Book: В ожидании чуда



В ожидании чуда

Алекс Стрейн

В ожидании чуда

Купить книгу "В ожидании чуда" Стрейн Алекс

1

Дверной звонок грянул, как гром среди ясного неба. Переливчатые трели разорвали тишину, промчались по небольшому холлу и ворвались в кухню. Кристин вздрогнула от неожиданности и застыла, прижав руки к груди. Господи, неужели это опять он? Кристин была уверена, что это Юджин. Он пришел для того, чтобы попытаться снова объясниться с ней, попросить ее понять и простить. Но она была совершенно не готова к новому разговору и новой боли, которая охватит ее при первых же словах Юджина и при взгляде на виноватое выражение его лица. Наверное, она могла бы простить все, что угодно... только не предательство. А действия Юджина, они сравнимы только с ударом исподтишка, это нож в ее беззащитную спину. Иначе и не назовешь.

Дверной звонок прозвенел снова, и беспомощный взгляд Кристин метнулся на цифер-блат настенных часов. Только сейчас она обнаружила, что уже почти половина двенадцатого ночи. Она так углубилась в свои переживания и генеральную уборку, по этой самой причине начатую на кухне, что потеряла счет времени. Нет, Юджин не мог заявиться так поздно... Если только не произошло что-то из ряда вон выходящее! Кристин подумала о том, что причиной позднего визита могла быть Мариза, жена Юджина и по совместительству подруга Кристин. Мариза вот-вот должна была разродиться вторым ребенком. Кристин бросилась открывать. Но у самой двери здравый смысл, которым Кристин всегда гордилась, пробился сквозь накрывшую ее волну беспокойства и вполне резонно заметил, что в этом случае Юджин обязательно бы позвонил. И уж конечно он не кинулся бы под проливным дождем к Кристин, чтобы сообщить ей эту новость, а повез бы жену в больницу... Беспокойство Кристин о подруге было таким сильным, что на некоторое время оно затмило воспоминание о недавнем разговоре, после которого Юджин больше не имел права называться ее другом. И о том, что он, наверное, не посмел бы снова прийти к ней. Вспомнив об этом печальном факте, Кристин в нерешительности замерла, уставившись на входную дверь.

Господи, но тогда кто же стоит за этой проклятой дверью? Половина двенадцатого, на улице несусветная темень, дождь, как из ведра, – вряд ли нежданный гость мог выбрать более неподходящее время для визита! Место тоже было совсем неподходящим, потому что визитер выбрал дверь черного хода, над крыльцом которого еще вчера сломался фонарь, а Кристин так и не успела попросить Юджина починить его...

Звонок зазвонил в третий раз, и на этот раз некто проявил большую настойчивость: Кристин захотелось заткнуть уши от непрерывного переливчатого звона.

– Кто там? – осторожно спросила она.

– Это я... – ответил мужской голос, и Кристин моментально растерялась.

Растерялась до такой степени, что едва не впала в столбняк. Нет, этого просто не может быть! Наверное, у нее на почве нервного расстройства начались слуховые галлюцинации.

– Кристин, ты меня слышишь? Открой дверь! – уже нетерпеливо приказал строгий голос из-за двери.

Кристин принялась открывать замки, потом непослушными пальцами скинула дверную цепочку, и дверь резко распахнулась.

Свет из комнаты залил мокрое крыльцо в три ступени и высокую мужскую фигуру. Рик. Пожалуй, он был последним человеком на Земле, которого Кристин ожидала увидеть на пороге этого дома.

– Рик? – пробормотала она, все еще не до конца поверив, что это он.

Правый уголок его рта дернулся в намеке на усмешку.

– Привет, дорогая. Позволишь войти или мне так и придется мокнуть под этим чертовым дождем?

«Дорогая» в его устах прозвучало как издевательство, но Кристин молча посторонилась, пропуская Рика в дом.

Он вошел уверенно, твердо и при этом подчеркнуто старательно обошел Кристин, словно она была прокаженной. Впрочем, Кристин так же старательно проигнорировала его тело-движения. По ее мнению, эта демонстрация выглядела даже немного смешной из-за своей нарочитости.

За спиной Рика с глухим стуком захлопнулась входная дверь, отрезая шелест дождя и потоки холодного влажного воздуха, устремившиеся было в дом. Кристин наблюдала, как он взялся за отвороты своего расстегнутого пальто и стряхнул повисшие капли. Потом снял его и аккуратно повесил в шкаф. Его действия были неторопливыми и очень уверенными, и вообще он выглядел так, словно не происходит ничего из ряда вон выходящего. Потом Рик повернулся лицом к Кристин и осмотрел ее с головы до ног.

Вот все и вернулось на круги своя: кровь точно так же, как и в первую их встречу, бросилась к лицу. Рик, конечно, все заметил, да и невозможно было это не заметить, и его красивое лицо исказилось в ироничной гримасе, стало почти неприятным, а глаза сделались совершенно холодными и презрительными.

У Кристин внутри все сжалось. Впрочем, снаружи она тоже невольно съёжилась, инстинктивно стараясь уменьшиться и скрыться куда-нибудь от демонстрируемой антипатии. Все эти месяцы Кристин жила в предчувствии надвигающейся катастрофы. Хотя почему надвигающейся? Катастрофа давным-давно произошла, в результате чего жизнь Кристин превратилась в сплошную черную полосу, просвета в которой не было даже в перспективе. И все события, происходящие после этой катастрофы, являлись лишь ее следствием: отголоски вселенского крушения, итог цепной реакции... Что-то вроде последствий атомного взрыва.

– Ты совсем не изменилась... дорогая.

– Я тебе не «дорогая», – испытывая тихое бешенство из-за того, что снова в его присутствии превратилась в испуганную дурочку, ответила Кристин. Впрочем, злилась она только на себя. – Зачем ты приехал?

– Как, ты не знаешь? – Он умело изобразил удивление, приподняв брови, но его взгляд стал еще презрительнее. Хотя куда уже больше!..

Существовала всего одна-единственная причина, заставившая его приехать сюда. Одно-единственное обстоятельство, из-за которого ему понадобилось увидеться с ней. Как ни странно, именно это привело Кристин почти в нормальное состояние. По крайней мере, теперь она хоть могла соображать. Кристин расправила плечи, выпрямилась и глубоко вдохнула.

– Конечно знаю, – спокойно ответила она, – просто не думала, что ты выберешь не слишком удачное время.

– Ничем не хуже, чем любое другое, – равнодушно ответил он. – К тому же у меня не слишком много свободного времени.

О, конечно! Откуда у него свободное время?! Странно еще, что он не задержался на годик-другой...

Кристин пожала плечами и направилась в кухню. Она слышала, что он помедлил, а потом направился следом за ней. Шесть ярдов показались Кристин шестью милями, а тяжелые шаги шедшего за ней мужчины странным эхом отдавались в ушах.

Это просто приступ клаустрофобии, попыталась успокоить себя Кристин. Так было всегда. Он слишком большой для этого дома, и он подавляет меня. Всегда подавлял. И всегда будет. Или после сегодняшней встречи уже не будет?

– Ты надолго? – осторожно поинтересовалась она, приободренная тем, что огромное пространство кухни несколько притупило приступ клаустрофобии.

– Почему ты спрашиваешь?

– Просто подумала, что ты много времени провел в дороге. Может быть, хочешь что-нибудь выпить? Кофе, чай?

Его глаза превратились в две узенькие щелочки, из которых на Кристин излились подозрение и холод.

– С чего это ты решила проявить такую заботу?

Господи, кто ее за язык дернул?! Неужели ей мало уроков, которые он ей преподал? Разве она могла надеяться, что за прошедшее время хоть что-то изменится, особенно его отношение к ней? Она никогда не тешила себя подобными иллюзиями, но, как оказалось, в ней по непонятной причине еще жила эта глупая надежда... Очень глупая надежда!

– У меня приступ вселенского человеколюбия, – не сдержавшись, вспылила Кристин, в данный момент сраженная острым приступом непонятного разочарования. Не хочет – и слава богу, ей же меньше хлопот... Черт его побери!

– Очень мило, что ты решила поиграть в гостеприимство, но я как-нибудь обойдусь. Я приехал по делу и надеюсь, что оно не займет слишком много времени. И, как только мы все решим, я тут же уеду. Не имею ни малейшего желания оставаться здесь дольше, чем необходимо.

– Конечно, ты прав, – тут же согласилась Кристин. – Давай немедленно разберемся с делами!

Она едва не улыбнулась при виде промелькнувшей по его лицу растерянности, и тут же подумала, что Рик всегда очень хорошо владел собой. Вот и сейчас ему понадобилось всего мгновение, и лицо снова стало холодным и отстраненным. Даже странно, что он позволил Кристин увидеть эту растерянность.

И тут же девушку стала накрывать черная непроглядная пелена. Кристин за несколько месяцев столько пережила, столько всего передумала и испытала всю возможную гамму чувств от ужаса, негодования и ненависти до смирения и покорности своей участи. Пожар в ее душе перегорел, и единственное, чего она сейчас желает, – это просто избавиться от прошлого и снова стать свободной и независимой. Она никогда уже не будет такой, как прежде: наивной и доверчивой простушкой, никогда не повторит своих ошибок. Даже сейчас ей было немного стыдно за прежнюю Кристин, которая смотрела на мир широко открытыми глазами и не ждала подвоха.

Сейчас это наконец произойдет! Но почему вместо облегчения она ощущает сосущую пустоту и одиночество?!

– Кристин, ты меня слышишь?

– Конечно. Я тоже хочу, чтобы все прошло как можно быстрее и по возможности... безболезненнее.

Кажется, он сказал «отделаемся малой кровью», словно собрался с ней воевать. Или думает, что это она с ним собралась воевать. Кристин почувствовала что-то похожее на жалость к Рику, который даже не собирался допускать вероятность того, что Кристин вообще не хочет крови: ни большой, ни малой. И еще она почувствовала нечто вроде мимолетного превосходства над ним – недоверчивым и напряженным.

– Очень хорошо, – сурово сказал он и сел за кухонный стол. – Присаживайся.

– Мы будем решать это... здесь? В кухне? – осторожно уточнила Кристин, и Рик кивнул. – Ах да... – неловко добавила она, – ты очень занятой человек, и у тебя так мало времени, что ты даже не можешь дойти до гостиной...

Рик, сдвинув брови, смотрел на нее холодно и сердито, словно Кристин за эти несколько минут успела в чем-то провиниться перед ним. Однако от комментариев воздержался. Порывшись во внутреннем кармане пиджака, он вытащил несколько сложенных вчетверо листов. Разгладив их на столе, он подвинул листы к Кристин.

– Прочти.

– И что... я должна буду с этим делать? – Она едва взглянула на бумаги, чувствуя, как сосущее чувство тоски усилилось, причиняя физический дискомфорт.

– Тебе нужно будет все подписать. Только и всего.

Рик откинулся на спинку стула и сложил руки на груди, словно приготовился к продолжительному ожиданию.

– Конечно... – она рывком выдвинула ящик стола, достала шариковую ручку и склонилась над листами.

– Мне кажется, ты не совсем понимаешь, что это за бумаги, – сказал Рик, и прямо перед ее носом хлопнула о стол его широкая ладонь, закрывая верхнюю часть листа.

Кристин медленно подняла взгляд на его лицо.

– Почему же не понимаю... Это бумаги на развод.

Ей удалось произнести это довольно спокойно, но она не выдержала взгляда Рика и опустила глаза. Прямо перед ней внизу листа, свободного от его ладони, стояла небольшая синяя галочка, где Кристин должна была поставить свою подпись. Она поставила.

– Подожди, – снова резко сказал Рик. – Надеюсь, ты отдаешь себе отчет в собственных действиях?

– Вполне. Я нахожусь в трезвом уме и твердой памяти, – уверила его Кристин, и Рик нахмурился еще сильнее.

– Даже не хочешь прочитать, что там?

– Меня абсолютно не интересуют детали нашего развода. Я не претендую на твое состояние, а с меня, как ты прекрасно знаешь, взять нечего. – Произнося эту маленькую и почти заготовленную речь, Кристин одновременно быстро подписала остальные экземпляры и подвинула листы Рику. – Вот и все, не смею тебя задерживать.

– Насколько я помню, это мой дом, – медленно произнес он, так пристально изучая Кристин, словно видел ее в первый раз. – Поэтому я здесь решаю, что мне делать. А ты еще пока моя жена...

– Это не надолго, – спокойно заметила она. – Судя по твоему настрою, через день-два я получу извещение о решении суда. К тому же, задерживаясь здесь, ты... здорово рискуешь, – тихо напомнила Кристин, не чувствуя ни облегчения, ни спокойствия – только усталость.

– Что ты имеешь в виду?

– Могут найтись свидетели того, что ты навещаешь меня... на ночь глядя.

– Ты что, мне... угрожаешь? – как бы даже удивился он.

– Что ты! Просто я не хочу, чтобы возникли какие-нибудь сложности. Основанием для развода является обстоятельство, что мы довольно длительный срок не живем вместе, не так ли?.. Но тогда ты должен понимать, что кто-то может увидеть твою машину и сделать собственные выводы...

Его лицо приобрело странное выражение: смесь настороженности и озабоченности, словно до него только что дошло, чем может ему грозить этот визит. Кристин не смогла сдержать усмешки: как это он, такой замечательный стратег, не смог учесть такой вариант? Ведь это маленькое упущение может обернуться большими проблемами.

– Может, поделишься, что именно вызвало у тебя такое бурное веселье? – очень сухо поинтересовался он.

– Мое веселье никак нельзя назвать бурным, – уклончиво ответила Кристин.

Рик насупился и стал собирать листы, а Кристин невольно проследила за движениями его рук, ловко и быстро собиравших со стола бумаги. Эти широкие ладони были ей хорошо знакомы. Наверное, она знала их лучше, чем собственные ладони. Широкие, сильные, смуглые, с длинными пальцами красивой формы. На правой кисти, возле большого пальца была заметна белая ниточка старого шрама – благодарность от бродячей собаки, которую десятилетний Рик пытался спасти от голодной погибели.

Габриель все уши прожужжал ей о том, каким Рик был в детстве добрым и сострадательным мальчиком. Он тащил в дом всю живность, которую мог обнаружить в округе: бездомных кошек, подбитых мальчишками птиц, хромых собак... И вот одна из этих псин не поняла благородного порыва и в целях самообороны тяпнула Рика за руку. Ему тогда делали прививки, водили по врачам и строго-настрого запретили приближаться к братьям нашим меньшим... Впрочем, этого наказа хватило всего на неделю, после чего, невзирая на все строгие запреты, на ранчо снова воскресла самостийная ветеринарная клиника. Да, наверное, это и было именно так, но с той поры прошло слишком много времени, и добрый и сострадательный Рик куда-то пропал, а вместо него появился этот: холодный, равнодушный, жесткий и почти жестокий.

Рик наконец собрал все бумаги и сунул их во внутренний карман пиджака. Потом он поднялся и молча направился к выходу. Кристин ждала, что вот-вот раздастся хлопок входной двери и... Но Рик зачем-то вернулся и теперь стоял в дверях кухни и смотрел на нее. Собрав всю силу воли, Кристин спросила:

– Что-то еще? Ты что-то забыл?

– С тобой... все в порядке? – после паузы и с заметной заминкой произнес он. Словно даже эта стандартная фраза далась ему с трудом.

– Да, я в полном порядке, – довольно убедительно солгала Кристин. Внутри что-то глухо дернулось и заболело. – Извини, просто время уже позднее, а я здорово устала сегодня. Прощай, Рик.

Он кивнул и ушел. На этот раз насовсем. Кристин невидяще посмотрела на опустевший стул, как будто Рик все еще сидел на нем. В ее воображении он действительно все еще сидел перед ней. Но не тот Рик, который десять минут назад холодно и равнодушно дал подписать ей бумаги на развод, а тот мужчина, которого она любила несколько лет. Иногда Кристин казалось, что она его любила всю свою жизнь и даже больше того – что она была рождена специально для того, чтобы быть с ним, принадлежать ему...

Господи, что за бредовые фантазии заполняли ее голову? Совершенно несостоятельные и ужасно глупые... В груди гулко, тяжело и устало стучало сердце, с каждым ударом увеличиваясь в размерах, занимая всю грудную клетку и наполняясь нестерпимой болью.

Я больше его не увижу. Никогда...

Кристин закрыла глаза, пытаясь справиться со своими эмоциями. Зачем он только приехал, неужели не мог прислать своих адвокатов?..

Кристин сложила перед собой на столе руки и уперлась в них лбом. Она старалась дышать глубоко и равномерно, чтобы быстрее прошла эта боль, но она все не проходила...



2

– Добрый день, маленькая сеньорита. Как поживаете?

Маленькая Кристин – ей всего семь – с огромным трудом удержалась, чтобы немедленно не спрятаться за мать. И было от чего струсить: над ней склонился огромный черноволосый мужчина с очень смуглым лицом и черными глазами. Но мужчина улыбался, сверкали белые зубы, от уголков глаз расходились смешливые морщинки, совсем как у ее отца, а рядом стояли улыбающиеся родители, молодые, красивые, которые ни капельки не боялись пришедшего в их дом черного гостя. Более того, они были рады его видеть, а отец Кристин долго тряс руку мужчины в крепком рукопожатии и даже пару раз хлопнул его по плечу. Так что никакой опасности не было и в помине, а прятаться просто так было довольно глупо. Ведь ей уже семь, она большая девочка!

– Добрый день, сэр, меня зовут Кристин, – вежливо ответила Кристин и подала незнакомцу руку.

Мама говорила ей, что, здороваясь, женщина должна первой протягивать руку. Мужчина изумился, замешкался, а потом присел перед Кристин, так чтобы их глаза оказались вровень, и осторожно взял ее маленькую ладошку в свою огромную ладонь. Хрупкие пальчики, казавшиеся слишком белыми на фоне смуглой кожи, утонули в огромной ладони мужчины, когда он с превеликой осторожностью пожал протянутую ручку Кристин.

– Очень приятно познакомиться, сеньорита Кристин. Меня зовут Габриель Винсенте Ромеро, но ты можешь звать меня дядя Гейб.

– А вы на самом деле мой дядя? – удивилась Кристин.

– Почти что дядя, – весело ответил Габриель Ромеро и подмигнул Кристин, а у родителей сделались какие-то странные лица, словно они внезапно загрустили.

Потом сеньор Ромеро вытащил из большой сумки, стоящей на полу, огромную книгу с разноцветными картинками и такую красивую куклу, что у Кристин захватило дух. На кукле было розовое платье, все в кружевах и оборочках, и розовые туфли. Светлые волосы куклы были завиты в тугие локоны, розовые губки бантиком, пухлые щечки и невероятно голубые глаза притягивали взгляд Кристин.

– Я привез вам подарок, маленькая сеньорита. Только я не знал, что вам понравится больше.

Кристин перевела растерянный взгляд с книги, на обложке которой были нарисованы танцующие эльфы, на невероятную куклу.

– Кристин умеет читать с четырех лет, – с гордостью заявила мама, и Кристин тут же подумала, что куклы ей теперь точно не видать. Добрый сеньор Ромеро решит, что, раз Кристин уже умеет читать, она выберет книгу.

– В куклы я тоже люблю играть, – осмелилась пискнуть она, взрослые рассмеялись, а Кристин едва не заплакала от досады. И почему они так себя непонятно ведут?

– Это все ваше, сеньорита, – заверил ее сеньор Ромеро, протягивая Кристин подарки.

Девчушка почти молитвенно сложила ручки, боясь дотронуться до белокурого чуда. Гостю пришлось почти всунуть подарки в руки девочки, и Кристин прижала их к себе так крепко, что острый угол книги впился ей в бок.

– Большое спасибо, сеньор Габриель Винсенте Ромеро, – пролепетала она, старательно выговаривая странное имя мужчины.

Впервые за свою семилетнюю жизнь она получила такие роскошные подарки. Родители тоже покупали ей игрушки и книги, но они были не такими прекрасными! В глазах девочки сеньор Габриель тут же встал на ступеньку выше Санта-Клауса и всех известных ей волшебников.

– О, сеньорита, разве мы не договорились, что вы будете звать меня дядей Гейбом? – улыбаясь, покачал головой сеньор Ромеро.

– Да, сэр. Простите, дядя Гейб, – тут же поправилась Кристин. – Большое спасибо за ваши подарки. Мама, можно мне пойти в свою комнату?

– Конечно, дорогая. Я позову тебя, как только будет готов обед.

Кристин, продолжая прижимать обретенные сокровища к груди, почти бегом устремилась в свою комнату. Она усадила куклу на самое почетное место, а рядом положила книгу с танцующими эльфами на обложке. Через неплотно прикрытую дверь до девочки доносились голоса взрослых, обсуждающих свои проблемы, а низкий и глубокий голос Габриеля Ромеро казался ей самым приятным голосом на свете. Маленькая Кристин стояла на коленях перед собственной кроватью и осторожно разглаживала розовое платье куклы, расправляла белые, с блесками кружева и широкие атласные ленты. На большее она пока просто не осмеливалась!

Потом мама позвала ее обедать, а потом оказалось, что кроме невероятной куклы и волшебной книги сеньор привез много сластей и огромный торт. Наверное, так себя чувствовал Аладдин, попавший в пещеру с сокровищами. Кристин была настолько ошеломлена приятными сюрпризами, посыпавшимися на нее с появлением сеньора Габриеля Ромеро как из рога изобилия, что буквально онемела. Вообще-то Кристин была не из тех тихих и послушных детей, которых ставят в пример шалунам и баловникам, но сегодня она превратилась в идеального ребенка, и родители даже пошутили по этому поводу. А сеньор Габриель сказал, что Кристин и есть идеальный ребенок. Еще он сказал, что обязательно пригласит ее к себе в гости на ранчо, где он разводит прекрасных лошадей, и даже разрешит Кристин покататься на одной из них...

Он так красочно описал возможное время-препровождение на ранчо и тут же по ходу придумал огромное количество различных вариантов интереснейших занятий, что Кристин слушала его, приоткрыв рот и округлив глаза. Слишком много для маленькой Кристин! В ее воображении ранчо тут же превратилось в волшебную страну, где исполняются все желания и где царит вечное веселье, а сеньор Габриель – в самого доброго, самого красивого и могущественного мага, которому все по плечу.

Прошли годы, но это первое впечатление так сильно врезалось в сознание Кристин, что все, что было связано с сеньором Ромеро, его семьей и его ранчо, казалось Кристин добрым и светлым. И впоследствии это сыграло с ней злую шутку. Но сейчас она была очарована Габриелем, его подарками и рассказами.

Поздно вечером, когда мама укладывала ее спать, Кристин смогла расспросить ее о сеньоре Габриеле.

– Мама, а сеньор Габриель иностранец?

– Нет, Кристин, – удивилась мама, а потом тихонько рассмеялась. – Сеньор Габриель никакой не иностранец. Он живет в штате Техас, у него большое ранчо и он занимается разведением лошадей.

– А почему он такой черный, почему у него такое длинное и странное имя, почему себя он назвал «сеньор», а меня «маленькая сеньорита», почему он сказал, что «почти что дядя»?.. – затараторила Кристин, словно боялась что-то упустить и не узнать о сеньоре Габриеле много нового и интересного.

– Тише, тише... – улыбаясь, остановила ее мама. – Слишком много вопросов, малышка. Предки сеньора испанцы, поэтому он такой смуглый, а «сеньор» и «сеньорита» это просто вежливое обращение.

– А дядя? Почему «почти дядя»? – не думала униматься Кристин.

– Потому что сеньор Габриель нам не родственник. Он просто очень давний и хороший друг папы. А теперь спи, малышка...

Кристин послушно закрыла глаза. Мама поцеловала ее, поправила одеяло и ушла, прикрыв за собой дверь. А Кристин еще долго не спала, взбудораженная событиями этого дня. Она уснула, зажав в маленьком кулачке подол розового платья своей новой куклы...

Сеньор Габриель приезжал еще неоднократно, и каждый раз он привозил множество подарков и восхищался тем, как Кристин быстро растет и какая она становится хорошенькая, а Кристин все ждала, когда сеньор пригласит ее в гости на волшебное ранчо. Это желание осуществилось при весьма печальных обстоятельствах: спустя два месяца после дня рождения Кристин – ей исполнилось двенадцать – в автомобильной катастрофе погибла ее мать, а отец погрузился в такую депрессию, что, кроме его потери и его необъятного горя, все остальное для него перестало существовать. Ища забвения, он стал топить горе в алкоголе.

Для Кристин жизнь разделилась на две половины. В одной были мама и место радости, играм в «капитана Кука, похищаемого туземцами», подружки и уверенность, что родители обо всем позаботятся, что за ними ты как за каменной стеной. Во второй – Кристин узнала, что одиночество и отчаяние можно осязать физически, точно так же, как и страх перед пьяным отцом, небритым и каким-то съежившимся, который после виски начинал рыдать, размазывая по лицу пьяные слезы. Иногда Кристин казалось, что запахом виски пропитан весь дом. Он преследовал ее, и лишь в своей комнате она спасалась от черноты, стремительно поглощавшей ее некогда светлый мир. Кристин молилась, чтобы случилось хоть что-то, что смогло бы ей помочь. И это случилось: приехал сеньор Габриель Ромеро.

Кристин услышала дверной звонок и некоторое время выжидала, прислушиваясь к звукам притихшего дома. Она очень хотела, чтобы отец еще был в состоянии открыть дверь. Кристин боялась открывать дверь, боялась услышать еще какую-нибудь страшную и непоправимую новость. Но отец не вставал, а дверной звонок продолжал надрываться.

Девочка выскользнула из комнаты и по темному коридору направилась к входной двери. В полуоткрытую дверь родительской спальни она увидела спящего на кровати прямо в одежде отца. На полу валялась пустая бутылка. Кристин долго возилась с замком, а потом распахнула дверь.

– Добрый день, сеньорита Кристин.

Кристин охнула и прижала руки к груди, во все глаза глядя на высокого черноволосого мужчину.

– Сеньор Ромеро! – выдохнула она и каким-то непостижимым образом оказалась в его объятиях.

– Мне так жаль, сеньорита... Так жаль... Простите, что я не мог приехать раньше.

– Это ничего, – прошептала девочка, отстраняясь и быстро вытирая глаза. – Проходите, сеньор...

Габриель вошел и с недоумением огляделся.

– Где ваш отец, сеньорита?

– Он... он очень устал и сейчас спит.

– Спит... – повторил Габриель, и Кристин его тон показался зловещим. Но он тут же улыбнулся девочке. – Вы не угостите меня чаем, сеньорита?

– Конечно, одну минуту. Пожалуйста, проходите в гостиную.

Кристин бросилась на кухню и включила чайник. Потом девочка нашла самую красивую чашку – единственную оставшуюся от любимого маминого сервиза и припрятанную в шкафу половину пачки сахарного печенья. С тех пор как отец начал пить, в доме почти перестали появляться продукты, и эта пачка для Кристин была почти что сокровищем. Она красиво разложила печенье на тарелочке, поставила чай и печенье на поднос и понесла в гостиную.

Габриеля в гостиной не было, и руки Кристин невольно дрогнули. Неужели он уже ушел? Она поставила поднос на низенький столик и бросилась проверять, на месте ли пальто сеньора. И остановилась как вкопанная, услышав крики. Это был голос сеньора Габриеля, который кричал на ее отца. Кристин поняла, что сеньор очень разозлен. Она мелкими шажками стала приближаться к родительской спальне, откуда слышался шум. К тому времени как Кристин оказалась напротив дверей спальни, голоса стихли, но девочка не решилась зайти. Она вернулась в гостиную, села на диван и стала ждать.

Габриель появился в гостиной через четверть часа в сопровождении отца Кристин, у которого были совершенно мокрые волосы и почти трезвый вид. Кристин медленно поднялась.

– Папа?

– Собирайтесь, маленькая сеньорита, вы едете со мной, – велел Габриель, а отец Кристин не проронил ни звука, только кривовато и как-то жалко улыбнулся дочери.

– С вами? – Взгляд Кристин остановился на сеньоре, и глаза девочки становились все больше и больше по мере того, как она осознавала эту новость. Она просто не поверила собственным ушам.

– Я обещал вам взять вас на ранчо, – Габриель тепло улыбнулся, – мне казалось, что вы будете рады.

– О, я рада! Я очень рада. Но папа...

– Ваш отец приедет за вами через некоторое время. Как только решит свои проблемы.

3

– Кристин!..

Кристин от неожиданности вздрогнула, едва не свалившись при этом со стула, и резко подняла голову. И не поверила собственным глазам: перед ней стоял Рик собственной персоной. Кажется, она задремала и теперь, увидев его, решила, что это просто продолжение ее сна. Скорее уж ночного кошмара! А как же иначе? Ведь Рик уже давным-давно должен был выехать на шоссе, ведущее в Остин, или в Даллас, или еще куда-нибудь. Но Рик, стоящий сейчас перед ней, был слишком реален для того, чтобы быть всего лишь продолжением ее сна. Так же реален, как и вода, капающая с его дорогого кашемирового пальто. Кристин опустила глаза и увидела, что у ног Рика уже натекла небольшая лужица.

– Что случилось? Ты что-то забыл? – удалось выговорить ей.

Кристин попыталась сесть прямо, но это оказалось не так-то легко: от долгого неподвижного сидения у нее затекло все тело, а в правую ногу словно одновременно вонзились примерно миллион маленьких, но очень острых иголок.

– Случилось? – выговорил Рик и раздраженно откинул со лба мокрые пряди. С волос тоже капала вода. – Да, черт побери, случилось! Неужели ты думаешь, что я вернулся бы сюда по собственной воле?!

Кристин пропустила это язвительное замечание и даже не поморщилась.

– Что произошло? – повторила она, стараясь незаметно от Рика помассировать ногу, которая отчаянно болела.

– Моя машина сломалась! – грубо сказал он. – Даже представить не могу, что могло случиться с этой колымагой!

– Машина сломалась? – словно попугай, глупо переспросила Кристин, удивленная до крайности.

Рик только зло сверкнул глазами.

Впрочем, реакция Кристин была вполне понятной. У Риккардо сломалась машина – более невероятное заявление трудно себе представить! Ее почти что бывший муж отдавал предпочтение очень дорогим и надежным машинам. Насколько Кристин помнила, у Рика был «мерседес» одной из последних моделей: уж эти-то автомобили всегда отличались надежностью, а их внутренние механизмы – безупречной работой в течение многих лет. Так что Кристин даже представить не могла, что вдруг могло случиться с его машиной.

– Прости. Я могу чем-нибудь помочь?

– Хотелось бы мне знать, что у тебя на уме?

– Что? – изумилась Кристин, пораженная его ядовитым тоном. Рик исходил раздражением и злостью, словно змея ядом.

– Чем ты можешь мне помочь?! Ты что, содержишь автомастерскую?

– Нет, но...

– Переквалифицировалась в автомеханики? – продолжил он язвить.

– В автослесари! – разозлилась Кристин. В конце концов, она вовсе не виновата в том, что его верный железный конь именно сегодня и именно в этом месте решил покапризничать. – Я могла бы дать тебе фонарь или инструменты. А еще ты можешь позвонить в мастерскую, чтобы машину отбуксировали, куда тебе нужно. И нечего на меня кричать!

– Где телефон?

– В гостиной. По коридору направо.

– Господи, зачем меня сюда понесло... – пробормотал Рик себе под нос.

– Для меня твой визит тоже большая загадка, – задумчиво проговорила Кристин, изучая оставленные Риком мокрые следы на полу.

Нужно взять тряпку и все убрать, решила она, но, едва встала, как из гостиной до нее донесся негодующий крик Риккардо:

– Этого просто не может быть!

Что еще случилось? – подумала Кристин и нехотя поплелась выяснять, чем Рик снова недоволен. Не стоило вообще пускать его в дом: пусть бы мок на крыльце до утра. Может, хоть дождь остудил бы его вспыльчивую натуру.

Войдя в гостиную, Кристин обнаружила Рика в крайнем раздражении: он тряс телефон, который и так на ладан дышал после того, как маленький сынишка Маризы решил проверить прочность пластикового корпуса, уронив беднягу на пол. Перестав трясти аппарат, Рик снова поставил его на специальную полочку, которую смастерил Юджин, и принялся беспорядочно тыкать во все кнопки.

– Что ты делаешь? – поинтересовалась Кристин. Желание выставить Рика на улицу стало почти нестерпимым.

– Твой телефон не работает! – Казалось, Рик с трудом сдерживает желание запустить телефон в стену. – Господи, ну что сегодня за день такой!

– Не может быть! Все было в порядке...

– Не может быть? – грозно переспросил он, и Кристин поняла, что Рик входит в состояние, когда его дальнейшие реакции становятся мало предсказуемыми.

Он всегда вспыхивал как порох, и Кристин несколько раз была свидетелем этих взрывов. Провоцировать Рика стоило лишь в том случае, если возникало желание круто изменить свою жизнь. Сейчас у Кристин этого желания не было.

– Еще два часа назад телефон работал, – спокойно проговорила она. – Возможно, какие-то неполадки на линии?

– Возможно, – нехотя проскрипел он, и Кристин приободрилась.

– Поэтому не стоит так на меня смотреть.

– Как?

– Словно я все это специально подстроила.

– Мне хотелось бы так думать... Но тебе не кажется, что слишком много совпадений?

– Хочешь обвинить меня в том, что я организовала поломку твоей машины, а потом перерезала телефонный кабель? – насмешливо поинтересовалась она. – Опомнись, Риккардо. Я даже не знала, что ты можешь пожаловать на ночь глядя... Кроме того, мне так же сильно, как и тебе, хочется, чтобы твой, к слову уже изрядно затянувшийся, визит поскорее подошел к концу.

Эти слова не понравились Рику. Кристин видела, как в тонкую полоску сжались его губы, а на щеке дернулся мускул. Откушайте аналогичного хамства, почти злорадно подумала Кристин, но почти сразу ей стало стыдно за свое злорадство. Негатив не приносит удовлетворения, зло всегда порождает только зло, а этого «добра» в жизни Кристин и так хватало...



Господи, в самом деле, что сегодня за день?! Сначала Юджин, потом неожиданный приезд Рика, и вот теперь еще и это... Неприятности посыпались

– Ладно, Рик, не будет ничего хорошего, если мы сейчас будем обмениваться колкостями, надеясь досадить друг другу. Нужно что-то придумать.

– Ты просто читаешь мои мысли, – скривив губы, заявил Рик, но в его голосе больше не было прежней злости. – Только знать бы, что можно придумать в этой ситуации!

– Где твоя машина?

– В паре миль отсюда. Ты хочешь притолкать ее сюда вручную?

– Ты опять?

Рик отвел взгляд и с силой потер ладонью лоб.

– Прости, я не хотел. Просто я вымок, машина сломалась, и это выбило меня из колеи.

Они оба знали, что причина кроется совершенно в другом, но оба сделали вид, что все действительно так. Ни к чему было начинать все заново. Кристин кивнула, давая понять, что извинения приняты. Она направилась к выходу, Рик после секундного замешательства пошел за ней.

– Что ты собираешься делать? – спросил он, наблюдая, как Кристин надевает дождевик.

– У меня в гараже стоит джип. Он, конечно, не ахти, но отбуксировать твою машину вполне способен. Линия не будет испорчена вечно. Думаю, через час-другой связь наладят, ты сможешь решить все свои проблемы...

– Чья это машина? – неожиданно резко спросил Рик, и Кристин удивленно обернулась.

– Что?

– Я спрашиваю, чей джип стоит в твоем гараже?

– А... – неопределенно протянула Кристин, зная, что испытывает его терпение. Но с чего вдруг его так это заинтересовало? – Разве ты получил не все доклады своего... соглядатая?

– Что? – Рик едва не поперхнулся.

– Да, я знаю, что Юджин шпионил для тебя. Или ты станешь все отрицать? Заранее предупреждаю, что это бесполезное занятие – Юджин сам признался мне в этом, а он не из тех людей, кто станет лгать. Кроме того, ему нет никакого смысла чернить себя в моих глазах.

Кристин посмотрела на опешившего Рика. Она в первый раз видела его настолько растерянным. Похоже, для Рика провал миссии его шпиона стал некоторым образом ударом ниже пояса. Но для Кристин поступок Рика тоже оказался ударом ниже пояса. Это было не просто нечестно. Это было подло. Кристин вспомнила каменное лицо Юджина, когда он ей все рассказал, даже не пытаясь хоть как-то оправдаться, и снова испытала тянущую глухую боль.

Юджин и Мариза были с ней почти с самого первого дня пребывания на этой ферме. Они помогали ей во всем, она считала их своими друзьями и ангелами-хранителями. Было просто невыносимо думать о том, что все это время Юджин вел двойную игру. И ей хотелось верить словам Юджина, что Маризе об этой двойной игре было неизвестно. Сегодня утром ее вера в людей так пошатнулась, что вряд ли Кристин смогла бы пережить предательство женщины, которую считала своей лучшей подругой.

Рик продолжал молчать, но Кристин и не ждала от него иного. Она надела дождевик, вытащила из шкафа фонарик, накинула на голову капюшон и вышла на улицу. Ветер тут же бросил ей в лицо пригоршню холодных и колючих брызг, и Кристин потуже стянула тесемки капюшона. Подсвечивая себе фонариком – что в такую погоду было практически бесполезно, Кристин почти бегом устремилась к гаражу. Тяжелые ворота пронзительно скрипнули, а потом подались, нехотя раскрывая черное нутро гаража. В свете фонаря джип блеснул темным боком, сверкнули отраженным светом фары, словно приветствуя хозяйку. Кристин кончиками пальцев коснулась прохладного крыла машины, а потом вскарабкалась на подножку. При ее росте и комплекции джип казался Кристин почти чудовищем.

Кристин устроилась на сиденье и вставила ключ в зажигание. Мотор сыто и уютно заурчал. Его довольное урчание, послушность и надежность, знакомые запахи салона и уютная подсветка приборной доски всегда успокаивающе действовали на Кристин. Как хорошо, что она купила эту машину!

Дверца с ее стороны распахнулась, но Кристин сделала вид, что изучает показания приборов. Хотя что там изучать? Давление масла в норме, количество оборотов это вообще для нее темный лес – главное, чтобы стрелка не заползала далеко на красное. Основополагающим для нее было только количество топлива, но вчера вечером она залила полный бак.

– Я поведу, – сказал Рик, видимо отчаявшись дождаться хоть какой-то реакции на свое появление.

– Не стоит. Я знаю эту дорогу гораздо лучше.

Рик почему-то не стал возражать, хотя Кристин этого ждала и даже пыталась приготовиться. Он молча обошел машину и забрался на соседнее сиденье. Конечно, джип был не просто большой, он был огромный, и Кристин очень этим гордилась и обожала свободное пространство внутри машины, но с появлением Рика места осталось катастрофически мало, словно кузов внезапно съежился. Кристин неловко подвинулась, инстинктивно оберегая свое жизненное пространство. Она не хотела быть слишком близко к Рику, но и не желала, чтобы он заметил ее телодвижения. Так он вполне может решить, что все еще оказывает на нее какое-то воздействие.

Кристин выжала сцепление, включила скорость, и джип плавно нырнул в сырую промозглую мглу.

Они ехали молча. Ночь, урчание двигателя, дождь, барабанящий по крыше... Кристин не рискнула включить радиоприемник, который был настроен на ее любимую станцию. Как раз в это время на этой волне звучали лирические любовные композиции. Темнота и влага обволакивали, окна запотели... Эта ситуация напомнила Кристин сюжет старого фильма. Только в том сюжете окна запотели из-за того, что мужчина и женщина в салоне занимались любовью. Кристин поёжилась, отгоняя глупые воспоминания. Кажется, сегодня она действительно переутомилась и плохо контролирует собственные мысли и чувства.

К счастью, они как раз добрались до места: свет фар джипа выдернул из темноты лоснящийся бок «мерседеса», больше похожего на огромного кита, выброшенного на берег. Кристин плавно затормозила.

Понадобился почти час, чтобы отбуксировать автомобиль Рика к дому, и еще полчаса, чтобы с помощью лебедки закатить тяжелую машину на маленький двор. Кристин вымокла до нитки, несмотря на дождевик, ее джинсы до колен были измазаны жидкой грязью, а дождь и не думал униматься. Наоборот, припустил еще сильнее.

Кристин взглянула вверх, и ей показалось, что напитанные водой тучи задевают крышу. Она стерла ладонью воду с лица и посмотрела на маячившую перед входом в гараж размытую фигуру Рика. Он тоже промок, испачкался и теперь, наверное, проклинает себя на чем свет стоит, что его понесло сюда.

Кристин направилась в дом. Она так устала, что грязные следы уже не вызывали у нее немедленного желания вымыть пол. Уберу все завтра, решила она. Но, взглянув на часы, поправилась: нет, уже сегодня, но позже.

Вздохнув, Кристин поплелась в гостиную и проверила телефон. Он по-прежнему не работал. Действительно, что за день такой?! Если бы не Рик и его проблемы, она бы уже спала и видела если не десятый, то уж третий сон точно. А теперь вот вынуждена в три часа ночи заниматься совсем неженскими делами. О-хо-хо...

Хлопнула входная дверь, оповещая о появлении Рика. Кристин повернулась и оказалась с ним нос к носу.

– Телефон еще не работает, – проинформировала его Кристин, но упрямец все равно решил удостовериться, схватив телефонную трубку и прижав ее к уху.

Кристин пошла в кухню, решив предоставить Рика самому себе. В конце концов он взрослый человек, а это, как он уже изволил ей напомнить, его дом. Так что пусть свои насущные проблемы решает сам. Больше всего на свете ей хотелось принять душ, надеть свою любимую пижаму и утонуть в перине, натянув одеяло до подбородка. Или вообще укрывшись с головой.

– Кристин...

– Что? – спросила она, не оборачиваясь.

– Я хочу напомнить тебе о твоем собственном предложении.

– О каком именно?

– Не хочешь посмотреть на меня? – Кристин нехотя обернулась. Похоже, Рика задело ее нарочитое игнорирование. – Я о твоем предложении выпить. Я здорово продрог и не отказался бы сейчас от виски.

– Извини, виски нет, но есть немного коньяку.

– Коньяк – это прекрасно.

Нет, сегодня ей, кажется, не добраться до своей перины, пижамы и горячего душа. Кристин пошла в гостиную и, открыв бар, достала из его зеркальных глубин бутылку коньяка, принесенную, кажется, сто лет назад Юджином. Коньяк Кристин использовала исключительно в лечебных целях, что Юджин в шутку называл «святотатством» и «издевательством над его чувствами». Он говорил, что погорячился, принеся Кристин бутылку, и тут же предлагал заменить коньяк на виски, джин и что-то еще «подешевле и не такое вкусное», на что Кристин каждый раз твердо заявляла, что ей нужен только коньяк. Юджин вздыхал, морщил лоб и хмурил брови, но они с Маризой знали, что все это игра, и забавлялись от души.

На этой мысли Кристин резко себя одернула. Все, хватит думать о Юджине и о том, как здорово они втроем проводили время. Кристин достала пузатый бокал и налила янтарной, терпко пахнущей жидкости на полдюйма. Немного подумала и долила до середины бокала. После чего обернулась и... снова едва не наткнулась на Рика, который как-то незаметно умудрился приблизиться к ней почти вплотную.

– Твой коньяк.

Он молча забрал из ее пальцев бокал, через плечо Кристин заглянув в недра встроенного бара.

– Богатый выбор, ничего не скажешь, – заметил Рик, отпивая глоток. – Похоже, ты нашла маленькие радости.

Только через несколько секунд до Кристин дошло, что он намекает на то, что она тут спивается по-тихому.

– Если ты о том, что я увлекаюсь алкоголем, то вынуждена тебя разочаровать: я не пью.

– А это что? – Он указал на ряд бутылок. Бутылки были как на подбор – все красивые, под стать дорогому содержимому.

– Это – подарок.

Вино подарила Лидия во время своего последнего приезда.

– Зачем это? – удивилась тогда Кристин.

– Это презент. И, осмелюсь заметить, довольно дорогой.

– Мне не нужно вино, Лидия, – попыталась образумить ее Кристин, но та только тонко улыбнулась и покачала головой.

– Уж не думаешь ли ты, что я повезу это все обратно?

Кристин и Лидия прекрасно понимали друг друга, несмотря на огромную разницу в возрасте. Наверное, они не могли быть ближе даже в том случае, если бы Кристин была родной дочерью или, скорее, внучкой Лидии.

– Кроме того, я же не заставляю тебя выпить его в кратчайшие сроки. Будешь угощать друзей... Можно также употреблять в лечебных целях, – задумчиво добавила Лидия.

– Ужас! Учитывая количество лекарства и мое «слабое» здоровье, к твоему следующему приезду я уже сопьюсь! – шутливо посетовала Кристин, и они расхохотались...

Кристин захлопнула бар и обошла Рика. Она успела заметить скептическое выражение, за-тывшее на его лице. Похоже, он не поверил ни одному ее слову. Дело его, Кристин не собиралась ему ни что-то объяснять, ни в чем-то убеждать. Ей вообще нет никакого дела до того, что думает о ней почти что бывший муж.

– Куда ты идешь?

– А ты как думаешь?

– У меня есть кое-какие предположения.

– Не нужно строить предположения. Я просто иду спать.

– Идешь спать? – неверяще переспросил он, и Кристин нервно вздохнула.

Может, для него это и в порядке вещей: бодрствовать всю ночь, но она-то привыкла вставать, как говорится, с петухами, а они проснутся уже часа через два.

– Именно. Завтра... то есть уже сегодня, – поправилась она, – у меня тяжелый день.

Только сказав это, Кристин поняла, что тяжелым ожидается не только сегодняшний день, – впереди череда таких дней, длинная-предлинная... Тяжелых не в физическом смысле, конечно, а в моральном.

– А мне кажется, ты просто решила сбежать, – бросил он, отпивая еще глоток.

Кристин замерла. Невероятное заявление! Он обвиняет в этом ее?! Боже, какая наглость! Разве не он избегал ее все эти несколько месяцев?

– Ты льстишь себе, – холодно и неприязненно заявила она. – Причем очень грубо.

– Нисколько. Кстати о твоем приступе вселенского человеколюбия...

– Прости?

– Я только что понял, что ужасно проголодался... – И Рик выжидающе посмотрел на Кристин.

Что он еще придумал, ее почти бывший муж? Неужели он считает, что Кристин тут же бросится на кухню готовить ему ужин?

– Он не распространяется настолько далеко. Если ты голоден – приготовь еду сам. В конце концов, как ты уже успел напомнить мне, это твой дом.

– И все-таки...

– Никаких «все-таки»! Риккардо, мне до смерти надоели твои игры и то, что ты делаешь вид, будто ничего не происходит. Мы разводимся, я подписала все бумаги, и, думаю, через день-два нас уже ничего не будет связывать. Завтра я освобожу этот дом.

– И куда ты поедешь?

– По-моему, это уже не твое дело. Впрочем, оно никогда и не было твоим, – добавила Кристин, и помимо воли в ее голосе проскользнула горечь.

– Кристин...

– Я иду спать. Спокойной ночи, Риккардо.

Кристин стремительно вышла из гостиной и направилась в свою комнату. Она, как и мечтала, приняла горячий душ и забралась в кровать. Накрываясь стеганым одеялом, Кристин мечтала лишь об одном – чтобы она завтра проснулась, а Рика уже не было в этом доме. Вообще-то намного больше ей хотелось, чтобы он вообще никогда не появлялся в ее жизни. Разве она могла предположить, что ее знакомство с сеньором Габриелем, его семьей и ее каникулы на ранчо закончатся так... печально?

4

Они добирались до ранчо Ромеро довольно долго – почти двенадцать часов. Но что такое двенадцать часов по сравнению с несколькими годами ожидания?

– Как вы, сеньорита Кристин?

– Спасибо, все отлично. – Кристин изо всех сил старалась не поддаваться тяжелой дреме и упрямо раскрывала слипающиеся веки.

– Уже скоро будем на месте. Кажется, я уже вижу огни.

Эта новость заставила девочку встрепенуться и приникнуть к стеклу. Она всматривалась в темноту до тех пор, пока в глазах не стали прыгать разноцветные точки, но никаких огней все равно не видела. Однако уже через четверть часа Кристин убедилась, что Габриель оказался прав: впереди показалось множество огней. Кристин даже подумала, что это маленький город. Но потом оказалось, что светятся окна огромного дама и множество фонарей, подвешенных на хозяйственных постройках и навесах.

– Здесь очень красиво, – тихо проговорила Кристин.

– Погодите, сеньорита, сейчас еще ничего нельзя разглядеть. А вот завтра вы убедитесь, что я говорил чистую правду. Лучше этого места на земле не сыщешь! – убежденно заявил Габриель, но Кристин и не думала спорить. Ее сердце билось неровными толчками в ожидании обещанных чудес.

Автомобиль въехал на огромный двор, и Кристин увидела, как к ним спешат несколько человек. Впереди шла высокая женщина, красивая и светловолосая, одетая в длинное темное платье. Кристин вылезла из машины.

– Добрый вечер, сеньорита Кристин, – тепло поприветствовала ее женщина.

– Добрый вечер.

– Меня зовут Августина, я жена Габриеля.

– Очень приятно, – отозвалась Кристин, неожиданно почувствовав, что от усталости и переживаний ноги у нее просто подкашиваются. Но как она сможет сказать об этом доброй сеньоре?

Но Августина обо всем догадалась сама.

– Бедное дитя, ты едва держишься на ногах. Пойдем в дом. – Она заботливо обняла Кристин за плечи и повела в дом.

Двухстворчатые деревянные двери распахнулись, и на Кристин пахнуло сложной смесью удивительных запахов: неведомых пряностей, выпечки, сухих трав и еще чего-то странного и волнующего. Этот запах встречал потом Кристин в каждый ее приезд на ранчо Ромеро.

– Проходи, дорогая. Изабель, Антонио, встречайте нашу гостью! – позвала Августина, и из боковой двери тут же появились два подростка: девочка и мальчик.

Девочка была высокая, гораздо выше Кристин, смуглая и темноволосая, с резкими чертами лица и очень темными глазами. Мальчик был почти ее точной копией, за исключением того, что волосы у него были более светлые, а глаза – неправдоподобно зеленые, как весенняя трава.

– Это мои дети, Изабель и Антонио, они близнецы и твои ровесники. Мой старший сын Риккардо, ему двадцать один год, приедет только через несколько дней. Изабель, Антонио, это сеньорита Кристин.

– Добрый вечер, – тихо пробормотала девочка.

Рядом с этими красивыми, смуглыми и высокими детьми она чувствовала себя совсем маленькой и бледной.

– Добрый вечер, Кристин. Как здорово, что ты приехала! Папа нам так много рассказывал о тебе. Антонио, перестань так пристально смотреть на Кристин, ты ее смущаешь, – тут же затараторила Изабель, общаясь с Кристин так непринужденно, словно они не просто сто лет знакомы, а самые лучшие подруги.

– Я бы рад не смотреть, но Кристин такая хорошенькая, – тут же весело заявил Антонио, и, не успела девочка смутиться, как они увлекли ее за собой.

Кристин потом долго думала о том, что, приехав в чужой дом, она сразу же почувствовала себя так, словно после долгого отсутствия вернулась домой и все домочадцы ужасно этому рады.

– Специально к твоему приезду мама испекла свой фирменный пирог. Еще мама приготовила говядину по-андалузски. Надеюсь, ты не вегетарианка и не сидишь на диете?

– Нет, – растерянно отозвалась Кристин.

– Прости, что я так подумала, просто ты очень худенькая! Моя подруга Джули вечно сидит на всяких диетах и даже голодает по целой неделе. В прошлую пятницу она упала в голодный обморок, представляешь? Мама говорит, что это настоящее самоистязание. Столько мучений всего из-за пары фунтов! Я бы никогда на такое не решилась...

В этот момент ноздрей Кристин достиг непередаваемый аромат мяса и острого соуса, и рот девочки наполнился слюной. Кристин поняла, что голодна как волк... как целая стая волков, хотя еще несколько минут назад из-за волнения она совершенно не чувствовала голода.

– Ох, мне кажется, ты ужасно голодная, – тут же сказала Изабель. И не успела Кристин из вежливости слабо запротестовать, как Изабель рассмеялась и добавила: – Прости, что я так прямолинейна, я всегда такая. Мама говорит, что мне не мешает проявлять побольше деликатности, но это порой так трудно...

Изабель говорила и одновременно увлекала Кристин за собой. Через минуту дети оказались в огромной столовой, где уже был накрыт стол.

За ужином собралась вся семья: Габриель, Августина, Изабель и Антонио. Кроме того, за столом присутствовали еще несколько мужчин. Как немного позже пояснила Изабель, это были управляющий ранчо Мартин Хэпберн и хозяин соседнего ранчо Христиан Мендес со своим управляющим.

Мужчины вели неспешную беседу, дети по мере сил старались вести себя спокойно, а сеньора Августина следила за всем происходящим за столом. Ужин был великолепен, и поначалу Кристин, увлеченная вкусными блюдами, не слышала ни слова. Но по мере утоления голода она невольно начала прислушиваться к ведущемуся за столом разговору. Она успела ухватить часть рассуждений о будущем урожае, о достоинствах лошадей, разводимых на ранчо, а потом мужчины стали обсуждать грядущее пополнение. Насколько Кристин поняла, Алехандро, сын Христиана Мендеса, и Риккардо Ромеро в этом году заканчивают колледж, после чего они должны применить полученные знания на практике: Габриель надеялся, что через некоторое время сможет передать управление всем своим огромным поместьем в руки Риккардо.

Габриель не скрывал гордости, рассказывая об успехах своего сына, но близнецы, слушая отца, загадочно улыбались, низко склоняясь над тарелками. Кристин решила обязательно спросить, что означают эти улыбки. Но выяснять не пришлось, потому что после того, как дети съели пирог, сеньора Августина попросила Изабель показать Кристин ее комнату, а едва дети покинули столовую, как Изабель сказала:

– Боюсь, папа будет сильно разочарован, когда узнает, что у Рика совсем другие планы. Он вовсе не хочет управлять ранчо, я сама слышала, как он говорил об этом с Алехандро. Алехандро Мендес его приятель, они вместе учатся в колледже.

– Значит, ты и в самом деле шпионила? – спросил Антонио.

– Вот еще! – от возмущения Изабель фыркнула и даже передернула плечами. – Они говорили так громко, что было слышно во всем доме.

– Вряд ли Рик и Алекс обсуждали свои планы так громко, – позволил себе усомниться Антонио и получил в ответ на свою реплику уничтожающий взгляд сестры. – Тем более что они идут вразрез с планами папы...

– Но он именно так и говорил. Они с Алехандро хотят создать собственную фирму и заниматься бизнесом, а не сидеть на благополучном ранчо, где все отлажено, как механизм швейцарских часов, и подсчитывать прибыль. Рик сказал, что хочет добиться всего сам.

– Тогда ему больше времени нужно было посвящать учебе, а не многочисленным развлечениям.

– Даже если он и развлекался больше, чем нужно, это не отразилось на его учебе. Мама говорит, что из всех студентов курса у Рика самые высокие баллы.

– Мама многого не знает, – со знанием дела заметил Антонио, и близнецы обменялись понимающими улыбками.

– Да уж, – согласилась Изабель, вздохнув немного устало и снисходительно, как вздыхают взрослые при виде проделок более молодого поколения, и подмигнула Кристин.

– Мама и папа слишком идеализируют нашего брата. Рик не столько учится, сколько кутит напропалую.

– Почему бы и нет, раз это ему совершенно не мешает получать лучшие оценки!

Несмотря на то что Кристин не сказала ни слова, у нее возникло ощущение, что она тоже поучаствовала в этом разговоре, высказав собственное мнение. Близнецы вели беседу так, что Кристин не чувствовала себя ни третьей лишней, ни уязвленной. Она шла в серединке – по правую руку Изабель, по левую Антонио – и жадно впитывала информацию. Она еще не видела Рика, но перед ее мысленным взором уже формировался некий смутный образ, который по ходу разговора приобретал все более определенные очертания.

– Мама вообще считает, что Рик – это «ангел во плоти»...

– А папа говорит, что у Рика деловая хватка, как у...

– ...Матерого бизнесмена.

– И мы его просто обожаем!

– Ты обожаешь!

– Скажи еще, что ты не любишь Рика. Ты же таскаешься за ним как хвостик!

– Это я – хвостик?!

– Брэк! – удалось вставить Кристин, и близнецы сначала недоуменно уставились на нее, а потом все трое расхохотались.

– Ты классная, Кристин, – сказали они в один голос.

Они были забавные, смешливые, они даже говорили вместе: один начинал фразу, а другой заканчивал. Энергия била из них ключом, так что Кристин, проводившей последние недели почти исключительно в своей комнате и вздрагивающей от слишком громких звуков, было даже слегка не по себе. Она отвыкла смеяться, она почти отвыкла быть ребенком, и сейчас Изабель и Антонио незаметно помогали ей вернуться в это полузабытое, но очень желанное состояние.

– Вот твоя комната. Моя – напротив, а Антонио и Рик делят комнату в конце коридора.

– Уже не делим. Это моя комната, – вставил Антонио.

– Вот Рик приедет, и ты ему об этом скажешь, – насмешливо заметила Изабель. – Завтра, Кристин, мы покажем тебе дом и ранчо.

– Здесь есть на что посмотреть!

– То же самое мне говорил и сеньор Габриель, – сказала Кристин.

– Вот завтра в этом сама и убедишься. – Изабель распахнула дверь комнаты Кристин, и девочка невольно ахнула от восхищения. – Нравится?

– Очень... очень нравится. – Голос Кристин невольно пресекся.

Она восхищенно оглядела огромную комнату: огромный – до потолка – шкаф для одежды, туалетный столик с большим зеркалом, несколько изящных стульев, словно взятых из музея – с резными подлокотниками и изогнутыми ножками, – и гигантских размеров кровать на небольшом возвышении под пологом. Эта комната была как спальня принцессы из волшебной книги, которую подарил Кристин сеньор Габриель много лет назад.

– Ванная комната вон за той дверью, – показала Изабель. – Твои вещи уже принесли. Располагайся Кристин, отдыхай, увидимся завтра.

– Большое спасибо. И спокойной ночи, – пробормотала девочка, чувствуя, что от избытка чувств к ее глазам даже подступили слезы.


На следующий день близнецы показали Кристин дом – огромный, светлый и очень удобный. В этом доме смешались все стили и эпохи: новейшая бытовая техника на кухне соседствовала с посудой, которая наверняка была ровесницей первых колонистов; отделанные в современном стиле стены холла сменялись в комнатах и кабинете хозяина потемневшими от времени дубовыми панелями и великолепными настенными гобеленами со слегка потускневшими изображениями. Изабель утверждала, что этим гобеленам пара-тройка веков и их ткали на ручных станках.

– Это приданое, передающееся из поколения в поколение, – объяснила Изабель. – Наверное, это не очень модно и престижно, но я обожаю их. Когда я выйду замуж, в числе моего приданого будет один из этих гобеленов.

И еще были домотканые коврики, циновки, плетеные вазы, декоративные керамические тарелочки и множество других мелочей, создающих уют и придающих дому неповторимость и очарование. Этот дом ошеломил Кристин и привел в восторг, она сразу и навсегда полюбила его.

За экскурсией по дому последовала экскурсия по ранчо, которую Антонио предложил проделать на лошадях. Но узнав, что Кристин не только не умеет ездить верхом, а вообще боится подойти к лошади, он категорично заявил, что в самое ближайшее время намерен не просто исправить это упущение, а сделать из Кристин лучшую наездницу в округе.

– Ты будешь как самая настоящая амазонка, – пообещал он.

Изабель тут же заявила, что лошади – это не главное. Она научит Кристин танцевать фламенко на углях и вязать, на что Антонио фыркнул и сказал, что Кристин ни к чему эти «женские штучки». Похоже, он принял девочку в почетные ряды бойскаутов независимо от чьего-либо мнения, в том числе и от желания самой Кристин. На этой почве близнецы едва не поругались, но Кристин их успокоила тем, что готова учиться и добиваться успехов на всех фронтах. У девочки даже голова закружилась от предвкушения перспектив своего времяпрепровождения на ранчо.

5

Кристин проснулась с улыбкой на губах: ей снилось ранчо, Антонио и Недотрога – ее первая лошадь, на которой Антонио учил ее ездить. Только что ладони Кристин касались теплые, бархатистые губы Недотроги, осторожно подбиравшей крошки сахара, и вот уже приятное сновидение рассеялось. Ощущая потерю и холод, Кристин посмотрела на потолок.

Впрочем, через несколько секунд она осознала, что ощущение холода не только в душе – оно вокруг: температура в комнате, наверное, не превышала пятнадцати градусов. К тому же было довольно сумрачно, а по белому потолку бродили какие-то неясные тени.

Из-за полумрака она решила, что еще слишком рано, но часы опровергли это предположение, и Кристин несказанно удивилась: почти девять! Давно она не просыпалась так поздно. Вылезать из-под толстого одеяла ужасно не хотелось, но Кристин пересилила себя. Сунув ноги в мягкие домашние туфли, она встала и рассеянно взъерошила волосы. Эта привычка осталась у нее с детства, и Изабель, когда они ночевали вместе, всегда потешалась над ней из-за этого. Обхватив себя за плечи и ежась от холода, Кристин подошла к окну: небо по-прежнему было затянуто низкими свинцово-серыми облаками, из которых непрерывно сыпал мелкий и нудный дождь. Ничего себе начало весны! – подумала Кристин, отходя от окна и пытаясь взглядом отыскать теплый халат.

Что-то ее беспокоило, и она стала прислушиваться к себе, пытаясь отыскать истоки своей тревоги. Наверное, это из-за сна, решила Кристин. Ей снова снилась Изабель, Антонио, ранчо Ромеро и... Господи, да ведь вчера приезжал Рик! Кристин почувствовала, как сердце заколотилось, а от прилившей крови загорелись щеки. Невольно она прислушалась, но в доме царила глухая тишина. Конечно, он уехал. Иначе и быть не может!

Она чуть было не бросилась проверять, так ли это на самом деле, но вовремя вспомнила о своем внешнем виде. Ничто и никогда не заставит ее забыть о том, как она выглядит: ни природные катаклизмы, ни самое подавленное душевное состояние! И Кристин отправилась в ванную комнату. Здесь ее ждал второй неприятный сюрприз: не было горячей воды. И дело было не в том, что она забыла включить нагреватель – некоторые вещи она выполняла автоматически, – в доме отсутствовало электричество!

Плохая новость, рассеянно подумала Кристин, принимаясь чистить зубы. Если электрики не починят линию, то к вечеру я просто превращусь в ледышку. Не говоря уж о том, что натурального кофе тоже не видать. Потому как кофемолка работала от электричества.

Мысль о вынужденном переходе на растворимый кофе повергла ее в уныние. Ничто так не бодрило Кристин по утрам, как чашечка крепкого черного кофе... Ну, кроме ледяного душа! Кристин покосилась на пластиковую кабину душа и, представив себя стоящей под ледяными струями, невольно содрогнулась. Принимать ледяной душ ее не заставили бы даже под дулом пистолета, и Кристин ограничилась умыванием.

Выскочив из ванной, она надела свободные шерстяные брюки и толстый свитер, который чуть-чуть не доставал до колен. Свитер ей подарила Мариза, которая связала его собственноручно, и Кристин просто обожала его: он был мягким и очень теплым, а в его широкие рукава было так удобно прятать озябшие пальцы... И только потом она принялась за самую трудоемкую часть утреннего туалета – сооружение прически.

«Пышная рыжая грива» – по выражению Антонио – с большой неохотой поддавалась расчесыванию, и Кристин проявила такую активность, что от энергичных движений даже согрелась. Потом она заплела волосы в косу, но несколько упрямых локонов сумели выскользнуть, и Кристин раздраженно заправила их за ухо. Беда с этими волосами: не успеешь их заплести, как через час-другой они снова выбиваются и начинают беспорядочно виться, лезть в глаза, отчего Кристин становилась похожей на настоящее пугало. Так что хочешь не хочешь, а приходится по нескольку раз в день воевать со своими кудряшками, которые в свою очередь упрямо сопротивлялись. Эта война велась с переменным успехом на протяжении всей сознательной жизни Кристин.

Закончив утренний туалет, Кристин привела комнату в порядок, одновременно мысленно распланировав свой день. Все еще продолжая прокручивать в голове составленный список, она вышла из комнаты и, отметив, что в коридоре еще холоднее, отправилась в кухню. Она старательно загружала себя проблемами – думать о чем угодно, только не о вчерашнем визите Риккардо! – и поэтому только через несколько секунд поняла, что, вопреки ее предположениям, этот визит не завершен: Рик как ни в чем не бывало сидел за столом. От неожиданности Кристин застыла в очень неудобной и, наверное, нелепой позе, расширенными в изумлении глазами рассматривая Рика. На нем был только банный халат и неизвестно откуда взявшиеся летние сандалии.

– Дождь все еще идет, – невозмутимо сообщил он, – а теперь к нему добавился снег и почти ураганный ветер. По радио передали, что ливень продлится как минимум еще несколько часов. Телефон по-прежнему не работает. И электричество отключили.

Пока Рик будничным голосом цитировал прогноз погоды, Кристин зачарованно смотрела на него, словно он был восьмым чудом света, достойным самого пристального изучения. Наконец Рик умолк, и в комнате на несколько минут воцарилась напряженная, почти звенящая тишина.

– Что ты здесь делаешь? – удалось произнести Кристин, и ее голос звучал слишком хрипло и взволнованно для человека, которому абсолютно наплевать на все, что связано с Риккардо Ромеро.

– С утра мне нужна доза кофеина, но теперь сварить кофе не представляется возможным, – почти лениво пояснил он, нарочно интерпретируя ее слова как вопрос о его конкретном местоположении.

То, как он смотрел на нее, лишало Кристин самообладания, и она отступила за стойку.

– У меня есть растворимый кофе. Будешь? – Она открыла дверцу кухонного шкафчика и сделала вид, что ищет банку. На самом деле ей нужно было время, чтобы прийти в себя.

– Буду, – отозвался Рик, и Кристин на мгновение прикрыла глаза.

У нее возникла безумная мысль, что она все еще спит и происходящее – лишь продолжение ее сна. Кристин незаметно ущипнула себя за руку и ощутила боль. Все-таки не сон, а жаль... Впрочем, Кристин не до конца была уверена, что ей именно «жаль». Скорее досадно, дискомфортно и... немного больно. Совсем чуть-чуть, если рассматривать проблему в глобальном масштабе, но достаточно для того, чтобы желать его скорейшего отъезда с целью прекращения собственных мучений.

Она схватила с полки банку с кофе и со стуком захлопнула дверцу. Потом она целеустремленно двинулась к плите, где поставила греть чайник, а затем – к холодильнику, выудив из его темных, но пока холодных недр масло, банку клубничного джема и кувшинчик со сливками.

Краем глаза Кристин заметила, что Рик поднялся со своего места и достает из другого шкафчика чашки и плетенку с булочками. Похоже, он уже успел освоиться в ее кухне.

У стола они оказались одновременно, но Рик расставил все гораздо быстрее и потянулся, чтобы взять у Кристин кувшинчик со сливками. Она непроизвольно отпрянула, едва не пролив сливки.

– В чем дело? – холодно поинтересовался он, медленно распрямляясь.

– Ни в чем. Мне не нужна помощь – сама справлюсь.

– Я уж вижу, как ты справляешься... – Он кивнул на ее пальцы, сжимающие угрожающе накренившийся кувшинчик.

Кристин поджала губы и со стуком поставила сливки на стол. Пальцы противно подрагивали, а холодные ладони стали влажными. Кристин казалось, что Рик тоже об этом знает, потому что его губы искривились в неприятной улыбке. Чтобы не видеть его гримас, она направилась к плите. Этот завтрак будет нелегким испытанием для ее нервной системы. Но она не собиралась уступать и тем более отступать. Все прошло, закончилось, отболело. Рика больше нет в ее жизни, даже номинально, теперь он совсем чужой, посторонний человек. Впрочем, по-другому никогда и не было. И поэтому ей абсолютно безразличен

– Кристин, у тебя есть аспирин? Ужасно болит голова.

– Сейчас принесу.

Когда она вернулась, чайник уже вскипел, и Кристин налила кипяток в кружку Рика.

– Ты присоединишься? – Он смотрел на нее насмешливо и раздраженно одновременно. – Уверяю, что я совершенно... не опасен.

– Да, я тоже выпью кофе. – Кристин старательно проигнорировала его намек и даже смогла внутренне порадоваться тому, что сейчас ее голос звучит как надо – вежливо и равнодушно.

Однако ее «присоединение» было условным: она не стала садиться за стол, а встала возле окна, привалившись бедром к подоконнику и грея ладони о горячую кружку.

– Нужно запустить генератор, – выдал Рик очень ценную идею. – Я хотел это сделать, но подвал заперт. Я займусь этим после завтрака.

– Ничего не получится, – отозвалась Кристин. – Генератор в нерабочем состоянии.

– Ты уверена?

– Более чем. Месяц назад тоже была проблема с электричеством, и Маркус попробовал его запустить. У него не получилось, – лаконично сказала она, всем своим видом давая понять, что, если Маркусу не удалось это сделать, не удастся уже никому, а генератору самое место на свалке.

После этих слов в кухне надолго воцарилось молчание.

– Ты немногословна сегодня, – снова подал голос Рик, словно ему было в тягость это молчание.

– Я не собираюсь развлекать тебя милой беседой во время завтрака.

Она даже завтраком его кормить не обязана!

– Сколько агрессии... Тебе это совершенно не идет, Кристин.

– Я не собираюсь обсуждать с тобой собственную персону. Как долго ты намерен здесь находиться?

– Пока не знаю. Думаешь, я был бы не рад убраться отсюда? Уверяю, что сделаю это с огромным удовольствием при первой же возможности.

– Но ты не можешь оставаться здесь, – сделала Кристин упор на последнем слове. – Думаю, тебе следует перебраться в мотель...

– Исключено. Я не собираюсь перебираться ни в какой мотель. К тому же у меня даже нет сухой одежды... кроме этого халата.

Кристин напряглась. Он имеет в виду, что на нем кроме халата вообще ничего нет?!

– Что ж, Рик, у меня таких проблем нет: я могу пожить в мотеле, пока ты здесь.

– И как ты это объяснишь?

– Я никому и ничего не собираюсь объяснять, – отрезала Кристин.

– В этом городе у всех слишком большие уши. И длинные языки.

Как и в любом другом подобном городке. Он был слишком мал, чтобы такое событие осталось незамеченным. Ведь самым любимым времяпрепровождением местных жителей было перемывать косточек соседям и совать носа в чужие дела.

Но когда Кристин представила, что ей придется провести с Риком наедине несколько часов в доме, ей стало не по себе.

– Я что-нибудь придумаю, – упрямо сказала она.

– Не глупи, – почти грубо сказал Рик и со стуком поставил кружку на стол. – Вряд ли в такую погоду кому-нибудь придет в голову отправиться к тебе в гости. В такой дождь ни один человек в здравом уме не высунет нос на улицу. А своим поступком ты только вызовешь... ненужные разговоры.

Рик был довольно убедителен и чертовски прав, и от этого Кристин стало еще хуже, а в душе поднялась волна жгучего протеста. Ей страшно захотелось сделать все наперекор ему, разозлить его, причинить ему боль...

Если она сейчас не остановится, то вполне может наломать дров.

Эта мысль отрезвила и напугала. Она столько времени старательно убеждала себя, что ей все равно, а на поверку оказалось, что ее спокойствие не более чем фикция: ее боль не только не унялась, а стала шире и глубже. Она разъедала душу, превращая ее в бездонную черную пропасть.

На этой печальной ноте Кристин решила притормозить. Потому что в противном случае она ударится в другую крайность – начнет жалеть себя, что в данном случае вообще недопустимо. И, принимая во внимание ее чувства, сейчас нужно срочно найти выход из сложившейся ситуации. Несколько минут Кристин только и делала, что напряженно искала этот выход. И не находила.

Кристин бросила быстрый взгляд на Рика. Он выглядел злым – наверное, тоже от безнадежности ситуации, в которой оказался – и уехать не может, и отпустить ее тоже, – и каким-то взлохмаченным. Схватив со стола пластиковую бутылочку с аспирином, он высыпал на ладонь сразу несколько таблеток – словно это были мятные леденцы – бросил их в рот, запил остатками кофе и поморщился.

Кристин поставила свою кружку на подоконник, только теперь обратив внимание на то, что Рик выглядит немного странно. Конечно, нужно сделать поправку на сложившиеся обстоятельства – вряд ли у него был повод чувствовать себя комфортно, но и эта поправка не оправдывала его болезненного внешнего вида.

– С тобой все в порядке?

– Пока не знаю, – отрывисто сказал он. – Просто болит голова.

– А ты не заболел часом?

– Боже, какая забота!.. – мгновенно ощетинился Рик, как дикобраз во время нападения хищника.

– Я просто спросила.

– Обещаю, что не доставлю тебе... хлопот! – Он умело изобразил заминку и сардонически усмехнулся, заставив Кристин почувствовать себя чудовищем в человеческом обличье.

Следовало это понимать так: Рик натерпелся по полной программе: у него болит голова, он вымок и не выспался, застрял на этой проклятой ферме против своей воли с женщиной, которая не вызывает у него ничего, кроме жгучей антипатии. Будь проклят тот час, когда он решился на эту поездку! Не иначе у него случилось временное помрачение рассудка!

Недовольство всем и вся было написано на его лице, и Кристин поняла, что, оставаясь в пределах досягаемости Рика, она рискует нарваться на новую грубость или даже ссору. Этого ей хотелось меньше всего.

Нужно уходить: сослаться на неотложные дела, придумать себе какое-нибудь трудоемкое и очень ответственное занятие, которое займет ее настолько, что она забудет о его присутствии хотя бы на некоторое время. А там, возможно, и случится какое-нибудь чудо, и он уедет, исчезнет из ее жизни, чтобы никогда больше в ней не появляться!

– Надеюсь на это... – со всей возможной холодностью произнесла Кристин, оторвалась от подоконника, вымыла свою кружку и поставила ее в шкаф. – Ладно, Рик, у меня есть кое-какие дела. Так что, извини, но я оставлю тебя.

Он ничего не ответил, но, уходя, Кристин чувствовала его взгляд. Она надеялась, что ее отступление не выглядит бегством. У нее нет причин прятаться от Рика, просто действительно накопилась масса дел: нужно собрать вещи, перекрыть воду и газовый баллон, накрыть мебель чехлами... Впрочем, последние два пункта следует сделать перед самым отъездом.

Кристин вошла в спальню, открыла платяной шкаф и достала чемодан. Вещей у нее совсем немного: ровно столько, сколько она привезла с собой. Кристин принялась опустошать полки, вытаскивая стопки одежды и складывая их в чемодан. Печальный вздох – это единственное, что она могла себе позволить: все-таки эта маленькая ферма несколько месяцев была ее домом, и она даже успела привыкнуть к этому месту. Может быть, потом ей даже будет не хватать всего этого. Поймав себя на минорной ноте, Кристин невольно усмехнулась: что за причуды, ведь она давным-давно решила считать это место своей ссылкой, которая, как известно, не может вызывать никаких положительных эмоций!

– Черт, в этом доме холоднее, чем на Северном полюсе!

– Тебя не учили стучаться? – не поворачиваясь, резко произнесла Кристин, захлопнула крышку чемодана и поднялась с колен.

– Вообще-то дверь была приоткрыта.

Кристин обернулась и увидела Рика: засунув руки в карманы халата, он стоял, привалившись к дверному косяку.

– Что ты делаешь?

– А как ты думаешь? – вопросом на вопрос ответила она. – Мы разводимся, и я уезжаю из этого дома.

– По-моему, ты торопишь события: у нас на руках еще нет решения суда.

– Я пришлю тебе адрес, на который можно отправить необходимые бумаги. Думаю, так будет лучше для нас обоих.

– Но ты не можешь решать за меня.

– Ты хочешь предложить другое решение? – Кристин сделала вид, что удивлена.

– Точно! Ты останешься здесь до тех пор, пока я не решу, что ты можешь уехать.

Это невероятное по своей наглости заявление возмутило ее до глубины души.

– Неужели ты думаешь, что можешь... можешь заставить меня выполнять твои... требования?

– Я еще пока твой муж, и ты будешь выполнять мои требования, – с нажимом произнес Рик.

– Как мило, что ты вспомнил об этом, – процедила Кристин.

– Ты никуда не пойдешь, – повторил Рик, и на этот раз в его голосе зазвучал металл.

Кристин посмотрела на него холодно и отстраненно, как посмотрел бы танк на жука, который осмеливается заявить, что перекрыл дорогу.

– И что в связи с этим ты собираешься предпринять? Запереть меня?

– Если до этого дойдет...

Похоже, он не шутил. Но Кристин тоже не собиралась подчиняться, а заявление Рика было, по меньшей мере, абсурдным. Он не имел никакого права не только распоряжаться ею, но и вообще высказывать собственное мнение. Он оскорбил ее, унизил, бросил одну на этой ферме и несколько месяцев игнорировал ее, он приставил к ней соглядатая... И после этого он смеет заявлять, что он ее муж и что она должна ему подчиняться?!

Все обиды всплыли разом, едва не заставив Кристин задохнуться от гнева.

– Но ты, кажется, слегка опоздал с этим заявлением и своими требованиями!

– Ты так думаешь? – Он изобразил озабоченность, словно его и в самом деле взволновал этот вопрос.

Нет, это совершенно невыносимо! Она немедленно уезжает и пусть он тут делает, что хочет!

Кристин рывком подняла с пола чемодан и направилась к двери, всем своим видом показывая, что, если Рик не поспешит убраться, она протаранит его этим чемоданом. Рик посторонился, пропуская ее, но, когда Кристин, пыхтя от натуги, проходила мимо, как бы невзначай проронил:

– Хотелось бы мне знать, каким образом ты собираешься покинуть ферму.

– Что? – Кристин повернулась, и ее взгляд привлекла рука Рика, которую он вынул из кармана халата: на указательном пальце покачивались ключи от ее джипа!

Чемодан выпал из ее руки.

– Немедленно отдай мне ключи от моей машины!

– Но, дорогая, – увещевательным тоном произнес Рик, – мы же пока не делили имущество, и, значит, оно пока общее. Следовательно, половина этого джипа принадлежит мне.

Кристин никогда не думала, что ее можно довести до белого каления, но Рику это удалось. Ее пальцы невольно сжались в кулаки, все мускулы напряглись, как перед прыжком, а волосы, кажется, поднялись дыбом.

– Ну-ну... – удивленно протянул он, продолжая покачивать ключами перед ее носом. – Это что-то новенькое... Никогда еще не видел тебя в таком состоянии.

– Отдай ключи... – задыхаясь, выговорила Кристин. Ее голос был похож скорее на шипение разъяренной кошки, чем на человеческую речь.

– И не подумаю. – Вся снисходительность и мнимое спокойствие слетели с него в мгновение ока, и лицо Рика стало злым и неприятным. – И перестань вести себя, как... примитивная малолетка. Не все вопросы можно решать силовыми методами... Тем более с такими данными, как у тебя!

Этими словами он практически пригвоздил Кристин: в порыве гнева она уже собиралась наброситься на него, чтобы добыть ключи посредством насилия. Она оцепенело стояла перед Риком, не чувствуя ничего, кроме опустошения.

– Вот так-то лучше. – С этими словами он просто повернулся и ушел, оставив Кристин одну.

Она смотрела в его удаляющуюся спину.

Чертов мужлан, деспот, сатрап, тиран и супостат, вяло подумала она. Как он смеет так со мной поступать?! И как я сразу не разглядела, кто передо мной – в тот самый день, когда мы впервые встретились, или чуть позже, когда я узнала его лучше? Почему я позволила себе зайти так далеко?..

6

Кристин и Риккардо встретились на третий день пребывания Кристин на ранчо Ромеро. К тому времени Изабель успела прожужжать ей все уши о своем старшем брате, но поступающая в распоряжение Кристин информация порой была такой противоречивой, что девочка просто-напросто терялась.

– Он славный и знает кучу всяких историй, – увлеченно повествовала Изабель. – И очень, очень смелый. Однажды лошадь папы понесла, и Рик остановил ее, представляешь? А ведь ему было всего шестнадцать лет. Я едва не умерла от страха, когда это увидела, а папа сказал, что Рик спас ему жизнь. Иногда он бывает более придирчивым и требовательным, чем родители. Он сводит меня с ума своими требованиями... А какой он нудный! Стоит раз послушать его нотации – и на второй раз у тебя заломит все зубы от тоски! А когда он начинает рассуждать о необходимости и нужности всяких правил и ограничений? Все сплошная скука! А его приятели?! Это просто кошмар! А вообще Рик зазнайка и самонадеянный тип. У него такое самомнение! – Изабель широко развела руки, показывая размер самомнения Рика. – И все потому, что девушки вешаются ему на шею, а он воспринимает это как должное. Ух, как я их за это ненавижу! Даже Джули, моя подруга, вообразила, что может крутить шашни с моим братом. Но это было бы уже слишком, и я быстро остудила его пыл...

Ну и так далее. Изабель оказалась кладезем всевозможной информации о Рике – в детальных описаниях и без оных, эмоциональных и суховатых. Одно не вызывало сомнений: Изабель просто боготворила своего старшего брата и Кристин все больше и больше хотелось познакомиться с Риккардо!

Третий день для Кристин был почти судьбоносным – ей предстояло впервые в жизни сесть в седло. Антонио, верный своему обещанию, горел желанием сделать из Кристин лучшую наездницу в округе. До «лучшей наездницы» было так же далеко, как до Китая, но за эти два дня Кристин не только успешно преодолела робость и подошла к лошади, но и почти научилась ее седлать! Не бог весть какие достижения, но Антонио вел себя так, словно успехи Кристин были потрясающими.

Воистину лучшего учителя, чем Антонио с его ангельским терпением и безграничным самообладанием, не сыскать во всей округе! – думала Кристин, но заявление Антонио, что завтра ей предстоит самостоятельный рейд по периметру двора, несколько омрачило восторженность девочки. Не слишком ли Антонио торопит события? Антонио сказал, что события он не торопит и Кристин это завтра поймет сама.

Из-за волнения ночью она почти не спала и была готова к подвигу, едва заалело небо на востоке. Она умылась, почистила зубы и, облачившись в старенькие джинсы, которые становились ей уже маловаты, и просторную футболку, села у окна ждать условленного часа. Предстояло выждать еще три часа, пока проснутся обитатели ранчо, потом разбудить Изабель, которая обещала присутствовать при столь знаменательном событии, и найти Антонио у конюшен.

Ровно в семь часов, как они с Изабель и договаривались, Кристин тихонько постучала в дверь подруги и, получив невнятное подтверждение «я уже проснулась... кажется...», пробралась к входной двери, нахлобучила стетсон и вышла во двор.

Солнце светило вовсю, но воздух после ночи был еще прохладен и свеж. Кристин зажмурилась, подставляя солнцу лицо и вдыхая полной грудью. Стетсон свалился с головы и повис на шнурке за ее спиной, а волосы рассыпались по плечам. Кристин чувствовала едва заметное дуновение ветерка и тепло солнечных лучей, ласкающих кожу, и улыбнулась.

Внезапно до ее слуха долетело ржание лошади и топот копыт, и девочка быстро открыла глаза. На двор стрелой влетел Зевс. Этот конь был гордостью Габриеля, однако немногие обитатели ранчо к этой «гордости» осмеливались приблизиться – животное обладало поистине дьявольским характером. Конюх, который ухаживал за Зевсом, называл его адским отродьем. Сама Кристин не осмеливалась даже приблизиться к стойлу.

Тем не менее нашелся смельчак, который оседлал Зевса, и Кристин с замиранием сердца рассматривала наездника, который сидел в седле как влитой. Зевс умерил бег, затанцевал на месте, а потом встал на дыбы. Но седоку все было нипочем, и вот уже адское отродье укрощено, а храбрец легко спешился и потрепал чудовище по холке. Конь всхрапнул и закосил взглядом, нервно вытанцовывая на месте. Потом всадник под уздцы повел Зевса к конюшням, а Кристин зачарованно провожала его взглядом. И вдруг ее как молнией поразило: она поняла кто это. Рик, Риккардо Ромеро!

Дыхание у нее отчего-то прервалось, а перед глазами поплыли цветные круги. Девочка изо всех сил сжала пальцы, так что они хрустнули. Так вот он какой, Риккардо!

– Привет! – раздалось у нее прямо над головой, и, вскинув голову, она увидела Рика собственной персоной.

– Здравствуйте... – пролепетала она в ответ.

Рик улыбнулся, а Кристин от избытка непонятных чувств совсем перестала дышать.

– Ты – Кристин, верно? – сказал он глубоким бархатистым голосом, и Кристин кивнула. – А я Риккардо.

– Я не знала, что вы приехали, сеньор Риккардо, – удалось произнести ей.

– Сегодня ночью, пока все спали. И давай без «сеньора» и на «ты». Договорились?

Кристин снова кивнула, во все глаза глядя на Рика.

– Почему ты проснулась так рано?

– Антонио будет учить меня ездить верхом, – выпалила она и нервно облизала губы.

Только что она стала свидетельницей демонстрации поразительного искусства. Рик с легкостью справился с лошадью, к которой Кристин никогда бы не осмелилась приблизиться.

– Это хорошо. Только не советую для урока брать Зевса. По крайней мере, в первое время, – шутливо сказал он.

– Конечно, сеньор. Я думаю, мы возьмем его для второго урока.

Рик удивленно взглянул на нее, а потом расхохотался.

– Это мне нравится, молодец, не растерялась. Ну так беги, Антонио уже седлает лошадь. И будь, пожалуйста, осторожнее.

– Конечно. Рик, спасибо...

Кристин не успела как следует поблагодарить Риккардо за заботу, как позади нее раздался истошный визг, от которого она едва не оглохла, а через секунду Изабель повисла на шее брата, как маленькая девочка.

– Рик! – вопила она. – Рик, ты приехал!

– Приехал, – смеясь, подтвердил он. – Бель, своим криком ты просто оглушила меня. И бога ради скажи, что заставило тебя подняться раньше девяти?

– Кристин сегодня будет в первый раз ездить верхом! – провозгласила Изабель. – И я должна при этом присутствовать.

– Понятно. Идите, увидимся за завтраком.

И Рик ушел в дом, а девочки направились к конюшне.

Кристин неотрывно думала о Рике. Изабель что-то быстро и возбужденно говорила, но Кристин не слышала ни слова. Рик занимал все ее мысли, он просто поразил воображение бедняжки! Если Изабель и Антонио были темноволосыми и смуглыми, то Рик оказался жгучим как ночь: с волосами цвета воронова крыла, смуглой кожей и очень темными глазами. И он был высоким, очень высоким...

– Кристин, мы уже пришли! – окликнула ее Изабель, и девочка увидела Антонио, который шел навстречу, ведя под уздцы оседланную лошадь.

Лошадь показалась Кристин огромной и чрезвычайно кровожадной. И тут она струсила. Сердце у Кристин заколотилось где-то в горле, а ладони стали мокрыми и липкими. Нет, она не может... просто не в состоянии даже приблизиться к животному ближе чем на пару шагов. Может быть, она попробует завтра. Или через неделю... А лучше вообще никогда!

– Рик, ты тоже решил присоединиться?

Кристин обернулась и увидела подходившего к ним Риккардо. Почему он вернулся?

– Конечно. Учитывая ажиотаж, это будет незабываемое зрелище. Надеюсь, вы не против?

– Конечно нет! Мы даже очень «за»! – за всех ответила Изабель, и Кристин обреченно поняла, что все мосты сожжены и ей придется сесть на эту лошадь. Даже если это будет последнее, что ей удастся совершить в этой жизни!

С самым решительным видом, который была в состоянии изобразить, Кристин подошла к лошади и взялась за уздечку. Кобыла повернула голову и посмотрела на нее с недоумением и растерянностью – так, во всяком случае, решила Кристин. Воспользовавшись замешательством животного, Кристин попыталась сымитировать движения, которые накануне демонстрировал ей Антонио. И у нее получилось!

И вот Кристин уже сидит в седле, вцепившись в уздечку мертвой хваткой, и с ужасом смотрит на землю, которая оказалась почему-то слишком далеко...

– Все хорошо, у тебя здорово получилось, – ободряюще сказал Антонио, но Кристин едва расслышала эти слова.

Животное под ней переминалось с ноги на ногу, и Кристин казалось, что она на палубе корабля, находящегося в эпицентре тайфуна. Седло было ужасно скользким, стремена – узкими, а уздечка больно впивалась в пальцы.

– Попробуй немного расслабиться, – посоветовала Изабель, – ты слишком напряжена, и Недотрога это чувствует и нервничает.

Легко сказать – попробуй расслабиться! Кристин посмотрела на дергающиеся уши лошади, и у нее внезапно возникла ассоциация с кошачьим хвостом, который начинает нервно подергиваться, когда животное раздражено. Следуя этой теории, Кристин решила, что лошадь не в восторге от проводимого эксперимента.

– Антонио, я не могу... – прошептала она.

– Конечно можешь. Держись покрепче.

Кристин хотела завопить, чтобы ее немедленно сняли, но Антонио медленно повел лошадь за собой, и голос у Кристин окончательно пропал. Сейчас ее заботило лишь одно – удержаться в седле, и она прилагала к этому все мыслимые и немыслимые усилия.

– Прекрасно, Кристин, держишься молодцом. У тебя здорово получается, – минут через десять подбодрил ее Антонио, и тут Кристин поняла, что все эти десять минут он говорил не переставая, но она от страха не слышала ни слова.

Но теперь Кристин осмелилась взглянуть по сторонам и увидела, что Изабель и Риккардо с интересом наблюдают за ней.

– Тебе уже лучше? – тут же отреагировала Изабель.

– Гораздо лучше, – выдохнула Кристин.

За эти десять минут она получила такую порцию страха, которой вполне хватило бы на целый год, и даже как-то устала дрожать. В конце концов, самое большее, что ей грозит, – это свалиться под копыта Недотроги... Но этот вариант уже не казался неизбежным. Кристин чуть расслабила сжатые пальцы и слегка «отпустила» спину. Стало гораздо легче. Еще через десять минут она решила, что кобыла довольно милое и дружелюбное создание и, может быть, Антонио удастся сделать из нее, Кристин, если и не великую, то хоть какую-нибудь наездницу.

– На сегодня, кажется, хватит, – подвел итог Антонио. – Слезай, Кристин.

– Думаю, для Кристин это будет весьма затруднительно, – с непонятным смешком сказал Риккардо, осторожно снял девочку с лошади и поставил на землю. – Все в порядке? – спросил он, и Кристин кивнула.

На самом деле все было просто ужасно – спина мокрая от пота, а ноги дрожали так, что Кристин едва удерживала себя в вертикальном положении.

– Никогда не видел, чтобы так боялись лошадей, – сказал Рик, и от этих слов в голове Кристин что-то перевернулось.

Он посчитал ее совсем слабой, трусливой и изнеженной! Этого она допустить не могла.

– А я и не боюсь! – храбро (тем более что опасность уже миновала) заявила она. – Я просто еще не совсем освоилась.

– Кристин два дня назад в первый раз увидела живую лошадь! – тут же пришла ей на помощь Изабель.

– И у нее все здорово получается для новичка. Просто замечательно! – вторил сестре Антонио, и поддержка двух союзников окончательно укрепила дух Кристин.

– Все, сдаюсь, вы меня убедили, – со смехом сказал Рик. – А теперь завтракать. Мама уже ищет вас.

С того дня уроки верховой езды сделались обязательным ежедневным ритуалом, и страх Кристин понемногу стал отступать, сменяясь радостью и удовольствием. Через несколько дней она уже самостоятельно садилась в седло и управляла лошадью, а через полторы недели совершила довольно длинную прогулку по окрестностям. Правда, в сопровождении Рика и Антонио.

Ветер играл травой, и она переливалась, как морские волны, трепал волосы Кристин и парусом вздувал рубашку на спине. Она казалась себе изящной яхтой, свободной, легкой и стремительной, бесстрашно плывущей по неспокойному морю. Это было удивительное ощущение, и Рик смеялся, глядя на нее. Потом прогулки стали регулярными, и Кристин с каждым разом отваживалась уезжать все дальше и дальше от ранчо. Иногда к ней присоединялась Изабель, но чаще все-таки утренней прогулке она предпочитала безмятежный и сладкий сон. Но братья всегда сопровождали ее: Антонио по «долгу службы», а Рик говорил, что ему тоже не мешает проветриться.

Рик... Она быстро поняла, что Рик, составляя им с Антонио компанию, руководствуется не просто желанием «проветриться» – он подстраховывал их от любых возможных неприятностей. И даже на ранчо он старался не выпускать их из виду. Так, на всякий случай. Похоже, Рик решил, что его первоочередной долг – опекать непоседливых подростков. Иногда эта опека простиралась гораздо дальше, и он баловал Кристин и Изабель, привозя им забавные мягкие игрушки и коробки непередаваемо вкусных шоколадных конфет. Он сказал, что волосы Кристин похожи на пламя, и называл ее Рыжиком, и это прозвище в его устах звучало совсем не обидно, а ласково.

А Кристин... Она была по-детски очарована и покорена им. Ей еще была неведома влюбленность – Рик стал для нее кумиром, человеком, который стоит на ступеньку или даже две выше всех остальных. В его присутствии она испытывала непонятный трепет и робость и была безумно счастлива, если разговаривала с ним или просто находилась в его обществе. И она почти что возненавидела гостей, приехавших на ранчо двумя неделями позже: Алехандро Мендеса и его очаровательную кузину Ирену – отнимавших у нее Рика. Особенно Ирену!

7

Кристин нервно заходила по комнате, припоминая свои реакции до мельчайших подробностей. Почему-то именно сейчас она особенно отчетливо смогла вспомнить то лето почти семь лет назад, во всех, можно сказать, подробностях... И сейчас с высоты своего – пусть и не слишком богатого – опыта она смогла взглянуть на многие вещи другими глазами. Конечно, Рик все видел и все понимал: ее обожание, стеснительность в разговоре и ее взгляды, преследующие его... Кристин была для него как открытая книга. И хотя все это было давно, она никак не могла успокоиться. Как наивна и глупа она была, когда восхищалась им! И все эти годы она видела Рика только таким, каким хотела...

Она так увлеклась самобичеванием, что потеряла ориентировку в пространстве, наткнулась на свой сиротливо стоящий у дверей чемодан и едва не упала. В сердцах Кристин едва не чертыхнулась, но тут же прикусила язык. Нельзя позволять лаве, кипевшей внутри нее, выплеснуться наружу! Иначе она просто рискует потерять контроль. Кристин схватила чемодан и волоком оттащила от дверей, поставив его, как провинившегося ребенка, в угол.

Один раз она уже позволила Риккардо управлять ею, и теперь он снова пытается проделать этот трюк. Нет, не пытается – он снова его проделал, заставив Кристин подчиниться своим требованиям!

Глупо рассуждать сейчас, вспоминая, когда это случилось с ней – в то лето, когда ей исполнилось всего двенадцать лет, или позже, в другие каникулы, когда она гостила на ранчо Ромеро. Еще несколько месяцев назад Кристин была уверена в том, что не влюбиться в Рика просто невозможно, что это и неизбежность, и дар судьбы... Воля провидения – если на то пошло... С той самой первой минуты, как она увидела Рика, ее жизнь безвозвратно изменилась.

В двенадцать лет она боялась даже мечтать о том, что когда-то может рассчитывать на его дружбу. В шестнадцать она позволила себе другие мечты, придумав собственный мир, где все было устроено согласно ее желаниям и мечтам. В восемнадцать, когда Рик сделал ей предложение, она была уверена, что ее иллюзорный мир стал явью, что она обрела свой рай. Рай, который вскоре стал адом, и она узнала цену своим глупым фантазиям...

Остановившись у окна, Кристин посмотрела на улицу. Погода в точности соответствовала ее настроению: дождь лил не переставая, свинцовые облака, как гигантские разжиревшие улитки, ползли медленно и натужно, ветер дул, пригибая к земле растительность... И не видно этому безобразию ни конца ни края... А где-то в доме Рик – язвительный, равнодушный, далекий и холодный...

Кристин зябко передернула плечами и обхватила себя руками, словно Рик стоял у нее за спиной и дышал в затылок холодом. Наверняка Рик думает, что она теперь носу не покажет из своей комнаты... Кристин упрямо вздернула подбородок. Что он там говорил о половине ее джипа? Если на то пошло, то Кристин ошарашит Рика претензией на половину этой фермы и всего его движимого и недвижимого имущества. Посмотрим, в каком тогда вы будете настроении, сеньор Риккардо Ромеро! А что касается бумаг, которые она подписала, так ведь можно и заявить, что в связи с его претензиями она аннулирует свое согласие решить вопрос «без осложнений»!

– Успокоилась? – спросил Рик, когда Кристин появилась в гостиной.

Он стоял у окна, спиной к ней, и Кристин даже не сразу его заметила.

– Что ты имеешь в виду? – осведомилась она.

Рик повернулся и оглядел ее с головы до ног.

– То, как ты бесилась в своей комнате, – небрежно пояснил он. – Я уж думал, что протрешь ковер до дыр, – так ты металась... И, похоже, твои метания зря не пропали. Выглядишь так решительно, словно собралась меня шантажировать.

– Что?! – выдохнула Кристин.

Он не мог знать, о чем она думала! И тем не менее он был прав настолько, что это казалось невероятным.

– Я не собираюсь тебя шантажировать.

– Тогда, может, ты решила предложить мне сделку? – Рик изобразил заинтересованность.

– Никаких сделок! – раздраженно выпалила Кристин, слишком поздно поняв, что собственное упрямство и чувство противоречия загнали ее в ловушку. Теперь будет довольно сложно начать разговор, от которого она только что отреклась.

– Хорошо, – сказал Рик и снова отвернулся к окну, словно ничего интереснее бури для него не существовало.

Кристин обежала взглядом комнату, но ключей от джипа ни на одной горизонтальной поверхности не обнаружила. Конечно, он их припрятал!

– Рик, мы должны поговорить, – начала она, одновременно думая, с чего именно начнет этот разговор.

– Ненавижу эти неопределенные формулировки...

– Что значит «неопределенные»? – попыталась возмутиться Кристин.

– Это значит, что ты и сама еще толком не знаешь, как и о чем поведешь разговор. Наверное, рассчитываешь, что освоишься по ходу дела.

Кристин при этих словах охватил суеверный страх. У нее возникла какая-то сумасшедшая мысль, что Рик телепат.

– И не нужно так на меня смотреть, дорогая. Этим страдает подавляющее большинство женщин: говорят обо всем и ни о чем в целом. Кажется, это называется «напустить туману».

– Наверное, у тебя богатый опыт по этой части, – сделала она язвительный выпад, который Рик тут же парировал:

– Благодаря тебе он стал еще внушительнее.

И хотя произнес эти слова Рик довольно сдержанно, его глаза опасно сверкнули.

– Не думаю, что мои заслуги так велики, как ты это только что живописал, – снова не удержалась Кристин.

Неизвестно, сколько бы еще продлилась эта перепалка и каков бы был ее финал, если бы не приемник, предложивший:

– Прослушайте прогноз погоды.

Кристин замолчала, но вовсе не потому, что Рик этого хотел – для нее эта информация имела первостепенное значение!

Рик нагнулся и хотел прибавить звук, но, видимо, батарейки были уже на последнем издыхании, и из динамиков донесся только хриплый кашель и завывание. Чертыхнувшись, Рик занялся настройкой.

– Значительное ухудшение... – озабоченно возвестил невидимый диктор сквозь помехи. – Усиление ветра... Понижение температуры... Дождь, переходящий в снег...

Но и это было еще не все. Посуровевшим голосом, словно ему становилось плохо от собственных слов, диктор передал, что в некоторых районах, особо пострадавших от непогоды, началась эвакуация.

По спине Кристин прошла волна холода. Неужели это дойдет и до них и в дом постучатся спасатели, чтобы ее, Кристин, эвакуировать? А как же Мариза и ее маленький сынишка?! Как же все жители этого маленького городка?..

Рик выключил радио.

– Надеюсь, в доме есть что-нибудь съедобное? – в пространство осведомился он, и Кристин с негодованием взглянула на него.

Как он может думать о еде, когда на улице творится такое? Только что обещали практически конец света, их того гляди зальет дождем, засыплет снегом, схватит морозом, а потом снесет ураганом, а ему все нипочем. Подавай ему что-нибудь съедобное! Типичный мужской эгоизм в чистом виде.

– Как ты можешь думать о еде, когда...

– Извини, если затронул твои нежные чувства, дорогая, но уже время ланча и я ужасно голоден, – перебил ее Рик. – И если готовить придется мне, то будет очень плохо.

– Ты что, угрожаешь мне? – выдавила она, стиснув зубы так, что они едва не скрипнули, и старательно проигнорировав его издевательское «дорогая».

– Что ты, дорогая, разве я могу?! Просто за отсутствием соответствующей практики я устрою там такой кавардак, что своими действиями обеспечу тебе уборку на несколько дней.

То, что он может опуститься до угроз, – она могла себе представить, но то, что он может устроить на кухне подобное столпотворение, – это заявление было маловероятным. Рик вообще был чистюля и к тому же неплохо готовил – это Кристин знала совершенно точно и не только со слов Изабель. К тому же Кристин нехотя признала, что в словах Рика есть резон: если уж прогнозируют конец света, то встретить его надо достойно, а на голодный желудок сделать это гораздо проблематичнее. И вообще – не пропадать же продуктам...

На этой меркантильной ноте она закончила свои рассуждения и отправилась на кухню.

При ограниченных возможностях она приготовила довольно приличный ланч: картофельный салат, горячие сандвичи и жареную курицу. И прежде чем Кристин успела позвать Рика, он сам появился на кухне. Его губы дрогнули в намеке на ухмылку, но от комментариев он возде

Рик ел неторопливо, словно не он недавно заявлял, что ужасно голоден, и с видимым удовольствием рассматривал то окружающую обстановку, то Кристин. Ей это совсем не нравилось, но, как она ни мечтала о том, чтобы этот ланч поскорее закончился, мужественно держалась. Кроме того, в присутствии Рика у нее пропал аппетит.

– Ты научилась хорошо справляться с домашними обязанностями, – прервал он затянувшееся молчание.

– Спасибо, конечно, но, к твоему сведению, я всегда это умела. По крайней мере, с тринадцати лет, – совсем нелюбезно ответила она.

– И довольно прилично готовишь, – продолжил он, словно не слыша ее сварливой реплики.

– А готовить я научилась еще раньше, – не преминула она заметить.

– И ты хорошо выглядишь, – невозмутимо переключился Рик на ее персону, являя собой просто образец выдержки и терпения.

Кристин подняла глаза от тарелки и не мигая стала смотреть на Рика.

Развлекается, поняла она. У него новая игра, как забавно! Наверное, это демонстрация понадобилась ему для того, чтобы вывести меня из себя или сбить с толку.

– Рик, я уже говорила, что не собираюсь заниматься обсуждением собственной персоны.

– Отчего так?

– Нет никакого желания обсуждать то, что тебя уже не касается.

– Так-так... – протянул он. – Мне кажется или ты на самом деле горишь желанием начать ссору?

– Нет, не горю, – после короткой паузы ответила Кристин, чувствуя внезапно накатившую на нее волну свинцовой усталости.

Если им суждено провести еще несколько часов под одной крышей, то они должны установить что-то вроде временного перемирия. Иначе все действительно может закончиться ссорой.

– Хорошо, – коротко ответил Рик.

Говорить было не о чем, молчание давило, и Кристин встала и принялась собирать грязную посуду.

Рик снова потянулся к приемнику и принялся терзать настройку. Но то ли погода решительно препятствовала приему радиоволн, то ли батарейки приказали долго жить, но из динамика неслось только приглушенное и невнятное бормотание пополам с шипением и свистом.

Рик склонился к самому динамику, пытаясь вычленить человеческую речь из этой какофонии звуков, и, если судить по мрачному выражению его лица, услышанные новости не были из разряда радостных. Хотя куда уж хуже!.. Похоже, они застряли на этой ферме на неопределенное время. Кристин боялась даже представить, на сколько именно растянется эта неопределенность...

Она поставила последнюю вымытую тарелку на полку и взглянула на часы. Всего три пополудни, а темно словно поздним вечером. Пока она готовила ланч, воздух в кухне чуть-чуть прогрелся, но сейчас комната стремительно выстывала. Совсем скоро в доме будет темно, хоть глаз выколи, и холодно, как на Северном полюсе. Как бы то ни было, оставалось надеяться на лучшее и готовиться к худшему. И Кристин отправилась в кладовку, чтобы решить проблему освещения.

В кладовке она нашла картонную коробку с парафиновыми свечами и несколько запасных одеял.

– Кристин, ты где? – позвал из коридора Рик.

– В кладовке, – коротко отозвалась она.

– Тебе помочь? – секунду спустя любезно поинтересовался Рик от двери, на что Кристин так же любезно заверила, что со всем справится сама.

Они оба ухватились за это негласное перемирие, потому что оно было одним из условий – если хотите! – выживания при сложившихся обстоятельствах. Вынужденная мера!

Это перемирие ровным счетом ничего не значит, думала Кристин, выбираясь из кладовки. Так во время великой засухи у водоема мирно сосуществуют львы и антилопы... В темноте она споткнулась о какую-то железяку на полу и едва не растянулась в дверях. Сзади что-то жутко загремело и загудело, словно Кристин умудрилась устроить камнепад.

– С тобой все в порядке? – Рик караулил ее у дверей, и Кристин, вылетая из кладовки, едва не врезалась в него, затормозив в самый последний момент.

– Да! – ответила она, после чего вручила Рику несколько свечей и два одеяла.

Одно из них он сразу же накинул на плечи и стал похож на пассажира потерпевшего бедствие корабля и благополучно спасенного из морской пучины. Это было вполне разумно, учитывая, что температура воздуха в доме так опустилась, что изо рта шел пар.

– Что ты хочешь делать? – поинтересовался Рик, следуя за Кристин.

– Разложить свечи. Рик, перестань за мной ходить.

– Движение – это жизнь... – изрек он и задумчиво добавил, – и тепло.

Кристин принялась расставлять свечи сначала на кухне, потом в гостиной, а Рик уселся на диван, закутался в одеяло и нахохлился.

Ветер за стенами крепчал, и от его резких порывов домик содрогался, так что делалось страшно и неуютно. От окна тянуло сквозняком, и пламя свечей дрожало и металось. Кристин задернула тяжелые портьеры, отгораживаясь от враждебного мира, бесновавшегося за стенами маленького дома. Ничтожная помеха для разбушевавшейся стихии, мера эта, однако, вызывала ощущение мнимой защищенности.

Кристин помедлила у окна, расправляя портьеры. Половина четвертого, и ей нужно придумать занятие на целый вечер, причем такое, чтобы ее интересы не перехлестнулись с интересами Рика. Она была уверена, что только в этом случае перемирие имеет право на существование.

– Если тебе что-то нужно... – проговорила Кристин, поворачиваясь к Рику. Он по-прежнему сидел на диване и смотрел на нее.

– Нет, кажется, ты все предусмотрела, – отозвался он.

– Тогда я пойду.

– Кристин... Надеюсь, тебе достанет здравого смысла не отмочить какую-нибудь глупость?

– От-мо-чить? – по слогам переспросила она. – Я тебя не понимаю.

– Я имею в виду пешее путешествие до города.

Кристин невольно усмехнулась.

– На такой поступок я вряд ли отважусь.

– Хвала господу!

– Ладно, если что-то все-таки тебе понадобится, скажи. Я буду в своей комнате.

8

Кристин ушла, и Рик остался один. Он откинул голову на спинку дивана и сначала закрыл глаза, а потом очень сильно зажмурился. Голова болела невыносимо. Боль отдавала в виски и затылок, давила на глазные яблоки изнутри и даже стреляла в шею. К тому же он сильно замерз. Рик даже не помнил другого такого случая, когда бы ему было так холодно. Даже когда он ездил в Европу и в Альпах их группу накрыла небольшая лавина. Тогда все выжили и почти не пострадали – несколько синяков и вывихнутое запястье их проводника не в счет! – но почти полчаса ему пришлось выбираться из огромного сугроба. Снег был везде: под одеждой, в волосах, вокруг и, кажется, даже внутри него, но холода он не чувствовал. Сначала из-за страха, охватившего его, потом – из-за ликования, что остался жив.

А теперь он чувствовал себя так, что до сих пор сидел в том огромном сугробе... Рик открыл глаза и увидел множество радужных колец и разноцветных мушек, оголтело прыгающих перед глазами. И сквозь все это многоцветье красоты неописанной он почему-то слишком отчетливо видел Кристин. Рик знал, что ее нет в комнате, но она словно стояла перед ним, и от этого ему было плохо и тоскливо.

Он не думал, что эта встреча будет такой болезненно-острой. Точнее, он вообще не рассчитывал, что эта встреча состоится. Рик планировал поручить все дела своему адвокату, но Джордан неожиданно слег с пневмонией прямо накануне уик-энда. Конечно, можно было дождаться либо окончания выходных и поручить это щекотливое дело другому своему адвокату – юристов в его компании целый отдел! – или на худой конец дождаться выздоровления Джордана, но идефикс получить развод и освободиться от этого брака, завладевшая им с недавних пор, толкнула его на форсирование событий.

Вчера, закончив проклинать все на свете за то, что он отправился сюда, Рик слегка успокоился и попробовал оценить ситуацию трезво. Сначала она не показалась ему такой уж безнадежной. И только утром стало ясно, что он застрял на ферме. Проще было сказать, что он влип... со всеми вытекающими отсюда последствиями. Хотя что это были за последствия, он пока и сам представлял весьма туманно. Конечно, его ждала Ирена. И еще эта задержка укорачивала его отпуск, который он с огромным трудом выкроил. И – черт побери все на свете! – он, оказывается, еще до сих пор не успокоился настолько, чтобы смотреть на Кристин равнодушно.

Сначала Рика неприятно задело ее спокойствие и безразличие, когда она не глядя подписала бумаги на развод. А утром она держалась так, словно ее не просто раздосадовала вынужденная задержка его отъезда, а ей – ни больше ни меньше! – просто неприятно его видеть. Эта реакция покоробила и разозлила его.

Интересно, а чего он ждал: что она закатит истерику и откажется подписывать бумаги? Что кинется ему на шею и попросит начать все сначала? Господи, да что это с ним?! Рик сильно потер ладонями лицо, словно стирая паутину, опутавшую его. Он должен был ненавидеть ее за то, что она сделала. И он был уверен, что так и есть на самом деле... до тех пор, пока не оказался на этой ферме!

Оказалось, что он не мог даже спокойно смотреть на нее: как она двигается, как говорит, как привычно сдувает с лица и рассеянно заправляет за ухо непослушные локоны. Как готовит еду, подает на стол, как она злится и ехидничает... Это было настоящей пыткой, от которой болело все внутри. И почти теряло значение то, что стояло между ними, то, что никогда не позволит им быть вместе, – ее предательство...

От нового приступа почти нестерпимой головной боли Рик чертыхнулся и резко дернулся. Покачиваясь, он поднялся и, волоча за собой одеяло, отправился на поиски аспирина. Он никогда не сможет забыть обман Кристин. И еще труднее ему смириться с тем, что это задело его гораздо глубже, чем он мог себе позволить. А ведь в какое-то мгновение ему казалось, что он мог полюбить ее... Почти уже любил – и оказался жестоко обманут! Идиот, был так ослеплен, что не заметил, что ангелочек оказался оборотнем!

Ангелочек... Именно так он решил, когда увидел Кристин снова. Она приезжала на ранчо каждое лето, и Рик считал это само собой разумеющимся. Однако в прошлое лето она не приехала. Рик помнил, как Изабель то и дело звонила ей, а потом две недели ходила мрачная как туча. Антонио вспоминал ее раз по двадцать на дню, и родители были огорчены... Даже Недотрога, казалось, загрустила без нее. Эта тихая девочка вошла в их семью и стала как родная. Ее любили, за нее переживали, ее с нетерпением ждали в гости, и в то лето «без Кристин» он вдруг понял, что тоже соскучился по ней... как соскучился бы по Изабель, если бы она куда-то надолго уехала.

Прошел еще один год, и снова наступило лето. Два последних года были для Рика весьма нелегкими и полными перемен – как приятных, так и не слишком. В конце концов, все стало потихоньку утрясаться, жизненные драмы потихоньку тускнеть и забываться... Ирена – на правах старого друга! – поддерживала его изо всех сил, но Рик все же заподозрил, что Ирена не так бескорыстна, как хочет показать. Он даже был убежден в том, что Ирена считает себя наилучшей кандидаткой на роль его жены и уверена, что этот статус у нее уже в кармане. На ранчо, где к тому времени уже в качестве помощника управляющего – Рик сам просил об этом отца – работал Алехандро, она отправилась вместе с ним. Так что они снова были вместе, как в старые добрые времена: Рик, Алекс и Ирена.

Привычная обстановка и образ жизни, которые на ранчо не менялись сколько он себя помнил, благотворно действовали на него. Бессонница, мучающая Рика на протяжении последних месяцев, куда-то пропала: он спал, как младенец. И проснулся рано, бодрый и отдохнувший. Одним из обязательных утренних ритуалов была прогулка верхом по близлежащим окрестностям, и Рик тут же отправился седлать лошадь.

К его удивлению и легкому раздражению, проснулась Ирена и, превозмогая утреннюю леность, сообщила, что едет с ним. Она считала, что помогает разгонять его хандру, и Рик не старался ее в этом переубедить. Кроме того, Ирена была обязана со всей серьезностью относиться к прихотям и привычкам Рика, поскольку официального объявления о грядущей свадьбе еще не было.

Рик быстро оседлал гнедого Джокера для себя, а Алекс помог ему оседлать смирную кобылу для Ирены, и они вдвоем остановились возле крыльца, поджидая девушку. Рик оглядывал двор, опытным взглядом отмечая некоторые упущения и думая о том, почему Алекс не проявляет рвения. В конце концов, это была его работа, а старик Мартин Хэпберн, все еще являющийся управляющим, числился в этой должности лишь потому, что у отца рука не поднималась дать отставку верному служащему.

– Черт побери, я так и думал, что все мужчины будут у стройных ножек этой крошки, – услышал он голос Алехандро и, обернувшись, увидел, что приятель заинтересованно смотрит куда-то в сторону.

Рик посмотрел туда же. У конюшни стояли несколько человек: Антонио, седлающий двух лошадей, невысокая рыжеволосая девушка, стоящая к Рику спиной, – наверняка подружка его брата, и несколько молодых ковбоев. Рик тут же понял, почему у брата не слишком довольное выражение лица: молодые люди из кожи вон лезли, чтобы завладеть вниманием девушки, – и невольно усмехнулся. Кроме этой небольшой группки на обширном дворе больше никого не было, а вчерашняя школьница вряд ли могла привлечь внимание Алехандро. Поэтому Рик решил, что Алекс увидел пробегающую по двору Хелен, дочку управляющего, формы которой приводили в трепет добрую половину ковбоев и работников ранчо еще в прошлом году.

– О ком ты? – лениво осведомился Рик.

– Об этой рыжеволосой ведьмочке, Кристин, для которой твой брат седлает лошадь.

– Кристин? – Рик удивился и обрадовался, услышав это имя.

Они с Иреной приехали вчера очень поздно, и Рик даже не знал, что Кристин здесь.

– Она самая. Девчонка превратилась в весьма аппетитную штучку.

Рика ужасно покоробили эти слова. Лицо его застыло, а брови невольно сошлись в одну линию. Кристин никакая не «крошка», не «ведьмочка», и уж подавно не «штучка»! Кристин, тихоня и скромняга, умеющая молчать и слушать и в отличие от большинства девчонок своего возраста – а Рик немало их повидал, поскольку у Изабель то и дело гостила какая-нибудь подруга, – не помешанная на косметике, тряпках, мальчиках и... глупом хихиканье, которое выводило его из себя!

Они всегда запросто разговаривали о довольно сложных для ее возраста вещах, и Кристин не только всегда поддерживала беседу, но и вставляла весьма разумные замечания к месту. А это такая редкость вообще и для такой малышки в частности. У нее были волосы оттенка красного дерева, какой ему еще никогда не доводилось видеть, а ее огромные серо-зеленые глаза были то не по-детски серьезными и даже печальными, то озорными и смешливыми, как у проказливого бесенка...

А Алекс... пялился на нее и говорил пошлости, и всего этого Рик просто не мог стерпеть.

– Не смей на нее пялиться, – грубо сказал он.

– Ты шутишь? – Улыбка медленно сползла с губ Алехандро, когда он понял, что Рик страшно далек от веселости.

– Нет, я не шучу.

– Чем ты так разозлил Рика, Алехандро? – никем не замеченная Ирена подплыла к ним, помахивая зажатыми в пальцах очками.

Очки были от какого-то супермодного дизайнера и стоили примерно тысячу долларов. Рику всегда нравилась элегантная небрежность Ирены в обращении с дорогими вещами, но сейчас он снова ощутил приступ раздражения – уже не легкого, похожего на досаду, а самого настоящего, с примесью злости. Втрое больше стоил ее костюм для верховой езды, не считая украшений, количество которых в столь ранний час Рик посчитал верхом безвкусицы.

– Дорогая кузина, – приторно пропел Алекс, с улыбкой глядя на Ирену, – как приятно тебя видеть. Замечательно выглядишь... – он поцеловал ее в щечку, – и вкусно пахнешь.

От этой вольности Ирена капризно изогнула верхнюю губу.

– Тебе тоже не помешало бы пахнуть чуть вкуснее, чем лошадьми и коровами.

– Что поделать, дорогая, я с самого раннего утра на ногах, а моя работа слишком отличается от труда «белых воротничков».

Алекс даже руками развел, словно извинялся за то, что работает не в офисе.

Раздражение Рика усилилось, и он, оставив любезничающих кузенов, направился к группке молодых людей, в центре внимания которых была Кристин. Ковбои при виде сына хозяина поздоровались и быстро ретировались.

– Доброе утро! – поздоровался он.

Кристин медленно – Рику показалось, что слишком медленно – повернулась. Несколько секунд она смотрела на него широко раскрытыми глазами.

– Риккардо, вы приехали! – воскликнула Кристин слишком громко и стушевалась, а в ее глазах Рик мгновенно уловил что-то большее, чем просто радость.

Но он мгновенно забыл о своем открытии, потому что наконец-то разглядел Кристин как следует. Веснушки, раньше усеивающие ее аккуратный носик, куда-то подевались, а глаза, кажется, стали еще больше. А в их серо-зеленой глубине появились загадочность и закрытость, словно Кристин хранила какую-то тайну. Ее кожа была очень белой и полупрозрачной, а нежные розовые губы показались ему бархатистыми лепестками роз...

На этой ноте Рик опомнился и встряхнулся. Эк его занесло, он словно на какое-то мгновение превратился в подростка, находящегося под воздействием неуемных гормонов.

– ...А мы как раз собрались с Антонио на прогулку, – услышал он слова Кристин, хотя и так все было ясно.

– Доброе утро, сеньорита Кристин, – услышал Рик за спиной приветствие подошедшего Алекса.

Алекс встал в некотором отдалении от Рика, и на губах его застыла неопределенная улыбка.

– Доброе... – Кристин бегло улыбнулась Алексу, но в ее приветствии Рику мгновенно почудилось некое напряжение.

От его внимания также не ускользнуло, что Антонио бросил на Алехандро неприязненный взгляд. Рик насторожился.

– Ладно, Рик, увидимся за завтраком, – сказал Антонио, словно подавая Кристин некий сигнал.

Она едва заметно кивнула, соглашаясь, и они оба легко взлетели в седла. Кристин слабо махнула рукой, и они с Антонио выехали со двора. Провожая взглядом быстро уменьшающиеся фигурки, Рик отметил, что Кристин не предложила ему присоединиться. И что она избегала смотреть на Ирену.

– Риккардо, ты еще не передумал последовать их примеру?

– Нет, – он оглянулся на Ирену. – Едем...

Он буквально взлетел в седло и сверху наблюдал, как Ирена пытается взгромоздиться на лошадь. Несмотря на посещаемые курсы верховой езды с инструктором, специально для этой цели пошитый костюм и старание Ирены, в ее движениях не было и сотой доли изящества и непринужденности Кристин. Рик неотрывно думал о Кристин всю прогулку. Она очень изменилась, и он чувствовал непривычное и от этого не слишком приятное волнение. Он действительно увидел ее, осознал перемены, произошедшие в облике девушки, и в нем что-то перевернулось. Это «что-то» засело посередине груди и мягким толчком напоминало о себе каждый раз, как Кристин появлялась в его поле зрения. А через несколько дней, наблюдая, как Кристин идет с Изабель через двор, привычным жестом отбрасывая с лица волнистые локоны и легко улыбаясь чему-то, Рик вдруг отчетливо понял, что его чувства больше не могут ограничиваться братской любовью. Наверное, он шел к этому постепенно, но именно в этот момент осознал сей факт очень отчетливо и ясно. Чувство было похоже на удар молнии: мгновенная вспышка, от которой перехватило дыхание и, кажется, даже сердце пропустило несколько ударов, а потом внезапное озарение...

События полугодовой давности были слишком ярки. Испытывая приступ саднящей боли в груди, Рик ударил кулаком по стене. Он словно пытался заглушить острой физической болью то неясное, ненужное и застарелое чувство. Но легче не стало, и на душе было все так же дискомфортно, словно кто-то привязал его сердце прочной ниткой и дергал в свое удовольствие.

Голова Рика снова склонилась на спинку дивана. Перед его закрытыми глазами стояло лицо Кристин...

9

– Кристин?!

Девочка замерла, а потом быстро закрыла дневник и сунула его в ящик письменного стола. Она успела только приподняться, как в комнату вошел отец.

– Кристин!

– Да, папа. Что случилось?

– Что это? – Он потряс перед ней письмом, зажатым в кулаке.

Кристин тотчас поняла, что это.

– Это письмо от сеньора Габриеля, – спокойно ответила она.

– Я знаю, что это такое, – проскрежетал отец. – Что вы затеваете снова? Ты что, пишешь ему и жалуешься на свое тяжелое существование? Хочешь уехать? Тогда так и скажи! Мне никто не нужен, удерживать тебя я не стану. Черт побери, мне совсем никто не нужен!

Последнюю фразу он произнес почти отчаянно, и от жалости у Кристин сжалось сердце. Он действительно был жалок, этот большой мужчина, ее отец, который так и не смог справиться со своей потерей. С каждым днем он все больше отдалялся от Кристин, превратившись из сильного, веселого, доброго человека в жалкую, обрюзгшую тень себя прежнего.

– Ты же знаешь, папа, что это не так, – тихо сказала Кристин.

– Нет, не знаю. Зачем ты пишешь ему?

– Семья сеньора Габриеля – наши друзья. А тебе, папа, не стоит больше делать этого.

– Не делать чего? – почти с вызовом спросил он.

– Не пытаться вымещать свою боль и раздражение на ком-то еще. Никто ни в чем не виноват, папа.

После этих слов отец словно окаменел. Его пальцы разжались, и письмо выскользнуло из них, упав на пол. А потом Джонатан медленно повернулся и вышел из комнаты Кристин. Наверное, это было жестоко, устало подумала Кристин. Я жестокая и ужасно себя веду. Папе сейчас плохо...

Тут она быстро оборвала себя. Да, ему плохо, а разве ей легко? Она чувствовала себя так, словно внезапно не просто повзрослела, а состарилась на несколько лет. А ведь ей только тринадцать!

Кристин наклонилась и подобрала письмо. Когда отец забрал ее с ранчо, он сказал Кристин, что не простит Габриелю того, как тот обошелся с ним. Он отказывался признавать, что Габриель был прав, что, если бы не он, неизвестно, что случилось бы с Кристин. Джонатан упрямо твердил: Габриель Ромеро предал его, едва не отняв дочь, он ему больше не друг и знать его не желает. Кристин тяжело было слышать эти нелепые обвинения, но еще хуже было то, что ждало ее впереди.

Первый год оказался самым тяжелым. Жизнь Кристин изменилась кардинальным образом. Осенью отец продал их прекрасный двухэтажный дом, мотивируя это тем, что у него нет средств содержать его, и они переехали в маленький одноэтажный коттедж в пригороде, где было всего две спальни. Из-за переезда Кристин пришлось сменить школу. Все ее друзья остались в прежней школе, а новых она так и не сумела завести: из-за переживаний и проблем она стала более замкнутой. И кроме того, у нее появилось множество забот и домашних обязанностей, о которых ее одноклассники не имели не малейшего представления.

Раз в неделю к ним приходила женщина из специального агентства, которая выполняла самую трудоемкую часть домашней работы, но все остальное Кристин пришлось научиться делать самой, и у девочки оставалось не так много свободного времени. Но даже и эти несколько часов она не могла проводить в соответствии со своими желаниями. Кристин не могла позволить себе носить хорошую качественную одежду, у нее почти не было карманных денег, а их дом был так неуютен, что она не могла пригласить к себе друзей.

Кристин не участвовала в большинстве школьных мероприятий, не состояла в группе поддержки школьной футбольной команды, не обсуждала мальчиков, не посещала вечеринки и воскресные пикники. Но гораздо легче было думать о том, что жесткое расписание не позволяет ей тратить драгоценное время на всякие глупости, чем стыдиться того, что она просто не может позволить себе обычное для подростка времяпрепровождение. Не может позволить себе нормальной жизни!

Каждый день все больше отдалял ее от мечты обрести настоящих друзей, и со временем Кристин оказалась в изоляции. И все свободное время она стала посвящать чтению. Кристин читала все – от Вальтера Скотта до Жана-Жака Руссо, но в определенный момент времени ее стали привлекать дамские романы. Изящные, утонченные повествования о романтических рыцарских отношениях, которые в наши дни практически не встречаются. За редким исключением, конечно. Кристин была уверена, что она и есть это редкое исключение.

Иногда перед сном она грезила о средневековых замках, рыцарях, развевающихся занавесях в высоком окне башни, где ждет своего рыцаря прекрасная дама... Конечно, в образе дамы была она сама, а в образе рыцаря, который вот-вот должен появиться на горизонте и спасти ее от тоски и одиночества, подарить любовь и счастье, – Риккардо Ромеро... Эти мечты имели примесь легкой горечи, потому что Кристин знала, что им никогда не стать явью, но для нее они были сродни наркотику, который помогает хоть на некоторое время забыться.

А потом судьба сжалилась над ней, и у Кристин появилась Лидия.

Лидии было лет под шестьдесят, и она жила в домике по соседству. О ней ходило множество слухов: будто Лидия являлась не то академиком, не то профессором, что она тайная миллионерша и вообще очень эксцентричная особа.

Но уже то, что Лидия жила в уединении очень скромно и притом не в самом хорошем районе, частично развенчивало все эти мифы. Ее домик был маленьким – еще меньше того, где жила Кристин с отцом, но очень ухоженным. Перед домом располагался крошечный садик и прекрасно оформленные альпийские горки. Все было очень сдержанно и скромно, но необычайно красиво.

Мимо этой красоты Кристин проходила каждый день по два раза – в школу и домой – и однажды не выдержала: девочка остановилась напротив соседского дома и почти воровато огляделась. Улица была пуста, а Лидия всегда до пяти отсутствовала. И тогда Кристин быстро выхватила из школьного рюкзачка свой блокнот и стала делать набросок. Позже он поможет ей, сейчас Кристин пыталась ухватить лишь самые главные детали, основополагающие линии и штрихи.

Но всегда до пяти отсутствующая Лидия каким-то образом оказалась у нее за спиной и через плечо девочки рассматривала рисунок.

– У тебя здорово получается, – тихо проговорила она.

– Простите. – Кристин смутилась и быстро убрала блокнот.

– Нет-нет, не нужно извиняться, я польщена, что это привлекло тебя. Не хочешь зайти в гости на чашечку чаю?

– Я бы с удовольствием, но... – Кристин оглянулась на свой дом, где ее ждала куча домашней работы.

– Ничего, это не займет у тебя много времени, – по-своему разрешила этот вопрос Лидия и, подхватив Кристин под локоток, увлекла за собой в дом.

Вместо нескольких минут Кристин провела в доме Лидии почти три часа, забыв обо всем.

Жилище Лидии поразило девушку. Да, внешность оказалась обманчивой, а за скромным фасадом скрывался настоящий бриллиант. В доме было множество книг, ковров ручной работы и произведений искусства, на которые Кристин взирала с восторгом. И был запах, который до боли напомнил ей запахи, что витали в доме Ромеро – самом прекрасном месте на земле, где доводилось бывать Кристин.

Слово за слово Лидии очень быстро удалось разговорить Кристин, после чего она заявила, что у Кристин настоящий художественный талант, который Кристин просто обязана развивать и совершенствовать. И она, Лидия, готова ей в этом помочь. Как Кристин смотрит на то, что она будет давать ей уроки? Скажем, два раза в неделю?

– Простите, я не могу... – выговорила Кристин, почувствовав знакомое оледенение внутри.

Она была бесконечно благодарна пожилой женщине за заботу, за непринужденное общение, которого уже очень давно не было в ее тусклом существовании, но у Кристин не было денег на эти уроки. К тому же она не сомневалась, что отец не одобрит эту затею.

Но Лидия только тряхнула головой, отчего ее седые волосы слегка взметнулись и тут же снова превратились в тщательно уложенную прическу – в Лидии все было безупречно.

– Глупости. Не нужно ни о чем беспокоиться. И это не благотворительность, – сказала она, заметив, что Кристин собралась протестовать. – Ты сама не понимаешь, от чего хочешь отказаться. И я себе не прощу, если не помогу тебе. Это дар божий – неужели ты хочешь его просто закопать в землю?!

Кристин не была уверена, что это дар божий, но Лидия оказалась очень упорной особой в достижении поставленных целей. К тому же, как заверила ее Лидия, эти уроки вовсе не будут бесплатными: платой за уроки станет ее первая картина. И вообще, пусть Кристин не комплексует и чувствует себя инновационным проектом, в который инвесторы вкладывают средства! Лидия могла быть весьма убедительной, а Кристин очень хотелось продолжить это знакомство, и в итоге она согласилась.

Их сотрудничество было более чем плодотворным, и спустя полгода Лидия призналась, что не ожидала столь быстрой «окупаемости проекта» и у нее еще никогда не было столь способной ученицы. Лидия говорила, что у Кристин свой неповторимый стиль и безупречное, почти ангельское видение мира, что ее картины завораживают. Она называла Кристин редчайшей жемчужиной в море бездарности... Кристин с благодарностью принимала все похвалы, но считала, что Лидия преувеличивает.

У Лидии не было детей, у Кристин не было матери... Наверное, это еще больше сблизило их. Лидия стала ее подругой, наставницей, учителем и патронессой. Она стала ее ангелом-хранителем. Лидия учила Кристин всему, что знала сама, и всегда поддерживала. Они много разговаривали – у них оказалось множество общих тем для беседы. Их общение прерывалось только летом, когда неизменно приезжал сеньор Габриель и увозил Кристин на ранчо.

Отец, к счастью, перестал чернить Габриеля в глазах Кристин, но каждый раз она чувствовала его молчаливое сопротивление и неудовольствие ее отъездом. В год, когда ей исполнилось семнадцать, она не смогла поехать на ранчо из-за болезни отца. Джонатан болел долго и, если так можно выразиться, самозабвенно. Он изводил Кристин жалобами и упреками попеременно и требовал к себе постоянного внимания.

С наступлением осени болезнь отца волшебным образом пошла на убыль. Кристин все понимала и злилась на него. И от этого ей было стыдно. А потом она заметила в нем перемены. Джонатан словно встряхнулся, повеселел, все чаще стал задерживаться с работы. А в середине ноября Кристин, придя из школы, застала в доме женщину, которую сначала приняла за новую домработницу. Но Джонатан, чуть смущаясь, представил их друг другу, и оказалось, что Дороти вовсе не приходящая прислуга, а подруга отца и они встречаются уже несколько недель.

– Приятно познакомиться, – вежливо сказала Кристин. – Хотите чаю? Кофе? Может быть, сок?

– Чаю... – ответила Дороти, очень скромно присев на краешек софы.

Кристин отправилась готовить чай, оставив Джонатана и Дороти в гостиной. Она попыталась оценить пассию отца: полновата, черты лица самые обычные – увидишь такую в толпе и не вспомнишь потом ни одной подробности! – вот только глаза... Цепкие и холодные. И подбородок слишком решительный для этого лица. Кристин почувствовала беспокойство, но тут же подумала о том, что отец и так слишком долго был один, а то, что он представил Дороти своей подругой, ничего еще не значит.

Как оказалось впоследствии, Кристин сильно ошибалась.

Дороти быстро освоилась в их доме и стала проводить в нем слишком много времени. Через неделю она представила Кристин и ее отцу своего сына Тома, который был старше Кристин на два года и вызывал у девушки еще меньше симпатии, чем его мать, а на День благодарения по инициативе Дороти был устроен семейный ужин...

Кристин очень не нравилась подобная стремительность, но, когда она попыталась поговорить с отцом, Джонатан ничего не захотел слушать. Более того, он заявил, что устал от одиночества, а Дороти ему очень нравится и он настроен очень серьезно. Кристин осторожно посоветовала ему не торопить события и как следует все обдумать, на что Джонатан разозлился и сказал, что это вовсе не ее дело. Через два дня после этого разговора Дороти переехала к ним, а на Рождество Джонатан оформил свои отношения с Дороти.

«Папа сильно изменился. С появлением Дороти он потерял интерес ко всему, кроме самой Дороти. Он плывет по течению, ловит каждое ее слово, делает только так, как скажет Дороти... Так корабль-призрак, неуправляемый и молчаливый, двигается, подчиняясь воле ветра и волн. Он как... «Летучий голландец», мертвый корабль, который только издали кажется нормальным, а подойдя ближе, замечаешь, что он совершенно безжизнен.

И он снова начал пить. Хотя это уже не так заметно, как в те первые, самые страшные дни, но все равно слишком часто от него пахнет алкоголем. Преодолев себя, я пыталась поговорить с Дороти, но она заявила, что это не только не опасно, а даже полезно, потому что таким образом мужчины снимают стресс. И я вдруг поняла, что она не только не противится его пагубной привычке, а, наоборот, поощряет его и даже сама покупает ему спиртное.

От меня больше ничего не зависит. Дороти окружила отца такой «заботой» и опекой, что мне иногда становится немного не по себе. Она контролирует каждый его шаг. За несколько месяцев эта женщина все взяла в свои руки, и собственный дом стал для меня чужим. Иногда мне кажется, что я ее ненавижу. И дело вовсе не в банальной ревности. Но еще больше я ненавижу Тома с его прыщавым лицом и липким взглядом. Он нечасто приезжает, но в те дни я стараюсь как можно меньше времени находиться дома. Мне кажется, что он следит за мной, подглядывает в замочную скважину, так что я даже не рискую переодеваться и принимать ванну, пока он в доме.

Последним шансом хоть что-то изменить был разговор с папой. Но он выслушал меня молча и у него был такой отсутствующий взгляд, что я поняла: все старания напрасны. В ответ на мои слова он заявил, что Дороти безумно его люби

Но во всей этой череде неприятностей должны быть и хорошие моменты, и они есть. Во-первых, меня оставили в покое. Никто не интересуется, где я провожу время. Мне кажется, меня бы не хватились, даже если бы я вообще исчезла. У меня масса времени, которое я посвящаю рисованию. Я участвовала в первой в своей жизни выставке, и две моих картины были проданы. У меня появились деньги, заработанные собственным трудом! Летом я собираюсь отправиться на ранчо Ромеро – сеньор Габриель строго предупредил меня в последнем письме, что не примет отказа, и я уже приняла это приглашение. А потом я поступаю в распоряжение Лидии – меня ждет художественный колледж...»

Кристин выдержала ровно полгода рядом с новоиспеченным счастливым семейством. Именно рядом, потому что так и не вошла в него: у нее не было, нет и не будет шанса это сделать – это Кристин понимала предельно ясно. И она начала осуществлять свой план, начальным пунктом которого был ее визит на ранчо.

Изабель едва не задушила ее в объятиях при встрече (Кристин улыбнулась, вспомнив неуемный восторг подруги и ее буйную радость), сеньора Августина прослезилась и тут же начала хлопотать вокруг «бедной девочки», а сеньор Габриель обнял и сказал, что они рады приветствовать ее дома. Он так и выразился – «дома», как будто это был и дом Кристин. И от избытка чувств она тогда не выдержала и совсем по-детски расплакалась, и все кинулись ее утешать... Позже сеньор Габриель осторожно поинтересовался реакцией на ее отъезд Джонатана – он до сих пор очень болезненно переживал разлад в их отношениях.

Из писем Кристин Габриель знал о женитьбе ее отца, но информация была слишком осторожной и строго дозированной, чтобы Габриель мог представить истинное положение вещей. Кристин просто было стыдно открыть ему всю правду.

Сейчас же, отвечая на вопрос Габриеля, Кристин довольно непринужденно улыбнулась и ограничилась полуправдой.

– Никто не был против.

На самом деле она просто уехала, оставив лишь записку, в полной уверенности, что мачеха и сводный братец будут счастливы, что она перестанет мозолить им глаза. А отец... Ему уже давно все равно, и он, скорее всего, даже не заметит отъезда родной дочери, как не замечал ее постоянного отсутствия дома.

Никто не знал – даже Лидия – как неуверенно и скованно она себя чувствует, как страшится того, что ждет ее в будущем. Кристин очень многого стала бояться, а ее страх и подозрения ассоциировались с чем-то неясным и тяжелым, ворочающимся в глубине души, как клубок холодных змей.

– Какие у тебя планы, Кристин?

– Поступить в колледж, – ответила она.

– Насчет колледжа можешь не волноваться, я помогу тебе.

– Нет, спасибо, не нужно. Я хочу добиться всего сама. Я очень вам благодарна за поддержку и за то, что вы пригласили меня на ранчо, но больше я не хочу беспокоить вас.

– Что за глупости? – попытался возмутиться Габриель, но Кристин твердо стояла на своем. Только так, и никак иначе.

– Но почему, Кристин? Это не благотворительность, и моя помощь нисколько не оскорбит тебя, – все еще продолжал настаивать Габриель. – Ты мне как дочь, дорогая, точно так же я помог бы Антонио или Изабель!

– Я знаю. И спасибо вам огромное. – Кристин подавила непрошеные слезы и тепло улыбнулась Габриелю. – Вы мне и так слишком много помогаете.

– Хорошо, поступай как знаешь. Только помни, что здесь твой дом и тебя всегда рады видеть здесь.

Кристин захлопнула старую, пожелтевшую от времени тетрадь и невидящим взглядом уставилась в стену, на которой плясали тени, вызванные к жизни желтым колеблющимся светом свечи. Она собиралась написать несколько писем, но, пока искала в ящике секретера чистые листы, наткнулась на свой дневник и не смогла удержаться – засела за чтение.

Она снова, год за годом, проживала свою жизнь: целых семь лет, вплоть до того дня, когда она приехала на ранчо Ромеро. Это был не лучший период в ее жизни. Она хотела только надеяться, что жизнь сполна компенсирует ей эти годы радужным будущим. Она до сих пор надеялась на это...

10

Кристин сунула тетрадь и неиспользованные листы – настроение писать письма у нее уже пропало – обратно в секретер и взглянула на часы. Почти восемь. Конец света не спешит наступать, а значит, самое время подумать об ужине и потом отправляться спать. Возможно, буря завтра утихнет и все наконец-то наладится.

Она вышла из комнаты и поежилась – холод был почти нестерпимым. Кристин плотно прикрыла дверь своей комнаты и пошла по темному коридору. Дверной проем, ведущий в гостиную, был темен, но внимание Кристин привлекли какие-то странные, едва слышные постукивания. Кристин остановилась, прислушиваясь к звуку, и крадучись двинулась вперед.

Кристин услышала негромкое чертыханье Рика. Потом он что-то неразборчиво пробормотал, заскрипели пружины дивана... А через мгновение перед ней открылась картина: Рик сидел на диване с ноутбуком на коленях, на небольшом столике перед ним лежали листы бумаги, несколько пластиковых файлов и догорала свеча. Отсутствие удобств Рик пытался компенсировать личными дизайнерскими разработками, превратив одно из одеял в подобие пончо. Голубоватое свечение экрана освещало его лицо.

Он не сразу заметил Кристин, а заметив, оторвался от своего занятия, распрямился, потянулся и размял пальцы.

– Что ты делаешь? – осведомилась она.

– Пока не сел аккумулятор, нужно кое-что доделать.

Ах да, его бизнес, подумала Кристин и сказала:

– Наверное, у тебя теперь возникнет масса проблем.

– Проблем?

– Я имела в виду твое отсутствие на рабочем месте.

– Никаких проблем: я как раз решил устроить себе небольшой отпуск, – ответил Рик, чувствуя что-то вроде легкой неловкости.

Кристин вовсе не обязательно знать, что эти несколько дней он решил провести с Иреной.

– Понятно, – отозвалась Кристин. – Хочешь поужинать?

Рик неожиданно улыбнулся.

– Боюсь, ты немного опоздала.

– Хочешь сказать, что успел уничтожить все продукты в доме? – как-то слишком легкомысленно поинтересовалась Кристин.

– Разве я похож на закоренелого эгоиста?

– Вообще-то нет, – тихо призналась она. – Просто твое заявление наталкивает на некоторые выводы.

– Я только имел в виду, что ужин уже готов.

– Готов? Ты приготовил ужин? А как же твои угрозы насчет недельной уборки? – растерянно пробормотала Кристин.

– Наверное, я преувеличил собственную беспомощность. К тому же мне нужно было хоть как-то согреться. – Рик закрыл ноутбук и переложил его на столик. Потом встал, плотнее стянул одеяло на груди одной рукой, а другой взял свечу в старом медном подсвечнике со стола. – Пошли? – то ли спросил, то ли предложил он. Кристин кивнула.

Приготовленный Риком ужин оказался в сумке-холодильнике, что несказанно изумило Кристин. Она-то точно не сообразила бы использовать теплоизоляционные свойства этого нехитрого приспособления. Кристин не удержалась и сказала об этом Рику. Он пожал плечами. Рик казался слишком спокойным и даже дружелюбным для их вынужденного перемирия.

Ох не к добру это, рассеянно подумала Кристин, доставая столовые приборы.

– Я даже не знала, что здесь есть такие подсвечники, – сказала она.

– Они были в кладовке, разве ты не видела?

– Вообще-то нет.

У Кристин не было желания тщательно исследовать все закоулки в доме. В первое время у нее даже было чувство, что старое жилище безмолвно протестует против ее пребывания здесь, что она пришлась не по душе старому дому. По ночам на чердаке скрипели половицы, шуршали по углам мыши, а сам дом, кажется, тяжело вздыхал. Много ночей Кристин провела без сна, закутавшись в одеяло и слушая эти звуки. А потом... Потом приехала Лидия и сделала ей строгий выговор, призванный вразумить Кристин и наставить ее на путь истинный.

Этот выговор встряхнул Кристин, прогнал хандру и пробудил жуткую работоспособность. Они вместе сделали генеральную уборку в доме – делала, конечно, Кристин, а Лидия занималась руководством – разобрали кучи старого хлама на чердаке, сшили новые занавески и переделали еще много всяких дел, после чего дом засиял и как-то встряхнулся, помолодел. Мариза привезла горшки с цветами, которые Кристин расставила в хорошо продуманном беспорядке. Дом перестал вздыхать и охать по ночам, а Кристин избавилась от бессонницы.

– Кристин, ау-у... – позвал Рик, и она, выплыв из омута воспоминаний, беспомощно моргнула.

– Извини, задумалась.

– Я уже понял. Ты порезала весь хлеб, который был в доме.

– Действительно, – сконфуженно пробормотала Кристин и торопливо принялась убирать нарезанные кусочки в полиэтиленовый пакет. – Ничего страшного, – сообщила она, не глядя на Рика, – зато теперь не придется его резать на завтрак.

– А заодно на обед и на ужин.

– Что?

– Когда я ходил за документами, заодно в машине прослушал прогноз погоды по приемнику. Похоже, нам не стоит надеяться на скорое улучшение погоды. Если только синоптики по своему обыкновению не перестраховываются.

– А есть надежда, что они перестраховываются? – робко осведомилась Кристин.

– Учитывая, что данные получены со спутника, процент этой надежды равен нулю.

Если синоптики окажутся правы, то они будут заперты в этом доме еще как минимум на сутки... Или даже на двое суток! От осознания этого факта у Кристин спина покрылась мурашками, и девушка зябко передернула плечами. Остается только надеяться, что оборудование спутника вышло из строя, в связи с чем аппараты выдали на землю ошибочную информацию. А на самом деле ураган утихнет через пару-тройку часов... Да, а в дверь сейчас постучится Санта-Клаус с мешком подарков!

– Рик, а компьютер...

– Что?

– У тебя должен быть выход в Интернет!

– Кристин, – задушевно отозвался он, – для этого нужен телефон, разве тебе это неизвестно?

Щеки Кристин залил нервный румянец. Ну конечно, телефон! В присутствии Рика она внезапно поглупела – ничем другим оправдать ее слова нельзя.

– Да, верно, извини.

– Но даже если бы мне удалось сообщить о своем местоположении, вряд ли бы кто-то, находясь в здравом уме, направился мне на выручку в такую непогоду.

Кристин кивнула.

Колеблющийся желтый свет оставлял углы в непроницаемой темноте, высвечивая лишь небольшое пространство вокруг стола. Обстановка казалась нереальной и таинственной, и все это вкупе с миролюбием Рика делало вечер похожим на сон. Кристин вспомнился какой-то полузабытый рассказ, где главная героиня никак не могла проснуться, воспринимая сновидения как реальность...

– Я сильно тебе мешаю? – уже совсем другим тоном поинтересовался Рик.

– Дело совсем не в этом... – начала Кристин, но, подняв голову и замерев под пронзительным взглядом Рика, как кролик перед удавом, умолкла. Голова стала пустой и звонкой, как хрупкий хрустальный сосуд.

– А в чем?

Кристин моргнула и добросовестно попыталась вспомнить, что же она хотела сказать, но не смогла. В голове стоял сплошной звон, словно она только что вынырнула с большой глубины, где уже задыхалась от недостатка кислорода. Впрочем, наверное, так оно и было: пока она находилась в плену – в глубине! – его глаз, она совсем забыла, что нужно – и можно – еще и дышать!

– Я... я вовсе не гоню тебя. К тому же, как ты уже сказал, это ведь твой дом, – неловко пробормотала она.

– Верно, но ты не ответила на мой вопрос.

– Ты мне не мешаешь.

– Но...

– Что – но?

– Продолжай. Ты не договариваешь. Скажи то, что хотела. – Его тон стал жестким и холодным.

Наверное, из-за этого тона у Кристин все внутри затряслось, а кожа покрылась мурашками.

– Я чувствую себя не в своей тарелке из-за твоего присутствия! – выпалила она прежде, чем успела прикусить проклятый язык.

– Вот как?

Рик поставил перед ней тарелку с бифштек-сом и картошкой, и Кристин почти рухнула на стул и вцепилась в вилку, как утопающий – в спасательный круг. Рик сел напротив и молча принялся рассматривать Кристин, массируя пальцами подбородок.

– А чего ты хотел? – почти с вызовом сказала Кристин.

Он молчал, продолжая задумчиво изучать ее. Из-за тусклого неверного света его глаза казались черными провалами, а черты лица – заострившимися.

– Наверное, ты права, – наконец сказал Рик и тоже взялся за вилку. – Ешь, а то ужин остынет и все мои труды пропадут.

Кристин повиновалась, боясь поверить, что он ограничился всего лишь этой фразой. Наверное, вспомнил о перемирии... О котором она сама едва не забыла! Кристин воткнула вилку в ломтик жареной картошки.

Очередной порыв ураганного ветра хлестко ударил в окно, так что задребезжали стекла. Кристин едва заметно вздрогнула: обещанная катастрофа показалась ей вдруг очень близкой и неминуемой.

– Дом выдержит этот ураган, – сказал Рик, безошибочно угадав причину беспокойства Кристин.

– Мне бы твою уверенность, – пробормотала она и принялась выводить вилкой затейливые узоры на тарелке.

– Ты ничего не ешь, – упрекнул Рик.

– Ем, ем, – уверила его Кристин и в подтверждение своих слов отправила многострадальный ломтик картофеля в рот.

В комнате повисло молчание, нарушаемое только редким звяканьем вилки о тарелку и потрескиванием свечи. Это молчание; едва разгоняемая светом свечи темнота; стихия, бушующая за стенами дома, которые в эту минуту казались всего лишь хлипкой и ненадежной преградой; осознание того, что совместный спокойный ужин состоялся только благодаря дурацкому перемирию, а впереди у них нет ничего, даже совместного завтра... – все это свилось в горячий и горький комок, который тяжким грузом осел где-то в середине груди Кристин и давил, тяжко и больно, прямо на сердце. Кристин поняла, что больше не может есть, и отложила вилку.

– Мне, конечно, далеко до звания шеф-повара...

– Нет-нет, – поспешно сказала она. – Спасибо, все было отлично. Просто я не голодна.

– Ты меня успокоила, – иронично сказал Рик, и Кристин каким-то шестым чувством поняла, что это не все и сейчас последует продолжение.

– Сейчас я вымою посуду... – Кристин поспешно встала, отчаянно не желая быть втянутой в бесплодную дискуссию – молчать она конечно же не сможет!

– Я сделаю все сам.

– Но...

– Кристин, я в состоянии убрать со стола и вымыть пару тарелок. Тем более что сейчас моя очередь...

– Ну ладно, – неуверенно сказала она, удивленная таким поворотом. – А ты... с тобой все в порядке?

– Конечно.

Кристин вышла из кухни. Теперь нужно принести Рику подушку и еще одно одеяло – во имя вселенского человеколюбия, конечно! – и она может со спокойной совестью отправляться спать.

Со спокойной совестью, но со вздыбленными нервами. Разве она может быть спокойна, пока Рик здесь?!

Из огромного шкафа, встроенного в стену, она достала запасную подушку и еще одно одеяло и положила постельные принадлежности на диван.

– Скромное ложе готово? – раздался от двери голос Рика, и Кристин от неожиданности вздрогнула.

– Да, готово, – коротко отозвалась она.

– М-да... Тяжело нам придется – ночь предстоит совсем не жаркая... – проговорил он.

– У тебя есть рациональное предложение, как возобновить обогрев дома?

– Вообще-то когда-то здесь было печное отопление, потом его передали на паровое... В подвале даже должен сохраниться котел. Но на то, чтобы его запустить, уйдет не один день даже при наличии инструментов... которых у нас нет.

– Спасибо за информацию... Которая нам все равно не может помочь!

– Но ведь ты не дослушала.

– О, прости... Что-то еще из истории этого дома?

– Не язви, предложение действительно целесообразное.

– Надеюсь, ты не предлагаешь разложить костер на полу в гостиной?

– Кристин...

– Извини. Так что за предложение? – Она чувствовала в его словах подвох и, кажется, начинала злиться.

– Я думаю, что нам стоит провести ночь вместе.

– Что? – задохнувшись, пролепетала она.

Кристин сначала подумала, что это галлюцинация, рожденная ее воображением. От слабости, охватившей ее, она едва не села на пол и изо всех сил вцепилась в спинку дивана.

Рик же, казалось, и не замечал ее состояния. Он выглядел так, словно изобрел колесо, скороварку и заодно лекарство от всех болезней. Выражение его лица – насколько могла разглядеть Кристин – недвусмысленно говорило: «ну не молодец ли я, какая классная идея пришла в мою гениальную голову!».

– Нам стоит провести ночь вместе, – терпеливо повторил он. – В одной комнате. В целях экономии тепла, конечно. – Теперь Рик в упор рассматривал Кристин. – Чего ты испугалась? Это вынужденная мера, необходимая для выживания.

Этим заявлением он буквально пригвоздил Кристин к полу. Она была так ошеломлена, возмущена и – чего греха таить! – испугана, что несколько секунд не могла и слова вымолвить. Ох уж это выживание! Оно, конечно, важно, но не доходить же до таких крайностей!

– Больше ты ничего не придумал? Давай, если у тебя есть еще какие-нибудь дикие идеи, не стесняйся, выкладывай... – выпалила она, забыв обо всем, в том числе и о выдержке, которая должна являться основной линией ее поведения.

– Я говорю абсолютно серьезно!

– Черт подери, я не собираюсь спать с тобой в одной комнате, ясно тебе?!

– Мне ясно, что ты так напугана этой перспективой, что сейчас забьешься в истерике. С чего бы это, Кристин? – Рик усмехнулся. – Я торжественно клянусь, что не собираюсь покушаться на твое... На тебя.

Эта фраза прозвучала наигранно и оскорбительно, и настроение резко упало. Кристин оледенела даже быстрее, чем если бы ее засунули в самую современную и мощную морозильную камеру.

– Напугана? – Она старалась контролировать голос, но он все равно вибрировал и поднимался до визгливо-истерических нот. – Нет, Риккардо, меня просто совершенно не привлекает это... предложение! Я не собираюсь делить с тобой комнату даже во имя экономии тепла! А что касается твоего «покушения»... Учитывая твою неприязнь ко мне, я боюсь этого меньше всего.

– Тогда...

– Знаешь что, Рик, – резко перебила его Кристин, – это самая дурацкая идея за всю историю человечества! Я не собираюсь делить с тобой комнату. Если хочешь, мы можем поменяться: ты ляжешь в спальне, а я в гостиной. Но никак иначе!

Выпалив эти слова, она промаршировала в свою комнату и хлопнула дверью столь сильно, что едва не рухнули стены, которым и так доставалось от бури, бушевавшей снаружи.

Уже в комнате, нервно выхаживая из угла в угол, она решила, что эта маленькая шутка доставила Рику уйму удовольствия! Такой вот у него черный юмор! Наверное, сидит теперь, весьма довольный собой...

Так что ей не нужно переживать по этому поводу. Изабель уже предупреждала ее, что после «той истории» Рик стал совсем другим и его юмор, соответственно, тоже...

Ох, Изабель-Изабель, подружка, как мне тебя не хватает!.. Не хватает твоей поддержки, твоей болтовни, твоего смеха, охов, твоего возмущения по любому поводу и даже без оного... Мне так не хватает наших совместных вечеров, повествования – непременно шепотом! – о собственных проделках и громкого рассказа – о проделках Антонио, рассказах о мальчиках и невинных девичьих секретах, с этими мальчиками связанных...

11

– Нас встречает Изабель, – сказал сеньор Габриель, но Кристин уже видела подругу, стоящую у ограды. На ее лице сияла тысячеваттная улыбка во все тридцать два зуба, но и этого ей показалось мало, и Изабель принялась приветственно махать обеими руками.

Не успела Кристин вылезти из машины, как Изабель заключила ее прямо-таки в медвежьи объятия.

– Как я рада, что ты наконец-то приехала! – закричала она. С объятиями возникли некоторые трудности, поскольку Изабель за два года, что они не виделись, очень сильно выросла, и теперь Кристин едва доставала макушкой до ее носа. – Я почти час топчусь здесь, ожидая твоего приезда! Пойдем скорее в дом.

Изабель потянула Кристин за собой, и та со смехом подчинилась.

Ничего не изменилось, и какое это было счастье: она словно вернулась домой после долгого и утомительного путешествия по дальним странам и континентам...

Краем глаза Кристин заметила, что какой-то мужчина остановился посреди двора и пристально смотрит на нее. Когда Кристин рассмотрела его, бедное сердечко девушки дрогнуло.

– Изабель, кажется, это Алекс?..

Если Алекс здесь, значит, и Рик... Неужели она уже сегодня увидит его?!

– Да, это Алекс. – Изабель пожала плечами, словно ничего особенно здесь нет, а потом спохватилась: – Да ты же ничего не знаешь! Алекс теперь работает на ранчо помощником управляющего. Мартин стал совсем стар и постоянно все забывает.

Испытывая приступ жестокого разочарования, Кристин вполуха слушала историю появления Алекса на ранчо.

– Конечно, Алекс хотел работать на собственном ранчо, но, пока он пытался развернуть бизнес в Далласе, его младший брат успел окончить колледж и занять место управляющего. И вот Алекс так ничего не сумев добиться – в отличие от Риккардо! – возвращается в отчий дом и обнаруживает, что и там ему нет места... Впрочем, я не так выразилась: место ему, конечно, было, но не было работы, которую бы Алекс посчитал достойной для себя. Христиан отказался что-либо менять и оставил младшего сына управляющим. Алекс разозлился: еще бы, ведь он считал, что эта должность по праву принадлежит ему. Он даже повздорил со своим отцом, однако это ничего не изменило. И тогда Рик попросил папу помочь. И вот Алекс здесь...

Час спустя Изабель и Кристин уже сидели в кухне, по просьбе сеньоры Августины занимаясь приготовлением обеда. Как в старые добрые времена. С непривычки от болтовни Изабель у Кристин уже слегка кружилась голова, но она бы лучше отрезала себе язык, чем призналась в этом. Изабель успела рассказать о своих успехах в школе, о планах на ближайшее будущее, о нескольких мальчиках, которые удостаивались ее внимания, и о подруге Джули, которую Кристин так ни разу не удалось увидеть, но в курсе чьих дел она была всегда.

– Я так много хотела бы тебе рассказать, но из-за того, что ты долго не приезжала, половина всех новостей либо потеряла актуальность, либо просто забыта, – посетовала Изабель и в притворном отчаянии покачала головой.

Но Кристин слишком хорошо знала все уловки подруги.

– Что ж, если тебе больше нечего рассказать...

– Кто сказал, что нечего?! – возмутилась Изабель.

– Тебя просто распирает от избытка информации, – пошутила Кристин.

– Неужели это так заметно? – с деланой озабоченностью поинтересовалась Изабель, и они рассмеялись.

– Теперь расскажи, как дела на ранчо, – попросила Кристин.

– На ранчо почти все по-прежнему – изменений здесь не бывает годами. Зимой были сильнейшие снегопады, и старый амбар рухнул, едва не свалив наше дерево с качелями, но, слава богу, обошлось. Папа болел после Рождества... Про Алекса ты уже знаешь и, кстати, будь с ним поосторожнее: в отсутствие развлечений, к которым он, видно, привык в Далласе, Алекс волочится за каждой юбкой! Хелен сходит по нему с ума – ты ведь помнишь Хелен? – и еще пара-тройка девчонок, дочерей наших арендаторов, при виде Алекса испускают восторженный писк. Он, конечно, ходит нос задравши, но я-то знаю, что папа не слишком доволен его работой...

Кристин знала, чьей работой был бы доволен сеньор Габриель.

– Я до сих пор не понимаю, почему Рик не остался на ранчо, – вырвалось у нее. – Бизнес – это замечательно, но разве родовое поместье и семья не дороже желания самоутвердиться?!

– Я поначалу тоже так думала, но потом поняла, что Рику было тесно здесь. Конечно, папа хотел передать ему дела, он видел Рика на своем месте... И если бы папа стал настаивать, Риккардо бы послушался. Видишь ли, на самом деле Рик серьезно относится к таким вещам. У него очень развито чувство долга и ответственность. Но папа в свою очередь просто не захотел давить, он сказал, что Рик волен сам выбирать свою судьбу и поступать по велению сердца. Папа сказал, что нельзя заниматься тем, к чему не лежит душа, иначе можно загубить свою жизнь...

– Сеньор Габриель очень мудрый человек, – тихо проговорила Кристин, и Изабель кивнула.

– Да, это так. Рик сделал, как хотел, и в результате добился успеха. Очень большого успеха. Как-то он мне сказал, что в сравнении с его империей ранчо кажется ему теперь просто детской забавой.

– Империей? – удивилась Кристин. – Рик успел сам себя произвести в императоры?

– Вроде того. – Изабель усмехнулась. – Его компания развивается стремительными темпами, а он как верховный главнокомандующий сидит на вершине своей пирамиды и решает стратегические проблемы по всем возможным направлениям: как заработать еще больше, куда вложить, как обогнать конкурентов... Ох, это так увлекательно! Пожалуй, я все-таки поступлю в колледж, стану гениальным стратегом и аналитиком, и Рик возьмет меня в свою компанию!

– А что Антонио?..

– Антонио сказал, что его место здесь. Он папина опора и надежда – папа сам так говорит. Антонио теперь в состоянии справиться с большинством проблем. Ох, погоди, да ты его еще не видела! Он стал таким красавчиком, что это просто сводит меня с ума!

– От зависти? – пошутила Кристин.

– Конечно нет! Сама я тоже ничего – говорю без лишней скромности – но, к сожалению, все же не пользуюсь такой популярностью у противоположного пола, как он... – Изабель вздохнула с притворным огорчением.

– Ты преувеличиваешь, Изабель, – включилась Кристин в игру.

– Преувеличиваю?!

– О! То есть преуменьшаешь свои достоинства. Думаю, тебе не приходится страдать от отсутствия внимания со стороны противоположного пола.

Изабель фыркнула, что могло означать что угодно, от возмущения до одобрения.

– Кое в чем ты, конечно, права. Не то чтобы я совсем не вызывала интереса, но опять же Антонио!

– Антонио?

– Мои потенциальные поклонники боятся его как огня. Он, видите ли, заботится обо мне! Знаешь, теперь я поняла смысл выражения «двойной стандарт»: заботясь о моем моральном облике, он напрочь забыл о собственном! Все мои подружки сходят по нему с ума и требуют, чтобы я пригласила их на ранчо. А этот негодяй – конечно, я говорю об Антонио – нисколько не смущается от такого повышенного внимания. Это ему льстит, а уж самомнения моему братцу всегда было не занимать. Так что теперь у него мания величия с сильнейшими осложнениями в виде ужасной гордыни и приступами самолюбования!

– Неужели все так плохо?

– Просто ужасно! Он вообразил себя настоящим мачо, создал культ и требует тотального поклонения! Так что я тебя предупредила, и, если вопреки всему ты все-таки им увлечешься, выпутывайся сама.

Изабель первая не выдержала и прыснула, Кристин подхватила, и они весело и беспечно расхохотались.

– После твоего рассказа мне не терпится увидеть Антонио, – отсмеявшись, сказала Кристин.

– Помни мои слова и не говори потом, что тебя не предупреждали.

– Обещаю держать себя в руках, не совершать поползновений в сторону твоего брата и даже не вступать в секту его имени, – обязалась Кристин, которую здорово позабавило описание Изабель.

– А почему? – неожиданно спросила Изабель, и на этот раз она не шутила.

– Боже, помоги мне. – Кристин воздела руки к потолку в жесте отчаяния. – Ты только что сама предупредила меня, чтобы я держалась от твоего братца подальше!

– О, но ты же поняла, что это шутка.

– Изабель, не пойми меня неправильно. Антонио мне очень нравится, но он мне как брат, понимаешь?

– Думаю, ты изменишь собственное мнение, когда увидишь его... О, тебя ждут нелегкие времена! – Изабель схватила со стола металлическую миску и деревянную лопаточку и изобразила танец пророчествующего шамана. – О, духи, скажите мне, сколько дней продержится эта несчастная, прежде чем падет жертвой обаяния Антонио?

– Изабель, перестань! – Хохочущая Кристин отняла у подруги деревянную лопаточку, которой та немилосердно дубасила по миске.

Изабель плюхнулась на стул.

– И Антонио так ждал твоего приезда. И знаешь... – Изабель помолчала, словно собираясь с духом, и выпалила: – Я была бы не против, если бы ты и Антонио... В общем, ты мне как сестра, и я была бы безумно счастлива, если бы ты по-настоящему вошла в нашу семью. И папа с мамой тоже не против!

Кристин обомлела.

– Изабель... – пролепетала она, не зная, как ей реагировать.

– Прости, если я тебя смутила! Я не собираюсь становиться свахой, но ты подумай над моими словами! Только не обижайся, хорошо? – произнесла Изабель умоляюще.

– Я не обижаюсь. – Голос Кристин стал хриплым от волнения.

Признание Изабель почти до слез тронуло ее... если, конечно, не принимать во внимание сватовство подруги! Здесь ее любили и всегда ждали. Кристин попыталась улыбнуться, но в носу подозрительно защипало, а в глазах стало совсем горячо.

– Ты ведь не думаешь расплакаться? – точно таким же хрипловатым голосом спросила Изабель, и Кристин увидела, что кончик носа у нее слегка порозовел, а глаза подозрительно блестят. – Потому что я расплачусь следом за тобой, а это просто недопустимо, ведь у меня накрашены глаза!

– Нет, Изабель, никаких слез! Я только хочу сказать огромное спасибо за твои слова.

– Всегда рада.

В этот момент в кухню буквально ворвался высокий и умопомрачительно красивый молодой человек, в котором Кристин не сразу признала Антонио.

– Кристин, ты приехала!

– Антонио!.. – выдохнула она.

– И это все? Разве так встречаются старые друзья? – Он подхватил Кристин за талию и закружил ее по кухне.


– Ты и в самом деле осталась равнодушна к чарам моего братца, – сказала Изабель.

Вечерело, и они сидели на старых качелях, подвешенных к толстому суку огромного дерева, которое, к счастью, уцелело после разрушения амбара.

– Я чуть было не дрогнула, – пошутила Кристин.

– Но все же устояла. Кто-то уже успел занять твое сердце?

– Вроде того, – пробормотала Кристин.

Не может же она признаться Изабель, что уже несколько лет безнадежно влюблена в Риккардо?!

– А какой он? – глаза Изабель были прикрыты, но Кристин знала, что подруга не упустит ни единой мелочи.

Кристин подняла лицо к небу, на котором загорались первые звезды.

– Если я сейчас начну описывать его, ты не услышишь ничего нового. Я не буду оригинальной и начну говорить, что мой принц из сказки высок, красив, умен, самостоятелен. Он лучше всех... Господи, Изабель, я уже это сказала!

– А может, и не нужно быть оригинальной? Ведь для тебя все так и есть: мужчина, в которого ты влюблена, должен быть для тебя самым лучшим. Ты ведь по-настоящему влюблена, Кристин?

– Да, – тихо подтвердила Кристин. – Я готова на все, лишь бы просто быть с ним рядом.

– А он?

– На самом деле он даже не догадывается об этом, – с грустным смешком призналась Кристин.

Этот разговор становился опасным. Изабель редко упускала случай дать дельный совет, и сейчас она вполне способна начать обучающий курс молодого бойца любовного фронта «Как привлечь внимание понравившегося тебе мужчины и добиться взаимности». А еще Изабель могла поинтересоваться, как зовут ее принца, и тогда Кристин придется солгать. Она никогда не лгала Изабель и не хотела даже начинать. Но ничего подобного не произошло, и некоторое время девушки просто молча сидели на тихо покачивающихся качелях и изучали темное небо.

– Ты знаешь, Рик обещал приехать, – через некоторое время сказала Изабель. – Бизнес идет хорошо, и он намерен устроить себе отпуск.

– Правда? – Кристин постаралась спрятать волнение.

– Мне показалось, что голос у него бодрый. В последнее время у него был ужасный голос, очень усталый и какой-то серый... Мне кажется, он уже оправился после всего этого...

Изабель не могла бы придумать лучшей приманки, чем эта, и Кристин тут же попалась.

– После чего этого?

Сердце было готово ухнуть куда-то вниз, словно прыгун с трамплина, и от безмятежности Кристин не осталось и следа. Неужели у Рика были какие-то неприятности?

– Ох, прости, я тебе не рассказала. Это случилось почти два года назад. Я хотела написать, но не смогла. Получалось как-то сумбурно. Да если честно, подробностей я не знаю. Частично восстановила ход событий по отрывочным разговорам родителей... В этом замешана женщина.

– Он... влюбился? – дрогнув, предположила Кристин, чувствуя себя так, словно ей на голову свалился здоровенный булыжник.

Почему-то она решила, что у Рика была большая, но несчастная любовь, в результате которой он потерял покой и сон, а потом стал циником. Разочаровавшиеся в любви обязательно становятся циниками – Кристин знала это совершенно точно. А еще они могут сломаться, как ее отец. Эту мысль Кристин отмела как несостоятельную. Рик не может сломаться!

– Рик – влюбился? Ничего невероятнее я не слышала! Конечно, он мой брат, но я еще никогда не видела такого... Даже не знаю, как сказать, – призналась Изабель после паузы. – Он не равнодушный и холодный в полном смысле этого слова. Скорее... рациональный? Нет, не то... В общем, его любовь начинается и заканчивается родственными привязанностями, семьей, а остальное он считает лишним! – Было видно, что Изабель не удовлетворена своим объяснением, но другого у нее, как видно, не было. – А после того, как с ним случилось это... Какая-то женщина, которой он совершенно искренне симпатизировал, пыталась использовать его, втянуть в какие-то махинации. Рик потерял много денег и еще больше нервов...

Нет, это не большая любовь! Но не успела Кристин облегченно перевести дыхание, как ее накрыла новая волна липкого холода.

– ...И теперь Ирена ни на минуту не отходит от него. Когда я спросила Рика о его намерениях, он только улыбнулся и сказал, что еще ничего не решено. Но я знаю, что эта крашеная стерва уже почти уверена в своей победе. Она обязательно притащится за ним. Вот увидишь! У

– Ах да, прости... – пробормотала Кристин: Изабель неисправима, но не это сейчас беспокоило Кристин, совсем не это. – А что говорит сеньора Августина? – спросила она, чувствуя только холод и чувство потери.

– Мама? Что она может сказать?! Она сказала, что Ирена из хорошей семьи и они с папой примут любую невестку, потому что это выбор Рика. Только мне все это не по душе. Не нравится мне все это! – Изабель от досады хлопнула рукой по стволу дерева и невольно чертыхнулась – в пальце осталась заноза. – Ну вот, теперь еще и это, – пробормотала она. – Кристин, с тобой все в порядке?

– Что?

– Выглядишь как-то странно, даже, по-моему, побледнела.

– Наверное, я просто устала, – попыталась вывернуться Кристин, – сегодня был долгий день и масса впечатлений.

– Конечно, – согласилась Изабель.

Но Кристин почему-то показалось, что подруга не просто видит ее насквозь – она точно знает, почему вдруг Кристин побледнела и стала выглядеть несчастной и подавленной. Изабель всегда понимала ее лучше, чем кто-либо.

12

Кристин открыла глаза и посмотрела в темное окно. Ночь глядела ей в лицо, она была холодна и неумолима, и казалось, что она будет продолжаться вечно. В груди Кристин словно теснился клубок холодных змей, а в голове перемешалось прошлое и настоящее, рождая щемящее чувство тоски и потери. Кристин все сделала не так, придумав и – что гораздо хуже! – поверив в мир, которому не было и не могло быть места в этой реальности.

Не в этой жизни... – сказала бы Лидия.

Грустно, как грустно... – сказала бы Изабель.

Кристин невесело улыбнулась, в ее глазах стояли слезы. Как глупо, что в миг слабости она сожалела о том, что в ее жизнь вошли сеньор Габриель и его семья. Конечно, ей не повезло с замужеством, но в этом только ее вина... И какое счастье, что у нее по-прежнему есть сеньор Габриель, бесконечно добрая и всегда радушная сеньора Августина, Антонио, Изабель...

Кристин подышала на холодное стекло и вывела затейливо «Изабель», а справа – «Антонио». Под именами она изобразила двух смешных человечков – у одного три волосины стояли дыбом, и это был «схематичный Антонио», а у другого – две смешных косички с бантиками, которые тоже торчали дыбом. Человечки крепко держались ручками-черточками...

– Кристин...

Кристин обернулась. Рик стоял в дверях.

– Что?.. – начала Кристин, но вдруг с ужасной отчетливостью поняла, что Рик едва держится на ногах.

Лицо его казалось неестественно белым, губы, наоборот, очень темными, а глаза лихорадочно блестели. И тут Кристин поняла, что за столом ей вовсе не показалось и болезненный вид Рика отнюдь не игра света и тени: он на самом деле плохо себя чувствует!

– Рик, тебе плохо?

– Неужели это не очевидно? – желчно ответил он, приваливаясь к стене.

Кристин замерла, не в силах оторвать ногу от пола и сделать шаг. Она внезапно испугалась, испугалась по-настоящему: до дрожи в руках и головокружения. Волна холода прошла по телу сверху вниз, ноги стали ватными.

– Черт побери, не верю, что это происходит со мной, – выдавил Рик хриплым голосом и, еще больше пугая Кристин, стал съезжать по стене на пол.

Кристин словно толкнули в спину, и она бросилась к Рику.

– Рик! – выкрикнула она, и собственный голос показался ей чужим – хриплым и дрожащим.

– Не кричи так... у меня голова... раскалывается. Я только пришел спросить, где у тебя аспирин, – невнятно проговорил он.

– Аспирин... он был в аптечке.

– Наверное, я выпил все таблетки. – Голос Рика упал до шепота.

Паника захлестнула Кристин, подступила к горлу. Во рту стало горько.

– Ты заболел!

– Думаешь, что сделала открытие? – Он усмехнулся. Точнее, сделал попытку усмехнуться, но получилось хуже некуда.

– Ничего не говори. Рик, нужно встать с пола. Я помогу...

Кристин напряглась изо всех сил, пытаясь придать вялому и очень тяжелому телу Рика вертикальное положение. Наконец это ей удалось, и она прижала его к стене собственным телом, не давая снова сползти на пол. Перед ней было лицо Рика с красными, спекшимися губами, с пятнами лихорадочного румянца на бледном лице и с полуприкрытыми, невидящими глазами. Тело Рика дышало почти нестерпимым жаром.

– Что ты делаешь, Кристин?.. – пробормотал он.

– Хочу уложить тебя в постель. Пожалуйста, Рик, ты должен мне помочь...

– Я постараюсь...

Кристин закинула руку Рика себе на плечи и повела его к кровати, как раненого бойца с поля боя. Путь показался ей неимоверно длинным, и, когда они все-таки добрались, Рик свалился на кровать как подкошенный. Укрыв Рика одеялом, Кристин бросилась в ванную комнату, где хранилась аптечка. Когда она снова появилась в спальне, глаза Рика были открыты.

– Что это? – хрипло спросил он, пытаясь приподняться на локтях, и тут же бессильно падая на подушки.

– Всего лишь градусник.

– Убери эту штуку, – он так неприязненно покосился на термометр, словно Кристин принесла гремучую змею, – я и без нее знаю, что у меня температура.

– Однако ты не знаешь какая...

– Какая разница, черт возьми, если я чувствую себя так паршиво, что... – Рик запнулся и так красноречиво посмотрел на Кристин, что ей без слов стало понятно, насколько паршиво он себя чувствует.

– Разница есть, – объяснила она. – Врачи не советуют сбивать не слишком высокую температуру, так как таким образом организм борется с инфекцией.

– Много ты понимаешь...

Кристин вздохнула, мысленно сосчитала до десяти и выдохнула.

– Рик, пожалуйста, измерь температуру. Пожалуйста. – Кристин была бесконечно терпелива, словно уговаривала маленького ребенка выпить горькое лекарство.

Рик закрыл глаза с видом смертельно уставшего человека и, не глядя, взял у нее из рук градусник.

– Я принесу тебе горячего чаю. – Кристин вышла из комнаты.

Она вернулась через пять минут, неся в руках кружку горячего чаю с лимоном.

– Давай, я помогу тебе сесть.

Рик не ответил, но и не противился, когда Кристин помогла ему сесть и поправила подушки, чтобы ему было удобнее.

– Ты словно заботливая женушка, – сказал он, отдавая ей градусник.

– Тебя что-то не устраивает?

– Притворство!

– Очень похоже, что я притворяюсь?

– Проклятье, мне надоели эти словопрения, я просто хочу получить мой чай! – неожиданно вспылил Рик.

Разве я начала этот разговор? – хотела сказать Кристин, но вовремя придержала язык. Этим она все равно ничего не добьется, кроме того что разрушит и без того хрупкое перемирие. Кристин осторожно передала Рику чай, а потом посмотрела на показания термометра, и из ее горла невольно вырвался испуганный всхлип.

– Что еще? – пробормотал Рик, припадая к краю кружки.

– Одну минуту... – выдохнула она и принялась перетряхивать аптечку. – Вот, выпей это.

– Цианистый калий?

– Жаропонижающее средство, – коротко ответила Кристин, присаживаясь на краешек кровати и протягивая Рику сразу две таблетки.

– А как же советы медиков не сбивать температуру? – не упустил он случая поддеть Кристин.

– Не в твоем случае.

Рик молча вернул кружку Кристин и вытянулся на кровати, словно силы окончательно покинули его. Но, когда Кристин попыталась укрыть его как следует, Рик запротестовал.

– Оставь это... Мне и так не по себе от твоей заботы.

– Почему? – вырвалось у нее, и Кристин поняла, что не следовало задавать этот вопрос.

– Потому что я скорее поверю в то, что ты собираешься задушить меня ночью подушкой, чем в то, что твоя забота и сочувствие искренни. И не делай такой изумленно-невинный вид. Мне все про тебя известно, – процедил он.

– О чем ты говоришь? – Кристин едва могла пошевелить языком. Как он смеет говорить ей подобные слова?!

– Хватит! Предупреждаю, что обсуждение этой темы – не самая удачная идея на данный момент. – Рик зло усмехнулся. – Боюсь, что не смогу... держать себя в руках.

Эти слова прозвучали не как обещание, а как угроза, даже несмотря на то что Рик находился в плачевном состоянии. Не сможет держать себя в руках... Он что, собирается... поколотить ее за то, что она поправила одеяло?

– Мне кажется, ты сам не понимаешь, что говоришь.

– Со мной все в порядке, я вполне отдаю себе отчет в происходящем.

– Сомневаюсь, – холодно ответила Кристин, приходя в себя.

Она напомнила себе, что Рик очень болен и его слова ничего не значат. Это просто болезненный бред! Но легче от этой мысли ей почему-то не стало. Если он будет продолжать в том же духе, изливая на нее свою неприязнь, она тоже рискует сорваться и наговорить ему такого, о чем будет сожалеть всю оставшуюся жизнь даже в том случае, если Рик потом не вспомнит ни единого слова.

– Тебе нужно поспать, – тоном профессиональной сиделки сказала Кристин и вышла из комнаты.

Она совсем не хотела демонстрировать боль, которую он причинил ей этими словами. К тому же он перевернул все с ног на голову, обвиняя ее в несуществующей жестокости и притворстве. Конечно, она совершила ужасную глупость, не разобравшись в ситуации и согласившись стать его женой, но она никогда не притворялась. В отличие от него!

Кристин долго выжидала, сидя в холодной кухне и невидящим взглядом уставившись в стену. Только через полтора часа она решилась посмотреть, как Рик. К тому времени внутри нее образовалась какая-то ледяная пустота в том самом месте, где согласно анатомии должно находиться сердце. Холод царил и внутри, и снаружи, и от него не было спасения. Кристин стал колотить озноб, и она обхватила себя руками.

Ну почему она не уехала раньше?! Лидия ей раз сто говорила, но Кристин заупрямилась. Привезя ее в этот дом, Рик не подозревал, что у нее есть возможность и средства начать новую жизнь вдали от него. Он считал ее полностью зависимой от него и от тех денег, что он определил на ее содержание. Кристин вспомнила про банковские переводы, и ее затрясло еще сильнее. На этот раз от ярости. Он счел ее совершенно беспомощным и никчемным существом, раз стал присылать эти деньги.

Подачка! – огромными красными буквами пылало в ее мозгу, пока она рвала банковское извещение на мелкие кусочки.

В те дни она испытывала слишком однообразные эмоции: ярость, унижение, стыд, боль и вселенское чувство одиночества – не слишком воодушевляющий набор. Потом по какой-то непонятной и необъяснимой причине она решила, что таким образом Рик проявляет заботу о ней и все еще можно исправить. Он вспомнит, что у них были и хорошие минуты, вспомнит о пережитых мгновениях страсти, и, может быть, тогда...

Кристин отчаянно цеплялась за эту мысль. Как стыдно, почти невозможно признать, что она верила в это даже два дня назад!

И вот теперь Рик решил покончить с этим затянувшимся спектаклем.

Кристин подумала о том, что, вместо того чтобы покорно дожидаться Рика, могла бы сохранить остатки гордости и, уехав, подать на развод сама... Теперь поздно думать об этом. Кристин плотнее стянула края теплой шали, накинутой на плечи, и медленно направилась в свою спальню.

Она осторожно приоткрыла дверь и вошла неслышно, как привидение. Свеча на туалетном столике догорала, но все же света было достаточно, чтобы Кристин увидела, что Рик спит. Она приблизилась к кровати и осторожно коснулась ладонью его лба. Жар был уже не таким сильным, но он все же был. Голова Рика мотнулась по подушке, и Кристин поспешно отдернула руку. Она сменила свечу, потом с ногами забралась в кресло, накрылась пледом и приготовилась к ночному бдению.

– Кристин...

Она вздрогнула, как от толчка, и открыла глаза. Оказывается, она задремала. Кристин потерла глаза, которые и так уже жгло, словно в них насыпали песка, а потом взглянула на наручные часики. Половина двенадцатого. От долгого сидения в неудобной позе все тело затекло, и Кристин, едва сдерживая стон, с трудом разогнула ноги. Рик по-прежнему спал, а Кристин приснилось, что он ее зовет. Именно это ее разбудило. Нужно проверить у него температуру, решила Кристин, но не успела она встать, как Рик застонал, его голова заметалась по подушке, а потом он очень четко произнес:

– Кристин...

Значит, мне не приснилось, подумала Кристин, выбираясь из кресла и приближаясь к кровати.

– Рик? – Она тихонько тронула его за плечо.

– Кристин, – снова пробормотал он, открывая глаза. Его взгляд бесцельно блуждал по комнате, словно он никак не мог отыскать Кристин.

– Рик, тебе что-то нужно? – спросила Кристин, и взгляд Рика наконец сфокусировался на ее лице.

Некоторое время он смотрел на Кристин, словно не узнавая, а потом его взгляд прояснился.

– Кристин...

– Я здесь, – подтвердила она. – Как ты себя чувствуешь?

– Пока не знаю. Который час?

– Скоро полночь.

– А как я здесь оказался?

– Ты пришел за аспирином и свалился посреди комнаты, – со слабой улыбкой ответила Кристин и автоматически поправила на нем одеяло.

– Кажется, что-то припоминаю. Ты совала мне стеклянную штуковину...

– Градусник.

– ...а потом какую-то горькую отраву.

– Но ведь тебе стало лучше после этой... гм... отравы.

– Не знаю, надолго ли...

– У меня огромный запас таблеток, – успокоила его Кристин.

Сейчас Рик не выглядел ни хмурым, ни воинственным, а очень больным и даже... несчастным. Сердце Кристин невольно дрогнуло.

– Даже не помню, когда болел в последний раз, – признался Рик, прикрывая глаза. – Кажется, лет в шесть. У меня была ангина.

– Да, я знаю. Сеньора Августина рассказывала мне.

– Неужели? – Его брови чуть дрогнули. – Не думаю, что было очень интересно обсуждать мое красное горло.

Кристин хотела сказать, что ей всегда было интересно все связанное с Риком, даже такие воспоминания, но разве она может ему это сказать?!

– Предметом нашего разговора был эпизод, когда ты оказал самое решительное сопротивление медицинскому персоналу и всем назначенным процедурам. Настолько решительное, что сеньоре Августине пришлось забрать тебя из больницы, – с улыбкой сказала она.

– Точно, – признался он. – С тех пор мне не слишком нравятся шприцы и люди в белых халатах.

– Надеюсь, ты не слишком испугался, когда я дала тебе градусник?

– Это намек на то, что ты им снова собираешься воспользоваться?

– Именно так. – Кристин протянула Рику термометр.

Показания были еще более неутешительные, чем в первый раз. От страха у Кристин похолодело в животе: не прошло и двух часов, как таблетки перестали действовать, а ведь в инструкции написано, что они восьмичасового действия!

– Хочешь пить?

– Я все-таки доставил тебе хлопоты, – скривившись, сказал Рик.

– Перестань, ты ни в чем не виноват, – ответила она резче, чем хотела.

Кристин смотрела на его лицо с запавшими глазами, а в ее голове непрерывно вертелись мысли о скоротечной пневмонии, коварных менингитах и еще бог знает какой гадости, подстерегающей человека на каждом шагу. Что, если это и есть как раз тот случай? Что, если она будет бессильна ему помочь? Что, если Рик...

Нет-нет, прочь эти страшные мысли! С ним такого не случится: у Рика молодой и сильный организм, с ним все будет в порядке!

Однако страх упрямо не желал выпускать Кристин из своих когтей.

– Чтобы сбить температуру, нужно больше пить. Я сделаю тебе ягодного морса, – выдохнула Кристин и ринулась из комнаты. Она боялась, что Рик увидит ее страх.

Пока Кристин готовила морс, ее руки так тряслись, что она разбила стакан и несколько раз роняла ложки и один раз – тяжеленную ступку, в которой давила ягоды. Чтобы унять дрожь, ее пришлось схватиться за стол так сильно, что пальцы побелели от напряжения. Собравшись с духом, она взяла стеклянный кувшин с морсом и направилась в спальню.

Рик жадно осушил стакан и упал на подушки. Помня о его словах, Кристин старалась не изображать заботливую женушку, хотя руки так и тянулись снова поправить одеяло, повыше взбить подушку, потрогать лоб... Но ее старания, как ни странно, возымели обратный эффект.

– Кристин, хватит!

– Что?

– Это всего лишь последствия переохлаждения, банальная простуда, а не проказа! А ты так старательно соблюдаешь дистанцию, обходишь кровать за милю, что мне уже не по себе!

– Но ты же сам сказал, что тебе не нравится моя забота.

– Не нравится, – как-то неуверенно согласился он. – Но и нечего шарахаться от меня.

– Может быть, тебе лучше сначала определиться, чего именно ты хочешь?

Губы Рика как-то странно скривились, но ответной реплики Кристин не дождалась. Хорошо, что он промолчал, потому что она была уже на пределе. Слишком долго копилось в ней напряжение. Если точнее, то уже полгода она не знала покою. С того самого дня, как Изабель ей сказала о том, что свадьба Ирены и Рика дело почти решенное, хотя еще официально не озвученное.

13

Целую неделю до приезда Рика Кристин мучилась от непонятного жгучего чувства, прежде чем поняла, что у этой боли есть имя. Ревность. Она любила Риккардо, но до приезда на ранчо она так не мучилась. Дни были размеренны, чувства – сдержанны, а душа ее была полна ожидания и предчувствием грядущего «чего-то». И вот все переменилось! Почему она даже не подумала о том, что у него кто-то может быть, что Рик не ведет жизнь монаха, а скорее наоборот? Кристин не могла не думать об этом. Она стала рассеянной, и Августина даже спросила, хорошо ли Кристин себя чувствует. Как она могла себя чувствовать, если ее мир вот-вот разлетится вдребезги?!

Еще неделю назад она искусно умела скрывать собственные чувства, и никто не мог догадаться, о чем она думает, а теперь все заметили, что с Кристин что-то не так. За одним из семейных обедов Габриель сказал, будто знает, в чем дело, и не успела Кристин испугаться, как он объявил, что она волнуется из-за поступления в колледж. Кристин благоразумно не стала опровергать это утверждение. Изабель тут же предложила в целях избавления от стресса прошвырнуться по магазинам, Антонио сказал, что они вспомнят молодость и теперь каждое утро будут кататься верхом, чтобы развеяться, а Августина заявила, что теперь будет готовить только самые вкусные блюда, чтобы откормить Кристин.

После этих слов все развеселились, а Антонио мягко посоветовал матери не перестараться, потому что откормленная, как индюшка на Рождество, Кристин просто не залезет на лошадь. Слова Антонио вызвали еще больший смех. Только Алекс, присутствующий на семейном обеде, не рассмеялся, а тонко улыбнулся. Кристин почувствовала его пристальный взгляд, но, когда она посмотрела на Алекса, он смотрел в другую сторону. За неделю, проведенную на ранчо, Кристин получила слишком много знаков внимания от Алекса, которые она, помня наставления Изабель, старательно игнорировала. И чем больше она старалась его избегать, тем настойчивее становился Алекс.

Накануне он застал ее одну возле конюшен и пригласил покататься, а когда Кристин отказалась, попытался взять ее за руку.

– Ты что, боишься меня, малышка?

– У меня нет причин бояться вас, сеньор Мендес.

– Алекс, – поправил он ее, но Кристин отрицательно покачала головой.

– Мы не так хорошо знакомы.

– Так что же нам мешает?

– Мое нежелание углублять это знакомство, – дерзко ответила она, и Алекс захохотал.

К счастью, в это время появился Антонио, и Кристин смогла избавиться от общества Алекса, не показав себя трусихой. Она решила быть осторожнее и избегать подобных ситуаций. Она инстинктивно чувствовала какую-то смутную опасность, исходившую от Алекса. И кроме того, разве он мог сравниться с Риком?! Каждое утро она просыпалась с надеждой, что сегодня наконец-то увидит его. И все же Рик, несмотря на ее ожидание, застал Кристин врасплох.

Она оцепенела, услышав его голос за своей спиной. Рик звал ее. Кристин медленно повернулась, страшась и жаждая его увидеть. Широко раскрытыми глазами она разглядывала своего принца, едва понимая, что он ей говорит. Рик был в костюме для верховой езды и выглядел похудевшим, посуровевшим и от этого еще более красивым. Его плечи и грудь стали еще шире, и при росте в шесть футов четыре дюйма он показался Кристин просто огромным. Черты лица стали резче, носогубные складки углубились, появились едва заметные морщинки в уголках глаз, а глаза приобрели новое выражение. Он казался более опасным, более циничным, но на его твердых губах была неожиданно мягкая улыбка, и он снова назвал ее Рыжиком.

Сердце Кристин ухнуло вниз, а голову заволокло золотистым туманом. И только одна мысль пробивалась через это затмение: держать себя в руках, кругом люди! Это казалось почти невозможным, и Кристин попыталась сосредоточиться на чем-то еще, кроме совершенного тела и лица Рика с налетом мрачной тяжеловесности.

Ее взгляд зацепился за фигуру мужчины, направляющегося к ним, и Кристин почувствовала себя так, словно на нее вылили ведро холодной воды – это был Алекс, и его глаза горели мрачным и насмешливым огнем, а губы исказила неприятная ухмылка. Взгляд Кристин беспомощно метнулся дальше и наткнулся на еще более ужасное зрелище – разодетую в пух и прах Ирену. Теперь у Кристин появилось чувство, что ее макнули в прорубь. Остатки золотистого тумана канули в небытие, и Кристин сказала, что пора ехать. Или это сказал Антонио, к тому времени потерявший терпение, – Кристин была не уверена. Она не помнила, как села в седло и как они выехали со двора. Кристин пришла в себя от недовольного бурчания Антонио, который недоумевал, по какому поводу Кристин изображала щенячий восторг. Уж не потому ли, что Рик показал нос на ранчо?

– Конечно нет! – горячо заверила его Кристин. – Просто у меня хорошее настроение с утра, денек сегодня будет просто отменный!

Кажется, ей удалось усыпить бдительность своего милого опекуна: Антонио осмотрелся и с улыбкой признал, что денек сегодня и впрямь отменный. После чего они продолжили прогулку.

Они вернулись через час, и Кристин даже не удивилась, увидев в кухне Изабель, хотя подруга редко просыпалась раньше девяти, а стрелки часов показывали всего семь. Изабель узнала, что приехал Рик, и не могла больше спать.

– Где Рик? – спросила она сразу у обоих, на что Кристин, чтобы не выдать себя, благоразумно промолчала, а Антонио пожал плечами с великолепно разыгранным равнодушием.

Пока готовился завтрак, Августина привычно ворчала что-то о подзабытых молодежью правилах приличия, когда девица без сопровождающих и даже компаньонки в обществе мужчины чувствует себя вполне комфортно. На что Изабель, известная смелостью высказываний, заявила матери, что та отстала от жизни как минимум на целый век и подобное уже давным-давно не считается зазорным. Кроме того, Ирена вовсе не молодая неопытная девушка, ей вот-вот стукнет тридцать. Она, можно сказать, уже дама преклонных лет.

– Бальзаковского возраста, – подсказал Антонио и отщипнул кусочек сырого теста от стоящего на противне и готового отправиться в духовой шкаф пирога.

К сожалению, сделал он это настолько неаккуратно, что на пироге сбоку образовалась внушительная дырка, через которую проглядывала начинка. За такой проступок Антонио был с позором изгнан из кухни.

Августина велела дочери прекратить обсуждение вопросов, которые ее не касаются, и заняться ремонтом пирога.

Через час праздничный – в честь приезда Рика и Ирены – завтрак был готов, Изабель и Кристин накрывали стол, а Кристин еще и мучилась самыми ужасными предположениями, почему сладкая парочка задерживается.

Но, когда Рик приехал, стало только хуже. Он любезничал с Иреной, которая по сравнению с позапрошлым летом стала еще более «блондинистой» и утонченно-красивой, и не замечал Кристин.

– Да что с тобой? – Изабель толкнула подругу в бок. – Ты же обожаешь мамин пирог, а сейчас только раскрошила его по тарелке.

– Извини, у меня зуб болит, – сказала Кристин первое, что пришло в голову.

Августина заверила, даст ей выпить замечательный отвар, и тут Кристин поймала насмешливый взгляд Рика.

– Извините меня, – пробормотала она, выскакивая из-за стола и боясь разразиться слезами.

И в последующие несколько дней, когда Рик смотрел на Кристин, в его взгляде была лишь легкая насмешка. Он даже разговаривал с ней так, словно Кристин по-прежнему была ребенком, а не девятнадцатилетней девушкой, и относился с долей снисходительности, как старший брат – к младшей сестре. Кристин поняла, что проиграла. Ее боль была так сильна, что она стала избегать Рика. Кристин полюбила одинокие прогулки верхом, когда не перед кем было изображать спокойствие и улыбаться. Антонио уступил просьбе Кристин отпускать ее одну с огромной неохотой, но все же уступил.

Все было прекрасно, пока в один из дней на нее не наткнулся Алекс. Впрочем, Кристин не до конца была уверена, что эта встреча случайна.

– Почему ты одна, Кристин? – придерживая лошадь, осведомился он. – Одинокие прогулки – не слишком удачная идея.

– Разве я спрашивала ваше мнение по поводу моих прогулок, сеньор Мендес? – холодно поинтересовалась Кристин.

– Ты по-прежнему слишком дерзка, – как бы даже удивился Алекс.

Он показался Кристин более неприятным, чем обычно – возможно, дело было не только в личной антипатии, но и в плохом настроении девушки, – и Кристин желала оказаться на максимально большем расстоянии от него за возможно короткое время. Не дожидаясь следующей реплики Алекса, она выпалила:

– Извините, мне пора. Ласточка уже волнуется.

Кобыла и в самом деле затанцевала на месте, почувствовав нервозность наездницы. Кристин понукнула лошадь, и Ласточка сразу пустилась галопом.

Но на этом испытания не закончились: когда Кристин въехала во двор, то сразу увидела Рика. Он выглядел мрачнее тучи и нервно ударял коротким кнутом по голенищу сапога.

Кристин спешилась, настороженно наблюдая, как он широкими шагами направляется к ней. Мрачное выражение лица не предвещало ничего хорошего.

– Где ты была? – злобно спросил он.

– А в чем дело?

– Дело в том, что моя семья в ответе за тебя, и поэтому ты больше шагу со двора не сделаешь без сопровождения! Если не хочешь брать с собой Антонио, я сам найду тебе сопровождающего!

– Спасибо за предложение, я привыкла самостоятельно решать свои проблемы! – сказала Кристин, вздернув подбородок и сжав губы, чтобы не дрожали.

Несколько секунд Рик сверлил ее своими черными глазами, а потом развернулся и ушел.

– Ты поругалась с Риком? – осторожно поинтересовалась Изабель вечером.

– Да, у нас возникли некоторые разногласия. – Кристин не выдержала и шмыгнула носом.

– Ладно, Кристин, не расстраивайся, – поспешила утешить ее подруга. – Рик бывает просто невыносим, но быстро отходит.

– Конечно, – сказала Кристин, но подумала: только не в этот раз.

И оказалась права.

С этого дня Рик стал еще любезнее с Иреной и холоднее – с Кристин. Но не только ухудшение отношений с Риком беспокоило Кристин. Алекс явно пытался ухаживать за ней, причем с каждым днем изобретал новые предлоги, чтобы начать разговор, и при этом старался застать ее одну.

Ирена же следовала за Риком по пятам, как верный оруженосец за своим господином, ворковала томным голоском и беспрестанно цеплялась за руку Рика, будто ноги отказывались ее держать. Она пошла с ним даже в коровник, чем поразила всех обитателей ранчо до глубины души.

Кристин видела в этом какую-то злую и роковую иронию. У нее возникло неприятное предчувствие и ощущение, что кузены задумали какую-то рокировку, но это были лишь ничем не доказуемые подозрения. А скорее всего, ничего такого не было и в помине, а у Кристин просто началась паранойя.

Антонио, заметив телодвижения Алекса, стал мрачнее тучи и принялся выведывать у Кристин ускользнувшие от его всевидящего ока аналогичные факты. Не выдержав напряжения пристрастного допроса, Кристин раскололась, правда, сильно смягчив свое повествование. Но даже это смягчение не помогло: недовольное лицо Антонио стало еще мрачнее, а под конец он сурово сжал губы, что было вообще плохим знаком.

– Он пристает к тебе! Это так оставлять нельзя, я скажу Рику!

– Пожалуйста, не нужно! – взмолилась Кристин. – Мы и так не ладим в последнее время, а тут еще и это...

– Ну хорошо, – нехотя согласился Антонио. – Тогда предлагаю альтернативу: держись меня или Изабель.

– Столько хлопот! Может, мне лучше уехать? – жалобно сказала Кристин.

– Даже не думай! Не позволяй Алексу испортить тебе эти каникулы.

Я уже позволила это Рику, так что мне терять нечего, подумала Кристин.

– Хорошо. Скоро дойдет до того, что я одна не смогу даже шага сделать по территории ранчо, – мрачно пошутила она.

В этот же день Кристин увидела, как Антонио что-то говорит Алексу. У верного стража ее интересов было непроницаемое лицо, но Кристин догадалась о содержании разговора. Потом она увидела, что Алекс усмехнулся и ушел, и после этого разговора Кристин два дня вообще не видела Алекса.

Но оказалось, что Кристин успокоилась слишком рано. Ровно через три дня она и Антонио как всегда собрались утром на прогулку. Они уже оседлали лошадей, как вдруг одному из рабочих срочно потребовалась помощь Антонио. Ласточка была не в настроении и плохо слушалась, нервно вытанцовывая и дергая повод.

– Давай, я пока поеду, а ты меня догонишь, – предложила Кристин, и Антонио нехотя согласился.

Она успела отъехать на довольно значительное расстояние, прежде чем обнаружила догоняющего ее всадника. Но это был не Антонио.

– Привет, Кристин.

– Здравствуйте, сеньор Мендес.

– Ты неисправима, – легко попенял он.

– Зачем вы отправились за мной? – спросила она, проигнорировав его игривый тон.

Алекс и не думал доказывать, что эта встреча случайна.

– Я уже говорил, что опасно совершать одиночные прогулки. Мало ли что...

– Действительно, – холодно отозвалась она, намекая на его присутствие. – Но я вовсе не одна. Сейчас ко мне присоединится Антонио.

– Ах да, Антонио... Вы всегда вместе, как сиамские близнецы.

– Вам что за дело?

– Разве я заслуживаю подобной грубости? Кажется, я не делал ничего плохого тебе, Кристин.

Она невольно смутилась.

– Да, но...

– Я знаю, почему ты так ко мне относишься.

– Правда? – Поневоле в ней проснулось любопытство.

– Ты считаешь меня легкомысленным и безответственным. Наверняка постаралась Изабель, верно?

Кристин, как ни старалась, не смогла скрыть смущение.

– А это не так? – ничего не подтверждая и не опровергая, поинтересовалась она.

– Иногда эта характеристика была довольно справедливой, – неожиданно сказал Алекс, и глаза Кристин изумленно распахнулись. Она не ожидала подобного признания. – Но сейчас все по-другому.

– Сейчас? – переспросила она.

– Кристин, не стану скрывать, что ты очень нравишься мне. У меня самые серьезные намерения.

– Зачем вы мне это говорите?

– Затем, что мы нужны друг другу, Кристин. Я видел, как ты смотрела на Рика, но он слишком эгоистичен и груб, недостоин тебя. Он причинит тебе боль. Будь со мной, Кристин, и я сделаю для тебя все, что пожелаешь. Я буду таким, каким ты захочешь меня видеть...

Кристин молчала, но не потому, что соглашалась с Алексом. А потому что ее привели в шок слова, касающиеся Рика, и то, что Алекс все заметил и правильно истолковал. И теперь он предлагает себя в качестве утешительного приза!

Она инстинктивно чувствовала какой-то подвох, какую-то преувеличенность. Алекс вел игру, о правилах которой она только смутно догадывалась. Ее вынужденная изоляция сыграла с ней злую шутку – в некоторых вопросах Кристин была совершенно несведуща. Например, по части подобных признаний!

– Думаю, мне пора возвращаться, – пробормотала она.

– Кристин, перестань, ты ведешь себя как пугливая птичка. Давай просто прогуляемся и поговорим.

Алекс сделал движение, словно хотел схватить ее лошадь за уздечку, и Кристин невольно рванула повод. Ласточка всхрапнула и боком подалась от лошади Алекса.

– Ты самая настоящая дикарка, – усмехнувшись, сказал он. – Когда я вижу тебя на лошади, то вспоминаю все эти мифы про неистовых амазонок. Твои волосы как огонь, а глаза – словно зеленый омут, в котором можно утонуть...

– Вы не должны говорить мне таких слов, – пролепетала Кристин.

Господи, это были почти те же слова, которые столько раз произносил Рик в ее воображении! Выслушивать их от Алекса было выше ее сил. Эти слова должен произносить мужчина, которого она выбрала сама и которого она любит, – Рик.

– Мне пора! – крикнула она, развернула лошадь и поскакала в сторону ранчо.

Сзади она услышала топот копыт – Алекс следовал за ней.

Кристин въехала на двор и остановилась у конюшни. В этот час все работники уже разошлись по своим рабочим местам и двор был совершенно пуст. Они с Алексом спешились одновременно, а преградой служила только Ласточка. Алекс набросил уздечку своей лошади на столб и, обойдя Ласточку, оказался лицом к лицу с Кристин.

Алекс был намного выше ее. Не такой высокий, как Рик, но почти на полголовы выше Кристин.

– Кристин, мне больно видеть, что ты боишься меня, – мягко сказал он.

– Я не боюсь, – выдохнула она, начиная дрожать.

– Правда? – Он улыбнулся. – Значит, мне показалось.

И после этих слов Кристин неожиданно оказалась в его руках. Она и сама не поняла, как это произошло!

– Алекс, что вы делаете?!

– Уже лучше – ты назвала меня по имени!

– Пустите, черт бы вас побрал!

– Ты горячая штучка, Кристин, не притворяйся, дай себе волю! Ты даже не представляешь, как нам будет хорошо вместе! Ты и я, Кристин!

Алекс говорил быстро и горячо и все сильнее притягивал Кристин к себе. Она сопротивлялась изо всех сил, которых явно было недостаточно.

– Что здесь происходит?!

Кристин охнула, руки Алекса медленно разжались.

– Привет, Рик, – как ни в чем не бывало сказал Алекс. – Кристин опять гуляла одна, и я сопроводил ее на ранчо.

А Кристин была не в состоянии выдавить даже слово – не то что опровергнуть речь Алекса! – у нее язык словно примерз к нёбу. Она только и могла, что с ужасом думать о том, что Рик видел, как Алекс обнимал ее, и видит сейчас ее горящее лицо и растрепавшиеся волосы.

– Спасибо, Алекс, но сейчас твоя помощь не требуется. Оставь нас, пожалуйста, одних.

Хотя Рик сказал «пожалуйста», его тон показался Кристин зловещим, и от страха у нее заболел живот.

– Иди в дом, – резко приказал Рик.

Кристин хотела послать его ко всем чертям, но, взглянув на лицо Рика, поспешно захлопнула рот и шмыгнула в дом.

Она не успела дойти до гостиной, как Рик настиг ее.

– Кристин, разве я не предупреждал тебя, чтобы ты не смела уезжать одна?

Кристин неловко, всем телом – словно оно состояло из цельного куска гранита, развернулась и оказалась нос к носу с Риком. Точнее, нос к груди – если учитывать рост Рика. Для верности она отступила на шаг.

– А я не собиралась кататься одна, – пискнула Кристин, и от этих слов лицо Рика так помрачнело, что она поспешила добавить: – Антонио задержался и должен был догнать меня позже. Но тут появился Алекс...

Собственное признание ей самой показалось неправдоподобным. Особенно если учитывать, что Рик застал ее в объятиях Алекса.

– Ничего получше не могла выдумать?

– Но это правда!

– Никогда... – ей показалось, что он задыхается, – никогда больше не смей мне лгать, иначе ты об этом горько пожалеешь! И если еще хоть раз подобное повторится...

– ...То об этом я тоже пожалею, – закончила Кристин за него и, несмотря на то что губы ее дрожали от обиды, вздернула подбородок. – Если это все, что вы хотели сказать, не смею больше вас задерживать! – срывающимся голосом выпалила Кристин, чувствуя отчаяние.

– Нет, это еще не все! – рявкнул Рик, слишком взбешенный увиденным: Кристин в объятиях Алекса.

Он шагнул вперед, и Кристин инстинктивно вскинула руки, уперевшись ладонями в грудь Рика. Он опустил взгляд на ее руки, а потом посмотрел Кристин в глаза. Ее руки вмиг ослабли и повисли плетьми.

– Прости... – Кристин испуганно отшатнулась и попятилась, – я не хотела... это была моя ошибка...

– Какого черта?! – прорычал Рик, снова шагнул вперед, схватил Кристин за руку и сильно рванул девушку к себе.

Она тут же принялась отчаянно высвобождаться, пытаясь оказаться от Рика как можно дальше.

– Кристин, прекрати! – прогремел голос Рика.

Она медленно подняла голову. Ее беспомощный взгляд скользнул по шее Рика, по его лицу и замер, достигнув его взбешенных глаз.

А потом что-то случилось. Кристин так и не смогла до конца разобраться во всем этом. Время будто остановилось. Воздух потяжелел и превратился в густое желе. От места, где пальцы Рика касались кожи Кристин, стали разбегаться какие-то импульсы. Взгляд Рика изменился, в его глазах больше не было злости, но то, что Кристин в них увидела, напугало ее гораздо сильнее. Его взгляд прожигал насквозь, заставляя внутренности Кристин плавиться от жара. Приоткрыв губы, она с едва слышным всхлипом втянула воздух.

– Кристин... – прошептал Рик, не в силах оторвать взгляд от ее приоткрытых губ. А в следующую секунду он уже целовал ее.

14

– Мне кажется, я знаю, чего сейчас хочу, – сказал Рик и как-то странно усмехнулся. – Боюсь только, что в данный момент это совершенно невыполнимое желание.

Он мечтает выбраться отсюда, поняла Кристин. Ему настолько неприятно находиться в моем обществе, что он ждет не дождется, когда можно будет сделать ноги и забыть о моем существовании раз и навсегда.

– Постарайся уснуть, – сказала она, изо всех сил стараясь не выдать своей боли.

– Что, разве не будет больше никаких таблеток?

– Еще слишком рано.

– Но я ужасно себя чувствую.

– Ты будешь чувствовать себя гораздо хуже при передозировке.

Рик пробормотал ругательство и, уронив голову на подушку, закрыл глаза.

Кристин зажгла еще одну свечу, взяла потрепанный детектив – кажется, книжку забыла Мариза – и снова забралась в кресло.

– Ты знаешь, что читать при подобном освещении очень вредно для глаз? – неожиданно спросл Рики и Кристин, взглянув на него поверх книги, увидела, что его глаза по-прежнему закрыты.

– Не думаю, что тебя это теперь касается, – проронила она и уткнулась в книгу.

В комнате воцарилась тишина, нарушаемая только потрескиванием свечи и затрудненным дыханием Рика.

Кристин невидяще смотрела на раскрытую страницу. Несколько месяцев она только и делала, что надеялась на лучшее и готовилась к худшему. Она старательно убеждала себя, что со всем справится, лелея при этом в душе глупую и совершенно бесперспективную надежду, что все в конце концов наладится.

Ничего уже не наладится! Рик лежит на ее кровати всего в двух шагах от нее, а Кристин даже не может коснуться его, не имеет права смотреть на него. Она давно не предавалась бесплодным мечтам, единственное, что у нее осталось, – память о тех сумасшедших поцелуях...

При отсутствии опыта и других впечатлений у нее остались только эти воспоминания, но какими яркими они были! Кристин заставляла себя не думать об этом, однако ночью ее чувства вырывались из-под контроля, и Рик входил в ее сны и снова начинал целовать. Его прикосновения были то властными и грубоватыми, то полными невыразимой нежности, они сводили с ума, заставляя утопать в горячих волнах...

После этих снов она просыпалась в слезах, остаток ночи проводила без сна и весь день чувствовала себя несчастной и разбитой.

Боль в груди стала невыносимой. Ведь в ее жизни никогда на самом деле не было этого замужества – была лишь запись в регистрационной книге и свидетельство о браке! Но и это номинальное замужество скоро перестанет существовать. Кристин увидела, как на страницу книги упала капля, за ней следующая... Господи, как она расчувствовалась из-за этих глупых воспоминаний! И все из-за того, что присутствие Рика опять разбередило старую рану! Кристин быстро вытерла глаза и захлопнула книгу, которую она все равно не сможет читать.

Ее неудачное замужество – это еще не конец света. Она молода, здорова, талантлива, у нее вся жизнь впереди. Очень скоро болезнь под названием «любовь к Рику» пойдет на убыль и тогда в ее жизни все наладится!

Рик заворочался и, застонав, отбросил одеяло в сторону. Кристин быстро поднялась и подошла к кровати, намереваясь его укрыть, но едва она дотронулась до одеяла, как глаза Рика открылись.

– Почему ты не спишь? – пробормотала она, застигнутая врасплох.

– Не могу. Голова болит так, словно там установили камнедробилку.

– Наверное, уже можно выпить таблетки, – пробормотала Кристин, не в силах выдержать его взгляд.

Сильные пальцы Рика сжали ее запястье как клещами. От неожиданности Кристин вздрогнула.

– Рик, что ты делаешь? – Кристин предприняла попытку разжать его пальцы.

– Почему ты плакала?

– Я... я не плакала. Просто... э-э-э... ты оказался прав: читать при свече было не лучшей идеей. Из-за напряжения слезы выступили на глазах! – Ей удалось выкрутиться, придумав это объяснение, но сердце продолжало колотиться как сумасшедшее.

– Ты говоришь мне правду, Кристин? – хрипло спросил Рик и зачем-то погладил внутреннюю сторону ее запястья большим пальцем.

Это не могло быть просто случайностью, это легкое прикосновение напоминало тихую ласку, хотя Кристин знала, что этого просто не может быть! Несмотря на холод в доме, ее лоб покрылся испариной.

– Рик, пожалуйста, отпусти.

– Ответь мне, Кристин...

Кристин была противна ложь в любом виде, даже такая незначительная. Наверное, поэтому она сказала:

– На самом деле нет. Я просто расстроена.

– Почему?

– Я не хочу отвечать на этот вопрос.

– Почему? – повторил он.

– Потому что мне не нравится этот ответ. И тебе он тоже не понравится.

Она говорила и смотрела в сторону, ожидая, когда Рик ее отпустит. Он отпустил. Запястье в том месте, где Рик его держал, слегка покалывало, и Кристин невольно потерла руку.

– Я сделал тебе больно?

– Нет. У тебя просто очень горячие руки. – Она схватила со столика таблетки и стакан с морсом.

Рик покорно выпил лекарство и снова упал на подушки, но глаза не закрыл, хотя Кристин казалось, что ему очень хотелось это сделать.

– Я не слишком приятный пациент, верно?

– Не знаю, мне не с кем сравнивать.

– Ты не расположена к разговору?

– Мне кажется, что тебе стоит поберечь силы.

– Это не объясняет твои реакции.

– О каких именно реакциях идет речь?

– Например, что ты стараешься вообще не смотреть на меня, отделываешься короткими фразами... Дергаешься, когда я дотрагиваюсь до тебя. Мне продолжить?

– Мне кажется, твой список иссяк.

– Нет, я вполне могу продолжить, – упрямо заявил он. – Я видел в твоих глазах боль и обиду, хотя в этой истории я пострадавшая сторона.

– Ты прав. Теперь ты доволен?

– Надо же... Я думал, ты слишком труслива, чтобы признать правду.

– Надеюсь, теперь ты так не думаешь.

Последовала длинная пауза.

– Что ты будешь делать после развода?

– Вернусь в Индианаполис, поступлю в колледж.

– Мне кажется, что дома тебя никто не ждет. Особенно если учитывать, что твой отец даже не захотел приехать на твою свадьбу и потом ни разу не поинтересовался, как ты.

– У меня есть друзья, которые мне помогут, – сказала Кристин, имея в виду Лидию.

– Понимаю, – отозвался Рик. – Но не думаю, что его помощь распространяется так далеко. Алекс сейчас на мели, и вряд ли он тебе оплатит колледж. Самое большее, на что ты можешь рассчитывать, что он предложит тебе сожительствовать. Но и это неплохо. По крайней мере, будет крыша над головой. – Голос Рика сочился ядом и, кажется, горечью, а глаза горели каким-то сумасшедшим огнем.

Кристин смотрела на него, округлив от ужаса, что она слышит такое из его уст, и удивления глаза. Ее рот непроизвольно приоткрылся, и Кристин не знала, что она сейчас сделает: то ли истерически расхохочется, то ли испустит воинственный вопль и запустит кувшином с морсом в Рика.

– И не нужно делать такие глаза, дорогая. Ты забываешь, что я все знаю. – Он сделал театральную паузу, сверля Кристин взглядом.

– Знаешь? – переспросила она, вспомнив, что он, кажется, уже упоминал свою осведомленность в данном вопросе. – Верно ли я поняла, что... – медленно проговорила Кристин.

– Хватит, Кристин, я все знаю о вас с Алексом!

И тут наконец в ее голове наступило просветление.

– Ты думаешь, что я и Алекс?.. – Кристин не смогла продолжить, потому что задохнулась от гнева и возмущения.

Кристин вдруг вспомнила, как он кричал на нее, вспомнила неконтролируемый гнев в его глазах, о том, как он поступил с ней. Конечно, со стороны та сцена наверняка выглядела очень неприятно и, наверное, даже неприлично, но в чем ее вина? Неужели Рик вообразил, что она спровоцировала, а потом поощряла Алекса?! Но это же полный бред, и только абсолютно слепой и к тому же невменяемый человек не мог этого не заметить и не понять. Нет, кажется, дела обстоят еще хуже – он решил, что их отношения зашли так далеко, что после развода она намерена обратиться именно к Алексу.

– Ну?.. – воинственно спросил Рик, наверное надеясь, что она тут же начнет оправдываться или делать что-то еще. Например, упадет ему в ноги и будет просить прощения за несуществующий проступок.

Кристин смерила Рика холодным и надменным взглядом.

– Я не считаю себя обязанной отвечать на эту... бредятину!

– Хочешь сказать, что это неправда? – вкрадчиво произнес Рик, кривя губы в неприятной улыбке.

– Я хочу сказать, что тебе не мешает обратиться к психиатру по поводу своих маний! – отрезала она.

Лицо Рика исказилось, словно от боли.

– Если бы я мог поверить... – прошептал он.

Кристин взглянула на его лицо и быстро отвернулась. Она могла противостоять Рику, пока он был холоден и ядовит, но когда его лицо исказилось страданием... Нет, это выше ее сил! Она никогда не могла сохранить беспристрастность в том, что касалось Риккардо. Никогда не могла и не сможет в будущем. Несмотря ни на что. Это было похоже на какую-то одержимость: внешне Кристин могла изображать равнодушие, да и то не слишком правдоподобно, а внутри... Несмотря на его слова и поступки, она даже не могла разозлиться на Рика по-настоящему!

– Кристин, – позвал Рик, и она, поколебавшись, повернулась к нему лицом.

– Что?

– Ты понимаешь, что могло бы быть, если бы не эта ужасная... ошибка?

Кристин не совсем понимала, о какой именно ошибке идет речь, и поэтому воздержалась от подтверждения.

– Почему, Кристин? Почему ты выбрала его?

– Рик, я не понимаю, о чем ты говоришь!

– Зачем ты лжешь, Кристин? Не надо больше притворства, прошу тебя. Господи, я сходил с ума, когда видел тебя, и уже одно это заставляло меня держаться на расстоянии. Я, конечно, был настоящим чудовищем, но я хотел как лучше. Если бы я знал, что из этого выйдет...

Он сходил с ума, когда видел ее? Он был чудовищем? Кристин прижала ладонь к груди, чтобы унять бешеное сердцебиение. Господи, какая же она глупая! За этим спором она как-то забыла, что он болен, очень болен! Кристин осторожно коснулась его руки, но Рик этого даже не заметил.

– Рик, жар усилился, – со страхом, прорвавшимся в голосе, выдохнула она.

– Ерунда, – он вяло махнул рукой, и от беспомощности этого жеста Кристин едва не расплакалась, – уверен, что со мной все будет в порядке.

Кристин не хотела, чтобы он разговаривал. Она решила, что он не только теряет силы – он не отдает себе отчета в собственных словах, что это всего лишь болезненный бред, из которого он не будет помнить ни слова. Это ее пугало: его быстрая и невнятная речь, торопливая и вязкая, когда Рик из-за спешки глотал слова и злился, что она не понимает и останавливает его. И еще пугало то, что она-то будет их помнить и это еще больше усилит ее боль.

– Рик, пожалуйста, успокойся, – мягко убеждала она, но Рик упрямо не желал останавливаться.

У Кристин возникло впечатление, что внутри него прорвало некую плотину. Он говорил, что она была ему как сестра, но он вдруг понял, что все изменилось... Что его чувства не поддавались контролю, а поступки – логике. Кристин не могла его остановить, поэтому ей пришлось слушать, какую бы боль она при этом ни испытывала. Она обхватила себя руками и монотонно покачивалась из стороны в сторону, а по ее щекам текли слезы. Но усталый мозг пока не мог осознать его признаний, она просто страдала, слыша его слова. Рик стал выдыхаться: тяжелые веки опустились. А последние слова звучали совсем невнятно...

Когда он наконец в изнеможении уснул, Кристин в очередной раз забралась в кресло и плакала там почти целый час, до икоты и жжения в глазах, а потом глаза стали неудержимо слипаться. Она мало и беспокойно спала в прошлую ночь, целый день провела в напряжении и переживаниях, а в эту ночь ей удалось всего час подремать. Кристин устала так, как еще никогда не уставала, ночь казалась бесконечной...

Ее разбудил едва слышный стон Рика. Кристин встрепенулась и едва не свалилась на пол. Она поспешно встала, бросив взгляд на часы. Половина пятого. Рик, раскинувшись, лежал на кровати. Его лоб блестел от пота, простыни свились во влажный жгут, но жара уже не было. Кристин облегченно выдохнула, уверенная в том, что с ним все будет хорошо. Теперь нужно сменить постельное белье и влажный халат на Рике, причем сделать это следует очень быстро, потому что в комнате по-прежнему слишком холодно.

Из большого шкафа она достала банный халат и комплект постельного белья, и на этом ее решительность иссякла. Ей не справиться с этим!

Глупо, строго сказала себе Кристин, от меня зависит выздоровление человека, а я теряю самообладание, как никчемное, ни на что не способное существо!

Эта мысль слегка взбодрила ее, и Кристин подошла к кровати. Голова Рика склонилась набок, а влажные пряди прилипли ко лбу. Кристин безуспешно пыталась внушить себе, что сейчас она просто сестра милосердия, а Рик – ее пациент, но ничего не помогало. Его близость и навязчивые мысли, что там, под халатом, на нем ничего нет, превращали ее в желе.

Несколько раз она протягивала руку к одеялу и тут же, не в силах побороть нерешительность, отдергивала. В голову лезли разные дурацкие мысли, одной из которых была та, что Рику не понравится это, очень не понравится. Но если она и дальше будет стоять как истукан и думать об этом, то у нее разовьется какая-нибудь фобия.

– Какого черта, – пробормотала Кристин после, наверное, пятой неудачной попытки и решительно взялась за одеяло. – Ведь у меня все равно нет выбора: не могу же я оставить все как есть! Он болен, и я его спасаю. И сейчас мне всего лишь нужно сменить белье и его влажный халат.

Объяснение было правдоподобным, но почему-то это больное тело вызывало в Кристин совсем другие эмоции, нежели просто человеческое сострадание и желание спасти ближнего от простуды.

Кристин потянула за пояс, и халат неожиданно легко распахнулся на груди. Она с трудом подавила желание зажмуриться. Она забралась на кровать, чтобы ей было удобнее, стянула халат с плеча Рика и осторожно потянула рукав. Рука выскользнула и упала ей на колено. Кристин замерла испуганно, но ничего не произошло, Рик по-прежнему спал. Кристин приободрилась. Ту же самую операцию она проделала и со второй рукой Рика, а потом, поднатужившись, вытащила из-под него халат. Гораздо труднее было надеть чистый халат, но Кристин справилась и с этим. Потом настала очередь постельного белья, и ей пришлось ворочать Рика с боку на бок. Какое счастье, что он так и не проснулся! Иногда Рик тихо постанывал, один раз открыл глаза, но его взгляд был отсутствующим, и Кристин поняла, что Рик не увидел ее.

Когда все было сделано, она чувствовала себя совершенно вымотанной и взмокшей. И еще... очень возбужденной! Кристин никогда не лгала окружающим и старалась не лгать самой себе. Она могла успокоить себя тем, что сумасшедший пульс, дрожащие руки и ноги, ураган, беснующийся внутри, – это следствие напряжения, в котором она пребывала уже более суток. Но ее тело буквально кричало о таких очевидных вещах, что притворяться было ужасно глупо. Она хотела Рика, но ее желание основывалось не столько на физическом влечении, сколько на чувствах. Она хотела, чтобы Рик был ей настоящим мужем, хотела его внимания и ласк, чтобы он был с ней... Она любила его и хотела, чтобы он любил ее. Именно поэтому все и случилось...

15

– Рик, перестань, – прошептала Кристин, продолжая, однако, крепко сжимать его плечи.

– Ты действительно этого не хочешь?

Он опустил глаза на ее губы, припухшие и покрасневшие после поцелуя. В его глазах и словах было такое неприкрытое желание, что Кристин не выдержала. Она так долго этого ждала, что теперь не в силах была остановиться!

– Нет, – прошептала она, прильнув к его груди.

– Это хорошо, что ты не против. Потому что я все равно не смогу сдержать себя!

Его слова музыкой отдавались в ушах Кристин, и она бездумно подчинилась его рукам и губам, с головой погружаясь в чувственный туман, в жар его тела и не задумываясь о том, что они в гостиной, куда в любую минуту могли войти. Это даже не пришло ей в голову!

Рик целовал ее страстно, почти грубо, сминая ее губы своими губами, лаская языком, осторожно прикусывая зубами. Наслаждение затопило все ее существо, и Кристин хрипло застонала. В ее крови бродило желание, заставляя девушку подчиняться рукам Рика. В этом мире у нее осталась только одна опора – широкие плечи Рика!

– Что здесь происходит?

Кристин застыла и распахнула глаза, растерянно захлопав ресницами. И только через несколько мгновений она поняла, что над ней возвышается взбешенный Габриель. Оказалось, что они с Риком каким-то непонятным образом очутились на диване, а ее блузка... Боже, ее блузка!

Кристин с коротким вскриком запахнула полы и резко вскочила. Рик чертыхнулся.

– Сеньор Габриель... – пролепетала Кристин, но Габриель смотрел не на нее, а на Рика, все еще сидящего на диване.

– В мой кабинет! – отрывисто приказал он.

– Сеньор Габриель! – уже умоляюще произнесла Кристин, бросив быстрый взгляд на мрачное лицо Рика. – Пожалуйста, сеньор, это моя вина...

– Иди в свою комнату, Кристин, – широко шагая, Габриель вышел.

– О боже... – простонала она.

– Иди, Кристин, – сказал Рик и пошел за отцом.

Дом затих, словно перед бурей. Кристин мучалась от неопределенности и стыда. Господи, что она наделала?! Как она могла отплатить такой черной неблагодарностью сеньору Габриелю и его семье? Кристин замерла посреди комнаты, вдруг осознав, что успела собрать свой чемодан. Ей следовало сделать это на пару дней раньше!

В дверь постучали, и Кристин резко обернулась.

– Да!

– Кристин, – в ее комнату заглянул Рик, казавшийся странно спокойным, – я могу войти?

– Да. – Она со страхом вглядывалась в лицо Рика, даже толком не понимая, что надеется там отыскать.

– Как ты?

– Н-не знаю, – заикаясь, выговорила она. – К-кажется, нормально.

– Вот и хорошо.

– Рик, что... – она с трудом сглотнула, прежде чем продолжить, – что сказал сеньор Габриель?

– Ничего. Завтра поговорим.

А утром Рик сделал ей предложение. Выслушав его, Кристин почувствовала себя так, словно у нее внезапно отказали мозги. Она ничего не понимала.

– Но... но... Риккардо... – только и удалось вымолвить ей, хотя Кристин никогда не страдала косноязычием.

Рик улыбнулся. Его лицо моментально смягчилось, а глаза потеплели.

– Ты не хочешь за меня замуж?

– Рик, я... я... – теперь вдобавок к косноязычию Кристин начала заикаться.

– Я же знаю, что нравлюсь тебе, Кристин, – сказал он.

– Ты знаешь? – пискнула она.

– Да. Я даже знаю, зачем тебе понадобилась эта история с Алексом.

– Зачем? – тупо повторила она.

– Все очень просто – ты хотела пробудить мою ревность. – Кристин хотела сказать, что она ничего не подстраивала и история с Алексом – это какая-то нелепость, в которой нет ее вины, но Рик добавил: – И тебе это удалось.

– Ты ревновал меня?

– Просто ужасно, – со смешком признался он.

– Но как же... как же... Ирена? – выпалила она.

– Ирена? – Его правая бровь приподнялась в вежливом удивлении, словно Кристин в самый неподходящий момент – например, в разгар деловых переговоров! – поинтересовалась прогнозом погоды. – Меня ничто не связывает с Иреной, кроме дружбы. Я не давал ей никаких обязательств. А как с тобой, Кристин?

– Я тоже никому не давала никаких обязательств... Ты ведь понимаешь, что только что сказал? – прошептала Кристин, еще не в силах поверить в его слова.

– Вполне. Уверяю, что я не только абсолютно серьезен, но и трезв, и даже вменяем. Так что, Кристин?

– Видишь ли... твое предложение... оно немного неожиданно... Наверное, мне стоит подумать...

– Наверное, – согласился он и стал рассматривать ее губы.

Волна жара накрыла Кристин с головой. И она поняла, что сейчас сделает.

Господи, кажется, я сошла с ума! – воскликнула она мысленно. А вслух сказала:

– Если ты уверен, что сделал его в трезвом уме и твердой памяти, то я согласна...

После этих слов... нет, перед этими словами ее следовало заточить в высокой башне в одиночную камеру. Может быть тогда, после долгих одиноких часов, проведенных в размышлениях, она смогла бы хоть отчасти рассуждать здраво. Но в ее голове летали купидоны и разили своими стрелами остатки мозгов.

После согласия Кристин сеньор Габриель официально заявил о женитьбе сына, и, услышав эту новость, Изабель взвизгнула от восторга и сначала повисла на шее старшего брата, а потом расцеловала Кристин.

– Я сразу же поняла, какого принца ты имела в виду! Особенно если учесть, какими глазами ты смотрела на Рика, – сообщила она потрясенной Кристин, чем ввергла бедняжку в страшное смятение. А она-то считала, что Изабель просто не проявляла любопытства, щадя ее чувства, а хитрюга поняла все с самого начала!

Габриель выглядел до странности довольным, особенно если учитывать, в какой ситуации он застал будущих молодоженов, и Кристин в первое время не смела даже взглянуть ему в глаза. Но Габриель обнял ее и сказал:

– Добро пожаловать в семью, Кристин.

То же самое сделала и Августина, и Кристин поняла, что они действительно рады видеть ее своей невесткой.

Антонио поздравил их, хотя его улыбка показалась Кристин слегка напряженной.

Свадьбу назначили через две недели, и это должно было стать семейным торжеством, без избытка гостей и излишнего шума.

Почти две недели Кристин была абсолютно счастлива. Ее даже перестало волновать присутствие Ирены, которая, как ни странно, заявила, что хочет участвовать в приготовлении к свадьбе своего лучшего друга.

Однако было несколько обстоятельств, омрачивших радостные приготовления: ее отец отказался приехать. Он сказал, что Кристин сама должна решать, что ей нужно, а он отказывается принимать в этом участие. Это и было родительским благословением.

Что ж, со вздохом сказала себе Кристин, зато теперь у меня есть Рик. И семья Ромеро будет моей семьей.

Еще одним обстоятельством, омрачившим ее блаженное состояние, стал разговор с Алексом накануне свадьбы. Алекс уговаривал ее передумать и утверждал, что она делает самую ужасную ошибку. Кристин твердо заявила, чтобы Алекс оставил ее в покое и что она не собирается передумывать.

День свадьбы был очень солнечным и теплым, а после обеда набежала тучка и прошел легкий дождик. Августина шепнула ей, что это к очень удачному замужеству. Кристин рассеянно кивнула. Ее беспокоило настроение Рика. Хотя внешне он был довольно спокойным, она чувствовала нарастающее в нем напряжение.

– Рик, что-то не так?

– Все в порядке, – коротко отозвался он.

– Ты... передумал жениться на мне? – попыталась она пошутить.

Глаза Рика как-то странно сверкнули, и с непонятной усмешкой он ответил:

– Нет.

Приехал представитель мэрии, чтобы зарегистрировать брак, но Кристин уже с огромным трудом удерживала улыбку на губах. Напряжение росло и ширилось, хотя казалось, что, кроме нее, никто не замечает, что Рик все дальше отдаляется от нее... В один из моментов Кристин хотела даже остановить церемонию, но не смогла произнести ни слова. И вот им уже вручили свидетельство о браке, и вся семья в едином порыве кинулась их поздравлять. Кристин старалась не думать о том, что Ирена слишком надолго припала к Рику, а Алекс вообще не присутствовал на торжестве.

Потом был праздничный обед, во время которого Рик вроде бы слегка оттаял, и у Кристин отлегло от сердца. Кажется, она раз сто слышала о том, что мужчины, прощаясь с холостой жизнью, едва ли не впадают в панику. Наверное, и с Риком происходит нечто подобное...

Перед тем как молодые отправились в спальню, Изабель отозвала Кристин и вручила сверток.

– Это тебе мой свадебный подарок, сестричка.

Кристин поискала глазами Рика, и у нее снова сжалось сердце – он стоял рядом с Иреной, которая что-то горячо ему говорила. У Рика было отсутствующее выражение лица и какие-то пустые глаза.

– Не бойся, Ирена тебе больше не соперница, – шепнула ей Изабель, заметив выражение, с каким Кристин смотрела на эту пару.

– Спасибо, Изабель.

В этот момент Рик направился к Кристин, и Изабель с хитрой улыбкой испарилась.

– Пойдем, – сказал он, взял Кристин за ледяную ладонь и повел за собой.

Габриель предоставил в их распоряжение целое крыло дома.

Рик, не отпуская руки Кристин, вел ее за собой по коридору. Потом он распахнул дверь спальни, и Кристин осторожно вошла.

– Я приду позже, – коротко сказал он, и девушка облегченно вздохнула – у нее было время приготовиться. Ее охватила лихорадочная дрожь и странная тревога. Что-то было не так, она чувствовала!

Но Кристин упрямо не хотела поддаваться безосновательной панике. Она приняла душ и почистила зубы, расчесала волосы так, что они засияли, и надела свадебный подарок Изабель – ночную рубашку, полупрозрачную, с огромными вырезами, отделанными тончайшими кружевами. Настоящее произведение искусства!

Кристин улыбнулась своему отражению дрожащими губами и дрожащей рукой толкнула дверь ванной. Ее взгляд обежал огромную спальню с гигантской кроватью посередине. Рика в комнате не было. Кристин подошла к кровати и села. Потом подтянула ноги и накрылась покрывалом. Она ждала Рика больше часа, не решаясь отправиться на поиски и чувствуя онемение во всем теле. Наконец он пришел. Молча сел с другой стороны кровати и принялся раздеваться. Кристин смотрела на его спину, почти физически ощущая его равнодушие, и в глазах ее закипали непрошеные слезы.

– Я не собираюсь с тобой спать, Кристин, – наконец резко промолвил он, и Кристин невольно вздрогнула. – Даже более того: мы с тобой вряд ли будем жить вместе.

Кристин задохнулась.

– Что случилось, Рик? Что ты такое говоришь?!

– Не надо, дорогая, ведь ты все понимаешь. По крайней мере, должна понимать... если только ты и в самом деле не так глупа, как можно судить по твоим поступкам. Хотя, впрочем, я ошибаюсь – ты оказалась на редкость наблюдательной и изобретательной, сумев провернуть это дельце! И я, как дурак, попался в расставленную ловушку! – На этот раз в его голосе вместо холода была ярость.

– Под «этим дельцем», как я понимаю, ты подразумеваешь нашу женитьбу?

– Ее самую.

– Но, Рик, я ничего не проворачивала! – в отчаянии воскликнула она, уже чувствуя, что все оправдания напрасны. – Зачем... если ты так думал обо мне... зачем ты женился?

– Это было желание отца. А я не мог разочаровать его. У папы больное сердце, и он крайне болезненно воспринимает все связанное с тобой. Он считает себя ответственным за тебя. – Рик посмотрел Кристин в глаза, а его голос стал угрожающим. – Но если я узнаю, что ты пытаешься пожаловаться ему, тебе не поздоровится, Кристин! Держись подальше от моей семьи!

– Неужели ты думаешь, что я могу причинить вред сеньору Габриелю?.. – прошептала она, прижав руки к груди. – И как я могу держаться от твоей семьи подальше?

– О, это будет легче легкого. Завтра мы уезжаем.

И правда, как это она забыла? Свадебное путешествие...

– А через несколько месяцев разведемся.

– Разведемся... – прошептала Кристин.

Господи, и это она слышит в первую брачную ночь!

– Не вздумай разыграть сцену отчаяния! – зло сказал Рик, лег в постель и погасил свет.

Всю ночь Кристин лежала, боясь шевельнуться. Из ее глаз непрерывным потоком текли слезы, но ни единого звука не сорвалось с сомкнутых губ. После слов Рика в ее голове воедино сложились все детали головоломки. С опозданием в несколько недель и после того, как Кристин совершила самую ужасную ошибку в своей жизни.

Она вспомнила слова Изабель о чрезмерном чувстве долга Рика, о том, что сеньор Габриель был бы рад видеть ее членом семьи... Застав их с Риком в комнате, он наверняка надавил на сына... С Риккардо понятно, но она!

Идиотка... – мысленно сказала Кристин, зажмуриваясь от пронзившей ее боли, какая же я дура...

В эту ночь она не только не умерла от горя, но даже смогла заснуть. А проснувшись, обнаружила, что Рика уже нет. Кристин встала, умылась и принялась собирать вещи. В ее голове не было ни единой мысли, в душе – ни одного чувства. Она словно превратилась в марионетку.

В дверь постучали, и вошла улыбающаяся Изабель. Но при виде бледного и безжизненного лица Кристин улыбка вмиг сползла с ее губ.

– Кристин, что случилось?!

– Ничего.

– Мой брат... обидел тебя?

– Нет. Изабель, пожалуйста, пообещай никому не рассказывать о том, что ты сейчас увидела.

– Ты сошла с ума? Папа спустит с Рика шкуру, когда узнает, что ты в таком состоянии после первой брачной ночи!

– Именно поэтому. Сейчас ты мне поможешь, и никто ничего не узнает. Обещай мне, Изабель.

– Я не могу, – прошептала она.

– Я прошу тебя... Умоляю! Изабель, сделай это ради меня!

– Хорошо, я обещаю.

Потом Изабель помогла Кристин наложить макияж, скрывший бледность и серые губы. Появившись в столовой, где вся семья собралась за завтраком, Кристин нацепила улыбку.

После завтрака Кристин вернулась в комнату, где провела ночь, ожидать отъезда. Она так отупела от боли, что не слышала надрывавшегося прямо над ухом телефона.

– Ты что, оглохла? – грубо сказал Рик, и Кристин, очнувшись, моргнула. Рик схватил трубку, послушал, а потом передал Кристин. – Это тебя.

– Меня?.. – удивилась Кристин.

Рик почти швырнул ей трубку.

Это был Алекс. Она точно не запомнила, о чем они разговаривали. Кажется, он спросил, как у нее дела, и Кристин ответила, что все хорошо. После чего Алекс помолчал и сказал, что, если Кристин что-то понадобится, она всегда может обратиться к нему.

– Спасибо, – сказала Кристин и повесила трубку.

– Собралась?

– Да, – ответила Кристин.

Рик подхватил два чемодана, и они вместе вышли из комнаты. Кристин пришлось опять нацепить улыбку. Изабель поцеловала Кристин и шепнула:

– Ты всегда можешь рассчитывать на мою поддержку и понимание. Позвони мне, когда устроишься.

Вместо свадебного путешествия Рик привез ее в этот дом и оставил одну. Первую неделю она была уверена, что Рик приедет за ней. Ведь не могла ее сказка закончиться так печально! За что Рик возненавидел ее? Ведь раньше он испытывал к ней симпатию, называл Рыжиком, приносил конфеты и игрушки, и они могли говорить о чем угодно. Может быть со временем...

Но потом Кристин осознала, что Рик не приедет. Он просто бросил ее, оставил здесь, пока не решится на развод. И Кристин поняла, что это ее вина. У нее уже возникали смутные подозрения, что в том, что стало с ее отцом, виновата она: следовало быть более ласковой дочерью, помочь ему выбраться из пропасти депрессии, а она просто оставила его в темноте. А теперь, после того как Рик бросил ее, она уверилась в этом окончательно. Иного финала и быть не могло, потому что она проклята. В ней живет что-то, что отталкивает и озлобляет людей!

16

– Кристин снова уехала одна, – сказал Антонио.

Эти слова отдавались в голове Рика, пока он метался по двору, ожидая возвращения Кристин.

Алекс, услышавший эту фразу, насмешливо произнес что-то типа: «Кристин уже совершеннолетняя и не нуждается в твоей опеке», – и отправился по своим делам. Ироничность Алехандро и его слова о том, что она вовсе не маленькая сестричка Рика, привели к тому, что Рик мечтал свернуть бывшему приятелю шею.

– Рик, хватит метаться, – вторила кузену Ирена, которая с тех пор, как они приехали на ранчо, следовала за Риком по пятам, и это его уже не раздражало, а просто бесило. – Уверена, что с девчонкой все в порядке.

Его забота выглядела в глазах кузенов глупо. Рик отослал Ирену с каким-то незначительным поручением к матери, а сам продолжал ждать. И, когда Кристин появилась, он дал волю прорвавшемуся гневу. А эта пигалица, вздернув подбородок, заявила ему, что это ее проблемы. Еще никогда он не был так зол!

Так Рик думал сначала. И это заблуждение просуществовало до тех пор, пока он не увидел ее в объятиях Алекса. Если бы не Ирена, он вполне мог убить Алекса.

– Снова ссора из-за этой девчонки? Господи, Рик, я тебя не узнаю! Ты стал похож на заботливого папочку. – И Ирена засмеялась.

Рик посмотрел на влажно белеющие зубки Ирены. Розовые губы улыбались, но ее улыбка показалась ему почти оскалом, а сама Ирена – хищницей с холодными глазами. Губы Алекса тоже изогнулись в хищной неприятной улыбке, напоминавшей улыбку Ирены – но ведь они, в конце концов, родственники! – а потом он имел наглость заявить, чтобы Рик не вмешивался в его личную жизнь. Еще он сказал, что Кристин совсем не против его ухаживаний и что это не касается больше никого, кроме них двоих!

Рик повернулся к кузенам спиной и отправился на поиски Кристин. Он и сам не знал, что собирается сделать, когда ее найдет. Он не мог разобраться в истоках своей неистовой ярости и странном ощущении, что его предали. А еще через четверть часа, когда Кристин таяла в его руках, отвечая с необычайной пылкостью на его поцелуи, он вдруг все понял. И даже появление отца и разговор в кабинете уже ничего не решали. Рик вдруг понял, что сделает.

– Я женюсь на Кристин, – заявил он отцу.

– Ты... – Габриель упал в кресло.

– Нет, я не спал с ней. Я просто вдруг понял, что она – единственная женщина, которая нужна мне. Завтра утром я сделаю ей предложение. Надеюсь, папа, ты не против? – запоздало поинтересовался Рик.

– Черт побери, так и до инфаркта недолго, – пробормотал Габриель, потирая ладонью грудь в области сердца. В следующее мгновение его губы растянулись в улыбке, а глаза засияли. – Я все ждал, когда ты наконец прозреешь. Хвала господу, это наконец произошло!


Рик открыл глаза и сразу не понял, где он. Кажется, только сейчас он разговаривал с отцом, а теперь находится в доме дяди, куда полгода назад он привез Кристин. А вот и сама Кристин – спит, свернувшись в кресле калачиком. Лицо у нее совершенно измученное, а под глазами – глубокие тени.

Воспоминание о событиях этой ночи обожгло Рика. Несмотря на то что он бросил Кристин; что, появившись здесь, он только и делал, что демонстрировал ей свою неприязнь; что дал ей подписать бумаги на развод – Кристин терпела его и ухаживала за ним. Рик попытался сесть и наткнулся ногой на что-то теплое и круглое. Приподняв одеяло, он обнаружил пластиковую бутылку, наполненную теплой водой. Он улыбнулся и бесшумно встал. Сначала его мотнуло в сторону, так что Рик с трудом удержался на ногах. Постояв на месте, он понял, что вполне способен двигаться. Странно, особенно если учитывать, что ночью даже держать глаза открытыми ему удавалось с превеликим трудом. Рик осторожно вышел из комнаты и бесшумно прикрыл за собой дверь.


Проснувшись, Кристин некоторое время не открывала глаза, прислушиваясь к доносившимся звукам. Ветер так злобно набрасывался на стены, что дом почти ходил ходуном. Наверняка по полу гуляют ледяные сквозняки, подумала Кристин, ёжась от холода. Она открыла глаза и обнаружила, что в комнате очень светло. Наконец-то проглянуло солнце. Значит, буря пошла на убыль.

Кристин опустила ноги на пол и с трудом села. Она совершенно не выспалась и продрогла до костей, сидя в этом кресле. Возможно, она просто подхватила ту же инфекцию и вот-вот сляжет с температурой... Эта мысль ей совершенно не понравилась. Кристин встала и подошла к окну. Дождь действительно закончился, и это было ужасно, потому что на улице сплошной пеленой шел снег и вокруг, насколько хватало глаза, все было белым-бело. Глаза хватало ненамного, но и то, что было не доступно взору, наверняка было не в лучшем состоянии. Кристин посмотрела на термометр: температура в комнате уже не шесть градусов, как вчера, а целых двенадцать – какой прогресс!

Кристин обернулась, чтобы посмотреть на Рика, и только тут заметила, что его нет. Она растерялась. Ночью он был чуть ли не при смерти, а теперь настолько оправился, что разгуливает по дому?

– Привет, – раздался голос Рика от двери.

– Привет. Почему ты встал?

– Мне уже гораздо лучше.

– И все же не стоило вставать, всегда лучше перестраховаться. – Кристин подумала и добавила: – Рисковать здоровьем – преступное легкомыслие.

– Угу, – согласился Рик и после паузы сообщил: – Час назад дали электричество. Телефон пока не работает, но, думаю, линию скоро починят. И я ужасно хочу есть. Даже не помню, когда в последний раз был так голоден.

– Сейчас что-нибудь придумаю.

Рик появился в кухне через четверть часа, и, хотя на нем по-прежнему был халат, он побрился и принял душ. Какое все-таки это счастье, когда в доме есть электричество и можно принять душ, согреться и включить кофеварку, чтобы сварить крепкий и невыразимо вкусный кофе!

Рик сел за стол. Кристин поставила перед ним яичницу с беконом, разогретые в микроволновой печи булочки, масло и нарезанный тонкими ломтиками сыр.

– Кофе будет готов через минуту. Какой ты будешь?

– Черный. Две ложечки сахара.

Ровно через минуту, как и обещала, Кристин повернулась к столу, держа в руке кружку с ароматным напитком, и буквально наткнулась на пылающий взгляд Риккардо, словно на невидимую стену. Руки у Кристин дрогнули, и она едва не уронила чашку на пол.

– Что?

– Кажется, я уже сто лет не пил кофе, – сообщил Рик, не дожидаясь, пока она поставит чашку на стол, и протягивая руку.

– Всего один день. – Кристин не сдержала легкой улыбки, передавая ему чашку.

Господи, и померещится же такое: она едва не вообразила, что его взгляд выражает нечто другое, нежели желание получить свой долгожданный кофе.

Кристин осторожно передала Рику чашку с огненным напитком. И их пальцы невольно соприкоснулись. Рик то ли ничего не заметил, то ли сделал вид, что ничего не заметил, а Кристин подавила желание отдернуть свои пальцы: резким движением она могла бы расплескать кофе. Внутри у нее все затряслось и задергалось, словно она дотронулась рукой до оголенного провода и по ней прошел ток.

– Ты не будешь завтракать?

– Вообще-то...

– Здесь столько всего, что мне одному ни за что не одолеть.

– Ну хорошо... Только налью себе кофе. – Кристин села напротив Рика и стала намазывать булочку маслом.

– Погода по-прежнему отвратительная.

– Да, – односложно согласилась Кристин.

– Думаю, снегопад вряд ли прекратится к вечеру.

– Возможно.

Рик отложил вилку и в упор посмотрел на Кристин. Кусочек булочки встал у нее поперек горла.

– Знаешь, о чем я подумал?

– О чем?

– Это вовсе не тот халат, что был на мне, – задушевным тоном сообщил ей Рик. Кристин закашлялась, и он, приподнявшись, вежливо постучал ее по спине. – Вообще-то я не слишком придирчив к такого рода мелочам, – продолжил он, – но сейчас этот вопрос очень меня волнует.

– Мне пришлось переодеть тебя, – хрипло пробормотала она.

– Странно, что я ничего не помню.

– Ты был слишком измотан борьбой с простудой.

– Возможно. И тебе понравилось то, что ты увидела?

Кристин вспыхнула и подавилась вторично. На этот раз она кашляла не менее пяти минут.

– Это довольно опасно, – со знанием дела сказал Рик, когда Кристин вытерла слезы, выступившие на глазах.

– Рик, – сказала она со всей возможной твердостью, на которую была способна в данный момент, – в той ситуации у меня не было другого выхода. Я сожалею, что обстоятельства сложились именно так, а не иначе. Но я не хочу, чтобы ты говорил мне подобные вещи.

Он смотрел на нее пристально и долго, словно видел в первый раз или хотел навсегда запомнить ее лицо.

– Прости.

– Ладно, – пробормотала она, вставая.

– Я хотел также попросить прощения за то, что наговорил тебе вчера ночью, – продолжил Рик. – Я был не в себе, когда говорил те ужасные слова.

Он помнит, что говорил ей! Но это невозможно! Вероятно, он помнит не все... А если все, то за какие именно слова он просит прощения: за грубость или за признания, что он сходил по ней с ума?!

– Рик, наверное, мы оба были немного взвинчены, – удалось произнести Кристин. – Из-за погоды и вообще...

– Ты всегда так легко прощаешь? – Рик снова нахмурился, и Кристин выдавила вымученную улыбку.

– Мне бы не хотелось, чтобы мы расстались врагами.

Это было действительно так. Рик не виноват в том, что не любит ее, а она не виновата, что с ней все как раз наоборот и она пока ничего не может с этим поделать. И одновременно они оба виноваты: Рик в том, что решил жениться на ней, не испытывая никаких чувств, а она – что была настолько самонадеянна, что согласилась выйти за него. Нужно было трезво оценить обстановку, а не утопать в любовном угаре... Хотя как можно было тогда не утопать, Кристин просто не знала. И вот получилось такое недоразумение. На «недоразумение» полгода ее одинокой жизни никак не тянули, но Кристин несколько раз упрямо повторила про себя это слово. Для закрепления.

Пока она мыла посуду, Рик почему-то продолжал сидеть в кухне, но Кристин чувствовала себя такой утомленной, что ей было все равно.

– Ты неважно выглядишь, – сказал Рик, когда девушка повернулась.

– И чувствую себя просто ужасно. Я почти не спала ночь и немного устала. Мне нужно отдохнуть.

– Надеюсь, что ты не свалишься с такой же простудой.

– Я тоже на это надеюсь, – сказала Кристин и поплелась в свою комнату.

Она уснула мгновенно, едва коснулась головой подушки.

– Кристин... Кристин, ты собираешься сегодня вставать?

Она со стоном перевернулась на спину и разлепила глаза.

– Что ты здесь делаешь, Рик?

– Бужу тебя. Уже почти четыре часа.

– О господи... Но почему ты не разбудил меня раньше? – Она резко села и едва не рухнула обратно на подушки – так закружилась голова. Рик поддержал ее. – Со мной все в порядке, – сказала она, высвобождаясь из его рук. – Дай мне несколько минут, чтобы привести себя в порядок.

– Конечно, – ответил он и вышел из комнаты.

Кристин поднялась с кровати и поплелась в душ. Сначала она попеременно включала то горячую, то холодную воду, а потом долго стояла под теплыми струями. Блаженство! Еще дольше она сушила волосы, оттягивая неизбежный момент появления перед Риком. Была бы ее воля, она вообще бы не стала показываться ему на глаза, а скоротала бы время за чтением или написала несколько писем, которые она уже две недели собирается и никак не может написать.

– Я думал, ты сегодня не появишься, – сказал Рик, откладывая книгу и с удовольствием разглядывая Кристин, одетую в легкую блузу и свободные брюки из мягкой шерсти. Дом уже как следует прогрелся, и она, сняв теплые вещи, почувствовала себя так, словно за один день похудела на несколько фунтов. – Я уже устал коротать время в одиночестве.

– Ты ждал меня, чтобы я нашла тебе занятие?

– Не мне, а нам. Я предлагаю совместный досуг.

– Совместный, прости, что?

– Досуг, – повторил Рик, улыбаясь улыбкой демона-искусителя. Но Кристин уже давно не доверяла его улыбкам. – И учти, отказа я не приму. Ты проспала весь день, так что нечего ссылаться на усталость. И дел у тебя никаких нет, – опередил ее Рик, отметая все возможные пути отступления.

– И что именно ты предлагаешь?

– Почитаем вслух, побеседуем, поиграем в лото... – нахмурив лоб, принялся перечислять он, и губы Кристин невольно тронула улыбка: эти занятия были достойным времяпрепровождением парочки престарелых. – Ну как?

– Ужас, – прокомментировала Кристин. На мгновение ей показалось, будто время повернуло вспять, все недоразумения и ошибки исчезли, словно их и не бывало, и они снова могут свободно общаться.

– И что это я, правда? – безмятежно подхватил Рик. – Мы же с тобой не два старичка, чтобы играть в лото. Лото отпадает! – торжественно провозгласил он. – Может, сыграем тогда в шахматы? Помнится, ты любила играть в шахматы... – Он казался задумчиво-грустным, словно погрузился в приятные ностальгические воспоминания, и таким миролюбивым, что Кристин стало не по себе. – И пару раз тебе даже удалось выиграть...

– На самом деле это случилось трижды, но только потому, что ты поддавался, – нехотя поправила его Кристин, дав себе твердое обещание не поддаваться на провокации.

– И все-таки я хочу реванша.

– Ну хорошо, – уступила Кристин, вспоминая, где в этом доме хранятся шахматы.

Кажется, вон на той полке... Кристин потянулась к полке, и тут Рик предложил:

– Давай я.

Кристин не успела отойти, поскольку подошел Рик и отрезал ей путь к отступлению. Кристин только и оставалось, что забиться в угол, чтобы избежать физического контакта. Рик, казалось, не заметил ее движения. Он потянулся и без малейших усилий добыл коробку с шахматами. При этом их тела оказались в опасной близости, а отступать Кристин уже было некуда. Разве только пройти сквозь стену!

Одной рукой Рик держал коробку, другая оставалась приподнятой, и смотрел он на Кристин так... Она невольно сжалась, а свободная рука Рика медленно скользнула по ее волосам и легла на затылок Кристин, пропуская пряди волос сквозь пальцы. Время снова остановилось, и от прикосновения Рика от затылка Кристин вниз по позвоночнику сбегали толпы мурашек. Они смотрели в глаза друг другу, не в силах прервать это... Кристин казалось, что у нее даже волосы встают дыбом. А потом Рик потянулся к Кристин, словно притянутый магнитом...

Нет, она не могла себе этого позволить, и попыталась отпрянуть. Это, конечно, было невозможно, потому как Кристин и без того была зажата в угол, но Рик заметил ее движение. Он замер. А потом чертыхнулся и отдернул руку от ее затылка.

– Извини, кажется, я едва не свалял дурака, – сказал он, а Кристин едва сумела кивнуть.

– С тобой все в порядке? – после паузы мягко спросил Рик.

– Да, – ответила она, мечтая, чтобы он скорее оставил ее в покое.

– Ты уверена?

Нет, она не была уверена, но снова кивнула. Пауза – и Рик по-прежнему не двигается с места.

– Кристин, я не хотел...

– Да, я понимаю, – сказала она, опустив голову.

И тогда Рик приподнял ее подбородок, заставляя Кристин взглянуть ему в глаза.

– Прости, – тихо сказал он и отошел.

Кристин выдохнула.

17

Кристин выиграла и эту игру.

– Еще одну партию? – предложил Рик.

– Нет, с меня довольно.

– Почему?

– В этот раз мне может не повезти.

Рик невесело усмехнулся и принялся собирать шахматы в коробку. Прошли всего сутки, как он здесь, а уже успел забыть, что Кристин больше не его Рыжик. Сначала помнил – а потом стал забывать. В первые часы он мог ее ненавидеть – сказывалась многодневная привычка! – и вполне успешно демонстрировал свою холодность. Но очень легко ненавидеть на расстоянии, лелея свою обиду, – а вот когда она оказалась рядом: ее глаза, в которых можно утонуть, медный шелк волос и беззащитная хрупкость плеч...

Сегодня он окончательно сдался. В конце концов, она искупила вину – полгода в «ссылке».

Сегодня Рик решил, что даст им еще один шанс. И ему нужно убедить Кристин, чтобы она этим шансом воспользовалась. Он пока еще не знал, как сделает это. Он готов был ухватиться за любую возможность, надеялся даже на его величество случай, на благоприятное расположение звезд и на фортуну, которая и на этот раз должна оказаться на его стороне.

– Ты переделала чердак? – не поднимая головы, спросил он.

– Да, но перед отъездом я все приведу в первоначальный вид.

– Я видел картины, – ответил он, не реагируя на ее слова.

– И что?

– Они... э-э-э... твои?

– Да, мои.

– Я не знал, что ты так хорошо рисуешь.

– Неужели? – Ее правая бровь изогнулась в насмешливом удивлении.

– И что это означает?

– Ты забыл, что я знаю, что ты нанял Юджина шпионить за мной? Так что можешь не притворяться, будто тебе неизвестно об этом.

– Шпионить – не совсем верное слово. Я попросил Юджина присматривать за тобой.

– Как это мило с твоей стороны!

– Я опасался, что ты наделаешь глупостей или попробуешь воздействовать на меня через отца.

– Но ведь я сказала тебе, что никогда не смогу поступить так.

– Я не мог доверять тебе!

Рик замолчал, и Кристин принялась лихорадочно размышлять, существовала ли вероятность того, что Юджин действительно ничего не сказал Рику о мастерской – ведь он не просто знал о ней, а помогал переоборудовать чердак! Юджин знал все – ведь Кристин не подозревала о его вероломстве и считала своим другом. Она познакомила его с Лидией, и Юджин знал даже о том, что Кристин больше не бедная сиротка, что ее картины пользуются успехом и ей больше не нужно думать, где взять денег и куда уехать... Почему же он ничего не рассказал Рику? Если только... Если только он и в самом деле стал другом Кристин и отказался от своего шпионства! И кроме того, она бы никогда не узнала об этом, если бы Юджин сам не рассказал ей!

– Юджин говорил мне, что ты рисуешь, чтобы скоротать время... Но я не думал, что все так серьезно... – проговорил Рик. – Кристин, ты слышишь меня?

– Да, я тебя слышу. Рик, ты сейчас сказал о том, что боялся, будто я попытаюсь пожаловаться сеньору Габриелю. Но как ты сам скажешь ему о нашем разводе? Хотя, прости, кажется, я знаю. Выразишь сожаление, что у нас ничего не получилось. Мы очень старались, но увы и ах!..

– Может, для разнообразия перестанешь строить догадки и дашь мне сказать?

– Не думаю, что ты расскажешь ему все, как есть!

– Да, черт побери, не расскажу! Я вообще решил пока ничего не говорить.

– Чем дольше ты тянешь, тем труднее будет объяснить задержку!

– Потому что я решил повременить с разводом!

Кристин только хлопала ресницами, отстраненно думая, что Рик выбрал наилучший способ заставить ее замолчать.

– И, поскольку ты моя жена и будешь пока оставаться ею, я должен выяснить пару вопросов... Сегодня я узнал, что ты даже не притронулась к банковскому счету. На что ты жила, Кристин?

– Теперь ты сам решил шпионить за мной?

– Ответь мне!

– И не собираюсь! Если ты хочешь повременить с разводом, тогда на развод подам я! С меня хватит!

– Тебя все эти месяцы содержал Алекс?

Снова Алекс! Боже, неужели его ревность так велика, что затмевает разум Рика в буквальном смысле этого слова?!

– Хватит постоянно приплетать его. Я не видела Алекса со дня, который предшествовал нашей свадьбе!

– Но ведь для этого не обязательно было его видеть!

– Замолчи, Рик! Не смей меня оскорблять!

– Оскорблять? Ты спала с ним, а всем нам лгала!

У Кристин ослабели ноги, и она села, не в силах оторвать взгляд от лица Рика.

– О чем ты говоришь? – выдавила она из пересохшего горла. Ей казалось, что она участвует в каком-то дешевом спектакле. Обвинения Рика были настолько нелепы и дики, что после секундного столбняка Кристин взорвалась: – Ты кретин! Идиот! Псих с больной фантазией!

– Ты хочешь сказать, что между тобой и Алексом ничего не было?

Рик схватил Кристин за плечи и с силой тряхнул. Она не сделала попытки вырваться, только молча смотрела на Рика, вложив в этот взгляд все, что она думала о нем и его больной фантазии.

– Скажи мне, Кристин! – Он снова тряхнул ее.

– Да как только тебе такое в голову пришло?!

– Алекс сам мне намекнул!

– Алекс? Алекс намекнул тебе?! – Кристин попыталась сбросить руки Рика, но ей не удалось. Жизнь постоянно испытывала ее на прочность, но это уже был явный перебор! – Тогда иди и сам разбирайся со своим Алексом! И если это все, что ты хотел мне сказать, то...

– Ты была с ним в патио накануне свадьбы!

– Была, ну и что? Мы просто разговаривали!

Кристин не стала ничего отрицать, а глаза ее горели таким негодованием и праведным гневом, что Рик впервые усомнился в сделанных выводах. Но вечер накануне свадьбы всплыл в его памяти так отчетливо, словно все произошло только вчера. И вместе с этими воспоминаниями всплыла боль, такая огромная, что едва не затопила его. Рик сделал над собой усилие, прогоняя пелену, которая всегда застилала ему вполне очевидные вещи.

Он подслушал часть разговора, и услышанное показалось ему весьма убедительным доказательством. Но он не слышал разговор дословно – вот в чем было дело! Он ухватил только те слова и фразы, которые Алекс произносил достаточно громко. В груди Рика разлилась волна холода от дурных предчувствий.

– Рик! Я хочу уйти! – ворвался в его сознание голос Кристин.

Рик открыл глаза, отметив стиснутые руки, неловкую позу, трагический излом бровей и безмерное страдание в зеленых, как омут, глазах. Теперь это были омуты боли.

– Зачем ты встречалась с ним?

– Он сказал, что ты зовешь меня.

– Но меня там не было!

– Да, но узнала я об этом позже. Я хотела уйти, но Алекс сказал, что ему нужно со мной серьезно поговорить.

– О чем вы разговаривали?

– Судя по твоим же словам, этот разговор не является для тебя секретом! И я даже представить боюсь, что именно взбесило тебя больше всего и заставило составить обо мне такое мнение... Может быть, то, что я заявила Алексу, что ты один нужен мне и что я не собираюсь из-за его глупых слов отказываться выходить за тебя замуж?! – В голосе Кристин звенели слезы, они не могли быть притворными – Рик понял это совершенно отчетливо.

– Кристин, пожалуйста, это очень важно, ты должна вспомнить тот разговор.

Если бы он стал приказывать, настаивать, она послала бы его ко всем чертям, но в голосе Рика звучали почти умоляющие нотки. Она расскажет Рику, раз он этого хочет, а потом уйдет, и ей абсолютно безразлично, поверит он ей или нет. Кристин собралась с духом, чтобы выдержать это последнее испытание.

– Это был странный разговор. Сначала Алекс нес какую-то ахинею вроде того, что вы с ним друзья и он хочет как лучше. А когда я попыталась уйти, он неожиданно схватил меня за руку. Он сказал, что это было всего лишь предисловие и сейчас он готов к этому разговору...

– Ты можешь дословно вспомнить, что он тебе говорил?

– Рик, к чему эти расспросы?

– Пожалуйста, Кристин! У меня ощущение, что... – Рик умолк, не зная, как сказать ей это. Что они оказались в чьей-то хитроумной ловушке? Что кто-то все это подстроил? Рик и сам до конца еще не верил в это, но странное ощущение какой-то непоправимой ошибки охватило его. – Пожалуйста, постарайся вспомнить.

Кристин коротко и невесело усмехнулась. Она не видела смысла снова копаться в прошлом, именно в этом прошлом, где ее светлые надежды и мечты в мгновение ока самым непостижимым и от этого еще более страшным образом превратились в дым. Она строила замки на песке...

– Ты говоришь загадками. Я ничего не понимаю. Но я попробую вспомнить. – Кристин прикрыла глаза, припоминая подробности разговора полугодовой давности. – Алекс сказал, я не совсем понимаю, что собираюсь завтра совершить. Сказал, что я ребенок, которому сейчас нужна защита и поддержка. А у тебя своя жизнь, ты популярен у женского пола, – Кристин слегка порозовела, но не опустила глаз, – и когда-нибудь я все равно узнаю про эти похождения. И это причинит мне боль и разрушит мою семейную жизнь. В итоге он заявил, что я должна отказаться от брака с тобой. Что для меня больше подходит он сам. Господи, он сказал, что хочет, чтобы я вышла замуж за него, что он хочет ребенка... И хотя он не так богат, как ты... – Кристин запнулась, – он вполне сможет обеспечить достойную жизнь мне и нашему будущему ребенку. Вот и все.

«Ребенок... узнает про похождения... это разрушит твою семейную жизнь, тебе следует отказаться от этого брака... Я постараюсь обеспечить достойную жизнь тебе и нашему будущему ребенку...» – вот что Рик услышал. Эти слова жгли его словно каленым железом полгода. И что он должен был подумать, особенно после того, как Ирена намекнула ему, что Кристин вовсе не так наивна и невинна, как он считает, а ее одинокие прогулки вовсе не были одинокими?

– Ребенку... Почему он заговорил про ребенка?

– Ты спрашиваешь об этом меня? Я вообще решила, что он разыгрывает меня. Весь этот разговор был таким наигранным и... диким. Не мог Алекс внезапно воспылать ко мне любовью и решить немедленно завести семью! Он даже говорил как-то странно. Он то повышал голос, то переходил на какую-то невнятную скороговорку, так что я едва разбирала слова. А когда он закончил свою речь, я сказала, что не собираюсь менять свои планы и завтра стану твоей женой.

Алекс закончил свою продуманную речь, и дело было сделано. Но он должен был быть совершенно уверен, что Рик будет рядом и услышит выделенные фразы. Ирена сказала ему, что Алекс назначил Кристин свидание!

– Ирена сказала... – пробормотал Рик, пытаясь уложить разрозненные кусочки мозаики в общий рисунок, но Кристин услышала.

– Подожди... – Она слабеющей рукой схватилась за подлокотник. – Я ничего не понимаю... При чем тут еще и Ирена?

Ирена сказала о свидании, осторожно намекнула, что Кристин вроде бы беременна от Алекса, а остальное Рик додумал сам: что он добровольно сунул голову в петлю, сделав ей предложение, и Кристин воспользовалась этим. Алекс совсем не богат, ему нет места даже на семейном ранчо... Разве могла она упустить возможность выйти за Рика?!

Все это, включая собственные подозрения насчет ее лицемерия и корыстных соображений, ему пришлось выложить Кристин.

– Значит, ты поверил Ирене... – начала Кристин неестественно спокойным голосом, но ее пальцы уже смяли край пледа, накинутого на диван.

– Она была чертовски убедительна. – У Рика был злой и одновременно несчастный вид.

– Убедительна?

– Все сходилось один к одному! – сказал он и тут же понял, что зря это сказал.

– Сходилось? Что сходилось? – Кристин подумала, что сейчас точно не выдержит и рухнет замертво. – Как ты мог... как ты мог поверить во все это... Во весь этот... – Она никак не могла подобрать слов. – Во всю эту ложь! – выкрикнула она наконец.

– Ирена сказала, что ты захочешь избавиться от ребенка, и в это время ты попадаешь в больницу!

Кристин чувствовала, что сейчас взорвется от гнева и возмущения!

– Да, я попала в больницу с аппендицитом. Юджин пытался тебе дозвониться, но не смог! – Кристин вспомнила, как ждала Рика, и едва не разрыдалась.

– С аппендицитом? – растерянно переспросил Рик. – Что ты говоришь? Этого просто не может быть!

– Выкради мою медицинскую карту! Проверь оплаченные счета! Расспроси свидетелей или примени свои грязные трюки! Думаю, опыта у тебя в подобных делах достаточно!

– Кристин... – Рик знал, что не сможет ей сказать, что Юджин дозвонился до него и сообщил, что Кристин в больнице. И, как только Рик это услышал, в его голове словно щелкнул выключатель, и он уже не понимал, что Юджин ему говорил дальше.

Он думал о том, что Ирена была права: Кристин решила избавиться от ребенка... Страшная боль скрутила его, так что Рик едва не согнулся. «Ты приедешь?» – кажется, уже не в первый раз спрашивал Юджин. «Нет», – хрипло ответил Рик и положил трубку.

Было ли это роковым совпадением, или Ирена каким-то образом узнала о том, что Кристин оказалась в больнице, и решила использовать информацию в собственных грязных целях – сейчас не имело никакого значения. Рик запустил пальцы в волосы. Клубок немыслимой интриги распутывался, с каждым витком боль усиливалась, и вот теперь она стала совершенно невыносимой.

После слов Ирены и полученных «доказательств» для него все сложилось в единую схему, в которой не было места другой теории и иным доказательствам. Вина Кристин состояла лишь в том, что она оказалась в хитроумно устроенной ловушке, где все было продумано и предопределено. Он, успешный бизнесмен, стратег и провидец, оплошал, ударил в грязь лицом, попавшись на удочку девицы, которую считал существом недалеким и неумным.

– Я, пожалуй, пойду, – дрожащим голосом сказала Кристин.

Рик даже не мог взглянуть ей в глаза. А потом он почувствовал, что остался один. Совсем один...

18

На подгибающихся ногах Кристин добралась до своей комнаты. Голова болела и пылала так, словно ее сдавили огненным обручем. Она знала совершенно точно, что Рику в самое ближайшее время придется пересмотреть свои взгляды на некоторые вещи. И она была уверена, что он больше не сможет ненавидеть ее, как раньше, но при этом не испытала облегчения – слишком много на нее свалилось, слишком много душевных сил понадобилось для этого разговора, открывшего наконец истину... Теперь хотя бы она могла понять, почему оказалась в этой ссылке.

Теперь горела не только голова, но и все тело. Кристин нашла только одно решение этой проблемы – она залезла в душ. Это отчасти помогло: прохладная вода освежила пылающее тело, но голова продолжала гореть, а мысли ворочались в ней, как раскаленные в доменной печи тяжелые болванки.

Она хотела ненавидеть Рика за то, что он сделал. Разве он думал о том, на что обрекает Кристин, оставляя ее в этом чужом доме одну? Кристин хотелось бы верить в то, что он не осознавал этого полностью... Ей не на кого было надеяться, не к кому обратиться, не у кого попросить помощи. В первый день она просто просидела в комнате, бессмысленно глядя в стену. Боль и отчаяние заполняли ее душу. Они были так велики, что остальным чувствам просто не хватало места. Потом пришло ощущение одиночества и безысходности. Она совершенно не знала, что станет делать дальше, как и на что будет жить.

Юджин и Мариза, ее ближайшие соседи, чье появление в ее жизни казалось Кристин случайным, помогли ей справиться с одиночеством, подарили ей тепло дружбы и всегда приходили на помощь в трудных ситуациях. Хотя потом оказалось, что их встреча была подстроена и Юджин шпионил для Рика! Кажется, в мире Кристин больше не осталось постоянства и стабильности, и опять же в этом была вина Рика. Но Кристин по-прежнему не могла его ненавидеть и даже более того – она принялась искать оправдание его поступкам!

Рик просто человек, и он не властен над некоторыми обстоятельствами. Будь она на месте Рика, нашлось бы у нее столько сил, чтобы поверить в невиновность при таком количестве роковых совпадений и отягчающих обстоятельств? Вряд ли, не стоит и надеяться, это был идеальный план... Кристин вспомнила собственные неясные опасения, когда ей казалось, что кузены что-то готовят. Слишком уж пристальное внимание уделял ей Алекс, а Ирена – Рику, каждый участник этого дуэта мечтал получить свое и добиться этого любой ценой. Ирена – это понятно. Стать миссис Риккардо Ромеро – ее заветная мечта, которую красавица лелеяла несколько лет. А вот Алекс... Хотел ли он просто позабавиться, или отомстить таким образом Рику за собственные неудачи, заставив его страдать... Кристин как-то не верилось, что Алекс способен на серьезные чувства.

И теперь, вспоминая реакции Рика, она поняла, что он просто не мог испытывать каких-то иных чувств, кроме тех, что поселились в нем после того, как идеальный план Ирены и Алекса сработал.

Стоя под прохладными струями, Кристин совершенно замерзла. Она выбралась из душа, сняла с крючка полотенце, распахнула дверь и... увидела Рика. Она была так потрясена его присутствием в своей комнате, что только через пару мгновений смогла сообразить, что к чему, и кое-как обмотала полотенце вокруг себя. В спешке она никак не могла закутаться в него хорошенько и едва не стонала от досады. Все это время Рик неподвижно и молча стоял напротив нее. Кристин набросилась на него:

– Тебя что, не учили стучаться?

– Учили. Я только что вошел и не думал, что ты принимаешь душ.

– Зачем ты пришел?

– Нам нужно поговорить.

– Нет, Рик, не нужно. Я рада, что мы все выяснили. Теперь я могу уехать со спокойной душой.

– Уехать? – как эхо повторил он.

– Надеюсь, ты не собираешься удерживать меня здесь силой?

– Нет. – Его голос стал совершенно бесцветным. – Но прежде, чем ты уедешь, нам нужно поговорить.

Вот упрямец!

– Прямо сейчас? – осведомилась Кристин, но, похоже, Рик не понял ее намека.

– Если хочешь. – Он уселся в кресло.

Кристин хотела сказать, что сейчас, когда она едва прикрыта полотенцем, а с мокрых волос капает вода – это не самое подходящее время. Но потом Кристин рассудила так: чем быстрее это произойдет, тем скорее она будет свободна. Она вытащила из шкафа банный халат, надев его поверх полотенца, и замотала голову другим полотенцем.

– О чем ты хотел поговорить?

– Присядь...

Кристин нехотя села на краешек кровати.

– Кристин, я даже представить не могу, что ты сейчас чувствуешь. Думаю, после этого разговора многое встало на свои места, в том числе почему... я так поступил с тобой. Но, Кристин, ты должна меня понять!.. Господи, что я говорю?.. Я даже не смею просить тебя о прощении...

Ладони Кристин оказались в его сильных ладонях, и Рик осторожно погладил тонкие пальцы. От этого прикосновения Кристин вздрогнула.

– Прости. – Рик разжал пальцы.

Их глаза встретились, и Кристин невольно замерла: в его глазах было столь

– Рик, я думаю, что выяснять отношения теперь – это уже неактуально...

– А мне кажется, что это сделать никогда не поздно... – проговорил он в ответ, наклоняя голову. Почему-то она безошибочно поняла, что так просто он не отступится. – Я знаю, что ты была неравнодушна ко мне.

– Это действительно так, – тихо произнесла она. Кристин была уверена в том, что все кончено, и она испытала непреодолимую потребность открыться, рассказать о том, что долго хранила в себе. Финальная исповедь для облегчения душевных мук... Только вряд ли на самом деле их можно облегчить! – На самом деле я любила тебя, Рик... Любила по-настоящему. Но Алекс все же оказался прав – мне не стоило соглашаться на этот брак. Прости, я совершила эту ошибку!

Рику очень не понравилось слово «любила», употребленное в прошедшем времени. Он должен вернуть Кристин, пока не поздно. Если уже не поздно! Они должны выпутаться из этой ловушки, доказать себе и всему миру, что их чувства так сильны, что ничто и никто не сможет разлучить их!

– К черту Алекса! – зарычал Рик. – Не было никакой ошибки, наш брак не был ошибкой!

– А как еще можно его назвать, если тебя фактически вынудили сделать мне предложение?

– Никто меня не вынуждал.

– Но я же помню... И сеньор Габриель позвал тебя в свой кабинет...

– Да, он позвал. Но я сообщил папе, что собираюсь жениться – конечно, при условии, что ты согласишься! – до того как он успел рот открыть.

– Нет... Этого не может быть... Зачем ты мне это говоришь сейчас, Рик?

– Затем, что я люблю тебя, Кристин. Я не знаю, достоин я твоей любви или нет. Скорее недостоин, но это решать тебе. Но все это время я любил тебя и страдал так, словно кто-то по капельке выпивал мою кровь. Я уверил себя в том, что ты предательница, которая пыталась использовать меня, но все равно не мог разлюбить. Я сгорал от ревности, думая, что ты принадлежала Алексу, что ты выбрала его, а не меня! Господи, эти полгода я был в аду, ибо страшнее этого наказания трудно было что-то себе представить. Наверное, только то, что я заставлял и тебя мучиться... Кристин... если ты можешь... умоляю... Дай мне еще один шанс!

– Рик, я... – По щекам Кристин покатились слезы, а голос из-за волнения пропал.

Рик решил, что она отказывает ему, и его глаза потухли, а плечи сгорбились. Тридцатилетний мужчина, полный сил, стал похож на высохшего старика. Невидящим взглядом он уставился в стену перед собой.

– Наверное, я это заслужил, – прошептал он.

– Рик, я дам тебе этот шанс! – выпалила Кристин и схватила его за руки.

– Повтори! – встрепенувшись, потребовал он, перехватывая инициативу и так сжимая руки Кристин, что косточки едва хрустнули.

– Я дам тебе этот шанс. Но, пожалуйста... Пожалуйста... не поступай так больше, потому что я не смогу еще раз пережить...

– О господи! – взмолился Рик, обнимая Кристин и целуя ее влажные от слез щеки, глаза, лоб, губы. – Прости меня, дорогая, прости меня... Обещаю, что никогда не посмею обидеть тебя!

Кристин обхватила Рика так крепко, как только могла, но и этого ей показалось мало.

Их объятия были крепки до боли, а поцелуи – лихорадочными, словно это было последнее, что отпущено им в жизни. Но в какое-то мгновение Рик отстранил Кристин и замер сам. Он дрожал и был таким горячим, словно вчерашняя простуда вновь с ожесточением набросилась на него.

– Рик, – испугалась Кристин, – что с тобой?

– Кристин, – прошептал он после целой вечности молчания, – Кристин, я не могу... Я хочу, но не могу... Действительно не могу сдержаться. Это выше моих сил... Я хочу тебя, Кристин...

– Так чего же мы ждем?

– Ты... действительно...

– Господи боже, это самое длительное ожидание брачной ночи во всей истории человечества! – произнесла Кристин, и, несмотря на шутливую окраску, голос ее дрожал. – Мы очень долго ждали, Рик. Не медли больше...

Рик со стоном притянул ее к себе и впился в губы жены хищным и голодным поцелуем.


– Ты плачешь, Кристин? – испуганно спросил Рик.

– Иногда я плачу от счастья. – Она шмыгнула носом и спрятала лицо на его груди.

– Чтобы стоить твоих слез, это счастье должно быть просто огромным.

– Оно гигантских размеров, – подтвердила Кристин и поняла, что Рик улыбается.

– Я безумно счастлив, что это так. – Его руки еще крепче обхватили теплое и податливое тело Кристин, и впервые за полгода он почувствовал себя абсолютно счастливым. Это гигантское счастье было одно на двоих. – Я люблю тебя, Кристин... Я обязательно сделаю тебя счастливой. И начну с сегодняшнего дня.

– По-моему, ты уже начал, – промурлыкала она. – И это начало было превосходным. Даже страшно подумать, что ждет меня дальше.

– Страшно? – усмехаясь, переспросил Рик.

– Страшно интересно и очень захватывающе... Очень, очень захватывающе... – Кристин принялась целовать Рика.

Все началось, как игра, но уже через минуту Рик тяжело дышал, и от дальнейших действий его удерживала одна только мысль, что он не показал Кристин свой сюрприз.

– Кристин, остановись.

– Тебе не нравится?

– Я с трудом удерживаю себя в руках, – почти мрачно сообщил он. – Но сначала... сначала это...

Кристин с недоумением наблюдала, как Рик свешивается с кровати, достает и открывает ноутбук.

– Что это? – спросила она, глядя на экран.

– Это наши билеты. Рим, Венеция, Париж, Лондон... Думаю, ты не откажешься от свадебного путешествия, хоть оно и сильно запоздало? Я хотел бы тебе подарить весь мир, все, что ты захочешь...

– У меня уже есть то, что я хочу. Это ты. Я люблю тебя, Рик.

– Кажется, на этом моя выдержка иссякла! – провозгласил Рик и поспешил сбросить ноутбук на пол.

Кристин тихонько рассмеялась.

И почему она решила, что чудес на свете не бывает? Вот оно, стопроцентное чудо! А впереди – только счастливое будущее и еще множество других чудес!


Купить книгу "В ожидании чуда" Стрейн Алекс

home | my bookshelf | | В ожидании чуда |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 4
Средний рейтинг 4.8 из 5



Оцените эту книгу