давай проверим, ставлю пятьдесят. Как ни сопротивлялась Тина, она не смогла воспрепятствовать им задрать ее юбку так, что стали видны нежно-розовые трусики.

– Я выиграл! – в восторге выкрикнул парень, неожиданно ослабив хватку. Тина упала на землю, ноги ее беспомощно дергались.

Я подбежал, чтобы удостовериться, что с ней все в порядке, и едва не получил ногой по физиономии.

– Эй! – схватил я ее за лодыжку. – Это же я, Дэнни Бойд, глупышка.

Я держал ее щиколотку, а ослепительный свет прожекторов безжалостно высвечивал каждый сантиметр ее округлой очаровательной ножки, и тут я увидел скопление мелких точек от уколов чуть выше чулка на внутренней стороне бедра. От неожиданности я отпустил ее ногу. Тина наконец приняла сидячее положение и повернулась ко мне пурпурным от возмущения лицом.

– Ишь, герой выискался! – выкрикнула она в бешенстве.

– Сейчас я покажу, какой я герой, – сказал я небрежно.

Малый, выигравший спор, стоял, слегка покачиваясь, с блаженным выражением лица, пока его соперник отсчитывал пятьдесят проигранных долларов. Я подошел к ним и стал рядом, спокойно наблюдая до тех пор, пока все деньги не были отсчитаны.

– Ну-с, приятели, – сочувственно сказал я им, – вам не повезло, что я здесь. Почему бы вам не прилечь отдохнуть после стольких усилий?

– Я не устал, – решительно произнес победитель.

– Я тоже, – проворчал его соперник. Он долго смотрел на меня, стараясь сосредоточить свой взгляд, что ему, впрочем, плохо удавалось, затем тупо взглянул на приятеля:

– Кто эта задница, в конце концов?

– Зовите меня просто дремой, ребятки, – сказал я счастливым голосом, затем отступил на шаг, схватил их за шеи и со всей силы столкнул лбами. Послышался тупой стук, я отпустил их, и они неуклюже распластались на траве. Потребовалось немало усилий, чтобы разжать пальцы победителя и вытащить из них деньги.

Тина и Доун Деймон стояли рядом и наблюдали за мной с одинаковым выражением напряженности на лицах, когда я вернулся к ним.

– Вот такой я герой! – сказал я с покаянной улыбкой.

– Ты знал, что это не опасно, – презрительно усмехнулась Тина. – Они до того набрались, что не могли даже смотреть прямо.

– Они хотели, чтобы ты получила компенсацию за ту неловкость, которую, должно быть, испытала, – ответил я сдержанно. – Давай руку.

Догадавшись, о чем идет речь, Тина послушно протянула руку, глаза ее жадно загорелись. Я принялся отсчитывать пятерки, вкладывая их по одной в ее маленькую горячую ручку.

– Тридцать, тридцать пять, сорок! – Я улыбался, довольный отлично выполненной работой.

– Ну спасибо! Ты лучше всех, Дэнни, правда! Эй! – Смутное подозрение вдруг мелькнуло на ее личике. – А как же остальные десять?

– Мой гонорар.

– Что твой?

– Ты думаешь, я работаю задаром? – спросил я ледяным тоном. – Я и так взял с тебя по минимуму, как с лучшего друга.

Глава 7

Сидя в автомобиле вдвоем с Доун Деймон, я почувствовал себя непривычно мирно и спокойно после дикого бедлама у Гаса Терри. Она сидела рядом со мной, и легкий бриз отбрасывал назад ее волосы, рот был полуоткрыт – казалось, езда доставляет ей удовольствие. Я достал сигареты из пачки в верхнем кармане и прикурил от зажигалки на приборной доске.

– Вы бываете на всех приемах у Гаса? – спросил я от нечего делать.

– Не на всех. Может, была на четырех-пяти, никогда не считаю количество такого рода вечеринок.

– Вы актриса на телевидении? Она печально улыбнулась:

– Мне хотелось бы ею быть. Я что-то там играла для рекламы в этом году. По крайней мере, это хороший опыт.

– Вы явно не нуждаетесь в деньгах, – заметил я, – если в состоянии покупать уникальные костюмы у Аннет.

Полуулыбка исчезла с ее лица, и я почувствовал, как она вся напряглась.

– Почему бы нам не сменить тему и не поговорить о вас? – равнодушно предложила она. – У вас, наверное, очень беспокойная жизнь, мистер Бойд?

– Дэнни, – поправил я. – Считаю, что лучше сразу называть друг друга по имени, чтобы избежать потом излишней неловкости, если мы вдруг решим лечь вместе в постель.

– Полагаю, что по сравнению с твоим “я” вторая по высоте вещица в Нью-Йорке – здание Эмпайр-Стейт-Билдинг, – перейдя на “ты”, все так же равнодушно произнесла она.

– Не волнуйся, крошка, – успокоил ее я. – Даже если мы и ляжем с тобой в постель, совсем не обязательно для этого становиться друзьями. Огрызайся сколько угодно, меня это нисколько не раздражает, – может, я получу даже больше удовольствия. Подумай об этом, самое время сейчас привести мысли в порядок.

Ее губы сложились в твердую прямую линию.

– Ты самый грубый, самый вульгарный и самодовольный петух, какого я только имела несчастье встретить в жизни! – со страстным негодованием проговорила она.

– Ну а ты квохчешь как заполошная курица, – парировал я. – Хотелось бы думать, что это обаяние моей личности и мой греческий профиль вызывают такую реакцию.

– Ты, видно, растерял последние остатки своего тупого разума, если вообразил такое.

– Я так и думал, – согласился я. – Далеко нам еще?

Она смотрела прямо на ветровое стекло.

– Еще одну милю, потом повернешь налево на Крествью, я живу в середине Четвертого квартала.

Она не проронила больше ни слова до самого дома, и оставшиеся пять минут показались мне вечностью. Я остановил машину где-то посреди квартала, а она выскочила из нее, будто испугавшись, что я тут же начну к ней приставать, раз уж у меня обе руки свободны. Я не стал говорить ей, что моя технология требует гораздо больше свободного пространства, чем переднее сиденье автомобиля, – подумал, что она сама вскоре сможет в этом убедиться.

Она жила в одном из этих безобразных калифорнийских трехэтажных домов, по выкрашенным облупившейся ярко-голубой краской стенам которых взбирается гибискус. Мы поднялись на верхний этаж, она остановилась и несколько секунд шарила в сумочке, отыскивая ключ. Наконец она его выудила и протянула мне.

– Что это? – проворчал я.

– Ключ от двери, – с досадой проговорила она, – вставь его в замочную скважину, поверни – дверь и откроется.

– Это что-то новенькое. – Я несколько оторопел и вернул ей ключ. – Покажи мне, как это делается?

Она нерешительно повертела ключ в руке, ее белый свитер приподнимался от дыхания чаще и выше обычного; если бы я был шибко ученым частным детективом, я бы непременно измерил объем ее груди, чтобы удостовериться.

– У Гаса Терри ты чувствовала, будто за тобой кто-то следит, – тихо проговорил я. – Сейчас ты испытываешь то же самое?

– Нет! – вскрикнула она на пол-октавы выше обычного. – Нет, все прошло. – Она облизнула губы, взглянув на меня, и быстро отодвинулась в сторону.

– Это начинает выводить меня из терпения, и я ничего не могу с собой поделать. – Я потер рукой затылок. – Час от часу не легче. Открывай дверь, дорогая, и давай, наконец, войдем в твою квартиру.

– Да, конечно. – Она снова облизнула губы, и ключ издал резкий царапающий звук, когда она вставляла его в замок. – Это ты меня нервируешь! – Она медленно повернула ключ и снова заколебалась.

– Ты позволишь мне войти первым? – вежливо спросил я.

– Ты так хочешь? – Она с явным облегчением посмотрела на меня.

– Нет, – ответил я, недобро усмехнувшись. – Спросил из чистого любопытства.

Как только она снова повернулась к двери, я вытащил свой кольт. Она распрямила плечи, а я, наблюдая за ней, позавидовал ее наставнику по актерскому мастерству. Наконец она сделала последнее из того, чего я от нее ожидал, – широко открыла дверь и вошла в квартиру. Препираться было некогда – я навалился на нее сзади, и мы оба тяжело рухнули на пол. Негромкий отрывистый звук – будто вылетела пробка из полуоткрытой бутылки шампанского – раздался откуда-то из глубины комнаты. Я оттолкнул рыжеволосую и стремительно перекатился по комнате, пока больно не стукнулся головой о ножку стола.

Замолчавший было пистолет выстрелил снова, совсем близко от меня прошелестели разлетающиеся щепки – должно быть, пуля задела стол.

Я слышал истерические всхлипывания Доун Деймон недалеко от себя, но ничего не мог для нее сделать – у меня пока были другие проблемы. Зажатый в руке кольт придавал бы мне больше уверенности, если бы я мог хоть что-то видеть в кромешной тьме. Я рисовал в уме ужасную картину – что этот малый нацепил очки с инфракрасными линзами и посмеивается надо мной. Каждый раз, когда я об этом думал, мое тело покрывалось гусиной кожей.

Канули в вечность минуты две. Горестные рыдания рыжеволосой стихли до приглушенных стонов – впрочем, достаточно громких, чтобы я не слышал ничего больше. Я медленно привстал на колени, затем выпрямился, рука моя дотронулась до гладкой поверхности стоявшего рядом стола. Мои пальцы нащупали основание настольной лампы и заскользили дальше, пока не обнаружили выключатель. Затем я нащупал на столе подставку для карандашей, сделанную из чего-то гладкого и тяжелого, скорее всего, из оникса. Я поднял ее и снова дотянулся до выключателя.

Если бы у меня было еще секунд десять, чтобы хорошенько подумать, я бы ни за что не сделал этого – логика говорила, что ничего глупее быть не может, ведь мне понадобилось бы по крайней мере три руки. Я переложил подставку в ладонь правой руки и неуклюже держал ее и револьвер вместе, а левую руку положил на выключатель.

Я поднял правую руку и неловко бросил подставку в зияющую кромешной чернотой пустоту, обступившую меня со всех сторон. Секунду спустя раздался грохот от падения чего-то бьющегося. Я крепко зажмурился, включил лампу и осторожно приоткрыл веки.

Комната была залита светом, особенно сильным после долгих минут полной темноты. Я прищурился, глядя на яркий свет, но он меня не слишком слепил. Оставалось надеяться, что зато он ослепил этого малого, – единственный шанс обнаружить его первым.

Стол стоял у стены гостиной, прямо передо мной была открытая арка, ведущая в кухню. Я видел все до мельчайших, ни к черту не нужных подробностей, – и разбитую подставкой вазу, и сырое пятно над кухонной дверью с облупившейся краской, – все, кроме парня с пистолетом.

Паника охватила меня, пока я безуспешно пытался разглядеть человека-невидимку. Краешком глаза я уловил какое-то движение и быстро обернулся. Огромное кресло было придвинуто к самому окну – и вооруженный малый прятался за ним. Когда внезапный свет ослепил его, он, должно быть, присел за спинку кресла, но теперь возвышался над ней, выпрямившись во весь небольшой рост. Одной рукой он все еще прикрывал глаза, я даже не мог разглядеть его лица – зато заметил его пистолет со странно удлиненным стволом, направленным в мою сторону, и этого было достаточно, чтобы мои рефлексы вновь заработали в нужном направлении.

Дробный треск моего кольта еще долго эхом раздавался по квартире после того, как я кончил стрелять. Я всадил убийце две пули в грудь, он дико замахал руками и стал валиться на спину, но за секунду до того, как его голова скрылась за спинкой кресла, третья пуля пробила аккуратную дырочку ему между глаз. Я выпустил еще одну пулю, пробившую кресло на уровне его груди, – это было уже излишне, но я не мог сдержать расходившиеся нервы.

Тишина звенела у меня в ушах некоторое время, затем я на негнущихся ногах прошел к окну. Я отбросил кресло с дороги, палец на спусковом крючке все еще дрожал в напряженном ожидании. Парень был, разумеется мертв. Он сидел позади кресла, прислонившись к стене спиной, с упавшей на грудь головой. Куда бы я ни посмотрел, всюду была кровь.

Я наклонился, сгреб в кулак его светло-желтые волосы и приподнял голову, чтобы разглядеть лицо. Из третьего черного глаза медленно сочилась кровь, но ее было немного. Физиономия знакомая, на ней практически отсутствовал подбородок, в последний раз я видел обладателя ее в коридоре особняка Гаса Терри. Мне показалось даже, что я слышу его фальшивый английский акцент, эхом прозвучавший у меня в ушах: “Все, что я могу сказать, – это скверный спектакль!” Я отпустил соломенные волосы, и голова снова тяжело опустилась на грудь, звук голоса у меня в ушах словно растаял. Кольт отправился назад в кобуру, а я побрел на другой конец гостиной, где моя рыжеволосая спутница с ввалившимися глазами поднялась наконец с пола и судорожно хваталась за край стола, пытаясь удержаться на ногах.

– Дэнни? – Она сделала жалкую попытку улыбнуться. – Я так рада, что это он, а не ты!

Я изо всей силы ударил ее по лживым губам, удар прозвучал намного громче, чем выстрелы из моего револьвера. Она потеряла равновесие, скользнула вдоль края стола и упала на пол. Я нагнулся над ней, обеими руками схватив за белый кашемировый свитер, и снова поднял на ноги.

– Нет! – взмолилась она, захныкав от боли и ужаса одновременно. – Пожалуйста!

– Ты подставила меня, – проскрежетал я. – Это дерьмо побоялось разговаривать со мной у Гаса, и ты привезла меня сюда, чтобы это пресмыкающееся вырубило меня, как только я войду в дверь. Из кромешной тьмы квартиры мой силуэт прекрасно был виден в дверном проеме, обрисованный сзади ярким светом с лестничной клетки!

– Дэнни, поверь мне, я не знала, что у него есть пистолет! – Плечи ее конвульсивно дернулись. – Я думала, они просто хотят припугнуть тебя, – так они сказали, клянусь!

– Кто сказал?

– Мистер Терри и этот уродец без подбородка. Я закурил и с минуту наслаждался ароматом сигареты, затем спросил:

– Когда это было?

– Сегодня, во время ленча. Мистер Терри сказал, что ты частный детектив без всякого стыда и совести, нанятый специально, чтобы досадить ему. Ты прикидываешься, что занят расследованием убийства Линды Морган, а на самом деле единственное, что ты должен сделать, – это попытаться навесить на него те же обвинения, какие были предъявлены ему пятнадцать лет назад – сводничество и тому подобное.

– Итак, ты утверждаешь, что согласилась помочь, поскольку была убеждена в полной бессовестности частных сыщиков, которых следует проучить? – зло спросил я.

Рыжая отвела глаза.

– У меня не было другого выхода, – тихо произнесла она. – Но они говорили, что хотят просто предупредить тебя, – может, слегка побить. Мистер Терри сказал, что этого будет вполне достаточно, чтобы напугать тебя до смерти. Мне нужно было подыграть тебе, какую бы дикую историю ты мне ни рассказал, и любыми средствами заманить тебя сюда.

Я с неохотой подумал, что оправдания ее звучат вполне правдоподобно.

– Почему у тебя не было выхода? – спросил я. Она с минуту колебалась, затем быстро сбегала в спальню. Через две секунды она вынесла оттуда лакированный портсигар.

– Вот почему, – почти беззвучно проговорила она, протягивая мне его.

Внутри лежало пятнадцать или около того сигарет, одного вдоха было достаточно, чтобы почувствовать запах наркотика.

– Марихуана. – Я закрыл портсигар и бросил его на стол. – Вон на какую приманку он тебя поймал?

– Да, – мрачно согласилась она.

– Но по-моему, марихуана сама по себе не формирует зависимость…

– Кто тебе такое сказал, папочка?

– Я слышал, – произнес я неуверенно. – Имеется в виду, что легче бросать. Привычка к героину намного сильней – страшная ломка и прочие ужасы, когда лишают наркотиков. Здесь этого нет, просто усилие воли – и ты освободился, бросил, и все. – Я лихо прищелкнул пальцами.

– А в чем же ты видишь удовольствие, папочка? – страстно выдохнула она. – Вести здоровый образ жизни и предпринимать долгие прогулки пешком каждый раз, когда эта жизнь опротивеет тебе до смерти? Занимайтесь теннисом! – передразнила она всеамериканскую провинциальную матрону. Ее заплаканное лицо выражало неприкрытую враждебность. – Да лучше я умру, чем опущусь до этого!

– Ты и так была на волосок от смерти. Если бы я не сбил тебя с ног, когда мы вошли в квартиру, ты давно бы уже валялась тут бездыханной, как сейчас этот Чарли-без-Подбородка. – Я указал на то место, где отдыхал наш приятель. – Подумай-ка об этом, дорогая.

Она затихла. Вызывающее выражение медленно сходило с ее лица.

– Итак, Терри сказал, чтобы ты сделала все, как было задумано, или больше не получишь сигаретки?

– Более того – он вызовет полицию, и они обнаружат здесь именно то, что придут искать.

– Гас часто действует таким образом?

– Не уверена, – помедлив, сказала она. – Думаю, что у многих девушек, которые приходят к нему на вечеринки каждый раз, нет другого выхода. Часто он принимает особых гостей – важных бизнесменов, – ему, как он говорит, нужно их развлекать, и у него всегда под рукой одна из этих девушек.

– Сколько важных бизнесменов по указанию Гаса развлекала ты?

– Трех, – промычала она.

Она попыталась избежать моего взгляда, и на щеках у нее внезапно появились два красных пятна.

– В каком они были возрасте?

– Ну, двоим чуть больше пятидесяти, третий немного старше.

– Да, твои удовольствия дорого тебе достаются. – Я укоризненно покачал головой. – На твоем месте я бы лучше занимался теннисом!

Ее ровные белые зубы на минуту прикусили нижнюю губу.

– Не заставляй меня чувствовать себя еще ничтожней, Дэнни, – прошептала она. – Я и так готова сквозь землю провалиться!

– Я не привык читать мораль. Но твоя ужасающая глупость сводит меня с ума. Такую красивую девушку арендуют на уик-энды ради нескольких сигарет с марихуаной?

– Ты, наверное, прав. – Она беспомощно пожала плечами. – Но теперь уже слишком поздно, не правда ли? – Она кивнула в сторону столовой. – Тебе же нужно объяснить все полиции – и придется включить меня в объяснение.

– Я не собираюсь тратить полночи на разбирательства с полицией. У меня есть дела поважнее! – Я немного подумал и сказал в порыве вдохновения:

– Собери вещи, нужные на одну ночь, и побыстрее.

– Зачем? – Она непонимающе смотрела на меня.

– Не спорь. Мы не можем знать, слышал ли кто-нибудь из соседей весь этот шум и не вызвал ли уже полицию!

Она исчезла в спальне и появилась через пять минут, готовая к выходу. Я выключил везде свет. Доун закрыла парадную дверь, и я положил ключи к себе в карман. Затем мы спустились вниз к машине. Она сидела тихо позади меня, потом спросила, не в силах больше сдерживать любопытство:

– Дэнни, пожалуйста! Ты везешь меня прямиком в полицию?

– Я везу тебя в “Бэй-отель”, – ответил я. – Ты можешь побыть пока в моем номере, а когда они начнут завтра задавать тебе вопросы, скажи, что Терри попросил тебя одолжить ему на выходные твои апартаменты и ты ему не отказала, потому что собиралась провести уик-энд со мной в отеле.

– И кто-то мне смеет говорить о морали? – хихикнула она вдруг, и напряжение исчезло с ее лица. – А если серьезно, то не стоит делать это только ради меня, Дэнни.

– Я делаю это и ради себя тоже. По двум причинам. Как я уже раньше говорил, у меня еще есть кое-какие неотложные дела и нет времени объясняться с полицией. Правда, имеется еще одна причина.

– Что за причина? – Она придвинулась ближе и ласково погладила меня по бедру.

– Я не могу не принять вызов и не доказать тебе, что и без марихуаны можно получить множество разнообразных удовольствий, даже если мне для этого понадобится вся следующая неделя!

Я оставил автомобиль перед входом в отель и проводил Доун наверх в мою комнату. Убедившись, что с ней все в порядке, я оставил ее там и направился к лифту, размышляя, как мне выпутаться из этой истории.

Мой любимый портье громко откашлялся, когда я вошел в холл.

– Мистер Бойд? – Его нежный голос был невероятно взволнован.

Я подошел к стойке.

– Мистер Бойд, – повторил портье более твердым голосом. – Я видел, как вы провели в свою комнату девушку несколько минут назад.

– Не спорю, видели, Кларенс, – согласился я. – Поздравляю, у вас хорошее зрение!

– Я думаю, это не имеет значения. В соответствии с нашими правилами вы должны отвезти молодую леди домой – прямо сейчас, немедленно!

– Когда я заказывал номер, я попросил двойной и объяснил причину, – недовольно ответил я. – Помните?

– Я думаю, что и это не имеет значения! – сказал он. – Пусть она уходит!

Я подошел ближе, ухватил его за галстук и со злости рванул на себя так, что его лицо оказалось в нескольких дюймах от моего.

– Кларенс, – сказал я, дьявольски улыбаясь. – Протяни руку и пощупай у меня под мышкой.

– Ч-что?

– Делай, что говорят, – промурлыкал я. – Пока я не задушил тебя твоим вонючим галстуком.

– Да, сэр, – еле слышно прошепелявил он.

– Под мышкой слева, только не щекочи, понял? Он сделал, как я велел, и глаза его дико выпучились, когда он нащупал кольт у меня под пиджаком. Я отпустил его галстук и выпрямился, все еще глядя на него с неприятной улыбочкой.

– Девушка останется в моей комнате так долго, как я этого захочу. А так как мы с тобой пара добрых приятелей, я оставляю ее под твою ответственность.

– Нет! – пронзительно вскрикнул он. – Вы не можете сделать этого! Если мистер Холмс, наш директор, узнает об этом, он убьет меня!

– Если ее там не будет, когда я вернусь, или она будет недовольна гостиничным сервисом, – пророкотал я ласково, – мистеру Холмсу не нужно будет беспокоиться, я сам пристрелю тебя! – Я нагнулся к стойке и больно ткнул сомкнутыми пальцами в его вялый живот. – Прямо здесь!

Глава 8

Было около полуночи, когда я вернулся в особняк Гаса Терри. Машин поубавилось, но оставалось еще довольно много. Лихие звуки джаза разносились из хитроумно расположенных в траве динамиков, и казалось, сам воздух насыщен весельем.

Перед тем как оставить Доун в отеле, я перезарядил свой кольт, и теперь его солидная тяжесть позволяла мне чувствовать себя уверенно. На пути к бассейну я едва увернулся от преследующего двух хихикающих полуголых девиц великана, на голове у которого были прикреплены бутафорские рога. Неужели знаменитый Баффало Билл подобным же образом создавал себе репутацию?

Я подхватил с подноса двойной бурбон со льдом и приветливо улыбнулся бармену, который выглядел так, будто только что избил свою мамочку до полусмерти и обеспокоен тем, что запачкал свои руки.

– Хлопотливая ночь? – спросил я.

– И утро тоже, – проворчал он. – Это сборище не разойдется до завтрашнего ленча, готов поспорить.

– Выносливости у них куда больше, чем у меня, – сказал я, дружески улыбаясь.

– Стадо болванов! – презрительно хмыкнул он. – Гоняют по двору полуголых девок – а девки-то по большей части вдвое моложе этих долбаков! – Глаза его вдруг засветились злорадством. – Знаешь что?

Жизнь преподнесет им сюрприз – в одно такое утро они скончаются от сердечной недостаточности. Так им и надо!

Послышался легкий быстрый топот, и совершенно голая, невероятно щедро одаренная природой светловолосая амазонка пронеслась мимо нас резвым галопом. Пять секунд спустя толстощекий коротышка проскакал вдогонку, его дыхание вырывалось из глотки с агонизирующим шипением.

– Похоже, этого парня хватит инфаркт, если он ее не скоро догонит, – заметил я.

– Я знал одного молодого и здорового человека – ты мне его напоминаешь. Наклонился, чтобы завязать шнурок на ботинке в подземном переходе, – и все, кранты!

– Его сбило поездом, когда он стоял на платформе?

– Сердце!

– Пока я не ушел, дай-ка мне глотнуть еще чего-нибудь да скажи, ты не видел Тину, горничную? Глаза его вновь подернулись смертельной скукой.

– Она была тут минут пятнадцать назад, сказала что идет в дом, хочет посидеть и дать отдых ногам.

– Спасибо. Не подскажешь, где найти ее комнату? Он злобно посмотрел на меня:

– Оставь ее в покое. Тут полно девок, которые только и делают, что вылавливают парней вроде тебя. Зачем же беспокоить такую славную крошку, как Тина?

– Ты меня не правильно понял. Мне просто нужно поговорить с ней. Это очень важно для нее.

– Ну конечно! – Он презрительно сплюнул в траву рядом с моей ногой.

– Честное слово, – сказал я, вытаскивая десять долларов и кладя банкнот на стойку перед ним. – Надеюсь, это поможет тебе вспомнить.

– Вопрос не в деньгах, – проворчал он. – Просто у меня есть кое-какие принципы, если у тебя их нет!

Я положил вторую десятку рядом с первой и вопросительно поглядел на него. Он колебался с минуту, потом сгреб деньги своей неуклюжей лапой.

– Твоему честному слову можно верить, я думаю. Обойди дом с другой стороны. Первая дверь в кухню – она тебе не нужна, а вторая ведет как раз в помещение для прислуги.

– Прекрасно! – сказал я, с трудом подавляя желание двинуть ему между глаз. – Что дальше?

– Ее комната по правую сторону, не первая, не вторая, и даже не третья…

– Тогда, наверное.., четвертая, – проговорили мы в унисон.

– Зачем спрашиваешь, если сам знаешь? – едко заметил он.

– Ты женат? – задал я вопрос.

– Да, женат. А что? – Он подозрительно взглянул на меня.

– Дети есть?

– Нет.

– Заметно, – сказал я насмешливо.

Обходя вокруг дома, я догадался, почему толпа во дворе заметно поредела. Полдюжины голосов яростно спорили о чем-то в кухне, откуда раздавался страшный грохот, будто кто-то изо всех сил колотил по раковине, пытаясь превратить ее в тонкий лист металла.

Вторая дверь вела в холл для прислуги, как и сообщил бармен; я на цыпочках пробрался внутрь, словно хозяин дома, который, стараясь не разбудить жену, крадется вниз по лестнице к горничной, сгорая от страсти и нетерпения. Я отсчитал четвертую дверь по правой стороне, она была не заперта, я быстро открыл ее и проскользнул внутрь.

Тина конечно же не просто дала отдых ногам – она удобно раскинулась на кровати, на ней были только белый бюстгальтер и розовые трусики, которые стоили большому любителю азартных игр пятьдесят долларов.

Она резко приподнялась на локте, заслышав звук закрывающейся двери, но настороженность тут же исчезла с ее лица, когда она увидела, кто вошел.

– Дэнни, – произнесла она и приветливо улыбнулась. – Как ты узнал, где меня найти?

– Ну, это было бы сложно, если бы я не провел небольшое расследование сам для себя.

– Это ты пришел рано на свидание или я опоздала? Во всяком случае, мне кажется, что я уже одета, как и подобает в таких ситуациях.

Я присел на краешек кровати. Взглянув на меня, она мгновенно стала серьезной.

– Что-нибудь случилось? Какие-то неприятности?

– Вот именно, неприятности, это ты точно угадала. Ты помнишь, как познакомила меня с рыжеволосой девицей вечером?

– “Помнишь”?! – Она вскипела от возмущения. – Я не переставала сожалеть об этом весь вечер, когда увидела, что вы уезжаете вместе! Как случилось, что ты вернулся? Появился ее муж?

– У нее оказалась очень беспокойная квартирка. Как давно ты ее знаешь, Тина?

– С трех часов сегодняшнего дня – когда мистер Терри показал мне ее и велел представить тебе, когда ты приедешь.

– Ты уверена, что не видела ее раньше? Может, на других вечеринках?

Она пожала плечами, серебристыми от яркого света за окном.

– Может, и видела. Их всегда так много, Дэнни, да к тому же они никогда не представляются мне официально.

Я рассказал ей все, что произошло у Доун Деймон на квартире, и повторил ее рассказ о Гасе, точнее, о том, что он вербует девушек для развлечения своих именитых гостей. Тина сидела на кровати, слушая меня с полуоткрытым ртом, обхватив руками колени.

– Какой ужас! – прошептала она. – Но по какой причине мистер Терри захотел тебя убить?

– Я уже начинаю догадываться. Мне нужна твоя помощь, милая.

– Моя? – Она медленно моргнула. – Что я могу сделать?

– Ты можешь мне сказать, где он это хранит, – не спеша выговорил я.

– Хранит что?

– Ты хочешь, чтобы я произнес по буквам? – мрачно сказал я.

Она все еще смотрела на меня, невинно округлив глаза, но что-то было спрятано за этим простодушным взглядом голубых очей, что-то тайное и очень личное.

– Ты меня запутал, Дэнни, – улыбнулась она неуверенно. – Я чувствую себя так, будто мы играем в игру, совершенно новую для меня, а ты злишься, потому что я до сих пор не поняла правил.

– О'кей, – добродушно ответил я. – Попробуем поиграть по-другому, и я объясню тебе правила по ходу дела, согласна?

– Прекрасно! – охотно подхватила она. – Продолжай.

– Во-первых, ты должна лечь на спину – выпрямись хорошенько.

Она разжала руки, обнимавшие колени, и послушно выпрямилась. Неожиданно углы ее губ тронула легкая улыбка.

– Ты уверен, что это не просто новый осторожный подход к старейшим из известных игр?

– Клянусь! – пообещал я. – А сейчас раздвинь пошире ноги и…

Глаза ее совсем округлились.

– Поклянись, что это не какой-нибудь подвох!

– Клянусь, – терпеливо повторил я. – А теперь сделай, как я просил, а?

Она заколебалась, в глазах ее вдруг мелькнуло беспокойство, и я заметил, что ей стоило больших усилий расслабиться. Ноги ее стали медленно раздвигаться, пока не повисли по обе стороны кровати.

– Ну как? – спросила она.

– Ты просто молодец, дорогая. А сейчас… – Я ринулся вперед и схватил ее левое бедро обеими руками. – Если ты сможешь убедить меня, что эти следы от уколов не связаны с инъекциями героина под кожу, что Гас не держит тебя на крючке и ты не работаешь на него таким же образом, как Доун Деймон и остальные, – я глубоко вздохнул, – тогда будем считать, что ты выиграла!

– Отпусти меня! – захныкала она, но я крепко держал ее ногу, и она вдруг перестала сопротивляться, откинув голову на подушку. – Я ненавижу тебя, Дэнни Бойд! – прошипела она. – Жаль, что тот малый не продырявил твое паршивое сердце насквозь! Надеюсь, ты никогда…

– Все уже кончено, милая, – произнес я терпеливо, насколько это было в моих силах. – Пойми же ты своей хитренькой, но туповатой головкой – все кончено! Гас Терри, этот дом, его организация – все это откроется, и будет большая шумиха! И если ты сейчас же не перестанешь упрямиться и не начнешь сотрудничать, я не смогу тебе помочь выпутаться из этой истории.

– Что ты имеешь в виду?

– Начинай мне помогать, – сказал я. – Ты должна знать, где Гас прячет наркотики.

Я отпустил ее бедро, поднялся и стоял в ожидании. Она перекинула ноги через кровать и, вскочив, поспешно направилась к туалету. Она натянула на себя униформу с такой поспешностью, словно в доме начался пожар, затем села перед зеркалом и принялась расчесывать волосы.

– У меня мало времени, голубушка, – проворчал я. – Ты на моей стороне или на стороне Гаса – выбирай!

Она повернулась и посмотрела на меня с измученным выражением лица:

– Ты, видно, совсем не знаешь, Дэнни, что бывает, когда попадаешь в зависимость? Ничего ты не знаешь, раз думаешь, что кто-то будет помогать тебе разрушать источник, которым все пользуются.

– Тина, милая, как долго ты уже принимаешь это?

– Колюсь, ты имеешь в виду? – Она старалась говорить весело. – Четыре-пять месяцев, я думаю. Ну и что?

– Ты помнишь, какое количество наркотика приняла в первый раз?

– Примерно помню.

– Насколько больше тебе нужно сейчас, чтобы добиться того же эффекта?

Она повернула голову и тупо смотрела на свое отражение в зеркале.

– Ты не представляешь, как трудно обходиться без этого, Дэнни, – прошептала она. – Я как-то раз отказалась сделать для Гаса одно дело, месяца два назад, и он не давал мне ничего три дня – преподал урок. – Она передернула плечами. – Я бы не согласилась пройти через это снова ни ради тебя, ни ради кого бы то ни было во всем этом проклятом мире!

– Продолжай в том же духе, и тебе и так не придется. Просто умрешь в ближайшие полгода.

– Я попробую использовать свой последний шанс! – сказала она равнодушно.

– В тот вечер на лестнице, – спросил я, – зачем ты встречалась с Обистером?

– Дэнни! – Нижняя губа ее насмешливо изогнулась. – Ты не настолько наивен, мне кажется.

– Последнее врем я делаю ужасно много всего первый раз в жизни, – сказал я. – Например, перестал думать прежде всего о сексе! Ну а для тебя разве проблема – чуть-чуть поиграть с Джорджем на его собственной игровой площадке?

Она шмыгнула носом:

– Это очень даже проблема, разве ты по мне не видишь? Это как раз та самая работа, от которой я отказалась пару месяцев назад – когда Гас быстро поставил меня на место известным тебе способом.

– Я знаю, что нужно большое усилие воли, чтобы избавиться от привычки, когда зайдешь слишком далеко – как в твоем случае. Но может, ты будешь одной из немногих, у кого хватило бы на это сил?

– Ты ошибаешься, – резко бросила она. – А теперь не будете ли вы так любезны, мистер Бойд, и не соблаговолите ли выйти отсюда? Вы начинаете мне надоедать!

Я обошел кровать и остановился около ее стула.

– Ты же можешь это сделать, девочка, – настойчиво повторил я. – И вернешься к жизни, веселая и счастливая, радостно улыбаясь…

– Как гиена! – выпалила она. – Поди прочь! У меня из-за тебя уже мурашки по коже.

– Ну что ж, – пожал я плечами. – Если тебе так нравится, я ничего не могу поделать.

Я уже пошел было прочь, но потом вдруг резко повернулся и ударил ее ребром ладони по затылку. Она повалилась вперед, и я едва успел подхватить ее, прежде чем она раскроила себе голову о край тумбочки. Теперь у меня будет достаточно времени, подумал я, чтобы поговорить с Гасом Терри до того, как она его предупредит. Я запер дверь на ключ, оставив его снаружи в замочной скважине. Коридор для прислуги вел еще куда-то внутрь особняка, и я несколько раз спускался и поднимался по лестницам, обогнул четыре-пять углов, прежде чем попал наконец в главную часть здания. Звук моих шагов гасился невероятным гвалтом, доносящимся сюда через парадную дверь.

Я впервые увидел зал ночью. Куполообразный свод из затемненного стекла был теперь непроницаемо черным, дневное впечатление легкой парящей высоты сменилось тягостным ощущением обступившего со всех сторон и устрашающе давящего на тебя мрака. Две огромные лампы на противоположных краях мраморной стойки бара освещали единственное место в этом огромном темном зале. Я привычно глянул в дальний угол и увидел неподвижную фигуру. Гас скрючился над стойкой, вытянув руки и уткнув в них голову. Я достал кольт и медленно направился к нему, стараясь не шуметь. Десять секунд спустя я уже сидел через три стула от него, выложив револьвер на стойку бара прямо перед собой.

– Сервис у тебя самый отвратительнейший, какой я когда-либо видел, – сказал я, стараясь придать голосу нормальную разговорную тональность.

Терри резко дернул головой и уставился на меня невидящим взглядом. Затем он энергично встряхнулся пару раз и, хватаясь за край стола, попытался удержаться в сидячем положении. Миксер и полупустой стакан не были видны за его плечом. Он торопливым жестом провел по волосам, хрюкнул себе под нос и подтолкнул ко мне миксер.

Я взял чистый стакан и налил себе.

– Стингер[3], – сказал Гас. – У меня так заведено – даже если я не обедаю, то пью мартини до половины десятого, а потом переключаюсь на виски с ликерами.

– Знаешь что, Гас? – сказал я восхищенно. – Если тебя когда-нибудь посадят на электрический стул, им не удастся поджарить тебя – ты сразу же начнешь кипеть, пока весь алкоголь не выпарится и от тебя не останется абсолютно ничего.

– Какая очаровательная мысль! – проворчал он. – Миксер?

Я передвинул миксер к нему и наблюдал, как он наполняет свой стакан.

– Я на тебя ужасно рассержен, Гас, – спокойно проговорил я.

Он мельком взглянул на револьвер, лежавший на стойке бара передо мной.

– Интересно знать – почему?

– Из-за этого гомика! – Я печально покачал головой. – Я простил бы тебе все, что угодно, Гас, но это меня по-настоящему задело! Ты считаешь, меня так легко вывести из игры? И не обязательно посылать профессионала вроде Джонни Девро – достаточно одного маленького гомика с липовым английским акцентом? – Я осторожно потянул виски, наслаждаясь нежным тонким ароматом скользящего по глотке напитка и взрывной реакцией желудка, когда он достиг его стенок. – Я просто оскорблен, – объяснил я.

– Что-то не сработало, – сказал Гас, и в голосе его звучал слабый, чисто академический интерес.

– Как его звали – если кто-нибудь позаботился дать ему имя? – спросил я.

– Генри Кених, – охотно сообщил он. – И если тебя это хоть как-то утешит – он был профессионалом, Дэнни, и одним из самых лучших! Тебе, должно быть, чертовски повезло!

– У него возникли проблемы, и пока он решал, как с ними справиться, я отправил его в лигу для любителей.

– Это очень скверно, – с сожалением произнес он. – У него было замечательное чувство юмора – вспомни, как он одурачил тебя в холле сегодня вечером.

– Конечно, – кивнул я. – Я ответил ему не хуже, надеюсь. Когда мы прибыли к Деймон на квартиру, там была кромешная тьма, и мы с ним оба ждали, кто же пальнет первым.

– Ну и кто же начал?

– Я с ним так перенервничал, что всадил ему две пули в грудь, одну прямо в лоб, пока он падал, еще одну сквозь спинку кресла – просто так, на всякий случай. Ну ты понимаешь?

– Я понимаю, – напряженно ответил Гас. Костяшки его пальцев побелели, когда он поднимал зажатый в руке стакан.

– Я рад, что ты напомнил мне о его чувстве юмора, – весело продолжал я. – Одна из пуль продырявила ему на лбу замечательный третий глаз, ему не пришлось даже ехать ради этого в Тибет. Разве он не нашел бы это забавным, Гас?

– Нет! – Он высоко поднял стакан и вдруг неистово швырнул его о стену позади бара. Удар прозвучал как выстрел, и несколько осколков упали на мрамор прямо перед нами.

– Какая муха тебя укусила. Гас? – спросил я озабоченно.

– Интересно бы узнать, как ты управился с этой Деймон? Ты получил от нее нужную информацию?

– Да она просто ребенок, Гас, – откровенно признал я. – Хотела, чтобы я остался у нее попить чайку и прочее; но я сказал, что мне нужно вернуться сюда, потому что я был приглашен на чрезвычайно важную вечеринку и она еще не закончилась!

– Ты воображаешь, что просто чертовски находчив, Дэнни?

– Я считаю, что ты много находчивее, Гас, – почти правдиво сказал я. – Ты выдумал блестящее прикрытие: тебя все время подозревали в сутенерстве, особенно в связи с твоей прошлой репутацией, а ты все это время содержал центр по распространению наркотиков. Ловкий трюк, скажу тебе! – с восторгом воскликнул я. – Да, сэр! Все эти иногородние покупатели могут приехать сюда и чувствовать себя в полной безопасности – кто разберет тут, среди двух сотен гостей, чем именно они накачаны, тем более что и остальные выглядят не лучше? Тебе ничего не стоит обратить все это в приличную вечеринку, предоставить гостям прекрасную еду, выпивку, девочек – все, что они пожелают!

Его лицо обрело цвет старого пергамента, когда он медленно повернул голову и в упор посмотрел на меня.

– Просто очаровательная история, особенно в твоем изложении, Дэнни, – сухо произнес он. – Жду не дождусь ее конца.

– А это и есть конец, – просто ответил я. – Что еще рассказывать? Полиция обыщет все твои владения и найдет, где ты прячешь свой товар. Девочки, которых ты держишь на крючке и заставляешь делать то, что им велят, дадут показания, и, я думаю, ты окажешься в таком положении, когда сам сможешь предсказать с достаточной точностью, где ты проведешь ближайшие тридцать – сорок лет.

Некоторое время он просто сидел, ссутулившись на высоком табурете, потом неожиданно передернул плечами.

– Знаешь, Дэнни, – произнес он отрывисто, – мне хочется сделать что-нибудь необычное сегодня – совершить какой-нибудь радикальный переворот, что-нибудь дерзкое, которое бы нарушило все традиции! – Он глубоко вздохнул. – Дай-ка мне выпить прямо из миксера!

– Блестящий поступок! – почтительно произнес я. – Вытворяй все, что тебе хочется. – Я забрал свой кольт и заметил, как он непроизвольно замер в оцепенении. – А когда закончишь, сними трубку и позвони лейтенанту Шеллу.

Он поднес миксер к губам, сделал долгий глоток и грохнул его о мраморную стойку, добавляя к сегодняшней цепи разрушений еще одно звено.

– Дэнни! – Он уставился на меня, и в его глазах впервые промелькнула жизнь. – Это может показаться очень глупым, но я хочу попросить тебя об одном одолжении.

– Валяй, проси – никто тебе не мешает, Гас. Он облизнул сухие губы:

– В задней части бара есть потайной ящик. Мне бы хотелось пойти туда, достать кое-что и использовать. Это не займет много времени. Ты в любое время можешь достать меня своим револьвером.

Я поджал губы, засомневавшись.

– Ты просишь о слишком большом одолжении. Гас, даже у такого старого друга, как я! – Я немного потянул время, прикуривая сигарету, потом вдруг щелкнул пальцами. – Почему бы нам не забыть об одолжениях и не совершить прямую торговую сделку?

– Какого рода?

– Например, я хотел бы знать, кто убил Линду Морган и почему?

– Я не смог бы ответить на этот вопрос, даже если бы захотел, – мрачно проговорил он. – Я не знаю.

– Очень плохо, Гас, – сочувственно произнес я. – Мы чуть было не покончили с этим делом.

– Я скажу тебе, где найти мой товар, – это стоит примерно три четверти миллиона долларов.

– Ты прекрасно знаешь, что полиция все равно найдет его, даже если им придется разобрать дом по кирпичику!

– Предлагаю другую сделку, – с энтузиазмом продолжал он. – Мои конторские книги – в них список имен всех тех, с кем я имел дело.

– Соблазнительно, Гас, – медленно произнес я. – Если бы я мог быть уверен, что ты говоришь откровенно.

– У нас есть шанс испытать друг друга на честность, – быстро сказал он.

Пошарив в кармане брюк, он вытащил оттуда связку ключей и аккуратно отцепил от нее маленький ключик, затем бросил его мне. Его форма напоминала мне что-то, но я никак не мог сообразить, что именно, пока Гас сам не объяснил:

– От почтового ящика. В одном захолустном городишке в сторону Невады по железной дороге. – Он назвал мне город и сказал, что ящик зарегистрирован на имя Роберта Толмэна.

– Книги сейчас там? – спросил я.

– Да, там. Их нетрудно получить, когда они понадобятся, и так же легко отправить обратно, если они уже не нужны, чтобы они спокойно лежали там до следующего раза. Удобно и просто.

Я посмотрел на номер ключа – тридцать три, – изучая его со всех сторон, а Гас тем временем изучал меня.

– Ну, теперь мы в расчете?

– Думаю, да. Ты не против, если я попрошу тебя не торопиться? У нас полно времени, Гас, если ты не принимаешь все это близко к сердцу, конечно.

– Разумеется. – Он слез с табуретки, вытянул руки над головой, сладко потянувшись, и обошел вокруг бара.

Ствол кольта следил за каждым его движением. У многих парней голова слетела с плеч только потому, что они поверили на слово другим парням. Позади бара Гас остановился и показал мне куда-то вниз:

– Этот ящик здесь, Дэнни.

– Давай дальше, Гас. Я внимательно за тобой наблюдаю.

Он снова вытащил связку и выбрал тусклый бронзовый ключ, затем, пробурчав что-то под нос, наклонился к ящику. Я перегнулся через стойку, чтобы видеть каждое его движение. Послышался щелчок, и дверца неожиданно отворилась. Двигаясь медленно, как в пантомиме, Гас протянул руку в шкаф и извлек оттуда автомат.

– Ну ты и нахал! – сердито проворчал я. – Бросай-ка эту штуковину или я снесу тебе башку!

Он усмехнулся, как будто я сказал что-то очень смешное.

– Интересно, тебе удастся когда-нибудь подсчитать те шуточки, которые происходили в этом городе за последние сорок восемь часов? – сказал он почти радостно. – Потому что я уверен – их было много, черт побери! – Он громко рассмеялся.

– Даю тебе последний шанс выбросить эту штуку, Гас. Никаких шуточек больше не будет. Бросай – и мы сможем вернуться к нашему разговору о том, где ты прячешь свой товар.

Гаса вдруг снова так и передернуло от внезапного приступа веселья: голова его откинулась назад – и в то же самое время рука его взлетела вверх, он сунул дуло автомата поглубже в рот и нажал на спуск.

Глава 9

Судя по выражению лица лейтенанта Шелла, целенаправленно шагающего через необъятное пространство зала, мне страшно повезет, если я буду приговорен всего к каким-нибудь двадцати пяти годам. Я закурил и задумался, стоит ли предложить ему выпить – ведь Гасу виски уже не пригодится, – но все-таки с неохотой отказался от такой мысли.

– Ладно, Бойд, – с ходу заговорил он. – Придется давать объяснения насчет двух трупов, так что начинайте – все по порядочку и поживее.

– Конечно. – Я посмотрел на него с обиженным выражением лица. – Вы же знаете, я всегда готов сотрудничать, лейтенант. Иначе разве я позвонил бы вам?

Что касается выражения лица Шелла, то оно было не приведи Боже, грядущий ночной кошмар специально для Дэнни Бойда. Шелл обошел бар кругом и несколько секунд разглядывал то, что осталось от Гаса Терри, затем закурил сигарету.

– Этот бездельник не сделал ни одного приличного фильма за всю свою жизнь, – бесстрастно произнес он. – Вы знаете об этом?

– Может, вы и правы, – признал я. – Но вы должны согласиться, что последняя сцена сыграна им дьявольски талантливо, – настоящие пули и настоящая кровь!

– Но это только один труп из двух, о которых вы любезно сообщили по телефону, – продолжал он. – Не проявлю ли я излишнюю назойливость, если спрошу, где же второй?

– Нет, сэр. – Я старался быть очень вежливым, потому что на лице у Шелла было четко написано:

"Будешь умничать – я положу конец твоей карьере, даже если для этого понадобятся лжесвидетели”.

Тогда я с жаром начал рассказывать, как мне здорово повезло и я обнаружил, что шелковый костюм, который был сначала на блондинке Джери, а потом его надели на тело Линды Морган, куплен в местном салоне одежды. Я, конечно, не упомянул, что припрятал этикетку, иначе Шелл тут же отправил бы меня в тюрьму. Записи Аннет показали, говорил я, что костюм продан некой Доун Деймон, и сама Аннет припомнила, что видела ее на одной из вечеринок у Гаса. Мы с Гасом встретились, поговорили, и он пригласил меня на сегодняшний раут в надежде, что я увижу здесь эту девицу.

Шелл прикурил со своей обычной тщательностью.

– Эта блондинка, Джери, как вы ее называете…

– Так называл ее Джонни Девро, – поправил я.

– Ее настоящее имя Анджела Шумейкер. У ФБР есть ее отпечатки в связи с арестом за подростковую кражу и еще парочка протоколов по поводу обвинения в вымогательстве. Она вышла замуж за Девро пятнадцать месяцев назад в Лос-Анджелесе.

– Семейная банда? Ну что же, в женских журналах всегда пишут, что жена должна живо интересоваться карьерой мужа.

– Давайте дослушаем конец истории с этим шелковым костюмом.

Я рассказал, что примерно через два часа после того, как я прибыл на вечеринку, Терри сообщил, будто Деймон позвонила и сказала, что не приедет, но дала свой адрес и не возражала, чтобы я приехал к ней домой. Потом я поведал о происшедшем в ее квартире и протянул Шеллу ключи.

– Почему вы сразу не сообщили об этом?

– Потому что мне нужно было застать Гаса врасплох до того, как он узнает, что Генри Кених так опростоволосился, – терпеливо объяснил я. – Мне хотелось вывести его из себя, и, похоже, это удалось. Эта Деймон, ясное дело, вообще ему не звонила, ее, вероятно, даже нет сейчас в городе. Как он мне позже сказал, Кених – профессиональный убийца, и это, должно быть, легко проверить.

– Дальше что?

Я продолжил подробный рассказ, как, войдя снова в этот зал, обнаружил Гаса спящим на табурете за стойкой, – короче, все до того момента, когда он вставил ружье себе в рот и выстрелил. Я закончил, и лейтенант молча смотрел на меня секунд десять.

– Я бы дал вам по меньшей мере лет пятьдесят, и без всякого труда, – сказал он ломким от возмущения голосом. – У вас хватает наглости стоять здесь и рассказывать мне, что вы беседовали с этим парнем, а потом позволили ему размозжить себе голову! – Его лицо потемнело от ярости. – И вы даже не попытались выяснить, где у него находится припрятанный товар!

– Должен признать, что Гас слегка надул меня. Застрелился прежде, чем у меня появилась возможность поторговаться с ним.

– Почему вы не удержали его?

– Лейтенант, – устало произнес я. – Как вы можете отговорить человека от самоубийства? Припугнуть, что застрелите его, если он попытается убить себя?

Шелл что-то промычал, к моей великой радости, я не разобрал, что именно. Я достал ключ, который дал мне Гас, и протянул Шеллу.

– Уверен, что Гас не обманул с конторскими книгами; если хотите это проверить – пошлите за почтовым ящиком в Неваду. Там все имена, списки тех, кто хоть раз покупал у него наркотики.

– Посмотрим, посмотрим, – кисло произнес Шелл. – Как вы догадались о наркотиках? Совершенно неожиданный поворот!

– У Гаса есть горничная Тина… – И я рассказал ему о двух перебравших спорщиках и о том, как увидел следы уколов на ее бедре. – Я переговорил с ней, прежде чем прийти сюда к Гасу снова. Терри использовал очень гуманный подход к любой женщине, которая, по его мнению, может ему пригодиться, – кидал им сперва приманку из наркотиков, а потом запугивал, что лишит привычной дозы, если они попытаются избавиться от его власти. Тина была так напугана, что не хотела даже со мной разговаривать. Я запер ее в собственной комнате в другой половине дома – вы можете в любое время вызволить ее оттуда. Думаю, что через пару дней без этой дряни она быстренько расскажет вам, где найти спрятанный Га-сом товар.

– Эта горничная была вашей подружкой? – спросил он бесстрастно.

– В каком-то смысле – да, – честно признался я. – Но не в том, в каком думаете вы.

– Как я рад, что не являюсь вашим другом, Бойд, – презрительно бросил он. – Хорошо же вы поступаете со своими друзьями!

– Она употребляет наркотики уже месяцев пять. Вы задержите ее за это, и, вероятнее всего, она получит условное наказание и принудительное лечение в стационаре. Если бы я скрыл ее участие, она продолжала бы колоться и через год наверняка умерла бы. Вы признаете такое отношение дружеским, лейтенант?

Мы молча смотрели друг на друга несколько секунд, затем он пожал плечами.

– Мне не очень нравится ваша история – в ней полно дыр, – голос его был резок и скрипуч, – но на данный момент я принимаю ее.

– Благодарю.

– Вы можете идти.

– Вам нужен мой официальный отчет?

– Да, конечно, – безразлично ответил он. – Но еще достаточно времени. Вы ведь никуда не уезжаете пока из Санта-Байи. Вернемся к этому позже.

– Как скажете, лейтенант. – Я прошел мимо него к выходу, но остановился у дверей. – Лейтенант! Он обернулся и с раздражением посмотрел на меня:

– Ну что еще?

– Кого вы определили в убийцы Линды Морган? – спросил я без каких-либо определенных интонаций в голосе.

Его рот растянулся в медленной улыбке, и я подумал, что он несколько опоздал родиться: пару веков назад он руководил бы испанской инквизицией.

– Разумеется, вас, Бойд, – ласково произнес он. – Кого же еще?

В холле полицейские собирали оставшихся гостей, загоняя их в дом, – от массивного парня с буйволиными рогами на голове до светловолосой амазонки, стоявшей в стороне от толпы и демонстрировавшей упражнения для бюста с изумительным безразличием к собственной наготе.

В трех милях от резиденции Гаса Терри находилась какая-то ночная забегаловка. Я припарковался, вышел из машины, заказал кофе и бутерброд с ростбифом и, пока невысокий повар с затуманенными глазами готовился ублажить мой ненасытный желудок, пошел позвонить. Взяв справочник, я отыскал домашний номер Обистера. В трубке прогудело семь-восемь раз, пока он наконец ответил.

– Это Дэнни Бойд, – сухо произнес я. – И это твой крах, Джордж! Гас Терри мертв, его обиталище полно полицейских – они раздобыли ключ от почтового ящика, где он хранил все свои записи и счета.

– Что?! – безумным голосом воскликнул он.

– У нас есть шанс как-нибудь выпутаться из всего этого недоразумения. – Я был резок и суров. – Встретимся через час у тебя в баре наверху.

– Я.., я не понимаю, о чем ты говоришь, – промямлил он.

– Не будь глупее, чем ты есть на самом деле, Джордж, – отрезал я. – Я собираюсь провести небольшой эксперимент – но если ты не придешь к себе в офис, ты все сорвешь! – Я повесил трубку, не дав ему возможности вставить ни слова.

Я снова полистал справочник и позвонил Аннет. Она сразу же подняла трубку.

– Дэнни Бойд, – сказал я.

– Дэнни? Ты знаешь, что сейчас уже ночь?

– Плохие новости, дорогая, – тихо произнес я. – У меня нет возможности сказать тебе об этом иначе, поэтому говорю прямо: Гас умер.

На другом конце провода воцарилась тишина. Я немного подождал, затем спросил:

– Ты слушаешь, дорогая?

– Да. – Голос ее показался мне совершенно отрешенным, без каких-либо признаков чувств. – Как это случилось?

– Выстрел в голову, – осторожно произнес я. – Может быть, самоубийство. Я считаю, у меня есть шанс поймать сегодня убийцу Линды Морган и того, кто отвечает за смерть Гаса, – двух зайцев сразу. Мне нужна твоя помощь. Ты в состоянии оказать ее?

– Думаю, да, – тихо сказала она. – Что я должна сделать?

– Я назначил встречу с Джорджем Обистером через час в его офисе. Ты можешь приехать туда?

– Конечно, но что мне там делать?

– Просто слушать, – сказал я. – Ты была намного ближе Гасу, чем кто-либо другой в этом мире. Мне нужно сравнить две точки зрения. Если ты просто послушаешь ответы, ты поймешь, кто врет, а кто нет.

– Я буду там, – пообещала она.

– Прекрасно!

– Дэнни!

– Да?

– О, я думала, ты уже вешаешь трубку. Насчет Гаса – это произошло быстро?

– Он никогда не знал, чем кончит. Смерть была мгновенной – он выстрелил себе в рот.

Аннет дико вскрикнула, и меня словно обожгло ее неподдельное страдание. Она бросила трубку, и последовавшая тишина подействовала на меня еще более удручающе.

Я проглотил два сандвича с мясом, выпил кофе и поехал в отель. Когда Тайлер Морган наконец-то соизволил открыть дверь своего номера, я быстро проскользнул внутрь до того, как он успел захлопнуть ее перед моим носом.

– Вы в своем уме, Бойд? Сейчас…

– Уже середина ночи, – закончил я за него. – Вы говорили, что, если я выйду на убийцу вашей племянницы, вы должны узнать об этом первым – до того, как я пойду в полицию.

Гнев исчез с его лица, и он пристально смотрел на меня некоторое время. Затем прошел к ближайшему стулу и сел, скрестив руки на груди.

– Именно это я сказал вам, – тихо согласился он. – А вы нашли убийцу?

– Думаю, да, – кивнул я. – Нужно, чтобы вы оделись и поехали со мной. Я узнаю в течение часа наверняка – он убийца Линды или нет.

– Я сейчас же оденусь, – быстро проговорил он.

– Мне хотелось, чтобы вы сделали сначала еще кое-что. Выпишите чек на пять тысяч долларов.

Если я окажусь не прав, вы всегда можете аннулировать его.

Я видел, что у него в голове вертится не меньше двадцати вопросов, он смотрел на меня совершенно пустыми глазами, но не задал ни одного.

– Очень хорошо, – наконец выдавил он. – Сейчас выпишу.

Три минуты спустя я ехал в лифте с чеком в кармане, чтобы подождать Моргана внизу в холле. Лифтером оказался симпатичный здоровяк лет тридцати. Когда мы проезжали шестой этаж, я вспомнил, что упускаю, и это, наверное, отразилось на моем лице.

– Что случилось, сэр? – встревоженно спросил лифтер. – У вас такой вид, будто вы съели тухлую рыбину или что-нибудь в этом роде.

Я посмотрел на часы, потом на него.

– Сейчас у нас три двадцать шесть утра, – с горечью произнес я. – В моей комнате сидит и ждет, когда же я наконец приду, очаровательная рыжеволосая девушка. Девушка не просто прекрасная, но полная страсти и огня, а грудь у нее плавно и высоко вздымается, когда она поведет плечами. Такая земная и желанная… А мы спускаемся в холл – я миную шестой этаж с ожидающей меня рыжеволосой девушкой, потому что должен уйти по очень важному делу. Если бы ты был на моем месте, думаешь, у тебя на лице было бы написано что-то другое?

Он нажал на кнопку, и дверь распахнулась.

– Мистер, – с чувством произнес он, когда я вышел в холл, – по-моему, вы ненормальный!

Морган присоединился ко мне пять минут спустя. Он нес с собой аккуратный атташе-кейс и выглядел так, будто собрался на ежемесячное собрание директоров. Мы спустились к машине, и он устроился на заднем сиденье позади меня.

– Я не буду задавать никаких вопросов, – сказал он тихо. – Это было бы нечестно и преждевременно. Я хочу, чтобы вы использовали все шансы и доказали свою правоту.

– Благодарю.

– Потому что, если вы ошиблись, – продолжал он тем же бесстрастным голосом, – я прослежу за тем, чтобы вас лишили лицензии в штате Нью-Йорк, и это будет конец карьеры – каких бы денег, времени, энергии мне это ни стоило. Вам все ясно?

– Ясно, как отражение луны на вашей лысине! – припечатал я.

Он посмотрел на меня колючим взглядом, потом откинулся на сиденье.

– Ну что ж, если все ясно, то разговор окончен, – пробормотал он.

***

Когда я подъехал к темному и опустевшему “Бэй-сайду”, меня поразило удивительное спокойствие освещенного луной океана, безмятежной волной набегающего на серебряный песок пляжа. Меня потянуло на философию, и я чуть было не начал бормотать что-то вроде: “Вы не находите, что природа так прекрасна?"

Я снова подумал о Доун Деймон, и настроение моментально испортилось. Мы обогнули здание, Морган не отставал от меня. Вот и боковой вход со стороны пляжа. Поднявшись в полной тишине по лестнице, мы прошли по небольшому коридорчику к дальней двери. Я открыл ее, и мы с Морганом вошли внутрь.

Джордж Обистер стоял посреди комнаты со стаканом в руке. Лицо его выдавало нервное напряжение, достаточное, чтобы на неделю обеспечить город электричеством.

– Тебе давно пора быть здесь, Бойд! – раздраженно сказал он. – Что за дурацкие разговоры ты ведешь по телефону? – Его глаза вдруг округлились, когда он увидел позади меня Моргана. – Тайлер! Какого черта?..

– Бойд настоял, чтобы я пришел вместе с ним, – спокойно произнес Морган. – Я тоже не в курсе, для чего все это нужно. – Он подошел к тахте, тяжело сел и пристроил свой атташе-кейс на коленях. Он смотрел на Обистера почти с отеческим интересом.

– Как видишь, Джордж, я всего лишь зритель. Обистер разгладил свои темные волосы изящным жестом, потом принялся теребить усы.

– Черт возьми, Бойд! Если это дешевая провокация, я тогда…

– Перестань грозиться, Джордж, лучше присядь, – предложил я. – Тогда я смогу все объяснить. У тебя появится уйма времени поговорить, когда найдется о чем.

Он сердито смотрел на меня, не решаясь что-либо предпринять, затем с размаху бросился в кресло. Я еще потянул время, прикуривая, пока не услышал легкий звук шагов на лестнице.

– А вот и последний участник викторины, – весело произнес я и повернулся к двери.

Секунду спустя вошла Аннет, неся свое стройное тело с королевской грацией. На ней было простое черное платье из крепа, великолепно сшитое и элегантно подчеркивающее плавные изгибы фигуры. Она держала в руках небольшую сумочку из черной замши, и ее роскошные волосы падали на лоб. На общем черном фоне светилась белизной только нежная кожа ее лица. На нем не было косметики, и выделялись лишь большие серые глаза.

– Я опоздала, Дэнни, – сказала она тихим чистым голосом. – Извини.

– Все хорошо. Я рад представить тебя мистеру Моргану и мистеру Обистеру. Джентльмены, это Аннет.

Все трое пробормотали какие-то приветствия и снова посмотрели на меня.

– Почему бы тебе не сесть вон туда, дорогая? – Я проводил Аннет к свободному креслу, а сам прошел за стойку бара – по двум причинам. Во-первых, это была наилучшая позиция, с которой я мог наблюдать за всем, что происходит в комнате, а во-вторых, я мог облокотиться на стойку для удобства.

– Если ты закончил со своими театральными выкрутасами, Бойд, – ядовито произнес Обистер, – тогда, может, ты начнешь нам рассказывать, что все это значит?

– Итак, начнем. – Я вытащил свой кольт из кобуры и положил его на стойку бара перед собой – после последней встречи с Гасом Терри это превратилось в привычку. – В основном это касается тебя, Джордж, и я боюсь, тебе это не очень понравится.

– Я знал, что это дешевая провокация! – заорал он. – Я не собираюсь…

– Джордж, заткнись! – Голос Моргана резко оборвал пустые угрозы Обистера. – У тебя будет время поспорить, когда Бойд закончит.

Обистер уселся в кресло и принялся жевать усы. Я стал быстро развивать главную мысль, обрисовав в деталях организацию Гасом Терри центра по распространению наркотиков под прикрытием шумных раутов. Сказал, что Гас умер – застрелился несколько часов назад. О том, что видел собственными глазами, как он покончил с собой, я не стал распространяться.

– Это, конечно, очень захватывает, Бойд, – сказал Морган тихо. – Но разве это так уж важно?

– Думаю, важно. Джордж – ваш личный представитель здесь на побережье, правильно?

– Разумеется.

– Он также владеет кое-какой собственностью в городе и вокруг Санта-Байи – владелец этого бара, например. Полагаю, он человек весьма амбициозный. Моя версия такова: считаю, что он участвовал в операциях Гаса Терри, а может, и руководил ими.

Обистер глотнул воздух пару раз, открыл рот, приготовившись что-то сказать, но, взглянув на Моргана, вновь тихо опустился в кресло.

– Попробуем это доказать, – продолжал я, глядя на Моргана. – Он много раз встречался с вашей племянницей в Нью-Йорке, как вы сами говорили. Такие, как он, легко и просто сходятся с любыми привлекательными женщинами. Прошлым вечером я встретил тут горничную Гаса, поднимавшуюся к Джорджу на свидание. Джордж также полон тщеславия и, как большинство типов такого сорта, становится невыносимо глуп, ослепленный своим собственным величием. Может, однажды он ослеп настолько, что проболтался вашей племяннице, какой он умный и ловкий руководитель центра Гаса Терри.

Лицо Моргана внезапно превратилось в непроницаемую маску.

– Вы предполагаете слишком многое, Бойд. У вас есть какие-нибудь доказательства?

– Линда, должно быть, разрывалась между преданностью вам и безрассудной страстью к нему. Может, она решила поговорить об этом сначала с ним, а потом с вами. Поэтому она так неожиданно и уехала из дома, ничего вам не сказав – по вполне понятным причинам. Она должна была встретиться с ним здесь и поговорить в безопасном месте.

– Вы хотите сказать, что Джордж убил ее?

– Я хочу сказать, что он нанял Джонни Девро и его жену для этого дела. Он не стал бы мараться сам. Он дал ей адрес, где якобы встретит ее, чего конечно же не сделал!

– Вранье! – Обистер повернулся к Моргану, дико размахивая руками в воздухе:

– Разве вы не видите, Тайлер? Глупая ложь! Где доказательства? Я говорил вам, что этот человек просто опасный параноик, что он…

– Заткнись, – негромко проговорил Морган и посмотрел на меня. – Я еще раз спрашиваю, Бойд, как вы можете это доказать?

– Я ужинал в баре вечером вместе с Аннет, – сказал я. – Девро прошел по пляжу, я увидел его в окно. Он вошел в боковую дверь и поднялся сюда наверх. Ускользнул от меня по пожарной лестнице… – Я вдруг замолчал и замер с открытым ртом.

– Продолжайте! – нетерпеливо произнес Морган. Я собрался с мыслями и продолжил:

– Девро явно шел на встречу с Обистером, но я его спугнул. Джордж находился здесь и, когда я ворвался в комнату, придумал какую-то отговорку, но она не была убедительной.

– Еще доказательства? – спросил Морган.

– Если бы я не появился в той квартире сразу после убийства Линды, Девро и его жена отвезли бы тело куда-нибудь в парк. Все считали бы, что это еще одно бессмысленное убийство, совершенное маньяком-психопатом, но я невольно разрушил их планы. Если бы я этого не сделал, то вы да и любой человек решили бы, что Линда уехала по своей прихоти, что ей не повезло и она стала жертвой маньяка.

– Гипотеза имеет смысл. Но мне нужны более прямые доказательства.

– Нужно проверить, какой еще недвижимостью владеет Джордж. Хотелось бы знать, действительно ли пряничный дворец там наверху принадлежал Гасу Терри – или его владельцем является какой-нибудь прохвост типа Джорджа Обистера, а?

Обистер подскочил на стуле, будто его кто-то укусил:

– Только потому, что я владею недвижимостью в самых живописных местах, меня можно причислить к банде наркодельцов?

Все повернулись на отчетливо прозвучавший щелчок – Морган отпер лежавший у него на коленях атташе-кейс.

– Джордж, – снова тихо проговорил он, – плохи твои дела, как я посмотрю. Думаю, если объединить все факты, можно сделать вывод, что Бойд прав. Вряд ли мне нужны еще какие-нибудь доказательства.

– Доказательства! – сердито воскликнул Обистер. – О каких доказательствах вы… – Он замолчал и посмотрел на Моргана, лицо его потемнело. – Этот абсурд зашел слишком далеко, Тайлер, я предупреждаю вас! Прекратите его немедленно, не то я начну рассказывать весьма неудобные для вас вещи! Вы…

В уши ударил оглушительный звук выстрела. Обистер зашатался и отпрянул назад. Прозвучал второй выстрел, и его тело вздрогнуло от удара – он тяжело повалился на пол, нелепо подогнув колени.

Морган положил револьвер обратно в атташе-кейс, с громким и резким щелчком проворно закрыл его и вскочил. Довольное выражение его лица говорило о том, что собрание окончено.

– Я пообещал себе, что самолично отомщу убийце Линды, – теперь я удовлетворен, – спокойно сказал он. – У меня нет больше никакого желания обсуждать этот вопрос. Я подожду вас внизу в машине, Бойд, вы можете отвезти меня в полицейский участок, когда вам будет удобно.

Он был уже на полпути к выходу, когда я сгреб свой кольт со стойки бара и направил на него.

– Остановитесь, Морган! – окликнул я. – Вы никуда не уйдете.

Он застыл на месте от неожиданности и медленно повернулся ко мне.

– Джордж и в самом деле был не очень умен, – заговорил я. – Во всяком случае, не настолько умен, чтобы руководить таким делом, каким занимался Гас Терри, но Джордж и в самом деле был вашим представителем на побережье.

– Опять теории, Бойд? – устало проговорил он.

– Я даже сочинил про вас каламбурчик. Тайлер Морган – ведущее колесо транспортного бизнеса. И еще более крупное колесо в наркобизнесе! Джордж заправлял делами здесь, на побережье, через Гаса, в то время как вы организовали распространение наркотиков по всей стране через свои законные каналы и представительства.

– Вы хотите сказать, что я нечто вроде супервдохновителя этого дела, Бойд? – Он слабо улыбнулся. – Вы преувеличиваете мои достоинства, но я ценю ваш комплимент. Однако думаю, что лейтенант Шелл найдет это не очень забавным. – Улыбка испарилась с его лица, и губы вытянулись в прямую жесткую линию. – Я предпочел бы, чтобы ваша сумасбродная идея никогда не попала в поле зрения лейтенанта, – он из тех непреклонных парней, которым хватает упрямства втянуть в это дело Комитет по борьбе с наркотиками.

– Я тоже так думаю, – весело произнес я.

Морган смотрел куда-то сквозь меня, как будто меня здесь не было, очевидно соображая, как поступить. Затем он ласково улыбнулся Аннет:

– Извини, дорогая, но, думаю, ты должна что-нибудь предпринять в этой ситуации.

– Конечно, – ответила она вежливо.

Ее движения были так легки и естественны, что я даже не сразу понял, что меня провели как последнего молокососа. Она открыла черную сумочку, вытащила оттуда изящный дамский пистолетик и нацелила его прямо на меня.

– Я бы не хотела тебя убивать, Дэнни, в какой-то степени ты мне мил и приятен, как дорогой моему сердцу чихуахуа, который был у меня когда-то.

– Классическая патовая ситуация, голубушка, – сказал я. – Твой пистолет направлен на меня, мой револьвер – на тебя. Бабах! И мы оба свалились замертво!

– Я никогда не умела играть в шахматы. Думаю, у меня недостаточно ума для этого – покер больше мне подходит. Мне всегда нравилось держать туза в рукаве.

– Очень разумно. Но даже при игре в покер приходит время, когда блеф не спасает и приходится выбирать – открывать козырную карту или сдаваться.

– Ты, как всегда, прав, Дэнни, – согласилась она. – Ты бы не мог кое-что для меня сделать?

– Совсем немногое, – осторожно ответил я.

– Просто позови погромче: “Джонни!” Я пожал плечами:

– Если тебе это доставит удовольствие, то пожалуйста. Джонни!

Хлопнула дверь в коридоре, и тяжелые шаги быстро затопали по направлению к офису. Аннет скрестила ноги и немного расслабилась в своем кресле. Рот ее медленно растягивался в улыбке, по мере того, как она наблюдала за моим лицом.

– Джонни! – Морган крякнул от неожиданности. Он направился в сторону кресла, где сидела Аннет, лицо его конвульсивно дергалось.

– Так это не только Джордж, – произнес он дрожащим голосом. – Ты тоже участвовала в этом грязном деле?

– Ты стал слишком стар, Тайлер, – невозмутимо произнесла она. – Стар, осторожен и респектабелен. Джордж был ужасно глуп, и Гас все время серьезно рисковал. В противном случае я не стала бы вмешиваться.

Дверь распахнулась, и приземистая фигура Джонни Девро появилась в проеме с револьвером в руке. Позади него я заметил взбудораженное лицо его светловолосой жены. Морган остановился примерно в шести футах от кресла Аннет.

– Но почему Линда? Зачем ее-то надо было втягивать в это дело?

– Сначала это была идея Джорджа. Как и все его идеи, она была хороша, но недостаточно продумана. Он успешно вскружил Линде голову, когда приезжал на Восточное побережье, а тебя не было рядом. Он заставил ее думать, что он нечто среднее между сэром Галахадом[4] и профессором Эйнштейном. Когда он навещал ее в последний раз, он выложил ей всю правду, прекрасно разыграв сцену – ее любимый дядюшка вовлечен в наркобизнес, распространяет злое зелье. Ему легко было доказать это несколькими примерами, и после истерики она спросила его, что ей теперь делать. – Аннет пожала плечами. – Что еще мог посоветовать Джордж, кроме как сбежать из дома прямо в его объятия? Здесь она якобы будет в безопасности, и они вдвоем смогут что-нибудь придумать.

– Что потом? – прошептал Морган. – Я должен знать!

– Простофиля Джордж! – презрительно бросила она. – Он был так доволен собой, что ему нужно было срочно показать кому-нибудь, как он умен, поэтому он рассказал обо всем Гасу. Раз девушка здесь, рассуждал он, можно спокойно шантажировать тебя и обменять руководство наркобизнесом на безопасность бедной девочки. Он решил, что все продумал: рассказал Гасу весь свой план в деталях – когда Линда приезжает, какую квартиру он ей снял и все остальное. Гас в свою очередь рассказал мне, и я подумала, что такой прекрасной идее нельзя позволить пропасть даром, Тайлер. Потому дальнейший план Джорджа провалился.

– Потому что ты наняла этого грязного убийцу, – прошептал Морган. – Ты хотела, чтобы это выглядело как еще одно преступление маньяка, Бойд так и говорил. Но даже если бы полиция и проглотила такую версию, ты знала, что я ни за что в нее не поверю, раз это случилось в Санта-Байе.

– Правильно! – Аннет негромко рассмеялась. – Ты приедешь мстить за Линду. Джордж будет недоумевать – что же произошло? Виноватое выражение станет появляться на его напыщенной физиономии всякий раз, когда он заговорит с тобой. Поэтому все, что я собиралась делать, – это стоять тихонечко в сторонке и слегка направлять события то здесь, то там.

– Например, назначить свидание здесь внизу, – прервал я ее. – Сесть так, чтобы был виден пляж, и попросить Джонни медленно пройтись по берегу – так, чтобы я его наверняка узнал, погнался за ним и смог бы убедиться, что он направляется на встречу с Джорджем.

– Ну наконец-то ты проснулся, Дэнни, и догадался обо всем. Но теперь это не имеет никакого значения.

– Ловкий трюк, – сказал я. – Я считал, что Девро работает на Обистера, а он, оказывается, работал против него по твоим указаниям, пока вы с Гасом занимались тем, что водили меня по ложному следу с этим шелковым костюмом. Начиная со знакомства с Доун Деймон, которое должно было закончиться в ее квартире, где Кених уберет меня как досадную помеху. – Я усмехнулся. – Начинаю ценить сарказм Гаса, когда он спросил, знаю ли я, сколько ловких трюков проделали в этом городе за последние две недели. Теперь догадываюсь, почему он рассмеялся, прежде чем засунуть ствол автомата себе в рот…

Вдруг до меня дошло, что все застыли в мертвой тишине. Серые глаза Аннет сверкали, как полированная сталь.

– Я собиралась узнать подробности о смерти Гаса попозже, Дэнни. Но может, мы послушаем об этом сейчас?

– Он покончил с собой, – сказал я. – И это все.

– И ты при этом присутствовал?

– Да, так уж получилось.

– Вы были вдвоем?

– Конечно, но Гас точно покончил с собой. Даже у лейтенанта Шелла не было сомнений на этот счет.

– Я все стараюсь понять, что толкнуло его на это, и не могу придумать ни одной причины. У тебя есть какие-нибудь соображения на этот счет, Дэнни?

– Да, разумеется, – ответил я бодрым голосом. – Это я уговорил его.

– Ты? – Она рассмеялась зло и презрительно. Я подробно изложил причины. Ловушка, которая захлопнулась с другой стороны, то есть Кених был застрелен вместо меня. Доун Деймон и Тина, которые рассказали, как ловко Гас сумел их приручить, так что им ничего не оставалось, как полностью ему подчиниться. Сцена в зале со стеклянным куполообразным сводом и сделка с Гасом.

– Думаю, что Гас не горел желанием провести следующие тридцать лет в тюрьме, – откровенно сказал я. – Он предпочел маленькую аккуратную пульку – он был не из тех, кто получает большое удовольствие от жизни, включая тебя, дорогая.

Выражение ее лица стало жестоким и колючим.

– Я была бы очень рада видеть тебя мертвым, Дэнни, – прошипела она. – За то, что ты сделал с Гасом!

– У нас получилась интересная ситуация, – заметил я. – Каждый здесь хочет кого-то убить. Вы не против, если я задам один вопрос, который меня давно мучает? – Я взглянул поверх плеча Джонни Девро на взволнованное лицо его жены:

– Джери, какого черта вы поменялись одеждой с Линдой Морган? Джонни насмешливо посмотрел на меня.

– Не надо торопиться, сосунок! – презрительно бросил он. – Тебе и так чертовски повезло.

– Хочется знать, к чему весь этот маскарад.

– Они не доверяли мне с самого начала, – спокойно объяснила Аннет. – И когда ты появился неизвестно откуда и испортил им такой великолепный план, они стали доверять мне еще меньше. Поэтому они решили подстраховаться – да, Джонни? Оставленный на трупе костюм делает очевидным мое участие в убийстве, решили они, поэтому я не смогу подставить их: сдать полиции и выйти из игры.

– Что ж, в этом есть смысл, – согласился я.

– Вечер окончен, – сказала она твердо. – Даю тебе пять секунд для того, чтобы положить кольт на стойку, Дэнни. Ты можешь, конечно, поступить по-другому и сделать единственный выстрел – в меня или в Джонни. Мы же оба выстрелим в тебя. Четыре секунды, Дэнни!

– Может, мне уравнять шансы на успех? – поспешно проговорил я. – Если я правильно понимаю, единственное, чего хочет сейчас Тайлер Морган, так это увидеть тебя мертвой, милая! Поэтому, если он прыгнет в твою сторону, пока я… Давай, Морган!

У меня не было времени даже посмотреть, отреагировал ли он на это, – все мое внимание сконцентрировалось на Джонни Девро. Если Кених был профессионалом, то этот парень мог бы считаться его учителем! Я сделал все, что мог, – отступил на шаг назад и одновременно спустил курок, а потом еще и еще, потому что чертовски уважал Джонни Девро – другими словами, я его чертовски опасался.

После третьего выстрела я сообразил, что Девро уже мертв и на него не надо больше тратить заряды. Все три пули пробили ему грудь, теперь его тело покоилось на руках убитой горем вдовы. Я повернул голову, чтобы посмотреть, как управляется Морган. Наверное, тоже что-нибудь предпринял, раз я до сих пор жив?

Они сцепились в безумном вальсе, их тела раскачивались из стороны в сторону. Одна рука Моргана сжимала запястье Аннет с пистолетом, другая изо всех сил сдавливала ей горло. Я быстро выскочил из-за бара, но опоздал. Я был на полпути к ним, когда Аннет все же удалось высвободить руку. В ее глазах мелькнуло торжество, когда она приставила свой пистолетик к его телу и выстрелила.

Морган на мгновение оцепенел, затем резко взмахнул рукой, выбив у нее пистолет. По-прежнему сжимая ей горло второй рукой, он неимоверным усилием воли подался вперед, наваливаясь на нее всей тяжестью своего тела, так что Аннет оставалось только отступать. Они медленно наращивали темп, и безумный вальс превратился в кошмарное танго.

Когда я наконец догадался, что он задумал, было уже поздно. Аннет с размаху ударилась затылком в оконное стекло, которое разлетелось вдребезги. Она негромко вскрикнула от ужаса, так как Морган все еще давил на нее своей массой, толкая ее за окно все дальше. В последний момент он отпустил руку, употребив остаток сил на то, чтобы перевалить Аннет через подоконник.

Это было классическое применение рычага. Их тела полетели вниз, как только ноги оторвались от пола. Я попытался схватить Моргана за лодыжки, но промахнулся. Морган и Аннет, соединенные вместе, словно пара влюбленных, стремительно понеслись к бетонной площадке, под окном. Я не стал смотреть, как они упали, достаточно было это услышать.

Глава 10

Наступило еще одно обычное калифорнийское утро – яркое солнце сверкало на безоблачном голубом небе, озаряя фасад “Бэй-отеля”, лица приезжих, и даже лицо Дэнни Бойда, но только не физиономию рослого малого, стоящего рядом со мной.

– Вот что меня беспокоит, – холодно произнес лейтенант Шелл. – Вы не пробыли в Санта-Байе и часа, как обнаружили труп. Вызвали меня к Гасу Терри, а он лежит мертвый на полу; к тому же дали мне ключи от квартиры девушки с запертым там еще одним мертвым телом!

– Знаете, лейтенант, как это иногда бывает? – сказал я просто. – Чувствуешь, что лучше бы тебе оставаться сегодня дома в постели.

– Ну а эти шалости в “Бэйсайде” – тут я вообще не знаю что сказать! – Шелл передернулся, представив эту картину. – Морган и Аннет в обнимку лежат мертвые на бетоне, Девро с тремя дырками в груди! – Он с раздражением взглянул на меня. – Не могу понять, как это еще Джери Девро осталась живой, – что случилось, Бойд? Вам изменило хладнокровие или просто кончились патроны?

– Что-нибудь уже сообщили из Невады? – спросил я, надеясь переменить тему разговора.

– Да, ребята, которые занимаются наркотиками, знают свое дело. Гас не обманул вас, – неохотно проговорил он. – Настал день, когда весь этот сброд, замешанный в нечистых делишках, призовут к ответу. – Глаза его снова сузились. – Но кое-что повисло на мне, глупец вы чертов! Они ведь так и не нашли спрятанный Гасом товар, хотя перерыли весь дом!

Меня вдруг осенило.

– Лейтенант, а вы не предлагали им поискать у Аннет в магазине? На всякий случай!

Молчание длилось восемь долгих секунд – я считал их. Он что-то пробормотал, что именно, я не разобрал, но только не слова признательности.

– Ну что ж, – оживленно произнес я, – всего вам доброго, лейтенант. Очень приятно было познакомиться. Надеюсь встретиться когда-нибудь еще раз.

– Паршивый садист! – отрезал он и зашагал по тротуару.

А я побрел в отель и направился к лифтам. Это была дьявольски долгая ночь. Я чувствовал себя столетним стариком, усталым и небритым. Лифт доставил меня на шестой этаж, и я прошаркал по коридору в свою комнату. Самое скверное заключалось в том, что через час мне нужно было быть в аэропорту, чтобы успеть на местный рейс до Сан-Франциско, а десятичасовым самолетом вылететь оттуда в Нью-Йорк. Я хотел возвратиться домой как можно быстрее и получить деньги по чеку Моргана, если повезет, пока его счета не арестованы.

Я вошел в свой номер, зевая на ходу, – да так и остановился на пороге с широко открытым ртом. На кровати, обворожительно раскинувшись и возбуждая во мне страстное желание, лежала моя самая сокровенная и почти сбывшаяся мечта. Очаровательная, рыжеволосая, и к тому же совершенно голая! Я был раздосадован до слез: пока я там всю ночь играл в кошки-мышки с преступниками и полицейскими, Доун Деймон терпеливо ждала меня в моей постели! Одна только мысль об этом заставила меня тихо застонать и стиснуть зубы. Но самое ужасное заключалось в том, что после такой ночи я был просто не в состоянии уделить ей внимание, а главное – у меня не было времени для этого, если я собираюсь успеть на самолет. Я чуть не поддался искушению выйти на цыпочках из комнаты и никогда не рассказывать ей об этом. Но если бы я так сделал, всю оставшуюся жизнь меня преследовала бы одна и та же картина. Всякий раз, когда мне было бы одиноко, я вспоминал бы чудесную обнаженную девушку с огненными волосами, терпеливо ждущую в Санта-Байе, когда же вернется Дэнни Бойд.

Я подошел к кровати и ласково тронул ее за руку:

– Доун, милая!

Она промурлыкала что-то в ответ и повернулась на живот, принимая невероятно соблазнительную позу, – было бы просто преступлением со стороны мужчины, даже учитывая сомнительное состояние моего организма, не использовать ситуацию. Я сильнее встряхнул ее руку, но она и глазом не моргнула. Тогда я не выдержал и хлопнул ее по восхитительно круглой попке.

– Эй! – сонно отозвалась она. – Перестань!

– Давай, Доун, просыпайся!

– Ну что за человек? – пробормотала она. – Ты вообще когда-нибудь устаешь, Элмер?

– Я устал как собака, – грустно сказал я. – Ни на секунду не сомкнул глаз. Но почему Элмер?

Доун перевернулась на спину, открыла глаза и нежно улыбнулась мне:

– Привет, Дэнни!

– Да ну, к черту! Кто такой Элмер?

Ее улыбка сделалась шире, выражая сладострастный триумф, из горла вырвался воркующий звук полного удовлетворения.

– Это был очень благородный жест с твоей стороны, Дэнни, – произнесла она. – Хочу, чтобы ты знал, что я всю жизнь буду тебе благодарна.

– Жест? Что за жест, дорогая? – Я с недоумением смотрел на нее. – Пожалуйста, объясни, что за жест? – В моем голосе послышались противные ноющие интонации, как у нищего, который клянчит на улице десятицентовик на чашку кофе.

– Элмер мне все рассказал. – Глаза ее нежно светились. – Как ты возвратился в отель посреди ночи, и как тебе срочно нужно было опять уйти. Он ни разу не видел кого-либо в таком расстройстве из-за того, что приходится оставлять красивую девушку одну в номере на всю ночь, говорил Элмер. Поэтому когда ты попросил его проверить, не скучаю ли я, не страшно ли мне одной, он просто не мог отказать.

– Элмер так сказал? – промямлил я.

– Ты поступил как настоящий джентльмен, вот что он сказал. – Она снова повернулась на живот. – Ладно, все! Я ужасно хочу спать!

Вещи свои я собирал в полнейшем трансе и, уже выходя, взглянул еще раз на Деймон. Она мирно посапывала во сне, и я подумал, что вряд ли стоит ее будить, чтобы сказать “до свидания”. Поэтому я поставил чемодан к лифту и нажал кнопку Несколько секунд спустя двери распахнулись, и я вошел внутрь – Вниз? – спросил лифтер.

– Вниз! – согласился я Лифт достиг нижнего этажа и остановился, дверь отворилась, и я подхватил свой чемоданчик. Как бы мне хотелось иметь приятную необременительную работу, например гонять лифт вверх и вниз, приятную необременительную жизнь, как у этого малого. Он стоял в кабине лифта справа от меня, немного отвернувшись. Видно было, что он доволен жизнью во всех отношениях.

– Холл, – терпеливо произнес он.

Выходя из лифта, я мельком глянул на его лицо: симпатичный здоровяк лет около тридцати, отметил я. Но тут меня словно кто-то ударил между лопаток, и я внезапно остановился на полпути, круто обернувшись. Он внимательно наблюдал за мной настороженным взглядом, прикидывая расстояние и все такое прочее.

– Элмер? – выговорил я упавшим голосом.

– Элмер! – расплылся он в улыбке, нажав кнопку и навсегда исчезнув из моей жизни за дверью лифта.

По пути в Сан-Франциско я подумал, что, может, мне стоит послать небольшой подарочек Доун, когда вернусь в Нью-Йорк, в знак того, что я не сержусь. Надеюсь, коврик для крышки унитаза из настоящей норки будет самым подходящим, – что еще нужно девушке, у которой все есть?

Примечания

1

Намек на поговорку: “Если гора не идет к Магомету, то Магомет идет к горе”.

2

Дурень (фр).

3

Стингер – виски с содовой или виски с мятным ликером и со льдом.

4

Сэр Галахад – один из неустрашимых рыцарей “Круглого стола” в кельтском эпосе о короле Артуре.


home | my bookshelf | | Соблазнительница (Дэнни Бойд) |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 3
Средний рейтинг 5.0 из 5



Оцените эту книгу