Book: Танец с мертвецом



Танец с мертвецом

Ричард С. Пратер

Танец с мертвецом

Посвящается тем, кто любит любовь и бывал в «Индийской смоковнице»

Глава 1

Мы ужинали в ресторане «Индийская смоковница». До этого никому из нас не приходилось ужинать на дереве. Точнее, в тот день мы еще не ужинали вообще. Но наш смуглый официант в белом тюрбане провел нас в полумраке к деревянным ступеням, ведущим в домик на ветвях дерева. Он нес серебряный поднос, на котором красовались жареный голубь, фаршированный яйцами дикой перепелки, бананами и манго, ликеры и шампанское.

Официант включил неяркий свет, поставил поднос на низкий столик рядом с узкой кушеткой, на которой во множестве лежали мягкие цветные подушки, и спросил:

— Шампанское открыть? — При этом он улыбался так, словно собирался выпить его сам.

— Конечно открыть! — воскликнул я.

Пока он извлекал бутылку из серебряного ведерка со льдом, я смотрел на Лоану, которая сидела слева, рядом со мной. Она и не могла сидеть далеко: на дереве было пространство всего восемь футов на четыре, но со всеми атрибутами комфорта плюс Лоана.

Великолепная полинезийка Лоана Калеоха. С вулканическими глазами и грудью, с губами горячими и красными, как преисподняя. С такими соблазнительными формами, что думалось: при их создании не обошлось без паяльной лампы. И со мной. По счастью, со мной. Меня зовут Шелл Скотт.

Мы находились в ресторанчике на дереве «Индийская смоковница» Дона Бичкамера в Международном центре торговли в Вайкики.

У меня слегка кружилась голова, и одной из причин этого была Лоана. Правда, перед тем как вскарабкаться на «Индийскую смоковницу», мы посидели в «Дэггер-баре» неподалеку. Мы пили «Пука-пука» и «Нуи-нуи» и пару «Клыков кобры»[1]. Затем мы перебрались в соседний бар «Бора-бора» и выпили «Зомби» и «Череп и кости», пока я готовил пупу — мягкие кусочки мясного филе, опуская их на бамбуковом вертеле в кипящее масло миниатюрной жаровни, стоявшей на нашем столе.

Поскольку основной составляющей этих коктейлей был ром, то и в нас его плескалось немало.

— Лоана, мой несравненный гавайский помидорчик, дадим еде слегка остыть, пока мы сделаем по глоточку шампанского?

Она улыбнулась, белые зубы сверкнули, а дьявольски красные губы чувственно приоткрылись.

— Почему бы и нет?

Длинные изогнутые ресницы прикрыли черные глаза.

— Иначе шампанское согреется.

— Это немыслимо. Холодный голубь — да. Но кто когда-нибудь слышал о теплом шампанском?

Затем послышалось приятное «п-о-пп» открываемой пробки и шипение вина, которое официант наливал в наши бокалы до самых краев. Он поставил бутылку к своей сестричке в ведерко со льдом и включил проигрыватель, который стоял справа от меня на деревянной тумбе.

Мгновенно заструилась мелодичная музыка, в ночи зазвенели струны, зашуршали волны по песку, раздались звонкие голоса, распевавшие полинезийские песни, которые были старыми уже в те времена, когда Гавайи были молоды. Я улыбнулся Лоане:

— Вот мы сидим здесь, высоко над всем миром...

— Действительно высоко.

— Дорогая, давай останемся жить здесь. Вдали от сводящего с ума сумасшествия.

— Вдали? — Она мягко засмеялась. — А тысячи людей, которые ходят там, внизу?

— Достаточно далеко. Они не могут нас видеть. И действительно они не могли. Они были под нами — сотни граждан, мужей и любовников, жен и любовниц, детей и туристов, бродивших от одной лавки к другой по рыночной площади, но они не могли видеть или слышать нас. А мы могли их видеть, если бы захотели, достаточно было раздвинуть тростниковые панели, из которых были сделаны стены домика. Но мы не хотели.

Официант негромко кашлянул, а когда я взглянул на него, приоткрыл дверцу тумбы, на которой стоял проигрыватель.

— Телефон, сэр, — сказал он.

— Телефон?

— Да, сэр. Если вам что-нибудь понадобится, позвоните, и я позабочусь об этом. Мне это понравилось.

— Ты имеешь в виду, что, если нам захочется еще шампанского, я могу просто поднять трубку телефона?

— Да, сэр. Когда я ухожу, я тщательно проверяю, заперты ли обе калитки. Возвращаюсь назад я только по звонку.

Он крутанул на пальце кольцо с ключами и двусмысленно улыбнулся:

— В сущности, сэр, если вы мне не позвоните, вы не сможете выйти отсюда. Я взглянул на Лоану:

— Ты в западне, ведь телефонный шнур я могу оборвать.

— Оборви... — сказала она.

— Мы совьем свое гнездышко на дереве. Я буду Тарзан из Оаху, целыми днями скачущий с ветки на ветку с диким воплем, собирающий плоды и воюющий с обезьянами.

— Отлично. А я буду лечить твои раны, буду твоей... Как ее звали?

— Джейн. Я — Тарзан, а ты — Джейн. — Я ударил себя в грудь и издал легкий вопль. — Я буду драться с обезьянами, но не на дереве и не сегодня. Сегодня мы пьем шампанское.

Так мы и поступили. Мы осушили бокалы, и я сразу же вновь наполнил. Я уже в шутливом тоне успел рассказать ей о том, что я — частный детектив и зарабатываю себе на жизнь тем, что дерусь с обезьянами.

В определенном смысле это было правдой: мне приходилось сталкиваться с такими представителями рода человеческого, которые по лестнице эволюции ушли недалеко, задержались на нижних ступенях. Люди, напоминающие обезьян, такие, как Слобберс О'Брайен, Дэнни Экс, Эд Грей и Бифф Бофф.

Словом, подонки один к одному. А некоторые из них совсем недавно пытались меня убить, да и теперь не отказались от этой мысли. Живу я в Голливуде, а моя контора «Шелдон Скотт. Расследования» находится в Лос-Анджелесе. Так что здесь, в Гонолулу, я вдали от своих охотничьих угодий — Южной Калифорнии, но обезьяны с пистолетами и здесь пытаются меня достать. Поэтому-то и короткоствольный «кольт-спешиэл» 38-го калибра, покоящийся в наплечной кобуре под габардиновым пиджаком, имел в своем барабане не только три патрона, но и две недавно отстрелянные гильзы.

В меня стреляли, нападали с разных сторон, били дубинками и кулаками, пытаясь искалечить, но все это, думал я, было в дни минувшие, а этот день в Гонолулу еще не прошел. Завтра, наверное, все начнется снова, но, если повезет, не сегодня.

Сегодня — тихая музыка, мягкие подушки, вкусная еда, шампанское и Лоана Калеоха.

Одной из причин моего прибытия на Гавайи была необходимость проверить кое-какие предположения, касающиеся Лоаны. Но эти предположения, а точнее, подозрения просуществовали только до тех пор, пока я ее не увидел и не поговорил с ней. Сейчас я был уверен в том, что она не может быть той особой, которую я пытался разыскать. Такая потрясающая девушка не может быть замешана в нечистоплотные дела, связанные с похищением, убийством, насилием и шантажом.

Я постарался думать о другом, например о том, что должен же человек иногда есть.

— Где это ты витал в мечтаниях? — сказала Лоана, протягивая мне свой пустой бокал. — Глаза у тебя были отсутствующие и тусклые.

— Эта тусклость от коктейлей, но я действительно в мыслях был далеко. — Я пододвинулся ближе к ней. И она придвинулась на дюйм-другой. Ее присутствие, подумал я, можно ощущать с закрытыми глазами. Как будто паяльная лампа, с помощью которой ее выплавляли, весь свой жар оставила в ней. Он прямо-таки сочился из загорелого тела, сверкая в ее глазах, горел на губах.

Лоана была танцовщицей, таитянской танцовщицей, и сама была как таитянский танец — чувственный, волнующий, учащающий пульс, свирепый и прекрасный. Она была высокого роста, с черными волосами, спадающими свободной волной на коричневое плечо, с черными глазами в густых ресницах, с черными, приподнимающимися к вискам бровями. Голос ее был как шелест черного кружева.

Должно быть, мы были контрастной парой.

Она была смуглой, тлеющей огнем, прекрасной, с волосами черными, как первородный грех. Моя же прическа — это короткий «ежик», а волосы светлые и выгоревшие на солнце до белизны. Брови у меня белые, с опущенными концами. Нос сломан (но, как я говорю, слегка). Загар почти такой же темный, как у Лоаны. Ее высокий рост как раз подходил к моим шести футам двум дюймам при весе в двести два фунта. На мне был бежевый габардиновый костюм, а на Лоане темно-голубое в белых цветах холомуу. На шее Лоаны, спускаясь на грудь, висело ожерелье из орхидей, которое преподносили в баре. Я выглядел женственным и мягким не более, чем Гибралтарская скала после бомбежки, но Лоана была самой женственной из женщин, полинезийская Ева в холомуу.

Холомуу не следует путать с муумуу, ни в коем случае. Муумуу было завезено на эти счастливые острова каким-нибудь миссионером, считавшим, что нудизм, обнаженная и полуобнаженная плоть — не для людей, а только для птиц. Плохих птиц. Тех, которые летали вокруг миссионеров, роняя на них кое-что.

Но из него постепенно выросло холомуу — разновидность облегающего фигуру платья, фасон которого, наверное, заставлял отцов миссионеров вертеться в гробу. Глядя на Лоану в ее холомуу, которое, казалось, служило только для того, чтобы подчеркнуть ее высокую грудь, упругий и плоский живот, соблазнительный изгиб талии и бедра, я почти простил этого несчастного миссионера. Почти.

Однако к тому времени, когда мы прикончили бутылку шампанского, я простил его окончательно. Мы с Лоаной жадно ели и пили, прижимаясь друг к другу, говорили, хохотали и толкались так, что наш домик качался на ветвях. Один раз я встал, чтобы перевернуть пластинку, и обнаружил, что дерево качается. Впрочем, может быть, это я качался.

Все же мне удалось возвратиться к кушетке, и я сказал Лоане:

— По мне, так нет лучше доброго старого времени, когда жили на деревьях.

Разговор наш несколько потерял свою логическую нить, но ни она, ни я ничего не имели против этого. Внезапно мы посмотрели на сервированный стол, затем Лоана наклонилась к блюду, развернула фольгу, в которую были завернуты голуби, и длинным пальцем коснулась одного. Потом посмотрела на меня.

— Голубь остывает, — сказала она весело.

— Ну разве это не великолепно?

— Великолепно. Хочешь кусочек?

— Да. Укуси меня.

Она укусила. Кровь в моих жилах шипела, как будто в ней карбид растворили. Пузырьки шампанского лопались в моих артериях, серебряные взрывы в моей крови, как распускающиеся бутоны цветов.

А потом Лоана встала и на очень ограниченном пространстве этой маленькой комнаты исполнила для меня таитянский танец. Когда она вновь села рядом, мы сделали по последнему глотку шампанского.

Она и раньше говорила: «Оно щекочет в носу», но теперь она сказала:

— У меня нос чешется.

— Это значит, что ты поцелуешь дурака! — воскликнул я.

— Так поцелуй меня, дурачок. Я поцеловал ее. Я не дурак.

— Мы оба дураки. У меня тоже чешется нос. И мы опять поцеловались. Потом я сказал:

— Лоана, а ты хотела бы примерить юбочку для хулы[2]?

— Не будь глупым, йеты! Где мы возьмем такую юбочку?

— Это кто глупый? — Я оглянулся в поисках своего пакета. Дело в том, что перед встречей с Лоаной я походил по магазинам и купил пару юбочек для хулы по просьбе одного своего приятеля. Вот этот-то пакет и лежал в углу комнаты. — Пожалуйста! — воскликнул я, схватил пакет и сорвал с него оберточную бумагу.

Лоана с улыбкой сказала:

— Такие юбочки носят только женщины.

— Дорогая моя, так было в старину, когда королем был Камехамеха. Но сейчас новые времена, время Шелла Скотта, и сейчас все носят такие юбочки.

Про себя я подумал, что это все разговоры, а до дела не дойдет, во всяком случае, не здесь, в центре Вайкики, в присутствии сотен людей...

Я протянул Лоане одну юбочку, оставив другую для себя.

— Так ты заранее купил их, Шелл, — сказала она. — Ты все заранее спланировал!

— Нет, честно нет! Просто они у меня были. — Я сглотнул. — То есть я хочу сказать, что я... Это судьба! Это знамение!

— Ты хочешь сказать, — засмеялась она, — что, если мы их не наденем, с нами случится несчастье?

— Я чувствую, что несчастье случится со мной. О, облей меня холодным шампанским, или ударь бутылкой по голове, или...

— Поцелуй меня, дурачок, — сказала Лоана, — у меня нос чешется.

И вдруг совершенно неожиданно эти юбочки очутились на нас. Эту сцену трудно вообразить. На какое-то мгновение мне показалось, что все это я вижу во сне, что этого не может быть. Но это было.

Лоана в травяной юбочке, низко приспущенной на бедрах, с грудью, едва прикрытой лепестками орхидей в ожерелье, опустилась на подушки рядом со мной. Это зрелище меня опьянило и одновременно отрезвило.

Когда Лоана заговорила, голос ее звучал иначе и слова как бы приобрели иной смысл.

— Поцелуй меня, Шелл, — сказала она.

Голос ее шелестел как черное кружево в темноте.

— Поцелуй меня...

* * *

Через некоторое время я открыл вторую бутылку шампанского, наполнил до краев наши бокалы и посмотрел на блюдо с холодным, очень холодным голубем, окруженным ломтиками фруктов.

— Нужно что-нибудь съесть, — сказал я. — А то что подумает повар? Ей-богу, я съем перепелиное яйцо.

— Я тоже.

— Это странно звучит в твоих устах, Лоана.

— И все-таки я его съем.

Мы их все съели и с этим все. Есть время для яиц дикой перепелки, а есть время не для яиц дикой перепелки.

Удивительное дело, но было очень вкусно. У меня кружилась голова сильнее, чем раньше.

— По-моему, моя кровь горит, Лоана, — сказал я. — Это мое несчастье — горящая кровь. Она полыхает, как нефть, а кровяные тельца разбегаются, пытаясь найти спасительный выход. Глоток воздуха — вот в чем я нуждаюсь. В глотке воздуха.

Я поднялся, и похоже, мои ноги двигались совершенно независимо от остального тела.

— Меня клонит ко сну, — сказал я. — Я... о-ох! Моя нога соскользнула с лежащей на полу бутылки, которая откатилась к выходу. Лоана выпрямилась.

— Воздуху? — спросила она с тревогой.

— Что?

— Воздуху?

— Не пойму, о чем ты.

— Ты говоришь, что тебе необходим глоток воздуха?

— Да. Для моих кровяных телец. Чтобы получить заряд энергии. Понимаешь, свежий воздух. Здесь очень душно, мы, похоже, вдыхаем уже выдохнутый воздух.

— Но ты же не можешь выйти в таком виде...

— Леди, я выходил и не в таком виде. Ах, понимаю, что ты имеешь в виду.

Она швырнула мне травяную юбочку и, как все девушки в таких случаях, промахнулась. Я рванулся, чтобы дотянуться и схватить ее, и моя нога за что-то зацепилась. Я схватил юбочку, но в этот момент моя нога опустилась на бутылку и я почувствовал, что взлетаю и парю в воздухе. Понимаю, что не мог улететь далеко, но мне казалось, что я ракета, запущенная в космос. Потом мое бедро коснулось чего-то, и я в полной растерянности понял, что лечу прямо на стену из листьев ко входу в домик. Хотя в данном случае, скорее, к выходу.

Что-нибудь четко сообразить уже не было времени, я почувствовал, как, наткнувшись бедром на перила, я перевалился через них, с грохотом пробив лиственную стенку, и вывалился из домика.

Где-то, как мне показалось, далеко за моей спиной что-то закричала Лоана, но я уловил только часть фразы:

— ..не уходи...

Я хотел было сказать ей, что я не хочу уходить, но было уже поздно.

Я уходил.

И вдруг я очутился в сумасшедшем мире цветов, звуков и ощущений. Я никак не мог взять в толк, что вывалился из «Индийской смоковницы» в Вайкики, я просто отказывался согласиться с этим — но это уже не имело значения, потому что я действительно падал.

Казалось, что я лечу одновременно в разных направлениях. Я ударился головой о толстую ветку, и из глаз у меня искры посыпались. В какой-то миг, к счастью очень краткий, я увидел под собой мирно гуляющих, глазеющих на витрины людей. Я отчаянно цеплялся за ствол, ветки, даже за листья. Но счастье изменило мне.

В последние мгновения своего падения в сознании у меня промелькнули сотни и тысячи сцен из прожитой жизни. Говорят, что за секунду человек может вспомнить события целого месяца своей жизни. Ах, как бы я хотел, чтобы происходящее со мной относилось уже к области воспоминаний.

Даже когда я грохнулся на твердую землю, воспоминания вспыхивали в моем сознании. Голливуд... Лас-Вегас... обнаженные женщины... грубые мужские лица... кровь, растекающаяся по спине мертвого мужчины... вспышки и грохот выстрелов... и соблазнительные красотки.



Глава 2

Когда Уэбли Олден позвонил мне и сказал, что у него неприятности и он рассчитывает на мою помощь, я слыхом не слыхивал об индийской смоковнице — баньяновом дереве.

Это было вечером в четверг, тринадцатого августа, и я был у себя дома — в «Спартан-Апартмент-отеле» в Голливуде, пытаясь в очередной раз добиться, чтобы мои аквариумные рыбки дали потомство. Я держал тропических рыбок уже несколько лет. Многие виды у меня размножались, но все мои попытки получить потомство от неонов были сплошным рассказом о поражении, провале, фрустрациях. Выведение неонов превратилось в фетиш, символ, цель. И я действовал с суровой решительностью.

Налево от входной двери в моей квартире стояли два аквариума для тропических рыб, но я заказал еще и третий, объемом в 20 галлонов, с чистой пресной водой, температурой в 78 градусов по Фаренгейту, то есть отвечавший всем требованиям, необходимым для выведения этих ярких маленьких рыбок. По крайней мере, я так думал. Но проклятые рыбы, похоже, думали иначе.

Это была прекрасная пара крупных неонов, хорошо откормленных живой дафнией и морской креветкой. Самка прямо-таки была набита икрой, и вот уже два дня они танцевали в воде танец, который я посчитал за прелюдию. Но ничего не происходило. Я даже хотел плеснуть в аквариум немного виски, думая, что, если они немного опьянеют и расслабятся...

И в этот момент зазвонил телефон. Это был Уэбли Олден.

Уэбб, старый приятель. Ему было тридцать восемь лет, холостяк, он был умен, остроумен, весел, отменного здоровья, всем нравился. Жил он не в Голливуде, а в маленьком городке Медина, недалеко от окраин Лос-Анджелеса.

Вначале — фотохудожник, и весьма неплохой. Потом он изобрел какие-то приспособления к фотокамерам и проявочному оборудованию и усовершенствовал портативный проектор так, что на нем можно было прокручивать и 8-миллиметровые, и 16-миллиметровые кинопленки. Он продал свои патенты на эти изобретения и стал миллионером. Сфера его финансовых интересов теперь простиралась от биржевой игры и спекуляций недвижимостью до издания весьма пикантного журнала. Он был гурманом, знатоком вин и женщин. Да, всегда женщины. Он был грубоватый проказник и повеса. Культурный и даже сдержанный, с манерами джентльмена, но повеса.

Поэтому неудивительно, что он издавал журнал, одно название которого чего стоило: «В-а-а-у!»[3].

«В-а-а-у!» — ЖУРНАЛ ДЛЯ НАСТОЯЩИХ МУЖЧИН.

Впрочем, в наши дни даже не совсем настоящие мужчины наверняка слышали об этом журнале, и ставлю пять против восьми, что многие из них тайком глазели на обложку этого журнала в газетных киосках. Наверное, ни один другой журнал не добивался столь впечатляющего успеха всего за год. Во главе его, кроме Уэбба, стояли еще несколько человек, но он был его главной движущей силой, что, видимо, и явилось залогом успеха. Однако была и еще одна причина — в каждом номере «В-а-а-у!» была фотография красотки с минимумом (если она вообще была) одежды. Действительно:

«В-а-а-у!» — не журнал мод.

Словом, главной причиной того, что журнал был безоговорочно признан мужской половиной населения США, была цветная фотография на развороте журнала. Каждый месяц в течение года на этой вкладке помещалась фотография очередной обнаженной красавицы, лица которой, независимо от позы, не было видно. Эта вкладка вскоре в обиходе стала называться, может быть, не вполне деликатно — «Попка месяца», хотя официальное название было «Женщины журнала».

Само собой разумеется, что фотографии этих красоток делал лично Уэбб. Я при мысли об этом не мог не ухмыльнуться. Я считал Уэбба одним из наиболее интересных и близких мне по духу мужчин, поэтому был рад услышать его голос в телефонной трубке. Пока он не сказал мне, в чем дело.

После необычно краткого приветствия он спросил:

— Шелл, ты можешь немедленно приехать ко мне? Я глянул на продолжавших резвиться неонов:

— Разумеется. А в чем дело?

— Я не хотел бы это обсуждать по телефону. Впрочем... Я только что вернулся из Гонолулу. Прилетел пару часов назад. И я... похоже, я потерял свою жену.

Я моргнул:

— Твою жену? — Я решил, что он меня дурачит. — С каких это пор у тебя появилась жена, Уэбб?

— Мы поженились сегодня утром на Гавайях и прилетели домой самолетом. Так ты приедешь? Я тебе тогда все расскажу. Может быть, ничего серьезного и нет, но мне бы не хотелось рисковать.

— Еду, — сказал я и повесил трубку.

Схватив пиджак и шляпу, я поспешил к двери. На ходу я плеснул виски «Канадиан клаб» в аквариум с неонами. Может быть, это поможет; а не поможет — попробую что-нибудь еще.

* * *

Август был жаркий, и верх моего «кадиллака» был опущен, позволяя теплому воздуху овевать лицо. Приблизившись к дому Уэбба, расположенному в районе на склоне холма, я сбросил газ. Когда-то у меня здесь были неприятности, связанные с одним делом, и с тех пор местная полиция меня в упор не видела. Особенно один детектив — сержант Фарли, который дал мне недвусмысленно понять, что он с удовольствием пристрелил бы меня при исполнении служебных обязанностей или даже в свободное время. Возможно, полицейские и не попались бы мне на пути, но на всякий случай я снизил скорость до установленного в Медине предела.

Уэбб жил в доме номер 947 по Пойнсеттиа-Драйв, самой высокой точке Медины, идущей параллельно Азалия-стрит. Эта улица круто взбиралась на холм, пересекая его вершину. Из домов, расположенных на разных уровнях, открывался прекрасный вид на огни Медины, переходящие вдали в сияние Лос-Анджелеса. В тех случаях, когда эти огни были видны, не было смога. Дом Уэбба, модерновой архитектуры, длинный и одноэтажный, располагался на гребне холма.

Я припарковался на Пойнсеттиа-Драйв и по каменной лестнице с перилами из плавника поднялся к крыльцу.

Уэбб уже ждал меня. Высокий и худощавый, с подвижным, угловатым лицом, которое осветилось улыбкой, когда он поздоровался со мной.

Мы вошли в прихожую, и он спросил:

— Чего-нибудь выпьешь, чтобы не мучиться похмельем, Шелл?

— Сегодня у меня нет похмелья.

— Это мы уладим. Виски?

— Прекрасно, благодарю.

Он подошел к бару, расположенному в углу. Гостиная была большая, с окном во всю стену, позволявшим любоваться прекрасным видом. Комната была набита книгами и журналами, валявшимися повсюду, некоторые открыты, некоторые сложены в стопки. На маленьком столике стояла наполовину выпитая чашка кофе. Повсюду были сувениры, привезенные Уэббом из самых разных мест: каменный мексиканский божок в одном углу, в другом — африканские маски и ритуальный головной убор с острова Бали. У дальней стены стояла вырезанная из дерева фигура Пана высотой в пять футов с распростертыми руками. Это была новинка, раньше я ее не видел. Я сказал об этом вслух, и Уэбб объяснил, что только привез эту статую с Гавайев.

Если гостиную можно было, с моей точки зрения, определить словами «лирический беспорядок», то характеристика следующей комнаты, в которой размещалась студия Уэбба, могла уложиться в одно слово — «хаос». Двойные двери на роликах были открыты, и в комнату можно было заглянуть. Слева на тяжелой треноге стоял стационарный фотоаппарат марки «спид-график», лампы и рефлекторы, пара прожекторов для подсветки была привинчена к потолочной балке. На полу в беспорядке переплетались электрические кабели и провода. Коробки с проявленными пленками, пачки негативов, увеличители, фотоаппараты, множество книг и журналов на стеллажах, полках, столах и на полу. В стене налево — две открытые двери: одна — в лабораторию Уэбба, а другая — в спальню.

— Как-нибудь я наведу здесь порядок, — сказал Уэбб за моей спиной. Я повернулся к нему, взял предложенный хайбол, а он продолжал:

— Это будет напоминать расчистку авгиевых конюшен, а? Нет только реки, которую можно бы направить в стойла, поэтому я до сих пор и не совершил этот подвиг.

— И никогда ты этого не сделаешь, Уэбб. Ты неисправимый бродяга, и жизнь в доме тебе не нравится. Он улыбнулся:

— Наверное, ты прав. Мы не можем сложить свой дом, как арабы... Слушай, это идея! Складной дом — квадратные брезентовые стены, двойные, с уплотнителем внутри... ставятся где угодно, а не хочешь ставить, используй вместо ковров. — Он отхлебнул из бокала. — Дарю тебе эту идею, мне сейчас не до этого.

— Вот я почти уже и миллионер. До начала легального грабежа.

— Ты имеешь в виду, разумеется, американские штурмовые отряды — налоговых инспекторов?

— Конечно, но тем не менее спасибо.

Мы уселись на диван, любуясь прекрасным видом из окна. Уэбб пару раз глянул на телефон, как бы ожидая, что он зазвонит. Потом он посмотрел на часы, допил свой хайбол и повернулся ко мне:

— В общем, так. Сегодня утром я зарегистрировал свой брак. На Гавайях. После официальной церемонии был небольшой банкет. Потом миссис Олден, — он смаковал эти слова, как бы катая их во рту, — и я сели в самолет и прилетели в Лос-Анджелес. Мы приземлились в девять утра. И я... потерял ее.

Я молчал. Морщины на его лице обозначились резче. После небольшой паузы он сказал:

— Она пошла привести себя в порядок после полета. Я ждал, но она все не возвращалась. Я ходил ее искать, было сделано объявление по радио. Так прошло около часа. Наконец я решил, что она что-то перепутала. Или не смогла меня найти и поехала ко мне домой... к нам домой. Собственно, мы за этим сюда и решили ехать — муж переносит молодую жену через порог на руках, ну и тому подобное. Но когда я приехал домой, ее здесь не было. Тогда я немедленно позвонил тебе.

Он поднес бокал ко рту, но, увидев, что он пуст, пошел к бару.

— Может быть, тут нет ничего серьезного, какая-нибудь нелепица, но я не могу не волноваться, вдруг с ней что-нибудь случилось, какая-нибудь авария...

Он снова сел на диван и посмотрел на меня, ожидая, что я скажу.

— Это... м-м... странно. Уэбб, я могу съездить в аэропорт, посмотреть, что к чему.

Он достал из кармана пиджака сложенную бумагу и протянул ее мне. Это был выписанный на мое имя чек на тысячу долларов. Я начал было протестовать, но он сказал:

— Не будь идиотом Я знаю, что ты бы сделал это для меня и без денег. Просто вдруг тебе понадобятся деньги, а если не понадобятся — вернешь.

— Расскажи мне о ней. Я ее знаю? У тебя есть ее фотография?

— Фото есть, но в данном случае оно вряд ли поможет. — Он хмыкнул и опять посмотрел на телефон. — Я действительно не очень хорошо ее знаю. Мы встретились, когда я делал ее фото для нашего журнала. Она пришла сюда в студию и... ну, я просто был очарован. На прошлой неделе мы снова встретились в Гонолулу. Я попросил ее стать моей женой. Она попросила дать ей подумать и на следующий день сказала мне «да», а сегодня утром мы зарегистрировали свой брак. Официальная церемония, а потом небольшой банкет. — Он нахмурился и покачал головой. — Есть тут, однако, что-то странное. Тогда это не произвело на меня особенного впечатления, но теперь...

— Странное?

— Да. Во время банкета я хотел снять несколько сцен кинокамерой. Так она отвернулась, видимо, не хотела попасть на пленку. Даже попросила меня не снимать, а наш брак хранить пока в секрете. Она предложила объявить о нашей женитьбе на банкете по случаю годовщины нашего журнала, который намечен на будущей неделе.

Он опять замолчал. Его замечание о банкете озадачило меня. Я знал, что примерно через неделю будет банкет по случаю завершения первого года издания журнала «В-а-а-у!». Должны были присутствовать редакция журнала, телевизионщики и двенадцать красоток, чьи фотографии красовались в первых двенадцати номерах. Вести церемонию должен был Орландо Десмонд, фотографии которого иногда помещались в журнале, а Уэбб должен был разрезать именинный пирог или что-то в этом роде. Но почему объявлять о женитьбе именно на этом банкете?

— Она должна была кое-что еще уладить, — продолжал Уэбб. — Возможно, кому-то что-то объяснить, не знаю. Тогда мне это показалось нормальным. — Он устало посмотрел на меня. — Может быть, у нее уже тогда были неприятности, но она не хотела мне о них говорить.

— А может быть, она сейчас в аэропорту, недоумевая, где ее муж? Ты сказал, что фотографировал ее в студии? Для журнала?

— Да. На разворот, ты знаешь. Все встало на свои места.

— Ты хочешь сказать, что она — одна из... — Я запнулся. — Одна из фотомоделей на развороте журнала?

— Да, ты это фото видел, Шелл. Это... Зазвенел телефон.

Лицо Уэбба мгновенно преобразилось, морщины разгладились, усталые глаза оживились, он широко улыбнулся:

— Я знал, что она позвонит... Как глупо с моей стороны...

Он двинулся к телефону, стоявшему на тумбочке у книжных шкафов, схватил трубку:

— Алло?

Несколько секунд он молча слушал. Ко мне он стоял спиной, и я увидел, как поникли его плечи.

— Что? — спросил он таким тихим голосом, что я еле его расслышал. Потом голос его окреп:

— Да вы, должно быть... что? — Он опять замолчал.

Я поднялся, пересек комнату и встал рядом с ним. Лицо его стало пепельно-серым, рот приоткрыт, губы тряслись. В глазах мелькнул ужас, затем он быстро заговорил:

— Да. Да, конечно. Я все сделаю. Нет, можете быть спокойны. Подождите, пожалуйста, не...

Я услышал щелчок, означавший, что на другом конце провода положили трубку. Уэбб не шевелился.

— Что случилось? — спросил я его.

Он медленно положил трубку, промахнулся, и она упала на полку тумбочки. Он нащупал ее и положил на аппарат.

— Это невероятно, — тихо сказал он, — невероятно.

— Уэбб, в чем дело? Что случилось? Он просто повторил:

— Невероятно, — потом посмотрел на меня потрясенно:

— Она... ее похитили.

Спустя десять минут я ничего нового не узнал. Мы опять сидели на диване, но Уэбб почти ничего не говорил. Наконец мне стало ясно, что он сознательно не хочет сказать мне ничего вообще.

— Ради Бога, Уэбб, — сказал я, — будь разумным. Если ее действительно похитили, тебе надо позвонить в местную полицию, а они пусть свяжутся с ФБР...

— Нет, — почти злобно сказал он. — Я собираюсь сделать все, как они сказали. Если я не подчинюсь, они могут убить ее.

— Но они всегда угрожают убийством...

— Когда она вернется, Шелл. Когда она вернется. Тогда я сделаю все, что ты сочтешь нужным. Но только тогда.

— Ты хотя бы расскажи мне о ней побольше, ты ведь даже не назвал ее имени, Уэбб. Откуда она родом, как выглядит, как...

— Нет! Не предпринимай ничего, Шелл. Как ты не можешь взять в толк? Я не хочу, чтобы ты знал ее имя, начинал расследование и мутил воду. Именно от этого они меня и предостерегали.

— Ты сказал «они»?

— Они... он, какая разница. Со мной говорил мужчина, и он сказал «она у нас» — поэтому я предположил, что он не один. Но в остальном все было совершенно ясно. Он точно сказал мне, когда и что делать, назвал сумму выкупа и добавил, что, если я не выполню точно их инструкций, она будет убита, я... никогда ее не увижу.

Лицо его исказилось. Некоторое время мы молчали. Потом я как можно спокойнее сказал:

— Уэбб, я больше не спорю с тобой. Но я по-прежнему считаю, что тебе с этими подонками не справиться — если дело обстоит так, как ты сказал. Ты можешь мне сказать, сколько они потребовали?

Он не взвился от этого вопроса, только спросил:

— А что?

— Если это профессиональная банда, размер выкупа должен быть весьма значительным, поскольку ты очень подходящая мишень — богатый молодожен. Но если размер выкупа определен лишь в несколько тысяч, скажем пять или десять, то дело может быть еще не так скверно, может быть, это любитель...

— Сумма названа: двести тысяч долларов. — Уэбб ничего не прибавил. Да и что можно было прибавить. Я спросил:

— А мог кто-нибудь узнать о твоей женитьбе? Ведь ты сказал, что брачная церемония состоялась только сегодня утром.

Он пожал плечами:

— Не знаю. Может быть, кто-то в Гонолулу... Я купил билеты на самолет на имя мистера и миссис Олден, разумеется. Больше ничего не приходит в голову.

— А что с этой кинопленкой, которую ты отснял после церемонии? Ты привез ее с собой?

— Нет, я отправил ее оттуда по почте. Пленку должны были проявить в Гонолулу и авиапочтой переслать сюда. Шелл, я думаю, тебе лучше уйти.

Я поднялся:

— Если ты хочешь, чтобы я сделал что-нибудь...

— Ничего не надо. Обещай мне ничего не предпринимать.

— Думаю, ты ошибаешься...

— Наплевать мне, что ты думаешь! Это мою жену похитили... — Он помолчал. — Обещай мне, что ты ничего не предпримешь, никому ничего не скажешь. По крайней мере, до тех пор, пока есть шанс, что она вернется невредимой.

— О'кей, Уэбб, — вздохнул я. — Даю слово. У двери он положил мне руку на плечо и мягко сказал:

— Не обращай внимания на то, что я был слишком резок с тобой. Я улыбнулся:

— О чем говорить. Как-нибудь сочтемся. Он тоже улыбнулся:

— Мне надо было на кого-нибудь зарычать. — Он снова погрустнел. Потом, поколебавшись, добавил:

— А ведь это должна была быть моя первая брачная ночь.

На следующий день никаких вестей от Уэбба не было. Я отправился в деловую часть города, где располагалась моя контора, но ни на чем не мог сосредоточиться, все думал о случившемся вчера. Вернувшись домой, я принял душ, поел и слонялся по квартире, осыпая проклятиями неонов в аквариуме — виски им пользы не принесло. Возможно, надо было плеснуть им джину. А вот будет потеха, если у меня в аквариуме два самца. Но если это так, то один из них был самым толстым из всех виданных мной самцов.



Я все думал об Уэббе. И о его жене. Интересно, жива ли она? Вчера мне не хотелось говорить Уэббу, что мне известны случаи, когда жертву убивали сразу же после похищения, а выкуп, если он выплачивался, выплачивался уже за труп.

Что бы ни случилось с девушкой, которая теперь стала миссис Олден, до вчерашнего дня она была живой и жизнерадостной. Потому что Уэбб сказал, что она позировала для журнала «В-а-а-у!», была одной из фотомоделей. А уж они-то все были живыми, жизнерадостными и красивыми. И, в своем роде, все они были знаменитостями.

Спустя немногим больше месяца после того, как вышел первый номер журнала, было заключено соглашение, по которому девушки, позировавшие в журнале, должны были участвовать в шоу в большом казино — отеле «Алжир», принадлежавшем крутому гангстеру по имени Эд Грей. Они должны были позировать в том же виде, что и на фотографиях в журнале...

В мозгу моем сверкнула моя собственная фраза. Крутой гангстер?

Безусловно, Грей таковым и был. Я не был уверен, что он являлся владельцем «Алжира»; большинством игорных домов в Лас-Вегасе владели синдикаты. Но я точно знал, что ему полностью принадлежал другой игорный клуб — «Пеле» на Гавайях. Но вполне возможно, что все это пришло мне в голову потому, что я нервничал. А нервничал я изрядно.

Я позвонил Уэббу.

Он ответил сразу же, после первого звонка.

— Уэбб, это Шелл, — сказал я. — Я все же решил тебе позвонить и... Он прервал меня:

— Все в порядке, Шелл, — сказал он веселым голосом. — Она вернулась. Все прекрасно, и мы на днях хотим пригласить тебя к обеду.

— Чудесно, Уэбб, это великолепно! Но послушай, дружище. Теперь, когда она... Уэбб? Уэбб?

Он положил трубку.

Меня это озадачило. Но потом я подумал, что Уэбб, только что перенесший на руках новобрачную через порог своего дома, вряд ли сейчас расположен к длинным телефонным разговорам. Я положил трубку и смешал себе коктейль. Но где-то во мне звучала беспокоящая тревожная нотка. На Уэбба, чем бы он ни был занят, совершенно не похоже, чтобы он оборвал разговор, даже не попрощавшись. Видимо, кто-то помешал ему говорить.

Да, на Уэбба это было не похоже. Если бы он не хотел разговаривать, он бы просто не поднял трубку. Тревога росла во мне. Может быть, на самом деле его жена не вернулась, а он так говорил со мной, чтобы я ни о чем не думал, не беспокоился и не проверял. А может быть, я просто спятил?

Но я опять взял телефонную трубку и набрал его номер. Занято.

Тревога моя усилилась, и я почувствовал холодок внизу живота. Я надел наплечную кобуру и засунул в нее мой «кольт-спешиэл». Может быть, я и сумасшедший, но так или иначе я должен убедиться, что все в порядке.

Дом Уэбба был ярко освещен. Я поставил машину у начала каменной лестницы, вышел и на секунду остановился. Теперь, приехав сюда, я был готов думать, что все дело в моем слишком живом воображении, заставившем меня нестись к его дому сломя голову. Вряд ли Уэббу понравится мое появление, если он хотел быть для всех недосягаемым примерно на неделю.

И тут я услышал бьющий по нервам резкий звук. Он донесся сверху, откуда-то изнутри дома. Безошибочно четкий в ночной тишине, недвусмысленный, неприятный и жестокий. Это был выстрел.

Глава 3

Я уже мчался по ступеням лестницы вверх, когда, словно эхо первого, раздался второй выстрел.

— Уэбб! — завопил я.

Голос мой звучал громко, но я и хотел, чтобы меня услышали. Я снова прокричал имя Уэбба, перепрыгнул через последние ступеньки и толкнулся в парадную дверь. Дверь была заперта. Если не считать двух выстрелов — ни звука. Я двинул по двери ногой, и замок с треском вылетел. По инерции я влетел в комнату. В студии Уэбба сияли лампы.

Я споткнулся, но быстро восстановил равновесие, не замедлив движения. Свет слева от меня источали фоторефлекторы. Что-то лежало на полу студии — тело. В тот момент, когда я влетел в студию, справа от меня какой-то человек вышел, хлопнув дверью. Я выхватил револьвер из кобуры. В этот момент уголком глаза я уловил какое-то движение слева от себя.

Я повернул туда голову. Это была женщина, выходившая в смежную спальню. Она едва мелькнула, но я успел заметить за эту долю секунды, что одежды на ней не было, а за собой она тащила одной рукой халат.

Но прежде, чем я все это осознал, в окне рядом с дверью направо, через которую вышел мужчина, разлетелось вдребезги стекло и раздался звук выстрела и как будто кто-то дернул меня за рукав.

Я повалился на пол и не целясь выстрелил в сторону окна. Упав, я перекатился в сторону, налетел на рефлектор, зацепился ногой за кабель, который как змея обвил мое колено, дернулся — и свет погас. В наступившей темноте я увидел вспышку — в меня опять выстрелили. Распростершись на полу, я направил свой револьвер туда и дважды нажал на спусковой крючок.

Я услышал звук шагов снаружи дома и рванулся к двери. Нога моя за что-то зацепилась в темноте, и я упал. Когда я поднялся, не было слышно ни звука, потом взревел автомобильный мотор. Когда я добежал до границы участка, звук мотора был уже еле слышен. Ниже меня на улице метрах в ста снова сверкнули автомобильные фары, и машина скрылась из виду. Донесся скрип шин по асфальту, и наступила тишина.

Через минуту я уже вернулся в дом, на ощупь прошел через студию, нащупал кабель, который я выдернул при падении из розетки, и стал искать эту розетку на стене. Вдруг за моей спиной раздался такой звук, как если бы огромный краб полз по полу, царапая клешнями дерево. Потом свистящий звук. Волосы у меня встали дыбом и холодок пробежал по спине, когда я понял, что это такое.

Это умирающий человек царапал пальцами пол. Я воткнул вилку в розетку, вспыхнул свет, и я повернулся. Один рефлектор устоял на подставке, а другой хотя и упал, но продолжал гореть. Его луч падал на лицо, лицо Уэбба.

Он лежал ничком, левая рука вытянута вниз, правая — на уровне плеча, глаза открыты. Пальцы его шевелились, скребли по полу. Больше не было никакого движения, никаких звуков — только пальцы как бы продолжали жить своей отдельной жизнью. Но вот и они перестали шевелиться. Смерть.

— Уэбб! — окликнул я.

Я обращался к нему, но знал, что это бесполезно, что он меня не слышит, что он мертв. — Но я говорил, словно мы сидели с ним за столом:

— Уэбб, старина. Вставай. Ты же не умрешь. Вставай, Уэбб!

Я коснулся его, попытался нащупать пульс на запястье, на шее, но пульса не было. Кровь расползлась по белой рубашке, два кровавых потока. По одному на каждый выстрел, пославший пулю Уэббу в спину.

Я поднялся. Один рефлектор был направлен в тот угол, где Уэбб делал свои фотопортреты. Он мягко высвечивал вырезанную из дерева фигуру Пана, которую я видел прошлым вечером. Чувственные, улыбающиеся губы, глаза с тяжелыми веками.

Угол был затянут тяжелым красным бархатным занавесом, на который был направлен стационарный фотоаппарат Уэбба «спид-график» со свисающими с затвора проводами. Кадродержатель был на месте, а рядом на стуле лежали два темных слайда. Я вынул кадродержатель и, держа его в руке, направился в комнату, в которую выбежала девушка.

В студии был небольшой столик, заваленный книгами, катушками пленки и рамками, в которые вставлялись слайды. Положив кадродержатель на столик, я пошел в спальню. Дверь, ведущая в сад за домом, была открыта. На кровати в беспорядке лежали женские вещи. Белый бюстгальтер и трусики, зеленое, свободного покроя платье. На ковре у кровати лежали зеленые лакированные туфли на высоком каблуке и пара нейлоновых чулок. Я посмотрел на ярлык, пришитый к вороту платья, — «Моды Капиолани».

Я вышел в гостиную, намереваясь позвонить в полицию, но вдруг заколебался. Здесь Медина. Не какой-нибудь другой город Калифорнии, а именно Медина. Два года назад я занимался здесь одним делом, выявил шайку громил. Мой клиент лишился драгоценностей и мехов на пятьдесят тысяч долларов, а я через два месяца вернул их ему. Банда состояла из двух рецидивистов и... трех полицейских из местной полиции. Один из них — позднее осужденный и посаженный в Сан-Квентин[4] — был молодой полицейский, которого звали Джордж Фарли. У него в местной полиции работал брат — сержант-детектив Билл Фарли. Его по этому делу не привлекали, но приятного для него было мало. Он клялся, что я просто подставил его брата, никак не мог согласиться с тем, что его братец оказался вором.

Два года назад сержант Билл Фарли работал в отделе по расследованию убийств; интересно, где он работает теперь. Одно я знал твердо: он меня смертельно ненавидел.

Я набрал номер дежурного в полицейском управлении. И тут я услышал вой сирены. Звук приближался и нарастал. Кто-то, видимо, уже сообщил в полицию о выстрелах. Я положил трубку и подошел к двери. В этот момент у дома остановилась патрульная машина. Едва из нее выскочили двое полицейских, подъехала еще одна машина, остановившись рядом.

Полицейские держали револьверы наготове. Я вошел в комнату и сказал им, что убит человек, тело которого лежит в соседней комнате. Один из полицейских, держа меня на мушке, спросил, что я здесь делаю.

Я сказал:

— Я Шелл Скотт. Я друг... — Больше мне сказать ничего не удалось.

— Скотт! — произнес кто-то в дверях. Всего одно слово, но произнесено оно было так, словно являлось ругательством. В дверях стояли двое в штатском. И первым из них был Билл Фарли. Почти шести футов ростом, широкоплечий, крепкий, с полным лицом. Он вошел в комнату, вытаскивая из поясной кобуры револьвер с укороченным стволом. — Скотт! — повторил он с ноткой удовлетворения.

Полицейский доложил ему о том, что я сказал, и Фарли тяжело прошел в студию, вернулся и поманил туда другого в штатском. Затем он махнул в мою сторону револьвером и рявкнул:

— А ну подыми лапы, Скотт? Руки на стену!

— Не так шустро, Фарли.

— Руки вверх! — Его маленькие глазки налились кровью.

Я не сказал вслух рвавшихся из меня слов, медленно поднял руки. Повинуясь его рычащим командам, я отодвинулся от стены, опираясь на нее ладонями. Он забрал мой револьвер из наплечной кобуры и отступил.

— Выверни карманы, — сказал он. Я опустил руки и посмотрел на него:

— Не заходи слишком далеко, сержант.

— Лейтенант. Выворачивай карманы.

— Ты даром теряешь время. Примерно пять минут назад неизвестным был застрелен Уэбли Олден. Лица его я не разглядел, но он уехал на машине налево по улице. И еще здесь была девушка...

— Ты будешь делать, что тебе говорят, Скотт?

— Фарли, ты дурак. Я приехал сюда через пять минут после...

Он осклабился и сделал шаг ко мне, поднимая левую руку. Я сжал пальцы правой руки в кулак.

— Шелл! — Другой полицейский в штатском негромко обратился ко мне, стоя в дверях студии.

Когда я увидел Фарли, я не обратил внимания на второго полицейского, но сейчас я узнал его. Мы с ним тоже встречались два года назад, но отношения наши были нормальными. Это был приятный парень по фамилии Дуган. На Фарли он не был похож. Я разжал кулак. Фарли очень хотел, чтобы я его ударил, это прямо написано было у него на лице. Уж тогда-то у него бы появилась возможность порезвиться со мной по-настоящему.

Я отвернулся от него, стиснул зубы и вывалил все из карманов в кучу на стол. Один из полицейских в форме говорил по телефону. Фарли рассматривал содержимое моих карманов.

Я попытался еще раз:

— Фарли...

— Лейтенант Фарли.

— Лейтенант Фарли! Пока ты здесь великолепно изображаешь идиота, тот, кто убил Уэбба, отваливает из Медины. — Я глотнул и перевел дыхание. — Хотя, если у него есть хоть капля ума, ему лучше остаться в этом городе. Здесь он будет в безопасности.

Фарли усмехнулся, взвесил мой кольт в своей ручище и резко открыл барабан, хотя для этого резкости и не требовалось. Фарли весил за двести фунтов, массивный мужик. Выглядел он толстым и не шустрым, но очень сильным.

— Из этого револьвера совсем недавно стреляли, — довольно произнес он. — Три раза. — Он резким движением кисти вернул барабан на место.

У меня вспотели ладони.

— Ты хочешь, наконец, узнать, что случилось, Фарли?

— Я послушаю это в конторе.

— Не собираешься же ты меня задерживать?

— Почему же?

— Ты, несчастный дубоголовый... Если ты, толстолобый...

— Заткни пасть. — Его загорелое лицо потемнело от прилива крови. — Еще раз пасть откроешь, я тебе ее заткну собственноручно.

Значит, вот как обстоят дела. Я посмотрел на Фарли:

— Ладно, пусть будет по-твоему, приятель. Пока. Я, пожалуй, позвоню по телефону.

— Зачем?

— Чтобы вызвать своего адвоката.

— Адвокат тебе понадобится. Сможешь его вызвать из полиции.

«Ага, — подумал я, — на днях или раньше». Прежде чем выйти, я еще раз посмотрел на труп Уэбба. По комнате расхаживали какие-то люди, проводили мелом линии на полу, фотографировали со вспышкой, чертили диаграммы и что-то писали. Почему-то это показалось мне непристойным, а когда я выходил из комнаты, мне вспомнились последние слова Уэбба, сказанные вчера вечером. Он сказал, что это должна была быть его первая брачная ночь. Похоже, так оно и вышло, только он обручился со смертью и уснул навсегда.

Фарли подтолкнул меня ладонью в спину. Мы спустились вниз по лестнице, сели в полицейскую машину и поехали в полицейский участок Медины.

С восьми тридцати вечера пятницы до почти девяти часов утра субботы они держали меня в комнате для допросов, при этом команды полицейских менялись, обрушивая на меня груду вопросов. Одни и те же вопросы, снова и снова. При этом направленная мне в лицо лампа сияла как маленькое солнце, а из деревянного сиденья стула, казалось, начали расти иголки. Вскоре я уже говорил только:

— Я на это уже ответил девятнадцать раз, несчастные вы недоноски.

У них, разумеется, нежных чувств ко мне не прибавилось, но в девять утра субботы они были вынуждены меня отпустить. Помог мне и умный, изворотливый адвокат, но главным было то, что меня не в чем было обвинить. Рассказ мой подтвердился, пули, попавшие в Уэбба, были выпущены не из моего револьвера. Одна из пуль, выпущенных мной в сторону окна, засела в оконной раме, и баллистическая экспертиза подтвердила, что она вылетела из ствола моего револьвера.

В девять утра я получил назад свои вещи, включая мой «кольт-спешиэл» 38-го калибра, и был готов отправиться восвояси. Фарли проводил меня до двери. Он был бодр и полон энергии. Ему понравилось меня допрашивать.

— Один совет, Скотт, — сказал он. — Держись как можно дальше от Медины.

— Катись к черту!

— С него все — как с гуся вода. Не мешайся в это дело. Этим занимается полиция. И я не хочу, чтобы ты путался под ногами и все портил.

Он ни разу не выругался в мой адрес, и то, что он сказал, особого значения не имело. Важно было то, как он это сказал. Каждое слово словно растягивалось у него во рту.

— Как ты до сих пор не можешь вбить в свою тупую голову, что мне наплевать, чего ты хочешь, а чего нет?

— Ты просто держись подальше от нашего города, Скотт. И не надо мешать.. Держи свой нос подальше. А высунешься — я моментально упрячу тебя в камеру...

— За какие грехи? За то, что я делаю свою работу?

— Я найду за что. — Он ухмыльнулся, собрав складки кожи вокруг рта. — Повод будет, и не один.

И, разумеется, он был именно тем человеком, который мог бы это сделать. Я почувствовал себя так, словно съел недокормленного стервятника, питающегося падалью, вместе с перьями. Я посмотрел на него, на толстое, похожее на резиновую маску лицо, маленькие глазки и сказал:

— Фарли, ты беспокоен. Я всегда работаю в контакте с полицией. С ребятами, которым много чего говорят и мало платят, которые делают важную работу и которых не больно-то уважают. Я встречался с сотнями полицейских, многих из них хорошо знал. Мой лучший друг в Лос-Анджелесе — капитан уголовной полиции. Я знавал и таких, от которых у меня начинал болеть живот. Но ты, дружище, -+— это конец. — Я сделал паузу. — И я готов держать пари, что даже ты понял, какой конец я имел в виду.

Я подумал, что он меня двинет или хотя бы попытается это сделать. Но он одумался, только уставился на меня своими маленькими глазками. Я повернулся и вышел. Во рту у меня был вкус тухлятины.

Около девяти тридцати я уже ехал мимо дома Уэбба. У подножия лестницы стояла полицейская машина, а около нее разговаривали двое полисменов. Я поставил машину за углом. Там полицейских не было. Я закурил и стал обдумывать случившееся.

Машина, умчавшаяся вчера в такой спешке, надо думать, была далеко отсюда. В ней, без сомнения, и был убийца. Ну а обнаженная девушка, которая тащила кусок ткани или же халат? В халате она далеко уйти не могла. Куда она делась? Тоже села в машину? Или, что более вероятно, просто побежала подальше от насилия и стрельбы? Но куда?

Мне вспомнилась картина в студии: камера и софиты стояли так, словно Уэбб вот-вот собирался начать съемку или только-только закончил съемку. Снимал он, очевидно, свою жену, так как по телефону он мне сказал, что она несколько минут назад пришла домой. Но в общем ситуация была мне не вполне понятной.

Либо жена Уэбба пришла домой, и он фотографировал ее, либо девушка, которую он фотографировал, не была его женой. Первое было вполне вероятно, хотя и несколько странно. А если ему позировала не его жена, то кто это был? И, во имя всех святых, объясните мне, зачем Уэббу в данных обстоятельствах потребовалось фотографировать, да еще постороннюю девушку?

И еще меня беспокоило вот что: если Уэбб уплатил выкуп и его жена была отпущена похитителями, то почему его убили?

Я погасил сигарету, вышел из машины и направился к задней двери дома. Легко было себе представить, что со мной сделает Фарли, если ему доложат, что Шелл Скотт что-то вынюхивает на месте преступления. Однако получить ответы на все вопросы, только лишь размышляя о них, невозможно. А Фарли пусть катится к черту. Я вошел в дом через ту же самую дверь, через которую убежал вчера убийца. В пустой студии на полу мелом был очерчен силуэт человеческого тела. Я вспомнил, как его ногти царапали пол.

Потом я миновал меловые линии и подошел к двери спальни. С кровати исчезло покрывало, но столик, на котором в беспорядке было навалено множество вещей, вроде бы никто не трогал. Книги, коробки с пленками, куча кадродержателей. Верхний из них лежал под углом к другим, так, как я его вчера положил. Несомненно, именно его я и извлек из фотоаппарата, и было много шансов на то, что в нем находился отснятый кадр. Этот кадр мог бы дать ответы на многие вопросы. Разумеется, в цвете. Я положил предположительно отснятый кадр в карман пиджака, повернулся и быстро двинулся к боковой двери. Когда я проходил мимо двери в гостиную, открылась передняя дверь.

— Эй! — крикнул кто-то.

Но я, даже не посмотрев в его сторону, вылетел в дверь и помчался к машине. Прежде чем этот человек вышел из дома, я уже был в машине и нажимал на стартер. Мотор завелся, я включил скорость и оглянулся. Это был полицейский в форме, но лица его я не разглядел и надеялся, что он моего тоже. Мой «кадиллак» двинулся вперед, и я выжал педаль газа до предела.

* * *

В нескольких кварталах от «Спартан-Апартмент-отеля» находилась фотостудия, где я в свое время купил два фотоаппарата, там же я покупал пленку и отдавал отснятую для проявки и печатания. Я оставил парню по имени Гарольд, который проявлял и печатал, свой кадродержатель с негативом, попросив его как можно скорее проявить его и отпечатать снимки, если будет что печатать. Потом я поехал к себе домой.

Я поставил машину напротив своего дома, вышел и наискосок через улицу направился к подъезду. В этот момент откуда-то слева раздался выстрел, пуля просвистела у меня над ухом, срикошетила от кузова автомобиля и вонзилась с чмоканьем в ствол дерева. Все четыре звука как бы слились в один. Я рванулся в сторону, прыгнул и упал на траву газона. Затем вскочил на ноги и прижался к стене дома, держа револьвер в руке.

Больше выстрелов не было. Я слышал шум нескольких автомобилей. Один из них проехал мимо меня. Им управляла пожилая леди с видом одновременно осторожным и бесшабашным. Через минуту из ствола дерева на другой стороне улицы я выковырял пулю, но тот, кто стрелял, очевидно из автомобиля, был уже далеко. Гильзы тоже нигде видно не было.

Впрочем, одно я узнал наверняка. Когда вчера вечером убийца Уэбба стрелял в меня, он был в темноте, а я на ярко освещенном месте. Я потом еще подумал, хорошо ли он меня разглядел.

Теперь я знал. Он разглядел меня хорошо.

Дома я принял холодный душ, но никак не мог успокоиться. Я так разгорячился, что, наверное, был огнеопасен.

Последние часов пятнадцать навалились на меня тяжеленной ношей. Похищение, убийство Уэбба, столкновение с Фарли, комната для допросов в Медине. Уэбб был мертв, и дважды я сам чуть не стал покойником. Кто-то должен был за это ответить, даже если для этого мне придется переплыть реку, текущую кипящим навозом и кишащую огнеупорными пираньями.

В спальне, когда я переодевался, я обнаружил на туалетном столике сложенный листок бумаги. Это был чек на тысячу долларов, который Уэбб выписал мне. Вообще-то я этих денег еще не заработал, однако я положил чек в бумажник. Заработаю — предъявлю к оплате.

По телефону я связался с банком, в котором Уэбб держал свои основные капиталы. Меня соединили с управляющим, знавшим меня, и он дал мне нужную информацию. Вчера утром Уэбб был в банке, где получил сто пятьдесят тысяч долларов наличными и продал на сорок тысяч ценных бумаг.

Итого: двести тысяч долларов. Значит, он уплатил выкуп.

Я поджарил яичницу-болтушку из нескольких яиц, которая видом и вкусом напоминала желтую резину, и сварил кофе. В глазах у меня все еще стояли скребущие пол пальцы Уэбба. Чтобы прогнать это видение, я стал смотреть на аквариум. Ничего. Может быть, это были не два самца, а две самки. А может быть, это были рыбы-миссионеры и они даже не пытались...

Я взял ящичек, в котором держал оружейные принадлежности, уселся на большой, коричневой кожи диван, вычистил, смазал и зарядил свой кольт.

Совершенно очевидно, что убийца Уэбба теперь пытается убить меня. Я понятия не имел, кто он. Но одно могло помочь мне; надо было разыскать девушку, которая прошлым вечером была в доме Уэбба. Незадолго до того, как он был убит, Уэбб собирался ее фотографировать и даже сфотографировал. Теперь я думал, что это и была новобрачная. Трудно предположить, чтобы в тот вечер он стал фотографировать кого-то, а не свою жену. Отныне я решил исходить из этого и надеяться, что она жива.

Ну а предположив это и помня, что Уэбб сказал мне насчет того, что женился на одной из двенадцати девушек, позировавших для журнала, остальное представлялось совсем простым: узнать имена и адреса этих девиц и спросить каждую из них, не выходила ли она за Уэбба замуж. Та, которая скажет «да», расскажет и обо всем остальном. Похоже, операция предстояла не из сложных.

Редакционный офис «В-а-а-у!» находился на Десятой улице в Медине. Я позвонил туда и попал на мужчину с голосом флейты, а когда я спросил его насчет имен и адресов «Женщин журнала», голос его стал звучать как флейта-пикколо:

— Это просто невозможно, немыслимо... — и так далее.

Реакция его была мне понятна. Наверно, тысяч восемнадцать мужчин до меня пытались под разными предлогами заполучить эти имена и адреса.

— Послушайте, — сказал я, — мое имя Шелл Скотт. Я частный детектив и расследую обстоятельства смерти Уэбба Олдена.

— Ага!

— Он был моим хорошим другом... Но что вы, черт возьми, хотели сказать этим «ага!»?

— Скотт, да? Лейтенант Фарли предупредил меня, что вы можете объявиться. Он сказал, что если вы обратитесь к нам..

— Это не важно. Я догадываюсь, что он сказал.

— Я вынужден буду информировать лейтенанта Фарли...

Он еще верещал, когда я положил трубку.

Фарли становится гнойным нарывом, который следовало бы вскрыть. Но есть и другие пути, более простые. Когда люди вступают в брак, они указывают свои имена и адреса в свидетельстве о браке. Вот как просто.

Я заказал междугородный разговор с городским муниципалитетом в Гонолулу. Взявший трубку клерк уведомил меня о том, что информация о зарегистрированных браках хранится в статистическом бюро департамента здравоохранения, и дал мне их номер телефона. Я позвонил туда. Пока новый клерк искал запрошенные мною данные, новая идея пришла мне в голову. Действительно, Уэбб был убит на другой день после того, как женился, но жениться-то он успел.

А это означало, что его жена унаследует больше миллиона долларов. Или, по крайней мере, все, что от этого останется после налета штурмовых отрядов — налоговой инспекции. Странно, что я раньше не рассматривал ситуацию с этой точки зрения. Знакомое ощущение — по спине пробежал холодок.

Клерк вернулся к телефону. Через пару минут я, озадаченный, положил трубку.

В Гонолулу не было никаких данных о том, что Уэбб там зарегистрировал свой брак. Нет, ни тринадцатого, ни двенадцатого августа... Я нахмурился.

Уэбб, безусловно, женился под своим собственным именем. Уэбли Олден — было его настоящее имя, не псевдоним, все те годы, что я его знал. Он сам сказал мне, что женился тринадцатого августа, в четверг, и во время церемонии снял ее на кинопленку. Пленка!

Я позвонил в отделение компании «Кодак» в Лос-Анджелесе. Они сказали мне, что Уэбб заказал предварительно пленку, которая и была проявлена филиалом компании в Гонолулу и, как всегда, была отправлена в адрес мистера Олдена авиапочтой. Завтра суббота, значит, пленку доставят по адресу Уэбба в Медине в понедельник.

В два часа дня зазвонил телефон. Это был Гарольд из фотостудии.

— Ну, есть что-нибудь на этих кадрах? — спросил я.

— На одном есть, Шелл. Только что вынул из кюветы мокрый отпечаток. Другой кадр не был использован, но и одного хватит и еще останется. Где ты его откопал?

Я ощутил легкую дрожь:

— Гарольд, что на этом кадре?

— Красотка. Обнаженная красотка. Ну и работа хороша. Снимал явно профессионал.

— А как выглядит эта девушка?

Он засмеялся:

— Не знаю, как тебе ее описать. — Он засмеялся опять, очевидно думая о чем-то забавном. — Лучше приезжай и посмотри сам.

— Я буду через три минуты. Или меньше. Когда я влетел в фотостудию, Гарольд уже ждал меня. Мы спустились в подвал, где находилась фотолаборатория.

— Вот она. — Он указал на стену, где на темном дереве скотчем был прикреплен цветной отпечаток размером четыре на пять дюймов.

Я посмотрел на него и не смог оторвать глаз.

— Она еще немного влажная, прямо из сушилки. Хороша?

— Хороша.

Фотография действительно была хороша. Вглядываясь в яркий, четкий снимок, я на мгновение даже забыл, почему я так стремился увидеть его. Забыл о том, что надеялся таким образом выйти на жену Уэбба, то есть на женщину, которая в момент убийства находилась в доме. Забыл о том, что это улика.

Да, все это было так, но было и нечто большее.

Это была очаровательная попка.

Чудесный, изумительный, будоражащий задик; два холма Афродиты; бесстыдная, вызывающая попка. То есть она как бы являлась центром композиции, но, справившись с первым впечатлением, я заметил, что на фотографии было много чего еще.

Это была фотография обнаженной женщины, спиной к зрителю. А за ней, дальше от нас, Пан. Пан — козлоногий бог. Это была вырезанная из дерева фигура, которую я видел в гостиной Уэбба, а потом в его фотостудии. Толстые, плотоядные губы и прямо-таки живые глаза косились на обнаженную женскую плоть. Руки были вытянуты вперед и как бы обнимали тонкую талию женщины, притягивали ее к себе.

О самой женщине я ничего не мог сказать: какое у нее лицо, цвет волос или глаз — ничего о ее внешности, если не считать центра экспозиции. Тело женщины было видно только от середины спины до середины бедер. Волосатая нога с раздвоенным копытом была поднята. Фоном был красный бархатный занавес, который я уже видел в студии Уэбба.

Внезапно я понял, что именно такую фотографию Уэбб поместил бы на вкладке в своем журнале. Что за черт! В свою первую брачную ночь? Нет, тут что-то не так.

В этот момент я услышал голос Гарольда:

— Хочешь я это отретуширую? — Он показывал на левую половину центра внимания этой очаровательной попки. Четыре небольших коричневых пятнышка образовывали почти правильный прямоугольник. Веснушки.

— Ни в коем случае, — сказал я, — это самая важная часть картины.

— Ты что, больной? — хмыкнул он. — Есть кое-что и поважнее веснушек.

— На этом снимке нет!

И это было правдой. Однако опять возникали все те же вопросы. Почему Уэбб фотографировал свою жену в такой позе, почему он вообще ее фотографировал в вечер ее счастливого возвращения? Я знал, что Уэбб одержим своей работой, он всегда был немного эксцентричен, но он не походил на парня, заказывающего мартини, чтобы выловить оливку из коктейля.

Но по той или иной причине эта фотография, безусловно, была сделана Уэббом вчера, незадолго до его смерти. Значит, именно эту девушку мне и предстоит отыскать. Мои предыдущие попытки сделать это ничего не дали, никуда меня не привели. И может быть, что и теперь ничего не получится. Но не все еще потеряно. Теперь у меня есть с чего начать, нечто осязаемое.

Хотя по-прежнему не знаю, как выглядит эта девушка, но у меня есть улика. "У меня есть фотография ее попки.

Все, что мне остается сделать, — это найти ее.

Глава 4

Вернувшись домой, я налил себе виски и достал все двенадцать номеров «В-а-а-у!» за прошлый год. В конце концов, я же подписчик, а не нравится — катитесь к дьяволу.

В аквариуме бодро резвились слегка поддатые, но по-прежнему совершенно безнадежные неоны. Я устроился на большом, обитом темно-коричневой кожей диване, разложив журналы и новое цветное фото на кофейном столике, крышка которого носила следы от мокрых стаканов, тлеющих сигарет и неизвестного происхождения царапин, отхлебнул из бокала, закурил и начал охоту, поиск.

Первый номер журнала, сентябрьский, появился год назад, а двенадцатый, августовский, только недавно исчез в газетных киосках. Гвоздем каждого номера было фото красотки. В первых трех номерах (сентябрь, октябрь, ноябрь) — осенних — это были шатенки. В следующих трех номерах — зимних — брюнетки. Весной — блондинки, рыжие — летом.

Все девушки были сняты хотя и в полный рост, но под таким углом, что лица не было видно. Иногда — полупрофиль, иногда — упавшие на лицо волосы натурщицы, словом, ни на одной фотографии лица позировавшей толком разглядеть было невозможно. На страницах журнала вовсю рекламировалась идея Уэбба, состоявшая в том, что каждая из натурщиц, спустя ровно год после выхода номера с ее фотографией, снова будет позировать для фото, но на этот раз лицом к зрителям. И все девушки были так прелестны, что сотни и тысячи мужчин с лихорадочным нетерпением ожидали, когда же можно будет увидеть лица Сентября, Октября, Ноября и так далее до конца.

Мне это облегчало задачу. Считая, что на моем цветном фото изображена жена Уэбба, и памятуя о том, что, по его словам, он женился на одной из двенадцати фотомоделей журнала, мне оставалось только сравнить свой снимок с фотографиями двенадцати «В-а-а-у!». И если интересующее меня место (а вы помните это место) совпадет с аналогичным местом, скажем, Июня — значит, мне нужна девушка Июнь.

Но все оказалось не так-то просто. Я просмотрел все двенадцать номеров журнала, но ни на одной фотографии никаких веснушек не обнаружил. А без веснушек — будем откровенны до конца — особой разницы между ними не было, все они были великолепны. Они, конечно, отличались друг от друга, немножко тут, немножко там, но не настолько, чтобы можно было уверенно идентифицировать какую-либо из них.

Отсутствие веснушек озадачило меня, пока я не вспомнил, как Гарольд спрашивал меня, хочу ли я «отретушировать снимок». Конечно же негативы, с которых печатались фотографии в журнале, были отретушированы. Думаю, что Уэбб сделал бы у себя в лаборатории то же самое.

Но я бы не сказал, что зашел в безвыходный тупик. Одна линия расследования у меня оставалась. Это — двенадцать девушек «В-а-а-у!».

Нет, я не попал в тупик. Я просто не знал точно, как мне действовать дальше.

Мне было противно это делать, но по зрелому размышлению я решил позвонить в полицию Медины. Дело Уэбба Олдена вел Фарли, поэтому пришлось говорить с ним. Приятного в этом было мало.

Я сказал ему, что свидетельницей преступления, о которой я говорил в своем заявлении, сделанном вчера, была одна из двенадцати натурщиц журнала «В-а-а-у!». Я объяснил, что она может быть идентифицирована по веснушкам (вы помните, на каком месте). Но я еще говорил, а мои слова становились все менее и менее убедительными, а голос слабым.

Ясно, что Фарли они показались минимум странными. Примерно минуту он орал на меня, потом отдышался и сказал:

— Ты, проклятый маньяк! Что же, по-твоему, я должен носиться по всей Калифорнии за какой-то голой задницей? Ты придумай какой-нибудь другой способ выставить меня круглым идиотом.

— При чем здесь ты? Нужно, чтобы тюремная надзирательница...

— Хватит, Скотт! Еще одно слово, и я упеку тебя в камеру. За бродяжничество или за попытку помешать отправлению правосудия. — Несколько секунд он сопел, а потом заорал:

—" За извращения!

Он прямо-таки зашелся, но сделал усилие и овладел собой.

— Скотт, — сказал он тяжело и медленно, — откуда у тебя эта идея? Что ты пытаешься сделать? Что доказать?

Я начал было ему объяснять, но внезапно смолк. Не мог я рассказать Фарли об имевшемся у меня фото. Вчера во время допроса я умолчал о том, что взял негатив из фотоаппарата Уэбба. Если сейчас я сознаюсь в том, что утащил негатив под носом у полиции...

— Да просто знаю, и все, — сказал я.

— Конечно, точно так же, как ты знаешь, что Уэбб женился. Его жена была похищена. А его, возможно, кто-то из ревности застрелил. Хотя я и знал, что лжешь, я лично связался с Гонолулу. Там никаких свидетельств того, что Олден регистрировал брак, нет. Поверь мне, Скотт, будешь продолжать в том же духе — попадешь в камеру или в психушку.

— Уэбб не говорил, что женился в Гонолулу. Он сказал «на Гавайях». Может быть...

— Я уже сказал тебе, чтобы ты прекратил, Скотт. Мне позвонили из «В-а-а-у!», что ты и к ним подкатывался. Смотри, я тебя предупредил. — Он замолчал, словно вспомнив что-то. Потом медленно сказал:

— Мне доложили, что кто-то вломился в дом Олдена сегодня утром. Где ты был в девять тридцать?

— Да брось ты.

— Тебя отпустили в девять, значит, это вполне мог быть и ты.

— Конечно, это был я. Я просто мечтал снова очутиться в твоих ласковых объятиях. Ты вычислил все очень точно.

Мой сарказм не очень-то убедил его, но больше об этом он не говорил. Когда он начал угрожать мне снова, я положил трубку.

Я знал заранее, что именно так и будет, но все же попытался; теперь уж точно, от полиции Медины мне не видеть сотрудничества или помощи; могу нажить только неприятности, ничего более. Значит, все, что будет необходимо сделать, мне придется делать самому. О'кей! Да будет так!

Я стал опять рассматривать журналы. Под каждым фото стояло только имя натурщицы, а на следующей странице приводились данные о ней, включая имя и фамилию или псевдоним. Имена по порядку публикации фотографий были: Сью, Жанетта, Ева, Рэйвен, Лоана, Дотти, Джейн, Альма, Гэй, Кэнди, Пэйджин и Чарлина.

Я посмотрел помещенные в журнале данные о натурщицах и начал переносить их на лист бумаги. Вот что у меня получилось в результате — двенадцать месяцев и двенадцать имен:

* * *

ОСЕНЬ

(шатенки)

Сентябрь: Сью Мэйфэйр

Октябрь: Жанетта Дюре

Ноябрь:

Эвелина Йенс (Ева)

ЗИМА

(брюнетки)

Декабрь:

Рэйвен Мак-Кенна

Январь:

Лоана Калеоха

Февраль:

Дороти Лассуэлл (Дотти)

ВЕСНА

(блондинки)

Март:

Джейн Уоллес

Апрель:

Альма Виллар

Май:

Гэй Беннетт

ЛЕТО

(рыжие)

Июнь:

Кэндис Смолл (Кэнди)

Июль:

Пэйджин Пэйдж

Август:

Чарлина Лэйвел

* * *

Выписав эти имена, я еще раз просмотрел список. До сих пор об этих девушках мне больше ничего не было известно. Разве только, что у одной из них было четыре веснушки (вы помните где). Оставалось эти веснушки отыскать.

Я знал, где можно отыскать одну из девушек, позировавших для «В-а-а-у!», так как каждая из них после появления в журнале ее фото следующий месяц выступала в казино «Алжир» в Лас-Вегасе. Сейчас шел август, значит, Мисс Июль находится в Лас-Вегасе. Я сверился со своим списком, позвонил в «Алжир» и справился, там ли мисс Пэйджин Пэйдж. Поскольку для участников шоу было еще рановато, я назвался и оставил свой номер телефона, попросив мисс Пэйдж позвонить мне, когда она появится. Одну фамилию я нашел в телефонном справочнике Лос-Анджелеса, другую в городском справочнике Голливуда. Остальные девушки могли находиться где угодно, думал я. Должен быть какой-то более простой путь... И тут в моей памяти всплыло имя: Орландо Десмонд. Если кто-нибудь мог знать местонахождение всех девушек в данное время, это был он.

Банкет по случаю годовщины со дня выхода первого номера «В-а-а-у!» планировался на будущей неделе, а Десмонд должен был руководить всеми приготовлениями. Он был выбран для этого единогласно всеми двенадцатью героинями праздника, что дает вам представление о том, что чувства, которые будил Десмонд в женщинах, были отнюдь не материнскими. Таким образом, Десмонд должен был знать, где находится каждая девушка.

Десмонд жил в Медине Вот, значит, куда мне опять надо ехать — в Медину. Цветное фото, сделанное Уэббом, я решил взять с собой.

Направляясь к двери, я покрошил в аквариум изрядную порцию сухих дафний — питание для мамы и папы. Или мамы и мамы. Или папы и папы. Прямо детектив какой-то. Я грустно посмотрел на них и направился вниз к своему «кадиллаку».

* * *

В определенных кругах Орландо Десмонда звали «Десмонд — мальчик моей мечты». Он был молодой, симпатичный и холостой, что заставляло женские сердца трепетать в унисон. Он снялся в двух или трех фильмах в Голливуде, участвовал в паре телешоу из Нью-Йорка и несколько раз в год — в специальных передачах, где он поднял пару песен и не менее семнадцати — восемнадцати раз упоминал о своих ролях в кино.

Словом, он был «персонаж» и актер, но известен он был в основном как певец. Во всяком случае, это называлось пением. Молодые женщины визжали, а пожилые истекали слюной, когда он начинал свои «би-би-би» («бу-бу-бу» у него не получалось), но для меня его пение звучало как жалобное мяуканье маленького котенка, раздираемого двумя огромными псами.

Нужный мне дом — два этажа, кирпич, красное дерево — выглядел впечатляюще и привлекательно. По слухам, за домом был бассейн, где Десмонд, опять же по слухам, купался с красотками в неглиже или в полунеглиже, но от передней двери бассейн был не виден. Орландо открыл мне дверь через полминуты после звонка.

Он выглядел усталым и сонным и еле проморгался, пока я объяснил ему, что я — Шелл Скотт и хочу с ним поговорить. Наконец он сказал:

— Шелл Скотт? Вы детектив, так?

— Правильно. Не могли бы вы мне немного помочь? Выражение его лица говорило «нет», но он открыл дверь пошире:

— Это в связи со смертью Уэбба?

— Да. Вы слышали об этом?

— Сегодня утром газеты сообщили об этом. И полиция только что была здесь. Я уже устал от их вопросов.

Я не ответил.

Десмонд впустил меня в дом, затем мы поднялись на второй этаж по прикрепленной к стене лестнице и попали в роскошную гостиную. Вся дальняя стена представляла собой стеклянные двери, открывающиеся в стороны. Через них можно было попасть во внутренний дворик, над которым была крыша из бамбуковых пластин; сквозь них на цветные кафельные плитки пробивались лучи солнца. Около черного камина справа от меня находился массивный приземистый диван.

За двориком сквозь густые зеленые листья видны были солнечные блики на поверхности бассейна.

Я сказал Десмонду, что мне нравится дом и эта комната. Он поблагодарил, довольный. Если бы он не пел, мы могли бы и подружиться.

Он был чертовски симпатичен, не отнимешь. Около тридцати, моего возраста, может, на пару лет больше; двумя дюймами выше меня (шесть футов два дюйма), худощавый, но хорошо сложенный, загорелый до цвета красного дерева, с густыми, слегка вьющимися коричневыми волосами. На нем были белый махровый халат, свободно завязанный на талии, и открытые кожаные сандалии.

Мы сели в комфортабельные кресла, обитые парчой, и он спросил:

— Ну, Скотт, в чем дело?

Из бассейна донесся плеск воды. Я посмотрел в ту сторону, но увидел лишь что-то черное и взмах загорелой руки. Или ноги. Я вспомнил слухи, ходившие об этом бассейне.

Повернувшись к Десмонду, я сказал:

— Насколько я знаю, вы вроде бы главный по организации празднования годовщины журнала, намеченного на будущую неделю. Или банкет отменили?

Он покачал головой:

— Нет, не отменили. Журнал будет издаваться и дальше. К сожалению, без Уэбба. Было также решено, что празднование состоится в доме мистера Уиттейкера. Да, я там буду.

— Тогда у вас должна быть связь со всеми двенадцатью натурщицами — виновницами торжества, то есть вы знаете, как с ними связаться. — Он кивнул, и я продолжал:

— Могли бы выедать мне их адреса?

— Ну... Вообще-то мог бы, — сказал он медленно, — но эта информация обычно оглашению не подлежит.

— Я всего лишь хочу задать каждой из них пару вопросов в связи со смертью Уэбба. Одна из них могла бы мне здорово помочь.

Он на мгновение нахмурился, потом сказал:

— Ну, в таком случае, пожалуй. — Он поднялся. — Сейчас найду свою маленькую черненькую книжечку.

Когда он выходил из комнаты, со стороны бассейна опять донесся всплеск, однако видно ничего не было. Через минуту Десмонд вернулся. Его «маленькая черненькая книжечка» оказалась красного цвета и размером с телефонный справочник Лос-Анджелеса. Я достал список, который сделал по материалам журнала «В-а-а-у!». Десмонд зачитал мне адреса и телефоны девушек, я занес их против каждого имени.

Потом я достал из кармана фотографию, сделанную Уэббом, протянул ему и спросил:

— Сделайте одолжение, посмотрите, пожалуйста. Он мельком глянул на фотографию, но вдруг его глаза задержались, и несколько секунд спустя он сказал:

— Кому же это я делаю одолжение? Я спросил:

— Вы не знаете, кто это, кто эта девушка? Он покачал головой, слегка озадаченный. Ах, эти мужчины, все они одинаковы.

— Нет, не знаю... но хотел бы знать. А почему вы решили спросить меня, не знаю ли я ее?

— Ну, я думаю, что это — одна из натурщиц журнала, а поскольку вы со всеми ними знакомы, может быть, кого-нибудь узнаете?

Выражался я достаточно невнятно, но Десмонд понял.

— А, — сказал он, — нет. Но, возможно, я могу помочь вашему расследованию.

— Прекрасная идея.

— Я понял, что вы хотите поговорить с каждой из девушек?

— Правильно.

— Прекрасно, — улыбнулся он, — тут я могу вам помочь. Так сказать, дать старт. — Он посмотрел в сторону бассейна и позвал:

— Рэйвен!

Рэйвен? В моем списке была Рэйвен Мак-Кенна — Декабрь. Тут я обнаружил, что с моим мышлением происходят странные вещи. Я помнил наизусть имена и фамилии девушек, и стоило мне вспомнить какое-либо из них, в моем сознании возникало соответствующее фото из журнала «В-а-а-у!». Я уже говорил, что ни на одном из фото лица натурщиц видно не было. Поэтому, как бы ужасно ни выглядела эта мысль, но каждая из этих очаровательных девушек представлялась мне, простите, попкой. Как только я вспоминал имя — бэнг! — и я мысленно видел хорошенькую попку.

А как иначе могло быть? Другой-то информации у меня не было. Нет, поверьте мне, друзья, такое может случиться с кем угодно. Это может случиться даже с вами.

Я помнил Мисс Декабрь. Ах, как хорошо я помнил ее на цветной вкладке декабрьского номера. Рэййен Мак-Кенна была снята в момент, когда она выходила из бассейна. Нагая, как и все натурщицы на таких снимках, она выходила из воды по лестнице, а фотограф, совершенно очевидно, находился в воде, охлаждаясь и снимая снизу вверх. Будем откровенны. Существует множество видов красоты. Восходы и закаты, белый парусник на голубой волне, леса, горы — это все красоты природы. Но такой снимок, как снимок Декабря, — это особая красота.

Помню, когда я впервые увидел этот снимок, я подумал: «Если это Декабрь, то в этом году зимы не будет».

Из бассейна раздался звонкий женский голос:

— Да?

— Минуточку, Скотт, — сказал Десмонд. — Она, наверное, вся мокрая и не может войти сюда. — Он вышел, а я сидел, размышляя.

Потом Десмонд позвал меня:

— Скотт!

— Да?

— Идите сюда. С таким же успехом разговаривать можно и в бассейне.

Я вышел из гостиной в патио, пересек его и по тропинке, выложенной кругляшками из красного дерева и окруженной филодендронами и папоротниками, направился к бассейну. Над головой была решетка, увитая плющом, для создания укрытия от прямых лучей солнца, а может быть, для того, чтобы те, кто живет на верхних этажах, не пялились на купающихся. Бассейн был не правильной формы, большой, со сверкающей чистой водой голубоватого оттенка от кафельных стен и дна.

Десмонд сидел на складном стуле с парусиновым сиденьем у металлического столика. Рядом с ним, опираясь о стол, лицом ко мне стояла Рэйвен Мак-Кенна.

Ну, скажу я вам! Мы далеко ушли от тех времен, когда вид развязавшегося шнурка на женском ботинке мог свести мужчину с ума. Мы ушли от этого далеко — и еще дальше многих. Но вид Рэйвен Мак-Кенны в цельном черном купальнике мог свести с ума. Она была высокой, с копной тяжелых от воды, черных, как черна загробная жизнь, волос, с яркими губами и блестящими черными глазами. В глазах ее был вопрос, а на губах — ответ; а изгибы ее фигуры...

Когда она родилась и доктор сказал: «Это девочка», он не сказал и половины правды. Он высказал свое суждение, явно недооценивая новорожденную, примерно двадцать два — двадцать три года назад.

Десмонд махнул рукой в сторону девушки и сказал:

— Рэйвен, это Шелл Скотт.

Она ослепительно улыбнулась и сделала шаг мне навстречу. Купальный костюм ее отличался от всех купальных костюмов, которые мне приходилось видеть. Похоже, он был из джерси. Джерси, в отличие от многих материалов, не толст и не скрывает формы; джерси обычно идет на кофточки и платья, а не на купальники; джерси — материал легкий, тонкий, облегающий; купальные костюмы должны шиться из джерси. Даже в сухом виде эта ткань как влитая сидела на фигуре Рэйвен, а сейчас, влажная, она, казалось, плавилась на коже, облегая каждую пору.

Десмонд закончил церемонию представления:

— Скотт, это — Рэйвен Мак-Кенна.

— Я помню Мисс Декабрь, — сказал я — То есть Рэйвен. Здравствуйте, мисс Мак-Кенна!

— Здравствуйте, мистер Скотт! — Она улыбнулась, сверкнули белоснежные зубы на загорелом лице. — Присядьте, пожалуйста. Орландо сказал, что вы хотите поговорить со мной.

Мы уселись вокруг металлического столика. Рэйвен положила ногу на ногу. Оба они — Рэйвен и Десмонд — ждали, пока я начну. Неожиданно линия расследования, которую я планировал провести с помощью девушек из «В-а-а-у!», начала приобретать ужасающий вид. С Орландо было много проще. Я откашлялся.

— Мисс Мак-Кенна. — Я остановился. Продолжать я просто не мог, а она могла и отрицать все. Я попробовал с другой стороны:

— Можете ли вы мне рассказать о женитьбе Уэбба?

Она слегка нахмурилась:

— О чем?

— О женитьбе Уэбба. Два дня назад, на Гавайях.

— Женитьба? Уэбба? Уэбли Олдена? Похоже, она считала, что я шучу.

— Угу.

— Нет, а вы в этом" уверены?

— Да. Я пытаюсь разыскать женщину, на которой он женился. И начал с вас.

Нахмурившись, она спросила:

— Но, ради Бога, почему с меня? Тут вмешался Десмонд:

— Так вот зачем вам понадобились адреса всех девушек «В-а-а-у!», Скотт?

— Правильно. Во всяком случае, это часть правды.

— А Рэйвен — одна из двенадцати... Я кивнул.

— Ну, уж на мне-то он точно не женился, — сказала Рэйвен. Неожиданно она засмеялась и искоса взглянула на Орландо. Они обменялись взглядами, понятными только им двоим, исключавшими меня, как будто у них был секрет, о котором я не знал. Потом она, все еще с улыбкой, повторила:

— Уверяю вас, мистер Скотт, что это не могла быть я.

— И вы можете это доказать? Например, что вы не были на Гавайях два дня назад и ранее этого?

— Разумеется, я могу доказать это — если понадобится. В последнее время мы с Орландо много были вместе. — Они опять обменялись понимающими взглядами. — А это так важно?

— Очень важно.

Ее глаза перестали сверкать, и она улыбнулась мне:

— Сообщите мне, когда потребуются доказательства. Не помню, что я пробормотал в ответ, но Десмонд прервал меня. Его симпатичное лицо выражало участие.

— Скотт, — медленно сказал он. — Это фото... Вы, помните, сказали, что на нем одна из двенадцати натурщиц?

— Верно.

— Понимаю. Так вот, это не... Рэйвен. — Он улыбнулся, по-моему, излишне самодовольно. — Не может быть, старина. Я могу это гарантировать.

Он может это гарантировать? А «старина» — это я? Он продолжал улыбаться своей идиотской улыбкой. Я почувствовал легкий атавистический импульс, движение нейронов потаенной памяти предков, пещерный инстинкт, легкий позыв... Легкий позыв двинуть ему в челюсть.

Но он продолжал:

— Надеюсь, это облегчит вашу задачу, Скотт. И, разумеется, если я... узнаю что-либо, я дам вам знать, старина. — Теперь он обращался только ко мне:

— С другой стороны, если вам удастся узнать... ну, словом, решить проблему, я бы хотел знать, что вы... каков ответ в задаче.

— Хороши.

Рэйвен посмотрела на Десмонда, а потом на меня:

— Ради Бога, о чем это вы двое толкуете?

Десмонд отрывисто спросил:

— Что-нибудь еще, Скотт?

Это был самый вежливый вариант невысказанного:

«Катился бы ты отсюда к чертовой матери, парень!»

— Думаю, что пока все. Спасибо за информацию.

— Не хотите ли искупаться? — спросила меня Рэйвен.

Я улыбнулся.

— К сожалению, я не прихватил с собой плавки, — с иронией ответил я.

— Ах, какая жалость.

Я встал. Десмонд пожал мне руку и просил заходить, если он сможет быть чем-нибудь еще полезен. Рэйвен грациозно поднялась, подошла к краю бассейна и наклонилась вперед. Потом легонько подпрыгнула и нырнула в воду.

Когда она наклонилась вперед, я сам чуть не подпрыгнул. В этот момент я бы дорого дал за то, чтобы на ней не было купальника. А вы вовсе не о том подумали. По крайней мере, не вполне о том. Черт возьми, а вдруг Десмонд врал?

Я прошел через патао и вышел из дома к своей машине, думая о том, что хоть маленького прогресса, но я добился. Теперь, когда я подумаю о Рэйвен Мак-Кенне — Декабре, я увижу черные волосы и черные глаза, черный купальник, ну и так далее.

Это ли не прогресс?

Глава 5

К семи часам вечера я обегал немало мест, но не продвинулся в поисках моей девушки.

В международном аэропорту Лос-Анджелеса не оказалось никого, кто помнил бы Уэбли Олдена и его жену. Мне удалось поговорить со стюардессой рейса, которым они прилетели из Гонолулу в Лос-Анджелес; она смутно помнила Уэбба, летевшего вместе с какой-то женщиной. Однако женщину она практически не помнила и не могла описать ее внешность. С удовлетворением я установил, что в окрестные морги и больницы не поступал труп молодой девушки. Вернувшись домой, я снова попытался связаться по телефону с девушками из «В-а-а-у!».

Лишь одна из двенадцати жила на Гавайях, поэтому первой, кому я позвонил, была Лоана Калеоха, живущая в Гонолулу. Мне по ее номеру никто не ответил, но до некоторых девушек мне удалось дозвониться. Одна из них, Эвелина Йене, уже два года была замужем, что позволяло ее исключить из списка. Я еще кое-что проверил и точно установил, что последние полтора месяца она не выезжала из Мичигана. Она определенно не была на Гавайях и не выходила замуж за Уэбба, поэтому в своем списке я зачеркнул имя Ева — Ноябрь.

Кэндис Смолл, она же Мисс Июнь, работала манекенщицей в большом магазине дамской одежды на Голливудском бульваре и последние три недели ежедневно была на работе, так что я ее тоже вычеркнул.

Сью Мэйфэйр, Мисс Сентябрь, жила в Голливуде. Я позвонил ей, и она оказалась дома. Голос ее звучал очень приятно, она сказала, что имя Сью ей не нравится, и попросила называть ее Блэкки. Я не спорил, но и не сказал, почему я ей звоню. Сказал, что просто хотел бы поговорить с ней. Она пригласила меня зайти к ней часов в восемь.

— Отлично, — сказал я, — в восемь.

Я уже знал, что мисс Октябрь, Жанетта Дюре, сегодня начинает выступать в ночном клубе «Паризьенн» — небольшом интимном заведении со стриптизом, которое находилось всего в миле от того места, где жила Блэкки. Первое шоу начиналось в девять вечера, так что я мог зайти к Блэкки и после этого успеть на выступление Жанетты.

Мало-помалу, думал я, я до нее доберусь; нужно только открывать один краник за другим и работать, работать, без устали работать.

Я позвонил Мисс Июль, Пэйджин Пэйдж, в казино «Алжир» и попросил к телефону "девушку из «В-а-а-у!» — этим титулом они награждались на тот месяц, что жили и выступали в казино. Через пару минут мягкий голос произнес:

— Хэлло?

— Мисс Пэйдж?

— Нет, это Чарли. А кто это говорит?

— Шелл Скотт. Но... Чарли?

— Это уменьшительное имя, а полное — Чарлина, Чарлина Лэйвел.

— Но, насколько мне известно, в этом месяце в «Алжире» выступает Пэйджин Пэйдж?

— Да, но мне пришлось ее заменить. Я нахмурился:

— А что с ней случилось?

— Я знаю только, что должна была начать свои выступления в сентябре, но Эд позвонил мне и попросил приступить на две недели раньше.

— Эд Грей?

— Да, босс.

— Я его знаю. Когда это было, Чарли?

— Вчера.

Меня словно током ударило.

— Вчера, а? Где же Пэйджин теперь?

— Не знаю. Мне никто ничего не говорил, только то, что я должна приступить к работе.

Это было очень странно. Каждая девушка, было мне известно, за свои выступления получала пять грандов[5] — не семечки. Что же случилось с Пэйджин, почему она внезапно прекратила выступления? Я сказал Чарли:

— Скоро, возможно завтра вечером, я буду в Лас-Вегасе. Если вы что-нибудь узнаете о Пэйджин, не откажите в любезности сообщить мне.

— Может быть, что-нибудь и услышу, а может — нет. Поспрашивать у девушек?

— Нет! Ни в коем случае не высовывайтесь. Это может быть — и тут я вполне серьезен — очень опасным. Как только я туда приеду, я поговорю с вами. О'кей?

— Хорошо. Ну, пока.

Я положил трубку и стал думать об Эде Грее. Он, разумеется, был гангстер. Но в настоящее время стал уважаемым гражданином; дни, когда он лично лупцевал своих сограждан, ушли в прошлое. Сегодня он — улыбающийся, богатый, носящий смокинг. Он был владельцем — по крайней мере, на бумаге — казино «Алжир» и, как я знал, превратил его в маленький монетный двор, ковал деньги. И еще я вспомнил, что на Гавайях был принадлежащий ему ночной клуб.

Я решил подумать над всем этим попозже и стал готовиться к визиту к Сью Мэйфэйр — Блэкки. Прежде чем выйти из квартиры, я бросил взгляд на фото Блэкки в сентябрьских номерах журнала. Я сказал «номерах», так оно и было: в первом и последнем номерах «В-а-а-у!». В первом номере она была снята на зеленой, поросшей кустарником поляне, глядя на маленький серебряный ручеек, журчащий по склону. Одну ногу она вытянула, как будто пробуя пальцами казавшуюся холодной воду в ручье. Она немного наклонилась в одну сторону, чтобы сохранить равновесие.

Год спустя она позировала на фото у того же самого ручейка в той же самой позе, только снимок был сделан с другой стороны, она была лицом к камере. Вида спереди мисс Блэкки Мэйфэйр было вполне достаточно, чтобы за конфискацию этого номера высказались все — от местных полицейских до сенаторов в Вашингтоне Остановили карательные действия крайне хитро помещенные на фото несколько зеленых листьев.

Блэкки конечно же была красоткой. Роскошная фигура, но с лицом парижского гамена, всегда готового весело улыбнуться, и пушистые коричневые волосы Она казалась свежей и здоровой, счастливой и свободной, словно была частью этой поляны с зелеными листьями и серебряным ручейком.

Я взглянул на часы, положил в карман пиджака цветную фотографию, сделанную Уэббом, и пошел на выход из отеля. Пока я шел к машине, я внимательно смотрел по сторонам, но на этот раз в меня никто не стрелял. Я нажал на газ и направился к Блэкки.

Она жила в большом доме на бульваре Сансет. На лифте я поднялся на нужный этаж и позвонил. Было ровно восемь.

Она открыла дверь и улыбнулась:

— Привет Вы, наверное, Скотт.

— Точно. Очень признателен вам за приглашение.

— Это для меня удовольствие. Ну ты и бугай, а? — Она смерила меня взглядом с ног до головы и сказала:

— Входи, Шелл.

Блэкки была ниже ростом, чем я себе представлял, но выглядела она и двигалась удивительно эротично. На ней были выцветшие голубые джинсы и старый шерстяной свитер толстой вязки, который от неоднократной стирки здорово сел и туго обтягивал ее высокую грудь и стройную талию. Она выглядела свежей и чистенькой, как после стирки, но у нее ничего не село. Волосы у нее были черные, а не коричневые, как на фотографиях, которые я видел, довольно коротко остриженные, по-прежнему слегка вьющиеся. Это было приятное лукавое лицо, с пухлыми губами и яркими голубыми глазами.

Я вошел. Негромкая танцевальная музыка лилась из невидимого проигрывателя, в воздухе чувствовался легкий запах духов. Не приторный, а тонкий и приятный. Комната, в которую мы вошли, также была не кричащей и очень женственной. Удобный голубой диван с толстыми подушками, стулья с мягкими сиденьями и толстый бледно-голубой ковер. На двух стенах висели рисунки, сделанные пастелью. Перед диваном стоял длинный и низкий кофейный столик орехового дерева.

Мы присели на диван и несколько минут болтали ни о чем, так, для знакомства. Она рассказала мне, что работает манекенщицей, чаще всего демонстрирует платья, часто позирует фотографам, иногда делает кое-что на телевидении. Она ждала своего шанса, такой работы, которая позволила бы ей сделать карьеру. Говорить с ней было легко и удобно, как носить джинсы и старый свитер.

—  — А как тебе понравился месяц в Лас-Вегасе? — спросил я.

— В «Алжире»? О, это было грандиозно. Я была в восторге. — В ярких голубых глазах заиграли чертики. — Я после этого получила множество предложений. Может получиться хорошая работа на ТВ. Ты когда-нибудь видел шоу в «Алжире»?

— Как ни странно, нет. Пока нет.

— Каждая из девушек «В-а-а-у!» в течение вечера выходит трижды. Во время одного из моих выходов я была на сцене в прекрасном вечернем платье. Просто невероятное платье! Только это платье состояло из одной передней части, а сзади... И когда я повернулась и стала уходить со сцены — некоторые из публики просто завизжали.

Ее энтузиазм начал заражать меня. Я подхватил в тон:

— Держу пари, что они завизжали. — Но потом я взял себя в руки и продолжал:

— Кстати, Блэкки, я ведь пришел сюда по поводу Уэбли Олдена.

— А при чем тут Олден?

— Пару дней назад ты, случайно, не вышла за него замуж?

— Замуж за него? — Она расхохоталась. — Пару дней назад я ни за кого замуж не выходила. А в чем дело?

— Дело в том, что вчера кто-то пустил ему две пули в спину.

Я специально обрушил на нее эту весть. Но, насколько я мог судить, ее шок был вполне искренним. Она не читала газет и ничего об этом не слышала.

— Надо же, Уэбб, — сказала она наконец. — Он был такой милый.

— Да, он был хороший парень. Она покрутила головой:

— Я просто обязана выпить после такой новости. А как ты, Шелл?

Я тоже хотел выпить. Она смешала мне виски с водой, а себе джин с тоником. Потом она снова села рядом со мной на диван и сказала:

— Я видела его всего два раза, когда он снимал меня для журнала. Но он мне определенно понравился.

— Последний раз ты видела его, когда он делал снимок для сентябрьского номера журнала?

— Ага. — Она улыбнулась. — Ты его видел?

— Да. Твое первое фото было причиной того, что я стал подписчиком журнала.

— Как мило с твоей стороны. С этой девушкой трудно было вести разговор на логической основе, но я спросил:

— Когда Уэбб делал этот последний снимок?

— Два или три месяца назад. Примерно так.

— Ты уверена, что не видела его с тех пор?

— Конечно, я уверена. А какое это имеет значение?

— Скажу тебе откровенно, Блэкки. Я хочу точно знать, была ли у тебя возможность встретить Уэбба на Гавайях на прошлой неделе, выйти за него замуж, позавчера вместе с ним вернуться сюда и вчера вечером быть у него дома. — Звучало это несколько странно, но я знал, что так оно и было. — Кто-то встретил его, они поженились и вместе вернулись в Калифорнию. Блэкки взглянула на меня:

— Ты спятил, что ли?

— Нет.

— Шутишь?

— Не-а...

Она рассказала мне, что могла. Но итогом было то, что она ничего не может доказать. Глупость какая-то, вот и все. Нет, последние две недели она не работала, просто отдыхала, допоздна валялась в постели, читала и ждала предложений.

— Скучища была ужасная, я прямо как мертвая была. — Потом она улыбнулась. — Вот почему я охотно пригласила тебя, когда ты позвонил. И я рада, что я это сделала.

— Я тоже, — улыбнулся я.

Потом я достал сделанный Уэббом снимок и положив его на столик перед ней:

— Незадолго до того, как Уэбб был убит, Блэкки, он сделал этот снимок. И эта девушка была там, когда это случилось. Тот, кто убил Уэбба, потом пытался и в меня всадить несколько пуль, так что ты понимаешь, как важно для меня отыскать эту девушку. — Я показал на фото.

— Тебя пытались убить?

— Да.

После длинной паузы она взяла в руки снимок и посмотрела на него:

— Кто это?

— Именно это я и пытаюсь выяснить. Но я точно знаю, что это — одна из двенадцати девушек «В-а-а-у!».

— Уверена, что я ее не знаю. — Через секунду она сказала:

— А ведь она красотка, а?

Потом она рассмеялась, я тоже. Я указал ей на веснушки, она не знала никого с веснушками. Она покачала головой, протянула снимок мне, и я вновь положил его в карман.

Мы допили наши бокалы, и она, ничего не говоря, снова наполнила их. Вдруг она нахмурилась:

— Шелл, эти... ну, веснушки. Я знаю, как ты их можешь найти.

— Знаешь?

— Да. В следующую субботу, как ты знаешь, должен состояться банкет по случаю годовщины журнала.

— Так.

— Одна из причин, по которой устраивается это торжество, это то, чтобы все двенадцать девушек собрались вместе. И предполагается сделать для журнала один большой общий снимок. А гостями будут всякие типы.

— Кто, например?

— Ну, мы — девушки. Мистер Уиттейкер — он владелец почти всех акций журнала, и банкет будет у него в доме. Естественно, Орландо Десмонд. Несколько репортеров, сотрудники журнала. И мистер Грей со своими помощниками из «Алжира».

— А почему Грей?

— Потому что именно в его казино девушки выступают после того, как журнал публикует их фото, ты же знаешь. И кроме того, он хочет там быть.

— Угу, понятно. Кто еще?

— Ты.

— Я?

— Конечно. Именно там ты обнаружишь свои веснушки.

— Повтори-ка.

— Ну, этот групповой снимок. — Она ухмыльнулась. — Ты же знаешь, чем знаменит «В-а-а-у!».

— Да уж.

— В субботу все двенадцать натурщиц должны собраться и позировать для этого невероятного снимка.

Мы все выстраиваемся в ряд и слегка наклоняемся вперед, чуть-чуть, понимаешь. Спиной к камере. Можешь себе представить?

— Я прямо-таки вижу это.

— Да, чуть не забыла. На каждой из нас будет блузка с глубоким вырезом и туфли на высоком каблуке.

— А это — самое важное. — Я моргнул. — Постой, повтори это еще.

— Мы, все двенадцать, будем в блузках с глубоким вырезом и в туфлях на высоком каблуке. Больше ничего. И так мы будем позировать для снимка.

— Вы... Этот снимок никогда не опубликуют.

— А может быть, и опубликуют. Так или иначе, снимок будет интересным.

У Блэкки просто талант был недооценивать себя. Помаленьку и до меня стало доходить. Я снова и снова перебирал в уме сказанное ею. Когда картинка выкристаллизовалась в моей дурацкой башке, у меня в глазах помутилось. Скажу честно. Я просто видел их всех в сиянии розового света. Все двенадцать красоток закружились в моем сознании, словно огни игрального автомата, обозначающие, что ты проиграл. Но ни одна из них не была проигрышем, а все вместе они составляли джек-пот — главный выигрыш, бесконечную перспективу, заполненную прелестными (ну, вы помните чем)... Я тряхнул головой, и видение исчезло. Я еще раз тряхнул головой, но оно не вернулось.

— Блэкки... — сказал я. — Блэкки...

— Да?

— Блэкки...

— Что такое, Шелл?

— Блэкки...

— Наверное, тебе надо выпить.

— Именно. Господи, как мне надо выпить. Она принесла мне виски, в котором было очень мало воды, и я снова сказал:

— Блэкки... Неужели это действительно может произойти? Я имею в виду — ну, ты понимаешь... все это...

— Да. Мой костюм уже готов.

— Уже готов?

— Да, он в спальне.

Мне показалось, что в голосе ее прозвучала лукавая нотка. Я посмотрел на Блэкки. Она сморщила носик; и держу пари, что больше нигде у нее не было ни морщинки. Блэкки озорно улыбнулась. Значит, мне не показалось.

— Ну, — сказал я, — это отлично. Да, это... прекрасно.

— Не знаю, — сказала она. — Я имею в виду, что я обещала позировать в таком костюме — и все девушки тоже — наш любимый «В-а-а-у!», патриотизм и все такое... Мы не можем подвести наш журнал.

— Конечно, вы не подведете.

— Но, понимаешь, когда я сейчас об этом думаю... Позировать перед камерой — это просто работа. Но позировать, когда кругом будут все эти люди... Иногда я думаю, что откусила больше, чем могу проглотить.

— О, я не вполне... что?

— Ко всему надо привыкать постепенно. Поэтому я уже пару раз примеряла этот костюм и ходила в нем по комнате, чтобы лучше его почувствовать.

Я глотнул виски, но ощущение было такое, словно я глотнул чистой воды.

— Ты имеешь в виду блузку с большим вырезом и туфли?

— Ага. Я подумала, что постепенно привыкну к этому костюму и в субботу не буду смущаться.

— В этом что-то есть. Сначала привыкнуть самой, да?

— Именно. Потом можно попробовать в присутствии кого-нибудь одного. Потом, может быть, если мне удастся их найти, двоих.

— О, за этим дело не станет!

— И так я подготовлюсь к выступлению.

— Очень интересная мысль, Блэкки. Это вроде того, как постепенно входишь в холодную воду, а не бросаться очертя голову. Можно предотвратить судороги, от которых часто тонут...

— Именно так я и думала. Я уже ходила в этом костюме в одиночестве, а теперь готова попробовать это в чьем-нибудь присутствии.

— Блэкки...

— Ты не возражаешь против этого?

— Возражаешь?

— Так ты поможешь мне. Мне просто необходимо что-то предпринять, чтобы пересилить свою застенчивость. Подготовиться к празднику в субботу.

— Я сделаю все, что ты захочешь, дорогая. Ты можешь готовиться вместе со мной, если хочешь. Уж я-то знаю, что значит быть застенчивым... Я так думаю. Это как дети в школе сначала стесняются, а потом им может даже и понравиться...

Я был вынужден остановиться, колесики в голове еле крутились. Я совсем не понимал, что несу.

— О, спасибо, Шелл, — сказала Блэкки. — Ты настоящий друг.

С этими словами она спрыгнула с дивана и простучала каблучками к двери в спальню.

Прежде чем я допил свой бокал, а времени на это мне много не потребовалось, она вернулась. Я слышал, как хлопнула дверка гардероба, шуршание одежды, а затем она высунула голову из-за двери и уставилась на меня. Я уставился на нее.

— Закрой, пожалуйста, глаза, — попросила она.

— Закрыть глаза? Но это же все испортит.

— Только для начала. Чтобы я могла войти, ну, в роль...

— 0-о-х, — вздохнул я и перевел дыхание.

— Обещаешь?

— Хорошо, обещаю.

И я закрыл глаза. Всегда, думал я, что-нибудь да испортит дело. Я слышал, как она прохаживалась по комнате, но я не подсматривал. Я дал слово. Но я очень хотел бы получить его назад.

После паузы, которая мне показалась очень, очень, очень длинной, а команды открыть Глаза все не было, я сказал:

— Черт возьми, ты хотя бы описала мне, что происходит.

— Все так, как я и говорила, Шелл. Я надела блузку с большим вырезом — она, кстати, голубая.

— Голубая...

— Ага. И туфли на высоком каблуке. Они тоже голубые. Больше ничего. Знаешь, Шелл, ощущение довольно приятное. Чувствуешь, как воздух овевает тело.

— Держу пари, что овевает... Она вздохнула:

— Пожалуй, я готова.

— Я тоже готов.

— Можешь открыть глаза.

Мои веки уже проделали полпути вверх, а тут они чуть ли не со щелчком преодолели оставшуюся половину, словно неисправные оконные жалюзи. Блэкки как раз проходила передо мной справа налево. Она пересекла комнату, описывая бедрами грациозные синусоиды — движение столь же старое, как женский род, и столь же юное, как я, каким я себя в тот момент чувствовал.

Она начала поворачиваться. Блэкки даже в выцветших голубых джинсах в обтяжку и старом свитере производила сокрушительное впечатление своей роскошной фигурой, а сейчас, в ее «костюме» — это был чистый адреналин и сердечный спазм. Я смотрел, как она снова пересекает комнату, грациозно покачивая бедрами, высокая грудь трепещет под блузкой.

Она дважды проделала это, а потом я не выдержал:

— Блэкки, я должен тебе что-то сказать.

Она повернулась спиной к стене, улыбаясь.

— Ничего не надо говорить, дурачок.

И она пошла прямо на меня.

Глава 6

В клуб «Паризьенн» я успел только на второе шоу.

После того как я расстался с Блэкки, я хотел послать этот клуб к дьяволу. По крайней мере, до завтрашнего вечера. Но время было дорого. Когда в тебя начинают палить нехорошие мальчики, подбираются к тебе все ближе, ждать до будущей субботы, чтобы на празднике сделать главное открытие всего дела, было невозможно. В данном случае пренебрегать работой нельзя.

Нет, я должен был двигаться вперед и работать, работать, работать. Ах, жизнь частного детектива — штука тяжелая и опасная. Но в конце концов, все мы когда-нибудь уйдем в другой мир, а смерть в бою — это прекрасно! И еще, черт побери, — это прекрасная жизнь!

Но немного я все-таки беспокоился. Блэкки теперь была жирно зачеркнута в моем списке подозреваемых. Но если я буду вычеркивать из моего списка этих красоток таким именно способом, они вычеркнут меня из списка живых. Эти философские мысли роились в моем мозгу, пока я парковал свой «кадиллак» за полквартала до клуба «Паризьенн», куда я направил свои стопы. И я был погружен в эти мысли несколько глубже, чем обычно.

Я уже почти совсем забыл, как сегодня днем рядом с моей головой просвистела пуля. Я даже не думал о крутых парнях с пистолетами. Поэтому я прямо на них и напоролся. Позднее я все буду недоумевать, почему они оказались в аллее у клуба «Паризьенн». Позднее — в тот момент было не до размышлений.

Первым я увидел прислонившегося к кирпичной стене дома парня. Но это могло и ничего не значить. Просто парень.

Я шел по тротуару, до клуба еще оставалось метров десять — пятнадцать. Громкая ритмичная музыка гремела в клубе, даже на улице было слышно. Яркая неоновая вывеска над входом бросала неяркие цветные блики на тротуар, на парня у стены дома. Я как раз пересекал начало аллеи, в глубине ее был виден какой-то человек с торчащей во рту сигаретой. Справа от меня тьма в аллее будто сгустилась.

Вдруг чей-то хриплый голос из глубины аллеи окликнул:

— Скотт! Шелл Скотт!

Я повернулся, вглядываясь в темноту, и скорее почувствовал, чем услышал, как слева от меня двинулся парень, который раньше стоял у стены.

Я в этих делах не новичок. На меня нападали не раз и не два, и, если можно так говорить о себе, я кое-чему научился. Не скрою, учение было жестоким, но я научился. Кроме знания самбо и дзюдо, кроме кровавых приемов, усвоенных мной во время службы в морской пехоте, мне приходилось неоднократно сталкиваться с профессиональными бойцами и панками-хулиганами, у которых я научился некоторым нетрадиционным трюкам. Но сейчас я, совершенно как новичок, был не готов. Мысли мои все еще витали в тех заоблачных краях, где лотос купается в благоуханных водах. Ну, может быть, не так далеко, но достаточно далеко от темной аллеи и взвившейся в воздух дубинки.

Я глянул в аллею. Слева от меня двигался мужчина. Я слышал его, слабо-слабо. Я слишком долго всматривался — почти. Дубинка опускалась и уже почти коснулась моей головы, когда я очнулся. Я торопливо рванулся вниз и в сторону, согнув ноги и напрягая мышцы ног для прыжка. Это помогло, но не настолько, чтобы я совсем не пострадал.

Дубинка стукнула меня по голове сбоку. То, что я двигался, не позволило удару быть плотным и сильным. Били меня вдогонку и вырубить не сумели. Но зацепить зацепили. Мышцы ног вдруг отказались меня слушаться.

Я почувствовал, что ударился коленом об асфальт. Не помню, чтобы я падал, просто вдруг почувствовал резкую боль в колене. Секунду я не двигался. Кто-то обшарил карманы моего пиджака.

— Есть, — тихо сказал он. Я его не видел, но знал, что он снова подымает дубинку, и слышал, как он Что-то проворчал. И еще я слышал, как торопливо шаркали чьи-то ноги в аллее.

Внезапная тревога послала в меня заряд энергии. Теперь я знал, что быстрая бесшумная атака из засады, отработанные движения и быстрота этих шагов — все это говорило о том, что меня собирались не просто отлупить и ограбить. Эти подонки хотели убить меня.

Эта мысль придала мне сил — я упал на асфальт и покатился в сторону. Опять бесшумно опустилась дубинка, но она лишь зацепила меня по спине. Я покатился дальше — в аллею. И когда встал на колени, то уткнулся в чьи-то ноги. Я уперся одной рукой в асфальт, а другую сжал в кулак и ударил этого мужика в промежность.

Он издал какой-то хрюкающий звук, а я покатился дальше. Потом я вскочил на ноги. Что-то блеснуло в неярком свете, это что-то было направлено мне в лицо. Я вздернул голову, отпрянул, и что-то оцарапало мне подбородок. Я видел кого-то прямо перед собой, не очень ясно, но видел. Этого было достаточно. Я отбил его руку, и она высоко поднялась.

Какую-то долю секунды он был совершенно открыт, но мне и этого хватило. Я сделал шаг к нему и правой рукой ударил его напряженными пальцами в мягкое и незащищенное место, маленькую, но жизненно важную точку, туда, где сходятся ребра, — в солнечное сплетение. Мои пальцы были тверды как железо.

Он только тихо пискнул и рухнул. Тот парень, которого я уже успел двинуть кулаком, согнувшись пополам, полушел-полуполз по тротуару. Я увидел его, когда он уже исчезал из виду. Да я особенно его и не разглядывал, потому что слева и близко от меня оказался третий. Дубинки я не видел, но она, очевидно, все еще была у него в руке. Его опущенное плечо и движение корпуса говорили о том, что он собирается меня снова ударить.

Я отклонился назад и лягнул его в коленную чашечку. Он ударил меня по другой ноге. Я отскочил, нащупывая рукоятку револьвера под пиджаком. Когда он опустился на одно колено, я выхватил оружие из кобуры. Он снова двинулся на меня, но я выставил вперед правую ногу для устойчивости, нацелился ему в грудь и спустил курок.

Револьвер прогрохотал, но пуля его миновала: выдвигая ногу, я зацепился за того, кто уже валялся на асфальте, и сбил прицел. Я промахнулся, но ему и этого было достаточно — он повернулся и побежал. Я было бросился за ним, но он уже влез в машину, стоявшую недалеко от клуба. Как только он прыгнул на сиденье, взвыл мотор и машина поехала прочь. Я прицелился, но в это время из клуба вышли, покачиваясь, двое пьяненьких. Машина умчалась.

Я отступил в проход между домами и прислонился к кирпичной стене. Итак, их было трое. И они ждали меня. Кроме меня, никто не стрелял. Никто ничего не слышал, музыка из клуба заглушала все. Троица эта, видимо, хотела все сделать тихо, не привлекая излишнего внимания. И это могло им удаться. Если бы первый удар был хорошим, второй, третий и четвертый удары дубинкой или рукояткой пистолета разбрызгали бы мои мозги по асфальту.

А почему? Кроме звуков ударов, топота ног и рычания, никаких других звуков не было. Ну еще вопль того, которого я уложил. Потом я припомнил, что тот, кто обшаривал мои карманы, сказал:

— Есть!

Я опустил руку в карман: пять на четыре дюйма фото, сделанное Олденом, исчезло. Я чего-то не понимал. Неужели меня именно за это фото хотели хладнокровно и профессионально убить? Может быть. Но за этим было что-то, чего я и предположить не мог.

Мельком я видел лицо того типа, который пытался меня оглушить дубинкой, того, по которому я промахнулся, стреляя. Глупая морда, губастый. Здоровый лоб. Где-то я его раньше видел, и через некоторое время я вспомнил, кто это был. Звали его Слобберс О'Брайен. Это был подонок. Я не знал, на кого он работал, но я знал, какого именно рода работу он делал. Совершенно точно я знал это теперь.

Двое, вышедшие из клуба, шли в метре от меня. Один из них остановился, сунул себе в рот сигарету и щелкнул зажигалкой. Слабый огонек осветил начало аллеи. Я посмотрел на того, кто лежал у моих ног на асфальте. Он не шевелился. Вероятно, он был мертв. Он сильно ударился об асфальт лицом, изо рта у него текла кровь, образовавшая уже блестящую черную лужицу. Крови снаружи будет немного, это внутреннее кровоизлияние — результат разрыва аорты. Зажигалка погасла, и двое прошли мимо меня.

Я опустился на колени и пощупал у лежащего пульс. Нет, он был мертв. Я схватил его за руки, оттащил поглубже в проход и устроил за мусорным баком. Потом при свете моей зажигалки посмотрел ему в лицо. Что-то всколыхнулось у меня в памяти. Эту рожу я тоже видел, но не помню, где именно. Обшарив его карманы, я обнаружил пачку банкнотов, схваченных металлическим зажимом. Больше ничего, что могло бы помочь его идентифицировать. Я оставил его за баком, а сам пошел к входу в клуб. В ярком свете у подъезда я осмотрел свой костюм — пятен крови и следов ножа не было. В голове тупо пульсировала боль.

В самом клубе уже началось шоу: конферансье писклявым голосом, полным счастья, что-то верещал. Потом грянула музыка. Раздался свист. Медленная, с тяжелым ритмом музыка — это как бы фирменный знак для определенного рода танцев.

Справа от меня висела реклама, объясняющая, какие волнующие вещи можно увидеть внутри, а слева — одна из этих вещей. Это была сделанная в полный рост и в натуральную величину фотография красивой девушки, на которой из одежды, насколько я мог судить, была только песцовая меховая накидка. Она покрывала ровно столько, сколько нужно было, а еще кое-что оставалось неприкрытым. Фото пересекала надпись: «Жанетта Дюре». Жанетта. Октябрь.

И в моем сознании — бэнг! — лежащая на боку (спиной к камере, разумеется) длинноногая, гибкая и очаровательная красотка. Она лежала, освещаемая колеблющимися красными языками пламени в открытом камине. Все было красным: огонь, его отблески в ее каштановых волосах, ее блестящая кожа, даже темные углы комнаты были красноватого оттенка. Это была штучка, которую дьявол наверняка держит в отдельной комнате, но смежной со своей резиденцией.

Я закурил и вошел в клуб.

Клуб «Паризьенн» похож на Париж столько же, сколько я на вашу тетю.

Думаю, он относился к тому типу заведений, которые меняют хозяев, но не меняют из соображений экономии вывески. Хотя раньше я здесь не бывал, о клубе «Паризьенн» я кое-что слышал. Поэтому-то и не бывал.

Это-заведение было как бы последним прибежищем для девиц, занимающихся стриптизом, которые раздевались, раздевались, раздевались и дораздевались до того, что дальнейшее снимание с себя одежды им уже просто не было нужным; тогда они забирали свой чулок с деньгами и воспоминания, уходя на покой где-нибудь на ферме. Предполагалось, что пришли они работать в клуб с фермы. Дело доходило до того, что порой, когда такая девушка выходила исполнять танец с раздеванием, посетители вместо того чтобы орать «Сними это!», орали «Не снимай!».

И так было, пока три месяца назад не начались перемены. Владельцы клуба стали проводить другую политику: они решили платить хорошие деньги хотя бы одной девице из всего шоу, но с тем, чтобы у нее был такой номер, который заставит посетителей поднять глаза, оторвавшись от созерцания кусочков льда в собственном бокале. Почему они на это пошли? Да потому, что в «Паризьенн» публика почти перестала ходить. Отсюда — новшества. Больше ничего не изменилось: обычные девицы оттопывали и открикивали свои номера, но теперь в шоу был номер, который можно было не только слушать, но и смотреть.

Три месяца назад я услышал: хорошо! Два месяца назад — великолепно, а месяц назад — потрясающе. И вот сегодня: Жанетта Дюре — звезда шоу, вершина вершин. Жанетта Дюре — Октябрь.

В этом клубе девицы отплясывали на стойке бара. Вернее, все номера шоу девицы исполняли на стойке бара. Потолок здесь был низкий, и, если девица теряла равновесие, она могла поднять руки и упереться в потолок. Сами понимаете, это была довольно широкая стойка бара. Она была изогнута в виде буквы U и довольно длинная. Но — ни одного свободного места. А чтобы увидеть то, что я хотел увидеть, я должен был сидеть как можно ближе к стойке, а не за дальним столиком. Я разыскал администратора.

Да, я хотел бы сидеть у стойки; нет, я не хотел бы, чтобы выгнали кого-либо из любителей танцевального искусства со своего места; да, я располагаю десятью долларами. Прекрасно, еще один стул, втиснутый к стойке, — это будет просто прекрасно.

Словом, я сел к бару между двумя парнями, которые, похоже, и не заметили, что я между ними втиснулся, и заказал выпивку. Два парня рядом со мной смотрели не на танцующую девицу, а на выход, через который — их алчущие взоры говорили, что скоро — выплывет, слегка покачивая бедрами, Жанетта.

Я понимал, почему они не смотрели на эту девицу. Она работала из рук вон плохо. К настоящему моменту она сняла с себя всю одежду, кроме того минимума, который предписывался законом, но даже сняв этот минимум, она казалась бы не снявшей его. Старалась она вовсю, но мало чего добилась. Она даже не выглядела обнаженной, она выглядела голой.

Я прикрыл глаза и отхлебнул виски, мысленно сказав: «Это не за тебя, беби!» А когда я открыл глаза, она уже исчезла. Музыка смолкла, потом конферансье что-то прокричал, и снова заиграл оркестр.

Из-за занавеса, свисавшего красивыми складками, в нескольких метрах слева от меня на стойку бара вышла женщина. Жанетта? Нет, не Жанетта. И не Октябрь, а уж если Октябрь, то 1897 года, который, как известно, был несчастливым. Она бочком двигалась по стойке, оркестр наяривал что-то восточное, а на лице у нее было такое выражение, словно она хотела сказать «Ф-и-и!» этой мелодии. Она вышла в египетском костюме, а лучше бы не выходила вообще. Это была очень большая представительница Египта. Я определил бы ее вайтлз[6] как 40 — 30 — 40, но, к сожалению, не в таком порядке.

Этот номер кончился. Все проходит. Но он длился, казалось, вечности. А потом музыка смолкла, конферансье опять что-то прочирикал, и снова вступил оркестр.

Но на этот раз музыка была совершенно иной. Это была медленная тягучая мелодия, которой мне раньше слышать не доводилось. Тягучая, но с четким, едва слышным ритмом, напоминающим шепот в постели, сладость секса, гортанные всхлипы. Занавес слева от меня раздвинулся — и вот она, Жанетта. Пока еще в тени, не видная отчетливо. В полутьме различалась лишь белизна песцовой накидки.

А потом она двинулась вперед. Медленно, гордо, с безразличным видом, словно она была одна и сотни горящих глаз не съедали ее. Она двигалась почти торжественно, обнаженная плоть мерцает там, где белый мех не прикрывает ее, длинные коричневые волосы зачесаны на одно плечо, длинные изящные ноги поблескивают при каждом шаге.

Трудно даже представить себе, что женщина способна на это. Может выйти на стойку бара — не на эстраду или танцевальную площадку, а на стойку бара, окруженную проспиртованными мужчинами; вожделение на их лицах уже сейчас, когда она не сделала и четверти оборота. Выйти вслед за вульгарной толстухой, выступавшей перед ней, и казаться королевой. Но она сделала это. Не было ни воплей, ни свиста. Все сидели тихо, только смотрели.

Она была красива: высокие скулы, полные чувственные губы, потрясающая фигура — все это у нее было, да; но было и еще что-то. Она излучала властность, стремление командовать. И ей нравилось делать то, что она делала. Мне тоже.

Она прошлась вдоль всей стойки, помахивая песцовой накидкой, как бы сама себя лаская, как будто это приносило ей чувственное удовольствие, пронизывающее ее с головы до пят и внутри, особенно внутри. Потом ее, Движения ускорились немного, белая накидка открывала тело все больше и больше, все более дерзко. Я готов был поклясться, что под накидкой у нее ничего больше не было, но возможно, я ошибался. Она полностью не убирала накидку, но к концу номера это была уже не накидка, сияющий в мягком свете реквизит. Жанетта задрожала, затрепетала. Это было не движение, а зарождающееся внутри нее чувство, которое пронизывало ее и передавалось всем нам, кто смотрел на нее.

В этом клубе она появилась недавно. Она была звезда, смотреть на которую приходили специально. Наконец она на мгновение застыла, как бы совсем обессиленная. Но вдруг она выпрямилась, упругая грудь слегка выпячена, мягко освещенные бедра матово поблескивают, и пошла к занавесу. Совершенно спокойно и безразлично, волоча песцовую накидку за собой по полу.

Заведение стало быстро пустеть. Я видел то, что хотел увидеть. Кое-какие точки тела Жанетты были время от времени в луче прожектора. У нее не было веснушек. Но я все-таки прошел за кулисы и поговорил с ней для пущей уверенности. Нет, она не выходила замуж за Уэбба Олдена. Нет, в последнее время она не позировала для фото. Разумеется, я все это уже знал, но побеседовать было приятно.

Я ушел из клуба «Паризьенн». Потом я вычеркнул Жанетту Дюре — Октябрь из списка подозреваемых.

И занес ее в совершенно другой список.

На следующий день, в воскресенье, я проснулся после восьмичасового сна с ощущением, что жить стоит. Сначала я недоумевал, откуда это чувство, а потом понял, что это оттого, что меня не убили.

Голова у меня болела, колено болело, словом, болело во многих местах. Но я был жив и готов к действию. Пули меня миновали. Сегодня, думал я, в «Алжир». К Чарлине Лэйвел — и к Эду Грею. Но сначала нужно кое-что сделать.

Лицо покойника, которое я видел вчера ночью, было мне смутно знакомо, в этом я был уверен. И если этот человек был, а в этом я был уверен, известным или даже недавно объявившимся бандитом местного значения, его фотография должна быть в альбоме «криминального элемента» в полиции Лос-Анджелеса. Так же, как и фотография Слобберса О'Брайена.

Поэтому после завтрака, состоявшего из кофе и густого месива из кукурузных хлопьев, я по голливудскому скоростному шоссе направился в полицейское управление Лос-Анджелеса. В течение трех часов я листал «криминальные» альбомы и рассматривал лица. И тогда я увидел его. Того парня в темной аллее.

Звали его Дэнни Экс. Дважды арестовывался за убийство и дважды был оправдан. Арестовывался за драку — оправдан. Арест за угрозу насилием — обвинение не было доказано. Один срок в Сан-Квентине за выстрел в живот своему противнику. Словом, жил человек. Из тюрьмы Дэнни вышел чуть больше года назад. На этот раз он не выйдет.

И вдруг все ниточки связались в один узел. Я вспомнил, где я его видел, где слышал его имя. В Лас-Вегасе. Предполагалось, что он работает на Эда Грея.

Мне всегда нравилось ехать из Лос-Анджелеса в Лас-Вегас. После Сан-Бернардино городов почти нет, а есть много плоской сухой пустыни и четырехрядное полотно скоростного шоссе. А потом, словно бетонный и неоновый оазис в пустыне, — легендарный Лас-Вегас.

Так его называют. И это правда, он действительно как легенда. Город наводнен жуликами, но там же живет множество, точнее, большинство добропорядочных граждан. Жители этого города такие же, как и жители других городов. В городе полно детей, много школ, уйма церквей. Люди утром встают, а вечером ложатся спать. Но город не спит никогда. Игорные дома открыты круглосуточно, колеса крутятся. Ночь напролет шелестят и звенят на столах деньги, вздымаются напудренные груди в платьях с глубоким декольте, льется вино в барах. Старушки часами просиживают у игральных автоматов, надевая перчатки, чтобы не набить на руках мозоли.

Но невозможно устоять перед приятной напряженностью, телепатически передающимся волнением, ощущением того, что происходит нечто огромное и важное. Сам я играл очень мало: в каком-то смысле я предпочитаю зарабатывать деньги, а не выигрывать их. Но я люблю побродить среди игральных столов, иногда поставить доллар-другой, ощущая пульс города, вдыхая его запах, ощущая его спинным мозгом.

Сейчас, когда я несся пустыней по дороге, плавно переходящей в окраину города, у меня были другие ощущения. Мышцы на спине у меня напряглись, загривок ощетинился. Я слишком мало знал о том, что происходит. Почему вдруг похищение... убийство... выстрелы по мне. И вчерашний эпизод около клуба.

Дело оказалось гораздо сложнее, чем показалось мне вначале. На настоящий момент я виделся или говорил по телефону с девятью из двенадцати девушек из «В-а-а-у!». Все они сказали, что ничего не знают о женитьбе Уэбба. Значит, или девушка, за которой я охочусь, это одна из трех, с которыми мне поговорить или встретиться не удалось, — Лоана Калеоха, Дороти Лассуэлл, Пэйджин Пэйдж, — или же одна из девяти солгала мне. Или...

Мне в голову пришла странная мысль. Что, если сам Уэбб лгал мне?

Но в этом не было смысла, и я отбросил эту мысль. Может быть, Чарлина Лэйвел расскажет мне больше. Я проезжал мимо неоновых вывесок: «Дюны», «Пески», «Фламинго». Впереди видны были верхние этажи «Алжира». Маленькое убежище Эди Грея, комнат так на пятьсот. И там выступали девушки из «В-а-а-у!», доводя посетителей до исступления. Позвольте просветить вас насчет того, как это могло случиться, что девушки, сошедшие со страниц «В-а-а-у!», очутились на сцене казино «Алжир». Это короткая история, отражающая нравы сегодняшнего дня, этого года и современного Лас-Вегаса. Лас-Вегас постепенно становится все более бесстыдным. Раньше клиента завлекали — теперь его слегка подталкивают. Побольше наготы, чуть пожестче. И «Алжир» во многом ведет такую же политику.

Это началось, когда ночные клубы и кабаре Лас-Вегаса затеяли между собой дружескую потасовку. В соревнование по захвату клиентуры и получению большего количества денег втягивались все новые и новые казино и отели. Шоу в таких заведениях, как «Ривьера», «Гостиница в пустыне», «Эль Ранчо Вегас» и всех остальных, были именно той приманкой, которая привлекала клиентов (и деньги) в клубы. Чем лучше в этом клубе было шоу, тем больше в него приходило потенциальных игроков. А деньги в Лас-Вегасе — от игроков. Чем больше игроков, тем больше денег.

Скоро владельцы клубов стали тратить на шоу, на отдельные классные номера так много денег, что платить и тратить еще больше означало ущемлять собственные интересы. Вскоре последовало соглашение о потолке цен. Стоимость шоу заморозилась. Нужно было что-то новое. Нужно было что-то менять в самом шоу.

Начали «Лидо де Пари» и «Стардаст-отель». У них появились пышногрудые и пышнобедрые красотки из Франции.

Когда первая красотка — француженка с обнаженным бюстом — появилась на сцене «Стардаст», это был поворотный пункт в истории американской индустрии развлечений. Обнаженный бюст... как с ним бороться? Сначала один клуб следует этому примеру, потом еще один. Это все еще привлекало клиентов, но новизна уже пропадала. Обнаженный бюст становился не исключением, а правилом. Что дальше? Чем все это кончится?

— Вы уже, конечно, догадались? Эд Грей подписался на «В-а-а-у!».

Когда он увидел на страницах журнала первую застенчивую и шокирующую одновременно попку, его озарило. Рассказывают, что он в присутствии трех свидетелей подпрыгнул и завопил:

— Вот! Вот, что нужно — задницы!

Сначала подумали, что он свихнулся и должен быть помещен под специальный надзор, но, как оказалось, он в этом не нуждался. Эд Грей и Уэбли Олден встретились и обсудили проблему. В итоге было заключено соглашение, по которому девушки «В-а-а-у!» сразу же после появления их фото в журнале, пока интерес к ним достигал апогея, появлялись в шоу принадлежащего Эду Грею «Алжира». За выступление в течение месяца каждая получала пять тысяч долларов.

Ну, вы уже знаете, как это сработало. Девушки имели огромный успех. Чтобы получить хорошее место в зале, приходилось платить до сорока долларов. Это, естественно, делало рекламу и «В-а-а-у!», и «Алжиру», который в тот момент был единственным местом, где показывали... ну, в общем, то, что там показывали. Но вскоре в эту область вторглись и другие. У Грея не было патента. Так что через несколько месяцев новизна, исключительность и привлекательность опять пойдут на спад.

Интересно, что же они придумают в следующий раз?

Я плавно вписался в поворот к огромному, сверкающему фасаду «Алжира».

Как-то я уже был здесь, но сделал лишь короткую остановку в баре. Я даже видел Эда Грея, хотя мы с ним и не познакомились. Вкрадчивый, ухоженный, стройный, как профессиональный танцовщик, он время от времени обходил свои владения, приглядывал за порядком и прикидывал размер выручки. Он выглядел любезным, часто улыбался, но мы с ним не говорили. На этот раз ему придется поговорить со мной.

«Алжир» был велик, хотя и не был самым большим казино в городе. Но в нем имелось 500 номеров для гостей и множество помещений, где гостей ждали различные развлечения. Большой ресторанный зал, в котором происходило и главное шоу, назывался «Арабский зал» и вмещал до тысячи посетителей. Кроме того, было три коктельных зала поменьше — «Африканский зал», «Оран-бар» и «Касба-бар». Фасад «Алжира» в стиле «Лас-Вегас-модерн» был сочетанием коричневого и бежевого оттенков каменной кладки с песочным и угольно-черным цветом вертикальных, шириной в метр, деревянных панелей. Немного кричаще. Но и сам Лас-Вегас немного кричащ.

Когда я остановил свой «кадиллак» перед «Алжиром», было около половины восьмого вечера. Через пять минут я уже опрокинул стаканчик в «Оран-баре» и начал поиски парня по имени Датч, одного из своих знакомых, работавших в игорных домах Лас-Вегаса. Я знал, что сейчас он обретается в «Алжире», но, что более важно, у него были глаза и уши, не упускающие ничего, плюс любопытство и назойливость писателя. Если были новости, которые заслуживали внимания, то Датч наверняка мне их сообщит.

Центром «Алжира» был огромный овальный зал, заполненный рулеточными колесами, столами для игры в кости и карты, с игральными автоматами вдоль стен — словом, все приспособления для добычи тяжелым трудом легких денег. Из этого зала можно было попасть во все коктейль-залы. Чтобы получить выпивку и закуску или посмотреть шоу, клиентам приходилось проходить мимо и между столами, колесами и автоматами на пути туда и обратно.

На всем этом длинном пути они слышали щелканье серебряных шариков на столах для рулетки, выкрики «Выиграл номер...», смех и как бы пьяные разговоры трезвых людей, еще более громкий смех и вопли пьяных, мелькание огней игральных автоматов — песни сирен «Алжира». Но здесь не было мечты, к которой можно было бы привязать себя, да и воля этих посетителей не была так сильна, как у Одиссея.

Словом, «Алжир» предоставлял массу развлечений, но там и терялось много денег, самоуважения, супружеских уз, мечтаний.

У кассирши в одной из разменных будок я купил несколько серебряных долларов, чтобы сыграть на слот-машине. Ее зеленые глаза были ярко подведены черной тушью, уголки глаз удлинены, от чего глаза кажутся больше. Зеленое вельветовое платье с глубоким вырезом. Глаза ее выглядели усталыми, словно они знали слишком много и видели по утрам множество маленьких смертей. Она улыбнулась мне:

— Привет! И я сказал:

— Привет! — И пошел дальше.

Вот тогда у меня и возникло чувство, что это путешествие не будет удачным. Вокруг меня сновали люди, в ярком свете блестели рулеточные колеса, слышался смех. Но я не мог отделаться от этого ощущения.

Я пошатался по залам. Мои серебряные доллары глупейшим образом пропали в пастях игральных автоматов и не менее глупо были поставлены в рулетку. На номер семь. Тут я увидел своего знакомого, которого звали Датч, — низенького, с квадратным лицом, беспечного и беззаботного. Он играл в кости за одним из столов. Я подошел к этому столу и поставил несколько пятидолларовых фишек.

Расслабившись, он откинулся на спинку стула. Когда он поймал мой взгляд, он кивнул и поднял одну бровь, но не произнес ни слова.

Крупье своей длинной лопаточкой умело сгреб фишки и пододвинул их какому-то толстяку, который выиграл.

Следующий игрок тоже был толст, но с острым беспокойным лицом. На победителя он не тянул, по-моему.

— Двадцать долларов — не деньги, — сказал я и поставил четыре фишки.

Датч добавил к моим еще четыре фишки.

— Поставлю вам стаканчик, — сказал я.

— Прекрасно. Я уже десять минут как здесь. А еще через минуту у меня будет перерыв минут на двадцать. Как ты поживаешь, малыш?

Он не ожидал ответа. Я не стал брать деньги со стояла. Следующий игрок выбросил четыре — шесть и проиграл. Я забрал свои восемьдесят долларов, сказал Датчу, что буду в «Оран-баре», и удалился.

Когда Датч скользнул в черное кожаное кресло рядом со мной, я заметил, что он, словно змея кожу по весне, сбросил прочь свой деловой вид. Он расслабился и улыбался:

— Опять на охоте, Шелл, старый разбойник?

— Я здесь по делу, Датч. Мой визит для Эда Грея будет как цианистый калий в суп. И если тебя увидят со мной, тебе может тоже перепасть.

— Да ну их всех к черту. В конце концов я всегда могу вернуться на ферму. — Для него это была привычная фраза, хотя за пределами города он бывал только тогда, когда переезжал в другой город. Но, во всяком случае, он не боялся общаться со мной.

Поэтому я спросил:

— Что ты знаешь о Дэнни Эксе и Слобберсе О'Брайене?

— А что с ними? Не знаю, приятель. Они крутились здесь, так, «подай-принеси» у Эда. Подонки они оба. А этот Экс, чтоб он сдох...

— Он и сдох. Вчера вечером.

— Кто это его?

— Я слишком сильно надавил ему на болевую точку. Это когда он на пару со Слобберсом и еще каким-то подонком, которого я не знаю, пытался вышибить из меня мозги.

Датч присвистнул:

— Так какого черта ты делаешь здесь?

— Значит, они работали на Эда. И Слобберс?

— Да. Кое-что для него они делали.

— Вот об этом я и хочу порасспросить Эда.

— Порасспросить Эда? — Он нахмурился и взглянул на меня. — Скотт, ты был бы поаккуратнее в этом гадюшнике. Пусть внешний вид Эда Грея тебя не обманывает — А он меня и не обманывает.

Я понимал, о чем говорит Датч. Грей мог преподнести неприятный сюрприз, это как зуб сломать, кушая манную кашу.

Он не казался опасным бандитом, но он им был. Черную работу за него делали его мальчики, но не было ничего такого, чего бы он не смог сделать сам, да еще и похлеще, чем они.

Я продолжал:

— А что случилось с Пэйджин Пэйдж? Я слышал, что ее пришлось кому-то заменить в шоу. Как это случилось?

— Не знаю. Она была здесь вплоть до вечера пятницы. — Он с минуту подумал. — Да, она в пятницу должна была выступать в последний раз. В четверг она участвовала в шоу, а в субботу уже выступала Чарли. В пятницу сольного номера в шоу не было.

— Не слышно было, почему она так неожиданно прервала выступления?

— Ни гугу. Может, они с Эдом поссорились? Милые бранятся...

— А что, было похоже, что они были любовниками?

— На Эди это просто написано было. Он любит новеньких. Вот он и учинил кампанию — орхидеи и шампанское, красивые побрякушки, — словом, щедрый Эди в своей роли. Он хороша ее исполняет, и обычно это срабатывает.

— И с Пэйджин сработало?

Он провел пальцем по носу:

— Не знаю. Знаю только, что они много времени проводили вместе. Но Эди всегда проводит много времени с кем-нибудь. Лишь бы это была не его жена.

— Правда, а я и забыл, что он женатый человек.

— Он тоже об этом забыл. — Датч глянул в сторону. — Ты спрашивал о Чарли. Вон она. В это время сюда забегают почти все девушки выпить коктейль перед началом первого шоу. Оно начинается в девять.

Сейчас было восемь часов. Я посмотрел туда, куда кивком показал мне Датч. Потрясающая рыжая девушка входила в дверь. Высокая, огненные волосы коротко острижены, лицо скорее симпатичное, чем красивое. На ней было облегающее белое вечернее платье, поддерживаемое на обнаженных плечах бретельками, сверкающими бисером.

Она прошла к другому концу стойки бара и скользнула на высокое сиденье. Я услышал: «Мне мартини, Том. Сухой».

— Шоу имеет бешеный успех, — сказал Датч.

— Да, я об этом слышал.

— Кроме шуток, такого в Лас-Вегасе еще не было. Если бы «Арабский зал» был вдвое больше, он все равно был бы полон, особенно когда появится такая штучка, как Февраль.

— А что Февраль особенного из себя представляет?

— Ничего лучше здесь не видели. Даже когда за месяц до нее выступали красотка Рэйвен и Орландо Десмонд.

— Десмонд? Говорят, он здесь выступал вместе с Рэйвен Мак-Кенной. Так?

— Да. Он вел конферанс и пел. Ха" пел — он заводил свое «би-би-би».

— Согласен с тобой. Расскажи-ка мне еще что-нибудь об этом прекрасном времени.

Рэйвен Мак-Кенна была Мисс Декабрь, стало быть, появилась здесь в январе, а в феврале ее место займет Мисс Январь. Январь — бэнг! — черноволосая красавица лежала обнаженной на черном вулканическом песке пляжа на Гавайях. Волна волос закрывала ее лицо. Белая полоска прибоя пенилась у ее округлых загорелых коленей. Лоана Калеоха.

Датч продолжал:

— Эта птичка Мак-Кенна имела успех, деньги прямо-таки текли в кассу. Ничего лучше я не видел, пока не появилась эта гавайская красотка. Как ее... Кага... Калу?..

— Лоана.

— Да. Ох, братец! Я здесь уже полтора года и видел все и вся. Но это просто невероятно.

— Трудновато конкурировать с Рэйвен Мак-Кенной, Датч. Или даже с Блэкки, Сью Мэйфэйр.

Он энергично закивал:

— Так, так. Но первый приз — Лоане.

— А на этом шоу в январе Десмонд пользовался успехом?

— Ну, девки-то за ним табунами бегали — подавать себя он умеет, а может быть, все дело в том, как он складывает губки, когда начинает пищать. Но я заметил другое. Он здорово продулся. Очень здорово.

— И все за твоим столом?

— За всеми столами, какие есть. Он даже на игральных автоматах продулся.

— И много он проиграл?

— Много, не одну тысячу, много. Король проигрыша.

— А поточнее?

— Можно только гадать.

— Так угадай.

— Должно быть, тысяч сто, может, больше. Я же сказал — король проигрыша.

— Это случилось, когда он вел конферанс в шоу?

— И потом, несколько раз. Ты же знаешь, это как болезнь. Они всегда возвращаются, чтобы отыграться.

— И как? Отыгрался Десмонд?

— Должно быть. — Он пожал плечами. — Когда Эду становятся должны так много, дело приобретает личностный характер, а ты понимаешь, что тут Эд и убить может.

— А ты не знаешь, он не давил на Десмонда?

— Может быть. Такие разговоры — дело интимное, приятель. Я знаю, что Эд говорил с Десмондом пару раз и тот вышел из его кабинета бледный от испуга. — Датч отхлебнул из стакана. — Наверное, он расплатился, раз продолжает сшиваться здесь. Да еще ему пару раз повезло. Может быть, он и не отыграл всего, но полегче ему стало.

— А в последнее время что-нибудь случилось? В последнюю неделю или раньше?

— Нет. Все происходило два или три месяца тому назад, в апреле или в мае. Он за месяц выиграл тысяч тридцать.

— А Уэбли Олден здесь бывал?

— Олден? — Он нахмурился. — Слыхал я о нем. Так вот за чем ты охотишься, приятель?

— Частично за этим. Так Уэбб бывал здесь?

— Несколько раз. Может быть, продул пару кусков, так что из этого? Он же деньги не считает, то есть не считал. Да не тонну золота он проиграл. Потом, он не любил играть по высоким ставкам.

Датч взглянул на часы:

— Пора идти. — Он помолчал, потом сказал:

— Ты действительно хочешь насолить Эду?

— Нет, обнимусь с ним и нежно поцелуюсь. Датч весело глянул на меня:

— А это неплохо, Скотт. — Он улыбнулся. — В конце концов, ты уже достаточно пожил.

Я что-то прорычал ему в спину, потом подошел к бару и остановился рядом с рыжеволосой девушкой.

— Хэлло! — сказал я. — Вы Чарлина Лэйвел?

— Я мисс Лэйвел, — холодно заметила она.

— А я Шелл Скотт. Можно заказать вам мартини? Сухого?

Лед начал таять.

— А, я говорила с вами по телефону? А я подумала, что вы видели мой номер вчера и... Я улыбнулся:

— Вчера я вашего номера не видел, мисс Лэйвел. Но никакие силы не помешают мне это сделать сегодня. Я буду в первых рядах зрителей.

— Зови меня Чарли, брось ты это — мисс Лэйвел, мисс Лэйвел. — Она окинула меня взглядом и сказала:

— Можете заказать мне коктейль, мистер Скотт.

— Шелл для тебя.

Мы попивали свои напитки и обменивались общими фразами, после разговора со мной по телефону Чарли прочла в газетах о смерти Олдена и знала только то, что было в газетах. А там сообщались лишь голые факты и не было информации, которую я дал Фарли в полиции Медины.

— Я не задавала вопросов о Пэйджин, Шелл. Я все думала о том, что, по твоим словам, это небезопасно.

— Когда я это говорил, это было предположение. Но теперь я знаю это точно. Так что никому никаких вопросов. Хватит и того, что ты мне рассказала.

Она пожала плечами:

— Да я и не знаю ничего. Эд позвонил мне вечером в пятницу и попросил заменить Пэйджин.

— Он не сказал, почему потребовалась замена?

— Нет. Просто сказал, чтобы я в субботу была готова к выступлению. Он хотел, чтобы я начала уже в пятницу, но я была занята в этот вечер. А еще он сказал, что за две недели, когда я буду заменять Пэйджин, мне заплатят как за полный месяц, а это еще пять тысяч — чего еще надо?

В остальном же она лишь повторила то, О чем рассказал Датч. Никаких сведений о Пэйджин с пятницы. Эд Грей не очень нравился Чарли, а десять тысяч долларов — нравились.

— Уж очень этот Грей шустрый. — Она улыбнулась мне. — Я таких не люблю.

— А что он? Ну, в отношениях с девушками и все такое...

— Скользкий, как маслом намазанный. Это сразу можно заметить. Никогда ничего прямо не говорит, но понять дает. Я хочу сказать, что он не тянет рук, не хватает тебя, но у вас ощущение, что в любой момент он это сделает.

— Он ведь женат?

— Да, но это ему не мешает. По-моему, во время венчания он обручальное кольцо ей не на палец надел, а продел в ноздри. Говорят, она робкая домашняя мышка. Но со мной у Эда номер не прошел. Я знала, если я отопру дверь...

Я глянул на часы:

— Чарли, я попытаюсь найти хороший столик. А что это ты говорила о запертой двери? Это такое образное выражение?

— Нет. Ты просто об этом не знаешь — Она допила мартини. — Когда девушки из журнала появились здесь, все хорошие уборные уже были заняты. Поэтому сделали роскошную артистическую уборную специально для нас, рядом с апартаментами Эда. И эта комната сообщается с его комнатой через дверь. — Она улыбнулась. — Эту-то дверь я и держала запертой.

Я поблагодарил Чарли и сказал, что мы увидимся позже.

— Будь спокоен, меня-то ты точно увидишь.

До девяти я дважды спрашивал об Эде, но мне говорили, что он еще не появлялся в клубе. Я занял столик в «Арабском зале», но отнюдь не в первом ряду: он был далеко и сбоку от сцены. Можно было представить себе, что шоу происходит в Лас-Вегасе, а я нахожусь в Рино. Банкнот, который я продемонстрировал администратору, никакого действия на него не оказал; в столь поздний час он уже ничего сделать не может.

Я вышел на стоянку взять кое-что в багажнике «кадиллака», где я держал набор инструментов, необходимых в моей работе. Сегодня мне понадобился маленький бинокль, складывающийся в небольшую коробочку, формой и размерами напоминающую портсигар. Я положил бинокль в карман, вернулся к своему столику и заказал обед.

Обед был хорош, обслуживание потрясающее, а шоу — просто великолепное. Я закончил есть и заказал кофе перед началом первой части номера Чарли Первая часть ее номера была предельно проста. Она ничего не делала — только раздевалась. Подчеркиваю слово «только».

Весь смак номера состоял в том, что она появлялась в обычной одежде: аккуратный серый деловой костюм, белая блузка, туфли на высоком каблуке, нейлоновые чулки, розовое белье. А происходило все как бы в обычной, хорошо обставленной спальне. Девушка, исполняющая стриптиз, снимая с себя по частям экзотические одежды, расхаживая по сцене и пронзительно вскрикивая, — это одно. Но роскошная, великолепно сложенная девушка, раздевающаяся у себя в спальне, — это совершенно другое. В результате все зрители как бы превратились в человека, подсматривающего в замочную скважину, как Чарлина Лэйвел снимает с себя одежду в спальне. Только почему-то это считалось нормальным.

Настал момент, когда Чард осталась лишь в маленьких розовых трусиках, да и то было ясно, что они вот-вот исчезнут. Когда она взялась за верхний край трусиков, я достал свой бинокль.

Сомнений насчет Чарли у меня почти не оставалось, но для полной уверенности нужно было убедиться, что у нее нет веснушек (вы помните где). Чарли стояла спиной к публике, и было бы просто глупо этим не воспользоваться.

Трусики медленно начали опускаться; ниже, ниже скользили они... потом чуть замедлили движение... опять пошли вниз... ниже, ниже... и вот они упали на пол. Она переступила через этот розовый лоскуточек, выпрямилась и потянулась, как бы зевая. Но, смею вас заверить, в зале никто не зевал. Потом она наклонилась, чтобы поднять трусики с пола.

Я как бешеный крутил винт французского бинокля. Что-то мешало, я крутнул винт — вот! полная резкость, опять смутно. Я еще подкрутил винт — ага! До этого я даже не подозревал, как сильно сокращает расстояние мой бинокль. Я искал веснушки как бы с расстояния четверть метра. Ни одной! Ни одной. «Ай да старина Чарли!» — мысленно вскричал я. Я знал, что она хорошая девочка. Ни одной веснушки на попке у Чарли.

Внезапно посветлело, и я услышал где-то рядом вопль. Через пару столиков от меня какой-то жирный тип показывал на меня пальцем и что-то кричал. Головы за соседними столами поворачивались в мою сторону, похоже, им все это нравилось.

Я быстро сложил бинокль и, поскольку он был похож на портсигар, сделал вид, что достаю из него сигарету. Поздно. Я никого не обманул. Я выглядел виновато, чувствовал свою вину и был виновен.

Было плохо, но стало еще хуже. За столом у стены недалеко от моего столика на меня смотрел знакомый человек.

Безупречно одетый мужчина с вкрадчивым лицом сидел за этим столом с платиновой блондинкой. Эд Грей.

Он нес ко рту вилку, когда его глаза встретились с моими, и он сморщился, словно от зубной боли.

Я положил бинокль в карман и подошел к столику Грея. По дороге я подошел к жирному и небрежно спросил:

— Ты меня звал, приятель?

Он ничего не ответил. Но готов держать пари, что он рот теперь откроет не скоро. Эди Грей — очаровательный, улыбающийся, спокойный — смотрел на меня.

— Мистер Скотт, не так ли?

— Ага. Но об этом тебе сказал не Дэнни Экс. Его было нелегко огорошить, но это его потрясло. Он сморщился, но тут же согнал морщины с лица:

— Чего вы хотите, Скотт?

— Хочу поговорить с тобой.

— Не можем же мы говорить здесь.

— А я и не говорил, что здесь. Он посмотрел на свою тарелку, потом швырнул на нее салфетку:

— Ну, пойдемте в мой кабинет. Платиновая блондинка ворчливо заговорила:

— Но, Эди, не можешь же ты просто так встать и уйти...

— Заткнись. Я улыбнулся ей:

— Расставанья сладкая печаль...

— Кончай, Скотт. — Грей потерял свой любезный вид, но меня это не волновало.

Он величаво двинулся прочь, я повернулся, чтобы следовать за ним. Блондинка выкатила на меня глаза и спросила:

— Какого черта, что ты сказал?

Я помахал ей рукой и пошел за Греем. Нельзя дать ему за моей спиной перемигиваться с одним из многих его мальчиков. На сцене опять появилась Чарли, но я не смотрел, что она там делала. Чарли еще будет шесть недель здесь выступать, а я не был уверен, что проживу еще шесть недель. Поэтому я глаз не спускал с Грея.

Мы вышли из зала, пересекли холл и вошли в просторный кабинет: темный ковер на полу, стены отделаны дубовыми панелями, кожаные кресла, маленький стол красного дерева и мягкое вертящееся кресло около него. Справа была еще одна закрытая дверь, возможно, именно она и вела в уборную девушек.

Грей сел в кресло за стол, а я на стул перед ним. Эди был высок, около шести футов, строен. Прямые каштановые волосы плотно лежали на голове, верхнюю губу украшали тщательно ухоженные усики. Карие, цвета кока-колы, глаза смотрели тяжело и пристально. На нем были темно-коричневый костюм и бежевый галстук. Заколка и запонки, похоже, были из чистого золота.

— Чего ты хочешь? — спросил он.

— Ты знаешь, чего я хочу. Я и пришел сюда, чтобы поговорить с тобой об этом.

— Ну-ка, ну-ка!

— Начнем с Дэнни.

— Не знаю никакого Дэнни.

— Теперь уже Не знаешь. Продолжай присылать ко мне своих дружков, и ты скоро их всех лишишься. Если мне повезет.

— Повезет, — ухмыльнулся он. — Да здесь только это и слышишь.

— Но не от меня. А Дэнни — это Дэнни Экс, то есть был.

— Ну и?

— Теперь поговорим о Слобберсе О'Брайене.

— Не знаю никакого... как ты его назвал?

— Знаешь, он на тебя работает.

— Черта с два. Ты ошибаешься. — Он улыбался уверенно и нагло.

Может, ошибаюсь, подумалось мне. Я сказал:

— Тогда давай поговорим о Пэйджин Пэйдж. Это был выстрел наугад. Но я попал. Не могу сказать, сильно ли я его зацепил, но вонь пошла. Он резко наклонился вперед, рука скользнула по крышке стола. Потом откинулся на спинку кресла:

— Пэйджин... Прелестная девушка, жаль, что она прервала свои выступления. Она ведь должна была работать весь август.

— Да, я знаю. И где она?

— Не знаю. Она ничего не объяснила, просто сказала, что уходит. И ушла. Пришлось подсуетиться, чтобы взамен ее пригласить Чарли. — Он помолчал, глядя на меня большими карими глазами. — Если ты пришел сюда строить из себя супермена, я лучше пойду заканчивать свой обед. Поэтому...

Докончить он не успел. Дверь за моей спиной открылась, и кто-то быстро вошел в комнату. Когда он подошел к столу, он наклонился и сказал:

— Босс, Вилли сказал мне, что он видел, как Шелл...

Он повернул голову, и у него при виде меня отвалилась челюсть.

Ага! Слобберс О'Брайен.

Слобберсом[7] его продали за то, что губы у него были явно велики для челюстей, казалось, они могут упасть. Выражение его лица давало знать, что при испытании на определение коэффициента интеллектуального развития он и двух баллов из 180 не смог бы набрать, не сжульничав. Мозгов у него было мало, но силенка была. Так, значит, это Слобберс О'Брайен, который не работает на Эда Грея, Грей его даже не знает.

У Слобберса дыхание перехватило, когда он увидел меня. Он что-то замычал, а я вскочил со стула и двинул его кулаком в живот. Пока он сгибался пополам, я успел добавить ему по скуле. Взмахнув руками, он рухнул на спину. Справа раздался какой-то резкий звук. Это Грей открыл ящик стола и запустил туда руку.

Я прыжком достал его в тот момент, когда он вытаскивал маленький пистолет. Левой рукой я отбил его руку с пистолетом в сторону, а правой изо всех сил ударил его в челюсть. И хотя я несколько потерял равновесие и не смог точно нацелить удар, ему хватило — он рухнул на кресло и вместе с ним опрокинулся на пол.

Грей медленно зашевелился на ковре, пытаясь подняться. И в этот момент я услыхал шаги в коридоре. Я повернулся к двери, в которую вошли двое. Они торопились, но оружия в руках у них не было. Я выхватил свой кольт 38-го калибра и отступил в угол комнаты, откуда мог их всех держать на мушке. Я подождал. Никто не произнес ни слова. Похоже, больше подкреплений не предвиделось.

Поэтому я сказал тому, что стоял подальше от меня:

— Закрой-ка дверь, дружок.

Он ногой захлопнул дверь. Грей встал, ноги у него тряслись, руками он опирался о стол. На левой скуле у него наливалась здоровенная гуля. Фонарь у него будет что надо. Он смотрел на меня, водя языком по губам.

— Позвольте познакомить вас со Слобберсом О'Брайеном, — сказал я ему.

Слобберс все еще лежал без сознания.

Грей ничего не сказал, но я видел, как на скулах у него заиграли желваки.

Вошедшие двое не двигались. Я узнал одного из них. Маленький захудалый подонок по имени Уи Вилли Уоллес. Имя обманывало, казалось мирным и безобидным, но я-то много кое-чего о нем знал. Он был маленький (пять футов четыре дюйма, не более), невзрачный, но при виде его у вас по спине мурашки бежали.

Лет пятидесяти, бледный, болезненный на вид, с неестественно белой кожей. Свои черные прямые волосы он зачесывал назад на своей плоской голове, они были сальными. Глаза его могли бы принадлежать трупу. Вилли был профессиональным убийцей. Мышцы, обрезок свинцовой трубы, вымогательство, умный вожак — это все было не для Вилли, он был профессионал. Он убивал людей, и ему нравилось это делать.

Уи Вилли Уоллес был бы очень интересным объектом для изучения Кинси, Стекелем или Фрейдом[8]. Женщины его не интересовали. Он избегал сальных шуток, порнографии и разговоров о сексе. Он наслаждался убийством, самим актом убийства, причем весьма необычным образом. Проще сказать, каждый раз, когда Вилли кого-нибудь убивал, он достигал сексуального оргазма. Тупая, фаллической формы пуля, пронизывающая живую плоть, разрывающая артерии и ломающая кости, приносила ему наслаждение насилием. Он успел уже поработать на несколько банд, а теперь работал на Эда Грея.

Другой парень был мне неизвестен. Будь моя воля, я бы их всех вовек не знал. И я решил уходить. Все, что можно было узнать здесь, я узнал. По крайней мере, на данный момент. Я махнул своим револьвером, и Вилли и этот другой парень тихо приблизились к стене.

Вдруг заговорил Грей:

— Хорошенько посмотрите на этого мерзавца. — Голос его звучал как скрежет льдин на Аляске. — Передайте всем. Как только он будет замечен, не важно, где это будет, он должен быть убит.

Я стал размышлять, как мне выбраться из казино. Когда я буду в своем «кадиллаке» на шоссе, у меня появятся шансы. Но я хотел уйти тихо, без драки — кто знает, сколько еще заряженных пистолетов наготове у мальчиков Грея. Я осмотрел кабинет. Насколько можно было судить, связь с внешним миром Грей поддерживал с помощью телефона, стоявшего у него на столе.

Поэтому я сказал ему:

— Ну-ка вырви шнур из розетки.

— Пошел ты... подонок!

— Эд, — сказал я спокойно, направив револьвер на него, — я не такой, как ты. Чтобы в кого-то выстрелить, мне нужен серьезный повод. Пока еще его нет, но он уже очень близко. Телефон, Эд!

Он вспыхнул. Мгновение он не двигался, только зло смотрел на меня и наливался кровью. Потом конвульсивным движением схватил шнур и оборвал его. Я отступил к двери — Вы все пока оставайтесь здесь, — сказал я. Потом я выпрыгнул в коридор, резко захлопнув дверь. И остался на месте. Я даже встал поближе к двери, держа револьвер на уровне головы. Прошло две секунды. Дверь внезапно распахнулась, и Уи Вилли Уоллес приготовился выскочить в коридор. В руке он держал револьвер 38-го калибра с укороченным стволом, но он не был направлен на меня и до этого уже не дойдет.

Он остановился так резко, что его ноги заскользили по полу и он ткнулся в косяк двери. Я мгновенно приставил дуло своего кольта к его голове. Вилли застыл. Он выглядел сейчас еще более больным, чем обычно. Он любил убивать, да, но ему не нравилась идея убить его, нет. Когда он рванулся в коридор, рот его был полуоткрыт, слюни текли, глаза горели. Но сейчас они потухли, они прямо-таки на глазах умирали. Они ввалились и как бы подернулись пленкой. Он переводил глаза с моего лица на ствол револьвера.

— Ты что, хочешь отправиться вслед за Дэнни? Он изменился в цвете лица, позеленел.

— Назад, в комнату! И оставайся там.

Дыхание его со свистом вырывалось сквозь сомкнутые губы, словно газ из баллона. Он скрылся в кабинете и захлопнул дверь.

Я спрятал револьвер и двинулся к выходу. До, моих ушей долетали обрывки разговоров. Молодые девушка и парень сидели за столиком. Она шлепала его пальцами по губам, а он, тая от удовольствия, говорил:

— Ты делаешь больно этому моему чертову рту. Она шокирована:

— О, какие неприличные слова ты говоришь! Не буду с тобой разговаривать! Он раскаивается:

— Давай лучше еще выпьем, дорогая Она — Конечно, черт побери!

А за другим столиком беседовали двое мужчин:

— И вот, когда я был уже почти совсем на пределе... Я подошел к выходу и направился к «кадиллаку».

Швейцар улыбнулся мне, я улыбнулся швейцару. До чего все было похоже на вечернюю прогулку...

Глава 7

Утром в понедельник я подъехал к дому Уэбба в Медине. Было десять тридцать, а около одиннадцати в этот район доставляли утреннюю почту, с которой должна была прибыть пленка, отснятая Уэббом на Гавайях. И я хотел получить эту пленку.

Сначала я не считал эту пленку важной, но теперь я надеялся, что она поможет в расследовании этого дела, которое становилось все более и более сложным.

Но прежде всего нужно было добраться до этой пленки.

Улица у дома Уэбба была залита водой. У подножия каменной лестницы стояла полицейская машина Недалеко от дома у края дороги стояли мужчина и женщина. Я остановился и выглянул в окошко:

— Что тут происходит?

— Ночью пожар был, — ответил мужчина. — В доме мистера Олдена. — Он махнул рукой.

— Когда это было?

— Утром, часа в три-четыре. Ну и суматоха была. Пожарные машины, сирены. Но сгореть дому дотла не дали.

Больше ничего он не знал. Я поблагодарил и двинулся дальше, поставив свою машину за полицейской, в которой сейчас никого не было. Я поднялся по ступенькам и постучал в дверь. Полицейский в штатском подошел к двери, и я с радостью увидел, что это Дуган.

Увидев меня, он покачал головой:

— Шелл, ты слишком рискуешь, приехав сюда. Фарли считает, что пожар устроил ты.

— Может, он думает, что и Рим я поджег? Что здесь произошло?

Он оглянулся, а потом сказал мне, что пожар был неслучайным, кто-то поджег дом. Огонь вспыхнул в студии и лаборатории, там сгорело все. Кроме того, выгорела часть спальни. Потом пожарным удалось погасить огонь.

— А что сгорело? — спросил я.

— Почти все фотооборудование, пленки, разные статуэтки и безделушки, привезенные Олденом из разных мест.

— Негативы, слайды и фотографии тоже?

— Да. — Он улыбнулся. — Я читывал этот журнал. Страшно подумать, что все эти прекрасные фотографии сгорели.

— Ты не одинок в своем горе.

Я сожалел о случившемся больше него, хотя и по другой причине: я возлагал большие надежды на негативы, с которых печатались цветные вкладки журнала «В-а-а-у!».

— Я хотел бы заглянуть в дом. О'кей? Дуган заерзал:

— Фарли вышел куда-то, но вот-вот вернется. Если он тебя увидит, он от злости лопнет.

— Не скажу, что умру о горя, если это случится. Так я на минутку, а?

Он заколебался. Поэтому я сказал:

— Думаю, что знаю, почему сожгли дом. Он нахмурился:

— Да? Так выкладывай почему?

— Ты мне не поверишь.

— А ты попробуй. Я пожал плечами:

— Эти четыре веснушки...

Он мне не поверил. Однако мотнул головой и сказал:

— Давай по-быстрому.

Я вошел в дом. Я пересек прокопченную и залитую водой гостиную, заглянул в студию. И студия, и лаборатория практически полностью сгорели, мне там искать было нечего. Я посмотрел на то место, где в ту ночь лежало тело Уэбба, и двинулся прочь. Но вдруг остановился. Толстая колода обуглившегося дерева лежала на почерневшем полу. Это было все, что осталось от прекрасной скульптуры Пана. Вид этот расстроил меня, но вдруг я почувствовал, что загривок мой ощетинивается. Я начинал кое-что понимать.

Сказав спасибо Дугану, я вместе с ним направился к полицейской машине. B этот момент на сцене появился Фарли.

— Эй! — заорал он. — Скотт! Какого дьявола ты здесь делаешь?

Я спокойно сказал Дугану:

— Спасибо, что ты помешал мне как следует врезать этому толстолобому идиоту; не подпускай его ко мне, а то на этот раз я ему врежу. — Я именно так и собирался поступить, но, еще не закончив говорить, я уже переменил решение. В нескольких десятках метров на улице появился почтовый фургон. Нет, сейчас мне не до Фарли.

Он скатился по ступенькам вниз и встал передо мной. Улыбаясь, он сказал:

— Так, я же тебе сказал, чтобы ты здесь не появлялся.

— Чепуха, Фарли. Не можешь же ты запретить мне приехать в Медину. Я услыхал о пожаре...

— Мне наплевать, что ты там услышал, Скотт. — Он говорил медленно, не повышая голоса, слова текли из него как бы через силу. — Если ты суешь свой нос...

Тут вмешался Дуган:

— Он уже уходит, Билл. Я встретил его у двери и сказал, чтобы он уходил.

— Он вполне мог вчера сюда вернуться и устроить этот пожар. Если бы у меня были доказательства... Я же знал, что в доме нужно поставить охрану...

Он еще говорил, но я не слушал. Глядя через его плечо, я увидел, что почтовый фургон остановился у ящика для корреспонденции для Уэбба Олдена, рядом с моим «кадиллаком». Водитель высунулся в окно кабины, открыл почтовый ящик, положил в него доставленную почту и снова закрыл. В почте я увидел несколько писем и счетов, но еще я увидел две квадратных желтых коробочки, которые ни с чем не спутаешь. В каждой из них было сто двадцать метров 16-миллиметровой цветной пленки «Кодак-хром». Уэбб на Гавайях, Уэбб во время бракосочетания и свадьбы.

Фарли все еще говорил, голос его несколько повышался:

— Я могу засадить тебя...

Тут я увидел еще кое-что, показавшееся мне странным. На другой стороне улицы был припаркован черный «линкольн». Он был примерно за квартал от нас. Парень за рулем «линкольна» наблюдал за действиями водителя почтового фургона и смотрел в его сторону, так что лица его я не видел. Но мне показалось, если я подойду поближе, я смогу его узнать.

Фарли взял меня за руку, я стряхнул его руку:

— Убери свои паршивые лапы. И перестань орать. Можешь меня засадить — попробуй это сделать. Но ты уже пытался, и тебе пришлось меня отпустить. Попробуй еще разок — живо будешь разжалован в сержанты. Губы его искривились.

— Конечно, а ты получишь мою бляху. А может, и засадишь меня в Сан-Квентин. Знаю, ты хотел бы этого, подонок.

Мне опять захотелось двинуть его.

— Слушай ты, орало. Я не о себе пекусь. Ты делаешь одну ошибку за другой, и скоро это будет ясно каждому, как уже ясно это мне.

Дуган опять что-то сказал Фарли, но я не слышал, что именно. Я прикидывал, как бы добыть эти пленки. При расследовании убийства полиция арестует всю почту. Если я не получу этих пленок сейчас, я скорее всего их уже не увижу. Я подошел к «кадиллаку» и сел за руль. Потом достал из кармана блокнот и авторучку, нацарапал несколько слов на листе бумаги, подождал, пока Фарли отвернулся, и вышел из кабины. Я быстро приблизился к почтовому ящику, открыл его, схватил коробки с пленками и запихнул их под пиджак, прижав под мышкой, Фарли завопил и бросился ко мне. В правой руке, которую он схватил уже в почтовом ящике, я держал написанную мною записку.

— Ты, ублюдок! — На лбу его напряглись жилы. — Ты что делаешь?

Я ему ничего не сказал, пусть сам догадается. Или, по крайней мере, думает, что догадался.

Он вырвал записку из моих пальцев и прочел ее. Лицо его налилось кровью. Его действительно кондрашка могла хватить. Он скомкал записку в кулаке и этим огромным кулаком слегка замахнулся.

Но потом он с усилием взял себя в руки.

— Ладно, Скотт, катись отсюда, — сказал он почти спокойно, но голос его клокотал в горле. — Ты даже не понимаешь, как тебе везло до сих пор. Еще раз сунешься в это дело — пеняй на себя, я с тобой так или иначе разделаюсь. — Он облизал губы, но они остались сухими. — Катись!

Я пошел к «кадиллаку», он меня не останавливал. Коробки с пленкой притаились у меня под мышкой, словно скорпион.

А в записке я написал вот что:

* * *

«Дуган, если этот толстолобый осел Фарли будет настолько глуп, что задержит меня, позвони по телефону ЕХ 7-86-69. Спроси доктора Энсона. Он психиатр. Ставлю восемь против пяти, что Фарли будет признан невменяемым».

* * *

Шутка была не из самых умных. Энсон не был психиатром. Но шутка сработала. Фарли не спросил меня, взял ли я что-нибудь из почтового ящика.

Я поехал вдоль улицы, повернул и проехал мимо дома Уэбба. Фарли ненавидящим взглядом провожал меня, я ему улыбнулся. Черный «линкольн» стоял все на том же месте. Проезжая мимо него, я сбавил скорость. На переднем сиденье сидели двое, на меня они не смотрели. Они смотрели в другую сторону.

Я ехал достаточно быстро, поэтому, когда я ударил по тормозам, шины завизжали, а я еще нажал на клаксон и заорал:

— Берегись!

Они дружно выглянули из машины и уставились на меня. Тот, что был ближе ко мне, крикнул:

— Эй! — что совершенно ничего не означало, кроме того, что он перепуган. Губы у него чуть не отвалились от десен.

Ага, снова Слобберс О'Брайен. Вторым был тот парень, которого я видел вчера в кабинете Эда Грея вместе с Уи Вилли Уоллесом. Я промчался мимо них, они за мной не погнались. Возможно, им нужно было время, чтобы просохли их штанишки.

В центре Лос-Анджелеса я проехал по Бродвею через Третью улицу, припарковался между Третьей и Четвертой и пошел к Гамильтон-Билдинг, неся с собой 16-миллиметровый кинопроектор и экран, которые я взял напрокат. На втором этаже этого здания находилась моя контора «Шелдон Скотт. Расследования». Я подобрал со скамейки у двери газету, отпер дверь конторы и вошел.

Вчера я ненадолго сюда забегал, чтобы покормить рыбок в их десятигаллонном аквариуме, стоящем на книжном шкафу. Сейчас я посыпал им еще сушеной дафнии, наблюдая, как рыбки заходили вокруг корма. Среди них были и гуппи-детеныши. Гуппи у меня размножались исправно, не то что эти яйцекладущие неоны[9].

Наладив проектор и повесив экран, я задернул занавески на окнах и, усевшись в вертящееся кресло, пустил ленту. Первый ролик был типично туристским: качающиеся пальмы, голубое море, белый песок, заросли папоротника. Мастерски сделанный ролик, но для меня особого интереса не представляющий.

Однако последние пятнадцать метров второго ролика были интересными. Это были кадры, сделанные на свадебном банкете. Я прокрутил этот кусок трижды. Единственным, кого я узнал на этой пленке, был Уэбб. Это был кадр, сделанный, вероятно, новобрачной: смутно и не в фокусе (по причинам, для меня неясным, сделанные женщинами кадры редко бывают удачными).

В этом кадре Уэбб, смеясь, взмахивал одной рукой, с кем-то разговаривая, а в другой держал какое-то питье, налитое в кожуру от ананаса. При виде его, такого счастливого и веселого, мне стало на мгновение грустно. Но я стряхнул с себя это чувство и стал досматривать пленку.

По ходу действия можно было легко определить человека, совершавшего обряд бракосочетания. Уэбб говорил, что они не венчались в церкви, значит, это не был священнослужитель. Но он держал Библию в черном переплете. Наверное, это был мировой судья. Он был высок, загорелый больше даже, чем Уэбб, брюнет с черными бровями и в черном же костюме. Он все время кивал и улыбался. Примерно полдюжины гостей, не больше. На столе, где вместо тарелок были большие листья, лежал зажаренный поросенок и еще какие-то кушанья. Была на пленке и новобрачная.

На двух кадрах. На одном она закрыла лицо руками и повернулась спиной к объективу. На другом ее опять-таки было видно со спины. Платье на ней было ярко-голубого и желтого цветов. Все это мне мало помогало.

Но, по крайней мере, теперь я знал, к кому мне обратиться за помощью.

Всего-то нужно было отыскать кого-нибудь из этих гостей или того, кто совершал церемонию на Гавайях. От них я наверняка узнаю, кто эта девушка, на которой женился Уэбб, по крайней мере, они смогут ее мне описать так, чтобы я ее узнал при встрече. Я все еще не знал точно, где именно происходило бракосочетание, но был уверен, что где-то на Гавайях хранится запись о нем. И конечно, там все это и началось. Словом, все было за то, чтобы отправиться на Гавайи.

Просмотр пленок дал мне еще одну деталь о девушке, на которой женился Уэбб. Она была брюнетка.

Я достал свой список. Весна — блондинки, лето — рыжие, осень — шатенки, зима — брюнетки. Зима: декабрь, январь и февраль. Рэйвен Мак-Кенна, Лоана Калеоха и Дороти — Дотти — Лассуэлл.

Я пока еще не виделся и не разговаривал с Лоаной Калеохой. Телефон и адрес Дотти были в Сан-Франциско, я туда звонил, но мне никто не ответил. Я попробовал еще раз и застал ее дома. И услышал такую же историю, что и от других девушек: она слышала о смерти Уэбба, но к ней это не имело никакого отношения, она не знала о его женитьбе. Последний месяц Дотти выступала в варьете «Бимбо» в Сан-Франциско на Колумбус-авеню.

Потом я снова позвонил в Гонолулу Лоане, но безуспешно.

Теперь из двенадцати девушек «В-а-а-у!» я не говорил только с Лоаной и Пэйджин Пэйдж. Если они, когда мне удастся с ними связаться, скажут, что не знают о женитьбе Уэбба и об убийстве... что тогда? Это будет означать, что одна из девушек мне солгала. Возможно, одна из брюнеток — три из двенадцати, размышлял я, Но тут я вспомнил Сью Мэйфэйр. Блэкки. Блэкки[10]? Она была Мисс Сентябрь — шатенка. Я взял трубку и позвонил ей домой. Когда она ответила, я сказал:

— Блэкки, это Шелл.

— О, привет. Приезжай, я как раз практикуюсь.

— Ты... а-а... Я хочу задать тебе вопрос.

— Задашь здесь.

— Это займет одну минуту, а у тебя это будет.. — дольше. Послушай, в журнале ты снята шатенкой, а сейчас ты черненькая. Как это получается?

— Тогда я была шатенкой. Еще вопросы? Я нахмурился. Женщины иногда дают такие простые ответы, подумал я.

— Хорошо, но как ты стала брюнеткой теперь?

— Я покрасилась.

Поняли? Просто. Я спросил:

— А зачем?

— А что, нужна особая причина?

— До свидания, Блэкки.

— Эй, погоди минуту. Так ты приедешь?

— Сейчас не могу.

— А когда увидимся?

— Надеюсь, что скоро. Но я на несколько дней уезжаю.

— Куда?

— На Гавайи. Но ненадолго.

— О, Гавайи. Я бы тоже хотела туда поехать.

— Честно говоря, и я. Я позвоню тебе, когда вернусь.

— Не забудь о банкете.

— Не беспокойся! Я там буду. — Я подумал немного и добавил:

— Так или иначе.

— Я не хочу, чтобы ты пялил глаза на других женщин на этом празднике.

— Я... Ну... понимаешь... В этих обстоятельствах я вряд ли смогу... это не очень...

— Ох, дурачок, — весело засмеялась она. — Я шучу. Конечно же ты будешь смотреть в оба. В этом-то и весь смысл.

— Блэкки, мне нужно серьезно подумать...

— Ну, думай. Пока. — Она положила трубку.

«Ах, дьявол, — подумал я. — У этих девиц не выиграешь, но и проигрывать им — удовольствие».

Из стола я извлек ручку и несколько листков бумаги. Когда я говорил Блэкки, что мне нужно серьезно подумать, я не шутил. Я собирался записать все, что я знал или предполагал, включая то, что я узнал сегодня, выделить в этом деле все дыры, и посмотреть, как все это будет выглядеть на бумаге.

Частенько, когда проблему излагаешь на бумаге, бывает достаточно соединить разрозненные сведения и сделать логический вывод. Кроме того, все записано, нет нужды все факты держать в памяти. А иногда срабатывает ваше подсознание, и решение вас как бы осеняет. Я часто так делал, и это мне помогало. Мне нравилось, что некоторые меня даже называли «ищейка с подсознанием».

Прежде чем приступить к делу, я позвонил в аэропорт и заказал себе билет на ближайший рейс в Гонолулу. Самолет вылетал в восемь утра. Я начал писать.

Начал я с того, о чем рассказал мне Уэбб: его женитьба на Гавайях на одной из девушек «В-а-а-у!», полет домой, похищение, требование выкупа, пометил время, в которое я приехал к нему домой, и его убийство в пятницу вечером. Отдельно я вписал деревянную, ныне сгоревшую скульптуру Пана, которую Уэбб привез с собой и использовал, делая фотографии незадолго до того, как его убили. Отдельная запись была посвящена этой фотографии, веснушкам (вы помните где), утрате фото в темной аллее около клуба «Паризьенн», где на меня набросились подручные Эда Грея. Я упомянул обо всем важном и приложил к записям список из двенадцати имен.

Сейчас, после проведенного лично расследования, у меня были весьма весомые причины вычеркнуть из списка Блэкки, Жанетту и Чарли. По другим основаниям отпадали Ева и Кэнди, Джейн и Альма. Эти семь имен были жирно зачеркнуты. Из пяти оставшихся я не говорил только с Лоаной и Пэйджин, а трое тоже не вызывали подозрений, если они, конечно, не врали. После имени Пэйджин Пэйдж я написал: «Отсутствует в казино „Алжир“ с 14-го числа». Последнее, что я написал: «Девушка, на которой женился Уэбб, — брюнетка. Возможно, крашеная. Чушь».

У меня были кое-какие идеи, предположения. Их я тоже записал. Но главным образом я старался выстроить факты, сколько мог. Я снова прочел все написанное, но пока картина не особенно прояснялась. Затем я сложил написанные листы и положил их в ящик стола.

Перед уходом я просмотрел газету. На второй полосе было сообщение о том, что недалеко от клуба «Паризьенн» был обнаружен труп мужчины. Во вчерашние газеты это сообщение не успело попасть. В соответствии с извращенной логикой газетчиков, сообщение о происшествии начиналось с фотографии Жанетты Дюре. Объяснялось это тем, что она выступала совсем рядом, когда этот человек встретил свою смерть. Предполагалось, что он вышел из клуба и тихо умер со счастливой улыбкой на устах. Я читал дальше. Умершим был Дэниел Эксминстер, имевший в прошлом судимость. Полиция ведет расследование. Не было упомянуто имя Эда Грея, но не было и моего имени.

Я перелистал страницы — ничего интересного, пока не наткнулся на раздел «Кино». Колонка называлась «Звезды Голливуда», и где-то в ее тексте мелькнуло знакомое имя: Орландо Десмонд.

Заметка гласила:

* * *

"У вашего корреспондента есть еще кое-что исключительное для вас. — Надо ли говорить, что эту колонку вела женщина. Далее шло:

— Орландо Десмонд, любимый певец миллионов, и Рэйвен Мак-Кенна, бывшая манекенщица, а ныне восходящая звезда студии «Магна», тайно поженились шесть месяцев назад в Лас-Вегасе. Их чувство вспыхнуло и расцвело в то время, когда оба они выступали в казино «Алжир». После того, как состоялась их помолвка в «Алжире», они обвенчались в маленькой церкви на Стрипе. После церемонии птички улетели в Мехико, чтобы провести там медовый месяц. Когда ваш корреспондент потревожил их сегодня утром — держу пари, это кого хочешь удивило бы, — худощавая и прелестная Рэйвен (уверен, что эта «наш корреспондент» весит за двести фунтов) сказала: «Я рада, что это стало наконец известно. Теперь нам не надо притворяться».

* * *

Эту строчку я прочел дважды. Далее шло:

* * *

«Красивый, заставляющий громче биться сердца Орландо прямо заявил: „Дайте нам отдохнуть“. Плачьте, юноши и девушки. Но — это Голливуд!»

* * *

Я повторил, ни к кому не обращаясь: «Это Голливуд!» Женаты, а? Неудивительно, что он мог быть полезен. Еще я припомнил взгляды, которыми они обменивались, словно у них был секрет, которого я не знал. Все это легко объяснялось. Они участвовали в одном шоу, а я мог себе представить, каким был номер Рэйвен. Я видел часть выступления Чарли, но она, хотя и восхитительна, была классом пониже, чем Рэйвен. Кроме того, Орландо был на сцене вместе с Рэйвен. Неудивительно, что «их чувство вспыхнуло и расцвело». Это Голливуд!

Я добавил эту новость к моим четырем страницам заметок по делу, положил газету на стол и запер контору.

Я поехал в Медину.

Когда Десмонд открыл мне дверь, он выглядел еще более усталым и сонным, чем в прошлый раз, когда я был у него. Он невнятно пробормотал:

— А, Скотт. — Выражение лица у него было такое, словно он хотел огреть меня пивной бутылкой по голове. — Заходите. По-моему, уже все, кто мог, заходили.

На нем был шелковый китайский халат, а выглядел он так, словно вот-вот упадет в обморок.

В гостиной он спросил:

— Полагаю, что и вы явились в связи с этой проклятой заметкой в газете?

— Да. Подумал, что надо бы узнать из первоисточника. Я на минуту, Десмонд.

— Хорошо.

Из спальни вышла Рэйвен. На ней тоже был халат — снежно-белая ткань на манер греческой туники, перехваченная в талии голубым шнуром. Худощавая? Ха!

— Хэлло, мистер Скотт. — Она устало улыбнулась. — Держу пари, я догадываюсь, почему вы здесь. Это все «Звезды Голливуда»?

— Правда.

— Именно. Я сказала этой старой, сующей всюду свой нос летучей мыши, — она улыбнулась, — этому дорогому репортеру, что я даже рада, что она пронюхала эту историю. И я действительно рада. Наконец нам можно перестать прятаться и притворяться лишь хорошими друзьями. — Она нежно взглянула на Орландо.

— Я убираюсь, не буду вам мешать. Но раз уж я здесь, может быть, вы мне поможете в одном деле, мисс Мак-Кенна, то есть я хотел сказать — миссис Десмонд?

— Конечно. — Она опять взглянула на Орландо. — Пора мне уже слышать это — миссис Десмонд.

— Вы знаете других девушек, позировавших для журнала и потом выступавших в «Алжире»?

— Знаю одну или двух. А что?

— А Пэйджин Пэйдж?

Она рассыпала черные волосы по плечам, покачав головой:

— Нет. Никогда с ней не встречалась. Я посмотрел на Десмонда, но он тоже покачал головой.

— А эта гавайская девушка? Лоана?

— Я видела ее в тот вечер, когда заканчивала свой месяц в «Алжире». Там был большой прием, на котором была и она. Она начинала выступать на следующий вечер.

— Я знаю. Можете ли вы мне еще что-нибудь сказать о ней? Долго ли она была в Калифорнии?

— Больше я ничего не знаю, мистер Скотт. Она была на приеме, мы поздоровались — и все. — Рэйвен помолчала. — Она очень красива и привлекательна. Но это все, что я знаю.

Десмонд ничего добавить не смог. Он даже не видел ее номера.

— Мы... у нас другое на уме было, — сказал он. — А вы хотели встретиться с ней? Я кивнул.

— Тогда вам нужно поехать на Гавайи, — сказала Рэйвен.

— Да, я знаю.

— Я дам вам ее адрес, — сказал Десмонд. — И еще, она выступает сейчас в «Пеле». Недавно начала.

— "Пеле"? Этот бар принадлежит Эду Грею, так?

— Да.

— А почему она выступает в его баре?

— А почему бы и нет? Некоторые другие девушки из журнала уже выступали в «Пеле». После того как они месяц проработали в «Алжире», многие с удовольствием приняли предложение о путешествии на Гавайи, к тому же хорошо оплачиваемом. А Лоана живет там, в Гонолулу.

— Логично, — сказал я.

Я поблагодарил их и встал, чтобы уходить, но Десмонд добавил:

— Скотт, я думаю, вы можете встретиться с Лоаной во время банкета на будущей неделе.

— Боюсь, так долго я ждать не могу. А что, празднество годовщины журнала не отменили?

— Нет. В субботу в доме Уиттейкера. Могу устроить вам приглашение. Там будет на что посмотреть.

Он замолк и посмотрел на Рэйвен несколько сердито:

— Черт побери! Мне вовсе не нравится, что ты будешь в этом участвовать. Ты понимаешь, что я имею в виду.

— Но раньше ты не возражал.

— Это было раньше.

— Но я не могу уже отказаться. — Возникло какое-то напряжение, но вдруг Рэйвен весело рассмеялась, сообразив, что она сказала двусмысленность[11].

— Ну ладно, — коротко сказал Десмонд, — нам надо в постельку. — Уголки его рта опустились. — Я хочу сказать, что нам сегодня полночи спать не давали из-за этой заметки.

— Еще раз благодарю. Я, возможно, приму ваше приглашение на субботу. Если... я буду поблизости.

Его рот снова дернулся. Он сердито посмотрел на Рэйвен, потом на меня. Я удалился.

Итак, думал я, следующая остановка — Гавайи. Там все началось, там, возможно, была Запись о бракосочетании Уэбба. Может быть, мне удастся найти этого судью или гостей, бывших на церемонии. Бар «Пеле» был рядом с Гонолулу.

Там жила Лоана.

И я стал ожидать встречи с Лоаной.

Глава 8

В завершение этого вечера я вышел в холл и постучал в дверь квартиры доктора Пола Энсона.

Именно о нем я написал в записке, которую у меня выхватил Фарли. Он не был психиатром, хотя в психи-: атрии и разбирался, — доктор медицины, практикующий в киноколонии. Это означало, что среди его пациентов было много голливудских знаменитостей, что также требовало познаний в психиатрии. Кроме всего прочего, он был моим хорошим приятелем, очень веселым и добрым.

Я услышал его шаги, и дверь открылась.

— Шелл? — сказал он. — У тебя что, виски кончилось? — Он был высокий и плотный, слегка напоминал Джона Уэйна, чем он гордился и всячески это сходство подчеркивал.

— Нет, — сказал я. — Окажи мне услугу. — В одной руке я держал проектор и пленки, :в другой — экран. — Утром я улетаю на Гавайи. Сохрани эти вещи для меня.

Он взглянул на них:

— А, порнография. Ну разумеется.

— Это не порнография. Это улики. Пока меня не будет, кто-нибудь может вломиться ко мне и похитить их.

— Хорошо, что твоя дверь не рядом со мной. Он взял принесенное мной.

— И пожалуйста, зайди раз-другой, покорми неонов.

— А что, эти маленькие чертенята все еще никак... Я грустно покачал головой:

— Нет... Хотя я делал все, что мог.. Он засмеялся:

— Ни одна мать не, сделала бы больше. Я пригляжу за ними и буду кормить вместо тебя. Но, конечно, за это тебе придется платить. Привезешь мне юбочку для хулы.

— Договорились.

— Пойдет любая, лишь бы в ней можно было танцевать хулу.

— Доктор, ваша беспрецедентная просьба...

— Нет, серьезно. Настоящую юбочку для хулы. Знаешь, такую, из травы. Одна моя знакомая девочка на той неделе едет на Гавайи и хочет сначала научиться танцевать хулу. С ума сойти.

— Я привезу пару, чтобы вы могли разучивать танец вместе.

Он просто сиял, когда я уходил. Наверное, эта мысль ему в голову не приходила.

Самолет компании «Пан-Америкэн» вылетел из международного аэропорта Лос-Анджелеса утром во вторник, восемнадцатого. Спустя немногим более пяти часов мы уже были над островом Оаху, заходя на посадку в Гонолулу. Учитывая идиотскую, якобы дающую какую-то экономию, затею с переводом стрелок в Калифорнии, в Гонолулу было десять пятнадцать утра.

В багажном отделении небольшого аэропорта я выпил чашку прекрасного кофе и заказал яичницу с ветчиной. Когда официантка принесла мой завтрак, она положила на мой столик маленькую, нежно окрашенную орхидею. Это было хорошим началом дня, как бы дружеским:

— Добро пожаловать на Гавайи!

У меня с собой было фото Уэбли Олдена и репродукции из журнала, на которых позировали все двенадцать девушек. Некоторые снимки, вырезанные из других журналов, были не очень хороши, но это было все, что мне удалось достать; все лучше, чем ничего. Даже те снимки, на которых не было видно лица, как, например, на снимке Лоаны, где лицо было скрыто волосами, годились для идентификации, думал я. То есть если мне удастся найти людей, видевших девушку, на которой женился Уэбб.

Я поговорил с обслуживающей меня официанткой и со многими другими служащими аэропорта, дежурными за стойкой выдачи багажа и кассирами, показывая всем мои фото. Но никто не вспомнил Уэбба или кого-нибудь из девушек. Я взял такси и поехал посмотреть на этот пятидесятый штат, на Гонолулу, пески и море у пляжа Вайкики. Увидеть примечательные места, людей. Может быть, моего судью. И Лоану Калеоху.

Шофер вез меня из аэропорта по шоссе Камехамеха и бульвару Диллингхем. Я чувствовал, как у меня от этой поездки поднимается настроение и прибавляются силы. Первым и самым сильным впечатлением было — потрясающе чистый воздух. Чистый, прозрачный, сладкий. Улицы, по которым мы ехали, были обсажены цветущими деревьями, красивыми, яркими цветами; тонкоствольные пальмы покачивали на ветру листьями крон, словно юбочками для хулы. Цветы и деревья были яркими, как гуппи, а некоторые — как неоны.

Но я не мог отделаться от желания, чтобы привело меня сюда не насилие и убийство. Чтобы я приехал сюда развлекаться, валяться на белом песочке, ездить и гулять по красивым улицам, купаться, выпивать в клубах и барах. Но я остановил такси на углу Куин-стрит и Панч-бауа-стрит у муниципального центра, вышел из кабины и направился к зданию департамента здравоохранения.

Бюро статистики по здравоохранению было расположено на первом этаже. Здесь меня орхидеями не встречали. Жизнерадостный молодой клерк со счастливой улыбкой оказал мне максимум внимания. Но без толку. Здесь просто не было зафиксировано бракосочетание Уэбли Олдена.

— А что, если бракосочетание состоялось на одном из других островов? — спросил я у клерка. — Скажем, Кауайи. Там ведь тоже ведутся записи.

Он покачал головой:

— К этому времени сведения уже были бы здесь.

— Я знаю, что он женился на Гавайях. Помню, он говорил, что это было гражданское бракосочетание. Может быть, мировой судья...

Он опять покачал головой, улыбаясь:

— Здесь нет мировых судей. Если это было гражданское бракосочетание, оно могло быть совершено окружным судьей или специально уполномоченным чиновником магистрата.

Озадаченный, я молчал. И еще немного беспокоился. Я знал, что Уэбб женился тринадцатого августа. И где-то на Гавайях. Казалось, знать это было достаточно. Я нашел телефон. Через двадцать минут, обзвонив подряд все отели, я знал, где останавливался Уэбб, когда был здесь. Некий Уэбли Олден был зарегистрирован в отеле «Гавайская деревня» на неделю, с шестого по двенадцатое августа. Это совпадало. Это же позволяло думать, что все это время он был в Гонолулу или неподалеку. Я направился в «Гавайскую деревню».

Такси медленно миновало сверкающий алюминиевый купол над входом в большое здание розового камня, и шофер открыл мне дверцу. Повсюду росли кокосовые пальмы, их кроны раскачивались на фоне голубого неба. Отель и прилегающий участок были удивительно красивы.

Потрясающе красива была и девушка за стойкой приема гостей: смуглая, черноглазая, черноволосая, как большинство здешних женщин. За ухом у нее красовался красный цветок. Только что закончилась какая-то конференция, многие участники разъехались, и мне не составило труда получить номер. Когда я заполнял регистрационную карточку, в голове у меня забрезжила идея.

Девушка за стойкой была именно та, с которой я говорил по телефону. Я спросил у нее, не могу ли я взглянуть на регистрационную карточку Уэбли Олдена, и через некоторое время она нашла ее и протянула мне. Я достал из бумажника чек, выписанный мне Уэббом, и убрал бумажник в карман пиджака. Это был чек на тысячу долларов, который он мне дал — как давно? Пять суток назад. Я сравнил подписи на чеке и регистрационной карточке. Они были одинаковыми. И идея умерла, не родившись.

Я сунул чек в карман брюк, не понимая, что же случилось. Что-то во всем этом было несуразное. Не сходились концы с концами. Они плавали в воздухе, как тонкая паутина. И в то же время у меня было ощущение, что я знаю уже достаточно. Если бы мне удалось увидеть всю картину под нужным углом зрения, я бы все понял.

Фотографии, в том числе и фото Уэбба, тоже мне не помогли. Я показывал их всем подряд, задавая вопросы, а потом махнул рукой и проследовал за посыльным в свой номер. Там я растянулся на постели, поставил телефон себе на грудь и позвонил в «Пеле». Лоана должна была там выступать сегодня. Это было ее четвертое представление. Пока еще ее не было, но у меня был номер ее домашнего телефона. Я его набрал.

Она была дома, как раз собиралась уходить в клуб. По телефонному разговору я понял только, что голос у нее низкий, мягкий и приятный. Я рассказал, кто я такой, и упомянул Уэбли Олдена. Она поинтересовалась, как он поживает.

— Он мертв, — сказал я, — а вы не знали?

— Мертв? Ох, простите. Я не знала.

Голос ее зазвучал приглушенно, но сильно потрясена она не была, что было естественно: они не были хорошо знакомы. Я начал ей рассказывать было, что он убит, но решил, что эти и все мои остальные вопросы могут подождать, пока мы не увидимся.

— Мне бы очень хотелось поговорить с вами, мисс Калеоха.

Она засмеялась:

— Извините, это я к тому, что все жители материка так не правильно произносят мою фамилию.

Я произнес нечто вроде «Ка-лии-оха». А она произносила скорее «Ка-лэй-ох-ха». Но золотистая мягкость ее артикуляции, переходящей в журчащий шепот, делала так, что все это звучало как на неведомом языке. Да, на совершенно незнакомом языке.

— Пожалуйста, зовите меня Лоана, — прибавила она.

— Лоана. — Я с удовольствием покатал это слово на языке. — Не могли бы мы с вами где-нибудь сегодня встретиться?

— Я... — Она поколебалась. — Сегодня у меня еще много дел. Может быть, вечером? «Пеле» подойдет?

— Прекрасно.

— Если хотите, я позабочусь о том, чтобы вам оставили хороший столик. Мы могли бы поговорить после моего первого выхода. Я выступаю в девять и одиннадцать.

— В девять устроит?

— Разумеется. Вам будет заказан столик. Только скажите швейцару, его зовут Чак, свое имя. Итак, в девять, мистер Скотт?

Я знаю, что владельцем «Пеле» был Эд Грей, и оповещать кого бы то ни было заранее из его персонала о том, что Шелл Скотт намерен к ним заглянуть, мне не хотелось. Может быть, некоторые, все, конечно, работающие в «Пеле», окажутся похожими на тех, с кем мне довелось столкнуться в «Алжире».

Поэтому я сказал:

— Вы не будете возражать против того, чтобы столик был заказан просто для вашего знакомого, без упоминания моего имени?

— Ну... хорошо. Скажете Чаку, что вы тот мужчина, которого я жду.

— Прекрасно. Кстати, зовите меня Шелл.

— Тогда до вечера, Шелл.

Мы положили трубки. Я знаю, что этому не найти объяснения в учебнике физики, но готов поклясться, что каким-то образом излучаемое ею электричество по проводам достигло меня, и мой аккумулятор стал на зарядку. Я воскликнул:

— Ху-у! — и направился в центр Гонолулу. В середине дня я разыскивал, беседовал с теми, кто мог совершить брачную церемонию. Их оказалось не так уж много, и я поговорил со всеми, кроме одного. Я встретился с несколькими окружными судьями. Никто из них не Слыхал об Уэббе Олдене; фотографию его никто не опознал. Я решил нанести еще один визит, а потом заняться своими делами.

Это был визит к окружному судье, которого мне описали как высокого, худощавого брюнета с большим крючковатым носом. Описание походило на того, кто был изображен на пленке Уэбба, и я надеялся. Я не позвонил ему, потому что он жил на порядочном расстоянии от города, в горах, довольно высоко по Тантал-Драйв, в районе, который мне описали как очень красивый. Это было от города в глубь острова — или маука. Водитель такси объяснил мне, что улицы Гонолулу идут с севера на юг или с запада на восток, соответственно направления обозначаются как: маука — в глубь острова; макои — к берегу океана; вайкики — в направлении Алмазного мыса; и ева — в направлении северо-западного района Гонолулу. Ева. Итак, мы ехали в направлении маука. Я заметил, что за нами следует машина. Сначала я не обратил на нее внимания — просто пару раз на глаза мне попался коричневый потрепанный «шевроле». Может быть, потому, что обстановка для меня была совершенно непривычной, вдали от безумных и яростно жестоких улиц Лос-Анджелеса, но мне и в голову не приходило, что за нами может быть «хвост». Здесь это казалось совершенно невероятным.

Дорога была прелестной. Чем выше мы поднимались в горы, тем больше становилось зелени. Деревья смыкали кроны над головой, а солнечные пятна лежали на дороге, как лужицы света. На повороте, где справа от нас простирался зеленый травяной ковер с массой папоротниковых деревьев и ползучих растений, который показался мне очень экзотическим, я попросил шофера остановиться. Черт возьми. Трава для меня — экзотика.

Я вышел из машины, удивляясь, как можно топать по асфальту в окутанном смогом Лос-Анджелесе, когда можно постоянно жить здесь. Я пошел по траве к экзотическим кустам. Мимо стоявшего такси проехал «шеви». Через минуту я услышал скрежет коробки передач, наверное, «шевроле» разворачивался. Я коснулся куста. Маленькие листья были гладкими и мягкими, прямо съесть их хотелось. Да, ребята, я вправду готов был поселиться на Гавайях.

Но тут я выпрямился. Мечты мечтами, а надо работать.

Но работа сама нашла меня.

«Шеви» развернулся и быстро ехал в нашу сторону. Я был на середине поляны, когда он поравнялся со мной. Стекло у заднего сиденья было опущено, и было видно находящегося там человека. Из окна торчала какая-то длинная трубка, похожая на трубку для стрельбы горохом.

Но даже в стране цветочных ароматов запах убийства я непременно учую. Особенно, если намеченная жертва убийства — я. Ощущение опасности хотя и с запозданием, но пришло. Оно не просочилось, а прямо-таки ворвалось в мое сознание. Ударило по нервам. Я сильно оттолкнулся и как бы нырнул на землю. Выстрел раздался, когда я был еще в воздухе, и пуля просвистела у меня над головой. Я еще катился по траве, уже держа свой кольт, когда услышал, как взвыл мотор «шеви». Вторая пуля из винтовки ударила на фут впереди меня.

Я горел холодной яростью, по лицу катился пот, нервы натянулись, как струны. Я сделал паузу, потом прицелился в «шевроле» и плавно спустил курок. Машина была уже далековато, но я отвел курок назад, чтобы прицел был точнее, и снова нажал на спусковой крючок.

Звук моих выстрелов был слабым, возможно, деревья и кусты его глушили. Где-то отдалось эхо. «Шевроле» умчался, вильнув на повороте метрах в ста от нас. Я знал, что я никого в машине не зацепил. Возможно, попал в кузов, но даже и в этом я не был уверен. Стоя на коленях, я смотрел на бурые борозды в траве и качал головой. Да, я был захвачен врасплох, но это больше не повторится. Трубка для стрельбы горохом? Ха, в своем роде. Этот ублюдок плевался в меня свинцовыми горошинами и целил в мою башку.

Тут только до меня дошло. Стрелять в меня — здесь? Зачем в меня стрелять? Кто-то на Гавайях хочет меня убить? Ясно было одно: кто-то здесь очень хочет меня убить.

Я вернулся к насмерть перепуганному шоферу такси, пробормотал какое-то невероятное объяснение. Мы проехали еще немного вперед, и я поговорил с судьей. Это был не тот. Просто высокий, худощавый парень с большим клювом.

Несколько позже я ехал в такси по фешенебельной Калакауа-авеню, главной улице Вайкики, к Международному торговому центру.

Торговый центр — это не здание, а открытая площадка, покрытая зеленой травой, с извилистыми дорожками, множеством магазинов, лавок и клубов. И он оправдывает свое название: «международный». Рассматривая торговый центр с Калакауа, я заметил слева от меня тотемные столбы, ярко раскрашенные, с вырезанными на них масками Еще дальше налево и в глубь центра располагался ресторан Дона Бичкамера «Бора-бора», в котором, если верить висевшему снаружи объявлению, находился «Дэггер-бар». Справа было великое множество магазинчиков и лавочек: полинезийских, заполненных божками, деревянными статуэтками, драгоценностями на стендах под стеклом. На кронштейне над входом — модель туземной пироги. А вокруг — другие лавки, будки, киоски: корейские, японские, гавайские, филиппинские и еще какие-то.

Прямо передо мной метрах в пятидесяти росло огромное баньяновое дерево. Его массивный искривленный ствол был в центре свободной площадки между лавками, овальная крона из крупных листьев давала большую тень. Множество воздушных корней росли из его ветвей, образуя малые стволы. Под деревом был небольшой пруд с очаровательным мостиком в японском стиле и фонтанчиком, бьющим в центре. Тут мне показалось, что на дереве что-то есть. Это «что-то» было похоже на маленький домик.

Хижина на дереве? Здесь, в центре Вайкики?

Я подошел поближе, чтобы получше разглядеть. Да, это стоило увидеть.

На основании дерева была прикреплена цветная вывеска. Над ней были бамбуковые воротца примерно двух футов шириной и четырех или пяти высотой. Воротца были заперты цепочкой с висячим замком. И, хотите верьте, хотите нет, еще выше, полускрытые тростниковым навесом, были ступеньки, которые вели вверх к кроне баньяна — и к хижине. Я видел ее отсюда — четыре фута в ширину, восемь в длину и шесть или семь в высоту. На стенках покоилась конусообразная крыша. Интересно, живет ли там кто-нибудь?

Я прочел вывеску, которая гласила:

"ХИЖИНА НА ДЕРЕВЕ

Лестница

В

Самый удивительный ресторан в мире,

Рассчитанный на тех, кто любит любовь.

Число мест — 2.

Высоко на гигантском банъяновом дереве вы отведаете

Изысканные блюда, приготовленные лучшими поварами,

И выпьете нектар, который пьют боги, в то время как

На мирских дорогах под вами будут сновать люди.

Для справок, телефон 93-73-77

Спросить: Дона Бичкамера, лично!"

Эта вывеска, эта хижина были для меня самым большим потрясением с той минуты, как я прилетел на Гавайи. Я понятия не имел, кто скрывается под экзотическим именем Дон Бичкамер[12], никогда с ним не встречался, но парень с таким воображением и с сумасшедшинкой, которых хватило на то, чтобы построить на ветвях дерева в центре Вайкики ресторан на двоих, может смело выставлять свою кандидатуру — я голосую за него.

Эта хижина напомнила мне об орхидее, поднесенной мне утром официанткой в знак приветствия. Я подумал о Лоане. Что я знал о ней? Пара фотографий да разговор по телефону, но мне казалось, что она — как бы часть всей этой экзотики, в том числе и хижины на баньяновом дереве Дона Бичкамера.

Через три минуты я уже говорил с молодым симпатичным парнем по имени Скип в ресторане «Бора-бора» и заказал на вечер хижину на дереве. При этом я чувствовал себя транжирой и мотом — снять целый дом, вернее, целое дерево, если уж быть точным. Я заплатил вперед; если вдруг Лоана упадет в обморок при виде меня, или не сможет освободиться, или не захочет есть, или ей не понравится ресторан — я поужинаю в роскошном одиночестве, хотя это и будет очень грустно. Скип спросил, на чье имя сделать заказ.

Я вспомнил, как свистнула пуля над моей головой.

— Просто напишите, что буду я и мой друг.

Он что-то записал, даже глазом не моргнув. Еще он спросил, в какое время мы будем ужинать, — очевидно, они действительно подавали там потрясающий ужин, — и я сказал ему, что мы скорее всего приедем после девяти, но до полуночи. Он объяснял мне, что время начала ужина им знать необходимо, чтобы все было к этому моменту готово — птица зажарена, свежий соус готов, мясо замариновано, шампанское заморожено... пока у меня слюнки не потекли.

Господи, подумал я, если Лоана не сможет прийти, я все съем за двоих.

Я шел по торговому центру, впитывая в себя картинки, звуки и запахи. Вдруг в простой открытой мастерской я увидел человека, который что-то вырезал из дерева. Он обтесывал кусок черного дерева небольшим кривым ножом. Вокруг него на полках и на земле были вырезанные из дерева головы, бюсты, животные, всевозможные изделия из дерева, все превосходно выполненное. Я увидел небольшую голову Пана, похожую на голову того Пана, которого Уэбб привез с Гавайев.

Я остановился и поговорил с резчиком. Это был широкоплечий мужчина с крепкими руками и сильным лицом. Глаза его смотрели так, словно он уже вкусил всех тайн и прелестей мира. Неожиданно я понял, что у Пана было его лицо, что за модель для скульптуры он брал себя. Именно этот человек и был мне нужен.

— А, Пан, — сказал он, держа неподвижно в руках свою поделку, — я продал его одному... не помню его имени.

— Уэбли Олден. Примерно шесть футов три дюйма, худощавый, лет тридцати восьми.

— Да. — Резчик кивнул. — Интересное лицо. Я рад, что именно он купил Пана. Он, а не кто-нибудь другой. Он не похож на других. — Он как-то странно улыбнулся. — Я вообще не хотел эту фигуру продавать. Я в него вложил слишком много себя.

Я подумал об обугленных, неузнаваемых остатках Пана.

— Человек, купивший вашу работу, мертв, — сказал я. — Его убили.

Он впервые пошевелился, отложил свою работу.

— Извините, — сказал он, взглянув пристально на меня. — Вы поэтому сюда и приехали?

— Да. Когда он покупал Пана, с ним был кто-нибудь?

— Женщина.

Я почувствовал легкую дрожь. Показал ему фотокарточки. Уэбба он узнал сразу, на остальные долго смотрел, а потом покачал головой:

— Нет. Не могу сказать. Я помню... общее впечатление. Но этого недостаточно, это вам не может помочь.

— Расскажите мне, что можете. Что вы помните? Он подумал:

— Высокая, весьма высокая. Прекрасная фигура, превосходная. — Несколько секунд молчал. — Черные волосы. Остального не помню. Глаза, возможно, темные, а может быть, карие... или голубые. Я не уверен. Но она была прекрасна.

— Она была полинезийка или гавайка?

— Понятия не имею, не помню.

— Как вы думаете, если вы увидите ее не на фотографии, а в натуре, вы ее узнаете?

— Трудно сказать. Здесь столько народа проходит. Может быть, узнаю, а может, нет — не знаю.

Я поблагодарил его, сказал, что, возможно, еще побеспокою его, и ушел. Я уже было собрался зайти куда-нибудь выпить и дать отдохнуть ногам, как вдруг вспомнил обещание, данное доктору Полу Энсону, — купить пару юбочек для хулы. Наведя справки в нескольких местах, я наконец нашел маленькую лавочку, где продавали ювелирные изделия, саронги, платья муумуу и тайлеры для чайной церемонии. У них были юбочки из «травы».

Продавщица-японка показала мне их. Я ожидал, что юбочка будет из узких ленточек травы, как редкая метелка на колосе. Но мне показали юбочки из больших, длинных и толстых зеленых листьев. И их было очень много. Сквозь такую юбочку не много увидишь.

Я спросил:

— А они всегда такие? Я хочу сказать такие... непрозрачные?

Она меня не понимала.

Тогда я сказал:

— А нет ли юбочек более прозрачных, где меньше листьев и больше?.. Ну, более открытых?

— О! Ну, это такие, какие надевают танцоры.

— Да?

— Да. Когда танцуют хулу. Они делаются из листьев ти.

— Именно это мне и нужно.

— Но эти юбочки и сделаны из листьев ти. С плантации ти.

Кое-как мы уладили дело. Вообще-то были другие, более прозрачные юбочки, но здесь продавались только такие. Я купил пару юбочек, и девушка аккуратно их упаковала. Пол, подумал я, может проредить листья, прежде чем подарит их своей девушке.

* * *

«Пеле» находился за Алмазным мысом — большое здание, окруженное пальмами и папоротниковыми деревьями. Несколько небольших прудов с перекинутыми через них арочными мостиками. Море было недалеко: я слышал плеск волн у волноломов. В половине девятого вечера я вошел в клуб. Слева была длинная стойка бара, около которой толпились люди, прямо — большой зал, где будет шоу. У входа в зал стоял лощеный вкрадчивый парень — Чак. Я сказал ему, что меня ждет Лоана, и он проводил меня к столику в центре рядом с танцевальной площадкой.

Лоана выполнила свое обещание на все сто.

От танцевальной площадки пол подымался ярусами, чем дальше, тем выше, так что даже те, кто сидел за дальними столиками, могли хорошо видеть шоу. Но, конечно, не так хорошо, как я. Потолок был декорирован тростником так, что вы чувствовали себя словно в большой и роскошной пляжной кабинке. На стенах висели копья и дубинки, картины, изображающие сцены из жизни аборигенов, рыбацкие сети и необычной формы лампы из морских раковин. Свечи, по большей части зажженные, стояли на каждом столике. В зале уже было довольно много народу, мягкий гул голосов то усиливался, то затихал.

Официант в белом пиджаке и соломенной шляпе с короткими полями принес меню. Я просмотрел перечень предлагаемых напитков и, решив, что сегодня вечером можно не быть чрезмерно осторожным, заказал коктейль «Кровь пантеры». Ужин я не заказывал. Выпивка позволит мне продержаться до того момента, когда мы будем на баньяновом дереве.

Коктейль мне подали в высоком, хорошо отполированном бамбуковом цилиндре, из которого торчал цветок. Когда коктейль поставили на стол, цветок завял. Это должно было бы меня насторожить, но не насторожило. Я лихо, с жадностью и беззаботно — по-мужски проглотил одним духом почти половину напитка. Крепости он оказался необычайной, градусов под двести.

Я воспарил над сиденьем стула на два дюйма и прошипел:

— Х-у-у! Х-а-а!

Потом я опустился, не способный двигаться и говорить.

Официант стоял рядом со столиком, улыбаясь. Наверное, такое зрелище он уже наблюдал не раз. Садист.

Я спросил:

— Что это было? Расплавленная лава?

— Ром, — ответил он, — различных сортов. Водка, коньяк, жгучий перец...

— Жжет он что надо.

— ..джин и вермут.

— Ага. А больше там ничего не было? Жидкости для бальзамирования или еще чего? Он продолжал улыбаться:

— Только кровь недавно убитой пантеры.

— Эту до конца не убили. Она жива и кусается.

Он отошел, потирая ладони, словно ученый-маньяк. Может быть, он хотел напоить меня, а может быть, он и был ученый-маньяк. Если кому-нибудь потребуется что-нибудь покрепче, то официантам придется ходить со шприцами в руках и колоть клиентов. Ничего более крепкого быть не может.

Но я ошибся. То есть в тот момент я просто не знал.

Лоана.

Огни померкли. Я отодвинул бокал, подумав, не начинаю ли я слепнуть. Но это просто пришло время шоу. Конферансье-гаваец вышел на площадку, на него направили луч прожектора. Он немного поболтал, что-то спел. Маленькая девушка ростом в пять футов управлялась с шестифутовым хула-хупом. Девушка-японка исполнила какую-то песню исключительно через нос.

И наконец конферансье сказал:

— Леди и джентльмены, малихинис и камаайнас, — наша несравненная Лоана!

Она вышла на танцевальную площадку. На ней было бледно-голубое холомуу — платье, которое носят многие гавайки, обтягивающее грудь, талию и бедра и потом свободно ниспадающее. Музыканты, сидевшие в глубине площадки, заиграли мелодию, которую мне раньше слышать не доводилось. Мягкая, нежная, немного грустная. Это был гавайский танец — хула, а не таитянский.

На площадке ничего не было, освещение напоминало лунный свет. И Лоана двигалась, как сама музыка. Бедра медленно покачивались, руки взлетали, а ладони как бы растворялись в воздухе. Длинные черные волосы свободно опускались на спину, прикрывая плечи. Губы ее шевелились, словно она пела про себя.

Это было редкое зрелище — развлечение, которое не только развлекает, но захватывает. Это было колдовство, движения ее — серебро в лунном свете, мягкие, как ветерок, нежные, как темнота. Она завораживала публику. И меня.

И все это лишь покачиванием бедер, движением рук, ладоней и пальцев? Этим и еще кое-чем. Мастерски исполненная хула всегда несет в себе частичку особой полинезийской прелести и очарования, которых нет в других танцах; но в исполнении Лоаны это было подлинное волшебство.

Я не отрывал от нее глаз, от находящихся в тени лица и тела, но внутренним взором я видел море и ночной прибой, песок под ее босыми ногами, пассат в верхушках пальм. Все танцы всех смуглокожих девушек с блестящими глазами от древних, древних времен на островах, не имеющих названий, до наших дней — все они сконцентрировались в Лоане, в ее крови, чреслах, руках и глазах.

Закончив танец, она слегка наклонилась вперед, сложив ладони перед грудью. Грохнули аплодисменты. Лоана выпрямилась, уронила руки вдоль тела и, улыбаясь, смотрела прямо на меня.

Бешено аплодируя, я кивнул ей.

Опять появился конферансье. Шоу продолжалось. Сначала кто-то пел, потом был комик с обычными шуточками. Потом мужчина с громадными мышцами в лава-лава[13] исполнил танец с саблями. Он танцевал вокруг сосуда из черного металла, из которого вырывалось пламя, сверкали острые кинжалы. Когда он ушел, пламя все еще вырывалось из сосуда.

И опять появилась Лоана. На этот раз не гавайская хула, а таитянский танец. Темп музыки участился, она стала громче и неистовей. Удары барабанов и «клик-клик» деревянных ударных, резкие аккорды струнных и хрип духовых инструментов. Неожиданно на площадке появилась Лоана, она почти вбежала, высоко держа голову, выдвинув высокую грудь и крутя-вертя бедрами в такт быстрой музыке.

И костюм у нее был другой. Сейчас на ней была лишь узкая полоска ситца на груди и два кусочка такой же ткани на бедрах — один спереди и один сзади. Они соединялись узлами с каждой стороны, низко опускаясь на бедра, ниже пупка спереди. Казалось, что повязка вот-вот упадет, соскользнет с бедер вдоль длинных блестящих ног.

Нет, это вам не грациозная хула. Это была дикая таитянская оргия содрогающихся грудей и бедер, неистовая сексуальная атака, воспламеняющая чресла, подлинный таитянский танец, заставляющий кровь кипеть.

Она двигалась по площадке, потом остановилась около сосуда с огнем, отблески которого затрепетали на ее изгибающемся теле, ступни оставались неподвижными, а все остальное тело содрогалось, вибрировало, повязка на бедрах колыхалась, груди трепетали. Она повернулась.

И вдруг все кончилось. Так же неожиданно, как появилась, она исчезла.

С минуту я не двигался, а потом подозвал официанта. Он подошел, улыбаясь.

— Еще один коктейль «Кровь пантеры», пожалуйста, — сказал я.

Через пять минут, пройдя вдоль края танцевальной площадки, около моего столика остановилась Лоана:

— Мистер Скотт?

Я встал и пододвинул ей стул:

— Шелл. Садитесь, пожалуйста.

Она переоделась. Сейчас на ней было темно-голубое холомуу с белыми пятнами. Она села и непринужденно спросила:

— Что это? — указывая на мой коктейль.

— "Кровь пантеры".

— О Господи.

— Да. На нем должна была быть предупредительная надпись: «Постоянным клиентам не подается». — Она засмеялась, и я добавил:

— Я не собирался брать второй, но после ваших танцев мне необходимо было восстановить силы.

Она улыбнулась:

— Так вам понравились мои танцы?

Я кивнул.

Улыбка ее стала шире.

— Я видела, что вы... сопереживаете.

— Неужели вы видели меня так хорошо?

— Да, я почти все время наблюдала за вами.

— Я этого не чувствовал...

— Да, вы не смотрели мне в глаза.

— Да, гм, если припомнить... Что вы делаете, когда освободитесь?

Теперь я посмотрел в ее глаза. Они были бархатные, почти такие же черные, как ее длинные густые волосы. Горячие глаза, в которых появилась улыбка, как и на ее теплых ярких губах. Мы еще несколько минут непринужденно поболтали. С ней было удивительно легко, и мне нравилось слушать, как она говорит. И по телефону у нее был низкий и мягкий голос, но сейчас он, исходя из ее уст, был золотисто-вибрирующий. Ока, легко смеялась шуткам, и только через какое-то время я упомянул имя Уэбба.

Сделал я это, спросив, видела ли она Уэбба на Гавайях.

— Да, видела. Он мне сказал, что только приехал и хочет убедиться, что я буду на празднике по случаю годовщины журнала. И все, мы с ним и говорили-то минут пять.

— Это было в его первый приезд? Где-то числа шестого-седьмого?

— Да, примерно так.

— Вы встретились здесь, в клубе?

— Нет, у меня дома. В «Пеле» я работаю всего четыре дня, с субботы.

— А перед этим вы где работали?

— В ресторане «Прибой» — в июне и июле.

— А в августе?

Она слегка нахмурилась:

— Я не работала, валялась на пляже — маленькие каникулы.

— На материк вы не ездили?

— Нет, а что?

Я улыбнулся:

— Видимо, я не ошибусь, сказав, что вы не выходили замуж за Уэбба?

— Замуж за Уэбба? — засмеялась она слегка озадаченно. — Нет, конечно. Я не замужем и не знала, что он женат.

— Он зарегистрировал свой брак здесь тринадцатого, прилетел и в тот же вечер был убит. С минуту она молчала.

— Убит? Как? Автокатастрофа... или что-нибудь еще?..

— Нет, его застрелили.

Мы еще несколько минут поговорили, но было ясно, что она ничем мне помочь не может. После их встречи они с Уэббом больше не виделись и, пока я не упомянул его имени, она даже не слышала ничего о нем. Я спросил ее об Эде Грее. Она знала его, знала, что он — владелец «Пеле», но с того времени, как она месяц отработала в «Алжире», ничего о нем не слышала, не виделась с ним. Он ей, по ее словам, не нравился. И она ничего не знала о Пэйджин Пэйдж.

В конце концов я сменил пластинку и спросил:

— Так вы будете на празднике в честь годовщины журнала в следующую субботу?

— Да, возьму на пару дней отпуск и слетаю туда и обратно. — Она улыбнулась:

— А вы собираетесь там быть, Шелл?

— Возможно, если удастся. Если же не смогу, то, может быть, вы завернете в «Спартан-Апартмент-отель» поздороваться со мной?

— "Спартан"?

— Да, на улице Россмор в Голливуде. Я там живу.

— А-а, — протянула она певуче, вскинула и опустила ресницы, прикрыв свои черные глаза.

Я спросил Лоану, не заказать ли ей что-нибудь выпить, но она отказалась:

— Не сейчас. После моего следующего выхода, если вы не уйдете.

— Я не уйду.

— Я ничего не пью во время работы. А после последнего выхода я могу себе позволить перед ужином.

— Ужин... Ну конечно, вы не ели?

— Нет. До конца шоу я ничего не ем.

— Тогда почему бы нам не поужинать вместе? Она посмотрела на меня и улыбнулась:

— С удовольствием. Здесь?

— Я придумал кое-что получше.

— Что же?

— Дерево. Здесь есть такой маленький домик на дереве...

— А, — засмеялась она. — Баньяновое дерево в торговом центре?

— Именно, именно. Вы там бывали?

— Нет, но видела. Выглядит очаровательно! Это будет прелестно, Шелл.

Она протянула через стол руку и пожала мою.

Если у меня еще и оставались подозрения насчет Лоаны, то они растаяли. Мы проговорили почти до одиннадцати, пока ей не нужно было уходить готовиться к номеру. Пару раз мы станцевали на маленькой площадке, хранящей еще вибрацию от ее предыдущих танцев... Она была в моих руках такой же мягкой и грациозной, как в хуле, но действовала на меня, как таитянский танец.

Она ушла переодеваться, а я сидел за столиком. И думал о красоте Лоаны, ее волнующем голосе и бархатных глазах.

Потом мы шли по торговому центру, моя рука лежала у нее на плечах, а она обнимала меня одной рукой за талию. Когда мы были около мастерской резчика по дереву, я подумал, что нужно туда зайти, чтобы окончательно убедиться в том, что Лоана там не была. Но мастерская была закрыта, свет не горел, хозяин ушел.

Мы направились в ресторан Дона Бичкамера. Я подтвердил заказ на ужин и сказал, что мы придем через полчаса. Затем мы вошли в «Дэггер-бар» и заказали выпивку:

«Пука-пука» и «Нуи-нуи» — для Лоаны, но не для меня. Я начал с «Пенанга» и продолжил «Клыком кобры». Но пил я их как воду. Каким-то таинственным образом я как бы предчувствовал, что произойдет дальше.

Может быть, каким-то чувством я ощущал, что эта ночь будет не такой, как все другие. А может быть, я считал, что если одолел два коктейля «Кровь пантеры», то смогу одолеть все, что угодно. Похоже, эти две пантеры выследили и убили друг друга. А может быть, я утопил их в других коктейлях. Так или иначе, они меня не кусали.

Мы с Лоаной сидели в баре, болтали и смеялись — в общем, прекрасно проводили время, потом перешли в соседнюю комнату, где для нас уже был сервирован стол. Официант подал мне леи — венок из нежно окрашенных и нежно пахнущих орхидей, который я возложил на плечи Лоаны, после чего она опустилась в «кресло королевы» — огромный стул из ротанга[14] с округлой, выше головы спинкой. Официант сказал мне, что я могу заняться приготовлением пупу.

— Пупу?

Он кивнул, указав на стол, где стоял маленький, два на три дюйма, мангал, в котором уже пылали уголья. Нанизанные на бамбуковые шампуры кусочки мягкого мяса находились в бамбуковой же миске с маринадом.

Я положил пару шампуров на уголья.

— Каким напитком вас угостить? — спросил официант.

— Угостить?

— Да, за счет заведения.

— Я... мы на это не рассчитывали. — Я посмотрел на Лоану, она пожала плечами и улыбнулась. — Жить можно, — сказал я ей.

— Можно, — сказала она.

— Даже если это вредно, мы выпьем.

— Я возьму «Зомби», — сказала Лоана.

— Лоана! Будь осторожнее!

Она засмеялась:

— Даже если это убьет меня.

— О'кей! — сказал я, просматривая карту вин, и бесстрашно сказал официанту:

— Принесите мне... «Череп и кости»!

Мясо было готово с одной стороны, и я перевернул его. Высокая смуглая официантка в индийском сари принесла наши напитки. Мы сделали по глотку и приступили к мясу, которое как раз прожарилось. Мясо было превосходно. Я положил на уголья новые шампуры. Пока мы выпивали и закусывали, мы ознакомились с меню предстоящего ужина. У меня слюнки потекли.

Я посмотрел на Лоану.

Она посмотрела на меня.

Мы облизнулись — она деликатно, а я грубо.

— Давай поднимемся на дерево, — сказала она.

— Зовите официантов, зовите официанток — мы" уходим.

Мы доели мясо и допили коктейли, помахали руками присутствовавшим. Вокруг нас суетился официант. Через минуту мы стояли у деревянного, освещенного гавайским фонарем идола у подножия баньянового дерева.

Официант в белом тюрбане отпер калитку и первым начал подниматься по ступенькам. Он нес большой серебряный поднос, нагруженный всевозможными яствами, обернутыми в фольгу, чтобы не остыли. За ним следовала Лоана, а я — я не дурак — следовал за Лоаной. Под ногами у нас были крепкие ступени, а по бокам — тонкие бамбуковые ширмы. Под нами в торговом центре сновали люди, разглядывая витрины. Кое-кто уставился на нас.

Примерно на полпути Лоана обернулась ко мне:

— Правда, волнующе, Шелл?

— Ты даже не догадываешься, как волнующе. — В конце концов, за Лоаной шел я, а не кто другой.

Ступеньки кончились, наш официант остановился на маленькой площадке, раздвинул занавески из бамбуковых стволов и кивком пригласил нас внутрь маленького домика. Когда я вслед за Лоаной вошел, я был поражен. Помещение было крохотным, но прелестным. У дальней стены, которая, конечно, была не такой уж дальней, стояла низкая кушетка. На ней громоздились мягкие подушки всех цветов радуги. Около кушетки был четырехугольный столик, на который официант поставил поднос. Ведерко с шампанским стояло на полу. Мы с Лоаной уютно устроились на кушетке.

«Да, — подумал я, — эту ночь не забудешь».

— Открыть шампанское? — спросил официант.

Да, все шло так, что эта ночь стала бы незабываемой, пока я не наступил на эту проклятую бутылку из-под шампанского, которая заставила меня споткнуться и полететь сквозь бамбуковые занавески, сжимая в руке юбочку для хулы, которую Лоана бросила мне.

Наружу, через перила и вниз.

Ударяясь о большие и маленькие ветки, вскрикивая и хватаясь за листья...

Я последний раз ухватился за листву, сломал последнюю ветку, и в сознании моем вспыхнули воспоминания. Все, что я делал в последнее время, слилось в моем мозгу в одно пятно. Вы не поверите, сколько событий может вспомниться, когда вы летите с дерева.

От ударов головой о ветки в глазах у меня вспыхивали искры, светлые и черные и множество цветных.

И вдруг — смэк! — и ничего.

Видимо, без сознания я пробыл не очень долго, потому что, когда ко мне начало возвращаться сознание, вокруг меня все еще была суматоха. Видения в моем сознании становились все менее ясными, таяли в сером тумане.

А потом совсем исчезли.

Ощущения мои были более чем странными.

И происходило что-то непонятное: вокруг меня носились и прыгали какие-то граждане. Я не понимал, где я; я вообще ничего не понимал. На момент я решил, что я привязан к столбу, а вокруг меня — туземцы, пришедшие к костру, чтобы зажарить меня и проглотить по кусочкам. Меня так сильно стукнуло при падении, что сначала ко мне вернулась только способность видеть, но не слышать. Но потом вдруг я стал все слышать. И то, что раньше было лишь очень быстрым движением, стало бедламом.

Ну и шум! Он бил по барабанным перепонкам, словно дикари по барабанам. Орали и визжали люди вокруг меня. Все это напоминало итальянскую оперу. Столбом подымалась пыль.

А я — нет! Я не поднимался.

Тут я осознал, что лежу на земле под деревом и таращусь на окружающих. Надо мной веял ветерок. На мне не было никакой одежды. Я взвыл, добавив шуму в окружающий меня бедлам, схватил что-то зеленое, лежавшее рядом, и прикрылся им. Потом я встал на колени.

Что за дьявол, подумал я. И все. Я больше не знал, о чем еще подумать. До меня дошло, что я не знаю, где нахожусь. Не знаю, чем занимаюсь.

И, наконец, ужас ударил меня, словно ком спагетти.

Я даже не знал, кто я.

Я спятил!

Глава 9

Вот что со мной случилось.

Я сошел с ума.

Я потерял рассудок.

У меня съехала крыша.

Я был в тумане амнезии или как там это называют. Мне все стало абсолютно ясно. То есть ясно, что ничего не ясно. Но я отчетливо мог видеть людей — жителей чего-то. Скорее всего, Африки, подумал я. Или дебрей Афганистана. Несколько афганцев стали подходить ко мне, но большинство проходило мимо. Некоторые двигались маленькими прыжками или пялились на меня, прикрывая глаза ладошками.

Кто я такой?

Странным казалось то, что, кроме этого, я практически знал все, а также кроме того, где я и как туда попал, но это был важнейший вопрос — кто я? Похоже, что все происходившее со мной ранее сконцентрировалось в одном пятнышке у меня в мозгу, а пятнышко это удалили пятновыводителем.

Но я знал, что люди вокруг меня — это люди. Что вокруг были деревья и дома и так далее. Что я валялся под огромным деревом, словно я только что родился.

Что еще подтверждало мысль о том, что я здесь родился, — это то, что я был в чем мать родила.

Потом я заметил зеленое травянистое нечто, которое я прижимал к себе, защищаясь от их взглядов. Это была юбочка для хулы.

«Господи, — мысленно заорал я, — я, наверное, девушка!» Но нет, я не был девушкой. Люди подходили ко мне все ближе и ближе. Один из них относился к числу понятий, о которых я знал: коп. Он был в форме и помахивал маленькой дубинкой.

Я сразу вспомнил, что надо делать, когда к тебе подходит коп, помахивая дубинкой. И я это сделал. Я подпрыгнул, быстро, но надежно завязал на талии тесемки юбочки, повернулся и побежал.

Я выбежал на широкую улицу, забитую автомобилями, свернул направо, преследуемый звуками погони, как стаей волков. «Ну, ноги, — сказал я себе, — чьи бы вы ни были, гоните как сумасшедшие». Ноги двигались с бешеной скоростью и несли меня вперед, как маленькие торпеды. На улице завизжали тормоза и загудели клаксоны. Впереди на тротуаре шарахались от меня в стороны люди с разинутыми ртами. Я мчался вперед, ноги-гепарды резко отталкивались от асфальта, травяная юбочка хлопала меня по коленям. Я свернул к большому зданию направо от меня. Ясно было, что с улицы надо убираться. Вывеска над входом гласила: «Моана-отель».

Я взлетел по ступенькам, замедлил бег и оглянулся. Тормозить мне не следовало бы. Преследователи мои двигались так, словно их в кино снимали рапидной съемкой. Полицейский был в первых рядах, но теперь к нему присоединились еще двое. Я не стал останавливаться в холле отеля, пересек его и выбежал во двор.

За спиной вопили и улюлюкали. Не знаю, где я был, но это было самое шумное место в мире, какое только можно себе представить. Я пробежал по двору, увертываясь от столиков, огибая деревья. Впереди открылся океанский берег. Наконец-то. Теперь я знал, что делать. Я утоплюсь.

Я мчался вперед, чувствуя под ногами песок, потом влажную полосу прибоя. В темноте впереди меня слабо белели в клочьях пены волноломы. Я бежал, бежал, потом начал плыть. Просто вперед. Ночь была тихая и спокойная, вверху сияли звезды. Я плыл долго. Потом оглянулся. Рядом никого не было. Справа налево простиралось побережье, застроенное большими отелями; огни точками пронизывали ночь: много белых смешивались, как конфетти, с голубыми, красными, желтыми и зелеными.

«А вот теперь, старина, — сказал я себе, — ты должен подумать». А был ли я «стариной»? Бежал я не как старый человек. Некоторое время я плыл по-собачьи и, убежав от кошмаров на берегу, начал думать. Но думать-то особенно было не о чем. Похоже, правда я был рожден под этим деревом. Все, что было до этого момента, — пустота. Жизнь для меня началась только с этой минуты. И, судя по всему, надеяться на лучшее будущее мне не приходилось.

А если я не выплыву назад, надеяться вообще не на что. Я опять поплыл, на этот раз не торопясь, держа курс на берег с таким расчетом, чтобы выйти на пляж примерно на полмили в стороне от того места, где я вошел в воду. Когда я наконец коснулся ногами дна, я был совершенно изможден. Все эти передряги, падение с дерева, долгое плавание выжали из меня все силы. Голова трещала. Я рухнул на песок и заснул.

Когда я проснулся, было еще темно. Я перекатился на спину и смотрел на яркие звезды в черном небе. Внезапно и окончательно проснулся, сна не было ни в одном глазу. Я припомнил все, что со мной случилось, но только с момента, когда я пришел в себя под деревом и до настоящего времени. Травяная юбочка, туго завязанная на талии, все еще была на мне. Но больше ничего не было, ничего, что могло бы подсказать мне, кто я, откуда и как попал сюда. Просто пугающая и настораживающая пустота. Все тело у меня болело, каждый удар сердца болезненно отдавался в голове.

Я пошел вдоль берега. Ярко сияли огни отелей, в ночи разносились голоса. Какое-то время я простоял в тени около нескольких столиков рядом с небольшим зданием. Там разговаривали, смеялись и веселились люди. Скоро из их разговоров я узнал, что нахожусь на Гавайях, в Гонолулу, на пляже Ваикики. Я нашел тропинку между двумя зданиями и пошел по ней, стараясь идти там, где потемнее. Вид у меня был очень приметный, а куда я иду — я не знал. Но я знал, что мне нельзя просто сидеть на пляже и ждать, пока солнце взойдет, так больше ничего и не узнав о самом себе.

Я узнал побольше скоро, как только ушел с пляжа. Я ничего не планировал. Это просто случилось. Я свернул в слабо освещенный квартал улицы, которая, о чем мне сказала табличка на углу, называлась Монсаррат. Мимо меня проехали, не останавливаясь, несколько автомобилей. Но вот показался старый коричневый «шевроле», идущий на большой скорости. Из кабины высунулся шофер, взглянул в мою сторону и завопил:

— Эй! Вот он!

Он ударил по тормозам так, что машину занесло, потом она резко остановилась. Двое мужчин выскочили из задних дверей, а машина развернулась на сто восемьдесят градусов и поехала по направлению ко мне. Во мне поднялась тревога. Я мог бы попытаться бежать, но впереди был «шевроле», вставший у тротуара. Из него выбрался шофер и еще один мужчина — четвертый. Они стояли на тротуаре, поглядывая в мою сторону. Я пошел было к ним, но увидел, что те двое, которые вышли из машины первыми, бежали ко мне. Двое спереди — двое сзади. И вид у них был не очень дружелюбный.

— Не стрелять, — прохрипел водитель, — все должно быть тихо. У него оружия нет.

Он говорил негромко, но его все услышали.

Не стрелять? Я осмотрелся вокруг. Ничего такого, что можно было бы использовать как оружие или дубинку, рядом не было. А то, что оружие мне понадобится, сомнений не вызывало. На другой стороне улицы стоял двухэтажный дом, обнесенный кирпичной стеной высотой метра в полтора. Когда первые двое приблизились ко мне, я побежал навстречу двум другим, а потом неожиданно повернул, быстро пересек улицу и остановился спиной к кирпичной стене.

Один из них что-то выкрикнул, но остальные приближались молча. Главное, чего я достиг, перебежав к стене, — моя спина была прикрыта. Но было в этом и еще одно преимущество.

Вместо того чтобы наброситься на меня всем сразу, они растянулись в цепочку: первый, в шляпе с маленькими полями, держал что-то в поднятой руке. Двое были сразу за ним, а четвертый только начал переходить улицу.

Первый был здоровый мужик, примерно моего роста. Он прыгнул на меня, одновременно целя правой рукой мне в голову. Рот его был открыт, губы растянуты так, что были видны мелкие зубы.

Я не стал уклоняться. Я даже не стал ставить блок его правой руке. Вместо этого я сделал шаг вперед, упор на левую ногу, твердо стоящую на асфальте, правая нога описала дугу вперед, корпус повернулся вправо. Это движение позволило мне слегка сместиться влево, поэтому, когда я пригнулся слегка, дубинка, или пистолет, или что он там сжимал в руке, лишь слегка и вскользь зацепило меня по спине, не нанеся ущерба. Когда я только начал движение, автоматически моя правая рука вытянулась вперед, прикрывая корпус, ладонь открыта, большой палец в сторону как можно дальше, мускулы края ладони от мизинца напряжены и отвердели.

Когда его рука скользнула у меня по спине, я шагнул к нему, замахнулся как для удара хлыстом, не сводя глаз с его головы и шеи. Не удавшийся удар тем не менее заставил его наклониться вперед. Я ударил его ребром ладони в основание черепа. Удар пришелся по шее с таким звуком, словно я бил мясницким ножом.

Он продолжал опускаться, но я на него уже не смотрел, двое других почти достали меня. Света было вполне достаточно, чтобы я мог разглядеть их. Тот, что был слева от меня, оказался высоким, но тощим, фунтов на сорок легче меня, с густыми волосами и бровями, большим торчащим носом и тонкими губами. На пистолете, который он сжимал в правой руке, блестели световые блики. Это был большой автоматический пистолет. Третий был невысок и коренаст, большое квадратное лицо. Пистолета у него не было. Он держал в руке нож с длинным лезвием низким хватом, острие вперед и вверх.

Первый, которого я ударил, все еще падал, а я уже развернулся к двум другим, отвел согнутую правую руку назад и резко послал ее вперед, пальцы полусогнуты и напряжены, костяшки наружу. Ближе ко мне был высокий. Я опустил правое плечо, покрепче уперся в асфальт правой ногой и двинул ему в живот. Костяшки пальцев глубоко вошли ему в нутро, он издал сдавленный стон. Я двинул его еще раз, но в этот момент у моего правого плеча сверкнуло лезвие ножа.

Я дернулся всем телом в сторону, но недостаточно быстро. Нож скользнул у меня по груди и зацепил ребро. Коренастый повернулся ко мне и снова замахнулся ножом. Теперь острие ножа было слева от меня. Я резким ударом подбил его кисть в сторону и вверх, развернулся к нему на левой ноге, как на оси, и почувствовал, как мое бедро уперлось в него. Правой ногой я сделал шаг в сторону его движения, в это же время я правой рукой захватил его пиджак на спине, просунув руку ему под мышку. Я круто повернулся влево, приподымая его правой рукой и таща левой. Он перелетел через мое бедро, перевернулся в воздухе и рухнул на мостовую. Тут неизвестно откуда возник четвертый и ударил меня так, что я опустился на колени. Он споткнулся и растянулся во весь рост.

Тот, которого я ударил в живот, стоял на земле на четвереньках, а рядом с ним валялся пистолет. Я заметил его, распластался на земле, перекатился и взвел курок. Я еще раз перекатился, встал на колени, обдирая их об асфальт. В правой руке у меня как влитой был пистолет. Так, словно я проделывал это тысячу раз, я взял левой рукой за кожух, оттянул затвор назад и со щелчком дослал его вперед. Одним движением я направил дуло пистолета в того, кто снова бросился на меня, и нажал на спусковой крючок.

Пистолет дернулся ,у меня в руке, выстрел в тишине прогрохотал, словно пушка. Но прицелился я неточно. А потом я увидел, что он бросился не на меня, а прочь. Он несся к машине. А другой, все еще на четвереньках, ретировался в ту же сторону. Тот, у которого был нож, снова был на ногах. И нож снова был у него в руке. Он быстро сделал в мою сторону шаг, потом другой.

Когда до него осталось меньше метра, я выстрелил.

Крупнокалиберный кольт почти уперся ему в грудь, когда я спустил курок. Результат был таким, как если бы я, подпрыгнув, ударил его обеими ногами. Удар тяжелой пули остановил его движение вперед, развернул и отбросил назад. Руки его повисли, нож мелькнул в воздухе и упал на асфальт. Он рухнул на мостовую и застыл неподвижно. Потом дернулся и уткнулся лицом в асфальт.

Справа послышался шум мотора, я повернулся туда. По улице уносился «шевроле». Я даже не слыхал, как завелся двигатель. Правая задняя его дверца была открыта, и в нее влезал человек. Он упал на пол между сиденьями, ноги его торчали наружу. Когда машина перевалила через бордюр, он втянул ноги в кабину и захлопнул дверцу.

Я поднял пистолет, выстрелил по машине и услышал, как пуля впилась в кузов. Я нажимал на спусковой крючок до тех пор, пока не расстрелял все патроны. Затвор остался в крайнем заднем положении, обойма пуста, но я знал, что попал в машину, хотя она, визжа на повороте резиной, свернула за угол.

Несколько секунд я неподвижно стоял на месте. Фонарь неподалеку освещал темное здание, а потом на меня обрушились ощущения: я увидел улицу и деревья, огни и вдали фары машины, идущей в мою сторону. Вдруг я понял, что стою, округлив спину и полусогнув колени, пистолет в руке, а зубы мои стиснуты с такой силой, что болели челюсти.

Я медленно выпрямился, бросил пистолет. Я посмотрел на того, кто лежал на мостовой, и на того, что лежал ничком у кирпичной стены. Я знал, что тот, в которого я стрелял, должен быть мертв, но подошел к нему и коснулся тела. В груди у него была маленькая дырочка, а на спине — невероятно большое выходное отверстие. Пуля прошла насквозь. Он умер в то же мгновение, когда пуля 45-го калибра впилась в него.

Я подошел к другому и попытался нащупать у него пульс на шее. Пульс не прощупывался, я сломал ему шею. Я встал — в горле пересохло, по коже озноб. Я вытянул руки вперед и посмотрел на них. Они слегка дрожали. Мне показалось, что так же у меня дрожит все нутро.

И тут я понял, что, когда эта четверка на меня напала, я не испугался. Может быть, не было времени испугаться как следует, я почувствовал только внезапную тревогу, обострившую внимание и реакцию. Я не боялся во время драки, но я испугался теперь.

Я не знал, кто эти люди, почему они на меня напали... кто я, чем занимаюсь. Не знал даже, как мне удалось уцелеть в этой драке. Если не считать легкой царапины на груди и ребрах и содранной на коленях кожи, я даже не получил серьезных повреждений. Я вспомнил, как легко и привычно передернул затвор пистолета, как рубанул ребром ладони по шее одному из них — он лежал мертвый у моих ног. Ничего хорошего не было в том, что я укокошил двоих, но еще хуже было не знать...

Я тряхнул головой, отгоняя эти мысли, несколько секунд стоял в нерешительности, потом наклонился, взял под мышки того, что лежал у моих ног. Я оттащил труп в калитку в кирпичной стене, положил на газон около двухэтажного дома. Потом быстро снял с него одежду, сбросил травяную юбочку и облачился в темный костюм, принадлежавший покойнику. Ростом он был с меня, так что костюм подошел, только пиджак немного жал в плечах. Ботинки тоже были маловаты, но я все же их надел. Шляпа с короткими полями вполне подошла. Я оставил его лежать в трусах, прикрыл юбочкой для хулы, а потом подошел к другому трупу и обыскал его. Звук сирены заставил меня поднять голову. Он становился все громче, приближался.

Если у первого были какие-нибудь документы, то они находились в пиджаке, который я надел. Поэтому, я обыскал того, который схлопотал пулю, нашел его бумажник и положил его в карман. Если у него и было что-нибудь еще, то у меня не было времени это проверить.

Я выбежал в калитку, повернул вдоль здания и очутился на другой улице. Еще раз повернул и минуты две быстро бежал, а потом перешел на нормальный шаг и шел, пока мне не попалось такси.

Водитель, медленно двигаясь по Капахулу-авеню, спросил:

— Куда?

— Я... отвезите меня в гостиницу, любую.

Я ощупал бумажники у себя в кармане — толстые, открыл — много купюр. Я сказал:

— В хорошую гостиницу, только не в центре.

— "Гавайская деревня" довольно далеко от центра. Хорошее место.

— О'кей!

Было около четырех часов утра, когда мы по мягко изгибающейся дорожке подъехали к внушительному входу в гостиницу. Несколькими минутами позже зарегистрировавшись как Джон Смит, я очутился в комнате на первом этаже, окна которой выходили на горы. Я повесил на дверную ручку табличку: «Не беспокоить», закрыл и запер дверь и посмотрел на себя в зеркало, висевшее в ванной комнате. Синяков не было, нож оцарапал грудь и бок, царапина была здоровой и болезненной, но не мешала двигаться.

Я смыл с тела засохшие морскую соль и кровь, а потом в темноте сел в кресло на балконе. Ветер с океана был сильным и теплым. Я некоторое время размышлял над тем, что произошло, а потом улегся в постель.

* * *

Проснувшись, я никак не мог сообразить, что происходит и где я. Комната была незнакомой. Яркие лучи солнца пробивались сквозь раздвижную стеклянную дверь на балкон. Когда я пошевелился, в висках застучало, шрам на груди воспалился.

Потом я все вспомнил.

Гонолулу, Гавайи. Я — «Джон Смит», двенадцати часов от роду. И, принимая во внимание, какие головорезы на меня напали, практически не имеющий шансов стать много старше.

Я принял душ и оделся. В одиннадцать утра я позвонил в бюро обслуживания и заказал стакан апельсинового сока, кофейник кофе и две местных газеты. Я выпил сок, налил чашку кофе и стал просматривать «Гонолулу стар бюллетень» и «Гонолулу эдвертайзер»[15]. Долго искать не пришлось: обе газеты поместили на первых полосах материалы обо мне. Не могло же случиться такого этой же ночью с кем-нибудь еще.

Однако в этих материалах имен не упоминалось. Сообщалось, что какой-то мужчина вывалился из домика на дереве ресторана Дона Бичкамера в торговом центре и исчез, уплыв в океан. Не исключается, что он утонул. Кто этот человек — неизвестно, своего имени он не назвал, когда заказывал ужин в домике на дереве. Давалось довольно приличное описание внешности этого мужчины, полученное от официанта и других свидетелей инцидента.

Официант также сообщил полиции имя женщины, которая, как предполагалось, ужинала с исчезнувшим мужчиной. Ее звали Лоана Калеоха, она профессиональная танцовщица, работающая в настоящее время в «Пеле». Однако полиция, расследуя инцидент, в домике на дереве ее не обнаружила. Официант заявил, что во время суматохи женщина позвонила ему и попросила выпустить ее из домика, а потом исчезла; она несла в руках что-то похожее на мужской пиджак, добавил официант. До сих пор полиция не смогла застать дома мисс Лоану Калеоху. Практически ничего больше в газетах не было. Сообщалось, что одежда исчезнувшего человека находится в полицейском управлении Гонолулу. Дело ведет детектив Роберт Уэнг. Похоже, что полиция ничего не знала об этом человеке, кроме того, что он грохнулся с дерева, и в связи с этим полиция хотела задать ему несколько вопросов.

Почему же на меня ночью напали эти громилы? Я тщательно не обыскивал одежду, снятую с мертвого, поэтому я разложил содержимое бумажников и карманов на туалетном столике. Кроме двух бумажников, там была еще расческа, зубья которой были забиты волосами, перхотью и грязью, кольцо с ключами, сигареты, немного мелочи. Расческу я выбросил в корзинку для мусора и осмотрел бумажники.

Они принадлежали людям, которых, если верить водительским правам, звали Гордон Веннор и Джеймс Боуэн, соответственно тридцати двух и сорока одного года от роду. Веннор — это тот, который был с ножом, а Боуэн — первый бросившийся на меня, соответственно он и умер первым. Там же были указаны и их адреса — оба в Гонолулу. Больше ничего не было, кроме денег.

Эти двое не голодали. В одном бумажнике было триста с лишним долларов, в другом — почти двести восемьдесят. Вместе с мелочью это составляло более шестисот монет. Может быть, когда-нибудь я верну эти деньги их наследникам, но сейчас я решил воспользоваться ими без угрызений совести.

Я получил множество ушибов и царапин, все тело болело, голова гудела, но, если не считать физического дискомфорта, я чувствовал себя неплохо. Я пошел в ванную и посмотрел в зеркало. Выглядел я крупным мужчиной с короткими белыми волосами и такого же цвета ломаными бровями, нависающими над серыми глазами, сильно загорелое лицо, слегка искривленный нос. Между двадцатью пятью и тридцатью пятью годами. На лице и на лбу красовались несколько припухлостей, на левой скуле — царапина, но эти «украшения», как ни странно, гармонировали с лицом.

Белесые брови на загорелом лице резко выделялись. Я взял немного кофейной гущи и помазал брови, они стали светло-коричневыми. Я надел шляпу. Это помогло, но немного. В телефонном справочнике я нашел номер Лоаны Калеохи и позвонил ей. Никто не ответил. Я вышел из номера, спустился в холл и пошел к выходу. Никто на меня не обращал внимания. Я подозвал такси.

Через час я уже кое-что знал о Гордоне Вендоре и Джеймсе Боуэне. Оба проживали в захудалых и грязных номерах третьеразрядной гостиницы. Осмотр комнат ничего мне не дал сверх того, что я уже знал. Я снова позвонил Лоане — нет ответа.

Поэтому я снова сел в такси и велел везти меня в полицию.

Глава 10

Полицейское управление Гонолулу размещалось в доме кремового цвета на углу Бетелевой и Торговой улиц. Я стоял напротив, глядя на резные деревянные двери дома номер 842, и думал, как мне быть.

Кварталом дальше был музей, ресторан и контора менялы. Напротив помещался транспортный суд. Позади маленькая дверь в здание была украшена табличкой: «Следственный отдел». Я вспомнил имя детектива Роберта Уэнга, упоминавшееся в газете, вздохнул поглубже и вошел в эту дверь.

Слева другая дверь вела в большую комнату, где несколько мужчин стояли и сидели за конторкой в форме буквы "L". Я вошел в комнату, облокотился на конторку и стал ждать, пока кто-нибудь подойдет ко мне и займется моим делом.

Ничего не случилось. Наконец мужчина в строгом костюме спросил меня, чего я хочу.

— Боб здесь?

— Какой Боб?

— Уэнг.

Он позвал парня, сидевшего в дальнем углу, и тот подошел к нам. Уэнг был невысок, но с широкими плечами — типичный офицер из туземцев со смуглой гладкой кожей и карими глазами.

Он посмотрел на меня и спросил:

— Мы знакомы?

— Возможно, вы видели меня в конторе. Боб, — непринужденно заметил я. — «Эдвертайзер».

Черт, может быть, и вправду видел. Практически все, что я мог ему сказать, могло оказаться правдой.

— Хм, — произнес он мрачно, — опять репортер. Новенький?

— Совершенно, — улыбнулся я.

— Что у вас еще?

— Нужен материал, который заинтересует читателей. Продолжение истории про баньяновое дерево. Нашли этого парня?

Он покачал головой:

— Пока нет, но найдем.

Он произнес это так угрюмо, что я сказал:

— Я... мы в редакции даже не уверены, что вы его ищете. Он ведь ничего страшного не совершил, так?

— Может быть. А может быть, и совершил. Возможно, в этом деле появляется убийство.

— Как это?

— Прошлой ночью на улице Монсаррат были двое убитых. Начальник взвалил на меня это дельце. Мы хотели бы поговорить с этим парнем об убийствах.

Наверное, что-то отразилось на моем лице. Я не был в этом уверен, но чувствовал, что это так.

— В чем дело? — спросил меня Уэнг.

— Гм, ничего. Я подумал, что из этого можно сделать материал. А что заставляет вас думать о его причастности к этим двум убийствам?

— Этот тип сбежал из торгового центра в одной только юбочке для хулы. А около одного из убитых лежала именно юбочка для хулы. И его одежда исчезла. По-моему, достаточно ясно. Возможно, убийца сейчас ходит в костюме убитого.

На этот раз, я был уверен, на моем лице много чего отразилось. Я сглотнул и сказал:

— В этом есть резон. А может быть, он просто наткнулся на труп и позаимствовал вещички...

Выражение лица Уэнга заставило меня замолчать. Я почувствовал, что на лбу у меня выступила испарина.

— Хотя вряд ли. — Я запнулся. Я мечтал поскорее унести отсюда ноги, но не мог же я просто повернуться и убежать. Поэтому я снова спросил:

— Так вы его не нашли?

— Пока нет. Вы ведь знаете, что это за штука — свидетели. Мы уже имеем около двух десятков различных его описаний. Конечно, девушка, бывшая с ним, могла бы описать его. Очень хорошо описать.

— Эта Лоана?

— Ага. Но мы пока не знаем, где она. Может быть, она вместе с ним. — Он сделал паузу. — Но так или иначе я еще сегодня с ним побеседую.

— Да? А что вы скажете для меня — для нас? Он подумал.

— А почему бы нет? Пошли.

Я оглянулся на дверь, ведущую во внешний мир, и последовал за ним в маленький кабинет. Он сел за стол, выдвинул средний ящик и извлек из него бумажку.

— Это нашли в кармане брюк, оставшихся в домике на дереве, — сказал он. — Больше ничего, ни пиджака, ни рубашки. Когда мы там все осматривали, девица уже исчезла и мы не смогли побеседовать с ней, поэтому мы не знаем точно, что там случилось.

Уэнг смотрел на меня с любопытством, словно пытаясь вспомнить, где он мог видеть меня раньше. Веко-ре он догадается сравнить мою физиономию с описанием скрывшегося парня, о котором я его расспрашивал. У меня тошнота подступила к горлу. Наконец он сказал:

— Я думаю, что либо этого парня зовут Шелл Скотт, либо Уэбли Олден, либо он вор. Мне сказали, что Шелл Скотт — частный детектив из Лос-Анджелеса, а кто такой Олден — не знаю.

Я посмотрел на бумажку. Это был чек, выписанный на имя Шелла Скотта и подписанный Уэбли Олденом. На чеке были отпечатаны фамилия Олдена и его адрес в Медине, Калифорния.

— А как вы узнали? — спросил я Уэнга.

— Все, что мы обнаружили в карманах его брюк, — это немного мелочи, носовой платок и этот чек Либо он сам выписал этот чек, либо он был выписан ему, либо он его украл. — Он ухмыльнулся этому умозаключению.

Потом улыбка медленно сползла с его лица, он уставился на меня, а потом спросил:

— "Эдвертайзер", вы сказали?

— Правильно.

— Как вы сказали ваша фамилия?

— Э. Смит.

— Смит? Довольно распространенная фамилия. — В голосе его звучало подозрение.

Наверное, мне следовало бы назваться как-то иначе, но теперь было уже поздно. Он так насторожился, что я сказал:

— Да. Ну... то есть у меня двойная фамилия.

— Двойная фамилия?

— Да. Смит-Браун. У моих родителей было своеобразное чувство юмора. Смит-Браун... а? Он ничего не ответил.

— Ну, — сказал я, — спасибо. Большое спасибо. Детектив Роберт Уэнг, так? У-э-н-г? Хочу быть уверен, что правильно записал вашу фамилию. Я очень щепетилен в таких вещах — особенно после того, как меня нарекли подобным образом. У-э-н-г, правильно? — Да. И Роберт пишется Р-о-б-е-р-т. Взаимопонимание между нами исчезло. Я снова поблагодарил его от себя лично и от имени газеты и выскочил из здания полиции. На улице я едва подавил в себе всепоглощающее желание бежать, быстрым шагом прошел квартал и остановил такси. Дыхание у меня восстановилось, только когда мы были в десятке миль от полицейского управления Гонолулу. Но и тогда я не успокоился, я знал, что детектив Роберт Уэнг звонит в редакцию «Эдвертайзер», разыскивая репортера Смита-Брауна.

Тут его поджидало разочарование.

* * *

Солнце склонялось к закату, когда я вернулся в «Гавайскую деревню». За это время я успел купить новый габардиновый костюм голубого цвета, ботинки, словом, оделся во все новое с ног до головы, включая соломенную шляпу с лентой, окрашенной в цвета павлиньих перьев. Похоже, мне нравились яркие вещи, но это было практически все, что мне удалось узнать, не считая того, что мне сказали в полицейском управлении Я понимал, что самые простые и легкие ответы на все эти вопросы могла бы дать Лоана Калеоха, но ее телефон не отвечал. Поэтому я пообедал в ресторане «Али-Али-Кай» — божественное махи-махи, посыпанное хрустящими орешками. Обедал на открытой веранде, и маленькие птички с глазами-бусинками с любопытством посматривали на меня с соседних столиков и стульев. Потом я прошел к телефону и снова позвонил Лоане. И снова никто не ответил.

Я позвонил в клуб «Пеле» и попросил ее к телефону, но мне сказали, что ее там нет и никто не знает, появится ли она позже и будет ли участвовать в шоу, Может — да, может — нет.

Спустя полчаса я на такси приехал в клуб. Он находился за Алмазным мысом, на берегу океана — эдакое супертропическое заведение. По узенькому мостику я прошел в холл. Слева была длинная стойка бара, отделенная бамбуковой перегородкой от сада, где стояли столики, по большей части уже занятые, дрожали язычки пламени свечей. На маленькой танцевальной площадке струнный оркестр играл нежную и ритмичную мелодию, а несколько пар танцевало.

Я повернулся к бару — самому популярному в данный момент месту в клубе, — полному людей, все столики заняты, обрывки фраз летают в воздухе, как пробки от шампанского. У стойки была пара пустых стульев, один из которых я и занял.

Бармен протер поверхность стойки белым полотенцем и спросил:

— Что для вас, сэр?

Вопрос прямо-таки огорошил меня. Я не знал, что заказать. Опять откуда-то от затылка мое сознание стал заполнять липкий холодный страх, леденящий, как сосулька, но я усилием воли заставил себя собраться и сказал:

— Мне... то же, что у него. — Я ткнул большим пальцем в сторону своего соседа, перед которым стоял бокал.

— А, виски с содовой, — кивнул бармен и приготовил порцию для меня. Я спросил:

— Что, мисс Калеоха еще не появилась?

— Понятия не имею. Тут наливать да коктейли смешивать не успеваешь. — И он двинулся на очередной нетерпеливый зов.

Не думая, я сдвинул соломенную шляпу на затылок, но, вспомнив о том, как приметны мои белые волосы, снова аккуратно надел ее, допил виски, протиснулся сквозь толпу веселящихся вовсю людей, нашел телефонную будку, набрал номер Лоаны — и опять не дождался ответа.

Я опять направился в бар, раздумывая о том, что делать дальше. Когда я проходил через обеденный зал, за столиками которого сидели веселые люди, что-то внезапно привлекло мое внимание.

За столиком сидела одна женщина, которая, когда я проходил мимо, так встрепенулась, что я повернулся к ней. Она, словно я ее испугал, отшатнулась назад, а когда я посмотрел на нее, глаза ее широко раскрылись.

Она перевела дыхание, тихо выдохнула и спросила:

— Что... вы здесь делаете?

Значит, она меня узнала — но откуда? Сердце мое забилось чаще. Я внимательно посмотрел на нее. Она была потрясающе красива: огромные черные глаза под черными бровями и красные, как вино, губы. Хотя она сидела, но видно было, что она хорошего роста и с прекрасной фигурой. У нее были в наличии все округлости и изгибы, о которых только могут мечтать мужчины, и еще несколько таких, до которых они еще не дошли в своих мечтах. То ли от природы, то ли от загара, она была смуглой, глубокое декольте ее платья цвета электрик обнажало кремовую гладкость высокой груди, рвущейся прочь из ткани.

— Вы знаете меня? — спросил я.

— Что... что вы сказали?

— Вы знаете меня?

Некоторое время она молчала, глядя на меня недоуменно, потом сказала:

— Конечно, я знаю вас. А что случилось с вами? Я сглотнул. Мой пульс участился. На столике перед девушкой стоял бокал с коктейлем, другой, наполовину недопитый — напротив нее перед пустым стулом. Я сказал:

— Позвольте присесть?

Она кивнула, и я сел на свободный стул.

— Возможно, то, что я скажу, прозвучит как слова сумасшедшего, но не могли бы вы мне сказать, кто я такой? Уголки ее рта слегка опустились.

— А вы что, этого не знаете?

— Нет. Я же предупреждал вас, что это звучит как бред. Я, ну, в общем, я упал с дерева и что-то... случилось с моей головой. Или в голове. Я ничего не могу вспомнить о себе самом.

Она медленно покачала головой, взяла бокал и одним глотком осушила его наполовину. Потом подняла на меня свои сверкающие черные глаза и сказала:

— Я знаю, что вы упали с дерева. Об этом весь остров знает. Но вы действительно ничего не можете вспомнить?

— Могу. И многое, практически все, думаю, если только это не касается меня. Подозреваю, что я либо Уэбли Олден, либо Шелл Скотт. Но пока это лишь предположение.

На ее лице по-прежнему было недоумение.

— Почему вы так считаете?

Я рассказал ей о чеке, найденном в кармане моих брюк, и вспомнил предположение детектива Уэнга:

— Или, возможно, я вор. Может быть, я украл этот чек. Это ей понравилось не больше, чем мне в тот момент, когда я услышал это предположение. Я сказал:

— Ради всего святого, скажите же мне, кто я. Она все еще, казалось, не верила:

— Вы все это серьезно?

— Черт побери, конечно! Я хотел сказать, люди, вы даже не представляете себе, насколько серьезно.

— И вы не знаете, кто я?

— Нет.

— Дорогой мой, я Лоана.

Секунды две-три до меня не доходило, а когда дошло, я одновременно воспарил неимоверно и рухнул наземь. Лоана Калеоха — женщина, которую я пытался разыскать. Это та самая красотка, с которой я ужинал на баньяновом дереве.

Я смотрел на ее прекрасное лицо, густые черные волосы, потрясающую фигуру и думал: черт возьми, какой смысл в том, чтобы делать что бы то ни было, если ты ничегошеньки об этом не помнишь? А потом я мрачно подумал, что, наверное, я никогда ничего не узнаю о своем прошлом — если я сумел забыть этот смуглый, черноглазый, с потрясающими формами помидорчик, дело безнадежно.

Я вздохнул и сказал:

— Лоана, меня убивает неведение. Кто же все-таки я?

— Ну, дорогой, — улыбаясь ответила она, — ты — Уэбли Олден.

Господи! Какое облегчение я почувствовал. Теперь хоть что-то стало ясным. Я знал, кто я. Это было прекрасное начало, теперь можно было постепенно раскопать и все остальное.

— Лоана, — сказал я, — я готов вас обнять и поцеловать за то, что вы мне это сказали, впрочем, я готов это сделать, даже если бы вы мне этого не сказали.

Она улыбнулась.

Я тоже улыбнулся.

Проулыбавшись несколько секунд, я спросил:

— Вы были там, наверху... Я был там... мы были там на дереве? Оба? Вместе?

Все еще улыбаясь, она кивнула.

— Как же я умудрился оттуда свалиться?

— Ну, в общем, вы не убегали. Похоже на правду. Я не стал бы убегать. От нее, во всяком случае. Поэтому я сказал:

— Это ясно, что ничего подобного быть не могло. Но расскажите мне побольше. Что я вам рассказал о себе? Что за человек Уэбли Олден — то есть я?

Уэбли Олден. Я покрутил это имя в мозгу, вернее, в том, что от моих мозгов осталось, я надеялся, что осталось немало, но ничего — никаких ассоциаций. Ничего не связывалось с этим именем. Обычно, думал я, в случаях амнезии новые факты, ставшие известными больному, помогают вспомнить другие факты, связывают их, пробуждают память. Но ничего не пробуждалось. Наверное, я — особый случай.

— Вы мне не слишком много рассказывали о себе, — сказала Лоана. — Мы не больно-то об этом говорили...

Двусмысленно, с намеком говорила она, и это меня просто ошарашило.

— Что... о чем мы говорили... скажите, пожалуйста. Она слегка сконфуженно хихикнула:

— О, пожалуйста!

Я мысленно застонал. Даже чуть-чуть вслух.

— Ну да ладно. Расскажите мне, Лоана, побольше обо мне. Ведь что-то я вам о себе говорил.

— Ну, что вы миллионер.

— Ох!

— И вы живете в Калифорнии.

— Да, в Медине. — Я тряхнул головой. Это я не вспомнил, я просто увидел имя и адрес на моем чеке.

Тут у меня мелькнула мысль. Зачем я выписал чек на тысячу долларов этому парню по имени Шелл Скотт? Этого я не знал. Но я уже знал, что я был миллионером, — весьма недурно. Значит, я сумел кое-чего добиться в жизни.

Нахмурившись, я сказал Лоане:

— Я немногое узнал о себе последние несколько часов. И мне не все нравится. Поэтому я хочу спросить вас, я составил свое состояние честно?

— О да. Вы что-то такое изобрели в фотографии и сделали кучу денег. А сейчас вы издаете журнал.

— Журнал?

— Под названием «В-а-а-у!».

— Не может быть.

— Да, да. Издаете. Именно поэтому мы и встретились. Я позировала для одного фото, которое делали вы. — Похоже, мысль об этом доставляла ей удовольствие.

Я моргнул:

— Извините, не помню. Что за фото? Если я издавал журнал с таким названием, можно представить, что за фото там помещались. Она секунду подумала, а потом сказала:

— Это было здесь, на Гавайях, на пляже с черным песком — Калапана-Бич. Я лежу на песке лицом вниз, а ноги — в черте прибоя. Разумеется, на мне никакой одежды...

— Никакой одежды...

— ..и фото цветное. Целый разворот журнала. Она что-то еще говорила, но я не слышал. Я встал, говоря про себя:

— Что за жизнь! Какую же жизнь я вел! Я постучал себя по голове: вернись, вернись! Но ничего не возвращалось. В конце концов я перестал терзать свою голову и сел:

— Расскажите мне больше. Как можно больше.

— Да это почти все, дорогой.

Дорогой. Она раза два или три так назвала меня. Что-то между нами было, это точно. Ну, во-первых, столик, которого лучше бы не было. Даже не зная, что там происходило, я хотел бы, чтобы мы опять очутились на этом чертовом дереве. Может быть, я даже согласился бы снова упасть с него.

— Вы можете многое рассказать мне. Все-все. Любая мелочь может пробудить мою память...

Она меня не слушала. Глаза ее опять широко раскрылись, и смотрела она на кого-то стоявшего у столика. Я проследил направление ее взгляда. Несколько в стороне стоял мужчина, глядя на Лоану. Потом он посмотрел на меня, и его рот широко открылся.

С этим я уже встречался. Встречался совсем недавно, поэтому его вспомнил. Высокий и тощий, с выдающимся вперед крючковатым носом, черными лохматыми бровями и волосами. И с синяком под глазом. Этот тощий ублюдок был одним из той четверки, что напала на меня вчера.

Рот его был разинут, тонкие губы растянуты так, что были видны кривые прокуренные зубы. Я поднялся со стула, действуя автоматически. Вчера он сначала набросился на меня, потом убегал. Сегодня мы словно начали с того места, где остановились вчера.

Мои ноги спружинили, а левой рукой я описал короткую петлю, целя ему в челюсть. Мой кулак пришелся точно ему по зубам, я почувствовал, что рассек себе кожу на костяшках. Но это был пустяк, а вот то, что случилось с ним, — было не пустяк. Раздался хруст сломанных зубов, словно деревянная доска треснула. Он взлетел и рухнул на соседний столик.

Вокруг завопили, все громче и громче. Моя шляпа слетела, обнажив белые волосы, когда я ударил его. Тут я увидел справа от себя, что какой-то человек за столиком показывает на меня и орет. Слов я не разобрал, но общий смысл до меня дошел. Я нахлобучил шляпу поглубже на голову. В толпе мелькнуло еще одно знакомое лицо — четвертый из моих ночных знакомцев, тот, который вел машину.

Я двинулся в его направлении, потом остановился. Шум стоял страшный. Бармен выскочил из-за стойки и двигался ко мне, а двое официантов приближались с другой стороны. И еще этот четвертый плюс пьяные, всегда готовые ввязаться в любую потасовку.

Я вспомнил о детективе Роберте Уэнге и здании полицейского управления в Гонолулу. И еще я увидел электрические стулья, газовые камеры, расстрельные команды.

Я колебался. Мне надоело убегать.

Но даже зная теперь свое имя, я все равно не знал, за что на меня ополчились эти крутые парни. И уж точно я знал, что детектив Уэнг захочет поговорить со мной об этих трупах на улице Монсаррат Особенно теперь, когда он наверняка уже поговорил с кем-нибудь в «Эдвертайзер».

Тот, которого я двинул, навзничь лежал на полу, одна нога слабо подергивалась. Я поколебался, а потом, как говорится, взял ноги в руки. В общем, я побежал.

Я проскочил мимо бара к выходу из «Пеле» и направо по темной аллее, обсаженной деревьями и кустами. Аллея поворачивала, я повернул вместе с ней и выбежал на лужайку. За мной не гналась, вопя, толпа, как это уже бывало, так — отдельные люди, обычные выкрики. Миновав лужайку, я выскочил на песок пляжа, где стояли шезлонги и тенты от солнца, и побежал дальше. Через несколько кварталов я свернул на какую-то улицу и перешел на шаг. Похоже, я от них оторвался. Но, как я подозревал, ненадолго. Остров Оаху становился для меня маловат.

Несколько позже я, полностью одетый, лежал на пустом пляже и пытался думать. Я ничего не понимал. Но один факт был абсолютно ясен, он выдавался в мыслях, как Алмазный мыс в море: я должен больше узнать о самом себе, своем прошлом, что ввергло меня в нынешнюю ситуацию и в чем, собственно, эта ситуация заключается. Это было жизненно необходимо, в самом прямом смысле. Как объясняют словари: необходимо для поддержания и продления жизни. Да не просто какой-то жизни, а моей. Если я не узнаю больше и не сделаю этого быстро, я просто перестану существовать.

Особенно здесь, на Оаху, дни мои будут сочтены. Учитывая наличие детектива Уэнга, сопя преследующего меня в компании множества сопящих полисменов, плюс огромное число крутых парней с пистолетами, жаждущих пустить эти пистолеты в ход и проделать во мне много отвратительных отверстий, Оаху становился местом горячим, как во время извержения вулкана.

На мгновение, нарисовав себе всю эту картину, я почувствовал нечто вроде религиозного восторга. Совершенно очевидно, что, кем бы я ни был, сам себя ввергнуть в такую затруднительную ситуацию я бы не сумел. Наверняка какой-нибудь вершитель судеб низшего разряда ставил на мне эксперимент, запутав нити моей жизни в мощный гордиев узел.

Да черт с ними. Я не собирался совсем убежать от неприятностей, я просто хотел убраться отсюда подальше. Если удастся. Но мне нужна была цель, я должен был не просто убраться отсюда, но и знать, куда именно и зачем. В конце концов, моей главной задачей здесь была встреча с Лоаной Калеохой и разговор с ней. Я это сделал, но она не смогла сообщить мне чего-либо действительно ценного. Итак — прочь, прочь! Но куда?

Итак, с чего начать, что мне известно?

В моем сознании всплыл чек на тысячу долларов. Я вспомнил адрес: 947, Пойнсеттиа-Драйв, Медина, Калифорния. И еще я вспомнил, что Уэнг сказал о Шелле Скотте — это частный детектив из Лос-Анджелеса. Почему я дал — или собирался дать — столько денег этому Шеллу Скотту? Детективу. Может быть, у меня были неприятности?

Я грустно рассмеялся при этой мысли. Хорошенькое «может быть».

Я попытался привести свои мысли в порядок, найти лучший и скорейший способ понять положение, в котором находился. Оно прорисовывалось достаточно ясно.

Я жил в Медине, около Лос-Анджелеса. Скотт был частным детективом из Лос-Анджелеса. Если я его нанял или собирался нанять из-за своих неприятностей, я определенно должен был сказать ему, в чем они заключаются.

Придя к этому выводу, я почувствовал себя лучше. Даже похвалил себя. Я знал, что делать, как найти ответы на все вопросы. Очень просто. Ясно, как апельсин. Надо найти Шелла Скотта.

Глава 11

Самолет компании «Пан-Америкэн» пролетел над островом Каталины, и скоро впереди стала видна линия калифорнийского побережья, огни, пронизывающие тьму внизу. Было примерно восемь часов вечера, четверг, 20 августа.

После того как вчера ночью я принял решение покинуть Оаху, я просто направился в аэропорт Гонолулу и заказал себе билет (опять-таки на имя Джона Смита) на первый же рейс в Лос-Анджелес, отправлявшийся около восьми часов утра. Я тянул с регистрацией до последней минуты, а потом быстро поднялся по трапу. Был лишь один настораживающий момент.

Когда я проходил через турникет на посадку, на меня чересчур внимательно посмотрели двое мужчин, стоявших возле ограды. Я никого из них не узнал, но никак не мог выбросить их из памяти. Контраст между ними был просто разителен: высокий, сильный, симпатичный парень с пышной каштановой шевелюрой и маленький болезненный человечек с преждевременно полысевшей головой. На верхней ступеньке трапа я оглянулся и увидел, что маленький и лысый человечек потопал в здание аэровокзала. Может быть, это ничего и не значило.

Мы снизились над побережьем, повернули на север, и скоро внизу стали видны огни международного аэропорта Лос-Анджелеса. Самолет резко снизился и мягко приземлился. Вместе с остальными пассажирами я вышел из салона и пошел по асфальтовому полю к багажному отделению. Багажа у меня не было, я сразу вышел на улицу и стал искать такси. Что-то твердое уперлось мне в спину. Не иначе кто-то нечаянно оперся о меня локтем.

Я сделал еще пару шагов, давление стало меня раздражать. Справа от меня возник здоровый, моего роста парень. Второй был слева, он крепко взял меня за руку повыше локтя. Был там и третий. Это он давил мне локтем в спину. Твердым локтем эдак 38-го или 45-го калибра, не меньше. Я остановился. Ствол еще крепче уперся мне в спину.

Чей-то голос произнес:

— Шагай, шагай. И без шуток. Я могу прямо здесь всадить в тебя пулю и благополучно смыться. — Голос был высоким, резким и скрипучим.

Я оглянулся через плечо. Это был очень маленький человечек, на руке у него был перекинут свернутый пиджак, из-под которого не было видно оружия. Выражение его гладкого белого лица говорило, что он был бы рад пристрелить меня. И выглядел он так, что ты сразу в это верил. Он был мал росточком и тощ, лицо бледное, как непропеченное тесто, словно кровь в нем текла тоненьким ручейком и вытекала наружу. От взгляда его странных бесцветных глаз я вздрогнул. Но ствол крепко упирался мне в спину, поэтому я отвернулся и пошел вперед.

Парень слева от меня, похоже, не был умницей. Рот его был разинут, губы отвисали до безобразия. Он глядел на меня, шлепая губами, и издавал что-то вроде:

«Ха, ха».

Другой тип по-прежнему крепко сжимал мне руку. Это меня бесило, но я продолжал идти. Через несколько секунд я был на заднем сиденье большого черного «линкольна», зажатый с двух сторон губошлепом и его напарником. Маленький держал меня на прицеле, пока эти двое обматывали мне запястья и лодыжки липкой лентой. Потом он сел за руль, завел машину и выехал со стоянки аэропорта. Мы проехали несколько кварталов в южном направлении, а потом свернули на какую-то темную улицу.

Губастый в правой руке держал обтянутую кожей дубинку, а в левой — неполную бутылку виски. Он запрокинул бутылку, сделал здоровенный глоток и оглушительно выдохнул, просто не правдоподобно шлепая губами. Потом он передал бутылку своему коллеге, сидевшему слева от меня, и спросил:

— Хочешь глоток, Бифф?

— Я-то не прочь, Слобберс, если ты там что-нибудь оставил. А ты скорее всего ничего не оставил.

Он взял бутылку и жадно прильнул к ней. Очевидно, сидевший слева от меня губастый и был Слобберс. Бифф был крупный парень с большим толстым лицом, большими глазами и вьющейся шевелюрой. Плечи его были так широки, что ему приходилось наклоняться вперед, чтобы мы со Слобберсом могли поместиться на заднем сиденье.

— Где эти пленки, на которых снята свадьба на Гавайях? — спросил меня Слобберс.

— Какие пленки? Какая свадьба? Бац! Это Бифф угостил меня дубинкой по голове. Не слишком сильно, но достаточно больно.

— Так где эти пленки?

— Я уже... — Я замолк. Эти подонки очень чувствительны. Если ответишь не правильно, они чувствительно двинут меня дубинкой, да так, что искры из глаз посыплются. Поэтому я сказал:

— Давайте обсудим все это как разумные люди... джентльмены. Как... джентльмены. А ведь джентльмены не лупят друг друга дубинками по голове, а?

Бац! На этот раз это была дубинка губастого Слобберса. Но что с этими ребятами поделаешь? Сквозь ужасную боль в черепной коробке до меня дошли слова Слобберса:

— Это только цветочки. Это тебе за ту плюху, которую ты мне отпустил в кабинете Эда Грея.

— Я ни черта не пойму, ребята, о чем это вы толкуете? — Я взглянул на соседа слева и заметил:

— Насколько я могу судить, мы с вами прежде не встречались.

Удивительно, но на этот раз он не врезал мне дубинкой. Он хрюкнул и сказал Биффу:

— Вот и возьми его. Кого ты хочешь обдурить, подонок? Кто ты такой?

— На этот вопрос я могу ответить. Я — Уэбли Олден. Он снова хрюкнул, и на этот раз водитель и Бифф радостно присоединились к нему. Когда Слобберс перестал ржать, он сказал:

— Олден! Неплохо! Должен отдать тебе должное, приятель, и я это сделаю. — Он поднял дубинку.

— Подожди! Ты можешь бить меня, пока я не потеряю сознание, но я могу сказать только то, что знаю. Я — Уэбли Олден, миллионер и плейбой. И я действительно ничего не помню о...

— Заткнись! — На этот раз Слобберс не шутил. — Я не знаю, куда ты клонишь, но все равно это не сработает. Говори, где эти пленки и негативы того фото, что Олден делал в ночь своей смерти.

Я посмотрел на него, потом на Биффа:

— В ночь, когда он был... убит? — Я говорил медленно. — Вы имеете в виду не сегодняшнюю ночь, нет?

На несколько секунд воцарилось молчание. Оба сидевшие со мной на заднем сиденье выглядели озадаченно. Наконец Бифф сказал:

— Слушай, Слобберс, а он в своем уме?

— Он, наверное, что-то затевает.

— Да, может быть, это ловушка...

— Но... какая ловушка? Он же у нас в руках, так?

— Не знаю. Мне говорили, что этот ублюдок очень хитер.

— Правильно говорили, Бифф. Он что-то затевает.

— Эй, Вилли, — спросил Бифф, — эта газета еще у тебя?

— Да, — сказал Вилли, — лежит на сиденье. Он протянул назад газету. Бифф поднес ее к моему лицу и включил плафон на потолке. В правом нижнем углу страницы я увидел заголовок: «Последние почести отданы местному миллионеру».

Я прочел заметку. В ней описывались похороны Уэбли Олдена, состоявшиеся вчера. Я подумал: «Совсем недавно. Либо они похоронили не того, либо...»

— Это правда? — спросил я.

— Брось, Скотт. Это для всех, кроме тебя, правда. Но и тебе лучше побыстрее начать считать это правдой.

— Скотт? — Что-то тихонько заворочалось у меня в голове. — Вы хотите сказать — Шелл Скотт?

— А то как же, черт тебя дери! — Слобберс наклонился и уставился мне в лицо. — Или ты собираешься утверждать, что ты и Шелла Скотта не знаешь? Частную ищейку?

Я вздохнул. Так вот я кто такой. Шелл Скотт, частный детектив. Я отправился на поиски Шелла Скотта, и через две с половиной тысячи километров я его нашел. Господи! Я его нашел.

— Послушайте, — сказал я, — я свалился с дерева, треснулся головой и ничего не помню о себе. В том числе и о вас, обезьянах.

Слобберс сказал:

— Это амнезия?

— Это когда... когда... — сказал Бифф. — И еще это надувательство. Он просто не хочет ничего говорить. Большой хитрован.

Слобберс опять повернулся ко мне:

— А теперь поговорим о Пэйджин Пэйдж. Ты почему расспрашивал об этой шлюхе? Почему, а, Скотт?

— Насколько мне известно, мне никогда не приходилось слышать ни о какой Пэйджин Пэйдж.

Опять молчание. Машина свернула с магистрального шоссе на боковую дорогу, где почти не было движения. Бифф и Слобберс время от времени передавали друг другу бутылку виски, а потом пустую бросили ее на пол кабины. Она упала около моей ноги. Потом Слобберс сказал:

— Давай отделаем подлеца как следует, может, он тогда заговорит.

Стараясь изменить тему, я сказал:

— О чем заговорить? Кто из вас, умники, придумал такой способ разговаривать?

— Это Эд придумал, паренек.

— Эд?

— Ты скажешь, что ты и Эда Грея не знаешь? И нас?

— Правильно.

— Тогда позвольте представиться, — сказал сосед, отвратительно улыбаясь. — Меня зовут Бифф Бофф[16].

— Такого имени не бывает.

Он наклонился ко мне поближе:

— Меня зовут Бифф Бофф. — Он сказал это таким тоном, что я ему поверил. Он продолжал:

— А это Слобберс О'Брайен. Ведет машину Уи Вилли Уоллес. Это имя тоже тебе ничего не говорит?

— В голове моей гудит, но этого имени я не знаю.

— Скотт, — ухмыльнулся Слобберс, — нас предупреждали, что ты опасен, как сосуд с огнем, но мы из тебя сейчас этот огонь выбьем.

Тут вмешался Бифф:

— Я слышал, что, когда ты получаешь удар по голове, который делает тебя полуидиотом, бывает, что другой удар все ставит на место, память возвращается. — Он хохотнул. — Давай поможем Скотту.

Я думал, что он шутит, но он треснул меня по голове дубинкой, а Слобберс добавил с другой стороны.

В мгновение ока я вспомнил о множестве вещей, но главным образом о том, как уже досталось моей бедной голове. А потом... пустота.

Я вернулся из ниоткуда. Прошло какое-то время. Я лежал, пытаясь по частям собрать свое тело в нечто целое, выбирая эти части из кучи, валявшейся на полу машины.

Надо мной Бифф и Слобберс продолжали разговор.

От действия виски Слобберс говорил неразборчиво, глотая слова:

— Что он хотел сказать, как ты думаешь, а? Чего он крутил?

— Не знаю. Может, он ничего о Пэйджин и не знает. Как он может знать, что она подслушала телефонный разговор босса? Его же там не было.

— Похоже, что так, Бифф. Но о пленках-то он должен знать — мы же видели сами, что он достал их из почтового ящика. Может, хватит с ним возиться и лучше пристрелить его. Вилли прямо-таки умирает от желания всадить в него пулю.

— Да, он давно уже никого не убивал. Ему просто необходимо кого-нибудь убить. Но если мы выкинем Скотта из машины, можно будет обставить это как несчастный случай.

— Может, и так, — сказал Слобберс, — я бы еще выпил.

И тут я вспомнил о бутылке, которую они осушили. Я вспомнил, что она скатилась на пол около моей ноги. Сейчас я чувствовал бедром что-то округлое. Руки у меня были связаны спереди, и я начал их понемногу двигать к этому предмету. Это заняло у меня минуты две, но наконец я почувствовал, как пальцы обеих рук обхватили горлышко бутылки. У меня слегка кружилась голова, все тело болело, но сил уже было побольше. Судя по вибрации кузова, машина шла быстро. Это меня устраивало. Я стал ждать.

— Похоже, этот ублюдок там спит, — сказал Бифф.

— Давай подымем его и вложим как следует, чтобы он проснулся.

Я почувствовал их руки у себя под мышками, меня тащили вверх. Я слегка расслабил ноги и коснулся сиденья, их хватка ослабла немного. Сердце у меня сильно заколотилось, по спине пробежал холодок. Я открыл глаза, напряг мышцы, уперся ногами в пол и оттолкнулся.

Мои стражи завопили, когда я вырвался из их хватки и полуупал-полупрыгнул вперед. Сжимая крепко обеими руками горлышко бутылки, я поднял ее вверх. Когда его партнеры закричали, Вилли начал поворачивать голову, но до конца это сделать ему не удалось. Когда его голова повернулась, я изо всех сил нанес удар обеими руками. Бутылка сверкнула в тусклом свете и разлетелась вдребезги, ударив его в темя.

Он не издал ни звука. Бутылка разбилась, осколки полетели в разные стороны. Вилли упал вперед, головой на клаксон. Раздался резкий гудок, потом Вилли повалился на бок. Машину резко занесло вправо, по инерции я повернулся. Мои связанные ноги подогнулись, я упал на пол. Левая рука Биффа была вытянута вперед, а правая с дубинкой целилась мне в голову. Поскольку я падал, дубинка миновала мой череп, скользнув по правому плечу.

Боль пронзила мою правую руку, отдалась в запястье и пальцах. Бифф по инерции наклонился вперед. Я резко рванул руки вверх, направив острые зубцы разбитого горлышка бутылки ему в лицо, как короткую острогу. Она вонзилась ему в шею.

Я почувствовал, как стеклянные зубцы вошли ему в горло, почувствовал сопротивление плотных мышц и хрупких костей и то, как они ломались и разрывались. Все горлышко бутылки вошло ему в шею, руки мои коснулись кожи, а сама стеклянная пика была глубоко в горле. Кровь брызнула мне на руки так быстро, что я даже не успел их отдернуть.

Он издал тихий хрип. Тихий хрип, а крови было много. Справа ко мне тянулся Слобберс, замахиваясь открытой ладонью. Я ухитрился ухватить его за запястье, выкручивая его, почувствовал, как мои окровавленные пальцы скользят по его коже. Машина резко виляла по дороге, визжа баллонами. Слобберс зацепил меня другой рукой по скуле, но в этот момент мы врезались.

Раздался скрежет рвущегося и сминаемого металла, звон рассыпающегося стекла, удар — машина резко накренилась. Я ударился спиной о переднее сиденье, стукнулся головой так, что мне показалось, будто череп у меня треснул и через эту щель в него ворвались дикий хруст и ужасающий шум аварии. Слобберс врезался носом в край переднего сиденья, и тело его сползло на пол...

Я чувствовал, что крен велик, слишком велик. И машина завалилась на тот бок, куда были обращены мои ноги. Тело мое скользнуло по полу, ноги во что-то уперлись. Я видел, как мимо меня пролетело тело Слобберса, и он головой врезался в дверцу кабины.

Внезапно машина остановилась. И только в глазах у меня все продолжало вертеться, но сознания я не потерял. «Линкольн» лежал на боку, тело Слобберса подо мной. Какое-то из колес продолжало со скрежетом вращаться, осколки стекла осыпались со звоном на дорогу.

Я ухитрился подтянуть ноги к груди, потом зубами вцепился в клейкую ленту на моих запястьях, захватил ее конец и начал срывать. Меньше чем через минуту руки у меня были свободны, а потом я освободил и ноги. Я ощупал себя — ничего вроде бы не сломано, но прибавилась пара болевых точек. Из Биффа вытекла лужа крови, но сейчас кровь уже не текла. Он был мертв. Я взял его автоматический пистолет 45-го калибра, сунул его в брючный карман и попробовал встать. Мне это удалось, я дотянулся до дверцы, бывшей у меня над головой, и открыл ее.

Перевел дух, подтянулся к открытой дверце и выкарабкался наружу.

Врезались мы в эвкалиптовую посадку с правой стороны дороги, капот «линкольна» был искорежен и задрался вверх. Я опустился на землю. Голова кружилась, правое плечо, куда пришелся удар Биффа, ныло. Я сделал несколько нетвердых шагов к деревьям и пошел вперед, в темноту.

* * *

Уже было порядочно за полдень следующих суток, когда я выбрался из попутного грузовика, на котором добирался до Голливуда. Я поспал на заднем сиденье старого автомобиля в чьем-то гараже, просыпаясь медленно и болезненно, словно в гробу. Я умылся около колонки, а потом почистился в туалетной комнате на заправочной станции и, прогнав ходьбой остатки сна, проголосовал грузовику.

Я нашел телефонную будку и пролистал телефонную книгу. На "С" я нашел то, что искал: «Скотт Шелдон», «Спартан-Апартмент-отель». Там же был и адрес на Россмор-стрит и номер телефона. В справочнике Лос-Анджелеса я нашел адрес и телефон конторы. Все эти данные я записал и стал ловить такси.

Я поднялся по ступенькам в холл «Спартан-отеля» и остановился около стойки дежурного портье. Молодой человек за стойкой улыбнулся мне, а потом нахмурился:

— Что с тобой случилось, Шелл? У тебя такой вид, словно ты проиграл сражение.

— Я выиграл.

Он вынул из ящичка за своей спиной ключ и протянул его мне. Квартира номер 212. Я поднялся по лестнице, прошел через холл и остановился перед квартирой 212. Похоже, я никогда раньше не видел этой двери. Я вставил ключ в замок, повернул его и вошел.

Слева у стены стояли три аквариума, в которых плавали ярко окрашенные тропические рыбки. Справа на стене висела картина размером метр на метр, на которой была изображена обнаженная красотка с чрезвычайно пышными формами. На желто-золотистом ковре были разбросаны подушки, около большого коричневого дивана стоял низкий кофейный столик, а рядом — глубокое, обтянутое кожей кресло. Комната выглядела приятной, комфортабельной, хотя и с некоторым налетом небрежности.

Несколько секунд я стоял в дверях, надеясь, что вид этой комнаты или чего-то в ней пробудит, взбудоражит мою память. Но ничего не произошло. Ощущение было не из приятных, сбивало с толку. Вдруг я услышал шорох в дальней комнате.

Я находился в гостиной. Слева и впереди от меня была маленькая кухонька в нише, а за ней открытая дверь в комнату, которая, очевидно, была спальней. Я видел черный ковер и низкую кровать. Шорох повторился. Я двинулся вперед.

Когда я подошел к двери, из спальни вышла девушка. Мы чуть не столкнулись. При виде меня она отскочила в сторону, открыв рот с явным намерением закричать.

— Спокойно! — крикнул я. — Это я — Шелл. Спокойно — все в порядке.

— Шелл! — От изумления она задохнулась, от шока побледнела. — Вы меня напугали. Я... — Она замолчала, тяжело дыша.

Я напугался почти так же, как и она:

— Но что, во имя всех святых, вы здесь делаете?

Это была Лоана.

Вот кто это был. Моя Доана Калеоха.

Она схватилась рукой за горло, облизала красные губы:

— Шелл, дорогой. Так к тебе вернулась память!

Глава 12

— Боюсь, что нет, — сказал я. — Как вы попали сюда? Что вы здесь делаете?

Краски медленно возвращались на ее прелестное лицо. Она чуть-чуть нахмурилась:

— Что вы хотите сказать вашим «боюсь, что нет»?

— Боюсь, что память ко мне не вернулась. Пока.

— Но... вы здесь. В своей квартире.

— Я знаю, что я Шелл Скотт, но только потому, что мне сказали об этом. Так сказать, дали первоначальный импульс. Но все остальное... — Я замолк. — Да, кстати, я припоминаю, вы мне говорили, что я Уэбли Олден.

Ее рука медленно опустилась вдоль шеи на высокую трепещущую грудь. На ней была светло-голубая блузка и темно-голубая юбка, вокруг тонкой талии — матерчатый пояс. Черные волосы собраны в большой узел.

— Я знаю, что говорила это, Шелл. Но тогда в «Пеле»... все было так неожиданно и странно. Честно, я подумала, что вы меня разыгрываете. Ну, я, — она пожала плечами, — и подыграла вам. То есть я тогда думала, что это розыгрыш.

— Лоана, когда я спрашивал вас, кто я, я в жизни не говорил ничего более серьезного. Она улыбнулась:

— Возможно, вы это знали, Шелл. Я не знала. Мы... мы были вместе еще очень мало времени, понимаете. И все было очень приятно и весело. Я никогда не видела, чтобы кто-то забыл все сразу, как вы. Я подумала еще: «Вот сумасшедший». — Она улыбнулась, блеснув белыми зубами, ее черные глаза чуть-чуть затуманились. Или мне это показалось. — Вы и вправду немного сумасшедший. И вы исчезли так внезапно. Это-то вы помните, да?

— Да. — Это была правда. Лоана не успела в «Пеле» и слова сказать, объясниться, а я уже начал раздавать зуботычины направо и налево. А сразу после этого я умчался прочь. Во мне начали было расти подозрения, но сейчас они рассеивались. Я спросил:

— А кто этот тип, которому заехал в баре?

— Не знаю. Вы совершенно неожиданно вскочили из-за столика и ударили его. Поднялась жуткая суматоха, за вами погнались. Место это показалось мне небезопасным, и я ушла.

Я вздохнул:

— Я не успел еще сказать, Лоана, что рад нашей встрече. Хотите выпить что-нибудь? Я лично не прочь.

Я нашел несколько бутылок виски и кока-колы в холодильнике, стоявшем в кухоньке. Поскольку Лоана не возражала, я сделал два бокала виски с кокой, протянул ей один, и мы уселись на диван.

" — Как вы попали сюда? — спросил я, отхлебнув из бокала.

— Я... — Она заколебалась. Я не понял, от смущения это произошло или по какой-либо другой причине. Наконец она сказала:

— Я должна была приехать в Лос-Анджелес. Празднование годовщины выхода журнала состоится завтра вечером. Ну, и я захотела увидеть вас. Я... я думала, вы будете рады.

— Я был бы... я рад" Мой дом — ваш дом, оставайтесь здесь сколько захотите... А что это за празднование годовщины?

— Ну, журнала «В-а-а-у!». — Она закусила губку. — Ах да. Я же забыла, что вы, — она очаровательно улыбнулась, — все забыли. Ну, не важно. Это долго рассказывать. Но я там должна быть. Предполагается, что завтра там будут все девушки, позировавшие для журнала, и я в том числе. — Она помолчала. — Я хотела снова с вами встретиться. Конечно, я знала, где вы живете, поэтому я пришла сюда. — Она тепло улыбнулась мне, пожалуй даже горячо.

— И это была грандиозная идея, — сказал я, пододвигаясь на диване поближе к ней. Она чуть-чуть отодвинулась, что никак не согласовывалось с ее улыбкой. — Лоана, — сказал я, — это Шелл Скотт, помните меня? Я тот самый парень, которого вы хотели увидеть.

— Я помню. — Она бросила взгляд на мой костюм. — Похоже, у вас была трудная ночь.

Тут она попала в точку. Костюм на мне был измят и перепачкан. Мне нужно было немедленно переодеться и почиститься, предстать в более привлекательном виде. Сейчас я выглядел так, словно сорвался с утеса и упал на скалы. Но Лоана продолжала тепло — или горячо — улыбаться, поэтому я сказал:

— Я намерен установить рекорд: в истории водопровода и бань это будет самый скоростной душ. Даже не шевелитесь — я мгновенно вернусь. Просто сидите, и пусть вам в голову приходят самые неприличные мысли. О'кей?

— О'кей, Шелл, — хихикнула она.

Я метнулся туда-сюда, но быстро нашел ванную. Пока струйки воды резко били меня по коже, я думал о том, что сталось с теми двумя, которых я вчера оставил в разбитом «линкольне». Бифф был, безусловно, мертв. Но Вилли и слабоумный О'Брайен вполне могли быть оба живы. Это происшествие добавило мне несколько кусочков в мозаику, которую я складывал, но полная картина могла получиться только с помощью Лоаны, особенно теперь, когда мы оба знали, что я ее не разыгрываю. Впрочем, если верить ее улыбке, она бы не отказалась от кое-каких игр.

В стенном шкафу в спальне я выбрал коричневый костюм из блестящей ткани в клетку. Пистолет, который я забрал у Биффа, все еще был в кармане моих несчастных брюк, я вынул его и положил на туалетный столик. Я заметил, что в спальне царил беспорядок. Простыни на кровати были скомканы, ящики шифоньера открыты, а их содержимое разбросано по комнате. Все было вверх дном. Это меня очень удивило, я почему-то считал себя аккуратным.

Я поспешно оделся и, сияя улыбкой, влетел в гостиную.

— Лоана, моя радость, — начал я. — Как насчет быстроты? Я теперь как Новенький... Лоана?

Ее не было в комнате.

* * *

С туалетного столика я взял пистолет 45-го калибра, убедился, что обойма полностью снаряжена, сунул пистолет в брючный карман и вызвал такси. В ожидании машины я рассматривал аквариумы.

В двух из них резвились примерно две дюжины самых разных ярких тропических рыбок. В третьем находились только две рыбки, но самые живые и непоседливые, со сверкающим рубиновым плавником от середины туловища до прозрачного вуалевидного хвоста, с зелено-голубой мерцающей линией на боку. Они были восхитительны.

Рядом стояла коробка с кормом для рыб, на ней было написано «корм из лосося», и я посыпал немного в аквариумы, наблюдая за рыбками. Потом я заметил в том аквариуме, где были две рыбки, на перьеобразной траве что-то вроде осадка, какой бывает на стенках. Я наклонился" поближе, пытаясь это получше рассмотреть. Какие-то крохотные прозрачные существа притаились на траве. Вот одно из них слегка шевельнулось. Они были почти совсем прозрачные, я различал их с трудом. Наверное, какая-нибудь разновидность водяных жучков.

В центре Лос-Анджелеса, в Гамильтон-Билдинг, на большой табличке на стене в холле были перечислены конторы, находящиеся там. Там было и мое имя. Я поднялся по лестнице на один этаж по коридору и нашел нужную дверь. Я начал вставлять ключ в замок (ключ я нашел в квартире), но вдруг дверь широко распахнулась. Она была взломана, там, где был выломан замок, торчали щепки.

Я вошел внутрь и прикрыл за собой дверь. Контору, совершенно очевидно, обыскивали. У стены справа стоял книжный шкаф, на верху которого был аквариум с яркими рыбками. Почти все книги были выкинуты из шкафа и кучей валялись на полу. У другой стены стояло бюро с выдвинутыми ящиками. Бумаги были разбросаны по столу красного дерева, ящики которого также были открыты.

Не было видно следов какого-либо злостного хулиганства, вандализма, разрушения ради разрушения. Ни одной разорванной бумаги или вырванной из книги страницы. Кто-то, кто хорошо знал, что ему нужно найти, перевернул все в доме. Он либо не нашел того, что искал, либо нашел это в самом конце. И ничего не пропало.

Я бросил в аквариум щепотку корма и уселся за стол. Мой стол. Это была моя контора. Я был частным детективом — и предположительно мог решать какие-то проблемы. Что ж, черт возьми, проблемы у меня были. Правда, я не очень-то понимал, в чем они заключаются, а все, что было до эпизода на баньяновом дереве, — сплошная пустота. Зато я помнил все, что случилось после этого. Хватит для начала.

Я пошарил в столе, нашел лист бумаги и карандаш. Вначале я просто записал имена людей, с которыми лично сталкивался или о которых слышал в течение последних трех дней, начиная с того момента, как я свалился с дерева в торговом центре в Вайкики. Несколько минут я перебирал эти имена, но ничего не добился. Потом я написал: «Уэбли Олден».

И вдруг что-то случилось. В клетках моего мозга, в моем сознании — или, может быть, подсознании — что-то шевельнулось. Это было странное, несколько пугающее ощущение, словно бестелесное, нематериальное дуновение шепота где-то в моем мозгу.

Я подождал, но это было все. Только неописуемая уверенность, знание о том, что что-то случилось — или почти случилось. Я неподвижно сидел в кресле, пытаясь понять, что же это было, но ничего не вышло, все кончилось, как началось. Так бывает: вертится у тебя в голове какое-нибудь имя, которое ты никак не можешь вспомнить, а потом и это исчезает.

Я расслабился, откинулся на спинку кресла. Только тут я понял, что все тело мое было напряжено и сам я обливался потом, да так, что рубашка промокла и прилипла к телу.

Закурив, я вернулся к своим занятиям. Скоро лист бумаги заполнился целиком, и я стал искать в столе чистый. Под лежавшими на столе машинописными листами я нашел несколько сложенных пополам листков. Я их развернул и посмотрел на первый. Он был исписан чернилами. Мне бросилось в глаза имя — Уэбли Олден, — написанное вверху страницы.

После всего, что со мной произошло, увидеть его — меня как током ударило. Я начал читать. Постепенно во мне росло возбуждение. Я перевел взгляд с этих листков на тот, где я только что писал. Почерк везде был один и тот же — мой. Совершенно логично напрашивался вывод, что на этих четырех страницах раньше я делал то же самое, чем занимался сейчас: выстраивал факты, ключевые моменты, размышления и выводы по делу. Очевидно, это было написано до эпизода на баньяновом дереве и, очевидно, речь шла об одном и том же деле.

Когда я прочел эти четыре страницы, это стало абсолютно ясно. Множество одних и тех же имен, хотя были и неизвестные мне. Там было упоминание о женитьбе Уэбли Олдена на Гавайях. Там же было имя Эда Грея, и я впервые узнал, что он управляет казино «Алжир» в Лас-Вегасе и владеет клубом «Пеле» в Гонолулу. И многое-многое другое.

Я встал из-за стола и прошелся по комнате, потряхивая болящей головой. Дьявол, во что же такое я вляпался? Что бы ни происходило в те милые сердцу ушедшие дни, я не хотел, чтобы они ушли в небытие бесследно. Попки? Веснушки? Девушки «В-а-а-у!» Блэкки, Рэйвен, Жанетта, Чарли?

Я опять уселся за стол, углубился в записи, потом попытался выстроить все по порядку: часть «До того» или по крайней мере то, что я сейчас об этом знал; часть «После того» — то, что я пережил и помнил; а посередине баньяновое дерево. Больше часа просидел я за столом, время от времени делая новые заметки, но в основном пытаясь связать ускользающие нити дела, сложить из кусочков цельную картину. Пепельница была полна окурков, а я подустал, когда я наконец поднялся и потянулся всем телом. Я чувствовал себя очень хорошо.

Потому что, как я считал, я нашел ответы на все вопросы. Во всяком случае, на многие. И я знал, что нужно делать, чтобы получить ответы на остальные вопросы. Это будет непростым делом. И это будет опасным, может быть" даже смертельным. Но, во всяком случае; это будет интересно.

Я приободрился и повеселел. «Черт побери, — подумал я, — может быть, я буду убит, но попытаться стоит».

В конце концов, никто не может жить вечно.

Глава 13

Я возвратился в «Спартан-отель» и поднимался по лестнице к своей квартире, когда высокий плотный парень, спускавшийся вниз, хлопнул меня по плечу.

— Алоха[17], Шелл! — весело воскликнул он. — Рад, что ты вернулся. А где мои юбочки для хулы? Я заморгал:

— Ваши... что?

— Только не говори мне, что ты забыл об этом. Медленно я сказал:

— Мой друг, я забыл гораздо больше, чем об этом. С минуту мы разговаривали, стоя на ступеньках, а потом поднялись к его квартире — недалеко от моей двери — и продолжили беседу. Я узнал, что он — доктор Пол Энсон — мой близкий друг. Я рассказал ему о том, что со мной произошло за последние три дня, а когда закончил — минуты две царило молчание. Наконец я заметил:

— Так или иначе, Пол, когда я свалился с этого проклятого дерева, на мне была юбочка для хулы. Так что я, очевидно, купил их для тебя, а вот где и когда — не помню.

Он смотрел на меня, покуривая сигарету и выпуская дым через ноздри.

— А что, все, что до этого, — не помнишь?

— Словно стерто из моей памяти. Ты же доктор, Пол, так давай...

Он погасил сигарету:

— Ну, я не психиатр, но практика моя — это наполовину пилюли, наполовину психиатрия. И ты же знаешь, что я давно интересуюсь проблемами деятельности мозга. — Он улыбнулся. — То есть знал.

— Ну и что? Почему я попал в это дурацкое положение? И почему я практически ничего не помню о себе, но помню все остальное? И куда я теперь сам отношусь, к недоумкам?

— Вовсе нет. — Он скрестил длинные ноги, обхватив ладонями колено. — Меня уже ничем не удивишь, когда речь идет о деятельности мозга. Несмотря на множество исследований в этой области, мы и теперь знаем лишь частицу того, что следовало бы знать. Мозг — это практически неисследованная область, карта из одних «белых пятен». Суди сам: в мозгу среднего индивида более десяти миллиардов клеток. Это почти в четыре раза больше, чем число живущих на земле людей. Каким-то образом — мы не знаем, каким именно, — эти клетки и группы клеток накапливают информацию, сопоставляют ее, принимают и передают сигналы, которые позволяют нам видеть, чувствовать, действовать, говорить — и помнить.

— Ты не смягчай правду, Пол.

Он улыбнулся:

— Не впадай в панику. Конечно, амнезия может быть следствием повреждения мозга. Но она также может быть следствием шока, лихорадки, стресса, наркотиков, внутричерепного давления — массы других причин.

— А эти причины, они... Память может восстановиться? — Я закурил сигарету (ох, как она мне была нужна). — Мозги мои, может быть, и не Бог весть что, но других у меня нет.

— Точно, Шелл, нет. Но ты не знаешь, видимо, что ты можешь потерять довольно значительную часть мозга и даже не заметить этого.

— Не очень ты высокого мнения о моих мозгах.

— Да речь не о твоих мозгах. — Он хмыкнул. — Речь идет о чьих угодно мозгах. Известно много случаев, когда лобные и височные доли в значительной части были хирургически удалены без видимых нарушений в функционировании пациента.

Некоторое время я молча смотрел на него.

— Если не считать того, что я понятия не имею, о чем ты сейчас говорил, то остается предположить, что ты хочешь меня подбодрить.

— Я говорил правду. Заметь, я сказал «без видимых нарушений», но могут быть нарушения и воздействия, которых мы не можем определить. А раз так, то это и есть часть «неведомого», того, о чем мы не знаем. — Он помолчал. — Ты обычно пишешь правой рукой, значит, ты — правша и твое сознание контролируется противоположным, то есть левым полушарием, управляется им.

— Значит, я здорово долбанулся левым полушарием.

— Возможно, так и было. Но я хочу сказать о том, что значительная часть клеток любого мозга, в том числе и твоего, не используется. Если происходят какие-либо нарушения в деятельности каких-то групп клеток, их работу берут на себя «запасные», осваивают ее и выполняют не хуже основных.

Я раздумывал над его словами:

— Прекрасно, конечно. Значит, если клеткам, которые позволяют мне шевелить ушами, — капут, я могу научить другие клетки, которые позволят мне все-таки ушами шевелить. Но память — я не могу прожить заново два или три десятка лет. Кстати, сколько мне лет?

— Тридцать. Так, можно предположить, что твоя амнезия — результат ушиба. Возможно, что имеется внутреннее кровоизлияние, приведшее к этому. Если это так, то тебе может помочь простая операция. Раз — и память возвращается.

— Или?

— Надо смотреть правде в лицо, Шелл. — Он был серьезен. — Если же это следствие разрушения мозговых клеток, то дело плохо. После того как человек достигает возраста одного года, его мозг, количество клеток в нем не увеличивается, а разрушенные клетки не восстанавливаются, как кости или кожа. — Не глядя на меня, он закурил новую сигарету. Потом сказал:

— Но это самый худший вариант. Если твоя амнезия полностью или частично от эмоционального стресса, память может не восстановиться.

— Да, а как же быть с утерей тридцати лет жизни Шелла Скотта? А все остальное — или так мне кажется — в порядке.

— Ну, тут объяснение самое простое. Часто вдруг обнаруживаются люди, не бывшие жертвами какой-либо катастрофы, которые бродят по совершенно незнакомому для них городу. Они не знают, кто они и откуда, как ты. Но все остальное у них в порядке: они едят, разговаривают, умеют читать и так далее. Заметь, все слова, которые ты можешь произнести, накапливаются в небольшой зоне мозга, называемой «извилина Брока». Особая зона мозга накапливает все услышанные тобою слова, еще одна — все прочитанные слова и так далее. Если ты научился читать, писать, говорить и понимать слова, произнесенные на иностранном языке, четыре самостоятельных зоны мозга накапливают это знание или опыт. Если клетки мозга, управляющие твоей способностью читать на иностранном языке, разрушены или только анестезированы, именно эти клетки, ты по-прежнему сможешь говорить и писать на этом языке, понимать сказанное. Подобно этому существует зона, управляющая каждым пальцем рук, зона для управления кистью, всей рукой и так далее. Понятно?

— Вроде бы.

— Рассмотрим все это с другой точки зрения, более важной для тебя. Любой нейрохирург знает, где в мозгу находится зона, контролирующая, например, движения правой ноги. Если вследствие какого-то нарушения мозговой деятельности пациент не может двигать правой ногой, врач — просто в силу своего знания, даже не осматривая пациента — может почти точно указать зону в левом полушарии мозга, где это нарушение произошло.

— Любопытно. Но, чтобы восстановить... даже если он и знает, где поломка, он должен залезть внутрь.

— Конечно, если нарушения органического характера.

— Значит, доктор должен вскрыть мне череп, вытащить мозги наружу и... о-о-х. — Даже звучало это отвратительно.

Пол рассмеялся:

— Все это совсем не так выглядит, мой друг.

— А как же? — Мне действительно захотелось это узнать. Я уже мысленно видел острозубые пилы, опускающиеся молотки, сверла, вонзающиеся в мой огромный мозг. Нет, так быть не может, ведь это, должно быть, очень сложная и тонкая операция.

— Ну, во-первых, просвечивают черепную коробку рентгеновскими лучами, — сказал Пол. Это звучало не так страшно. — Потом пункция спинного мозга, электроэнцефалограмма, возможно, пневмоэнцефалограмма или артерограмма, а после этого...

— Стоп!

— Что?

— Больше ничего не говори. Это... это же убийство! Он, улыбнувшись, покачал головой. Хорошо ему было улыбаться.

— У тебя типичное для обывателя непонимание терминологии...

— Ужас — вот нужный термин. Все эти слова звучат как названия болезней.

— Шелл, сядь. Вот так. Расслабься. Все это вовсе не страшно. Пневмоэнцефалограмма — это средство, применяемое для того, чтобы можно было видеть все части мозга в рентгеновских лучах. Мы просто возьмем немного спинномозговой жидкости...

— Нет, не возьмете.

— И введем вместо нее воздушный пузырек. Это исключительно интересно. Пузырек поднимается по позвоночному столбу в мозг и... Шелл... тебе плохо?

— Нет, я чувствую себя... превосходно.

— Я думал, что подниму тебе настроение. Потом, ты же сам спросил.

— Да, имел неосторожность.

— Слушай, Шелл. Судя по твоему описанию того, как ты действовал в последнее время, можно предположить, что твои неприятности по большей части — не физического, а психологического характера. Так что все может быть не так уж и плохо. В окружном госпитале работает мой хороший приятель — доктор Борман.

Он — один из лучших нейрохирургов страны. — Пол встал. — Он ответит на все твои вопросы, ты должен пойти к нему на прием. Я позвоню ему сейчас и отвезу тебя...

— Подожди.

Он повернулся ко мне:

— В чем дело?

— Не сейчас, дружище. Я должен сделать кое-что прежде, чем мою голову начнут вскрывать.

Он начал было возражать, но вдруг нахмурился и остановился. После долгой паузы он сказал.

— Я слишком хорошо знаю, что с тобой бесполезно спорить, если ты непременно решил совершить какую-нибудь глупость. Но я, Шелл, решительно настаиваю на том, чтобы ты немедленно показался врачам. Может быть, у тебя повреждены или блокированы кровеносные сосуды: клетки головного мозга, если к ним не поступает кровь, умирают. И вполне возможно, что еще один удар по голове просто убьет тебя.

— Ха! Еще один удар по голове, говоришь? Это уже было, причем исполняли специалисты. Но это же не убило меня. То есть не вполне.

Пол открыл было рот, но я поднял руку:

— Дружище, я правда не могу начинать сейчас все это черепопиление и что там еще... Меня уложат в больницу на несколько дней, а может быть, и недель. А нехорошие мальчики, которые очень хотят меня убить, найдут меня там наверняка. Нет, только через пару дней ты сможешь, если захочешь, притащить меня к своему доктору Франкенштейну, а пока забудь об этом.

Я говорил серьезно. И все было именно так, как я ему сказал. Ну и конечно, я думал обо всех этих ужасах, описанных Полом. Если раньше у меня и могла появиться мысль лечь в больницу до того, как дело будет закончено, то теперь об этом не могло быть и речи.

Пол открыл рот и закрыл его. Потом все же сказал:

— Ну, это твоя забота. Впрочем, я припоминаю, что прежде говорил тебе это неоднократно. — Он вздохнул. — Ладно, что дальше?

Я начал излагать ему свои планы, а когда упомянул о пленках, о которых также говорилось в моих записях, Пол сказал:

— Пленки? Шелл, прежде чем улететь на Гавайи, ты просил меня сохранить две катушки пленки. Пленки, проектор и экран — они у меня в кладовке.

Я вытаращил обалдело глаза, а потом улыбнулся:

— Так чего же ты ждешь?

Когда экран был повешен, а проектор установлен, Пол выключил свет, и я пустил пленки. Последний ролик был снят на свадьбе на Гавайях. Пол указал мне на Уэбли Олдена, и я подумал, что выглядел он очень счастливым. Лицо новобрачной разглядеть было невозможно. Но, глядя на экран, одно лицо я узнал. Узнал!

Меня как током ударило. Либо какая-то группа клеток, о которых мне рассказывал Пол, нормально функционирует, либо это было лицо человека, которого я встречал после эпизода на баньяновом дереве.

Внимательно присмотревшись, я понял — нет, клетки не заработали. Привлекший мое внимание человек в черном костюме несомненно руководил брачной церемонией, используя в качестве реквизита Библию. Высокий, худой, с черными бровями и волосами, большим крючковатым носом. Выдающийся нос.

Я встречался с ним дважды и совсем недавно. Первый раз — на темной улице Монсаррат в Вайкики. А потом — в «Пеле», когда ему врезал по челюсти. Несомненно, это был он.

Прежде чем уйти, я спросил у Пола, не знает ли он чего-нибудь о фото, которое Уэбли Олден делал в ту ночь, когда его убили. Об этом упоминалось в моих записях, об этом же меня спрашивали и те трое, которые захватили меня в аэропорту Лос-Анджелеса, но я об этом не имел ни малейшего понятия Пол тоже, но он знал, что, когда мне требовалось что-нибудь в области фотографии, я обращался в фотоателье «Орел» к человеку, которого звали Гарольд. Я позвонил Гарольду, застал его на месте и спросил об этом фото. Судя по тому, как он ответил, это фото он помнил прекрасно. Негатив был у него, и я попросил его сделать отпечаток с него в натуральную величину, а если сумеет, то и с большим увеличением. Гарольд сказал, что к утру все будет готово.

Вот так все просто.

Если бы и все остальное было так же просто.

Но следующим пунктом в повестке дня был Лас-Вегас. «Алжир» и Эд Грей.

Самолет компании «Вестерн эрлайнс» меньше чем за полтора часа преодолел расстояние от Лос-Анджелеса до Лас-Вегаса и приземлился в девять восемнадцать вечера. Ближайший обратный рейс был на следующее утро в двенадцать сорок пять. Я улечу на нем, если повезет.

На такси я доехал до маленького бара «Космо», расположенного почти напротив «Алжира». Там я позвонил по телефону-автомату в «Алжир» и спросил Датча. В моих записях было указано, что я получил ценную информацию от Датча и Чарли — одной из девушек «В-а-а-у!».

Датч по телефону разговаривал охотно и дружелюбно. Я попросил его встретиться со мной в «Космо» и не говорить никому о моем появлении. Он ответил, что у него скоро будет перерыв. Я заказал виски и стал ждать. Когда он пришел, я за пять минут объяснил ему ситуацию и убедил в том, что я не шучу.

В заключение я сказал:

— Вот такие дела. Мне бы очень помогло, если бы вы рассказали мне то, что рассказывали в прошлый раз, когда я здесь был.

Он с любопытством посмотрел на меня, нахмурившись и покачивая головой, а потом начал рассказывать. Когда он закончил, я спросил:

— Похоже, Эд Грей неровно дышал к этой Пэйджин, а?

— Да он, черт возьми, неровно дышит ко всем бабам — поэтому и артистическую уборную сделали рядом с его кабинетом, готов держать пари. А Пэйджин он даже подарил кольцо. Я тебе рассказывал, как он охмуряет их с помощью побрякушек — Обручальное кольцо?

— Нет, просто кольцо. Красивая вещица — змея, схватившая себя за хвост. И довольно дорогая, вместо глаз у змеи — бриллианты.

— Пэйджин носила его?

— Конечно. Как только она его получила, то уж без кольца не появлялась. Очень она гордилась этим кольцом и говорила, что оно стоит шестнадцать сотен баксов. — Он засмеялся. — Она даже пошла в магазин «Мэйсон», где Эд купил это кольцо, и проверила. Пэйджин на стекляшку не клюнет.

— Не знаете, где она может быть? Он покачал головой:

— Не-а. Я не видел ее с того вечера, когда она не появилась в шоу, а через два дня ее место заняла Чарли.

Мы допили виски, Датч ушел и вскоре вернулся с Чарли. Чарли — девушка с пышной рыжей шевелюрой. Она и еще кое-где пышна, но — там, где надо. Она уселась между Датчем и мной, заказала сухой мартини. Потом она повторила для меня свой рассказ и повторила мартини.

— Вы уверены, что Эд позвонил вам и попросил заменить Пэйджин вечером четырнадцатого? — — Конечно, это было в пятницу вечером. На следующий день, в субботу, я и начала выступать.

— В котором часу он позвонил?

— Около восьми вечера. Может, в начале девятого. Я только что необычно рано вернулась домой.

— А последнее шоу всегда начинается в полночь? Каждый день?

Она кивнула. В пятницу, четырнадцатого, был убит Уэбли Олден. Чарли больше ничего не знала, через несколько минут она вернулась в «Алжир».

Я сказал Датчу, что хотел бы поговорить с телефонисткой, дежурившей на коммутаторе «Алжира» в ту ночь, и узнать, не было ли междугородных звонков Эду Грею. Он сказал, что выяснит это.

Я стал возражать, говоря, что он может нажить неприятности, если об этом узнает Эд Грей.

— Все в порядке. Я знаю одну птичку с коммутатора, — он улыбнулся, — и довольно близко. А вообще, пошли они все к черту, я всегда могу вернуться на ферму. — Он соскользнул со стула. — Я тебе позвоню сюда и сообщу, что узнаю.

— О'кей, Датч. Но скажи своей красотке, чтобы она, если ее начнет расспрашивать Эд Грей, все валила на здоровенного белобрысого парня, то есть на меня. И еще одно. Когда Эд уезжает из «Алжира», он сам за рулем?

— Да, у него новенький светло-коричневый «империал».

— Где он стоит?

— Прямо перед входом.

Он ушел. Через несколько минут он позвонил мне:

— В тот вечер Эда по междугородному вызывали два раза: первый раз — из Чикаго в шесть сорок, а второй — из Медины, Калифорния, в семь пятьдесят две.

— Из Медины?

— Точно. Больше ничего.

— Хватит и этого. Спасибо, Датч. С чувством удовлетворения я положил трубку. Потом взял телефонный справочник, нашел номер магазина «Ювелирные изделия Мэйсона» и позвонил туда. В магазине никто не отвечал, но я поймал владельца магазина, Дэвида Мэйсона, у него дома. Я описал кольцо, купленное Греем для Пэйджин Пэйдж, объяснил, что куплено оно было где-то в начале августа и что я хочу точно такое же.

— Опишите это кольцо еще раз.

— Змея, кусающая свой хвост, вместо глаз у нее бриллианты. Я слышал, что оно стоит тысячу шестьсот долларов.

— Да-да. У нас есть еще одно точно такое же. Может, даже два. Могу завтра проверить.

— Нужно обязательно сегодня. И не полностью кольцо, а только оправа без камней.

— Оправа? Сегодня? И вы действительно думаете, что я в такой поздний час поеду в город, открою магазин только для того, чтобы продать вам оправу?

— Надеюсь. Это очень важно. Он что-то проворчал в ответ.

— Сколько стоит оправа без камней?

— Недорого. Не более ста долларов. У меня не было тысячи шестисот долларов, но такая сумма мне была по карману.

— Я заплачу двести долларов за оправу.

Он опять что-то проворчал, но в конце концов я его уговорил.

В одиннадцать сорок пять, в «форде», взятом в прокатном бюро, я стоял напротив «Алжира». В отделении для перчаток под приборной панелью лежали мощный электрический фонарь и автоматический пистолет 45-го калибра, который я забрал у Биффа.

Датч сказал, что в это время Эд Грей обычно наводился в своем кабинете, поэтому, когда швейцар открыл дверцу моей машины, я спросил:

— Эд у себя сейчас?

— Думаю, да. Скорее всего.

— Не передадите ли вы ему пакет от меня? — Я достал небольшой футляр для кольца. Внутри лежала оправа, купленная у Мэйсона, а сверху — пятидолларовая купюра.

Швейцар посмотрел на пятерку:

— Разумеется, передам.

Я отдал ему футляр и деньги:

— Только одно условие. Передайте это ему точно в полночь. Точно. О'кей?

— Ладно. Там ведь не бомба или чего такое?.. Я улыбнулся: по-моему, в футляре находилась именно бомба. По дороге к казино я остановился и, взяв горсть земли, перемазал ею оправу, а потом положил ее в футляр. Само кольцо было массивным, около одной восьмой дюйма в толщину, но тонкой работы, на теле змеи видны чешуйки, узкий хвост исчезает во рту" Бриллиантовых глаз, разумеется, нет; и я позаботился о том, чтобы в пустые глазницы не попала земля, которой изрядно было на теле змеи.

Я закрыл футляр и отдал его швейцару. Светло-коричневый «империал» стоял в нескольких метрах впереди. Я снова подогнал машину к «Космо» и оттуда позвонил в «Алжир». Было без трех минут двенадцать. Когда трубку подняли, я сказал:

— Эд, ты покрепче обопрись обо что-нибудь.

— Что?

— У меня для тебя плохие новости.

— Что? Кто говорит?

— Шелл Скотт. Но это только первая из плохих новостей.

— Скотт? — Он замолчал, очевидно переваривая эту новость. Потом таким голосом, словно так ее и не переварил, сказал:

— Какого дьявола тебе нужно?

— Тебя, Эд. Тебя — в холодном поту, с ножом между ребер.

— Хватит, ты, ублюдок...

— Эд, знаешь, я ведь нашел труп Пэйджин. Он ничего не сказал, и молчание длилось довольно долго, но, когда он заговорил, голос его звучал ровно и твердо:

— Я всегда считал тебя сумасшедшим, Скотт. Теперь я знаю это наверняка. Очнись или освободи линию.

— Думай как хочешь. Я стал подозревать, что Пэйджин мертва, когда ты натравил на меня своих подонков, хотя оснований вроде бы и не было. Это было в ту ночь, когда убили Уэбли Олдена.

— Ты — мешок с лошадиным дерьмом.

— Ты слушай, слушай. Уэбб был убит четырнадцатого примерно в семь тридцать вечера. Примерно через двадцать минут тебе звонили из Медины. Пэйджин исчезла в тот же вечер — странное совпадение. С тех пор ее никто не видел — еще одно странное совпадение. За час до того, как она должна была выступать в девятичасовом шоу, ты уже знал, что она больше не будет выступать. Откуда ты это узнал, Эд? И что еще более странно — больше не происходит никаких совпадений.

— Она просто не пришла, не объявилась к началу шоу.

— Она могла появиться в девять, в девять тридцать, даже к двенадцатичасовому шоу. Но ты знал, что она не появится, Эд.

Он еще раз сказал, что я мешок, набитый... впрочем, на этот раз там было не только лошадиное дерьмо. Но голос его уже не был таким твердым, как раньше. И он слушал.

Я посмотрел на часы: до полуночи оставалась одна минута.

— У меня было больше чем достаточно оснований, чтобы начать расследование, говорить с разными людьми, искать Пэйджин. И в конце концов я нашел ее. Я точно не знаю, почему ты убил ее...

— Скотт, ты спятил...

— Но я могу сделать вполне обоснованное предположение. Пара твоих мордоворотов проболталась о том, что Пэйджин «держала ушки на макушке», когда ты говорил по телефону. Она не была в курсе того дела в Медине, она случайно узнала, вероятно подслушав по параллельному телефону у себя в гримерной, когда тебе звонили из Медины после убийства Уэбба. Даже если в тот момент она не все поняла, было бы нетрудно сложить два и два утром, когда сообщение об убийстве появится в газетах.

— Пэйджин жива, так же как и ты, идиот. Может, даже чуть больше. — Он хохотнул. — А уж то, что она проживет дольше тебя, — это точно.

— Я же сказал тебе, что нашел ее труп. Это было нелегко сделать, но я убедился в том, что это она. Слушай, Эд, она попыталась тебя немножко шантажировать? Или ее убили просто так, для полного спокойствия?

Он опять коротко хохотнул:

— Скотт, я, может быть, даже и согласился бы с тобой, если бы Пэйджин была мертва. Но она жива — насколько мне это известно. Мы немного... поссорились, и она немедленно уехала. Поэтому один день шоу и не было, но это все.

Он говорил очень убедительно, может быть, я перестарался, блефуя. Но он не отрицал того, что ему звонили из Медины. И он продолжал слушать меня. Ровно двенадцать!

Поэтому я начал:

— Хватит глупостей, Эд! Я же сказал тебе, что нашел ее труп. Не очень-то приятное зрелище — после стольких дней в земле. Но я привез тебе оттуда сувенир. Снял у нее с пальца.

— Ты... что? — Он явно был потрясен. Мне было слышно, как кто-то постучал в дверь его кабинета.

— Вот, должно быть, и он. Маленький подарок от Пэйджин и меня тебе, Эд.

Он ничего не сказал, но мне было слышно, как он положил трубку на стол. Потом какой-то шум, неразборчивые голоса, а потом Грей снова взял трубку:

— Скотт... мы должны поговорить. Алло, Скотт, где ты?

— Слушаю. Что ж, давай поговорим.

— Давай встретимся где-нибудь. Я... — Он замолчал. Когда он снова заговорил, голос его уже окреп. — Куда ты гнешь? — Очевидно, он был потрясен, но быстро собирался с силами. Сердито он сказал:

— Тут какой-то грязный трюк. Я подарил это кольцо Пэйджин, действительно. Или... похожее кольцо. Это может быть и не то кольцо, что было у нее.

— Это я вынул у змеи глаза, Эд. Нет смысла возвращать их тебе, а Пэйджин они больше не нужны. Он натужно засмеялся:

— Что ты затеял, Скотт?

Я аккуратно положил трубку.

Потом вышел из «Космо», завел «форд», выехал на федеративное шоссе 91 и медленно двинулся по направлению к «Алжиру». Я думал, что Эд должен все-таки купиться. А может быть, мне и нечем было торговать.

Я медленно ехал до шоссе. «Алжир» был слева от меня метрах в пятидесяти. Вдруг из его дверей выбежал человек. Он остановился, что-то коротко бросил швейцару, потом подбежал к светло-коричневому «империалу» и вскочил в него. Машина резко рванулась с места, взвизгнули баллоны.

Ухмыльнувшись, я нажал на газ. Я надеялся, что заставлю Эда сомневаться. Но он не только засомневался — он совершенно расклеился. Я почувствовал удовлетворение. Машина Эда вылетела на шоссе позади моей.

Я ехал впереди него на два квартала, наблюдая за «империалом» в зеркало заднего обзора. Я проехал мимо «Песков», «Фламинго», «Дюн», «Тропиканы» и «Гасиенды», потом нескольких бензоколонок и выехал в темноту пустыни. Я ехал миль под семьдесят, и машина Грея быстро догоняла меня. Я пропустил его вперед.

Через четыре или пять миль Грей резко свернул с шоссе на узкую проселочную дорогу. Я сбросил скорость, давая ему отъехать подальше, погасил фары и повернул за ним. Далеко впереди я увидел, как вспыхнули задние фонари «империала» — он тормозил. Потом его машина свернула влево и исчезла из виду.

Луна светила неярко, но этого освещения мне хватило, чтобы различать дорогу. Я взял из отделения для перчаток пистолет и фонарь, положил фонарь на сиденье рядом с собой, взвел курок пистолета и положил его там же. Мускулы у меня напряглись, а волосы на загривке ощетинились.

Я свернул налево и скоро увидел впереди свет, а потом очертания автомобиля. Я остановился, вышел из машины и дальше пошел пешком по направлению к этому автомобилю. Это был «империал». Справа до меня отчетливо доносились какие-то звуки.

Я пошел в ту сторону, держа пистолет в правой руке, а фонарь — в левой. Ногой я зацепил какой-то камешек, он покатился по земле. Я замер. Теперь Грей был недалеко от меня. Теперь я ясно слышал, как что-то вонзается в землю, скрежеща по камням. А потом я ощутил запах.

Едкий, сладковатый, тошнотворный запах — запах смерти. Эту сладковатую, отвратительную вонь ни с каким другим запахом не спутаешь. Словно сам воздух гниет и разлагается. Этот запах витает во время войн над полями сражений, а в дни мира — над кладбищами. А сейчас он обволакивал все вокруг, и Грея, и меня. Я двинулся вперед сквозь это зловоние, осторожно ступая, стараясь не производить шума. И тут я увидел его. Он, пригнувшись, копал землю.

Я поднял пистолет и направил на него, держа палец на спусковом крючке. Фонарь я держал перед собой, но в стороне от корпуса. Потом я включил его. Яркий сноп света выхватил его из темноты, на мгновение он застыл неподвижно. Он стоял согнувшись, держа в руках маленькую складную лопатку, лезвие которой наполовину ушло в землю.

Его испуганное бледное лицо резко повернулось ко мне. Рот скривился. Он быстро выпрямился и замахнулся лопатой.

— Стой, Грей! — сказал я.

Он шагнул мне навстречу и изо всех сил метнул лопатку. Она сверкнула в луче света. Я быстро сделал нырок в сторону. Почти вовремя. Рукоятка лопатки ударила меня по левой руке, на мгновение парализовав мышцы, и фонарь упал на камень и погас. Я услышал топот ног.

Когда я пустился вдогонку, прогрохотал пистолет. Вспышки пламени были в мою сторону, но пули пролетали мимо. Я опустился на одно колено и выстрелил туда, где был Грей, потом подождал, прислушиваясь. Взревел мотор его машины, шины заскрипели по земле.

Пока он поворачивал на дорогу, я трижды выстрелил по автомобилю, но он уже набрал скорость, выскочил на проселочную дорогу помчался по ней.

Я не стал за ним гнаться. Достав зажигалку, я щелкнул ею и посмотрел на часы. Было восемнадцать минут первого. Через двадцать семь минут вылетал самолет рейсом Лас-Вегас — Лос-Анджелес, на котором я собирался улететь домой, если удастся. Очень-очень скоро множество бандитов в Вегасе будут охотиться за мной. И они будут знать, где меня искать. Поэтому в данный момент поимка Грея не была главным делом. Главное было уже сделано.

Я отыскал лопатку и подошел к тому месту, где рыл Грей. В несколько движений я отгреб тонкий слой земли. Из ямы показалась рука. Точнее, то, что некогда было рукой. Когда-то она была красивой, гладкой, упругой и теплой, а теперь — почерневшая, вздувшаяся, в багровых пятнах.

Это было нелегко. Мне пришлось задержать дыхание, но сделать это я был должен — посмотреть. С горящей зажигалкой в руке я наклонился поближе. На вздувшейся, в пятнах руке, врезавшись в распухший палец, кольцо свернулось, как живая золотистая змейка. Ее бриллиантовые глазки горели злобными огоньками.

Глава 14

На следующее утро в своей квартире я проснулся поздно, принял душ, побрился, разглядывая в зеркале свои бесчисленные порезы, царапины и синяки. Набор был поистине великолепный.

Но они меня особенно не беспокоили, а беспокоила меня почти постоянная головная боль. Впечатление было такое, словно мой мозг становился все больше или же череп все уменьшался. На мгновение меня развеселила эта мысль: мозг все растет и растет, выпирает из черепа и заполняет всю округу, погребая все под собой.

Но потом идея: Шелл Скотт — «мозг-гигант» показалась мне невероятной, особенно теперь, когда мозгов у меня было заведомо меньше, чем до того, как все это началось. Поэтому я оделся и заставил себя плотно позавтракать, а потом вышел в гостиную.

В Лас-Вегасе вчера ночью я успел на самолет, и все обошлось и там, и в Лос-Анджелесе без неприятностей. Я взял напрокат «крайслер» и поехал домой. И теперь, если не считать царапин и боли в различных местах, я чувствовал себя свежим и отдохнувшим, готовым к финалу, который должен состояться сегодня. Потому что сегодня суббота, празднование годовщины журнала, так сказать, снятие покровов.

Про себя я улыбнулся, представив себе это снятие покровов. А даже если меня убьют, я умру в своем стиле. Так сказать, с музыкой, я это чувствовал. И, насколько известно, это празднество было таким мероприятием, где могло произойти все, что угодно.

Но мне нужна была информация и помощь, я должен был кому-то доверять. Я достал и еще раз перечитал свои записи. Там было сказано, что под псевдонимом Блэкки скрывается некая Сью Мэйфэйр, и был указан ее телефон в Голливуде. Там же говорилось, что Блэкки хорошенькая куколка, но не говорилось, может ли она быть надежным союзником. Но очевидно было, что она, как минимум, не находится в рядах моих врагов. Это хорошо, я не хочу, чтобы тот, кто будет помогать мне, оказался врагом.

Я позвонил Сью Мэйфэйр. Она, похоже, была рада слышать мой голос. Да, она будет на торжестве в доме Уиттейкера, но пораньше, на коктейле для узкого круга. Она с удовольствием поможет мне во всем. Это был довольно странный разговор. Вдруг она, хихикнув, спросила, должна ли она надеть к моему приходу «костюм», но я не имел ни малейшего представления, о чем она говорит. Но так или иначе она сказала, что будет рада видеть меня у себя через полчаса.

Я положил трубку, отыскал в шкафу пузырек с клеем и положил его в карман. Потом я убедился, что пистолет на месте, вырвал из первых двенадцати номеров «В-а-а-у!» цветные вкладки и отправился.

Остановился я около фотоателье «Орел». Гарольд отдал мне увеличенный снимок, уже вставленный в рамку. Снимок можно было повесить на стену, а размером он был полтора на метр двадцать. Описать его можно одним словом — блестяще.

Прелестные линии обнаженного женского тела были нежны и плавны, плоть как бы обтекала жесткие очертания вырезанной из дерева скульптуры Пана. Вытянутые вперед руки Пана как бы готовились обнять восхитительное женское тело, привлечь его к себе, на себя. Одна волосатая нога поднята вверх сверкающим копытом, а на темном лице Пана — выражение развратное и довольное, глаза широко расставлены, они, кажется, знают все тайны мира, а толстые чувственные губы кривятся в сладострастной ухмылке.

Поблагодарив Гарольда, я расплатился с ним, положил фото на заднее сиденье «крайслера» и поехал в магазин спортивных товаров, где купил коробку патронов 45-го калибра. Я полностью снарядил обойму, положил пистолет в карман и поехал, предвкушая что-то непонятное, в гости к Блэкки.

Было шесть тридцать вечера. Блэкки в ярком ситцевом платье, поддерживающемся на гладких плечах узкими бретельками, сидела в углу голубого дивана в ее гостиной. В другом углу сидел я. Каждый держал в руке бокал с виски. Я уже объяснил Блэкки сложившуюся ситуацию. Когда ее первое удивление прошло, она рассказала мне все, что знала. Или, возможно, и не все, потому что она не упомянула о каком-то «костюме» и даже намеком не дала мне понять, почему в своих записях я отзывался о ней с таким энтузиазмом.

Она пригубила виски и сказала:

— Знаешь, Шелл, ты выглядишь и разговариваешь так же, как и прежде. Держу пари, ты ничуть не изменился. — Она улыбнулась. — Я надеюсь на это. Так что же дальше?

— Я хотел бы быть на сегодняшнем торжестве незваным гостем. Но кое-кто из присутствующих с удовольствием всадит в меня пулю, как только увидит.

— Пулю? В тебя?

— Пулю, копье, стрелу — все, что подвернется под руку. — Я помолчал. — Поэтому, как я уже только что сказал, каждый, кто хоть чем-то будет помогать мне, может схлопотать кучу неприятностей.

— Я же сказала, это меня не пугает. — Что я должна делать?

— Хорошо. Думаю, эти типы догадаются о том, что я захочу посетить празднество. Скорее всего, парочка мальчиков будет нести охрану снаружи. А как только торжество начнется, думаю, все двери будут закрыты.

— Это точно. — Она слегка улыбнулась. — Я знаю, вы не помните того, что я вам рассказывала раньше. Знаете, что должно быть сегодня на этом вечере? Съемки и все такое?

— Да. То есть я записал это, но сколько ни раздумывал, ничего не вспомнил, кроме того, что все девушки «В-а-а-у!» должны вместе позировать для фото... Да, все сразу...

Она рассмеялась:

— Да. В туфлях на высоком каблуке и блузках с большим вырезом. Больше ничего. Это вы записали?

— Нет... Я просто указал, что... Значит, они будут позировать в таком виде?

— Да. Это и есть наши «костюмы». — В глазах ее прыгали чертики.

— "Костюмы"? Так вы меня спрашивали... у-фф! — Я допил виски. Мысленно я бродил по таким тропинкам, ведущим на такие пути, что мог повредиться рассудок и покрепче моего.

Блэкки пододвинулась поближе ко мне, взяла у меня пустой бокал:

— Я налью еще, ладно?

— Да, конечно. Хотя сегодня мне нужна... ха! — ясная голова... Ясная голова. Да, налейте еще, пожалуйста. Она подошла к бару.

— Блэкки, еще одна маленькая деталь. У меня есть большое фото, которое нужно было бы повесить на стену в той комнате, где все будет происходить. Но сначала нужно еще кое-что сделать. Не возражаете, если я принесу фото сюда?

Блэкки не возражала. Я спустился к машине, взял фото, вкладки, вырванные из журналов, и клей. Когда я вернулся, новая порция виски была готова.

Я показал ей фото.

— Господи! — сказала она. — Какая прелесть. Кто это, вы знаете?

— Именно это я и объявлю вам и всем остальным сегодня вечером.

Я объяснил ей, что хочу приклеить вкладки из журналов на обратную сторону фото. Поскольку все это торжество затевалось в первую очередь в честь журнала «В-а-а-у!» и его красоток, набор их фотографий никого не удивит, а будет приниматься как нечто вполне естественное.

— Некоторый элемент домашней обстановки? — спросила Блэкки.

— Именно. Надеюсь, что сумею протащить это огромное фото в дом и никто его не перевернет и не увидит обратной стороны.

— Очень хорошо, — сказала она. — В ваших методах есть элемент сумасшедшинки.

— Да, есть... Так, а теперь я наклею фото девушек.

— Давайте клеить вместе.

Времени это заняло немного, но удовольствия мы получили массу. Вы иногда и не подозреваете, какое удовольствие может доставить работа, пока вы не погрузитесь в нее целиком. Блэкки и я ползали по ковру, вырезая, размещая и наклеивая вкладки. Я подумал, что немало удовольствия можно было бы получить в этой ситуации, даже если бы нечего было клеить. Пару раз она толкнула меня локотком под ребра и сказала что-то очень двусмысленное. Вот так мы и работали.

Потом мы сидели на диване и разговаривали. Блэкки рассказала мне, что торжество будет происходить в Медине, в большом особняке, принадлежащем мистеру Уиттейкеру, он вложил кучу денег в «В-а-а-у!». Веселье должно было начаться в восемь вечера в зале, который мистер Уиттейкер с замечательной прямотой называл «комнатой для поддачи». Потом все перейдут в гостиную, где будут выпивать, курить, говорить и... еще Бог весть что делать. Например, фотографироваться для «В-а-а-у!», а может быть, и для чьей-нибудь частной коллекции.

Блэкки описала мне «старый здоровенный дом». Она откроет боковую дверь, если сумеет, чтобы я смог попасть в дом и где-нибудь укрыться. А если повезет, повесит нашу композицию в гостиной. Она сказала, что рядом с гостиной находится библиотека, в которой в этот вечер скорее всего не будет ни души и где я смогу спрятаться, пока не соберутся все гости. Мне это показалось забавным. Меня могли убить в библиотеке. Не то чтобы я не любил читать. Я читал довольно много, но особенно любил «В-а-а-у!».

Я посмотрел на часы. Почти половина восьмого.

— Пора идти, — сказал я.

— Надо же. Жаль, что уже так поздно, Шелл.

— Да. Я хотел бы, чтобы было три часа дня, но завтрашнего дня.

— Если бы у нас было время... Держу пари, мы могли бы убить здесь пару часиков.

— Держу пари, уж мы бы их уконтропупили.

— Шелл, так вы вправду ничего не помните о том, как вы уже у меня были?

— Нет. Невезуха. Ничего... совсем.

Она положила мне руку чуть выше колена. Странная вещь — эти руки. Они могут так много — двинуть по спине, врезать по челюсти или взмахом сказать «прощай». Блэкки «прощай» не говорила. Ее трепетные пальцы вроде бы не были предназначены, чтобы плавить металл, но они поднимали температуру до такого уровня, которого хватило бы, чтобы сплавить брюки с ногами.

— Может быть, после празднества мы сможем остаться здесь вдвоем. Держу пари, мы нашли бы чем заняться.

— Это точно.

— Ну так мы и займемся. Ты хороший парень, Шелл, и совсем не изменился.

— Я... Может быть, попозже ты повторишь это.

— Постарайся избежать пуль, дротиков и стрел.

— Не беспокойся. — Я помолчал. — Только никому у Уиттейкера обо мне не говори, а то меня сварят в кипящем масле.

— Не скажу.

Мы вместе пошли к двери. Блэкки ехала на торжество в собственной машине. Когда я выходил, она сказала:

— Так ты уж постарайся, не дай себя подстрелить и не испорть нашего маленького праздника.

Я подумал, что, если меня подстрелят, это испортит не только наш маленький праздник. Впрочем, многое зависит от того, куда попадет пуля.

Но я улыбнулся ей и сказал:

— Блэкки, я об этом и не думаю даже. — Я ушел.

В кустах у двухэтажного особняка Уиттейкера в Медине я ждал уже около получаса. Я вынул из кармана пистолет 45-гй калибра, дослал патрон в патронник, поставил на предохранитель и снова положил в карман. Наша фотокомпозиция лежала на траве рядом. На этой стороне дома, футах в тридцати от того места, где я скрючился под кустом, был плавательный бассейн.

Блэкки приехала одной из первых. За последние полчаса подъехало множество машин, я даже видел некоторых гостей. Из женщин присутствовали только девушки из «В-а-а-у!», остальные гости были мужчины.

Среди них я увидел лицо, которое на короткое мгновение высветил из темноты мой фонарь вчера ночью; его я легко узнал. Эд Грей. И с ним был так же легко узнаваемый, здоровенный Слобберс О'Брайен. По пятам за ними следовали двое, которых я не знал, но вид у них был неприятный и угрожающий.

Вскоре гости были внутри дома. Все, кроме незваного гостя — то есть меня. Время было восемь тридцать, и пора было начинать. Я взял фотокомпозицию, прошел мимо бассейна и приблизился к боковой двери. Блэкки свое дело сделала — дверь бесшумно открылась. Я закрыл ее за собой, подождал. Из дальней части дома едва доносились смех и разговоры. Если в планах не произошло изменений, вся компания сейчас должна была находиться в «комнате для поддачи», которая, как я слышал, была роскошно обставлена, имела два бара и музыкальный комбайн — все, что нужно для легкого (или крупного) поддатия.

Потом, подняв настроение, гости перейдут в огромную гостиную. Девушки переоденутся в одной из спален в их «костюмы», а потом начнется главное развлечение — фотографирование. И может быть, все, как полагается на дне рождения, запоют "Поздравляем с днем рождения, «В-а-а-у!» и что-нибудь столь же волнующее.

Я двинулся вперед. Звуки веселья стали громче, но я пока никого не видел. Через минуту обнаружил гостиную. У одной стены уже стояли на треногах камеры, лампы, рефлекторы, но людей в комнате не было.

Прямо напротив меня была пустая стена, отделанная гладким отполированным черным деревом. Ближе к углам в стене были две массивные двери. Правая стена комнаты была почти сплошное окно, выходившее на плавательный бассейн. Слева были открыты скользящие на роликах двери в библиотеку. Я видел в ней на полках сотни книг, которые сегодня никто не собирался читать.

В нескольких футах от раздвижных дверей на стене висела большая картина. Она была почти такого же размера, как моя фотокомпозиция, но не так интересна, ибо на ней были в старинной манере маслом нарисованы дохлая рыба и несколько фаршированных уток. Вместо рыбы и уток я повесил свое произведение искусства и, отступив назад, полюбовался на него. Взятые все вместе, девушки «В-а-а-у!» производили просто неизгладимое впечатление. Я прислонил снятую картину к стене лицом, вошел в библиотеку, закрыл двери и осмотрелся.

На полках было не меньше четырех или пяти тысяч книг, мебель выглядела спокойной и комфортабельной. В открытые окна врывался легкий бриз, за окнами виднелись заросли филодендронов с мясистыми блестящими листьями. В комнате слегка пахло табаком. Сейчас она была тихая и пустая. Я приоткрыл двери примерно на полдюйма и подождал.

Минут через десять после того, как я занял свою позицию, в гостиной начали появляться первые гости. Скоро их там стало человек двадцать. Одни прогуливались по кругу, другие только появлялись на пороге — все с бокалами в руках. В щелочку мне хорошо было видно Эда Грея. Очевидно, кто-то поставил ему хороший фонарь, который даже грим не смог скрыть. Мне это понравилось. Показался Слобберс и два других громилы. Там было еще несколько мужчин — некоторые, очевидно, из персонала «В-а-а-у!», профессиональные фотомастера и пара любителей.

Мужчина с блокнотом в руке, видимо репортер, помахал рукой кому-то в другом конце комнаты и крикнул:

— Эй, Десмонд. Пару вопросов?

Высокий широкоплечий парень с копной вьющихся каштановых волос и симпатичным лицом подошел к нему. Это был Орландо Десмонд — муж Рэйвен Мак-Кенны. Я узнал его. Он поговорил с репортером. Потом вдруг Орландо откинул голову назад и засмеялся, обводя глазами комнату, возможно, для того, чтобы видеть, какое впечатление произвела его белоснежная улыбка на женскую часть общества.

Похоже, все уже были в сборе, и набралось немало народу. Мужчины, высокие и маленькие, толстые и худые, репортеры, фотографы, бандиты — все и плюс...

Плюс — десять самых потрясающих красоток, которых только может мечтать встретить мужчина за всю свою длинную и насыщенную жизнь. Десять девушек «В-а-а-у!», десять соблазнительных, высокогрудых, безупречно сложенных помидорчиков, молодых и сочных, здоровых и трепещущих, изысканно одетых. Блондинки и шатенки, рыжие и с угольно-черными волосами. Все были в вечерних платьях, и эти платья выглядели так, словно они совершенно не годятся, чтобы их надевать, годятся лишь для того, чтобы их натягивать. Несколько черных платьев, одно бирюзово-голубое, одно ярко-оранжевое, пурпурное, зеленое с бежевым, белое и цвета лаванды.

Окрашенные ярко-красной губной помадой сигареты подносились к ярко накрашенным губам, сочные рты ласкали края хрустальных бокалов, белые зубы вспыхивали в улыбках. Это было прелестно и восхитительно. И это было ужасно. Я хотел быть там, порхая от одной к другой, как пчелка от цветка к цветку, как оса, как ястреб, как сумасшедший. Каковым я и являлся. И стоял в библиотеке, пялясь в щелочку.

Комната гудела от разговоров и смеха, шум усиливался и ослабевал, нежные груди рвались из объятий декольтированных платьев, под напором плоти вздымался шелк, нейлон, джерси. Красавицы разгуливали по комнате. На серебряных подносах разносили бутерброды и горячие закуски. Напитки рекой лились. Меня пот прошиб.

Ну, парень, я тебе скажу, лучше ни одной из этих красоток случайно не войти в библиотеку. Нет, сэр! Хотя дело того и стоило, но все могло полететь к чертям. Но в библиотеку никто и не входил, все проходили мимо в поисках выпивки, закуски или девушки.

Десять красоток — из двенадцати. Это означало, что две отсутствуют. Ясно, одна из них — Пэйджин Пэйдж.

Низенький полный человек, мистер Уиттейкер, как я догадался, попросил внимания, сказал несколько приветственных слов собравшимся и представил им Орлан-до Десмонда. Десмонд произнес короткий спич, в котором рассказал о трагической гибели Уэбли Олдена, упомянул многие его достоинства и назвал подлинной душой журнала. Затем он переключился на комплименты девушкам, сумевшим так поднять тираж журнала и взбудоражить мужскую половину населения США, а закончил он тем, что спел песенку.

Аплодисменты. Снова разносили напитки. Мой страждущий взор остановился на одной из красоток. Блэкки. Она как бы случайно приблизилась к дверям в библиотеку. На секунду я испугался, что она войдет. Но она остановилась около двери, открыла сумочку, достала губную помаду и маленькое зеркальце. Водя помадой по губам, она спросила:

— Все в порядке?

Я в щель шепнул:

— Да. Но находиться здесь ужасно.

Она слегка улыбнулась:

— Знаю. Ты хотел бы быть там, со мной.

— Да... наверное, так. Как вообще все идет?

— Двух девушек все еще нет.

— Я догадался, что нет Пэйджин Пэйдж и Лоаны Калеохи.

— Да, а как ты узнал?

— Сейчас это не важно. Когда начнется это фотографирование?

— Скоро. Все уже дождаться не могут.

Она стала поворачиваться, чтобы отойти, и тут я вспомнил кое-что. Очень важное, о котором как-то забыл.

— Дорогая, — сказал я. — Подожди минутку.

Она остановилась, вытащила из сумки бумажную салфетку и промокнула губы. С другого конца комнаты на нее смотрели двое мужчин. Один из них — Эд Грей. Меня опять пот прошиб, но теперь уже по другой причине. В комнате было несколько крутых ребят, да еще, наверное, кто-нибудь был снаружи, так что ситуация могла стать совсем неконтролируемой. А если это случится, то вмешательство полиции будет просто необходимым. Впрочем, даже если этого не случится, после того как я вступлю в игру, было бы хорошо иметь поблизости как можно больше полицейских.

Поэтому я сказал Блэкки:

— Когда я выпрыгну отсюда, ты как можно быстрее позвони в полицию, вызови их сюда, хорошо? Даже если тебя и заметят, это будет выглядеть вполне естественно.

— Хорошо. Отсюда до Медины всего две или три мили, они должны быстро приехать. И я знакома с лейтенантом Фарли. Не очень хорошо знакома, да и не нравится он мне, но он поймет, что я говорю серьезно, и поторопится.

Пока она говорила, она делала вид, что проверяет, как легла помада.

— Фарли? — Имя было мне совершенно незнакомо. — О'кей. Пусть этот друг из полиции со своими товарищами поспешит нам на выручку.

Она снова смешалась с толпой. Теперь я чувствовал себя лучше. Минут пять мне придется действовать в одиночку, но столько-то я продержусь, а потом, если все пойдет хорошо, полиция поможет мне схватить преступников.

В гостиной что-то происходило. А, это девушки выходили. Все десять. Чтобы переодеться в свои «костюмы».

Ох, как мне хотелось заполучить один из бокалов, во множестве разносящихся за дверью. А еще больше мне хотелось хоть разок затянуться сигаретой. Но я как приклеенный стоял у двери.

Оттуда я мог видеть дальнюю стену с окнами, выходившими на бассейн. Вход в гостиную был справа от меня, а пустая стена — слева. Там же были установлены камеры. Видимо, когда девушки вернутся, они будут позировать около этой стены, используя ее вместо задника. Они вышли через переднюю дверь в этой стене и скорее всего через нее же вернутся. К счастью, эту часть комнаты я мог видеть, не делая щель в двери шире.

На мгновение я как бы покинул собственное тело, воспарил в воздухе и рассматривал все со стороны и с высоты своего положения. И я подумал, неужели это происходит на самом деле? В реальной жизни? Могло ли это в самом деле случиться со мной? Может, я действительно раздвоился или у меня крыша поехала? Или все это реально? И все эти люди действительно существуют?

Тут я очнулся. Я знал, что эти люди были реальны. Я даже знал больше — что девушки были девушками. Ибо в это мгновение первая из них вернулась.

Первая из великолепной десятки, быстрее всех переодевшаяся, возможно, самая задорная — не имеет значения, она вернулась. Блондинка. Изумительная блондинка. И она была готова позировать. И все вокруг тоже были готовы. На ней были — вы же знаете, друзья, — туфли на высоком каблуке и блузка с глубоким вырезом.

Блузка была розовая. Все смолкли. Она остановилась в дверях, нисколько не смущаясь. В комнате раздался какой-то звенящий звук и словно шелест невидимых крыльев. Блондинка пошла справа налево к дальней стене — и скрылась из поля моего зрения.

— Ф-у-у, — сказал я сам себе. Я оглядывал комнату в щелочку. Похоже, все имевшиеся в наличии мужчины, как по команде, перебазировались к той стене, что была слева от меня, так что передо мной или справа никого не было. Пользуясь этим, я почти полностью открыл правую половину двери.

В библиотеке было темно, и вряд ли кто-нибудь мог заметить меня там, даже если бы и заглянул в комнату. Впрочем, маловероятно, чтобы кто-то сейчас стал заглядывать в библиотеку. Теперь я мог видеть все, хотя иногда мне и мешали чьи-то широкие плечи.

Вышла черноволосая красотка, потом рыжая, снова рыжая, потом Блэкки, опять блондинка, шатенка. Это было как в кошмарном сне. Скоро вся десятка была там, выстроилась у стены в ряд. И это был не вполне торжественный парад. Было много смешков, хихиканья, взвизгивания и выгибания. И все это было потрясающе, особенно выгибание.

Кто-то из девушек попросила подать им коктейли «для поддержания духа», и несколько человек бросились, неся бокалы, в которых было все — от чистого виски до мартини.

Должен признаться, что на секунду я забыл, зачем я здесь, — так все было интересно. Но совершенно неожиданно подошло время фотографироваться. Кто-то там действовал в роли режиссера — это был Орландо Десмонд, как я понял. По его указанию все девушки повернулись лицом к стене. Лампы передвигались, камеры на своих треногах нацеливались. Настал великий момент.

Я вынул из кармана взведенный пистолет, снял его с предохранителя и, выйдя из библиотеки, сделал шаг по направлению к месту главного действия. Меня никто не заметил. Я стоял метрах в двух за спиной ближайшего мужчины. За ним было еще несколько, а у стены — девочки. Меня никто не заметил. Я приблизился к группе зрителей, потом встал на стул, чтобы лучше оценить ситуацию, точно знать, кто здесь находится. Меня по-прежнему никто не замечал.

— Так, хорошо, — вопил Десмонд. — А теперь, девочки, наклонитесь немного вперед. Еще немного... вот так. Превосходно.

И действительно, ничего не скажешь, это было превосходно. Я подумал, что никогда не забуду этого зрелища, что ничего подобного я больше никогда не увижу. Сказать, что девушки в этих нарядах выглядели просто лихо, — значит допустить по отношению к ним величайшую несправедливость, но было просто невозможно найти слова для описания этой картины.

Мужчины, находившиеся рядом со мной, что-то бормотали и выкрикивали. Кое-что из этих комментариев я мог разобрать. Недалеко, справа от меня, стоял Слобберс О'Брайен, а с ним еще какой-то гориллообразный тип. Слобберса буквально трясло, когда он куда-то указывал пальцем.

— Вот это да, похоже, у нее есть все, а? — восторженно вопрошал он.

Можно было сто лет рыться в словарях, но так и не найти нужных слов, а Слобберс, похоже, нашел их. Горилла рядом с ним, не отрывая глаз от зрелища, только бормотал дрожащим голосом:

— Ага... так и хочется ее... а?

Рядом с ним еще одна рожа хрипло просипела:

— А с этой я бы и сам не отказался... И опять Слобберс:

— А эта-то, эта... Вот это грудь!

Ну и все в этом же роде. Надо сказать, что все их замечания и комментарии были оправданы, более чем оправданы. Зрелище было действительно невероятное, волшебное, эпохальное. У мужчин вокруг меня лица были одурманенные, полные телячьего восторга, словно все их пять чувств слились в одно, а от происходящей сцены льется благоуханная музыка, ласково щекочущая их вкусовые сосочки. Глаза их были налиты кровью от созерцания анатомических Альп, это были вперед летящие взгляды на заднюю часть тела. Скорее нам всем понадобятся обезболивающие уколы в глаза. Но по мне, все это было прекрасно.

Камеры были готовы, и девушки были готовы, и я был готов. Когда сверкнули фотовспышки, я спрыгнул со стула и, растолкав зрителей, подошел поближе. Теперь слева от меня были девушки, а справа гости, мужчины, среди которых я видел хотя и знакомые, но весьма неприятные лица.

Я впился взглядом в главное зрелище — попки. Вот они! Четыре веснушки. Я нашел эту девушку, третью слева, и указал на нее пальцем.

— Вот она! — закричал я.

Я хотел воскликнуть что-то вроде «Она убила Уэбли Олдена!», или «Это преступница!», или что-нибудь похожее. Но я был слишком взволнован. Да и любой, черт возьми, на моем месте разволновался бы. Молчание было оглушающим.

И я стоял в этой тишине. Пистолет в правой руке, а левая драматически вытянута вперед, напряженный указательный палец чуть-чуть подрагивает.

И тут я завопил во всю силу своих легких:

— Вот она, эта задница!!!

Глава 15

Я не это хотел сказать.

Но, конечно, суматоха поднялась что надо. Девицы закричали, подпрыгнули, замахали руками, а уж выражение лиц у них было...

Все были шокированы, даже я. Но я не отступил, я взмахнул пистолетом и перст указующий направил на прелестную Лоану Калеоху.

На Лоану Калеоху, которая на самом деле была Рэйвен Мак-Кенной. Или, если хотите, миссис Орландо Десмонд и женой Уэбли Олдена, хотя закон и не освятил их брака. И похищена она не была. Все было гораздо проще.

Еще несколько девичьих вскриков, и раздались грубые вопли мужчин. Тип, который сопровождал Эда Грея вместе со Слобберсом, бросился ко мне, но я нацелил пистолет ему под ноги и выстрелил. Пистолет дернулся в моей руке, пуля пробила ковер, а грохот выстрела ударил по барабанным перепонкам.

Большинству присутствующих прежде не приходилось слышать выстрелов, во всяком случае, в такой близи. Они прямо-таки застыли на месте. Ну а те, кому выстрелы были не в диковину, Грей и компания, знали, что следующий выстрел будет в них. Так или иначе, но эффект был просто магический.

Все замерли: девушки в самых нелепых позах, с поднятыми руками, и девушки, чуть наклонившиеся вперед, и мужчины с разинутыми ртами — словом, все замерли. Это выглядело так, словно комнату заполнили жидким кислородом и все живое превратилось в льдину. Зрелище было незабываемое.

Пока длилась эта пауза, я громко сказал:

— Всем оставаться на местах! — Голос мой в тишине прозвучал монотонно и невыразительно.

Обозначилось легкое шевеление, не резкое и внезапное, а плавное. Я направил пистолет в грудь Эду Грею и приказал:

— Ты встань в угол. Ты и твои дружки — включая и Десмонда. — Они колебались, и я добавил негромко:

— Шевелись!

Они зашевелились: Эд, Слобберс, Десмонд и двое телохранителей Эда, образовав небольшую группу около двери, в которую выходили, а потом возвращались девушки. Теперь, когда они были на удалении от меня, я приказал им положить руки на затылок, а всем остальным гостям — перейти к большому окну.

Я стоял спиной к библиотеке, около повешенного мной на стену фото и наблюдал за Эдом Греем и его шайкой. Если и возникнут неприятности, то скорее всего от них, прикинул я. Но и остальных я не выпускал из поля зрения. Компания у нас получилась не маленькая: вместе со мной в комнате было двадцать девять человек. Десять девушек, восемнадцать мужчин — и я. Девушки стояли слева от меня неровным рядком, лица испуганные и шокированные.

Я обратился к ним:

— Успокойтесь, леди. Вам бояться нечего. Во всяком случае, кроме одной. — Я перехватил взгляд Рэйвен. — А вот ты, моя дорогая, свое получишь. Кончен бал.

Она ответила мне горящим взглядом черных глаз, но не, произнесла ни слова. Молчание длилось несколько секунд. И нарушил его маленький толстяк — Уиттейкер.

— Что все это значит? — спросил он. — Это... возмутительно!

Голос у него был негромкий и его «возмутительно» прозвучало слабо, но все-таки надо отдать ему должное, он попытался. И тогда я сказал:

— Все очень просто, мистер Уиттейкер. Вы собрались здесь, чтобы отметите годовщину журнала и отдать последние почести покойному Уэбли Олдену. Десмонд по этому поводу даже произнес элегическую речь — прямо-таки Брут, восхваляющий Цезаря. А именно Десмонд и убил Уэбба.

Тут раздался невнятный ропот. Я подождал, пока он утихнет, и добавил:

— Да, да. Десмонд всадил пулю в спину Уэббу, а помогала своему муженьку Рэйвен Мак-Кенна. Вот почему я здесь. — Я помолчал немного. — А еще ему очень помогал Эд Грей. Вплоть до того, что убил Пэйджин Пэйдж.

Голосом, дрожащим от злости, Грей сказал:

— Скотт, на этот раз тебе не уйти. Я тебя предупреждал...

— Скорее я всажу в тебя пулю, Эд. — В подтверждение своих слов я навел на него пистолет. — И не только за Пэйджин, нет. И за твоих горилл из «Алжира», которые дубасили меня до полусмерти. И твоих бандитов из «Пеле», которые пытались меня убить на Гавайях, тех самых, которые помогали организовать «женитьбу» Уэбба.

Он молчал.

Я посмотрел на Рэйвен:

— Кое-что из того, что я сказал, понятно только тебе и Орландо, да еще этим подонкам. — Я махнул рукой в сторону Эда и его бандитов. — Но скоро все будет понятно всем. Для этого я здесь. Начнем с начала, Рэйвен. Несколько месяцев назад Уэбб фотографировал тебя для журнала, и ты его очень заинтересовала. Потом вы встретились на Гавайях, он в тебя влюбился окончательно и сделал предложение.

Она прервала меня:

— Это идиотизм какой-то. Не думаешь же ты...

— Помолчи! — Я посмотрел на ее полные красные губы, густые черные волосы, горящие глаза. Потом продолжил:

— Ты не могла выйти замуж за Уэбба, даже если бы захотела, так как тайно от всех уже была обвенчана с Орландо Но ты, видимо, рассказала об этом предложении Орландо, а уж он родил блестящую идею.

— Шелл, ты сумасшедший, — быстро сказала Рэйвен. — Я не понимаю, о чем ты говоришь. Уэбб не был женат. Всем известно, что он был холостяком...

— Конечно. В том-то вся и штука, дорогая. Ты вышла замуж за Уэбба на Гавайях, но брак ваш заключил подставной судья — один из бандитов Эда Грея, возможно, из «Пеле». Когда я ему врезал в этом заведении, он явно возвращался за столик к тебе. Итак, судья — подставной, свадьба — фиктивная. Но для чего в тот же день была похищена «новобрачная»? Только один ответ будет правильным: тебя никто не похищал, ты просто вышла из аэропорта к ожидавшему тебя Орландо. Все прошло без сучка и задоринки. Но для чего инсценировка похищения? Какую выгоду ты тут преследовала? Ответ прост: двести тысяч долларов.

Пока я говорил, Блэкки приблизилась к двери слева от меня. Я поймал ее взгляд и легонько кивнул. Она скользнула за дверь.

Первый раз подал голос Орландо Десмонд, но это был совсем не тот голос, которым он пел. Он звучал гораздо хуже, хрипло и надсадно от страха.

— Это все не правда, Скотт. Все. Ты лжешь. Я...

— Номер не пройдет, Десмонд. (Он побледнел и не отрываясь смотрел на меня, пока я говорил.) Это тебе пришла блестящая идея: фиктивный брак, инсценировка похищения, получение выкупа. Тебе очень нужны были деньги. Можно сказать, что не достань ты денег, твоя собственная жизнь была бы под угрозой. Говорят, Эд Грей был готов разделаться с тобой, если ты не заплатишь своих долгов. Даже если бы он и не убил тебя, то уж внешность-то попортил бы.

— Ты сумасшедший и несешь чушь, дураком себя выставляешь. — Он облизнул губы, в глазах страх. Я продолжал:

— Фиктивный брак, да и вообще весь этот заговор, явно не в твоем духе, Десмонд. Поэтому ты, вполне логично, обратился к профессиональному бандиту — к тому, кому ты был должен кучу денег, кто был заинтересован в том, чтобы заговор удался. Эд Грей. Грей со своими бандитами и здесь, и на Гавайях. И конечно, Грей пошел тебе навстречу. Ну, что я не так сказал, Десмонд? Ну-ка попробуй что-нибудь опровергнуть, выставить меня идиотом. Не забывай, что, кроме всего, имеются еще и улики — фильм, снятый на свадьбе Уэбба, фото твоей жены, сделанное Уэббом в последние минуты жизни, и много чего еще. — Я улыбнулся. — Включая и это: ты видел меня в аэропорту Гонолулу, сказал об этом Грею, и его подонки уже ждали меня в Лос-Анджелесе. Тогда я тебя не узнал, но узнал теперь. Ты ведь Орландо Десмонд, а? Это ты стрелял в меня около «Спартан-Апартмент-отеля», а, Десмонд?

Он облизнул сухие губы и повернулся к Грею как бы за помощью. Но от того помощи ждать не приходилось. Орландо уставился на меня, лицо его исказилось.

После того как Блэкки выскользнула из гостиной, девушек осталось девять. Они стояли у стены слева от меня. К этому времени ситуация стала поспокойнее, и я смог насладиться великолепным зрелищем, которое они собой представляли. Первоначальный шок у них сменился легким волнением, смешанным с некоторым любопытством. Из девяти девушек я узнал только Чарли из «Алжира» и Рэйвен Мак-Кенну. Рэйвен, которую я с той нашей встречи в «Пеле» считал Лоаной Калеохой, которая мгновенно просчитала ситуацию и обманула меня, на время впрочем. Теперь я понимал, что она не надеялась встретить здесь настоящую Лоану. И я подумал: а где же она, неужели они ее нашли и убили?

Я отвел взор от девушек и сказал, ни к кому в частности не обращаясь:

— Все до малейших деталей было продумано: после получения выкупа Уэбб должен быть убит, иначе он неизбежно раскрыл бы заговор, тем более что Рэйвен и не собиралась строить с ним счастливую семейную жизнь — не говоря уже о том, как на это посмотрел бы Десмонд. Нет, Уэбб должен был умереть.

Один из горилл осторожно снял руку с затылка и потянулся к лацкану пиджака. Я ничего не сказал, просто перевел ствол пистолета на него и стал ждать, что он будет делать дальше. Он сделал то, что я от него и ожидал: громко сглотнув, он крепко сцепил руки на затылке.

Блэкки показалась в дверях, посмотрела на меня и кивнула. Итак, закон уже приближался к нам. Я подумал, что до прибытия подкрепления я сумею контролировать ситуацию, и продолжал:

— Если бы все шло по плану, то это действительно прелестная шутка: фиктивно женить Уэбба, имитировать похищение, получить выкуп и убить Уэбба. Никаких концов, никто бы не узнал о женитьбе Уэбба, ее похищении — просто был бы найден труп Уэбба, и пойди догадайся, кто и почему его убил. Но кое-что пошло не по плану.

Я повернулся к Рэйвен:

— Естественно, ты настояла, чтобы Уэбб хранил в тайне ваш брак. Но Уэбб, перемучившись, когда ты пропала, кое-что рассказал мне. Поэтому я приехал к нему в пятницу вечером, хотя и слишком поздно, чтобы помешать убийству, но достаточно вовремя для того, чтобы спугнуть убийц. Они не смогли унести свидетельство своего присутствия — фото своей жены, сделанное Уэббом за несколько минут до смерти.

Глаза Рэйвен широко раскрылись, потом снова сузились. Я прислонился к стене, на которой висел мой фотомонтаж, изображающий всех девушек «В-а-а-у!», рукой взялся за рамку. Рэйвен казалась озадаченной и немного испуганной.

— Вот это фото, Рэйвен, — сказал я и перевернул картон.

Когда стало видно увеличенное фото, внезапно раздался гул голосов присутствующих. Рэйвен смотрела на фото, и блеск исчезал в ее черных глазах.

— Да, — сказал я, — за несколько минут или даже секунд до своей гибели Уэбб фотографировал. Очевидно, свою жену, вернее, ту, кого он считал своей женой. А ведь это твое изображение, Рэйвен. Ты была там, когда его убили.

— Это нелепо, — с дрожью в голосе сказала она.

— Это твое изображение, а?

В этих обстоятельствах она не посмела отрицать.

— Ну... я... же не знала, что Уэбб будет убит. Если бы знала, так и на милю бы не подошла к его дому. Твои собственные слова доказывают, что я...

— Теперь дальше, Рэйвен. Если за то время, что Уэбб собирал деньги на выкуп, он никому ничего не сказал, вы могли убить его и быть спокойны, что ваш заговор не будет раскрыт. Если же он кому-то что-то сказал, вы должны были узнать кому. Кроме того, Орландо не пошел бы к Уэббу с пистолетом, если бы не был уверен, что Уэбб один. А отсюда вывод: вы могли убить Уэбба и быть спокойными за последующие события только предварительно установив, что он никому ничего не рассказал. И кто же легче всех мог у него все это выведать, как не любимая новобрачная? Более того, появление постороннего человека в это время могло насторожить Уэбба, но он ждал возвращения своей жены, ведь он уже уплатил выкуп. А убийца — запомни, Орландо, — вряд ли вошел в дом и выстрелил в Уэбба во время съемки. Если, конечно, он не намеревался застрелить и натурщицу. А он этого делать не собирался. Естественно. Потому что этой девушкой была ты, Рэйвен.

Она все еще смотрела на фото. Потом дрожащим голосом произнесла:

— Нет, я... это фото было сделано несколько месяцев назад.

— Черта с два. Уэбб только за день до этого вернулся с Гавайев. И тебе, как никому, известно, что деревянную скульптуру Пана он купил там. Раз он снят на этом фото, значит, снимок сделан после его возвращения, и именно в последний вечер, в последние минуты своей жизни. Вот почему Пан должен был быть уничтожен, погибнуть в огне вместе с пленками и негативами Уэбба, а если удастся — то и со мной вместе. Вот почему вы и ваши сообщники так старались отнять у меня негатив этого снимка.

Я замолчал, припомнив, какой разгром я обнаружил в своей квартире и конторе.

Страх исказил прелестное лицо Рэйвен. Она закусила губу. Внезапно она сказала:

— Хорошо. Хорошо, Шелл. Я была там в этот вечер. Я просто не хотела... быть замешанной во все это. А убил Уэбба не Орландо. Я не знаю кто. Когда это случилось, я в ужасе убежала...

— Чепуха, дорогая. А почему бы тебе для пущей правдивости опять не назвать меня Уэбли? И не сказать, что ты Лоана?

Я напрягал слух, надеясь услышать вой полицейских сирен, но все было тихо. Но пока меня это не волновало. Все пока шло так гладко, что я все больше и больше надеялся на благополучное завершение дела. Может быть, слишком надеялся. Мне бы надо знать, что когда все идет слишком гладко...

Я услыхал какой-то звук — за спиной у себя.

Едва различимый тихий звук. Я начал поворачиваться.

Голос был высокий, скрипучий, монотонный:

— Стоять, не двигаться. Брось пистолет. Скотт... Я узнал этот голос. Я уже слышал его в аэропорту Лос-Анджелеса, когда в спину мне упирался ствол пистолета Вилли. Уи Вилли Уоллес. Я знал, что в дверь справа от меня никто не входил. Но голос раздавался у меня за спиной, примерно там, где находились раздвижные двери в библиотеку. Наверное, он был снаружи, увидел меня в окно гостиной и прошел через библиотеку. Надо мне было помнить, что окна в библиотеке были открыты, а я забыл об этом.

Две или три секунды прошли, как Вилли приказал мне бросить пистолет. Я колебался. Если я пистолет не брошу, Вилли почти наверняка выстрелит мне в спину. Даже если он это сумеет в присутствии всех этих людей, ему ничего не будет. Сочтут, что я сошел с ума, ворвался в частный дом, вопя и угрожая пистолетом. И все это будет очень близко к правде, черт возьми! Если не знать, почему я это сделал, то убийство мое могло быть приравнено к благотворительной акции.

Голос за моей спиной изменился, он поднялся в тональности, напрягся почти до предела:

— Ты сам напрашиваешься на пулю, Скотт! Брось пистолет!

С меня пот градом катился, но я все еще колебался. Я не мог резко повернуться и выстрелить в него. В ту же секунду как я шевельнусь, он наверняка и с удовольствием выстрелит мне в спину. Если даже по счастливой случайности я в него попаду, Эд Грей со своими громилами сделают из меня решето. И при этом они будут оправданы и выйдут из этой истории чистенькими. Вместе со мной исчезнут и доказательства, а убийство сойдет им с рук.

Но я также знал, что будет, если я брошу пистолет. Если я это сделаю, я скоро буду валяться где-нибудь на помойке, превратившись в удобрение для сорняков.

Возможно, эти грустные мысли и помогли мне решиться, а может быть, я уже слишком далеко зашел, обратного хода не было.

Я произнес одно слово:

— Нет.

Глава 16

В минуту величайшего напряжения или эмоционального стресса у человека перехватывает дыхание, он перестает рассуждать. То есть мозг-то функционирует, какие-то мысли в голове вертятся, но в полнейшем беспорядке.

Мои легкие продолжали работать, пока я не понял, что затаил дыхание и затаил его давно, с того самого момента, как услышал шорох за спиной. Мысли путались у меня в голове, и прошло немало, как мне показалось, времени, прежде чем я осознал, о чем я думаю. Я думал о том, что я почувствую, когда в меня выстрелят.

— Что? — Голос был тихий и удивленный.

Я медленно перевел дух:

— Ты меня слышал, Вилли. Если ты пустишь в меня пулю, то следующую лучше сразу пусти себе в башку.

— Это как это? — Он ушам своим не верил.

Он знал столько же, сколько и я. А я знал, что я не брошу пистолет и не позволю этим ублюдкам убить меня — здесь или на каком-нибудь пустыре. И что скоро либо в меня выстрелят, либо я сам начну стрелять.

На мне нитки сухой не было. Я потел, как эскимос на экваторе. Я знал, что нельзя делать резких движений, но и просто стоять и ждать было нельзя. Я не знал, насколько крепкие нервы у Вилли, но точно знал: нажать на спусковой крючок ему труда не составит.

Направленный в живот Грею мой пистолет удерживал его и его головорезов от действий. Я видел, кося глазами, их лица, мужчин справа от меня, девушек у стены. Никто не шевелился, лица всех были напряжены. Наверное, и мое лицо было похоже на посмертную гипсовую маску. Чувствовал я его именно таким.

— Ты хочешь схлопотать пулю? Ты что, спятил? — Теперь голос был почти нормальным — твердым и скрипучим, более, так сказать, готовым к действию.

Я медленно скосил глаза вправо, совсем чуть-чуть. Я не мог видеть Вилли, не повернув головы назад, но я пытался увидеть его отражение в большом окне, выходящем на бассейн. И я его увидел. Он стоял в дверях библиотеки, вытянув в мою сторону правую руку. Я знал, что в руке он держит оружие, но не мог разглядеть, какое именно. Во рту у меня пересохло.

Вилли сказал:

— Ну уж никто теперь не скажет, что не сам ты напросился.

От этих слов у меня по спине пополз холодок. Так мягко и прочувствованно они были сказаны. Теплый голос, нежные слова. Так иногда мужчина говорит с женщиной в постели.

Я выдавливал слова из моей пересохшей глотки, и голос мой был не похож, звучал как чужой. Но я все же выговорил:

— Погоди, Вилли. Ты этого не сделаешь. Ты об этом не догадываешься, ублюдок, но потеряешь ты много больше, чем я.

Выстрела все не было, но непроизвольно я согнулся, выгнув спину. Пока я говорил, я медленно поворачивал голову вправо в сторону Вилли. Легче было бы руками грузовик стронуть с места.

— Я потеряю всего четыре дня, Вилли. А ты потеряешь всю свою жизнь.

Это было правдой. И наверное, потому, что это было правдой, моя в этом уверенность дошла и до него. Я уже достаточно повернул голову, чтобы видеть его. Уголком глаза я видел еще Грея и Десмонда, других мужчин, но девушек я уже не видел. Мой пистолет все еще был направлен в сторону Грея и его мальчиков. Они стояли неподвижно, держа руки на затылках.

Мои нервы и мышцы напряглись до боли. Я чувствовал, как затвердели мои затылок и спина. А пистолет я сжимал так крепко, что он слегка стал в руке подрагивать.

Я пытался услышать звук сирены, но все было тихо.

Вилли был футах в десяти позади меня, ноги широко расставлены, ствол направлен на меня. У него был короткоствольный револьвер 38-го калибра. Хоть ненамного, а полегче.

Я мягко сказал:

— Знаешь, сколько может прожить человек, в которого попала пуля 38-го калибра? А у меня в руке сорок пятый, Вилли. И я пущу его в ход. Если ты начнешь стрелять, то твой первый выстрел должен быть абсолютно точным. Ты не должен мне дать возможность выстрелить. — Я говорил тихо, почти шепотом, но он меня слышал. И понимал. Я с удовольствием отметил, что он побледнел. Выглядел он озадаченным, но одновременно колеблющимся и нервозным. Может быть, даже немного испуганным. Совсем немного.

Я повысил голос, как бы вдалбливая мои слова в него:

— Да, всю свою жизнь, болван. Может, загробная жизнь и существует, но что мы об этом знаем, а? Но я знаю, как это можно выяснить. Тебе решать, Вилли. Мы можем вместе с тобой выяснить это.

Он не произнес ни звука. Но на спусковой крючок не нажимал. Лицо у него искривилось.

Я продолжал:

— Вас тут столько, что у меня практически нет шансов. Ты можешь, конечно, меня застрелить. Но уж я позабочусь о том, чтобы прихватить с собой и тебя. Я прихвачу тебя с собой, Вилли.

Его пустые глаза задвигались. Он глянул на Эда Грея, потом опять на меня. И тут я понял, что он готов. Эта мысль загорелась во мне, и словно произошел медленный взрыв. Он ждал слишком долго.

Когда он владел инициативой, направив револьвер мне в спину, а я его не мог видеть — он был хозяином положения. Но теперь я его видел, точно знал, где он стоит. Теперь я был уверен, что если он выстрелит в меня, то у меня еще хватит сил спустить курок — я убью его. И он тоже это знал.

В глазах у него появился страх и разлился по лицу. Он перепугался. Он нацелил револьвер мне в спину, держал палец на спусковом крючке и все-таки боялся. Ему хотелось нажать на спусковой крючок, он очень хотел убить меня. И он сделал бы это, если бы я сделал резкое движение или шевельнул пистолетом. Это заставило бы его решиться спустить курок. Но он сам никак не мог решиться, знал, что это решение будет означать для него.

Так мы и стояли. Секунды тянулись как часы.

В комнате росло прямо-таки осязаемое напряжение. Нереальное, но ощутимое чувство чего-то... Мысли стали ощутимыми. Уже долгое время все присутствующие в комнате были до предела напряжены, все тридцать человек. Каждый нерв натягивался все туже, в каждом смешались шок, страх, гнев, паника.

Это можно было ощутить, словно туман, невидимый, но ощущаемый холодок, пробежавший по лицу. И это имело запах — резкий, кисловатый, — запах разъяренной толпы. Он носился в воздухе, обволакивал нас, проникал внутрь, действуя на каждого. Все было не правдоподобно неподвижно и спокойно, но долго так продолжаться не могло. Что-то должно было произойти. А произойти могло все, что угодно.

И тут я услышал вой сирены.

Ближе... ближе. Звук нарастал, приближался к дому, к этой комнате. Он достиг максимальной высоты, а потом стал понижаться по мере того, как машина замедлила ход.

Лицо Вилли исказилось, уголки губ опустились. Когда сирена взвыла прямо перед домом, он слегка повернул голову на звук. Ствол его револьвера слегка отвернулся от моей спины. Всего на несколько дюймов, но отвернулся.

И я подумал — теперь.

Я резко повернулся, полусогнув ноги, направив пистолет на него. Когда я двинулся, Вилли вскинул револьвер и нажал на спусковой крючок. Раздался выстрел — пуля слегка оцарапала мне бедро, но тут грохнул мой пистолет 45-го калибра, и тяжелая пуля ударила его в грудь. Я не стал смотреть, что с ним случилось, — я знал, что с ним сделала эта пуля. Он только начал падать, а я уже разворачивался лицом к Грею и его бандитам.

Грей пытался вытащить пистолет из кармана брюк, а Слобберс О'Брайен уже выхватил свой пистолет. Я чуть не пристрелил его. Направил дуло кольта ему в живот и положил палец на спусковой крючок. Он издал короткий свистящий звук, всасывая воздух, и поспешил бросить пистолет. Он упал на ковер с глухим стуком.

Я старался одновременно держать их всех в поле зрения.

Слышно было, как хлопнули дверцы автомобиля. Это, должно быть, полиция. Я слышал топот бегущих мужчин. Все молчали, одна из девушек в полуобмороке привалилась к стене. Больше никто не двигался.

Кроме Рэйвен.

Когда она двинулась, я находился в смятении, мои чувства представляли собой странное месиво. Прежде всего — почти физическое чувство облегчения. С каким-то бешеным весельем я понял — все. Все кончилось. Конец всему, дело сделано, финиш. Еще чуть-чуть, еще несколько секунд.

Но от предыдущего напряжения я чувствовал нечто вроде похмелья. Соображал я медленно, но испытывал сумасшедшее желание притопнуть и пуститься в пляс. Чувствовал я себя бодрым, вдохновленным, способным совершить что угодно; слегка кружилась голова от чувства облегчения. В голове у меня беспорядочно проносились обрывки мыслей. Я думал о том, как полицейские будут управляться с этими полуголенькими помидорчиками, и еще о многом другом я думал.

И тут Рэйвен двинулась.

Она подошла ко мне, остановилась у фото на стене, которое даже в этих условиях не могло не привлекать внимания.

— Во всем, что ты тут наговорил, Шелл, только одно неверно, — бесстрастно сказала она.

Я услыхал, как от удара распахнулась входная дверь. Рэйвен наклонилась вперед, всматриваясь в снимок. Выпрямилась и сказала:

— Только одно неверно. Это не моя попка. Ошарашенный, я глянул на снимок, потом опять на Рэйвен.

Черт возьми, это была ее попка! А меня она вокруг пальца обвела.

Вилли отвлек звук сирены. Меня тоже отвлекла сирена, но другого рода. Но такие сирены мне нравились. Если у человека есть слабость — пусть уж эта слабость будет хороша собой. Пусть это будет моей эпитафией.

Наградой за то, что Рэйвен перехитрила меня. Справа я услыхал металлический звук передернутого затвора пистолета. Я покатился по полу, сжимая в руке пистолет. Воздух огласился криками, люди бросились врассыпную. Но не Эд Грей. Он уже держал пистолет в руке, и, когда я прицелился в него, он выстрелил первым.

Грохот выстрела ударил по ушам, но я слышал, как пуля вонзилась во что-то деревянное позади меня. Я нажал на спусковой крючок. Пуля, весившая 230 гран[18], ударила Грея в грудь, отбросила его назад. Оскалившись, он сделал шаг назад, одна нога у него подогнулась.

Казался он совершенно невредимым, просто потерял равновесие, но вдруг он на полсекунды застыл в этой неудобной позе, потом, словно у него все жилы перерезали, рухнул на пол.

Поднялась суматоха, раздались крики, образовался такой калейдоскоп цветовых пятен, что я едва мог различить фигуры, двигавшиеся от двери. Они подходили справа, топая по ковру. Полиция.

Когда я повернулся к ним, Орландо Десмонд заорал:

— Осторожно, Фарли! У него пистолет. Во главе полицейских в форме был человек в штатском. Плотного телосложения, с грубым, неприятным лицом, он выглядел рассерженным, даже разъяренным. В руке у него был пистолет.

— Брось оружие, Скотт! — завопил он. — Или я стреляю!

Он выстрелил в меня, как только произнес «или». Пуля зацепила мне голову. Куда там или во что она попала, я не знал, но мой череп издал какой-то металлический звон, похожий на тот, который издает большой медный гонг, когда по нему бьют колотушкой. Звук становился все громче и быстро достиг максимальной громкости, и осязаемая вибрация крутила и дергала меня, словно героев мультфильмов, которые дергают сначала каждой конечностью порознь, а потом всеми вместе.

Была какая-то доля секунды, вместившая в себя и гром, и звон, и вибрацию. И в эту долю секунды все было четким, ясным и прозрачным. Вокруг меня в розовом тумане танцевали яркие точки, и я видел вибрацию, цвет и двигающихся людей. А еще в эту долю секунды я увидел — десять попок.

Я про себя воскликнул: «В-А-А-У!»

Они, эти попки, витали вокруг меня и были везде — и нигде, появлялись и исчезали. Может быть, это и есть нормальное для попок поведение, но как бы там ни было, зрелище это было грандиозным, запоминающимся, даже несколько устрашающим.

А потом — чернота.

Но я еще успел подумать вот о чем. Если в этот момент тупая пуля медленно сокрушает мои мозговые извилины и это грандиозное зрелище — последнее, что я вижу в своей земной жизни, пусть так и будет. Не стану возражать.

Каким-то образом, даже ничего не помня о себе, кроме последних нескольких дней, которые пришлось пережить, я знал, что если Шеллу Скотту суждено умереть... то он хотел бы умереть таким образом.

Глава 17

Не знаю, сколько времени прошло, прежде чем я осознал, что я не умер и не отправился в Землю Вечно Счастливой Охоты. Правда, живым я тоже был не вполне, но все-таки жизнь во мне теплилась. Я не знаю, сколько времени длился таинственный монотонный процесс, собравший осколки звуков, цветов, движений, запахов и мыслей в одно фантасмагорическое целое.

Я учуял запах лекарств, услышал голоса, ощутил тяжесть и боль. И еще я бредил. А однажды в горячечном бреду я увидел нечто прекрасное в своем безобразии.

Словно ожила картина, написанная Дали, которому помогали Блэйк и Эль Греко. Это был балет на открытой площадке, зеленой, плоской и мрачной, как поверхность Мертвого моря. Я стоял в центре площадки, меня слепили огни рампы. Из-за кулис на сцену вытанцевали Слобберс О'Брайен и Бифф Бофф в красных балетных пачках. Они выделывали пируэты со слоновьей грацией и щекотали друг друга. У обоих были здоровенные дубинки, выполненные в виде Уи Вилли Уоллеса и Дэнни Экса, которыми они меня беспощадно лупили по голове.

Где-то вдали оркестр в тысячу музыкантов грянул Хор Злобствующих: клэнг... клэнг... клэнг-клэнг, клэнг-клэнг.

— Это нашу песню играют, — говорили Слобберс и Бифф, охаживая меня дубинками в виде Вилли и Дэнни.

Неожиданно появился Эд Грей, длинный и ужасный, в белых рейтузах, исполнивший потрясающее антраша, одновременно стреляя в меня из пулемета. Каждый раз, когда в меня попадала пуля, я умирал, а потом подымался и смеялся ему в лицо. И новая пуля впивалась в меня, и я снова умирал, и снова вставал и смеялся. И так снова и снова. Но вот на сцене появились новые персонажи: Уэбб Олден, Датч, хорошенькие девушки в туфлях на высоком каблуке и в блузках с большим вырезом, танцующая деревянная статуя Пана и еще кто-то.

А потом случилось самое неприятное и шокирующее. Я был самим собой и стоял в центре сцены. Но в это же самое время я был и каждым из них. Я был публикой, созерцающей балет, и я был Эдом Греем, и Дэнни Эксом, и Слобберсом, и Вилли, и Биффом, и женщинами, и Уэббом — всеми ними и в то же время самим собой. К счастью, это видение ушло, растаяло в зеленом ландшафте.

И сразу же после этого я как бы очнулся. Встревоженный и все осознающий. Смутно я помнил, что и раньше уже просыпался и разговаривал с врачами, сестрами, полицейскими. Какой-то сержант Фарли с видом человека, сидящего на раскаленных углях, за что-то извинялся. И еще я припоминал множество красоток.

Кое-что в моменты этих пробуждений стало более ясным. Я узнал, что Эд Грей умер. Но на смертном ложе он признался в убийстве Пэйджин Пэйдж. Из своей артистической уборной рядом с кабинетом Грея она подслушала разговор Грея с Десмондом, который звонил с Гавайев и просил помочь в организации фиктивной «свадьбы» Олдена. После этого Пэйджин стала намеренно подслушивать разговоры Грея. Она слышала и разговор его с Десмондом в тот вечер, когда Уэбб был убит. По глупости она решила воспользоваться этой информацией, чтобы вытрясти из Грея деньжат. И Эд Грей решил избавиться от нее. Он ее задушил. Я вспомнил привидевшийся мне балет. Интересно, они так и танцевали вместе? Он — сжимая пальцами ее горло, она — с вытаращенными блестящими глазами?

Кто-то рассказал мне, что Орландо действительно много задолжал Грею — сто сорок тысяч долларов. За помощь в организации ловушки для Уэбба и сокрытии следов заговора, а также за попытку уничтожить меня Грей потребовал весь выкуп и получил его.

Судья в конце концов оказался «судьей»: Мэнни Мак по кличке Судья изучал юриспруденцию в тюремных библиотеках. Старый его приятель — Док Уайт провел медицинское обследование Рэйвен и Уэбба и как-то ухитрился не убить их, когда брал у них кровь на анализ. Эд Грей и его помощники организовали фиктивную свадьбу с выдачей фиктивного свидетельства о браке, подписанного Судьей Маком, которое нигде не было зарегистрировано, хотя и выглядело вполне как настоящее. Судья честно отработал деньги, которые ему оплатил Орландо. Но пользы от этого он получил мало, не пошли ему они впрок.

И была еще одна сцена, которую я смутно помнил. Вскоре после того, как меня поместили в госпиталь, меня навестил доктор Пол Энсон и принялся меня поздравлять.

— Ты — папаша, — воскликнул он.

— ЧТО?

— Расслабься. Ну, вроде. Ты — папаша двадцати двух...

— Двадцати двух?.. Ох!

— Неонов.

— Что такое неоны?

— Рыбки, дурень. Твои рыбки. Ты что, не помнишь?

— Конечно нет. Мы уже говорили об этом. Но я вспоминаю, что в квартире у меня был аквариум. С рыбками. О Господи!

— Ты уже давно пытался вывести неонов. А они все не вылупливались, или что они там делают. Я отсадил родителей в общий аквариум, а новорожденных подкармливаю сушеными инфузориями и яичным желтком. А там уж ты сам будешь о них заботиться.

— Очень благородно с твоей стороны. О Господи! Рыбы...

— И еще. Я попросил доктора Бормана посмотреть тебя.

После того как он ушел, я лежал почти в беспамятстве, похолодев от ужаса, пульс слабый, нитевидный. Когда в палату вошла сестра, я все еще бормотал:

— Рыбы... рыбы.

Но все это было уже довольно давно. Вдруг вошла новая сестра и, улыбаясь, спросила меня, не хочу ли я чего-нибудь поесть. Внезапно я ощутил голод. Скоро мне принесли поесть. Но сил у меня оказалось меньше, чем казалось, и сначала я ел так, что порой и в рот вилкой не попадал. Но уж через несколько дней я мог обгладывать бараньи кости и перегрызать старые веревки. И для меня пришло время выписываться.

В тот день, спускаясь вниз по больничным ступеням, я остановился и оглядел маленький мирок, с которым расставался. Никогда небо не казалось мне таким голубым и бездонным, а воздух — чистым и приятным.

Мы шли, взявшись за руки, и я ненадолго позволил своим мыслям уйти в прошлое, вспомнить прошедший месяц.

В общем и целом, это был хороший месяц. Мои неоны быстро росли и становились очень красивыми. Рэйвен Мак-Кенна и Орландо Десмонд в ожидании суда находились под стражей. Все, кому положено было, сидели в тюрьме, а история эта уже не расписывалась на первых полосах газет. Но это потрясающее фото «десятки» было напечатано на вкладке «В-а-а-у!». Возможно, вы и не нашли бы этого номера сейчас в журнальных киосках, а ведь был...

Я пару раз виделся с Блэкки, и это, разумеется, было очень весело. Относительно того вечера, когда праздновалась годовщина журнала, она сказала: «Шелл, ты был таким отважным!» На что я ответил: «А ты была прямо Маленькая Отважная Охотница!» — и на этом вопрос был исчерпан. Потом были беседы с некоторыми другими девушками «В-а-а-у!» — так сказать, сводились концы с концами. И это тоже было весело.

Вообще, жизнь была сплошным удовольствием.

Но не большим, чем я получал его сейчас.

Потому что в благоухающих сумерках по Международному торговому центру в Вайкики шли «мы» — Лоана Калеоха и я.

На этот раз подлинная Лоана. Потрясающая полинезийка Лоана с вулканическими глазами и грудью, с дьявольски алыми губами, убийственная смесь вина и меда. Лоана с бархатными глазами и золотистым голосом.

Мы проходили мимо экзотических магазинчиков, она крепко сжимала мою руку, а ее бедро, мягкое и округлое, касалось моего бедра. Я сегодня прилетел на Гавайи и нашел Лоану у нее дома. Мы уже больше часа были вместе, и я успел рассказать ей многое о том, что произошло с тех пор, как мы виделись в последний раз.

А сейчас она сказала:

— Понимаю. Но почему Рэйвен назвала тебя Уэбли Олденом?

— Она так сказала после того, как я объявил, что у меня амнезия, помнишь? Еще я сказал ей, что я либо Шелл Скотт, либо Уэбли Олден. Она уже представилась мне как Лоана и предполагалось, что она знает, кто я такой. А не сказала она мне, что я — Шелл Скотт, потому, что я таковым и являлся.

Ее черные брови слегка нахмурились.

— Послушай, — сказал я. — Я тогда совсем спятил. И Рэйвен не нужно было, чтобы я пришел в себя. Например, если бы я попал в руки полиции и сказал: «Я — Шелдон Скотт и у меня не все в порядке с головой», они очень скоро узнали бы, что я говорю правду, а может быть, позаботились и о каком-нибудь докторе для меня. С другой стороны, если я попадаю в лапы закона и утверждаю только то, что ничего не помню, кроме того, что я — Уэбли Олден, на меня скорее всего напялили бы смирительную рубашку и навеки затолкали в сумасшедший дом. Это меня утихомирило бы, а, с точки зрения Рэйвен, все, что могло меня утихомирить, годилось. Все, что могло помешать мне узнать правду или открыть ее заново, правду о ней и ее приятелях, — годилось.

Лоана улыбнулась:

— Ну что ж, это сработало.

— Да, но сработало так, что подтвердило все остальное. Как только я вычислил, что заговор организовали Рэйвен и Орландо, мне осталось только восстановить весь ход событий — в том числе и понять поведение Рэйвен в «Пеле» — и сложить два и два. Бандиты, которые напали на меня возле клуба «Паризьенн» и утащили фото с негатива Уэбба, еще двое мордоворотов, пытавшихся заполучить посланные по почте кинопленки, а Рэйвен знала, что они были отправлены, ну и так далее, по порядку. И в каждом эпизоде причастными оказались либо Рэйвен, либо Орландо, либо они — но не Лоана. И больше ничем не объяснить ход событий.

— А что стало с этим фотопортретом... Рэйвен? — спросила Лоана.

— О, он все еще у меня. Своего рода сувенир, — улыбнулся я. — Я, возможно, повешу его в спальне. Ее глаза вспыхнули.

— Лучше тебе этого не делать! Я засмеялся и сказал:

— Знаешь, это фото с самого начала не давало мне покоя. Я никак не мог сообразить, почему Уэбб в свою первую брачную ночь занимался тем, что фотографировал свою жену, вместо того чтобы... ну, вместо того чтобы... Это было странно, даже несколько извращенно. И сколько я ни пытался это понять, так и не сумел. Но все обрело смысл, когда я стал рассматривать ночь четырнадцатого августа не как обычную брачную ночь, а как часть преступного плана, задуманного новобрачной. Конечно же это была затея Рэйвен. Она во всем призналась в полиции, а уж они и мне рассказали.

Лоана странно посмотрела на меня, словно собираясь сказать что-то, но промолчала. Я продолжал:

— В тот вечер Уэббу хотелось как можно быстрее уединиться с новобрачной. Но Рэйвен уединяться не хотела. Это не вписывалось в план, который они на вечер разработали для Уэбба. Словом, притворившись, что она стесняется, — а это чувство она ощутила последний раз в одиннадцать лет" — Рэйвен предложила своего рода фотографическую интерлюдию, своего рода разминку, прелюдию к более волнующему приключению. А цель у нее была одна — занять Уэбба до тех пор, пока Орландо не прокрадется в дом и не застрелит его.

Это было изощренное коварство. И вообще, как подумаешь обо всем этом, получается, что о более коварном убийстве мне и слышать не приходилось. Ну, а если бы этот ход не удался, наша маленькая умненькая девочка несомненно придумала бы что-нибудь еще. Но Уэбб клюнул на эту удочку, хотя, наверное, полагал, что это — не совсем по правилам игры. Дополнительно страхуясь от всяких случайностей, Рэйвен добилась того, что ни в одном кадре не было видно ее лица, хотя они, естественно, не собирались оставлять отснятые кадры в аппарате — предосторожность, которая не вполне удалась. Все шло по их плану, до мелочей. И все у них получилось бы, если бы я приехал к Уэббу на пять минут позже.

Мы вошли в ресторан Дона Бичкамера «Бора-бора» и устроились в «Дэггер-баре». Лоана заказала «Цветок вишни», а я, после небольшого раздумья, — «Пука-пука».

Лоана рассказала мне о том, что она делала в ту ночь, когда у меня отшибло память. Учитывая пикантность ситуации, она была уверена, что мы оба не хотели быть узнанными, подвергаться допросам в полиции. Поэтому, естественно ошеломленная моей глупостью или неуклюжестью, когда я вылетел из домика на дереве, она собрала, что подвернулось под руку из моих вещей, и поспешила прочь.

Она искоса посмотрела на меня, пригубила свой коктейль и сказала:

— Я пошла домой, надеясь, что ты позвонишь. Но ни с кем другим я говорить не хотела. На другой день я заметила, что за моим домом наблюдают двое мужчин. При виде их я испугалась, вспомнила, что ты рассказывал мне о гангстерах, которые охотятся за тобой...

— Да, пока я лежал в больнице, полиция поделилась со мной той информацией, которую они получили от Грея и его прихлебателей. Когда Рэйвен назвалась мне Лоаной, стало очевидно, что я не должен был встретить настоящую Лоану, тебя. Поэтому по приказу Грея парочке его головорезов из банды при клубе «Пеле» было ведено схватить тебя. Может быть, чтобы держать в заложницах... может, и похуже.

Она вздрогнула:

— Они пытались проникнуть в дом, стали возиться с замком. Я перепугалась совсем, выскочила через черный ход, в машину — и ходу.

Она рассказала, что они было погнались за ней, но она хорошо знала все дороги в окрестностях Гонолулу и сумела скрыться от них. Несколько дней она провела у друзей, живших на другом берегу острова Оаху. А вскоре состоялось мое вторжение на празднование годовщины журнала и ей больше ничего не угрожало.

Лоана посмотрела мне в лицо и спросила:

— Ты, Шелл, наверное, ненавидишь их всех за то, что они с тобой сделали?

— Да нет... Не совсем так. — Откуда-то вновь возникли фрагменты моего кошмарного бреда — балета. — Нет у меня к ним ненависти. Мне просто не нравится, как они танцуют.

Этого она не поняла, а пояснять я не стал.

Скоро мы были опять в торговом центре. Маленький язычок пламени гавайского фонарика краснел в темноте. Официант в белоснежном тюрбане достал большой ключ и отомкнул большой висячий замок на двери в «Индийскую смоковницу». Вокруг сновали люди, сияли разноцветные огни. В нескольких метрах по шоссе неслись машины.

Лоана прикоснулась к моей руке. Я посмотрел на нее. Пышная волна блестящих черных волос тяжело стекала ей на плечи. На ней было тесно обтягивающее бюст и бедра холомуу, в волосах краснел цветок, на шее — ожерелье из орхидей.

— Шелл, — тихо сказала она, — ты об этом ничего не сказал, а сама я спросить постеснялась.

— Так спроси сейчас.

— Ну, все то, что случилось до... до того, как ты упал... — Она смотрела через мое плечо на маленький домик на дереве. — Ты все время говоришь, что кто-то о чем-то тебе рассказывал. Или тебе в больнице рассказали. Или ты догадался об этом, или же так должно быть. — Она облизала губы и внимательно посмотрела на меня. — А если ты... ничего не помнишь?

Я открыл было рот, но она торопливо продолжала:

— Неужели ты не помнишь, что ты уже был раньше, со мной... в домике на дереве... и все остальное?

Я перебил ее. Наш официант распахнул калитку и ожидал нас. Когда я заказывал ужин с шампанским, я назвался своим собственным именем — сегодня ночью я падать с дерева не намерен.

— Врачи хорошо потрудились надо мной, Лоана, — сказал я. — В больнице у них было достаточно времени, чтобы покопаться в моей голове и все в ней отремонтировать. Им это вполне удалось.

— Так ты...

— Да, моя милая Лоана... — Я улыбнулся ей. — Я все помню.

Она улыбнулась, блеснув зубами в темноте, посмотрела на меня, повернулась, прошла в калитку и остановилась у деревянных ступеней.

И я, счастливо улыбаясь, последовал за Лоаной на баньяновое дерево.

Примечания

1

Названия коктейлей.

2

Хула — гавайский танец, исполняемый в юбочках из листьев.

3

Сленговое восклицание, означающее нечто из ряда вон выходящее.

4

Сан-Квентин — уголовная тюрьма.

5

Гранд — тысяча долларов (англ.).

6

Вайтлз — зафиксированные размеры объема груди, талии и бедер в дюймах (англ.).

7

Слоббер — слюнтяй (англ.).

8

Фамилии психологов и психиатров.

9

Гуппи — живородящие рыбы, неоны — мечущие икру.

10

Блэкки — чернушка (англ.).

11

Здесь непереводимая игра слов. По-английски back out означает «отказаться», но имеет и значение «вертеть попкой».

12

Бичкамер — бродяга, обитающий на берегу моря и собирающий то, что оно выбрасывает на берег (англ.).

13

Лава-лава — набедренная повязка.

14

Ротанг — разновидность пальмы.

15

Эдбертайзер — газета с объявлениями (англ.).

16

Непереводимая игра слов: пиф-паф!

17

Алоха — гавайское приветствие.

18

Гран — мера веса, равная 0,0648 грамма.


home | my bookshelf | | Танец с мертвецом |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу