Book: Иван-богатырь



Соловьев Борис

Иван-богатырь

Борис Соловьев

Иван-богатырь

стихотворный пересказ русской народной сказки

I

Жили-были в дальнем царстве,

В славном русском государстве,

Верно ль сказывают, нет,

Со старушкой добрый дед.

Век в согласии прожили,

Встретив старость, затужили:

Почему до этих дней

Не дал им господь детей?

Сидя как-то у избушки,

Горько сетует старушка:

"Дед, неужто так, вдвоём,

До кончины доживем?

Страшно мне, ведь силы тают,

Годы птицей улетают.

Я мечтаю всё о дочке

Или любящем сыночке!"

Миновало восемь дней.

Вещий сон приснился ей:

Будто есть в лесу далёко

Сине озеро глубоко.

Днём и ночью плещет в нём

Рыбка с золотым пером.

Коль из рыбки съесть ушицы,

Непременно сын родится.

С этим сном ушёл покой.

"Ах, супруг мой дорогой!

Соберись-ка в дальний путь,

Чудо-рыбку раздобудь,

Просит бабка старика,

Знаю, просьба нелегка,

Но уважь!" И верный дед,

Помолчав, кивнул в ответ,

А на утро снарядился,

Снасти взял и распростился.

Много дней он был в пути,

Сотню вёрст успел пройти.

Впереди ещё одна

Тропка узкая видна,

В лес загадочный ведёт.

Дед пошёл по ней вперёд.

Рядом с быстрою рекой

Он заметил за листвой

Отблеск неба голубого

В глади озера лесного.

Там в лазурной глубине

Кто-то прячется на дне.

"Здесь, похоже, рыбка есть,

Шепчет он, - пора присесть."

Вышла ловля не простая

Дважды снасть пришла пустая.

Дальше, глубже сеть ведётся,

Вот уж в ней добыча бьётся.

Вынув рыбку златопёру,

Дед собрался в ту же пору,

Заспешив тропой лесной

Ко старухе в дом родной.

Время старцы не теряли,

Чудо-суп готовить стали;

Не забыли помолиться

И волшебную ушицу

Тут же скушали вдвоём,

Сидя чинно за столом.

II

Сон старухи подтвердился:

У неё сынок родился,

И расти стал не по дням

По минутам и часам.

Старцев радует малыш,

Ладный, ласковый крепыш.

Вот без помощи отца

Сам сбегает он с крыльца.

Вот вечернею порой

Веселится с детворой.

В доме больше не скучают,

А в мальце души не чают.

Но соседи с этих пор

К ним захаживать во двор,

Стали часто, угрожая,

И досадливо кивая.

Оказалось, в том виной

Был Ванюша их родной.

Вышла доля им такая,

А причина-то простая:

Обладать стал мальчик малый,

Силой просто небывалой:

Тронет сверстника сынок

Ненароком свалит с ног,

А прижмет к себе слегка

Хрустнет шея иль рука.

В доме начали гадать,

Как скандалов избежать.

Долго думали-судили,

Наконец-то порешили:

"Коль предписано судьбой,

Будем брать сынка с собой."

С той поры Ванюша в поле

И беды не стало боле:

Пашет, сеет там отец,

Развлекается юнец.

Но безделье надоело

И однажды он несмело,

Стоя пашни на краю,

Просьбу высказал свою:

"Надоело мне играть,

Тятя, выучи пахать!"

А ему в ответ старик:

"Для сохи ты невелик;

Есть сомненье у меня,

Впрочем, на - бери коня."

Вставив соху в борозду,

Дёрнул карапуз узду,

Грудкой детскою налёг,

Конь и сдвинуться не смог.

Бьёт ногами, от копыт

Комьями земля летит,

Но потуги те напрасны

Не хватает силы, ясно.

Дед на Ваню не серчает

И тихонько поучает:

"Соху держишь глубоко,

А коню-то нелегко.

Помогать должны мы сами,

Подправлять соху руками,

Ведь, сноровка здесь важна,

Да и силушка нужна."

Научился Ваня скоро

И пошла работа споро:

Поле длинное вспахали,

Жеребца чуть не загнали,

А устав, в тени присели,

Чем господь послал, поели.

Конь побрёл на бережок,

На зелёненький лужок.

Отобедавши с отцом,

Сын пошёл за жеребцом.

Оказался луг пустым.

Но за деревцем густым

Там виднелись у мосточка

Под ракитовым кусточком

Белы косточки коня.

"Будешь в пасти у меня!"

Зарычал в кустах волчище.

Скалит зубы "Медный лбище,"

Шерсть взъерошивши, сидит,

Облизнувшись, говорит:

"Вкусно! Снова есть хочу

И тебя я проглочу!"

Ты коня, негодник, съел?

"Берегись, покуда цел!"

Крикнул Ваня, ножкой топнул,

Волка поднял, оземь хлопнул.

Раскатился гулкий гром.

Вздыбилась земля кругом.

Злого волка больше нет,

Виден только мокрый след.

Завершил дитятя бой

И вернулся, но бедой

Растревожил он отца.

"Не привёл я жеребца,

Чуть не плача, прошептал,

Волк в кустах его задрал."

Горе нам, кормильца нет,

Произнёс старик в ответ,

Делать нечего, родной,

Возвращаемся домой.

III

Восемнадцатый годок

Миновал, и как дубок,

Ваня с мамой и отцом

Вырос стройным молодцом.

Приключилось к той поре

Горе-лихо при дворе:

Три царевны - три сестрицы,

Выйдя как-то из светлицы,

Забавлялись у крыльца

Под прохладой деревца.

Вдруг с небес спустился вор

Прямо к терему во двор.

Был он ростом с ноготок,

С бородою в локоток.

К сёстрам вихрем подлетел,

Их схватил и улетел.

Няньки в страхе закричали:

"Караул! Держи! Пропали!"

Всполошились все вокруг,

Обвиняют стражу, слуг,

Каждый хочет дать совет.

Шуму много - проку нет.

Надо, это знают точно,

Выходить в погоню срочно.

В розыск бросились миряне,

Именитые дворяне,

Конным строем мчится стража

Не находится пропажа.

Минул месяц - не сыскали.

Пребывает царь в печали.

На крылечко он идёт,

В новый поиск клич даёт:

"Отправляйтесь в путь, гонцы,

По стране во все концы.

Из отважных молодцов

Подыщите удальцов,

Кто б наказ исполнил мой,

Даже жертвуя собой.

Предложить мы будем рады

Победителю награду

Дочку замуж, не иначе,

И полцарства к ней в придачу."

IV

Может поздно, может рано

Клич дошел и до Ивана.

"Мне пора, - решился он,

На родительский поклон.

Если будет разрешенье,

Выйду я без промедленья."

Старцы просьбу услыхали

И навзрыд запричитали.

Но узнав зачем, куда,

Повздыхав, не без труда,

Согласились отпустить

И сказали: "Так и быть,

Отправляйся, дорогой,

Но оружие с собой

Захвати." И в тот же час

Кузнецам был дан наказ:

"Срочно палицу сковать

И сыночку передать

Для похода на врагов,

Весом больше ста пудов."

Горн громадный с каждым днём

Всё сильней пылал огнём.

Кузнецы двенадцать дней

Подбирали сталь прочней.

Дважды труд пропал их даром:

Богатырь одним ударом

Эти палицы разбил,

Переделать попросил.

Лишь последняя, без спору,

Оказалась Ване впору.

Вся из чистого булата,

Рукоятка - цвета злата,

Триста верных в ней пудов

Можно смело бить врагов.

Приготовившись в дорогу,

Подошёл Иван к порогу,

Грозну палицу забрал,

На прощание сказал:

"Не печальтесь обо мне.

К битве я готов вполне.

Глаз остёр мой и рука

Уж достаточно крепка,

И оружием владею,

Одолеть врага сумею.

Буду свято цели верен,

Скоро вызволю царевен."

Уходя, перекрестился,

Старшим в пояс поклонился.

V

День нелёгкий на исходе

Путник всё ещё в походе.

Богатырскою стопой

Он нехоженой тропой

Не сворачивая, прямо,

Продолжал идти упрямо

По оврагам и кустам,

По таким глухим местам,

Где ни зверя нет рычанья,

Ни пернатых щебетанья.

Шёл и ночью. На рассвете

За дубравою приметил

Удалого молодца.

Два столетних деревца

Вырвал с корнем тот, играет,

С руки ни руку бросает.

Подойдя к Дубыне ближе,

Поклонился Ваня ниже,

Добра здравья пожелал

И приветливо сказал:

"Видеть мне приятно, право,

Богатырскую забаву.

Дар такой немногим дан,

Сразу видно - великан."

"Согласиться можно с этим,

Но слыхал я, есть на свете

Силы вовсе небывалой

Богатырь. Дитятей малым

Он расправился с волчищем

По прозванью "Медный лбище".

Мальчик быстро подрастал,

Великаном вскоре стал

И не мерился сейчас

Cилой с ним никто из нас.

Показалось мне, что всё ж,

На Ивана ты похож."

"Право-дело, угадал,

Торопливо продолжал

Богатырь, - но я прошу

Извинения, спешу

Вызволять сестёр-царевен.

Возвращу я их, уверен,

А противник непростой..."

- Нет, минуточку постой.

Я, конечно же, непрочь,

В деле праведном помочь.

Так они друзьями стали.

Долго тропкою шагали

И, приблизившись к горам,

Великана видят там.

Держит гору он рукой,

Бьёт по ней другой горой.

Раздаются шум и гром,

Камни сыплются кругом.

"От сторонушки родной

И от нас поклон земной!

Мы любуемся тобой,

Богатырскою игрой,"

Ходоков звучит привет.

Громогласным был ответ:

"Богом я не обделён

И достаточно силён,

Но, считаю, хвастать нечем.

Ведь мечтаю я о встрече

Лишь с Иван-богатырём?

Две сажени роста в нём.

Удивляться есть чему.

Говорят, когда ему

Третий годик миновал,

Волк на мальчика напал.

Ваня так хватил волчище,

По прозванью "Медный лбище,"

Что никто найти не смог

Ни следа, ни шерсти клок.

Много лет прошло с тех дней,

Во сто крат он стал сильней."

"Торжествуй, сбылись мечты,

Ведь Ивана видишь ты.

С ним давненько мы идём

Неизведанным путем,

Ищем, где же тот злодей,

Что похитил дочерей

У царя," - сказал Дубыня.

А ему в ответ Горыня:

"С этих слов мне стало ясно,

Сколь пред вами цель прекрасна.

Для себя сочту за честь,

Совершить святую месть.

Мы легко теперь втроём

Похитителя найдём."

На такое предложенье

Богатырь своё решенье

Сообщил: "Идём вперёд

Мы с Горынею в поход."

Много, мало ль прошагали,

Уж порядочно устали.

Отдохнуть не было б худо.

Только сели, видят чудо:

На зелёненьком лужку,

У реки на бережку

Великан-усач лежит.

По усищам люд бежит.

Ус - налево, ус - направо

И готова переправа,

А по ней снуёт народ

Через реку взад-вперёд.

На поклоны и привет

Великан кивнул в ответ:

"Вы меня богатырём

Называете втроём.

Мне слова приятны эти,

Но живёт на белом свете

Богатырь Иван далече.

Жду я с ним желанной встречи,

Знаю, Ване с детских лет

Равных в силе вовсе нет."

"Посмотри, Иван-то рядом.

Нашим доблестным отрядом

С ним мы царских дочерей

Ищем, чтоб вернуть скорей."

"Если есть в отряде место,

Я примкну,пойдём мы вместе,"

-Им Усыня заявил.

Богатырь не возразил:

"От души принять я рад

Новичка к себе в отряд.

Познакомимся с Усыней,

Будем "братьями" отныне."

Как-то на лесной опушке

Вышли путники к избушке.

Видят - луг, быки пасутся,

Звуки трубные несутся.

В дверь ребята постучали,

Постояли, подождали.

"Есть ли дома кто живой?"

Подал Ваня голос свой,

Лишь молчание в ответ,

А жильцов, похоже, нет.

Значит будет им приют

И быки в еду пойдут.

VI

Утром, чуть забрезжил свет,

Состоялся их совет.

Было принято решение:

Сразу выйти в направлении

От ночлега на Восток.

Ведь укрылся Ноготок,

Без сомненья, рядом где-то.

А Дубыне в доме этом

Поручили на сей раз

Ждать отряд в вечерний час,

Натопить к приходу печь,

Суп сварить и дом стеречь.

Вскоре ужин был готов

В суп попало пять быков.

Отдохнуть решив немножко,

Повар сел вблизи окошка.

Наблюдает, а в ворота

Из лесу въезжает кто-то,

Ростом - с малый ноготок,

Бородёнка - с локоток.

Сорок он втащил возов

С кормом свежим для быков.

Стаду вволю сена дал

И быков пересчитал.

Не хватало пять голов

Ноготок лишился слов.

Обежал вокруг он двор.

Где успел укрыться вор?

Он к Дубыне, сам не свой,

В ярости влетел стрелой,

За грудки его схватил,

На пол бросил и избил.

Завершив потом борьбу,

Приподнял легко избу,

Затолкал детину в щель,

И, свою достигнув цель,

На вратах закрыл засов,

В лес вошёл - и был таков.

Пленник двинуться не мог,

Вскоре вовсе занемог.

Только всю напрягши волю,

Смог уйти он из неволи,

В дом зашёл, хотел прилечь,

И с трудом залез на печь.

А друзья весь день ходили,

Утомившись, завершили

Неудачный поиск свой

И направились домой.

За обеденным столом

Сели к ужину втроём.

Кличут: "Где кормилец наш?"

Но от пищи битый страж

Отказался наотрез

И к застолию не слез,

Заявив, что заболел,

Вероятно, угорел.

Начинался день другой.

Братья западной тропой

Утром бодро зашагали,

А Горыне наказали

Ожидать ребят домой,

Приготовив суп мясной.

Исполняя просьбу в срок,

Наблюдать Горыня смог

За подворьем из окошка.

Ровно в полдень по дорожке

Карлик корм быкам привёз.

Разгрузив последний воз,

Он налил воды для стада.

"Эка горькая досада!

Не сдержал сердитых слов,

Нет ещё семи быков!

Берегись, грабитель мой,

Расквитаюсь я с тобой!"

Сбил охранника он с ног,

Колотил, как только мог,

Вмиг скрутил и страж второй

Очутился под избой.

Поиск кончив до заката,

Отворили дверь ребята.

"Где же ты, силач Горыня? "

Беспокоится Дубыня.

"Отдыхаю, не кричи,

Отвечает тот с печи,

Я внезапно заболел,

Не иначе, угорел."

Утром солнечным на юг

Все ушли. Усатый друг

Приступает к наблюденьям.

Ждёт собратьев с нетерпеньем.

Суп сготовив, отдохнул,

И продолжил караул.

В полдень карлик с бородою

Напоил быков водою.

Под протяжный стада зов

Сено выгрузил с возов.

Посчитал быков в минутку,

Рассердился не на шутку:

"Девять выкрали голов

Самых лучших из быков!

Кто напакостить посмел?

Скрыться с глаз моих сумел?"

- Крикнул, гнева не сдержал,

В дом стремительно вбежал,

Ухватил Усыню ловко

И затеял потасовку.

Продолжался долго страшный

Поединок рукопашный.

Проиграл Усыня бой,

И очнулся под избой.

Красно солнце закатилось

Храбра троица явилась,

Но не радовал ребят

Безутешный результат.

Вор не найден, к сожалению,

И на южном направлении.

Доставать посуду стали,

Слабый голос услыхали:

"Болен я, покой мне нужен,

Угорел, готовя ужин,

Так что ешьте без меня."

"Примечаю я три дня,

Как лукавят повара.

Разобраться в том пора,

Размышлял Иван, садясь,

Не встречал я, отродясь,

Столь чудного совпаденья.

Чтоб развеялись сомненья,

Завтра дома остаюсь,

До причины доберусь."

Утром к северу отправил

Он отряд, потом поставил

Суп мясной варить на печь,

Не забыв и дом стеречь.

Жаркий полдень наступает,

К дому карлик подъезжает.

С воза слез, прошел степенно,

Разгрузил неспешно сено.

Лишь быков пересчитал,

Как ужаленный вскричал:

"Кто посмел? Наглец каков!

Нет двенадцати быков!"

Был готов малютка тут

Учинить над вором суд.

Затевая роковой

Поединок боевой,

Он спокоен оставался

И в себе не сомневался;

Ведь бедняга и не знал

На кого сейчас напал.

Вора ждал Иван недаром.

Стукнул он - и от удара,

Чуть живой, малютка, бледный,

Утерял настрой победный.

От второго - закрутился

И сознания лишился,

А ещё одним движеньем

Богатырь без сожаленья

Бороды его лишил,

В три погибели скрутил,

Бросил в дальний уголок,

Чтобы тот сбежать не смог.

Сам в окно направил взор,

Ожидая свой дозор.

Раздались шаги у входа.

Встретив "братьев" из похода,

Богатырь их расспросил

И откушать пригласил.

Так впервые за столом

Все собрались вчетвером.

Вниз Дубыня наклонился,

Не на шутку удивился

И Ивану говорит:

"Вот где наш угар сидит.

Накануне заглянул

Он на каждый караул.

Мстил за съеденных быков,

Да скажи, силач каков!

Нас легко избил тогда.

Мы молчали со стыда,

Но нашли к исходу дней,

Ты в отряде всех сильней."

"Жаль, не начали с меня,

Потеряли мы три дня,

Заявил Иван, - покуда

Поглядим на Ваше чудо."

Пролежав весь день ничком,

Карлик ожил и ползком

Перешёл ко входу ближе;

Притаясь, склонился ниже;

На крылечко прыгнул сходу

И умчался на свободу.

Братья во время хватились,

Догонять его пустились;

Долго гнались по пятам,

По полям и по кустам,

Но настичь не удалось

Им малютку. Словно лось,

Он метнулся в тёмный лес

И в кромешной тьме исчез.

Подбежав к густым кустам,

Обнаружили, что там

Тайный ход в камнях есть тесный,

А за ним - обрыв отвесный.

Лес дремучий все признали:

Прежде здесь не раз бывали;

Но расщелина без дна

Не была тогда видна.

Ясно стало, что ущелье

Часть большого подземелья,

Где укрылся Ноготок,

Бородёнка - с локоток.

Каждый был в душе уверен

В бездне прячут и царевен.

"Ну, малютка, берегись!

Заберёмся мы и вниз!"

Как же лучше поступить?

Где верёвку раздобыть?

Вряд ли здесь её найти;

Надобно домой идти.

Там из бычьих шкур они

Заготовили ремни;

Их связали, а потом

Спать легли спокойным сном.

VII

Алым пламенем горя,

Занималася заря.

Сговорившись, не переча,

Снасти взяв свои на плечи,

"Братья" узкою тропой

Вышли к заросли лесной.

Опускаться не решались,

Постояв, посовещались,

А потом Иван заметил:

"Вы ремни держите эти,

Вниз я с палицей спущусь,

Жив останусь - возвращусь,

Дёрну за конец ремня,

Вы поднимете меня."

Командирское решенье

Получило одобренье.

Очутился после спуска

Богатырь в пространстве узком,

В тёмной пропасти на дне,

В непривычной тишине.

Остальные с нетерпеньем

Ждать остались возвращенья.

Богатырь, пути не зная,

Всё ж пошёл, не унывая,

Веря, выход долгожданный

Он найдёт в пещере странной.

После долгого скитанья

Различает очертанья

Перелесков и холмов,

Отблеск дальних куполов.

Завершились мрака муки,

Появились леса звуки:

Шелест листьев на кустах

И напевы юрких птах.

Из нависших тёмных туч

Вдруг прорвался светлый луч.

И прекрасною картиной

Встало царство пред детиной.

Что же видит молодец?

Медный высится дворец.

Медь - на крышах и на храмах,

Медный блеск - в дворцовых рамах,

А на мостике с вратами

Змеи медные с цепями;

Охраняют переход,

Оградив собою вход.

Как пройти? Трудна задача,

Улыбнётся ли удача?

Но нашёлся выход верный:

Рядом был колодец медный.

Из него Иван напился,

Освежился и умылся,

А привратников ползучих

Напоил из рук могучих.

Змеи мирно пошипели,

Покрутились, присмирели,

Пропустив без лишних мер

Ходока через барьер.

Поглядел - на лавке медной

Там работает усердно

Чудо-девица краса;

На плечах её - коса.

Карих глаз не поднимает,

Тонкой нитью вышивает.

Только сделает стежок

Щёлкнет громко сапожок,

И солдат шагает в строй

В полной форме боевой.

Вышьет два стежка из злата

Выбегают два солдата.

"Здравствуй, девица прекрасна!

Попрошу мне, лебедь ясна,

Без утайки рассказать,



На кого готовишь рать?"

"Выкрал нас, сестёр, в столице

И упрятал во светлице

Всем известный Ноготок,

Бородёнка - с локоток.

Он, прослышав про Ивана,

Появился нынче рано,

Весь побитый, страшный, злой

И заставил шить иглой.

Близкий родственник Кощея,

Колдуна и лиходея,

Ноготок сестренок тайно

Тоже прячет," - молвит Анна.

Богатырь даёт совет:

"Надо сделать, Анна-свет,

Одолжение одно

Уничтожить полотно.

Скоро я пойду домой,

Жди - вернусь и за тобой."

Ей по нраву предложенье,

Потому без промедленья,

Холст сожгла, и тихо стало,

Войска будто не бывало;

А затем сменился страх

На тепло в её глазах;

Расплылись улыбкой губы,

Белизной сверкнули зубы.

Став из пленницы пугливой

Вновь хозяйкой хлопотливой,

Подозвала гостя Анна,

Стол накрыла для Ивана,

Предложила угощенье,

Мёд, напитки. В заключенье,

Пожелав: "Бесстрашным будь!,"

Проводила в трудный путь.

VIII

Богатырь опять в дороге,

Вновь свои избил он ноги.

А когда совсем устал,

Чудо-царство увидал.

Всё вокруг из серебра

От окон и до двора,

До свирепых змей с цепями

И колодца с воротами.

Чтоб с дороги освежиться,

Зачерпнул Иван водицы

Для себя и сторожей

Напоил он строгих змей.

Стражи сразу присмирели,

Тронуть гостя не посмели;

Головами покрутили,

В царство вход освободили.

Марфа, средняя сестрица,

Шьёт в серебряной светлице.

Лишь стежок прошьёт иглой,

Двух солдат добавит в строй.

Вышьет два стежка подряд

Встанут четверо солдат.

Ей Иван добра желает

И с поклоном вопрошает:

"Встрече я, царевна, рад,

Но скажи, зачем солдат

Множишь, посылая в строй?

Тайну эту приоткрой."

И поведала девица,

Как тоскует во светлице,

Как заставил Ноготок,

Бородёнка - с локоток,

Полк стрельцов готовить рано

К наступленью на Ивана.

"Марфа, выслушай меня.

Вор коварен, знаю я.

Обхитрить его сейчас

Не удастся мне без Вас.

Попрошу, дождись прихода

Моего ты из похода;

От платочка же смелей

Избавляйся поскорей."

Тряпку девица спалила,

И пропала ратна сила.

IX

Мало времени, иль много

Богатырь пробыл в дороге,

Ноготка догнать старался,

В третьем царстве оказался.

Усмиривши змей умело,

Мимо них прошёл он смело.

Видит - злато во дворце

На стенах и на крыльце,

На посуде и на вазах;

Там - наличники в алмазах.

В золотой сидит светлице

Красоты такой девица,

Что и словом не сказать,

И пером не описать.

Таня, младшая сестрица,

Хочет бросить, но боится,

Шитый золотом узор,

И стыдливо прячет взор.

Появляется стежок

Дружно делают шажок

В строй лихие три солдата,

В латах крепкие ребята;

Завершается второй

Выбегает уж шестой.

"Здравствуй, девица прекрасна!

На кого ты, лебедь ясна,

Грозну силу снаряжаешь?

Да скажи, где, если знаешь,

Похититель обитает?"

Гость царевну вопрошает.

"Вышивать полотна эти

Карлик дал под страхом смерти

Рано, лишь зардел восход,

На тебя войска он шлёт.

Верховодит же Кощей

Всех он недругов хитрей.

Рвётся в драку змей крылатый,

Их прислужничек про-клятый.

Он на страже и сейчас,

Ждёт, когда придёт приказ.

К нам от батюшки-царя

Шли спасители, да зря.

Им победа не досталась,

В чистом полюшке осталось

Много рыцарей прекрасных.

Ты надеешься напрасно

На победу в схватке ратной,

Возвращайся-ко обратно,"

Отвечала дева красна.

"Благодарствую, мне ясно.

Только злыдни опоздали.

Соберут полки едва ли

На меня. Сказать я рад,

У сестёр уж нет солдат.

А племянника Кощея

Я настичь хочу скорее,

Чтоб сразиться с ним в бою,

Клятву выполнив свою.

Встреча с карликом близка,

Торопись убрать войска,"

Продолжал он. И Татьяна

Не ослушалась Ивана.

Взяв полотна с отвращеньем,

В печь толкнула с облегченьем.

Наступила тишина.

Улыбнулася она,

Столик праздничный накрыла,

Накормила, напоила,

Проводила за порог,

Дав напутствия урок:

"У Кощея тайн не счесть,

За дворцом, к примеру, есть

Сад, в нём - яблоня златая;

Справа там - вода живая,

Слева - мёртвая, она

Для врага припасена.

Ты вступай в опасный бой,

Лишь попив воды живой.

Сможешь жизнь тогда сберечь

И тебя не тронет меч.

С Ноготком сражайся смело,

Но расчётливо, умело.

Бей его всего однажды,

Если только тронешь дважды,

Тот удар во вред пойдёт,

И противник оживёт.

Помни также, из светлицы

Карлик выбежал лечиться.

Бледный, в ранах, весь избит,

Он едва живой лежит

И пытается в парной

Дух повысить боевой."

"Я твои запомню речи.

Жду, Танюша, новой встречи,

От души хочу добра.

До свиданья, мне пора."

Вышел Богатырь во двор,

Но Татьяны лик и взор

В душу юноше запали,

Дорогими сердцу стали.

Белы руки, брови чёрны,

Звонкий смех и глазки тёмны,

Волны золотистых кос

Полюбил Иван всерьёз.

Х

"Мною сделано немало

Войск у карлика не стало.

С подготовкою такой

Уж не страшен враг любой,

Думал Ваня, - по пути

В садик надобно зайти."

В тёмном сада уголочке

Слышен шелест лепесточков.

Это яблонька стоит;

Лист златой на ней блестит;

Свет струится до вершины,

А внизу стоят кувшины.

Он кувшины переставил,

Ветви яблоньки поправил,

Направляясь из садочка

Прямо в баню к Ноготочку.

Недолеченный больной

На полке лежал в парной.

Разомлев уже от пару,

Повторял: "Поддайте жару!"

Потянув скобу дверную,

Приоткрыл Иван парную.

Ноготочек завопил:

"Кто чужого запустил?

Я не жалуюсь на слух,

Чую - рядом русский дух.

Нас увидеть захотел?

Поглядим, насколько смел.

Мне пока что недосуг,

Но крылатый верный друг

Прилетит сейчас на бой

И расправится с тобой."

Сел малютка на полок,

Свистнул, глядя в потолок.

Ветра вольного скорей

Прилетел послушный змей.

Окна с посвиста разбились,

Слуги на пол повалились.

Змей спланировал во двор

И затеял разговор:

"Ноготок сигнал мне дал.

Кто здесь драться пожелал?

Ты, двуногая малявка?

Придавлю тебя я лапкой,

Только встань передо мной,

Обретёшь навек покой."

Чудище наводит страх,

Злость кипит в его глазах.

Словно дьявольские змеи

Чешуёй блистают шеи,

Держит лапой неприметно

При себе кувшин заветный.

А в парной, набравшись сил,

Карлик на пол соскочил;

Отдохнул ещё немного,

Сел и выкрикнул с порога:

"Мой помошнику привет!

Помни давешний совет

Про кувшин, попей воды,

Чтобы не было беды."

Змей безропотно напился,

Закачался, повалился,

Начал дёргать головами,

Колотить хвостом, ногами,

Шеи длинные склонил;

Очи кверху закатил.

Стиснув палицу в руках,

Богатырь широкий взмах

Сделал, стукнув по хвосту.

Хруст раздался на версту.

Стал сражаться с головами,

Что к нему тянулись сами,

Собираясь проглотить.

Успевал, однако, бить

Их Иван довольно метко,

Хоть замахивался редко.

Распластался лютый зверь,

Не опасен он теперь.

Шеи на земь опустил,

Дух поганый испустил.

Карлик очень удивился:

"Отчего же сил лишился

Друг крылатый так внезапно,

Проигравши безвозвратно.

Значит змей поторопился

И не той воды напился?"

Он условным знаком дал

К наступлению сигнал.

С нетерпеньем ждёт ответ,

Только помощи всё нет.

Пуще прежнего он злится:

"Что могло там приклю-читься?

Разгадали мой секрет?

Что ж, пути иного нет,

Как пойти врагу навстречу

На решающую сечу."

Вставши в полный свой росток,

Первым стукнул Ноготок,

До колен вогнав Ивана

Во зелёный луг. Но рано

Результат он ждёт заветный.

Богатырь нанёс ответный,

Сокрушительный удар.

Потерявши речи дар,

Ноготочек дух живой

Испустил навеки свой.

Тайну схватки слуги знают

И Ивана подстрекают:

"Добивай врага на месте."

"А не много ль будет чести?

Улетела ведь душа,"

Повернувшись неспеша,

Богатырь ответил им,

Кулаком пугнув своим.

Увидав разгром такой,

Устремились слуги в бой,

Обступили великана

И полезли на Ивана.

Богатырь тряхнул плечами.

Атакующие сами

Разлетелись врассыпную.

Удаль, силу молодую

Показать ему пришлось

Нападавших не нашлось.

XI

Змея с карликом разбив,

Слуг ретивых усмирив,

Победитель молодой

Ко дворцу дневной порой

Возвратился. Вот - ограда,

Вот стоит его отрада,

В ожиданьи на крыльце

Со смущеньем на лице.

Чувств влюблённый не скрывает,

К ненаглядной подбегает.

Ей целуя ручки белы,

Признаётся неумело.

Таня, выслушав, зардела

И ответила несмело:

"Много горестных минут

Золотой принёс приют,

Но изменчива судьба

Повстречала я тебя;

Жду отныне возвращенья

И отца благословенье.

Обвенчаемся с тобой,

Стану верной я женой.

А ещё такой совет

Дать хотелось, ясный свет.

Вот лежит яйцо златое,

С волшебством, а не простое.

Если то яичко взять,

Пожеланье загадать,

Бросить вверх одной рукою

И поймать его другою,

Проявив к тому старанье,

Сразу сбудется желанье."

Он раздумывать не стал

И тихонько прошептал:

"Помоги колдун - мудрец

Золотой забрать дворец."

В тот же миг дворец исчез

И возник дремучий лес.

"Чудом этим восхищён!

Восклицает громко он,

Всё исполнилось прекрасно,

Но не будем мы напрасно

Здесь стоять. Второй дворец

Ждёт нас," - молвил молодец.

В ожидании Ивана

Поднялась Марфуша рано,

Простояв весь день одна

У раскрытого окна.

Услыхав знакомых речи,

Марфа вышла им навстречу,

Ване руку подала,

А Татьяну обняла.

" Мы свободны, дорогая!

Не страшна нам воля злая.

Уничтожен похититель,

А надёжный избавитель

Приглашает нас домой

Вместе с Анною сестрой,"

Глянув мило на Ивана,

Марфу радует Татьяна.

Взяв серебряно яйцо,

Оглянулись на крыльцо,

Вместе просьбу загадали,

Уходя, дворец убрали

И, довольные судьбой,

Улыбаясь меж собой,

Вышли к медному дворцу,

Прошептав хвалу творцу.

Поспешили поделиться

Важной новостью с сестрицей,

А дворец упрятав медный,

Продолжали ход победный

К месту, где висит ремень.

Шли без отдыха весь день.

Вот - начало подземелья

И знакомое ущелье.

Чтоб из тьмы начать подъём,

Просигналили ремнём.

Слышат радостный ответ:

"Ждём! Готовы! Всем привет! "

Ваня досточку поправил,

Двух сестёр вперёд отправил.

Дальше - младшей был черёд,

Но Танюша не идёт,

А сама предупреждает:

"Даже бог едва ли знает,

Сколь верны тебе друзья,

И поэтому нельзя

Подниматься мне вначале.

Как бы там хитрить не стали.

Позабыв про подвиг ратный,

И про долг, так всем понятный,

Могут бросить одного,

Не послушав никого."

Пренебрёг Иван советом,

Пожалев потом об этом.

Таню, между тем, подняли

И как вкопанные встали.

Долг померк пред красотою.

Каждый делится мечтою:

"Братцы, младшая сестрица,

Верно, в жёны мне годится"

Огорошил всех Усыня.

Следом хвастает Горыня:

"Будет Марфа мне женой."

"Анна - мне." "Дубыня, стой!

Возмущается Татьяна,

Вы забыли про Ивана,

А с малюткой он сразился

И с крылатым змеем бился;

За сестёр стоял горой,

Пленниц вызволил герой;

Им свободу подарил."

Но Дубыня перебил:

"Мы сокровищем таким

С ним делиться не хотим."

XII

Богатырь во тьме стоял,

Терпеливо ожидал,

Не опустится ль ремень.

Только тщетно - меркнет день.

Не услышав никого,

Понял - предали его.

Потерял в друзей он веру

И, покинувши пещеру,

Отправляется пешком

Путь обратный-то знаком.

Шёл да шёл, себя ругая,

Очутившись как, не зная,

В тёмном садике густом.

Вспомнил, в царстве золотом

Был он здесь невдалеке

На красавице-реке.

Взял яичко золотое,

С волшебством, а не простое,

Произнёс неторопливо:

"Нужен мне дворец на диво!"

Был к концу заветных слов

Золотой дворец готов.

XIII

Только утром он проснулся,

В садик к яблоньке вернулся

И кувшин с живой водой

Без раздумий взял с собой,

Потемнело небо, вдруг

Сильный шум возник вокруг

И примчался, словно бес,

Самолёт-ковёр с небес.

А сошла с того ковра

В сад Кощеева сестра.

Волос - клочьями до пят,

Зубы как клыки торчат,

Взгляд свирепый, нос - крючком,

Прибыла за Ноготком.

"Нет тебя, мой сокол ясный,

Прилетела я напрасно,"

Ведьма вслух запричитала,

Зарыдав, в слезах упала,

А намучившись немало,

Прилегла и задремала.

И не поздно, и не рано

Осенило вдруг Ивана:

"Можно мне наверх подняться,

Если только попытаться

Бабку вынудить к полёту

На ковре - на самолёте."

Он желанье загадал,

Золотой дворец убрал

И прождал примерно час.

Вот старуха поднялась,

Недовольно посмотрела,

Длинным зубом проскрипела.

Отступив на два шага,

Скрыться вздумала Яга,

Но Иван её схватил,

На ковёр с трудом втащил,

Посадил на самый край

И скомандовал: "Взлетай!"

Не по нраву ей приказ.

"Жаль, не скрыться мне сейчас,

Злобно шепчет про себя,

Всё же сброшу я тебя,

Лишь увижу на белый свет,

Здесь внизу раздолья нет."

И взлетела выше звёзд.

Но Иван совсем не прост:

Оперся в ковёр ногой,

Богатырскою рукой

Ведьму за власа схватил,

Их, для верности, скрутил,

А чело склонил на грудь

Великана не столкнуть!

Мчится ведьма на просторе,

А внизу клокочет море.

"Сгинешь в водной ты пучине,

Смерть потом найдёт причину,"

- Зубы сжав, Яга сказала.

"Помни, проку будет мало

Умереть вдвоём с тобой,

Оказавшись под водой."

Снова коврик в вышине,

В непривычной тишине.

Полетели камнем вниз.

"Ну, упрямец, берегись!

Я тебя в густом лесу

На кусочки разнесу!"

"Нет, пытаешься ты зря

Напугать Богатыря,

Он спокойно возражает,

Космы бабкины сжимает.

Как старуха ни грозила,

А ковёр остановила

В тот момент, как до вершин

Оставалося с аршин.

"Вновь попытка неудачна,"

Прошипела ведьма мрачно

И взлетела до небес,

Далеко оставив лес.

Про себя она спросила:

"Где моя былая сила?"

Стала Ваню рвать зубами,

Колотить, толкать руками,

Снова пробует столкнуть

Великана как-нибудь.

Тщетно всё, какой позор!

Опустила бабка взор

И, не строя козней боле,

Приземлилась в чистом поле.

Богатырь доволен. Вдруг,

Ведьма вырвалась из рук,

Побежала, повернулась,

Вмиг букашкой обернулась,

На былиночку залезла,

Встрепенулась и исчезла.

XIV

"Вышел я на божий свет,

А товарищей-то нет,

Богатырь в сердцах шептал,

Как смертельно я устал.

Передышка в самый раз,

Помогла бы мне сейчас."

Он попил воды живой,

Спрыснул тело той водой,

Незаметно боль пропала;

Ссадин, ран - как не бывало.

Отдохнув, домой пошёл он,

Лёгким шагом, силы полон

И дремучими лесами,

И широкими полями,

Проходя речушки вброд,

Глубь озёрную - в обход.

Миновав три государства,

Увидал родное царство.

Что стряслось? - Косцы с косами,

Лесорубы с топорами,

В огородах мужики

И с сетями рыбаки

Без движения стоят,

Словно статуи молчат.

Он заходит во столицу.

Где найти знакомых лица?

Вот - дворец высокий царский,

В нём не слышен глас боярский.

Не слышны придворных споры

И прислуги разговоры.

А девицы во светлице,

Царь, красавица царица,

И вельможа недоспавший,

Странник, слов недосказавший,

Дел закончить не успели,

На местах окаменели.

Ни Дубыни, ни Горыни,

Ни красавчика Усыни

Во столице он не встретил

И царевен не приметил.

Замер всюду здесь народ.

Ваня за город идёт.

Встретил войско в бранном поле.

Все мертвы, не стонут боле.

Обрели навек покой,

Нет вокруг души живой.

Средь стрелков Дубыня там,

Перерублен пополам.

В скорбной грусти и печали

Продвигается он дале.

Видит, страшно и сказать,

На земле другую рать

И Горыню под кустом

Вороньё сидит на нём.

Ничего не прояснилось.

Кто разбил их, что случилось?

Продолжал вперёд идти

И встречает на пути

Труп Усыни и стрельцов,

И сражённых молодцов.

Он взывает: "Кто живой

Во дружине боевой?"

Воин в латах приподнялся.

"Чудом я в живых остался.

Глаз открыть мне нету мочи."

Произнёс, сомкнувши очи.

Воин бледен, дышит худо,

Богатырь свершает чудо:

Наклонил кувшинчик свой,

Окропил стрельца водой

И досыта напоил

Витязь медленно ожил.

XV

"Объясни, кто Вас разбил

И людей заворожил?"

Вопрошает молодец.

Пояснил ему стрелец:

"Натерпелся наш народ.

Миновал уж третий год,

Как красавиц-дочерей

У царя украл злодей.

Дела не было трудней.

Их искали много дней,

Только подвиг трёх ребят

Дал желанный результат.

Несравненные Дубыня,

И Горыня, и Усыня,

Похитителя сразив,

Справедливость утвердив,

Невредимо всех сестёр

Привезли на царский двор.

Просьбу трёх богатырей

Выдать замуж дочерей

Царь, конечно, ожидал

И своё согласье дал.

Был назначен свадеб срок,

Да в судьбу вмешался рок.

Их сыграть не удалось

Царство защищать пришлось,

Потому что сам Кощей,

Смерть не знающий злодей,

Вывел полчище несметно,

Вторгся быстро, неприметно

Во владения царя.

Тут же три богатыря

Вышли ворогу навстречу.

Бились смело в каждой сече

Полководцы и стрелки,

Но разбиты их полки.

До сих пор тела солдат

Бездыханные лежат.

Каждый в царстве заколдован,

А царевны взяты в полон.

Из знакомых и родных

Я остался лишь в живых.

Предо мною цель одна

Наказать бы колдуна!"

"Да, печальная картина,

Сокрушается детина,

Велика твоя утрата,

Но готовится расплата.

Выйдем нынешним же днём

На расправу с колдуном."

Поиск трудным оказался,

Им Кощей не повстречался;

В колдовской чертог пути

Не смогли друзья найти.

XVI

Шли однажды вечерком

Двое мстителей пешком

И, надумав ночевать,

В дом решили постучать.

Отворила дверь старушка,

Пригласила их в избушку.

Припозднившихся гостей,

Как родимых сыновей

Приняла и накормила,

Крепким чаем напоила.

Сев потом перед окном,

Их спросила перед сном:

"Ах, касатики мои,

Очи грустные свои

От меня не отводите,

О себе Вы расскажите.

Я, как любящая мать,

Боль и скорбь смогу понять,

И уверена, в ответ,

Дам полезный Вам совет."

"Безмятежно жили в царстве,

Мы в далёком государстве,

Но напал на нас Кощей

С силой ратною своей.

Порубил он храбрецов,

Полководцев и стрельцов,



Царских дочек полонил,

А людей заворожил.

Отомстить мы дали слово

И на подвиги готовы.

Дочерям дадим свободу,

Жизнь счастливую - народу,"

Пояснил Иван. "Непрочь

В деле правом я помочь.

Вот послушайте меня,

Тайну смерти знаю я:

В тридевятом неком царстве,

В тридесятом государстве,

Есть гора среди лесов,

Высотой до облаков.

В ней упрятан ларь с секретом.

Есть яичко в ларце этом

И игла лежит в яйце.

Смерть Кощеева - в конце

Острия иглы железной.

И ещё совет полезный:

Вот тропа к горе, друзья,

Вам сворачивать нельзя."

"Благодарствуем премного;

До свиданья. Ждёт дорога."

Гости с бабушкой простились,

Поклонились и пустились

Предрассветною порой

В поиск ларчика с горой.

Нет как нет конца дороги,

От ходьбы немеют ноги,

Повстречался пешеход,

Расспросил их про поход.

"Мы шагаем много дней

Средь холмов, лесов, полей,

Знали отдыхи, привалы,

Миновали перевалы

И надеемся в пути,

Смерть Кощееву найти.

Нам поведали как раз:

От чужих сокрыта глаз

Смерть в скале среди лесов,

Выше белых облаков,"

Был ответ. - "Мне повезло,

Ведь давно искал я зло

И сразить его мечтал.

Может тот момент настал?

Я - умелец горных дел.

Скалы рушить - мой удел.

Постараюсь в полной мере

Пригодиться Вам в пещере."

Всех порадовало слово

Знатока-мастерового.

И не вызвало сомнения

Деловое предложение.

XVII

Время мчится всё быстрей.

Миновало много дней,

Прежде чем в чужом краю

Разыскали цель свою

Пешеходы средь лесов,

Высотой - до облаков.

Чтоб добраться до ларца,

Три удалых молодца

Принялись работать дружно,

Подгонять друзей не нужно.

Каждый твёрдо знает дело:

Мастер трудится умело,

Воин щебень отгребает,

Богатырь же успевает

Поработать за троих

Дело спорится у них.

Дни идут, идут недели,

Сделать многое успели.

Стало витязю невмочь.

"Может быть уйти нам прочь?

Даже если год долбить,

Ларь едва ли раздобыть."

Воин выразил сомненье.

Богатырь другого мненья:

"Не заказан путь домой,

Я ж намерен пред горой,

Быть и месяцы и годы,

Несмотря на все невзгоды."

Гору вновь они ломают

И почти не замечают

Скорый времени полёт,

Что уже шестой идёт

Месяц их труда без смены

И пока без перемены.

Вот седьмой в права вступает,

Мастер вахту продолжает;

С прежней хваткою, усердно,

Вдруг кричит друзьям победно:

"Я наткнулся на ларец,

Колдуну теперь конец!"

Ларь-из чистого булата,

Изукрашен медью, златом.

Жаль, ключи не подобрать,

Крышку надобно ломать.

И тогда им стало ясно

Медлить далее опасно.

Смерть учуявший Кощей,

Может молнии скорей

Появиться пред горой,

Учинив большой разбой.

Вот уж грянул гром в горах

И померкло в небесах;

Чья-то дьявольская сила

Солнце яркое затмила.

Воин во весь дух кричит:

"Торопись! Кощей летит."

В это время молодец

Стукнул палицей ларец.

Ларь подпрыгнул, чуть прогнулся,

Ваня снова замахнулся

Мощной палицей своей

Для удара посильней,

Ларь не выдержал, разбился

И со скрипом отворился.

Расколов яйцо легонько,

Взял Иван иглу тихонько,

Толстым ногтем надавил,

Острый кончик отломил.

Наступил тревожный миг,

Слух пронзил истошный крик,

Оглушивший трёх друзей

С неба к ним упал Кощей.

Так закончилось отмщенье,

Шум утих, а в завершение

Гор вершина задрожала,

В прах рассыпавшись, упала.

Чтоб в спокойствии могли

Люди жить, они сожгли

Ненавистный труп Кощеев,

Пепел по ветру развеев.

XVIII

Во владения Кощея,

Ликованье скрыть не смея,

Шёл спасателей отряд

Как на праздничный парад.

Благодетелей своих

Ждали сёстры как родных,

Начались девиц расспросы,

Любопытные вопросы

Об удачах и лишеньях,

О скале, ларце, сраженьях.

Что ж услышали в ответ?

"Пробил час, Кощея нет,

Чародейство, зло пропало,

Наше царство прежним стало."

Три сестрицы оживились,

Обнялись, разговорились.

Медлить более не смея,

Обошли дворец Кощея,

Отыскав ковёр, каменья,

Золотые украшенья,

Много всячины другой,

Собрались тот час домой.

Их летающий ковёр

Перенёс на царский двор

Во главе с богатырём

И с друзьями тем же днём.

Только на землю ступили,

Земляки их обступили,

Удивляются, откуда

Прилетело это чудо?

Царь спешит обнять скорей

Ненаглядных дочерей.

Кубки мёда в честь друзей

Наливаются полней.

Слышны здравицы, вопросы

И о подвигах расспросы.

Вспоминали о былом,

Восхваляли поделом.

Встреча кончилась счастливо.

А потом свершилось диво:

Загадав свои желанья,

Ваня трижды со стараньем

Перебросил три яйца

Встали рядом три дворца.

Царь с царицей обомлели:

"Что за чудо, в самом деле!

Ай, да богатырь-герой!

И дворцы привёз с собой!"

Скоро вечер. У Ивана

В мыслях милая Татьяна.

Он покоя не находит,

К трону царскому подходит

И учтиво говорит:

"Сердце, батюшка, болит.

Встретил деву я мечты,

Небывалой красоты.

Снизошла мне божья милость,

Ваша дочка полюбилась.

С ней не раз я говорил,

Понял - я Танюше мил.

Ждём мы Вашего решенья

И на брак благословенье."

"Вашим планам не перечу,

Но поведаю о встрече,

Где три молодца при всех

Твой присвоили успех.

Полагались им награды,

Их вручить мы были рады

И велели поскорей

Выдать замуж дочерей.

Помешал внезапный бой.

Долг исполнив боевой,

Великаны отслужили,

Буйны головы сложили.

Ими я обманут, знаю,

Ту ошибку исправляю,

Выполняю волю в точь

Забирай Татьяну-дочь.

Приглашай на пир родню

Прямо к свадебному дню.

XIX

Получив благословенье,

Богатырь без промедленья

Отбывает в край родной

К старцам с весточкой такой,

Что сдержал своё он слово,

Встретил Таню и готово

Торжество, что ждёт дворец,

Что счастливый царь-отец

Породниться с ними рад

И зовёт во стольный град.

К свадьбе всё уже готово,

И Ивана дорогого

Поздравляет царь-отец,

Таню вывел под венец.

Пир идёт, шумит столица,

Грусти нет, сияют лица.

Тостов радостных не счесть.

И другим героям честь

По достоинству воздали

Им цветы, подарки дали.

Анну, тоже с торжеством,

Обручили со стрельцом.

Марфу следом обвенчали

В жёны мастеру отдали.

Пировали три недели

Танцевали, пили, ели,

Прославляя и царя

И Иван-богатыря.

Объявив последний тост,

Царь поднялся в полный рост,

Новобрачным дал наказ,

Огласил затем Указ.

Новым семьям поселиться

Предложил во град-столице.

Трёх героев одарил,

От души благодарил.

И по царскому Указу

Разошлись три пары сразу:

В золотой дворец - Татьяна

И родители с Иваном,

Во серебряный второй

Марфа и мастеровой.

Медный заняли дворец

Анна и её стрелец.

Стали дружно поживать,

Да добра всяк наживать.

Много вёсен миновало,

Доброго царя не стало

И тогда Иван взошёл

На заслуженный престол.

Славно сын крестьянский правил,

Землю русскую прославил.


home | my bookshelf | | Иван-богатырь |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу