Book: Бриллиант



Бриллиант

Шарон Сэйл

Бриллиант

Эта книга посвящается сестрам. Моей родной сестре Дайане, которая, мне очень хочется надеяться, сумеет дожить до того времени, когда воочию можно будет увидеть воплощение моей мечты. Моей духовной сестре Лоретте Бройлз Сойер, которую я считаю своей лучшей подругой еще с тех времен, когда мне было пять лет от роду.

И моим сестрам по писательскому цеху, которые являются членами Оклахомского отделения Общества американских писателей в жанре любовного романа. Особо хочу упомянуть таких писательниц, как Нэнси Борланд, Шар-лен Бергер, Ольга Баттон, Джун Келвин, Дебби Коуан, Элизабет Дью, Конни Федерсен, Дженис Риме Хадсон, Кэти Ишкамер, Пэтти Клингстед, Мерлин Лавлэйс, Кертис Энн Мэтлок, Пегги Морс, Джулия Мозинго, Линн Мэрфи, Сара Орвиг, Мэгги Прайс, Каррен Радко, Уэнди Рего, Эми Сэндрин, Виелла Шейлз, Пэт Шейвер, Мэри Джо Шпрингер и Рут Уэндер.

Пролог

В комнате стоял отвратительный запах. Пахло старой грязной одеждой, давно немытыми полами и стенами. Словом, не всякий солнечный луч спешил заглянуть в это место.

Двенадцатилетняя Куин Хьюстон посмотрела на пыльное узкое окно, расположенное рядом со столом директора, затем вновь перевела взгляд на сидевшую за столом женщину.

Младшая сестра Куин, Даймонд, увидела, что директриса слегка пошевелилась в кресле, и сжала руку старшей сестры.

Только их самую маленькую сестренку Лаки совершенно не волновала повисшая в комнате зловещая тишина. Это был их первый школьный год, хотя уже не первая за это время школа.

Куин и Ди уже имели немалый опыт общения со школьным начальством и знали, что без надобности лучше ничего не говорить. Они не улыбались и вообще не спешили раскрывать рот.

— Ну так вот, — начала миссис Уиллис, — вы, девочки, недавно переехали в Крэдл-Крик, так ведь? И стало быть, первым делом мы должны записать ваш адрес. Где вы живете?

— Франт-стрит, дом 403, — ответила Куин и заметила, как удивленно приподнялась бровь директрисы. Девочка отлично понимала, о чем сейчас думает эта дама. Она уже не раз видела такое выражение на лицах других людей.

— Франт-стрит, — повторила миссис Уиллис и аккуратно вписала название улицы в бланк, лежавший перед ней на столе.

Джедда Уиллис постаралась скрыть свои эмоции. В Крэдл-Крике, штат Теннесси, проживало немало людей, которые с трудом сводили концы с концами. Однако далеко не всякий бедняк имел дурную репутацию. Дом 403 по Франт-стрит находился по соседству с баром, работающим всю ночь; напротив же, через улицу, жила единственная на весь городок проститутка.

— Как зовут родителей? — раздался следующий вопрос.

— Джонни Хьюстон, — тотчас же ответила Куин, и опять миссис Уиллис обратила внимание, что отвечает только старшая из сестер. Остальные сидели, как в рот воды набрав.

Миссис Уиллис подняла голову, авторучка застыла над бумагой. Директриса подождала, но напрасно. Больше не было сказано ии слова. Она повторила вопрос, изменив формулировку:

— Мать как зовут?

У сидевшей слева худенькой светловолосой девочки слезы навернулись на глаза. Но больше она ничем не показала, что вопрос причинил ей боль.

— Моя умерла, — ответила Куин. Она убрала с лица прядь непокорных рыжих волос и сверкнула глазами, бесстрашно глядя на женщину за столом.

— А их? — спросила миссис Уиллис, указав на двух младших девочек.

Куин еще сильнее сжала руку Ди, одновременно помогая маленькой Лаки забраться себе на колени.

— Удрала. Года три назад, а то и больше. Не знаю, где она сейчас, да мне на это наплевать… Нам всем наплевать, правда, девочки?

Лаки с готовностью кивнула, при этом ее прямые темные волосы упали на лицо. Малышка практически не знала своей родной матери, матерью ей была Куини. Вообще из всех родственников она знала только Куини и Ди. Впрочем, что взять с семилетнего ребенка.

Лаки засунула большой палец в рот, прикрыла глаза и принялась тихо раскачиваться, касаясь спиной живота старшей сестры.

За свои пятьдесят девять лет Джедда Уиллис чего только не перевидала в жизни. Но в поведении этих девочек было столько откровенного вызова, что ей даже как-то нехорошо сделалось.

— Ну ладно, — продолжила она так, словно ответы были самые что ни на есть ординарные. — Так… что тут у нас следующее? Вот. Чем занимается отец?

Девочки замерли. Они едва заметно подались друг к другу, словно все втроем хотели в этот момент слиться воедино. Ответила опять Куин:

— Картежник, в карты играет.

Ответ был совершенно неожиданный. Джедда Уиллис в растерянности автоматически повторила:

— Картежник?

Старшая из девочек утвердительно кивнула, губы ее плотно сжались, отчего лицо приобрело злобное выражение. Однако это выражение не имело никакого отношения к только что заданному вопросу. Куин Хьюстон была не из тех, кто поддается минутным настроениям. Она понятия не имела о том, что такое общественное положение или чувство уважения: к себе или к окружающим — все равно. Она и сестры были всего-навсего дочерьми картежника.

На Джедду Уиллис в ожидании уставились три пары зеленых глаз. У нее сразу появилось желание извиниться, хотя она и сама не могла бы толком сказать, за что именно. Никаких извинений Джедда, разумеется, приносить не стала, а вместо этого поднялась со своего места.

— Ну ладно, девочки, пора в класс.

Они молча последовали за ней. Покорные своей судьбе.

Глава 1

Джонни Хьюстон был завзятым игроком. Он любил повторять, что, мол, конгресс должен принять особый закон, для того чтобы он оставил игру. Но в данном случае он ошибся. Хватило и Божьего промысла.

Внезапный порыв ветра растрепал густые, светлые волосы Даймонд. Переступив с ноги на ногу, она прищурилась от солнечного света.

Священник заметно вспотел. Даймонд едва удерживалась, чтобы не улыбнуться. Для такого легкомыслия время было совершенно неподходящее. Хотя, будь рядом Джонни, он первым бы рассмеялся. Лишь смерть сумела свести друг с другом Джонни и святого отца.

Слезы внезапно подступили к ее глазам, и все вокруг как бы слегка размылось. Даймонд заморгала, затем посмотрела на траву под ногами, стараясь не замечать глубокую яму справа от себя. Похороны были очень бедными, и эта могила представляла собой последний приют для ее отца, Джона Джакоба Хьюстона.

С выражением вызова на лице Куин не отрываясь смотрела сейчас на священника, позволившего себе проявить непочтительность, характеризуя жизненный путь ее отца. Куин было крайне неприятно слышать сейчас подобные слова. Уж если кто и имеет право судить, а тем более осуждать Джонни Хьюстона, то лишь она сама. Ну и Господь Бог, разумеется. Ей было двадцать девять лет, она была самой старшей из детей и, конечно, имела на это право.

Куин увидела, что Ди тоже плачет. Слезы сестры были так же привычны, как и ее широкая улыбка и удивительная красота. Сколько бы раз Джонни ни проигрывался в пух и прах, Даймонд всегда первой готова была его простить. По мнению Куин, у Ди было очень уж жалостливое сердце.

Лаки уставилась в глубокую, темную ямуч вырытую на склоне холма. Она пыталась представить, каково будет отцу, такому веселому и любящему пошутить, под шестифутовым слоем теннессийской земли… Тем более что он останется там навсегда. Девушка нервно передернула плечами и подавила готовое вырваться из груди рыдание.

Священник снова принялся читать «Отче наш». Пальцы Лаки свела нервная судорога. В этот момент обе сестры протянули к ней руки: получилось крепкое тройное пожатие. При этом Лаки не подняла головы. Не было никакой необходимости. Она чувствовала, что сестры стоят совсем близко.

Девушки стояли рядом, в изножье еще пустой отцовской могилы, объединенные кровными узами и рукопожатием. И еще их объединял отец и тот образ жизни, который он вел.

Отец Джозеф Четэм чуть заметно вздохнул, завершая траурную церемонию. С того мгновения, когда он ступил на этот холм, и до самого окончания службы он чувствовал, что три пары зеленых глаз прожигают его прямо-таки насквозь. Он понимал, что детям Джонни Хьюстона уже немало горя пришлось хлебнуть в Крэдл-Крике. Что ж, такова была их судьба. Однако за все время, что он служил священником, отцу Джозефу никогда не доводилось видеть таких поразительных женщин. Ему внезапно стало стыдно при мысли, что в такой печальный для семьи покойного момент он позволяет себе неуважение к этим женщинам.

По кивку священника могильщики принялись медленно опускать в могилу простой сосновый гроб.

Куин стиснула зубы и уставилась прямо перед собой, не желая показывать окружающим нахлынувшие на нее чувства. Лаки прикрыла глаза, одинокая слеза скатилась по щеке и капнула на рубашку. Даймонд нарушила скорбную тишину. Она сделала шаг вперед, подняла голову, посмотрела на солнце, затем глубоко вздохнула и — запела.


Приятно возвращаться домой, пусть всего только на ночь. И совершенно не важно, что Томми Томас, менеджер, чуть с ума не спятил, когда он объявил о своем намерении. Джесс давно уже отвык от фамильярности, которая царила в семье и школьной бейсбольной команде, которая знакома всем, кто занимается охотой и ходит на рыбалку. Ему недоставало простоты в отношениях с людьми, и на прошлой неделе он решил внести кое-какие изменения. Тем более что после того, как к нему пришел успех, ему полагались некоторые привилегии.

Джесс Игл из городка. Роки-Флэт, штат Кентукки, был одним из самых известных, если не самым известным певцом, исполнителем музыки в стиле кантри. Его музыкальная карьера началась пять лет назад и с тех пор продолжала набирать обороты.

Заметив впереди поворот узкой горной дороги, он снизил скорость. От резкого движения заболели мышцы плеч, и Джесс поморщился. Боль напомнила ему о том, как долго он уже сидит за рулем. Он попытался было вытянуть ноги, однако колени тотчас уперлись в рулевую стойку: в салоне спортивного автомобиля было не слишком много места.

Об этом автомобиле он мечтал многие годы, еще с тех времен, когда был мальчишкой. Хотя ему, худому и долговязому, куда удобнее было бы ездить в каком-нибудь длинном лимузине, а не в «мазерати».

На приборной доске замигал огонек, предупреждающий о том, что бензин на исходе. Джесс успел заметить небольшой щит с зеленой надписью, располагавшийся у обочины дороги. Три мили оставалось до какого-то Крэдл-Крика.

— Если мне повезет, — пробурчал он себе под нос, — там окажется бензозаправка. А если совсем повезет, то и какое-нибудь кафе отыщется.

Джесс посмотрел в зеркало заднего вида и посмеялся сам над собой. Едва ли не впервые за последние три года он получил возможность побыть в одиночестве. И вот — надо же! — разговаривает с собственным отражением в зеркале.

Городишко Крэдл-Крик оказался побольше, чем он предполагал. Вывеска закрытой шахты, расположенной на окраине городка, и еще один рекламный щит подтверждали, что тут раньше добывали уголь. Невдалеке дымились трубы, доказывая что город действительно знаком с этим видом топлива. Должно быть, когда шахта на городской окраине была выработана, начали рыть где-нибудь выше по горному склону.

От бьющего по капоту автомобиля солнечного света слепило глаза. Они начали болеть. При въезде в город Джессу попалась стайка неряшливо одетых юнцов, шедших с удочками в руках. Джесс вынужден был резко сбавить скорость. Один из парней, тот, что посмелее, успел на ходу шлепнуть по капоту машины. В ответ Джесс громко посигналил. В юности он тоже любил развлекаться таким; образом. Его приземистый шикарный автомобиль вернее всяких слов свидетельствовал о том, что у хозяина водятся деньжата. Джесс понимал, что ездить в подобном городке на такой машине — все равно что размахивать красной тряпкой перед разъяренным быком.

Покрытые жестью некрашеные домишки тянулись чередой по обеим сторонам дороги, которая проходила через весь Крэдл-Крик. У некоторых домов имелось крыльцо. Оно придавало домикам еще более жалкий вид, потому что совсем не вязалось с их общим видом. У других домов входная дверь выводила прямо на двор, что, наверное, особенно нравилось собакам, детям и цыплятам.

Внимание Джесса привлекла вывеска слева от дороги — «БЕНЗИН». Коротко и ясно. Джесс ухмыльнулся. В последние дни он часто улыбался. Впрочем, в этом не было ничего странного: причин для улыбок появлялось более чем достаточно.

Джесс свернул и остановился между двумя допотопными колонками, расположенными как раз перед небольшим магазинчиком. На одной из колонок висела картонка, сообщавшая всем заинтересованным лицам: «НЕ РАБОТАЕТ». Что до другой, тот, кто использовал ее последним, не потрудился даже вставить «пистолет» на положенное место. Джесс споткнулся о «пистолет» и осторожно вытащил его из грязи. Посмотрев на прилипшие к раструбу пыль и копоть, он поморщился и бросил взгляд на открытую дверь бензозаправочной будки. Ему вовсе не хотелось засовывать грязный «пистолет» в бензобак. Неужели нет никого, кто бы почистил…

Джесс надвинул свой стетсон на глаза, чтобы те отдохнули от ярких солнечных лучей. В машине, защищенный тонированными стеклами, он не так страдал от июльского зноя. У него было сейчас желание забраться в машину и отправиться в Нэшвилл, на ранчо в пригороде, то самое, которое он называл своим домом. И тут он услышал пение. Пела женщина.

— Полный налить? — спросил вышедший из будки парень.

Джесс не ответил. Его совершенно потряс чистый, какой-то даже прозрачный тембр голоса женщины. В песне слышалась такая невыразимая боль, что у Джесса мурашки побежали по спине. Он впервые почувствовал истинный смысл и силу «Потрясающей грации». На мгновение, когда женщина взяла очень высокую ноту, ему даже показалось, что он возносится в какие-то высшие сферы.

«…и это спасло неудачников вроде меня…»

— Кто это? — спросил Джесс, медленно обводя глазами окрестности и пытаясь обнаружить обладательницу удивительного голоса.

Парень подтянул штаны и сплюнул.

— Одна из девчонок старика Хьюстона, — с сильным акцентом произнес он. — Так доверху налить или как?

Джесс кивнул, продолжая меж тем высматривать ту, что только что пела.

— Не забудь только вытереть «пистолет», прежде чем совать его в бензобак, — быстро проговорил он.

Мужчина поспешно исполнил желание клиента. Не каждый день ему доводилось наливать по целому баку. Если к нему и заглядывали, то разве что подлить немного, а это приносило какие-то жалкие несколько долларов.

— Где она? — спросил Джесс, чувствуя себя так, словно за спиной вырастают крылья. Словно он начинает что-то постигать. Джесс понимал, что ему необходимо увидеть эту женщину. Пусть хотя бы для того, чтобы посмотреть: кого же именно Господь наградил таким потрясающим неземным голосом. Парень вновь сплюнул, стараясь попасть в собственный первый плевок. Если плевки окажутся близко друг к другу, подумал он, его ответ не будет иметь никакого значения.

— Во-он там. — Парень кивком головы указал на пологий склон где-то за бензозаправкой. — На кладбище.

Джесс удивленно уставился на парня. Тот сразу добавил, как бы угадав невысказанный вопрос:

— Ага, на кладбище. Они там хоронят… если, конечно, можно назвать похоронами то, что происходит при участии священника и троих членов семьи. — Он коротко хохотнул. — Да, я про могильщиков-то совсем забыл, черт. Стало быть, прибавь еще парочку. Но эти девки и этого не заслужили. Их гад папаша не раз надувал меня…

Джесс нахмурился. Он был уверен, что надувают только на скачках.

— Где? — спросил он, чувствуя, что волшебный голос притягивает его как магнит.

«…единожды сбившись с пути… я вновь обретаю… был слеп… но теперь…»

— Да, да, — прошептал Джесс, вспоминая следующие слова. — Понимаю. — Он не отдавал себе отчета в том, что говорит вслух.

— Раз понятно, так чего ты меня спрашиваешь, черт побери?! — недовольно буркнул парень. Но сразу поспешил улыбнуться: как бы клиент, чего доброго, не обиделся и не свалил прежде, чем бак будет наполнен.

Джесс зашагал прочь от своего автомобиля. Он торопливо шел в направлении деревьев, ограждавших кладбище, завороженный голосом невидимой певицы. Остановившись в тени худосочной ели, Джесс поднял голову и обратил внимание на то, что все иглы на ветках покрыты тонким слоем угольной пыли. В таком месте просто не могло вырасти ничего сильного и здорового, будь то растения или люди.

«…будучи здесь, десять тысяч лет тому назад…»

Джесс посмотрел в сторону покрытого травой склона холма и с удивлением увидел множество дешевых надгробий, занимавших большое пространство. Что ни говори, а шахтеры — странные люди. Всю свою жизнь работают под землей и туда же ложатся для вечного упокоения. Довольно нелогично.

И тут Джесс увидел их. Стоя рядом, они тем не менее не касались друг друга. Но в ту секунду, когда Джесс посмотрел на них, он испытал чувство, словно они представляют собой единое целое. Пела та из женщин, что стояла посередине. Ее выдавало плавное покачивание в такт музыке. Завороженная магией песни, она неторопливо раскачивалась, и профессиональному певцу не составляло труда заметить, как естественны ее движения. Джесс хорошо понимал охватившие ее эмоции… и ее боль. Он на мгновение задумался о том, может ли она исполнять любую песню так, как эту, чтобы слова шли из самого сердца. Если так…



«…и только лишь мы стали в первый раз…»

Внезапно песня оборвалась, выведя Джесса из задумчивости. Он долго, пристально смотрел на женщин, желая разглядеть их лица. Ему почему-то очень хотелось увидеть их поближе.

Все трое были одеты в линялые джинсы, казавшиеся не по размеру маленькими. Рубашки тоже тесно обтягивали грудь и талию. У одной были пышные формы и грива непокорных рыжих волос. Другая была стройной и худенькой, ее волосы, черные, как здешний уголь, густой волной ниспадали на спину.

Но женщина, стоявшая посередине, та, что пела, привлекала его особое внимание. По сложению она была средней между одной и другой сестрами. Её отличала от них копна густых, медового цвета волос, на которых переливалось горячее солнце. В какой-то момент она обернулась, и солнечный блеск в ее волосах ослепительно засверкал, похожий на лужицу топленого масла.

У Джесса перехватило дыхание. Он не ожидал, что девушка окажется не только обладательницей прекрасного голоса, но и настоящей красавицей.

— Боже правый… — пробормотал он себе под нос, прислоняясь к стволу дерева. Женщины стали спускаться с холма, двигаясь прямо в его сторону.

Ни одной слезинки на щеках, никаких эмоций на лицах. Они не смотрели друг на друга, даже не прикасались друг к другу. На Джесса они также не обратили внимания. Но он успел увидеть их глаза, ярко-зеленые, блестевшие от непролитой влаги. Он пожал плечами и понял, что мысли, посетившие его буквально несколько секунд тому назад, были дурацкими и бессмысленными.

Джесс провожал женщин глазами, пока те не завернули за угол какого-то дома и не исчезли из виду. Чувствуя себя так, словно у него отняли что-то очень дорогое, лишили того, что проняло его до глубины души, Джесс тихо выругался и вернулся к оставленной машине.

— Двадцать два с полтиной, — сказал мужчина и сразу прибавил: — Только никаких чеков и этих пластиковых штучек.

Джесс вытащил из бумажника и веером протянул ему купюры: двадцатку и три по доллару, сунул деньги в подставленную руку парня и плюхнулся на водительское сиденье, чувствуя, что ему не терпится скорее уехать отсюда.

— Спасибо, мистер, — сказал парень. — Кстати… давно хотел вам сказать. Лицо ваше что-то чересчур знакомое.

Джесс нахмурился. Он, в общем, и не надеялся остаться неузнанным.

Но парень не унимался:

— Слушайте, а вам, часом, никто никогда не говорил, что вы как две капли воды похожи на того певца, который исполняет кантри… как его там… Хоук? Или что-то в этом роде.

— Может, Игл?

— Во-во, точно! Вы вылитый Джесс Игл. Не знаю, говорил ли вам кто-нибудь об этом.

— Ни разу, — отрезал Джесс и, резко тронувшись с места, выехал на шоссе, оставляя позади Крэдл-Крик и тот дивный голос, так разбередивший ему душу.

— Вот дьявол, — пробормотал парень, разгоняя рукой поднятую протекторами пыль. — Не очень-то любезно с его стороны. — Затем он ощупал положенные в карман деньги и побрел в свою будку. Честно говоря, в глубине души он был уверен, что те, у кого водятся деньжата, могут позволить себе быть не слишком любезными с окружающими.


— И что же мы сейчас будем делать? — спросила Даймонд. — Я не хочу больше здесь оставаться. — Она прикрыла дверь отцовской комнаты, не в силах видеть его аккуратно застланную кровать, стоявшую у стены. — Я не могу тут больше оставаться. — Слова застревали у нее в горле.

Куин кивнула, соглашаясь с сестрой. Теперь никто и ничто не удерживали их в городе.

— Я тоже не желаю здесь оставаться, — сказала она. — Но куда нам податься? У нас ни денег, ни хотя бы одной ценной вещи. В доме шаром покати. Не говоря уже о наследстве, получив которое можно было бы двинуться по свету. — В голосе Куин, как обычно, звучал сарказм.

Она больше других сестер ненавидела отца и его проклятый образ жизни. Отец просто украл у Куин детство, связав ее двумя маленькими сестренками. Она до сих пор чувствовала материнскую ответственность за их судьбу. Сестры давно уже выросли и вполне были в состоянии позаботиться о себе сами, но она все равно продолжала беспокоиться за них.

Лаки тяжело вздохнула и опустилась на диван, постаравшись не сесть в середину, где он был продавлен и дал огромную трещину.

— Мортон Уайтлоу опять говорил, что готов купить этот дом, — мягко напомнила она.

Старшие сестры повернули головы и посмотрели на нее, явно шокированные этим известием.

— Когда это? — спросила Куин.

— Вчера, до того как вы вернулись от Аберкромби.

Даймонд нахмурила лоб. Она чувствовала себя так, словно ее предали. У нее не было ни малейшей симпатии к Мортону Уайтлоу, но, все же она работала на этого человека.

Уже в тот раз, когда Даймонд впервые вошла в бар и спросила, нет ли у них для нее какой-нибудь работы, она, будучи рослой, хорошо сложенной и выглядевшей старше своих восемнадцати лет, знала заранее, что ее обязательно возьмут. Мортон Уайтлоу был старше ее отца, но Даймонд заметила в его взгляде явное желание. Она спросила, не нужна ли им певица, но он нанял ее лишь в качестве официантки. Хотя в иные вечера за дополнительную плату она пела для посетителей, разумеется, с разрешения Мортона.

Она сразу поставила себя с ним очень жестко, И он никогда не пересекал эту невидимую границу между ними. Даймонд же целых семь лет работала на него без отдыха за смехотворно маленькую зарплату. Сейчас на нее накатила злость. Так вот чем он отплатил за ее терпение и трудолюбие.

Она стояла, привалившись к оконной раме, и смотрела на стремительно сгущавшиеся за окном сумерки. В горах ночь наступала быстро во всякое время года, даже летом.

— Да ладно тебе, Куини, — примирительно сказала Лаки. — Он ведь не впервые об этом заговаривает.

Куин нахмурилась. Во-первых, потому что ее назвали детским именем, которое она терпеть не могла, и только сестрам позволяла так к себе обращаться; во-вторых, потому что у Мортона Уайтлоу не хватило терпения и совести дождаться хотя бы, когда их отец сойдет в могилу.

Она вздохнула, уселась на другой край дивана и уставилась на пузыри обоев (в нескольких местах обои совсем порвались и висели клочьями), на вытертый линолеум, на выгоревшие шторы на окнах. Что могло означать его предложение? Хотя, если Мортон и вправду намерен приобрести их дом, надо благодарить за это небеса. Сестрам этот дом совершенно ни к чему.

Крэдл-Крик был одним из тех городков, где для женщин практически не было работы. Лаки — та вообще никогда в жизни не работала. Она с детства все время вертелась около отца и благодаря этому до тонкостей освоила искусство игры в карты. Ее трюки вызывали у сестер чувство невольной зависти и легкого благоговения. Лаки великолепно умела передергивать. Ее тонкие ловкие пальчики потрясающе тасовали карты, так что Лаки могла смело садиться за стол с самыми опытными картежниками. Только страсть к игре и азарт она не унаследовала от отца. Хотя подчас ее так и подмывало отправиться в какое-нибудь шикарное местечко, вроде Вегаса или Рено, и показать пижонам, которые там собираются, где раки зимуют. Только игре в карты она и научилась у Джонни Хьюстона. Ничего другого Лаки не знала и не умела.

Лаки поморщилась, припомнив бегающие глаза Уайтлоу и его нервные руки, которые он беспрерывно потирал, разговаривая с ней и пожирая взглядом ее груди. Если бы Джонни был жив, Уайтлоу не посмел бы так себя вести. Но увы, теперь отец мертв. У девушки задрожали губы. В голове ее мелькнуло страшное подозрение, что их и без того ужасная жизнь решительно и круто повернула в еще более ужасную сторону.

Продавать или не продавать. Это было камнем преткновения между семейством Хьюстон и владельцем соседнего бара. История тянулась уже более десяти лет. Уайтлоу хотел расширить свое дело. Джонни всегда со смехом отказывал.

Удивительно, но это было, пожалуй, единственное, в чем Джонни упорно стоял на своем. Всякий раз, когда Уайтлоу подъезжал со своим предложением, Джонни неизменно отвечал: «От меня отвернулась удача, но будь я проклят, если соглашусь потерять еще и крышу над головой». Это приводило Уайтлоу в бешенство, однако ему не оставалось ничего другого, как заткнуться и уйти.

Неудивительно поэтому, что известие, сообщенное Лаки, заставило Куин побледнеть. Было очевидно, что жадность возобладала над остальными чувствами Уайтлоу, потому он не смог даже дождаться похорон Джонни.

— Ну и сколько же он предложил? — спросила Куин, не ожидая услышать ничего нового, кроме того, о чем разговаривали уже десять лет подряд.

— Пять тысяч, — прошептала Лаки, понимая, какую реакцию вызовут ее слова.

И она не ошиблась. Куин в бешенстве соскочила с дивана, лицо у нее стало красным, руки сжались в кулаки. Даймонд мгновенно отпрыгнула от окна и успела схватить старшую сестру за руку, не дав той выбежать из комнаты.

— Успокойся, Куин, подожди, — твердо сказала она. — Это только все усложнит. Мортон ведь вообще ничем нам не обязан. Если захочет, он сможет просто дождаться времени, когда нам нужно будет платить налоги. Тогда он приобретет этот дом буквально за бесценок. И тебе это прекрасно известно.

Куин сразу как-то сжалась, плечи у нее опустились. Это был тот редкий случай, когда высказанная вслух правда подавила ее яростный порыв. К тому же она вспомнила, что сегодня похоронили отца. Воспоминания нахлынули на нее, лишив сил. Ди было уже двадцать шесть лет. Лаки исполнилось двадцать четыре. Казалось совершенно немыслимым, что так быстро пронеслось время.

Слезы, что бывало очень редко, хлынули у нее из глаз. Она приложила столько сил, чтобы семья жила вместе, а вот теперь они могут потерять и то малое, что у них еще оставалось.

— Вообще-то в прошлом месяце он давал вдвое больше, — пробормотала Лаки, стараясь держать себя в руках. Сказала — и подождала. Куин наверняка что-нибудь скажет. Она всегда что-нибудь говорила. Однако на этот раз в разговор решительно вмешалась Даймонд.

— Я поговорю с ним, — Заявила она. По тому, как блестели ее глаза, нетрудно было догадаться, что девушка вне себя от услышанного.

— Не знаю даже… — еще всхлипывая начала было Куцн.

— Не надо, — оборвала сестру Даймонд. — Оставь, я сама с ним разберусь. И все будет в порядке, если мне только не будут мешать. Договорились?

Ответом было общее молчание.


Джесс швырнул шляпу на стол, бросил дорожную сумку рядом с бюро. Затем повалился на постель и уставился в потолок. Было около полуночи, а до Нэшвилла оставалось еще часа два езды. Он чувствовал себя слишком измученным, чтобы продолжать эту сумасшедшую езду ночью, и потому завернул передохнуть в первый попавшийся мотель. Им оказался «Мотель-6». Написав фамилию в книге записи постояльцев, он поспешил отойти от регистрационной стойки, пока какой-нибудь поклонник не узнал его. Только теперь Джесс начал понимать, скольких отрицательных эмоций ему удавалось избегать с помощью менеджера.

В животе урчало от голода. Желудок напоминал, что с самого утра в него не попало ни крошки. Да, во время заправки нужно было купить хотя бы фруктовой воды и чипсов… Кстати, как назывался тот городок?.. Крэдл-какой-то… Да, Крик, точно! Крэдл-Крик! Джесс вообще-то собирался заглянуть в магазин, но женский голос спутал все его мысли.

А потом он увидел ее саму. После чего сбежал, как наложивший в штаны мальчишка. Что уж скрывать, он действительно испугался…

Джесс прикрыл рукой глаза и честно постарался не думать о той женщине. Но все было без толку. Последнюю сотню миль он мчался, видя перед собой на ветровом стекле ее лицо.

— Черт побери! — пробурчал он себе под нос, усаживаясь на постели и хватая телефонную трубку.

Джесс быстро набрал номер, и ему сразу ответил хрипловатый голос на другом конце провода. Как только Томми понял, с кем говорит, на Джесса обрушился поток ругательств и жалоб.

— Ну жив, черт возьми, жив я, все нормально, — крикнул он, перекрывая истеричный голос менеджера. — Нет, все нормально. Просто немного устал и решил переночевать в мотеле по дороге.

Из трубки опять понеслись какие-то нечленораздельные вопли, и впервые за весь день Джесс улыбнулся.

— Да, мамочка, я один в комнате, — не удержавшись, сострил он, отлично зная, что самым ужасным для его менеджера был и оставался групповой секс. — Погоди, Томми, угомонись. Я чертовски устал, но в остальном у меня все в полнейшем порядке. Визит домой стоил того, чтобы столько времени потратить на дорогу. — Он улегся на спину, прикрыл глаза, и на душе у него сразу стало как-то очень хорошо и покойно. Он вспомнил тот чарующий женский голос, вспомнил, как женщина самозабвенно пела. — Все прошло очень даже хорошо. Завтра мы с тобой непременно обо всём поговорим. Спокойной ночи, приятель, — мягко добавил он и повесил трубку.

На несколько секунд в комнате воцарилась звенящая тишина. Джесс наклонился и расшнуровал ботинки. И некоторое время в комнате звучали тихо капающая из крана вода и его собственный голос, который тихо напевал «All Shook Up»[1].

Глава 2

Даймонд взвесила на руке поднос с кружками пива и двинулась между столиками, разгоняя другой рукой клубы табачного дыма. Сегодня посетители не подшучивали над ней. Не было сегодня в зале и того человека, который обыкновенно садился в самом углу за крайний столик. Она знала, что ей будет очень непросто опять втянуться в эту работу. И еще, Даймонд даже не представляла себе, что зал будет выглядеть таким пустым без отца, сидевшего обычно на шатком стуле с плетеной спинкой. Когда она проходила мимо, отец неизменно подмигивал ей, и сейчас ей ужасно недоставало его поддержки.

— Эй, блондиночка! — крикнул один из завсегдатаев. — Принеси-ка нам еще по одной. Что-то жажда совсем одолела после этой паршивой работы в дыре. — Он употребил слово «дыра», потому что именно так все в городе называли шахту. И сразу же выложил на столик деньги. Она кивнула и пошла к бару.

Когда Даймонд остановилась у стойки, под каблуком ее ковбойских сапог хрустнул песок.

— — Пять порций за столик, где Мэрфи, — коротко бросила она, зная, что Мортон Уайтлоу хорошо помнит, кто, что и за каким столиком обычно заказывает.

Мортон поднял кружки и протянул ей. От их мокрых донышек на стойке остались круглые следы. Одну за другой Даймонд поставила кружки на свой поднос.

— Мне очень жаль, что это случилось с Джонни, — произнес Мортон.

Ему понадобилось целых три часа, чтобы собраться с духом и выдавить из себя это жалкое соболезнование. Как только Даймонд появилась на работе, Мортон заготовил подходящие слова. Они уже вертелись у него на языке, но у девушки было такое лицо, что Мортон счел за благо пока промолчать. Теперь ответом был ее яростный взгляд. Он ожидал чего угодно: что она будет грустна, убита горем, — но только не этого, не холодной ярости в глазах. Это выражение совсем выбило Мортона из колеи.

Даймонд наблюдала за тем, как рябое лицо ее хозяина заливается густым румянцем. Она сделала вид, будто не услышала слов соболезнования, и отошла к столикам.

Мортон нахмурился. Девушка явно была сердита на него, и он готов был поспорить на месячную выручку, что причина ее злости ему известна. Но чего же, черт побери, они ожидали?! Настоящий мужчина-бизнесмен никогда не должен теряться, если судьба дает ему шанс заработать несколько монет. И ничего страшного, если кто-то при этом чуточку пострадает. Кроме того, как неоднократно повторял Мортон сам себе, если бы эти три сестрички не были такими упрямыми и наглыми бабами, они поступили бы так, как поступали на их месте все уважающие себя женщины в здешних краях: давно бы вышли замуж. Им всем требовались мужчины, которые могли бы позаботиться о них. Может, тогда у них поубавилось бы спеси.

— Эй, красотка! — крикнул со своего места Крокетт Толли. — Спой нам что-нибудь, золотце наше!

Девушка улыбнулась. Ей нравился Крокетт. А ее прозвище имело отношение к истории их знакомства. Он всегда говорил Джонни, что, назвав дочь именем Даймонд — бриллиант, он поступил совершенно правильно: едва ли у кого-нибудь из ее мужчин хватит денег, чтобы купить для нее настоящие золото и бриллианты. Даймонд подумала, что во время работы она немного отвлечется, избавится от — невыносимой тяжести, давившей ей душу.

Она обернулась и посмотрела на Мортона: не возражает ли тот?

Мортон кивнул. Ничего плохого не будет, решил он, если она немного расслабится. Сегодня, правда, не субботний день, но какая, к черту, разница? Если посетители хотят, чтобы она им спела, — пускай поет. Ему все равно, лишь бы клиенты не переставали делать заказы.

Из расположенного в холле шкафа Даймонд извлекла гитару. Один из посетителей уступил ей свой стул, перенеся его в центр зала. Она уселась, обвила ногой ножку стула, и на лице ее сразу появилось отрешенное выражение. С минуту Даймонд брала разные аккорды, настраивая гитару.

— Спой свою любимую, — крикнул кто-то из угла зала.

Одобрительный гул голосов раздался в баре Уайтлоу, мужчины приготовились слушать. Они отлично знали, как прекрасно средняя дочь Джонни Хьюстона поет песни, сколько страсти она вкладывает в свое исполнение. Попросив ее спеть любимую, они тем самым продемонстрировали свое сочувствие в постигшей девушку утрате, хотя о покойном при этом не было сказано ни единого слова.



Даймонд, улыбнувшись, склонилась над инструментом. Ее густые медового цвета волосы упали на лицо, наполовину скрыв его от жадных мужских взглядов. Она откинулась на спинку стула и взяла несколько мелодичных аккордов. И затем, как уже не раз случалось, она удивила решительно всех.

Она запела неожиданно; пальцы ее быстро перебирали струны, слова лились потоком и растворялись в прокуренной атмосфере бара. Один за другим все затихали и начинали слушать.

…Знал ли ты тогда, что был моим героем…

В этот момент всякий сидевший в баре с радостью отдал бы год жизни, лишь бы сделаться тем героем, про которого поется в песне.

…и все, чем я хотела б быть…

Ее красивый голос звучал очень чисто, причем казалось, что песня сама льется из сердца девушки, без всякого ее участия. Даймонд позабыла обо всем на свете, полностью отдаваясь песне.


Ориентируясь по красным огням рождественской гирлянды, украшавшей крыльцо, Джесс въехал на паркинг и, когда машина остановилась, опустил голову на сложенные на руле руки. Только в такой дешевой забегаловке могут зажигать рождественские огни, когда на дворе июль.

Джесс и сам еще не вполне верил в то, что вновь оказался здесь. Он проснулся вскоре после полуночи, быстро перекусил, заправил машину в помчался в Крэдл-Крик, не вполне, впрочем, отдавая себе отчет в том, зачем именно туда едет.

Всю ночь эта женщина не выходила у него из мыслей. Он ворочался в постели с боку на бок, а в ушах у него звучал ее волшебный голос, похожий на зов, перед глазами стояло ее прекрасное лицо. Когда же наконец удалось заснуть, сон получился глубоким, хотя и недолгим. И, проснувшись, Джесс точно уже знал, что ему следует сделать.

— Да, черт побери… — произнес он вслух, — вот я и приехал. А раз так, надо вылезать из машины и идти ее разыскивать. Потом уже подумаю, что делать дальше.

Далеко идти ему, однако, не пришлось. Сначала он собирался заглянуть в бар и как бы между прочим завести разговор с тамошними завсегдатаями, попытаться выяснить ее адрес. Но, выйдя из автомобиля, Джесс понял, что розыски его завершились, даже не успев начаться. Волшебный голос из его сна наполнил вечерний воздух, наполнил и его собственное сердце. Джесс даже ощутил легкую слабость в ногах. Ему понадобилось некоторое время, чтобы собраться с духом взойти по ступеням крыльца и открыть дверь. Инстинкт самосохранения подсказывал, что, вполне может быть, он совершает самую большую ошибку в своей жизни, однако интуиция говорила, что, если Джесс откажется от своих намерений, он будет страшно жалеть об этом до конца своих дней.

Как только Джесс вошел в бар, ему пришло в голову, что местная публика может слишком шумно отреагировать на его появление. Но его опасения были напрасны. Зал до отказа был наполнен людьми, но никто даже головы не повернул в его сторону. Все взоры были устремлены на женщину, все были поглощены ее пением. В каждом взгляде читались мечты о чем-то большом, светлом и радостном, о чем-то, чего так не хватало этим людям в обыденной жизни.

Джесс Игл прислонился к стене и тоже стал слушать. Голос певицы взлетал все выше и выше;

Джесс неожиданно для самого себя ощутил на глазах слезы. Он с усилием сглотнул, чувствуя, как прокуренный воздух зала вибрирует от красивого чистого голоса.

…лети же ввысь, доступную орлам…

У него сжалось все внутри. Действительно, имея такой голос, эта женщина могла соперничать в полете с орлами, даже с такими, как Джесс[2].

Джесс как приклеенный стоял у стены, не в силах оторвать взгляд от копны густых волос, почти скрывавших лицо женщины. Он ждал, когда же наконец певица поднимет голову. Только посмотрев в ее зеленые глаза, увидев ее лицо, Джесс мог ответить себе на вопрос: правильно ли он поступил, вернувшись в Крэдл-Крик.

Взяв последний аккорд, Даймонд вздохнула. Потом по привычке поднялась со стула и посмотрела в самый дальний конец бара. На ее лице изобразился неподдельный ужас. И мужчины в зале сразу поняв в чем дело, опустили головы.

Обычно после ее исполнения Джонни снимал шляпу и пускал ее по рядам; в шляпу бросали монеты. Когда шляпа попадала в руки молодых парней, Джонни по своему обыкновению подзадоривал тех раскошелиться как следует, давая понять, что Даймонд когда-нибудь еще отблагодарит их. Правда, сама Даймонд и думать не думала о какой-то дополнительной благодарности.

В конце песни слушатели обычно разражались аплодисментами, но на этот раз все были настолько потрясены, что в баре воцарилась тишина; никто не шелохнулся.

Джесс почувствовал, что ситуация сложилась неловкая и даже драматичная, однако он не понимал причины.

— О дьявол! — выкрикнул один из мужчин, с грохотом отодвинул стул и поспешил выйти на воздух. Он лучше бы согласился попасть в обвал, какие нередко происходили в шахте, ко ни за что не мог позволить кому-нибудь увидеть себя плачущим.

— Что произошло? — тихо спросил Джесс, обратившись к шахтеру.

Мужчина повернул голову, но посмотрел куда-то мимо Джесса.

— После песни ее старик обычно ходил со шляпой. Наверное, она забыла, что отца теперь тут нет. — Он горестно покачал головой и, не зная, что тут еще можно добавить, вышел за дверь. Однако Джессу хватило и этого краткого объяснения. Наверняка вчера они хоронили как раз того человека, который пускал по рядам свою шляпу.

Он и сам толком не понял, что именно толкнуло его на этот поступок. Может, все дело было в выражении ее лица: Даймонд выглядела совершенно потерянной, когда повернулась и пошла из зала. А может, причина была в том, что, уходя, она так ни разу и не оглянулась.

Оттолкнувшись от стены, Джесс сорвал с головы свой стетсон с золотым орлом на тулье и начал протискиваться между столиков.

— Ну что, парни, — громко объявил он, — сбросимся для леди, кто сколько может?

Присутствующие сначала пришли в крайнее изумление. Некоторые резко обернулись, и на их лицах изобразился легкий ужас, словно они ожидали увидеть привидение покойного Джонни Хьюстона. Но вместо призрака их взорам предстал известнейший по всей Америке человек, суперзвезда, певец.

— Эй! — воскликнул Мортон Уайтлоу. — Ты, парень, часом не Джесс Игл?

Джесс поспешно придал своему лицу — как это называл Томми — «знаменитое выражение» и заговорил хорошо поставленным голосом профессионала, привыкшего общаться с публикой:

— Да, черт возьми, я — Джесс Игл. — Он громко рассмеялся. — Я только что слышал это великолепное пение: словно ангел Господень слетел с небес и пел для нас. Так что, парни, давайте сбросимся для девушки, кому сколько не жаль. Она заслужила, чтобы вы опорожнили свои кошельки, хотя я не стану упорствовать. Если вы выложите хотя бы половину того, что в них есть, это уже будет совсем неплохо!

Всех словно расколдовали. Народ оживился, к шляпе Джесса потянулось множество рук: каждый спешил сделать свой взнос. Люди как будто позабыли, что деньги предназначались всего-навсего одной из сестер Хьюстон. Все оказались в эти минуты в лучах славы Джесса. На мгновение у всех этих мужчин возникла иллюзия того, что они и сами имеют некоторое отношение к его известности.

Даймонд, выйдя из зала, сразу прислонилась к стене. Девушке было нехорошо, ее тошнило. О том, что сейчас происходит в баре, какая там поднялась шумиха, она и понятия не имела. Один Уайтлоу заметил, куда она вышла, и поспешил следом.

— Что ж, детка, — сказал он, подойдя к Даймонд. — Я понимаю, тебе трудно. Но нужно держаться, что случилось, то случилось… Я сделаю все, что в моих силах, чтобы хоть как-то помочь тебе. — Руки его легли ей на плечи, затем, опустились ниже и коснулись груди девушки. — Если бы ты только позволила мне, я бы мог…

Она сбросила его руки и резко повернула голову.

— Помочь?! Хочешь помочь?!

Ее голос дрожал от возмущения, что должно было хоть немного испугать Мортона. Однако тот не испугался. Вместо этого он утвердительно кивнул. Хотя лучше всего ему было сейчас убраться подальше.

— Интересно, — произнесла Даймонд, борясь с душившим ее гневом. — Хорошенькая у тебя получилась помощь: ты предложил за дом в два раза меньше денег, чем предлагал последние десять лет. Для тебя помочь означает половчее надуть трёх женщин, только что похоронивших отца? Так вот что ты называешь помощью…

— Спокойнее, Ди, деточка… — начал было Мортон. — Ты ведь должна и меня тоже понять.

— А я не понимаю! — И Даймонд с силой ткнула указательным пальцем его в грудь. — Как раз ты должен бы хоть что-то понимать! И никакая я тебе не деточка, не смей так меня называть.

Она подалась к нему поближе, и Мортона буквально обожгло гневное выражение ее глаз.

— Цена, на которую мы согласны, увеличилась, а вовсе не уменьшилась. Ты должен приготовить для каждой из нас отдельный чек на пять тысяч долларов. В противном случае, клянусь своей жизнью, мы уступим дом святой церкви. Я серьезно говорю! И тогда тебе останется только смотреть, как у тебя под окнами ходят богомолки, а в саду шипят змеи. Ведь эти богомолки вдобавок, не дадут твоим клиентам спокойно наслаждаться выпивкой, они им все уши прожужжат историями о вреде алкоголя. И вот тогда твоему дельцу точно будет крышка. Не заметишь, как вылетишь в трубу.

Мортон побледнел. По выражению лица Даймонд видно было, что она говорит серьезно. Он представил себе; под окнами бара шастают богомолки, а клиенты опасаются идти в его заведение, потому что боятся змей, которых будто бы притягивает истинная вера. Мортон открыл уже рот, собираясь поспорить, но вовремя осекся, понимая, что чем меньше он сейчас наговорит, тем будет лучше для него. Даймонд: была в тот момент так взбешена, что могла только еще больше взвинтить цену.

— Ну ладно, ладно, — пробормотал он, примирительно взяв Даймонд за руку. — Можешь считать, твоя взяла. И не злись, пожалуйста, постарайся и меня понять правильно...

— И деньги нужны нам к субботе, — твердо произнесла девушка, все еще не веря, что победа далась ей так легко. Ведь в глубине души она готовилась к тому, что придется, вернувшись домой, сообщить сестрам о том, что они даже пяти тысяч долларов не получат и, стало быть, ничего другого не остается, как отдать дом церковной конгрегации, той, которая постоянно оскорбляла их и покойного Джонни.

— Проклятие! — воскликнул. Мортон. — Но ведь суббота послезавтра!

— До полудня, — уточнила Даймонд. — Банк закрывается в час дня. И еще, — добавила она, прежде чем Мортон ушел обратно в зал. — Я не буду больше здесь работать.

Тот плюнул, свирепо посмотрел на девушку и с силой распахнул дверь, едва не сбив с ног человека, державшего в руках полную шляпу денег.

Выйдя за дверь, Джесс заколебался. Он старательно вглядывался в темноту, пытаясь определить, где же находится обладательница чудесного голоса.

— Эй, вы здесь? — спросил он наконец.

— А кто именно вам нужен? — спросила в ответ Даймонд, отступая на всякий случай в тень.

Она не узнала его. Зато у него были собранные для Даймонд деньги. И это она сразу сообразила. Но чем дольше она смотрела на высокого темноволосого парня, тем более знакомым казалось его лицо. Если бы она не боялась попасть впросак, то могла бы поклясться, что это был…

— Вы ведь Джесс Игл, правда?

Его не удивил подобный вопрос. Однако странно было полное отсутствие эмоций в ее голосе. Обычно женщины реагировали на него совершенно иначе. И Джесс на мгновение растерялся, не зная, чего ожидать от этой девушки. Попроси она автограф, захихикай или повисни у него на шее, стараясь поцеловать, он не удивился бы: реакции поклонниц были ему хорошо знакомы. Однако ничего такого она не сделала. Просто стояла и молча ждала ответа.

— Тут у меня ваши деньги, — наконец произнес Джесс. — Я слышал о вашем отце. Примите мои соболезнования.

У Даймонд все сжалось внутри. И она шагнула из спасительной тени на ступени крыльца.

— Спасибо, — сказала она. — Он умер, как и жил. Быстро.

— Мне действительно очень жаль, — повторил Джесс. — Авария?

— Скорее, потрясение, — ответила она и неожиданно засмеялась. — К нему неожиданно пришел «большой шлем». — Девушка привалилась к стене и закрыла лицо руками, одновременно смеясь и плача. — Из всех картежников, которых я знаю, у него были самые сложные отношения с удачей. Ему вечно не везло.

Несмотря на слезы, смех ее действовал на Джесса удивительным образом. Когда она отняла руки от лица и улыбнулась сквозь слезы, он почувствовал, как сердце медленно опускается в пятки. Ему совсем не хотелось подпадать под чары этой женщины. Ведь он вернулся только из-за ее голоса, а не ради ее самой.

Даймонд опустила руки и запрокинула голову. Раздался глухой удар затылком о стенку, и девушка поморщилась, но позы при этом не изменила. Боль на мгновение отвлекла ее от мыслей об отце.

— Ну и как, Джесс Игл, могу я узнать, каким ветром вас занесло в наш паршивый городишко? — И девушка вновь рассмеялась. — Извините, ради Бога, наверное, я украла вашу фразу, — поспешила объяснить она, заметив удивленное выражение на его лице. — Ведь как раз вы должны были у меня спросить: «Что делает в таком паршивом городишке столь очаровательная девушка?»

Джесс опустил глаза и уставился на шляпу, набитую купюрами и тяжелую от насыпанных в нее монет. Затем он поднял взгляд на Даймонд.

— Я приехал сюда за вами, — произнес Джесс и протянул ей шляпу.

Даймонд машинально взяла протянутый стетсон и отступила на пару шагов назад, в тень крыльца. До ее дома было рукой подать, и Лаки скорее всего уже вернулась, да и Куин, наверное, тоже дома. Если она сейчас побежит и закричит в полный голос, они обязательно услышат ее. И у этого сумасшедшего парня не хватит времени…

Он заметил страх в ее глазах и разозлился на то, что его так неправильно поняли. Шагнув в сторону девушки, Джесс ухватил ее за локоть как раз в ту секунду, когда Даймонд уже совсем собралась дать деру.

— Черт возьми, леди, я вовсе не для того проехал сотни миль по этим дьявольским горным дорогам, чтобы приставать к совершенно незнакомой девушке. За кого, хотел бы я знать, вы меня принимаете, а?!

— Я знаю, кто вы такой, но понятия не имею, зачем вы сюда приехали.

Ее ответ заставил Джесса замолчать. У него было чувство, словно ему влепили пощечину. Он в растерянности запустил руку в волосы, однако от этого они еще сильнее растрепались.

— Послушайте, может быть, вы все-таки согласитесь выслушать меня? Прошу вас!

Даймонд пожала плечами. Но Джесс не унимался.

— Где вы живете?

Несколько секунд они пристально смотрели друг другу в глаза. Даймонд первая нарушила затянувшееся молчание, и, когда она заговорила, наградой ей была одна из самых обаятельных улыбок, какую только она когда-либо видела у мужчин.

— По соседству. Полагаю, вы могли бы зайти ко мне. Но я живу не одна. Дома также и мои сестры.

Джесс удовлетворенно вздохнул и последовал за ней.

— Вот и отлично, — пробормотал он себе под нос. — У меня такое чувство, что нам обоим очень не помешают рефери.

Джесс ощутил даже легкое возбуждение, наблюдая за тем, как шедшая впереди Даймонд соблазнительно покачивает бедрами при каждом шаге. Ее движения были такими грациозными и неспешными, что ему подумалось: неужели и в постели она ведет себя так же? От таких мыслей у него вырвался слабый стон. Услышав его, Даймонд обернулась, подумав, что ее новый знакомый оступился в темноте.

— Осторожнее, смотрите под ноги, — предупредила она Джесса, — Тут у нас место глухое. Если упадете и расквасите себе нос, врача найти будет нелегко.

Джесс только рассмеялся.

Даймонд вновь нахмурилась. С этим мужчиной следовало вести себя крайне осторожно. Он не обращал ни малейшего внимания на ее попытки казаться уверенной в себе и нарочито грубой. Более того, создавалось впечатление, что подобное обхождение ему даже нравится. Даймонд открыла дверь и вошла в дом; Джесс последовал за ней.

— Куини, ты только взгляни, — воскликнула Лаки при виде огромной кучи денег в шляпе. Старшая сестра выразительно взглянула на высокого темноволосого мужчину, который вслед за Даймонд вошел в комнату.

— Это еще кто такой. — спросила она.

Следующее же восклицание Лаки было ей ответом:

— О, мамочкибожемой! Джесс Игл!!! — Девушка быстро поправила волосы и засунула футболку в потрепанные джинсы. Она еле сдерживалась, чтобы глупо не захихикать.

Куин поднялась со своего места, стараясь не выказывать особенного удивления по поводу того, что такой известный человек вдруг ни с того ни с сего появился у них в доме. Однако при виде этого человека у Куин сразу зародились ужасные предчувствия. Ей было отлично известно, чем именно он зарабатывал себе на жизнь. К тому же она прекрасно понимала, каким редким даром Господь наделил ее сестру. «Прошу тебя, Господи, только не сейчас», — взмолилась она. Ей невыносима была даже мысль о возможном расставании с сестрой — тем более сейчас, когда еще не утихла боль утраты.

И тут он заговорил:

— Леди, мне, право, чрезвычайно неловко вторгаться в вашу семью, особенно сейчас, когда вы…

— Тем не менее вы уже вторглись, — сухо заметила Куин. — Только этого нам и не хватало — еще одного мужчины, который вмешивается в нашу жизнь, отлично зная, что мы чувствуем. Наша оборона, увы…

Даймонд перебила сестру:

— Ничего подобного, Куини, наша оборона в полном порядке! — Услышав свое домашнее прозвище, старшая сестра свирепо нахмурилась. Даймонд, не сдержавшись, улыбнулась. — Судя по всему, Мортон Уайтлоу изменил свои намерения. К субботе, точнее, к полудню субботы каждая из нас станет обладательницей чека на пять тысяч долларов.

— Каждая?! — Лаки повалилась на спинку дивана и громко расхохоталась. — Какая это муха его вдруг укусила?

— Я сказала, что, если он не согласится на наши условия, мы уступим дом святой церкви.

— Уступим этим фанатикам, у которых змеи водятся в лощине? Господи, он, наверное, чуть в штаны со страху не наделал! — Лаки широко улыбнулась. Ей доставляла огромное удовольствие одна только мысль о том, что рядом с забегаловкой Уайтлоу начнут прохаживаться богомолки.

Лаки соскочила с дивана, и все трое обнялись. Они смеялись, одновременно говорили что-то, перебивая друг друга. Потом взялись за руки и пустились в пляс.

Про Джесса они совсем позабыли, и он этому вовсе не огорчился. Не хотелось, чтобы сестры заметили, как он растерян, не видя внимания к своей особе. За годы карьеры Джессу доводилось тесно общаться с уймой женщин, причем самых разных. Одни были красивы, другие не очень. Но никогда еще ему не доводилось видеть таких трех сестер.

Все они были на удивление высокого роста, с приподнятыми, славянского типа, скулами. И еще у них были почти одинаковые глаза — глубокого зеленого цвета, похожего на цвет молодой весенней травы. Но на этом, кажется, сходство и кончалось. Одна была рыжей, другая блондинкой, у третьей волосы были цвета воронова крыла. И еще у сестер были, судя по всему, совершенно разные характеры. Джесс разглядывал их сейчас с неподдельным интересом.

Даймонд опустилась на кушетку, вздохнула и высыпала деньги из шляпы.

— Я так перетрусила, если бы вы только знали. Почему-то была совершенно уверена, что придется прийти домой ни с чем и сказать вам, что никакого разговора у меня не получилось.

— Может, я все же могу сказать несколько слов? — спросил Джесс, улучив момент, когда Даймонд на секунду замолчала. При этом он не отрываясь смотрел на девушку.

Его слова были как холодный душ. Сестры в изумлении уставились на него. И только одна, Куин, прикрыв глаза, ожидала худшего.

— Дело в том, что я даже не знаю вашего имени, — сказал Джесс, обращаясь к Даймонд. — Но получилось так, что вчера, когда вы хоронили отца, я случайно услышал, как вы поете. Потом я уехал. И это было с моей стороны ошибкой. Хотя мне не так часто приходится ошибаться. Именно поэтому я и вернулся. Леди, если вы только захотите, я с удовольствием возьму вас с собой в Нэшвилл. Более того, я могу гарантировать вам запись в студии. И обеспечу вас менеджером. Все остальное — на ваше усмотрение. Если хотите сделать карьеру — все в ваших руках.

— Даймонд.

Он поморщился. Сердце его упало. Судя по всему, он совершенно неверно представлял себе эту женщину. Это надо же: он обещает ей головокружительную карьеру, а она требует от него бриллианты.

— Меня зовут Даймонд Хьюстон, — пояснила она.

— Вот черт, а я ведь подумал… — Джесс пожал плечами. — Впрочем, это не важно, что я подумал. Вы пользуетесь таким псевдонимом, когда поете в этом…

Она рассмеялась.

— Много чести, выступая в этой дыре, пользоваться сценическим псевдонимом. Если хотите, можете также познакомиться с моими сестрами, мистер Игл.

— Джесс, — поправил он девушку. Она пожала плечами.

— Это Куин, старшая из нас. А это Лаки, младшая. У нашего отца было пристрастие к игре, и все наши имена имеют отношение к его увлечению. Мы всегда понимали, что эти имена звучат несколько необычно, но со временем привыкли к ним и даже полюбили их. Правда, девочки'?

Сестры переглянулись и прыснули со смеху.

— Ну, это, я полагаю, ваша семейная шутка, — заметил Джесе.

— Я надеюсь, вы не шутили, когда говорили о пении Ди? — спросила его Куин. По ее напряженному выражению лица было видно, что она принимает эту тему близко к сердцу.

— В жизни не был более серьезным, — ответил Джесс, подняв руку как для клятвы.

Несколько секунд все три сестры смотрели на него, затем Лаки и Куин перевели взгляды на Даймонд, стараясь понять, как отнеслась к этому предложению их сестра.

Даймонд, в свою очередь, смотрела на мужчину, стоявшего в дверях комнаты. Это был или чудесный сон, или кошмар — одно из двух. Только вчера они похоронили Джонни, сегодня продали свой дом за сумму, о которой раньше и мечтать не смели, и вот теперь ей сделано предложение стать знаменитой певицей, предложение заманчивое и одновременно пугающее.

— Не упусти свой шанс, Ди, — поспешила сказать Лаки. — Удача не будет долго ждать. Если ты от нее отвернешься, Джонни в гробу перевернется.

Куин нервно сглотнула.

— Что ж, поезжай, если хочешь, — сказала она. — Но только имей в виду, я с тобой не поеду. Мне всегда хотелось съездить посмотреть Нью-Мексико… и Аризону. Словом, побывать в тех местах, где в воздухе не висит постоянно угольная пыль, которой мы тут все дышим.

У Лаки широко раскрылись глаза. Ей вдруг стало жутко от мысли, что ее оставляют совершенно одну. Но сладкое возбуждение от предстоящих перемен пересилило страх.

— Тогда я отправлюсь на запад, — прошептала она, подумав о Вегасе, о Рено, о всех тех шикарных городах, про которые рассказывал ей Джонни.

Джесс не мог не заметить волнение сестер и в некотором смысле ощущал себя виновником этого волнения. Если бы он не вернулся сюда и не попытался разлучить их, они, может, так и прожили бы всю жизнь вместе.

— Вы можете немного подождать? — спросила у него Даймонд.

Джесс утвердительно кивнул. Он готов был ждать хоть целую вечность.

Она ушла в соседнюю комнату.

К нему подошла Куин. Встав совсем близко, она тихо заговорила; от звука ее голоса у Джесса мурашки побежали по спине: он понял, что эти женщины способны вызывать очень сильные чувства, вплоть до настоящего страха.

— Только не сделайте так, чтобы ей было плохо, — мягко, но внушительно произнесла Куин, неотрывно глядя ему в глаза. — Не дай Бог… Я ведь все равно рано или поздно об этом узнаю. И непременно разыщу вас, Джесс Игл. Где бы вы ни были, я отыщу вас.

Боль разрывала ей сердце. И он чувствовал это. Не успев хорошенько подумать, что именно делает, он взял в ладони ее лицо.

— Вам и искать долго не придется, леди. Я буду в тени славы вашей сестры.

Он опустил руки и отступил на полшага, чувствуя, что Куин по-настоящему смирилась. Было очевидно, что в этом доме мужские прикосновения считались большой редкостью. Он опустил руку в карман, затем протянул ей карточку.

— Вот, — сказал он. — Тут указан мой частный номер. И по этому же самому адресу вы можете писать вашей сестре.

Она понимающе кивнула, взяла его визитку и засунула в карман джинсов. Как раз в этот момент в комнату вернулась Даймонд.

Джесс недоуменно посмотрел на нее. Всего-навсего один небольшой чемодан. Да, у этой женщины был один только чемодан весьма скромных размеров. Джесс знавал женщин, у которых имелось при себе куда больше вещей. Впрочем, чего уж: если немного имеешь, то и собираться легче.

— Я готова, — произнесла девушка, стараясь не расплакаться.

— Я подожду на улице, — спокойно сказал он, внезапно сообразив, что сестрам нужно дать возможность проститься без свидетелей. Когда он уже был на пороге, за спиной у него раздался громкий всхлип. Джесс шагнул в темноту.


Он никогда прежде не видел такого восхода солнца. Глаза у него щипало, словно туда насыпали песка, плечи ныли от долгих часов, проведенных за рулем. В прошлый вечер он посадил девушку в машину, кинул ее чемодан на заднее сиденье и двинулся на запад. Джессу даже в голову не могло прийти, чтобы остановиться вместе с ней в каком-нибудь мотеле. Он чувствовал, что ей страшно, она почти в панике, и понимал, что вести себя с ней надо очень тактично. И потому он молчал и только гнал и гнал машину. Наконец Даймонд уснула.

Знакомый поворот дороги, погонщик скота — первые приметы родных мест, скоро он наконец будет дома.

— Слава Богу, — пробормотал Джесе, потирая утомленные глаза.

Он бросил взгляд на свою пассажирку, стараясь не смотреть на две отсутствующие пуговицы на ее рубашке. В вырезе был виден соблазнительный кусочек кожи цвета слоновой кости. Рубашка была заправлена в потертые, тесно обтягивающие фигуру джинсы. Несколько раз за время их поездки она сбрасывала с ног свои ковбойские сапоги, и Джесс смог убедиться, что Даймонд не носит носков. На большом пальце ноги был заметен волдырь, и, глядя на него, Джесс почему-то захотел выругаться. Но сдержался. Въехав под крышу гаража, он затормозил и выключил двигатель. Настала ласкающая ухо тишина.

Джесс откинулся на подголовник и блаженно прикрыл глаза, одновременно глубоко вдохнув. В салоне чем-то странно запахло. Джесс вдохнул еще глубже, стараясь понять, чем именно пахнет. Он открыл глаза, повернул голову и посмотрел на спящую девушку.

Руки ее расслабленно лежали на коленях. В пальцах была зажата наполовину обсосанная долька «лайфсейвера» с запахом кориандра.

Джессу сразу стало неловко. Он и не видел, чтобы она что-нибудь ела в продолжение всей поездки. Он не стал даже пытаться угадывать, когда девушка в последний раз брала дольку в рот; прошло столько времени, а ему и в голову не пришло спросить, не проголодалась ли Даймонд. Он не спросил, а она не сказала.

— Пойдем, красавица, — сказал он, легко тронув девушку за плечо. — Сейчас найдем тебе постельку. Вытянешь свои красивые ножки — и спи себе на здоровье. А поговорить мы всегда успеем.

Даймонд не слышала его ласкового тона. Она все еще блуждала в лабиринтах сна. Но даже если бы она и услышала, голос Джесса вряд ли помог бы ей расслабиться. Впрочем, что бы там ни было, она спала. И снился ей высокий темноволосый мужчина с улыбчивыми глазами, который обещал ей неземное счастье. А она во сне плакала, потому что не верила его обещаниям.

Даймонд неловко выбралась из низенькой обтекаемой машины — в одной руке сапоги, в другой чемодан, и уныло поплелась вслед за Джессом в дом. Девушка еще успела подумать, что в конце концов она не так уж сильно отличается от своего отца. Поверила обещанию совершенно незнакомого человека и поставила на карту свою жизнь и будущее.

Глава 3

Где-то в глубине дома хлопнула дверь. Даймонд уселась на постели и растерянным взглядом обвела комнату, стараясь понять, что случилось с обоями, почему они не пузырятся и не отстают от стен и почему вместо угольной гари пахнет кофе. И тут она все вспомнила.

Что же она наделала?! Даймонд в ужасе посмотрела на свои ноги. Роскошь убранства комнаты была столь же очевидной, как и ее собственная нагота. Она вспомнила — хотя и весьма смутно, — как Джесс прикасается к ней, что-то говорит, что-то обещает… Хотя раздевалась Даймонд в одиночестве, в этом она была практически уверена. Охватившее было ее волнение сразу отступило, вытесненное аппетитным запахом еды и кофе.

В дальнем конце комнаты, за неплотно прикрытой дверью, виднелся угол ванны. Еще сонная, неуверенным шагом Даймонд поплелась туда. В желудке урчало так сильно, что вся роскошь и удобства ее нового жилища оставались где-то на периферии сознания. Уже сутки как у Даймонд не было во рту ни крошки.

От горячей воды Даймонд почувствовала некоторое облегчение. Она вымыла голову шампунем, затем хорошенько растерлась висящим тут же жестким полотенцем. После чего быстро оделась. Впрочем, вещей у нее было почти ничего, так что и выбирать-то особенно не приходилось.

Надев сапоги и привычно потопав, Даймонд направилась к двери. Услышав где-то неподалеку мужские голоса, она пошла в этом направлении, привлеченная главным образом дразнящими ароматами еды.

— Уже полдень, балбес ты безответственный, — говорил, обращаясь к Джессу, какой-то мужчина. Голоса раздавались совсем близко. — Если к моему приезду я не увидел бы твоей машины, то, видит Бог, я позвонил бы в полицию!

— Эй, не горячись, — пытался успокоить собеседника Джесс. Он перевернулся на бок, оказавшись таким образом на самом краю постели, затем встал как ни в чем не бывало (хотя был абсолютно голым) и пошел в ванную. Через секунду раздался мощный звук бегущей из душа струи воды. — …было бы куда хуже… если бы я… как последний придурок…

Впрочем, объяснения Джесса в тот момент были напрасны. С Томми чуть не сделалась истерика. Ведь он ждал, что Джесс приедет как минимум на сутки раньше. Прозвучавший среди ночи один-единственный телефонный звонок не принес, разумеется, никакого успокоения. Он ведь не нянька в конце концов! И не обязан волноваться из-за этого балбеса! Будь Томми и вправду его нянькой, он выбил бы из Джесса всю дурь еще много лет назад…

Через несколько минут они уже направлялись на кухню. Джесс шел первым.

— Я приготовил тебе кофе, — пробурчал Томми. — А то пришел, смотрю — в доме нет ни капли кофе. Видно, Хенли смотался куда-то?

Джесс не ответил: не хотел признавать предусмотрительность Томми, не хотел говорить об отсутствующем Хенли.

— О, дьявольщина, Джесс, если бы ты только знал, как я переволновался! — продолжал меж тем Томми, несколько смягчаясь, чтобы не перегнуть палку и сохранить в силе то перемирие, которого им удалось достигнуть всего лишь несколько дней назад.

Джесс равнодушно пожал плечами и налил себе кофе. Он понимал, Что у Томми есть все основания сердиться. Просто он не мог заставить себя оправдываться, пускаться в долгие объяснения, почему именно он так задержался.

И тут Даймонд вошла в кухню.

Томми так резко обернулся, что от его каблуков на светлом полу остались черные разводы.

— Ну вот, теперь все ясно! — воскликнул он, размахивая указательным пальцем перед лицом Джесса. — Только этого нам сейчас и не хватало: тебе нужно начинать работу над новым альбомом, а тут вдруг появляется очередная блондинка… Слушай, что это на тебя вдруг нашло? Может, все-таки не следовало тащить ее сюда, а?

Джесс хотел было взорваться, но тут заметил Даймонд. Однако уже было слишком поздно пытаться остановить ее. Даймонд сделала какое-то стремительное движение рукой — и вот Томми уже лежал, распростертый на спине, рядом со шкафом, прикрывая рот ладонью: из-под руки тоненькой струйкой текла кровь.

— Идиотка! Ты мне зубы выбила!

— Я промахнулась, — спокойно произнесла Даймонд. — Хотела попасть в нос.

Затем она обернулась к Джессу. Про кофе и про свой голод она совершенно забыла, ее переполнял гнев. Дело в том, что произнесенные этим незнакомым коротышкой слова она уже тысячу раз слышала раньше, — но теперь они переполнили чашу ее терпения: ее страшно возмутила их несправедливость.

— Как доехать до Нэшвилла? — спросила она у Джесса. — Я не желаю больше тут оставаться.

Джесс опешил. Пусть ее обидели слова Томми, но сразу уезжать, такого он никак не ожидал. Ему сделалось страшно.

— Минуточку, Даймонд, — попросил он. — Он ведь совершенно не имел в виду…

— Пусть эта дрянь убирается отсюда ко всем чертям! — выкрикнул Томми.

Джесс ухватил своего приятеля за воротник и поднял с пола. Затем ровным тихим голосом сказал Томми:

— Если ты еще раз скажешь в ее адрес хоть одно непристойное слово, пеняй на себя. Видит Бог, я собственноручно расквашу тебе нос! А теперь сядь и заткни свою пасть. Сам не понимаешь, что несешь!

Усевшись на табурет возле стойки бара, Томми принялся вытирать кровь.

— Он сказал именно то, что хотел сказать, и ты отлично это понимаешь, — произнесла Даймонд. По глазам было видно, что ей больно, хотя голос оставался спокойным и ровным. — Впрочем, все это совершенно не важно, — добавила она и повернулась к Джессу спиной. — Ты мне совершенно ничем не обязан.

И девушка направилась к двери.

Джесс ухватил ее за плечо, но сразу опустил руку, едва только Даймонд обернулась. На всякий случай он отступил на шаг назад и поднял руки. Первый урок Даймонд Хьюстон преподала более чем наглядно. Видимо, она, как и ее сестра Куин, не любила, чтобы при ней распускали руки.

— Послушай меня, — сказал Джесс. — Томми просто-напросто был немного расстроен. Я не позвонил ему вчера, хотя мне следовало это сделать. Вот он и решил, что со мной что-то случилось. В том, что он разволновался, виноват только я!

Даймонд сложила на груди руки и скрестила ноги, стараясь не замечать урчания в животе и слабости в коленях. От соблазнительного аромата кофе у нее свело желудок. Даймонд сразу вспомнила, как давно она ела в последний раз.

— Даже если он и переживал за тебя, все равно нельзя так распускаться, — произнесла она и сразу прикрыла глаза, чувствуя, как кухня начала отплывать куда-то в сторону.

— Да, ты, конечно, права, — согласился Джесс. — И Томми обязательно извинится. Не правда ли, Томми? — он выразительно взглянул на своего менеджера.

Если бы Джесс не отвернулся в этот момент от Даймонд, он успел бы подхватить ее: она пошла к двери, громко стуча каблуками по плиточному полу, но, не пройдя и нескольких шагов, внезапно рухнула на пол. При виде лежащей Даймонд Джессу сразу сделалось нехорошо.

Он бросился, к ней и поспешно опустился на колени, дрожащими пальцами щупая ее пульс. Он почти потерял рассудок от страха за женщину, которую едва знал. Ощутив под пальцами слабую пульсацию, Джесс облегченно вздохнул.

Лицо девушки побледнело и было холодным на ощупь. Только теперь он разглядел, что у нее густые ресницы немного темнее, чем медовые волосы. Нижняя губа Даймонд задрожала, и девушка тихо застонала. Ее желудок громко заурчал. И Джесс мгновенно припомнил дольки «лайфсейвера». Он ведь так и не предложил ей перекусить!

— Ну-ка, — сказал Томми, — дай я помогу тебе…

— Нет уж, — мягко, но решительно отказался Джесс. Он поднял Даймонд на руки и поднялся. Несколько секунд смотрел на ее лицо, затем произнес: — Нет, с этим я как-нибудь сам справлюсь…


Она медленно приоткрыла глаза. И почти сразу вспомнила о случившемся. Джесс поморщился. Никогда прежде ему не доводилось встречать женщину, которая держала бы все в себе, так, как это делала Даймонд Хьюстон. Джесс решительно не представлял, как ему следует вести себя с ней, и потому решил выждать, пока она сама сделает первый шаг.

— Никогда раньше не падала в обморок, — сказала она, свесив ноги с дивана и чувствуя, как на нее наплывает новая волна слабости.

— Вот я и вижу, — сказал он. — Мы ведь ничего друг о друге пока не знаем. Но я надеюсь, что этот обморок — не предвестник ребенка во чреве или чего-нибудь подобного?

Даймонд вспыхнула и с негодованием посмотрела на Джесса.

— Я не беременна, просто есть хочу до чертиков.

Теперь настала очередь Джесса покраснеть.

— Сожалею, что отпустил повара на недельку, — признался он. — Но в случае крайней необходимости я и сам могу приготовить омлет, если ты не против. Пойдем? — и он протянул ей руку.

Даймонд посмотрела сначала на протянутую ей руку, потом в глаза Джессу.

— Я вижу, ты забрался в страшную глушь, — сказала она и улыбнулась. Затем протянула руку, и их пальцы соприкоснулись. Джесс крепко обхватил ее запястье и помог Даймонд встать.

Девушка оказалась совсем близко от него. Некоторое время они смотрели в глаза друг другу. Даймонд осторожно вздохнула, и Джесс попытался не обратить внимание на то, как поднялась под одеждой ее грудь. Происходящее вокруг снова потеряло для него значение. Что было в этой женщине такого завораживающего? Она держалась вызывающе и, судя по всему, относилась к категории ярых мужененавистниц.

— Но как следует, — сказала Даймонд.

— Что? — Джесс смешался окончательно, не понимая, о чем она вдруг заговорила.

Даймонд улыбнулась и двинулась по направлению к кухне, привлекаемая ароматом кофе.

— Я люблю, чтобы яйца были приготовлены как следует.

— А… — только и сумел вымолвить Джесс. И пошел вслед за ней.

На кухне Даймонд обратила внимание, что следы крови уже тщательно смыты с пола. Не оказалось там и человека, которого она ударила.

— Я отослал его в Нэшвилл, — сообщил Джесс. — С опозданием, правда, но все же объяснил ему суть дела. Недоразумение, которое здесь произошло, целиком лежит на моей совести. Хотя за его грубый тон я, конечно, отвечать не могу. Как только он вернется, обязательно извинится перед тобой.

Даймонд согласно кивнула, налила себе кофе, с удовольствием вдохнула его аромат и лишь потом отпила глоток.

— А кто он такой?

Джесс улыбнулся.

— Мой менеджер. Этот человек сделает из тебя настоящую звезду.

Даймонд вскинула голову и посмотрела на Джесса. Кружка с кофе застыла у нее в руке. Через мгновение Даймонд слабо усмехнулась.

— А сам он уже знает об этом? — поинтересовалась она.

— Более или менее, — ответил Джесс. — Но тебе вовсе не нужно беспокоиться о подобной ерунде, Садись, сейчас ты попробуешь настоящее королевское блюдо!

— Только не суетись, прошу тебя, — сказала она. — Я ведь и сама могла бы приготовить, если ты…

— Нет! — отрезал Джесс и жестом указал на стул.

Взяв кружку с кофе, она покорно заняла место за столом.

— Так-то лучше, — удовлетворенно сказал он. — И сядь так, чтобы я мог видеть тебя. Знаешь, мужчине не слишком приятно заниматься готовкой, когда у него за спиной сидит женщина, у которой хук сильнее, чем у него самого.

Лицо Даймонд вытянулось. Несколько мгновений она растерянно улыбалась и, внезапно, как будто что-то поняв, громко расхохоталась.

В этот момент Джесс почувствовал сильнейшее желание отвести от ее лица волосы и так поцеловать, чтобы она и думать перестала о разных смешных вещах.

У Джесса чуть заметно дрожали руки, когда он открыл ящик шкафа и принялся отыскивать нож. Он разбил яйца, нарезал ветчины, натер сыра и мелко порезал лук. И все это время старался не думать о том, что Даймонд будет испытывать, лежа под ним, когда они будут заниматься любовью. Один раз. И еще. И еще…


Накормить ее оказалось дело непростым. И еще сложнее было решить, что с ней делать потом. Джессу нужно было сделать несколько телефонных звонков, встретиться с разными людьми. Но если он займется делами, кто же тогда будет заниматься Даймонд Хьюстон?

Это было не вовремя и не к месту, но Джесс чувствовал, как в нем растет желание. Тут нельзя было ошибиться: им овладела самая обычная похоть. Джесс попытался взять себя в руки. Просмотрев ноты, лежавшие на столе в его кабинете, он отобрал несколько листков, которые, по его мнению, могли бы заинтересовать Даймонд. Держа их в руках, Джесс вернулся в гостиную.

«Да, скорее всего эта самая обычная похоть», — повторял он сам себе. Похоть, усиленная обаянием, которым обладал ангельский голос этой женщины. Джесс не очень-то верил в любовь, тем более в любовь с первого взгляда или в любовь до гробовой доски.

Но когда он вошел в гостиную и она взглянула на него, Джесс позабыл обо всем на свете. Обо всем, кроме того, что есть Судьба.

— Вот, — сказал он. — Может, тебе будет интересно посмотреть. Вдруг ты найдешь что-то подходящее для демонстрации Томми. Но даже если тебе тут ничего не понравится, не переживай. У меня есть человек, который постоянно снабжает меня новым материалом. Ему только нужно будет послушать твое исполнение. И он сможет подобрать материал под твои данные.

Даймонд взяла пачку нотных листов и положила себе на колени, даже не взглянув.

— Что такое? — спросил Джесс. — Тебя это не интересует? — В ее присутствий он чувствовал какое-то странное волнение, хотя и старался этого не показывать.

— Нет, почему, очень даже интересует, — с ударением на слове «очень» произнесла она. — Я вот смотрю на тебя и думаю: ты столько уже для меня сделал, не будешь ли ты потом жалеть об этом? И вообще, не жалеешь ли ты уже о том, что затормозил в Крэдл-Крике?

Кровь отлила у Джесса от лица. Еще никогда ему не приходилось слышать, как его поступки оцениваются вслух. Он положил руки на подлокотники кресла, в котором уютно устроилась Даймонд, и придвинулся к ней так близко, что стало видно его собственное отражение в ее красивых зеленых глазах.

— Не нужно гадать, леди, о чем я думаю и о чем сожалею, понятно? — прошептал он. — Все, что я делаю, я делаю от чистого сердца. И никогда потом не жалею о сделанном. Я услышал, как ты поешь. Мне это понравилось. И если ты прекратишь щетиниться, то можешь достичь большого успеха. Я не сделаю тебе ничего плохого, Даймонд. Я ведь обещал, ты помнишь?

Больше всего ему сейчас хотелось коснуться губами ее нижней губы. Стоило Джессу посмотреть на Даймонд, как у нее тоже начинали дрожать губы. Он отодвинулся, словно его что-то вдруг обожгло, и с видом оскорбленного достоинства вышел из гостиной. Оказавшись в холле, он почувствовал необходимость остановиться; замер, придержал дыхание, прислушался.

Несколько минут ничего не было слышно. Он прикрыл глаза, сглотнул, ему хотелось, чтобы она издала хоть какой-нибудь шорох. Пусть бы послала его к черту или еще что-нибудь сделала, лишь бы ему понять ее настроение, ее чувства. Тут он услышал шелест бумаги и понял, что Даймонд принялась просматривать ноты. Джесс облегченно вздохнул.

— Спасибо и на этом, — мягко произнес он, обращаясь сам к себе. И отправился в свой рабочий кабинет.


Даймонд оторвалась от нот и подняла голову. Она старалась как можно равнодушнее смотреть на только что вошедшего в комнату человека. Он не слишком ей понравился с первого взгляда, а теперь казался совсем неприятным. Даймонд вопросительно приподняла брови и подождала: сама она твердо решила не начинать разговор первой. Он так отвратительно назвал ее, так ужасно разговаривал о ней с Джессом — притом что она ничем не заслужила такую грубость. Ей до сих пор было больно и обидно.

Томми хотел придать своему лицу надменное выражение. С таким лицом ему было гораздо проще вести разговоры со своими клиентами. Больше половины своих сорока двух лет он занимался тем, что оттачивал искусство ведения переговоров с надменным выражением лица. Однако оказавшись лицом к лицу с женщиной, которая совсем недавно послала его чуть ли не в нокаут, он вдруг почувствовал, что ему трудновато сохранять неприступный вид. Томми сунул руки в карманы, выпрямил спину, чтобы выглядеть хоть немного выше своих пяти футов девяти дюймов, и прислонился к дверному косяку.

— Мисс Хьюстон.

— Да?

— Судя по всему, мне следует извиниться перед вами.

Даймонд положила ноты, на столик и поднялась со своего места.

— Да, мне тоже так кажется, — спокойным голосом произнесла она.

Томми поджал пальцы ног. Когда девушка шагнула в его сторону, первым его желанием было резко отклонить голову. Ему было неприятно оттого, что приходится смотреть на эту женщину снизу вверх.

— Извините, — коротко сказал он, стараясь как можно скорее покончить с этим. — Позвольте представиться, я Томми Томас, личный менеджер Джесса. Он сказал, что вы вроде поете.

Даймонд замерла, пытаясь понять, бравирует ли этот человек или действительно говорит чистосердечно. Если он на самом деле законченный сукин сын, то ей лучше всего убраться отсюда подобру-поздорову. Но если он лишь кажется таким неприступным и его поведение объясняется тем, что он все еще сердит на Джесса, то с таким человеком она могла бы сработаться, если, конечно, не придется потом спать с ним.

— Все поют, мистер Томас, — ответила Даймонд. Томми покраснел. В его ушах все еще звучали слова, которые ему сказал недавно Джесс. Никогда прежде он не позволял себе ничего подобного с Томми, и потому тот был склонен во всем винить эту незнакомую женщину, внезапно появившуюся у них в доме.

— Что ж… — произнес он, неожиданно для себя подумав о том, что она действительно крепкий орешек. — Джесс сказал, что у вас отличный голос и что я могу послушать ваше пение.

— Итак, извинения ваши я приняла, начнем с этого, — заявила девушка, протягивая ему руку.

Весьма удивленный этим жестом, Томми машинально подал ей руку. Даймонд повернулась и вновь села в кресло перед пачкой нотных листов. Томми не знал, о чем с ней говорить дальше. Как и Джессу, Томми приходилось иметь дело с самыми разными женщинами, многие из которых пытались всеми правдами и неправдами завоевать себе место под солнцем в мире музыки — ну, или, на худой конец, прыгнуть в постель к какому-нибудь мужчине. Однако эта женщина, как он видел, играла совершенно не по правилам. Или Томми не были известны ее правила.

— Ну так вот, — продолжил он. — Джесс говорит, что он обещал сделать из вас звезду.

— Так, во всяком случае, он сказал, мистер Томас. Это его, не мои слова. Думаю, когда он их произносил, то пытался украсть мои деньги.

— Украсть ваши деньги?! — Томми резко оттолкнулся от дверного косяка и отправился на поиски Джесса. Наверняка в этой истории было немало такого, о чем он понятия не имел. И скорее всего Джесс ничего нового ему рассказать не сможет.

— Вот чертова баба! — пробормотал Томас себе под нос. — Джесс! Черт побери, куда ты запропастился?!


С уходом Томми для Даймонд как бы закончилось крещение огнем. Вечером она отправилась в постель, чувствуя себя такой усталой и измученной, словно никогда в жизни не спала вовсе. Эта словесная война окончательно ее вымотала. В течение одной недели она потеряла отца и оказалась вдали от сестер — это было больше, чем Даймонд могла вынести. Вдобавок ее беспокоило то обстоятельство, что она живет под одной крышей с Джессом Иглом.

Джесс поражал ее. В. отличие от всех мужчин, с которыми ей доводилось встречаться, он интуитивно чувствовал, когда Даймонд необходимо побыть одной. Он никогда не, переступал той невидимой границы, которую она установила между ними, никогда не раздражался из-за того, что из них двоих именно она определяла их взаимоотношения. И тем не менее Даймонд с точностью до секунды знала, когда Джесс войдет к ней в комнату. Энергия так и кипела в нем; он всегда готов был говорить о предметах, которые знал досконально, — о себе самом и о музыке. Казалось, он собрался — хочет она того или нет — поселить ее в своем собственном мире.

Даймонд перевернулась на живот и положила подушку под подбородок. Простыня сползла с ее спины и обернулась вокруг талии. Упершись грудью в матрас, Даймонд отчаянно затрясла ногами в воздухе, пытаясь сбросить с себя простыню. Если дело пойдет так и дальше, ее ожидает долгая бессонная ночь.

Даймонд уже протянула руку, собираясь выключить лампу, когда раздался стук в дверь. Она даже вздрогнула от неожиданности. За дверью раздался голос Джесса, спрашивающий, можно ли войти, и, не успев как следует подумать, Даймонд сказала:

— Да.

Джесс вошел в комнату, и у него из головы мгновенно вылетело то, зачем он сюда пришел.

Даймонд торопливо перевернулась на спину и натянула на себя простыню.

— Когда я вхожу, ради Бога, надевай хотя бы ночную рубашку, — смущенно проговорил Джесс, чувствуя предательское напряжение ниже пояса.

— Я никого не ждала, — ответила Даймонд. — Не знаю, почему тебе вздумалось зайти. А никаких запретов я не выношу. Никогда не выносила и сейчас не намерена…

— Я все понял… — сказал Джесс, прислоняясь к стене и стараясь сдержать усмешку. «А ты, однако, штучка…» — подумал он про себя. Джесс мысленно вновь видел ее длинные стройные ноги, высокую грудь, тонкую талию: все, что сейчас было скрыто под простыней.

— Ты ведь стучался? — напомнила наконец Даймонд.

— Ах, да… — Джесс оттолкнулся от стены. — Да, действительно. Я хотел сказать, что завтра рано утром мы отправляемся в Нэшвилл. У меня первые пробы для моего нового альбома. Хочу, чтобы ты посидела и послушала, как все это делается. Я не давлю на тебя и не собираюсь заставлять делать что бы то ни было, к чему ты еще не совсем готова, ясно? Завтра ты просто будешь сидеть и смотреть, слушать и учиться. Позднее, когда я увижу, что ты готова, мы запишем тебя на студии, чтобы услышать твой голос в записи.

Даймонд старалась унять дрожь, охватившую все ее тело. Но у нее ничего не получалось. В ответ она только утвердительно кивнула и повыше натянула простыню.

Это было нечто большее, чем просто дискомфорт . Даймонд лежала совершенно обнаженная, всего лишь под тонкой простыней, а рядом, в этой же самой комнате, находился не кто-нибудь, а Джесс Игл. Даймонд не была дурочкой. Она прекрасно заметила желание в его взгляде. Но ей сейчас нужно было совсем не это. Даймонд была не похожа на Джонни. Она не готова была ставить все в первой же партии. Если Даймонд не была уверена в исходе пари, она предпочитала не заключать его вовсе.

Джесс заметил, что девушка дрожит, обратил внимание и на то, как она нервно кутается в простыню. Решив, что Даймонд просто испугалась, Джесс возмутился: неужели после всего сказанного и сделанного им она все равно не доверяет ему.

— Ладно, утром увидимся, — буркнул он и поспешно вышел из комнаты, довольно громко хлопнув дверью.

Джесс дошел уже до середины холла, когда услышал, как повернулся в замке ключ. Это было последнее слово Даймонд в их сегодняшнем разговоре.


Воздух был чист и прозрачен. Тут, на ранчо Джесса, многие запахи оказались знакомыми. Только совершенно не чувствовалась угольная пыль. Впервые с того момента, как началось это приключение, Даймонд позволила себе пофантазировать о том, какой могла бы сделаться ее жизнь без шахт и нищеты.

Она оглядела расстилавшуюся перед глазами панораму Теннессийских холмов. Затем обернулась и посмотрела на двухэтажный дом Джесса. Особенно ей нравился кедр, росший возле дома, и высокая, обшитая гонтом крыша в радужных пятнах. Огромная каменная труба, расположенная на северной стороне дома, отлично гармонировала с плитами, которыми были вымощены дорожки. Одна из них вела к крыльцу, занимавшему весь фасад. На вкус Даймонд, дом и участки были устроены просто великолепно, даже глазам не верилось.

Послышалось лошадиное ржание, доносившееся откуда-то из-за хозяйственных построек. Даймонд быстро обернулась, надеясь вновь увидеть жеребенка, который бродил под ее окнами день назад.

— Ты готова?

Даймонд даже не заметила приближения Джесса, а заглянув ему в глаза, невольно поежилась. Он вытащил из кармана солнечные очки и надел их, спрятав глаза. А ведь Даймонд так и не успела разглядеть его как следует.

Девушка кивнула.

— Давно уже готова, — сказала она. — Сожалею, что у меня нет приличной одежды…

Джесс хотел было сразу возразить, но слова застряли у него в горле. Он сообразил, что ее нервное состояние отчасти связано с опасениями: вдруг она не придется ко двору там, куда они сейчас отправлялись.

— Послушай, тебе незачем извиняться. Ты хороша такая, какая есть, — мягко сказал Джесс и взял девушку за локоть, стараясь не замечать, что рука Даймонд инстинктивно напряглась. — Мы ведь едем не куда-нибудь, а туда, где делают кантри-музыку, понимаешь? Там многие одеты так, как ты. И кроме того, я лично знаком по крайней мере с тремя женщинами, которые называют себя звездами, а сами больше всего на свете хотели бы влезть в такие джинсы, как у тебя. О'кей?

Даймонд вспыхнула и отвернулась, чтобы Джесс не успел заметить, насколько обрадовали и успокоили ее эти слова;

— Ну что, в машину? — уточнила она и направилась к стоявшему неподалеку автомобилю.

— Хочешь за руль? — спросил Джесс, рассчитывая, что подобное предложение ее немного обрадует. Однако оказалось, что он и на этот раз промахнулся.

— Нет, спасибо, — сказала Даймонд, забираясь в кабину и тотчас начиная пристегиваться ремнем безопасности.

Джесс уселся за руль, вставил ключ в замок зажигания.

— Я застраховал свою жизнь; — шутливо произнес он.

— Зато я нет, — откликнулась она. После этого обмена репликами меж ними повисла неловкая пауза. Джесс не выдержал первым:

— Наверное, тебе не особенно часто приходилось ездить в машине, не было необходимости? Ведь ты жила совсем рядом с местом работы. Не каждому так везет. — Джесс старался сказать этим, что отказ Даймонд повести машину ровным счетом ничего не значит. Но увы, его объяснения сильно запоздали.

Даймонд сидела, положив руки на колени. Она задумчиво потрогала царапину на тыльной стороне ладони, затем все же решилась.

— Куин выучилась водить машину. Это было еще до того, как Джонни однажды ночью проиграл в карты наш пикап. Лаки тоже научилась водить, еще когда в школу ходила. Ей помог один парень. А вот мне в этом смысле как-то не повезло. — Даймонд пожала плечами и рассмеялась. Однако смех получился какой-то невеселый.

Джесс просто не знал, что сказать. Почему, стоило ему в присутствии этой женщины открыть рот, он неизменно говорил какие-то глупости?

— Да это не важно, — легко сказала она. — Когда-нибудь и я непременно выучусь.

— Могу научить тебя.

Даймонд откинулась на спинку кресла и звонко, весело расхохоталась.

— Ты?! Научишь меня ездить?! — От очередного приступа ее смеха Джесс еще больше смутился.

— Не понимаю, черт возьми, что я сказал смешного? — обиженно спросил он, выруливая на шоссе.

Даймонд прищелкнула языком, протянула руку и чуть уменьшила звук магнитофона.

— Ничто не должно тебя отвлекать, Джесс. А это будет трудновато, если я сяду за руль. — Автомобиль чуть дернулся: Даймонд попала в самую точку. Но не произнести эти слова она не могла. Ей хотелось быть откровенной с ним. Девушка повернула голову и принялась разглядывать пейзаж за окном.

Джесс испытывал сейчас какую-то неловкость и даже подавленность. Они выехали на автостраду, ведущую в город. Странно, что эта женщина, которую Джесс знал всего три дня, так хорошо чувствовала его настроение, понимала его характер. И нарочно отклоняла все его добрые предложения. А ведь он вполне может отвезти ее туда, где подобрал….

Тут Джесс оборвал ход своих рассуждений. Он понимал, что пытается обманывать сам себя. Ни при каких обстоятельствах он не мог бы отвезти Даймонд Хьюстон назад в Крэдл-Крик. Даже если бы Томми пригрозил ему отставкой. Даже если бы сама Даймонд умоляла его об этом. Даже если бы она доводила его каждый день до белого каления. Даже если бы вся его жизнь зависела от того, сумеет ли он избавиться от Даймонд.

В последнем он почему-то был особенно уверен.

Глава 4

Хотя Нэшвилл и поразил Даймонд, он оказался все же не таким ужасным городом, как ей заранее представлялось. Пока Джесс поворачивал с улицы на улицу, она во все глаза смотрела вокруг, думая, что это, наверное, сон. Джесс свернул с Бродвея на Пятую улицу. Когда они проезжали мимо Райман Аудиториум, у Даймонд даже рот приоткрылся от восхищения. Она словно ощутила тут присутствие многих известных музыкантов, в том числе и тех, кто давно уже умер. От этих мыслей у девушки по спине пробежал холодок.

Джесс краем глаза наблюдал за Даймонд, догадываясь, что она чувствует, глядя на виды за окном. Видя ее радостное возбуждение, он припомнил, какие чувства испытывал сам много лет назад, пытаясь добиться певческой славы, взобраться на вершину музыкального Олимпа. Он тогда метался от отчаяния к изумлению. Но все эти метания закончились, когда Джесс встретил Томми Томаса.

Даймонд обернулась к Джессу: глаза ее возбужденно горели, рот был полуоткрыт. Джесс поглубже вдохнул. Он представил сейчас, что с таким же выражением лица она будет лежать под ним, — и картина в его воображении получилась настолько яркой, что он чуть не врезался в припаркованный у тротуара микроавтобус. Каким-то чудом он сумел в последний момент свернуть влево.

— О черт… — беззлобно выругался Джесс. Нет, все это пустые мечтания, до добра они его не доведут. Столько раз Джесс видел в ее взгляде выражение «не трогай меня», что последние сомнения давно уже отпали. Кроме того, Джессу частенько приходилось напоминать себе, что он вытащил эту девушку из Крэдл-Крика вовсе не для того, чтобы затащить к себе в постель. Он хотел помочь ей сделать карьеру. И все, хватит об этом.

Однако все эти размышления не помогали Джессу расслабиться. Проехав по Мьюзик-роу, он остановил автомобиль возле здания, в котором размещалась студия звукозаписи, Джесс, сглотнув, молча стал наблюдать как Даймонд, распахнув дверцу, поставила на землю сначала одну длинную ногу, затем другую и только потом встала в полный рост.

— Машина для моего роста немного низковата, — со смущенной улыбкой сказала она.

Джесс улыбнулся, однако улыбка получилась больше похожей на гримасу. Он старался не представлять себе Даймонд в постели. Воспоминание о ее чувственном теле и длинных красивых ногах было сейчас таким отчетливым, что у Джесса даже пот выступил на лбу.

— Для меня тоже, — сообщил он, пытаясь выбросить из головы неуместные фантазии. Чтобы прийти в себя, Джесс поплотнее нахлобучил стетсон. — Просто я с детства мечтал о подобной машине. Как только сделал свой первый хит, сразу же решил осуществить мечту. Вот теперь и катаюсь на ней.

Даймонд улыбнулась, стараясь представить себе молодого наивного Джесса Игла. Представить его молодым было еще можно, но вот наивным — на это ей явно не хватало воображения.

Джесс повел ее через автостоянку. Даймонд начала еще больше волноваться. Через несколько минут она окажется в самой настоящей студии звукозаписи. И уже сегодня увидит, как записывают музыку для альбома. У нее даже будет вполне благовидный предлог, чтобы сидеть и наблюдать за тем, как это делает сам Джесс Игл. Хотя она спала под крышей его дома, ела с ним за одним столом, все же увидеть, как он создает, свои песни, было несравненно более интересно.

Когда они появились на студии, почти все музыканты «Мадди роуд» — «Грязной дороги» — были уже на месте.

— А… Джесс, старина! Слышал, что ты устроил себе небольшой отдых, только вот не знал, куда именно ты улизнул. Слушай, а там, где ты был, есть еще такие хорошенькие девушки, а? Если да, то я тоже готов сгонять туда.

Джесс никак не ожидал услышать от своего басиста подобное заявление. Ему внезапно стало неприятно: он вовсе не хотел, чтобы Даймонд была мишенью для чьих-либо насмешек, даже таких беззлобных.

Мак Мартин был известным ловеласом, музыканты часто подшучивали по этому поводу. Даже не видя лица Даймонд, Джесс был уверен, что шутку она не одобрила. Сразу вспомнился бар Уайтлоу. Конечно, ей приходилось слушать и худшие сальности, но дело сейчас было не в этом. Джессу просто не понравился юмор Мака. На щеках Даймонд выступил румянец, и она, не произнеся ни единого слова, уставилась на бородача.

Его длинные прямые волосы и борода с сединой картинно обрамляли лицо. Губы улыбались, однако глаза смотрели холодно и жестко. Даймонд смотрела, как он, поднявшись с места, коленом подал гитару и направился в их сторону. На ремне гитары было вышито имя «Мак». Даймонд еще подумала, что этому человеку очень подходит его имя. Гитарист был массивным, даже толстым, совсем как грузовик «Мак». И почти такой же некрасивый.

Сняв гитару, он дружески обнял Джесса, исподтишка бросив взгляд на Даймонд, ухмыльнулся и подмигнул девушке.

— Знаешь, Мак, не слышал от тебя таких заявлений с тех пор, как ко мне в гости приезжала мать. Иначе предупредил бы свою даму, что под твоим сарказмом скрывается самая обыкновенная зависть.

Мак громко расхохотался, засмеялись и остальные музыканты группы.

Джесс поспешил представить Даймонд всем присутствующим, начал было объяснять, почему привез ее сюда, но, увидев появившиеся на лицах насмешливые улыбочки, придержал язык. Ему явно не поверят, впрочем, это не важно. Он знал, что придет время, и Даймонд сама все объяснит своим голосом. В ее таланте Джесс не сомневался ни секунды.

Даймонд пожимала руки, улыбаясь каждому музыканту вежливой сдержанной улыбкой. Кроме Мака, в студии собрались Джейк, Монти, Эл и Дейв. Все они с различной степенью заинтересованности посматривали на девушку, но ни у одного из них во взгляде не мелькнуло даже ничего похожего на интерес к ее голосу. Когда наконец прибыл менеджер Джесса, Даймонд удостоилась еще одного, на сей раз более пристального и проницательного взгляда. Впрочем, такого она и ожидала. Томми Томасу она явно не понравилась, да это было и неудивительно, если припомнить историю их знакомства.

Томми выдавил на губах профессионально вежливую улыбку, пожал руки Даймонд и Джессу, вдобавок мягко похлопав девушку по плечу. Даймонд благоразумно не отреагировала на приветствие Томми, так же как и на улыбочки музыкантов. Когда началась репетиция, все, казалось, совершенно забыли о ее присутствии. Но этого-то ей как раз и хотелось. Как хотелось послушать музыку Джесса.


Часов пять спустя затихла последняя нота, и Джесс замолчал. В течение всего долгого рабочего дня голос его оставался таким же чистым и сильным, как и в начале записи. Своей большой ладонью он накрыл гитарные струны, заставив инструмент замолчать.

Даймонд нервно поежилась и прислонилась головой к стене. Джесс так великолепно владел своим голосом, что она просто устала слушать его, устала от этого бесконечного совершенства. Ей казалось, что при помощи голоса Джесс занимается любовью с песней. Он обольщал и подчинял себе мелодию, соблазнял ее, улещивал. А каждый раз, когда песня заканчивалась, Даймонд казалось, что Джесс пел специально для нее.

Именно эта магия его исполнения так привлекала слушательниц. Даймонд понимала это и старалась не поддаваться обаянию Джесса. Она чувствовала, что он поет для себя и для публики, стараясь получить как можно больше удовольствия от собственного исполнения и одновременно доставить удовольствие другим. Даймонд догадывалась, что в жизни Джесса не было какой-то единственной женщины, которую он любил, а была лишь бесконечная череда сменявших друг друга любовниц. И она совсем не хотела стать его очередной прихотью, угодить в капкан, расставленный этим человеком. Ей казалось, что она избежала этого капкана, но тут случилось нечто, чего Даймонд не ожидала.

Джесс облокотился на пюпитр, где были разложены его ноты, отмечая то место, которое хотел переписывать. Гитара лежала у него на коленях.

Джесс придерживал ее рукой, другой энергично жестикулируя. И все время, пока Джесс объяснял свой замысел, он неосознанно поглаживал золотистую древесину своей гитары — так мужчина ласкает тело женщины.

Кончиками пальцев он нежно проводил по изгибам деки, и со своего места Даймонд видела, что его влажные пальцы оставляют едва различимые следы на полированной поверхности инструмента.

Когда Даймонд встала и пошла из студии, все мужчины разом повернули головы на стук ее каблуков. Она так незаметно, так тихо сидела много часов подряд, что музыканты совсем позабыли о ее существовании.

Все, кроме Джесса. Он, наоборот, в течение всего дня постоянно ощущал рядом с собой ее присутствие. Он замечал, как она время от времени меняла позу, как клала ногу на ногу, как тихонько подпевала его песням. Однако ее уход был для Джесса полной неожиданностью. Как и выражение боли на лице Даймонд.

Джесс снял с колен гитару и объявил общий перерыв.

Все, кто был в студии, с понимающими улыбками переглянулись. Когда Джесс почти побежал догонять Даймонд, раздались сдержанные шуточки. Мак молча смотрел ему вслед, прикидывая, сколько пройдет времени, прежде чем Джесс устанет от этой женщины. При виде Даймонд у Мака появились какие-то нехорошие предчувствия. Эта женщина была для него загадкой.

Стоя в коридоре, Даймонд вспоминала, что выделывали руки Джесса с гитарой, и ей невольно приходилось признать возможность существования чувства, о котором раньше она только догадывалась. Это чувство, пришедшее против желания Даймонд, было столь сильным, что не заметить его было просто невозможно. Нечто похожее, хоть и нечасто, происходило с ней, когда Даймонд была помоложе: когда думала, что не все мужчины лгуны, что не все женщины могут только плакать. И вот она влюбилась в мужчину, который был легендой в мире кантри. Наверное, никогда прежде Даймонд не позволяла себе подобного безрассудства.

— Даймонд, дорогая. С тобой все в порядке?

Девушка услышала озабоченность в голосе Джесса. Ее же взгляд, когда она обернулась, был холодным и неприступным.

— Я вовсе не твоя дорогая. Просто я устала и проголодалась. Прошу прощения, если я нарушила своим уходом какое-нибудь правило.

Джесс отреагировал на ее гнев, но совершенно неожиданно для Даймонд.

— Извини, Даймонд, — спокойным голосом произнес он. — Видишь ли, у меня такая привычка, я всем женщинам говорю «дорогая».

— Ну конечно…

На душе у Даймонд сейчас было отвратительно. Да, никакой ошибки: она и вправду влюбилась в Джесса. И отметила это тем, что нагрубила ему. Но она ничего не могла с собой поделать. Это была единственная оставшаяся ей форма самозащиты.

Джесс вздохнул, привычно запустив руку в волосы и взъерошив их. Он не понимал, что стало причиной последней выходки Даймонд. Зато он прекрасно знал, что хочет сейчас сделать. Ему хотелось крепко обнять Даймонд, чтобы в ее глазах растаял снег, исчезло выражение боли. Однако он поступил иначе: вытащил из кармана несколько купюр и, вложив их в руку Даймонд, указал ей на небольшую забегаловку, расположенную как раз через дорогу.

— Там довольно хорошо кормят. Лучше всего они готовят сандвичи с жареной говядиной. Пойди и поешь как следует. А потом, если тебя не затруднит, возьми и нам дюжину бургеров, ладно? Я был бы тебе очень признателен, дорог…

Джесс не договорил, сердито махнув рукой. Ну вот, опять… Такое, казалось бы, славное словечко, но от него сегодня одни неприятности.

Даймонд покосилась на деньги, зажатые в руке, поборов в себе желание швырнуть купюры ему в лицо. Но она заставила себя сдержаться.

— С удовольствием, — мрачно произнесла она, повернулась и пошла к выходу.

Джесс не отрывал от нее глаз, пока Даймонд не скрылась за дверью закусочной. Ему казалось, что сейчас он только ухудшил их отношения, и без того неважные.

— Вот проклятие… — пробормотал он, направляясь назад в студию.


Домой ехали поздно вечером; путь показался Даймонд очень долгим и утомительным. Разговор как-то не клеился. Даймонд даже не глядела на Джесса, когда он пытался ей что-то рассказывать. Она боялась смотреть на него. Он с легкостью мог бы прочитать по ее глазам самые сокровенные мысли.

Джесс, впрочем, не слишком пытался развлечь ее. Он не понимал, почему вдруг Даймонд сделалась такой замкнутой. Однако он достаточно знал женщин, чтобы догадаться: иногда их следует просто-напросто оставить в покое. Особенно когда они напускают на себя вот такой неприступный вид. Ему уже довелось однажды увидеть, каким сильным ударом справа обладает Даймонд, и Джесс решил не рисковать, вызывая ее недовольство.

— Вот и замечательно, — сказал Джесс, заводя машину в гараж. — Как я вижу, Хенли уже вернулся.

Эти слова явно заинтересовали Даймонд. Хенли? Она, кажется, уже слышала однажды это имя… Хотя и не видела этого человека. Прежде чём Джесс успел отстегнуть свой ремень безопасности, девушка уже выскочила из автомобиля.

Почувствовав запах цыпленка, Даймонд ощутила, как у нее буквально потекли слюнки. Запах доносился через открытое окно кухни. В животе у девушки громко заурчало. При этих звуках Джесс весело усмехнулся, что совсем не понравилось Даймонд.

— Это еще кто такой — Хенли? — спросила она, нарочито не замечая его улыбки.

— Это я, мисс, — ответил мужской голос, эхом отозвавшийся под низким сводом гаража. — Вы приехали как раз вовремя. Ужин почти готов, — добавил он и скрылся в глубине дома.

— Ужин… готов? — растерянно повторила Даймонд.

Джесс улыбнулся:

— Хенли знает свое дело. Я всю жизнь любил как следует поесть.

— Что ж, прекрасно. А то я просто умираю с голоду, — заявила Даймонд и направилась из гаража в дом.

— Это видно, — не без ехидства заметил Джесс. Даймонд обернулась и высунула язык.

— Настоящий джентльмен никогда не показал бы виду, что слышал, как у дамы урчит в животе.

— Ну, я-то не джентльмен, — спокойно ответил он.

Джесс сейчас стоял так близко к Даймонд, что ее волосы касались его лица. Он вдохнул поглубже и прикрыл глаза. Затем медленно выдохнул.

Девушка почувствовала на своей шее его горячее дыхание. И у нее закружилась голова от внезапного желания. Но Даймонд не позволила воображению увлечь себя. Тем более что Джесс находился за ее спиной, а впереди ее ждала еда, и, стало быть, пути назад были отрезаны.

— Мне нужно минут пять, умыться и привести себя в порядок, — сказала Даймонд, начав подниматься по лестнице. — Не начинай есть без меня, потому что я…

— Ладно, ладно… Потому что ты умираешь от голода, я понимаю.

Даймонд пробормотала себе под нос что-то нечленораздельное: уж, конечно, не комплимент. Впрочем, это Джесс понял по ее тону, слов ему не удалось расслышать. Он сначала улыбнулся, затем громко рассмеялся: ее желудок вновь дал о себе знать.


Брови Джо Хенли вопросительно приподнялись, почти коснувшись редкой рыжей шевелюры, рот искривила усмешечка.

— Ваша гостья, сэр?

— Что-то в этом роде… Но совершенно не такая, как ты о ней подумал. У этой леди потрясающий голос, я нашел ее в одной Богом забытой дыре, в городишке, даже названия которого я никогда в жизни не слышал. И предложил ей помочь сделать карьеру, для которой у нее есть все данные. Не больше.

— Ну разумеется, — поспешил согласиться с хозяином Хенли. — Не больше, сэр.

Джесс нахмурился.

— Кажется, я уже не раз просил тебя, чтобы ты не называл меня сэром, черт побери?!

— Я не называл вас сэр, черт побери. Я просто сказал «сэр». Но если вы хотите поменять свой титул, нужно лишь дать мне об этом знать, мистер Игл. Я с большим удовольствием…

Джесс не выдержал и улыбнулся. Хенли явно подшучивал над ним и весьма гордился своим юмором. Высказавшись, он отправился к себе на кухню.

— Ну ладно, Хенли, твоя взяла. Только не слишком увлекайся своей болтовней. А от запаха цыпленка с клецками у меня уже слюнки текут. Надеюсь, ты приготовил достаточно, так как леди…

— Да, сэр. Полагаю, она очень проголодалась.

Хенли отцепил верхнюю часть своего поварского передника, поправил белую, с короткими рукавами рубашку и галстук-бабочку, приготовившись прислуживать за столом. Он хорошо разбирался в людях. Ему удалось увидеть Даймонд лишь мельком, но он сразу понял, что леди очень проголодалась. Хотя ему и показалось еще, что она нуждается не столько в пище, сколько в человеческом тепле и участии. Посмотрев на нее, Хенли мог бы сказать, что давно уже не видел на лице у женщин таких эмоций. Нечто похожее доводилось ему наблюдать в Сайгоне, а также в джунглях Камбоджи. Подобное выражение лица означало только одно: женщина потеряла веру в человечество, а особенно в сильную его половину.

Заставив себя не думать больше об этом, Хенли принялся накрывать на стол. В конце-то концов какое ему дело, что происходит у его хозяина с этой женщиной… Ему решительно все равно. Поэтому он будет вести себя совершенно нейтрально, только если она сама не попросит его о большем! И только когда Хенли накладывал в тарелку Даймонд вторую порцию добавки, он переменил к лучшему свое мнение об этой женщине: не вызывало сомнений то, что ей нравится его стряпня.


Даймонд улыбнулась про себя, припомнив, как съела огромного цыпленка с изрядной порцией клецок и затем попросила Хенли о добавке. Она ела, разговаривала с толстяком поваром, и это избавляло ее от необходимости общаться с Джессом. Так что к концу ужина Даймонд и думать забыла о том, что он тоже сидит за столом.

Привалившись к колонне крыльца, Даймонд с улыбкой смотрела на расстилавшийся перед домом луг, на жеребенка, который скакал вдоль изгороди, забавно подпрыгивая. Кобылица, его мать, лениво щипала траву, однако глаз с жеребенка не спускала.

Даймонд потянулась, сошла с крыльца и пошла к загону для скота. Вечерний ветерок подул совсем недавно, однако в воздухе уже чувствовалась сменившая жару приятная прохлада. За деревьями, окружавшими дом, громко замычала корова. Откуда-то издали ей ответила другая. Прикрыв ладонью глаза, Даймонд принялась смотреть на спускавшееся к горизонту солнце.

Она думала о том, что у этих коров, даже вот у той вороны, есть свой дом. Как и у всего живого. Только она одна — бездомная скиталица.

Подойдя к загородке, Даймонд облокотилась на верхнюю планку, любуясь сочной зеленью травы, наблюдая за тем, как резвится жеребенок.

— Ведь и у тебя, малыш, есть мама, которая заботится о тебе?

Голос Даймонд далеко разносился в вечернем прохладном воздухе. Услышав человеческую речь, жеребенок прекратил резвиться и начал прислушиваться. Затем мотнул головой, заржал и, смешно выбрасывая тонкие ножки, поскакал к матери.

Джесс стоял в дверях, наблюдая за тем, как Даймонд направляется в сторону пастбища. Ветер развевал ее длинные волосы. Она наскоро собрала их и перебросила за спину, затем оперлась о перекладину забора.

Сойдя с крыльца, Джесс последовал за ней. Он сделал это инстинктивно. Если бы Джесс ждал подсказки от своих чувств, он наверняка бы сделал какую-нибудь очередную ошибку.

— Ну как, не сердишься на меня больше? — тихонько спросил он.

Даймонд от неожиданности вздрогнула. Сердце ее дважды отчаянно прыгнуло и только потом медленно стало возвращаться к своему обычному ритму. Вот проклятие! Она не слышала, как он приблизился.

— На что тут сердиться? — ответила она, не желая признавать, что все же некоторые его слова сильно ее задели.

Джесс положил руки девушке на плечи, развернул Даймонд к себе лицом.

— Я понимаю, что мои слова были тебе неприятны. Хотя я ничего плохого не имел в виду. Но как бы там ни было, мне и самому неприятно, Даймонд Хьюстон. И поэтому я хочу, чтобы ты сказала, что не сердишься на меня. Иначе я заснуть не смогу. А если встану завтра невыспавшийся, все ребята в студии будут уверены, что мы с тобой ночью занимались сама знаешь чем. Понимаешь, что я хочу сказать? — От его мягкого голоса и горячих рук, лежавших у нее на плечах, Даймонд испытывала те ощущения, которых так боялась. Она была не в силах произнести ни слова. — Ты, надеюсь, не, хочешь, чтобы я завтра пришел на студию с черными кругами под глазами?

Даймонд опустила голову и легонько стукнула Джесса в плечо.

— Ладно, ладно… Можешь не говорить, я догадываюсь, что твои музыканты думают обо мне, о том, что я живу у тебя в доме. Это все настолько очевидно. Даже такая дремучая провинциалка, как я, и то все понимает.

— Разве тебя занимает то, что они думают? — поинтересовался он. — Даже если мы с тобой оба знаем, что все это — неправда?

Даймонд пожала плечами.

— Пусть думают, что хотят. Что я могу с этим поделать? Главное — что я сама думаю о себе!

Джесс взял девушку за подбородок, приподняв ей голову, и посмотрел ей в глаза.

— Ну и что же ты сама о себе думаешь, славная девушка?

Слезы неожиданно выступили на глазах Даймонд. Она хотела уйти, но рука Джесса крепко ухватила ее за локоть. Даймонд со всхлипом спрятала лицо в ладонях.

— Господи, дорогая моя… Что я такого сказал?! Я вовсе не хотел тебя расстроить. — От ее тихого плача Джессу стало нехорошо.

— Ты тут ни при чем, — ответила она, отчаянно пытаясь успокоиться, взять себя в руки. Но слезы снова хлынули из глаз. — Просто ты назвал меня славной девушкой. Так ко мне обращался Джонни, когда хотел подтрунить надо мной. Меня никто другой так… ни разу… Не думала, что так расстроюсь. И вот…

Джесс прижался подбородком к ее лбу и устремил невидящий взгляд в сторону луга. Происходило что-то, чего он никак не предполагал. Его ощущения не имели никакого отношения к чувственным желаниям. Он часто видел, как плачут женщины. Иногда они плакали от злости. Иногда жалея его. Но при мысли о том, что эта женщина расстроена, а он ничего не может сделать, чтобы утешить ее, Джесс пришел в ярость. Он и сам толком не понимал, почему для него так важно, чтобы она чувствовала себя счастливой. Однако Джесс подозревал, что если он задаст себе этот вопрос, то скорее всего будет не готов к ответу.

— Ну вот, — сказал он и вздохнул, — я ведь пришел, чтобы попросить прощения за одну неловкость, а теперь к ней прибавилась еще одна.

— Да ну тебя, — мягко произнесла Даймонд, — забудь ты про свои объяснения. Просто обними меня покрепче. Я так устала притворяться.

Джесс не заставил себя долго упрашивать: он с нежностью обнял девушку и прижал ее к себе. Он еще подумал в то мгновение, что это лишь самое начало их отношений. А когда ночь опустится на землю, они уйдут в дом, и он забудет все свои глупые страхи.

Джесс проводил Даймонд до крыльца и там еще раз крепко обнял ее.

— Уже поздно, дорогая, — сказал он, нежно целуя ее в щеку.

Забравшись через несколько минут к себе в постель, Даймонд все еще чувствовала прикосновение его губ, его тела, когда они обнялись перед тем, как расстаться. Она перевернулась на живот и впервые в жизни пожалела о том, что у нее нет ночной рубашки. Ее обнаженная кожа, казалось, пылала, и слезы, которые Даймонд изо всех сил сдерживала в присутствии Джесса, хлынули на подушку. Только на этот раз она плакала не о Джонни. Она плакала о себе самой.


Когда Джесс на следующее утро вошел в студию вместе с Даймонд, «Мадди роуд» были уже в сборе. Томми с недовольным видом взглянул на вошедших. Остальные свистели и отпускали шутливые замечания.

Мак Мартин ухмыльнулся: надо же, одна и та же женщина рядом с боссом уже второй день. Он не мог припомнить ничего подобного. Одно из двух: или она оказалась очень уж хороша в постели, или Джесс и вправду считает, что у нее великолепный голос. Может, она действительно умеет петь.

Мак сразу отвернулся, чтобы, Даймонд и Джесс не видели его ухмылки. Сам он предпочитал женщин совсем другого типа — молоденьких и наивных, которые готовы были на что угодно, лишь бы побыть рядом с музыкантами. Мак подтянул струны гитары и приготовился к работе. Что ж, он подождет, пока эта женщина надоест Джессу. Он вообще человек терпеливый.

Однако даже терпение Мака стало иссякать, когда через несколько часов упорной работы Джесс вдруг решил заново переписать песню, над которой они бились с раннего утра.

Признайся в том, что любишь ты меня,

Что жить невмоготу без этого огня.

Но не спеши, подумай, так ли это,

И не сгорит ли чувство, как спешащая комета.

Реши, да — или нет, но только поскорей,

Мне плохо без тебя, согрей меня, согрей.

Мы обойдемся без улыбок ложных

И слов любви поспешно-невозможных.

Улыбки с ложью дружат зачастую,

Как с винным ароматом поцелуи.

Не нужно мне вина, не нужно лжи твоей,

Люблю! Не мыслю жизни без тебя —

Какой я дуралей.

Закончив песню, Джесс опустил гитару и вполголоса выругался:

— Черт побери, Томми, что-то не так… Я чувствую, что это должно звучать совершенно иначе.

— Да, но когда мы покупали эту песню, ты утверждал обратное, если не ошибаюсь? — заметил Томми, еле сдерживаясь, чтобы не повысить голос.

Джесс в растерянности запустил руки в волосы, затем обернулся к музыкантам.

— Извините, ребята, — сказал он. — Придется еще разок сыграть, с самого начала. И когда дойдем до второй строфы, я хотел бы, чтобы мелодия звучала лиричнее, не так скованно, как в последний раз. Эл, понятно, о чем я?

Эл кивнул и расстегнул пуговицу на рубашке, чтобы не так давил воротник. У них с женой намечалось празднование годовщины свадьбы. Рита давно и очень тщательно готовилась к этому празднику. Если бы только удалось записать эту песню, тогда все в порядке: можно будет ночь напролет веселиться в собственное удовольствие. Если только…

Прислонившись к стене так, чтобы Джесс со своего места ее не видел, Даймонд наблюдала за тем, как он разминает затекшие от долгого сидения ноги. Под тканью его рубашки рельефно выступали мускулы. Когда Джесс наклонился, чтобы поднять гитару, мускулы обозначились и на ногах. Даймонд поежилась, представив себе, как Джесс выглядит совсем без одежды; при этой мысли ей пришлось даже прикрыть глаза.

— Итак, еще раз, с самого начала, — попросил Джесс усталым голосом. — И на сегодня будет все. Завтра с утра прослушаю, и, может быть, окажется, что мы все сделали, как надо.

— Так, может, дело как раз в том, что тебе надо выспаться? А сейчас нам стоит разбежаться и…

— Заткнись, Мак! — рявкнул Джесс.

Резкость, с которой были произнесены эти слова, вполне соответствовала гневному взгляду Джесса. Мак сразу все понял и замолчал, но такая реакция патрона ему явно не понравилась. Вообще ему не нравилось, что между музыкантами и Джессом встала какая-то несчастная шлюшка, из-за которой репетиция пошла псу под хвост. И что только Джесс в ней нашел?! Сотни таких же девчонок, и даже лучше, постоянно вертелись вокруг, ожидая, чтобы на них обратили внимание.

Даймонд стиснула зубы. Ей хотелось сделать так, чтобы Мак проглотил обратно свои слова вместе с длинным трепливым языком. Даже не видя лица менеджера, она не сомневалась, что тот улыбается. Уж тут и гадать нечего: Томми улыбается во весь рот.

Ее присутствие на студии действовало на музыкантов как раз так, как предсказывал Томми. Если бы Джесс понимал, какие проблемы она создает для всех, он бы, наверное, сам выставил. Даймонд за порог, чтобы она не служила помехой для работы.

Даймонд не могла до конца понять, что именно подтолкнуло ее на следующий шаг. Может, дело заключалось в том, что она была расстроена, чувствовала себя незваным гостем, а может, она просто заметила невыносимую усталость на лице Джесса.

Так или иначе, но как только группа начала играть, Даймонд подошла к столу, на котором Джесс оставил свою шляпу, надела ее на голову и принялась ему подпевать.

Ее сильный голос наполнил студию, превосходно гармонируя с глубоким, чуть хрипловатым голосом Джесса. Получилось что-то невообразимое. После каждой строфы, произносимой Джессом, ему вторила Даймонд своим чистым мягким голосом.

Эл распустил галстук и заморгал, скрывая слезы. Он никак не мог понять, кто же все-таки в песне — мужчина или женщина — говорит правду, кто кого призывает воздерживаться от лжи. В этот момент он спохватился и чуть не рассмеялся вслух, поняв, что просто оказался во власти песни. Во время записи с ним такого ни разу не случалось. «Но черт побери, — подумал он про себя, — как же здорово у них все получилось…» Именно так и надо было исполнять эту песню!

Томми был вне себя: исполнение и правда оказалось прекрасным. У Даймонд был великолепный голос. Но ему происходящее не нравилось все больше. Даймонд разрушала тот контроль, который установился у Томми над Джессом. И мириться с подобным поражением менеджер не намеревался. Даймонд завершила песню почти шепотом, пропев:

— …Не выбросить из сердца моего.

Джесс был поражен. Комок в горле мешал ему говорить. Он снял с нее свою шляпу и подбросил ее в воздух, затем обхватил Даймонд и закружил ее по комнате. Его так и распирало от радости: Джесс кружил Даймонд и хохотал во все горло. Сначала все музыканты ошарашенно молчали, но вот кто-то засмеялся, его поддержали остальные. Невозможно было удержаться от улыбки, видя, как искренне радуется их босс.

— Господи Боже! — воскликнул Джесс, ставя наконец Даймонд на пол. Он постарался не слишком помять ей одежду. — Это было совершенно потрясающе, леди! — Джесс обхватил ее голову, приблизил лицо девушки к своему и тихонько прошептал: — Но почему же ты раньше не помогала мне? Если ты поняла, что можешь спеть со мной дуэтом, что же ты молчала целых шесть часов, видя, как мы все тут мучаемся?!

Даймонд вспыхнула, однако не нашлась, что ему ответить. Она только пожала плечами. Для нее самой собственная смелость стала неожиданностью. Она вовсе не собиралась принимать участие в записи песни.

Джесс схватил Даймонд за руку и повернулся к своему менеджеру.

— Ну как, теперь ты веришь мне? Я же говорил, что у нее великолепный голос!

Томми пожал плечами и ухмыльнулся. Что он мог с этим поделать? Внутри у него все кипело от возмущения.

— Эту запись обязательно нужно будет включить в альбом, — заявил Джесс. — И вообще я хочу, чтобы она пела вместе со мной, как только что. И еще: надо чтобы ее имя появилось на обложке диска. А теперь, Томми… Не надо так на меня смотреть. Я дело говорю, и ты это сам отлично понимаешь.

Даймонд была шокирована.

— Но Джесс, я вовсе не хочу, чтобы ты…

— Мне плевать, что ты хочешь, а что нет. Я сам знаю, что нужно делать, и парни понимают это не хуже меня. Так ведь, ребята?

Музыканты заулыбались, кто-то из них произнес:

— Ну еще бы, босс.

Хотя было очевидно, что и для музыкантов подобное решение было совершенно неожиданным. Если рядом с именем Джесса Игла появится никому ничего не говорящее имя, это будет, пожалуй, чересчур. Все, конечно, решили про себя, что эта бабенка, Даймонд Хьюстон, очаровала Джесса в постели. Как иначе можно было объяснить нелепое поведение Джесса?

— Ну что, на сегодня закончим, пожалуй? — спросил Джесс. — А завтра продолжим. «Ложь» была последней незаконченной композицией в альбоме. — Он улыбнулся и шутливо дернул Даймонд за прядь волос. — Но теперь благодаря леди мы все закончили. Завтра начинаем записывать окончательный вариант. По графику мы должны выпустить альбом к Рождеству. Томми, проследи, чтобы не было накладок.

Томми сунул руку в карман своей рубашки, вытащил было сигарету, но, подумав, смял ее в кулаке: он бросил курить еще год назад. Больше всего Томми хотелось сейчас схватить что-нибудь и грохнуть изо всех сил об пол. Однако он взял себя в руки и кивнул Джессу.

Даймонд испытывала одновременно восторг и смущение. Ей хотелось как-то разрядить обстановку. Однако она только все испортила. Она ощущала, что все окружавшие ее мужчины испытывают к ней неприязненное чувство, однако изменить ничего не могла. Впрочем, говоря откровенно, она не очень-то этого и хотела. Для чего в конце концов она покинула Крэдл-Крик? Почему поверила Джессу?

Она улыбнулась Джессу и подобрала шляпу. Выпрямившись, Даймонд подумала, что стоять перед музыкантами и Томми — все равно, что оказаться лицом к лицу со взводом солдат, ожидающих команды «Огонь!»

Глава 5

У Джесса сохранялось приподнятое настроение до тех пор, пока они не вышли из гостиной. В дверях Хенли протянул Даймонд конверт, на котором стоял обратный адрес: Крэдл-Крик, Теннесси.

— Мои деньги! — воскликнула она, вытащив из конверта чек и радостно размахивая им. Затем девушка развернула сопроводительное письмо и жадно принялась проглядывать его, желая найти какие-нибудь известия о сестрах.

Джесс заметил внезапно изменившееся выражение ее лица и понял, что Даймонд лучше сейчас остаться одной. Однако что-то мешало ему уйти.

— Что насчет обеда, сэр, прикажете подать позже? — спросил Хенли.

Джесс кивнул. Он понимал, что Даймонд сейчас не до еды.

— Лаки уехала, — шепотом произнесла девушка. — А через пару дней и Куин уезжает. — Даймонд посмотрела на почтовый штемпель, затем на оборотную сторону конверта. Она еле сдерживалась, чтобы не расплакаться. — Наверное, сегодня уже уехала. — Девушка взглянула на Джесса, губы у нее дрожали.

— Не нужно плакать, славная моя, — попросил он и тотчас же поморщился: не стоило было называть ее славной. Однако на этот раз Даймонд как будто ничего не заметила. Или ей сейчас было не до этого.

— Я и не плачу, — ответила она, не замечая, что слезы текут по щекам. — Я знала, конечно, что они разъедутся, так что нечего так близко принимать все к сердцу. Ведь в конце концов я первая уехала из дома. И совсем не рассчитывала, что они будут вечно сидеть в той дыре, ожидая, когда я приеду их навестить.

В глубине души, впрочем, она именно на это и надеялась. Теперь же последняя ниточка, связывавшая ее с сестрами, оборвалась. Джонни умер. Лаки уехала куда-то на запад страны, Куин двигалась примерно в том же направлении. Никогда прежде Даймонд не чувствовала себя такой одинокой. Она глубоко вздохнула и неожиданно всхлипнула.

Нахмурившись, Джесс обнял ее за плечи. Он хотел хоть как-то утешить девушку.

— Все будет нормально. Пусть даже какое-то время вы не будете встречаться. Ведь они знают, как сюда написать. И кроме того, я рядом с тобой, не забывай.

Она кивнула. Ей было приятно и спокойно в его объятиях, однако Даймонд боялась слишком долго продлевать это удовольствие.

— Хотя бы деньги пришли, и то уже хорошо. — Смущенная, Даймонд высвободилась из объятий Джесса. — Теперь я могу подыскать себе в Нэшвилле какое-нибудь жилье. Когда у тебя будет свободное время, мы могли бы вместе…

— Зачем же?!

Трудно сказать, кто из них двоих был больше поражен горячностью, прозвучавшей в его голосе. Даймонд по крайней мере просто изумилась. Джесс посмотрел на свои руки, все еще лежавшие на ее локтях, и отпустил девушку так поспешно, словно он обжегся о ее кожу.

— Извини меня, — пробормотал он, — но эта мысль не кажется мне такой уж удачной.

— Почему?

— А потому, — начал Джесс, судорожно стараясь как можно быстрее придумать подходящую причину. — Потому… Мы только что обсудили планы относительно нашего нового альбома, и если именно сейчас, когда нужно скорее записывать материал начисто, ты собираешься искать квартиру и переезжать… Неужели ты не видишь, что это спутает все наши планы?

Даймонд заметила, что Джесс покраснел. Его глаза потемнели, он словно хотел вызвать Даймонд на спор. Она же благоразумно воздержалась от этого. Пожалуй, в его словах была доля правды. Хотя, с другой стороны, Даймонд понимала, что Джесс дает ей то, в чем она сама нуждалась, — повод остаться у него в доме. Она не хотела уезжать и оставлять Джесса одного, да и он, судя по всему, не имел намерения расставаться с ней.

— Ну что ж… ладно, пусть так, — сказала она. — Но только на время. Надеюсь, когда ты разделаешься с записью, ты поможешь мне найти какое-нибудь подходящее жилье.

— Конечно, — обрадованно согласился Джесс. — Речь как раз идет о том, что ты пока поживешь здесь. — Он взял ее лицо в ладони и большими пальцами утер слезы со щек. — Сходи умойся и скорее возвращайся, — негромко попросил он. — Если все остынет, Хенли нам с тобой этого не простит.

Прижав к груди письмо и чек, Даймонд ушла. У нее еще будет время обдумать на досуге, что именно она почувствовала, когда Джесс коснулся пальцами ее щек и губ. И еще она наверняка припомнит о том, как напрягся Джесс, когда их тела соприкоснулись. Только об одном она не хотела думать — о том, что ей придется испытать, э когда настанет время уезжать из дома Джесса. Она чувствовала, что это будет ничуть не легче, чем уехать от сестер. Однако рано или поздно ей все равно придется покинуть этот дом, ибо Джесс не принадлежит ей ни в каком смысле. Он принадлежит своей музыке и своим поклонникам.


Три дня прошло с того момента, как она получила письмо. Оно стало еще одним знаменательным событием. Прежде Даймонд вела отсчет времени со дня, когда похоронили отца. Потому что на следующий после похорон день Джесс забрал ее и увез из Крэдл-Крика. Теперь же появился новый временной ориентир: день, когда пришло письмо. Правда, между ними был и день «их первой песни».

Даймонд, впрочем, даже не совсем верилось, что ей все не приснилось и что она действительно принимала участие в записи с самим Джессом Иглом. И что эта песня появится в его новом альбоме.

Даймонд хотела бы, чтобы участники записи не так серьезно относились к ее дебюту. Проходя мимо длинных прилавков в супермаркетах, она ничего вокруг не видела: ее мысли занимало только, как Томми отнесется к тому, что Даймонд участвует в записи альбома Джесса. Казалось, что не один Томми, но и музыканты группы не слишком одобрили ту поспешность, с которой Джесс привлек ее к сотрудничеству.

Она понимала, что музыканты уже давно работают с Джессом, тогда как она сама свалилась неожиданно как снег на голову и сразу оказалась на обложке альбома.

Но как бы там ни было, а Даймонд впервые приняла участие в записи — благодаря тому, что Господь наградил ее голосом. Собственно, даже если была бы возможность выбора, Даймонд все равно не нашла бы себе лучшего места под солнцем, чем студия звукозаписи.

Взглянув на часы, Даймонд торопливо собрала пакеты: хождение по магазину отняло у девушки гораздо больше времени, чем она рассчитывала.

Выставленный в витрине манекен навел Даймонд на мысль о том, что неплохо было бы присмотреть себе что-нибудь из одежды, однако девушка уже успела нагрузиться такими тяжелыми пакетами, что другие покупки пришлось отложить.

Высокая стройная дама, отразившаяся в огромном стекле витрины, мало чем напоминала прежнюю Даймонд Хьюстон из Крэдл-Крика. Сейчас на девушке были серые слаксы и розовый легкий свитер вместо джинсового костюма. Серые мягкие ботинки совсем не походили на привычные для нее ковбойские сапоги. Если что-то и осталось прежним, так это лицо и усталый взгляд. Требовалось, видимо, гораздо больше времени и привычки к тому, что в кармане водятся деньги. Только тогда можно бы окончательно поверить, что фортуна улыбнулась Даймонд. Сейчас же она не слишком верила, что в жизни действительно настали перемены. Опыт Джонни подсказывал, что удача очень коварна и в любой момент может отвернуться от человека.

Все же мысль о том, что наконец у нее появились деньги, заметно улучшила настроение Даймонд. Тем более что в скором времени этих денег должно было прибавиться.

Томми сказал, что после окончательного завершения работы над альбомом будет сделана ее пробная фотография для обложки. Вот тогда, повторял Томми, Даймонд можно будет представить в самых крупных студиях звукозаписи.

Однако, произнося эти обещания, Томми старался не смотреть в глаза девушке, а это заставляв ее сомневаться в его чистосердечии. Только настойчивость Джесса давала Даймонд надежду на то, что Томми выполнит хотя бы часть своих обещаний.

Даймонд поймала такси, забралась со своими свертками на заднее сиденье и облегченно вздохнула. Машина двинулась в направлении студии. Сегодня Даймонд находилась вдоволь, особенно если учесть, что на ней была новая обувь. Наверное, к этому времени Джесс и музыканты уже почти закончили работу. Поэтому Даймонд рассчитывала со студии сразу поехать домой, где можно было хорошенько рассмотреть и примерить обновки.


Джесс расхаживал взад-вперед возле двери комнаты, где велась запись. Он то смотрел на дверь, то бросал сердитые взгляды на Томми. Запись прошла куда лучше, чем он ожидал, и уже примерно полчаса назад Джесс позволил всем музыкантам разойтись.

Инженер звукозаписи, сидевший за стеклом, поднял большие пальцы обеих рук вверх, давая понять, что получилось очень даже неплохо. Следующим этапом работы было микшировапие, во время которого все варианты должны были сводиться в виде цифровой записи. На этом заканчивалась студийная работа. Джесс должен был радоваться, однако единственное, чего он сейчас хотел, — это чтобы открылась дверь и вошла Даймонд.

— Никуда она не денется, не переживай так, — пытался успокоить его Томми. — Даже если ты захочешь, все равно тебе не удастся так легко отделаться от нее. У нее наверняка возникли какие-нибудь дела в городе, да ты и сам отлично понимаешь это, старик. Разжилась деньжатами — чего же теперь…

Джесс гневно обернулся к своему менеджеру. Ему смертельно надоели постоянные придирки Томми к Даймонд.

— Ты ее терпеть не можешь, как я вижу, — сказал он. — Но ведь вчера ты слышал, как она поет. Это же настоящее искусство, настоящее волшебство, и песню записали отлично. Мы сделали три копии, хотя вполне можно было использовать самую первую. Слушай, ты ведь не можешь не видеть, что она потрясающе талантлива! Это правда, Томми. Если ты не поглупел окончательно, ты должен и сам понимать это. Я ведь не зря привез ее сюда.

— Что ж, спасибо на добром слове, — с издевкой произнес Томми. — И потом, с чего это ты вдруг решил, что я ничего не понимаю?

Томми почувствовал, что начинает заводиться, и попытался взять себя в руки. Ему было непереносимо видеть, как Джесс все больше и больше привязывается к этой наглой бабе, появившейся неизвестно откуда.

Томми понимал, что в жизни каждого мужчины женщины играют вполне определенную, иногда даже существенную роль. Что ж, пусть так. Он и сам порой не прочь был переспать с какой-нибудь красоткой. Но Джесс словно и не осознавал того, что рискует подмочить свою репутацию и потерять статус звезды, связавшись с какой-то дешевой певичкой.

Ведь как только станет известно, что в жизни Джесса появилась постоянная женщина, миллионы его поклонниц — Томми не сомневался в этом ни минуты — поступят вполне определенным образом. Все эти фанатки жили только надеждой, что им удастся если не женить на себе Джесса, то хотя бы затащить его к себе в постель. Потеряв эту надежду, поклонницы тотчас устремят свои взоры на очередного кумира — смазливого парня с привлекательной фигурой. И тогда Томми Томас станет менеджером новоиспеченного неудачника. В его голове такое просто не укладывалось.

Джессу, в свою очередь, очень не понравилось выражение лица менеджера. Однако заставить Томми так быстро изменить отношение к Даймонд он не мог. Другое дело, что Джесс мог выполнить обещание, данное сестре Даймонд: девушка получит возможность взойти на музыкальный олимп. Слово нужно было держать, а Джесс считал себя человеком слова.

— И не забудь, я обещал Даймонд, что ее имя появится на обложке альбома рядом с моим, — напомнил Джесс.

Томми расстроенно помотал головой, подумав в который уж раз о том, что не следовало ему бросать курить, затем все же заставил себя улыбнуться.

— Можно подумать, с тобой кто-то спорит, — сказал он. — Раз уж тебе втемяшилось это в голову, то…


Мак Мартин прислонился к грузовому микроавтобусу и глубоко затянулся сигаретой. Дым чуть пощипал глаза, затем его отнесло легким дуновением ветерка. Никотин помогал Маку расслабиться и успокоиться. После долгой работы в, студии он всегда нервничал. Вообще ему были больше по душе живые концерты.

К зданию студии подкатило такси. Мак улыбнулся, увидев, как из машины выбралась девушка, нагруженная пакетами. Это была Даймонд.

Мак бросил окурок на тротуар, затоптал его носком ботинка и вытер ладони о брюки.

— Эй, дорогая… — позвал он девушку и двинулся ей наперерез. — Если ты уже потратила все деньги Джесса, переходи ко мне. У меня этого добра достаточно. И есть еще кое-что, оно тебя заинтересует.

Даймонд вспыхнула, однако сдержалась и промолчала. Было совершенно очевидно, на что Мак намекает. Ей были противны подобные намеки.

— Дай-ка я помогу тебе… — сказал Мак, беря из рук Даймонд пакеты и как бы невзначай касаясь при этом ее груди.

Он вел себя намеренно нагло и даже грубо, однако Даймонд давно привыкла иметь дело с такими мужчинами, как Мак. Сколько их захаживало в бар Уайтлоу. И девушка прекрасно знала, как нужно держать себя с такими напыщенными болванами.

— Спасибо, — легко сказала она, позволяя ему взять вещи. — И вот еще одна… — Даймонд положила сумку на сгиб его локтя. — Пойду скажу Джессу, что я вернулась.

И Даймонд прошла в дверь, оставив Мака стоять в недоумении. Через мгновение он сжал губы и недобро сощурился. Все произошло не совсем так, как он рассчитывал. Похоже, эта женщина была более крепким орешком, чем ему показалось сначала. Но ничего, он может и подождать, А когда настанет удобный момент, девчонке не поздоровится.

Над дверью погасла надпись «ИДЕТ ЗАПИСЬ». Это означало, что на сегодняшний день работа закончена. Даймонд уже начинала понемногу разбираться в том, как именно проходит запись и сведение материала в альбом. Тут были свои правила, и Даймонд они уже начинали нравиться.

— Ну как, кто-нибудь вспоминал обо мне? — спросила она, входя в помещение студии.

Джесс мгновенно обернулся, не сумев сдержать широкой радостной улыбки. Но он ничего не мог с собой поделать: он так радовался ее возвращению. Никогда раньше ничему так не радовался.

— Я и понятия не имел, что ты ушла, — сказал Джесс, увидев, что Даймонд также улыбается в ответ. Он говорил не вполне откровенно, и Даймонд понимала это. Но Джессу было сейчас все равно.

— Угадай, чего я хочу! — сказала она. Джесс слегка обнял ее, но, почувствовав, как Даймонд напряглась, отпустил девушку и отошел на шаг назад, как бы давая ей право выбора.

— Может, опять проголодалась?

Даймонд шутливо шлепнула его по руке, затем кивнула на Мака, вошедшего следом за ней и тащившего ее покупки.

— А вот и не угадал! — сказала она. — В общем, конечно, я проголодалась, но задумала я совсем другое.

Джесс засунул руки в карманы и несколько раз качнулся с пяток на носки. Он ожидал, что Даймонд сама подскажет ему ответ. Девушка сейчас выглядела такой симпатичной, что Джессу трудно было сконцентрироваться на какой-либо определенной мысли. Он любовался ее зелеными глазами, в которых мелькали отблески солнечного света, любовался тем, как румянец на ее щеках подходит к розовому свитеру, чудесно облегающему ее грудь.

— Ты меня не слушаешь? — поинтересовалась Даймонд.

— Нет, — ответил он. — Я любуюсь твоим свитером. Он тебе очень идет. — Джесс выразительно щелкнул языком.

— Скажите пожалуйста, а ты, оказывается, наблюдателен, Джесс Игл.

Даймонд хотела, чтобы фраза прозвучала насмешливо. Она не слишком доверяла мужскому мнению. Однако судя по выражению лица Джесса, он принял ее слова как комплимент. И девушка невольно покраснела.

— Именно, леди, — скромно признался он. — Прошу вас в дальнейшем иметь в виду, что у меня превосходный вкус.

Даймонд совершенно забыла рассказать Джессу о том, что потратила часть своих денег. Забыла также рассказать, что открыла собственный счет в банке, что провела некоторое время в поисках квартиры. Даймонд думала только о том, что сегодня вечером она поедет домой к мужчине, по которому сходит с ума.

— Куда все это положить? — спросил у нее Мак. Ему вовсе не улыбалось выступать в роли вьючного мула. Больше того, вся эта история уже начинала действовать ему на нервы.

Джесс взял у Мака пакеты, передал ему ключи, затем вновь нагрузил пакетами.

— Сходи положи все это в багажник моей машины, — распорядился он.

Мак едва сдержался, чтобы не выругаться, но все-таки развернулся и пошел к дверям. Ему нужно было не торопясь обдумать свое дальнейшее поведение. Он не намерен был вечно терпеть такое отношение к себе.

— Слушай, я тут пару минут поговорю с Томми, нам нужно выработать план на завтра, а потом отправимся домой, ладно? — сказал Джесс.

Даймонд кивнула. Ей очень хотелось, чтобы понятия «дом» и «Джесс» стали для нее синонимами.


Хенли ловко и быстро вытаскивал из пакетов все, что накупил для стола Джесс. Тот тихо ругался себе под нос. Впрочем, Хенли не обращал на это особого внимания. Он отлично понимал, почему у хозяина неважное настроение, хотя и не знал, понимает ли это сам Джесс.

Уже далеко не первый раз он помогал боссу собираться в дорогу. Только на этот раз Джесс уезжал, оставляя в доме не одного Хенли.

— Ну вот как будто, и все, — задумчиво проговорил Джесс. — И мой серебряный пиджак не забудь. Да, и непременно коробку для шляпы. В прошлый раз я позабыл ее взять, и кто-то спал на моем стетсоне. Мастер потом неделю приводил шляпу в приличный вид.

— Да, сэр, — откликнулся Хенли. — Все упаковано. Не волнуйтесь. — И затем добавил, так, словно это только что пришло ему в голову (он отлично видел, что Джессу срочно требуется какой-нибудь предлог, чтобы зайти к Даймонд перед отъездом); — Кстати, мисс Хьюстон сейчас в музыкальной комнате. Может, вы не успели дать ей какие-нибудь инструкции… передать что-то… — Хенли поколебался, не зная, как закончить предложение.

Джесс развернулся на каблуках и вышел из комнаты. Пройдя через холл, он решительно направился в музыкальную комнату, чувствуя, однако, как внутри все — сжимается в комок. Дело было вовсе не в том, что он боялся оставлять Даймонд одну в доме. И не в том, что ему не хотелось ехать на концерт. Выступать он очень любил и считал, что без концертов его жизнь становится какой-то пустой.

Нет, дело было в другом. Сейчас Джесс впервые в жизни не хотел уезжать из дома, хотя собирался быть в отъезде всего дня три-четыре. Денвер находился, совсем недалеко от Нэшвилла, да и проветриться никогда не мешало. Тем более что там его уже ждали, все билеты давно были проданы.

— Черт побери, что ты тут делаешь? — громко спросил Джесс. Он так стремительно вошел в музыкальную комнату и так резко распахнул дверь, что она ударилась о стену.

Даймонд испуганно обернулась, и ноты выпали у нее из рук.

Голос у Джесса был строгий, выражение лица почти злое. Она подумала, что опять допустила ошибку, чем-то рассердила его.

— Ты сам сказал, чтобы я…

— Я скоро уезжаю, — заявил Джесс. — Я вовсе не против того, что ты остаешься здесь, но требую, чтобы ты после работы все положила на свои места.

Гнев Джесса оказался настолько неожиданным, что Даймонд даже не сумела сразу взять себя в руки. Слезы навернулись ей на глаза, и девушка быстро утерла их. С некоторых пор она хорошо научилась скрывать свои чувства.

— Так и сделаю, — пообещала она. — Ты, кажется, забыл, Джесс, что я всего лишь следую твоему совету. Вообще, если хочешь знать, с тех пор, как я здесь поселилась, я занимаюсь только тем, что выполняю твои указания. — В ее тоне чувствовалось осуждение.

Джесс сжал руки в кулаки и прикрыл глаза. Ему хотелось вернуться в прошлое и прожить заново последние несколько минут. Однако в жизни так не бывает, Джесс отлично понимал это. Что сделано — то сделано.

— Извини меня за резкость, — уже мягче сказал он. — У меня всегда так: нервничаю перед поездкой на концерт. Но это скоро проходит.

— Если я правильно поняла, это — извинение? — поинтересовалась Даймонд.

— Что ты сказала?

— Да так, ничего особенного… — с обидой в голосе ответила девушка. — Желаю тебе удачной поездки.

Даймонд наклонилась, подняла с пола упавшие ноты, сложила их аккуратной стопкой на столе и, не говоря больше ни слова, вышла из комнаты.

Джесс попытался остановить Даймонд, ухватив за локоть, однако она оказалась проворнее. Он также хотел извиниться, но слова почему-то застряли у него в горле. Джесс стоял, растерянный и огорченный, вдыхал аромат ее духов и слушал звук стремительно удаляющихся шагов.

— Вам пора ехать, — напомнил вошедший в комнату Хенли.

— Вот дьявольщина! — воскликнул Джесс. Все чувства в его душе сейчас перемешались, и он сам не знал, чего больше хочет.


— Джесс! Джесс!! Джесс!!!

Повторяемое огромной толпой зрителей, его имя раскачивало, казалось, стены зрительного зала. Фэны неистовствовали, стараясь вызвать его из-за кулис хотя бы еще на несколько минут. Но Джесс давно взял себе за правило: выходить и раскланиваться не больше трех раз. Три раза он уже выходил.

— Ну что, начинаем собираться, ребята? — спросил он, уходя за кулисы; некоторые музыканты сразу последовали за ним.

Как обычно, уход со сцены за кулисы напоминал прохождение сквозь строй. Тут требовались определенные навыки и проворство. В концертах Джессу, пожалуй, больше всего не нравились такие переходы. Как оперативно ни работала охрана, как близко ни находились уборные артистов от сцены, некоторые особенно активные поклонники ухитрялись просочиться через кордоны. Джесс всегда опасался, что среди фанатов однажды может оказаться какой-нибудь вооруженный псих.

— Оуу-у-оу! — прокричал Мак, все еще чувствуя, как в крови его бурлит адреналин. Чем больше неистовствовала публика, тем больше она нравилась Маку. — Отличный получился концерт, Джесс. И в первом ряду я приметил такую бабенку, просто пальчики оближешь. Эл, ты обратил внимание на ту рыженькую? В красных «рокиз» и какой-то рубашечке, которую она все пыталась с себя сорвать? Вот это девочка! С такой бы уединиться на ночку-другую, и чтобы никто не мешал…

Раньше Джесс с удовольствием поддержал бы шутку приятеля и даже сам добавил бы что-нибудь от себя. Тем более, что они часто говорили о группиз, тех поклонницах, которые чего только не придумывали, лишь бы привлечь к себе внимание певцов и музыкантов на сцене. Каждая из группиз надеялась, что однажды кумир наконец-то обратит на нее свое внимание, а может, даже влюбится…

Однако такого никогда не случалось. Если какой-нибудь девушке и удавалось приблизиться к своему кумиру, то разве что на одну ночь. И то в качестве минутного развлечения. Для музыкантов это было бесплатное и безымянное удовольствие. Впрочем, многие девушки довольствовались хотя бы этим и даже с самого начала не слишком рассчитывали на, что-то более серьезное.

Во время концерта Джесс был всецело во власти музыки; о последней размолвке с Даймонд он совсем позабыл. Но как только стихли последние крики фанатов и музыканты принялись обсуждать свои дальнейшие планы, Джесс решил немедленно заняться улаживанием своих личных дел.

Пробравшись между поклонниками, сумевшими каким-то образом проникнуть даже в его артистическую уборную, он решил, что не будет сегодня участвовать в обычной послеконцертной вечеринке. Пусть его ребята отдохнут, развлекутся с поклонницами. Ему же сейчас нужен был телефон. Немедленно. Прежде чем лечь спать, Джессу непременно надо было услышать голос Даймонд. Ему было необходимо сказать ей, что он сожалеет об их ссоре. Пусть она знает.

— Джесc, тут рядом со мной стоит кое-кто, и я хочу, чтобы ты с ней познакомился, — сказал ему Томми. — Это — Бобби Ли. Скажи, она тебе нравится?

Джесс повернул голову. Рядом с менеджером, улыбаясь, стояла женщина. Таких улыбок он немало повидал на своем веку. Такая улыбка отвечала «да» на любое возможное предложение Джесса. Длинные черные волосы обрамляли круглое симпатичное лицо. Глаза у женщины были большие, искрящиеся, ресницы густо накрашены. Под блузкой, заправленной в тесно облегающие фигуру джинсы, угадывались пышные формы.

— Мэм, — Джесс улыбнулся, приподнял шляпу и… направился к телефону, находящемуся в дальнем конце гримерной.

Женщина сделала недовольную гримаску, затем улыбнулась Томми. Видимо, она поняла, что на сегодняшний вечер он — единственный кандидат. Она вообще благоразумно полагала, что не стоит вешаться на шею мужчинам, — надо идти с тем, кто этого хочет.

Томми нахмурился, затем обнял рукой женщину за талию. Он понимал: Джесс думает о Даймонд, которая осталась дома, и его никак не удастся отвлечь от этих мыслей, что ж…

Взяв телефон, Джесс отнес его в единственное место, где можно было хоть как-то уединиться, — в ванную.

Закрыв дверь изнутри на задвижку, он набрал номер и уселся на крышку унитаза. В ожидании ответа Джесс принялся стягивать с себя намокшую одежду.

Избавившись наконец от рубашки, Джесс отбросил шляпу; он начинал волноваться — прозвучало уже целых тринадцать гудков, но никто не поднимал трубку. И тут Джесс вспомнил о том, сколько сейчас времени. Проверил по своим часам. В Нэшвилле было два часа ночи. Какой же он все-таки болван! И вдруг она подняла трубку.

— Алло?

— Доброе утро, дорогая, — мягко произнес он в трубку.

— Утро? Разве уже утро? — У Даймонд был такой милый сонный голос, что Джесс невольно улыбнулся.

— Конечно, уже утро. Чуть-чуть рановато, может быть, но утро.

— У тебя все в порядке? — спросила Даймонд.

— Вполне.

— Ты что, выпил?

Джесс рассмеялся:

— Нет, мамочка. Я трезв как стеклышко. Только что закончил выступать и отдыхаю. Когда-нибудь сама узнаешь, как исполнитель чувствует себя после концерта.

Даймонд стояла в темном холле, глядя на тени, падавшие на стену. Ей очень хотелось, чтобы Джесс сейчас оказался рядом, но сказать об этом вслух она не решалась.

— Прости, я, наверно, разбудил тебя, — сказал Джесс. — Но я хотел кое-что сказать тебе. Если я не скажу сейчас, то не смогу уснуть.

Даймонд замерла, надеясь, что Джесс скажет именно то, что ей в эту минуту больше всего хотелось услышать.

— Дорогая… Я не могу забыть о том, как вел себя перед нашим расставанием. Ты извини, мне правда ужасно неловко. Не знаю даже, что это вдруг на меня нашло.

Даймонд вздохнула. Джесс говорил так искренне, что она просто не могла сомневаться в его раскаянии. Впрочем, когда Джесс кричал на нее, Даймонд понимала, что дело вовсе не в том, что он рассердился.

— Все хорошо, — сказала она, желая на самом деле сказать гораздо больше. Например, что очень скучает без Джесса, что хочет поскорее встретиться с ним. Но какое право имела она на то, чтобы произносить подобные слова? У Джесса своя жизнь, у нее — своя. Поэтому ответ Даймонд прозвучал совершенно нейтрально.

Джесс внутренне сжался в комок. Голос Даймонд звучал так, словно ей было все равно. У него даже возникла сумасшедшая мысль все бросить и немедленно отправиться домой. Он чувствовал потребность увидеть ее лицо, убедиться в том, что его славная девочка действительно скучает по нему.

— Послезавтра я уже буду дома, — сказал он.

— Я предупрежу Хенли.

Джесс услышал из-за двери громкий голос Мака:

— Эй, Джесс, или ты немедленно выходишь оттуда, или пошевеливаешься, одно из двух! Ты не один, другим ведь тоже туда нужно, старина! К тому же тут рядом со мной одна девушка, гораздо симпатичнее тебя, и ей совершенно невтерпеж.

Мак громко расхохотался над собственной шуткой. Джесс нахмурился. Он знал, что Даймонд все слышно. Может, она поймет как-нибудь не так и обидится снова.

— Мне нужно закругляться, — сказал он в трубку. — Тут за кулисами такой шум, что мне пришлось запереться в ванной. Но, к сожалению, ванная на всех одна, и за дверью уже выстроилась целая очередь.

Даймонд улыбнулась. Хотя Джесс не мог этого видеть. Он лишь услышал легкий выдох в трубку.

— С тобой все хорошо? — спросил он.

— Да. Просто ночная бабочка коснулась лица…

— Ну еще бы, она, как и все мы, стремится к источнику света, — с улыбкой произнес Джесс.

— Тут темно, никакого света, — ответила Даймонд. — Я не включила. Поэтому так долго и добиралась до телефона. В темноте никак не могла понять, где звонит.

— А свет почему нельзя было включить? — удивленно поинтересовался Джесс.

— Потому. Я ведь голышом сплю, ты забыл? Не могу же я при свете бегать голая по дому. Вдруг кто-нибудь увидит?

«О дьявольщина! — подумал Джесс. — Не нужно было спрашивать…» Вслух же он пробурчал:

— О…

Джесс моментально лишился дара речи. Ноги сделались слабыми, словно ватными. Желание распирало Джесса. Ему даже стало больно. Казалось, еще немного, и молния на брюках не выдержит.

— Спасибо за звонок, — шепнула в трубку Даймонд.

И раздались короткие гудки. В голове Джесса возникла странная пустота. Словно у него отняли что-то очень дорогое.

Глава 6

Даймонд отложила гитару Джесса и растерянно оглядела музыкальную комнату. Она провела в ней почти два дня подряд, а результатов не было никаких. Она разучила слова и ноты едва ли не всех песен, которые исполнял Джесс, знала и еще несколько других песен. Можно сказать, внутренне Даймонд была готова встретиться с Томми, а потом идти к фотографу для съемки. Но ей сейчас хотелось не этого. Ей просто необходимо было отключиться, хоть немного развлечься. А вместо этого она все продолжала репетировать.

Даймонд старалась выбросить из головы вчерашний звонок Джесса, однако ей это никак не удавалось. Казалось очень существенным, что он позвонил среди ночи. Ведь если она ему совершенно безразлична, Джесс не стал бы ее будить.

В холле послышались шаги. Даймонд повернулась в сторону двери.

— Не нужно ли вам чего-нибудь, мисс Хьюстон? — спросил заглянувший к ней Хенли.

Девушка внимательно посмотрела на пожилого моряка, который был правой рукой Джесса в этом доме. Хенли обращался к ней со своей обычной безукоризненной вежливостью, слова подбирал очень осторожно. На нем были коричневые слаксы, подчеркивавшие полные короткие ножки. Белая летняя рубашка была тщательно выглажена, под тройным подбородком, как обычно, чернела безукоризненная «бабочка»

Жидкие рыжие волосы Хенли, разделенные аккуратнейшим пробором, были закреплены лаком. Его лицо выражало вежливый вопрос, только глаза живо блестели. Именно в этих орехового цвета глазах отражалась истинная сущность Джо Хенли — он был человеком, без сомнения, заботливым и участливым.

На несколько секунд в комнате повисла тишина. Когда Даймонд наконец ответила, то удивила Хенли, да и сама, признаться, немало поразилась собственным словом:

— Нужно, Хенли. Я хочу, чтоб ты прекратил называть меня «мисс Хьюстон». И еще хочу, чтобы ты научил меня управлять автомобилем.

У Хенли на лице появилось удивленное выражение. Однако он сдержался и промолчал. Некоторое время пристально смотрел на девушку, затем сказал:

— Хорошо, мисс Даймонд. Это все?

Даймонд усмехнулась. По-видимому, то, что Хенли назвал ее «мисс Даймонд», было максимальной уступкой, на которую он согласился пойти. Ну что-ж, неплохо для начала.

— Когда мы могли бы приступить к обучению? — спросила она, глядя Хенли прямо в глаза. — Когда вам будет удобно.

— А что, если прямо сейчас?

— Хорошо, мисс Даймонд. Прошу вас за мной.

Девушка с готовностью последовала за Хенли.


В автобусе, который использовался для турне, не было никого, кроме водителя и Джесса. Томми вместе с музыкантами «Мадди роуд» высадились в Нэшвилле и разошлись по домам. Их ожидал целый день отдыха, после которого надо было вновь продолжать запись нового альбома. Джесс тоже знал, чем он займется сегодня. Он приедет домой и носа из него не высунет, по крайней мере ближайшие двадцать четыре часа. Как всегда, после нескольких концертов подряд, он чувствовал себя как выжатый лимон.

Когда водитель свернул на проселочную дорогу, ведущую к дому, Джесс ощутил легкое волнение. Через считанные минуты он увидит Даймонд. Странно, но ему было приятно думать, что кто-то сейчас ждет его. Джесс не очень хорошо понимал собственное отношение к Даймонд Хьюстон, однако он не хотел потерять эту женщину. И это заставляло его непривычно волноваться.

— Эй, Джесс! — крикнул со своего места водитель. — Посмотри-ка туда!

Джесс посмотрел в ту сторону, куда указывал водитель, и увиденное несказанно его удивило.

Старенький зеленый «додж-пикап» Джесса, тот самый, на котором возили сено и корм для скота, мчался по траве параллельно дому. Джесс выругался про себя и прикрыл глаза: в следующую секунду пикап каким-то чудом не врезался в несколько расположенных близко друг к другу деревьев. Затем машина резко свернула и помчалась вдоль забора, ограждавшего загон для скота.

— Ты только посмотри! — не выдержал водитель, следя за тем, как пикап на огромной скорости перескакивает через внушительных размеров рытвину.

— О черт! — пробормотал Джесс. Из окна кабины показалась прядь длинных светлых волос и мгновенно скрылась; пикап резко развернулся.

В машине была Даймонд!

Сначала Джесса охватил панический страх, потом он разозлился. Даймонд рассмеялась ему в лицо, когда Джесс предложил научить ее водить машину. А теперь, если Джесса не обманывало зрение, в грузовичке рядом с Даймонд находился не кто иной, как Хенли. Джесс не мог оторваться от этого зрелища. Надо же! Хенли сидел рядом и смеялся.

Автобус наконец остановился. Джесс поднялся со своего места и вышел. Водитель, вынеся его вещи и поставив их на крыльцо, быстро ретировался. По лицу Джесса без труда можно было определить, что он не в самом хорошем настроении, и водитель вовсе не собирался дожидаться, пока грянет гром.


Даймонд резко повернула руль, удачно избежав столкновения с деревом, росшим на лужайке перед домом. Развернув грузовичок, она помчалась теперь к амбару. Рядом с пикапом, стараясь не отставать, бежали кобыла и ее маленький жеребенок; такое соседство позабавило Даймонд, и она весело рассмеялась.

Кобыла бежала, высоко подняв хвост, похожий в ту минуту на летящего воздушного змея. Она забрасывала морду и ржала, выражая искреннее наслаждение забавной игрой. При этом кобыла скакала как можно быстрее, не желая отставать от машины.

— Осторожнее, впереди яма! — громко предупредил Хенли.

— Какая еще яма? — крикнула в ответ Даймонд, отводя волосы от лица.

— Теперь не важно какая, — сказал Хенли, когда машина, подпрыгнув, легко перелетела неровность.

Даймонд вновь рассмеялась при виде удивленного выражения лица Хенли, затем посмотрела на приборную доску машины.

— Сбавь скорость! — прокричал Хенли. — Мы летим прямо к воротам.

«Ничего», — проговорила Даймонд про себя, пролетая между створками распахнутых ворот, едва не задев их.

Для начинающего водителя она очень неплохо управлялась с пикапом. Хенли хотелось верить, что причина этого спеха — его учительский талант. Хотя в глубине души он должен был признать, что, если мисс Даймонд бралась за что-то, она всецело отдавалась этому занятию и быстро добивалась превосходных результатов. Ездила девушка еще далеко не так умело, как ей бы хотелось, но, учитывая то, что она впервые села за руль лишь два дня назад, ее успехи были просто выдающимися.

Подъехав на большой скорости к очередному дереву, Даймонд резко затормозила и выключила двигатель.

— Ну вот, — удовлетворенно произнесла она и уже в который раз рассмеялась, увидев удивление на лице Хенли. Судя по всему, он никак не ожидал, что сегодняшняя гонка закончится для них благополучно.

— Слава Богу, который уберег нас от верной смерти, — произнес он. Вытащив ключи из замка зажигания, Хенли поскорее положил их себе в карман. Выбравшись из машины, Даймонд направилась к дому. Она уже собиралась обернуться, чтобы попросить Хенли приготовить свое фирменное шоколадное печенье с орехами, когда увидела мужчину, стоявшего, прислонившись к крыльцу дома. На нем были черные потертые «левис», красная рубашка и черный стетсон с широкими полями. Джесс вернулся! По его взгляду Даймонд безошибочно определила: он не в восторге от ее сумасшедшей езды.

— О-ооо! — произнесла она слегка насмешливо. — Застал нас с поличным!

Хенли было достаточно одного взгляда на босса, чтобы решить, как вести себя дальше.

— Да, и ничего с этим не поделаешь! — сказал он, жестом приглашая Даймонд пройти в дом. — С возвращением вас, сэр.

Хенли ограничился этим коротким приветствием, видя хмурое выражение лица Джесса, наблюдая, как хозяин гневно скрестил руки на груди.

— Полагаю, вы, как обычно, хотите отдохнуть? Я приготовил запеканку из овощей и мяса. И салат сделал. Все стоит в холодильнике. Мисс Даймонд вам покажет. А я успею съездить домой. Приятного вам вечера, сэр.

С этими словами Хенли протянул Джессу ключи от пикапа, сел в собственный автомобиль и быстро уехал.

Даймонд хотела было сразу объяснить Джессу, почему он застал ее за таким занятием, но, взглянув ему в глаза сразу забыла все свои объяснения.

Было очевидно, что Даймонд невольно оскорбила Джесса. Он явно ревновал ее к… Хенли. Ведь она смеялась с тем столько, сколько не смеялась с Джессом за все время их знакомства. Когда Хенли передавал хозяину ключи от пикапа, Джесс едва сдержался, чтобы не ударить двуличного слугу.

В общем-то Даймонд ничем не была обязана Джессу, не считая простой благодарности за то, что он увез ее из грязного Крэдл-Крика. Но когда Джесс увидел ее счастливое лицо и понял, что этого выражения сумел добиться другой мужчина, он вышел из себя.

Джесс стоял, сверля Даймонд гневным взглядом. Затем резко протянул руки и взял в ладони лицо девушки.

— Почему?! — требовательно спросил он, привлекая Даймонд к себе. Она поднялась на несколько шагов по ступеням крыльца и встала так, что их лица оказались почти на одном уровне.

Даймонд услышала недовольство в тоне Джесса, однако совершенно неправильно истолковала причину этого недовольства.

— Я не подумала, что ты будешь, против того, чтобы я использовала пикап, — сказала она. — Идея катания целиком принадлежит мне, поэтому, пожалуйста, не сердись на…

— Но почему не со мной, леди? Ты позволила Хенли учить тебя, а мне не разрешила?

Джеес несильно встряхнул Даймонд за плечи, как бы стараясь придать больше значения своему вопросу. Он ожидал, что Даймонд, как обычно, напряжется и попробует отстраниться. Но девушка стояла неподвижно.

Даймонд видела, как взгляд Джесса потемнел от душевной муки. И ей было очень неприятно, что она так расстроила его.

— Мне так жаль, — тихо сказала она. — Только не злись на меня, Джесс. — Голос Даймонд понизился до шепота. — Прошу… не сердись.

— О Господи… — сказал Джесс, крепко обнимая девушку. — Злиться?! Как я могу на тебя злиться? Я ведь с ума по тебе схожу, просто схожу с ума!

Даймонд даже дышать перестала. Джесс отшвырнул шляпу в сторону открытой двери и, наклонившись, глубоко вдохнул запах волос Даймонд. Губы их встретились, и дальше все происходило как в сказке.

Ее губы нежно, но чувственно отвечали на его поцелуи. При каждом соприкосновении их тел губы Даймонд становились все более податливыми и мягкими. Она невольно старалась теснее прижаться к Джессу, словно ее притягивал магнит. Сделав полшага вперед, Джесс с силой прижал девушку к перилам крыльца. Она слегка раздвинула ноги, позволяя Джессу проникнуть туда бедром, и тот застонал от наслаждения. Даймонд, шепча в забытьи какие-то нежные слова и не думая больше ни о чем, принялась нащупывать пальцами молнию на джинсах Джесса, и ему пришлось поддерживать и себя, и ее.

— Не спеши…

Только это Даймонд смогла расслышать. Если она хотела остановить происходящее, ей необходимо было взять инициативу в свои руки.

В голосе Джесса слышалась неуверенность, он готов был отступить в любой момент, боясь обидеть любимую. Поэтому все, что произошло дальше, случилось только потому, что Даймонд этого захотела. Она сделала свой выбор.

— Я так соскучилась… — мягко прошептала она, принимаясь расстегивать ему рубашку, спеша почувствовать его обнаженное тело.

Джесс закрыл глаза от удовольствия. Он почувствовал на своем животе ее нежные ласкающие пальцы и на минуту лишился дара речи.

— Ты уверена, что хочешь? — выговорил наконец Джесс. — Через минуту я уже не смогу остановиться.

Вместо ответа она вытащила рубашку из его джинсов.

В следующее мгновение Джесс поднял Даймонд на руки и понес девушку в дом. У нее было такое ощущение, словно она парила над землей. Прикрыв ногой входную дверь, Джесс почти вслепую понес Даймонд к лестнице. Он чувствовал в эту минуту только ее руки, обвившиеся вокруг его шеи. Даймонд не отрываясь смотрела в глаза Джесса.

— Я хочу заняться с тобой любовью, — прошептал он.

— Я знаю.

— Скажи что-нибудь, пока я еще могу хоть немного владеть собой.

Голос Джесса стал низким и хриплым, он не мог отвести взгляда от Даймонд, лежавшей у него на руках.

— Только не останавливайся, — ответила она, закрывая глаза.

И Джесс не заставил просить себя дважды.

Их разбросанная одежда отмечала весь путь: с нижней ступеньки лестницы до спальни Джесса. Когда он внес девушку в комнату и положил на кровать, на ней не осталось ничего, кроме трусиков.

Сердце Даймонд бешено стучало: ни разу в жизни ею не владело такое безоглядное желание. Она следила за Джессом потемневшим от сладкого ожидания взглядом. Смотрела и ждала. Никогда ей так сильно не хотелось ни одного мужчину. Это даже немного пугало Даймонд. Ведь если происходила какая-то ошибка, она уже была не в силах ее предотвратить. Остановиться для нее и для Джесса было немыслимо: оба совершенно перестали владеть собой.

Джесс подошел к кровати: он стоял обнаженный и возбужденный, но ничуть не стыдился этого.

— Я не пользуюсь… — прошептала Даймонд, обняв Джесса за шею.

— Я позабочусь о тебе, — сразу все понял тот и открыл выдвижной ящик столика, стоявшего около кровати.

Даймонд хотела что-то сказать, но слова застряли у нее в горле. Джесс просунул руку ей под спину, и Даймонд послушно выгнулась. И вот уже последняя преграда, остававшаяся на ней — нейлоновые трусики, — сорвана.

Обоим стало трудно дышать. У Джесса дрожали руки. Когда Даймонд, улыбнувшись, прикрыла глаза, Джесс подумал, что эта женщина просто создана для любви.

Движения его стали медленными и рассчитанными. Он лег сверху, слегка приподнимаясь на локтях, затем осторожно вошел в Даймонд. Та вздохнула и теснее обняла его за шею. Джесс шептал какие-то нежные слова, покрывая поцелуями грудь Даймонд.

— Я всегда буду заботиться о тебе, дорогая, — проговорил Джесс. — Обещаю.

Любовный жар вспыхнул с новой силой. Даймонд чувствовала, что еще немного, и она окончательно потеряет над собой контроль. Губы Джесса были так требовательны, руки так настойчивы. Даймонд отчаянно выгибалась, стараясь, плотнее прижаться к нему.

Постепенно остатки самообладания покинули Джесса. Сначала он старался двигаться осторожно, затем стал входить в Даймонд более стремительно, проникая все дальше в горячую влажную глубину.

Дыхание Джесса стало хриплым и прерывистым, словно ему не хватало воздуха. Даймонд подалась к нему, обхватив ногами его спину, и вот они уже представляли собой одно нерасторжимое целое, подхваченное волной невыразимого наслаждения.


Джесс лежал на спине, прижимая к себе Даймонд. Она крепко спала — не просыпалась до самого утра. Джесс лежал, вспоминая первое касание их обнаженных тел и все то, что последовало затем. Никогда прежде ему не приходилось испытывать такой всепоглощающей страсти.

Даймонд тихо застонала во сне, Джессу даже показалось, что послышался всхлип. Он удивленно и испуганно посмотрел на Даймонд, понимая, что женщина, которую он сжимает в объятиях, не просто очередное его увлечение, а что-то очень-очень важное. Джессу было страшно, подумать о том, что ей может быть больно или трудно. Никогда еще он не любил женщину с такой силой и страстью.

— Боже мой, дорогая, — прошептал Джесс. — Нам не нужно было так… Я не должен тебя так сильно любить. — Он нежно погладил ее по обнаженному плечу, затем укрыл их обоих простыней. — Мне нельзя так любить тебя, но это чувство сильнее меня.

Даймонд не слышала этих слов. А когда наступило утро, Джесс не повторил их вновь. Глядя, как солнечный луч переливается в волосах Даймонд, он осторожно поднял руку. И когда Джесс провел пальцами по волосам девушки, они ослепительно засверкали. Как россыпь бриллиантов.


Хенли вошел через заднюю дверь на кухню и приготовил кофе. Только после этого он заглянул в холодильник и обратил внимание на то, что еда, оставленная им накануне, так и осталась нетронутой. Хенли прошел через гостиную, подошел к лестнице и тут увидел рубашку Джесса, валявшуюся на нижней ступеньке. Затем он заметил выше сапожок Даймонд и, улыбнувшись, поспешно отправился обратно на кухню. Судя по тому, что он увидел, хозяин больше не переживал по поводу вчерашней размолвки с Даймонд. Вернувшись на кухню, Хенли вытащил авторучку, бумагу и принялся составлять список необходимых продуктов.

Он вышел на улицу через заднюю дверь и осторожно защелкнул замок. Сегодня Хенли решил устроить себе выходной. Едва ли обитатели дома будут против этого решения.

Где-то в дальнем конце дома зазвонил телефон. Через несколько секунд включился автоответчик. Несмотря на то что Томми отчаянно орал в трубку, никто ему так и не ответил.

Томми злобно швырнул трубку на рычаг. Теперь ничего другого не остается, как ехать на ранчо к Джессу. Он собирается сегодня завершить некоторые дела, а если целый день висеть на телефоне, придется отложить их до завтра.

Томми нехотя слез с кровати и начал одеваться. Он помнил, каким уставшим выглядел Джесс после своего последнего выступления. В глубине души Томми думал, что не стоит заставлять Джесса заниматься делами в его единственный выходной. Натянув рубашку и брюки, Томми уселся на постели и вытащил нераспечатанную пачку сигарет.

Сигареты он купил еще в Денвере, сразу после того как Джесс отказался от предложения отдохнуть с Бобби Ли. Едва ли не впервые на памяти Томми Джесс отказался от такой соблазнительной женщины.

— Вот чертова баба! — в сердцах произнес Томми, имея в виду Даймонд. Затем снял с пачки обертку и вытащил первую сигарету. Вставив ее в угол рта, Томми чиркнул спичкой и затянулся. Затяжка доставила ему огромное удовольствие. После долгого воздержания вкус табака показался просто восхитительным. Ну что ж, даже если придется какое-то время мириться с тем, что эта блондиночка будет сшиваться возле Джесса, Томми потерпит. И будет начеку. Конечно, в жизни каждого мужчины должны быть свои маленькие удовольствия, но они рано или поздно приедаются. Главное — не забывать о делах.


Даймонд медленно просыпалась. Потерев глаза, она взглянула на Джесса, спавшего рядом с ней. Длинные пряди его темных волос перепутались со светлыми прядями Даймонд. Его черные густые ресницы, жесткие и прямые, отбрасывали небольшие тени под глазами.

Чуть пошевелившись, Даймонд улыбнулась: даже во сне пальцы Джесса властно удерживали ее руку. Даже во сне он не хотел с ней расставаться.

Прошедшая ночь была невероятной, волшебной и… неизбежной. Обоюдное влечение перелилось через край и обратилось в такую страсть, противостоять которой ни Даймонд, ни Джесс были не в силах. Она не хотела даже думать о том, что теперь можно жить без этого мужчины, но Даймонд все же не оставляли опасения. Своей интуиции Даймонд доверяла; но не верила интуиции Джесса. Она понимала, что происшедшее между ними — удивительно и неповторимо, но у нее не было уверенности в том, что Джесс разделяет это мнение.

Не удержавшись, она осторожно провела рукой по темным густым волосам Джесса, отведя упавшую прядь с его лба. Потом Даймонд притихла и залюбовалась его лицом.

Высокие скулы, красиво вылепленный нос в сочетании с волевым подбородком придавали решительность и упрямство выражению лица Джесса. Руки его были худыми и сильными, с длинными пальцами — руки настоящего артиста. Минувшей ночью Даймонд поняла также, что пальцы Джесса весьма умелые: он играл на ее теле, как на гитаре.

Испытывая удивительно приятные ощущения, Даймонд провела кончиками пальцев по коже Джесса, упругой и вместе с тем нежной. Даймонд ощущала крепкие мускулы, сейчас расслабленные, отдыхающие. У пояса заканчивался загар. Взгляд Даймонд упал ниже — и она почти сразу пожалела об этом. Ею вновь овладело желание.

Последние несколько минут Джесс лежал, наблюдая за тем, как Даймонд разглядывает его тело. Как только она посмотрела на его живот, Джесс плотно закрыл глаза и расслабился: пусть его тело само заявит о своих желаниях. Так оно и произошло.

Джесс приподнялся на локте и, взяв Даймонд за подбородок, посмотрел ей в глаза. Зеленые, как весенняя трава, они манили его, обещая наслаждение.

— Ну что ж, доброе утро, — сказал он и поцеловал девушку в губы. — Теперь самое время признаваться, что ты знаешь больше, чем знаю я.

— Признаваться должны те, у кого совесть нечиста, — с улыбкой ответила Даймонд. — А я не чувствую за собой никакой вины. «Но у меня есть свои маленькие секреты, Джесс Игл. И я вовсе не уверена, что ты готов услышать их сейчас. Не думаю, что тебе действительно хотелось бы узнать, что у меня на сердце…»

По выражению лица Даймонд Джесс понял, что она пытается как-то скрыть то, что у нее на душе. Он обнял девушку. Для Джесйа было очевидно, что Даймонд не вполне доверяет ему. И эта внезапно пришедшая в голову мысль больно ранила его.

— Пойми, Даймонд, то, что произошло сегодня ночью, — не случайность. Это лишь самое начало. И чем скорее ты это поймешь, тем будет лучше для нас обоих.

Губы Даймонд разомкнулись для ответа. Однако она не произнесла ни слова. Джесс медленно овладел ею, и все остальное сразу перестало существовать, остались только его прикосновения.

Лишь к полудню они спустились вниз и обнаружили оставленную Хенли записку. Джесс хорошо умел читать между строк и сразу понял, что Хенли видел разбросанную на лестнице одежду. Видел и тактично, как всегда, удалился.

Очень хорошо. Сегодня Джесс не намеревался делить Даймонд ни с кем.

— Тебе кто-то звонил, — заметила Даймонд, показав на красный огонек на панели автоответчика.

Джесс открутил назад пленку, включил автоответчик, послушал несколько секунд, затем выключил его совсем. Он не собирался слушать все глупости Томми. В некоторых вопросах Джессу не нужны были посторонние советы.

Даймонд рассмеялась, и Джесс улыбнулся ей в ответ. Из приемника раздалась какая-то легкая танцевальная мелодия, и Джесс, не сдержавшись, сделал с Даймонд несколько танцевальных па по кухне. Затем они покружились немного на гладком полу холла, который Хенли всегда натирал с особенной тщательностью.

Часам к трем они опустошили холодильник. Что ж, выдался совсем неплохой денек. Завтрашний едва ли окажется таким же. Завтра Джессу придется возвращаться на студию, а Даймонд соответственно придется терпеть оскорбительные взгляды и сальные шуточки музыкантов группы.

Впервые с момента отъезда из Крэдл-Крика Даймонд захотела, чтобы рядом оказалась Куин. Сестра сразу сообразила бы, как поставить на место музыкантов из группы Джесса. Даймонд ненавидела их за то, что они злили и смущали ее, однако Джессу сказать об этом никак не решалась. Не хотелось наваливать на него еще и эти проблемы.

— Вижу, ты что-то хмуришься, — произнес Джесс, обнимая Даймонд за плечи. — Наверняка для того есть серьезные причины.

Даймонд улыбнулась, заметив, что Джесс наклонил голову, собираясь ее поцеловать.

— Хочешь, чтобы я опять развеселилась?

— Вот именно, радость моя, — ответил Джесс. — Иди сюда, я предложу тебе одно очень эффективное средство. Иди, будь хорошей девочкой.

— Знаешь, занятия любовью — известное средство, Джесс Игл. Напоминает погружение в бездну. — И Даймонд страстно поцеловала Джесса в губы.

Тот, тихо мурлыча что-то себе под нос, стал целовать ее в шею, наклоняясь все ниже и ниже, начиная покрывать поцелуями грудь Даймонд.

— Что ж, любимая, в таком случае опустимся в эту бездну вместе.

Глава 7

Хенли наблюдал, как спортивный автомобиль, в котором сидели Джесс и Даймонд, свернул на дорогу, ведущую к автостраде. Со стороны могло показаться странным, что слуга провожает хозяина так, словно они родственники. Однако Хенли не без удовольствия увидел, как высунувшаяся из окна Даймонд обернулась в сторону дома и прощально помахала рукой. Хенли махнул в ответ.

И слепому было видно, что в отношениях Джесса и Даймонд наступил перелом. Даже когда они просто касались друг друга — пусть совершенно мимолетно, сторонний наблюдатель мог легко заметить, что для любовников эти прикосновения подобны электрическим разрядам. Если бы Хенли не симпатизировал Даймонд, ему было бы весьма неловко находиться рядом с влюбленными. А так его не покидало чувство, что он все время находится в шкуре Подглядывающего Тома. Кроме того, Хенли всегда догадывался, чем неизбежно кончатся отношения Даймонд и Джесса.

Инстинкт подсказывал ему, что, как бы, они того ни желали, им едва ли удастся наладить свои отношения, пока Даймонд Хьюстон не научится доверять Джессу. Вернувшись в. дом, Хенли вздохнул. Ему очень нравилась женщина босса. Он видел, что Джесс любит ее. И Хенли хотелось верить, что все у них будет хорошо.


Даймонд немного нервничала. Джесс минуту назад свернул; на автостраду, ведущую в направлении Нэшвилла. Она уже привыкла, как к наркотику, к тому, что дома они с Джессом постоянно целовались, прикасались друг к другу. Однако если они позволят себе что-то подобное на студии, в присутствии Томми и музыкантов, все сразу поймут, как сильно успели измениться их отношения. И тогда оскорбительным шуточкам в адрес влюбленной пары не будет конца. Даймонд не была уверена, что сможет спокойно вынести все это.

Джесс догадывался о ее страхах, и сам начал волноваться. Мили три они ехали молча, лишь изредка переглядываясь. Наконец Даймонд произнесла:

— Джесс…

В голосе девушки чувствовалось такое явное смущение, что Джесс невольно вздрогнул, и машина дернулась. Сердце Джесса начало бешено колотиться, но он тотчас же взял себя в руки.

— Я бы не хотела, чтобы ты… Пожалуйста, не будь таким… — Даймонд безуспешно пыталась найти нужные слова.

Джесс так резко затормозил у обочины, что Даймонд едва не ударилась лбом о ветровое стекло. В следующую же секунду ее удивило не столько поведение Джесса, сколько злость, прозвучавшая в его голосе:

— Черт тебя побери, Даймонд!!! Хватит ходить вокруг да около! Если хочешь что-нибудь сказать, говори прямо, не мучь меня и себя! Договорились?!

— Что с тобой? — тихо спросила Даймонд. — Я ведь всего-навсего хотела попросить, чтобы ты… не так часто касался меня в присутствии Томми и музыкантов из группы. Мне бы не хотелось, чтобы они узнали… что мы с тобой… Что у нас…

Джесс облегченно вздохнул, затем повернулся к Даймонд и обхватил ладонями ее голову. Прижав девушку к себе и откинувшись на спинку сиденья, Джесс глубоко вздохнул несколько раз, стараясь успокоиться. Придя немного в себя, Джесс заглянул в глаза Даймонд.

— Ох, леди, как же вы напугали меня! — воскликнул он, покрывая поцелуями ее лицо и шею. — Я ведь подумал, что ты сожалеешь о том, что случилось вчера.

Даймонд уткнулась лицом в грудь Джесса, глубоко вдыхая его запах, смешанный с ароматом одеколона.

— Пойми меня, я совершенно теряюсь в подобных ситуациях. И я жалею только об этом… о том, что не знаю, как вести себя. Я ведь далеко не так опытна, как, например, ты. Мне трудно делать вид, что наши с тобой отношения — совершенно естественная вещь. Я пугаюсь даже, если вдруг перестаю слышать твой голос. И еще я не хочу, чтобы все эти люди знали…

— Слава Богу, — сказал Джесс, — что дело только в этом. Но ведь и я тоже не всегда знаю, как вести себя с тобой. А что касается Томми и остальных, то пусть они все катятся к черту.

Джесс нежно поцеловал ее, разве что немного дольше задержав между своих губ ее пухлую нижнюю губку. Даймонд почувствовала исходящий от его тела жар, мгновенно передавшийся ей.

— Тебе надо было работать торговцем автомобилями, Джесс, — прошептала Даймонд, когда смогла наконец говорить.

— Почему, дорогая? — поинтересовался Джесс, осторожно отводя от ее лица длинную рыжую прядь.

— Неужели не понимаешь? Как только я сажусь в эту маленькую спортивную штучку, меня сразу тянет к тебе, а тут так мало места, что, наверное, просто негде заняться любовью.

Джесс рассмеялся, но его глаза мгновенно потемнели от страсти.

Он положил руки на плечи Даймонд.

— Видишь ли, дорогая, в этой машине действительно непросто этим заниматься, но для меня и тебя нет ничего невозможного. — Говоря это, Джесс помогал Даймонд снять блузку.


— Судя по лицу Джесса, дома его встретили очень даже неплохо, — заметил Мак, присвистнув. Он с ухмылкой наблюдал за тем, как Джесс и Даймонд входят в студию.

— Да заткнись ты, Мак, — попросил Эл, поглаживая рукой скрипку и глядя в упор на гитариста. Мак нахально расхохотался ему в лицо и отправился за кофе.

Элу уже надоели постоянные издевки Мака над новой девушкой Джесса. Скрипачу казалось, она обыкновенная баба, а это, по его мнению, и было главным. Живя в доме Джесса, Даймонд все же не пыталась воспользоваться своей близостью к нему, чтобы выторговать для себя какое-то исключительное положение. Да и на обыкновенную группи Даймонд тоже не походила.

То, как она пела, доказывало, что Даймонд и сама могла бы пробить себе дорогу в музыкальном мире Нэшвилла, улыбнись ей удача. И по мнению Эла, Джесс действительно пытался помочь ей встать на ноги и обрести самостоятельность. Если между ними и было еще что-то, это никого уже не касалось.

— Доброе утро, Джесс… мисс Хьюстон, — подчеркнуто вежливо сказал Эл. — Теперь все в сборе, кроме Томми.

Джесс понимающе кивнул.

— Ничего, он тоже скоро должен прийти. Но для того чтобы начать запись, он нам совсем не нужен. Петь же Томми все равно не умеет.

Эл повернулся к другим музыкантам «Мадди роуд» и рассмеялся, призывая их поддержать шутку Джесса. В это время в студию вернулся Мак, держа перед собой стаканчик с горячим кофе.

Мак подождал, пока Джесс отойдет на достаточное расстояние, чтобы ничего не услышать, и приблизился к Даймонд.

— Эй, детка, — произнес он, намеренно понизив голос, — не хочешь ли кофейку? Прекрасный на вкус, горячий. Совсем как я, если тебе понятно, на что я намекаю.

Мак оглядел Даймонд с ног до головы, и девушка невольно поежилась под его взглядом. Особенно когда Мак уперся взглядом в грудь Даймонд, а потом опустил глаза ниже пояса. Хотя полосатые бело-голубые слаксы и белая блузка не позволяли ничего рассмотреть, у Даймонд появилось ощущение, что она стоит перед Маком совершенно голая.

— Мне от вас решительно ничего не нужно, мистер, — как можно вежливее сказала Даймонд, стараясь, чтобы Джесс не обратил на них внимания. — Не нужно сейчас и не понадобится в будущем. Я вообще обойдусь без вас, если вам понятно, что я имею в виду.

Даймонд выдержала тяжелый взгляд Мака. Даже внезапно появившееся на его лице свирепое выражение не заставило ее отвести глаза. Мак сдался первым и отвернулся, тихо выругавшись себе под нос. Выпив кофе, он раздраженно швырнул стаканчик в мусорное ведро.

— Что тут такое? — спросил Джесс, приблизившись и заметив, что Мак отходит от Даймонд со злым выражением на лице. Лицо Даймонд было не менее напряженным, ей тоже почти не удалось скрыть свое раздражение.

— Да так, ничего, — ответила она. — Просто Мак предложил угостить меня кофе. — Она спиной чувствовала, что Мак внимательно вслушивается в то, что она говорила. И Даймонд не желала прослыть сплетницей. — А я решительно отказалась: мне нравится кофе с сахаром и со сливками.

Джесс видел, что она чего-то недоговаривает, но не хотел раздувать конфликт еще больше.

— Хорошо. — Джесс протянул руку и мягко коснулся плеча Даймонд. Ему хотелось обнять ее, но он сразу вспомнил о своем обещании не демонстрировать взаимных нежностей в присутствии музыкантов и сдержался. — Я приготовил там стул, чтобы тебе удобно было наблюдать. — Он указал на отгороженную стеклом комнатушку, где располагались пульты инженеров звукозаписи, давно ожидавших начала работы. — Я понимаю, тебе интереснее было бы петь, а не просто наблюдать за процессом, но всему свое время. В каждом деле бывает период ученичества. Я бы многое отдал, чтобы в свое время меня так же, как тебя, провели через все стадии подготовки альбома. Со мной вообще получилось довольно забавно: пока не появился Томми, я решительно все делал неправильно. Не будь его рядом, еще неизвестно, где бы я был сейчас и чем занимался.

— Ты был бы Джессом, — ответила Даймонд и пошла к звукоинженерам.

Ей было неприятно слушать о том, как многим Джесс обязан этому Томми. И одновременно Даймонд понимала, что, несмотря ни на что, Джессу нельзя даже намекать на то, как именно относятся к ней менеджер и этот нахальный басист Мак. Она не хотела, чтобы Джессу пришлось выбирать между ней и своими коллегами.

Однако Джесса несколько озадачили слова Даймонд. Впервые в жизни он серьезно размышлял о Томми и его роли. Томми и вправду очень много сделал для Джесса. Собственно, он по праву считался одним из самых, лучших специалистов в своем деле. Но можно было сказать и иначе: Томми стал хорош именно потому, что повстречал Джесса. Они как бы дополнили друг друга. Если говорить честна, именно так все у них и началось.


— Наконец-то… — удовлетворенно произнес Джесс. Он чертовски устал, однако был вполне доволен записями для нового альбома. Пожалуй, так хорошо они еще ни разу не исполняли.

— Да, Джесс, на этот раз получилось просто здорово! — подтвердил его менеджер. — Как только закончим микшировать, ты почувствуешь себя настоящим победителем. Я просто носом чую, что в воздухе запахло «Грэмми» и наградой Си-эм-эй.

Томми наклонил голову и почесал в затылке, другой рукой хлопая себя по карману: хотелось курить, чтобы немного успокоить нервы.

На доводку последних песен альбома ушло несколько дней, и все эти дни приходилось любезно улыбаться высокой блондинке, которую Томми постоянно замечал в студии за своей спиной. Куда бы он ни посмотрел, Даймонд непременно оказывалась там. Девушка не отрываясь наблюдала за Джессом, словно боялась глаза от него отвести. Иногда Томми казалось, что она ведет себя как ушлый репортер, посланный какой-нибудь бульварной газетенкой с целью составить психологический портрет Джесса Игла.

Томми видел по лицу Джесса, что тот очень устал. И не без оснований полагал, что причиной тому были бессонные ночи, которые Джесс проводил в постели с этой бесстыжей бабой, черт бы ее побрал. Нет чтобы отдыхать как следует после целого дня в студии. Все силы следовало сейчас отдавать работе над альбомом. Томми готов был обвинить Даймонд во всех смертных грехах. Дружески хлопнув Джесса по спине, он улыбнулся.

— Верь моему слову, все и вправду идет отлично, — бодро сказал Томми, как бы напоминая, что ему лично принадлежит важная роль в отборе некоторых песен для этого альбома. — Ты меня знаешь: я всегда чувствую удачу.

— Ну, допустим, не всегда, — возразил Джесс и бросил взгляд на Даймонд, которая сейчас находилась за стеклянной перегородкой и не могла слышать их разговор. — Иногда ты не понимаешь самых простых вещей.

Томми вспыхнул, однако заставил себя сдержаться. Джесс явно намекал на то, что считаться с Даймонд Хьюстон все-таки придется, хочет Томми этого или нет. Другое дело, что менеджер про себя решил вести в отношениях с Даймонд свою линию.

Выйдя из помещения студии, Томми закурил сигарету, выдохнул дым, затем вновь медленно затянулся и прищурился, выпуская дым через нос.

— Я думал, ты уже пошел домой, — сказал проходивший мимо Эл.

Томми пожал плечами и вновь затянулся, стараясь как можно скорее насытить легкие никотином. Эта женщина — чем дальше, тем больше — начинала действовать ему на нервы. Он готов был сейчас взвалить на нее вину за все.

Джесс положил руку на плечо Даймонд и чуть сжал пальцы. За весь долгий день он впервые позволил себе что-то подобное, находясь в студии. Прикосновение было ему приятно. Давно нужно было так сделать. Очень нелегко оказалось, находясь рядом с Даймонд, ограничиваться обменом улыбками.

— Ну, что скажешь? — спросил он.

— Скажу, что мне еще очень многому нужно научиться.

— Для этого я и беру тебя сюда с собой.

Они вместе вышли из студии и направились к выходу.

Когда Джесс и Даймонд проходили мимо Томми, тот бросил им вслед настороженный и одновременно усталый взгляд.

— Не забудь о завтрашнем вечере, — крикнул он вдогонку Джессу.

Тот остановился. А Томми только этого и добивался — привлечь его внимание.

— А что будет завтра вечером? — спросил Джесс.

— Благотворительный бал. Тебе не придется там выступать. Просто покажешься на людях, а потом целый вечер делай что хочешь. Отдыхай, улыбайся, наслаждайся жизнью, — пояснил Томми.

— Ты мне раньше не говорил об этом, — сказал Джесс. Он недовольно посмотрел на своего менеджера, в голосе его явно прозвучали сердитые нотки. Легко было понять, что Джесса совсем не радует перспектива убить завтрашний вечер на пустую, бесполезную вечеринку.

Томми пожал плечами,

— А теперь, как слышишь, говорю.

— Ладно, пойду, если достанешь мне еще один билет.

Томми так и подскочил. В его намерения вовсе не входило потакать всем желаниям Джесса. Не хватало только, чтобы эта нахальная баба мелькала с Джессом повсюду.

— Слишком поздно, второго билета я никак не успею раздобыть, — ответил Томми. — Там все уже расписано.

— Тогда отдашь мне свой билет, — распорядился Джесс. — А без нее я никуда не пойду, так и знай.

У Даймонд упало сердце. Она понимала, что стала яблоком раздора между этими двумя мужчинами. Как она ни старалась, ей никак не удавалось придумать никакого выхода из трудного положения. Может, потихоньку удалиться? Она взглянула на Джесса, припомнив, как еще недавно они непринужденно болтали, смеялись и целовались, и решила, что бегство тут не поможет.

— Джесс, мне вовсе незачем идти… — начала было Даймонд.

Тот так резко повернулся и так сердито посмотрел на нее, что Даймонд мгновенно осеклась, вздохнула и отошла в сторонку, оставив мужчин наедине. Ситуация складывалась все отвратительнее.

— Черт тебя побери, Джесс! — воскликнул Томми, нервно гася сигарету в высоком горшке с пальмой. — Ты что, совсем уже голову потерял?! Ну хорошо! Я готов поверить, что она привлекательная девушка, но поверь: таких, как она, тысячи. И все они только и ждут, чтобы ты обратил на них свой благосклонный взгляд. И кроме того, — Томми поднял руку, призывая Джесса помолчать и дать ему высказаться, — я готов допустить, что она действительно может петь. Я первый соглашусь, у нее совсем неплохой голосок. Однако из этого не следует, что она должна ходить за тобой по пятам. Ради Бога, не забывай, что на ней свет клином не сошелся. И еще, для работы было бы хорошо, если бы ты вышвырнул ее из своей постели.

Никогда прежде Джессу так не хотелось ударить этого человека. У него просто кулаки чесались! Томми явно был не в состоянии понять, какую роль в жизни Джесса играла Даймонд. Или искусно притворялся, что не понимает. Взяв себя в руки, Джесс подавил желание совершить немедленное возмездие, решив прибегнуть к иной тактике.

— Если ты еще хоть раз посмеешь — хотя бы один раз! — заговорить о ней в подобном тоне, то очень-очень пожалеешь. Это не просто моя очередная женщина, Томми. Она совершенно особенная, поверь. Да должен же ты сам понимать это!

— Особенная?! — Томми даже сплюнул, будто слово, повторенное им за Джессом, отдавало горечью во рту. Сплюнул, позабыв, что находится не на улице, а в здании студии. — Что же в ней, хотел бы я знать, такого особенного?! Ну, говори, давай! Объясни бестолковому. Может, она занимается любовью, держа одну руку за спиной?!

Коротким прямым ударом Джесс угодил Томми прямо в нос. Тот свалился, покатившись по гладкому линолеуму. Из носа сразу потекла кровь.

— Или присылай второй билет, или ноги моей не будет на этой вечеринке, — заявил Джесс. — А если ты к тому же хоть раз откроешь рот и будешь говорить о Даймонд разные гнусности, ищи себе другого исполнителя, понятно?

Томми зажмурился от боли. Сквозь прижатые к лицу пальцы сочилась кровь. Окажись у него в эту минуту пистолет, он не задумываясь выстрелил бы в Джесса, а потом будь что будет. Сейчас ему было все равно.

Сколько лет Томми потратил на то, чтобы сделать из Джесса Игла настоящую звезду, — и вот появляется какая-то сопливая девчонка, и все летит к черту. Он не особенно верил в то, что Джесс и вправду может уйти от него. Но все же по спине Томми пробежал холодок. Согласно контракту Джесс мог пойти и на такой шаг.

— Ну и дрянь! — выдохнул Томми, наблюдая через стеклянную дверь за тем, как Джесс идет мимо его автомобиля. — Но ничего, мы еще посмотрим…

Томми не был готов признать, что во всем виноват только он. Если бы он с самого начала иначе отнесся к Даймонд Хьюстон, то никакого конфликта у них с Джессом сейчас не возникло бы. Более того, у Томми появился бы еще один подопечный, благодаря которому он стал бы еще богаче: Томми никогда не упускал возможности увеличить свой капитал. Но сейчас он, ошарашенный, сидел на полу и, ничего не понимая, смотрел на выпачканную в крови руку, на красные разводы на рубашке. Своей любимой рубашке.


— Томми явно меня недолюбливает, — сказала Даймонд, когда Джесс включил заднюю передачу и начал выезжать со стоянки.

— Подумаешь! — сказал Джесс. — Он все равно будет делать то, что я ему говорю. Так у нас с ним составлен контракт.

Выехав на улицу, Джесс повел машину в сторону центра.

— Куда мы сейчас едем? — спросила Даймонд, сообразив, что они двигаются не в направлении ранчо.

— Поищем, в чем бы ты могла быть на вечере, — объяснил он.

— Но если я правильно поняла, Томми не сможет достать еще один билет, — заметила Даймонд.

На лице Джесса появилась такая ледяная улыбочка, что Даймонд поежилась.

— Достанет, никуда он не денется! — сказал Джесс. — Тебе нужно только выбрать себе подходящее платье. Остальное не твои заботы. И не смотри на меня так! — попросил он. — У нас с Томми это далеко не первая размолвка и наверняка не последняя. Он ведь мой менеджер, а не мама родная. Иногда он просто… забывается, так бы я сказал.

Джесс летел по улице с такой скоростью, что у Даймонд захватило дух. Интуиция подсказывала ей, что главные неприятности у нее еще впереди. Она неплохо знала мужчин. Томми Томас был из тех, кто может подолгу таить обиду, а уж на Даймонд он теперь был страшно зол и, конечно, не простит ей своего унижения. И как изменить сложившееся положение, Даймонд не знала.


После долгих поисков Даймонд выбрала наконец платье для бала. Когда она примерила его и показалась Джессу, во взгляде его появилось такое восхищенное выражение, что Даймонд сразу поняла: именно то, что надо. Он смотрел на нее и не мог отвести глаз. Даймонд очень хотелось, чтобы Джесс всегда так на нее смотрел.

Да, ей хотелось, чтобы Джесс всегда видел ее только нарядной и красивой. Она многое отдала бы сейчас за то, чтобы он никогда не видел тот жалкий домишко, где она жила, никогда не приходил бы в бар Уайтлоу. Но увы, все это Джесс уже видел, и с этим ничего нельзя было поделать. Мало того, он слышал даже, как она пела, словно нищенка, за жалкие подачки.

Когда Даймонд смотрелась на себя в зеркало, Джесс перехватил ее взгляд. Да, в этом платье она была изумительно хороша. Но как только Даймонд начала отыскивать бирку с ценой, Джесс поспешил подняться со стула и, обратившись к продавщице, уверенно сказал:

— Мы берем это платье.

— Тут нет ценника, — прошептала Даймонд. — Надо спросить, сколько оно…

Джесс улыбнулся и покачал головой;

— Не надо, дорогая. Сколько бы оно ни стоило, это не важно. Важно то, что ты в нем очень эффектно выглядишь.

Продавщица проворно начала выписывать чек. Даймонд пожала плечами и пошла в кабинку переодеваться. Она все лучше начинала узнавать Джесса, и это выражение его лица она уже очень хорошо знала. Оно значило, что Джесс принял решение и менять его не собирается.


На следующий день Даймонд с улыбкой вынула платье из шкафа и разложила его на постели. У нее было четыре часа, чтобы приготовиться к сегодняшнему балу. Однако терять время даром было нельзя. Предупредив Хенли, что есть она не будет, Даймонд попросила Джесса, чтобы тот некоторое время ее не беспокоил. Она хотела выглядеть как можно привлекательнее, иначе было никак нельзя. Если поесть, то будет трудно застегнуть молнию на платье. А если Даймонд попросит Джесса помочь ей одеться, то скорее всего они вообще ни на какой бал сегодня не попадут. Даймонд волновалась: впервые в жизни ей давался шанс посмотреть, как отдыхают и развлекаются люди совершенно иного, неизвестного ей круга.

Заперев дверь, Даймонд разделась и направилась в ванную. Для начала нужно было как следует отмокнуть в горячей воде.

— Ну и ну! — воскликнул Хенли при ее появлении.

Джесс тоже обернулся — и у него перехватило дыхание. К нему по лестнице спускалась Даймонд.

Блестки цвета морской волны покрывали все платье, отражая свет. Две бретельки, украшенные такими же блестками, удерживали платье на плечах. Но главное — это платье великолепно подчеркивало все округлости тела Даймонд.

Знакомое напряжение тотчас же возникло у Джесса в паху. Он с восхищением наблюдал за тем, как красиво обрисовывает фигуру длинная до полу юбка. На бедрах были сделаны узкие разрезы, через которые время от времени мелькали стройные ноги. Подобранные в тон туфли на каблуках высотой в три дюйма делали Даймонд ростом почти с самого Джесса. Она подошла к нему совсем близко и остановилась.

Джесс видел, как лукавые огоньки пляшут в глазах Даймонд: он, как зачарованный, вдыхал аромат ее духов и косметики. Даймонд сделала себе великолепную прическу: всю в мелких кудряшках. Джесс не сдержался, провел рукой по ее волосам и с трудом остановил руку прежде, чем его ладонь коснулась груди Даймонд. Больше всего ему сейчас хотелось остаться с ней наедине в доме, чтобы ни единой души не было рядом.

— Ты просто восхитительна! — мягко произнес он.

— Так же, как и ты, — ответила Даймонд, любуясь этим мужчиной.

— Мужчины красивыми не бывают, — возразил Джесс. — Симпатичными в крайнем случае, но не красивыми, дорогая. Попробуй назови какого-нибудь мужчину красивым и потом хлопот с ним не оберешься.

— Значит, ты всего лишь симпатичный?

— Прошу вас, мисс Даймонд, мистер Джесс вовсе не нуждается в том, чтобы его хвалили.

Джесс улыбнулся своему слуге и подмигнул Даймонд.

— Ты не думай, Хенли просто ревнует. Потому что рядом со мной стоит такая женщина, какой у него и в помине нет.

— Ничего подобного, сэр, — возразил Хенли. — Я бы сказал… Словом, просто я так считаю. Не нужно ни ей такого говорить, ни вам это слышать. Мисс Даймонд точно лучше воздержаться от подобного рода замечаний, я теперь немного лучше знаю ее.

Даймонд скромно улыбнулась, понимая, что Хен-ли сейчас имеет в виду их совместные уроки вождения автомобиля.

— Но ведь ты, Хенли, сам говорил, что я отлично разворачиваюсь, разве не так?

— Я бы оставил все комплименты до того дня, когда вы получите водительское удостоверение, мисс Даймонд, — сказал он. — А сейчас я пожелаю, вам обоим приятного вечера. — Хенли улыбнулся, что он делал исключительно редко, и пошел к дверям, на прощание многозначительно бросив через плечо: — Я не буду дожидаться…

Даймонд мгновенно покраснела, а Джесс рассмеялся. Она чувствовала себя настоящей Золушкой.

Хенли вышел. Тогда Даймонд обернулась к своему Прекрасному Принцу.

Вместо своей неизменной ковбойской одежды Джесс был сейчас облачен в черный смокинг и белую вышитую рубашку с серебристым поясом. Но даже в этом наряде он оставался прежним Джессом Иглом, таким, каким она его всегда знала. Посмотрев на его ботинки, Даймонд улыбнулась. Черные и блестящие, они все же оставались именно ботинками. Взяв Даймонд за руку, Джесс прихватил со столика свой черный стетсон.

— Пойдем, дорогая, — сказал он. — Скоро все уже начинается.

И Джесс вывел Даймонд на улицу, желая поскорее удивить ее приготовленным сюрпризом.

— Джесс! Это же… лимузин! Мы что же, поедем туда в настоящем лимузине?!

— Именно так, мэм, — подтвердил Джесс, широко улыбаясь. — И знаешь что? — Даймонд отрицательно покачала головой. Она ничего больше не знала. — На заднем сиденье этой штуковины больше чем достаточно свободного места, это тебе не спортивный автомобиль.

Несмотря на сгущавшиеся сумерки, Джесс заметил, как вспыхнули щеки Даймонд.


К моменту их приезда большая толпа поклонников выстроилась; вдоль всего тротуара по обеим сторонам улицы, там, где находился парадный вход шикарного отеля. По мере того как приехавшие до них автомобили останавливались и высаживали своих пассажиров, все чаще полыхали вспышки фотоаппаратов. Подъезжавшие знаменитости ослепительно улыбались встречавшим их репортерам, приветствовала взмахом руки восторженных фэнов.

— О Господи…

Джесс взял Даймонд за руку и крепко сжал ее пальцы, давая понять, что волноваться не стоит.

— Все нормально, дорогая, — успокаивающе сказал он. — Держись возле меня. Как только мы окажемся внутри, станет значительно спокойнее.

Когда шофер остановил лимузин, Джесс поглубже вдохнул и торопливо поцеловал Даймонд в губы.

— Ты выглядишь потрясающе. Улыбнись им всем и не останавливайся, сразу проходи в отель.

Даймонд понимающе кивнула и, держа Джесса за руку, вышла из машины.

Им в лицо тотчас полыхнули фотовспышки. Джесс уверенно вел свою спутницу, широко улыбаясь и поворачивая голову то вправо, то влево, но при этом не замедляя шага. Поклонники то и дело выкрикивали его имя. Тут вперед выступил какой-то человек и протянул микрофон прямо к лицу Джесса, вынуждая того остановиться.

— Джесс Игл, едва ли не впервые я вижу, что вы появились на таком мероприятии без вашего постоянного менеджера Томми Томаса. В чем причина его отсутствия, не могли бы вы рассказать?

— И это все, что тебя интересует, Чарли? — ответил Джесс телевизионщику, который так близко поднес микрофон к лицу Джесса, словно хотел засунуть его тому в рот.

Однако Чарли не унимался:

— Нет, в самом деле, есть ли какая-то особенная причина тому, что Томми Томас не пришел на сегодняшний вечер?

Джесс широко улыбнулся:

— Слушай, Чарли, я никогда не считал тебя идиотом и поэтому просто не понимаю, с чего ты вздумал задавать такие дурацкие вопросы? Посмотри на эту женщину. Не думаешь ли ты, что она куда симпатичнее Томми Томаса? Я, например, считаю именно так. Да и пахнет она гораздо лучше.

Чарли рассмеялся. И поскольку в этот момент очередной лимузин подкатил к дверям, Джесс воспользовался ситуацией и ускользнул от назойливого репортера.

— Джесс Игл со спутницей, — сказал Джесс, протягивая распорядителю у входа приглашения. Они рука об руку вошли в холл, который плавно переходил в бальный зал.

Джесс не рассказал Даймонд о том, что утром ему были переданы два конверта с пригласительными билетами: без всяких объяснений или извинений. Впрочем, сейчас Джесс постарался выбросить из головы своего менеджера. Черт с ним, с этим Томми. Сегодня Джесс намерен как следует отдохнуть и повеселиться. Сегодня — вечер Даймонд. Она так удивительно хороша, просто неотразима, совершенно под стать своему имени. Джесс никак не мог решить, чего ему хочется больше: показаться с Даймонд на людях или немедленно лечь с ней в постель. Скорее всего Джесс не отказался бы ни от того, ни от другого.

Глава 8

Время приближалось к полуночи. Бал был замечательным: на нем присутствовали все известные в Нэшвилле люди. Даймонд казалось, что она спит и видит все происходящее во сне. Она боялась, что в любой момент может проснуться и Куини скажет ей, что время идти в школу. Или, например, Даймонд проснется, и окажется, что пора отправляться на работу в бар Уайтлоу.

— Ну как, нравится тебе здесь? — поинтересовался Джесс. С тех пор как они вошли в залу, он внимательно следил за выражением лица Даймонд.

Глаза девушки постоянно бегали по сторонам. Джесс еще ни разу не видел Даймонд такой оживленной, ему казалось, что это самый замечательный вечер в ее жизни.

— Чувствую себя настоящей Золушкой, — призналась она.

— И даже больше, — пошутил он. — Надеюсь, что потом мне не нужно будет колесить по всему Теннесси, чтобы разыскать девушку, потерявшую хрустальный башмачок. И у тебя, слава Богу, нет никакой злой мачехи, которая пыталась бы испортить твое светлое будущее.

Даймонд захотелось усмехнуться, но от шутки Джесса повеяло чем-то грустным. Действительно, у Даймонд не было злой мачехи, но зато у Джесса имелся Томми.

— Ну ладно. Прекрасный Принц, — сказала она. — Раз я не рискую превратиться в посудомойку, когда дело подойдет к полуночи, может, принесешь мне чего-нибудь выпить?

— С большим удовольствием, миледи, — ответил Джесс, отвесил ей галантный поклон, поцеловал руку и только потом отошел, широко улыбаясь, даже слегка покраснев от счастья.

С другой стороны залы за Джессом внимательно наблюдала дама в платье из золотистого ламэ, которое казалось сотканным из тысяч мельчайших алмазов. Глаза женщины сверкали едва ли не ярче платья. Она проследила за тем, как Джесс наконец отошел от Даймонд. Сдержанная недобрая улыбка появилась на губах дамы, когда она вспомнила прозвучавший сегодня утром телефонный звонок и то обещание, которое она дала своему собеседнику.

Передав бокал с остатками шампанского проходившему мимо официанту, она поспешно извинилась перед своими спутниками.

— Не имею удовольствия быть с вами знакомой, — произнесла она, ловко обхватив пальцами локоть проходившей мимо Даймонд. — Меня зовут Сельма Бенетт.

Даймонд улыбнулась и с удовольствием пожала протянутую ей руку. И прежде чем Даймонд успела представиться, женщина продолжила:

— А вы кто, милочка? Я что-то постоянно вижу вас возле Джесса Игла.

— Меня зовут Даймонд. Даймонд Хьюстон.

Улыбка Сельмы сразу сделалась надменной, едва ли не презрительной.

— Даймонд! Надо же, как… необычно вас зовут. С таким именем женщина должна быть настоящей… королевой конферанса.

Даймонд начинала понимать, что эта дама едва ли хочет только познакомиться. Слишком долго она выбирала слова «королева конферанса», слишком красиво их произнесла.

— Но меня действительно зовут Даймонд, — сказала она. — У моего отца была богатая фантазия. — Даймонд, впрочем, не намеревалась углубляться в эту тему.

Губы Сельмы насмешливо сжались. Ей не очень-то нравились люди, которые уже при рождении получали такие звучные имена, такую эффектную внешность. А эта женщина, судя по всему, не была обделена ни тем, ни другим. Красивое лицо, прекрасная фигура и звучное имя. Сельма затянулась сигаретой, выпустила струйку дыма и критически оглядела Даймонд с ног до головы. Сельма в очередной раз подумала о том, что справедливости в этом мире не найдешь.

Самой Сельме пришлось потратить около тридцати тысяч долларов на пластические операции, а потом она еще моталась то и дело в пригородные косметические центры, чтобы сделать себе свою нынешнюю внешность. Однако даже после всех этих мучений она далеко не была уверена, что продержится в такой форме хотя бы лет пять. Сельму грызло острое чувство зависти.

— И… Даймонд… Чем же вы занимаетесь? Кроме того, разумеется, что постоянно вертитесь около Джесса Игла?

Даймонд очень хотелось, чтобы Джесс вернулся как можно скорее. Это дало бы ей возможность, не показавшись грубой, прекратить разговор. Она ведь понятия не имела, что за женщина эта Сельма Бенетт и может ли она как-то повлиять на карьеру Джесса. Поэтому Даймонд сдержалась и спокойно ответила:

— Я певица.

На лице Сельмы появилась издевательская усмешка, она так громко рассмеялась, что несколько человек повернули головы в ее сторону. В Нэшвил-ле Сельма была очень известной личностью, и не только благодаря своему злому языку и огромным суммам, получаемым ею от третьего супруга, с которым она в настоящее время состояла в разводе.

— О Боже! — воскликнула Сельма. — Еще одна певица! Черт побери, деточка, это ведь вам не что-нибудь, а Нэшвилл. Тут каждый по-своему певец! Или если не сам прет, то по крайней мере спит с тем, кто поет.

Глаза Сельмы блеснули, следя за реакцией Даймонд. Сельма надеялась, что удар попадет точно в цель.

— Вот как? В таком случае, к какой категории вы относите саму себя?

У Сельмы даже рот приоткрылся от удивления. Слышавшие их разговор люди начали улыбаться, некоторые поспешили отвернуться, чтобы Сельма не заметила их усмешек. Многим ответ Даймонд явно пришелся по вкусу. Сельму Бенетт не слишком любили, однако, поскольку она была богата и постоянно появлялась на мероприятиях, подобных сегодняшнему, с ней предпочитали не ссориться.

— Слушайте, детка, что это вы о себе такого высокого мнения?! — сердито спросила Сельма.

— В самом деле? Мне-то отлично известно, кто я и почему здесь, — спокойным голосом ответила Даймонд, благодушно похлопав Сельму по плечу. — И если вы даже знакомы со всеми людьми, которые находятся в этой зале, а я пока нет, это вовсе не повод для того, чтобы цепляться ко мне. Там, откуда я родом, вы не сумели бы прожить и пяти минут.

С этими словами Даймонд отошла от Сельмы и отправилась на поиски Джесса. Внутри у нее все сжалось в холодный комок. Даймонд все еще не верилось, что она сумела так ловко отшить эту богато разодетую женщину.

— Эй, дорогая! — вновь услышала она рядом с собой женский голос.

Даймонд обернулась, ожидая увидеть Сельмус топором в руке. Однако голос принадлежал вовсе не Сельме. Эту женщину Даймонд сразу же узнала.

— Вы, случайно… — начала было Даймонд, но так и не закончила свой вопрос.

Чувственная блондинка с роскошными густыми кудрями и большим накрашенным ртом ласково взяла Даймонд за локоть и наклонилась к ней.

— Именно, — сказала она. — Именно я. Но все это совершенно не важно. Я окликнула тебя не для того, чтобы представиться. Просто я слышала, о чем вы трепались с Сельмой, и видела, как ты ее отшила.

Блондинка хохотнула, и Даймонд, не удержавшись, тоже широко улыбнулась в ответ.

— Правильно сделала, нечего позволять всяким глупым гусыням наступать еебе на хвост, — продолжила между тем блондинка. — Когда я только приехала в Нэщвилл, я тоже была тихой и очень наивной. Только и умела, что играть на гитаре да петь. На меня никто и не смотрел внимательно, просто щупали глазами мою фигуру. Лица вовсе не замечали. И понадобилось потратить не один год, чтобы меня начали воспринимать серьезно. — Блондинка еще раз похлопала Даймонд по руке. — Так что не обращай внимания на то, что люди болтают о тебе и твоих делах. Самое главное — это что у тебя на сердце. Все остальное — чепуха, можешь мне поверить, дорогуша.

С этими словами блондинка повернулась и зашагала прочь, уверенно цокая — каблуками, высотой чуть не с нее саму.

Даймонд усмехнулась. В течение всего лишь пяти минут ей удалось поговорить и с настоящей дрянью, и с настоящей леди.

— А, вот ты где, — сказал Джесс, подходя к ней сзади. — А то я чуть было не потерял тебя, дорогая.

— Не потерял бы, — откликнулась Даймонд и, наклонившись, прошептала ему на ухо: — Ты никогда не потеряешь меня.

Глаза Джесса потемнели, на его губах появилась какая-то загадочная улыбка. Он поставил принесенные бокалы с шампанским и взял Даймонд за руку.

— У меня такое чувство, что, пока я выполнял твое поручение, ты здесь не слишком скучала. Но кто бы ни зажег эти огоньки в твоих глазах, я очень благодарен этому человеку. — Джесс нежно поцеловал Даймонд в губы. — Ну как, не хочешь попробовать заднее сиденье лимузина?

Даймонд согласно кивнула.

— В таком случае, пора нам отсюда уходить, Даймонд.

— Да, пожалуй, — сразу согласилась она и невольно улыбнулась, видя, как лицо Джесса медленно приобретает изумленное выражение. Затем он закинул голову и весело расхохотался.

Домой добирались долго, часто останавливаясь.


— Ты и твоя леди угодили на страницы газет, — сказал Томми, едва только Хенли проводил его в гостиную Джесса. Дело происходило на следующий день. Томми вложил в руку Джесса пачку свежих газет. — Ну, где ты ее прячешь? Что, она опять куда-нибудь умчалась проматывать твои денежки?

Джесс взял местную газету и взглянул на опубликованный снимок. Фотография была сделана сразу после их прибытия на вечер. Джесс что-то говорил обратившемуся к нему репортеру, Даймонд стояла рядом. Даже на черно-белой фотографии бросалась в глаза особенная красота Даймонд. Чувствовалось, что девушка возбуждена, глаза ее сияли.

Джесс улыбнулся, не обращая внимания на тон, каким Томми произнес свою фразу. Он не хотел еще больше ссориться со своим менеджером, тем более что левый глаз бедняги был украшен фиолетовым ореолом с прозеленью, а нос все еще оставался распухшим.

— Да, на фотографии Даймонд очень хорошо получилась, — сказал Джесс. — Надеюсь, нам удастся заснять ее для обложки альбома не хуже.

Томми сдержался, чтобы не выругаться, и поспешно сунул в рот сигарету. В следующее мгновение в комнату вошел Хенли и выразительно посмотрел на него.

— Черт! — выругался Томми и запихнул сигарету обратно в пачку. Хенли не позволял курить в доме, и безразличие к этому Джесса казалось Томми оскорбительным. Вообще он не мог понять взаимоотношений между Джессом и его слугой. Вместо того чтобы поддерживать отношения хозяин — слуга, они подчас вели себя, как закадычные друзья-приятели.

Так и на этот раз, Хенли обошелся без словесных замечаний, только вопросительно приподнял бровь.

— Мисс Даймонд вернется примерно через час. Она просила, чтобы ее не ждали к обеду, сказала, что поест сама, когда придет.

— Я все-таки подожду ее, — сказал Джесс.

— Да, сэр, — ответил Хенли. — Я поставлю еду в печку, там она не так скоро остынет. — С этими словами он удалился, последний раз бросив многозначительный взгляд в сторону Томми.

— И чем же она занимается? — поинтересовался Томми.

— Понятия не имею, — признался Джесс. — Наверное, сама расскажет, когда вернется.

— А ты не боишься, что она может передать любую информацию о тебе и твоей жизни первому же бульварному изданию, какое встретит? Что за определенную сумму она вообще готова выболтать любой газете все твои секреты?

— С чего бы ей болтать языком? — поинтересовался Джесс. — Не так уж она нуждается в деньгах. У нее есть собственный небольшой счет в банке. А как только ты сделаешь ей контракт на запись песен, у нее будет еще больше денег. Ты уже подумал об этом?

Томми заставил себя вежливо улыбнуться, затем сказал:

— Есть тут две-три фирмы, которые могли бы заинтересоваться твоей протеже. Только сначала надо сделать несколько записей, чтобы можно было выставить товар лицом. Потом уже можно будет ее проталкивать.

Джесс кивнул.

— В следующем месяце я намерен совершить небольшое турне, буду дней шесть — восемь вне дома. Но я не хочу уезжать без нее, Томми. Так что давай заранее закажем время на студии, чтобы Даймонд успела сделать необходимые записи и отправилась бы в поездку со мной. О'кей?

— Ты босс, — ответил Томми. — Можешь на меня в этом положиться.

Джесс еще раз кивнул. Он так привык к тому, что Томми всегда грамотно и профессионально улаживает все подобного рода дела, что ему даже не пришло в голову выяснять подробности. И когда через несколько минут Томми удалился, у Джесса не было ни малейшего подозрения, что его менеджер может отступить от данного обещания.


Джесс похлопал кобылу по крестцу, чтобы та чуть посторонилась, насыпал в ясли корма и с улыбкой принялся наблюдать за тем, как животное ест. Жеребенок резвился рядом и изредка ржал, когда Джесс протягивал руку, чтобы похлопать его.

— Вот постреленок, — ласково произнес Джесс и рассмеялся, наблюдая, как жеребенок, задрав голову, бежит вдоль загородки.

Длинный белый автомобиль выехал на грунтовую дорожку, ведущую к дому. Водитель посигналил, а когда Джесс выглянул наружу, помахал ему рукой. Джесс сразу же узнал машину, хотя не мог понять, с чего это вдруг Эл так внезапно решил приехать в гости. Но в эту секунду открылась передняя пассажирская дверца, и из машины вышла Даймонд.

Джесс бросил ведро в сарай, закрыл ворота и двинулся к дому.

Эл, выйдя из машины, пошел ему навстречу.

— Эй, Джесс, — сказал он, — мы с Ритой встретили твою даму, когда она делала покупки, и предложили подвезти ее. Чтобы Хенли не пришлось за ней ехать.

Джесс улыбнулся.

— Спасибо, Эл. Ты даже не представляешь, как мне это приятно. — Он с чувством пожал музыканту руку.

Эл посмотрел через плечо Джесса. Ему было даже как-то неловко слышать такие выражения признательности в присутствии постороннего.

— Очень даже представляю, — возразил Эл. — Помню, как мы с Ритой впервые встретились, мне тогда ужасно хотелось, чтобы весь мир вокруг, все люди полюбили бы ее так, как я сам.

Джесс молча кивнул: он был не готов сейчас выразить словами, что именно значит для него Даймонд.

— Если вы ехали вместе с Ритой, где же она сама? — Джесс заглянул в пустой салон машины Эла.

— А, наверное, Ди повела ее в дом, хочет показать что-то. Подробности мне неизвестны. Ты же сам знаешь этих женщин. Если уж купят какую-нибудь обновку, сразу хотят ее всем продемонстрировать. — Эл усмехнулся.

— Ди? — переспросил Джесс. Эл вновь улыбнулся.

— Рита. Тебе ведь известно, какая она мастерица придумывать людям прозвища.

— А как она тебя называет? — спросил вдруг Джесс, с удовольствием заметив, что Эл внезапно вспыхнул.

— Да зачем тебе это знать? — смущенно отговорился Эл. — Не будем об этом. Я пойду, попытаюсь вытащить Риту на свет Божий. А то, чего доброго, она опять примется передвигать мебель по своему вкусу. На этот раз Хенли точно удар хватит.

Джесс рассмеялся, вспомнив, как однажды все музыканты со своими женами приехали к нему на пикник. Тогда Рите неожиданно пришло в голову, что непременно нужно переставить мебель в гостиной у Джесса. С Хенли и вправду чуть удар не сделался. Он просто не знал, как поступить: разрывался между почтительным отношением к гостям хозяина и чувством отвращения при виде того, что какая-то женщина пытается изменить раз и навсегда установленный порядок.

Мужчины прошли в дом, успев заметить, как Хенли быстро идет через холл, удаляясь как можно дальше от гостиной, где расположились обе дамы.

— Ну, слава Богу, теперь вы здесь, — удовлетворенно заметил Хенли, встречая в дверях Джесса и Эла. Видимо, ему очень не хотелось, чтобы его застали за подсматриванием.

— Ну что, девочки, — бодро воскликнул Эл. — Выходите. Нам с Ритой пора отправляться домой. Скоро дети придут из школы.

Рита Баркли вышла в холл и сразу обняла мужа, который заметно покраснел. Затем она взяла Эла за воротничок, притянула к себе его голову и наградила долгим поцелуем в губы!

— О Боже… — произнес Эл и взял жену за руку. — Пойдем скорее отсюда, иначе ты безнадежно испортишь мне репутацию!

— Спасибо, что подвезли меня, — крикнула им вслед Даймонд.

Супруги обернулись в дверях и помахали ей рукой.

— Прекрасные люди, — заметила Даймонд, когда оба гостя скрылись за дверью. — Кажется, Эл мне все-таки симпатизирует.

Джесса огорошило это признание Даймонд.

— Что ты имеешь в виду?! Хочешь сказать, что остальные парни из группы к тебе относятся плохо?

Даймонд совершенно не собиралась сейчас начинать этот тяжелый разговор. Поэтому она отрицательно помотала головой.

— Может, поедим? Я так проголодалась. Хенли мне сказал, что ты еще не ел, дожидался меня.

— Точно, — ответил Джесс. — И для этого были серьезные причины: я запросто мог один съесть все, что Хенли приготовил. И для тебя ничего не осталось бы.

— Не может такого быть, — ответила Даймонд. Джессу вдруг как-то расхотелось есть. Мысль его заработала совсем в другом направлении. Но он знал, что Даймонд обязательно нужно поесть, и ничего не сказал.


Когда Джесс вышел из ванной, он надеялся увидеть Даймонд уже в постели, ожидающей его. Однако постель была пуста. Он натянул джинсы и босиком отправился по дому, отыскивая ее.

Дважды Джессу хотелось окликнуть Даймонд по имени, но интуиция подсказывала ему, что, чем бы девушка сейчас ни была занята, она явно не хочет видеть его.

По скрипнувшей на крыльце половице Джесс наконец угадал, где спряталась Даймонд. А посмотрев на нее через стекло входной двери, Джесс сразу понял, почему ей так хотелось уединиться. Даймонд плакала.

Джесс открыл дверь, которая протяжно и возмущенно скрипнула. Даймонд подняла голову. При виде слез на ее лице у Джесса сжалось сердце. Он даже не мог себе представить, что так могло расстроить ее, ведь еще несколько часов назад Даймонд казалась такой веселой и беззаботной.

— Что с тобой? — мягко произнес Джесс, заключая девушку в объятия и прижимая ее голову к своей груди. — Что случилось, дорогая? Я опять сделал что-то не так?

— Нет же, совсем нет! — воскликнула Даймонд, теснее прижимаясь к Джессу.

— В чем же тогда дело? Видит Бог, ты не должна от меня скрываться, от вида твоих слез у меня просто сердце разрывается.

Джесс провел рукой по ее волосам: было так приятно чувствовать ладонью их мягкую шелковистость. Под тонкой тканью блузки тело Даймонд заметно дрожало.

— Все хорошо, я счастлива, — ответила она. — Просто я никак не ожидала, что моя жизнь сложится вот так…

Джесс с облегчением вздохнул. Женщина!.. Наверное, он никогда не сумеет до конца понять ее. В одном Джесс был уверен: он не сможет жить без нее.

— Господи, — произнес Джесс. — И ты плачешь только потому, что счастлива? Что-то я ни разу не видел, чтобы ты плакала оттого, что тебе грустно.

Тут ему вспомнилось, как он впервые увидел Даймонд и услышал ее пение. Это было сразу после похорон, и тогда она тоже не плакала. Понемногу Джесс начинал понимать характер этой женщины. Даймонд явно относилась к тем людям, которые старались хранить самые глубокие переживания в душе, не позволяя другим видеть свои чувства. Только когда им было хорошо, только когда они радовались, они могли раскрыться.

Джесс взял Даймонд на руки, лронес в дом и поднялся вместе с ней по лестнице в спальню. Положив Даймонд на постель он с удовольствием увидел, что на ее лице появляется отрешенное выражение, дыхание становится прерывистым, глаза закрываются. Джесс наклонился над девушкой и чуть сжал ее грудь.

— Да… — прошептала Даймонд, поспешно освобождаясь от одежды.

Раздевшись, Даймонд протянула к Джессу руки и обняла его за плечи, помогая поудобнее устроиться на ней.

Джесс вздрогнул, ощутив ее объятия, на его лбу сразу выступили капельки пота. Ему хотелось как можно скорее войти в эту женщину. Но его желания было недостаточно: Даймонд сейчас исподволь руководила всеми его действиями, ей хотелось оттягивать это волшебное мгновение как можно дольше.

В какой-то момент Джессу показалось, что он больше не выдержит, но Даймонд ловко вывернулась из-под него, они перевернулись на постели, и девушка склонилась над поверженным на спину Джессом. Он был возбужден и напряжен, и Даймонд понимала, что Джесс готов доставить ей огромное удовольствие. Но сейчас она сама желала этого для Джесса. Даймонд хотела доставить ему наслаждение, ничего не требуя взамен.

Джесс собрался было что-то сказать, но Даймонд, наклонившись, прижалась к его груди — и слова замерли у него в горле. Он лишь тихо застонал. Джессу хотелось увидеть, что именно она сейчас делает, однако за закрытыми веками его глаз словно полыхали молнии, и он был просто не в состоянии сконцентрировать на чем-либо свое внимание. Джесс безвольно откинул голову на подушку, предоставив Даймонд делать все, что она хочет.

Весь мир словно куда-то вдруг исчез, осталось лишь невероятное наслаждение, приносимое Даймонд. Затем она подалась вперед и, приподнявшись, позволила ему войти. Любовники слились в единое целое.

Даймонд сжала бедрами бедра Джесса, и… все сразу кончилось. Джесс обнял Даймонд, все еще дрожавшую от возбуждения, и оба очень скоро погрузились в сон.


Первое, что увидела Даймонд, проснувшись утром, было лицо Джесса, склонившегося над ней.

— Доброе утро, дорогая, — сказал он, целуя девушку в уголок губ.

— Доброе утро, — ответила она и, взяв его лицо в ладони, погладила большими пальцами щетину у Джесса на подбородке и запустила потом руку в его густую шевелюру. — Какие густые и черные они у тебя, даже синевой отливают, — сказала Даймонд, взъерошивая Джессу волосы.

— Говорят, мои предки были из племени чероки, — сказал Джесс.

— В самом деле? А я даже как-то не подумала… Хотя конечно, ведь твоя фамилия — Игл. — Она со слезами на глазах посмотрела на Джесса.

— Вот именно, любимая, — подтвердил он. — Пусть Хенли обучит тебя искусству вождения машины, а я научу тебя летать, — он поцеловал Даймонд в щеку и ощутил на губах вкус слез. — Уж если мне удастся научить тебя быть счастливой и при этом не плакать, тогда научить тебя летать будет легче легкого.

Даймонд, улыбнувшись, рассмеялась, хотя смешок показался больше похожим на всхлип.

— Знаешь что, дорогая, — сказал Джесс решительно. — Я знаю лишь один способ, каким можно осушить твои слезы. Вылезай быстро из кровати, и я буду сейчас кормить тебя. Твое настроение обязательно улучшится.

Даймонд не заставила долго себя упрашивать, и они оба отправились в ванную.

Джесс и Даймонд уже заканчивали трапезу, оказавшуюся чем-то средним между обедом и завтраком, когда из бакалейной лавки вернулся Хенли.

— Мисс Даймонд, вы прослушали сообщение? — спросил он, раскладывая принесенные покупки. — Вот тут, на пленке…

Даймонд удивленно посмотрела на Хенли. Затем перевела взгляд на автоответчик, на котором горел красный огонек.

— Еще не слушала, но сейчас обязательно это сделаю, — ответила Даймонд, надавив на клавишу.

Менее всего она ожидала услышать голос Томми Томаса.

— Мисс Хьюстон, это говорит Томми, Я заказал время в студии на послезавтра, специально для вас. К сожалению, именно на этот день Джесс запланировал фотосъемку для конверта своего нового альбома. Поэтому он не сможет сопровождать вас. Но вы можете быть уверены: я сделаю все от меня зависящее, чтобы вам были предоставлены необходимые удобства. Пожалуйста, будьте готовы в восемь часов утра, я пришлю за вами машину.

На этом запись обрывалась. Даймонд ощутила легкое нервное возбуждение, в котором преобладало все же чувство приятного ожидания.

— Ну вот, видишь, дорогая, — Джесс дружески сжал Даймонд в объятиях. — Я ведь еще в Крэдл-Крике обещал тебе, что так все и будет. Не стану желать тебе удачи. Дочь картежного игрока едва ли воспринимает слово «удача» как доброе напутствие.

Даймонд рассмеялась, обвив руками шею Джесса.

— Ты совершенно прав, — согласилась она. — К тому же никакой такой удачи в природе нет, есть только счастливая судьба.

— Как же тогда мне тебя напутствовать?

— Никак. То, что ты делаешь, куда важнее любых слов, пусть даже самых верных.

— Стало быть, я все делаю правильно? — спросил Джесс, крепче прижимая Даймонд к себе.

— Господи, как вы можете спрашивать! — пробурчал Хенли, выходя в холл за оставшимися там покупками. — Мне порой кажется, что вы и я персонажи мыльной оперы.

Даймонд вспыхнула, а Джесс громко рассмеялся.

— Пойду помогу Хенли с покупками. Что-то мне подсказывает, что ты опять хочешь взять мою гитару.

Она улыбнулась.

— А если даже и так?

— Бери, пожалуйста. Ты все равно бы ее взяла, с моего разрешения или без него.

Джесс наблюдал за тем, как Даймонд выходит из комнаты. Ему казалось, что меж ними протянулась некая ощутимая материальная связь. Но он тут же укорил себя за глупость. У него есть музыка. И для них обоих будет только лучше, если у Даймонд будет собственная музыка и, значит, свое дело в жизни.

Взяв телефонную трубку, он набрал номер Томми. Они говорили недолго, только по существу, и тон их беседы был совершенно спокойным, даже дружеским. Однако Джесса не покидало странное ощущение: ему казалось, что голос Томми звучал как-то уж слишком умиротворенно. Но в конце концов Джесс объяснил это тем, что Томми Томас не хочет выпускать Даймонд из своей профессиональной орбиты. Джесс отправился помогать Хенли.

Даймонд провела пальцами по струнам старой гитары и почувствовала, как к ней медленно возвращается ее прошлое «я». На какое-то время Даймонд полностью растворилась в Джессе, а теперь возвращалась к самой себе. Как бы искренне она его ни любила, ей вовсе не хотелось сделаться только его тенью. Даймонд была твердо намерена оставаться независимой личностью. Да, она очень любила Джесса, но в жизни намеревалась идти собственным путем. Она собиралась войти в мир музыки.

Глава 9

Томми был приветлив и даже галантен. По пути в Нэшвилл он шутил с Даймонд, желая дать ей понять, каким он может быть свойским парнем. Даймонд и не знала, радоваться ли ей такой перемене, или быть настороже. Ей казалось, что этому человеку нельзя вполне доверять.

Даймонд очень волновалась перед записью. Эти демонстрационные записи ее песен были, по существу, первым серьезным шагом к воплощению ее давней мечты. То, что Томми придется еще как-то пристраивать эти записи, совершенно не приходило Даймонд в голову.

— Ну вот! — сказал Томми. — Приехали. — Он остановил автомобиль на стоянке. — Бери все, что нужно, с собой, мы сразу же отправляемся. Понятно?

Даймонд согласно кивнула. Его улыбка и добродушный тон были той поддержкой, в которой она сейчас так нуждалась.

— Конечно, понятно, — сказала она, сжимая руку Томми повыше локтя. На какое-то мгновение Тому почудилось, что ее ногти сейчас вопьются ему в руку, но вместо этого Даймонд вдруг добавила: — Спасибо тебе.

Такого Томми никак не ожидал от Даймонд. Поэтому он только кивнул, пропуская девушку в дверь перед собой. В глубине души его мучило чувство вины, однако Томми и на этот раз остался самим собой и решительно отбросил тяжелые мысли в сторону. Он был сама энергичность и собранность. И отлично владел ситуацией.

В студии собрались уже все музыканты. Один крутил колки гитары, другой рассеянно перебирал пальцами по клавишам; в углу тихонько настраивался скрипач, прижав инструмент подбородком.

Услышав знакомые звуки «Дикого цветка», Даймонд улыбнулась. Похоже, у скрипача и у нее были похожие музыкальные вкусы.

— Эй, парни! — привлекая к себе внимание, крикнул Томми. — А вот и мы. Эта милая леди — мисс Даймонд Хьюстон. Вы, ребята, пока познакомьтесь с ней, а я тем временем выпью кофе и поговорю с нашим инженером. Это не займет много времени, — последние слова он произнес, обращаясь к Даймонд: — Располагайся, как дома.

Мужчины в этой студии отличались от молодых парней из группы Джесса, как день от ночи. Все они казались достаточно дружелюбно настроенными и одновременно выглядели очень деловыми и сосредоточенными. Один из музыкантов начал было обхаживать Даймонд, но делал это ненавязчиво и осторожно, почти незаметно. Напряжение постепенно стало отпускать Даймонд.

— Вот уж никак не предполагала, что у меня будет целый оркестр сопровождения, — сообщила она, когда Томми возвратился в студию. — Я думала, что буду сама себе аккомпанировать. Ничего другого у меня и в мыслях не было. Не знаю, может, нам лучше порепетировать, прежде чем начнется запись?

— Послушай, — сказал Томми и, взглянув на носок своего ботинка, стряхнул какую-то одному ему заметную пылинку. — Эти парни очень опытные, собаку съели на таких делах. Для тебя главное — это спеть. А уж они сумеют прекрасно подстроиться.

Слова Томми не показались Даймонд особенно убедительными, но она не считала себя достаточно опытной в вопросах такого рода и решила не спорить. В студии ей все было в новинку. В конце концов, если Джесс верит Томми, то она должна тем более ему верить.

Музыканты прекрасно знали, какая предстоит работа. Для них это был хороший способ заработать денег. Никаких длительных репетиций, никаких споров, никаких изменений в аранжировках по ходу записи. Надо просто взять и сыграть по нотам.

Томми вошел в стеклянную комнатушку звукоинженеров и оттуда, через толстое стекло, стал смотреть на высокую элегантно одетую женщину, садящуюся на табурет,

Подошел инженер, укрепил у нее на голове микрофон, немного повозился, работая регуляторами, затем вернулся на свое место, за стекло. Усевшись за пульт, он отрегулировал какие-то рычажки на звуковой панели, нажал несколько кнопок и поднял большой палец вверх, давая понять Даймонд, что у него все готово.

Руки у девушки мгновенно повлажнели от пота. Голова ее шла кругом. В желудке стало нехорошо. Даймонид прикрыла глаза, представила себе Джонни, сидящего в уголке бара Уайтлоу, — и поняла, что пора всерьез начинать игру.

Закинув волосы за спину, поудобнее упершись каблуками своих сапог в кольцо высокого табурета, Даймонд легко провела пальцами по струнам гитары. Сейчас она сидела одна в центре студии, совершенно позабыв о мужчинах, которые стояли у нее за спиной.

Даймонд не слышала, как один из музыкантов уже успел шепнуть своему соседу, что не пожалел бы двух лет жизни, лишь бы провести рукой по медовым волосам этой женщины.

Не заметила она и гитариста, который, взяв аккорд, поднял голову, да так и застыл, глядя на нее. При виде изящных округлостей девушки на гитариста нашел такой столбняк, что он забыл обо всем на свете.

Даймонд, правда, понимала, что, увидев ее улыбку, клавишник на мгновение позабыл собственное имя, но сейчас все ее внимание было поглощено мелодией, тихо звучавшей в сознании.

Томми старался не смотреть на мягкую улыбку, порхавшую на губах Даймонд. Но при этом он не мог отвести взгляда от ее длинных стройных ног, тихо сожалея о том, что ему никак нельзя подкатить к этой женщине. Полученный от нее не так давно удар в челюсть нанес репутации Томми непоправимый урон.

Если бы он был до конца откровенен с собой, то признался бы себе, что мечтает не столько о том, как получше отомстить этой женщине, сколько о том… Впрочем, Томми старался не думать о чувствах, которые вызывала в нем Даймонд. Просто ему не хотелось, чтобы эта женщина принадлежала кому-то другому. Томми хотел видеть ее в собственной постели. Хотя это вряд ли было возможно. Как всегда, Джесс и тут сумел опередить его.

— Итак, что будем исполнять? — поинтересовался наконец скрипач.

— А? — Даймонд очнулась и на мгновение задумалась. Затем, не отрывая взгляда от гитарных струн, ответила: — Мне бы немного клавишных и бас-гитару… Вслед за мной. Я сейчас наиграю мелодию. — Она подняла взгляд на скрипача и улыбнулась: — А вы, сэр, сделайте свою скрипку понежнее. Песня называется «Не заставлю полюбить меня». В фа-минор.

— Но это песня не в стиле кантри, — сказал один из музыкантов. — Скорее уж ритм-энд-блюз.

Даймонд посмотрела на него через плечо, нахмурилась и ответила:

— Я спою так, что будет кантри, не переживайте. Томми ухмыльнулся. Отличное начало.

Даймонд стала негромко напевать. Все слышали раньше эту песню, однако Даймонд исполняла ее как-то особенно. Она взяла на гитаре один аккорд, затем другой… и клавишник забыл, что должен начать аккомпанировать, как только Даймонд начнет петь.

Песня мгновенно заполнила весь объем студии. И это была даже не песня, а тихий плач женщины, которая признавалась в том, что не может заставить мужчину полюбить ее по-настоящему и поэтому ей приходится довольствоваться тем немногим, что ее любимый в состоянии ей предложить.

Музыканты смотрели на Даймонд, очарованные чистым тембром ее голоса, завороженные словами песни, мелодией и теми чувствами, которые Даймонд вкладывала в свое исполнение.

Скрипач несколько раз сморгнул, пытаясь справиться с навернувшимися на глаза слезами, и сильнее склонил голову к инструменту. Как только эта женщина запела, он совершенно забыл о том, что пришел на студию лишь для того, чтобы быстро подзаработать и отправиться по своим делам. Она просила, чтобы его скрипка звучала понежнее. И скрипач старался играть именно так. Правда, ему пришлось закрыть глаза, потому что слезы продолжали почему-то течь по щекам.

Песня закончилась, и музыканты начали улыбаться. Они прекрасно видели, что речь идет о настоящем таланте. Инженер в своей стеклянной комнатушке поднял руку, когда последний аккорд затих, и нажал на несколько кнопок, расположенных перед ним на панели. После чего показал большой палец: мол, все отлично.

Даймонд нервно поежилась и уронила голову, упершись подбородком в гитарную деку. Она чувствовала себя совершенно выжатой и физически, и эмоционально. А ведь она всего-навсего спела одну песню.

— Оооууу! — воскликнул гитарист. — А ты и вправду умеешь кое-что, деточка!

— Знаете, леди, если вам понадобится музыкант для вашей группы, — только намекните, — сказал скрипач, шутливо проводя рукой по ее волосам. — Я с удовольствием буду играть вместе с вами. Вот моя карточка, тут имя и телефон.

Даймонд посмотрела на скрипача и улыбнулась. Ей было странно, что песня уже отзвучала, напряжение постепенно отступало и что все музыканты вдруг стали такими дружелюбными. Она скользнула взглядом по карточке: скрипача звали Дуг Бентин. Даймонд машинально положила карточку в карман. Все происходящее было так не похоже на ее первую встречу с музыкантами «Мадди роуд».

— Вы действительно считаете, что получилось неплохо?

— Да, леди, совершенно искренне, — улыбаясь, ответил Дуг Бентин.

Даймонд нервно усмехнулась и неуверенно взглянула на Томми, который наблюдал за ней из-за стеклянной перегородки. Ей бы очень хотелось услышать от него какой-нибудь комплимент.

На мгновение их взгляды встретились. Даже на расстоянии Томми заметил, что зеленые глаза девушки наполнены ожиданием. Заставив себя ободряюще улыбнуться Даймонд, Томми повернулся к звукоинженеру и долго смотрел на него.

— Да, умеешь ты находить таких… — Инженер замялся, подбирая слова. — Сначала Джесс Игл, теперь она… К завтрашнему дню я все смикширую. Хочешь прослушать еще разок?

Томми наклонился к звукоинженеру так, что их головы почти соприкоснулись, и тихо, чтобы никто не мог их услышать, прошипел:

— Нет! Я ничего не желаю слушать! — И, немного успокоившись, добавил: — Как только мы уйдем из студии, возьми эту запись и уничтожь ее к чертовой матери. И не задавай мне никаких вопросов. Понятно?

Парень ошалело уставился на Томми. Рот его приоткрылся, но он быстро справился с собой — губы сомкнулись в узкую жесткую линию. Взглянув на симпатичную женщину с таким великолепным голосом, он понял: что-то происходит… Да, происходит что-то нехорошее, и видит Бог, звукоинженеру вовсе не хотелось быть ко всему этому причастным.

— Я, кажется, задал тебе вопрос, — с нажимом произнес Томми. — Может, тебе по слогам его повторить?!

В интонации менеджера слышалась угроза. Инженер откинулся на спинку стула и уставился себе под ноги.

— Нет, повторять не стоит, — ответил он.

— Ну вот и прекрасно, — сказал Томми, похлопывая его по спине. — Люблю иметь дело с понятливыми людьми.

И с этими словами менеджер вышел из-за перегородки и направился к Даймонд. Подойдя, Томми ободряюще обнял девушку за талию и кивнул музыкантам, давая попять, что они могут быть свободны. Ему и в голову не приходило, что звукоинженер мог обидеться на его последние слова.

— Я совсем не такой понятливый … — пробормотал он себе под нос, оставшись один, Видя через стекло, как Томми Томас увивается вокруг Даймонд, он нахмурился. — Вот сукин сын! — сказал он и принялся микшировать запись. Когда все было готово, он огляделся по сторонам и быстро спрятал сделанную пленку в специальный футляр. После этого, звукоинженер вышел из своей стеклянной комнатушки и, миновав просторный холл, прошел в свой рабочий кабинет.

Открыв ключом ящик в левой тумбе стола, инженер положил футляр с пленкой поглужбе и запер ящик на ключ.

От ярости у него дрожали руки. Он вдруг почувствовал, что ему просто необходимо выйти на свежий воздух, направился к выходу.

Даймонд была немного удивлена тем, что запись закончилась слишком быстро, что музыканты как-то очень скоро разошлись. Но, решив, что студию и исполнителей наняли всего на один час, Даймонд успокоилась. Тем более что по дороге в Нэшвилл, Томми говорил что-то об этом.

— Давай немного перекусим, восстановим силы, а потом я отвезу тебя к Джессу. Он тоже скоро доложен заканчивать запись — с ним и вернешься домой. Устраивает?

Даймонд не знала, что и подумать. Ей осталось только согласиться. Если Томми настроился отвезти ее к Джессу, с этим ничего не поделаешь. Она плюхнулась на переднее сиденье рядом с Томми и пристегнула ремень безопасности. Перед ней расстилался новый необъятный мир, и Даймонд хотелось как можно скорее начать покорение этого мира.

— Разве мы не будем составлять контракт? — на всякий случай спросила она. — Я имею в виду, мы вдвоем?

Томми тихонько выругался про себя, но затем поспешно улыбнулся, скрывая свои истинные чувства.

— Обязательно будем, — ответил он, — В первую же свободную минуту непременно загляну к юристу, и он составит контракт. Контракт будет вполне стандартным, обычные проценты — словом, все как положено. Не волнуйся об этом. Я все беру на себя. — Томми завел двигатель и ухмыльнулся, затем включил заднюю передачу и, обернувшись к заднему стеклу, начал выезжать со стоянки. — Я все всегда делаю сам.

От улыбочки Томми у Даймонд холодок прошел по спине. Интуиция подсказывала ей, что следует быть начеку. Но пока она не знала, чего именно ей надо опасаться. Томми, казалось, делал только то, что входило в его обязанности. То, о чем просил его Джесс.


— Ну же, дорогая моя, — крикнул Джесс, — пойдем, мы и так уже опаздываем.

Даймонд еще раз поправила прическу и одернула платье. Им действительно надо было спешить, иначе все ее приготовления, на которые ушло столько времени, пойдут насмарку. Даймонд распахнула дверь.

— Ну как? — спросила она.

— Вот это да… Господи!..

У Даймонд сердце ушло в пятки.

— Ты ведь сам сказал, что я должна выглядеть сексуальной. Если я не так поняла тебя, могу сразу пойти и переодеться. А хочешь, отправляйся один, без меня. Наверное, это самое лучшее. Поезжай один. А я останусь дома. И тогда мне не придется…

— Нет уж, ты обязательно поедешь.

Даймонд довольно усмехнулась. Джесс как никто умел приводить аргументы.

Церемония награждения, на которую они отправь лялись, передавалась телевидением на всю страну. Джесс дал Даймонд карт-бланш в том, что касалось одежды. И судя по выражению его лица, она подыскала именно то, что требовалось.

Джесс только и смог, что покачать головой. Он попросил, чтобы Даймонд приобрела платье специально для церемонии. Формально это можно было назвать платьем, поскольку наряд имел прорези для рук и даже некое подобие воротничка, но, откровенно говоря, он больше открывал, чем прикрывал фигуру.

Снизу платье заканчивалось юбкой в несколько дюймов длиной. Хотя на юбке не было никаких блесток, она выглядела очень откровенно. Платье было ярко-красного цвета и великолепно подчеркивало все изгибы женского тела.

— Так тебе нравится или нет? — все еще немного волнуясь, спросила Даймонд.

Джесс провел пальцами по ее груди и окинул взглядом всю Даймонд: от прически в легких светлых кудряшках до красных туфель на высоченных каблуках.

— Что ж, можно сказать и так, — ответил он, стараясь скрыть довольную усмешку.

По глазам Даймонд Джесс видел, что ей очень хотелось угодить ему. Но добилась она только того, что Джессу нестерпимо захотелось немедленно оказаться с ней в постели.

Взяв Даймонд под руку и направляясь с ней к выходу, Джесс заметил:

— Такого случая со мной еще не бывало.

— Что ты имеешь в виду? — переспросила она. — Ты столько всяких наград завоевал.

— Я говорю не про награды, — сказал Джесс. — Дело в том, что я, наверное, впервые в жизни хочу, чтобы мне не присудили сегодня ни единой награды.

— А в чем, собственно, дело? — невинно поинтересовалась Даймонд.

— Да в том, что если мне вдруг придется выйти на сцену перед сотнями зрителей, перед всей страной, наблюдающей меня по телевизору, то все смогут заметить мое возбуждение, которое я никак не сумею скрыть.

Даймонд подумала — и наконец поняла, на что намекает Джесс.

— Знаешь, — и девушка лукаво посмотрела на своего спутника, — ты иногда говоришь удивительно приятные вещи.


В этой толпе блестки, бахрома и фальшивые бриллианты были обычными украшениями. Но даже на общем ярком фоне Даймонд Хьюстон выгодно выделялась. Ее сравнительно простое платье притягивало к себе все взгляды. К тому же любой хоть немного наблюдательный человек мог без труда увидеть, какая прекрасная фигура скрыта под тонкой тканью.

Джесс и Даймонд пробрались через толпу, сгрудившуюся перед залом, и смешались с массой приглашенных, которые заполнили весь огромный холл. Затем они прошли по длинному коридору и наконец сумели занять свои места в зрительном зале. Кресла оказались довольно, близко к сцене. Джесс полагал, что все идет отлично, до тех пор, пока он не отошел чуть в сторону, желая пропустить Даймонд вперед себя.

Она прошла к своему креслу, взглянула на мужчину, рядом с которым ей предстояло сидеть на церемонии, и сразу захотела убежать подальше отсюда. Мак Мартин поднял голову, усмехнулся и окинул Даймонд нахальным взглядом.

Девушка вздохнула, заставила себя улыбнуться и уселась в кресло. Конечно, ей следовало догадаться, что Джесс будет сидеть рядом с музыкантами из своей группы. Ведь если он получит награду, то скорее всего получать ее пойдут все вместе.

— Рад видеть тебя здесь, — сказал Джесс, осторожно кладя руку на колено Даймонд, но обращаясь к Маку. — Мне скоро придется заглянуть за кулисы. Пока меня не будет, присмотри за Даймонд, ладно?

Мак взглянул на руку Джесса и ухмыльнулся.

— Можешь не сомневаться, босс, — ответил он.

— Меня попросили вручить одну из наград, дорогая, так здесь принято, — успокаивающе сказал он и чуть сжал колено Даймонд.

Девушка улыбнулась, стараясь не обращать внимания на холодок, пробежавший по спине.

Немного позднее, когда церемония награждения шла уже полным ходом, а Джесс удалился за кулисы, Даймонд стала волноваться. Джесса не было уже полчаса, однако все это время Мак был сама любезность и галантность. Даймонд начала было думать, не слишком ли она фантазирует насчет него. С неподдельным чувством восхищения Даймонд следила за тем, как один за другим выходили на сцену самые популярные и известные исполнители, которым вручались награды в различных номинациях. Она попыталась представить себя на их месте, и слезы умиления набежали ей на глаза… Вот она улыбается, принимая награду за лучшую песню года… или за лучший дебют… или…

— Мечтаем, дорогая? — шепотом поинтересовался Мак, подавшись к Даймонд так близко, что его дыхание обожгло ей плечо. — Думаешь, раз затащила босса к себе в постель, рано или поздно он обеспечит тебе такую же награду?

Удар получился неожиданным.

Даймонд вовсе не собиралась отвечать этому нахалу. Интуиция ей подсказывала, что лучше всего промолчать, оставив без внимания слова Мака. Но шок от услышанного был слишком силен, и она не сдержалась.

Слезы навернулись ей на глаза, которые сразу стали похожими на островки свежей травы после дождя. Подбородок у Даймонд задрожал, и она прикусила нижнюю губу, чтобы боль помогла ей взять себя в руки.

Лицо Мака вытянулось. Такой реакции он никак не ожидал увидеть. Ему просто хотелось немного позлить ее, вызвать что-нибудь вроде надменного возражения. Мак и не предполагал, что Даймонд будет так сильно уязвлена, и еще больше он не ожидал, что ему самому будет так неприятно. Мак хотел улыбнуться, обратить все в шутку. А вместо этого в ужасе смотрел, как по щеке Даймонд катится блестящая слезинка.

— О Господи… — произнес он, начиная рыться в кармане; — Я вовсе не хотел… Черт побери, девочка, не нужно плакать… Вот, возьми… — Мак протянул ей свой платок.

— Почему вы все время… — Даймонд сглотнула, подавила рыдание и быстро посмотрела по сторонам. — Я ведь люблю его, — вырвалось у девушки. Она промокнула глаза платком, затем вложила платок обратно в огромную красную ладонь Мака. — Я Джессу ничего такого еще не говорила. А вам вот почему-то сказала… Можете смеяться надо мной, если хотите…

Мак сделался пунцовым: у него побагровели щеки, лоб, даже шея. Он совсем не ожидал подобного поворота событий.

— Хочешь сказать, что у тебя с Джессом все серьезно?! Что ты не собираешься использовать его в качестве трамплина, а потом исчезнуть?

Даймонд слегка пожала плечами.

— Я говорю очень даже серьезно, серьезнее не бывает. Но о завтрашнем дне мне ничего не известно. Собственно, я ничего не знаю даже о сегодняшнем дне. Когда я была маленькой, потом подростком, то могла надеяться только на себя. Тогда же я научилась жить одним лишь текущим мгновением.

Мак сунул платок обратно в карман. Прежде он не очень задумывался об этой женщине, которая время от времени появлялась с Джессом в студии. Она казалась неотличимой от его прежних пассий. Но меньше всего Маку хотелось причинить Джессу боль, испортить его отношения с музыкантами «Мадди роуд».

— Послушай, — сказал он, понижая голос, так, чтобы никто вокруг не слышал их разговора. — Мне очень жаль, Даймонд. Я как-то не подумал о том, что ты… — Мак тихо выругался, не находя слов. — Я просто хочу сказать, что больше такое не повторится. Обещаю тебе. Договорились?

Даймонд не могла заставить себя взглянуть на него, хотя по тону Мака чувствовалось, что он говорит искренне. В ответ девушка лишь молча кивнула.

Примерно через час Джесс наконец вернулся на свое место. А еще через несколько минут Джессу Иглу и группе «Мадди роуд» была вручена награда за лучший альбом года.

И пока Джесс и остальные музыканта со сцены благодарили жюри и зрителей, а также Томми Томаса за его работу, сам менеджер был очень занят: он делал все, чтобы погубить карьеру Даймонд.


Когда Даймонд и Джесс приехали на вечеринку, та была в полном разгаре. Они находились среди гостей уже несколько минут, и тут к ним подошла хозяйка, чтобы поприветствовать вновь прибывших. У Даймонд все внутри сжалось в комок: в ярко накрашенной и густо напудренной хозяйке дома она вдруг узнала Сельму Бенетт. Даймонд сразу поняла, что интуиция не зря весь вечер тревожила ее. Надо, надо было ей остаться дома!

— Джесс! Ребята! Как я рада, что вы сумели сюда выбраться! — радостно болтала Сельма, посылая воздушные поцелуи музыкантам «Мадди роуд». — Без вас моя вечеринка не удалась бы.

Она нарочно не обращала внимания на стоявшую рядом с Джессом Даймонд. Впрочем, Даймонд и сама не имела ничего против этого: лучше пусть так. Но тут в разговор вмешался Томми:

— Сельма, мне кажется, ты еще не знакома с приятельницей Джесса. Это — Дайм…

— Нет, почему же, мы знакомы, — сухо ответила Сельма. Простая вежливость вынудила Сельму любезно кивнуть Даймонд.

Джесс сразу обратил внимание на какую-то странность встречи. Он заметил, как Сельма понимающе улыбнулась Томми, целуя того в щеку, как Томми подмигнул Сельме и в свою очередь поцеловал хозяйку вечеринки. Джесс решительно взял Томми за локоть и отвел его в сторону.

— В чем дело?! В городе проходят полдюжины вечеринок, а ты почему-то выбрал именно эту, хотя прекрасно знал, что Сельма и Даймонд не слишком понравились друг другу на благотворительном вечере.

С видом оскорбленной добродетели Томми высвободил локоть из пальцев Джесса.

— С чего ты взял, что я об этом знаю? Я ведь не был на том вечере, или забыл? — Недовольно посмотрев на Джесса, Томми отошел в сторону.

— Оставь его, — сказала Даймонд. — В конце концов это не имеет никакого значения, и не лучше ли обо всем забыть. Хорошо? — Даймонд взяла Джесса за рукав и потянула его в сторону буфета. — Давай просто выкинем эту историю из головы. Сегодня твой день, ты награжден за лучший альбом. И нам надо как следует это отметить.

Перед ними неожиданно вынырнул фотограф и щелкнул парочку. Смотрящему со стороны могло показаться, что Даймонд о чем-то упрашивает Джесса. А выражение нерешительности на лице у Джесса могло быть истолковано как нежелание поддаваться на ее уговоры. Словно его заставляли сделать что-то против воли. Полыхнула фотовспышка, и неизвестный фотограф тотчас растворился в толпе.

Впрочем, в присутствии фотографов на такой вечеринке не было ничего необычного. Джесс сразу забыл о нем. Его сейчас куда больше беспокоила Даймонд. Девушка, конечно, старалась шутить и весело улыбаться, но он не хотел дать себя провести. В ее смехе явно слышалась паника. Такая же, какую Джесс видел однажды в глазах Даймонд и ее сестер, когда они возвращались с кладбища. Ее натянутый смех как бы говорил: «Мой мир распадается на части, и я не представляю, как остановить это разрушение».

Джесс взял Даймонд под руку и повел через большую залу, на ходу обмениваясь рукопожатиями и улыбаясь знакомым. Но мыслями он был далеко. Как можно скорее надо привезти Даймонд домой и там сделать все, чтобы из ее взгляда исчезло это выражение неуверенности.


Хенли стоял в очереди в кассу супермаркета. Он мысленно складывал сумму покупок, лежавших в тележке. И именно в этот момент его внимание привлекла фотография, напечатанная на первой странице одной из мелких газеток.

— О Господи… — произнес он, поспешно кладя газету в тележку. Обязательно нужно будет показать ее Джессу. Хотя Хенли был уверен, что босса не слишком обрадует этот снимок.

Примерно через час Хенли отвел Джесса в сторону и показал ему газету со снимком, под которым была сделана подпись: «Неужели „принц“ кантри-музыки нашел свою принцессу Ди?» А еще ниже мелким шрифтом было добавлено, что у Джесса Игла появилась новая женщина, которая всячески старается отвлечь его от того образа жизни, к которому Джесс давно привык.

— Чертовщина, кто только выдумывает такое! — в сердцах произнес Джесс. Он быстро пробежал глазами всю статью, затем смял газету и швырнул ее в мусорное ведро.

Хенли пожал плечами.

— Может, хотите, чтобы я что-то сделал, сэр?

Джесс покачал головой и повернулся, чтобы уйти. Но тут ему внезапно вспомнилось, с какой настойчивостью Томми уговаривал его пойти именно на вечеринку к Сельме. И фото было сделано как раз там.

— Да, вот что, Хенли. Есть кое-что… Позвони Томми, будь добр, а если его нет на месте, оставь ему сообщение.

— Да, сэр, — ответил Хенли. — Что нужно передать?

— Скажи, что его план не-сработает.

— Простите? — произнес Хенли, думая, что ослышался.

Джесс обернулся, и глаза его зло сверкнули.

— Говорю, передай ему, что его план не сработает! — На лице Джесса появилась горькая усмешка. — Просто передай ему то, что я сказал, Хенли. Он сразу все поймет.

Хенли приподнял бровь. Даже открыл было рот, чтобы спросить, но тут же передумал. В конце концов, это его совершенно не касалось. Он бросил еще один взгляд на скомканную газету в углу и нахмурился.

Но распоряжение босса Хенли тем не менее выполнил добросовестно.


Два часа спустя Томми возвратился после ленча. Он чувствовал себя умиротворенным: дела его шли как по маслу. Усевшись за свой рабочий стол, Томми вынул из пачки сигарету и, откинувшись на спинку стула, с наслаждением закурил. Сделав две глубокие затяжки, он заметил, что красный огонек на автоответчике горит.

Томми сразу же узнал голос Хенли. И его особенно взбесило то, что Джесс даже не счел возможным лично позвонить и оставить сообщение. То, что послание было передано через третье лицо, показалось Томми возмутительным. В душе у него все так и кипело.

Он снял со стола ноги, торопливо потушил сигарету, схватил пачку газет и с силой швырнул их через весь кабинет. Злополучная газетенка с фотографией упала к его ногам. Томми с отвращением взглянул на женщину, снятую в объятиях Джесса.

— Ну ничего, я еще разделаюсь с тобой…

Глава 10

Капли воды, как слезы, текли по оконному стеклу. Дул такой сильный ветер, что капельки скользили, вплетаясь друг в друга, образуя миниатюрные водные потоки. Даймонд почти ничего не видела за пеленой дождя. Обняв себя за плечи, она поежилась. Но ее знобило не от осеннего холода.

Прошло уже несколько месяцев с того момента, когда она впервые появилась у Джесса в доме. За это время она настолько подпала под влияние этого мужчины, что стала даже мыслить, как он.

Она помнила о том, что однажды сказал ей Томми: он делает все возможное, чтобы заинтересовать крупные звукозаписывающие фирмы ее демонстрационными записями. И Даймонд честно ждала, когда же Томми выполнит свое обещание, хотя большого доверия к этому человеку не испытывала. О контракте больше не заговаривали, зато всякий раз, когда они с Джессом появлялись на людях, их почему-то всегда обступали и забрасывали вопросами репортеры. И от этого Даймонд начала сильно уставать.

Джесс делал все возможное, чтобы оградить девушку от той грязи, которую печатала о них «желтая» пресса, но она кое-что все-таки видела и знала: ее появление в жизни Джесса обсуждалось не в одной «желтой» газетенке.

Услышав за спиной шаги, Даймонд обернулась и мгновенно надела на себя маску беззаботности, желая скрыть волнение, давно мучившее ее.

— Льет как из ведра, — заметил Джесс, обнимая Даймонд и вдыхая аромат шампуня и пудры. — Так и хочется лечь и свернуться комочком…

Она улыбнулась и прижалась к нему.

— Все-то ты хочешь поскорее оказаться в постели. Джесс не уловил вызова в ее словах, но заметил, что Даймонд как-то вяло отреагировала на шутку.

— Ты хорошо себя чувствуешь, дорогая? — заботливо спросил он. — Мне показалось, что за последние два месяца ты немного устала. Но ведь наша профессия вообще очень своеобразная. Иногда в жизни певца многие месяцы и даже годы как бы накапливается потенциал, а потом за очень короткое время совершается множество событий. Я, например, не сомневаюсь, что Томми стучится в каждую дверь, пытаясь привлечь к тебе интерес.

— Должно быть, — тихо откликнулась Даймонд. В глубине души она была уверена, что Томми ничего не сделал для нее.

— Пойдем со мной, — сказал Джесс. — У меня есть одно средство, которое превосходно лечит от грусти, навеваемой осенними дождями.

Даймонд улыбнулась в ответ.

— Хенли недалеко, на кухне, и значит, ты не должен очень громко изображать из себя доктора.

— Дорогая, ты всегда плохо думаешь обо мне.

Джесс попытался изобразить оскорбленную добродетель, но при этом так явно переигрывал, что Даймонд не удержалась и рассмеялась.

— Я всегда говорю только правду, — сказала она, видя, как в глазах Джесса начинают плясать чертенята.

— И все-таки пойдем со мной, — он потянул Даймонд за руку. — Обещаю, вся твоя хандра сразу пройдет.

Она послушалась его. В конце концов, может, у нее хоть немного поднимется настроение. Но когда Даймонд поняла, что они идут в музыкальную комнату вместо спальни, на ее лице появилось выражение искреннего удивления.

— Садись, — распорядился Джесс, указав на старенький кожаный пуф, стоявший посреди комнаты.

Даймонд послушно уселась, скрестив ноги, и выжидательно посмотрела на Джесса. Тот вытащил из чехла гитару и надел ее на себя. Тогда Даймонд сцепила руки и, опершись о сплетенные пальцы подбородком, приготовилась слушать.

Джесс исполнил одну песню, потом еще одну. Это были старые песни в стиле кантри из репертуара Реда Фоули, Текса Риттера и Хэнка Уильямса.

— Тысячу лет не слышала этих песен, — призналась она, чувствуя, как нервное напряжение понемногу отпускает ее. — Отец часто насвистывал «Красные паруса на закате». Петь он совсем не умел, зато свистел отменно, — объяснила она.

— Я ведь и сам тысячу лет их не исполнял, — сказал Джесс. — Тебе это известно…

Она улыбнулась.

— Спой еще, пожалуйста.

— А знаешь, что я научился играть прежде всего? — Джесс осторожно провел пальцами по струнам гитары, обращаясь в намята ко временам далекого детства.

Даймонд отрицательно покачала головой.

— Гимны. Гимны и песни, которые пела моя мать в семидесятых. Те самые, которые исполнялись в сопровождении больших оркестров. Вспоминаешь, наверное, о чем я. Их тогда исполняли Томми Дорси, Гленн Миллер. Я знал слова «Потрясающей Грации» раньше, чем как следует выучил алфавит. А как только слышал «Такседо джанкш», сразу хватал отцовскую гитару и начинал подыгрывать.

— В таком случае, почему же ты стал исполнителем в стиле кантри, Джесс? Ты же с детства слушал совсем другую музыку. — Даймонд огляделась по сторонам. Стены были увешаны наградами и прочими музыкальными трофеями, подтверждавшими его популярность и талант.

— Потому что для меня песни в стиле кантри говорили больше, чем все остальные, вместе взятые. — Прядь черных волос упала Джессу на лоб, когда он вновь склонился над гитарой. — Да, гимны тоже, конечно, очень многое могут рассказать слушателю, не пойми меня превратно. Но ты наверняка понимаешь, что я имею в виду. Когда я впервые услышал тебя в баре Уайтлоу, то почувствовал в тебе такую же затаенную страсть. — Джесс посмотрел Даймонд в глаза. — В тот день, когда я услышал, как ты поешь… Как и все, кто был тогда в баре, я бы год жизни отдал, только бы стать тем героем, про которого шла речь в песне. Я и сейчас отдам год жизни за это, Даймонд. — Руки его замерли на гитаре.

— Тебе не нужно отдавать год жизни, Джесс. Ты и так герой моего романа и прекрасно это знаешь.

Джесс отложил гитару и поднялся со своего места. Даймонд уже шла к нему навстречу. И чуть погодя на стареньком кожаном пуфе в музыкальной комнате Джесс поднял Даймонд на небеса.

Поначалу все было как во сне: долгие медленные поцелуи делались все более настойчивыми, губы Джесса — все более требовательными. Одежда мигом оказалась сброшенной, сердца учащенно забились. Когда Даймонд встала перед Джессом совершенно обнаженной, он вздрогнул от страсти.

— Бог мой, женщина, как же ты восхитительно красива! — прошептал он в экстазе.

Джесс взял в руки ее полные белые груди и мягко сжал их пальцами, почувствовав, как напряглись соски. Его собственное тело мгновенно ответило приливом возбуждения.

Даймонд потерлась грудью о его грудь и откинула голову назад, чтобы дать Джессу возможность поцеловать ее в шею. Когда он нашел пульсирующую жилку у нее над ключицей и нежно ее поцеловал, Даймонд застонала от наслаждения.

— Ты моя… — шепотом произнес Джесс, Голос его прерывался и звучал хрипло и страстно. — Только моя.

Он посадил ее на кожаный пуф, чуть придерживая под спину, и подождал, пока на лице Даймонд не появится выражение желания смешанного со страхом. Джесс постарался как можно лучше запомнить эти смотрящие на него глаза и чуть приподнятые брови. Он еще немного помедлил, когда Даймонд уже раскрылась ему навстречу. Затем Джесс отчаянно вошел в нее, сразу ощутив горячий влажный жар ее лона. Джесс стал медленно двигаться, позабыв обо всем на свете, кроме наслаждения женщины, которая сейчас тесно прижималась к нему.

Даймонд тяжело дышала, потом стала двигаться в такт его ритмичным нападениям: любовная гонка началась.

У Джесса Игла было такое ощущение, словно он оторвался от земли и находится в свободном полете.

Через несколько часов Джесс и Даймонд лежали на постели, крепко обнявшись, и слушали, как дождь барабанит по стеклу.


— Поверь, — возразил Томми, — именно так и случится. Я гарантирую. Мне не очень понятно, что сейчас происходит, но как только мы вернемся домой, я первым делом все выясню.

— Знаешь, я уже много раз это слышала, — сказала Даймонд, намеренно понижая голос до жесткого шепота. — Тебе отлично известно, что именно происходит. Не кто иной, как ты, много месяцев добивался именно такого положения дел. Я не такая идиотка, как ты думаешь. Так что если хочешь сделать мне приятно — заткнись.

Томми был зол главным образом потому, что Даймонд видела все его ходы насквозь. Но он не желал признаваться себе, что она совершенно права. И еще Томми втайне восхищался этой женщиной, которая за все время ни разу не пожаловалась Джессу на их непростые отношения.

Что же касается Джееса, то он свято верил каждому слову Томми и вполне искренне считал, что менеджер делает все возможное, устраивая Даймонд хороший контракт. Джесс также верил, что грязные сплетни, частенько попадавшие на страницы «желтой» прессы, являлись просто трепом злых языков.

Томми бросил злобный взгляд в сторону Даймонд.

— Никто никогда не говорил мне, чтобы я заткнулся, — рявкнул он в ответ.

Даймонд насмешливо покачала головой.

— Ой-ой. Как страшно, скажите, пожалуйста! — Интонации ее были полны сарказма. — Я уже сказала, чтобы ты заткнулся. Понимаю, ты не заткнешься, но это только твоя проблема, и я не собираюсь тебя уговаривать. — Даймонд пожала плечами и, не удержавшись, добавила: — Впрочем, и ты, и я, мы оба отлично знаем, что, если бы мне сильно захотелось… я сделала бы так, чтобы ты заткнулся.

Томми заскрипел зубами. Даймонд напомнила ему этим, что может при необходимости одержать над ним верх в рукопашной схватке. Ее слова явились той последней каплей, которая переполнила чашу терпения Томми. Как раз в этот момент в комнату вошел Джесс, но Томми, совсем перестав себя контролировать, завопил:

— Да что ты вообще понимаешь, безмозглая идиотка?!

Джесс как вкопанный застыл в дверях. И внимательно посмотрел на Даймонд; которая, ни слова не говоря, прошла мимо него. Затем он обернулся к Томми, лицо которого заметно побледнело. Однако Джесс был не намерен выходить из себя.

— Что между вами происходит? — жестко спросил он. — Стоит оставить вас наедине на пять минут и пойти позвонить, вы сразу деретесь, как кошка с собакой.

И Томми принялся объяснять. Уж в чем, в чем, а в объяснениях он здорово поднаторел в последние месяцы.

— Я просто в очередной раз пытался ей объяснить, что следует запастись терпением. Хотел сказать ей, что славу нельзя купить, как какой-нибудь товар в магазине быстрого обслуживания. А она совершенно не хочет слушать. Думает, я недостаточно активно продвигаю ее записи. Джесс, я могу тебе поклясться, что Даймонд ошибается.

Джесс молча смотрел на своего менеджера. Пожалуй, в словах Томми была доля истины. Джесс и сам прекрасно знал, сколько иногда требуется времени, чтобы началась полоса удач в жизни певца. Некоторые ждали улыбки фортуны всю жизнь, но так и не могли дождаться.

Джесс пожал плечами.

— Я поговорю с ней, — пообещал он. — А ты лучше уходи отсюда. И не дай Бог, я еще хоть раз услышу, как ты орешь на нее! Понятно?

— Разумеется, Джесс, — ответил Томми. — Ты ведь меня давно знаешь. Я просто немного вышел из себя. Забылся и накричал на нее. Я и на тебя иногда кричу. Но ведь не имея в виду ничего плохого.

Джесс кивнул, усмехаясь. Действительно, иногда на Томми находило, и он делался совершенно неуправляемым.

— Знаю, — сказал Джесс. — Я благодарен за все, что ты делаешь для нее, Томми.

Томми, прищурившись, смотрел в спину Джесса, уходившего из комнаты.

— Ну это едва ли… — пробормотал он себе под нос.


Это было последнее турне Джесса в году. И началось оно невесело. Сразу же возникло много поводов для споров между Даймонд и Джессом.

Вообще-то нельзя было сказать, что Даймонд с ним спорила. Да и Джесс только постоянно умолял ее понять то одно, то другое. Эти разговоры в конце концов не играли большой роли; положение оставалось прежним: Джессу надо было уезжать, а Даймонд не желала ехать вместе с ним.

— Я не понимаю, почему для тебя это имеет такое значение? — И Джесс протянул к самому лицу Даймонд кипу газет. — Черт побери, дорогая, я, например, никогда даже не просматриваю внимательно весь тот мусор, который они печатают. А ты наоборот: мало того, что внимательно прочитываешь, после еще и расстраиваешься.

— Или ты не слушаешь меня, или просто не желаешь понять, — отвечала Даймонд. — Половиной своей славы ты обязан собственному таланту, но другая половина зависит от того, как к тебе относятся твои поклонники. Разве не так?

Джесс отшвырнул от себя пачку газет, не желая отвечать на ее вопрос. Вместо ответа он выразительно посмотрел на Даймонд.

— Ты и сам отлично понимаешь, что я совершенно права. Просто ты упрям и не хочешь подтвердить это вслух, — заявила она. — И кроме того, я не хочу колесить в автобусе, набитом народом, по разным медвежьим углам, надеясь время от времени урывать минутку-другую с тобой. Если я поеду, где я буду спать? Об этом ты подумал? В автобусе не слишком много возможностей уединиться, ты сам знаешь. Мое присутствие к тому же смущает ребят, и они начинают раздражаться.

— Но ведь я предлагал тебе полететь самолетом, а музыканты пускай едут на автобусе. Разве не предлагал? — нетерпеливо спросил Джесс.

— Предлагал. Но это как раз и будет означать, что между тобой и твоими поклонниками вырастет огромная стена. Вдобавок ты еще отдалишься от своей группы. Вот уж тогда газеты примутся за тебя действительно серьезно!

Как Даймонд ни хотелось, она все же не могла позабыть о корреспонденции на адрес Джесса, которую специально показал ей Томми. Там были десятки писем, авторы которых умоляли Джесса вернуться к своей прежней жизни и прогнать от себя женщину, которая губит его карьеру и его талант.

Поклонники в письмах упрашивали его всецело отдаться музыке кантри и приводили в качестве примеров судьбы его знаменитых предшественников. Они, дескать, пели о семье и семейных традициях, о том, что бывает, когда любовь заслоняет человеку мир, пели о своих исторических корнях. Многие из фэнов Джесса Игла были уверены, что он совершил явную ошибку, допустив в свою личную жизнь Даймонд, которая, по их мнению, только тем и занималась, что пыталась пробиться в жизни, используя его удивительный талант и известность.

Даймонд все больше боялась того, что ее постоянное присутствие рядом с Джессом приведет к тому, что он и вправду потеряет все, чего добился за долгие годы выступлений.

— Черт побери, Даймонд, но я совсем не хочу оставлять тебя здесь одну! — Джесс сжал девушку в объятиях и так сильно сдавил, что она испугалась. По тону Джесса Даймонд чувствовала, что он и сам колеблется. И когда Джесс вздохнул и зарылся лицом в ее волосы, она поняла: он принял ее аргументы.

Через минуту Джесс отстранился. Несколько секунд они пристально смотрели друг другу в глаза. Затем он взял в свои ладони лицо девушки и ласково провел большим пальцем по ее нижней губе.

— Я люблю тебя, дорогая, — сказал он. — И как только вернусь, мы непременно поговорим о нашем будущем, хорошо?

Это заявление было для Даймонд полной неожиданностью. Она прекрасно поняла, что именно Джесс имеет в виду. Взгляд его так явно обещал ей счастье, что у Даймонд против желания слезы навернулись на глаза.

— Бог не даст мне солгать, Джеес Игл, я тоже тебя люблю!

Даймонд обняла Джесса за шею и прижалась лицом к его груди. Когда они разжали объятия, ей вдруг захотелось крикнуть: «Не уезжай один, возьми меня с собой!» Но Даймонд сдержалась и ничего подобного не произнесла.

Вместо этого она отвернулась и пошла позвонить Томми, чтобы предупредить его: Джесс скоро выезжает. Набирая номер, она старалась подавить чувство страха, гнездившееся в ее сердце. Ничего не должно произойти с Джессом. Ведь он всего-навсего отправляется со своей группой в очередное турне. Он будет выступать с концертами, будет исполнять свои песни, а потом вернется домой, усталый, но довольный.

— Приезжай за ним, — коротко сказала она, не желая давать Томми возможности начать очередной спор или наговорить ей каких-нибудь гадостей. Решение о том, что Даймонд не поедет в турне, было принято ею и Джессом без малейшего вмешательства Томми.

— Вещи уже собраны? — спросил Томми.

— Мы давно уже ждем, — ответила она. Томми выругался про себя и бросил трубку. И только когда автобус приехал на ранчо Джесса, только когда Томми увидел его сердитое лицо и заплаканные глаза Даймонд, — лишь тогда он все понял. И на секунду его сердце наполнилось жалостью. Но Томми решил, что впоследствии Джесс еще будет благодарить его.

С замиранием сердца Даймонд наблюдала за тем, как удаляется автобус. И вот уже ничего нельзя было различить, кроме поднятой в воздухе пыли.

— Вам ничего не нужно, мисс Даймонд? — деликатно поинтересовался у нее Хенли. — Мне не слишком нравится, что вы остались здесь совсем одна.

— Со мной все в полном порядке, — ответила она. — Он уехал всего на неделю. До моего приезда ты, насколько я понимаю, во время гастролей Джесса бывал свободен. Не стоит из-за моего присутствия менять заведенный порядок. — Даймонд улыбнулась, желая как-нибудь рассеять волнение, написанное на лице слуги. — Я вполне могу сама о себе позаботиться. Особенно если учесть, что прежде я все всегда делала сама.

— И все же… — Хенли колебался.

— Давай не будем больше об этом, — мягко попросила она. — Я очень благодарна тебе за то, что ты помог мне получить водительские права. Если мне что-нибудь понадобится, я поеду и куплю. Так что можешь спокойно отправляться в гости к своему брату, и не переживай обо мне, Джо Хенли. Он вздохнул, кивнул и улыбнулся. Когда он уже уходил, Даймонд крикнула ему вслед:

— Я буду скучать без тебя, Джо. Ты тоже будь, пожалуйста, осторожнее.


Слова Даймонд вызвали в душе Хенли приятную теплоту. Он все еще чувствовал ее, когда на следующий день приехал в дом Джесса. Даймонд там не было. И не было ничего из ее вещей.

— Нет, нет, нет! — Хенли глазам своим не мог поверить. Но на столе лежала записка. «Дорогой Джесс», — так она начиналась. Когда Хенли читал ее, у него было ощущение, словно он нарушает государственную границу. Однако ему было понятно, что, если есть хоть какой-нибудь шанс обнаружить местонахождение Даймонд до приезда Джесса, он обязан этот шанс использовать. «Я никогда не забуду того, что ты для меня сделал. И никогда не забуду нашу любовь. Говорить „прощай“ всегда бывает непросто. А для меня совершенно немыслимо сказать это, глядя тебе в глаза. Прости мое коварство. Будь счастлив». И подпись — «Даймонд».

Постскриптум был адресован Хенли. Когда он читал, слезы наворачивались ему на глаза: «Я буду скучать без тебя, Джо. Ради меня позаботься о Джессе. Его автомобиль ты можешь взять на станции. Ключи я заперла в салоне, так что придется тебе взять запасные».

Хенли провел трясущейся рукой по лицу. Записка показалась ему какой-то слишком деловой и продуманной. Очень много было скрыто между строк. Хенли подозревал, что менеджер Джесса мог бы кое-что прояснить, но едва ли Томми когда-нибудь снизойдет до подобных объяснений.

Хенли положил записку обратно на кухонный стол и пошел к телефону, чтобы вызвать такси. Может, когда он найдет автомобиль, станет больше известно о нынешнем местонахождении Даймонд.


— То есть как это уехала?!

Джесса было больно смотреть. Вместо ответа Хенли лишь покачал головой и протянул хозяину записку. Ему только это и осталось: Джесс ворвался в дом и закричал с порога: «Я вернулся!», а никого, кроме Хенли, в доме не оказалось.

Сердце Джесса замерло в груди, когда Хенли протянул ему листок. Джесс прочитал записку один раз, потом перечитал, все еще надеясь, что это, возможно, шутка, веселый розыгрыш.

— Странно, что всякий раз, кроме последней ночи, когда я звонил сюда, она оказывалась на месте. Я и не думал даже…

Джесс быстро пошел к лестнице, перемахивая через несколько ступенек, сразу взлетел на верхний этаж и распахнул дверь ее комнаты. Он застыл в дверях, тупо уставившись на груду одежды, которую Даймонд оставила на постели. Все ее наряды оказались здесь: и зеленое платье с блестками, и красное коротенькое платьице, в котором Даймонд была на церемонии награждения. На кровати также лежали все подарки, которые в разное время Джесс дарил Даймонд. Ничего, совсем ничего не взяла она с собой.

В душе Джесса образовалась чудовищная черная пустота. Затем все его существо внезапно наполнил гнев. Гнев, смешанный с такой душевной болью, что Джессу стало трудно дышать. Он вышел в коридор, шарахнул дверью о стену, и вслепую пошел из одной комнаты в другую, бесцельно распахивая двери.

Последней на его пути оказалась музыкальная комната. Гитара, которую так часто брала Даймонд, лежала сейчас на диване. Джесс подошел и взял инструмент за гриф. Он почувствовал, как внутри у него все задрожало. Не замечая слез, которые: ручьем текли у него по щекам, Джесс перехватил гитару и со всего размаха ударил ею по столу. Он колотил инструментом по столешнице до тех пор, пока не лопнули струны и куски дерева не полетели в разные стороны. Вскоре от гитары остались одни осколки, напоминавшие разбитое сердце Джесса.

Стоя в холле, Хенли старался даже не дышать. Ему не хотелось, чтобы Джесс знал: его резкие сдавленные рыдания слышны по всему этажу.

Хенли ждал и прислушивался… Когда звуки в музыкальной комнате наконец стихли, он тихонько открыл дверь и застыл на пороге, не скрывая крайнего изумления. Вся комната была разгромлена, а самого Джесса и след простыл. Французские двери, выходившие в сад, были распахнуты настежь. Хенли поспешил в сад, но было уже поздно: Джесса там не было. Не было возле дома и его машины.

Хенли стало страшно. Он оглянулся на окна дома и попытался представить себе душевное состояние Джесса. Сесть в такую минуту за руль было все равно, что играть в русскую рулетку, одновременно ведя машину.

Хенли мгновенно бросился к телефону, поглубже вдохнул и постарался успокоиться, чтобы не сделать какой-нибудь ошибки.

Через несколько гудков Томми поднял трубку. Как только Хенли начал говорить, Томми побледнел. Едва ли не впервые с тех пор, как он начал принимать меры по нейтрализации Даймонд, Томми пожалел о том, что вообще ввязался в это дело. Впрочем, правильнее было сказать, что менеджер сожалел не столько о совершенном по отношению к Даймонд Хьюстон, сколько о том, что ему лично приходилось все устраивать. Если теперь Джесс врежется в какое-нибудь дерево и разобьется насмерть, как тогда будет выглядеть он, Томми Томас?

— Только держи себя в руках, — сказал он, обращаясь к Хенли. — Я непременно отыщу его. И обо всем позабочусь, как обычно. — Он нервно похлопал по карманам в поисках сигарет и вышел из комнаты. Внезапно остановившись, он подумал: «А какого черта, я, собственно, так терзаюсь? Кто знает, чем это все кончится?»


Джесс пил беспробудно целую неделю и только на восьмой день смог членораздельно говорить и вообще формулировать свои мысли. Тогда он забросал Томми десятками вопросов, причем с каждым новым вопросом менеджеру становилось все труднее подыскивать ответы.

— Черт возьми, да я совершенно ничего не делал для того, чтобы она ушла! — крикнул, не выдержав, Томми. — Почему всякий раз, когда что-нибудь происходит, ты обвиняешь одного меня?! — Томми стоял сейчас так близко к Джессу, что даже носки их ботинок соприкасались. Менеджер понимал, что, если он сейчас допустит хоть малейший промах, Джесс моментально заподозрит его в неискренности.

— Потому, черт побери, что мне не раз говорили о ваших с ней многочисленных ссорах! — крикнул Джесс. — Мак уже признался, что добавил свою ложку дегтя. Его извиняет, может быть, только то, что он нашел в себе силы помириться с Даймонд до того, как она исчезла.

Джесс швырнул чашку с недопитым кофе через всю комнату. Ударившись о стену кабинета Томми, чашка разлетелась вдребезги, оставив на белой поверхности отвратительное ржаво-коричневое пятно.

— Куда ты?! — спросил Томми, чувствуя, как его охватывает паника.

Джесс решительно направился к дверям.

— Искать ее, вот куда! — бросил он на ходу. — И если я найду ее и все выясню, помоги Бог тому человеку, который приложил руку к ее исчезновению. Ты меня понял?! Я и убить тебя могу, так и знай!

В ответ Томми сплюнул и выругался. Сунув Джессу под нос пачку газет, он заорал:

— Ты не можешь никуда уехать! Тебе нужно быть здесь! Нужно работать над новым альбомом! Меньше чем через неделю он уже должен быть полностью готов.

— А мне плевать на новый альбом! И на все остальное! Надо его рекламировать — рекламируй сам!

— Если ты не будешь принимать участия в рекламной кампании, то вся твоя репутация пойдет прахом, так и знай!

— Если верить твоим словам, моя репутация и так уже изрядно подмочена, — язвительно сообщил Джесс и вышел из кабинета, с силой хлопнув дверью.

Томми ругался до тех пор, пока не стал повторяться. Затем он бессильно плюхнулся в свое кресло и схватился за голову.

— Надо бы убить себя, но я так устал, что ни на что не гожусь, — пробормотал он, затем открыл свой ежедневник, в который записывал предстоящие встречи, Вздохнул и принялся отыскивать телефоны. Он сделал несколько звонков. Даже если придется вести переговоры всю ночь напролет, он обязан сделать это и к утру быть чистеньким во всех отношениях. Иначе его зовут не Томми Томас.


Крэдл-Крик выглядел в точности так же, как и в тот день, когда Джесс впервые появился в нем. Разве только погода стала хуже, да и общий вид города помрачнел. Конечно, если допустить, что какой-нибудь город может выглядеть еще более мрачным и серым.

Джесс чувствовал себя смертельно уставшим. Он приехал сюда, руководствуясь одной интуицией. Он отчаянно надеялся, что Даймонд при определенном стечении обстоятельств может вернуться сюда.

После той страшной недели, от которой осталась только невыносимая головная боль, Джесс обыскал весь Нэшвилл, но никаких следов Даймонд обнаружить так и не сумел. Впрочем, с самого начала можно было сказать почти наверняка: раз Даймонд оставила машину на автобусной станции, она скорее всего уехала из города.

Поэтому Крэдл-Крик оставался его последней надеждой. Если не повезет и здесь, Джесс не знал, что делать дальше. Впрочем, он постоянно гнал от себя мысль о том, что Даймонд потеряна для него навсегда.

Он подъехал к бару Уайтлоу и припарковал машину. Взгляд его упал туда, где еще не так давно стоял старенький дом Джонни Хьюстона. Теперь там было пусто: ровное место и свежая земля. Джесс почувствовал, что его начинает трясти.

— О Господи… — только и сумел вымолвить он.

— Эй, ты!

Джесс поднял голову и сразу же узнал владельца бара, в котором пела Даймонд.

— Как это тебя черт принес опять в нашу глушь, а? — дружески спросил Мортон Уайтлоу и похлопал по капоту машины Джесса. — Ты, часом, не заблудился? — Толстяк радостно захохотал, довольный собственной шуткой.

— А что с домом? — спросил Джесс, чтобы хоть что-то сказать.

— А, с этим… — Мортон отступил на шаг назад, гордо поглядел на ровное место и сплюнул на протектор машины Джесса. — Я купил этот домишко и сразу решил его снести, чтобы расширить автомобильную стоянку. Не хотелось, знаешь, чтобы эти бабы Хьюстон еще хоть раз показались тут. И мой план отлично сработал. Не видел с тех пор ни одну из троих.

Джесс изо всей силы стиснул руками руль. Вот он и получил ответ на свой вопрос. Даже спрашивать не пришлось. Значит, она исчезла. Он откинул голову на спинку сиденья и прикрыл глаза. Даймонд могла уехать куда угодно, места в стране предостаточно.

Джесс резко включил заднюю передачу, развернулся и дал газ, стараясь как можно скорее уехать из этого Крэдл-Крика, штат Теннесси.

Он ехал домой, и с каждой новой милей, которая отделяла его от Крэдл-крика, Джесса терзала все более мучительная душевная боль.

Глава 11

Ноги у Даймонд совсем разболелись от усталости, однако боль в сердце была еще сильнее. Она с самого начала знала, что уйти от Джесса ей будет очень непросто. Но она не могла даже предположить, что разлука окажется такой болезненной. За ее спиной засмеялся какой-то мужчина, и она резко обернулась, вдруг решив, что это может быть Джесс. Но, конечно, это был не он. И при мысли, что она никогда больше не увидит его улыбки, у Даймонд мучительно сжалось сердце. Хотя где-то в глубине души ее не покидало предчувствие, что они еще непременно встретятся. И она лишь могла молить Бога, чтобы это произошло как можно позднее. Когда она привыкнет к своему одиночеству, научится жить без Джесса.

Конечно, Нэшвилл был большим городом, однако круг людей, исполнявших кантри-музыку, все же был достаточно узким. Как одна семья, живущая в разных домах, музыканты и певцы этого направления работали, забывая про сон и отдых, пока что-то — трагедия или какое-нибудь празднество — не призывало их в лоно семьи. Тогда они сходились вместе, объединенные любовью к своей музыке.

Мужчина, чей смех услышала Даймонд, увидел ее полный тщетной надежды взгляд и приподнял свою шляпу. Но Даймонд прошла мимо, и мужчина разочарованно пожал плечами.

Она заставляла себя не думать о Джессе. Опустив голову, Даймонд шла навстречу холодному ветру, который отчаянно кусал ее щеки. Наконец девушка повернула за угол. Ей очень хотелось, чтобы сегодня непременно состоялась проба.

Прошло около месяца с тех пор, как она уехала из дома Джесса. Время для нее почти остановилось, и месяц показался бесконечным. Она надеялась, что сумеет довольно быстро получить работу, однако эти надежды пока не осуществлялись. Клубы, один за другим, сначала обнадеживали Даймонд, затем разочаровывали. Иногда ей предлагали прослушивание, но и из этого ничего путного не выходило. Множество девушек вроде Даймонд приезжали в Нэшвилл, чтобы стать звездами, кандидаток в певицы было больше чем достаточно. Впервые в жизни Даймонд испугалась, что затеряется в толпе. Как оказалось, она ничем особенным не отличалась от бесконечной череды певичек, которые внезапно сочли себя талантливыми.

Мысль эта шокировала Даймонд, и шок был тем более силен, что, пройдясь по «музыкальному ряду», она выяснила: о Даймонд Хьюстон никто ни разу не слышал, и ее демонстрационные записи не известны. Да, о Томми Томасе все отлично знали. Кому не знаком менеджер Джесса Игла. Но Томми вопреки своим обещаниям не показал ее пленки ни в одной фирме звукозаписи.

Проходя мимо витрины магазина, Даймонд горько улыбнулась. «Ты имеешь именно то, что заслужила», — сказала она, обращаясь к своему отражению в витринном стекле. Даймонд старалась не поддаваться отчаянию. Да, она решила сыграть — и проиграла. Вместо того чтобы верить в собственные силы, она доверила совершенно постороннему человеку заниматься устройством своей карьеры.

Даймонд отвернулась от витрины и продолжила свой путь по улице. Нет уж, больше она ни за что не допустит, чтобы подобное повторилось. Она приехала в Нэшвилл, потому что часто видела во сне, как становится звездой именно в этом городе. И Даймонд вовсе не намеревалась отказываться от своей давней мечты, не собиралась предавать себя. Она ощущала в себе силы, чтобы бороться.

Над ее головой порывом ветра резко качнуло рекламный знак, заскрипели его ржавые петли. Даймонд все шла, не поднимая головы. Ржавый скрип был так созвучен отчаянному одиночеству, подтачивающему ее душу. Она никогда в жизни не чувствовала себя такой несчастной. Правда, у нее раньше никогда не было такой непоколебимой уверенности в том, что она поступила единственно правильным образом. Меньше всего она хотела подвергать опасности карьеру Джесса. По крайней мере теперь, когда она от него ушла, его будущему ничто не угрожает. Что же касается ее будущего… Даймонд нервно передернула плечами. Ее будущее было каким-то очень уж неопределенным.

Упали первые тяжелые капли дождя. Даймонд прикрыла глаза; вспомнив совершенно другой дождливый день и любовь, которая вспыхнула тогда. Рассердившись на себя за свою сентиментальность, Даймонд зашла в первый попавшийся магазин, чтобы избавиться от нахлынувших воспоминаний, а заодно и передохнуть от дождливой и ветреной погоды. Но ничего хуже она не могла и придумать; оказалось, что Даймонд заглянула в музыкальный магазин. И то, что она услышала, резануло ее по сердцу: «Ложь… и лгущие любовники…»

— Боже! — невольно вскрикнула Даймонд и прислонилась к полке с компакт-дисками. Эта была одна из песен с альбома Джесса — их песня! Даймонд тупо уставилась на вырезанный из плотного картона силуэт Джесса Игла в полный рост. Силуэт установили в конце прохода, и Джесс улыбался той знакомо сексуальной улыбкой, которую Даймонд так часто видела на его лице. Торговый зал медленно поплыл перед глазами.

— С вами все в порядке, мисс? — встревоженно спросил сотрудник магазина и успел подхватить ее под руку, когда Даймонд уже готова была упасть.

Лицо девушки побледнело, в глазах застыло выражение, какое бывает у загнанного в угол животного.

— Куда бы я ни пошла, ты всегда тут как тут, — тихо произнесла она, устремив взгляд на силуэт Джесса. И закрыла лицо руками.

— Может, вызвать «скорую»? — еще раз взволнованно поинтересовался молодой человек.

— Что?! Да нет! — Даймонд уже полностью пришла в себя, хотя внутри у нее все мелко дрожало. — Извините меня, — пробормотала она, чувствуя неловкость оттого, что так повела себя. — Я просто немного устала… такое ведь случается.

Даймонд поглубже вдохнула и сумела улыбнуться, желая показать этим, что с ней уже действительно все в порядке.

Аллен Тиллс считал себя дамским угодником. Он и в музыкальный магазин вообще-то устроился исключительно для того, чтобы проще было знакомиться с молодыми девчонками. Другое дело, что он понятия не имел, как вести себя с такими молодыми дамами. Он следил глазами за удаляющейся высокой блондинкой и впервые в жизни жалел о своем молодом возрасте. Будь он чуточку постарше, он непременно помог бы этой молодой женщине — и еще как помог бы!

Даймонд подошла к полке и выбрала одну кассету с новым альбомом Джесса и компакт-диск. Заплатив за покупку, Даймонд мельком подумала, что такое, приобретение существенно ударит по ее карману. У нее дрожали руки, когда она срывала целлофановую обертку. Даймонд внимательно прочитала весь текст, который был напечатан на обложке. Когда дошла до строчки с названием песни «Ложь», Даймонд невольно приоткрыла рот и побледнела, а затем принялась смеяться.

Аллен Тиллс вздрогнул и подумал, что, наверное, надо все-таки позвать управляющего. Женщина громко смеялась, но при этом она совсем не выглядела счастливой. У нее даже слезы струились по лицу. Даймонд выбросила покупки в мусорную корзину и вышла из магазина.

«Ладно, дорогая моя, — говорила она сама себе; горько улыбаясь, — ты получила урок, нечего сказать. Да и на что ты могла рассчитывать? Ведь кроме устного обещания, ничего не было, ни одного документа. Судя по всему, у этого человека нет ни малейшего представления о честности».

Девушка снова улыбнулась, подумав о том, что негодяю еще придется пожалеть. Он получит свое, получит то, что заслужил. Если Даймонд хоть немного знает Джесса — а она была уверена, что знает его достаточно, — он наверняка тоже сейчас взбешен бесчестным поведением своего менеджера.

Отсутствие имени Даймонд на альбоме явно было делом рук Томми, но это было последнее оскорбление, которое Даймонд от него стерпела. Больше она ничего не намерена ему спускать.


Эл Баркли постучал в двери и почувствовал, что его бьет озноб. В ожидании он даже поднял воротник пальто. Как только дверь открылась, Эл стремительно шагнул мимо Хенли, не дожидаясь приглашения войти.

— Проходите, мистер Баркли, — с чуть заметным замешательством произнес Хенли, недовольный бесцеремонностью скрипача из группы Джесса.

— Мне срочно нужно поговорить с боссом, — сообщил Эл, нервно переминаясь с ноги на ногу.

— Он в музыкальной комнате, — сказал Хенли. — Вы не будете против, если я заберу ваше пальто?

Эл отрицательно покачал головой и быстро пошел через холл.

— Я только на пару минут. Но все равно спасибо, Хенли.

Слуга кивнул, затем, чуть подумав, решил все-таки предупредить гостя:

— Только он… он сейчас не в самом хорошем настроении.

Эл обернулся. Они обменялись взглядами, после чего Эл сказал:

— Когда я покажу ему кое-что, он вряд ли почувствует себя лучше. — И Эл помахал в воздухе кассетой и компакт-диском с новым альбомом Джесса.

Хенли нахмурился и вздохнул. Вот уж поистине правду говорят: пришла беда, отворяй ворота.

— Эй, Джесс!

Тот был уверен, что в доме нет никого, кроме Хенли, и присутствие постороннего явилось для Джесса полной неожиданностью. Он даже вздрогнул. Сердце учащенно забилось, но он заставил себя успокоиться и вопросительно взглянул на своего скрипача.

У Эла вытянулось лицо. Все то, что он намеревался сказать, мгновенно выветрилось у него из головы. Он стоял и тупо смотрел на безжизненное лицо своего босса.

Присущая Джессу радость, с которой он начинал каждый новый день, испарилась, не оставив следа. Отчаяние углубило морщинки возле рта и под глазами: они превратились в глубокие старческие борозды. Длинные бессонные ночи оставили на лице Джесса неизгладимый след. Он сильно похудел и осунулся.

— Что нужно? — холодно спросил Джесс. Эл пожал плечами. Сейчас ему было не так легко начать разговор. Поэтому он просто молча протянул Джессу кассету и компакт-диск.

— Видел? — поинтересовался Эл. Джесс равнодушно отвернулся.

— Не видел.

— А ты посмотри, — настоятельно попросил Эл.

— Какого черта мне смотреть?! — спросил Джесс. — Томми уже звонил и сказал, что по объему продажи альбом идет чуть ли не на первом месте среди новинок.

Эла сильно обеспокоила странная меланхоличность, которая сквозила во взгляде и в голосе Джесса. Интересно все же, как он отреагирует на эту новость?

— И все же, я думаю, тебе стоит взглянуть, — настойчиво повторил Эл. — Не уверен, что Томми сказал тебе абсолютно все. Он сделал не совсем так, как ты просил. И ради нее кто-то должен в это вмешаться.

Джесс среагировал только на слова «ради нее». В его жизни существовала только одна женщина, которую можно было назвать словом онд. И как ни гнал Джесс прочь такие мысли, все, что хоть как-то касалось Даймонд, было для него очень важным.

— Что еще такое? — спросил Джесс. Он взял из рук Эла кассету и компакт-диск и равнодушно посмотрел на собственное фото. Оно было сделано в то время, когда Джесс чувствовал себя совершенно другим человеком, гораздо более счастливым. Сейчас ему не хотелось смотреть на эту фотографию, вспоминать о тех волшебных счастливых днях… Вспоминать о ней…

Поначалу он ничего не заметил и без всякого интереса просмотрел названия всех песен альбома. Затем внезапно напрягся, и выражение его лица стало более живым. Заинтересованность на лице Джесса через короткое время уступила место гневу.

— Вот сукин сын! — странно мягко произнес он.

Эл кивнул.

— Я был совершенно уверен, что ты не имеешь к этому ни малейшего отношения, — сказал он. — Я так и ребятам сказал, мол, это совсем не то чего ты хотел. Даже Мак был взбешен. Он до сих пор еще принимает близко к сердцу все, что так или иначе связано с ней.

— Я?! Чтобы я имел к этому какое-то отношение?! Неужели кто-то мог такое подумать?!! — Джесс упал в стоявшее у окна кресло и уставился в пол.

Эл пожал плечами.

— Видишь ли, Джесс, поначалу мы все не знали что и думать. Ты ведь никогда прежде не пытался зарыться так глубоко в свою нору.

— Раньше не возникало такой необходимости, — сказал он и отвернулся к окну. При мысли о Даймонд и о том, что он ее потерял, Джесс почувствовал себя просто отвратительно.

— Черт возьми, Джесс. Мы хоть что-нибудь можем сделать? Хоть как-нибудь тебе помочь? Я и Рита, мы так переживаем из-за того, что с тобой произошло. Может, тебе все же удалось отыскать хоть какие-нибудь ее следы, когда ты приезжал в тот…

— Никаких! — сказал Джесс. Он поднял кассету и компакт-диск; рука его дрожала, он весь кипел от злости. Потрясая альбомом в воздухе, он крикнул: — И если это хоть в какой-то мере объясняет случившееся, нечего удивляться! Она, наверное, считает меня последним подлецом.

— Да нет же, ничего подобного, — возразил Эл. — Думаю, Ди отлично поняла, что ты тут совершенно ни при чем. Мы именно так сразу и решили. Ведь не случайно, когда она впервые пришла на студию, старина Том сказал…

Эл покраснел до самых бровей, так и не сумев закончить фразу. Однако он успел уже сказать достаточно.

— И что же он тогда сказал, черт возьми?! — зло поинтересовался Джесс. Эл отвернулся.

— Я и так уже слишком много сказал. Зачем ворошить прошлое? В конце концов, если у вас с Томми и возникли какие-то разногласия, вы должны уладить их друг с другом. Посредники тут не нужны. Не стоит вмешивать в ваши дела музыкантов.

Джесс едва сдерживал свой тнев. Впервые за последние недели он испытывал что-то другое, кроме душевной боли. И гнев его сейчас не знал пределов. Джесс резко повернулся и швырнул в стену кассету и компакт.

— Разберемся со всем, и немедленно, — зловеще сказал он.

Эл опустил голову.

— Ну что ж, тогда я, пожалуй, пойду… — пробормотал он, направляясь к дверям. Но на пороге остановился и обернулся к Джессу: — Да, вот еще что…

Джесс поднял голову.

— Знаешь, нам всем очень жаль, — смущенно сказал Эл. — Ребята просили передать тебе, что если они могут хоть чем-нибудь помочь, скажи им непременно.

Джесс сглотнул. Эл и все остальные музыканты группы были для него братьями. И как часто случается между братьями, с кем-то у Джесса были хорошие отношения, с кем-то похуже. И все же в трудной ситуации они сплачивались, как настоящая крепкая семья.

Джесс растроганно посмотрел на скрипача:

— Скажи им всем, что я очень благодарен. И если вдруг кто-нибудь случайно узнает о ней…

Эл кивнул:

— Разумеется.

Хенли вошел в комнату как раз тогда, когда Эл собрался уходить. Он посмотрел на разбитую кассету, на куски от футляра компакта, затем перевел взгляд на Джесса.

— Пойду проветрюсь, — сказал Джесс. — Когда вернусь, не знаю.

Хенли нахмурился. Ему хотелось остановить босса, но он благоразумно придержал язык.

— Незачем беспокоиться. Я ухожу не для того, чтобы надраться, как свинья. Такого больше не повторится, — заявил Джесс, и морщины резко обозначились вокруг его рта. — Другое дело, что я намерен призвать к ответу этого подлеца! И я не вернусь, пока не выясню все до конца.

Хенли даже не знал, радоваться или огорчаться тому, что Джесс наконец вышел из состояния безразличия. Возможно, следовало как раз начать волноваться из-за угрозы, которая сейчас так недвусмысленно прозвучала.

Хенли отлично понял, кого подразумевал Джесс, говоря «подлец». Речь, без сомнения, шла о Томми Томасе.


Дверь в офис менеджера распахнулась, со страшным грохотом ударившись о стену. Выражение безмятежности мгновенно сошло с лица Томми, как только он внимательно посмотрел на Джесса. Томми вздохнул, отодвинул лежавшие перед ним бумаги и положил сверху авторучку. Сейчас ему наверняка потребуется все его искусство уверток и недомолвок, чтобы повернуть разговор в безопасное русло.

— Надо поговорить, — с порога заявил Джесс.

— О чем именно?

Джесс медленно вдохнул и сосчитал до трех; это не помогло, и Джесс сосчитал на этот раз до десяти.

— Не надо, Томми. Ты уже и так навалил такие горы лжи, что ими можно покрыть целое футбольное поле. Давай-ка хоть раз поговорим начистоту.

Томми медленно поднялся из-за стола.

— Не вполне понимаю, черт побери, к чему ты клонишь? — спросил он. — Но мне все равно не нравится, как начинается наш разговор.

Джесс улыбнулся, однако улыбка получилась угрожающей.

— Я и не рассчитывал на то, что тебе понравится, — жестко заявил он. — Мне, представь, тоже не понравилось то, что ты сделал.

«Ну вот, началось…» — подумал Томми.

— И что же, интересно знать, я натворил такого на этот раз? — спросил он.

Джесс подошел вплотную к своему менеджеру и сделал это так решительно, словно намеревался пройти сквозь Томми. Тот начал отступать, а когда почувствовал спиной стену, а прямо перед собой увидел гневное лицо Джесса, даже немного занервничал.

— Ты сукин сын, — сказал Джесс и с силой уперся указательным пальцем в плечо Томми. — Ты специально не указал ее имени на альбоме, и это после того, как я несколько раз напоминал тебе!

Томми почувствовал, что его начинает трясти от возмущения и страха.

— Я в этом не виноват! Должно быть, во время подготовки в текст макета вкралась какая-то ошибка. Можно подумать, что такое случается впервые…

— Заткнись! — рявкнул Джесс. Он резко отступил назад, понимая, что если не сделает этого, то не сдержится и ударит Томми. Джесс никогда в жизни не был так взбешен. — Слышать не желаю твоих жалких оправданий. Они лживы с начала и до конца. Я только хочу, чтобы все немедленно было исправлено. Тобой лично.

— Ну что ж, — протянул Томми, — думаю, еще можно кое-что предпринять. Можно отозвать все копии альбома, которые уже доставлены в магазины. Конечно, будут убытки в несколько миллионов долларов, но тем не менее мы можем пойти на это. А пока я буду заниматься этим делом, могу, если хочешь, еще и полы помыть у тебя во всем доме и…

Джесс посмотрел на своего менеджера ненавидящим взглядом. Пальцы его сжались в кулаки, голос дрожал от переполнявших душу эмоций.

— Пока ты этим всем занимаешься, — сказал Джесс, как бы не слыша последних слов Томми, — я хочу посмотреть контракт. Надеюсь, ты подписал с ней приличный контракт, и в нем указан достаточный гонорар и оговорены положенные ей тиражные?

Тут Томми не выдержал и отвел взгляд. Джесс верно истолковал его жест и выражение лица и шагнул к Томми, боясь того, что готов был сделать.

— Ну что ты, в самом деле! — воскликнул Томми. — Как хочешь, но в этом я совершенно не виноват, — сказал он, презирая самого себя за плаксивые нотки, звучавшие в его голосе. — Я каждый день собирался взять подготовленный контракт у юриста и подписать его, но все как-то времени не было. То одно отвлекало, то другое. Ты ведь помнишь, тогда мы как раз отправились в турне. А потом…

Джесс не выдержал и взорвался:

— Уж не хочешь ли ты сказать, что вообще не установил с ней контрактных отношений?! Что ты включил песню с ее участием в альбом, и этот альбом вовсю распродается, а у тебя фактически нет письменного разрешения исполнительницы?! Что ты взял от нее, все что нужно, а потом сделал вид, что вообще ее не знаешь?!

— Но я же не нарочно!

— Так я тебе и поверил! — спокойно и жестко произнес Джесс. — Я даю тебе двадцать четыре часа. За это время ты должен перевести на счет Даймонд Хьюстон причитающуюся ей долю за участие в записи последнего альбома. В противном случае мы с тобой разрываем контракт и вообще все отношения.

— Знаешь ли, так легко ты меня не выгонишь! — крикнул Томми.

— Я и сам знаю. Но я могу сделать так, что ты всю оставшуюся жизнь не будешь вылезать из зала суда!

— Ты этого не сделаешь, — пробормотал Томми, заметно побледнев.

— Увидим, — спокойно ответил Джесс. Он произнес эту фразу так холодно и четко, что Томми вдруг понял: именно так Джесс и поступит. Так, как обещает. Судя по всему, терпение Джесса действительно иссякло.

— О'кей, — сказал Томми. — Я переведу деньги на счет и устрою так, что она обязательно их получит. Кстати, рано или поздно я все равно бы это сделал. Черт возьми, Джесс, за кого ты меня принимаешь? За вора? — Но Джесс даже никак не отреагировал на эту гневную филиппику. А Томми тем временем продолжал: — Я понимаю, что ты мне не веришь, но клянусь, я не имел о случившемся ни малейшего понятия. Я никогда не сделал бы ничего такого, что может быть тебе неприятно. Черт возьми, ты ведь для меня как брат родной! Мы — одна команда. Или ты забыл?!

— Но ты причинил ей боль, Томми! Когда она ушла, это чуть не убило меня. Ты что же, до сих пор ничего не понял?! Черт побери, Томми, я ведь люблю ее! Вопреки всему — люблю!

Томми не мог спокойно смотреть, как Джесс уходит из его офиса. Менеджер отлично понимал: сделать то, что требует Джесс, — чрезвычайно непросто. Единственное, что может помочь, — это, если он сам, Томми Томас, отыщет Даймонд Хьюстон. Если он сумеет убедить ее, что не имеет никакого отношения ко всему происшедшему с ней. А потом вручит ей кругленькую сумму. Ничего лучше в голову Томми не пришло. Но от этих мыслей он почувствовал себя отвратительно.


— Послушай, деточка, — сказал владелец клуба. — У меня очередь из тридцати трех девушек. Все они ничуть не хуже тебя, и все, кстати, ждут прослушивания. А у меня нет времени, чтобы прослушать и половину из них. Так что извини, пока не могу ничем тебе помочь. — Он только пожал плечами в ответ на крайнее разочарование, отразившееся на лице этой высокой блондинки. — Если хочешь, загляни как-нибудь попозже. Никогда заранее не знаешь, что может подвернуться.

Даймонд заставила себя улыбнуться, пожала протянутую ей руку и ушла, стараясь не думать о том, как быстро кончаются у нее деньги. Несмотря на то что она жила в дешевом районе города, платить за квартиру и жилье приходилось поистине разрушительные для ее бюджета суммы. А никаких доходов в будущем у Даймонд не предвиделось.

Пришла зима, меньше чем через неделю наступало Рождество. Даймонд сморгнула слезы, стараясь не думать о своем одиночестве. Как недоставало ей Куин и Лаки! Она боялась, что больше никогда в жизни не увидит своих сестер. Джесс был живой связью между ними, но Даймонд не могла даже и подумать о том, чтобы вернуться к нему.

После ухода от Джесса в ее жизни образовалась чудовищных размеров зияющая дыра, закрыть которую Даймонд ничем не могла. Единственное, что ей оставалось, — это совсем не думать о Джессе. Но со временем это становилось для нее все сложнее. Их совместная песня с нового альбома вот уже вторую неделю подряд занимала первую позицию в национальных хит-парадах. Но Даймонд испытывала от этого лишь горечь. Горечь, переполнявшую душу.

Даймонд дошла до угла и свернула на смежную улицу, намереваясь вернуться к себе в квартиру. Погода делалась все больше похожей на ее настроение — ужасной. Только и оставалось запереться дома и ожидать лучших времен. Улица, по которой Даймонд обычно возвращалась домой, была заставлена машинами.

Это еще сильнее ее расстроило: нужно было пройти лишних два квартала, чтобы с противоположной стороны подойти к дому. Таким образом Даймонд оказалась на улице, на которой никогда не была раньше. Пройдя еще немного, она сообразила, что попала в один из самых «диких» районов Нэшвилла. Даймонд остановилась и оглянулась, ожидая, что из ближайшего подъезда вот-вот выскочит вооруженный бандит. Дрожа от холода и страха, она ускорила шаг.

Даймонд прошла мимо двух незаселенных домов, потом мимо небольшого незастроенного участка — и тут внезапно остановилась. За участком находился бар. Наверное, это было единственное во всем городе заведение, куда она еще не наведывалась в поисках работы. Бар был построен очень странно: нельзя было понять, где у здания фасад и к чему он обращен. Даймонд пожала плечами и решила все же заглянуть туда.

Дела у девушки складывались так скверно, что не стоило пренебрегать никакими возможностями. Из-за угла налетел ветер, забрался под плащ, охватил ледяной волной всю Даймонд, но, к счастью, дверь бара была уже совсем рядом.

Через несколько минут упорных поисков она наконец нашла вход.


Дули не считал нужным тратить деньги на рекламу. Он просто написал свое имя на дверях и решил, что этого вполне достаточно. Какая еще нужна вывеска! Написано было лихо: буква «Д» получилась огромной, поэтому остальные буквы имени становились постепенно все меньше и меньше. А для последней «И» места и вовсе не осталось, пришлось нарисовать ее уже на стене.

Даймонд невольно улыбнулась. И сразу подумала, что за последние несколько недель это чуть ли не первая ее искренняя улыбка. Даймонд взялась за дверную ручку и потянула ее на себя. Едва она вошла внутрь, как улыбка сползла с ее лица. Если этот бар мог быть входом куда-нибудь, так только в ад. Табачный дым стоял стеной, потолок почернел от копоти. Вообще же заведение очень напоминало своим интерьером бар Уайтлоу в Крэдл-Крике. «Что ж, откуда ушла, туда и пришла. Самое подходящее для меня местечко», — мрачно подумала Даймонд.

В дальнем конце помещения находилась стойка бара. Дюжина столов и разнокалиберные стулья были беспорядочно расставлены на свободном пространстве. В углу, за столиком вяло переговаривались о чем-то двое посетителей; бармен неторопливо вытирал бокалы. При появлении Даймонд он удивленно вскинул брови и отложил полотенце, наблюдая за ее приближением.

Широкий плащ из джинсовой материи не скрывал изящных очертаний фигуры Даймонд. И хотя сапоги ее были старенькими, а джинсы изрядно потертыми, наряд девушки выглядел аккуратно, а из-под плаща выглядывал ворот пушистого голубого свитера.

Дули Хоппер смотрел во все глаза. За свои шестьдесят три года он перевидал много симпатичных женщин, но такие красавицы, как Даймонд, еще не переступали порога его заведения. Он в замешательстве начал было протирать безукоризненно чистый бокал, потом опомнился и поставил его на стойку. Он ждал, пока Даймонд заговорит. Дули был уверен, что девушка скорее всего заблудилась и хочет узнать, как ей найти нужный дом. Или в крайнем случае собирается разменять у него деньги, чтобы позвонить по телефону-автомату.

Дули был человеком скорее простым и грубым, пустяки его раздражали. К тому же три последних года ему с трудом удавалось сводить концы с концами, и ясно было, что, если дело так и дальше пойдет, заведение ожидает банкротство.

— Меня зовут Даймонд Хьюстон, — представилась девушка. — Я ищу работу и подумала, не нужен ли вам кто-нибудь?

Дули встряхнул мокрыми руками и оглядел почти пустой бар. Ему хотелось рассмеяться в ответ. Бросив полотенце на стойку, он подался вперед, намереваясь сказать, что просительница явно ошиблась адресом. Но у девушки было такое лицо, что слова отказа застряли у Дули в горле. Позже он так и смог решить, прочему промолчал тогда. Возможно, причиной этого было напряженное ожидание в лице Даймонд, а может быть, покорность, с которой девушка готовилась принять очередной удар судьбы. Как бы там ни было, Дули, к своему крайнему изумлению, внезапно спросил, есть ли у нее какое-нибудь представление о работе в подобном заведении. И когда девушка ответила, что семь лет подряд разносила выпивку в точно таком же баре. Дули неожиданно задал следующий вопрос: скоро ли она может приступить к работе?

Даймонд глубоко вздохнула, стараясь подавить всхлип. Несколько секунд она боролась с собой, боясь расслабиться: ноги так ослабели, что Даймонд могла упасть. Но привычка скрывать свое истинное состояние помогла девушке. Справившись с минутной слабостью, Даймонд сняла плащ, протянула его Дули и спросила, где можно взять веник.

Дули принял плащ, молча указал на шкаф и с выражением удивления и одновременно восхищения на лице стал наблюдать за работой Даймонд.

Еще до конца недели по ближайшим кварталам прошел слух о том, что Дули Хоппер обзавелся официанткой. Когда местные жители вдоволь насмеялись и наконец успокоились, они начали один за другим заглядывать в бар, чтобы удовлетворить естественное любопытство.

Достаточно было один раз взглянуть на статную длинноногую блондинку с копной густых волос, забранных лентой, чтобы понять: Дули спятил. А когда посетители разглядели под обтягивающими джинсами соблазнительные формы официантки, они подумали, почему Дули не пришла в голову такая простая мысль много лет назад. Каждый посетитель, которому доводилось увидеть ее улыбку и сверкающие зеленые глаза, чувствовал, что судьба его осчастливила.

Уходя, они долго потом вспоминали девушку из бара.

Дули ругал себя за то, что взял Даймонд на работу, но это длилось меньше недели. Потом Дули решил, что поступил весьма дальновидно. Он считал себя и свою прозорливость причиной того, что впервые за три года резко поднялся показатель прибыльности заведения. Дули даже как-то ожил и стал мечтать.

Впрочем, первый раз за много недель мечтать стала и Даймонд.


— Ну вот что, — выкручивался Дули, загнанный в угол Даймонд. — Я готов согласиться, что ты отличная официантка. Но я не понимаю, зачем искать добра от добра. С чего ты вдруг решила, что сможешь петь? Может, у тебя есть в этом какой-нибудь опыт?

Девушка только улыбнулась в ответ. Тут Дули и сам припомнил, что именно этот вопрос он задал Даймонд, когда та впервые переступила порог бара.

— Если вы позволите мне спеть сегодня вечером, то сами увидите, есть у меня опыт или нет, — спокойно ответила она.

— Но послушай, сегодня же суббота, — сказал Дули. — Если твое исполнение не понравится, то я потеряю кучу посетителей.

Он покраснел, догадавшись, что сморозил глупость.

— Я и сама знаю, что суббота. Именно поэтому я и хочу спеть. Когда соберется побольше народу. Не стану же я петь для Уолта и Дивера.

И Даймонд показала рукой в сторону двух завсегдатаев, сидевших за своим обычным угловым столиком. Дули улыбнулся в ответ и пожал плечами, не желая продолжать спор. Он не мог не признать, что с тех пор, как Даймонд появилась в баре, денежки сами потекли к нему. Так не проще ли уступить новой официантке?

— Хорошо, будь по-твоему, — сказал он. — Но если над тобой начнут смеяться, не приходи плакаться мне в жилетку.

— Не приду, — пообещала Даймонд. — Но договоримся: если мое пение будет привлекать больше клиентов, мое жалованье станет расти.

Дули в замешательстве уставился на нее и шутливо потрепал Даймонд по плечу.

— Ух ты какая! Что ж, если ты действительно сделаешь Дули знаменитым, можешь потребовать соответствующее вознаграждение.

Даймонд спокойно улыбнулась.

— Значит, мне нужно сегодня побыстрее разделаться с уборкой.

— Ну вот, тебе только палец дай, всю руку откусишь!

— Да нет же, вы меня не поняли! — сказала Даймонд. Я хочу пораньше закончить работу, чтобы пробежаться по ломбардам и подыскать себе какую-нибудь старенькую гитару.

— Если тебе нужна гитара, покопайся в шкафу в задней комнате.

Даймонд чуть нахмурилась:

— Я что-то не совсем понимаю.

— Да у меня здесь когда-то играл целый оркестр. Однажды музыканты сцепились и перебили мне всю посуду и мебель. Заплатить за весь этот разгром у них денег не было, пришлось мне взять в качестве залога все инструменты. Так они за ними и не пришли. Кажется, там были одна или две гитары, поищи их где-то за барабанами.

Даймонд улыбнулась:

— Сколько вас знаю, а все не перестаю удивляться, Дули.

— Да я иногда и сам себе удивляюсь, — признался тот. — Ну ладно, пора за работу. Надо заказать на сегодня побольше выпивки, раз уж нам предстоит вечернее выступление.

Даймонд ушла, оставив Дули висящим на телефоне. Она прямиком отправилась в заднюю комнату, распахнула там шкаф и рот открыла, от изумления: среди инструментов лежала упакованная в пыльный футляр гитара. И не просто какая-нибудь, а «Гибсон». Судя по состоянию инструмента, прежний хозяин холил его и лелеял, пока не пришла пора отказаться от гитары. Даймонд надела гитару на себя, попробовала взять несколько аккордов и поморщилась: инструмент нуждался в капитальной настройке. И в новых струнах. Но это были уже гораздо менее серьезные проблемы. Главное было — сама гитара.

С надеждой в сердце Даймонд вышла из комнаты. В тот день она привела в порядок не только гитару. Вся ее жизнь постепенно налаживалась. И хотя сердце Даймонд по-прежнему болело при одной мысли о Джессе, будущее понемногу стало ей улыбаться. Рано или поздно, как надеялась Даймонд, она примирится со своим положением и сможет успокоиться.

Глава 12

Оконные стекла в квартире Даймонд дребезжали от ветра, напоминая, что надо одеться потеплее. Даймонд грустно смотрела на календарь, висевший на стене, стараясь не думать о предстоящей рождественской неделе. Рождество — семейный праздник, на котором следует веселиться. Последние дни декабря едва ли самое подходящее время для грусти и сожалений.

Полуодетая, Даймонд стояла перед зеркалом, прикладывая к себе те немногие наряды, что висели в шкафу. Она не думала о платьях, которые остались в доме Джесса. А также старалась не вспоминать о тех великолепных нарядах, которые покупались для торжественных выходов с Джессом.

Те платья были очень красивыми, но Даймонд все равно никак не смогла бы взять их с собой, хотя именно для нее они были куплены. Это было бы равнозначно краже. Джесс Игл делал те бесценные подарки женщине, которая больше не принадлежала ему и его миру.

Чаще остального Даймонд примеряла тот костюм, который приобрела на деньги, полученные по чеку от Куин. Деньги за проданный дом. Этот наряд выглядел довольно скромным, но был красивее всей остальной — ее одежды. А Даймонд хотелось произвести самое лучшее впечатление на своих слушателей и на самого Дули.

Торопясь, чтобы не передумать, Даймонд сняла костюм с плечиков, положила его на гладильную доску, закрыла шкаф и быстро прошла на ковер: ноги у нее совсем застыли на ледяном полу.

Погладив костюм, Даймонд легла на постель и, свернувшись калачиком, укрыла ноги. Впрочем, у себя дома в Крэдл-Крике Даймонд настолько привыкла к отсутствию самых простых удобств, что мелкие недочеты ее нынешнего жилья почти совсем не были заметны.

Даймонд не слишком обращала внимание на ржавые потеки в ванной: ей достаточно было знать, что ванна и раковина чистые, ведь она сама мыла их специальным составом. Правда, были еще свежи воспоминания о том, что совсем недавно Даймонд спала на превосходном белье под великолепным легким и теплым одеялом. И конечно, в сердце болела незаживающая рана, вызванная воспоминаниями о человеке, вместе с которым она спала на этих простынях, под одеялом. Иногда Даймонд отчаянно тосковала, желая вновь оказаться в его объятиях.

Подняв голову, Даймонд уставилась на многочисленные потеки на потолке. Как бы хорошо ни работала система отопления, теплый воздух, поступавший в квартиру, не мог конкурировать со сквозняками: особенно сильно дуло от окон. В тишине комнаты послышалось тихое урчание: желудок внятно напомнил Даймонд о том, что она с утра ничего не ела.

— О'кей, значит, я проголодалась. Нужно подниматься и что-то срочно приготовить. Сегодня у меня есть шанс начать новую главу в своей жизни. И в такой день мне никак нельзя упасть в обморок от недоедания.

Даймонд не казалось странным, что она лежит и вслух разговаривает сама с собой. Когда она была девочкой, то часто так делала, пока однажды Куин не отвела ее в сторонку и не объяснила, что, если Даймонд и дальше будет вести себя таким образом, люди могут подумать, что она со странностями. И мало-помалу у Даймонд пропало желание разговаривать с собой вслух. Оно и не возникало, пока Даймонд не ушла от Джесса. Когда она осталась одна, к ней вернулись многие из ее давнишних страхов. Вернулось и чувство неуверенности — Даймонд казалось, что, куда бы она ни поехала, ей нигде не удастся найти свое место под солнцем.

В течение пяти минут Даймонд подогрела суп, сделала бутерброд с болонской копченой колбасой, перетащила все это на подносе в постель и устроила себе ранний ужин. Суп быстро согрел желудок.

Даймонд механически жевала, стараясь не думать о тех вкусных вещах, которые обычно готовил Хенли. Мысленно Даймонд уже выступала в баре Дули, хотя иногда она нет-нет да и задумывалась совсем о другом.

Вот она поет, и вдруг из тени выходит Джесс и заключает ее в свои объятия. Или во время ее выступления из публики поднимается Джесс, берет Даймонд на руки и под свист и улюлюканье уносит ее к себе в машину.

Ложка громко заскреблась о донышко кастрюли, напоминая об истинном положении вещей.

— Джонни Хьюстон, может, и был дураком, но уж о его дочерях такого нельзя сказать, — пробормотала она. — Принцев-ковбоев на свете не бывает.

Выбравшись из теплой постели, Даймонд поставила грязную посуду в мойку, наполнила ее водой, чтобы все отмокало, затем поспешила в ванную.

До премьеры оставалось три часа, а еще предстояло очень многое сделать. Прикусив губу, Даймонд посмотрела на свое отражение в зеркале, укрепленном над раковиной. Грусть и сожаление исчезали из ее взгляда, сменяясь решимостью. Даймонд дала себе слово сегодня показать всем, на что она способна,


— Не хочешь пирожного, значит, не хочешь, — миролюбиво сказал Дули, повесил полотенце на плечо и отступил на полшага, оглядывая Даймонд с ног до головы.

Такой он еще никогда ее не видел. Голубые джинсы и мужского фасона сорочка, в которых она обычно приходила на работу, сейчас сменились на серые слаксы и розовый свитер. Мягкая ткань облегала соблазнительную фигуру Даймонд. По мнению Дули, она выглядела потрясающе.

— Я устрою два выхода, в семь и одиннадцать часов, — говорила Даймонд. — Никаких просьб из зала. И вот еще что, Дули…

— Что еще? — Он невольно улыбнулся в ответ на ту деловую манеру, в которой Даймонд излагала свои требования. Но улыбка мгновенно исчезла с его лица, когда Дули заметил выражение боли в глазах девушки и неуверенность в ее голосе.

— Я не стану брать ни от кого денег. Я не буду больше петь за деньги. Никогда.

— Как скажешь, дорогая, — Поспешно согласился Дули. — Сегодня ты устанавливаешь правила игры. А Дули Хоппер не из тех, кто берет обратно данное обещание.

Она кивнула.

— Ты только не волнуйся, — сказал Дули, перегнувшись через стойку бара. — Перед выступлением тебе лучше отдохнуть хорошенько, собраться с духом. Я вот даже специально нанял тебе помощницу. — Он внимательно посмотрел на Даймонд и добавил: — Главное — не перегореть до начала выступления. Если ты сегодня провалишься, придется возвращаться к тому, с чего начала — разносить выпивку Уолту и Диверу. Понимаешь, о чем я?

— Ничего не скажешь, Дули, вы мастерски формулируете свои мысли. Не знаю, как и благодарить вас за такое прекрасное напутственное слово.

Дули прищурился и распрямил спину, демонстрируя свой рост в шесть футов три дюйма.

— Издеваешься? — уточнил он.

— Ничуть, — парировала Даймонд. Некоторое время они смотрели в глаза друг другу. Дули первым нарушил молчание и громко рассмеялся.

— Ох черт, ну и заноза же ты. Да ты и сама это знаешь. Хотел бы я познакомиться с твоим папашей. Уверен, он тоже был малый не промах.

Даймонд улыбнулась. Воспоминания нахлынули на нее, смешиваясь с ее нынешним волнением.

— Наверное, он был именно таким, как вы сказали, — произнесла она. — И думаю, он тоже был бы рад познакомиться с таким человеком, как вы.

За спиной Дули и Даймонд громко хлопнула дверь, и в бар вошли несколько мужчин.

— Двери за собой закрывайте! — рявкнул Дули. — Вы что, в хлеву привыкли жить?! Не лето на улице, понимать надо.

Даймонд улыбнулась и легкой походкой направилась в заднюю комнату. Меньше чем через час ей предстояло первое выступление.


— Джесс, прошу тебя, — льстиво ныл Томми. — Тебе обязательно нужно быть на этой записи, послушай меня. Ведь речь идет о специальной программе «Рождество в Нэшвилле.». А какая же она будет специальная без знаменитого Джесса Игла, сам посуди?

Джесс равнодушно пожал плечами и повернулся к менеджеру спиной. Им овладело отвратительное безразличие. Но Джесс не мог ничего с этим поделать. Каждое утро он просыпался, не испытывая никаких желаний, и с самого утра начинал ждать того момента, когда можно будет… вновь улечься спать. Если раньше постель ассоциировалась у Джесса с наслаждениями, которым они предавались с Даймонд, то сейчас это было просто место, где лежали подушки и одеяло и где Джессу в голову приходили грустные воспоминания.

— Я ничего не хочу, — произнес Джесс. — Но поеду. И сделаю это не ради тебя, а только потому, что сейчас Рождество, и люди, взрослые и дети, будут ожидать «Рождество в Нэшвилле».

В его голосе звучал какой-то надлом. Улыбчивые когда-то глаза были обведены темными кругами. Джесс уже так долго жил под гнетом вины, что это чувство, казалось, навечно запечатлелось в его чертах.

— Вот и отлично, старина, спасибо, — сказал Томми и — что случалось исключительно редко — шутливо ткнул его пальцем в живот. — Я чуть позже созвонюсь с музыкантами и скажу, чтобы завтра они все пришли в студию. Они уже беспокоились, будут ли вообще принимать участие в программе. Понимаешь, дело это семейное. И их жены и детишки тоже переживают.

Томми закусил губу. Ему хотелось бы взять обратно свою последнюю фразу. Но, увы, теперь было уже поздно. В «Рождестве в Нэшвилле» должны были принимать участие музыканты со своими семьями: это была семейная программа. И только рядом с Джессом никого не будет. К этому приложил руку Томми, и он до сих пор считал, что поступил правильно.

Менеджер был уверен, что после исчезновения Даймонд Хьюстон Джесс, конечно, станет переживать, но затем найдет себе очередную женщину, как это уже не раз бывало. Увы, похоже, на этот раз Томми просчитался, недооценив чувство Джесса к этой женщине. Он вздохнул и с тоской посмотрел на дверь, потом себе под ноги. Ему очень не хотелось еще раз допустить ошибку.

— Значит, — сказал Томми, — завтра встречаемся все вместе. Ребята запишут праздничные поздравления и все прочее, что полагается…

Джесс угрюмо смотрел в окно, не выказывая никакого желания продолжать этот разговор. И Томми поспешил уйти. Оказавшись на улице, менеджер глубоко вдохнул и закашлялся, поперхнувшись холодным воздухом.

— Черт, — пробормотал Томми. — До чего же противно зимой выползать на улицу. — И тут ему вдруг пришло в голову, что именно на улице может сейчас находиться Даймонд Хьюстон. Просто на улице. И всё из-за него.

Чувство вины, сожаление и ярость погнали Томми к его автомашине. Он не желал причинять себе беспокойства из-за этой женщины. Она чуть было не угробила карьеру Джесса, которую Томми упорно создавал столько лет. Нет ее — и. очень хорошо. Отъехав от ранчо, Томми тем не менее почувствовал, что по отношению к Даймонд он все же допустил несправедливость, — думать об этом было неприятно. Но мысль эта засела в его мозгу, и Томми ничего не мог с этим поделать.


Никакой сцены в баре, разумеется, не было. Даймонд просто попросила Дули, чтобы тот переставил столики, и у дальней от входа стены бара образовалось небольшое свободное пространство. Даймонд понимала, что ее голосу не пойдет на пользу, если она станет петь на сквозняке; А ведь входя в бар, посетители будут впускать в комнату холодный уличный воздух. Сквозняков и холода Даймонд вполне хватало и в собственной квартире.

Завсегдатаи бара Дули не сразу осознали, что сегодня вечером их ожидает сюрприз. Не все столики, конечно, были заняты, но посетителей все же было достаточно. Когда клиента заметили новую официантку, они начали шуметь и громко возмущаться. Все насели на Дули, выясняя, куда это он подевал Даймонд.

Мужчины наперебой спешили продемонстрировать новенькой официантке все свои выходки: они кричали, топали ногами, свистели, а время от времени самые нахальные позволяли себе шутливо хлопнуть девушку по заду, когда та проходила мимо с полным подносом.

Даймонд сидела в задней комнате и прислушивалась. Она в последний раз быстро осмотрела себя в зеркале, висевшем в углу. Прическа была в порядке, свитер красиво облегал фигуру и был аккуратно заправлен в слаксы. Около двери ее дожидалась прислоненная к стене гитара. Даймонд оставалось только собраться с духом и выйти на публику.

Внезапно девушку охватил страх. А что, если она не придется по душе посетителям?! Что, если Дули был прав, говоря, что она может провалиться? Что тогда делать?!

Усилием воли Даймонд придала лицу спокойное выражение. Отдав себе мысленный приказ: «Делай то, что делала обычно, а там посмотрим», — девушка решительно взяла гитару.

Дули первый заметил, как она вышла из комнаты. Он давно уже поглядывал в сторону двери, не желая пропустить выход Даймонд. Увидев, как она уверенной походкой выходит на импровизированную сцену. Дули сделал что-то для себя неожиданное: налил полстакана виски и проглотил его одним махом.

Внешне было не похоже, что Даймонд волнуется. Но Дули был уверен: волнуется, и еще как. За недолгое время знакомства с Даймонд Дули привязался к ней и принимал ее проблемы близко к сердцу. Он испытывал к ней какое-то почти родственное чувство и совсем не хотел, чтобы она провалилась.

Дули грозно посмотрел на всех посетителей, по очереди, взглядом призывая их замолчать. Увидев, что вышедшая в зал Даймонд остановилась, Дули нахмурился и тяжело вздохнул. Его желудок нервно заурчал.

Отсутствие микрофона ничуть не мешало Даймонд. Она выдвинула на освобожденное от столиков пространство высокий табурет, уселась на него, вытащила засунутый между струн медиатор и взяла несколько пробных аккордов. Казалось, что она собирается играть только для себя, а не развлекать посетителей.

При первых же звуках гитары все взгляды обратились на Даймонд. Сначала повисла недоуменная пауза. Потом из зала раздались отдельные выкрики, послышались сальные шуточки, какие-то остряки пытались выяснить, что еще, кроме перебирания струн, умеют делать пальчики Даймонд.

От табачного дыма свет в зале было довольно тусклым. По просьбе девушки Дули притушил почти все лампы, кроме нескольких висевших близко к месту, на котором стоял табурет Даймонд. Теперь все зависело только от нее.

Даймонд опустила голову, и пряди светлых волос упали ей на лицо. Она зажала рукой струны и выдержала небольшую паузу. Затем медленно вдохнула, прикрыла глаза и запела.

Старая песня Брюса Спрингстина зазвучала в притихшем баре. Как всегда, Даймонд, исполняя песню совершенно чужого ей жанра, создавала новую, свою собственную композицию в любимом ею стиле кантри.

Песню «Я вся в огне» Даймонд пела так, что каждый мужчина в баре, слушая ее завораживающий голос, чувствовал, что она поет именно о нем.

Пение Даймонд, ее плавные движения головой и легкое покачивание на табурете пробуждали в мужчинах, сидевших за столиками, самые смелые фантазии.

Дули, улыбнувшись, с облегчением вздохнул.

— Да, такая, пожалуй, не провалится, — довольно пробормотал он. Наблюдая за ошеломленным выражением на лицах своих клиентов, Дули окончательно уверился в том, что денежки теперь потекут к нему рекой. И конечно, новую официантку он нанял не зря.

Дули стало совершенно очевидно, что Даймонд не понимает своего истинного призвания. Раз она так умеет петь, ей незачем разносить выпивку в барах. Даймонд пела, и на глазах у нее сверкали настоящие, слезы. И тут Дули осенило. То, что он видел на ее лице, было таким очевидным, что ошибиться было невозможно. Эта женщина, вне всякого сомнения, прекрасно знала, что она создана для сцены. Единственной причиной того, что она веялась за работу официантки, была необходимость зарабатывать себе на жизнь. К тому же она наверняка убежала от мужчины, или Дули Хоппер — не Дули Хоппер.


Прозвучали последние слова песни, затих голос Джесса. Он взглянул в камеру и на прощание помахал всем зрителям рукой. Получилось очень хорошо.

— С Рождеством тебя, дорогая, — мягко произнес Джесс. — Где бы ты сейчас ни была.

— Ну вот и прекрасно, — сказал режиссер, радуясь тому, что последнюю песню удалось записать именно так, как ему хотелось.

Запись специальной программы «Рождество в Нэшвилле» была завершена. Теперь требовалось только немного ее подредактировать. Поэтому режиссер совсем не был против того, что Джесс позволил себе незапланированные слова в конце выступления. Этот певец был достаточно известным, чтобы позволять себе некоторые вольности. К тому же это была хорошая реклама для программы, ведь газетчиков наверняка заинтересует «поздравление» Джесса…

Все уже давно знали о некоей таинственной женщине, которая появилась однажды в альбоме Джесса. Правда, никто не связывал загадочный голос с именем Даймонд Хьюстон, той самой, что тихо вошла в жизнь Джесса и так же тихо и незаметно исчезла. Причина заключалась в том, что в Нэшвилле было огромное количество девушек, похожих на Даймонд, и каждая из них либо ожидала, что вот-вот раскроется ее талант, либо пыталась влюбить в себя какого-нибудь известного музыканта.

Томми стоял в углу студии и смотрел на режиссера. Он хотел, чтобы последние слова Джесса, которые тот произнес без всякой предварительной договоренности, были вырезаны. Однако в глубине души Томми догадывался, что, пожалуй, слишком часто вмешивается в личные дела Джесса. Инстинкт самосохранения подсказывал менеджеру, что на этот раз ему лучше остаться в стороне. Так ничего и не сказав режиссеру, Томми нервно сунул в рот незажженную сигарету.

— Тут нельзя курить, — поспешно предупредила его какая-то женщина с кипой бумаг в руках.

Томми вскипел и, выхватив сигарету изо рта, сунул ее женщине под нос, чтобы та убедилась: сигарета не зажжена.

— Дьявольщина, — пробурчал Томми. — Что за жизнь?! Отбирают у человека последнее удовольствие. Всякий раз кто-нибудь обязательно не удержится и вмешается в твои дела!

Произнося эту гневную тираду, Томми не относил ее к себе лично. Он не понимал, что сам именно этим и занимается, постоянно вмешиваясь в дела Джесса. Томми считал, что его попытки корректировать личную жизнь Джесса входят в обязанности менеджера — не больше того!

Музыканты из «Мадди роуд», вместе с женами и детьми, собрались уходить из телестудии. Мак подошел сзади к Джессу и обнял его за плечи, это был обычный для них жест мужской дружбы.

— Послушай, старина, — сказал Мак, — мы все сейчас отправляемся в «Сток-ярд»: решили перекусить немного. Может, пойдем вместе, а?

— Что-то не хочется есть. Мак. Но все равно спасибо за приглашение, — через силу улыбнувшись, ответил Джесс.

Мак чуть нахмурился и подергал себя за бородку.

— Надеюсь, ты не сердишься на меня? — поинтересовался он, имея в виду свои прежние размолвки с Даймонд. Но для Джесса уже не играл никакой роли тот факт, что сейчас он победитель: Даймонд ушла, и никто не мог ему помочь вернуть ее.

— Я вообще ни на кого не сержусь, разве только на самого себя, — спокойным голосом произнес Джесс. — Я нарушил обещание, и теперь вся моя жизнь пошла наперекосяк.

— Что-то я никак не пойму, — озадаченно произнес Мак. — Ты ведь ничем ее не обидел. Мы все видели, что ты надышаться не мог на нее.

— Я увез ее от семьи. И она согласилась поехать со мной, потому что я пообещал заботиться о ней. Я обещал, что сделаю ее звездой, что она будет исполнять кантри, — Джесс улыбался, хотя глаза его оставались холодными и пустыми. — А в действительности я добился только того, что лишил ее всех шансов на успех. Передоверил другим то, что обязан быть сделать сам. — Джесс отвернулся. — И теперь мне приходится жить со всеми этими мыслями.

Мак склонил голову.

— Если вдруг передумаешь… Ты знаешь, где нас найти.

Эл, проходя с Ритой и детьми мимо Джесса, произнес почти то же самое, что и Мак.

— Мы уже соскучились без тебя, — добавила Рита. — Я разговаривала с Хенли, мы передали через него приглашение тебе прийти к нам в воскресенье на ужин.

— Пожалуй, я не самая веселая компания для вас, дорогая, — сказал Джесс. Он дружески обнял Риту и отошел.

Глаза у Риты наполнились слезами. Она обернулась к Элу — на ее лице застыло выражение отчаяния.

— Дай мне волю, я бы добралась до того, кто разлучил эту пару!

В это время, мимо нее, беззаботно посвистывая, прошел Томми. Судя по всему, он направлялся к своей машине. Рита возмущенно фыркнула, и глаза ее недобро сверкнули, следя за Томми. Он шел такой размеренной походочкой уверенного в себе человека, что все внутри у Риты закипело от возмущения.

— Ни за что в жизни…

— Да перестань ты, дорогая, — сказал Эл, беря супругу под руку. — Ведь мы с тобой ничего не знаем наверняка, не хватало только, чтобы ты в присутствии детей стала выяснять с ним отношения.

— Тогда отвези детей домой, чтобы им не пришлось видеть и слышать, — отпарировала жена и двинулась вслед за Томми, оставив мужа в полной растерянности.

— Эй, Томми! — крикнула вслед менеджеру молодая женщина.

Тот резко обернулся и, увидев лицо Риты Баркли, недовольно нахмурился. Что еще нужно этой назойливой бабе?

— Не слышно ли чего-нибудь про Даймонд? — жестко поинтересовалась Рита, заметив, как на сразу сделавшемся рассерженным лице Томми выступил румянец.

— Нет. А почему я должен был что-то слышать? Мы с ней не были друзьями, тебе это должно быть хорошо известно.

— Мне это прекрасно известно, — свистящим злым шепотом произнесла она, — и я почти уверена, что ты приложил к этому руку. Клянусь, если я выясню, что ты действительно причастен к ее исчезновению, я тебя вот этими руками на куски разорву. — Ногти у Риты были накрашены ярко-красным лаком; длинным ногтем указательного пальца она выразительно провела по горлу Томми, надавив чуть сильнее, чем следовало, с целью испугать Томми. — Ты понял мою мысль?

Менеджер на шаг оступил и уставился на Риту. Его так и подмывало ударить ее по руке. Именно в эту секунду Эл его остановил:

— Вот это ты напрасно, — произнес Эл. — Может, Рита и погорячилась, но она моя жена, Томми. И мне очень бы не хотелось, чтобы кто-нибудь протягивал к ней свои лапы. — Он чуть улыбнулся, рассчитывая таким образом разрядить атмосферу. — Впрочем, я уверен, что ты не хотел сделать ничего плохого. Так ведь? Однако иногда не мешает высказать вслух то, что думаешь. Это предотвращает более серьезные размолвки в будущем.

Томми сердито вырвал руку и быстро зашагал прочь: он чувствовал себя в эту минуту таким мерзавцем, что боялся сказать лишнее слово, которое могло бы еще больше, затянуть его в грязь. Он благоразумно решил промолчать. Единственное Томми знал наверняка: если есть хоть малейшая возможность отыскать Даймонд Хьюстон, то лучше это сделать ему самому. Только так удастся отвести изрядную долю обвинений в свой адрес. По крайней мере это сделает положение Томми более выигрышным. Вдруг Джеес действительно вознамерился убить его?


Джесс подъехал к ранчо и поставил машину под специальный навес. Выключив двигатель, он положил руки на руль и уткнулся лицом в ладони, — требовалось собраться с духом и заставить себя войти в пустой дом.

В своем стойле заржала кобыла, ей тотчас же ответил подросший жеребенок. Услышав шум машины Джесса, они, видимо, решили, что хозяин собирается подойти к ним и угостить чем-нибудь. Тем более что в последнее время он чаще обычного приходил на конюшню с сахаром или морковью.

Однако сегодня Джесс был просто не в силах смотреть в глаза лошадям. Кобыла и жеребенок напоминали ему тот чудесный вечер, когда Джесс вернулся домой и увидел, что Даймонд вместе с Хенли учится ездить на грузовичке. После небольшой ссоры, когда Джесс так переволновался за Даймонд, они впервые занялись любовью. От этих воспоминаний у Джесса сжалось все внутри.

Он в сердцах ударил раскрытой ладонью по рулю и воскликнул:

— Черт побери тебя, женщина! Куда ты исчезла?! Как ты могла после всего, что у нас было, вот так взять и уйти?!

Ответа не последовало. Джесс поднялся на крыльцо, открыл дверь и вошел, громко щелкнув замком. Интуиция ему подсказывала, что лучше всего было бы сегодня завалиться в какой-нибудь бар и утопить свое горе в виски. Но Джесс решил не делать этого. Ему не хотелось снова начинать то, из чего потом так трудно будет выбраться. Нет, больше он такого себе не позволит! Тем более что еще оставался шанс найти Даймонд.

Шаги Джесса, поднимавшегося на второй этаж, наполнили звуками тишину пустого дома. У двери комнаты Даймонд Джесс чуть задержался, начал было открывать ее, но, опомнившись, захлопнул дверь и прошел в свою комнату.

Как был, в одежде, он упал на кровать, подтянув колени к подбородку. Джесс испытывал такую боль, что сам удивлялся: как ее выдерживает сердце, почему не разрывается.


Даймонд была в ударе. Она так давно не испытывала вдохновения, что, когда оно явилось, Даймонд не сразу распознала его. Вечер получился на удивление удачным. Посетителям понравилось ее исполнение, да и самой Даймонд понравилось петь для них. Казалось, вернулись старые времена, а может, даже стало еще лучше.

Даймонд поднялась по лестнице своего дома, с усилием открыв дверь подъезда. Дверь почему-то всегда открывалась с трудом. Чувствуя озноб и нервное возбуждение, девушка быстро преодолела ступени, ведущие на третий этаж, где находилась квартира, которую она снимала. Напевая себе под нос, Даймонд сунула ключ в замок и начала было открывать, когда дверь неожиданно распахнулась сама. Девушка без сил прислонилась к дверному косяку: в комнате царил жуткий беспорядок. Ее обворовали!

Пока хозяйки не было, кто-то влез в квартиру и перетряхнул буквально все ее пожитки. Даймонд запаниковала, сообразив, что вор, возможно, и сейчас еще находится в квартире.

Однако, кем бы он ни был, вор явно не боялся, что его найдут. Он перевернул все в квартире вверх дном, даже не выключил за собой свет. Беглый осмотр убедил Даймонд, что никого постороннего в комнатах нет.

«Боже!.. Боже мой… Что теперь делать?! Да вызывай же немедленно полицию, истеричка!» — приказала она себе.

На трясущихся ногах, с бешено скачущим в груди сердцем она спустилась на первый этаж, где жил управляющий многоквартирного дома.

Полиция Нэшвилла приехала довольно быстро. Полицейские сообщили в качестве утешения, что Даймонд оказалась уже третьей жертвой ограбления в этом районе. Самого же вора они называли словом «шаблонный», поскольку все три случая отличались идентичным почерком.

Даймонд села на постель, усилием воли сдерживая нервную дрожь. Ей было совершенно плевать, шаблонный или нешаблонный вор побывал у нее в квартире. Он нарушил приватность ее жилища.

— Скажите, мисс, вы не могли бы помочь нам составить список украденного? Микроволновая печь… телевизор… в таком роде? Если у вас были какие-нибудь драгоценности или…

Даймонд рассмеялась. И от ее смеха у дежурного полицейского мурашки побежали по коже. Он оторвался от своего блокнота и изумленно уставился на пострадавшую.

— У меня не было ни микроволновой печи, ни даже телевизора. Как впрочем, и драгоценностей. Вор ничего не взял, просто перевернул квартиру вверх дном.

Полицейский растерянно хмыкнул и пожал плечами, однако никак не откомментировал ее слова, только что-то записал в блокноте.

Было что-то страшное и отрезвляющее в мысли о том, что вору у тебя решительно нечем поживиться. Казалось бы, мысль об отсутствии пропаж должна была радовать, но Даймонд вдруг подумала, что, если один человек сумел забраться к ней, значит, в любой момент сюда может залезть кто угодно. Может, следующий вор, разозленный отсутствием поживы, попросту изнасилует ее или…

— Так что, увы, не из чего составлять ваш списочек, — добавила она.

Продолжая сидеть на постели, Даймонд уткнула лицо в ладони и начала смеяться. И чем дольше она хохотала, тем более ненормальным делался ее смех. Наконец хохот перешел в рыдания.

Внезапно полицейские в дверях расступились, и высокий неуклюжий мужчина, войдя в комнату, схватил Даймонд в объятия и грозно оглядел стражей порядка. Это был Дули.

— Ду-Дули? — удивленно всхлипывая, протянула Даймонд, забывая про слезы. Уж его-то она никак не ожидала тут увидеть, но была ужасно рада его приходу.

— В этой части города, девочка, все всё про всех знают, — пояснил он. — Сегодня переночуешь у меня дома. А завтра днем мы вернемся сюда, и я сделаю так, что ни один мерзавец не сумеет проникнуть в эту квартиру.

— Замечательно, — сразу же согласилась Даймонд. Треволнения вечера и ночи лишили девушку последних сил. Вечер так чудесно начался и так неожиданно грустно закончился, что она никак не могла опомниться. Ей как никогда нужна была чья-то поддержка.

Глава 13

Домик был маленьким и совершенно ничем не примечательным. Даже не верилось, что в нем проживает такая колоритная личность, как Дули Хоппер.

Но как только Даймонд вошла внутрь, у нее возникло такое чувство, словно она жила тут целую вечность. Стены дома увешаны старыми фотографиями Дули, снятого в обнимку с некоторыми популярнейшими прежде исполнителями кантри. Многие фотографии были подписаны на память.

Она вопросительно посмотрела на Дули, ожидая услышать какое-нибудь объяснение.

Но Дули лишь плечами пожал.

— Я ведь всю жизнь живу в Нэшвилле, — сказал он. — И нет ничего удивительного в том, что я знаком с некоторыми из этих обормотов.

Употребленное в отношении Реда Фоули, Пэтси Клайн и Текса Риттера слово «обормоты» заставило ее улыбнуться.

— Ну да, разумеется, — сказала она, внезапно почувствовав, что вся дрожит от холода.

— Ну-ка, — распорядился Дули, — садись к теплу, — и он указал на стоявший у стены газовый обогреватель. — А я приготовлю кофе. — Тут он неожиданно смутился от такой быстрой перемены в их отношениях и счел необходимым добавить: — Только вот супа у меня нет.

Даймонд обняла его рукой за широкую талию и дружески ущипнула.

— Я и не хочу никакого супа, — ответила она. — Мне зверски хочется спать.

Дули в ответ понимающе кивнул:

— Пойду принесу еще одно одеяло. Тут теплее будет спать, чем в моей комнате. Иначе я отдал бы тебе свою постель.

Даймонд опустилась на старенький диван и поджала под себя ноги.

— Я так рада, что вы пригласили меня переночевать, Дули. Я превосходно здесь высплюсь. — Она оглядела его весьма нехрупкую фигуру и добавила: — Кроме того, не уверена, что вы бы здесь поместились.

— Пожалуй, ты права, — согласился он. — Я через минуту приду.

Даймонд посмотрела вслед уходившему Дули, затем откинулась на спинку дивана и прикрыла глаза, чтобы хоть на какое-то время забыть о происшедшем сегодня. Но — увы. Как только Даймонд закрыла глаза, перед ее мысленным взором сразу предстала картина разоренной квартиры… Ей пришло в голову, что жизнь ее, пожалуй, похожа на эту квартиру: разорена и перевернута вверх дном.

Свернувшись на диване калачиком, Даймонд тихо застонала.

— Но почему все это валится на меня, Джонни?! Почему мне никак не повезет?! — Но отец ей не отвечал. Не мог ответить. Да если бы и мог, что тут скажешь?


По настоянию Дули Даймонд провела еще две ночи и два дня в его доме. Ее тихое присутствие наполнило дом таким теплом и душевным покоем, что, даже когда все-таки ей пришло время перебираться обратно к себе. Дули не хотел расставаться с Даймонд. За двое суток Дули успел сделать очень многое. Он несколько раз побывал в Гудвилле и хорошенько познакомился с одним из тамошних клерков. Управляющий дома, в котором жила Даймонд, даже не знал, как ему относиться к Дули: как к сутенеру, прилипшему к этой женщине, или как к телохранителю Даймонд. Но как бы там ни было, управляющий благоразумно решил не совать носа в чужие дела. Дули выглядел так внушительно, что было ясно: любой спор закончится не в пользу управляющего.

Повернув за угол и остановив свой пикап напротив ее подъезда, Дули внезапно ощутил сильное волнение. Не перешел ли он некоторые границы?

Однако вспомнив о том, как Даймонд была напугана, как в ночь ограбления она упала в его объятия, Дули немного успокоился. Он сжал зубы и тихонько сосчитал про себя до пяти. Ему было наплевать, что она может подумать. Для Дули важно было знать, что Даймонд в безопасности. Только это имело сейчас значение.

— Ну вот мы и пришли, — сообщил Дули, внимательно глядя ей в глаза и стараясь подметить какие-нибудь признаки волнения. Как-никак Даймонд возвращалась на место, где было совершено преступление.

В ответ она лишь молча кивнула, взяла сумку с вещами и открыла дверцу со своей стороны.

— Помнишь, наверное, я обещал устроить все так, чтобы ни одна сволочь не могла больше залезть к тебе в дом?

Даймонд улыбнулась и кивнула. Ей было даже интересно: что же такое необычное Дули придумал, почему напускает такую таинственность.

— Не могу, понимаешь ли, позволить себе, чтобы моя лучшая певица все время испытывала страх и плохо спала по ночам.

— Я у вас пока единственная певица, — заметила Даймонд.

— Да, конечно… Но все равно никогда не помешает чуть-чуть подумать о будущем.

Дули и Даймонд поднялись по широким ступеням подъезда, затем по узкой лестнице и оказались на третьем этаже. Взгляду Даймонд сразу предстали четыре новеньких замка, вделанных в дверь и блестевших полированной латунью. Они чем-то напоминали игрушки на рождественской елке.

— Вот, смотри, — и Дули вытащил кольцо с аккуратно пронумерованными ключами, которые вложил ей в руку. — Когда будешь уходить, можешь закрыть один замок, можешь несколько или даже все. Только не забудь, какие именно закрыла. Потому что иначе придется выламывать дверь.

— А сколько замков сейчас закрыто? — спросила она.

— Ни одного, — с улыбкой ответил Дули. — Вор с ума бы сошел, правда? Всякий раз, когда он поворачивал бы отмычку в том или другом замке, он только закрывал бы их. Лихо я придумал, а?

— Вы замечательно все придумали, Дули. Вы прекрасный друг, женщина может только мечтать о таком. — И Даймонд, обняв его, звонко чмокнула в щеку.

Дули вспыхнул, торопливо открыл дверь и в волнении буквально втолкнул Даймонд в квартиру. Ему не терпелось, увидеть ее реакцию на остальные сюрпризы.

— Ох, Дули!..

Не считая взволнованного дыхания Даймонд, в квартире воцарилась тишина.

Квартира, как и раньше, состояла из тех же двух комнат. Но теперь на каждом окне висели тяжелые шторы. От многочисленных стирок они несколько потускнели, однако и теперь еще сохраняли приятный клюквенный цвет. Шторы надежно защищали комнату от зимних сквозняков.

На полу лежал толстый ковер, сменивший невзрачный тонкий половичок, которым был раньше покрыт пол. Восточный рисунок на ковре придавал жилищу какой-то неуловимо экзотический вид.

Квартира была идеально убрана, не осталось ни малейшего напоминания о пребывании вора. А повернувшись в сторону кухни, Даймонд в восторге всплеснула руками. Слезы сами собой навернулись ей на глаза. Она хотела что-то сказать, но смогла только опять выдавить из себя:

— Ох, Дули…

Новехонькая микроволновая печь красовалась на кухонной тумбочке. Толстая фаянсовая чашка стояла рядом с упаковкой чая, перевязанной красной лентой.

— Вдруг у тебя случится насморк или простуда какая… — неловко пояснил Дули. — Простужаться певице никак нельзя.

Даймонд в полном восторге упала в его объятия.

— Совершенно справедливо, — прошептала она. — В нашей профессии простуда — самое последнее дело.

И она отчаянно обхватила руками шею Дули, отчего тот почувствовал себя просто на седьмом небе. Их отношения мгновенно стали такими теплыми, какими они нечасто становятся даже через много лет общения между людьми. Дули в тот момент еще не понял, что Даймонд наградила его редчайшим даром, который не достался даже Джессу. Она наградила его своим доверием.


Томми все давил на педаль газа своей «трансам», удовлетворенно улыбаясь тому, как тихо без сбоев урчит двигатель. Он поудобнее устроился в кресле, подтянул брюки на коленях и, подняв солнечные очки на лоб, принялся отыскивать место, где можно было бы поставить машину. Кому-то очки в зимнем Нэшвилле показались бы пижонством, но Томми так привык ездить в них в любое время года, что иначе уже не мог.

— Такое чувство, что все женщины этого города собрались тут, — пробурчал он, обращаясь сам к себе.

Лихорадка предрождествеиских покупок была в самом разгаре. В магазинах толпился народ, покупатели подолгу выбирали подарки, создавая очереди к прилавкам ив кассу. Томми терпеть не мог стоять в очередях, но очень хорошо понимал, что, если в самое ближайшее время он не сумеет вернуть себе расположение Джесса, ему придется стоять в очереди за пособием по безработице.

Наконец Томми отыскал место для своей машины и прошел через стоянку в магазин. Едва он вошел, в нос ему ударил запах человеческих испарений, поп-корна, каких-то пахучих пирожных, горячего какао и приятный свежий аромат кедра и ели.

Томми вдохнул эту смесь запахов и вдруг улыбнулся: все его существо наполнилось удивительно приятным ощущением полноты жизни. В этот момент Томми решительно никому не желал зла. И как раз в это мгновение он услышал се смех.

Томми обернулся, и увидел, что в неширокие двери магазина течет непрерывный поток покупателей. Но смех Томми узнал сразу: ошибки быть не могло. Правда, он, не очень хорошо представлял себе, что именно будет делать, когда они встретятся лицом к лицу. Томми никак не ожидал, что Даймонд окажется здесь, и тем более не ожидал услышать ее смех. Он был уверен, что она давным-давно уехала из Нэшвилла, что судьба окончательно развела их, и вот пожалуйста!

Пока никакой высокой блондинки, входившей в магазин или выходившей из него, не было видно. Томми дрожащей рукой вытер влажный лоб и присел на скамейку у входа, чтобы немного успокоиться.

— Все это — сплошное воображение, — сказал он сам себе.

Ко входу подкатил городской автобус. Ожидавшие на остановке расступились, позволяя тем, кто намеревался выйти, освободить салон. Томми поднялся со своего места, сунул руки в карманы, чтобы скрыть их дрожь, и огляделся по сторонам: никто не заметил его волнения.

Томми повернулся к прилавкам, уже немного успокоившись и надеясь, что к нему вернется праздничное настроение, но тут краем глаза заметил знакомый женский профиль. Руки его сами собой выскочили из карманов и повисли плетьми вдоль тела, рот растерянно приоткрылся. Даймонд прошла через дверь и направилась в сторону автобусной остановки. Через мгновение Томми потерял ее из виду: Даймонд исчезла в салоне автобуса.

Это, без сомнения, была она. Высокая, с густой копной светлых волос, вольно ниспадающих на спину. И хотя он не успел разглядеть ее походку, и даже лицо, Томми был уверен — это она или в крайнем случае ее призрак.

Дверь автобуса закрылась. Только тут Томми Томас сообразил, что, если он действительно хочет «найти» Даймонд Хьюстон, ему нужно пошевеливаться. Он ринулся из магазина, отчаянно работая локтями, пробивая себе путь на улицу, к автобусной остановке. Но когда Томми выбежал из магазина, автобус уже отъехал. Ему осталось только стоять посреди улицы, бессильно ругаясь себе под нос.


Ничто в тот день не могло испортить Даймонд настроения. Она получила от Дули все деньги, причитавшиеся ей за неделю работы, и решила всю эту сумму потратить на рождественские покупки. Сегодня у нее был совершенно особенный день, и выглядеть ей хотелось тоже по-особенному. По кварталу прошел слух о том, что какие-то люди «из бизнеса» намерены посетить бар Дули, чтобы послушать песни в ее исполнении. Если судьба и правда давала ей шанс, надо было постараться быть на высоте.

Свой наряд она сначала увидела в витрине магазина: в таком любая выглядела бы потрясающе. А уж для Даймонд он был как будто специально создан. Это были свободные брюки и длинная, белая, с длинным рукавом, плотно облегающая тело блузка с глубоким вырезом. Гениальный дизайнер выбрал для блузки атласную ткань, уверенный, что это именно то, что нужно. Широкий пояс золотистого оттенка был единственным украшением; пряжка на поясе была величиной с ладонь Даймонд, и по контрасту с ней талия девушки казалась еще тоньше, чем была на самом деле.

Даймонд достаточно было беглого взгляда на свое отражение в зеркале, чтобы принять окончательное решение. Да, она купит именно этот костюм. Если ее талант, подчеркнутый таким великолепным нарядом, останется незамеченным, Даймонд может вообще забыть о музыкальном поприще.

— Ого! Вот это я понимаю! — не удержалась продавщица. — На вас это выглядит просто изумительно.

— Спасибо. Сегодня вечером я нуждаюсь как раз в этом, — призналась Даймонд, отыскивая бирку с ценой. — И обувь, — добавила она. — Мне нужна подходящая обувь.

Продавщица даже в ладоши захлопала от удовольствия: прекрасная покупательница, побольше бы таких.

— Кажется, я знаю, что к этому подойдет, — сказала она. — Только вот нужно посмотреть, есть ли у нас именно ваш размер. — И она стала рыться на многочисленных полках, отыскивая золотистые полусапожки из ламэ.

Действительно, полусапожки подошли прекрасно.

Даймонд уходила из магазина, держа в руке большой пакет с тщательно упакованными обновками. При каждом шаге пакет бил ее по коленкам. Даймонд поспешила к выходу, чтобы успеть на автобус. С тех пор как она ушла от Джесса, городской транспорт стал неотъемлемой частью ее повседневной жизни. Идти домой пешком ей совершенно не хотелось. Тем более что от магазина до ее дома было порядочное расстояние.

Выйдя из магазина, Даймонд поймала свое отражение в тщательно вымытой витрине магазина свеч. Молодая женщина, отражавшаяся в толстом стекле, ничем не напоминала робкую девушку, которая несколько месяцев назад впервые приехала в Нэш-вилл, стараясь подыскать себе хоть какую-нибудь работу. Эта женщина в витрине уверенно улыбнулась Даймонд, которая, в свою очередь, весело рассмеялась.

Провожаемая восхищенными взглядами мужчин, Даймонд подошла к остановке и смешалась с толпой, ожидавшей автобус.

Наконец он подкатил, и она, войдя в салон, уселась на свободное место. Не зная, что за ней наблюдают, Даймонд даже не догадывалась, как хрупок ее маленький закрытый мирок.


Томми сидел без света в самой дальней комнате своего дома и потягивал бурбон. Когда лед в бокале растаял и перестал раздаваться мелодичный звон льдинок о стекло, Томми нахмурился и, вставая, задел пустую бутылку, которая немедленно грохнулась на пол.

— Я тут ни при чем, — пробормотал он, залпом допивая из бокала остатки виски.

После того как у него на глазах Даймонд села в автобус, Томми кинулся к машине, рассчитывая последовать за автобусом и узнать, где она сойдет. Только так он смог бы окончательно убедиться, что Даймонд ему не пригрезилась. В случае ошибки Томми обрел бы уверенность в том, что понятия не имеет, где искать Даймонд Хьюстон. А если он не знает этого, то не придется и лгать Джессу.

Но Томми так разволновался, что позабыл, в каком месте припарковал свою машину. Расстроенный донельзя, он ударил по радиоантенне ближайшего автомобиля, чтобы хоть на чем-то выместить свою досаду.

К сожалению, владелец автомобиля оказался неподалеку и увидел, как какой-то маньяк погнул ему антенну. Томми пришлось выложить сотню долларов, одновременно пространно извиняясь, чтобы как-то замять неловкость.

Придя домой, Томми сразу бросился за успокоением к бутылке, но скоро понял, что это бесполезно. Его мучило то, что он даже не понял: действительно ли женщина в магазине была Даймонд Хьюстон, или это ему показалось.

Томми снял телефонную трубку, позвонил в ближайший бакалейный магазин и заказал себе еще виски. Затем откинулся на спинку кресла и стал ждать посыльного с заказом. Пока он был не в состоянии трезво оценить ситуацию.


Новый наряд Даймонд произвел настоящий фурор. Как и ее выступление. Она выполнила все просьбы, которые выкрикивали с мест посетители, сверх обычной своей программы. Вдохновленная горячим приемом слушателей, она даже не заметила, как открылась входная дверь и вошедший мужчина изумленно воззрился на нее.

Дуг Бентин с минуту стоял как вкопанный, наблюдая за тем, как ловко и красиво Даймонд работает с публикой, затем решился. Он повернулся, вышел из бара и через несколько минут возвратился, неся под мышкой свой инструмент. Пройдя меж столиков, занятых разгоряченными посетителями, он остановился как раз на границе освещенного круга, который выполнял роль сцены, и подождал, пока Даймонд обратит на него внимание.

— И еще одну, последнюю песню, — объявила Даймонд в ответ на чью-то просьбу спеть еще. — Только на этот раз я сама ее выберу.

— Спой, непременно спой, красавица, — сказал Дуг и вошел в круг света. — Будет честью для меня, если ты позволишь аккомпанировать себе.

Даймонд улыбнулась, сразу же узнав скрипача, который участвовал в записи ее демонстрационной пленки. Она с благодарностью отложила гитару и сделала знак, чтобы Дуг подошел поближе.

— Что, если сыграем что-нибудь старенькое? Как в старые добрые времена, — сказала Даймонд. — Например, классическую песню Хоука Уильямса. Это была одна из самых первых песен, которые я разучила. Ну, ребята, хватайтесь за сердце, я буду петь «Я такой одинокий, что готов расплакаться».

Скрипач улыбнулся. Песня была и вправду отличная, особенно для скрипки. Вытащив инструмент из футляра, он зажал его подбородком и кивнул Даймонд, давая понять, что готов.

Голос Даймонд, как вздох, растворился в тишине, он проникал в самые потаенные секреты, какие только могли быть у женщин и мужчин. Даже посетители в самом дальнем конце бара, очарованные песней, прекратили болтать. Медленный, грустный мотив старинной мелодии отлично подходил к бархатной темноте ночи за окном: все слушатели сидели не шелохнувшись.

У Даймонд был очень гибкий голос: он легко взмывал вверх в начале каждого куплета, и эти высокие ноты напоминали иголки на умирающей ели.

Затем голос опускался на более низкие ноты, как ночью опускается на землю туман.

Дули слышал в ее пении гораздо больше, чем просто меланхоличные слова старой песни в сопровождении грустной скрипки. Если бы Дули мог добраться до того человека, который обидел Даймонд, он свернул бы подлецу шею не задумываясь. По голосу певицы чувствовалось: она чудовищно одинока. А Дули ничего не мог с этим поделать. Да, по-видимому, кому-то удалось сильно обидеть ее. И по мнению Дули; этот кто-то должен был сполна заплатить за свою подлость.

Дуг Бентин глубоко вдохнул, возвращаясь на землю. Он хорошо помнил, что когда-то эта женщина только силой и красотой своего голоса раскрыла ему совершенно особенный мир. Руки его дрожали, когда он отнял от струн смычок и взглянул в зеленые глаза Даймонд.

Девушка отошла на полшага и поклонилась, потом жестом указала на скрипача, чтобы похлопали также и ему.

Зал бара просто бушевал аплодисментами. Мужчины и женщины повскакали со своих мест, хлопали, радостно кричали.

— Вы были великолепны, мисс Хьюстон, — сказал Дуг, провожая Даймонд в заднюю комнату. — Я бы не удивился, если бы ваше имя было написано на фасаде огромными неоновыми буквами. А та демонстрационная запись, которую мы сделали вместе, была и вправду очень хороша. — Тут Дуг остановился и добавил: — Ведь ваша фамилия Хьюстон, я не ошибся? Знаете, приходится играть с таким количеством певцов, что иногда путаешь имена.

— Вы все правильно запомнили, — ответила Даймонд, затем пожала плечами. — А что касается той записи, из нее не вышло никакого толка. Может, повезет в другой раз.

Дуг нахмурился:

— Вы не шутите? Вы проверяли сами, все ли студии прослушали вашу запись? Должен вам сказать совершенно серьезно, это была одна из лучших записей, которые я помогал делать.

Даймонд уставилась на скрипача. Ей как-то даже в голову не приходило проверить, что же, собственно, сделал Томми с ее записью. Потерпев фиаско с альбомом Джесса, Даймонд поняла, что верить менеджеру никак нельзя. Интересно, почему ей вообще пришло в голову, что он сдержит свои обещания?

Дуг был в недоумении. Да, что ни говори, музыкальный шоу-бизнес полон странностей. Подчас удача берет верх над талантом.

— Я и раньше уже говорил, — сказал он, — что был рад постоянно работать с вами. Может, вы забыли, меня зовут Дуг Бентин. Так что если вам когда-нибудь понадобится скрипач… — он улыбнулся и, как в прошлый раз, протянул ей свою визитную карточку.

— Вам я обязана сегодняшним успехом, Дуг Бентин, — сказала она, кладя карточку себе в сумку. — А если мне однажды потребуется скрипач… — она подмигнула ему…

— Что тут у вас? — спросил Дули, входя в комнату.

— Мой босс, а также мой телохранитель, — объяснила она Дугу. — Дули, познакомьтесь, это Дуг Бентин. Он… ну, словом, он и раньше уже аккомпанировал мне.

Дули уловил неуверенные интонации в голосе Даймонд и бросил на скрипача проницательный взгляд. В ответ Дуг посмотрел на него открытым взглядом человека, которому нечего скрывать и нечего опасаться.

— Там у бара какой-то мужчина хочет поговорить с тобой, — сообщил Дули.

Даймонд сразу заволновалась. Может, это и есть ее шанс? Она попыталась по глазам Дули понять, чего можно ожидать от этой встречи. Но Дули, не отрываясь, смотрел на Бентина.

«Не бойся, смелей», — сказала себе Даймонд, направляясь к двери и оставляя Дули и Дуга Бентина наедине.

— Мисс Хьюстон?

Мужчина говорил с отчетливым южным акцентом, медленно произнося слова. Казалось, что имя Даймонд он собирается выпевать бесконечно долго и так же долго будет пожимать ее руку.

— Судя по реакции публики, вас тут очень хорошо принимают, — произнес мужчина, оглядывая помещение бара, все еще полное разгоряченной публики, не желавшей расходиться.

— Всегда приятно, когда хоть кому-то нравится, что ты делаешь, — ответила она. Собеседник кивнул, соглашаясь.

— Меня зовут Мелвин Колл. Я владелец клуба и время от времени приглашаю к себе никому не известных певцов. Да… Вот я и подумал, может, вы согласитесь прийти? В любое время до Нового года. Попробуете себя на новой аудитории, а?

— Мистер Колл, поверьте, мне очень приятно, что вы обратились ко мне с таким предложением, — ответила Даймонд. — Я знаю ваш клуб. Скажу больше, месяца три назад я была у вас, искала работу.

Мелвин Колл покраснел.

— Ну, значит, вы понимаете, как обстоят дела… Столько развелось разных мечтательниц, которые приезжают в Нэшвилл и сразу хотят стать знаменитыми… Конечно, приходится многим отказывать. Вы сами понимаете…

Даймонд усмехнулась:

— Можете называть это как вам угодно, но меня оттуда выгнали.

Мелвин улыбнулся в ответ.

— Меня лишь интересует, согласны вы прийти ко мне или нет. — Мелвин протянул ей визитную карточку. — Если согласны, позвоните завтра по этому номеру и попросите к телефону Ширли. Она вам скажет, в какое время можно будет выступить. Но не опаздывайте, не советую упускать свой шанс. В этом городе сложно сделать карьеру.

Даймонд поглядела вслед Мелвину Коллу, затем перевела взгляд на карточку, которую тот оставил. В уголках ее губ обозначилась улыбка, которая постепенно озарила все лицо. Только сейчас до Даймонд стала доходить важность состоявшейся встречи.

— Что скажешь? — ворчливо произнес Дули, подходя к ней сзади.

Даймонд резко обернулась, обхватила его за шею и крепко обняла.

— Представляете? Это владелец клуба! Он хочет, чтобы я пришла и спела для него!

— Фффф! — энергично выдохнул он. — Это всецело твоя заслуга. А теперь побудь немного с посетителями. Тебя хотят видеть. Только не позволяй им распускать руки. Если кто, не дай Бог, попробует тебя обладать, ты только…

— Ох, Дули, — сказала она, — я уже так много лет забочусь сама о себе, если бы вы только знали. И няня мне уже точно не нужна.

— Но кое-что тебе непременно нужно, — пробурчал он, отходя в сторону. — Может, новое к себе отношение. Может, еще что…

В ответ на его добродушное ворчание Даймонд улыбнулась. Дули явно радовался за нее, радовался ее успеху. Только у него был свой собственный способ показывать это. Как и просил Дули, Даймонд еще некоторое время оставалась в зале с посетителями.


— Ну вот мы и приехали. Придется немного подождать. Я хочу перенести эту штуковину наверх, — сказал Дули, выбираясь из своего пикапа, припаркованного как раз напротив дома Даймонд.

Она повернула голову и посмотрела на маленький телевизор, стоящий возле соседнего кресла. Дули купил его и преподнес Даймонд в качестве рождественского подарка. Хотя до, Рождества оставалась еще целая неделя.

— Чтобы ты могла смотреть праздничные программы, — пояснил: он… — Надо же тебе знать своих конкурентов в лицо. И кроме того, вдруг что-нибудь интересненькое покажут? Так ведь?

Даймонд позволила Дули помочь ей вылезти из грузовичка. Затем Дули вытащил из кабины телевизор и понес его к подъезду, положив коробку на колесом выгнутую грудь.

— Ты только дверь помоги мне открыть.

Даймонд не надо было просить дважды. Потребовалось пятнадцать минут, чтобы Дули подключил телевизор, приделал антенну и отрегулировал изображение.

— Ну и к кабельному тоже непременно нужно будет подключиться, — сказал он.

— Ду-ули…

Но тот упорно молчал, делая свое дело. Даймонд уже достаточно хорошо узнала его, чтобы понять одну простую вещь: если Дули вбивал себе что-нибудь в голову, остановить его было невозможно, пока он не осуществит задуманное.

— Ну вот… — удовлетворенно объявил он. — Все готово. А мне уже пора ехать. Не могу провести тут весь день, дела зовут. Пообещал старому приятелю, что заскочу к нему. Он немного простудился, надо ведь человека навестить…

— Передавайте Уолту от меня привет, — сказала Даймонд и увидела, как Дули смущенно улыбнулся и покраснел. Он всячески скрывал, что у него доброе сердце, а визит к больному старому приятелю мог со стороны показаться проявлением телячьих нежностей.

— Черт побери, женщина, — пробормотал он. — У мужчины не может, быть от тебя совершенно никаких секретов.

— Дули…

— Что Дули?

— Огромное вам спасибо за рождественский подарок.

— А… Да ради Бога, о чем речь… — пробурчал он, громко хлопая за собой дверью. — Закрой на ключ, — крикнул он с площадки.

Даймонд улыбнулась и, подойдя к двери, защелкнула все замки. Было что-то приятное в четкой работе всех четырех металлических механизмов. Затем она радостно повернулась на каблуках: очень уж хорошим выдался день!

«Ну вот, теперь у тебя есть микроволновая печь и даже телевизор. Приготовь что-нибудь поесть. Посмотри что-нибудь. Вообще, займи себя».

Отдав себе такое приказание, Даймонд немедленно начала действовать. Вытащила из холодильника замороженный ужин, установила в печи таймер и отправилась переодеваться, пока ужин готовился.

Переодевшись в старенький свитер, который так уютно облегал тело, Даймонд уселась на постель, поджала под себя ноги и стала перебирать телевизионные каналы, действуя дистанционным управлением. Она подумала о том, что, окажись в эту минуту с ней рядом Джонни Хьюстон, он наверняка порадовался бы за нее.

Вспоминая об отце, о сестрах, о предстоящих одиноких праздниках, Даймонд окончательно потеряла хорошее расположение духа. Она бросила пульт на кровать и без всякого аппетита принялась жевать подогретое мясо. Душу терзало щемящее чувство одиночества.

Недоеденное было без долгих размышлений отправлено в мусорное ведро. Даймонд бросила грязную вилку в мойку и оглядела свою квартиру.

Когда она уезжала из Крэдл-Крика, то рассчитывала, конечно, на другую жизнь. Но пусть ей не повезло в любви, оставалась еще возможность сделать себе имя в шоу-бизнесе. Через два дня Даймонд предстояло выступление в клубе. Это было ее первое приглашение. При мысли о том, какие вслед за ним могут открыться возможности, она испытала нервный озноб.

Через плотно зашторенные окна в комнату проник далекий звук сирены, вернувший Даймонд к реальности. И тут она услышала последние слова диктора:

— …так что не выключайте ваш телевизор и не переключайте на другие каналы: вас ожидает специальная программа «Рождество в Нэшвилле». Она начинается буквально…

Желудок Даймонд громко заурчал, и не столько от необходимости переваривать пищу, сколько потому, что, по-видимому, Даймонд предстояло новое испытание. Если запись исполнителей кантри для передачи производилась в Нэшвилле, то скорее всего там должен был появиться Джесс Игл.

«Только не хнычь, ведь это всего ляшь телевизор!»

Однако на этот раз Даймонд удалось так легко убедить себя. Она боялась, что не выдержит, увидев его лицо, пусть даже обращенное к телекамере.

Даймонд соскочила с постели и выключила всюду свет. Если уж смотреть, то в полной темноте.

Глава 14

— С Рождеством тебя, дорогая, где бы ты сейчас ни была,

Эти слова живо напомнили ей о том, что она потеряла, уйдя от Джесса. Слушая, его голос, видя его лицо, Даймонд почувствовала, что силы изменяют ей. Она поежилась и нервно сглотнула, желая как-нибудь избавиться от невыносимой душевной муки. Слова Джесса все еще звучали в комнате.

Она с самого начала знала, что будет очень непросто смотреть эту программу, но только сейчас до Даймонд дошло, какие фатальные последствия может иметь эта фраза, прозвучавшая из телевизора. Сердце бешено колотилось, а несколько раз за передачу у Даймонд вообще было чувство, что еще немного — и она потеряет сознание. Ей то делалось жарко, то ее охватывал озноб; ладони стали какими-то липкими. Даймонд впервые поняла, как невыносимо может болеть сердце.

Ничего не видя перед собой, Даймонд нащупала на кровати пульт. Экран погас. И только уткнув лицо в ладони, Даймонд поняла, что щеки ее мокры от слез.

— Джесс…

Даймонд впервые за много дней позволила себе произнести его имя вслух. И сразу же поняла, что совершила ошибку.

Это лишь усилило и обострило ее страдания.

— О Господи, сколько же мне еще мучиться?! Боже, почему ты позволил, чтобы я так его полюбила, если знал, что удержать его мне не дано? Почему, черт побери, ну почему?!

Даймонд соскочила с постели, поспешно схватила сумочку и пальто. И раньше, чем она сумела понять, что делает, уже была на улице и бежала к расположенному на углу телефону-автомату.

Холодный ветер щипал за лицо, замораживая на ресницах остатки слез. Быстрыми шагами Даймонд дошла до перекрестка, громко хлопнула за собой дверью будки и даже не заметила, что вокруг нее стихли порывы ветра. Мысли ее были сейчас только о мужчине, которого она любила и которого оставила.

Дрожа от прилива в кровь адреналина, Даймонд запустила в сумочку руку и, отыскав мелочь, стала выбирать среди монет четвертак.

Дважды она пыталась дрожащими пальцами сунуть монету в щель, и дважды четвертак, выскользнув из рук, оказывался на полу. Когда же монета наконец попала куда надо, Дайадонд от радости чуть не расплакалась.

Отчаяние и страстное желание услышать его голос занимали сейчас все ее мысли; номер она набирала по памяти.

И только когда в трубке раздались гудки, Даймонд сообразила, что ни за что не сможет поговорить с ним. Однако она продолжала стоять, тупо уставившись в темноту и держа трубку возле уха.

Она уже потеряла счет гудкам и собиралась повесить трубку, когда на том конце провода его голос ответил:

— Алло?

Голос Джесса звучал недовольно. Даймонд никогда не доводилось слышать ничего столь замечательного и вместе с тем столь ужасного. Она хотела уже что-то сказать, но сообразила, что импульсивное и — главное — необдуманное поведение может мгновенно испортить то, что она с таким трудом пыталась уберечь, — карьеру любимого.

Джесс был в отвратительном настроении. Он только что посмотрел специальную программу «Рождество в Нэшвилле», и сразу задумался о Даймонд, почувствовав себя еще более одиноким. Его разозлило то, что автоответчик был отключен. Джесс долгое время старательно делал вид, будто не слышит звонков, но телефон продолжал разрываться. Джесс решил, что с такой настойчивостью может добиваться разговора только Томми, и, подняв трубку, был весьма удивлён раздавшимся в ней мягким, каким-то женским выдохом.

— Алло? Кто это звонит? — спросил он. Даймонд закрыла глаза и поежилась, прислонившись лбом к стеклу телефонной будки. Она чувствовала: надо немедленно вешать трубку. Но Даймонд ужасно хотелось еще раз услышать его голос. Пусть даже Джесс не знает, кто ему звонит. Ей почему-то было больно дышать. Она подняла глаза и посмотрела на собственное отражение в стекле будки. Только тогда Даймонд поняла, что плачет.

Джесс услышал всхлип. Совсем тихий и короткий, но его оказалось вполне достаточно, чтобы у Джесса по спине побежали мурашки. Он стиснул трубку так, что побелели костяшки пальцев; внутри у него все сжалось. Он догадывался, даже более того — был уверен, что знает, кто находится там, на другом конце линии. Узнавание было таким полным и внезапным, что Джесс только усилием воли заставил себя сдержать слезы и не расплакаться в голос.

— Даймонд… дорогая… это ведь ты, правда?

Ответа не было, только плач сделался немного громче. Сердце Джесса стремительно заколотилось, во рту сразу сделалось сухо. Он ужасно испугался, что сейчас опять скажет что-нибудь не то и навсегда спугнет эту женщину. Джесс просто не знал, как вести себя. Но то, что она сама ему позвонила, наполняло его душу тихим восторгом.

— Господи, помоги…. — едва слышно пробормотал он. — Я ведь знаю, дорогая, что это ты. И если тебе сейчас нельзя говорить, позволь говорить мне. Ты только не бросай трубку. Хорошо?

Он придержал дыхание, ожидая, что вот-вот раздадутся короткие гудки. Но в трубке была тишина. От облегчения у Джесса даже руки задрожали. Он прислонился к стене, тяжело вздохнул и заговорил:

— Я не знаю, что с тобой случилось, но наверняка ты ушла оттого, что я вел себя дурно. Хотя, видит Бог, детка, я никак не ожидал, что тебя могут так надуть. — Джесс постарался произнести эту извинительную фразу как можно скорее и заговорить о главном раньше, чем их разъединят. — Все равно я не снимаю с себя ответственности за то, что с тобой произошло. Я очень виноват, ведь я обещал позаботиться о тебе, а слова своего не сдержал. Что я, в сущности, делал? Проводил с тобой время в постели, а все остальные вопросы передоверял другим людям. — Голос Джесса дрожал и прерывался, но он продолжал: — Мне очень-жаль, что тебя обидели. Дорогая, поверь, все это вполне можно исправить. Ты только возвращайся ко мне. А я все улажу. Без тебя я совершенно ничего не смогу сделать. — Голос Джесса сорвался, он закрыл глаза и тяжело задышал, стараясь взять себя в руки.

Дважды Даймонд была близка к тому, чтобы ответить Джессу. Дважды она порывалась сказать, что она все отлично понимает, но оба раза брала себя в руки и молчала. Она вздыхала, и слезы ручьем текли у нее по щекам. Джесс слышал ее вздохи и ждал, что в любую минуту Даймонд может с ним заговорить. Он молил Бога, чтобы она сказала хотя бы, где ее искать. Но Даймонд упорно продолжала молчать.

— Где ты сейчас, детка? О Господи, Даймонд, я ведь всюду тебя искал. Когда ты ушла, я чуть с ума не сошел! Нигде никто о тебе ничего не знал…

Она слышала самое настоящее отчаяние в голосе Джесса. Ей сейчас больше всего хотелось, чтобы он оказался рядом с ней, чтобы она могла взять его лицо в ладони и покрыть его поцелуями. Но ведь это означало бы возрождение всех слухов и сплетен, которые и так уже чуть не испортили его карьеру.

Даймонд хотела потихоньку вдохнуть, но вдох неожиданно обернулся громким всхлипом, который пронзил Джессу сердце.

— Даймонд! Милая… Позволь мне помочь тебе, что бы там ни случилось… Прошу тебя… скажи мне, где ты сейчас. Я ведь люблю тебя, очень люблю. Неужели это уже ничего для тебя не значит?!

Опять никакого ответа. К этому времени Джесса уже охватила настоящая паника. Он чувствовал, будто некая сила разъединяет их, и в отчаянии закричал в телефонную трубку:

— Черт побери, Даймонд, отвечай же! Потеряв тебя, я лишился абсолютно всего, что имело для меня хоть какую-то ценность. Разве все то, что между нами было, превратилось в пустой звук?! Неужели наше прошлое для тебя совершенно ничего не значит?! Разве только для меня это было очень важно? Для меня одного?

«О Джесс, для меня прошедшее было так же важно, как для тебя. Ведь именно я все потеряла. Но по крайней мере твоя карьера в безопасности».

Под каблуком Даймонд хрустнул камешек. Ночной поезд, проходящий через Нэшвилл, прогрохотал у нее под ногами в тоннеле. Шум состава был оглушительно громким, несмотря на то что дверь в телефонную будку была плотно закрыта. Прозвучал долгий гудок, висевший в воздухе даже тогда, когда поезда уже и след простыл.

Джесс тоже услышал в трубке гудок поезда вместо ее голоса или коротких гудков от положенной на рычаг трубки. Этот гудок, раздался как крик отчаяния, вырвавшийся из тоскующего сердца Джесса. Он уже решил было, что научился справляться с этим отчаянием и думал так до той минуты, пока Даймонд не позвонила.

— Даймонд, где же, черт побери, ты сейчас?!

Она сильно вздрогнула, внезапно поняв, что Джесс тоже слышал гудок поезда, и, испугавшись, поспешно повесила трубку, даже не успев толком сообразить, что к чему. Даймонд забила нервная дрожь: она поняла, что между ними прервалась не только телефонная связь. Боль в груди была такая, что Даймонд показалось: сердце вот-вот разорвется на куски.

Внезапно она остро ощутила свое одиночество. Поняв, что на улице темнота, которая может скрыть кого угодно и что угодно, Даймонд распахнула дверь телефонной будки и побежала. Добежав до входной двери своего дома, Даймонд совсем задохнулась. Перепрыгивая через ступеньки, она взбежала на свою площадку и в панике дернула дверь на себя.

Трясущимися руками Даймонд отомкнула все дверные замки, вбежала в прихожую и, швырнув на пол пальто и сумочку, бросилась в спальню. Не раздеваясь, она забралась под одеяло и свернулась клубком. Ее била дрожь. Хоть Даймонд и была у себя дома, ей казалось, что она никогда больше не будет чувствовать себя в безопасности. Джесс Игл похитил ее сердце, и где теперь искать похищенное, она не знала.


Джесс сидел, тупо уставившись на трубку, все еще зажатую в руке. Затем с воплем, широко размахнувшись, он швырнул трубку о стену. Та разбилась, осыпав осколками телефонный аппарат.

Она исчезла. Джесс прислонился к стене, стараясь успокоиться, унять бессильную ярость, клокотавшую в груди.

— Боже мой. Боже мой. Боже…

Но эта молитва не облегчила его состояния. В последние месяцы Всевышний игнорировал все моль бы и просьбы Джесса. С чего он взял, что на этот раз все будет иначе?! Джесс прошел через холл к входной двери, сам не зная, что сделает, выйдя на воздух. Наверное, ему казалось, что, выйдя из дома, он окажется ближе к Даймонд.

Воздух был холодным, и, когда Джесс встал на крыльце, слезы мгновенно навернулись на глаза. Но он продолжал стоять и смотреть на далекую россыпь огней Нэшвилла. Налетел порыв ветра, принесший с собой хорошо различимый гудок поезда. Джесс сперва слушал неожиданный звук рассеянно, потом стал прислушиваться внимательнее, на лице появилось выражение интереса. Он взглянул на часы и мысленно подсчитал, сколько времени нужно составу, чтобы от Нэшвилла доехать до эстакады, расположенной рядом с ранчо. Припомнив паровозный гудок, услышанный в трубке, Джесс улыбнулся. Все показалось ему таким очевидным. Никакого совпадения быть не могло.

— Значит, ты все еще в Нэшвилле, красавица моя?

Впервые за много месяцев в сердце Джесса поселилась надежда. Он знал, что отыскать Даймонд в большом городе будет непросто, но у него хотя бы появился шанс. Джесс был готов поспорить на что угодно, что найти Даймонд все-таки возможно. На этот раз он больше не повторит своих ошибок. На этот раз, отыскав Даймонд, он совсем иначе поведет себя с ней. Совсем иначе.


— Ох-ох-ох! Ну вот и я. Передай мне орешки, и, ради Бога, заткнись.

Эта реплика Твайлы Харт была встречена добродушными улыбками. Кто-то протянул ей чашку с орехами, стоявшую на другом краю стола, кто-то уже наливал ей в бокал изрядную порцию виски.

В этот вечер Твайла вовсе не собиралась приходить в клуб. Да и зачем приходить? Чтобы посмотреть, как какие-то сопливые девчонки кривляются на подиуме, подражая Гарт Брукс и Ребе Макентайр? Большинство молоденьких исполнительниц даже не понимали, насколько вредит им копирование знаменитостей, — нужно было находить свой собственный стиль. Твайла вышла из дому только потому, что клубные встречи весьма способствовали развитию ее бизнеса.

Она была в новом голубом замшевом брючном костюме с бахромой на жакете. Жакет был очень удачно сшит и доходил Твайле до бедер. Правда, говоря по совести, на плечиках в магазине костюм выглядел значительно лучше.

На ее даже вполне стройной фигуре костюм почему-то проигрывал. В общем, эффект был совсем не тот. Однако Твайла полагала, и не без оснований, что всякий наряд стоимостью в восемьсот долларов заслуживает того, чтобы выйти в нем на люди. Сегодняшний выход в клуб был отличным поводом надеть обновку.

Твайла уже давно поняла, что быть личным менеджером в таком городе, как Нэшвилл, — дело непростое. Каждый исполнитель, у которого был хоть слабый проблеск музыкального таланта, уже имел собственного менеджера.

Твайла ежедневно встречалась с массой приезжавших в Нэшвилл исполнителей, которые готовы были душу продать дьяволу, только бы стать хоть чуточку знаменитыми. Большинство этих людей бесспорно имели кое-какие способности, однако очень немногие обладали таким талантом, который позволил бы войти в число популярных певцов. Конкуренция в сфере шоу-бизнеса была чудовищной. У Твайлы были на попечении несколько вполне перспективных кандидатов, однако ни один из них не мог реально претендовать на статус звезды. Бывали и у нее ошибки: Твайла бралась за исполнителя, а он оказывался ни то ни се. Был, например, недавно один… Впрочем, он был очень хорош в постели, и это хоть отчасти оправдывало ее выбор.

Твайла взяла горсть орехов и, высыпав их в рот, принялась жевать, щурясь от густого табачного дыма. Уже не в первый раз она пожалела о том, что не осталась сегодня дома: можно было бы облачиться в мягкий халат, поесть пиццы, поиграть с котом.

В свои сорок четыре года Твайла начинала уже понемногу чувствовать охлаждение к бизнесу.

Она взглянула на часы, дав себе слово через час уйти отсюда, что бы потом о ней ни думали. Свет медленно стал гаснуть, и Твайла утомленно вздохнула. Стало быть, антракт закончился, и сейчас кто-то снова появится на подиуме.

На сцену вышла высокая блондинка в белом атласном костюме, простроченном золотыми нитками. Она, казалось, совершенно не обращала внимания на шиканье и неуместные реплики из зала, сопровождавшие ее выход. Блондинка повесила гитару себе на плечо. Твайла смотрела, как длинные тонкие пальцы молодой женщины легко коснулись струн. Женщина подошла к микрофону, тряхнула копной светлых волос и улыбнулась публике. Даже издалека Твайла обратила внимание на чистый цвет ее зеленых глаз.

— Доброго всем вечера, леди и джентльмены, — сказала певица. — Меня зовут Даймонд Хьюстон, я из городка Крэдл-Крик, Теннесси, а в настоящее время я выступаю у Дули Хоппера на Джефферсон-стрит.

В ответ на ее признание в публике послышались ехидные смешки. Все отлично понимали, что район Джефферсон-стрит не из тех, где люди живут и работают по собственному желанию.

— Я постаралась найти себе такую работу, на которой совмещались бы мое пение и ваше удовольствие, — Даймонд улыбнулась, заметив двух мужчин, сидевших напротив сцены и отчаянно пытавшихся завладеть ее вниманием. — Нет, на часок меня никак нельзя. Не стоит открывать ваш кошелек, я скажу вам сразу: я только певица. Других услуг не оказываю.

В публике захохотали. Посетителям клуба явно понравилось такое начало выступления.

Твайла вздохнула, с трудом подавив зевок. Она решила, что на сцене — очередная комедиантка, место которой, может быть, в Вегасе, но уж никак не в Нэшвилле. Твайла отправила в рот новую порцию орешков, и принялась жевать. И тут женщина запела.

Голос Даймонд заполнил пространство зала. Слова мягко слетали с ее губ, руки медленно, даже нежно касались гитарных струн. Исполнительница вдобавок легонько постукивала в такт песне левой ногой.

Твайла вмиг позабыла об орешках, приоткрыв рот от изумления. Ее поразил глубокий чистый голос певицы, стиль которой представлял собой что-то среднее между негритянским спиричуэл и настоящим сельским исполнением. Казалось, песня, как дыхание, сама собой срывалась с уст девушки.

Твайла уже не помнила о том, что не хотела сегодня приходить в клуб. Забыла о своем желании поесть пиццы и пораньше лечь спать. Откинувшись на спинку стула, она молила Всевышнего лишь об одном: чтобы у этой девушки не было агента. И еще она думала о том, как удачнее представиться исполнительнице.

Когда Даймонд закончила пение, Твайла мгновенно протиснулась через небольшую толпу к двери, ведущей за кулисы.

— Мисс Хьюстон, вы отлично выступили! — сказал владелец клуба, протягивая ей конверт с деньгами.

— Спасибо, мистер Колл. Мне и самой очень понравилось выступать у вас в клубе. Здесь совершенно изумительная аудитория.

Мелвин Колл улыбнулся, польщенный.

— Можете называть меня просто Мелвин, — сказал он. — А раз уж вам понравилась публика, что бы вы ответили на предложение прийти сюда еще раз, допустим, на Новый год? — Он заметил выражение удивления на ее лице и опять широко улыбнулся. — Вообще-то я не приглашаю певиц в такие дни, потому что у нас все очень плотно расписано заранее. Но дело в том, что вчера вечером один из ранее приглашенных певцов был арестован полицией, и программа сделалась короче на одно выступление. Вас интересует мое предложение?

Предложение, конечно, очень интересовало Даймонд. Она понимала, что если откажется сейчас, то неизвестно, получит ли она такое приглашение в следующий раз. Но все события происходили с такой стремительностью, что Даймонд немного растерялась. И решила, что в этой ситуации лучше говорить как можно откровеннее.

— Мистер Колл, видите ли, мне бы очень хотелось принять ваше предложение, но дело в том, что я совсем не знаю, какие правила существуют в этом бизнесе. Ведь у меня нет менеджера или хотя бы…

— Детка, никогда не говорите так открыто о своих слабых местах. — Твайла Харт схватила девушку за локоть и чуть сжала, смягчив свой жест любезной улыбкой.

— Привет, Твайла, — сказал Мелвин. — Не знал, что ты сегодня заглянешь ко мне. Ты слышала выступление этой молодой певицы?

— Именно поэтому я сейчас не сижу дома и не ем свою пиццу, — ответила Твайла. — Представь меня, Мел, будь так любезен.

Даймонд несколько смешалась. Она переводила взгляд с Твайлы на Мелвина, не вполне понимая, кто из них главнее, кто принимает решения. Одно она знала наверняка: ее собственное слово сейчас ровным счетом ничего не значит.

Мелвин улыбнулся:

— Даймонд, позволь тебе представить Твайлу Харт. Она в музыкальном бизнесе, пожалуй, столько же лет, сколько и я.

Твайла поморщилась.

— Я ведь не просила выдавать мой возраст, просто попросила представить. — Затем она решительно взяла разговор в свои руки. — Так вы, стало быть, действительно Даймонд Хьюстон? Или это у вас такой псевдоним?

— Нет, настоящее имя, — ответила Даймонд, с трудом переводя дыхание.

Твайла от удовольствия потерла руки. Она уже видела, как будет рекламировать эту женщину. Удачное имя, красивое лицо и великолепная фигура. И талант, несомненный талант, или она не Твайла Харт!

— Ну что ж, — продолжила Твайла, — я действительно с удовольствием послушала ваше исполнение. И если я не ослышалась, вы только что говорили Мелу, что вам нужен менеджер. Я не ошибаюсь?

— Ну…

— Меня интересует такой вариант, — сказала Твайла. — Я буду с вами вполне откровенна: мне удалось очень неплохо овладеть этой специальностью. Спросите у Мела. Да и у кого угодно в этом городе. Они подтвердят вам мои слова.

Даймонд особенно понравилось слово «откровенна». Это слово и еще нарочитая прямота, с которой Твайла подошла и познакомилась. Даймонд оценивающе посмотрела на эту женщину и решила, что если бы Твайла Харт не забывала вовремя подкрашивать седеющие у корней волосы и выбирала бы лак для ногтей более спокойных оттенков, то к ее внешности нельзя было бы придраться.

— Отличный костюм, — похвалила Даймонд, разглядывая голубой замшевый костюм, в который была одета Твайла.

— Да что вы, дорогая, — скрочмно отмахнулась Твайла и в свою очередь показала на костюм Даймонд. — Вот это — действительно высококлассная вещь. А мой так себе, самый обыкновенный, правду сказать. — Твайла говорила беззаботным тоном, стараясь ничем не выдавать своего волнения. — Итак… что вы скажете на мое предложение? Хотите попытать счастья с незнакомой вам женщиной? — Заканчивая фразу, Твайла внезапно инстинктивно догадалась, что каким-то непонятным образом задела старые раны Даймонд. Глядя ей в глаза, Твайла придержала дыхание, ожидая окончательного ответа.

У Даймонд похолодело в желудке. На нее накатали воспоминания. Однажды она уже доверилась незнакомцу, и это чуть не убило ее впоследствии. Даймонд подумала, вздохнула и протянула руку.

— Что-ж, давайте попробуем, — сказала она. — В конце концов, я ведь не случайно дочь картежника. Джонни всегда повторял, что нужно доверять инстинкту.

— Джонни? — Твайла подумала, не этот ли Джонни был причиной того, что недавно Даймонд так сильно побледнела.

— Это мой отец. Он умер, но я помню многое, чему он меня учил. Я вообще помню все, что было в прошлом. — Даймонд даже не отдавала себе отчета в том, сколько горечи прозвучало в ее словах.

Твайла понимающе кивнула. Пока ее все устраивало, и в первую очередь — чудесный голос Даймонд. С таким капиталом в мире музыки можно далеко пойти.

— Может, подвезти вас до дома? — спросила она. Даймонд кивнула.

— Вот и отлично. По дороге мы сможем обсудить кое-какие детали. А пока мы будем пить кофе, расскажите, как до вас добраться. — Увидев растерянное выражение лица Даймонд, Твайла ободряюще улыбнулась. — Ой, только не надо так на меня смотреть. Теперь мы с вами в одной упряжке.

Даймонд схватила чехол из-под гитары, пальто, сумочку и выскочила на улицу раньше, чем сумела осознать истинное значение того, что произошло за последние полчаса.


Мак сидел в зале клуба, в дальнем углу, где было почти совсем темно. Он неотрывно смотрел на женщину, стоявшую на сцене. Подружка Мака видела, как у него даже рот приоткрылся от изумления. Мак был настолько поражен появлением Даймонд на подиуме, что в течение всего выступления не отрываясь таращился на нее, боясь пошевельнуться. Когда Даймонд закончила петь и ушла за кулисы, Мак сообразил, что надо непременно сообщить Джессу о том, что Даймонд все еще в Нэшвилле.

Извинившись перед своей рыжеволосой подругой, которая уже начинала сердиться, Мак сунул ей в руку две десятидолларовые бумажки и попросил поехать к себе домой на такси. Идти за кулисы и пытаться переговорить с Даймонд едва ли имело смысл. Хотя первое желание Мака было именно таким. Он представил себе, как обрадуется Джесс, если он приведет к нему Даймонд. Поскольку втайне Мак все еще чувствовал себя виноватым, ему очень хотелось как-то загладить свои бывшие провинности.

Подружка Мака беззаботно сунула деньги в сумочку и покинула клуб, даже не оглянувшись. Но всего этого Мак уже не видел. Он был занят тем, что пытался привлечь к себе внимание Мелвина Колла: тот мог провести Мака за кулисы и разрешить поговорить с Даймонд. Когда Маку удалось отыскать Мелвина в холле, было уже слишком поздно. Даймонд ушла, а Мелвин смог сообщить только то, что девушку увела с собой Твайла Харт.

— Ты уж извини, — сказал Мел, — но адресов я у певиц никогда не спрашиваю. Все финансовые вопросы решаю через агентов. А в случае чего подбираю женщин из другой категории. — С этими словами Мелвин отошел.

— Проклятие! — воскликнул Мак, в сердцах ударив носком ботинка по двери туалетной кабинки. Все его мечтания о том, как он возьмет Даймонд и приведет ее к Джессу, растаяли как дым.

— Учись терпеть, понятно?! — крикнул из-за двери мужчина, думая, что Маку, должно быть, не терпится поскорее самому закрыться в кабинке.

— Эй, Мел, — крикнул Мак вдогонку владельцу клуба и подождал, пока тот вернется. — Скажи, а как тебе удалось заполучить ее сюда? Как ты договаривался?

Мел усмехнулся и шлепнул его по плечу.

— Да, ты прав! Я совершенно забыл. Не знаю, где она живет, зато знаю, где работает. На Джефферсон-стрит, у Дули Хоппера. Только вот я не уверен, что она еще долго там проработает, — добавил он с улыбкой.

— А в чем проблема? — поинтересовался Мак.

— Проблемы нет. Просто, судя по глазам Твайлы, она непременно подпишет контракт с этой леди. Подпишет, печать поставит и певицу заставит работать раньше, чем наступит завтрашнее утро. Кажется, Твайла не на шутку заинтересовалась этой девушкой.

Мак понимающе кивнул.

— Пожалуй, я могу созвониться с Твайлой или, может…

— Черт, — воскликнул Мелвин, — судя по, всему, я начинаю стареть! Ведь тебе, наверное, будет интересно узнать, что она выступит у меня здесь же на Новый год.

На лице Мака расплылась довольная улыбка.

— Ну и сукин же ты-сын; Мел. Конечно, меня это очень интересует! Ты-то меня должен понимать! — Мак с благодарностью хлопнул Мела по спине и направился к выходу.

Мелвин лишь пожал плечами. Впрочем, ему не казалось странным, что мужчины пытаются узнать адрес этой Даймонд Хьюстон. Она и вправду была весьма соблазнительной женщиной.


Даймонд была уже почти дома, когда до нее наконец дошло! Черт побери, ведь сегодня она была в настоящем клубе! Она с успехом там выступила, ей заплатили, и очень может быть, она уже имеет собственного менеджера. Даймонд широко улыбнулась.

Твайла увидела у нее на лице эту улыбку и дала газу, стараясь проскочить перекресток в тот момент, когда желтый свет уже переключился на красный.

«Господи, — думала про себя Твайла, — неужели это не сон, и я действительно заполучила настоящую звезду?! Если судить по сегодняшнему дню, будет совсем не сложно вымуштровать Даймонд так, чтобы…»

— Вот тут, — сказала Даймонд, указав на старый трехэтажный многоквартирный дом, Который теперь она называла своим. — «Дом, паршивый дом….»[3]

Твайла рассмеялась. Черный юмор Даймонд показался ей очень милым.

— Почти в таком же мы жили с моим первым мужем. — Твайла затормозила и внимательно посмотрела на здание через лобовое стекло. — Как тут у вас, относительно безопасно? Ведь, если что, я пистолет могу взять с собой.

— Не стану уверять, что здесь совершенно безопасно, — призналась Даймонд. — Один раз меня уже обворовали. — Она пожала плечами. — Не взяли, правда, ничего. В квартиру залезли, перерыли все вверх дном. Наверное, ничего интересного для себя не нашли. — Она повернулась и посмотрела на Твайлу. — А у вас что же, действительно есть пистолет?

— Ну да, естественно. Самый настоящий пистолет. Я живу, пожалуй, в гораздо более благополучном районе, но меня уже дважды грабили. — Твайла усмехнулась. — Но если уж на то пошло, я вдвое старше вас, это тоже кое-что значит. Выгляжу более легкой добычей для грабителя. Вы так не думаете?

Даймонд улыбнулась.

— Может быть, — сказала она. — Ну как, поднимемся ко мне? Вы ведь сами сказали, что нам нужно обговорить детали. Так что не будем откладывать: пойдем и поговорим.

Твайла кивнула.

— Хорошо. Тем более что мне нечего скрывать: если мы выиграем, то выиграем вместе. — Она открыла свою дверцу, отстегнула ремень безопасности и выбралась из машины. Затем взглянула на Даймонд, продолжавшую сидеть.

— Поднимаемся? А то я уже не могу больше находиться в этом костюме: затянулась слишком сильно — дышать нечем.

Даймонд в свою очередь вылезла из автомобиля и вместе с Твайлой Харт пошла к входной двери. Открыв ее своим ключом, она впустила Твайлу и, заметив какого-то негра, намеревавшегося заскочить в подъезд, быстро захлопнула дверь у него перед носом.

Глава 15

Хенли вошел в спальню Джесса, неся перед собой на вытянутых руках пять свежевыглаженных сорочек. Как раз в этот момент Джесс выходил из ванной. Одно полотенце было повязано на бедрах, другим он вытирал волосы.

— Ваши рубашки, сэр, — сообщил Хенли и повесил их в шкаф, стараясь не замечать того, что Джесс стоит перед ним почти голый и что с него на ковер капает вода.

— Спасибо, Хенли, — сказал Джесс. — Только мне уже надоело напоминать, чтобы ты перестал именовать меня сэром. — Джесс швырнул на стул одно из мокрых полотенец и подошел к шкасру. — Ты ведь всегда звал Даймонд по имени. Почему же ты меня зовешь иначе?

Брови Хенли удивленно приподнялись. Его немало поразило то обстоятельство, что Джесс так легко произнес вслух ее имя. Однако Хенли был хорошо вышколенным слугой и как всякий хорошо вышколенный слуга должен был ответить.

— Я ведь не работал на нее, — сказал он и сразу почувствовал необходимость добавить: — Да и вообще она как-то не очень подходила на роль госпожи, если вы понимаете, что я имею в виду.

Пока Джесс одевался, Хенли терпеливо стоял у него за спиной, время от времени то подбирая брошенный ремень, то ставя аккуратно разбросанную обувь, то поднимая мокрое полотенце.

Джесс настолько привык к тому, что Хенли постоянно за ним все поднимает и убирает, что почти не замечал беспорядка, который творил. Но сейчас он взглянул в зеркало и заметил, что у Хенли на руке выросла целая куча разной одежды. Только тогда Джесс сообразил, что Хенли незаметно постоянно следил за порядком.

Джесс подошел и, взяв из рук Хенли мокрые полотенца, сам развесил их сушиться.

— Извини, старина. Я плачу тебе не за то, чтобы ты исполнял обязанности горничной. Если бы меня сейчас увидела моя матушка, я получил бы подзатыльник.

Добродушное настроение Джесса все больше удивляло Хенли. Босс опять сделался старым добрым Джессом, каким был до того, как Даймонд Хьюстон вошла в его жизнь. И это показалось Хенли удивительным, ведь он понимал: Джесс вовсе не переболел этой женщиной. Об этом даже речи не было. Чувства Джесса к Даймонд остались неизменными, Хенли не сомневался. Появись сейчас на пороге Даймонд Хьюстон, Джесе, наверное, потерял бы сознание от счастья.

— В таком случае очень Хорошо, что вашей матушки нет сейчас рядом, сэр. Потому что мы с вами отлично знаем, как по-свински вы себя ведете дома.

Джесс рассмеялся и шутливо запустил влажным полотенцем в спину Хенли. Тот настолько поразился этой очередной выходке, что выпустил из рук кипу грязного белья, только что вытащенного из корзины.

— Может, вы чего-то недоговариваете, сэр? — поинтересовался Хенли. Наверняка должно было существовать объяснение этому добродушному настроению босса.

Улыбка растаяла на лице Джесса. Он прислонился спиной к двери ванной комнаты и чуть дрожащим голосом сказал:

— Она звонила мне.

— Мисс Даймонд?! И когда же? Где она? Она собирается приехать?

— Не знаю, она не захотела говорить со мной, — признался Джесс.

Хенли нахмурился. Все это звучало как-то странновато. Чем это объяснить: позвонила, но не захотела говорить?! Может, напряжение последних месяцев оказалось для Джесса чрезмерно большой нагрузкой? Может, Джесс немного повредился умом?

— Да не гляди ты на меня так мрачно, — сказал Джесс. — Я понимаю и сам, что мои слова звучат весьма странно, но это — чистая правда. Она мне позвонила, но не произнесла в трубку ни единого слова.

— Откуда же вы знаете, что это была именно она? — спросил Хенли. — Может, кто-то ошибся номером, а все остальное вы себе просто придумали?

— Она плакала, я слышал.

Как это ни странно, однако такой ответ показался Хенли вполне исчерпывающим.

— Стало быть, она все же позвонила. Но она могла звонить откуда угодно, — заметил Хенли. — Как же вы намерены искать ее?

— Я слышал гудок проходившего поезда.

Хенли возвел глаза к потолку. Он чувствовал, что близок к отчаянию.

— Поезда ходят повсюду, сэр. Вы же не знаете, что это был за поезд, в каком городе. Боюсь, что сейчас вы зря обольщаетесь надеждой, не настали бы после жестокие разочарования.

Джесс отрицательно покачал головой:

— Нет. Я уверен, что прав. Я услышал поезд, а потом она повесила трубку. Через считанные минуты я вышел на крыльцо и услышал тот же самый гудок поезда, когда состав проходил мимо нас. Она точно в Нэшвилле, Хенли. И видит Бог, я обязательно отыщу ее!

Хенли покачал головой, нагнулся и начал собирать с пола грязное белье.

— Дай-то Бог, сэр. — С этими словами он вышел, а Джесс начал одеваться.

Когда полчаса спустя Джесс пришел на кухню, он с удивлением увидел, что Хенли все еще тут.

— Иди домой, приятель, — сказал Джесс, — Ведь Новый год на носу. И завтра пусть у тебя будет выходной. До встречи в новом году!

Хенли улыбнулся при упоминании о празднике.

— Благодарю вас, сэр. Полагаю, именно так я сейчас и поступлю. Если вы будете смотреть футбольные матчи или намерены пригласить кого-нибудь в гости, я на всякий случай приготовил несколько видов закуски. Лежат на обычном месте, вы сразу найдете.

— Спасибо, Хенли.

— Да! — Хенли вдруг вспомнил о послании, которое было передано, пока Джесс мылся в душе. — Чуть не забыл! Вам звонил Мак Мартин. Перезванивать ему он не просил, просто сказал, что хочет с вами встретиться на вечеринке в отеле «Юнион Стейшн».

Джесс кивнул, подумав о том, с чего бы это вдруг Мак решил позвонить? За все годы их знакомства Джесс мог на пальцах одной руки пересчитать все случаи, когда Мак звонил ему.

— Ладно, — сказал Джесс. — Кстати, старина Томми не говорил, должен я или нет подбросить его на машине?

— Не знаю, сэр, с мистером Томасом я не разговаривал уже несколько дней подряд. Так что даже не знаю, что вам ответить.

Джесс лишь пожал плечами.

— Ладно, по пути остановлюсь у его дома и спрошу сам.

Хенли ушел, а Джесс отправился за плащом и ключами. Теперь, когда он был одет и закончил все домашние дела, ему хотелось поскорее покинуть ранчо и оказаться среди людей. Джессу казалось, чточем чаще он станет появляться на публике, тем больше у него появится возможностей отыскать Даймонд. Хотя он и понимал, что они должны вращаться в разных кругах. Иначе он давно бы уже встретил ее.

Сегодняшнюю вечеринку они с Томми запланировали несколько месяцев назад. Старая станция «Юнион трейн» в центре Нэшвилла несколько лет назад была реконструирована и теперь представляла собой элегантный отель, славившийся своей интимной атмосферой. Накануне Нового года Джесс снял банкетный зал для своих музыкантов и их семей. Были также приглашены несколько «шишек» из звукозаписывающего бизнеса. Те, кто любил на Новый год повеселиться на дармовщинку.

Все частности, включая и список приглашенных, Джесс поручил Томми. Правда, за последние месяцы, после всех совершенных Томми промахов, доверие Джесса к нему сильно пошатнулось.

Усевшись в машину, Джесс понял, что все, что спланировал Томми, менять уже поздно. Да, пожалуй, он слишком многое доверяет своему менеджеру. Этому пора положить конец. Джесс двинулся по проселочной дороге, шурша протекторами по опавшим листьям и мелким камешкам. Минут через пятнадцать он уже ставил машину на стоянке дома, в котором жил Томми.

Джесс сразу обратил внимание на то, что машина его менеджера стоит на своем месте. Казалось очевидным, что в эту минуту Томми расхаживает взад-вперед по квартире, награждая своего босса не слишком лестными эпитетами из-за того, что пришлось так долго-ждать. Однако все оказалось совершенно иначе.

Джессу пришлось стучать в дверь, пока костяшки пальцев не заболели. Затем он вытащил из кармана связку ключей. Много лет назад в приступе дружеских чувств Томми вручил Джессу ключи от своей квартиры. Джесс никогда раньше ими не пользовался. Но что-то подсказало ему, что сегодня как раз такой случай, когда воспользоваться стоит.

— О черт, — пробурчал Джесс, стараясь при тусклом свете лампочки вставить ключ в замочную скважину. Наконец тот послушался, и Джесс удовлетворенно вздохнул. Замок легко открылся.

За распахнувшейся дверью царил полнейший хаос. В первую секунду Джесс даже испугался: вдруг он войдет внутрь и увидит Томми лежащим мертвым на полу?! Вдруг его кто-то убил?! Но эта мысль мгновенно улетучилась при виде Томми, неверными шагами входившего в гостиную. В одной руке у него была бутылка виски, в другой — пустой бокал.

Серый свитер Томми выглядел так, словно его нужно было постирать еще год назад. По запаху в квартире можно было догадаться, что и самого Томми тоже не помешало бы поставить под душ.

— Томми?

Тот даже подпрыгнул от неожиданности. Бокал выпал из его дрожащей руки. Томми уставился на Джесса. Наконец, поняв, кто именно перед ним стоит, Томми пьяно улыбнулся:

— Джесс, старина, неужели это ты? Хошь закурить? Только твои, а то у меня уже несколько дней как кончилось курево.

Джесс громко хлопнул дверью и прошел в квартиру, понимая, что едва ли нужны еще какие-нибудь свидетели того, в каком состоянии находится сейчас его менеджер, какой бардак он устроил в своей квартире.

— Черт возьми, да что это с тобой? — спросил его Джесс, осторожно вынимая бутылку из рук Томми.

Тот пьяно усмехнулся и попытался было хлопнуть Джесса по плечу, но промахнулся и скорее всего свалился бы на пол, не подхвати его Джесс вовремя.

— Что со мной? Да ничего особенного, ровным счетом. Чего это ты вдруг спросил? Ой-ой, можно подумать! Ну, выпил человек малость, и чего в этом такого? — Он похлопал себя по пустым карманам. — Ты уверен, что у тебя нет курева?

Джесс уставился на менеджера. Нет, тут явно было что-то не так. За все годы их совместной работы он никогда еще не видел, чтобы Томми до такой степени терял над собой контроль.

— Выпил и выпил, конечно, ничего страшного, — согласился Джесс. — Но судя по тому, как от тебя разит, и по запаху в квартире, ты отрываешься уже не первый день. Кстати, сигарет у меня нет.

Томми пожал плечами и нахмурился. Он вновь попытался освободиться от руки Джесса и чуть было не грохнулся.

— Совсем не так давно, — пробормотал он. — Со стоянки… Не думал, черт, что так выйдет… Нет, сэр, поверьте на слово: совершенно не думал…

— Какая еще стоянка? Ты в стелькупьян — при чем же тут какая-то стоянка?! — уже раздражаясь, спросил Джесс.

Томми указательным пальцем как бы нацелился Джессу в нос.

— Все ты виноват, ты, — с трудом ворочая языком, бормотал он. — Послушал бы меня раньше… она бы не вертелась под ногами. Надо было бросить ее там, где подобрал, черт…

Она!

Джесс тотчас понял, о ком говорит Томми. О Даймонд! Сначала был этот неожиданный ночной звонок, теперь — вот это. Многовато для простого совпадения. Может, она и Томми тоже звонила? Джессу требовалось выяснить это немедленно. Он крепко схватил Томми за руку повыше локтя.

— Где она? Ради Бога, Томми, если все это время ты знал, где она, и специально мне не говорил, я тебе шею сверну!

Возмущенный такими подозрениями, но все же испытывая чувство вины, поскольку частично подозрения были оправданными, Томми хотел было сделать большой шаг и отойти от Джесса, но его нога ступила неудачно, и Томми завалился на пол — прямо лицом в ковер.

На лице Джесса появилась гримаса отвращения. Он никак не мог поверить, что вот этому человеку он доверял все свои дела, доверял ему свою собственную карьеру. Джесс легонько потрогал плечо Томми носком своего ботинка. Втайне ему хотелось, чтобы Томми потерял сознание: тогда на какое-то время разговор можно было бы прекратить. Но увы.

Томми шевельнулся, затем попытался встать на ноги. Он, видимо, чувствовал брожение в желудке и понимал, что самое время идти в ванную.

— Встать помоги, — жалобно попросил Томми. — Мне что-то нехорошо.

— Это мне от тебя нехорошо, — сказал Джесс, рывком бесцеремонно поднимая Томми на ноги. — Я задал вопрос. Ты знаешь, где находится Даймонд Хьюстон?

— Я ничего не знаю, — пробурчал Томми, с трудом продвигаясь в сторону ванной. — Только и знаю… что она села в автобус. Я пытался найти ее… Правда…

Джесса это удивило. Впрочем, из пьяной болтовни менеджера ничего толком нельзя было понять.

— Ты видел, как она села в автобус и уехала из города? Мне показалось, ты сам сказал…

— Да нет, чччерт, — крикнул Томми и захлопнул за собой дверь. Захлопнул в самый последний момент.

Джесс поморщился и отошел подальше от двери, не желая слушать мучительные откашливания, хрипы и сопение блюющего Томми.

Через несколько минут дверь ванной открылась, и Томми, прижимая к лицу влажное полотенце, вышел в холл. Он даже не обращал внимания на потоки воды, стекавшие с его волос на свитер. Случайно ударившись о стену, Томми выругался и отбросил полотенце. Глаза у него совсем налились кровью. Увидев Джесса, про которого он уже успел забыть, Томми нервно дернулся.

— Если напряжешься и вспомнишь, я задал тебе вопрос, — спокойным голосом напомнил Джесс.

У Томми опять все сжалось в желудке. Он даже подумал, не пойти ли ему еще раз в ванную. Но по лицу Джесса понял, что с признаниями лучше не тянуть.

— Не знаю я, черт возьми, где она! — простонал Томми и, подняв с пола полотенце, положил его себе на шею. — Как голова раскалывается, если бы ты знал! Я не ел уже несколько дней. Мне плохо, а ты беспокоишься о какой-то дряни.

Джесс, схватив Томми за воротник свитера, с силзй прижал его к стене.

Повторять свой вопрос Джессу не пришлось. Томми и так уже сообразил, что дальше отступать некуда.

— Я правда не знаю, где она, — жалобно заныл Томми, безуспешно пытаясь высвободиться из железной хватки Джесса. — Я даже не уверен, что это вообще была она. Только заметил высокую блондинку, которая на остановке села в городской автобус. Черт, да таких миллион в нашем городе. Не понимаю, что мешает тебе пойти и подцепить себе точно такую же? А эту позабыть?

— Когда? — спросил Джесс. Томми отвел взгляд; он был не в состоянии смотреть Джессу в глаза.

— Как раз перед Рождеством, — поспешно ответил он, прежде чем Джесс успел ударить его. — Но я и сейчас не уверен, что тогда встретил именно ее. Поэтому и не говорил тебе. Не хотел обнадеживать зря.

Джесс был так взбешен, что его трясло. Но сводить счеты с Томмй, когда он находился в таком состоянии, — это все равно, что бить ребенка.

— Одного ты никак не можешь понять, — сказал Джесс, отворачиваясь, чтобы Томми не заметил выражения боли в его глазах, — я никогда и не переставал надеяться. Никто мне больше не нужен, только она. Я непременно отыщу Даймонд, а когда это произойдет, ты будешь Бога молить, чтобы она ни в чем тебя не обвинила. Я люблю ее и намерен жениться, на ней. И если ты не найдешь с ней общий язык, одному из вас придется уйти. Думаю, ты понимаешь, кто именно это будет. Так ведь?

Джесс вышел из квартиры на улицу и сделал глубокий вдох, избавляясь от вони, царившей у Томми. Он сел в машину, откинулся на спинку сиденья и постарался взять себя в руки. Он был не в силах сейчас поехать в отель «Юнион Стейшн».

Джесс завел двигатель, включил радио, чтобы было не так одиноко, и поехал. Когда по радио вдруг начали передавать новейший хит сезона, с которого, собственно, и начались все злоключения Джесса, тот не выдержал, резко развернулся и поехал домой.

— Таким образом, мои дорогие любители музыки кантри, — рассказывал диск-жокей, чей голос разносился по всему салону машины, — уже пятую неделю подряд песня «Ложь» занимает первую позицию в хит-парадах. Высказываются различные догадки о том, кто та женщина, что подпевает знаменитому Джессу Иглу. По моему мнению, музыкант избрал отличную стратегию. Благодаря таинственности вокруг этой песни альбом очень хорошо распродается. Слушатели ломают голову: кто же на самом-то деле подпевает Джессу Иглу? Что ж, всякая выдумка хороша, если она срабатывает. А если вы, друзья, случайно знаете, кто эта женщина, звоните нам в студию…

Джесс нахмурился. Он и не предполагал, что его запись с Даймонд будет иметь последствия. Ее имя не было указано на обложке альбома, но Томми поклялся, что это всего лишь досадная оплошность, допущенная при подготовке макета. Но именно голос Даймонд принес половину успеха этой песне. А все объяснения Томми, почему с Даймонд не был заключен контракт, были настоящей глупостью: они звучали абсолютно непрофессионально.

Джесса уже не раз спрашивали про женщину, чей голос звучит на альбоме; особенно эти расспросы участились в последние недели. Джесс даже придумал стандартный ответ: «Спросите у моего менеджера». Может, это было одной из причин того, что Томми так распустился.

Голос Даймонд раздавался из динамиков; она пела о лжи, о нарушенных обещаниях, и голос Джесса звучал так сильно, словно уверял в том, что подобное больше никогда не повторится.

— Надеюсь, у меня еще будет возможность доказать тебе это, — сказал Джесс вслух, выключив радио и выезжая на Бродвей. Он все-таки решился поехать на вечеринку в «Юнион Стейшн».

Веселье только-только начиналось, когда Джесс появился в зале. Эл с женой стояли в дверях, и Рита почти сразу схватила Джесса за руку.

— Где ты пропадал, красавчик? — шутливо спросила она. — Это же твоя вечеринка. А нам приходится изображать из себя хозяев. Кстати, где же Томми? Я думала, он первым сюда придет. Ты не знаешь, где он может быть?

— Томми сегодня не будет, — сказал Джесс. — Судя по всему, он начал праздновать уже несколько дней назад и сейчас немного утомился.

Эл удивленно посмотрел на Джесса, но благоразумно воздержался от дальнейших расспросов о Томми. По выражению лица своего босса он понял, что тому не слишком приятно отвечать.

Рита не любила Томми, и потому лично ей было безразлично, придет он или нет.

— Ну что ж, встречай своих гостей, — сказала она. — А я пойду налью нам что-нибудь выпить.

Джесс поцеловал Риту в щеку и извинился перед Элом, который сразу последовал за своей супругой, оставив Джесса на посту у дверей. Тот изобразил на своем лице приветливую улыбку и приступил к обязанностям хозяина вечеринки. К нему стекался весь цвет Нэшвилла.

Политики, главные менеджеры студий звукозаписи, исполнители кантри и просто старые друзья — кого там только не было; все оживленно болтали, пили, причем наливали себе такие огромные порции, словно стремились напиться на всю оставшуюся жизнь. Джесс наблюдал за тем, как шампанское льется рекой, как: вмиг разбираются с подносов закуски. Да, вечеринка удалась на славу, что и говорить. Но Джессу нужна была только Даймонд. Во всяком случае, сегодня вечером.

— Джесс! Дорогой! Вот ты где! Тут рядом со мной есть человек, который очень хотел бы познакомиться с тобой.

Узнав голос женщины, Джесс мысленно послал Томми ко всем чертям. Женщина между тем цепко ухватилась за его рукав. Он даже прикрыл глаза ладонью: в серебряном сиянии перед ним стояла Сельма Бенетт.

— Привет, Сельма, я и не заметил, как ты пришла. Всего ли тебе здесь хватает? — спрашивал Джесс, понимая, что в качестве хозяина вечеринки обязан задавать такие вопросы. «О черт, Томми. Я ведь так и знал, что ты пригласишь эту дуру!»

— Всего мне никогда в жизни не хватает, — со смехом ответила Сельма и подмигнула Джессу; она флиртовала с ним, явно не желая учитывать разницу в возрасте.

У Джесса возникло сильнейшее желание расхохотаться вслух, громко, не сдерживаясь. При одной мысли о том, что можно раздеть эту немолодую женщину и затащить ее в постель, ему хотелось смеяться, однако Джесс отлично знал, что смеяться над Сельмой Бенетт небезопасно. Неприятностей Джессу и так уже хватало.

Сельма вздохнула. Было очевидно, что Джесс не собирается ей подыгрывать.

— Да, у меня действительно есть один человек, который хотел бы с тобой встретиться. Она — дочь моих друзей, приехала в город на каникулы. Вы отлично подошли бы друг другу.

Джесс положил руку на локоть Сельмы и легонько сжал, чтобы подчеркнуть свои слова.

— Спасибо, я в этом не нуждаюсь, — сказал он. — Боюсь, что мое сердце уже занято, во всяком случае, на ближайшее столетие. А вот позднее, если твоя подруга все еще будет в городе, пусть она заглянет ко мне.

Джесс улыбнулся, чтобы отказ не выглядел слишком грубым. Сельма покраснела, и Джесс решил, что она, конечно, покраснела от ярости, а вовсе не от смущения. Глаза ее прищурились, губы сжались в ниточку.

— Только не пытайся меня уверить, что ты до сих пор страдаешь из-за той долговязой блондинки!

— Я сказал тебе все, что хотел, Сельма. Оставим этот разговор. — Джесс повернулся и отошел в сторону, моля Бога, чтобы эта женщина провалилась сквозь землю, да еще и Томми забрала бы вместе с собой.

Но Сельма была не из тех, кто обижается, если закрывают дверь у них перед носом. Раз что-то решив, она добивалась этого до конца.

— Ну ты даешь! — Сельма истерично расхохоталась. На ее щеках показались яркие пятна румянца. — Подумать только, она тебя бросила, а ты все никак не успокоишься!

Джесс резко обернулся. Лицо его сильно побледнело — одного этого было достаточно, чтобы Сельма насторожилась. Но она всегда замедленно реагировала на то, что следовало бы подмечать моментально. И сейчас Сельма, не обращая внимания на бледность Джесса, открыла было рот. Он остановил ее:

— Миссис Беннет, если у вас есть хоть малейшее чувство такта, вы прекратите этот разговор. Я не намерен обсуждать Даймонд с вами или с кем-то другим. Моя личная жизнь касается только меня. Но раз уж вы с приятелем пришли ко мне в гости, я хочу, чтобы вы развлекались тут в свое удовольствие. Как говорит пословица, не тронь лиха, пока оно тихо.

С этими словами Джесс отошел; ему было наплевать, даже если она почувствовала себя оскорбленной. Джесс лишь надеялся, что теперь-то Сельма точно уберется отсюда и прихватит с собой своего приятеля. Нахлобучив поглубже шляпу, Джесс направился к двери. Ему было необходимо подышать свежим воздухом.

— Джесс! Где же ты пропадал? — раздался у него над ухом голос Мака. Он схватил Джесса за локоть и потащил за собой в вестибюль.

— Да нигде. Играю в хозяина, пока Томми просыхает.

— А что такое с Томми?

— Пьян в стельку.

— Тоже ничего! — мрачно заметил Мак. — Стало быть, его сейчас тут нет?

— Какое все это имеет отношение…

Мак подался к Джессу, внимательно глядя в глаза боссу. Ему не терпелось сообщить свою новость. И то обстоятельство, что Томми не было на вечеринке, было ему только на руку.

— Я видел ее.

У Джесса похолодело внутри. Он почувствовал внезапную слабость в коленях. Джесс сразу понял, о ком идет речи: была на свете только одна женщина, которая его интересовала.

— Где она?!

— В Клубе Мелвина Колла, ты наверняка его знаешь.

— Она там выступала?

Мак улыбнулся:

— Представь себе, она пела там, старина! Никогда не слышал более великолепного выступления. Она пела даже лучше, чем на твоем альбоме.

— И что она тебе сказала? Где она живет? Она расспрашивала о…

Отвечать разом на все эти вопросы было непросто. Мак задумчиво пригладил пятерней свою шевелюру.

— Дело, собственно, вот в чем… Я не разговаривал с ней лично. Я даже почти уверен, что она не заметила меня. Я был так потрясен, увидев ее, что все выступление сидел и смотрел, открыв рот. Из-за нее я даже расстался с одной симпатичной рыжеволосой девчонкой, хотя до того целый месяц умолял ее сходить со мной в клуб.

Для пущего эффекта Мак усмехнулся, но эта усмешка осталась незамеченной. Было ясно, что Джесса мало интересуют сложные отношения Мака с женщинами. Он хотел, чтобы как можно скорее закончились эти предисловия, и Мак перешел к делу. Но пришлось набраться терпения,

— Ну и?.. — не выдержал все-таки Джесс.

— Ах да, — сказал Мак. — Когда я опомнился, она уже ушла!

— Нет! — простонал Джесс и привалился к двери.

— Но все не так плохо, как ты думаешь, — поспешно сказал Мак. — Я выяснил, где именно она сейчас работает. И даже больше, я знаю, где можно найти ее сегодня вечером.

Джесс так и подскочил от неожиданности.

— Да говори же, Мак! Ты невыносимо тянешь: нет сил терпеть! Просто скажи, где, черт возьми, я могу ее найти! А о своих девицах ты мне потом расскажешь.

— У меня есть идея получше, — ежазал Мак. — Я сам тебе покажу.


Вечеринка была сразу забыта. Не прошло и минуты, как они уже сидели в машине Мака, направляясь к бару. Джесс был немного удивлен, когда Мак свернул на какую-то темную улицу, потом въехал на охраняемую автомобильную стоянку.

— Мы у клуба Мелвина Колла, — сказал Джесс. — Она что же, постоянно тут выступает?

— Нет, — ответил Мак. — Работает она в маленьком заведении, называется бар Дули, это на Джефферсон-стрит. Когда она не разносит выпивку, ей и там тоже удается петь, насколько я знаю. А сегодня она выступит вместо одного из певцов в праздничной программе.

Джесс нахмурился. Это показалось ему повторением жизни Даймонд в Крэдл-Крике, когда она работала в баре Уайтлоу.

Как только Мак поставил машину на стоянку, Джесс поспешно вышел из салона и почти побежал ко входу. Но буквально через считанные секунды неожиданно вернулся к машине.

— Что случилось? — спросил Мак. — Ты передумал? Не хочешь ее видеть?

— Да, черт возьми! — выдохнул Джесс, упираясь руками в капот оказавшейся поблизости «БМВ» и глядя на свое отражение, искаженное неровной металлической поверхностью. — Я подумал, а что, если она сама не хочет видеть меня? Что тогда? Что, если, увидев меня, она снова попробует удрать?! Я не перенесу этого, Мак. Я ведь так до конца и не выяснил, почему она решилась оставить меня.

Мак понимающе кивнул. Об этом он как-то совершенно не думал.

— Может, это я в чем-то виноват? — спросил Мак, вспоминая, как непросто поначалу складывались их отношения с Даймонд.

— Да нет, — твердо возразил Джесс. Он оттолкнулся от машины. — Вы в конце концов сумели понять друг друга и помириться. Да и Даймонд не из тех, кто долго помнит зло, если я, конечно, хоть что-то понимаю в женщинах. Дело тут в чем-то в другом… Или в ком-то другом… Пока я не предполагал, что она может вот так взять и удрать, я не решался поговорить с ней начистоту. Понимаешь, о чем я?

Мак со вздохом кивнул:

— Я понимаю… Но, старик, неужели ты даже не хочешь увидеть ее?!

Голос у Джесса задрожал, в глазах появилось выражение отчаяния.

— Да я бы год жизни отдал за возможность хоть одним глазком посмотреть на нее!

— Не знаю, не знаю, — сказал Мак. — Не думаю, что тебе придется платить такую высокую цену. Если ты пойдешь со мной, я устрою, так, что ты сможешь её отлично разглядеть, а она при этом тебя не увидит.


Своим офисом, оборудованным по последнему слову техники. Мел очень гордился. Он видел такой же в одном из казино Лас-Вегаса. На полу — ковры, с потолка льется мягкий свет. И вся западная стена сплошь из стекла. Мел мог видеть все, что происходит за пределами его офиса, однако его самого снаружи никто видеть не мог.

— Все это — в твоем распоряжении, старина, — сказал Мак. — Тебе только остается закрыть дверь, чтобы никто не мещал. А я пойду в зал и затеряюсь в толпе. Она меня не увидит, это я гарантирую.

Джесс кивнул, повернул в замке ключ, подошел к стене и уставился вниз, на сцену, где должно было происходить главное для него действо. Мускулы живота невольно напряглись, когда в зале потух свет, — верный признак того, что сейчас конферансье объявит выступающего. Джесс бросил шляпу на стул и сглотнул, стараясь как-то справиться с комом, застрявшим в горле.

Мел был в отличном настроении. Он радовался, что в клубе собралось много народу, радовался жизни — вообще был в ударе. Он вышел на сцену, жестом попросил тишины и, не дождавшись, оглушительно свистнул, чтобы заставить замолчать самых болтливых. Как только воцарилась относительная тишина. Мел объявил следующий номер программы. Не успел он произнести: «Мисс Даймонд Хьюстон», — как возник невообразимый шум, который, казалось, смел конферансье с подиума. Этот же восторженный рев поставил на его место Даймонд.

— О Боже!..

Джесс прилип к стеклу, едва держась на ослабевших ногах. Он ухватился руками за стену и уставился на женщину, стоявшую внизу. Она похудела, к тому же со своего наблюдательного поста Джесс не мог видеть части ее лица. Но это определенно была Даймонд. И когда она в ответ на чью-то шутку из публики рассмеялась, Джесса просто затрясло от гнева и возмущения. Да как же она может хохотать, когда он, Джесс, недавно чуть не умер! И вообще, что такого ужасного он совершил, почему дна решилась удрать от него?! И даже не оглянулась при этом?!

Джессу потребовалась вся его выдержка, чтобы сейчас же не выбежать из офиса, не забраться на сцену, не схватить Даймонд. Он хотел вытащить ее из этого зала и прямо спросить, почему же все-таки она ушла от него. Однако здравый смысл возобладал. Джесс стоял, смотрел на нее — и глаз оторвать не смел.

Ритм кантри наполнил зал — и Даймонд запела. Она была одета в черное. Софиты заставляли серебряные нитки переливаться всеми цветами радуги — вокруг шеи и на рукавах создавалось яркое свечение. Ткань ее черных брюк также была прострочена серебристой нитью; сапожки Даймонд были украшены серебряными носками и миниатюрными серебряными шпорами. Шпорами Даймонд отбивала такт, одновременно перебирая гитарные

Не оглянувшись на него, хоть ныла вся душа,

Я смело вышла из дверей, дерзка, но хороша.

Из всех былых его даров из модного тряпья,

Из украшений — ничего не захватила я.

Со мной гитара, и гроза гремит над головой,

А две рубашки, башмаки, и две начальные строки

Неспетой песенки моей, хранятся в рюкзаке.

Джесс слушал песню, испытывая чувство, похожее на недоумение. Он не мог глаз оторвать от Даймонд. Еще хуже было то, что слова ее песни напоминали Джессу о происшедшем между ними. Все так и было — Даймонд дерзко вышла из дверей, не взяв ничего из его подарков. А свои собственные вещи прихватила — не в рюкзаке, правда, а в чемодане, но это было не важно. И то, что Даймонд не взяла ни одного его подарка, было едва ли не самым ужасным для Джесса.

Я рассказала о ночной грозе невдалеке,

Но жаль, что девичью любовь не спрячешь в рюкзаке.

Джесс напряженно вслушивался в слова песни, стараясь найти в ней ответы на мучившие его вопросы. Однако единственное, что он смог понять, это то, как Даймонд талантлива. Взяв последнии аккорд, девушка прижала ладонью струны и, улыбнувшись, оглядела публику. Джессу на минуту показалось, что она смотрит прямо на него. Глаза в глаза.

Он резко отстранился от стеклянной стены, словно та вдруг оказалась заряженной электричеством. Джесс слышал только удары собственного сердца. И ничего не чувствовал — лишь боль в груди.

— Боже мой, леди! — прошептал он. — Мне необходимо вновь сделаться нормальным полнокровным человеком, а я не могу стать таким без тебя. Мне нужна твоя любовь, очень нужна… Если бы ты только знала, как я люблю тебя!

Ни слова в ответ. Даймонд отвернулась, и на Джесса накатило сильнейшее отчаяние. Рассудком он понимал, что она никак не может сейчас его видеть, но сердце отказывалось считаться с этим. Джесс уткнулся лицом в ладони и долго стоял в полной неподвижности. Потом стремительно вышел из офиса Мела, боясь натворить что-нибудь такое, о чем потом придется пожалеть.

Мак поджидал его на стоянке. По лицу Джесса он сразу понял, что увидеть Даймонд стало для босса огромным испытанием.

— Ты в порядке? — спросил он, когда Джесс сел к нему в машину.

— Буду в порядке, дай минутку в себя прийти, — ответил Джесс. — Но в полном порядке я буду только тогда, когда привезу Даймонд домой.

Мак кивнул и завел двигатель.

— Считай, я твой должник, — спокойным голосом продолжал Джесс.

— Ничего подобного, — возразил Мак; — Это ей я был должен. Я просто-напросто отдал долг этой леди.

Джесс поглубже вздохнул и откинул голову на подголовник кресла.

— Слушай, отвези меня назад, в «Юнион Стейшн», Мак. Скоро ведь Новый год а мне надо еще кое-что решить и сделать.

— Как скажешь, — ответил Мак и свернул на Хиллсборо-драйв. — Да, вот еще что, Джесс. Как ты думаешь, когда мы вернемся, не стоит ли мне позвонить той рыженькой, а? Может, до полуночи я сумею уговорить ее поехать ко мне домой?

Джесс улыбнулся. Приятно было осознавать, что есть в этом мире что-то неизменное. Мак, например, оставался верен себе. Уж если он на что-то настраивался, его ничем нельзя было сбить.

— Черт возьми, Мак, но ведь до двенадцати осталось меньше часа. Или ты действительно считаешь, что она приехала домой и села у телефона, гадая, позвонишь ты ей или нет.

Мак пожал плечами.

— Никогда не знаешь заранее. Попробовать-то можно.

Уверенность, с которой Мак произнес эти слова, вызвала улыбку на лице Джесса. Но гитарист был по-своему прав. Пока не попробуешь, никогда наверняка не узнаешь. А если не попробуешь совсем — стало быть, ты заранее сдался, опустил руки. Губы Джесса решительно сжались, придав его лицу непреклонное выражение. Он ведь чуть было не опустил руки. Но нет, теперь он ни за что не сдастся, особенно, когда у него появился смысл в жизни.

— Ну что ж, наверное, я пойду по твоим стопам, — мягко сказал Джесс.

— Не понял. — Мак притормозил на красный свет.

— Это я так, просто размышляю вслух, — ответил Джесс.

Мак кивнул и решительно рванул вперед.

Глава 16

— Десять… девять… восемь… семь… шесть… Мелвин Колл держал в руке микрофон и отсчитывал в обратном порядке секунды уходившего года. В другой руке Мелвин держал бокал с шампанским.

— Ты была просто великолепна, — громко сказала Твайла сходившей с подиума Даймонд, стараясь перекрыть шум в зале.

Даймонд кивнула и громко поблагодарила, затем протянула Твайле гитару и зажала ладонями уши, давая понять, что из-за шума не может говорить и почти ничего не слышит. Потом она пошла в сторону холла; откуда можно было попасть в клубный офис.

Твайла спрятала гитару в чехол и поставила в углу, у самой сцены. Поведение девушки ее немного удивило. Твайле казалось, что после такого успешного выступления у Даймонд могло быть настроение и получше. Конечно, молодой начинающей певице повезло, но она все же выступила у Мелвина Колла, да еще в такой праздничный день.

Сказать правду, Даймонд держалась на сцене, как настоящая профессионалка: отлично отыграла свою часть программы и затем спокойно сошла со сцены так, словно это происходило с ней каждый день.

— Что-то здесь не то, — пробормотала про себя Твайла, — и я обязательно выясню, в чем тут дело.

— Вижу ты уже начала говорить сама с собой? — поинтересовался Дули, нагнувшись к самому уху Твайлы, чтобы перекричать шум и гам.

Твайла даже вздрогнула от неожиданности. Хотя вокруг было полно народу, она никак не ожидала, что кто-то так незаметно подкрадется сзади. И уж, конечно, она не ожидала такого от Дули Хоппера.

— Что ты здесь делаешь? — спросила Твайла, увлекая Дули в холл, где было сравнительно тихо и не надо было орать своему собеседнику прямо в ухо.

— Слушал ее выступление, — гордо сообщил Дули.

— И что думаешь? — поинтересовалась Твайла.

— Думаю, что хорошо бы тебе подыскать для моего заведения какую-нибудь похожую девушку. Моя красавица, судя по всему, недолго продержится в баре.

Твайла понимающе улыбнулась.

— Стало быть, она тебе сегодня понравилась?

Дули громко фыркнул.

— Понравилась? Это не то слово. Впрочем, я-то сразу понял, что у нее потрясающий голос. Но сейчас и все остальные, кажется, начинают это понимать. Что ж, давно пора, черт возьми. Мне так жаль ее, когда она приходит ко мне грустная, подавленная. Может, когда к Даймонд придет настоящий успех, она сможет забыть того, кто сделал ее такой грустной.

Твайла нахмурилась. Ей не слишком приятно было думать, что ее новая подопечная, еще даже не начав как следует заниматься профессиональной карьерой, уже успела погрязнуть в своих личных проблемах.

— Что ты имеешь в виду? — на всякий случай спросила Твайла. — Что вообще тебе известно о ее личной жизни? Она мне пока еще ничего не рассказывала.

— Да ничего мне точно не известно, — сказал Дули; — Просто когда я взял ее на работу, у нее был такой затравленный взгляд… Я сразу узнал его. Было время, когда я смотрел точно так же. Когда был совсем молодым. Словом, я сразу понял, что она убежала от кого-то.

— Убежала?

— Ну, абсолютно уверенно я не скажу, — пояснил Дули. — Но готов поспорить, что в ее несчастьях замешан мужчина!

— И слушать ничего не желаю, — энергично сказала Твайла, нервно вертя на пальце свое огромное бриллиантовое кольцо. Было видно, что она расстроена услышанным.

— Ну еще бы! — подтвердил Дули. — Но договоримся: ты от меня ничего подобного не слышала. Ладно?

Твайла пожала плечами.

— Кстати, а куда это Даймонд вдруг подевалась? — спросил Дули.

Твайла указала куда-то в сторону.

— Я как раз сама хотела поговорить с ней. Думаю, она пошла туда. Может, чтобы оказаться подальше от всего этого шума. У нее после выступления было такое лицо, словно она страдает от головной боли. — Твайла вздохнула. — А после того, что ты сейчас сказал, я думаю: может, у нее болит не голова, а сердце?

Дули пошел в указанном направлении через узкий холл, поднялся по лестнице, перешагивая сразу через несколько ступеней и делая это с необычной для своего возраста легкостью. Если с Даймонд что-то и вправду стряслось, это нужно было выяснить как можно скорее.

Твайла посмотрела ему вслед, вспоминая, как радовалась Даймонд дня два назад, когда решено было встретиться с ее боссом. Твайла вспомнила, как они припарковали машину возле невзрачного заведения и она еще тогда подумала, что хозяин такого местечка должен крепко держаться за Даймонд. Но все равно встречу нельзя было откладывать надолго — у Твайлы имелись на то свои совершенно особенные причины.

Во-первых, ей хотелось увидеть человека, который подобрал Даймонд с улицы, дав девушке возможность жить в Нэшвилле. А во-вторых, Твайле нужно было понять, какое сражение ей придется выдержать после того, как она объявит, что собирается увести у Дули работника. Дело в том, что у Твайлы Харт были далеко идущие планы в отношении Даймонд…

Однако знакомство оказалось на удивление приятным. Даймонд вообще была поражена, когда Твайла и Дули обнялись, как добрые друзья. Потом уже она узнала, что в прошлом Твайла и Дули Хоппер — старые приятели.

Дули порозовел от волнения и даже начал чуть-чуть заикаться, когда Твайла сказала, что всегда считала его отличным певцом из «бэк вокал»[4] и очень неплохим исполнителем на гитаре. Когда же Твайла поинтересовалась у Дули, почему тот перестал заниматься музыкой, он молча продемонстрировал ей натруженные ладони, на одной из которых недоставало пальца.

— Что такое случилось? — изумленно спросила Твайла.

— Много лет назад я слишком часто дрался, — признался Дули. Больше он ничего не добавил, да, впрочем, и так все было ясно.

К тому времени, когда «знакомство» можно было считать завершенным, Твайла пришла к выводу, что Дули просто добрый старый друг, а он совершенно ясно понял, что Даймонд осталось работать в его баре считанные дни.


Шум в зале постепенно стихал. Даймонд сидела в офисе Мелвина, и царившие в нем спокойствие и тишина были просто оглушающими. Все чувства, которые она постоянно подавляла в себе, здесь вышли наружу.

Внутри у Даймонд все сжалось, ладони повлажнели от волнения, сердце отчаянно; колотилось. Все-таки она сумела! Сумела выступить так, как ей хотелось! Она отлично спела, хотя еще недавно это представлялось ей невозможным. Она все последние дни места себе найти не могла, ей казалось, что телефонный звонок Джессу был чудовищной ошибкой. После него Даймонд начали одолевать мысли о том, что Новый год наверняка станет новым годом без Джесса.

Даже сейчас, когда ее карьера понемногу налаживалась, жизнь была для Даймонд пыткой. Потребовалась вся ее сила воли, чтобы забыть о личных переживаниях и выйти на сцену перед сотнями людей. Душа Даймонд в этот момент разрывалась от невыносимой боли.

Во время выступления Даймонд пристально вглядывалась в лица своих слушателей, надеясь, что их заинтересованные, внимательные взгляды рано или поздно станут влюбленными взглядами настоящих поклонников ее таланта. Эта мысль заставила ее вспомнить о собственном одиночестве, о том, что она потеряла.

Даймонд не запомнила ни своего последнего номера, ни того, как еошла с подиума под бурю аплодисментов. В памяти остался только жест, которым она протянула Твайле гитару.

«О Господи, девочка. — Даймонд приложила дрожащую руку к сердцу. — Если ты не умеешь держать себя в руках, отправляйся назад в Крэдл-Крик и умоляй МортонаУайтлоу, чтобы он взял тебя на прежнюю работу».

Рассуждения с собой, впрочем, не улучшили ей настроения. Даймонд подошла к столу Мелвина и тут только обратила внимание на прозрачную стеклянную стену: стало быть, Мелвин имел возможность из офиса обозревать все происходившее в клубе.

Даймонд сосредоточилась, пытаясь вспомнить, было ли над сценой какое-нибудь окно. Да, сейчас она припоминала, что вставленное высоко в стене зеркало показалось ей скрытым окном, через которое Мелвин, оставаясь невидимым, мог смотреть на посетителей.

— Интересно, Мелвин, какие еще сюрпризы можно встретить в твоем офисе? — вслух сказала Даймонд, оглядывая кабинет.

У противоположной стены стоял ряд одинаковых сине-золотых стульев. Даймонд подняла голову и оглядела полки, повешенные над ними. Она ожидала увидеть спрятанную камеру или что-то в этом роде. Но тут взгляд ее упал на какой-то предмет, лежавший на одном из стульев, на том, что стоял ближе к двери.

Сердце ее пропустило очередной удар; Даймонд, затаив дыхание, уставилась на черную шляпу с широкими полями. Шляпа выглядела такой знакомой, что трудно было обознаться.

Сделав три шага, Даймонд подошла к стулу. Ей показалось, что это были самые трудные шаги в ее жизни. Взяв черный стетсон, она заметила, что у нее сильно дрожат руки. Даймонд нервно сглотнула и часто заморгала, стараясь сдержать слезы, готовые пролиться.

Машинально поправив ленту на шляпе, Даймонд нежно провела пальцами по эмблеме — золотому орлу. Ей казалось, что она спит и видит сон. Эту шляпу она не могла спутать ни с какой другой. Опустив голову, Даймонд глубоко вдохнула, желая ощутить знакомый запах одеколона. Этот запах прочно связывался у нее в памяти с человеком, которому принадлежала эта шляпа.

И тут ее осенила догадка! Широко открыв глаза, Даймонд уставилась на прозрачную стену офиса. Затем вновь перевела взгляд на шляпу. Наверняка он был здесь и наблюдал за ее выступлением!

— Джесс?!

Даймонд судорожно прижала шляпу к груди; колени ее сразу ослабели.

Войдя, Дули обнаружил девушку лежащей на полу.

— Даймонд?! О Господи, что случилось?!

Она ничего не слышала. По ее бледному как мел лицу Дули сразу понял: произошло что-то весьма серьезное. Не догадываясь, почему на нее такое впечатление произвела мужская шляпа. Дули отбросил стетсон и поднял Даймонд с пола.

В дверях с ними столкнулась Твайла. И вынудила Дули остаться в кабинете.

— Нельзя, чтобы кто-то увидел ее в таком состоянии, — тихо, но решительно проговорила она. — Через день весь город будет об этом знать.

Дули сразу подчинился и уложил Даймонд на диване в офисе Мелвина.

Казалось, прошла целая вечность, прежде чем Даймонд пошевельнулась. Как только к ней постепенно стал возвращаться прежний цвет лица, Твай-ла облегченно вздохнула.

— Дорогая… ты, случайно, не заболела? Если нужно, только скажи, и я отправлю тебя в больницу. Здесь совсем рядом, — сказал Дули.

Даймонд вздрогнула. Уж кого-кого, а Дули она никак не ожидала здесь увидеть. Она, конечно, могла скрыть свои чувства от Твайлы, но что касается Дули, настоящего преданного друга, — от него скрыть было гораздо труднее. Почти невозможно.

Видя выражение нежности и озабоченности в его глазах, Даймонд внезапно заплакала.

Он приподнял ее и прижал к груди.

— Что случилось? Что с тобой? — спрашивал он. Его внимательный голос, его горячее дыхание обжигали ей ухо.

— Он был здесь, — произнесла она, в отчаянии хватаясь за отвороты пиджака Дули и прижимаясь к его груди. — Он смотрел, как я выступала.

— О черт! — выдохнула Твайла. — Значит, тут замешан мужчина! Мне очень жаль, Дули, однако ты и на этот раз оказался прав.

Дули бросил на нее сердитый взгляд и неуклюже принялся гладить Даймонд по плечу.

— Я слишком часто оказываюсь прав, — сказал он. — Хотя далеко не всегда понимаю это.

Твайла вздохнула, а Дули опять склонился над Даймонд.

— Расскажи мне, детка, кто именно смотрел, как ты выступала? Кто этот человек, которого ты боишься? Если он причинил тебе зло, только скажи, и я убью этого гада!

— Он никогда не делал мне ничего плохого, — прошептала она.

Ей сейчас больше всего хотелось уснуть без сновидений и проспать всю жизнь — до начала следующей. В этой жизни одиночество Даймонд стало невыносимым.

— Девочка! — Дули нежно встряхнул ее за плечи. — Очнись, скажи мне. Потому что если ты не расскажешь, чем я смогу помочь тебе?

Даймонд вздрогнула и заморгала, глядя на Дули и Твайлу: казалось, она выходила из состояния транса.

— А что, собственно, случилось? — спросила она.

— Думаю, некоторое время ты пробыла без сознания, — объяснил ей Дули. — Я нашел тебя вон там, возле стены.

В этот момент Даймонд вспомнила о шляпе и принялась оглядывать кабинет в поисках стетсона. Увидев его возле стола Мелвина, Даймонд освободилась из объятий Дули и каким-то деревянным шагом направилась к нему.

Несколько удивленные таким странным поведением, Твайла и Дули молча наблюдали, как она подняла стетсон, сдула с него пылинку и аккуратно повесила шляпу на спинку стула.

— Он наверняка придет сюда за шляпой, — спокойным тоном произнесла она.

— Кто он? — спросила Твайла. И когда Даймонд ей не ответила, раздраженно добавила: — Черт возьми, Даймонд, а что, если в твоем прошлом есть моменты, которые могут губительно отразиться на твоей карьере?! Если так, мне нужно это знать, или мы с тобой рвем все отношения.

Дули гневно посмотрел на Твайлу.

— Только не нужно так драматизировать, — сказал он. — Черт побери, Нэшвилл просто напичкан секретами. Одним больше, одним меньше — роли не играет.

— Да чего уж там, — сказала Даймонд. — Вы можете быть совершенно спокойны. Мое прошлое — это именно мое прошлое. Больше оно не причиняет мне боли. Там нет ничего такого, что могло бы сейчас повредить мне.

— Может, прошлое и не может причинить тебе боль, зато, возможно, в нем остался кто-то, кто может? — спросил Дули.

Даймонд не ответила, но выражение ее лица было достаточно красноречивым.

— Ну ладно, — сказал Дули. — Думаю, сегодня мы достаточно долго тебя пытали. Я отвезу тебя домой. Переночуешь у меня, чтобы тебе не оставаться всю ночь одной.

— Да ничего, я уже совсем пришла в себя, — сказала Даймонд. — Я на своем куцем диванчике все равно не буду спать, а вы при всем желании на нем не уместитесь. Я с удовольствием поеду с вами, если вы отвезете меня ко мне домой. Договорились?

Дули чуть нахмурился. Даймонд увидела его озабоченный взгляд и поняла: он не решается сказать то, о чем сейчас думает. Даймонд вздохнула, и ее вздох показался Дули и Твайле похожим на шелест сухого листа на ветру.

— Клянусь не делать ничего… необдуманного, — пообещала Даймонд, — поэтому не надо так мрачно на меня смотреть. Я не из слишком импульсивных людей, иначе еще полгода назад перерезала бы себе вены. Можете мне поверить на слово. К тому же моя жизнь, кажется, входит в свою светлую полосу. — Даймонд говорила спокойно, однако в ее голосе чувствовался сарказм.

Твайла облегченно вздохнула. Если ей приходилось слышать откровенные слова, она сразу же их распознавала. К тому же Даймонд действительно производила впечатление вполне уравновешенной женщины.

— Не знаю, как Дули, а меня такой ответ устраивает, — сказала она. — Отправляйся домой и постарайся уснуть. А я обязательно позвоню тебе завтра.

— У меня нет телефона, — напомнила ей Даймонд.

— О Боже! — воскликнула Твайла. — Не верю, что ты с этим и дальше готова мириться. У всех есть телефоны, а тебе он сейчас нужен больше чем когда бы то ни было. — Твайла нахмурилась и закусила губу. Сейчас было самое время осуществить еще одно намерение, касающееся Даймонд. — Да, и вот что я хотела еще сказать. Я не собираюсь больше парковать свою машину в том жутком районе. Так что будь добра, с завтрашнего же дня начинай поиски новой квартиры. А я загляну к тебе сразу после обеда.

— Переехать я не могу, это для меня непозволительная роскошь.

— Очень даже можешь, — сказал Дули. — Я как раз собирался дать тебе прибавку к жалованью. Даймонд завела глаза к потолку.

— Какая еще прибавка?! — воскликнула Твайла. — Она вообще собирается прекратить работать у тебя!

— Нет; я не хочу бросать эту работу, — возразила Даймонд. — К тому же бар Дули только-только начинает вставать на ноги.

— Боже, избавь меня от добросердечных женщин! — произнес Дули. — Если уж на то пошло, до твоего появления в баре у меня дела шли пусть не блестяще, но, во всяком случае, достаточно хорошо. Я не хочу сказать, что с тобой стало хуже… Но слишком уж работы прибавилось. — И прежде чем Даймонд успела возразить, он продолжил: — Тебе действительно стоит закончить работу в моем заведении. Я не могу спокойно смотреть, как ты разносишь выпивку разным алкашам вроде Уолта и Дивера. Но ведь если мне понадобится певица, я всегда смогу пригласить тебя на вечерок-другой, разве не так? — Дули повернулся к Твайле: — Когда у тебя не будет для Даймонд других предложений, она ведь всегда сможет выступить у меня?

Твайла подумала и, кивнув, заявила:

— Знаешь, Дули Хоппер, ты мне очень даже нравишься. Если не считать того, что в твоем баре ужасно воняет. Тебе бы хорошую вывеску. А эту идиотскую дверь с твоим именем надо убрать куда-нибудь подальше. Вот тогда будет гораздо лучше:

— Это я уже сделал.

Даймонд и Твайла недоуменно уставились на него.

— Что ж тут такого, подумаешь, — сказал Дули, словно речь шла о чем-то само собой разумеющемся. — Устроил себе подарок к Новому году. Вы можете верить мне или не верить, но я сам давным-давно намеревался сделать это. И вот выкроил наконец время.

На лице Дули было написано такое трогательное смущение, что Даймонд не смогла не улыбнуться.

— Отвезите меня домой, Дули Хоппер. Я не спала, кажется, целую вечность.

Он улыбнулся в ответ.

— Ну, эту шутку мы уже слыхивали, — сказал он, передавая Даймонд ключи от машины. — Иди, садись в пикап. Он стоит у пожарного выхода. Найти легко. А я через минуту.

— Сначала мне нужно взять гитару, — сказала Даймонд и, не оглядываясь больше, вышла из офиса Мелвина.

Дули проводил ее взглядом, затем быстро направился к стулу. Однако такая же мысль пришла в голову Твайле мгновением раньше.

— Погоди, дай взглянуть, — сказал Дули, вырывая у нее из рук стетсон.

Твайла недовольно посмотрела на Дули.

— Может, там внутри имя написано?

Дули отрицательно покачал головой, затем повернул золотого орла к свету, чтобы получше рассмотреть.

— Здесь никакого имени и не нужно, — сказал он; — Ты только погляди.

Твайла нахмурила лоб. Эмблема показалась ей удивительно знакомой.

— Не припомню только, где я ее видела… — Внезапно в ее мозгу молнией блеснула догадка. — Боже, — воскликнула она, — неужели шляпа действительно принадлежит человеку, о котором я сейчас подумала?!

— Именно так, если, конечно, это не копия, — уверенно сказал Дули. — Я только одно хотел бы знать, какое отношение Джесс Игл имеет к моей славной девочке?

— Может, она была его возлюбленной до того, как мы с ней познакомились? — предположила Твайла.

При ее словах Дули побледнел.

— Пусть даже так… Но если она ему небезразлична, где же он в таком случае болтался все это время, пока Даймонд голодала на улице, ища себе работу?! Где он был, когда вор забрался к ней в квартиру и перепугал бедняжку чуть не до смерти?! Где он был?!

— Это ты у меня спрашиваешь? — сердито спросила Твайла. — Лучше у нее самой спроси. — Твайла бросила шляпу на стул и поводила пальцем перед лицом Дули. — И запомни, завтра же она переедет, даже если для этого мне придется тащить ее силой.

— Отлично. Оставь мне только ее новый адрес. Я не намерен терять с ней связь из-за того, что она куда-то переехала, — заявил Дули, выразительно посмотрев на Твайлу.

Она улыбнулась.

— Поглядеть на нас, мы как две собаки, не поделившие кость. Может, нам следует узнать, что сама Даймонд думает обо всем этом? А сейчас можешь отвезти ее домой. И проследи, чтобы она сразу же отправлялась в постель. Мне еще нужно кое-куда позвонить. Это такие дела, что до завтра никак не подождут. — Даже не попрощавшись, Твайла вышла из офиса.

Дули напоследок еще раз посмотрел на черный стетсон, лежавший на стуле, и вышел, плотно прикрыв за собой дверь.


Новая вывеска была яркой, даже кричащей, но Дули она нравилась, а это было самое главное, Сочетание ярко-красного неона и оранжевых огней, из которых было составлено слово «Дули», сменило старую обшарпанную надпись, красовавшуюся раньше на входной двери.

Старую дверь тоже сменили на новую. И всякий раз, приходя в свой бар, Дули с удовольствием поглаживал ладонью гладкую полированную древесину.

В зале все еще работали несколько плотников, подновлявших пол и строивших небольшой подиум, который теперь понадобился Дули. Это было первое из задуманных им нововведений, но далеко не последнее. По оценкам Дули, не было ничего слишком хорошего для Даймонд. Ведь именно она вернула к жизни его заведение, и именно она заставила Дули серьезно заняться бизнесом. И теперь он был готов сделать все что угодно, только бы помочь самой Даймонд вернуться к жизни.

При появлении Дули плотники как по команде оторвались от работы и посмотрели на него, затем снова начали шлифовать доски и вбивать гвозди:

Дули направился было к стойке бара, но тут заметил мужчину, сидевшего в углу, за столиком.

— Мы пока не работаем, — сказал Дули. Джесс поднялся со своего места.

— Я пришел не для того, чтобы выпить.

Замерев на месте, Дули уставился на посетителя. Руки его сжались в кулаки. Это был инстинктивный жест, однако Джесс сразу заметил его. Дули был довольно мощного сложения, и Джессу было бы не так легко выяснить с ним отношения с помощью силы. К тому же Джесс пришел не затем, чтобы драться с пожилым человеком.

— Прошу вас, — сказал он, — поговорим спокойно, наедине.

Дули пошел в сторону задней комнаты, превращенный в офис: если Джесс хочет, пусть идет следом. Джесс вошел в кабинет и плотно затворил за собой дверь. Несколько секунд мужчины только смотрели друг на друга. Первым заговорил Джесс.

— Полагаю, вы меня знаете, — сказал он.

— Да, — ответил Дули. — Думаю, ты тот самый подлец, который разбил сердце Даймонд.

Джесс побледнел.

— Стало быть, вы действительно знаете ее. — Он тяжело опустился на стул и провел внезапно задрожавшей рукой по лицу. — Ну слава Богу.

Дули нахмурился. Он ждал другой реакции на свои слова. Он думал, что Джесс станет извиняться, может быть, попытается оправдаться. Но того, что Джесс так откровенно обрадуется, Дули никак не ожидал.

— Да, я знаю Даймонд Хьюстон, — признался Дули. — Но не знаю, кем ты ей приходишься.

Джесс поднялся со своего места.

— Она — вся моя жизнь, поймите! Я так долго искал ее, что почти перестал надеяться на успех.

Дули изумленно воззрился на своего собеседника.

— Так что же, ты не бросал ее?!

Джесс отрицательно покачал головой.

— Нет же, черт побери! Просто в один день она… Она… — Он с трудом сглотнул, стараясь расчистить путь для застрявших в горле слов. — Взяла свои вещи, пока меня не было, и исчезла, не написав ни слова о том, куда направляется.

Дули нахмурился.

— Не оставила ни записки, даже вообще ничего? Это не очень похоже на мою девочку. — Дули подозревал, что Джесс Игл чего-то недоговаривает, желая скрыть собственное предательство.

Для Джесса было мучительно слышать, что какой-то другой мужчина заявляет о своих правах на его любимую. Хотя Джесс и понимал, что Дули вряд ли пытался приставать к Даймонд, когда они встретились, скорее наоборот — помогал, чем мог.

— Не совсем так, она оставила мне записку, — сказал Джесс. — Там было написано: «Будь счастлив».

Говоря последние слова, Джесс улыбнулся, а Дули нервно вздрогнул. Такой реакции он тоже не ожидал.

— Как хоть она себя чувствует? — спросил Джесс. — Не болела, надеюсь? Она что-то похудела, да и взгляд стал какой-то…

— Она знает, что ты наблюдал за ней, — перебил его Дули.

Джесс замер. На его лице возникло как раз такое выражение, которого давно ждал Дули. Если какой-то мужчина больше жизни нуждался в Дай-монд, то таким мужчиной, без сомнения, был Джесс.

— Каким образом?! Ведь я был предельно осторожен! Я боялся, что если она вдруг увидит меня, то исчезнет скорее, чем я успею спросить ее, почему она опять убегает.

Дули указал на шляпу на голове Джесса.

— За этим нужно было лучше следить. Вчера я нашел Даймонд на полу в офисе Мелвина: она лежала без сознания, сжимая в руке твою шляпу.

Джесс посмотрел на стетсон, который ему передал посыльный Мелвина. Его охватил страх.

— На полу?!

— Наверное, потеряла сознание, — сказал Дули. — Лежала в офисе Мелвина у стеклянной стены.

— О Господи… Я ведь не хотел… — Джесс с силой ударил кулаком по столу Дули. — Что же, черт побери, мне теперь делать?! — Голос его заметно дрожал. — Вы мне верите?! Клянусь, я хоть завтра умру за нее! Меньше всего мне хотелось причинить ей боль! Я ведь так ее люблю!

— В таком случае, могу сказать, что, по моему мнению, она тоже тебя очень любит, — сказал Дули. Он легонько ткнул пальцем в грудь Джесса и добавил: — Но я тоже клянусь — если ты еще хоть раз сделаешь ей больно, я убью тебя.

Джесс кивнул и протянул Дули руку.

— Справедливо.

Дули также протянул Джессу свою руку и сильно, с чувством пожал. Этим жестом мужчины словно скрепили некий договор.

— Даймонд ушла от меня, у нее теперь появился менеджер. Это о том, что касается бизнеса. А вот в остальном… Если хочешь встретиться с ней, я мог бы помочь тебе, мог бы поговорить с Даймонд, — предложил Дули. — Обещаю тебе, что на этот раз просто так она не убежит… Я не позволю ей этого. В молодые годы я сам частенько бегал от женщин и могу сказать с уверенностью: бегством такие проблемы не решаются.

Джессу не понадобилось много времени для раздумий.

— Нет. Хотя я ужасно хочу ее видеть, на сегодня мне достаточно знать, что она здорова и хорошо устроена. Есть еще кое-какие вопросы, которые мне нужно выяснить, прежде чем встречаться с ней и ее менеджером. Кстати, кто он?

— Это не он, это о-н-а . Некая Твайла Харт. Не знаешь такую?

— Знаю, — Джесс кивнул. — У нее хорошая репутация, а в такой профессии это уже немало.

Дули не понравилось услышанное.

— Что именно ты намерен выяснить, прежде чем снова встретиться с Даймонд? — поинтересовался Дули. Он не любил недоговоренностей, от которых, по его мнению, людям потом бывало только плохо. — Что это за такие вопросы, которые нельзя разрешить при личной встрече?

Джесс сунул руки в карманы и молча посмотрел на Дули, раздумывая, насколько можно доверять этому человеку.

Может, какую-то роль сыграло отсутствие мизинца на руке Дули или небольшой шрам под нижней губой, почти спрятавшийся в двойном подбородке. Но скорее всего на его окончательное решение повлияло свирепое выражение, появлявшееся на лице у Дули всякий раз, когда произносилось имя Даймонд. Как бы там ни было, но, начав говорить, Джесс был уже не в состоянии остановиться.

— Я должен разузнать о той демонстрационной записи, которую она сделала по договоренности с Томми. Я хочу знать, всю ли правду он мне рассказал. И еще одно. Действительно ли ее имя не было напечатано на конверте альбома исключительно по чьей-то досадной оплошности. Несколько раз я собирался это выяснить, даже думал, что газеты помогут мне в розысках Даймонд. Но всякий раз останавливал сам себя, боялся, что пресса поднимет шум и что это только навредит Даймонд. Всякое ведь могло случиться.

У Дули сжалось все внутри. Он и не подозревал, что положение было таким скверным. Оказывается, Даймонд не просто убежала от своей любви, ее подстегнули к бегству предательство и человеческая подлость.

— Не нравится мне все это, — сказал Дули. — Получается, она записывала с тобой альбом? Странно, что я ничего об этом не знаю. — И тут его вдруг осенило: та загадочная женщина с последнего альбома Джесса Игла — это ведь и есть Даймонд!

— Даже не спрашивайте больше! — сказал Джесс. — Все так запутано. Если бы я знал все до конца, я бы сам вам рассказал.

Дули нахмурился, потому что в глубине души он по-настоящему верил словам Джесса.

— А Томми — это еще кто такой? — спросил он.

Джесс отвел глаза и долго молчал. Когда же он заговорил, в голосе его звучали грусть и сожаление.

— Это мой менеджер. А я ведь так ему верил! Не знаю, правда, стоило ли?..

Дули тихо выругался.

— Ты уж позаботься о том, чтобы он и близко не смел подойти к Даймонд. Не хочу, чтобы кто-то снова причинил ей боль.

— Почему, вы считаете, я столько времени ее не видел?! Думаете, я не размышлял об этом сотни раз? Когда она вернется ко мне, я должен быть совершенно уверен в том, что больше ничто не причинит ей боли.

Дули сочувственно кивнул:

— Есть один способ.

— Какой? — спросил Джесс. — Я готов выслушать совет.

— Давай убьем подонка — и дело с концом!

— Не искушайте лучше. И не думайте, что эта мысль мне самому не приходила в голову. — Мрачный голос Джесса полностью соответствовал выражению его лица. — Пожалуй, разбитую вазу уже все равно не склеить. К тому же мне до сих пор неизвестно, насколько он во всем этом виноват. Именно Даймонд должна сказать мне это. Кроме нее, я никому не могу доверять. А вас прошу об одном: позаботьтесь пока о ней. Остальное я возьму на себя. Да, и еще одно. Не надо никому говорить об альбоме, договорились?

Дули кивнул:

— Договорились.

Не оглядываясь, Джесс вышел из клуба. Едва ли не впервые он понял, что Даймонд никогда ему всецело не принадлежала.

Глава 17

Твайла положила телефонную трубку и уставилась на стену напротив стола. На ней висели несколько фотографий. Но Твайла не могла сейчас сконцентрировать свое внимание на снимках. Она раздумывала о том, что минуту назад сказал ей Дули.

— Стало быть, ты — Джесс Игл, — вслух произнесла она.

Твайла бросила авторучку, выключила настольную лампу, схватила сумочку и решительно направилась к дверям. Если рассказанное Дули было хоть в какой-то степени правдой, то подлость по отношению к Даймонд была тщательно продумана. Впрочем, это ее ничуть не удивило. Даймонд не первая и не последняя: сколько талантливых девушек приезжали в Нэшвилл, и у скольких из них ничего не получалось в музыкальном бизнесе!

Правда, на этот раз ситуация была особенной. Если верить Джессу, он попросил кого-то заняться делами Даймонд. Тот не выполнил своих обещаний, данных девушке, и теперь она приписывает свою неудачу отсутствию таланта.

У Твайлы внутри все так и кипело. Можно было не сомневаться, что именно у Даймонд Хьюстон есть редкий талант, только странно, что сама Даймонд ни разу не пожаловалась Джессу! Большинство женщин, как подсказывал опыт Твайлы, в подобной ситуации рады были поплакать в любую жилетку, рассказать, какие они несчастные и как их бесчеловечно предали. И уж никак не меньше половины этих женщин давно затеяли бы судебное разбирательство с обидчиком. В этом случае все происходило как-то не так, и Твайла твердо намеревалась докопаться до истины.

Она села в машину и поехала в направлении Джефферсон-стрит. Внутри у нее по-прежнему все клокотало от ярости. Она ехала в северную часть города. Место было не из тех, где Твайле хотелось бы появляться, но только там она могла получить ответы на свои вопросы.


Даймонд уже почти закончила собираться. Все ее вещи легко уместились в шесть коробок, выставленных посредине гостиной. Она огляделась. Вроде бы ничего не забыла. Убедившись в этом, девушка со вздохом облегчения опустилась на постель.

Странно, конечно, но эта невзрачная двухкомнатная квартирка, расположенная к тому же в паршивом районе, сделалась для Даймонд настоящим домом: ни в каком другом месте у нее не было подобного ощущения. Именно здесь она поверила в свои силы, поверила в то, что способна выжить самостоятельно. Но в этой же самой квартире она поняла, что вытравить воспоминания о Джессе из своего сердца ей никогда не удастся. Хотя, если постараться, можно было жить и с незаживающей раной в сердце.

Даймонд топнула носком ботинка по яркому ковру и улыбнулась. Она представила себе выражение лица Твайлы, когда та узнает, что все подарки Дули она забрала с собой. Впрочем, все-таки не все: шторы Даймонд решила оставить. Она была уверена, что в квартире, которую подыщет для нее Твайла, окна наверняка будут хорошенько зашторены.

В дверь резко постучали. Даймонд не сомневалась, что это пришла Твайла: еще из холла она слышала недовольное бормотание за дверью.

— Ну что ж, нам пора, — сообщила она, едва Даймонд открыла дверь. Твайла оглядела квартиру и удовлетворенно хмыкнула, поняв, что Даймонд совершенно готова. — Вижу, ты не тратила без меня время даром.

— Чего же тратить, если его так мало? — в тон ей ответила Даймонд. Твайла усмехнулась.

— Я сразу поняла, что мы с тобой непременно сработаемся. И мне приятно, что мои прогнозы сбываются. Пора отправляться на поиски квартиры, а за вещами мы пришлем кого-нибудь попозже.

Даймонд быстро надела пальто и перебросила сумочку через плечо.

— Я готова.

Они отъехали совсем недалеко, когда Твайла начала делиться своими соображениями. Собственно, весь ее монолог был выстроен как очень осторожный допрос, настолько ненавязчивый, что Даймонд даже не сразу сообразила: из нее вытягивают информацию. Все вопросы казались такими невинными, были сформулированы так просто — с друзьями и со знакомыми именно так обычно и разговаривают. Но довольно скоро Даймонд поняла: Твайла сумела где-то найти кое-какую информацию о ней и теперь хочет с помощью Даймонд проверить ее.

— Так… И сколько же времени ты пробыла в Нэшвилле, прежде чем Дули взял тебя на работу? — спросила Твайла.

Даймонд пожала плечами и постаралась ответить так, чтобы ответ не казался совсем откровенной ложью.

— Не очень долго. Пожалуй, несколько недель.

Твайла недовольно наморщила лоб.

— Значит, ты приехала прямиком из… как его там?.. из Крэдл-Крика в Нэшвилл?

— Почти, можно сказать и так, — согласилась с ней Даймонд. «Плюс-минус несколько месяцев» — подумала девушка про себя.

— Тебе удалось где-нибудь выступить, прежде чем ты оказалась у Дули?

— Без оплаты за выступления, — ответила Даймонд. Продажа альбома, в записи которого она приняла участие, приносила огромные прибыли, однако сама Даймонд не имела от этого ничего. — А у себя в Крэдл-Крике я пела в баре Уайтлоу; там мне за это немного платили. Но там разрешалось петь только по выходным, а все остальное время я разносила спиртное шахтерам: они в кабаках оставляют почти все свои деньги.

Твайла усмехнулась.

— Твой путь очень похож на путь многих больших исполнителей; тем тоже довелось хлебнуть лиха, прежде чем они подошли к первым своим настоящим успехам. Многие, так же как и ты, работали в барах или мыли где-нибудь посуду, лишь бы с голоду не помереть. Ты шла по проторенной дорожке, хотя, судя по всему, сама об этом не знала.

Даймонд улыбнулась в ответ:

— Пожалуй что.

— Нам с тобой обязательно нужно решить, где и как мы сделаем демонстрационную запись. Только когда запись будет у меня в руках, я смогу пойти и показать ее нужным людям. Интуиция мне подсказывает, что ходить и искать придется не очень долго. — Твайла искоса взглянула на девушку, желая увидеть реакцию на свои слова. Даймонд только головой покачала.

— Я, знаешь, не настолько уверена. Я ведь делала уже не одну такую демонстрационную запись, и, судя по всему, никто особенно не заинте… — Тут она остановилась на полуслове. Однако было поздно. Твайла ухватилась за последние слова Даймонд.

Ее догадки окрепли. Значит, все или почти все, что рассказал ей Дули, было правдой?! Твайле хотелось сейчас же докопаться до истины.

— Ты что же, все это организовала для себя сама? Так получается?! — спросила она у Даймонд.

Даймонд вздохнула. Увы, о некоторых вещах Твайле непременно придется сказать. В конце концов, она ведь теперь ее менеджер.

— Не совсем сама, — тихо призналась Даймонд.

— Ты не будешь возражать, если я спрошу, кто именно тебе помогал?

— Не то чтобы я была против…

— О дьявольщина!!! Как же я могу помогать тебе, если ты ничего не намерена мне рассказывать?!

Твайла начинала злиться не на шутку. Она резко надавила на педаль тормоза, съехала с дороги и, остановившись на первой попавшейся стоянке, выключила двигатель. Повернувшись в кресле, она сердито посмотрела на Даймонд:

— Ну знаешь! С меня хватит! Мы обе прекрасно знаем, что у тебя есть какие-то проблемы. Я же не слепая и вижу: когда ты не на сцене, ты почти никогда не улыбаешься. А когда ты взяла в руки ту чертову черную шляпу, то грохнулась в обморок, а вместо объяснений как в рот воды набрала. Только одно и сказала, что у тебя была демонстрационная пленка, однако не хочешь рассказать, что с ней потом случилось. Я думаю, девочка, настало время поговорить откровенно?

— И что ты хочешь, чтобы я рассказала?! — крикнула в ответ Даймонд. — Что я была дурой и поверила незнакомому мужчине, хотя должна была доверять только своей интуиции?! Что я любила его без оглядки и ничего вокруг не видела?! Неужели мне платить за это до конца своих дней?!

По лицу Даймонд ручьями текли слезы. Твайла слушала, Твайла была вся внимание. Ей было жаль, что во время их беседы Даймонд сразу пришлось заговорить на такую больную тему. Но если уж на то пошло, лучше рано, чем поздно.

— Нет, дорогая, — сказала Твайла, успокаивающе положив руку на плечо Даймонд. — Постарайся правильно меня понять. Я должна знать больше, чем ты пока согласна мне рассказать. Разве не так?

Даймонд нервно передернула плечами. Она откинулась на подголовник кресла и закрыла лицо руками.

— О Боже, я больше и сама ничего не знаю! — произнесла она; — Только и делаю, что отчаянно пытаюсь жить без него, а как это сделать — не знаю.

Твайла понимающе кивнула.

— Для этого у тебя есть я, — сказала она. — Говорю тебе совершено серьезно: мы что-нибудь обязательно придумаем. Только не стоит попусту тратить время. Нужно сначала подыскать тебе новую квартиру. А об этом мужчине, который занимает такое важное место в твоей жизни, мы поговорим позднее.

Даймонд молчала все время, пока Твайла кружила туда-сюда по улицам Нэшвилла. Сил, чтобы делать что-то, у нее просто не было. А три часа спустя Твайла уже висела на телефоне, договариваясь с одной транспортной фирмой, которая должна была перевезти на новое место пожитки Даймонд.

— Тебе непременно понравится, — сказала Твайла. — И ко мне оттуда гораздо ближе, и до центра недалеко.

Даймонд оглядела просторную комнату, к которой примыкала кухня, провела ногой по мягкому голубому ковру, осторожно коснулась белых плотных штор.

— Мне и так уже нравится, — сказала она. — Хотя ковер в спальне оставляет желать лучшего. Я, пожалуй, постелю вместо него тот, который подарил Дули.

Твайла картинно закатила глаза.

— Делай что угодно, только пусть эта вещь не попадается мне под ноги. Может, ему самое место в спальне. Там, кроме тебя, его никто не будет видеть. — Тут она усмехнулась. — Я слишком хорошо знаю мужчин и могу сказать с уверенностью: если кто-то из них попадет в твою спальню, рисунок ковра на полу будет интересовать его меньше всего яа свете. Он с тебя глаз не будет сводить.

С лица Даймонд сразу сползла улыбка. Существовал только один мужчина, которого она хотела бы видеть в своей постели. Но едва ли она когда-нибудь увидит его даже просто в своей квартире.

Твайла закусила губу, пожалев о вырвавшихся только что словах. Однако, как это часто случается, поздно было исправлять ошибку.

— Ну что ж, теперь, после того как мы подыскали тебе новое гнездышко, надо сходить куда-нибудь поужинать. Я приглашаю. Отметим новоселье, выпьем за твою новую жизнь. — И Твайла поспешила добавить: — И за старое доброе, что было у тебя в прошлом.

Даймонд улыбнулась сквозь слезы.

— Спасибо, что хоть ты меня понимаешь, — сказала она. — А куда мы отправимся? И как мне лучше одеться?

— Как угодно. Там, куда мы пойдем, это не имеет совершенно никакого значения. Ты была когда-нибудь в «Сток-ярде»?

— Ни разу.

— Вот и прекрасно. — Твайла улыбнулась. — Я доставлю тебя туда через час. Как только переоденешься, позвони мне, я приеду и захвачу тебя. Если по дороге не растеряешь аппетит, жалеть потом не придется, можешь мне поверить. Они там кое-что такое готовят — пальчики оближешь.

— Но у меня нет телефона, — снова напомнила Даймонд.

— Теперь уже есть, сказала Твайла и протянула девушке компактный черный сотовый телефон с короткой антенной. — А твой собственный будет доставлен тебе завтра. Пока пользуйся моим. Только вечером не забудь захватить его с собой.

Даймонд расплылась в улыбке.

— Хочешь наповал меня сразить?

— Нет, просто у тебя действительно начинается совершенно новая жизнь.

С этими словами Твайла вышла, а, Даймонд принялась осваиваться в новой квартире, ожидая, когда привезут коробки с вещами.

Некоторое время она смотрела на лежавший рядом телефон, затем легко потрогала клавиши, при помощи которых можно было бы соединиться с Джессом. Но прежде чем позволить себе такой импульсивный поступок, Даймонд решительно отодвинула от себя телефон. В ее новой жизни нет места для старой любви.

— Я обязана выбросить тебя из головы. Возврат к старому невозможен. Это только повлечет за собой новые ошибки, — прошептала Даймонд, машинально трогая пальцами номер его домашнего телефона.

Но Джесс был сейчас далеко отсюда и не мог слышать ее слов; не мог он знать и того, о чем думала Даймонд, в чем пыталась себя убедить.

Однако очень скоро должно было прийти время, когда Даймонд поймет, что одно дело — сказать, и совсем другое — сделать.


— Оууу!

Только это и смогла вымолвить Даймонд, когда их с Твайлой проводили к столику. «Сток-ярд» оказался еще более потрясающим, чем предупреждала Твайла. Интерьер представлял собой сногсшибательную смесь античности и современного элегантного дизайна: сделанные под старину полы, изумительные льняные скатерти. То, что раньше представляло собой закутки закупщиков скота, которые приезжали сюда со всей страны, теперь было превращено в изящно обставленные кабинеты. Владельцам ресторана удалось сохранить значительную часть былого очарования этого места, но они добавили современный комфорт и множество разных удобств.

Порции тут подавали очень солидные, накладывали в тарелки до краев. Даймонд откинулась на спинку стула и довольно улыбнулась, оглядев начисто обглоданные ребрышки. От десерта она чистосердечно отказалась: места в желудке совершенно не осталось.

— Конечно, нужно было остановиться после первого блюда, — призналась Даймонд, вспоминая большую порцию наваристого овощного супа с говядиной. — Но, увы, я наелась просто до отвала: и салат весь подъела, и стейк с овощами. Все было очень вкусным. Но всего так много!

Твайла улыбнулась:

— Иногда можно себя побаловать. Если ты не знаешь этого, то скоро, надеюсь, поймешь.

— Когда я была маленькой, у нас и речи не могло быть о том, чтобы побаловать себя, — призналась Даймонд. — Только и думали, как свести концы с концами.

Твайла чуть приподняла брови. Это была ее единственная реакция на то, что Даймонд впервые приоткрыла завесу над своим прошлым.

— А когда ты подросла, тебе часто приходилось разъезжать?

Даймонд кивнула.

— Раз по пять в год мы перебирались с места на место, пока наконец Джонни не осел в Крэдл-Крике. Не знаю даже почему: то ли деньги у него кончились, то ли переезды осточертели. Мне тогда было лет восемь-девять. А может, в нем совесть наконец заговорила: дескать, хватит колесить по стране, таскать нас за собой, как хвост.

— Джонни, ты сказала?

— Мой отец. Мы всегда только так его называли. Не знаю почему, так уж повелось. — Даймонд постаралась отогнать воспоминания о том, как в последний раз видела своего отца, постаралась не думать о белом сосновом гробе, о комьях сырой земли, которые барабанили по его крышке, когда могильщики принялись зарывать яму.

— Мне неловко спрашивать, но иначе ведь никак не поймешь… — Твайла смущенно улыбнулась, желая скрыть свое желание знать как можно больше о Даймонд. — Скажи, вот ты все время говоришь: «мы», а кто это — «мы»?

Даймонд улыбнулась.

— Мои сестры. Нас было три сестры, мы росли вместе. Я средняя. Хотя возраст у нас роли не играет. Денег у нас не было, развлекаться мы почти никуда не ходили, просто сидели дома, занимались своими делами. Одни общие дела на всех троих.

— А ваша мать? Ты о ней никогда не упоминала.

Даймонд опустила взгляд на салфетку, лежавшую на коленях, затем подняла глаза и в упор посмотрела на Твайлу.

— Я почти не помню ее. Мы с Лаки были еще совсем крошками, когда она ушла от Джонни. Куин вырастила нас обеих.

Твайла усмехнулась.

— Куин? Даймонд? Лаки? Что за странные имена.

Даймонд лишь плечами пожала.

— Джонни был картежником, заядлым игроком. Ничем другим он заниматься не мог и не хотел. А вот карты любил. Ну а кроме карт, он, конечно, любил всех нас. Наверное, так ему удавалось сочетать любовь к нам и к любимому занятию своей жизни.

— И ты, судя по всему, пошла в отца, как думаешь?

Не ожидавшая такого вопроса, к тому же произнесенного столь естественным и спокойным тоном, Даймонд даже рот приоткрыла от удивления. Она долгое время раздумывала, не зная, что и сказать.

— Господи, да ничуть не бывало! С чего это ты вдруг взяла?!

Твайла пожала плечами:

— Мне это показалось совершенно очевидным. Джонни играл на деньги, ты тоже играешь, но в данном случае ставкой является слава. Не вижу большой разницы.

Даймонд притихла и так долго сохраняла молчание, что Твайла забеспокоилась: уж не обиделась ли она? Но все оказалось совсем по-другому. Когда Даймонд наконец подняла глаза, на ее лице расцвела такая ангельская улыбка, что Твайла год жизни отдала бы только за то, чтобы запечатлеть эту улыбку и поместить ее на конверт диска. Зеленые глаза Даймонд так и сверкали, придавая и без того красивому лицу неземное совершенство. Улыбка была воздушная, лучистая, просто великолепная! Так улыбается женщина, которую долго-долго нежно целовали и наконец дали перевести дух.

— Знаешь, Твайла Харт, а ведь ты, пожалуй, права. Я как-то даже не задумывалась об этом. Но мне удивительно приятно ощутить, что во мне и правда есть живая частичка Джонни.

— Когда станешь богатой и знаменитой, можешь вернуться в свой городок и утереть всем нос как следует, — сказала Твайла. — А хозяину бара, в котором ты работала, в первую очередь.

— Нет уж, в Крэдл-Крик я больше никогда не вернусь, — заявила Даймонд. — Джонни умер, сестры разъехались. Мне остается только надеяться на то, что в один прекрасный день мы вновь сможем воссоединиться. А пока меня согревает надежда, что сестры помнят обо мне, что они любят меня.

Прежде чем Даймонд успела еще что-то сказать, Твайла подала знак официанту, чтобы принесли счет. Настало время уезжать домой.

Они уже выходили из ресторана, когда внезапный женский крик заставил их застыть на месте. Страшно перепугавшись, Даймонд резко обернулась.

— О Боже! Эл, это ведь Ди!

Рита Баркли бросилась к высокой светловолосой девушке, выходившей из ресторана. На ней вместо привычных джинсов был надет элегантный, великолепно сшитый костюм из мягкой замши коричневого цвета, но даже в таком наряде Рита сразу безошибочно узнала ее. Она хлопнула Даймонд по плечу, расплываясь в широкой радостной улыбке.

— Ди, дорогая! Где ты столько времени пропадала? Мы тебя по всему Нэшвиллу разыскивали, где только не побывали!

У Даймонд сразу сердце опустилось в груди. Из всех людей эту женщину она сейчас меньше всего хотела бы видеть. Рита была, конечно, другом, но от этого объясняться с ней в присутствии такого количества народа казалось совсем немыслимым делом.

— Познакомь нас, Даймонд, — попросила ее Твайла.

Первым желанием Даймонд было развернуться и убежать. Но все складывалось таким образом, что бегство, было совершенно невозможным.

— Твайла Харт, позволь тебе представить Риту Баркли и ее мужа Эла. Рита, познакомься, это — Твайла Харт, мой новый менеджер.

Твайла приветливо кивнула. Она сразу узнала Эла — он был одним из музыкантов «Мадди роуд», группы Джесса Игла.

Рита обняла Даймонд и разрыдалась от переполнявших ее чувств.

— Не знаю даже, рада я или расстроена, никак не пойму свои ощущения, — призналась она. — Но я точно знаю, что один человек наверняка…

— Не надо!

Даймонд почти выкрикнула эти слова, и Рита моментально замолчала. На лице Даймонд появилось необычайное волнение.

— Нам просто необходимо поговорить, — быстро начала Рита, понимая, что ей совершенно случайно удалось найти женщину, которую потерял Джесс.

— Рита, прошу тебя, не лезь в чужие дела, — предупредил Эл, дружески обнимая Даймонд за плечи. — Девочка, знала бы ты, как мы все по тебе соскучились!

Твайла видела, что от неожиданной встречи Даймонд испытывает весьма странные чувства. Она, казалось, все больше начинала паниковать, что, однако, ничуть не сбивало с толку Риту Баркли.

— Когда ты исчезла, Джесс чуть с ума не сошел, — говорила Рита. — Мы целую неделю нигде найти его не могли. А когда наконец он отыскался, на него жутко было смотреть. Я думала, он рассудка лишился. Почему ты ему даже не позвонила? Что вообще случилось?

Даймонд тихо застонала и спрятала лицо в ладонях. Ей была просто невыносима мысль о том, что она доставила Джессу столько огорчений.

Твайла немедленно отвела ее в сторонку, подальше от множества любопытных глаз.

Для всех разговор получался очень интересным. Как и предполагала Твайла, Рита и Эл сразу последовали за ними. Они зашли за большие колонны, в тени которых можно было спрятаться. Что ни говори, а выяснять отношения на публике — это всегда дурная реклама.

Даймонд понимала: то, что она собиралась сделать, неизбежно принесет Джессу еще большую боль, но остановиться была уже не в силах.

— С Джессом все в порядке? — озабоченно спросила она и смущенно отвернулась; рыдания душили ее. Было невыносимо трудно даже произносить его имя.

Эл кивнул и снова обнял ее за плечи.

— Он постепенно пришел в себя, дорогая, — сказал Эл. — Собственно, с Нового года он стал почти таким, как раньше.

Даймонд тихонько рассмеялась, и Твайла нервно передернула плечами. Она очень хорошо помнила, что случилось с Даймонд, когда она узнала о том, что Джесс видел ее выступление в клубе Мелвина Колла.

— А как… все остальные? — вновь спросила Даймонд.

Твайла чувствовала: в этих вопросах слышится не одна только вежливость. По выражению лица Эла она поняла, что не ошиблась.

— Да все неплохо, как обычно, — ответил Эл. — Мак, как всегда, ухлестывает за женщинами, Томми… У Томми тоже все по-прежнему. Знаешь, дорогая, нам всем очень неловко из-за того недоразумения, которое приключилось с альбомом. Джесса эта история страшно возмутила, как и всех нас. Он поругался с Томми.

Даймонд задумчиво и грустно покачала головой. Этого она как раз и боялась. Получается, что она не достигла своей цели: все осталось, как было.

— Тут прохладно, — заметила Рита и зябко передернула плечами. Может, поедем к нам, там и поговорим.

— Спасибо, но только не сейчас. Я уже и так многое узнала, спасибо.

Рита сразу испугалась.

— Слушай, а где ты живешь? Как тебя можно разыскать? Знаешь, Джесс был бы…

— Только ему ничего не рассказывай, — умоляющим тоном произнесла Даймонд. — Прошу тебя, Рита, если ты мне действительно друг, ничего не говори ему о нашей встрече… — У Даймонд заметно дрожал подбородок, и, чтобы не расплакаться, она то и дело закусывала губу. — У меня уже не будет сил вновь от него уйти.

— Вот это я как раз и хотела с тобой обсудить, — сказала Рита. — Я вообще не понимаю, отчего ты ушла от него? Он ведь делал для тебя все, что мог, ты и сама прекрасно это знаешь.

— Все гораздо сложнее, чем ты думаешь. Но поверь мне на слово, я поступила правильно. И ничуть об этом не жалею.

При этих словах Рита заплакала.

— Не могу тебя понять. Но ради тебя я сделаю так, как ты просишь. Только умоляю, хотя бы время от времени позванивай мне, рассказывай о себе.

Не ответив, Даймонд отвернулась и пошла к машине Твайлы. Та поспешила следом, словно боясь, как бы Даймонд не исчезла в январской холодной ночной темноте.

Когда они уселись в машину, Твайла завела двигатель, поежившись от холода, включила обогреватель. Теплый воздух начал медленно наполнять салон.

— Ничто лучше музыки не успокаивает взвинченные нервы, — сказала Твайла и нажала клавишу на приборной доске. Наверное, это было самое неудачное ее решение за весь вечер.

Через динамики в салон ворвался голос Джесса Игла: мягкий, чуть хрипловатый, этот голос умолял о прощении, о том, чтобы ему дали еще один шанс. Голос той женщины, которая ему отвечала, эхом отдавался в небольшом пространстве автомобильного салона. Песня стала затихать, и заговорил комментатор:

— Это, дорогие мои поклонники музыка кантри, как вы, наверное, уже узнали, была заглавная песня и самый успешный хит с нового альбома Джесса Игла «Ложь».

— О Господи… — простонала Даймонд и в отчаянии обхватила руками голову. Это было последней каплей, переполнившей чашу ее терпения. Она заплакала.

Твайла молча смотрела на нее. Ничего другого ей не оставалось. Кое-что из сказанного Элом стало теперь более понятным. Это касалось недоразумения с альбомом и причины, по которой был взбешен Джесс. Наконец Твайла опомнилась и поспешно выключила радио. В наступившей тишине слышны были только тихие всхлипы Даймонд и резкое дыхание Твайлы. Оказывается, Дули рассказал ей отнюдь не все.

— Так это ты?! Ты и есть та загадочная женщина с альбома Джесса Игла?! Так ведь?

Плечи Даймонд затряслись от рыданий. Она ладонями вытирала лицо в тщетных попытках остановить потоки слез и хоть как-то взять себя в руки.

Но слезы текли безостановочно. Даймонд сидела, уставившись в темноту прямо перед собой. Больше всего ей сейчас хотелось вернуться в прошлое, в тот самый вечер, когда Джесс пришел в их дом в Крэдл-Крике и увез ее оттуда.

Твайла, однако, не унималась.

— Но что же все-таки произошло? Пожалуйста, объясни!

Ответ Даймонд потряс ее:

— Спроси Томми Томаса. Именно он должен был позаботиться о моей карьере.

Они проехали кварталов пятнадцать, прежде чем Твайла смогла заговорить. И первое, что она сказала после долгого молчания, было:

— Будь уверена, я у него непременно спрошу.

Даймонд только пожала — плечами. Сегодня с ней столько всего приключилось, что она чувствовала себя предельно уставшей. Ей было все равно.


Твайла попыталась что-нибудь узнать по своим каналам, и это ей удалось: вскоре картина происшедшего в значительной степени прояснилась. Собственно говоря, Твайла Харт оказалась обладательницей совершенно сногсшибательной информации, однако намеревалась обращаться с этой информацией осторожно, чтобы как-нибудь не повредить Даймонд Хьюстон.

Остановив автомобиль на стоянке у здания, студии звукозаписи, она вышла и решительной походкой направилась к входу. Если бы кто-нибудь мог ее сейчас видеть, ему стало бы ясно: таким решительным шагом отправляются только на серьезное сражение. Ладонью Твайла резко толкнула стеклянную створку двери, с какой-то даже радостью заметив, что она ударилась в стену.

Сидевшая у входа секретарша резко подняла голову, испуганная громким звуком, и поморщилась.

— Простите, вы куда?

Твайла достала свою визитную карточку и протянула ее через стол.

— Я хотела бы немедленно увидеть Ларри Тюдора.

Секретарша покосилась на визитку, затем вновь подняла глаза на вошедшую женщину.

— Мисс Харт? Вам назначена встреча?

— Нет, — сказала Твайла, — но не думаю, что это может иметь значение. Я хочу поговорить с управляющим студии. И немедленно.

— Извините, но для этого нужно заранее договориться о встрече. Я, конечно, была бы рада помочь…

— Вы будете рады еще больше, если услышите, как я закричу, — холодно отчеканила Твайла и затем с убийственным спокойствием улыбнулась. — А теперь я вас попрошу снять телефонную трубку и спросить у Ларри, согласен ли он встретиться со мной и поговорить. Скажите, что речь идет о демонстрационной записи Даймонд Хьюстон.

Секретарша недовольно поморщилась, но сделала все так, как попросила, вернее, потребовала, Твайла: Она надеялась, что Ларри выйдет и сам разберется с этой напористой посетительницей.

Буквально несколько секунд спустя одна из дверей в холл резко открылась, и из нее стремительно вышел Ларри Тюдор. У него было такое решительное выражение на лице, словно он намеревался противостоять как минимум нескольким полицейским и десятку юристов. То, что перед ним оказалась всего лишь одна-единственная, пусть и разгневанная женщина, было явным облегчением.

— Мисс Харт? Твайла Харт?! Наслышан о вас, весьма наслышан. Очень рад возможности познакомиться.

— Надеюсь, ваша радость не исчезнет после нашего разговора. Мы могли бы где-нибудь поговорить?

Ларри проявил редкостную оперативность, и меньше чем через час Твайла уже держала в руках считавшуюся утерянной копию той самой демонстрационной записи, которую некогда сделала Даймонд. Твайла засунула свою добычу в сумочку. Даже если ей придется потратить на это всю оставшуюся жизнь, Томми Томас заплатит сполна за все, что сделал.

В этот вечер Ларри Тюдор отправился домой, испытывая необычайную легкость и душевный подъем: ему было приятно знать, что его собственное участие в этом не вполне красивом деле так, безболезненно завершилось.

Твайла сразу направилась к Дули, чтобы встретиться у него с Даймонд. Им предстояло переделать кучу дел, и нельзя было терять ни минуты впустую. Твайла была настроена очень решительно.

— Бросай свой поднос, — распорядилась она, едва войдя в бар. — Иди вымой лицо и причешись. Сегодня будем фотографироваться. — Увидев удивительное выражение на лице Даймонд, Твайла успокаивающе улыбнулась ей и Дули.

— Но почему такая спешка? — спросила Даймонд.

— Просто мне как можно скорее нужны твои фотографии, — сказала Твайла. — И не спорь со своим менеджером, время только зря потеряешь.

Но Даймонд была не так проста, хотя и делала лишь первые шаги на новом поприще. Наивной она не была: жизнь очень быстро преподала ей несколько важных уроков.

— Я не могу позволить себе такое дорогое удовольствие, как профессионально выполненный фотопортрет, — заявила она и сразу посмотрела на Дули таким выразительным взглядом, что он, собиравшийся было открыть рот, благоразумно воздержался от замечания. И сразу отвернулся, усмехнувшись и признавая тем самым свое поражение.

— Платить, если позволишь, буду я, — сказала Твайла и добавила: — на первых порах, разумеется. А когда ты сделаешь свой первый миллион, мои деньги вернутся ко мне сторицей.

У Даймонд округлились глаза.

— Вы оба, по-моему, не в своем уме. Может, в этом бизнесе я пока совершенный новичок, но знаю наверняка, что большие деньги легко не делаются. Не понимаю тебя, Твайла. Не станешь ведь ты утверждать, что всегда оплачиваешь раскрутку своим клиентам?

Глаза Твайлы приобрели неприятное холодное выражение.

— Да, ты права. Обычно я не делаю клиентам многое из того, что я делаю для тебя, — призналась она. — Но скажу откровенно, я первый раз в моей долгой практике сталкиваюсь с подобным клиентом. У нас с тобой, по правде говоря, завязались совершенно, удивительные отношения. Большинство мальчиков и девочек приезжают в Нэшвилл, исполненные самых радужных надежд, но реализовать эти надежды почти никому из них не удается. Я думаю, это чаще всего происходит по двум причинам: или недостает таланта, или отворачивается удача. То, что произошло с тобой, скорее исключение из правил.

Даймонд отвернулась, смущенная такой явной щедростью Твайлы. И еще ей было немного стыдно эа то, что она опять заспорила со своими менеджером.

— Хорошо, стало быть, сегодня я фотографируюсь. А что у нас на завтра?

Твайла рассмеялась. Дули обнял Даймонд за талию и сделал с ней несколько танцевальных движений по комнате. Он широко улыбался, глядя ей в глаза.

— Ничего, мы всем еще покажем! — приговаривала Твайла. — Еще как покажем!

Глава 18

Раннее утреннее солнце прокралось сквозь неплотно прикрытые жалюзи и заглянуло в окно спальни Джесса. Лучи осторожно легли на спину и ноги спящего. Джесс во сне протянул руку, чтобы обнять женщину рядом с собой. Однако его рука натолкнулась на пустоту.

На улице ветер со свистом продирался между ветвями деревьев, напоминая, что за крепкими домашними стенами бушует зимний буран. Но Джесс сейчас не понимал этого, как не понимал и того, что лежит, разбросав руки, на постели. Он спал, и ему снилась женщина с длинными светлыми волосами, с широко расставленными зелеными глазами, которая поет подобно ангелу и любит с непередаваемой страстью.

Неожиданно резкий телефонный звонок у изголовья заставил Джесса покинуть добрый мир сновидений и перейти в явь. Он перевернулся на бок, схватил трубку и чужим со сна голосом произнес:

— Алло?

— Джесс, это я, Томми. У меня тут накопились кое-какие бумаги, надо подписать. Есть также несколько вопросов, которые нам нужно обсудить. Как у тебя со временем? Сможешь подъехать ко мне? Или, может быть, хочешь, чтобы я приехал?

— Лучше ты приезжай.

Томми посмотрел в потолок и беззвучно выругался. Но вслух бесстрастно произнес:

— Так и сделаем. — Хотя в холодный ветреный день выезжать из города и мчаться в такую даль ему совершенно не улыбалось. — Скоро увидимся.

— Дай мне хотя бы час времени, — сердито сказал Джесс. — Ты ведь своим звонком разбудил меня. — И прежде чем Томми успел возразить, Джесс бросил трубку.

Теперь Томми выругался во весь голос. Похлопав себя по карманам, он сообразил, что забыл купить сигареты. При одной только мысли о том, что скоро предстоит разговор с Джессом, он почувствовал легкую тошноту и мысленно приказал себе по дороге обязательно купить сигарет.

Откладывать встречу больше не имело смысла. Хотя одна мысль о предстоящем разговоре с Джессом внушала ему тихий ужас с тех пор, как он в достаточной степени протрезвел и хорошенько вспомнил, что произошло между ними накануне Нового года. С тех пор прошло уже несколько недель, но груз вины от этого не сделался легче.

Томми собрал и сложил все бумаги, которые собрался отвезти Джессу, и направился к выходу. Поскольку у него впереди был еще целый час, не было оснований отказывать себе в обильном завтраке. Ветчина и пирожные великолепно уместились в просторной утробе Томми.


Хенли открыл дверь в комнату Джесса и вкатил столик, на котором стояли горячий кофе и бисквиты, еще теплые после подогревания в микроволновой печи.

— Я так и знал, что вы уже встали, — сказал Хенли. — Услышал телефонный звонок, но вы сняли трубку раньше, чем я успел добежать до аппарата.

Джесс энергично провел ладонью по лицу, затем уселся на постели.

— Что это? — пробурчал он, кивнув в сторону подноса. — Я ведь как будто не болен. С чего это ты решил подать мне завтрак в постель?

— А почему бы и нет? — в свою очередь спросил Хенли и подождал, пока Джесс натянет на себя простыню, чтобы можно было поставить поднос с завтраком на кровать.

Несмотря на отвратительное настроение из-за раннего пробуждения, Джесс улыбнулся. С таким человеком, как Джо Хенли, невозможно было спорить.

— В самом деле, Хенли, почему бы и нет? — на лице Джесса появилась широкая, совсем мальчишеская улыбка. Он потянулся к подносу. — Только не перевернуть бы чего-нибудь на постельное белье.

— Не перевернете, сэр, — уверенно сказал Хенли, позволив себе сопроводить свои слова сдержанной улыбкой. — Может, захотите еще чего-нибудь?

— Томми едет ко мне с какими-то бумагами. Но на обед он здесь не останется. — Джесс усмехнулся. — Потому что я не предложу ему.

— Хорошо, — сказал Хенли и чуть покраснел оттого, что позволил себе такую вольность. — То есть я имел в виду…

Джесс снова усмехнулся.

— Не объясняй и не оправдывайся, не надо, — сказал он. — Поверь, я отлично все понимаю. Не знаю почему, однако было время, когда Томми легко заводил дружбу и вокруг него была масса приятелей. Но сейчас он сильно изменился: только и умеет, что наживать себе врагов.

Хенли поскорее оставил Джесса одного, чтобы тот мог спокойно позавтракать. Меньше всего Хенли хотелось высказать еще какую-нибудь бестактность по отношению к коллегам своего патрона.

Джесс взял в руки увесистую кружку, с наслаждением потянул носом аромат кофе и только потом сделал глоток. Он вспомнил, как в былые времена Даймонд каждое утро первым делом бежала на кухню за кофейником и как она отказывалась о чем-либо говорить до тех пор, пока не выпьет свою первую за день чашку кофе. При этом воспоминании Джесс попытался было улыбнуться, однако улыбки как-то не получилось. Он, сделал большой глоток и только после этого почувствовал некоторое облегчение.


Томми деликатно постучал. Ожидая, что ему откроет Джесс, он инстинктивно отступил на полшага от двери. Но дверь отворилась, и Томми очень обрадовался тому, что перед ним оказался Хенли. Его приветствие прозвучало, пожалуй, излишне радушно:

— Хенли, старина! Очень рад тебя видеть!

По лицу Хенли можно было безошибочно определить, что приятелем Томми он себя не считает и что обращение «старина» кажется ему если не оскорбительным, то определенно лишним.

— Мистер Игл ждет вас в музыкальной комнате, — безукоризненно вежливо произнес Хенли и отошел чуть в сторону, позволяя Томми зайти внутрь. Хенли было противно даже смотреть на человека, которого он втайне считал виновником ухода Даймонд.

Томми, со своей стороны, понимал, что положение так легко не исправить. Поддернув брюки, поплотнее надвинув свой стетсон на лоб, он двинулся по холлу. Каблуки его сапог четко печатали шаг на надраенном до безукоризненной чистоты полу, заранее оповещая о прибытии Томми.

Джесс сидел возле окна, держа на коленях гитару. Он тихонько перебирал струны и что-то напевал себе под нос. Солнечный луч, заглянувший в окно и отразившийся сверкающим бликом на металлических частях гитары, попал в глаза только что вошедшего Томми и на несколько секунд ослепил его. Потому Томми не заметил, что при его появлении в комнате на лице Джесса обозначилась брезгливая гримаса. Когда зрение вернулось к менеджеру, гримаса на лице Джесса испарилась.

— Как я вижу, ты опять работаешь. Что-нибудь выходит? — осторожно спросил Томми. — Может, получится очередной хит, если повезет?

Джесс пожал плечами.

— Я ничего особенного сейчас не сочиняю, — сказал он, — До настоящей песни еще очень далеко.

Начало встречи получилось каким-то напряженным. Оба несколько минут молча разглядывали друг друга, припоминая свою последнюю встречу.

Наконец Томми первым не выдержал и нарушил молчание.

— У меня тут есть кое-что с собой, и я думаю, тебе будет любопытно взглянуть, — сказал он, протягивая Джессу увесистую папку с бумагами.

Джесс отложил в сторону гитару и открыл папку. Из самых первых бумаг стало ясно, что Томми наконец выполнил его поручение насчет Даймонд Хьюстон. Тут был банковский счет, который Джесс открывал на ее имя, а также перечень сумм, которые ей надлежало регулярно переводить.

— Неплохо, как будто? — поинтересовался Томми.

Джесс кивнул.

— Да, Томми, это и вправду неплохо, — признался он. — Но вопрос тем не менее остается: что ты думаешь о том, как она будет получать эти деньги?

Томми вспыхнул.

— Может, нанять частного детектива? Как думаешь?

Джесс нахмурил лоб.

— Если бы ты предложил мне это немного раньше, например, несколько месяцев назад, я еще мог бы подумать над твоим предложением. — Джесс поднялся со своего места и бросил папку в кресло. Затем он шагнул к столу. — Что там, ты говоришь, я должен подписать?

Томми недоуменно уставился на Джесса. Он ожидал с его стороны несколько большей заинтересованности. Интуитивно Томми понял, что Джесс решил не все говорить вслух.

— Ну… всего лишь эти документы, — сказал Томми, ловко раскладывая перед Джессом несколько листов. Пока Джесс изучал содержание документов и подписывал их, Томми нервно прохаживался из угла в угол. Наконец любопытство пересилило.

— Скажи, а как ты думаешь о том, что нам следует предпринять? Я говорю о Даймонд?

Джесс подписал последний документ и протянул всю пачку бумаг Томми.

— Ничего не следует.

Томми никак не ожидал подобного ответа. Но в душе у него внезапно вспыхнула искорка надежды и он спросил:

— Неужели ты все-таки одумался? А то я уж было подумал, что ты вовсе потерял голову.

Джесс улыбнулся, и от этой улыбки волосы на голове у Томми зашевелились.

— Я никогда не терял голову, приятель, — сказал Джесс. — Я просто потерял свою любимую женщину.

Томми начал нервничать. Этот спокойный человек с мужественным выражением лица был совсем не похож на того Джесса, которого раньше знал Томми.

— Да, я, пожалуй, понимаю… И мне очень жаль, что все именно так получилось, — сказал Томми. — Но, знаешь, возможно, в один прекрасный день она сама объявится.

— Может, и объявится, — легко согласился Джесс. — Очень даже возможно. Мы с тобой непременно скоро созвонимся, Томми. Тебя полагаю, не нужно провожать? А я, знаешь, займусь этой мелодией, пока она окончательно не забылась.

— Ну… да, конечно. Что ж это будет, если ты потеряещь способность сочинять музыку?

На этот вопрос Томми так и не получил ответа. Джесс смотрел на него и отстраненно улыбался. Менеджеру стало как-то не по себе. И это чувство не покидало его еще долго после отъезда с ранчо.

Когда Томми уехал, Джесе не вернулся к гитаре. Вместо этого он поднял телефонную трубку и позвонил.

— Здравствуй, приятель, Джесс звонит. Да, действительно, давно не виделись, — слушая, что говорит собеседник, Джесс машинально водил пальцем по рисунку столешницы. Наконец Джесс заговорил сам: — Помнишь, ты как-то говорил, что обязан мне? Так я как раз затем и звоню, чтобы ты вернул должок. Я дам тебе сейчас один номер, ты позвонишь и пригласить выступить Даймонд Хьюстон. Я понимаю, ты никогда прежде не слышал этого имени. Но как она поет, ты слышал, хотя и не знал, что это — именно, она. Не задавай только сейчас никаких вопросов, просто сделай это для меня как одолжение. И ты не пожалеешь, поверь на слово.

Джесс продиктовал своему собеседнику номер Твайлы, повесил трубку и, глядя в окно, долго размышлял о чем-то своем. Он был уверен, что начинает потихоньку восстанавливать то, что было разрушено усилиями Томми. Джесс знал, что приступил наконец к выполнению собственного обещания. Прошло довольно много времени, прежде чем Джесс опять вернулся к гитаре.


— Вы Твайла Харт?

Твайла подняла взгляд с бумаг на своем столе на мужчину. На его лице обозначилась хитроватая улыбка, а волосы были такими, что им позавидовала бы любая женщина.

— Да, Твайла Харт — это я.

— Прекрасно, — сказал молодой человек. — Если вас ну затруднит, подпишите здесь, пожалуйста.

Твайла расписалась над пунктирной чертой, взяла в руки большой коричневый конверт, затем с нескрываемым интересом оглядела мужчину. Ему едва ли было больше двадцати одного года. Потрясающая фигура, голубые проницательные глаза и густая шевелюра вьющихся черных волос.

— А вас как зовут? — спросила она.

— Квинт, мадам, — ответил он и облокотился о стол, словно позволяя Твайле получше разглядеть свои необыкновенные голубые глаза.

«Господи, и ямочки на щеках…»

— Скажи мне, Квинт, чем ты занимаешься, когда не разносишь корреспонденцию? Я полагаю, ты не певец? — Твайла живо представила себе реакцию женщин в зале, если бы на подиуме перед ними появился такой красавчик.

— Нет, мадам, я не певец. Но знаю, как сделать певицами женщин, чтобы те запели от радости. Надеюсь, вы понимаете, о чем я, — улыбка его сделалась еще шире. — Впрочем, не знаю, интересует ли вас все это.

— Едва ли, — сказала Твайла, с трудом подавляя ответную улыбку. — Хотя бы уже потому, что я никогда не ложусь в постель с мужчинами, которые называют меня «мадам». — На лице парня изобразилось такое непосредственное замешательство, что Твайла не удержалась и рассмеялась вслух. — На будущее, деточка, попробуй для разнообразия слово «леди» или даже «дорогая». Это немного замаскирует возраст той дамы, к которой ты обращаешься, причем без всякого ущерба для тебя.

— Да, мадам, — ответил Квинт и вспыхнул, сообразив, что вновь допустил ту же ошибку. — Я имел в виду…

— Не важно, — сказала Твайла и принялась рыться в сумочке, отыскивая мелочь.

— Не надо никаких денег, дорогая, — сказал Квинт, быстро взяв себя в руки. — Ваш совет дороже любых чаевых, так что прошу вас, не беспокойтесь.

Твайла рассмеялась, видя, как поспешно ретировался посыльный. Это было первое забавное происшествие за весь серый сегодняшний день. Вспомнив наконец о конверте, Твайла вскрыла его, рассеянно пробежала взглядом первые строчки и, когда смысл прочитанного дошел до нее, нахмурилась.

— О черт! Будь я!..

В письме говорилось следующее:

«Мисс Харт… Я не знаю вас лично, хотя мне много о вас рассказывали. У Даймонд Хьюстон имеются все основания никому не доверять, но мне доподлинно известно, что Вам она очень доверяет. А это для меня очень важно. Я прошу Вас не обмануть ее надежд. Позднее я все обстоятельно объясню. А пока достаточно и того, что я знаю: есть в мире человек, который заботится о моей леди».

Внизу не было никакой подписи, но она в данном случае и не требовалась. Твайла своим глазам не могла поверить. Сняв телефонную трубку, она набрала номер, дождалась ответа и попросила соединить ее с отделом банковских депозитов. Сообщив собеседнику данные из коричневого конверта, Твайла получила подтверждение своей догадке.

— Ну, Даймонд, ну, девочка… — пробормотала Твайла себе под нос. — Кажется, ты вовсе не такая опытная, какой подчас выглядишь. Я, конечно, не знаю, что там произошло между тобой и Джессом Иглом, но, как видно, он делает для тебя все возможное.

Твайла задумчиво уставилась прямо перед собой. У нее было сильное подозрение, что события начинают раскручиваться сами по себе, без ее участия. Когда зазвонил телефон и звонивший представился, Твайла уже совсем перестала сомневаться.


Даймонд сняла пальто, висевшее в шкафу, стащила передник и бросила его на стойку бара. Через толстое стекло витрины были хорошо видны отблески новой вывески, которую совсем недавно повесил Дули. Стойка, только что вымытая, отражала своей влажной поверхностью красные и оранжевые неоновые блики, отчего старый интерьер бара приобретал какой-то совершенно новый элегантный оттенок…

— Я ухожу, — крикнула она и подождала, пока Дули покажется на пороге складского помещения. Долго ждать, впрочем, ей не пришлось.

— Все сделала? — спросила Дули, продираясь через узкую дверь с коробкой виски в обнимку. Даймонд кивнула.

— Мне нужно торопиться. Твайла звонила. Она подбросит меня.

— Что еще за срочные дела? — поинтересовался Дули.

Она лишь пожала плечами.

— Понятия не имею. Судя по голосу, Твайла была чем-то взволнована. Не знаю, может, и мне нужно волноваться? Все происходит так быстро и так необыкновенно. Я иногда боюсь всему этому верить.

— Непременно верь, — сказал Дули. — Я, например, всегда верил в твой успех.

Даймонд улыбнулась.

— Ну, допустим, не всегда. Помню, как вы однажды сказали, что если я потерплю неудачу на сцене, то мне придется всю жизнь возиться с подносами и бокалами.

— Ну об этом сейчас говорить уже не стоит, — махнул рукой Дули.

Он успел поставить коробку с виски и вытереть испачканные руки о штаны. Затем он потер поясницу и тихо застонал.

— Старею я для такой работы, — пробурчал он. — Мне, наверное, нужно наведаться к врачу, чтобы тот меня обследовал.

Даймонд стряхнула пыль с его рубашки, вытерла пальцем грязь с подбородка.

— Единственное, что вам нужно, Дули Хоппер, так это принять ванну.

Движения Даймонд были исполнены нежности и заботы, и это не укрылось от Дули. Он с трудом сдержался, чтобы не сказать Даймонд: тот человек, которого она так любит, совсем недавно побывал здесь. И также заставил себя промолчать о том, насколько Даймонд небезразлична Джессу Иглу, как ужасно он страдает без нее. Дули дал слово молчать, а он был хозяином своего слова.

Дули взял Даймонд за руку и слегка притянул к себе.

От удивления Даймонд часто заморгала. Его сильные пальцы осторожно взяли ее за подбородок. Руки Дули были очень мягкими, несмотря на свой внушительный размер.

— Ты, надеюсь, понимаешь, что я очень небезразлично отношусь к тебе, девочка, — сказал он. — Я никогда бы не смог причинить тебе боль. Скажу больше, вот уже много лет у меня не было человека ближе, чем ты.

Она смущенно вспыхнула.

— Вы что, Дули, хотите сделать мне предложение? — шутливо поинтересовалась Даймонд. Однако глаза Дули оставались такими серьезными, что девушка сразу притихла.

— Будь я лет на тридцать помоложе, обязательно сделал бы тебе предложение, — согласился он. — А сейчас мои слова — простая констатация факта, не больше.

Удивив и себя, и его, Даймонд неожиданно прижалась к Дули. Они коротко и крепко обнялись. А когда Даймонд на шаг отступила, оба постарались не замечать выступивших на глазах слез.

— Так вот, оказывается, чем вы занимаетесь, когда в баре нет посетителей, — с порога объявила Твайла. — Слушай, Дули, ты ведь уже староват для таких развлечений, а все туда же! Я же сказала тебе, чтобы ты уволил ее.

— Да я и не считаю, что работаю у Дули, — возразила Даймонд. — Я здесь как член его семьи, как родственница. А порядочные люди не выгоняют своих родственников. К тому же официантка предупредила, что она сегодня задержится. Я решила просто немного помочь.

Твайла промолчала. Ей было ясно, что в отношениях с Дули Даймонд вольна поступать так, как захочет. Они стали очень близкими друзьями.

— Ну что ж, — вздохнул Дули, поднимаясь со стоявшего у стойки табурета и направляясь на свое рабочее место. Он и так уже слишком разоткровенничался. Взяв полотенце, он занялся протиркой вымытых бокалов, которые и без того уже сияли чистотой. Слова Даймонд тронули его до глубины души.

— Что-то многовато сегодня у меня женщин, — пробормотал он, не поднимая головы. — Слушайте, может, вы найдете другое местечко, где можно поболтать, а?

— Уже уходим, — сказала, Твайла, — развлекайся тут сам, приятель. А мы пойдем по своим делам.

— Куда же вы собираетесь? — спросил Дули, сразу забыв данное себе обещание не проявлять излишнего любопытства.

— Даймонд пройдется по магазинам, а потом немного порепетирует, потому что сегодня вечером она выступает в «Блюберд». — Твайла, довольная, улыбнулась, заметив, какое впечатление произвело на слушателей ее сообщение.

Дули от удивления, даже перестал вытирать бокалы.

— Вот это да! Как это тебе удалось, Твайла Харт?

— Связи нужно иметь, — выразительно произнесла она, тактично умолчав о том, что использовала не свои собственные связи, а Даймонд. — Правда, выступление будет рано. Но все-таки «Блюберд» для начинающего — это уже-кое-что.

Дули улыбнулся.

— За это следует выпить. — Он поставил на стойку высокий бокал и стал наполнять его.

— Не буду, — предупредила его Твайла. — Я за рулем.

— Я тоже не буду, — эхом отозвалась Даймонд, стараясь не показывать охватившего ее волнения. — У меня и без того голова идет кругом.

Хотя это было небольшим преувеличением, ответ выглядел вполне правдивым. Ведь, по словам Твайлы, Даймонд предстояло петь в одном из наиболее известных заведений Нэшвилла, в котором выступали певцы кантри. Время от времени каждый, кто добился хоть какой-то известности, непременно выступал на сцене «Блюберд», хотя, конечно, там частенько пели и совсем никому не известные певцы.

— И что же мне надеть? — спросила Даймонд.

— Типичный женский вопрос. Убирайтесь лучше отсюда и обсуждайте эту тему где-нибудь еще! — с притворным раздражением распорядился Дули.

За ворчанием он попытался скрыть добродушную улыбку, но его усилия были тщетны. Ему было так необычно видеть Даймонд радостной и откровенно счастливой, что улыбка невольно появилась на его лице. Но как только женщины вышли, Дули перестал улыбаться. Если уж Даймонд станет выступать в таких заведениях, то рано или поздно — тут уж дело случая — их с Джессом дорожки непременно пересекутся. Что получится из встречи — Дули не хотел сейчас даже думать об этом.


Темнота наступила довольно рано, и все люди в Нэшвилле, ведущие ночной образ жизни, почувствовали, что настала их пора. По обилию автомобилей на стоянке можно было безошибочно определить, что многие решили провести вечер в кафе «Блюберд».

— Может, не следовало мне покупать красный костюм, — вслух предположила Твайла, съезжая с Хиллсборо-драйв и заезжая на автомобильную стоянку, расположенную напротив клуба. Она в последний раз придирчиво оглядела туго облегающие фигуру джинсы Даймонд, ее черную с длинным рукавом блузку. Даймонд скорчила смешную гримаску, и Твайла улыбнулась. Наряд девушки прекрасно сочетался со светлыми длинными волосами Даймонд и ее зелеными глазами.

— Что-то он слишком маленький, — заметила Даймонд, имея в виду клуб, где ей предстояло выступать. При входе была какая-то чересчур маленькая вывеска.

Твайла широко улыбнулась.

— Это сейчас он кажется тебе маленьким. Подожди, пока войдешь внутрь. Там в зале могут уместиться человек сто, если сядут поплотнее. Есть там также небольшой бар и кухня. Добавь к этому туалеты, один телефонный автомат у стены, несколько церковных скамеек — вот тебе и «Блюберд».

— Что, считается крутым местом?

Твайла кивнула.

— Особенным местом. Репутация «Блюберд» куда больше его размеров. Но владельцы не желают перебираться в другое помещение. И возможно, они правы, потому что в Теннесси по-настоящему уважают традиции.

Даймонд поежилась в сладком предвкушении и огляделась по сторонам.

— Надеюсь, Дуг не опоздает. Хорошо, если бы он аккомпанировал мне, особенно в двух песнях.

Твайла нахмурилась.

— Я этого Дуга Бентина совершенно не знаю, так что могу полагаться только на твое мнение. Надеюсь, что ты все же не заинтересована в том, чтобы какой-нибудь скрипач-самоучка испортил все твое выступление.

— Поверь мне, — серьезно произнесла Даймонд, — он вовсе не какой-нибудь самоучка, он — настоящий музыкант. Мы уже несколько раз играли с ним вместе.

— Вот как, — равнодушно сказала Твайла. Чем больше она узнавала о Даймонд, тем ближе подходила к выводу, что у этой молодой женщины гораздо больше опыта, чем это кажется сначала.

Даймонд кивнула.

— Однажды мы играли в баре Дули, но это произошло уже после того… — Девушка не смогла внятно закончить предложение. Ей все еще трудно было вспоминать о прежних временах, о Джессе. — Ну ладно, пора нам зайти внутрь. Не хочу, чтобы публике пришлось меня дожидаться.

Твайла последовала за Даймонд. Она ничего не могла рассказать ей о роли, которую сыграл Джесс в устройстве этого выступления Даймонд. Хотя она об этом даже не ведала, Джесс продолжал вторгаться в ее жизнь. И какие у него были на то причины, Твайла могла только догадываться.


— Заходи, заходи, — сказал повар, открывая заднюю дверь клуба «Блюберд» и впуская высокого мужчину в черной шляпе. — Ты ведь уже бывал тут, Джесс. Однако я что-то не припомню, чтобы ты хоть раз проходил через черный ход.

— Убери ее куда-нибудь подальше, — попросил Джесс, поспешно снимая шляпу. Ему вовсе не хотелось быть сразу узнанным. Оглядевшись в тесной кухне, он бросил внимательный взгляд в сторону обеденного зала. Ему хотелось убедиться, что отсюда будут хорошо видны выступающие.

Джесс почти сразу обратил внимание на троих мужчин, сидевших в конце переполненного зала. Он улыбнулся. По его просьбе все пришли сюда. Остальное было за Даймонд; хотя сама она ни о чем не подозревала. От нее требовалось только быть естественной и петь своим ангельским голосом. Если эти парни действительно разбираются в музыке кантри, они сразу поймут, кто перед ними.

— Хочешь выпить? — поинтересовался повар. Джесс отрицательно покачал головой.

— Нет, спасибо. Я хочу только одного — чтобы меня тут никто не заметил. Ты мог бы об этом позаботиться?

— Ну разумеется, — ответил повар. — Кроме меня, тут никого не бывает. Место задумано только для одного человека. Ты просто присядешь где-нибудь в сторонке и отлично сможешь видеть все, что нужно. А тебя при этом никто не увидит. — Повар улыбнулся. — Хотел бы я все-таки знать, что такое необычное сегодня будет.

Джесс в ответ улыбнулся ему.

— В один прекрасный день ты обязательно все узнаешь, поверь. Пока же могу лишь сказать, что ты будешь свидетелем того, как вершится ход истории в Нэшвилле.

— Не понял.

— Догадываюсь, — согласился Джесс. — Но чуть позднее все поймешь.

Только это он и мог сейчас сказать, не опасаясь выдать свой план. Если все пойдет, как он задумал, уже через несколько недель весь мир узнает таинственную женщину с его, последнего альбома. И тогда Даймонд обретет заслуженное признание, а Джесс — утерянную любовь.

— Ого! — протянул, повар, увидев женщину в черном костюме, которая как раз в эту минуту появилась в клубе. — Вот это я понимаю! Настоящая красавица!

Джесс нервно поежился и вытер вспотевшие ладони о свои «левисы». Потом сунул дрожащие руки в карманы. Он попытался сконцентрировать внимание на запахе горячих гамбургеров, вообще на соблазнительных ароматах кухни. Джесс боялся, что сила воли оставит его и он схватит Даймонд в охапку, перебросит ее через плечо и унесет в ночи, никому ничего не объясняя и ни перед кем не оправдываясь.

«Боже, дай мне силы!» — взмолился он про себя, наблюдая, как Даймонд поднялась на крошечную сцену и поудобнее укрепила микрофон.

— Да, заполучить бы такую красотку к себе в постель… — цокая языком и одобрительно качая головой, сказал повар.

Джесс недовольно нахмурился, увидев, как на сцену следом за Даймонд взобрался какой-то мужчина и поцеловал девушку в щеку.

Незнакомец раскрыл футляр и вытащил скрипку. Джесс, конечно, понимал, что поцелуй был сугубо дружеским, но смотреть на это все равно было тяжело. Он задумался о том, сколько других мужчин успели с ней подружиться, и пожелал, чтобы все они как один провалились в преисподнюю.

Публика в зале затихла, как только Даймонд подошла к микрофону.

— Музыканта, который стоит рядом со мной, зовут Дуг Бентин. Он, по-моему, один из лучших скрипачей в Нэшвилле. А меня зовут Даймонд Хьюстон, я с Севера, из местечка, которое называется Крэдл-Крик. Уверена, что вы о таком никогда и не слыхивали. Я даже не знаю, нанесен ли он на карты. Но городок такой все же существует, и когда-то в нем жила я сама.

Джесс медленно вдохнул и прикрыл глаза. Голос Даймонд обтекал его, казалось, со всех сторон, и Джесс искренне надеялся, что от звучания ее мягкого голоса боль в груди может немного утихнуть. Джесс боялся, что, если этого не случится, он умрет от горя и тоски. А ему невыносимо было представить, что его жизнь может оборваться на кухне кафе «Блюберд».

И тут Даймонд наконец запела. Аккомпанирующие звуки скрипки Дуга прекрасно гармонировали с ее сильным и чистым голосом. Когда Джесс понял, что она полностью отдалась своей музыке, забыла о публике, собравшейся ее послушать, он вышел из своего укрытия и посмотрел на Даймонд. Джесс не чувствовал кухонного жара, исходившего от огромного гриля. Он только следил за тем, как шевелились ее губы, произнося слова песни, как пальцы перебирали гитарные струны; Джесс наблюдал, как тело Даймонд покачивалось в такт песне. И вспоминал, как еще совсем недавно ее тело так же плавно двигалось в его объятиях.


— Старик, ты был совершенно прав, — сказал Шорти, усаживаясь вместе с двумя своими коллегами в машину к Джессу. — И знаешь, что я тебе скажу? Странно, но у меня такое ощущение, что я раньше где-то слышал ее голос. Ты ведь знаешь меня. Я иногда не могу вспомнить имени человека, но голос его запоминаю навсегда.

Джесс улыбнулся. Все получалось, так как он и рассчитывал. Три человека, которые пришли послушать Даймонд, имели в своем бизнесе такое огромное влияние, что могли сделать практически все что угодно.

— В таких случаях я никогда не ошибаюсь, — заявил Джесс и даже рассмеялся, увидев, как все трое одновременно кивнули, соглашаясь.

— У тебя просто дар провидца.

— Это не провидческий дар, я бы сказал, что это — позитивное мышление.

Все они так давно работали в этом бизнесе, что отлично понимали: Джесс пригласил их вовсе не для того, чтобы они слушали очередную певицу, какой бы талантливой та ни была.

— И каковы же сейчас твои планы, Джесс? — спросил Шорти.

— О чем сейчас больше всего говорят в Нэшвилле? — вопросом на вопрос ответил Джесс.

— О том, кого Сельма Бенетт на этот раз выберет себе в мужья, — ответил Шорти, и его коллеги громко расхохотались.

— А кроме этого? — не унимался Джесс. Шорти неожиданно перестал смеяться. Он повернулся и посмотрел на заднюю дверь кафе «Блюберд», затем перевел взгляд на Джесса. — Ты что, намекаешь на таинственную женщину, которая поет на твоем последнем альбоме?

Джесс молча улыбнулся.

— Черт, ты ведь именно этого хотел от нас добиться?

— Я тебе ничего такого не говорил, — заметил Джесс. — Но теперь скажу откровенно, ребята, мне бы очень хотелось, чтобы вы пригласили Даймонд Хьюстон выступить на «Гранд Оул Опри». Вот время: день и час. — Джесс протянул Шорти бумажку.

— Черт побери, Джесс, ты ведь отлично знаешь правила. Нельзя, чтобы выступающий не был заявлен заранее, нельзя, чтобы его никто не знал. На этот конкурс берут только тех, кто уже успел получить признание у публики, кто имеет хотя бы один хит. Ты же сам все это прекрасно знаешь.

— Какое еще признание нужно? Подумай, Шорти. Разве недостаточно того, что она выступает со мной, причем записалась в песне, которая сейчас является главным хитом? Эта песня номинирована на премию «Грэмми» в своей категории, эту песню ежедневно исполняют радиостанции по всей стране. Разве всего этого тебе недостаточно?!

Шорти посмотрел на своих друзей, желая узнать их мнение. Те молча кивнули.

— Окончательный выбор, конечно, за вами, — сказал Джесс. — Но мне хотелось, чтобы для всех это стало совершеннейшей неожиданностью. Подумайте о дивидендах, которые вы получите, если объявите о женщине, записавшей со мной «Ложь». Причем сделаете это задолго до того, как все остальные узнают ее имя.

— Будем считать, что мы условились, — сказал Шорти. — Я звякну Томми, как только все детали будут уточнены.

— Ну уж нет! — воскликнул Джесс, удивив своих собеседников. — В данном случае именно его лучше не привлекать к этому делу. Ну так как, договорились?

Трое бизнесменов умели хорошо читать между строк. То, что произошло между Джессом и его менеджером, их не касалось. Им казалось перспективной затеей: выступить и обнародовать имя загадочной женщины.

— Все будет, как ты хочешь. Я скоро свяжусь с тобой, — сказал Шорти.

Джесс наблюдал, как все трое вышли из машины. Затем он скрестил руки на груди и некоторое время неподвижно сидел. Ему все еще казалось невероятным, что удалось провернуть такое непростое дело.

«Я становлюсь не менее хитрым, чем Томми», — мысленно сказал он себе.

С улыбкой на лице Джесс покинул Нэшвилл. Едва ли не впервые с момента исчезновения Даймонд Джесс почувствовал, что его жизнь начинает входить в прежнюю колею.

И тут его вдруг осенило. Он резко развернул машину прямо на середине пустой в этот час дороги и помчался назад в город.

Глава 19

Даймонд помахала на прощание рукой Твайле, переложила тяжелый футляр с гитарой в другую руку и вошла в свою квартиру. Сегодняшний день был очень важным в ее карьере. И Даймонд прекрасно отдавала себе в этом отчет. Твайла очень нервничала во время концерта, и Даймонд не раз замечала, что она оглядывается, подмечая реакцию публики. Но кое-чего Даймонд не увидела: она не заметила, как округлились глаза Твайлы, когда та обнаружила в последнем ряду троих мужчин. Но наверное, это было к лучшему. Ведь если бы Даймонд знала, каким влиянием обладали эти трое в мире музыки, она от волнения не смогла закончить свое выступление.

А так она выступила просто великолепно. Закрыв за собой дверь квартиры, Даймонд прошла на кухню, открыла холодильник и попыталась заставить себя хоть немного поесть. Так и не решив, чего же ей все-таки хочется, она хлопнула дверцей и поморщилась, когда бутылочки и банки противно звякнули друг о друга. Затем, как это уже не раз случалось в последние дни, взгляд ее остановился на телефонном аппарате, стоявшем возле кровати.

Даймонд понимала, что позвонить ему было бы большой ошибкой. Услышав боль в голосе Джесса, она только растравит свою собственную душевную рану.


Даймонд прошла в спальню, опустилась на колени воле платяного шкафа и открыла нижний ящик. Они лежали именно там, куда она их положила, — все многочисленные вырезки, письма от поклонников, статьи из бульварных газетенок, в которых речь шла о ней и о Джессе.

Все эти материалы представляли собой одну сплошную насмешку. Именно так Даймонд их воспринимала с того самого момента, когда Томми впервые принес все эти бумажки и вложил ей в руки, закричав при этом, что она безнадежно губит музыкальную карьеру Джесса, губит его жизнь.

Некоторые газетные статьи уже немного пожелтели. Конверты, в которых лежали письма рассерженных фэнов Джесса Игла, помялись и обтрепались по углам. Однако Даймонд отлично знала, что если она найдет в себе силы и откроет наугад любое письмо, то, прочитав его, испытает такое же потрясение, что и много месяцев назад.

Странно, что такая ерунда могла причинять когда-то такую острую боль. Даймонд раздумывала над этим, машинально перебирая бумаги. И как только вообще могло случиться, что в определенный момент чьи-то чужие слова оказались для нее более важными, чем все то, что говорил ей Джесс?!

Рыдания подступили к горлу. Резким движением Даймонд задвинула ящик шкафа, уткнулась лицом в ладони и дала волю слезам.

Было просто страшно думать о том, что, если она попытается начать все сначала, ей придется опять выдержать настоящую битву за того, кто был ей так дорог.


Твайла припарковала свой автомобиль возле дома. Все еще взволнованная после выступления Даймонд в клубе «Блюберд», она совсем не обратила внимания на то, что сигнализация перед входом в ее дом не горела. Закрыв дверцу машины, Твайла перебросила сумочку через плечо и пошла к входу, подкидывая на ладони связку ключей. Твайла не видела и не слышала человека, притаившегося в тени подъезда. Внезапно тот шагнул ей навстречу.

— Твайла Харт?

От неожиданности она сильно вздрогнула, покрепче схватила сумочку и принялась судорожно рыться в ней в надежде найти гирьку, которую всегда носила с собой. Твайла отлично понимала, что буквально через несколько секунд станет очередной жертвой уличного преступника, увеличив этим количество жертв разбойных нападений в городе. Ей удалось отыскать в сумочке только шариковую авторучку. Поудобнее перехватив ее, Твайла направила ручку на мужчину.

— Не подходи! Иначе я тебя…

— Что ты сделаешь? Вычеркнешь из рождественского списка?!

Насмешка в его голосе заставила сердце Твайлы забиться чаще. Голос этого человека был ей явно знаком.

— О Господи… — выдохнула она, привалившись к стене дома. — Идиот, ты чуть не испугал меня до смерти!

Джесс вздохнул. Все, что он ни делал в последние дни, оказывалось не к месту.

— Сожалею, что напутал вас, мисс Харт, — признался Джесс. — Но мне совершенно необходимо поговорить с вами. И поговорить без свидетелей. Можно войти?

Твайла резким движением вложила ему в руку связку ключей.

— Открывай, — распорядилась она. — У меня все еще так дрожат руки, что я ни за что не попаду ключом в замочную скважину.

— Да я и сам нервничаю, — сказал он, тоже переходя на ты. — Как только увидел, что ты выхватила авторучку, подумал, что настал мой последний час.

— Заткнись и открывай скорее!

Джесс поспешно открыл дверь. Твайла первой вошла в дом, включила свет, бросила сумочку на постель и с силой закинула бесполезную авторучку в дальний угол комнаты. Швырнув пальто на спинку стула, она повернулась к незваному гостю и попыталась взять себя в руки, унять предательскую дрожь в голосе.

Джесс привалился спиной к двери, не желая проходить в квартиру Твайлы без приглашения.

— Послушай, да сядь же ты, ради Бога, — попросила его Твайла.

Но Джесс оттолкнулся от двери, сунул руки в карманы и подошел к окну, из которого открывался красивый вид на панораму Нэшвилла. Твайла могла видеть сейчас только его спину.

— Мы формально так и не познакомились, — сказала Твайла, разглядывая костюм Джесса, красиво облегавший его фигуру.

— Я об этом давно сожалею, — заметил Джесс, повернулся и протянул Твайле руку.

Сердце у нее пропустило очередной удар, как только их руки соприкоснулись. Его душевная боль чувствовалась даже на расстоянии, и, несмотря на то что Твайла намеревалась держаться с ним холодно и отчужденно, она поморщилась, ощутив холод его ладони. В углу рта Джесса нервно дернулся мускул. Его темные глаза блестели. Блестели как-то подозрительно ярко. Твайле подумалось, что Джессу, наверное, постоянно приходится сдерживать слезы.

— Давай не будем ходить вокруг да около, — сказала Твайла. — У тебя ведь была причина, чтобы прийти сюда. Так что рассказывай.

Джесс кивнул. Он провел ладонью по лицу и тихо вздохнул.

— Сначала я хотел бы услышать, как у нее дела.

Твайла фыркнула.

— Она чувствует себя хорошо, если вообще может хорошо себя чувствовать женщина, которую выжали, как лимон, а потом повесили на веревочку просохнуть. Черт побери, что ты сделал с ней?!

Джесс тихо застонал, и Твайла впервые задумалась о том, так ли уж виноват этот человек. Судя по его лицу, он страдал не меньше, чем сама Даймонд.

— Господи, да я и сам не знаю! — вздохнул Джесс, тяжело опускаясь на ближайший стул. Он уставился в пол, стараясь подыскать нужные слова и продолжить разговор. — Последние месяцы я столько размышлял, старался определить причину.

— Не понимаю, — сказала Твайла. — Одно из двух: или ты обманул ее, или ты ее не обманывал.

Джесс медленно выдохнул. Даже странно было, какую сильную боль вызвали в его душе эти обыкновенные слова. Слова, которые произнес посторонний человек и которые касались его любимой.

— Единственное, что я сделал, — это передал вопросы бизнеса одному человеку… которому я очень верил. И в этом я, конечно, виноват. Но я ее никогда не обманывал! Я любил ее. Любил всем сердцем! Когда я приехал домой и увидел, что Даймонд нет, то чуть с ума не сошел.

Твайла нахмурилась.

— Значит, ты уверяешь, что…

Джесс прервал ее:

— Я никого ни в чем не уверяю! Я просто хочу встретиться с Даймонд, и пусть она сама мне расскажет, что именно заставило ее уехать от меня.

— Ладно, — сказала Твайла, — пусть будет так, как ты говоришь. Давай договоримся: я займусь этим. Но с чего нам начать?

— Приготовимся услышать правду, какой бы она ни была, Твайла Харт. Приготовимся услышать правду.

Джесс принялся объяснять, и пока он говорил, на лице Твайлы менялось выражение: от крайнего недоверия до потрясения, от потрясения — до восторга.


— О, Дули, я поверить не могу!

В голосе Даймонд звучал такой благоговейный восторг, что Дули невольно улыбнулся вместе с ней и крепко обнял девушку.

— А я очень даже могу, — заявил он. — Я всегда верил в твой успех, дорогая. И выступать на «Гранд Оул Опри» нужно будет уже весьма скоро. Так что я действительно горжусь тобой.

У Даймонд от волнения по спине прошла дрожь. Что-то неопределенное, похоже на подсознательное предупреждение, подсказывало ей, что предстоящее событие будет не просто шагом вперед, а большим скачком в ее музыкальной карьере. Это было похоже на исполнение того обещания, которое дал ей Джесс, увозя из Крэдл-Крика. И вот теперь это должно было произойти без его участия. Даймонд вдруг сделалось так грустно, что на душе не осталось и следа радости.

— Я очень хочу, чтобы вы там тоже присутствовали, Дули. Я очень надеюсь, что вы придете. Даже если для этого придется на весь вечер закрыть ваш клуб.

— Дорогая, я готов, не только закрыть, даже продать свой клуб, если потребуется. Такое событие я не пропущу ни за что на свете. — Дули не удержался и добавил: — Все там будут, ты, пожалуйста, не волнуйся.

Он скрылся за дверью своего офиса, только чтобы не смотреть ей в глаза, не видеть их растерянное выражение.

Даймонд кивнула, подумав о Твайле. И может, еще о Дуге Бентине, с которым так тесно подружилась в последнее время. Ей даже в голову не пришло, что кто-то еще может прийти послушать ее и оказать ей моральную поддержку, в которой она сейчас так отчаянно нуждалась.

Даймонд потеряла сон, что было сейчас совершенно некстати. Она подолгу билась над одной загадкой: как получилось, что Джесс появился в клубе Мелвина Колла? Несколько недель спустя она все еще представляла себе, как Джесс позвонит ей и будет умолять ее вернуться. Ояа так живо все это себе воображала, что картина стала для нее навязчивым видением. Потом Даймонд потеряла сон, пытаясь понять, почему ничего из задуманного ею не произошло. Единственное объяснение, пришедшее Даймонд в голову, заключалось в том, что, наверное, своим уходом она нанесла непоправимый вред их отношениям с Джессом. Что он больше не хочет быть с ней и ей придется примириться с этой мыслью.

Когда Дули ушел в офис, в зале сразу стало необычайно тихо. Было еще очень рано — даже для Уолта и Дивера, которые, как правило, приходили сюда позднее. Даймонд обошла бар, восхищаясь теми усовершенствованиями, которые ввел Дули с тех пор, как она впервые появилась в его заведении. Получилось так, что не только у нее, но и у бара Дули началась новая жизнь.

Даймонд подошла поближе к недавно установленному подиуму. Она попыталась представить себе столики, сплошь занятые посетителями, нестройный шум множества голосов. Хотя ей всегда хотелось выступать в хороших залах, она понимала, что ей будет недоставать этого маленького бара, где ее так любили и каждый день были ей рады.

Она услышала, как, закрывшись в своем офисе, Дули включил стереоприемник, и улыбнулась. Это означало, что владелец бара засел за «бумажную» работу. Из всех видов деятельности, которыми приходилось заниматься владельцу клуба. Дули больше всего ненавидел бухгалтерские отчеты. Он всегда откладывал их на потом и долго мучился, подводя итоги.

Не спеша уходить из этого уютного мирка, Даймонд поднялась на подиум, отряхнула «левисы» от пыли, отвернула манжеты на голубой блузке и оглядела недавно установленные под потолком прожектора. Через несколько минут Даймонд вполне овладела собой, почувствовав, что может в любую минуту выйти на улицу и не расплакаться на глазах случайного прохожего. Она картинно поклонилась несуществующей публике, сделавшись в этот момент похожей на девочку, вообразившую себя артисткой. Получилось что-то вроде тайного прощания с Дули.

Даймонд собиралась уже сойти с подиума, когда услышала се. Это была песня, с которой начались все ее несчастья, «Ложь».

Даймонд прикрыла глаза и резко вдохнула, стараясь уменьшить боль в сердце. Мелодия тихонько раздавалась в зале, проникая в душу Даймонд, и прежде чем осознала, что именно делает, она уже принялась подпевать:

У бесчестного любовника

Ложь с улыбкой ходят вместе…

Даймонд легонько покачивалась в такт мелодии, произносила слова шепотом, отчего строки приобретали какой-то новый смысл. Даймонд, прикрыв глаза, пела вместе с записью. Пение Даймонд почти не было слышно, и Дули сначала показалось, что звук идет из его собственного стерео, расположенного позади рабочего стола. Но когда он прислушался получше, то понял, что приподнял завесу над тайной — по-другому это нельзя было назвать. Осторожно приоткрыв дверь, чтобы Даймонд не подумала, будто ее подслушивают. Дули вышел из комнаты. Вслед ему неслась песня.

В эти минуты Дули с грустью подумал о своем возрасте. Ему внезапно очень захотелось помолодеть. Но мысль об этом исчезла так же быстро, как и появилась. Дули прекрасно понимал, что его время уже ушло, а время Даймонд только начиналось. И он был готов пожертвовать собою, чтобы ее жизнь была счастливой.


— Сэр, — сказал Хенли, входя в музыкальную комнату с переносным телефоном в руках, — вам звонят.

Это было какое-то послание свыше. Несмотря на то что Джесс, надеясь поработать, отключил телефон в музыкальной комнате, он все еще был не в состоянии сосредоточиться. Его неотступно преследовала мысль о предстоящем выступлении в «Гранд Оул Опри». Меньше чем через неделю должно было выясниться, есть ли у него с Даймонд будущее. Жизнь без этой женщины представлялась бесцельной.

Джесс взял трубку и сразу узнал знакомый голос на другом конце провода.

— Мак, будь добр, помедленнее, — попросил Джесс. — Да, ты все правильно понял. Кстати, кто тебе об этом рассказал? Ведь я хотел собрать ребят из ансамбля завтра, чтобы немного порепетировать с ними.

— О черт, — прозвучало в трубке. — Я и забыл… один из парней… кажется, Эл. Да! Именно! Это был Эл. Он рассказывал, что Рита пришла домой из салона красоты и сообщила ему…

Джесс было рассмеялся, но его улыбка почти сразу исчезла. На месте Эла он бы тоже так поступил — отдал бы остаток своей жизни одной женщине.

— Ладно, не важно, — сказал Джесс. — Думаю, это не имеет большого значения. Все равно скоро всем будет известно. Ты же знаешь, что такое музыкальный бизнес: ничто невозможно долго держать в секрете.

— Я об этом понятия не имею, — сказал Мак. — Мы, например, один наш секрет сохранили.

Джесс колебался: рассказать ли Маку всю правду. Он видел, что Мак с ребятами уже о многом догадались.

— Насчет выступления в «Гранд Оул Опри», — начал Джесс, — вам всем стоит знать, что я…

— Самое время сказать, — сказал Мак. — Томми знает, что она будет там?

У Джесса перехватило дыхание. Это уж слишком… Если друзья догадались, то, вполне возможно, и Даймонд все известно, только она не подает вида. А если она опять убежала из Нэшвилла и теперь уже навсегда? Джесс тяжело вздохнул. Возможно, она больше не хотела иметь с ним дело…

— Нет, Томми еще не знает. Но если уж вы, ребята, все знаете, то это вопрос времени…

Джесс медленно направился к окну. Взглянув на проходящее рядом шоссе, он увидел машину, сворачивавшую к его дому.

— Ну вот, легок на помине, — сказал он Маку. — О расписании репетиций мне придется перезвонить тебе попозже. К дому подъезжает наш менеджер.

— Я тебе не завидую, — проговорил Мак и повесил трубку.

Но Джессу уже было все равно, чьи чувства задеты и кто кому наступил на мозоль. Все, чего он хотел, — это чтобы Даймонд опять вошла в его жизнь. Он положил трубку и пошел встречать Томми.

— Я открою, — сказал Джесс Хенли, когда тот уже направился к двери; — Ты, Хенли, не отвлекай нас, пока Томми будет здесь. Никаких телефонных звонков, ничего вообще. Хорошо?

Хенли понимающе кивнул.

— Если я вам понадоблюсь, сэр, я буду на кухне. Джесс улыбнулся, вспомнив ярость, с которой Хенли принял новость о Даймонд и об «обреченном» альбоме. Джесса тогда немного шокировало заявление Хенли о том, что надо «как следует разобраться с менеджером». Хотя не очень было понятно, что Хенли при этом имел в виду.

Неожиданно раздавшийся энергичный стук в дверь прервал его мысли. Джесс с притворно доброжелательной улыбкой на лице открыл дверь гостю.

— Когда, черт возьми, ты собирался мне обо всем сказать? — заорал Томми прямо с порога.

Джесс жестом пригласил, Томми пройти в гостиную.

— Ну-ну, не горячись, Томми. Что ты будешь пить?

— Черт побери, я не хочу пить! — Даже просто упоминание о выпивке заставило все перевернуться в животе у Томми. — Чего я хочу — так это ответов!

— Скорее всего ты их получишь, — сказал Джесс, — как только я услышу вопросы. С чего ты хочешь начать?

Томми нервно швырнул шляпу на стол.

— Мне нужно было услышать это от другого агента. Даже мои собственные люди не могли сказать мне правды. Я все узнал последним. Как ты думаешь, что я при этом чувствовал?

Глаза Джесса сузились, пальцы сами собой сжались в кулаки, он спрятал их за спину и ответил как можно спокойнее:

— Я не знаю, как чувствовал себя ты, Томми, но я знаю, как чувствовал себя я, вернувшись домой и обнаружив, что Даймонд ушла. Я не собираюсь пережить это снова.

— Но это совершенно разные вещи! — завопил Томми.

— Мне совсем не нужно было, чтобы о моем плане узнал и рассказал всем не тот человек, — веско произнес Джесс.

Томми выпучил глаза и даже рот приоткрыл ют изумления, смешанного с возмущением. Лоб и верхняя губа у него покрылись потом, по щекам разлилась краска. Скрытый смысл сказанного Джессом начал постепенно доходить до него. Впервые Томми осознал, что появление Джесса Игла в «Гранд Оул Опри» станет чем-то большим, чем просто сюрприз. Если он правильно понял Джесса, тот собирался выйти на публику с загадочной женщиной со своего альбома.

— Господи! Неужели, ты знаешь, где она?!

Джесс оставил вопрос без ответа. Но это было уже достаточным подтверждением для Томми. Он представил себе, что могла сказать Джессу Даймонд, и попытался быстро решить, как дальше объяснять свое участие в её побеге.

— Да мне все равно, что она тебе сказала. Это все неправда! Я бы никогда не сделал ничего, что могло бы обидеть тебя, и ты это знаешь. Не надо пытаться заставить меня утверждать обратное.

Томми почти кричал. Для убедительности он к тому же колотил кулаком по столу, брызгая слюной.

— Знаю, ты, не хотел причинить мне боль, — сказал Джесс. — Я в этом никогда и не сомневался, приятель.

Спокойный голос Джесса как-то сразу погасил злость Томми. Он облегченно вздохнул.

— Я с ней не говорил, то есть еще не говорил, — продолжил Джесс. — А если ей нечего сказать, то и тебе нечего бояться. Правильно?

— О Господи! Конечно, правильно! — сказал Томми, со вздохом, опускаясь в кресло. — Ну и каков твой план? Что ты хочешь, чтобы я сделал? Я могу добиться, чтобы неанонсированное выступление Джесса Игла освещалось прессой. Могу напечатать тебя на целой странице в…

— Я хочу, чтобы ты ничего не делал, — ответил Джесс. — Совсем ничего! На этот раз я принимаю решение. И если обнаружу, что ты проигнорировал мою рекомендацию, можешь собирать вещички и искать место, где спрятаться. Слышишь меня?

Угроза в голосе Джесса заставила Томми вздрогнуть, но он все же холодно усмехнулся:

— Не надо мне угрожать, приятель. Ты меня знаешь — я никогда не причиню тебе вреда.

— Да, но если ты делаешь больно тем, кого я люблю, ты этим причиняешь боль мне. Понятно!

Томми кивнул. Он нервно теребил складки на брюках, обдумывая варианты ответа. Вдруг ему в голову неожиданно пришла одна мысль.

— А какие песни ты собираешься петь? Некоторые песни из альбома?

— Думаю, мы исполним первую песню, так как ее выдвинули на соискание премии «Грэмми». Получится что-то вроде предпремьерного исполнения. Как ты думаешь? — спросил Джесс.

— Невозможно петь дуэт одному.

— А я и не собираюсь, — сказал Джесс и улыбнулся.

Томми вздрогнул, чувствуя как у него внутри все похолодело.

— Она согласна петь с тобой? После всего, что случилось?

Джесс нахмурился и отвернулся.

— Есть одна проблема. Она будет там, но не будет знать, что я там тоже буду. Если мне повезет, то она споет со мной. Если нет…

Томми вскочил с кресла.

— Ты не можешь рассчитывать на какой-то шанс. Если все сорвется, ты будешь выглядеть полным идиотом! А что станет с твоей карьерой, если Даймонд не присоединится к тебе и ты будешь стоять на сцене один, пытаясь спеть дуэт в одиночку? Все подумают: почему она молчит? И прежде чем ты сам об этом узнаешь, весь музыкальный мир будет винить тебя в том, что случилось.

Джесс пожал плечами.

— Если так произойдет, значит, я это заслужил, — сказал он тихо. — Кроме того, мне все равно. Если я ее потеряю, то на карьеру мне уже наплевать.

— О Господи! — Но этой невнятной молитвы Томми было явно недостаточно, чтобы выпутаться из такой ситуации.


Даймонд стояла перед шкафом, созерцая коллекцию костюмов, которые накопились у нее с тех пор, как она начала выступать. Искусственные бриллианты красиво переливались, отражая свет люстры. Но Даймонд не нужна была роскошь сомнительного качества. Ей нужно было признание ее таланта, признание, идущее из сердец слушателей. И ей не нужно было восхищение ее лицом или телом.

— Ты уже оделась? — спросила Твайла из гостиной.

— Почти, — сразу откликнулась Даймонд, несмотря на то что, кроме нижнего белья, на ней ничего не было.

Машинально она принялась шарить у задней стенки шкафа. Найдя то, что искала, Даймонд сняла одежду с вешалки и разложила ее на кровати.

Это было именно то, что нужно. Теперь, если только удастся сломить сопротивление Твайлы, она это наденет. Надо еще немного потянуть время, тогда Твайле не останется ничего другого, только согласиться.

Медленно, словно выполняя ритуал, Даймонд повернулась к зеркалу и долго, пристально смотрела на себя. Когда ее наконец удовлетворило увиденное в зеркале, Даймонд стала одеваться. Полчаса спустя она вышла из комнаты, ожидая, что Твайла сразу взорвется гневом. Но этого не случилось.

— Хорошо! — Больше Твайла ничего не могла сказать. Взгляды обеих встретились, и женщины сразу поняли друг друга. Твайла почувствовала, что выбранный Даймонд наряд произведет нужный эффект.

— Давай скорее двигаться, — поторопила Твайла. — Нельзя долго задерживаться, иначе мы попадем в пробку около Оприлэнда.

— Я готова, — откликнулась Даймонд. — Вот только возьму пальто и гитару.

— Косметику не забудь, — напомнила Твайла.

— У меня все, что нужно, в сумочке.

— Господи, да я беру больше, чтобы приготовиться ко сну. Ты меня иногда просто бесишь! — сердито заметила Твайла, хорошо зная, что Даймонд почти никогда не придает значения ее ворчанию.

— Сегодня вечером я — это я! — сказала Даймонд. — Они получат то, что увидят!

«Они увидят гораздо больше того, что ожидают, — подумала Твайла, заводя машину. — Поклонники, которые придут в Опри, увидят, как делается история!»

— Я буду там, — напомнила Твайла. — И, вероятно, твой друг Дуг Бентин. Господи, нельзя забывать и про Дули Хоппера! Он, наверное, так всем надоест, что его выбросят из зала.

Даймонд слушала и кивала, не утруждая себя ответом. И в этом не было нужды. Даймонд знала, что Твайла говорила с ней только для того, чтобы она поменьше думала и не нервничала. Но было уже поздно: Даймонд окончательно разволновалась. И еще ей было грустно. Должно было произойти самое значительное событие в ее жизни, а рядом с ней не было ни одного родственника или любимого, с кем можно было бы разделить это. Она поежилась и поплотнее запахнулась в пальто.

— Замерзла? — спросила Твайла, включая печку. Даймонд кивнула. Было легче кивнуть, чем сказать, что она только что увидела призрак. Призрак Джесса или Джонни, который напомнил ей, что она одинока из-за собственного выбора, а не из-за прихоти слепой судьбы.

Глава 20

Это было не то, чего она ожидала. Недоставало немного волшебства. Но она знала, что волшебство на самом деле исходит от самих артистов, а большинство из них еще не приехали. Сцена и зал все еще были пустыми.

Даймонд стояла на самом краю сцены и с восхищением смотрела на тяжелый, цвета бургундского вина занавес у себя над головой, который позже опустится и отделит ее от зала. Она вздрогнула, предвидя это, и посмотрела на незанятый балкон, затем на ряды стульев в партере и попыталась представить себе, как будет выглядеть зал, когда его заполнят люди. Во всяком случае, не так, как у Дули.

Инженер над балконом проверил освещение и проекцию рекламы спонсоров. «Гранд Оул Опри» на большом экране, висевшем над выходом из-за кулис. Знакомые имена спонсоров заставили ее улыбнуться.

Она росла, слушая радиопередачи из Опри на волнах АМ 650 «Дабл-ю-эс-эм» каждую пятницу и субботу по вечерам. Но никогда, даже в самых своих необузданных фантазиях, она не представляла, что когда-нибудь будет стоять напротив этих знаменитых красных кулис, ожидая своего первого выступления.

Даймонд повернулась и пошла к центру сцены, пока не дошла до темного деревянного круга. Она обошла круг, осматривая его границу с полом, убедилась, что молния не ударит, вдохнула и вступила в круг. Даймонд закрыла глаза и откинула голову, пытаясь представить себе тех известных людей, которые стояли на этой сцене до нее.

— Ты знаешь, на чем стоишь? — спросил Дули, очень удивив ее своим неожиданным появлением.

Даймонд открыла глаза и улыбнулась.

— Как я рада, что ты здесь, — сказала она и посмотрела вниз. — Конечно, я знаю, иначе я не стоила бы тех денег, которые мне платят. Это — часть сцены старой Раймон-Аудиториум, где, бывало, проводились Опри. Верно?

Дули довольно усмехнулся.

— Верно! Давным-давно, даже до твоего рождения, звезды музыки кантри оставляли свои следы на этом куске дерева. Подумай о них! Пэтси Клайн, Хэнк Вильяме, даже Джонни Кэш. Этого достаточно, чтобы тебе стало не по себе. — Дули сдвинул брови и шутливо шлепнул девушку по руке. — Ощущаешь присутствие призраков?

Даймонд кивнула головой и попыталась сосредоточиться. Если представлять себе призрака, то легче всего Джесса или ее отца. Они были самыми важными людьми в ее жизни.

— Я рада, что ты пришел разделить со мной сегодняшний вечер, — еще раз сказала Даймонд.

— Дорогая, я готов пожертвовать всем миром, чтобы не пропустить такую возможность, — сказал Дули. — Нервничаешь? — добавил он, помолчав.

Она кивнула.

— Хорошо! Это значит, что у тебя все хорошо получится. Я буду там, буду поддерживать тебя. Ты должна помнить, кто сидит там в зале, — и он взмахнул рукой. — И ты можешь положиться на тех, кто за тобой.

Дули указал на стулья на сцене, напротив кулис, на которых обычно сидели почетные гости Опри и члены семей исполнителей. Отделенные бутафорским заборчиком и инструментами оркестрантов от выступающих, они имели возможность видеть, что происходит на сцене, лучше, чем обычный зритель.

— Я всегда могу положиться на тебя, — сказала Даймонд. — Пожелай мне удачи.

— Тебе она не нужна, — сказал Дули. — Просто делай то, что, делаешь всегда. Ты лучше всех!

Он обнял ее за плечи, и они вместе сошли со сцены, направляясь туда, где Твайла беседовала с конферансье о том, как представить Даймонд публике.

Тут зрители стали понемногу собираться, и занавес опустили.

Даймонд слышала громкие возбужденные голоса людей. По залу стал разноситься запах попкорна; И внезапно Даймонд охватило радостное чувство ожидания и возбуждения. Она поняла, что сегодня вечером на сцене произойдет чудо.


Джесс нервно расхаживал по комнате за сценой «Гранд Оул Опри», рядом сидели музыканты его ансамбля. Джесс постоянно натыкался то на одного, то на другого. По его плану, они не могли присоединиться к другим исполнителям, хотя прежде всегда так делали. И это немного волновало их.

— Ради Бога, Джесс, сядь или ходи помедленнее. У меня уже голова кружится.

Добродушное ворчание Эла поддержали другие участники группы. Но никто не был по-настоящему недоволен. Все знали, что значит для Джесса этот вечер. Вообще-то от этого зависело и их будущее.

Они понимали, что Джесс, потерявший любимую из-за этого проклятого бизнеса, хотел выйти из него поскорее. Но если он уйдет, им всем придется начинать сначала. А этого никто не хотел.

— Прошу прощения, — пробормотал Джесс и подошел к огромному зеркалу. Он поправил шляпу, одернул рукава своей белой рубашки, перевязал галстук, а затем рукавом пальто принялся полировать пряжку на ремне, стараясь отвлечься от переживаний и заодно понравиться зрителям.

Мак смахнул несколько пылинок с черного пальто Джесса и довольно грубо толкнул его в спину.

— Все будет отлично, приятель, — сказал он. — Не понимаю, о чем ты беспокоишься? Эту женщину ты знаешь лучше меня. Клянусь жизнью, она тебя не подведет!

— Я так подвел ее, что это чуть не убило нас обоих.

— Это в прошлом, Джесс. Сегодня — совершенно новый день. Не испорть его своими бесконечными воспоминаниями о том, что было. Но будь готов ко всему. Договорились?

— Боже мой. Мак. Ты заставляешь меня нервничать. Когда ты успел стать философом? Мак усмехнулся.

— Помнишь ту рыженькую в канун Нового года? Знаешь, она оказалась тогда дома. И знаешь еще что? Она получила образование в колледже и к тому же очень красива. Я подумываю о том, не создать ли мне свой дом и семью?

Эл недоверчиво покачал головой, и вся кровь бросилась Маку в лицо.

— Ну, я же не сказал, что так сделаю, я сказал, что думал об этом.

Джесс заулыбался. Напряжение немного спало, и Джесс устроился поудобнее на стуле, ожидая выхода Даймонд Хьюстон.


— Леди и джентльмены. — Голос конферансье, громко разнесся по. залу. — Вы сегодня собрались здесь, чтобы увидеть восхождение новой звезды на небосклоне кантри-музыки. Могу заверить, что она будет светить очень долго. Пусть Опри поприветствует мисс Даймонд Хьюстон из Крэдл-Крика, штат Теннесси.

Аплодисменты были дружественными, но не возбужденно-радостными, Джесс сразу понял это. Он стоял за сценой, там, откуда Даймонд должна была появиться, и, укрывшись в тени, ожидал ее появления.

Она прошлась по сцене так, словно делала это тысячи раз: не показывая своего волнения вообще. Ее распущенные волосы красиво обрамляли лицо. От яркого света на сцене ее блузка из зеленого атласа блестела, а огни рампы, казалось, следили за ее длинными ногами, облаченными в джинсы, когда она плавной походкой двигалась к микрофону.

Широкий пояс подчеркивал тонкую талию и узкие, почти мальчишеские бедра, а старые, но тщательно начищенные ботинки прибавляли ей роста и изящности.

Даймонд была воплощением женственности. Никаких поддельных бриллиантов, никакой показной роскоши. На сцене стояла просто блондинка с гитарой и улыбкой, которая могла растопить колодец глубокой зимой.

Она знала, что исполнители обычно начинали свое выступление с какой-нибудь короткой речи, но Даймонд выбрала другой ход. Благодаря конферансье зрители уже и так знали, как ее зовут. Даймонд надо было показать, зачем она здесь, на сцене.

Она наклонилась, когда брала гитару, и невольно показала зрителям стройную гибкую спину. Надевая ремень гитары, Даймонд снова оказалась лицом к лицу с аудиторией. Она пробежала пальцами по струнам и неожиданно атаковала слушателей звуком и захватывающими эмоциями из старой песни Хэнка Вильямса.

Слегка ошеломленная сама, Даймонд, исполняя песню, вряд ли заметила изумленные улыбки и восхищенные лица зрителей, которые только что нашли себе новый объект для обожания.

Затем Даймонд исполнила еще одну старую песню. Зрители громко аплодировали ее таланту, который теперь не вызывал сомнений, а она кланялась и улыбалась, пытаясь успокоить свое бешено бьющееся сердце, чтобы исполнить последний номер. Песня, которой предполагалось завершить выступление, была написана пятью годами раньше, Даймонд сочинила ее тогда, когда еще не верила в возможность покинуть в один прекрасный день бар Уайтлоу в Крэдл-Крике. Один только текст песни уже расстроил ее.

Улыбка исчезла с лица; она глубоко вздохнула и взяла нужный аккорд на гитаре. Слова песни — это была ее жизнь, жизнь дочери игрока Хьюстона:

Маленькая девочка бежала,

Маленькая девочка потерялась.

Дочь игрока прячется от кличек,

которыми ее награждают,

Не понимая, что правильно изменишь,

Потому что если ты не подходишь,

То уже не можешь участвовать в игре.

Джесс схватил край занавеса и закрыл им лицо. Песня целиком захватила его. Ему стало страшно. Слышать эту песню сейчас, зная Даймонд и историю ее жизни, и после этого сделать то, что он задумал? Нет, теперь это казалось ему невозможным. Но все было уже подготовлено: Джесс зашел слишком далеко, чтобы вот так взять и отменить задуманное.

Публика наградила Даймонд бурными аплодисментами, когда она, широко улыбнувшись и помахав рукой, закончила петь. Перед тем как уйти со сцены, она сняла гитару с плеча и поставила ее на стойку прямо перед собой. Потом она еще раз поклонилась.

Твайла стояла за спиной конферансье и счастливо улыбалась. Ее бесконечно радовала реакция зрителей: громкие крики, настоящая овация. Конферансье сделал приглашающий жест рукой, зовя Даймонд на сцену, чтобы спеть на бис.

В волнении Даймонд не заметила, что группа каких-то людей быстро заняла свои места позади нее. Она не услышала вздоха удивления, пронесшегося среди зрителей, когда те увидели выходящих на сцену известных исполнителей. Даймонд все еще пребывала на гребне своего успеха. Но внезапно улыбка исчезла с лица девушки, как только за ее спиной раздались первые такты мелодии. Даймонд замерла, боясь оглянуться. А скрипка Эла Баркли уже выводила вступление к песне, чуть не разрушившей ее жизнь.

И тут громко и отчетливо зазвучал голос Джесса. Голос был такой сильный и уверенный, что Даймонд закрыла лицо руками, боясь разрыдаться. Публика удивленно ахнула — Джесс Игл шел по сцене к Даймонд Хьюстон.

Не лги мне, говоря, что любишь,

И не старайся, чтобы я поверил.

Еще не поздно, если говоришь ты правду,

Но созерцать мои страданья ты не можешь.

В воздухе возникло напряжение. Зрители не могли не ощутить драматизма этого момента. Даймонд даже вздрогнула, услышав низкий голос Мака, торопивший ее. Она опустила руки, не обращая внимания на слезы, текущие по лицу, и повернулась.

Одно долгое мгновение она стояла лицом к лицу с человеком, который украл ее сердце и душевный покой. А Эл снова и снова повторял ноты, служившие сигналом к ее вступлению.

Она видела боль, сомнения и любовь на лице Джесса, и внезапно поняла, что Божьей милостью ей дарован еще один шанс. И Даймонд не могла упустить его.

Она подняла голову и запела:

У бесчестного любовника

Ложь с улыбкой ходят вместе.

Зрители неистовствовали. Они наконец услышали голос женщины, которая пела с Джессом Иглом на заглавной песне его альбома. Услышали голос и увидели ее своими глазами.

Комок в горле не дал Джессу завершить песню. Даймонд увидела в его взгляде немой вопрос и любовь. Она вздохнула и улыбнулась. Все это время у нее были ответы на эти вопросы, но; она просто боялась их.

Даймонд распахнула объятия, и Джесс вошел в них. Его черная шляпа упала на пол, когда он, рухнув на колени, обхватил Даймонд руками и уткнулся лицом в ее атласную блузку.

Среди фэнов начался психоз. Понимая, что радиослушатели ничего не могут знать о происходящем, конферансье немедленно включил рекламу. На следующее утро газеты сообщили, что тем вечером прямо на сцене «Гранд Оул Опри» Джесс Игл влюбился в женщину из Теннесси.

— Боже мой, — шептал Джесс, обнимая Даймонд за плечи и глядя ей в лицо, чтобы убедиться в реальности происходящего. — Почему ты оставила меня, дорогая? Что я сделал? Почему ты убежала так далеко и пряталась так долго? — Джеес едва мог говорить из-за душивших его слез.

Даймонд обвила шею Джесса руками и прижалась к нему так крепко, что он чувствовал удары ее сердца.

— Не из-за тебя… не из-за тебя, — всхлипывала она. — Уехать было самое трудное в моей жизни, и сейчас я жалею об этом. Просто так много всего случилось… я даже не поняла. — Даймонд вздрогнула, уткнувшись лицом в шею Джесса, вдохнула аромат его одеколона и вновь заплакала.

Занавес опускался, скрывая от беснующегося зала высокого темноволосого мужчину и элегантную блондинку в объятиях друг друга.

— Черт, — тихо сказал Томми. Он судорожно обдумывал: бежать ли ему прямо сейчас или подождать, пока топор упадет ему на шею.

Джесс и Даймонд ушли за сцену, которую рабочие стали, быстро готовить к следующему получасу.

Даймонд последний раз посмотрела туда, где, как она знала, сидел Дули, и улыбнулась сквозь слезы, увидев, что тот широко улыбается и поднимает вверх большой палец. Только гораздо позже Даймонд узнала, что Дули уже встречался с Джессом.

— Приготовься, дорогая, — сказал Джесс, улыбаясь, — идут мои ребята!

Даймонд обернулась, и ее сразу окружили. Она переходила из объятий Мака к Элу, от Эла к Дэйву и так бесконечно. Все приветствовали ее возвращение в их семью.


— Довольно, — решительно сказал Джесс. — Хватит терзать мою леди. Отправляйтесь домой и терзайте там своих жен.

— Моя убьет меня, если я попытаюсь сделать это, а тебя — за то, что посоветовал, — протянул Эл. — Я просто пойду домой, так безопаснее. — Он еще раз улыбнулся Даймонд, шутливо дернул ее за волосы и, сразу смутившись, проговорил хрипловатым от волнения голосом: — Ты теперь не уйдешь, не покинешь нас, девочка? Я слишком стар, чтобы пережить такое еще раз.

— Я никуда не уйду! — ответила она. Ее голос дрогнул, когда Джесс погладил ее по спине и его рука легла ей на плечи. Было такое ощущение, что он все еще не верил, что Даймонд здесь.

— Обещаешь? — прошептал он ей на ухо. Даймонд повернулась в его объятиях, и, когда он поцеловал ее, она почувствовала себя дома.

— Обещаю, — Прошептала Даймонд, собравшись с силами. И тут она встретилась глазами с человеком, который затеял всю историю. Томми глядел на обоих с обреченным выражением на лице, словно ожидая, что Даймонд укажет на него пальцем и крикнет: «Вот он во всем виноват!»

Джесс почувствовал, как Даймонд отстраняется от него, и обернулся, чтобы выяснить причину этого. Он сразу оказался между Даймонд и Томми, бессознательно защищая ее от возможной опасности.

Томми торопливо заговорил:

— Даймонд, ты выступила замечательно. Как себя чувствуешь?

Девушка не ответила. Ее губы крепко сжались, а рука сама собой потянулась, чтобы ударить его. Но Даймонд сдержалась.

Джесс резко выдохнул. Он сразу почувствовал внутреннюю борьбу между Томми и Даймонд. Но не успел он и слова сказать, как Даймонд взяла его руку и опустила голову ему на плечо.

Глаза Томми широко раскрылись. Впервые перед ним забрезжила надежда на то, что все образуется:

— Не думаю, что ты мне поверишь, но я действительно рад. Правда. Счастье Джесса для меня очень многое значит. И если ты делаешь его счастливым, то счастлив и я.

Даймонд улыбнулась и посмотрела в обеспокоенное лицо Джесса, потом на испуганное лицо Томми.

— Все, чего и я когда-либо желала, — это счастья Джесса. Думаю, что сейчас мы должны научиться верить друг другу.

Томми поежился под взглядом Даймонд и сразу понял, что он никогда больше не должен пересекать путь этой женщины.

— Вот и отлично! — заговорил Томми. — Послушайте все, у меня есть великолепная идея: Джесс в конце года едет в турне. Что, если ты будешь открывать его программу? У вас будет возможность вместе ездить, а эти выступления вечерами вместе с Джессом Иглом и Мадди Годом никак не повредят твоей карьере. Если хочешь, я все устрою.

В это время Твайла Харт энергично прокладывала себе дорогу через толпу, и тут Даймонд поняла, что хоть немного, но сумела отомстить Томми.

— Звучит заманчиво, Томми. Но тебе придется переговорить об этом с моим менеджером. — Даймонд указала на приближающуюся к ним Твайлу.

Лицо Томми вытянулось. Теперь, когда все раскрылось, а его не четвертовали и не повесили, он начал понемногу осознавать, что кто-то другой, а не он сделает на карьере Даймонд Хьюстон кучу денег. И за это он должен был сам себе сказать спасибо.

Томми обернулся, и улыбка сползла с его лица. Твайла Харт! Чертова старая кошка из Техаса. Стерва, которая как никто умеет говорить «нет».

— Твайла! — произнес Томми, пытаясь сохранить спокойствие, но эта жалкая попытка потерпела крах, когда Твайла смерила его злым взглядом. Томми ненавидел женщин, которые были выше его ростом, и ничего не мог с этим поделать. — Как я понял, ты представляешь здесь нашу восходящую звезду, — сказал он наконец.

— Она тебе не кто-нибудь, Томми Томас. И не вздумай забыть, что я это знаю, — сказала Твайла тихо. И уже громко произнесла: — Ну да, именно представляю. — И Твайла потащила Томми в сторонку. — Давай-ка поговорим о деле.


Джесс нахмурился. Он понял, что здесь все чего-то недоговаривают. Но пожалуй, в этой ситуации ему стоило закрыть глаза на прошлое и относиться ко всем с доверием, по крайней мере некоторое время. Если когда-нибудь Даймонд будет готова, она сама расскажет ему все, что нужно. А до тех пор он будет каждый день благодарить Бога за то, что ему выпало счастье ее любить.

— Поедешь со мной? — спросил Джесс. И Даймонд сразу поняла, что с этой минуты с ней будет все в порядке.

— Сколько времени прошло, — мягко сказала она. Джесс коснулся губами ее щек и, стирая с них поцелуями слезы, обнял Даймонд.

— Ты даже представить себе не можешь, дорогая, как я скучал…

Волнения и заботы почти свели Джесса с ума. Долгая поездка домой свелась к тому, что Даймонд все время смотрела на Джесса, а он говорил, говорил…

— Жеребенок действительно вырос, — радостно сообщил Джесс, когда машина свернула к ранчо и въехала в гараж. — Ты не поверишь, каким он стал. А был такой маленький, тонконогий…

— Джесс, отнеси меня в постель, — прошептала Даймонд. — Я слишком долго была одна, я так устала от слез, что не могу спать. Сегодня я хочу только быть любимой.

— О Господи, — произнес Джесс, притягивая Даймонд к себе. — Я боялся сказать, в каком я был отчаянии, как хотел удержать тебя! Я так тосковал по тебе этими долгими зимними ночами. Но я не хотел торопить время. А теперь…

Его слова разжигали в Даймонд голод, но это был чувственный голод, жажда ласки и наслаждений. Даймонд провела пальцем по его губам и улыбнулась вызванной этим прикосновением реакции.

— Дорогая, пойдем, — со страстью прошептал Джесс и вынес ее из машины. Они вошли в темный дом, держась за руки и поминутно останавливаясь, чтобы потрогать друг друга, поцеловать, обнять… Они уже собрались подняться по лестнице, когда их внимание вдруг привлек клочок белой бумаги, приколотый к стене.

— Что там? — Джесс оторвал клочок от стены и прочитал его при слабом свете луны:

«Добро пожаловать домой, мисс Даймонд! Я слышал ваше выступление. Мое отсутствие в следующие два дня, надеюсь, пройдет для вас незамеченным.

С искренним уважением,

Хенли»

Джесс рассмеялся, смял записку и сунул ее в карман. Но, обернувшись к Даймонд, он неожиданно увидел, что по ее лицу бегут слезы.

— Дорогая, в чем дело? Ради Бога, скажи скорее, что произошло?! — В голосе Джесса звучало неподдельное волнение.

— Это не то… — прошептала Даймонд. — Записка… Я действительно дома? Правда?

— Господи! — Джесс обнял ее и поцеловал. — Ты до сих пор не веришь, да?

Джесс вдыхал аромат ее волос, когда нес Даймонд в спальню. И постоянно целовал ее нежные губы. Положив Даймонд на кровать, Джесс с наслаждением растянулся рядом.

— Где ты, там и мой дом, леди. Без тебя у меня нет дома, и я ничего не хочу. — Джесс склонился над Даймонд, и их головы соприкоснулись. — Я прошу… умоляю… ты не встанешь с этой кровати, пока не пообещаешь…

— Что, Джесс Игл, что я должна пообещать? — тихо спросила Даймонд, обняв его за шею.

— Выйти за меня замуж.

— Обещаю…

Джесс засмеялся.

— Прибереги эти слова для свадебной церемонии.

— Ничего я не хочу приберегать, — воскликнула Даймонд. — Мне уже плохо от слов: «используй или потеряешь»!

Джесс перевернулся на спину, сбрасывая ботинки и быстро расстегивая одежду. Даймонд всхлипнула и вздохнула, когда он привлек ее к себе.

Много позже, перед тем как заснуть, в темноте раздался шепот Джесса:

— Добро пожаловать домой, мое сокровище, добро пожаловать!

Эпилог

Джесс застегнул последнюю пуговицу на своей красной фланелевой рубашке и заправил ее в джинсы. Даймонд была уже где-то внизу. Он слышал из кухни низкий голос Хенли и ее громкий серебристый смех: Хенли рассказывал что-то смешное.

Джесс вдохнул аромат свежего кофе и сильный запах хвои, распространившийся по всему дому. Даймонд украсила комнаты еловыми ветками в честь приближающегося Рождества.

Джесс наклонился так, чтобы видеть себя в зеркале, и небрежно тряхнул волосами. «Это Рождество определенно будет лучше предыдущего, хотя Даймонд все еще грустит из-за потери сестер», — подумал он.

Джесс поспешил вниз, одержимый желанием побыть немного в утренней тишине. Теперь он не хотел ничего пропустить.

Джесс подошел к лестнице. Дверь слева от нее была приоткрыта. Не в силах сопротивляться мгновенному стремлению, он вошел внутрь комнаты и огляделся. Когда-то здесь была спальня Даймонд, а теперь она превратила ее в уютный офис. В комнате была установлена трехлинейная телефонная система, стоял стол для Твайлы, приходившей сюда для деловых переговоров. Вдоль стены стояли открытые шкафы, заполненные обширной коллекцией пластинок старой музыки кантри и постепенно накапливающимися творениями самой Даймонд. Песни, которые она писала с Дугом Бентином, уже вовсю записывались другими исполнителями, причем эти песни, одна за другой, взбирались на вершины хит-парадов. Девушка Джесса стала не только известной певицей, но и композитором, и поэтессой.

Офис был превосходно отделан лучшими дизайнерами. Но в глаза бросался старый коврик на полу. Он был сильно изношен, почти потерял свой первоначальный цвет. Клюквенно-красный, с ярким восточным орнаментом, он ничего общего не имел с остальной обстановкой комнаты. Но это была личная вещь Даймонд, которой она очень гордилась.

Джесс рассмеялся, вспомнив выражение на лице Хенли, когда они с Даймонд привезли подарок Дули Хоппера в этот дом. Только исключительное расположение Хенли к Даймонд не позволило ему открыто выразить свое неодобрение. Хенли просто решил ничего не замечать. Однако через несколько недель стали происходить еще более странные вещи. Частые визиты Дули на ранчо вылились в настоящую дружбу между Дули и Хенли. Она стали задушевными друзьями.

Джесс вышел из офиса, закрыл дверь и направился в кухню. Он внезапно ощутил, что хочет Даймонд, — первый утренний поцелуй и чашечку кофе. Причем именно в такой последовательности.

Даймонд выглянула в окно, увидела рядом с домом машину, привозившую почту, и решила выйти к почтовому, ящику сама. Она пошла по коридору к шкафу, чтобы взять пальто.

— Почту хочу забрать, — объяснила она Хенли и исчезла за дверью еще до того, как он успел выразить свое неудовольствие.

Даймонд была беременна меньше двух месяцев, но Джесс и Хенли вели себя по отношению к ней так, словно она вот-вот должна была родить. Даймонд вздохнула и, закрыв парадную дверь, запахнулась плотнее в пальто. Если они не перестанут так беспокоиться за нее, то ей придется набраться терпения на целых долгих семь месяцев.

Ее ботинки проломили хрустящую корочку снега, выпавшего дня два назад. Даймонд глубоко вдохнула холодный свежий воздух, и с улыбкой посмотрела на небо. Стало холодно, но небо было чистым, а после Крэдл-Крика с его постоянной завесой угольной пыли Даймонд никогда не жаловалась на погоду.

Дверца почтового ящика прогнулась, когда Даймонд резко дернула ее на себя, посыпались сосульки. Пожалев, что не взяла с собой перчатки, Даймонд схватила толстую пачку конвертов и стала быстро просматривать их. Внезапно порыв холодного ветра заставил ее прекратить это занятие. Она обернула письма газетой (для большей сохранности) и решила прочитать их в уюте и тепле.

Внимание Даймонд вдруг привлекли два конверта, адреса на которых были написаны от руки. Ее сердце неожиданно сильно забилось, и Даймонд вздрогнула, боясь поверить своему счастью.

«О пожалуйста, Боже… пусть это будет», — пробормотала она про себя и вскрыла первый конверт. Трясущимися руками Даймонд вытащила листки и стала читать.

Слезы навернулись ей на глаза и потекли по щекам, сразу вызвав ощущение холода. Тогда Даймонд мгновенно запихнула страницы обратно в конверт и вскрыла следующий.

Джесс услышал ее крик и увидел, как она бежит к дому, роняя по дороге письма, которые отмечали ее путь. Плача и смеясь одновременно, Даймонд оказалась в объятиях Джесса. Ужас, который он испытал, услышав ее крик, почти прошел, а Даймонд смеялась и размахивала перед его носом письмами. Он подумал, что, наверное, такое поведение свойственно беременным женщинам. И если это действительно так, то Джесс боялся не пережить еще раз такого страха за нее.

— Дорогая, что с тобой? — Джесс нежно обхватил ладонями ее лицо и, вытирая пальцами слезы со щек Даймонд, попытался определить, что именно могло вызвать такую реакцию.

— О Господи! — промолвила Даймонд и радостно обвила его шею руками. Слезы опять потекли по лицу. — Они приезжают! Они приезжают!!!

— Кто? — спросил Джесс, обнимая ее и не замечая писем, которые они оба топтали. — Кто приезжает, дорогая? Может, тебе лучше войти в дом? Для тебя здесь слишком холодно. Я думаю, что тебе не стоит так танцевать в снегу; пойдем лучше домой, там я с тобой с удовольствием потанцую.

Даймонд засмеялась и, наклонившись, принялась собирать упавшие на снег письма.

— Не хочу я танцевать. Сестры приедут к нам на Рождество! И привезут сюрпризы!

Огромное облегчение охватило Джесса. Он радостно улыбнулся и подхватил Даймонд на руки.

— Это изумительно, леди! Но зайдите в помещение — и немедленно! Скажи Хенли, что ожидается… бог знает сколько гостей! Он, конечно, придет в отчаяние, не зная точно, сколько их будет. Но разве это важно?! К тому же у нас тоже есть для них маленький сюрприз, да, дорогая?

Даймонд схватила Джесса за руку и с улыбкой заглянула ему в глаза.

— Уже бегу. — Даймонд быстро оглянулась назад. — Надеюсь, я не потеряла никаких писем!

— Я проверю, — сказал он, отвечая улыбкой на ее улыбку. — Только сделай то, о чем я тебя прошу, пожалуйста.

Джесс наблюдал, как взлетают по ступенькам крыльца ее длинные стройные ноги. «Боже мой, — пробормотал он, рассматривая ее следы, ведущие к почтовому ящику. — Я не переживу следующие семь месяцев».

Несколько секунд спустя, Даймонд уже из окна наблюдала за темной головой и широкими плечами Джесса, идущего по тропинке. Когда он наклонялся за потерянными конвертами, его красная рубашка на секунду исчезала из виду. Но когда он снова выпрямлялся, слезы радости подступали к глазам Даймонд.

Запах корицы и свежеиспеченного хлеба уютно обволакивал ее, напоминая, что она — дома. Даймонд прислонилась лбом к холодному оконному стеклу и неожиданно вспомнила, в какую игру она ввязалась два года назад, покинув Крэдл-Крик с незнакомцем. Затем Даймонд счастливо улыбнулась, подумав, что Джонни наверняка понравилось бы то, что произошло с ней. Это был настоящий крупный выигрыш!!!

Даймонд увидела, что Джесс направился к дому, и пошла его встречать.

Примечания

1

Очень известная в Америке песня, написанная в 50-х годах и исполняемая многими популярными певцами. — Примеч. ред.

2

Фамилия Джесса — Игл (орел). — Примеч. перев.

3

Пародия на известное американское клише «Дом, милый дом» («Home, sweat home») —