Book: Свет звезды



Свет звезды

Глория Дейл Скиннер

Свет звезды

Пролог

Джорджия, 1836 год

Лучше умереть, чем жениться на ней. Астон лихорадочно всматривался в лица мужчин, наставивших на него дула винтовок.

– Позволь мне убить его, отец, – сказал Джош. – Мне нет еще шестнадцати. Меня не повесят.

– Меня тоже не повесят, – не спеша ответил ему отец.

– Она лжет! – снова запротестовал Астон, дрожа от ярости. – Это не мой ребенок! Клянусь, я никогда не дотрагивался до нее.

Астон взглянул на самоуверенную девушку, стоящую рядом со своим отцом. Ее беременность нельзя было не заметить, и нетрудно догадаться, почему она обвиняла в этом именно его: отец Астона был самым состоятельным человеком в округе.

При выезде из города Астон попал в засаду и под дулом ружья Дювей Тэлбот и его сын Джош привели его в церковь. До Астона доходили слухи о том, как свободно Теодора Тэлбот распоряжалась своим телом. И это не было ему безразлично. По правде говоря, он предполагал, что когда-нибудь очередь дойдет и до него. Но этого так и не случилось.

– Она предупредила нас, что ты не признаешься, – сказал ее брат, подняв ружье чуть выше и прицелившись Астону в грудь.

– Другого я и не ждал. Они никогда не признаются, – добавил ее отец, снова переводя взгляд па Астона. – Но ты все равно женишься на ней. Я не позволю, чтобы ты погубил мою дочь и оставил щенка, которого мне придется кормить. Сейчас же ты скажешь: «Я женюсь» – или я спущу курок и забрызгаю твоей кровью всю церковь.

Астон сжался внутри, услышав щелчок взводимого курка, и обернулся к своей единственной надежде. Священник с дрожащими от страха губами съежился за алтарем. Его взгляд нервно перескакивал с девушки на ее брата и отца. Астон понимал, что священник чувствует себя не лучше, чем он сам, но решил попытать счастья еще раз.

– Скажите им, что они не могут заставить меня жениться на ней, – попросил он.

– Я... он... он прав... – прошептал, запинаясь, священник.

Отец Теодоры подвел дуло ружья к уху священника.

– Думаю, что тебе лучше не произносить ничего, кроме брачных обетов. Давай принимайся за дело.

– Говорю вам, она лжет, – снова запротестовал Астон, обезумев от того, что ему не верят. – Она была со многими парнями, но я не...

Прикладом ружья Джош ударил Астона по лицу, отбросив его назад. Искры посыпались из глаз. Он застонал, от боли в голове потеряв равновесие.

– Не говори так о моей сестре. Она не шлюха. – Джош взглянул на отца. – Давай я убью его, папа, – сказал он снова.

Удар по голове успокоил Астона – он осознал, что никакие разговоры не помогут ему избежать женитьбы. Тэлботы решили, что Теодора говорит правду, а он лжет. Астон не верил, что отец Теодоры может застрелить его, но Джош молод и глуп, он вполне может нажать на курок. Женитьба на несчастной оборванке не была тем, о чем мечтал для себя Астон в семнадцать лет, к тому же он был уверен, что Теодоре не больше четырнадцати.

Но Астон понимал, что покинет церковь либо женатым, либо мертвым. Другого выбора не было. Он глубоко вздохнул и решил, что лучше жениться. Повернувшись к священнику, он пробормотал:

– Я женюсь на ней.

Полностью овладев собой, Астон стал слушать священника и вовремя произносить нужные ответы, пока его не объявили мужем молодой девушки с темными спутанными волосами.

Дювей Тэлбот швырнул Астону маленький узелок тряпья.

– Она твоя. Веди ее к себе домой.

Он перевел свои прозрачные голубые глаза на Теодору.

– Я поступил так, как угодно было Господу. Я заставил его жениться на тебе, но теперь с тобой покончено, Я не хочу тебя больше видеть.

– Папа...

Дверь церкви с шумом распахнулась. Говард Ратледж и трое его людей ворвались внутрь, держа наготове ружья. Джош поднял свою винтовку.

Увидев страх в глазах Джоша, Астон поспешно оттолкнул Теодору, пытаясь остановить ее брата.

– Не стреляй! – закричал он, но его слова утонули в оглушающем грохоте винтовки, принадлежащей одному из людей отца Астона. Пуля пронзила Джошу грудь.

– Нет! – вскрикнул Дювей, увидев, как его сын отлетел назад и рухнул на пол. Дювей поднял свое оружие, но три пули пронзили ему грудь и живот до того, как он успел выстрелить. Он выронил винтовку и повалился на пол.

Теодора закрыла уши руками и закричала, отскочив в дальний угол церкви. Упав на колени, она захныкала:

– Не стреляйте в меня! Папа заставил меня сказать, что это ты. Не стреляйте!..

Астон выхватил винтовку из рук одного из мужчин.

– Никто тебя не тронет, – сказал он Теодоре и склонился над ее отцом и братом.

Оба Тэлбота были мертвы. Астон взглянул на своего отца и мужчин, которых знал всю свою жизнь. Его била дрожь, подступала тошнота.

– Зачем вы стреляли? – заорал он на них.

– Этот мальчик прицелился, сынок. Если бы остался жив он, погибли бы мы.

Астон вздрогнул и покачал головой, не желая верить в то, что произошло.

– Джош просто не понимал, что делает, – сказал Астон, пытаясь оправдать юношу.

– Старый Вен видел, как Тэлбот и его сын остановили тебя за городом и привели сюда, в церковь. Он понял, что произошло, и поехал за мной на лесопилку. Я не могу позволить тебе жениться на этой девушке.

– Ты опоздал, – пробормотал Астон. – Мы уже женаты. – Он сжал кулаки, когда взгляд его упал на мертвых мужчин: на их рубашках темнели пятна крови.

– Сукин с... – Говард прервал себя на полуслове, вспомнив, что находится в храме Господнем. Все еще не веря в случившееся, он покачал головой. Потом перевел взгляд на девушку, которая жалобно всхлипывала. – Не беспокойся, сынок. Я позабочусь обо всем. – Он мельком взглянул на священника. – Никто никогда не узнает об этом.

– Нет! Хватит того, что ты уже сделал.

Астон встал. Он решительно посмотрел на отца. Теперь она моя жена. Я буду отвечать за нее и заботиться о ней.

– Это твоего ублюдка она вынашивает? – с отвращением спросил Говард.

Астон не привык лгать отцу, не смог он солгать и сейчас.

– Нет. Я никогда не дотрагивался до нее, но ребенок будет носить мое имя.

– У меня не будет...

– Тебя это не касается, – прервал Астон, как никогда и не касалось. – Его взгляд скользил по двум мертвым телам. – Черт побери, отец, зачем ты застрелил их?

Глава 1

Джорджия, 1848 год

Она опять дома. Гейти ни о чем не мечтала так страстно, как о возвращении домой, в место, которое едва помнила. Она стояла на главной веранде только что отремонтированного дома и смотрела поверх зеленого газона. Поодаль, перед свежевыкрашенными сводчатыми воротами с надписью «Сиреневый холм», уходили в голубое небо высокие сосны Джорджии. Двенадцать лет назад она покидала этот дом Эвелиной Тэлбот. Вернувшись вчера, она была Гейти Смит.

Гейти знала, что приемный отец не разделяет ее желания вернуться на Юг: он запрещал ей сделать это в течение последних двух лет. Но, когда прошлой зимой врач сказал ему, что ревматизм не будет беспокоить его так часто, если он переедет в более теплое место, она сразу же начала уговаривать его продать чугуноплавильный завод и переехать в дом, который когда-то принадлежал ей.

Мягкая ладонь легла на ее плечо; она обернулась к отцу, стоящему позади нее. Ее мысли витали настолько далеко, что она даже не слышала, как он подошел.

– Ты счастлива? – спросил он.

Гейта улыбнулась крепкому мужчине с редеющей шевелюрой и стареющими голубыми глазами:

– Да, папа. Здесь так красиво! Он добродушно проворчал:

– Я должен был догадаться. Даже прожив двенадцать лет на Севере, ты все равно считаешь Юг своим домом.

Она погладила его руку:

– В моем сердце всегда будет печаль из-за того, что мы так и не смогли разыскать Тайтеса, но, может быть, со временем это пройдет.

Лейн Смит вздохнул:

– Ты не можешь себе представить, сколько раз я жалел о том, что женщина в приюте не объяснила мне, что у тебя два брата, и, хотя Джош погиб, Тайтес жив, и он и есть тот брат, по которому ты плачешь.

– Я знаю, папа. Но мы же обсуждали это раньше: ты хотел взять девочку, и она, вероятно, беспокоилась, что ты не возьмешь никого из нас, если узнаешь, что у меня в приюте есть еще младший брат.

– Я бы усыновил и его, – Гейти протянула руку и обняла Лейна. Она любила своего приемного отца. Он так хорошо относился к ней!

– Ты потратил столько денег, пытаясь найти Тайтеса. Думаю, я знала, что это бесполезно – ведь приют сгорел вскоре после того, как я покинула его. И ты купил для меня Сиреневый холм. Я всегда была рада этому.

Гейти нахмурилась. Она знала, что Астон Ратледж горел желанием купить ферму величиной в тридцать акров. Несколько лет назад, когда весь Юг был охвачен засухой, он уже говорил с ее отцом. Земля считалась благодатной, так как пруд в пять акров, находившийся на территории Сиреневого холма, питался подземным источником и не высыхал, подобно большинству прудов в этой местности. Он хотел получить эти земли, чтобы всегда можно было напоить скот.

– Больше всего сейчас я хотел бы, чтобы у тебя был брат, который ухаживал бы за тобой, когда меня не станет.

– Не станет? – Она строго взглянула на него. – Прекрати эти разговоры! Ты же не при смерти.

– Знаю, доктор сказал, что нет. Но иногда по утрам, когда я еле-еле поднимаюсь с постели из-за того, что мои кости перестают слушаться, я чувствую, что это близко.

Много раз Гейти мечтала о том, чтобы болезнь поразила ее, а не отца. Она не могла смотреть на то, как он страдает. Единственное, что было в ее силах, – это ободрить его.

– Боли исчезнут, ведь теперь мы будем жить в теплых краях. Подожди, еще увидишь, что сделает с тобой солнечный свет.

– Мне уже немного лучше. – Держась за плечо, он сделал круговые движения вначале одной, потом другой рукой. – Не могу поверить: мы покинули снега Коннектикута меньше двух недель назад, а теперь мы здесь, на юге Саванны, и можем выходить на улицу даже без зимнего пальто.

– Я знала, что тебе здесь понравится, папа. – Она улыбнулась.

– Барышня, не пытайтесь делать вид, что это мой первый приезд на Юг. Вы прекрасно знаете, почему я не хотел сюда ехать.

Гейти на несколько шагов отошла от отца, шурша подолом розового платья. Она слышала, как на деревьях неподалеку щебечут птицы и полуденный ветерок шелестит в листве.

– Я собираюсь заставить Астона Ратледжа заплатить за то, что он уничтожил мою семью. Я никогда не скрывала этого.

Лейн Смит проворчал что-то и повернулся лицом к дочери, возвышаясь над ней своим грузным телом.

– А я никогда не одобрял. Сколько раз мы уже это обсуждали?

Гейти смотрела прямо, не желая встречаться глазами с отцом. Она не хотела видеть в них осуждение.

– Гейти?

– Много раз, – ответила она.

– И что я говорил тебе? – Гейти собралась уйти, но Лейн схватил ее за плечо и повернул к себе лицом. – Скажи мне, пожалуйста, я хочу быть уверен, что ты этого не забыла. – Его голос звучал жестко, но спокойно.

Сделав глубокий вдох, Гейти произнесла:

– Месть – это поступок, который тяжело совершить, но, совершив его, жить становится гораздо труднее.

Она попыталась отстраниться от него, но он крепко держал ее. Отец пристально смотрел на Гейти.

– Дальше. Она вздохнула:

– Папа...

– Я хочу услышать, что дальше.

– Месть никогда не бывает привлекательной, но она особенно нехороша, когда исходит от девушки.

– Не забывай об этом, Гейти. Я больше не хочу слышать о мести!

Он отпустил ее.

– Живя здесь, мы в любом случае время от времени будем сталкиваться с мистером Ратледжем. Он наш ближайший сосед, и я ожидаю, что он нанесет нам визит. Я хочу, чтобы ты вела себя как воспитанная молодая девушка, какой учила тебя быть Мэри.

Солнце осветило лицо Гейти, и холодная решимость овладела ею.

– Я хочу встретиться с ним, папа, – сказала она серьезно. – Я – единственное, что осталось от семьи, которую он уничтожил двенадцать лет назад. Мне кажется, нет ничего противоестественного в том, что я хочу взглянуть на него.

– Согласен, – сказал он, ткнув в нее пальцем, пораженным артритом. – Но не более того.

– Папа, когда мы были в Коннектикуте, ты сказал мне, что никто здесь не знает, что ты купил Сиреневый холм для меня. Это по-прежнему так?

– Да. И так должно быть. Не хочу, чтобы кто-нибудь знал, что ты была когда-то Эвелиной Тэлбот. То, что случилось с твоей семьей, ужасно, в этом нет сомнения. Я не желаю, чтобы ты подвергалась вопросам и косым взглядам, которые наверняка будут преследовать тебя, если кто-нибудь узнает о том, что произошло с тобой в детстве.

Люди здесь считают, что я купил эти земли много лет назад для того, чтобы они когда-нибудь стали моим вторым домом. И это все, что люди должны знать об этом. Вопреки голосу разума я согласился переехать сюда. Теперь, когда ты встретишься с мистером Ратледжем, я полагаю, ты не будешь устраивать сцен.

– Понимаю, папа. Я уже давно не Эвелина Тэлбот. – Гейти произнесла те слова, которые хотел услышать ее отец, но он понимал, что они неискренни. Глубоко в душе она знала, что никогда не сможет забыть о смерти своего отца и Джоша.

– Вот и хорошо. Это моя девочка. – Он улыбнулся.

– Я буду холодно вежлива, когда встречусь с Астоном Ратледжем.

Лейн добродушно рассмеялся;

– Ты будешь вежлива с Астоном Ратледжем? Никогда. Я только надеюсь, что ты не бросишься на него, пытаясь выцарапать глаза.

Гейти рассмеялась вместе с ним, пытаясь скрыть чувство вины, которое пробудили в ней слова отца. Было очевидно, что Лейн Смит читал ее мысли лучше, чем ей того хотелось.

У нее были планы, в которые она не хотела посвящать отца. На сегодняшний день она была согласна с тем, чтобы Астон Ратледж считал, что она Гейти Смит, но когда придет время, она сама раскроет ему, что ее настоящее имя Эвелина Тэлбот.

– Мы здесь всего два дня. Скоро начнут приходить приглашения, и я чувствую, ты будешь слишком занята подготовкой к приемам, чтобы думать о чем-то другом.

– И, как ты уже сказал, может быть, наш сосед, мистер Ратледж, заедет поприветствовать нас.

Лейн через плечо Гейти смотрел на неподвижное голубое небо.

– Надеюсь, когда ты увидишь этого человека, твое увлечение быстро пройдет.

– Не уверена, что слово «увлечение» уместно, tiana.

Он проворчал что-то, затем снова взглянул на нее.

– А я уверен. Хотя ты ни разу не встречала этого человека, он с непреодолимой силой притягивает, тебя. Только не забывай, Гейти, у тебя в запасе пять месяцев. Если к концу лета ты не выберешь жениха, я сам найду его тебе.

Гейти взглянула на отца и улыбнулась.

– Я постараюсь найти себе жениха. Но не понимаю, почему ты так спешишь избавиться от меня.

Его черты смягчились.

– Это не так, и ты знаешь об этом. Больше всего я мечтаю о том, чтобы ты следующие десять лет была со мной. Досадно, ведь лучшие браки те, которые заключаются до того, как девушке исполняется восемнадцать, а ты уже опоздала.

– Не волнуйся, папа, мы найдем мне подходящего мужа. Но он должен жить поблизости, чтобы мы с тобой могли чаще видеться. Я уже потеряла одного отца, не хочу потерять и тебя.

– Ты и не потеряешь. По крайней мере какое-то время.

Она улыбнулась:

– Я так рада, что вернулась в Сиреневый холм. Спасибо, что ты согласился приехать сюда.

– Только не заставляй меня пожалеть об этом, Гейти.

– Постараюсь, – ответила она, зная, что это не совсем правда. Она смотрела поверх газона. Легкий ветерок зашевелил кусты и подул ей в лицо. – Сегодня такой прекрасный день, я думаю пойти на пруд и посмотреть, все ли там осталось по-прежнему.

– Пусть Мейн подвезет тебя.

– Мне не нужна карета. Я хочу прогуляться.

– Хорошо. Возьми с собой Мими. Она обернулась к нему:

– Я не хочу брать и ее, папа. Мне хочется пойти одной, если ты не против.

– Не думаю, что это хорошая идея.

– Я уверена, что все будет в порядке. Здесь, в наших владениях, ничего плохого со мной не случится. Обещаю, что завтра, когда я поеду навестить могилы Джоша и отца, я попрошу Мейна подвезти меня.

– Хорошо, но, если ты не вернешься через час, я пойду искать тебя. Как бы я хотел, чтобы твоя мать была жива! – сказал он. – Мне никогда не удавалось справляться с тобой так, как это получалось у Мэри. – Он пробормотал что-то себе под нос, открывая дверь и входя в дом.

Гейти оглядела свое розовое платке с длинными рукавами и решила, что не стоит переодеваться для гулянья. На ней был корсет, на ногах – добротные туфли для прогулки. Солнце светило высоко в небе, но дул легкий ветерок, и она не беспокоилась, что ей будет очень жарко, поэтому решила не надевать шляпки. Если она проведет один день на солнце с непокрытой головой, кожа не успеет покрыться веснушками. И если вода не очень холодная, она может снять туфли и чулки и войти в воду. Когда она была маленькой, Теодора иногда брала ее и Тайтеса на пруд и разрешала им играть в воде.

Вздохнув, она направилась в сторону пруда. Отчасти Теодора и Тайтес были причиной того, почему она хотела прийти сюда одна. Вспомнить то далекое время, когда она жила в этих местах с другой семьей.

Гейти без труда нашла дорогу. Роща, поляна за ней были настолько свежи в ее памяти, как будто бы она гуляла по этой тропинке еще вчера. Она тихо ступала, приближаясь к краю воды. Внезапно она почувствовала рядом какое-то движение и увидела мужчину, который стоял на валуне, закинув в воду удочку. Она остановилась, испугавшись на мгновение. Ее пульс забился чаще. Она не ожидала никого встретить в своих владениях. Солнце слепило ей глаза, и она не могла как следует рассмотреть человека.



– Привет! – дружелюбно окликнул он ее. Подняв руку, чтобы защитить глаза от солнечных лучей, Гейти спросила:

– Кто вы такой и что вы здесь делаете? – Она была немного раздражена тем, что он позволяет себе быть таким дружелюбным, вторгшись в ее владения.

Он поднял удочку и посмотрел на Гейти с улыбкой, притаившейся в уголках губ.

– Что еще я могу делать? Пытаюсь поймать рыбу себе на ужин.

– Не думаю, что вы спросили разрешения ловить рыбу в этом пруду, – произнесла она со всей строгостью, которую ей удалось изобразить.

– Я не знал, что нужно просить разрешения. Люди со всего округа ловят рыбу в этом пруду на протяжении десяти или двенадцати лет.

Нисколько не боясь незнакомца, она приподняла юбки и подошла ближе к берегу, чтобы солнце не мешало ей разглядеть его. Он лукаво усмехался и не выглядел опасным, но она все-таки поймала себя на мысли о том, услышит ли ее отец или Мейн, если ей придется звать на помощь.

– Может быть, так было раньше, но теперь с этим покончено, – заявила она. – Мой отец отремонтировал дом, и теперь мы живем здесь.

– Я слышал, что сюда переезжает семья, но не ожидал никого встретить сегодня.

Она пристально посмотрела на: него. Внешне он не был неприятен. Напротив, казался довольно привлекательным.

– Мы приехали вчера, – сказала она, сразу же пожалев об этом. Было неправильно с ее стороны продолжать вести беседу с незнакомцем. – Но это вас не касается, – добавила она поспешно, уже менее дружелюбно. – С сегодняшнего дня вы должны спрашивать разрешения перед тем, как ловить здесь рыбу. Отныне мы не позволим нарушителям или браконьерам вторгаться на наши земли. – Она надеялась, что на этот раз голос ее звучал тверже.

Мужчина опять улыбнулся. Вопреки ее воле ей нравилась его улыбка. В ней была искренность. И еще что-то приятное и чарующее. Он дразнил ее, играл с ней. На этот раз он не смеялся над ней, а просто наслаждался беседой. Гейти также заметила, что он не был похож на бродягу. Его коричневые бриджи и белая рубашка были опрятными. Волосы были чуть длиннее, чем принято, но это делало его внешность еще более привлекательной и совсем не запущенной. Но он сказал, что ловит рыбу себе на ужин, значит, он не очень состоятельный человек. И не тот человек, с которым ей стоит проводить время.

Мысль о том, что ее привлек человек, который вынужден ловить рыбу себе на ужин, возмутила ее. Отец придет в ужас, узнав об этом. И это не все: она напомнила себе, что этот человек помешал ей побыть в одиночестве. Теперь, когда она вернулась домой, ей так много хотелось вспомнить!

– Думаю, вы хотите, чтобы я ушел, – сказал он и, спустившись вниз, вытащил из воды сетку с четырьмя или пятью рыбинами.

Гейти откашлялась и расправила плечи.

– Да, – сказала она твердо. – Как я уже заметила, мы с папой теперь будем жить здесь и не собираемся пускать сюда браконьеров. – И потом, как она могла размышлять о своем прошлом, когда этот мужчина так пристально разглядывал ее?

Он направился к ней, держа свой улов в одной руке, а удочку – в другой.

– И мне надо спрашивать разрешения, когда я захочу снова здесь порыбачить?

– Да, – ответила она, думая о том, что ей нравится, как он двигается, как держится, чуть отставив назад плечи. Он не был обычным бродягой или браконьером. Он был слишком уверен в себе, слишком владел собой. – Вам надо будет подойти к задней двери дома и договориться с поваром.

Все еще улыбаясь, он спросил:

– Вы хотите, чтобы я подошел к задней двери?

– Разумеется.

Гейти заметила, что чем ближе он подходит к ней, тем больше она отступает назад, но не потому, что ей было страшно. Когда каблук увяз в мягкой глине у края воды, девушка остановилась. Надо быть осторожной. Еще один шаг, и она окажется в воде.

Мужчина остановился перед ней и сказал:

– Я могу поделиться.

Он поднял рыбу, и она увидела, что в сетке у него несколько крупных лещей и пара сомов.

– Нет... нет, благодарю, – сказала она. – Я не люблю рыбу. Идите своей дорогой.

Внезапно она стала нервничать оттого, что он стоял так близко к ней.

– Я не сделаю вам ничего плохого, – успокоил он Гейти, изучая ее лицо. – Не бойтесь.

Она облизнула губы и сказала: – А я и не боюсь. Только я не должна разговаривать с незнакомцами. Это неприлично.

– Вы правы. Неприлично. – Он церемонно раскланялся. – Я буду спрашивать разрешения перед тем, как снова прийти на ваш пруд.

Он направился к своей лошади, привязанной к дереву неподалеку, но обернулся к Гейти и сказал:

– И заходить только через заднюю дверь.

Пока незнакомец садился на лошадь, Гейти не сводила с него глаз. Он дважды оглянулся, как бы для того, чтобы убедиться в том, что она все еще наблюдает за ним. Когда он в конце концов исчез из поля ее зрения, она глубоко вздохнула.

Незнакомец затронул ее чувства больше, чем следовало. И Гейти понимала, что беспокоило ее: она совсем не боялась незнакомого мужчину, напротив, он притягивал ее. Она отвела глаза от той точки, за которой он исчез, и взглянула на темно-голубую воду зеркального пруда. Как могла она думать о прошлом после встречи с этим человеком? Единственное, чего ей хотелось, – это еще раз прокрутить в памяти слова, которые он говорил, его улыбку, мягкие, мужественные нотки его голоса. Надо будет сказать отцу, если она снова встретит его на их землях.

Гейти стояла на берегу, туфли все глубже погружались в глину; она закрыла глаза, пытаясь отогнать от себя мысли о незнакомце. Ей хотелось восстановить те чувства, которые владели ею давным-давно. Хотелось освежить воспоминания, которые, как ей казалось, становятся с каждым днем все более блеклыми. Вспомнить реальные события, а не искаженные давностью лет клочки прошлого, которые время от времени вспыхивали в ее сознании. Ее первая семья постепенно ускользала из памяти, как ни пыталась она это предотвратить.

Нельзя забывать папу, Джоша, Теодору и Тайтеса. Но как удержать их, не дать им окончательно раствориться в памяти? Единственным наследством, оставшимся ей после них, был след, который оставили они в ее жизни. Что же ей сделать, чтобы сохранить эту память, не дать родным исчезнуть из ее жизни?

Ее отец был тихим, немногословным человеком. Он говорил медленно, редко повышал голос. Джош, насколько она помнит, был более темпераментным. Она не забудет ту ночь, когда он страшно разозлился на Теодору, ушел из дома и вернулся только на следующий день. Но были и хорошие времена, когда Джош играл с ней и с Тайтесом. Он закидывал ее на спину, будто она мешок с картошкой.

Теодора была тихой, как и отец. Гейти вспомнила, что Теодора любила ходить на прогулки к пруду, когда Джош и папа были в поле. Иногда она была хорошей и разрешала Эвелине и Тайтесу пойти с ней. А иногда заставляла их сидеть дома взаперти.

О милом и ласковом Тайтесе Гейти думала чаще, чем об остальных, но вспомнить о нем могла немного. Были ли у него зелено-голубые глаза, как у папы, или, скорее, небесно-голубые, как у нее самой? Были ли его волосы густыми и прямыми, как у нее, или слегка завивались? Ему было всего четыре, когда она видела его в последний раз, и он только научился правильно выговаривать «Эвелина», но Гейти не могла вспомнить цвет его глаз. Как несправедливо, что память подводит ее.

Тайтес был бы с ней сегодня, если бы миссис Коннорс из приюта сказала Лейну и Мэри о его существовании. Ее всегда интересовало, перепутала ли эта женщина Тайтеса с Джошем или намеренно сказала Смитам, что брата, по которому она плачет, нет в живых.

Гейти смотрела на пруд, не видя его. В обрывках воспоминаний о приюте она увидела темные углы и детей постарше, которые били ее, дергали за волосы и пинали. Слабая и запуганная, она была рада покинуть приют, но не хотела оставлять там Тайтеса. Когда Лейн и Мэри удочерили ее, единственное, что ей оставалось, – это плакать о нем. И только через несколько месяцев благодаря их усилиям и любви она научилась доверять им и раскрывать перед ними свою душу. Именно тогда Лейн понял, что у нее было двое братьев. Из-за ее страха Тайтес был потерян для нее навсегда, как и остальные члены семьи. Она дала клятву никогда больше ничего не бояться.

Лейн любил говорить, что она упряма, но она так не считала. Ей нравилось думать, что это сила. И отцу со временем придется это признать.

Гейти зажмурила глаза и сжала кулаки. Воспоминания постепенно угасают, и она не знает, как вернуть их назад. Как объяснить человеку, который спас ее, забрав из приюта, человеку, которого она любила теперь всем сердцем, что она теряет свою первую семью? Может ли она сказать ему, не обидев, что она хочет, чтобы эти воспоминания были живы? И что она намеревается заставить Астона Ратледжа заплатить за смерть ее родных?

Возвращаясь назад, Гейти увидела перед домом карету. Она воспряла духом. Вот и первый гость.

Она начала подниматься по ступенькам, но дверь открылась, и из дома торжественно вышел Мейн.

– Я уже собирался идти вас разыскивать. У вас гостья. – Длинный, крепко сложенный мужчина снял шляпу, ожидая ее у входа.

– Спасибо, Мейн. Я иду.

Мими, которая уже три года была ее служанкой, ждала у парадной двери внутри дома.

– У вас гостья, мисс Гейти, – сказала Мими, сплетя пальцы рук под подбородком. Ее карие глаза светились. – Хорошенькая девушка с приятным голосом. Очень хорошо одета. Она просила передать вам, что ее имя мисс Элейн Харпер, – выпалила Мими, затем сделала необходимый ей глоток воздуха.

Гейти даже не нужно было волноваться по поводу их первого визитера: волнения Мими хватило бы на двоих.

– Ты предложила ей перекусить? – спросила Гейти, осматривая свою прическу в позолоченное зеркало, висящее над искусно сделанным столиком в стиле хепплуайт (Хепплуайт – английский стиль и мебели в 1780—1795 годах.), украшенным инкрустированными медальонами из слоновой кости.

– Да, мисс. Я угостила ее чаем с корицей и пирожными, которые Хелен испекла вчера к нашему приезду. Кучер мисс Элейн пьет чай на кухне.

Гейти быстро обернулась к Мими и спросила:

– А папа с ней?

– Нет, мисс. Он дремлет в своей комнате. Сказал, что никак не может прийти в себя после долгого путешествия из Коннектикута. Он просил не беспокоить его до ужина.

Пряди волос выбились из-под шиньона. Она быстро оглядела в зеркало испачканные глиной туфли. Нельзя встречать первую гостью в таком виде.

– Черт побери, – пробормотала она. Ясные глаза Мими округлились от удивления, строгий взгляд омрачил ее молодое лицо.

– Вы же знаете, что ваш папа не любит, когда вы...

– Не сейчас, Мими, – перебила ее Гейти. – Пойди к нашей гостье и скажи ей; что я вернулась домой и буду с ней через пять минут. Потом быстро поднимайся наверх – поможешь мне переодеться в чистое платье и туфли.

Гейти приподняла юбки и помчалась наверх, перепрыгивая через две ступеньки.

Через пять минут, приведя себя в порядок, Гейти, одетая в платье цвета спелой дыни, вошла в гостиную.

– Добрый день. Извините, что заставила вас долго ждать. Я...

– Гейти Смит, – проговорила улыбающаяся молодая девушка, поднимаясь с обитого парчой дивана; складки шуршащих голубых юбок коснулись пола. Ее зеленые глаза светились дружелюбием. – Я все про вас знаю. В наших краях уже целые месяцы только и говорят, что о вас и вашем отце. Мы так ждали вашего приезда!.. Я – Элейн Харпер, и я очень рада с вами познакомиться. Надеюсь, путешествие не было слишком утомительным для вашего отца?

На мгновение Гейти была ошеломлена откровенностью молодой девушки.

– Рада вас видеть, – сказала Гейти, садясь по другую сторону дивана. – Пожалуйста, садитесь и пейте чай. – Она снова наполнила чашку Элейн, затем свою. – Спасибо, папа хорошо перенес путешествие. А откуда вы так много о нас знаете? – спросила она, думая про себя, сумел ли кто-нибудь выяснить, что ее имя Эвелина Тэлбот, и рассказать всем об этом.

– Ой, пусть это вас не беспокоит! – проговорила Элейн жизнерадостно, беря в руки изящную китайскую чашку. – Когда мистер Джексон начал ремонтировать дом, естественно, все захотели узнать, кто собирается жить в нем. Болезнь вашего отца тоже не секрет, не так ли?

– Его ревматизм? Нет.

– Мистер Джексон говорил, что это и было причиной вашего переезда сюда, где потеплее. Насколько я поняла, вы уже за несколько лет до этого вступили во владение Сиреневым холмом. После того как мистер Джексон работал в этом доме почти шесть месяцев, он должен был узнать что-то о вас и о вашем отце. Надеюсь, мистер Джексон не сказал нам о вас ничего такого, о чем нам не следовало знать. – Все еще улыбаясь, она поставила чашку на стол.

– Не сомневаюсь в этом.

Мими была права. Элейн была очень хорошенькая, с зелеными глазами миндалевидной формы и темно-каштановыми волосами. Но Гейти поразило другое. Она, вероятно, может заговорить даже Мими.

– Понимаю, что перед своим визитом я должна была дать вам больше времени, чтобы вы успели обосноваться в новом доме. Но, по правде говоря, я была настолько взволнована тем, что кто-то моего возраста будет жить поблизости, что никак не могла ждать. Надеюсь, вы не очень против.

Гейти искренне улыбнулась:

– Конечно же, нет. Я очень рада, что вы пришли. Как видите, сейчас у нас немного вещей в доме, но я планирую закончить его отделку летом.

– Как замечательно, – взгляд Элейн пробежал по комнате, осматривая голые стены, пустые углы, – я выхожу замуж в сентябре и этим летом тоже буду обставлять свой дом в Саванне. Может быть, мы сможем вместе походить по магазинам? Я знаю все места, куда стоит пойти.

Из обшитой бисером сумочки Элейн достала изящный платочек и приложила его к уголкам губ.

– Я – «за». – Гейти взяла чашку и отхлебнула чай. Он уже остыл, но ей было не до того. У нее появилась первая подруга.

– Я уже кое-что заказала из Бостона. Я помолвлена с Фредериком Уильямсоном. Мы поженимся в сентябре. Дядя моего нареченного устраивает в субботу прием в своем доме в нашу честь. Вы с отцом придете?

– Прием? – заинтересовалась Гейти. – Очень любезно с вашей стороны, что вы намерены включить нас в список гостей. Но, разумеется, вы хотите видеть на этом приеме только ваших близких друзей и родных.

– О, какие глупости! – Элейн положила платок назад в сумочку. – Это одна из причин моего визита. Естественно, я хочу, чтобы ваш первый прием был у меня. Астон позаботится о том, чтобы он был не скромнее того, который был устроен в честь нашей помолвки.

Гейти вся сжалась, услышав имя этого человека. Неужели эта милая и дружелюбная женщина имеет какое-то отношение к человеку, которого она поклялась ненавидеть и которому намеревалась отомстить?

Астон? – спросила она, стараясь говорить небрежно, но понимая, что голос ее звучит тихо и неуверенно.

– Астон Ратледж. Дядя Фредерика. Астон очень добр к нам. Всю эту неделю мы с Фредериком будем гостить у него а поместье Южные дубы. Думаю, вы слышали о его плантациях.

– Да, – ответила Гейти, откашлявшись, – кажется, он несколько лет тому назад хотел купить Сиреневый холм у моего отца.

Элейн помолчала.

– Да, я что-то слышала об этом. Из-за пруда, вероятно?

Гейти неопределенно пожала плечами. Она видела, что Элейн знает больше, чем говорит.

– Не знаю точно. Папа купил эти земли, когда я была еще ребенком. Он всегда думал, что здесь будет наш второй дом. Но ему было сложно оставить работу. Сейчас ревматизм заставил его сделать то, на что мама никогда не могла уговорить его решиться, – бросить работу и переехать на Юг.

– Давайте не будем говорить о работе, ладно? Мистер Джексон сказал, что ваша мама умерла около трех лет назад.

Гейти поставила чашку и глубоко вздохнула. Она не хотела говорить о смерти. Слишком много людей умерло в ее жизни.

– Да, это так.

На мгновение опустив ресницы, Элейн тяжело вздохнула.

– Я тоже потеряла мать несколько лет тому назад, но... – она подняла ресницы и мягко улыбнулась Гейти, – мы не можем изменить прошлое. Пожалуйста, обещайте мне, что придете на мой прием.

У Гейти, пораженной внезапной переменой настроения Элейн, не было времени для размышлений. Она не знала, хочет ли идти на прием в дом Астона Ратледжа. Но, с другой стороны, может быть, стоит пойти. Это удобный случай для встречи с ним.

– Хорошо, – ответила она, хоть и не была окончательно уверена в своем решении. – В субботу в котором часу?

– В любое время после четырех. Когда вы приедете, будут подавать закуски. Весь вечер в вашем распоряжении будет буфет, а танцы начнутся около восьми. По правде говоря, мы с Фредериком немного удивились, когда Астон предложил нам устроить этот прием.

Элейн взяла свою сумочку и накинула плетеный ремешок на запястье. Гейти видела, что она засобиралась.

– Он что, не любит приемы? – спросила она, желая побольше узнать об этом человеке до того, как гостья уйдет.

– Боже мой, он обожает приемы! – Глаза Элейн округлились от возбуждения. – Просто он не верит в брак. Он был недолго женат много лет назад. Я слышала, что этот союз был не очень удачным. Так жаль! Это закончилось трагически, и Астон поклялся никогда больше не жениться. Ходило много слухов о женитьбе и смерти его жены. Но я уверена в одном – он никогда не женится снова. Он посещает балы и танцует со всеми женщинами. Астон не выбирает, как большинство мужчин. Он танцует с хорошенькими и с толстыми, с пожилыми и с замужними. Астон их всех очаровывает. Но он никогда ни за кем не ухаживал. Никогда!..



Гейти удивило услышанное, но она решила, что подумает об этом позже. Сейчас ей хотелось услышать, что скажет Элейн о смерти Теодоры. Она хотела выяснить, есть ли разница между тем, что знает Элейн, и тем, что ей говорили двенадцать лет назад.

– А что случилось с его женой? – спросила Гейти.

– Она упала со ступенек, убив себя и ребенка, которого носила.

Глава 2

Солнце уже клонилось к закату. Лейн и Гейти ехали в закрытом экипаже в главную усадьбу Южных дубов, расположенную в десяти милях от их дома. Глаза Гейти были устремлены на спину Мейна, но мысли ее витали далеко. Она думала не о кучере, ровеснике ее отца, но раза в два крепче, чем он. Она обдумывала, что скажет Астону, когда увидит его.

Гейти тщательно продумала, что ей надеть на прием у Элейн и Фредерика. Из всех новых платьев, которые она приготовила для своего первого лета в Джорджии, светлое платье цвета аметиста с декольте и шифоновой юбкой было ее самым любимым. Она хотела выглядеть неотразимо во время своего визита в Южные дубы и первой встречи с Астоном Ратледжем.

Интересно, найдет ли он какое-либо сходство между ней и Теодорой, когда посмотрит на нее?

Наверное, нет. Она вспомнила, как кто-то говорил, что она похожа на мать, а Джош и Теодора пошли в отца.

Лейн сразу же согласился пойти на прием. Гейти знала, что он в первую очередь всегда заботился о том, чтобы она была счастлива. И хотя он не произносил этого вслух, она была уверена, что он думает, будто, встретившись с Астоном, она укротит свои чувства по отношению к нему, а затем, пережив все это, начнет жить нормальной жизнью. Он ошибался: от одной встречи с Астоном его грехи не будут искуплены, а ее чувства к нему не исчезнут.

« Ради спокойствия отца Гейти старалась улыбаться, хотя перед встречей с Астоном Ратледжем на душе было неспокойно. На самом деле она не знала, что скажет ему. Она понимала одно – ей необходимо видеть его. Она должна посмотреть на человека, который уничтожил ее семью.

Карета не спеша катилась вперед; Лейн сидел молча. Торопиться было некуда. День был чудный, и Гейти заметила, что отец чувствует себя лучше. Его движения не были такими скованными, как несколько недель назад. Она благодарила Господа за то, что отцу не придется провести еще одну зиму в Коннектикуте.

Отец погладил ее по руке. Она посмотрела на его улыбающееся лицо. Румяные щеки и бледно-голубые глаза достались ему в наследство от матери-ирландки. В вечернем костюме он выглядел еще вполне привлекательно.

– О чем ты думаешь? – спросил он.

– Так, ни о чем.

– Надеюсь, ты не предполагаешь, что я доверю в это?

Она улыбнулась:

– Нет. Я думала о предстоящем приеме и об Астоне Ратледже.

– Я тоже.

– Он так и не женился снова. Ты знал об этом? – спросила она; в это время карету качнуло, и их отбросило немного вперед.

– Я узнал об этом еще два года назад, когда впервые встретился с его адвокатом по поводу покупки Сиреневого холма.

– Если верить Элейн, он дал клятву никогда не жениться снова. Мне это кажется интересным.

Лейн проворчал что-то и подвинулся в тесной карете.

– Почему? Он еще молод. Я слышал, что ему нет и тридцати. Возможно, он передумает. Он смотрел на нее с любопытством. – Но что тебе до этого?

– Ничего, – ответила она и сразу же добавила: – Не могу понять: почему он так настроен против новой женитьбы?

– Не думаешь ли ты, что он сильно любил твою сестру и теперь считает, что никто не может заменить ее?

Гейта стало смешно от подобной мысли.

– Нет, папа, – сказала она твердо; ее лицо помрачнело. – Не думаю, что он вообще любил ее. Вспомни только, ведь его заставили жениться на ней. Я полагаю, что ему нравится то внимание, которое оказывает ему женский пол, и он не хочет связывать свою жизнь с одной женщиной. Почему он должен ограничиваться кем-то одним, когда все женщины падают к его ногам?

Лейн захохотал, и его круглый живот затрясся под тесным жилетом.

– Думаю, не стоит слишком серьезно относиться к тому, что говорит Элейн. Я уверен, что она приписывает ему больше обаяния, чем есть на самом деле. Кроме того, в природе любого мужчины заложено желание иметь жену, детей, которые будут носить его имя.

– Всегда есть исключения, папа, – сказала она и стала смотреть в окно кареты на предвечернее небо.

– Вы с Элейн говорили о чем-нибудь, кроме Астона и его званого вечера.

– Да. Мы немного обсудили отделку дома.

– Хм... – только и сказал он.

Они ехали молча, и мысли Гейти вернулись к ее разговору с Элейн в тог вечер. Она только начала оправляться от потрясения, вызванного тем, что ее отправили в приют, когда миссис Коннорс сообщила ей, что Теодора упада с лестницы и погибла вместе с нерожденным ребенком. Гейти вспомнила, что тогда она закричала и набросилась на женщину с кулаками.

Кроме Тайтеса, она ни с кем не разговаривала, но он был слишком маленьким, для того, чтобы осознать, что произошло, и понять ее чувства. Гейти знала только то, что у нее не осталось никого из тех, кого она любила, только Тайтес. Спустя неделю за ней приехал крепко сложенный мужчина и увез ее в Коннектикут. Она поклялась, что больше никогда в жизни не будет такой безвольной.

За несколько месяцев до этого, сидя в кабинете шерифа после гибели отца и Джоша, Гейти дала еще одну клятву. Она поклялась, что настанет день – и она заставит Астона Ратледжа заплатить за смерть отца и Джоша. И она сделает это. Гейти вздохнула и прислонила голову к стенке покачивавшегося экипажа; она и Лейн продолжали ехать молча. Не ее ли настоящая мать назвала их земли и усадьбу Сиреневый холм? Не похоже, чтобы мужчина мог дать такое название усадьбе. Она попыталась вспомнить свою мать, но не смогла. Гейти было слишком мало лет, когда она умерла. И она могла вспомнить лишь немногое о ее настоящем отце – Дювее Тэлботе, о Джоше, Теодоре и Тайтесе.

Что она будет делать, если проснется в один прекрасный день и не сможет их вспомнить совсем? Как бы она жила, если бы отец, и брат остались живы? Она до сих пор не была уверена, что Астон не причастен к гибели Теодоры. Гейти винила в их смерти Астона Ратледжа. Все они умерли слишком молодыми.

Посмотри вперед, Гейти. Это Южные дубы, – сказал Лейн, высовываясь из экипажа и указывая перед собой.

Гейти увидела большой белый дом с шестью рифлеными дорическими колоннами, поддерживающими три этажа. На одинаковом расстоянии с каждой стороны от дверей располагалось по пять окон. На крыше виднелись печные трубы и куполообразные слуховые окна. Когда они въехали на подъездную дорожку в форме круга, Гейти заметила, что двойные высокие двери главного входа распахнуты.

– Вот и пробил час, Гейти. Мы прибыли в дом Астона Ратледжа. Как ты себя чувствуешь?

Вопрос отца удивил Гейти. Как она может себя чувствовать в доме человека, в ненависти к которому выросла? Она была потрясена, приведена в замешательство, ошеломлена.

– Странно, папа, – прошептала она, повернувшись к отцу. – Я чувствую, как будто мне необходимо быть здесь. Как будто это нечто такое, что я обязательно должна сделать.

На его лице появилось жесткое выражение неодобрения.

– Не собираешься ли ты сообщить этому человеку сегодня вечером, что ты – Эвелина Тэлбот?

– Конечно, нет, папа. – И она действительно не собиралась. По крайней мере сегодня.

Гейти наблюдала, как Мейн помогает отцу спуститься. Сама не зная отчего, она беспокоилась, чувствуя, что визит в Южные дубы, в этот дом – ее судьба. Чувство это усилилось, когда она вышла из экипажа, взошла по ступенькам и взглянула на огромный дом с шестью массивными колоннами.

Элегантный негр, одетый в белоснежную рубашку и черные бриджи, стоял на самом верху лестницы. Приятная музыка, негромкий смех и гул многочисленных голосов доносились из-за открытой двери. Отец коснулся ее локтя. Все еще потрясенная неожиданным чувством того, что ее присутствие здесь необходимо, Гейти приподняла юбки и стала подниматься по ступенькам.

– Погоди. – Отец взял ее за руку. – Все будет нормально? Гейти улыбнулась.

– Все в порядке, папа. Сегодня вечером я встречусь с Астоном Ратледжем, но я приехала на праздник и намерена веселиться.

Он посмотрел ей в глаза и улыбнулся.

– Узнаю мою девочку. Пойдем. Стоящий у двери негр постарше, с седеющими волосами, поприветствовав их, взял шляпу отца и ее накидку с бахромой по краям. Он выглядел великолепно в коричневом костюме, белоснежной, накрахмаленной рубашке и галстуке в коричневую полоску.

– Мистеру Ратледжу пришлось отлучиться по делам, – сообщил он. – Он просил, чтобы вы располагались и выбирали закуски. Стол будет накрыт к восьми.

– А кто вы? – спросил отец.

– Я Джози, сэр, Я служу мистеру Ратледжу с тех пор, как он появился на свет.

– Вы сказали, что мистер Ратледж вышел по делам?

– Да, сэр, – сказал пожилой мужчина.

– Не стоит его беспокоить. Мы увидимся с ним позже.

Лейн повернулся к Гейти.

– Ты уверена, что с тобой все будет в порядке? – спросил он снова.

Она постаралась улыбнуться как можно уверенней, осознав внезапно, что нервничает не так сильно, как предполагала.

– Не волнуйся, папа. Все будет нормально. Гейти обернулась и посмотрела сквозь открытую дверь. Просторная прихожая тянулась по всей длине дома к двойным дверям заднего входа, таким же, как центральные. Протяженность широкой прихожей нарушала только сводчатая лестница, которая, как мост, соединяла верхние этажи. Стоило только заглянуть внутрь, и великолепие дома становилось очевидным.

Она так долго ждала этой встречи* Так долго жила с мыслью, что настанет день – и она взглянет в лицо Астона. Понимая, что это – безумие, она чувствовала, что не сможет дальше жить, не разобравшись с прошлым.

– Гейти, вот вы где! Я искала вас. А это, вероятно, ваш отец. Как поживаете, мистер Смит? Я Элейн Харпер. Извините, что не застала вас тогда днем. Надеюсь, вы чувствуете себя лучше. – Взгляд Элейн перескакивал с Гейти на отца.

– Да, вполне хорошо, молодая леди. Спасибо за приглашение. Мы с радостью его приняли.

На Элейн было элегантное платье, цвет которого напоминал сияние солнца; волосы были собраны наверх, что делало ее немного старше своих восемнадцати лет. В ушах у нее были большие овальные серьги с топазами, а шею украшало сочетавшееся с ними ожерелье. Ослепительная улыбка не сходила с ее лица.

– Я так счастлива, что вам удалось приехать. Пойдемте найдем Фредерика. Я хочу, чтобы вы встретились... А вот и он!

Гейти наблюдала, как к ним направляется симпатичный молодой человек в черном фраке. Его темные волнистые волосы были зачесаны назад и аккуратно подстрижены. Острый нос и подбородок не портили его привлекательности. Рассматривая его, она невольно задумалась, похож ли он на своего дядю, Астона Ратледжа.

– Фредерик, познакомься со Смитами. – Элейн на мгновение взяла его руку. – Они владельцы Сиреневого холма.

Он улыбнулся и пожал руку отцу Гейти.

– Я очень рад, что вы теперь с нами. – Он повернулся к Гейти; – Рад познакомиться с вами, мисс Гейти. Вы просто очаровали Элейн во время ее визита к вам. Она не перестает о вас говорить.

– В таком случае мы очарованы друг другом, мистер Уильямсон, и, пожалуйста, зовите меня Гейти.

– А я Фредерик. – Он перевел внимание на свою невест)': – Линда Сью искала тебя несколько минут назад.

– Гейти, это прекрасно! Я хочу познакомить вас с Линдой Сью. Пойдемте со мной. Я вас всем представлю. Здесь сегодня все мои лучшие друзья.

– Боюсь, меня еще не представили хозяину дома, мистеру Ратледжу, хотя я и надеялась на это, – сказала она, намеренно избегая смотреть в глаза отцу. Она не хотела видеть предупреждающие сигналы, которые он посылал ей.

– Как и все достойные женщины здесь. – Элейн мельком оглядела «комнату. Я не вижу его. Не волнуйтесь, еще успеете с ним познакомиться. Обычно он старается ублажить всех женщин и станцевать с каждой из них хотя бы по разу. – Элейн ослепительно улыбнулась. – Придет и ваша очередь. Мы позаботимся об этом. Но помните, что я вам сказала, – не позволяйте ему завладеть вашим сердцем.

Гейти посмотрела на отца, затем опять на Элейн.

– За это я могу ручаться.

– Знаете, почему-то я вам верю. – Элейн взяла ее за руку. – Пойдемте со мной.

Гейти обернулась к отцу, готовая возразить, но он произнес:

– Иди, Гейти. Думаю, мне нужно что-нибудь выпить. После путешествия меня мучает жажда.

– Хорошо, папа. Я разыщу тебя через несколько минут.

– Не беспокойся. Я сам справлюсь. Иди развлекайся, и... – Он сделал паузу и указал на нее пальцем, что обычно свидетельствовало о том, что он хочет казаться твердым. – Не забудь то, о чем мы говорили.

– Не забуду.

Когда Гейти покорно шла за Элейн через толпу красиво одетых женщин и стильных мужчин, она надеялась, что мистер Ратледж будет стоять у входа и поприветствует их. Тогда все бы было позади. А теперь надо опять ждать.

Спустя час начало смеркаться; в доме царило веселье. Гейти была утомлена; Элейн таскала ее из одной комнаты в другую. Она была уверена, что уже познакомилась со всеми, кроме Астона Ратледжа. Ей стало очевидно, что почти все молодые девушки, которым Элейн представляла Гейти, были так же разговорчивы, как и сама Элейн, и не стеснялись задавать ей вопросы о ее жизни в Коннектикуте.

Гейти вышла на центральную террасу подышать свежим воздухом. Должно быть, Элейн не преувеличивала, когда говорила, что вся Саванна собралась на этой вечеринке. Она была уверена, что насчитала больше ста человек. Гейти уже привлекла внимание нескольких молодых людей и обещала танцевать с ними. Отец будет доволен. Девушка надеялась, что он хорошо проводит время. Она не видела его с тех пор, как Элейн взяла ее за руку и увела за собой.

Солнце спряталось за горизонтом, воздух стал прохладнее, но Гейти не спешила возвращаться в дом. В ожидании угощения гости стояли в ряд у накрытого стола. Но она не чувствовала голода. Ей нужно было передохнуть после нескончаемых вопросов об ее жизни в Коннектикуте.

Во время вечеринки она познакомилась с Линдой Сью, Дженнифер, Бонни и Кэрол Энн. Имя Астона было на устах у каждой из девушек. Гейти решила, что это происходит потому, что он – самый состоятельный мужчина округа. Казалось, все молодые девушки были согласны с Элейн по поводу данной Астоном клятвы никогда не жениться. Ее беспрестанно предупреждали, чтобы она не поддавалась чарам этого человека. Они называли его недостижимым; он танцует, и флиртует, и очаровывает, но никогда ни за кем не ухаживает. Гейти про себя усмехнулась. Как будто она хочет, чтобы он ухаживал за ней! Но она убедилась в одном: если Астон Ратледж когда-нибудь женится, это разобьет их сердца.

Очевидно, этот Астон очень умен. Не проявлять особого интереса ни к одной из девушек – надежный способ сохранить внимание к себе. То, что при всей враждебности, которую Гейти чувствовала к Астону, ей было уютно в его доме, среди его друзей, было не просто странно, но и вызывало беспокойство.

Гейти подошла к краю просторной лужайки, где росли белые, розовые и лиловые цветы. На фоне темнеющего неба ярко выделялись оттенки темно-пурпурного, светло-оранжевого и бледно-коричневого. До нее доносились звуки музыки, приглушенный смех и голоса.

Какое-то движение на веранде привлекло внимание Гейти, и она заметила человека, стремительно поднимавшегося по ступенькам. Он нерешительно взглянул на Гейти, но, узнав ее, остановился.

– Вот мы и встретились снова, – произнес он, посмотрев на нее.

Гейти обнаружила, что смотрит в глаза человеку, которого встретила около пруда. Если он показался ей привлекательным в одежде рыбака, то в черном вечернем костюме, белой рубашке и галстуке в серую полоску он был просто неотразим. Выразительные глаза, высокие скулы, красиво очерченные губы и слегка круглый подбородок заставили бы любую женщину взглянуть на него еще раз.

Гейти внимательно посмотрела на него:

– У меня было чувство, что вы не просто бродяга, когда я застала вас за ловлей рыбы в наших владениях.

Он засмеялся, и Гейти понравилось, как звучит его смех. Она почувствовала, что этот мужчина притягивает ее. Но это особенно ее не беспокоило: теперь она видела, что он джентльмен.

– Правда? Ваше поведение говорило об обратном.

– Ваша одежда была поношенной, но опрятной, а волосы хоть и чуть длиннее, чем должны быть, были аккуратно подстрижены. И вы разговаривали как образованный человек.

– Какая проницательность! И все же вы выставили меня с ваших владений и настаивали на том, чтобы я, если захочу вернуться, спрашивал разрешения у задней двери.

– Выступая в роли браконьера, будьте готовы к тому, что к вам так и будут относиться. – Гейти нравилось болтать с ним, и она хотела, чтобы ему тоже было приятно ее общество. – Полагаю, вы были приглашены на этот званый прием, а не проникли в дом таким же образом, каким пришли ловить рыбу... без разрешения?

Он снова засмеялся, и Гейти почувствовала, как уголки ее губ растягиваются в улыбке. Как не похоже на нее так долго беседовать с мужчиной, которому она даже не была представлена, и получать от этого удовольствие!

– Не уверен насчет того, что получал от кого-то специальное приглашение, но и не думаю, что кто-либо осудит меня за то, что я пришел. – Он сделал паузу и приблизился к ней. – Если только вы не сделаете этого.

Гейти притворилась, что обдумывает сказанное им, затем произнесла:

– Я сама гостья в этом доме, и у меня нет полномочии оспаривать ваши права.

Он поклонился.

– Рад слышать это, а то я боялся, что вы выгоните меня или в крайнем случае отправите к задней двери.

Она хотела спрятать улыбку, скрыть подлинное удовольствие от общения с этим человеком, но не смогла. Лицо выдавало ее.

– Думаю, вы можете рассчитывать на это. Насмешливое выражение его лица сменилось восхищением:

– Могу я осмелиться сказать, как прелестно вы выглядите? Вы, без сомнения, самая красивая из присутствующих женщин.

– Спасибо. Не понимаю, зачем вы мне льстите.

– Я говорю то, что есть на самом деле.

Он определенно заинтересовал ее, и это было ей удивительно. В Коннектикуте она отвергала мужчин гораздо более привлекательных, чем он. Возможно, больше всего ее притягивали его дразнящая улыбка и дружелюбный взгляд.

– Если вы джентльмен, то почему ловили рыбу себе на ужин? – поинтересовалась она.

Он подошел ближе.

– Мне нравится это занятие. Оно дает возможность подумать.

Молодой человек и девушка вышли на террасу, мечтательно заглядывая в глаза друг другу и перешептываясь. Гейти повернулась и отошла подальше от влюбленной пары, надеясь, что он последует за ней, и в то же время понимая, что он не должен этого делать. Позади она услышала его шаги и улыбнулась, перед тем как снова повернуться к нему.

– О чем же вы думаете, когда ловите рыбу?

Их глаза встретились; его взгляд скользнул по ее лицу, как бы выражая восхищение ею.

– Хм... – Он задумчиво потер подбородок. – Если я пойду ловить рыбу завтра, я буду думать о прекрасной девушке в платье цвета аметиста.

У Гейти забилось сердце. Чувствуя необходимость защититься от его чар, она спросила:

– Значит, вы ловите рыбу для того, чтобы думать о женщинах?

Он негромко рассмеялся.

– Нет, не совсем. Мне еще нравится ее есть. Могу я рассчитывать на танец с вами сегодня вечером?

По коже пробежали мурашки. Она уже была готова сказать «да», но, повинуясь благоразумию, произнесла:

– Нет, конечно. Нас даже не познакомили. У меня нет ни малейшего представления, кто вы такой и откуда.

– А я знаю про вас все, Гейти Смит. – Мягкие, соблазняющие нотки продолжали звучать в его голосе, когда он, скрестив руки на груди, облокотился на рифленую дорическую колонну. – Вы приехали из Коннектикута и живете в усадьбе Сиреневый холм. Ваш отец купил эти земли несколько лет назад, но ремонт дома закончился лишь недавно. Вы ни с кем не помолвлены, и ваша мать умерла несколько лет назад. Меня точно информировали?

«Слишком точно», – подумала Гейти. Элейн не шутила, говоря, что любой житель Саванны знает все о ней и о ее отце. Но Гейти не была уверена, что довольна тем, что этот мужчина, имя которого ей неизвестно, так много знает о ней.

Чуть приподняв подбородок, она произнесла:

Если вы так много обо мне знаете, может быть, скажете, кто вы?

Он наклонился и прижал палец к ее губам. Потрясенная, она даже не шелохнулась. Палец лишь слегка касался ее кожи. В этом прикосновении было что-то возбуждающее, волнующее...

– Вы это узнаете, – прошептал он. – Если вам интересно. Любой из присутствующих здесь может сказать, кто я. Спросите.

Она отвернулась и тыльной стороной ладони провела по губам. Как он смеет так смело, так откровенно дотрагиваться до нее? Как смеет скрывать свое имя, когда она спрашивает? Чувствуя, что получила отпор, она промолвила:

– Меня это не интересует. Ваша надменность невыносима, и мне все равно, кто вы такой.

– Не думаю, мисс Смит. – Засмеявшись, он повернулся и пошел прочь.

Гейти негодовала, наблюдая за его удалявшейся фигурой.

– И не смейте больше дотрагиваться до меня! – прокричала она.

Даже не удостоив ее ответом, он скрылся в доме. Ей захотелось догнать его и сказать, какую злую шутку сыграл он над ней, так смело флиртуя и в результате даже не назвав своего имени. Но, крича ему вслед, Гейти привлекла внимание другой пары на террасе, поэтому она промолчала и постаралась прийти в себя. Какой наглец! Кто он такой, чтобы так обращаться с ней? Ничтожный браконьер!

Один раз он вторгся в ее владения, другой – показался ей обворожительным джентльменом, а сейчас вел себя как грубиян, дотрагивавшийся до ее губ и тем самым попиравший общепринятые нормы поведения. Но ей не хотелось, чтобы из-за него она забыла о том, что привело ее сюда. Она не позволит... обманщику снова завладеть ее мыслями, скорее откусит себе язык, чем спросит у кого-то его Имя.

Отгоняя от себя мысли об этом человеке, она решила зайти в дом и попросить кого-нибудь показать ей мистера Астона Ратледжа. Все-таки она приехала сюда ради встречи с ним. Сейчас надо прекратить избегать то, что неминуемо должно произойти, и разыскать его.

Но когда Гейти вернулась в дом, отделаться от молодых людей, желавших танцевать с ней, оказалось просто невозможно. Во время танца ее взгляд скользил по комнате – она пыталась определить человека, из-за которого приехала сюда. Наверное, придется опять искать Элейн и просить, чтобы она познакомила их.

Оглядывая комнату, Гейти заметила, что отец хорошо проводит время. Она даже видела его несколько раз среди танцующих. С тех пор как умерла мать, она не помнит, чтобы он танцевал. В Коннектикуте большую часть зимы он страдал от болезни, которая лишала его суставы гибкости.

Танцуя, она заметила еще одну деталь. Было невозможно увернуться от взгляда джентльмена-бродяги. Когда их глаза встречались, он улыбался ей ослепительной, чарующей улыбкой, от которой у нее захватывало дух. Пусть разглядывает ее сколько хочет. Он не дождется, чтобы она спросила о нем.

Несколькими минутами позже Гейти, пытавшаяся улыбаться танцующему с ней юноше, была так занята поисками своего отца, что не заметила, как партнер сменился. Одно легкое движение – и молодой человек исчез, а его место занял этот высокомерный человек с пруда. Он держал ее и непринужденно вел по залу. Мужчина, без сомнения, пытался произвести на нее впечатление. Он был упрям – черта, которую она без труда определила, так как сама обладала ею. Если бы она приехала на бал только ради удовольствия, вполне возможно, ее бы могла заинтересовать навязываемая им игра. Но мысли ее были заняты другим.

– Вы очень ловко заполучили этот танец со мной.

– Решительный человек использует любые пути, которые у него есть. Несомненно, я заслужил один танец.

– Почему вы так считаете? – спросила она, хотя ей и польстило то, что он так желал танцевать с ней, что увел ее у другого мужчины. – Я даже не знаю вашего имени.

– Вы сразили меня. Я уверен, что вы уже навели справки.

Она посмотрела ему в глаза. Он лгал.

– Нет, вы не уверены в этом. Вы знали, что я не буду спрашивать.

Он улыбнулся.

– Правда. Но я надеялся, что ошибаюсь, – сказал он, когда музыка смолкла. – И что же, я так и останусь для вас незнакомцем?

– Думаю, да, – сказала она нерешительно, хотя у нее не было желания уходить домой, так и не узнав его имени.

– Почему же? – спросил он, когда танцующие пары начали расходиться.

– Вы слишком много себе позволяете. Джентльмен никогда не ведет себя так нахально, как вы. Джентльмен никогда бы не стал вторгаться в наши владения, и...

– Джентльмен никогда бы не коснулся пальцем ваших губ и не смотрел бы так вам в глаза. Он не стоял бы перед вами, даже не назвав своего имени, заявляя при этом, что хочет поцеловать вас.

– Верно, – прошептала она, чувствуя, что с каждым словом он притягивает ее все сильнее и сильнее. Гейти поняла, что ей просто необходимо узнать о нем больше.

– Значит, вы не считаете меня джентльменом. – Мне вы кажетесь обманщиком. В каждом городе есть такой привлекательный, интересный мужчина, который заигрывает и дразнит всех молоденьких девушек и заставляет каждую из них считать себя самой обворожительной гостьей на вече... – Она остановилась на полуслове, и ее глаза округлились от внезапного испуга. Сердце забилось сильнее, внутри все оборвалось. Она описала человека, о котором говорили Элейн, Бонни, Линда Сью и другие. У нее захватило дух, едва она взглянула в это красивое лицо. Нет, не может быть!

– Полагаю, вы подробно изучили меня. Гейти стояла не дыша. Холодок пробежал у нее по спине. Вновь заиграла музыка.

– Разрешите пригласить вас на танец? – спросил он.

– Нет, – прошептала она, не в состоянии вымолвить ни слова больше.

Он улыбнулся:

– Все еще ждете, чтобы я представился по всей форме? Вы победили. Мистер Астон Ратледж – к вашим услугам, мисс Гейти Смит. – Он снова поклонился.

Ее дыхание было настолько быстрым и прерывистым, что она подумала, что может лишиться чувств. Гейти молчала. Ведь она дотрагивалась до этого человека. Смеялась, разговаривала с ним, наслаждалась его обществом. И даже поддалась его обаянию. Как она могла? Она должна была догадаться! Почему судьба свела ее именно с этим человеком? Корсет жал, в горле пересохло, сердце отчаянно билось. Играя роль бродяги, он понравился ей; заинтриговал ее в роли обманщика. Но теперь она знает, кто он на самом деле... Человек, который уничтожил ее семью.

Из-за этого красавца погибли ее брат и отец. Умерла Теодора и ее ребенок. Никто не знает, что случилось с Тайтесом.

– Нет, – прошептала она и отвернулась от него, задевая чье-то плечо. – Нет, – сказала она громче. Ничего не видя из-за слез, застилавших ей глаза, и страха перед собственными чувствами, Гейти повернулась и устремилась в гущу танцующих пар.

Астон наблюдал, как Гейти растворилась среди бальных платьев и фраков. Ее реакция на его слова показалась ему странной. Вероятно, его напористость по отношению к ней была преждевременной. То, что она отвергла его, доказывало, что она не позволит ни одному мужчине обращаться с собой развязно. Это порадовало его. Он не обманывал Гейти, говоря, что она самая привлекательная девушка на балу. Золотисто-каштановые локоны, собранные высоко на затылке, были украшены маленьким букетиком из лент и цветов. Ясные голубые глаза призывно сияли даже в тот момент, когда она дала ему отпор.

Да, Гейти Смит бросила ему вызов. Многие женщины годами пытались зажечь в нем чувства, которые разбудила Гейти. Первый раз в жизни он повстречал женщину, с которой ему хотелось проводить время. Он полагал, что это должно было случиться.

Усмехнувшись про себя, Астон направился в свой кабинет. Присутствие Гейти подействовало на него возбуждающе, и, хотя он не был большим охотником до спиртного, глоток бренди совсем не помешал бы. Обычно он гасил свое желание с помощью женщин из таверны «Серебряный доллар», находившейся в соседнем округе, тщательно следил за тем, чтобы не посещать одну и ту же женщину дважды.

Астон прикрыл дверь кабинета и направился к серванту, на котором стояли дорогие графины с разнообразными напитками. Налив себе солидную порцию отменного бренди, он подошел к письменному столу в георгианском стиле и опустился в кресло. Он цедил сладковатый и обжигающий язык напиток, чувствуя каждый глоток в своем горле.

Прошло двенадцать лет с тех пор, как умерла Теодора, но он помнил их женитьбу и ее смерть так, будто это случилось вчера. Такие вещи долго не забываются. Он сжал кулаки. Он никогда больше не попадется в ловушку, расставленную женщиной! Нет, Гейти Смит была красавицей, дразнящей воображение: при мысли о ней в крови загорался огонь желания. И Гейти не из тех, которые могут быть легко одурачены мужчиной, а его привлекал именно такой тип.

Послышался стук в дверь, затем она отворилась. Фредерик оглядел комнату.

– Мне показалось, ты направился сюда. Не возражаешь, если я составлю тебе компанию?

Фредерик знал, что если Астон закрывает за собой дверь, то он хочет побыть в одиночестве. Но Астон любил своего младшего племянника; он решил, что не будет обижать его отказом.

– Совсем нет. Выпьешь со мной? – Он указал на свой бокал с бренди.

– Не откажусь от пары глотков, – сказал Фредерик и поправил ворот сорочки. – Прием удался на славу. Элейн вне себя от счастья. Все очень довольны, а закуски просто великолепны. – Фредерик похлопал себя По животу и улыбнулся. – Альма прекрасно ведет хозяйство.

– Я рад, что ты доволен приемом. – Астон плеснул в бокал немного бренди и протянул его Фредерику. У него появилось чувство, что Фредерик не случайно последовал за ним в кабинет. Было видно, что он нервничает.

– Э-э... ты уже встречался со своими новыми соседями?

– Со Смитами? Я виделся с дочерью – Гейти.

– Думаю, теперь у тебя нет шансов получить эти земли, не так ли?

– Я более оптимистично настроен на этот счет, Фредерик. Всегда есть шанс.

Фредерик снова улыбнулся:

– Да, конечно, ты прав.

Утомленный беспредметным разговором, Астон спросил:

– Ты хотел поговорить о чем-то?

– О... да, если ты сам заговорил об этом. Он сделал большой глоток бренди и задержал дыхание. – Я хотел кое-что обсудить с тобой. – Он снова расправил воротник. Капельки пота выступили у него на лбу, взгляд нервно скользил по комнате.

– Так говори же, Фредерик. Выкладывай свою просьбу.

Тыльной стороной ладони он вытер губы.

– Прошлой осенью, когда я сделал Элейн предложение, ты сказал мне, что, если тебе некому будет завещать Южные дубы, ты оставишь их моему наследнику.

– Все осталось по-прежнему. Можешь не беспокоиться.

– Я и не беспокоюсь. Ты человек слова. Но я не об этом. Ни для кого не секрет, что ты не собираешься жениться.

Астон вздохнул и допил содержимое своего бокала.

– Это тоже осталось без изменения, и я не понимаю, к чему ты клонишь.

– Ну, я подумал, что, если в один прекрасный день мок наследник все равно станет хозяином этих земель, он должен родиться и жить здесь для того, чтобы знать, как правильно управлять ими. – Он достал носовой платок и вытер пот со лба.

Астон посмотрел на него с любопытством. Предложение Фредерика удивило его.

– Ты хочешь, чтобы я взял твоего сына к себе и воспитывал его здесь, в Южных дубах? Ты говорил об этом с Элейн?

Фредерик издал нервный смешок. Глаз его задергался.

– Нет, ты не так меня понял. Я думал, что, может быть, мы с Элейн поселились бы в этом доме и растили бы наших детей здесь. Места в доме предостаточно. Ты мог бы занять третий этаж – там тебя никто не будет беспокоить.

Холодок пробежал по телу Астона.

– Я не стану переезжать на третий этаж, – сказал он убийственно-спокойным голосом.

– О, да, ты и не должен... я... я просто подумал, что для Элейн было бы лучше не подниматься так высоко по ступенькам, когда она будет... носить нашего первого ребенка. – Его рука дрожала, когда он допивал бренди.

Астон хотел сказать Фредерику, что не собирался приглашать его и Элейн переехать в Южные дубы, но план, предложенный племянником, имел свои плюсы. Вполне резонно, что, если сын Фреда и Элейн унаследует земли, он будет жить здесь. Но хотел ли сам Астон жить бок о бок со своим племянником?

– Я обдумаю это, – честно сказал он.

– Так великодушно с твоей стороны, Астон, – сказал Фредерик, слегка побледнев.

– Но вместе с тем считаю, что вам следует продолжать заниматься отделкой дома.

Глава 3

Гейти сидела на диване в своей комнате, наблюдая в окно, как рождается прекрасный весенний день. Всю неделю она думала о прошедшем званом вечере и об Астоне Ратледже. Тогда, переждав несколько минут наверху и придя в себя, она спустилась вниз и нашла Лейна. Гейти сказала ему, что устала и хочет домой, но ее не покидало чувство, что он раскусил ее обман. Он не требовал объяснений и сразу же согласился уехать.

Когда они приехали домой, Лейн спросил у Гейти, виделась ли она с Астоном. Она призналась, что виделась и что эта встреча потрясла ее больше, чем она предполагала. Обняв ее, он сказал, что как только она пожелает рассказать ему об этом, он готов выслушать ее. Сейчас она проверит данное ей отцом обещание. Гейти была готова к разговору об Астоне Ратледже.

Спустя несколько минут Гейти разыскала отца; он сидел у бюро с чашкой чая в одной руке и газетами – в другой.

– Папа, – окликнула она его, остановившись у дверей небольшой библиотеки. – Я не помешала?

Он взглянул на нее и улыбнулся.

– Разумеется, нет. Заходи. Я и не знал, что ты уже встала. Немного рановато для тебя, не правда ли?

– Да, немного, – согласилась она и зашла в комнату. – Я хочу поговорить с тобой.

Он отодвинулся от стола.

– Конечно. Проходи и садись.

Сейчас, когда время пришло, она не знала, сумеет ли пройти через это испытание. Но она должна это сделать. Должна ради памяти ее семьи. Месть Астону и будет памятником ее первой семье.

– Мне нелегко будет сказать это, папа. – Она почувствовала комок в горле. Ей надо было вначале выпить чашку чая. Вероятно, поэтому у нее так пересохло в горле, в желудке было так пусто, а на сердце – так тяжело.

Взгляд бледно-голубых глаз Лейна смягчился.

– Ты же знаешь, что можешь говорить со мной обо всем.

Она кивнула. С того момента, когда Гейти подслушала, как шериф говорил своему помощнику, что Астон Ратледж – отец ребенка Теодоры, она знала, что в один прекрасный день расквитается с ним. И этот день настал.

– Мы были очень близки все эти годы, папа, и я очень люблю тебя. – Она сделала паузу и на мгновение обняла его.

– Я знаю это, дорогая.

– И это одна из причин, по которой мне так сложно сказать то, что я собираюсь. – Она глубоко вздохнула и скрестила руки на груди: – Я встретила человека, за которого хочу выйти замуж.

Лейн был потрясен услышанным.

– Нет! – воскликнул он, не веря своим ушам. – Ты нашла кого-то здесь, в Саванне? Так быстро! – Он подвинулся на край стула. – Но, Гейти, мы же здесь чуть больше двух недель. Я... я не знаю, что сказать. Ты повстречала его на балу в прошлую субботу?

– Да, – сказала Гейти, теряя силы, все еще беспокоясь, что она не выдержит подобное испытание. Ей не хотелось задевать его чувства. Это безумие, но она должна пойти на это. Только она может отомстить за гибель своей семьи. После встречи с Астоном она осознала, что никогда не будет счастлива, пока не сделает то, что задумала. И для достижения этого есть только один путь.

– Так это прекрасно! – Внезапно лицо Лейна засветилось радостью. – Ты же знаешь, что вот уже два года я мечтаю о том, чтобы ты вышла замуж и родила детей. – Он поднялся со стула, поставил чашку на бюро, затем повернулся и крепко обнял ее.

Стоило Гейти обвить руками его широкую спину, ее глаза наполнились слезами. Если отец увидит ее мокрые глаза, он не поддержат ее, и она никогда не осуществит свой план. Она сдержала слезы. Это очень важно. Надо сделать это сейчас, пока есть еще силы и она окончательно не ослабела.

Держа ее на расстоянии вытянутой руки, Лейн сказал:

– На приеме я заметил несколько симпатичных молодых людей из хороших семей. На кого из них пал твой выбор?

Подняв высоко подбородок и расправив плечи, Гейти набралась смелости. Она сделала глубокий вдох.

– Я хочу выйти замуж за Астона Ратледжа.

– Что? – Буквально в одно мгновение лицо Лейна побагровело и его счастливый взгляд сменился гневным. – Черт возьми, Гейти, что за глупость ты придумала? Что ты решила сделать на сей раз? В жизни не слышал ничего более абсурдного!..

– Позволь мне объяснить тебе, папа, – спокойно произнесла она, стараясь смягчить удар.

– Нет! – В ярости он так сильно ударил кулаком по столу, что пролил остатки чая на свои бумаги. – Черт побери, если это опять связано с ним, я больше не желаю слышать ни слова о твоем злодейском замысле. Ни за что! Ничего из того, что ты скажешь, не заставит меня одобрить твою идею выйти замуж за Астона Ратледжа.

Гейти была потрясена тем, с какой горячностью он произнес эти слова. Но, стоя на своем, она сказала:

– Раньше ты никогда не отказывался выслушать меня, папа.

– А сейчас отказываюсь! – Он рывком одернул низ своего жилета, натянув его поверх бриджей. – Я позволил тебе уговорить меня переехать сюда, хотя мы могли поехать дальше на юг, где намного теплее. Я привез тебя сюда в надежде, что, встретившись с Астоном Ратледжем, ты поймешь, что он нормальный человек, и будешь жить дальше своей жизнью. Я не хочу ничего слышать. – Он подошел к окну.

– Папа, почему ты купил Сиреневый холм?

– Для тебя, – ответил он, стоя спиной к ней. – Если ты купил его для меня, вероятно, ты полагал, что когда-нибудь я захочу жить здесь?

– Нет! – прогремел он и повернулся к ней. – Я выкупил заложенный дом и заплатил налоги, потому что этот дом – единственное, что осталось от твоей семьи. Когда мы отчаялись разыскать Тайтеса, это было последнее, что я мог сделать. И я никогда не думал, что кто-то из нас будет жить здесь.

– Но почему ты купил его мне?

– К черту, Гейти! Я только что объяснил тебе.

– Почему, папа? – настаивала она. – Скажи мне настоящую причину.

Он вздохнул и отвернулся от нее.

– Хорошо, может быть, десять лет назад я хотел отомстить человеку, который погубил твою семью и причинил тебе столько душевной боли. Но не Астон, а его отец, Говард, виноват в гибели твоего отца и брата. А Говард давным-давно умер. Я все-таки немного старше тебя и чуть мудрее. – Он огляделся вокруг себя. – Почему ты решила выйти замуж за человека, которого поклялась ненавидеть?

Гейти сделала несколько шагов навстречу ему.

– Знаю, ты считаешь, что я отомстила ему, став хозяйкой Сиреневого холма. Нам прекрасно известно, что Астону хотелось присоединить эти земли к Южным дубам. Я также знаю, что сейчас ему нужен пруд, чтобы поить стадо, когда из-за засухи пересыхают другие водоемы.

Лейн покачал головой.

– Какое это все имеет отношение к твоему решению выйти за него замуж?

Видя, что он все-таки собирается выслушать ее, Гейти немного успокоилась и начала объяснять:

– Когда Элейн была здесь, она сказала мне, что Астон поклялся никогда больше не жениться.

– Мы уже обсуждали это.

– Знаю, папа. Послушай, что я хочу сказать. Он кивнул и проворчал что-то, шагая взад и вперед вдоль окна.

– Во время приема я только и слышала от всех девушек, с которыми меня знакомили, как Астон танцует и флиртует с каждой из них, но никогда ни за кем всерьез не ухаживает.

Его зрачки расширились от возмущения. – Ну и?..

– Я хочу, чтобы он получил то, чего не хочет иметь больше всего, – жену.

– Но это – безумие! – возразил он.

– Нет. Я собираюсь сделать это во имя папы, Джоша, Теодоры и Тайтеса. Он отнял у них жизнь, а теперь я собираюсь отнять у него что-нибудь, например его свободу.

– Ты бредишь. Я попрошу Мими приготовить тебе пунш и уложить в постель.

Гейти схватила отца за руку, когда он проходил мимо нее.

– Папа, не надо ее звать! Я не больна и не сошла с ума. Я думала об этом целую неделю. Мне не так просто было принять это решение. Но когда на прошлой неделе я была на могиле папы и Джоша, я решила, что надо что-то предпринять. – Глядя ему в глаза, она взмолилась: – Папа, как же я могу бездействовать? Шериф так никого и не арестовал по обвинению в смерти моего отца и брата. Они были убиты. И ты знаешь: я всегда считала, что мне не открыли всю правду о смерти Теодоры. Я должна что-то сделать.

– Ты уже сделала! – взорвался он, стряхивая ее руку – Мы не отдали эту землю Ратледжу. Он мечтал купить ее, Гейти. Предлагал цену в пять раз больше настоящей. Хватит и этого!

– Нет, не хватит! – воспротивилась она.

– Так должно быть, Гейти...

– Может быть, этого хватило бы для Гейти! – прошептала она, стоя упрямо на своем. – Но не для Эвелины Тэлбот. Ты смог изменить мое имя, но не мою сущность. Я поклялась, что когда-нибудь расквитаюсь с Астоном, и намереваюсь сделать это, заставив его жениться еще на одной женщине из рода Тэлботов. – Произнеся это, она почувствовала себя увереннее. – Ты хочешь, чтобы я забыла о том, что он сделал ребенка моей сестре и, возможно, был причиной ее смерти?! О том, что из-за него погибли мои отец и брат, и я не знаю, что случилось с Тайтесом. Я не могу забыть. Он даже не был осужден законом.

– Потому что сделать женщине ребенка не является преступлением, – вставил он. – И, Гейти, он поступил благородно, женившись на ней.

– А как насчет папы и Джоша? Почему ничего не предприняли, когда их убили?

– Все, кто присутствовал на свадьбе, включая священника, говорили, что и папа, и Джош уже прицелились, чтобы выстрелить. Их застрелили, обороняясь.

– Я не верю.

– Опомнись, Гейти! Неужели ты предполагаешь, что человек духовного сана стал бы лгать?

– Я этого не говорила, папа.

– Тогда что? У тебя есть еще я, Гейти.

Она уже едва держала себя в руках. Все это задело его чувства сильнее, чем она предполагала. Может, ей следует еще раз продумать свой план? Получится ли? Нет, надо идти дальше.

– Да. Ради тебя я бы сделала то же самое. Лейн опустил голову.

– – У тебя вся жизнь впереди. Прекрати это безумие. Ты не будешь счастлива до тех пор, пока пытаешься расквитаться с этим человеком. – Он откинулся на спинку стула и потер подбородок, затем глаза.

– Я не смогу жить нормально, пока не заставлю его заплатить за то, что он сделал моей семье.

– Ты слишком далеко зашла в своем плане, Гейти.

– Нет, послушай меня, папа. – Она наклонилась к нему и, глядя прямо в глаза, произнесла: Я хочу, чтобы ты предложил Астону Сиреневый холм в приданое. Скажи ему, что земля будет передана ему в день нашей свадьбы.

Она еще не закончила говорить, а Лейн уже качал головой.

– Неужели ты полагаешь, что я позволю выйти замуж за человека, который тебе даже не нравится, человека, которого ты ненавидишь, только ради того, чтобы дать возможность восстановить какую-то только тебе понятную справедливость?

– Перед свадьбой мне не нужно будет проводить с ним много времени. Возможно, мы посетим несколько званых приемов; а так я буду стараться избегать его. Нет ничего необычного в том, что жених и невеста, договорившиеся о женитьбе, до свадьбы видятся всего один или несколько раз. После свадебной церемонии мы с тобой уедем домой. У него будет свой дом, а у меня свой.

– Неужели ты думаешь, что мне бы хотелось, чтобы ты вышла замуж за человека только ради его имени? Бог мой, Гейти! Я хочу, чтобы у тебя был дом, дети, о которых бы ты заботилась...

– Но это не сделает меня счастливой. – Она взяла его руки. – Когда я думаю о том, какой он сильный и красивый, когда вижу, как жизнь бьет в нем ключом, какой он самоуверенный и беззаботный, меня переполняет чувство обиды и ненависти. Я люблю тебя, папа. Люблю уже много лет. Но до тебя у меня была другая семья. Я не могу пренебречь ею.

– Но как ты можешь обвинять Астона во всем, что произошло?

– Это была его вина. Теодора ждала ребенка. Если бы он женился на ней не под дулом ружья, все было бы иначе. Все. В этом и есть его вина.

Он задумчиво кивнул и высвободил руки.

– Да. Вероятно, ты права. Все было бы иначе, если бы он просто согласился жениться на девушке.– Он взглянул на нее.– Не проси меня об этом, Гейти.

– Но я должна, папа.

– Когда двенадцать лет назад я увидел твое печальное детское личико, я понял, что должен вернуть ему улыбку. Я хотел, чтобы ты смеялась и улыбалась, потому и назвал тебя «Гейти» (Gaiety (англ.) – веселье.) Не пора ли забыть о ненависти, которую ты носишь в себе, и начать жить своей жизнью?

– Не могу, папа. Я ношу эту ненависть слишком долго. У меня не получится просто забыть о ней, потому я и собираюсь что-нибудь предпринять.

– А что ты будешь делать, если через пару лет захочешь иметь детей.

– Я сделаю то же самое, что сделал ты, – усыновлю ребенка. Где-то ведь есть маленький мальчик вроде Тайтеса, которому нужна семья.

– А почему ты так уверена, что Астон согласится жениться на тебе?

Она знала, что понравилась Астону. Из этого она тоже извлечет пользу, но не будет говорить отцу.

– Я уверена, что его желание заполучить землю настолько велико, что он просто будет вынужден сказать «да».

– А что ты будешь делать, если во время первой брачной ночи Астон захочет видеть тебя в своей постели?

– Не захочет, – сказала она уверенно. – Сразу же после церемонии я намереваюсь сообщить ему, что я Эвелина Тэлбот.

– Мистер Смит, я был очень рад, когда мне передали вашу просьбу назначить вам время на сегодня, – сказал Астон, наливая в бокал виски. – Между нами, я надеялся, что вы еще раз обдумали мое предложение купить Сиреневый холм.

Лейн Смит беспокойно ерзал в своем кресле, и что не нравилось Астону. Что-то было не так. Он был удивлен, получив послание старика с просьбой о встрече. Когда до него дошли слухи, что Смит занялся ремонтом дома, он почти потерял надежду когда-нибудь получить эту землю.

– Не совсем. Но у меня есть кое-какие мысли. – Он провел рукой по редеющим волосам. – Называйте меня Лейном. А я буду звать вас Астоном, если вы не против.

– Согласен, – ответил Астон, протягивая виски.

Лейн отпил половину, опустил бокал, затем взболтал и допил содержимое. Астон мог поклясться, что он чем-то взволнован. Он взял графин и налил Лейну еще виски. Может быть, Гейти пожаловалась отцу, что он вел себя с ней слишком вольно, и он пришел, чтобы сделать ему замечание? Когда Астон понял, что она ушла не попрощавшись, он рассердился на себя за то, что вел себя так развязно.

– Спасибо, – поблагодарил Лейн, поднявшись со стула и встретившись взглядом с Астоном. – У меня к вам есть предложение, которое, вероятно, вы захотите тщательно обдумать.

Заинтригованный, Астон пригубил виски, заметив, что лицо старика уже покраснело от крепкого напитка.

– Я весь внимание.

– Вы хотите получить нашу землю?

– Да, хочу. Мы оба знаем об этом уже давно. Вопрос в том, что вы хотите взамен? – Астон постарался задать этот вопрос с каменным лицом.

– Я хочу, чтобы вы женились на моей дочери. Астон решил было, что ослышался, но он знал, что это не так. Теперь ясно, почему мужчина так нервничал. Может быть, Астон и перегнул немного палку, беседуя с Гейти, но он никоим образом не задел ее репутации. Много раз до этого отцы молодых девушек приходили к нему с подобным предложением, и он всегда отвечал одинаково:

– Ваше предложение мне льстит, но я не заинтересован.

– Я долго раздумывал над этим, – продолжал Лейн, как будто не слыша слов Астона, – ведь принять подобное решение – дело нелегкое. Вы нуждаетесь в этих землях, чтобы поить скот, а я хочу, чтобы Гейти удачно вышла замуж. Вы происходите из уважаемого рода и в состоянии обеспечить Гейти ту жизнь, к которой она привыкла. В день вашей свадьбы я оформлю на вас дарственную. Это будет ее приданое.

– Приданое! – Астон задохнулся от безудержной злобы. Он нуждался в этих землях и ради них был готов на все – кроме женитьбы. Взгляд его глаз стал холодным, пальцы судорожно сжали бокал. – Женитьба меня не интересует. Черт побери! Я покупаю Сиреневый холм. Без каких-либо условий. Назовите свою цену.

Лейн, немного сбитый с толку тем, что Астон отверг его предложение, даже не обдумав его, спросил, распрямляя спину:

– Вас ничего не связывает, не так ли?

– Я был женат, – ответил Астон и отпил виски. Это не касалось Смита, но он чувствовал, что объяснения необходимы. – Моя жена и ребенок, которого она вынашивала, погибли. Я не собираюсь еще раз жениться. Никогда!

Лейн допил бокал и поставил его на гладко отполированный стол.

– В таком случае благодарю вас, что выслушали меня. – Лейн одернул жилет и направился к выходу.

Астона удивило, что Лейн так быстро сдался. Он даже не поинтересовался, не хочет ли Астон обдумать его предложение и сообщить решение позже. Лейн дал понять, что Астон либо соглашается, либо отвечает отказом. Астону никогда не нравилось, как янки ведут дела.

Ему так нужна эта земля! Жениться опять?

Гейти ему нравилась. Умная, красивая, жизнерадостная. Он не прочь провести с ней ночь, но никак не жениться. Есть ли хоть малейший шанс, что он сможет уговорить Лейна продать землю без всякой женитьбы? Интересно, что обо всем этом думает Гейти? Он знал, что Гейти относится к тому типу женщин, которые сами могут о себе позаботиться. До него доходили слухи, что Лейн был преданным отцом. Оставалось только предположить, что Гейти согласилась с этим предложением.

В его голове вспыхнули воспоминания о маленьком темноволосом мальчике, которого он взял из приюта. Тайтес заслужил землю своего отца. Как он мог допустить, чтобы после всего того, что пережил Тайтес Тэлбот, эти владения ускользнули от него? Ради Тайтеса он должен сделать все возможное, чтобы получить землю.

– Подождите! – крикнул Астон вслед Лейну. Он не сомневался, что видел, как блеснули глаза старика. – У меня есть встречное предложение, продолжал он. По мере того как он говорил, у него рождался план. – Я ведь даже не знаю Гейти. Мы только мимолетно встречались. Почему бы вам обоим на пару недель не переехать в Южные дубы? У нас появилась бы возможность общаться и лучше узнать друг друга. Может быть, я и передумаю насчет женитьбы.

– Переехать сюда к вам, в Южные дубы? Нас разделяет меньше десяти миль. Почему бы вам просто не начать выходить с ней в свет?

– В первом случае мы больше времени проводили бы вместе. Сейчас посевная, и я в это время года обычно очень занят. Кроме того, вам разве не интересно проверить, будет ли Гейти довольна своей жизнью здесь?

Лейн одернул полы жилета.

– Гм... Вы сможете проводить больше времени вместе, если мы поживем здесь?

Астон кивнул.

– Встречаться каждый день. Гулять, ездить верхом. Вечерами беседовать за ужином. – Он широко улыбнулся. – Прекрасная идея.

– Вы думаете, она согласится? – спросил Астон, зная, что это даст ему больше времени обдумать предложение и побыть в обществе красивой женщины.

Довольный, Лейн сплел пальцы рук.

– Даю слово, ей понравится идея проводить с вами так много времени.

Глава 4

С тех пор как Лейн и Астон расстались, Астон пребывал в ужасном расположении духа. Плеснув себе бренди, он вышел на террасу и встал, прислонившись к одной из колонн. Ослабив воротник и галстук, Астон позволил вечернему летнему ветерку распахнуть рубашку. Ему позарез нужна эта земля – надо передать Тайтесу Тэлботу тридцать акров, но не жениться же ради этого! Про себя он проклял эти несчастные акры.

В ночном воздухе чувствовалась прохлада, но Астон не замечал этого. На душе было тревожно, и ему не сиделось в доме. Черное небо было усыпано мерцающими звездами и темно-пурпурными облаками. Громко стрекотали, спрятавшись в траве и кустах, сверчки; ночные лягушки взывали к своим собратьям.

Вот уже много лет он пытался убедить себя в том, что не обязан отвечать ни за судьбу Тайтеса, ни за его наследство. Не был же Астон виноват в том, что Теодора солгала. Из-за нее погибли ее брат и отец. И хотя Говард Ратледж никогда не испытывал угрызений совести из-за двух убитых тем воскресным днем, Астон, напротив, испытал их много раз.

Мысли его вернулись к той последней ссоре между ним и Теодорой за несколько недель до се смерти. В тот день к ним в Южные дубы приехала миссис Коннорс из приюта. Женщина хотела, чтобы Теодора еще раз подумала, не забрать ли ей Эвелину и Тайтеса к себе. Астон, после долгих разговоров с отцом, все-таки получил его разрешение взять из приюта брата и сестру Теодоры, но от нее самой он так и не сумел добиться согласия. Теодора заявила, что опекала этих сорванцов целых восемь лет и больше этим заниматься не собирается. Запланированная ею жизнь в Южных дубах никак не вязалась с ее родственниками.

После смерти Теодоры Астон уговорил своего отца разрешить ему забрать из приюта Тайтеса – Эвелину к тому времени уже удочерили, – но отец так и не позволил ему взять мальчика в Южные дубы. Вместо этого он был отдан на воспитание бездетной паре, которая вот-вот должна была переехать в новый дом в Мобиле, в штате Алабама. В знак заботы о Тайтесе Астон до сих пор раз в месяц посылал им деньги.

Астон считал, что, если ему удастся завладеть землей для Тайтеса, его вина перед Тэлботами будет искуплена. Ради этого мальчика он сделал бы все, что было в его силах, все, что должны были дать ему его отец и брат.

Астон вглядывался в темноту ночи и потягивал чуть сладковатый напиток. Ему стало зябко от ночного ветерка, пробежавшего по волосам. Время от времени до него доносились раскаты смеха из построек, в которых жили слуги. Какой-то старик пел протяжную, грустную песню, подогревая владевшую Астоном тревогу.

Прошло уже четыре года, как умер отец Астона. После того что произошло с Тэлботами, их отношения стали натянутыми. Он не хотел признаться самому себе, что совсем не скучает по отцу. Но ему недоставало кого-то, с кем можно было бы поговорить, поужинать вместе, о ком нужно было бы заботиться. Именно по этой причине сегодня вечером он обдумывал идею Фредерика переехать в Южные дубы. И по той же причине он размышлял над предложением Лейна Смита.

Астон усмехнулся. Почему вдруг он почувствовал беспокойство и одиночество? Раньше он никогда ни в ком не нуждался. Но сейчас он догадывался, в чем дело.

Ее звали Гейти. Он вспомнил, что говорили о ней после приема в честь Элейн и Фредерика.

Прелестная, очаровательная, с лицом ангела, чопорная и хорошо воспитанная. Все это было справедливо, но он считал ее еще и прямолинейной, самоуверенной, загадочной и соблазнительной. Астон смочил губы и стер с уголков рта остатки бренди. Ему хотелось поцеловать Гейти. Обнять и крепко прижать к себе.

Он вспомнил, как смотрел в ее ясные голубые глаза. Не такие, как у него, светло-зеленые, хотя иногда они казались голубыми. Губы у нее были пухлые, манящие, красивого бледно-розового цвета. Ему была по душе ее манера во время беседы по-женски мило подтрунивать над ним. Нравилось то, что она не спросила ни у кого его имя. Она не кокетничала с ним, не вела себя как ребенок, и это тоже нравилось Астону.

Тогда, около пруда, и позже, когда они танцевали, она флиртовала с ним, как взрослая женщина, которой нравился мужчина, а не как глупая молодая девушка, которая спешит спрятаться за веер. Черт побери, она волновала его как физически, так и эмоционально.

Что же ему делать? Он дал клятву никогда больше не жениться – у него была веская причина, и он намеревался всецело следовать ей. Астон всматривался в ночную тьму. Да, его опять вынуждают жениться, как заставили это сделать двенадцать лет назад. Но, даже думая так, он признал, что это неправда. Лейн дал ему понять, что решение целиком зависит от Астона. На самом деле Смит уже был близок к тому, чтобы принять поражение и удалиться. Ведь именно Астон предложил им переехать в Южные дубы для того, чтобы он смог лучше узнать Гейти.

Он допил бренди и вытер губы тыльной стороной ладони. Пришло время сказать самому себе правду. Он хотел видеть Гейти в своем доме. Она заинтриговала его. Да, черт возьми, он хотел поближе узнать ее. Если он решит, что Гейти нравится ему, он женится на ней. Астон опять засмеялся. Нет, он уже решил, что она ему нравится. Если бы это было не так, он ни за что не стал бы обдумывать предложение Лейна или приглашать их к себе домой. Единственное, что ему нужно было решить, – хочет ли он жениться на Гейти или хочет просто отдать Тайтесу часть земель Южных дубов. Ведь он никогда не стал бы жениться на Гейти только потому, что так просит ее отец.

Единственным плюсом, который он видел в женитьбе, помимо того, что Тайтес получит землю, было то, что каждую ночь он будет делить постель с красивой женщиной. Предложение Лейна имело свои преимущества, это надо было только обдумать. Астон вглядывался в темное небо.

Если бы он хотел только обзавестись наследником для Южных дубов, он мог бы жениться на многих женщинах. Хэрриет Хаббарт из округа Чилтон была готова выйти замуж еще раз с тех пор, как умер ее супруг и оставил без детей. А у Хэрриет было гораздо больше земель, чем несчастные тридцать акров Сиреневого холма. Если быть честным с самим собой, он устал ходить на все устраиваемые в Саванне приемы и ухаживать за целой стаей молоденьких девушек, достигших совершеннолетия.

Астон вдруг понял, что он устал ходить в публичный дом, который содержала Мадрю. Все ее девушки были красивы – профессиональные любовницы. Но с годами его тяга к ним ослабела.

Все эти размышления сводились к следующему: мог ли он нарушить данную себе клятву? Неужели он должен Тайтесу так много? Множество раз за эти годы он спрашивал себя, мог ли он сделать что-то большее для Тайтеса. Он сделал все, что в его силах, – отдал мальчика на воспитание в хорошую семью, – так должен ли он нарушать данную самому себе клятву ради того, чтобы Тайтес получил то, что заслужил, – землю своего отца? И был ли у него выбор, если он собирался искупить свою вину перед семьей Тэлботов?

– Папа, как же ты мог на такое согласиться – провести несколько недель в доме этого человека? – Гейти ходила взад и вперед вдоль дивана; оборки ее красно-коричневого платья задевали за ножки стола во время ходьбы.

– Ты хочешь выйти замуж за этого человека, дорогая. У тебя будет прекрасная возможность поглядеть, что он за птица.

– Ты же прекрасно знаешь, что я не намерена выходить за него замуж по-настоящему! – Негодуя, Гейти скрестила руки на груди. – Мы просто откажемся, и все. Я же говорила тебе, что собираюсь быть с ним только тогда, когда это будет необходимо.

– Боюсь, отказаться мы не сможем. – Лейн подошел к обитому парчой креслу и с легким стоном опустился в него.

– Но почему? – Гейти остановилась перед ним. – Все очень просто. У нас найдется не меньше дюжины предлогов, все они уважительны и более чем подходящие.

Лейн поморщился и начал массировать плечо.

– Он не пойдет на то, чтобы жениться, пока не проведет с тобой какое-то время и не узнает тебя поближе. И потом, мне по душе это предложение.

– Папа, но я не могу поверить, что ты согласился! И зачем узнавать меня ближе – ведь это заднее обговоренная свадьба! – Гейти вопросительно уставилась на отца.

Лоб Лейна пересекла морщина.

– Черт побери, девочка. Неужели тебе не приходило в голову, что он может считать, что ты серьезна в своих намерениях стать его женой? – Он даже не пытался скрыть свое раздражение. Гейти раскрыла рот от удивления.

– Очевидно, ты прав. – Она сжала губы. – Но мне ненавистна мысль о том, что этот человек думает, что я хочу выйти за него замуж.

– У этого человека есть имя, и если ты намереваешься стать его женой, то хотя бы научись выговаривать его по-человечески. – Лейн повернулся и принялся массировать другое плечо. – Идея провести несколько недель в его доме кажется мне прекрасной. Может быть, это поможет тебе обрести чувства – те, которыми наградил тебя Господь, а не те, которые овладевают тобой с тех пор, как мы приехали сюда.

Гейти знала, что расстроила отца, и понимала чем, хотя совсем не хотела того. Она просила его пойти на это ради нее, а теперь жаловалась, потому что Астон повел себя совсем не так, как она ожидала. Ей пришлось признать, что Астон Ратледж отнюдь не собирается плясать под ее дудку. Он уже доказал ей, насколько сильна его воля, и его не так легко одурачить.

– Прости меня, папа, – промолвила она, моментально смягчившись.

Лейн молчал.

– Ты сердишься на меня, не так ли? – спросила она.

Он взглянул ей в глаза, его лицо было серьезно.

– Гейти, я намерен положить конец этой истории и сказать Астону, что мы передумали. – Он протянул руку и кончиками пальцев взял ее за подбородок. – Только дай мне знать, и я съезжу к нему сегодня вечером.

– Нет, папа. – Для выразительности Гейти замотала головой. – Но я сделаю все возможное, чтобы заставить его передумать.

– Что? Каким образом?

– Я пошлю ему приглашение на ужин. – Она поднялась и расправила юбки. – Если ты разрешишь нам побыть наедине, я поговорю с ним об этом. Уверена, что без особого труда смогу уговорить его жениться.

Лейн вздохнул:

– Прекрасно, если я не смогу переубедить тебя насчет всей этой затеи, завтра мы отправим Мейна с приглашением. Но, Гейти, запомни мои слова, – он указал на нее пальцем, – Астон не из тех, кто легко отступает. Помни, ты можешь потерять гораздо больше.

Гейти сидела перед огромными пяльцами, вышивая цветочный узор на подушке для гостевой комнаты. Мими устроилась напротив и подшивала край занавески. В доме царила тишина: Лейн отправился с Мейном в город. Гейти понимала, что отцу тяжеловато было свыкнуться с тем, что его день не загружен работой. Она пообещала, что днем, когда он вернется, она пойдет с ним на рыбалку. Каждый раз, когда она думала о рыбной ловле на пруду, это напоминало ей об Астоне – о том, как понравился он ей до того, как она узнала, кто он на самом деле. Ей не доводилось раньше встречать такого располагающего человека, с таким чувством юмора. И она не могла припомнить ни одного мужчину, который притягивал бы ее сильнее.

– Здесь и поговорить не с кем, мисс Гейти. Совсем не так, как в Коннектикуте, – пожаловалась Мими, нарушая нависшую над ними тишину. – Дома расположены так далеко друг от друга – можно пройти сто миль и не встретить ни одного человека.

– Ты преувеличиваешь, Мими, – Гейти даже не оторвалась от вышивания. – Есть же имения не дальше, чем в десяти милях отсюда. Кажется, я слышала, что в Южных дубах живет не меньше сорока человек.

– Мне от этого не легче. Я же не могу так далеко идти, чтобы увидеться с их слугами. И потом, – прошептала она, придвинувшись ближе к Гейти, – большинство из них – черные.

Гейти взглянула на нее с улыбкой.

– Ты можешь произносить это слово громко, Мими. В нем нет ничего дурного.

Но взгляд Мими оставался печальным.

– А дома мне стоило только пройти по улице, и я встречала пять или шесть знакомых. Или я могла поболтать с Хейзел через забор. Мейн, Джанет и Хелен уже устали разговаривать со мной все время. Не пойму, почему. Не знаю, с кем еще, по их мнению, я могу общаться, кроме вас и мистера Лейна.

– Я совсем не против того, чтобы поболтать с тобой. Ты же знаешь, – произнесла Гейти, пытаясь ободрить служанку. Сказанное Мими было правдой, и Гейти понимала, что Мими не хватает общения с друзьями. Но Гейти не представляла, чем она может помочь. В Коннектикут они не вернутся. И она была твердо уверена в том, что Лейн и Хелен вскоре устанут слушать ее все время. Хотя Джанет больше походила на Гейти и была готова слушать болтовню Мими, убираясь в доме.

Гейти закрепила узелок на голубой нитке, которой вышивала цветок, и взяла свою корзинку, чтобы найти зеленую нитку для листьев нужного оттенка. Взгляд ее скользнул по печальному лицу Мими, и она вынуждена была сказать:

– Думаю, со временем ты научишься любить умиротворенность жизни здесь, вдалеке от города.

– Нет, мисс. Только не я, – скороговоркой проговорила Мими. – Кому нужна эта умиротворенность. Только не мне. – Мими покачала головой.

В это время раздался громкий стук в дверь. Она вскочила со стула, бросила шитье на подушку. Ее карие глаза округлились от возбуждения, на лице засияла широкая улыбка.

– К нам гости, мисс Гейти. Может, это мисс Элейн снова приехала к нам. Вдруг на этот раз она привезла свою служанку? Но если нет, я могу поболтать с ее кучером. В тот раз, когда они были здесь, он показался мне приятным человеком. Чуть старше, чем я привыкла, по все равно он был очень мил. Я проведу его на кухню и чем-нибудь угощу. Оставайтесь здесь. Я провожу ее сюда и скажу кучеру, чтобы он ждал меня у дверей кухни.

Стоило Мими поспешно выбежать из комнаты, как Гейти расхохоталась.

Разглаживая на себе фартук, Мими еще продолжала что-то бормотать про себя. Потом, сделав глубокий вдох, она распахнула входную дверь. Но вместо Элейн и ее кучера перед ней стоял высокий, долговязый юноша, на вид года на два старше Мими, которой исполнилось семнадцать. Он снял с головы темно-серую шляпу и держал ее перед собой. Волосы под шляпой примялись.

– Как поживаете, мисс? Я привез послание для мисс Гейти Смит.

– А вы кто? – поинтересовалась Мими, пристально разглядывая юношу. Его песочного цвета волосы касались воротничка. Он не носил галстука или платка; белоснежная сорочка была застегнута на все пуговицы. Глаза его были цвета летнего неба. Он был слишком худой и длинный, что спасло ее от обморока, но он, без сомнения, заинтересовал ее.

– Я Хэнк, из Южных дубов. Мистер Астон попросил меня доставить послание.

Осмотрев его внимательно, Мими зарделась.

– Можете передать это послание для мисс Гейти мне. Я ее служанка. – Она протянула руку. Мгновение он смотрел на ее руку, словно не понимая, что она имеет в виду, поэтому она добавила: – Я передам послание. Вам не стоит ее беспокоить.

– Но оно не написано на бумаге, – произнес он, вновь обретая голос, все еще теребя нервными пальцами свою шляпу.

Мими нахмурилась:

– Ну тогда передайте мне его на словах. Я не могу позволить вам беспокоить мисс Гейти.

– У... а... мистер Астон с удовольствием приедет завтра вечером, в пять часов, чтобы отужинать с мисс Гейти и ее отцом.

Говорил он скованно – явный признак того, что она ему понравилась. Это порадовало Мими. Он тоже приглянулся ей. У нее было чувство, что они видятся не в последний раз, тем более что до Южных дубов не больше двенадцати миль. При мысли об этом сердце забилось быстрее.

– Я передам ей. – Она несколько раз взмахнула ресницами, затем предложила: – Не хотите выпить что-нибудь освежающего перед тем, как тронуться в обратный путь, мистер Хэнк?

– Это было бы прекрасно. Но только, он сделал паузу, – зовите меня Хэнк.

– А я Мими, Хэнк. – Она мило улыбнулась ему и пригладила ладонью прическу. – Стакан воды или чашку чая?

Он не сводил с нее глаз.

– Пожалуйста, стакан воды, если это вас не затруднит.

Мими улыбнулась и снова взмахнула ресницами. Она не припоминала, когда в последний раз получала столько удовольствия от общения с молодыми людьми.

– Совсем нет, Хэнк. Идите вокруг дома к задней двери и ждите меня там, у дома кухарки. Я Передам послание мисс Гейти и приду к вам через минуту.

Она быстро взглянула на него.

– Хэнк, а завтра вечером вы повезете сюда мистера Астона?

– Нет, мисс... Мими, – ответил он; голос его звучал уже более уверенно. – Завтра вечером мистер Астон приедет сам. Он берет с собой кого-нибудь только тогда, когда едет в город, и то обычно не меня, а Джози.

– А кто это, Джози? – спросила Мими с улыбкой, чуть качнув плечами.

– Один из тех слуг, которых мистер Астон освободил четыре года назад, после смерти отца мистера Астона. Думаю, он живет в Южных дубах всю свою жизнь. Он помогает по хозяйству, заботится о мистере Астоне.

Мими восторженно закивала. Хэнк – просто кладезь информации и не против поболтать. Может быть, ей и понравится здесь, в Джорджии.

– Идите скорее к задней двери и ждите меня там. – Она прикрыла за ним дверь и поспешила к Гейти на веранду. Распахнув дверь, она выпалила: – Прибыл гонец от мистера Астона. Он передает, что мистер Астон приедет сюда завтра на ужин к пяти часам вечера. Я дам ему напиться перед тем, как он отправится назад. – Внезапно она резко остановилась, обернулась и застыла в дверном проеме. – Я все делаю правильно, да?

– Конечно, – ответила Гейти и рассмеялась, когда Мими ринулась вперед.

Чтобы не потерять иглу, Гейти воткнула ее в материю и в задумчивости откинулась на спинку стула. Противоречивые чувства к Астону разрывали ее. Она ни за что не посчитала бы его привлекательным, когда увидела в первый раз, если бы знала, кто он такой, – в этом она была уверена. Почему судьба сыграла с ней эту шутку, заинтересовав им до того, как она узнала его имя?

Гейти вздохнула. То, что произошло, больше не имело значения. Эти чувства нужно оставить в стороне. Она должна подготовиться к встрече с Астоном завтра вечером.

Гейти расправила платье цвета черники и затянула потуже маленький бантик, прикрепленный к поясу. Шелковая нижняя юбка была отделана белоснежными кружевами, длинные рукава у манжетов тоже были кружевные. Она знала, что глубокий синий цвет оттеняет ее глаза и делает их темнее, чем они есть на самом деле.

Она услышала стук в дверь и поняла, что настало время спускаться вниз. Быстро взглянув на себя в зеркало, Гейти обнаружила, что сумятица, царившая в душе, никак не отражается на лице. Слава Богу.

Обдумав все возможные варианты, Гейти просто решила ответить мистеру Астону Ратледжу, что для нее недопустимо проводить так много времени в его доме, не будучи формально помолвленной с ним. Она будет настаивать на том, что, если они проведут слишком много времени вместе, необходимая их отношениям доля новизны и загадочности исчезнет. И у нее еще так много дел здесь, в Сиреневом холме.

Глубоко в душе Гейти волновалась от того, что ей предстояло сделать, но она не должна позволить тревожным чувствам одержать верх. Справедливость на ее стороне, напомнила она себе, спускаясь вниз, к Астону и своему отцу. Хоть Лейн и не одобряет ее действия, он всегда будет за нее. Его поддержка была ей необходима: только с ним она чувствовала силы и смелость для осуществления своих замыслов.

Она скользнула на веранду и увидела Астона, стоящего перед картиной, – на ней был изображен их дом в Коннектикуте. Высокий, гордый, он выглядел гораздо привлекательнее, чем должен выглядеть человек с такой, как у него, сомнительной репутацией. Надо как-то научиться справляться с теми теплыми чувствами, которые рождались в ее душе в присутствии Астона, научиться концентрироваться на своей цели.

Взгляд ее быстро скользнул по комнате. Лейна не было. Ей придется встретиться с Астоном лицом к лицу. Не надо волноваться. Ведь она сама попросила отца оставить их наедине на какое-то время.

Сделав глубокий вдох, она приказала себе оставаться спокойной как внешне, так и в душе.

– Добрый вечер, мистер Ратледж. Как мило с вашей стороны принять приглашение на ужин. Извините, что заставили вас ждать так долго.

Астон обернулся. Как только его взгляд остановился на ней, лицо осветилось улыбкой. Не надо было быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что он отметил, что она, должно быть, потратила немало времени на свой туалет, и что видеть ее доставляет ему удовольствие.

– Вы великолепно выглядите сегодня, Гейти. Очаровательная молодая леди. Несомненно, темно-синий – ваш цвет.

Довольная его похвалой, очарованная зовущей улыбкой, игравшей на губах, Гейти обнаружила, что ее решимость ослабевает перед искренностью, которая читалась в его глазах. Когда Гейти смотрела на его сильные плечи, широкую грудь, длинные ноги, она понимала, что сделать ответный комплимент легко. Она мысленно одернула себя, понимая, что надо взять себя в руки и держать ситуацию под контролем.

Гейти кашлянула и подошла к нему.

– Благодарю. Мой отец позаботился об аперитиве для вас?

– Пока нет. Молодая девушка по имени Мими проводила меня сюда.

Он взял ее руку, поднес к губам и поцеловал. Сбитая с толку тем, что он поцеловал ей руку, пораженная тем, что ее бросило в жар от его прикосновения, Гейти начала заикаться:

– Я... я прошу прощения за опоздание. Что вам предложить? – Она осторожно высвободила свои пальцы из его руки; ей нелегко было встретиться с ним взглядом. Чувства совершенно не совпадали с ее намерениями.

– Благодарю, в данный момент ничего.

Не переставая вежливо улыбаться, хотя внутри у нее все сжалось, Гейти произнесла:

– Не понимаю, где папа, но я уверена, он скоро придет. Присаживайтесь, пожалуйста. Мими предложила вам выпить что-нибудь прохладительное?

– Да, но в этом нет необходимости. Путь сюда не настолько длинен. По правде говоря, я столько раз приезжал ловить рыбу в вашем пруду, что уверен: моя лошадь считает это место своим домом.

Гейти удивилась, нарочно ли он упомянул пруд. Хотел ли напомнить ей об их первой встрече, когда она обращалась с ним как с обычным бродягой? Думая об этом, она вспомнила, как приятно ей было беседовать с ним на террасе его дома.

Отогнав от себя эти мысли, она произнесла:

– Пока мы ждем папу, я хотела сказать вам, что мы признательны вам за приглашение погостить у вас в Южных дубах. Но скорее всего мы не сможем его принять.

– Разумеется, сможете. – Взгляд его пробежал по ее глазам, губам. – Это идеальная возможность для того, чтобы лучше узнать друг друга.

– Это не так. В этом доме так много еще надо доделать, и я должна лично позаботиться...

– Если я решу жениться на вас, то в этом доме ничего не надо будет доделывать, – возразил он, перебив ее. – Вы будете жить в Южных дубах. – Он посмотрел ей прямо в глаза и улыбнулся. – Я считал, что такой свободомыслящей девушке, как вы, хотелось бы быть уверенной в том, что она будет счастлива в своем новом доме и по крайней мере довольна своим супругом.

Гейти захотелось скрыться от его пронизывающего взгляда, но она не смогла.

– Раз или два в неделю мы можем ужинать вместе – достаточно времени, чтобы лучше узнать друг друга. – Голос ее звучал тихо и то и дело срывался.

– Не совсем. Я провожу большую часть дня в своей конторе на лесопилке. И не хотел бы брать на себя заботу ездить взад и вперед каждый вечер, особенно в это время года, когда идет сев. Кроме того, я не прочь узнать, что значит жить с вами под одной крышей, когда вы будете ждать меня домой к ужину.

От его бесхитростного ответа по коже побежали мурашки.

– Потом вы захотите узнать, что значит спать со мной в одной постели, до того, как вы решите, хотите или нет на мне жениться.

– Если вы предложите, то я, вероятно, заинтересуюсь.

Астон рассмеялся, и Гейти вспыхнула. Как он осмеливается потешаться над ней.

– Ведь вы нуждаетесь в этих землях, мистер Ратледж!

– В той же мере, в какой вы нуждаетесь в супруге.

Щеки ее стали пунцовыми.

– Я... я не нуждаюсь! – От ярости ее бросило в жар. – Мой отец хочет этой женитьбы.

Он улыбнулся:

– Тогда позвольте ему сделать это. Мы с Лей-ном уже все обсудили и решили, что вы должны приехать. О чем тут еще говорить?

Но Гейти не сдавалась:

– Но он не обсудил со мной ваше предложение.

– В этом не было нужды. Как вы уже сами заметили, матримониальные вопросы решаются между отцом и женихом.

Она сама себе противоречила.

– Я против переезда в ваш дом.

– А я против женитьбы, но я хочу обдумать предложение Лейна. У вас есть причины остерегаться переезда в Южные дубы?

Голос его звучал жестко, и это подействовало на Гейти. Она с трудом перевела дыхание, нервно облизала губы и, отвернувшись, отошла от него.

– Нет. Конечно, нет. – Соврала она неуверенно, понимая, что он бросает ей вызов.

– Очень хорошо. Ведь в один прекрасный день этот дом станет вашим.

– Он прав, Гейти! – сзади раздался голос отца. – Добрый вечер, Астон. Надеюсь, путешествие было приятным. – Он протянул руку, и Астон пожал ее.

– Да, Лейн. Рад снова вас видеть.

– Я вижу, вы не передумали. Вы все еще хотите, чтобы мы на время приехали к вам в Южные дубы.

Астон встретился глазами с Гейти. Она еще не сдалась. Еще не все потеряно для того, чтобы избежать переезда в дом этого человека, но, возможно, ей следует отложить мысли об этом до вечера.

– Да, – ответил Астон Лейну, не сводя глаз с Гейти. – Это должно быть очень любопытно – ведь мы ближе узнаем друг друга. И, разумеется, моя прислуга будет в вашем распоряжении: они будут готовы исполнить ваши просьбы и ответить на любые ваши вопросы.

Новые протесты были готовы сорваться у нее с языка, когда вдруг смысл его слов дошел до нее. Возможно, ей стоит обдумать свои возражения. Слуги Астона смогут ответить на все вопросы.

Может быть, даже на те, которые связаны с Теодорой и ее гибелью? Ее постоянно мучил вопрос: почему Теодора упала со ступенек?..

Да, может быть, переезд в дом Астона может оказаться очень кстати. Она сможет поговорить с прислугой и выяснить, что же на самом деле произошло с Астоном, Теодорой и их ребенком. Как она раньше до этого не додумалась.

Быстрый глоток воздуха и новый взгляд на вещи подняли ее дух. Она спокойно взглянула на Астона.

– В таком случае папа и я будем счастливы принять ваше приглашение погостить в южных дубах. А сейчас, если позволите, я проверю, как обстоят дела с ужином.

Проходя мимо отца, Гейти не могла не заметить, что он потрясен. Ему не обязательно знать о ее планах. Она была уверена, что он попытается отговорить ее. Если Астон желает, чтобы она жила в его доме, – пусть так и будет. Она использует это время, чтобы выяснить все, что ей нужно.

Глава 5

– Нам будет хорошо здесь, мисс Гейти, – проговорила Мими, распаковывая сундук Гейти и развешивая ее платья в шкафу. – Надеюсь, что Джанет и Хелен не будут чувствовать себя одиноко без нас. Конечно, как сказал мистер Лейн, мы сможем навещать их раз или два в неделю, если вы захотите. Мейн не будет против того, чтобы отвезти нас в Сиреневый холм.

В ответ Гейти только тяжело вздохнула, кладя на комод щетку для волос и коробочку со шпильками. Возможно, житье в доме Астона и не будет настолько ей в тягость, как казалось вначале. Приехав вчера после полудня, они узнали, что дела заставили Астона уехать в город и его не будет еще несколько дней. Если он так часто будет в отъезде, она, может быть, и вытерпит пребывание в этом доме. И если она все тщательно спланирует, то ей, возможно, и не придется проводить с Астоном много времени, когда он будет дома.

У дверей их встретила Альма – самая старшая из прислуги, она помогала Астону вести хозяйство. Эта милая женщина была возраста Лейна. Дружелюбная, но достаточно сдержанная, она показала им комнаты и проводила к ужину. Гейти не знала, дело ли здесь в ее характере или она недовольна тем, что каких-то три человека будут жить в их доме неизвестно сколько времени. Это, без сомнения, нарушит привычное ей течение дней.

Гейти и ее отцу был подан приготовленный со знанием дела ужин: жареная утка, картошка, зелень, свекла и хлеб только что из духовки. От Альмы Гейти узнала, что двое темнокожих слуг готовят еду, а остальные трое помогают Альме по хозяйству в трехэтажном доме, что стоит в центре Южных дубов. Один из них, Джози, личный слуга Астона.

Зная, что Астона не будет еще несколько дней, Гейти расслабилась, успокоилась и смирилась с мыслью, что она живет в доме человека, которого поклялась ненавидеть и которому решила отомстить за то, что он совершил двенадцать лет назад. Но она никогда не могла предположить, что, для того чтобы осуществить свой замысел, ей придется жить имеете ним.

Гейти радовалась: судя по всему, отцу нравилось осматривать конюшни и огороды. Она пообещала ему, что чуть позже поедет с ним кататься верхом. Даже Мими была счастлива. Улыбка не сходила с ее лица, и она ни на секунду не умолкала. Гейти догадывалась о причине: здесь было больше людей, с кем можно было поболтать, и еще здесь, в Южных дубах, жил молодой человек по имени Хэнк.

Гейти прислонилась к комоду и оглядела комнату. Стены расписаны цветами приглушенных тонов; покрывало на постели соткано из пряжи цвета жемчуга. Большая, красивая комната. Гейти задалась вопросом: выглядела ли эта спальня так же, когда в доме жила ее сестра. Интересно, была ли у Теодоры своя комната или общая с мужем? Странное чувство овладело ею, когда она подумала об Астоне и Теодоре, но она прогнала его прочь.

Мими продолжала ворковать, но Гейти даже не прислушивалась. Она подошла к окну и приподняла цветную занавеску. Ей показалось, что залитые полуденным солнечным светом розы приветливо улыбаются ей.

Гейти провела в доме всего лишь сутки; она спрашивала себя, не рано ли начинать расспрашивать о Теодоре. Следует ли выждать, пока слуги начнут доверять ей, или они сочтут естественным, что она интересуется первой женой Астона?

Мысли ее вернулись к тому далекому времени, когда шериф сообщил ей о гибели отца и Джоша. Почему же там не было Теодоры, чтобы рассказать ей обо всем и успокоить ее? Почему Теодора никогда не навещала их с Тайтесом в приюте? В детстве Гейти часто задавала себе эти вопросы. С возрастом ей стало проще винить во всем мужа сестры.

– Вы слушаете меня, мисс Гейти? – спросила Мими, подходя к ней.

Гейти опустила занавеску и повернулась к служанке:

– Извини. Я прослушала, что ты говорила. Я думала о том, как здесь красиво.

– Да, мисс, правда. Я закончила разбирать ваши вещи. Вы хотите, чтобы я сделала что-нибудь еще перед тем, как вы станете переодеваться к ужину?

Гейти оглядела комнату: взгляд остановился на комоде из палисандрового дерева. Все было в полном порядке.

– Нет, спасибо, – ответила ей Гейти. – Ты, как всегда, молодец.

– Спасибо! – зарделась от удовольствия Мими.

– Скажи, ты довольна своей комнатой?

– О да! Она прямо перед комнатой Альмы и довольно далеко от жаркой кухни. Это самая большая комната из тех, которые у меня когда-либо были, и кровать такая мягкая...

– Не думаю, Мими, что в этом доме есть маленькие комнаты, – заметила Гейти.

– Я согласна, – ответила служанка, сразу же продолжив: – Днем здесь много темнокожих, но на ночь никто из них не остается. В полумиле отсюда у них своя маленькая деревушка. Альма сказала, что Хэнк – сын надзирателя мистера Астона. У него своя комнатка при постоялом дворе, это вниз по дороге.

Гейти улыбнулась и изучающе посмотрела в милое личико служанки.

– Думаю, ты не на шутку увлеклась этим юношей.

Мими открыла рот, чтобы возразить, но ее прервал стук в дверь спальни.

– Интересно, кто бы это мог быть? – спросила она и поспешила посмотреть, кто там.

– Входи, папа, – произнесла Гейти, увидев отца, выглядывающего из-за распахнувшей дверь Мими. – Ты хорошо провел день? – Гейти подошла к отцу и чмокнула его в щеку.

– Да. Здесь у Астона все так прекрасно. Я не перестаю восхищаться.

Гейти еще раз оглядела комнату, чувство беспокойства овладело ею.

– Ты прав, папа: эти земли огромны. Лейн подтянул ремень на брюках.

– Ты готова ехать верхом? Тебе нужна практика.

Отличная идея! Ей надо какое-то время побыть вне дома.

– Да, я захвачу шляпку и перчатки и спущусь вниз.

Мими быстро шла в сторону конюшни, которая находилась чуть подальше домика, где жили повара. У нее был по меньшей мере час или два до того, как она должна была вернуться и помочь мисс Гейти одеться к ужину. Альма рассказала ей, что Хэнк присматривает за верховыми и скаковыми лошадьми мистера Астона. Она надеялась, что пожилая женщина не распознала, насколько Хэнк понравился Мими. В тот день, в Сиреневом холме, он заставил трепетать ее сердце, и она сгорала от желания увидеть его снова.

Конюшня содержалась в таком же порядке, как и красивое главное здание. Перед домом и вокруг крыльца росли кустарники.

Двойные двери были распахнуты настежь, и Мими вошла в большой, полутемный дом. Раздалось ржание лошади. На мгновение она застыла, выжидая, пока глаза привыкнут к темноте, царящей в помещении. По обеим сторонам конюшни тянулись стойла, а двуколки, седла и повозки располагались вдоль задней стены. Мими втянула воздух. Пахло конюшней: пахучая смесь сена, пыли и навоза.

– Эй!.. – позвала она.

Мими увидела Хэнка: он выходил из дверей, расположенных у дальней стены. Его голубые глаза округлились от удивления при виде ее. Швырнув на крышу ближайшей к нему кареты сбрую, которую он нес, Хэнк направился к ней:

– Мими, ты что здесь делаешь?

Он остановился перед ней. Руки и кожаный фартук были в чем-то, по цвету напоминавшем виски, и несколько пятен размазалось по щеке.

Мими широко улыбнулась ему.

– Я узнала у Альмы, где ты работаешь. Надеюсь, ты не против?

– Нет. – Он покачал головой. Мягкие светлые волосы лезли в глаза, и он отбросил их тыльной стороной ладони. – Я надеялся увидеть тебя здесь, но не был уверен, хочешь ли ты видеть меня.

Мими скрестила руки за спиной: она стояла, слегка покачиваясь взад-вперед.

– Я чувствовала то же самое, но решила, что ты так и не узнаешь, что я хочу тебя видеть, если я не скажу тебе об этом. – Мими задумалась, правильно ли она выразила свою мысль. Оттого, что Хэнк был так близко, сердце ее бешено колотилось – она едва могла дышать.

Хэнк улыбнулся, вытащил из кармана фартука испачканную в земле тряпку и вытер руки.

– Здесь я и живу. Мистер Астон выделил мне местечко позади сарая. Хочешь взглянуть?

Мими задумалась. Не то чтобы она не хотела увидеть его комнату – хотела. Но она знала, что нельзя казаться слишком заинтересованной или позволять таким образом заигрывать с собой.

– Думаю, мне не стоит этого делать.

– О, я совсем не это имел в виду... Я... только хотел... Я думал... – Хэнк покраснел, растерянно заморгал и, заикаясь, пытался выговорить слова.

Мими рассмеялась, довольная тем, что он не хотел обидеть ее.

– Я знаю, ты не хотел показаться настырным. Я же вижу, ты хороший парень и не позволил бы себе подобное.

– Нет, Мими. Только не с тобой.

– Я не могу остаться. Мне надо возвращаться, чтобы помочь мисс Гейти одеться к ужину. – Она медленно направилась к двери. – Кажется, ты не слишком часто появляешься в доме?

– Только иногда, когда выполняю поручения Альмы или мистера Астона. Как в тот раз, когда я ездил в Сиреневый холм с посланием для мисс Гейти. Мистер Астон лично передал мне, что сказать.

– Ладно, спроси обо мне, когда «будешь там. – Она остановилась у самого выхода.

– Да. Не сомневайся. И, может быть, в какой-нибудь из вечеров, закончив свои дела, ты выйдешь прогуляться со мной?

Сердце Мими громко забилось.

– Возможно, – ответила она; ее так и подмывало спросить: «Как насчет сегодняшнего вечера?» – Но я не освобожусь, пока мисс Гейти не отправится спать.

– Понимаю. Но ради того, чтобы прогуляться с тобой, я готов и подождать.

Мими не хотелось уходить, но она понимала, что ей не следует давать ему понять, что она сгорает от желания увидеться с ним снова. Теперь его очередь приложить усилия для встречи с ней. Она взглянула на высокого, долговязого юношу и, перед тем как поспешить назад, в последний раз взмахнула ресницами.


После полудня Гейти вышла на веранду и при-с ела на качели, которые свисали с крыши широкого крыльца. На бледно-голубом небе клубились круглые белые облака. Воздух был напоен весной. Прошло уже три дня с тех пор, как Гейти и ее отец приехали в Южные дубы, но Астон еще не появился. Она не понимала, отчего это так раздражало ее. Ведь она должна быть несказанно рада тому, что его нет. Напротив, она думала про себя, как невежливо с его стороны пригласить их к себе и исчезнуть самому.

Дни тянулись долго, и Гейти быстро устала от шитья. Дома, в Сиреневом холме, она вышивала занавески, скатерти и покрывала; здесь же, в доме Астона, она могла работать только над мелкими предметами: шарфиками, воротничками и манжетами. Она надеялась, что Альме пришелся по вкусу воротничок, который она вышила для нее. Она заметила, что женщина одета очень просто, и подумала, что, возможно, ей понравится съемный воротничок. Гейти слегка качнулась на качелях, она наслаждалась полуденным спокойствием. Время от времени до нее доносились голоса и смех из домов, где жили темнокожие слуги, и чириканье птиц на деревьях вокруг дома. Три собаки Астона – Пит, Райдер и Элис – тявкали где-то неподалеку.

Мими была права: пригород Джорджии был намного тише, чем маленький городок в Коннектикуте, где жили они.

Ей доставляло удовольствие ужинать вдвоем с отцом, сидя в столовой за длинным, гладко отполированным столом. Альма и Джолли, одна из ее помощниц, старались вовсю, чтобы им было уютно и еда была превосходной. Она понимала, что не чувствовала бы себя так умиротворенно, если]бы отца не было рядом. Завтра она опять поедет кататься верхом. Это поможет запомнить день. Она много бы отдала, чтобы иметь рояль для игры по вечерам. Ее инструмент еще не прибыл из Коннектикута. Когда его привезут, она поедет и лично удостоверится, что он в порядке.

Дверь открылась, и Гейти увидела Альму. В одной руке она несла плед.

– Добрый день, мисс Гейти. Я и не знала, что вы здесь.

– Здравствуйте, Альма. Я устала от шитья и решила немного отдохнуть. Сегодня такой чудесный день.

Альма вынесла плед на крыльцо и изо всех сил принялась его вытряхивать. В воздухе взметнулись клубы пыли, и Альма зачихала.

Когда с пледом было покончено, Гейти решила, что самое время преподнести женщине воротничок, который она сделала для нее.

Гейти встала и подошла к Альме, которая как раз складывала грубо сотканный плед. Она вытащила из кармана украшенный цветами воротничок и произнесла:

– Альма, я надеюсь, вы не откажетесь – я вышила вот это для вас. Я не видела, чтобы вы носили воротнички, и решила, что, может быть, этот вам понравится.

Лицо женщины озарилось довольной улыбкой.

– О, мисс Гейти, он такой красивый! Цвета такие яркие и живые. – Она отложила плед в сторону и взяла в руки белоснежный воротничок. Поднеся его к глазам, она стала разглядывать искусно вышитые по краям цветы.

– Я рада, что он вам понравился. Альма взглянула на нее.

– Конечно. Такая тонкая вышивка у меня никогда не получалась. Спасибо.

– Давайте примерим, – предложила Гейти.

Альма приложила к шее широкую полоску материи, а Гейти подошла к ней сзади, чтобы застегнуть две пуговицы на спине.

– Вот так. Смотрится прекрасно.

– Не знаю, как вас и благодарить. – Улыбаясь, Альма заправила под шиньон выбившуюся прядь седых волос.

– Пустяки. Мне хотелось сделать это для вас. Я устала все время делать одно и то же. А у Мими воротничков и манжетов больше, чем она может сносить. Может, скажете мне, чем я могу помочь по дому? Может, нужна помощь с шитьем, составлением меню или ведением книги расходов? Я хорошо считаю.

– Нет, спасибо, мисс Гейти. Я и так с трудом нахожу, чем занять всех наших слуг. Мистеру Астону не понравилось бы, если бы я позволила вам заниматься делами или вести домашнюю бухгалтерию. Он сказал, что вы здесь для того, чтобы отдыхать и наслаждаться жизнью.

Гейти не могла не подумать о том, как бы Астону понравилось с утра до вечера только вышивать. Она улыбнулась Альме и спросила:

– Как давно вы здесь?

– Ой, думаю, уже почти лет тридцать. – Она провела рукой по вышитым на воротничке цветам.

– Так вы были здесь, когда Астон женился в первый раз? – Гейти совсем не собиралась задавать сейчас этот вопрос. Слова вырвались сами по себе, как естественное продолжение первого вопроса. Ей не хотелось, чтобы Альма заподозрила ее в том, что она сшила для нее воротничок, а взамен ждет каких-то подробностей.

Улыбка слетела с лица Альмы, и она снова взялась за плед. – Да.

– Я слышала, что она умерла совсем молодой?

– Верно. Такая трагедия. Как и любая смерть. Пока не умерла мать Астона, я прислуживала ей. Отец Астона оставил меня потом вести хозяйство. С тех пор прошло уже больше пятнадцати лет.

Пораженная тем, как быстро Альма сменила дружелюбный тон на холодную отчужденность, Гейти тепло улыбнулась ей. Было очевидно, что Альма не хотела говорить о Теодоре – она слишком быстро перевела разговор на себя. Но Гейти нравилась эта женщина, и она уважала ее желания... Пока. Придет время, и она повторит свой вопрос: тогда от нее не так легко будет отделаться.

Гейти понимала, что на самом деле Астон – единственный человек, которому ей следовало задавать вопросы о Теодоре, но, по правде говоря, она не слишком ему доверяла. Она знала, что ее сестра упала с лестницы, но почему это произошло?

Гейти заметила, что Альма все еще наблюдает за ней, и потому спросила:

– Получается, вы были еще совсем молодой, когда стали работать здесь?

– Да. Возможно, ненамного старше вашей Мими.

– Ей семнадцать.

Улыбка вернулась на лицо Альмы.

– Мне было около двадцати. Гейти подошла к качелям.

– Скажите, что сегодня на ужин? Я ужасно проголодалась.

– Не беспокойтесь. Я поручила Джолли сварить курицу и бросить в бульон кукурузные клецки – получится густой суп. Его можно будет подать... – Топот лошадиных копыт привлек внимание Альмы, и она замолкла.

Они молча стояли и наблюдали за приближающимся всадником.

– Это мистер Астон, – заметила Альма, когда всадник и конь предстали перед их взором, но Гейти и без того узнала хозяина, гордо сидящего в седле.

– Встречайте мистера Астона, а я пойду скажу Джолли и Алетте накрыть на стол.

Альма заспешила прочь, а Гейти взглянула на всадника. Странно, но она ждала его приезда. Хотела, чтобы он приехал, и в то же время желала, чтобы он никогда не возвращался. Мурашки пробежали по телу, сердце екнуло.

Краем глаза она увидела Хэнка, идущего по направлению к крыльцу. Он, должно быть, тоже услышал стук копыт. Видимо, когда мистер Астон возвращается домой, всем находится дело.

Астон соскочил с лошади и набросил поводья на столб. Он выглядел свежим, несмотря на то что, насколько Гейти было известно, езды до города было больше часа. Он должен был быть по крайней мере немного уставшим или в пыли.

Астон протянул перчатки Хэнку и, на ходу снимая шляпу, стал подниматься по лестнице, шагая сразу через две ступеньки. Дразнящая улыбка, которая была ей уже знакома, играла на его губах. Она отогнала прочь переполнявшее ее желание обрадоваться его приезду, быть счастливой оттого, что он наконец дома.

– Ждали моего возвращения, Гейти? – спросил он, останавливаясь перед ней. – Хорошо исполняете свой долг. Я просто поражен.

Она с любопытством взглянула на него, еще не оправившись от смущения.

– Я вовсе не высматривала и не ждала вас. Просто вышла подышать воздухом.

– В таком случае, Гейти, вы сделали это очень вовремя.

Не в силах сдержаться, Гейти спросила:

– Разве мама не учила вас, что, если вы приглашаете кого-то в гости, следует быть дома, чтобы поприветствовать гостей, когда они приедут?

Он поклонился; темные волосы упали на лицо.

– Прошу прощения. Я просил Альму передать вам, что неожиданные дела заставили меня уехать в Саванну на несколько дней.

– Она передала. – Гейта оставалась сдержанной и соблюдала дистанцию, не замечая его примирительный тон и обезоруживающую улыбку.

Показывая, что он абсолютно не смущен и не испуган, Астон улыбнулся и произнес:

– Это было очень важно, касалось Южных дубов, иначе я, разумеется, был бы здесь, чтобы встретить вас и вашего отца в моем доме.

Взяв себя в руки, Гейти вежливо ответила:

– Я принимаю ваши извинения.

– Спасибо. Вашему отцу я принесу персональные извинения.

– Его здесь нет. – Она заставила себя оставаться сдержанной, разговаривая с ним, зная, как легко может растаять – а это доставит Астону удовольствие. – Он на весь день уехал в Сиреневый холм.

– Тогда я извинюсь перед ним за ужином. – Он прошел мимо нее, но у двери оглянулся. – Думаю, Гейти, мне будет приятно ваше присутствие в моем доме. – Он подмигнул ей и вошел в дом.

Гейти вспыхнула от ярости: как он позволяет себе быть фамильярным с ней? Но даже думая так, она знала, что именно его дружеская манера общения привлекла ее тогда у пруда. Сжимая кулаки от досады, она подошла к краю веранды. Почему Астон Ратледж не злой старикашка, каким представлялся ей в мечтах? Почему он так молод, очарователен и так нравится ей?

Проглядев скопившиеся на столе бумаги и переодевшись в свежий костюм, Астон вышел в гостиную, чтобы чего-нибудь выпить и подождать Гейти и Лейна, которые присоединятся к нему за ужином.

Приехав сюда, Гейти расстроилась из-за его отсутствия, и это не удивило его. Еще в первый раз, когда он увидел ее, он понял, что она из тех женщин, которым нравится, когда во всем соблюдаются принятые в обществе каноны. Иначе почему бы она сказала ему подойти к задней двери?

Астон усмехнулся. Эта черта нравилась ему: значит, она знает, как вести домашние дела и содержать их в порядке. И она доказала, что может за себя постоять. Но, что было намного важнее, он не сомневался, что за этими чистыми голубыми глазами скрывалась страстная женщина. И это интриговало его больше, чем резкие реплики в его адрес и негодующие взгляды.

Думая об этом, он понял, что ему на самом деле хочется быть с ней. Да, он хочет, чтобы она была в его доме, где он может разговаривать с ней, смотреть на нее, наслаждаться ею.

– О, Астон, вы, оказывается, здесь! – произнес Лейн, торопливо входя в гостиную.

Астон поставил бокал и, выйдя на середину комнаты, протянул Лейну руку.

– Лейн, я виноват, что не смог быть здесь, когда вы с Гейти приехали. Один из моих покупателей неожиданно приехал в город: мне надо было обсудить с ним планы на посевную.

Лейн пожал ему руку.

– Ничего страшного. Мы с дочкой чувствовали себя вполне комфортно. Воспользовались вашим гостеприимством и с удовольствием катались верхом по вашим владениям, гуляли в ваших садах.

– Рад слышать. Что вам налить?

– У вас отменный шотландский виски. Пожалуй, немного будет очень кстати.

– Присаживайтесь. Гейти сказала, что вы сегодня ездили в Сиреневый холм? – произнес Астон, наливая.

– Да. Мне нужно обсудить это с вами. – Лейн вздохнул, усаживаясь в одно из высоких кресел с золотистой обивкой. – Когда я приехал, меня ждало письмо. Боюсь, мне придется отправиться в Коннектикут по делам. Не знаю, когда вернусь. Хотя не думаю, что решение этого вопроса займет больше двух-трех недель.

Довольное выражение тут же слетело с лица Ас тона. Он протянул Лейну бокал.

– Как? Вам надо уехать из Южных дубов? – Астону не удалось скрыть своего недовольства.

– О да! – Лейн сделал глоток, затем улыбнулся. – Вас заставили уехать дела, теперь они вынуждают уехать меня.

Астон с удивлением обнаружил, что расстроился. Ему не хотелось, чтобы Гейти покидала его дом. Он вспомнил то теплое чувство, которое охватило его при виде Гейти, стоящей на веранде. Она сказала, что не ждала его, но в тот момент это выглядело именно так. И наблюдала она за ним или нет, пока он скакал верхом, – все равно ему было приятно, что она находилась там.

– Я понимаю, это так неожиданно. Жаль, ведь вы только приехали, а мы вынуждены вас покинуть. Но выхода нет.

Астон почувствовал, как сжались его челюсти. Он не отпустит ее. Но как удержать ее здесь? И когда он успел превратиться в собственника по отношению к этой женщине? Он не был уверен, что рад этому. Астон опустился в кресло напротив Лейна: ему надо действовать с большой осторожностью.

– Понимаю, вас ждут дела. – Он сделал паузу. – Но так ли необходимо Гейти ехать с вами?

Лейн пристально изучал его.

– Я и не думал, что могу уехать без нее.

– Так подумайте. Может, вы сможете поехать без Гейти.

– Ну... я не знаю. – Лейн заерзал в кресле. – Понимаю, что вам хотелось поближе узнать ее, но я... я не уверен, следует ли ей оставаться здесь без меня.

Астон не понимал, почему он чувствует жгучую потребность, чтобы Гейти была с ним. Как будто он уже решил, что она принадлежит ему. Во что бы то ни стало он хотел оставить ее в Южных дубах. Он произнес, стараясь, чтобы голос звучал спокойно и уравновешенно:

– Лейн, даю вам слово, что буду оберегать Гейти, как если бы она уже стала моей женой. Никакого скандала не будет и в помине – Альма и служанка Гейти будут сопровождать ее повсюду.

– Думаю, вы не совсем понимаете, о чем просите. – Лейн сделал глоток.

Астон молчал, предоставляя ему возможность все обдумать.

Наконец старший из собеседников промолвил:

– Не думаю, что будет правильно так поступить.

Стараясь оставаться спокойным и не дать волю своим чувствам, Астон продолжал убеждать.

– Лейн, я дал вам слово джентльмена, что буду беречь Гейти. Возьму на себя роль ее ангела-хранителя. Она ведь должна стать моей женой. Во всяком случае, я не испорчу ее репутацию. Уверен, вы согласитесь с этим.

– Да. Но не забывайте о том, что Гейти с самого начала не хотела приезжать сюда. Я должен принять во внимание, как она отнесется к вашему предложению.

Астон улыбнулся.

– Я помню. Однако, мне кажется, она не жалеет, что приехала.

Астон замолчал – отец Гейти несколько мгновений обдумывал его предложение. Он не мог объяснить, отчего так настаивает на том, чтобы она осталась. Возможно, она просто заинтриговала его, а может быть, это что-то большее.

Наконец Лейн промолвил:

– Я согласен при одном условии.

– Назовите же его.

– Вы должны будете дать мне ответ к моменту моего возвращения. Женитесь вы на Гейти или нет. Дорога в Коннектикут и обратно займет неделю, две-три недели я пробуду там. Будьте готовы объявить о своем решении.

По глазам своего собеседника Астон понял, что здесь он не пойдет ни на какие уступки. Через пять-шесть недель ему надо будет дать ответ, возьмет он Гейти в жены или нет.

– Даю слово, – ответил Астон, зная, что вопрос не в том, хочет ли он или нет жениться на Гейти. Он был бы дураком, если бы не хотел этого. Вопрос был в том, хочет ли он жениться вообще.

Лейн допил виски, затем взглянул на Астона.

– Я поговорю с Гейти после ужина.

– Входи, папа, – произнесла Гейти, снимая серебряные с жемчугом серьги, которые она надевала к ужину. Она положила их на туалетный столик, затем повернулась к отцу. Она была уверена, что ей придется выслушать от него лекцию о том, что надо бы сделать Астону выговор за его идеи относительно расширения железной дороги. Лейн повернулся к служанке.

– Я хотел бы поговорить с Гейти наедине, Мими.

– Да, сэр, – ответила она. – Я буду ждать вас в холле, мисс Гейти. Позовите меня, когда будете готовы переодеться.

– Спасибо. – Гейти закрыла дверь за Мими. Ей не нравилось выражение отцовского лица. Скорее всего он намерен сделать ей выговор – иначе бы ему незачем было оставаться с ней один на один.

– Извини, папа. Знаю, что сегодня вечером я, вероятно, смутила тебя, высказав все, что думаю. Но этот человек вывел меня из себя. Подумать только, он дал согласие проложить железную дорогу в западном направлении до того...

– Гейти, я пришел сюда не по этому поводу.

– Тогда почему же? – спросила она, встав рядом с ним у окна.

– Сегодня я получил неприятные известия. – Он провел рукой по редеющим волосам.

– Что? Садись, расскажи мне. – Она посадила отца в кресло и склонилась над ним.

– Мейн передал мне письмо, которое пришло в Сиреневый холм после нашего отъезда. – Он вытащил письмо из кармана и протянул ей. – Не стоит сейчас терять время и читать его. Его прислала жена человека, который купил у меня чугуноплавильный завод. Спустя неделю после нашего отъезда он внезапно скончался.

– О, папа, это так ужасно! Он был хорошим человеком. – Она сунула письмо в карман, чтобы потом прочитать его, как предложил отец.

Лейн кивнул.

– Конечно. Такая досада! – Он взялся за плечо и стал вращать рукой, как будто бы пытаясь расслабить сустав. – Их единственному сыну всего двенадцать, он еще не может вести дела. Она спрашивает, могу ли я приехать и помочь ей, пока она приведет в порядок свои дела и найдет знающего управляющего.

– Я не хочу, чтобы ты снова проделал этот длинный путь в Коннектикут, папа. Несомненно, ты можешь написать ей и порекомендовать кого-нибудь.

Он посмотрел Гейти в глаза.

– Думаю, что не могу так поступить. Она ищет не просто кого-то, кто умел бы плавить железо. Она хочет найти управляющего, которому бы могла доверить и рабочих, и ведение бухгалтерии, note ее сын не вырастет и не возьмет на себя все это.

– Но, папа, это ведь теперь ее забота, а, не твоя. Это долгое путешествие по ухабистым дорогам тяжело для тебя. И в Коннектикуте пока еще стоят холода. Я же знаю, что ты чувствуешь себя лучше с тех пор, как мы здесь.

– Все, что ты говоришь, – правда, Гейти. Но ты же знаешь, как тяжело было мне расставаться с делами. Я не могу позволить ей передать их кому попало. Тем более она попросила помочь. Я чувствую, что должен ехать. Кроме того, сейчас апрель. Там гораздо теплее, чем было во время нашего отъезда.

Мысль о поездке в Коннектикут сразу же вызвала у Гейти смешанные чувства. В некотором роде это можно было считать удачей. У нее никак не получалось сосредоточить свои усилия на том, ради чего она приехала в Южные дубы. Но, с другой стороны, ее планы рушились. Все уже шло к тому, чтобы осуществить месть над Астоном. Теперь надо откладывать это до их возвращения. Возможно, когда она вернется, он уже не будет столь любезен, но она не может отказать отцу. Он был прав в своем намерении помочь женщине. Она знала, как много он ставил на карту, продавая компанию, чтобы переехать на юг. И если он хочет, то надо ехать.

Она взяла его за руку и улыбнулась, довольная тем, что может сделать ему приятное.

– Конечно, ты прав. Вечером соберем вещи и завтра чуть свет тронемся в путь. Не будем медлить.

Лейн слегка улыбнулся ей.

– Нет, дорогая, – он потрепал ее по щеке, – ты не поедешь со мной.

На мгновение опешив, она пролепетала:

– Пап, я... я не понимаю, что ты имеешь в виду.

– Я договорился, что, пока меня не будет, ты останешься здесь, в Южных дубах, и Астон будет опекать тебя.

– Что? Этот человек в роли опекуна! Папа, как ты мог! Мне противно даже думать об этом. – Она была настолько ошеломлена, что не могла двинуться с места. – Я не желаю оставаться здесь без тебя.

Он сжал губы и медленно кивнул.

– Вот так. Я поддерживал тебя в твоей нелепой идее. Теперь ты должна поддержать меня в моей. Ты остаешься.

Гейти с трудом перевела дыхание. Нечасто ее отец так жестко обращался с ней. Она облизнула пересохшие губы и отошла от него.

– Хорошо.

– Не обязательно, чтобы ты ехала со мной. Я пробуду там не больше двух-трех недель. Моя девочка, ты ведь знаешь, как важно для меня вернуться в Коннектикут и помочь Оливии Тэйлор, а я знаю, насколько важно для тебя остаться здесь и разделаться с ненавистью, которая живет в твоем сердце. Чем скорее ты выбросишь месть из головы, тем скорее заживешь той жизнью, какой бы мне хотелось. Ты же знаешь, мне не нравится все это.

Сердце Гейти упало.

– О, папа, я понимаю, что это значит для тебя, и мне очень жаль. Но у меня нет выбора.

– Нет есть.

Она опустила ресницы.

– Но я не могу жить с этим.

– Знаю. Именно поэтому тебе надо остаться здесь и раз и навсегда преодолеть душевный разлад.

– Но я не хочу, чтобы ты путешествовал один.

– А кто сказал, что я буду один? Мейн будет со мной. А когда на следующей неделе я приеду туда, самые холодные дни весны кончатся. Джанет и Хелен могут вполне сами вести хозяйство в Сиреневом холме. Захочешь – посылай туда Мими раз-два в неделю узнать, не нужно ли им чего-нибудь. А в этом доме о тебе будут заботиться и Альма, и Мими.

Гейти не знала, сказать ли отцу о том, что вряд ли сможет выдержать без его поддержки, но понимала, что он сочтет это за слабость. Она сделала глубокий вдох и собрала остатки храбрости.

– Ты прав. Мими будет заботиться обо мне, а Мейн о тебе. Сделай все возможное для этой женщины и компании, но приезжай скорее, папа. Ты знаешь, как ты нужен мне.

– Да. – Он снова потрепал ее по щеке. – Я знаю, как нужен тебе, и это единственное, что будет беспокоить меня, пока я буду в отъезде.

Глава 6

Через два дня после отъезда отца Гейти сидела над шитьем на залитой солнцем террасе, вспоминая прошлый вечер, проведенный с Астоном. Во время ужина она была холодна и сдержанна с ним, отвечая только на те вопросы, которые он задавал. После десерта, когда он попросил ее выпить с ним чашечку кофе в маленькой гостиной, она настояла на том, чтобы Мими пошла с ними. Ей казалось, что, когда рядом есть кто-то, ей легче быть начеку с Астоном. Стоило им остаться наедине, она сразу же смягчалась по отношению к нему. А этого допускать нельзя.

Хорошо, что Астон не расспрашивал ее о жизни в Коннектикуте. Если получится, она не хотела бы, чтобы до того, как они поженятся и она скажет ему, что ее имя Эвелина Тэлбот, он узнал о том, что ее удочерили. В глубине души, как всегда, раздавался слабый голос, который призывал ее отказаться от этой затеи, но она сразу же вспоминала отца, молодое лицо Джоша и Теодору с ее светло-каштановыми волосами и глазами небесно-голубого цвета. Она не сможет жить в согласии с собой, пока не предпримет что-нибудь. И самая идеальная месть – заставить Астона жениться. Полная справедливость восторжествует, когда Астон возьмет в жены еще одну девушку из рода Тэлботов.

– Добрый день! – прокричал кто-то у входа в дом, отрывая Гейти от ее мыслей. – Есть здесь кто-нибудь?

Гейти не узнала этот мужской голос. Она подождала в своем кресле еще мгновение, рассчитывая на то, что Альма или Мими позаботятся о джентльмене. Затем, вспомнив, что Альма и Мими полезли на чердак – искать для нее большие пяльцы для вышивания, Гейти воткнула иголку в материю и пошла по направлению к прихожей, удивляясь, кто это мог так просто явиться в дом – без стука и даже без того, чтобы Альма, Джози или кто-нибудь из слуг представили его по всем правилам.

Высокий, хорошо одетый юноша входил с веранды, когда она подошла.

– Фредерик, добрый день. – Она вежливо улыбнулась и направилась к нему.

При виде ее в его темно-карих глазах возникло смятение. Он был абсолютно сбит с толку.

– Гейти, какой сюрприз! Рад опять вас видеть. Как дела?

– Очень хорошо. А ваши?

– Неплохо. – Он взял ее руку и вежливо поцеловал. – В этом желтом платье вы такая свежая, прямо как цветок в утренних солнечных лучах. Оно очень вам к лицу. – Он повесил шляпу на вешалку в углу прихожей.

Он льстил ей. Еще будучи совсем молоденькой девушкой, она заметила, что так ведут себя большинство мужчин.

– Рада снова вас видеть. Как Элейн? Она так мне понравилась. И прием удался на славу.

– У нее все хорошо. Спасибо. Эти выходные я проведу вместе с ней в доме ее отца, в городе.

– Передайте, что я надеюсь скоро опять ее увидеть.

– Непременно. – Он бросил взгляд в коридор, затем снова посмотрел на Гейти, почесал в затылке, как бы смущенный чем-то. – Астон здесь? – спросил он, глядя ей прямо в глаза.

– Сейчас нет. По-моему, он занят своими обычными делами. Альма сказала, что до ужина он вряд ли приедет домой. Альма и Мими на чердаке. Я позову Джози, он нальет вам что-нибудь выпить.

Фредерик задумчиво потер подбородок.

– Нет, спасибо. Если Астон не будет возражать, я поужинаю с вами и останусь на ночь.

– Разумеется, он не будет против, – ответила Гейти, скрестив руки перед собой. – В конце концов вы его племянник.

– Жаль, что вы приехали в гости, когда Астона нет дома и он не может развлечь вас. – Он застенчиво улыбнулся и засунул руки в карманы широких полосатых брюк. Гейти рассмеялась, пытаясь понять, звучат в его словах дружеские или насмешливые нотки.

– Я совсем не против. Знаете, я приехала в Южные дубы на несколько недель. И отнюдь не настаиваю, чтобы Астон развлекал меня.

– Неужели? – И снова ему не удалось скрыть удивление. Когда смысл ее слов дошел до него полностью, он нахмурил лоб, сдвинув узкие брови.

– Да. – Продолжая улыбаться, Гейти раздумывала: стоит ли рассказывать ему о том, что на самом деле она приехала в Южные дубы для того, чтобы Астон ближе узнал ее и решил, хочет ли он принять предложение отца Гейти жениться на ней и получить за это землю? Нет. Это его не касается; Он – племянник Астона, и пусть Астон сам как хочет все объясняет юноше – скажет правду или обманет.

– Удивительно! Вы просто переехали сюда. Что-то случилось у вас дома?

Фредерик достал руки из карманов и скрестил их на груди. Гейти не сомневалась, что он уже готов наконец задать ей вопрос о том, что же происходит между ними. Он буквально сгорал от любопытства.

Гейти намеренно пошла назад к террасе.

– Нет-нет. В Сиреневом холме все в порядке. И нет ничего необычного в том, что я здесь, – ответила она. – Неожиданные дела заставили отца вернуться в Коннектикут. Он решил, что, пока его не будет, я останусь здесь, а Астон будет опекать меня. – Это было недалеко от истины и не более того, что она собиралась сказать.

– Странно!.. – Он снова почесал в затылке; по его лицу она видела, что он сбит с толку.

В дверях она задержалась.

– Не понимаю, почему, – произнесла она, намеренно делая вид, что неправильно истолковала сказанное им. – Моя служанка и Альма прекрасно заботятся обо мне. – Затем, вспомнив нахальное замечание Астона, она добавила: – И я полностью уверена, что из-за меня репутация Астона не пострадает.

– О нет, я... уверен, что о вас хорошо заботятся. Да, – заикаясь, проговорил он, когда они вошли на террасу. – Я только имел в виду, что Астон обычно не... – Он запнулся. – Ладно, я думаю проехаться по владениям – может быть, мне удастся найти Астона. Мы... увидимся за ужином.

– Я очень рада, что вы останетесь с нами, – ответила она.

Фредерик кивнул и поспешил прочь. Совершенно очевидно, что ее приезд в Южные дубы расстроил племянника Астона. «Интересно, почему?» – подумала Гейти.

Астон ни в чем не мог упрекнуть Гейти – все было безупречно: манеры, обаяние, внешность. Понадобись ему жена – Гейти идеально подходила бы для этой роли. Во время ужина и десерта она была настолько любезна, что буквально приручила Фредерика. Даже Астон обнаружил, что поддался ее очарованию: он пожалел, что не находится наедине с ней, наслаждаясь ее интеллектом и красотой.

После кофе Гейти извинилась и, как любая воспитанная девушка, удалилась в свою комнату, чтобы мужчины, если пожелают, могли выпить бренди или выкурить сигару.

Астон налил в бокалы выдержанного портвейна и вышел на веранду, где его ждал Фредерик. Он был удивлен, когда приехал после полудня домой и встретил Фредерика, который ждал его у конюшни. Дул прохладный, легкий весенний ветерок, и от него сразу же становилось спокойно на душе. Сверчки, лягушки, ночные птицы издавали призывные звуки, словно зазывали Астона в свой мир.

Фредерик прислонился к колонне, клубы дыма от его трубки кружили над головой. Астон так и не приучился к табаку, но ему был приятен аромат только что раскуренной трубки. Четко очерченный полумесяц висел высоко в звездном ночном небе, освещая веранду слабым светом. Он поймал себя на мысли, что желал бы, чтобы Гейти ждала его здесь.

Он протянул Фредерику бокал, затем присел на одно из кресел-качалок с высокой спинкой, приготовившись наслаждаться портвейном, ночью и мыслями о прелестной, загадочной молодой леди наверху.

– Немного необычно для тебя поселить у себя дома молодую девушку, не так ли?

Астон перевел взгляд на Фредерика. Он не был настроен на беседу – может быть, его лаконичные ответы заставят Фредерика понять это.

– Нет.

В последнее время Фредерик лез не в свои дела. Астон всегда хорошо относился к племяннику, но сейчас он явно искушает судьбу. Ему совершенно не хотелось обсуждать с Фредериком свою личную жизнь.

– По-моему, ты никогда так не делал. – Фредерик сделал паузу. – Вообще-то я был страшно удивлен, когда узнал, что ты, с твоим отношением к женщинам, позволил кому-то ночевать у тебя в доме.

Астону очень хотелось побыть наедине со своими мыслями, но на эту реплику он не мог не ответить.

– О чем ты, Фредерик? Послушать тебя, покажется, что я ненавижу женщин. На самом деле это совсем не так. Мне нравится быть в обществе женщин. Не представляю, почему ты думаешь иначе.

Фредерик выпустил дым, и он закружился над его головой, пока ночной ветер не унес его. Опершись ногой о белую колонну, стоящую за ним, он пригубил из бокала.

– Но признайся, что никогда не проводил много времени с одной и той же женщиной. Никогда ни за кем не ухаживал.

– И что? – Астон отнюдь не собирался жалеть Фредерика. Если племянник так стремится влезть в его дела, Астон заставит его попотеть над каждым вопросом.

– Все это немного сбивает меня с толку. – Фредерик откашлялся и отпил вина.

– Отчего же?

– Ты же говорил, что никогда больше не сблизишься с женщиной настолько, что она сможет сказать, что ты – отец ее ребенка, или заставить тебя жениться на ней.

Это была правда, и эту правду, черт возьми, знал весь округ. Он сделал ошибку, сказав об этом отцу во время празднования своего двадцатилетия. С того самого дня, когда он родился в семье Говарда Ратледжа, владельца Южных дубов, он был самым завидным женихом в городе. Теодора Тэлбот тоже знала об этом. После смерти Теодоры его положение в обществе не изменилось. Когда истекло положенное для траура время, отцы стали являться к нему, предлагая свататься к их дочерям. Все осталось по-прежнему.

– Я устал обсуждать эту тему, Фредерик, и это совсем тебя не касается. К тому же, сомневаюсь, что Гейти может обвинить меня в том, что я испортил ее репутацию. Ты же видел ее сегодня вечером. Она не соглашается ни на секунду оставаться одна в моем присутствии. С тех пор, как уехал ее отец, служанка спит в ее комнате. Не думаю, что должен опасаться Гейти. Я просто смотрю за ней, пока ее отец в отъезде.

– Но ты согласен, что у меня есть повод для беспокойства? – Фредерик подошел ближе к Астону. – Ты обещал, что Южные дубы достанутся моему сыну.

– Если у меня не будет собственного сына, Фредерик. Таково было условие.

– До сих пор у меня не было причин волноваться по этому поводу. Вообще-то я и заехал сюда сегодня для того, чтобы еще раз обсудить с тобой, можно ли нам с Элейн после свадьбы переехать сюда, к тебе.

Астон сел прямо, встревоженный словами племянника. Неделю до вечеринки пара провела здесь, но на большее он не мог согласиться.

– Она здорова, – продолжал Фредерик. – Через год после нашей свадьбы она родит мне сына.

Поднимаясь с кресла, Астон произнес:

– Возможно, но не думаю, что вам нужно переезжать сюда. Я дорожу своим уединением.

– Уединением? Вместе с Гейти? Конечно, ты...

– Не стоит указывать мне на то, что я делаю, Фредерик, – перебил его Астон. Его тон явно давал молодому человеку понять, что он зашел слишком далеко. Он стоял перед Фредериком и видел, что тот прячет взгляд.

Его ресницы непроизвольно вздрагивали, губы слегка побелели; было заметно, как пульсирует жилка у него на шее.

– Я... я только хочу заметить, что ты не держишь свое слово.

Астон сделал шаг вперед, заставляя Фредерика отступить к колонне.

– Не надо угрожать мне, племянник. Я сдержу слово, которое тебе дал. Если к моменту моей смерти у меня не будет наследника, я завещаю Южные дубы твоему сыну. Все остается по-прежнему. Не давай мне повода пожалеть о моем решении или передумать.

– Не буду. – Голос Фредерика дрожал. – Я просто подумал, что было бы лучше, если бы мы с Элейн жили здесь. В этом случае будущий наследник рос бы здесь, на плантации. С самого начала он осознал бы свое место в жизни.

Предложение Фредерика имело свои плюсы, но оно все равно не нравилось Астону.

– Поговорим об этом, когда у тебя родится сын. – Астон хотел закончить на этом, но понял, что не может, и поэтому добавил: – Если у меня его не будет.

– Хорошо. Договорились. – Еще мгновение Фредерик стоял безмолвно. Он выбил остатки табака из трубки, затем пробормотал что-то насчет того, что он устал и хочет спать. После торопливо сказанного «спокойной ночи» Фредерик извинился и пошел в дом.

Допивая бокал, Астон раздумывал над предложением Фредерика. И чем больше он думал, тем крепче становилась уверенность в том, что у него нет ни малейшего желания, чтобы племянник и его миниатюрная жена превратили Южные дубы в свой дом. Может быть, причина была в том, что он собирался отказаться от клятвы, данной им много лет назад, жениться и иметь сына?..


Сон не шел к Гейти, поэтому она лежала в постели, читала книгу при слабом свете свечи. У окна на своей кровати крепко спала Мими. За ужином Гейти так нервничала, стараясь быть любезной с Астоном и Фредериком, что почти ничего не ела. Сейчас пустой желудок урчал, будто заявляя о том, что не успокоится, пока она не поест что-нибудь.

Уже больше часа в доме было тихо: она была уверена, что все спят. Она может совершенно безбоязненно спуститься вниз и посмотреть, не оставила ли Альма какой-нибудь еды на кухне. Стараясь не шуметь, она сунула ноги в комнатные туфли и надела легкий халатик с длинными рукавами, который завязала на талии золотистым пояском. Взяв свечу, чтобы освещать себе путь, она тихо открыла дверь.

Держа свечу в одной руке, а подол халата и ночной рубашки в другой, она спустилась вниз по лестнице. В холле дома было совсем темно – не было окон, которые пропускали бы полосы лунного света. Она поспешила пройти через изысканно отделанную столовую на кухню. На ее счастье, дверь в комнату Альмы была плотно закрыта. Гейти совсем не хотела разбудить ее.

Поставив свечу, она нашла под салфеткой сдобную лепешку, а в ведре, накрытом марлей, – молоко. Даже не потрудившись снять сливки, она опустила половник в молоко и наполнила чашку. Перенеся свечу и свой улов на маленький разделочный столик в центре кухни, она села, чтобы как следует насладиться едой.

Молоко оказалось еле теплым, но жирным, лепешка – холодной, но свежей. Чтобы было поудобнее, она взяла еще стул и положила ноги на сиденье; халат и рубашка поднялись до колен, обнажив ноги. Она откинулась назад, предвкушая поздний ночной ужин.

Гейти положила в рот последний кусочек лепешки и потянулась за молоком. Тут краем глаза она заметила слабый свет, исходящий из дверного проема. Испугавшись, она вскочила, резко опустив ноги на пол. Не было слышно ни звука. Она повернулась и увидела Астона; он стоял, опираясь на дверной косяк, голый до пояса, со свечой в руках.

Проголодались? – спросил он, улыбаясь. – Уютно устроились, не так ли?

Гейти убедилась в том, что ее ноги закрыты, и, подтянувшись, села прямо. Почему она не услышала, как он подошел? Дрожащими пальцами она перебросила свои длинные волосы на плечи и дотронулась до воротничка халата, чтобы проверить, застегнут ли он как надо.

То, что Астон застал ее в такой вольной позе, совсем не волновало ее. Беспокоило то, что это его так развеселило. Гейти не видела в этом ничего смешного – напугал ее до смерти. Она хотела сердито возразить ему, но сдержалась.

– Извините, если разбудила вас. Я старалась не шуметь.

– Я очень чутко сплю.

– Придется запомнить, – скупо проронила она.

– Не возражаете, если я составлю вам компанию? – Астон подошел к столу и присел на стул, на котором до этого лежали ее ноги. Он поставил свечу на стол; свет от нее бросал отблеск на его обнаженную грудь, слегка золотистую кожу.

– Нет, нежелательно. Мы не одеты, и тут с нами больше никого нет, – ответила она, запахивая халат у самого ворота, изо всех сил стараясь не глядеть на его мускулистый торс, но понимая, что ей это не удается. Ей хотелось рассмотреть его всласть. Хотелось коснуться его.

– Постараюсь не дать вам пошатнуть мою репутацию. И вообще я не собираюсь никому сообщать о том, что мы встретились здесь. А вы?

Его обаятельная улыбка, весь его вид почти сводили ее с ума. «Конечно, нет», – подумала она, но в ответ только смогла покачать головой.

Астон снова улыбнулся.

– Неудивительно, что вы проголодались. За ужином вы почти не притронулись к еде. Надеюсь, вы нервничаете не по моей вине.

– Не говорите чепухи, – произнесла она с обычным апломбом. – Конечно, нет, – солгала она и опустила руки на колени, втайне надеясь, что они не будут дрожать. – За ужином я не хотела есть.

– Может, сказать Альме, чтобы она всегда оставляла, помимо лепешек, еще что-нибудь – на тот случай, если вы пристраститесь вставать и перекусывать посередине ночи?..

Он продолжал дразнить ее, но это больше ее не беспокоило. Возможно, она и не прочь была бы поболтать с ним несколько минут, если бы была не в ночной сорочке, а он не был бы голым по пояс.

– В этом нет нужды. Молока и лепешки вполне достаточно.

Он взял ее чашку и отпил из нее.

– Молоко жирное. Вы не сняли сливки. Пораженная тем, что он так запросто пьет из ее чашки, Гейти промолчала и взглянула ему в глаза. Совсем того не желая, она полностью отдавала себе отчет в том, что он – мужчина, а она – женщина. И он тоже осознавал это: она видела, насколько мягким был его взгляд. Покачав головой – не в ответ на его вопрос, – она попыталась прогнать окружавшую их атмосферу близости. Астон взволновал те чувства в душе, которые она пыталась спрятать, оставить нетронутыми. Она вознамерилась обмануть этого человека, заставить подчиняться ей; никак нельзя увлекаться им. Но его взгляд скользил по глазам, щекам, губам, и от этого дыхание становилось прерывистым, а сердце выпрыгивало из груди.

Почему же ей доставляет такое удовольствие следить за тем, как от пламени свечи его кожа мерцает при желтом свете, восхищаться тем, как вспыхивают искорки в его волосах, в зеленых глазах? Почему ей так нравится, как его глаза говорят с ней, а его слова звучат в ее ушах? Отчего все ее существо так и наполняется обещанием чего-то нового, когда он рядом?

Астон поставил чашку и наклонился к ней.

– Я хочу поцеловать вас, Гейти, – прошептал он, когда его лицо приблизилось к ее.

– Нет, я должна идти. – Она так поспешно вскочила, что задела стол, и чашка задребезжала.

– Погодите, – проговорил Астон, пытаясь схватить ее за руку, когда она бросилась от него. Подождите, Гейти, – Повторил он, стараясь не разбудить Альму – Астон знал, что ее комната находится за стеной. Но Гейти удалось вырваться, и она исчезла за дверью.

Астон разжал кулак и опустил руку. Проклятие, какая она соблазнительная! Он наблюдал за ней несколько минут, стоя в дверях, пока она не заметила его. Он обратил внимание на ее красивые ноги, прелестные ступни, обутые в комнатные туфли – его плоть не замедлила отреагировать. Золотисто-каштановые волосы рассыпались по плечам и спине – ему хотелось погладить, ощутить их шелковистость. Как невинно, как беззаботно она выглядела, сидя так самоуверенно и небрежно, наслаждаясь поздним ночным ужином!

Она взглянула на него, когда он спросил, уютно ли она устроилась, а ее полные бледно-розовые губы манили его. Черт побери, какая она красивая и соблазнительная!

Он взял ее чашку и снова отпил молоко. Перед тем, как сделать глоток, он задержал его на языке, чтобы лучше почувствовать, какое оно жирное. Да, сливки – самое вкусное. И хорошо, что Гейти не стала смешивать их с молоком.

Астон поставил чашку на стол и в раздумье большим и указательным пальцем потер глаза. Гейти обладала всеми качествами, которые он ценил в женщинах: остроумна, красива и умна. Она дразнила его, бросала вызов, оказывала сопротивление и... не сходила с ума от него. С ней Астон чувствовал себя спокойно. Он вспомнил, как она решила, что он рыбак, и попросила его входить только через заднюю дверь. Вспомнил дерзкую молодую девушку, которая настаивала, чтобы он представился перед тем, как она согласится на танец с ним. Он одобрял ее желание дать всем понять, что она хорошо воспитана.

Внезапно Астон понял, что ему нравится Гейти. Нравится и то, что она не позволила ему поцеловать себя, когда он в первый раз пытался сделать это.

И, черт побери, не просто нравилась – он желал поцеловать ее, и не только потому, что это диктовала ему его плоть. В душе он чувствовал потребность ощутить прикосновение ее губ к своим. Это давало ему повод для размышлений. Раньше он целовал женщин для того, чтобы доставить им удовольствие; это было вступлением перед тем, как овладеть ими. Он никогда не думал, что можно хотеть поцеловать женщину, потому что она нравится. Но Гейти он желал поцеловать ради удовольствия, которое ожидал получить.

Астон взглянул на чашку. Возможно, пришло время пересмотреть, забыть, залечить раны и начать заново. Может, пришло время снова поверить женщине, пустить ее в свое сердце. И может быть, эта женщина – Гейти Смит?

Глава 7

– Пора вставать, мисс Гейти. – Мими потянула за простыню и взбила подушки, на которых лежала Гейти. – Впереди потрясающий день. Будет замечательно – я едва могу дождаться, когда он начнется. Я принесла вам завтрак.

Гейти убрала волосы со лба, садясь на постели и сонно откидываясь на подушки; она не выспалась, и голова раскалывалась. Мысли о встрече с Астоном поздней ночью не давали ей сомкнуть глаз до тех пор, пока на горизонте не забрезжил рассвет. Ей казалось, что она не успела даже заснуть, как Мими уже разбудила ее. Чаще всего она была рада по утрам видеть щебечущую и милую Мими, но сегодня это было сущим наказанием.

Мими отодвинула штору, и комната озарилась утренним светом. Гейти заслонила руками глаза: ей было непонятно, как Мими может считать, что еще один день, наполненный шитьем, вышиванием и чтением, будет прекрасным. У нее даже не было рояля для игры по вечерам, как в Коннектикуте. Если повезет, он должен уже прибыть в Сиреневый холм к тому времени, когда она вернется и будет жить там вместе с отцом.

– Там так красиво! Только послушайте, как чирикают и поют птицы, – восхитилась Мими, выглядывая из окна. – Я встала уже больше часа назад. Как и все в доме. Вы единственная, кто спит так поздно этим утром.

Возможно, она и единственная, кто всю ночь провел в раздумьях о человеке, мести и справедливости. Гейти кончиками пальцев потерла глаза. Нет, она не собирается начинать все сначала. Не важно, что Астон кажется непохожим на того юношу, который сделал Теодоре ребенка и уничтожил ее семью. Он не заплатил за содеянное, а Гейти осталась одна из тех, кого заботило, чтобы справедливость восторжествовала.

Мими опять повторяла что-то насчет того, что она с нетерпением ждет дня, и Гейти ответила ей ворчливым тоном:

– Мими, я совсем не уверена в том, что впереди у нас столь уж необыкновенный день.

– Нет же, мисс, – произнесла служанка; она подняла последнюю занавеску и повернулась лицом к Гейти. – Мистер Астон сказал Альме не готовить обед сегодня, потому что после полудня он ведет вас на пикник. Он попросил ее подготовить корзину к тому времени, когда вернется из своей конторы на лесопилке.

– На пикник? – Пока Мими ставила поднос ей на колени, Гейти расправила у себя на плечах ночную сорочку.

– Да. – Глаза, Мими округлились от радости. – И знаете что, мисс?

Гейти боялась спрашивать, но все-таки решилась.

– Нет, что?

– Я тоже еду.

«Слава Богу!» – подумала Гейти. Вероятно, Астон не шутил, говоря, что он хочет поближе узнать ее перед тем, как решить, женится он на ней или нет. Это означало, что она должна соответствовать ожиданиям Астона. Она не была уверена, что довольна этим. Так же, как не по душе ей были нежные, теплые чувства, которые он разбудил в ней. Но как же ей не проводить с ним время, когда она первая хочет выйти за него замуж?

– Альма сообщила мне, что вы поедете в карете с мистером Астоном, а я в карете впереди вас. И угадайте что?

Гейти покачала головой, которая по-прежнему раскалывалась.

– Нет, Мими. Скажи мне. Я не хочу гадать. Губы служанки расплылись в улыбке, темные глаза заблестели, а щеки залил румянец.

– Вашу карету повезет Джози, а мою – Хэнк. – Мими сложила руки перед собой – Я жду не дождусь! Уже сходила наверх и надела свое лучшее платье. – Мими протянула руки и покружилась, чтобы Гейти могла оценить. – Как вам?

Она не могла находиться в дурном настроении, когда с ней была Мими. Гейти улыбнулась и, смеясь, откинула волосы со лба.

– Я считаю, что ты – самая хорошенькая и самая смышленая молодая служанка в округе. И пусть юный Хэнк лучше остерегается, а не то ты обведешь его вокруг своего хрупкого пальчика.

Мими засмеялась вместе с Гейти, сияя от самоуверенности и удовольствия.

– Только будь с ним поосторожнее. Не позволяй ему обмануть тебя.

– Я буду осторожна, мисс, – пообещала она и повернулась к шкафу, в котором висели вещи Гейти. – А сейчас, пока вы пьете чай, я погляжу на ваши платья. Может быть, для сегодняшнего дня как раз подойдет это легкое платье с накидкой. Солнце так печет – наверное, станет еще теплее.

Гейти взглянула на лежащий перед ней поднос и увидела пару булочек к чаю, небольшую тарелочку с печеными яблоками, маленький чайник и стакан молока. Она прищурила глаза. Мими никогда не ставила молоко на ее поднос для завтрака. Внутри у нее все сжалось. Каким-то образом она поняла, что Астон имеет отношение к молоку: с помощью него он пытался что-то передать ей. Но что? И почему мысль об этом так взволновала ее?

– Мими?

– Да, мисс?

– Почему на моем подносе молоко? Мими повернулась к ней.

– Ой, я же говорила Альме, что вам это не нравится. Если бы вы хотели, чтобы на подносе было молоко, вы бы давно меня об этом попросили. Но она сказала, что мистер Астон настоял на том, что вы должны иметь стакан молока каждое утро и что она лично должна проверять, чтобы молоко было жирное. Представляете? Я не замечала за ним таких странностей. – Мими отошла от шкафа и на несколько шагов приблизилась к Гейти. – Не могу сказать наверняка, но мне кажется, мистер Астон считает, что вы слишком исхудали, и намеревается подкормить вас.

Гейти кивнула и наполнила чашку горячим чаем. Она подумала, что Альма скорее всего считает так же. Но ей было понятно, что скрывается за этим молоком: Астон хотел, чтобы она вспомнила, что прошлой ночью он пытался поцеловать ее, а она убежала. Гейти почувствовала, как что-то сжалось у нее в груди. Мысль о поцелуе опьяняла и пугала ее.

– Нам надо выбрать подходящее для сегодняшнего дня платье. Может быть, это платье цвета лютика с маленькими цветочками, и шляпку в тон. Что вы думаете?

Когда Гейти поняла, что Астон имел в виду под пикником и стаканом молока, странное, тревожное чувство овладело ею. Он начал преследовать ее. Раньше она бы обрадовалась тому, что мужчина, чье общество ей приятно, хочет заполучить ее, ухаживать за ней – но только не этот человек. Она не должна забывать, что Астон – именно тот молодой человек, который погубил ее семью, а отнюдь не тот интересный, загадочный и самоуверенный мужчина, каким предстает перед ней сейчас.

– Вы слышите меня, мисс Гейти? Хотите померить вон то желтое платье, или все-таки остановимся на этом, цвета мака?

Гейти поняла, что прослушала все, что сказала Мими.

– Да, это вполне подходит. Что бы ты ни выбрала – все подойдет. – Она взяла чашку и стала пить чай.

После полудня Гейти сидела локоть к локтю, колено к колену с Астоном в открытой повозке, которая двигалась по направлению к зеленому пригорку – он находился в пятнадцати минутах езды от главного здания поместья. Увидев, до чего мало расстояние между ними, она приняла суровый вид и отодвинулась к краю повозки.

Гейти даже не подозревала, насколько близко от Астона она будет сидеть. Когда он сказал что-то несколько секунд назад, его дыхание коснулось ее щеки. До нее доносился аромат туалетного мыла, и она чувствовала жар, исходящий от его тела. Она совсем не ожидала, что в ее груди появится такой трепет оттого, что она находится рядом с ним.

Все утро она провела с Мими, которая суетилась, выбирая для нее платье, и с Альмой, озабоченной тем, что еще положить в корзину для пикника, и не подумала, что, возможно, она будет сидеть так близко к Астону, что сможет даже чувствовать его. Это стало для нее настоящим озарением.

Как и говорила Мими, Джози вез их с Астоном, а следом ехала Мими – повозку вел Хэнк. Гейти пыталась сосредоточиться на медленно проплывавшем мимо них пейзаже с маячившим вдалеке лесом и не думать о том, как действует на нее его близость.

– Отчего вы так нервничаете?.. – спросил Астон через пять минут после того, как они отправились в путь.

Она повернулась к нему.

– Я не нервничаю, – солгала она, слегка улыбнувшись.

Его усмешка показалась ей очень привлекательной. Он явно сомневался в правдивости ее слов.

– Может, и не нервничаете, но напряжены. Это видно по вашей позе. Сидите, будто аршин проглотили, и неподвижны, как деревяшка.

Гейти понимала, что нет необходимости дальше отрицать это, хотя она и не собиралась говорить всей правды.

– Я не привыкла к путешествиям наедине с мужчиной. – Эти слова не были ложью, и их было легче произнести.

Он едва заметно улыбнулся.

– Можете не волноваться, я не буду пытаться делать что-нибудь, ведь ваша служанка едет всего в двадцати ярдах от нас. Возможно, мне и хочется поцеловать вас, Гейти, но я не собираюсь делать этого. – Он помолчал. – По крайней мере не сейчас.

При упоминании о поцелуе у нее перехватило дыхание. Она надеялась, что после того, как дала ему отпор прошлой ночью, он не станет снова предлагать подобное. Сама мысль об этом должна осквернять память ее семьи, но почему-то она не была так оскорблена, как должна была быть. Ей было интересно. И сознание этого потрясло ее.

– Расслабьтесь, Гейти. Вы так напряжены, что завтра у вас будут болеть все мышцы.

Он произнес это так серьезно, что Гейти оставалось только рассмеяться; от этого она немного расслабилась, чего он и добивался. Но она не забыла, как он упомянул о поцелуе и что она почувствовала при этих словах. Его глаза светло-зеленого цвета, казалось, светились. Он так долго смотрел на нее, что она поняла: надо сказать что-нибудь.

– Я совсем не боюсь того, что вы попытаетесь сделать что-нибудь, правда. И то, что я сижу так близко, совсем не беспокоит меня. Это просто делает меня осторожной. Есть же разница.

Астон улыбнулся.

– Ладно. И мне нравится, что вы осторожны. В ответ на комплимент Гейти просто кивнула, но в душе от похвалы почувствовала приятную теплоту. Астон был прав – ей надо научиться чувствовать себя спокойно в его присутствии; иначе ее замысел не удастся. Она взглянула поверх широкой спины Джози – он держал поводья. Лошадь двигалась неторопливо. Гейти вдохнула свежий воздух. Полуденное солнце согревало чудесный весенний день. В воздухе витал аромат только что вспаханного поля.

Она смотрела вокруг, изо всех сил стараясь, чтобы сидящий подле нее мужчина не нравился ей, не интересовал ее. Про себя она подумала, что не было бы ничего особенного, если бы Астон просто согласился жениться и дал бы помолвке идти своим чередом. Но нет, ему надо было, чтобы она была в его доме. И в его жизни.

– О чем вы думаете? – спросил он. – Я вижу, что вы опять напряжены.

– Вы должны признать, что все это немного странно, – произнесла она то, что мучило ее.

– Что? То, что мы едем ни пикник?

– Нет, нет. – Она покачала головой, и ленточка от шляпки цвета мака коснулась ее щеки. – То, что я здесь ради того, чтобы вы как следует изучили меня и решили, хотите или нет на мне жениться. И что я осталась вместо того, чтобы отправиться с отцом в Коннектикут.

Казалось, мгновение он обдумывал ее слова, затем спросил:

– А разве вы не хотите тоже получше рассмотреть меня? Или, возможно, вы уже сделали это?

Почувствовав себя виноватой, Гейти отвернулась – она не желала, чтобы он прочел что-нибудь в ее глазах. Он смотрел на нее как на возможную жену. Она же хотела отомстить ему.

– В самом деле, Гейти, может быть, пока нет вашего отца, нам пора обсудить женитьбу, которую он предлагает.

Гейти не смотрела в его сторону. Нет, совсем не пора. И она вообще не собиралась это обсуждать. Она лгала ему. И не желала, чтобы ей напоминали об этом, хотя это было неизбежно. Гейти не хотела, чтобы Астон заставил ее уйти от своей цели – выйти за него замуж, а потом сообщить, что она – сестра Теодоры. Ком застрял у нее в горле. Она не допустит, чтобы его изысканные манеры и положительные качества помешали делу. Чем скорее ей удастся женить его на себе, тем скорее она сумеет осуществить месть и зажить дальше своей жизнью.

Казалось, что сердце было готово выпрыгнуть из груди. Она повернулась к нему:

– Может быть, вы хотите что-нибудь узнать обо мне?

– Наверное, единственное, что мне хотелось бы знать, – почему такая красивая женщина, как вы, до сих пор не замужем?

– Я ни разу не встретила человека, за которого хотела бы выйти замуж, а отец никогда не пытался меня заставить. – Ей было легко произнести эти слова – ведь это была правда.

– А сейчас он заставляет вас?

Вопрос требовал правдивого ответа. Она представляла себе, как он воспримет то, что она скажет, но она должна была сделать это.

– Меня никто не заставляет выходить за вас замуж.

Медленно его губы растянулись в довольной улыбке.

– Приятно слышать. Я не... – Повозка накренилась, Джози натянул поводья, и лошади остановились.

– Как вам здесь, мистер Астон? Нравится это место?

Астон оторвал взгляд от лица Гейти и оглянулся вокруг.

– Да, Джози, здесь хорошо. После того как мы сойдем, ты можешь привязать лошадей к этому дереву.

– Скажите, вы ездите верхом? – спросил Астон, выпрыгивая из повозки и протягивая Гейти руки.

– Да, но не очень хорошо, – ответила она, поднимаясь. Рука Астона скользнула по талии, прикосновение было теплым, требовательным. От него сердце забилось чаще. Она посмотрела вниз, в его чистые глаза. Это были счастливые глаза, а не глаза человека, который мог уничтожить семью. Мог ли он так измениться?

Астон улыбнулся.

– Я просто подумал, что вы получите удовольствие, если мы в один из дней покатаемся верхом по плантации. Почему бы вам не начать ездить верхом – по часу каждое утро и днем? Через несколько недель вы стали бы умелой наездницей.

Ее ноги ступили на землю, но ей казалось, что она еще парит в воздухе. Астон не торопился отпускать ее. Руки его нежно обвивали талию. Его прикосновение казалось ей удивительно успокаивающим, и это взволновало ее. Перед тем как Гейти сделала шаг назад, их глаза снова на мгновение встретились.

– Я могу попросить Хэнка помочь вам. Он хорошо управляется с лошадьми.

Гейти не сомневалась ни минуты, что Мими будет счастлива. И она будет проводить дни не только в шитье и чтении. Она была рада, что Астон предложил это. Он хотел, чтобы она получала удовольствие, гостя в его доме. Многое в Астоне Ратледже нравилось ей.

Мими начала торопливо расстилать скатерть, а Гейти в это время разглядывала сочную зелень вокруг. Внизу, в долине, она увидела главный дом, постоялый двор, домик, где жили повара, и конюшни. За этими строениями виднелись крыши домов, выстроенных в ряд и принадлежащих темнокожей прислуге.

Когда скатерть была разложена и на нее водружена корзина с провизией, Мими, Джози и Хэнк накрыли свой стол неподалеку от Астона.

Гейти присела, расправила юбки, ослабила ленточки шляпки, и она повисла у нее на шее. Локоны выбились из-под шиньона, обрамляя ее лицо. Астон устроился напротив Гейти. Она открыла корзину, извлекла флягу, хлеб, сыр, курицу, а также шарики из тертых яблок, корицы и сахара. Астон молча наблюдал за ней, пока она наполняла тарелки. До нее доносились приглушенные голоса остальных, хотя она и сидела к ним спиной.

Протягивая Астону тарелку, Гейти намеренно избегала смотреть ему в глаза. Она обнаружила, что ей уже нравится в Астоне слишком многое, и не желала поддаваться окружавшей их романтической атмосфере. Она появилась в доме Астона, чтобы довести свое дело до конца, и уже начала терять из виду поставленную перед собой цель.

– Мы говорили о вас, обо мне и брачном предложении. Вы уверены, что будете довольны, выйдя за меня замуж? – Он откусил кусок куриной ножки.

Она никак не могла проглотить кусочек сыра. Наконец она произнесла:

– Думаю, «удовлетворена» подходит больше.

– Значит, если мы договоримся с вашим отцом, вы не будете несчастны?

Она посмотрела ему в глаза. Она была многим ему обязана.

– Нет. Если мы поженимся, я не буду чувствовать себя несчастной. – Уже произнося эти слова, она не верила в их правдивость.

Несколько минут они сидели молча. Гейти прислушалась к дружеской болтовне, доносящейся оттуда, где сидели Мими, Хэнк и Джози.

– Может быть, вы хотите спросить меня о чем-нибудь? В один прекрасный день вы можете оказаться моей женой.

Последнее замечание привлекло ее внимание, и она оторвала взгляд от тарелки. Гейти почувствовала, как ее бросило в жар, аппетит мгновенно пропал. Да. Она хотела задать ему несколько вопросов о Теодоре. Ей необходимо было получить ответ, как и почему ее сестра упала с лестницы. Но ответит ли он?

– Когда-то вы были женаты. Расскажите мне о своей жене, – попросила она.

Выражение лица Астона моментально переменилось, и это поразило Гейти. Губы побледнели, улыбка исчезла. Она не была уверена, что именно увидела на его лице. Была это боль или сожаление? Астон сделал глоток, вытер губы и отодвинул тарелку. Было очевидно, что упоминание о его женитьбе взволновало его до глубины души. Почему же спустя двенадцать лет это все еще беспокоит его? Что такое известно ему, о чем не знает она?

– Мне не о чем рассказывать, – отрезал Астон, отвинчивая пробку на фляжке и наполняя бокал красным вином.

Гейти, естественно, не поверила в это. Многие подробности не были ей известны.

– Как долго вы были женаты? – спросила она.

– Меньше трех месяцев. – Он вытянул ноги и скрестил их; потягивая вино, он смотрел на простирающуюся внизу долину. Теперь в его позе чувствовалась скованность.

Она подождала несколько мгновений, не скажет ли он еще что-нибудь. Но он молчал.

– Я слышала, что она носила ребенка, когда умерла. – Гейти говорила почти шепотом. Она уже не помнила, где она. Ей было не намного легче, чем ему, но Астон не догадывался об этом, не мог знать о той боли, которая жила в ее сердце. Но Гейти надеялась, что, когда она завершит свой план, эта боль утихнет. – Это правда?

– Да. – Он сделал еще глоток, избегая смотреть на нее, отказываясь разъяснить свой ответ.

Она заметила, что его рука так сильно сжала бокал, что суставы пальцев побелели. И снова поразилась тому, насколько сильна была та боль, которая чувствовалась в нем. Но почему?

– Думаю, вполне естественно, что я интересуюсь вашей первой женой. Вы же спрашивали, есть ли у меня какие-нибудь вопросы.

Он повернулся к ней лицом. Их глаза встретились.

– Конечно, вы правы. – Он опустошил бокал и вытер губы тыльной стороной ладони. Взгляд его был печальным и задумчивым. – Ее звали Теодора. Когда мы поженились, ей было пятнадцать, а мне семнадцать. Она была уже беременна. В тот день, когда она упала со ступенек, убив себя и ребенка, мне исполнилось восемнадцать.

Гейти закрыла глаза и представила себе Теодору: она летит вниз головой, юбки обвились вокруг нее.

– Когда она упала, вы были рядом? – спросила она.

Он покачал головой.

– Нет. У вас есть еще вопросы?

«Да!» – закричала она в душе. Она хотела знать, был ли кто-нибудь рядом с ее сестрой, когда она упала. Знала ли Теодора о том, что потеряла ребенка? Страдала ли она перед смертью, или это было мгновенно и безболезненно, как с папой и Джошем?.. Но она не могла задать эти вопросы. Астону захочется узнать, почему подобные детали важны для нее.

Вместо этого она сделала глубокий вдох и спросила:

– Вы любили ее?

– Нет, – голос его был лишен каких-либо эмоций.

– А она?

– Нет. Мы поженились, потому что она ждала ребенка, иных причин не было.

Инстинктивно она поверила ему. Он посмотрел ей в глаза, и на мгновение она почувствовала потребность утешить его. Было видно, что он страдает. Ей захотелось придвинуться к нему поближе, обвить его шею руками и крепко прижать к себе, чтобы вместе пережить общую боль. Эти чувства поразили ее, привели в смятение. Она не хотела мириться с ними. Как могла она чувствовать такое, когда этот человек уничтожил ее семью?

– Гейти, вы, возможно, услышите много сплетен о моей женитьбе. Может быть, что-то из этого и окажется правдой. Как вы понимаете, я не люблю говорить об этом. Но уверяю, даже по прошествии стольких лет слухи все еще витают по Саванне.

– Некоторые дошли до меня. – Она все еще говорила шепотом. – Я просто хотела услышать это от вас.

Он глубоко вдохнул.

– Вот и услышали. Этой женитьбы не должно было быть никогда. Мне не имеет смысла больше говорить об этом. Этой женитьбы не должно было быть, – повторил Астон и поднялся. – Пойдемте прогуляемся. – Он протянул ей руку.

Гейти позволила ему помочь ей подняться, и они пошли к деревьям. Он признал, что не любил Теодору, а она не любила его. Это давало ей почву для размышлений. Но почему тогда Теодора позволила ему дотронуться до нее и сделать ей ребенка, если она не была влюблена в него? По-прежнему оставались вещи, которые были для нее загадкой и ответы на которые она желала получить. Но Гейти понимала, что не может задавать сразу слишком много вопросов – ее желание знать так много, без сомнения, вызовет его подозрения. И она не должна забывать о том, что ей не хотелось бы, чтобы он задавал какие-либо вопросы о ее прошлом. Пока они не будут женаты, ее уловка должна действовать.

Они брели молча, и навязчивые мысли не оставляли ее. С тех пор как она решила расквитаться с Астоном, впервые у нее закрались сомнения по поводу ее плана и по поводу его самого. И это беспокоило ее. Весь ужас заключался в том, что Астон Ратледж нравился ей, но она не могла допустить, чтобы это помешало ей отомстить за гибель семьи.

Глава 8

Пока Мими расстегивала пуговицы на корсаже платья Гейти, она вспоминала две недели, проведенные в доме Астона. Пикник с Астоном еще больше убедил Гейти в том, что он именно тот загадочный человек, который так привлек ее во время их первых двух встреч. Она редко видела его в течение дня, но по вечерам, за ужином, он поддерживал разговор рассказами о том, что происходит на плантации, и сплетнями, услышанными от жителей Саванны.

Во время этих бесед она узнала, что каждый день он следит за работой на полях и лесопилке, смотрит за скотом, а также проверяет бухгалтерские книги всех своих хозяйств. Время от времени он упоминал что-либо случившееся именно с ним. Он всегда спрашивал, как она провела день, но очень редко интересовался ее прошлым. Она обнаружила, что его обращение с ней вызывает у нее уважение и одобрение.

Гейти чувствовала себя намного счастливее – теперь часть дня была заполнена уроками верховой езды. Хэнк принял слова Астона близко к сердцу и вдобавок ко всему пытался обучить ее и Мими, как привязывать лошадь и брать невысокий барьер. Особенно Гейти полюбила езду в предвечерние часы, когда солнце висело низко в небе и окрашивало сумерки медным заревом.

Много раз за последние несколько дней мысли Гейти возвращались к разговору с Астоном в день пикника. Он подтвердил слова, которые она слышала в кабинете шерифа перед тем, как их с Тайтесом отправили в приют: Астон и Теодора поженились из-за того, что она ждала ребенка. Но Астон не упомянул о том, что его вынудили жениться на Теодоре под дулом ружья и что из-за этого погибли ее брат и отец. Ей также было интересно, правда ли то, что, по словам Астона, его не было дома, когда Теодора упала с лестницы. Ее не покидало странное чувство, что в этой истории было что-то еще, о чем никто никогда не рассказывал ей. Астон разъяснил ей то единственное, что беспокоило ее со дня приезда в Южные дубы: они с Теодорой не любили друг друга.

Гейти также сделала один вывод: несмотря на то что, вполне возможно, Теодора могла случайно упасть со ступенек, ее так и не смогли убедить в том, что это был просто несчастный случай. Не то чтобы она предполагала, что Астон или кто-либо другой из живущих в доме намеренно толкнули Теодору, но она могла поссориться с кем-нибудь, или от кого-то убегать, или ее падение было вызвано еще какой-то причиной.

Она расспросила Джолли и Алетту, темнокожих слуг, которые помогали Альме по дому, и выяснила, что ни одна из них не работала в Южных дубах, когда Теодора жила там. Также она попыталась расспросить Джози. Ей не потребовалось много времени, чтобы понять, что кто-то научил его отвечать «я не знаю» на все вопросы, касающиеся прошлого Астона. Она снова попробовала задать вопросы Альме, но та с легкостью ушла от ответа.

Гейти еще раньше обдумывала одну идею, и, пока она завязывала ленточки своего пеньюара, эта мысль снова пришла ей в голову.

– Мими, насколько близко ты познакомилась с Альмой и Хэнком? – спросила она, садясь на пуф перед туалетным столиком.

Мими обернулась – она вешала в шкаф платье Гейти.

– Как будто мы дружим уже целые годы. Альме потребовалось несколько дней, чтобы расположиться ко мне, но сейчас она очень дружелюбна. Мы будем жить дружно, как котята. Не беспокойтесь, мисс. Если вы решите выйти замуж за мистера Астона, мы хорошо поладим.

Продолжая болтать, она взяла нижние юбки и повесила их в отдельный шкаф.

– А с Хэнком мы не так много разговариваем. Иногда, как сегодня днем, когда вы отпустили меня на несколько минут повидать его, мы просто сидели, глядя друг другу в глаза и улыбаясь. Нам не нужны слова. Для меня удовольствие просто быть рядом с ним.

Услышав последние слова, Гейти почувствовала укол зависти. Как прекрасно, должно быть, осознавать, что кто-то может доставить тебе удовольствие только лишь тем, что будет рядом и что ему тоже от этого хорошо! Она посмотрела на свое отражение в зеркале. И хотя Гейти отвергала это и признание этого причиняло ей боль, она знала, что получает удовольствие, когда Астон рядом.

– Я хочу, чтобы ты сделала мне одно одолжение, Мими. – Гейти колебалась. Ей не хотелось использовать дружбу Мими с домашней прислугой в своих целях, но было необходимо разузнать побольше о том, как жила Теодора в этом доме, а ей самой в этом не очень везло.

– Да, мисс, – Мими взглянула на нее. Гейти поднялась и сделала несколько шагов навстречу ей.

– Попробуй узнать что-нибудь о первой жене Астона.

Миндалевидные глаза Мими заметно округлились.

– Что например, мисс? Я «уже знаю, что они были женаты не так долго и что его семья не приняла ее.

Это Гейти знала сама. Она вполне подходила ему для развлечения, но не была для него подходящей невестой. Двенадцать лет назад она по частям выудила эту информацию у шерифа. Мысль о том, что Астон так отнесся к ее сестре, заставила Гейти сжать кулаки. А когда она подумала, как ей нравится находиться в обществе Астона, ей захотелось направить кулаки против себя. Как она может предать свою семью? Как сможет жить в согласии с собой, если позволит нежным чувствам к Астону расти дальше? Необходимо изо всех сил постараться противостоять его очарованию и притягательной силе.

Она прочистила горло.

– Ну, что она делала, в каких комнатах жила. Мне хотелось бы знать, осталось ли в доме что-либо, что принадлежало ей. И... если сумеешь что-то разузнать о ее смерти, я бы хотела знать это.

Выражение лица служанки подсказывало Гейти, что она решает, задавать ли своей госпоже еще вопросы или нет. В конце концов Мими спросила:

– Вы хотите узнать про все это, но не желаете, чтобы кто-то об этом знал. Поэтому вы спросили меня, смогу ли я попробовать это выяснить?

Хотя и не сразу, но Мими сама дошла до этого, и Гейти не пришлось раскрывать свои карты и просить ее выведывать информацию.

– Да. Мне бы не хотелось, чтобы до Астона дошли слухи, что я интересуюсь его первой женитьбой.

– Понимаю. Я буду задавать вопросы осторожно. – Мими прижала палец к губам и задумалась. – Вряд ли Хэнк знает много. Он в Южных дубах всего три года, но, возможно, он что-нибудь слышал.

Гейти взглянула Мими в глаза.

– Кое-что я тоже слышала. Но мне хотелось бы узнать, что произошло, от кого-нибудь, кто был здесь в то время.

– Предоставьте это мне. – Мими улыбнулась. – Погляжу, может, мне и удастся выяснить то, о чем вам так хочется узнать.

Гейти кивнула и вернулась к туалетному столику, чтобы расчесать волосы. Она надеялась, что отец скоро вернется и потребует ответа от Астона. Она не могла больше оставаться в его доме. Он казался ей слишком привлекательным и очаровательным. С ним она чувствовала себя слишком спокойно. Вечерами она с нетерпением ждала, когда подойдет время ужина и она сможет увидеть его, – этому должен быть положен конец. Нельзя уходить от своей цели.

Она поймала себя на мысли, что хочет поверить в то, что он не имеет отношения к гибели ее отца и Джоша, не замешан в смерти Теодоры и ее ребенка. Первый раз за двенадцать лет ей захотелось думать о будущем и забыть о прошлом. Но этого не случится. Она должна отвергнуть сегодняшнего Астона и помнить того молодого человека, который воспользовался наивностью ее сестры, а потом отказался нести ответственность за свои поступки. Она должна сделать это ради своих родных, чтобы отомстить за их гибель.

Гейти взяла щетку для волос. Скоро должен вернуться отец.

Астон вошел в дом через парадный вход и повесил шляпу на вешалку в углу. Ему становилось смешно всякий раз, когда он вспоминал, как Гейти посоветовала ему входить в ее дом через задний вход. С самого начала ее уверенность в себе пришлась ему по душе. Бросив взгляд на длинный коридор, он был поражен тишиной, царящей в доме. Это озадачило его. С тех пор как Гейти и ее служанка гостили здесь, дом стал оживленным, каким он помнил его, будучи маленьким мальчиком, когда были живы его отец и мать. Он прошел на веранду в надежде, что найдет там Гейти, сидящую за вышиванием. Но ее не было там. Не было и ее служанки. От мрачного предчувствия легкая дрожь пробежала у него по спине, но он поежился, и чувство исчезло. Что могло случиться?

Ему пришло в голову, что Гейти, может быть, следит за приготовлением ужина в столовой, и он заглянул туда. Прошел через кухню, библиотеку и гостиную. Искать наверху не было смысла. Гейти не было в доме. Он знал это наверняка, хоть и не мог понять откуда. Он ощущал ее отсутствие. Но где она и почему уехала? В конце концов он поднялся по лестнице на самый верх и позвал Альму. Спустя несколько мгновений она появилась из-за угла.

– Да, мистер Астон?

– Где Гейти? – Его слова прозвучали как обвинение, хотя сам он этого не желал.

– Она поехала домой, в Сиреневый холм, – ответила она, идя вниз по ступенькам. – Выехала как раз до полудня. Сегодня утром она получила известие, что привезли ее рояль, и она так обрадовалась, что сразу же собралась ехать туда.

Астон почувствовал неожиданное облегчение. На какое-то мгновение он подумал, что она уехала и больше не вернется.

Астон откашлялся:

– Да, я знаю о том, что она с нетерпением ждала, когда привезут рояль. Она не просила, чтобы мы подождали с ужином до их приезда?

– Нет, сэр, – ответила Альма и остановилась перед ним, скрестив руки на груди. – Она сказала, что собирается заночевать в Сиреневом холме и вернется завтра днем. Я пыталась уговорить ее, чтобы Джози или Хэнк поехали с ними, но она об этом и слышать не желала. Сказала, что она не маленькая и не нуждается, чтобы за ней приглядывали.

– Что? – Астон вскипел. – Ты, конечно, не хочешь сказать, что Джози позволил им ехать одним в повозке?

Альма побледнела, от волнения у нее на лбу появились морщинки, и она умоляюще смотрела на Астона.

– Нет, сэр. – Она покачала головой. – То есть да, сэр, они уехали одни, но не в повозке. Они поехали верхом.

– Верхом? Проклятие! Гейти ведь ездит верхом всего лишь какие-то две недели. Не могу поверить, что Хэнк отпустил их с плантации на лошадях. – Астон подошел к двери и сорвал с вешалки шляпу.

– По ее словам, это всего лишь в десяти милях отсюда. И я не хочу перечить вам, но я видела, как они ездят верхом. Обе прекрасные наездницы, мистер Астон.

– Дело не в этом, – возразил он. – Их нужно было сопровождать. Где, черт возьми, Джози и Хэнк? – пробормотал он раздраженно. – Должны же они были сообразить, что нельзя разрешать женщинам ехать одним. Джози надо было настоять на том, чтобы кто-то из них отправился с ними. – Астон кипел от гнева. Он перегибал палку, но был не в силах остановить себя. Он не сможет упокоиться, пока не убедится в том, что они благополучно добрались до дома. – Если бы до Сиреневого холма было всего пять-шесть миль, я бы не беспокоился. Эти женщины не настолько хорошо знакомы с этими местами, чтобы одним разъезжать здесь верхом. Возможно, сейчас они уже проехали полштата. – Сам Астон сомневался в этом, но он почувствовал себя лучше, когда произнес эти слова. Возможно, Гейта без труда нашла Сиреневый холм, и он был уверен, что она с легкостью поставила на место Джози, когда он предложил поехать с ними.

Вероятно, Альма решила, что он потерял рассудок, но Астон догадывался, какова была настоящая причина. Он влюбился в Гейти. Это открытие удивило его, и он не был уверен, хочет ли в него верить. Астон распахнул парадную дверь, но мягкий голос Альмы остановил его:

– Как насчет ужина, мистер Астон? Подождать вас?

– Нет. Просто приготовь тарелку и оставь ее на кухне. Я не знаю, когда вернусь. Не надо меня дожидаться. Я поеду в Сиреневый холм и удостоверюсь в том, что они добрались без приключений. – Он был уверен, что Альма видит насквозь его оправдания. Правда заключалась в том, что он хотел, чтобы Гейти была в Южных дубах, а не в Сиреневом холме.

– Да, сэр, – ответила она неуверенно.

Полуденные тени стелились вдоль дороги к дому Смита; лошадь Астона неслась галопом по направлению к Сиреневому холму. Он решил срезать путь и проехать через лес, окружающий пруд, где он впервые увидел Гейти.

Астон знал, что рояль был важен для Гейти, но до сих пор не догадывался, насколько важен. Черт возьми, если она так хочет его иметь, он попробует найти какой-нибудь и для Южных дубов. На званых ужинах в Саванне он часто слушал, как играли на рояле. Он любил музыку и считал, что это – хорошее занятие для вечеров. Он не против после ужина слушать игру Гейти на рояле. Совсем не против. Астон усмехнулся про себя, продолжая свой путь. Удивительно, насколько легко вошла Гейти в его жизнь и как быстро он созрел для того, чтобы дать ей все, что она пожелает, и как разгорелись его чувства, когда он решил, что она покинула Южные дубы.

Странным было то, что Астон, вернувшись, сразу понял, что Гейти нет в доме. Он ощущал ее отсутствие – только так он мог объяснить это себе самому. Ему хотелось убедиться в том, что она благополучно добралась до Сиреневого холма, но еще, в глубине души, он чувствовал неукротимое желание отвезти ее обратно в свой дом – именно там было ее место. Последняя ее выходка помогла ему осознать, что он не желает, чтобы она покидала Южные дубы, и потому ему надо было обдумать, возможно ли, чтобы она жила там в качестве его жены. Это одновременно поразило и взволновало его.

Она радовала его своим присутствием по вечерам, когда Астон возвращался из своей конторы на лесопилке. Он с нетерпением ждал каждой совместной поездки верхом, в тиши раннего утра, когда роса блестит на траве и искрится от солнечного света. Ему на самом деле нравилась мысль о том, чтобы ухаживать за ней и выходить с ней в свет. С ней он чувствовал себя спокойно и хотел прижать ее к себе, целовать... Почувствует ли он то, что ожидает, когда их губы сольются в поцелуе? Он хотел заняться с ней любовью. Наконец-то он мог открыто признаться себе, что серьезно подумывает о том, чтобы принять предложение ее отца.

А почему нет? Почему он должен придерживаться клятвы, которую дал, будучи еще юнцом, клятве, которая родилась из лжи, уничтожившей целое семейство? Должны ли события далекого прошлого мешать его сегодняшнему счастью? Годы научили его смириться с тем, что произошло двенадцать лет назад. Но, черт побери, он до сих пор чувствует ответственность за гибель Дювея и Джоша Тэлботов, хотя у него не было ни малейшей возможности ее предотвратить. Другое дело – Теодора и ее смерть. Справедливость восторжествовала.

Лошадь остановилась. Размышления о прошлом настолько поглотили Астона, что он изо всех сил сжал поводья. Он снял шляпу и тыльной стороной ладони вытер пот со лба. Интересно, сможет ли он когда-нибудь думать о Теодоре спокойно? Может быть, такая женщина, как Гейти, поможет ему забыть.

Он надел шляпу и огляделся вокруг. Вдалеке он увидел пруд и фигуру женщины; она сидела на огромном камне и смотрела на неподвижную поверхность воды. Астон заставил своего жеребца перейти на шаг, пока они не приблизились настолько, чтобы понять, что эта женщина – Гейти. Мерин, на котором она приехала из Южных дубов, стоял неподалеку, привязанный к дереву. Мими не было видно. Вероятно, Гейти имела привычку ходить одна к пруду. Астон подумал было поспешить к ней и сделать выговор за то, что она отправилась в Сиреневый холм без сопровождения, но он знал, что не хочет ссориться с ней. Сейчас он был настроен на то, чтобы любить ее.

Мысль об этом сразу же привела его в чувство. Он остановил своего коня и стал наблюдать за ней. Ее отец доверил ему заботу о Гейти, и он должен следить за тем, чтобы ей не был причинен вред. Особенно с его стороны. Он намеревался поцеловать ее, не более того.

Гейти – красивая светская женщина. Благодаря положению ее отца женщины Саванны без труда примут Гейта в свой круг. И хотя он хотел когда-то, чтобы сын Фредерика унаследовал плантацию, ему нужен был наследник для Южных дубов. Но главное, ему надо понять: не ради ли этого он хочет, чтобы Гейти стала его женой?..

Она без особых усилий вызвала у него гораздо больший интерес, чем кто-либо другой. Если бы он собирался жениться только для того, чтобы обзавестись наследником, его женой с таким же успехом могла стать любая женщина, которая волновала его кровь так же, как Гейти. Его лицо расплылось в улыбке. Он сжал коленями бока лошади, заставляя ее рваться вперед. Астон знал, что не женился бы на Гейти только ради того, чтобы иметь наследника. Чтобы уговорить его на эту женитьбу, в их отношениях должно было бы присутствовать что-то более значимое. И он был абсолютно уверен, что это так и было.

Стоял теплый послеполуденный час последней недели апреля, и Гейта, сняв туфли и чулки и подняв платье чуть выше колен, сидела на небольшом валуне, глядя на неподвижную поверхность пруда. Приехав в Сиреневый холм, она сразу же села за рояль и больше двух часов развлекала своей игрой Мими, Хелен и Джанет. Это было чудесно. К концу игры она перешла на более нежные мелодии и расчувствовалась. Она решила отправиться к пруду и вспомнить о своем детстве.

Гейти не дала Мими и Джанет пойти вместе с ней и была очень рада этому. Это время она хотела посвятить тому, чтобы восстановить быстро ускользающую связь со своей первой семьей. Ей необходимо было укрепить жажду мести, которая не покидала ее все эти годы. Она отчаянно нуждалась в том, чтобы воссоединиться с прошлым и набраться решимости для осуществления своего плана.

Прикрыв глаза, Гейти подняла лицо к небу. Солнце скрылось за горизонтом, и первые нити сумерек появились на вечернем небосклоне. Кваканье лягушек, стрекотание сверчков и редкие всплески воды доносились со стороны деревьев позади нее. Воздух был неподвижен.

Гейти отбросила мысли о настоящем и перенеслась в те времена, когда она была девочкой, которую звали Эвелина Тэлбот.

Перед глазами Гейти предстала картина: она – маленькая девочка – играет в воде с Джошем, Теодорой и крошкой Тайтесом у самого берега пруда. Она увидела улыбающиеся лица, услышала смех, почувствовала на своем лице прохладные брызги воды. Вот ее семья за ужином: все склонили головы, а отец читает молитву перед едой. А вот они, празднично одетые, собираются в церковь...

Но сознание Гейти рисовало перед ней и картины, которые ей совсем не хотелось видеть. Теодора запирает ее и Тайтеса в доме и бросает их почти на целый день, пока отец и Джош работают в поле. Джош и Теодора кричат друг на друга. А вот Тайтес: у него длинные каштановые волосы, но нет? лица. Он в приюте – сидит на полу, протягивая к ней пухлые детские ручки, зовет к себе. Она слышит плач, но не видит лица. Как он выглядел? Она не могла вспомнить. Вот он зовет ее по имени, но это другое имя. Он знал ее как Эвелину. Но почему зовет не Эвелину? Почему он зовет Гейти?

– Гейти, Гейти!

Глаза Гейти моментально раскрылись. Тень мужчины упала на ее лицо. Она вскочила и стукнулась об кого-то. От испуга она еле слышно вскрикнула. Рука захватила ее запястье; она уперлась в чью-то крепкую грудь. Гейти чуть дышала от страха и отчаянно сопротивлялась.

– Гейти, это я, Астон.

Она перестала бороться и повернулась в обвивавшем ее кольце рук. Теперь лицо Астона было совсем близко. Грудь ее вздымалась, пульс бился часто-часто, сердце колотилось. Он сжал объятия.

– Все в порядке. Извините. Я совсем не хотел напугать вас. Я думал, вы слышали стук копыт моего коня.

– Я... я, наверное, заснула. Кажется, мне приснился сон. – Ее била дрожь. Локти лежали у него на груди, ладони были так близко от его лица, что она могла дотронуться до него, провести пальцами по щеке, вдоль подбородка и вниз к шее. Она засмотрелась на его губы. Ей совсем не хотелось встречаться с многозначительным взглядом его зеленых глаз.

– С вами все в порядке?

Она с трудом глотнула и кивнула. Его руки сжали ее еще крепче, он притянул ее ближе к себе.

– Гейти, – прошептал он нежно.

Ее ресницы сами собой приоткрылись; их взгляды встретились. В это мгновение она уже знала, что он собирается поцеловать ее, но не хотела останавливать его. Она уже приоткрыла рот в слабом протесте, но натолкнулась на теплоту его губ, прикоснувшихся к ее губам. Он поцеловал ее так нежно, так мимолетно, так сладко, это мог быть поцелуй отца, если бы не то, как он держал ее, как смотрел на нее. Волна удовольствия захлестнула ее, а после отозвалась где-то внизу.

Они посмотрели друг на друга – на мгновение поцелуй вызвал томительное замешательство. Он наклонился и поцеловал ее снова, на этот раз более требовательно, сильно. Она чувствовала прикосновение рук, крепко прижимавших ее к себе. Губы нежно скользили по ее губам, обучая ее искусству поцелуя. Руки Гейти скользнули наверх вдоль его груди и плеч, пальцы сомкнулись на шее в этом жесте все показалось естественным. Ее движение дало ему большую свободу действий – он крепко прижал ее грудь к своему телу.

Находясь в его объятиях, Гейти чувствовала исходящие от него силу, теплоту, страсть. Она услышала, как вздохи сменились прерывистым неглубоким дыханием. Она вкушала сладость его языка, губ. Запах туалетного мыла наполнял ноздри своим ароматом. Его губы становились все требовательнее, и она отвечала на его пыл с удивившей ее горячностью.

Громкий всплеск воды испугал Гейти, и они разомкнули объятия. Она отступила на шаг от Астона и прижала руку к губам, поразившись своему поступку, ужаснувшись ему. Гейти облизнула губы и почувствовала на них вкус Астона. Она вытерла ладонью рот и подбородок.

– Мы не должны были делать это, – прошептала она возмущенно, пытаясь успокоить свое дыхание. Гейти не могла поверить в то, что она позволила ему поцеловать себя и, что еще хуже, принимала в этом участие, хотела этого, получала удовольствие. Как же она могла? Она предала свою сестру, свою семью. Ей захотелось закрыть лицо руками и бежать от совершенного ею преступления. По лицу Астона пробежала усмешка.

– Может, и так, Гейти, но не забывай, что самое страшное, что мог нас заставить сделать твой отец за то, что мы целовались, – это пожениться. Но он и так этого хочет, так какая разница – он не будет возражать, если узнает.

Он снова дразнил ее, но ей не хотелось поддаваться его обаянию, попадать в плен его чар.

– Ты поступил нехорошо, поцеловав меня так. Я уверена, что папе не понравилось бы, что ты обманул меня. – Она злилась на саму себя, но решила отыграться на нем. Схватив туфли и чулки, она снова уселась на небольшой валун. Ей требовалось несколько минут, чтобы собраться с мыслями.

– У меня и мысли не было обмануть тебя, – возразил Астон добродушно. – Ты хотела этого поцелуя не меньше, чем я. Я же почувствовал, как ты отвечала мне.

– Это смешно. Я ничего не делала. А сейчас, если ты не возражаешь, я хотела бы надеть чулки.

Астон повернулся спиной к Гейти, улыбка все еще не сходила с его красивого лица.

– Можешь все отрицать, если тебе так больше нравится. Но поцелуи не умеют лгать, Гейти.

Возможно, это была правда, но она ни за что не признает этого. Она хотела, чтобы он скорее сменил тему. Чем быстрее они перестанут говорить об этом поцелуе, тем быстрее она сможет забыть о нем.

– Что вы здесь делаете? – спросила она, натягивая чулок. – Опять ловите рыбу?

Астон рассмеялся.

– После того уничижительного выговора, который я получил от вас в тот раз? Ни за что!

– Тогда что же вы делаете здесь, около пруда? Думаю, вы не могли явиться сюда только за тем, чтобы шпионить за мной.

– Нет. Когда Альма рассказала мне, что вы уехали одна, я решил поехать сюда и убедиться в том, что с вами все в порядке.

– Я была не одна. Мими отправилась со мной.

– Это не имеет значения. Вас никто не сопровождал. Ваш отец поручил мне заботиться о вас. Я срезал путь к вашему дому и ехал мимо пруда, когда увидел вас, сидящую на камне.

Гейти надела туфли и застегнула их.

– Со мной все в порядке, как видите. Вам не было нужды беспокоиться. Мдаии и я стали хорошими наездницами. – Соблюдая дистанцию, она повернулась лицом к нему. – Вы исполнили свою обязанность и теперь можете ехать назад.

Он скрестил руки на груди, вопросительно смотря на нее.

– Вот именно. Теперь я могу ехать. – Он улыбнулся и медленно покачал головой. – Но только после того, как увижу рояль. И послушаю, как вы играете. Было бы обидно проделать весь этот путь и не услышать вашу игру.

Изнутри Гейти съежилась от страха. Она надеялась побыстрей спровадить его. «Ей требовалось время, чтобы поразмыслить о тех волнующих ощущениях, которые вызвал в ней его поцелуй, чтобы разобраться в собственных чувствах. Если она ничего не предпримет в ближайшее время, ей грозит опасность потерять свой план мести.

– Очень хорошо, – выдавила она из себя.

Астон помог ей взобраться на дамское седло, затем вскочил на своего коня. На обратном пути оба хранили молчание. Войдя в дом, Гейти послала Ми-ми привязать свою лошадь, поскольку Мейн был с отцом в Коннектикуте.

Гейти провела Астона в гостиную, где в дальнем углу стоял кабинетный рояль из красного дерева, отливавший в поздних вечерних лучах глубоким темно-красным цветом. Серебряные двойные канделябры украшали его.

– Красивый инструмент, – заметил он, проводя рукой по гладко отполированному дереву.

– Это не просто инструмент. Это подарок моей матери. – Гейти всегда считала Мэри Смит своей матерью. Ей было всего четыре года, когда не стало ее настоящей матери, и она совсем ее не помнила.

– Прошу прощения, мисс Гейти, – позвала Джанет, стоя в дверях.

– Да?

– Я хотела узнать, накрывать ли для джентльмена, когда я буду сервировать ужин?

Гейти колебалась. Было бы крайне невежливо не предложить Астону остаться. Она хотела ответить «нет», но вместо этого заставила себя улыбнуться и произнесла, повернувшись к Астону:

– Вы хотите поужинать с нами? Он улыбнулся в ответ.

– С огромным удовольствием.

Глава 9

Неделю спустя под вечер Гейти сидела в гостиной, занимаясь вышивкой, которую собиралась повесить у себя в холле в Сиреневом холме, и размышляла над встречей с Астоном у пруда. Ей не удавалось забыть о ней. Это было для нее мучением. Она не могла понять, почему его поцелуи так подействовали на нее, почему она получала от них такое удовольствие и сама пылко отвечала на них – ведь он был человеком, которого она поклялась ненавидеть.

Единственное, что спасало ее от унизительного положения, на которое она обрекла себя, – это воспоминания о слухах, которые она слышала от молоденьких девушек на вечеринке у Элейн и Фредерика. Очевидно, чары Астона действовали похожим образом на большинство женщин округа.

Если бы он был просто обаятельным, она без труда держала бы его на расстоянии. Уже в течение нескольких лет она отвергала ухаживания многих обаятельных юношей. Нет, он был еще интересным, загадочным, привлекательным. С ним она чувствовала что-то большее, чем с любым другим молодым человеком из тех, с кем проводила время. И Гейти понимала, что настало время что-то предпринять. Она не сможет вынести еще раз того, что случилось тогда днем. Астон не пытался снова поцеловать ее, наоборот, он следил за тем, чтобы они не оставались наедине. Даже по утрам, когда они вместе катались верхом, Мими всегда была рядом.

Гейти закрыла глаза и глубоко вздохнула: она не переставала удивляться самой себе. Отчего ей так нравилось чувствовать прикосновение губ Астона к своим губам? Почему до сих пор она не перестает смаковать воспоминания о том, как неповторимо быть в его объятиях, крепко прижиматься к его груди, вдыхать его аромат, вздыхать от удовольствия? Необходимо отречься от нежных чувств и вновь вспомнить о том, как она поклялась заставить Астона заплатить за содеянное.

Не открывая глаз, Гейти склонила голову на спинку кресла и вернулась в мыслях к разговору с Мими прошлой ночью, когда служанка помогала ей раздеваться перед сном.

– Я, как вы просили, всех расспрашиваю о первой жене Астона. Джози – единственный темнокожий слуга, который работал в доме в то время, но он ничего не знает. – Она помолчала. – Вы знаете, что мистер Астон дал свободу свои рабам после того, как умер его отец? Гейти кивнула.

– Как вы знаете, некоторые из них остались. Однако Джолли не слишком хорошо отзывается о первой жене Астона, мисс.

– Что ты имеешь в виду? – спросила Гейти, вспомнив, что речь идет о Джолли, старшей кухарке.

– Джолли сказала, что ее не любили и никто особенно не расстроился, когда она умерла.

Гейти вздрогнула от боли, которая глубоко пронзила ее сердце. Но гнев сразу же заглушил боль. Какие ужасные вещи сказала кухарка о ее сестре!

– Довольно-таки странное заявление, не так ли? А что ее супруг? – спросила Гейти, голос которой звучал хрипло. – Он-то, без сомнения, горевал, когда она умерла?

– Не знаю, мисс. Джолли рассказала, что она все время капризничала и жаловалась, несмотря на то что все старались заботиться о ней, изо всех сил помогали ей в ее положении. По словам Джолли, она большую часть дня лежала в постели – пила чай с печеньем. А когда спускалась вниз, то пыталась командовать всеми вокруг, включая мистера Астона и его отца. Они Ничем не могли угодить ей. Однажды за ужином она даже швырнула тарелкой в мистера Астона и разбила зеркало над камином в гостиной.

«Естественно, что они так отзываются о моей сестре», – подумала Гейти. Все это ложь! Она не собирается выслушивать подобные вещи. У Теодоры были свои минусы – но они есть у любого. Было несправедливо со стороны этой женщины говорить о ней с такой злобой.

– Ты... ты узнала, сохранили ли они что-нибудь из ее вещей? – спросила она мягко.

Мими взглянула на нее с сомнением.

– Джолли ни о чем таком не слышала. Не беспокоитесь, мисс. Мистер Астон не замешан в смерти бедняжки. Джолли сказала, что он как раз поехал в город, чтобы купить мисс Теодоре нитку жемчуга. Она говорила, что у каждой богатой женщины на шее должен висеть жемчуг, а у нее его не было. В этом жемчуге мистер Астон ее и похоронил.

Гейти внезапно очнулась и потянулась за иглой. Руки ее дрожали. Она не знала, почему ею овладело желание еще раз оживить в памяти разговор с Мими. Если Теодора и была требовательной, у нее наверняка были на это свои основания. Возможно, она не понимала, как ведется хозяйство в доме, а Астон скорее всего не потрудился помочь ей приспособиться к новой жизни. Теперь Гейти была более чем когда-либо решительно настроена на то, чтобы Астон женился на ней. Она заставит его заплатить за все отвратительные вещи, которые говорят о ее сестре.

Заслышав стук лошадиных копыт у входа в дом, Гейти отложила вышивание и поднялась с кресла. Все равно ей не удается собраться с мыслями. Скорее всего это кто-то из темнокожих слуг, но Гейти на всякий случай выглянула в окно посмотреть, не гость ли это. Ей надо каким-то образом выбросить из головы мысли об Астоне. Она отодвинула в сторону занавеску из прозрачной материи и увидела небольшую повозку – она остановилась рядом с коновязью у дальней стены дома. На козлах восседал Мейн. Гейти взвизгнула от восторга и побежала к парадному входу. После пяти недель отсутствия ее отец вернулся домой.

Она распахнула дверь, подобрала юбки и поспешила вниз по ступенькам. Одна из собак Астона выскочила из-за дома и, присоединившись к ней, с лаем побежала впереди.

– Папа! – закричала она. – Папа! Лейн при помощи Мейна вылез из повозки и, широко улыбаясь, повернулся к дочери.

– Ну, как тут моя девочка? – спросил он, широко раскрывая объятия.

– Я счастлива видеть тебя, папа. Как я рада, что ты вернулся! – Гейти обвила руками его шею. Она почувствовала облегчение и радость, когда поцеловала отца в щеку и еще раз обняла его, сияя от счастья. – Я скучала по тебе, папа.

– Я тоже скучал, Гейти.

– Ты хорошо себя чувствуешь? Не обострился ли из-за погоды твой ревматизм?

– Все в порядке, дорогая. Ты же знаешь, что мне всегда лучше весной и осенью, когда и не слишком холодно, и не слишком жарко. И вообще это была очень приятная поездка. – Он с любовью потрепал ее по щеке. – А ты как?

– Очень хорошо, – ответила она с улыбкой, чувствуя, что теперь все будет в порядке, ведь отец вернулся домой. – Только скучала по тебе. Она повернулась к Мейну. – Спасибо тебе за заботу об отце.

Мейн застенчиво улыбнулся и сдернул шляпу с головы.

– Мистер Лейн и я хорошо путешествовали вдвоем. Мы как бы присматривали друг за другом.

– Сейчас мне надо бы прогуляться после долгой поездки, – произнес Лейн. – Пройдись со мной, Гейти, я хотел бы послушать, что нового ты задумала, пока меня не было.

– С удовольствием, папа. Мейн, пойди в дом и скажи Альме и Мими, что приехал папа – пусть они проверят, готова ли его комната.

– Хорошо, мисс Гейти. – Он повернулся к Лейну. – Мне ехать вечером в Сиреневый холм? – спросил он.

– Отчего же нет? Я знаю, что Джанет хотела бы увидеться с тобой. Если мне что-нибудь понадобится, у Астана достаточно помощников. Просто оставь мои вещи наверху. Не сомневаюсь, что Альма попросит кого-нибудь позаботиться о них. Гейти взяла отца под руку. Мейн водрузил свою шляпу на голову и принялся вынимать багаж из повозки. От ее глаз не укрылось то, что первые несколько шагов отца были скованными, как у молодого жеребенка, который только учится вставать на ноги.

– Как дела в Коннектикуте, папа? Ты помог миссис Тэйлор найти управляющего?

– Мы нашли ей достойного и честного человека – в этом у меня нет сомнений. А может ли он работать в качестве управляющего чугуноплавильным заводом, покажет только время. Она пообещала сообщать мне о том, как идут дела, Я сказал ей, что навещу ее снова в июле или августе, перед тем как похолодает. Кажется, идея пришлась ей по душе.

– Папа! – В голосе Гейти сквозило удивление. – Вы никак приглянулись друг другу? – спросила она, когда они медленно брели по направлению к цветнику у западной стороны дома.

Лейн на ходу потрепал ее по руке.

– Не говори ерунды, дочка. Еще и трех месяцев не прошло, как умер ее супруг. – Когда они прошли еще несколько шагов, Лейн продолжил: – Однако Оливия Тэйлор из тех женщин, с которыми легко иметь дело. Чрезвычайно сговорчивая.

От Гейти не укрылась теплота, с которой отец произносил имя женщины, и она вдруг развеселилась. Может быть, из-за того, что имя «Оливия» звучало так красиво.

– Она хорошенькая?

– Да. Ее сыну двенадцать, и у нее трое младших дочерей, все они – красавицы с золотыми волосами. А теперь расскажи мне, как твои дела, Гейти?

– Все в порядке. Мой рояль привезли на прошлой неделе, и мы с Мими поехали в Сиреневый холм и провели там день. Было прекрасно! – Она снова подумала о поцелуе Астона и постаралась отогнать эти мысли прочь.

– Хорошо, – произнес он; они продолжали свой путь по усыпанной гравием извилистой дорожке среди розовых азалий. – А как насчет Астона? Что ты решила?

Он задал свой вопрос так небрежно, как будто интересовался ужином. Но у Гейти был наготове ответ.

– Последние недели убедили меня в одном. Папа, я хочу замуж за Астона. И желаю выйти за него как можно скорее.

Лейн остановился и наклонился, чтобы погладить стоящую подле него собаку. Птички чирикали в листве, и ветер доносил голоса темнокожей прислуги со стороны их кварталов и дальних полей. Лейн поднял глаза к небу, как бы надеясь найти ответ или хотя бы силы для того, чтобы разобраться с происходящим.

Он повернулся к Гейти, переминаясь с ноги на ногу.

– Я надеялся, что несколько недель, проведенных в его доме, приведут тебя в чувство. И что ты откажешься от своей дурацкой идеи выйти за него замуж ради мести. Видимо, я ошибся.

Ей было больно смотреть на то, как беспомощно выглядел ее отец. Она любила Лейна Смита. Радовалась тому, что была его дочерью. Но не могла забыть о том, что до Лейна у нее был еще один отец. Из-за безвременной гибели Дювея Тэлбота и остальных членов ее семейства она вынуждена причинять Лейну боль. Она надеялась только на то, что, когда все это закончится, он простит ее.

Гейти оглядела сад. Голубые, розовые, белые и желтые цветы, окруженные зеленью, пестрели перед ней.

– Мне эта идея не кажется дурацкой, папа, – произнесла она, затем снова перевела на него свой взгляд. Надо ли ей еще раз объяснять ему, каковы ее чувства по отношению к своей первой семье? Нет. Он никогда не поймет, что она чувствует себя связанной обязательством воплотить в жизнь свой план.

Гейти собрала все свои силы и расправила плечи.

– Сейчас я более чем когда-либо настроена заставить Астона заплатить за то, что он совершил. – Ее слова и тон звучали жестко. Именно так они и должны были звучать для того, чтобы убедить Лейна Смита в том, что ей необходимо довести дело до конца.

– Что совершили люди его отца, – напомнил Лейн, указывая на нее пальцем.

– Нет. – Она покачала головой, не Желая снимать с Астона обвинения. – Теодора была беременна не от людей его отца, а от него, и именно это послужило причиной того, что произошло потом.

Лейн покачал головой и отошел от нее на несколько шагов. Гейти последовала за ним и взглянула на отца с мольбой в глазах. Она спросила, боясь перемены, которая произошла в ее чувствах к Астону:

– Ты можешь поговорить с ним сегодня после ужина, папа? Я не желаю тянуть. Скажи ему, что хочешь услышать ответ. Хорошо бы он ответил «да», но если ответит «нет», я намереваюсь вернуться в Сиреневый холм как можно скорее.

В глазах Лейна промелькнула надежда.

– Если он ответит «нет», то ты поедешь со мной в Сиреневый холм и забудешь о своем плане мести?

Гейти улыбнулась ему, но улыбка не скрыла ее горечи. Она чувствовала себя так, как будто предает свою семью из-за того, что объятия Астона показались ей теплыми, манящими, волнующими. Ей необходимо укрепиться в своих намерениях заставить Астона заплатить.

– Не совсем. Если он не захочет жениться па мне, мне придется вернуться домой и подумать, что еще можно сделать.

Он тяжело вздохнул.

– Гейти. – Лейн взглянул на дочь. – Хорошо, дорогая. Я поговорю с ним.

Астон пропустил Лейна Смита вперед, затем последовал за ним на главную веранду дома. Отец Гейти предупредил, что после ужина желает поговорить с ним; Астон наполнил бокалы бренди и ждал разговора. Ночь уже не приносила прохлады: весна была в полном разгаре, и влажный ночной ветерок освежал лишь слегка.

Разговор не явился неожиданным. Перед отъездом в Коннектикут Лейн предупреждал о нем. Астон был спокойным и дружелюбным. Он знал, что Лейн хочет удостовериться в том, что за время его отсутствия репутация дочери не пострадала. Гейти осталась чистой; но это принесло Астону физические и моральные страдания. Внутренне он сгорал от желания вновь обнять и поцеловать ее. Во время рабочего дня, когда ему надо было сосредоточиться на делах, он ловил себя на том, что думает о ней. Вместе со своими агентами составлял новые контракты на отправку хлопка на Север, а мысли его были заняты Гейти.

Это было черт знает что. Он был не в силах разобраться в своих чувствах к ней. Ему нравились то, как он развлекается с девушками Мадрю, но он не мог вспомнить, чтобы ему хотелось просто сидеть и смотреть на кого-то из них, как ему хочется смотреть на Гейти по вечерам, после ужина. Он ловил себя на том, что изучает полноту ее нижней губы, округлость плеч, красоту пальцев, когда она вышивает. А когда был в Сиреневом холме, то пришел в восторг от того, как она играет на рояле, как наклоняет голову во время игры. Когда она играла, в ее движениях было столько изящества, что он сгорал от желания.

Что же в ней было такого особенного, что заставляло его совсем по-другому относиться к ней? Он знал ответ: особенным в ней было все. Он не мог найти в ней ничего такого, что бы не нравилось ему.

Лейн прислонился плечом к колонне у лестницы и потягивал бренди, ожидая, пока Астон прикроет дверь и присоединится к нему. На треть полная луна тускло освещала веранду; фиолетовая ночь расступилась. Астон вышел и облокотился о колонну напротив Лейна.

Несколько минут они сохраняли молчание. Астон не собирался начинать первым разговор и тем самым помогать Лейну. Он подождет: пусть этот человек скажет свое слово.

Наконец Лейн произнес:

– Я знаю, что просил вас принять решение к моему приезду. – Он сделал паузу и глубоко вздохнул. – Пока я был в отъезде, у меня было время подумать о предложении, которое я вам сделал. Я обдумал все ваши возражения. Принял во внимание свои собственные чувства и чувства Гейти. Как я уже говорил вам вначале, больше всего меня заботит ее благополучие. Вы знаете, почему я считал вас подходящим мужем для Гейти – ваше имя в большом почете, и вы занимаете высокое положение в штате.

Астон кивнул, не совсем уверенный в том, что беседа пошла по намеченному им руслу.

– Но я решил подождать, пока Гейти найдет человека, которого захочет видеть в качестве своего мужа и отца своих детей. Я беру назад свое предложение. Уверен, что вас обрадовали мои слова, учитывая ваши сомнения по поводу женитьбы.

Удивленный до глубины души, Астон весьма сомневался, что рад услышанному. По правде говоря, он твердо знал, что совсем не рад.

– Вы отклоняете ваше предложение? – спросил он, давая себе время справиться с потрясением.

– С этого момента. Конечно, завтра мы поедем назад в Сиреневый холм.

Астон выпрямился и сделал шаг навстречу Лейну. Его рука еще крепче сжала бокал. Он не желал, чтобы Гейти возвращалась в Сиреневый холм.

– Погодите минуту. – Астон тер лоб, пытаясь мыслить разумно. – Не понимаю. Что заставило вас изменить решение?

– Все очень просто. Я больше не считаю, что, выйдя за вас замуж, моя дочь сделает наилучший выбор.

Одно мгновение Астон оставался безмолвным. Он не ожидал, что Лейн может взять назад свое предложение. Он не мог так поступить. Астон не позволит ему сделать это. Его первой реакцией было желание крикнуть: «Нет, черт побери», – но надо было узнать, что на самом деле значили слова Лейна, Успокоившись, он спросил:

– У вас были причины поменять свое мнение обо мне? Может быть, кто-то настроил вас против меня?

– Совсем нет. – Выпрямившись во весь рост, Лейн еле слышно застонал. – Было неправильно с моей стороны предложить вам жениться на Гейти в обмен на земли.

– В предложении нет ничего неправильного, – нашелся Астон, – Кроме того, подобные брачные соглашения заключались во все времена. – Астон был поражен: ему совсем не хотелось, чтобы этот человек говорил ему, что он не может жениться на Гейти. Он покачал головой, чтобы прояснить свои мысли. Что с ним? Полтора месяца назад он обещал себе, что не позволит Лейну женить себя на его дочери. Теперь же он осознал, что сам готов жениться на Гейти и желает сделать это не ради земель и не потому, что Лейн стремится найти для нее подходящую партию, а потому, что она нравится ему, привлекает его, он хочет заботиться о ней и сделать ее частью своей жизни и своего дома.

Нет, Гейти должна принадлежать ему. И он согласен бороться за нее.

– Я не могу отдать вам землю, – произносил Лейн в тот момент, когда внимание Астона вновь вернулось к нему. – Вы не представляете, что значит для Гейти эта ферма. Но если опять нагрянет засуха, приходите ко мне за водой для вашего скота. Мы наверняка сможем что-нибудь придумать.

– Подождите, ведь вы не выслушали, что я хотел сказать. – Астон поставил бокал на стоящий неподалеку столик и убрал пряди волос с лица. – Вы хотите взять назад ваше предложение – но я не принимаю этого. Я хочу жениться на Гейти.

– Боже мой! – Глаза Лейна стали большими и круглыми, рот раскрылся от удивления. Он отошел от колонны и углубился в темноту веранды. – Что? – воскликнул он. – Ничего не понимаю! С тех пор как мы с Гейти приехали в штат, я слышу рассказы о том, как вы при свидетелях поклялись никогда не жениться снова. И Гейти тоже слыхала об этом. Где-то в глубине души Астон знал, что эти слова когда-нибудь вернутся, чтобы преследовать его. Он задумался на мгновение. Хотел ли он рассказать этому человеку, что желает жениться на Гейти потому, что она очаровательная и привлекательная, умная и напористая, в ней есть теплота и ему приятно находиться с ней. Надо ли объяснять отцу Гейти, что ее поцелуи были такими сладкими и соблазнительными, что ему до смерти хотелось обнимать, целовать и любить ее? Был ли он готов признать, что влюбился в Гейти? Нет.

Он отогнал от себя эти мысли и произнес:

– Догадываюсь, о чем вы. Жаль, что какие-то вещи никогда не умирают – и сплетни в том числе. Когда я давал эту клятву, я был молодым и глупым. И до сих пор у меня не находилось повода, чтобы сомневаться в ней. Я намеревался полностью следовать ей. Но вышло так, что из-за Гейти я передумал.

– Как это?

Астон не собирался открывать душу.

– Не сомневаюсь, что не мне рассказывать вам, как Гейти может завладеть сердцем мужчины.

– Вы хотите жениться на Гейти? – Лейн потер лоб ладонью. – Я надеялся, что Гейти смягчится после того, как я оставил ее на вашем попечении, но, учитывая ваше отношение к браку, никак не предполагал, что станете жертвой ее чар.

От Астона не укрылось удивление, которое слышалось в голосе Лейна и было заметно в его поведении. Астон сам был удивлен. Он уже приготовился к тому, что Лейн будет упрашивать его жениться на Гейти и он позволит ему уговорить себя. Ему даже не приходило в голову, что придется уговаривать Лейна, чтобы тот сдержал свое обещание касательно руки Гейти.

Лейн покачал головой; какое-то время он тер плечо и бормотал что-то себе под нос перед тем, как заговорил снова:

– Существует ряд вещей, которых я не в силах вам объяснить. Просто поверьте мне на слово... будет лучше, если вы с Гейти не поженитесь.

Внутри у Астона все сжалось. Теперь, когда он решил, что хочет получить Гейти, нельзя позволить Лейну отнять ее у него.

– Я намерен жениться на Гейти, – снова произнес он, на этот раз более твердо. – Я не могу позволить вам взять назад ваше предложение.

Лейн прищурился, как бы пытаясь найти разгадку чему-то или просто понять.

– То есть у меня нет никакой возможности убедить вас в том, что мое предложение было неважной идеей?

– Никакой. Если вы не дадите согласия на этот брак, я буду вынужден говорить напрямую с Гейти.

Лейн снова покачал головой.

– В этом нет нужды. Мне кажется, что вы вполне сознательно делаете этот шаг. Вы получаете то, что хотите, и Гейти получит то, что хочет. Лейн поднес бокал к губам и допил бренди. – Я сделал все, что было в моих силах. Видимо, вы оба хотите этой женитьбы.

– Значит, мы можем приступить к составлению бумаг?

Кивнув, Лейн произнес:

– Предлагаю не дожидаться, пока истечет предусмотренный правилами помолвки срок. Мне бы хотелось покончить с этим как можно скорее. От нас с Гейти будут присутствовать только наши слуги, если вы не возражаете. Гейти относится к ним, как к родным.

– Разумеется. Я совсем не против того, чтобы поспешить с женитьбой, но, как мне кажется, мы должны обсудить это с Гейти. Возможно, она не захочет отказываться от празднования помолвки и пренебрегать правилами.

Из груди Лейна вырвался сардонический смешок.

– Это я вам обещаю. У нее не будет никаких возражений.

Глава 10

У Гейти болело горло. Из-за нервного напряжения перехватило дыхание, когда она, опираясь на руку отца, спускалась вниз по лестнице. Время пришло. Ее нервы были на пределе, колени дрожали, ноги не слушались.

Ровно две недели ушло на то, чтобы подвенечный наряд был закончен и сделаны все приготовления к свадьбе. Когда Мими помогала ей надевать платье, она увидела свое отражение; в шелке цвета слоновой кости, с кружевами, жемчугом и крошечными атласными белыми бутончиками роз, – и забеспокоилась, что у нее не хватит сил для того, чтобы доиграть спектакль до конца.

Она отвернулась от зеркала. Заставляя себя не думать об Астоне и о том, что принесет ему эта женитьба. Но она не могла не задаваться вопросом, стало бы ему легче принять происходящее, если бы он узнал, что она сомневается в том, что сможет исполнить намеченный ею план.

В конце концов она отделалась от подобных мыслей, осознав, что должна думать о своей семье. С самого начала она делала это ради них. Надо помнить об этом в первую очередь, и тогда она сможет пережить эту свадьбу. Ее чувства к Астону не должны заходить так далеко. Даже если бы она влюбилась в него, ей все равно пришлось бы так поступить с ним. Ее чувство долга, честность и сама душа требовали от нее отомстить и восстановить справедливость.

Гейти остановила отца на последней ступеньке лестницы – ей надо было перевести дух. Она еле дышала.

Отец сжал ее руку и спросил:

– С тобой все в порядке?

Взглянув на него, она попыталась проглотить стоящий в горле ком, но не смогла. Губы пересохли.

– Все хорошо, папа. – Она выдавила из себя улыбку, и они двинулись дальше.

Пройдя несколько шагов по коридору, они обогнули вход и вошли в залу. Астон стоял в дальнем конце комнаты, одетый в шикарный черный вечерний костюм, белоснежную рубашку и галстук в черно-серую полоску. Он был ослепительно хорош собой, завораживающе хорош. Сердце ее забилось сильнее, желудок до боли свело судорогой, и она почувствовала, как ей физически нехорошо от висевшего над ней бремени того, что ей предстояло совершить.

– Я не смогу сделать это.

– Должна.

– Я не могу так поступить с ним!

– Он в ответе за гибель твоей семьи.

– Он был молод и глуп.

– Так же, как Теодора и Джош.

– Неужели он заслужил такое наказание за то, что сделал двенадцать лет назад?

– Да.

Медленно приближаясь к Астону, Гейти боролась со своими чувствами.

Боковым зрением она видела гостей; мужчины и женщины смотрели на нее и улыбались. В глубине комнаты она заметила Мими, Джанет и Мейна; все трое сияли от радости. Чуть дальше у передней стены она увидела широко улыбающуюся Элейн и Фредерика, который хмуро глядел на нее, как будто она совершает что-то неугодное ему. Поблагодарив Бога за то, что лицо ее закрывала вуаль, Гейти зажмурила глаза и позволила своему отцу вести ее остаток пути, надеясь, что от этого легче будет сделать последние несколько шагов.

Когда она поняла, что они остановились, Гейти обнаружила, что стоит перед Астоном. Голова шла кругом, ей было нехорошо. Отец вложил ее левую руку в руку Астону и потрепал по плечу. Астон нежно сжал ладонь девушки. Тепло от его тела поползло вверх по ее руке, как будто бы ее накрыли шелком.

Священник начал церемонию. Гейти была как деревянная кукла: стояла скованно, слушала, отвечала, когда от нее это требовалось, но абсолютно ничего не чувствовала.

Пока церемония шла своим чередом, в мыслях она рисовала отца: в белой рубашке, с зачесанными назад волосами, он собирается отправиться в церковь, и Джоша – у него яркие голубые глаза, и он, смеясь, перебрасывает ее через плечо. Гейти вспомнила, как последний раз видела Теодору: она залезала в вагон вместе с Джошем, на ней было ее лучшее платье, а в руке – узелок с вещами. И еще она увидела Тайтеса – маленького мальчика, у которого не было лица. Как могла она забыть, как он выглядел? Как могла?

Силы вернулись к Гейти. Астон так и не был наказан; он никогда не чувствовал той боли, которую чувствовала она, никогда не страдал, как она. Он стал свободным и продолжал жить своей жизнью. Она знала, что, как только она сделает свое заявление, ей придется навсегда уйти из его дома и его жизни – и это не давало ей покоя.

– Дамы и господа, я представляю вам мистера и миссис Ратледж. После того как он поцелует невесту, пожалуйста, подходите с вашими поздравлениями и наилучшими пожеланиями долгой и счастливой жизни вместе. Астон, можешь поцеловать свою жену.

Момент настал. Ее план либо должен быть претворен в жизнь сейчас, либо забыт навсегда. Позже она уже не сможет набраться смелости. Астон приподнял ее вуаль. Гейти взглянула прямо ему в глаза. Они были доверчивые, полные счастья. Она хотела причинить ему боль и в то же время не желала этого. Ее смелость подводила ее. Он наклонился, чтобы поцеловать ее в губы, но Гейти подставила ему щеку. Когда его губы слегка коснулись мягкой кожи ее щеки, она хрипло прошептала:

– Мое настоящее имя – Эвелина Тэлбот. Я сестра Теодоры.

Астон тут же застыл на месте. Руки сжали ее предплечья, и ей показалось, что они тверды, как железо. Тело его так напряглось, что она подумала, что он сейчас развалится пополам. Астон медленно отклонился от нее. Взгляд его впился в нее, как бы пытаясь найти ответ на ее вопиющее заявление.

– Что ты сказала? – прошептал он еле слышно, не громче дуновения воздуха.

– Я – сестра Теодоры, – тихо повторила она, не дожидаясь, пока сможет отговорить себя от того, чтобы передумать, – Семья, которую ты уничтожил, была моей семьей. Можешь спросить моего приемного отца. Он скажет тебе, что я не лгу.

Астон все еще не верил тому, что она сказала. Шок, боль и недоверие наполнили его. Губы побледнели, ресницы дрожали. Обида и опустошение исказили его лицо, но он сумел скрыть их под маской гнева, который быстро перерос в ярость. Она ожидала, что подобное произойдет с Астоном, но где была ее победа?

В этот же момент Гейти поняла, насколько прав был отец – в мести нельзя найти наслаждения, в обмане нет чести, и трудно чувствовать себя победителем, получив око за око. Только она была в проигрыше. У нее больше не было цели, желания, мечты. Она осознавала, что мысль о том, что в один прекрасный день она рассчитается с Астоном Ратледжем, спасла ее от помешательства, когда она потеряла Тайтеса и остальных членов семьи. И вот это случилось, но ужасы прошлых проступков не были стерты, когда она наконец расквиталась с ним. Она только увеличила их число.

Гейти повернулась, чтобы уйти, но Астон поспешно притянул ее назад и повернул лицом к себе. Внезапно кто-то повис у нее не шее. Астона отодвинули в сторону: Элейн, Линда Сью и другие девушки столпились вокруг Гейти; они весело смеялись и болтали. Гейти похолодела.

Несколько мгновений Астон не мог дышать: настолько неожиданным и опустошающим был шок от сказанных ею слов. Но даже после этого он не желал верить ее утверждениям. Казалось, сердце было готово взорваться в груди. Пока он пытался усмирить свой гнев, толпа поздравляющих выхватила Гейти из его рук. Кто-то хлопал его по спине и тряс руку, он был буквально засыпан поздравлениями. Глядя поверх голов своих приятелей, Астон заметил Лейна – тот выходил из зала. Он напрягся. Нельзя было дать ему уйти.

Астон, собрав всю свою любезность, отделался от обидных для него рукопожатий и сердечных пожеланий и пошел сквозь толпу к исчезающему Лейну.

Он догнал того у самого выхода из зала и дотронулся до его руки. Лейн обернулся и посмотрел на него. Не дыша, Астон спросил:

– Это правда?

Лейн покраснел, глаза затуманились горечью.

– Я пытался отговорить тебя от женитьбы на ней.

Астона била дрожь. Он сжал кулаки.

– Черт побери! – Он продолжал угрожающе тихим голосом. – Вы должны сказать мне правду, либо да, либо нет. Она ваша дочь, Гейти Смит, или ее имя Эвелина Тэлбот?

Не моргнув глазом, Лейн ответил:

– И то, и другое.

Астону непреодолимо захотелось пробить кулаком эту стену, хотелось ударить Лейна по лицу. Им овладело желание сделать кому-то больно. Сделать больно самому себе, чтобы ослабить боль, причиненную ему женщиной, на которой он только что женился. Он же на самом деле решил было, что она начинает влюбляться в него. Они лгали ему, использовали его, сделали из него дурака! Как он сможет смириться с этим? Как он смирится с сознанием того, что женился на сестре Теодоры?

– Она неплохой человек, Астон, – произнес Лейн со всей своей искренностью. – Ты должен понять, что она.

– Вы последний лжец!

Астон повернулся, чтобы уйти, но Лейн задержал его, схватив за руку.

– Если ты сделаешь ей больно, я убью тебя.

Астон рассмеялся – в этом смехе смешались горечь, угроза и месть. Он выдернул у Лейна руку и устремился прочь. Он направился в зал, внезапно почувствовав непреодолимое желание найти Гейти. Ему захотелось схватить ее за горло и напугать до смерти. Он чувствовал потребность совершить что-нибудь, дабы избавиться от злобы, обиды и опустошения, которые овладели им после того, как он узнал о ее обмане. Почему он вдруг решил довериться женщине? Он же знал.

Протиснувшись сквозь небольшую группу людей, он устремился к тому месту, где стояла Гейти: ее окружал рой взволнованных женщин. В ее бледности было что-то очень привлекательное. Сердце сдавило. Он так хотел доверять ей. Черт возьми! Он хотел любить ее. Проходя мимо Джози, он остановил его.

– Давай музыку, и пусть все продолжается. Следи за тем, чтобы бокалы у всех были полны.

– Что-нибудь не так, мистер Астон? Вы неважно выглядите, – произнес старик.

– Ты за меня не волнуйся. Просто делай, что я велю.

Он подошел к Гейти и обвил рукой ее талию. Любезная улыбка на его губах абсолютно сбила ее с толку.

– Можно тебя на несколько минут, моя любовь, – произнес он мягко.

– Ну... я...

– Мы можем поговорить в любое время. Давай иди и будь со своим мужем, – сказала Элейн Гейти, затем обратилась к Астону: – Все до сих пор в шоке оттого, что ты женился. Ты делал из нас дураков, заявляя свои протесты против женитьбы. Так знай, что я в полной мере несу ответственность за то, что вы познакомились.

В любезной улыбке Астона сквозило притворство.

– Ну, нет, дорогая моя, безпятими нут двоюродная сестрица. Я тут выяснил, что Гейти положила на меня глаз еще до того, как приехала в наш город. Я верну вам ее скоро, – пообещал он стоявшим вокруг нее. Он улыбнулся Элейн W двум другим дамам. – Дамы не возражают? Думаю, что нет.

Крепко держа Гейти за талию, Астон повел ее вперед. Он сумел ловко миновать людскую толпу – их остановили всего два рази Проворно ведя Гейти вверх по лестнице в свою комнату, он ухитрялся улыбаться и перекидываться словами со всеми, кого встречал на своем пути. Оказавшись там, он закрыл дверь и запер ее на замок. И только тогда ему пришло в голову, что Гейти совсем не сопротивлялась. Она позволила ему увести себя так легко, как ягненок, которого ведут на бойню.

Он прислонился к двери и посмотрел на свою невесту, свою жену, свою противницу. В руке она все еще сжимала букет; фата струилась по ее спине.

Глаза ее стали от страха совсем круглыми, и в этот момент она показалась ему прекрасной, как никогда. Он почувствовал себя так, как будто бы в него всадили нож и он истекает кровью. Как же хочется любить ее! И как хочется ненавидеть! Хочется любить и сделать ей больно. Боже, помоги, как же все-таки хочется любить ее! Он резко подошел к ней.

– Ты стерва!

– Я знаю. – Гейти держалась стойко.

– Ты лгала мне!

– Да.

– Ты обманула меня!

– Я знаю.

Когда он остановился, они стояли вплотную. Она даже не дрогнула. Это удивило его. Черт побери! Он хотел задеть ее так же больно, как был задет сам. Да будь все проклято, да поможет ему Бог, ему хотелось еще и ударить ее, но он знал, что не сможет. Но было бы ему лучше, если бы он смог? Исчезла бы после этого боль или она осталась бы с ним на всю жизнь, как живут с ним обманы Теодоры? Он не настолько сильно ненавидел Теодору, чтобы ему захотелось ударить ее, но поступок Гейти привел его в бешенство, и он должен был что-то предпринять.

Распаленный внезапным приливом страсти, он схватил ее за плечи, толкнув в глубь комнаты, прижал к стене. Она негромко всхлипнула, но Астон не обратил на это ни малейшего внимания, и его удар пришелся в отштукатуренную стену как раз позади нее. Боль захлестнула руку. Гейти издала еле слышный звук, который застрял у нее в горле. Астон застонал от боли в руке. Он прижался к Гейти всей тяжестью своего тела, лоб его касался стены позади нее. С каждым тяжелым вздохом он вдыхал сладкий аромат, исходящий от Гейти. Он чувствовал, как колышется ее грудь, дыхание было таким же прерывистым, как и его.

Он стоял, прижавшись к ней всем телом; « пытался успокоиться. У Астона не было никаких чувств к Теодоре, когда они поженились, но тут он уже начал влюбляться в Гейти. Объясняло ли это то, что он чувствовал – мир как будто рухнул у его ног.

– Но почему? – в конце концов выдавил он из себя, не обращая внимания на боль в руке и на боль в сердце.

– Ты виноват в гибели моего отца и брата. – Это не так, – возразил он, поднимая голову, чтобы взглянуть на нее.

Ее глаза осуждающе сверкнули.

– Нет, так. Из-за тебя была уничтожена вся моя семья.

Ему сделалось больно. Так больно ему не было никогда. И хуже всего было то, что мнение Гейти о нем было ему небезразлично, как и ее чувства по отношению к нему. Он ведь решил было, что начинает нравиться ей. Черт! Подумал было, что, возможно, она когда-нибудь сможет полюбить его.

– Люди моего отца убили твоего отца и брата. – Ужас того далекого дня вспыхнул в его памяти.

– Ты признаешь это, но ведь еще никто не был наказан за их гибель. – Она толкнула его в грудь, и он позволил ей высвободиться.

Она ошибалась: он был наказан. Его вынудили жениться на девчонке, которую он и знать не знал, заставили быть свидетелем ее смерти. Но спокойствие овладело им, когда он подумал о том, что невиновен. В первый раз с тех пор, как она сделала свое чертово признание, он был в состоянии здраво мыслить. И он знал, что правда была на его стороне!

– Они вскинули свои ружья первыми. Это была самооборона.

– Эту ложь я уже слышала от шерифа, когда мне было восемь лет. Но тогда я не поверила. И не верю сейчас.

– Твое право. Но почему ты решила выйти за меня замуж?

– Когда мы с папой переехали сюда, я все время слышала о том, что жена – это единственное, чего ты не желаешь и чего поклялся никогда не иметь. Я смогла придумать только один путь заставить тебя заплатить за гибель моей семьи – дать тебе то, чего ты совсем не хочешь иметь. И уговорила папу пойти к тебе и предложить мою руку.

Он кивнул, рассуждая уже намного яснее, читая в ее словах намного больший смысл, чем она в них вкладывала. Если бы она хотела только увидеть его женатым, ей совсем не обязательно было открывать ему свое настоящее имя. Полуденные тени мягко стелились по комнате. Снизу долетали ритмичная танцевальная музыка, отзвуки разговоров и смеха. Астон не отрываясь смотрел на Гейти. Он никак не мог разобраться в своих чувствах. Внутренний голос подсказывал ему, что он должен возненавидеть ее, но, глядя на нее, он знал, что не сможет этого сделать. Наконец он произнес:

– Вот ты и достигла цели. Теперь я твой муж. – Он скрестил руки на груди. – Скажи, пожалуйста, а что ты собираешься со мной делать теперь, когда я у тебя в руках?

– А... я... – Лишь на мгновение растерявшись, Гейти тут же нашлась. – С самого начала я решила, что покину твой дом сразу же после церемонии. И я не изменю своему плану. Мы с папой возвращаемся в Сиреневый холм.

Ярость взметнулась в душе Астона, но с помощью легкого смешка ему удалось скрыть ее. Даже несмотря на то что его не могла не восхищать та решимость, которая потребовалась ей для исполнения подобного замысла, он отнюдь не одобрял того, что она совершила. Он сделал шаг навстречу ей.

– Ты так полагаешь? Подумай еще раз. Теперь я владелец Сиреневого холма. Это часть твоего приданого. Вспомни о тех бумагах, которые вручил мне твой отец еще до церемонии? – Выражение ее глаз подсказывало ему, что она забыла об этом, и на мгновение он почувствовал удовлетворение.

– Ну, хорошо, ты можешь забрать его, – произнесла она раздраженно. – Нам оно не нужно. Мы с папой купим другое поместье.

– Лейн вправе жить там, где ему заблагорассудится, но ты, дорогая моя жена, будешь жить здесь, со мной! Можешь забыть о всех других планах, которые ты строила. Я только что изменил их.

– Ты не можешь так поступать. Папа...

– Папа только что отдал тебя мне, – парировал он жестко. – Ты моя жена, и я намерен следить за тем, чтобы ты жила здесь, со мной. Ты можешь устраивать посмешище из нашей женитьбы, но я не позволю тебе опозорить меня перед моими друзьями. Ты будешь жить со мной здесь, в Южных дубах, всю оставшуюся жизнь, Гейти. – Он усмехнулся. – Или ты предпочитаешь, чтобы тебя называли Эвелина?

Пропуская мимо ушей его вопрос, она приподняла подбородок чуть выше и заявила:

– Ты не вправе заставлять меня жить здесь, как в тюрьме. Мой отец не позволит тебе сделать это.

– Он не сможет этому воспрепятствовать. У него больше нет прав на тебя. Зато они есть у меня.

Гейти шагнула навстречу ему, шелковые юбки зашуршали вокруг ее ног.

– Не делай этого со мной, – попросила она мягко. – Твое бессердечное отношение к моей сестре стоило мне всего, что у меня было. Я потеряла папу, Джоша, Теодору и Тайтеса.

Тайтес. Верит ли она, что Тайтеса нет в живых? Мысли закрутились в голове Астона. Ну конечно! Откуда ей знать, что он забрал Тайтеса из приюта. Когда Астон приехал туда после смерти Теодоры, чтобы забрать их, Эвелину уже удочерили.

– А что случилось с Тайтесом?

Она прикрыла окаймленные темными ресницами веки, чтобы он не смог разглядеть ее глаз, и чуть склонила голову.

– Не знаю. – Голос ее был хриплым от нахлынувших чувств. Рукой она теребила подол своего платья, зажимая шелк в кулаке. – Ему было всего четыре года, когда я видела его в последний раз. Когда Лейн и Мэри приехали удочерить меня, в приюте произошла какая-то путаница. Я все время просила, чтобы привели моего брата, и папа спросил о нем у миссис Коннорс, а она рассказала ему о смерти Джоша. Она ни разу не упомянула о Тайтесе. Мы решили, что она испугалась того, что папа не возьмет меня, если узнает, что у меня в приюте есть еще и брат. К тому времени, когда Лейн и Мэри выяснили, что у меня было два брата – Джош, которого убили, и Тайтес, который был жив, – приют сгорел, а вместе с ним и все хранившиеся в нем записи. Мы так и не смогли ничего разузнать q Тайтесе.

Она взглянула на него – глаза была наполнены невыразимой печалью.

– Я даже не могу вспомнить, как он выглядел. Все они исчезают из моей памяти, и виноват в этом ты.

Астон видел ее печаль, чувствовал ее. Постепенно он начал осознавать, что тоже страдает, и мысль об этом возмутила его. Он почти понял, что заставило ее обмануть его. Астона переполняло желание утешить Гейти – ведь она потеряла семью. Он всегда сожалел о смерти Джоша и Дювея. Всегда!

Он уже был не властен над своими эмоциями и чувствами к Гейти. Она обманула его! Как мог он чувствовать себя виноватым перед ней? Отчего ему так хотелось сжать ее в объятиях и утешить? Нет, он не должен давать волю подобным чувствам. Нельзя унизить себя и упустить шанс, чтобы, в свою очередь, не отомстить ей. Она прошла через ад, но и он тоже. Сознание того, что он расквитался с этой маленькой чертовкой, которая стоит перед ним, успокоит его «я». Последнее слово за ним.

– Я с нетерпением жду своей брачной ночи, Гейти, – произнес он без лишних вступлений.

От удивления она только сумела вымолвить «нет».

Он взглянул на нее. Ее золотисто-каштановые волосы, собранные на макушке, каскадом кудрей струились вниз. Глаза блестели. Губы были соблазнительного цвета бледной розы. Да, он сделает это. Он будет заниматься любовью с Гейти, и, для того чтобы расквитаться с ней, он позаботится о том, чтобы каждая минута их брачной ночи доставила ей удовольствие.

– Да, я хочу этого, но и предлагаю тебе кое-что взамен.

Она отвернулась от него.

– О чем ты говоришь? Что ты можешь дать мне? Мою свободу?

– Нет. – Он покачал головой. – Ее ты никогда не получишь. Я верну тебе твоего брата. Я знаю, где Тайтес.

У Гейти перехватило дыхание.

– Это правда. Я забрал его из приюта и устроил так, что у него появился дом. Кажется, у нас обоих были свои маленькие тайны.

– Ты лжешь!

Сердце Гейти переполнилось надеждой. Глаза ее расширились от потрясения. Она бросилась к Астону и дрожащими пальцами схватила его за лацканы.

Он обхватил руками запястья Гейти и крепко сжал ее. Взгляд его был устремлен прямо ей в глаза.

– Не лгу.

– Мой брат жив? – Она с трудом дышала, состояние ее было близко к обмороку. Она боялась верить ему и в то же время боялась не верить. – Ты знаешь, где Тайтес? Так скажи мне!

Астон был несгибаем.

– Только тогда, когда получу свою брачную ночь. – Нет! – закричала она, теряя контроль над собой от мысли, что этот человек знает, где Тайтес, и не хочет сказать ей. Она высвободилась из его объятий и кинулась на него с кулаками, ее удар пришелся ему прямо по подбородку.

Астон снова схватил ее за запястье.

– Остановись, Гейти. Я не хочу делать тебе больно. – Он стал подталкивать ее к кровати, отклоняя чуть назад. Она пинала его, извивалась, пытаясь высвободиться.

– Скажи мне, где он! – потребовала она дрожащим голосом. – Все эти годы я пыталась выяснить, что с ним. Я заслужила знать это.

– Не в твоем положении требовать что-либо, женушка. Ты отомстила. Теперь очередь за мной.

– Ты сделал беременной мою сестру, а потом отказался жениться на ней. Ты заслужил то, что я тебе сделала.

Старые горькие чувства вновь нахлынули на него. Астон крепко сжал руками ее талию и пробормотал сквозь зубы:

– Ребенок, которого вынашивала Теодора, был не моим.

– Ты лжец! – возмутилась она; грудь ее вздымалась из-за неудобной позы, в которой он удерживал ее.

– Нет! – горячо запротестовал он, толкая ее сильнее, пытаясь повалить на кровать. – Это твоя сестра была лгуньей. Она солгала, потому что знала, что мой отец самый богатый человек в округе, а она мечтала о лучшей жизни. Не знаю, от кого она забеременела, но только не от меня.

– Ты лжешь, – снова заявила она, грудь ее тяжело вздымалась. Взгляд скользил по его лицу. Ее била дрожь.

– Нет, не лгу. Черт возьми! После стольких лет зачем бы я стал лгать? Солгав, я ничего не добился бы и ничего бы не потерял. Ребенок не был моим. Я не дотрагивался до Теодоры ни до свадьбы, ни после нее. – Астон опять распалился. Он отпустил ее запястья и поспешно сжал кольцо своих рук вокруг Гейти, наклонив голову так низко, что кончики их носов почти соприкасались. – Вторая свадьба, а брачной ночи у меня так и не было. Хочешь знать, где находится твой маленький брат, Гейти, подари мне брачную ночь.

– Никогда! – прошипела она. Астон с улыбкой заметил:

– Нет сомнения, что после двух жен я заслужил хотя бы одну брачную ночь.

– Я не сделаю этого, – произнесла она, но голос ее уже терял свою твердость. – Ты не имеешь пра...

Рывком он крепко прижал ее к себе.

– Я имею право. Если бы я даже предпочел заставить тебя силой, то брачные клятвы, которые ты только что произносила, дают мне это право. Но, думаю, до этого не дойдет. – Астон отпустил ее так внезапно, что она упала на кровать.

– Но это нечестно, – прошептала она. Взгляд его был дерзок.

– Не будем говорить о честности. – Он подошел, поднял ее букет и вложил его назад в ее руку. – Предлагаю тебе улыбнуться и пойти со мною вниз. Гости ждут нашего возвращения.

Поспешно сбегая вниз по ступенькам, Астон пробежал пальцами по волосам. Он весь горел. Сердце неистово колотилось. Он чувствовал себя так, будто его избили. Заслышав звуки веселья, которые доносились из зала, он понял, что никто не догадался о том, что произошло между ним и Гейти. Он был благодарен судьбе за это. Сейчас он желал только пробраться в библиотеку и выпить чего-нибудь. Ему надо было побыть немного в одиночестве и поразмыслить надо всем тем, что было сказано.

– Не слишком ли торопишься увести свою невесту наверх, а, Астон? – спросил Фредерик, встречая Астона в коридоре.

Вот дьявол! Меньше всего сейчас он желал иметь дело с Фредериком. Теперь можно забыть о том, что ему хотелось побыть одному. Если его слишком долго не будет в зале, гости начнут беспокоиться.

– Гейти выглядела бледной, переволновалась. Я увел ее наверх, чтобы мы побыли несколько минут наедине. – В этом была доля правды.

– Неужели, значит, это правда? – не отставал Фредерик, идя за ним в зал.

– Что? – перепросил он по инерции, оглядывая заполненную людьми комнату; они танцевали, вели беседы, пили и смеялись.

– Ходят слухи, что Гейти в интересном положении и поэтому тебе пришлось поспешить с женитьбой.

Эти слова были настолько абсурдны, что смешок, который издал Астон, получился искренним. Он похлопал Фредерика по спине. В это время Джози проносил мимо них поднос с наполненными бокалами, и Астон взял один.

– Мой дорогой племянник, ничто не может быть так далеко от истины, как это.

– Но что еще могло заставить тебя отказаться от всех празднований и соблюдения брачных церемоний? История повторяется?

Астона так и подмывало выпустить весь свой гнев на Фредерика, но ему удалось взять себя в руки.

– Мы с Гейти предпочли сделать это так, Фред.

Фредерик ухмыльнулся.

– Ладно, время покажет.

Астон понимал, что Фредерик был несколько обижен на него за женитьбу и за то, что послужило, по его мнению, ее причиной. Но вот беда: Фредерик даже не догадывался, насколько сильна была вероятность того, чтобы его сыну достались в наследство Южные дубы.

Он снова похлопал Фредерика по спине.

– Уверен, ты прав. Извини, я вижу человека, с которым должен поговорить.

Гейти оставила свой подвенечный букет на постели Астона и поспешила назад на праздник. Поболтав с парой гостей, среди которых были Мими и Джанет, она спросила у Джози, где отец. Он ответил ей, что тот в саду.

Гейти вышла в сад, сумерки окрашивали небо восхитительными цветами. Ее мысли все еще кружились вокруг того, как она повела себя с Астоном, услышав, что Тайтес жив и что Астон потребовал взамен. Ей отчаянно хотелось поразмышлять в одиночестве, но придется с этим подождать.

– Папа, – позвала она, подходя к нему сзади. Он обернулся и посмотрел на нее, выражение его лица было усталым.

– Я должна тебе кое-что рассказать, папа.

– Гейти, если ты счастлива, я готов выслушать тебя. Поведай мне все, что у тебя на сердце. Но если ты собираешься жаловаться, что все получилось не так, как ты хотела, то я ничего не желаю знать. Я не могу помочь тебе – я сделал для тебя все, что было в моих силах. Улыбка на твоем лице и в твоих глазах, подходящая к имени, которое я тебе дал, – это все, о чем я когда-либо мечтал для тебя. Я так хотел, чтобы ты была счастлива. И если ты не стала счастливой, то я не хочу слышать этого – ведь я не в силах сделать для тебя ничего большего.

– Посмотри на меня, папа, – попросила она; на дрожащих губах показалась улыбка. – Счастье написано у меня на лице. Только взгляни. Видишь?

Он взял ее за подбородок и взглянул прямо в глаза.

– Да. Что, все получилось, Гейти? Ты наконец сумела отделаться от ненависти, которую носила в себе многие годы?

Она снова улыбнулась. Засмеялась. Поднялась и обняла его.

– Гораздо лучше. Папа, Астон знает, где находится Тайтес.

– Что?

Она села рядом с ним, расправив подвенечное платье.

– Да. Это правда. Он сказал, что забрал Тайтеса из приюта после смерти Теодоры и нашел семью, которая его усыновила. Ты только подумай, папа, если бы я не рассказала Астону, кто я на самом деле, я бы могла никогда не узнать, что Тайтес жив.

– Боже мой, где он? – спросил Лейн в волнении.

Гейти облизала губы.

– Пока не знаю.

– Но почему? – Казалось, Лейн сбит с толку. – Зачем ему было рассказывать тебе, что он знает, где Тайтес, но не говорить, где он?

Гейти встала, ей было неприятно произносить эти слова.

– Он хочет кое-что взамен.

– Но что он может хотеть? Землю он уже получил. Я уже переписал ее на него.

– Он хочет брачной ночи. Лейн поднялся и полуобнял ее.

– Гейти, я...

– Все в порядке, папа. Не беспокойся обо мне. – Она с трудом перевела дыхание. – Я на все готова, чтобы найти Тайтеса.

– Что-то не так, – поделилась Мими с Хэнком; они стояли на задней веранде, прислушиваясь к звукам музыки, которая доносилась из дома.

– О чем ты?

– Мисс Гейти сама не своя. Я знаю, что она беспокоилась насчет мистера Астона и смерти его первой жены. Я же рассказывала тебе, что она хотела узнать все об этой женщине, и я выяснила для нее, что могла. Может быть, поэтому она так странно себя ведет. Возможно, ее волнует гибель его первой жены.

– Но на это нет причин. Мистер Астон не имеет никакого отношения к смерти этой девушки. Мой отец ездил за доктором, когда она упала со ступеней. Я помню, как отец, приходя домой, рассказывал, что она просто с ума всех сводит своими капризами. Никто не мог угодить ей, даже мистер Астон, а он вовсю старался. Когда ей захотелось новых платьев, он специально для нее привез в Южные дубы портниху.

– От Джолли я слышала то же самое. По правде говоря, я не уверена; что мисс Гейти была готова к тому, чтобы выйти замуж за мистера Астона. Думаю, им надо было соблюсти все брачные церемонии. Это дало бы ей время, чтобы получше узнать его.

– Иногда тебе не нужно много времени, чтобы получше узнать кого-то. И, кроме того, мисс Гейти не смогла бы выйти замуж за более достойного человека.

Хэнк обвил рукой талию Мими, она затрепетала. Он взял ее за правую руку и повел в танце. Движения его были не особенно ловкими, но она повиновалась ему. У Мими было такое чувство, как будто она парит в воздухе. Играла музыка, звезды сияли в небесах, и она танцевала с Хэнком. О большем счастье она и не мечтала.

– А самое лучшее в свадьбе мисс Гейти и мистера Астона – это то, что ты будешь жить здесь. Я так рад! Я совсем не хочу, чтобы ты возвращалась в Сиреневый холм.

Она улыбнулась ему. Музыка смолкла, и Хэнк отпустил ее.

– Я тоже, но я лучше пойду в дом. Мисс Гейти может искать меня.

– Мими, может, встретимся здесь вечером, после того, как мисс Гейти пойдет в комнату к мистеру Астону? Ты же ей уже не понадобишься.

Она почувствовала волнение и страх одновременно.

– Не знаю, Хэнк. Мисс Гейти не против, чтобы я днем встречалась с тобой, но я не уверена, что ей бы понравилось, чтобы мы виделись поздно ночью.

– Мы будем только разговаривать, – пообещал он. – Я хочу немного побыть с тобой, и чтобы нам не надо было никуда торопиться.

Казалось, сердце Мими растаяло, как только она взглянула в его глаза.

– Я постараюсь, – прошептала она.

– Я буду ждать тебя у домика повара. Мими улыбнулась.

Глава 11

В этот вечер Гейти готовилась ко сну с неохотой и еле заметным чувством страха. Каким-то образом ей удалось пережить большую часть свадебной церемонии. Она даже ухитрилась сохранять улыбку на лице, танцуя с Астоном и отвечая на тысячи, как ей казалось, вопросов, которые задавала Элейн. Все то время в глубине ее сознания теплилась радость, которую она почувствовала, когда услышала, что Тайтес жив. Ничто другое не могло бы заставить ее остаться в доме Астона минутой дольше. Ничто не подняло бы ее дух.

Теперь она знала, в чем была причина ее всепоглощающего желания заставить Астона заплатить. Должно быть, судьба повела ее путем, который вывел ее к Тайтесу. Но до того, как Астон вернет ей брата, она должна пережить остаток вечера. Судьба была добра к ней и в то же время жестока.

Гейти надела батистовую ночную рубашку с длинными рукавами. Три ряда кружевных оборок украшали ворот и подол, такие же оборки были нашиты у манжетов. Она не послушалась совета Мими и оставила под рубашкой панталоны и сорочку. Ее халат лежал в ногах поперек постели Астона. Великолепный подвенечный наряд был теперь разложен на кресле.

Покрывало в широкую золотую и коричневую полоску было откинуто: оно открывало взору только что выглаженные простыни кремового цвета: мягкие, как атлас, они блестели в желтом свете керосиновой лампы, стоящей возле постели. Взбитые подушки лежали у изголовья. С трудом глотнув, Гейти отвернулась от кровати и присела на пуфик у трюмо, чтобы Мими вынула шпильки из ее волос. До этого она предполагала провести свою брачную ночь в одиночестве. Теперь, когда она физически подготовила себя провести ночь в постели Астона, ей предстоит подготовиться морально к тому, что должно произойти.

– Мне, наверное, никогда не доведется увидеть ничего более прекрасного, чем то, как вы шли по проходу навстречу мистеру Астону, – проговорила Мими, складывая шпильки в маленькое китайское блюдечко. – Когда он приподнял фату и поцеловал вас, у меня даже слезы на глазах выступили.

Гейти сохраняла молчание, позволяя Мими говорить. Она вынуждена была признать, что чувствовала вину по отношению к Астону.

– Я так рада за вас! Он такой красивый. Я не буду заплетать их сегодня, да, мисс? – спросила Мими, вынимая у Гейти из волос отливающий золотом шиньон.

– Будет хорошо, если ты заплетешь косу с лентой, Мими, – ответила Гейти, стараясь не показывать, как нервничает при мысли, что останется с Астоном наедине.

Он был страшно зол на нее, но ведь у него были для этого все основания. Она обманула его. Но в конце концов последнее слово осталось за ним. Сегодня вечером ей придется стать его женой.

Каждый раз, когда Гейти думала о том, что снова – спустя столько лет! – она сможет увидеть Тайтеса, ее сердце замирало от счастья и благодарности Астону за то, что он забрал его из приюта и нашел для него дом. Астон? На самом деле она не знала, что делать с двойственным чувством к нему.

Заплетая косу, Мими продолжала говорить. Гейти слышала ее голос, но не разбирала слов. Мысли полностью поглотили ее. Она никогда не позволяла себе даже представить, что ее ждет брачная ночь. Но вот она сидит в комнате Астона, одетая ко сну, в ожидании его.

Не то чтобы Гейти находила его отталкивающим, совсем нет. На самом деле было бы лучше, если бы она считала его таким. Тогда можно было бы сказать себе, что ей отвратительна каждая минута, проведенная с ним. Она поняла: больше всего она досадовала на то, что Астон заставлял ее пойти на это в обмен на брата. Мысль об этом поможет ей пережить эту ночь. Когда все закончится, она выяснит, где живет Тайтес, поедет и найдет его. Семейство Тэлботов воссоединится.

Послышался стук в дверь, затем она отворилась. Вошел Астон, все еще одетый в свадебный костюм. У Гейти екнуло сердце, в горле пересохло. Вслед за Астоном вошел Джози, он нес небольшой серебряный поднос: на нем стоял хрустальный графин и два бокала. Он поставил поднос.

– Это все, Джози. Можешь идти спать. – Он взглянул на служанку. – И ты тоже, Мими. Если Гейти что-нибудь понадобится, я сделаю это.

Не ожидая, что Астон будет давать ей указания, Мими посмотрела в зеркало на отражение Гейти, чтобы понять, собирается ли ее госпожа оспаривать это приказание. Гейти сделала глубокий вдох и кивком головы приказала Мими идти. Служанка и Джози пожелали спокойной ночи и вышли из комнаты. С этого момента Гейти должна была сама отвечать за себя.

Астон уверенно направился к подносу и разлил по бокалам немного бренди. Подойдя к трюмо, он протянул бокал Гейти. Она взяла его у Астона, безотрывно смотря на его отражение в зеркале, следя за тем, чтобы их пальцы не соприкоснулись. Он поднял бокал и произнес: – За тебя, Гейти. Выпей. Это облегчит тебе сегодняшнюю ночь.

На мгновение она задумалась о том, желал ли он, чтобы она боялась его. В каком-то смысле так и было. В его силах было принудить ее к этой ночи, но она совсем не собиралась делать ее легкой для него. Она послушалась его совета и пригубила крепкий напиток багрового цвета. Он обжег язык и горло, тяжелым грузом опустился в пустой желудок: казалось, он кипит у нее внутри. Она не смогла заставить себя поесть что-нибудь из свадебных угощений. Бренди сразу же согрел ее, обдав жаром лицо и шею. Она сделала еще глоток. Хотя после него во рту оставалось жжение, она сразу же почувствовала его успокаивающее действие.

Астон не отрываясь смотрел на ее отражение в зеркале, а она на него, пока он ставил бокал, снимал пиджак и галстук, бросая их поверх сброшенного ею свадебного платья. Она продолжала наблюдать за ним, когда он медленно расстегивал пуговицы на жилете и высвобождался из него. Он снова взял бокал и сделал глоток перед тем, как начать расстегивать рубашку. Она сидела как загипнотизированная, глядя, как его ловкие пальцы распахнули рубашку, обнажив вьющиеся темные волосы на груди. Она обратила внимание на его руки – сильные, красивые, с проворными пальцами и аккуратно подстриженными ногтями.

Ей стало жарко – может быть, от выпитого бренди, или виной тому были намеренно чувственные движения Астона? Когда рубашка была расстегнута до пояса, Гейти отвернулась и сделала еще глоток. Она никогда не думала, что настолько бесстыдна, что может наблюдать за тем, как мужчина раздевается. Он ее муж, все правильно. Но она рассчитывала, что он будет ее мужем только на словах.

Она рискнула взглянуть на него украдкой еще раз и заметила на его красивых полных губах тень улыбки. У нее было такое чувство, что он надеется шокировать и напугать ее, добиться от нее какой-то реакции.

Гейти поставила бокал на трюмо и встала лицом к лицу с Астоном. Она ни за что не позволит ему взять над ней верх, не важно, что произойдет на их брачном ложе. Она найдет путь справиться с этим и сохранить свое достоинство. Глядя ему в глаза, она произнесла:

– Неужели нельзя побыстрей закончить этот вечер? Тебе что, обязательно раздеваться так медленно?

Он тихо засмеялся; смех его показался Гейти приятным и соблазняющим, хотя на самом деле должен был вызвать гнев. Глаза его горели огнем желания и обдавали жаром ее тело. Взгляд ее задержался на нем. Он не спеша вытащил рубашку из брюк и, вынув руки из рукавов, дал ей упасть на пол. Его плечи и руки были мускулистые, широкие. Когда он дышал, было видно, как поднимается и опускается его четко очерченная грудь. Казалось, будто легкая дымка темных вьющихся волос была специально аккуратно уложена на его груди и ниже.

– Нет, драгоценная моя жена, – ответил он хрипло. – Мы все будем делать как следует. Я долго дожидался этой ночи. И не собираюсь заниматься с тобой любовью наспех.

Гейти попыталась проглотить ком в горле, но не смогла. Она должна была чувствовать напряжение, но вместо этого ее охватил трепет. Ей хотелось простить и забыть, но надо было помнить и наказать человека, которого она так долго ненавидела. Как могла она получать удовольствие от тех волшебных ощущений, которыми наполнялось ее тело только лишь оттого, что этот человек был рядом, от выражения его лица, от его смеха, обещания того, что должно произойти?

Внезапно она испугалась, но не Астона: ее напугали свои собственные чувства. У нее были все основания ненавидеть его. Отчего же она забывает об этом ради предательского желания, которое так и вертится внутри, разъедая сердце и разум? Почему стоит перед этим полуодетым мужчиной, мечтая ненавидеть его, но чувствуя, что враждебные чувства исчезают с каждой секундой? Могла ли Гейти сказать себе, что идет на эту ночь только ради Тайтеса, ведь она знала, что ее потянуло к Астону, уже когда она увидела его впервые?

– Ты нервничаешь? – спросил он тихо; почти шепотом.

– Да, – с трудом вымолвила она.

– Мне совсем не хочется этого. Я не собираюсь причинять тебе боль. Ты же знаешь об этом, верно? Я хочу, чтобы ты получила удовольствие от каждой минуты этой ночи, которую проведешь со мной.

– Как же мне может доставить удовольствие ночь с человеком, который мне даже не нравится? – В ее словах было больше сопротивления, чем она чувствовала на самом деле. Сложно лгать самой себе, но она совсем не хотела рассказывать Астону о своих истинных чувствах и желаниях.

– Я покажу тебе. Совсем не обязательно, чтобы я тебе нравился для того, чтобы ты получила удовольствие от ночи.

Она перевела взгляд на его руки – он начал расстегивать пуговицы на брюках.

– Надо быть ненормальным, чтобы даже предложить подобное, – ответила она, но голос ее был более неуверенным, чем ей того хотелось. – Спать с тобой никогда не доставит мне удовольствия.

Астон широко улыбнулся.

– Гейти, сегодня ночью мы будем заниматься многими вещами, но сон не входит в их число. Так что не беспокойся, что тебе придется спать со мной. Этого не случится. – Он медленно шагнул к ней. – Я не намерен отпускать тебя раньше, чем солнце появится на горизонте.

Он не сводил с нее глаз, когда спускал с ног штанины брюк и высвободился от них. Длинное нижнее белье плотно облегало его и не могло скрыть выпуклости там, где соединялись его мускулистые бедра. Волна возбуждения, захлестнувшая ее, была настолько сильна, что Гейти, почувствовав себя виноватой, снова сосредоточилась на его лице.

Она почти задыхалась. Ей с трудом удалось оторвать взгляд от его тела и заставить себя не думать о его фигуре.

– Какой же ты подлец, – прошептала она, но, когда слова уже были произнесены, она знала, что голос ее звучал скорее благосклонно, чем устрашающе.

Он еле заметно усмехнулся.

– Ты сейчас так говоришь, интересно, что ты скажешь в середине ночи.

– Как ты можешь хотеть дотрагиваться до меня после того, что я тебе сделала? – спросила она, до конца не понимая, отчего он так стремится провести эту ночь с ней.

– Это будет месть. Ты уже отомстила. Теперь моя очередь.

Астон подошел к ней и провел рукой по щеке: кончики пальцев нежно коснулись кожи у нее под глазами. Чтобы спасти свое достоинство, Гейти крепко зажмурила глаза и отвернулась от него. После долгих лет ненависти нельзя было примириться с возрастающим влечением к нему, не уничтожив часть себя самой, своего прошлого.

– Я ненавижу тебя, – прошептала она, скорее для себя, чем для него. Ей показалось, что она ощущает, как его рука дрожит на ее щеке, но она не была уверена: движение было неуловимым.

– Я знаю, – голос его сорвался до хрипа. Он развязал ленточку, которая держала ее косу, и дал ей упасть на пол. Обеими руками он провел по заплетенным волосам и распустил их. – Но сегодня ночью это не имеет значения. Я покажу тебе, что совсем не обязательно любить меня, и я даже не должен тебе нравиться для того, чтобы ты получала удовольствие от моего прикосновения. Я собираюсь сделать тебя женщиной.

Она почувствовала, что вся горит, настолько распалили ее эти слова. Она отвернула лицо еще дальше – в надежде уйти от руки, которая касалась щеки.

– Не избегай моих прикосновений, Гейти. Я же знаю, что не противен тебе. Я помню, как мы обнимались около пруда. И знаю, каковы твои губы на вкус, как ты чувствуешь себя в моих объятиях, как отвечаешь мне. – Его руки скользнули по ее плечам и оказались сзади. Он обвил ее талию и прижал к себе, коснулся губами щеки.

Чтобы не потерять рассудок, сохранить свою независимость, победить в этой схватке, она попросила:

– Астон, пожалуйста, не делай этого.

– Мне нравится, как ты произносишь мое имя, Гейти, – прошептал он. – А тебе нравится, как я произношу твое?

– Нет, – солгала она, пытаясь не давать волю чувству голода, свербевшему внутри.

Астон хрипло рассмеялся, как будто бы знал, что она лжет; Гейти стояла тихо, завороженная его прикосновением. Он целовал ее щеки, глаза, нос, но не губы. Он оставлял их жаждущими его прикосновения.

Губы его лишь едва касались ее мягкой кожи.

– Расслабься, Гейти. Надо смириться. Я совсем не хочу причинять тебе боль, но моя честь требует этого. – Он водил губами вниз и вверх по щеке, подбородку, вниз вдоль шеи, по нежной коже возле уха. – Будь моей до рассвета, – прошептал он.

Ресницы Гейти взлетели вверх. Спрашивал ли он или требовал ее согласия? Она не могла сказать точно. Да и в этот момент не была уверена, имеет ли это значение. Она знала только, что его горячее твердое тело было крепко прижато к ней. Влажные губы слегка щекотали ее, отчего вздымалась грудь, твердели соски, замирало сердце. Губы жаждали его прикосновений, но он каждый раз избегал их.

Хотя тело Гейти и подсказывало ей принять то» что он предлагает, и насладиться, ей необходимо было сопротивляться. Она напомнила себе, что после всего он скажет ей, где Тайтес; она не могла позволить себе отвечать на его ласки.

Астон действовал медленно, не торопясь. Гейти держалась стойко, не обращая внимания на свое женское естество, которое требовало пробуждения. Наконец губы Астона робко дотронулись до ее губ. Он обнял ее за талию. Она услышала, как он глубоко вдохнул в себя воздух, и ей стало нечем дышать. Руки его скользнули по ее спине, прижимая их тела друг к другу. Она совсем не желала попасться в сладострастную паутину, которую он плел, но уже была там. Не желала вспоминать то, что ей так нравилось в нем, но вспоминала. Не хотела наслаждаться его поцелуями и прикосновениями, но наслаждалась.

Он был нежным и заботливым, и Гейти забыла, что давала клятву сопротивляться ему, и медленно сдалась перед лаской, которую чувствовала в нем.

Прекрасно понимая, что делает и почему, она отбросила все мысли о прошлом и положила руки ему на плечи. Его руки быстро двигались вверх и вниз по спине, бросая ее в жар, вызывая трепет. Одной рукой он стал ласкать грудь сквозь тонкую ночную рубашку. Реакция была мгновенной, мощной – она уступила. Желание узнать его прикосновение, насладиться им победило стремление оставаться безучастной. Да и как она могла, ведь она чувствовала себя такой ожившей!

С ловкостью умудренного опытом мужчины он поднял подол ее ночной рубашки, стащил ее через голову, отбросил прочь.

– Черт побери, Гейти, у тебя еще что-то под рубашкой?

Он с недоумением посмотрел на ее сорочку без рукавов, заканчивающуюся у бедер, и панталоны ниже колен. Неожиданно он улыбнулся.

– Мне всегда нравилось, что ты такая чертовски правильная. – Он подхватил ее под колени и положил на постель.

Астон приподнялся над ней и взглянул прямо в глаза, не говоря ни слова. Гейти чувствовала, что он хочет что-то сказать, но почему-то предпочитает молчать. Взгляд его оторвавшись от ее лица, опустился ниже и задержался на груди.

– Ты что, не собираешься тушить свет? – спросила она, внезапно застеснявшись.

– Нет. Сегодня ночью между нами не будет тайн. Ты ничего не спрячешь, – прошептал он и впился в ее губы неистовым поцелуем, который не мог оставить ее безучастной.

Астону не потребовалось много времени, чтобы разделаться с ее нижним бельем, затем со своим. Поначалу она попыталась закрыть грудь руками, но Астон мягко убрал руки и прошептал:

Ты прекрасна. Не прячься от меня. Я хочу смотреть на тебя.

Оттого, что Астон лежал на ней всем телом, а его руки изучали, ласкали и обводили контуры ее тела, трепетная дрожь пробежала по ней, захлестнув волной желания. Широко раскинув руки, она обхватила его плечи и спину, охваченная страстью от сознания свободы. У него было крепкое, твердое тело, пробуждавшее в ней инстинкты, о существовании которых она и не подозревала. Она дала волю своим рукам и перебирала мягкие, бархатистые волосы на его груди.

Астон приподнялся над ней, коленом слегка раздвинул ей ноги и приник к ней. Гейти доверчиво прижалась к его возбужденной пульсирующей плоти, и последние следы застенчивости улетучились, освобождая ее.

Он крепче обнял ее, уткнувшись лицом в нежную ямочку у ключицы. Вдохнув в себя воздух, он попытался успокоить сердце, бешено бившееся у него в груди, и замедлить наступление разрядки.

Даже после того, как она обманула, предала и одурачила его, он все равно хотел ее, нуждался в ней, да и как мог он не желать ее? Она была чистой, непорочной и жаждала принять его: ему страстно хотелось сделать ее своей. Он хотел верить в то, что наказывает ее, рассчитывается с ней за обман, но как же то, что он делал, могло считаться карой? И могло ли быть простой уступкой то, как она отвечала ему?

Он провел губами по ее плечам. Запах чистоты, исходящий от кожи, был куда более дразнящим, чем тяжелый аромат сладких духов. Она возбуждала его. С самой первой их встречи он ни на секунду не сомневался в этом. Еще совсем недавно, этим вечером, он считал, что ненавидит ее. Ему отчаянно хотелось этого, но ненависти не было. Была обычная ярость. Как мог он ненавидеть такую отважную, находчивую женщину? Никак. Он восхищался ею, но не доверял ей. Еще ни разу в жизни он не испытывал одновременно столь противоречивых чувств – желания ненавидеть женщину и в то же время любить ее.

Астон закрыл глаза и отогнал от себя все тревожные мысли. Самое главное сейчас – доставить ей, лежащей перед ним, и себе наивысшее наслаждение. Всем остальным мыслям придется подождать до завтра.

Он поднял голову и нежно поцеловал ее в губы. То, как она ответила, понравилось ему и придало новые силы его желанию, волнению и голоду. Полуоткрытыми губами он мягко целовал щеки, глаза, нос, затем прошелся легкими влажными поцелуями по шее, от подбородка до ключицы.

Осторожно, чтобы не испугать ее, он положил руку на ее грудь, чувствуя, лаская ее ладонью и пальцами, наслаждаясь ощущением ее тяжести. Он чувствовал, как огонь запылал под ложечкой и обдал жаром ложбину между его ног. Губы его скользнули ниже по ее груди, по чуть солоноватой возвышенности, пока не добрались до соска. Он приоткрыл рот, и твердый от возбуждения сосок оказался в теплой пещере. Он стал нежно сосать его, смакуя, наслаждаясь тем, что ощущает ее. Почувствовав, что она готова, он прижал свою мужскую плоть к ее плоти. Ладони ее сжимали и гладили его спину, шею, скользили по плечам, затем спустились к бедрам.

Движения Гейти под тяжестью его тела были послушными, неторопливыми. Чуть слышный стон сорвался с губ. Сомнений не было – она хотела его. Страсть захлестнула Астона. Он слегка приподнялся и вошел в нее. Гейти вздрогнула, толкнула его в грудь, попыталась извернуться под ним, высвободиться. Но Астон оставался настойчивым, твердым и полным сил, он прикасался к ней, гладил ее и двигался до тех пор, пока Гейти не приспособилась к его ритму, торопя завершение. Он повиновался ей, затем сам дошел до финальной точки.

Бездыханный, но не утомленный, насытившись, но не почувствовав удовлетворения, Астон повернулся на спину, посадив Гейти на себя. Он нежно произнес ее имя. Она медленно подняла голову: спутанные пряди золотисто-каштановых волос ниспадали по обеим сторонам лица и струились вниз, задевая кончики грудей. Глаза были наполнены удивлением, изумлением. Губы, еще влажные от поцелуев, были полуоткрыты, щеки и шея зарделись румянцем страсти. Он любовался ею. Она была прекрасней, чем когда-либо. Она была его. Да и как могло быть иначе? Он первый раз был с женщиной, у которой до него не было бесконечной вереницы мужчин. Никакая другая женщина не рождала в нем такого желания. Он дрожал от страсти. Как мог он позволить ей уйти? Но после того, что она совершила, можно ли было оставить ее? Как он может доверять ей?

Сидя верхом на нем, Гейти издала еле слышный стон, и бедра ее начали плавно покачиваться взад и вперед. Все противоречивые мысли она отбросила в глубь своего сознания.

– Гейти, – нежно шептал он.

Рука Астона опустилась вниз, лаская поясницу, бедра, медленно приближаясь к их внутренней стороне. Гейти проследила За выражением его лица, и волна нежности захлестнула ее. Ей захотелось вернуть ему те волшебные ощущения, которые он разбудил в ней.

Она вся дрожала от его нежных прикосновений, ощущая мощь его тела и благородство души. У нее не было чувства, что над ней совершили насилие, наказали или использовали. Гейти чувствовала себя равной, и это было прекрасно.

Их взгляды встретились.

Астон протянул руку и перекинул назад с ее плеча прядь волос – налитая грудь предстала перед его взором.

– Я сделал тебе больно? – спросил он.

– Нет.

– Как ты себя чувствуешь?

Как могла она признаться ему, что чувствует себя победительницей, освобожденной? Понял бы он эти чувства? Простил бы их?

– За сегодняшнюю ночь я испытала массу разных ощущений, – ответила она хрипло.

– Я тоже. Ты не испугалась, правда? – спросил он.

– Нет.

– И не разозлилась?

– Нет. – Она и на самом деле не разозлилась. Да и как она могла злиться на Астона за то, что он показал ей, что происходит между мужем и женой?

– Разочарована? – Он едва заметно улыбнулся, отчего уголок его рта пополз вверх.

– Нет. – Она помедлила, затем спросила: – А ты?

Астон обхватил руками ее бедра и крепко прижал ее к себе.

– Нет, черт возьми! – прошептал он страстно, затем поднял голову, схватил губами ее сосок и стал жадно сосать его.

Гейти обняла голову Астона и прижала к своей груди. Теплое чувство нежности разлилось у нее внутри. Она поняла, что на самом деле хочет доставить ему наслаждение. Застонав от предвкушения этого, она стала двигать бедрами из стороны в сторону, вверх, вниз, вокруг. Страстно желая, чтобы он принял то, что она так пылко предлагает: ей хотелось дарить наслаждение не меньше, чем получать его.

Астон обвил руки вокруг ее шеи и притянул ее лицо к своему.

– А как ты себя чувствуешь сейчас? – спросил он низким, обольстительным голосом.

– Я вся горю. Полна желания. Восхитительно!

– Да, черт побери!

Он покрывал поцелуями кончики ее грудей, мочку уха, лоб. Целовал везде, куда приводили его губы. Он не мог насытиться ею – и ему было безразлично, заметно ли это.

Гейти чувствовала каждое его прикосновение, тело оживало под его умелыми ласками, толчками языка, прикосновениями губ. Она наслаждалась, ощущая на себе его руки, взгляд, дыхание. Волны удовольствия накатывались на нее, наслаждение, казалось, пронзало ее насквозь, заставляя еле слышно стонать от растущего желания.

Его рука скользнула по ее плечу, вниз по руке. С каждым прикосновением Гейти оживала все Дольше. Она целовала его шею, плечи, грудь и дразняще медленно двигалась над ним. Она ласкала ладонью его чуть колючую щеку – было щекотно и возбуждало ее. Они раскачивались, как на волнах, доходили до изнеможения, целовались, ласкали друг друга, пока пик наслаждения не настигал их. Но и тогда он не отпускал ее, и они начинали сначала.

Астон медленно поцеловал ее, как будто бы у них впереди была еще уйма времени. И у них была целая ночь. Он уже обещал ей это.

Глава 12

Керосиновая лампа, горевшая всю ночь напролет, светила тусклым, неровным светом. Подушки слетели с кровати и в беспорядке валялись на полу. Нижнее белье, бесстыдно сброшенное, было раскидано по комнате. Черный свадебный смокинг Астона лежал поверх подвенечного платья Гейти, подчеркивая его белизну. Дневной свет пробивался сквозь приоткрытые плотные шторы, как будто подавая сигнал о том, что ночь позади. Темнота рассеялась. День наступил.

Лежа на спине с открытыми глазами, Гейти рассматривала тени, играющие на потолке. Астон лежал на животе, глаза его были закрыты, рука обнимала Гейти за талию, словно защищая ее. Смятые простыни опутывали их. Они использовали каждый миг этой ночи. А сейчас, в лучах раннего утра, она отдыхала, грезила, волновалась и строила планы на будущее.

Она не ожидала той нежности, которая росла в ее душе при одной мысли о том, что произошло между ней и Астоном этой ночью. Гейти не переставала удивляться, как она могла прийти в такой восторг от его прикосновении, что даже пошла наперекор своим убеждениям и предала свою семью. Ей захотелось закричать во весь голос, спрашивая, почему время, проведенное с ним, казалось ей таким восхитительным и так нравилось ей? Отчего ласки Астона настолько взволновали ее, что и сейчас, при свете дня, она вновь и вновь жаждала их? Она пыталась отвергнуть его и чувства, которые он пробуждал в ее душе. Но в конце концов уступила и отдалась ему – он предупреждал, что так и произойдет.

Она не сводила с потолка ничего не видящих глаз. Она не могла и предположить, что время, проведенное с ним, будет так божественно и настолько изменит ее жизнь. Она ведь не стремилась к этому. Но он просил только об одной ночи. Не стоило забывать, что он ясно выразил свои намерения. Брачная ночь – вот что хотел он получить от нее. Все рассеялось с первыми лучами дневного света. И ей надо подавить бурю чувств и относиться к Астону так, как будто не было времени, проведенного вдвоем, притворяясь, что больше ничего не желает. Ему никогда не узнать о том, что она даже не сомневается: встреться они при иных обстоятельствах, она, возможно, полюбила бы его и, оставив позади прошлое, доверилась бы ему.

Гейти вздохнула. 'Можно думать все что угодно, но ничего не изменишь: ей не было стыдно за то, что она получала удовольствие в объятиях Астона. Непростительным было то, что она поймала себя на мысли, что ей хочется повторения того же самого.

Надо что-то делать, а не то она первая протянет руку к Астону и попросит, чтобы он снова раскрыл для нее объятия.

С большой осторожностью она высвободилась из простыни, из-под его руки, спрыгнула с постели и ступила на холодный деревянный пол – это немного отрезвило ее. Она убрала подушку и, подняв с пола ночную рубашку, стала натягивать ее через голову. Необходимо было хорошенько подумать о будущем.

– Гейти.

Она тотчас съежилась – так надеялась уйти из комнаты до того, как проснется Астон. Повернувшись к нему лицом и глубоко вздохнув, она произнесла:

– Я думала, ты спишь.

Он приподнялся на локте. Простыня закрывала только нижнюю часть тела. При взгляде на его широкую грудь сердце ее забилось чаще. Ей захотелось снова лечь рядом с ним и провести руками по его прекрасному телу. Мускулистая нога, покрытая волосами, высунулась из-под простыни.

Он изучил ее лицо, затем взгляд остановился на глазах.

– Спал, пока ты не сбежала. – Он подождал, видимо, ожидая, что она скажет что-нибудь. Но она молчала, и тогда он спросил: – Ты хотела вернуться в свою комнату?

Конечно, именно этого он и ждал от нее теперь, когда их ночь вдвоем была позади. Романтика ночи рассеялась. Она глотнула с трудом, отгоняя от себя пустоту, которая угрожала поглотить ее, всем сердцем желая, чтобы все между ними было иначе. Она хотела быть его женой, но сама мысль об этом заставляла чувствовать себя предательницей по отношению к памяти семьи.

– Я думала, хорошо бы было побывать на могиле Теодоры, – пролепетала она, поспешно приняв решение.

Что-то похожее на боль мимолетно пробежало по его лицу, но она заметила – слишком близко это касалось ее.

– Я отвезу тебя, – произнес он и, откинув простыню, соскочил с постели.

– Нет... Я... лучше пойду одна. Я знаю, где это, – ответила она, вдруг занервничав, почувствовав стеснение. Похоже, ей пора идти. Это, возможно, поможет вернуть самообладание и контроль над чувствами по отношению к Астону и не даст ей слишком растаять.

Астон стоял по другую сторону кровати, прикрывшись углом простыни.

– Идти туда слишком далеко. Я не пойду с тобой на саму могилу, а только довезу тебя до холма, где они похоронены. Оставайся там сколько захочешь.

Гейти почувствовала, как в горле образовался ком. Как легко она забыла о ребенке, которого носила Теодора! Внезапно она почувствовала себя намного спокойнее, чем несколько минут назад, и спросила:

– Ее ребенок – это был мальчик или девочка? Он не сводил глаз с ее лица; во взгляде было разочарование и отчужденность.

– Не знаю. Она умерла до того... – Он замолк, закусил губу и отвернулся. – Ребенок так и не появился на свет.

Почувствовав себя уверенней, она спросила:

– А Тайтес, где он? Астон сделал глубокий вдох.

– Далеко отсюда. Мне придется отвезти тебя туда.

Она крепко зажмурилась. Неужели ее брат всего лишь в нескольких часах отсюда? Она откашлялась.

– Нет. Я надеюсь, что сама разыщу его.

Взгляд его не отрывался от ее лица. От этого ее бросало в жар: возвращались воспоминания о прошедшей ночи, как ни старалась она забыть о них.

– Может быть, и разыщешь, но путешествие займет несколько дней. Я отвезу тебя. Так же, как и к могиле твоей сестры. – Он протянул руку и дернул за шнурок у изголовья кровати. Иди в свою комнату, Гейти. Я попрошу Джози принести тебе воду для мытья и чай. Что касаемся поездки к Тайтесу, то я скорее всего освобожусь к концу недели и смогу отправиться в путь. Ты должна быть готова к тому, что тебя не будет по крайней мере месяц.

– Месяц? Далеко же ты отправил его!..

– Достаточно далеко для того, чтобы воспоминания о событиях, происшедших с его семьей, не преследовали его. – Астон, разозлившись, отшвырнул простыню на постель и стоял теперь перед ней обнаженный. – Буду ждать тебя внизу.

Чувствуя, что ее бесцеремонно выпроваживают, но не в состоянии сопротивляться этому безумно привлекательному нагому мужчине, Гейти кивнула и поспешно вышла из комнаты.

После ванны и прочитанного себе нравоучения Гейти ждала отца в своей комнате, чувствуя себя намного лучше. Она решила, что, хотя дала согласие и даже с удовольствием провела свою брачную ночь, сегодня она должна быть другой женщиной, несмотря на то что эту ночь она не забудет никогда.

Мими помогала Гейти одеваться; она казалась счастливой, как никогда. Ее просто распирало от радости, когда она рассуждала о любви и браке. В конце концов не в состоянии выносить более ее счастья, Гейти послала служанку за отцом и села пить чай с печеньем. Она хотела поговорить с ним до того, как встретится внизу с Астоном.

Стук в дверь означал приход Лейна, и Гейти поднялась ему навстречу из своего кресла.

– Как ты сегодня, моя дорогая? – спросил Лейн, входя в комнату и закрывая за собой дверь.

Гейти стояла посереди комнаты; платье янтарного цвета колыхалось вокруг ее стана. Нежная улыбка коснулась ее губ.

– Все хорошо, папа.

Лейн подпер пальцем подбородок и внимательно оглядел ее, затем встал перед ней. Он скрестил руки на груди и нарочито закашлялся.

– Ты выглядишь лучше, чем я ожидал. Синяков нет, как я вижу. Никаких опухших глаз, темных кругов. Прекрасный цвет лица. Видно, у меня нет повода беспокоиться.

– Папа, о чем ты? – Она взглянула ему в глаза. – Не издевайся надо мной.

– Я и не издеваюсь. Я же глаз не сомкнул всю прошлую ночь: все боялся, что не услышу, как ты закричишь или позовешь меня.

Гейти выдавила из себя подобие смешка, который скорее напоминал хрюканье. Если бы только отец знал.

– Нет, папа. Астон не сделал мне ничего плохого.

– На самом деле я и не думал, что он совершит что-нибудь подобное. Я бы ни за что не позволил тебе переступить порог его комнаты, если бы считал, что этого можно ожидать.

Гейти задумалась над его словами.

– Видимо, все это время я знала о том, что меня ждет возмездие за то, что я сделала. Но я не намерена больше думать об этом. – Она снова чуть заметно улыбнулась ему. – Я так счастлива; что все это приведет меня к Тайтесу. Я вижу оправдание своему обману. Чувствую, это была моя судьба приехать сюда и найти свой путь к брату. Без сомнения, все это стоило того, чтобы вновь обрести его.

– Ты заплатила за все. И только тебе одной известна цена.

Он протянул к ней руки, и Гейти бросилась в сильные объятия своего отца. Она уже не была его маленькой девочкой. Теперь она его взрослая дочь – замужняя женщина с желаниями, о которых она никому не посмела бы рассказать.

Она отступила на шаг от него и произнесла:

– Через несколько минут я спущусь вниз, чтобы встретиться с Астоном. Хочу побывать на могиле Теодоры.

Лейн, соглашаясь, кивнул.

– Знаю, ты давно хотела это сделать. Возможно, лучше всего оставить все это позади. А что насчет Тайтеса? Когда мы отправимся за ним?

От слов отца дрожь пробежала по ее телу, они напомнили ей о том, что скоро она вновь соединится со своим братом. Слезы радости уже готовы были хлынуть из глаз, но она сдержала их.

– Астон не говорит мне, где он. Он настаивает на том, что отвезет меня туда. Он сказал только, что это длинное путешествие и я должна быть готова к тому, что меня не будет по меньшей мере месяц. Он пообещал, что сможет отправиться в конце недели. – Черт возьми! – воскликнул Лейн, наконец выплеснув часть своего отчаяния. – Как далеко находится мальчик! Неудивительно, что мы не смогли разыскать его.

– Не расстраивайся, папа, – пыталась она успокоить его. – Это все равно не заставит Астона изменить свое решение и обо всем рассказать. – Волна радости захлестнула ее. – Я просто буду терпеливо ждать день за днем. Я хочу быть благодарной за то, что увижу Тайтеса, когда все будет позади. Ты же знаешь, что за многие годы я скопила много недобрых чувств к Астону. Я учусь, как справляться с ними и с новыми чувствами к нему.

– С новыми! – он нахмурил лоб, отчего брови сошлись на переносице.

У нее было такое чувство, как будто сердце вот-вот выскочит из груди.

– Я благодарна ему, папа, за то, что он забрал Тайтеса из приюта и нашел ему дом. Если бы этого не произошло, Тайтес мог бы оказаться среди тех детей, которые погибли в огне.

– Я согласен. Но меня удивляет, почему он ждал так долго, прежде чем поехал в приют. – Он поднял руки вверх, выражая этим жестом всю свою беспомощность. – Но теперь это не имеет значения. Давай собираться, поедем прямо сейчас.

Она взяла его за руку.

– Нет, папа. Я не хочу, чтобы ты ехал. Ты только что вернулся из долгого путешествия в Коннектикут. Я же знаю, как тяжелы для тебя эти поездки в дилижансе.

– Это не важно. Я хочу быть там ради тебя.

– Астон будет хорошо заботиться обо мне. Все будет в порядке. Он мой муж, – произнесла она тихо, стараясь, чтобы голос ее был более твердым, чем ее чувства. – Все будет нормально. Но я собираюсь спросить у Астона, могу ли я поехать с тобой в Сиреневый холм и жить там до тех пор, пока не придет время отправляться в дорогу. Лейн осторожно взглянул на нее.

– Ты что-то, не договариваешь мне, дочка? Как могла она признаться отцу, что не может положиться на саму себя в том, что касалось Астона?

– Нет. Не думаю, что Астон будет против. Я знаю, что он очень переживает из-за того, как я обошлась с ним. На самом деле, возможно, он будет даже рад, если я уеду из его дома. Ты же не против, не так ли?

– Я? Черт побери, нет. Но, Гейти, Сиреневый холм больше не принадлежит нам. Я переписал его на имя Астона в качестве твоего приданого. Он может не позволить нам оставаться там.

Гейти сжала губы. Отец был прав. Она подняла подбородок.

– Ладно, попробуем так сделать, а если он не захочет, чтобы мы жили там, думаю, он сам скажет нам об этом. Если это случится, мы снимем комнаты в городе. Как ты считаешь? – Она продолжала улыбаться, изо всех сил стараясь, чтобы голос звучал бодро и уверенно.

Лейн улыбнулся, потирая плечо.

– Считаю, ты никогда не сдаешься, когда чего-то хочешь.

Ей пришла в голову одна мысль: что произойдет, если она решит, что хочет и дальше быть женой Астона во всех смыслах этого слова? Ей сделалось не по себе от одной этой идеи, и она мысленно одернула себя. Ужасная мысль! – Что-то с ней было не так, если она позволила себе даже представить подобное. Теперь у нее уже не было уверенности, что ее действия отражают внутренние переживания. Она не в силах была отрицать, что ее тянет к нему, но нельзя было сдаваться под натиском подобных чувств. После прошлой ночи она не была уверена, что может полагаться на себя в том, что касается Астона, и будет поступать разумно во всем, что связано с ним. Надо было бежать прочь от Астона Ратледжа.

Гейти вдруг помрачнела.

– Столько всего произошло. Мне хочется немного поиграть на рояле, прогуляться к пруду. Я хочу побыть одна.

Лейн потрепал ее по щеке.

– Дай мне знать, если он не согласится. Я поговорю с ним. Ты же знаешь, мы с Астоном хорошо ладим друг с другом.

– Да, я знаю.


Астон дожидался Гейти возле кареты. Серые облака спешили заслонить голубое небо и солнечный свет; они вполне подходили под его настроение. Он несколько раз ткнул в землю носком ботинка, пытаясь определить, что же с ним не так. Неужели он стал мягче относиться к женщинам? Или совершенно сошел с ума? Неужели то, как поступила с ним Теодора, ничему не научило его? Теперь его одурачили дважды. Прошлой ночью, лежа в постели с Гейти, он чувствовал, что хотел бы забыть про все. А сейчас, в лучах дневного света, он не был уверен, что способен на это.

Воспоминания о каждом томном вздохе, каждой нежной ласке, каждом страстном поцелуе напомнили о том, каким провалом завершился его план. Он надеялся наказать ее за обман. Но если считать наказанием, что произошло между ними прошлой ночью, то ему и думать не хотелось, на что должен быть похож рай вместе с ней.

«В какую же чертовщину я влез», – шептал он себе под нос.

Какая женщина!

«Она обманула меня».

Она просто добилась того, чего хотела. Тебя.

«Она лгала во всем», – отвечал он голосу внутри себя.

Не имеет значения.

«Черта с два не имеет».

Подумай о том, чем это закончилось. Она в твоей постели, не так ли?

«Всего лишь на одну ночь».

Ты можешь поправить это.

Астон отвернулся от кареты и протер глаза, как будто они болели. После бессонной ночи чувствовалась усталость. Он был не в состоянии мыслить разумно. Облокотившись о коновязь, он глядел в небо. Оно было цвета олова, с клубами черно-синих дождевых облаков, маячивших вдали. Небо предвещало грозу.

Он заставил себя прогнать мысли о Гейти и подумать о том, какие дела предстоят ему сегодня. Если он собирается отправиться в Мобил в конце недели, ему надо приготовиться к путешествию и подготовить задания для всех работников. Он составил в уме список дел, о которых должен позаботиться перед отъездом.

Он не понял, каким образом, но его мысли вновь вернулись к Гейти. Сложнее всего, как оказалось, было простить ее за то, что он доверял ей. Она была так очаровательна, откуда же он мог знать, что она – сестра Теодоры? Она не имела с Теодорой ничего общего, хотя он и не тратил особенно много времени на то, чтобы разглядывать свою первую жену. Обычно Теодора всегда сердилась, что все делается не так, как она хочет. Он видел Гейти в гневе, но никогда не видел ее злобной, какой всегда казалась ему Теодора. Как же они могли быть такими разными – по своей природе, взглядам, положению, по тому, как вели себя? Теодора превратилась в шлюху к четырнадцати годам, а Гейти была девственницей в девятнадцать. Единственное, что, на его взгляд, объединяло их, – это упорство, с которым они добивались того, чего желали: то, что вначале его так привлекало в Гейти. И несмотря на то что у них были разные мотивы, они обе выбрали его, чтобы достичь своей цели.

У Гейти был сильный характер. Ему по душе было то, как защищала она свои убеждения. До вчерашнего дня он думал о том, что сможет полюбить ее. Он хотел полюбить ее. Но ее обман поменял все местами и вызвал бурю негодования в его душе. Ему хотелось ненавидеть ее, быть жестоким с ней, причинить ей такую же боль, какую причинила она. Он надеялся сделать это прошлой ночью, но, когда он целовал ее и она отвечала на его поцелуи, он знал, что не способен ненавидеть ее, не способен сделать ей больно. Но мог ли он любить ее? Как он позволил себе стать уязвимым перед чем-то сильным, чем-то, что причиняло ему невыразимую боль? Не будет ли она презирать его за это?

Он не собирается переубеждать ее, чтобы она поверила, что он не обманывает, рассказывая о своих отношениях с Теодорой. Он никогда не раскроет ей всей правды о сестре. Не может ведь он так жестоко поступить с ней.

Астону придется смириться с тем, что она считает его виновным во всех грехах. Теодора, смерть Джоша и ее отца. Неужели она всегда будет ненавидеть его за прошлое, которое он не в силах был обойти стороной, – прошлое, которое преследовало его многие годы? Нет ли у нее подозрения, что она становится ему небезразлична? Было нелегко признать свои чувства – чувства, которые он никогда не собирался, никогда не желал испытывать ни к одной женщине. И сейчас, когда он узнал, что та, которую он так хотел, была сестрой Теодоры, ему было вдвойне тяжело.

Но когда он думал о прошедшей ночи, он знал, что для него не имело значения, кто она – Гейти Смит или Эвелина Тэлбот, – он желал ее снова и снова. Ему нравилось то, как она сопротивлялась ощущениям, которые он заставил ее испытать. Ведь она в конце концов расслабилась, позволила ему любить себя и без стеснения отвечала ему. У Астона не было сомнений – он хотел бы прожить всю оставшуюся жизнь, вновь и вновь деля с Гейти свое ложе. Никогда еще ни одной женщине не удавалось разжечь в нем подобный огонь желания, удовлетворить его настолько полно, чтобы он жаждал ее вновь и вновь. Ему пришлось спросить себя самого: неужели она, занимаясь с ним любовью, испытывала только удовольствие, которое он доставлял ее телу?

Легкий ветерок шевелил его волосы, и мысли о Гейти зажгли в нем страсть, пока он, опираясь о коновязь, вглядывался в потемневшие небесные просторы. Он снова желал ее прикосновений. Мечтал сжать ее в объятиях. Было ли несправедливо с его стороны потребовать брачной ночи? Нет! Его честь не позволила бы ему согласиться на меньшее.

Многие годы он клялся никогда не жениться. Теперь же он был женат на женщине, которая сказала, что ненавидит его. Он не мог не признать, что она разжигала в нем такую страсть, какую не способна была разжечь никакая другая женщина. И дело было именно в этом. Иначе он никогда бы не женился на ней. И ему необходимо было твердо решить, как поступать с этим сейчас и что делать с Гейти после того, как он отвезет ее к брату. Он не доверял ей, но мог ли он жить без нее?

Он обернулся, услышав, как хлопнула парадная дверь. Мими и Гейти вышли на веранду. На Гейти была шляпка и шаль, в руках она держала букет цветов. Астон предположил, что она собрала этот букет из тех цветов, которые дарили на свадьбу, – они лежали по всему дому. Он взглянул на нее, и все сомнения улетучились. Ни одна женщина не радовала его так. Глубина ее преданности не подвергалась сомнению, стойкость и храбрость вызывали восхищение. Ему не приходила на ум ни одна из его знакомых, которая была бы настолько уверена в своих поступках.

Астон подошел к карете; подождав, пока она подойдет ближе, он взял с сиденья маленькую жестяную коробочку. Гейти стояла перед ним, не смея взглянуть ему в глаза. Он понимал, что ей было нелегко, и не возражал против ее отчужденности. Он не способен был простить ее за то, как она поступила с ним, но понимал ее чувства. Все-таки она потеряла семью.

Он протянул ей коробочку.

– Здесь вещи Теодоры, которые я сохранил. Я думал отдать их когда-нибудь Тайтесу. Но может быть, ты хочешь взять их?

Гейти посмотрела на него своими прекрасными голубыми глазами, и сердце его дрогнуло. Внезапно нервы его начали сдавать. Он был на грани срыва. Ему не хотелось мириться с той нежностью, которую он чувствовал к этой женщине.

Она прижала коробочку к груди.

– Спасибо, Астон, – прошептала она. – Я все думала, сохранил ли ты что-нибудь. И... спасибо тебе за то, что ты забрал Тайтеса из приюта.

Он кивнул. Ему так хотелось, чтобы она поверила в то, что он никогда и пальцем не дотрагивался до Теодоры. Но он не собирается переубеждать ее. И он был прав, когда решил не раскрывать ей всей правды о сестре. Никто не желает верить в то, что мертвые совершают проступки. Не сводя с него взгляда, она спросила:

– Теодоре было очень больно? Она долго мучилась?

Хоть бы день пошел ей навстречу и подарил немного солнечного света.

– Нет. – Ложь удалась ему без особых усилий. Ей не надо было знать об этом.

Глаза ее затуманились слезами.

– Ты говорил, что ребенок так и не появился на свет? А она знала? Знала, что умирает?

– Нет, – снова солгал он. – Она была уверена, что поправится, и до последней минуты строила планы на будущее.

Он увидел облегчение в ее глазах и обрадовался тому, что солгал. Не мог он сделать ей больно, а она бы не вынесла правды. Возможно, он был способен на это раньше, пока не было между ними прошлой ночи. Но не теперь, когда они провели эту ночь любви.

Одинокая слезинка соскользнула с ресниц Гейти; она поспешно смахнула ее рукой, в которой лежали цветы. Ему так хотело» утешить ее, но он понимал, что сейчас не время.

Она зашмыгала носом и глубоко вздохнула.

– Как мы вернемся, я хочу поехать с папой в Сиреневый холм и жить там до тех пор, пока в конце недели мы не отправимся в путь. Я понимаю, поместье больше нам не принадлежит, но...

– Ты не права, Гейти. – Он перебил ее. – Оно принадлежит тебе и Тайтесу.

Ее глаза неотрывно следили за его лицом; бесстрастное до этого, оно исказилось от гнева.

– К черту, Гейти! Неужели ты и вправду думаешь, что я хотел заполучить эту землю для себя? Черт побери, я могу и без этого напоить свое ранчо. – Он шагнул к ней. – Я хотел передать землю Тайтесу.

Гейти не хватало воздуха – она была абсолютно ошарашена его откровением.

Вдалеке послышались раскаты грома, они усмирили гнев Астона и переменили его настроение.

– Давай поедем, а не то ты попадешь под дождь. – Он взял ее за руку и помог сесть в карету.

Карета тронулась, и мысли Астона были неспокойны. Ему совсем не хотелось, чтобы Гейти была просто еще одним лицом, еще одним воспоминанием и просто еще одной женщиной, с которой он когда-то провел ночь. Слишком много таких было в его жизни. Слишком много!

Гейти крепко прижимала к груди жестяную коробочку, словно боялась, что кто-то может похитить ее. Она оставила Астона у кареты и стала взбираться на холм, идя по направлению к кладбищу. Цветы, которые она крепко сжимала в руке, уже начали чахнуть. Астон сдержал свое слово и остановил коня в нескольких ярдах от могилы.

Порывистый ветер бил по щекам, ленточка шляпы хлестала ее по лицу. С тех пор как они выехали из дома, небо потемнело и раскаты грома усилились. Она не согласилась, когда Астон предложил подождать, пока погода исправится. Гейти твердо решила именно сегодня посетить место, где нашла покой ее сестра. Дождь не будет ей помехой. Он даже подойдет к той буре эмоций, которая была у нее внутри.

Бредя по направлению к могиле, на которую указал ей Астон, она обратила внимание на разнообразие могильных плит на той части кладбища, где были похоронены члены семейства Ратледжей, – некоторые плиты были красивы. Ее совсем не удивило, что могила ее сестры была расположена в отдалении.

Несколько минут она стояла, глядя на надпись на могиле Теодоры. Она не была крупной, не была замысловатой, но в каждом углу была вырезана роза, что придавало ей незатейливую красоту. По непонятной причине эта маленькая деталь придала ей уверенность. Надпись содержала имя Теодоры и день, когда она умерла. Ее взволновало то, что она не ощутила великой потери, как это было на могиле папы и Джоша. Возможно, услышав новость, что Тайтес жив и можно увидеться с ним, она в конце концов начала излечиваться.

Гейти приподняла юбки и наклонилась к могиле, колени коснулись прохладной земли. Все еще прижимая одной рукой к груди жестяную коробочку, она положила цветы на серую плиту.

Глядя на надгробный камень, она внезапно осознала, что сохранила только несколько воспоминаний о Теодоре, но теперь это не играло роли, ведь она узнала, что сестра не страдала и умерла счастливая, строя планы на будущее, мечтая, как будет жить со своим ребенком.

Она поставила коробочку перед собой. Сейчас она откроет ее и уже не будет фантазировать о тех сокровищах, которые лежат в ней. Дрожащими руками она отодвинула защелку и приоткрыла крышку.

Первым она увидела маленький карманный ножик: она узнала его – он когда-то принадлежал Джошу. Улыбка озарила ее лицо, когда она взяла его и погладила рукой. Она была так рада, что теперь он ее. Положив ножик на колени, она снова взглянула в коробочку. Там лежала длинная черная лента с приколотой к ней атласной розой. Это украшение Теодора надевала много раз. Гейти сжала ленту в руке, погладила ее. Теодора любила ее.

На дне коробочки лежала маленькая серебряная брошь, она принадлежала ее матери. Гейти, затаив дыхание, взяла ее и положила на ладонь. Она немного потускнела, но нельзя было не заметить, как искусно она была сделана. Гейти давно позабыла об этой брошке, но сейчас, глядя на нее, она вспоминала, как, Теодора надевала ее по воскресеньям в церковь. Она не забыла, как умоляла Теодору дать ей надеть эту брошь хотя бы разок, но Теодора так и не разрешила.

Гейти прижала брошь к груди; плечи ее вздрагивали от избытка чувств. Теперь брошка ее. Поднялся ветер, прогремели раскаты грома, и первые капли дождя упали на ее юбку.

Глава 13

Гейти глядела из окна на шумную улицу внизу, дожидаясь, когда Астон постучит в ее дверь. Со своего наблюдательного пункта она видела спешащих куда-то мужчин и женщин, они двигались по оживленному тротуару. Она слышала звон и резкие звуки; они доносились со стороны лошадей и карет, которые ездили вдоль пыльной дороги перед гостиницей. Главная улица была усеяна трактирами, ателье, различными лавками, где был выставлен фарфор, глиняная посуда, мебель и ткани со всего мира.

Путешествие в портовый город на юге Алабамы, который стоял на берегу залива Мобил, было не из легких. Дороги, соединяющие Саванну и Мобил, не были так хорошо приспособлены для езды, как дорога из Саванны в Коннектикут. Кочек, дребезжания и тряски было достаточно, чтобы сделать человека калекой на долгое время. Она была рада, что настояла, чтобы ее отец не ехал с ними после своего недавнего путешествия в Коннектикут. Трудное путешествие, без всякого сомнения, привело бы к вспышке ревматизма.

В гостиницах, где они останавливались на ночь, Астон снимал отдельную комнату для нее и Мими. В первый день Мими спросила ее, как они будут устраиваться на ночь, но Гейти тут же оборвала ее, так же, как и тогда, когда служанка поинтересовалась у нее, почему они возвращаются в Сиреневый холм на следующий день после свадьбы. Гейти отказывалась обсуждать это с кем-либо, включая собственного отца.

– Астон коротал длинные дни их путешествия, читая газеты и маленькие книжки, которые он покупал в дороге. Гейти и Мими трудились над вышиванием и вязанием. Джози большую часть времени спал.

Внимание Гейти привлекли сердитые крики, которые раздались на противоположной стороне улицы. Она стала наблюдать и услышала, как двое мужчин горячо спорили о чем-то. Через несколько минут они немного успокоились. Один из них, видимо, устав от перепалки, вскинул вверх руки, выражая этим жестом свое раздражение, и двинулся вниз по улице.

Мысли Гейти вернулись к тому, что привело ее в этот портовый город. Пройдет чуть меньше дня, и она увидит Тайтеса – наконец? – после долгих лет бесполезных поисков и тщетных расспросов. Сегодня вечером они с Астоном поужинают внизу, потом она пойдет наверх и ляжет спать. Завтра утром они наймут карету, она отвезет их на ферму Франклинов на окраине города.

Раздался стук в дверь, и Мими вскочила с пола – она, сидя на корточках, рылась в одном из дорожных сундуков Гейти.

– Это, наверное, мистер Астон пришел за вами. Я открою ему.

Гейти последовала за Мими к двери и встретила Астона; ей пришлось заставить себя не смотреть ему в глаза. Часто во время путешествия она замечала, как Астон наблюдает за ней, пристально разглядывает, и это выбивало ее из колеи. Она ничего не могла с собой поделать и спрашивала себя, вспоминает ли он их ночь вдвоем. Она же тысячи раз заново переживала каждое прикосновение, каждый поцелуй, каждый нежный вздох. Было невозможно вытеснить из памяти эту ночь.

Астон стоял в свежевыглаженном костюме, в нем он выглядел очень привлекательно. Он побрился, хотя делал это отнюдь не каждое утро их путешествия. Но, по правде говоря, она считала, что еле заметная щетина была ему к лицу. Она даже пришла к выводу, что ей нравится, когда у него несколько запущенный вид. Ее раздражало то, что после случившегося между ними ее все еще тянуло к нему. Ей постоянно приходится сопротивляться воспоминаниям о ночи, проведенной в объятиях Астона в его постели. Даже сейчас, глядя на него, вместо того чтобы думать о том, о чем следовало – предстоящем свидании с Тайтесом, ей хотелось вновь и вновь оживлять в памяти ту ночь с Астоном.

– Я готова, – произнесла Гейти, отказываясь смотреть ему в глаза, и вышла в коридор. Она обернулась к Мими: – Ты точно уверена, что наешься теми бутербродами, которые тебе принесли?

– О да, мисс; и чай еще теплый. Я только что проверила чайник. Мне хватит. – Мими вежливо улыбнулась.

Гейти улыбнулась в ответ и кивнула, затем пошла рядом с Астоном по коридору. Когда они приблизились к ступенькам, он взял ее под руку, чтобы помочь спуститься. Его прикосновение показалось ей теплым, оно успокаивало и защищало. Ей захотелось принять его, насладиться им. Но Гейти знала, что должна бороться с подобными чувствами, и отодвинулась от Астона, взявшись за перила. Он же больше не пытался дотронуться до нее.

Из открытых окон вместе с ветром влетал уличный шум. В ярко освещенной комнате было жарко и душно, вечер только занимался, и на улице стояла жара. Гейти была рада, что надела легкую блузку из хлопка и юбку в светло-коричневую и кремовую полоску. Пять столов загромождали все пространство на полу и затрудняли проход. Гейти, проходя мимо, кивнула паре за одним столиком, пробормотала извинения, споткнувшись о стул какой-то женщины, сидящей с пожилым мужчиной за другим столиком. После того как они с Астоном уселись, к ним подошла изящная женщина в накрахмаленном фартуке.

– Сегодня у нас два блюда на выбор, произнесла она, дерзко улыбаясь и держась рукой за спинку стула, на котором сидела Гейти. – Тушеная говядина с овощами и курица с вареными яйцами и клецками из кукурузной пшеницы. К любому из блюд я принесу вам хлеб и воду, это бесплатно.

Гейти взглянула на женщину и улыбнулась.

– Я буду курицу.

– Тогда принесите две, – попросил Астон. Когда женщина удалилась, Астон сказал, сплетя пальцы и положив руки на стол перед собой.

– Я послал Франклинам письмо, в котором сообщил приблизительно, когда мы приедем. Но почта доставляется плохо, и мы вполне можем приехать туда раньше, чем придет письмо.

Лучше бы он не клал руки на стол, подумала Гейти. Ей нравились его руки. Нравилась та мужская сила, которую она видела в них. Нравилось чувствовать их на своей коже. Нравилось то, как могли они нежно ласкать или настойчиво массировать. Отгоняя прочь своенравные мысли, она с трудом взглянула в глаза Астону и спросила:

– Ты видишь в этом какую-то загвоздку?

– Совсем нет. Просто хотел, чтобы ты знала, что они могут удивиться, увидев нас.

– Ты сообщил им в письме, что привезешь с собой сестру Тайтеса?

– Нет, я написал только, что собираюсь навестить их и приеду с женой.

Тепло разлилось по ее телу, когда Астон назвал ее своей женой. Отчего ей было так тяжело побороть то чувство, которое влечет ее к нему?

– Я подумал, – продолжал Астон, – что, может быть, ты хочешь увидеться с Тайтесом, поговорить с ним, а потом решишь, говорить ему или нет, кто ты.

Глаза ее округлились от удивления.

– Как ты можешь говорить такое? Мне не надо решать, говорить ему, кто я, или нет. Разумеется, я скажу. Я для этого и приехала сюда.

– Думаешь, он узнает тебя?

– Я... я не знаю, – проговорила она, но была твердо уверена, что он не узнает. – Когда я в последний раз видела его, ему было всего четыре года. Наверное, нет. Но это не значит, что я не хочу, чтобы он знал, кто я.

– А ты его узнаешь?

– Ну... – произнесла она, думая, как делалось ей обидно оттого, что в воспоминаниях она не могла подобрать лицо маленькому мальчику, который сидел перед ней на полу и плакал, протягивая руки. Она взяла стакан с водой и сделала глоток; внезапно ее бросило в жар. – Нет, если он только не похож на папу или Джоша. Мне стыдно признаться, но я не помню его лица, – прошептала она.

Взгляд его глаз подсказывал ей, что он все понимает, но она сомневалась, так ли это. Понятно ли ему, что все это сделало с ней? Поймет ли он, что она имела все права?

– Это неудивительно. Сколько тебе было? Лет восемь или девять?

Гейти кивнула и с ужасом осознала, что у нее нет больше чувства горечи и стремления отомстить, которые захлестывали ее каждый раз, когда она вспоминала о том времени. Может быть, наконец, раны прошлого начали заживать.

– Гейти, я совсем не хочу расстраивать тебя, но ты должна быть готова к некоторым вещам, на которые, как мне кажется, ты не обращаешь внимания. Я считаю, что самая важная из них заключается в том, что Тайтес уже не четырехлетний мальчик. Ему почти шестнадцать.

Гейти выпрямилась на стуле, пытаясь вновь обрести свою уверенность.

– Это я и так понимаю. И не надо разговаривать со мной так, будто я еще ребенок.

Лицо Астона было серьезным.

– Ты приготовилась к тому, что он, возможно, не захочет возвращаться с тобой в Сиреневый холм?

– Что? – От страха у нее по спине пробежал холодок. – Я его сестра. Разумеется, он захочет поехать со мной.

– Совсем не обязательно. Гейти, он живет здесь уже двенадцать лет. И это его дом, может быть, единственный дом, который он помнит. Франклины воспитали его как своего сына. И, возможно, он не захочет, чтобы ты нарушала ход его жизни.

Ком возник у нее в горле, в груди. Она крепко сжала кулаки – руки неподвижно лежали на коленях.

– Нет, ты не прав. – В ее хриплом голосе слышалось неприятие того, что он сказал. – Я его сестра. Он захочет поехать со мной домой. Я уверена в этом. – Одна мысль пришла ей в голову, и она замолчала. – Если только ты не знаешь о его жизни что-то такое, о чем не рассказываешь мне.

– Нет. – Астон покачал головой. – Я не видел его с тех пор, как он уехал с Франклинами. Где-то раз в год я получаю от них известие. В последний раз, когда я слышал о нем, все было в порядке.

Она вздохнула с облегчением.

– Хорошо.

Астон немного отклонился назад, пока хозяйка ставила перед ними кипящие горшочки с густым супом, в котором плавали кусочки куриного филе и клецки из кукурузной муки. Еда издавала великолепный аромат, но Гейти не была уверена, что в состоянии много съесть. Она нервничала из-за предстоящей встречи с Тайтесом, из-за того, что Астон был так близко. Если бы она только могла и дальше ненавидеть его, как ненавидела до того, как повстречалась с ним. И зачем только ему надо было оказаться красивым мужчиной? И любить ее настолько сильно, что она никак не могла выбросить его из головы?

– Я даю вам несколько минут, чтобы съесть это, а потом принесу вам по куску сладкого картофельного пирога и по чашке крепкого кофе. Мой кофе лучший в городе, – произнесла женщина без капли высокомерия. В глазах ее светилась гордость. – Как вы на это смотрите?

– Уверена, что нам понравится, – заверила Гейти дружелюбную женщину.

Астон улыбнулся хозяйке гостиницы и поблагодарил ее, перед тем как они с Гейти взялись за ложки.

Суп был густой, горячий и солоноватый. Гейти немного успокоилась. Съев несколько ложек, она взглянула на Астона и попросила:

– Расскажи мне поподробнее, как вышло, что ты забрал Тайтеса из приюта? Это было до или после пожара?

Перед тем как ответить ей, Астон облизал губы, вытер рот салфеткой.

– После смерти Теодоры я чувствовал себя ответственным за тебя и Тайтеса и поехал в приют, чтобы забрать вас обоих. Но тебя уже удочерили. Франклины работали на нас; они хотели переехать на запад и купить там землю. Детей у них не было, и я спросил, не хотят ли они взять Тайтеса к себе и растить как собственного сына. Я знал, что они хорошие люди. Месяц спустя в приюте был пожар, и он сгорел.

– А с ним и все записи. Поэтому мы с папой и не смогли разыскать Тайтеса. И куда уехала миссис Коннорс, тоже никто, как оказалось, не знал. Но мне не ясна одна вещь... Почему миссис Коннорс разрешила тебе забрать Тайтеса из приюта и потом отдать его кому-то другому?

На один миг показалось, что его зеленые глаза пронзят ее насквозь.

– Гейти, я остался единственным человеком в округе, который хотя бы знал его имя. Тебя уже удочерили, и я решил, что те люди, у которых ты находишься, не хотят брать Тайтеса. А миссис Коннорс знала, что я был женат на сестре Тайтеса. Для нее главное было избавиться еще от одного ребенка.

Честно говоря, ей было все равно, что я буду с ним делать после того, как заберу.

Возможно, сказанное им было правдой. Она была убеждена, что миссис Коннорс нарочно запутала Лейна и Мэри Смит, заставив их думать, что она плачет о том брате, которого уже нет в живых. Она не сводила взгляд с глаз Астона, но боковым зрением заметила, как люди за соседним столиком поднялись и ушли. Они шумно переговаривались, когда проходили мимо них и выходили за дверь. В обеденном зале становилось слишком жарко, и Гейти удивлялась, как удается Астону выглядеть таким свежим, невозмутимым, привлекательным.

– Ты не захотел оставить его и заботиться о нем? – спросила она после небольшого молчания.

Перед тем как ответить, он выждал паузу, затем произнес:

– Нет. Я думал, что будет лучше, если он... вырастет где-нибудь в другом месте. – Он снова вернулся к супу, но есть не стал. Взяв пример с Гейти, он начал мешать в горшочке ложкой.

– И ты никогда не ездил к нему? – Она была рада, что вопрос не звучал осуждающе.

– Нет. Я считал, что лучше не напоминать ему о прошлом.

– А он знает, кто ты?

Он положил ложку и откинулся от стола.

– Насколько мне известно, нет. Я попросил Франклинов, чтобы они как можно меньше рассказывали ему о том, что произошло двенадцать лет назад.

– Ты не хотел, чтобы он знал о своей настоящей семье? – Внезапно в тоне ее послышалось осуждение.

Он бросил на нее жесткий взгляд:

– Я не хотел, чтобы он рос, окруженный сплетнями, связанными с семейством Тэлботов. И также не поверю, чтобы ты пожелала для него такой участи.

Гейти опустила голову: Астон был прав.

– Смотри, я просто не хочу, чтобы ты слишком расстраивалась, если Тайтес не захочет поехать с тобой домой.

Гейти не в состоянии была допустить даже малейшую возможность, что это может произойти.

– Как я смогу не слишком расстраиваться, если весь смысл был в этом? '– спросила она серьезно. – Кроме папы, только он и есть моя семья.

Он кивнул.

– Я понимаю, Гейти. Постарайся вспомнить о Франклинах и о том, через что им надо будет пройти, когда ты сообщишь им, что их сын – твой брат и ты хочешь увезти его от них. Даже если Тайтес согласится поехать с тобой, очень может быть, что они не захотят расстаться с ним.

Гейти дотронулась салфеткой до губ. Она ведь страдала целых двенадцать лет.

– Поверь, я знаю, что предстоит пережить Франклинам, но это не сможет остановить меня. Он мой брат. Он был их все эти годы. Теперь моя очередь.

– Я просто говорю тебе об этих вещах, чтобы ты была готова к тому, что может произойти.

Правда, звучавшая в словах Астона, причинила ей боль, и она разозлилась.

– Кто будет виноват, если Тайтес не захочет ехать со мной домой? – спросила она, стараясь не повышать голос. – Ты! – отрезала она. – Ты начал эту чертову цепь событий, когда переспал с моей сестрой и она забеременела от тебя.

Астон наполовину поднялся со стула и наклонился над столиком. Зеленые глаза гневно блеснули, когда он обратился к ней.

– Я никогда не дотрагивался до твоей сестры, о чем я уже устал тебе повторять.

– Тогда не надо мне говорить об этом, я все равно не поверю. Чувство вины заставило тебя поехать в приют и разыскать нас, чтобы потом отправить в дома к другим людям.

Опираясь пальцами на стол, он наклонился еще ниже.

– Ты права только в одном, – говорил он, стиснув зубы. – Чувство вины заставило меня поехать в приют, но это не имеет никакого отношения к тому, что твоя сестра была в положении. Ребенок был не мои.

Гейти поднялась со стула и наклонилась вперед так, что ее лицо находилось угрожающе близко к его лицу.

– Но почему же ты тогда женился на ней?

– Твой отец и Джош приставили ружье к моей голове. Мне было семнадцать, и, черт побери, мне надо было выбирать из двух зол. Умереть или жениться на твоей сестре.

– Папа не стал бы стрелять в тебя! – произнесла она, зная, что не может не верить его искренности.

– Нет, но Джош был молод и достаточно глуп. Он мог нажать на курок. Из-за него их и убили.

– Неправда! Люди твоего отца хладнокровно расстреляли их.

Он схватил ее за руку и притянул еще ближе к себе. Стоявшие на столе тарелки зазвенели.

– Когда люди моего отца ворвались в дверь, Джош поднял ружье, чтобы выстрелить.

– Ты лжешь, – произнесла она дрожащими губами, зная, что ее слова звучали неубедительно.

– Видишь ли, Гейти, возможно, я и чувствую себя виноватым перед тобой за то, что случилось, но ты приводишь меня в ярость тем, что, как я вижу, совсем не желаешь знать правды. Ты веришь только извращенным представлениям о том, что произошло, которые у тебя есть.

– Это не так! Ты лжец, и я ненавижу тебя!

– Ты меня ненавидишь? Правда? – Голос его смягчился. – Вспомни нашу брачную ночь, а потом скажи мне это, только не лги ни мне, ни себе.

У нее перехватило дыхание.

– Ты отвратителен. Тебе же известно, что я поклялась ненавидеть тебя, и это мерзко с твоей стороны делать так, чтобы я хотела тебя, – прошептала она искренне.

– Извините, мисс, у вас возникли какие-то неприятности?

Гейти повернула голову. К ним подошел один из мужчин, сидящих за соседним столиком. Она высвободила свое запястье из руки Астона и нервно улыбнулась привлекательному незнакомцу.

– Совсем нет. Все хорошо. – Она перевела взгляд на Астона. В это время он затягивал пояс на своем жилете.

– Вы уверены? – спросил он, смерив Астона взглядом.

Астон бросил свирепый взгляд на мужчину и процедил:

– Не ваше дело!

Опасаясь, что Астон настолько распалился, что вполне может дать мужчине нагоняй за то, что он задает много вопросов, она быстро произнесла:

– Ах, да, все в порядке. Боюсь, мы с мужем немного повздорили, но сейчас уже договорились. Спасибо.

После предупреждающего взгляда, направленного на Астона, и улыбки, обращенной к Гейти, мужчина кивнул и отошел от их столика.

Когда Гейти снова повернулась к Астону, он произнес, на ее удивление совершенно забыв об инциденте с незнакомцем:

– Спасибо тебе, ты хотя бы признала, что хочешь меня. – Он опустил манжеты у своей рубашки. – Если хочешь, оставайся и жди кофе и пирог. А я пойду пройдусь по улице, может, выпью чего-нибудь покрепче и найду кого-нибудь, с кем будет проще беседовать.

Волнение переполняло Гейти, когда она взошла на веранду маленького дощатого домика Франклинов. Голубая шляпка, крепко завязанная под подбородком, была в тон ее платья; с плеч ниспадала короткая накидка с широким воротником. Плетеная сумочка висела у нее на запястье, а в руках она сжимала черные перчатки.

Астон тихо стоял рядом с ней; подняв руку, он дважды постучал. Ожидая, пока дверь откроют, Гейти осматривалась вокруг. Двор выглядел ухоженным. Яркие цветы и аккуратно подстриженные кустарники окружали дом и крыльцо. Выцветшее кресло-качалка с высокой спинкой, на сиденье которого лежала разноцветная стеганая подушка, стояло в дальнем углу веранды. Подходящего тона занавески висели на всех окнах, расположенных на передней стене дома. Было видно, что Франклины любили свой дом. От этого она почувствовала себя намного лучше. Если они любят дом, они, без сомнения, не могут не любить ее брата.

Пока она ждала, что кто-нибудь подойдет к двери, мысли ее вернулись к тем дням, которые она провела в приюте. Она вспомнила, что даже днем во всех его комнатах было темно. Вспомнила, как слышала плач, резкие голоса наказывающих их воспитателей, удары плетки, опускающейся на голые спины. Вспомнила, как они дрались, царапались, кусались и колотили друг друга.

Гейти крепко сжала руки в кулаки и закрыла глаза, заставляя себя отбросить эти воспоминания и думать только о хороших моментах из своего прошлого, например, о том, как хохотал Джош, закидывая ее себе на плечи. Они вчетвером играют на отмели в пруду, брызгаясь друг в друга. Она глубоко вздохнула и открыла глаза. Она была так счастлива, что Астон забрал Тайтеса из приюта и дал ему возможность жить в этом ухоженном доме. Теперь надо спросить у самой себя, готова ли она простить Астона и начать доверять ему.

Еще несколько мгновений, и ее поискам настанет конец. Может быть, после того, как она поговорит ? Тайтесом, ей удастся оставить прошлое позади, где ему и место, и начать новую жизнь, в которой все заботы и беспокойства будут связаны с Тайтесом. Ручка двери стала поворачиваться, и до того как открылась дверь, Гейти успела напоследок подумать о том, что надо бы решить, какое место в ее новой жизни отвести Астону.

Дверь медленно приоткрылась, и женщина такого же роста, как Гейти, взглянула на них маленькими зеленовато-карими глазками. Ее темно-каштановые волосы, подернутые сединой, были стянуты сзади в аккуратный пучок. Вся она казалась здоровой и гладкой, за исключением крошечной родинки у левого глаза. Больше всего Гейти удивило то, что ни на тонких губах, ни в глазах не было улыбки. У такого ухоженного дома должна быть хозяйка, которая встречает гостей со счастливой улыбкой и дружелюбным лицом. Но женщина казалась печальной.

Астон сделал шаг навстречу ей и произнес:

– Миссис Франклин, я – Астон Ратледж, вы помните меня?

– Конечно, помню. – Голос у женщины был глубокий, звучал уверенно. – Я ждала вас. Письмо пришло вчера.

– Я хочу представить вам мою жену, Гейти. Гейти улыбнулась:

– Здравствуйте, миссис Франклин. Рада с вами познакомиться.

– Я тоже очень рада вас видеть. Надеюсь, путешествие было приятным. Наши места далеко от Южных дубов. Прошу вас, заходите.

Миссис Франклин отступила назад и позволила Гейти и Астону войти. Пока они ехали, Гейти И Астон договорились, что вести разговор будет он. Ей хотелось, чтобы он сразу же спросил женщину о Тайтесе, но правила хорошего тона диктовали подождать, пока закончится обмен любезностями.

– Я пекла все утро. Только что вынула из печки пирожки к чаю, – говорила им женщина, пока они шли за ней через гостиную и вдоль по коридору.

Как только Гейти ступила в дом, беспокойство, связанное с ожиданием, немного отпустило ее. Она шла рядом с Астоном, разглядывая дом, надеясь увидеть что-нибудь, что укажет ей на то, что Тайтес дома. Глядя на дом снаружи, казалось, что комнаты меньше, чем они были на самом деле. В гостиной было тепло и уютно. Мебель была недорогая, но в хорошем состоянии. Комната выглядела такой же ухоженной, как и двор рядом с домом.

Гейти ступила в коридор, и до нее донесся домашний запах только что испеченного хлеба.

«Да, – подумала она, следуя на кухню за хрупкой, опрятно одетой женщиной, – Тайтес воспитывался в хорошем доме».

– Вероятно, вы уже знаете, какие дожди были у нас, – произнесла миссис Франклин, когда они вошли на кухню. – Больше недели дождь лил каждый день. По некоторым дорогам еще слишком опасно ездить. Надеюсь, у вас не было никаких проблем, ведь вы доехали до нас вовремя, как и обещали в вашем письме. Садитесь за стол, а я сварю кофе.

– Спасибо, – ответил Астон, выдвигая для Гейти тяжелый деревянный стул. – У нас не было никаких проблем. Должно быть, мы приехали через несколько дней после того, как утих ураган.

Никаких следов пребывания Тайтеса так и не было видно. Гейти оглядела просторную кухню; все окна были открыты, но все равно было жарко от зажженного огня. Котелок с тушеным мясом кипел на вертеле над огнем. Она наблюдала, как миссис Франклин поставила кофейник на решетку из проволоки у самого края огня.

Гейти внезапно осенило, что Тайтесу шестнадцать лет и он может быть в школе, а может, ушел в поле с мистером Франклином. Неудивительно, что его нет дома. Она мельком взглянула на Астона, и ей показалось, что она увидела тревогу в его глазах.

– Как поживает мистер Франклин? – спросил Астон, когда миссис Франклин ставила на стол перед ними каравай свежего хлеба и тарелку с печеными грушами.

Она подняла глаза на Астона.

– У Якоба все хорошо. Он вернется к вечеру. Утром я даю ему с собой ветчины и хлебцев, и обычно он приходит домой, только когда закончит все свои дела. На ужин у меня готовится жаркое из кролика. Я буду рада, если вы останетесь и поужинаете с нами.

Астон взглянул на Гейти, затем сказал:

– Благодарю. Но мы приехали по большей части для того, чтобы повидать Тайтеса.

Миссис Франклин посмотрела на Астона: взгляд ее ничего не выражал, с таким же выражением на лице она открыла им дверь.

– Я знаю.

– Он будет дома к ужину вместе с Якобом? – задал Астон самый важный вопрос.

Гейти сидела вся сжавшись, крепко сплетя руки на коленях. От ожидания она была на грани срыва.

– Нет, сэр.

Глаза Гейти расширились – она не сводила их с этой невозмутимой женщины. Она почувствовала тяжесть в груди. В это мгновение она уже знала: что-то не так. Она не желала знать, в чем дело. Единственное, что она хотела, – видеть Тайтеса.

Оставаясь невозмутимым, Астон спросил:

– А когда он должен прийти домой?

– Не знаю.

– В чем дело, миссис Франклин? – Тон его резко изменился, и он не стал скрывать, что раздражен ее туманными ответами.

Она мельком взглянула на Гейти, затем перевела на Астона печальный взгляд.

– Знаю, вы каждый месяц посылали деньги, как и все эти годы.

Гейти всем телом подалась вперед на стуле. Астон никогда не упоминал о том, что он платил Франклинам за заботу о Тайтесе, – и это целых двенадцать лет!

– Мы уже говорили, что надо бы сказать вам. Мы просто надеялись, что все переменится к лучшему и Тайтес вернется домой.

Астон отодвинулся от стола и встал.

– Сейчас деньги не имеют значения. Скажите мне, что происходит. Почему вы не знаете, когда Тайтес вернется домой?

Слезы навернулись на глаза женщины, она взяла подол своего фартука и вытерла их.

– Он сбежал из дома больше трех месяцев назад.

Гейти вскочила со стула, не скрывая, что потрясена этой новостью. В это невозможно было поверить! Руки ее сжались в кулаки, нижняя губа дрожала. Она отказывалась понимать, что проделала весь этот путь только ради того, чтобы узнать, что Тайтес сбежал. В душе поднялась паника.

– Нет! Не может быть. Я так долго ждала, чтобы увидеться с ним. Вы, должно быть, ошибаетесь, – от страха обвинила она ее.

Но миссис Франклин покраснела, она слегка качнулась назад.

– Я думаю, только мне и знать, что произошло. Это чуть не убило нас с Якобом. Неужели вы считаете, что мы хотели, чтобы он ушел из дома?

Астон подошел к Гейти и обнял ее за талию.

– Знаю, Гейти, это все неожиданно для нас, но надо держать себя в руках.

Прикосновение Астона вернуло Гейти немного уверенности, но успокоиться она была не в силах. Где Тайтес?

Астон вновь перевел внимание на миссис Франклин.

– Расскажите нам, что произошло, – снова попросил Астон. – Почему он убежал?

Она засопела и потерла покрасневший нос.

– Якоб всегда брал Тайтеса с собой в город. Когда он достаточно подрос, Якоб разрешал ему спускаться к докам и играть там с мальчишками. Став немного постарше, он завел новых друзей. – Она снова вытерла свои полные слез глаза. – Поначалу мы особенно не обращали на это внимания, но он захотел оставаться на ночь в городе со своими приятелями. На самом деле зимой, когда в полях не было почти никакой работы, это не имело большого значения, но потом наступило время посевов, и Якоб стал нуждаться в нем. Однажды у них вышла ссора, и Тайтес не вернулся домой вместе с ним. – Печаль, написанная на лице женщины, звучала теперь и в ее голосе. – Мы правильно воспитывали его, мистер Ратледж. Водили в церковь хотя бы раз в месяц. Все дело в том, что эти взрослые парни сумели отдалить его от нас, потому что мы живем по правилам, а они – нет.

– Вам известно, где они живут? – спросил Астон, не выпуская Гейти из своих рук.

Она покачала головой.

– Нет... нам надо найти его до того... она замолчала.

– Что? – выпалил Астон.

– Нам надо найти его до того, как его разыщет шериф. До Якоба дошли слухи, что он сбежал с шайкой подростков, которые грабят людей.

– Нет! – горячо прошептала Гейти. У нее было такое чувство, будто сердце ее разрывается. Только не Тайтес. Высвободившись из рук Астона, она проговорила: – Вы, должно быть, ошибаетесь.

Астон взял Гейти за руку и заставил ее взглянуть на него.

– Успокойся, Гейти, и дай я сам буду разбираться в этом. Ведь очевидно, что эта женщина расстроена не меньше тебя. Возьми себя в руки.

Гейти знала, что Астон говорит правду. Миссис Франклин была сильно огорчена. Она глубоко вдохнула воздух и заставила себя успокоиться хотя бы внешне – внутри ее всю разрывало на части.

Астон вновь обратился к миссис Франции:

– Расскажите нам, почему шериф считает, что Тайтес в одной компании с этими парнями?

– По словам шерифа, он по описанию совпадает с одним из них. Они грабят мужчин и женщин, когда те выходят из игорных залов и таверн в нижнюю часть города, ту, что ближе к докам. На прошлой неделе они нашли труп мужчины. Его зарезали ножом. Все решили, что это – дело рук уличной банды, как их называет шериф.

Гейти стало трудно дышать, она, с мольбой в глазах, сделала шаг ей навстречу.

– Неужели вы верите в то, что Тайтес может быть замешан во что-то подобное, в убийство?

– Нет. Мне совсем не хочется верить этому. Но я никогда не верила и в то, что он может замахнуться на Якоба.

– Но почему вы ничего не предприняли? – спросила Гейти, все еще отказываясь верить в то, что это правда.

– Вы что, думаете, мы не пытались вернуть Тайтеса домой? – От возбуждения миссис Франклин повысила голос. – Думаете, нам так хотелось, чтобы он бегал по улицам, пил, играл в карты, в разные игры на деньги и бог весть чем еще занимался? – Голос ее внезапно смягчился, – Я молилась за его возвращение. Если бы я знала, где он, я бы сказала вам. Если бы я знала слова, которые надо произнести, чтобы он вернулся, он уже был бы здесь. Я устала. Ничего не получается.

Гейти расправила плечи, подняла подбородок и, подавив слезы, посмотрела на Астона и твердо сказала:

– Надо вернуться в город. Я собираюсь разыскать своего брата.

– Вашего брата? – потрясение спросила миссис Франклин.

Астон вздохнул.

– Почему бы вам не налить Гейти чашечку кофе, миссис Франклин? Мы еще не все обсудили. Нам надо знать все, что вы можете рассказать о Тайтесе.

Глава 14

Астон стоял у двери гостиничного номера Гейти и пытался точно решить, что он должен говорить. То, что произошло, было ужасно – они проделали такой длинный путь и так и не нашли Тайтеса. Он не мог винить Франклинов – они не были обязаны сообщать ему обо всем, что происходит с Тайтесом. Конечно, ему надо было поддерживать с мальчиком более близкие отношения, но у него не было причин подозревать, что что-то не так.

Возможно, перед тем как сказать Гейти, что он знает, где ее брат, ему надо было проверить, как протекает жизнь Тайтеса. Но в то время он желал только причинить ей такую же боль, какую причинила она ему своим обманом.

Сейчас он знал, что больше не чувствует этого. Астон Ратледж, мужчина, который поклялся никогда не жениться, теперь оказался женатым человеком. Правда была в том, что он любил Гейти. Поэтому он и простил ее зато, что с помощью обмана она пыталась женить его на себе. Он понимал ее мотивы. А сейчас, черт побери, ему хотелось, чтобы и она полюбила его.

Астон тяжело вздохнул. Все это казалось невозможным. Между ними еще так много преград, которые надо преодолеть. Если бы только он мог изменить ее мнение о нем! Может быть, началом будет то, что он найдет Тайтеса. Он протянул руку и несколько раз постучал в дверь.

Дверь открыла Мими.

– Добрый вечер, мистер Астон, – проговорила она приветливо.

– Как она? – спросил он.

– Неважно, сэр. Я не могу заставить ее ни разговаривать, ни поесть что-нибудь. Она все время сидит у окна и глядит на улицу. Как будто хочет найти там кого-то или что-то.

– Мне бы хотелось поговорить с ней наедине. Иди и побудь в моей комнате, пока я не вернусь.

– Да, сэр.

Мими вышла, и Астон, зайдя в комнату, прикрыл за собой дверь. Как и сказала Мими, Гейти сидела на стуле у окна, одетая в ту же одежду, какая была на ней утром, хотя она сбросила шляпу и накидку. Она даже не потрудилась обратить на него внимание. Это немного разозлило Астона.

Астон оглядел комнату. Она была просторной, но мебели было мало. Там были кровать, небольшая кушетка, два стула и комод с зеркалом. На небольшом сундуке стоял накрытый поднос. Он подошел и поднял салфетку. На подносе лежало несколько маленьких печений к чаю, мед и чай. Астон дотронулся рукой до фарфорового чайника. Чай еще не остыл. Он налил немного в чашку, добавил сливки и подошел к Гейти.

– Выпей, – сказал он. Голос его звучал жестко, хотя он и не старался сделать его таким, – ему не понравилось, что она не обратила на него ни малейшего внимания.

Гейти обернулась, взглянула на него своими прекрасными голубыми глазами, но не взяла чашки.

– Мими сказала, что ты ничего не ела с тех пор, как мы вернулись сегодня днем. Сейчас ты должна выпить это. – Голос его смягчился. – Тебе станет легче.

Она взяла чашку и взглянула в нее.

– Я не голодна, – безучастно сказала она, отвернулась и снова стала смотреть в окно.

Астон развернул к себе стул с прямой спинкой и сел верхом на плетеное сиденье.

– Пока ты тут нюни распускала... – Она резко обернулась и посмотрела на него пронзительным взглядом – он на это и надеялся. Все-таки она рассердилась, когда он сказал что-то, что было ей не по нраву. Он продолжил: – Я размышлял. Я хочу, чтобы вы с Мими отправились завтра назад в Южные дубы. Я останусь здесь, поговорю с шерифом и посмотрю, что еще можно выяснить. Их взгляды встретились.

– Я не поеду в Южные дубы, – проронила она, пододвигаясь к самому краю стула. – Не могу поверить, что ты осмелился предложить подобное.

– Пей чай, – спокойно сказал он, – и слушай меня. – Он подождал немного, затем жестом приказал ей, чтобы она пила. Он знал, что сделает все возможное, чтобы найти для нее Тайтеса. Будет стараться изо всех сил, чтобы освободив ее от этой боли. Но она не догадывалась об этом.

Пока он говорил, Гейти немного смягчилась и стала пить чай маленькими глотками.

– Я говорю серьезно, Гейти, Я хочу, чтобы ты поехала домой. Здесь тебе нечего делать. Я сделаю все возможное, чтобы найти Тайтеса и привезти его в Южные дубы.

– А что ты можешь сделать здесь такого, чего не по силам сделать мне?– спросила она, снова взглянув на него. – Это большой город. Здесь так много людей. Если его не может найти шериф, как это выйдет у тебя?

– Не знаю, но первым делом я думаю поговорить с шерифом – посмотрю, что он сделал для того, чтобы поймать этих негодников. Возможно, я найму кого-нибудь следить за Тайтесом. – Астон остановился, заметив, как напряженно Гейти смотрит на него. Ему захотелось сжать ее в объятиях, поцеловать и рассказать, как переживает он из-за того, что произошло, и понимает, как она расстроена. Но зная, что она не хочет этого, он только улыбнулся ей дразнящей улыбкой, надеясь, что ей станет легче. – Черт побери, если от меня потребуется, я переоденусь и буду вести себя как подвыпивший игрок, то есть стану приманкой. Я поступлю так, если это поможет найти сорванцов.

Внезапно глаза Гейти зажглись от возбуждения. Она поставила чашку на подоконник и скрестила руки на груди.

– Астон, правильно... ты и я сделаем это. Ночью отправимся и сами найдем его. Притворимся, что ты – игрок, у которого много денег, а я буду твоей... ну... понимаешь, твоей подружкой на ночь.

Еще до того, как произнести что-нибудь, Астон уже качал головой:

– Нет.

– Погоди, – остановила она его и подняла руку, тем самым не давая ему продолжить. – Это сработает. Даже если мы не найдем Тайтеса, возможно, мы познакомимся с кем-нибудь, кто будет знать его и сможет отвести нас к нему.

Астон поднялся со стула, лицо его было хмурым. Ему совсем не нравилась эта идея.

– Гейти, ты рассуждаешь не о приятных молодых людях, которые с радостью проводят тебя к твоему брату. Эти парни – грабители, а может быть, и убийцы. Значит, они могут приставить к твоей голове ружье или нож к горлу. – Эти мысли привели его в ярость, и он повысил голос. – Я ни в коем случае не могу подвергнуть тебя такой опасности. И черт побери, ни за что не позволю тебе переодеться в проститутку! Ты не будешь вмешиваться во все это. Разговор окончен.

Гейти встала и сделала шаг навстречу ему.

– Ладно, возможно, он и окончен, но только не для меня. К твоему сведению, я отнюдь не распускала нюни, когда ты пришел. Я размышляла, пытаясь составить план, как разыскать Тайтеса. Кстати, я думала, помимо всего прочего, что можно дать объявление в местную газету, и в нем попросить его связаться с Эвелиной Тэлбот. Но, как мне кажется, это может занять слишком много времени, и трудно рассчитывать, что он читает газеты. Но ты предложил блестящую идею. Лучше мы отправимся за ним, чем будем дожидаться, пока он придет к нам.

– Ты совершенно справедливо заметила, что это была моя идея. Я сказал, что сам переоденусь. И ничего не говорил насчет тебя.

– Миссис Франклин говорила, что они грабят мужчин и женщин. Я уверена: они выбирают именно пары, считая, что мужчина менее бдителен, что он больше интересуется женщиной, с которой идет под руку, чем теми, кто будет идти за ним следом.

– Но она же и рассказала, что меньше двух недель назад был найден мужчина со вспоротым животом... – с чувством возразил он.

– Власти так и не знают наверняка, кто убил его. Возможно, его смерть не имеет никакого отношения к той шайке, в которой находится Тайтес.

У Астона засосало под ложечкой. Гейти сама не понимала, о чем просит его. Он не мог подвергать ее опасности. И, казалось, она совсем не осознает, что беда, в которую попал мальчик, может быть серьезней той, из которой он, Астон, в силах его вызволить. Он сделал шаг навстречу ей, выражение его лица сделалось мягким.

– Я не могу так рисковать, Гейти, ведь ты можешь пострадать. Я не могу.

Она с мольбой взглянула на него. И тоже шагнула навстречу. Когда она заговорила, ее голос слегка дрожал:

– Я проделала весь этот путь не для того, чтобы уезжать, так и не разыскав брата. Если придется, я одна отправлюсь на его поиски. Буду днем и ночью ходить по улицам, пока не найду его или он не найдет меня. Я не покину этот город без него.

Астон положил руки ей на плечи, зная, что ему надо дотронуться до нее. Он ожидал, что она отшатнется, но Гейти не сделала этого. Казалось, узы, соединяющие их, стали крепче, и ему совсем не хотелось продолжать ссориться с ней. Этого у них и так уже было достаточно. Он прикоснулся к ней, и в тот же миг ему стало легче. От нее исходило тепло, нежность. Ему так хотелось притянуть ее к себе и сжать в объятиях.

– Возможно, тебе придется это сделать, – произнес он спокойно. Надо, чтобы она учитывала все возможные варианты. – Нам неизвестно, насколько серьезна беда, в которую он попал. Думаю, первым делом надо сходить к шерифу. Необходимо выяснить, есть ли у него какие-нибудь сведения, которые могут нам помочь, и какое отношение, по его мнению, имеет Тайтес ко всему этому. Если у шерифа есть основания полагать, что Тайтес каким-то образом замешан в убийстве у доков, он не позволит ему возвратиться с нами домой, даже если Тайтес захочет этого.

Гейти опустила голову и прошептала:

– Он не может быть замешан в убийстве. Я уверена в этом.

Очень медленно Астон обвил руками ее талию и слегка прижал Гейти к своей груди. Он не желал испугать ее, не хотел, чтобы она оттолкнула его. Он держал ее совсем близко, но не оказывал на нее никакого давления. Если бы она захотела отпрянуть назад, он не остановил бы ее.

Но она не сделала этого. Наоборот, казалось, она обмякла в его руках и устроилась поудобнее, положив голову ему на грудь. Астон торжествовал, держа Гейти в своих объятиях. Он чувствовал в себе силы исправить то, что случилось с Тайтесом, и поправить то, что произошло с Гейти. Ей было хорошо в его объятиях, и он нежно поцеловал ее в макушку. Аромат, исходящий от ее волос, был свежим, подобно дождевой воде. Он глубоко вдохнул в себя этот запах, почувствовал его вкус. Ему хотелось поцеловать ее, но он боялся, что она отвергнет его, а он сейчас был слишком беззащитен, чтобы пройти через это. Ему надо было только одно: чтобы она не покидала его сейчас.

Все ощущения их брачной ночи пронеслись в его мозгу и завладели им. Астон закрыл глаза и вспомнил каждую ласку, каждый поцелуй, каждый нежный вздох. Ему снова нужны были эти ощущения. Губы, будто повинуясь их собственной воле, скользнули по ее волосам, вниз вдоль лба и слегка коснулись щеки. Она закрыла глаза и крепче прильнула к его груди. Надежда затеплилась. Астон решил, что этим еле заметным жестом она дает ему понять, что одобряет то, что он делает, и поцеловал ее веки.

– Обними меня крепче, – мягко прошептала она.

Пульс Астана забился чаще, сердце яростно стучало. В первый раз она попросила его обнять ее, и от этого он совсем потерял голову. А может быть, она наконец-то готова смириться с любой ролью, которую он мог играть в ее прошлом? Если бы она только попросила у него что-то большее – его дом, его любовь, его жизнь, – он с великой радостью отдал бы ей все это. Но для начала ей надо забыть свое прошлое.

Изголодавшись по ней, он решил на время забыть свои терзания и наслаждаться моментом близости с ней. Ему хотелось поцеловать ее страстно и почувствовать, как губы его прижимаются к ее губам. Хотелось стиснуть ее в объятиях и заставить ответить тем же, но почему-то он был уверен, что обнимать ее надо осторожно, поцелуи должны быть нежными, а прикосновения мягкими.

Полуоткрытыми губами он покрывал легкими, как перышки, поцелуями ее глаза, щеки, нос, лоб, чувствуя, как нежна ее кожа. Она застонала, и его желание стало еще сильнее. Он захотел как-нибудь дать ей понять, что она принадлежит ему и, он никогда не будет способен отказаться от нее.

Когда волна страсти, растущая в нем, стала уже невыносимой, он приподнял ее подбородок и дотронулся губами до ее губ. Они были теплыми, манили к себе и отвечали на его поцелуй. Возбуждение охватило его. Стараясь думать о том, что надо ей, а не ему, он медленно скользнул языком между ее губ. Ему даже сделалось больно – настолько сильно было его желание заняться любовью с ней.

Гейти продолжала отвечать на его поцелуи, позволяя ему ласкать ее грудь, покрывать поцелуями шею и плечи. Он знал, что просто-напросто воспользовался ее беспомощностью. События дня опустошили ее морально, но он был не в силах заставить себя остановиться. Да и как он сам мог лишать себя удовольствия? Пока она согласна принимать его любовь, он будет целовать, ласкать ее и заниматься с ней любовью, но стоит ей только подать ему знак – и он остановится.

– Я хотела сказать тебе спасибо за то, что ты все эти годы посылал Франклинам деньги на воспитание Тайтеса, – до конца не отрывая своих губ от его, пробормотала она, обнимая его за плечи.

Астон совсем не был настроен для разговоров, по ему хотелось сделать ей приятное.

– Я был рад, что могу сделать это для нега. Он чувствовал неукротимое желание поцеловать ее с большей силой и прижать еще ближе к себе. Руки его скользили по ее спине и плечам, ласкали грудь. Каким же он был дураком, когда считал, что не любит эту женщину. Он любил ее и поклялся самому себе, что в один прекрасный день она тоже полюбит его.

– Ты не представляешь, как я мечтала увидеться с ним, – произнесла она, когда его губы оторвались от ее и скользнули вниз вдоль шеи, оставляя за собой маленькие влажные дорожки. – И сколько лет ломала голову над тем, что случилось с ним.

– Представляю, – ответил он хрипло, пытаясь сосредоточиться на двух вещах одновременно. – Мне очень жаль, что тебе пришлось пройти через все это. – Тело его было охвачено огнем желания. Было настоящей пыткой делать все так медленно, когда на самом деле ему хотелось швырнуть ее на постель и любить так, как приказывало ему его тело.

Чувствуя себя так, будто вот-вот взорвется, он прошептал:

– Позволь мне любить тебя, Гейти.

Когда он произнес эти слова, ему показалось, что ее окатила струя ледяной воды. Гейти задохнулась и отпрянула от него. Астон молча выругался в свой адрес и выпустил ее. Он тяжело и прерывисто дышал, а в глазах горело неистовое желание.

– Извини, пожалуйста, я совсем не хотела воспользоваться тобой, когда попросила утешить меня, – пробормотала она.

Он с горечью усмехнулся:

– Я с трудом назвал бы это «воспользоваться мной». Это я хотел большего. Но я знал, что тебе нужно только утешение.

– Спасибо за то, что ты так говоришь, но я поступила неправильно, попросив тебя об этом.

– Отчего же? Я твой муж.

– Верно, но между нами был уговор, и я выполнила свою часть, проведя с тобой брачную ночь. Пожалуйста, не надо...

– Замолчи, Гейти, не говори этого, ладно? Возможно, в ту ночь я и заставил тебя лечь со мной в постель, но я был зол на тебя. Я и не намеревался поступать так еще раз. – Он также знал, что не намеревается отступать от нее, но сейчас было не время признаваться в атом.

Она выглядела так, как будто он сделал ей выговор, а не она только что оттолкнула его.

– Астон, мы можем это сделать? Надежда выросла в его груди.

– Можем попытаться вместе найти Тайтеса, или мне придется делать это одной?

У Астона было такое чувство, словно нож вонзился ему меж ребер. На мгновение он уже подумал, что она захотела заняться с ним любовью и сделать их брак настоящим.

– Нет. Мы сделаем это вместе. – Он сделает это ради Гейти. Она заслужила того, чтобы вновь соединиться со своим братом.

Благодарная улыбка заиграла на ее губах и в глазах. Он глубоко вздохнул.

– Я пошлю Мими принести тебе ужин. Я ухожу на весь вечер. Завтра с самого утра мы пойдем к шерифу.

Не попрощавшись, он вышел из комнаты.


На следующий день рано утром Гейти покорно сидела в кабинете шерифа и слушала, как Астон рассказывает ему о том, что они хотели бы разыскать Тайтеса.

Гейти рассматривала шерифа Эндрюса с интересом. Это был лысеющий грузный мужчина с маленькими серыми глазками и почти незаметными бровями, если последние вообще имели место быть. У него были круглые щеки, двойной подбородок нависал над тесным воротничком его рубашки. Казалось, он с большим вниманием слушает рассказ Астона о том, как вышло, что Тайтес стал жить у Франклинов, и как Гейти сейчас пытается его разыскать.

Пока Астон рассказывал, мысли Гейти вернулись к прошлой ночи – к тому, что она чувствовала после того, как Астон покинул ее. Она никак не могла заснуть, мучаясь вопросом, неужели он нашел себе какую-нибудь другую женщину? И если нашел, вправе ли она осуждать его? Она прогнала его, хотя знала, что он желает ее, знала, что сама мечтает о том же; она понимала, что готова забыть свое прошлое, но у нее не было уверенности, что можно это сделать прямо сейчас.

– Миссис Франклин рассказала нам о своих опасениях по поводу того, что он попал под влияние банды уличных мальчишек, и упомянула, что они с мужем говорили с вами об этом.

– Помнится, я разговаривал с Франклинами. Приятные люди. – Он качнулся в кресле. – Конечно, ни у кого из нас нет этому доказательств. Разумеется, его не было среди задержанных. Однако один из потерпевших дал нам подробное описание трех человек, которые обобрали его, и приметы Тайтеса Франклина совпадают с одним из них.

Гейти напряглась, услышав, как шериф называет ее брата Франклином. Он должен носить имя своего отца – она поговорит с ним об этом, как только разыщет его.

– Но под это описание может подходить по меньшей мере еще десять молодых людей в этом городе, не правда ли, шериф? – спросила она, все еще не желая верить в то, что брат может быть замешан в ограблениях.

– О да, – поспешно ответил он и позволил себе открыто взглянуть ей в лицо. – Но, кроме Франклинов, никто не заявлял о беглеце.

Астон откашлялся и глазами подал Гейти знак, который был ей понятен. Вести беседу будет он.

– Мы слышали, что они нападают два-три раза в неделю. Это правда? – спросил Астон.

Шериф кивнул; сплетя пальцы рук, он положил их на живот.

– Да, это так, просто беда с этими мерзавцами. – Он почесал за ухом. – До позапрошлой недели они нас особенно не волновали. Они никого слишком не беспокоили, ну, могли отобрать внизу у доков несколько монет у бродяг, а недавно они перебрались поближе к городу и начали приставать к порядочным жителям. На прошлой неделе мы нашли убитого мужчину. У него ножом был распорот живот, – добавил он. – Судя по всему, он был бродягой. Мы так и не смогли никого найти, кто бы знал его имя. Но, несмотря на это, горожане чувствуют себя неспокойно, когда кого-то убивают. Без сомнения, надо что-то делать.

Гейти показалось, что шерифу безразличен мертвый мужчина, и это ей не понравилось. Убийство всегда считается преступлением, был ли убитый уважаемым человеком или нет.

Астон мельком посмотрел на Гейти, вселив в нее уверенность своим взглядом, и спросил:

– Вам точно известно, что именно эти мальчишки убили его?

Шериф снова качнулся на кресле.

– Нет, не точно. Мы знаем только, что в основном парни работают по трое. Двое вооружены ножами, а один держит ружье. Раньше было так: жертвы доставали свои деньги, когда им приказывали, и мальчишки убегали. Я называю их мальчишками, потому что слышал, что, похоже, многие из них еще не начали бриться. Но никто не знает наверняка.

Немного раздраженная тем, что представитель власти перескакивает с одной мысли на другую, Гейти произнесла:

– Но, возвращаясь к вопросу Астона, вы согласны с тем, что кто-то еще мог убить того человека?

Шериф Эндрюс выпрямился в кресле и откашлялся.

– Да, может быть и такое, – ответил он. – Но может быть и то, что этот мужчина был первым, кто отказался выкладывать деньги, и за это в него вонзили нож.

– Но раньше они никого не трогали. Что заставляет вас думать, что это они убили мужчину? – спросил Астон.

– Потому что все проблемы у нас из-за них. Вот только на прошлой неделе один из мальчишек раскроил руку мужчине, пытавшемуся отнять у него нож.

Гейти вздрогнула.

– Какие меры вы принимаете, чтобы разыскать этих юных разбойников? – спросил Астон, голос его звучал раздраженно.

– Я поставил еще одного человека патрулировать улицы. Теперь у меня есть двое. Мне нужно больше, но у меня нет денег, чтобы платить им. Мне это представляется так: однажды они наткнутся на кого-нибудь похлестче, и одного из них убьют. Это их напугает, и они вернутся туда, откуда пришли.

– Значит, вы не видите проблемы в том, что мы тоже будем пытаться найти ее брата?

– Нет. Нет, – заверил он. – Даже буду очень рад. Конечно, я рассчитываю, что вы приведете его сюда и позволите мне допросить его, И если он чистосердечно сознается во всем, я, возможно, буду снисходителен к нему.

– Снисходителен? – спросила Гейти взволнованно.

– Связавшись с бандой, он нарушил закон, юная леди. Я буду вынужден это учитывать.

– Мы понимаем, – произнес Астон. Он поднялся, и остальные последовали за ним. – Мы приведем его сюда, если разыщем.

Когда Астон пожал шерифу руку, Гейти взглянула на него изумленно. Она ничего не понимала.

Не успели они выйти за дверь, Гейти набросилась на него:

– С какой стати ты вздумал сказать такое шерифу?

Он взял ее за локоть.

– Я сказал ему то, что он хотел услышать. Думаю, мы должны найти Тайтеса как можно скорее, взять его и бежать отсюда. У меня такое чувство, что шериф ждет первой удобной возможности, чтобы схватить одного из ребят, чтоб другим неповадно было. Тогда, во-первых, он будет чист перед горожанами, а во-вторых, если он сурово накажет одного из мальчишек, остальные два раза подумают перед тем, как нападать на кого-нибудь.

– Слава Богу, что мы согласились. Я тоже об этом подумала.

– Если шериф на самом деле считает, что Тайтес замешан в убийстве, он ни за что не отпустит его.

Ты не видела Тайтеса двенадцать лет, Гейти. Ты должна подготовить себя к тому, что такая возможность существует.

Глава 15

Гейти стояла в гостинице, в центре своей комнаты, одетая в красное атласное с большим вырезом платье, отделанное по вырезу и широким бретелькам черным кружевом. Красно-черный атласный бант был приколот к волосам, которые она подколола под шиньон. Астон спокойно стоял, пристально ее разглядывая, держа руки в карманах брюк и слегка постукивая ногой.

– Не думаю, что могу позволить тебе выйти из гостиницы в этом платье, Гейти. Неужели Мими не могла найти что-нибудь менее вызывающее? – спросил он возмущенно.

Гейти слегка улыбнулась. Приятно сознавать, что он так заботится о ней, что даже беспокоится, как она одета. На самом деле она и Мими даже пришили полоску кружева по вырезу горловины, чтобы немного прикрыть грудь. Она подумала то же самое, когда впервые увидела платье, но не допустит, чтобы Астон узнал об этом. Он искал предлог, чтобы вечером не выходить и не искать Тайтеса. Она не собиралась выпускать его из ловушки. Платье было откровенно вызывающим, с глубоким декольте.

Глядя ему в глаза, она сказала:

– Ведь не предполагается, что я буду одета так, словно иду в церковь. Кроме того, я в полной безопасности, пока рядом с тобой. – На ее губах играла легкая улыбка.

Он медленно шагнул к ней, слегка поведя плечами.

– Тебе когда-нибудь приходило в голову, что ты не в безопасности от меня?

Он остановился буквально в нескольких дюймах от нее и понизил голос до хриплого шепота:

– Бог свидетель, ты желанна и в обычной одежде, но есть что-то чрезвычайно возбуждающее и соблазнительное в тебе в этом платье. Это настолько несвойственно твоему характеру, что мне хочется забыть о том, что ты моя жена, и...

Дыхание Гейта стало быстрым и неровным. Горящий взгляд глаз сильнее повлиял на ее чувства, чем то, что он говорил. Пылающей коже стало больно от его прикосновений, и от желания засосало под ложечкой. Но она должна скрывать свои чувства. Астон не знал, что ей хотелось, чтобы он находил ее откровенно соблазнительной. Ей было необходимо снова быть любимой, чтобы он любил ее так, как в их брачную ночь.

Он подошел к ней и провел пальцами по щеке. Гейти захотелось закрыть глаза, прижать его руку к щеке, поцеловать ладонь, но вместо этого она спросила:

– И что?

Они пристально смотрели друг на друга – Напряжение между ними усилилось. Он приподнял ее подбородок, лаская кожу подушечками пальцев.

– И притвориться, что ты женщина, которой я заплатил за то, чтобы провести с ней ночь, поэтому мне не нужно получать разрешение, чтобы положить тебя в мою постель.

Она должна была что-то сделать, что-то сказать, чтобы парировать его высказывание и сделать счет этой игры в свою пользу. Подобно продажной женщине, которую он желал в ней видеть, она хотела, чтобы он последовал своим, словам и положил ее в постель, не спрашивая разрешения.

– Есть какая-то разница? – спросила она с заметным любопытством в голосе и выражении лица. – В том, как мужчина обращается в постели со своей женой и как ведет себя с продажной женщиной?

Его рука скользнула вниз от ее шеи и легла на грудь всей ладонью. Тепло руки приводило ее в трепет и успокаивало одновременно. Она пыталась представить себе, как Астон касается ее по-другому, не с той мягкостью и нежностью, которые он проявил к ней в тот раз. А испытав это удивительное ощущение, могла ли женщина согласиться на нечто меньшее?

– В определенном смысле это совершенно одно и то же, – ответил он, мечтательно глядя в ее глаза. – Но в другом – это небо и земля. Moгу сказать, что мне будет нелегко сегодня держать руки подальше от тебя.

Гейти облизнула губы. Ей не хотелось, чтобы он держал руки подальше от нее, но как могла она сказать ему об этом? Как дать ему знать об этом без того, чтобы не стать в самом деле такой женщиной, в наряд которой она была одета? И это навело ее на другую мысль; хотел ли он чувствовать ее прикосновение к себе так, как она хотела его, или он просто хотел прикасаться к любой женщине? Она отбросила эти навязчивые мысли и сказала:

– Думаю, что могу доверять тебе и полагаться, что ты сосредоточишься на том, чтобы руки были заняты делом, а не моим телом.

Она взяла широкую тканую черную шаль и обернула вокруг плеч и груди, практически ничего не прикрыв.

– Так лучше? – спросила она, зная, что ее голос звучит соблазняюще, но уверенная в том, что не хотела этого. Нужно прекратить эту пикировку и отправляться на поиски ее брата. Она не могла позволить, чтобы чувства, в которые Астон вдохнул жизнь, управляли ею. От этого нужно отказаться.

– Ненамного, черт возьми! – ответил он с раздражением, отходя от нее. – Думаю, тебе следует надеть другое платье.

– Астон, мы всего лишь играем роли, к тому же в течение короткого времени. Надеюсь, что кто-нибудь попытается ограбить нас сегодня, и мы сможем спросить о Тайтесе.

Астон посмотрел на нее и, слегка посмеиваясь, поправил вышитый жилет.

– В твоих устах, Гейти, это звучит так просто, но это не так. Черт возьми, мне вовсе не нравится, что другие мужчины будут смотреть на тебя в этом платье и думать о том, о чем они не могут не думать в этой ситуации.

Неожиданно ей чертовски захотелось подразнить его.

– И что они подумают? – спросила она. Астон смотрел в сторону, как будто не желая отвечать, но потом обернулся к ней и хрипло ответил:

– То же самое, о чем я думаю сейчас. Что ты чертовски красивая и что в этом платье ты выглядишь пылкой и готовой к тому, чтобы мужчина лег с тобой в постель.

Еле заметная улыбка осветила ее лицо, и она плотнее обернула шаль вокруг плеч. Она не ожидала, что Астон такой бесстыдный. В одном Гейти была уверена: она не хотела, чтобы какой-нибудь мужчина, кроме Астона, смотрел на нее и хотел лечь с ней в постель. Астон хранил сокровища ее сестры, все эти годы заботился о Тайтесе, научил ее, как мужчина любит женщину. Астон был единственным мужчиной, которого она хотела.

Она вздернула подбородок.

– А ты выглядишь, как очень красивый плут, – сказала она весело, стараясь рассеять мрачные нотки их разговора. – Не сомневаюсь, что мне придется сражаться с несколькими женщинами, которые будут искать твоего расположения сегодня.

К ее большому удовольствию, Астон слегка усмехнулся. Она имела в виду именно то, что сказала.

Он был красив. Он тщательно побрился, оставив лишь узкую полоску усов. Тонкие, коротко подстриженные усы придавали ему угрожающий вид, делая его необычайно привлекательным. Он переоделся, сменив темно-коричневое пальто на белый фрак, а шейный платок на черную бабочку. На него определенно сегодня будут оглядываться. И она первая.

Глядя на него, она вспоминала ночь, которую была не в силах забыть. Единственную ночь в его объятиях, в его постели. Она помнила прошлую ночь, когда он понял, что она нуждается в его защите и утешении. Знал ли он, как много для нее значило то, что, когда она отказала ему, он не стал принуждать ее? Знал ли он, каким счастьем было для нее иметь серебряную брошку ее матери, землю отца, перочинный нож Джоша* а теперь еще и обещание воссоединения с Тайтесом? Все это дал ей Астон.

Теперь она знала, если даже однажды память подведет ее и она забудет их лица, часть ее семьи будет с ней, и она будет лелеять ее всегда. Сначала она была слишком потрясена тем, что Астон знал, где был Тайтес, что он хотел Сиреневый холм не для себя, а для ее брата, чтобы осознать все, что он сделал для ее семьи. Она помнила, как все эти годы ненавидела его. Но это в прошлом. Она не вполне понимала чувства, которые испытывала к мужчине, которого знала сегодня как Астона Ратледжа. Но она уже могла отделить его от того человека, которого ненавидела двенадцать лет. Как сказать ему об этом?

Она наблюдала за ним, пока он смотрел на карманные часы, и спрашивала себя, знал ли Астон, что сегодня она опять нуждалась в его любви. Она нуждалась в нем, в том, чтобы он был в ее постели, помогая ей постичь все те новые и прекрасные чувства, которые он открыл ей. Имел ли он хоть малейшее понятие о том, что она чувствовала? А если нет, была ли у нее смелость сказать ему, показать ему это, после того как они найдут Тайтеса?

– Нам лучше отправиться, – сказал Астон, нарушая тишину. – Нам предстоит долгий путь в другую часть города. Где Мими?

– Она спустилась вниз поужинать.

– Хорошо. Прежде чем мы уйдем, я хочу увериться, что ты понимаешь одну вещь: если я скажу тебе сделать что-нибудь, ты сделаешь это немедленно и без всяких возражений.

Она кивнула.

– Мне нужно, чтобы ты мне подтвердила следующее, Гейти: ты должна подчиняться мне. От этого зависит наша жизнь.

– Я понимаю. Я знаю, насколько это опасно.

– И еще кое-что. Не улыбайся мужчинам. Даже не смотри на них. Они решат, что ты положила на них глаз и продашься тому, кто больше заплатит. Мне будет довольно тяжело наблюдать, как мужчины смотрят на тебя. Я не хочу, чтобы мне пришлось убить кого-нибудь сегодня.

Мысль об этом заставила Гейти вздрогнуть.

– Я не дам ни одному мужчине повода подумать, что я им заинтересовалась.

Еще мгновение посмотрев в ее глаза, Астон открыл дверь.

– Хорошо, пошли.


Гейти стояла позади Астона, положив руку ему на плечо. Он сидел за карточным столом с тремя другими мужчинами в заполненном людьми прокуренном салуне на южной окраине Мобила. Прежде она часто задавалась вопросом, что происходило за закрытыми дверьми игровых комнат. Теперь же, проведя больше часа в этом шумном месте, она удивлялась, почему мужчинам так нравилось здесь. Их план заключался в том, чтобы провести около часа в баре, затем прогуляться перед тем, как отправиться в следующий.

В комнате было темнее, чем она ожидала, но сама комната была меньше, чем она себе представляла. Хотя было включено несколько ламп, дым от сигар, трубок и тускло горящих масляных ламп усугублял туманную атмосферу. Войдя в комнату, она заметила картину, висящую над баром. Женщина с обнаженной грудью развалясь сидела на украшенном витиеватой резьбой стуле; нижняя часть ее тела была задрапирована красной тканью. Гейти быстро отвела взгляд, но прежде ее шея и щеки покрылись краской смущения.

Громкие голоса разговаривающих и смеющихся мужчин смешивались со звяканьем стаканов и шарканьем стульев о деревянный пол. В комнате пахло выпивкой, дымом, кожей и лошадьми, и смесь этих запахов казалась ей тошнотворной. Ни при каких обстоятельствах Гейти не чувствовала бы себя удобно здесь, но то, как она была одета, заставляло ее чувствовать себя еще хуже. Краем глаза она видела, что на нее оборачивались, хотя она тщательно следила за тем, чтобы не смотреть никому прямо в глаза.

В комнате находились еще четыре женщины, на них были наряды, схожие по фасону с платьем Гейти, а их волосы украшали перья и банты. Две из них были так заняты, разговаривая, выпивая и смеясь с несколькими мужчинами, что не обратили на нее внимания. Одна из женщин случайно взглянула на нее с пренебрежительным выражением, но четвертая привлекала ее внимание неоднократно. Вид у этой женщины был такой, словно она чувствовала себя так же неудобно, как и Гейти. Ей захотелось узнать об этой молодой женщине и о том, что привело ее в салун.

Астон оставался при своих деньгах, поровну выигрывая и проигрывая за карточным столом. Один из мужчин постоянно проигрывал и вскоре покинул свое место. Вместе они распили бутылку виски, стоящую посередине стола. Она заметила, что Астон был осторожен и пил совсем мало. Когда бутылка опустела, один из мужчин бросил перед ней монету и сказал:

– Эй, красотка, возьми нам еще бутылку, ладно? И кстати, почему бы тебе не принести стакан и для себя? Мне кажется, ты хочешь выпить. – Он хитро улыбнулся и подмигнул ей.

Гейти напряглась. Астон смахнул монету со стола и бросил мужчине обратно, затем поднялся и взял Гейти за руку, будто удерживая ее здесь. Он мог и не беспокоиться: она никуда не собиралась уходить.

– Она моя, и она делает только то, что скажу я, – сказал Астон.

Взгляд игрока переместился на лицо Астона.

– Вы заплатили ей за всю ночь?

– Скажем так: я купил все ее время. – Астон говорил тихо, лицо его оставалось серьезным.

Мужчина взглянул на нее, потом опять на Астона. Гейти не понравилось, как этот мужчина шарил взглядом сверху вниз по ее лицу и фигуре. Она вспомнила, как Астон говорил о мужчинах, которым захочется уложить ее в постель, и внутренне сжалась. Она поняла, что прежде не представляла, каково это, когда мужчины разглядывают женщину для того, чтобы купить ее на ночь.

Оставаясь таким же серьезным, как и Астон, игрок сказал:

– Назовите вашу цену.

– Она не продается. – Голос Астона был убийственно спокойным. Глаза не отрывались от лица мужчины.

– Все продается. За хорошую цену. – Игрок усмехнулся. – Назовите вашу.

Гейти видела, что он делал из этого игру, а по его взгляду она понимала, что он легко не уступит. Она спрашивала себя, должна ли что-то сказать или предоставить это Астону.

– Если вы хотите виски, идите и возьмите. Мы вас подождем. Если нет, прекратим этот разговор и продолжим игру.

– Да. Продолжим, – раздраженно произнес другой мужчина за столом.

Игрок бросил монету перед ним и сказал:

– Это вас не касается. Возьмите нам бутылку. Можете оставить сдачу себе.

Третий игрок поднял монету и посмотрел на нее. Он пожал плечами, отодвинул стул и направился к бару. Сердце Гейти учащенно забилось. Кровь застыла в жилах: почему этот человек не отказывается от своего намерения?

Он взял колоду карт и стал тасовать, не отрывая взгляда от Астона.

– Мы выиграли примерно одинаковое количество раз. Я бы сказал, что наши мастерство и удача приблизительно равны. Что бы вы ответили на мое предложение сыграть вдвоем за право провести с ней ночь?

Астон так быстро отодвинул стул, что он громко проскрежетал по полу и заставил Гейти отступить назад. Внезапно в комнате стало тихо, так как все замолчали и замерли, чтобы слушать и наблюдать за происходящим. Он встал и сверху вниз посмотрел на мужчину'.

– Я не играю в карты на женщин. Или деньги на стол, или ищите другой стол.

Игрок на время прекратил тасовать колоду. Он оглядел комнату, затем перевел взгляд снова на Астона. Он взял четыре монеты из своей стопки и положил их в центре стола.

– Не из-за чего сходить с ума. – Уголок его рта скривился в ухмылке. – Что, нельзя спросить? Садитесь. Играем на деньги.

Он положил еще две монеты в центр стола и начал сдавать карты.

Прежде чем сесть, Астон оглянулся на Гейти. Она заметила, что его грудь вздымалась от гнева, но ведь она не хотела причинять неприятности, только хотела найти своего брата.

Выиграв три игры подряд, Астон бросил карты на середину стола и сказал:

– Я закончил. – Не говоря больше ни слова, он поднялся, взял Гейти за руку и отвел ее от стола.

– Хочу подышать свежим воздухом, – пробормотал он. – Как насчет прогулки по улице?

– С удовольствием, – ответила она, желая скорее уйти от этого злобно смотрящего нарушителя спокойствия. От теплого прикосновения Астона Гейти почувствовала себя спокойно. Когда они проходили через дверь, оставляя позади шумную толпу, она взяла его под руку.

В теплом ночном воздухе ощущалась влажная духота, предвещавшая дождь. Когда они проходили по скрипящему деревянному тротуару, Гейти взглянула вверх и увидела темные, фиолетово-черные облака, плывущие по полуночному синему небу, скрывающие свет звезд. Со всех сторон улицы раздавались громкие разговоры, звонкий смех, и откуда-то издалека доносились нестройные звуки пианино.

– Хотелось бы мне схватить этого ублюдка за шею и поучить, как обращаться к леди, – сказал Астон, как только они покинули салун.

Гейти прижалась грудью к его руке, желая успокоить его.

– Астон, ты не можешь его обвинять. Он подумал, что я продажная женщина.

– Все равно. Джентльмен знает, когда следует принимать ответ «нет». Он старался произвести на тебя впечатление своим интересом к тебе.

– Ему это не удалось. А теперь давай забудем о нем. Я не считаю его достойным обсуждения. Кстати, ты не думаешь, что тебе надо пошатываться или что-нибудь в этом роде, чтобы притвориться, что ты пьяный? Миссис Франклин сказала, что мальчишки обычно нападают на пьяных игроков.

Астон усмехнулся и, прижавшись к ней, толкнул в бок. Она взвизгнула от восторга и ударила его по руке своей расшитой бисером сумочкой, затем подхватила юбки и пустилась бежать по тротуару. Он с легкостью поймал ее, обхватил руками и поцеловал так крепко, что Гейти задохнулась. Она моментально ответила на его объятие. Она любила чувствовать его руки вокруг себя, губы на своих губах, язык у себя во рту, свою грудь, прижатую к его груди. Все в нем делало ее хмельной от возбуждения. Она чувствовала себя молодой и счастливой. Чувствовала, что может свободно наслаждаться со своим мужем.

Желая продолжить игру, Гейти опять вырвалась из рук Астона и побежала. На этот раз он дал ей убежать подальше по улице, где становилось все темнее, потом поймал за руку и мягко прижал к стене. Она тяжело дышала и смеялась.

– Ты еле-еле поймал меня.

Он посмотрел ей в глаза, улыбнулся и сказал:

– Ты не можешь убежать от меня, Гейти. Я не дам тебе уйти.

Гейти восприняла «го слова как обещание. Узкий луч звездного света попал на его лицо, и тепло, спрятанное у него внутри, вспыхнуло румянцем. Гейти знала, что хочет провести с Астоном всю свою жизнь. Может она забыть прошлое и смотреть в будущее вместе с этим человеком? Она приблизилась к нему – руки скользнули вокруг шеи – и погрузила пальцы в волосы на затылке. Мягким движением наклонив к себе его голову, она приблизила его лицо к своему. Они закрыли глаза. Их губы встретились. Они поцеловались. Обнялись.

Астон обхватил ее руками, прижимая всем телом к стене, в то время как его рот требовательно сливался с ее ртом в сладком, нежном поцелуе. Она вдыхала его запах, смесь мыла для бритья и виски, гладила лицо, обнимала.

Поцелуй стал нестерпимым, пыл нарастал. Его руки и тело неистово двигались, он старался сильнее прижаться к ней. Она не могла припомнить, чтобы он когда-нибудь так страстно ее целовал, чтобы язык так глубоко проникал в рот, чтобы руки так крепко сжимали, почти непристойно блуждая по ее телу.

В первый момент она была шокирована тем, что он может обращаться с ней так грубо. Но этот шок дал дорогу растущему в ней желанию. Она поняла, что он просто показывает, как истосковался по ней. Знание того, что он хотел ее так отчаянно, усиливало ее собственную страсть, желание его поцелуев и ласк. Астон наклонил голову и целовал выпуклости груди, опустив бретельки платья, гладил и ласкал плечи.

Гейти целовала лицо Астона, спускаясь по краю подбородка вниз, к шее, время от времени слегка касаясь языком его кожи, ощущая слабый аромат мыла, едва отросшую бороду.

Она могла бы сопротивляться ему, если бы не знала, какое удовольствие он может ей доставить. Желая показать ему, насколько она нуждалась в нем, она позволила своей руке соскользнуть вниз, вдоль его брюк, и ласкать ту часть тела, которую она больше всего хотела почувствовать снова. Выпуклость была тугой, твердой под ее ладонью. Гейти с ног до головы обдавало жаром, как будто она горела в огне.

Одним быстрым, легким движением Астон схватил ее за запястье и приложил ее руку к своей вздымающейся груди. Широко распахнутыми глазами она уставилась в его глаза, полные страсти.

– Ты должна остановить меня, а не поощрять, – сказал он раздраженно.

У нее остановилось дыхание.

– Я делала то, что казалось естественным, то, что чувствовала, – ответила она честно.

– Так не годится, Гейти, – ответил он еле слышным, больше похожим на вздох голосом. Он наклонил голову, и его лоб оказался на одном уровне с ее лбом. – Мы проводим так много времени вместе. Когда я рядом с тобой, мне хочется целовать тебя. Я хочу больше, чем целовать тебя. Гейти, я хочу заниматься любовью с тобой. – Он дышал с трудом, его голос был приглушенным. —

Я не могу стоять здесь, на этой улице, и относиться к тебе как к проститутке, когда я знаю, что хочу тебя как свою жену.

Тяжело дыша, Гейти проглотила комок в горле. Что она чувствовала по этому поводу? Хотелось ли ей быть его женой все время? Это ли означали все те волшебные чувства? И в самом ли деле он имел в виду то, что говорил, или он выискивал свою собственную форму мести ей за то, что она обманула его с этой женитьбой?

Через плечо Астона Гейти мельком увидела, как к ним быстро приближался какой-то человек. Она уже собиралась сказать Астону об этом, когда поняла, что рука человека замахнулась для удара. Она вскрикнула и толкнула Астона в грудь, надеясь уберечь его от беды. Реакция была недостаточно быстрой, и рукояткой револьвера Астона ударили в лоб, над глазом. Он вздрогнул и упал как подкошенный на землю.

Гейти увидела игрока, который хотел купить ее на ночь. Она хотела закричать, но он швырнул ее к стене. Зажав ей рот рукой, он уткнул дуло пистолета ей в ребра.

– Закричишь – убью обоих. Сомневаешься? – спросил он низким шепотом.

Взволнованная тем, насколько тяжело может быть ранен Астон, и опасаясь за его жизнь, она отчаянно покачала головой.

Он медленно убрал руку, но продолжал крепко прижимать пистолет к ее боку, заставляя содрогаться от боли.

– Мне бы не пришлось ударить его, если бы он просто уступил мне тебя. Никогда не видел, чтобы мужчина был такого высокого мнения о проститутке. – Его взгляд блуждал по ее груди. – Ты, должно быть, какая-то особенная. Я подумал, если он так сильно хочет тебя, на то должна быть причина.

– Я его жена...

Он моментально закрыл ей рот опять, больно прижимая губы к зубам.

– Здесь говорю я. Твое дело – стоять спокойно, расставить ноги и принять то, что я хочу дать тебе. Я не хочу причинить тебе боль, но сделаю это, если придется. – Он сильнее уткнул пистолет в ее ребра. – Мы понимаем друг друга? – Он злобно выдохнул эти слова вместе с запахом перегара.

Гейти затрепетала. О Господи! Что же ей делать? Она сумела скосить глаза на то место, где лежал Астон. Он не двигался. Ее охватила паника. Она не могла беспокоиться о себе. Астон нуждался в ее помощи. Она попыталась убрать лицо из-под его руки, давящей на рот, но он сдавил ее еще сильнее.

– Мы понимаем друг друга, красотка? Она опять взглянула на Астона. Он лежал на тротуаре лицом вниз. Ствол пистолета больно ткнулся в ее бок. Единственное, что она могла сделать, чтобы избавиться от этого человека, – это дать ему сделать то, что он хотел, чтобы она могла заняться Астоном. Она проглотила комок в горле и кивнула.

Улыбаясь, игрок направил короткоствольный пистолет на ее грудь и прижал его к ложбинке. Он убрал руку от ее рта и положил ей на грудь.

– Я хотел тебя всю ночь. У меня никогда не было такой сногсшибательной проститутки. Что-то подсказывает мне, что ты будешь очень вкусной.

Не в силах сдерживаться, Гейти попыталась увернуться от него. Ее мышцы напряглись.

– Нет, я...

Он ухмыльнулся и оттянул курок назад. Клацающий звук был таким громким, что ей показалось, что она теряет сознание. Убьет ли он ее на самом деле, если она будет сопротивляться? Гейти должна была принять решение. Астону и Тайтесу она нужна живая. Придется подчиниться этому человеку. Позже она научится, как жить с тем, что сейчас должно было с ней случиться. Глубоко вздохнув, она постаралась успокоиться и расслабиться.

– Так-то лучше, – улыбнулся он. Все еще держа пистолет, он наклонился к Гейти и впился губами в мягкую кожу ее шеи и плеч. Гейти закусила нижнюю губу, чтобы она не дрожала, говоря себе, что у нее хватит сил пройти через это. Рукой, сжимающей пистолет, он держал ее руку. Она содрогалась от страха и отвращения, которые вызывали в ней его прикосновения.

Свободной рукой он гладил ее плечо, затем рука скользнула ниже, к груди. Он прижимался к ней снова и снова, вдавливаясь бедрами в мягкость ее тела. Она старалась отключиться и не думать о его шарящих руках, ищущих губах, лижущем языке и отвратительном запахе изо рта. Но не могла. Она чувствовала его дыхание, каждое его ужасное прикосновение.

Она оставалась пассивной, как он того и требовал, пока он не задрал ее платье и не стал стаскивать панталоны. Поняв, что не может подчиниться без борьбы, Гейти ожила. Она укусила его за губу, толкнула в грудь и ударила коленом между ног со всей силой, на которую была способна. Мужчина скрючился от боли. Гейти хотела спастись бегством, но он поймал ее руку и резко дернул назад. Удар кулаком в подбородок отбросил ее к стене. В ее груди остановилось дыхание, искры посыпались из глаз.


– Эй, Дункан, смотри. – Молодой человек указал пальцем на другую сторону улицы. – Какой-то человек расправляется с проституткой.

– Где?

– Вон там, в темном углу.

– Да, вижу. Интересно, что она сделала?

– Может, не дала ему того, что он хочет. Дункан засмеялся, снял шляпу, почесал в затылке, затем водрузил шляпу на место.

– Да. А что это там на земле? Молодые люди подошли ближе.

– Другой мужчина. Думаю, они дрались из-за женщины.

– Да. – Подойдя ближе, они замедлили шаги и понизили голоса. – Держу пари, у него имеются деньги в карманах.

Они взглянули друг на друга с улыбкой.

– Держу пари, у обоих имеются. Думаю, есть только один способ выяснить это.

Дункан вытащил из-за пояса пистолет с перламутровой ручкой, а другой молодой человек вытащил нож.

– Как всегда? – спросил он.

– Да. Кто бы мог подумать, что нам повезет уже по дороге домой? С сегодняшнего дня мы будем в банде на особом счету.

Двое подошли к дерущимся мужчине и женщине. Тот, который помоложе, с ножом, занял позицию слева от пары. Дункан встал точно позади мужчины. Сжимая рукоятку обеими руками, он навел пистолет мужчине в спину и закричал:

– Давай деньги или застрелю! Мужчина развернулся, нацелив пистолет на Дункана. Прогремели выстрелы обоих пистолетов.

Тайтес с ужасом наблюдал, как из пистолетов метнулось пламя и как пули вылетели из стволов. Он закричал, но поздно. Мужчина и молодой человек, шатаясь, дико уставились друг на друга, потом упали на землю.

Звук пистолетного выстрела внезапно разбудил Астона. Он повернулся и быстро пополз на четвереньках, пытаясь осмыслить ситуацию сквозь затуманенное зрение и страшную головную боль. Гейти прижалась к стене. Молодой человек, держа нож, стоял, глядя на тех двоих, лежавших на земле с пулями в груди. Он точно не понимал, что случилось, но и с первого взгляда было ясно, что оба мертвы. Что, черт побери, здесь произошло?

Широко открыв глаза, Гейти шагнула вперед и прошептала:

– Тайтес. Ты – Тайтес. Я знаю, что это ты. Молодой человек, нервничая, направил нож на нее.

– Кто ты? Откуда ты знаешь мое имя? Я тебя не знаю. – Его взгляд метался из стороны в сторону. – Почему он убил Дункана? Никто и не собирался забрать...

Астон не стал дожидаться, пока он договорит. Он бросился на молодого человека и сбил его с ног. Нож выпал.

– Возьми нож! – крикнул Астон Гейти.

Гейти схватила нож, в то время как Астон продолжал бороться с Тайтесом. У него адски болела голова, но рядом лежали два мертвых тела, и ему было некогда думать о своей ране. Он перевернул парнишку на живот, выкрутил ему руку за спину и резко дернул ее в сторону шеи. Тайтес вскрикнул, когда Астон поставил его на ноги.

Подавляя приступ головокружения, он сказал:

– Мы должны уйти отсюда, прежде чем кто-нибудь здесь появится.

– Тайтес, – сказала Гейти, едва не роняя нож, отказываясь отвечать на требование Астона. – Ты выглядишь совсем, как Джош. Я твоя сестра... Эвелина.

– Эвелина? – тихо повторил он.

– Да, – прошептала она, робко улыбаясь.

– Эвелина? – Неожиданно его лицо покраснело, и он стал вырываться от Астона. – Ты проститутка! – закричал он. – Проклятая проститутка!

– Нет! – умоляюще произнесла она. – Я так оделась, чтобы найти тебя.

Гейти выглядела так, словно вот-вот потеряет сознание из-за жестокого обвинения своего брата, Астон знал, что кто-нибудь может появиться из-за угла в любой момент. Им нужно было скорее уйти от этих двоих, лежавших на улице.

– Гейти, мы должны выбраться отсюда до прихода шерифа, или тебе никогда не удастся вытащить Тайтеса из этой заварухи. Пошли. Скорее!

Поняв его, Гейти, сверкнув глазами, повернулась и побежала. Астон последовал за ней, толкая Тайтеса впереди себя.

Глава 16

Дрожа от страха, обеспокоенная, но с чувством облегчения, вместе с Астоном и Тайтесом Гейти последовала в маленькую гостиницу, где Астон заранее снял комнату на ночь. Два человека, сидевшие в дальнем углу бара за столом и пившие эль из больших кружек, бросили на них лишь мимолетный взгляд, когда все трое спешили наверх, в свою комнату.

Как только за ними закрылась дверь, Астон швырнул Тайтеса на стул около камина и сказал:

– Не двигайся. – Он чиркнул спичкой и зажег масляную лампу, стоявшую перед ним на низком комоде.

Тайтес опустил голову и закрыл лицо руками.

– Не могу поверить, что Дункан мертв. Никто не должен был умереть. – Вдруг он поднял голову, его глаза расширились от страха. – Я должен уйти отсюда. Мне нужно пойти и рассказать другим.

– Оставайся на месте. Ты никуда не пойдешь! – отрезал Астон. Затем он повернулся к Гейти. – Где нож?

Гейти вытащила нож из складок юбки и, дрожа, протянула Астону. Она почувствовала обжигающую боль в руке, потому что слишком сильно сжимала рукоять. С трудом вериллсь, что Тайтес носил при себе смертельное оружие, грабил людей, угрожая им. Как он мог? Что заставило его пойти на это?

– Эй, это мое! – сказал Тайтес, вставая со стула.

– Сядь и молчи! – гаркнул Астон, строго указав на него пальцем. – Или я поведу тебя прямо к шерифу, куда тебе и дорога.

Астон схватился за затылок.

– Черт! – Он быстро поморгал, прежде чем засунул нож в сапог.

Гейти засуетилась. Как она могла забыть, что Астон ранен?

– Астон, ради Бога, – сказала она, беря его за руку и заставляя, сделать шаг назад к кровати. – Садись и дай мне осмотреть твою голову. Тот человек сильно ударил тебя пистолетом. Пожалуй, у тебя до сих пор в ушах звенит.

– Все в порядке, – ответил он, но разрешил ей усадить себя на кровать, продолжая хмуро поглядывать на Тайтеса.

Тайтес откинул голову назад, убрал со лба длинные каштановые волосы и в знак неповиновения скрестил руки на груди, явно выражая обиду.

– Ты не будешь возражать, если я взгляну? – Она налила в тазик воды и намочила носовой платок. Потом осторожно стерла засохшую кровь с его лба. – Выглядит не так уж плохо, – сказала она.

– Болит не здесь. Сзади. Я, должно быть, ударился головой, когда упал.

Она осторожно погрузила пальцы в его волосы и стала искать рану. Его волосы были мягкими на ощупь. Она любовно перебирала их, легко скользя по голове подушечками пальцев, ища рану от ушиба. Ее охватило сильное желание прижать его лицо к груди и не отпускать: ей пришлось бороться с собой, чтобы остаться невозмутимой. Так много нужно было рассказать Астону, за столь многое поблагодарить, что она и не знала, с чего начать. Но сначала надо было решить много других вопросов.

– Что там произошло? – спросил он тихо, чтобы слышала только она.

Гейти на миг прищурила глаза. Вспоминая все случившееся, она вздрогнула. Если бы только она как-то могла предотвратить эти убийства! Астон взял ее за руку. Она проглотила комок в горле и взглянула на него. Тихим голосом она сказала:

– Тот картежник ударил тебя по голове пистолетом и набросился на меня.

Он пристально смотрел ей в глаза.

– Он обидел тебя?

От этого взгляда ей стало лучше.

– Нет, все в порядке.

Кончиками пальцев Астон дотронулся до уголка ее рта.

– У тебя разбита губа.

– Он прижал мне ко рту руку, чтобы я не могла кричать. – Она отвела взгляд. Ей не хотелось говорить Астону, что тот ужасный человек целовал ее и дотрагивался до нее. – Пока я боролась с ним, к нам приблизились Тайтес и тот молодой человек и крикнули, чтобы он отдал им деньги. Он... он все еще держал пистолет в руке. Он повернулся, и они выстрелили друг в друга. – Она глубоко вздохнула и отошла от него. Ей не хотелось, чтобы он продолжал задавать вопросы, не хотелось заново переживать подробности случившегося, видеть ужас на их лицах и кровь на рубашках.

Вытирая руки о платье, она сказала:

– У тебя на затылке шишка величиной с гусиное яйцо, но кожа, кажется, не повреждена. Пожалуй, будет больно несколько дней.

Астон осторожно потрогал большую шишку, выросшую под кожей.

– Из-за нее у меня адская головная боль, – сказал он, слегка ее потирая.

– У меня ничего нет...

– Эй, Эвелина, если это твое настоящее имя... когда ты закончишь с ним, мне бы хотелось услышать некоторые ответы, – прервал ее Тайтес воинственно.

– Этот мальчик – сплошное наказание, – прошептал Астон Гейти.

– Что бы он ни сделал, я не отвернусь от него. Он мой брат.

Лицо Астона оставалось серьезным.

– Он вор, у которого большой нож. Вряд ли ты сможешь помочь ему.

Острая боль пронзила Гейти. С этим она никогда не согласится, никогда!..

– Нет, – прошептала она убежденно. – В этом ты ошибаешься.

Она отвернулась и взглянула на Тайтеса. Под его голубыми глазами, так похожими на ее, залегли темные круги. Жирные волосы висели прядями и были грязно-коричневого оттенка. Он был не намного выше нее. Пыльная, поношенная одежда мешком висела на долговязой фигуре. Глядя на него, она понимала: единственное, что ему нужно, чтобы изменить свою жизнь, была ее любовь. Она могла помочь ему покончить с прошлым и привести в новую, лучшую жизнь.

Гейти подошла к нему.

– Я твоя сестра, Эвелина Тэлбот-Ратледж. Ты помнишь меня?

– Я помню твое имя. Она повернулась к Астону.

– Этот человек – мой муж Астон.

– Да, это имя я раньше тоже слышал. Гейти напряглась. Слышал? Помнил ли Тайтес о том, что когда-то Астон был женат на Теодоре?

– Мама обычно упоминала его имя в молитве, когда мы ходили в церковь, но я не знаю почему. – Он запустил пальцы в волосы, отбрасывая их от лица. Своим выражением он как бы бросал Астону вызов, требуя либо отрицать это утверждение, либо объяснить его.

Астон промолчал.

У Гейти от страха мурашки побежали по коже.

– Что ты помнишь о своей жизни в Джорджии: Что тебе рассказали Франклины?

– Они говорили мне, черт...

– Следи за своей речью, – прервал его Астон. – Если ты не знаешь ничего о том, как попал к Франклинам, так и скажи.

Гейти держала перед собой крепко сжатые руки. Она чувствовала себя скованно и напряженно. Ей не хотелось быть миротворцем между братом и мужем, Астон ясно давал понять, что он не будет сочувствовать Тайтесу. А Тайтес, в свою очередь, не скрывал, что ему не нравится Астон.

Тайтес закатил глаза, потом уставился на Гейти. Он вытер нос ладонью и презрительно фыркнул.

– Я знаю, что меня зовут Тайтес Тэлбот, хотя все думают, что я один из Франклинов. Я знаю, что меня взяли из приюта, когда мне было четыре или пять лет, я также помню, что когда-то у меня была сестра Эвелина. Вот и все, что я знаю.

– Ты помнишь Джоша или Теодору? Или папу? – спросила она, желая, чтобы он вспомнил о них хоть что-нибудь, – тогда они смогут поделиться своими воспоминаниями и сделать их более отчетливыми, чтобы они были с ними всю жизнь.

– Помнится, у меня был папа до Якоба Франклина, – сказал он угрюмо. – Еще я знаю, что в семье были и другие дети.

Гейти почувствовала растущий ком в горле.

– Ты помнишь наше поместье – Сиреневый холм?

– Нет. – Он вытянул ноги и скрестил их перед собой, показывая, насколько мало интересует его этот вопрос. – Послушай, моего друга сегодня убили. Твой муж грубо со мной обошелся. Мне сейчас не хочется разговаривать. Могу я поесть чего-нибудь и идти спать?

В этот момент ей казалось, что Тайтес маленький и нуждается в ее сочувствии. Понимал ли он в полной мере, что он делал на улицах Мобила?

– Думаю, кухня внизу уже закрыта. У меня есть печенье, которое положила Мими. Это поможет тебе продержаться до утра.

Гейти порылась в сумке, нашла завернутое в белую салфетку печенье и протянула Тайтесу. Он взял его, не сказав спасибо, и жадно затолкал в рот целую горсть. Она смотрела на него и чувствовала, как любовь теплой волной окутывала ее. Он занимался плохим делом, но она была уверена, что ее любовь изменит его.

Тайтес оторвал взгляд от салфетки и посмотрел на нее.

– Если ты Эвелина, почему он называет тебя Гейти?

– Меня тоже усыновили. Мои новые родители дали мне новое имя. Теперь меня зовут Гейти.

Не отвечая, Тайтес продолжал есть печенье.

– Гейти.

Голос Астона вернул ее к действительности, и она обернулась.

– Нам надо поговорить и кое-что решить, – сказал он.

Астон взял ее за руку и провел в дальний угол комнаты.

– Думаю, ему нужно рассказать все, но не раньше, чем мы привезем его домой.

– Согласна, – сказала она, благодарная Астону за то, что он все еще держал ее руку. Его прикосновение было утешением, а она отчаянно нуждалась в нем сейчас.

– Боюсь, у нас могут быть большие трудности. Как ты думаешь, видел ли нас кто-нибудь там, где те двое застрелили друг друга?

– Я... я так не думаю. Я никого не видела. Никто не спешил нам на помощь.

– Хорошо. Если нас нельзя связать с тем, что там произошло, шерифу не придет в голову привлекать нас. Но чтобы обезопасить себя, нужно кое-что сделать.

– Что? Я сделаю все, что ты скажешь.

– Мне бы хотелось привести Тайтеса к шерифу, и пусть он напугает его до смерти.

– Астон! – воскликнула она, задыхаясь.

– Но я не пойду. Шериф не отпустит его, сделав лишь предупреждение. Единственная наша надежда на то, что он был настолько потрясен, когда на его глазах застрелили товарища, что теперь дважды подумает, прежде чем снова попытается заработать на жизнь воровством.

– Ах, Астон, я знаю, если мы привезем его домой, подальше от пагубного влияния, он изменится. Я знаю, ему понравится Сиреневый холм, как только он увидит его.

– Надеюсь, ты права, Гейти, потому что никому из нас не понравится обратное.

Нет... Гейти не позволяла себе думать об этом. Этого не произойдет, она проследит. Тайтес обещает превратиться в славного молодого человека.

– Как только он отправится спать, я пойду закажу экипаж, и мы поедем за Мими и Джози с первыми лучами солнца. Мы доберемся до соседнего города и оттуда поедем почтовой каретой.

– Мне нравится твой план.

– До отъезда мне хочется сходить еще в одно место.

– К Франклинам? – мягко спросила она. Астон вздохнул.

– Думаю, они имеют право знать, что мы нашли его и увозим с собой.

Она кивнула, вспоминая хрупкую женщину и ее ухоженный дом.

Гейти с интересом взглянула на него.

– Как ты думаешь, может ли шериф когда-нибудь приехать в Джорджию в поисках Тайтеса?

– Сомневаюсь. Непохоже, чтобы его так уж волновала эта проблема.

– Надеюсь, ты прав.

– Шериф получил то, что он хотел, – пример. Тот факт, что молодой человек был убит сегодня, может, заставит других подумать дважды, прежде чем решиться на воровство. Может, это заставит Тайтеса понять, как ему повезло. На месте убитого запросто мог быть он.

Гейти сжалась от страха, поняв правдивость его слов. Они трое были сегодня на волосок от смерти. И еще она поняла – она любит Астона. Она больше не могла отрицать это чувство. Она хочет прожить всю свою жизнь с ним. Она хочет жить с ним в Южных дубах, иметь детей. Но как ей сказать ему все это?

Астон обнял Гейта за талию, и они подошли к Тайтесу. Он взглянул на них голубыми глазами бунтаря.

– В чем дело? – спросил он, отрываясь от своего печенья. – Вам не нравится, как я ем?

– Значит, так, Тайтес, – сказал Астон, – у тебя есть выбор: или ты возвращаешься с сестрой в Джорджию и учишься жить как порядочный человек, или я веду тебя к шерифу, и ты пойдешь в тюрьму. – В голосе Астона было ледяное спокойствие. – Что ты выбираешь?

– В тюрьму? Это ты называешь выбором? Единственное место, куда я хочу пойти, – это вернуться к моим друзьям, – проворчал он противным голосом.

– Это не выбор.

– Мне нужно рассказать им о Дункане. Астон оставался непреклонным.

– Твоему другу уже никто не поможет. Очень скоро другие все узнают.

– Тайтес, – сказала Гейти, выступая вперед. – У тебя есть поместье, твоя собственная земля ждет тебя в Джорджии. Не бросайся этим, – произнесла она умоляюще.

Впервые за весь вечер Тайтес оживился и внимательно посмотрел на Гейти, но потом, как будто осознавая, что выглядит заинтересованным тем, что она говорила, он еще сильнее ссутулился на стуле:

– Ну хорошо. Я поеду, но остаться не обещаю.

Глава 17

Закрыв дверь в комнату Тайтеса Гейти стояла в тускло освещенном коридоре верхнего этажа особняка Южные дубы, собираясь с духом перед тем, как спуститься вниз и поговорить с Астоном. Она прислонилась к стене и смотрела, как трепещет пламя в лампе над ступеньками. Зеркало на противоположной стене отражало свет в длинном коридоре.

Возвращение в Южные дубы было очень похожим на поездку в Мобил. Мими и Гейти шили, Джози и Тайтес спали, а Астон читал газеты и разговаривал с другими пассажирами. Гейти очень чувствительно воспринимала каждый взгляд и каждое слово, которыми обменивались Астон и Тайтес. Ее брат дал понять, что ему не нравится, как Астон учит его, что делать. В течение недельной поездки ей не раз приходилось вступаться то за одного, то за другого.

Долгая дорога дала ей время подумать и проанализировать отношения с Астоном, ее чувства к нему и его связь с ее прошлым. Поиски Тайтеса и общение с ним юным и незрелым, помогли ей понять кое-что из того, что отец пытался объяснить ей много лет назад. Астон был молод, когда женился на Теодоре, и, возможно, он кое в чем ошибался, но она бы никогда не приняла это в качестве извинения его вины, хоть и верила что он не лгал, когда говорил, что ребенок Теодоры был не от него. Что она не понимала до сих пор, так это то, что он тоже был жертвой. Пришло время сказать ему, что теперь она любит его и верит ему.

Глядя на него, она каждый раз чувствовала стеснение в груди. Теперь она хотела выяснить отношения и начать все снова, чтобы ничто не стояло между ними. Она хотела быть его женой и возлюбленной, но не была уверена, что и Астон все еще хочет того же. По дороге домой он держался почтительно и холодно.

Был ранний вечер, когда они наконец прибыли в Южные дубы. Все были разгоряченные, усталые и раздраженные, В тот день они поели только один раз, утром, поэтому Мими и Гейти помогли Альме собрать обед на скорую руку, состоящий из сыра, хлеба, консервированных слив и обжигающего чая.

Гейти не могла не заметить, что Астон съел совсем немного, прежде чем вышел из-за стола, взяв чашку, и пошел в кабинет просмотреть почту и свои бумаги. Она разрешила Мими повидаться с Хэнком, после того как Мими пообещала, что не задержится слишком долго.

Тайтес ворчал, недовольный скудостью обеда, и, стараясь задобрить его, Гейти пообещала ему назавтра настоящий пир. После того как он с последним куском хлеба разделался с консервированными фруктами, она предложила ему осмотреть дом. Его склонности не особенно изменились во время поездки или по приезде домой. Единственное, что ему хотелось увидеть, была постель, поэтому в то время, когда Альма пошла за одной из запасных ночных рубашек Астона, Гейти повела его в спальню для гостей и сняла покрывало. Она была уверена, что, окруженный любовью и добротой, Тайтес изменит свое отношение к ней и полюбит ее так, как она любила его. Она должна верить в это. Она решила, что завтра будет в самый раз поговорить с Тайтесом об их семье. Сегодня она должна поговорить с Астоном, Не было необходимости откладывать этот разговор дольше.

Глубоко вздохнув, она приподняла юбки и пошла вниз по лестнице. Она должна каким-то образом сказать Астону, что передумала. Ей больше не хотелось жить в Сиреневом холме. Она хотела жить в Южных дубах вместе с ним. Но более всего ей нужно сказать ему, что она любит его и хочет быть его женой, иметь от него детей. Когда она выходила замуж за Астона, ее сердце было настолько полно обмана и мести, что она отвергала свое первоначальное влечение к нему и то теплое чувство, которое ощущала до того, как узнала, кто он на самом деле. Теперь ее сердце было открыто навстречу ему. Она была полна любви и благодарности и хотела, чтобы он знал об этом.

В мягких кожаных туфлях она неслышно ступала по длинному широкому коридору первого этажа к кабинету Астона в задней части дома. Она знала, что он занят, что у него много работы, чтобы наверстать упущенное, но это тоже было важно. Даже если он больше не хотел жить вместе с ней, она должна дать ему знать, что она чувствует.

Она появилась в дверях; он оторвался от бумаг и взглянул на нее. В течение нескольких секунд красивые зеленые глаза смотрели на нее, потом он поднялся и сказал:

– Заходи, Гейти.

Она нервничала. Сердце стучало, как кузнечный молот.

– Прости, что отрываю тебя от дел, – сказала она, входя в комнату и останавливаясь перед его письменным столом, мысленно благодаря свой голос за то, что он не выдавал ее нервозности.

Астон растер шею и плечо.

– Не отрываешь. Я как раз решил отложить оставшиеся письма на завтра. Я слишком устал, чтобы заниматься всем этим сегодня. – Он провел широким жестом над стопами бумаг на дубовой столешнице.

Она обратила внимание, что он действительно выглядел усталым. Он снял пиджак, жилет и шейный платок, но белая рубашка еще была застегнута на все пуговицы. Брюки были сильно помяты, а волосы живописно взъерошены и слегка завивались вверх там, где кончики спадали на воротник. Но ей казалось, что еще никогда он не выглядел столь привлекательным, как в этот момент. Ее сердце переполнилось любовью к нему. Оно пело от радости, что не надо скрывать это от самой себя.

– Пожалуй, это хорошая мысль, – ответила она мягко. Она сделала паузу, затем добавила: – Не хочу тебя надолго задерживать. Ты не против поговорить несколько минут, прежде чем пойдешь наверх?

Он улыбнулся:

– Нисколько. Пойдем сядем.

Гейти вся трепетала и сомневалась, сможет ли она сидеть спокойно. Астон вышел из-за стола и сел вместе с ней на канапе в виндзорском стиле, стоявшем возле дальней стены. Усаживаясь поудобнее, Астон откинулся на спинку и вытянул ноги перед собой. В противоположность его расслабленной позе Гёйти напряженно сидела на краешке дивана, держа спину прямо, подняв плечи и вздернув подбородок. Юбка ее платья цвета персика колоколом закрывала ее ноги. Она спрятала руки в складках платья и сплела пальцы вместе, надеясь, что они не выдадут волнения, которое она испытывала перед разговором. Более чем когда-либо она была убеждена, что ей самой судьбой было предназначено выйти замуж за Астона.

– Тайтес доставил тебе хлопот с приготовлением ко сну?

Она откашлялась:

– Вовсе нет. Он совершенно изнурен. Не думаю, что ему доводилось нормально питаться и спать с тех пор, как он покинул Франклинов. Я сказала ему, что завтра у нас будет долгий разговор. Полагаю, как только он узнает все о прошлом нашей семьи, он поймет, насколько был не прав, связавшись с теми головорезами, и остепенится.

– Надеюсь, ты права.

– Знаю, что права, – убежденно сказала она, подавшись к нему. j– Он научится серьезнее относиться к жизни и отвечать за себя и свои поступки. Он пожалеет, что когда-то был связан с ворами.

Астон приблизился к ней и приподнял пальцами ее подбородок.

– А что ты скажешь насчет твоей жизни? Что ты собираешься делать, Гейти?

Просил ли он ее рассказать о том, что было у нее на сердце? Его глаза с любовью глядели на нее. Она смотрела в его глаза и знала, что хочет сказать ему о своей любви. Прошлое осталось позади. Пора начать с ним новую жизнь. Но, боясь получить отказ, она смирила свое первое побуждение и сказала:

– Это во многом зависит от тебя.

– От меня? Не думаю.

Его голос был хриплым. Он пристально и серьезно смотрел на нее – она чувствовала, что ее сердце бьется через раз, дыхание прерывалось. Может, он больше не хотел, чтобы она была его женой. Может, она ждала слишком долго?.. От страха у нее сковало спину, и она перевела взгляд с его пронзительных глаз на свои сжатые руки.

Астон продолжил:

– Я сделал свой выбор, когда решил жениться на тебе, Гейти. Я не передумал.

Ее ресницы взметнулись вверх. Их взгляды встретились. Она должна сказать правду.

– Я изменилась. Я вышла за тебя замуж только потому, что хотела расстроить твою жизнь, сделать тебе больно. Я... я хотела заставить тебя заплатить за все то ужасное, что случилось с моей семьей.

– Ты преуспела во всем этом, Гейти. Ты грандиозная женщина.

«Сможешь ли ты когда-нибудь полюбить меня?» – взывало к нему ее сердце, но, вместо того чтобы спросить, она подалась к нему, взяла его руку и сжала обеими руками. Прикосновение придало ей сил и смелости.

– Астон, должна сказать, что я очень благодарна за то, что ты помог мне найти брата. Если я могу чем-то отплатить тебе, я сделаю это.

Выражение его лица быстро изменилось: теперь на нем было раздражение.

– Мне не нужна твоя благодарность. – Он отнял свою руку и отодвинулся от нее. – И потом, ты мне уже заплатила, помнишь? Ты подарила мне брачную ночь в обмен на Тайтеса. – Он произносил слова сквозь зубы, как будто сдерживая гнев.

Она слишком поздно осознала, что он ее не понял. Она все неправильно объяснила. Но у нее не было опыта объяснения мужчине в любви.

– Позволь мне объяснить по-другому. Астон, теперь, когда мы нашли Тайтеса, я должна знать, что ты говорил мне правду о том, что произошло между тобой и Теодорой, что ты рассказал мне обо всем, и к этому больше нечего добавить. Мне необходимо знать, тогда наконец-то я смогу покончить с прошлым и наслаждаться завтрашним днем.

Какой-то миг он смотрел на нее, как будто решая, что сказать. С беспокойным выражением лица он взял ее за плечи, приблизил к себе и произнес проникновенно:

– Все, что я рассказал тебе, правда. Больше мне добавить нечего. Можешь забыть прошлое и смотреть в будущее.

Она почувствовала облегчение, но, все еще боясь услышать отказ и представляя свою жизнь без Астона, затаив дыхание, спросила:

– А в этом будущем ты будешь со мной?

– Это тебе решать, Гейти. Ты хочешь, чтобы я там был?

– Да, Астон. Я хочу жить здесь, в Южных дубах, с тобой, моим мужем. Я хочу, чтобы у нас были дети. Прости, что сомневалась в тебе по поводу ребенка Теодоры. Прости, что осуждала тебя все эти годы.

Астон порывисто прижал ее к груди, крепко поцеловал, опять посмотрел ей в глаза.

– Слава Богу! Я так боялся, что ты хочешь мне сказать, что мы оба до конца выполнили наше соглашение и что ты утром уезжаешь.

Она поцеловала его в ямочку на шее.

– Нет. Я уже давно не хотела этого. Я сопротивлялась, как могла, но все равно влюбилась в тебя.

Он слегка усмехнулся и прижал ее к себе.

– Я тоже люблю тебя, моя прекрасная жена. Как и ты, я не хотел тебя любить. Гордость не позволяла мне любить ни одну женщину после того, что мне причинила Теодора. Напрасно. Твоя сила, верность и забота одержали надо мной верх. Меня сразили твое обаяние и проницательность. Я не только люблю тебя, Гейти, я восхищаюсь тобой, вспоминая, как ты боролась за то, что считала правильным.

Она не привыкла слышать от него похвалу; ее сердце наполнилось гордостью. Она дрожала от счастья.

– Астон, я так люблю тебя! Я сделаю все, что в моих силах, чтобы ты был счастлив.

– Ты уже сделала меня счастливым, придя сюда сегодня и сказав, что ты веришь мне и любишь меня.

Они улыбнулись друг другу и поцеловались.

– Я не думаю, что Тайтес готов к тому, чтобы жить в Сиреневом холме вместе с папой. Ты не против, если он останется здесь, с нами?

– Он желанный гость в Южных дубах.

Сердце Гейти было до краев наполнено любовью к мужу. Даже зная о том, что ее брат был вором, он был согласен разрешить ему остаться в его доме.

Она взглянула в его красивое лицо и прошептала:

– Спасибо за то, что даешь Тайтесу еще один шанс. Спасибо, что даешь еще один шанс мне.

– Разве я могу отказать тебе? Ты околдовала меня в тот день у пруда. Уже в тот день я хотел сжимать тебя в объятиях, как хочу до сих пор. – Он страстно ее поцеловал. – Пойдем... – пробормотал он.

Гейти кивнула.

Несколько минут спустя в тусклом свете масляной лампы Астон медленно раздел ее, потом разделся сам. Они лежали на постели, сплетись руками и ногами, лицом к лицу. Гейти боялась, что уйдет, пропадет это прекрасное чувство – слышать, что Астон любит ее.

Ее пальцы пробежали по его волосам, нежно погладили виски.

– Это помогает тебе расслабиться? – спросила она тихо, в то время как его рука медленно гладила ее спину и бедро.

– Ммм... – Он закрыл глаза и глубоко дышал. Он сильнее прижал ее к своему обнаженному телу, не давая ей ускользнуть. – Мне помогает расслабиться уже то, что я лежу здесь с тобой. Я был на грани срыва большую часть времени и сейчас еще не нахожу себе места.

– Из-за Тайтеса?

– Нет, из-за того, что я пытался придумать, как удержать тебя. Я был готов на все: и подкупить тебя, и солгать. Я не мог смириться с мыслью, что ты будешь жить в Сиреневом холме.

Гейти на миг застыла.

– Ты не сделал этого, правда?

– Чего? – мягко спросил он, целуя чувствительную кожу за ее ухом.

– Не солгал мне. Все, что ты сказал мне сегодня, – правда, верно? Правда, что ты любишь меня?

Руки Астона скользнули под нее, и он накатился сверху, мягко прижимаясь к ней своим телом.

– Да, моя дорогая, все, что я сказал тебе, правда.

Гейти приподнялась и встретилась с ним губами. Сначала поцелуй был нежным, но постепенно становился более глубоким, пылким, настойчивым, страсть усиливалась. Они изголодались друг по другу. Она отдавалась его всепоглощающим поцелуям, неровно дыша, стараясь сравняться с ним в пылкости. Все мысли, связанные с недавним разговором, исчезли. Она всецело предалась прекрасным ощущениям, которые дарила любовь мужа. Наконец-то она была свободна от всех запретов, могла любить Астона, и это было замечательно.

Она получала удовольствие, чувствуя его руки на своем теле, взгляд на лице, дыхание около своих губ. Он дотрагивался до ее кожи так же нежно, как будто она была из тончайшего шелка, и она отвечала на его прикосновения.

Она была полна желания, которое стала осознавать лишь недавно, которое – она знала – останется с ней на всю жизнь, желания такого глубокого, что оно заставляло ее дрожать. Она любила своего мужа и хотела доставить ему удовольствие. Нежность волной поднималась в ней. Наконец-то она может принять любовь, которую чувствовала к Астону.

С привычной легкостью он пробежал рукой вниз по ее спине, провел по выпуклостям бедер и стал ласкать бедра внутри и снаружи. Гейти гладила его спину, плечи, торс, чувствуя каждый твердый мускул под своей ладонью.

– Я еще со времени нашей брачной ночи хотела, чтобы мы снова занимались этим, – смущенно прошептала она ему в ухо, когда он целовал ее шею.

– Я рад, что не одному мне этого не хватало. Как часто мне хотелось послать все к черту и просто взять тебя силой. Ты была моей женой. Ты была моей, но я не мог заполучить тебя.

– А теперь можешь. На всю ночь. Он с обожанием заглянул ей в глаза.

– До конца нашей жизни.

– Да, – ответила она. – Я люблю тебя, Астон Ратледж.

– И я люблю тебя.

Когда они оба перестали сдерживаться, Астон покрыл ее горячими поцелуями и пылкими ласками. Они занимались любовью до изнеможения, пока оба не упали без сил от полученного удовольствия. Потом он целовал ее медленно и нежно, как будто время принадлежало им, чтобы наслаждаться друг другом. Так и было.

Позже той же ночью Астон лежал в постели с открытыми глазами, думая, что он был наихудшим из лжецов. Он солгал женщине, которую любил больше всех. И не однажды. Дважды. Масляная лампа выгорела, от ночного воздуха в натопленной комнате стало прохладно; луна отбрасывала затененный свет на изножье постели. Гейти мирно спала, прижавшись щекой к его груди.

Он протянул руку и погладил мягкую кожу на ее плече. Он не обманывал, когда говорил ей, что любит ее. Это в какой-то мере успокаивало его совесть. Если бы он рассказал ей правду о Теодоре, поверила бы ему Гейти? Она всегда защищала свою сестру, свою семью, которые независимо от того, что она думала, были не виновны в том, что случилось. Он боялся, что, если бы он рассказал ей, что сделала Теодора, это бы не только разрушило ее светлую память о сестре, а убило бы его последнюю надежду создать с Гейти прочные отношения. Он не хотел потерять ее. Теодора для него ничего не значила. Гейти была все для него. Сказать правду значило бы причинить ей боль, может быть, разрушить то, что у них было. Он не позволит Теодоре встать между ними опять.

Его мысли неохотно вернулись к той ночи, когда умерла Теодора. Он всегда старался вычеркнуть то время из памяти. Даже теперь он не хотел вспоминать зашторенную комнату, в которой лежала Теодора, вскрикивая от ушибов, вызванных падением, и боли, которую причинял ей готовившийся родиться ребенок. Он видел ее мокрое от пота тело, метавшееся на кровати; она то молила о помощи, то посылала его к черту. Пытаясь успокоить ее, он надел ей на шею жемчуг, который она хотела, но в конце концов ничто не помогло. Она слабела, чтобы бороться, слабела, чтобы дышать... Он повернул голову и отбросил эти воспоминания.

Кто был в ту ночь с ним в комнате? Врач, отец и Альма. Отец давно умер, врач ушел на пенсию и переехал на маленькую ферму на другом краю Саванны. Вряд ли Гейти когда-нибудь с ним встретится. Но Альма может однажды проболтаться. Первым делом завтра утром, до того как Гейти проснется, он поговорит с Альмой. Гейти никогда не должна узнать о том, что произошло в ту ночь. Он обнял жену и сильнее прижал к себе. Прильнув к нему, она бормотала во сне, уткнувшись носом в его шею. Наконец-то они смогли оставить в прошлом то, что случилось двенадцать лет назад. Ему было жаль, что пришлось обмануть ее, но она никогда не узнает об этом, его ложь защитит ее от боли.


На заднем крыльце Мими ходила взад и вперед, иногда останавливаясь, чтобы огладить рукой юбку своего лучшего платья. Она послала Джози передать Хэнку, что она вернулась и чтобы он пришел повидаться в обычное время.

Стояла прекрасная ночь, на темном небе мерцало множество звезд. Тонкий месяц лишь едва светился в темноте. Она соскучилась по поцелуям Хэнка и по их разговорам. А он никогда не уставал ее слушать.

Взглянув на небо, она вспомнила их последнюю ночь вместе. Хэнк не хотел, чтобы она уезжала, но она не могла отказаться ехать с мисс Гейти. Гейти выбрала ее из пятнадцати молодых девушек, которые искали у нее работу горничной. Тогда она недавно осиротела и отчаянно нуждалась в работе. Мими знала, что она не была самой опытной из тех, кто претендовал на это место, но она очень старалась, и это было заметно. Гейти выбрала ее.

Она пыталась не думать о том, что кто-то мог занять ее место рядом с Хэнком, пока она была в отъезде. Сжав руки на груди, Мими смотрела на небо. Время тянулось, и она молилась, чтобы Хэнк дождался ее возвращения.

Она услышала, что кто-то бежит, уже почти потеряв надежду. Она напрягла зрение, пытаясь разглядеть дорогу, ведущую к конюшне. Наконец она увидела, как он возник из темноты. Мими взвизгнула от восторга, и сердце подпрыгнуло у нее в груди. Она подхватила свои юбки и сбежала по ступенькам, сгорая от желания встретить его.

Хэнк подхватил ее и крепко прижал к груди, сначала покружив в воздухе. Их губы встретились в сладком поцелуе, который для Мими закончился слишком быстро. Она хотела, чтобы он бесконечно долго целовал ее.

Песочные волосы упали ему на лоб – он вскинул голову и заглянул ей в глаза.

– Я так скучал по тебе, – прошептал он. – Я уже думал, ты никогда не вернешься.

Он обнимал ее, и она наслаждалась, чувствуя его руки вокруг себя. Они слегка качались в объятии.

– Я тоже скучала, Хэнк. Я уже и не думала, что мы когда-нибудь вернемся домой.

Он нежно взял ее лицо в ладони.

– Полагаю, мистер Астон и мисс Гейти сделали все свои дела, потому что я не хочу, чтобы ты опять когда-нибудь покинула меня. – Он поцеловал ее коротко, горячо.

– Держи меня крепче, Хэнк, – прошептала она в воротник его рубашки. – Я не хочу уходить.

Он на мгновение крепко обнял ее, затем сказал:

– Мими, я хочу, чтобы ты вышла за меня замуж.

Мими замерла. Она была потрясена:

– Выйти за тебя замуж? Я... я не знаю.

Он ослабил объятия. На лице появилось почти испуганное выражение.

– Ты любишь меня, правда? – спросил он. Она держалась за его плечи и вспоминала первый день их встречи. «Да, она всегда любила его!»

– Даже не спрашивай. Ты знаешь, что люблю. Но ее саму удивляло, почему она колеблется с ответом, когда речь шла о том, что не нужно обдумывать дважды.

– Но почему тогда ты говоришь, что не знаешь? Почему я не могу услышать в ответ «да». Наверное, дело в том, что ты хочешь жить в этом большом доме вместо моей маленькой комнаты при конюшне?

– Нет, Хэнк, нет! – поспешно сказала она, ошеломленная, что он может так думать. – Я совсем не против этого. Дом красивый, но, в сущности, мне в нем неудобно, вечно я боюсь разбить что-нибудь.

– Ты боишься, что я не смогу заботиться о тебе?

– Конечно, нет. Дело не в этом. У меня отложено немного денег на приданое. Мистер Лейн мне всегда хорошо платил.

– Тогда почему бы не сказать «да»? Мими прижалась губами к его теплой шее.

– Мне нужно обдумать это, потому что я должна считаться с мисс Гейта. Я уже давно у нее работаю. Я не знаю, что она на это скажет.

– Поскольку она только что вышла замуж, мне думается, она была бы действительно рада за тебя.

Мими покачала головой.

– Не знаю, что там не так, но их брак не то, чем он должен быть.

– Что ты имеешь в виду?

– Они даже не спят вместе.

– Я догадываюсь, о чем ты пытаешься мне сказать: мисс Гейти все еще нуждается в тебе?

– Да.

Хэнк улыбнулся.

– Я не против, чтобы ты работала на нее. Может быть, ты будешь занята у нее в дневное время, пока я работаю на мистера Астона. Но вся разница в том, что ночью ты придешь ко мне на конюшню и будешь спать со мной.

Это звучало так, будто прекрасный сон становится явью, но все же ей хотелось поговорить с мисс Гейти, прежде чем дать Хэнку ответ.

– Обещаю, что хорошенько подумаю и вскоре дам ответ. – Она улыбнулась ему и сильнее прижалась к нему. – А пока можем мы пойти куда-нибудь и немного поцеловаться? Я так скучала.

Он крепко обнял ее.

– Я знаю подходящее местечко.

Глава 18

– Я хочу поговорить с тобой наедине, Альма, – сказал Астон, входя на следующее утро в столовую. Прошлой ночью он убедился в одном: он любил Гейти сильнее, чем когда-либо считал возможным, и он сделает все, что в его силах, чтобы никогда больше прошлое не могло причинить ей боли.

Альма кивнула темноволосой служанке, помогавшей ей накрыть стол к завтраку.

– Сходи на кухню и узнай, есть ли для меня печенье. Я позову тебя.

После того как служанка вышла за дверь, Альма повернулась к Астону и спросила:

– Налить вам чашку кофе?

– Да, спасибо.

Астон подошел к окну и, отодвинув занавеску, посмотрел на просторный западный газон. Земля зеленела, цветы выделялись пестрыми точками на фоне зелени. Воздух был чист и по-утреннему тих, в безоблачном небе сияло солнце. Странно, но он одновременно чувствовал себя и хорошо, и плохо. При создавшихся обстоятельствах он не мог не солгать Гейти. Теперь же он должен защищать свою ложь и как-то научиться жить с тем, что сделал.

– Возьмите. – Астон взял у Альмы расписанную цветами чашку. – Вы присядете или мы будем стоять здесь, у окна? – спросила она.

– Здесь хорошо, – он сделал маленький глоток горячего кофе и взглянул на нее. – По особой причине мне бы хотелось рассказать тебе кое-что, о чем ты не знаешь.

– Хорошо, сэр. – Ее голос дрожал, и выражение озабоченности омрачило ее лицо; она стояла, держа руки перед собой.

Астон понял, что расстроил ее.

– Успокойся, Альма. Ты ничего плохого не сделала.

– Благодарю вас, сэр.

– Гейти – сестра Теодоры.

Ее глаза засветились удивлением. Она приложила ладонь к груди.

– Нет, сэр. Этого не может быть, – произнесла она почти шепотом.

Стараясь не проявлять эмоций, Астон сказал:

– Да, это правда. Гейти звали Эвелина Тэлбот, когда Лейн Смит взял ее из приюта и удочерил. Паренек, который наверху, их брат, Тайтес. Мы с Гейти ездили не в свадебное путешествие, как считали все. Мы ездили в Мобил искать Тайтеса.

– Я... я не знаю, что и сказать, сэр. Мисс Гейти совсем не похожа на мисс Теодору. – Она недоверчиво покачала головой. – Как вы узнали обо всем этом? Когда?

– Нет нужды вдаваться в подробности, которые теперь не имеют значения. – Он вздохнул, покоряясь неизбежному. – Я рассказываю тебе об этом в основном потому, что ты была со мной в комнате в ту ночь, когда умерла Теодора.

Домоправительница вздрогнула и отвернулась от него.

– Я до сих пор несу этот крест за то, что не смогла облегчить страдания бедной девушки.

Понимая, что она чувствует, Астон сделал еще глоток кофе, ненавидя воспоминания о тех мучительных часах, ненавидя Теодору, но никак не желая ей страданий и смерти. У него ушли годы на то, чтобы преодолеть смешанные чувства к Теодоре. Сколько раз ему хотелось, чтобы многое было по-другому.

– Для меня важно, чтобы Гейти никогда не узнала правду о той ночи.

Она обратила взгляд на него.

– Правду? Не понимаю. Что об этом еще можно рассказать, кроме правды?

– Я не сказал ей, что Теодора страдала. Что до самого конца она думала, что будет жить. Я не рассказал ей правду о лестнице. Думаю, будет лучше, если она никогда об этом не узнает.

– Понимаю. Хорошо, что вы сказали мне об этом. Мисс Гейти уже пару раз спрашивала меня о вашей первой жене. Мне и в голову не пришло, что она спрашивает потому, что Теодора была ее сестрой.

Астон почувствовал тяжесть в груди. Он крепче сжал ручку чашки.

– Что ты ей сказала?

– Немного. Благодарение Господу, она не спрашивала именно о той ночи, поэтому я и не упомянула о ней. Но вам не стоит беспокоиться, мистер Астон. Я не промолвлю ни слова об этом. Вам и не надо было ничего говорить. Вы и ваш отец дали ясно понять, что о том, что случилось той ночью, не надо распространяться, и об этом никогда не упоминалось.

Астон немного расслабился, благодарный Альме за то, что она была лояльной. Неожиданно ему показалось, что он краем глаза заметил тень, скользнувшую мимо дверного проема. Он посмотрел по сторонам. Никого не было. Его охватило тревожное чувство. Он подошел к двери, ведущей в столовую, но никого не увидел.

– Ты заметила, как мимо прошла одна из горничных?

– Нет, сэр.

Он слегка улыбнулся ей.

– Хорошо. И спасибо тебе, Альма, Я знал, что могу рассчитывать на тебя.

Гейти была разочарована, проснувшись и увидев, что Астон уже встал. Еще несколько минут она спокойно лежала и вспоминала их прекрасную ночь любви, потом встала и оделась. Она даже не знала, когда чувствовала себя лучше, чем сейчас, – никогда она не была так счастлива. У Гейти Ратледж было все, что она только могла пожелать в жизни: Астон, брат и отец, живущий совсем рядом. После стольких лет поисков счастья она наконец поняла, что нужно забыть о былом и оставить все позади, в прошлом, которому оно принадлежало. С помощью Астона и всего, что он сделал для нее и Тайтеса, она сможет справиться с этим.

Внизу она встретила Альму, которая передала ей, что Астон уехал в контору на лесопилке, но надеялся вернуться не слишком поздно. В комнате для завтрака, куда проникали полоски солнечного света, она увидела сидящего за столом Тайтеса, который заканчивал свой завтрак. Она никогда не сможет в полной мере отблагодарить Астона за то, что он вернул ей брата.

– Доброе утро, – сказала она приветливо, входя в комнату с легким сердцем и широкой улыбкой. – Надеюсь, что сегодня ты чувствуешь себя отдохнувшим.

– Нормально, – ответил он; метнув в нее взгляд и отправляя в рот кусок яичницы.

Гейти взяла себе персикового пирога, налила чаю и села за стол с Тайтесом.

– Ты видел Астона утром? Он заколебался.

– А-а, нет. Он уже ушел, когда я спустился вниз. А что? – Он не поднимал глаз от тарелки.

– Так просто.

Гейти смотрела на своего брата в теплом солнечном свете утра. Ему нужно купить новую одежду, постричься и поправиться. Еще ему нужна любовь, а она копила ее в течение многих лет. У нее было многое, что она могла дать ему.

– Сегодня мы можем подобрать тебе новую одежду. Согласен?

Уголок его рта презрительно пополз вверх.

– У меня было полно одежды, может быть, ты и Гадстон позволите мне вернуться и забрать ее.

Гейти вспыхнула от гнева. Даже если бы ей захотелось, она не могла бы не обратить внимания на то, как он исковеркал имя Астона. Она уже решила пропустить это мимо ушей, но, подумав еще раз, поняла, что не стоит. Если Тайтес сочтет, что ему позволено так неуважительно относиться к ее мужу и ему это сходит с рук, он будет продолжать в том же духе. Сейчас она должна быть твердой и положить конец его пренебрежительному отношению.

– Тайтес, мне не нравится, что ты так коверкаешь имя моего мужа. То, что ты так неуважительно относишься к Астону, который сделал для тебя так много, не делает тебе чести.

– Ничего он для меня не сделал, – моментально возразил Тайтес, отодвигая в сторону пустую тарелку. – Я и в помине не видел тех денег, которые он каждый месяц посылал Франклинам.

– Это не так. Они шли на то, чтобы покупать тебе одежду, посылать в школу и кормить тебя. И на то, чтобы у тебя был этот чудный дом, в котором ты вырос.

Он щелкнул большим и средним пальцами по крошке, лежащей на столе.

– Можешь говорить что хочешь.

Гейти решила, что не стоит перебарщивать с нотациями. Возможно, лучше всего делать это маленькими порциями. Она разрезала персиковый пирог и откусила большой кусок. Начинка имела горьковатый вкус, а тесто было чуть сладким. Потрясающе. Она не позволит Тайтесу командовать ею, но и не будет слишком досаждать ему. Она сохраняла молчание, зная, что ей необходимо собраться с мыслями, пока она завтракает. Тайтес сидел за столом рядом с ней, задумавшись. Ей отчаянно хотелось, чтобы его отношение изменилось и между ними установились настоящие отношения, какие должны быть между братом и сестрой. Но перед тем как это сможет произойти, ей придется все рассказать ему о тех моментах его жизни, которые были потеряны для него.

Когда ее чашка опустела, она повернулась к нему и сказала:

– Может, пойдем прогуляемся? Я хотела бы рассказать тебе кое-что.

– Я же только что поел. Живот полный. Может, попозже. – Он еще глубже уселся на стуле.

Его колкие слова обожгли ее, но на этот раз она решила не обращать на них внимания. Ей легче было смиряться с его неприятным поведением, когда оно касалось ее, а не мужа.

– Тебе станет легче. Давай, может, прогулка поможет растрясти твой живот.

Он посмотрел на нее и спросил:

– А мы не можем просто пойти в эту комнату, где стоит зеленый диван, и поговорить там?

Ему не хотелось гулять, но поговорить он был не прочь. Уже прогресс. Не желая вступать с ним в спор и понимая, что он ищет компромисс, она согласилась.

– Ладно, пошли. – Наверное, оставаться твердой – единственная возможность противостоять его грубости и скверному характеру.

Очутившись в гостиной, Тайтес не сел на зеленый диван, а плюхнулся в украшенное резьбой кресло. Длинные каштановые волосы упали ему на глаза, и он мотнул головой, не потрудившись даже брать их с лица рукой. Гейти улыбнулась и поудобней устроилась на диване.

– Тайтес, ты можешь рассказать мне, почему ты убежал от Франклинов и связался с этой бандой?

– Да. Это было захватывающе!

– За-захватывающе? – запнулась она.

Вероятно, некоторым людям казалось захватывающим разгуливать по улицам с ножом в кармане. Она же считала это просто отвратительным.

– На этой ферме никогда ничего не происходило. Целые мили отделяли нас ото всех. Каждый день я либо работал, либо ходил в школу. Когда папа взял меня в город и дал мне немного свободы, это было здорово. Это мне понравилось, я хотел быть самостоятельным. И став достаточно взрослым, я убежал.

Во взгляде Гейти сквозил упрек.

– Ты считаешь, что это очень хорошо – грабить людей?

– Нет, – ответил он громко и мрачно взглянул на нее. – Хорошо быть себе хозяином. Просто я стал грабить, потому что мне пришлось этим заниматься, когда я попал в шайку. Нам же нужны были деньги, чтобы есть, или я не прав?

Она немного расслабилась; ей было приятно слышать, как он признался в том, что на самом деле не любил воровать. И еще она была рада услышать, что он убежал не потому, что Франклины чем-то обидели его. Оказалось, что просто, как и все молодые люди, он всем сердцем любил путешествовать. Может быть, они вовремя поймали его. Она помолилась про себя, чтобы Господь дал ей силы помочь ему перемениться.

Она глубоко вздохнула и спросила:

– Хочешь поговорить о своей первой семье? Он без остановки качался в кресле.

– Конечно, да. Почему нет?

– Когда мы были в Мобиле, ты сказал мне, что почти ничего не помнишь.

– Да, это так.

– Ты не знаешь о том, что произошло и почему Франклины усыновили тебя, не правда ли?

Тайтес потянулся и зевнул, как будто не мог представить себе более скучной беседы.

– Я знаю то, что рассказывала мне мама, но сомневаюсь, что это правда. – Он взглянул ей прямо в глаза. – Я пришел к выводу, что люди не любят говорить правду.

От его слов и выражения лица Гейти стало не по себе. Уж не думает ли он, что по прошествии всех этих лет она собирается лгать ему?

– Скажи мне, что они тебе рассказали, и я смогу ответить, правда это или нет.

Он улыбнулся, и уголок его рта пополз вверх. Но это была не добрая улыбка, а ухмылка.

– Можно подумать, ты все знаешь. Ты уверена, что тебе сказали правду, сестренка? – съехидничал он.

Он нарочно старался сделать так, чтобы она чувствовала себя не в своей тарелке, но у него ничего не выйдет. Она расправила плечи и попросила:

– Просто расскажи мне, что ты слышал.

– Мне было четыре года, когда мой отец и брат были убиты в перестрелке. Плохо, что они не вышли победителями. Примерно в это же время моя сестра Теодора вышла замуж за состоятельного господина, но вскоре умерла во время родов. – Он перекинул ногу через подлокотник кресла и качал ею. – Тебя сразу же удочерили, а я остался гнить в приюте, пока добрый человек по имени Астон Ратледж не разыскал меня и не попросил Франклинов забрать меня с собой. Им нужен был сын, чтобы помогать в работе, и они согласились взять меня. – Он взглянул ей прямо в глаза, предлагая оспорить его рассказ.

– То, что ты слышал, – правда.

– Насколько это известно тебе, – произнес он, затем торопливо добавил: – Я всегда удивлялся, почему меня не усыновили те же люди, которые удочерили тебя.

Гейти не видела ничего странного в том, что он чувствовал, что его отвергли, и был унижен.

– В этом целиком виновата женщина из приюта. Она не сказала Лейну и Мэри Смит о том, что у меня там есть брат. К тому времени, когда я была в состоянии объяснить папе, что у меня в приюте остался брат, здание сгорело, ни одна из записей не сохранилась, а разыскать миссис Коннорс оказалось невозможным. Мы искали тебя три года, – закончила она тихо.

Он сидел, не двигаясь, не произнося ни слова. На мгновение ей показалось, что глаза его затуманились.

– Да, ну а мне было хорошо и без вас. – Он снова начал качать ногой.

Но это было не так. Он даже стал воровать, и это было отнюдь не хорошо. Это было очень плохо, но она не собиралась делать ему за это выговор прямо сейчас. Для этого будет время потом.

Она набралась смелости и спросила:

– Ты знаешь, кто стал мужем Теодоры? Предупреждающая улыбка, от которой ее уже бросало в холод, снова появилась на его губах. Но он не запугает ее.

– Дай я угадаю. Астон Ратледж! – Он щелкнул пальцами в воздухе.

– Ты прав, – согласилась она, пытаясь понять, где он добыл эти сведения. – А тебе известно, почему они поженились?

– Нет. Расскажи, что ты слышала.

В голосе его звучало коварство, и это обеспокоило Гейти. Это будет нелегко. Дерзкое поведение Тайтеса усложняло задачу для Гейти. Лучше рассказать ему сейчас и во всем разобраться, чтобы он смог понять, как ему поступать со своим прошлым. И чем проще, тем лучше.

– Теодоре еще не было пятнадцати, когда она забеременела. Она сказал папе и Джошу, что отец ребенка – Астон. Он не был им, но под дулом ружья они заставили его жениться на ней. Люди отца Астона ворвались в церковь, а когда утихли выстрелы, папа и Джош были уже мертвы. Шериф отправил нас в приют, а Астон взял Теодору с собой сюда, в Южные дубы.

– Отчего же он не позволил нам приехать сюда и жить здесь с нашей сестрой? Почему нам пришлось остаться в приюте?

– Мне кажется, он до такой степени не чувствовал ответственности за нас с тобой. Он был совсем юным, не больше чем на год старше, чем ты сейчас. Он тоже совершал ошибки, – проговорила она мягко.

– Да, в этом ты права. – Тайтес почесал в затылке и спросил: – А что тебе рассказывали о том, что случилось с Теодорой поле того, как она поселилась здесь.

Гейти откашлялась.

– За несколько недель до того, как должен был родиться ребенок, она упала с лестницы, убив себя и ребенка. Какое-то время она еще была жива, но у нее и ребенка не хватило сил, чтобы выкарабкаться.

Он сбросил ногу с подлокотника и со стуком опустил ее на пол. Затем сел, согнувшись, на самый край кресла.

– Я полагаю, все это рассказал тебе Гадапон? Она расправила плечи и подняла подбородок, всем своим видом выражая неодобрение.

– Его имя Астон, и ты прав, он рассказал мне о смерти Теодоры.

Тайтес уныло усмехнулся.

– И ты поверила ему? – Он покачал головой, как бы не веря, что она могла быть такой доверчивой. – Как получилось, что ты вышла за него замуж?

Она не была готова рассказывать ему об этом сейчас, а возможно, и потом.

– Я люблю Астона. – Это все, что ему надо знать; она не желает, чтобы Тайтес когда-нибудь усомнился в этом. Гейти наклонилась к брату. – Тайтес, если ты помнишь что-нибудь о папе, Джоше или Теодоре, расскажи мне. Это поможет нам сохранить наши воспоминания, сохранить память о родных. Мы в огромном долгу перед ними.

Тайтес расправил долговязое тело и поднялся. Он посмотрел на нее; волосы упали на лицо, губы были зловеще сжаты.

– Наш долг перед ними в том, чтобы докопаться до истины.

Она поднялась, чтобы встать перед ним.

– Я же только что рассказала...

– Ты рассказала мне дерьмо, которое сочинил для тебя Гадстон, – перебил он ее. – Это неправда!

Гейти задохнулась: ярость охватила ее.

– Как ты смеешь говорить со мной таким отвратительным языком? Ты имеешь право высказывать свое мнение, но я требую, чтобы ты делал это в пристойной манере и никогда больше не коверкал имя моего мужа.

– И что ты тогда сделаешь? – громко спросил он. – Отправишь меня спать, оставив без ужина? Ладно, мне наплевать. Он наврал тебе. Этот сукин сын лжец, и я...

Гейти вскинула руку и дала ему пощечину. Она тут же испугалась, но не показала виду. Тайтес должен знать, что она требует от него уважения. Он, казалось, был в шоке от того, как она оскорбила его. Он часто заморгал и уставился на нее, разинув рот.

– Ты ударила меня? – удивленно и шепотом спросил он.

Она глубоко вздохнула, пытаясь унять сердцебиение. Возможно, он никогда не простит ее за то, что она ударила его, но она не могла просить у него прощения.

– Я не позволю тебе так говорить об Астоне. Тайтес потер щеку, которая начала краснеть.

– Может быть, я и заслужил это за мой язык, но я не лгу. Спроси у него. Я слышал, как он разговаривал с этой седой женщиной сегодня утром. Не знаю, в чем было дело, но он солгал тебе о том, что произошло с Теодорой в ту ночь, когда она умерла.

Гейти почувствовала озноб. У нее засосало под ложечкой.

– О чем ты говоришь? Я знаю, что вы с Астоном недолюбливаете друг Друга, но...

– Но я не лгу насчет этого. Я слышал, как он просил эту женщину никогда не раскрывать тебе, что на самом деле случилось с Теодорой. Она рассказала, что ты уже расспрашивала ее об этом, но она ничего не сказала.

Гейти обняла себя руками. Боль захлестнула ее. Это не могло быть правдой. Ведь не далее как прошлой ночью Астон поклялся, что рассказал ей правду о прошлом, о Теодоре. И она поверила ему.

Дрожа от страха, от малейшей возможности, что Тайтес может быть прав, она настаивала:

– Должно быть, ты ошибаешься. Я люблю Астона, и он меня любит, – прошептала она.

– Он лгал! – Голос Тайтеса сделался оглушительным. – А как еще, по-твоему, я мог узнать, что ты расспрашивала эту женщину о Теодоре если бы я не услышал об этом сегодня утром? Хочешь, можешь любить его – мне плевать. Но как только он вернется, я намереваюсь выяснить, что на самом деле произошло с моей сестрой.

– Тайтес прав. Я солгал.

Гейти задохнулась; затем медленно повернулась, с открытым ртом, с широко распахнутыми глазами, и увидела своего мужа, стоящего в дверях гостиной. Она не в силах была двинуться с места. Она знала, что у нее есть много причин, чтобы любить его. Как же он мог солгать ей? Даже после того, как он признал это, она не желала верить. Да и как могла она поверить в то, что человек, которого она любит всем сердцем, мог солгать ей?

Он должен был знать, что ничего не выйдет. У Астона, когда он входил в комнату, было такое чувство, будто его ударили кулаком под дых. Когда он лгал Гейти, у него было предчувствие, что в один прекрасный день она узнает истину. Неужели он ошибался, когда оберегал ее от правды? Он должен рассказать ей о том, что произошло на самом деле, ибо, пока между ними лежит ложь, их брак не будет совершенным. Возможно, пришло время ей узнать всю правду и решить, как поступить с ней.

– Видишь, я же говорил тебе, – гордо заявил Тайтес, отбрасывая волосы назад.

– Нет, Астон, я не могу поверить, что ты лгал мне. Ты же обещал.

Он подошел к ней совсем близко и взял ее руки в свои. Они были холодные и дрожали.

– Гейти, это правда. Я просто хотел избавить тебя...

– Избавить меня! – Она отшатнулась от него. – После того как целых двенадцать лет я пыталась найти правду, хотела все узнать, как ты можешь заявлять мне, что желал избавить меня? Это не ты должен был решать. Я заслужила того, чтобы знать правду.

– Мы заслужили того, чтобы знать правду, – поправил ее Тайтес и встал рядом с Гейти, словно защищая ее. – Для начала можешь рассказать нам, почему ты солгал о том, что Теодора ждала от тебя ребенка.

Терпение Астона лопнуло. К черту их чувства! Сегодняшний день будет последним, когда его обвиняют в том, что эта девчонка забеременела от него!

– Я никогда не дотрагивался до твоей сестры! – произнес он яростно, надвигаясь на Тайтеса, – И никогда не лгал об этом.

– Ага, и птицы никогда не летают, – усмехнулся Тайтес.

Астону захотелось ударить этого остроумного молокососа.

– Веришь ты мне или нет – твое дело. – Он быстро повернулся к Гейта. – Я никогда не лгал об этом, Гейти. Я ни разу не дотрагивался до Теодоры – ни до свадьбы, ни после.

Она казалась убитой, опечаленной, и его сердце готово было разорваться, когда он глядел на нее. Ему так хотелось сжать ее в объятиях и утешить. Мог ли он ожидать, что она поверит ему во всем, ведь он только что признал, что наполовину солгал ей. Ему захотелось сказать ей, что он совсем не жалеет о том, что скрыл от нее правду, потому что знал, как эта правда огорчит ее. Как жаль, что сейчас ему придется обо всем рассказать.

– Единственное, о чем я солгал, – это о ее смерти.

– Да, верно. Этому мы, надеюсь, поверим. Тайтес довел Астона до белого каления.

– Ты лучше не вмешивайся! – Он обернулся к Гейти. – Давай обсудим это наедине.

– Черта с два!

– Тайтес, пожалуйста, следи за своей речью. – Гейти сделала ему замечание до того, как это успел сделать Астон. – Тайтес останется. Его это касается не меньше, чем меня.

Слова давались ей с трудом и были лишены каких-либо эмоций. Ей не хотелось встречаться с ним взглядом. Она не желала, чтобы он заметил, как глубоко она задета.

– Только на этот раз изволь сказать мне правду, Астон. Не заставляй меня проходить через весь этот ад еще раз. Не надо больше лжи, – прошептала она искренне.

– Да, и скажи нам на милость, почему ты не разрешил Теодоре взять нас сюда, чтобы мы жили в этом роскошном доме.

Он избегал смотреть на мальчишку. Он боялся, что если посмотрит на него, то не сможет удержаться и ударит. Он не сводил взгляда с Гейти, хотя она и не смотрела ему в глаза.

– Теодора не желала, чтобы вы жили здесь.

– Я не лгу. Дважды миссис Коннорс приезжала к Теодоре и просила ее забрать вас. Мне даже удалось получить согласие отца, но Теодора сказала «нет». Теодора была душевнобольной. Иначе и быть не могло. У нее не было и капли теплых чувств ни к тебе, ни к Тайтесу.

– Это неправда, Астон. Я прожила с ней восемь лет. Мы смеялись. Играли вместе. Почему ты так говоришь? Зачем пытаешься сделать нам больно? – спросила она, хотя внутренний голос напомнил ей о том, что она часто задавалась вопросом, отчего Теодора ни разу не приехала в приют навестить их.

Тайтес в ярости метался по комнате. Гейти с трудом могла пошевелиться. Она беспомощно моргала, кулаки и челюсти были плотно сжаты.

– Не слушай его, Эвелина! Он уже один раз одурачил тебя. Наверное, Теодора умоляла его, чтобы он разрешил ей взять нас к себе. Она хотела, чтобы мы были с ней с того момента, когда не стало папы и Джоша. Поверить ему? Нет, спасибо! Он наверняка виноват в ее смерти; это он и пытается скрыть! – выпалил Тайтес с горячностью.

Все старые чувства, которые Гейти оставила позади, снова всплыли на поверхность. Она всегда знала, что в смерти Теодоры было что-то еще, о чем ей не рассказывали, но она так была восхищена Астоном и так любила его, что позволила увести себя от того, что считала правдой. Она стала наступать на него.

– Не далее как прошлой ночью ты сказал мне... – Она запнулась, от глубины чувств голос ее сорвался. Она с трудом глотнула, вспоминая его слова; «Ради того, чтобы ты осталась со мной, я пошел бы и на подкуп, и на ложь». – Не надо больше лжи, Астон. Скажи мне правду.

Горло его сдавило, он попытался еще раз заслонить ее от боли.

– Ты не хочешь ее знать.

Гейти была на грани отчаяния, ей хотелось броситься на него и силой заставить все ей рассказать. Как он может думать, что она не хочет знать правду?

– Сейчас же, – только и смогла вымолвить она.

Лицо ее было отрешенным. Он тяжело вздохнул.

– Теодора нарочно упала с лестницы. Она хотела, чтобы ребенок родился мертвым. Она не желала, чтобы он жил. Когда она кричала от боли, она призналась, что упала не случайно. Она пыталась убить ребенка, но не себя.

Если раньше Гейти была в шоке, в ярости, то теперь казалась опустошенной. Горе переполняло ее. Как могла Теодора быть такой эгоистичной? Пускай она не желала, чтобы брат и сестра занимали место в ее жизни, но как могла она не хотеть свое дитя? Медленно она покачала головой.

– Нет, – прошептала она, не дыша.

– Лжец! – прошипел Тайтес, почти подпрыгнув на месте. – Мерзкий лжец!

Астон указал на Тайтеса пальцем. Глаза его сузились, но голос остался тихим.

– Не смей называть меня больше лжецом. Я устал это слышать. – Взгляд Астона переметнулся от Тайтеса к Гейти. – Ты хотела услышать правду. Я же предупреждал, что она тебе не понравится.

Гейти была не в силах вымолвить ни слова. Она закрыла глаза и сделала вдох: он причинил ей боль. Печаль переполнила ее. Она потеряла Астона. Она раскрыла перед ним душу, мечтала о будущем вдвоем с ним. Она любила его. Как мог он так поступить с ней?

– Ты ублюдок! Ты сделал ей ребенка, а потом убил их обоих! – снова заорал Тайтес.

– Нет! – Астон повысил голос. Он развернулся и снова указал пальцем в Тайтеса. – Твоя сестра была лживой, эгоистичной шлюхой, которая прикончила саму себя, пытаясь убить свое дитя!

Гейти рванулась, чтобы броситься на Астона с кулаками, но Тайтес опередил ее. Он размахнулся и ударил Астона в челюсть, отчего его голова откинулась назад. Астон сумел удержаться на ногах и нанес Тайтесу тяжелый удар под дых. Он закашлялся и согнулся пополам.

– Прекратите! – воскликнула Гейти, вставая между ними; ее била дрожь от страха, ярости и боли.

– Уйди с дороги! – прохрипел Тайтес, поднимая лицо – он был еще в согнутом положении. – Я убью его!

– Тайтес, прекрати это сумасбродство! – воскликнула Гейти, отталкивая его в сторону, когда он попытался пройти мимо нее. – Иди в конюшню и попроси Хэнка приготовить карету для нас. Мы уезжаем.

– Только я вначале...

Она дрожала так сильно, что еле держалась на ногах. Ей казалось, что с нее живьем сдирают кожу.

– Иди. Сейчас же. Я иду за тобой. Мы едем в Сиреневый холм.

После еще одного уничтожающего взгляда на Астона, Тайтес повернулся, чтобы уйти. Гейти заметила, что Альма, Джози и Мими стоят в дверях. Они расступились, чтобы пропустить Тайтеса. Она прочистила горло, надеясь придать своему голосу больше сил.

– Мими, иди собери маленький чемодан и жди меня на улице. Альма, Джози, вы извините нас? – Она не понимала, как ей удается оставаться такой вежливой.

– С вами все в порядке, мистер Астон? – спросил Джози.

Астон вытер уголок рта тыльной стороной ладони.

– В порядке. Делайте то, что велит Гейти. Слуги удалились, и после трех глубоких вдохов, которые совершенно не успокоили ее, Гейти повернулась лицом к Астону. Ей нужно было много времени, чтобы собрать все свои силы и сказать то, что должно было быть сказано, а потом покинуть этот дом. На подбородке Астона уже проступила багровая царапина. Она любила его и глубоко страдала, но ей пришлось сказать ему:

– Я не верю тому, что ты рассказал о моей сестре.

– Я знаю. Именно поэтому я не хотел говорить тебе правду.

– Мне придется уехать.

Он схватил ее за плечи; пальцы впились в кожу; сердце глухо стучало у него в груди, причиняя боль. В какое-то мгновение ему захотелось встряхнуть ее. Неужели не было никакой возможности избавиться от прошлого? Неужели то, что сделала с ним Теодора двенадцать лет назад, снова разобьет его жизнь? Неужели ему никогда не освободиться от ее мерзкой лжи?

– Нет. Черт возьми, Гейти, я не хочу разжалобить тебя, но, пожалуйста, перестань думать о том, что все это сделал я! Мне было семнадцать. Я не простил ее за то, что она сделала мне, но я совсем не желал, чтобы она или ее ребенок умерли такой смертью. Я сказал тебе правду о ее гибели.

– В какой раз? – спросила она мягко. – Сейчас или несколько недель назад? – Он судорожно глотнул воздух: ее слова попали в цель, но она не чувствовала победы. Да и как могла она ее чувствовать, когда даже сейчас хотела простить его, но была не в силах сделать это.

Она приняла холодный вид.

– Я теряюсь, чему верить. С каждым разом твой рассказ становится все запутаннее. Я думала, что могу доверять тебе, но теперь я не уверена в этом.

Астон медленно отпустил ее и отвернулся.

Не произнося ни слова, Гейти повернулась и вышла из комнаты.

Глава 19

Тайтес шел впереди, неся в руке удочки, а Гейти с отцом шли за ним следом по тропинке, которая вела к пруду у северных границ Сиреневого холма.

Вокруг них разливался полуденный солнечный свет, наполняя теплом чудесный день. Светло-голубое небо было усеяно клубами белых облачков. Легкий ветерок шевелил листья деревьев. Время от времени где-то вдалеке Гейти слышала пронзительные крики дроздов, перелетавших с ветки на ветку. Красивая коричнево-оранжевая бабочка порхала над тропинкой перед ними.

– Как хорошо, что ты вернулась, Гейти, – произнес Лейн, пока они не спеша брели по тропинке. – И, несомненно, за эти три дня настроение Тайтеса заметно исправилось.

Она взглянула на долговязого юношу, шагавшего впереди. Он казался беззаботным. Гейти не хотелось рассказывать отцу о том, что у Тайтеса были проблемы с властями. Возможно, когда-нибудь она сделает это, но не сейчас. Ее мысли были заняты Астоном.

– Ему уже лучше. С тех пор как мы приехали в Сиреневый холм, он успокоился. Думаю, он осознал, что именно здесь его дом.

– Я не спрашивал тебя с тех пор, как ты приехала, но я беспокоюсь за тебя. Ты стала очень молчаливой. Я был уверен в том, что, как только ты разыщешь брата, на твоем лице появится улыбка и то имя, которое я дал тебе так много лет назад, станет наконец подходить тебе. Неужели ты никогда не будешь счастлива?

Она перевела глаза на него, надеясь, что шляпка скрывает большую часть ее лица. Ей было горько оттого, что она не оправдала ожиданий отца. Он так старался сделать ее счастливой. Лейн позволил ей делать такое, чего не разрешил бы ни один отец, и она навечно останется ему благодарна.

– То, что я несчастлива, никак не связано с тобой, папа.

– Да, моя милая, я знаю это.

Как бесконечно счастлива была бы она, если бы Астон не сказал ей грязную ложь о ее сестре. У Теодоры были свои недостатки. Теперь она знала об этом. Но она никогда не простит Астону обвинений, которые он предъявлял ей. Даже сейчас ей было больно вспоминать его слова. Неужели он рассчитывал, что она поверит в то, что Теодора могла быть такой жестокой и хотела смерти своему ребенку? Она постоянно задавала себе вопрос: интересно, ищет ли он свой способ отомстить ей за то, как она поступила с ним, и за то, что с ним сделала Теодора?

Гейти улыбнулась отцу, хотя знала, что ее улыбка получилась вымученной.

– Я счастлива, что мы нашли Тайтеса, Ты же знаешь, папа. Уезжая из Мобила, я считала, что смогу сделать так, что из моего брака с Астоном что-нибудь получится. – Чувство одиночества не покидало ее, и она постаралась стряхнуть его. – Было множество веских причин для того, чтобы я полюбила его.

– Радость?

– Это правда, – призналась она. – Знаю, это немыслимо и выглядит как осквернение всего того, что было священно для меня все эти годы, но, папа, – она накрыла ладонью его руку, – Астон мне понравился сразу, когда я увидела его. Даже когда мне хотелось причинить ему боль, когда я чувствовала, что должна ненавидеть его, меня влекло к нему. Ты не можешь себе представить, как безнадежно я боролась с этим чувством и до сих пор стараюсь побороть любовь к нему.

Он потрепал ее по руке; она взяла его под руку.

– Я был бы на седьмом небе от счастья, если бы твой брак удался. Астон – хороший человек. Расскажешь мне, что произошло?

– Давайте догоняйте. – Тайтес обернулся и позвал их.

Гейти махнула ему, чтобы о» шел дальше.

– Папа не может идти так быстро, как ты, – нашлась Гейти. – Не жди нас. Пока мы догоним тебя, ты можешь накопать червей.

Тайтес помахал в знак согласия и отправился дальше, крепко сжимая в руке удочки. Плечи его слегка покачивались взад-вперед, придавая плавное движение его непринужденной походке. Длинные волосы развевались и ласкали его плечи. Гейти улыбнулась. Она всегда будет благодарна Астону за то, что он нашел Тайтеса.

– Я считала, что разобралась со всеми переживаниями из прошлого, преследующими меня, и с ролью, которую играл в нем Астон. Но сейчас мне кажется, что я, возможно, позволила нежным чувствам к нему затмить ту правду, которую знала. Не скрою, Астон – порядочный и честный человек. И мне хотелось бы поверить в его первую историю о Теодоре.

Лейн проворчал что-то – они начали спускаться со склона, и ему пришлось ускорить шаг. Гейти крепко держала отца под руку, позволяя ему опираться на нее, пока они снова не вышли на ровную дорогу.

– Какую историю?

– Ребенок был не его. Он ни разу не дотронулся до нее. Он рассказал, что Теодора хотела выйти за него замуж потому, что его отец был самым богатым человеком во всем округе. Мне отвратительно думать, что она пошла на это, но, по-видимому, так и было.

– Согласен. Но ты же заявила, что больше не веришь в правдивость его рассказов?

Она увидела, как вдалеке легко струится вода. Тайтес встал на колени у берега и стал копать мягкую землю в поисках червей. Она остановилась и повернулась к отцу лицом. Его глаза были ясными, в них сквозило понимание.

– Я не могу разобраться, чему верить. Он порассказал мне столько разного. Папа, он поведал мне страшную историю. – Ее сердце снова разрывалось на части, и она крепко сжала его руку. Астон сказал, что Теодора не хотела, чтобы мы с Тайтесом жили с ней в Южных дубах. Он рассказал, что она... – Гейти с трудом проглотила ком в горле, пытаясь подавить негодование, которое вот-вот готово было вырваться наружу, – что Теодора нарочно упала с лестницы. Она призналась на смертном одре, что хотела убить своего ребенка, а вышло так, что она убила их обоих.

Лейн изменился в лице.

– Бог мой! Это ужасно!

– Такого просто не может быть. Я не могу принять за правду эту страшную клевету, – произнесла она, полная решимости. – Возможно, Теодора хитростью заставила его жениться на себе. В это я могу поверить, поскольку сама женила его на себе с помощью обмана. Я даже могу поверить в то, что она не желала, чтобы мы поселились с ней в Южных дубах. Не думаю, что мы когда-нибудь ее особенно волновали; но я ни за что не поверю, что она пожелала убить своего ребенка, – Она недоверчиво покачала головой: ей было горько оттого, что Астон мог сказать такое.

– Погоди, погоди, – прервал ее Лейн, поднимая руку, чтобы не дать ей продолжать. – Мы должны кое-что прояснить. Во-первых, Астона никто не обманывал, когда он женился на тебе. Он согласился на эту свадьбу, потому что сам хотел.

Гейти почувствовала, как все сжалось у нее внутри.

– О чем ты, папа? Ты же сказал ему, что он должен жениться на мне, если хочет получить земли.

– Ну... хорошо, да, я упомянул об этом во время нашего первого разговора. – Он вздохнул. – Я тоже должен быть честным. Когда я вернулся из Коннектикута, то сказал Астону, что передумал по поводу предложения, которое я ему сделал, и беру его обратно.

– Ты это сделал? Папа, не может быть. – Эта новость поразила ее до глубины души; в голове помутилось.

– Да, потому что я думал, что так будет лучше для тебя. Но сейчас это не имеет значения, ведь Астон не согласился. Он твердо стоял на своем решении жениться на тебе. Вы оба хотели этого брака, и я не стал вставать у тебя на пути.

Значит, она не обманула его. Астон сам хотел жениться на ней. Мысль об этом привела ее в трепет и заставила ее сердце петь от радости. Она скрывала от него, кто она на самом деле, но, как оказалось, это было его решение жениться на ней.

Лейн снял шляпу и пригладил волосы, проведя по ним ладонью.

– Теперь эта история насчет Теодоры... Почему тебе так трудно в это поверить? У него есть причины говорить неправду? Для чего бы Астону понадобилось рассказывать такие страшные сказки?

– Ему хотелось сделать мне больно, – ответила она; это была единственная причина, которую она смогла придумать.

– Но для чего? Его никто не обманывал, когда он брал тебя в жены – так зачем же ему было делать тебе больно?

Страдальческий стон сорвался с губ Гейти.

– Я не знаю, папа, – призналась она, осознавая, что его доводы еще больше запутали ее. – Возможно, он думал таким образом расквитаться с Теодорой за ее ложь о ребенке. Может быть, хотел опорочить ее имя в моих глазах.

– Гейти, Теодора умерла ^же больше двенадцати лет назад. Зачем это ему?

Солнце светило уже не так высоко. Гейти развязала тесемки под подбородком и сняла шляпку.

– Не знаю, папа. Вероятно, ты прав. Я знаю только одно: если я поверю словам Астона, то мне придется поверить и в то, что моя сестра была убийцей. Как я могу сделать это? – Она говорила почти шепотом. – Мне нужно время, чтобы подумать над всем этим.

– Отличная мысль. Я уверен, что, обдумав все это, ты увидишь – Астон говорил правду.

– Эй, вы собираетесь идти ко мне или будете беседовать, пока не стемнеет? – недовольно окликнул их Тайтес.

– Давай лучше пойдем к нему, – предложила она, пропуская мимо ушей замечание Тайтеса, они отправились дальше.

– Я хочу тебе кое-что поведать, и сейчас самый подходящий момент. Пока тебя не было, я съездил в Саванну и снял дом у семьи, которая собирается надолго уехать в Европу. Их не будет год, а может, и больше. У меня будет достаточно времени для того, чтобы найти себе собственный дом.

От этой новости у Гейти закружилась голова.

– Нет, папа! Ты же знаешь, мы хотим, чтобы ты был здесь, с нами!

Он негромко рассмеялся и обнял ее за плечи; они преодолевали последние несколько ярдов, оставшихся до пруда.

– Гейти, неплохо провести какое-то время в провинции, но жить мне хотелось бы в городе. Тайтес уже стал молодым человеком, и Сиреневый холм по всем правам принадлежит ему. Не мне и не Астону. И тебе надо решить, здесь ли твое место. Должна ли ты быть здесь или со своим мужем?

Она почувствовала, как сердце ее забилось чаще. Внезапно охрипшим голосом она произнесла:

– Да, ты прав. Мне надо это решить.

– Эй, вы там, дойдете вы когда-нибудь? Я нашел целый клубок червей и насадил одного на крючок, – закричал им Тайтес. Он вошел в воду и закинул удочку. Гейти вспомнила, что Джош делал то же самое, когда ему было столько же лет, сколько сейчас Тайтесу. Полуденный солнечный свет играл на воде, и, наблюдая за тем, как она искрится, Гейти перенеслась в прошлое.

Гейти – маленькая девочка с длинными волосами – играет в неглубоких водах пруда. Джош стоит по пояс в воде и ловит рыбу. Гейти поворачивается лицом к берегу и видит Теодору. Она в ярости. Она кричит и тычет пальцем в Тайтеса, который плачет, сидя на земле, и протягивает к ней руки. Она отворачивается от него. Тайтес рыдает и ползет за ней. Он хватается за подол ее платья. Теодора оборачивается и бьет его по лицу. Он падает назад, визжа от боли. Она бьет его еще и еще. Гейти бежит к ним.

– Нет, нет, – шепчет она.

– Гейти, с тобой все в порядке?

Голос отца вернул ее в настоящее. Гейти била дрожь, вспыхнувшее в ее мозгу воспоминание сильно встревожило ее. Почему она вспомнила об этом? Было ли это на самом деле, или жестокие слова Астона побудили ее вообразить подобное?

– Прости, папа, ты что-то сказал?

– Я сказал, что где-то через неделю поеду назад в Коннектикут. Вы с Тайтесом хотели бы поехать со мной? У тебя будет время подумать обо всем случившемся – о твоем замужестве, о Тайтесе и о том, что рассказал тебе Астон. Может быть, ты решишь, что он не лгал, а если и солгал, то имел на это веские причины.

Голова ее отказывалась соображать. Она была слишком расстроена тем, что узнала сегодня. Ей надо было немного побыть одной, чтобы разобраться в том, что рассказал ей отец, поразмыслить над тем, что она только что вспомнила, и проанализировать свои чувства к Астону.

Оглядываясь на Лейна, она произнесла:

– Папа, с твоего возвращения из Коннектикута прошло не больше двух месяцев. Тебе вредно так много путешествовать.

– Ты напрасно так беспокоишься обо мне. Я чувствую себя хорошо. Коме того, я обещал миссис Тэйлор, что приеду с визитом. Будет лучше, если я поеду до того, как обоснуюсь в городе.

Гейти подбоченилась и неодобрительно взглянула на отца.

– Ты же обещал ей приехать в августе или сентябре, а не в июне. Папа, ты же прекрасно знаешь, как я волнуюсь, когда тебе предстоит долгое путешествие.

– Но я не собираюсь из-за нескольких болячек залезть в нору и прекратить заниматься тем, чем мне хочется. – Он нагнулся и поднял одну из удочек, оставленную Тайтесом на берегу. – Конечно, ты не должна решать сию секунду, хочешь или нет поехать со мной. Просто добавь это ко всему остальному, о чем тебе надо подумать.

Лейн пошел к Тайтесу. Гейти думала над предложением отца. Возможно, эта идея будет Тайтесу по душе. Она наблюдала за тем, как сияние солнечного света постепенно исчезало с поверхности воды, и вспоминала, как целовал ее Астон, как прикасался к ней... Она любила Астона и не могла этого отрицать. Но что же ей делать?

– Мисс Гейти, мне очень горько говорить вам об этом, и я Знаю, что вы рассердитесь на меня и еще, возможно, немного расстроитесь. Мне хотелось бы думать, что вы расстроитесь.

– Мими, давай просто скажи мне, что собиралась сказать. – Гейти стояла перед зеркалом, расчесывая длинные волосы.

– Я не поеду с вами в Коннектикут. Скорее всего мне придется прекратить работать у вас.

– Мими! – удивленно воскликнула Гейти, в то время как Мими ставила поднос с завтраком на ночной столик. – Что ты такое говоришь? Чем я перед тобой провинилась? Я даже слышать не желаю о том, что ты хочешь уйти.

– О, мисс Гейти, вы ничего такого не сделали. Мне нравится работать у вас, и я без вас буду очень скучать, но прошлой ночью Хэнк сделал мне предложение, и я приняла его.

Гейти бросила гребень на комод, подбежала к Мими и крепко обняла ее.

– Так это же чудесно! Я так рада за тебя! – Гейти почувствовала, как слезы счастья подступили к глазам, и она смахнула их кончиками пальцев. – Я и не знала, что у вас с Хэнком все так серьезно.

– А я сразу, как только увидела его в первый раз, поняла, что он просто создан для меня. – Глаза Мими стали мечтательными, она обняла себя за плечи. – Он показался мне таким красивым. Мы и раньше поговаривали б женитьбе и думали, что подождем еще немного, но, когда вы решили отправиться в Коннектикут с мистером Лейном, Хэнк сказал, что не хочет, чтобы я ехала. Он так сильно скучал по мне, когда я уезжала в Алабаму, и ему совсем не хочется, чтобы я покинула его так еще раз. Мне ведь тоже его сильно не хватало.

– Не сомневаюсь, – Гейти улыбалась, но душа ее болела. Она знала, что чувствовала Мими. Она тоже скучает по Астону. Сердце подсказывало ей: пойди к нему и скажи, что прошлое позади и ты готова идти с ним в будущее; но она не могла заставить себя сделать это. Она надеялась, что возвращение в Коннектикут поможет ей смириться со всем тем, что произошло.

– Я уверена, Хэнк скучал по тебе и хочет, чтобы ты была с ним. Мими, я все понимаю.

– Но мне будет не хватать вас тоже, мисс Гейти. – Нижняя губа Мими задрожала. – Мне никогда не найти никого, кто бы так хорошо относился ко мне, как вы и ваш папа, не считая, конечно, Хэнка, Ради него я готова отказаться от всех.

Слова Мими тронули ее до глубины души, и она помолчала немного.

– Так и должно быть. Ты была мне не только служанкой, но и хорошим другом! Не знаю, что буду без тебя делать. И мне тебя будет страшно не хватать, хотя я и очень рада за тебя.

– Я чувствую то же самое. Я всегда думала, что буду качать на коленях ваших детей. Теперь, наверное, это будет делать кто-то другой.

Гейти ясно почувствовала боль, которая появилась в глубине ее сердца. Ей так хотелось детей любить их и заботиться о них. В течение нескольких дней она надеялась, что последняя ночь с Астоном подарила ей ребенка, но этого не случилось. Она стряхнула с себя эти печальные мысли и постаралась утешить девушку.

– Я уезжаю ненадолго, Мими. Без сомнения, мы сможем видеться время от времени, даже если Хэнк против, чтобы ты работала у меня.

– Ой, мисс Гейти, дело совсем не в том, что Хэнк против моей работы у вас. Он просто не хочет, чтобы я уезжала, а я знаю, вам нужен кто-то, кто поедет с вами. Мы надеялись, что вы вернетесь в Южные дубы и будете жить с мистером Астоном, и тогда я могла бы днем работать у вас, а вечером возвращаться домой, к Хэнку, но думаю, этого не будет. – Она понурила голову.

Чтобы увести разговор от своей персоны, Гейти спросила:

– А у Хэнка есть где вам жить?

– О да, мисс! – Глаза Мими засияли. – У него большая комната на задворках конюший. Комната хорошая, с мебелью. Он сказал, что, может, у мистера Астона найдется в Южных дубах Какая-нибудь работенка и для меня, тогда мы сможем скопить денег и построить наш собственный дом.

Гейти почувствовала незнакомый ей до этого укол ревности; Мими поселится в Южных дубах с любимым человеком, а она будет совсем одна... Гейти укорила себя за эти завистливые чувства.

– Ты очень нравишься Астону. Я уверена: он наймет тебя, если найдется место.

Мими прижала руки к груди. В глазах снова зажглась надежда.

– Ой, это было бы так хорошо, мисс Гейти! А с вами будет все в порядке?

– Думаю, что смогу справиться. В самом деле, буду сама одеваться, причесываться, и – некогда будет скучать. Наверное, мне это даже понравится. И, кроме того, рядом будут папа, Тайтес и Мейн. Если я решу, что мне нужен еще кто-нибудь, я всегда могу взять с собой Джанет, так что не беспокойся.

– Спасибо, мисс Гейти. И хотя я знаю, что не мое дело советовать вам, но я надеюсь, что вы и мистер Астон в конце концов все уладите. Я не могу и представить себе, что буду жить где-то вдали от Хэнка. Мое место рядом с ним.

Гейти скрестила руки на груди и отвернулась. В словах Мими была правда: место женщины рядом с ее мужем. Внезапно Гейти поняла, что она хочет сделать. Оказалось, что для этого нужно было всего-навсего несколько удачно выбранных слов служанки.

Ее нет в Южных дубах уже большую часть недели, а Астон до сих пор не пытался связаться с ней. Если бы он любил ее, неужели он бы не хотел еще раз поговорить с ней? Или она слишком сильно обидела его?

Гейти подошла к окну и выглянула. Она закрыла глаза и стала вспоминать свою последнюю ночь с Астоном.

– Тем лучше, – вслух произнес Астон, наливая себе добрую порцию своего лучшего бренди. Какая разница, что сейчас только день, а ему необходимо выпить чего-нибудь покрепче. Одной рукой он держал бокал, другая была крепко сжата в кулак. Он пытался не поддаваться ощущению, что его предали, но оно целиком поглотило его. Черт побери, он изо всех сил старался не принимать это близко к сердцу.

Он сделал еще два глотка и только тогда немного успокоился и, снова наполнив бокал, уселся в кресло перед столом. Он задрал ноги и откинулся в кресле. Бренди обожгло огнем его язык и внутренности. Астон был рад – появилась причина для того чтобы содрогнуться от боли. Он тяжело дышал, раздумывая, не стоит ли напиться. Почему бы и нет? Может быть, напившись в стельку, он сможет не думать о том, что ему сделала Гейти. А может, у него получится не думать вообще ни о чем.

Надо было солгать ей. Черт побери! Он же знал, что Гейти не желает знать правду. Именно поэтому она ни за что бы не поверила ему. Она не хотела этого. Он никогда не собирался раскрывать ей, что на самом деле случилось с Теодорой. Черт, он надеялся, что эта девчонка попала в ад за все то горе, которое она принесла ему. Она не только разбила жизнь ему и убила своего ребенка, она еще и сломала жизнь Гейти.

– Гейти. – Он нежно назвал ее имя и проглотил ком в горле. Он должен был солгать ей. Его ошибка заключалась в том, что он не стал больше лгать, не важно, что Тайтес подслушал его разговор с Альмой. Со временем он смог бы сделать так, чтобы она засомневалась в словах Тайтеса.

Когда она уехала в Сиреневый холм, он в тот же миг хотел броситься за ней вдогонку, но подумал, что ей понадобится немного времени для того, чтобы смириться с тем, что он рассказал ей о ее сестре. В таком возбужденном состоянии она наверняка бы отказалась его видеть. Он чувствовал, что ей необходимо привести в порядок мысли и взгляды на жизнь своего вновь обретенного брата. И Астону требовалось несколько дней на то, чтобы связаться с доктором, который сможет подтвердить его рассказ, а также на то, чтобы начать поиски женщины-управляющей приютом. Миссис Коннорс расскажет, что она дважды приезжала в Южные дубы и просила Теодору, чтобы она забрала брата и сестру к себе.

Астону даже и в голову не могло прийти, что Гейти может отправиться в Коннектикут со своим отцом, даже не попытавшись уладить дела с ним. Он готов был разломать пополам кусок каленого железа, когда Мими сообщила ему, что Гейти уезжает, а она остается и выходит замуж за Хэнка.

Надо было солгать Гейти. Черт бы ее побрал! Ему так не хватало ее в доме, в жизни, в постели. Он получал удовольствие, находясь в ее обществе, и не желал, чтобы она покидала его.

Уже перевалило за полдень. От выпитого бренди ему стало жарко. Он ослабил галстук и расстегнул рубашку. Возможно, слишком много событий произошло в жизни Гейти, и слишком быстро. Он не мог обвинять ее в том, что она не желала верить в правду. Если бы он не находился в комнате Теодоры в тот момент, когда она призналась, что сама упала со ступенек, он тоже бы не поверил в это. Теодора должна была знать, что она подвергает опасности не только жизнь своего ребенка, но и свою собственную.

Астон потер лоб, виски, глаза. Он горько рассмеялся, вспомнив думающую только о себе, эгоцентричную Теодору.

«Если бы Гейти на самом деле любила меня, она бы не уехала, не сказав мне ни слова», – решил он; мысли его быстро переметнулись назад, к жене. Теперь все было ясно: она никогда не любила его, никогда не собиралась жить с ним вместе.

– Не рано ли для выпивки, Астон? Это что, женитьба делает такое с мужчиной? – раздался голос Фредерика из дверей кабинета Астона.

– Твои шутки всегда не к месту, Фред. – Астон опустил ноги, и его ступни со стуком ударили об пол. У него совсем не было настроения общаться с племянником. – Хочешь, присоединяйся. Только обслужи себя сам.

– Спасибо. Не откажусь. – Фредерик подошел к столику и наполнил бокал.

– Чем могу быть тебе полезен? – спросил Астон, надеясь побыстрее отделаться от него. Он не мог жалеть себя в чьем-то присутствии.

– Вообще-то я пришел к твоей жене. Где Гейти? У меня для нее приглашение. – Он сел за стол и стал потягивать напиток.

Астон поставил бокал на стол.

– В данный момент она поехала повидаться с отцом. – Он пытался увильнуть от ответа. – Ты можешь отдать приглашение мне. Я прослежу за тем, чтобы она получила его.

Да ладно, никакой спешки нет. Надеюсь, ты не будешь против, если я останусь на ночь. Она наверняка вернется домой к ужину. Мы хотели, чтобы вы с Гейти приехали к нам в Саванну на выходные. Элейн просто спит и видит, чтобы Гейти попала на вечеринку к Уилсонам. Мы уже договорились об этом.

Несмотря на то что Астон был расстроен, его начало забавлять происходящее. Фредерик, сам того не замечая, выведывал информацию. Он мог отказать Фредерику и не пустить его к себе ночевать и тем самым отдалить неизбежное. Но какого черта он должен это делать? Гейти уже не вернется. На самом деле он ведь сам только что решил, что не хочет, чтобы она возвращалась. Он уже по горло сыт этими Тэлботами – всеми ими. Эта семья досаждает ему многие годы, и он хочет поставить точку.

Он взглянул на Фредерика.

– Всегда рад принять тебя на ночь. Однако мы не сможем приехать в Саванну. Гейти не вернется домой ни сегодня, ни завтра. Она уезжает с отцом в Коннектикут. Не могу даже сказать точно, как долго ее не будет. Но, пожалуйста, поблагодари Элейн за это приглашение.

Ресницы Фредерика взлетели вверх; рот открылся от удивления. Он так и не донес руку до рта, она остановилась на полпути.

– Боже мой, Астон... ты, конечно, шутишь. Ты женат не больше месяца. Почему Гейти уехала?

– Не надо задавать мне вопросов о женитьбе, Фредерик. Это тебя совершенно не касается. – Астон старался быть жестким, но в то же время оставаться любезным.

– Ну, я просто беспокоюсь. У нее что, болен кто-то из близких?

Внезапно Астон придумал идеальный ответ.

– Не буду вдаваться в детали, но она совсем недавно разыскала своего брата, который был для нее потерян многие годы. Она захотела побыть с ним немного, и я от всей души согласился.

– Как это великодушно с твоей стороны. – Он сделал глоток. – После того как мы с Элейн поженимся, я надеюсь, что у меня с ней будет такое же взаимопонимание, как у тебя с Гейти.

«Взаимопонимание, черт побери», – подумал Астон, улыбаясь и кивая Фреду. Глубоко в душе он почувствовал, как растет в нем вспышка ярости. Гейти была не той, за которую он ее принимал. Ему будет намного лучше без нее. Тысячу раз он жалел о том, что не сдержал своей клятвы и женился. Но еле слышный голос внутри него произнес: «Надо было солгать ей».

Глава 20

Вечер только начинался. Тайтес остановил коней перед большим особняком в Южных дубах. Прошло почти две недели с тех пор, как Гейти покинула усадьбу. Все это время мысли об Астоне не покидали ее. Она разрывалась между ненавистью и любовью к нему, ей то хотелось поверить ему, то усомниться в его правоте. Все начало налаживаться, когда отец рассказал ей, что Астон женился на ней не в результате ее обмана. Он хотел, чтобы она стала его женой. Помогла еще и Мими, когда напомнила о том, что место женщины возле ее мужа. И место Гейти тоже рядом с мужем – человеком, которого она любит.

В конце концов она смирилась с тем, что ей надо поверить Астону. Да и как она могла принять за правду то, что сказал ей Астон, не обдумав его слова самым тщательным образом? Когда все кусочки этой головоломки встали на свои места, она уже знала, что Астон говорил правду о ее сестре. Ей пришлось поверить Астону, хоть это и причиняло невыносимую боль. Если бы она не находилась в таком ужасе от того, что он рассказал ей тогда, она бы поверила, что Теодора была способна совершить то, о чем он говорил. Гейти не знала, как это случилось, но Теодора заботилась только о себе и о своих прихотях. Лучше бы она так и не узнала правды. Ей хотелось верить в то, что Теодора, умирая, думала, что она и ее ребенок будут жить.

Наконец-то Гейти поняла, что Астон не лгал, когда уверял ее, что он скрывал правду о гибели Теодоры, потому что не хотел причинить ей боль. И теперь, перешагнув через все это, она хотела быть со своим мужем.

Тайтес помог ей выйти из кареты на лужайку. Пока он вынимал ее багаж, она обернулась, чтобы взглянуть на дом с шестью дорическими колоннами, поддерживающими три этажа.

Наступающие сумерки усиливали его белизну, отчего он принял величественный вид. Она скучала по каждому уголку Южных дубов, но больше всего ей не хватало их хозяина. Как он примет ее? Она тревожилась об этом.

В этот же день, чуть раньше, отец уехал в Коннектикут. Они решили, что Тайтес останется в Сиреневом холме, а Хелен и Джанет будут присматривать за ним. Она больше не боялась, что он сбежит назад в Мобил. Она запаслась терпением, добротой, все время подбадривала его и была вознаграждена за это. Тайтес начал понимать, что в его шестнадцать лет у него уже есть своя ферма и ему одному решать, как поступать с ней и со своей жизнью. Казалось, его вполне устраивал Сиреневый холм как источник существования.

Лейн очень обрадовался, узнав о ее решении вернуться к мужу. Больше всего в жизни он желал, чтобы она была счастлива. Лейн сказал ей много разных вещей, но главная заключалась в том, что это ее жизнь. Она продолжит налаживать взаимоотношения с братом, но будет это делать, находясь в Южных дубах.

Поговорив с ним несколько раз, она попыталась уговорить его пожить год или два с ней и Астоном в Южных дубах, но он так и не согласился.

– Хочешь, чтобы я занес это в дом? – спросил Тайтес.

– Не надо. – Она повернулась лицом к Тайтесу. – Я попрошу, чтобы кто-нибудь вышел и занес вещи.

Парадная дверь отворилась, и из нее вышел Джози с кувшином в руке.

– Мисс Гейти... Я рад, что вы вернулись. С тех пор как вы уехали, Астон раздражен не меньше, чем медведь, который сражается с пчелами.

Гейти негромко рассмеялась, хотя сердце стало неудержимо подпрыгивать, она отнюдь не была уверена в том, что Астон с радостью примет ее назад в свой дом. Она повернулась к Тайтесу.

– Ты уверен, что с тобой все будет в порядке? Ты же знаешь, я буду беспокоиться о тебе.

– Я позабочусь о себе. Гейти, не стоит волноваться. Я не собираюсь убегать. Я же сказал тебе... У меня нет желания возвращаться в Мобил, а также к той жизни, которую я вел с уличной бандой.

Она улыбнулась и потрепала его по щеке.

– Дай знать, если я буду нужна тебе. Он кивнул и ответил:

– И ты тоже дай знать, если я тебе понадоблюсь.

– Хорошо. – Она обняла его, и в первый раз он ответил ей, слегка похлопав по спине. Этот маленький ответный жест ошеломил ее. Неохотно она отпустила его. Он забрался на козлы и помахал ей на прощание.

Гейти повернулась и поспешила вверх по ступенькам к Джози.

– Я так рада, что вернулась домой, Джози. А где Астон?

– Да, мэм. Он моется наверху в своей комнате. Он провел в поле почти весь день. Я спустился, чтобы принести ему еще немного горячей воды, и тут услышал, как подъехала карета, ну я и вышел посмотреть, кто к нам пожаловал.

– Он наверху, моется в ванне? – уточнила она.

– Да, мэм, он ждет горячую воду. Трясясь от страха быть отвергнутой, она протянула руку к кувшину.

– Можно мне?

Он взглянул на нее, потом на кувшин. Улыбка озарила его лицо, затем зажглась в глазах.

– Вы хотите отнести ему?

– Пожалуйста.

Он протянул ей сосуд.

– Мисс Гейти, на этот раз вы останетесь здесь?

– Да, Джози. Я приехала, чтобы остаться навсегда.

Сердце Гейти учащенно билось, пока она поднималась по лестнице. Она молилась, чтобы Астон простил ее за то, что она так долго не верила ему и обвиняла его в грехах, совершенных Теодорой. На последней ступеньке она остановилась и сделала глубокий вдох. Она ошибалась. И за это ей придется просить у Астона прощения.

Гейти открыла дверь, толкнув ее носком ботинка. Войдя в спальню Астона, она на одно мгновение замерла на пороге, пока глаза не привыкли к тусклому свету в комнате.

Астон лежал, опираясь спиной на ванну, его колени были согнуты и торчали из воды. Глаза были закрыты. Ресницы даже не дрогнули, когда она прикрыла за собой дверь. Он намочил густые темные волосы и убрал их со лба и лица. Взгляд ее скользнул вдоль его переносицы, по красиво очерченным губам и выступающим скулам. Он был так красив! Как могла она так долго не верить ему? Сердце кричало ей: беги к нему, обними, умоляй простить тебя за то, что ты не доверяла ему, проси о том, чтобы он принял тебя обратно.

Ей так хотелось сказать ему, что она виновата, что любит его всем сердцем, но как подойти к нему? Лицом к лицу, решилась она и закрыла дверь. Она подошла к ванне и встала перед ним. Он даже не шелохнулся. Она знала, что это неслыханное безумие, но ей хотелось раздеться и лечь рядом с ним в ванну с мягко струящейся водой.

Она наклонила кувшин и медленно стала лить в ванну горячую воду. Режущий ухо всплеск воды нарушил спокойствие в комнате.

Астон пошевелился.

– Вылей все сразу, Джози, и уходи.

Она не отвечала; он открыл глаза и увидел ее. Всего лишь на один миг в его взгляде появилось удивление, затем ему удалось скрыть его. Он оставался лежать расслабленный, но взгляд не сходил с ее лица.

– Что ты здесь делаешь? – недовольно спросил он. – Я думал, ты уехала в Коннектикут.

Тон его удивил ее. Конечно, она не надеялась, что он примет ее с распростертыми объятиями, но и не ждала открытой враждебности, которая звучала в его голосе. Она перестала поливать и поставила кувшин на пол. Что бы ни случилось, что бы он ни говорил, нельзя терять самообладания.

– Я думала об этом, но решила, что не хочу ехать.

Он горько рассмеялся, затем закрыл глаза, как будто бы его совершенно не волновало то, что она была в комнате.

– Уходи, Гейти, ты нарушаешь мой покой. Мне нечего тебе сказать.

Его слова и то, как он обращался с ней, причинили ей острую боль, как будто огромные иглы пронзили ее кожу, но она не могла обвинять его. Она была не права, когда вела себя так. И сейчас она была готова все исправить... и сделает это, не важно, сколько времени на это уйдет.

– Я много думала с момента нашего последнего разговора.

– Я тоже.

– Я хочу оставить Теодору в покое раз и на... Астон сел в ванне так резко, что Гейти отпрянула назад.

– Не произноси ее имя в этом доме!

Голос его сорвался до крика. Он изо всех сил ударил кулаком по воде, отчего брызги упали на ее лицо и платье, и потоки воды полились с его заросшей волосами груди. Его гнев не пугал ее.

– Я сыт по горло женщинами из семейства Тэлботов. – Он подтвердил это жестом, проведя пальцем вдоль шеи. Он встал в ванне, отчего вода перелилась через край и пролилась на пол. – Ты не нужна мне. Я не желаю, чтобы ты была здесь. Уходи!

У него были все основания для подобного гнева; но Гейти было сложно принимать его всерьез, когда он стоял перед ней абсолютно голый и вода ручьем сбегала вниз по его телу.

Сперва Гейти отказывалась смотреть на него, но она так истосковалась по нему, что внезапно поймала себя на том, что взгляд ее скользит вдоль его шеи, плеч и дальше вниз. Тело его было красивым, сильным, и у нее появилось неукротимое желание дотронуться до него.

– Только я начал восстанавливать свою жизнь после того ада, через который вынудила меня пройти Теодора, тут появилась ты, – продолжал Астон. – С меня хватит. Убирайся! – Он указал ей на дверь.

Гейти не двинулась с места. У нее не было ни страха, ни опасений перед ним. Она заслужила его гнев; она была не права. Теперь пришло время сказать те слова, которые она должна была произнести тогда. Она заставила себя встретиться с ним взглядом и твердо сказала:

– Я остаюсь.

– Нет, не остаешься. Это мой дом, и я не хочу видеть тебя здесь.

У нее начали болеть плечи: она стояла слишком прямо, стараясь казаться непреклонной. Ей надо было оставаться такой для того, чтобы сопротивляться боли, которую причиняли его слова.

– Я твоя жена. Это и мой дом тоже. Прости меня, я не верила в то, что ты говорил о моей сестре. Ты вряд ли когда-нибудь узнаешь, как задели меня твои слова. Я не хотела...

– Поздно, Гейти. Мне это не интересно. Дело в том, что мне теперь все равно. Можешь верить, а можешь нет.

Еле слышный звук отчаяния сорвался с ее губ. Он говорил очень спокойно, и это испугало ее. Неужели он совсем охладел к ней? Продолжай он гневно кричать, она могла сражаться с ним, но что ей делать, если его спокойные слова – правда? Вдруг она стала совершенно безразлична ему?

– Я хотел никогда не жениться, ты же знаешь это. Но ты была прекрасна, соблазнительна. Ты была хороша в постели, но я знаю множество женщин, которые также хороши. Фредерик может дать мне наследника для Южных дубов.

Слова его поразили ее настолько, что на миг ей показалось, что она вот-вот лишится чувств.

– Астон, ты же говорил, что любишь меня.

– Я лгал. – Он ухмыльнулся. – Это ведь не удивляет тебя, не правда ли? Ведь я способен на ложь?

– Обида захлестнула ее; она повернулась и побежала к двери, но что-то остановило ее от того, чтобы открыть ее и выскочить вон. А может быть, он проверяет ее? Могла она так сильно, так глубоко задеть его, что теперь ему надо удостовериться в ее чувствах?

Гейти старалась справиться со своими дрожащими губами и трясущимися руками. Она ни за что не убежит снова.

Повернувшись к нему, она невольно залюбовалась – он стоял посереди ванны по колено в воде. Она не отдаст его так просто! Если однажды пришедшая ей в голову мысль о том, что Астон дан ей судьбой, – правда, надо убедить его в том, что они должны быть вместе.

Идя к нему, Гейти принялась расстегивать пуговицы блузки.

– Я не верю тебе. Я люблю тебя и знаю, что ты любишь меня. Южные дубы принадлежат нашим детям... а не детям твоего племянника.

Он взглянул на нее, прищурив глаза.

– Это не тебе решать, а мне.

Дрожа с головы до ног, она сделала еще несколько шагов навстречу ему и высвободила блузку из юбки.

– Я могу согласиться с тем, что ты не хочешь больше видеть меня в своей спальне в роли твоей жены. Это тебе решать. – Она спустила блузку с плеч, вынула руки из рукавов и отбросила ее в сторону. – Но так как я твоя жена, это и мой дом тоже, и я намерена жить здесь.

– А как же твой брат? – спросил он с усмешкой.

– Тайтес хочет жить в Сиреневом холме. Он согласен, что так будет лучше для него. – Она принялась расстегивать сзади застежку на юбке и развязывать ленточки, которые поддерживали вокруг талии ее нижние юбки. Когда юбки упали к ее ногам, она переступила через них, оставшись в корсете и панталонах. – Папа снял дом в городе, он думает поселиться в нем по возвращении. – Она сделала глубокий вдох, стараясь оставаться спокойной.

Он скользнул по ее полуобнаженному телу, затем вернулся к лицу.

– Что ты делаешь, Гейти?

– Раздеваюсь. Ты не возражаешь, если я займу свою прежнюю комнату?

– Зачем все это, Гейти? Почему тебе так хочется вернуться сюда и снова портить мне жизнь? Тебе что, мало того, что ты уже сделала?

Голос его был таким серьезным, что она еле остановила себя от того, чтобы броситься в его объятия.

– Я люблю тебя. Хочу быть с тобой. Прости меня за то, что в прошлом нас связывает трагедия, которую никто из нас не мог предотвратить, но пришло время забыть о ней и начать сначала.

– Ты лжешь. Она задыхалась.

– Нет, не лгу. Я люблю тебя, Астон.

– Я не верю тебе.

Его слова прозвучали так равнодушно, что сердце ее дрогнуло от его безразличия. Теперь она знала, что он чувствовал, когда говорил правду, а она не верила ему, – беспомощность, давящий ком в груди. Гейти не винила его в том, что он отвергал ее. Она оставляла решение за ним. Она должна была пойти на это.

– Я хочу, чтобы мы начали все сначала, – произнесла она искренне, подойдя к нему так близко, что ее колени коснулись ванны.

– Не эти же самые слова ты говорила мне, когда мы в последний раз лежали с тобой в постели?

Она едва сдерживала слезы, которые вот-вот готовы были хлынуть из глаз.

– Астон, прошу тебя, пойди мне навстречу!

– Ладно. Пусть Джози занесет вещи в твою прежнюю комнату. На людях мы будем мужем и женой. Если я решу иметь своего собственного наследника для Южных дубов, то посещу твою спальню.

Ей не нравилось ни то, что он говорил, ни как он это делал. У нее снова появилось желание уйти и больше не унижаться перед ним, но ее любовь к нему приказывала ей остаться и продолжать борьбу за свое право быть его любимой женой. Если до этого у него были к ней какие-нибудь чувства, он может снова вернуть их к жизни.

– Ты хотел, чтобы я простила и забыла о прошлом. Я сделала это. Теперь твоя очередь.

– О чем ты?

– Ты должен простить меня за то, что я сомневалась в твоих словах, и простить Теодору за то, как она поступила с тобой.

Он в ярости сжал кулак.

– Я никогда не прощу Теодоре то, через что мне пришлось пройти по ее вине! Из-за ее эгоизма я был вынужден присутствовать при том, как умирала она и ее ребенок. Черт побери, нет, я не простил ее, и не знаю, как ты могла это сделать.

Его слова пронзили ее в самое сердце. Она несказанно страдала за него, за себя, за сестру. Ей хотелось утешить Астона, но как это сделать, когда он оттолкнул ее?

– Твоя любовь помогла мне простить.

– Ты снова лжешь. Не утруждайся, Я уже сказал, что ты можешь жить здесь, если это то, чего ты хочешь.

– Я не лгу, – прошептала она. И снова осознала, что чувствовал Астон, когда умолял ее поверить ему, почти так же, как она просит его сейчас. Отчаявшись, она наклонилась, развязала шнурки на туфлях и сбросила их. Сердце забилось чаще. Она ступила к нему в ванну. Вода была теплой, успокаивающей. Если он захочет, чтобы она покинула его спальню, ему придется сгрести ее в охапку и выкинуть за дверь.

– После того как был убит наш отец, ты мог бросить Теодору. И когда она умерла, тебе совсем не обязательно было хранить коробку с драгоценностями. И ты не был обязан забирать Тайтеса из приюта и искать для него хорошую семью. И ехать со мной в Мобил, чтобы найти его. И ты совсем не должен был подвергать опасности свою жизнь, когда узнал, что он связался с уличной бандой. Как же мне не любить тебя?

Астон продолжал стоять, как каменный, отказываясь взглянуть на нее.

– Если ты и любишь меня, то только за то, что я сделал для твоей семьи... а не за то, что я есть на самом деле.

– Нет, это совсем не так. Ты понравился мне в самый первый раз, когда я увидела тебя около пруда. Для рыбака ты был слишком красив и самонадеян.

– А ты была слишком самонадеянна для женщины. Уходи, Гейти, – попросил он ее уже в третий раз за этот вечер. – Я не хочу любить тебя. И не желаю прощать Теодору.

Она обняла его, боясь, что он отвергнет ее, но зная, что ей необходимо дотронуться до него, ощущать его. Он не оттолкнул ее. Гейти склонила голову ему на грудь, покрытую каплями воды. Еще крепче обняла его. Щекой она чувствовала прохладу его мокрого тела. Как могла она так отвратительно обращаться с ним? Она любила его. И ей придется просить у него прощения.

– Я люблю тебя, – шептала она. – Люблю. Пожалуйста, прости меня за то, что я не верила твоим словам.

– Будет глупо с моей стороны поверить тебе еще раз, глупо снова полюбить тебя. Я не могу пойти на это, – отвечал он хриплым голосом.

Она заглянула в его глаза.

– Нет, это будет правильно, Астон.

Он положил руку ей на затылок и крепко сжал его.

– Гейти, пообещай, что на этот раз ты пришла, чтобы остаться.

– Я пришла, чтобы остаться, любовь моя.

– А если ты услышишь что-то, о чем я умолчал или забыл рассказать тебе? Ты снова убежишь?

– Нет. Никогда! Здесь мой дом. И ты – моя жизнь. Астон, не прогоняй меня. Я люблю тебя.

Астон неистово поцеловал ее в губы, но поцелуй этот показался Гейти слишком коротким.

Глядя в ее глаза, Астон произнес:

– Уже было так, когда мы думали, что все между нами улажено. Я не хочу любить тебя сегодня ночью, а завтра утром потерять.

– Ты не потеряешь меня. Я говорила правду, когда обещала оставить все позади. Даже Тайтес теперь совсем близко, и я надеюсь, что в один прекрасный день вы подружитесь.

Он уклончиво кивнул и пожал плечами, затем еще крепче прижал ее к груди.

– Я не лгала, когда сказала тебе, что твоя любовь помогла мне простить и забыть о прошлом. Я хочу сказать тебе еще кое-что – теперь я поняла, что ты стал жертвой Теодоры. Извини меня за то, что я не осознала это раньше.

Астон проникновенно заглянул в ее глаза.

– А что заставило тебя сделать подобное умозаключение?

Мне нужно было обвинить кого-нибудь, а ты был легкой мишенью. Мой отец без труда поверил тебе, я же боялась признаться в этом и тебе, и себе. Я просто не желала верить в то, что Теодора могла быть так жестока или настолько больна.

Астон вышел из ванны, взял Гейти на руки и понес к кровати. Он положил ее поверх стеганого одеяла и опустился рядом с ней.

– Я люблю тебя, Гейти. Я думал, что сойду с ума, когда услышал, что ты возвращаешься на восток.

– Я тоже люблю тебя, Астон, – произнесла она в ответ. – Ты простил мне все?

– Да, любовь моя, – мягко прошептал он, затем поцеловал ее в губы...

Им было предначертано судьбой быть вместе, и Теодора была частью плана, который составила судьба, чтобы воплотить это. Когда-нибудь он это поймет.

Гейти всем телом приникла к Астону и пылко поцеловала. Она истосковалась по нему и больше не собиралась сдерживать себя.


home | my bookshelf | | Свет звезды |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу