Книга: В сладком плену



Валери Шервуд

В сладком плену

Под толстым одеялом океана,

Зарыв бушприты гордые в песок,

Морскою солью промывая раны,

Ждут каравеллы, что придет их срок.

Свершится чудо, вознесутся к волнам

И поплывут, как прежде, под луной,

Неся вино и злато в трюмах полных,

И чайка резко крикнет за кормой.

Так выпьем за людей, что в вечном море

Нашли могилу, и помянем тех,

Кто ждал на берегу, с судьбою споря.

И кто делил их боль, и соль, и грех.

Валери Шервуд

Пролог

Остров Тортуга. Лето 1688 года

— Келлз, не подходите, — сказала девушка, когда буканьер шагнул к ней.

Тот замер на месте, и лунный свет упал на его суровое лицо с прищуренными серыми глазами. Он был красив, высок, в белоснежной рубашке с широкими рукавами, расстегнутой па груди и подчеркивавшей его загар; у крепкого бедра небрежно болталась абордажная сабля, угрюмое выражение лица не сулило ничего хорошего.

— Почему же именно я остался не у дел? — вызывающе спросил Келлз. — Раз вы готовы предложить себя этим негодяям…

Девушка растерянно смотрела на буканьера, позабыв о том, что стоит перед ним в одной тонкой ночной рубашке.

— О чем вы говорите? Я никому себя не предлагала.

— Да? На кого же тогда бросали монету Череп с О'Рурком? Разве не на вас?

— Они бросили монету, чтобы решить, кому из них везти меня. — Девушка покраснела. — Вы же отказываетесь это делать.

Келлз снова шагнул к собеседнице, заставив ее испуганно попятиться. В недоброй улыбке сверкнули ровные белые зубы.

— Вы не смеете меня обвинять! Они пообещали отвезти меня куда пожелаю.

— Пообещали? И вы им поверили?

— А почему бы и нет? — спросила она, сбитая с толку угрозой, прозвучавшей в голосе буканьера.

— Вы согласились на матлотаж! — взорвался тот. — Неужели вам не известно, что это такое?

По правде говоря, она не понимала, о чем идет речь, хотя ни за что бы не согласилась признаться в своей неосведомленности.

— Конечно, известно. — Девушка вскинула голову, и лунный свет превратил ее волосы в каскад белого золота, падающего на округлые плечи. — Это… какое-то испанское слово, которое означает «делить металл». Я обещала им золото…

— Чье золото? — прервал ее Келлз.

— Доньи Эрнанды, конечно. Правда, у нее самой нет, но она может достать. — Видя, что Келлз приближается, девушка отступила за большое кресло. — А поскольку оба предложили мне помощь, то имели право делить золото, то есть металл.

По-моему, так, — неуверенно закончила она, проклиная себя за то, что сразу не выяснила у О'Рурка значение непонятного слова «матлотаж».

— Делить металл… — озадаченно пробормотал Келлз. — Но ведь «матлотаж» — французское слово, Кристабель, а не испанское. Матлотаж — это старинный обычай буканьеров, которые подолгу страдают без женщины. И они берут жену «по-матросски». Двое бросают монету, кому жениться на девушке. Проигравший в утешение получает ее первым.

Девушка чуть не схватилась за голову. Так вот что означала кривая усмешка Черепа: «Ты проиграл!» — и торжество О'Рурка, прячущего монету в карман: «Нет, черт побери, я выиграл!» Вот почему его зеленые глаза с такой жадностью оглядывали ее фигуру в шелковом платье с глубоким вырезом на груди. Боже правый! Неужели те буканьеры думали, что она согласилась выйти замуж за одного из них?

— Кажется, вы еще не все поняли, Кристабель, — холодно произнес Келлз. — Если два приятеля хотят одну женщину и она согласна на матлотаж, то один берет ее в жены и остается с ней, пока второй находится море. Во время отсутствия супруга его место занимает второй, а потом они снова меняются местами. И так далее. Второго называют по-французски matelot, то есть матрос. Это давний обычай у буканьеров.

Когда ужасный смысл ее опрометчивого поступка дошел до Кристабель, она почувствовала, что сейчас упадет. Значит, те два разбойника посмели думать… Девушка оперлась на спинку кресла.

— Господи, я не хотела… не поняла, — в ужасе бормотала она.

— Вы так спешили убежать с О'Рурком и Черепом… А он» собираются поделить вас.

— Они не посмеют!

— И кто же их остановит? — тихо спросил Келлз.

Ей хотелось закричать, но она только прошептала:

— Вы… не станете вмешиваться? О, Келлз, неужели вы отдадите меня им?

Серые глаза холодно изучали ее, и Кристабель не подозревала, какие муки испытывает суровый буканьер. «Отдать ее? Да сначала им придется меня зарезать!» — думал Келлз, понимая, что ради нее сам готов придушить кого угодно. Однако ей не следует знать о его чувствах, иначе эта заносчивая Серебряная девушка быстро осознает свою власть над ним.

Когда он заговорил, его ответ прозвучал для Кристабель пощечиной:

— Значит, вы готовы признать, что принадлежите мне?

— Нет-нет! Я не то имею в виду! Я хочу… хочу сказать, что вы могли бы притвориться…

— Я не стану притворяться. Или они, или я. Выбор за вами, Кристабель. Обещаю освободить вас от них, но только если вы добровольно придете в мою постель.

Девушка похолодела. Он и впрямь допустит такую ужасную вещь, этот матлотаж, если она не уступит!

— Я сделаю то, о чем вы просите, — наконец чуть слышно произнесла Кристабель.

Воцарилась тишина, которую нарушал только шум морского прибоя. Даже луна, древний и мудрый спутник влюбленных, деликатно скрылась за облаком, оставив их наедине в благоухающей темноте самого опасного места на свете, на Тортуге, цитадели берегового братства.

«Боже милостивый, как я могла сказать такое? — удивлялась Кристабель. — Да еще после всего, что произошло?»

Когда молодой капитан буканьеров погладил ее по обнаженному плечу, она вдруг на краткий миг словно опять стала Каролиной Лайтфут, беззаботной четырнадцатилетней девочкой, живущей в американских колониях на Восточном побережье, в Виргинии.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

КРАСАВИЦА АМЕРИКАНКА И АНГЛИЙСКИЙ ЛОРД

Платьем твоим играет бриз,

Кони несут нас в Мэрридж-Триз.

Двадцать миль из конца в конец,

Лес этот — храм влюбленных сердец!

Глава 1

Восточное побережье, Виргиния Усадьба Фарвью 1685 год

Надвигалась гроза, и Каролина помогала слугам поскорее управиться с развешанным бельем. Сделав передышку, девочка посмотрела на север, в сторону Мэрридж-Триз. Она знала, что там, за лугами, за качающимися на ветру соснами, за горизонтом, над которым ползли мохнатые тучи, была полоса вековых дубов, обозначающая границу между Виргинией и Мэрилендом. И там, уже на мэрилендской стороне, под этими дубами сидели пасторы и судьи, поджидая влюбленные пары с юга, мчащиеся к ним, чтобы пожениться.

В эту минуту Пенни скачет к границе на лучшем жеребце из отцовской конюшни, а рядом с ней ее долговязый парень.

Каролина представила, как старшая сестра еще до рассвета потихоньку выбиралась из дома в одном шелковом платье, захватив с Особой только легкую шаль да корзинку с завтраком. Два дня назад, когда любящие сестры вручили ей все свои сбережения. Пенни обрадовалась: «Теперь мы с Эмметом сможем купить все необходимое».

И сегодня они с самого утра прикрывали бегство Пенни, но, как и следовало ожидать, отсутствие старшей дочери вскоре было замечено. Слуги обыскали весь дом, пристройки и окрестности, после чего родители заподозрили худшее, ведь их супружеская жизнь тоже началась с бегства в Мэрридж-Триз. И вот спустя двадцать лет разъяренный Филдинг Лайтфут, теперь уже отец пяти дочерей, в сопровождении лучших наездников с плантации Фарвью мчался на взмыленной лошади за беглецами вдоль узкого полуострова, отделяющего Чесапикский залив от Атлантического океана.

Каролина всей душой желала, чтобы сестра с Эмметом успели произнести клятву супружеской верности и затеряться на просторах Мэриленда, прежде чем отец догонит их, в противном случае он выпорет Эммета кнутом. Таков у него характер, к тому же рыжеволосая Пенни — его старшая и любимая дочь.

Каролине и самой вдруг захотелось помчаться на лошади к Мэрридж-Тризу. В последнее время она часто замирала, когда бледное сияние луны превращало знакомые пейзажи Восточного побережья в романтические картины необычайной красоты. И хотя она была только в начале пути, который зовется взрослением, сладкое волнение, такое же древнее, как сама природа, уже тронуло ее сердце подобно манящей песне сирены.

А недели две назад Каролине приснилось нечто удивительное. В разгар дневной жары она заснула прямо в гамаке, поскольку накануне всю ночь читала интересный роман под названием «Жена внаем», который тайком одолжила у своей подруги Салли Монтроз. Та успела запастись подобной литературой, пока училась в Лондоне.

Жара плыла над раскаленной землей, все звуки на плантации смолкли, как будто тоже устали, и Каролина, раскинув влажные от пота волосы поверх вытянутой руки, быстро уснула.

Ей снилось, что она плывет одна, совсем голая, в теплом синем море, а потом выходит из воды на белый песок с розовыми ракушками, чтобы обсохнуть. Ее платье унес ветер, но это не имело значения. Едва солнце осушило кожу, она надела прозрачную рубашку и села, зарыв ноги в горячий песок. Пальмы на отдаленных утесах махали ей своими ветками, стая коричневых пеликанов ринулась с высоты к воде, по белому песку к ее ногам заковылял рак-отшельник.

Но Каролина смотрела только на человека, причалившего к берегу. Он перепрыгнул через борт шлюпки и решительно зашагал в ее сторону. На солнце его волосы отливали золотом, глаза цвета морской волны приветливо глядели на нее. Каролину не удивила ни роскошь его щегольского камзола, расшитого золотом, ни крупная жемчужина, покачивающаяся в ухе незнакомца, ни равнодушие к ее наготе, прикрытой лишь тонкой рубашкой, поскольку во сне такие вещи кажутся вполне естественными.

— Я знал, что найду тебя здесь, — произнес незнакомец.

Каролина не смогла ответить, только протянула к нему руки, и он пришел в ее объятия, словно это тоже было вполне естественным. Губы незнакомца, скользнув по ее шее, прижались к упругой маленькой груди, нетерпеливые пальцы развязали тесемки, и тонкая рубашка упала к ногам Каролины, чего та даже не заметила.

— Я ждала тебя, — ответила она, как будто голос свыше дал ей знать, что этому человеку назначено стать ее возлюбленным, а трепет предвкушения у нее внутри и есть любовь.

Но тут в сон ворвался голос Вирджинии, которая звала сестру ужинать.

Каролине страшно не хотелось расставаться с удивительным сновидением, поэтому она еще долго лежала в гамаке, думая о жизни, о любви, о будущем. О человеке, вышедшем из моря, чтобы найти ее. Об идеальном герое, который однажды непременно отыщет ее и даст ей счастье на всю жизнь.

С тех пор Каролина постоянно думала о человеке из сна и всегда называла его золотым незнакомцем.

На прошлой неделе ей даже показалось, что она видела своего золотого незнакомца на балу у Радклиффов в Йорктауне, куда они поехали всей семьей. Ее мать, необычайная красавица, неизменно появлялась в обществе, гордо расправив плечи, ибо в этом городе живут родственники мужа, вернее, жили. Родители Филдинга умерли прошлой зимой, так и не приняв сумасбродную Петицию Рэндолф, а та, в свою очередь, предпочла не иметь никаких отношений с ними.

Закончилось все тем, что старый Лайтфут не преминул нанести последний удар, как говорится, из-за гробовой доски, сделав наследником младшего сына Даррена, а о вражде Летиции с братом ее мужа говорили все кому не лень, ведь даже на многолюдных раутах высокомерная госпожа Лайтфут не упускала случая высказать Даррену пренебрежение и, гордо подняв аристократический подбородок, проходила мимо, не замечая его.

Именно в такой момент, следуя за своей царственной матерью, Каролина и увидела незнакомца. Его золотые волосы словно притягивали свет всех горевших в зале свечей, отчего казались сверкающим нимбом.

У Каролины даже захватило дух. Но когда человек повернулся, то выяснилось, что это лишь долговязый Джимми Радклифф, вечно путающийся в собственных ногах и ужасно косноязычный в присутствии девушек.

Разочарованно вздохнув, она отправилась выпить холодного сидра или фруктового пунша; стоя с бокалом, думала:

«Ничего, в другой раз. Когда-нибудь!..»

На противоположном конце зала Каролина увидела мать, снова танцующую со своим бывшим предметом страсти и дальним родственником Сэнди Рэндолфом, а также отца, который, успев изрядно напиться, угрюмо смотрел на жену.

Воспользовавшись тем, что родители заняты собой, сестры Лайтфут не теряли времени даром. Пенни улизнула в сад, чтобы повидаться с дорогим Эмметом и обговорить последние детали побега. Вирджиния, которой мать строго-настрого запретила объедаться сладким, отошла в сторонку и, пока никто не видел, поглощала пирожные, которых немало поместилось на ее десертной тарелочке. Каролина была погружена в мечты о своем золотом незнакомце.

Поскольку они ночевали у Радклиффов, то на следующее утро Каролина стояла перед матерью, глядя, как та старательно укладывает волосы.

— По-моему, кто-то стучит? Да, так и есть. — Петиция указала щеткой на дверь. — Ты не могла бы посмотреть, Каролина? А то, похоже, никто не собирается открывать. Сэнди Рэндолф обещал заехать за мной. Так мило с его стороны, не правда ли? Я призналась ему, что в последнее время редко выбираюсь на прогулку.

Каролина побежала вниз. Она знала, что у элегантного, улыбчивого Сэнди Рэндолфа сумасшедшая жена, но в обществе ходили слухи о его романе с Петицией Лайтфут.

Будучи еще совсем маленькой, Каролина гостила в Уильямсберге у тетушки Пет и однажды, сидя у окна в Зеленой гостиной, слышала, как тетя, прикрывая лицо веером, тихо говорила своей знакомой, что родителям Петиции не следовало доводить дочь до необходимости бежать с Филдингом Лайтфутом. Своими недовольными высказываниями и попытками насильно выдать ее за старого вдовца они превратили невинное девичье увлечение очаровательным кузеном Рэндолфом в открытое неповиновение родителям. И пострадали все. Почему они не могли подождать, пока красавица Летти не устанет от своей привязанности к женатому человеку? В конце концов она бы все равно вышла замуж. Но тогда хотя бы Филдинг благополучно женился на мисс Брамвей, которая сходила по нему с ума. А Летти могла бы стать прекрасной женой любому из местных плантаторов. Любому, только не Филдингу. Ему нужна женщина, похожая на виноградную лозу, чтобы послушно склоняла хорошенькую головку, поддакивала каждому его слову, но уж никак не Петиция, готовая спорить до конца, если с чем-то не согласна. И что из этого получилось? Два сильных характера никак не могут ужиться, до сих пор еще не поладили, их препирательствам нет конца!

В тот день Каролина с любопытством поглядывала на Сэнди Рэндолфа, который ехал верхом на большой серой лошади под окнами тетушкиного дома. Высокий и красивый, он держался в седле с грацией истинного наездника. Настоящее имя Рэндолфа было Лизандр. Его мать, весьма образованная дама, читавшая по-гречески и по-латыни, всех сыновей назвала именами героев Эллады. Как и те герои, все ее сыновья погибли, став жертвами индейских набегов, во время которых на еще не укрепленных западных границах Виргинии сгорели их дома и погибли все домочадцы. Та же участь постигла и их мать. Остался только Сэнди, получивший свое прозвище за необычайно светлые волосы.

В юности они были у него почти белыми, как песок на берегу, но со временем стали походить на белый металл.

Когда любопытные глаза маленькой Каролины изучали всадника из окна тетушкиной гостиной, его волосы неожиданно блеснули на солнце, словно рыцарский шлем, ибо в тот момент Сэнди повернул голову в сторону их дома и приподнял шляпу. Наверное, приветствовал кого-то, возможно, ее мать, вышедшую в сад прогуляться среди благоухающих цветов.

«Жилось бы ей счастливее с Сэнди?» — подумала девочка. Даже ребенок мог заметить волнение Петиции, когда та оказывалась в одной комнате с Рэндолфом. Ее темно-голубые глаза вспыхивали, она горделивее, чем обычно, несла свою красивую голову.

В детской головке Каролины выбор матери был как-то связан с цветом волос Сэнди. Девочка считала, что если бы ее светловолосая мать вышла замуж за блондина, то все у них стало бы хорошо. Так же как у темноволосого Филдинга Лайтфута и жгучей брюнетки Аманды Брамвей, которая сходила по нему с ума. И тогда не возникло бы никакой войны между ее родителями.

Эта мысль так прочно засела у нее в голове, что Каролина стала испытывать неприязнь ко всем темноволосым мужчинам.

Петиция вернулась с прогулки веселая, разрумянившаяся и была встречена грозным окриком мужа:

— Тебе непременно требуется скандал, Летти!

Филдинг бросился к жене, грубо отпихнув с дороги Каролину и бросив на нее такой взгляд, что девочка просто оторопела. Зато на Пенни, стоявшую в дверях гостиной, он взглянул совсем по-другому. Как же это несправедливо и жестоко, ведь Каролина искренне старалась любить своего отца.

— Сегодня в таверне все умолкли при моем появлении.

Не сомневаюсь, что они болтали о твоей прогулке с Сэнди! — еще больше разъярился Филдинг.



Петиция покраснела от гнева. Ну конечно, им нет дела до событий в мире. Пусть в феврале внезапно умер Карл II, пусть со дня на день ожидается возвращение из Голландии его незаконнорожденного сына, герцога Монмута, который собирается воевать со своим дядей, недавно коронованным Яковом II. Но жителей Уильямсберга больше всего интересуют скандалы у Лайтфутов.

— Ты не можешь обвинять меня за дневную прогулку с моим кузеном! — высокомерно заявила Петиция.

— Когда я имел несчастье с тобой познакомиться, вы уже были не просто родственниками! — с горечью бросил Филдинг, поднимаясь по лестнице.

— Несчастье? — возмутилась его супруга. — Надеюсь, сплетни о твоих заигрываниях с девицей Роланд — всего лишь досужие домыслы!

— У молодой госпожи Роланд и без меня хватает обожателей, — рявкнул с верхней площадки Филдинг. — А ты, Летти, просто хочешь отвлечь меня от своего собственного поведения!

Каролина с Пенни молча смотрели, как мать, подхватив юбки, вихрем промчалась мимо дочерей по лестнице и начала молотить кулаками в грудь мужа.

— Я не позволю тебе так разговаривать со мной! — кричала она, задыхаясь от гнева. — Я не бросила тебя в самые тяжелые времена! Была хорошей женой!

Тут Филдинг утащил ее в спальню, откуда доносились только громкие выкрики.

— С какой радостью я уеду от всего этого, — сказала Пенни. — Наконец-то избавлюсь от постоянных ссор из-за мелочей, от этой ненависти!

«Дело тут не столько в ненависти, сколько в ярости, которая привела к несчастливому браку», — подумала тогда Каролина. Сначала запретная любовь матери к женатому кузену, потом отъезд Сэнди Рэндолфа и желание родителей выдать непокорную дочь за старика, а в результате ее неожиданное бегство с Филдингом Лайтфутом. Ничего хорошего из этого не вышло. У обоих слишком вспыльчивый характер и чересчур острый язык.

— И ты должна уехать отсюда. — Пенни с тревогой взглянула на младшую сестру. — Обещай, что сделаешь это при первой же возможности! Тебе нельзя оставаться здесь ни одного лишнего дня, Кэрол.

— Мне не с кем бежать, — возразила та, удивляясь горячности Пенни.

— Всему свое время. Но как только появится такой человек, не теряй ни минуты, сразу беги. Ты никогда не будешь счастлива в этом доме. Разве ты не видишь, что отец… — Пенни осеклась.

— Нет, не вижу, — ответила Каролина, встревоженная ее тоном.

— Я имела в виду… — Сестра внимательно посмотрела на нее, словно впервые осознала, как еще юна и невинна стоящая рядом девочка. — Я имела в виду эти постоянные ссоры. Тебе не кажется, что наше присутствие лишь подогревает их?

— Твое присутствие — нет, — откровенно сказала Каролина. — Но я, похоже, их раздражаю.

— Бедная маленькая Кэрол, — вздохнула Пенни, крепко обнимая сестру.

И больше они на эту тему не разговаривали.

Пытаясь ухватить отчаянно рвущуюся с веревки мокрую простыню, Каролина снова подумала о Мэрридж-Триз. Ей бы тоже хотелось убежать, только не с бестолочью вроде Эммета, а с золотым незнакомцем из ее сна.

— Ну же, Кэрол! — нетерпеливо крикнула Вирджиния. — Что ты возишься с этой тряпкой? Снимай ее поскорее и не гляди все время на север, а то мама еще больше разозлится. Из-за Пенни она уже переколотила чуть ли не половину посуды.

Летицию девочки очень боялись, хотя, может, не так, как своего красивого, но вспыльчивого и вечно сердитого отца.

Упоминание о матери подстегнуло Каролину, она быстро сдернула простыню с веревки, ветер в отместку сорвал с ее головы ленту, отчего длинные волосы разлетелись, а подол голубого платья вместе с накрахмаленной нижней юбкой задрался выше колен. Девочка принялась укрощать его, потому что из окна столовой могла смотреть мать, которая не одобрила бы такого конфуза. Петиция частенько выказывала недовольство по поводу легкомыслия дочери, столь похожей на нее в юности.

Между тем непокорная мокрая простыня никак не хотела сдаваться и безжалостно хлестала девочку прямо по лицу.

«Ну и денек выбрала Пенни», — думала Каролина, хотя все было рассчитано заранее. Сестры выбрали именно день большой стирки, которая устраивалась каждые два месяца, и все с утра до вечера занимались делом, включая Летицию. Но погода вдруг оказалась не менее ретивой, чем сердца влюбленных: с Карибского моря приближался настоящий ураган. Деревянный хозяйский дом, стоящий почти у самого берега, давно не видел ремонта, ибо Лайтфуты собирались вскоре переехать в новый кирпичный особняк, который Филдинг строил недалеко от Йорктауна.

Слуги уже развесили снятое белье на чердаке, поэтому Каролина, поднявшаяся туда со своей злополучной простыней, увидела в полутьме только Вирджи.

— Очень романтично бежать с любимым человеком, правда? — восторженно прошептала та, хихикнув от волнения.

Она была на два дюйма ниже Каролины и гораздо полнее, с синими, как у матери, глазами, но без присущего Петиции огня, а чертами лица Вирджи напоминала тетушку Пет. Столь непримечательное лицо подходило больше старой женщине, чем молоденькой девушке.

— Как жаль, что это не я убежала в Мэрридж-Триз, — вздохнула она.

— Ты еще даже не нашла себе жениха, — возразила Каролина, ошеломленно глядя на старшую сестру. Пенни, Вирджи и она всегда были заодно, младшие пока не входили в их компанию из-за своего малолетства.

— Знаю. Но все-таки умчалась бы отсюда в любую минуту! Ты слышала, как мама бьет посуду? Наверное, уже не осталось ни одной тарелки, придется нам сегодня есть из оловянных мисок. — Ветер завыл, ища какую-нибудь щелку, чтобы пробраться в дом, и Вирджи настороженно прислушалась. — В конце концов, ураган даже кстати, он помешает лошадям, и папа вряд ли сумеет догнать Пенни.

— Но ведь Пенни с Эмметом ветер тоже мешает, — заметила Каролина.

— Не забывай, они выехали раньше, когда погода еще не испортилась, — пожала плечами Вирджи, помогая сестре расправиться с простыней. — Вряд ли папа вернется сегодня, если только не простится с надеждой. Хотя ты же знаешь, он никогда не сдается.

Не успели девочки спуститься в холл, как услышали повелительный голос матери:

— Каролина, Вирджиния, идите сюда.

Дочери послушно направились в столовую, где возле обшитой сосновыми панелями стены замерли в благоговейном молчании их младшие сестры, Делла и Фло, а напротив, среди осколков посуды, стояла мать.

Летиция Лайтфут, высокая, стройная и грозная, устремила взгляд на старших дочерей. Гневное выражение ее синих глаз не шло ни в какое сравнение с кротостью взора Каролины. Даже когда та сердилась, ее глаза становились лишь немного ярче и холоднее, а сейчас она невинно смотрела на мать.

«В чем я ошиблась? — спрашивала себя Летиция. — Почему моя дочь бежала, да еще с таким никудышным мальчишкой!»

Но, может, все еще поправимо. Даже если Филдинг не успеет до венчания, то остается надежда на аннулирование брака. Ведь Пенсильвания (Петиция никогда не называла дочерей уменьшительными именами, которые они сами себе придумали), выйдя замуж в другом штате, наверняка вернется в Уильямсберг, где Эммет служит клерком.

— Вирджиния, — наконец обратилась она ко второй и теперь старшей из оставшихся дочерей, — я хочу, чтобы вы с Каролиной рассказали мне все о побеге вашей сестры Пенсильвании. — Она кивнула в сторону девочек, молча подпиравших стенку. — Делавэр и Флорида уже рассказали мне то, что знают они.

Старшая поморщилась. В свое время даже кроткая тетушка Пет возмутилась, когда племянница вместо имен для своих дочерей выбрала названия колоний. В глубине души тетушка надеялась, что девочек назовут Петула (в ее честь), Саманта (в честь матери Филдинга) или по крайней мере дадут им какие-нибудь человеческие имена. Сестры быстро переименовали себя, и только Летиция упорно называла их по-своему.

— Но я правда ничего не знаю, мама, — забеспокоилась Вирджи.

— Вздор! Конечно, знаешь!

— Нам известно, что Пенни и Эммет поехали на север, — вступила в разговор Каролина.

— Тогда вы знали о побеге, — холодно сказала Летиция.

— Но, мама, откуда нам было знать? — дрожащим голосом отозвалась Вирджиния.

Каролина бросила на сестру насмешливый взгляд и не менее холодно, чем мать, заявила:

— Да, я знала об их планах.

Вирджи от ужаса издала какой-то странный визг.

— И ты не сочла нужным предупредить меня? — Холодные синие глаза матери будто пришпилили Каролину к стенке.

— Ты была очень занята, — мужественно выпалила девочка.

— Занята? — удивилась Петиция. — По-твоему, я не нашла бы времени, чтобы выслушать известие о готовящемся побеге собственной дочери?

— В это время ты ссорилась с отцом.

— Чепуха! Я всегда с ним ссорюсь. Он даже святого выведет из себя! Так почему ты не потрудилась найти подходящий момент?

— Мы боялись вас перебивать, — решилась наконец Открыть рот Вирджиния.

— Каролина не боялась. Она похожа на меня и ничего не боится. Ну и каковы же их планы?

— По-моему, никаких планов у них не было, — не кривя душой, ответила Каролина. Ведь сестра говорила им только о намерении бежать в Мэрридж-Триз, а после венчания уехать подальше в Мэриленд и затеряться там, чтобы разъяренный Филдинг Лайтфут не смог их найти.

— Что известно тебе, Вирджиния? — повернулась к ней мать.

— Ничего, правда, — чуть не плача, сказала та.

Петиция какое-то время изучала обеих дочерей и уже мягче сказала:

— Я верю вам. Оставайтесь дома, на улице сейчас опасно.

Но сегодня вы ляжете спать без ужина и будете на коленях молиться, чтобы Пенсильванию нашли вовремя.

Каролина мигом уставилась на дубовый пол, иначе мать заметила бы непокорный блеск в ее глазах. Уж если она и станет молиться, так за то, чтобы Пенни с Эмметом навсегда скрылись от Филдинга Лайтфута!

Глава 2

Когда девочки вышли из комнаты, — Петиция повернулась к окну, размышляя над тем, что из всех дочерей одна Каролина похожа на нее. Даже не внешне, а своим отношением к жизни. Она такая же прямая, решительная. «И конечно, это принесет ей только несчастье», — вздохнула Летиция.

Тяжело иметь одних дочерей. Когда родилась последняя, тетушка Пет сказала: «Как плохо, что это не сын. Филдинг был бы доволен! Я думаю, поэтому вы с ним и не ладите…»

Тогда, лежа рядом с новорожденной дочкой, Летиция криво усмехнулась. Она-то знала, почему не ладит с мужем, однако не собиралась ни с кем это обсуждать, тем более с впечатлительной тетушкой Пет.

— Ладно, — вздохнула та, заметив усмешку племянницы. — Может, у тебя еще будет и мальчик!

Вряд ли.

Две первые дочери родились, когда у супругов все шло тихо и мирно. В то время Петиция еще стремилась полюбить мужа, хотя брак парня из Йорка и девушки из Джеймстауна был чистой случайностью. Девушка обратила внимание на Филдинга лишь назло Сэнди, который, поссорившись с ней, умчался невесть куда, а ее родители воспользовались их размолвкой, чтобы поскорее устроить брак дочери с Мартином Спилдингом, вдовцом, имеющим девятерых детей.

Родители же Филдинга мечтали женить его на Аманде Брамвей, наследнице соседней плантации. И если учесть старую вражду Лайтфутов с Рэндолфами, возникшую из-за пустого недоразумения на скачках, то любые связи между двумя семьями были совершенно немыслимы. Однако юная Петиция, не желавшая выходить замуж за старика, остановила свой пламенный взгляд на самом подходящем, по ее мнению, молодом человеке, которым оказался Филдинг Лайтфут.

Они тайно встречались, затем столь же тайно обручились, а когда приехали в гости к общему знакомому, то воспользовались его лошадьми и умчались в Мэрридж-Триз, где их связал узами брака пьяный судья.

Сначала они жили в Филадельфии и были счастливы. Первую дочь Петиция назвала Пенсильванией, в честь штата, где прошел их медовый месяц, вторую — Виржинией в память о родительском доме, по которому она так скучала. Но потом все пошло кувырком. Попытки Филдинга заняться коммерцией успеха не принесли, видимо, в душе он был плантатором, а не торговцем. Из гордости он не признался жене, и та не могла понять, отчего муж так переменился, начал язвительно критиковать ее друзей, ее бесхозяйственность, даже ее наряды.

Своевольная Петиция платила супругу той же монетой, поэтому ссоры в их доме не утихали. В конце концов ей это надоело, она собрала вещи и уехала вместе с обеими дочерьми к отцу, в Виргинию. Но потом, как выразилась тетушка Пет, племянница все же «пришла в себя» и вернулась к мужу.

Неизвестно, пришла Легация в себя или нет, однако слова Филдинга «Мы разорены», которыми он встретил жену, подвигли ее на решительные действия. Она проявила чудеса настойчивости и предприимчивости, самостоятельно организовав переезд семейства в дом родителей Филдинга, что только ухудшило положение. Лайтфуты считали невестку авантюристкой, а сына — одураченным слепцом. Исправить отношения могли бы такт и умение вести себя в такой обстановке, но как раз этим никто из них не отличался. Перед рождением третьей дочери Летиция была уже настолько измучена войной с мужем, что однажды призналась тетушке Пет, что назвала девочку Каролиной из-за страстного желания убежать на юг.

Вскоре семья переехала в заброшенный дом на берегу залива, и Петиция назвала поместье Фарвью за открывавшийся отсюда вид, которое шутники в Уильямсберге, наслышанные о ссорах Лайтфутов, переименовали в Бедлам.

Злясь на себя, вспыльчивые супруги осыпали друг друга ядовитыми насмешками. Филдинг в ярости уезжал из дома, безжалостно пришпоривая лошадь, а Петиция могла разодрать в клочья любимое бальное платье или разбить попавшиеся под руку вазы. Однажды их ссора в таверне буквально потрясла весь город, Летиция обиделась на какое-то замечание мужа, вскочила с места и, не обращая внимания на окружающих, швырнула в Филдинга бокал с портвейном. Очевидцы потом рассказывали, что глаза у нее сверкали ярче алмазов, украшавших лиф ее синего бархатного платья. Изрыгая проклятия, Филдинг тоже вскочил на ноги, ухватил свою Летти за волосы и поволок через всю таверну к выходу. Он бросил строптивую жену в коляску и уселся прямо на нее, чтобы не дать ей вырваться, а Петиция только молотила его кулаками да визжала от ярости. Под смех и рукоплескание публики они покатили к берегу, где их ждала лодка.

Но когда у четы появились еще двое детей, Уильямсберг загудел от удивления, словно растревоженный улей. Правда, человек, знающий Лайтфутов, не стал бы так удивляться. Просто они любили друг друга по-своему, их любовь походила на острый клинок, и, выясняя отношения, они размахивали им, как мечом. Летиция обвиняла мужа в том, что он притащил ее на этот дикий берег, где ей почти не удавалось повидаться с живыми людьми. Филдинг не мог простить жене, что она своим злым языком восстановила против него отца, который оставил все младшему сыну, хотя прежде именно Филдинг был его любимцем.

После ссоры они могли целыми днями и даже неделями не разговаривать, общаясь через слуг или дочерей. Потом бурные сцены возобновлялись, причем Филдинг так выходил из себя, что был способен на ужасные поступки. Как-то он схватил жену во дворе усадьбы и, перегнув через край колодца, кричал, что сейчас утопит, чтобы избавиться от нее раз и навсегда. Летиция висела над холодной бездной и пыталась одернуть задравшиеся юбки, ибо стеснялась показывать домочадцам свои шелковые чулки. Но вдруг она представила эту картину со стороны: хозяйка болтает ногами в воздухе, а слуги в ужасе бегают вокруг, не смея ей помочь. Увидев, что жена задыхается от смеха, Филдинг тоже расхохотался, поставил ее на ноги, привалился рядом с ней к кирпичной ограде колодца, и они еще долго тряслись от неудержимого смеха. В таком прекрасном настроении оба зашагали к дому, а на полпути, к изумлению нянек, пытавшихся успокоить плачущих от страха детей, Филдинг вдруг подхватил жену на руки и победоносно внес в дом. Эта ночь прошла у супругов как в начале их совместной жизни: со смехом, нежными ласками и томными вздохами. То была ночь любви и сладострастия, напомнившая им прежнее счастье.

Девять месяцев спустя родилась Делавэр.

Такой же ссоре обязана появлением на свет и малышка Флорида. Но тогда все произошло в лодке. Филдинг и Петиция возвращались с похорон из Йорктауна. Они начали ругаться еще дома, во время похорон с трудом сдерживали раздражение, на поминках усугубили дело вином и теперь возобновили ссору.

Взбешенный тем, что при полном штиле их ялик застрял на месте и теперь приходится сидеть посреди залива с красивой, но сводящей его с ума женщиной, Филдинг схватив жену, швырнул ее за борт. Летти плыла, не переставая кричать на мужа, и тот решил не испытывать больше судьбу, а бросить ей конец веревки. Но едва Летиция забралась в лодку, как уже сам Филдинг рухнул от ее удара за борт.

— Давай канат, черт тебя побери! — взвыл он, чувствуя, что наполняющиеся водой сапоги грозят утянуть его на дно.

Петиция пришла ему на помощь, и, пока Филдинг стаскивал мокрый камзол, вдруг зашлась от хохота.



— О, Филд! — всхлипнула она, переводя дух. — Представь, что о нас подумали те люди!

Супруг взглянул на приближающуюся к ним зеленую шлюпку. Двое охотников в куртках из оленьей кожи ошарашенно смотрели на странную пару.

Поняв наконец всю комичность положения, Филдинг тоже весело, чуть хрипловато засмеялся, как в те далекие, счастливые дни супружества, потом обнял жену и с любовным блеском в глазах повалил ее на дно лодки.

Через девять месяцев родилась Флорида.

Нет, эти Лайтфуты были скандальной четой. Поведение красавца Филда и его прекрасной, непокорной Летти оставалось главной темой обсуждения в таверне Ралея и во всех аристократических домах Тайдуотера. Любой разговор начинался с вопроса: «Ну, как дела в Бедламе?», и в ответ непременно звучал смех, ибо супруги никогда не делали ничего тайно и не шли ни на какие уступки. Они походили на заносчивых павлинов, воинственно распускающих свои яркие хвосты, но если бы им вздумалось уехать, то весь Тайдуотер наверняка бы заскучал без них.

Стоя перед окном и глядя на чисто выметенный ветром газон, Летиция думала о своей вине. В последние годы она так увлеклась войной с мужем, что совсем забыла о дочерях, росших в атмосфере криков и беспорядка.

И вот Пенни ушла из дома.

Это ей кара за то, что она вышла замуж за Филдинга, с которым не сумела ужиться. Он так ревновал ее к Сэнди! Ну почему он не может понять, что Сэнди — ее прошлое, а он — ее настоящее и будущее?!

Петиции стало очень жалко себя. Но она тут же расправила плечи, подняла голову и вышла отдавать распоряжения слугам. Сильный ураган принесет много бед, а на этом пологом берегу можно ждать всяких неприятностей. К тому же сегодня придется разбираться с взбунтовавшейся Пенни, если, конечно, отец привезет ее обратно.

Летиция не думала сейчас о дочерях, хотя даже старшие были еще слишком молоды и напуганы приближающимся штормом. Ее заботили приготовления к шторму и, конечно, то, что она скажет Филдингу, когда тот вернется. Мезальянс Пенни — только его вина: следовало хорошенько подумать, прежде чем нанимать красивого клерка вроде Эммета.

Ладно, она все ему выскажет!

Тем временем Каролина с Виржинией, голодные и заброшенные, сидели на одной кровати в ночных рубашках, завидуя младшим сестрам, которые давно спали, ничуть не беспокоясь ни о шторме, ни о том, что стены готовы рухнуть под натиском ветра.

— Ты думаешь, будет так же плохо, как при Великом урагане? — испуганно спросила Вирджиния.

Тогда их дом чуть не разметало в щепы, и покуда его ремонтировали, они несколько месяцев жили у тетушки Пет.

Частенько Пенни ходила для нее за лекарством в городскую аптеку, где к тому времени работал влюбленный Эммет. Так что в некотором смысле Великий ураган повлек за собой ее сегодняшнее бегство.

Но Каролине тот ураган запомнился еще одним событием: в ее жизни появилась Рамона Вальдес, девушка с затонувшего испанского галиона. Ее выбросило на берег неподалеку от Фарвью, и она жила в доме Лайтфутов, пока благодаря помощи испанского посла в Лондоне не вернулась на родину.

Тогда все девочки научились объясняться по-испански, а Каролина, которой легко давались языки, начала даже бегло говорить. Они с Рамоной стали друзьями, и теперь она скучала по своей подруге. Однажды Каролина получила от нее письмо.

«Меня выдают замуж за нового губернатора Гаваны, — писала Рамона. — Говорят, он красив и вдвое старше меня. Наверное. я больше никогда вас не увижу». Читая письмо, Каролина очень переживала за подругу.

Тот ураган повлек за собой всякие перемены, а что принесет этот?

Сильный порыв ветра потряс дом.

— О, слышишь? — испуганно спросила Вирджиния, и обе вскочили при виде летящей массивной ветки, которая ударилась о стену дома.

Их тревога не улеглась даже после того, как в спальню вошла Петиция с необычно добрым выражением лица. В минуты сильной опасности она всегда проявляла максимум сдержанности и теплоты.

— Можете одеться, спуститься вниз и перекусить, — милостиво разрешила она дочерям. — А я должна еще одеть младших. Поторопитесь. Мне совсем не нравится этот ветер. Стены дрожат, и похоже, может пострадать крыша. Поэтому я хочу, чтобы вы спустились вниз и ушли из южного флигеля. Бревна здесь старые, вдруг не выдержат.

Девочки сразу вскочили с кровати, и Вирджиния трясущимися руками стала натягивать платье. Еще бы, ведь их спальня как раз находилась в южном крыле!

— Я могу помочь? — спросила Каролина.

— Да, если сделаешь, как я велела, — сухо ответила Летиция, выходя из спальни.

Каролина нахмурилась. Да, их мать была красивой и храброй женщиной, но очень трудно ее любить!

Едва девочки успели съесть наскоро собранный ужин, состоявший из кукурузной каши, остатков тушеного мяса и диких яблок, их тут же отвели в кухню. Здесь, к своему изумлению, они не увидели в большом очаге, чисто выметенном, ни огня, ни железной утвари. Испуганные слуги неодобрительно поглядывали на него, поскольку в колониях не принято было гасить огонь даже летом, ибо его слишком трудно разводить заново.

— Девочки, полезайте в очаг, — приказала мать, и четыре пары глаз вопросительно уставились на нее. — Вы не ослышались. Там самое безопасное место, этот бастион устоит против любого ветра. Даже если снесет весь дом, вы сможете уцелеть.

Услышав, что дом может снести, Вирджиния побелела и быстро забралась в очаг, такой большой, что все сестры без труда поместились в нем и тесно прижались друг к другу, чтобы не касаться закопченных стен.

— А теперь принесите сюда обеденный стол, мы придвинем его вместе с кухонным к очагу, тогда остальные тоже могут спрятаться от падающих брусьев.

Вскоре оба тяжеленных стола уперлись в остывшие кирпичи очага. Толстая кухарка застонала, пытаясь втиснуться под стол к более юрким и ловким горничным.

— Интересно, где сейчас Пенни? — прошептала Вирджиния.

А Каролина подумала, что, возможно. Пенни с Эмметом никогда не доберутся до Мэрридж-Триз, если какое-нибудь дерево упало прямо на них.

— Надеюсь, в безопасности, — ответила она, утешая Фло, которая заплакала от страха, когда что-то тяжелое упало на крышу и загрохотало по черепице.

Эта ночь была для всех настоящим испытанием. Ливень неистово хлестал по стенам и крыше дома с таким грохотом, будто с неба сыпались камни, в дымоходе завывал ветер. И, перекрывая непрекращающийся грохот и вой, грозно шумел разъяренный океан.

Девочки согнулись в три погибели, стараясь прикрыться от сыпавшихся на них копоти и сажи, хотя задвижку предусмотрительно закрыли. Раза два окна чуть не распахнулись, и Петиции пришлось вместе с самыми храбрыми слугами вылезать из-под стола, чтобы укрепить ставни. Едва они вернулись в укрытие, как по дому разнесся страшный треск.

— Похоже на перекрытия южного флигеля, — спокойно заметила Летиция, и Каролину восхитило хладнокровие матери.

Ураган продолжал бушевать. Казалось, все демоны, вырвавшись из преисподней, затеяли жуткую игру в несущихся по небу черных тучах и льющихся сверху потоках воды. Человеку оставалось лишь беспомощно наблюдать за стихией и молиться, чтобы она его не задела. Снаружи шла война могучих сил природы: океан избивал тяжелыми валами земную грудь, ветер плетью хлестал морскую поверхность, а дождь яростно барабанил по всему, что попадалось на его пути.

Каролина жалела о своих загубленных платьях и любимых лентах для волос. Но жалела как-то отстраненно, ибо сегодняшний ураган заставил ее почувствовать себя бесплотным существом, несущимся между раем и адом.

Каролина утешала малышей, все время ощущая плечом, как съеживается и подскакивает Вирджиния, однако не забывала о тех, кто сейчас находился вдали от дома. Отец со своими помощниками, конечно, упрямо стремится вдоль узкого полуострова на север. Пенни с Эмметом, возможно, заблудились, ничего не видя от ветра и дождя. Хотя не исключено, что им удалось добраться до Мэрридж-Триз и теперь они мечутся среди падающих дубов в поисках священника.

Ее мысли были прерваны криком Вирджинии и плачем младших сестренок. Похоже, ветер предпринял новую атаку на южный флигель. Даже храброе сердце Каролины дрогнуло, когда оттуда донесся треск и скрежет рассыпающихся бревен.

— Это южное крыло! — прокричала мать. — Не бойтесь, дом выдержит. — После того как стихли последние удары, Летиция уверенно добавила:

— Мне кажется, худшее позади.

И оказалась права. Через несколько часов они выбрались из укрытия, чтобы оценить нанесенный урон. Крышу южного флигеля снесло начисто, после чего рухнули стены, на месте детских комнат валялись обломки бревен, мебели и остатки постелей. Часть крыши на центральной части дома тоже отсутствовала, а большой шкаф, стоявший в этом месте у стены, совершенно промок.

Петиция тут же принялась за дело, приказав натянуть веревки, чтобы просушить намокшее белье и одежду. Через какое-то время она вдруг замерла, с удивлением глядя на приближающихся всадников.

— Это ваш отец. Но он не мог так рано вернуться! — И .Петиция пошла навстречу мужу.

Филдинг и его спутники шагом въехали на двор и спрыгнули с измученных лошадей.

— Что случилось? — крикнула она. — Почему ты так быстро вернулся, Филд?

При виде жены и детей тот облегченно вздохнул. Во время урагана он не переставая думал о том, что может случиться со старым домом и его семьей, вдруг он больше никогда не увидит жену.

— Я сразу повернул к дому, когда понял, какой надвигается ураган.

— Ты повернул к дому? А наша дочь? Где она?

— Надеюсь, в безопасности, где-нибудь за границей Мэриленда.

— Ей удалось! — тихо воскликнула Каролина.

Филдинг посмотрел на дочь, и та долго еще не могла прийти в себя от взгляда отца. Почему он жесток именно к ней? Вирджиния, кстати, не меньше ее радовалась за Пенни. Девочка ощутила такое одиночество, что едва не заплакала от жалости к себе, единственной из дочерей, которую не любил отец. Словно издалека Каролина услышала вызывающий голос матери:

— В безопасности, Филд? Твоя дочь бежала с парнем, у которого нет ни денег, ни видов на будущее, а ты говоришь, что она в безопасности? Да она закончит свою жизнь в прачках!

Филдинг Лайтфут, который еще минуту назад радовался встрече с женой, теперь вдруг мрачно взглянул на нее.

— Я голоден, — заявил он, — лошади устали. Есть какая-нибудь горячая еда, чтобы накормить людей? — Поскольку Петиция не ответила, супруг, оттолкнув ее и дочерей, прошел в кухню. — Что здесь творится? Почему в очаге нет огня? Почему дети вымазаны сажей с ног до головы? О чем ты думала, Летти?

— Я думала о том, чтобы не погибла твоя семья! — парировала Летиция. — Девочки провели всю ночь в этом очаге, пока ты без толку разъезжал по полуострову!

Лицо Филдинга, на миг смягчившееся, снова окаменело.

— Тогда подавайте холодное, — грубо сказал он и повернулся к слугам:

— Да побыстрее. Мои люди валятся с ног от усталости.

Каролина смотрела на родителей, которые снова были в состоянии войны, а сердце ее по-прежнему ныло оттого холодного безжалостного взгляда отца. По наивности девочка полагала, что он подозревает ее в пособничестве в бегстве Пенни.

И ей так же отчаянно, как старшей сестре, хотелось уехать куда-нибудь подальше из этого дома.

Глава 3

Каролина уныло побрела во двор. Хотя предстояло много работы, она не желала больше видеть ни мать, ни отца, несмотря на проявленное ими геройство. Во время урагана она мечтала о счастье, но раз ей не суждено его найти, то можно представить.

И Каролина представила, как сама встретила бы своего мужа. Она бы непременно выбежала ему навстречу, прильнула к нему, сказала бы, что рада его благополучному возвращению, а он пригладил бы ее растрепавшиеся волосы, крепко обнял, благодаря Господа за то, что все живы, хотя ему и не удалось вернуть Пенни.

Споткнувшись, Каролина поглядела под ноги. Это же кукла Вирджинии, зато имя ей придумала она сама: Нэн Уайт, в честь привидения небывалой красоты, легенды о котором ходили среди прислуги. Кукла лежала на земле, уткнувшись лицом прямо в грязь. Подняв ее, Каролина увидела, что нарисованные глаза. брови и рот уже стерлись, некогда доверчивое и наивное выражение исчезло, мягкое, обтянутое кожей тело намокло, к нему прилипло изорванное платьице. Должно быть, младшие сестры забыли Нэн Уайт во дворе, когда их вчера позвали в дом.

Глядя на изуродованное лицо куклы, Каролина все еще испытывала к ней нежность. Сколько же воспоминаний связано с этой игрушкой…

Отец привез ее из Уильямсберга. Он бросил куклу на голубую кушетку в гостиной, а сам пошел разыскивать жену.

Маленькая Каролина играла одна в соседней комнате, потому что Пенни уехала в гости, а больная Вирджиния лежала в постели. Увидев приехавшего отца, девочка сразу побежала в гостиную и замерла от восхищения.

Наверное, это куколка, которую обещала ей мама! Она прекрасна, какая у нее тонкая талия, какие роскошные волосы, зачесанные назад. А что за платье! Это же чудесный придворный наряд, широкая юбка с настоящим кринолином!

Маленькая Каролина потерлась щекой о бархатный подол, в тот же миг решив, что назовет куклу Нэн Уайт.

Она собиралась бежать наверх к Вирджи, но замерла, услыхав сердитые голоса родителей.

Летиция вошла в гостиную первой.

— Я имею право требовать за эту кобылу полную цену! — настаивала она. — Тебя здесь не было и…

— Черт побери, Летти! Почему ты вмешиваешься в управление плантацией? Занимайся лучше своими женскими делами. — Тут Филдинг увидел маленькую Каролину, играющую с куклой.

— Я назову ее Нэн Уайт, — сообщила девочка и вдруг прижала игрушку к себе, испугавшись, что этот сердитый человек может отобрать ее сокровище.

Филдинг взглянул на дочь такими злыми глазами, что та даже отступила на шаг, потом вырвал у нее куклу.

— Я купил ее для Вирджинии, а не для тебя! Это она сейчас лежит больная наверху!

— Но у Вирджи уже есть кукла, а у меня ни одной! — с негодованием закричала Каролина и, рыдая от горя, бросилась к матери.

— Успокойся, пожалуйста. — Летиция нетерпеливо оттолкнула дочь, спеша вернуться к важному разговору о кобыле. — Тетя Пет обещала привезти тебе куклу. Ты же понимаешь, Филд, что, пока тебя нет дома, плантацией должен кто-то управлять, и я не собираюсь равнодушно глядеть, как все приходит в упадок, — говорила она, идя за мужем наверх.

Девочка, оставшаяся наедине со своими разбитыми надеждами и жестокой несправедливостью взрослых, упала на кушетку и залилась слезами. Но, услыхав, что родители спускаются вниз, быстро вскочила на ноги. Она бежала прочь из дома, пока не натолкнулась на дерево. Каролина зарыдала во весь голос, теперь уже не только от горя, но и от настоящей боли.

Пенни с большим трудом уговорила сестренку вернуться в дом, но та отказалась ужинать даже после крепких шлепков няни и обиженно заползла в свою кровать-качалку. Ее жизнь кончена. Кончена, не успев еще начаться.

Глядя на круглую луну, видневшуюся сквозь щель в голубых занавесках, маленькая Каролина глотала слезы. У Вирджи две куклы, а у нее — ни одной!

Но потом, когда тетушка Пет вручила ей обещанный подарок, девочка вежливо поблагодарила ее, сразу положила куклу на полку и никогда с ней не играла. Видимо, дорогая вещь предназначалась больше для показа, чем для детских игр. У семидюймовой куклы, походившей на статуэтку, были фарфоровые руки и ноги, тело из лайки, голова (настоящее произведение искусства) с нарисованной прической и платье из тончайшего газа. Но куда ей было до двадцатидюймового чуда по имени Нэн Уайт, которое досталось Вирджи!

Но когда сестра вежливо восхитилась новой игрушкой, особенно ее платьем, то Каролина сразу предложила:

— Если она тебе нравится, могу обменять ее на Нэн Уайт.

— О нет! — выдала свои истинные чувства Вирджиния. — Моя Нэн в два раза красивее.

Каролина не могла не согласиться. Будь на свете справедливость, Нэн Уайт принадлежала бы ей. Ведь она всегда мечтала именно об этой кукле, но та оставалась игрушкой Вирджинии и находилась под ее бдительным надзором. И даже если она великодушно предлагала сестре поиграть с ней, Каролина всегда отказывалась.

Она больше не играла в куклы. За тот день, когда отец жестоко обманул ее надежды, девочка сразу повзрослела. Глубоко уязвленная, лишенная всяких иллюзий насчет родительской любви, Каролина инстинктивно ощутила, чем для нее обернется жизнь в этом взбалмошном доме.

Отняв у дочери сокровище, отец показал ей, что не любит ее. От такого удара девочка никогда уже не оправилась.

И сейчас, глядя на покалеченную Нэн, брошенную младшими детьми, Каролина вдруг заплакала. Прижимая куклу к груди, она бросилась в сторону пляжа.

Вокруг ни души, ни единого паруса на горизонте, словно Каролина была одна на всем свете. Девочка села на мокрый песок и по-детски начала баюкать изуродованную куклу. Вирджиния забросила Нэн, у Фло с Деллой есть более красивые игрушки, порой они с хохотом гоняли бедняжку по полу как мяч.

Ладно, теперь никто из них не причинит ей вреда!

Каролина молча выкопала ямку в песке и похоронила куклу. А вместе с ней — свое детство и последние надежды на любовь отца.

Потом она долго стояла, глядя на могилу Нэн Уайт. Каролина выпрямилась и посмотрела вдаль: вода залива успокоилась, жизнь, похоже, начинается сначала. Решительный блеск в серых глазах девушки очень напоминал огоньки в темных глазах ее матери.

Раз она сумела пережить разлуку с Нэн Уайт, пережить страшный ураган, то переживет все, что угодно. Повернув к дому, Каролина с трудом зашагала по мокрому песку. Сейчас она походила на трубочиста в своем перепачканном сажей платье, с грязными волосами и лицом, но в ее сердце как росток уже пробивалась надежда. Не только Пенни найдет любовь и новую жизнь вдали от дома. Где-то в иных краях ее тоже ждет возлюбленный.

Человек, не похожий на ее отца. Да, ее отец красив и отважен, однако, насмотревшись за годы на его ярость, Каролина теперь испытывала неприязнь ко всем темноволосым мужчинам. Они слишком властолюбивы, очень ревнивы, значит, им нельзя доверять. Такой человек не станет любить тебя всю жизнь, если он вообще способен на любовь.

О нет, ее избранник должен быть сговорчивым, обаятельным, хорошо бы — светловолосым. И улыбающимся. Как человек из ее сна.

Но пока никто не походил на героя Каролины. Им мог бы стать… Сэнди Рэндолф. Но, разумеется, помоложе, каким он был, когда встречался с ее матерью.

Возможно, это будет молодой лорд, приехавший из Англии, чтобы купить плантацию. Или любимый сын богатого купца, наследник целой флотилии торговых кораблей, который увезет ее в далекие восхитительные страны, к опасностям и приключениям. Но в любом случае он должен быть мягким, обходительным, с выразительным взглядом и приятным голосом, от которых у нее забьется сердце и она почувствует себя настоящей женщиной.

Когда девочка вернулась домой, родители уже закончили осмотр разрушений. Пока Фарвью будут ремонтировать, Летиция предлагала отправиться с детьми в Уильямсберг.

— Опять? — усмехнулся Филдинг.

— Разумеется! Я понимаю, что в прошлый раз мы прожили у тетушки Пет слишком долго, но она войдет в наше положение.

— Надеюсь. — Филдинг нетерпеливо пожал широкими плечами, обтянутыми еще не высохшей батистовой рубашкой. Каролина пожалела красивого решительного отца, который без особой надежды снова посмотрел на разрушенный дом. Но в следующий момент Филдинг избавил девочку от этого чувства, с насмешкой обратившись к жене:

— Полагаю, ты будешь рада балам и старым поклонникам, Летти.

— Можешь не сомневаться, — угрожающе заявила его супруга.

Каролина переглянулась с Вирджи, которая только что вышла из дома. Общая беда, на время соединившая родителей, снова отталкивала их друг от друга.

И семейство отправилось в Уильямсберг. Двухэтажный особняк тетушки Пет был построен из старого кирпича, узорно выложенного в шахматном порядке. Крыша с двумя изящными кирпичными трубами венчала мансарду, где находились спальни, а по обеим сторонам каменной лестницы росли красиво подстриженные самшитовые деревца. Эту лестницу, как часто хвасталась тетя Пет, «вывезли из Англии, камень за камнем».

Позади дома был очаровательный садик, предмет гордости тетушки и любимое место девочек. В самом центре, на лужайке, стояли угловые скамеечки, обсаженные кустами белой акации, а дальше, окружая садик кольцом, возвышались темно-зеленые самшиты и аккуратно подрезанные дубы.

Каролина чувствовала бы себя в Уильямсберге одинокой, если бы не Салли Монтроз, которая часто навещала свою двоюродную бабушку, живущую через дорогу. Вирджинии было не до сестры, она нашла поклонника в лице сына мельника и теперь раза по три на неделе бегала на мельницу, поскольку в колониях мука была неочищенная, ее нельзя долго хранить, а тетушка Пет пользовалась только свежей мукой. Поэтому ее радовала готовность Вирджи взять на себя этот труд, но если бы она узнала о флирте на задворках неуклюжей ветряной мельницы, то побледнела бы от ужаса. Пока вращались мельничные жернова, Вирджиния болтала с Хью Клеменсом.

Иногда она с восторгом сообщала Каролине: «Сегодня Хью поцеловал меня». Или, покраснев, говорила; «Хью считает помолвку бессмысленной». Или: «Хью говорит, что Виргинии нужны хорошие мукомольни, и он собирается установить целый ряд мельниц, если только будет иметь поддержку». И так далее, и так далее.

Со временем Каролина поняла, что речь идет не просто о флирте от безделья, а Вирджи на самом деле влюбилась в Хью.

Интересно, как воспримет это мама? Наверное, очень плохо, ведь Хью — один из семерых сыновей мельника, поэтому унаследует какие-нибудь гроши. Пусть у него внешность викинга, зато нет образования, он не может написать даже собственное имя. О нет, мама никогда не одобрит такого зятя!

Сама Летиция Лайтфут от души наслаждалась возможностью побыть вдали от дома и, как предрекал Филдинг, веселилась на нескончаемых балах. Она брала с собой двух старших дочерей, а те жаждали показать новые платья, сшитые, правда, из менее роскошной материи, чем того хотелось бы Летиции. Но тетушка Пет сказала, что по нынешним временам это самое разумное, другого они позволить себе не в состоянии.

Каролина тогда еще не могла похвастаться ослепительной красотой, она пока не оформилась, была угловатой, даже ее серебристо-золотые волосы казались слишком неестественными для маленькой девочки. Короче, успехом она не пользовалась, зато у нее оставалось достаточно времени, чтобы наблюдать за Вирджинией, которая флиртовала с молодыми плантаторами, съехавшимися в Уильямсберг, чтобы насладиться светской жизнью.

К большому разочарованию Петиции и ее старших дочерей, ремонт в Фарвью закончился очень быстро, и гости тетушки Пет начали собираться домой.

Вирджи была в отчаянии.

— Ну, еще увидишься с Хью, — утешала ее Каролина. — Ты ведь едешь не в Нью-Йорк или Бостон.

— Знаю, но это же не другой конец маленького городка, — всхлипывала сестра, на глазах которой в последние дни не высыхали слезы.

«Вирджи совсем влюблена!» — хихикала Салли Монтроз.

После возвращения из лондонского пансиона миссис Честертон она лучше остальных девочек разбиралась в любовных переживаниях.

Перед отъездом домой Вирджиния отозвала Каролину в сторонку:

— Хью собирается приехать в Фарвью, чтобы просить моей руки. Мама пока не догадалась, и она не должна узнать об этом.

— Как же она не узнает, если Хью приедет свататься?

— Не узнает, если ты мне поможешь, — умоляюще сказала Вирджиния.

— Ладно, — пообещала Каролина. — Но чего ты от меня хочешь?

— Заставь маму поверить, что Хью твой поклонник, а не мой. О, Кэрол, если ты согласишься, обещаю потом всю жизнь больше ни о чем тебя не просить.

Каролина очень сомневалась в ее обещании, поскольку Вирджи всегда страстно хотела того, что принадлежало ее сестрам.

— Я согласна, — пообещала Каролина, — но ведь она может отказать ему от дома.

— Она этого не сделает, — настаивала Вирджиния. — Тебе всего пятнадцать, ты еще никем не увлекалась. Мама решит, что твой флирт ровным счетом ничего не значит, и наверняка даже станет поощрять тебя. А я теперь не просто старшая дочь, но по возрасту гожусь в невесты. Я слышала, как они с отцом составляли для меня во время их перемирия список подходящих кандидатов. К счастью, они снова поссорились, не придя к окончательному решению, и с тех пор вообще не разговаривали. Но когда они поймут, что Хью собирается просить моей руки, то живо помирятся, и я не успею оглянуться, как буду обручена с каким-нибудь плантаторским сыном. О, Кэрол, я не вынесу утраты Хью!

— В списке есть кто-нибудь заслуживающий внимания? — весело поинтересовалась Каролина, не представляя себе нерасторопного, медлительного Хью героем романа со смертельным исходом.

— Полагаю, там все молодые люди, кто хоть раз танцевал со мной в Уильямсберге.

— То есть абсолютно все, — засмеялась Каролина.

— Смейся, смейся, — мрачно отозвалась сестра, — тебе не надо опасаться, что один из них вдруг спятит от любви и побежит к отцу просить твоей руки.

— Сказать по правде, мне еще не приходилось опасаться именно этого, — призналась Каролина, хохоча от души. — Во время танца я чаще беспокоюсь о том, как бы мне не отдавили ноги.

— Но ты согласна помочь? — нетерпеливо спросила Вирджиния.

— Да, согласна.

«Согласна» превратилось для Каролины в почти ежедневную обязанность. Хью оказался на удивление изобретательным по части предлогов для того, чтобы пересечь залив и явиться в Фарвью. И каждый раз Каролина уводила его в сад или какое-нибудь уединенное место, где никто бы не видел, как Вирджи меняет сестру, чтобы погулять под руку с Хью, поболтать и посмеяться с ним, а под конец обменяться поцелуями.

Первую неделю после их возвращения на всем побережье Чесапикского залива стояла изумительная погода. Хотя самшит и магнолии в саду до сих пор носили следы урагана, но обломанные ветки уже спилили и разрубили на дрова или хворост, а остатки розовых кустов даже ухитрились расцвести пышным цветом. Младшие девочки с радостью вернулись домой, поскольку им было здесь привольнее, чем у степенной тетушки Пет. Спустя шесть дней Каролина без всякой цели брела по подъездной аллее, как вдруг заметила высокого блондина, показавшегося из-за поворота. Опять Хью! Он почти бежал по дороге, и Каролина поспешила ему навстречу.

Поскольку она знала, что Петиция могла видеть их, то поприветствовала молодого человека теплее обычного.

— Не думала, что ты сегодня приедешь, — сказала она.

— Я и сам не думал, госпожа Каролина, — улыбнулся парень. — Но когда узнал, что отец посылает лодку за зерном к вашим соседям Уайтли, то вызвался ему помочь. Лодку сейчас загружают, и у меня есть немного времени, чтобы повидаться с Вирджинией.

Каролина не понимала, что ее сестра нашла в этом парне с самоуверенной улыбкой, но любовь странная вещь. Не понимала она и выбор Пенни. Оба избранника были такими… покорными. А ей нравились более независимые мужчины.

Вроде Сэнди Рэндолфа в юности. Рассказывали, он участвовал в каких-то загадочных и опасных приключениях, после чего вернулся домой с необъяснимым богатством и многочисленными шрамами на теле, которые сам Рэндолф, пожимая плечами, называл дуэльными. О да, такие мужчины казались ей опасными и пленительными. Внезапно Каролина похолодела от мысли, что ее мать тоже всегда предпочитала необузданных поклонников. А разве тетушка Пет не сказала однажды, что Каролина все больше становится похожей на Петицию?!

Тетушка души не чаяла в своей племяннице, так что эти слова были, разумеется, комплиментом, однако девочке они казались обвинением. Каролина считала жизнь матери ужасной!

— Я передам сестре, что ты здесь, — сказала она Хью.

— Не стоит, Вирджиния помахала мне рукой из окна.

— Тогда я дойду с тобой до сада, а потом оставлю вас наедине.

— Сегодня я хочу просить вашу сестру выйти за меня замуж, — признался молодой человек.

Каролина открыла рот от изумления, даже не зная почему, ведь Хью влюблен в Вирджинию. Правда, ей казалось, что, как только они вернутся в Фарвью, эта любовь пройдет, у сестры появятся новые поклонники, и она забудет долговязого сына мельника.

— Вы не думаете, что она изменила ко мне отношение? — встревоженно спросил Хью, ибо Каролина не спешила за них радоваться. — Вы полагаете, она окажет мне честь?

— О!.. Я думаю… может быть… — смутилась Каролина, но потом решила не лукавить:

— Полагаю, мама никогда этого не одобрит.

— Вирджиния мне говорила. Как же нам быть? Мне бы не хотелось отрывать ее от родных, — вздохнул парень.

— Тогда… — Серые глаза Каролины внимательно изучали его.

— Чему быть, того не миновать. — Хью с юношеским оптимизмом расправил плечи. — Когда-нибудь ваша мама поймет, что мы с Вирджи любим друг друга…

«Какое это имеет значение?» — грустно подумала Каролина, но промолчала. Кто она такая, чтобы разрушать планы влюбленных своими нежелательными предсказаниями?

Она провела Хью в сад, надеясь, что матери видно их из окна. Им оставалось сделать несколько шагов до спасительной тени большого дуба, когда навстречу выскочила Вирджиния.

— Мама хочет, чтобы ты немедленно пришла к ней, Каролина. По-моему, она сердится.

Так, значит, сейчас ее отчитают за Хью. Упрямо вскинув голову, Каролина направилась к дому.

Мать стояла у длинного обеденного стола, на полированной поверхности которого не было ни единой царапины, словно его не использовали в качестве укрытия.

— Вот уже третий раз за эту неделю сын Клеменса приезжает в Фарвью, — произнесла Летиция.

Дочь смотрела на нее совершенно невинными глазами. Сегодня мать выглядела особенно элегантной и помолодевшей.

Так бывало всегда после визита Сэнди. Вчера он снова приезжал в гости и долго сидел с Легацией в прохладной гостиной.

— Я его не одобряю.

Каролина продолжала смотреть на элегантную женщину в шелковом платье, с тонкой, как у девушки, талией и золотой короной волос. Однако ее красивое лицо не предвещало ничего хорошего.

— О чем ты, мама? — спросила девочка, выражая недоумение.

— Не притворяйся, — нетерпеливо сказала Петиция и нахмурилась, глядя на дочь. «Она выросла почти с меня. И уже оформилась. А я рассчитывала, что мы успеем выдать замуж Вирджинию, пока ее сестра остается угловатым подростком. Я чуть было не упустила третью дочь, не заметив, как Каролина стала почти красавицей».

— Я не притворяюсь, мама, — жалобно сказала девочка, которой доставляло удовольствие собственное коварство, ибо мать думает о ней, когда сердится за что-то. А сейчас ее внимание принадлежит только ей.

— Нет, притворяешься! Разве парень не бегает за тобой? Я постоянно вижу его тут. Просто удивительно, как ему удается столь часто уходить из дома. Наверное, его отец уже соскучился по нему, сидя на своей мельнице.

— Сегодня Хью здесь по поручению отца. Уайтли хотят послать в Уильямсберг зерно для помола, вот он за ним и приехал.

— Но не остался на погрузке, — возразила Летиция, — а явился сюда. Опять. Я видела, как ты встретила его на дороге и скрылась с ним в саду.

— Что плохого в том, если Хью расскажет мне уильямсбергские новости? — удивилась Каролина.

— Ты не должна его поощрять! Я запрещаю.

Девочка упрямо закусила губу: она повзрослела, и ей не нравился повелительный тон матери.

— Похоже, ты не намерена меня слушаться? — Петиция поняла взгляд дочери. — Тогда я скажу тебе, что у парня нет будущего. Но если ты хочешь закончить жизнь в нищете, как твоя сестра Пенсильвания, в чем я не сомневаюсь, если ты собираешься бежать за границу…

— В Мэрридж-Триз? Почему бы и нет? — дерзко прервала ее Каролина. — Ты же сама так поступила!

Мать побледнела, задыхаясь от негодования.

— Если бы твой отец слышал, в каком тоне ты со мной разговариваешь, Каролина, он бы тебя высек! — закричала Петиция. — Впрочем, он так и сделает, когда я расскажу ему об этом.

И тут вся обида девочки выплеснулась на мать, которая никогда ее не любила, которая уже довела Пенни и скоро доведет Вирджи до брака с первым приглянувшимся молодым человеком.

— Но ты ведь не разговариваешь с отцом? — насмешливо спросила Каролина. — И едва ли он станет говорить с тобой, если вообще приедет сегодня ночевать, потому что я не единственная в этом доме, кто принимает неугодных гостей.

— Продолжай, — с угрозой сказала Летиция. — Давай послушаем, в чем еще ты обвиняешь свою мать.

Каролина, поздно осознав, что зашла слишком далеко, замялась.

— Говори же!

— Отец увидел вчера лошадь Рэндолфа, привязанную к калитке, тут же изменился в лице и пришпорил своею коня так, словно за ним погнались дьяволы. Ты сама знаешь, как он тебя ревнует к твоему кузену Сэнди.

Пощечина заставила девочку отпрянуть.

— Ступай к себе! — приказала Петиция.

«Так вот почему Филдинг не вернулся домой прошлой ночью! Он видел лошадь Сэнди. И никто мне об этом не сказал, — раздраженно подумала она. — Я обо всем узнаю неподобающим образом, от собственной дочери! Надо что-то с ней делать. Причем немедленно».

Филдинг Лайтфут вернулся в сумерках. Он ловко соскочил с лошади, хотя до смерти устал, бросил поводья слуге, подоспевшему из конюшни, и зашагал к дому. На пороге его встретила Летиция, которая, позабыв о недавней размолвке, спешила обсудить с мужем поведение Каролины и сына мельника. Парень давно уехал, но, конечно, еще вернется, чтобы сбежать с их дочерью в Мэрридж-Триз, как уже поступил негодяй клерк с Пенсильванией.

— Ты очень вовремя, — недовольным тоном приветствовала мужа Петиция. — Я должна обсудить с тобой важное дело.

— Правда? — насмешливо отозвался Филдинг. Он был слегка навеселе. — Разве тебе не с кем обсудить важные дела, не дожидаясь моего возвращения? — Он прошел мимо жены, и та растерянно посмотрела ему вслед, лишь через несколько секунд поняв, что муж намекает на Сэнди Рэндолфа.

— Ты опять воображаешь себе невесть что! Между Сэнди и мной ничего нет.

Повернувшись, Филдинг окинул супругу злобным взглядом:

— Тогда почему мы так часто видимся с ним?

— Сам знаешь! — нетерпеливо сказала Летиция. — Он приезжает навести справки о своей кузине, живущей по соседств) с нами. До него дошли сплетни, поэтому он хочет убедиться, что у кузины с ее новым мужем все хорошо.

— Отчего бы ему не проехать еще несколько миль на север, чтобы увидеть собственными глазами, как поживает его родственница? Почему он всегда застревает у нас?

Петиция раздраженно вздохнула. Как же иногда тупы эти мужчины!

— Ее родители просили Сэнди разузнать о положении дел, поскольку не верят слишком радостному тону писем дочери.

А я могу услышать нечто такое, что недоступно ему, — терпеливо объяснила Петиция, словно разговаривала с ребенком.

— И каким образом? — насмешливо удивился Филдинг.

— Тебе это известно. Мейбелл Уайтли два раза в день проезжает мимо дома его сестры, чтобы навестить свою старую мать, и она рассказывала мне, как поживает кузина Сэнди Рэндолфа.

— Так пусть он и едет к Мейбелл Уайтли! — прогремел Филдинг, скрываясь за дверью своей комнаты.

Остановившись на середине лестницы. Петиция только покачала головой. Неужели он никогда не поймет? Видимо, просто не желает понимать.

— Черт тебя побери, Филд!

Она вся тряслась от ярости, когда отдавала приказ кухарке разогреть что-нибудь для мужа. Та, правда, уже сделала это, как только увидела хозяина, въезжающего во двор.

Поскольку Лайтфуты снова поссорились, Каролине пока удалось избежать наказания за дерзости, которые она наговорила матери.

Девочка простодушно надеялась, что все забудется. Она легла спать, и ей опять снился возлюбленный, у которого было все, чего недоставало ее отцу.

Глава 4

Завтрак проходил в молчании, если не считать короткого обмена репликами вроде «Каролина, сделай милость, спроси отца, не хочет ли он еще сливок» или «Каролина, пожалуйста, ответь своей матери, что сливок мне не надо».

Девочки вообще старались помалкивать, когда родители выходили на тропу войны. Но сегодня их ссора усугубилась еще одним событием. Перед завтраком в столовую, где уже сидело все семейство, вошел посланец Брамвеев с приглашением на бал, которые те устраивали на следующей неделе.

Филдинг Лайтфут, проведший ночь на диване в гостиной, но спустившийся к завтраку насвистывая, сразу помрачнел.

Разумеется, там будет Сэнди Рэндолф, он, разумеется, будет танцевать со своей красавицей кузиной, а Летти, разумеется, будет поощрять его ухаживания, дразня ревнивого супруга.

Филдинг вскочил с места, едва не опрокинув стол, а Летиция поправила волосы и сказала посланнику, что они обязательно приедут. С этой минуты супруги больше не обращались друг к другу.

— Вирджиния, передай своей матери, что ее кузен мог бы сказать о бале, когда приезжал сюда. Говорят, он частенько бывал в последние дни у Брамвеев. Почему они не воспользовались такой оказией, вместо того чтобы гонять к нам посланца?

— Вирджиния, скажи отцу, что Сэнди не знал о предстоящем бале, когда заезжал к нам, — вмешалась Петиция. — А что до его частых визитов в усадьбу Брамвеев, то Сэнди в отличие от твоего отца не дает повода к сплетням и не волочится за Амандой Брамвей.

Несчастная Вирджиния, оказавшись меж двух огней, уныло потупилась. Никто почти ничего не ел, хотя подали восхитительного осетра под белым соусом, запеченного с лимоном и тимьяном.

После завтрака Филдинг ушел к себе, его супруга занялась хозяйством, младших детей отправили играть на лужайку, а Каролина с Вирджинией углубились в сад.

— Что ты наговорила вчера маме? Она просто в бешенстве, — упрекнула Вирджи сестру. — Она, кажется, готова снести мне голову, когда я к ней обращаюсь! Боюсь, она запретит Хью появляться у нас в усадьбе.

Каролина вздохнула. Да, она вела себя отвратительно, за такие слова ей нет прощения, но, может, не слишком навредила Вирджи и Хью.

— Я была немного раздражена, — призналась девочка.

— Немного раздражена? Да после того как ты припомнила матери ее побег, я даже удивляюсь, что ты находишься в саду, а не под замком у себя в комнате.

Каролина опять вздохнула и попыталась сменить тему:

— Ты ждешь Хью и сегодня?

— Нет, — с запинкой ответила Вирджиния. Она даже не сказала Каролине, приняла ли вчера предложение Хью, чем возмутила младшую сестру. Ведь ту лишили ужина из-за нее.

— Тогда хотя бы скажи мне, что ты решила, — настаивала Каролина. Но тут, к ее удивлению, сестра зарыдала и помчалась к дому.

«Наверное, согласилась», — с грустью подумала девочка.

Бежала Пенни, следом за ней клетку покидает Вирджи. Скоро она останется совсем одна на этом изолированном полуострове, рядом с несколькими соседями, двумя маленькими детьми, воюющими родителями и толпой глупых слуг.

Но как Вирджиния собирается бежать, если у них с Хью совсем нет денег? Каролина вздохнула, с некоторым удовлетворением подумав о том, что сестра хоть на этот раз не станет вмешивать ее. Наверное, влюбленные не станут мешкать, ведь она не сможет бесконечно морочить родителям голову. Мать обязательно догадается. Хью будет с позором изгнан, а Вирджи быстро выдадут замуж. Видимо, поэтому сестра так неожиданно и сильно расстроилась. Каролина поняла, что надо что-то делать, причем немедленно.

Подняв глаза, она с изумлением увидела, как к дверям подали коляску. Никто вроде не собирался сегодня выезжать из поместья. Улыбающийся мальчик-грум явно кого-то дожидался.

Через мгновение из дома вышел отец. Куда же подевались его штаны и батистовая рубашка, в которых он объезжал плантацию? Сегодня Филдинг был в щегольском атласном костюме с золотистым блеском, отделанном золотым позументом и украшенном золотыми пуговицами. Из-под рукавов выглядывали белоснежные кружевные манжеты рубашки, в пене кружевного жабо сверкал большой топаз. Голову украшал великолепный алонжевый парик, который отец надевал лишь по случаю выезда в город, башмаки отполированы до зеркального блеска. И вот этот образец галантности вежливо обратился к дочери:

— Каролина, передай своей матери, что я имею честь пригласить ее на утреннюю прогулку. — Это было произнесено с такой ледяной учтивостью, что Каролина на миг остолбенела.

— Да, папа, — быстро сказала она.

Его сумрачный вид не сулил ничего хорошего. Девочка опрометью бросилась в дом, на ходу поднимая подол своего желто-зеленого платья. На лестнице ей встретилась Вирджиния, с горестной миной спускавшаяся вниз.

— Что-то случилось, — быстро шепнула ей Каролина, — Отец разоделся с ног до головы и велел сказать матери, что хочет повезти ее кататься.

Скорбь вмиг исчезла с лица Вирджи. Она была любопытна, как всякая женщина, но совсем не так весела и остроумна, как Пенни. Каролина тосковала по старшей сестре, с которой они частенько смеялись или затевали какую-нибудь смелую Проделку. Девочка вздохнула. От Пенни до сих пор нет известий. Конечно, им с Эмметом надо сначала устроиться, а уж тогда и подавать вести Лайтфутам. Ни один из людей, посланных родителями на поиски старшей дочери, ничего не обнаружил. Да уж. Пенни мастерица заметать следы. Каролина надеялась, что когда-нибудь ей тоже это удастся. Она постучала в дверь материнской спальни.

— В чем дело? — Петиция нетерпеливо смотрела на вошедших дочерей.

Каролина подавила смех.

— Отец просит оказать ему честь и отправиться с ним на прогулку, — выговорила она, с трудом сохраняя невозмутимость. — Он одет как на бал, и коляска ждет у парадного входа.

К восторгу сестер, мать выглядела ошарашенной.

— Филд в своем уме? — проворчала Летиция, но тут же величественно поднялась и едко ответила:

— Передай ему, что я буду готова через несколько минут. А еще скажи, я оденусь не хуже его!

Спускаясь по лестнице за сестрой. Вирджи с удивлением спросила.

— Как ты думаешь, куда они поедут?

— Понятия не имею. Но пока мама одевается, я собираюсь добежать до конюшни и оседлать лошадь. Почему бы и тебе не поехать со мной? Все подумают, что мы отправились погулять, а мы проследим за родителями и сами все увидим.

Отец ждал, шагая взад-вперед по дорожке. Каролина дословно передала ему послание матери, и девочки сразу помчались за лошадьми. Они выехали за ворота усадьбы в тот момент, когда Летиция выходила из дома, однако любимый вороной мерин Филдинга быстро обогнал их коней.

— О! Ты видела, как она одета? — спросила Каролина. — Это же ее новое платье, да?

Разумеется, на матери было новое платье. Девочки не упустили из виду и прическу матери, и…

— Кэрол, на ней та самая шляпка! — чуть не заплакала Вирджи. — Она обещала ее мне, когда ей самой надоест. Господи, надеюсь, ее не сдует ветром, не порвет о ветки деревьев!

«Та самая шляпка» была в самом деле восхитительна. Ее привезли с Британских островов, а отделку завершили в Уильямсберге. Каролина не обратила на сестру ни малейшего внимания, ее больше интересовало, куда собрались родители.

Девочки следовали за экипажем на почтительном расстоянии. Отец ехал по своему обычному прогулочному маршруту, вдоль залива, по мягкому белому песку. Каролина натянула поводья, чтобы не выскочить на открытое пространство.

— Нам лучше остаться здесь, — сказала она.

В любой момент отец мог развернуть коляску, нагнать дочерей и в наказание за их любопытство не взять на бал. Вирджиния из тех же опасений тоже осадила свою лошадь.

— Но как мы увидим, что они задумали? — забеспокоилась она.

— Я влезу на это дерево. — Каролина приподнялась в стременах, ухватилась за толстую ветку над головой и, подтянувшись, встала на седло. Затем она с легкостью перешла на соседнюю ветвь и скрылась в листве. — А теперь еще выше.

— Ты порвешь платье! — запричитала Вирджи, для которой наряды всегда стояли на первом месте. Если бы ее спросили, то она уверенно сказала бы, что прельстила Хью своей замечательной нижней юбкой.

— Да бог с ним, с платьем! — отозвалась Каролина. Она поднималась все выше, покуда не открылся прекрасный вид залива с полным обзором дороги, тянувшейся вдоль пляжа.

— Ты что-нибудь видишь? — крикнула снизу Вирджи.

— Да, они по-прежнему едут вдоль берега. Отец развернул коляску. О! Прямо в море!

— Он с ума сошел!

— Они заехали довольно глубоко в воду, — доложила Каролина. — Оба держатся очень прямо, вряд; ли они в этот момент разговаривают.

— Да нет же, не могут они не разговаривать! — кричала ей испуганная сестра. — Никто не может ехать на лошади в море, не произнося ни слова, даже папа! — Каролина промолчала. — Они уже тонут? Нет, нет. Мама ни за что не согласится!

— А лошадь, кажется, уже барахтается. Уходит под воду…

Нет! Голова вынырнула! Не тонет! Похоже, коляска остановилась. Наверное, мамины юбки совсем промокли.

— Новое платье! — застонала Вирджиния.

— Отдала бы все на свете, чтобы услышать, о чем они говорят.

А разговор супругов в самом деле представлял большой интерес. Когда элегантный, но хмурый, точно гроза, Филдинг внезапно направил испуганную лошадь в море, Петиция хранила величественное молчание, пока вода не залила пол коляски и не намочила подол ее платья. Тогда она приподняла брови, не забыв также приподнять юбки, и сказала, глядя в бесконечную даль залива:

— Ты спятил, Филд? Здесь же нет брода! Куда ты меня везешь?

— В преисподнюю! Туда, где ты будешь как дома, Летти. , — Правда? Значит, поехали дальше, — услышал Филдинг спокойный ответ жены. — Раз я замужем за дьяволом, ему давно нужно было отвезти меня в свой дом.

Несколько мгновений он изумленно смотрел на Петицию.

А тем временем Каролина докладывала со своего поста:

— Теперь они начали говорить. Бьюсь об заклад, мама вправляет ему мозги!

— Тебе не страшно, Летти? — удивленно спрашивал Филдинг. — Ты не боишься, что я вправду решусь на это?

— Ну и что? Я же поклялась следовать за тобой повсюду, — едко отозвалась Петиция, тряхнув красиво завитыми локонами. — А твоя решимость, Филдинг… Ха, достаточно взглянуть на несчастное животное, которое из последних сил пытается держаться на плаву. Ведь ты гораздо больше дорожишь этой тварью, чем мной, и уж коня ты никогда не утопишь! Кроме того, я обязана сказать тебе нечто настолько важное, что, клянусь, у меня хватит сил удерживать твои поганые уши над водой, пока ты все не выслушаешь. А там посмотрим!

Филдинг смотрел на нее с таким озадаченным выражением, какого Легация еще ни разу у супруга не видела. Его серые глаза заблестели, сжатые губы дрогнули, потом белые зубы сверкнули в улыбке, и Филдинг, запрокинув голову, едва не расставшись с париком, затрясся от хохота.

Петиция, не сразу сменившая гнев на милость, наконец присоединилась к мужу. Тем временем несчастный мерин, в ужасе вращая глазами, пытался нащупать копытами дно.

— Кажется, они помирились, уже обнимаются, — сообщила Каролина сестре и добавила:

— Мама потеряла шляпку.

— О нет! — закричала Вирджи, а потом спросила с надеждой:

— Они хоть пытаются ее спасти?

— Похоже, они совсем про нее забыли, и шляпка уплывает вдаль…

— Родители еще в воде? Они тонут, обнявшись?

— Нет, они не собираются тонуть. Отец поворачивает коня… Они выезжают, уже показалось дно коляски, теперь колеса. — Не в силах больше терпеть, Каролина наконец рассмеялась. — По-моему, лошадь очень рада сменить направление!

— А шляпка? — Вирджиния не забыла о самом главном. — Неужели они и теперь ничего не заметили, не пытаются спасти ее?

Каролина не верила своим ушам. Только что родители готовы были растерзать и утопить друг друга, ведь ничто не помешало бы Филдингу сдавить горло жены сильными пальцами, а ей — воткнуть длинную булавку ему в сердце! Но Вирджиния думает только об этой дурацкой шляпке!

— Они ничего не заметили. Коляска на берегу, лошадь отряхивается, мама выжимает юбки. Теперь они поворачивают к дому.

— Без шляпки?!

— Без шляпки, — категорически ответила Каролина. — Шляпка плывет в океан. О, ее уже не видно.

Вирджиния тихо застонала.

— Мама прижалась к его плечу, — докладывала Каролина, начиная спускаться. — Раз они помирились, нам лучше уехать отсюда, и поскорее.

Девочка бросила последний взгляд на залив сквозь ветви дерева. «О Господи, не дай мне такую жизнь! Не допусти, чтобы я походила на свою мать, слишком гордую, никогда не уступающую в споре. Но если этого не избежать, то пошли мне в мужья человека, непохожего на моего отца, мрачного тирана, которого я раздражаю, который никогда меня не полюбит. Пусть это будет человек, которого я смогу понять!»

— Возможно, они действительно помирились, — задумчиво протянула Вирджиния, продолжая грустить из-за шляпки. — Но для меня лучше, когда родители в ссоре. А теперь они могут придумать что-нибудь ужасное, разлучат меня с Хью.

Садясь на лошадь, Каролина сочувственно посмотрела на сестру. Вирджи оказалась права: удар последовал утром. Накануне родители гуляли по саду, точно влюбленные, то и дело останавливаясь, чтобы насладиться ароматом роз, даже обнимались. Кто бы мог подумать, что в это время решалась судьба Каролины?

После завтрака Летиция попросила ее остаться, да к тому же велела закрыть дверь в столовую. Девочка поняла, что разговор будет серьезным.

— Я не позволю тебе выйти за нищего сына мельника, — резко начала мать.

Каролина успела придумать способ защиты, поэтому весело сказала:

— Очень хорошо, обещаю не выходить замуж за Хью. Но можно ему иногда приходить? Мне так нравится его влюбленный взгляд.

— Какое бессердечие! — возмутилась Летиция, но когда девочка лишь безразлично пожала плечами, с подозрением взглянула на дочь. — Он никогда не сумеет обеспечить семью, надеюсь, тебе это понятно?.. — Она сделала паузу, чтобы Каролина осознала важность ее слов, а та, воспользовавшись случаем, по-новому посмотрела на свою блистательную мать.

Этим утром Летиция была в свободном шелковом халате, переливающемся, словно аметист. Она даже поленилась одеваться, поскольку хотела сразу после завтрака вернуться в постель. Так всегда бывало во время «медовых месяцев», изредка случавшихся в их ужасном браке. Сегодня мать просто светится изнутри, синие глаза кажутся мягким бархатом, на щеках появился крепкий персиковый румянец. Подумав о том, какой блестящей красавицей была Петиция в восемнадцать лет, Каролина вдруг поняла, что когда-нибудь и она может стать такой же.

— Конечно, Хью не сумеет меня обеспечить, — спокойно ответила девочка. — И уж тем более он не сумеет дать мне все то, к чему я собираюсь привыкнуть. — Последним замечанием она хотела развеселить мать, но та бросила на нее суровый взгляд и поджала губы. Видимо, Летиция не поверила ни единому слову дочери.

— Вчера мы с отцом пришли к такому решению. Ты чересчур своенравна и можешь плохо кончить, если останешься здесь. Мы отправляем тебя в Лондон, в пансион миссис Честертон.

В пансион! Где была Салли Монтроз, о котором она рассказывала с большим отвращением! Там строгие порядки, скучные уроки, житье впроголодь!

— Я не хочу уезжать! — испуганно воскликнула Каролина.

Но мать только насмешливо улыбнулась.

— Это не обсуждается, — сказала она. — Ты отплываешь через день на «Бристольской деве». Завтра мы всей семьей отправимся в Уильямсберг, переночуем у тетушки Пет, а на следующее утро проводим тебя в дорогу.

— На корабле наверняка уже нет мест, — отбивалась девочка.

— Капитан дружен с твоим отцом, тебе обязательно найдут место.

— А мой гардероб? Во время урагана он сильно пострадал.

Если я еду в такую аристократическую школу, то мне понадобятся новые платья.

— Я подумала и об этом. Мы с отцом решили, что, когда ты сядешь на корабль, он вручит тебе кошелек с золотом. На эти деньги ты без труда оденешься в Лондоне. Миссис Честертон отведет тебя в хорошие магазины и поможет выбрать платья.

Миссис Честертон! Девочка лишилась дара речи. Салли описывала ее безобразной старухой, которая еще носила фижмы, вышедшие из моды в прошлом веке. И эта миссис Честертон поможет ей одеваться? Каролина пылала негодованием: ведь с красотой матери она унаследовала природное чувство стиля, которое выделяло обеих из толпы.

Но протестовать бессмысленно. Мать уже все решила. Пока корабль не отойдет от берега, за ней будут следить, кошелек с золотом вручат с прощальным поцелуем, и она поневоле окажется на борту этой «Бристольской девы».

Через несколько минут Вирджиния нашла сестру на каменной скамейке в саду.

— Неужто правда? Я подслушивала за дверью, но было плохо слышно. Ты едешь в Лондон?

Каролина задумчиво изучала траву под ногами и кивнула, не поднимая головы:

— Правда, я уезжаю. Мама уже все решила.

И вдруг она поняла, что даже рада этому, теперь ее отделит от Бедлама целый океан, мать больше не сможет ею распоряжаться. Не важно, какой будет школа в Лондоне, она означает хоть какие-то перемены в жизни. А еще там полно молодых людей: герцогов, принцев, владельцев поместий. И все они в огромном далеком Лондоне!

Думая о своем, Каролина почти не слышала причитаний расстроенной Вирджи. В дальних краях ее ждут настоящие приключения, романтика. Возможно, именно там живет ее возлюбленный, и не какой-нибудь мелкий клерк, выбранный Пенни, или веселый дурень вроде Хью, и, уж конечно, не безликий сын плантатора, которого очень скоро подыщет ей мать, а ее собственный, настоящий избранник.

Может, в Лондоне она встретит своего золотого незнакомца!

— Кэрол, ты меня не слушаешь, — обиделась Вирджиния. — Я очень сожалею, что мама решилась на такое…

Каролина подняла голову, и в ее серых глазах блеснул лукавый огонек, ибо она уже придумала, как избавиться от ненужной помощи миссис Честертон и одновременно сделать полезное для сестры.

— Вирджи, ты все еще хочешь бежать с Хью?

— О, Каролина, ты сама знаешь! Но у нас с Хью нет денег, разве мы сможем прожить, покуда он не найдет себе работу?

— Пошли ему весточку, — твердо сказала ей сестра. — Предупреди, что сошлешься на зубную боль и не поедешь в Уильямсберг. Хью должен прийти на причал, а в последнюю минуту, как бы на прощание, обнять и поцеловать меня.

— Почему Хью?

— Когда он меня поцелует, я передам ему кошелек с золотом, и вы сможете бежать в Мэрридж-Триз.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

СВОЕВОЛЬНАЯ ДЕВЧОНКА

Она безрассудной с детства была, отчаянной и лихой,

И хрупкой девичьей рукою могла справиться с резвой судьбой.

Умом пожалеет она себя, но даже на склоне лет

Сердце ей скажет: «Счастливей тебя не было в мире и нет!»

Глава 5

Лондон. 1687 год

Первый год в школе миссис Честертон показался девочке адом. Трудности начались, едва она ступила с корабля на берег: у нее не было денег, чтобы нанять экипаж, и ей пришлось добираться пешком. Но совсем жалкой Каролина почувствовала себя, когда объявила хозяйке пансиона, что оставила свой багаж на корабле и за ним нужно послать. Та недовольно поджала губы, презрительным взглядом окинула платье девочки, однако за багажом все-таки послала.

Отношения с другими воспитанницами тоже не заладились.

В первый вечер за ужином они пренебрежительно глазели на нее, а потом всю неделю хихикали над «замарашкой из колоний». Такое прозвище они дали новенькой. Тоскуя по дому, страдая от непривычных лондонских туманов, Каролина простудилась и кашляла до самого Рождества. Город сиял праздничными кострами, повсюду горели святочные огни, все девочки разъехались по домам, к рождественским гусям, шумным карнавалам, балам и дорогим подаркам. А Каролине, исхудавшей и тоскующей, оставалось только перечитывать письма из Виргинии.

За год она так и не сумела найти себе подругу. Когда ее дразнили, она демонстрировала враждебно настроенным сверстницам холодное презрение и с неприступным видом проходила мимо. Каролина возненавидела Лондон, обвиняя в своих бедах этот громадный, безразличный к ней город с его зловонными туманами. Все деньги, присланные родителями, она потратила на теплые веши, без которых просто невозможно было выйти на улицу, поэтому не могла вместе с другими участвовать в разных увеселениях. Миссис Честертон настаивала, чтобы воспитанницы сами оплачивали развлечения вроде катания в санях по городу или на лодках по Темзе.

Каникулы были для Каролины самым ужасным временем, потому что школа совсем пустела. Даже миссис Честертон уезжала, как она говорила, в гости к друзьям. Даже любимое Рождество теперь казалось одинокой девочке невыносимым.

Второй год тоже не принес существенных изменений, хотя деньги, присылаемые из дома, позволили Каролине обновить к Рождеству гардероб и не выглядеть среди нарядных воспитанниц служанкой, но она по-прежнему чувствовала себя одинокой.

Однако с приходом весны дела пошли на лад. Ванесса Снайпс, самая лютая ненавистница Каролины, вернулась к себе в Линкольн, а на ее место приехала новая ученица Реба Тарбелл, дочь богатого торговца из Эссекса. Наконец одинокая девочка из колоний нашла подругу и как бы заново познакомилась с Лондоном. Древняя столица, впрочем, недавно отстроенная после большого пожара, случившегося лет двадцать назад, казалось, открыла девочке свое сердце. Теперь у нее были деньги, чтобы участвовать во всех затеях одноклассниц.

То она весело тряслась по булыжной мостовой в нанятом экипаже, то обследовала магазинчики в торговых кварталах, то покупала вместе с подругами жареные орешки или, стоя на мосту, любовалась сверкающим на солнце Тауэром. Даже спустя много лет Каролина вспоминала эти картинки.

Порой, услышав звон Биг-Бена, она с улыбкой поднимала голову от своей тетрадки, а по воскресеньям, когда звонили праздничные колокола, ловила себя на том, что напевает куплеты английских школьников: «Апельсины и лимоны, Сент-Клемента слышны звоны…»

Каролина ходила с девочками по аллеям Гайд-парка и, глядя на знатных, богатых людей, катающихся верхом, даже не задумывалась о том, станет ли она тоже когда-нибудь богатой. Наравне с одноклассницами она наблюдала за сменой почетного караула перед Уайтхоллом или Сент-Джеймсом, замирала при виде белых султанов на шлемах и алых мундиров со сверкающими стальными нагрудниками или синих мундиров и алых султанов, выделяющихся на серебристом фоне ворот, казавшихся ей воротами в сказку. Наслаждаясь свободой, упиваясь лучшими днями беззаботной юности, Каролина была счастлива.

Прошло лето, наступило осеннее ненастье. Однажды Лондон на целую неделю буквально ослеп от тумана, и кто-то из девушек пошутил, что его можно резать ножом. А когда морозный ветер с запада прогнал ненавистную мглу, горожане вышли на улицы, словно празднуя долгожданное изменение погоды.

Воспитанницы миссис Честертон, впервые покинувшие школу после тумана, парами семенили за величественной госпожой Кардифф, чуть ли не самой строгой из наставниц. Она вела девочек в театр.

— Мне говорили, прежняя этого никогда бы не допустила, — прошептала Реба. Они с Каролиной жили в одной комнате и сейчас шли в конце шеренги. — Нам повезло, что мы ее не застали.

Действительно, пока Каролина ехала в Лондон, в пансионе сменилась хозяйка, а все жуткие рассказы Салли Монтроз относились к старой миссис Честертон, которая умерла, оставив выгодное дело молодой еще племяннице, носившей то же имя. Вряд ли Лайтфуты вручили бы дочери кошелек с золотом, если бы знали, какова новая хозяйка школы, ибо племянница разительно отличалась от тетки в старомодных фижмах.

Во-первых, она была стройной, никогда не носила черное, предпочитая голубое, красное и другие яркие цвета. А во-вторых, имела любовника.

— Жаль, что я еще дома не узнала о здешних переменах. — Каролина бросила взгляд на свое изрядно выцветшее платье из набивного ситца, которое выглядело куда менее привлекательно, чем наряды остальных девочек.

Если б она знала, что на смену угрюмой старухе пришла ее молодая племянница, то вряд ли так легко отдала бы Вирджи кошелек. С тех пор ей представилось немало случаев пожалеть о своем поступке.

Неожиданно ветер, гулявший по всем подворотням Лондона, взметнул легкие юбки Каролины, открывая чужим взорам не только ее колени, но и часть бедра.

При виде соблазнительных ножек в шелковых чулках. Показавшихся из-под облака тонких кружев, двое извозчиков нечаянно перегородили дорогу, зацепившись колесами. Тут же в них врезался третий экипаж, по пути столкнувшийся с коляской, едущей навстречу.

Покраснев от стыда, Каролина отчаянно боролась с юбками, а когда подняла голову, увидела джентльмена в треуголке, который смотрел на нее из окна экипажа. Он был красив, золотистые волосы обрамляли его лицо. Минуту господин разглядывал ее с ног до головы и с головы до ног, после чего подмигнул, окончательно рассердив Каролину.

Неужели он принял ее за какую-нибудь шлюху или служанку, раз позволяет себе такие вольности? Задрав свой благородный подбородок, она повернулась на высоких каблуках и с пылающими щеками зашагала подле Ребы, которая нашла происшествие весьма забавным.

Каролина чувствовала, что Лондон как-то изменил ее. Она не могла видеть себя со стороны, потому не знала, что за это время расцвела, быстро превратившись из угловатого подростка в юную леди ослепительной красоты, и теперь мужчины обращали на нее особое внимание.

Ома была еще слишком неопытна, чтобы осознавать источник своей силы, тем более им пользоваться. Да, люди изменили к ней отношение: девочки завидовали, миссис Честертон озадаченно хмурилась, а молодые подмастерья иногда останавливались посреди улицы, чтобы поглазеть на нее. В общем, перед девочкой открывался совершенно новый мир, и она не знала, что ей с этим делать.

— А весь переполох из-за твоих очаровательных ножек, — лукаво усмехнулась Реба. — Приехав домой, ты сразу воспользуешься ими, чтобы бежать в Мэрридж-Триз?

— Может, я вообще не поеду домой, — покачала головой Каролина.

— Удивляюсь, как твои родители до сих пор не забрали тебя отсюда.

По правде говоря, Каролина тоже удивлялась и поначалу даже страдала, что в редких письмах мать ни разу не упомянула о ее возвращении, но со временем она привыкла, чувствуя себя в Лондоне как дома.

Самой близкой ее подругой оставалась рыжая Реба, которая в свое время бросила единственный взгляд на девочку в поношенном, отнюдь не модном платье и сразу же предложила ей дружбу, что помогло Каролине укрепить свои позиции в школе, ведь отец подруги был очень богатым торговцем, владельцем красивейшего поместья в Эссексе.

Правда, Каролина никогда не задумывалась, почему модница Реба, всегда державшаяся особняком и не участвовавшая в шалостях своих одноклассниц, предпочла дружбу простушки из колоний.

Но месяц шел за месяцем, а Реба по-прежнему благоволила к соседке по комнате. Она заставила Каролину брать у нее платья, делилась помадами и духами, помогала делать модные прически. Разумеется, она знала все или почти все о жизни подруги в Виргинии, ибо та делилась с ней секретами, не замечая, что сама Реба практически ничего о себе не рассказывает. По сути, Каролине было известно гораздо больше о нарядах подруги, чем о ее мыслях.

Девушки уже миновали набережную и добрались до цели, но тут миссис Кардифф встретила свою подругу из Суссекса.

Обе радостно кинулись обниматься, заставив школьниц с волнением топтаться па месте.

Зато у Каролины появилось время на размышления. Слова подруги всколыхнули в ней забытую тоску по дому, она снова подумала о сестрах, об огненной Салли Монтроз, об испанке Рамоне Вальдес. Пожалуй, та была самым близким ей человеком… Но увы, Рамона осталась в другой жизни.

Все так изменилось…

Бедная Вирджи попыталась бежать со своим милым в Мэрридж-Триз, но результат оказался плачевным. Они взяли не тех лошадей, и через пять минут одна захромала, но вместо того чтобы гнать лошадь во всю мочь, на какую та еще была способна, беглецы поскакали обратно, чтобы сменить ее на другую. К тому же вечно голодный сын мельника решил перекусить, а пока они ели, неожиданно вернулись Лайтфуты.

Мать, не заметившая мельника, сбежавшего через заднюю дверь, сообщила Вирджинии, что сосватала ее за Алджернона Вэнса, единственного наследника плантатора Лайла Вэнса. Она считала партию блестящей, поэтому ее изумили рыдания дочери.

А Хью, услышав об этой помолвке, решил, что Вирджи ему изменила, и, присвоив доверенное ему золото, вскоре женился на фермерской дочке. Вирджиния в конце концов сдалась и вышла за Алджернона, но в день венчания лил холодный дождь, жених простудился, а через месяц умер. Беременная, убитая горем вдова уехала к родителям, поскольку свекровь заявила, что просто не может видеть ту, которая насмерть замучила ее дорогого мальчика во время медового месяца. Конечно, Вирджи могла бы, родив свекрови внука, с триумфом вернуться в дом мужа, но, к несчастью, упала, у нее случился выкидыш. Теперь она снова жила с матерью, которая пыталась найти подходящего жениха, правда, без особой надежды.

Думая об участи сестры, Каролина приходила в ужас. Нет, такого с ней никогда не случится.

Но теперь у Вирджинии появился шанс. Даррен, брат Филдинга, неожиданно утонул, не оставив завещания, поэтому Филдинг, лишенный в свое время наследства, стал полным хозяином отцовского имущества.

В результате стены нового дома начали быстро подниматься, и мечта Лайтфутов почти осуществилась.

«Это будет самая красивая усадьба во всем Тайдуотере, — писала сестре Вирджи. — Мы скоро переедем. Я страшно рада, что мама поглощена выбором тканей для портьер, мебели и обоев, ей некогда» подумать о моей судьбе «. Но вряд ли у меня хватит сил возражать, когда мы наконец переедем и мама вернется к этому».

Реба вывела подругу из задумчивости.

— Посмотри туда, — громко прошептала она, указывая на брюнетку в алом платье с таким количеством оборок, что она походила на огромную пуховку для пудры. Девочки с интересом разглядывали накрашенных женщин (видимо, актрис в гриме) и пеструю толпу джентльменов, прогуливающихся в фойе театра, поэтому Каролина не заметила господина в треуголке, который, отпустив извозчика, двинулся прямо к группе школьниц, но за множеством голов не мог отыскать девушку, привлекшую его внимание на перекрестке.

Красивые нарядные девочки заинтересовали не одного господина в треуголке. Вор-карманник подкрался к Каролине и срезал ее бархатный кошелек, висящий на плетеном шнурке.

Та моментально оглянулась, заметила щуплого паренька, который продирался сквозь толпу, и с яростным криком бросилась за ним. Она жалела не золотую монету, присланную матерью в подарок, а письмо сестры. Каролина собиралась перечесть его перед сном, особенно вторую страницу. «Одна знакомая тетушки Пет рассказала ей, что видела Эммета около месяца назад в Филадельфии, но Пенни с ним не было. А когда она спросила его про Пенни, то он покраснел и наотрез отказался разговаривать, сказав только, что навсегда покидает этот город. Мама пишет всем своим знакомым, пытаясь напасть на след, однако если Пенни не хочет, чтобы ее нашли, можно не сомневаться, что так оно и будет!»

В письме содержалось еще много интересного, а этот негодяй удирает с ним!

Пытаясь догнать куда более ловкого и шустрого парня, Каролина споткнулась о подставленную сообщником ногу и упала в объятия незнакомого джентльмена. Глядя поверх его плеча, Каролина высматривала убегающего вора, а незнакомец, в свою очередь, не отрывал глаз от нее.

Томас Энгвин с удовольствием разглядывал вырывающуюся пленницу. Что за чудесное создание! Кажется, он еще не видел ничего подобного, хотя, если честно, лорд Томас думал так обо всех девушках, однако новая любовь всегда представлялась ему горячее прежних.

— Отпустите меня! — закричала Каролина. — Вор украл мой кошелек!

Голова лорда повернулась в сторону толпы.

— Его уже и след простыл, — вежливо заметил он. — А кстати, много ли вы потеряли?

Теперь девушка узнала в нем человека, который осмелился подмигнуть ей. Значит, он намерен ее преследовать!

— Если вы сейчас же меня не отпустите… — начала Каролина, но так и не закончила фразу.

Сцена привлекла внимание миссис Кардифф. Поняв, что главным действующим лицом была ее воспитанница, она с проворством, удивительным для такой грузной дамы, быстро оказалась на месте событий.

— Каролина! Отойдите сию же секунду!.. Вы нас позорите!

— У меня украли кошелек! — возмущенно сказала девушка. — Нужно догнать вора, а этот болван не отпускает.

Необъятная миссис Кардифф, повернулась к «болвану» всем корпусом, окинула его грозным взглядом, после чего он отпустил Каролину.

Но когда наставница увлекала ее прочь, девушка все-таки оглянулась.

— Из-за вас я потеряла свой кошелек!

— Какого он цвета?

— Темно-синий! Бархатный!

— Я попробую его найти.

Сняв треуголку, джентльмен вежливо поклонился, и его светлые волосы заблестели на солнце. У Каролины перехватило дух.

Неужели это ее золотой незнакомец из того незабываемого сна?

Тут миссис Кардифф довольно бесцеремонно протолкнула ее в толпу по направлению к одноклассницам.

— Идемте, девочки, — пискнула она голосом, не соответствующим такому массивному телу.

В тот вечер давали популярную комедию «Деревенская жена», но Каролина ничего не запомнила, все померкло в сравнении с тем золотоволосым джентльменом. На обратном пути Реба несколько раз пыталась заговорить с ней, но Каролина лишь рассеянно кивала в ответ, хотя подруга, хихикая, вспоминала, как наставница краснела во время фривольных диалогов, а один раз даже невольно ахнула: «Неужели миссис Честертон могла рекомендовать воспитанницам эту бесстыжую пьесу?»

С того дня одноклассницы несколько раз уведомляли Каролину, что джентльмена видели около школы. Значит, он и после спектакля шел за ними! Впрочем, сама Каролина в те моменты оказывалась то на уроке, то была занята.

Но однажды ее подвели к окну, когда золотой незнакомец шел по улице. На миг ей показалось, что это действительно он, тем не менее у нее не было уверенности, поэтому Каролина отвернулась. К тому же зачем показывать свой интерес, ведь она не собирается за ним гоняться, пусть он ищет ее сам.

Оказалось, незнакомец искал встречи, ибо в следующее воскресенье он последовал за девочками не только в церковь, но также на утренний базар.

Когда через неделю девочек вели в собор Святого Павла, джентльмен с немного развязными манерами снова оказался рядом. Правда, шел он по другой стороне улицы, но не спускал глаз с Каролины. Это, естественно, не укрылось от внимания девушек, и обожатель Каролины стал главной темой дня.

— Он снова здесь, — взволнованно прошептала рыженькая Джеральдина Дарви, тронув муфточкой идущую впереди Каролину. — Он невероятно красив.

— Перестань оглядываться, а то он еще подумает, будто нам до него есть дело! — сказала Реба, успев придержать новую шляпку, едва не сорванную ветром.

Каролина украдкой взглянула на господина, который неторопливо шел за ними, потом на миссис Блэнтон, идущую во главе шеренги, и пожалела, что на ее месте не оказалась мадемуазель Вольер. В обязанности молодой француженки входило обучение девочек языку, и для практики она рассказывала им неприличные анекдоты. Уж ту бы, конечно, не волновало присутствие незнакомца. А пожилая суровая миссис Блэнтон смотрела на все иначе.

Кстати, и сама хозяйка пансиона ничуть не походила на других наставниц, работавших здесь с прежних времен. Она следила за модой, вела светскую жизнь. Карету с золотым гербом Ормсби на дверцах частенько видели под окнами пансиона.

Старая миссис Честертон, мир ее праху, не понимала, каким образом ее племянница ухитряется ездить в Бат или даже на континент. А Дженни Честертон тщательно скрывала правду, чтобы тетка, не дай Бог, не исключила ее из завещания.

Став хозяйкой пансиона, который имел репутацию весьма строгого заведения, она не смогла отказаться от прежней жизни.

Когда лорд Ормсби жил в городе, она приглашала его к себе, но в основном их тайные свидания происходили в купленной для таких случаев маленькой квартире. Если же лорд Ормсби наведывался в пансион, Дженни Честертон выпроваживала всех учениц на продолжительную экскурсию, чтобы «развить в них чувство прекрасного». «А заодно избавиться от лишних свидетелей», — шепотом добавлял кто-нибудь из девочек.

На этот раз их поручили заботам миссис Блэнтон с приказанием отвести в собор Святого Павла. После экскурсии воспитанницам было дозволено прогуляться по городу и купить конфет.

— Вы думаете, он пойдет С нами в собор? — хихикнула Джеральдина.

— Конечно, — отозвалась Реба. — Мой кузен Джорджи, который изучает право в Грейз-инн , говорит, что прежний собор стоял на месте античного храма в честь богини Дианы.

«Диана, богиня охоты..» — подумала Каролина. Сегодня она тоже чувствовала себя охотницей, а джентльмен, тихо проследовавший за ними в собор, ее добыча. Каролина была слишком молода, поэтому, гордясь победой, которую впервые принесла ей красота, стремилась, как всякая начинающая охотница, побыстрее отточить свое искусство.

Забравшись под самый купол собора, девушки стояли теперь на Каменной галерее, руками удерживая шляпки. Сильный ветер пронизывал до костей, но Каролина не ощущала холода, ибо подруга снабдила ее пусть неброской на вид, зато очень теплой накидкой. К тому же темная одежда выгодно подчеркивала серебристые волосы девушки, которые производили совершенно необычайное впечатление. Лорду Томасу казалось, что во мраке собора перед ним горит живая свеча.

— ..созданный по проекту сэра Кристофера Репа , — говорила миссис Блэнтон, когда Реба толкнула подругу под локоть.

— Он здесь, — сказала она.

— Сэр Кристофер? — засмеялась Каролина, наслаждаясь своей новой ролью.

— Ты прекрасно знаешь, кого я имела в виду.

Тем временем группа направилась в Золотую галерею, но по пути задержалась на Галерее шепота, чтобы получше рассмотреть сверху интерьер собора.

— Он машет тебе рукой, — снова обратилась к подруге Реба. — Думаю, он хочет, чтобы ты… Каролина, подойди к своду, он хочет поговорить с тобой.

— Но он на противоположной стороне галереи, — возразила та, понимая, что если незнакомец сейчас закричит, то его голос под сводами купола услышит даже глухая миссис Блэнтон.

— Это же Галерея шепота. Если он тихо скажет что-нибудь оттуда, ты без труда услышишь его здесь. Подойди к своду.

Каролина быстро наклонилась к каменной стенке.

— Каролина Лайтфут, — отчетливо услышала она голос незнакомца.

— Откуда вы знаете мое имя?

— От горничной из вашего пансиона.

— Кто вы?

— Меня зовут Томас Энгвин. И я достал вам синий бархатный кошелек взамен того, который у вас украли из-за меня.

— Но я же сама на вас налетела, — возразила Каролина.

— Не совсем так. Мне трудно попасть в ваш пансион. Три Мои попытки оказались безуспешными.

— Мы не принимаем мужчин.

— Как же мне снова увидеть вас?

— Завтра мы отправляемся в Гринвич на лодке, — быстро ответила девушка.

— Отлично. Там и встретимся.

Реба взволнованно топталась возле подруги.

— Он уже уходит, — с сожалением произнесла она, но ее перебил фальцет миссис Блэнтон:

— ..Таким образом, на строительство собора были затрачены миллионы.

— Для чего даже подняли налоги на ввоз угля, — громко добавила Джеральдина Дарви. — Папа говорит, что это непростительные расходы!

Услыхав подобное святотатство, миссис Блэнтон нахмурилась и в раздражении повела воспитанниц к выходу. Пока девушки осторожно спускались по крутой лестнице, до всех уже дошла весть о том, что джентльмен назначил свидание Каролине Лайтфут.

Глава 6

Лорд Томас всегда проявлял завидную целеустремленность, если на его горизонте появлялась новая жертва.

И на сей раз все шло как обычно.

Когда барка с девушками миновала кирпичные стены резиденции архиепископа Кентерберийского, Реба тихо шепнула сидевшей рядом подруге:

— А вот и он.

Каролина оглянулась. Лорд Томас отвесил ей поклон, и его лодка вмиг очутилась рядом с их баркой. К счастью, по реке проплывало много различных судов, поэтому миссис Кардифф, которую, невзирая на ее простуду, отправили сопровождать воспитанниц, пропустила маневр лорда Томаса. Зато все девочки начали перешептываться, хихикать и оборачиваться в сторону красивого джентльмена. Каролина чувствовала себя неловко.

Чего нельзя было сказать о лорде Томасе. Ему даже льстило внимание молоденьких девушек.

— Ты заметила, что он глаз с тебя не сводит? — прошептала Реба.

Каролина заметила. Разве кто-нибудь мог не заметить восхищенный взгляд джентльмена с соседней лодки?

Утром, когда все собирались в Гринвич, маленькая Полли Моффат не преминула сообщить одноклассницам:

— Вчера я спросила брата о лорде Томасе Энгвине, и Берти сказал мне, что это самый отчаянный распутник в Лондоне, я ни в коем случае не должна с ним связываться. Я, конечно, успокоила брата, и тогда он еще рассказал, что у лорда Томаса много внебрачных детей и только за прошлый сезон он успел обесчестить трех молодых девушек!

— Почему же никто из отцов не заставил его жениться? — ответила Реба, зевнув.

— Неужели ты думаешь, я не догадалась спросить об этом брата? Так вот. Ни у кого из девушек не нашлось сильного защитника: ни разъяренного отца, ни братьев, владеющих оружием, ни могущественных друзей. Берти говорит, что несчастные девушки просто незаметно исчезли, как всегда бывает в таких случаях.

— Вернулись домой, а не исчезли, — возразила Каролина.

«Или пошли по рукам! Нет, это слишком ужасное предположение». — Конечно, вернулись домой, — более спокойно добавила она.

Глядя на лорда Томаса, плывшего рядом с их баркой, она просто не могла представить, что джентльмен с таким добрым лицом, искренним взглядом и обворожительной улыбкой способен на низость. Видимо, брат Полли Моффат повторяет грязные сплетни, которые распускают враги лорда Томаса. И кстати, разве не может грешник исправиться, если рядом с ним окажется хорошая женщина?

Барка тем временем плыла вниз по реке, приближаясь к собору Святого Павла.

— Смотрите, девочки, — говорила миссис Кардифф, — сейчас мы проплываем мимо Темпла. Видите ту круглую древнюю церковь? В двенадцатом веке она принадлежала ордену тамплиеров.

— А теперь принадлежит обществу адвокатов, — заметила практичная Реба. — Здесь учится мой кузен.

Лодка Томаса оказалась совсем близко, он услыхал слова девушки и с улыбкой сказал;

— В тех садах были впервые сорваны Алая роза Ланкастеров и Белая роза Йорков. Так началась война Роз.

К счастью, миссис Кардифф не расслышала его замечание. Их лодка плавно ускорила ход, чтобы проскользнуть между другими судами, а Каролина все не могла отвести глаз от молодого человека, вмешавшегося в разговор с таким романтическим замечанием. Казалась, она слышала песню сирены, необычайно сладкую, убаюкивающую ее разум. Может, она нашла своего золотого незнакомца?..

Это очарование не покидало Каролину до самой Гринвичской пристани, когда девушки, выйдя на берег, увидели белокаменный дворец с колоннами, изогнутыми лестницами и широкими каменными балюстрадами.

Миссис Кардифф повела воспитанниц сквозь заросли испанского орешника наверх, откуда им открывался вид на блестящую ленту Темзы, убегающую в Старый Город. Здесь они встретили других любителей красивых пейзажей, среди них оказался и лорд Томас. Правда, он не стал подниматься за девушками к самой вершине. На обратном пути их грузная наставница, обернувшаяся, чтобы сказать что-то одной из воспитанниц, оступилась (позднее Реба утверждала, что лорд Томас подставил ей ногу), и галантный кавалер ловко подхватил ее.

— Благодарю вас, милорд. Должно быть, я зацепилась за траву.

— Здесь небезопасно, разрешите проводить вас до лодки, — любезно сказал тот, предлагая даме руку.

Девочки затаили дыхание… И с облегчением вздохнули, когда строгая воспитательница, зардевшись от удовольствия, оперлась на руку красивого джентльмена.

Разумеется, лодка достойного молодого человека куда-то исчезла, пока он поднимался на холм, поэтому миссис Кардифф сразу предложила ему место в их барке.

— Спасибо, я устроюсь где-нибудь на корме, — быстро ответил лорд Томас. — Мне интересно послушать ваш рассказ о достопримечательностях, мимо которых мы будем проплывать.

Госпожа Кардифф разочарованно поджала губы, но джентльмен уже пробирался к задней скамейке, где сидела Каролина.

— Нелегко к вам добраться, — тихо сказал он и с многозначительной улыбкой посмотрел на Ребу.

Поняв намек, та встала, заявив, что ей надо переговорить с Бинни насчет конспекта по латыни.

На обратном пути Каролина многое узнала о своем поклоннике. Ему двадцать семь лет, он холост, учился (правда, недолго) в Кембридже, а потом два года путешествовал по Европе. Отец его умер в прошлом году, он, единственный сын, унаследовал титул лорда вместе с фамильными владениями в Нортгемптоне, где теперь живут его мать и сестры. В Лондоне у него есть маленький городской дом, а благодаря отличным доходам от имений ему не нужно работать. Короче, он во всех отношениях завидный жених, о чем лорд Томас не преминул сообщить Каролине.

Однако то, о чем лорд Томас не сказал, заинтересовало бы ее куда больше. Ни разу этот человек не хранил верность женщине дольше трех недель, в последнее же время он превратился в безжалостного соблазнителя, используя тактику «найди и погуби». К тому же свое опасное внимание лорд Томас обращал прежде всего на беззащитных жертв, хотя ему не удалось избежать скандалов. Дважды его приключения заканчивались дуэлями, из которых он вышел без единой царапины, а прошлой зимой соблазненная и разоренная им девушка утопилась в Темзе.

Он не стал рассказывать об этом Каролине, справедливо полагая, что слухи и так очень скоро дойдут до нее.

Каролина, польщенная вниманием поклонника, жадно слушала и отвечала на все его вопросы.

— Нет, я не обручена. И возможно, никогда не выйду замуж. — Она украдкой посмотрела на него из-под длинных темных ресниц.

— Неужели? — удивился лорд Томас, подумав про себя:

«Кое-кому остается лишь надеяться, что ты передумаешь». — У вас есть другие планы?

— О да. Хочу стать переводчицей. Я бегло говорю по-испански, знаю латынь и немного французский.

— Латынь — язык мертвый, — заметил лорд Томас.

— Но я могу переводить тексты, — ответила девушка.

Он засмеялся. Это был очень приятный смех.

— Мой французский годится лишь для будуара. Так же как итальянский. А по-испански я вообще не понимаю. Хотя буду счастлив обменять свой будуарный итальянский на ваш будуарный испанский, — бесцеремонно добавил он.

Каролина понимала, что разговор выходит за рамки приличия. Она вспомнила, как такая же манера Сэнди Рэндолфа смешила ее мать, а все говорили, что Сэнди именно тот человек, за которого Летиции следовало бы выйти замуж…

— Вы долго пробудете в Лондоне? — спросила Каролина, чтобы сменить тему.

— Да, во всяком случае, пока вы здесь, — немедленно отозвался лорд Томас. — Скажите, как можно проникнуть в ваш пансион?

— Никак. Если бы вы приходились кому-нибудь родственником, то у вас еще была бы надежда, — вздохнула Каролина.

— Не волнуйтесь, я найду способ.

На следующий день лорд Томас выполнил свое обещание.

Ухмыляющаяся горничная сказала Каролине, что какой-то джентльмен нашел ее кошелек и теперь желает лично вернуть его хозяйке. Девушка спустилась в гостиную. Лорд Томас ждал ее стоя. На нем был элегантный атласный костюм цвета слоновой кости, расшитый золотом, и Каролина подумала, что сейчас он похож на златогривого льва.

— Вы же понимаете, что я не могу этого принять, — засмеялась она, когда молодой человек протянул ей темно-синий бархатный кошелек.

— Считайте его не вещью, а поводом увидеть вас. — Лорд Томас не испытывал ни малейшего затруднения, разговаривая с понравившейся ему дамой. — Это лишь первый шаг к свиданию наедине.

— К недолгому свиданию, — предупредила Каролина. — Потому что с минуты на минуту вернется миссис Честертон, а она в первую очередь заглядывает сюда.

— Миссис Честертон? — Он немного подумал. — Дженни Честертон! Кажется, мы знакомы. По-моему, я видел ее в обществе лорда Ормсби. Но… Вы сказали, она хозяйка этой школы?

Каролина с трудом удержалась от смеха.

— Если вы и встречали ее в обществе лорда Ормсби, то лучше не говорить об этом! Миссис Честертон тщательно скрывает от нас, что она его любовница.

— Назовите мне имена ваших подруг, — внезапно попросил Томас. — На лодке мне кого-то представляли, но я смотрел только на вас.

Каролина удивленно пожала плечами, но быстро перечислила всех по списку.

— Для чего вам… — Девушка не успела закончить, поскольку вошла миссис Честертон.

— Я знаю этого джентльмена? — холодно спросила она.

— Лорд Томас Энгвин, — представился тот и поклонился ей еще почтительнее, чем кланялся Каролине. — Друг семьи этой юной леди.

— Эта юная леди прибыла к нам из колоний. И у нее здесь нет друзей семьи. Должно быть, вы тот самый джентльмен, который помог миссис Кардифф спуститься с холма в Гринвиче и о котором она болтала в течение всего обеда? Каролина, можешь идти.

Когда девушка неохотно удалилась, Дженни Честертон ответила лорду Томасу сияющей улыбкой под стать его собственной. Разумеется, она не поверила в ложь о «друге семьи», опыт говорил ей, что это лондонский распутник, покусившийся на ее воспитанницу. Хотя… он весьма мил. Не стоит, пожалуй, захлопывать двери перед его носом.

— Конечно, я не являюсь другом семьи мисс Лайтфут, но мне бы хотелось навещать ее, — спокойно заявил лорд Томас.

— Боюсь, это невозможно, — холодно сказала она.

Его улыбка стала еще ослепительнее.

— Очень даже возможно, поскольку я знаком с родителями многих учениц из вашего пансиона. Например, с семьей Джейн Блэквелл из Суррея. А тетушка маленькой Росс — моя старая приятельница из Кента. По-моему, даже у нас с вами есть общие друзья. Лорд Ормсби… Я мог бы попросить его замолвить за меня словечко или представить родителям других юных леди, чтобы засвидетельствовать мою благонадежность.

Миссис Честертон поняла, что ее шантажируют. И надо же такому случиться именно после вчерашней ссоры с любовником! Ведь если лорд Ормсби откажет ей в содержании, то придется рассчитывать только на доход от школы. Она не имела права лишаться этого источника. К тому же появившиеся у глаз морщинки и отяжелевший подбородок говорят ей о том, что она вряд ли сумеет найти замену прежнему благодетелю.

Видимо, ей придется уступить этому улыбчивому господину, смотревшему на нее, как прожорливый кот на мышь. Карие глаза миссис Честертон стали жесткими и холодными.

— Очень хорошо. Раз у вас… такая хорошая рекомендация… — Ее голос слегка дрогнул. — Я передумала. Вы можете навещать Каролину.

— И брать с собой на прогулку?

Хозяйка пансиона неохотно кивнула.

— И без провожатой, — непринужденно добавил лорд Томас. — Ведь я близкий друг их семьи.

Миссис Честертон молчала. Подобные требования даже ей показались неслыханными, однако если она сейчас не уступит, этот нахальный юнец не колеблясь ославит ее перед всеми.

— Да, — выдавила из себя миссис Честертон. — Но если вы осмелитесь причинить ей вред…

— Тогда мне не поздоровится, — вкрадчиво сказал лорд Томас. — Договорились. Могу я завтра пригласить мисс Каролину на прогулку?

Дженни Честертон кивнула. Когда незваный гость ушел, она еще долго сидела, уронив голову на руки, потом встала и отправилась в свою комнату, чувствуя себя безобразно старой.

А что бывает с отцветшими розами?..

Увидев Каролину, которая нашла предлог, чтобы спуститься вниз и пройти мимо гостиной, хозяйка пансиона усмехнулась: «Пропала девушка. Но путь к падению покажется ей приятным!» А разве ей самой не казалось так, когда лорд Ормсби, увидев на проселочной дороге упавшую с лошади девушку, взял ее в свою карету, а вскоре и в постель… Она вдруг с завистью посмотрела на Каролину. О, если бы вернуть юность!

— Как же вам удалось? — задыхаясь на бегу, спросила Каролина.

— Просто дама поверила, что я друг вашей семьи, поэтому согласилась отпускать вас со мной куда угодно.

Каролина удивленно взглянула на спутника. Вряд ли миссис Честертон действительно поверила, но подумать об этом девушка не успела.

— Первый раз вижу на вас маску. Вы такая в ней таинственная.

— А я впервые надела ее, — простодушно сказала Каролина. — Это была идея миссис Честертон. Она сказала, что я должна заботиться о цвете лица, и дала маску. Как мило с ее стороны, правда?

Лорд Томас засмеялся. Похоже, Дженни Честертон боится, что ее воспитанницу узнают, если она встретится на улице с матерью одной из учениц. Тогда пострадает репутация пансиона.

— Да, очень предусмотрительно с ее стороны.

Каролине не показалась странной или неуместной забота миссис Честертон. Ведь Летиция тоже (если случайно обращала внимание на дочерей) журила их за отказ носить шляпки от солнца.

Девушка больше не задумывалась о том, каким образом Томас добился для нее такой свободы. Они часто гуляли в садах, и Каролина, бывало, наклонялась к последним осенним розам, чтобы скрыть пылающее лицо, когда поклонник расточал ей комплименты.

Он настойчиво приглашал юную леди посетить его городской дом, но та все отказывалась. Если на улице их еще могли принять за сестру и брата, который ее сопровождает, то визит одинокой девушки к мужчине наверняка вызовет нежелательные сплетни. А Каролина была достаточно осторожна, к тому же случайные встречи с жертвами непостоянства лорда Томаса заставили ее встревожиться. Оба раза девушки с негодованием смотрели на нее, а потом, казалось, готовы были испепелить взглядами лорда Томаса.

Однажды случилась очень неприятная история. На Пиккадилли их чуть не сбила карета, в которой сидела дама.

— Убийца! — прошипела она, выглянув из окна, и карета прогрохотала дальше по булыжной мостовой.

— Кто это? — обомлела Каролина.

— Одна глупая особа с дурацкими выходками, — проворчал лорд Томас и нагнулся, чтобы почистить рукавом полы светлого камзола, сильно пострадавшего от грязных брызг.

— Она же назвала вас убийцей!

— Ее младшая сестра прошлой зимой утонула в Темзе.

Меня в то время даже не было в городе.

«Но виновным она почему-то считает вас», — подумала Каролина, а вслух спросила:

— Значит, это был несчастный случай?

— Нет, она бросилась в реку с Лондонского моста. — Лорд Томас выпрямился и твердо заявил:

— Нельзя же винить меня в том, что я не смог ее полюбить!

Каролина была потрясена, и все же красавец лорд даже вырос в ее глазах. Оказывается, девушки готовы топиться из-за любви к нему! Но тут ей в голову пришла тревожная мысль.

— Она была вашей… любовницей? — нерешительно спросила Каролина.

— Разумеется, нет, — солгал он. — Эта юная и очень избалованная особа преследовала меня самым непристойным образом. А когда вдруг посреди ночи явилась ко мне домой, я отправил ее в моем экипаже к родителям, но она так расстроилась, что выскочила из кареты и бросилась с моста в воду.

Кучер даже не успел остановить ее.

Веря каждому его слову, Каролина не заметила явных противоречий в рассказе.

До нее доходили также слухи о не менее скандальных похождениях лорда Томаса, но тот с неизменной легкостью все отрицал, а неопытная девушка в ослеплении предпочитала доверять только ему.

— Он не такой плохой, — защищала она своего героя перед Ребой. — Просто всегда оказывается жертвой случая.

— Несчастный. — Реба одарила подругу циничным взглядом. — Он уже сделал тебе предложение?

— Не-ет. Однако он просил меня обо всем остальном.

— Ты понимаешь, что до свадьбы нельзя допускать ничего подобного?

— Да, — покраснела Каролина. — Я думала об этом.

И не лгала. Она представляла себя то хозяйкой его родового имения, то королевой бала, то участницей охоты. Иногда даже подумывала о его лондонском доме, который надо еще отремонтировать.

— Я ничего не смыслю в таких вещах, — убеждал ее лорд Томас. — Мне очень нужен твой совет, Каролина, я рассчитываю на твой вкус.

Привыкнув к легким победам, он удивлялся, что никак не может уложить эту американскую красавицу в свою постель.

Правда, она не отказывалась целоваться с ним в парке, а раз или два страстно ответила на его поцелуй, однако не соглашалась ни зайти к нему в дом, ни подняться в ее комнату, предпочитая встречаться только в общей гостиной.

Очень упрямое создание, но бесконечно желанное.

И лорд Томас удвоил старания.

В понедельник он сказал, что любит ее, причем с дрожью в голосе, которая дается лишь многолетней практикой.

Каролина была очарована.

Во вторник он повел ее на непристойную пьесу, и они ели маленькие китайские апельсины. Каролина испугалась, что оказавшиеся по соседству с ними молодые люди приняли ее за проститутку, ибо, по их словам, только проститутки всегда закрывают лицо, приходя в театр. Она немедленно сорвала маску, а лорд Томас лукаво взглянул на свою спутницу. В тот день она не стала целоваться с ним в аллее возле театра, хотя ощутила желание собственными глазами увидеть интерьер его «ветхого» дома.

В среду они были в мюзик-холле. На сей раз Каролина порадовалась тому, что на ней маска. Лорд Томас поклонился знакомым и хотел пройти мимо, не представив свою даму, но тут один из молодых людей, высокий, крепкий, с веселыми карими глазами, в темном, сбившемся набок парике, загородил им дорогу.

— Томас! — радостно воскликнул он. — Это, наверное, и есть та дама, которую ты от нас скрываешь? Не смущайся, представь меня!

— Мисс Лайтфут, — вздохнул лорд Томас. — А этот веселый болван — мой добрый друг, лорд Реджинальд из Суффолка.

— Ваш покорный слуга, мисс Лайтфут, — произнес тот, поклонившись ей чуть ли не до пола.

Томас нахмурился:

— А теперь, Реджи, ты очень меня обяжешь, если уберешься с моей дороги. Я не намерен знакомить с Каролиной всю эту голодную свору.

Его друг оглянулся, успев придержать съехавший парик, и увидел, что к ним приближается небольшая толпа джентльменов.

— Да, Томас, уводи поскорее отсюда свою блестящую леди!

Лорд Томас повел спутницу к выходу, старательно избегая встреч с друзьями. Значит, он пытается уберечь ее репутацию, ибо мюзик-холл не место для юной леди. Каролина гордо вскинула голову. Теперь она уверена в искренности его чувств. И все же… он никогда не просил выйти за него замуж, разделить с ним жизнь…

Глава 7

В четверг лорд Томас сделал ей предложение.

Он зашел за ней, как обычно, и пригласил на прогулку.

Несмотря па приближающееся Рождество, погода баловала жителей Лондона. Щеки у Каролины раскраснелись на морозе, отчего серые глаза казались ярче.

Молодые люди поехали к Хайгейтскому холму, где оставили экипаж и пешком двинулись вверх. Лорд Томас, уверенный, что всем молоденьким девушкам нравятся легенды, рассказал Каролине занимательную историю о молодом подмастерье Дике Уиттингтоне. Однажды тот отдыхал на этом самом холме и вдруг в звоне церковных колоколов разобрал свое имя, будто кто-то звал его в город. Придя домой, он узнал радостную новость. Из морского путешествия вернулся его хозяин с котом-крысоловом, которого парень специально одолжил ему на время плавания. Один иностранный принц, попутчик мастера, покоренный способностями кота-охотника, пожелал иметь такого крысолова у себя во дворце.

Принца даже не остановила цена, которую запросил ловкий подмастерье. Став богатым. Дик удачно женился, а впоследствии его трижды избирали лорд-мэром Лондона.

— Так обыкновенный кот принес Дику Уиттингтону счастье, — закончил свой рассказ лорд Томас и серьезно добавил:

— А вы принесете мне счастье, Каролина? Вы согласны выйти за меня замуж и украсить мою жизнь?

От этих слов у нее вдруг закружилась голова. Она вспомнила о родителях, оставшихся в Виргинии, об их ревности, о сплетнях, касавшихся ее семьи. В Лондоне ходили не менее досадные слухи о прошлом лорда Томаса. Она им не верила.

Хотя… Ведь были же у него другие женщины, наверное, он когда-то любил их.

— Будете ли вы мне… верны, Томас?

— Буду.

Говоря так, лорд Томас не кривил душой. Очарованный ее красотой, ослепленный страстью, он не мог даже представить, что бросит Каролину. В эту минуту он был способен в одиночку захватить вражескую крепость или, например, прыгнуть с Лондонского моста. Он окажется с ней в постели, и она навсегда утонет в его объятиях.

Разумеется, лорд Томас всегда бывал верен. Пока не исчезал из поля зрения. Матери благородных девиц рвали на себе волосы, проклиная его единственный недостаток. Ведь у него было все: благородное происхождение, манеры, обаяние, богатство. Он мог бы стать таким прекрасным зятем… если бы не избегал сетей брака. Томас влюблялся безумно, отчаянно, снова и снова. Но всякий раз ему как-то удавалось ловко уйти от женитьбы. Каждая новая красавица была для молодого лорда вызовом судьбы, цитаделью, которую необходимо взять приступом, любовью, казавшейся ему любовью всей жизни.

То же самое происходило и на сей раз.

Каролина создана для него. Именно она — единственная женщина, которая сможет воплотить его мечты. Он никогда ее не покинет.

Девушка ощущала глубину и силу его чувства, и ее сердце без колебаний отвечало ему. Впрочем, такое происходило и со многими другими, куда более опытными возлюбленными.

— Тогда я выйду за вас, Томас, — дрожащим голосом сказала она, и вся любовь, вся преданность щедро пролились на него из ее восторженных серых глаз.

Его руки обхватили Каролину, словно обручальным кольцом, долгий, горячий поцелуй скрепил их любовь. Наконец Томас отпустил ее и облегченно вздохнул.

— Теперь больше нет причины, по которой ты не могла прийти в мой дом и посмотреть, как нам его обустроить! — счастливо улыбнулся он. — Видит Бог, там просто необходима женская рука.

Каролина одарила его нежной улыбкой, пытаясь сдержать свои чувства, поскольку этот поцелуй тоже потряс ее не меньше, чем Томаса.

— Нет, причина остается, — с укором сказала она. — Теперь, когда я намерена стать твоей женой, мне следует вести себя еще скромнее. Ты же не хочешь вовлечь меня в скандал?

Вдруг твоя мать узнает, что я одна приходила к тебе?

— Она в Нортхемптоне, поэтому ничего не узнает, — с огорчением сказал он, не готовый к такому повороту.

А в пятницу Каролина потеряла девственность.

Шел сильный дождь. Миссис Честертон встретила лорда Томаса, пришедшего за Каролиной, у двери. Она выглядела неважно, поскольку лорд Ормсби уже целую неделю не показывался.

— Надеюсь, вы не поведете Каролину гулять в такую ужасную погоду? — раздраженно спросила она. — К тому же ваши посещения слишком участились, весь пансион гудит об этом.

Если вы не прекратите, то погубите мою репутацию.

— К черту ваш пансион, — невежливо отозвался лорд Томас. — Я думал, мы с вами понимаем друг друга.

Миссис Честертон мгновенно сникла под его холодным взглядом.

— Ладно, — сказала несчастная хозяйка, — только не слишком ее задерживайте.

Но он не ответил. Девушка пробудет у него столько времени, сколько он сочтет нужным!

Каролина удивилась, почему лорд Томас был без кареты и даже не взял извозчика. Однако тот объяснил, что у его кареты сломалось колесо, а свободных экипажей в такой ливень не нашлось. Он пригласил Каролину на новую пьесу и сказал, что если они не поторопятся, то непременно опоздают.

Поскольку ей очень хотелось увидеть представление, девушка, опустив пониже капюшон и приподнимая юбки, шла по лужам со своим кавалером.

Пара остановилась на углу Стренда, чтобы перейти улицу, но тут какой-то всадник промчался в опасной близости от них.

Лорд Томас дернул Каролину назад, причем столь неловко, что она упала в грязь.

— Боже, вы не ушиблись? — Лорд Томас хотел ее поднять, наступил сапогом ей на подол и, желая исправить оплошность, ухитрился еще сильнее испачкать платье.

— Нет, только моя одежда… — Девушка сокрушенно посмотрела на мокрые юбки.

— Вы не можете идти на представление в мокром платье, — виновато произнес лорд Томас. — Да и вернуться к миссис Честертон в таком жутком виде… Рядом есть лавка портного, где вам подобрали бы готовый наряд. Правда, на это уйдет некоторое время.

«И как я объясню в школе, почему ушла в одном платье, а вернулась в другом? — подумала Каролина. — Решат, что я стала его содержанкой, и запретят наши встречи!» Не догадываясь о шантаже, наивная девушка относила покладистость миссис Честертон на счет природного обаяния своего героя.

— Лучше найти какое-нибудь место, где можно обсохнуть, — вздохнула Каролина.

— Например, мой дом, — словно размышляя, сказал лорд Томас. — Правда, это далеко отсюда, к тому же вы категорически отказались входить туда. Но поблизости находится «Звезда и подвязка», где я часто провожу вечера за игрой. Хозяин знает меня и не болтлив. Я мог бы снять для вас номер.

В прилипающем мокром платье Каролина думала лишь о том, как ужасно она выглядит, поэтому согласно кивнула.

Едва переступив порог гостиницы, лорд Томас спросил комнату и немедленно повел девушку по лестнице, бросив через плечо хозяину:

— Да приготовьте горячую ванну.

Каролине следовало бы при этом насторожиться, однако ее желание поскорее вымыться и согреться вытеснило другие мысли. Она позволила лорду Томасу войти за ней в комнату с большой кроватью, стоявшей в углу. Заметив мягкую перину и чистое голубое одеяло, Каролина тревожно посмотрела на лорда Томаса.

— Скоро здесь будет тепло, — сказал он, заметив, что девушка стучит зубами. Тем временем горничная уже разжигала в камине огонь.

Лорд сказал, что подождет внизу, и ушел, а горничная приветливо улыбнулась Каролине.

— Горячая ванна подбодрит вас, — весело сообщила она и тоже вышла.

Потом в комнате, как по мановению волшебной палочки, появились металлическая ванна, горячая вода и мыло. Служанка помогла Каролине снять платье.

— А где же полотенца? — спросила девушка.

— О Господи, совсем забыла. Ну ничего, сейчас только отнесу ваше платье вниз, нужно его хорошенько почистить, высушить в кухне…

— Нет-нет, лучше я…

— Здесь одежда будет сохнуть целую вечность, — заявила горничная, собирая в охапку ее вещи. — Хозяин экономит на дровах и здесь никогда не топит. Зато в кухне очаг пылает.

— Ну… ладно.

— Ложитесь поскорее в ванну, не то простудитесь. Сейчас принесу вам полотенца и мочалку.

Каролина с наслаждением погрузилась в горячую воду и, дожидаясь обещанной мочалки, почти задремала. В последнее время ей не удавалось хорошенько выспаться, ее будили тревожные сны: они с лордом Томасом бежали в Мэрридж-Триз, а за ними гнался отец.

Когда открылась дверь, Каролина протянула руку за мочалкой, но получив ее, услышала мужской голос:

— Что еще для тебя сделать?

Каролина ахнула и вскочила на ноги, держа мочалку перед собой, а лорд Томас восхищенно разглядывал порозовевшее тело девушки.

— Томас! — гневно крикнула она.

— Горничная собиралась нести тебе полотенца, — улыбнулся тот. — Я решил ей помочь.

— Ладно, положи и уходи.

— Ты прекрасна, — вздохнул он. — Сухая или мокрая, все равно прекрасна.

Лорд Томас бросил полотенце на стул и шагнул к ней. Каролина инстинктивно отшатнулась, чуть не упав, но он подхватил ее, пытаясь заключить мокрое тело в объятия. Девушка снова плюхнулась в ванну, однако сильные руки без труда подняли ее обратно. Волнующая близость потрясла Каролину, щекотала ей нервы, одновременно приводя в отчаяние.

Она попыталась высвободиться, рубашка Томаса во время этой борьбы промокла, но ему было наплевать. Он прижимал девушку к себе все крепче, а потом его губы прильнули к мокрой груди, теплые ладони легли на ее мягкие ягодицы.

— Томас, мы не должны… не надо!

Она говорила тихо, чтобы не устраивать шум и не вызвать скандал. В конце концов, они скоро поженятся. Сердце Каролины замирало, в ушах стоял звон… Господи, как же она его хочет!

Он здесь, момент, о котором она мечтала, теперь настал.

— Нет. — Девушка сделала еще одну слабую попытку оттолкнуть Томаса.

— Почему нет? — хрипло спросил он. — Разве ты не моя?

Разве мы не помолвлены? Кто нам мешает?

Эти доводы Томаса показались ей убедительными. Ведь Каролина оставалась наивной девушкой с Восточного побережья, хотя почитала себя уже весьма искушенной, поэтому слова возлюбленного запали ей в душу, окончательно сломив и без того не очень решительное сопротивление.

— О Томас… — выдохнула девушка, закрыв глаза, когда он начал вытирать ее полотенцем: медленно, страстно, уделяя особое внимание тем частям тела, которые с наибольшей готовностью отзывались на его прикосновения.

Она почувствовала, как ее подняли, отнесли на кровать.

Женский инстинкт подсказывал ей, что нельзя спешить, с мужчинами вроде Томаса не стоит ложиться в постель, пока не отзвонят свадебные колокола и золотое кольцо не скрепит узы брака. Но хмурый день, страстное желание, с которым в последнее время ей часто приходилось бороться, настоящая любовь к этому человеку — все слилось воедино, заставив позабыть об опасности.

Теперь ее будущая жизнь в его руках.

Не открывая глаз, Каролина слышала, как он второпях раздевается, а потом с любопытством немного приподняла ресницы и словно в тумане увидела красивое тело с напряженными линиями мускулов.

В следующий момент он склонился над ней, загораживая от света, от остального мира. Когда их обнаженные тела соприкоснулись, Каролину охватило сладкое безумие, каждая частица ее тела стремилась к нему.

С радостью ощутив, что девушка сдалась, он издал удовлетворенный стон, и она буквально растаяла от счастья, позволяя его ловким пальцам творить с ней, что им угодно.

А лорд Томас был опытным любовником. К тому же он слишком долго ждал случая заманить в ловушку эту неприступную красавицу. Теперь он хотел получить все сполна: не торопясь ласкал ее, то дразня грудь, то покусывая плечо, то вдруг целуя возбужденный сосок.

Она принадлежала ему.

После долгих ласк он решил наконец перейти к главному, благо девушка совсем готова. Когда ее пронзила резкая боль, Каролина напряглась, чтобы не вскрикнуть, но это быстро прошло.

Лорд Томас, беспокоившийся за нее, рад был такому исходу и крепко сжал ее в объятиях.

— Худшее позади, сейчас тебе станет хорошо.

Каролину и впрямь несла какая-то могучая река, весь мир отдалился, а вечность была рядом, осязаемая и прекрасная.

Прикосновение его сильных бедер зажигало в ней огонь, а пальцы словно высекали искры. Он шептал ей ободряющие слова, хотя она совсем не нуждалась в этом, отдаваясь бешеному темпу любовной игры. Страсть неумолимо стремилась к вершине, а потом, как водопад, ринулась вниз бурным потоком и медленно растеклась теплой сладостной рекой, которая нежно покачивала их обоих на своей груди.

— Никогда не думала, что это может быть… так, — прошептала она, прижимаясь щекой к его плечу.

— О да, — пробормотал он.

Руки гладили ее тело, скользили по каждому изгибу, заставляя Каролину замирать от удовольствия, пробуждая новые странные чувства, о существовании которых она раньше не догадывалась.

Наконец он снова овладел ею, и оба поплыли по ласковой реке, разделяя наслаждение, доступное только любовникам.

Так прошел этот длинный прекрасный день. Каролина ощущала себя опытной, немного изменившейся. Она действительно изменилась, превратившись из девушки в женщину.

Его женщину. И вскоре будет его невестой.

Она упивалась своими мечтами, убаюканная шумом дождя, прислушиваясь к ровному дыханию Томаса. После дневного напряжения он уснул и теперь с видом победителя лежал рядом.

Внезапно Каролина очнулась. Ей же надо возвращаться в пансион, немедленно! Иначе будет скандал. Мать предупреждала, что репутация — главное достояние любой женщины, которое легче всего потерять. Конечно, сама Летиция не очень-то следовала этому, но Каролина поверила ее словам.

Прячась за дверью, она выглянула в коридор и, увидев служанку, поманила ее пальцем. Та сразу подошла.

— Мое платье уже высохло? — прошептала Каролина.

Горничная кивнула и побежала вниз.

Когда вещи оказались в комнате, девушка стала одеваться, нежно взглянув на спящего лорда Томаса.

Сейчас он выглядел совсем юным, лицо, на котором часто мелькала едкая ухмылка, было беззаботно и невинно. Каролина хотела навсегда сохранить в памяти именно этот образ, запомнить возлюбленного таким, каким он был в их первую брачную ночь. Ведь сегодня они по-настоящему связали себя клятвой верности. Дождь, стучащий в окно гостиницы, стал для них свадебными колоколами, белая рубашка — ее подвенечным платьем, а эта комната с камином, где давно потух огонь, — апартаментами невесты.

Каролина огляделась. Через много лет она будет вспоминать эту комнату, глядя в окно, не едет ли домой Томас, пока возле нее будут вертеться их дети, цепляясь за юбку маминого платья.

К действительности ее вернул стук в дверь, и горничная с понимающей улыбкой протянула ей чулки.

— Совсем забыла, — тихо сказала она, пытаясь заглянуть в комнату.

Каролина вспыхнула, бросила отрывистое «спасибо» и захлопнула дверь перед носом чрезмерно любопытной служанки.

— Долго я проспал? — спросил разбуженный лорд Томас. — О, ты уже одета! — чуть ли не с упреком протянул он, поскольку рассчитывал напоследок полакомиться еще разок, а уж потом вернуть девушку в тот ужасный женский монастырь.

— Нет, просто мне надо возвращаться… Неужели ты хочешь, чтобы у меня были неприятности?

Он вздохнул, любуясь девушкой. Ему еще не приходилось иметь дело с таким безупречным телом: кожа шелковистая, костей словно вовсе нет, столь она нежна и податлива.

— Иди сюда.

— Нет. — Надевая плащ, Каролина с тревогой посмотрела на него. — Я должна спешить, а то опоздаю на ужин и придется объяснять свое отсутствие.

Лорд Томас опять вздохнул. Эта девушка восхитительна, поистине желанна, но чем-то она его все-таки раздражала. Видимо, своим досадным стремлением всегда поступать правильно.

Впрочем, у него есть завтрашний день.

Лорд Томас прыжком вскочил с кровати и потянулся, с удовольствием заметив, что девушка отвела глаза, чтобы не видеть его наготу. Одевшись наполовину, он сделал еще одну попытку, но Каролина ускользнула.

— Нет, ты должен отвести меня в пансион, — твердо сказала она, и ему пришлось уступить.

В субботу Каролина согласилась посетить его дом. Она все равно уже отдалась ему, да и слуги не посмеют шептаться за спиной будущей хозяйки.

Дом оказался меньше, чем она предполагала, но прекрасно обставлен. Правда, дорогие гардины и вся мебель казались очень старыми, видимо, здесь не меняли обстановку последние лет тридцать.

— Видишь? Я же говорил тебе.

Каролина шла из комнаты в комнату, бормоча под нос замечания вроде: «Я думаю, тут лучше зеленое», или: «Эти оранжевые портьеры ужасны!», «Несколько красных предметов оживят библиотеку», или: «Удивительно, кто же ухитрился так порезать кресло?»

Лорд Томас, конечно, мог бы ей рассказать. В этой комнате одна любовница-француженка пыталась убить его, а он ловко прикрылся креслом, и нож вонзился в подлокотник. Но Каролине вряд ли понравились бы его воспоминания. Поэтому он шел за ней, молча улыбаясь и предвкушая неизбежную остановку в спальне.

— Кажется, мне необходимо вздремнуть, — хрипловато произнес он, когда они добрались до цели.

Каролина засмеялась, позволила ему закрыть двери и проводить ее к большой кровати с вышитым на шелковом покрывале гербом.

Еще один день пролетел в удовольствиях, веселье и страстных поцелуях.

— Неужели твоя мать никогда не бывает в Ландоне? — спросила Каролина, когда оба уже одевались.

— Она больна и предпочитает жить в Нортхемптоне.

— А может, нам съездить к ней? Чтобы ты нас познакомил.

— Нет, я собираюсь туда на Рождество. Лучше, если для начала я сам поговорю с ней, Каролина. У нее больное сердце, от любой новости может начаться приступ. Мне придется весьма осторожно подготовить ее…

— А после Рождества? — настаивала девушка.

— После Двенадцатой ночи я вернусь в Лондон, тогда посмотрим, — улыбнулся он, ущипнув Каролину за мочку уха, но та вывернулась и нахмурилась.

— Я увижу тебя завтра? — спросила она.

— А как же! Разве я могу пропустить ваш выход в церковь?

Буду, как всегда, красться сзади, не сводя глаз с твоих покачивающихся бедер.

— Да уж, такого случая ты не упустишь, — согласилась она.

— Завтра буду на месте, — твердо сказал лорд Томас.

На следующий день после долгих часов, проведенных с Каролиной в большой спальне, он сообщил, что друг пригласил его на свадьбу в Кент.

— Я просто не могу отказаться. Поверь, мне гораздо приятнее остаться с тобой, но если я подведу Роджера, он сочтет меня легкомысленным. А ты не могла бы поехать со мной?

Разумеется, Каролина не могла. Если хозяйка пансиона еще мирилась с тем, что ее воспитанница проводила целые дни в обществе «родственника», то отпустить ее в Кент…

— И надолго ты едешь?

— На неделю.

— Но если ты пробудешь в Кенте целую неделю, значит, вернешься в Лондон к Рождеству. Успеем ли мы повидаться до твоего отъезда к матери?

— Конечно! — воскликнул он с искренним воодушевлением. — Не ты ли озаряешь мои дни? Как только вернусь, сразу буду у тебя, клянусь честью. ***

Миссис Честертон тоже побывала на свадьбе в Кенте. Ее пригласили как дальнюю родственницу невесты, и она воспользовалась шансом повидать лорда Ормсби, который исчез из ее жизни так же быстро, как и появился в ней.

Не найдя его среди гостей, вызывающе накрашенная хозяйка пансиона мигом осунулась и тут заметила лорда Энгвина. Он только что вернулся с верховой прогулки и теперь, опираясь ногой на каминную решетку, пил крепкий согревающий напиток. Миссис Честертон не упустила случая переговорить с ним.

— Вы сегодня прекрасно выглядите, — холодно приветствовал ее лорд Томас.

— Давайте оставим в покое мою внешность, — с раздражением молвила она. — Подумайте лучше о Каролине. Должно быть, все эти дни бедняжка ходит заплаканной и бледной.

— В самом деле? — Лорд Томас с угрозой посмотрел на владелицу пансиона, намереваясь дать отпор.

— Хочу предупредить вас, сударь, что если вы имели глупость обесчестить девушку, так это вам не какая-нибудь потаскушка из мюзик-холла. Если ее семья находится очень далеко, то у них есть блестящие связи в Лондоне. Советую вам быть поосторожнее, мой мальчик, не то они живо вас приструнят, а то и перевенчают с ней!

— Меня зовет жених, — быстро сказал лорд Томас. — Закончим наш разговор после.

Миссис Честертон проводила его взглядом, полным отчаяния, ибо минуту назад она подслушала, о чем шептались, прикрываясь веерами, дамы: лорд Ормсби увлекся молоденькой кокоткой. Значит, у нее больше нет сильного и богатого покровителя, а в городе, где количество женщин почти в два раза превосходит численность мужчин, это весьма печально.

Она уже не та цветущая юная красавица, которую лорд Ормсби осыпал дорогими подарками. Все, что у нее теперь осталось, если не считать прекрасного гардероба, так это пансион.

Лишь в нем единственная надежда, единственный источник существования. Богатые люди посылают своих дочерей в ее школу, чтобы придать законченность их воспитанию, прежде чем найдут им выгодных женихов. Но если пострадает репутация пансиона, то и школе, и самой хозяйке придет конец.

А причиной ее краха будет глупость лорда Томаса, рискнувшего погубить наивную девушку из колоний!

Миссис Честертон даже выпила много вина, чтобы успокоиться. Однако это не помогло.

Лорд Томас между тем старательно ее избегал, понимая, что ступает по хрупкому льду. Он юркнул в толпу, чтобы скрыться от назойливой матроны, чуть не сбил с ног какую-то даму, но успел ее подхватить.

Невысокая брюнетка с очень аппетитными формами уже приготовилась надуть свои полные губки, однако при виде красивого молодого человека радостно воскликнула:

— Вы лорд Энгвин! Про вас мне рассказывали кузины, тоже приехавшие из Лондона. Идемте, они будут счастливы!

И лорд Томас охотно поддался на уговоры, только бы уйти подальше от Дженни Честертон.

Вскоре он уже танцевал с миниатюрной брюнеткой, которую звали Кэтрин Эмберли, она считалась первой красавицей в Кенте. А чуть позже лорд Томас целовал ее, спрашивая, не согласится ли она поехать с ним в Лондон. Правда, Рождество он проведет у матери, но ведь до этого у них будет несколько дней.

Кэтрин Эмберли бросила на него лукавый взгляд. Пожалуй, она могла бы поехать. Если удастся. Если ее жених не оправится от простуды, из-за которой отложена их свадьба.

Если тетушка согласится принять ее у себя, ведь надо же ей где-то остановиться.

Лорд Томас знал, когда его пытались соблазнить, но лицо и фигура этой девушки были просто восхитительны.

— Короче, вы приедете в Лондон, — заключил он.

Смеясь, Кэтрин оживленно обмахивалась веером. Разумеется, она посетит столицу и, видимо, ей удастся затащить красавца лорда в постель. Недели через три она выйдет замуж, поэтому какая разница. К тому же сейчас легче всего найти предлог, чтобы съездить в Лондон за какой-нибудь мелочью для приданого.

По мнению лорда Томаса, в этом не было ничего предосудительного. Он жил по принципу «с глаз долой — из сердца вон», быстро загорался и столь же быстро остывал. Конечно, он не забыл девушку с Восточного побережья, лишь отогнал подальше мысли о ней, поскольку в данный момент перед ним трясла юбками черноглазая Кэтрин Эмберли с такой соблазнительной улыбкой.

А Каролина тосковала по возлюбленному и ни о чем не догадывалась, полагая, что он тоже мечтаете ней бессонными ночами.

Глава 8

Миссис Честертон вернулась из Кента с поджатыми губами и мрачно оглядела свой пансион. Неужели она проведет здесь остаток жизни, ведь лорд Ормсби пляшет теперь вокруг другой.

Первой ей на глаза попалась Каролина Лайтфут, спускавшаяся по лестнице в холл. При виде девушки в ней снова всколыхнулась обида на лорда Энгвина.

— Каролина, — сказала она, решительно сбрасывая меховой капюшон, будто он душил ее — — В Кенте я встретила лорда Томаса.

Каролина сделала вежливый реверанс:

— О да, лорд Томас собирался участвовать в свадебной церемонии.

— Думаю, вам следует пореже видеться, — нетерпеливо прервала ее хозяйка. — Не важно, друг он вашей семьи или нет.

— Но… почему? — воскликнула девушка. «Господи, она все знает!»

— Потому что он… — Дженни Честертон уже хотела сказать «ловелас», но, глядя в ее перепуганное лицо, тут же отказалась от своего намерения. Иначе Каролина устроит скандал лорду Томасу, который тут же приведет угрозы в исполнение! — Он… игрок.

Полагаю, тебе нужно это знать.

К ее изумлению, лицо девушки просветлело. Так вот в чем настоящая причина всех сплетен о Томасе. Он игрок! Отсюда и плачевное состояние его городского дома, и нежелание знакомить свою невесту с матерью, которая, видимо, надеется женить сына на какой-нибудь богатой наследнице, способной уладить его финансовые дела.

— А я… знаю, что он играет, — застенчиво произнесла Каролина. — Но это же единственный его недостаток. Я спустилась за учебником по латыни. Скоро урок.

Наставница в отчаянии глядела ей вслед: конечно, эта дурочка ожидала увидеть в холле своего проклятого лорда. Но, боясь за собственное, весьма неопределенное будущее, миссис Честертон не посмела сказать девушке правду.

Каролина весело бежала по лестнице. Раз хозяйка пансиона вернулась из Кента, значит, скоро приедет и лорд Томас.

Его коляска могла остановиться перед школой в любую минуту. Поскольку она теперь знает, что гнетет его душу, то обязательно поможет ему справиться с бедой. Ведь в жизни столько интересного помимо азартных игр, хотя у них дома тоже были игроки. Однажды целая плантация перешла к новому хозяину, который выиграл ее в кости.

Даже если он не захочет отказаться от порочного увлечения и погубит себя, она все равно не перестанет его любить.

— Это был лорд Томас? — спросила Реба вошедшую подругу, — Нет, миссис Честертон. Представь, она тут же заявила, что лорд Томас — игрок.

— Все мужчины игроки, — спокойно отозвалась Реба, изучая ногти на левой руке. — Кроме моего отца. Он занимается махинациями. А уж мама и вовсе не допустит карт в своем доме, пусть они хоть трижды войдут в моду.

Каролина, выросшая в аристократической среде, всегда удивлялась пуританскому воспитанию Ребы. Мать подруги казалась ей чопорной дамой в строгом платье и накрахмаленном переднике, обшитом кружевными оборками. Видимо, миссис Тарбелл — воплощение женских добродетелей, но абсолютно лишена всякого очарования.

— Ладно, скоро мы увидим лорда Томаса, — весело сказала Реба и, отбросив замшевую подушечку, встала, чтобы идти на урок латыни.

Прошел день, за ним другой и третий… То падал снег, то шел дождь, а лорд Томас все не появлялся. Каролина тосковала. На Рождество он собирался в Нортхемптон, по пути должен был заехать в Лондон, однако почему-то не встретился с ней, даже не попрощался, не оставил хотя бы записки.

Миссис Честертон с некоторым сочувствием и тайным удовлетворением глядела на воспитанницу. Может, лорд Томас наконец оставил ее в покое, раз проявил интерес к той Эмберли?

— Возможно, он остался в Кенте, — ответила она Каролине, осмелившейся спросить за обедом, не встречалась ли ей на обратном пути коляска лорда Томаса.

— Возможно, — недоверчиво пробормотала девушка.

Реба тоже не поверила, если судить по ее хмурому задумчивому виду, с которым она подносила ко рту ложечку привычного десерта из молочного крема.

— Ты могла бы отправиться на поиски, — предложила Реба, когда подруги снова оказались в спальне.

Каролина, стоявшая у окна, глядя на падающие снежные хлопья, покачала головой.

— Ты прекрасно знаешь, что это невозможно, — гордо сказала она.

Но мистер Тарбелл был, видимо, не единственным членом их семьи, склонным к махинациям. Рыжая головка его дочери соображала не хуже.

— Полно, ведь ты можешь остаться неузнанной.

— Лорд Томас узнает меня даже в маске. Ему известны почти все мои платья, да и твои тоже.

— Я кое-что придумала, — сказала Реба. — Мой кузен Джордж уехал в Гемпшир и отказался от прежней квартиры, он хочет снять лучшее жилье. Так вот, его портной, не зная, куда отправлять заказ, прислал мне на днях коробку. Правда, я ее не открывала…

— Ты предлагаешь мне нарядиться мужчиной, бегать по улицам и разыскивать Томаса? — воскликнула Каролина.

— Что-то вроде этого, — засмеялась Реба. — Правда, мне кажется, это лучше делать не пешком. Гораздо удобнее ездить по городу в крытом экипаже: когда надо, ты сможешь выйти и оглядеться повнимательнее, не боясь, что тебя увидит лорд Томас или кто-нибудь из его друзей.

— О нет, я не смогу, — покачала головой Каролина. — К тому же я уверена, что он уехал в Нортхемптон.

— Уверена?

— Да.

Глядя на снегопад за окном, Каролина вспомнила последнее свидание. Она сидела на кровати и пыталась надеть чулки, но Томас продолжал ласкать ее и тянуть в постель.

— Пожалуй, я не заеду из Кента в Лондон, иначе я рискую не попасть домой к Рождеству!

— Придется хорошенько погонять коня, — строго отозвалась Каролина.

Томас засмеялся, опрокинул ее на спину и поцеловал обе груди.

— Да нет, в такое время года вообще неудобно путешествовать. И скользко, и грязно. Хотя на самом деле я боюсь встречи с тобой, ведь ты заставишь меня забыть о доме, о семье.

Тогда Каролина решила, что он шутит, но сегодня она уже так не думала. Значит, Томас специально не заехал к ней по пути в Нортхемптон. А какие только мысли не рождались в ее голове! Она додумалась до того, что больше не нужна ему!

Разве можно поверить в такую чушь? Ведь его глаза, губы, все тело говорили ей совершенно иное.

Но тогда почему?..

Игра! Он же игрок! Наверное, крупно проигрался, и теперь ему нужно время, чтобы поправить свои дела. К ней это не имеет отношения.

Однако следующий день принес известия, от которых она пришла в ужас. Новость поразила Каролину тем сильнее, что ее услышали все девочки. Накануне к самой юной из воспитанниц, Клеменси Дейн, приехал брат и решил сводить молоденькую сестру в театр.

— Угадайте, кого я только что видела в театре? — воскликнула девочка, влетая с улицы в роскошной меховой шубке, которую прислали ей богатые родители, и бросаясь навстречу девушкам, спускавшимся на ужин. — Он еще ухаживал за госпожой Беллами!

Все как по команде остановились, желая узнать о счастливце, который удостоился внимания самой красивой из актрис. К тому же она прославилась многочисленными скандалами и безудержной страстью к игре.

Клеменси, радуясь случаю оказаться центром внимания, повернулась к Каролине:

— Это был твой лорд Томас!

— Ты наверняка обозналась, Клемми, — возразила та, понимая, что все смотрят на нее.

— Ну уж нет! Я еще хотела подойти и спросить, почему он в последнее время не заходит за тобой, но брат сказал, что это неприлично, а потом увел меня.

— И правильно сделал, — проворчала Реба, бросая гневный взгляд на девочку. — Как ты вообще сумела узнать человека в толпе? Тебе удалось разглядеть его лицо?

— Нет, — пала духом Клемми, однако тут же заговорила с новым жаром:

— Зато я не могла не узнать его оранжевый камзол, элегантную золотую цепь, а особенно расшитые ирисами манжеты. Все это я отлично сумела разглядеть!

«Расшитые манжеты!» Каролине никогда не доводилось встречать подобной работы, и лорд Томас похвастал, что сам придумал рисунок и заказывает камзолы только с вышитыми манжетами.

— Идем отсюда, — послышался голос Ребы. — Она все это выдумала!

— Ничего я не выдумала! — гневно топнула маленькой ножкой Клеменси.

За обедом миссис Честертон обратила внимание на приглушенный гул, доносившийся с противоположного конца стола, и постучала ножом о край хлебного подноса.

— Прекратите шептаться, девочки, это неприлично. Что ты сказала, Джеральдина?

Джеральдина Дарви, которая чуть ли не в полный голос интересовалась, не родились ли оба ребенка госпожи Беллами от лорда Томаса, даже подпрыгнула на месте.

— Я буду очень скучать по Лондону и подругам, когда моя учеба здесь закончится, — быстро соврала она.

— Похвальное чувство, — качнула головой Дженни Честертон, с трудом подавив зевоту.

Она пыталась научиться разговаривать заученными фразами, сохраняя мудрый вид, — непосильная задача для женщины, которая охотнее играла в жмурки с полупьяными молодыми щеголями. Лорд Ормсби обожал бурные игрища…

Ненужные воспоминания… Дженни подавила вздох. Это все позади, а в будущем ее ждали одни муки — занятия, наставления, мелкие дрязги несносного женского монастыря. Но с трудом усваиваемые светские манеры обязательно ей пригодятся, они уже помогают: хотя она совсем не стара, девушки, кажется, ее слушаются. Кроме некоторых. Например, Каролина Лайтфут всегда смотрит тебе в глаза, словно видит насквозь, и отнюдь не готова подчиняться лишь из-за того, что ты здесь хозяйка. Таковы последствия дурного воспитания в полудиких колониях. Дженни на миг задумалась: неужели лорд Томас решил бросить девушку, и если да, то как это воспримет Каролина? Наверное, будут истерики, но тут помогут хорошая оплеуха и пузырек с нюхательной солью.

Взгляд миссис Честертон холодно скользнул по лицу девушки и сразу потеплел, остановившись на Элис Лафем, такой милой, покладистой. Откуда ей было знать, что милая Элис под столом ударила ногой Полли Моффат, чтобы та говорила потише. А Полли тем временем шептала:

— Интересно, госпожа Беллами знает о Каролине?

Реба нахмурилась. Она резала пирог и болтала о модных куклах, полученных ее портным из Парижа. Но Каролина молча сидела рядом с подругой, уставившись в свою тарелку. Жизнь кончена.

Томас солгал, он вернулся из Кента, чтобы волочиться за известной актрисой, и забыл о прежней любви… Девушке казалось, что она уже стонет, рвет на себе волосы, как брошенные герцогини в пьесах. Каролина вдруг похолодела, вспомнив слова Томаса, когда женщина в карете назвала его убийцей.

Он сказал: «Ее младшая сестра утонула в Темзе, но меня в то время даже не было в городе», а потом добавил, что отправил ее в своем экипаже к родителям, но она расстроилась, выскочила из кареты и бросилась с моста в воду, кучер даже не успел остановить ее. Значит, он лгал уже тогда, не заботясь о правдоподобии! А она, дурочка, на всякое его слово лишь с готовностью кивала головой. Она верила ему! Каролина покраснела от стыда и гнева.

Когда все поднялись из-за стола и пошли наверх, маленькая Клеменси, обиженная на недоверие Каролины и надменность Ребы, подскочила к ним, чтобы нанести последний удар:

— Если бы вы дослушали меня до конца, то узнали бы кое-что важное. Я ведь переспросила брата, действительно ли это был лорд Томас Энгвин, а он сказал, что точно не знает, но прошлой ночью видел его с той же дамой в таверне «Звезда и подвязка». Что она известная актриса, которую последние дни приводит туда джентльмен в оранжевом. Госпожа Беллами любит играть в кости, а там всегда играют. Однажды, разозлясь из-за проигрыша, она перевернула стол, поэтому ее не хотят пускать ни в один игорный дом, вот они и ходят в «Звезду и подвязку».

Выпалив свои новости, малышка Клеменси подобрала украшенные дорогим шитьем юбки и засеменила наверх.

— Я думаю: не оттаскать ли ее за уши? — сверкнула глазами Реба.

Но Каролина не жаждала мести, она печально смотрела вслед девочке. Значит, все правда! Глупо подозревать малышку Клемми в злословии.

— Не печалься о нем, дорогая. Он этого не стоит, — утешала подругу Реба, когда девушки вошли в свою комнату.

— Самое ужасное, что мне до сих пор ничего точно не известно. Клемми думает, будто она его видела. Но так ли это?

Вдруг она ошиблась?

— Есть лишь один способ узнать наверняка.

— Да. — Каролина села в кровати. Если лорд Томас до сих пор в Лондоне и ходит по городу с актрисой, то нужно самой в этом убедиться. — Ты права, есть лишь один способ. Где вещи твоего кузена?

Реба открыла коробку, и содержимое приятно удивило обеих девушек. Каролина округлила серые глаза.

— Изумительно! — воскликнула Каролина при виде бледно-зеленого камзола, расшитого серебряными узорами. — Странно, что Джордж не остался ради него в Лондоне.

— Действительно странно, — засмеялась Реба. — Мой кузен — настоящий петух!

— Похоже на то, — согласилась Каролина, воспрянув духом. — Я же знаю, что, когда найду лорда Томаса, все объяснится самым простым образом! Наверное, ему пришлось ехать в карете той дамы, поскольку его собственная сломалась на выезде из Кента, и госпожа Беллами любезно согласилась помочь ему. Или одна из его лошадей сломала ногу, из-за чего Томасу пришлось задержаться, пока знаменитая актриса не взяла его с собой… — Каролина умолкла.

«Можно сколько угодно придумывать оправдания для лорда Томаса, — думала Реба. — Но я не верю в неожиданные поломки на дороге или приключения с лошадьми. А если бы его лошадь сломала ногу, то он пристрелил бы ее, и дело с концом. Случайное знакомство с этой актрисой вполне возможно. Только вот куда оно его завело?»

— По крайней мере ты сама все узнаешь, — твердо сказала она подруге.

— Да, — ответила та, не поднимая глаз, — теперь узнаю.

— Мы подкупим судомойку Энджи, она выпустит тебя, а потом впустит обратно. Сейчас я приведу Джеральдину Дарви, она ее уговорит.

Когда Реба вернулась с рыжей худой Джеральдиной, подруга еще держала в руках зеленый мужской костюм, прикидывая на глаз его размеры.

— Я сама договорюсь с Энджи, если хочешь, — сказала гостья Каролине. — Еще до твоего приезда она каждую ночь выпускала Элеанор Уоттл, пока та не убежала со своим любовником.

— И что с ней стало? — Каролина ни разу не слышала этого имени.

— С Энджи? Ничего. Кухарка так и не узнала, что именно Энджи вставала по ночам, чтобы открыть дверь.

— Да нет, с Элеанор.

— Ах, Элеанор! Никто не знает. Кажется, в Дувре любовник бросил ее, а родители отказали от дома. По-моему, я видела ее на улице, когда мы последний раз ходили в театр. Она сильно исхудала, поэтому я не уверена. Она была в маске, но у нее такой характерный рот… особенный изгиб губ…

— Ты говорила с ней? — спросила она.

— Не успела. Я собиралась, но тут подошел какой-то щеголь. Мне показалось, что они незнакомы, хотя она взяла его под руку и они удалились.

— Надеюсь, это была не Элеанор, — спокойно заметила Каролина.

— Я тоже надеюсь.

С минуту все молчали, думая о своем. «Сколько девушек закончили подобным образом! Брошенные возлюбленными, отвергнутые родными, позабытые друзьями, они бродят теперь по улицам, зарабатывая себе на жизнь позорным ремеслом. И что с ними будет, когда они потеряют свежесть юности, станут больными и старыми?» Каролина содрогнулась, представив судьбу девушки из их пансиона.

Но ей не пришло в голову, что она сама ведет себя не менее безрассудно,

Глава 9

Джеральдина отправилась на поиски Энджи, а подруги внимательно изучали разложенный на постели костюм Джорджа.

— У тебя нет подходящего белья, — заметила Реба.

— Обойдусь, — бросила в ответ Каролина.

— Нет и мужского плаща. Ты же просто замерзнешь.

Каролина пожала плечами. Да, на улице очень холодно, но гнев на лорда Томаса согреет ее, — А знаешь, мне это действительно подойдет. — Она приложила к себе новенький камзол. — Твой Джордж просто убьет меня, если я надену это произведение искусства. А вдруг я его порву или оболью вином?

— Не страшно. Я живо успокою кузена, он у меня вот где. — Реба показала сжатый кулак, а потом засмеялась:

— Слушай, а цвет тебе очень к лицу. Джордж не смог бы угадать лучше, даже если б шил его специально для тебя!

— Но как ты сможешь его успокоить? — упрямо спросила Каролина.

В карих глазах Ребы появился металлический блеск, а на лице застыло выражение, которое столь часто видели должники ее отца.

— Если он выразит хоть малейшее неудовольствие, я расскажу тетушке Белле о некой горничной, после чего Джордж моментально очутится в Гемпшире, где никогда больше не встретится со своей красоткой.

— О, разве ты могла бы так поступить? — Каролина была потрясена, ей всегда казалось, что жизнь слишком несправедлива к влюбленным.

— Главное, чтобы Джордж в этом не сомневался, — засмеялась Реба. Она давно поняла, что у них с Каролиной разные представления о жизни, но ей не хотелось показаться жестокой. — Ни о чем не беспокойся, носи вещи как собственные, а если они пострадают, я заставлю Джорджа быстро забыть о происшествии. Кажется, он не собирается бросать девушку, когда снова вернется в Лондон.

— О, Реба, ты замечательная подруга! — воскликнула Каролина, обнимая ее.

— Сначала нужно перебинтовать грудь. Для мальчика ты недостаточно плоская. Ничего, у меня полно такой вот материи. — Реба потянула из сундука конец длинной марлевой ленты. — С ее помощью мы сделаем из тебя мужчину.

Каролина недовольно взглянула на бинт: когда пускаешься в опасные приключения, лучше дышать достаточно свободно. Но она позволила Ребе туго, до боли в ребрах, перетянуть ей грудь.

— Довольно, — наконец взмолилась Каролина, — уже хорошо. А что теперь делать с рубашкой?

Девушки беспокойно переглянулись, ища выход.

— Может, спросить у Энджи?.. — начала Реба, но тут вошла Джеральдина.

— Все пропало! Кухарка сказала, что у Энджи заболел живот, она уехала домой и не вернется до утра. Кухарку я не решилась просить, ведь она сразу помчится к миссис Честертон.

— Я все равно убегу, — заявила Каролина, натягивая панталоны. — Мне нужна только мужская рубашка.

— Но ты не выйдешь отсюда, — простонала Джеральдина. — Двери заперты.

Но Каролина уже приняла решение и не собиралась останавливаться. Ее судьба висела сейчас на волоске. Завтра могло быть слишком поздно.

— Я вылезу в окно, — хладнокровно заявила она.

— Со второго-то этажа?

— Да. Несколько дней назад я ходила в кладовку за служанкой, чтобы она погладила мне юбку, и видела моток толстой веревки.

— Пожалуй, это идея, — с сомнением произнесла Джеральдина. — В таком виде тебе нельзя выходить из комнаты.

Но мне кажется, ты непременно разобьешься.

— Ничего. Я умею лазать по деревьям.

Джеральдина молча ушла, а когда вернулась, то извлекла из-под кринолина не только веревку, но и мужскую рубашку.

— Наверное, она принадлежит племяннику нашей кухарки. Я вытащила ее из кучи чистого белья, которое еще не успели рассортировать. Видимо, кухарка стирает свое белье вместе с нашим. А миссис Честертон ничего не знает. Примерь, тебе должно подойти. — Она протянула Каролине рубашку из грубого полотна. — Жаль, что она такая простенькая.

Тут не помешала бы кружевная манишка.

— Будет тебе манишка! — воскликнула Реба. — Я отпорю кружева от нижней юбки.

— Нет времени, чтобы как следует нашить их, — возразила Каролина.

— Я моту наживить их на скорую руку. Получатся оборки на манжетах и целый каскад белых кружев на груди. Можешь приколоть к ним мою изумрудную брошь.

Каролина примерила камзол с широкими рукавами, повернулась к большому зеркалу, которое Реба привезла из дома, и увидела красивого юношу с девичьим румянцем. Закрытые туфли Каролины, подходящие для такой погоды, вполне могли сойти за мужские.

— Тебе не кажется, что нужно подложить что-нибудь под плечи? — спросила она Ребу.

— Нет, все отлично. Кажется, портной немного ошибся.

Джордж никогда бы не втиснулся в такой узкий камзол. Слава Богу, он подошел тебе, — засмеялась Реба, откусывая нитку. — По-моему, из тебя вышел куда более красивый молодой человек, чем из моего кузена.

— Но мои волосы…

— Давай сделаем из них подобие мужского парика. Только мы вряд ли справимся без Мэдж Уэнтуорт. Она бы всю жизнь занималась этим ремеслом, если бы ее отец не провернул удачную операцию с шерстью.

— Она ненавидит меня. — Каролина взглянула на Джеральдину, соседку по комнате и ближайшую подругу Мэдж. — Ей показалось, что ее жених обращает на меня больше внимания, чем позволительно.

— Глупости. Она кое-чем обязана мне. Разве не я одолжила ей свою лучшую шубку для прогулки с женихом, хотя сама едва успела ее примерить? — Реба повелительным жестом указала иголкой в сторону Джеральдины:

— Приведи Мэдж!

Та помчалась исполнять приказание и вскоре вернулась со своей соседкой. Увлеченная смелостью авантюры, Мэдж, казалось, забыла старые обиды, принеся гребень и щипцы для завивки кудрей. Она быстро разогрела щипцы на свече и принялась за работу. Один раз Каролина охнула.

— Ничего страшного, только маленький ожог, его не будет видно под волосами. Джеральдина, принеси кусочек масла. Сейчас помажем, и все пройдет.

Мэдж погрузилась в работу, и вскоре на голове Каролины возникла весьма достоверная копия огромного мужского парика, какие вошли в моду при Карле II, а с тех пор стали еще популярнее.

— Надо бы теперь напудрить, — предложила Мэдж, придирчиво оценивая результат.

— Обойдемся без пудры, — ответила Каролина, находившаяся под таким впечатлением от своей неузнаваемой внешности, что даже позабыла об ожоге. — Просто удивительно. Я себя не узнаю.

— А вот и рубашка! — Реба откусила последнюю нитку, встала и показала всем преобразившуюся мужскую сорочку.

— Да ты прирожденная швея! — засмеялась Мэдж. — Как я — парикмахер.

Реба улыбнулась. Ведь если бы ее отец не преуспел, то она была бы именно швеей. Тетя Белла, обучая племянницу семейному мастерству, корила девочку за каждый неверный стежок. «Когда-нибудь иголка станет твоей кормилицей, помни об этом!» — говаривала она. Теперь отец Ребы мог позволить себе не только содержать любимую сестру в Гемпшире, но и отправить ее сына Джорджа в знаменитую школу юристов. А сама Реба пользовалась услугами лучших портных, не говоря уже о многочисленных швеях и белошвейках. Да, теперь все изменилось, однако девушка предпочитала не говорить об этом.

Наконец полностью одетая Каролина в последний раз придирчиво оглядела себя в зеркало. Из нее получился привлекательный юноша. Впрочем, слишком красивый, слишком бледнокожий и слишком хрупкий, но это можно было отнести на счет возраста.

Изумруд Ребы сверкал в пене кружев, светло-зеленый камзол отливал атласным блеском, а серебристый парик, сделанный из ее волос умелыми руками Мэдж, завершил превращение очаровательной девушки в элегантного юношу. Блестящая серебряная тесьма, украшавшая грудь и обшлага камзола, напоминала ранний иней на осенней траве, Каролина прошлась перед зеркалом, стараясь воспроизвести мужскую походку и жесты.

Теперь она готова!

Правда, опять возникли непредвиденные трудности: не нашлось подходящего крюка или другой опоры, чтобы зацепить веревку. Если привязать конец веревки к дверной ручке, то не хватало ее длины, а огромный дубовый шкаф сдвинется с места, скрежеща ножками по полу, и разбудит весь дом.

— Нужно позвать остальных девочек, — предложила Реба. — Вряд ли мы втроем тебя удержим.

Каролина уже мечтала поскорее выбраться из комнаты, поэтому ее не волновало, сколько человек будут знать об их намерениях. Да и кто может им помешать? Кухарка спит как убитая, Энджи сегодня нет, миссис Блэнтон совсем глухая, а Дженни Честертон каждый вечер напивается до бесчувствия и проснется только утром. Другие служанки и наставницы приходят к началу занятий.

Джеральдина мигом разнесла по комнатам весть о том, что Каролина собирается бежать через окно в город и необходимо подержать веревку.

Перешептываясь и хихикая, девушки собрались в комнате, причем у каждой было собственное предложение, что и как надо делать. Едва все решили дружно повиснуть на веревке, словно при перетягивании каната, явилась опоздавшая Лина Делфорд.

— Взгляните, что мне прислал брат из Европы! — воскликнула она, не забыв подчеркнуть слово «Европа», ведь ее брат, настоящий аристократ в десятом поколении, совершал турне по странам континента. — Это называется «Баварские румяна». Не хочешь попробовать, Кэрол?

— У Кэрол щеки и без того румяные, — оборвала ее Реба. — Она хочет выглядеть как юноша, а не как проститутка!

Лина умолкла, но тут в комнату вбежала Элис Лэфам с книгой под названием «Тайны королевской уборной», которую уже перечитали все девочки.

— Здесь сказано, что майская роса, если смешать ее с тертым винным камнем, помогает от веснушек!

Воспитанницы сразу принялись обсуждать различные способы избавления от досадных пятен.

Каролина вздохнула. Стоит им собраться вместе, и начинается полный беспорядок, никакой организованности. Она решительно передала веревку Ребе.

— Повисни на ней изо всех сил, — приказала она, — не то я упаду на мостовую, ведь стена голая, нет даже плюща, чтобы уцепиться.

Она была права, в случае неудачи ее ждало падение с двадцатифутовой высоты.

— О, неужели ты и правда решишься на такое? — воскликнула Клеменси Дейн, опасаясь, что ее сплетни могут стать причиной гибели Каролины.

— Каждый сам выбирает, как ему уйти из жизни, — сострила Мэдж, которой не терпелось узнать, выдержит ли испытание ее «парик».

Каролина пожала плечами. Высоты она не боялась, ее больше тревожило, что девушки не удержат веревку.

— Слава Богу, хоть снег перестал, — взволнованно сказала Джеральдина. — Я сейчас обмету подоконник, чтобы Кэрол не замочила одежду, когда будет вылезать.

— Только не открывай раньше времени окно, — заворчала Мэдж. — Ты нас заморозишь!

— Кто говорит о холоде? — насмешливо спросила Реба. — Вон Кэрол собирается на улицу без плаща и даже без нижнего белья.

— Ну, давайте, — сказала Каролина. — Я готова.

Она перекинула ногу через подоконник и глянула вниз, на обледеневшую улицу. Как это непохоже на лазанье по знакомому дереву, когда можно в любой момент остановиться, если подъем оказался слишком рискованным.

— Я знала, что она побоится, — хихикнула Клеменси.

Каролина покрепче ухватилась за веревку, на которой повисли ее подруги, и осторожно сползла с подоконника.

Был ужасный миг, когда веревка, натянувшись под ее тяжестью, заскользила вниз, но девушки быстро справились. У Мэдж и Ребы оказались довольно сильные руки, а еще две воспитанницы стояли на ногах как маленькие колонны, создавая противовес.

Руки у Каролины сразу намокли, холод моментально забрался под тонкий атлас, туго перетянутая грудь не давала свободно вздохнуть, однако любительница приключений сосредоточилась лишь на том, чтобы не порвать и не испачкать одежду о стену.

Над парадным крыльцом пансиона висел фонарь, и Каролина, прежде чем вылезти из окна, предусмотрительно огляделась, но никого не увидела.

Правда, когда она была на полпути к земле, из дома напротив вышел джентльмен в шляпе и замер от возмущения.

Молодые люди без чести и совести нагло залезают по ночам в окна пансиона для благородных девиц! Куда катится этот мир?

Несмотря на поздний час, джентльмен собирался разбудить миссис Честертон, чтобы высказать ей свое возмущение по поводу ее небрежности. Однако едва он сделал первый шаг, с крыши пансиона сорвался целый сугроб, засыпав его с головы до ног. Когда ему удалось наконец стряхнуть весь снег, молодой человек уже скрылся, веревка исчезла, а окно бесшумно закрылось.

Качая головой, джентльмен пошел своей дорогой. Парень все равно сбежал, девушка лишилась невинности, но когда он встретится с миссис Честертон, то непременно выскажет ей все, что думает о ее способностях руководить привилегированным учебным заведением.

А «молодой человек» в светло-зеленом костюме самого модного покроя свернул на другую улицу, чтобы попытаться нанять экипаж.

Теперь, шагая в полном одиночестве по холодному ночному Лондону, Каролина осознала глупость своего поступка.

Окна всех домов были закрыты ставнями. С темных крыш свешивались сосульки. Бледная луна глядела на город, безразличная ко всему, что она видела. Только бы ночные разбойники не вздумали напасть на одинокого прохожего, ведь она не справится даже с одним мужчиной. «Тебе еще бы маленький кинжал», — сказала Реба, глядя на превращение подруги в юного щеголя. Каролина тогда ответила: «Все равно я не умею с ним обращаться!» Но теперь она поняла, что оружие придало бы ей храбрости.

К счастью, не пройдя двух кварталов от школы, Каролина сумела нанять извозчика, чтобы ехать к дому лорда Томаса.

На ее настойчивый стук отозвался проснувшийся слуга, которого девушка знала, но рассчитывала, что темнота и необычный костюм помогут ей остаться неузнанной.

— Я друг лорда Томаса. Он дома? — спросила она самым низким голосом, на какой была способна.

— Нет, сэр. Лорд Томас уехал в Нортхемптон.

— В такой час? — Сердце у нее мучительно сжалось: значит, он все-таки заезжал в Лондон.

— Если вы на самом деле приятель моего господина, как вы изволите говорить, то вам должно быть известно, что лорд Томас отправляется в путь, когда ему заблагорассудится, хоть днем, хоть ночью. Вы разминулись с ним на полчаса.

— Не остановится ли он по пути в «Звезде и подвязке»? — небрежно спросила Каролина.

— Вижу, вы знаете привычки его милости, — ухмыльнулся слуга. — Может, он и заедет в таверну. Но скорее уж навестит молодую леди.

Леди! А вдруг лорд Томас поехал в пансион?

— Ты знаешь эту даму?

— Его милость никогда не говорит мне таких вещей. Пришел-ушел, вот и все.

Старик многозначительно Подмигнул, отчего у Каролины запылали щеки.

— Наверняка он захочет еще разок метнуть кости в таверне, как ты считаешь?

Поняв, насколько юноша осведомлен о привычках его господина, слуга окончательно проникся к нему доверием.

— Метнуть кости? Может, и так. Его милость как раз поехал через Мейберри-стрит, — задумчиво протянул слуга. — Знаю только, что его милость не собирался завтракать дома и вернется сюда после праздников.

Мейберри-стрит далеко. Зато она успеет раньше лорда Томаса добраться до «Звезды и подвязки». Там-то они и встретятся.

Нет… Лучше она затеряется в толпе и понаблюдает за ним.

Если бы Каролина знала, кто ждал его на Мейберри-стрит, она бы воспылала гневом. Проведя три бурные ночи с Кэтрин Эмберли, он действительно собирался повезти ее в таверну, а оттуда уже ехать в Нортхемптон — прямо из теплой постели, из объятий женщины, после уютного завтрака рядом с ней, нагишом под простынями.

Но у Кэтрин были другие планы. Пока Каролина ехала в таверну, она тихо ввела лорда Томаса в нижнюю гостиную большого дома на Мейберри-стрит.

— Моя тетушка все еще больна. Доктор сегодня дал ей настойку опия, — прошептала Кэтрин. — Скоро она уснет, и до утра весь дом окажется в нашем распоряжении!

Конечно, лорд Томас сразу изменил свои намерения, отослал лошадь с грумом в конюшню, приказав до рассвета явиться на Мейберри-стрит и дожидаться его на углу улицы. Итак, он проведет ночь с роскошной Кэтрин, позавтракает в «Звезде и подвязке», а потом отправится к матери.

Не подозревая, насколько тщетны ее поиски, Каролина ехала в знакомую таверну. К Томасу!

Она вышла из экипажа, уплатила извозчику и глубоко вздохнула, пытаясь унять дрожь. Нелегко искать мужчину в комнате для игры, где, дымя трубками, проводят время джентльмены.

Но если она решила узнать правду о Томасе, значит, нужно отбросить всякие колебания.

Войдя в зал с низким потолком, Каролина растерянно огляделась. Таверна была переполнена, в воздухе стояла завеса табачного дыма, голоса и смех посетителей сливались в неразборчивый гул. Появление незнакомого юноши не привлекло ничьего внимания, поэтому, набравшись смелости, Каролина начала осмотр. Не найдя здесь лорда Томаса, она даже немного огорчилась, но подбодрила себя мыслью о том, что он, видимо, прощается со своим другом на Мейберри-стрит и вот-вот появится, причем, как ей хотелось верить, совершенно один.

Каролина попыталась найти столик, откуда хорошо видна дверь, однако все места оказались заняты.

Наконец в дальнем углу комнаты она заметила игральный стол. Конечно, лорд Томас сразу направится туда, а ей необходимо первой увидеть его, на тот случай, если он приедет с дамой. Но время шло, и Каролина уже почти не сомневалась, что лорд Томас будет не один, на Мейберри-стрит живет та самая леди, вероятно, знаменитая госпожа Беллами.

Девушка направилась к заветному столу, вокруг которого столпились наблюдатели. По дороге ее чуть не сбила с ног хохочущая служанка в голубом переднике. Резко отскочив в сторону, Каролина чуть не упала на двух полупьяных парней в грязных кожаных жилетах. Они схватились за оружие, но, к большому облегчению Каролины, приятели тут же усадили их обратно на скамью и уговорили выпить эля.

В отличие от полумрака общего зала дальний угол был ярко освещен. Каролина застала самый напряженный момент игры. Ставки дошли до предела, игроки нервничали, полностью сосредоточившись на происходящем, хотя лишь двое из них казались совершенно трезвыми, остальные явно находились в разной степени опьянения.

Один из трезвенников, высокий мужчина в сером, видимо, приехал только ради игры. Он даже не сел обедать, а, скинув мокрый плащ и стряхнув снег с темно-серой треуголки, немедленно присоединился к игрокам. Тень от шляпы наполовину скрывала его лицо, виден был только выбритый упрямый подбородок. Блестящие темные волосы падали на широкие плечи. Даже беглый взгляд отметил бы его мощную грудь, стройные сильные ноги и грациозную походку. Он с видом знатока наблюдал за игрой, жесткий взгляд серых глаз не отрывался от костей, вернее, от рук бросавшего их человека.

Второй трезвенник, по имени Твист, был одет в камзол неприятного ржавого оттенка. Этот профессиональный игрок ездил по всей Европе, обдирая молодых пьяных картежников. после чего немедленно покидал город. Он говорил на шести языках, но родился в Англии, куда ему пришлось вернуться из-за скандала в Неаполе, где один юный глупец, проигравший целое состояние, покончил с собой. Родственники бедняги, заподозрив, что Твист выиграл деньги нечестным путем, наняли убийцу и пустили его по следу хитрого шулера, который лишь по счастливой случайности остался жив. Однако, вернувшись домой, он не бросил старого ремесла, и на прошлой неделе ему особенно повезло. Теперь в карманах у него полно золота, да еще в номере гостиницы стоял увесистый сундучок, набитый монетами, доставшимися от самонадеянного юноши из Колчестера. Это был завидный улов, и Твист собирался завтра уехать.

Но сегодня перед ним лежала на столе куча денег, вокруг толпились глупые ротозеи, а двое парней из Гемпшира уже основательно тряхнули кошельками в честь Рождества. Один, правда, закончил игру, вывернув пустые карманы, да и второму недолго оставалось испытывать свое счастье. Глава 10

Предстань Каролина перед этими людьми в собственном платье, она бы сразу привлекла их внимание. Но юноша, несмотря на всю его элегантность, не вызвал интереса, и один здоровенный детина в грязном розовом камзоле даже отпихнул ее плечом:

— Освободи-ка место, парень, если не собираешься играть.

Каролина отступила на шаг, но продолжала наблюдать за входной дверью. Она нащупала в кармане деньги, которые прислали к Рождеству из дома с повелением купить что-нибудь красивое. Мать предлагала обзавестись бальным платьем. «Ведь мы часто будем устраивать званые вечера, когда переедем в Йорк», — писала она. А теперь денежки пойдут на другое, может, ей повезет в игре. Приятно будет поглядеть на лорда Томаса, если она сгребет со стола кучу золота!

Каролина уже обдумывала, что бы такое при этом сказать, но тут поняла неловкость своего положения. Ведь он, без сомнения, решит, что она бегает за ним. Лучше бы сюда не приходить.

Ну и пусть волочится за госпожой Беллами, раз ему так хочется!

Однако в глубине души Каролина сознавала, что, потеряв его, она будет страдать всю оставшуюся жизнь. Кроме того, нельзя портить себе праздники неприятными догадками и следует поскорее узнать правду. А если уж быть честной до конца, она не может всерьез поверить, что лорд Томас, который так настойчиво ее преследовал, успел позабыть о своих чувствах.

Воодушевленная желанием выиграть, Каролина сжала в кулаке деньги и начала внимательно наблюдать за игрой. Кажется, человеку в рыжем камзоле постоянно везет. Ей не понравилось его хитрое лицо и бегающие глазки. Но особенно поразил девушку рубин на пальце игрока, ярко вспыхивавший, когда тот бросал кости.

Вскоре Каролина убедилась, что игра ведется нечестно.

Однажды их слуга, который в юные годы тоже зарабатывал на жизнь игрой, рассказал, как можно утяжелить кости свинцом, чтобы они всегда падали нужной стороной. Значит, человек с хитрым лицом — профессионал и отъявленный мошенник, и если она будет повторять за ним, то никогда не проиграет. Вот удивится Томас!

И действительно, она выигрывала. Но шулер быстро это заметил.

Сначала Каролина не рисковала, однако постепенно увеличила ставки, выкладывая сразу по несколько монет. С другого конца стола за ней пристально наблюдал второй трезвый игрок в серой треуголке.

Поначалу Каролина не заметила его, потому что следила за входной дверью, а потом — за игрой и ловкими пальцами шулера. Джентльмен в сером склонился над столом, а когда выпрямился, девушка струсила, ибо он понял ее хитрость. Увидев, как он прищурился, Каролина залилась краской, ей вдруг стало неловко в мужском костюме, и она быстро отвела глаза, но когда попыталась еще раз украдкой посмотреть на него, то снова встретила его взгляд.

Обеспокоенная странным поведением джентльмена в треуголке, Каролина решилась на смелый шаг, и поскольку ей до сих пор везло, она пошла ва-банк, даже не заметив, что на этот раз шулер сделал ничтожную ставку.

— Восемь, — повторила за ним Каролина.

Кости упали… Четыре и… три. Семь!

Она проиграла.

Пораженная девушка уставилась на мошенника, и хотя тот глазом не моргнул, в его взгляде ей почудилась насмешка. Он торжествовал, что ему удалось провести соперника!

Каролина остолбенела.

— Разбейте кости! — закричала она.

Все повернулись к ней, гул в таверне внезапно смолк. Едва шулер потянулся за выигрышем, Каролина вцепилась в его руку, чтобы он не успел спрятать кости, заменив их настоящими, без которых ни один шулер не садится играть.

— Разбейте кости! — отчаянно кричала она. — Этот человек всех нас обманул!

Одним прыжком Твист очутился возле, схватив ее за плечо:

— Да как ты смеешь называть меня жуликом, щенок?

— Вы и есть жулик! — бесстрашно выпалила Каролина.

Тут рядом с ними возник джентльмен в сером, который будто клещами сдавил руку шулера.

— Полегче, Твист, — сказал незнакомец. — Разве ты не видишь, что это девушка?

Тот ошалело посмотрел на Каролину. Одно дело — покалечить или даже убить парня, обвинившего тебя в жульничестве, но причинить вред девушке в мужском наряде… Он присмотрелся к щеголю и увидел то, чего прежде не разглядел из-за собственной алчности, — персиковую нежность кожи и яркий румянец, заливавший щеки «юнца». К тому же плечо, в которое он вцепился, было слишком хрупким для мужского.

— Тогда лучше придержи язык, девушка, — угрожающе произнес Твист, убирая руку.

— Ступай играть, — приказал незнакомец. — А я провожу девушку и сразу вернусь к тебе.

Ворча проклятия, шулер занял свое место, и игра продолжилась. А плечо Каролины теперь сжимала другая рука, причем не менее крепко, хотя и не так больно.

— Тот человек обманул меня! — гневно закричала она. — Я проиграла все деньги, это был подарок от родителей на Рождество.

— Успокойся, — невозмутимо посоветовал джентльмен, таща Каролину сквозь толпу, и властно позвал хозяина таверны, мгновенно явившегося на зов. — У тебя найдется отдельная комната, чтобы запереть на время эту красавицу? Ее нельзя оставлять у игрового стола, да и отпускать в город одну тоже не годится, иначе она быстро станет жертвой грабителей, а я пока не собираюсь уходить.

Хозяин таверны, видимо, не горел желанием облегчить участь переодетой девушки, но суровый взгляд джентльмена моментально переубедил его.

— Наверху есть столовая. — Хозяин чуть ли не бегом припустил по лестнице, приноравливаясь к шагам высокого джентльмена.

— Дай мне ключ, — сказал незнакомец, когда они остановились у двери столовой.

— Если вы запрете меня, я буду кричать на весь дом, — предупредила Каролина.

— Тогда я свяжу вас, заткну рот кляпом, оставлю здесь до утра, а потом, уже не беспокоясь о вашей безопасности, отправлю домой.

Девушка чуть не зашипела от ярости, услышав, как дважды щелкнул замок.

Джентльмен сунул ключ в карман и зашагал вниз по лестнице, а трактирщик лишь молитвенно воздел руки, уповая, чтобы никто не сказал, что у него сомнительное заведение и комнаты его гостиницы служат тюрьмой.

Незнакомец, пленивший Каролину, вернулся к игре. Угрожающий взгляд серых глаз отбивал всякую охоту комментировать его бесцеремонное обращение с девушкой.

Проигравшие один за другим покидали свои места, и вскоре за столом остался только джентльмен в сером, а рядом стояли несколько зевак.

Ухмыльнувшись, Твист увеличил ставку, чтобы проверить характер оставшегося игрока.

— Поднимаю до тысячи гиней, — спокойно отозвался тот, высыпая из кошелька золотые монеты.

— У меня нет при себе таких денег, — выпучил глаза Твист.

— А я уверен, что есть, и даже готов проводить тебя в твою комнату, чтобы ты взял нужную сумму и не улизнул через заднюю дверь. А те джентльмены присмотрят за столом.

Твист изменился в лице и нащупал рукоять короткой шпаги.

— Не советую. — Рука незнакомца легла на эфес клинка внушительной длины.

Твист зарычал, но что-то в облике противника убедило его не заходить слишком далеко. «В конце концов, куда этому болвану до моих ловких пальцев! Еще увидим, как он будет отсчитывать мне тысячу гиней!» — подумал он, направляясь к лестнице.

Джентльмен в сером и трактирщик последовали за ним.

— Лучше б ты держал свое богатство у ювелира. Твист, — нахмурился хозяин при виде золота, спрятанного под матрасом.

— Так я и сделаю, когда добавлю еще тысчонку, — нахально заявил шулер. — Удача пока не отвернулась от меня!

Незнакомец только усмехнулся.

Троица вернулась к столу, где уже столпилась вся таверна.

К своему изумлению. Твист проиграл.

Этого не может быть! Он должен был выиграть! Значит, негодяй в сером подменил кости!

А тот уже стаскивал с пальца кольцо. Рубина такого изумительного цвета да еще такой величины Твист в жизни не видел — Это кольцо против содержимого твоего кошелька. Твист, и того кожаного сундучка наверху.

Шулер на миг заколебался, потом облизнул губы. Его собственный рубин был фальшивкой, а камень человека в сером. без сомнения, настоящий! Твист вспомнил, как часто его противники, все благородные джентльмены, пускались на всякие хитрости, пытаясь тягаться с ним в искусстве обмана, и как платили за свою глупость огромными суммами.

— Хорошо. — Он вытер губы рукавом. — Но кидать буду я.

— Согласен. Только новые кости.

Хозяин таверны принес новые кости.

Мошенник понимал, что с ними ему не выиграть. От волнения он даже взмок и, якобы для того, чтобы вытереть пот, сунул руку в карман за платком, успев зажать в ладони пару костей. Его верную пару, которая никогда не выкинет семь, если ему нужна девятка.

— Кидай, — приказал соперник.

Тянуть не было смысла. Твист взял кости в свою большую широкую руку, где легко могло уместиться четыре кубика. Два из них он ловко вертел в пальцах, а еще два крепко сжимал в ладони.

Он приготовился метнуть, но человек в сером одним прыжком очутился рядом с ним, схватил его руку и вывернул ладонью кверху.

— Теперь известно, как тебе удавалось выигрывать, Твист.

Все видели? — громко спросил незнакомец. — Кто-нибудь знает, почему я до сих пор не убил этого человека?

Послышалось одобрительное: «Туда ему и дорога!», а трактирщик побледнел. Убийство в гостинице? К тому же его могут обвинить в том, что он содержит игорный дом! Однако бедняга не посмел встать на защиту Твиста, который ему совсем не нравился.

Едва высокий джентльмен отпустил руку шулера, чтобы забрать свой выигрыш, тот схватился за шпагу, но вытащить не успел, ибо в следующий момент почувствовал у горла острую сталь и побелел как бумага.

— Дарю тебе жизнь. Твист, хотя, видит Бог, против моей воли. А потому советую тебе кратчайшей дорогой убраться из Лондона, иначе, если ты когда-нибудь окажешься на моем пути, живым больше не уйдешь.

Джентльмен опустил шпагу.

Не смея перевести дух. Твист следил за лезвием, а правой рукой вцепился в край стола.

Если перевернуть эту махину, то будет достаточно времени, чтобы оттолкнуть хилого трактирщика, промчаться к себе в комнату, достать из-под матраса золото, выбраться на крышу и исчезнуть.

Сейчас или никогда!

Твист напряг мускулы, готовясь сделать решающий бросок, но противник на долю секунды опередил его. Приподнятый стол грохнулся об пол, «рубин» в кольце шулера брызнул осколками красного стекла, и Твист с воплем прижал ко рту перебитую кисть.

Высокий незнакомец, вмиг ставший героем, вложил шпагу в ножны и без всякого сочувствия взглянул на пострадавшего.

— А не тряхнуть ли нам мошенника, ребята? Пусть отдаст назад ваши ставки.

Раздался одобрительный гул, и Твист исчез в толпе обступивших его мужчин. Те постарались на славу. Был найден кошелек, а также деньги, спрятанные в поясе и в туфлях. Затем беднягу потащили наверх, где обнаружили под матрасом сундучок с золотом. Незнакомец аккуратно пересыпал деньги в два кожаных мешочка.

— Мошенник неплохо заработал в последние недели, — проворчал один из мужчин, который считал, что Твист слишком легко отделался.

— Да, — согласился джентльмен в треуголке. — Большую часть этих денег он выиграл у моего брата.

Стиснутый десятком отнюдь не ласковых рук, Твист готов был зарыдать от боли, страха и ярости.

— Но вы не можете забрать все его золото! — воскликнул хозяин, беспокоясь о собственных делах. — Он, должен мне за комнату!

— Это золото ему больше не принадлежит, он проиграл его. Возьми лучше одежду, ботинки еще можно продать.

— Не смейте! — закричал Твист, бледнея от повой угрозы. — Нельзя выгонять меня среди ночи, раздетого, в такой мороз! Я насмерть застыну!

— Ну и что? Зато навсегда избавишь мир от своего присутствия. — Высокий джентльмен обернулся к хозяину и похлопал его по плечу:

— Мужайся, друг мой, возьми эти несколько золотых на выпивку для всей компании.

В ответ на столь щедрый жест посетители таверны прокричали благодарность герою дня.

Тот поднял руку, прося тишины.

— Поскольку вы будете пить за мое здоровье, то сделайте мне одолжение, — с улыбкой сказал он. — Когда я снова приду в зал, чтоб негодяя уже не было и в помине в таверне!

С торжествующими возгласами Твиста поволокли вниз, по дороге срывая с него одежду. Бедняга не ожидал такого ужасного поворота. Выросший в лондонских трущобах, он всю жизнь обманом освобождал доверчивых глупцов от их денег, а теперь сам окажется на улице с покалеченной рукой и голым задом.

— Я еще поквитаюсь с тобой, дьявол, — всхлипывал он, когда его вытолкнули за дверь. — Обязательно поквитаюсь, даже если это будет последнее, что я сделаю в моей жизни!

Но высокий джентльмен не слышал его, думая о хрупкой девушке, запертой в столовой, с удовольствием представляя, что та скажет, когда он высыплет в ее ладони золото, которое она проиграла Твисту.

Прежде чем распахнуть дверь, незнакомец вежливо постучал, ибо не сомневался, что белокурая красавица — настоящая леди. Ему очень хотелось, чтобы и она видела в нем благородного человека.

— Вы спите? — насмешливо спросил он. — А я пришел освободить вас.

Ответа не последовало. Но спит девушка или притаилась за дверью, чтобы огреть его стулом по голове, он все равно войдет.

Незнакомец распахнул дверь в пустую комнату.

Окно было открыто. Птичка улетела.

Он вдруг почувствовал такое разочарование, какого не испытывал много лет.

Глава 11

Убедившись, что никто не придет к ней на помощь, Каролина заметалась по комнате, точно зверь в клетке.

Как он посмел! Если он действительно хотел взять ее сторону, то почему не разбил кости?

Она не заметила, что Твист ловко поменял фальшивые кости на настоящие, прежде чем бросился к ней. Но это не укрылось от внимательных серых глаз джентльмена в треуголке, и, выполнив ее просьбу, он скорее всего не обнаружил бы ничего предосудительного. Во всяком случае, так полагал высокий незнакомец.

Он специально приехал в Лондон, чтобы разыскать жулика и отнять деньги, нечестно выигранные у его брата. Каролина поторопилась, тем самым нарушив замысел джентльмена в сером, а он совсем не любил, когда ему мешали.

Однако ничего не подозревающей Каролине больше всего на свете хотелось ударить незнакомца по красивому лицу. Вдруг сейчас лорд Томас входит в гостиницу, и теперь она не сможет встретить его, как задумывала.

Устав от треволнений этого вечера, от попыток дозваться на помощь и от долгой ходьбы по комнате, Каролина села, уронив голову на руки. Снизу доносились неразборчивые голоса, и она вдруг почувствовала, что засыпает. Через миг, как ей показалось, Каролина быстро подняла голову, хотя на самом деле прошло два часа.

Сон освежил девушку, и теперь она могла трезво оценить свое положение. Нельзя дожидаться утра, когда высокий джентльмен отпустит ее или, того хуже, проводит до пансиона: тогда не миновать скандала, она будет отправлена домой и никогда больше не увидит лорда Томаса.

Нужно поскорее бежать отсюда.

Каролина внимательно осмотрела дверь. Нет, даже если удастся проломить ее стулом, то все равно грохот услышат в зале, а спустившись вниз, она наверняка снова окажется перед джентльменом в треуголке.

Окно! Но сейчас нет ни веревки, ни подруг, готовых держать ее. Каролина отдернула штору и радостно вскрикнула.

От самого окна начиналась покатая заснеженная крыша, по ней можно без труда съехать в мягкий сугроб. Таким шансом грех не воспользоваться.

Не обращая внимания на шум внизу, крик и грохот, а затем на топот ног по лестнице, Каролина распахнула окно.

Шум за дверями усиливался, и она не желала становиться участницей событий, ибо это грозило ей скандалом в школе с позорным изгнанием домой.

Каролина выбралась наружу и оттолкнулась.

Скользя вниз, девушка пыталась за что-нибудь зацепиться, притормозить, но снег покрылся ледяной коркой, скат был довольно крутой, поэтому у самого края ее подбросило, и она бесшумно ухнула в глубокий сугроб, образовавшийся после расчистки улицы, чтобы экипажи клиентов могли подъехать к гостинице.

Пока Каролина отряхивалась, из таверны вышли мужчина и женщина, которые поспешили к ожидавшей их карете. Видимо, они тоже не хотели оказаться замешанными в скандал.

На даме была элегантная темно-синяя накидка, подбитая лисьим мехом, а сопровождавший ее блондин щеголял в расшитом золотом костюме того необычайного цвета, который так любил лорд Томас. Отвечая на шутку спутницы, господин энергично взмахнул рукой, и в лунном свете Каролина увидела те особые узоры из ирисов.

Значит, это Томас с прекрасной госпожой Беллами! Значит, пока она ждала их за игорным столом, а потом томилась в заключении, любовники преспокойно развлекались в одном из номеров!

— Томас! — Господин оглянулся, и Каролина поняла свою ошибку. — Простите… Я думала, вы…

— Лорд Энгвин? — улыбнулся джентльмен. — О нет, я лорд Бейтс. Неудивительно, что вы приняли меня за вашего знакомого, ведь это костюм Томаса, я выиграл его в вист. — Он посмотрел на свою даму. — Вы были свидетельницей той игры, не так ли?

— Ваш друг весь в снегу, Фредди, — засмеялась та. — Почему бы нам не взять его с собой? Он же совсем мальчик, а у вас есть карета. Разве он сможет найти извозчика в такой час?

Лорд Фредерик внимательно пригляделся к юноше.

— Мы знакомы? — спросил он.

— Не совсем, — призналась Каролина. — Однажды мы встретились на представлении. А где Томас?

— По-моему, уехал в Нортхемптон. Во всяком случае, собирался. — Неожиданно лорд Фредди хлопнул себя по ноге. — Вы не юноша! Каролина Лайтфут из школы миссис Честертон! Вы были с ним в мюзик-холле, но Томас не захотел нас знакомить, видимо, боялся, что я отобью вас. Но почему вы на улице в таком виде и в такое время?

Каролина тут же сочинила историю про пари: девочки утверждали, что она не отважится идти в город, переодетая мужчиной. Актриса, которая вызывала у Каролины искреннюю симпатию, расценила ее авантюру как замечательную шутку.

— Простите, — застенчиво сказала девушка, — не могли бы вы довезти меня до пансиона? Уже поздно и…

— Поздно? — удивился лорд Фредди. — Господи, да сейчас почти утро!

— Конечно, мы отвезем вас в школу, — ответила госпожа Беллами, входя в карету и подбирая свои пышные юбки, чтобы дать место Каролине. — Но, разумеется, не к парадному крыльцу? — подмигнула она.

— Вы правы, — улыбнулась девушка. — Наставница не должна об этом знать, и я благодарю вас за то, что вы намерены сохранить мою тайну.

На сердце у нее стало легко. Клемми ошиблась! Томас не обманывал ее, он действительно уехал в Нортхемптон, а его костюм носит лорд Фредди, который сопровождает госпожу Беллами.

Видя, что та питает симпатию к девочке, лорд Фредди приказал кучеру отвезти их к пансиону, а потом даже проводил Каролину до места, чтобы быть уверенным в ее безопасности.

Правда, она предпочла бы дойти сама, но джентльмен уже выскочил из кареты.

— Никогда не верьте мужчинам, — проворковала актриса, удерживая Каролину за руку.

— Даже лорду Томасу? — тихо спросила девушка.

— Особенно лорду Томасу! — засмеялась госпожа Беллами.

Чувствуя себя немного уязвленной, Каролина вышла с помощью лорда Фредди из экипажа и потом всю дорогу утихомиривала его, поскольку он слишком громко разговаривал, стараясь поддержать веселую беседу.

— Девочки спят, но если постучать в кухонное окно и если Энджи уже вернулась, то она меня впустит.

— Вы не сможете дотянуться, слишком высоко, — уверенно сказал лорд Фредди. Как и его подруге-актрисе, ему нравилась смелая выходка Каролины. — Давайте я постучу.

Им повезло. Энджи, которая очень боялась потерять это место, уже вернулась из дома, и кухарка сразу послала ее на кухню разводить огонь.

Сначала Энджи не узнала девушку, но, услышав знакомый голос, поспешила отпереть дверь. Лорд Фредди вручил ей золотой, вежливо поклонился Каролине и пошел обратно. Он заранее предвкушал, как будет рассказывать Томасу пикантную историю о его милой невинной школьнице. «Ты оберегал девочку от оргий, прятал от развратников вроде меня, а она на пари сбежала одна в город, переодетая мужчиной, каким-то образом ее заперли в одной из верхних комнат» Звезды и подвязки «, и она свалилась с крыши буквально нам на голову!»

Такой рассказ почище любой истории, которые Томас привезет из своего Нортхемптона.

В то время когда Каролина на цыпочках, чтобы не разбудить подругу, вошла в их комнату, джентльмен в сером мчался вниз по гостиничной лестнице, потом долго рыскал по всей округе, надеясь отыскать беглянку, после чего нанял извозчика и принялся ездить по улицам. Он то и дело высовывался из окна кареты, его серые глаза искали дрожащую от холода фигурку в светло-зеленом костюме. Как-то раз даже увидел Твиста, приплясывающего на одной ноге, которого добрая женщина потащила в свой дом. Джентльмен в сером фыркнул: «Похоже, таким проходимцам неведомы страдания простых смертных, удача любит их, как родных детей. Вот и сейчас его приютила какая-то сердобольная проститутка…» Он отвернулся, и продолжил свои поиски.

В конце концов ему пришлось ехать обратно в «Звезду и подвязку», где он снял комнату и велел не беспокоить его до полудня. Однако, несмотря на усталость, сон не шел, а когда незнакомец все-таки заснул, то увидел во сне белокурую фею: она появилась и ушла по тонкому лучу звезды… у нее были насмешливые серьге глаза, которые словно поманили к себе, а потом исчезли.

Проснувшись, он с беспокойством подумал, не случилось ли чего с той девочкой, но тут же посмеялся над своей слабостью, хотя решил завтра снова отправиться на поиски. Надо же ему убедиться, что она в безопасности.

После завтрака он снова объездил все улицы и переулки, называя себя глупцом, которому следовало бы посмотреть на город, а не гоняться за незнакомой девушкой. Однажды его экипаж проехал мимо пансиона, но окна класса выходили на другую сторону, поэтому нм Каролииа, ни девочки не видели джентльмена в сером.

Даже мысль о том, что ему опасно задерживаться в Лондоне, не остановила его. Сегодня придется ночевать в гостинице, и если до этого он не найдет девушку, то уедет домой, где за последние годы почти не бывал.

Но прошел день и еще одна холодная ночь, а белокурую красавицу словно поглотил громадный беззаботный город, искрящийся под снегом, наполненный звоном колоколов и рождественскими песнями.

Наутро высокий джентльмен отправился в путь.

Каролина не подозревала, что недавний тюремщик, как она мысленно прозвала человека в сером, повсюду разыскивал ее.

С самого утра девушку занимали иные события. На рассвете заспанная служанка передала Ребе письмо из Эссекса.

Прочтя, Реба скомкала его, потом расправила, перечитала еще раз и швырнула в огонь.

Полусонная Каролина молча наблюдала за подругой, удивляясь, что та не бросилась расспрашивать ее о событиях прошедшей ночи.

Она приподнялась на локте и окончательно проснулась.

— Я все узнала. Томас уехал в Нортхемптон.

— Да?

— Клемми видела другого человека в его костюме.

— Замечательно.

Каролина изумленно смотрела на Ребу. Почему она вдруг перестала этим интересоваться, хотя сама недавно предложила ей костюм и даже собственноручно пришила кружева? Что же такое могло быть в том письме?

— Боюсь, я испортила вещи твоего кузена, — виновато сказала Каролина, одеваясь к завтраку. — И у меня теперь нет денег на чистку, я проиграла все до последнего цента.

— Не важно, — безучастно отозвалась Реба.

Каролина сгорала от любопытства. В коридорах и холле уже раздавались девичьи голоса, скоро кто-нибудь ворвется к ним, сгорая от нетерпения услышать, что происходило ночью.

— Плохие новости? — спросила она.

— В письме? О нет. Просто я еду домой, — грустно ответила Реба.

— На каникулы?

Все девочки на Рождество отправлялись по домам, и Реба пригласила в гости подругу. Коляску должны были прислать за ними в пансион.

— Не просто на каникулы, — вздохнула Реба. — Навсегда.

Это письмо от матери, она велит мне укладывать вещи, потому что в школу я больше не вернусь.

— Но почему? Что-нибудь случилось?

— Прошлой весной моя старшая сестра вышла замуж за торговца шерстью из Бристоля, где мы раньше жили. А другая сестра, которая на два года старше меня, этой осенью вышла за сына одного судовладельца из Плимута.

— Да, — призналась Каролина, — я еще удивилась, что ты не поехала на свадьбу.

— Мне не разрешили. Свадьба проходила в доме жениха, поскольку мать сказалась больной и заявила, что не сможет принимать гостей, иначе все сочли бы странным мое отсутствие на свадьбе родной сестры. А до Плимута — огромное расстояние, и молоденькой девушке нельзя ехать одной. Поэтому я и не смогла поздравить молодоженов. На самом же деле меня практически выгнали из дома после того, как застали с лакеем на заднем дворе.

Каролина открыла рот от изумления. Она давно поняла, что у Ребы какие-то странные отношения с семьей, только не догадывалась о причине.

— Ты его любила? — спросила она.

— Конечно, нет Просто я ужасно скучала. Мы ведь живем в деревне, а не в Бристоле, где полно народу и всяких интересных занятий. Мне хотелось немного развлечься. — Заметив испуганный взгляд подруги, Реба со смехом добавила. — Успокойся, ничего не произошло. Я только… проводила опыты. Но была не совсем одета, и… мать теперь считает меня ненадежной, если дело касается мужского пола. Она решила, что и без того слишком занята нашим домом в Эссексе, пытаясь установить приличные связи в местном обществе, поэтому отправила меня в Гемпшир к тетушке Белле, матери Джорджа.

— А почему не к собственным родителям?

Реба усмехнулась:

— С ними она вообще не желает знаться, ведь они беднее церковных мышей. К тому же ее родня не хотела, чтобы она выходила за папу, у него тогда не было никакого ремесла. — Реба предпочитала умалчивать о прежних занятиях своего родителя, так как Джонатан Тарбелл начинал простым лудильщиком. — Мама поклялась, что если отец когда-нибудь встанет на ноги, то она непременно разоденется в шелка, наймет карету с шестеркой лошадей и проедет перед окнами родных, чтобы все умерли от зависти.

— Ну и как? — спросила ошеломленная Каролина.

— Проехала, — мрачно ответила Реба. — Теперь у нас собственная шестерка лошадей и карета, но с тех пор мама общается только с тетушкой Беллой. Думаю, это и есть настоящая причина, по которой она заставила папу уехать из Бристоля, купив приличный дом в Эссексе.

— А почему же ты не осталась в Гемпшире?

— Когда тетя Белла выпихнула Джорджа учить право, заболел второй сын, Вилли, ее любимчик. Ему необходимо часто ездить в Бат на воды, и тетушка не могла постоянно следить за мной. Поэтому, узнав о строгом пансионе старой миссис Честертон, где с наступлением сумерек гасили все лампы и ложились спать, где воспитанницы ходили, низко опустив голову, а разговаривали только когда слышали вопрос наставницы, тетя Белла связалась с мамой. Та решила отправить меня в Лондон. Конечно, никто не знал, что после смены хозяйки школа очень изменилась. Джордж-то кой о чем пронюхал, но я обещала его убить, если он проболтается.

— Твоя тетушка Белла ужасный человек! — с чувством сказала Каролина. — Зачем же ты поехала к ней прошлой весной?

— Я была не у нее, — пожала плечами Реба, — а оставалась в Лондоне. С мужчиной.

— Но за тобой приезжала ее карета!

— Его карета. Я, конечно, сказала, что это экипаж моей течки, а Дженни Честертон, занятая своими делами, не заметила разницы. Мы провели вместе целых две недели в снятой им квартире, даже ни разу не выходили.

У Каролины голова пошла кругом. Ведь Реба тогда ничего ей не говорила. Хотя после возвращения она казалась более искушенной в мирских делах, Каролина не придала этому особого значения. Подруга всегда была практичной.

— Но с тех пор ты его не видела?

— Он уехал. А я все время ждала и не дождалась. Теперь мать забирает меня в Эссекс. Навсегда! — Реба так стукнула кулаком по конторке, что китайские чернила выплеснулись на кружевную ночную рубашку.

— Ты ее испортила! — воскликнула Каролина.

— Наплевать.

Она могла бы сказать больше, но тут в комнату ворвалась толпа хихикающих девчонок, которые жаждали услышать от Каролины о ночном приключении. Они внимательно осматривали еще мокрый костюм, с восхищением слушали рассказ о том, как обозналась Клеменси Дейн. Все решили, что Каролина не зря отважилась на рискованную проделку, раз она закончилась встречей со скандально известной актрисой да еще в обществе молодого лорда Фредди. У него (это всем известно) в Денэме осталась юная жена, которую он не пускает в столицу, чтобы та не узнала о его похождениях.

Каролина заметила, что Реба не присоединилась ко всеобщему ликованию. Она сочувствовала подруге. Видимо, любовник, чьего имени она не назвала, был ей небезразличен, если от удара пострадала ее чернильница.

Посыльный, доставивший письмо, одновременно передал записку для миссис Честертон. В ней сообщалось, что Реба оставляет пансион до окончания семестра, но возвращения уплаченной суммы родители не требуют. Последнее весьма обрадовало хозяйку, поскольку свободных мест не было, а тетка Клеменси Дейн собиралась после каникул прислать в школу свою дочь. Теперь Дженни могла не только принять новую воспитанницу, но и получить двойную плату за одно место.

После неожиданных откровений Реба надолго замолчала, хотя посматривала на Каролину, словно желая продолжить беседу, а та упорно паковала в сундуки ночные рубашки, юбки, платья и корсажи.

— Я надену свое коричневое платье. — заявила Каролина, не поднимая глаз, — и шерстяной синий плащ. В карете будет очень холодно.

Реба уложила поверх вееров шелковую шаль и золотую брошь с аметистом.

— А потом оживишь их моим лисьим палантином, лисьим капором и муфтой, — весело заявила она.

Каролина с благодарностью взглянула на подругу. Вещи стали для нее почти собственными, но теперь, собираясь в гости к Тарбеллам, она понимала, что не сможет без стеснения носить одежду их дочери.

— Разве твоей матери не покажется странным, что я щеголяю в твоих нарядах? — спросила она.

— Ничего подобного, — засмеялась Реба. — Мама покупает вещи и забывает про них. К тому же мои счета от лондонского портного оплачивает папа, и она даже не знает, что я себе покупаю, лишь бы это было красиво. Первые годы их совместной жизни прошли в бедности, а потом у них вдруг появились деньги, и мама стала большой транжиркой. Она покупает все целыми дюжинами, поэтому никогда не подумает, что на тебе мой палантин.

Представление Каролины о матери подруги снова круто изменилось. Теперь миссис Тарбелл казалась ей ветреницей, порхающей по жизни и стремящейся к элегантности аристократов, которой она давно восхищалась.

— И все-таки я поеду в своей одежде, — упрямо сказала Каролина, бросая на подругу озадаченный взгляд. Конечно, она радовалась, что к Ребе вернулось хорошее настроение, однако ей не совсем была ясна причина этого. А Реба тем временем любовалась ее прекрасным лицом и восхитительным ореолом серебристых волос. Любой мужчина вмиг окажется у ног такой красавицы, сгорая от желания! Еще немного, и Реба высказала бы подруге свою просьбу, касающуюся отсутствующего любовника и срочного вызова к родителям. Она хотела просить об одолжении, которое из всех девочек в школе ей могла сделать лишь Каролина с ее неподражаемой красотой.

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

ИЗМЕНА

Она кокетничала с ним, хоть знала наперед,

Что, лишь забрезжит солнца свет, к другому упорхнет.

Обман ей сердце гложет, стыд разлился в крови…

Неужто стоит дружба поруганной любви?

Глава 12

Большая Эссекская дорога. Декабрь 1687 года

Экипаж катил по обледенелым улицам Лондона под сверкающим рождественским небом. Но едва они выехали за пределы города, погода резко изменилась, солнце скрылось за мрачными тучами, подул холодный ветер, что не мешало карете двигаться на север по прямой как стрела Большой Эссекской дороге, которую римские завоеватели построили около шестнадцати веков назад, чтобы связать Лондон с их мощной крепостью на реке Коли.

Снег пошел, когда они с грохотом въехали в Челмсфорд.

Реба указала на рынок, находившийся тут с незапамятных времен, куда ее отец посылал скот на продажу.

— А я думала, он торговец, — пробормотала Каролина.

— Он и есть торговец, — ответила Реба, выходя из кареты, остановившейся у местной гостиницы. — Его суда постоянно уходят из Лондона, и еще не было случая, чтобы они не вернулись. У него огромные прибыли, ему невероятно везет в бизнесе. Может, и тебе предстоит вернуться домой на одном из его кораблей, — хитро добавила Реба, когда они сели за стол в углу общей гостиной.

Но Каролина не собиралась в Америку, она хотела остаться в Англии и выйти замуж за лорда Томаса. Дома ей нечего делать, разве что навестить сестер и родителей. Она хотела сказать об этом Ребе, но та была занята разговором с девушкой в переднике.

— Устрицы и голубиный пирог, — вежливо отвечала служанка, глядя на меха гостьи.

— Хорошо, несите, — отпустила ее Реба и наклонилась к подруге. — Кажется, один из тех грубиянов собирается подойти к нам, я видела, как они подталкивали друг друга. Быстро опусти глаза, сейчас придет кучер, уж он им покажет.

Каролина исподтишка взглянула на мужчин: лица честные, одежда из оленьей кожи выглядит на них естественно.

— А я думаю, тебе лучше поднять глаза. Посмотри в окно, Реба. Снег усиливается, может, нам придется остаться здесь.

— О, ничего страшного, — уверенно заявила та. — Говорят, мы, Тарбеллы, дьявольски удачливы. Помнишь, что я рассказывала тебе о папиных кораблях? Они всегда приходят в порт.

«А вдруг судьба, которая так долго благоволила к Джонатану Тарбеллу, решит отвернуться от него и весь его флот потонет во время яростного атлантического шторма?» — подумала Каролина. Между тем «грубияны», на которых девушки больше не обращали внимания, занялись своими делами, а юным путешественницам служанка принесла блюдо с устрицами, голубиный пирог с толстой корочкой и горячий сидр, приправленный специями.

После еды девушки, старательно отворачиваясь от снега, побежали к ожидающей их карете.

— Расскажи мне о твоем возлюбленном, — попросила Каролина, когда они забрались в экипаж. — Как он выглядит?

— Он довольно высокий брюнет, очень любит порисоваться… немного по-старомодному. Предпочитает одеваться в серое или черное.

«Неужели она имеет в виду человека в сером из» Звезды и подвязки «?» — весело подумала Каролина. Она в последний раз оглянулась на гостиницу, собираясь застегнуть кожаную занавеску, и тут увидела всадника, который спрыгнул с коня, бросив поводья мальчику. Вне всякого сомнения, это был ее тюремщик.

— Почему ты сидишь как статуя? — спросила Реба, когда экипаж отъехал на почтительное расстояние. — Увидела что-нибудь особенное?

Каролина заставила себя еще раз оглянуться, прежде чем высокий незнакомец исчез за дверью гостиницы.

— Это он! — испуганно воскликнула девушка, словно человек в треуголке мог вернуться и вытащить ее из кареты. — Я говорила тебе о нем, Реба. Сначала он спас меня в «Звезде и подвязке», а потом запер в столовой!

— Правда? Где он? — Подруга быстро отстегнула кожаную занавеску у своего окна, но тут раздался щелчок кнута и экипаж так рванулся вперед, что обе девушки едва не выпали наружу.

— Ушел в гостиницу, — нахмурилась Каролина. — Думаешь, он едет той же дорогой, что и мы?

— Сомневаюсь, — пожала плечами Реба. — Большинство путешественников едут из Лондона по Большой Эссекской дороге прямо до Колчестера, а мы скоро поворачиваем к Кембриджу.

— А разве он не может ехать в Кембридж? — спросила Каролина, вдруг ощутив странное разочарование.

— Нет. Тогда бы он выехал из Лондона прямо на север, через город Бишопс-Стортфорд.

— Вот я и удивляюсь, что он тут делает?

— Наверное, тебе следовало остаться под замком и выяснить его намерения. Должно быть, он хотел подпоить, а потом соблазнить тебя, — расхохоталась Реба.

— Возможно, — задумчиво протянула Каролина, — но почему-то мне не верится.

— И почему же? — беззаботно спросила подруга.

Ну как ей объяснить? Реба просто высмеет ее, если она скажет, что заметила нечто рыцарское в том высоком джентльмене, нечто покровительственное, хотя он нагло уволок ее в столовую.

— Мне так кажется. Полагаю, он действительно хотел отвезти меня домой, как и обещал.

— Чтобы тебя выгнали из пансиона.

— Но ведь он этого не знал!

«Почему я его защищаю?» — раздраженно спросила себя Каролина и тут вспомнила, что говорила Реба о своем любовнике.

Джентльмен из «Звезды и подвязки» тоже был высоким, темноволосым, в сером плаще. У нее мелькнуло ужасное подозрение, но Каролина быстро отбросила его. Половина мужчин в Англии носит серое! Тем не менее она понимала, что не права: сейчас мужчины предпочитали одежду других цветов.

— Ты должна быть счастлива, что находишься вдали от дома и тебя никто не может разлучить с любимым, — прервала ее размышления подруга, и Каролина немедленно отказалась от своих подозрений насчет человека в сером.

— Не хочешь ли рассказать мне об этом?

— Мама иногда приходила в отчаяние, пытаясь устроить судьбу моих сестер, — издалека начала Реба. — Не помогали даже папины деньги.

— Но почему?

— Обе сестры похожи на отца. А у него лицо как морда его собственной лошади. — Каролина опешила от столь грубого сравнения, но Реба только улыбнулась. — Из всех сестер я получилась самой красивой, поэтому мать, у которой много энергии и нет воображения, не заметила, что я унаследовала отцовский ум.

Реба, конечно, имела в виду, что ум позволил ему стать одним из самых преуспевающих торговцев в Англии.

— Мать подпрыгнула бы от радости, сумей она выдать старшую дочь за какого-нибудь столетнего рыцаря, чтобы ее называли леди Джейн. Однако ничего не вышло, и она согласилась на нетитулованного, зато богатого вдовца, которому Джейн была совершенно безразлична. Он женился ради торговых привилегий, данных ему моим отцом. Нелл не так безобразна, как Джейн, и потому мама лелеяла надежду выдать ее за младшего сына какого-нибудь баронета. Но и для средней сестры не нашлось знатного жениха.

— Возможно, она слишком нетерпелива, — пробормотала Каролина. Ей казалось, что на свете полно младших сыновей, готовых ради хорошего приданого жениться на ком угодно.

— Возможно. Мама до сих пор мечтает, как будет танцевать с графами. Видя, что ее сети долго пустуют, она подсунула сестру тому, кого папа счел «хорошим уловом», — племяннику богатого судовладельца из Плимута. В приданое Нелл принесла ему новый корабль! По словам отца, когда его дядя умрет, они будут владеть самым крупным торговым флотом на юге Англии.

Каролина вспомнила о своих родителях. Там были ревность, гнев, даже месть, но к ним не примешивались соображения выгоды. Хотя Петиция тоже настроена на «подходящие» браки для своих дочерей, а те оказались более мужественными или привлекательными, чем Джейн с Нелл, и выбрали Мэрридж-Триз.

— Маме осталось в последний раз бросить кости, — сказала Реба. — До сих пор она держала меня подальше от чужих глаз, а теперь будет искать мне какого-нибудь младшего отпрыска из дворянского рода. Но со мной это не пройдет. Я лучше своих некрасивых сестер, лучше своей безмозглой матушки. У меня есть собственный вкус и ум отца; я добьюсь большего, чем все они!

— Значит, ты намерена выбирать сама?

— Я уже выбрала, — хитро улыбнулась Реба.

— Человека, с которым ты жила этой весной? И никто не знает о нем?

— Знает Джордж, который случайно увидел нас, когда мы входили в дом, но я его предупредила: если он кому-нибудь проболтается, то я скажу, что он мне помогал. Джордж сразу побледнел от страха, — беззаботно добавила Реба.

Видимо, не зря!

— Ты собираешься бежать с ним? — спросила Каролина.

— Да, только его здесь нет, — нахмурилась Реба. — А мама поспешит выдать меня замуж, «покуда цвет моей юности не увял», как она любит выражаться.

Не представляя, как в семнадцать лет может «увянуть цвет юности», Каролина все-таки спросила:

— Почему же она не сделала этого раньше?

— Матушка придерживается строгого порядка: ее дочери будут выданы замуж в той последовательности, в какой появились на свет. Сначала Джейн, потом Нелл и теперь я.

— Может, твой любимый скоро вернется? — спросила Каролина, возвращаясь к увлекательному разговору.

— Тут есть сложности, — вздохнула Реба. — Нам придется ждать, пока умрет его жена.

Каролина от удивления открыла рот, но, спохватившись, молча уставилась на подругу.

— Маркиз Солтингем четыре долгих года женат на больной женщине, которая никак не отправится на тот свет! — вырвалось у Ребы. — По совету доктора он увез ее в Италию, где они теперь и живут. Такая досада!

Прошло немало времени, прежде чем Каролина снова обрела дар речи:

— Он тебе пишет?

— Нет, это слишком опасно. Он говорит, что нельзя допускать никаких скандалов, поскольку у него есть лишь титул, а все деньги принадлежат ей.

— Твоя мать знает?

— Конечно, нет. Иначе бы она немедленно выдала меня за первого более-менее подходящего жениха. Для нее маркиз — женатый человек, который просто развлекается со мной, — удрученно произнесла Реба.

— Но ведь она должна понимать, что это будет отличная партия. — Каролина чувствовала, что, возможно, мать Ребы права. — Если бы ты поговорила с ней…

— Она глупа и никого не слушает. — В глазах Ребы появилась тревога. — Я доверила тебе свою тайну, поклянись, что не выдашь меня. О, закрой же наконец окно, Кэрол, снег летит внутрь.

— Разумеется, я никому не скажу, — ответила Каролина, быстро застегивая занавеску. Правда, интересно смотреть на окрестности, но теперь лучше всего полумрак, она наверняка выглядит потрясенной откровениями подруги. — А если у тебя ничего не получится? Если пребывание в Италии излечит маркизу? Что тогда?

— Все пойдет как надо, — раздраженно сказала Реба. — Она не может держаться вечно. Мне нужно лишь немного времени!

Почему Реба так уверена, что за долгое отсутствие маркиз не увлечется какой-нибудь итальянской графиней?

— А он уже просил тебя выйти за него замуж, когда будет свободным? — неохотно спросила Каролина.

— Почти. Он сказал, что если бы не был женат… О нет, не скажу, что он тогда сделал! — Реба засмеялась и взглянула на Каролину. — Во всяком случае, он дал мне понять, что женится, как только она умрет. Я тебя шокирую?

На самом деле маркиз тогда пробормотал: «О, если б только я не был женат…» — и сразу отнес ее в постель. Но Реба сохранила в памяти только желаемое.

— Я велела ему возвращаться свободным и просить моей руки. Вот чего я жду!

Правда, от ее внимания ускользнуло самое главное: когда она поднимала с пола рубашку, на лице маркиза появилось испуганное выражение, и он быстро дернул за шнурок звонка и приказал закладывать карету. «Тебе надо возвращаться в школу, ведь нельзя допустить скандала». Перед самым уходом Ребы он с грустной улыбкой подарил ей рубиновую булавку на память.

— Но как ты объяснишь появление этой булавки? — тревожно осведомилась Каролина.

— Никто ее не увидит. Она все время будет в муфте или в нижнем белье.

Открыв занавеску, чтобы получше рассмотреть подарок, Каролина решила, что маркиз дешево оценил Ребу, если этот ничтожный сувенир имел для нее такое значение!

— И как же вы познакомились? — спросила она. Ведь даже самые удачливые купцы не имеют обыкновения пить чай с маркизами.

Реба с удовольствием принялась рассказывать:

— Тетушка Белла повезла меня в пансион миссис Честертон, собираясь ненадолго остановиться в Лондоне, чтобы повидать Джорджа, оставить ему всякие указания, а потом мчаться домой и ехать с Вилли в Бат. По дороге нас застал ливень, но тетя Белла не хотела останавливаться, чтобы переждать непогоду, даже назвала меня неблагодарной, когда я это предложила. Робин Тирелл, маркиз Солтингем, ехал тем же путем из Лондона в свое имение и тоже очень спешил. Мы встретились с ним на самом узком месте дороги, и при попытке разъехаться наша карета перевернулась. Тетя Белла сильно ударилась головой о землю, а я упала на островок мягкой чистой травы.

Из другой кареты выскочил джентльмен в сером атласном костюме и побежал ко мне. Обшлага камзола были из темного бархата, грудь расшита серебряной тесьмой, рубашка с серебряными кружевами, на голове огромный черный парик. О, ты бы видела его, Кэрол!

Каролина представила себе этого щеголя и сразу отбросила все мысли о том, что ее незнакомец мог быть маркизом Солтингемом. Почему-то ей стало легче. Видимо, она страшно переживала бы за Ребу, которую угораздило связаться с таким деспотом.

— Хотя я ничуть не пострадала, но признаваться в этом не собиралась. Тогда бы он сразу обратил внимание на тетушку!

Поэтому я упала в обморок, и маркиз донес меня до экипажа.

— А тетушка?

— О, тетя Белла стонала, держась за голову. Наш спаситель очень встревожился, отвез нас на ближайший постоялый двор и привел доктора, который уложил тетушку в постель, а мне велел последовать ее примеру. Но едва он ушел, я заявила, что обед и немного вина сразу восстановят мои силы. Мы пообедали в отдельном кабинете.

— Как же тетушка это допустила?

— Она просто не могла возражать. Доктор напичкал ее опием, и она вмиг уснула мертвым сном. Не помню, что мы с Робином ели, но все было очень романтично.

Да уж: школьница и красавец маркиз, зажженные свечи и вино…

— Он рассказал мне о своей жене, — призналась Реба. — О том, как доктора пытались спасти ее и не сумели помочь, как он собирается отвезти жену в Италию на лечение, но у него мало надежд на лучшее. Я посочувствовала ему и даже сказала, что это настоящая трагедия. А когда хотела встать и маркиз подошел, чтобы отодвинуть мой стул, я изобразила головокружение, покачнулась, он тут же подхватил меня. — Каролине показалось, что неприятный смех подруги заполнил всю карету. — Разумеется, я «невольно» прижалась к нему и опиралась на его плечо, когда шла к своей комнате. Он взял соседний номер, поскольку считал себя ответственным за происшествие. Ночью разразилась жуткая гроза, и я помчалась к нему, забарабанила кулаками в дверь. Все выглядело естественно, когда я призналась ему, что мне очень страшно оставаться в комнате, где была только бесчувственная тетушка.

— И он, конечно, впустил тебя? — Каролина с трудом удержалась от насмешки.

— Разумеется. Иногда, Кэрол, нужно помогать судьбе. Он налил два бокала вина, и мы, присев на край его постели, выпили. Мой халат, как ты понимаешь, остался в карете вместе с другими вещами, поэтому я выскочила из комнаты в одной рубашке, которая оказалась слишком прозрачной, — хихикнула Реба. — Короче, я провела эту ночь с ним.

— То есть… — Каролина резко выпрямилась. — Все произошло?

— Ну да. Я же хотела произвести неизгладимое впечатление, а для этого необходима постель.

Глава 13

В холодном мраке экипажа Каролина уставилась на элегантную подругу, словно не узнавала ее, — Вы же только познакомились, и тебе было известно, что он женат! Как ты могла лечь с ним в постель?

— Он маркиз, — рассудительно ответила Реба. — Едва ли я найду себе еще одного, поэтому не хочу, чтобы меня спихнули какому-нибудь «младшему сыну» из захудалых дворян или другому избраннику моей матери. Разве я могла упустить такую прекрасную возможность? Кстати, Робин поразился, что я девственница, он счел меня довольно опытной.

— И что дальше? — спросила Каролина, не согласная с доводами подруги. — Ты даже не знаешь, где он и вернулся ли в Англию.

— Не совсем так. Время от времени кто-нибудь передает мне новости. Между прочим, его жена была очень богатой невестой, потому он, видимо, и женился на ней. А у Робина деньги текут, словно песок сквозь пальцы. Думаю, им придет конец одновременно с маркизой, и ему снова понадобится богатая жена.

Представляю, как будет счастлива мать, когда настоящий аристократ попросит моей руки. Наверное, она заставит папу купить мне этого жениха. И тогда у меня будет все.

Уже почти стемнело, а Реба продолжала описывать родовые поместья маркиза, хвастаясь, что заставила его подробно рассказать о них. «…Разумеется, не напрямик, Кэрол, а исподволь, как бы интересуясь им самим». Потом описала наряд, в котором ее представят ко двору в качестве маркизы.

— Возможно, Робин устроит, чтобы меня представили сразу после обручения.

— Не сглазь, — с неискренним сочувствием ответил а Каролина.

Если у Ребы ничего не выйдет, как она сумеет объяснить потерю невинности своему будущему разъяренному жениху?

— Ладно, я… — Реба не успела договорить, потому что карета резко накренилась, потом затормозила, и девушки повалились в угол.

— Ты не ушиблась? — испуганно воскликнула Каролина, упавшая на подругу.

Снизу донеслось придушенное «нет», ибо во время падения Реба прикрыла лицо муфтой.

Добравшись до окна, Каролина отстегнула занавеску и увидела перекошенное от ужаса лицо кучера. Поскольку обе пассажирки не пострадали, он немного успокоился и мрачно сообщил, что сломалось колесо.

— Слава Богу, мы у ворот, — обрадовалась Реба. — Выпряги лошадей, Джайлз, и помоги нам сесть на них, мы поедем верхом. А сундуки и коробки могут обождать.

Миновав длинную подъездную аллею усадьбы Бродлей, всадницы оказались перед величественным старинным особняком.

Кучер соскочил с лошади и ударил железным молотком в огромную дубовую дверь. Выбежавшая откуда-то служанка приняла у девушек мокрые от снега накидки.

Снаружи Каролина не успела оценить размеры дома и теперь была просто ошеломлена. В одном только холле могли бы поместиться все задние комнаты усадьбы Фарвью! Она с восхищением разглядывала старинный камин, гулкий каменный пол и темные балки, терявшиеся под потолком, куда не доставал свет канделябров.

— Ты не говорила, что у вас такой дом, — пробормотала Каролина.

— Это же не родовое имение, — засмеялась Реба. — Папа купил его.

У себя дома Каролина слышала рассказы о богатстве английских коммерсантов, но такого даже не могла себе представить. «Наверное, Реба права и ей все же удастся выйти замуж за маркиза», — подумала она, подходя к гудящему камину, настолько огромному, что в нем мог бы выпрямиться очень высокий мужчина.

— А вот и Друзи! — воскликнула Реба. — Она видит меня насквозь!

К ним спешила полная женщина с миловидным добрым лицом, в безукоризненно белом переднике и белом чепце на седых волосах, с выбивающимися прядями.

— Реба, деточка, какое счастье! — Она крепко обняла девушку. — Хорошо, что ты приехала на каникулы.

— Я вернулась насовсем, Друзи, — со смехом ответила Реба.

— Тебя выгнали из этой модной школы?

— Да нет же, мама разве не говорила тебе? Она сама за мной послала.

— Господи, она ничего не говорила! — Друзи снова обняла девушку. — Какая приятная новость!

Реба наконец высвободилась из объятий старушки и спросила:

— А где папа?

— Уехал в Лондон на все Рождество. У него там важное дело. Я слышала его разговор с твоей матушкой, хотя ничего не поняла. Вроде какой-то проигравшийся молодой лорд готов продать имение за долги.

Реба вздохнула:

— Папа всегда уезжает по делам. Кэрол, это Друзи, наша экономка. Она постоянно спасала меня от неприятностей! А это Каролина Лайтфут, моя школьная подруга. Она приехала из колоний.

— Ты красивая девочка, Каролина, — с одобрением сказала экономка. — Значит, из колоний? Но ты, конечно, родилась тут?

— Нет, я родилась в Виргинии, — ответила девушка, удивленная не столько ее вопросом, сколько манерой обращения, хотя Реба воспринимала это как должное.

— А я думала, там одни краснокожие индейцы! — воскликнула пораженная Друзи, Каролина засмеялась, но снова отметила про себя, как чуждаются колонистов на родине их предков. Она ощутила это еще в школе, пока ее соседкой по комнате не стала богатая Реба.

Экономка ушла, и девушки медленно направились к широкой лестнице.

— Нужно было привезти с собой мокасины, — пробормотала Каролина.

— Неплохая мысль, — согласилась Реба. — Они бы произвели фурор, а потом из них получились бы неплохие домашние тапочки.

Сама Реба, конечно, ходила в очаровательных атласных туфлях без задника. Каролина решила закончить обсуждение мокасин.

— Наверное, Друзи очень давно служит у вас?

— Она кузина моей матери. Помнишь, я говорила, что теперь мама общается лишь с одной из своих родственниц?

Это и есть Друзи. У мамы было пятнадцать братьев и сестер, в основном девочки, поэтому родители не сумели выдать их всех замуж. Друзи из тех, кому не повезло, и она еще до моего рождения приехала жить к нам. Но мама говорит, что ее никогда не примут в приличном обществе, а потому нельзя говорить о ней как о родственнице. Друзи пришлось стать нашей экономкой. Она не возражала. Только не говори маме, что я открыла тебе семейную тайну.

Каролина недоумевала. Почему Друзи не возражала? Неужели ее не обидело, что с ней обращаются как с прислугой?

Она же член семьи. У них в Виргинии тоже всякое бывало.

Можно порвать с родственниками, если этого требовала честь, исключить из завещания, демонстративно отворачиваться от них, не здороваться при встрече, но они все равно оставались кровной родней. Каролина не представляла, чтобы кузина матери жила с ними в одном доме и ее держали за прислугу!

Теперь ясно, почему Реба с таким равнодушием говорила о смерти маркизы. Просто она была дочерью своих родителей.

Служанка, которая забрала их накидки, вернулась со свечой, но Реба сказала:

— Не беспокойся, Рамзи. Мы сами посветим себе, а по пути я успею показать тебе дом, Кэрол.

Каролина, вспомнив о своем дорожном наряде и поношенных башмаках, с мимолетной завистью поглядела на роскошно одетую подругу. Сейчас она жалела об атласных туфлях на высоких каблуках и о платье, сшитом по парижской моде.

Даже костюм Джорджа больше подходил для настоящего момента, чем ее убогая одежда.

На площадке между этажами подруги остановились перед довольно грубо написанным портретом слишком богато одетой дамы, очень похожей на Ребу.

— Это моя мать, хотя сходство невелико. Она приказала художнику сделать ее помоложе, покрасивее и постройнее. Ему оставалось только согласиться, ведь он хотел получить деньги за свою работу.

Широкую лестницу венчала балюстрада с колоннами. Предполагалось, что она образует прекрасный балкон, с которого можно смотреть на холл внизу, однако теперь между колоннами висели гобелены с изображением батальных сцен, не только закрывавшие обзор, но и отделяющие стеной мрачный коридор от пространства главной лестницы.

— Весной мама собирается вернуть их на прежнее место.

Правда, она считает, что так наверху меньше сквозняков.

— А как считает твой отец? — поинтересовалась Каролина. В рассказах постоянно фигурировала мать, а хозяин дома куда-то пропал.

— Ему все равно, — засмеялась Реба, освещая темный гобеленовый коридор. — Его волнуют лишь деньги. И еще, наверное, как выдать дочерей за состоятельных и надежных мужчин.

Каролина вздохнула. Кажется, все родители сговорились вмешиваться в сердечные дела своих детей. Видимо, Англия очень нуждается в собственных Мэрридж-Триз, хотя бы по одному на каждой границе между графствами.

Когда девушки наконец дошли до комнаты миссис Тарбелл, взволнованная Реба обернулась к подруге:

— Только не говори много, с ней надо вести себя очень осторожно. К тому же она болеет.

Реба тихонько постучала.

— Войдите, — раздался резкий голос.

Изящная мебель не соответствовала монументальности самой хозяйки комнаты. Бледно-розовые портьеры закрывали высокие окна, на кровати лежало розовое покрывало, отороченное кремовыми кружевами. Это было модное сооружение под балдахином на резных столбиках с ангелочками, напоминающее огромный свадебный торт. Позолота французского гарнитура выглядела неуместной в большой английской спальне с панелями темного дерева и очень высокими потолками.

Но мощная дама в элегантном розовом платье вполне соответствовала габаритам старинной комнаты. Она сидела перед изящным трюмо, а горничная укладывала ее густые оранжевые кудри.

— Значит, вы сумели добраться даже по этому ужасному снегу? — приветствовала дочь миссис Тарбелл.

— Да, мама, — кротко отозвалась Реба.

— А я решила, что вы останетесь в Лондоне, пока не кончится метель.

— Нет, мама.

«Никаких объятий, — подумала Каролина. — Ни Слова искренней радости!» Слава Богу, это не ее мать Ведь какой бы ни была Летиция Лайтфут, она всегда радушно приветствовала гостей.

Тут блестящие карие глаза на квадратном лице миссис Тарбелл впились в Каролину.

— А это кто? — бесцеремонно спросила она. — Если ты наняла служанку, то можешь отправить ее в Лондон. Я сама найду для тебя прислугу.

Реба заметно смутилась, а Каролина демонстративно распрямила плечи. Она знала, что старое платье выглядит не лучшим образом, но никогда бы не подумала, что ее могут принять за служанку. Девушка высокомерно задрала подбородок и сверкнула глазами.

— Мама, это Каролина Лайтфут, моя лучшая школьная подруга, — явно нервничая, сказала Реба. — Я привезла ее в гости на каникулы.

«Понятно. Значит, она не писала родителям о моем приезде». Каролина почувствовала, как ее лицо заливает краска стыда.

Миссис Тарбелл изумленно подняла густые брови, словно вопрошая: «Твоя лучшая подруга из школы для леди, куда я послала тебя? Господи, она больше похожа на служанку!» Оттолкнув суетившуюся горничную, она встала и хотя не отличалась высоким ростом, но производила монументальное впечатление.

Ехидная ухмылка служанки довершила унижение Каролины.

Та сделала едва ли не самый изящный в жизни реверанс.

— Я должна извиниться за свой вид, но снег… — ледяным тоном сказала гостья, надменно поведя плечом (жест, достойный Петиции), и как бы в подтверждение встряхнула мокрую юбку, отчего капли воды рассыпались по зеленому обюссонскому ковру. — Надеюсь, мой визит не поставил вас в затруднительное положение, миссис Тарбелл. Хотя вы недавно въехали в этот дом, но Реба сказала мне, что здесь можно принимать гостей. Впрочем, если это не так, то я, разумеется, поселюсь в гостинице.

После этих слов все убедились, что перед ними дочь аристократа. Конечно, Каролина слегка переигрывала, но ее подстегивала надменность ужасной женщины в розовом атласе. Ухмылка горничной исчезла, теперь видны были только испуганные глаза.

Миссис Тарбелл была ошарашена, но вскоре ей удалось взять себя в руки.

— Никаких затруднений. — Миссис Тарбелл наконец пришла в себя и с упреком взглянула на свою дочь. — Ребе следовало предупредить меня, что она приедет не одна. Не так ли, Реба? — Та даже отступила на шаг, видимо, опасаясь пощечины. — Но мы вам очень рады, Каролина. Я правильно вас называю?

— В школе мы зовем ее Кэрол, мама, — вставила Реба.

— И где ваш дом, Кэрол?

— В Виргинии, — твердо ответила гостья. — На Восточном побережье.

— В колониях? — удивилась Тарбелл.

— У ее отца там огромное поместье! — воскликнула Реба. — Да, Кэрол? Представь себе, мама, тысячи акров земли! А еще мистер Лайтфут строит новый дом с лестницей, которая будет даже шире нашей!

— В Виргинии живут не одни дикари, миссис Тарбелл, — тихо сказала Каролина, однако ее слова прозвучали вызывающе.

— Нет, нет, разумеется, — поспешно согласилась миссис Тарбелл. — Я поселю вас в Зеленой комнате.

— Мама, нельзя ли, чтобы Кэрол жила рядом со мной? — по-детски воскликнула Реба, приведя в изумление подругу.

Должно быть, присутствие грозной родительницы заставляло ее дрожать от страха.

Мать нахмурилась: Зеленая комната была самой красивой спальней для гостей. Там недавно повесили новые гардины, обили стены зеленым французским атласом. Но Каролина присоединилась к просьбе Ребы, и миссис Тарбелл неохотно согласилась:

— Ладно, я не возражаю. Хотя в комнате еще нет занавесок на окнах…

— Я сейчас же отведу Кэрол в ее комнату! — обрадовалась Реба. — А пока горничная все сделает и повесит занавески, Каролина побудет у меня. Да, мы очень голодны, еще не ужинали. Можно, нам что-нибудь принесут наверх?

Миссис Тарбелл соображала, как впечатлить благородную гостью: серебром в холодной столовой или подносом с яствами? И остановилась на двух подносах, а серебро подождет до завтра. Утром она все разузнает у дочери про эту бедно одетую красотку с холодными серыми глазами, которую Реба притащила с собой из Лондона. Манеры у нее, кажется, аристократические, ведь младшие сыновья из лучших домов Британии все время искали счастья в колониях. Жаль, что Джонатана нет дома, он прекрасно разбирается в людях.

— Я прослежу, чтобы вас накормили. Отведи Кэрол к себе. — И миссис Тарбелл жестом отпустила девушек.

Комната, предназначенная Каролине, оказалась восхитительной. Парчовые драпировки рыжевато-коричневых оттенков украшали темно-желтые стены, на полу лежал такого же цвета ковер.

— Мама еще не бралась за эту комнату. Папа купил дом с мебелью и со всем, что в нем было, но она сразу большую часть отправила к антиквару. А эту комнату оставила на потом. Мама хочет повесить здесь коричневые занавески, положить такое же покрывало на кровать, а пол застелить красным турецким ковром для оживления гаммы.

— А мне так очень нравится, — грустно сказала Каролина.

— Но эти вещи старые, — засмеялась Реба. — Все должно быть новым и дорогим, если мы хотим, как говорит мама, «занять соответствующее положение в обществе».

Странно, в школе Реба так не говорила, она казалась более утонченной, а дома вдруг преобразилась. Ладно, она ее лучшая подруга в Англии, к тому же безгранично щедрая. Но в аристократической среде американских плантаторов подобные замечания Ребы сочли бы крайне эксцентричными. Там каждый знает и свое место в жизни, и место других людей. Правда, в Бродлее все иначе.

— Мама ожидала, что ты будешь в мехах и бархате, — доверительно сказала Реба.

— Я бы с удовольствием, только не могу себе позволить.

— А для этого существуют браки, не так ли? Думаю, твоя мать отправила тебя за океан, чтобы ты нашла себе хорошего жениха в Лондоне.

Каролина поморщилась:

— Нет, просто она боялась, что я сбегу в Мэрридж-Триз с сыном мельника, и специально выбрала такую школу, где с меня не спускали бы глаз.

— Не понимаю, чего наши матери хотят от нас? — удивилась Реба. — Может, они ждут, что мы вдруг сбежим от постоянного надзора, бросимся в подходящую карету с гербом и немедленно выйдем замуж за графа?

В этом была вся Реба.

— Наверное, о таком чуде они и мечтают, — невольно улыбнулась Каролина.

— Уверена, мама страшно разочарована, что я не привела за руку барона, — пробормотала Реба.

«Или хотя бы сестру барона!»

— Возможно, ты предоставишь ей маркиза, — пожала плечами Каролина.

— Если у меня будет время. Мама непредсказуема. Поскольку я дома, она в любой момент отыщет мне подходящего мужа и потребует, чтобы я дала согласие.

Девушки загрустили, но вскоре у Ребы настроение улучшилось, потому что в дверях появились две служанки с огромными подносами.

— Наконец-то! — с облегчением вздохнула Реба, любившая вкусно поесть, однако дождалась, пока служанки уйдут, и спросила:

— Ты поможешь мне, если мама потребует, чтобы я вышла за ее избранника?

Каролина сразу подумала о побеге и одобрила замысел подруги.

— Конечно, — пообещала она.

Реба тут же набросилась на булочки с сыром. Она исподтишка посматривала на подругу, в который раз с удовлетворением отметив про себя ее красоту. План, обдуманный еще в школе, удался, она сделала прекрасный выбор. Даже в скромном коричневом платье Каролина выглядела как фарфоровая статуэтка. При одном освещении ее светлые волосы отливали золотом, при другом — искрились серебром. Глаза в обрамлении густых темных ресниц способны покорить любого, а улыбка — растопить даже глыбу льда. Теперь Реба отразит натиск матери. Если той вздумается прямо сегодня набросить на нее аркан, то в него попадется Каролина.

Глава 14

Бродлей, Эссекс Двенадцать дней Рождества 1687 год

Рождественский день, а за ним и ночь прошли в усадьбе Бродлей на удивление скучно. Поначалу Каролина пыталась связать это с отсутствием главы семейства и нездоровьем хозяйки, но быстро отказалась от своих предположений. Уже на второй день она пришла к выводу, что болезнь миссис Тарбелл — обыкновенное похмелье, ибо та выпивала портвейна больше, чем могла позволить себе женщина. И хотя мать Ребы никогда не появлялась на людях пьяной, но за ужином она вдруг становилась агрессивной, у нее сильно краснело все лицо.

А после ужина миссис Тарбелл исчезала, видимо, напивалась в спальне. Во всяком случае, это объяснило бы ее неизменно плохое настроение за завтраком.

Странное было Рождество. Тарбеллы никого не звали в гости, даже не ездили в церковь, ссылаясь на снегопад. Девушки бродили по холлам, и в конце концов сама Реба признала, что в Лондоне куда веселее.

Каролина опять затосковала по дому, вспоминая, как они праздновали Рождество в Уильямсберге у тетушки Пет.

Розовый уильямсбергский дом с зелеными ставнями преображался. Входную дверь украшал венок из остролиста и лавра, перевитый красной лентой, на медном канделябре в холле и над дверным проемом висела омела, подсвечники были вставлены в маленькие веночки. Все камины на первом этаже топились ароматными ореховыми дровами, а перила лестницы были увиты длинными гирляндами из сосновых веток и падуба.

После праздничного обеда все поднимали тост за здоровье близких, взрослые пили лучшую мадеру из запасов тетушки Пет, а дети — горячий фруктовый пунш.

Приходили родственники и друзья, под омелой целовались, повсюду звучал смех. А потом Лайтфуты с тетушкой Пет сами отправлялись в гости, захватив из дома корзинки, где лежали рождественский пирог, фрукты и орехи. Были танцы, веселье, катание на санях…

В Бродлее все по-другому.

Хотя в Эссексе тоже рос падуб, ни одна гирлянда или веточка омелы не украшала огромный дом. В комнате для прислуги, где все захмелели и распевали непристойные песни, и то было веселее, чем в господских покоях.

Здесь, несмотря на громадный камин, не удосужились даже в сочельник сжечь большое полено! И это в Англии, в сельском доме!

По сравнению с унылым Рождеством в Эссексе праздник в колониях, по крайней мере в Уильямсберге, казался всеобщим сумасшествием.

А когда Каролина спросила, приедут ли в гости соседи, Реба покачала головой;

— Мы не приняты в здешнем обществе. Папа купил усадьбу и все остальное, но этого недостаточно. — Заметив озадаченный взгляд подруги, она добавила:

— С тех пор как мы сюда переехали, никто здесь не появился.

— Совсем никто?

— Нет, один человек приезжал, — вспомнила Реба. — Однажды у сэра Кайля была деловая встреча с папой. Но он приехал без жены. А когда мама отправилась с визитом к леди Уиллистон, та сказалась больной и даже не сошла вниз, послав горничную, хотя днем ее видели разъезжающей в карете по всему Эссексу!

— Может, сэр Кайль приедет снова? — Каролина сразу же поняла нелепость своего предположения: ведь не пошлет же он к Тарбеллам с визитом жену. — Но есть же и другие люди.

Реба поняла, что подруга имела в виду.

— Есть, — сухо сказала она. — Все умирают от нетерпения приехать в Бродлей, а мама не желает их видеть. Ей хотелось иметь дом, в котором можно принимать дворян… И оказывается, напрасно.

«Значит, твоя мать пренебрегает старыми друзьями, — с отвращением подумала Каролина. — Так нечего удивляться, что она не может завести новых».

Под самое Рождество снег перестал, и следующий день выдался солнечным. Пока девушки спали, от соседей из Уиллистон-Хауса пришло приглашение на бал. Но Tapбеллы, разумеется, поехали бы туда в любую погоду.

— Мама говорит, это будет наш первый шаг в высшее общество, — взволнованно сообщила Реба. — Правда, сэр Кайль небогат, зато имеет вес среди местного дворянства.

Каролине не понравились слова подруги, хотя она понимала их справедливость. Приглашение немного отвлекло ее от тоски по дому.

Вечером, когда все готовились к отъезду, девушка наконец узнала, для чего ее пригласили в Бродлей. Оказалось, не только из дружеского расположения. Она здесь, чтобы «спасти этот день», как театрально выразилась Реба.

Каролина впервые ехала на бал в Англии, поскольку миссис Честертон не позволяла воспитанницам подобных развлечений, а лорд Томас прятал ее от друзей. Поэтому девушка волновалась и зашла к Ребе узнать, что наденет подруга.

Та сидела в халате перед французским трюмо с золоченой резьбой и пудрила лицо толченым алебастром.

— Только подумай! — воскликнула она. — Именно сегодня, когда мне стало известно о возвращении маркиза в Англию, мама должна все испортить! — Реба энергично заработала пуховкой, едва не задохнувшись в облаках белой пыли.

— Остановись, пожалуйста, ты уже совсем белая, люди подумают, ты больна!

— Но я ведь не столь безупречна, как ты, Кэрол. Мне требуется кое-какая помощь. — Реба уныло взглянула на привидение в зеркале и принялась столь же энергично стирать пудру.

— Откуда ты знаешь про маркиза?

— Подслушала. Управляющий говорил маме, что отец надеется продать несколько лошадей маркизу Солтингему, который едет к себе домой. Робин действительно большой знаток лошадей.

— А про маркизу ничего не слышно?

— Нет. Я же не могла вмешиваться в разговор. Она, должно быть, покинула сей мир, ведь Робин еще тогда говорил о ней как об умирающей. И вот, когда он наконец едет домой, начинается самое ужасное! Я так и знала!

— Но что такое случилось? — перебила Каролина, удивляясь, что из Ребы снова приходится вытягивать сведения.

Подруга взяла серебряную щетку, потом швырнула ее на столик и обернулась к Каролине.

— Оказывается, на балу я должна познакомиться с третьим сыном лорда Гейла. Папа уже говорил с ним обо мне, и они надеются окончательно уладить дело после нашего знакомства.

— И что представляет собой третий сын лорда Гейла?

— Да я никогда его не видела, — пожала плечами Реба. — Хотя однажды в Колчестере мне показали его четвертого сына.

Обыкновенный долговязый парень, на ходу читал книжку, одет в какое-то старье. О, я просто не вынесу, если придется выходить за такого человека! А в общем, какое мне дело до его внешности? Это же третий сын, понимаешь? Даже не второй, значит, прощай, надежда на титул. Меня никогда не будут называть леди Гейл, если, конечно, оба старших брата не умрут один за другим.

Каролина, романтичная натура, хотела бы надеяться, что подруга интересуется маркизом по велению сердца, а не просто из недостойного честолюбия.

— По словам мамы, все уже решено, только жениху нужно сначала взглянуть на меня. Несомненно, папа соблазнил его огромным приданым, и теперь он желает лишь убедиться, что у невесты одна голова, а не две. Потом мои родители обручат нас, — трагическим голосом сказала Реба, — ведь лорд Гейл — виконт из старинного рода. Представляешь мамину радость? Да и папа наверняка скажет, что это нам на руку, поскольку они живут недалеко от Колчестера, а не на другом конце Англии. Церемония может состояться раньше, чем овдовевший маркиз приедет домой! О, Кэрол, ты поможешь мне?

Каролина решила, что подруга собирается бежать, но справедливо полагает, что вдвоем безопаснее. Значит, с мечтами о первом бале в Англии придется распрощаться.

— Конечно, — подавив сожаление, ответила девушка, — Куда ты хочешь уехать?

— Никуда. — Реба выглядела озадаченной. — Я останусь здесь, только хочу, чтобы ты помогла мне с третьим сыном лорда Гейла во время сегодняшнего бала.

— И что я должна с ним сделать? — тревожно спросила Каролина.

— Увлечь его! На время, пока маркиз не попросит моей руки.

— Но ведь у меня нет богатого приданого, о чем свидетельствует мое бальное платье. И если, как ты утверждаешь, его интересуют деньги…

— О, Кэрол, с тобой он забудет о деньгах. Ты сведешь его с ума! Выбирай любое из моих платьев и любые украшения.

Горничная мамы причешет тебя по последней моде.

— Она и без того занята вашими прическами, — возразила Каролина, хотя давно мечтала о самом красивом платье из гардероба подруги.

— Ничего, она найдет для тебя время. Иначе я скажу, кто стянул из маминого кармана золотое кольцо покойного дядюшки Майкла, а потом говорил, что оно потерялось. Не стой как изваяние. Ты не можешь поехать в этом! — Реба с презрением оглядела лучшее платье Каролины. — Иди сюда, я помогу тебе выбрать наряд.

Через несколько минут Каролина уже надевала серые шелковые чулки с серебряными стрелками («У тебя прекрасные ноги, ты должна показать их, выходя из кареты или кружась по залу») и тонкую кружевную рубашку.

— Кружева будут видны у локтей, они подчеркнут красоту твоих рук. Можешь оставить ее себе, Кэрол, — небрежно сказала Реба, протягивая ей атласные туфли. — Я купила их два года назад, когда нога у меня была поменьше. Хотя туфли не совсем новые, зато очень подходят к бальному платью.

Нижняя юбка с небольшим шлейфом представляла собой настоящее чудо из темно-серого атласа, богато украшенного серебряной вышивкой.

— Моя лучшая юбка, совсем новая. Представь, как ты приподнимешь ее, вылезая из экипажа. Ведь мне бы не хотелось, чтобы ты ее промочила или испачкала.

Потом Каролина получила именно то платье, о котором она мечтала: из тонкого сизого бархата, с глубоким вырезом, и на каждом плече сверкали бриллианты. Чтобы носить такое декольте, нужно иметь белоснежную, отливающую перламутром высокую грудь, какая была у Каролины. Узкий корсаж чудесно поддерживал грудь, обрисовывал талию и дальше взрывался необъятной юбкой со шлейфом. Расходящиеся впереди складки Реба собрала на бедрах в виде панье, чтобы показать красоту нижней юбки.

— И не переживай насчет мамы. Она не видела этого платья, я сама покупала все наряды в Лондоне, а платил за них отец.

Восхищенная Каролина полюбовалась шлейфом перед зеркалом и прошлась по комнате, глядя, как он красиво тянется за ней по турецкому ковру.

— Веер! — не успокаивалась Реба.

— У меня есть свой… — возразила ей подруга, имея в виду полученный на день рождения маленький веер из слоновой кости «

— Тебе нужен другой. — Реба порылась в шкафу, достав оттуда настоящее произведение искусства из тонких костяных пластинок, украшенных бриллиантами, и серебряных кружев. — Этот будет прекрасно смотреться с кружевами твоей рубашки.

Каролина грациозно обмахнулась веером, как ее учили дома в Виргинии.

— И вот еще серые лайковые перчатки. Не бойся, если порвешь, мне они все равно малы. Когда тебя причешет мамина служанка, — с удовлетворением заключила Реба, — ты будешь просто неотразима.

Но после того как горничная уложила чудесные волосы Каролины в высокую прическу, обнажившую гибкую шею и маленькие уши с парой жемчужных серег, слово» неотразима» уже казалось явным преуменьшением. Чтобы придать законченность этому совершенству, Реба прилепила возле рта маленькую черную мушку.

— А теперь посмотри на себя, — приказала она.

Каролина повернулась к зеркалу, с изумлением разглядывая серебристое видение.

— Как я его узнаю? — спросила она, возвращаясь наконец к действительности.

— О, нас представят. Воображаю себе… если он опоздает.

Тогда мама будет в ярости, ей не терпится покончить с делом, — засмеялась Реба.

— А вдруг ему не нравятся блондинки? Вдруг он предпочитает брюнеток? Или рыжих вроде тебя? — Каролина мрачно взглянула на подругу. — А вдруг он вообще против колонисток и предпочитает только англичанок? Или ты сама понравишься ему с первого взгляда, и он скажет: «Она должна быть моей!»

— Не скажет, когда увидит тебя в этом наряде, — мгновенно отмела сомнения подруги Реба и, сжав ее руки, взмолилась:

— Заставь его влюбиться! О, сделай это для меня, Кэрол, а я сделаю все для тебя!

— Постараюсь, — искренне пообещала Каролина, вспомнив, что сделала для нее подруга. — Я как-нибудь отвлеку его внимание, чтобы сегодня вечером он не просил твоей руки. Приложу все силы.

Глава 15

Уиллистон-Хаус, Эссекс Второй день Рождества

Тем не менее Каролина облегченно вздохнула, когда знакомство с третьим сыном лорда Гейла не состоялось по причине его отсутствия.

— Может, он вовсе не приедет в такую погоду, — объявила хозяйка. — Дороги обледенели, и половина гостей не рискнули выезжать.

Теперь Каролина могла веселиться на своем первом балу в Англии!

Уиллистон-Хаус был типичным английским домом эпохи короля Якова — с просторными помещениями, по которым гуляли сквозняки, огромными кирпичными каминами и высокими окнами. Танцевальный зал, устроенный в большом холле, уступал парадному холлу в Бродлее, но выглядел празднично: целый лес свечей озарял все помещение до самых дальних углов.

Сэр Кайль оказался улыбчивым джентльменом среднего роста и средних лет. Он вышел к гостям в старомодном камзоле сливового цвета и бархатных панталонах, изрядно потертых да коленях. Но, во-первых, он тепло приветствовал гостей, а во-вторых, у него в камине горело традиционное большое полено. Огонь весело потрескивал, вино лилось столь же непринужденно, как речь хозяина, весь дом украшали рождественские венки и гирлянды из омелы и остролиста! Джентльмена с такими мягкими, изысканными манерами вполне можно было встретить где-нибудь в Виргинии, поэтому в его обществе Каролина почувствовала себя как дома.

Зато леди Уиллистон отличалась от супруга. Эту высокую холодную женщину никто бы не назвал красавицей, однако с годами в ее облике появилось то, чего наверняка не было в юности, — индивидуальность. Одежда леди Уиллистон также не отличалась новизной, хотя платье из розовато-лиловой парчи, отделанное серыми кружевами, служило отличным фоном для красивых старинных украшений. «Семейные драгоценности», — решила Каролина. С холодной любезностью поприветствовав Тарбеллов, хозяйка задержала взгляд на Каролине, но легкое удивление тут же исчезло, едва миссис Тарбелл объяснила, что это не ее дочь, а школьная подруга дочери.

Простое одеяние леди Уиллистон резко контрастировало с желто-зеленым туалетом гостьи и переизбытком всяческих украшений.

Видимо, пытаясь смягчить впечатление от холодности жены, сэр Кайль был само радушие. Каролина поняла, что он хочет наладить отношения с соседями, невзирая на вздорный нрав супруги. Разговаривая с Каролиной, он искренне поинтересовался жизнью в колониях. Наконец-то она встретила человека, задающего умные вопросы.

Ее появление вызвало бурный восторг у молодых щеголей (в основном именно они съехались на бал, не испугавшись плохих дорог), и девушка сразу оказалась в толпе поклонников. Хозяйка была поражена, а мать Ребы грозно нахмурилась, ибо ее дочь-невесту совершенно затмили.

Внимание многочисленных поклонников кружило голову Каролине, словно вино. Она танцевала с одним, потом с другим, поскольку все молодые люди желали пригласить ее. Правда, ни один из них ей не запомнился, она все время думала о Томасе.

Каролина поискала глазами Ребу. Подруга была в красивом золотисто-коричневом платье, очень шедшим к цвету ее волос. Она танцевала с сэром Кайлем и откровенно заигрывала с ним. Потом Каролина заметила в толпе леди Уиллистон, которая, поджав тонкие губы, тоже наблюдала за Ребой.

— Мама сказала, что больше не позволит мне надевать это платье, — шепнула Реба, когда подруги ненадолго ушли с танцев, чтобы поправить свои прически. — По ее мнению, ты меня затмеваешь! Она даже устроила допрос, отчего ты приехала к нам в простом коричневом платье, если у тебя есть такие наряды. Я сказала, что у вас в колониях приезжают в гости скромно одетыми, а щеголяют туалетами лишь под конец визита. Кажется, она поверила! — весело засмеялась Реба.

Видимо, ей очень нравилось дурачить свою властолюбивую мать.

— А если бы она узнала, что на мне твое платье, — расхохоталась Каролина, — то приказала бы нам поменяться нарядами здесь же и немедленно!

— А если бы я знала, что сын лорда Гейла не приедет, то сама надела бы его. — Реба приникла к зеркалу и подрумянила щеки.

«И выглядела бы хуже меня», — снисходительно подумала Каролина.

— Удалось тебе разузнать про своего маркиза? — спросила она.

— Да! — воскликнула Реба, но тут в комнату впорхнули дамы. — Потом расскажу. Ой, снова заиграла музыка, а этот танец я обещала человеку, который может что-нибудь знать.

Бегу вниз, Кэрол. — И она умчалась, оставив подругу у зеркала.

Каролина заметила холодные взгляды дам и их отчужденность. Разумеется, успех у мужчин не делал ее любимицей в женском обществе!

Но ей нет до этого дела. И вообще святки в Эссексе Лишь эпизод, потом она уедет в Лондон, к лорду Томасу. Каролина в последний раз прикоснулась к волосам и поднялась, весело улыбнувшись дамам. Некоторые отвели глаза, другие, наоборот, смотрели со злобой во взгляде. Не переставая обворожительно улыбаться, девушка отправилась танцевать.

На верхней площадке лестницы она поправила платье, глубоко вздохнула и стала медленно спускаться вниз. Каролина сознавала, как сверкают бриллианты на ее плечах, как отливает перламутром обнаженная кожа рук и шеи, как серебрится нимб волос. Она смотрела на шумную толпу гостей, не замечая никого в отдельности. Все они лишь цветная мозаика из шелка и атласа. Вот если бы здесь оказался Томас и повел ее танцевать! Но пока она спускалась по лестнице, мысли о возлюбленном оставили ее.

Каролина и не подозревала, что за ней внимательно наблюдал один из гостей в черном бархатном камзоле с серебряным шитьем, белоснежной рубашке с тонкими кружевами и темно-синих атласных панталонах. Терпеливо дождавшись, когда серебристая красавица сойдет с последней ступени, он шагнул навстречу и поклонился. Девушка узнала человека, который запер ее в «Звезде и подвязке», но прежде чем она успела ахнуть, незнакомец спросил:

— Вы позволите?

Каролина не сопротивлялась, когда джентльмен взял ее за руку и вывел на середину зала. Ведь он мог рассказать о ночном происшествии, и тогда мать Ребы отошлет ее в Лондон.

— Итак, я снова нашел вас, — улыбнулся незнакомец, — и притом в гораздо лучшем положении. Никто не собирается ни застрелить вас, ни проткнуть шпагой. Вы любите опасные приключения?

— Разумеется, нет! Я сделала это, чтобы… На спор, — наконец ответила девушка, прибегнув к объяснению, которое она дала лорду Фредди.

— На спор? — Партнер с интересом окинул ее взглядом. — Странно, что братья не охладили ваш пыл.

— У меня нет братьев.

— Ну, тогда ваши родители. Уж они-то у вас, конечно, есть?

— Мои родители живут в Америке.

— О! Значит, вы далеко от дома… Учитесь в школе, полагаю?

— Вот именно. В пансионе миссис Честертон, — вызывающе ответила Каролина.

— Теперь ясно, почему я вас не нашел, — пробормотал незнакомец. — Боюсь, вам пришлось бежать всю дорогу.

— Съехав с крыши таверны, я села в карету друзей. Кстати, из-за вас я могла разбиться, если бы упала на землю, — возмутилась Каролина. — Это же вы заперли меня в столовой!

— О, мне известно, как вы бежали, — улыбнулся незнакомец, и девушка отметила, какие у него белые красивые зубы и уверенный взгляд. — На снегу остались четкие следы. Но больше всего меня занимал вопрос, почему вы это сделали. Почему не дождались, пока вас отвезут домой в экипаже? — Каролина залилась ярким румянцем, и он сказал:

— О, понимаю. Вы решили, что я вернусь, напою вас и соблазню? Или вы подумали обо мне еще хуже? К примеру, разорву на вас одежду и возьму силой?

Разговор зашел слишком далеко! Выражение серых глаз незнакомца говорило ей, что этот человек никогда бы себе такого не позволил, однако его дерзость привела Каролину в бешенство.

— Нет, я подумала, что вы будете играть всю ночь, а утром отвезете в школу, откуда меня немедленно выгонят!

— А вы не хотели возвращаться домой с позором? Ну, это мне понятно и хотя бы объясняет нелестное мнение, которое у вас сложилось обо мне.

— У меня не сложилось никакого мнения! — воскликнула Каролина, сбившись от волнения с ритма. — Я даже не знаю вашего имени. И вообще неприлично приглашать меня на танец, мы не представлены друг другу.

— Неужели? — Лукавая улыбка мелькнула на его лице.

Сегодня девушка казалась еще красивее и женственнее, чем в ту ночь. Она напомнила ему серую кошечку из его детства. У того неуклюжего пушистого зверька были такие же огромные сверкающие глаза, и его долго не удавалось извлечь из темного погреба. А когда он все-таки ухитрился взять котенка на руки, тот дико взвыл, запустив острые когти ему в грудь, и по дороге злобно смотрел на него. Даже лакая молоко, кошка не забывала с опаской поглядывать в его сторону.

Потом явилась сестренка и начала возиться с живой игрушкой, повсюду таскала с собой, кормила, даже спала с ней. Однако с самого первого дня кошечка почему-то решила, что ее настоящий хозяин именно он. Стоило ему появиться, она терлась о его ботинки, мурлыкала и грациозно помахивала хвостом. В конце концов они пришли к полному взаимопониманию.

Теперь он гадал, удастся ли ему добиться такого же взаимопонимания с юной мисс Лайтфут.

— Думаю, ночь, которую мы вместе провели в гостинице, могла бы заменить нам официальное знакомство, — усмехнулся он, и Каролина испуганно посмотрела на него.

Один из молодых людей, настойчиво преследовавший ее весь вечер, а сейчас танцевавший неподалеку, мог услышать слова незнакомца.

— Едва ли стоит называть это «ночью, которую мы вместе провели», — поспешно отозвалась Каролина, хотя они были уже далеко от юного поклонника. Тем не менее глаза у того округлились. — Вы меня компрометируете, нас уже подслушали!

— Кто? — Незнакомец повернул голову. — А, тот джентльмен в желтом, который танцевал рядом?

— Да, который с упреком смотрит в мою сторону! Завтра вся округа узнает, что я посещаю гостиницы с незнакомыми мужчинами.

— Успокойтесь, мисс Лайтфут. Я прослежу, чтобы ваша репутация не пострадала. Молодой человек убедится, что до этого вечера я никогда вас не видел, а если моего слова окажется недостаточно, то ему придется долго выздоравливать.

Каролина нерешительно посмотрела на своего партнера.

Кажется, он хочет стать ее защитником.

— Похоже, я давно не был в Англии и забыл светские приличия. Итак, разрешите представиться. — Музыка смолкла, и он низко поклонился:

— Рэй Эвисток, к вашим услугам.

— Каролина Лайтфут, — взволнованно отозвалась девушка, заметив, что к ним идут ее прежние партнеры. — Надеюсь, вы никому не скажете о «Звезде и подвязке»…

— Мисс Лайтфут, можете положиться на меня. Ваши мрачные тайны умрут вместе со мной.

Каролина снова вспыхнула. Этот насмешник просто невыносим! Она гордо отвернулась и сразу приняла новое приглашение от подоспевшего юноши. После него она танцевала с другим партнером, потом с третьим, но все время следила за Рэем Эвистоком. Сначала тот долго разговаривал с хозяином бала. Видимо, они были друзьями, поскольку в конце беседы сэр Кайль засмеялся и похлопал гостя по спине. Потом Рэй подходил к другим. «Кажется, он здесь весьма популярен», — с некоторой досадой подумала Каролина. Она тоже привлекала внимание, но говорить о всеобщей симпатии не приходилось.

Конечно, Рэй Эвисток не выдаст ее секрет, почему-то он казался ей надежным и честным, хотя что-то в нем смущало девушку, может, лукавый взгляд серых глаз или волчий оскал.

Потом они снова танцевали.

— Я узнал о вас много интересного, мисс Лайтфут. Оказывается, вы гостите у новых владельцев Бродлея и останетесь еще недели на две.

— Я приехала только на святки, — осторожно поправила его Каролина, отмечая, как легко и уверенно Рэй ведет партнершу.

Он грациозен, у него длинные руки и ноги, пружинистая, мягкая походка. И все же, несмотря на обаяние, девушка не могла простить ему бесцеремонного поведения в «Звезде и подвязке».

— Хорошо. Надеюсь, мы скоро увидимся.

— Возможно, мы будем много выезжать, — рассеянно сказала Каролина. — Вдруг меня не окажется дома?

На загорелом лице Рэя появилось настороженное выражение.

— Вы же, мисс Лайтфут, не осуждаете меня за спасение вашей жизни?

Такой поворот не устраивал девушку, ведь отказав ему, она проявила бы черную неблагодарность.

— Довольно странная манера спасать жизнь! — в сердцах произнесла она. — Я не привыкла, чтобы меня хватали и обращались, как…

— Как с молодым человеком, которого необходимо хорошенько проучить? — спокойно закончил Рэй. — Вы же переоделись мужчиной, позвольте вам напомнить.

— Но вы знали, что я женщина. Вы знали…

— Интересно, как я мог узнать? По румянцу, залившему ваши щеки, когда вы заметили мой взгляд? По вашим женственным движениям?

— Мои движения не были женственными! Я практиковалась перед зеркалом!

— Неужели? А мне они показались женственными. И потом, ни у одного парня нет такой кожи. — Рэй многозначительно взглянул на ее грудь. — Хотя тогда вы были плоской.

Думаю, очень болезненно перетягивать это великолепие тугими бинтами.

— Как вы смеете говорить мне такое? — вспыхнула девушка. — Ни один джентльмен не позволил бы себе этого! Я больше не стану танцевать с вами, сэр.

— А если я не джентльмен? — засмеялся Рэй. — Вдруг я забыл, как быть джентльменом?

Каролина попыталась ускользнуть от него, однако сильная рука сжала ее запястье.

— Если вы сбежите во время танца, меня непременно спросят о причине нашей размолвки. — Ослепительная улыбка не предвещала ничего хорошего. — Прикажете сказать правду?

— Но вы же обещали! — испуганно воскликнула девушка. — А джентльмен не берет свое обещание назад!

— Значит, я опять стал джентльменом? — Серые глаза смеялись. — И ваше отвращение ко мне не столь велико, чтобы вы могли бросить меня посреди зала?

— Я не говорила ничего подобного. — Каролина метнула на него взгляд, полный ненависти. Музыка смолкла, блестящие черные башмаки остановились у края серебристого платья. — Желаю вам приятного вечера.

— Не торопитесь! — При первых тактах нового танца он стремительно увлек ее на середину залы, и никто из молодых людей, ждавших своей очереди, не успел даже подойти к ней. — В этих краях я теперь лишь гость. У меня нет времени, нужно пользоваться каждой минутой.

И с этими словами он ловко выскользнул с партнершей в небольшой альков, отгороженный от зала плотным занавесом.

Тут не было ни души. Два высоких стрельчатых окна прорезали стену почти до самого потолка, и очутившемуся здесь могло показаться, что он стоит посреди зимнего ландшафта. Ветви старых деревьев сгибались под тяжестью снега, поблескивавшего под луной, пушистый ковер устилал приусадебную лужайку. От такой красоты захватывало дух.

Рэй остановился у окна, предоставляя Каролине насладиться прекрасным видом, но не выпуская ее руки, как в свое время не отпускал серого котенка.

— Эссекс очень красив, — тихо сказал он. — Только он мне больше не нравится.

— Почему?

— А вам т все равно? — улыбнулся Рэй, заглянув ей в глаза.

В лунном свете жесткие черты его лица смягчились, глаза потемнели, и Каролина вдруг почувствовала, что ей действительно не все равно, видимо, ее сердце тронула печаль в голосе Рэя. В конце концов, он ничего ужасного не сделал, а даже спас ее, уведя наверх, чтобы уберечь от худших неприятностей, а может, и от смерти.

— Думаю, мне не все равно, — почти шепотом ответила Каролина.

Рой удивился, с лица исчезла привычная насмешливая маска… Неожиданно он стал беззащитным. Как в то время, когда маленький серый котенок завоевал его сердце, ласково мурлыкнув и доверчиво потершись о ногу.

— Скажите, почему вы больше не любите Эссекс?

Он смотрел мимо нее, мимо заснеженного пейзажа, куда-то за пределы этой красивой земли.

— В юности мы все совершаем определенные поступки, некоторые уже непоправимы.

Каролина поняла его. Она сама поступила так с лордом Томасом… Но сейчас неуловимый любовник был далеко, а Рэй Эвисток — очень близко. Девушка ощущала с ним духовную общность: его горести, ее горести…

— Возможно, не столь уж непоправимы, — сказала она.

— Вы так думаете? — быстро спросил Рэй.

— Конечно. Мужчина всегда может измениться. — А про себя добавила: «Или девушка».

— Может… Но только с настоящей женщиной.

Каролина вдруг очутилась в объятиях Рэя и невольно приникла к его груди. А когда тот поцеловал ее, девушке неожиданно показалось, что они созданы друг для друга. В этот волшебный миг Каролина уже не спрашивала себя, правильно ли она поступает.

Рэй отвечал на ее порыв с нежностью: погладил рукой серебристые волосы, слегка прикоснулся губами к пылающим щекам, длинным темным ресницам, гладкому лбу. Он не допустил никаких вольностей, хотя его смелость не встретила бы отпора, и не вышел за рамки того, что мог позволить себе настоящий джентльмен по отношению к девушке из благородной семьи.

Но Каролина, потрясенная его близостью, вдруг отпрянула.

— Мистер Эвисток… — начала она.

— Думаю, теперь вы могли бы называть меня по имени. — В его голосе слышалась легкая насмешка.

— Хорошо, Рэй. Если вы хотите, чтобы мы остались друзьями, то больше не хватайте меня подобным образом, даже когда мы будем наедине.

То же самое однажды сказала его кошка. Правда, не словами, а маленькими зубами, острыми коготками и яростным шипением. Но он проявил упорство, и киска сама пришла к нему, ласково мурлыкая. Когда-нибудь и эта девушка с серыми глазами, сверкающими в лунном свете, тоже придет к нему по собственной воле. Сердце у Рэя вдруг замерло от предвкушения, и всего пережитого как не бывало.

— Мисс Лайтфут, — начал он, — Каролина, с вашего позволения, если вы улыбнетесь, то обещаю не хватать вас.

— Надеюсь, я могу доверять вам, сэр, — улыбнулась девушка.

— Но только с одним условием. Обещаю не хватать вас. покуда вы сами не попросите.

Смысл был ясен… и восхитителен. В полном смятении Каролина забыла о Томасе, забыла о Ребе, забыла о женихе. которого должна очаровать. «Рэй Эвисток, — мечтательно подумала она. — Этого человека нетрудно любить. С ним женщина может чувствовать себя в безопасности.

А какие у него пьянящие губы!»

— Итак, завтра я могу заехать за вами?

— Да, — радостно отозвалась девушка.

Рэй Эвисток, которому легко давались победы над женщинами, и только одна возлюбленная бросила его, теперь готов был выступить в роли поклонника юной мисс Лайтфут…

Во всяком случае, на время. Однако до конца Рождества он должен принять нелегкое решение. Ладно, там будет видно, а пока…

Каролине нравилась любезность Рэя, она чувствовала уважение к себе. Его умение держаться в рамках приличий говорило ей… Увы, говорило не в пользу Томаса, который воспользовался ее беззащитностью, когда она лежала в ванне. Девушка покраснела, а Рэй подумал, что причиной тому стал его поцелуй, и пришел от этого в восторг.

— Может, вы останетесь в Англии? — быстро спросила Каролина, смутившись от пристального взгляда.

— Возможно. — Ради нее Рэй готов был рискнуть даже жизнью.

— Пора возвращаться… Нас хватятся, — заторопилась девушка, чувствуя, что сейчас он снова ее поцелует и тогда она пропала.

Рэй увел ее из алькова в неприметный угол зала, где она могла бы, прячась за спинами джентльменов, спокойно дождаться его.

— Никуда отсюда не уходите, я принесу вам бокал вина, чтобы мы выпили за счастливую случайность нашей встречи.

Едва Рэй ушел, к ней подлетела Реба и взяла ее под руку.

— Я сейчас узнала, что маркиз высадился в Дувре и проведет Рождество в своем имении, — громко прошептала она.

— А его жена?

— Умерла в Италии, — торжествующе возвестила подруга. — Робину придется соблюсти траур, после чего он приедет за мной.

О, Кэрол, не знаю, как тебя благодарить! Только продержись еще несколько недель!

— Конечно, хотя я не заслужила твоей благодарности.

— Заслужила! — Реба стиснула ее руку. — Ты отвлекла его!

— Кого отвлекла?

Реба быстро теряла терпение. Она решила, что у подруги от всей этой кутерьмы возле ее персоны совсем закружилась голова и притупилась сообразительность.

— Да человека, с которым ты все время танцевала! — нетерпеливо объяснила подруга. — Который помчался за бокалом вина для тебя!

— Но… он сказал, что его зовут Рэй Эвисток.

— Правильно. Рэй Эвисток и есть третий сын лорда Гейла.

Каролина обомлела. Значит, Рэй Эвисток — охотник за приданым, который собирается жениться на богатой Ребе? Она просто не могла поверить. Однако ее ожидал куда более жестокий удар. Реба хитро подмигнула и со злобой в голосе сказала:

— Не надо удивляться, Кэрол. Думаешь, его привлекает лишь твоя красота?

— Что? О чем ты?

Реба торжествовала, ведь она оказалась такой умницей!

— Танцуя с сэром Кайлем, я успела рассказать ему о богатствах твоего отца: про имение Фарвью, про сорок тысяч акров земли, про огромные доходы с торговых кораблей и собственных магазинов. И про строящийся дом, который затмит своим великолепием замки Эссекса! — Карие глаза подруги лучше слов говорили, чего ей стоило, забыв о собственной гордости, отдать пальму первенства Каролине, да еще красующейся в ее же бальном платье.

— О, Реба, как ты могла?

— А почему нет? — засмеялась та. — Я даже сказала, что твой отец намного богаче моего и ты у него единственная дочь.

Потом мы говорили о третьем сыне лорда Гейла. Выяснилось, что сэр Кайль знает Рэя чуть ли не с детства и высоко ценит его. Разумеется, сэр Кайль уже все пересказал своему другу, иначе тот вряд ли бы помчался для тебя за вином.

Каролина вспомнила, как Рэй долго беседовал с хозяином, а вернувшись, сообщил, что узнал о ней много нового.

Девушка не знала, чем она возмущена больше: ложью подруги или поведением Рэя. Как же быстро он сменил объект своих ухаживаний, поняв, чей отец богаче!

Каролина ощутила… боль. Подруга изменила представление о Рэе Эвистоке, которого она столь опрометчиво сравнила с Томасом и который начал ей нравиться.

Он не лучше Ребы, готовой любыми средствами добиваться своей цели. Если появится еще одна девушка и сэр Кайль скажет, что она богаче Ребы и Каролины, этот охотник за приданым сразу переметнется к ней.

И она еще позволила ему целовать себя, она — невеста Томаса! Значит, она стала «неприличной девушкой», как называют в Виргинии распутниц, если потеряла голову от мимолетной близости с мужчиной. Каролину охватило негодование, и она решила отплатить лжецу. Раз он солгал в этом, то мог обмануть и в другом. Теперь она уже не верит в благородство его намерений, когда он запер ее в столовой гостиницы.

— О, я вижу тут двух леди, — улыбнулся появившийся Рэй. — К счастью, у меня тоже два бокала.

— Благодарим вас, сэр! — Глаза Каролины недобро сверкнули, и она изобразила пародию на реверанс, годившуюся для бессовестного ловца удачи. Но когда девушка выпрямилась, ее лицо снова приобрело ангельское выражение.

О, теперь она заставит Рэя Эвистока влюбиться, а потом жестоко отвергнет. И не для того, чтобы доставить удовольствие Ребе, а во имя мести!

Глава 16

Бродлей Третий день Рождества

На следующее утро сразу после завтрака доложили о приезде Рэя Эвистока.

Удивленная и обрадованная миссис Тарбелл, которая не подозревала об истинном положении дел, критически оглядела скромное розовое платье дочери.

— Мне оно не нравится. Раз ты знала о визите, надо было надеть красное бархатное.

Реба, думавшая только о своем маркизе и, конечно, не звавшая ни о каком визите, пошла навстречу гостю.

Но когда Рэй отвешивал ей изящный поклон, глаза его искали Каролину. Сегодня она выбрала из обширного гардероба подруги небесно-голубое платье, украшенное серебряной тесьмой. При взгляде на девушку у Рэя захватило дух.

Миссис Тарбелл удалилась, сославшись на занятость, но взглядом дала Каролине понять, что следует оставить Ребу наедине с женихом. Едва мать вышла, Реба тоже покинула комнату.

— Вы, наверное, хорошие подруги? — спросил Рэй, присаживаясь на мягкий диванчик, обтянутый узорчатой тканью.

— Лучшие, — твердо ответила Каролина.

Не признаваться же ей этому противному ловцу удачи, что она считает миссис Тарбелл несносной, а поведение Ребы — ужасным. Видимо, Рэй неспроста завел этот разговор, он желает убедиться, что не зря отказался от первой девушки, предпочтя ей вторую! Тусклым, под стать ее настроению, голосом Каролина начала превозносить «чувство стиля», практический ум и прочие добродетели Ребы.

— Насколько я могу судить, вы тоже не в меньшей степени наделены этими превосходными качествами. А еще верностью, — задумчиво прибавил Рэй, ибо разделял всеобщее мнение о людях, купивших Бродлей.

Каролина покраснела, представив себе, что сказал бы о ее верности лорд Томас.

— Надеюсь, вы правы.

— Скажите, Каролина, вы скучаете по дому? — вдруг спросил он.

«Теперь он хочет услышать о моем богатстве от меня самой!» — гневно подумала девушка. Потом с отчаянной смелостью, которая сделала бы честь даже ее матери, Каролина вздернула упрямый подбородок и с раздражением сказала:

— Все, что говорил вам обо мне сэр Кайль, ложь, и вы должны узнать об этом!

— И что же он мне рассказал? — невозмутимо осведомился Рэй.

— Что я богатая наследница и что у моего отца сорок тысяч акров земли!

— Я знаю, что это ложь.

— ..И что у меня… Что вы сказали?

— Именно то и сказал. Сэр Кайль предупредил меня, что Реба зачем-то распускает эти лживые слухи — Как он догадался?

— Он знаком с капитаном «Бристольской девы», тот поведал ему о своих друзьях в Виргинии, а сэр Кайль в свою очередь рассказал мне, когда я спросил его о вас.

— И о Бедламе тоже? — с тревогой спросила Каролина — Да, — после недолгого колебания сознался Рэй.

Девушка вздохнула — Кажется, слава о нашей семье дошла до Англии.

— Колоритная семья лучше скучной, — возразил Рэй. Ведь те, кто ни разу в жизни не сделал ничего заслуживающего внимания, на самом деле просто тупицы.

— Однажды Сэнди Рэндолф тоже сказал нечто подобное, — пробормотала девушка и тут же принялась рассказывать о жизни на Восточном побережье. — Ну а вы? Я же про вас ничего и не знаю.

— А я младший сын, — пожал плечами Рэй. — Все после смерти отца перейдет к моему старшему брату, вот почему я рано покинул дом, уехал на Барбадос и стал плантатором.

— Значит, вы тоже колонист, — засмеялась Каролина. — Боюсь, меня не примут в здешнем обществе, все дамы на балу демонстративно выражали свою неприязнь.

— Не примут, говорите? Ну уж с этим вы легко справитесь, — уверенно заявил Рэй.

Что-то в его взгляде заставило девушку покраснеть и опустить глаза. Она вдруг подумала, как далеко зайдет глупая игра, ведь ее поведение бесчестно. Зачем она позволила втянуть себя в это?

Каролина страшно обрадовалась, когда он предложил отправиться на прогулку.

— Хорошо очутиться на воздухе! — сказал Рэй, едва они вышли за дверь и направились по аллее, окруженной сугробами, блестящими на утреннем солнце. — Я помню семью, которая жила здесь раньше. Хэл был моим другом, и сегодня мне так и казалось, что он войдет и хлопнет меня по плечу.

— А где прежние владельцы? — спросила Каролина.

— Отец Хэла разорился, не смог уплатить долги и продал имение. Пытаясь удержаться на плаву, он сильно подорвал здоровье, поэтому уехал с семьей на юг, где климат мягче.

Теперь они живут там. Но Хэл покинул дом за несколько лет до этого.

— И что с ним?

— Умер прошлой зимой, — сухо ответил Рэй, и девушка поняла, как трудно ему возвращаться в Бродлей, с которым связаны воспоминания юности.

Теперь здесь поселились другие люди со своей мебелью, шторами и коврами. Исчезла атмосфера старого дома, которую он помнил и любил. Каролина воспитывалась в Новом Свете, но ее семья хранила все традиции родной земли и особый аристократический дух, унаследованный от предков. Она без труда поняла настроение Рэя, сразу почувствовав, как ему хочется поскорее уйти из нелепо обставленной гостиной, чтобы погулять по знакомым окрестностям.

— Простите меня, — сказала Каролина. — Ужасно потерять друга.

— Я потерял много друзей, — вздохнул Рэй.

Они долго бродили под деревьями, и постепенно девушка начала ощущать какую-то связь с этим человеком. Между ними возникло куда более глубокое взаимопонимание, чем между ней и Томасом, городским жителем. А Рэй мог быть и виргинским джентльменом. Как Сэнди Рэндолф…

Когда он уехал, обещав вернуться завтра, Каролина почувствовала себя подлой обманщицей.

То же самое думала о ней и миссис Тарбелл, впрочем, по другой причине. Когда девушка прощалась с гостем, хозяйка как раз спускалась в холл.

— Где Реба? — холодно спросила она.

— Я здесь, мама, — отозвалась та, выходя из библиотеки. — Как мило, Кэрол, что ты проводила Рэя.

— А где была ты? Почему не проводила его сама?

— Ну, я… — Реба испуганно посмотрела на мать. — В общем, мистер Эвисток — гость Каролины. Он вчера обещал ей приехать.

— Ты же знала, какие планы у твоего отца! Хорошо, что он всего этого не видел.

— Конечно, знала, — поспешно отозвалась Реба. — Но вчера на балу Рэй увлекся Каролиной… И я не могу винить ни его, ни ее. Правда не могу.

— Он бы не увлекся ею, если бы ты была рядом с ним и отделалась от своей подруги! — бушевала миссис Тарбелл и в довершение бросила на гостью злобный взгляд.

Не успокоилась она и за обедом, поэтому Каролина приготовилась к тому, что ее сегодня же отправят в Лондон. Но внезапно раздражение миссис Тарбелл обратилось на другую персону.

— Я решила отказать Рэю Эвистоку от дома! — Она гневно вонзила ложечку в десерт. — Подумать только! Когда все почти улажено с твоим отцом, он посмел явиться сюда и, не обращая на тебя внимания, приударить за гостьей!

— Мне это совершенно безразлично, как, впрочем, и Кэрол.

К тому же, — добавила Реба, — Элеанора Уонпсдейл говорила, что Рэй волочился за многими хорошенькими девушками и никогда не задерживался ни на одной из них. Он просто развлекается обычным способом. Ну подумайте сами, хочется ли вам иметь в семье такого волокиту?

Каролина, разумеется, не поверила сплетням. У Рэя Эвистока слишком прямой и честный взгляд, чтобы он мог оказаться распутником. Она готова была поручиться, что этот человек, однажды выбрав женщину, останется ей верен.

Миссис Тарбелл постепенно умолкла.

После обеда заехали и другие гости. Правда, они тоже интересовались мисс Лайтфут, но поскольку все они были из местной знати, мать Ребы охотно приняла их и даже более благосклонно посмотрела на Каролину. Ведь именно она привлекла в ее дом благородное общество Эссекса. Нет, эта девушка совсем неплоха! Теперь ее гнев сосредоточился на Рэе Эвистоке.

Утром, когда они втроем спустились после завтрака в большой холл, лакей опять доложил о Рэе. Миссис Тарбелл нахмурилась и пошла лично встретить его.

— Господи, мама встала на тропу войны, — пробормотала Реба.

Однако гость отвесил хозяйке нижайший поклон и, не дав ей открыть рот, учтивейшим тоном произнес:

— Извините, миссис Тарбелл, за столь раннее вторжение, но я приехал к вам не только с визитом. По дороге я случайно встретил лорда Холлистеда, который попросил меня засвидетельствовать вам глубокое почтение и выразил надежду, что вы с дочерью и, конечно, ваша гостья почтите его замок своим присутствием. Завтра он устраивает скромный обед и желал бы видеть вас в кругу своих друзей.

Морщины на лбу миссис Тарбелл быстро разгладились, и теперь ее лицо выглядело до смешного пустым. Какое приятное известие! Ведь она ждала приглашения от леди Холлистед с самого переезда в Бродлей, но гордецы из старинного замка предпочитали не замечать новых соседей. И вот ее приглашают на обед в кругу друзей! Миссис Тарбелл ласково улыбнулась Рэю.

Когда они остались наедине, Каролина с восторгом заговорила:

— Вы знали! Вы точно знали, как смягчить ее!

— Мне помог случай, — признался Рэй. — Я действительно встретил лорда Холлистеда, которого не видел много лет, и мы остановились поговорить. Когда я поведал ему, что юная леди, очень меня интересующая, гостит в Бродлее, он сразу хлопнул меня по плечу и сказал: «Привози ее завтра на обед и прихвати остальных!» Я поймал его на слове.

Каролина улыбнулась: они с Рэем понимали друг друга с полуслова; оба знали, как миссис Тарбелл рвется в высший свет, и Рэй воспользовался ее слабостью.

За время учебы в Лондоне девушка видела и Тауэр, и Гринвич, и Сент-Джеймс, правда, только снаружи, а родовое поместье лорда Холлистеда можно было считать ее «первым замком».

Каролина даже заволновалась, в немом благоговении глядя из окна кареты на зубчатые стены и высокие средневековые башни, а потом с трепетом посматривала на глубокий ров, когда они проезжали по старинному подъемному мосту, который, оказывается, ни разу не поднимался.

Входя в дом, миссис Тарбелл шепотом наставляла дочь, чтобы та была поприветливее с младшими сыновьями лорда Холлистеда, ведь, по ее сведениям, они еще не женаты. Но Каролина не прислушивалась к разговору, она в восхищении разглядывала древние штандарты, свисавшие с потолочных балок холла, более просторного, чем даже в Бродлее, завороженно смотрела на боевые щиты и прочее оружие, развешенное по стенам. Невероятных размеров полено трещало в каменном очаге. Гостей встретила леди Холлистед, седая, почти бесплотная, похожая на увядшую розу.

Если Тарбеллов встретили радушно благодаря многолетней дружбе хозяина дома с Рэем Эвистоком, то Каролина не могла рассчитывать на теплый прием у дам, которые присутствовали на балу в Уиллистон-Хаусе и были свидетельницами ее бешеного успеха.

— Должно быть, вы живете в диких краях, мисс Лайтфут, — донесся с другого конца стола голос красивой брюнетки Долли де Лейси.

— Не такие уж они и дикие, — ответила Каролина, понимая, что выпад Долли услышали два десятка гостей, сидевших за длинным, уставленным серебряной посудой столом. Все голоса моментально смолкли.

— Правда? — засмеялась Долли. — А Кертис Уэббер, приехавший недавно из Филадельфии, говорит, что кругом полно краснокожих индейцев, всяких авантюристов и пиратов.

— Хотя пираты, мисс Долли, тоже бывают полезны. Мой учитель рассказывал про пирата Флемминга, который победил испанскую армаду, — вмешался в беседу сын лорда Холлистеда, светлоглазый двенадцатилетний мальчик.

Кстати, миссис Тарбелл весьма огорчилась, узнав, что второй сын лорда Холлистеда еще моложе.

— Я не имею в виду морских волков эпохи королевы Елизаветы, — засмеялась Долли. — Я говорю о карибских пиратах, которые грабят все корабли у берегов Америки. Скажите, мисс Лайтфут, вы с ними встречались?

Каролина покраснела. В шутливом тоне Долли скрывался намек, что девушке из колоний удалось проникнуть в английское общество через черный ход, а ее отец, возможно, связан с пиратами. Каролина собиралась резко ответить, но ее опередил Рэй.

— Надеюсь, мисс Долли, говоря о морских разбойниках, вы не причисляете к ним пиратов, многие из которых имеют каперский патент.

— Вы наверняка знали бы разницу, мисс, — нахмурился лорд Холлистед, — если бы разбирались в истории так же хорошо, как в завивке своих локонов.

— Неужели вам не понятно, — добавил Рэй, глядя на Долли де Лейси, — что испанцы давно бы отняли у нас Ямайку и вытеснили англичан с Карибского моря, если бы не пират Генри Морган, который нанес им существенный урон в Панаме?

— Рискованное предприятие, — согласился хозяин. — И вполне оправданное.

— Кстати, если бы не та блестящая победа, то вряд ли мисс Лайтфут отважилась бы переплыть океан, — заметил Рэй и взглянул на девушку.

Та, не уловив особой разницы между пиратами и каперами, продолжала страдать от колкости Долли.

— Я никогда не встречала ни одного пирата, — беззаботно ответила Каролина. — И не хотела бы встретить.

— Молите Бога, чтобы так оно и было, — вздохнул Рэй, но его слова потонули в смехе, вызванном ответом девушки.

После обеда леди Холлистед увела дам в комнату отдыха, а джентльмены остались курить свои трубки и пить бренди.

— Как Рэй Эвисток бросился тебя защищать, — сказала Реба, придя вечером в комнату подруги.

— Почему бы и нет? — огрызнулась Каролина. — Разве я не вешалась ему на шею?

В ее голосе было столько горечи, что Реба испуганно посмотрела на нее.

— Каролина, — взмолилась она, — от тебя зависит все мое будущее. Потерпи еще немного.

— А почему ты уверена, что Рэй потом вернется к тебе?

— Как почему? Разве до твоего появления они не обговаривали с моим отцом детали брачного контракта?

— Он мог изменить свое мнение.

— О деньгах? — засмеялась Реба. — Нет, мужчины всегда ищут богатых невест, даже если увлекаются какой-нибудь красоткой. — Она изучающе посмотрела на Каролину. — Может, тебе следует выйти за Рэя.

— О чем ты говоришь? Я же обещала Томасу!

— Конечно, у Томаса есть и деньги, и титул, он более жирный улов. Только мне показалось, что Рэй влюблен в тебя, да и ты… как-то по-особому на него смотришь…

Каролина смерила подругу уничтожающим взглядом. Рэй Эвисток — очень привлекательный, порой даже слишком, но Томас ее возлюбленный, она обещала выйти за него и сохранит ему верность, хотя позволила вовлечь себя в эту нечестную игру. Теперь ей было стыдно, да и Томас не заслужил предательства, которое предлагала ей Реба. С каждым днем ее мнение о подруге менялось в худшую сторону.

На следующее утро Тарбеллы получили два письма, доставленные почтовой каретой: от Клеменси Дейн для Ребы и более пухлое от ее матери для миссис Тарбелл. В обоих письмах сообщалось одно и то же.

«Представляешь, какой невероятный скандал! — писала Клемми. — Миссис Честертон наконец попалась! А было все так. Мать Бинни Чейз приехала в Лондон за рождественскими покупками и решила заглянуть в пансион, чтобы спросить у наставницы, почему Бинни вернулась домой с простудой, хотя она специально предупреждала, что у дочери слабое здоровье и ей надо каждый вечер согревать постель грелкой. Возле школы миссис Чейз увидела карету, но сначала не обратила на нее внимания. Должно быть, на пороге она буквально отпихнула Энджи, которая пыталась захлопнуть дверь у нее под носом, и ворвалась в пансион, когда лорд Ормсби с друзьями играли в жмурки нагишом. Сам лорд в нижнем белье, а миссис Честертон в исподней рубашке мчались вниз по лестнице, чуть не сбив с ног мать Бинни. Теперь миссис Чейз строчит письма родителям, чьи дочери учились в нашем пансионе, и никто уже не вернется сюда после каникул. Разве не потрясающе?

Надеюсь, мне позволят остаться дома в Суррее, но мама, конечно, найдет другую школу. И хотя я почти уверена, что нам не суждено больше увидеться, думаю, тебе будет интересно об этом узнать».

Подруги как по команде оторвались от чтения и посмотрели друг на друга. Секрет Дженни Честертон, тщательно хранимый воспитанницами, предан огласке. Ей больше не придется руководить пансионом, и все двери закроются перед ней.

Зато перед Каролиной открывался новый мир, где лорд Томас будет приезжать каждый день, где миссис Честертон не помешает им встречаться, где она сможет выйти замуж без родительского благословения… Все равно письмо будет слишком долго идти через океан…

— Я должна вернуться в пансион, — твердо сказала Каролина.

— Если тебе позволит моя мама, а это вряд ли… Она не отпустит тебя, пока мы не получим письмо от твоих родителей. И потом, Кэрол, ты должна завлекать Рэя Эвистока! Пожалуйста!

— Не знаю, — неуверенно ответила Каролина, — сколько я еще смогу это выдержать.

Ребе уже надоело постоянно уговаривать подругу, и она прибегла к новому способу.

— Вчера до меня дошли кое-какие слухи, — поведала на следующий день Реба. — Будто вы с Рэем провели ночь в гостинице. Будто Рэй сам рассказывал. Полагаю, отчасти именно этим можно объяснить твой невероятный успех. — Она ласково взглянула на подругу. — Ты уверена, что ничего от меня не утаила?

Каролина вспыхнула до корней волос. Значит, глупец в желтом костюме не испугался грозных предупреждений Рэя!

— Конечно, уверена! — огрызнулась она, чуть не добавив:

«Я же не падаю вроде тебя в постель с первым встречным!» Но она передумала. Видимо, несмотря на «опыты» с конюхом, Реба все-таки любила маркиза. По-своему.

Во время прогулки по заснеженным лужайкам Бродлея, где снег тихонько поскрипывал под ногами, а весь Эссекс походил на белую сказку, Каролина пересказала эти слухи Рэю.

Его лицо окаменело.

— Придется еще раз встретиться с этим Фарнемом, — спокойно ответил он.

«Говорит как Сэнди Рэндолф!» — подумала Каролина. И тот не любил ничего откладывать. Она лишь надеялась, что «встреча» с Фарнемом не приведет к кровопролитию.

Девушка вдруг представила Рэя в Йорктауне, словно он заехал за ней к тетушке Пет.

— Вы любите ездить верхом?

— Только очень быстро.

— Нет. Я имела в виду конные прогулки. Ради удовольствия.

— У меня не хватает на это времени, — улыбнулся Рэй. — Но с вами я прокачусь. Наперегонки до ворот. Мой конь против любой клячи из конюшен Тарбеллов. Проигравший платит штраф.

— Я еще ни разу не каталась здесь верхом, — запротестовала Каролина.

— Какая разница, где кататься? Или вы боитесь проиграть?

Легация Лайтфут всегда отвечала на вызов. Ее дочь тоже.

— Ах так! Идемте!

Усмехнувшись, Рэй последовал за ней на конюшню, где девушка присмотрела себе гнедую кобылу, и грум одобрил ее выбор.

Подъездная аллея обледенела, кататься по ней было опасно, но Каролина, ездившая на лошади почти с младенчества, решительно пришпорила кобылу и помчалась вперед. Жеребец Рэя без труда мог перегнать ее, однако устал по дороге в Бродлей, потому джентльмен с улыбкой пропустил даму вперед. Ему нравилось, как ловко она держится в Седле, и он от всего сердца желал ей победы.

Каролина, радостно смеясь, летела на лошади во весь опор.

И тут Рэй увидел то, чего не видела она, — из-за поворота неожиданно показалась груженная дровами крестьянская телега. До сих пор ее скрывал густой кустарник.

— Каролина! — закричал Рэй, пуская коня в галоп. — Берегись!

Услышав предупреждение и увидев перед собой невесть откуда взявшуюся телегу, девушка попыталась отвернуть незнакомую лошадь в сторону, и кобыла поскользнулась. В последний момент, перед тем как животное потеряло равновесие и почти въехало на боку в ворота, Рэй успел перекинуть Каролину через своего коня. Все произошло так быстро, что ей оставалось только с недоумением болтать свисающими вдоль лошадиного бока ногами. Если бы ее не удерживала сильная рука, девушка уже рухнула бы головой в сугроб.

В воротах стояла перепуганная кобыла, успевшая подняться на ноги. Тем временем крестьянин на возу тронул своих лошадей и с ворчанием проехал мимо.

Каролина наконец осознала случившееся, увидела, что сидит рядом с Рэем, а ее сбившиеся юбки закрыли его колени.

— Не следовало предлагать вам такие опасные игры, — виновато произнес он.

Но Каролина понимала, что для нее более опасна его близость и пора бы ей уже спрыгнуть с коня. Тем не менее она продолжала сидеть, как пришпиленная в коллекции бабочка.

— Я выиграл, — заявил Рэй. — Можно назначить штраф?

Каролина взглянула на кобылу, испуганно топтавшуюся в воротах усадьбы.

— Дело спорное. — Девушка хотела засмеяться, однако смеха не получилось. — Моя лошадь прибежала первой.

— Ладно, — неожиданно согласился Рэй. — Назначайте свой штраф, я к вашим услугам.

Перед этим взглядом и голосом победителя невозможно было устоять. Ей вдруг захотелось навсегда сохранить в памяти дни, проведенные в Эссексе, и удивительного человека, под защитой которого она сейчас находилась.

— Я желаю… получить вашу прядь волос, — услыхала она свой тихий, словно вздох привидения, голос. — На память.

Каролина с ужасом подумала, как это могло у нее вырваться. И хотя в такие волшебные мгновения часто говорят всякие глупости, она покраснела, ибо ее необдуманная просьба могла быть неверно истолкована.

— Вы ее получите, — ответил Рэй, прикасаясь губами к бархатистой щеке девушки. — В медальоне.

Но последних слов Каролина не расслышала, потому что он поцеловал ее и она забыла обо всем на свете.

Потом Рэй оторвался от нее, и Каролина чуть слышно вздохнула. Ей хотелось навсегда остаться в его объятиях, принадлежать ему, и оба знали об этом.

Однако сладостный миг прошел, и Каролина отодвинулась к самой шее коня, чтобы по возможности быть подальше от страстного поклонника.

— Думаю, нам лучше вернуться, — сказала она. — Пока мы не сделали ничего такого, о чем станем жалеть.

— Я никогда не пожалею о том, что вы решитесь мне подарить, Каролина.

Увы, она не могла подарить ему себя… А ведь именно этого хотел Рэй.

— Я… — начала девушка, пытаясь высвободиться. — Думаю, моя кобыла слишком нервничает, а ваш конь очень устал и не выдержит двоих.

— Моему коню еще предстоит везти меня до самого Уиллистон-Хауса. Неужели вы думаете, он не осилит эту аллею?

— Просто не хотелось бы переутомлять бедное животное, — надменно объяснила Каролина. — Позвольте мне спуститься, Рэй, мы прекрасно дойдем пешком.

Он соскочил на землю и снял девушку с коня, на секунду дольше, чем требовалось, задержав ее в своих объятиях. Каролина на всякий случай отошла подальше, ибо его близость представляла для нее угрозу. Рэй взял поводья обеих лошадей и с изысканной вежливостью предложил спутнице руку.

«О чем я только думаю?» — негодовала на себя Каролина, поскольку ей снова захотелось сесть на коня и навсегда умчаться с этим человеком.

Они молча шли к дому, поддавшись очарованию волшебной страны под названием Эссекс. Девушке казалось, что ее уносит вдаль стремительная карета, и она не знала, где остановиться.

У двери их встретила Реба.

— Значит, катались верхом? — радостно спросила она. — И куда же вы ездили?

— Никуда, — улыбнулся Рэй. — Я предложил мисс Каролине пари — кто быстрее доедет до ворот. Она выиграла. Медальон. А теперь я должен вас покинуть, леди. — Он низко поклонился девушкам.

Огорошенная Каролина ахнула:

— Я не говорила о медальоне, Рэй! Я просила… — Каролина запнулась.

— Медальон. И раз я проиграл, вы получите его завтра утром. А пока мне еще нужно переговорить с Фарнемом.

Рэй уехал, а Каролина снова почувствовала всю тяжесть своего обмана.

— Ну? — понимающе улыбнулась Реба. — Что ты просила на самом деле? Бриллиантовое колье?

— Разумеется, нет! — воскликнула оскорбленная подруга. — Я хотела лишь прядь его волос. — Поняв, что сказала лишнее, Каролина прикусила губу.

Реба открыла рот и вдруг захохотала как сумасшедшая.

— Ты в него влюбилась, Кэрол! — выговорила она сквозь смех.

— Не будь дурой! — Каролина промчалась мимо подруги к лестнице, словно могла убежать от себя.

Медальон вызвал у Ребы огромное разочарование, и она не сочла нужным это скрыть. Однако Рэй демонстративно надел Каролине на шею тонкую золотую цепочку со скромным медальончиком, и девушка ответила ему благодарным взглядом. Это была именно та вещь, которую юная леди могла, не компрометируя себя, выиграть у молодого человека. «Как он трогательно относится ко мне, — с угрызениями совести подумала она. — Лорд Томас, занятый собственными удовольствиями, никогда не был таким внимательным…» Но Каролина сразу одернула себя, понимая, сколь опасны сравнения.

— Вы побеседовали с Фарнемом?

— Да, — кивнул Рэй. — Можете считать дело улаженным.

Несколько дней спустя Каролина узнала, что «беседа» закончилась дуэлью и нахальный юнец, испугавшись более сильного противника, хотел сбежать. Рэй пребольно уколол его в ягодицу, поэтому бедняга теперь не мог сидеть.

Эту новость сообщила подруге хохочущая Реба:

— Конечно, жаль, что Фарнем оказался трусом! Но чтобы при этом получить такую рану!

Лукаво поблескивая глазами, Каролина спросила о поединке у Рэя, когда они снова отправились бродить по заснеженным садам Бродлея.

— Вы уже слышали? — пробормотал Рэй и вдруг усмехнулся. — Я знал, что у парня не хватит сил противостоять мне, и все-таки не ожидал подобной трусости. Но чтобы у него осталась память о нашей встрече, пришлось слегка ткнуть концом шпаги в ближайшую ко мне часть тела. — Рэй внимательно посмотрел на девушку. — Вы не одобряете?

— Одобряю. — Каролина прикусила губу, сдерживая улыбку. — Потому что вы не ранили его серьезнее. Хотя представляю, какие теперь пойдут обо мне слухи!

— Вряд ли, — беззаботно ответил Рэй. — Кто видел наш поединок, непременно передаст этот слух всем знакомым, и другие едва ли посмеют оскорбить даму моего сердца.

Дама его сердца… Эти слова, блеск в глазах и теплота в голосе могли означать лишь одно: Рэй собирался просить ее руки.

Каролина понимала, что невзирая на попытки хранить верность Томасу, на возмущение поведением Ребы и на свое благородное сопротивление отказать Рэю будет для нее мукой.

Глава 17

Последние рождественские дни в Эссексе стали для Каролины настоящим испытанием. Сердце ее разрывалось, она чувствовала себя измученной.

Рэй Эвисток продолжал гостить в Уиллистон-Хаусе, где остался после бала и откуда ежедневно уезжал в одном направлении. Он мужественно держал себя в руках, убежденный, что Каролина непорочна, неопытна в любви и потому еще не готова, хотя чувствовал ее интерес к своей персоне. Рэй сгорал от желания, однако помнил о данном обещании не прикасаться к ней, пока она сама не попросит. А Каролина, не забывшая, какое смятение произвел в ее сердце поцелуй Рэя, тщательно выбирала людные места или хотя бы такие, где могла тут же сказать: «О, нас увидят», если он подходил слишком близко. Тем не менее она каждый день отправлялась на прогулку со своим неутомимым поклонником, а потом сидела с ним в большой гостиной Бродлея, спрашивая себя, как долго она будет еще притворяться.

Но едва силы покидали ее, тут же являлась Реба, хватала подругу за руку и снова просила:

— Ну пожалуйста, Кэрол! Я навеки останусь твоей должницей!

Правда, Каролине и самой было приятно гулять с этим внушающим доверие человеком, в котором чувствовалась настоящая сила. Лестно было думать, что ее честь защищает лучшая шпага Эссекса, радостно было глядеть на это загорелое лицо и в какой-нибудь предательский момент снова представить себя в его объятиях…

О Томасе она больше не вспоминала. Теперь всеми ее помыслами овладел Рэй.

Вскоре защитник опять пришел ей на выручку, и Реба потом сказала, что острый язык заставляет Каролину постоянно обжигаться. На сей раз все произошло на балу в замке Бомон накануне Двенадцатой ночи. Молодежь, наигравшись в жмурки, вернулась к старшим, чтобы освежиться и потанцевать.

Увидев Каролину в окружении молодых людей, мисс Долли нахмурилась. Самолюбие первой красавицы графства было задето всем этим шумом по поводу колониальной простушки, гостившей у выскочек из Бродлея. Окинув прекрасную девушку в серебристо-голубом наряде злобным взглядом, Долли вдруг громко сказала на весь зал:

— Мой отец говорит, что от колонистов одни неприятности. Вечно они требуют кредитов…

Услыхав клевету на задавленных налогами виргинских плантаторов, Каролина не могла молчать.

— А мой отец, — заявила она, — недоволен законами, которые не позволяют ему самостоятельно возить табак в Англию. Поэтому английские торговцы могут одевать своих жен и дочерей… — Каролина окинула презрительным взглядом платье Долли, — в бархат и горностай!

Дело в том, что отец Долли был не только отпрыском древнего эссекского рода, но и лондонским негоциантом, торговавшим в Европе колониальными товарами, получая колоссальные прибыли.

Красавица, не ожидавшая такого отпора, сдержала гнев, лишь на щеках у нее выступили красные пятна.

— Это клевета! — негодующе воскликнула она.

— Это правда, — парировала Каролина. — И пора вам ее услышать!

Рэй издалека наблюдал за этой сценой, внимательно прислушиваясь к словам Каролины, и, едва заиграла музыка, направился к ней.

— Разрешите пригласить нашу пламенную гостью на танец? — с поклоном спросил он.

Каролина отправилась танцевать, все еще пылая благородным гневом. Ее щеки раскраснелись, голубое платье отливало серебром, а волосы блестели, словно белый металл.

— Наша малышка из колоний похожа на флаг, не правда ли? — спросил лорд Холлистед у сэра Кайля, — Да, Рэй Эвисток несет ее, словно знамя.

Эти двое были не одиноки в своем восхищении, многие гости тоже наблюдали за танцующей парой. Лишь Долли в ярости похлопывала по руке золоченым веером.

— А вы вспыльчивы, — пошутил Рэй.

— Долли только получила по заслугам! — возразила девушка. — Мой отец и его друзья не вылезают из долгов, и все потому, что закон не разрешает им самостоятельно продавать свой табак, они должны отправлять его в Англию, чтобы здешние купцы пожинали плоды чужого труда. Колонисты и не знали бы об этом, не будь в Лондоне их поверенных!

— Да, жизнь несправедлива, — вежливо согласился Рэй. — Но чего вы хотите от англичан?

— Изменить ее! — решительно заявила Каролина. — Быть честными с американскими колониями! Идти к королю!..

— Который занят другими вещами.

— Тогда к королеве!

— Ax вы смутьянка! Но я сейчас наставлю вас на путь истинный. Этот король — человек мстительный, и если вы будете слишком резко отзываться о нем в доме Тарбеллов, то очень скоро лишитесь их гостеприимства. Как лондонский негоциант, Джонатан Тарбелл отлично понимает, с какой стороны ему мажут хлеб маслом.

— Благодарю за предупреждение, Рэй. Но если б «этот король» приехал в свои американские владения, то сам бы увидел их плачевное состояние.

— Послушайте моего совета.

— Я никогда не слушаю чужих советов, — холодно ответила Каролина, — и всегда поступаю по собственному усмотрению.

— Слова глупой девушки, — заметил Рэй. — И если вы будете продолжать в том же духе, то могут подумать, что у себя дома вы помогали контрабандистам. Помнится, вы живете на берегу?

— Чесапикского залива, — добавила Каролина, вскинув прелестную головку.

— Отличная бухта для контрабандистов, — улыбнулся Рэй. — К тому же люди верят сплетням. Вы причините своему отцу много неприятностей, если пройдет молва, что он смутьян.

Каролина ахнула:

— Нет человека более преданного! — Она говорила чистую правду, хотя бывали минуты, когда Филдинг Лайтфут выходил из себя, негодуя на презрение короны к проблемам колоний.

— Не сомневаюсь, — сухо ответил Рэй.

Каролина замолчала. Да, придется ей, видимо, прикусить язык, хотя это будет нелегко, раз кругом девицы, похожие на Долли.

Потом девушка танцевала с хозяином, и когда музыка смолкла, она услышала за спиной удивленный возглас:

— Ба, это же Каролина Лайтфут, клянусь честью!

Обернувшись, Каролина увидела одного из друзей Томаса. Лорд Фэншоу был в лиловом бархатном костюме и непокорном парике, как всегда съезжающем у него с головы. Он поклонился улыбающемуся хозяину бала и пригласил девушку на следующий танец.

— А где Томас? — спросил он.

— Он уехал в Нортхемптон.

— Да, кажется, он собирался туда на все Рождество. Какая неудача. Я надеялся, что он тоже здесь. Мы бы с ним покутили!

— Я не знала, что вы живете в Эссексе.

— О нет, — поспешил ответить лорд Реджи. — Я живу в Суффолке, а тут у меня дядя. Я объезжаю с визитами своих родных, прежде чем отправиться в Сомерсет, где в феврале состоится моя свадьба. — По его тону девушка поняла, что ему не хотелось покидать шумный Лондон ради глухой провинции. — И как Томас решился оставить вас одну? — Молодой человек восхищенно смотрел на Каролину, действительно неотразимую в дорогом бальном платье Ребы. — Мне еще не приходилось видеть его столь покоренным дамой.

— А когда вы в последний раз его видели?

— Накануне моего отъезда из Лондона. Правда, тогда он собирался на свадьбу в Кент и дал мне письмо для вас! По пути я должен был забросить его в пансион, но совсем забыл, поскольку моя лошадь вздумала брыкаться возле телеги с фруктами. Торговец хотел, чтобы я заплатил за его апельсины, а у меня, как на грех, не оказалось ни единой гинеи. Пришлось удирать оттуда, словно за мной гнался констебль!

— Письмо? — спросила Каролина, замирая от волнения. — Надеюсь, вы не успели доставить его в школу?

— Нет, оно у меня где-то с собой… Кажется, в сапоге. Но почему я не должен был отвозить его в пансион?

Каролина быстро пересказала новость, о которой писала Клеменси Дейн.

— Да, — присвистнул лорд Реджи. — Я, конечно, слыхал о подруге лорда Ормсби, только не думал, что она и есть та миссис Честертон, которая заведует пансионом. По-моему, никто не думал…

Каролина нетерпеливо кивнула и пошла за ним в отделенный занавесками альков, где лорд Реджинальд наконец достал из сапога потертый конверт.

— Вот, — сказал он, поправляя чуть не упавший с головы парик. — Это последнее мое поручение, и теперь я могу спокойно отправляться в Сомерсет.

Каролина дрожащими пальцами сломала печать, ибо чувствовала вину перед Томасом и ожидала горьких упреков. Но это оказалось послание влюбленного, трогательное и нежное.

«Моя дорогая, — писал лорд Томас (причем вполне искренне, потому как еще не встретил в Кенте очаровательную брюнетку), — я с трудом отрываюсь от Лондона, зная, что приходится оставить здесь мою любовь. Видит Бог, я почти готов бросить все ради счастья быть с тобой, поэтому бегу из Лондона, не рискнув увидеть тебя, чтобы сказать то, о чем ты прочтешь в этой записке. Реджи передаст ее накануне своего отъезда. Будь уверена, ни дня, ни часа моей жизни не пройдет без мысли о тебе. Каждую ночь я буду ворочаться в постели, тоскуя о своей Каролине. Молю об одном, не забывай меня, потому что ты единственная женщина, которую я когда-нибудь любил. Я уже решил заехать к тебе по пути из Кента, но вчера неожиданно получил весть из Нортхемптона. Моя сестра заболела, и мать боится, что ей станет хуже. Но ты не волнуйся, Миллисент всегда была крепкой девушкой и, конечно, скоро поправится. Навеки твой Томас».

Девушка опустила смятый листок. Теперь она знала наверняка, почему Томас покинул город, не встретившись с ней.

А она подозревала его в неверности!

— О чем он пишет? — спросил лорд Реджи.

— Он пишет… что сразу заедет в пансион, как только вернется в Лондон.

— Не сомневаюсь. Я же говорил, что ни разу не видел столь влюбленного Томаса. Господи, да он просто ни о чем ином не мог говорить! Слава Богу, а то я боялся, что не доставлю письмо…

— Почему? Разве вы не собираетесь отсюда в Лондон?

Каролина надеялась послать лорду Томасу сообщение с его другом.

— А знаете, вы подали мне хорошую идею! — радостно воскликнул Фэншоу. — И в самом деле, почему бы мне не прокатиться до Лондона? Если я уеду сегодня вечером, у меня останется достаточно времени, чтобы попрощаться с друзьями. Черт побери, я так и сделаю! — С этими словами он откинул тяжелые занавески, собираясь немедленно осуществить свой план.

Каролина хотела спросить, не захватит ли он записку для Томаса, но не успела даже открыть рот.

— Нужно только передать вас… — Лорд Реджи быстро огляделся. — Этому джентльмену!

И девушка увидела вошедшего Рэя.

— Ну, мне пора! — весело крикнул на бегу Фэншоу, а Рэй предложил ей руку и увел танцевать.

— Что это за человек? — спросил он.

— Лорд Фэншоу.

— Я знаю, как его зовут, — нетерпеливо перебил Рэй. — Кто он?

«То есть кто он мне?» — подумала Каролина, встревоженная тем, как бы не выронить письмо.

— Лондонский знакомый, — не лукавя, ответила девушка и тут же остановилась, ибо спрятанное послание Томаса все-таки выпало.

Подхвати в л исток, Рэй вернул его Каролине, при этом даже не сбился с ритма и продолжал танцевать как ни в чем не бывало.

— И он приехал из Лондона, чтобы передать вам это? Тайно, в алькове?

— Нет, просто он возил письмо в сапоге, и ему нужно было присесть, чтобы достать его! О, я уверена, — засмеялась Каролина, лишь бы отвлечь внимание Рэя, — вздумай лорд Фэншоу проделать это стоя, то непременно уронил бы свой парик.

Но упорный взгляд серых глаз не отрывался от ее лица.

Заметив, что друг Томаса уже прощается с хозяевами, Каролина решила лгать и дальше, поскольку теперь никто бы не смог ее разоблачить.

— Лорд Реджи действительно привез мне неприятные известия. Это письмо от моей школьной подруги и его дальней родственницы Клеменси Дейн.

— Не знал, что Фэншоу и Дейн породнились.

«Господи, как я могла забыть. Ведь Рэй прекрасно знает все родословные! Говорила же мне тетушка Пет, что лжец всегда попадается». Но раз уж она начала, то придется продолжать.

И Каролина рассказала о Дженни Честертон, закончив словами:

— Я намерена вернуться в пансион, хотя мама, узнав о случившемся, конечно, заберет меня домой.

Рэй улыбнулся, и девушка облегченно вздохнула.

— Но может, вы не захотите оставаться в Лондоне, а куда-нибудь уедете? — спросил он.

Кажется, Рэй готов позвать ее с собой па Барбадос… Каролина тут же вспомнила и страстное письмо Томаса, и слова лорда Реджи о чувствах его друга.

Девушка была в полном смятении.

— Если мама прикажет, я вернусь домой! — призналась она.

Рэй засмеялся.

— Но ваше сердце ей неподвластно?

«Нет, мое сердце принадлежит лорду Томасу, хотя вы этого не знаете, а я ничего вам не открою, потому что Реба опять станет умолять меня и я все равно сдамся». Но сильнее, чем ложь, Каролину мучило то, что, едва Рэй прикасался к ее руке или подходил к ней совсем близко, ее сердце начинало бешено колотиться.

«Я как мама. Все понимаю и ничего не могу с собой поделать», — печально решила она.

Поэтому девушка обрадовалась, когда один из поклонников, чье имя она сразу забыла, пригласил ее на следующий танец, хотя она все равно продолжала думать о Рэе. «Этот джентльмен из Эссекса совсем покорил меня. Что же я за человек?»

Вскоре Реба оттащила ее в сторону и предупредила:

— У вас с Долли опять случилась перепалка. Но ты лучше берегись ее, она ужасная сплетница.

— Правда? — безразлично спросила Каролина, поглощенная собственными переживаниями.

— Я узнала от одной здешней горничной, что Долли, оказывается, поссорила влюбленных друг в друга Робина Прествуда и Эльвиру Карр. Вроде она кому-то рассказала, как Эльвира посмеялась над своим возлюбленным за его страсть к выпивке. И хотя это почти соответствует действительности, а Эльвира просто шутила, Робин страшно оскорбился и потом женился на другой!

Слова подруги впечатлили Каролину гораздо сильнее, чем предупреждение Рэя. Теперь она убедилась, из каких пустяков могут родиться убийственные сплетни.

— У меня более важные известия, — сказала она Ребе. — Лорд Фэншоу привез мне письмо от Томаса!

— И что он пишет? — встревожилась подруга.

— О, только то, что скучает по мне и сразу заедет в пансион, когда вернется в Лондон. Он получил дурные вести из Нортхемптона, заболела его сестра. Теперь ясно, почему он уехал не простившись. Реба, мне… надо ехать в Лондон, и побыстрее! Может, с лордом Реджи!

— Твой лорд доедет в лучшем случае до Челмсфорда и вынужден будет переночевать на постоялом дворе, иначе его лошади просто замерзнут. А ты не успеешь оглянуться, как очутишься с ним в одной постели! — засмеялась Реба. — Я уже навела о нем справки. Это распутник похуже Томаса!

— Томас не распутник, — с упреком отозвалась Каролина.

— Да, он изменился, — поспешила успокоить ее Реба, — только не бросай меня, Кэрол! Ты ведь не пойдешь на такое предательство? Иначе мама настоит на своем, и виновницей моего несчастья будешь ты.

«Конечно, в любом случае виноватой окажусь именно я.

Перед тобой, перед Томасом, перед Рэем… Господи, в какую же я попала беду! И самое ужасное, не думаю ничего менять».

— Смотри, — предупредила Реба. — Наверняка Долли со своими друзьями что-то замышляет. Видишь, как она машет веером, хотя здесь совсем не жарко? Берегись! Она вынудит тебя сказать что-нибудь крамольное при свидетелях.

Очевидно, Рэй Эвисток был того же мнения, поскольку, быстро оттеснив двух щеголей, решительно направившихся к девушкам, увел Каролину танцевать.

— Кажется, я помог вам избежать тюрьмы, — усмехнулся Рэй. — Я случайно подслушал, как мисс Долли намеревалась отомстить вам, избрав темой разговора недовольных плантаторов.

— И она бы свое получила!

— Этого я как раз и боялся. Так что лучше вам не встречаться.

— Благодарю, сэр, за спасение! — шутливым тоном ответила Каролина, однако на душе у нее было тоскливо.

«О, Рэй, как мы все-таки похожи. Я могу угадать ваши мысли, даже если вы молчите. И всякий раз в нужную минуту вы оказываетесь рядом!»

В Эссексе он стал ее защитником, и Каролине хотелось, чтобы так было всегда.

Глава 18

Рождественский бал в Бродлее 6 января 1688 года

Снова пошел снег, и Эссекс превратился в белоснежную волшебную страну. Завершающий, самый торжественный рождественский бал устраивали в Бродлее, миссис Тарбелл спешила закрепиться в обществе. Она понимала, хоть и не без раздражения, что своим возвышением Тарбеллы обязаны подруге Ребы. Ведь любая дама, на которую обратил внимание Рэй Эвисток, была просто обречена на успех, а заодно с Каролиной местное дворянство наконец признало и семейку «выскочек». Поэтому, не питая никаких иллюзий, Нэн Тарбелл поступила очень расчетливо, устроив бал в честь Каролины.

Ведь любой отказ приехать на него оскорбит Рэя, а на такое вряд ли кто решится. Мать Ребы давно поняла, что ни переменой своего имени на французское Нанетт, ни отправкой дочери в благородный пансион ей не удастся произвести должное впечатление на местных дворян.

Но сегодняшним балом она этого добьется.

Для миссис Тарбелл приближающийся звон колокольчиков был торжественнее церковного благовеста, ведь то съезжались в Бродлей гости со всей округи.

Старинный дом наконец украсили ветки кедра и остролиста, длинная рождественская гирлянда оплела перила широкой лестницы, с канделябров свисала омела, в дорогих бокалах искрилось вино. «Его хватит, чтобы смыть весь Лондон», — тихо проворчал кто-то из гостей. Штат прислуги был увеличен втрое, и теперь незнакомые лакеи разносили питье и яства, исчезая с пустыми подносами в лабиринте коридоров. Имей Нэн Тарбелл больше времени, она бы перевернула ради такого события весь дом. Тем не менее она успела достать из кладовых столовое серебро и лучшие скатерти, а из погребов — свои богатейшие запасы.

Музыкантов нашли в Лондоне. Но те моментально напились и к приезду гостей лишь тупо глядели на собственные инструменты и радовались, что им предстоит играть не в зале, а на верхней галерее.

Подруги тем временем с удовольствием наблюдали за работой настоящего лондонского парикмахера, колдовавшего над их прическами.

— Чудесное платье, — сказала Каролина, изучая себя в высоком зеркале. Бледно-зеленый бархат мягко поблескивал, словно лед под солнцем, тугой корсет выразительно обрисовывал грудь, нижняя юбка была из атласа того же цвета, как и лента, усыпанная бриллиантами, которая поддерживала серебряные волосы. — Ты столько для меня сделала, — пробормотала она.

«И если бы я этого не позволяла, мне бы теперь не пришлось думать, что сказать Рэю». Реба сразу заметила тревогу в голосе подруги.

— Не забудь, от чего ты меня спасаешь! — воскликнула она.

«Неужели кто-то может искать спасения от Рэя Эвистока? — подумала Каролина. — Должно быть, ее маркиз и в самом деле неотразим! Ах, если бы я не принадлежала Томасу!..» Эта мысль умерла, не успев родиться, она была слишком опасна. Девушка тут же сказала себе, что нужно поскорее ехать в Лондон, тогда она успокоится и у них с Томасом все будет как прежде. Необходимо выдумать любой предлог, чтобы только вырваться отсюда.

Миссис Тарбелл, надеясь хоть сегодня обратить всеобщее внимание на свою дочь, сказала, что они с Ребой сами встретят гостей, а Каролина может сойти попозже. Та безропотно согласилась, но тревожные мысли не исчезли, когда она спустилась по парадной лестнице и увидела Рэя.

У нее защемило сердце: она всегда не доверяла высоким темноволосым мужчинам, похожим на ее отца! И хотя костюм Рэя был не так богат и оригинален, как у Томаса, зато серый французский камзол удивительно ладно сидел на нем. Красивая рука показалась из-под белоснежной кружевной манжеты, когда он снял треуголку и склонился перед Каролиной.

— А я думал, вы будете встречать гостей, — сказал он, предлагая девушке руку.

— Миссис Тарбелл заявила, что мое присутствие не обязательно.

— Но ведь бал в вашу честь, — возразил Рэй.

— Это просто ловкий ход миссис Тарбелл. Чтобы гости приехали, побоявшись обидеть вас отказом, — усмехнулась Каролина.

Рэй пожал плечами:

— Я не такой уж страшный.

— Правда? — Каролина взяла его под руку и затерялась вместе с ним в шумной толпе гостей. Многие дружески кланялись ему, и девушка опять подивилась, сколько у него знакомых и друзей, хотя он говорил, что давно не был здесь. — Вы, наверное, подолгу не живете у себя на Барбадосе? То есть не все время, да?

Мимолетная тревога мелькнула в его глазах.

— Не все время. Например, теперь я здесь.

— Вы же поняли, что я имела в виду.

— Разумеется, кому-то надо управлять плантацией.

— Значит, вы действительно плантатор, как мой отец? — удивилась Каролина. — С трудом верится.

— Пожалуй, не совсем как ваш отец, — засмеялся Рэй. — Думаю, он справляется лучше меня.

— Я не сравниваю вас с моим отцом, а говорю о плантаторах вообще. Как Сэнди Рэндолф и остальные.

— Скорее как Сэнди Рэндолф, — задумчиво произнес Рэй.

— Вы его знаете? — снова удивилась девушка, поскольку раньше это имя не вызывало у него интереса.

— Нет, Сэнди Рэндолфа я не знаю, хотя слышал о нем.

«Ну конечно, болтливый капитан Мерсер, рассказывая сэру Кайлю о Бедламе, не забыл упомянуть о Сэнди!»

Но почему Рэй так печально говорил о своей плантации?

По ее мнению, человек, столько знающий, должен разбираться во всем. Даже ее мать успешно справлялась с делами, когда не было отца.

— Может, вам следует жениться и разделить ответственность с супругой? — задумчиво сказала Каролина.

Заиграла музыка.

— Наверное, вы правы. — Увидев приближающихся к ним кавалеров, Рэй вывел ее танцевать. — Скажите, если бы у вас был выбор, хотели бы вы оставить Англию и уехать в Вест-Индию?

Он просит ее… О нет, только не сейчас. Каролина надеялась вернуться в Лондон раньше, чем ей придется дать ему ответ, а теперь…

— Я думаю… О, я не знаю… Сейчас я хочу просто танцевать всю ночь.

Рэй с удовольствием кружил партнершу. Какая она хрупкая, как изумительно блестят ее волосы, как прекрасны серые глаза! А платье того же цвета, что и мужской костюм, который был на ней, когда они встретились. Неужели он мог грубо тащить ее по лестнице и запереть одну в «Звезде и подвязке»?

Лишь одна женщина вызывала в нем подобные чувства, но ома умерла, оставив ему воспоминания, одиночество я верность прежним мечтам.

А теперь в его жизнь вошла Каролина. Юная, невинная (как он полагал), новая богиня, заполнившая пустоту одинокого сердца.

Неужели она к нему безразлична? Мог ли он не правильно истолковать ее взгляды и улыбки, сулившие ему так много?

Разве она не отвечала трепетно на его поцелуи? Разве не предпочитала его другим кавалерам?

Все это, несомненно, что-нибудь да значило!

А вдруг он только забава для молодой девушки? Каждый раз, возвращаясь из Бродлея и вспоминая ее теплое отношение к нему, Рэй говорил себе, что он первый, кто пробудил ее от неясных грез, первый, кто держал ее в объятиях, кто полюбил ее… Он не сомневался, что она непременно ответит на его чувство, ответит с безудержной страстью, потому что в ней было какое-то отчаянное безрассудство, сродни его собственному. И возможно… растерянность, которая не позволяла ему спешить. Жизнь научила его терпению. Поэтому всему свое время.

Двенадцать праздничных дней промчались как один час, оставалось принять решение. Надежная шхуна «Ветреница» ждет его в Лондоне, Она уходит завтра вечером, но решать нужно сейчас.

Теперь все зависит от тоненькой девушки, почему-то избегавшей смотреть ему в глаза. Но Рэй приписал это смущению, которое испытывает юная леди, готовясь выслушать предложение руки и сердца.

— Может, у вас есть жених в Виргинии? — с трудом выдавил из себя он.

— Жениха в Виргинии у меня нет, — окончательно смутилась Каролина, вспомнив про Томаса.

— Хорошо, я на это надеялся.

И она вдруг нашла выход из положения. Рэй Эвисток, отпрыск аристократического рода, был плантатором. Как многим из них, ему, конечно, нужны деньги. Ведь оговаривал же он с Джонатаном Тарбеллом приданое невесты, которую ни разу не видел. Значит, отказавшись от выгодной сделки, он должен жениться на девушке, способной вести хозяйство на плантации и спасти его от банкротства.

— Но я… совсем не та, за кого вы меня принимаете, Рэй.

— Да? Позвольте спросить, в каком смысле?

Разумеется, он не ждал, что Каролина сразу помчится с ним на другой конец света, но то, что она сказала, удивило его.

— Я не гожусь для жизни на плантации. Хозяйка должна многое уметь: солить рыбу, делать припасы, распускать старые чулки, чтобы потом связать новые вещи. Конечно, если она не богата. А у меня денег нет. Мама слишком расточительна, и отец постоянно в долгах. Правда, он получил наследство, однако большая часть уйдет на строительство нового дома. И потом, мне не нравится уединенный образ жизни. Я не та, кто вам нужен.

Рэй ошеломленно смотрел на девушку. Неужели она считает, что его интересует только ее приданое? Или ему нужен управляющий в юбке? Значит, это предупреждение?

— Слава Богу, а то я подумал, что вы азартный игрок и уже промотали все состояние Лайтфутов!

Каролина покраснела.

— Я пытаюсь вам объяснить, что даже это платье не мое, как и остальные наряды, в которых вы меня видели. Их одолжила мне Реба. Она хотела, чтобы я… — Каролина не могла сказать правду и закончила совсем неубедительно:

— Появилась перед ее эссекскими друзьями в приличном виде.

Поскольку Рэй знал, что у Ребы не было друзей в Эссексе, его изумление усилилось.

— То есть родители, отчего-то недовольные своей дочерью, отправили ее в школу без приличной одежды? — спросил он.

— О нет! Они дали мне кошелек с золотом на покупку всего необходимого, а я… — Каролина снова покраснела, — я отдала его старшей сестре: она собиралась бежать в Мэрридж-Триз с человеком, которого не одобряли родители.

— И она бежала? — спросил совсем удивленный Рэй.

— Нет, все сорвалось.

— Вероятно, потому, что вас там не было, чтобы показать, как надо переодеваться и скатываться по крыше, — усмехнулся Рэй.

Значит, ей все-таки удалось его отвлечь! Они продолжали шутить по поводу ее лондонского маскарада, и разговор о браке прекратился.

После этого танца Каролина решила сменить партнера, но Рэй оказался весьма предусмотрительным и сразу увел ее подальше от поклонников.

— Если я женюсь, — засмеялся он, — то не для того, чтобы моя жена распускала старые чулки! Да и рыбу я могу посолить сам.

— Кажется, вы не понимаете роли женщины на плантации, — упавшим голосом начала девушка.

— А мне кажется, вы не понимаете роли женщины в моей жизни.

От волнения Каролина не заметила, куда он ведет ее, и вдруг обнаружила, что они танцуют в маленьком холле, похожем на альков. С единственным громадным окном, на котором висели старинные бархатные драпировки. Видимо, миссис Тарбелл еще не успела их заменить. По сравнению с большим залом тут было почти темно, горела всего одна свеча да из окна падал лунный свет. Тяжелые портьеры глушили звук. И хотя сквозь них пробивались отголоски праздника, Каролина поняла, что здесь им никто не помешает.

Рэй улыбнулся ей и обнял за талию.

— Каролина, — тихо произнес он, — я должен вам кое-что сказать.

«Господи, он все-таки решился! Теперь выхода нет, я и так слишком долго тянула. Нужно признаться, что я лгала ему, что принадлежу другому, и никогда… О Боже, нет!» — чуть не застонала она.

— Рэй, я тоже должна вам кое-что сказать, — начала Каролина, но тут за портьерой остановилась смеющаяся пара, и девушка уже не могла продолжать. — Я растеряла почти все шпильки, пока танцевала, — быстро выдумала она. — Мне нужно поправить волосы.

Выскочив из алькова, Каролина пошла в свою комнату, где можно сесть и уронить голову на руки. Лучше терзаться самой, чем оскорбить Рэя.

Когда дверь распахнулась, девушка вздрогнула от неожиданности.

— Ах, это ты, Реба! — Увидев лицо подруги, она замолчала.

Та выглядела рассвирепевшей и, казалось, готова была кого-нибудь убить.

— Только представь! Маркиз снова отправился на континент, «чтобы сменить обстановку», даже не повидавшись со мной! — Реба схватила книжку и швырнула ее в стену с такой силой, что раздался хлопок, похожий на маленький взрыв. — О, так бы и убила мерзавца!

— Тебя услышат внизу!

— Ну и черт с ними! — кипятилась Реба. — Бросить меня после того, как я столько ждала! Ведь он обещал жениться на мне, Кэрол!

Каролина очень в этом сомневалась. Просто Ребу соблазнили и бросили.

— Ты должна танцевать, смеяться и быть неотразимой, — решительно заявила Каролина. — Тут наверняка есть люди, которым известно о твоих похождениях. Не давай им повода к злорадству!

— Не давать повода? — взвыла Реба. — Я же хотела стать маркизой! Как мне теперь веселиться и танцевать?

«Значит, у тебя болит лишь голова, а не сердце! Ты жалеешь о потерянном титуле, но я не слышу скорби по человеку!» — вздохнула Каролина.

— Ты права! — резко повернулась к ней Реба. — Пусть никто не думает, что я чувствую себя обманутой или огорченной! — С этими словами она достала кусочек испанской бумаги и еще сильнее нарумянила пылающие щеки. — Ну вот!

Теперь мы вместе, смеясь и болтая, спустимся к гостям, Кэрол. И пожалуй, задержимся на виду у всех, чтобы каждый мог убедиться, насколько мне безразличны дела Робина!

На площадке лестницы девушки остановились, точно актрисы на сцене. Из-под самого потолка на площадку спускались огромные гобелены, по мнению миссис Тарбелл, хорошо спасавшие от сквозняков. Внизу они немного расходились между собой, образуя щель.

— Не у тебя одной сегодня неприятности, — мрачно сказала Каролина. — Даже подумать страшно, что я натворила.

К несчастью, ее слова дошли до ушей человека, которому они не предназначались. Рэй Эвисток, поднявшийся на второй этаж, чтобы сверху осмотреть зал и скрыться от слишком назойливой матроны, увидел идущих по лестнице девушек. Он тут же отступил в тень, боясь, как бы они не подумали, что он их преследует.

— Надеюсь, ты ничего не скажешь Рэю о нашей затее?

Если мама узнает об этом, она убьет меня!

— Но Рэй готов сделать мне предложение! — с болью воскликнула Каролина, поскольку ей совсем не хотелось с ним расставаться. — Представь его состояние, если он узнает, что я никогда не собиралась выходить за него замуж, что я обручена с Томасом!

Глава 19

Рэй будто окаменел. Кровь стучала у него в висках, и он почти не расслышал нетерпеливого возгласа Ребы.

— Идем, Кэрол, а то вдруг подумают, что мы чем-то обеспокоены! Я же хочу выглядеть совершенно невозмутимой.

Ответ Каролины потонул в нестройном аккорде, который вдруг исторгли пьяные музыканты, и гости начали танцевать.

Рэй Эвисток молча сжимал в кармане золотое кольцо с аметистом, кольцо своей матери, которое собирался подарить Каролине на обручение.

Слова девушки оглушили Рэя. Он ей безразличен, она принадлежит другому. Эта маленькая лгунья с ясными глазами просто дурачила его. Он всегда считал, что не потеряет самообладания ни при каких обстоятельствах, сможет преодолеть любые трудности, пережить любую потерю, но сейчас у него будто земля ушла из-под ног. Рэй сжал кулаки.

Когда он вернулся к дамам, на его загорелом лице снова была привычная насмешливая маска. Ему показалось, в тревожном взгляде Каролины мелькнуло раскаяние, но он тут же одернул себя. Нет, эта девушка не знает жалости.

Во время танца Каролина никак не могла собраться с духом, чтобы начать разговор. У нее не хватало мужества причинить ему боль, она просто не вынесет этого. К тому же, узнав правду, он сразу уйдет, и она его больше никогда не увидит.

На миг ей показалось, что поведение Рэя как-то изменилось, но девушка была слишком несчастна, чтобы разбираться в оттенках настроения. Они танцевали молча.

— На ваших туфлях снег, — вдруг удивленно сказала она.

— Я выходил, пока вы были наверху, — ответил Рэй и неожиданно произнес:

— Тут слишком много народу, а я хочу вам кое-что передать.

Каролина кивнула, и он повел ее из дома через боковую дверь, о существовании которой она до сих пор не знала. Холод безжалостно обжег ее обнаженные плечи, тонкие бальные туфли утонули в снегу, и девушка ни за что бы не согласилась идти дальше, если бы могла хоть чему-нибудь сопротивляться.

Она безропотно следовала за Рэем, который вел ее в укрытый снегом лабиринт, высаженный искусным садовником из кустов самшита.

— Я испортила свои туфли. Вернее, туфли Ребы. Позвольте мне вернуться и надеть башмаки, — сказала она, трясясь от холода.

— Нет, мы должны остаться наедине.

Наедине? Каролина не на шутку встревожилась. Они стояли в безлюдном месте, казавшемся бесконечно далеким от теплого шумного дома… Она взглянула на Рэя, такого чужого, и быстро отвела глаза.

— Здесь слишком узко, чтобы идти рядом. — Он пропустил ее вперед, но все время держал за плечо, помогая находить дорогу в лабиринте.

Наконец они добрались до круглой площадки с солнечными часами.

«Вот где все должно произойти, — обреченно подумала Каролина. — Именно здесь мне суждено разбить его сердце.

Это последняя наша прогулка. Самая последняя в жизни! Но я не хочу, не могу его потерять!» Сердце у нее разрывалось, она хотела уже признаться, что обручена с Томасом, но не сумела выдавить из себя ни звука. Пусть лучше говорит Рэй. Когда он сделает ей предложение, она просто закроет глаза и поступит по велению сердца!

— В «Звезде и подвязке» вы сочли меня подлецом.

Каролина опешила. Неужели ее вытащили на мороз ради этого?

— Ведь я не стал разоблачать мошенника и тем самым помешал вам вернуть деньги.

— Но Твист был шулером.

— Разумеется, только он успел спрятать свои кости и заменить настоящими. Разбив их, мы бы потом хором извинялись за клевету.

Теперь давно забытая история предстала перед девушкой в ином свете.

— И вы остались, чтобы…

— ..схватить его за руку, — закончил Рэй. — Мой брат проиграл мошеннику большую сумму. Я специально отправился в Лондон на поиски жулика, чтобы отобрать деньги.

— Вам удалось? — с надеждой спросила Каролина.

— Удалось. И ваши тоже. Подставляйте руки. — Достав кошелек, он высыпал содержимое в ее ладони. — Я собирался вернуть их вам в столовой, но обнаружил, что вы исчезли. До самого утра я колесил по городу, опасаясь, что вас могут обидеть на улице…

За полчаса до этого разговора у миссис Тарбелл случилась маленькая неприятность: она где-то порвала шлейф бального платья. Теперь Нэн стояла возле окна спальни, дожидаясь, пока горничная зашьет прореху, и смотрела в сад. Она представляла его в летнюю пору и гадала, будет ли в нем столько же гостей, как сегодня в бальном зале.

Рэй Эвисток ввел их в лучшие дома Эссекса, но ведь он здесь ненадолго, потом уедет к себе на Барбадос… Когда добьется от своей кокетки из колоний чего хотел… Нэн не сомневалась, что мужчинам от женщин нужно лишь одно и, получив желаемое, они предпочитают расстаться с предметом своего недавнего обожания. И что в таком случае принесет весна Тарбеллам? Станут ли их по-прежнему звать в гости как близких друзей?

Взвешивая свои возможности, Нэн вдруг заметила Рэя и Каролину, идущих к лабиринту. Наверное, прежний владелец Бродлея развлекался, глядя отсюда на отчаянные попытки гостей найти выход из самшитовых коридоров. Миссис Тарбелл продолжала наблюдать за парой, которая остановилась в середине площадки, и вдруг…

Она даже не поверила своим глазам: Рэй платит девчонке!

За какие услуги?! Нэн похолодела от страшной догадки. Каролина все время флиртовала с Рэем. Они постоянно куда-то исчезали, забывая про Ребу, и похоже, готовились объявить о помолвке. А теперь он дает ей золото!

— Простите меня за дурные мысли, — прошептала Каролина, заливаясь краской.

Рэй чуть не растаял от ее тона, но сразу вспомнил, что она играла с ним, что ее очарование тут ни при чем, что она делала из него шута ради своей подруги.

— А вот плата за спасение вашей жизни и ваших денег, Он рывком притянул Каролину к себе и поцеловал, намереваясь вложить в прощальный поцелуй всю свою ярость и жажду мщения. Но ее губы были такими мягкими, теплыми, они так дрожали, что Рэй не осмелился на грубость и невольно обнял девушку.

А Каролине, целую неделю избегавшей опасной близости, вдруг показалось, что ее словно опалило жаром рождественского очага. Пальцы разжались, выпустив золотые монеты, руки непроизвольно обвились вокруг шеи Рэя, пытаясь удержать его голову. Теперь она сама отвечала на поцелуй, забыв обо всем на свете. Нет, она не может, не должна потерять Рэя!

Она скажет, что любит его, она докажет ему свою любовь, объяснит, как ошибалась, заставит его понять… Поедет с ним на Барбадос, куда угодно, ведь она принадлежит ему!

Рэй прижал ее голову к своей груди, потому девушка не видела, насколько он потрясен.

— Закройте глаза. У меня есть для вас еще один подарок.

Каролина подчинилась и, желая скрыть румянец, закрыла лицо руками.

— Это займет немного времени. Только не открывайте глаз, пока я не разрешу. Нет, поднимите голову.

Девушка подумала, что Рэй хочет надеть ей на шею какую-нибудь безделушку вроде миниатюры в медальоне, который она сможет иногда открыть, улыбнуться дорогому лицу.

Единственное сокровище — это его любовь, а она принадлежит ей. Каролине не терпелось признаться ему в ответном чувстве. Сердце ее пело.

Она слышала, как Рэй ходит вокруг нее по снегу, ждала, когда он вернется к ней, но кровь так громко стучала у нее в висках, что мешала сосредоточиться и понять его истинные намерения.

— Откройте глаза, Каролина! — резко скомандовал он. — Неужели вы думали, что я женюсь на вас? Да, вы привлекательная девушка, но лживая. У меня уже была целая дюжина таких девушек и может быть еще столько же… они стоят недорого.

— Как вы смеете? — Открыв глаза, Каролина повернулась и хотела возмущенно добавить: «Разве ты не знаешь, что я люблю тебя?»

Но вокруг никого не было. Только луна смотрела на нее сверху да на снегу блестели золотые монеты.

— Рэй! — Девушка испуганно огляделась. — Не оставляйте меня здесь!

— Сами найдите дорогу.

Каролина подхватила юбки и побежала на голос.

— Рэй! — Ни звука в ответ. — Рэй!

Она пошла по коридору между двумя рядами кустов, но быстро вернулась на центральную площадку. С первого раза ей не удалось отыскать дорогу.

— Рэй!

Каролина готова была зарыдать от отчаяния, и тут ее посетила здравая мысль. Если идти по собственным следам, не так уж трудно отсюда выбраться! Она побежала по протоптанной тропке, пока не добралась до того места, где следы пересекались, и сердце у нее упало. Девушка вспомнила о снеге на башмаках Рэя. Значит, он приходил сюда, чтобы подготовить лабиринт и не дать ей в руки спасительную нить! Он каким-то образом узнал о ее коварстве и решил отомстить!

Она пошла обратно к солнечным часам. «Рэй вернется и выведет меня отсюда. Надо ждать его здесь».

На снегу валялись монеты, все ее состояние, увеличенное в несколько раз неожиданным выигрышем в «Звезде и подвязке». Негнущимися от холода пальцами Каролина подобрала золотые. Часть всыпала в перчатки, часть — в туфли, остальное завязала в кусок оторванной оборки.

— Рэй! — снова позвала она. И потом, еще раз, уже без всякой надежды:

— Рэй!

Стоя под огромным дубом, тот издалека прислушивался к крикам о помощи. Она заманила его в ловушку, он сейчас отплатил ей тем же. Пусть лгунья сама ищет выход!

Мать Ребы тоже слышала это и, глядя на метания девушки, злобно усмехалась.

Наконец посиневшая от холода Каролина поняла, что Рэй не придет. Ей надо самой выбираться отсюда, иначе к утру она замерзнет насмерть. Кто ее хватится? Реба занята собственными делами и отправится спать, не пожелав спокойной ночи.

Слуги почти все новые, они вообще ничего не знают. Миссис Тарбелл не станет переживать, даже если она тут действительно умрет. Рэй, наверное, тоже…

Мысль о нем пронзила Каролину болью, но положение было отчаянным, поэтому девушка отбросила все лишнее и, понимая, что ее жизнь теперь зависит от нее самой, начала упорно искать выход. Она клала сорванные с кустов веточки поперек каждого пройденного коридора. Работа продвигалась медленно, но успех был налицо.

Тем временем Рэй уже стал волноваться. Ему хотелось припугнуть девушку, заставить ее хоть немного страдать, как страдал он сам, но, разумеется, не оставлять на произвол судьбы.

Рэй вышел из укрытия, чтобы спасти ее, как вдруг увидел, что Каролина уже выбралась и побежала к дому.

Удостоверившись в благополучном исходе, Рэй направился в конюшню, нашел свою лошадь и поскакал в Уиллистон-Хаус, чтобы проститься с сэром Кайлем. На вопрос старого лорда, скоро ли он вернется, Рэй уклончиво сослался на вести из дома, которые обязывают его немедленно ехать в Колчестер.

— Друг мой, ты всегда желанный гость. — И сэр Кайль крепко пожал ему руку, зная, что теперь они не скоро встретятся.

К тому времени когда Рэй достиг Колчестера, бешеная ярость, подгонявшая его в пути, сменилась тупой болью. Судьба во второй раз смешала ему все карты. Но сейчас он заслужил это верой в чудеса, ибо словно влюбленный мальчишка поверил, что сможет изменить свою жизнь и быть счастливым. А самое ужасное, он поверил, что Каролина Лайтфут сможет его полюбить.

Он вернулся в Англию, надеясь жениться на богатой наследнице и стать потом сквайром, как его отец. Вместо этого он встретил своенравную девушку, влюбился в нее… и узнал, что она просто дурачила его.

Рэй гордо выпрямился и напомнил себе, что когда-то у него была другая девушка. Красивая и добрая, на которой он собирался жениться. Всю свою короткую жизнь она оставалась верна ему. Но, как ни странно, это его мало утешило.

Завтра с восходом солнца он отправится в Лондон, где стоит готовая к отплытию «Ветреница», и покинет Англию.

Навсегда.

Проведя в скучном Нортхемптоне три дня, лорд Томас вернулся в столицу и наутро проснулся в теплой постели очередной любовницы.

— Мне пора, Полли, — без особой уверенности пробормотал он. — Сейчас может прийти твоя сестра.

— Ах, Томас, — отозвалась та, поднимая голову с подушки, — ты совсем меня не любишь, иначе не стал бы и думать об этом.

— Нет, я люблю тебя, — упрямо сказал он, причем совершенно искренне, поскольку знал девушку четыре дня и его страсть еще не успела остыть.

— Но… — Рука Полли нежно скользнула по его животу к паху. — Я думала, та школьница…

— Какая школьница? Никаких школьниц, — заявил Томас, отвечая па соблазнительную ласку. — Неужели ты еще сомневаешься во мне? Для меня существует только одна женщина, и эта женщина — ты. Я никогда никого не любил так, как тебя!

— О, Томас, — хихикнула Полли, — ты говоришь это всем девушкам!

— Никогда! — твердо возразил он. — Никогда!

Лорд Томас опять был в Лондоне и взялся за старое.

Вбежав в дом через боковую дверь, Каролина промчалась к себе, закуталась в шерстяное одеяло и упала на кровать. Она дрожала всем телом, а когда дрожь прекратилась, ее начало трясти от безмолвных рыданий.

Она утратила нечто дорогое, утратила безвозвратно. Рэй оставил ее умирать в лабиринте и никогда больше не вернется.

А с его уходом в ее жизни образовалась пустота, которую уже ничем не заполнишь.

Утром Каролина с трудом поднялась и сняла наконец измятое бальное платье. Решится ли она теперь носить такой цвет? Ведь в светло-зеленом она встретила Рэя и в светло-зеленом потеряла его.

С ним все кончено, и в сущности, она получила по заслугам. Наверное, он случайно подслушал их на лестнице. Господи, что он при этом пережил! Девушка готова была сгореть со стыда: она влюбилась в Рэя и предала Томаса!

Нужно преодолеть сердечную боль и всепоглощающее чувство утраты, нужно забыть Рэя. Она попытается забыть его в Лондоне. Если сможет.

Но миссис Тарбелл думала иначе.

— Вы обе, — кратко распорядилась она, входя в столовую, — после завтрака подождете меня в библиотеке.

Каролина, печально уставившаяся в свою тарелку, даже не слышала ее, зато дочь, не менее мрачная, чем подруга, встревоженно посмотрела на мать.

— Теперь готовься, — пробормотала Реба, когда они входили в библиотеку.

— К чему? — равнодушно спросила Каролина. Для нее уже ничто происходящее в Бродлее не имело значения.

— Не знаю. Но мама очень разозлилась из-за неожиданного отъезда Рэя Эвистока. Он даже не попрощался, и ты исчезла куда-то. Гости начали поговаривать, что вы сбежали вместе!

— Рэй, наверное, подслушал наш разговор на лестнице.

— Ну и пусть, ведь мама ничего не знает, — отмахнулась Реба.

Девушкам пришлось минут десять подождать. Наконец появилась миссис Тарбелл и закрыла за собой дверь.

— Вряд ли я могу винить тебя, Реба. Ты молода и наивна, поэтому не знала, какую змею пригрела у себя на груди. — Тут Нэн с такой брезгливостью взглянула на Каролину, что девушка вспыхнула. — Твоя гостья не просто развлекалась, отбивая у тебя жениха. Она делала это за деньги!

Каролина задохнулась от возмущения, челюсть у Ребы отвисла, но миссис Тарбелл непререкаемым тоном продолжала:

— Я видела в окно, как он платил ей за благосклонность золотом. К счастью, он догадался оставить ее посреди лабиринта и уехать, чтобы она не вздумала ему навязываться.

Онемевшая от ужаса Каролина наконец обрела дар речи:

— Не правда! Рэй…

— Молчать! Из-за скандала с миссис Честертон я не могу отослать тебя в пансион. Но не могу оставить и здесь.

— Рэй только вернул мне деньги, которые я проиграла! — закричала Каролина. — Это было еще в пансионе…

— Значит, к твоим грехам нужно прибавить игру?! — грозно нахмурилась миссис Тарбелл.

— Нет! Только один раз, когда я одолжила мужской костюм и пошла искать лорда Томаса. — Девушка уже не сознавала, что с каждым новым словом все больше увязает в путаных объяснениях. — Реба, скажи матери, как все было, мне она не верит.

— В этом ты права. Я бы не поверила, даже если бы ты поклялась.

Каролина впилась глазами в Ребу.

— Не понимаю, о чем идет речь, — пробормотала та.

— Расскажи, как я взяла у тебя новый костюм Джорджа, вылезла в окно, чтобы найти лорда Томаса, и что было потом.

Реба совсем перепугалась:

— Я никогда не давала тебе костюм Джорджа. Зачем мне его вещи?

— Тогда говорить больше не о чем! — отрезала Каролина. — Я уеду в Лондон, как только подадут карету.

— Карета готова. — Миссис Тарбелл хлопнула в ладоши, дверь сразу отворилась, и девушка увидела коробки, сложенные в холле. Около вещей стояла толстая служанка, а перед ней здоровенный конюх. — Тебя отвезут в Лондон, но ты не останешься там. Я не желаю, чтобы ты распускала лживые сплетни о моей дочери и нашем гостеприимстве. Один из кораблей моего мужа уходит завтра в Йорктаун. Это как раз в Виргинии, по-моему, недалеко от твоего дома. Берта и Торп доставят тебя на борт «Летящего сокола» и передадут капитану письмо, в котором сообщается о твоем поведении. В Йорктауне его вручат твоей матери.

Каролина, ошеломленная столь энергичными действиями хозяйки, попробовала защищаться.

— Вы не имеете права так со мной поступать! — воскликнула она. — Я никуда не поеду с этими людьми! И не собираюсь плыть ни на одном из кораблей вашего мужа!

— Неужели? Торп, Берта, уберите ее с моих глаз!

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

ЙОРКТАУНСКАЯ КРАСАВИЦА

Мне снится ночи напролет тепло твоей руки,

На фоне неба — твой портрет, в холмах — твои шаги.

Клянусь, наступит этот день, я вновь тебя найду!

И верю: прежнюю любовь в глазах твоих прочту.

Глава 20

Плантация Фарвью. Весна 1688 года

Невзирая на сопротивление, девушку втащили на борт «Летящего сокола» и заперли в капитанской каюте до самого отплытия, чтобы она не сбежала.

Хотя Каролина и не смогла известить лорда Томаса даже коротенькой запиской, но как только ее выпустили из каюты, сразу кинулась на палубу. Девушка почти верила, что Томас помашет ей с пристани, крикнет, что каким-то чудом узнал о случившемся, бросится в погоню на самом быстроходном судне и заберет с этого корабля.

Разумеется, ничего такого не произошло, и пока «Летящий сокол» медленно шел по Темзе, она хотела даже прыгнуть за борт. Однако ни одна лодка не показалась за кораблем, и морская волна приняла корабль на свою грудь, а паруса надулись под крепким, но не бурным ветром.

Морские волны уносили Каролину все дальше от Лондона. От Рэя, от Томаса, от всех ее детских грез.

Тогда девушка громко зарыдала, называя капитана гнусным похитителем. Наказание последовало немедленно. Ее снова заперли, но теперь уже в сырой и душной общей каюте, где она пыталась изгнать мучительные воспоминания о Рэе, чтобы сосредоточиться на Томасе. Неужели ему никто не расскажет о случившемся? И что он подумает?

Вскоре капитан позволил выпустить светловолосую пассажирку, которая сразу показалась ему осунувшейся. Каролина исподлобья взглянула на своего тюремщика, однако, наученная горьким опытом, благоразумно промолчала.

В темной каюте у нее было достаточно времени, чтобы понять, что в ее бедах виноваты Реба Тарбелл и Рэй Эвисток, а заодно осмотреть свой на удивление большой багаж. Обнаружив в коробках вещи подруги, Каролина немного позлорадствовала.

Видимо, пока она разговаривала с миссис Тарбелл, слуги наспех упаковали всю имеющуюся в комнате одежду. Девушка просто ахнула, увидев среди нарядов изумительное серебристое платье, в котором она появилась на первом балу в Эссексе.

Потом она закрыла коробки, твердо решив вернуть их Ребе.

Но горечь поражения постепенно усиливалась, Каролина подумала, что хозяйка все равно не станет печалиться об этих нарядах и, кроме того, заслужила маленькое наказание. Могла бы вступиться за подругу и рассказать матери правду.

Впрочем, она виновата сама. Реба, конечно, преследовала собственные цели, но зачем было слепо подчиняться ей? Почему она сразу не отказалась от этой постыдной роли? Так стоит ли осуждать Рэя? И все же нельзя простить ему, что он бросил ее в лабиринте, ведь наказание не соответствовало вине!

Очевидно, Рэй не любил ее, иначе бы непременно вернулся…

Томас… вот кто действительно беспокоится о ней, вот кто заслуживает ее любви. А она изменила ему… почти.

Чувствуя, что именно Рэй оказался победителем, девушка подумала о нем с неприязнью. И однажды, стоя туманным холодным утром на палубе, Каролина сказала себе, что именно он виноват абсолютно во всем. Это из-за него она попала на борт проклятого корабля! Девушка в ярости сорвала медальон и швырнула его в море. Золотая безделушка, как и сам Рэй, навсегда исчезла из ее жизни.

Каролина несколько секунд вглядывалась в молоко тумана и вдруг заплакала; порвалась ниточка, связывающая ее с Рэем, теперь ей легче ненавидеть этого человека. И чем больше росла в ней злоба на Рэя Эвистока, тем милее становился ей лорд Томас. Она не могла дождаться, когда снова увидит его, и решила любым способом вернуться в Лондон, чтобы принадлежать возлюбленному. По собственной воле.

Эти мысли не покидали девушку до конца путешествия.

Когда «Летящий сокол» бросил якорь в Чесапикском заливе, капитан лично доставил Каролину к удивленным родственникам.

По пути она пыталась убедить его разорвать письмо миссис Тарбелл, но капитан очень боялся хозяина. Сойдя на берег, он с достоинством последовал за девушкой, которая выскочила из шлюпки и побежала к отремонтированному дому.

Петиция встретила их на крыльце, удивленно взглянула на дочь и сразу повернулась к капитану, который немедленно вручил ей письмо. Каролина топталась на месте, пока мать быстро пробежала глазами послание и без всяких комментариев предложила капитану стакан портвейна. Но тот отказался, сославшись на дела.

Когда он ушел, Летиция окинула дочь взглядом и сказала:

— Ты похудела. И повзрослела.

«Однако вряд ли поумнела», — добавила она про себя. Дальнейшему разговору помешала Вирджи, которая с сияющими глазами бросилась обнимать сестру.

— Ой, как здорово, что ты приехала! — воскликнула она и, схватив Каролину за руку, повела в дом, где почти не было мебели. — Мы уже перевезли все, кроме самого необходимого. Мама не хочет окончательно переезжать, пока из нового дома не выветрится запах краски. Ты же знаешь, как она ненавидит его!

— А Фло и Делла? — спросила Каролина.

— Они у тети Пет. Мама решила, что не стоит мучить их.

Они приедут в Левел-Грин. Они так выросли, уже почти настоящие юные леди.

Вирджиния трещала весь день, пересказывая сестре местные новости, а та радовалась, что ей не пришлось сразу объясняться с матерью. Но Летиция и сама была очень занята.

— Как поживает Сэнди Рэндолф? — спросила Каролина за Обедом, потому что сестра ни разу не упомянула о родственнике матери.

— О, с ним все в порядке, — ответила Вирджи, — просто мы редко видим его. Последнюю неделю не только слуги, но и мы с мамой без остановки стирали и мыли все на свете, потому что вещи, которые мы берем с собой, должны быть абсолютно чистыми, выстиранными и отполированными!

«Значит, мама сменила прогулки с Сэнди ва хлопоты по хозяйству», — подумала Каролина, взглянув на другой конец стола, где сидела Петиция, явно раздраженная ее вопросом.

Только после обеда она позвала Каролину в библиотеку, чтобы переговорить наедине, и девушка ощутила привычную дрожь.

Летиция долго разглядывала дочь, потом небрежно взмахнула письмом.

— Женщина, которая это написала и самовольно отправила тебя домой без моего разрешения, считает тебя непорядочной девушкой, — резко сказала она. — Ты действительно стала такой?

— Конечно, нет.

— Она заявляет, что ты отбила жениха у ее дочери.

— Да, но Реба хотела выйти замуж за маркиза, а он был женат. Хотя все равно ничего не получилось, даже когда его жена умерла в Италии…

— Избавь меня от подробностей. Очевидно, твоя Реба — просто глупая выскочка.

— Ее мать еще хуже, — буркнула Каролина.

— Не сомневаюсь. Она пишет, что ты шаталась по Лондону в мужском костюме и играла в кости!

— Только один раз.

Тень улыбки скользнула по губам матери.

— Мне всегда хотелось сделать нечто подобное, — пробормотала она, — А ваша наставница? В письме говорится…

— По поводу миссис Честертон она, вероятно, права. Все родители забрали дочерей из пансиона.

— Да? В таком случае я весьма обязана автору письма за предупреждение, хотя гнусные обвинения в твой адрес не позволяют мне выказать этой женщине благодарность. Постарайся избегать подобных людей. — И Петиция швырнула письмо в камин, перейдя к новой теме:

— Когда Вирджи распаковала твои вещи, я, признаться, поинтересовалась ими и должна сказать, что ты хорошо распорядилась теми деньгами, которые я тебе высылала. Хотя поначалу у тебя совсем не было средств, поскольку ты отдала золото сестре. А потому у нас есть о чем поговорить.

Чувствуя, что настало время сознаваться, Каролина объяснила матери происхождение своего гардероба, рассказала обо всем, не упомянув лишь о Томасе. Да о том, почему Рэй оставил ее в лабиринте. Она только сказала, что Рэй огорчился, когда подслушал их разговор.

— Ты больше ничего не хочешь добавить? — невозмутимо спросила Летиция, когда дочь умолкла. Та покачала головой. — Можешь идти, Каролина. Твои вещи уберут, они не годятся для нашего климата. А я пока решу, что делать.

На следующее утро груженная мебелью лодка пересекла Чесапикский залив, благополучно вошла в широкое устье и двинулась вверх по самой короткой из четырех главных рек Тайдуотера. Подняв голову, Каролина смотрела на гряду красноватых известняковых скал. Над этими уступами, примерно на пятидесятифутовой высоте, располагался Йорктаун. Потом они миновали виллу Ринджфилд, двухэтажный кирпичный дом с большим флигелем, стоявший на полуострове, за ним усадьбу Тимбернек, в которой уже много лет жила семья Мэнн.

— Ты еще не видела наш дом! — гордо сказала Вирджи, чувствуя восхищение сестры. — Он тебя просто ошеломит.

Каролина действительно и представить себе не могла ничего подобного.

— Самый большой дом в Виргинии! В нем двадцать три комнаты, три огромных холла и не меньше девяти коридоров.

А в каждом крыле по шесть комнат, — объявила Вирджи.

Каролина разглядывала великолепную кладку («Во фламандском духе!»), изящную отделку фасада («Видишь белые мраморные карнизы?»), осмотрела четыре этажа и восхитилась двумя одинаковыми башенками на крыше.

— Папа разорится! — воскликнула Каролина.

— Я сказала ему то же самое, — пробормотала Легация, проходя мимо, и обратилась к слуге:

— Джош, этот столик в мою спальню, а все остальное в то крыло. Мы заменим мебель, как только новая прибудет из Англии.

— Папа назвал поместье Левел-Грин, — шепнула Вирджи, — но мама переименовала его в «Сумасшествие Филдинга», хотя и гордится им не меньше папы.

Тут из парадной двери вышел улыбающийся хозяин. Увидев Каролину, он слегка замедлил шаг, кинул быстрый взгляд на жену и направился к дочери. В его поцелуе не было искренней радости, но девушка сказала себе, что отец просто удивлен ее неожиданным появлением.

— Этот столик пойдет в мой кабинет, — велел он слуге, исполнявшему приказ Петиции.

— Нет, я решила поставить его в моей комнате возле окна, налево от…

— Он из моего кабинета, — перебил ее Филдинг, — и я хочу, как прежде, писать за ним.

— А куда я поставлю высокие медные подсвечники?

— Куда угодно! Хоть бы на каминную полку.

— Филдинг, мы ведь уже все с тобой решили…

Родители опять поссорились, а сестры, оставив их у крыльца, вошли в огромный холл, обшитый панелями из полированного красного дерева.

— Не понимаю, — сказала Вирджи. — Оба выглядели такими счастливыми, пока строили этот дом, и не ссорились.

Может, они просто устали от хлопотного переезда?

Каролина пожала плечами. Ей всю жизнь казалось, что родители начинают ссориться при ее появлении.

— Даже не верится, что мы будем здесь жить! — воскликнула она.

— Погоди, ты еще не видела наших комнат! — Вирджи подобрала юбки и побежала наверх.

Лестница с роскошными перилами была такой широкой, что по пей одновременно могли идти сразу восемь человек.

Просторные комнаты отражали тонкий вкус Петиции, предпочитавшей мягкие уильямсбергские тона — приглушенно-зеленые и неяркие синие. Мебель, казавшаяся слишком изящной для такого пространства, была сделана из полированного кедра и ореха. Сосну Летти не признавала, твердо решив, что ни одного такого предмета не допустит в свой новый дом.

— Мама заказала в Англии обюссонские ковры и много новой мебели, — сообщила Вирджи. — Она поручила купить все это мистеру Арбетноту, поскольку доверяет его безупречному вкусу. Скажи, как тебе нравится моя новая кровать с пологом?

Комната сестры понравилась Каролине: светло-зеленая обивка стен, на кровати темно-зеленое покрывало с белой седелкой, на окнах такие же занавески. Собственная спальня Каролины тоже была не менее элегантна. Девушка оценила и голубые стены, и белые занавески на высоких окнах, и белое покрывало с вышитыми на нем… синими ирисами.

— Мама купила для тебя бледно-голубой обюссонский ковер и чудесное трюмо, — объявила сестра.

Каролина не удержалась от сравнений: как проста и элегантна обстановка родительского дома, и как испорчен дурным вкусом новых хозяев старинный Бродлей. Она вдруг обрадовалась своему возвращению в дорогую ее сердцу Виргинию. Если бы только лорд Томас мог оказаться рядом…

Но письму, написанному ею той же ночью, не суждено было дойти до лорда Томаса. Пока Каролина плыла через Атлантику, тот, на свою беду, соблазнил дочку сэра Елейна, и разгневанный отец хотел заставить его жениться на опозоренной девушке. Узнав об этом, лорд Томас понял всю серьезность положения, сказал друзьям о своем намерении уехать в Европу, а сам на первом же корабле направился в Вест-Индию. На Барбадосе у него были дальние родственники, а кроме того, ему хотелось взглянуть на местных девушек. Говорят, они прекрасны и весьма доступны, поэтому он желал убедиться в этом лично. Каролина, разумеется, ничего не знала и продолжала мечтать о нем.

«Ты должен приехать и забрать меня, Томас, — писала она. — А до твоего приезда я обещаю отвергать всех женихов.

Как бы мама ни проклинали меня!»

Если бы письмо дошло до лорда Томаса, возможно, он сел бы на другой корабль и отправился в Тайдуотер, а не на Барбадос.

Но судьба уготовила Каролине иное.

Глава 21

Усадьба Роузджилл, Тайдуотер Лето 1688 года

В усадьбе Ральфа Уормли, построенной в 1650 году, проходил второй бал этого сезона. А первый состоялся па прошлой неделе в Левел-Грин. Ведь каждый в Тайдуотере сгорал от нетерпения увидеть новый дом Филдинга Лайтфута, самый большой в Виргинии. Гости приехали даже из отдаленных мест. Вирджиния радовалась как ребенок, а Каролина насторожилась, заметив в глазах матери опасный блеск, поскольку Нед Шеклфорд и Дик Смитфилд наперебой приглашали ее танцевать.

Они продолжали искать благосклонности девушки и сегодня, на балу у Ральфа Уормли. Неудивительно, что всех занимал вопрос, кому же отдаст Петиция Лайтфут свою дочь. Ту, с волосами лунного цвета, которая получила образование в Лондоне.

Кто-то придумал устроить «рыцарский турнир». И вот уже молодые люди, выступая за дам своего сердца, скакали по лугу с копьями наперевес, чтобы сорвать с деревьев венки. На полном ходу надо было снять с каждого дерева хотя бы по одному. Победителями оказались Нед и Дик.

Теперь задача усложнилась: обоим предстояло сделать то же самое с подвешенными женскими кольцами. Каролина наблюдала за состязанием из окна знаменитой библиотеки Ральфа Уормли, куда ее послала мать с поручением привести Вирджи.

— Погляди на двух глупцов, — сказала Каролина. — Ну сорвут они кольца, и что потом? Будут стреляться через розовые кусты?

— Они хотят блеснуть перед тобой, — засмеялась Вирджи, закрывая книжку. — А я надеялась, что мама забудет обо мне и я смогу провести этот день за чтением.

— Чепуха! Неужто она велела тебе снять траур и нарядиться в голубое платье, чтобы ты сидела в книжной пыли?

Вирджиния тоже подошла к окну, и сестры, одна в небесно-голубом, другая в нежно-розовом, стали наблюдать за всадниками. Нед Шеклфорд вдруг остановился и торжествующе поднял копье с золотым кольцом на острие.

— Это не твой шарф у него на руке? — спросила Вирджи.

— Оба носят мои цвета. У Неда мой шарф, а у Дика мой кружевной платок.

— Наверное, приятно, когда твоего расположения добиваются сразу два кавалера!

— Ничего подобного, — раздраженно отозвалась Каролина. — Они ходят за мной по пятам, влезают в каждый разговор. Ты не представляешь, как они мне надоели!

— Дик называет себя рыцарем Аккомаком, а Нед — рыцарем Глостером, — пробормотала Вирджи. — И они, конечно, победили остальных рыцарей.

— Рыцари, — фыркнула Каролина. — Жалкие комедианты!

— Я бы предпочла Неда, — вздохнула сестра.

— Ну и забирай его себе.

— «Забирай», — передразнила Вирджи. — Легко сказать. — Ведь мама хочет выдать тебя за сегодняшнего победителя.

— Неужели?

— Да. Я слышала, как она говорила тетушке Пет, что выбирает между Недом и Диком. Оба подходящие женихи и влюблены в тебя по уши.

Каролина очень встревожилась, поскольку слова Вирджи напомнили ей об утреннем разговоре с матерью. Летиция попыталась добиться от нее, кого она предпочитает.

— Никого, — твердо ответила Каролина.

— Значит, отвергнешь достойных женихов из-за Томаса Энгвина, оставшегося в Лондоне? — спокойно поинтересовалась мать.

Каролина онемела. Ей показалось, что смолкли все звуки, только высоко в небе с клекотом парил золотой орел, гордый и свободный. Он свободен, а она нет. Никакие мольбы не помогут ей вернуться в Англию. Дочь виргинского плантатора-аристократа скована условностями, которые определяют ее жизнь. Но она порвет эти цепи и будет свободной как орел.

— Да, — сказала девушка, облизнув пересохшие губы И я с ним помолвлена. Откуда ты узнала?

Вместо ответа Петиция показала ей письмо.

— Как оно попало к тебе? — покраснела Каролина.

— Очень просто. Когда ты неожиданно явилась домой, я приказала слугам немедленно передавать мне всю твою почту.

— Хорошо. Раз ты прочла мое письмо к Томасу, то знаешь, что мы любим друг друга и собираемся пожениться.

— Любите? Я успела навести справки о лорде Томасе и выяснила, что это никчемный распутник. Он постоянно в кого-нибудь влюбляется, только ненадолго. Думаю, тебе повезло, что ты вовремя от него избавилась. Каролина, не забывай носить шляпу от солнца, а то испортишь цвет лица.

— К черту шляпу! — закричала девушка, подумав, что теперь снова придется искать надежный способ отправить письмо.

— Он не приедет за тобой, и ты это знаешь, — тихо произнесла мать, словно прочтя ее мысли. — Таким мужчинам не следует доверять. Они всю жизнь порхают с цветка на цветок.

— Ты же с ним не знакома, — возмутилась Каролина.

— Нет, зато разбираюсь в мужчинах Некоторые женятся и сразу остепеняются. Только ни тебя, ни меня такие не привлекают… — Петиция вздохнула. — Другие влюбляются в недосягаемых женщин, хотят того, чем не смогут обладать, и готовы всю жизнь стремиться к недостижимому. А есть такие, как лорд Томас. Они вообще не способны остепениться. Даже женившись, никогда не будут хранить верность супруге. — Петиция умолкла. — Теперь, когда мы въехали в новый дом и ты представлена виргинскому обществу, когда за тобой увивается половина кавалеров округа, ты обязана принять решение. Но кого бы ты ни выбрала, он должен по-настоящему любить тебя, поскольку из твоего упорного сопротивления я делаю вывод, что ты больше не девственница. Ладно, можешь не отвечать, ты не первая, кто совершил ошибку. Я… — Тут Петиция королевским жестом отпустила дочь. — Ступай надень розовое платье. В нем тебя еще не видели.

В отчаянии от своего полного разоблачения, девушка медленно поплелась из сада в дом. Очутившись в прохладе нижнего холла, она закрыла глаза и прислонилась к стене, чтобы хоть немного взять себя в руки. Петиция всегда узнавала правду, даже не прилагая особых усилий. Лишь однажды Каролина все-таки провела ее, делая вид, что собирается бежать с поклонником Вирджи…

Открыв глаза, девушка увидела свое отражение в зеркале.

Господи, как она похожа на мать! И вдруг ее осенило. Ведь слабость Петиции в том, что она судит о дочери по себе. Значит, можно опять без труда провести эту чересчур проницательную женщину. Нужно договориться о месте на корабле, уходящем в Англию, а мать пусть думает, что Каролина сбежала с кем-нибудь в Мэрридж-Триз. И пока Петиция разберется, корабль будет уже далеко в море и его никто не догонит.

Ах как бы легко все устроить с помощью Салли Монтроз!

Но та сейчас в Филадельфии и раньше осени не вернется. Хотя, может, удастся обойтись и без нее. Ведь Моди Тейт, одна из попутчиц на «Летящем соколе», работает в усадьбе Роузджилл, куда они едут сегодня на бал! За деньги или за любое другое вознаграждение Каролина уговорит ее сесть в лодку и спуститься вниз по реке. Всем известно, что «Прекрасная Элис», которая недавно привезла в Йорктаун ткани для виргинских дам, через три дня собирается обратно в Англию. Пассажиров в это время года очень мало, плантаторы заняты посевами, а их жены летними балами. Моди договорится с капитаном и заплатит ему часть суммы. Каролина переоденется в серое платье служанки, наденет белый чепец, взойдет на корабль и передаст капитану остаток суммы.

Теперь, стоя у окна библиотеки, девушка гадала, сумеет ли провести мать. Безусловно, Летиция считала ее достаточно упрямой, чтобы сбежать в Мэрридж-Триз с единственной целью — лишить родителей возможности устроить роскошную свадьбу.

— Вирджи, сколько у тебя денег?

— Несколько пенсов, я потратилась на кружева и материю для нового платья.

Каролина вздохнула. Если дело касается денег, рассчитывать на сестру не имеет смысла.

К тому же ей нельзя доверять никаких секретов. Разве не она призналась матери, откуда взяла деньги для побега? Но теперь ее слабость очень кстати.

— Ты поможешь мне сбежать в Мэрридж-Триз? — прошептала Каролина.

— А ты собираешься?.. О, Кэрол, а с кем?

Вирджиния бросилась за сестрой, которая, вихрем слетев с лестницы, уже мчалась по лужайке, чтобы присоединиться к остальному обществу.

На бегу Каролина засмотрелась на играющих в жмурки младших сестренок и чуть не упала. К счастью, ее поддержал улыбающийся Сэнди Рэндолф. Он низко поклонился девушке, и та ответила ему реверансом.

— В Роузджилле прекрасный вид, не так ли, мисс Каролина? Сегодня вас назовут королевой любви и красоты. И по праву. Вы стали настоящей красавицей, как ваша мать.

Девушка метнула на него изучающий взгляд. Странно услышать комплимент от человека, прежде едва замечавшего ее.

— Мне говорят, что я ни на кого не похожа, — сказала она, цитируя тетушку Пет. — Ни на мать, ни на отца.

— По-моему, вы ошибаетесь. У вас ее легкая походка, грациозная осанка, такой же приятный смех… А я покидаю Виргинию, — вдруг сказал он.

Каролина удивилась. Конечно, Сэнди — заядлый путешественник, но виновата его жена. Говорят, она может рвать на себе волосы и часами истерически хохотать, а дважды бросалась на него то с кухонным ножом, то с ножницами, оставив шрамы на красивом лице Сэнди.

— Нам будет вас не хватать, сэр.

— Приятно слышать, мисс, — спокойно произнес он. — Иногда я думал, что жизнь моя прошла даром.

Вдруг у них за спиной послышался шорох травы и негромкий мужской голос:

— Выглядят как отец и дочь. Те же светлые волосы, те же серые глаза…

— Они вас услышат! — прошипела в ответ дама.

Каролина, едва успев расслабиться, снова напряглась. Ведь это о ней и Сэнди Рэндолфе! Она испуганно поглядела на собеседника. Ну конечно, у нее его глаза — большие, серые, с темными ресницами. И его волосы, блестевшие на солнце, как белый металл! И светлая кожа…

Значит, она — дочь Сэнди Рэндолфа, и все об этом знают!

Теперь ей понятны странные намеки окружающих, смолкавшие при ее появлении разговоры, сочувственные взгляды, подчеркнутая симпатия тетушки Пет, готовность Филдинга отправить ее подальше, хотя остальных дочерей он старался держать при себе.

И как ей теперь смотреть на людей, зная, что все эти годы они сплетничали и шушукались за ее спиной: «Вон идет бедная малышка Лайтфут, которая на самом деле вовсе не Лайтфут!»

Сэнди Рэндолф продолжал светскую беседу, но Каролина его не слушала.

Как-то раз тетушка Пет обмолвилась о «визите» Петиции к дальним родственникам в Северную Каролину. Господи, да ведь мама пыталась бежать! К Сэнди Рэндолфу! Больше о таинственных родственниках никогда не упоминалось. Наверное, запутав следы, любовники прожили несколько счастливых дней и ночей вместе, но потом одумались. У Летти остались в Филадельфии муж и двое малюток, у Сэнди в поместье сумасшедшая жена, которой требовалась особая забота.

Каролина всегда ощущала неприязнь Филдинга и теперь хотя бы понимала причину. Он вынужден был признать ее своей дочерью, расплатившись тем самым за возвращение жены. Однако полюбить девочку не смог.

Летиция тоже никогда не любила дочь, ведь она мешала их семейному счастью. Поэтому ее отправили в лондонский пансион, даже не говоря о возвращении домой. Просто родители не желали ее видеть.

Каролина вдруг подумала, что лучше бы ей вовсе не родиться. Потрясенная этой мыслью, она поскорее обратилась к стоявшему рядом человеку, словно ища у него поддержки и сочувствия. Рэндолф был поистине неотразим в светло-сером камзоле… Она тоже любила холодные серые тона одежды… А еще им обоим нравились серые лошади.

— Куда вы едете? — спросила Каролина, пытаясь взять себя в руки.

— Наверное, в Англию.

— И продадите плантацию?

— Пока нет. Сначала найду подходящее место для Эсси.

«Эсси, — мысленно повторила девушка. — Он никогда не бросит жену, хотя у него никогда не будет сына, который станет носить его имя. Из-за нее он никогда не сможет назвать меня своей дочерью».

Каролина снова взглянула на Сэнди. От природы это был веселый, жизнерадостный человек, только ему не повезло.

— Надеюсь, вы обретете счастье, сэр, — тихо сказала она, от всего сердца желая Сэнди добра.

— Не прогуляться ли нам, мисс Каролина? После того как вас коронуют. Мне кажется, по-настоящему мы с вами не знакомы.

Девушка кивнула. Она видела Неда, приближавшегося к ним, и мать, которая смотрела в их сторону. А поодаль стоял отец… Нет, отчим, сердито хмуривший брови. Как тяжело сознавать, что во всех бедах родителей виновата она.

— Мисс Каролина! — радостно воскликнул Нед. — Жаль, что сегодня нет бала, достойного вас, но поскольку состоялся импровизированный турнир, будет и такая же импровизированная коронация. Идемте на луг, там ждут ваши фрейлины.

Я провожу вас к большому дубу, где установлен трон, и надену на вас этот венок. Вы позволите, сэр?

Сэнди Рэндолф ответил победителю турнира поклоном, и тот повел даму сердца к месту церемонии.

Каролина бросила последний взгляд на своего новоявленного отца. Значит, он тоже собирается бежать из Виргинии!

Похоже, они здесь лишь причиняют боль тем, кого любят.

С Сэнди Рэндолфом было легко, в нем она чувствовала родственную душу, но эти люди, которым все известно… Неужели отныне ей суждено вечно бояться их?

Однако на выручку пришло мужество, унаследованное ею от родителей, смелых и отважных влюбленных. Каролина гордо вскинула голову, бросая вызов всему миру.

Пусть говорят! Каждый из них давно болтал о Лайтфутах, о Бедламе, так пусть болтают и о ней! Какое ей дело? Она влюблена в человека, который находится за океаном и который однажды увезет ее отсюда.

Улыбаясь, Каролина позволила Неду отвести ее к «трону» — старинному золоченому креслу, установленному возле раскидистого дуба, где собрались гости. Она видела и почти ощущала зависть остальных девушек, многие из которых надеялись оказаться на ее месте.

Коронуя свою даму, Нед смотрел ей в глаза, и Каролина прочла в его взгляде решимость. Успел ли он переговорить с Филдингом? Ужасно не знать о том, как решается твоя судьба!

Девушка посмотрела на Сэнди Рэндолфа, стоявшего поодаль, затем увидела мать, которая улыбнулась возлюбленному и тут же повернулась к дочери. При этом ее лицо вновь стало невозмутимым. «Наверное, ужасно следить за проявлениями своих чувств!» — подумала Каролина.

Ей с трудом удалось отделаться от Неда. Как только он увлекся разговором о скачках, тут же рядом возник Сэнди Рэндолф и повел ее гулять в сад. Королеве бала очень хотелось. чтобы их заметила Летиция. Интересно, что бы она подумала?

Сэнди вел обычный светский разговор, но Каролина думала о своем.

Вполне естественно обратиться к родному отцу с просьбой.

Однако прошло немало времени, прежде чем она набралась храбрости.

— Мне нужны деньги! — наконец выпалила девушка. — Я еду в Англию и боюсь просить у мамы.

Сэнди остановился и внимательно посмотрел на дочь:

— Можно узнать, для чего вы едете в Англию?

— Именно вы должны понимать, что значит быть нежеланным гостем в собственном доме.

Лицо Сэнди превратилось в каменную маску, красивые губы сжались.

— И кто же гонит вас из дома? — вкрадчиво спросил он.

— Никто, — поспешила ответить Каролина, не желая стать причиной дуэли между отцом и отчимом, которые запросто могли убить друг друга. И что будет тогда с мамой? — Просто из-за меня у родителей возникают постоянные ссоры. Лучше для всех, если я куда-нибудь уеду.

— В Лондон?

— Да, там остался человек, которого я люблю. Мы помолвлены, но мама поверила слухам и теперь считает его распутником. Она не позволяет уехать к нему, вместо этого собралась выдать меня замуж.

Сэнди Рэндолф внимательно смотрел на ее решительное лицо, а видел сейчас лицо другой женщины.

— Они толкают меня к выгодному и надежному браку! — в ярости кричала та женщина. — А я всегда любила тебя, и они знают об этом! Но ты женат, и они боятся скандала!

Тогда он отказался от борьбы, и в его отсутствие отчаянная Летти сбежала с Филдингом Лайтфутом. Узнав об этом, он сначала порадовался за нее: возможно, со временем она полюбит мужа. Вскоре Лайтфуты уехали в Филадельфию, он долго не видел Петицию, потом ему сказали, что она родила дочерей, и вдруг неожиданно для всех госпожа Лайтфут бросила Филдинга и примчалась к нему в Виргинию. Они встретились у тетушки Пет, оттуда Петиция уехала на Рождество к дальним родственникам, а Лизандр Рэндолф взялся ее сопровождать.

То были незабываемые святки. Но на Двенадцатую ночь рыдающая Летти оттолкнула от себя возлюбленного, сказав, что оставила у тетушки Пет детей, а в Филадельфии — мужа. У Сэнди тоже были связаны руки. Значит, они должны вернуться и навсегда забыть об этих счастливых днях.

— Если что-нибудь произойдет, Летти, — тихо прошептал он тогда на прощание, — я готов увезти тебя куда пожелаешь.

— Если что-нибудь произойдет и это окажется сын, я назову его Чане, — решительно сказала она. — А если дочь, то Каролиной, в честь места, где мы были счастливы.

Семнадцать лет он старался держаться подальше от этого прелестного создания, от своей плоти и крови. И теперь дочь просит его о помощи.

— Молодой человек из хорошей семьи? — неожиданно поинтересовался Сэнди. Ведь кто-то должен задать девочке такой вопрос!

— Он лорд Томас Энгвин из Нортхемптона.

Сэнди это имя ничего не говорило.

— И он хочет на вас жениться? — продолжал расспрашивать он.

— Ода!

— Он свободен от других обязательств?

— Конечно. Мы тайно обручились в Англии.

«И разделили постель», — догадался Сэнди, зная свой пылкий нрав и страстность Летти.

— Может, я сначала поговорю с вашей матерью?

— Ах нет, прошу вас! — испуганно ответила Каролина. — Мама против него и уже решает, кому меня отдать, Неду Шеклфорду или Дику Смитфилду. А мне они совсем не нужны.

Сэнди фыркнул. Видно, Петиция забыла, как рыдала на мягкой траве, оплакивая свою участь. Он достал кошелек, взвесил его в ладони и посмотрел на дочь:

— Полагаете, вам это удастся?

— Не знаю, — неуверенно сказала девушка. — Но я постараюсь.

Сэнди теперь не сомневался, что дочь своего добьется.

— Считайте это моим подарком к свадьбе. — И он протянул ей кошелек.

ЧАСТЬ ПЯТАЯ

КРАСАВИЦА И БУКАНЬЕР

Тихо окутала землю теплая южная ночь.

Сбрось, как дневную одежду, строгость и сдержанность прочь.

Звезды — мохнатые астры — смотрят бесстыдно на нас,

Только в Карибских широтах страсть не стесняется глаз.

Глава 22

На борту «Прекрасной Элис». Лето 1688 года

Через неделю после отхода «Прекрасной Элис» из Йорктауна стройная девушка в простом сером платье с белым воротничком расчесывала на палубе длинные волосы. Она только что вымыла их морской водой и теперь сушила на солнце.

Проходивший мимо капитан остановился, тщетно вспоминая, когда ему доводилось принимать на своем корабле столь же прекрасную девушку. В списке пассажиров она значилась как Кристабель Уиллинг.

Каролина рассудила, что если она собирается изменить свою жизнь, то почему бы не начать с перемены имени.

Платье, в котором она была, принадлежало Моди Тейт. Служанка с радостью обменяла его на один из бальных нарядов.

Правда, Каролина предупредила, что если она вздумает так вырядиться для поездки в Уильямсберг или в Йорктаун, ей придется отвечать на неприятные вопросы Летиции Лайтфут. Но обалдевшая от счастья Моди пропустила ее слова мимо ушей.

Все сложилось удачно. Вирджи уверена, что сестра уехала в Йорктаун к таинственному любовнику и оттуда пара сбежит в Мэрридж-Триз. Конечно, Вирджиния непременно признается матери, та отправит погоню по ложному следу, а Каролина тем временем уже будет в Англии под защитой лорда Томаса.

Поднявшись на борт «Прекрасной Элис», девушка сказала, что ее багаж уже погрузили, ведь она смогла взять только смену белья. Поначалу Каролина боялась встретить на корабле знакомых, однако вскоре успокоилась.

Ее попутчиками оказались агенты и торговцы, ехавшие в Лондон по делам, старый джентльмен, возвращающийся в Англию, чтобы умереть на родине, толстый пассажир с тощей женой, которые навещали в Америке замужнюю дочь. Все они поинтересовались целью ее путешествия, ибо молоденькие служанки гораздо чаще ехали в Новый Свет, чем оттуда.

— Вам не понравилось в Виргинии, мисс?

— Понравилось, только мой отец недавно умер, и теперь я возвращаюсь к своему жениху.

В общем-то Каролина не лгала. Она смутно ощущала, что Филдинг Лайтфут умер для нее. Родной отец не мог официально признать ее своей дочерью, а мать хотела поскорее выдать ее замуж и отправить подальше от Левел-Грин. Но теперь она свободна и вернется в Лондон. К лорду Томасу.

От этих мыслей Каролину отвлек странный переполох на корабле. Матросы забегали, поднимая все паруса, судно вдруг изменило курс и помчалось в обратном направлении.

Девушка посмотрела на небо, где не было ни облачка, и удивилась еще больше.

— В чем дело? — спросила она у джентльмена, ехавшего умирать в Англию.

— Неужели вы не заметили три паруса на горизонте? Наш капитан различил испанские флаги.

Взглянув в ту сторону, Каролина действительно увидела на горизонте три крохотные точки, не понимая, как только капитану удалось разглядеть их.

— А если они захватят нас? — встревожилась она.

— Вряд ли наш капитан станет дожидаться, пока они приблизятся.

Девушка сразу вспомнила жуткие истории о том, что делают испанцы с пленными. Кому-то отрезали уши, кого-то до смерти запарывали кнутом, отправляли на галеры или в Испанию, где сжигали на костре.

И все-таки она не могла поверить, что именно на их долю выпадет такое несчастье. К тому же ветер был сильным, а за утро расстояние между «Прекрасной Элис» и испанскими кораблями почти не сократилось, хотя девушка уже различала на их мачтах красно-желтые флаги.

Но к полудню ветер стих, паруса на английском судне бессильно повисли.

Зато испанские галионы под ударами длинных весел упрямо приближались к «Прекрасной Элис». Теперь уже все пассажиры собрались на палубе, испуганно ожидая развязки.

— Что они с нами сделают? — спрашивала жена толстяка.

— Ничего, — уверенно заявил ее муж. — У нас мирное судно, мы никому не причиняем вреда.

— Тогда зачем они преследуют нас?

Действительно, зачем? Торговые корабли вроде «Прекрасной Элис» становились легкой добычей для мощных галионов с высокими бортами и тяжелыми орудиями.

— Один бортовой потопит наше судно, — мрачно пробормотал кто-то. — Я положил самые ценные бумаги в сапоги. А вы?

— Я тоже, но это все без толку. Они же отнимут сапоги!

Каролина вздрогнула. Неужели испанские гранды могут опуститься до мелкого грабежа? Первый галион дал залп.

— Сейчас они пойдут на абордаж, — вздохнули рядом.

И вскоре испанцы один за другим начали ловко перебираться на «Прекрасную Элис», невзирая на протесты капитана, кричавшего, что это мирный корабль, находящийся к тому же в нейтральных водах.

Абордажная команда не понимала по-английски и явно рассчитывала на силу оружия, а не слов.

— Может, я поговорю с ними по-испански? — предложила Каролина.

Капитан Фробишер удивленно оглянулся на нее. Странная служанка: выглядит как леди да еще говорит на языке врага!

Девушка почти забыла испанский, а офицеры «Сантьяго» говорили очень быстро. Она скорее догадывалась о смысле сказанного, но в общем поняла их. Три галиона были остатками флота, большая часть которого затонула при недавнем шторме, тем не менее, обнаружив английское судно в «своих» водах, испанцы обязаны уничтожить его.

Едва Каролина перевела это своему капитану, того чуть не хватил удар. Он кричал, что это нейтральные воды и англичане имеют на них такое же право, как и все остальные.

— Не совсем так, — холодно ответил испанский дон. — Папа римский поделил Новый Свет между Испанией и Португалией. Теперь это наши воды, и мы обязаны потопить английское судно, чем и займемся немедленно. — Пассажиры возмутились, но офицер поднял руку:

— О нет, мы не звери.

Мы не станем убивать никого из вас, даже капитана. Членам вашей команды найдется место на кораблях, ведь мы потеряли много людей во время шторма. Самые выносливые сядут за весла вместо умерших рабов. А дамы… — Он задумался. — Дамы перейдут на «Грозный» и отправятся в Гавану.

Каролина перевела, и ее соотечественники пришли в ужас. Их корабль потопят? Погибнет их имущество? Грести на галерах?

Девушка хотела заявить, что не собирается в Гавану, однако слова застряли в горле. Над палубой «Сантьяго», всего в нескольких шагах от нее, висел привязанный к мачте человек, видимо, англичанин. Светлые волосы закрывали лицо, кожа на спине и плечах обгорела под солнцем, вокруг следов от плети запеклась кровь. В это время матрос окатил пленника водой, чтобы привести его в чувство, потом схватил беднягу за мокрые волосы и рывком поднял ему голову. Англичанин открыл глаза и увидел Каролину.

— Томас! — закричала она.

Тот смотрел на нее, думая, что сходит с ума. После того как судно, следующее на Барбадос, потопили испанцы, а его самого взяли в плен, он видит на борту вражеского галиона Каролину Лайтфут, одетую служанкой, которая явилась словно ангел, чтобы спасти грешника.

— Каролина! — хрипло позвал он.

Видя ужасное состояние возлюбленного, она действительно сразу превратилась в его ангела-хранителя.

— Это лорд Энгвин! — набросилась девушка на испанского капитана. — Боже правый, что вы с ним сделали?

Не понимая, чем вызван ее гнев, капитан Гарсиа оглянулся. А, наглый англичанин, который окончательно спятил и промычал название одной из британских колоний! Но сеньорита Кристабель Уиллинг молода, прекрасна, и ей стоит ответить.

— По пути мы остановили другой английский корабль, — объяснил капитан. — Он тоже шел в наши воды, мы и его потопили. Этот англичанин все время досаждал нам, пришлось его немного проучить.

— Проучить? — Каролина сжала кулаки. — Вы запороли его до полусмерти! Вы убийца!

— Клянусь Богом, сеньорита, он получил только десять плетей, — еще больше удивился испанец. — А чувств лишился от жары.

— Немедленно освободите его! — потребовала девушка, забыв об опасности своего положения. — Я иду, Томас, сейчас перевяжу тебе раны.

Она бы и в самом деле кинулась к «Сантьяго», если бы нахмурившийся капитан не ухватил ее за рукав.

— По-моему, сеньорита, вы окажетесь слишком беспокойным грузом на моем корабле. Однако на «Отважном», — сказал он, кивнув в сторону дальнего галиона, — плывет в Картахену одна дама. Служанку доньи Эрнанды смыло за борт во время шторма. Придется вам занять ее место.

Каролина с угрозой устремила взгляд на капитана и вдруг вцепилась ногтями в его руку.

— Я не стану ничьей служанкой! — закричала Каролина, пытаясь вырваться. — Пустите меня к лорду Томасу!

Капитан Гарсиа пожал плечами и отшвырнул ее прочь.

— Жаль терять переводчицу. Но ваше присутствие на моем корабле действительно невозможно. — Он сделал знак, и девушку тут же поволокли в шлюпку. — Отвезите ее на «Отважный», пусть с ней разбирается капитан Сантос.

— Томас! — в отчаянии кричала она, удаляясь на шлюпке от «Прекрасной Элис». — Томас, они увозят меня, но я вернусь и освобожу тебя! Томас! Томас!

Слыша ее крики, лорд Томас разразился такой бранью по адресу похитителей, что из всего потока ругательств Каролина поняла лишь свое имя. Возлюбленный рвется из пут, он бы вступил в честный бой с любым из этих гнусных испанцев! Им никогда не покорить его! Девушка закрыла лицо руками, прислушиваясь к душераздирающим стонам Томаса. Когда они смолкли, Каролина подняла голову. Что случилось? Кто-то сдавил ему горло? Или сильно ударил?

Откуда ей было знать, что лорд Томас просто заплакал от отчаяния.

— Они его убили! — закричала Каролина.

— Нет, нет, сеньорита, — успокоил ее матрос. — Англичанина больше не станут бить плетью. Наверное, кто-нибудь плеснул ему в лицо водой, чтобы утихомирить. Вам нечего беспокоиться.

Но девушка в платье служанки упала на дно шлюпки, не желая успокаиваться и подумать наконец о собственной участи. Конечно, узнав от лорда Реджи, где искать свою невесту, Томас ринулся в Эссекс, откуда его направили в Америку, но добраться до Нового Света ему помешали испанские галионы.

Каролина обвиняла во всем себя. Если бы не ее дурацкое поведение, ничего бы не случилось.

— Санта-Мария! — пробормотал матрос. — Ради такой любви можно перенести хоть тысячу плетей.

— Розита любит тебя не меньше, — съязвил второй, не находя в тощей американке никаких особых достоинств. — И Долорес тоже. Думай лучше о них, ведь скоро придется выбирать между ними!

— Я говорю о любви такой девушки. Сделанной из лунного света.

— Кончай болтать да греби поживее, — проворчал третий, поглядев на небо. — Близится шторм, или мое имя не Гомес!

Глава 23

В испанском плену Лето 1688 года

Каролине еще долго мерещился одинокий, беспомощный лорд Томас и его оборвавшийся крик.

Тем временем она приступила к обязанностям горничной. К счастью, донья Эрнанда оказалась не слишком требовательной хозяйкой. Для своих лет и среднего роста она была невероятно толстой, особенно если учесть испанские эталоны красоты. Девочки из аристократических семей мучились в негнущихся корсетах с железными пластинами, чтобы сделать грудь плоской. Зато вынесшие эти муки потом гордо любовались собой. Однако мать доньи Эрнанды умерла очень рано, отец взял в сожительницы крестьянку, а добрая женщина не захотела мучить ребенка. Когда дитя, упакованное в корсет, начинало выть от боли, она просто вынимала из него лишние детали, мешавшие развиваться телу девочки. В итоге донья Эрнанда выросла совершенно здоровой, поэтому чувствовала себя в Новом Свете куда лучше, чем в Мадриде, где родственники и знакомые с негодованием обсуждали размер ее талии. Она и сама понимала, что ей не дается грациозная походка, которой отличались стройные и гибкие придворные дамы. Тем не менее, невзирая на свой вес и объем, донья Эрнанда не утратила ни легкости и красоты движений, ни привлекательности для некоторых молодых людей.

Она сразу обрадовалась появлению новой горничной. Такая красавица непременно очарует офицеров корабля, значит, и она сама насладится их вниманием. Девушка немного знает испанский, к тому же посреди океана нельзя рассчитывать на достойную замену бедной Марии. Правда, донья Эрнанда слегка разочаровалась, ибо горничная плохо знала свои обязанности.

Как выяснилось, капитан Сантос был единственным сыном хозяйки, оставшимся в живых после недавнего похода за сокровищами индейцев, и всегда обедал вместе с матерью. В тот вечер донья Эрнанда собиралась в его каюту, а Каролина помогала знатной испанке одеваться. Когда судно резко качнуло, девушка, чтобы устоять на ногах, инстинктивно вцепилась в черную мантилью. Послышался треск кружев. Тут корабль снова качнулся, поэтому она полетела в обратном направлении, случайно наступив на юбку хозяйки и разорвав ее.

Добросердечная матрона лишь вздохнула и полушутя сказала, что если ветер и Кристабель продолжат в том же духе, то ей понадобится также швея. Убитая своим горем девушка не смогла даже ответить, только молча достала из сундука другую мантилью и протянула хозяйке.

— Понимаю, нинья, — вздохнула испанка. — Тяжело потерять разом и свой корабль, и друзей.

Когда донья Эрнанда назвала ее «девочкой», Каролине стало немного легче. С момента гибели «Прекрасной Элис» ей и в самом деле казалось, что она беспомощна точно ребенок.

Но хотя девушка и попала в руки испанцев, нельзя было сказать, что пухлые руки доньи Эрнанды очень уж походили на вражеские. С самого детства за знатной испанкой так ухаживали, что она даже не научилась самостоятельно причесываться.

— Как они посмели? — вырвалось у Каролины.

Решив, что эти слова касаются затопления «Прекрасной Элис», а не пленного англичанина, хозяйка строго произнесла:

— Капитан вашего корабля нарушил закон. Земли Нового Света дарованы его святейшеством Испании.

— Кто ему-то позволил распоряжаться целым материком?

— Да ты же еретичка, — проворчала донья Эрнанда.

Девушка прикусила язык, ибо здесь одно лишнее слово может оказаться последним. И все-таки она не вытерпела:

— Я почитаю Господа не меньше, чем вы.

— Не будем продолжать, Кристабель. Принеси мой веер и налей вина. Следует взбодриться перед обедом. Мой сын всегда был несносным мальчишкой и с годами мало изменился… — Вдруг испанка ахнула, потому что корабль так сильно качнуло, что тяжелый стол и оба стула поехали на нее.

— Сомневаюсь, чтобы вам пришлось сегодня обедать у сына. Он должен управлять кораблем.

Так и случилось. Поначалу галион лишь нырял в глубокие воронки между волнами и снова горделиво выбирался на гребень. Но когда ветер подул во всю мощь, «Отважный» начало швырять из одной ямы в другую, его сопротивление заметно ослабело.

Ночь прошла ужасно, а днем стало еще хуже. «Грозный» подал сигнал бедствия, он потерял руль и не мог противостоять урагану. Капитаны «Сантьяго» и «Отважного» приказали спустить шлюпки, чтобы идти на помощь терпящему бедствие кораблю, но их перевернуло, так что обе команды погибли.

Вскоре «Грозный» скрылся из виду.

Потеря третьего судна заставила два оставшихся сблизиться, как бы ища друг у друга спасения, ночью они шли почти борт о борт, и вдруг раздался страшный удар. Донья Эрнанда и Каролина попадали со своих коек.

— Матерь Божья! Попытайся узнать, что там случилось, Кристабель. Может, мы уже тонем?

Выбравшись на палубу, девушка увидела настоящую панику. В темноте «Сантьяго» и «Отважный» столкнулись, оба получили повреждения, снасти перепутались, и теперь их спешно рубили, чтобы корабли не потащили друг друга на дно. Каролина вцепилась в поручни, дождь хлестал ей в лицо. Она видела, как «Сантьяго», высвободившись из смертельных объятий «Отважного», уходит во мрак.

Капитан велел команде задраить люки, а дамам не выходить из каюты. Девушка поползла вниз, ориентируясь на жалобные стоны доньи Эрнанды.

— Мы не тонем, — доложила она. — Во всяком случае, пока. Мы столкнулись с «Сантьяго».

— О, тогда мы пропали!

— Нет, нет. Правда, снасти пришлось рубить, зато корабли спасены.

— Мы никогда не увидим землю, — стенала хозяйка. — Не надо было ездить в Испанию! И все для того, чтобы посмотреть на новую жену брата! Почему я не осталась в Картахене! — Тут галион снова ухнул в глубокую яму. — Ах, мы погибли!

Каролина подумала о Томасе. Где он сейчас? Если его отвязали от мачты, то наверняка заковали в кандалы… Вдруг «Сантьяго» начнет тонуть? Разве в тяжелых кандалах можно выплыть? Девушка невольно застонала, но донья Эрнанда истолковала это как обыкновенный испуг.

— Не бойся, нинья! Здесь командует мой сын, а он хороший капитан и не позволит нам пойти ко дну.

Но каким бы отважным ни был капитан Сантос, его «Отважный» с поврежденным корпусом, без половины необходимых парусов и такелажа одиноко носился по воле волн в полной темноте.

Когда шторм утих, Каролина и ее госпожа, измученные качкой, наконец выбрались из каюты на палубу.

— Мы чудом уцелели! — воскликнула донья Эрнанда, глубоко вдыхая чистый океанский воздух.

Обе выглядели не лучшим образом в разорванных платьях и с растрепанными волосами. Однако при таких обстоятельствах даже самая заядлая модница не смогла бы наводить красоту. Женщины радовались уже тому, что выжили.

— Идем, нинья. Мы пережили страшную бурю, но теперь все позади. Пусть мой сын пришлет нам в каюту горячей еды, а потом мы ляжем спать до самого вечера. Таков мой приказ!

Каролина лишь посочувствовала измученному капитану, когда тот, издав непонятный звук, виновато посмотрел на нее и пробормотал нечто вроде «сервировать в каюте». Тут же на камбузе полуразрушенного судна быстро развели огонь, и перед сном дамы смогли подкрепиться на удивление вкусным супом.

— Это суп избавления, поэтому он кажется особенно восхитительным, — засмеялась донья Эрнанда, а Каролина лишь улыбнулась в ответ. Ведь Томас был неизвестно где…

Пронесшийся шторм оказался не последним испытанием для капитана Сантоса. Следующей ночью «Отважный» попал в густой туман. Не оставляя надежды отыскать пропавшие корабли, судно шло с зажженными фонарями, то и дело подавая сигналы.

Когда с мачты донесся взволнованный крик «„ Сантьяго „!“, капитан Сантос вскочил с койки и бросился на палубу. Он напрягал зрение, пытаясь хоть что-нибудь разглядеть в проклятом тумане, как вдруг оттуда прямо на них выплыл корабль. Капитан Сантос и впередсмотрящий хором закричали, предупреждая команду «Сантьяго“ о возможном столкновении.

Борта галионов мягко соприкоснулись, однако на палубе никого не было. То ли команда покинула судно во время шторма, толи… Додумать Сантос не успел, потому что с «Сантьяго» вдруг полетели абордажные крючья, а потом на «Отважный», словно рожденные туманом, начали безмолвно прыгать люди.

Внезапность и полная тишина делали атаку чем-то нереальным, похожим на дьявольское наваждение.

— Пираты! — заорал капитан Сантос, бросаясь к каюте, где оставил шпагу.

— Буканьеры, — поправил высокий главарь, спрыгнувший в этот момент на палубу и ухвативший испанца за шиворот. Хотя он улыбался, взгляд был холоден и недружелюбен. — Советую вам немедленно сдаться.

— Кто вы? — только и смог выговорить капитан.

— Мое имя Келлз. Слыхали о таком?

Сантос вздрогнул. Кто же не слышал о капитане Келлзе?

Только для испанского уха оно звучало как погребальный звон.

— У меня на борту женщины! — закричал испанец. — Вы же не думаете, что я…

— Об этом позже. Сейчас же велите команде сложить оружие и подчиниться, тогда никого не убьют. Даю слово. — Он мрачно усмехнулся. — Слово буканьера.

Капитан Сантос молчал. Попасть в плен, да еще вместе с матерью! Он слышал всякие рассказы про знаменитого пирата, однако никто не говорил о вероломстве Келлза.

— Женщины тоже не пострадают? — спросил испанец.

— Я никогда не обижаю женщин… каких бы то ни было, — прозвучал холодный ответ. — А вы можете сказать то же самое?

Испанец подумал об англичанке, которую держал в качестве горничной, разумеется, против ее воли. Знает ли об этом Келлз?

Холодные серые глаза буканьера сказали ему, что знает.

— Пошевеливайся, — рявкнул тот, — если не хочешь, чтобы я перерезал глотки твоим людям!

Капитану Сантосу ничего не оставалось, как исполнить приказание.

Женщины узнали о случившемся от помощника капитана, несвязно сообщившего им, что корабль захвачен буканьерами и главарь ждет их на палубе.

Донья Эрнанда схватилась за сердце:

— Правильно ли я расслышала, Кристабель, он сказал «буканьеры»?

— Именно так.

«В любом случае, — думала Каролина, быстро одеваясь, — это лучше, чем оставаться пленницей испанцев, которые могут отослать меня на суд инквизиции. А буканьеры галантны с дамами. Впрочем… как знать?» Она поежилась.

— Мои драгоценности! — пробормотала донья Эрнанда. — Подай мне шкатулку, Кристабель.

Девушка помогла ей спрятать массу колец и цепочек в одежде, но предупредила, что их могут и обыскать.

— Святая дева, только не это! — побледнела матрона.

По мнению Каролины, у хозяйки не было особенно красивых украшений; видимо, она тратила деньги на карьеру сына, который, может быть, сражается на палубе с лютым врагом Испании — буканьерами Тортуги.

Когда дамы наконец приготовились к выходу, за ними пришел вместо помощника капитана молоденький буканьер с широкой черной лентой на лбу. Он внимательно оглядел дам, задержавшись взглядом на Каролине.

— Мой капитан хочет узнать ваши имена, — сказал юноша по-английски, но с легким акцентом.

— Меня зовут Кристабель Уиллинг, — твердо ответила девушка. — А это донья Эрнанда, мать капитана Саитоса. — И после секундной заминки решилась спросить:

— Вы англичане?

Ларс Липдстром обезоруживающе улыбнулся:

— Для буканьеров национальность не имеет значения. Мое имя Ларс Линдстром, я имел честь родиться в Дании, мой капитан — ирландец. Его зовут Келлз.

— Келлз? — Хотя донья Эрнанда не понимала по-английски, но страшное имя было ей известно. — Тогда мы пропали! В прошлом году он разграбил Картахену! — Потом она обхватила девушку пухлыми руками и сказала дрожащим голосом:

— Кристабель — моя личная горничная. Не обижайте ее, заклинаю вас!

— Мы никого из вас не тронем. Идемте, — ответил Линдстром по-испански.

На палубе они увидели необычайное оживление. В свете факелов испанцы складывали оружие и по одному, бормоча проклятия, спускались в трюм.

Линдстром помог Каролине перейти на другой корабль, стоящий рядом с «Отважным». Даже в густом тумане она узнала «Сантьяго», значит, где-то здесь находится и лорд Томас!

Заметив капитана Сантоса, безоружного, со связанными руками, девушка бросились к нему:

— Тут возле мачты стоял англичанин! Что с ним?

Но капитан с тревогой смотрел на приближающуюся мать.

— Всех пленников, кроме вас, перед штормом перевели на «Грозный». А что теперь с нашим третьим кораблем, одному Богу известно, — процедил он сквозь зубы.

— Как ты мог такое допустить? Куда ты смотрел? — закричала донья Эрнанда, и капитан даже поежился.

— Идемте, донья Эрнанда, — грустно сказала девушка, понимая, что из этой неприятной сцены ничего хорошего не получится. — Осторожнее, не споткнитесь о канаты. — И тихо добавила:

— Не дай Бог, вы упадете.

Вспомнив о спрятанных драгоценностях, испанка остановилась, чтобы еще раз окинуть сына гневным взглядом. Тот лишь вскинул голову и отвернулся. Женщины проследовали за Ларсом в каюту, очень похожую на только что оставленную ими.

— Вы будете жить здесь. Только никуда не выходите. Приказ капитана.

Девушка кивнула.

— А что будет с «Отважным»? — спросила она.

Ларс Линдстром пожал плечами:

— Наверное, оставим на нем команду и отвезем на Тортугу.

— А я думала, вы…

— Затопим корабль? Он слишком ценная добыча. Капитан Келлз наверняка прикажет оснастить его для войны с испанцами, как уже сделал с «Сантьяго». — Буканьер похлопал ладонью по стене каюты.

Когда он вышел, донья Эрнанда принялась то молиться за сына, то проклинать его за нерадивость, а Каролина, сев на койку, задумалась о странных поворотах судьбы. Убежав из дома, она попала к испанцам, а теперь перешла в руки их злейших врагов. Ее везут в цитадель буканьеров, и она ничего не знает об участи Томаса.

Команда осталась на борту «Отважного», после чего «Сантьяго» отошел от него и поднял все паруса. Уже под утро, как показалось Каролине, в дверь тихо постучали.

— Мисс Уиллинг, — обратился к ней улыбающийся Линдстром. — Правильно я понял, что эта дама — мать капитана Сантоса?

— Да, так сказала мне донья Эрнанда. С ним все в порядке? Она беспокоится за его жизнь.

— Все в порядке. Мой капитан хочет узнать, как вы очутились на борту этого корабля, мисс Уиллинг.

— Я плыла на «Прекрасной Элис» из Йорктауна в Лондон, и нас атаковали три испанских галиона. Остальных пассажиров посадили на «Грозный», а меня отправили на «Отважный». Донье Эрнанде требовалась горничная.

— Я так и передам капитану Келлзу. Не забывайте про засов. На борту полно мужчин, которые долго не видели женщин, а таких, как вы, — никогда в жизни!

С этим не то предупреждением, не то комплиментом Ларс ушел, и Каролина перевела донье Эрнанде суть разговора. Но буканьер очень быстро вернулся.

— Капитан Келлз желает видеть вас.

Пока они шли за Ларсом к капитанской каюте, тревога доньи Эрнанды передалась и девушке.

Постучав, Ларс распахнул перед ними дверь, и Каролина увидела такое роскошное помещение, каким не мог бы похвастать ни один торговый английский корабль. Убранство было весьма оригинальным, в мавританском стиле: высокие кресла с резными спинками красного дерева, огромный стол, обитые алым бархатом стулья, тяжелые бордовые гардины, ряды книг в дорогих кожаных переплетах.

Перед Каролиной стоял высокий человек. Именно таким она и представляла буканьера Даже просторная каюта выглядела слишком маленькой для этого великана. Из-под черной треуголки выбивались завитки черных волос, в ухе болталась золотая серьга. На великане были свободные кожаные бриджи и расстегнутый темно-красный бархатный камзол без рукавов, открывавший загорелую грудь. И эту грудь, и массивный подбородок покрывали густые черные волосы.

Грозный парень! Донья Эрнанда даже спряталась за Каролину.

— Капитан Келлз, ваше приказание исполнено. Я привел дам с «Отважного», — почти по-военному доложил Линдстром.

— Молодая — это Кристабель Уиллинг, которую испанцы захватили в плен — Захватили в плен? — басом переспросил великан. — Мне сказали, что вас насильно сделали прислугой испанской дамы, мисс Уиллинг.

— Да.

— Буканьеры воюют с испанцами, и потому мы должны ответить оскорблением на оскорбление. — Каролине показалось, что эту фразу он заучил наизусть. — Дама, посмевшая унизить вас, теперь станет вашей горничной, если вы пожелаете.

— О, бедная донья Эрнанда совершенно не годится для этого, — ответила девушка, с трудом сдерживая смех. — И потом, она была добра ко мне. Даже не отругала за разорванную мантилью.

От таких слов исполин потерял дар речи, но тут на помощь ему пришел Ларс:

— Похоже, мисс Кристабель оказалась на «Прекрасной Элис» единственным человеком, вступившим в борьбу с испанцами. Я выяснил, что капитан сдался без единого выстрела.

— Я не дралась с доньей Эрнандой, просто из-за шторма потеряла равновесие и… Понимаете, — улыбнулась буканьерам девушка, — я ведь совсем неопытная горничная, а сильная качка удвоила мою неловкость. А что касается «Прекрасной Элис», то капитан Фробишер был бы настоящим безумцем, если бы решил оказать сопротивление трем галионам.

— Вы обе станете моими гостьями на Тортуге. А покуда, Ларс, навесь-ка хороший замок на их каюту. Эти игрушечные защелки не выдержат натиска буканьерского плеча.

Когда дамы в сопровождении Линдстрома выходили от капитана, дорогу им загородил невысокий, но коренастый матрос с абордажной саблей, казавшейся чересчур большой для такого коротышки.

— У испанцев на веслах было трое пленных буканьеров, — взволнованно сказал он Ларсу. — Доктор велел передать капитану, что двое уже совсем плохи.

— Он там, входи.

Тут коротышка заметил дам.

— Я и не знал, что мы захватили такую милашку! — изумленно воскликнул он.

— Ты ошибся, Нэт. — И Ларс отпихнул его в сторону. — .Мы спасли эту леди от испанцев. На Тортуге она будет гостьей капитана Келлза.

— Кто это? — не удержалась от вопроса Каролина.

— Нэт Ларкин. Помощник корабельного врача. Учится докторскому ремеслу и уже два года ходит с нами на «Морском волке», нашем флагмане.

— А флагман столь же грозный, как его капитан? — весело спросила Каролина, почувствовав, что опасность миновала.

— «Морской волк» не так велик, но действительно грозен; на его счету уже немало вражеских галионов и галеасов, — улыбнулся Линдстром. — Под защитой капитана Келлза вы можете не бояться донов, мисс Кристабель.

— Вы делаете из него прямо адмирала, — заметила она с усмешкой.

— Спросите кого угодно. Он и есть настоящий лорд-адмирал берегового братства, — засмеялся юноша. — Все мы — люди без родины, но среди нас есть немало ребят, которые служили в военном флоте, прежде чем стать буканьерами.

«И ты один из таких молодцов», — догадалась Каролина, сразу отметившая его выправку.

— Но если мы с доньей Эрнандой в безопасности, тогда зачем дополнительный замок снаружи?

— О, только ради вашей защиты, мисс Кристабель, — лукаво взглянул на девушку Ларс. — Капитан считает, что вы слишком красивы, чтобы простой смертный мужчина устоял перед вами. Поэтому он запирает вас как драгоценности, золотую посуду и монеты, которые мы взяли на испанских кораблях.

Девушка возмущенно посмотрела на буканьера. Очень хорошо, когда тебя причисляют к сокровищам, но сидеть из-за этого под арестом!..

— Что он сказал, Кристабель? — нетерпеливо спросила донья Эрнанда, услышав лязг тяжелого замка. — Капитан Келлз настоящий демон. Я даже боялась заговорить!

— Он вовсе не демон, — вздохнула Каролина, — а непобедимый боец. Кажется, нас везут к нему в гости на Тортугу.

— Ужасное место. Нам повезет, если мы останемся в живых. Ноты определенно понравилась капитану. Иначе для чего бы ему запирать нашу дверь?

Каролина остолбенела. Ей даже не приходило в голову, что капитан Келлз может в нее влюбиться!

Глава 24

Остров Тортуга Лето 1688 года

Первый день на Тортуге женщины провели в своей каюте, а назавтра к ним явился Линдстром, чтобы проводить к капитану.

В скалистой бухте стояли французские, голландские и английские корабли, на причалах шла бойкая торговля. Купцы из разных стран осматривали товары, конфискованные у испанцев. Над городом, состоящим из многочисленных таверн, борделей и редких белых особняков представителей власти, нависал мощный форт, защищавший вход в Кайонскую бухту.

Появление дам, успевших привести себя в порядок, не осталось незамеченным и вызвало заметное оживление. Вскоре Каролина пожалела, что отказалась от мантильи, предложенной доньей Эрнандой. Неприличные реплики заставили девушку покраснеть.

— А вот и для меня привезли маленькую леди, которая разделит со мной постель! — крикнул полупьяный буканьер.

— Ты приехала на работу к одной из мадам? — подхватил другой. — Эй, малютка со светлыми волосами, я с тобой разговариваю!

— Смотри, Дик, чтобы тебя не услышал капитан Келлз, — предупредил Ларс Линдстром, возглавляющий караул из четырех могучих буканьеров. — Эта леди — его гостья.

— Пора бы тебе знать, Дик, что Келлзу всегда достается лучшее из добычи! — крикнул парень, едва стоявший на ногах. — Как будто он один захватывает испанские корабли.

— Везет же ирландцу! — засмеялся Ларс, хлопнув буканьера по плечу. — Они все такие.

Каролина с удивлением заметила на пристани много женщин. Большинство из них были довольно молодые, они держали за руку детишек и бросали на девушку завистливые взгляды. Одна даже остановилась и сплюнула.

— Шлюхи, — пробормотала донья Эрнанда. — Я же говорю, Кристабель, мы попали в логово дьявола!

— Не могут же они все быть шлюхами, — возразила та.

Испанка лишь презрительно фыркнула и отвернулась.

— Куда мы идем? — спросила Каролина.

— Наверх, — коротко ответил Ларс. — Там воздух чище.

Оставив позади улицы с тавернами и борделями, они шли через рощу лимонных деревьев, по белоснежному коралловому песку, которым были посыпаны дорожки.

— Все это принадлежит капитану Келлзу, — сказал Ларс. — А вот и его дом. Здесь вы будете жить.

Но то, что увидела перед собой Каролина, походило не на дом в обычном понимании. Строения из белого камня с зелеными ставнями располагались на разных уровнях, хотя были соединены друг с другом.

— Это же не один дом? — спросила Каролина.

— Теперь один. Келлз выкупил дома у соседей, потом соединил их коридорами, построенными захваченными в плен испанцами. Железные решетки тоже испанские. Они предназначались для Порто-Белло и других испанских городов. — Ларс указал на кружевные решетки. — Мы пришли. Тут вы и будете жить, в гостевых покоях.

Он провел дам во внутренний дворик, окруженный высокими стенами, где разросся тропический садик.

— Капитан Келлз велел передать, что здесь вы в полной безопасности, мисс Кристабель, — сказал Ларс. — Калитку, естественно, запрут. Ночью будут закрываться и все остальные входы, так что вы можете спать спокойно.

— Вы говорите об этом крыле? Значит, нам не разрешат свободно ходить по дому?!

— Боюсь, что нет. Хотя в центре расположены апартаменты хозяина, но в дальней части усадьбы живут офицеры. А надо сказать, многие не так уж миролюбивы, когда напьются!

Поэтому капитан счел благоразумным держать вас подальше от кутил буканьеров.

«Значит, я и тут пленница», — огорчилась девушка.

Миновав короткий полутемный коридор, они вышли в следующий дворик, выложенный камнем. Посередине бил фонтан, а рядом стояли две отделанные голубым мрамором скамьи, тропические цветы наполняли воздух ароматом. Двери и окна в стенах были открыты, но Каролина ничего не сумела разглядеть в полумраке комнат. В конце дальней стены виднелась крытая галерея с арками, там стояли большой каменный стол, тяжелые деревянные стулья, и висело кольцо, где сидел красно-желто-зеленый попугай.

— Надр-рался! Восемь бутылок! — вдруг крикнул он.

Донья Эрнанда вздрогнула от неожиданности, а Ларс засмеялся:

— Негодник знает, что считать.

— Келлз! Келлз! — снова подал голос попугай и, перевернувшись вниз головой, искоса глянул на гостей.

Во двор вошла невысокая девушка в белом платье с голубым корсажем, который подчеркивал ее полную грудь и покачивающиеся бедра. Золотистые волосы были заплетены в две толстые косы. Сделав дамам вежливый реверанс, она нежно улыбнулась Ларсу.

— Кэти приветствует вас, — сказал тот. — Надеюсь, вы говорите немного по-голландски, иначе она ничего не поймет.

— Это жена капитана Келлза? — спросила ошеломленная Каролина.

— Нет, его экономка. — Ларс пожирал глазами фигуру Кэти.

«И его любовница?» — подумала Каролина.

— Кэти — неприступная крепость, — засмеялся Ларс, отвечая на незаданный вопрос. — Многие пытались взять ее, но все получили отпор! Корабль, на котором она плыла в Кюрасао к своему жениху, разбился о скалы. Многие погибли, а Кэти повезло. Теперь она считает, что ее хранил Господь. И в самом деле, ведь там, где девушку подобрал «Морской волк», полно барракуд. Кэти хотели отправить в Кюрасао, но тут она узнала, что парень женился на другой, и отказалась ехать дальше. Келлз и так бы дал ей место в гостевых покоях, но девушка настояла, что будет работать у него.

Потом Ларс долго разговаривал с ней по-голландски, а Кэти лишь счастливо улыбалась и согласно кивала головой.

«Вот что значит судьба, — подумала Каролина. — Плыла девушка к своему жениху;, а приплыла в объятия этого красавца буканьера».

Впрочем, Кэти могла согревать постель и Келлзу, только Ларс об этом не знал! Экономка проводила донью Эрнанду в спальню, но Каролина осталась во дворике и обернулась к Ларсу.

— Мы еще увидим вас? — спросила она. Юноша ей понравился.

— Вряд ли. Сейчас подлатаем «Морского волка» и снова в море. Но вы не будете скучать в одиночестве. — Буканьер кивнул на дверь в центре галереи.

— Вы хотите сказать, у капитана Келлза есть другие гости?

— Да, английский джентльмен. Правда, советую вам как можно скорее познакомиться с ним. Келлз пытается уговорить его присоединиться к нам!

«Англичанин и к тому же не буканьер!» — обрадовалась Каролина и задала последний вопрос:

— Парсу, уже собиравшемуся уходить:

— Но почему английский джентльмен в такой жаркий день не вышел, чтобы подышать свежим воздухом?

— Наверное, дышит воздухом на причале.

— Разве он имеет право выходить в город?

— Да. Впрочем, теперь, когда вы здесь, ему тоже не позволят.

— И тоже ради нашей безопасности., — усмехнулась Каролина.

Когда Ларс ушел, она хотела уже последовать в спальню за доньей Эрнандой, но Кэти взяла гостью за руку, сказала что-то на своем языке и повела ее дальше. Каролина попыталась объяснить ей сначала по-английски, потом по-испански, что желает остаться с доньей Эрнандой, но голландка ничего не ответила, провела ее мимо покоев неизвестного англичанина и открыла следующую дверь.

Кэти удалилась, а девушка принялась осматривать помещение. Комната просторная, очень чистая, стены ослепительно белые, окна с красивыми решетками открывались в галерею и были предусмотрительно прикрыты деревянными жалюзи. Широкая удобная кровать, стол, стулья, кажется, все испанской работы. К услугам гостьи имелись туалетный столик с зеркалом и сундук.

Каролина полюбопытствовала, что в нем лежит, и содержимое заставило девушку стремглав броситься в галерею, где ее ждала донья Эрнанда, сидевшая на мягком стуле, обмахиваясь веером из пальмовой ветки.

— У вас есть сундук? — закричала Каролина и осеклась, ибо увидела в распахнутую дверь такой же сундук. Она быстро откинула крышку. — О, тогда все в порядке. Я нашла в своей комнате чулки, нижнее белье, кружевную ночную рубашку и подумала… Теперь я вижу, что для вас тоже приготовили и белье, и все остальное… Значит, можно не волноваться.

— Но это мои собственные вещи! — возразила донья Эрнанда. — Багаж мне принесли сразу. Видишь в углу второй сундук? Я просто вне себя от удивления. Как будто мы не в плену у морских разбойников, а в гостях!

Каролина не знала, что и подумать, видимо, этот пират очень вежливый и обходительный человек.

— Хорошо, если вещи тебе подойдут, — заметила практичная донья Эрнанда. — Почему бы не вернуться и не примерить их?

Там девушку ждал новый сюрприз. Наверное, в ее отсутствие приходила Кэти и оставила на кровати выглаженное платье из прозрачной светло-желтой ткани. Неужели экономка сама выбрала его, ведь грубый буканьер не мог разбираться в подобных тонкостях? Но одевшись, Каролина забыла о всех сомнениях. Если бы у него были дурные намерения, он дал бы ей шелковое или атласное платье.

Оно подошло, словно его шили специально для нее, но такой простотой и элегантностью отличались лишь вещи из Франции. Сев перед зеркалом, Каролина задумалась, кому бы мог принадлежать этот туалет и что случилось с той женщиной.

Тем временем застенчивая босоногая туземка принесла ванну и кувшины с водой. Она тоже не понимала ни слова. Кэти шла за ней с полотенцами, большой мочалкой, восхитительно пахнущим мылом и халатом.

Каролина, удивленная этим вниманием, снова попыталась расспросить Кэти, но та улыбалась, пожимала плечами и, сказав что-то невразумительное, удалилась.

Перед самым обедом Каролина зашла к донье Эрнанде, которая наконец почувствовала себя в относительной безопасности, легла на кровать и наотрез отказалась выходить из комнаты.

— Я не голодна. Постарайся узнать о моем сыне, а если спросят, почему меня нет, скажи, что я очень устала и предпочитаю обедать в своей комнате.

Девушке пришлось идти одной в галерею, где она увидела стол, застеленный белоснежной скатертью, три серебряных прибора и серебряные подсвечники. Если буканьерский капитан почтит их своим присутствием, она должна будет еще и объяснять ему отсутствие доньи Эрнанды.

Размышляя об этом, Каролина вдруг услышала за спиной шаги и оглянулась. К ней приближался высокий человек, одетый как нормальный английский джентльмен.

Даже в полумраке тропического вечера она узнала эту высокую фигуру, это загорелое лицо, эту грациозную походку.

— Рэй! Что вы здесь делаете?

— Я мог бы спросить вас о том же, — последовал холодный ответ.

Глава 25

Каролина не верила глазам. Неужели перед ней стоит Рэй в неизменном сером костюме, только не менее пораженный, чем она? За громкими ударами сердца она с трудом расслышала свой голос:

— Я здесь в гостях. У капитана Келлза. Он спас меня из испанского плена. Но вы, Рэй… Неужели вы и есть тот английский джентльмен, которого они хотят привлечь на свою сторону?

— Так точно.

К счастью, в галерее появилась девушка, которая готовила Каролине ванну. На сей раз она принесла обед.

— Пора садиться за стол, — произнес Рэй, успевший взять себя в руки. — Мне сказали, тут будет еще одна гостья, Разве она не присоединится к нам?

— Донья Эрнанда очень устала и решила обедать в своей комнате, — ответила девушка, с трудом подавляя волнение. — Как вы думаете, ей принесут еду?

— Не сомневаюсь. — Он повернулся к туземке и что-то сказал ей на местном диалекте.

Каролина вспомнила, что Рэй Эвисток плантатор и должен знать язык аборигенов. Девушка кивнула и ушла.

Потом, словно они находились в Эссексе, а не на этом Богом забытом пиратском острове, Рэй галантно отодвинул для Каролины стул и, когда она села, расправив воздушные золотистые юбки, занял место напротив и улыбнулся. От этой улыбки ей стало не по себе.

— Вы должны попробовать суп из моллюсков. Восхитительное блюдо.

Каролина машинально опустила ложку в тарелку и дрожащей рукой поднесла ко рту. Казалось, Рэй не заметил ее дрожи, он медленно ел, словно давая ей время все обдумать.

— А теперь скажите, что привело вас на Тортугу?

— Разве вам не рассказали?

Каролина вкратце поведала свою историю. Однако при этом она думала совсем о другом, ведь было очень трудно сосредоточиться под упорным взглядом серых глаз Рэя.

— Моя история немного отличается от вашей, — пробормотал он. — Кажется, меня угораздило сесть на какое-то не приспособленное для океанских переходов судно. Оно развалилось при шторме. К счастью, рядом проходил «Морской волк», и капитан Келлз оказался так добр, что привез меня сюда.

Каролина поверила словам Рэя.

— Ларс Линдстром… — начала она, но тут же спохватилась. — Вы его знаете?

— Знаю.

— Так вот, Ларс говорит, что буканьеры хотят заполучить вас в свои ряды. Вы намерены согласиться?

— Им нужен не я, а моя бухта, — сказал он с чарующей улыбкой, которая до сих пор имела такую власть над Каролиной. — Мои владения на Барбадосе находятся у самого океана, вот буканьеры и хотят, чтобы я подавал им сигналы, где безопаснее пройти, и так далее.

— Значит, вы не должны сражаться на их кораблях?

— Нет.

— А что вам известно об этом капитане Келлзе? — с облегчением спросила девушка.

— Только то, что он удачлив и родился в Ирландии.

— Когда я первый раз вошла в свою комнату, то обнаружила сундук с бельем и это платье. Все оказалось мне впору!

— Может, Кэти…

— Нет. Она не может знать мой размер, если никогда меня не видела.

— Может, у Келлза наметанный глаз на женщин?

— Кэти его любовница? — решилась спросить Каролина.

Рэй явно удивился:

— Какая вам разница? — Потом он указал на тарелку. — Вы совсем не едите, хотя рыба — настоящий шедевр повара.

— Я бы чувствовала себя в большей безопасности, если бы Кэти оказалась его любовницей, — призналась девушка. — Тогда я была бы уверена, что не интересую его. И лучше бы поняла этот странный дом. — Наконец Каролина взялась за еще не тронутую рыбу. — До нашего приезда вы жили в этом крыле совсем один?

— Нет. Я жил вместе с офицерами «Морского волка» в противоположном конце дома.

— Как вы думаете, почему вас перевели сюда?

— Думаю, они обсуждают какой-то план. — Рэй снова наполнил бокал. — А пока я не согласился на предложение буканьеров, они не хотят посвящать меня в его детали.

— Мы должны бежать, — твердо сказала Каролина, не обратив внимания на бокал.

— К чему такое безрассудство? — весело отозвался ее собеседник. — Или вы горите желанием вернуться в школу?

— Пансион уже закрыли.

— Значит, вас не отошлют обратно?

— О нет! Я сбежала.

— Почему?

— Потому что мама собиралась выдать меня замуж. По ее мнению, в Англии я попала в неприятную историю. — Прежде чем сказать это, девушка не успела хорошенько подумать, и Рэй изучающе взглянул на нее.

— Действительно? — тихо спросил он.

— Конечно, нет! Мама перехватила мое письмо к Томасу, и теперь он не знает, где я, почему уехала… Вообще ничего!

Вы думаете, с Тортуги можно отправить письмо?

— Можно попробовать. Только неужели вы думаете, он явится сюда за вами?

— Лорд Томас должен узнать, что меня отправили из Англии против моей воли, и я попытаюсь вернуться к нему.

— Кажется, вы очень верны этому лорду Томасу, — нахмурился Рэй. — Несмотря на кое-какие прегрешения в Эссексе.

— Я понимаю, вам есть за что упрекать меня, Рэй. Но после вашей шутки с лабиринтом, думаю, мы квиты.

— Я оставался там, покуда вы благополучно не выбрались.

Каролина в замешательстве посмотрела на него. Как же ей тогда не пришло в голову оглядеться? Почему она решила, что Рэй бросил ее?

— Все равно в ту ночь вы были очень жестоки. Говорили ужасные вещи.

— А как я должен был себя чувствовать? — улыбнулся Рэй. — Девушка, которой я восхищался, растоптала мое достоинство. — Он пожал плечами и поднял бокал. — Не будем вспоминать. Чего мы добьемся, если станем ссориться здесь?

— Рэй! — начала Каролина, подавшись к нему, и от его взгляда не укрылась прелесть девичьей груди под тонким платьем. — Вы же барбадосский плантатор и должны знать капитанов, плавающих между Барбадосом и Тортугой. Какие-нибудь торговые суда? Не могли бы вы найти для меня одно место на корабле? Вам же позволяют ходить в гавань.

— Вы хотите в Виргинию? — спросил Рэй. — Это можно устроить.

— Только не в Виргинию! Именно оттуда я и бегу. Так вы беретесь исполнить мою просьбу?

— Значит, вы по-прежнему стремитесь в Англию?

— Да! Ну как? Вы поможете мне? О, я обещаю заплатить выкуп, как только прибуду в Англию.

— Точнее, заплатит лорд Томас?

— Да… то есть нет. Заплатят его родственники, когда я скажу им, что Томас находится в испанской тюрьме и нужно его освободить. Это лучше, чем писать им письмо.

Рэй внимательно изучал собеседницу.

— На Тортугу в основном приходят каботажные суда из колоний, а не океанские корабли, — пробормотал он. — К тому же интересно узнать, как вы собираетесь выбраться отсюда?

— О, что-нибудь придумаю, — небрежно пожала плечами Каролина.

— Не сомневаюсь, — усмехнулся Рэй.

Девушка поняла, что он вспомнил о гостиничной крыше, и тут же рассказала ему о мучениях бедного Томаса, которого привязали к мачте да еще чуть не запороли до смерти.

— Десять плетей? — переспросил Рэй. — Ну, от этого не умирают. А его семье обо всем сообщит испанский посол. Вы же только напрасно взволнуете их, сказав, что Томас находится в тюрьме, а в какой именно, вам неизвестно.

Конечно, Рэя не интересует положение Томаса, и она попробовала зайти с другой стороны.

— Для меня здесь тоже небезопасно, — дрожащим голосом произнесла Каролина.

— Почему? — мигом насторожился Рэй.

— Ну… я ведь пленница в доме пирата…

— Буканьера.

— Человека, который настолько хорошо рассмотрел меня, что за одну-единственную встречу запомнил мой размер.

— Мало ли на свете мужчин, у которых мигом улучшается глазомер, едва они посмотрят на вас? — спросил Рэй, осушая бокал до дна.

— Но этот человек имеет власть надо мной.

— А вы способны покорить всемогущего капитана буканьеров, стоит вам только захотеть.

— Каким образом? Ведь он с нами даже не обедает.

— По-моему, вы только что упоминали о его горячем интересе к вашему телу, — засмеялся Рэй. — Впрочем, говорят, он скоро отправится в поход. Тогда вы немного успокоитесь.

— Да, я вздохну свободнее. Но кто останется вместо него?

Не выйдет ли еще хуже?

— Думаю, останется Ларс. Кажется, он второй помощник капитана.

— Может, стоит уговорить его?

— Возможно, — коротко ответил Рэй, нахмурился и долго молчал, вертя пустой бокал. — На вашем месте я не стал бы так уж опасаться Келлза. Если он до сих пор не причинил вам вреда, то скорее всего вы в безопасности.

Наверняка Келлз позволит донье Эрнанде навестить сына. Вы можете вызваться сопровождать ее. Хоть город посмотрите.

— Неужели капитану Сантосу не разрешат самому прийти к матери? Каково донье Эрнанде ходить по такому солнцепеку!

Рэй налил себе еще вина.

— Нет, — решительно произнес он, — капитана Сантоса не пустят сюда. Ни один испанец, кроме строителей, не переступал порога этого дома.

— Но донья Эрнанда тоже испанка, а с ней обращаются как с почетной гостьей!

— Келлз не воюет с женщинами. Однако Испания объявила войну лично Келлзу, и он не станет ублажать в своем доме злейших врагов.

— Значит, капитану Сантосу грозит опасность?

— Этого я не говорил, — ответил Рэй, допивая вино. — Келлз соблюдает законы цивилизованного мира. Он потребовал за капитана Сантоса выкуп, который вскоре будет уплачен, и тогда его отпустят. А до тех пор он останется под надежной охраной.

— А вдруг за него не смогут заплатить назначенную сумму? — воскликнула девушка.

— Значит, капитан Саптос, как и любой пленный испанский матрос, отработает установленные три-четыре года в счет выкупа. Он будет разгружать корабли в гавани или строить, если владеет каким-нибудь ремеслом. Мне говорили, что все это сделано руками пленных. Я вижу, вы хмуритесь. Но представьте себе, что капитан Сантос превратился в англичанина и попал в испанский плен. Даже если бы его по обычаю не вздернули на нок-рее, то заковали бы в кандалы и бросили в подземелье к крысам. Но и потом ему вряд ли удалось бы наскрести сумму для выкупа. Тогда беднягу скорее всего обвинили бы в ереси и сожгли на площади, как тысячи людей до него.

— Разве отсутствие денег — ересь?

— В Испании все возможно! Там даже ребенок, восставший против воли родителей, или жена, вздумавшая перечить мужу, запросто могут оказаться перед судом инквизиции. А мы все еретики в глазах Испании. — Каролина вздрогнула, и Рэй быстро прибавил:

— Я говорю об этом, чтобы вы поняли чувства буканьеров, многие из которых пострадали от рук испанцев. Тем не менее к донье Эрнанде здесь относятся с уважением.

Они еще немного побеседовали. Рэй мрачно лил, и обеспокоенная девушка сказала, что идет спать.

— Я провожу вас.

У двери спальни Каролина хотела попрощаться, но Рэй вдруг обнял ее за талию.

— Приятно снова увидеть вас, — пробормотал он.

Прикосновение его требовательных губ показалось девушке восхитительным. Музыку, звучавшую у нее в душе с того момента, как она увидела здесь Рэя, вдруг заглушило иное чувство. Она почти в беспамятстве лежала в этих крепких объятиях, замирая от счастья. А губы уже скользили по ее шее, сильная рука, ласкающая спину, поддерживала запрокинувшееся тело…

Все, что Рэй испытывал к ней в Эссексе, вылилось из глубин сердца с удвоенной силой. Мир вокруг них закружился…

Каролина опомнилась первой. Ведь этот человек сыграл с ней злую шутку. Он никогда не стоил ее любви и никогда не сумеет ее заслужить. Ей нужно спешить к Томасу, которому она отдала сердце и тело, прежде чем встретила Рэя. Неужели она готова предать возлюбленного? Бедный Томас, изнывающий в испанской темнице!

Каролина с такой силой отпихнула Рэя, что ударилась спиной о белую стену.

— Вы не смеете так со мной обращаться! Вам известно, что я принадлежу другому!

— Правда? — Он уперся ладонями в стену, не давая ей пройти, и его лицо снова оказалось в опасной близости от ее лица. — Вам никогда не говорили, что красота принадлежит тому, кто может ею овладеть?

— Нет, и никогда этому не поверю.

— Наверное, вы правы, — усмехнулся он. — Возможно, красота — это свободный дух, ускользающий из наших рук словно лунный свет.

Рэй отступил в сторону. Покачав головой, девушка вошла в спальню, но потом обернулась и строго произнесла:

— В Эссексе вы обещали не трогать меня.

— То было в Эссексе. А здесь Тортуга, где всякое случается.

— Только не со мной! — Каролина захлопнула дверь, прижалась к ней спиной и закрыла глаза.

«Нежные чувства, которые я испытываю к Рэю, лишь физическое влечение. Я принадлежу Томасу и буду его искать.

Вопреки Рэю, Келлзу, всем донам и буканьерам!»

Девушка почти оборвала крючки своего корсажа, стараясь поскорее освободиться от платья. Она стояла в одной рубашке посреди комнаты, вдыхая прохладный морской воздух, и думала, что Рэй, возможно, прав. Здесь тропики, мир буканьеров, где иные правила, иные мерки.

Глава 26

На следующий день за ними действительно зашел очень необщительный, но вежливый буканьер по имени Хоукс, чтобы отвести донью Эрнанду к сыну. Испанка была вне себя от радости, особенно когда девушке тоже позволили идти с ней.

— Я боюсь этого дикого места, — прошептала она. — На проклятом острове можно чувствовать себя в безопасности только за стенами капитанского дома.

Каролина так не думала. Она не могла быть спокойной, покуда находилась в руках Келлза, а после вчерашнего боялась оставаться наедине с Рэем, не ручаясь за себя. Ей казалось, что на причале, хотя там полно отпущенных на берег матросов, намного безопаснее.

Поскольку Рэй не вышел к завтраку, девушка обрадовалась, и после трапезы они с доньей Эрнандой в сопровождении угрюмого Хоукса отправились в город.

Капитана Сантоса держали в весьма приличном беленом домике неподалеку от пристани. Он был в чистой одежде, даже успел привести в порядок бороду, однако пребывал в мрачном настроении и не пожелал выйти в маленький дворик.

— Господь отвернулся от меня, — сказал он, когда мать попыталась его утешить.

— Нельзя ли оставить их наедине? — попросила Каролина сурового Хоукса. — Пусть спокойно поговорят без свидетелей.

Тот кивнул, и они вышли из затененной комнаты на яркое солнце. Во дворе прогуливались какие-то люди.

— Это испанские пленные? — спросила девушка.

— Да, но не все. Других расселили по всему городу.

— А больные и раненые?

— Тоже здесь.

— Без доктора? Это же варварство.

Хоукс поглядел на нее, потом сплюнул.

— У них есть свои доктора, мисс, — сказал он, — испанские.

Поняв, что снова поспешила с выводами, Каролина попыталась сгладить впечатление очаровательной улыбкой. Это ей удалось: Хоукс распрямил плечи и, когда она спросила, нельзя ли ей навестить пленных, важно повел ее к длинному бараку.

Каролина поговорила с несколькими испанцами, заверив, что буканьеры не причинят им вреда, и попыталась разузнать о лорде Томасе. Но тут девушку ждало разочарование.

Пока она разговаривала с пленными, Хоукс все время с подозрением следил за ней.

— Почему английская леди интересуется чужеземными матросами? — спросил буканьер.

— Потому что они тоже люди, — удивилась Каролина. — Надеюсь, если бы вы оказались у них в заточении, то и какая-нибудь испанская девушка проявила бы к вам милосердие. — Покуда Хоукс обдумывал ее слова, она добавила:

— Мне не удалось посмотреть город. Нельзя ли нам пойти обратно другим путем, вдоль причалов?

— Думаю, можно.

Правда, донья Эрнанда начала протестовать, но Каролина заставила ее умолкнуть. Ей хотелось получше узнать дорогу на случай, если капитан буканьеров вдруг изменит свое поведение.

Хоукс повел дам вдоль пристани, где лежали горы фруктов, а также испанские трофеи: отличные мушкеты, канделябры, знаменитые толедские клинки, бочонки с порохом, ядра, кружевные мантильи, жемчуга, пряности и другие предметы роскоши.

— Пиратас, — шипела донья Эрнанда, глядя, как с буканьерского корабля сгружают короба. — Разбойники!

Она уже хотела погрозить им кулаком, но девушка схватила ее за руку.

— Не забывайте, что вы гостите у одного из этих «пиратас» и он был с вами очень любезен!

Хоукс, казалось, ничего не слышал. Каролина, оглянувшись на торговцев и матросов, подумала: куда спокойнее без этой опасной спутницы.

— Я привыкла каждый день подолгу ходить пешком, а донья Эрнанда находит прогулку слишком утомительной. Не могли бы вы иногда приходить со мной на причал?

— Я спрошу у капитана, — ответил польщенный Хоукс.

— О, пожалуйста.

Когда они покидали бухту, Каролина впервые услышала имя, которым ее окрестили в тропиках. Совсем рядом с ней молодой буканьер толкнул приятеля локтем и воскликнул:

— Смотри, Джек! Вон идет Серебряная Русалка, о которой вчера галдела вся команда с «Морского волка».

Его товарищ лишь присвистнул и не спускал глаз с Каролины, пока она не скрылась из виду.

Вечером того же дня, когда они ждали в галерее донью Эрнанду, Рэй спросил у Каролины, понравилась ли ей сегодняшняя прогулка.

— Очень. Я привыкла много ходить, потому сидеть в четырех стенах для меня пытка.

— Может, Келлз позволит вам гулять почаще?

— Хоукс попросит за меня. А когда донья Эрнанда снова отправится к сыну, я захвачу с собой фрукты для пленных испанцев. Вы не спросите у Кэти?

— Разумеется, — улыбнулся Рэй. — Вы уже выбрали место для прогулок? Я тоже присоединюсь к вам, если эти парни не увезут меня с собой.

— Да, уже выбрала. На причале.

— Наверное, там очень интересно. Всякие кружева, ткани, веера навалены прямо среди кокосов и манго.

— Дело не в товарах. Я должна изучить остров, если собираюсь бежать отсюда.

— Бежать? — удивленно переспросил Рэй. — Помилуйте, мужчина еще может попробовать, но дама!

— И тем не менее, — твердо ответила Каролина.

— У вас есть план?

— Да, и вам стоило бы подумать о том же. Если вы не согласитесь помогать буканьерам, они разозлятся, и что тогда? Я хочу познакомиться с английскими капитанами и офицерами.

— Не понимаю, к чему такая спешка, — пробормотал Рэй. — Ведь капитан Келлз не проявил к вам неуважения, правда?

— Правда. Я даже ни разу его здесь не видела, однако не собираюсь вечно «гостить» в его доме! — Каролина смущенно улыбнулась. — О, Рэп, я плохо обращалась с вами, признаю это. Если мне удастся организовать побег, я найду способ вытащить отсюда и вас.

Он забарабанил пальцами по столу и хотел что-то сказать, но тут к ним вышла донья Эрнанда, началось взаимное представление. Рой блестяще говорил по-испански, чем привел матрону в полный восторг.

— Я некоторое время жил в Испании, — сказал он.

Донья Эрнанда немедленно пожелала узнать, где именно.

Каролина слушала Рэя с недоверием. Видимо, его научила языку какая-нибудь супруга испанского дона, плывшая в Гавану, а оказавшаяся на Тортуге.

— У вас дома есть жена? — по-английски спросила Каролина.

— Вы же знаете, что я не женат, — удивился Рэй.

— Возможно, супруга, оставленная на Барбадосе, не считается женой в Англии?

Рэй понял ее мысль.

— Иными словами, у меня на плантации есть любовница?

Боюсь, мне нечем похвастать, — засмеялся он. — Вы весьма подозрительны, мисс… — Рэй посмотрел на донью Эрнанд, которая не понимала ни слова, но сразу обратила бы внимание на другое имя, — ..мисс Кристабель.

— Просто Виргиния слишком близко отсюда, — улыбнулась Каролина.

— Зато Англия далеко, — лениво отозвался Рэй, и девушка поняла, что он говорит о ее страстном порыве прошлым вечером.

— На этих островах нетрудно поддаться здешним нравам.

— А что вам известно о здешних нравах?

— Не много. Правда я слышала захватывающие истории о прекрасных туземках, которые управляют плантациями своих господ… Ну и всякое такое.

— Вы слишком романтичны, Кристабель. Жизнь на островах не столь занимательна, как вам кажется. В основном она заполнена бесконечной тяжелой работой. Надо вспахать землю и собрать урожай, причем с использованием совершенно неопытных работников, уповать на Господа, чтобы очередной ураган или мародеры не уничтожили его на корню, чтобы судно, которое повезет его в Англию, не затонуло вместе с грузом. В общем, здесь те же проблемы, что и у вашего отца в Виргинии.

— Вы забыли о набегах буканьеров.

— Это случается, но редко, — улыбнулся Рэй. — Как я уже говорил, им нужна моя бухта, а не моя голова.

Потом они перешли на испанский, и в беседу вступила донья Эрнанда. Она страшно волновалась из-за дочери, которая должна родить через три месяца, а она не сможет присутствовать при рождении своего первого внука.

— Почему же она не поехала с вами в Испанию и не родила там? — удивилась Каролина.

— Я узнала обо всем в Мадриде из ее письма. У моей дочери слабое здоровье, она все равно не решилась бы на такое путешествие, — ответила донья Эрнанда. — О! Я не оставила бы ее одну, если бы меня не уговорил брат, обещавший, что я вернусь в Картахену с испанской флотилией. Вместо этого я в плену, и кто знает, когда меня отпустят в Гавану, откуда можно добраться до дома. Значит, я пропущу рождение внука!

— Может, кто-нибудь поговорит с капитаном Келлзом… — начала девушка.

— Беру это на себя, — пообещал Рэй. — Капитан разумный человек и не станет задерживать донью Эрнанду, ведь он не требует за нее выкупа. Возможно, ее отправят в Гавану с первой же партией испанских дам.

— Но ведь буканьеры вряд ли решатся подойти к Гаване! — удивилась Каролина.

— Разумеется, пушки Эль-Марро живо отправят глупцов на дно. Однако властям Гаваны хочется вернуть своих женщин не меньше, чем буканьерам Тортуги избавиться от них.

Обычно корабль отправляется к ближайшему кубинскому берегу, женщин сажают в шлюпку, а гребцами становятся пленники, уже отработавшие на Тортуге.

Глаза у Каролины сверкнули, поскольку она услышала сведения, которые могут оказаться весьма полезными. Рэй заметил ее оживление.

— Неужели вы хотите прибегнуть к такому способу? — вежливо спросил он. — Конечно, вы неплохо говорите по-испански, но ваша внешность… Теперь вас знает каждый буканьер, к тому же, если это удастся, вспомните, что в Гаване вы будете еретичкой, а инквизиторы не щадят ни женщин, ни детей, лишь бы добыть «признания».

Он говорил по-английски, но Каролина нахмурилась и проворчала:

— Вы огорчите донью Эрнанду.

— Зачем скрывать правду? — пожал плечами Рэй.

Глава 27

Хоукс без труда получил разрешение капитана на прогулки с Каролиной и теперь почти каждое утро гордо сопровождал ее до пристани и обратно. Постепенно все привыкли к частому появлению Серебряной Русалки. Иногда Хоукс по просьбе дам относил пленникам большие корзины с фруктами. Каролина не забывала расспрашивать о судьбе «Грозного», где остался Томас.

Испанцы, сочувствуя молодой красавице, пытались утешить ее.

— Наверняка «Грозный» спокойно добрался до Гаваны, сеньорита, — говорили они, — и за вашего возлюбленного уже получен выкуп. Может, он уже гуляет по пристани, конечно, под надежной охраной, глядит в морскую даль и мечтает о вас.

Каролина не верила в подобные сказки, хотя продолжала надеяться и искать пути к бегству.

Через несколько дней она познакомилась с двумя самыми известными на Тортуге повесами: капитанами Шоном О'Рурком, которого еще в детстве звали Рыжим за кельтский цвет волос, и Барни-Черепом, получившим свое прозвище за любовь срубать противникам головы. О'Рурк был веселым длинноногим болтуном, а Череп — большим неуклюжим парнем с удивительно маленькой для его комплекции головой. Приятелей объединяли только страсть к женщинам и золоту да место рождения, поскольку оба были из Ирландии.

Увидев идущую мимо Кристабель, буканьеры, которым до сих пор не доводилось встречать настоящую леди, замерли от изумления. Они тут же перестали торговаться с веселой проституткой, недавно приехавшей на Тортугу.

— Обожди, красотка, мы еще потолкуем, — ухмыльнулся О'Рурк.

Барни шлепнул ее по округлому заду, после чего оба как по команде двинулись в сторону Каролины.

Длинноногий О'Рурк оказался возле нее первым и, встав между грудой бананов и целой горой соломенных шляп, загородил ей дорогу.

— Что это у тебя за малютка, Хоукс? — сказал он буканьеру, который молча поспешил к ним. — Вижу, придется нам представляться самим. Я капитан О'Рурк с «Талона», но вы можете называть меня Шоном. А этот урод — капитан Череп с «Кло».

Каролина улыбнулась зеленоглазому О'Рурку.

— Меня зовут Барни, — пробасил его чернобородый приятель.

— А я Кристабель Уиллинг.

— Мисс Кристабель гостит в доме капитана Келлза, — предупредил Хоукс.

— О, мы наслышаны, где живет Серебряная Русалка, — беззаботно сказал О'Рурк. — Вопрос в том, долго ли она там пробудет?

— Не знаю, — ответила Каролина. — Если когда-нибудь увижу капитана Келлза, то обязательно поинтересуюсь.

— Если увидите? — недоверчиво переспросил О'Рурк. — Вы хотите сказать, что не встречались с ним?

— Конечно, я встречалась с ним на борту «Сантьяго», но с тех пор мы действительно не виделись. Хотя, — быстро добавила она, заметив, что Хоукс стал мрачнее тучи, — в его доме я ни в чем не нуждаюсь.

— Они не виделись. Барии, ты слыхал?

— Слыхал, — отозвался тот, окидывая девушку таким взглядом, что она почувствовала себя голой, — но верю с трудом.

— Я тоже! — расхохотался О'Рурк. — Думаю, мисс Кристабель просто шутит над нами.

— Ничего подобного, — обиделась Каролина, ибо дважды просила аудиенции у неуловимого капитана и дважды получила отказ. — Видимо, капитан Келлз слишком занят и у него не остается времени для меня.

— Джентльмены позволят нам пройти? — вмешался Хоукс.

Энергичная парочка нехотя отошла в сторону, и когда девушка с провожатым удалились на приличное расстояние, Хоукс тревожно сказал:

— Мисс Кристабель, эти двое…

— Ну, продолжайте. — Каролина готова была отстаивать свое право говорить с людьми. — Уже половина гавани здоровается со мной. Чем же вы так недовольны? Разве я не могу им ответить?

— Полагаю, нам лучше вернуться домой, мисс.

— Хоукс, пожалуйста, я хочу еще посмотреть на эти ткани! — Улыбающийся продавец-буканьер гордо разложил перед ней серебристый шелк. — Какое чудо!

Девушка осторожно потрогала материю, искоса взглянув на озадаченные физиономии двух приятелей-капитанов. Похоже, они до сих пор не пришли в себя от изумления, что Келлз не обращает внимания на пленницу. «Разумеется, это немного задевает мое самолюбие. Но пусть все остается как было, хотя мне не удастся изложить ему свою просьбу».

— Вы уже закончили? — спросил Хоукс, которого беспокоила навязчивость опасных буканьеров.

— Да, — вздохнула Каролина. — И солнце уже печет. Надо купить соломенную шляпу.

Хоукс без возражений сам подвел ее к шляпной горе и заставил выбрать.

— Благодарю вас. Я бы не хотела оставаться перед вами в долгу, но у меня совсем нет денег.

— Пустяки, заплатит капитан Келлз.

Откуда ей было знать, что Хоукс стремился поскорее прикрыть шляпой ее светлые волосы, чтобы не привлекать больше внимания буканьеров, которые могли захватить девушку.

Как тогда оправдываться перед капитаном?!

Выйдя к ужину, Каролина увидела на скамье возле фонтана целый рулон серебристой Ткани, которой она восхищалась на пристани.

— Кэти принесла, — объяснил Рэй и с усмешкой добавил:

— Говорит, это подарок от капитана Келлза. Должно быть, вы его очаровали.

— Келлз! Келлз! — заорал попугай.

— Очаровала, только не его, а других капитанов, — засмеялась она, — О'Рурка и Черепа.

— Хоукс мне рассказывал. А вам они понравились?

— Ну, Череп, на мой вкус, слишком груб, зато О'Рурк довольно милый.

— Так считают дамы, — любезно согласился Рэй. — Правда, вам грозила некоторая опасность. О'Рурк в порядке, но Черепу нельзя доверять. Он мог зарезать Хоукса и схватить вас.

— Тогда капитан Келлз наказал бы его.

— О, разумеется. Скажите, Кристабель, вы действительно намерены поднять бунт на пристани?

Каролина вспыхнула, хотела резко ответить ему, однако в этот момент появилась донья Эрнанда, сияющая от радости: она узнала, что ее отправят в Гавану со следующей группой пленных дам. Потом она вспомнила о веере и вернулась за ним в свою комнату. Рэй снова остался наедине с Каролиной.

— И что вы будете с ней делать? — Он кивнул в сторону тонкой блестящей ткани.

— Не знаю. Может, у капитана Келлза среди пленных есть какая-нибудь испанская швея, которая пожелает заработать свободу, нашив мне платьев?

— Лучше отправьте все на Барбадос или Ямайку, — посоветовал Рэй, — Вместе со своими размерами и модными куклами, они продаются на пристани. По ним вам сошьют отличные наряды.

Каролина вдруг сочла подарок капитана столь же нереальным, как и человека, который, однажды появившись, бесследно исчез.

— Это займет много времени, а я не собираюсь тут задерживаться, — решительно сказала она. — И потом, я не могу принимать такие подарки. Одно дело согласиться на новое платье взамен порванного или на соломенную шляпу, чтобы мой нос не обгорел на солнце. Но подобные вещи… — Каролина замялась, подыскивая нужное определение.

— Подкуп? — тихо спросил Рэй.

— Словно он платит мне за то, чего я не собираюсь ему давать. Я не имею права брать подарки, тем самым обманывая человека.

— Вы женщина твердых правил, — пробормотал Рэй.

— Называйте как угодно, — спокойно ответила Каролина. — Пусть я нахожусь в доме капитана и ем за его столом, но я не принадлежу ему. А принять это — значит… — У нее снова не нашлось подходящих слов.

— Значит, позволить ему на что-то рассчитывать.

Ведь так вы рассуждаете?

— Да. А вы разве не так?

— Ну, Келлзу маленькая экстравагантность ничего не стоит, он богат, и, возможно, в каком-то смысле это действительно плата за услугу. Должно быть, лестно сознавать, что в твоем доме живет Серебряная Русалка! Ведь каждый мужчина на Тортуге хотел бы оказаться на его месте!

— И сегодня я рисковала, ибо могла сменить хозяина? Да?

Рисковала, признавшись тем буканьерам, что не видела Келлза? Разве я солгала?

— Правду, как и золото, не стоит выставлять напоказ.

— Вы говорите загадками! — фыркнула Каролина.

Их спор прервала вернувшаяся донья Эрнанда, после чего завязалась беседа о Картахене. Рэй задавал много вопросов, а испанка с удовольствием отвечала. Девушка почти не обращала на них внимания, гадая, не оскорбила ли она капитана Келлза. В таком случае она не только усугубила свое положение, но и лишила Томаса шансов на спасение.

Когда донья Эрнанда, прошелестев юбками, удалилась к себе, Каролина тоже встала из-за стола.

— Я бы хотела прогуляться, Рэй. Не составите мне компанию?

Тот с готовностью поднялся и повел ее в буйно разросшийся тропический садик.

— Боюсь, Тортуга вас раздражает, — сказал он, глядя на печальное лицо спутницы. — Но есть остров, который наверняка придется вам по вкусу. Я опытный моряк. Могу украсть лодку и переправить вас на Барбадос.

«Где находится тайная бухта… — подумала Каролина. Где буканьеры отыщут и убьют его!»

— О, Рэй, я не смею просить об этом.

— Вы можете просить меня о чем угодно.

— Могу? Правда? — Она вдруг почувствовала себя еще более пленницей и еще более одинокой.

Вместо ответа Рэй обнял девушку. Это совсем не напоминало те объятия на пороге ее спальни. Тогда была страсть, а теперь сочувствие. С тех пор он не пытался прикоснуться к ней. Между ними установились дружеские отношения, духовная близость. «Мы друзья по несчастью», — говорила Каролина, и он улыбался в ответ, радуясь, что она начинает ему доверять.

Руки, обнимавшие ее, были сильными, теплыми, любящими, но это не руки Томаса.

— Ах, Рэй! — Девушка поспешила вырваться из его объятий, и он сразу отпустил ее, хотя отдал бы все на свете, чтобы остаться рядом с ней. — Я не могу ехать с вами на Барбадос.

Эти отчаянные люди, эти буканьеры… Они найдут вас и убьют! Кроме того… — всхлипнула Каролина, — мне нужно в Англию, собрать выкуп и спасти лорда Томаса.

Лицо Рэя было в тени, поэтому она не могла видеть, каким оно стало холодным и безразличным.

— Разве нельзя отослать письмо с кораблем, идущим в английский порт?

— Можно, только я не узнаю, дошло ли оно до Нортхемптоиа. Нет, я должна сама поехать и рассказать семье лорда Томаса, что с ним случилось. Ах, Рэй, вы не видели его в тот момент, не слышали, как он звал меня! Я должна спасти его, Рэй. Должна! — заплакала Каролина.

Она выглядела такой несчастной! Сердце у Рэя дрогнуло от любви и жалости, но… она ведь оплакивала другого.

— Мне остается лишь проводить вас до спальни и пожелать доброй ночи, — спокойно произнес он, и Каролина поняла, что ее больше не позовут на Барбадос. — Скоро запрут все калитки.

Проводив девушку, Рэй не пошел к себе, а вернулся в сад и долго смотрел на черное бархатистое небо. Все так же шелестели под ветром пальмы, все так же висели над головой ковш Большой Медведицы и Орион, все также была прекрасна ночь.

Только без Каролины она потеряла для него свое очарование.

ЧАСТЬ ШЕСТАЯ

КЕЛЛЗ

Глава 28

Рэй не вышел к завтраку. Донья Эрнанда лежала с мигренью, даже Хоукс не явился, чтобы повести Каролину на обычную прогулку, и девушка в одиночестве бродила по саду. Камни дворика раскалились под солнцем и жгли ноги сквозь подошвы туфель.

С самого утра Каролина чувствовала себя усталой. Даже беспокойство о судьбе лорда Томаса притупилось от жары и вынужденного безделья. Казалось, время в этом экзотическом краю остановилось, перестав отсчитывать мгновения жизни.

Господи, неужели ей суждено остаться на проклятом острове и быть вечной гостьей слишком занятого буканьера, который не удостоил ее вниманием? Это тем более странно, что при первой встрече он, видимо, достаточно заинтересовался ею, если ухитрился определить размер одежды.

Каролину вдруг обуяло любопытство. Сейчас она бы отдала месяц жизни, чтобы получить ответ на свои многочисленные вопросы. Только бы увидеться, уж тогда она сумеет убедить его, что держать ее взаперти просто нечестно. Нужно рассказать ему о лорде Томасе, и, конечно, буканьер посочувствует человеку, угодившему с испанской галеры в темницу.

Да и она тут вроде комнатного пуделя, которого выпускают погулять, а затем приводят обратно. Какая наглость!

Пылая гневом, Каролина решительно направилась во внутренний двор. Она сама найдет опасного капитана.

Именно в этот момент из ее комнаты вышла Кэти с грудой белья, но вместо того чтобы пройти в большую дверь, откуда обычно приносили еду, экономка направилась в комнату Рэя.

Девушка хотела последовать за ней, как вдруг из галереи донесся истошный вопль попугая: «Восемь бутылок, восемь бутылок!»

Каролина от неожиданности споткнулась, наступив на подол юбки. Тонкая материя разорвалась, и девушка хмуро посмотрела на дыру. Вдруг Хоукс еще придет сегодня? Тогда нужно попросить у Кэти иголку с ниткой.

Будучи уверенной, что Рэя нет дома, иначе бы Кэти не стала менять при нем белье, Каролина открыла дверь и оказалась в совершенно пустой комнате. Девушка обошла ее, словно надеялась, что Кэти вот-вот появится невесть откуда. В спальне стояли лишь кровать и маленький столик, однако не было ни одного предмета, указывающего на то, что здесь кто-то живет.

Заметив в дальнем углу приоткрытую дверь, Каролина с любопытством отворила ее. За ней оказался коридор, по которому к их столу доставлялись кушанья. Похоже, ей наконец представился случай обследовать до сих пор недоступные помещения и хотя бы отчасти удовлетворить свое любопытство.

Кругом не слышалось ни звука, видимо, Кэти понесла белье в какой-то отдаленный дворик или в кухню, где его будут кипятить в больших чугунных котлах.

Наконец девушка обнаружила дверь в комнату, заполненную всевозможными картинами. Слева виднелась еще одна дверь, запертая и очень крепкая на вид. Может, это сокровищница? Каролина пошла дальше и очутилась в большом дворе, не сравнимом с тем, где им дозволялось гулять без охраны.

Посредине высился фонтан с многоярусной чашей, а по периметру шла красивая галерея. Здесь тоже не было ни души.

Подстрекаемая любопытством, девушка наугад толкнула одну из дверей, выходящих в галерею. За ней оказалась комнатушка, практически лишенная мебели, если не считать деревянного стола да распахнутого буфета, набитого постельным бельем, скатертями и разнообразной посудой. Без сомнения, это хозяйство Кэти.

Потом девушка обнаружила столовую, которую легче было представить себе в каком-нибудь старом английском доме, чем на Тортуге. Правда, мебель здесь испанская, но во всем чувствовался английский дух. Стены обиты деревянными панелями, и окна застеклены, а не прикрыты деревянными жалюзи, как в гостевых покоях.

Каролина прошла по толстому азиатскому ковру, видимо, лежавшему когда-то в толедском или барселонском доме, и выглянула в окно, увидев перед собой только глухую белую стену. «Похоже на крепость, — подумала Каролина. — Такие строили первые поселенцы в Виргинии».

Но зачем капитану Келлзу тщательно отделывать именно эту комнату? Почему на буйной Тортуге вообще появился кусочек старой доброй Англии? Наверное, странный дом — убежище изгнанника, тоскующего по родине.

Но ведь Келлз ирландец, а не англичанин! Девушка задумалась, каким образом этот факт мог бы сослужить ей службу, поскольку она твердо решила оставить Тортугу с разрешения буканьерского капитана или без него.

Она быстро закрыла окно и поспешила в соседнее помещение. Это была спальня, причем женская, ибо на кровати лежало чудесное шелковое платье. Его будто специально разложили, чтобы хорошенько рассмотреть и оценить. Действительно, оно сшито с отменным вкусом, гораздо лучше, чем знаменитые туалеты Ребы Девушка вздохнула. На Тортуге ей пришлось довольствоваться единственным платьем, которое подарил буканьер. В комнате были и другие предметы, указывающие на то, что здесь жила дама: туалетный столик с многочисленными баночками и коробочками, высокое зеркало, дающее возможность увидеть себя во весь рост.

В большом шифоньере из красного дерева висело много других платьев, а выдвинутые ящики комода демонстрировали всевозможные дамские принадлежности — от вееров и туфель до нижних рубашек и крахмальных юбок.

Итак, здесь живет неизвестная дама. Или по крайней мере жила когда-то. И это явно не Кэти. Тогда кто же?

Поколебавшись, Каролина толкнула соседнюю дверь, которая со скрипом отворилась, и девушка вздрогнула. Но снова никто не появился. Комната, очевидно, принадлежала мужчине. И Каролина решила, что именно самому Келлзу.

Красивые железные подсвечники на белоснежных стенах услужливо подставляли рога, готовые принять зажженные свечи, а на инкрустированном слоновой костью столе блестели позолотой два массивных канделябра. Под ними лежали пистолеты, в углу комнаты стояли шпаги и абордажные сабли. Каролина распахнула дверцы шкафа, где висели темные элегантные мужские костюмы, сшитые по испанской моде, под ними стояло несколько пар обуви. А на внутренней стороне двери ошарашенная Каролина увидела золотые четки.

Испанская одежда, четки! О нет, капитан Келлз не мог быть испанцем, предавшим свою родину и ушедшим в буканьеры! К тому же она слышала, как он говорит, и сразу приняла его за йоркширца. Хотя все уверяют, что Келлз — ирландец!

В комнате были и другие вещи: книги в кожаных переплетах, небольшая шкатулка, видимо, с деньгами, золотой кувшин для воды, пара чудесных кубков, а также два резных кресла с бархатными подушками. О да, этот буканьер понимал толк в жизни!

И тут девушка заметила то, чего не увидала сразу. На спинке кресла небрежно висел камзол Рэя Эвистока! Ежедневно за завтраком и обедом она имела возможность любоваться этой вещью!

Но что его камзол делает в чужой комнате? Может, Рэй тоже вошел сюда из любопытства, а потом, сняв верхнюю одежду, чтобы не привлекать к себе внимания, вылез в окно и ушел в город? Или, заслышав чьи-то шаги, поспешно удалился и забыл про камзол?

Пока она перебирала разные возможности, в коридоре раздались шаги и мужские голоса. Каролину охватила настоящая паника, она заметалась по комнате и в конце концов нашла укрытие за дверью, надеясь, что мужчины пройдут мимо, а потом ей как-нибудь удастся выбраться отсюда.

Но собеседники остановились у двери, и теперь она узнала голос капитана Келлза.

— Даже если последняя история, — гремел его бас, — выдумана от начала и до конца, хотя, заметь, я так не считаю, Кайона болтает только о ней. Мы не можем заткнуть рты всем матросам. И потом, уже нашлись люди, которые говорят, что она испанская шпионка.

— Испанка с серебристыми волосами? Никогда таких не встречал, — засмеялся второй, и Каролина остолбенела.

— Мое дело предупредить, а решать тебе, — послышался бас.

— Что я и сделаю, — последовал беззаботный ответ.

Дверь комнаты распахнулась, заставив девушку вжаться в стенку, потом закрылась, и она увидела спину высокого широкоплечего мужчины в белой рубашке, кожаных штанах, со шпагой на боку;

Каролина ахнула.

Вошедший резко повернулся, инстинктивно схватившись за оружие.

Это был Рэй Эвисток, но не тот Рэй, которого она знала.

— Кто вы? — прошептала Каролина.

Он вложил шпагу в ножны, потом вежливо поклонился:

— Разрешите представиться. Я капитан Келлз.

Глава 29

Девушке показалось, что ее мир рухнул. Не может быть!

— Но ведь капитан Келлз — ирландский буканьер, — выдавила она, словно пытаясь опровергнуть его утверждение.

Рэй мрачно улыбнулся:

— Лучше хранить правду в тайне.

— Нет, вы обманываете меня. Я же встречалась с капитаном на борту «Сантьяго», — упрямо твердила Каролина. — Вы сами только что разговаривали с ним за дверью. Не отрицайте, я узнала его голос!

— Я не отрицаю. Только на борту «Сантьяго» вы встречались с Донкастером. Кстати, за этой дверью он предупреждал меня о вашем неосторожном поведении. А на «Сантьяго» вас просто разыграли. И сделали это по моей просьбе.

Значит, Ларс, Хоукс, Кэти, Донкастер, даже сам Рэй обманывали ее? Значит, галантный партнер, с которым она танцевала на рождественских балах и которому чуть не отдала свое сердце, «хороший улов», за которого миссис Тарбелл мечтала выдать свою дочку, третий сын лорда Гейла, любимец всех соседей был Келлзом, знаменитым буканьером?

— Не могу поверить, — бормотала девушка. — Ларс и все остальные… им бы играть на сцене. А я так вам доверяла!

— По-моему, я заслуживаю доверия. — Рэй пересек комнату, налил вина в золоченый кубок и протянул ей. — К тому же не один я плыву под чужим флагом. Вы сказали Ларсу, что вас зовут Кристабель Уиллинг.

— Но это имя я взяла, чтобы запутать родных, — ледяным тоном ответила Каролина, оттолкнув кубок.

— Я тоже, — парировал Рэй.

— Нет, я в отличие от вас не делаю ничего противозаконного. Я просто сбежала.

— Наверное, мы все сбежали, — мрачно изрек буканьер.

Шок от неожиданного известия прошел, но обида в душе осталась. Теперь Каролина более внимательно посмотрела на Рэя.

На Тортуге он казался моложе, чем в Эссексе, где мрачное выражение лица старило его. За галантными манерами скрывались твердый характер и горячий темперамент. Лишь теперь девушка осознала, насколько он хладнокровен, непоколебим и при этом жизнерадостен. Удары судьбы закалили его, словно толедскую сталь: он мог согнуться, но сломаться — никогда!

— Как вам понравился мой дом? Вы, кажется, успели осмотреть большую часть? — спросил Келлз.

— Он странный, но очень красивый, — честно призналась она.

— Не хотите ли продолжить осмотр?

— Нет, — холодно отрезала девушка.

— Ну-ну, что вы, — добродушно сказал он. — Ведь все могло быть гораздо хуже, если бы вы попали еще в чьи-то руки. На «Отважного» мог наткнуться другой корабль и потопить его вместе с этим маменькиным сынком на капитанском мостике.

Бедный капитан Сантос!

— Капитан другого корабля Вернул бы меня…

— Домой? Возможно.

— В Англию!

— В Англию? Сомневаюсь. — Взгляд Рэя медленно скользнул вниз, словно погладил ее грудь под желтой тканью. — Чем больше я смотрю на вас, тем больше понимаю, что ни один мужчина не вернул бы такую девушку, как вы, Каролина.

— Кристабель, — поправила она.

— Хорошо… Кристабель.

— Откуда вы узнали, что я нахожусь на «Отважном»?

— Я не знал. Мне сказал Ларс.

— Но я назвалась другим именем. Как он мог знать, кто я на самом деле?

— Ларс просто доложил мне, что мы захватили Серебряную Русалку. По описанию я без труда узнал вас. Потом я слышал через приоткрытую дверь ваш разговор. Сомнений не оставалось, это был ваш голос, его так же трудно забыть, как и ваше лицо. Однако, чтобы не вышло ошибки, я попросил Донкастера представиться капитаном Келлзом, а сам наблюдал за вами из-за портьеры в большой каюте на «Сантьяго».

Ах вот что скрывали тяжелые бордовые портьеры!

— Кажется, с Донкастером я не промахнулся. Человек подобной внешности обязательно произвел бы на вас должное впечатление.

Каролина вспыхнула, потому что так оно и случилось.

— Но вы же не ирландец! А говорите без акцента.

— Здесь много людей, готовых поклясться, что я ирландец, правда, долго живший в другой стране. Я взял с собой из Эссекса нескольких друзей, которые работали у моего отца или у наших соседей. Они преданы мне и дадут голову на отсечение, что знали меня еще в Старом Свете.

— Ваш умерший друг Хэл тоже один из них?

Келлз грустно кивнул:

— Он погиб во время боя с испанцами. Я вернулся в Англию, чтобы передать золото Хэла его отцу.

— Однако вы не торопились исполнить свою миссию?

— Тем же залпом ранило и меня. Пришлось долго лечиться.

«В Англии никому даже в голову не пришло, что он знаменитый капитан буканьеров! — думала Каролина. — Похоже, я недооценивала Рэя, то есть Келлза. Теперь я всегда буду звать его Келлзом. Иначе снова упущу что-нибудь из виду!» Однако упоминание о ране почему-то сильно взволновало девушку.

— Ну и профессию вы себе избрали! — пробормотала она.

— Иногда профессия выбирает мужчину, — усмехнулся Рэй. — Но теперь, когда мы для разнообразия не обманываем друг друга, не поговорить ли нам начистоту? Если вы не одобряете мой выбор жизненного пути, я не одобряю вашего ошибочного представления о Томасе Энгвине, которого вы предпочли мне.

— Моего ошибочного представления? — сверкнула глазами Каролина. — Извольте вспомнить, что я обручена с лордом Томасом.

— Признаюсь, — вздохнул Рэй, — об этой глупости я пытался забыть, надеясь, что время и расстояние помогут вам понять вашу ошибку. Возможно, Томас Энгвин намного привлекательнее меня внешне, но в душе он похож на моего брата Дарвента. Выходите за него, а через год он промотает ваше состояние и…

— У меня нет состояния, — отрезала Каролина.

— Тем хуже. Тогда у вас просто нет шанса. — Рэй ласково смотрел на нее, однако этот взгляд привел ее в ярость.

— О, не будьте таким высокомерным! — закричала она; — Пират!

— Буканьер, с вашего позволения. Называйте меня как угодно, только не надо считать меня тем, кем я не являюсь.

— Хорошо, пусть будет буканьер. Это одно и то же.

— Я думаю иначе. Теперь скажите, вы предпочитаете оставаться мисс Уиллинг или вернете свое настоящее имя?

— Предпочитаю остаться мисс Уиллинг. Мне бы не хотелось, чтобы родители узнали, где я нахожусь.

Снаружи послышались торопливые шаги, в дверь постучали, и вошла Кэти. Увидев Каролину, беседующую с капитаном, она испугалась и быстро заговорила по-голландски. Келлз зловеще улыбнулся, дал ей, видимо, какие-то указания и «повернулся к девушке:

— Кэти пришла сообщить, что потеряла вас. Сейчас вы пойдете с ней в свою комнату, Кристабель, чтобы снова не заблудиться.

Ее выгнали!

Покраснев от стыда и гнева, Каролина шла за экономкой в гостевое крыло, находившееся под строгой охраной. Кэти ввела ее в спальню, а потом заперла дверь снаружи.

Девушка упала на кровать, чтобы все хорошенько обдумать. У каждого человека есть слабости, но какие слабости у Келлза? Если бы ей удалось обнаружить хоть маленькую трещинку в броне, она смогла бы подчинить его своей воле. Тогда бы он отправил ее с острова, а не удерживал здесь.

Каролина долго ломала себе голову, однако ничего не. придумала и, в конце концов уснув, проспала: до обеда.

Кэти выпустила пленницу, и та бросилась в галерею, где уже был Рэй Эвисток, как всегда в сером английском костюме.

— Вам следовало бы вдеть в ухо золотую серьгу и обвязать голову тряпкой, — пренебрежительно фыркнула девушка. Чтобы каждый знал, кто вы такой.

Радостное выражение, появившееся на его лице, когда он увидал Каролину, моментально исчезло.

— Некоторые из нас ведут двойную жизнь не по собственной воле, — любезно ответил Рэй.

— Правда?

— А несчастные вроде вас сами выбирают свой жребий. Как вы могли, отказавшись от имени, одна, без сопровождающих отправиться в рискованное путешествие ради того, чтобы встретиться с распутником, который уже потерял счет любовницам?

— Вы не знаете его! — закричала Каролина.

— Да, зато наслышан о его подвигах с женщинами. Слава опережает лорда Томаса. А теперь и вы попались в сети. Остается лишь поздравить нашего героя.

— Мне казалось, что вы, буканьер, могли бы проявить больше симпатии к человеку, захваченному испанцами, привязанному к мачте и запоротому кнутом.

— О, я не лишен сострадания. И если бы мне попался лорд Томас, уверяю вас, я бы предложил ему свою помощь. — Видя ее сомнения, Рэй добавил:

— Кстати, донья Эрнанда завтра отправится в Гавану.

— Я должна сказать ей об этом! Она так обрадуется!

— Ей уже сообщили, пока вы… обследовали мой дом. А когда вы сидели под замком, донья Эрнанда успела навестить сына и теперь пакует вещи. Так что с обедом придется подождать.

— Но вы говорили, что на Тортуге еще нет достаточного количества пленных испанок.

— Я сам доставлю ее из уважения к вам. Я подойду совсем близко к Гаване, посажу донью Эрнанду в шлюпку, а гребцами будут те матросы с» Отважного «, которых сочтет надежными капитан Сантос.

— И вы позволите им уйти без выкупа? — удивилась Каролина.

— Мои люди недовольны, но капитан Сантос пообещал уплатить за всех.

— Рэй, возьмите меня с собой. Может, Томас на Кубе и…

— Опасно подходить так близко, — решительно сказал буканьер, игнорируя упоминание о лорде Томасе. В Гаванском порту слишком много военных кораблей. До сих пор испанцы не заявлялись сюда лишь потому, что форт на горе контролирует весь пролив. Но если я вздумаю мозолить им глаза перед самой Гаваной, то сам приведу их на Тортугу. Я не могу допустить, чтобы вам снова угрожал испанский плен.

— Не правда. Вы хотите казаться благородным, но истинная причина в том, что вы боитесь, как бы я не прыгнула в шлюпку и не попыталась сбежать от вас.

— Подобная мысль приходила мне в голову, — усмехнулся Келлз. — Поскольку ваша глупость безгранична. Хотя я отношу это на счет вашей неопытности.

— Не смейте обращаться со мной как с ребенком!

— Вы ведете себя как дитя, Кристабель. — Его взгляд смягчился. — Но очень красивое дитя… И оттого вас легко прощать.

Ласковый тон взбесил девушку сильнее, чем слова.

— Интересно, что скажет донья Эрнанда, узнав, что каждый вечер обедала с капитаном Келлзом?

— Вы ей не расскажете обо мне, — твердо произнес Рэй. — Она и так уже напугана этим плаванием. Но если вы проговоритесь, донья Эрнанда останется на Тортуге и будет ждать выкуп за капитана Сантоса, что может занять много времени. Потому выбирайте сами.

Каролина признала свое поражение.

— Восемь бутылок! Восемь бутылок! — вдруг заорал попугай.

— Хоть бы птицу научили чему-нибудь пристойному! — раздраженно сказала девушка, — Я вообще его не учил, — пожал плечами Рэй. — Образованием попугая занимался хозяин, старый буканьер. Когда мы пытались вытащить умирающего старика из-под обломков мачты, он сказал:» Позаботься о Поле, кэп «. Этот человек мужественно сражался вместе со мной, и вот Пол уже три года кричит здесь» Восемь бутылок!». Пусть себе кричит. Впрочем, если вы настроены против него…

— Конечно, нет! Я настроена только против нынешнего хозяина.

— О, я уже понял, — ухмыльнулся Келлз и, увидев идущую к ним донью Эрнанду, предупредил:

— Так не забудьте.

Испанка была поглощена своими мыслями о близком спасении, поэтому не заметила напряженности, царившей в тот день за обедом, и с удовольствием болтала с Рэем.

— Не могли бы вы попросить для меня крепкую нитку? — прошептала ему донья Эрнанда. — Я должна пришить мои украшения к нижней юбке.

Каролина гневно посмотрела на Келлза. Бедная женщина!

Она и не подозревает, что выдала свою тайну лорд-адмиралу буканьеров. Но Рэй Эвисток с готовностью согласился все уладить.

— Я пришлю вам нитки с Кристабель, — улыбнулся он. — Только предупредите ее, чтобы она никому не говорила, где вы прячете ценности.

Каролина была в шоке. О, этот человек слишком много себе позволяет! Ее подмывало вскочить с места и крикнуть:

«Донья Эрнанда, это Келлз!» Но страх, что буканьер выполнит свою угрозу и продержит бедную женщину на Тортуге несколько месяцев, заставил Каролину сдержаться. Закончив обед, донья Эрнанда сразу поднялась из-за стола, ибо хотела пораньше лечь спать.

— Я тоже иду в постель, — мрачно сказала девушка, — но если вы посмеете воспользоваться доверчивостью…

— Господи, неужели вам не рассказывали, что я никогда не обираю дам? — небрежно спросил Келлз. — Меня больше интересуют сокровища, которые они скрывают под украшениями.

Каролина высокомерно фыркнула и направилась в свою комнату, чувствуя оценивающий взгляд. Проклятие, он снова обыграл ее.

ЧАСТЬ СЕДЬМАЯ

СЕРЕБРЯНАЯ РУСАЛКА

Глава 30

Остров Тортуга. 1688 год

Еще до завтрака за доньей Эрнандой пришла Кэти с двумя буканьерами. На прощание испанка обняла Каролину.

— Надеюсь, тебе удастся благополучно добраться до Англии, нинья, — сказала она. — Попроси этого милого англичанина о помощи. Он вытащит тебя отсюда.

Если бы Келлз тоже пришел, девушка, может, не выдержала бы и разоблачила его, но теперь ей оставалось только молчать.

— Я обязательно сбегу отсюда, донья Эрнанда, — тихо сказала Каролина, чтобы не услышала экономка, стоявшая неподалеку. — Постарайтесь узнать, где они держат Томаса Энгвина, и пошлите мне весточку через сына. Я буду навещать ваших пленных как можно чаше. Попросите тех, кто охраняет Томаса, не обижать его. Они получат выкуп, когда назовут сумму.

Донья Эрнанда сочувственно посмотрела на девушку.

— Сделаю все, что смогу, нинья, — пообещала она. — А ты приноси моему сыну фрукты и старайся подбодрить. Он совсем раскис.

— Хорошо. — Каролина со слезами обняла испанку. — Капитан Келлз доставит вас в целости и сохранности.

— Молю Бога, чтобы не встретиться с ним на корабле, — перекрестилась донья Эрнанда.

Буканьеры подхватили сундуки и коробки, а Кэти дала знак матроне идти вперед, но едва Каролина сделала шаг за ними, экономка жестом велела ей остаться.

Глядя вслед подруге по несчастью, девушка поняла, что будет скучать по этой женщине.

Она села за стол в ожидании завтрака и, когда принесли единственный поднос, еще сильнее загрустила, ибо в глубине души надеялась, что Келлз не поедет с доньей Эрнандой, а пошлет кого-нибудь вместо себя.

Пока Каролина ела, откуда-то донесся непонятный шум, словно передвигали нечто тяжелое, затем послышался топот, что-то с грохотом упало.

Удивленная небывалым переполохом, она вышла в сад и остолбенела: возле зеленой двери стояли, прислонясь к стене, два дюжих стражника, вооруженные до зубов. Оба тут же выпрямились и вежливо поклонились ей.

— Нам велели стоять здесь на страже, мисс, — сказал один из парней.

— Зачем? — удивилась Каролина, но тот лишь пожал плечами.

Тогда девушка вернулась в галерею. Она давно решила в свободное время научить Пола говорить» Кристабель «, однако добилась от него не больше, чем от двух стражников.

В середине дня, изнуренная жарой, Каролина разделась и легла в постель. Из комнаты она вышла лишь к обеду, когда стало прохладнее.

Келлз был уже дома. Он явился в галерею с двумя пистолетами, заткнутыми за широкий пояс, с абордажной саблей и с кинжалом, рукоять которого выглядывала из-за голенища сапога.

— Я думала, вы сопровождаете донью Эрнанду! — удивилась девушка.

— Пришлось изменить планы. Ее отвезет Ларс, — ответил Келлз, не глядя на нее. — Эй! Еще одну сюда, поставьте напротив уличной калитки! — приказал он кому-то в доме и повернулся к Каролине:

— Думаю, сегодня нам лучше пообедать в моей столовой.

Она не успела ответить, испуганно отступив в сторону, потому что четверо буканьеров катили в сад тяжелую маленькую пушку.

— Одну минуту, — сказал Келлз и вышел в сад, чтобы удостовериться, что орудие установили точно напротив калитки.

Увидев Хоукса, которого Келлз отправил за ядром, девушка схватила его за рукав:

— Что случилось? Почему вы поставили пушку в саду?

Разве нас атакуют испанцы?

— В городе неладно. Капитан не может рисковать, когда вы здесь, поэтому велел поставить орудие на случай, если он вздумает штурмовать ворота.

— Кто» он «?

— Португальский капитан, прозванный испанцами Эль Сангре. Вот уж и вправду кровавый!

Каролина почувствовала легкий озноб. Вдруг и эта пушка, и суетившиеся подле нее люди показались ей очень милыми.

Когда она спросила у вернувшегося Келлза, собирается ли Эль Сангре напасть на дом, тот холодно осведомился;

— Что вы знаете об Эль Сангре?

— Ничего. Я никогда его не видела.

— Вы не говорили с ним на пристани?

— Нет, насколько мне известно.

— Может, видели? Густая рыжая борода, заляпанный жиром камзол и самые грязные штаны на всем острове. Должно быть, он заприметил вас на пристани и ваша красота его воспламенила.

— Вы шутите? — с нервным смешком отозвалась Каролина.

— Хотелось бы, но прошлой ночью по Кайоне поползли отвратительные слухи, и я не мог пренебречь ими. — Он обратился к пробегавшему юноше:

— Ты уже расставил людей, как я велел?

— Да, и пушки с кораблей тоже. Возле каждого входа. — Парень улыбнулся Каролине:

— Мы дорого продадим наши жизни, если они вздумают напасть.

— Спасибо, Тим, — сказал Келлз, незаметно кивнув на спутницу. Пожав плечами, юноша удалился.

— Может, нам сегодня не обедать, а встать на страже? — заволновалась Каролина.

— Тут есть кому стоять на страже. Кроме того, мы должны поговорить. Обед — самое подходящее время.

Девушка испуганно пошла с ним в столовую, которую назвала маленьким кусочком Англии, и Келлз усадил ее за большой полированный стол.

— Здесь вам будет спокойнее. Знакомая обстановка создает уверенность.

— Не пытайтесь меня развлечь. Лучше скажите, что происходит.

— Разумеется. — В эту минуту вошла Кэти с подносом, Они с капитаном перекинулись несколькими фразами, после чего девушка поспешно удалилась. — Она говорит, люди Эль Сангре поднимаются по холму, поэтому я в отличие от вас должен торопиться.

Каролина равнодушно разглядывала блюда:

— Значит, атака предпринята, чтобы похитить меня?

— Не совсем так, — весело отозвался Келлз. — Для мятежников это замечательный предлог. Эль Сангре, португальский изменник, собрал вокруг себя преступников со всего острова. Когда он бывает в порту, к счастью, не так часто, здесь всегда начинаются беспорядки. Кто-то сказал ему, что я захватил богатую добычу с ваших испанских галионов, а он взбаламутил команды двух своих кораблей.

— Тогда вам не надо было отсылать Ларса! — воскликнула Каролина. — Ведь он и его люди могли бы нам помочь.

Келлз грустно улыбнулся:

— Я не мог нарушить слово, данное женщине. Я же обещал вам, что, если вы успокоитесь, донья Эрнанда будет свободна.

Неужели он так ее уважает? Да еще после всего, что она ему наговорила! Странный, непонятный человек…

— Все равно не стоило этого делать.

— Я только хотел, — с кривой улыбкой сказал Келлз, — чтобы вы получше узнали мой характер, который испортила профессия буканьера. С вами останутся пятеро самых надежных людей. Двое будут находиться в этой комнате, а трое — за дверью. — Поколебавшись, он достал из-за пояса один из пистолетов, — Вы знаете, как им пользоваться?

— Нет. Мой отец не терпел оружия в руках женщины.

Мама как-то выстрелила в него. И конечно, промахнулась.

— Понимаю его чувства, — засмеялся Келлз. — Тем не менее… — Он вышел в соседнюю комнату и вернулся с длинным кинжалом. — Вряд ли вам грозит настоящая опасность, но с ним и с Хоуксом вам будет спокойнее.

— Мы здесь как в ловушке, — испуганно прошептала Каролина.

— Нет, здесь есть потайной ход. О нем знает Хоукс. Если что-то случится, вы пройдете тоннелем к бухте, где вас ожидает лодка. Но все будет в порядке, Каролина.

Вдруг ей пришло в голову, что Рэю ничего не стоило отправить ее утром с Ларсом, а потом объявить, что пленница сбежала. Тогда, возможно, удалось бы избежать штурма.

— Рэй! — Она подбежала к нему и, обхватив его лицо руками, поцеловала в губы. — Благодарю вас за то, что вы меня защищаете.

Он замер, молча глядя на девушку сверху вниз, и в следующее мгновение Каролина очутилась в его объятиях. Рэй жадно целовал ее лицо, губы, видимо, сам потрясенный до глубины души.

— Не бойтесь, — наконец хрипло выговорил он. — Этот дом — настоящая крепость. Я построил ее для подобных случаев.

Когда он вышел, в комнате тут же появился Хоукс с одним из буканьеров. Они заперлись изнутри и, перевернув тяжелый стол, подперли им дверь.

— Люди Эль Сангре окружают дом, — лаконично объяснил Хоукс.

Прошло довольно много времени, они услышали грохот, треск дерева, а потом следом за этим пушечный залп.

— Похоже, наши ребята приветствуют людей Эль Сангре, прорвавшихся в сад, — с удовлетворением сказал Хоукс. — Небось не ожидали такого приема. Ведь никто не видел, как мы тащили пушки с» Отважного» сквозь заросли.

«А если мятежники притащат свои орудия?» — тревожно подумала Каролина.

Тем временем снаружи разгорелся настоящий бой. Правда, в столовую доносились лишь его отголоски, но грохот пушек слышался, казалось, со всех сторон, должно быть, люди Эль Сангре предприняли штурм сразу через несколько входов усадьбы. Борьба явно нарастала.

В конце концов звон сабель и крики сражающихся раздались в галерее. Каролина слышала топот бегущих людей, возгласы и проклятия. Хоукс, все время просидевший на краешке стула, вскочил, на всякий случай обнажив саблю.

— Идите туда! — в отчаянии закричала девушка. — Помогите Келлзу! Да не стойте вы тут со мной!

Хоукс с буканьером переглянулись, было ясно, что они рвутся в бой.

— За меня не беспокойтесь, только покажите, как войти в тоннель, если мне придется бежать отсюда.

— Это здесь, мисс, — сказал Хоукс, указывая на тяжелый буфет. — Нажмите тут… — Он всем телом налег на угол, и буфет начал поворачиваться. Хоукс быстро вернул его на место. — Тоннель начинается отсюда, по подземному ходу вы доберетесь до потайной бухты. Только не стоит туда входить без особой надобности.

— Почему? — спросила Каролина.

— Там полно здоровенных крыс. Они могут даже напасть на вас. Но если вы отважитесь, то прихватите саблю. — Хоукс указал на клинок без ножен, стоявший в углу.

— Не волнуйтесь за меня, — ответила девушка, хотя голос у нее дрогнул. — Идите и помогите Келлзу!

Подойдя к двери, буканьер прислушался. Казалось, сражение удалилось от капитанской столовой.

— Оставайся неподалеку, — сказал Хоукс напарнику, — и ори как дух смерти, если на тебя нападут. А я помогу ребятам…

В этот миг снова выстрелила пушка, и конец его фразы потонул в грохоте. Когда дверь за ними закрылась. Каролина снова заперлась изнутри, потом отвязала шнурок у одной из висевших на стене картин, перепоясалась и сунула за импровизированный пояс кинжал Рэя. Устроившись за перевернутым столом, она положила рядом пистолет.

Следующий час, наверное, был самым длинным в ее жизни. Снаружи долетали крики, стоны, грохот пушек, на крышу попали бог весть какие снаряды, что-то летело через стены внутреннего двора и с треском разбивалось о фонтан.

Потом вдруг наступила тишина — а через минуту в дверь постучали.

— Кристабель, все кончилось. Отоприте.

Это Келлз! Никогда еще она так не радовалась встрече и, ослабев от пережитых тревог, почт упала в его объятия.

— Осторожнее, — предупредил Келлз, — вы перепачкаетесь кровью.

Каролина только сейчас заметила, что рубашка у него : красных пятнах, рукав оторван, и громко ахнула.

— Это не моя кровь, — небрежно бросил Келлз, оглядываясь по сторонам. — Где Хоукс?

— Ушел помогать вам, я сама настояла. — Однако выражение сурового лица капитана не сулило Хоуксу ничего хорошего, и она решила отвлечь Келлза:

— Что там происходило?

— Эль Сангре получил по заслугам. Его люди разбежались, а с отливом уберутся отсюда. Похоже, ему кто-то сообщил, что я в море на «Морском волке», поэтому он решил напасть на мой дом, где надеялся захватить вас, ограбить казну и сбежать еще до моего возвращения.

— Келлз, у вас действительно на Барбадосе плантация?

— Да, с бухтой, как я и говорил. Правда, у меня нет на это времени, так что плантация в запустении.

— Почему вы не увезли меня туда? Подальше от беспокойной Тортуги?

— Я собирался, но теперь вижу, что вы все равно со мной не останетесь. — Каролина открыла рот, однако Келлз не дал ей выговорить ни слова. — Я понимаю ваш порыв, особенно сейчас, после боя. Вы уже хотите согласиться… Нет, вы молоды, непредсказуемы, можете передумать и сбежать.

Пока он говорил, лицо у него помрачнело. Каролина вздохнула: чудесный миг взаимопонимания прошел, они вернулись к прежнему недоверию.

— Много раненых? — спросила она.

— Несколько человек. Доктор уже здесь, ему помогают Нэт Ларкин и Кэти.

— По-моему, ваш корабельный доктор сидит с больными лихорадкой и не выходит из дома, чтобы не распространять заразу.

— У нас есть второй — Коттер, очень хороший доктор, хотя никто не знает, почему он решил заняться практикой именно на Тортуге.

«Потому что он такой же потерянный, как и ты», — с болью подумала Каролина.

— Кстати, мне надо поговорить с ним.

— Я иду с вами, Кэти не помешает моя помощь.

Келлз одобрительно взглянул на девушку и повел ее в казармы офицеров, где она еще ни разу не бывала. Одна из комнат превратилась в лазарет. Здесь перевязывали раны и останавливали кровотечения. Один человек показался Каролине мертвым, и она вопросительно подняла глаза на капитана. Поняв ее немой вопрос, он ответил:

— Нет, парень жив, просто без сознания. Рана в голову, выкарабкается.

Доктор Коттер оторвался от работы и поздравил Келлза с блестящей победой.

— Мы никого не потеряли, — радостно сообщил он. — А раненые вскоре поправятся. Думаю, через пару недель.

Келлз с облегчением вздохнул.

— Но я вижу троих мертвецов, — вмешалась Каролина.

— Это люди Эль Сангре, — объяснил Келлз, — брошенные товарищами. Утром их погрузят на «Сантьяго», а потом на виду у всех сбросят в море.

— Это варварство, — прошептала Каролина.

— Нет, урок тем, кто вздумает штурмовать мой дом. После этого мы отправим в город пару бочек рома, чтобы там выпили за нашу победу.

Тут подошел Хоукс с виноватым видом, и Рэй заговорил с ним, а Каролина тем временем предложила свою помощь доктору Коттеру.

— Мне уже помогают Нэт с Кэти, — улыбнулся тот и подмигнул ей. — А знаете, ведь ни один человек на этом острове не справился бы так блестяще, как наш капитан. Услыхав, что Эль Сангре хочет штурмовать его дом, он сразу приказал усилить охрану, а потом на глазах у всех проводил испанскую донью на борт «Морского волка». Все думали, Келлз со своими лучшими матросами покинул Тортугу, но, едва корабль скрылся из виду, экипаж, за исключением нескольких матросов, пересел в шлюпки и вернулся на остров. Вот каков наш Келлз! Теперь о нем станут говорить с еще большим уважением, назовут даже сверхчеловеком, раз он может оказаться сразу в двух местах.

Все эти люди, от воинственного Хоукса До миролюбивого старичка доктора, привыкли к орудийным залпам, треску ружей и пистолетов, лязганью стали. Они захватывали сокровища или расставались с жизнью, а потом возвращались к своим красоткам и пьянству.

Но Келлз был иным, настоящим изгнанником. Каролина чувствовала громадную симпатию к этому человеку, живущему на пороховой бочке под названием Тортуга.

— Хорошо, тогда позвольте помочь вам хотя бы с этим пациентом, доктор Коттер, — сказала девушка.

— Ладно, но только ради того, чтобы научить вас, — улыбнулся тот. — Смотрите, вот так… А здесь вы можете перевязать сами.

Каролина склонилась над глубокой царапиной на ноге здоровенного детины. Через несколько минут Келлз вернулся к своей спутнице.

— Я вынужден похитить ее у вас, док, — весело извинился подошедший Келлз. — Мисс Кристабель устала, к тому же в это время она обычно ужинает.

Когда они шли обратно, буканьер сказал:

— В такую жаркую ночь приятнее сидеть на воздухе. К сожалению, гостевые покои… В общем, то крыло дома несколько пострадало во время боя. Лучше вам не видеть этого разгрома.

— А попугай? — вспомнила Каролина.

— Я сам унес его оттуда. Теперь он снова вертится на своем кольце.

Каролина улыбнулась ему. Надежный и заботливый человек, ничего удивительного, что его так уважают.

Во дворе с многоярусным фонтаном их ждал накрытый стол. После дневного переполоха здесь казалось особенно тихо и спокойно, только неумолчно шумел прибой в Кайонской бухте. Усадив девушку за стол, Келлз извинился и ненадолго покинул ее. Вышел он в черном испанском костюме, черных шелковых чулках и башмаках с серебряными пряжками. Пышные рукава украшала блестящая вышивка, на шее буканьера висела тяжелая золотая цепь, а на белоснежном воротнике сверкал яркий рубин. Зная, что он нарядился ради нее, Каролина едва заметно улыбнулась.

— Простите, — сказал Келлз, усаживаясь за стол. — Наверное, мне следовало предложить и вам сменить платье?

— Я слишком устала, чтобы переодеваться.

— Значит, немного бренди вам не повредит. Вы же не привыкли к сражениям.

— И надеюсь, мне не придется к этому привыкать. — Она взяла дрожащими пальцами бокал, сделала глоток и тут же закашлялась.

— Бренди надо пить медленно, после стольких переживаний он помогает взбодриться.

Каролина осторожно пила огненную жидкость, чувствуя, что действительно начинает оживать.

— Ваши люди очень мужественные, — заметила она. — Когда доктор чистил им раны, я думала, они будут кричать.

— Наша профессия не для малодушных, — сухо ответил Келлз. — Робкие уходят, трусы быстро умирают.

«И только сильные остаются», — продолжила его мысль Каролина, принимаясь за второй бокал.

— Ну вот наконец можно и поужинать, — сказал он, когда маленькая индианка внесла огромную супницу с оловянным половником.

Каролина молча наблюдала за тем, как горничная наливает ей в серебряную чашу какое-то экзотическое варево.

— Боюсь, у нас не так много блюд, — сказал Келлз. — Сегодня все едят из одного котла. Но тушеное мясо вам понравится. Это любимое блюдо многих буканьеров, называется салмагунди.

Каролина осторожно попробовала.

— Что здесь?

— Почти все, — засмеялся он. — Рыба, голубь, черепаха, возможно, цыплята или свинина, замаринованные в пряном вине.

— А еще? — продолжала допрос Каролина.

— Сердцевина пальмы, виноград, капуста, оливки… Ах да, еще чувствуется вкус манго. И все хорошо поперчено и посолено, приправлено чесноком, горчицей, уксусом и маслом.

Каролина заставила себя проглотить еще немного, однако Тревоги измотали ее, а бренди одурманил. К тому же Келлз успел налить ей вина.

— Вы очень красивы. Я даже не надеялся увидеть вас за, . этим столом.

— Пока вы не сказали большего, я хотела бы кое-что узнать. Кто занимает спальню, в которой лежат все эти помады, кремы и женские вещи?

— Справедливый вопрос. Ее никто не занимает.

— А кто занимал?

— Никто никогда не занимал эту комнату, — ответил Келлз. — Я начал понемногу обставлять ее, когда вернулся из Англии. Потом привез одежду и разные дамские штучки.

— Вы действительно собирались жениться на Ребе?

— Была у меня такая мысль. Вернувшись в Эссекс, я увидел, что мой брат Дарвент остался никудышным человеком, сестра — глупой и что мой отец слишком болен и стар. В свое время я излил на них реки золота, а обнаружил море долгов. Мне вдруг захотелось все бросить, выгодно жениться, вести нормальную жизнь, заниматься хозяйством на тех землях, которые дадут в приданое моей жене. И когда отец Ребы поговорил со мной, я решил подумать. О да, отправляясь в Лондон на поиски мошенника, обыгравшего Дарвента, я уже был готов жениться.

— Но вы… — начала Каролина.

— Я встретил девушку. И не говорите мне, что вы не знаете, кто она.

— Вы даже не попытались меня найти!

— Я рыскал по городу два дня. — Келлз отвел глаза, чтобы они не выдали его чувства. Ведь Каролина могла прочесть в них правду — что она для него путеводная звезда на темном небе.

— Так долго? И вы решили отказаться от женитьбы на Ребе? — тихо спросила она.

— Только когда снова встретил Серебряную Русалку, — ответил Келлз и увидел торжествующий блеск в ее глазах. Значит, Каролина решила покорить его, и ей это удалось.

— Но все-таки бросили меня в лабиринте?

— Я решил, что потерял вас.

— А потом вернулись на Тортугу.

— Ничего другого мне не оставалось, — пожал плечами буканьер.

Каролина глядела на него, такого красивого, с изысканными манерами и самого опасного на Карибских островах.

Его боялась могущественная Испания… И он хотел ее.

— Кристабель, — нежно пробормотал он. — Красивое имя.

— Я вам не верю, — упрямо заявила Каролина. — Вся одежда в спальне одного размера. Помады и духи никто не трогал.

— Конечно, — улыбнулся Рэй. — Я выбирал их для вас.

Это ваша комната, Кристабель. Если хотите, можете сегодня остаться там.

Для нее? А разве она не знала об этом? Просто не желала себе признаться, что коварный и опасный буканьер даже теперь играет с ней в кошки-мышки.

— Я… кажется, я хочу еще вина.

Она тряхнула головой, убеждая себя, что от жаркого карибского солнца у нее двоится в глазах и путаются мысли. Сейчас Келлз представлялся ей героем, а его жизнь — увлекательным романом, полным опасностей и приключений. Он молча протянул бокал. Она молча его пригубила.

— Я ваше будущее, — твердо произнес Келлз.

Будущее буканьера — виселица и петля, да еще безымянная могила где-нибудь на берегу океана… Но сегодня это не имело значения. Каролина допила вино. Она не привыкла к крепким напиткам, особенно после бренди. Комната поплыла у нее перед глазами. Келлз налил еще.

— Чтобы вы собрались с мыслями, — заявил он.

Каролина все же сумела произнести вслух одну из них:

— У буканьера нет будущего.

— Просто оно недолгое, зато счастливое.

Она сначала только пригубила вино, но затем выпила до дна. Будущее… Он говорит о будущем как о том, что еще должно случиться. А оно уже здесь! Сейчас они пьют его, словно вино!

Комната перестала кружиться, девушка встала и сделала шаг к Келлзу, огибая стол.

— Похоже, вы достаточно выпили, — сказал он, поднимаясь.

— Да, мне надо идти к себе.

Каролина сделала шаг, покачнулась и, уже падая, была подхвачена буканьером.

ЧАСТЬ ВОСЬМАЯ

К НОВОЙ ЖИЗНИ

Глава 31

Ее разбудил какой-то треск и грохот. В первую минуту ома не могла сосредоточиться и даже понять, где находится: просторная комната с красивой испанской мебелью не была ее привычной спальней!

Вдруг Каролина вспомнила и попыталась встать. Значит, эту комнату он приготовил специально для нее!.. Все случилось вчера так быстро… Голова болела от вина, но Каролина села и попыталась собраться с мыслями.

Но едва легкая простыня соскользнула с плеч, девушка поняла, что видит свою обнаженную грудь. Наверное, ленты развязались и тонкая кружевная рубашка сползла до бедер.

«Только почему они развязались? — гадала Каролина. — Может, я всю ночь ворочалась? Или была не одна в постели и коварный буканьер получил то, к чему так стремился?»

Невзирая на страшную боль в голове, Каролина вскочила с кровати, набросила желтый пеньюар, лежащий на стуле, и пошла во двор.

Келлз уже сидел за столом в обычной буканьерекой одежде и с саблей на боку.

— Я так и думал, что они вас разбудят. Должно быть, что-то обрушилось в том конце дома. — Он кивнул в сторону офицерских казарм, а потом с удовольствием оглядел ее. — Сегодня вы просто очаровательны.

Каролина пропустила комплимент мимо ушей, стараясь понять по выражению его лица: было или не было? Она бы отдала несколько лет жизни, чтобы узнать это. Келлз отодвинул для нее стул.

— Я хотел, чтобы вы лучше отдохнули после вчерашнего, но раз уж вы здесь, давайте завтракать вместе.

После вчерашнего… Господи, что он имеет в виду? Каролина упала на стул.

— Халат вам подошел? — Она молча кивнула. — Желтое платье было сшито наугад, а потом Кэти потихоньку сняла мерку с серого платья, в котором вы приехали, и подогнала по ней остальные наряды. Она не ошиблась?

— Я еще ничего не мерила, но кажется, все впору, — ответила Каролина и чуть не подскочила от неожиданности, когда сзади к ней подошла служанка с подносом.

— Вы сегодня такая встревоженная. Хотя для первого раза это естественно, — посочувствовал Келлз.

— Для первого раза?

— Для первого сражения.

— Келлз, я должна знать… Где вы спали прошлой ночью?

— Спал? И что бы вы хотели от меня услышать?

— Правду, разумеется!

— Правду? — усмехнулся он. — Признаться, сегодня с вами не так приятно общаться. Но если Эль Сангре убрался отсюда, а я думаю, так оно и есть, то скоро Хоукс отведет вас на прогулку. Возможно, тогда ваше настроение улучшится.

— Келлз!

— Вы действительно ничего не помните, Кристабель?

— Нет. Если бы помнила, разве я спрашивала бы вас?

— Возможно, и спросили бы.

— Келлз, ответьте мне.

— Я оставляю вас, чтобы вы подумали об этом. Скажу лишь одно: ночью вы были просто неотразимы!

Господи, значит, ее догадки подтвердились! Но Каролине стало еще хуже, когда она начала вспоминать сон, который забылся после пробуждения. Ей снилось, как возлюбленный отнес ее на руках в спальню, уложил на кровать и лег рядом, как он ласкал ее, как она сгорала от страсти, пока его рука странствовала под тонкой рубашкой.

Значит, это не сон! Все было на самом деле.

Не притронувшись к еде, Каролина вернулась в свою комнату. Голова у нее шла кругом. Она изменила Томасу, сама того не желая. Теперь оставалось цепляться за соломинку и верить в то, что она этого не хотела, иначе ее можно считать легкомысленной женщиной, недостойной такого человека, как Томас.

«Простится ли грешнику прегрешение, если он покается? — в ужасе думала Каролина. — Сумею ли я очиститься от позора, если сбегу отсюда, найду Томаса и признаюсь ему во всем?» Она не находила себе места, поэтому облегченно вздохнула, услышав стук в дверь и голос Хоукса.

— Одну минуту, я только оденусь, — крикнула девушка и протянула руку к желтому платью, лежавшему на стуле. Нет, сегодня не тот день, чтобы скромничать. Сегодня нужна ошеломляющая красота, раз она собралась бежать с Тортуги. Бежать, пока ночные видения не стали привычкой, покуда непреодолимая физическая привлекательность стройного буканьера не превратилась у нее в навязчивую идею, сметающую все преграды на своем пути.

Остаться — значит навлечь на себя несчастье. Прошлой ночью Келлз без позволения овладел ею. Но в следующий раз… она может просто растаять в его объятиях.

Поэтому сегодня нужно любым способом исчезнуть с этого острова. Едва Каролина приняла решение, на сердце полегчало, даже руки перестали дрожать.

Из обширного гардероба она выбрала самое яркое платье из блестящего красного шелка, с очень глубоким декольте и пышными рукавами, украшенными серебристой вышивкой.

Под платье она надела почти невесомую черную кружевную рубашку и нижнюю юбку из черной тафты, расшитую серебряной нитью и редкими бриллиантами. Волосы зачесала наверх, выпустив несколько завитков, соблазнительно падавших на плечи.

«Я не стану мести подолом дорожки, лучше подниму юбку повыше!» — подумала девушка. Кажется, Хоукс говорил Хеллзу, что ее появление будоражит людей на пристани? Сегодня он поволнуется еще больше.

При ее появлении стражник онемел и беспокойно пожевал губами. Но Каролина гордо шла вперед и разговаривала с ним так непринужденно, словно это не она была ало-черно-серебристым видением, способным ошеломить любого.

Все мужчины как по команде поворачивались в ее сторону, а городские шлюхи недовольно смотрели на леди в красном. За ослепительной красавицей уже следовала небольшая толпа, но каждый раз, когда Хоукс оборачивался и угрожающе трогал саблю, зеваки отступали. Каролина понимала, что слишком испытывает терпение буканьера, однако сейчас она не посчиталась бы ни с чем ради достижения своей цели.

Наконец холодный взгляд девушки отыскал нужную жертву: в отдалении, пока не видя ее, беседовали рыжий ирландец Шон О'Рурк и его чернобородый приятель Барни-Череп. Она тут же подошла к груде шелковых тканей и выбрала себе желтый шарф.

— Мне нравится этот, — сказала она Хоуксу, поднимая из вороха прозрачный кусок шелка, и пока буканьер торговался с одноглазым продавцом, поигрывала своим ярким зонтом, чтобы привлечь внимание О'Рурка.

Оба капитана остолбенели, потом О'Рурк расправил плечи, и через мгновение приятели направились к ней.

— Вы не знаете, чей там корабль, французский или английский? — спросила она у Хоукса, и доверчивый буканьер стал добросовестно искать ответ на резонный вопрос своей подопечной.

Капитаны были уже совсем близко, но тут Хоукс радостно сообщил, что корабль французский. Тогда девушка выпустила из рук новый шарф и огорченно воскликнула:

— Смотрите, он улетает!

Стражник попытался схватить легкую материю, однако ветер решил поиграть с ним. Бросившись вдогонку, Хоукс наткнулся на груду пустых бочек, а когда ему удалось выбраться из свалки, желтый шарфик уже отдыхал; на пирамиде манго, после чего снова был унесен ветром.

О'Рурк подошел к Каролине.

— Капитан, — быстро сказала она, — мне надо поговорить с вами, только бы Хоукс нам не помешал.

Шон О'Рурк никогда не стал бы буканьерским капитаном, если бы плохо соображал. Оглядевшись вокруг, он увидел неподалеку играющего мальчика.

— Эй, парень! — Он швырнул ему монетку. — Видишь здоровяка, который гоняется за шарфиком? Отвлеки его на время.

Мальчишка, выросший на острове и потому разбиравшийся в подобных хитростях, побежал к Хоуксу.

— Что вы хотите, мисс? — с любопытством осведомился О'Рурк.

— Хочу уехать с Тортуги, но Келлз меня не отпускает.

— И куда же вы собрались? В Лондон?

Неделю назад Каролина ответила бы «да!», а теперь у нее был другой план.

— Я хочу поехать на Кубу.

— Слышал, Барни? Леди желает отправиться на Кубу.

— Зачем?

— У меня есть дело в Гаване, — беззаботно ответила Каролина.

— В Гаване? — засмеялся О'Рурк, — Да.

— На Эспаньоле есть небольшая буканьерская крепость, — наконец справился с хохотом Череп. — Совсем близко от Гаваны.

— Ты… — начал О'Рурк, но Барни поднял руку.

— Мисс Кристабель желает на Кубу, — пробормотал он. — Разве мы не можем отвезти даму куда ей угодно, Шон?

— Я этого не говорил, — живо отозвался О'Рурк. Он чуть не ляпнул, что несколько хижин на берегу незаметной бухточки никто бы не осмелился назвать крепостью, но, слава Богу, понял своего приятеля. — Дама в черном, да еще в мантилье, скрывающей волосы и лицо, даже в Гаване не привлечет внимания.

— Я хорошо вам заплачу, — пообещала девушка.

Капитаны переглянулись.

— Видишь, Барми, леди хорошо заплатит, — пробормотал О'Рурк.

— Да, да, золотом, — добавила она.

Разве ее подруга Рамона Вальдес не была замужем за губернатором Кубы? А если не удастся добраться до такой важной персоны, то она найдет донью Эрнанду, обойдя все городские церкви: набожная испанка никогда не пропустит мессу. Донья Эрнанда обязательно ей поможет!

— Сойдет и серебро. Хорошо, мисс Кристабель, я отвезу вас, куда вы пожелаете. Хоть в Филадельфию, хоть в Порт-Рояль, хоть на Кубу, даже на край света. Однако Барии тоже не захочет остаться не у дел. Он будет сражаться со мной за эту привилегию. — О'Рурк нахально улыбнулся. — Вы согласны на матлотаж?

Каролина наблюдала за мальчуганом, который налетел на Хоукса, наконец изловившего шарфик. От неожиданности буканьер отпрыгнул в сторону и разрушил пирамиду из апельсинов.

— Матлотаж? — повторила девушка, гадая над смыслом загадочного слова.

— Ну да, матлотаж, — пробасил Череп. — Я как раз хотел предложить именно это!

«Матлотаж, — думала Каролина, не спуская глаз с Хоукса. — Должно быть, это что-то из испанского… Корень» лот» означает «доля», тогда остается «мат»… Металл? Если учесть их отвратительное произношение, все становится ясно. Капитан Череп желает получить свою долю, а О'Рурк не отправится на Кубу без сопровождения и берет с собой капитана Барни «.

Тем временем Хоукс уже вылез из апельсинов и спешил обратно.

— Я согласна, — быстро ответила Каролина.

О'Рурк достал из кармана серебряный талер.

— Давай, Барни! — крикнул он, подбросив монету.

— Орел!

О'Рурк прихлопнул талер ладонью и стоял, как бы не решаясь взглянуть на результат.

— Ну же, давай посмотрим, Шон!

Тот поднял ладонь, и оба увидели льва.

— Ты проиграл, — засмеялся Череп.

— Нет, я выиграл. — В глазах О'Рурка блеснуло торжество.

Каролина решила, что они спорят о том, кто повезет ее до Гаваны. Ей не хотелось оказаться на корабле угрюмого Черепа, и поэтому она обрадовалась, что выиграл О'Рурк. Вероятно, он тоже почувствовал ее облегчение, ибо вдруг стал подчеркнуто вежливым.

— Может, вы предпочли бы дождаться, пока уйдет из гавани» Морской волк «? — осведомился он, а Череп лишь фыркнул.

— Нет. — Каролина торопилась закончить разговор, поскольку Хоукс был почти рядом. — Я дам вам знать, когда смогу выбраться.

Она взяла шарф у мрачного стражника, которому явно не понравилась ее беседа с двумя капитанами.

— Всего хорошего, капитан О'Рурк и капитан Череп. Я запомню, о чем мы с вами говорили. — Потом девушка повернулась к Хоуксу:

— Простите меня за беспокойство.

— Почему эти двое кидали монету? — спросил тот, глядя вслед удалявшимся буканьерам.

— Где они кидали? — невинно спросила она, и Хоукс еще больше нахмурился.

— Думаю, нам лучше пойти домой.

— Да, теперь мы можем идти, — удивила его ответом Каролина.

Обычно девушка весело болтала с Хоуксом, но сегодня ей было не до этого. Они молча дошли до усадьбы, где суетились рабочие, занятые восстановлением разрушенного.

На сей раз Хоукс провел ее через главный вход под внушительным красивым портиком, массивная дверь совершенно не пострадала, только замки не выдержали натиска, но к вечеру все должны починить.

Если по дороге Каролина думала о том, как найти Томаса в Гаване и спасти его, то, очутившись во дворе, моментально переключилась на другое. Вот здесь Келлз сегодня утром насмехался над ней, да, насмехался. Разве он не сказал, что прошлой ночью она была неотразима?

Промчавшись по безлюдному двору, Каролина влетела в предназначенную ей комнату. Во всяком случае, так говорил Келлз.

Приближалась ночь, значит, скоро домой вернется самый знаменитый капитан Тортуги… и заявит свои права на то, что получил вчера с помощью хитрости.

Глава 32

Уже взошла луна, а Келлза все не было. Днем он работал на верфи, где стоял» Отважный «, и похоже, на обратном пути заглянул с приятелями в таверну. Каролина сидела за столом одна, уставившись на черепаховый суп и гадая, что принесет ей предстоящая ночь. В конце концов она решила не дожидаться Келлза, а идти спать и, разумеется, забаррикадировать дверь стулом.

Девушка едва успела смять свой вызывающий наряд, как явился буканьер. Она слышала в коридоре его шаги, напряглась, ожидая стука в дверь. Но Келлз вошел безо всяких церемоний, поэтому Каролина оказалась перед ним в одной тонкой рубашке.

— Убирайтесь! Разве не видите, что я не одета? — в ярости закричала она.

— Вижу, — ответил капитан, не двигаясь с места. — Я только что из города, там лишь о вас и говорят. С тех пор как вы здесь появились, люди вообще позабыли обо всем другом!

Вот уж действительно, одна женщина может принести больше вреда, чем сражение.

— Если вы говорите о моем красном платье, — высокомерно заявила Каролина, — так позвольте вам напомнить, что это ваш подарок.

— Дело не в платье. В каждой таверне мне подробно описали вашу фигуру и вашу соблазнительную походку. Что за дьявол в вас вселился, Кристабель?

Он шагнул к ней, но Каролина предусмотрительно отступила за высокую спинку стула.

— Келлз, не подходите, — предупредила она и вдруг закричала:

— Да как вы смеете говорить о дьяволе, вы, бесчестящий женщин!

— Бесчестящий?.. — Он выглядел изумленным, но через секунду его взгляд опять стал уверенным и холодным. — Так, значит? Но почему же именно я должен оставаться не у дел?

Почему бы им не поделиться со мной? Раз вы предложили себя этим негодяям?

— О чем вы говорите? — растерялась Каролина. — Я никому себя не предлагала.

— На кого же тогда бросали монету Череп с О'Рурком?

Разве не на вас?

— Они бросили монету, чтобы решить, кто из них отвезет меня туда, куда я хочу уехать, — вспыхнула девушка. — Вы же отказываетесь это сделать.

Буканьер сделал еще шаг, заставив ее испуганно попятиться. Его лицо опять скрылось во тьме, но все равно было видно, как в безжалостной улыбке заблестели крупные белые зубы.

— Келлз, вы не смеете обвинять меня! — Каролину охватила паника. — Они пообещали отвезти меня, куда я пожелаю.

— Пообещали… И вы им поверили? — В его голосе прозвучал угроза.

— А почему бы и нет?

— Вы согласились на матлотаж! — взорвался буканьер. — Неужели вам не известно, что это такое?

По правде говоря, она не понимала, о чем идет речь, хотя ни за что бы не согласилась признаться в своей неосведомленности.

— Конечно, известно. — Девушка вскинула голову, и лунный свет превратил ее волосы в каскад белого золота, спадающего на округлые плечи. — Это… какое-то испанское слово, которое означает» делить металл «. Я обещала им золото…

— Чье золото? — прервал Келлз.

— Доньи Эрнанды. Правда, у нее самой нет… Но она может достать нужную сумму. — Видя, что Келлз приближается, девушка снова попятилась, не сводя с него испуганных глаз. — А поскольку оба предложили мне помощь, то имели право делить золото, то есть металл. По-моему, так, — неуверенно закончила она, проклиная себя за то, что сразу не выяснила у О'Рурка значение непонятного» матлотажа «.

— Делить металл, — озадаченно пробормотал Келлз. — Значит, вы решили, что им нужны деньги?

— Да.

— Позвольте мне немного просветить вас. Буканьеры знают слово» деньги» на всех языках. Они не стали бы туманно выражаться.

— Тогда… что же это? — Почуяв недоброе, девушка вздрогнула.

— «Матлотаж» — французское слово, Кристабель! Французское, а не испанское, — зловещим тоном сообщил Келлз. — Матлотаж — старинный обычай буканьеров, которые подолгу страдают без женщины. И они берут жену по-матросски. Двое бросают монету, кому жениться на девушке. Проигравший в утешение получает ее первым.

Каролина чуть не схватилась за голову. Так вот что значила кривая усмешка Черепа — «Ты проиграл!» — и торжество О'Рурка, убирающего монету в карман. «Нет, черт побери, я выиграл!» Вот почему его зеленые глаза с такой жадностью оглядывали ее тело в шелковом платье с глубоким вырезом на груди!

Боже правый! Неужели те двое решили, что она согласилась выйти замуж за одного из них?

— А теперь признавайтесь, О'Рурк проиграл?

— Череп сказал, что да, — смущенно пробормотала девушка, — но сам О'Рурк так не считал.

— Разумеется, он чувствовал себя победителем, ибо получит вас первым. Так сказать, право первой ночи. И за это он согласен был отвезти вас, куда вы пожелаете. Кстати, а куда вы собирались ехать?

— В Гавану.

— В Гавану? — удивленно переспросил Келлз.

— Да, в Гавану, потому что там находится лорд Томас… должен находиться… Они смеялись надо мной…

— Не сомневаюсь. Кому бы пришло в голову уговаривать буканьеров лезть под дула испанских пушек?

— Но они сказали, что на Эспаньоле есть маленькое буканьерское поселение, откуда легко добраться до Гаваны.

— Да, оттуда недалеко до Гаваны, А они не сказали, что это поселение то появляется, то исчезает, поскольку испанцы регулярно стирают его с лица земли?

Каролина ошеломленно взглянула на Келлза:

— Значит, они не собирались отвозить меня в безопасное место недалеко от Гаваны?

— Оно куда дальше, чем вам хотелось бы! По-моему, вы до сих пор не ничего поняли, Кристабель, — холодно произнес Келлз. — Если два буканьера хотят одну женщину, а женщина согласна на матлотаж, то один берет ее в жены и остается с ней, пока второй находится в море. Во время отсутствия супруга его место занимает второй, а потом они снова меняются местами. И так далее. Второго называют по-французски matelot, то есть матрос. Это давний обычай буканьеров. О'Рурк доставит вас в поселение на Эспаньоле, по дороге взяв причитающуюся ему долю. Там вы станете законной супругой Черепа и будете исполнять любую его волю. Но когда он снова почувствует зов моря, его место займет О'Рурк и будет жить с вами, покуда не вернется Череп. Таким образом, О'Рурк становится вашим вторым мужем. Вот на что вы согласились.

Когда ужасный смысл необдуманного поступка дошел до ее сознания, девушка почувствовала, что сейчас упадет. Значит, те два разбойника посмели думать… Она бессильно оперлась на спинку стула.

— Господи, я не хотела… я не поняла, Рэй, — в ужасе бормотала Каролина.

— Меня зовут Келлз, — безжалостно произнес тот. — Иначе мы закончим наш разговор.

— Келлз, я не поняла, чего они хотят.

Буканьер презрительно усмехнулся:

— Вам было некогда, вы даже не спросили, что означает «матлотаж». Конечно, вы же так спешили убежать от меня с О'Рурком и Черепом! А они собираются поделить вас между собой.

— Они не посмеют!

— И кто же их остановит?

— Вы, разумеется! Вы должны объяснить им, что я не поняла.

— Я должен им объяснить? — Келлз насмешливо взглянул на нее. — О'Рурк — мой приятель и опасный фехтовальщик.

Он знает, что я тоже не последний в этом деле. Череп искусно владеет гарротой и прочими штучками, о которых вам не годится слушать. И вы хотите, чтобы я разочаровал двух приятелей, объяснив, что вы дурачили их? Боюсь, вы не слишком дорожите моей жизнью!

— А вы не слишком дорожите моей честью, — жалобно сказала Каролина. — Вы же джентльмен!

— На Тортуге я предпочитаю забывать об этом. Здесь я буканьер, отвергнутый Богом и людьми.

— Вы… не станете вмешиваться? О, Келлз, неужели вы отдадите меня этим дикарям?

Серые глаза холодно изучали ее, и девушка не подозревала, какие муки испытывал суровый капитан. Отдать им? Да ради нее он готов придушить кого угодно. Только ей не следует знать о его чувствах, иначе эта заносчивая Серебряная Русалка быстро осознает свою власть над ним.

Когда он заговорил, его ответ прозвучал для Каролины пощечиной:

— Так вы готовы признать, что принадлежите мне?

— Нет, нет! Я этого не говорила! — Вспомнив, что стоит перед ним полуодетая, девушка чуть не задохнулась. — Я думаю, вы могли бы притвориться…

— Я не стану притворяться и сделаю это, если вы отдадите предпочтение моей кровати. Или они, или я. Выбор за вами.

Обещаю освободить вас от них, но только если вы добровольно придете ко мне.

Каролина задрожала от ужаса. Ее никогда не склоняли к разврату, во всяком случае, к добровольному.

Но это вот-вот случится! Лицо Келлза показалось ей почти дьявольским, когда он назвал цену за ее спасение.

— В конце концов, — бесцеремонно добавил он, — уж лучше я, чем О'Рурк и Череп. Барии вообще не знал настоящих леди, а О'Рурк каждый вечер напивается и колотит своих женщин.

Каролина не слушала его, представляя себе лорда Томаса, привязанного к мачте испанского галиона, или того хуже: в гаванской тюрьме, без солнца и воздуха, на цепи, изъеденного крысами. «Остался единственный способ добиться для него свободы, — думала она. — Но этому буканьеру недостаточно овладеть моим телом, он хочет, чтобы я добровольно пришла в его объятия! И все же ради спасения Томаса нужно согласиться на позорную сделку.

Каролина глубоко вздохнула.

— Я сделаю то, о чем вы просите, — чуть слышно произнесла она.

Если бы в этот момент она не смотрела в пол, то увидела бы, как изумился Рэй Эвисток, который не допускал мысли, что девушка согласится на такое. Он просто мстил за бессонные ночи, выпавшие на его долю по милости Каролины.

А она вдруг согласилась разделить с ним постель.

— Очень хорошо, — услышал Келлз собственный голос, — ловлю вас на слове. Выходите, Кристабель.

Она медленно, словно несчастный ребенок, покинула свое укрытие, не решаясь поднять глаза от стыда.

Буканьер готов был плюнуть на сделку, но тут светловолосая голова поднялась, и серые глаза, в которых сверкали яростные искры, вызывающе посмотрели на него.

— Раз вы не требуете платы немедленно, — едко произнесла Каролина, — значит, вы отказываетесь от сделки?

Келлз вздрогнул, словно его ударили.

— Нет, не отказываюсь, — почти беспечно сказал он. — Просто я не требую платы авансом.

« Ты уже получил его, — мысленно возразила девушка. — Прошлой ночью! Только я была без сознания. А сейчас ты намерен подчинить меня своей воле с моего согласия «.

Каролина ждала, что он повернется и уйдет, однако буканьер шагнул к ней, схватил ее в объятия и поцеловал, хотя она вырывалась, пытаясь закричать.

— Это залог, — сухо произнес Келлз, резко отстранившись.

— Проклятие! — дрогнувшим голосом воскликнула она. — Вы заключили сделку с моей честью!

— Можно, оказывается, заключать и бесчестные сделки.

Видно, те, кто их предлагает, вам больше по душе. Не принимайте близко к сердцу, — мягко добавил он, — кто-нибудь из тех хвастунов может убить меня, тогда вам незачем будет со мной расплачиваться.

Заметив в ее глазах ужас. Келлз со смехом закрыл за собой дверь.

Каролина не могла двинуться с места, пока не стихли его шаги.» Что я наделала? Зачем дала это безрассудное Обещание?» — подумала она, не желая знать ответ.

Глава 33

Ночь она провела в одиночестве, ибо Келлз так и не вернулся.

Утром Каролина сидела за столом, убеждая себя, что рада избавиться от общества буканьера. Но то ли от одиночества, то ли от необъяснимой тревоги кусок просто не лез ей в горло.

Остаток утра девушка бесцельно слонялась по дому. Она бы вышла в прохладную рощу на склоне холма, только у двери стражник со шрамом через все лицо очень грозно взглянул на нее и долго потом смотрел ей вслед, будто она могла неожиданно броситься в запертую дверь. Видимо, Келлз предупредил его, что она способна и на это. Каролина заглянула в кухню, однако дородная повариха тут же нахмурилась и срочно решила запереть двери, которые до сих пор оставались распахнутыми, чтобы не скапливался пар, валивший из котлов.

Потом наступил совершенно безветренный день. Жара, казалось, придавила все живое к раскаленной земле. Каролина хотела устроиться на отдых в гамаке под пальмами, но вскоре опять вскочила и начала ходить по двору, покуда солнце не загнало ее в прохладную затененную комнату.

Почему Келлз не возвращается? Наверняка с ним что-нибудь стряслось. Боже милосердный, теперь ее обвинят еще и в этом! Не найдя куда-то запропастившуюся экономку, девушка направилась к главному входу, чтобы поговорить со стражником.

— Ты можешь разыскать Хоукса? — спросила она.

Смерив ее внимательным взглядом, тот повернулся в сторону коридора, ведущего в офицерские казармы, и басом проревел.

— Хоукс!

Каролине показалось, что прошла целая вечность, прежде чем он появился.

— Где Келлз?

— Капитан в городе, — после некоторого раздумья ответил Хоукс. — По личному делу.

— Я знаю. Он не ранен?

— Насколько мне известно, нет, — осторожно сказал буканьер.

— Ты не мог бы отвести меня в город? — виновато попросила девушка, надеясь, что как-нибудь уладит дело, чтобы никто не пострадал.

Хоукс опешил.

— Нет! — рявкнул он.

Девушка поспешила отойти и, оглянувшись на ходу, увидела его сердитый взгляд.

Время шло. Тени удлинились, склоняющееся к горизонту солнце позолотило океан, изможденная зноем бухта с нетерпением ждала сумерек, а Келлз не возвращался.

Неужели он не нашел О'Рурка с Черепом? Возможно, он все еще обходит улицу за улицей, переулок за переулком? Каролина представила себе звон сабель, крики раненых и вздрогнула. Почему она так волнуется, уж ей-то незачем ждать его возвращения.

Глядя на красиво сервированный стол, девушка подумала, что надо бы перекусить, но не отломила даже кусочка хлеба.

Она побрела в спальню и легла не раздеваясь, а то Келлз еще подумает, будто она готовилась к его приходу и собирается доставить ему удовольствие.

На остров снова опустилась черная бархатная ночь, взошла луна, чтобы посмотреться в зеркало Кайонской бухты и омыть красные черепичные крыши волшебным светом, какого они не знали днем. И тут Каролина наконец услышала шаги буканьера, а потом стук в дверь.

— Войдите, — прошептала она. Сделка есть сделка.

Испуганной девушке показалось, что Келлз заполнил собой весь дверной проем. На расстегнутой до пояса рубашке кровь, на загорелом лице злое выражение.

— Что, до сих пор одеты?

— Вы ранены, — в ужасе прошептала Каролина, уставившись на пятна крови.

— Нет. Сегодня я убил из-за вас человека, с которым никогда не ссорился.

Убил! А она так надеялась, что все обойдется. Просто не учла, как быстро ярость овладевает этими людьми, как мало ценят они свою и чужую жизнь.

— Но… не О'Рурка? — с надеждой спросила девушка, потому что молодой повеса с зелеными хитрыми глазами нравился ей больше.

— Черепа. Когда я изложил свои доводы, он сделал вид, что уступает, осыпая меня бранью, а сам набросился на меня сзади. Пришлось защищаться.

— А О'Рурк?

— Поорал, а потом убрался.

— Значит… все кончено? — Девушка вспыхнула от стыда, поскольку вместо вины испытала облегчение.

— Да, — грубо сказал Келлз, — для вас, конечно, а меня, возможно, ждет расплата.

Каролина поняла, что он имеет в виду дружков Черепа: днем шальная пуля в спину или нож в темном переулке…

— Я не хотела, чтобы все так кончилось, — жалобно пробормотала она. — У Черепа есть жена? Дети?

Келлз не стал говорить про его бесчисленных детей, которые родились у изнасилованных им женщин и которых он не признавал. В эту минуту девушка казалась ему такой несчастной, что буканьер готов был смягчиться. Потом глаза у него снова вспыхнули.

— Нет. Однако, возбуждая подобных мужчин, вы не можете рассчитывать, что они не станут за вас сражаться. А теперь я жду награды.

Он выглянул в коридор и позвал Кэти. Та моментально явилась, и они стали говорить о чем-то по-голландски.

— Я велел приготовить нам ванну. Здесь.

— Я не буду мыться с вами в одной комнате, — запротестовала Каролина.

— Будете. — Келлз отстегнул саблю. — Смерть Черепа — пустяк, но ведь я с ним не ссорился. Да и Шон О'Рурк не скоро простит мне то, что он мягко назвал вмешательством в чужие дела. Раз хотели, чтобы я убил тех, кому вы заморочили голову, так должны расплатиться.

Каролина попятилась, надеясь, что ванну будут готовить еще долго, однако хозяйство в доме велось отлично и горячую воду держали про запас. Через пару минут одноглазый Джесс, помогавший на кухне, притащил огромный чан и вылил его в металлическую пузатую ванну, которую уже поставили в комнате. Хозяин молча наблюдал за действиями слуг, преграждая своей пленнице путь к выходу. Затем появились вторая ванна, второй чан горячей воды, большие льняные полотенца и ароматное мыло с мочалками. Келлз закрыл дверь, скомандовав:

— Теперь раздевайтесь.

Каролина начала расстегивать дрожащими руками платье, а он бессовестно наблюдал за ней.

В конце концов легкий шелк соскользнул на пол, и девушка осталась в кружевной рубашке, чувствуя себя голой. К тому же ярко светила луна, в комнате было светло, а Келлз смотрел на нее с явным удовольствием.

— Теперь рубашку. Если вы не собираетесь мыться в ней. — Каролина не шелохнулась. — Может, вы предпочитаете, чтобы я сорвал ее?

— Придется, — вспыхнула девушка. — Я не стану раздеваться для вашего удовольствия.

— Обещание так скоро забыто? — пробормотал капитан, и она не успела опомниться, как буканьер схватил ее за руку.

— Обещания, полученные нечестным путем, выполнять не обязательно! — прошептала Каролина.

— Правда? — улыбнулся он, крепче сжимая хрупкое запястье. Девушка попыталась вырваться, однако сумела только повернуться к нему спиной. Один рывок, и тонкая рубашка тоже упала на пол. Теперь на Каролине остались лишь чулки и туфли.

— Снимайте, — приказал буканьер.

Она пнула его ногой, попыталась отвернуться, прячась от неумолимого жадного взгляда, но пнула недостаточно сильно.

Келлз развернул девушку к себе. Ленивая улыбка смягчила напряженные черты его лица, суровый взгляд скользнул по ее телу, словно изучая каждый изгиб.

— Снимайте туфли, если не хотите, чтобы они намокли.

Безразличный тон привел Каролину в ярость, и она пообещала себе, что непременно сбежит, но, разумеется, не в мокрых туфлях.

— А чулки? Неужели удобнее стягивать их мокрыми? — с прежним бесстрастием произнес он.

Она наградила его убийственным взглядом, хотя выполнила требования. Поскольку буканьер стоял рядом, поддерживая ее под локоть, то ему пришлось уворачиваться от нового удара по голени.

— Вы можете поранить свои нежные пальчики, эти ботфорты выдерживают более серьезные удары.

Он говорил правду, но Каролине было все равно. Она снова попыталась ударить своего мучителя, одновременно стремясь освободиться.

— Если вы заставите меня еще хоть немного сжать пальцы, на вашей коже останутся синяки, — невозмутимо предупредил он и, не обращая внимания на пронзительный визг, подсадил ее в ванну.

Девушка прижала колени к груди, обхватив их руками, при этом она гневно смотрела на него. Келлз тоже начал раздеваться. Сбросив рубаху, он прошел к двери, запер ее на щеколду и, перехватив взгляд Каролины, угадал невысказанные мысли.

— Я все равно добегу раньше, вы даже не успеете справиться с замком. — Он кинул ей мочалку.

Девушка ловко поймала ее одной рукой, но от этого движения обе груди вынырнули на поверхность. Она с досадой заметила, как сверкнули глаза Келлза, поэтому быстро прикрыла мочалкой грудь и, чтобы отгородиться от нескромного взгляда, снова обхватила колени руками. Теперь она исподтишка посмотрела на большую саблю в ножнах, брошенную Келлзом на стул.

— Эту мысль тоже придется оставить. Сабля очень тяжелая, но если вы окажетесь настолько глупы, то получите ножнами по голому заду.

« Если сам не получишь мылом в глаза «, — подумала Каролина, решая, как бы это устроить. Тогда она могла бы схватить платье, отпереть дверь, промчаться по безлюдному двору и выбраться на свободу через госювую часть усадьбы! Починенная калитка ее не остановит, у стены сложены камни и черепица, встав на которые, легко перелезть наружу. Только бы добраться до лимонной рощи, где она спрячется в тени какого-нибудь дерева, оденется и исчезнет, а в городе уж найдутся честные купцы, не буканьеры, чьи корабли стоят в Кайенской бухте.

Так размышляла Каролина, беря в руки мыло, пока Келлз снимал сапоги и штаны. Она стыдливо отвернулась. Лорд Томас никогда не показывался в обнаженном виде, ловко драпируясь простыней или одеялом, но Келлзу нет никакого дела до ее смущения. Ей и в голову не приходило, что лорд Томас всегда стремился поскорее овладеть пугливой девушкой, развлечься с ней и бросить, а Келлз этой ночью брал ее в супруги на всю жизнь.

Каролина исподтишка наблюдала, как он плещется в своей ванне, насвистывая какую-то мелодию. Наконец он поднялся из воды. Превосходное тело с красивыми мускулами блестело от воды. Не обращая внимания на девушку, Келлз быстро вытерся, отбросил полотенце и направился к ней.

— Давайте потру вам спину, — предложил он.

Вместо ответа Каролина вскочила и ткнула ему в лицо намыленной мочалкой, надеясь ослепить его. Но этому человеку не раз приходилось отражать внезапные атаки, поэтому он зажмурился до того, как мыло попало в глаза, и, едва Каролина выпрыгнула из ванны, обхватил ее за плечи.

— Уже помылись? — усмехнулся он. — Может, пора вытираться или для начала ополоснемся? — Келлз схватил кувшин чистой воды, плеснул себе в лицо, чтобы смыть остатки мыла, потом, держа пленницу на расстоянии вытянутой руки, обмыл ей грудь и спину.

— Вы тут все зальете, — запротестовала Каролина.

— Да, — рассеянно ответил Келлз, не в силах отвести глаз от двух розовых сосков. Но это мой дом и мой пол. Я могу поливать здесь все, что захочу. — Не выпуская ее плеча, он поставил на место кувшин и, взяв большое полотенце, приказал:

— Стойте спокойно.

Тем не менее девушка все время сопротивлялась, пока он вытирал ей спину, бедра, живот, и начала яростно царапаться, когда он перешел на бедра и интимное место между ними.

— Остановитесь! — закричала Каролина, отталкивая его руку, но пылкий взгляд буканьера дал ей понять, что сопротивление только распаляет его.

К тому же она все больше слабела от прикосновения его ловких рук и чувствовала, что, как бы она ни сопротивлялась, Келлз пришпилит ее, словно бабочку, и начнет спокойно изучать.

— Уже достаточно обсохли? — добродушно спросил буканьер и отбросил полотенце.

— Отпустите меня, Рэй.

— Рэя больше нет. В этой части света меня зовут Келлзом, и я намерен играть свою роль до конца.

— Не делайте этого, Келлз, вы пожалеете. — Каролина задыхалась, упираясь ладонями ему в грудь.

— Пожалею? — хрипло переспросил он. — Может, и пожалею, но только утром. Надо держать слово, Кристабель!

Кристабель! Она вдруг сникла, будто освободившись от какого-то тяжкого греха. Она больше не Каролина Лайтфут, та сражалась бы до последнего вздоха, чтобы спасти свою честь.

Но теперь она стала другой женщиной, Кристабель Уиллинг, у которой единственная цель в жизни — спасти заточенного в тюрьму возлюбленного! Она даст стройному буканьеру что он хочет, и мягкость своих губ, и свое горячее лоно, и упругость груди. Она даст ему все это ради высокой цели — спасения лорда Томаса!

Келлз сразу ощутил внезапную перемену ее настроения и озадаченно посмотрел на нее.

— Вы передумали? — тихо спросил он. — Значит, я не такой уж подлец?

— Нет, вы подлец, — ответила Каролина дрожащим голосом. — Но… — Она вдруг обняла его, приникнув к нему так, что он вздрогнул от неожиданной ласки. — Но я хочу вас.

Эта ложь должна превратить его из противника в союзника. Уж теперь-то он не откажется ей помочь!

Она хочет его! Все его сомнения моментально улетучились Подхватив девушку на руки, Келлз с чувством победителя понес ее в кровать.

— Погодите, — шепнула она. — У меня есть еще одна просьба. Вы должны мне помочь. В Гаване томится в тюрьме лорд Томас, я хочу освободить его.

Он сразу окаменел, словно получил жестокий удар. Так вот чего хочет от него эта девушка! Вот какова цена ее уступчивости. Ей нужен лорд Томас.

Келлз испытал такое разочарование и такую ярость, что, бросив Каролину на постель, буквально прорычал:

— Ты уже заключила со мной сделку и больше не втянешь в другую!

Потом он овладел ею. Казалось, им управляют демоны, он забыл о том, как юна эта девушка, забыл про ее молодость и невинность. Правда, сразу обнаружилось, что тут он ошибался. Изумленный, охваченный ревностью, а особенно горечью от ее притворства, Келлз уверенно вошел в нее, ощутив слабую дрожь последнего, тщетного сопротивления.

Она была в его руках. Теперь он уже по-настоящему стал ласкать ее, дразня и возбуждая. Каролина осознала, что дальнейшее сопротивление бесполезно, Келлз мешал ей бороться с собой. И все же она из последних сил продолжала убеждать себя, что ее пленил не этот человек, а окружавший его ореол опасности и его необычайная репутация, но тело, отзывавшееся на прикосновения жадных губ и рук, опровергало все жалкие доводы.

В конце концов, отказавшись от неравной борьбы, Каролина обняла его за шею и отдалась наслаждению. Келлз был не из тех, кто оставляет без внимания сигнал капитуляции.

Переживая сладостную горечь победы если не над ее душой, то хотя бы над ее телом, он принялся ласкать любимую женщину с удвоенной страстью, думая лишь о ее удовольствии, и Каролина впилась ногтями ему в спину, чтобы крепко прижать его к себе. Глаза у нее были закрыты, но Келлз увидел ее счастливую улыбку, не услышал, а, скорее, угадал тихий смех, которые моментально довели его почти до безумия. Горячая кровь застучала у него в висках, и он увлек любимую на головокружительную высоту наслаждения, чтобы потом броситься вместе с ней в пучину экстаза, казалось, не имеющего конца.

Каролина очнулась в полном изнеможении и, желая скрыть от него свои чувства, закрыла лицо рукой. Если бы она видела в этот миг, с каким выражением Келлз смотрел на нее, то поразилась бы.

С первого же вечера, когда он впервые увидел ее, Келлза не оставляли мечты о ней. Он жаждал познать это восхитительное тело, скрытое от него под одеждой, но все обворожительные женские тайны оказались прекраснее, чем в его самых красочных мечтах. И сегодня он понял, что это тело желало его, стремилось к нему!

При свете луны он пытался придирчиво взглянуть на девушку, однако ее безупречная красота бросала ему настоящий вызов! Правда, суровый буканьер знал, что не приветливое лицо, не блеск серебряных волос и не хрупкая соблазнительная фигура так волнуют его. Каждый ее грациозный жест казался ему чудом, каждый брошенный в его сторону взгляд — полным глубокого значения. Но было в этой девушке и еще что-то. Порой Келлз угадывал в ней обиженного ребенка, хотя не понимал, кто и когда ее обидел. Вероятно, в детстве кто-то нанес ей душевную рану, которая не зарубцевалась до сих пор.

Когда-нибудь она сама расскажет ему об этом, когда-нибудь…

Он верил в будущее, ведь сегодня он почувствовал не просто ответ ее тела на ласки искушенного любовника. Эта страсть рождалась из более глубокого чувства…

Решив, что девушка уснула, он поцеловал мягкий сосок и грудь.

Но Каролина не спала, лежа в полном смятении и думая о содеянном. Было лишь единственное оправдание ее уступчивости — это согласие буканьера выручить Томаса из плена, а раз Келлз отказался, ее всепоглощающая страсть не просто недозволенна, а преступна. Ведь она с таким удовольствием приняла ласки чужого ей мужчины, заманившего ее в свои объятия путем бессовестной сделки!

— Уходите! — Каролина с яростью оттолкнула голову буканьера и, сама того не понимая, вложила в этот крик всю ненависть к себе. — У вас нет на меня никаких прав!

Келлз не ожидал таких слов, и они показались ему больнее сабельного удара. Каролина не просто задела его самолюбие, она ранила его сердце, жаждавшее ответной любви. Рана оказалась настолько болезненной, что ему захотелось отплатить тем же.

— Нет прав? — усмехнулся он. — Я уже понял, что отнюдь не первый.

— А вы рассчитывали быть первым? — не подумав закричала девушка и осеклась, когда буканьер вдруг отшатнулся.

— Лорд Томас? — пробормотал Келлз. — Я должен бы это знать. Первый в любви, первый в сражении… Вы, кажется, говорили, что он храбрый дуэлянт? Хотите, чтобы я нашел его, вытащил из тюрьмы и показал вам, каков он в бою? Хотите?

— Я хочу только, чтобы вы спасли его! Неужели я прошу слишком многого? — Каролина с ненавистью отвернулась.

— Возможно, и так… — ответил Келлз, направляясь к выходу и подбирая по дороге оружие и одежду. — Но в любом случае придется подождать. Сегодня ночью вас никто уже не побеспокоит, мисс.

Каролина осталась в постели, трепеща от страха. Разум, осуждавший измену, боролся с сердцем, изнемогавшим от любви. Она чуть не прикусила губу, подумав, что ее телу понравились ласки буканьера, а что еще хуже, он знал об этом!

Ну и пусть, все это она сделала ради освобождения Томаса! Она заставит Келлза освободить его.

Глава 34

Солнце было уже высоко, когда дверь ее спальни опять распахнулась. Если Каролина мало спала ночью, то Келлз не спал вовсе. До рассвета ом просидел за столом, прикладываясь к бутылке, слушая крики ночных птиц, тихое шуршание пальм на ветру и пытаясь исцелить свою душу.

— Вставайте! — приказал он, срывая с Каролины легкое покрывало. — Одевайтесь!

Язык у него слегка заплетался, глаза были красными, и девушка в ужасе прижалась спиной к изголовью кровати. Буканьер тем временем подошел к шкафу с нарядами, вытащил красное платье и швырнул его на кровать.

— Надевайте эти чертовы тряпки, в которых вы щеголяли на пристани! — Видя, что Каролина не шелохнулась, он схватил ее за руку и рявкнул:

— Кэти!

Та прибежала на зов, и Кедлз разразился таким потоком голландских слов, что экономка, обычно спокойная, насмерть перепугалась и начала метаться по комнате, собирая одежду Каролины. Потом дрожащими от спешки руками она принялась одевать девушку.

— Из-за вас я убил человека, который сомневался, что вы моя, — сообщил буканьер. — Но сегодня вся Тортуга узнает, кому вы принадлежите! Мы пойдем под руку, и вы станете мило улыбаться всем, кто бы с нами ни заговорил. Клянусь Богом, вы покажете всем и каждому на этом проклятом острове, кто ваш хозяин и повелитель.

— Ни за что. Я вам не шпиц, чтобы демонстрировать всем мою преданность! — Каролина отпихнула протянутую экономкой нижнюю юбку. — И не стану надевать это ради вашего удовольствия!

На лице Келлза появился волчий оскал. Хотя он немного покачивался, но это делало его позу еще более угрожающей.

— Если через пять минут вы не оденетесь, как я велел, — предупредил он, — то я проведу вас по Тортуге прямо в этой рубашке!

Каролина побледнела, зная, что Келлз не шутит. Он ведь на самом деле опозорит ее перед людьми! В отчаянии девушка бросилась к экономке. Когда все крючки и шнурки были застегнуты и затянуты, Каролина поддернула кверху глубоко вырезанный корсаж.

— А мне нравится так, — сквозь зубы процедил буканьер и рванул платье вниз. — Именно такой вас запомнили на пристани.

— А волосы! — вскрикнула она, едва Келлз схватил ее за руку. — Я же не причесана! И зонтик… солнце… Мне нужен зонт!

— Мне нравятся распущенные волосы, — холодно произнес буканьер, — словно вы только что были вместе со мной в постели. Я хочу, чтобы все именно так и думали.

— Вы никогда не были джентльменом, — еще сильнее покраснела девушка. — Как же я в вас ошибалась!

— Действительно ошибались, мисс. Но теперь вы достаточно ясно видите меня? Не соблаговолите ли пройти вперед, или я должен тащить вас?

Каролина надменно вскинула голову и быстро вышла из комнаты. Тогда Келлз щелкнул пальцами и сказал по-голландски:

— Кэти, зонтик.

На часах у выхода стоял Хоукс.

— Вы сами ведете ее в город? — изумленно спросил он.

— Да, — буркнул Келлз. — Хочу, чтобы весь остров видел, какой награды я удостоен! Да… Последи за ней… Если попытается удрать, стреляй. — Капитан ушел, оставив кипящую гневом Каролину с не на шутку встревоженным Хоуксом, а вернулся уже с красным платком на голове и золотой серьгой в ухе. — Кажется, именно это, по-вашему, мой настоящий костюм? Пусть ни у кого не остается сомнений насчет нас обоих.

Каролина с Хоуксом изумленно смотрели на Келлза.

Когда девушка и капитан вышли за ворота, Хоукс покачал головой, поставил вместо себя другого часового и последовал за ними. Мало ли что ждало капитана в городе, ведь сегодня он находился явно не в лучшей форме. Буканьер знал Рэя Эвистока с самого детства, вместе с ним уехал на этот далекий остров, где стал свидетелем его превращения в грозного буканьерского адмирала. Он был телом и душой предан своему капитану, поэтому скорее дал бы перерезать себе горло, чем раскрыть его тайну.

Хотя Келлз и Кристабель были красивой парой, Хоукс не одобрял всего этого.» Много глупостей ты натворил, парень, в своей жизни, — ворчал он себе под нос, — только еще не бросал сердца к ногам ветреной девчонки, которая никогда тебя не поймет!»

Постепенно Келлз замедлил шаг, уже не так жестоко стискивая руку Каролины. Свежий ветерок с океана немного освежил ему голову, а к тому времени, когда они вышли из-под темной листвы окружающего усадьбу сада, он совсем твердо держался на ногах.

« Это Кристабель Уиллинг идет сейчас рядом с капитаном буканьеров, — с горечью думала девушка. — Каролина где-то затерялась и, может, никогда больше не найдется «.

Келлз невозмутимо шагал сквозь толпу, время от времени кивая знакомым. Самые любопытные и отважные бочком подходили ближе, чтобы получше рассмотреть красавицу с распущенными волосами.

Пару раз Каролина хотела повернуть обратно, но сильная рука лишь крепче сжимала ее запястье.

— Мне больно, — прошептала девушка.

— Тогда не сопротивляйтесь, — тихо отозвался буканьер и тут же кивнул в сторону проходившего мимо купца из Голландии. — Улыбнитесь!

В самом центре пристани толпился народ, и среди них Каролина заметила сидящего на бочке О'Рурка.

— Вы же не собираетесь с ним говорить? — тревожно спросила она.

— Собираюсь, — мрачно произнес Келлз. — К тому же вы знакомы, потому невежливо не здороваться со старыми друзьями.

Когда они подошли к О Турку, его собеседники поспешили отойти, предчувствуя возможную потасовку.

— Доброе утро, Шон, — протянул Келлз.

— И тебе доброго утра, — ответил О'Рурк и встал.

— Полагаю, вы уже встречались с этим господином, Кристабель?

— Да, мы встречались.

— Мисс Кристабель. — Рыжий капитан низко поклонился, и в его зеленых глазах мелькнуло сожаление.

— Мисс Кристабель намерена отправиться со мной на морскую прогулку, — сообщил Келлз.

— В самом деле? — пробормотал О'Рурк. — Мне казалось, она хочет посетить Гавану, — с легкой издевкой добавил он.

— Мисс Кристабель передумала. Ей больше не хочется в Гавану. Она хочет ехать со мной, куда бы я ни собрался. Не правда ли, Кристабель?

Каролине очень захотелось посильнее ударить его, но он до боли стиснул ее руку, и, чтобы избежать дальнейшего унижения, она подтвердила:

— Да, это правда.

О'Рурк молча глядел на девушку. Нет, ему никогда не понять женщин!

— Разрешите откланяться, Шон, всего хорошего. — Келлз быстро развернул свою спутницу и зашагал прочь.

Однако на этом он не оставил Каролину в покое, а повел ее к рулонам шелка. Девушка решила, что Келлз хочет выбрать ей ткань на платье и еще раз продемонстрировать всем свою власть над ней, но оказалось, рядом лежала одежда, взятая у пленных испанок.

К ужасу Каролины, он выбрал из нижнего белья рубашку и поглядел на свет, как бы для того, чтобы убедиться, что она достаточно тонка и прозрачна.

— О нет, — прошептала девушка, но Келлз повернул ее спиной и приложил к ней рубашку.

— Кажется, подходит, — весело заметил он и тут же медленно отсчитал монеты торговцу.

— Спрячьте ее в карман, — тихо сказала Каролина, понимая, что все на них глазеют и посмеиваются. — Или дайте мне, я сама спрячу.

— Не беспокойтесь, — небрежно отвечал Келлз. — Полагаю, сегодня мы больше ничего не станем покупать.

Хоукс по-прежнему шел следом, удивляясь его глупости.

Капитан одной рукой вел свою спутницу, а через другую перекинул черную кружевную рубашку. Трудно более определенно заявить людям, что она его женщина, даже если бы он кричал об этом во всю глотку.

— Теперь вы довольны? — спросила Каролина, когда они наконец вернулись домой.

— Пока да, — мрачно ответил Келлз.

Потом он отправился к себе, рухнул на постель и проспал целые сутки. Хотя Каролина всю ночь вздрагивала от каждого шороха, он больше не появился.

Зато, проснувшись, она увидела его стоящим у окна ее спальни.

— Почему вы здесь? — возмутилась девушка, поняв, что наступило утро, а Кэти не пришла ее будить. — Разве у меня нет права на уединение?

Голос Каролины зазвенел от негодования, ибо, вернувшись с унизительной прогулки, она обнаружила, что кто-то, разумеется, по приказу капитана, снял задвижку с внутренней стороны двери. Келлз повернулся к ней. Сегодня он был чисто выбрит, тщательно причесан, на белой рубашке ни пятнышка.

— Вчера я вел себя не лучшим образом, — объявил Келлз. — Вы имеете право меня презирать.

— Я удивлена. Оказывается, вы еще в состоянии оценивать свои поступки, — с горечью сказала Каролина. — Сначала овладеваете женщиной, пользуясь ее опьянением, потом…

— Не правда. Я никогда к вам не прикасался… не в ту ночь.

Вас уложила спать Кэти.

— Тогда почему же вы заставили меня поверить…

— Что я овладел вами? — закончил Келлз и вздохнул. — К этому меня подстегнуло ваше поведение. Господи, вы просто толкаете мужчин на крайности. Вы с такой готовностью верите самому плохому обо мне, что я не стал вас разочаровывать.

Но знай я, до чего доведет ваша уверенность в моей подлости, я бы немедленно все опроверг!

— А теперь это ни к чему, — съязвила Каролина.

— Да, — устало вздохнул буканьер. — Затеяв игру с О'Рурком и Черепом, вы толкнули меня на крайности. Я подумал, что раз уж вы считаете меня подлецом, то нужно оправдать это звание. Видимо, напрасно теперь объяснять, как я сожалею.

— Совершенно напрасно, — усмехнулась Каролина.

— Этого я и боялся.

— А чего вы ожидали? Вы заперли меня тут, держите под арестом… Конечно, мне позволено под охраной выходить в город, но что это за жизнь?

— На Тортуге иначе нельзя, — мрачно произнес буканьер.

— А кто привез меня на Тортугу? Полагаю, теперь вы удвоите охрану?

Келлз окинул ее долгим взглядом. Нижняя губа чуть оттопырена, светлые волосы рассыпались по голым плечам, в серых глазах вызов. Она была так хороша, что Келлз отвернулся.

— Я не собираюсь увеличивать вашу охрану.

— Правда? — не сумела скрыть радости Каролина. Однажды ей удалось избавиться от опеки Хоукса, значит, удастся и еще раз.

— В этом больше нет необходимости, — твердо ответил Келлз, — поскольку вы будете выходить только со мной. Из-за вас уже пролилась кровь, Кристабель, неужели вы хотите, чтобы я истребил все мужское население острова?

Девушка пропустила мимо ушей его веселый тон. Ей явно было не до шуток:

— Вы имеете в виду, что Хоукс больше не…

— Нет, с него довольно. Вы можете стать причиной его гибели. Впредь ждите меня, пока я не смогу сопровождать вас лично.

Последние слова он произнес, направляясь к выходу.

— Будьте вы прокляты! — закричала Каролина. — Вы собираетесь держать меня здесь ради своего удовольствия! — И она запустила в него туфлей.

Обернувшись, Келлз посмотрел не на девушку, а куда-то вдаль, в пустоту.

— Не трудитесь, я уже был проклят задолго до нашей встречи. А что касается вашей невинности, мисс Кристабель, то впредь я не стану на нее посягать, — сказал он и холодно добавил:

— Я предпочитаю женщин, отдающихся по доброй воле.

Глава 35

Келлз больше не заходил к ней. По ночам, ворочаясь в постели, Каролина проклинала себя за тоску по буканьеру, одновременно всей душой стремясь к Томасу, к ясным и понятным отношениям, которые так не походили на ее нынешние отношения с Келлзом.

С этим странным человеком невозможно спокойно жить под одной крышей, но в последнее время капитан был занят оснасткой» Морского волка «, поскольку ремонт» Отважного «, переименованного в» Акулу «, уже закончился. Келлз ежедневно пропадал на верфи, где матросы очищали днище капитанского флагмана от ракушек, конопатили и смолили корпус» Морского волка «, ибо от скорости корабля зависело очень многое.

Но за белыми стенами своего убежища» ирландский» буканьер на несколько часов становился прежним английским джентльменом. Жизнь здесь текла чинно и неспешно, как в поместье Эвистоков, во времена его юности. Недавно смущенная Кэти объявила, что собирается выйти замуж за Ларса, и капитан заставил одного буканьера из Эссекса взять на себя управление домом.

— Буканьер, имеющий дворецкого, — съязвила Каролина.

— После звона сабель такая обстановка меня успокаивает, — улыбнулся Келлз. — Изволите сегодня отобедать со мной?

Они, как и прежде, ежедневно встречались в его «английской» столовой, куда он неизменно являлся в сером костюме, в каком девушка впервые увидела его в Лондоне. И будучи Роем Эвистоком, джентльменом из Эссекса, он, как всегда, любезно отодвинул для нее стул, а когда принесли еду, обворожительно улыбнулся ей.

Оба заключили перемирие. Теперь Келлз регулярно приносил девушке новости из колоний и Англии, а также романы, купленные на пристани. Скучные книжки надоели Каролине, поэтому она решила наведаться на кухню. Поначалу кухарка выказывала недовольство, однако вскоре смирилась и даже научилась у Каролины готовить блюда, которые удовлетворили бы любого уильямсбергского гурмана.

— Утка прекрасна, — заметил Келлз.

— Так ее готовят на Восточном побережье, — рассеянно отозвалась Каролина.

— Хорошо вы живете на Восточном побережье, — улыбнулся он.

— Да, — с некоторой печалью согласилась девушка.

Она знала, что больше не увидит родного дома, где всегда была причиной напряженности, хоть недоумевала почему. Теперь-то совсем иное дело. Теперь Каролина понимала: ведь она жила в доме человека, который не был ее отцом!..

Однажды девушка открыла свою тайну Келлзу, найдя в нем и внимательного слушателя.

— Любой мужчина был бы горд называть вас своей дочерью, — сказал он.

— Не любой. Филдинг Лайтфут, например, не очень-то радовался этой возможности. Я ведь напоминала ему о его позоре.

Келлз глядел на нее с искренним сочувствием. Вот и причина невидимого шрама, о котором он догадывался. Вот оно, горе, омрачившее детство Каролины.

— Наверное, ему даже легче от того, что я далеко от Виргинии, — призналась девушка.

О, сколько раз он думал то же самое про себя! Келлзу хотелось обнять, утешить ее, сказать, что прошлое теперь не имеет значения и никогда не будет иметь…

Но не смог.

— Пью за ваши чудесные глаза, мисс Кристабель, — сказал Келлз, и оба принялись обсуждать последние сплетни.

То было хорошее время, время духовной близости, когда они чувствовали общность своих судеб, когда понимали, что, возможно, в один прекрасный день опять станут любовниками.

Однако были и другие времена, когда они снова ссорились.

— Теперь, подчинив меня своей воле, вы думаете, что я не расскажу о вашей тайне? — однажды выпалила Каролина, ибо В тот день слишком долго размышляла о лорде Томасе.

— Нет, не думаю, — спокойно ответил буканьер.

Девушка засмеялась. Она хотела побольнее ударить его.

— И совершенно правы! Если только… Келлз, вы должны отпустить меня отсюда! — возмутилась она. — Если вы меня отпустите, если отправите в Англию, то обещаю никому не говорить, кто вы такой.

Кажется, она так и не заметила легкого содрогания его плеч.

Когда буканьер ответил ей, голос его был решителен и тверд:

— Я не могу этого сделать, Кристабель. Я просто не смогу вас отпустить.

— Почему? Ведь я даю вам слово!

— Я-то готов поверить, но есть много других людей, которые пришли сюда по моей просьбе. Они ходят по этим морям под чужими именами. Если будет раскрыто мое инкогнито, то Эссекс окажется под столь пристальным вниманием, что следом за мной вычислят и всех остальных. Тогда мои преданные товарищи лишатся последней надежды когда-нибудь вернуться домой.

— Значит, вы никогда не отпустите меня?

— Нет, — в его тоне слышалась безжалостная уверенность, — я вас никуда не отпущу.

— И я навеки останусь вашей пленницей? — в отчаянии воскликнула девушка. — Если вы буканьер, то почему я должна за вас расплачиваться? Это несправедливо!

— Буканьеров вешают, — молвил Келлз. — Между вашим уютным пленом и сырой тюрьмой с крысами есть разница, не так ли?..

— Как бы я хотела, чтобы вас повесили! — раздраженно пробормотала Каролина. — Значит, мне не получить свободу?

Никогда?

На лице Келлза отразилась внутренняя борьба, он почти сдался. Почти… Нет, кроме него есть другие люди, а Каролина так неосторожна…

— Завтра утром мы пойдем гулять, — пообещал он. — Можно что-нибудь купить на пристани.

— Вы хвастаетесь мной, как своей шлюхой! — вспылила девушка, вскакивая с места.

— Отчасти вы правы, — вздохнул Келлз.

— Вы дьявол! — И, всхлипывая, она бросилась прочь.

То был один из самых тяжелых вечеров, и тогда капитан решил снова уйти в море. Возможно, его убьют, и все уладится само собой. Он уже дал на этот случай распоряжения Хоуксу и ближайшим помощникам. В случае его гибели мисс Кристабель отправят в Лондон с письмом к поверенному Келлза, который должен о ней позаботиться.

Каролина не отошла и к следующему вечеру, поскольку весь день у нее пошел кувырком. Сначала кухарка умудрилась опрокинуть на пол тушеное мясо, которое девушка тщательно готовила, поэтому на ужин снова подали надоевшую рыбу.

Потом служанка, гладившая любимое платье Каролины, замешкалась и прожгла дыру на подоле. К тому же до самого полудня шел дождь, черепичная крыша протекла, и монотонное «кап-кап» разбудило Каролину ни свет ни заря. В довершение всего Хоукс попросил ее при встрече передать Келлзу, что бочонки для пресной воды найдены и уже готовы к тому, чтобы их наполнили и погрузили на судно. Значит, «Морской волк» скоро выйдет в море, а она по-прежнему останется в этом земном раю, точно птица в клетке.

Келлз сразу понял, что девушка подготовилась к встрече с ним. Сегодня на ней было одно из многочисленных платьев, которыми он буквально задарил ее, сшитое из бледно-голубого восточного шелка, отделанное кружевами на плечах и бриллиантами на груди.

— Прекрасная рыба, — похвалил Келлз и с одобрением добавил:

— Вам очень идет это платье.

— Рыбу не я готовила, — строптиво отозвалась Каролина, пропустив мимо ушей последнее замечание.

— Даже не вы ловили и чистили ее, — подхватил Келлз, — и все-таки она превосходна.

— Я счастлива, что вам нравится. Кажется, вы скоро собираетесь в плавание?

— Да.

— Вы хотите уехать, а меня оставить взаперти?

— Ну вот, опять, — вздохнул Келлз.

— Интересно, что скажут ваши люди, конечно, не преданные вам земляки, а пестрая толпа буканьеров из разных стран, если узнают, что вы совсем не ирландец, вынужденно подавшийся в морские разбойники, а благородный джентльмен из английского графства Эссекс?

Смуглое лицо капитана окаменело.

— Начнем с того, что они вам не поверят, — растягивая слова, ответил Келлз. — Тут много людей, которые поклянутся, что знали меня в Ирландии.

— Разумеется, ваши английские сторонники именно так и скажут, — заявила девушка, позабыв всякую осторожность. — Но если обман все-таки откроется?

— Тогда вы узнаете еще одну «правду» обо мне, — с недоброй улыбкой ответил Келлз. — Вы с удивлением услышите, что вообще-то я испанец, приговоренный к смерти за ересь, но в последний момент помилованный и сосланный на галеры. И я сумею это доказать, если захочу.

— Вы действительно были на галерах?

Она знала, что иногда это случается, но ни разу еще не встречала человека, пережившего такое испытание.

—  — Четыре месяца, семь дней и шесть часов. Я считал каждый час. Мне достались удары, какие лорду Томасу не могли привидеться даже в кошмарном сне. Поэтому не торопитесь распространять обо мне слухи, Кристабель. Иначе вас примут за очередную ревнивицу, которую я бросил. До вас уже были такие.

Сочувствие, зародившееся в ее душе к бывшему узнику испанской галеры, мгновенно исчезло.

— В таком случае я приложу все усилия, чтобы каждый на этом острове узнал, что между нами ничего не было, — холодно сказала она. — Никогда и ничего!

— Да, любыми средствами храните себя для лорда Томаса. — Оттолкнув стул, Келлз вышел.

Но выдавались и хорошие дни. Например, когда он взял ее с собой на верховую прогулку и они устроили пикник у горного ручья. Лежа на склоне высокого холма, они глядели на панораму Тортуги: на город, на порт, на корабли, стоявшие в бухте.

Келлз отпил вина из фляги и откинулся на локти, запрокинув голову к лазурному небу, а она клала ему в рот виноград.

— Хорошо бы нам встретиться в другое время и в другом месте, — вздохнул он.

— Хорошо бы. Когда мы были молодыми.

— А семнадцать лет уже старость? — засмеялся Келлз.

— Мне кажется, прошли годы с тех пор, как я здесь, — призналась Каролина. — Тут кругом — и в городе, и в людях — какая-то… суетность, что ли… — Она запнулась, не сумев объяснить, почему в буканьерском городке чувствуешь себя старше.

— Понимаю, я тоже это чувствую.

«Здесь я растратил свою юность, — думал Келлз. — Именно здесь, а не на испанских галерах. Там я был молодым, и, когда меня приковали к веслам, ярость моя вздымалась до самых марселей».

— Сколько вам лет, Келлз? — спросила Каролина, отшвырнув пустую веточку.

— Двадцать семь.

— А выглядите старше.

— У буканьеров трудная жизнь, — улыбнулся он, переворачиваясь на живот.

— Ваша-то жизнь не так трудна! — фыркнула девушка. — Множество слуг, лучший дом на Тортуге, женщины так и льнут к вам.

«Значит, все-таки заметила», — подумал Келлз.

— Мне нет до них никакого дела.

— Ни до одной? Никогда? — спросила Каролина.

Буканьер посмотрел на нее страстным взглядом. Она казалась такой юной, хрупкой в своем белом корсаже и желтой льняной юбке. Келлз решил подарить ей к этому наряду золотую цепочку, которая будет красиво блестеть на солнце.

— Ни до одной женщины? — настаивала она.

— Была одна. Испанка.

Больше Келлз ничего не сказал, а Каролина не стала расспрашивать. Вдруг она вспомнила: «Четки в шкафу! Наверное, они принадлежали той девушке».

— Испанка, — пробормотала она. — Раз вы воюете с Испанией, то не сможете к ней вернуться.

— Да.

Все это случилось давно, но рана от той несчастной любви еще саднила, ему не хотелось бередить ее.

— Мы оба что-то потеряли в жизни, — печально сказала девушка, отчего сердце у Келлза сжалось.

Некоторое время они молчали, уже не пленница и тюремщик, как прежде, а просто мужчина и женщина, пойманные в сети судьбы.

Когда они уже ехали домой, Каролина несколько раз улыбнулась и, кажется, простила ему свое пленение.

— Келлз, почему вы решили стать буканьером?

— Из-за женщины, — честно признался он.

Каролина резко повернулась в седле:

— Из-за той испанки?

— Я любил ее. — Голос звучал жестко, глаза походили на окна в преисподнюю. — Из-за того что я любил ее, они ее убили. С тех пор испанские доны расплачиваются за это своей кровью и своими богатствами.

Выражение его лица было столь устрашающим, что Каролина не решилась приставать с новыми вопросами. «Месть без границ, — содрогнулась девушка и тут же подумала почти с ревностью:

— Наверное, он сильно любил испанку. Но она умерла, и ему никогда не вернуть ее. К тому же годы изменили его. Как и меня». Действительно, теперь Каролина чувствовала себя уже не Каролиной Лайтфут, беззаботной красавицей из Виргинии. В нее вошла Кристабель, Серебряная Русалка карибских буканьеров.

Тортуга изменила их обоих.

Шли дни. Участились тропические дожди, которые барабанили по нервам не слабее, чем по крыше, и по мере того как близился отъезд Келлза, росло раздражение Каролины.

Однажды, бесшумно проходя по коридору, она услышала голос Хоукса, мрачно разговаривавшего с кем-то у входной двери.

— Да, плавание снова отложено на другой день, — ворчал он.

— Как так? — Голос его собеседника Каролина не узнала.

— Причина одна: капитан Келлз не может оставить Русалку. И не хочет брать ее с собой, боится, как бы мушкетная пуля не испортила ее красивые волосы.

При слове «русалка» Каролина сразу остановилась.

— Ты не можешь отрицать, что она красавица, Хоукс.

Каролина не стала дожидаться ответа и потихоньку удалилась.

Неужели правда? Неужели она действительно имеет над этим человеком какую-то власть? На ум сразу пришли воспоминания об Эссексе, о Ребе, о заснеженном лабиринте, о той лжи и хитростях, встававших между ними на Тортуге. Нет, Келлз продолжает удерживать Серебряную Русалку лишь потому, что она в глазах буканьеров — символ его превосходства, а еще потому, что каждый вечер ему нравится дополнять ею интерьер своей «английской» столовой. Так легче представлять себя в Эссексе, английским джентльменом.

— Почему вы остаетесь тут, Келлз? — приступила к нему с расспросами Каролина. — Вы же англичанин. Почему бы вам не вернуться и не жениться на ком-нибудь вроде Ребы?

— Я бы так и поступил, если бы не встретил Серебряную Русалку.

— Нет, просто вы буканьер, это у вас в крови! Вы никогда не расстанетесь с морем.

Она знала, что не права, но ей хотелось вывести его из себя.

Она снова надела красное платье, чтобы взбесить Келлза.

— Почему вы не отпустите меня? — закричала Каролина. — У нас же нет общего будущего!

— Я бы вернул вас самому дьяволу, если бы вы принадлежали ему.

— Если я кому-то принадлежу, то лорду Томасу Энгвину! — выпалила она. И напрасно.

— Вы так думаете? — холодно спросил Келлз.

Каролина угадала его намерения и хотела бежать, но бука