Book: Первый день эпохи возрождения



Фурман Роман

Первый день эпохи возрождения

Роман Фурман

Первый день эпохи возрождения

- Пора...

- Вы что-то сказали? Вы мне?

- Не вам. Вообще... Говорю, пора...

- Давно пора. Чего они тянут.

- Сверяют со списками. Все должно сойтись.

- Нас тут не так уж и много. Развели канцелярщину. Чушь...

- Порядок есть порядок.

- Все равно, что-нибудь да напутают. Кого-то наверняка забудут.

- Во всяком случае, не должны. Это приказ Администрации - забрать всех до единого. Всех...

- Значит, это последней? А если не хватит мест?

- Они могут в сто раз больше, в тысячу. Разве не видите, какая громадина. Дух захватывает.

- Неужели-таки всех?! А если кто-то не успеет? Или просто решит остаться? Что тогда?

- Остаться? Здесь? Зачем?!

- Мало ли что. Захочет - и все.

- Стало быть, он сумасшедший. Вот вы же не хотите? Или хотите?

- Я?! Что я здесь забыл, в этом проклятом пекле?

- То-то. Все так рассуждают. Никто не хочет пропадать в этом аду. Ничего, скоро мы уже будем _там_ и сможем забыть все, отдохнуть. А потом начнем жить...

- Вот теперь действительно начинают. Видите, впустили первую группу.

- Прямо не верится... Через пару часов очередь дойдет и до нас.

- А я почему-то боюсь. Не знаете, это опасно? Что говорят?

- Не знаю. Лично меня это не волнует. Лишь бы вырваться отсюда. На любых условиях. Терять уже нечего...

- Но все-таки, что они с нами сделают? Что мы почувствуем?

- Я же говорю вам, не знаю. Засушат, заморозят, растворят - какая разница!

- Бррр!.. Ну и юмор у вас. Я же серьезно.

- Да что вы пристаете с пустяками. Спросите у них самих, а меня оставьте в покое. Вон ходят двое - Капитан и первый помощник. Они вам все расскажут. Ну, сбегайте.

- Вы что, смеетесь? Я и так еле на ногах держусь, не то что они... А кто из них Капитан? Коренастый?

- Да. Он уже сделал двенадцать рейсов. А первый помощник, я слышал, впервые здесь. Новичок. Он даже родился _там_.

- Эх, везет людям.

- Это верно, кому как повезет. Его родители попали в первые рейсы. Вас-то еще и на свете не было.

- Меня? Возможно. Кстати, я в своем роде знаменитость.

- Вы? Вот уж не сказал бы, глядя на вас. Ну и чем же?

- Моложе меня никого здесь нет, хотя мне уже сорок два. Я последний, кому позволено было родиться. Последний, понимаете. Потом Администрация приняла решение - больше ни единой души.

- Ну и правильно. Надо было еще раньше. Иначе бы они еще и через десять лет не увезли всех отсюда. Все-таки мы живем в самую гнусную эпоху. Эпоху бегства от самих себя.

- Это вы в точку попали. Гнуснее и не придумаешь... Еще одну группу впустили. Дело движется. Медленно, но верно.

- Моя очередь движется уже четырнадцать лет. Так что я привык. К движению...

- Что же вы раньше не записались?

- Раньше... Все мы жертвы, как говорится, стадного чувства. Сначала никто не хотел, первых отправляли в принудительном порядке. Конечно, были добровольцы, но они не в счет. Масса, толпа... Глупцы, и я такой же... Мне уже пятьдесят девять. Кто знает, сколько еще осталось. Но хоть год-два, хоть сколько-нибудь пожить по-человечески, а не так, как мы сейчас. Или умереть, все равно...

- Нет-нет, я не согласен умирать. Жизнь - это чудо, даже здесь. Величайшее чудо, которое еще осталось у человека.

- Хм, да вы философ! Поэт! Стишки сочиняете?

- Оставьте... Лучше посмотрите, что это там виднеется.

- Где?

- Почти у горизонта. Непривычный зеленый цвет. Правее тех барханов, видите?

- Ну и что? Камень, наверное. Какая разница. Подвиньтесь, теперь можно стать под навесом. Пожалуй, они стали работать быстрее.

- Странно, очень странно.

- Вы о чем?

- Да вот это зеленое. Вчера, кажется, там ничего не было. Вы не заметили?

- Мне все равно. Считайте, это мираж.

- Я бы не сказал.

- Тогда сбегайте и узнайте. Потом расскажете всем нам.

- Мне что, больше всех нужно? Просто к слову...

- Вот она, типичная философия потребителя.

- Будто вы не потребитель. Созидатель нашелся. Именно такие, как вы, и довели до всего этого кошмара!

- Слушайте, мне надоели ваши праздные разговоры. Давайте помолчим лучше, чем попусту молоть языком.

- Пожалуйста. Только, по-моему, вы начали первый. Да, вы. Вы сказали...

- Что я сказал? Какой вы все-таки нудный.

- Ну, знаете ли... Я попрошу вас выбирать выражения!

- Да идите вы...

- Что-что?!

- ...!

- ...!!

И они замолчали.

Да и о чем говорить?.. Через час-другой их, да и всю эту вереницу людей в прозрачных оболочках, ожидает глубокий сон едва ли не по ту сторону бытия - долгосрочная теплохимическая консервация организма. И какая разница - что они думают друг о друге и обо всем остальном.

Каждые семь минут горстка пассажиров входила в камеру шлюзования огромного космического корабля. Там они принимали снотворное и располагались в пластиковых капсулах. Дальнейшее от них уже не зависело. И они засыпали с надеждой, что через шесть лет - световых лет - они вернутся к жизни, но уже _там_, на четвертой планете звезды Бертольда.

Эта планета, которую переселенцы назвали Младшей Землей, М-Землей, а в разговорной речи Эм-землей, имела вполне приемлемые условия для жизни, почти такие же, какие были на покинутой Земле в мезозойскую эру. Так Человек, Венец Творения, выбрался, наконец, из своей земной колыбели, и зашагал по этажам мироздания с видом победителя, бесцеремонно заглядывая во все его комнаты, обшаривая закоулки и опустошая кладовые. Ибо что ему еще оставалось делать? Только побеждать. И пожинать плоды своих побед...

А пока последние люди покидали Землю. Очередь уже сократилась на треть - вереница странных фигур в прозрачных оболочках под палящими лучами солнца на стартовой площадке. Люди уезжали без багажа и в камере шлюзования оставляли все, что было на них, вплоть до контактных линз-очков. Одна старушка пыталась пронести под своей оболочкой кота. Через минуту рука робота вышвырнула кота прочь. Обреченный зверь, корчась на раскаленном песке в разреженном воздухе, прекратил свое жалкое существование на глазах у безучастной толпы, словно напоминая, что отсюда надо убираться, и поскорей.

Двое из экипажа проверяли по спискам каждую группу, а Капитан с первым помощником неторопливо прохаживались по территории городка. В полете все члены экипажа тоже погружались в сон, но лишь после того, как корабль ложился на курс, и в консервацию вводил их сам Капитан. Он оставался последним бодрствующим существом на борту, - роботы не в счет.

На все четыре стороны открывался один и тот же унылый вид: зыбкие гребни барханов под ослепительным небом, бесформенные каменные торосы, полуразвалившиеся строения из металла и пластика. Ничто здесь не радовало глаз, на всем были печать и дыхание смерти. Голая и обезвоженная, готовая испустить последний дух, последний живой крик. Земля стала пройденным этапом для того, кто ее топтал и, как казалось ему, благоустраивал...

И только одно привлекало внимание - зеленое пятнышко близ горизонта. Что это? Почему зеленое? Капитану захотелось узнать, и жестом он предложил помощнику следовать за собой.

- Куда мы идем, Капитан?

- Идем... У нас еще есть немного времени. Ты ведь сам попросился в этот рейс, не так ли?

- Да. Я хотел все увидеть своими глазами.

- Вот и смотри. Запоминай.

- Что же тут интересного? Один песок и камень.

- Именно. Вся штука в том, что мы идем по океанскому дну.

- Вы шутите.

- Увы. Это ложе бывшего Атлантического океана. Слыхал? Вот это он и есть.

- Да ну?

- Мало того. Где-то под этой толщей песков покоится древнейший материк - Атлантида. Считается, что здесь родилась цивилизация.

- Тогда это просто забавно. Последний уходит оттуда, где появился первый...

- Тебе этого не понять. Твоя родина не здесь, а уже _там_.

- Моя родина - весь мир, Космос.

- Ошибаешься. Твоя родина там, где ты сделал первые шаги, где жили твои отец и мать. И куда бы ты ни умчался, она всегда с тобой...

- Эмоции, мой Капитан. Мы с вами мужчины.

- Да, конечно...

- Ну, а вы-то?

- Что - я?

- Вы-то свою родину покидаете навсегда. Что у вас от нее останется?

- Память. И сожаление.

- Сожаление, о чем? Об этой пустыне?

- О том, что мы сделали. Как умудрились обратить все в прах.

- Простите, но вы идеалист! Разве у вас был другой выход? Все закономерно, любишь кататься - люби и саночки возить.

- Не знаю, - сказал Капитан. - Возможно, и был выход. Но все это, к сожалению, за пределами жизни одного человека и даже целого поколения. А мы и теперь не научились думать о потомках...

- Уж не хотите ли вы сказать, что такое же будущее ожидает нас там, на Эм-земле?

- Кто знает, кто знает...

- Что же нам делать?

- Я знаю лишь то, чего вам не надо делать.

- Ну входите же, чего застряли?

- Идите вы первый, я боюсь...

- Да не тряситесь вы так, вас не убьют. Раздевайтесь, черт подери, да поживее. Иначе этот робот за вас возьмется. Тогда не обрадуетесь.

- А ч-что он со мной сделает?

- То же, что и с другими, кто не хочет выполнять приказ. Разденет догола своими железными ручками и засунет в капсулу.

- Да? Уж лучше я сам...

- То-то. И веселей, веселей!

- Но все-таки, знаете... Когда я смотрю на эти соты с бывшими людьми... Честное слово, мне кажется, что я в крематории.

- А вы не лишены чувства юмора!

- Напрасно издеваетесь. Ох, напрасно. Сейчас вас самого испекут в этой трубочке, как пирог с начинкой. Обман все это!.. От нас избавляются, мы лишние, никому не нужны!

- Нервишки у вас того... Стыдно.

- Стыдно, говорите? А я не хочу умирать! Слышите! Вот это все - смерть!

- Успокойтесь вы, хлюпик! Мне-то все равно, можете оставаться. Ваше дело.

- Да, остаться... Жить в оболочке, одному, как угодно... Но жить! А вы все будете покойниками, все...

- Ну вот что! Убирайтесь отсюда, живите. Только не действуйте нам на нервы! Не омрачайте этих торжественных долгожданных минут!

- И уйду, немедленно. А вы оставайтесь... Скажите этому дурацкому роботу, пусть уберет руки.

- Эй, отпусти этого психа. Только я скажу ему на прощанье пару слов, объясню кое-что. Так вот, знайте, любезный: через шесть часов Земля будет взорвана. Весь шарик - вдребезги, в пыль! Ясно? Ну и вы, стало быть, за компанию.

- Откуда вы взяли?

- А вы не знали? А что вы вообще знаете? Вот, читайте, висит перед носом. Или вам прочесть? "К сведению переселенцев"... Так, где это место, ага... "В научно-прикладных целях..."

- Где, здесь?.. "Не представляет больше практической ценности... Будет аннигилирована..." Просто глазам не верю. Как это? Почему?

- Так вы уже не уходите? Решили с нами? Умничка.

- Перестаньте. Будто вас это не касается!

- Именно: не касается! Плевать!.. Заберусь в капсулу - и баиньки. Без сновидений. Повезет - проснусь, стану новым, свободным человеком на прекрасной планете. А здесь пусть все провалится в тартарары... В клочья!

- А мне, представьте, жаль.

- Э, бросьте. Лучше берите таблетку, жуйте. Теперь забирайтесь в капсулу. Вот так, рядом, сюда. Ногами вперед.

- Ногами вперед...

- Хорошо-о! А вам не тесно? Вы меня слышите?

- Слышу. Прощайте.

- Э, нет. Всего лишь "до свиданья". Надо быть оптимистом... Кстати, как вас зовут?

- Не все ли равно. На этой братской могиле имен не пишут. Номер структурной схемы, и все...

- Ну, ну, не падайте духом. Обойдется... Вас уже клонит ко сну?

- Да.

- Согласитесь, так привольно мы уже давно не спали. Без этих проклятых оболочек, голышом, в приятной атмосфере... Эх, и житуха теперь настанет! Знаете, что я сделаю первым делом? Приму ванну. Прохладную. Даже ледяную. Буду лежать в ней неделю, месяц... Остывать от этой проклятой жары. Потом завалюсь где-нибудь на травке. Вы хоть помните, что это такое? А? Не слышит. Уже спит. Интересно, а сосед справа? Тоже спит. Все спят, один я... Гм! Странно. Почему на меня не действует? Эй, робот, я не засыпаю! Подожди, не включай. Дай еще таблетку. Да подожди, тебе говорят! Слышишь, железная твоя душа! Подожди, не вклю...

- Извините, Капитан, но мне это кажется бессмысленным.

- Что именно?

- Наш поход. Ваши поиски. Ничего интересного мы там не найдем.

- Ты устал? Плохо себя чувствуешь?

- Нет. Но я привык тратить силы и время более рационально. А там просто ничего нет. Ничего такого, что вы надеетесь увидеть.

- Возможно, но я должен убедиться.

- Да в чем? Что жизнь здесь нереальна? Это очевидно. Разве вы сами не видите?

- Ты можешь вернуться. Иди.

- Нет, я не оставлю вас одного. Мало ли что...

- Тогда прибавь шагу. Бери левее, обойдем эту котловину.

- Осторожней, не споткнитесь. Это что, кабель?

- Да. Здесь один из шурфов со взрывчаткой. Один из шестидесяти трех тысяч, расположенных по всей поверхности Земли.

- Внушительно! По-моему, успех обеспечен, если верны расчеты. А вы как думаете?

- Трудно сказать. Возможно.

- А вы как будто и не рады эксперименту.

- Хм, велика доблесть - уничтожать. Повод для восторгов...

- Смотря что уничтожать. И для чего. Эту старую развалину давно пора на свалку. Отслужила свое - и довольно... Какое будет потрясающее зрелище! Торжество самой дерзкой научной идеи.

- Торжество?

- Извините, Капитан, но я не пойму вас. Зачем вы согласились на этот рейс? Никто вас не принуждал.

- Конечно. Но... Впрочем, к чему сейчас все эти разговоры? Может, и в самом деле мне следовало отказаться.

- Знаете, у меня к вам просьба...

- Да?

- Только не истолкуйте превратно. Я бы хотел... Для меня это очень важно... Одним словом, прошу вас уступить это право мне.

- Не понял.

- Произвести взрыв...

- А-а... Гм. А какая, собственно, разница, кто нажмет кнопку? Не в этом дело, не в этом...

- Тем более - если вам все равно. По правде говоря, ради этого я и согласился лететь сюда.

- Вот как?

- Надеюсь, вы не найдете в моем признании ничего такого... Мне было десять лет, когда я впервые узнал о подготовке взрыва. И с тех пор...

- Каждый волен стремиться к своей цели. Ты к своей, я... Ладно, я подумаю. Еще есть время.

- Не так уж много. Постойте, на этот склон нам не подняться. Песок течет, будто он живой. Только он и живой здесь...

- Попробуем справа. Хотя там не лучше. Запроси, как там у них с посадкой.

- Сейчас... Заканчивают минут через двадцать пять. Нам пора возвращаться.

- Да, жаль. Ничего не поделаешь. А тебе не кажется, что пятно стало ярче?

- Обман зрения, Капитан. Думаю, это всего лишь какое-то атмосферное явление. Что-нибудь в этом роде.

- Ну что ж, идем к старту...

- Я возвращаюсь с надеждой, Капитан.

- С надеждой? Ах, да.

Взорвать планету, зачем? Чтобы отомстить Земле? Нет, все было и проще, и сложней. Ожидалось, что взрыв вызовет возмущение в Солнечной системе и, может быть, приведет к смещению орбиты Венеры. Она займет место исчезнувшей Земли, и можно будет вернуться домой, к родному Солнцу, на свежую, еще не истощенную планету. Ну, а если не получится - терять нечего, никто не пострадает...

Все готово. Живой груз - концентрат человеческой субстанции - покоился в пластиковых ячейках хранилищ. Снаружи, у трапа, высилась гора брошенных вещей: прозрачные оболочки, одежда, детские игрушки... Капитан подал знак подчиненным, а сам все еще стоял внизу и смотрел.

Он, последний гражданин планеты, покидающий ее, не мог решиться сделать последний шаг. Он стоял, прислонившись к дверной раме, и смотрел. Но что можно унести в своей памяти? Пески до горизонта, скалистые громады, строения - последнее прибежище людей. И снова пески... Серая голубизна неба, рассеченная столбами черных смерчей. А вот и оно, это загадочное нечто, - зеленое, там вдали. Что же это такое? Неужто растительность, чудом пробившаяся в пустыне? Но значит, там должна быть и вода, питающая ее. Жаль, что он не добрался до этого места.

Пора приступать к делу. Поспешно, словно отрезая себе путь, Капитан опустил дверь-гильотину, сразу очутившись в другом мире. Члены экипажа ждали в креслах пилотской кабины. Мысленно они были уже дома, _там_, и уже смотрели телетрансляцию оттуда - живописные, как некогда земные, пейзажи, мерцающие города, веселые, беззаботные, благополучные люди...

Капитан занял свое место, и пальцы его нащупали нужную клавиатуру на пульте. Он задумался... Потом поискал видеоэкраном загадочное зеленое пятно, увеличил масштаб изображения.

Он увидел зеленый оазис. Крохотный - несколько кустиков, обступивших узкую полоску воды. Растения казались беззащитными - и от бьющих сверху лучей солнца, и от надвигающихся барханов. Но так только казалось. Молча, упорно растения боролись за свою жизнь, укрывая тенью ручей, а он давал им бесценную влагу.

Вот и все, - огромная махина корабля стремительно и беззвучно вознеслась над Землей и сделала прощальный круг.

Одинокий белесый шарик покинутой планеты быстро уменьшался, - через считанные минуты он превратится в светлую точку на черном небе Вселенной. В искру, которая вот-вот погаснет.

Капитан корабля, словно оцепенев, смотрел на видеоэкран.

- Капитан, очнитесь. Вы нездоровы?

- Я? Откуда ты взял?

- У вас такой вид, словно... Может быть, вас сменить? Отдохните.

- Спасибо, не беспокойся. Все в порядке.

- Осталось пять с половиной минут, сейчас мы увидим феерическое зрелище... Кстати, хочу напомнить о своей просьбе.

- Что? Нет! Ни в коем случае.

- Жаль... А я так надеялся. Ну что ж, подчиняюсь. Удовлетворюсь ролью наблюдателя. Будет о чем рассказать... Осталось две минуты. Хоть пломбу снять с кнопки вы мне позволите, Капитан?

- Пломбу? Еще рано...

- Думаете, я не удержусь и нажму сам? Вы уже могли убедиться, что я человек дисциплинированный. Интересно, нас хоть слегка встряхнет?.. Ох, и начнется свистопляска во всей планетной системе! Кстати, а как поведет себя Луна? Куда ее отбросит?



- Не знаю.

- Может быть, станет спутником Венеры? Или превратится в самостоятельную планету, а какой-нибудь осколок вашей Земли будет ее ночным светилом? Эх, грандиозно!.. Так, даю отсчет. Десять, девять, восемь... Два. Один! Ноль!! Контакт. Контакт!.. Что же вы, Капитан? Вы меня слышите?! Тогда я, позвольте-ка...

- Нет.

- Уберите руку.

- Нет!!!

- Что это значит. Капитан?

- Займи свое место. Взрыва не будет.

- Что-о? Почему?

- Мы не сделаем этого.

- Но мы обязаны! Должны! И вообще, если вы... нездоровы, прошу передать управление мне. Немедленно!

- Успокойся, я здоров. В здравом уме и трезвой памяти.

- Учтите, Капитан, я не желаю нести ответственность за нарушение инструкции! За вашу... сентиментальность!

- Тебе не придется отвечать. У тебя будет оправдание.

- Какое же, хотел бы я знать? То, что поддался минутной слабости? Вашим уговорам?! Вот инструкция. Где здесь хоть один пункт, снимающий с меня ответственность?

- Сейчас я тебе покажу... Вот, тридцать шестой... "В случае, если на Земле добровольно, по собственному желанию остается группа людей или даже один человек..."

- Но позвольте! Там же никого нет! Я лично проверил. Все до единого на борту! Торопитесь, Капитан. Мы еще не вышли из зоны радиокоманды. Еще не все потеряно!

- Да, еще не все... Так вот. Я возвращаюсь. Да не смотри на меня так.

Пальцы легли на клавиши пульта, и на видеоэкране все пошло в обратном порядке. Белесая точка стала расти, превратилась в шар. Земля приближалась...

Понял ли он, на что идет? На одиночество, лишения... Что ж, право каждого - выбирать свой путь. Но в чем он видел смысл своего поступка? Да ни в чем. Оставалась надежда. Надежда на то, что _там_, в далеком благополучном мире, когда-нибудь узнают о его безрассудном поступке. И весть эта, думал он, всколыхнет души тех, в ком жива еще память Земли. И кто-то, пусть их будет немного, захочет вернуться, чтобы возродить свою Землю. А это уже что-то значит... Нет, он не хочет загадывать слишком далеко, важно решиться на первый шаг, самый трудный. И самый ответственный.

Корабль приземлился там же, откуда недавно стартовал.

Была утренняя тишина, солнце вставало над горизонтом. Родник пробивался в песках. Вокруг него столпились грубые, самоотверженные растения. В их тени набирала силы юная поросль.

Природа делала свои первые шаги, взращивая вечное семя жизни.

И первые шаги к ней делал Человек. Он вернулся.




home | my bookshelf | | Первый день эпохи возрождения |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу