Book: Альбертов мост



Альбертов мост

Том Стоппард


Альбертов мост

Действующие лица:

Боб

Чарли

Дэд

Альберт

Председатель

Дэйв

Джордж

Фитч

Мать

Отец

Кейт

Фрэзер


Звуки малярных работ на мосту постепенно затихают. Четверо мужчин, окрашивающих большой железнодорожный мост, висят в пространстве друг над другом: в самом низу – Боб, над ним – Чарли, выше – Дэд, на самом верху – Альберт. Микрофон установлен на одном уровне с Альбертом.

Боб (издалека). Ча-арли-и!

Чарли (ближе). При-и-вет!

Боб. Порядок, Чарли?

Чарли. Порядок, спускаюсь!… Эй, Дэд!

Дэд (рядом). При-и-вет!

Чарли. Боб и я спускаемся.

Дэд. Отлично!

Чарли. Ты тоже?

Дэд. Спускаюсь!… Альберт! Альбе-е-ерт!

Чарли (издалека). Альберт!

Боб (снизу). Альбе-е-ерт!

Альберт (напевает тихонько на разные мотивы).

В июне высоко луна,

А в полдень синяя она,

Вот в небе горлица парит,

Поет мелодию любви,

Под те деревья, что внизу,

Увы, не скрыться нам в грозу под те деревья.

Когда монетный дождь пойдет на Алабаме

И ты потонешь в лондонском тумане,

А солнце светит где-то… моей маме…

Боб (снизу). Альберт!

Чарли (ближе). Альберт!

Альберт. При-и-вет!

Дэд. Боб, я и Чарли закончили!

Альберт. Отлично! Макаем, шлепаем, мажем. И снова – макаем, шлепаем, мажем… Кисть так здорово идет! Пощекочем ею тут, позади заклепки. Никто с земли не увидел бы, я мог бы сплутовать. Но я буду знать. Так, макаем, шлепаем, мажем, макаем, шлепаем, мажем… По каждой заклепке, по гладкой поверхности. Моя краска – броня от ржавчины. Вот так, блестяще и ровно… Последнее прикосновение… Все – идеально! (Шуршание кисти прекращается.) Вот это да! Так недолго и свалиться. С трехсот футов – в море! Эй, берегите головы! (Смеется.) Береги голову, Дэд!

Дэд. Я тебе не дед… Крепче держись, не поскользнись на свежей краске!

Спускаются, дистанция между ними сокращается.

Иду вниз, слава богу! Вот и отполировал его еще раз… Эта нескончаемая работа совсем измотала меня. А ведь у меня была возможность…

Чарли (рядом с ним). Осторожно, голова, Дэд!

Дэд. Осторожно, ноги, Чарли!

Чарли. Я послежу за ногами, Дэд, а ты помни о моей голове. Береги голову, Боб!

Боб (рядом). Следи за ногами, Чарли.

Альберт. Спускаюсь!… Ну чем он не великолепен, наш мост!

Дэд. Не лучше, чем всегда. Двадцать лет, двадцать тысяч ведер краски… Разве такие планы я строил…

Чарли. Думал, конца ей не будет, этой работе…

Боб. Да какой это к черту конец!…

Дэд. Десять слоев краски один на другой – и все бесполезно, ничего не меняется. Чтобы защитить его от непогоды – много времени и масса краски. Неужели только это от меня и останется?

Альберт. А мне как раз нравится, что все остается неизменным…

Дэд. Фермы этого моста поглотили мою жизнь, а за пять минут я мог бы отскоблить его вновь до железа.

Альберт. Но зато в твоей сделке с миром все очень точно и просто: твоя зарплата, твое время, твоя энергия и все, что ты имеешь, содержится здесь, в десяти слоях краски. Подумай, в этом что-то есть: все, что ты отдал, никуда не исчезает. Все остается как было. А ведь жизнь иного рабочего дробится на частицы, рассеивается без следа и остатка. Он делает колесо – оно меняет цвет, куда-то вставляется, что-то вращает, о чем он и понятия не имеет.

Боб. Осторожно, ноги, Альберт! Береги голову, Чарли!

Чарли. Эй, моя голова, Боб!

Боб. Осторожно, ноги, Чарли!

Чарли. Береги ноги, Дэд!

Альберт. Спускаюсь! Вы только взгляните на него! Ажурный, бесконечный! Мы качаемся на его перекладинах, как мартышки.

Дэд. Смотри куда ставишь ноги, Альберт.

Чарли. Осторожнее, моя голова, Дэд!

Боб. Смотри, Чарли, вон поезд…

Звуки проходящего по мосту поезда.

Чарли. Вижу.

Боб (спрыгивая на землю). Вот я и внизу!

Чарли. Смотри, куда прыгаешь, Дэд!

Дэд. Вижу.

Чарли (спрыгивая). Не так прытко!

Дэд. Видел поезд, Альберт?

Альберт. Вот и я здесь!

Дэд (спрыгивает). Все, конец!

Чарли. Адова работа!

Боб. Ну вот, еще два года отмахали.

Дэд. Однажды мне предлагали половину пая в очень миленькой торговой лавочке. Я согласился…

Все четверо теперь на земле.

Альберт. Замечательно! За день так много успели.

Чарли. Тебе-то что? Ты студент, тебе только и нужно что на карманные расходы.

Альберт. Вот он, наш мост! Миллион тонн железа, переброшенного через залив! Блестит как новенький, с иголочки! Ему нечего бояться ржавчины и непогоды. Он великолепен! Просто красавец!

Дэд. Да, но смотри-ка, там снова надо красить. С ума можно сойти!

Шум проносящегося мимо поезда, пронзительный гудок. Поезд удаляется, шум стихает.

Председатель. Не будем забывать, господа, что Клафтонский мост – четвертый по величине мост в мире…

Дэйв. Внимание господину Председателю!

Председатель. Благодарю вас, Дэйв.

Джордж. Я как раз изучал смету, господин Председатель…

Председатель. Минуточку, Джордж. Здесь, в Клафтоне, как мы убедились, все знают, что работы, связанные с мостом, ведутся не на средства от железнодорожного налога…

Дэйв. Внимание господину Председателю!

Председатель. Спасибо, Дэйв.

Джордж. Согласно расчетам городского инженера, господин Председатель…

Председатель. Минуточку, Джордж. Когда мой дед строил Клафтонский мост, он не жалел денег… И я, со своей стороны, как Председатель подкомиссии Клафтонского однопролетного моста, несу ответственность за него, ибо мост является символом благосостояния города… Я, со своей стороны, не пожалею нескольких фунтов на его покраску…

Дэйв. Внимание господину Председателю!

Председатель. Благодарю вас, Дэйв.

Джордж. Я понимаю, что мост – символ вашего благосостояния, господин Председатель, но расчеты…

Председатель. Это крайне неуместное замечание, Джордж. Я сказал – благосостояния города.

Дэйв. Внимание господину Председателю!

Председатель. Спасибо, Дэйв.

Джордж. Виноват, господин Председатель, но если расчеты мистера Фитча верны…

Фитч (отрывисто, самоуверенно). Мои расчеты всегда верны, господин Председатель.

Председатель. Слышите, Джордж? Расчеты господина инженера – образец точности.

Дэйв. Внимание господину Председателю!

Председатель. Спасибо, Дэйв.

Джордж. Однако новая краска, которую рекомендует мистер Фитч, обойдется нам в четыре раза дороже той, которую мы использовали до сих пор.

Пауза.

Председатель. В четыре раза?

Дэйв. Внимание господину Председателю!

Председатель. Минуточку, Дэйв. Я не уверен, что ваш расчет верен, Джордж. Мистер Фитч знает свое дело.

Джордж. Какое дело – малярное?

Председатель. Неуместное замечание, Джордж! Мы имеем в виду вовсе не малярное дело. Не так ли, мистер Фитч?

Фитч. Разумеется, господин Председатель!

Председатель. Нет-нет, конечно. Стыдитесь, Джордж.

Дэйв. Внимание господину Председателю!

Председатель. Помолчите, Дэйв. Так что же, мистер Фитч, правда ли то, что говорит Джордж?

Фитч. С одной стороны, господин Председатель, он прав. Но в общем – нет.

Председатель. Не болтайте вздор, Фитч! Ваша новомодная краска стоит в четыре раза дороже той, которой мы до сих пор пользовались. Если это так, то как же ваши расчеты?

Джордж. Внимание господину Председателю! Председатель. Благодарю вас, Джордж.

Фитч. Попросту говоря, господин Председатель, новая краска стоит в четыре раза дороже, но и прочность ее в четыре раза выше. Председатель. Вот вам и ответ, Джордж. Она стоит в четыре раза дороже, но и прочность ее в четыре раза выше. Ясно, Фитч. Ваша репутация не пострадала.

Джордж. Ну так что же мы решаем?

Фитч. Кстати, о ее серебряном цвете, господин Председатель. Новая краска будет эффектнее, чем ржаво-коричневая, и гораздо экономичнее, в чем вы сами сможете убедиться… Председатель. Каким же образом?

Джордж. Да, и мне хотелось бы знать…

Дэйв. Внимание Джорджу!

Джордж. Заткнитесь, Дэйв!

Фитч. Постараюсь объяснить, господа. Как вы знаете, окраска Клафтонского моста, как и других подобных объектов, – продолжительная операция. Только маляры, так сказать, доберутся до дальнего конца, как тот, с которого они начинали, опять будет нуждаться в покраске. Дэйв. Я не знал об этом!

Председатель и Джордж. Заткнитесь, Дэйв.

Фитч. Цикл задуман с целью установить зависимость между зонами поверхностей, подлежащих окраске, – назовем это А, скоростью работы – В и сроком износа краски – С. Равнодействующую уравнения определяет переменный фактор – X. То есть число маляров, требующихся для окрашивания поверхностей А со скоростью В за время С. К примеру…

Председатель. К примеру?

Фитч (спокойно). С на X плюс один маляр. Работа продвигается быстрее, то есть ее скорость равна В плюс Q. Однако факторы А и С, зоны поверхности и срок износа краски остаются постоянными. В результате может получиться, что маляры будут готовы красить снова раньше, чем износится краска. В результате появится коэффициент убыточности…

Председатель. Y.

Фитч. Если вам угодно. Коэффициент свидетельствует о неэффективности работы.

Председатель. Понятно, Джордж?

Джордж. Угу.

Фитч. Продолжим: значение коэффициента Y возрастает. Это можно представить в следующем виде, господа. Так как скорость покраски постоянна, а маляры работают быстрее, чем изнашивается краска, то чем дальше, тем новее слой, который они покрывают заново. Они все время догоняют самих себя. Дойдет до того, что они будут красить по непросохшей краске. (Пауза.) Это никуда не годится…

Председатель. Ближе к делу, Фитч. Не спите, Дэйв.

Дэйв (очнувшись). Внимание господину Председателю!

Фитч. Посмотрим на дело с другой стороны, господа. Представим случай, когда у нас слишком мало маляров, тогда скорость работы понижается, заставляя нас вычитать Q из В. Каков же результат? К тому времени, когда маляры готовы начать снова, конец, с которого они начали, уже проржавел и вид имеет уродливый. Идя обратным путем, мы снова получаем коэффициент неэффективности.

Председатель. Соберитесь, Фитч! Что за вздор вы несете?

Джордж. В двух словах, Фитч: новая краска стоит в четыре раза дороже и служит в четыре раза дольше. Где же денежная экономия?

Фитч. Мы уволим троих маляров.

Пауза.

Председатель. Ах вот как…

Фитч. Таким образом, сейчас мы достигаем максимальной эффективности, используя четырех человек. Они красят мост за два года – как раз столько, сколько держится краска. Новая краска будет служить восемь лет, и, значит, весь мост сможет красить один маляр. Через восемь лет конец, с которого он начал, будет готов к перекраске. Экономия для пайщиков составит три целых пятьсот двадцать девять тысячных фунта, пятнадцать шиллингов и девять пенсов в год.

Джордж. Извините меня, господин Председатель…

Председатель. Минуточку, Джордж! Я поздравляю вас, мистер Фитч. Вдохновляющий расчет! Мы представим его на заседании городского совета.

Джордж. Извините меня…

Председатель. Помолчите, Джордж.

Дэйв. Внимание господину Председателю!

Фитч. Благодарю вас, господин Председатель.

Председатель. Спасибо, мистер Фитч.

Пауза.

Мать. Ты еще не встаешь, Альберт? Уже одиннадцать… Ты меня слышишь?

Альберт (зевая). Что?

Мать. Я с тобой разговариваю, Альберт.

Альберт. Да?

Мать. Что – да? Встаешь ты или нет?

Альберт. Да, мама.

Мать. Ну наконец-то, дорогой. Так что это я хотела сказать?

Альберт. Не знаю, мама.

Мать (вздыхает). Я с самого начала была против университета.

Альберт. Стране нужны университеты.

Мать. Но ты так переменился, Альберт. Постоянно о чем-то думаешь. Это так непохоже на тебя!

Альберт. Думать?

Мать. Ты перестал говорить со мной. И с отцом. Слава богу, теперь все твои занятия позади, я надеюсь…

Альберт. Я хотел бы остаться в университете после получения ученой степени, но меня не взяли.

Мать. Не знаю, зачем тебе эта философия. Твой отец никакой философии не изучал, а кем стал! Президент компании «Металлические сплавы и сопутствующие металлы»! Это тебе не философия. И ты мог бы уже стажироваться на администратора… Философия философией, а поработать на заводе тебе все равно придется. Только время зря потратил в этом университете.

Альберт. Теперь придется поступить к кому-нибудь секретарем. Конечно, сразу интересной работы не получу. Начну с низов, буду подшивать бумажки, регистрировать документы, а уж потом допустят к диалектике… Даже, может быть, напишу диссертацию. Глядишь, за несколько лет добьюсь полпая и заимею свой собственный офис.

Пауза.

Мать. Спустишься пить кофе?

Альберт. Что?

Мать. Я говорю, спустишься.

Альберт. Да, сейчас.

Пауза.

Мать. Не совестно? Ничего не сообщил нам о каникулах…

Альберт. Я думал, вы знаете. Они ведь каждый год.

Мать. Знаешь, у меня плохая память… Мог бы навестить нас.

Альберт. Прости, я нашел временную работу.

Мать. Отец дал бы тебе денег, если бы ты попросил.

Альберт. Я хотел зарабатывать сам. Мать. Ну ладно, вставай!

Альберт. Там, наверху, было классно. Такой размах! Снизу мост выглядит детской игрушкой, но на перекладинах, которые с земли кажутся нитями, можно играть в теннис.

Мать. Вставай! Кейт сейчас придет убирать постель.

Альберт. Как странно оттуда смотреть на университет! Груда кирпичей и букашки, изучающие философию…

Мать. Послушай, Кейт нужно убирать. Спускайся!

Альберт. Что они могут знать! За три недели я увидел больше, чем эти букашки за три года. Я постиг контекст, в котором философия лишь малая часть всего остального. У меня появилась перспектива. Мой мост – законченное, совершенное произведение инженерного искусства. Он подчиняется только законам физики. Он держится на законе! Для того чтобы сохранять его, можно положить жизнь.

Мать. Ты любишь меня, Альберт?

Альберт. Что – любишь?

Мать. Меня любишь? Альберт. Да, конечно.

Удар молотка по столу.

Начальственный голос. Пункт сорок третий. Кто – за? (Рассеянный ропот пятидесяти голосующих.) Против? (Пауза.) Единогласно! Переходим к сорок четвертому пункту. (Звуки постепенно затихают.) Скрип двери.

Кейт. Извините, господин Альберт!

Альберт. Привет, я как раз думал о том, чтобы встать.

Снова мост.

Боб. Как – один? Да на это уйдет столько лет!…

Фитч. Восемь.

Боб. Нет, я не согласен и требую перевода.

Фитч. Мне кажется, я уже один раз отказывал вам.

Боб. Пожалуй, я снова возьмусь за окраску мусорных ящиков.

Фитч. Советую для этой цели взять фуксин.

Боб. Чего-чего?

Пауза.

Фитч. У нас новое правило. На одну окраску берем одного человека. Это эффективно.

Чарли. Вы, должно быть, шутите, мистер Фитч.

Фитч. Подумайте. Для вас это выгодное дело.

Чарли. С ума сойти! Чего это вы выдумали?

Фитч. Эффективность прежде всего.

Чарли. Этот мост меня угробит!

Фитч. Но работы не прибавится.

Чарли. Нет. Я свихнусь за месяц!

Фитч. Ну, этого нельзя брать. Он будет выполнять работу только на 96 процентов.

Пауза.

Дэд. Вы думаете, это выгоднее?

Фитч. Эффективнее.

Дэд. Но мы хорошо работали.

Фитч. Эффективность зависит не только от того, хорошо или плохо вы работаете. Это вопрос оптимального использования ресурсов – времени, денег, рабочей силы.

Дэд. Вы считаете, что так выгоднее… Но я – старик.

Фитч. Ну восемь-то лет вы протянете.

Дэд. Может быть, это мои последние годы. А ведь я еще ничего не успел сделать. Есть же у меня будущее…

Фитч. В таком случае я могу предложить вам наносить желтой краской ограничительные линии на автостоянках.

Пауза.

Фитч. Ваша квалификация?

Альберт. Я получил диплом философского факультета, мистер Фитч.

Фитч. Несколько необычно для нашей работы…

Альберт. Я бы этого не сказал. Таких, как я, много.

Фитч. Философия – и окраска моста?

Альберт. Я понимаю, к чему вы клоните. Но вряд ли мои занятия философией будут тут помехой. Ведь почти каждый, кто не знает, что делать, занимается философией. Это естественно.

Фитч. Вы – образованный человек…

Альберт. Благодарю вас.

Фитч…и, конечно, не виртуоз в окраске мостов. Не совсем то, что мне нужно.

Альберт. Но все-таки во время каникул я красил.

Фитч. Да… У меня есть сведения о вас. Однако…

Альберт. Мне понятны ваши сомнения, но работа на мосту – именно то, чем я хотел бы заниматься. Мне это нравится. Мне не по душе завод или контора.

Фитч. Вас привлекает работа на свежем воздухе? Альберт. Нет, все в целом – высота, сам мост, очевидный смысл… Не знаю, только ли за это она мне нравится. Я был счастлив, поднимаясь по перекладинам, делая что-то простое и одновременно грандиозное, бесконечное. Надеюсь, вы понимаете…

Фитч. Да-да, это труд скорее умственный, чем физический, верно?

Альберт. Верно.

Фитч. Я такой же! Для меня уравновешенность пространства, времени, энергии – сущая поэзия…

Альберт. Да…

Фитч. Не только шлепанье краски на перекладины…

Альберт. Нет…

Фитч. Порядок, как в математике. Альберт. Поэзия!

Фитч. Я должен был догадаться, что это работа для человека с университетским образованием…

Альберт. Именно. Для таких, как вы и я…

Фитч. Вот-вот…

Альберт. Я ваш человек, мистер Фитч.

Фитч. И вы не отступитесь? Восемь лет…

Альберт. О, я согласен красить его всю жизнь!

Пауза. Звуки утреннего чаепития.

Отец. По-моему, хватит забавляться, Альберт. Когда я был в твоем возрасте, у меня за плечами было уже шесть лет работы.

Альберт. Отлично, вот и я начинаю работать, отец.

Отец. Но не думай, что ты сразу начнешь сверху. Надеюсь, со временем ты и наверх заберешься, но начать ты должен снизу. Есть еще чай?

Мать. Позови Кейт, Альберт!

Альберт. Да, мама. Мать. Кстати… Я кое-что вспомнила.

Отец. Ты начнешь там, где начинал я. С завода.



Альберт (подходя). Да, в самом деле, отец…

Мать. Я не хочу показаться ханжой, но сколько можно смотреть на это сквозь пальцы…

Альберт. На что?

Отец. Я никогда не увлекался книгами и философией, однако достиг немалого…

Мать. Это нам наказание за то, что мы имеем прислугу…

Альберт. Что?

Отец. Я основал компанию «Металлические сплавы и сопутствующие металлы»… А первая печь у нас была из коробки для печенья. Мы ее соорудили на задворках велосипедной мастерской.

Мать. Я давно подозревала, но теперь не сомневаюсь. Никакой корсет не скроет.

Альберт. Ты о чем?

Отец. Можешь зайти в понедельник, я представлю тебя мастеру.

Альберт. Я уже нашел работу.

Отец. Нет, ты не получишь работы, пока я тебе ее не дам.

Альберт. Я собираюсь красить Клафтонский мост. Начинаю в понедельник.

Мать. В какой цвет?

Альберт. В серебряный. Отец. Ну-ка подожди…

Кейт (издали). Вы звали, мадам?

Мать. Пожалуйста, еще чаю, Кейт.

Кейт. Сейчас.

Мать. И еще кое о чем хочу вас спросить…

Кейт. Да, мадам.

Мать. Вы больны?

Кейт. Нет, мадам.

Мать. Мне показалось, что утром вам стало плохо в ванной…

Кейт. Да, мадам.

Мать. И вчера?

Кейт. Да, мадам. Альберт. Что случилось, Кейт?

Кейт. Ничего, мистер Альберт.

Мать. Я сама разберусь, Альберт. Кухарка сказала, что на прошлой неделе вам тоже было плохо…

Кейт. Это была шутка…

Альберт. Кейт…

Мать. Давайте не будем ходить вокруг да около. Это сын садовника?

Кейт. Нет, мадам. Мать. Тогда кто же?

Альберт. Что – кто?

Мать. Ну ладно, извините. У вас, может быть, обычное недомогание… Вам лучше позаботиться о том, чтобы молодой человек сделал все, что следует.

Пауза.

Альберт. Но все-таки во время каникул я красил.

Фитч. Да… У мена есть сведения о вас. Однако…

Альберт. Мне понятны ваши сомнения, но работа на мосту – именно то, чем я хотел бы заниматься. Мне это нравится. Мне не по душе завод или контора.

Фитч. Вас привлекает работа на свежем воздухе? Альберт. Нет, все в целом – высота, сам мост, очевидный смысл… Не знаю, только ли за это она мне нравится. Я был счастлив, поднимаясь по перекладинам, делая что-то простое и одновременно грандиозное, бесконечное. Надеюсь, вы понимаете…

Фитч. Да-да, это труд скорее умственный, чем физический, верно?

Альберт. Верно.

Фитч. Я такой же! Для меня уравновешенность пространства, времени, энергии – сущая поэзия…

Альберт. Да…

Фитч. Не только шлепанье краски на перекладины…

Альберт. Нет…

Фитч. Порядок, как в математике.

Альберт. Поэзия!

Фитч. Я должен был догадаться, что это работа для человека с университетским образованием…

Альберт. Именно. Для таких, как вы и я…

Фитч. Вот-вот…

Альберт. Я ваш человек, мистер Фитч.

Фитч. И вы не отступитесь? Восемь лет…

Альберт. О, я согласен красить его всю жизнь!

Пауза. Звуки утреннего чаепития.

Отец. По-моему, хватит забавляться, Альберт. Когда я был втвоем возрасте, у меня за плечами было уже шесть лет работы.

Альберт. Отлично, вот и я начинаю работать, отец.

Отец. Но не думай, что ты сразу начнешь сверху. Надеюсь, со временем ты и наверх заберешься, но начать ты должен снизу. Есть еще чай?

Мать. Позови Кейт, Альберт! Альберт. Да, мама.

Мать. Кстати… Я кое-что вспомнила.

Отец. Ты начнешь там, где начинал я. С завода.

Альберт (подходя). Да, в самом деле, отец…

Мать. Я не хочу показаться ханжой, но сколько можно смотреть на это сквозь пальцы…

Альберт. На что?

Отец. Я никогда не увлекался книгами И философией, однако достиг немалого…

Мать. Это нам наказание за то, что мы имеем прислугу…

Альберт. Что?

Отец. Я основал компанию «Металлические сплавы и сопутствующие металлы»… А первая печь у нас была из коробки для печенья. Мы ее соорудили на задворках велосипедной мастерской.

Мать. Я давно подозревала, но теперь не сомневаюсь. Никакой корсет не скроет.

Альберт. Ты о чем?

Отец. Можешь зайти в понедельник, я представлю тебя мастеру.

Альберт. Я уже нашел работу.

Отец. Нет, ты не получишь работы, пока я тебе ее не дам.

Альберт. Я собираюсь красить Клафтонский мост. Начинаю в понедельник.

Мать. В какой цвет?

Альберт. В серебряный. Отец. Ну-ка подожди…

Кейт (издали). Вы звали, мадам?

Мать. Пожалуйста, еще чаю, Кейт.

Кейт. Сейчас.

Мать. И еще кое о чем хочу вас спросить…

Кейт. Да, мадам.

Мать. Вы больны?

Кейт. Нет, мадам.

Мать. Мне показалось, что утром вам стало плохо в ванной…

Кейт. Да, мадам.

Мать. И вчера?

Кейт. Да, мадам.

Альберт. Что случилось, Кейт?

Кейт. Ничего, мистер Альберт.

Мать. Я сама разберусь,

Альберт. Кухарка сказала, что на прошлой неделе вам тоже было плохо…

Кейт. Это была шутка…

Альберт. Кейт…

Мать. Давайте не будем ходить вокруг да около. Это сын садовника?

Кейт. Нет, мадам. Мать. Тогда кто же? Альберт. Что – кто?

Мать. Ну ладно, извините. У вас, может быть, обычное недомогание… Вам лучше позаботиться о том, чтобы молодой человек сделал все, что следует.

Пауза.

Кейт. Никогда не думала, что ты сделаешь все, что следует.

Альберт. Но ведь все в порядке. У нас славная комната.

Кейт. Твоей матери она не понравилась.

Альберт. У моей матери нет вкуса… Я разведу огонь.

Кейт. И укутайся потеплее перед уходом. Там наверху будет страшно холодно.

Альберт. Ничего особенного. Так, чуть ветрено.

Кейт. Через месяц начнутся морозы. Если ты поскользнешься и упадешь, я умру, Альберт.

Альберт. Я тоже.

Кейт. Не падай, ладно?! Зачем тебя заставляют работать круглый год? Это опасно…

Альберт. Ты не представляешь, какой он прочный. То, что кажется нитями, настоящие лестницы, а перекладины – столбы в небо. Кейт. Держись крепче ради весны и ребенка.

Звуки работы на мосту.

Альберт. Шлепать – гладить – растирать – щекотать – скользить – макать. Через восемь лет мне будет тридцать, а Клафтонский мост засверкает серебром. Шлепать – гладить и макать…

Я – дух моста.

В скрещеньях линий

Я, как паук на паутине,

пряду серебряную нить.

Мне в серебре над бездной плыть…

Ползу меж небом и землей,

Игрушки всюду подо мной:

игрушки-корабли внизу

причала ищут целый век,

и крошки-поезда ползут –

все это создал человек…

А там – игрушки-города

и моря темная вода.

Все это азбука для духа…

И перспектива так проста.

Паук я все же или муха?

Я – дух моста.

Горничная поднялась наверх, чтобы убрать постель. И вот…

Детский плач.

Назовем ребенка Альбертом.

Кейт. Да что ты! Ведь это девочка!

Альберт. Ну тогда назовем ее Кейт.

Кейт. Кэтрин.

Альберт. Завтра приходи с коляской к мосту, так я смогу увидеть тебя.

Кейт. Хорошо. Только ты нам не маши, Альберт. Не маши. Если ты упадешь…

Альберт. Я не буду махать.

Звуки работы на мосту.

Я крашу, крашу беспрестанно

И в дождь и в солнце – постоянно…

Я дело для себя нашел,

жизнь решена, я смысл обрел.

Мой путь вперед – по рыжей краске,

Мой след над бездной – серебро…

Нелепо и возвышенно

(не падай только вниз)

Карабкаться над пропастью,

как будто альпинист.

Кисть макать, кисть макать, гладить, мазать, растирать.

И опять.

Работа прекращается.

Я поставил ноги на края переполненного водосточного желоба, где в гребле соревнуются гребцы… По краям груды кирпичей составлены в кварталы, заводные игрушки бегают по улицам-щелкам. Движущиеся бесцветные точки пытаются избежать столкновения с ними. Поезд грохочет по рельсам. Кирпичики забрались на холм и расположились в беспорядке среди ухоженных садов. Это самый дорогой игрушечный городок в универмаге. Как искусно он сделан и как хрупок! Я даже боюсь за него. Вдруг какой-нибудь избалованный ребенок наступит на холм и растопчет сказочный городок?

Не смотри на город ты

с этой страшной высоты.

Точки на тебя глядят,

обсуждают и галдят.

Не маши им – упадешь,

Станешь сам на них похож.

Ты уменьшишься до точки,

незаметной в телескоп…

Будут у тебя три дочки,

работяга-землекоп.

Бывший твой костюм воскресный

Превратится в старый хлам.

Работягой неизвестным

Станешь ты таким же сам.

Как возвышенно, о боже,

Без конца свой мост творить.

Был коричневым он, что же?

Серебром его покрыть.

Где моя мелькает точка?

Это мама, а не дочка.

Не маши им – упадешь,

Станешь сам на них похож.

Тишина.

Кейт. Я была на мосту. Видела тебя.

Альберт. И что я делал?

Кейт. Красил, наверное. Пятился, как рак, по перекладине.

Альберт. Оставляя серебряный след… Не заметил тебя. Или не узнал, что это ты.

Кейт. А я постриглась. Заплатила шесть шиллингов шесть пенсов.

Альберт. И пришла показать? Если ты слишком далеко, шесть шиллингов и шесть пенсов ничего не меняют – я ведь все равно не разгляжу.

Кейт. Ну, сверху не понять смысла происходящего внизу, не так ли?

Альберт. Да, поразительно! Когда возвращаешься на землю, все так близко и невозможно отступить, чтобы охватить взглядом все в целом.

Кейт. Тебе нравится моя прическа?

Альберт. Что-что? О да. А моя тебе нравится?

Кейт. Мне даже свистели сегодня на улице.

Альберт. Мне вечно свистят.

Кейт. Мне свистел водитель грузовика на переходе. Я пошла на красный.

Альберт. Эти водители грузовиков вообще ужас.

Кейт. Да, Альберт, ведь со мной была еще детская коляска…

Альберт. Ты очень молодо выглядишь. Как старшая сестра для Кэтрин.

Кейт. И готовлю я здорово, правда?

Альберт. Я бы тоже тебе свистнул.

Кейт. Если бы ты свистнул, я бы обязательно оглянулась. Я бы подмигнула тебе и сказала: «Нахал!»

Альберт. О, не беда! Я бы тебя подхватил. Мы бы покатались по каналу после кино.

Кейт. Что ты знаешь о прогулках по каналу с твоим образованием и вообще…

Альберт. Ну как же, я – рабочий человек.

Кейт. А ты ни о чем не жалеешь, Альберт?

Альберт. Нет.

Кейт. Мало хорошего ты получил.

Альберт. Смотря по тому, что называть хорошим.

Кейт. Меня и ребенка. Две комнатушки и сорок пять часов работы в неделю. Никаких перспектив…

Альберт. Я не честолюбив.

Кейт. А ведь у тебя могло быть торжественное бракосочетание, красивый дом, чистая работа, хорошие перспективы… Ходил бы в загородный клуб… играл в теннис… В «Металлических сплавах и сопутствующих металлах» занял бы руководящий пост, у тебя был бы собственный офис с телефонами…

Альберт. Да, я отказался от всего.

Звуки работы на мосту.

Вот! Проведем еще две серебряные линии, вот здесь, на угловой скобе они встречаются. Пощекочем кистью тут, позади заклепки, конечно, сверху этого не видно, но… Интересно, там, в городе, смотрят вверх? А что если все они разом уставятся на меня? Вон, посмотрите на него, как нелепо он выглядит, такой крошечный, скажут они. Или, наоборот, будут восхищаться: какой смельчак, один против стихии! Он как альпинист, нащупывающий дорогу, цепляющийся за небо ногами и руками. Точки, груды кирпичей, жуки… Если бы я плюнул, они бы утонули.

Настойчивый звук детской погремушки.

Кейт. Это нехорошо, Альберт.

Альберт. Плеваться?

Кейт. Так говорить.

Альберт. Да нет, я не хочу их топить. Пусть живут. Я просто пытаюсь объяснить тебе, как себя человек чувствует там.

Кейт. Я и так знаю. Что особенного? Красишь перекладину, и все. Есть работы не хуже этой.

Альберт. Но это мой мост! Пожалуйста, пусть она прекратит. Эта погремушка действует мне на нервы.

Кейт. Для своих шести месяцев она очень развитая девочка.

Альберт. Я не сомневаюсь. Если бы она играла на трубе, было бы еще забавнее. Но меня все равно это раздражало бы. Дай сюда! (Отнимает погремушку, ребенок кричит.)

Кейт. Ну что ты с ней сделал?! Она же не понимает. (Успокаивает.) Ну-ну, успокойся…

Альберт. Пока, я ухожу.

Кейт. Ты куда?

Альберт. На работу.

Кейт. Но эта суббота у тебя нерабочая.

Альберт. Нет – рабочая.

Кейт. У тебя прошлая суббота была рабочей.

Альберт. Ну и что, возьму потом два выходных подряд.

Звуки работы на мосту.

Послушай…

Это целый город

гудит как шмель внизу тревожно.

Морская ракушка, в которой

прибоя шум услышать можно.

Вот музыкальная картина,

где звуки слиты воедино:

сморканье мэра, вопли, топот,

аплодисменты, кашель, хохот,

журчание воды в туалете,

радиосводки о крикете,

стук телеграфа и машинки,

мышиная возня в корзинке,

вращение колес, шум мельниц,

ворчанье старых рукодельниц,

шипенье масла в сковородке,

и вздох любовников… Все нотки,

вся слышимая жизнь в гуденье

электрофена там, внизу…

Красит.

Я крашу. Краска так блестит,

как пот, что по лицу бежит…

Я взмок. И краска на руке:

серебряная краска на коричневой руке,

которая как часть моста…

Работа прекращается.

Послушай…

Это целый город,

Его тональность – ре минор.

Таков и весь огромный мир.

Послушай…

Неужели у каждой точки есть имя?

Пауза.

Кейт. Джек Моррис с Морин и малюткой Лесли едут в Париж.

Альберт. Кто это – Джек Моррис?

Кейт. Сосед по лестничной площадке, Альберт.

Альберт. Ах да. А кто такая Морин?

Кейт. Миссис Моррис.

Альберт. А Лесли, стало быть, их дочка?

Кейт. Сын.

Альберт. Вот как. А почему мы говорим о них?

Кейт. Они собираются провести отпуск в Париже. А мы где?

Альберт. А когда у нас отпуск?

Кейт. Вот это я и хотела бы узнать.

Альберт. Что «это»?

Кейт. Разве у тебя нет отпуска?

Альберт. Должен быть. У всех бывает. Я думаю, Фитч это предусмотрел.

Кейт. Не собираешься же ты работать без отпуска… Все субботы на работе, каждый день дотемна. Мне все ясно: я не такая дурочка, чтобы не понимать…

Альберт. Зимой-то я теряю время, вот и приходится сейчас работать сверхурочно.

Кейт (презрительно фыркает). Нет, просто ты не любишь быть дома.

Альберт. О, Кейт… Понимаешь, я же работаю по графику.

Кейт. Ты уже на сто миль опередил его.

Альберт. Мне нужно иметь время в запасе. А вдруг со мной что-нибудь случится?

Кейт. А вдруг! Я и говорю: ты упадешь, а мы с Кэтрин останемся одни.

Альберт. Ну что ты, что ты… не плачь. Давай и в самом деле поедем в отпуск. Я возьму неделю.

Кейт. Две недели.

Альберт. Ну хорошо, две.

Кейт. И мы сможем поехать в Париж?

Альберт. Я там уже был. Ничего особенного. Лучше давай в Шотландию.

Кейт. Ты хочешь поездить?-

Альберт. Конечно. Посмотрим залив Форта.

Кейт. Но у нас нет машины… Морин говорила, что мы могли бы поехать с ними.

Альберт. Но ведь они едут в Париж?

Кейт. У нас тоже хватило бы денег на Париж. Гораздо проще ехать вместе, так легче управиться с детьми. Было бы великолепно! Мне хочется увидеть Елисейские поля… Триумфальную арку… Сену… Эйфелеву башню…

Избитая французская аккордеонная мелодия. Она затихает, слышны те же звуки, что и при работе на Клафтонском мосту.

(кричит издалека). Альберт! А-а-а-альберт! (Отчаянно.) Спустись! Пожалуйста, спустись!

Альберт. Так я и думал. Точки, груды кирпичей, жуки… Ре минор. Я все-таки счастлив, что приехал… Какое великолепное отсутствие практичности!! Эта башня ничто ни с чем не соединяет, стоит только для того, чтобы кто-то мог подняться и посмотреть отсюда вниз. В мосте гораздо меньше дерзости, мост утилитарен. Мсье Эйфель, поэт и философ, каждые восемь лет я буду выцарапывать ваше имя на серебре Клафтонского моста!

Кейт (издалека, отчаянно). Альберт!

Альберт (спокойно). Спускаюсь.

Звуки разбиваемой о стену посуды.

Кейт. Как ее зовут?

Альберт. Кейт…

Кейт. Что за проклятое совпадение!

Альберт. Ты неправильно поняла, Кейт. Нет у меня никакой женщины…

Кейт (плача). Даже от твоего пиджака ею пахнет!

Альберт. Это краска. Говорю же – я был на мосту.

Кейт. Всю ночь?!

Альберт. Просто мне захотелось остаться.

Кейт. Ты спятил, если рассчитываешь, что я поверю тебе! Ты… Ты просто свихнулся!…

Альберт. Да нет же, это правда.

Кейт. Подумать только, и я этому верю! Я, видно, тоже спятила.

Альберт. Вот и хорошо!

Снова звуки бьющейся посуды.

Кейт. Чего же хорошего?! Если бы ты завел женщину, было бы нормальней. (Со слезами.) Ты не говоришь со мной, не интересуешься Кэтрин. Тебе не терпится поскорее уйти из дому и влезть на свою любимую балку. (Спокойнее, всхлипывая.) Ты больше не любишь меня. Я знаю – не любишь! Тебе со мной скучно. Не могу понять, чего ты хочешь, а ты не хочешь слушать, что я говорю. Ведь мне нечего тебе сказать, потому что ничего не происходит…

Альберт. Я люблю спокойную жизнь, вот и все.

Кейт. У тебя нет воли. Ты что, хочешь всю жизнь красить этот мост?

Альберт. Хорошая работа.

Кейт. Да ты же знаешь, что это ерунда! Работа, которую может делать любой идиот! Ну что, зря ты учился, что ли, Альберт? У тебя были такие возможности! В отцовской конторе ты мог быстро продвинуться. У нас уже был бы дом и друзья, которых мы могли бы принимать, и у Кэтрин были бы хорошие товарищи… Ты мог бы занять руководящий пост!

Альберт. Однажды я лежал в постели – и вдруг вошла горничная, чтобы убрать ее. Все на ней было крахмальное. Когда она двигалась, ее юбка шуршала о нейлоновые чулки… Я никогда ни о чем не жалел и только хотел, чтобы ты была счастлива.

Кейт (всхлипывая). Я разговариваю сама с собой, с раковиной, с плитой… Говорю сама с собой, потому что некому меня слушать и некому со мной поговорить. Разговариваю с раковиной, плитой, ребенком, и, может статься, в один прекрасный день кто-нибудь из них ответит мне. (Ребенок лепечет, почти что произносит слово.)

Звуки работы на мосту.

Альберт (напевает монотонно).

И днем и ночью я один.

И днем и ночью – сам с собою,

Никто не властен надо мною,

Сам себе я господин.

Но заперт в плотской оболочке,

я понимаю постепенно,

что нет надежд уйти из плена,

покинуть эту одиночку.

Начать сначала – слишком сложно.

Мне так лицо мое привычно,

так просто все и так обычно,

Перемениться невозможно.

Я – заключенный в этом теле,

всегда с собой наедине,

а если вдуматься, то мне

никто не нужен в самом деле.

Да, днем и ночью, днем и ночью

мне хорошо быть одному,

я сам себя и мир пойму…

И все в порядке, все в порядке, все со мной в порядке.

Аплодисменты, очень близко. Работа прекращается.



Кто здесь? Кто вы?

Фрэзер (аплодируя). Неплохо, неплохо! В эгоистическом ключе.

Альберт. Кто вы?

Фрэзер. Вы имеете в виду мое имя?

Альберт. Ну хотя бы.

Фрэзер. Фрэзер.

Альберт. Что вы делаете на моем мосту?

Фрэзер. Вашем?

Альберт. Я крашу его. Это моя работа.

Фрэзер. Вам еще долго предстоит это делать.

Альберт. Времени хватает.

Фрэзер. Возможно. Но я бы сказал, что время против вас. Старая краска совсем облупилась.

Альберт. Да, здесь давно не красили.

Фрэзер. Неважно выглядит ваш мост.

Альберт. Я продвигаюсь потихоньку.

Фрэзер. Слишком медленно. Старая краска не продержится. Весь город уже болтает об этом.

Альберт. Послушайте, вы что, инспектор?

Фрэзер. Что?

Альберт. Вас прислал мистер Фитч?

Фрэзер. Кто?

Альберт. Что все это значит?

Фрэзер. Давайте рассуждать. Я поднялся сюда, потому что больше некуда было деваться. Все пространство внизу заполнено до предела и продолжает заполняться. Люди слоняются как слепые арестанты, они заперты в пределах города. Автомобили тычутся друг в друга носами на каждой улице. Они так расплодились, что начинают придавливать людей к стенам. И нет этому конца, ибо если бы их перестали делать, тысячи людей потеряли бы работу. У них не было бы денег, и они ничего не могли бы купить. Значит, владельцы магазинов пострадали бы тоже. А вслед за ними – фермеры и заводские рабочие вместе с детьми и стариками. Вещей стало больше, а места столько же. Скорлупа человеческого существования не выдерживает и лопается. Альберт. Вы боитесь машин?

Фрэзер. Мы во власти громадного железного механизма, и в нем в любой момент может что-то сломаться. Цивилизация приходит в упадок, белого носорога изводят ради левого заработка.

Альберт. Любите животных?

Фрэзер. Это частность, я ухватился за нее из-за неспособности выразить целое. К примеру, я не могу постичь логику божества, которое определяет, что столько-то людей станут дантистами, а столько-то – будут доить коров. Коровы, если их не доить, завопят, как дети с испорченными зубами. Альберт. Все понятно. Вы сумасшедший!

Фрэзер. На учете не состою. Никогда не состоял. Я просто открыт, широко открыт для некоторых впечатлений. Я не верю, что кто-то нами руководит. Кажется, что порядок существует: спрос отвечает предложению, люди соблюдают правила движения, покупают обратные билеты в уверенности, что вернутся назад, обещают возвратить долг по первому требованию и тому подобное. Но только кажется, что в этом есть порядок. Я не вижу связи. Приходится признать случайностью то, что мы называем порядком. Если же его устранить, разрушится все мироздание. Но я не собираюсь дожидаться этого.

Альберт. Понимаю. У всех свои проблемы. Но из этого не следует, что можно лазить по мосту. Он – собственность муниципалитета. Так что будьте добры спуститься.

Фрэзер. Я затем и поднялся.

Альберт. Чтобы спуститься?

Фрэзер. Яине думал оставаться здесь.

Альберт. То вверх, то вниз. Какой смысл?

Фрэзер. Хотел прыгнуть…

Альберт. Как – прыгнуть?

Фрэзер. Вниз.

Альберт. Да ну, вниз! Вы же разобьетесь.

Фрэзер. Да.

Альберт. Вот в чем дело…

Фрэзер. Я уже давно решил…

Альберт. Понимаю, понимаю.

Фрэзер. Мне казалось, что это самый простой выход.

Альберт. Пожалуй. Ну, время уходит… Чего вы ждете? Прилива, что ли?

Фрэзер. Смеетесь! Ну что ж, я так и думал. Может, еще за священником пошлете?

Альберт. Давай-давай, не мешкай.

Фрэзер. Что – давай?

Альберт. Ты сказал, что собираешься прыгать.

Фрэзер. Ну и что?

Альберт. Ну вот и прыгай.

Фрэзер. И ты не собираешься меня отговаривать?

Альберт. Зачем? Ты же решил. Ты сам знаешь, что делать. Не задерживай меня. Я как раз собирался красить там, где ты стоишь.

Фрэзер. Неужели ты будешь спокойно смотреть, Как я прыгну?

Альберт. Так и знал – ты всего-навсего болтун.

Фрэзер. Просто не верится! Человек умирает, а ты спокойно стоишь и смотришь!

Альберт. Ты же сам хотел…

Фрэзер. Хотел. Там, внизу, такой шум и беспорядок! Мне это надоело! Чем более последовательны действия каждого, тем больше общий беспорядок. Поэтому я взобрался наверх, на эту высоту, чтобы уж свалиться наверняка. Но чем выше я карабкался, тем больше видел и меньше слышал. Я уже давно здесь. Смотрю и вижу: точки, груды кирпичей, жучки, слышу тихий гул. Все вполне безопасно. Сверху город кажется упорядоченным, распланированным. У площадей и улиц есть имя, каждая точка – должностное лицо. Я понял, что система может работать. Да, с высшей точки, такой, как эта, жизнь в обществе кажется почти приемлемой.

Альберт. А, струсил! Ну что ж, иди спускайся. Осторожней, не свались!

Пауза.

Председатель. Господа, экстренное заседание Клафтонской подкомиссии моста созвано по требованию общественности и прессы, возмущенных безобразным видом символа благосостояния Клафтона. Мой дед всегда пользовался уважением сограждан, город многим обязан ему. Сейчас он переворачивается в гробу. Нам пора вспомнить, что все мы служим обществу, мистер Фитч.

Дэйв. Внимание господину Председателю!

Председатель. Заткнитесь, Дэйв. Как Председатель я, конечно, взял всю ответственность на себя… В этом долг председателя безотносительно к тому, на ком ответственность лежит в действительности, мистер Фитч.

Джордж. Внимание господину Председателю!

Председатель. Бросьте шутить, Джордж. Все на меня ополчились… «Клафтон кроникл» печатает пасквили, чтобы задеть меня. Наш комитет – позор Клафтонского муниципалитета, постоянный объект для насмешек. Как ваш будущий мэр… если, конечно, я им стану… должен заметить, что мне чрезвычайно неловко оттого, что я обязан расплачиваться за недальновидность и неосторожность некоторых членов комитета, чьи имена мы упоминать не будем, Джордж. Я сделал заявление о том, что безобразное состояние высокоценимого Клафтонского моста – результат просчета известного ответственного служащего, за которого я как Председатель полностью отвечаю, мистер Фитч.

Фитч (растерянно). Прошу принять во внимание, что я больной человек и нахожусь под давлением домашних и финансовых обстоятельств…

Председатель. Давайте придерживаться существа дела. Два года назад по вашему требованию, вопреки моему собственному, безусловно, более разумному мнению, которое я оставил невысказанным из уважения к вашим профессиональным качествам, мы внезапно решили использовать дорогую краску и по изложенным вами причинам, которые я и тогда не мог понять, уволить троих из четырех маляров. И что мы имеем сегодня, два года спустя? Мост окрашен лишь на одну четверть, остальные три находятся в состоянии, далеком от образцового… Итак, что же произошло?

Фитч. Господин Председатель, джентльмены, я служил клафтонским мужам и отрокам в течение пяти лет… Клафтон – хранилище моих мечтаний и воспоминаний детства, храм моих надежд превратить коммунальное хозяйство в апофеоз точности и эффективности, в машину с программным управлением, прекрасную, как роза, в кибернетическую поэму.

Председатель. Ради бога, Фитч, возьмите себя в руки.

Фитч. Господа, давайте примем за отправную точку предположение, что X маляров, работая со скоростью V, за Q лет покрасят плоскость ABC. Мы обнаружим, что при X, равном четырем, а V и ABC остающихся величинами постоянными, Q равно двум. Затем появляется фактор Р – краска, способная сохраниться восемь лет…

Председатель. Я не могу этого слышать!

Джордж. Я думаю, мистер Фитч пытается довести до сведения господина Председателя, что мы только воображали, будто коричневая краска могла продержаться два года, то есть как раз столько, сколько требуется четырем рабочим, чтобы покрасить мост. Ясно, что один маляр за эти же два года мог пройти только четверть пути. За это время старая краска совсем потеряла вид.

Председатель. Почему же вы не сказали об этом раньше?

Джордж. Не мог привлечь вашего внимания, господин Председатель. Конечно, если бы мы могли потерпеть еще шесть лет, мистер Фитч мог бы торжествовать. Он оправдал бы звание поэта точности и эффективности.

Председатель. Шесть лет?! Да я могу умереть за такой срок!

Дэйв. Внимание господину Председателю!

Председатель. Спасибо, Дэйв. Итак, что же делать, Фитч?

Фитч. Э-э… Если мы дополнительно наймем маляров – один начнет с дальнего конца, второй – от середины пойдет в противоположном направлении, другие два пойдут от середины по направлению к первым двум… Нет… Э-э… коэффициент убытка растет… Нет… Лучше… То есть нет…

Председатель. Лучше вернемся к прежней системе и наймем еще троих маляров. Будем исходить из этого…

Фитч. Это невозможно! Во-первых, лишние расходы. Во-вторых, они окончат работу слишком быстро – в течение шести лет мост не будет нуждаться в перекраске, а они управятся, как вы знаете, за два года. К тому же все это время мост будет иметь неприглядный вид… Отлаженный цикл нарушится, и мы потеряем тысячи…

Председатель. Фунтов? (С испугом.) Мой дед…

Джордж. Кажется, я вижу выход, господин Председатель. Немного организованности – и можно быстро и эффективно решить дело.

Фитч. Каждый день на счету!

Джордж. Один день – это все, что нам понадобится.

Пауза.

Альберт. Вчера на мосту встретил одного типа…

Кейт (напряженно). И что же?

Альберт. Взобрался, чтобы броситься вниз.

Кейт. И бросился?

Альберт. Нет. Наверху ему расхотелось.

Кейт. Альберт…

Альберт (уходя). Я уже ушел.

Кейт. Раньше хоть «до свидания» говорил.

Звуки работы на мосту.

Фрэзер. Привет.

Альберт. Кто это?

Фрэзер. Снова я.

Альберт. Что-нибудь забыл?

Фрэзер. Нет, стоило мне спуститься, как все началось сначала. И вот я опять здесь.

Альберт. Что, решил-таки прыгнуть?

Фрэзер. Да.

Альберт. Тогда давай!

Фрэзер. Теперь опять не хочется. И так хорошо.

Альберт. Послушай, тут не место для прогулок. Я доложу о тебе кому следует.

Фрэзер. Ничего не могу с собой поделать. Внизу мне не хватает перспективы, я не нахожу себе места. А поднимусь сюда – и успокоюсь. Я – жертва перспективы.

Альберт. Пошел отсюда!

Фрэзер. Ладно, пошел.

Пауза.

Альберт. Я не жалуюсь. Я признаю за каждым право жить как ему заблагорассудится. Но есть же границы. Он поднимался наверх уже четыре раза, мистер Фитч, и каждый раз одна и та же история: наверху ему не хочется прыгать.

Фитч. Да-да, но я вас вызвал не для этого. Вы меня совсем не слушаете.

Альберт. Меня раздражает, что наверху есть еще кто-то. Черт с ним, в конце концов, но он своим присутствием… Он сбивает меня с графика… Из соображений эффективности я протестую…

Фитч. Необходимо срочно решить. Нужно окончить окраску моста к концу недели.

Альберт. Что?

Фитч. Общественность выражает неудовольствие состоянием моста, и мы не можем допустить, чтобы оно ухудшалось.

Альберт. Подождите… Как я могу окончить к концу недели?

Фитч. Конечно, вам потребуется помощь. Завтра в семь часов утра тысяча восемьсот маляров выйдут на работу. Засветло они управятся. Я разработал этот план, и мой отдел уже занимается снабжением.

Альберт. Тысяча восемьсот?

Фитч. Тысяча семьсот девяносто девять. Я оставил вам местечко. Я думал, вам будет приятно.

Хлопает дверь.

Альберт (задыхаясь). Они надвигаются на меня, букашки ползут вверх… Мне понадобится еда, сменное платье и пара шерстяных одеял. Что ты делаешь?

Кейт. Собираю вещи. Я ухожу.

Альберт. Они нанесли мне удар, Кейт, они пытаются вышвырнуть меня, теперь я им ни к чему. А я этого не заслужил. Я хорошо работал…

Кейт (приближаясь). Я нашла место горничной. С проживанием. Буду жить вместе с Кэтрин. Ты сможешь приходить по выходным. Я скажу, когда.

Пауза.

Альберт. Кейт… Прости… Ты будешь приходить иногда помахать мне?

Звуки работы на мосту.

Кисть макать, кисть макать, шлепать, мазать, растирать. Серебро скользит как ртуть,

По коричневому путь. Красить, гладить, щекотать, растирать, скользить, макать, слизь серебряную вытирать – все, что я умею делать…

Через восемь лет мне стукнет тридцать два, мне маньяку-маляру, начавшему красить второй срок.

Кисть макать, кисть макать…

Фрэзер. Куда торопишься?

Работа прекращается.

Альберт. Фрэзер?

Фрэзер. Ну, ты взялся…

Альберт (кричит). Уйди! Уйди!

Фрэзер. Совсем на тебя непохоже.

Альберт. Видеть тебя не желаю!

Фрэзер. Здесь нам обоим хватит места.

Альберт. Ну да, опять все начнется сначала. Мое терпение лопнуло! Хочешь прыгать – прыгай.

Фрэзер. Для этого и пришел.

Альберт (ближе и тише). Ты что, решился?

Фрэзер. Не сегодня.

Альберт (в ярости). Вверх-вниз, как обезьянка на резинке!

Фрэзер. Согласен, это нелепо. Внизу меня преследует видение: мир дробится на осколки, и они множатся и множатся. Собрать их в целое невозможно, оболочка раздувается, как воздушный шар, но она не может раздуваться бесконечно. Число голодных растет, едят те, кто не производит. Апокалипсис не за горами.

Альберт. Тебе же будет лучше без такого мира. Я всем расскажу, почему ты так поступил, если тебя это беспокоит.

Фрэзер. И вот я снова взбираюсь сюда, готовлюсь броситься вниз, не веря, что ангелы подхватят меня… и, увы, не желая, чтобы они сделали это… Вдруг – о чудо! – я смотрю вниз и вижу, что пропорции восстановлены… Я снова верю…

Альберт. Но это мой мост!

Фрэзер. Ты думаешь только о себе… ощущаешь себя хозяином. А мне вообще нет места в этом мире…

Альберт. Есть другие мосты, побольше моего…

Фрэзер (прислушиваясь). Что это?

Альберт. В Сан-Франциско, в Сиднее…

Фрэзер. Послушай…

Альберт. В Бруклине… Там для тебя есть место…

Фрэзер. Послушай!

Альберт. А этот я занял первым… Он мой…

Нарастает фантастический звук – тысяча семьсот девяносто девять человек маршируют, насвистывая «Полковник Боги».

Фрэзер. Армия на марше.

Альберт. Так они все-таки идут…

Фрэзер. Да, строем. Впереди офицер.

Альберт. Фитч!

Фрэзер. Странно, что строем. Ведь они не солдаты.

Альберт. Да он просто спятил!

Фрэзер (испуганно). Это обычные люди!

Альберт (кричит вниз). Убирайтесь!!

Фрэзер. Идут сюда.

Альберт. Стой! Кругом!

Фрэзер. Они разделились… Сотни и сотни обыкновенных людей… все в расцвете лет… Эти всегда первые в списке. Старики и больные, женщины и дети имеют льготы, а чуть что – берут молодых и здоровых…

Альберт. Разве не видишь – они переправляются на другой берег.

Фрэзер. Шестьдесят колонн по десять в ряд… Другая фаланга позади… И еще…

Свист становится громче.

Вот до чего дошло!

Альберт. Смотри, они собираются влезать.

Фрэзер. Только это и остается.

Фитч (издалека). Левое плечо вперед!

Альберт. Они поднимаются…

Фрэзер. Так им уже не хватает места внизу, все заполнено до краев, остался один путь – наверх.

Альберт. Тысяча семьсот девяносто девять – и все против меня! Да нет, он просто сумасшедший! Неужто я так много значил? Вот подходят.

Когда передняя шеренга начинает взбираться на мост, к топоту марширующих присоединяется гулкий, постепенно нарастающий звон.

(С подступившими слезами.) Я бы все сделал сам… Дали бы только время.

Фрэзер. За ними придут другие. Бетономешалки месят и месят до тех пор, пока жернова городов не перемелют последнюю полоску пшеницы между ними.

Альберт. Почему мне не дали… я бы работал ночами…

Фрэзер. Следом пойдут все – женщины и дети… Тех, кто сейчас наверху, столкнут, как побежденных легионеров…

Альберт. Я опережал график, у меня все было рассчитано…

Фрэзер. Они не должны идти в ногу…

Топот.

…как поступают солдаты, когда идут по мосту…

Альберт. Все было хорошо…

Фрэзер…по той простой причине…

Топот.

…что если они этого не сделают…

Альберт. Я молод, силен…

Фрэзер…возникшие колебания могут разрушить…

Треск заклепок.

Альберт. У меня никогда не кружилась голова…

Фрэзер. Они не знают или не понимают, но законы физики неумолимы…

Треск и дрожь металла.

Альберт. Что происходит?

Фрэзер. Если они будут продолжать в том же духе, мост начнет содрогаться, пытаясь высвободить энергию, поглощенную его перекладинами…

Альберт. Он рушится!

Фрэзер. Пока не отлетят заклепки…

Альберт (вопит). Что они делают с моим мостом?!

Фрэзер. Огромные балки стонут, как струны арфы…

Звук натянутой струны.

Вот и все…

Альберт. До чего дошло! Что я им сделал плохого? Чего им от меня надо?

Мост рушится.

Конец.

Примечания

Пьеса впервые прозвучала по третьей программе Би-Би-Си 13 июля 1967 года.


home | my bookshelf | | Альбертов мост |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу