Book: Дело «Кублай-хана»



Дело «Кублай-хана»

Ричард С. Пратер

Дело «Кублай-хана»

Глава 1

Я лениво развалился в шезлонге на краю бассейна и наблюдал, как стайка голливудских гурий, облаченных в бикини, резвится в воде. На другой стороне бассейна несколько танцовщиц, покачивая бедрами, исполняли танец живота.

Ласковый, теплый ветерок колыхал пламя зажженных факелов; оркестр под сурдинку наигрывал какой-то удивительно мелодичный мотив, музыка была настолько прекрасной, что казалось, звуки источают восхитительное благоухание. Я восхищался музыкой, глаза мои отдыхали, я вдыхал чудесные запахи, — все мое существо наслаждалось.

Вот так бы мне хотелось жить, когда я умру, подумал я. Если повезет, сегодня меня не убьют. Может быть, завтра.

Сегодня, чуть раньше, в меня уже стреляли, и я видел внезапную, уродливую в своей жестокости смерть. Но размышления о смерти как-то не вязались с этим очаровательным местом, в котором жизнь била ключом; и я сказал себе — почему бы не получить удовольствие от своей работы?

Я находился на вечеринке накануне открытия нового и самого роскошного отеля в Палм-Дезерте — «Кублай-хан»: миллионы долларов были вложены в коттеджи, комнаты, номера, огромный танцевальный зал, столовые и зал для заседаний, бассейны, бары, минареты, купола и шпили. Все это напоминало картинку из «Арабских сказок», словно частицу Востока перенесли на юг Калифорнии.

После выходных наступят будни, но сейчас в воздухе витал дух карнавала. Разноцветные шелковые транспаранты, отделанные кружевами, колыхались на ветру, пропитанном запахами шалфея и жасмина; в живописных уголках расположились палатки, в которых прелестные девушки продавали сувениры и сладости, раздавали рекламные буклеты или просто выглядели сногсшибательно.

Почти все гости — а их было не меньше двухсот — явились в карнавальных костюмах, в основном с восточными мотивами: сари из Индии, фески из Турции, платья из Марокко, а на одной девушке был даже головной убор балийской танцовщицы. Я и сам выглядел великолепно — вы только представьте: шесть футов и два дюйма роста и двести шесть фунтов веса, облаченные в длинный ярко-красный пиджак и потрясающие белые брюки с узкими красными полосками по бокам. Моя грудь была увешана блестящими медалями и другими не всегда ясного назначения наградами — естественно, взятыми напрокат, — а мои короткие белые волосы скрывал невероятный тюрбан.

Всю эту красоту, пожалуй, немного портили брови в форме перевернутой буквы «V», выгнутые дугой над моими серыми глазами: брови тоже были совершенно белыми, и в темноте могло показаться, что от тюрбана оторвался лоскуток и прилип к моему лбу. И конечно же никакие ухищрения косметолога ничего не могли поделать с моим кривым, дважды сломанным носом, с порванным пулей ухом, со шрамом над правым глазом, — мне часто говорили, что я произвожу впечатление человека, пережившего конец света. Но тем не менее, я сделал все возможное, чтобы предстать в наилучшем виде; и я наслаждался вечером. Пока.

Сегодняшний праздник предназначался не для широкой публики — иначе меня никто бы не заметил, — а только для приглашенных гостей. Завтра здесь будет толпа народу, но не раньше, чем пройдет официальная церемония и перережут ленточку. Церемонию почтят своим присутствием звезды Голливуда и телевизионные знаменитости, политические деятели, которые, наверное, будут говорить речи, многие важные и могущественные люди. Сюда съедутся всевозможные телерепортеры и газетчики; прибудет мэр Палм-Спрингс с заранее заготовленным хвалебным выступлением; даже губернатор Калифорнии приедет и скажет речь, если сможет добраться сюда.

Потом все устремятся в бары и буфеты у бассейна, напьются и будут танцевать до упаду под три оркестра. А под конец всех ожидает конкурс красоты, который, вероятно, станет самым грандиозным в истории сластолюбия.

И вот тут-то на сцену выхожу я.

Я назначен членом жюри этого потрясающего конкурса.

По крайней мере, такова моя «легенда».

Вся южная Калифорния знает, что я — частный детектив, Шелл Скотт из фирмы «Шелдон Скотт. Расследования». Но всем также известно, что Шелл Скотт сорвет голос, крича «Да!», если его пригласят судить конкурс красоты. И мой клиент, который уже сидел за решеткой, — пока мне не удалось ничего для него сделать, — втайне надеялся, что все пирующие решат, будто я явился не шпионить, а просто поглазеть.

Естественно, я смотрел во все глаза. Это было несложно.

Большинство красавиц, которые завтра будут демонстрировать свой персикового цвета эпидермис, свои выпуклые прелести и прочие штучки, уже сегодня подавали не только закуски, а все меню сразу, и я веселился от души. К примеру, в двух стоящих рядом палатках одна девушка продавала поцелуи, а другая — печенье, и я вовсе не собирался объедаться печеньем.

Если бы мой клиент смог выйти из каталажки до того, как получит кровоизлияние в мозг, которое, судя по всему, давно ему угрожает, если бы мне удавалось и дальше увертываться от пуль и раскрыть два убийства к завтрашнему дню, — да, на все это у меня было всего шестнадцать часов, — я получил бы настоящее наслаждение от этого дела.

Я вспомнил о своем клиенте и подумал: неужели местные власти действительно считают, что он убивал людей? Меня самого тоже это интересовало. Мне пришла в голову мысль, что, если он убил двоих человек или даже одного, может быть, мне не стоило браться за столь гибкое дело.

Но тем не менее, я за него взялся и теперь должен был отработать свои сто долларов. Или десять тысяч. В зависимости от ситуации. В частности, от того, смогу ли я сейчас оторвать задницу от шезлонга и предпринять нечто невероятно умное, — только сначала надо было придумать и впрямь что-нибудь умное. Частично успех моего дела зависел от Орманда Монако.

Орманд Монако был владельцем «Кублай-хана», тем самым человеком, который затеял всю эту восточную вакханалию. Этому парню очень хотелось быть здесь, в центре событий, приветствовать своих гостей, расточать лучезарные улыбки красавицам, потягивать свой отборный коньяк и принимать заслуженные поздравления. А вместо этого он, бедолага, томится в каталажке. Мой апоплексический клиент.

Он не был близок к апоплексии, когда звонил мне сегодня днем. Он был почти спокоен. Встревожен — да; озабочен; но не перепуган до смерти. Не тогда. Он не был испуган, когда нанимал меня, чтобы я позаботился о покое и счастье его жизни.

Он позвонил мне из Палм-Дезерта в два часа дня. В пятницу днем, в жаркую сентябрьскую пятницу. Я дочитал книгу и внимательно наблюдал за резвящейся в аквариуме рыбкой на книжной полке в моей конторе. Я всегда так делал, когда не был завален работой. Рыбка — гуппи. Я помешан на гуппи.

Зазвонил телефон. Я подошел к большому, обшарпанному столу из красного дерева и взял трубку.

— Алло, — сказал я. — Шелл Скотт.

В ответ я услышал густой, приятный, немного тягучий голос:

— Мистер Скотт, меня зовут Орманд Монако.

Глава 2

Имя Орманд Монако было мне знакомо.

Его многие знали в этой части света. Я думаю, его знали и в другой части света. Последнее время это имя и название его нового отеля «Кублай-хан» неподалеку от Палм-Спрингс постоянно обсуждались в новостях, особенно в светской хронике и в колонках о кино и телевидении.

— Как поживаете, мистер Монако? — поинтересовался я, недоумевая, что может понадобиться от меня такому парню, у которого, по слухам, несколько миллионов долларов, два «линкольна-континенталя» и «кадиллак», три бывших жены, с которыми он сохранил прекрасные отношения, и куча возможностей заполучить четвертую плюс фантастический отель в Палм-Дезерте.

Он объяснил мне:

— Перейду сразу к делу. Полагаю, вы знаете, что я собираюсь открыть «Кублай-хан» здесь, в Палм-Дезерте?

— Да, сэр. Чуть больше пишут только о войнах, за исключением…

— «Хан» откроется для широкой публики завтра, сегодня же я пригласил человек двести гостей порезвиться в более узком кругу.

Мне это понравилось: «порезвиться в узком кругу». Чем уже круг, тем больше мне нравится. Та еще гулянка предстоит! Конкурс красоты и все такое. Я уже начинал думать, что мистер Монако позвонил, чтобы пригласить меня. Может такое быть?

— Все гости в основном принадлежат к «четвертому сословию», — продолжал он. — Газетчики, редакторы, телевизионные комментаторы. А также мои личные друзья — мэр Палм-Спрингс и губернатор Калифорнии.

— Очень мило, — хмуро прокомментировал я.

— И конечно же мистер Саймон Лиф вместе со своей свитой.

Все, кто умеет читать газеты не хлопая ушами, знают, что Саймон Лиф, по его же словам, — это динамичный, мощный, блестящий гений. Он поставил несколько фильмов, среди которых получившая первую премию лента «Насилуют!», и теперь намеревался прибрать к рукам телевидение. По крайней мере, его пригласили поставить — на самом деле он уже ставит — телевизионный сериал, для которого отвели самые удобные часы в сетке телевещания. Пока ему дали черновое название «Плоть» — считается, что эта тема заинтересует некоторых граждан, даже если они не настолько динамичны, мощны, блестящи и гениальны, как Саймон Лиф. Однако это не означает, что сам Саймон Лиф нисколько не интересуется плотью. Ходят слухи, которые я не буду пересказывать на случай, если здесь находятся дети.

Я вдруг вспомнил, что наградой для сладких, сочных «персиков», которые примут участие в конкурсе «Кублай-хана», будут роли в сериале, а взамен Саймону, надо полагать, достанутся кусочки сладких, сочных «персиков», и в этот момент мистер Монако заявил:

— Вам, вероятно, известно, что завтрашний конкурс проводится с целью поиска талантов?

«Поиск талантов» — значит, теперь это так называется. Но я ответил:

— Да, конечно.

— Это станет кульминацией праздника. Поэтому очень важно, чтобы все прошло достойно и организованно, с соблюдением всех правил приличия и без малейшего намека на скандал. Вы меня понимаете?

— Да. С другой стороны, я видел некоторые творения мистера Лифа, и, на мой взгляд, ему следует переименовать свою студию «Саймон Лиф продакшнс» и назвать ее «Фиг…».

— Мистер Скотт, легкомыслие…

— Может, небольшой скан…

— Мистер Скотт!

— Да, сэр?

— Мистер Скотт, мне известны ваши способности, квалификация, смелость и несколько необычные методы получения результатов, которые устраивают ваших клиентов. Меня заверили, что вы не боитесь ни Бога, ни дьявола, ни человека, ни зверя. Поэтому я и позвонил вам. Но мне также сказали, что иногда вы не можете попридержать свой язык на привязи и причиняете физическую боль даже тем, кто вас не слышит. Тем не менее, вынужден попросить вас заткнуться, потому что, когда говорю я, мне не нравится слышать чей-нибудь еще голос.

Я усмехнулся. Этот Монако заводится с полоборота, и таким он мне больше нравится.

— Сделаю все возможное, сэр, — ответил я.

— Прекрасно. Теперь вы понимаете, что благодаря присутствию прессы, телекомментаторов и особо важных персон любое неприятное происшествие получит широкую огласку. Далее, любая реклама порочащего характера может нанести серьезный ущерб моему предприятию — не только ущерб, но и привести к полному краху.

Он замолчал.

— Да, — произнес я.

— В среду и вчера в «Хан» приехали тридцать шесть очаровательных девушек. Это победительницы конкурсов красоты со всей страны, которые примут участие в финальном конкурсе поиска талантов. Одна из них, похоже, исчезла.

Он снова долго там что-то обдумывал.

— Похоже? — переспросил я.

— Я говорил с ней, когда она приехала в среду утром. Она — необычайно красивая девушка. Со вчерашнего дня ее никто не видел. Она не спала в своей постели прошлой ночью.

— Ну, раз она такая невероятная красотка, вполне возможно…

— Мистер Скотт!..

— Да?

— Насколько мне удалось выяснить, и сегодня она не появлялась. Может быть, нет повода для тревоги. Но я вложил в «Кублай-хан» несколько миллионов долларов, и поэтому я все же беспокоюсь. Вы должны выяснить, что случилось с девушкой — если с ней действительно что-то случилось. Гости уже собираются. Частная вечеринка начнется сегодня в восемь. Завтра днем здесь пройдет грандиозная церемония открытия. Время играет существенную роль. Вы можете приехать прямо сейчас?

— Прямо сейчас.

— Превосходно. Очень важно, чтобы все прошло тихо и незаметно, чтобы не было даже намека на скандал, которого нужно избежать любыми средствами. Поэтому никто не должен знать, что я нанял вас, мистер Скотт…

— Эй, минутку…

— …или какого-нибудь другого сыщика. Если станет известно, что я нанял детектива, сразу станет ясно, что я хочу что-то расследовать. Это понятно?

— Понятно.

— Для всех вы приедете в «Кублай-хан», чтобы судить конкурс талантов. Тогда никому не покажется странным, что вы болтаетесь среди…

— Я буду судьей? — переспросил я.

— …гостей, развлекаетесь на вечеринке, принимаете участие во всевозможных церемониях, и вы сможете…

— Я буду судьей, — повторил я.

— …задавать вопросы, не облекая их в форму допроса. Ваше официальное положение, естественно, позволит вам поинтересоваться, куда запропастилась мисс Джакс.

— Мисс Джакс?

— Джин Джакс. Пропавшая девушка.

— Я найду ее.

— Вот это правильный настрой. До пяти вечера я буду дома. Мой дом находится в конце Юкка-роуд в Палм-Дезерте. Когда вы приедете, я сообщу вам все необходимые сведения, и мы обсудим ваш гонорар.

— Хорошая мысль.

— Во сколько вас ждать, мистер Скотт?

— Я буду у вас около пяти, мистер Монако.

Мы обговорили еще кое-какие детали, он велел мне захватить с собой костюм для вечеринки и еще раз напомнил о том, что у нас мало времени. После чего мы попрощались.

— Я буду судьей, — протянул я. — М-да…

Из Лос-Анджелеса до Палм-Дезерта ехать не больше полутора часов. Прежде чем уехать из города, мне пришлось заскочить домой, чтобы взять с собой одежду и всякие мелочи, вроде бритвы и купальных плавок. Потом я завернул в магазин по прокату костюмов на Сансет-бульваре и только после этого отправился в путь.

В половине пятого я ехал по Дезерт-Вью-Драйв в своем голубом «кадиллаке» с откинутым верхом, и мое лицо обжигал горячий воздух. Судя по описанию Монако, я находился в шести или семи милях от его дома и всего в миле от «Кублай-хана».

И тут я увидел его.

Я проехал через Палм-Спрингс и свернул налево. На протяжении нескольких миль меня окружали только пески, холмы и кусты, и вдруг с левой стороны показался «Кублай-хан».

Сначала возник огромный купол, своей чувственной формой напоминающий женскую грудь, а потом несколько высоких шпилей с очертаниями фаллоса, похожих на индийские минареты. И зелень, сплошная зелень кругом — зелень травы, деревьев, перистых листьев пальм и других необычных растений.

Вид действительно был великолепен, но совершенно не гармонировал с этой местностью. После современных улиц Палм-Спрингс, фешенебельных магазинов и почти футуристических зданий здесь все казалось нереальным, словно ты в другой стране и в другом времени. Проезжающим мимо открывался широкий фасад центрального здания, выходящий на восток. К нему примыкали северное и южное крыло, скрывающиеся в тени гор. Слева и справа стояли редкие небольшие постройки в форме мечетей. Когда «Кублай-хан» остался позади, у меня в голове крутились странные экзотические слова — Шринагар, Самарканд, Занаду.

Занаду… Я вспомнил девушку в разноцветных очках, томно развалившуюся на диване в моей гостиной и декламирующую что-то вроде: «В Занаду, в Занаду, там, где течет священная река Альф, там Кублай-хан велел воздвигнуть дворец необычайной красоты…»

У-у-у-х! Какой-то лихач вихрем пронесся мимо меня со скоростью шестьдесят — нет, скорее девяносто миль; я сам ехал со скоростью шестьдесят. Думаю, за рулем был парень. Темно-синий кабриолет обогнул меня слева и, слегка покачиваясь из стороны в сторону, умчался вперед так стремительно, что я даже не разглядел, кто бьет рекорд скорости и какой марки машина. Наверное, какая-нибудь новая модель — уж больно хорошо бежит.

Ради интереса я надавил на газ, просто чтобы проверить, действительно ли этот удалец выжимал всю сотню. Промелькнула миля, потом две, а я все еще отставал от него на пару кварталов. Стрелка спидометра переползла с девяноста пяти на девяносто шесть. Нет, какая там сотня — он несся со скоростью света! Интересно, а остальные местные жители тоже так ездят по пустынным дорогам?

Машин было мало. Передо мной ехала одна машина да еще тот кабриолет в миле впереди от нее. Мы уверенно нагоняли третью машину, но расстояние сокращалось уже не так быстро: наверное, водитель увидел в зеркале преследующих его психов и пытался скорее уйти от нас.

И тут начались странные вещи.

Я знал, что Монако живет в конце Юкка-роуд, улицы с односторонним движением, которая идет влево от Дезерт-Вью-Драйв. До его дома нужно было проехать примерно две мили вверх по Юкке. Влево от шоссе уходила одна-единственная узкая дорога. Я начал сбавлять скорость, чтобы свернуть с Дезерт-Вью, не слетев при этом с дороги, а идущая впереди машина уже тормозила. Дальняя машина тоже повернула налево и скрылась из виду за довольно большим холмом — у нас в Калифорнии такие холмы называются горами.



Мы что, все едем в одно и то же место? Веселое должно быть местечко, раз столько желающих так торопится туда попасть.

Да, похоже, туда мы и направляемся. Я свернул на Юкку последним из нашей «колонны». Впереди с левой стороны холм — он называется Мшистая гора — закрыл собой садящееся солнце. Дорога извивалась змеей, постепенно поднимаясь вверх. Тех двух машин я уже больше не видел, но та, что ехала ближе ко мне, пару раз мелькнула на повороте. Вскоре дорога стала поровнее, и я прибавил газу — меня интересовал темно-синий кабриолет, который теперь виднелся впереди меня.

Но водитель вдруг резко затормозил, машина пошла юзом, потом повернула налево и словно растворилась в горе. Я медленно подъехал к тому месту, где он свернул. Пыль стояла столбом над проселочной дорогой, которая поднималась к лощине во Мшистой горе. Неподалеку я заметил облезлый указатель в форме стрелы, направленной вверх по дороге. На указателе черной краской было написано: «Ранчо Хардинга».

Наверное, это папаша Хардинг мчался домой к своей женушке. Возвращался из дальнего плавания. А может быть, нет. Я поехал дальше по Юкка-роуд. Через минуту я увидел дом Монако, хотя это трудно было назвать домом.

Он стоял в долине у Мшистой горы и представлял собой миниатюрную — и европеизированную — копию «Кублай-хана». Там было, наверное, комнат сорок внутри и штук семнадцать оранжерей снаружи. Фасад дома выступал вперед и словно висел в воздухе, игнорируя закон притяжения. Под домом раскинулся то ли бассейн гигантских размеров, то ли искусственное озеро. Около воды и за домом росли высокие пальмы. Черная асфальтовая дорожка огибала бассейн и заканчивалась широким кругом у основания каменной лестницы, ведущей к входу в дом.

В круге был припаркован «бьюик»-купе с открытой дверцей с левой стороны. Я подъехал к нему, остановился и вышел из «кадиллака». Наверху стояла женщина, прислонившись спиной к большим дверям из резного дерева, и смотрела на меня.

Я помахал рукой; она не шевельнулась. Но через несколько секунд отошла от двери и направилась вниз по лестнице.

Я пошел ей навстречу, и к тому моменту, когда я подошел, она уже спустилась — должен заметить, она почти бежала, — и эта красотка готова была прошмыгнуть мимо меня, не сказав ни единого слова.

Она была очень хороша. Высокая, где-нибудь пять футов и восемь дюймов, в бледно-голубой юбке, обтягивающей округлые бедра, и белой блузке, скрывающей шикарную грудь. Узкую талию стягивал желто-коричневый кожаный пояс. В одной руке она сжимала большую кожаную сумку такого же цвета, что и пояс. Ее высокая грудь подпрыгивала под белой тканью, когда она торопливо шла мимо меня.

— Эй! — окликнул я. — Где пожар? Привет.

— Привет.

Женщина остановилась, ее светло-голубые глаза на секунду задержались на моем лице, потом она поспешно осмотрелась, оглянулась на дом, бросила взгляд на дорогу. У нее были короткие, но густые, пышные волосы цвета спелой пшеницы.

— Никого нет дома? — спросил я.

— Нет.

— Странно. Мистер Монако сказал, что будет здесь. Вы должны были встретиться с ним, мисс?

Она повернулась и направилась к своей машине.

— Я с ним увижусь, — сообщил я. — Если вы назовете свое имя, я скажу ему, что вы…

Она села в «бьюик» и захлопнула дверцу.

Здорово. Такая соблазнительная штучка — и произнесла всего два слова. «Привет» и «нет». Я облажался: такая красотка наверняка должна быть участницей конкурса «талантов», жаждущих славы и обожания, а я даже не успел сообщить ей, что вхожу в состав жюри. «Зачем тебе власть, если ты ею не пользуешься?» — спросил я себя.

Я поднялся по каменным ступеням, нашел кнопку звонка, немного напоминавшую пупок с жемчужиной внутри, и нажал на нее. Где-то внутри дома послышались гулкие удары гонга. Точно такой же звук раздается, когда Фу Манчу проплывает сквозь шелковые занавеси.

Все стихло. И ничего. Я снова надавил на звонок и тут заметил, что одна из двойных дверей немного приоткрыта. Странно. Если Монако не было дома, то как же он мог оставить такой роскошный дворец незапертым?

Внизу прошелестели колеса по покрытой гравием дорожке. Неразговорчивый «персик» завел машину и тронулся в сторону Юкки. Я недоуменно пожал плечами, повернулся к двери и посмотрел на нее, потом вошел внутрь.

— Эй! — крикнул я. — Здесь есть кто-нибудь?

Тишина. Полнейшая тишина, и больше ничего. Я направился вперед, мои ноги утопали в густом ворсе белого ковра.

— Эй!

Если здесь сорок комнат, потребуется уйма времени, чтобы осмотреть их все. И будет чертовски неприятно, если я найду труп. Скажем, труп Монако. Или еще чей-нибудь.

На мгновение я замер и прислушался. Потом вздохнул, шагнул вперед — и оцепенел.

Я услышал звук. Вернее, два звука. Глухих, гулких звука, раздавшихся один за другим. Не в доме — на улице, где-то вблизи, на дороге.

Я сразу узнал, что это за звуки, потому что слышал их много раз. Звуки выстрелов.

Глава 3

Входная дверь так и осталась открытой. Я развернулся, выскочил на лестницу и бросился вниз, перепрыгивая через три ступеньки. Я уже заводил «кадиллак», когда услышал третий выстрел. На улице он звучал более отчетливо.

Я судорожно вцепился в руль и помчался по дорожке к Юкке, машину то и дело заносило на поворотах. Полмили я давил на педаль газа, а потом резко нажал на тормоза. «Бьюик» стоял на обочине справа от меня, крыло было смято от удара об огромную каменную глыбу.

Я огляделся по сторонам, но не заметил никакого движения. Притормозив рядом с «бьюиком», я достал из кобуры кольт 38-го калибра и вышел из машины, пригнувшись к земле.

Все было тихо; я подбежал к «бьюику», просунул голову в открытое окошко и тут же отпрянул.

Она представляла собой ужасное зрелище. Полголовы снесено. Все вокруг было залито кровью. На передней панели у самого стекла лежал изогнутый обломок кости с клочком волос цвета спелой пшеницы.

У меня в «кадиллаке» имелся радиотелефон, и я направился к нему. Меня потряс вид девушки с развороченной головой, и на какое-то время я утратил бдительность. Свист пули над моей головой и выстрел я услышал почти одновременно.

Я упал в грязь, перекатился, поджав под себя ноги, и несколько минут лежал неподвижно сбоку от «кадиллака». Стреляли откуда-то слева, скорее всего с холма. Я взвел курок, встал и на секунду замер, потом резко шагнул вправо.

Кто бы ни пытался меня убить, он бы все равно промахнулся, даже если бы я не рванулся в сторону. Пуля пролетела высоко надо мной: должно быть, он второпях резко нажал на спуск.

Но на этот раз я увидел вспышку.

Я находился всего в двухстах футах от горы, и пламя блеснуло почти у самой вершины. Я поднял кольт, отвел его немного влево и вверх и послал в него одну за другой три пули, потом опять нырнул за машину. В ответ прогремело еще два выстрела, я услышал глухой металлический звук, но обе пули просвистели вдалеке от меня. Я переполз к заднему бамперу «кадиллака», высунул голову и увидел его.

Только на мгновение. Он был на самом верху, его силуэт отчетливо вырисовывался на фоне еще светлого неба, и он убегал. Это был мужчина. Я выстрелил еще раз и сразу понял, что промахнулся. Он исчез из виду. Но теперь я тоже бежал изо всех сил.

Пока взбирался на эту чертову гору, я дважды упал, поскользнувшись на камнях. Когда добрался до вершины, у меня кровоточила левая ладонь. Но я поднимался не зря. Дальняя сторона горы несколько отличалась от той, которую видел я. Здесь шел пологий спуск к дороге, над которой клубами вихрилась пыль. Машина мчалась со скоростью шестьдесят, а может быть, и все девяносто миль.

Я выругался, перевязал левую руку платком и спустился вниз.

* * *

Перед приездом полицейских я еще раз взглянул на мертвую женщину. И на ее машину. Одна пуля попала ей в подбородок, а в правой дверце «бьюика» с пассажирской стороны виднелось пулевое отверстие. Теперь понятно, почему был сделан третий выстрел.

Очевидно, одна из пуль попала в машину, а другая разворотила девушке подбородок; наверное, она потеряла сознание и съехала с дороги. Поэтому убийце пришлось выйти из своего укрытия, где он поджидал ее, подбежать к машине и для верности произвести контрольный выстрел в голову. Я решил, если судить по результатам, что пули крупного калибра. А еще я подумал, каким очаровательным только что было это лицо.

Первая черно-белая полицейская машина прибыла через несколько минут после того, как я вызвал по радиотелефону полицию округа Риверсайд из близлежащего города Индио. В ней приехал высокий, крупный сержант по имени Торгесен, который оказался дежурным инспектором. Следом за ним появилась еще одна машина — с помощником шерифа по имени Майк.

Торгесен перебросился со мной парой слов и задал несколько вопросов, заглянул в «бьюик», внимательно осмотрелся. Потом подошел ко мне с блокнотом и карандашом в руке.

— Говорите, вас зовут Скотт?

— Точно. Шелл Скотт. — Я показал ему свой бумажник с лицензией штата Калифорния, подтверждающей тот факт, что я являюсь частным детективом.

Он посмотрел на нее, глянул на меня, потом снова уткнулся в лицензию.

— Значит, Лос-Анджелес, да? — тихо произнес он.

— Да.

— В каких вы были отношениях, Скотт? — Он махнул рукой в сторону синего «бьюика».

— Ни в каких. Никогда ее раньше не видел, сержант.

— Вы знаете, кто она?

— Нет. Я же сказал вам, я услышал выстрелы, когда был в доме мистера Монако, и сразу же бросился сюда. Как видите, опоздал.

Помощник шерифа подошел к нам. Когда я снова повторил, что был в доме Монако, он и сержант быстро переглянулись.

Майк доложил:

— В машине никаких документов. Ее сумка открыта, на пол вывернута куча мелкого хлама.

Торгесен кивнул, глядя на меня:

— Вы что-нибудь трогали, Скотт?

— Только не я. Я заглянул в машину, и все.

— Вы видели человека, который убил ее?

— Я видел мужчину, скорее всего, это и был убийца. Он выпустил в меня несколько пуль, а потом убежал на ту сторону холма.

— Как он выглядел?

— Спросите что-нибудь полегче. Я мельком увидел его со спины, и он исчез. Парень в темном костюме — вот и все, что я видел.

— Что вы делали в доме Монако?

Мой клиент несколько раз подчеркнул, что никто не должен знать о том, что он нанял детектива. Но сейчас я не мог скрывать информацию. Поэтому я сказал:

— Мистер Монако звонил мне несколькими часами раньше и попросил встретиться с ним до пяти часов…

Я не закончил фразу и задумался, почему же Монако не ждал меня, как условились.

Торгесен явно думал о том же.

— Мистер Монако сказал вам, что будет дома до пяти часов?

— Да, именно это он и сказал.

— Вы говорите, там никого не было, верно?

— Нет. Я сказал, что дверь была открыта и я вошел. Не успел я осмотреться, как услышал выстрелы.

— Когда вы приехали туда, женщина стояла у дверей?

— Да. Но вряд ли она успела войти. Я приехал следом за ней.

Он пожевал нижнюю губу и написал что-то в своем блокноте. Торгесен посмотрел на Юкка-роуд. В нашу сторону направлялась белая машина. Когда она подъехала поближе, я увидел, что это новый «линкольн-континенталь».

Продолжая всматриваться в подъезжающую машину, Торгесен обратился ко мне:

— У вас есть предположения, где находился мистер Монако, пока вы были в его доме, а?

— Никаких. Думаю, он мог быть у себя. В этом дворце достаточно места…

— Нет, вон он, — объявил Торгесен, — он всегда ездит на этом «континентале».

«Континенталь» сбавил скорость и остановился, поравнявшись с нами. Из окошка выглянул мужчина, его узкое загорелое лицо выражало что-то вроде тревоги. Его взгляд упал на меня, и, должно быть, седые волосы и брови плюс моя фигура о чем-то ему напомнили, но по выражению его глаз я не мог понять, нравится ему это или нет. Потом он припарковался, вышел из машины и подошел к нам, и тогда я впервые увидел Орманда Монако.

Это был высокий мужчина с широкими плечами, однако выглядел он неестественно худым и плоским, как будто изначально был вполовину ниже, а потом его вытянули. О таких говорят «кожа да кости». Но при этом его нельзя было назвать несимпатичным. Он обладал какой-то жутковатой привлекательностью — этакий оголодавший Бэзил Рэтбоун или половина Винсента Прайса.[1] На нем был безупречно сшитый светло-серый костюм из блестящей ткани, тонкая белая рубашка и серый галстук с узлом размером с горошину.

Он остановился перед нами, глянул на меня и повернулся к сержанту:

— Вас зовут Торгесен, так?

— Да, сэр.

— Что случилось?

— Здесь была перестрелка, мистер Монако.

Седые, слегка вьющиеся волосы Монако были пышными на висках — вероятно, чтобы голова казалась шире. Тонкие темные брови с проседью поднялись над темными, почти черными глазами, и, не говоря ни слова, он подошел к «бьюику».

Я следил за его лицом, когда он заглянул в машину, и его тонкие черты исказились от шока и ужаса. Он отдернул голову так же, как и я, но потом заглянул еще раз. Постояв несколько минут, он судорожно сглотнул, шагнул назад и отвернулся от машины.

— Боже мой, — произнес он. Он собирался что-то сказать Торгесену, но передумал и повернулся ко мне. — Ну что ж, вы нашли ее, мистер Скотт. Это — Джин Джакс.

Глава 4

Меня это не очень удивило. А наверное, должно было.

Монако вкратце объяснил сержанту Торгесену, что попросил меня приехать сюда из Лос-Анджелеса для того, чтобы найти девушку, труп которой сейчас лежит в машине. Он также сообщил, что вот уже несколько дней ее никто не видел в «Кублай-хане».

Я решил, что теперь могу задать ему ряд вопросов.

— Вы не знаете, зачем она приходила к вам?

— Ко мне? Ничего не понимаю. — Он выглядел по-настоящему удивленным. Бросил взгляд на машину, потом на Юкка-роуд. — Она ехала от моего дома, да?

— Ага. Я был там и видел ее, она оказалась не слишком разговорчивой. Я подумал, может, вы знаете, что она хотела.

Он сокрушенно развел руками:

— Понятия не имею.

Торгесен все это время молча стоял рядом с нами, поглаживая толстопалой рукой свой подбородок. Он тихо спросил:

— Где вы были, мистер Монако?

— Где я был? Ну, я просто поехал прокатиться, сержант.

— Разве вы не ждали мистера Скотта?

Монако бросил на меня быстрый взгляд:

— Да, ждал.

— Но поехали кататься. — Торгесен произнес это с некоторой долей сарказма. В его голосе звучала уважительная угроза или, скорее, вежливое недоверие. Может, такова была его обычная тактика.

Монако почувствовал укол, и его челюсти сжались, брови снова поползли вверх. Стало ясно, что ему не нравится, когда его подкалывают.

Он медленно повернулся и пристально посмотрел на Торгесена.

— Я что-то сделал не так, сержант? — ледяным тоном поинтересовался он. — Вас это беспокоит?

— Нет, сэр.

— Я просто хотел немного расслабиться, — продолжал Монако. — Все эти дни я находился в страшном напряжении из-за открытия моего нового отеля. «Кублай-хан» примет всех желающих завтра, а сегодня я даю небольшую вечеринку.

— Я в курсе, — любезно произнес Торгесен. — И все же мне хотелось бы знать, где вы были, мистер Монако. Когда катались. Чтобы расслабиться.

— Я совершенно не понимаю, почему это так вас интересует. Но раз вы настаиваете… Я проехал по Дезерт-Вью, мимо «Хана», кружил по каким-то горным дорогам. Просто ездил и думал.

— Вы не откажетесь проехать с нами, мистер Монако? Мы бы хотели задать вам несколько вопросов.

Это меня озадачило. Поначалу я решил, что такое суровое, официальное обращение — его обычная манера. Столь же явное «приглашение» поразило меня.

Монако сделал глубокий вдох и выдохнул через нос. Челюсти сжались, брови подпрыгнули, губы превратились в тонкую полоску, и он подошел вплотную к Торгесену.

— Если вы, — решительно начал он, и я сразу вспомнил его небольшую речь, обращенную ко мне сегодня по телефону, — в силу крайней неосведомленности об мне и моем характере предположили, что я имею какое-то отношение к смерти Джин Джакс…

— Я не ее имел в виду, — перебил его Торгесен. — Я хотел задать вам пару вопросов о Сардисе.

Я моргнул. Теперь я был в полной растерянности. Я даже не понял, какое слово он произнес — что-то похожее на «Сардис».

Орманд Монако достал из кармана пиджака пачку сигарет и попытался вытащить одну — именно попытался. Очевидно, он собирался прикурить, небрежно затянуться и выпустить дым в лицо Торгесену. Но что бы он там ни собирался сделать, ему это явно не удавалось.

Он щелкнул пальцем по пачке, чтобы выбить из нее сигарету; движение было нарочитым и явно непривычным для него. Две сигареты упали на землю. Монако собрался было поднять их и вовремя остановился.

— Эфрим? — переспросил он. Потом нагнулся, поднял сигареты, испачкав пальцы в грязи, положил одну обратно в пачку, а другую вставил в рот. — А что с Эфримом? — повторил он.

Он вытер пальцы о свои брюки, оставив грязные следы на блестящей серой материи.

Мне даже стало его немного жаль. Я не знал, что такое — или кто такой — этот Сардис или Эфрим и о чем они вообще говорят. Одно было ясно — Монако не только знает, о чем идет речь, он вот-вот обмочит свои штаны. Когда он прикуривал, его руки дрожали.



— Ага. — Торгесен говорил с той же интонацией, не повышая голоса. — Эфрим Сардис. Вы ездили к нему, так ведь, мистер Монако?

— Нет, конечно! — Он произнес это слишком категорично. — Может, я проезжал мимо, но… Да, точно, я проезжал по Окотилло-Лейн. Да. Но я не заезжал сегодня к Эфриму. — Он замолчал, затянулся сигаретой, к нему вернулось его обычное самообладание. — Почему вы спрашиваете, сержант?

— Мы получили… э… сообщение, что вы там были…

— Сержант Торгесен, неужели я должен повторять…

Впервые за все время сержант немного отступил. Лишь чуть-чуть.

— …что вы находились поблизости, — закончил он. — Вы же признаете, что были там или неподалеку.

— Может быть, я и проезжал мимо особняка Сардиса. Но какое это имеет значение? Я не могу понять, почему вы все время говорите со мной об Эфриме, когда вам нужно расследовать зверское убийство молодой девушки.

— Он мертв.

— Что?

— Он мертв. Его застрелили.

Торгесен внимательно смотрел на Монако. Потом прикрыл глаза, словно ему захотелось спать, но вид у него был далеко не сонный. Похоже, этот человек никогда не бывает сонным.

Монако едва выдавливал из себя слова:

— Мертв? Боже мой! Эфрим? Не может быть. Как? Вы говорите, его застрелили?

— Вы не знали, что он убит?

— Конечно нет. Бог мой, Эфрим.

Он опять переигрывал. Причем настолько явно, что я даже подумал, уж не специально ли он разыгрывает из себя бездарного актера, выступающего на сцене захолустного театра. А может, он действительно плохой актер и при всем старании ему не удается сыграть то, во что не верит. Так бывает с людьми, которые не умеют лгать. Но про Монако я этого не знал. В одном я был убежден: он врет.

— В сложившихся обстоятельствах вы не откажетесь, надеюсь, проехать с нами?

— Разумеется. С радостью. Я же не знал этого раньше, сержант. — Он докурил сигарету и бросил окурок, долго вдавливал его в землю своим серым ботинком, потом поднял глаза на Торгесена: — Вы не возражаете, если я переговорю с мистером Скоттом?

— Пожалуйста.

Монако направился к своему белому «линкольну». Когда я остановился рядом с ним, он посмотрел на меня и сказал:

— Вот сукин сын.

Я ничего не ответил. Да он и не спрашивал.

— Черт возьми, — начал он. — Почему…

Он замолчал и больше не произнес ни одной лишней фразы. Собрался, набрал в легкие побольше воздуха и заговорил. Он говорил твердо, решительно и по существу. Теперь Монако был полной противоположностью тому человеку, который дрожащими руками пытался извлечь из пачки сигарету.

Он удивил меня и в то же время заинтриговал. В этом человеке чувствовалась необычайная сила, как будто под его тонкой, угловатой оболочкой скрывались миллионы маленьких хитроумных моторчиков, посылающих мощные импульсы, и поэтому вокруг него настолько сгущалась энергетическая аура, что другим людям рядом с ним не хватало воздуха.

Да, думал я, Орманд Монако производит впечатление человека, который способен построить отель или корпорацию. И если понадобится, продырявить гору, а может, и человека.

Он заявил:

— Вам известно, зачем я звонил. Забудьте об этом. Сейчас гораздо важнее выяснить, кто убил Джин Джакс. И Эфрима Сардиса. И почему. Если вы согласны, немедленно поезжайте в «Кублай-хан» и расскажите обо всем, что случилось, Джерри Вэйлу. Это мой помощник, и в мое отсутствие он остается за главного. Больше никому ничего не говорите. Я заплачу вам вдвое больше вашего обычного гонорара и солидную премию, если вы добьетесь каких-нибудь результатов. Договорились?

— Подождите, — замялся я. — Черт, я только приехал, а тут вдруг — бац…

— Решайте, мистер Скотт.

От него прямо-таки исходили волны уверенности. Мне даже стало интересно, не воспарит ли он сейчас в небеса.

— Сначала я хотел бы кое-что выяснить, мистер Монако. И задать вам пару вопросов. Сержант Торгесен не говорил, что Сардиса убили.

— Он сказал, что Сардис мертв. Что его застрелили. Он же не имел в виду, что Эфрим застрелил себя сам.

— Ладно. Как вы узнали, что убитая — Джин Джакс?

Он нахмурился, явно не понимая, о чем я говорю. Потом его взгляд просветлел.

— Я понял. Да, ее лицо изуродовано. Поначалу я не был уверен. Но все-таки я узнал ее лицо, ее профиль и еще кое-что. Это она. У Джин была маленькая родинка под левым ухом — можете на нее посмотреть. На левом мизинце убитой надето большое кольцо с топазом, похожее… нет, именно это я видел на руке Джакс. Вне всяких сомнений, в машине лежит Джин Джакс.

— Ну ладно. А кто такой этот Эфрим Сардис?

— Один из самых богатых людей в стране, вернее, был таковым. Соответственно, один из шести богатейших людей в Калифорнии. Он избегал огласки, рекламной шумихи и вообще старался держаться в тени, но принимал активное участие в разных проектах, выгодных для экономики штата. Финансировал политические кампании, вкладывал огромные средства в благотворительность и… — Он умолк, и на его туго обтянутое кожей лицо легла скорбная маска. — Эфрим был хорошим человеком, — продолжил Монако задумчиво. — На него многие нападали, обвиняли в беспринципности, говорили, что он занимается незаконными делами. Все это ложь, поверьте, богатых людей всегда в чем-нибудь обвиняют. Он был хорошим человеком и моим другом. — Монако резко свел брови и посмотрел на меня: — У меня нет времени на детальное обсуждение. Найдите Джерри Вэйла и его жену — они сообщат вам необходимые подробности. — Он снова замолчал, потом спросил: — Ну?

Он не оставил мне времени, чтобы взвесить все плюсы и минусы, обдумать тонкости проблемы и, может быть, отказаться. Поэтому не прошло и секунды, как я глубоко вздохнул и ответил:

— Договорились.

— Мистер Скотт, назовите, пожалуйста, сумму своего обычного гонорара.

— Сто в день, и я сам оплачиваю свои расходы. Если только не придется делать что-нибудь необычное…

— Необычное?

— Ну, например, если мне понадобится потопить подводную лодку или что-нибудь в этом роде…

— Как вы можете потопить…

— Это просто гипотетическое предположение. Но я помню однажды…

— Я заплачу вам в двойном размере. — Монако внезапно погрузился в размышления. — Нет. Пожалуй, ваш обычный гонорар. Но я заплачу вам десять тысяч долларов — при одном условии.

— Звучит неплохо. При каком же условии?

— Если вы проясните ситуацию в целом, освободите меня от нелепых подозрений, узнаете, кто убил Эфрима и мисс Джакс, — и сделаете все это к полудню завтрашнего дня.

— К полудню завтрашнего дня, да? К… Вы сумасшедший?

— К двенадцати часам дня завтра, в субботу. За десять тысяч долларов.

— Точно, вы сумасшедший.

— Да или нет, мистер Скотт?

— У меня не больше шансов…

— Мистер Скотт!

— Да, конечно. Почему бы нет? Вы наняли детектива. За десять тысяч баксов. Если я не раскручу это дело, скажем, к одиннадцати утра, может быть, мне удастся растянуть его дней на сто…

— Обязательно скажите Джерри Вэйлу, чтобы он немедленно связался с нашими адвокатами. Меня здесь хорошо знают и вряд ли задержат надолго, но даже лишних десять минут будет слишком много. Мне необходимо вернуться в «Кублай-хан» к восьми вечера сегодня. Джерри не настолько компетентен, как мне бы хотелось, но… — Он оборвал фразу, словно неожиданно споткнувшись.

— Я скажу ему. — Я вытащил сигарету и вспомнил, как Монако рассыпал свои. — Но почему к завтрашнему полудню?

— По нескольким причинам, мистер Скотт. И думаю, они должны быть ясны вам, если вы действительно детектив, как утверждаете. Мне не нравится, когда всякие сержанты торгесены разговаривают со мной с сарказмом в голосе. Я не могу себе позволить — и никому не позволю, — чтобы с моим именем был связан какой-нибудь скандал. Весь ужас заключается в том, что репортеры и телевизионщики, которые уже собрались в «Хане», скорее направят всю свою энергию, пишущие машинки и телекамеры на жуткие убийства и преступления, чем на красоту и величие моего отеля.

— Понял. Но одного «персика» с вашего конкурса только что прикончили, и репортеры уж точно не пропустят такую сногсшибательную новость. Не говоря о том, что случилось с Сардисом…

— Я уже говорил вам, мистер Скотт, что обладаю некоторым влиянием. Думаю, я сумею устроить, чтобы все эти события не дошли до широкой публики хотя бы до утра. Может быть, до полудня. Но вряд ли даже мне удастся добиться большего. Поэтому вы не должны говорить об этом… этих убийствах никому, кроме Джерри Вэйла.

— Понятно.

— Еще один важный момент. Официальная церемония открытия «Кублай-хана» состоится завтра в полдень. Кроме обычных гостей, участниц финального конкурса талантов и жюри этого конкурса, репортеров и всех остальных, о которых я вам говорил, на открытии будут очень важные особы, которых я пригласил лично. Мне бы хотелось самому присутствовать на церемонии открытия моего собственного отеля. — Он глянул на меня: — А вам бы не хотелось?

— Естественно, — ответил я.

Он открыл дверцу своего «континенталя», сел за руль и помахал сержанту Торгесену в знак того, что готов следовать за ним.

Я наклонился к дверце и посмотрел на Монако:

— Меня кое-что беспокоит.

— Да?

— Да. Вы лгали Торгесену.

Несколько мгновений он молча смотрел мне в глаза.

— Разве?

— По крайней мере, вы не сказали всего, что знаете.

— Я никогда не говорю всего, что мне известно.

Мы еще немного помолчали. Наконец я вздохнул:

— Хорошо. Поверю вам на слово, мистер Монако. Раз уж я влез в это дело. Но не ждите чудес.

— Чудо будет вам стоить десять тысяч долларов.

— Черт, настоящее чудо будет стоить не меньше…

Он завел машину.

— Ладно, — согласился я. — Принимаюсь за работу. Но все наши договоры отменяются, если окажется, что вы все-таки каким-то образом причастны к убийству Джин. Или Эфрима Сардиса.

Он высунул голову в окно и сверкнул глазами.

— Не говорите ерунды, — бросил он.

Я пожал плечами, повернулся и пошел на другую сторону улицы.

Меня окликнул сержант Торгесен:

— Вы закончили?

— Да. Я могу отчалить?

— Вам придется поехать с нами и подписать показания.

— Сейчас? — До меня вдруг дошло, как мало часов и минут осталось до завтрашнего полудня. На самом деле я и сам не знаю, почему я всерьез думал о полудне. Монако определенно сошел с ума.

— Да, сейчас, — подтвердил Торгесен.

— Послушайте, у меня на сегодня тысяча дел. Я рассказал вам все, что знаю. Нельзя ли подождать с формальностями?

Он задумался.

— Ну, хорошо, подождем немного. Только не забудьте об этом, Скотт. Мне очень не понравится, если вы забудете.

Я поблагодарил его и спросил:

— Насчет этого Эфрима Сардиса. Как вы узнали, что он мертв?

— Нам позвонили и сообщили, что слышали выстрелы в доме Сардиса. Патрульные на машине решили проверить и нашли его.

— Звонок был анонимный?

Он кивнул.

— Звонила женщина?

— Нет.

— Не скажете, во сколько поступил звонок?

Он поджал губы, взглянул на холм, потом снова посмотрел на меня:

— Незадолго до того, как мы приехали сюда, если вас это интересует. Звонок зарегистрирован в 4.28 вечера.

— Мог Сардис застрелиться сам?

— Нет. У него дырка прямо во лбу, и никаких следов пороха. Кто-то стоял напротив него и спокойно выстрелил в упор.

— Есть подозреваемые?

Он кисло улыбнулся:

— Только один. Пока.

— Можете рассказать мне что-нибудь о нем? Я имею в виду Сардиса.

— Не много. Крупная шишка. Очень крупная, при деньгах — несколько миллионов. Куча друзей в верхах. С этим делом на нас будут давить со всех сторон. — Торгесен замолчал. — Что-нибудь еще, Скотт? Может, вам рассказать, сколько я получаю в месяц? Или…

Я от души рассмеялся:

— Этого достаточно. Пока. И спасибо.

Этого было явно недостаточно. Я хотел бы еще кое-что узнать у Торгесена, но мне и так повезло, что он рассказал хотя бы это. Я направился к своему «кадиллаку», и Торгесен заметил:

— У вас колесо спущено.

— Черт!

Он снова улыбнулся. На этот раз в его улыбке было больше веселья.

— Пока вы болтали с мистером Монако, я осмотрел вашу машину. В вас действительно стреляли. И продырявили переднее правое колесо.

Я посмотрел, выругался и пошел к багажнику за запаской.

Несколько минут спустя, истекая потом, с содранными руками, я стоял, прислонившись к «кадиллаку», с гаечным ключом в руке и думал.

У меня новый клиент и новое дело, и до сих пор все шло просто «великолепно». Меня наняли найти девушку, а ее убили практически на моих глазах; в меня стреляли; я понятия не имел, кто именно; убили какого-то парня по имени Сардис, о котором я никогда раньше не слышал; я только что имел удовольствие поменять колесо; а моего клиента везут в каталажку.

И это хорошо, сказал я себе. Потому что теперь все обязательно изменится — должно измениться — к лучшему.

Глава 5

Я убрал инструменты и проколотую покрышку в багажник и уже собирался сесть за руль, когда увидел Майка, спускавшегося с Мшистой горы и что-то державшего в руках. Монако все еще сидел в своей машине, но заглушил мотор.

Торгесен стоял рядом с «бьюиком», и, когда Майк подошел, я как бы невзначай медленно прошелся мимо и услышал его слова:

— Вот, нашел на холме, Торг. Одна была почти на самой вершине, две другие — внизу. Больше ничего. Никаких гильз.

Он протянул сержанту три новых хрустящих стодолларовых банкнота.

Торгесен взглянул на них:

— Может, поэтому ее сумка была открыта. Хотя, на мой взгляд, совсем не похоже на ограбление.

— В ее сумке остались какие-нибудь деньги, сержант? — поинтересовался я.

Он оглянулся:

— Вы еще здесь? — Он колебался, думая, отвечать мне или неn, но наконец сказал:

— Нет, только мелочь. И никаких документов. По вашим словам, сначала прозвучали два выстрела и только потом третий. Можете сказать, сколько времени прошло между вторым и третьим выстрелом?

— Ну, может быть, минута. — Я догадался, над чем он размышляет, и поэтому добавил: — У него было достаточно времени, чтобы подбежать к машине, распотрошить ее сумку и сделать третий выстрел ей в голову.

Он кивнул.

Я заглянул внутрь «бьюика» и увидел пустую табличку у руля. Пока дожидался полицию, я обратил внимание на отсутствие регистрационного номера.

Я обратился к Торгесену:

— Нигде не видели ее регистрационной карточки?

— Исчезла. Мы проверим номера в отделе транспортных средств. Скорее всего, это ее машина. Мне казалось, вы торопитесь, Скотт.

Я широко улыбнулся:

— Это точно, — и уехал.

* * *

Я припарковался у входа в «Кублай-хан», и молодой пижон в красных брюках и синем пиджаке взял мои сумки, передал их другому парню, который был одет в белые брюки и золотой пиджак, и перегнал мой «кадиллак» на стоянку. Я вошел внутрь за золотым пиджаком.

Пол покрывал темный ковер с восточным орнаментом, в котором нога утопала почти по колено. Массивные стулья и диваны в холле изготовлены из резного темного дерева. Откуда-то доносилась тихая, приятная музыка. На стенах висели писанине маслом картины в красных, синих и зеленых тонах с бордовыми и сиреневыми вкраплениями. Сквозь огромные окна с правой стороны виднелась голубая мерцающая поверхность бассейна. Слева от меня была широкая дверь с заостренным верхом, как в индийском храме. На двери было что-то начертано какими-то замысловатыми значками, доступными чародею или, на худой конец, востоковеду.

Зато внизу, под витиеватыми буквами, стояло простенькое английское название: «Сераль».

Я знал, что это значит. Это значит «гарем». Я не такой уж тупой. Особенно когда дело касается гаремов. Но похоже, за дверью находился и бар. Вот здорово придумали — бар и гарем в одном месте.

В холле было прохладно, и мне стало легче, но гонки по пескам, беготня по горам и смена колеса под палящим солнцем пустыни все-таки меня измотали. Срочно нужно было выпить, к тому же пришло время сесть и спокойно поразмыслить. Мне хотелось основательно перелопатить факты и разгадать некоторые загадки.

Лучшего предлога для выпивки на данный момент у меня не нашлось.

Я спросил у клерка о Джерри Вэйле, однако принц за стойкой администратора — а возможно, и сам император Азии — не знал, где мистер Вэйл. Но он непременно найдет его или пошлет за ним мальчика-посыльного. Я сообщил, что меня зовут Шелл Скотт и что я буду в баре. Дал коридорному пару долларов и попросил снести мои вещи в номер, а сам направился в «Сераль», бросив беглый взгляд на администратора.

На нем был переливающийся пиджак какого-то невероятного цвета, с пряжкой на воротнике; роль пуговиц исполняли золотые самородки; широкие фиолетовые брюки стягивал плетеный золотой пояс; весь этот наряд венчала броская фиолетовая фуражка. Он просто сверкал.

И не он один. В вестибюле сидели и ходили человек сорок, и некоторые из них уже облачились в костюмы. От таких костюмов прозрел бы даже слепой. Девушки в персидских шароварах, девушки в индийских сари, девушки с голыми животами — я насчитал три пупка — и девушки, одетые в тонкие, прозрачные штанишки, напоминающие пижамные брюки, и в лифчики размером с наперсток, сшитые, очевидно, специально для сосков. Там было несколько щегольски одетых парней, но они не шли ни в какое сравнение с женщинами.

Здесь конечно же присутствовала лишь часть гостей, которые примут участие в праздничных торжествах сегодня и завтра. Но, право слово, я еще никогда в жизни не видел, чтобы в одном месте и в одно время собралось столько восхитительных «персиков». Большинство из них, безусловно, были победителями конкурсов красоты, кульминация которых произойдет завтра здесь — в «Кублай-хане».

Девушки были на любой вкус — высокие, маленькие и среднего роста, все с гладкой, как шелк, кожей, темноглазые, светлоглазые, с красными губами и розовыми губами, с всевозможными прическами — кудряшками, косичками, хвостиками, пучками. Там были брюнетки, блондинки и рыжие, но каждая хороша на свой лад.

Не знай я наверняка, я бы решил, что меня или усыновили, или проломили голову и убили. Потому что это был рай. Или ад. Или еще что-нибудь. Если так выглядит смерть и я попал в рай, то именно к этому, черт побери, и нужно стремиться. «Где твое жало, смерть?! — взмолился я. — Смерть, ты — обманщица, ты… уф…»

Погруженный в мысли о сладкой смерти, голых пупках и лифчиках размером с наперсток и прочем великолепии, я даже не видел, куда иду. Я направлялся в «Сераль» — во всяком случае, туда вели меня ноги, но моя голова вертелась в разные стороны. Поэтому я на кого-то налетел.

Я повернулся и сказал:

— Простите, мне… о-о-о…

«Боже правый, — подумал я. — А ведь я и взаправду умер. И лицезрею ангела».

Я снова видел темно-бордовый цвет с сиреневыми вкраплениями, как в холле «Кублай-хана». Да только сейчас он был другим, совершенно другим. Перед моим мысленным взором возникли образы темно-бордового заката в горах и сиреневых красок в пустыне, я услышал тихий шелест осеннего вечера и почувствовал тепло лунной летней ночи, — и все это было в глазах женщины. Огромных, нежных, обрамленных густыми черными ресницами, чистых и светлых. И в эту минуту испуганных.

Она моргнула. Неуверенно улыбнулась:

— Я пыталась уступить вам дорогу. Но… вас так много, что с вами сложно разминуться.

— В ваших глазах можно умереть, — наконец вымолвил я.

— Что?

— О, извините, я не то хотел сказать. Просто минуту назад я думал о смерти… Не очень-то весело звучит, да?

На ее лице мелькнуло удивление.

— Я представлял холл, наполненный живописными трупами… Опять не то. Если вы дадите мне еще одну попытку, через минуту я скажу что-нибудь умное.

Она неожиданно рассмеялась:

— Надеюсь.

— Давайте сменим тему. Вы наверняка приехали, чтобы победить в конкурсе красоты. Так вот, меня зовут Шелл Скотт и я — судья. Судья, понимаете? У меня есть власть! Вла…

— Я тоже судья.

— Вы… вы судья?

— Да.

— Ну что ж, здесь все ясно. Может, я смогу… э-э… быть вам полезным в чем-нибудь другом?

— Шелл Скотт… Ну как же. Я вас знаю.

— Нет, не знаете.

— Вы из Лос-Анджелеса, так ведь?

— Ага. Л.А. — Голливуд.

— И я тоже. Из Голливуда.

— Как вас зовут?

— Мисти.

Ей подходило это имя.[2] Она произнесла его низким, грудным голосом:

— Мисти Ломбард.

Мисти Ломбард? Ушам своим не верю. Кто… а, черт побери. Ее имя знает, наверное, половина населения земного шара. Мисти Ломбард, одна из самых знаменитых и ярких звезд Голливуда. Кинозвезда, звезда телеэкрана, красавица с обложки журнала. Я даже слышал, что аборигены Бензабиланда повесили один из ее бюстгальтеров на ствол дерева и в полнолуние исполняют вокруг него ритуальные танцы.

Я просто не узнал ее. Частично из-за того, что наша встреча произошла внезапно и, так сказать, с налета. Но главным образом из-за того, что ни кинопленка, ни журнальная обложка, ни тем более телеэкран не способны передать даже толику красоты, теплоты и очарования этой кинопринцессы. А ее волшебные глаза… вы поймете, если только заглянете в них и утонете.

Она не была одета для карнавала. На ней был простой белый костюм, но даже он не мог скрыть великолепные изгибы ее тела, высокую грудь, всемирно известные бедра и невероятно тонкую талию. У нее были густые, темные волосы цвета жареных каштанов и мягкие, нежные, влажные губы — казалось, они сами могут поджарить каштаны.

— Повезло мне, — пролепетал я, чувствуя, что потихоньку смелею.

— О чем это вы?

— Я бы хотел похитить вас и спрятать в пещере. Или в башне, или еще где-нибудь. И каждую ночь забираться к вам по веревочной лестнице. Но с Мисти Ломбард этот номер не пройдет. Меня растерзают десятки тысяч мужчин.

— Может, вы все-таки… — Она замолчала, скромно закатила глазки, прикусила губу, как бы задумавшись. Меня это очаровало. — Увезете меня в свою пещеру, — закончила она.

— Подумайте еще о каком-нибудь варианте.

— Каком же?

— Не важно. Я отправляюсь на поиски пещеры. Как насчет ужина? Мы будем пить мартини из черепа бронтозавра и закусывать дикими оливками, нанизанными на зубы тигра…

— Мне это не нравится.

— Я так и думал. А как насчет обычного мартини в «Серале»?

— Мне очень жаль. Я бы с удовольствием, правда. Но мне нужно подготовиться к приему.

— К приему? Ах да. — Я вдруг вспомнил, где нахожусь. — Может, позже мы…

— Посмотрим. Я иду на прием с мистером Лифом. Не исключено, что он будет очень занят в течение вечера. Не знаю.

— Саймон Лиф?

Она кивнула. Значит, она будет с продюсером. Тьфу на него! Все верно: Мисти играла главные роли в нескольких его фильмах. В его хороших фильмах. Возможно, у них просто деловая встреча.

— Мне нужно бежать, — сказала она.

— Хорошо. Но не удивляйтесь, если увидите меня поблизости. Скорее всего, ваш взгляд постоянно будет натыкаться на меня.

— Пока, мистер Скотт. Была рада, — она лучезарно улыбнулась, — столкнуться с вами.

— На всякий случай оставьте мне один танец. — Я постарался улыбнуться как можно обаятельнее и добавил: — В лунном свете.

Она уже сделала было несколько грациозных шажков, но вдруг остановилась и повернулась ко мне. Потом неожиданно сжала эти мягкие красные губы и поцеловала воздух между нами, глядя мне прямо в глаза. Я словно проглотил шесть таблеток «алказельтцер» сразу. Мисти Ломбард повернулась и ушла своей волнующей походкой, а я смотрел ей вслед, пока она не скрылась из виду.

И тут же решительно направился в «Сераль». Выпить.

Глава 6

Если бы я не находился в состоянии шока от встречи с Мисти, наверняка испытал бы его, войдя в «Сераль». Такой волшебной красоты я еще не видел.

Я раздвинул цветной занавес из нанизанных на нитки цветных бусинок и вошел. Мне пришлось немного постоять, чтобы глаза привыкли к полумраку бара. Помещение озаряли несколько больших металлических ламп, доставленных, вероятно, из Индии или Персии, но остальное освещение исходило от небольших светильников, стоящих на низких столиках. Поначалу я решил, что горят свечи, но при ближайшем рассмотрении оказалось, что это масляные лампы, — я видел похожие в Бомбее.

Справа от меня протянулась длинная стойка бара, а в дальнем конце широкой комнаты за тонкими, почти прозрачными перегородками расположились интимно освещенные кабинки, в которых угадывались смутные силуэты мужчин и женщин; остальную часть помещения занимали низкие, массивные столы, вокруг которых стояли деревянные стулья. В баре толклось много народу, почти все посетители были в карнавальных костюмах. Вокруг слышался приглушенный гул голосов. Я почувствовал легкий аромат спиртного, духов и пудры, запах лосьонов и специй. Играла тихая музыка: звучали свирели, множество мелодичных колокольчиков, тарелки и что-то вроде флейты.

В «Серале» было не просто сказочно красиво, там царила теплая, возбуждающая атмосфера… Да что я все вокруг да около: воздух просто искрился от секса. Что мне чрезвычайно понравилось.

Я подошел к стойке и сел на первый свободный стул.

Бармен, казалось, сейчас исполнит передо мной какой-нибудь танец с немыслимыми пируэтами, такой он был вертлявый и манерный, но он просто подбежал ко мне и изобразил что-то вроде:

— Н-да?

Я решил, что он с юга. С южного Марса, судя по его пестрому одеянию.

— Бурбон с водой.

— Попытайтесь еще раз.

— Да ладно тебе, — буркнул я.

Пожалуй, он хватил через край.

— Может, попробуете что-нибудь из нашего коронного? — предложил он с такой надеждой, что ему было неловко отказать.

— Что еще за коронное?

— Один из наших коронных напитков.

Он куда-то упорхнул, но вскоре протанцевал назад с небольшой, ярко раскрашенной папкой.

Это было меню напитков, состоящее из, как минимум, пятидесяти наименований — от Кишмета до Стамбула и реки Хугли. «Последнее должно быть чем-то невероятным», — подумал я.

— Ну… — протянул я. — А, черт. Принеси любое. Только чтобы я мог его осилить.

— Я бы предложил «Поцелуй кобры», — обрадовался он.

— Валяй.

— Вы именно этого хотите?

— А что в нем?

— Этот напиток изготовлен по секретному индийскому рецепту.

— О'кей, — согласился я. — Какого черта! Находясь в Индии, поступай как индусы. Ну а теперь скажи, что на самом деле входит в «Поцелуй кобры»?

— Много-много выпивки. — Он заговорщически подмигнул и принялся смешивать коктейль — из девяти бутылок.

Во мне зародилось подозрение, и я заглянул в меню. Вероятно, его «коронный» напиток влетит мне в копеечку. Так и есть. Вот он, «Поцелуй кобры», — четыре доллара и девяносто пять центов. Да уж, в этой чертовой бурде, должно быть, уйма хмельного.

Высокий, тяжелый стакан, на краю которого красовалась орхидея, вращаясь, заскользил ко мне по стойке.

— Ну вот, — с гордостью произнес бармен.

— Молодец. Ты включаешься при помощи монетки?

Он покрутил головой, словно отгоняя мух, и утанцевал прочь. «Слава богу, — подумал я, — хоть этот не судья».

Хотя сейчас это не имело большого значения. По крайней мере, в отношении конкурсов красоты. Правда, конкурс в «Хане», похоже, здорово отличается от подобных шоу, размышлял я, попивая «Поцелуй кобры», в котором плавали какие-то штуки, напоминающие полые зубы змеи.

Вот что я вам скажу, не таясь, — я действительно с особой внутренней дрожью ждал этого конкурса красоты. Пусть даже конкурса «талантов» — хотите верьте, хотите нет. Сказать почему? Нет? А я все-таки пооткровенничаю.

Сейчас наступил такой момент, друзья мои, когда конкурс выигрывает ведущий — один из тех парней, которые без конца улыбаются, машут руками и заливаются нежными голосами.

Красота уже не служит главным критерием для участия в конкурсе. Коль у девушки имеется пара рук и ног и все остальное, она принята — если у нее есть талант. Умеет ли она петь? Танцевать? Может прочитать по памяти «Усеянное звездами знамя»?[3] Если да, она получает десять баллов. Для победы нужны одиннадцать.

Да, они расхаживают в вечерних платьях и купальниках и демонстрируют судьям свою неотразимость, а что потом? Потом каждая красавица должна сыграть на балалайке, просвистеть мелодию носом, исполнить какой-нибудь акробатический трюк или показать что-нибудь необычное, прежде чем ее признают лучшей из лучших. Почему? Потому что народ свихнулся, вот почему.

Я помню, как одна милашка завоевала третье место в конкурсе «Мисс Автомобильная покрышка». В ней было пять футов одиннадцать дюймов роста и примерно девяносто семь фунтов веса, на голове — необычный парик, и вообще она смахивала на брата продюсера, а получила третье место за то, что щипала свой нос, как струны арфы. Она сыграла на носу «Алоха ой», и, если уж быть честным до конца, у нее здорово получилось. Плинг-плинг-плин-н-нг-плинг! Ну, сами знаете. Было видно, что она много тренировалась.

Меня же почему-то разбирало любопытство: какой будет реакция отважного человека — ее мужа, естественно, — если он запрыгнет на супружеское ложе и воскликнет: «Э-гей, а вот и я!», а она ответит: «Плин-н-нг!» Или даже: «О, скажи, в первых лучах рассвета ты чувствуешь себя так же прекрасно, как при последних лучах заката?» — и так далее. А почему нет? Разве не это оригинальное искусство обеспечило ей победу?

Вот так на сегодняшний день обстоят дела с конкурсами красоты в США.

И тем не менее я с нетерпением ждал конкурса талантов в «Кублай-хане». Потому что на этот раз для него было разумное основание. Раз победительница получит ведущую роль в телевизионном сериале Саймона Лифа, а некоторых конкурсанток пригласят для участия в небольших эпизодах, что позволит им немного подняться по лестнице шоу-бизнеса, значит, они будут читать стихи или исполнять какое-нибудь драматическое произведение. Тогда продюсеры и режиссеры смогут определить, обладают ли соискательницы хотя бы малейшими актерскими способностями, которые можно было бы развить, огранить и превратить в настоящий бриллиант. Конечно, главное внимание все равно будет сосредоточено на внешних данных — лице, фигуре, грудях, заднице и сексуальной привлекательности, — но зато девушка не станет победительницей лишь потому, что она может босиком шестнадцать раз прокрутиться на одном пальце.

Вот о чем я, судья конкурса, думал. И, увлеченный столь глубокими размышлениями, я вдруг с запозданием понял, что сижу рядом с еще одной исключительно красивой девушкой. Это уже перебор, друзья мои. Они были повсюду. Если пьяница окунется с головой в бак с красителем, он обязательно отравится, как бы ему ни хотелось этого избежать. Так и здесь. Эта красавица была старше остальных, но могла дать им всем сто очков вперед.

Она выглядела одного со мной возраста, лет тридцати. Темная дочерна, с точеным профилем, черные волосы убраны со лба и затянуты бантом на затылке. Глаза обрамляли невероятно длинные ресницы, нос прямой, высокие, выступающие скулы, чувственный, с жестоким изгибом рот.

Ауру доброты и подлинного мягкосердия, но отнюдь не агрессивности создавали ее столь же высокие, выступающие и очень интересные груди. Я сказал «интересные», а не «колыхающиеся» или «вздымающиеся, словно наполненные газом», потому что они были чертовски интересными, в основном благодаря тому, что вы могли их хорошенько рассмотреть и отдать должное этому шедевру природы. В наши дни со всеми этими конкурсами красоты, делающими ударение на свист носом, это крайне важно: сейчас ничего нельзя принимать на веру.

Всего несколько дней назад я прочитал рекламу в дамском журнале «Модерн Ив», которая торжественно вещала: «…и, девочки, для бюста 32-го размера вы можете приобрести „Мэджик-бра“ с размерами 32 A-D, 34 A-D, 36 A-D и 38 А-С („Мэджик-бра“ размера 38D не подходит для бюста 32-го размера)», и мрачно подумал: «Пока не подходит». Есть еще журнал «Модерн Эдам», но я боюсь его читать.

Слава богу, еще не перевелись девушки, больше похожие на прародительницу Еву, вроде той, что сидела справа от меня.

На ней был цыганский наряд, свободная блузка с глубоким вырезом, плетеный золотой пояс и цветастая юбка. В ушах сверкали крупные бронзовые — а может, даже золотые — кольца. На левом запястье позвякивали многочисленные браслеты, на среднем пальце левой руки переливалось огромное кольцо — я решил, что это горный хрусталь, настолько оно было большим.

Она допила коктейль, похоже с шампанским, оттолкнула от себя пустой бокал и задумалась. Потом достала сигарету, и я с быстротой молнии выхватил свою зажигалку и поднес ей огня. Полный кретин. Понял я это несколько погодя.

Она повернула голову, глянула на меня холодными раскосыми глазами и, не обращая внимания на мое пламя, щелкнула своей золотой зажигалкой, усыпанной горным хрусталем, и зажгла сигарету.

— Привет, — улыбнулся я.

Пришлось второпях убрать зажигалку. Я знаю, когда нужно остановиться. По крайней мере, мне так кажется.

Она выпустила дым через нос, глядя на меня с приветливостью раненой антилопы, повстречавшей стаю гиен. Наконец холодно отозвалась:

— Что?

— Просто… привет. Как… ну, как «Привет вам!». Или «Салют, крошка!». В общем, здесь, в южной Калифорнии, дружественной южной Калифорнии, это означает «здравствуйте». — Я замолчал. — По крайней мере, раньше означало.

Все, я выдохся. Может, она была глухой, но при этом очень симпатичной. Это удивительное, необычное лицо. С раскосыми глазами и широкими скулами. Темная кожа и гладко зачесанные черные волосы. Она выглядела как представительница евразийской расы, даже азиатской. Даже… Меня вдруг осенило. Она была похожа на монголку. В ее костюме не было ничего цыганского, такие вещи носили прекрасные наложницы Кублай-хана.

Точно. Она идеально вписывалась в здешнюю обстановку, как будто этот дворец выстроен специально для нее — так же, как шах Йахан воздвиг Тадж для своей возлюбленной Мумтаз Махал. Это ее Занаду. Я легко представил ее одной из девяноста девяти жен Кублая. И так же легко вообразил, как она выхватывает огромный меч Кублая и сносит девяносто восемь голов.

Она рассматривала меня, сморщив нос. Не сильно. Но так, чтобы я заметил, как она его морщит и как ей этот милый трюк к лицу.

До меня вдруг дошло, что после беготни по пустыне, валяния в пыли и смены покрышки я сразу направился в бар, не «освежившись» у себя в номере. Естественно, я выглядел слегка помятым и грязноватым. И тем не менее ей не стоило морщить (я подумал — кокетничает) свой острый нос. Я пользуюсь дезодорантом, который по телевизору рекламируют как «убивающий запах пота».

— Кто вы? — спросила она, когда наконец решила снизойти до разговора со мной. — Водитель грузовика? Или, может…

— Не утруждайте себя перечислениями, — грубовато оборвал я ее. — Я слышал их все, мэм. Водитель грузовика, мусорщик, продавец хот-догов. Мы все несем свой крест. А вы кто, королева мая?

Обычно я позволяю людям рвать меня на части и не пытаюсь демонстрировать свой ум, говоря им колкости в ответ. Обычно я этого не делаю, потому что не могу на ходу придумать ничего достойного. Вот как сейчас. А в основном потому, что эта дорога ведет вниз, к проигрышу. Зачем мне это? Я уже достаточно проиграл.

Черт с ней, подумал я. С ней и с ее яркой блузкой. Она, наверное, мычит, когда просыпается по утрам. Черт, я ведь только хотел дать ей прикурить. Ну, может, и не только, сказал я себе. Но она-то этого не знала. А если и знала? Что ж она тогда вырядилась, как невеста на нудистской свадьбе?

Я сидел, делая вид, будто ничего не произошло, и в этот момент вошел высокий симпатичный парень и заскользил в нашу сторону. Казалось, он не идет, а плывет по воде. Его золотистые волосы вились крупными волнами, голова высоко поднята, он рассекал воздух, словно двадцативесельная военная баржа викингов. С широкими плечами и узкой талией, он выглядел как человек, который ни разу не потел за всю свою жизнь.

Он подошел прямо к грудастой монголке и наклонился к ней, складывая рубиновые губы для поцелуя. Я подумал с некоторой тревогой: «Лучше не надо, старик, — ты ее не знаешь так, как знаю я». Он непринужденно клюнул ее в щеку.

— Привет, дорогой, — сказала она.

Очевидно, он все-таки знал ее лучше, нежели я.

— Привет, милая, — ответил он.

— Ты почему так долго?

— Никак не мог найти трусы.

Он явно знал ее намного лучше, чем я.

— О, Джерри, — вздохнула она. — Они там же, где и всегда.

— Ага, я их там и нашел.

Поверьте, это был гнусный разговор. И от нарочитой откровенности становился еще противнее. Сидевшая рядом пара встала и ушла, и дружок монголки уселся на освободившийся стул. Потом он понизил голос, но не настолько, чтобы я не мог его услышать, и задиристо проговорил:

— Я видел, как ты болтала с этим мерзавцем, который сидит рядом с тобой. Он тебя доставал, Нейра?

— Да, — ответила она. — Ты заметил, какие у него грязные руки? Наверное, он работает в гараже.

— Руки? Он… он не дотрагивался до тебя?

Хлюст склонился над ней и в буквальном смысле оглядел ее прелести, словно хотел удостовериться, не остались ли там грязные следы от моих заскорузлых, изношенных тяжелым трудом лап.

— Господи, нет! — воскликнула она. — Что-что, а вкус у меня есть, дорогой.

— Ах, конечно, милая. Предоставь это мне. Я разберусь с подонком.

Я изучал свой стакан — пустой стакан, — когда он подошел и постучал меня по плечу. Я обернулся:

— Да?

Он придал своему лицу устрашающее выражение, над выработкой которого, видимо, долго тренировался.

— Эта дама справа, — с важным видом заявил он, — моя жена.

— Угу.

— Думаю, я должен уведомить вас, что ей неприятны ваши заигрывания, а я считаю их просто возмутительными.

— Да. Хорошо, извините. Черт, я всего лишь сказал «Привет». И больше ничего…

— И я требую, чтобы вы прекратили надоедать ей, — продолжал он, искоса поглядывая на жену: хорошо ли ей слышно.

— Договорились, — согласился я.

«Да уж, — подумал я. — Откуда мне было знать, что она его жена. Наверное, молодожены. О'кей, он выиграл сражение».

Но он никак не мог угомониться.

— Я настоятельно требую, — гневно провозгласил он, — чтобы вы больше не докучали ей своими приставаниями.

— Не беспокойтесь об этом. Я скорее пройдусь босиком по разбитому стеклу.

— По-моему, мне не нравится ваше к ней отношение, — заявил он.

Этот парень начинал меня раздражать.

— По-вашему, да? — огрызнулся я. — А точнее вы не знаете?

Он буквально закипал на глазах. Сначала я думал, что он просто поднимает пыль, но теперь его всего колотило. Я не сумасшедший. Черт, я только хотел, чтобы эти неземные существа оставили меня в покое.

— Ну, ты, хвастливая обезьяна! — крикнул он. — Ты…

— Уймись, дружище. Давай не будем обзывать друг друга. Все и так уже выглядит достаточно смешно.

— Смеш…

— Смешно и глупо. — Я и сам уже начал заводиться. — Раз уж я должен оправдываться, то скажу: я всего лишь попытался поднести огня твоей жене, но она повела себя так, словно я поджег ее трусики. Если тебе нужна правда, я думаю, она просто злобная…

— Все. Вон! — он протянул руку и схватил меня за локоть. Мое терпение лопнуло.

У меня есть один пунктик: я очень не люблю, когда меня хватают и пытаются выбросить за дверь или втолкнуть внутрь или просто пихают куда-нибудь. Я почувствовал, как во мне закипает ярость, и безуспешно попытался ее обуздать. А он тем временем толкал меня, обнаружив, вероятно, что это не так уж легко.

Я сбросил его лапу со своей руки и произнес с большим пылом, чем следовало бы:

— Ладно, раз ты ужасно жаждешь правды, получай ее. Случилось вот что: я увидел, что ее грудь растеклась по стойке, и начал подбирать ее, решив, что это ангельский пирог, приготовленный из восьми дюжины яиц. Она сказала: «Будьте добры…»

Он не дал мне закончить. Он снова протянул свою клешню и попытался схватить меня, но я выбросил вперед руку и задержал его.

— Не делай этого.

Может, он уловил угрозу в моем голосе или еще что-нибудь, но, к счастью, не схватил меня. Моя рука была повернута к нему тыльной стороной и находилась всего в шести дюймах от его физиономии, поэтому он хорошо ее рассмотрел. Она вся в шрамах, а костяшки немного распухшие — от битья физиономий, — и он весьма заинтересованно разглядывал ее.

— Есть одна маленькая деталь, — сказал я. — Я слышал, как твоя жена назвала тебя Джерри. Прежде чем я уделаю тебя, хотел бы узнать, твоя фамилия, случайно, не Вэйл? Надеюсь, что не так.

— Вэйл? Конечно, Вэйл. Откуда вы знаете? Как… Вы и моя жена…

— О, кончай, Джерри Вэйл. Замечательно. Я — Шелл Скотт, — вздохнул я облегченно, — и мы станем хорошими друзьями.

— Вы — Скотт? — Он вдруг расплылся в улыбке. — О, черт, Орманд предупредил, что вы приедете. Мне только что сказали, что вы здесь, Скотт. — Он снова протянул руку — на этот раз для того, чтобы пожать мою. Потом, сияя, обернулся к жене: — Все в порядке, Нейра. Это — мистер Скотт. Шелл Скотт.

Интересно, подумал я, почему это сейчас все в порядке. И что именно в порядке? Нейре, похоже, все было до лампочки. Для нее все оставалось по-прежнему. Ей невозможно было угодить. Она передернула плечами — при этом ее цыганская блузка едва не соскользнула вниз — и равнодушно протянула:

— Ну и?..

«Все-таки она злобная», — решил я. Джерри Вэйл понизил голос и прошептал:

— Я очень рад, что вы здесь, Скотт. Девушка — ну, вы знаете?.. — так и не появилась. Вы понимаете, о чем я говорю? Орманд посвятил вас в детали?

— Да. А теперь позвольте посвятить вас. Девушка и не появится. А вам придется оседлать коня…

— Не появится?

Я огляделся вокруг. Два места за Нейрой оставались свободными, а молодой петушок, сидящий слева, склонился к малышке в платье восточной красавицы и то ли говорил с ней, то ли собирался ее съесть, так что никто не мог нас подслушать.

Я тоже понизил голос:

— Самое важное сейчас — это то, что ваш босс в каталажке. Закон…

— В каталажке?

— Да, в тюряге в Индио. В тюрьме. Может, его и не посадили, а только допрашивают, но ему это не нравится. Я бы рискнул…

— О господи, какого черта Орманд делает в тюрьме?

— Думаю, пытается выбраться оттуда. Что, кстати, вы должны были организовать уже десять минут назад.

— А что случилось? Почему он…

— Девушка, Джин, не появится, потому что ее убили. Кто-то застрелил ее.

У Вэйла перехватило дыхание, и он начал было что-то лопотать мне, но я его не слушал.

— Не знаю, как полицейские собираются связать его со смертью девушки, — я был там, когда это произошло, — но они хотят серьезно поговорить с ним о каком-то типе по имени Сардис.

— О ком?

— О Сардисе. Эфриме Сардисе. Похоже, его прикончили, и ребята шерифа интересуются…

— Убили? Кто-то убил Эфрима Сардиса?

Его челюсть отвисла, глаза выкатились из орбит.

Я медленно продолжал:

— Да. Похоже, так. Я не знаю подробностей… Мне так и не удалось закончить.

Нейра издала какой-то свистящий звук, сползла со стула, как раненая птица, выпрямилась и пронзительно завизжала. Ее глаза закатились, она тут же потеряла сознание и свалилась на пол.

Глава 7

Вэйл не успел подхватить ее. Я тоже.

В «Серале» стало очень тихо. Все смотрели на нас.

Вэйл опустился перед женой на колени и взял ее за руки. Потом оглянулся на меня с перекошенным лицом.

— Идиот, — прошипел он. — Мою жену зовут… звали… Нейра Сардис. Она — дочь Эфрима.

Я открыл рот и тут же закрыл. Что я мог сказать? Будь миссис Вэйл немного пообщительнее, она могла бы избежать такого внезапного потрясения. Я вспомнил, как Орманд Монако сказал, что я могу получить всю информацию о Сардисе от Джерри Вэйла и его жены. Я должен был догадаться… но не догадался. Да теперь уже и не было смысла сожалеть и сокрушаться.

Через две-три минуты Нейра пришла в себя и заморгала затуманенными глазами. Мы с Вэйлом вывели ее из «Сераля», миновали вестибюль и вошли в просторный кабинет Джерри, отделанный красным деревом. Он сел рядом с ней на красный кожаный диван, тут же вскочил, достал бутылку бренди из потайного бара, удачно вмонтированного в стол, щедро плеснул в стакан и протянул жене. Она сделала глоток, глядя перед собой застывшими от шока глазами.

Вэйл тихо поговорил с ней, потом встал и подошел ко мне.

— Мне нужно отвезти Нейру домой.

— Конечно.

— Ужасно. — Его состояние мало отличалось от ее. Он нервно добавил: — Все это ужасно, но… она беременна.

Теперь мне стало понятно, почему его так трясет. Для большинства мужчин производство детей не только загадка, но и жуткий кошмар — по крайней мере, так они уверяют.

— Уже четыре месяца, — продолжал Вэйл. — Надеюсь, это… надеюсь, это не…

Он замолчал, нервно ломая пальцы.

— С ней все будет хорошо, — уверенно сказал я, как будто считал себя знатоком по этой части. Я зажег сигарету и продолжал: — Послушайте, мистер Вэйл, мне не хочется вас задерживать, но я должен сказать еще несколько слов. Вам нужно позвонить адвокатам в Калифорнии, если Монако все-таки возьмут под стражу. И никто не должен знать о нашем разговоре. Мистер Монако особо подчеркнул, чтобы я не говорил ни с кем, кроме вас.

Он кивнул, потом, моргая, посмотрел на меня:

— Что произошло? Как это случилось?

Я рассказал ему то немногое, что знал об убийствах.

Когда я закончил, он выдохнул:

— Убит. Господи, кто мог застрелить его?

— Именно об этом я и хотел поговорить с вами, мистер Вэйл. Вы никого не подозреваете? Кого-нибудь, у кого был мотив для убийства?

— Даже не представляю. Он почти не выходил из дому, а если выходил, то только по делу. Он… редко бывал на людях.

— Его дом находится на Окотилло-Лейн?

— Да. Это большое поместье, он живет в главном здании, а мы с Нейрой занимаем один из коттеджей.

— О! Вы были дома сегодня днем?

— Я был здесь, в отеле. Готовился к приему — тут тоже пока полная неразбериха. — Он прикусил губу, подумал и продолжил: — Нейра весь день ходила по магазинам в Спрингс, а потом приехала прямо сюда. В «Хане» у нас тоже есть коттедж. Я должен был встретиться с ней в «Серале» — ну, это вы знаете.

— Еще одно. Как вы думаете, есть какая-нибудь связь между убийством мистера Сардиса и смертью девушки?

— Девушки? Ах да, мисс Джакс. Нет… вряд ли. Никакой связи не вижу. Да и быть не может.

— Полагаю, вы достаточно хорошо знали мистера Сардиса.

— Да, разумеется. — Он помолчал. — Ну, на самом деле только после того, как мы с Нейрой поженились в начале этого года. Я познакомился с Эфримом где-то за месяц до нашей свадьбы. Клянусь, не имею ни малейшего представления, кто мог желать его смерти. Просто ума не приложу, — повторил он. — Мне пора. — Он подошел к жене и помог ей подняться.

— Вам помочь? — предложил я.

— Нет, мы справимся. Я вернусь, как только смогу, Скотт. Мы должны еще с вами о многом поговорить. Давайте встретимся… Вам, наверное, нужно приготовиться к вечеру. К приему.

— Да, мне бы хотелось умыться и переодеться.

— Что, если мы встретимся в «Серале»? Скажем, где-то через полчаса?

— Отлично. Буду ждать вас там.

Я вышел из кабинета и направился к стойке администратора. Пора заняться делом, например выяснить номер моей комнаты. Я все еще стоял у стойки, когда Джерри Вэйл и его жена появились в дверях кабинета и направились к выходу. Нейра шла на своих шпильках немного неуверенно, но она справится.

* * *

Двадцать минут спустя я стоял в своей комнате — вернее, в двух комнатах, — и любовался собой в зеркале.

Бог мой, я выглядел великолепно. Я принял душ, побрился и облачился в изумительный костюм, который взял напрокат в Голливуде, — длинный, ниже бедер, ярко-красный пиджак, застегнутый до самой шеи, сидел на мне как влитой, серебряные пуговицы спереди вставлялись в петли из блестящего серебряного шнура. Дополняли суперпиджак белые брюки с красными полосками по бокам и роскошный белый тюрбан.

Мой наряд — за исключением тюрбана — напоминал костюм Али-хана. Правда, на моем пиджаке позвякивала куча медалей. Я их получил за пару лишних баксов и теперь выглядел как человек, который в одиночку спас целую страну.

Мне казалось, что с тюрбаном на голове я очень похож на настоящего магараджу. Вот только лицо в тюрбан не вписывалось. Но тут я уж ничего не мог поделать. Мой кольт слишком выпирал из-под пиджака, поэтому я оставил кобуру в шкафу, а пистолет сунул в карман брюк, где он был почти незаметен. Итак, я готов.

И я снова бодро направился в «Сераль».

* * *

Миновало двадцать минут после условленного срока, а Вэйла все еще не было; я потягивал уже третий «Поцелуй кобры» за этот вечер. Да, похоже, кобры здесь гигантские. Я решил на время воздержаться от принятия змеиного яда. К тому же я ничего не ел, кроме наспех перехваченного бутерброда после телефонного звонка Монако.

Тем не менее, я чувствовал себя превосходно и среди всей этой многообразной красоты ожидание нисколько меня не тяготило, хотя я больше никому не говорил «привет». Между тем я поймал несколько зовущих взглядов и обращенных ко мне улыбок, что несколько смягчило удар, который Нейра нанесла моему самолюбию. И все же теперь я решил вести себя поосторожнее.

Пока что меня преследовали сплошные неудачи. Сначала мне не удалось встретиться с Монако — или ему со мной; потом зверски убили Джин. И даже Мисти, с которой я провел несколько восхитительных, многообещающих минут, была недоступна для меня в данный момент, а может, я вообще больше ее не увижу. Не говоря уж о Нейре, встреча с которой была сродни стихийному бедствию. Совершено два убийства. Все, хватит. Теперь я буду умнее.

Только…

Только каждый раз, когда принимаю такое решение, я умудряюсь наделать гору глупостей.

Иногда ты составляешь превосходные планы и принимаешь умные решения, но события идут своим чередом, полностью игнорируя красивые планы и убедительные решения, как будто у них своя собственная строптивая воля и плевать им на твои намерения.

Почему-то у меня по спине поползли мурашки.

Иногда со мной такое бывает, я начинаю чувствовать легкое покалывание в позвоночнике, и это не предвещает ничего хорошего. Кто знает? Вероятно, бывают дни и ночи, когда, па-ра-ба-пам, что бы ты ни делал, как бы ни предостерегался, с тобой обязательно произойдет что-нибудь непредвиденно-плохое. И это покалывание в позвоночнике служит предупреждением — если ты в состоянии услышать шепот летучих мышей: «На улице дождь, брат, — выйдешь за дверь и промокнешь».

Не знаю; может, на свете существуют зонты.

Во всяком случае, у меня был план и было решение. Я собирался быть хорошим мальчиком и избегать неприятностей. Но…

Но кое-что меня беспокоило. Беспокоило и волновало. Что-то изменилось. Естественно, в такую ночь в «Кублай-хане» это «что-то» было связано с женщиной.

Такого аппетитного маленького «персика» я не видел целую вечность. Черные, коротко остриженные волосы с легкой, воздушной челкой, в художественном беспорядке спадающей на лоб; большие круглые глаза, смотрящие на мир с постоянным удивлением; глаза темные и сладкие, как шоколадный пудинг; и нежный рот, который должен привлекать внимание пчел. Не говоря о том, что ее фигура, как и у большинства присутствующих здесь девушек, соответствовала новейшим стандартам.

Она в одиночестве сидела за столиком прямо позади меня. Я поглядывал на нее в зеркало, висевшее над стойкой бара, и заметил странное обстоятельство. Она пила и не курила, но над ее головой периодически возникало облако дыма. Я видел, как она время от времени морщит нос — но не так, как Нейра, а словно испытывая глубокое отвращение к дыму.

Ничего удивительного. Дым-то был от сигар.

Рядом с ней за другим столиком сидело двое мужчин, и один из них, здоровенный бык лет сорока, курил сигару. У этого типа были широченные плечи и мощный торс, а живот — как пивная бочка. Он выставил вперед одну ногу, и штанина брюк так обтянула бедро, что оно выглядело как лошадиная шея.

Толстяк набрал полный рот дыма, сложил губы буквой «О» и выпустил облако в малышку.

Сделано это не случайно. Он намеренно обкуривал ее. Может, он считал, что имеет на это право, — девушка была цветной. Я начал было закипать, но вспомнил о своем намерении быть пай-мальчиком и решил охладить свой пыл очередной порцией выпивки. В конце концов, это не мое дело.

Поэтому, попросив бармена наполнить мой бокал, я решил переброситься с ним парой слов, хотя наш предыдущий разговор не представлял никакого интереса и я вряд ли стал бы описывать его в своем письме к матери — думаю, я даже не упомянул бы о нем в постскриптуме. И все же я решил поболтать с ним, чтобы отвлечься. И вот что из этого вышло.

— Весело здесь сегодня, — начал я. — И вообще очень красиво.

Я подумал, что говорить о девушках не имеет смысла.

— О да, — откликнулся он. — Потрясающе, правда?

— Да уж. Куда ни кинешь взгляд, всюду красотища.

С этим парнем мне никак не удавалось принять сдержанный тон. А может, просто день был такой нервозный.

— Уверен, мне здесь понравится. — В его голосе звучала такая искренность, что мне захотелось взять назад некоторые из своих мыслей о нем. Впрочем, уже было поздно. — Я приступил к работе вчера вечером, — с восторгом продолжал он, — проверил запасы, посуду и все такое. А после смены отправился погулять и осмотреть окрестности. Невероятно, такое впечатление, будто находишься в настоящих джунглях.

— Действительно, похоже на джунгли. Им бы еще несколько воющих зверей да парочку слонов…

— О, вы любите домашних животных?

Люблю ли я домашних животных? Шутит он, что ли?

— Ну, — ответил я, — только не слонов. А домашних животных разумного размера. Например, собак, кошек, рыб… кстати, насчет рыб…

— У меня есть кошки дома, много кошек.

— Рыбки, они бывают такие маленькие, симпатичные…

— Сиамские, персидские, беспородные, любые. Старые и совсем маленькие…

— Вам не нужно приучать их ходить в туалет или…

— Я их просто обожаю.

— Кого?

— Моих кошек.

— Мне казалось, мы говорили о рыбах.

— Нет, я рассказывал вам о своих кошках и котятах.

— Хорошо. Хорошо. У вас их много, да?

— О да. У меня… — Он задумался, тряхнул чубчиком, потом глупо ухмыльнулся: — у меня целая орава кошек. — И расхохотался.

Все. Я уже достаточно отвлекся.

Я просто уставился мимо него, брезгливо оттопырив нижнюю губу. И в этот момент увидел в зеркале, как девушка с шоколадными глазами и сладкими губами яростно замахала рукой перед своим лицом, а потом повернулась к здоровяку.

Я услышал ее вежливую просьбу:

— Прошу прощения. Вы не могли бы не делать этого? Я скоро…

Он сидел, все так же развалившись на стуле и выставив вперед жирную ногу. Зажженную сигару он держал между большим и указательным пальцами. С ухмылкой посмотрев на нее, он небрежно бросил:

— Тебе это мешает, детка? Ну что ж, если тебе не нравится, можешь уйти. Мы живем в свободной стране.

«Наверное, один из этих умников», — подумал я. И напомнил себе — сиди тихо, ни во что не влезай, не строй из себя идиота. Я застыл на своем месте, но мое лицо против моей воли запылало, и на верхней губе выступили капельки пота. Вне всяких сомнений, мои железы начали усиленно работать из-за контраста между тем, что сказал этот жирный буйвол, и как он это сказал. И частично из-за только что завершившегося нелепого разговора с барменом.

Может, парнишка за стойкой и не походил на Геркулеса или Казанову, он даже показался мне слегка туповатым, но был приятным малым и никому не желал зла. Чего не скажешь о другом «парнишке». Ему явно не терпелось причинить зло.

Уф, в конце концов, я здесь по долгу службы. Я не могу разобрать это заведение по кирпичику. И мой белый боевой конь давно пошел на мясо. Так я внушал себе.

Девушка отвернулась, придвинулась поближе к столу — и, бог мой, ее лицо пылало.

Вместо карнавального костюма на ней было бледно-голубое вечернее платье с глубоким вырезом, открывающим высокую грудь с обольстительной темной ложбинкой. Когда она взволнованно, глубоко дышала, ее грудь ритмично поднималась и опускалась, и было в этой полуобнаженности что-то необычайно чувственное. Казалось, у нее внутри тихо напевает труба и дюжина альтовых саксофонов. Пальцами одной руки она нервно барабанила по столу.

Потом она начала оглядываться по сторонам.

Я не мог понять, что или кого она ищет. Наконец догадался. Она высматривала официантку — они все были одеты в прозрачные желтые шаровары и серебристые бюстгальтеры с золотыми змейками вокруг чашечки, которые, вероятно, символизировали смерть Клеопатры, — а когда официантка подошла к ее столику, маленькая красотка заказала еще один коктейль.

Вот те на. Девчонка явно не собиралась никуда уходить, невзирая на дым, даже на угрозу задохнуться. Мне это понравилось. Конечно, если бы она была участницей сидячей забастовки в каком-нибудь месте, куда ее не приглашали, — ну, например, курильщик сигар являлся бы хозяином отеля, — я бы сказал: «Ну и задохнись здесь». Сейчас же совсем другое дело.

Ей принесли выпивку, она поднесла стакан к губам и только начала пить, как ублюдок глубоко затянулся, придвинулся к ней поближе, так что его мерзкая морда оказалась всего в футе от ее головы, и выдохнул. Думаю, она набрала полный нос — во всяком случае, что-то произошло. Несколько секунд она действительно задыхалась, видимо от смеси спиртного и дыма.

Она кашляла и кашляла, опустив голову и закрыв рукой рот, и никак не могла остановиться, а толстяк снова затянулся, раздув щеки, и приготовился нанести решающий удар. Слезая со стула, я неуверенно сказал себе: «Не делай этого, Скотт» — и не послушался себя.

В три широких шага я оказался на месте боевых действий, положил левую руку ему на грудь, прямо у основания шеи, и толкнул его на место. Он не ожидал нападения, поэтому я без труда усадил его, но когда его задница приземлилась на стул, он вскинул голову и вытаращился на меня:

— Какого…

Изо рта вырвалось облако дыма и поплыло над его головой. Вблизи он выглядел довольно привлекательным, правда, сейчас его лицо несколько портило выражение крайнего удивления. Он оказался моложе, чем я думал. Его лицо немного расширялось кверху, но это был тот мужественный тип, от которого многие женщины сходят с ума. Глубоко посаженные глаза с нависшими над ними густыми бровями, прямой нос, полные чувственные губы, волевой подбородок. Он все еще держал сигару в правой руке. На столике рядом с ним стоял недопитый стакан пива.

Я вынул сигару из его пальцев, поднял стакан и опустил сигару в пиво. Оно зашипело и немного вспенилось. Тогда я поставил стакан обратно на стол и вернул изумленному типу сигару.

— Ах ты, сукин сын, — выдохнул он.

— Эй, полегче. Пока я всего лишь взволнован. Не выводи меня из себя.

— Что… — Он замолчал и задумался. Потом начал было угрожающе подниматься и снова притормозил. Наконец он спросил: — Какого черта ты это сделал?

Я, не скрывая издевки, ухмыльнулся:

— Мы живем в свободной стране.

Я стоял и ждал, но он, скрежеща зубами, глянул на своего приятеля и произнес:

— Слушай, по-моему, сегодня здесь собрались одни придурки.

После этих слов я развернулся и пошел к своему стулу.

Через пару минут я увидел, как здоровяк и его друг выходят в вестибюль.

А еще через минуту, когда я сидел, сердито уставившись в свой стакан и не испытывая при этом ожидаемого веселья, я услышал голос, напоминающий жужжание пчелки, шелест ветра в зеленой траве, теплый, как мартини в пустом желудке.

И этот голос просто сказал:

— Привет.

Я медленно повернулся, посмотрел на нее, и мои губы невольно растянулись в улыбке.

— Что вы сказали?

— Просто «привет».

Вполне достаточно. Она произнесла это так, как всегда было принято в южной Калифорнии.

Глава 8

Думаете, я не разглядел ее и она только показалась мне такой красавицей? Так вот, позвольте вам доложить: до этого я видел ее как сквозь мутное стекло.

Вблизи она оказалась мягкой и горячей. Кожа — гладкая, как шелк, глаза — темные, почти черные, с зелеными крапинками цвета мокрого мха, или морской волны, или изумрудов. Они были большими и круглыми, и этот удивленный взгляд придавал ей вид девственной невинности — но только пока вы смотрите в ее глаза. Если вы опустите взгляд чуть ниже, то увидите то место, где умирает девственница и рождается вакханка.

Ее губы распускались ярким, плотоядным цветком — ловушка и гибель для мужчин; эти жаркие губы молча испепеляли вас, они зовуще шевелились, словно вспоминая долгие, страстные поцелуи; эти губы были пухлыми и влажными, казались мягкими, сладкими и неотразимыми на распутном лице. Не верите? Друзья мои, это надо было видеть.

Ее лицо находилось в шести дюймах от моего. Я поднялся во весь свой рост и подошел к ней почти вплотную, глядя на красотку сверху вниз.

Я наклонился еще ближе и, продолжая улыбаться, спросил:

— Надеюсь, твой привет означает «Привет, ура!»?

— «Привет, салют!», милый.

— Здорово. Ты только что убила во мне три тысячи кровяных телец.

— Какой кошмар, — притворно испугалась она.

— Леди, — я начал подстраиваться под ее стиль, — вы лучше любого переливания крови, вы — сама плазма. Думаю, мы могли бы сыграть свинг вместе, если бы я знал мелодию.

— О, нет ничего проще, милый. Я вступлю, а ты что-нибудь сымпровизируешь.

— Хей-хо, кажется, я понял как. Теперь бы найти где…

— Я знаю где.

— Ну так веди меня туда.

— Это недалеко, папочка.

— И там играют свинг?

— Вот именно, там. — Ее улыбка стала зазывнее и жарче, пару раз она задорно щелкнула пальцами.

Я тоже решил пощелкать.

— «Школьные годы, — пропел я, — школьные годы, золотые деньки…» Звучит неплохо.

— Здорово. И очень просто, милый. Стоит только начать, и все пойдет как по маслу.

— Леди, с вами я снова чувствую себя маленьким мальчиком.

— Ты — лжец, папочка. Я хочу сказать… — она улыбнулась с видом Лукреции Борджиа, помешивающей любовный суп, — я хочу сказать: ты — л-ж-е-ц, большой белый папочка. — На этот раз она понизила голос и произнесла фразу с каким-то гортанным звуком. Ее голос действовал на меня как электрический разряд, как возбудитель, как предощущение смерти на электрическом стуле. Ее слова пронзали меня и включали все бешено работающие счетчики моего естества.

Я сглотнул и согласился:

— Как скажешь.

— А ты что скажешь?

— О'кей.

— Кстати, — сказала она, — спасибо. За то, что избавил меня от этого старого, вонючего медведя.

— Не за что. Я сделал это с удовольствием.

Она оглядела меня с ног до головы — от моего восхитительного тюрбана до великолепного красного пиджака с медалями на груди и потрясающих брюк с полосками — и воскликнула:

— Ух ты, у тебя классный костюм. Ты кто, пожарник?

— Хм… — сухо ответил я. — Хм… Любой дурак поймет, что я — магараджа.

— Кто?

— Магараджа!

— Ты — конный полицейский. В смешной шапке.

— Значит, в смешной. Ну… может, тебя все же устроит магараджа?

Она доверительно улыбнулась:

— Как скажешь.

Она наклонилась вперед; ее грудь коснулась моей. Я опустил глаза и посмотрел на эти роскошные выпуклости, рвущиеся наружу из голубого платья, словно им неприятно было даже столь незначительное ограничение свободы. Я надеялся, что она не поцарапает их о дурацкие медали. Она придвинулась еще ближе, и ее свободолюбивые груди заколыхались, готовые выскочить наружу. Я сглотнул, едва дыша.

— Детка, ты расплавишь мои медали. Давай… давай… давай выпьем.

Я окликнул бармена, поднял вверх два пальца и показал на стойку. Он кивнул, но с таким видом, будто пожалел, что познакомил меня с «Поцелуем кобры».

Когда нам принесли коктейли, моя новая жизнерадостная подруга внимательно посмотрела на них, и ее большие, круглые, удивленные глаза стали еще больше, круглее и удивленнее.

— Ты пьешь это?

— Конечно. Это всего лишь пятый.

— Ты выпил пять?

— Ну да, около того. Но ты не волнуйся, я знаю меру. — Я прижал два пальца к каждому глазу и добавил: — Особенно когда трезвый. — После этого предложил: — По-моему, мне лучше сесть. Надо… э… отдышаться. Думаю, нам обоим лучше присесть.

Она чуть отодвинулась, всего на полдюйма, и посмотрела на меня своими невинными глазами:

— Здесь только один стул.

— Значит, он твой, весь твой. Если, конечно, ты не хочешь устроиться у меня на коленях.

Она опять улыбнулась, на этот раз как Лукреция, колдующая над завершающим блюдом:

— Можно было бы, но на мне нет эластичного пояса. Поэтому я не могу.

Она опустилась на стул, ее движения были такими же плавными, как трение двух шарикоподшипников, плавающих в кварте арахисового масла.

— Нет пояса? — Мой голос зазвенел от восторга. — Этого лучшего друга старых дев? Этого врага человечества? Аллилуйя! Да ты же можешь спасти цивилизацию!

— Ты хочешь сказать, мы… то есть ты хочешь сказать, что наши мнения совпадают?

Меня немного смутил ее переход на сухую официальную лексику, словно она заговорила на иностранном языке. Я хотел бы соответствовать ей, но не мог. Может, она полиглот.

Поэтому я просто ответил:

— Да. Так уж вышло, что я — яростный противник поясов и корсетов. Будь моя воля, я бы выкрал их все и сжег. Ну а теперь, Тонкие Трусики, скажи мне, черт возьми, как тебя зовут?

Она рассмеялась, запрокинув голову. Потом наклонилась и посмотрела на меня невинным, сияющим взором:

— Меня зовут мисс Велдон. Мисс Велдон. А имя — Лисса. Так как меня зовут?

— Лисса, как же еще?

— А ты кто?

— Шелл Скотт.

— И что ты здесь делаешь, Шелл Скотт? Ты — один из этих больших важных шишек?

— Нет. Я — дете… — Я вовремя опомнился. — Я буду судьей на завтрашнем конкурсе красоты.

— У-у-у! — взвизгнула она. — Проголосуй за меня, проголосуй за меня.

— Ты участвуешь в конкурсе?

— Еще бы.

В этот момент я вспомнил, зачем я здесь. Раз уж я разговариваю с одной из конкурсанток, почему бы не воспользоваться ситуацией. Поэтому я задал ей вопрос:

— Ты знаешь еще каких-нибудь участниц конкурса, Лисса?

— Я всех знаю. Вернее, со всеми знакома.

— А Джин Джакс?

— Конечно, она настоящая красавица… — Лисса недовольно зыркнула на меня: — Странно, что ты спрашиваешь о ней.

— Почему странно?

— Она должна была жить в одной комнате с Кэрол, еще одной участницей конкурса — Кэрол Ширинг. Но Кэрол говорит, что вчера она не пришла ночевать. Разве не странно?

— Как сказать.

— И, кроме того, вчера Джин задавала мне кучу вопросов. По-моему, она и других девушек расспрашивала.

— Да? О чем же?

— Что нам известно об этой шишке, мистере Сардисе.

Я мысленно подчеркнул, ощутив легкий электрический разряд.

— Сардис? — как можно небрежнее переспросил я. — Эфрим Сардис?

— Угу. Ты его знаешь?

— Никогда не встречал, — честно ответил я. — Но слышал о нем. Что она хотела узнать о Сардисе?

— Ну, кто он такой, где живет, настолько ли богат, как о нем говорят, и все в таком роде.

— И что ты ей сказала?

— Сказала, что почти ничего о нем не знаю, но, если ей так интересно, пусть спросит у Булла Харпера.

— Кто это — Булл Харпер?

Она нахмурилась:

— А почему тебя все это так вдруг заинтересовало?

— Я любопытный малый. Так кто такой Булл Харпер?

— Если хочешь знать, он — мой друг. Хороший друг. Он не задает мне всякие дурацкие вопросы.

— Почему он должен знать Сардиса?

Ей определенно не нравилась моя дотошность.

— Он — телохранитель мистера Сардиса. Кроме того, он водит его машину и все такое прочее. Если ты не перестанешь терзать меня вопросами, я просто встану и уйду.

Эта минута нашего разговора была весьма плодотворной, и мне совсем не хотелось, чтобы Лисса ушла. По ряду причин. Поэтому я примирительно улыбнулся и сказал:

— Ну тогда вернемся к началу беседы. На чем мы остановились? Ах да, ты — Лисса Велдон. Ну а я — Шелл Скотт. Что скажешь?

Ее сурового вида как не бывало. Она опять прищелкнула пальцами:

— Классно. И ты — самый классный парень. Это точно.

— Да, но за суровой, грубоватой внешностью скрывается нежная душа.

— Мне нравится то, что снаружи, — небрежно заметила она.

— Значит, наши мнения совпадают. Я тоже восхищался тем, что снаружи, но боюсь, как бы мне не оказаться вне игры. А теперь, раз уж мы вернулись к корсетам, позволь мне преклонить колени перед твоей мудростью, предусмотрительностью, легкомысленностью и твоим изумительным телом. Если только ты действительно настолько умна и отважна, чтобы не носить пояс.

— Проверь.

— А?

Она сидела на стуле, повернувшись ко мне в полоборота, а я стоял совсем рядом. И увидел, скорее, даже почувствовал, как в глубине ее темно-зеленых глаз что-то шевельнулось, пробежала искра, словно вспышка зарницы, когда она заявила:

— Под этой оболочкой ничего нет, только я.

— Ни пояса, ниче… — Я поднял глаза к потолку. — Ни…

— Ничего. Можешь проверить, если не веришь.

Она взяла мою руку, положила ее себе на бедро и провела по гладкой округлости. Округлость была теплой — нет, я почувствовал жар ее тела, он обжигал мои пальцы. Озорница не обманула — под платьем не было ничего, кроме Лиссы.

Мы смотрели друг другу в глаза, но что-то на другом конце бара привлекло ее внимание и задержало на несколько секунд, потом она снова повернулась ко мне.

Она облизнула губы и сказала:

— Я думала, старый вонючий медведь отправит тебя в нокаут.

— Боюсь, это он и собирался сделать.

— Думаешь, он бы смог? Справился бы?

— Не знаю. Маловероятно, но трудно сказать наверняка. Возможно, ему бы и повезло.

— Ты хорошо дерешься?

— Хорошо. А какого черта? Какая тебе разница?

— Мне — никакой, — печально ответила она. — А вот для тебя есть разница.

— Как это?

Она опять повернулась в ту сторону, куда смотрела несколько минут назад, и произнесла на нормальном языке:

— Надеюсь, ты не просто хорошо дерешься, Скотт. Лучше бы тебе быть мастером драки.

А ведь у меня созревало предчувствие.

Да. Я чувствовал, что должно произойти нечто ужасное.

Я знал: если оглянусь, то увижу там то, что мне совсем не хочется видеть. И в этот момент в моей глупой башке с одной извилиной вновь зашевелились мысли о неизбежности некоторых событий.

Я оглянулся.

Первое, что я увидел, был Джерри Вэйл. Вернулся, наконец!

Нет, не то.

Это стояло в дверях.

Такого огромного, такого черного негра я еще не встречал. Он был неправдоподобно громадным.

Вэйл был одного роста со мной, шесть футов два дюйма, но появившийся монстр на три дюйма возвышался над Вэйлом и, готов поклясться, весил не меньше тысячи фунтов. Ну уж, двести восемьдесят наверняка. А я сейчас мог справиться лишь с восьмьюдесятью.

Он казался гигантским, страшным, грозным и — с первого взгляда видно — дьявольски опасным. У меня засосало под ложечкой — он буравил взглядом меня.

Для меня все было ясно как божий день, как сломанный нос на моей физиономии: он пришел по мою душу.

Может, сначала у него были другие намерения: скорее всего, он собирался повеселиться, встретиться со своей девушкой или просто выпить. Какая теперь разница? Сейчас ему нужен я.

— Лисса, — прошептал я. — Лисса, куколка, Тонкие Тр-р… Кто… кто это?

— Это Булл. Мой парень.

— Ты называешь это парнем?

Объект нашего испуганного веселья, свирепо сжав челюсти, в упор смотрел на Лиссу и на меня. Его глаза метали разноцветные молнии: красные, розовые и голубые. А я, как победитель чемпионата мира по идиотизму и глупости, продолжал сжимать дружелюбную задницу Лиссы. Ну что ж, теперь этим дружкам придется расстаться.

Громилоподобный черный монстр со сверкающими глазами двинулся ко мне, взвинченный и заведенный. Вероятно, его завела Лисса. Она и меня завела — вот в чем проблема. Перед этим живым танком стоял Джерри Вэйл, но исполинский орангутанг не стал его обходить, он пошел напролом. Его плечо задело Вэйла, и Джерри завертелся волчком и грохнулся на соседний стол; зазвенела разбитая посуда.

Вероятно, первое, что я должен сделать — это отпустить задницу Лиссы. Я не очень-то быстро соображал. Булл приближался. И с каждым шагом становился все страшнее.

Я успел сказать Лиссе:

— Милая, все было замечательно, пока это было.

Не очень удачная фраза, но я вложил в нее столько чувства! В конце концов, я пережил незабываемые минуты. Мы недавно познакомились, но уже хорошо узнали друг друга, и я торопился сообщить Лиссе, что никогда ее не забуду, что бы со мной ни случилось.

— Он в бешенстве, — сказала Лисса. — О, я вижу, он не в себе.

— Да? Откуда ты знаешь?

Слова, впрочем, сейчас уже не имели значения.

Я повернулся навстречу Буллу. Он уже был совсем близко. Я встал в стойку и твердо посмотрел на него. Немногим раньше Джерри Вэйл шел тем же путем и с теми же намерениями. И все-таки немножко по-другому. Он плыл, как военная лодка викингов. А этот катился, как землетрясение, как лавина, разрушающая все на своем пути.

«А чего ты ждал?» — спросил я себя.

У меня было, было ведь предчувствие. Отовсюду раздавался шепот летучих мышей — а я их не слушал.

Я демонстрировал свою силу, изображал супермена, флиртовал с Лиссой, и посмотрите на меня теперь. Ну все, ребята, мелькнула печальная мыслишка, скоро мне хана. Нет, поправил я себя, не скоро, а через минуту.

Даже не через минуту. Через секунду.

Я приготовился. Что бы ни произошло, полагаю, я сам напросился. Где-то вдалеке слышалось «па-ра-ба-пам». Разве я повел себя умно? Только не я.

Вот так я и стоял — под дождем и без зонта.

Глава 9

Булл остановился в футе от нас и уставился на меня — сверху вниз. Он смотрел долгую секунду, которая показалась мне целой минутой, потом повернул свою громадную башку в сторону моей новой девушки.

— Лисса, детка, — произнес он. Его голос напоминал рокот давно потухшего вулкана, готовящегося извергнуть огнедышащую лаву и уничтожить все живое. — Лисса, детка, уйди отсюда.

— Угомонись, Булл Харпер. Угомонись, или я выколю тебе глаз каблуком.

— Лисса, детка…

— Прекрати называть меня «детка». Я знаю, что означает это выражение твоего тупого лица. Ты хочешь кого-нибудь убить, так ведь?

Я издал легкий стон.

— Это не твое дело, — огрызнулся Булл.

— Ты — мое дело, милый. — Она немного помолчала и добавила: — И он — тоже, если хочешь знать. Он — хороший человек.

— Да? — Он пристально посмотрел на нее, потом придвинулся поближе ко мне. — Эй, — сказал он. — Эй. Я видел, как ты трогал ее нежную попку.

— О?

Вот он. Момент истины. Что я мог ему сказать? Что могло бы отвлечь его от убийства? В моем мозгу что-то заело, и я, как ни напрягался, не мог придумать подходящего ответа.

— Ну, мистер Харпер, — начал я. — Или Булл. Ничего, если я буду называть вас Буллом? А… Итак, мистер Харпер, вы… вы уверены, что видели именно то, что видели?

— Я видел это своими собственными глазами, и я знаю, что я видел.

— В этом есть какой-то смысл…

— Ну давай говори. Ты трогал или нет?

Я вздохнул и расставил ноги пошире:

— Да. Трогал.

— Ха! Я же говорил, что мои глаза меня не обманывают.

И тогда он сделал очень интересную вещь. Он сжал свои пальцы в два громадных кулака. Потом разжал — с явным намерением обрушить их на мою голову. Я приготовился увернуться и попытаться ударить его несколько раз прежде, чем он покончит со мной.

И, как всегда в минуты смертельной опасности, мой мозг начал работать быстрее. Там, в лабиринтах извилин, забитых выбитыми змеиными зубами, родился нужный ответ. И все стало ясно и понятно, у меня даже голова закружилась. Что я мог сказать этому смертоносному катку в момент истины? Конечно, истину — что же еще? Ну, может, только немного приукрашенную.

— Подожди, — быстро проговорил я. — Да, ты знаешь, что я сделал. Но разве тебе не интересно почему?

Он немного помедлил.

— Да не особенно.

— Конечно, тебе интересно. Любой нормальный человек захочет знать почему.

— Думаю, я знаю почему. Почему же еще?

— Ну, — протянул я, лихорадочно подыскивая подходящие слова, — в этом… тоже есть какой-то смысл.

— Булл Харпер, выслушай этого человека.

Малышка Лисса все еще пыталась что-нибудь сделать для меня. Я взглянул на нее с благодарностью, потом повернулся к Буллу:

— Я с ней согласен.

— Выслушать что? — спросил Булл. — Что я должен слушать-то?

— Я тебе скажу, Булл, — торжественно, тоном проповедника заговорил я. — Ты знаешь, что Лисса не носит пояс?

— Да, черт тебя возьми, знаю.

— Хорошо. А теперь слушай меня внимательно. Я давно убежден, что пояса и корсеты — это адская мука, это орудия пыток не только для женщин, которые себя в них заковывают, но и для мужчин — да, особенно для мужчин, которые испытывают даже больше страданий, чем жены, любовницы, матери и даже дети, носящие пояса благодаря очковтирательству и промывке мозгов. Я видел женщин с недостаточным весом, носящих пояса. Можешь себе представить?

— Нет. И черт с ними.

— Подожди минутку. Я пытаюсь тебе сказать…

— Ты несешь какую-то чушь. При чем тут Лисса?

— На самом деле, при чем? Ну… э… хм… Я только что решил создать международную организацию по уничтожению этой угрозы красоте, здоровью и гигиене. Представляешь? Она будет называться Общество упразднения корсетов, сокращенно — ОУК, и я не сказал об этом Лиссе, потому что просто не успел.

— Я ничего не…

— Конечно, прежде всего я должен был удостовериться, что она — на моей стороне, что она не какая-нибудь поклонница корсетов, обманом проникшая в мои ряды и ведущая подрывную деятельность. Другими словами, что она действительно не носит пояс.

— Я не понимаю ни одного слова, — поморщился он. — И собираюсь вправить тебе мозги. То есть вышибить…

Он уже приготовился. Снова появились эти огромные кулаки, готовые к действию, но осознание того что он целую минуту слушал меня, вместо того чтобы ударить, плюс близость смертоносной комбинации из пяти пальцев придали силы моей глотке и моим мозгам. Я разогрелся достаточно, чтобы говорить и заставлять его слушать. Я чувствовал, что, если мне удастся проговорить всю ночь, может, я еще увижу рассвет.

Поэтому, когда он уже занес кулак для удара, я быстро заговорил, немного повысив голос, который звучал как у балаганного зазывалы:

— Постой, постой, приятель. Встань-ка сюда и возьми себя за уши, потому что сейчас ты услышишь рассказ, от которого у тебя отвалятся уши, если не будешь держать их покрепче.

Мое давление подскочило на пятьдесят пунктов, но, ей-богу, Булл все еще этого не сделал. Он действительно слушал. Временная отсрочка придала крылья моему языку, и с этого момента он запорхал, как ласточка.

— Так уж вышло, — быстро продолжал я, — что я — самый главный корсетоненавистник к западу от Скалистых гор. Когда у меня будет достаточно власти в качестве президента ОУК, я приму основополагающие акты, объявляющие корсеты вне закона. А пока собираюсь работать с энтомологами над разведением специальной породы жуков, которые сожрут их все, как саранча в прериях.

Я вдруг с ужасом осознал, что больше не слышу звяканья посуды и шума голосов. Мужчины и женщины за соседними столами повернулись ко мне и слушали, а их лица выражали различную гамму чувств: от интереса и изумления до неприкрытого отвращения.

Меня понесло, я уже не мог остановиться. Громадная рука Булла потянулась к его оттопыренному уху, но пока он еще за него не держался, поэтому я не стал останавливаться или понижать голос, а торопливо продолжал ораторствовать:

— Хочу, чтобы ты понял, Булл. Я считаю, что с каждого дюйма корсета или пояса нужно взимать налог в тысячу долларов. Если женщинам так уж необходимо носить эти мерзкие штуки, пусть платят за те многочисленные разочарования — неизбежно ведущие к войнам и катастрофам, — причиной которых они, несомненно, являются. И вот еще что: если, вместо того чтобы просто уничтожить их или отдать на съедение жукам, мы передадим их военным, Пентагон сможет разработать миллионы катапульт, которые мы будем использовать для подавления партизанского движения в красном Китае. Я думаю, им особенно пригодятся пояса из прочных эластичных тканей, которые никогда не изнашиваются, даже если их стирать с мылом.

Какой-то придурок завопил: «Правильно!» — и кое-где раздались неуверенные аплодисменты. «Черт, — подумал я, — они могут сбить меня с мысли, главное — не останавливаться».

— А теперь послушай. Вернувшись к естественной гигиене, женщины автоматически станут умнее. Сначала, конечно, их испугают приступы головокружения — ведь когда они снимут жгуты, которые долгое время перетягивали их артерии, вены, печень, почки и мочевые пузыри, кровь хлынет им в голову и они начнут терять сознание и падать, как камни. Главное же, что в конечном итоге они все-таки станут умнее, благодаря активному питанию мозга. А сейчас они такие унылые и безрадостные — вам об этом скажет любой, кто заставал их врасплох, схватившись за всю их нелепую амуницию.

При этих словах раздался гром аплодисментов. Уголком глаза я видел хлопающих в ладоши мужчин — да, все они были мужчинами, — некоторые даже одобрительно свистели, а один тип среднего возраста завопил:

— Ты слышала, Сара?

Я продолжал, не обращая на них внимания, теперь уже не только для Булла, но и для всех присутствующих в «Серале»:

— Друзья, это произошло со мной, словно я натолкнулся на открытую дверь в темноте. Поверьте, эта идея охватит города и веси. Со временем мы сотрем корсеты с лица земли. А теперь подумайте, что все это значит! Подумайте об этом, друзья! Дети больше не будут просто лежать в кроватке и тихо булькать, они украсят мир улыбками, в их жилах будет петь и свободно циркулировать густая красная кровь. Мужья, вернувшись домой после тяжелого трудового дня, застанут дома веселых, заждавшихся жен, которые радостно прыгнут им на шею прямо с середины комнаты. Миллионы женщин впервые за долгие годы глубоко вздохнут и поднимут такой ветер, что он разгонит весь смог! Мужики, вы со мной?

У меня это случайно вырвалось, но, ей-богу, они были со мной — прогремело дружное «Да!». Из разных концов зала доносились крики «Конечно!» и «Расскажи еще!».

Теперь я завелся по-настоящему.

— Мужики, — заорал я во все горло, — единомышленники! Я вижу восход солнца! Впереди нас ждут светлые дни! Я вижу мужчин, объединенных под знаменами ОУКа — под моим руководством, естественно, — и требующих соблюдения прав, данных им Господом! И наконец, предмет стольких насмешек и издевательств займет свое достойное место в нашей культуре, мы сохраним его в нашей памяти. В залах конгресса, в крупных городах и ратушах воздвигнут памятники старомодным задницам. Они так и стоят у меня перед глазами: огромные гранитные попы, возвышающиеся, как два полумесяца, по всей стране — на севере, юге, западе и востоке. Куда ни бросишь взгляд — всюду попки. Дух захватывает. Мужики, шансы велики, возможности безграничны. Одним ударом мы уничтожим пояса и корсеты, сотрем с лица земли агрессию и партизанские войны, восстановим здоровую раскованность заторможенных женщин, повысим налоги, украсим ландшафты и вернем радость и счастье всему человечеству. Итак, друзья и соратники, вот что я вам скажу: долой корсеты! Назад к природе! Вперед и вверх! И — навстречу к победе!

Грянул гром аплодисментов. Все разом заорали. Несколько мужчин вскочили со своих мест и шумно затопали ногами, а три женщины встали и удалились твердой поступью. У них, конечно, ничего не колыхалось при ходьбе, поэтому и поступь была твердой.

Булл очень внимательно смотрел на меня, на его лице отражалась напряженная работа мысли. Наконец он сказал:

— Хорошо. Забудем твой треп и вернемся к тому, что я видел, как ты трогаешь ее нежную попку.

— О, черт, — не выдержал я. — Ладно, бей меня.

— Булл Харпер! — вступила Лисса. — Я выколю тебе глаза каблуками. Клянусь, ты, любитель…

Меня вдруг осенило.

— Постой! — завопил я. Мне пришлось кричать, чтобы Булл мог услышать меня в неутихавшем гвалте голосов. — Подожди минутку!

Булл смотрел на Лиссу, а теперь снова повернулся ко мне.

— Булл, — торжественно заявил я, — разве ты не понимаешь? Ты не можешь ударить меня. Только не сейчас.

— Не могу?

— Конечно нет. Если ты дорожишь своей жизнью. Оглянись вокруг, Булл. Неужели ты не видишь? Это мои… мои люди. Они со мной. Я их… их лидер теперь. Дошло?

— Пока нет.

— Если ты меня ударишь, они решат, что ты сделал это потому, что тебе не понравились мои слова. Они подумают, что ты не согласен со мной. Что ты поклонник корсетов. Ты этого хочешь?

— Пожалуй, нет. Но…

— Не задумывайся… то есть я хочу сказать, подумай об этом, Булл. Они разорвут тебя на части. Они перестали быть мирными людьми. Теперь это — животные, звериная толпа. Они все заведены до предела, у них только одно желание: пойти и порвать корсеты в клочья. Сделаешь одно неосторожное движение — и они сразу набросятся на тебя, затопчут, уничтожат. Нет, Булл, ты упустил момент. Теперь слишком поздно.

Он уставился на меня. Потом посмотрел на Лиссу:

— Лисса, детка, а ты как думаешь?

— О, он прав, Булл, — ответила она. — Несомненно прав.

Булл тряхнул головой:

— Может быть. Может, и так. — Он снова мотнул головой, словно обмахиваясь от слепней. — Но… у меня такое чувство…

Крики уже смолкли, и какой-то тщедушный старичок, направляясь к выходу, остановился возле меня. Он положил свою тонкую, трясущуюся лягушачью лапку мне на плечо и печально посмотрел на меня снизу вверх.

— Я чуть не заплакал, — произнес он.

Ему было лет девяносто — и он, увы, уже опоздал.

Я глянул на Булла:

— Ты видишь?

— Угу, — хмыкнул он и повернулся к Лиссе: — Ладно, Лисса, детка, давай уйдем отсюда.

И они двинулись к выходу. Но через несколько шагов Лисса повернула голову. В ее круглых, невинных глазах сверкнула молния, и она подмигнула мне:

— Прекрати это.

Я погрозил ей пальцем. И они ушли.

Глава 10

Я стоял и без конца повторял про себя «Черт!», пока передо мной не вырос Джерри Вэйл.

Он ничего не сказал. Он поманил меня неуверенно, повернулся, вышел из бара, и через вестибюль мы прошли в его кабинет.

Некоторое время он смотрел на меня, не скрывая недоумения. Потом, нарочито медленно растягивая слова, произнес:

— Может быть, вы объясните, что, черт побери, означает это нелепое выступление?

— Ну, прежде всего, я действительно терпеть не могу корсеты, — любезно ответил я.

Джерри попытался что-то произнести и передумал, вновь открыл было рот и опять передумал. Он напоминал человека, жующего жвачку. Наконец он все-таки выдавил из себя:

— Это все, что вы можете сказать, Скотт?

— А разве я мало говорил, черт возьми?

— Насколько я понимаю, вас совсем не интересует, что происходит с мистером Монако.

— Конечно, интересует. Еще бы. Мне через такое пришлось пройти ради этого человека! Ну, как он?

— Как вы, наверное, догадываетесь, не очень хорошо. Можно даже сказать, его волнение достигло предельной точки. Меня, впрочем, заверили, что через час он будет на свободе, может, даже через несколько минут. И разумеется, он захочет узнать, как вы продвигаетесь в расследовании. Так как вы?

— Отлично, а как вы?

— Вы, идиот, прекрасно ведь понимаете, о чем идет речь. Я имел в виду, как вы продвигаетесь в расследовании.

— Ага. Понял. Я еще не совсем пришел в себя. Ну, сами знаете, как это бывает. Немножко тут, немножко там…

— Другими словами, у вас нет никакой ценной информации?

— Можно сказать и так. Но, мистер Вэйл, со мной это часто случается. То тут, то там я нахожу какие-то зацепки, хотя до определенного момента даже не знаю, что у меня в руках ценная информация. Таков мой метод. Уверен, у меня уже есть три-четыре зацепки, о которых я даже не догадываюсь. Но как только подсознание…

— Пожалуйста, избавьте меня от дурацких подробностей.

Он пробормотал что-то еще, но я уже его не слышал. Я думал о том, что сейчас сказал ему, и понял, что был прав. Я уже получил кое-какие важные сведения, хотя некоторые из них проскользнули мимо моего сознания. Временно, конечно. Например, то, что сообщила мне Лисса. Джин порывалась поговорить с телохранителем Эфрима Сардиса. С парнем, по имени… ага, Булл Харпер. Где-то я уже слышал это имя.

Мне придется разыскать Булла Харпера и потолковать с ним еще; от одной этой мысли меня бросило в дрожь.

Мне хотелось поскорее избавиться от колотуна, и я спросил Вэйла:

— Джин говорила с вами или с вашей женой о мистере Сардисе?

— Джин?

— Джин Джакс. Убитая девушка.

— Она? А с какой стати она должна была говорить с нами о Эфриме?

— Понятия не имею. Я просто подумал, не задавала ли она вам каких-нибудь вопросов о нем.

Какое-то время Вэйл изучающе смотрел на меня с непонятно-странным выражением лица. Наконец он нехотя произнес:

— Не задавала. И уверен, она не говорила с моей женой. Я не понимаю, правда, какая здесь связь. Вы точно знаете, что делаете, Скотт?

— Совершенно точно.

Он провел рукой по своим волнистым волосам, отчего они немного растрепались. Потом быстро рассказал мне, чем занимался. Он позвонил адвокатам Монако, переговорил с полицией, сделал все, что мог. Его жена приняла успокоительное и сейчас находится дома. Он сбился с ног, занимаясь этими делами и одновременно подготовкой к приему. Он дал мне понять, что благодаря моей деятельности ему трудно сохранять остатки здравого смысла. Я вынужден был признать, что выглядит он не лучшим образом.

— Я опоздал на нашу встречу, — продолжал Вэйл, — потому что в поместье заявились два помощника шерифа и говорили со мной и Нейрой. Полагаю, это было неизбежно и обоснованно. Но почему именно сегодня?

— Вы правильно сказали, это было неизбежно, — согласился я. — Естественно, полиция должна переговорить с вами, с миссис Вэйл и другими людьми из окружения мистера Сардиса и, кстати, со всеми, кто был близок к Джин Джакс. А об этом мистер Монако, похоже, не подумал. Я не представляю, как он собирается сохранить это в тайне до завтра.

Вэйл склонил голову набок:

— Полицейские просили меня и Нейру никому не говорить об их посещении и не сообщать о смерти ее отца. Орманд знает, за какие ниточки нужно дергать, и он за них дергает. — Он взглянул на часы и забеспокоился: — Прием уже начинается. Я должен проверить, все ли в порядке на кухне. Думаю, вы хотите поесть.

— Да, пришло время забросить в желудок что-нибудь существенное.

— Ну, увидимся позже.

Я страшно хотел есть. И заспешил навстречу еде… и развлечениям.

И того и другого было в достатке.

На краю бассейна, который я заметил еще из окна вестибюля «Кублай-хана», стоял огромный буфетный стол, и вот к нему-то я и направился. Там были всевозможные салаты, мясные и рыбные ассорти, фасоль, горох, оливки и тому подобное. Плюс дюжины дымящихся горячих блюд — омары и устрицы, бифштексы, ребрышки, ветчина, отбивные, мясо в горшочках.

Я наелся зеленого салата и великолепных ребрышек и осмотрелся, начиная понимать, какие титанические усилия приложены для подготовки праздника. Монако явно не поскупился и достиг фантастических результатов. Помимо шелковых транспарантов всех цветов радуги, развевающихся над головой, красных, синих, зеленых и желтых огней, освещающих пальмы и кусты, гостей в ослепительных костюмах, огромного количества официантов и обслуживающего персонала, там еще был и зоопарк.

Да-да, зоопарк — животные. И я имею в виду именно животных.

Прямо в саду стояли клетки с тремя бенгальскими тиграми; между бассейном и небольшим навесом, под которым играл оркестр и танцевали некоторые из гостей, на поводке разгуливал гепард — его вел дрессировщик, по крайней мере, мне хотелось на это надеяться; в двух клетках летали разноцветные птицы и пели несколько хриплыми голосами; один вольер занимали подозрительного вида обезьяны; и на привязи скучала одинокая зебра. А на покрытой травой площадке бродили — нет, я вас не разыгрываю — два слона. Большой слон и маленький, хотя маленький был не настолько мал — думаю, наступи он на меня, я бы это почувствовал.

В этом месте слились в одно целое: Кублай-хан и карнавал, Занаду, Барн и Бали, «Марди гра» и вечеринка с коктейлями, полунудистский лагерь и большой кусок Голливудского бульвара. Сюда бы еще Пана, играющего на дудочке, — и вот вам декорация к «Тысяче и одной ночи».

Пока я гулял, встретил несколько знакомых лиц, некоторые из них были известны не только мне, но и всему населению планеты. Кинозвезды и телезнаменитости, несколько политиков, парочка репортеров из Лос-Анджелеса, элегантный и остроумный ведущий ночного телешоу, журналисты модных журналов. Здесь было полно фотографов — один из «Плейбоя», но почему-то не в костюме кролика; ежеминутно вспыхивали блицы, а дамы взвизгивали в притворном испуге.

Я вернулся к бассейну, вокруг которого сконцентрировалось все самое интересное, и уселся в свободный шезлонг. После пяти минут отдыха я решил, что пора бы мне уже раскрыть это дело. Или, на худой конец, поискать Булла Харпера и Лиссу. Или хотя бы Лиссу. Кроме того, надо бы найти и Кэрол Ширинг, соседку по комнате покойной Джин Джакс.

Мне многое нужно сделать. Но я решил пять минут просто посидеть и переварить зеленый салат и восхитительные ребрышки — никогда не следует приступать к работе сразу после еды — и посмотреть великолепное зрелище, которое я, может статься, никогда больше не увижу.

Оркестр играл, теплый ветер колыхал пламя зажженных факелов, а я вдыхал аромат шалфея и жасмина. Несколько пар танцевало, сочные «персики» плескались и плавали, как золотые рыбки, а на другой стороне бассейна стайка танцовщиц с роскошными фигурами, покачивая бедрами, исполняла танец живота…

Глава 11

Мне удалось найти Кэрол Ширинг только в половине девятого.

Лисса успела сообщить мне, что эта девушка должна была жить в одной комнате с Джин Джакс, но не рассказала, как она выглядит. И всего лишь через несколько минут после того, как я с трудом вытащил себя из шезлонга, прелестная амазонка, на которой было очень мало одежды и которая все время повторяла, глядя на слона: «О мой бог», объяснила мне, где найти Кэрол.

Она просто показала в сторону фигуристой блондинки, одетой в костюм танцовщицы — видимо, это был официальный наряд участниц конкурса.

— Это Кэрол, — сказала она. Потом показала на слона. — А это что за гигант? — спросила она с хорошо разыгранным изумлением в голосе.

— Это слон.

— Я думала, они все вымерли.

— Нет. По крайней мере, этот точно не вымер. Здоровый зверь, да?

Амазонка кивнула и оценивающе оглядела меня с ног до головы.

— Вы тоже. Вы кто, его дрессировщик?

Пещерный человек, водитель грузовика, дрессировщик слонов — кто следующий?

— Вы, наверное, пьяны, — с достоинством ответил я.

Она натянуто улыбнулась, и я удалился.

Кэрол Ширинг разговаривала с крупным, нескладным, толстозадым типом, и, подойдя к ним поближе, я услышал, как он сказал:

— Спасибо, куколка. Еще увидимся.

Он стоял спиной ко мне, а когда повернулся и пошел в сторону отеля, на меня из-под густых, нависших бровей глянули глубоко посаженные глаза. Где-то я его уже видел, но сначала не мог вспомнить где именно.

Девушка неторопливо направилась к бассейну. Я поравнялся с ней.

— Привет. Вас зовут Кэрол Ширинг?

Она автоматически улыбнулась:

— Да. Да. Привет.

Она выглядела крайне возбужденной, ее хорошенькое личико пылало.

— Меня зовут Шелл Скотт. У вас есть минутка?

— Чуть меньше. Я должна упасть в бассейн. Но вы можете пройтись со мной.

— Вы должны — что?

— Упасть в бассейн. Это идея моего агента. Он — гений.

— Должно быть. Я не помешаю вашим гениальным замыслам, мисс Ширинг. Я только хотел спросить, не знаете ли вы, где Джин Джакс?

Она сразу замкнулась.

— Почему всех так интересует Джин?

— Всех?

— Ну, может быть, я немного преувеличиваю. Только что меня спрашивал тот парень, с которым я сейчас разговаривала, а теперь вот вы.

— Да? И что же он хотел узнать?

— Только где ее можно найти. Я ее соседка по комнате, но не имею ни малейшего представления, где она. Об этом я ему и сказала.

— Кто он?..

И тут я вспомнил. Наверное, я не узнал его без сигары. Это был тот самый бык, который баловался дымом в «Серале». Я посмотрел по сторонам, но он уже скрылся из виду, затерялся в толпе. Меня подмывало броситься за ним, но я решил не прерывать беседу с Кэрол. Кроме того, если бы этот тип знал, что Джин мертва, он вряд ли стал бы интересоваться, где она. Хотя я сам сию минуту задавал Кэрол тот же вопрос.

— Он не назвал своего имени. Просто спросил про Джин, а когда я сказала, что не знаю, где она, тут же ушел, — сообщила девушка.

— Вы его раньше здесь видели?

— Нет.

— Ага. Говорят, Джин — ваша соседка по комнате?

— Должна ею быть. Большинство из нас приехало в среду, и первую ночь мы с Джин провели в одной комнате. Но вчера я ее практически не видела, только один раз мельком, а ночью она так и не появилась. — Кэрол закатила глаза, как будто делала упражнения для укрепления глазных мышц, и добавила: — И мне пришлось спать в одиночестве.

— Согласен, это хуже, чем бессонница.

Мне было сложно вести разговор на ходу, к тому же Кэрол шла довольно размашисто. Наверное, торопится упасть в бассейн, решил я. Если не ошибаюсь, ее агент и человек десять фотографов совершенно случайно окажутся рядом, когда она, вся мокрая, вылезет из воды.

Да, там будет на что посмотреть. Шагая рядом с Кэрол, я и так видел достаточно — ее воздушное одеяние даже в сухом виде почти ничего не скрывало и не стягивало. Ее шаровары были совершенно прозрачными, и все присутствующие впадали в транс при виде темного треугольника под ними. Плотный бюстгальтер просвечивал сквозь короткую блузку из тонкой сетчатой ткани, но все-таки он был не настолько плотным и вряд ли смог бы удержать палатку во время шторма, поэтому идущая быстрым шагом Кэрол вызывала столько же волнения и интереса, что и кавалерия, атакующая индейцев.

— Э-э… может, немного сбавим шаг? — попросил я.

— Бог мой, у меня нет времени, — возразила она. — Вот, подержите мои часы, хорошо?

Она сняла с руки маленькие, изящные часики и протянула мне.

— Да, конечно, — согласился я, бросил взгляд на часы и добавил: — Вы опаздываете, да?

— А откуда вы знаете?

Она продолжала идти.

— Кэрол, что вы имели в виду, когда сказали, что видели Джин один раз мельком вчера? Когда это было?

Мы подошли к широкой площадке у бассейна, и Кэрол обогнула группу мужчин и женщин. На небольшом возвышении играл ансамбль музыкантов, и ей пришлось повысить голос, чтобы я мог услышать ее сквозь странную мелодичную музыку, почти лишенную ритма. Она звучала весьма необычно, и несколько танцовщиц извивались под нее, умело демонстрируя обольстительные движения.

Кэрол остановилась и посмотрела по сторонам. Видимо, нашла глазами своего агента и кивнула. Потом повернулась ко мне:

— О, это было вчера, только не помню время. Я проходила мимо номера Мисти, кинозвезды, — ей дали отдельный номер, а не комнату на двоих, как всем нам. Что говорить, она милая и очень красивая. — Кэрол посмотрела на воду и, немного подумав, добавила: — Конечно, звезда заслуживает отдельного номера.

— Мисти?

Кэрол затараторила:

— Мисти открыла кому-то дверь, а я заглянула внутрь, чтобы посмотреть, как выглядит номер, и увидела там Джин.

— Мисти Ломбард? — переспросил я.

Кэрол прищурилась:

— Ну конечно, Мисти Ломбард. Если хотите знать мое мнение, эта Джин — крайне высокомерная особа. Хорошенькая, но не очень дружелюбная… — Она не договорила, видимо заметив тайный сигнал. — О, мне пора!

— Эй, постойте…

Нет, ее невозможно было удержать. Тем более в тот момент, когда Кэрол Ширинг делает первый шаг по Лестнице к Звездам.

Она подошла к краю бассейна, потом повернулась в мою сторону, чтобы помахать ручкой и послать воздушный поцелуй кому-то очень приятному. Но явно не мне. И вдруг — ах, какое несчастье!

Каким-то образом один из ее высоких каблуков, на которых она только что неслась, словно горная козочка, со скоростью двадцать миль в час, подвернулся, и она с пронзительными криками рухнула в воду — в мелкой части бассейна, как я заметил.

Ее визг не был противным. Он звучал как профессиональное сопрано на ноте «ля» второй октавы. Но он был достаточно громким, чтобы привлечь внимание.

Падение в воду очаровательной Кэрол Ширинг с роскошными формами, которую скоро миллионы поклонников будут знать под именем Шерри Кэррол, было разыграно в соответствии со всеми законами драматического искусства и рассчитано до мелочей. Она упала очень вовремя, на нужную глубину, издала чистый, приятный крик «ля», изящно выпрыгнула из воды, стекающей с нее и крутящейся в вихре страсти на ее восхитительных бедрах, и при этом даже не намочила голову.

— Ох! — воскликнула она с милым смущением.

Черт, даже не с милым — с потрясающе стеснительным.

Вода, словно магический эликсир, полностью растворила блузку и шаровары, и я понял, наблюдая, как она грациозно выходит из воды, что стал свидетелем создания звезды кино и телевидения.

Кэрол Ширинг, одетая так же, как и другие красавицы, упала в бассейн; но оттуда в своей потрясающей наготе, прикрытой лишь чем-то вроде целлофана от пачки сигарет, поднялась уже Шерри Кэррол.

Засверкали сотни вспышек, и мне пришлось подождать, но наконец я оказался рядом с Шерри и даже завладел десятой долей ее внимания.

— Мисс Ширинг, пожалуйста.

Та-та-та-та-та.

— Мисс Ширинг! Кэрол! Эй, вы будете звездой.

Я ее достал. Она посмотрела на меня, продолжая закрывать руками свою роскошную грудь, и воскликнула:

— Мне так неловко!

— Угу. Детка, я тот парень, которому вы отдали часы.

— Что? Ой! О боже. — Она оглянулась по сторонам и зашептала мне на ухо: — Послушайте, никому ни слова, ладно?

— Конечно.

— Хорошо?

— Могила.

— Я все сделаю.

— Безусловно. То есть не беспокойтесь.

— Я так волновалась и не понимала, что говорю. Вы…

— Да, да. Только уделите мне минутку вашего драгоценного времени, о'кей?

— Конечно, дорогой. Только держите рот на замке, а я все сде… Вы не имеете отношения к кино, правда ведь?

— Нет, — грустно ответил я.

Мы отыскали укромное местечко, где нас не могли услышать, и я сказал:

— Если я правильно понял, вы сообщили мне, что вчера днем видели Джин Джакс в номере Мисти Ломбард.

— Да. Она сидела там и курила сигарету. Почему вас это интересует?

— Просто интересно, и все. Кроме того, вы мне дали всего минуту.

— Можете не торопиться.

— Во сколько это было?

— Вроде после ужина. Да, точно. Мисти открыла дверь мальчику из службы обслуживания номеров. Во всяком случае, он был с подносом. Я еще подумала, что он работает в ресторане.

— Вы хотите сказать, что Мисти ела у себя в номере?

— Нет, она ела в Мандариновом зале. Я видела ее во время ужина.

— Надо же. Как интересно.

— Я не уверена, что на подносе была еда, — он был накрыт салфеткой. Я подумала было, что это ужин для Джин.

— Да, чертовски любопытно.

Судя по всему, больше она ничего не знала, поэтому я поблагодарил ее и вернул часы. Она еще раз напомнила:

— Клянетесь, что никому не скажете?

— Ваша тайна уйдет со мной в могилу. Кстати, не знаете, где я могу найти мисс Ломбард?

— Ну, я видела ее около слонов, перед тем как вы подошли ко мне. Она была в поцелуйной будке.

— В поцелуйной будке?

— Ага. Там, где некоторые девушки продают поцелуи.

— Продают поцелуи?

— Ну да. Для благотворительности.

— Славная благотворительность, — воодушевился я.

Она рассказала мне, где это находится. Всего в двадцати или тридцати ярдах от того места, где мы встретились с Кэрол, неподалеку от слонов.

Подумать только, какая действительно чудная торговля! Скорее туда. Я похлопал себя по своим удивительным брюкам с восхитительными полосками и убедился, что взял с собой бумажник. И чековую книжку. И клубную карточку — так, на всякий случай. Не думайте, что я все это время стоял, глядя на Кэрол и хлопая себя по карманам.

Нет, я уже бежал стремглав мимо слонов.

Глава 12

Там действительно стояла поцелуйная будка.

Она представляла собой обычный открытый киоск, наверху которого красовалась вывеска «ПРОДАЮТСЯ ПОЦЕЛУИ!», написанная красной губной помадой. После восклицательного знака стояла цифра один и два нуля.

«Вот это да, — подумал я, — всего один доллар? Похоже, они продешевили. Вокруг столько богачей. Бедные девочки состарятся раньше времени, потеряют всю свою красоту, их губы обмякнут, как старые велосипедные шины, пока им удастся собрать мало-мальски стоящую сумму». Я заметил, что будок было две.

В одной из них куколка с огненно-рыжими волосами продавала восточные сладости — пахлаву, или балаклаву, или как там еще называют эти маленькие штучки из тонкого теста с орехами и медом, но я проскочил мимо лакомой будки и остановился у второй.

За прилавком из выкрашенных в розовый цвет досок высотой четыре фута хозяйничала брюнетка с сочными губами, а рядом с будкой стояла ослепительная Мисти Ломбард.

Когда мы с ней тогда неожиданно столкнулись, я был настолько потрясен ее глазами, ее ароматом, сладким звучанием ее голоса, что не видел ничего остального, заметил только, что она одета во что-то белое и элегантное. Сейчас я рассмотрел все остальное, да еще как рассмотрел.

Вырез ее блестящего бюстгальтера из золотистой парчи был сделан в форме изогнутой буквы «V», своим острием уходящей в то место, куда мусульмане стремятся попасть после смерти и ради которого добровольно, радостно, даже поспешно умирают.

У нее была узкая талия и гладкий, плоский живот. Роскошные бедра охватывал широкий золотой пояс, от которого свободными складками ниспадали гаремные шаровары, почти такие же — но только почти, — как у других красавиц «Кублай-хана». Шаровары плотно облегали стройную лодыжку поверх ярких туфель с длинными, загнутыми вверх носками. С ног до головы у красавицы все было на месте.

Сначала я не обратил внимания, что она стоит не в будке, а около нее, — я видел только ее и эти удивительные глаза, губы и все остальное. Поэтому я заорал:

— Мисти! Я покупаю… дюжину!

Она повернула голову, увидела меня и улыбнулась:

— О, Шелл, привет… Дюжину чего? — И тут же глянула на надпись над нашими головами: «ПРОДАЮТСЯ ПОЦЕЛУИ!» — Ты, должно быть, говоришь о поцелуях. — Она уморительно рассмеялась, машинально, я так понял, обратившись ко мне как к доброму знакомому. — Они стоят сто долларов.

— За один поцелуй? — Я был обескуражен. — Хм… Сто долларов за один поцелуй, да? Надо подсчитать… У меня есть клубная карточка, она не… А, пусть это будет карт-бланш…

— Тебе придется обсудить сделку с Линор.

— С кем?

— С Линор.

— Какой еще Линор, черт подери?

— Которая стоит в поцелуйной будке.

Я заглянул внутрь:

— Привет, Линор.

Продавщица поцелуев улыбнулась, и на ее щеках образовались ямочки. Девчонка была очень хорошенькая, но она не Мисти, и я снова повернулся к Мисти:

— Почему ты не в будке?

— Я не работаю в будке, Шелл.

— Ты хочешь сказать, твоя смена уже закончилась? А вы, девушки, никогда не трудитесь сверхурочно?

Она понимала, куда я гну, в ее глазах прыгали веселые чертики.

— Сверхурочно… Ты говоришь так, будто девушки являются членами профсоюза. Не являются.

— Слава богу. Это было бы ужасно. В самом разгаре поцелуев приходит босс и говорит: «Все, девочки, я отстраняю ваши губы от работы и объявляю забастовку. Либо мы получаем гарантированный пожизненный оклад, либо никто не целуется». Я представляю…

— Я вообще не работаю в будке. Я просто разговаривала с Линор.

— О? О! Ну… ну тогда… не возражаешь, если я задам тебе немножко вопросов?

— Каких вопросов? — Ее нежные губы чуть изогнулись, а эти глаза цвета затененных гор смотрели прямо мне в душу.

— Ну, например, где мистер Лиф? Он умер? Я не вижу другой причины, по которой он мог оставить тебя одну.

— О, Саймон беседует с другими продюсерами. А потом у него встреча в Оружейной комнате. Так что я сама себя развлекаю.

— И многих других тоже.

— Еще вопросы?

— Всего ничего. — Я понизил голос и добавил: — Насчет Джин Джакс.

Никакой реакции.

— Джин? — повторила она. — Что ты хочешь о ней узнать?

Я взял ее за локоть и отвел в сторону. Когда мы оказались в сравнительно тихом месте, я спросил:

— Ты знаешь, о ком я говорю?

— Конечно.

— Ее нет в отеле. Тебе она сегодня попадалась на глаза?

Она немного помолчала, потом спросила:

— Ее здесь нет?

— Нет.

— Я ее не видела. И еще подумала, где она может быть.

— Мисти, когда ты видела ее в последний раз?

Она задумалась. Ее огромные лавандовые глаза пристально смотрели на меня. Наконец она заговорила:

— Я знаю, что ты — детектив, Шелл. И поэтому задаешь мне эти вопросы. У Джин неприятности?

— Так не пойдет, — возразил я. — Сейчас спрашиваю я.

Мисти поняла, что я уклоняюсь от ответа, и на ее лице мелькнула тень недовольства. Все же она ответила:

— Я видела Джин сегодня рано утром, когда проснулась. Она ночевала у меня в номере.

Меня изумил ее прямой ответ. Вроде бы ничего удивительного, если только ей нечего скрывать; а судя по всему, скрывать ей вроде действительно нечего.

— Почему она провела ночь у тебя, Мисти? Я слышал, ее поселили в одной комнате с девушкой по имени Кэрол Ширинг.

— Да. Но я немного знала Джин раньше — она какое-то время пела в одном из баров Лас-Вегаса, и мы познакомились месяца два назад.

— Просто случайно встретились?

— Не совсем. Я пришла с Саймоном и другими людьми со студии. Саймон пригласил ее выпить за наш столик после выступления. Он считал, что она необычайно красивая девушка. Что соответствует действительности.

— Согласен.

— В общем, так мы и познакомились. Джин знала, что я занимаю отдельный номер, и вчера попросила разрешения переночевать у меня. Я не видела причин для отказа.

— Она сказала, почему не хочет оставаться с Кэрол?

— Да, я, естественно, спросила ее об этом. Любой мог узнать, в какой комнате живут девушки и с кем, поэтому Джин боялась, что муж сможет найти ее. Она видела его здесь и не хотела, чтобы он ее заметил. Так она сказала.

— Муж? Она замужем?

— Она сказала, что была замужем, но вроде бы они разошлись.

— Что значит «вроде бы»?

Мисти едва заметно улыбнулась:

— Джин не стала вдаваться в подробности.

— Давай все-таки выясним. Она не хотела, чтобы муж нашел ее, так? А почему?

— Думаю, она боялась, что он изобьет ее или что-то в этом роде. Она не очень-то распространялась на эту тему, но выглядела явно испуганной, или сильно взволнованной. — Мисти и сама немного разволновалась. — Джин говорила, что ее мужа просто трясло от одной мысли, что она будет участвовать в конкурсе красоты. Он якобы не хотел, чтобы она разгуливала, — она натянуто улыбнулась, — полуголой у всех на глазах.

— Похоже, он полный кретин. Кто он такой?

— По-моему, она не называла его имени. А если и называла, я его не запомнила.

— И она его видела? Здесь, в «Хане»?

— Да.

— Когда?

— Не знаю. Она впервые заговорила со мной вчера днем, где-то после обеда. Значит, видела его до этого.

— Логичное умозаключение. Она еще что-нибудь рассказывала о своем муже?

— Да, в общем, ничего особенного. Мы довольно много времени провели вместе и проговорили до десяти вечера. Ну, знаешь, обычные женские разговоры. Но она вела себя очень странно. Оставалась в номере, пока я ходила ужинать. — Потом, видимо, вспомнила и добавила: — Я попросила принести еду в номер, чтобы она поела.

— Об этом я уже знаю. Кое-кто видел, как доставили поднос в твою комнату.

— Да? — В ее голосе появился холодок. — Ты проверял меня?

— Не тебя. Джин Джакс.

— О, работаем в поте лица, как я посмотрю. Рискуем головой, преодолеваем немыслимые препятствия. Превосходно!

Это сказала не Мисти. И уж точно не я. Я повернулся на звук голоса. Он принадлежал Орманду Монако. Он подошел вместе с Джерри Вэйлом и остановился рядом с нами.

На узком, загорелом лице Монако застыло уже знакомое мне выражение — так выглядит человек, одной ногой угодивший в медвежью ловушку. Он казался еще тоньше, чем обычно, как будто за последние два часа похудел на фунт-другой. Хотя одежда по-прежнему сидела на нем великолепно. Сейчас он предстал в начищенных до блеска черных туфлях, черных брюках и жемчужно-сером смокинге с серыми шелковыми лацканами, которые гармонировали с рисунком галстука-бабочки.

Монако перевел взгляд с меня на Мисти и опять на меня. Потом на поцелуйную будку. И снова уставился на меня своими темными, пронзительными глазами.

— Превосходно, — повторил он. — Такими темпами, мистер Скотт, мои неприятности и через десять лет не закончатся. Мне известно, что вы большой ценитель красоты, но я нанял вас не для того, чтобы вы исследовали женские прелести…

— Осторожнее со словом «исследовали», мистер Монако. Вы меня почти разоблачили.

— Я вас почти уволил.

«Черт, — подумал я. — Если он меня уволит, мне придется покинуть этот грандиозный прием».

— Попридержите лошадей, приятель, — заявил я. — Между прочим, я уже собрал кучу улик и…

— Мистер Вэйл доложил мне о вашем отвратительном выступлении в «Серале». Господи, корсеты.

— Ну, должен же кто-нибудь открыть глаза человечеству. Кроме того, один громила маниакального типа собирался…

— Думаю, я совершил ошибку, наняв вас.

Мисти больше не выглядела равнодушной. Казалось, ее забавляет эта ситуация, она открыто веселилась.

Я подумал: «А может…» И потом: «А почему бы и нет?»

Монако продолжал разглагольствовать:

— Мистер Скотт, с тех пор как мы встретились, я пережил неописуемые…

Я поднял руку и остановил его:

— Пожалуйста, мистер Монако. Разве вы не видите — я работаю? — Тут же повернулся к Мисти, грозно посмотрел на нее — я надеялся, что она поймет меня правильно, — и суровым голосом произнес: — Итак, мисс Ломбард. Вернемся к прерванному допросу. Вы признаете или нет, что прошлой ночью в ваш номер доставили поднос?

Мисти прищурила свои волшебные глаза, но через мгновение ее лицо озарилось, и она включилась в розыгрыш — на моей стороне, естественно. Я готов был ее расцеловать. Я готов был расцеловать ее в любом случае, но мне здорово помогло, что она сразу же сообразила, какую игру я затеял.

— А, ну… да, — в испуганном замешательстве подтвердила она. — То есть я признаю.

— На подносе была еда?

— Конечно. Да, еда.

— Вы признаете или нет, что перед этим вы плотно поели в Мандариновом зале?

— Нет. Да. То есть… о, вы меня совсем запутали, мистер Скотт. Я поела. Да, я ела салат, бифштекс с картошкой и морковь, тушенную с медом, и…

— Не надо перечислять мне меню. Не увиливайте от ответа. Мистер Монако слегка приоткрыл рот, и я даже разглядел кончик его языка. Я продолжал свой допрос с пристрастием:

— Итак. Вы съели обильный ужин, которым можно было бы накормить двоих здоровых мужчин, и после этого заказали поднос с едой в номер? Вы всегда едите горячие блюда на десерт?

— Нет, конечно…

— Тогда напрашивается логический вывод — вы не собирались есть эту еду сами?

— Да, не…

— Ага. Значит, поднос предназначался для кого-то другого. Для кого? Кому? Для чего, мисс Ломбард?

— Для Джин.

— Для Джин… Ну, ну, выкладывайте.

— Джин Джакс.

Я быстренько вытащил из нее все остальное. Джин ночевала в номере Мисти, они вели женские разговоры, Джин была замужем, она увидела здесь своего мужа, с которым вроде бы разошлась, и не хотела, чтобы он столкнулся с ней и надавал ей по физиономии и так далее.

— Значит, она не называла имени своего мужа и не рассказала, как он выглядит, а также не говорила, что боится кого-то еще? — закруглился я.

— Нет. И она явно скрывалась. И страшно нервничала. Может, она всегда так себя ведет. Не знаю. Но прошлой ночью она точно была на взводе.

— Последний раз вы ее видели сегодня рано утром?

— Да. Я пошла завтракать, а она оставалась в номере, и, когда я вернулась, ее уже и след простыл. Она также забрала свои немногочисленные пожитки.

— Хорошо. Спасибо, мисс Ломбард. Извините за резкость, но работа есть работа. — Я развел руками и подмигнул ей — тем глазом, который не могли видеть Монако и Вэйл. — Может быть, вы мне еще понадобитесь, так что придумайте еще что-нибудь интересное — то есть, я хотел сказать, ничего не придумывайте — и, пожалуйста, никуда не исчезайте.

— Да, разумеется, — пообещала она.

Потом я повернулся к Орманду Монако:

— Если это все, сэр, я пойду собирать вещи.

— Хм… — замялся он. Потом положил руку мне на плечо, и мы отошли от Мисти. Вэйл метнул в мою сторону сердитый взгляд, а Монако смотрел на меня с любопытством: — Очень интересно. По крайней мере, теперь понятно, как мисс Джакс провела вчерашний день и вечер. Я… э-э… вами доволен, мистер Скотт.

— Ну, все очень просто, когда знаешь, что тебе нужно, — вполне искренне ответил я.

— Вы уже нашли ее мужа?

— Нет, но я видел, как один тип разговаривал с одной из конкурсанток, и, может быть, он как раз тот, кто нам нужен. Его-то я и должен найти — если, понятное дело, я не уволен.

— Уволен? О, забудьте об этом. Держите меня в курсе.

— Конечно, мистер Монако.

Мы побеседовали еще несколько минут, и он рассказал мне, какой «ужас» он испытал в офисе шерифа. С ним хорошо и учтиво обращались, однако снова и снова задавали вопросы насчет Эфрима Сардиса, куда он ездил сегодня днем, были ли у Сардиса враги. Его адвокатам нечего было делать, потому что шериф и его помощники просто допросили его и выпустили на свободу, как птицу из клетки, но его не покидало ощущение, что они идут за ним по пятам с ружьем, заряженным крупной дробью.

— Вы ведь действительно проезжали сегодня по Окотилло-Лейн, — напомнил я.

— Да, — кивнул он с отсутствующим видом. — Это недалеко отсюда. Я проехал мимо дома Сардиса, но в тот момент этого не осознавал. Наверное, тогда меня и увидел патрульный на машине. Я как раз возвращался домой, чтобы встретиться с вами, мистер Скотт.

— Ага. Это все, что у полиции есть против вас? Один из патрульных заметил вас около места преступления?

— Да. Он видел меня, — Монако немного замялся, — около входа, то есть на дороге перед въездом в поместье. В тот момент, когда он туда подъехал. Но до того, как вошел в дом и обнаружил труп Эфрима. Он, видимо, узнал мою машину.

— Насколько мне известно, кто-то позвонил и сообщил, что слышал выстрел. Они вам что-нибудь говорили об этом?

— Нет. Мне они ничего не рассказывали. Лишь задавали свои кошмарные вопросы, — Монако посмотрел на часы. — Я должен идти к гостям. Кстати, мистер Скотт, можете действовать, как считаете нужным, только завтра в одиннадцать утра вам придется встретиться с другими судьями. В конце концов, предполагается, что вы здесь исключительно для того, чтобы судить конкурс талантов.

— В одиннадцать утра? По какому поводу встреча?

— По поводу подготовки к вечернему конкурсу. Вам раздадут литературу, судейские правила, расписание различных событий. Собрание проводится лишь для того, чтобы все прошло гладко и достойно.

Ну да, это крайне важно.

— О'кей. Я там буду.

Это еще больше сокращало время на расследование. Ха-ха… Интересно, над кем я смеюсь?

Монако повернулся к Джерри Вэйлу:

— Джерри, гости ждут меня в Оружейной комнате. Будь добр, скажи им, что я приду через несколько минут.

— Хорошо, мистер Монако.

Вэйл кивнул мне и повернулся, чтобы уйти.

— Мистер Вэйл, — окликнул я.

Он остановился.

— Да?

— Я уже спрашивал об этом раньше: вы уверены, что Джин — мисс Джакс — не говорила с вами после прибытия в отель?

— Нет, не говорила. — Он отрицательно мотнул головой и нахмурился. — На самом деле, по-моему, она — единственная из конкурсанток, которая не попалась мне на глаза. Но ведь она, как бы это сказать, исчезла? — Он выглядел озадаченным. — А почему вы спрашиваете?

— Судя по всему, она очень интересовалась мистером Сардисом. Вот я и подумал, раз он был вашим тестем, она могла попытаться разузнать что-нибудь у вас.

— Как странно, — пробормотал он.

Не так уж и странно, мог бы я ему возразить, если мои подозрения по поводу ее интереса к Сардису верны.

— Вы точно знаете, что она не говорила с вашей женой?

— Ну… я не могу ручаться с абсолютной уверенностью. Мне это даже в голову не приходило. — Он замолчал, по-прежнему хмурясь. — Я могу у нее спросить.

— Я был бы вам очень благодарен. И еще одно. Не скажете ли, где был Булл Харпер в момент убийства вашего тестя?

— Насколько я осведомлен, Эфрим дал ему выходной на сегодня. Из-за предстоящего вечером приема. Эфрим знал, что он хотел подготовить костюм и все такое. — Он явно чувствовал себя не в своей тарелке. — О том же, где именно был мистер Харпер, к сожалению, ничего не знаю.

— О'кей. Спасибо, мистер Вэйл.

Он кивнул, уже было повернулся, но вдруг остановился. Его лицо наконец разгладилось, и он улыбнулся мне:

— Ради всего святого, зови меня Джерри.

Я улыбнулся в ответ, и он ушел.

Монако посмотрел ему вслед, заметил кого-то знакомого и помахал рукой. Через минуту к нам подошел мускулистый мужчина среднего роста, в черном смокинге и строгом галстуке. Саймон Лиф.

Я никогда лично не встречался с ним, мельком видел его раньше, поэтому сразу узнал. У него был озабоченный вид, лоб прорезали глубокие морщины, хотя ему еще не было сорока. Черные волосы подстрижены «ежиком», а щеки отливали синевой, свидетельствующей о густой бороде.

Они с Монако радостно поздоровались и поболтали несколько секунд. Как я понял, они собирались встретиться с какими-то важными гостями, побаловаться коктейлями и повеселиться.

Монако нас познакомил, мы пожали друг другу руки, и я сказал, что слышал о нем, а он заверил, что тоже наслышан обо мне; по его тону я понял, что слышал он обо мне гораздо меньше, нежели я о нем. Я произнес несколько вежливых фраз о его фильмах, а он заметил, что у меня, наверное, очень «увлекательная» жизнь. Я рассмеялся и сказал, что иногда она меня увлекает до смерти. Обычная пустая болтовня. Мы мило беседовали, но все же не целовали друг друга в обе щеки.

Монако снова глянул на часы и обратился ко мне:

— Вы сказали, что мисс Джакс интересовалась Эфримом Сардисом. Что вы имели в виду, мистер Скотт?

— Ну… — Я бросил взгляд на Саймона Лифа.

Монако меня понял.

— О, все в порядке. Мне пришлось рассказать мистеру Лифу, зачем я пригласил вас сюда. Иначе вас не включили бы в состав жюри.

— Понятно. Ну, хорошо. Мне просто стало любопытно, почему это так ее взбудоражило. Похоже, она задавала кучу вопросов о мистере Сардисе. И, судя по всему, о Нейре, миссис Вэйл.

Он склонил голову набок и провел тонким пальцем по своему острому подбородку.

— Странно. Меня она тоже спрашивала о Нейре. Когда приехала сюда.

— Да? Как это было?

— Я встречал девушек, прибывших в среду утром. Несколько минут мы с мисс Джакс оставались наедине. У входа в «Сераль» разговаривали Джерри и Нейра. Мисс Джакс во все глаза смотрела на них, а потом спросила меня, кто такая Нейра, — дословно: кто эта красивая черноволосая женщина. Я сказал ей, что это Нейра Вэйл, дочь Эфрима Сардиса, а рядом с ней стоит ее муж. Мисс Джакс казалась ошеломленной и переспросила: «Она — его ЖЕНА?» Именно так, с таким ударением. Я подтвердил, и тогда мисс Джакс поинтересовалась, кто такой Эфрим Сардис.

— Что вы рассказали ей о Сардисе?

— То же, что и вам, мистер Скотт. Что он — мой друг, богатый и уважаемый член общества, что он принимает активное участие в делах города и тому подобное.

— Она выглядела крайне заинтригованной, да? Взволнованной чрезмерно?

— Ну… теперь, я думаю, да. Тогда я не обратил на это внимания.

— Хотелось бы знать, кто же ее так заинтересовал: Нейра, Джерри Вэйл или мистер Сардис?

— Понятия не имею. До сих пор я об этом даже не задумывался.

— Вот еще что, мистер Монако. Если я хочу получить вразумительные ответы на вопросы о Сардисе и мисс Джакс, должен сообщить некоторым лицам, почему спрашиваю. Хотя бы тем, с кем уже говорила полиция или собирается поговорить.

Он колебался.

— Ладно, только им. И ни в коем случае не проговоритесь, что я вас нанял. Мы должны быть крайне осмотрительны.

— Я постараюсь.

— Хорошо. — Он снова бросил взгляд на часы. — К сожалению, мистер Скотт, у меня не осталось времени. Есть еще какие-нибудь новости?

— На данный момент ничего существенного.

— Ладно. Следующие полчаса я буду в Оружейной комнате с мистером Лифом и другими гостями. После этого вы сможете найти меня где-нибудь в отеле или около него. Если я вам срочно понадоблюсь, попросите меня разыскать.

— Договорились. Мне тоже нужно кое-что срочно предпринять.

За его спиной я увидел миниатюрную девушку с соблазнительными формами, с темной бархатной кожей и иссиня-черными волосами — Лисса Велдон собственной персоной. Она шла легкой походкой мимо бассейна, у которого я недавно болтался и куда столь эффектно несколько минут назад плюхнулась Кэрол Ширинг.

Лисса шла одна.

Без чудовища по имени Булл.

— Мне пора вплотную приниматься за дело, — добавил я. — Пока есть время.

Глава 13

Лисса уже облачилась в костюм и выглядела еще убойнее, чем в «Серале». На ней было типовое одеяние — такое же, как на Кэрол Ширинг и на других участницах конкурса, — но на Лиссе оно смотрелось совсем по-другому.

Она услышала мои шаги, когда я почти уже нагнал ее, и оглянулась.

Ослепительно улыбнувшись, она промурлыкала с явным удовольствием:

— Шелл, милый. Я только что думала, когда же мы снова увидимся.

— Ну уж ты наверняка не сомневалась, что это произойдет очень скоро. Как вижу, ты по-прежнему не носишь по…

— Лисса, детка.

Это сказал не я. Я повернул голову и уперся прямо в нос Булла Харпера. Этот нос тоже наводил ужас. Большой, черный и мускулистый, а сейчас еще и с раздувающимися ноздрями. Несомненно, это крайне опасная деталь его физиономии.

— Опять ты? — прорычал он. — Что тебе нужно на этот раз?

В каждой руке Булл держал по высокому стакану — теперь понятно, где он пропадал, — и на нем был костюм, при виде которого человек со слабым зрением потерял бы его окончательно.

Короткий жакет без рукавов не скрывал мощную грудь и мускулистый живот. Его огромные ручищи оставались неприкрытыми. Такая одежка лучше смотрится на женщинах. Жакет поражал невыносимо пурпурным цветом, хотя мне трудно судить — я не мог смотреть прямо на него; еще на великане были объемные, мешковатые штаны из розового бархата. Талию плотно облегал широкий кожаный пояс, с которого свисала кривая турецкая сабля в ножнах, усыпанных драгоценными камнями. На голову он тоже водрузил тюрбан, но зеленый, с красным камнем посередине, и конечно же не такой великолепный, как у меня. Булл казался не больше тех парней, чьи лица высечены инками в горах, а сверкал так же, как их священные сокровища.

— Ух ты, — не сдержался я. — Если ты встанешь на путях, ты сможешь останавливать поезда.

— Что тебе нужно на этот раз? — угрожающе повторил он. — Я думаю, все то же.

Я отступил назад и мужественно протянул ему руку:

— Булл Харпер, я хотел с тобой познакомиться. Ведь нас так и не представили друг другу. Я — Шелл Скотт и…

— Лисса говорила мне, кто ты такой. Но я так и не понял, почему…

— Ну, я… я член жюри конкурса красоты.

— Хо-хо! — пророкотал он. — Этого Лисса мне не сказала.

— Прекратите, вы, двое. — Лисса подошла к нам поближе и заговорила официальным голоском: — Я хочу вас представить по всем правилам. Булл, это мой друг Шелл Скотт. Шелл, это Булл Харпер, мой близкий друг.

Он был «близким», а я всего лишь другом. Ну что ж, он знает ее дольше, чем я. В любом случае начало положено. Булл нехотя протянул свою гигантскую пятерню. Мы обменялись рукопожатиями.

— Эй, — вскрикнул я, — больно ведь!

— Булл, я сейчас дам тебе в глаз!

— Лисса…

Она повернулась ко мне:

— Не обижайся на Булла, Шелл. Он не такой тупой, как кажется. Он просто не умеет произвести впечатление. Особенно на мужчин. На самом же деле у него нет ни одной злобной извилины в голове.

— Лисса, я же просил тебя, — обиженно засопел Булл, — я же просил тебя не говорить больше о моих извилинах.

Они принялись бурно это обсуждать. Похоже, у них чудесные отношения. Когда возникла пауза, мне удалось вклиниться в их гневный диалог.

— Булл, я полагаю, полиция сообщила тебе о мистере Сардисе.

У него пропал всякий интерес к ссоре с Лиссой, и он переключил свое внимание на меня:

— Что сообщила?

Я пожал плечами:

— Ну, если ты не знаешь, значит, они не считали нужным тебя информировать.

Я повернулся и сделал шаг от них, но теперь Буллу стало интересно. Настолько интересно, что он схватил меня за руку, явно пытаясь выжать ее, как грейпфрут.

— Убери свою лапу, — спокойно попросил я.

Он не убрал.

— О'кей. — Я принял стойку и резко опустил другую руку. И тут же расслабился. Он разжал пальцы и отпустил меня прежде, чем я успел выстрелить. — Булл, — честно признался я, — у меня нет никакого желания биться с тобой. Но если ты опять на меня набросишься, мне придется тебя пристрелить.

— Лады, — не слишком озабоченно согласился он. — Так что насчет босса? Что они должны были мне сообщить?

— Я думал, полиция уже сказала тебе, что мистер Сардис мертв.

Его черные глаза не мигая смотрели на меня.

— Это они мне сказали. А тебе-то что за дело?

Хороший вопрос. Но я всего лишь обронил неопределенно:

— Он был хорошим другом мистера Монако.

— Ну и что?

— Мистер Монако хотел бы знать, есть ли у шерифа подозреваемые. Есть?

— Угу.

— Кто?

— Я.

— Ты?

— Угу.

— Ну, — я постарался говорить как можно любезнее, — так, значит, ты убил его, да?

— Нет.

Не очень-то он разговорчив.

— А ты не знаешь, кто мог это сделать? — спросил я.

— Нет.

— Я слышал, одна из участниц конкурса, девушка по имени Джин Джакс, задавала много вопросов о мистере Сардисе. К тебе она подходила?

— По-моему, это не твоего ума дело. Нет, я уверен, что не твоего.

Пожалуй, его предыдущая немногословность мне нравилась больше. Ну что ж, если я хочу что-нибудь вытянуть из этого несговорчивого фрукта, придется идти другим путем.

В этот момент Лисса негромко вскрикнула «Ой!» и вылила свою выпивку.

Она наклонилась и заглянула в пустой бокал, потом подняла глаза на Булла:

— Черт! Булл, будь душкой, принеси мне другой коктейль.

— Хм… — Ему явно не хотелось оставлять ее наедине со мной и сотней других мужчин в округе, однако после минутного колебания он взял ее пустой бокал и покорно удалился.

— Это произошло случайно? — спросил я у Лиссы.

— Нет. Я видела, что ты злишь Булла. А когда он приходит в бешенство, с ним не очень-то весело.

— Неужели?

— Если тебе нужно узнать что-то у Булла, лучше обратись ко мне, Шелл. А я уж сумею его расспросить.

— Здравая мысль.

— Кстати, а почему это тебе так не дает покоя?

— Давай сейчас не будем вдаваться в подробности. Считай, что я просто интересуюсь, и все; кроме того, Булл, наверное, уже возвращается.

— Наверное. Что ты хочешь узнать?

— В баре ты мне сказала, что предложила Джин Джакс расспросить Булла Харпера, если ей нужна информация о Сардисе. Она говорила с ним?

— Не знаю.

— Сможешь это выяснить?

Она кивнула.

— Узнай, о чем она спрашивала и что он ей сказал, ладненько?

— Хорошо. — Она смотрела на меня своими жаркими шоколадными глазами. — Мне понятна вся эта суета вокруг мистера Сардиса. А при чем здесь Джин?

— Я расскажу тебе завтра, — пообещал я. — Завтра утром, договорились?

— Идет. Ты боишься Булла, Шелл?

— Не очень.

Она удивленно воззрилась на меня. И я разъяснил:

— Я также не боюсь оживленного движения на голливудской автостраде, но ни за какие коврижки не стану перебегать ее без особой на то причины.

Вероятно, она хотела улыбнуться. Я так и не узнал этого наверняка, потому что к нам подлетел Булл Харпер и она повернулась к нему:

— О, Булл, ты уже пролил половину.

— Ну и что? — завопил он. — А ты пролила все!

На что женщина ответила:

— Не ори на меня, Булл Харпер.

И они принялись азартно орать друг на друга, а я тем временем потихоньку смылся.

Им весело вместе, позавидовал я. Может, они без ума друг от друга. А может, они просто безумные. И не исключено, если и дальше так пойдет, что мы с Буллом убьем друг друга.

* * *

К десяти вечера еще три девушки и один пьяный фотограф свалились в бассейн. Фотографа никто не снимал. К этому времени я переспрашивал еще с дюжину конкурсанток и выяснил, что Джин Джакс говорила с четырьмя из них.

У одной в четверг утром, после завтрака, она наводила справки о Нейре Вэйл. С другими говорила чуть позже и задавала вопросы о ныне покойном Эфриме. В самих вопросах не было ничего особенного. Первая девушка сообщила Джин, что о Нейре она знает лишь то, что она — дочь Сардиса. А о самом Сардисе ей известно тоже, что и всем: местная шишка с кучей денег. Две другие девушки вообще не поняли, чего Джин от них добивается. Зато четвертая однажды видела Эфрима Сардиса и кое-что порассказала о нем Джин. Ничто из ее сообщения не показалось мне на первый взгляд важным. До поры до времени.

Последняя моя собеседница — невысокая, стройная куколка лет двадцати, с красивыми глазами. Ее звали Лула, и к моменту нашей встречи она уже явно наглоталась чего-то противозаконного. Она долго не могла взять в толк, о чем речь, но наконец до нее дошло.

— Нет, Джин меня просто спросила — ты знаешь этого Сардиса? Этого Эфрима Сардиса. Ну, я ей и говорю, да видела я как-то раз этого старого жирного борова, вот что я ей ответила.

— Что ответила?

— Он — старый, жирный боров, весит, наверное, фунтов триста. Он выглядел так, как будто приехал с Тибета, ну, или что-нибудь в этом роде. И он был фантастически богат. Просто чертовски богат. Такой богатый, что я бы даже могла выйти замуж за такой мешок с деньгами.

— Это ты ей и сказала?

— Ну, что-то в этом роде. Я не говорила, что я бы вышла за него, помани он меня. Такой богатый, даже если он весит все триста фунтов, он…

— Она еще что-нибудь спрашивала?..

— …он был просто набит бабками…

— Что еще мисс Джакс хотела узнать о нем?

— Да все. Где он живет, что делает, с кем у него бизнес и все такое — я ничего этого не знаю, поэтому, естественно, ничего и не рассказала ей.

— Где ты познакомилась с мистером Сардисом, Лула?

— Вообще-то я с ним незнакома. Дело было на вечеринке в Голливуде в прошлом месяце. Туда пригласили некоторых девушек, которые стали финальщиками — то есть финалистками конкурсов красоты. Вот там я и увидела этого старого, жирного денежного борова. Он был со своей дочерью и ее парнем, то есть мужем.

— С Джерри Вэйлом?

— Ну да, а еще с ними был этот пижон, который всем здесь заправляет, худой такой.

— Орманд Монако?

— Орманд Монако. Да. Ну и имечко! Орманд. Да еще и Монако. Боже, я просто торчу от него, как…

— Они были все вместе?

— Ну да, я же сказала.

— Эфрим Сардис, его дочь Нейра и муж Нейры, Джерри Вэйл. И Орманд Монако.

— Да, да, да…

— Я рад, что мы это выяснили. Кто там еще был?

— Много других девушек. Какие-то люди из Голливуда. В основном киношники. Они собрались устроить нам кинопробы и…

— Саймон Лиф?

— Он, да. И еще какие-то продюсеры и режиссеры. Киношный народ. И телевидение. И Тибби Мэнли, большая звезда. Бог мой, он просто прелесть, я от него тащусь, он даже лучше розовых эластичных брюк. Я готова откусить ему уши…

— Что они там делали?

— Не знаю. Откуда мне знать? Это же просто вечеринка. Чем занимаются на таких сборищах?

— Мисс Джакс была на вечеринке?

— Нет, ее не было.

— Ты с ней вчера виделась?

— Днем. Около полудня.

— Во время обеда?

— Нет, кажется, она не обедала. Это было раньше. Она зашла ко мне в комнату.

— Понятно. Она задавала вопросы о ком-нибудь еще? О Нейре, Джерри Вэйле, Орманде…

— Только о Сардисе.

— Только о нем?

— Только о нем.

Я ушел от нее с непокалеченными ушами; вообще-то им вряд ли что-нибудь угрожало. Хорошо это или плохо, но я ни капельки не похож на Тибби Мэнли. Улыбаясь и размышляя о юношеской восторженности поклонниц и отталкивающей внешности Тибби Мэнли, я двинулся обратно к бассейну.

Лулу я нашел на приличном расстоянии от отеля. Она развлекалась в компании долговязых юнцов рядом с клеткой с попугаями и другими пернатыми, которые пели, чирикали, кричали — словом, всячески веселились. Эта клетка находилась примерно в ста ярдах от отеля. На огромной территории «Кублай-хана» было полным-полно укромных местечек, извилистых дорожек и тихих закоулков, и я поинтересовался, почему Лула и ее мальчики остановили свой выбор на птичьей клетке. Хотите верьте, хотите нет, но они не смогли мне объяснить. Просто так, и все.

Во всяком случае, я отправился в отель кратчайшей дорогой, которая вела по извилистым тропинкам и глухим закоулкам. Понимаю — увы, задним умом я крепок, — что мне не следовало идти этим путем. Нужно было шагать по ярко освещенному пространству, подпрыгивая на ходу и обозначая свое присутствие громким криком. Но с тех пор, как в меня стреляли, прошло уже несколько часов. Кроме того, я даже не был уверен, что он брал на мушку именно меня, Шелла Скотта; я считал, что убийца нервничал и торопился скрыться с места преступления, а я, неожиданно оказавшись в роли свидетеля, невольно стал естественной мишенью.

Я во всем ошибался.

Мне кажется, я почти знал, что должно произойти секунд за пять до того, как это действительно случилось.

Но «почти» — не совсем точное слово. «Почти» — значит недостаточно хорошо ориентироваться в ситуации.

Еще раньше я заметил, что ландшафт «Кублай-хана» позаимствован у джунглей. Здесь росло много ветвистых деревьев, дорогу мне загораживали кусты, покрытые густой зеленой листвой. Несколько пальм поднимались высоко в ночное небо, а иногда я задевал рукой или ногой широкие листья банановых деревьев.

Я прошел уже половину расстояния до отеля, и мне казалось, что я один в буйном оазисе среди пустыни и больше никого нет вокруг. Сюда не проникал свет от бассейна; правда, я слышал крики птиц у себя за спиной: «чирик-чирик» и еще какой-то звук. Может быть, на меня подействовали все эти заросли и шорохи джунглей, но мне показалось, будто за мной, мягко ступая, крадется дикая кошка.

Так вот, за пять секунд до того, как я услышал звук, я «почти» понял, что сейчас произойдет. Я ничего не видел и не слышал, кроме сумасшедших птиц, но что-то почувствовал. Может, это была мысль; может, какой-то сигнал, воспринимаемый на уровне подсознания; может, едва заметное колебание воздуха.

Что бы это ни было, по моей спине пробежал холодок. Волосы зашевелились, словно в них запустил свои лапы гигантский паук. Все мои мышцы напряглись. Я не был встревожен: мои ощущения пока не вызывали тревоги. И все же я невольно потянулся к своему кольту, просто чтобы придать себе уверенности, — вот так же хозяин машинально протягивает руку, чтобы погладить свою собаку.

Рука метнулась к заплечной кобуре; увы, я ведь оставил ее в номере. Тогда я нащупал револьвер в кармане брюк и сжал его холодную, успокаивающую рукоятку.

И тут-то я совершенно отчетливо расслышал тихие, мягкие шаги за спиной.

Помню, мне пришла в голову совершенно идиотская мысль: «Тигр? Черт, не может быть, но и не птица, это уж точно».

Шаги стихли, и я явственно услышал, как позади меня кто-то тяжело ступил на землю и крякнул, — это характерный звук, который издает человек, когда напрягает все свои мускулы и умственную энергию, чтобы занести над тобой палку, дубину или приклад пистолета и опустить тебе на голову.

Прямо перед самым кряканьем я инстинктивно попытался увернуться, и мне это почти удалось. Я рывком вытащил кольт из кармана и повернулся — и вдруг сокрушительный удар, искры из глаз, внезапная жгучая боль и страшный треск р черепе, не похожий ни на один другой. Я начал падать.

Я не только понял, что меня ударили, я совершенно ясно осознал, что, если не остановлю убийцу, удары будут сыпаться на меня снова и снова, пока он не размозжит мне голову и не прикончит, — но остановить его я не мог. Мои руки и ноги меня не слушались, я не имел сил перевернуться или откатиться в сторону. Я упал на колени, потом завалился на правое плечо и так и застыл, словно время для меня остановилось. Правая рука вытянулась вдоль тела, пальцы все еще сжимали кольт. Но я не мог поднять пистолет. Рука не действовала.

Казалось, я лежу так не несколько коротких мгновений, а долгие-долгие минуты. Время тянулось, как ириска, — тик, — и тысяча мыслей в голове, ощущение земли подо мной, медленно расцветает боль, и наконец так: течение времени замедлилось и тянулось не только для меня, но и для него тоже. Краем глаза я увидел, как его нога повисла в воздухе, потом начала медленно, очень медленно опускаться и приземлилась в нескольких дюймах от моего лица.

Он занес надо мной свое оружие, и я знал, что через какие-то доли секунды, тянущиеся в другом измерении, он опустит его на мою голову. Я пытался пошевелить руками, ногами, пальцами, хоть чем-нибудь; бесполезно, и в этот момент я прекратил свои попытки. Огромным усилием воли я заставил себя сосредоточить всю свою физическую и умственную энергию лишь на одном-единственном пальце.

Как ни странно, я еще способен был думать и понимал, что, даже если мне удастся выпустить пулю, я попаду лишь в землю; но я также понимал, что грохот выстрела — мой единственный шанс остановить его, хотя бы задержать ненадолго. Кстати, это был мужчина.

Я даже не заметил, как спустил курок. Но услышал выстрел и почувствовал, как мой тридцать восьмой дернулся в ладони. И я увидел, что нога у моего лица стремительно приподнялась и развернулась в сторону дорожки.

Наконец мне удалось пошевелить не только пальцем. Я медленно перекатился с плеча на спину — и в этот момент нависавшая надо мной темная фигура исчезла. Слышен был только тяжелый топот ног по дорожке. Я попытался повернуться, направить на убегающего револьвер и не смог этого сделать. Должен сказать, мне и сесть-то удалось с превеликим трудом. А далее я просто сидел в оцепенении.

Не знаю, если бы я попробовал, может быть, сумел бы встать на ноги. Только меня это в сию минуту не слишком заботило. Меня тошнило. Я подумал: неужели придется расстаться с изумительным ужином и щедро принятой великолепной выпивкой? Хотя и это меня не особенно беспокоило. Я заметил, что мой пышный белый тюрбан валяется на дорожке, и догадался, что он смягчил нанесенный удар. Благодаря ему я не отключился — конечно, не настолько, как мне бы хотелось, но все-таки сумел его спугнуть. Если вас никогда не били по голове по-настоящему, изо всей силы, вам ни за что не понять, насколько это болезненно-неприятное ощущение.

Так что я посидел неподвижно какое-то время, прислушиваясь к себе, понял, что мой ужин останется со мной, а возможно, и завтрак с обедом, и наконец осторожно поднялся на ноги. Мой противник давно исчез, минут пять назад, но никто не прибежал разузнать, кто и почему стрелял. Наверное, за царящим гвалтом мало кто слышал, а те, кто слышал, решили, что выстрелила пробка из очередной — какой уже по счету? — бутылки шампанского.

Какая, собственно, разница. Сейчас меня беспокоила набатным колоколом гудевшая голова. Еще сидя на земле, я осторожно ощупал ее и обнаружил кровоточащую рану; я приложил к ней платок и держал, пока кровь не остановилась. Если бы меня не переполняло огромное и жгучее Желание, я бы так и остался безучастно сидеть там, пока не заживет рана, но меня гнало, подстегивало Желание: добраться до того, кто на меня напал.

Теперь мне нужно было срочно разыскать трех человек — хотя бы трех — и поговорить с ними.

Я начал медленно ходить кругами, как собака, подыскивающая место для сна, собрал свои вещи и направился к «Кублай-хану».

Глава 14

Если бы я вскочил на ноги секунд через десять после удара и пулей промчался по территории и по номерам отеля, может быть, и разыскал бы своего обидчика. Но когда я наконец доковылял до «Кублай-хана», было уже слишком поздно. Мне оставалось лишь принять три таблетки аспирина, что я и сделал.

Помимо всего прочего, я совершенно запутался. Голова глухо звенела. Мозги пенились, словно огромный котел с «алказельтцер». Я чувствовал себя умственным гигантом — потому, наверное, что явственно ОЩУЩАЛ свой мозг. В этом-то и заключается главная проблема, когда тебе вышибают мозги: любая глупость кажется гениальным озарением. К сожалению, в тот момент я не понимал столь очевидной истины.

Первую «блестящую победу» в своем расследовании я одержал в Оружейной комнате, которую нашел с большим трудом. Я помнил, что Орманд Монако встречается здесь с гостями, но у меня в потрясенных мозгах все перепуталось, и я забрел в Пушечную комнату. Оружейная, Пушечная — какая, к черту, разница?

Наконец я все же нашел Оружейную комнату, с шумом распахнул дверь и сразу увидел Орманда Монако. Он сидел за столом вместе с дюжиной мужчин и женщин, некоторые из них были в костюмах, другие — в вечерних платьях. Сначала я увидел худого, угловатого Монако, все остальные казались сплошным расплывчатым пятном. Монако был в своем жемчужно-сером смокинге с яркими фуляровыми лацканами, которые так гармонировали с сединой в его волосах.

Я, громко топая, подошел к нему и пронзил его испепеляющим взглядом.

— Так вот вы где! — гневно заявил я. — И где же вы были?

Все, как один, повернули головы в мою сторону, но Орманд Монако среагировал быстрее остальных.

— Что такое? — удивился он. — В чем дело?

— Не надо спрашивать меня, в чем дело, — сказал я. — Из этого вам точно не распутаться. Спутаться… Выпутаться? Послушайте, я вас видел.

Его лицо выражало ужас. Это хорошо: значит, я его напугал. Он обвел взглядом всех сидевших за столом.

— Губернатор, — обратился он к кому-то, — господин мэр, мистер Лиф. Я должен извиниться за мистера Скотта. Прошу прощения, миссис Шмил, — добавил он.

«Миссис Флиб». Я плохо различал имена, которые он называл. «Генерал Стонк». Боже, как болит голова. Наверное, трех таблеток аспирина было мало.

Монако тревожно, изучающе смотрел на меня.

— Мистер Скотт, — заговорил он успокаивающим тоном — таким голосом разговаривают дрессировщики с молодыми клыкастыми львами, — вы немного выпили, так ведь? У вас глаза покраснели.

— Выпил-шмипил, — передразнил его я. — О, простите, если я назвал чье-то имя. Я как раз перехожу к делу. Насчет… хм… Я думал об этом еще минуту назад.

Монако встал и увел меня от стола.

— Может, вы оставите меня и моих гостей и позволите нам закончить важный деловой разговор без посторонних?

— Вы выходили из этой комнаты в течение последних десяти минут? Или около того? Ну, скажем, в течение часа.

Монако искоса глянул на меня, бросил взгляд на стол, потом опять уставился мне в зрачки. Он выглядел обеспокоенным.

— Я действительно выходил один раз. Искал мистера Вэйла, — виновато произнес он. — Вообще-то я вернулся всего несколько минут назад. Хотя я совершенно не понимаю, какое дело…

— Так и не нашли его?

— Нет, действительно не нашел, — подтвердил Монако. — Однако…

— А как насчет Булла Харпера?

— А что насчет Булла Харпера?

— Вот об этом я и спрашиваю.

— Ну так что там насчет его?

— Его вы тоже не видели, да?

— Нет, а почему я должен был…

— Мне это кажется очень подозрительным, а вы как думаете?

— Мистер Скотт, я не понимаю, повторяю, не понимаю, о чем вы говорите.

Я задумался, а потом признался:

— И я тоже.

— Предлагаю перенести нашу беседу на другое время.

— Ага, — согласился я — похоже, аспирин начинал действовать, — например, на следующий ноябрь?

С этими загадочными словами я удалился.

Мне так и не удалось найти Булла Харпера. Я постучал в дверь комнаты Лиссы, номер 218, но либо никого не было дома, либо не хотели открывать. Зато я нашел Джерри Вэйла; у него я тоже ничего не выяснил.

Я знал только, что кто-то ударил меня по голове и этот кто-то хотел меня убить. Уже где-то около полуночи я понял, что ничего не добьюсь, бесцельно шляясь по отелю. И решил выпить в одном из баров.

К этому времени я более или менее пришел в норму, правда, в голове засела тупая, ноющая боль. Зато предметы перед глазами перестали кружиться, и я вдруг понял, что мне стоит сесть и спокойно подумать за прохладным коктейлем, — наверняка это принесет больше пользы, чем мои последние маломотивированные действия. И я направился в «Сераль».

И столкнулся с Мисти Ломбард.

На этот раз встреча не была физическим столкновением, я просто заметил ее, когда вошел в вестибюль, и подождал, пока она подойдет.

— Привет, привет. Ты как раз искала меня. Тебе меня не хватало, и ты отправилась на поиски…

— Я иду в «Сераль».

— Где мистер Лиф?

— Все еще на совещании.

— Вот дурак.

— Он говорил со мной и сказал, что, вероятно, не освободится до утра. Поэтому я решила сбежать от всей этой толпы — ты не находишь, что они начинают понемногу сходить с ума?

— Это точно.

— Я решила выпить в тишине перед тем, как отправиться спать.

— Наши желания совпадают, Мисти. Давай выпьем вместе.

Она слегка прикусила губу и, прикрыв глаза, склонила голову набок. Потом улыбнулась и задорно сказала:

— А почему бы нет?

Мы сели у стойки и пропустили по паре коктейлей; я почти не помню, о чем мы говорили. Кажется, я рассказал ей, что меня стукнули по голове, а она мне сочувствовала; еще я попросил ее поподробнее припомнить ее разговор с Джин Джакс, и она очень старалась. К сожалению, ничего нового я не узнал. Так что мы просто сидели и болтали с Мисти; я слушал ее тихий, завораживающий голос и любовался ею.

Наконец она сказала:

— Мне пора спать. Завтра я должна быть с ясными глазами.

— Твои глаза всегда будут ясными. Я провожу тебя домой, то есть до твоего номера, хорошо? Тебе опасно ходить тут одной.

— Даже когда вокруг полно людей?

— Тем более. Среди них ведь попадаются мужчины.

— А ты собираешься защищать меня от мужчин, да?

— От всех, кроме одного, — заверил я пылко.

Мы пересекли вестибюль, вышли через главный вход на улицу и по усыпанной гравием дорожке направились к южному крылу, в котором находился ее номер. У двери она остановилась, хотела что-то сказать и вроде как бы засмущалась. Немного помолчав, она предложила:

— Не хочешь ли зайти выпить стаканчик на ночь, Шелл? Если ты не слишком устал…

— С удовольствием. Еще один мне не повредит.

— Не очень повредит. — Она повеселела. — Мы выпьем всего по стаканчику. Мне обязательно нужно хоть капельку поспать.

Мы вошли внутрь. Комната была маленькой, но со вкусом обставленной. Пушистый голубой ковер на полу, светло-голубые шторы на окнах, низкий диван цвета морской волны, на стенах какие-то картины, достаточно яркие. Массивный торшер около дивана ненавязчиво освещал уютное гнездышко.

Справа размещалась небольшая кухонька и стойка с двумя стульями, а через полуоткрытую дверь слева я заметил тускло освещенную спальню. Горничная уже сняла покрывало и отбросила одеяло, и постель поджидала свою хозяйку.

«Поджидает свою хозяйку… гм…» — мечтательно подумал я, а Мисти крикнула из кухни:

— Здесь только бурбон с водой. И мой херес.

— Бурбон с водой как раз то, что нужно.

Через минуту она вернулась с коктейлями и села рядом со мной на низкий диван. Должно быть, пока Мисти хлопотала на кухне, она включила магнитофон, потому что комнату заполнила музыка. Струнные и духовые инструменты наигрывали приятную, расслабляющую мелодию.

Мисти сбросила свои остроносые туфли и облегченно вздохнула:

— О боже, как хорошо. Ты не возражаешь?

— Ты шутишь? Даже отсюда я чувствую, как тебе хорошо.

Я сидел в футе от нее. Она рассмеялась и сделала глоток хереса.

— Только не говори мне, что у тебя есть телепатические способности.

— У меня есть кое-что получше.

Она опять засмеялась, вытянула свои роскошные ноги и положила их на антикварный кофейный столик с зеркальной крышкой, а я наклонился к ней, обнял ее за плечи и поцеловал.

Я удивился не меньше, чем она.

Я поцеловал ее совершенно непроизвольно, это не было заранее обдуманным действием. Не могу, конечно, утверждать, что такая мыслишка не закрадывалась мне в голову, — просто я вообще не думал о том, что делаю. Я смотрел, как она двигается с какой-то мягкой, животной грацией, и слушал ее тихий, гортанный смех, — и в следующее мгновение я оказался около нее, а мои губы прильнули к ее.

Она напряглась и попыталась высвободиться. Но только попыталась. Через секунду ее тело расслабилось, а губы стали жаркими, влажными и податливыми. Я обхватил ее за талию и прижал к себе, она прильнула ко мне всем телом и обняла за шею.

Когда наши губы разомкнулись, я выдохнул:

— Мисти…

А она широко открыла глаза и прошептала:

— Не говори ничего, Шелл. Ничего не говори.

Ее огромные, чудесные глаза были прямо передо мной. Я смотрел и смотрел в них, в самую их глубину, а потом их таинственная темнота скрылась под гладкими веками. И наши губы снова встретились.

Всего один стаканчик, сказала она. Мы так его и не допили…

* * *

Утром я наскоро проглотил кофе на завтрак — я всегда начинаю день с чашки кофе — и выехал по Дезерт-Вью-Драйв. Верх моего «кадиллака» я опустил, и солнце пока не обжигало мою многострадальную голову, все еще облаченную в тюрбан.

Да, в тюрбан, потому что почти все участники вчерашнего приема и сегодня будут присутствовать в «Кублай-хане» — на волнующей церемонии перерезания ленточки — и до этого момента должны были оставаться в маскарадных одеяниях. Поэтому я все еще был в своем костюме магараджи. Кроме того, мне нравилось его носить. В нем я чувствовал себя… ну, как бы пожарником.

Старые мудрые доктора говорят, что алкоголь выходит из пьяницы — или, скорее, принявшего алкоголь человека — где-то двадцать четыре часа спустя. После моего последнего Укуса Гремучей Змеи — или как там называлась та штука, которая жгла меня вчера вечером, — прошло гораздо меньше времени. Так что у меня в желудке еще полыхали кое-какие маленькие огненные змейки.

Что бы там ни было, чувствовал я себя великолепно.

Стояло прекрасное утро. Даже если бы шел дождь и гремел гром, оно все равно было бы прекрасным. Потому что, несмотря на пробитый череп, после Мисти, несвязных слов и нежных губ я чувствовал прилив энергии и пребывал в состоянии благодушной эйфории.

Я двинулся по тому же маршруту, что и вчера днем, и по дороге размышлял, зачем Джин Джакс ездила к Монако и кто мчался за ней со скоростью девяносто миль в час. И за ней ли гнался водитель той, другой машины.

Совершенно очевидно, что кто-то либо следил за ней, либо заранее знал, что она наведается к Монако. Убийцы не имеют обыкновения прятаться у дороги и расстреливать всех, кто проедет мимо. Я сбавил скорость и свернул с Дезерт-Драйв на Юкка-роуд, доехал до того места, где вчерашняя машина свернула с дороги, и у знака «РАНЧО ХАРДИНГА» взял влево.

По узкой дороге я поднялся на вершину Мшистой горы и осмотрелся. Отсюда все было видно как на ладони. Я сразу заметил ранчо — больше здесь просто некуда было ехать. В двух милях от горы расположился низенький серый домик — видимо, это и было ранчо Хардинга, — огороженный белым забором, а рядом с домом виднелась, как мне показалось, конюшня. Во всяком случае, рядом паслись две явно скучающие лошади.

У подножия горы пролегли две неглубоких борозды, по которым изредка проезжали машины. Наверное, охотники. Мальчишки, стреляющие по кроликам, жизнерадостные парни с ружьями. А вчера еще и мужчина с крупнокалиберным пистолетом. Он проехал полмили направо, поднялся на гору и спустился с нее — и вот, пожалуйста, он готов встретить любого, кто проедет по Юкка-роуд.

Я не поехал по этому маршруту — полиция наверняка прочесала там каждый клочок земли, — а направился прямо к ранчо. Прочный низенький домик был построен из серых цементных блоков, внутренний дворик тоже залит цементом.

Я вышел из машины и направился к дому, но не успел я постучать в дверь, как она открылась и на пороге возникла высокая, стройная женщина средних лет.

— Здравствуйте. — Она удивленно смотрела на меня.

— Доброе утро. Это ранчо Хардинга?

— Да. Я — миссис Хардинг.

— Ваш муж дома?

— Нет, он в Лос-Анджелесе. Уже четыре дня.

— К вам приходили помощники шерифа?

— Да, вчера вечером. С ними был сержант Торгесен.

Я поморщился. Я вдруг вспомнил, что так и не заехал к сержанту. Он просил меня обязательно это сделать и в конце добавил что-то угрожающее, типа: «Мне не понравится, если вы забудете».

Мне не понадобилось много времени, чтобы получить ответы на интересующие меня вопросы, так как миссис Хардинг уже прошла эту процедуру с Торгесеном. Вчера она весь день провела в одиночестве, и к ней никто не заезжал; ее мужа, естественно, здесь не было, потому что он в Лос-Анджелесе. В любом случае у него не темно-синий седан, а черный «империал».

Я спросил:

— Вы слышали выстрелы?

— Мне показалось, что да. Я решила, что кто-то, видимо, охотится. Я выглянула из дома, но ничего не увидела. И никого.

Ну, вроде все. Мне нужно было удостовериться, что никто не мчался на ранчо Хардинга со скоростью девяносто миль в час и что мой друг в синем седане здесь не появлялся. Я поблагодарил миссис Хардинг и поехал обратно в «Кублай-хан», приплюсовав эту скромную толику информации к другим сведениям, которых, к моему удивлению, оказалось не так уж мало.

Похоже, я понемногу продвигаюсь вперед — по крайней мере, я так думал. Я взял радиотелефон и позвонил в службу шерифа в Индио.

Через пару минут я дозвонился до сержанта Торгесена, и, когда он услышал, кто говорит, произнес ледяным тоном:

— Замечательно. Где вы, черт возьми, пропадали?

— В «Кублай-хане», конечно. Где же еще? А сейчас я как раз готов ехать к вам, как мы и договаривались. Возможно, мне следовало бы сначала переодеться…

— Я не имел в виду, что вы должны приехать в любой день, когда вам нечего будет делать, Скотт. Я должен… Ладно. Нет смысла приезжать сейчас: меня здесь не будет. Я отправляюсь в «Кублай-хан».

— Хорошо, можем встретиться там, если вас устроит.

— В любом случае будет нужно приехать и подписать показания, но в «Хане» меня вполне устроит. Я хочу поговорить.

— Есть новости?

— Да, есть кое-что. — Он замешкался, потом добавил: — Сейчас чуть больше половины десятого. Я буду около десяти. Встретимся у входа.

— Договорились.

Интересно, что происходит? Судя по тону Торгесена, что-то не очень хорошее для меня. Ладно, скоро узнаю. Приехав в отель, я сам припарковал «кадиллак» и встал у входа. Я успел выкурить две сигареты, прежде чем появился Торгесен на черно-белой машине.

Он отвел меня в сторону и заявил:

— Это официальная беседа, Скотт. Дружеская, но официальная.

— О'кей.

— Вчера вечером во время нашего разговора мистер Монако сказал, что нанял вас, хотя в подробности не вдавался. Не хотите ли просветить меня? Не только чем пришлось заниматься, но и что удалось обнаружить.

Я немного подумал.

— Да, хорошо. Естественно, я сообщу об этом Монако, думаю, вряд ли он будет возражать против моего сотрудничества с законом. Если ему нечего скрывать.

Губы Торгесена дернулись, но я так и не понял — то ли он пытался улыбнуться, то ли ругнуться.

— Для чего он вас нанял?

— Сначала для поисков Джин Джакс, которая к тому времени пропала.

— Ага. А за что он платит сейчас?

— Ну, во-первых, за судейство конкурса красоты…

Торгесен хохотнул. У него был приятный смех, когда он этого хотел.

— А во-вторых, — продолжал я, — за то, чтобы я нашел убийцу мисс Джакс и Сардиса — в общем, распутал это дело. — Я помялся и мрачно добавил: — Желательно к двенадцати часам дня.

— Двенадцати часам какого дня?

— Сегодняшнего.

Да, смех у него был просто потрясающий. Он так ржал, что у него из глаз брызнули слезы, казалось, его вот-вот хватит кондрашка. Я обиделся и попытался его остановить:

— Хорошо. Послушайте, мне тоже смешно. Может, хватит?

— У-у-у, — стонал он. — Вот это шутка. Живот надорвешь. Черт, поеду домой…

— Сержант…

— У-у-у…

— Послушайте, вам интересно, что я скажу, или нет?

— Ладно, ладно. Конечно. Черт, мне при… — Он опять закатился. Наконец он справился с приступом хохота и закончил фразу: — Пригодится любая помощь.

— Очень смешно.

Я доложил ему о своих действиях и вкратце рассказал все, что мне удалось выяснить. А поскольку Торгесен раз-другой не удержался и фыркнул, я не стал особо распространяться.

Он переваривал несколько секунд услышанное. А когда заговорил, на его лице не осталось и тени веселья.

— Полагаю, вы знаете, что Сардис вложил деньги в этот дворец, в «Кублай-хан»?

— Сардис? Эфрим Сардис?

— Да, Эфрим Сардис. Не изображайте идиота, Скотт.

Я прищурил глаза:

— Первый раз слышу об этом, сержант.

— Скотт, если увижу вранье, я разорву вашу милость на клочки…

— Остановитесь. Если бы я действительно понимал всю эту бредятину, я бы так и сказал вам. Или если бы захотел скрыть это от полиции, то просто промолчал бы или послал кое-кого к черту. Так о чем идет речь? Неужели в самом деле Сардис вложил какие-то деньги в этот отель?

Несколько секунд он с видом обвинителя смотрел на меня, сверкая глазами, потом принял решение.

— Если вы действительно не знаете, то очень скоро узнаете. Монако потратил триста или четыреста тысяч — согласитесь, это всего лишь капля в море. Основной вклад сделал Сардис.

Я растерянно заморгал:

— Надо так понимать, что «Кублай-хан» не принадлежит Монако?

— Принадлежит? — Торгесен хищно ощерился, в уголках его рта собрались морщины. — Монако всегда был только прикрытием для Сардиса.

Мы помолчали, а потом он уточнил, продолжая ухмыляться:

— Того парня, которого убили.

Глава 15

Я прокручивал его слова у себя в голове, пытаясь переварить сногсшибательную новость, а в итоге лишь заработал несварение.

Похоже, Орманд Монако оказался фальшивкой. А с каким видом, не стесняясь, принимает поздравления, предназначавшиеся совсем другому человеку. И я не забыл визит Джин к нему домой; тот факт, что его не оказалось на месте, когда я приехал; а также тот факт, что его видели у особняка Сардиса во время или почти во время убийства; его неестественную реакцию на сообщение о смерти Сардиса. Помимо всего прочего.

И это мой клиент. Как мило.

— Как об этом стало известно? — спросил я Торгесена.

— Мы просматривали бумаги из сейфа Сардиса. Думали, может, они нам подскажут мотив для убийства. Нашли договор между Сардисом и Монако, подписанный ими обоими и заверенный их адвокатами. По этому договору Сардис вкладывает миллионы, а сам остается в тени — он никогда не любил шумихи вокруг своего имени, — и для всех владельцем считается Монако… Вы уверены, Скотт, что не знали этого?

— Да, уверен. Не собираюсь повторять еще раз. — Он хмыкнул, а я спросил: — Еще кто-нибудь вкладывал деньги в «Хан»?

— Нет, насколько нам известно.

— Теперь, после смерти Сардиса, кто будет владельцем?

— Пока еще точно не знаю. Вообще-то владельцем должна стать его дочь, хотя родители Сардиса еще живы; кроме того, есть бывшая жена, которая живет где-то на востоке. Мы еще не получили завещания — его составляла какая-то нью-йоркская фирма. Сегодня нам должны прислать копию.

— Они, случайно, не заключали договор о взаимном страховании? Ну, когда в случае смерти одного из партнеров другой получает предприятие в собственное распоряжение или закрывает его, отхватив при этом солидный кусок наличными?

— Насколько нам известно, нет. Мы пока проверяем и сортируем документы из сейфа Сардиса — жуть, сколько там всякого барахла. Не говоря уж о тридцати тысячах долларов. Мне бы такой сейф.

— Тридцать штук? Наличными?

— Ага. Хотя странно. Должно было быть пятьдесят. Так нам сообщил мистер Вэйл, пока мы были там. Его жена это подтвердила, сказала, что отец всегда держал пятьдесят тысяч в сейфе — на всякий случай. Наверное, на карманные расходы.

— Что случилось с двадцатью тысячами?

Он поджал губы.

— Этого нам пока никто не смог объяснить.

Я, раздумывая, произнес:

— Эти тридцать тысяч, случайно, не в стодолларовых банкнотах?

Он посмотрел на меня с интересом:

— Все — в стодолларовых бумажках. У вас еще есть шанс стать сыщиком, Скотт.

К черту его подковырки, важно то, что он сказал.

— Полагаю, у вас встреча с Монако?

— Точно.

— Ничего, если я поприсутствую?

Он недовольно поморщился, но в конце концов согласился.

— Между прочим, раз Монако платит мне за то, чтобы я нашел того, кто грохнул Сардиса, — те деньги, что вы обнаружили, должны быть, я думаю, перечислены в Мемориальный фонд сержанта Торгесена. А вообще маловероятно, что Монако сам прикончил Сардиса.

— Может, и маловероятно. Хотя я бы так категорично не утверждал. Давайте послушаем его самого.

Мы нашли Монако в его кабинете. Столь же роскошном, как у Джерри Вэйла, только в два раза большем; ну, в конце концов, Монако — мультимиллионер, владелец «Кублай-хана». Мы с сержантом сели за стол, и Торгесен просто изложил Монако все, что знал, все, что минуту назад рассказывал мне. Он не хитрил, не задавал никаких каверзных вопросов, просто выложил все как есть, а потом спросил:

— Что скажете?

Пока Торгесен говорил, Монако разглядывал крышку своего стола, и прошло несколько томительных мгновений, прежде чем он поднял голову. Он глянул на меня, потом на сержанта Торгесена.

— Ничего, — ответил он. — Все сущая правда. Как только я узнал о смерти Эфрима, сразу понял, что истина обязательно выплывет. Жаль, хотя сейчас это не имеет большого значения. Эфрим был моим близким другом — вот это имеет значение.

Он держался спокойно, как сытый удав. Даже спокойнее. Правда, он сам сказал, что ждал такого развития событий.

— Это все, что вы хотите сообщить, мистер Монако?

— Да, сержант. Мне нечего дополнить. Я не совершил никакого преступления.

Торгесен внимательно посмотрел на меня, откинулся на спинку стула и положил ногу на ногу.

— Теперь, когда ваш… ваш партнер мертв, кто является владельцем «Кублай-хана»?

— Нейра, наверное. Мои интересы защищены — то есть я не понесу каких-либо финансовых потерь. Что касается вклада Эфрима, он распоряжался им по своему усмотрению.

— Другими словами, вы ничего не выигрываете от его смерти.

— Абсолютно. Наоборот, я потерял друга.

— Вы по-прежнему утверждаете, что просто катались по имению Сардиса?

— Не по имению Сардиса. А мимо него. Да, просто катался. Мы уже тысячу раз говорили об этом, сержант.

— Вы не входили в дом. Вы не знали об убийстве мистера Сардиса, пока я не сообщил вам. Правильно?

— Правильно.

На этот раз Монако не теребил в руках пачку сигарет, но я по-прежнему был убежден, что он лжет.

Мысли Торгесена явно текли в том же направлении.

— Честно говоря, мистер Монако, когда я сообщил вам о смерти мистера Сардиса, мне показалось, что вас это не удивило.

— Ваши видения, сержант, меня совершенно не трогают. — Монако был холоднее льда в морозильнике, но через секунду немного расслабился и продолжал: — Известие о смерти Эфрима потрясло меня. Но я не мог не вспомнить о нашем договоре, о том, про который вы только что говорили. Я моментально понял — если документ станет достоянием гласности, бремя ответственности неизбежно падет на меня. Более того, это может нанести серьезный ущерб репутации «Кублай-хана», попросту уничтожить его.

— Ага.

В кабинете повисла тишина, потом Монако возобновил свою речь:

— Нанимая мистера Скотта, я действительно предложил ему солидное вознаграждение в случае, если он успешно завершит свое расследование до… за короткий период времени. — Он глянул на меня: — Я питал слабую надежду, что дело можно завершить быстро и с меня снимут бремя ответственности прежде, чем обнаружат договор между мной и Эфримом. — Он пожал плечами. — Я знал, что его найдут через несколько часов, максимум через день.

Я не мог сосредоточиться на его словах, потому что Торгесен вдруг начал издавать какие-то странные, квакающие звуки и его круглое лицо немного покраснело.

Несколько секунд мы удивленно наблюдали за Торгесеном. Наконец Монако спросил:

— С вами все в порядке, сержант?

— Да, все… у-у-у… ой… все нормально. — Он взял себя в руки и резко спросил: — Как насчет Джин Джакс?

— Не понимаю.

— Когда вы с ней познакомились?

— Я ведь уже говорил вам. В среду утром здесь, в отеле.

— До этого вы ее не знали?

— Нет.

— Никогда раньше ее не видели?

— Нет, насколько мне известно.

— Теперь, когда у вас было время подумать, вам не пришло в голову, кто мог желать смерти мистера Сардиса?

Монако спокойно выдержал его взгляд.

— Мне нечего добавить.

— Хорошо. Спасибо, мистер Монако.

Все, разговор окончен — вот так сразу. Я подумал, уж не знает ли Торгесен что-нибудь такое, что неведомо мне. Вполне возможно. Он встал, кивнул мне и вышел.

— Нужно было сказать мне сразу, — заметил я с упреком.

— Не читайте мне нотации, мистер Скотт.

— А кто читает нотации? Повторяю — вы должны были рассказать мне о договоре между вами и Сардисом. Чем больше я знаю, тем больше у меня шансов на удачу.

Он провел рукой по своим седым волосам.

— Как вы думаете, сержант Торгесен действительно подозревает меня в убийстве?

— Черт возьми, даже я вас подозреваю. Было бы странно, если бы он не принимал в расчет эту версию.

— Мистер Скотт! — взорвался он. — Ваши слова…

— Спокойно. Вы сами меня спросили. А теперь скажите, вы действительно были поражены, узнав об убийстве Сардиса?

— Вы слышали, что я сказал сержанту.

— Слышал. Ставлю десять к одному, что он вам не поверил… тоже.

— Вам больше нечем заняться, мистер Скотт?

— У меня полно дел. И некоторые из них я делаю прямо сейчас. Например, я хотел спросить вас о вечеринке, на которой вы были несколько недель назад. В гостинице «Беверли-Хиллз». Там были некоторые из финал исток, уже отобранные для конкурса талантов. Насколько мне известно, вы пришли с Сардисом и Вэйлами.

— Правильно. Что вы хотите узнать?

— Зачем вы приехали туда? Просто повеселиться?

— Я больше не хожу на вечеринки ради развлечения, мистер Скотт. Они стали частью моего бизнеса. На ту вечеринку, например, я пришел, чтобы окончательно обговорить с мистером Лифом все детали завтрашнего конкурса. Финансовые расходы и другие вопросы, и главным образом роль или роли в его телесериале, которые достанутся победителям, а также кому они достанутся.

— То есть кто из присутствующих девушек получит конфетку?

— Вы — циник. Победителей мы не знали тогда, не знаем и сейчас — ведь конкурс пройдет только завтра. Я имел в виду, что мы должны были обсудить, кому присуждать награды — только девушке, занявшей первое место, или другие победительницы тоже могут рассчитывать на какие-нибудь второстепенные роли. — Он вздохнул. — Нам нужна была такая информация, во-первых, для того, чтобы подготовить участниц, а во-вторых, для рекламы. Это вас устраивает?

Я пропустил колкость мимо ушей.

— Не желаете рассказать мне, почему мистер Сардис скрывал, что является истинным владельцем «Кублай-хана»?

— Не желаю. Но все-таки расскажу. На самом деле во всем этом нет ничего таинственного. Как вы, наверное, знаете, я несколько лет жил и работал в Голливуде. Меня там хорошо знают, у меня много связей, много друзей. Я достаточно близко знаком с различными нужными людьми; некоторые из них богаты, другие обладают серьезным влиянием не только в Голливуде, но и в Вашингтоне, Нью-Йорке, Флориде, в Европе — почти во всем мире. Если владельцем «Кублай-хана» все будут считать меня, я могу рассчитывать на благоприятное освещение в средствах массовой информации, на присутствие множества именитых гостей, на огромное количество бесплатной рекламы. Вам это не кажется целесообразным?

— Да, пожалуй. Немного нечестно, зато весьма целесообразно.

Он вспыхнул. Но вежливо произнес:

— Да, мы прибегли к небольшому обману, и вряд ли нас с Эфримом за это следует казнить. И уж тем более это не заслуживает такого пристального внимания с вашей стороны, мистер Скотт.

Я пожал плечами. Может быть, да, а может быть, и нет.

Монако продолжал:

— У нас был еще один — пожалуй, самый главный — мотив. Эфрим был крайне застенчивым человеком. Он обладал потрясающим даром делать деньги в любых областях, но при этом не любил мелькать на людях. А я люблю общение. — Он помолчал, смерил меня взглядом и добавил: — За редким исключением.

Я не собирался отвечать резкостью на резкость и встал.

— Хорошо. Пойду работать и раскручивать это безумное дело. Хотя бы попытаюсь…

— Мистер Скотт… — Он не договорил и уставился куда-то вдаль грустными глазами.

Я вышел, не говоря ни слова.

В вестибюле стоял сержант Торгесен. Заметив меня, он быстро подошел:

— Эй, Скотт.

— Да?

— Что такое бремя ответственности?

Я ухмыльнулся, вспомнив, что Монако несколько раз подчеркнул свое страстное желание снять его с себя.

— Вероятно, не то, что вы думаете, — ответил я. — Видимо, Монако имел в виду груз, какую-то тяжесть на душе — странно, человек, чувствующий свою вину, мог бы подобрать слово помягче. С другой стороны, это может означать, что он виновен на все сто.

— Видит бог, вы здорово мне помогаете.

— Кстати, я забыл кое-что сказать. Может, это и не имеет значения…

— Да? — Он подозрительно посмотрел на меня.

— Не делайте поспешных выводов, — предупредил я. — Просто вылетело из головы. К тому же, когда мы встретились здесь, говорил-то в основном сержант Торгесен, да еще и смеялся. Дело вот в чем: вчера вечером я видел, как какой-то тип разговаривал с одной из красоток — ее зовут Кэрол Ширинг. Я порасспросил ее. Оказалось, он интересовался Джин Джакс.

— И что дальше?

— Пока все. Я подумал, вам следует знать о том, что кто-то интересуется покойной Джин.

— Правильное предположение. Что-нибудь известно об этом человеке?

— Я не знаю его имени. Видел его в «Серале» вчера вечером. Перебросился с ним несколькими словами, но не имею понятия, кто он такой. С тех пор он мне не попадался на глаза.

— Прошу сообщить мне, когда что-нибудь прояснится.

— Непременно.

Торгесен посмотрел на часы, кинул взгляд в сторону и снова уставился на часы с подчеркнутым вниманием.

— Господи, скоро одиннадцать. Не пора ли приниматься за дело?

— Половины двенадцатого еще нет? — спокойно спросил я. — Ну, тогда мне некуда спешить.

Торгесен выстрелил коротким, но весьма выразительным словом, и хорошо, что произнес его тихо, — в вестибюле были дамы. После выразительной паузы он задумчиво посмотрел на меня, как бы пытаясь угадать, не забыл ли я еще что-нибудь важное.

— Увидимся, Скотт, — сухо попрощался он и удалился.

Я пересек вестибюль, вышел на улицу и зажмурился.

Нет от яркого солнца, нет. Всего в десяти ярдах от меня стоял человек, о котором я только что докладывал Торгесену.

Здоровенный бык, которого я толкнул на стул прошлым вечером в «Серале» и который потом разговаривал с Кэрол Ширинг, стоял, широко расставив свои жирные ноги, засунув руки в карманы и выпятив вперед свое пузо, напоминавшее пивную бочку. Он беседовал с другим мужчиной. Этим другим мужчиной был Джерри Вэйл.

Глава 16

Я подошел к ним:

— Привет, Джерри.

Он оглянулся:

— Привет, Шелл.

— Представишь меня своему другу?

Может, он и был другом Джерри, но только не моим. Я прочел это по выражению его лица.

— Кому? — переспросил Джерри. — Ах да. Это Уоррен Фелпс. Мы только что познакомились.

Тем не менее, он представил нас.

— Мы с мистером Фелпсом познакомились прошлым вечером, — сообщил я. — Почти познакомились.

Ни один из нас не протянул руку другому.

— Ему очень нужно связаться с мисс Джин Джакс, — сказал Вэйл и добавил, бросив на меня быстрый взгляд: — Я сказал, что не видел ее, но… э… как только встречу, сразу дам ему знать.

— Угу. Вполне разумно, — согласился я.

Джерри посмотрел на часы и заторопился.

— Ну что ж, мне пора. — Он кивнул Уоррену Фелпсу и мне. — Большую часть дня я буду в своем кабинете. Уйду только на церемонию перерезания ленточки. Ты, конечно, будешь там, Шелл?

— Думаю, да.

— Ты должен обязательно присутствовать. Кстати, ты не опаздываешь на встречу? — Он снова глянул на часы. — Уже почти одиннадцать.

— Встреча? Ах да.

Совещание членов жюри. Инструкции, судейские правила и тому подобное. Девушка получит выговор, если не испечет пирог. Я не горел желанием идти на это собрание, но Монако сказал, что я должен. Мне было жаль тратить время на формальности, хотя при сложившихся обстоятельствах это уже не имело, пожалуй, существенного значения.

Джерри еще раз кивнул и убежал по своим делам.

Фелпс тоже собрался уходить, но я придержал его:

— Одну минутку.

До сих пор он никак не выказал своего отношения ко мне, даже рта не открыл. Я подошел к нему вплотную и спросил:

— Может, расскажете, зачем вам так понадобилась мисс Джакс?

— Нет, не расскажу.

— О'кей. Значит, будете отвечать легавым.

Он без труда понял, кого я подразумеваю под «легавыми». Его брови угрожающе нависли над глазами.

— Почему это должно интересовать полицейских?

Я заговорил с подчеркнутым равнодушием:

— Как вам только что сообщил мистер Вэйл, мисс Джакс нигде нет. Это заинтересует полицейских. Более того, мне придется проинформировать сержанта Торгесена, что вы спрашивали о ней у мистера Вэйла. И у Кэрол Ширинг вчера вечером. И у других девушек тоже, насколько мне известно.

Он почему-то уставился молча куда-то за мою спину. Потом, очевидно, решил стать более общительным:

— Черт, нет ничего удивительного в том, что я ищу ее. Мы должны были встретиться с Джин вчера вечером. Во всяком случае, она обещала мне позвонить. И сегодня тоже.

Он замолчал. Я никак не отозвался, просто ждал. Наконец он продолжил:

— Мы собираемся пожениться. Если получится.

— Если получится?

— Ну, если ей удастся добиться развода.

— Вот как. По-моему, я уже слышал, что она замужем.

— Была. И по-моему, пока не развелась. Сукин сын сбежал, бросив ее.

— Когда?

— Чуть больше года назад. А вам-то что до этого?

— Скажем так, я друг сержанта Торгесена.

Он не сумел скрыть кислой мины. Похоже, мистер Фелпс не был жарким поклонником легавых.

— Как зовут ее мужа? — спросил я.

Мне показалось, он не собирается отвечать, но все же сказал:

— Морис. Морис Бутель.

— Вам известно, где они поженились? И когда?

— Она говорила, в Сан-Хосе. Примерно два года назад. Тогда ее звали Джин Кертис.

— Почему она не назвалась Джин Бутель? Или Кертис?

— О, она мечтает стать звездой. Какой-то агент представил ее в прессе как Джин Джакс. Лучше звучит, больше подходит для сцены и прочая чепуха.

— Значит, в Сан-Хосе? В северной Калифорнии?

— Верно.

— Он смылся? Сбежал от нее?

Фелпс кивнул:

— Вместе с семью тысячами долларов, которые она заработала. В основном демонстрируя модели одежды. — Он помолчал, словно вспоминал что-то. — Мы хорошо ладили. Мне бы очень хотелось знать… Не в курсе, где она может быть?

— Боюсь, я ничем не могу вам помочь. Но вы мне еще понадобитесь. Вы остановились в «Хане»?

Он отрицательно мотнул головой и сообщил название другой местной гостиницы.

— Между прочим, — сказал я, — я видел, как вы вчера общались с Кэрол Ширинг. Что вы делали потом? Остались на приеме?

— Я пробыл еще минут пятнадцать. Я всего лишь хотел найти Джин. Меня сюда не приглашали. Так что я просто поболтался здесь с полчаса и ушел.

Если это правда, значит, он не мог стукнуть меня по голове. Да я и не подозревал его. Даже если это все-таки был он, стал бы он со мной откровенничать.

Расставшись с Фелпсом, я попытался найти Торгесена; оказалось, он уже уехал, поэтому я позвонил ему в управление и отловил его только со второго раза.

Я сообщил ему все, что узнал от Фелпса.

— Спасибо за информацию, Скотт. Мне уже известно, что ее звали Джин Бутель, — получил данные из отдела транспортных средств. Мы потеряли много времени из-за отсутствия регистрационной карточки. Машина принадлежала ей. Но мы не знали, как звали мужа.

— Полагаю, вы проверите в Сан-Хосе?

— Прямо сейчас. Джин Кертис и Морис Бутель; поженились около двух лет назад, так?

— Примерно. Фелпс не знает точную дату. Сержант, когда получите эти сведения, сообщите мне все, что узнаете о муже. Возраст, внешность, ну, сами понимаете. Я был бы очень признателен.

— Посмотрим, — ответил он. — В любом случае я позвоню еще сегодня.

— Надеюсь. Вряд ли удастся получить эту информацию в ближайшие полчаса.

Я, конечно, пошутил. Ему было, видимо, очень смешно.

В перерыве между звонками Торгесену я набрал номер Лиссы, но мне опять никто не ответил. Я попробовал еще раз — увы, безуспешно. Тогда я позвонил Мисти Ломбард.

Она ответила сладким, нежным голосом. Ее тихое «алло» проникло в самую отдаленную глубину моей души, и между нами произошел интимный, фривольный диалог, о котором не буду вам докладывать.

После обмена нежностями я сказал:

— Милая, говорят, сегодня состоится великое открытие с перерезанием ленточки и пламенными речами. Не хочешь пойти на церемонию со мной, чтобы я не умер от скуки?

— Я бы с удовольствием, Шелл. К сожалению, не могу.

— Не можешь?

— Меня уже пригласили.

— Пригласили? Но ты… я… мы… я думал…

— Он позвонил несколько минут назад. Если бы ты объявился на десять минут раньше, я бы с радостью сказала «да». Тебе не следовало оставлять меня одну на все утро.

— Оставлять одну? Дорогая, я думал… С кем ты идешь?

— Я не должна разглашать.

— Не должна? Что это значит?

— Он попросил меня никому не сообщать, только и всего. Сюрприз. Он зайдет за мной около двенадцати и объяснит подробности. Думаю, это какая-нибудь особая церемония и я буду в ней участвовать.

— Послушай, а если он предложит тебе выпрыгнуть из пушки вместе с фейерверком…

— Не беспокойся.

— Не стоит доверять мужчинам.

— Я знаю, — засмеялась она.

Мы опять обменялись милыми и приятными глупостями, о которых я умолчу. Наконец Мисти сказала:

— Все, я кладу трубку. В любом случае увидимся на собрании. Я уже выхожу.

— Да, хорошо, я займу тебе место.

— Я буду сидеть с Саймоном Лифом.

— Ты меня избегаешь?

Ее смех напоминал весенний говорливый ручеек.

— Не совсем. Увидимся позже, Шелл. — Она добавила еще несколько нежных слов, и я положил трубку, продолжая улыбаться — и недоумевать, с кем же она идет на церемонию. И почему это обстоятельство нужно скрывать.

Время приближалось к одиннадцати, и я помчался в зал заседаний, где вот-вот должно было начаться заведомо занудное собрание. Я оказался прав: оно уже начиналось и было впрямь невероятно занудным.

Я познакомился с другими судьями, в частности с модельером из Нью-Йорка с тонкими усиками, напоминавшими зубочистку, которой отшлифовали слишком много зубов, и его прославленной моделью, которая была чуть ниже меня и весила чуть больше, чем моя левая нога. Я подумал, что она носит бюстгальтер исключительно для тепла, как некоторые используют лейкопластырь, чтобы скрыть мелкие прыщики. Я не представлял, как они собираются голосовать и за кого. Но оставались еще восемь судей, включая Мисти, Саймона Лифа и меня, так что, надеюсь, конкурс все-таки окажется впечатляющим зрелищем.

Пришла Мисти — с Саймоном Лифом. Она мне улыбнулась, но не сказала ни слова, а он кивнул и вежливо поздоровался: «Доброе утро, Скотт». Они заняли свои места, продолжая оживленно беседовать.

Я попытался было привлечь внимание Мисти, ничего не добился и сел на свое место. В десяти футах от Мисти. Все шло не так, как мне бы хотелось. Может, на мне лежит проклятие?

Кто-то раздал папки с правилами оценки различных частей женской анатомии. Довольно интересно, надо заметить, хотя у меня свое мнение и свои критерии. Вскоре появился Орманд Монако, призвал всех к тишине и произнес небольшую речь. Он рад, что мы все согласились помочь в проведении этого крупного мероприятия; он не сомневается, что каждый из нас сделает все возможное для того, чтобы открытие «Кублай-хана» превратилось в грандиозное празднество, а конкурс талантов прошел весело и радостно. Потом он представил мистера Лифа, который скажет несколько слов, а сам отправился продолжать подготовку к церемонии открытия.

Саймон Лиф вышел на середину зала заседаний, встал за небольшую трибуну и оглядел нас с видом человека, который первым заметил сквозь туман берега Северной Америки.

— Достоинство, — провозгласил он. Он продолжал осматривать пенящиеся волны, раскинувшиеся просторы, скалистые горы. — Достоинство, — повторил он.

«Это еще, надо полагать, не все», — подумал я. Я наклонился вперед и снова сделал попытку перемигнуться с Мисти. И опять безуспешно.

— Достоинство! — выкрикнул что было мочи Саймон Лиф.

Ну и речь. Может, он следует старинному совету, который гласит: «Расскажи, о чем собираешься говорить, потом расскажи, о чем ты говоришь, а потом расскажи, о чем ты говорил». О, я понял. Мы все поняли.

— Вот что я хотел вам сказать сегодня, — заявил Саймон Лиф. — Все мое сообщение заключается в одном слове.

«В трех словах», — мысленно поправил я.

— Мы провели тщательную подготовку, — продолжал он, — чтобы все мероприятия, начиная с церемонии открытия сегодня в полдень и заканчивая вечерним конкурсом, прошли гладко и профессионально. Все наши действия должны быть проникнуты духом достоинства, аурой хорошего вкуса, окрашены благородным румянцем так, чтобы никто, даже самый придирчивый критик, не мог обвинить нас в непристойности.

«Тебе следовало бы закончить там же, где ты начал», — хотелось посоветовать мне мэтру. Судя по всему, Лиф принадлежал к тому типу людей, для которых звук собственного голоса слаще небесной музыки. Хотя, возможно, я был к нему не совсем объективен.

— На нас смотрит весь мир! — воскликнул он. — Вероятно, никто не запомнит то, что мы тут говорим, но то, что мы делаем… Ах. — Он сбился с текста. — Ах, ах.

Лиф потер лоб, словно стараясь достучаться до забытых фраз. Может быть, с того места, где он стоял, он прозревал не только калифорнийское побережье, но и Южную Америку. Очевидно, он был дальнозорким человеком.

— То, что мы делаем, отзовется во всех уголках, в каждой щелке — во всем мире. На нас лежит огромная ответственность. Каждый из нас, вместе и по отдельности, представляет «Куб-лай-хан» — этот цветок юности, жизни, яркой сексуа… э-э-э… юной, невинной женственности. И, — он направил указующий перст куда-то в небо, — и… «Саймон Лиф продакшнс»!

А, так вот где собака зарыта. Но мне было непонятно, как каждый из нас вместе со всеми может совершить что-нибудь такое, что где-то, в какой-то щелке отзовется. Теперь мне действительно стало интересно.

Он говорил еще целую минуту. Особо подчеркнул, что среди судей не должно быть никакого веселья — и, уж конечно, никакой выпивки, по крайней мере до вынесения оценок. Мы должны предстать перед «всем миром» облаченные в святые одежды беспристрастности, воплощать собой мудрость и благочестие монахов, богомольцев и ангелов, для того чтобы весь мир узнал, что «Кублай-хан» — этот цветок женственности — и «Саймон Лиф продакшнс» представляют собой само… — Он глубоко вздохнул, закатил очи горе, тряхнул головой: — Достоинство!

Естественно, это было кульминацией собрания. После захватывающей речи Саймона Лифа деловые инструкции — время и место нашей встречи перед началом конкурса, список призов и тому подобное — казались безумно скучными. Наше действо закончилось к половине двенадцатого, и после неудачной попытки вырвать Мисти из лап Саймона Лифа, нашего современного Демосфена, я ушел.

Комната Лиссы Велдон находилась в северном крыле «Хана», и я не стал ей звонить, а направился прямиком туда, набрав по дороге полные легкие чистого, свежего воздуха. Я нажал кнопку на двери номера 218, и мое сердце слегка зашлось.

На этот раз она оказалась дома.

Глава 17

Дверь немного приоткрылась, и на меня уставился черный глаз с зелеными крапинками.

Но вот глаз широко распахнулся со своим обычным выражением удивления, и она открыла дверь со словами:

— Шелл, радость моя. Я думала, это Булл. Хотя для него еще слишком рано.

— Может быть, сейчас слишком рано и для меня.

Видимо, она вылетела из-под душа — на ее коротких черных волосах сверкали и переливались алмазными горошинами капельки воды. Влага поблескивала на шелковистой коже плеч, шеи и верхней части груди — остального не было видно, потому что она прижимала к себе пушистое белое полотенце, которое явно схватила на бегу.

Хотя бы одно из моих здешних умозаключений оказалось правильным, его подтвердила и Лисса:

— Я только что из душа. Собираюсь на перерезание ленточки. Заходи.

— В душ?

Она хихикнула:

— Можешь помыться, если хочешь. А я уже все.

— Вообще-то меня уже умыли. Но я, пожалуй, войду.

И я вошел.

— Быстро закрой дверь, — приказал я, — иначе нас затопчут в толчее.

— В толчее?

— За нами могут наблюдать из коридора. Ворвется толпа. Закрой и забаррикадируй дверь, придвинь к ней кровать. Я пристрелю первых шестерых.

— О, только не кровать, радость моя, — возразила она. — Закрой глаза.

— Зачем? Они уже видят.

— Мне нужно поправить полотенце.

Я закрыл глаза и даже не подсматривал, пока она не сказала:

— Все, теперь я прикрыта со всех сторон.

Я посмотрел на нее:

— Это спорный вопрос.

Полотенце было завязано прямо под мышками. Под ним скрывалась самая важная часть ее восхитительного, стройного тела — от роскошных грудей до середины великолепных бедер. Но все остальное обжигало своей соблазнительной наготой — округлые плечи, вздымающаяся над полотенцем грудь были голыми, как попка младенца.

— Я сейчас оденусь, — объявила она. — Ты, наверное, хочешь узнать, говорила ли я с Буллом Харпером.

— Да.

— Говорила. Он действительно встречался с Джин, и она ему рассказала, что пыталась увидеться с мистером Сардисом, да так и не смогла пробиться к нему. Она попросила Булла устроить ей с ним встречу.

— И он устроил?

— Не знаю. Он мне не сказал. Он странный — если ему надоедает о чем-нибудь толковать, он просто молчит. Его и с места не сдвинешь.

— Я подозревал, что он именно такой. Когда Джин говорила с Буллом?

— В четверг под вечер. Она приходила в дом, чтобы встретиться с ним.

— Ты хочешь сказать, в поместье Сардиса?

— Да, Булл еще был там; она приходила около четырех вечера. Хочешь «Мартини»?

— Что?

— «Мартини» хочешь? Я приготовила его перед тем, как прыгнула в душ. Мне нужно было как-то продержаться на этой церемонии. Со всеми их речами и восхвалением всех и каждого.

— Ну, я вообще-то не пью «Мартини» днем. Но… да, пожалуй, выпью. Один бокал.

— Что значит «один бокал»? — В ее девственно-невинных глазах заплясали язычки пламени. — Я сделала целый кувшин.

— Ну, тогда наливай.

Пока она наливала, позвякивая льдом в кувшине — между прочим, она неправильно приготовила «Мартини», никогда нельзя класть лед в кувшин, — я спросил:

— Джин объяснила Буллу, для чего ей понадобился Сардис?

— Нет. Он ее спрашивал, но она увильнула от конкретного ответа. Придется пить из старых больших стаканов, у меня нет этих симпатичных маленьких фужерчиков. Сядь и расслабься, у нас есть еще минутка.

Минутка для чего? Я был слегка озадачен. Она протянула мне почти полный стакан, и я присел на краешек кровати.

Комната у нее маленькая, один угол занимала аккуратно застеленная кровать, у стены — низенький туалетный столик из темного резного дерева, справа от меня расположился бамбуковый столик, а прямо напротив — приоткрытая дверь в ванную комнату. Мне был виден темно-красный коврик и душевой шланг, висевший на крючке.

Я отхлебнул «Мартини» и взлетел над кроватью, будто подброшенный пружиной. Наверное, туда все-таки стоило положить льда, и побольше.

— Бр-р, — вырвалось у меня.

— Что-нибудь не так? — поинтересовалась Лисса. — Может быть, коктейль слишком крепкий?

— Все замечательно, — похвалил я. — Бр-р… замечательно. Только смотри, чтобы между нами не пробежала искра.

— Не могу вспомнить, добавила я вермут или нет. По вкусу похоже на вермут?

— Откуда я знаю? Через минуту это не будет иметь никакого значения.

— Тебе не нравится мой коктейль.

— Что ты, я в восторге.

— Но ты все время фыркаешь, как лошадь.

— О чем ты? Бр-р. Это… это здорово.

— Я никогда не пробовала этот джин.

— Хм…

— Зато в животе сразу становится тепло.

— Там все и начинается. — К этому моменту я сделал еще один большой глоток. — Готов поспорить, с помощью этой штуки можно вылечить язву. Она тотчас закроется, как умирающие морские анемоны.

Мы болтали о всякой чепухе. Я спросил, где ее соседка по комнате, если она вообще существует. Выяснилось, что соседка существует — китаянка по имени Вонг, — но она ушла несколько часов назад. Когда у меня вырвалось замечание, что я рад отсутствию ее соседки по имени Вонг, я ненадолго замолчал и задумался, не стоит ли мне допить оставшийся «Мартини». Черт возьми, к этому времени я уже выпил оставшийся «Мартини». Ну, почти весь.

Судя по всему, он затеял драку со всей той дрянью, которой я травился вчера. С теми маленькими огненными хищниками, резвящимися в моей двенадцатиперстной кишке. Я не знал, что такое двенадцатиперстная кишка, но начинал догадываться, где она находится. Не нужно было пить этот «Мартини», пожалел я, — увы, слишком поздно. Лучше бы я попробовал мангусту.

Наконец мне удалось выговорить:

— Лисса.

— Да, Шелл?

— Что еще сказал тебе Булл?

— Я тебе уже все передала. Джин очень нужно было увидеть мистера Сардиса, и она попросила Булла помочь ей с ним встретиться. Сказала, что мистер Сардис не откажется поговорить с ней. Я помню, она утверждала, что это касается его дочери и поэтому он обязательно захочет поговорить с ней.

— Дочери Сардиса? Нейры?

— Думаю, да. Булл говорит, она просто сказала, что дело касается его дочери. И чтобы Булл сообщил старику об этом.

— Интересно. Послушай, когда снова увидишься с Буллом, постарайся узнать, устроил он встречу Джин и Сардиса или нет, хорошо?

— Конечно. Я увижу его очень скоро. Кстати, мне надо что-нибудь надеть. — Она наклонила свой стакан с «Мартини» и лихо выпила. — Отличный напиток.

— С каждым глотком становится все лучше и лучше.

Я говорил правду. Теперь он напоминал новокаин. Мне начинало казаться, что эта адская смесь прошествовала мимо моего желудка и направилась прямо в сердце и в уши. Ну да, все верно: я же еще не обедал. Между прочим, и не завтракал. Я вообще ничего не ел с восьми часов вчерашнего вечера. Хорошо, хоть вчера заправился как следует.

— Это действительно так важно? — спросила Лисса. — Насчет Джин и мистера Сардиса?

— Крайне важно. И чем раньше ты узнаешь и скажешь мне, тем лучше.

— Тогда я спрошу его в первую очередь. В самую-самую первую.

— Отлично. Очень-очень отлично.

— Еще хочешь?

— У меня еще есть. Немного, но…

— Давай налью. Пока лед не растаял.

— Давай. Знаешь, а ведь лед надо вынимать. По крайней мере, так говорят эксперты. А мне иногда нравится считать себя экс…

— Здесь не так много, как я думала. Авось нам хватит.

— О, вполне хватит.

Лисса стояла прямо передо мной с кувшином в руке и, наклонившись, наливала «Мартини». Она закрутила полотенце узлом на спине, который, видимо, с самого начала был слабо затянут и теперь, если мои глаза меня не обманывали, начал развязываться. Она ходила по комнате, готовила и наливала «Мартини» и — вне всяких сомнений, сейчас оно развяжется.

Полотенце заскользило вниз по высокой гладкой груди, и я крикнул: «Лисса!» До нее вдруг дошло, что происходит, она воскликнула «Ой!» и потянулась за полотенцем.

Это был кошмар.

Она наливала этот жуткий «Мартини», я подставил ей свой стакан, и, когда она завопила и потянулась за полотенцем, кувшин, который она держала в руке, ударился о мой стакан. В одно мгновение джин полился рекой, это был просто шквал «Мартини». Лисса еще раз ойкнула, попыталась удержать полотенце — и… оно упало.

Внезапно все кончилось. Кувшин и стакан лежали на полу. Рядом валялось смятое белое полотенце. Лисса все еще тянула руку за полотенцем, которое было совсем не там, куда она устремилась. А я приподнялся с кровати, подавшись вперед и хватая руками воздух в нелепой попытке помочь Лиссе.

Несколько секунд мы стояли в полном оцепенении и молча взирали друг на друга. Частично мой временный паралич был вызван неожиданно пролитым «Мартини». Но главная причина стояла прямо передо мной — Лисса, обнаженная Лисса.

Это была Ева ночи, современная и еще более обворожительная Цирцея. Ее грудь медленно поднималась и опускалась, чувственные губы трепетали на распутном лице, все ее тело пело песнь сирены, древнюю, как сам мир.

Я не знаю, что могло бы произойти, — хотя догадываюсь, однако в этот критический миг что-то странное царапнуло мое сознание. Странное и мокрое. Как будто что-то странное и мокрое просочилось на мои брюки. Я не мог отвести глаз от Лиссы, но эта странная и сочащаяся мокрота становилась все более противно-осязаемой, и наконец я глянул вниз.

«Так вот куда делись наши „Мартини“!» — озарило наконец-то меня.

«Мартини»… или как там называлось свирепое пойло.

Начнем с того, что мне сразу не понравился этот неприятный, ядовитый и, вероятно, смертоносный привкус новокаина. В нем было что-то разрушительное, подлое, даже дьявольское. Это странно сочащееся зелье может нанести серьезный вред человеку.

Я бы не беспокоился так сильно, если бы оно вылилось, скажем, мне на ноги. Но нет. Эта отрава не тронула мой беговой механизм. С ногами все было в порядке. Они даже не намокли. Я волновался за свою двенадцатиперстную кишку.

Пока я размышлял, Лисса наклонилась и подняла полотенце. В любое другое время я бы почувствовал сожаление, но только не сейчас: сейчас у меня были более важные дела.

— Лисса, — недоуменно произнес я, — эта бутылка с джином…

— Да?

— На этикетке нет, случайно, черепа с костями или чего-нибудь подобного?

— Нет. Там нарисована девушка.

— Хоро… Девушка?

— Да, симпатичная девушка…

— Какая разница? Девушка есть девушка…

— С розой в зубах…

— С розой в…

— И написано «джин». Просто «джин».

— Ну да. Написано-то небось от руки. Теперь все ясно. О, Лисса, нужно что-то предпринять.

— Я думаю, тебе лучше снять брюки.

— Нужно что-то… Что?

— Тебе нужно снять брюки.

— Я думал, мне послышалось.

— Снимай, и я их тебе поглажу.

— Ты, наверное, шутишь.

— Это займет всего одну минуту. Я их просто отпарю.

— А это поможет?

— Шелл, почему ты так перепугался?

— Детка, страх не входит в число моих проблем.

Она топнула ногой:

— Снимай брюки!

— Повтори еще раз! — крикнул я.

— Шелл, я сейчас проткну тебе глаз…

— Ладно, ладно, — согласился я, стягивая брюки, — если ты этого хочешь, пожалуйста, я не против. Черт возьми, полагаю, мы оба не против.

Лисса схватила мои брюки и удалилась. Немного подождав, я поинтересовался:

— И это все?

Она не ответила.

Во время нашего диалога Лисса торопливо передвигалась по комнате, но я не обращал внимания на ее действия, так как был занят только своими проблемами. Теперь же я заметил, что она разложила гладильную доску и поставила на нее утюг. На краю доски она повесила мои замечательные брюки с изумительными красными полосками.

— Ты собираешься гладить мои брюки, да?

— Сколько раз я должна тебе это повторить?

— Чем больше, тем лучше.

— Надо вывести это мокрое пятно от «Мартини». Ты же не можешь уйти отсюда в таких пьяных брюках.

— «Мартини»-то был сухим. Но ты права. Я должен присутствовать на церемонии перерезания ленточки, и, естественно, я не могу пойти туда в таком виде. Это было бы… да, это было бы нарушением достоинства.

Лисса конечно же снова подвязала полотенце, но она без конца сновала туда-сюда, и оно опять начало развязываться. На этот раз она завязала его спереди, где-то на плече, и создавалось впечатление, что на ней надето короткое, пушистое белое платье с глубоким вырезом и разрезом до самого уха. Она была очаровательна.

— Лисса, — сказал я, — ты прелестна. Особенно в этом наряде.

Она улыбнулась, сверкнув глазами:

— Эффектное платье, правда?

— Просто блеск. Знаешь, мы были бы потрясающей парой — ты в этом наряде и я в костюме магараджи. Что?

— Особенно сейчас, солнце мое, — сказала она.

Она повернулась ко мне и провела кончиком языка по своим красным пухлым губам. Мне даже показалось, что я услышал шипящий звук, который раздается, когда женщина мокрым пальцем пробует раскаленный утюг. Что-то изменилось: воздух стал более плотным, напряженным. Несколько секунд мы молча смотрели друг на друга.

Что-то должно было случиться. И оно случилось. Может быть, это было не то, что я думал, но что-то точно произошло.

Я сделал короткий шажок в ее сторону, она медленно двинулась ко мне и остановилась в полшаге. Узел на ее плече распустился, полотенце сползло по роскошной груди и застыло на самой выступающей точке, поднимаясь и опускаясь вместе с ее бурным дыханием.

Я заглянул в туманную глубину ее глаз — они стали полностью зелеными. Она облизывала губы быстрыми движениями языка, беспрестанно шевеля ими. Она даже не шелохнулась, чтобы завязать узел.

Полотенце упало на пол.

Она сделала последние полшага ко мне, и вдруг — оглушительный стук в дверь.

Во всяком случае, звук был очень громкий, и я предположил, что это тарабанят в дверь. Я в некотором роде потерял ориентацию, но мои уши были на месте, и я слышал, что этот стук был исключительно неприятным.

— Ты слышала? — спросил я Лиссу. Шепотом.

Все ее эмоции были написаны у нее на лице, их легко было распознать.

— Слышала ли я это? — прошептала она.

— Может, мне только почудилось, а ты ничего не слышала, — печально прошептал я. — Хотя вряд ли нам так повезет.

— Конечно, не повезет.

— Спорим, это человек из Порлока.

— Кто?

— Не важно.

Опять раздался этот страшный грохот.

— Как будто к нам ломится что-то дикое, да? — сказал я.

— Он никогда не звонит в дверь.

— Он… Кто?

Как будто я не знаю кто.

— Думаю, ты должен сделать… что-нибудь, Шелл.

— Угу. Хорошая мысль. Как это я сам до нее не додумался? Но… что, например?

Она шагнула назад и отвернулась от меня, потом встала на середину комнаты, приподнявшись на цыпочках, и крикнула:

— Одну минутку. Кто там?

Ах, она была прелестна. Но я не мог уделить ей того внимания, которого заслуживала эта восхитительная, бархатистая нагота, потому что из-за двери ответили:

— А как ты думаешь? — Голос гремел, как поезд в тоннеле, когда он добавил: — А ты кого ждешь, сиамского короля?

Глава 18

— О, это хорошая мысль, Шелл, — прошептала Лисса. — Прячься под кровать.

Наверное, не стоило позволять ей думать за меня.

— Сейчас, Булл! — крикнула она. — Я только что из душа.

— Хо, — громыхнул он.

Она открыла.

— Хо-хо, — повторил он.

Мне были видны ноги Лиссы примерно до икры, ее изящные ступни; я видел, как распахнулась дверь, как в комнату, тяжело ступая, вошли еще две ноги, далеко не изящные. Они были просто огромными. Перед моими глазами промелькнули розовые брюки и украшенные драгоценными камнями ножны длинной острой сабли.

— Заходи, Булл, — говорила Лисса. — Я буду готова через минуту.

— Ты уже должна быть готова. Я же сказал тебе, что зайду без четверти двенадцать.

— Я забыла.

— Черт знает что… Почему ты забыла?

— Я… просто забыла. — Чувствовалось, она лихорадочно подыскивает слова. — Подожди меня на улице, Булл. Пока я надену костюм.

— Хорошо, Лисса, детка.

Я уже было вздохнул с облегчением.

Все оказалось очень просто. Он выйдет на улицу, Лисса оденется и уйдет, и я, подождав немного для подстраховки, благополучно смотаюсь отсюда к чертовой матери.

Я не боялся того, что, если между нами вдруг случится потасовка, Булл меня легко придушит. Мне приходилось драться с крепкими ребятами — и здоровыми тоже, некоторые были даже крупнее Булла Харпера. Просто такой вариант ничего не решит, как, впрочем, и большинство примитивных решений: Лисса окажется в крайне неприятной ситуации; мне будет элементарно неловко, и вообще будет чертовски болезненно как для Булла, так и для меня; и, вероятно, он все-таки меня убьет.

Поэтому я начал тихонечко испускать вздох облегчения. Только начал…

Потому что Булл сказал:

— Тебе лучше поторопиться. Я подожду… Эй?

— Что?

— Эй! Что это?

— Ты о чем?

Мне тоже было интересно — о чем это он.

— О том, что я вижу. Что это?

Да, что же он мог такого увидеть, чтобы в его голосе появились эти свирепые, звериные нотки? Этот рычащий, животный стон?

— Это брюки?

У меня потемнело в глазах. Как я мог забыть свои брюки?

— Какого черта ты делаешь, — рявкнул Булл, — гладишь мужские брюки?

— Да.

— А?

— Да, именно это я и делаю. Глажу мужские брюки.

— Чьи?

— Э-э-э… одного друга.

— Я и не думал, что они принадлежат врагу.

— Булл, ну ты же не ревнуешь!

— Ха! Хо! Если ты так думаешь, значит, ты совсем не способна думать. Где он? Я его растерзаю. Я ему устрою, будет теперь носить только юбки. Я разорву его на части. Я…

— Булл, здесь никого нет, кроме нас с тобой, — не моргнув глазом солгала она.

Я полагаю, это была святая ложь. И мне все равно, если вы считаете, что Лисса ее немного подкрасила. Какая разница? Эта ложь должна спасти меня и все вокруг от страшного разгрома. Это была ложь во спасение.

— Это брюки моего брата, — продолжала лгать Лисса, — я для него стираю.

— Не врешь?

— Вот видишь? Тебе совершенно не о чем беспокоиться.

— Тогда почему я так разволновался?

— Об этом я и говорю. Что ты так разволновался?

— У тебя нет брата.

— О, Булл, конечно, есть. Просто я никогда тебе о нем не говорила.

— Почему? — недоверчиво спросил он.

Да, он был подозрительным парнем. Вообще-то я вряд ли мог его за это винить. Я бы и сам взвился на дыбы, если бы увидел мужские брюки на гладильной доске в комнате своей девушки. Особенно если бы это были мои брюки.

Там у них становилось жарковато, но Лисса, видимо, нашла выход из положения. По крайней мере, она сменила тему.

— Булл, дорогой, — нежно проворковала она. — Помнишь, я тебя спрашивала об этой девушке, Джин? Джин Джакс.

— Да, но…

— Слушай меня. Ты сказал, что она просила тебя устроить ей встречу с мистером Сардисом. Ты выполнил ее просьбу?

— Почему тебя…

— Булл, я бы не спрашивала, если бы это не было так важно. Это важно! И я больше не буду с тобой разговаривать, никогда…

— Хорошо, хорошо, не заводись. Да, я переговорил с ним, и он сразу же согласился встретиться с ней. Так я ей и передал.

— Когда это было?

— Какого черта… Она меня попросила в четверг, как я тебе уже сказал. Мистер Сардис назначил ей встречу на половину четвертого в пятницу. Вчера. Она зашла вчера утром и разговаривала со мной — я тогда стоял на воротах, — и я сказал ей, что обо всем договорился. — Он наморщил лоб, припоминая подробности. — Мне пришлось вернуться в три тридцать, чтобы впустить ее, — без ключа ворота можно открыть только изнутри, — поэтому я смог заехать за тобой только после того, как она вошла.

— Хорошо, Булл. Если ты подождешь…

— Тс-с.

— В чем дело?

— Помолчи, я думаю. Все, понял. Он задавал мне все эти вопросы. О ней и мистере Сардисе. Он! Он! Этот орангутанг с седыми волосами. Шелл Скотт! ОН!

— Булл, пожалуйста…

— Эта обезьяна, которую я поймал с поличным, когда он тискал твою…

— Булл! Прекрати, или я больше с тобой не разговариваю…

— Ну, все, перестань, Лисса, детка. Хм-м…

У нее почти получилось. Но только почти.

В такой нервотрепке моя рубашка никогда не высохнет. С меня стекал пот в невероятных количествах. Я бывал в парилках, в саунах, скакал по пустыне, и никогда раньше у меня не было столь близкого знакомства с потом. Но я никогда не сдаюсь. Я как-нибудь выберусь из этой ловушки. Или умру, пытаясь выбраться.

— Хм-м… С этими брюками что-то не так.

Тишина.

Тяжелые шаги Булла в сторону гладильной доски, направо от меня.

— Эти брюки мне о чем-то напоминают. — Он нервно переминался с ноги на ногу. Его огромные ступни приплясывали всего в ярде от моей головы. — Что это такое на полу? — спросил он. — Кувшин, лед… и стакан. Два стакана. ДВА СТАКАНА?

Господи, ужаснулся я, теперь мы точно попались. Мне не следовало пить с Лиссой «Мартини». Мне вообще не следовало иметь никаких дел с Лиссой. Мне давным-давно следовало забыть про девушек. Нет, поправил я себя, только не это; я скорее умру — что, видимо, сейчас и произойдет.

— И эта бутылка джина, которую я тебе принес. Пустая. Ты ее выпила? Ты ВСЮ ее сама выпила?

Надо понимать, она не должна была ее пить. И не должна была ее нюхать. Даже с большого расстояния. Она служит исключительно для украшения, как ваза. Но Булл сам виноват. Это он ее купил. Или выиграл. Или сделал. «Ах ты, крохобор, — ругнулся я. — Сумасшедший отравитель».

Я сжал кулак и посмотрел на него. Не такой большой, как у Булла, и все же достаточно смертоносный инструмент. У меня их было два против его четырех. Почти на равных. Конечно, под кроватью я находился в невыгодном положении. Не говоря уж о том, что я бы чувствовал себя несколько неловко, если бы — не дай бог — он заглянул сюда и заметил меня.

Может, мне стоит выкатиться из-под кровати, быстро вскочить на ноги у него за спиной и ударить его? Может быть, он обернется и, увидев меня, скажет: «Откуда ты взялся?» — но так никогда и не узнает?

Мои лихорадочные соображения были прерваны звуком голоса Лиссы. На этот раз он звучал по-другому:

— Булл, я не собираюсь спорить с тобой. Если ты хочешь быть старым, глупым, ревнивым… Ой! — И снова: — Ой!

Я знал, что означает это «Ой!».

Лиссу опять осенило. На этот раз к ней пришло истинное вдохновение. И одним расчетливым движением ей удалось окончательно и бесповоротно сменить тему.

Я увидел, как пушистое белое полотенце упало на пол. Один раз это произошло случайно и дважды — преднамеренно. А может быть, закралось у меня подозрение, все три раза были преднамеренными. Как бы там ни было, Булл Харпер знал, когда нужно прекратить спор.

— Лисса, де-е-етка, — заливался он.

— Булл!

— Лисса!

Снова раздались тяжелые шаги, сдавленное сопение, стоны и «Булл!» и «Лисса!», стук и скрип. Огромная сабля пролетела через комнату и плюхнулась на ковер. И еще кое-что. «О нет, только не это!» — взвыл мой внутренний голос. Но в последнее время я постоянно ошибался.

Ну ладно, сказал я себе, подумаем обо всем еще раз. Обмозгуем это дело с самого начала. Наверняка уже есть несколько зацепок, которые только и ждут, чтобы я за них ухватился и расставил все по местам, и, может быть, их будет достаточно, чтобы решить головоломку. В любом случае мне больше нечем было заняться под кроватью.

Я прочертил условную черту на ковре прямо под носом и наблюдал, как капли пота скатываются с моего лица на линию. Наверное, я никогда не сумею повторить этот трюк.

— Булл, — прозвучал голос Лиссы — я очень хорошо ее слышал, — уже почти двенадцать. Мне нужно подготовиться к церемонии.

— Через минуту.

Да, подумал я, уже почти двенадцать. Но, глянув на часы, я с удивлением обнаружил, что еще только 11.54. Осталось шесть минут. Через шесть минут мой кошелек недосчитается девяти тысяч девятисот долларов. На самом деле я никогда и не надеялся получить все десять штук целиком. Я же не сумасшедший.

Наверное, мне следует быть более… о, более ортодоксальным. Несгибаемым. Работать не покладая рук до первых лучей восхода, ходить с выражением жестокой боли на лице. Вот как сейчас, например. Но это уже буду не я, а если я потеряю самого себя, кто же тогда останется?

Это умозаключение оказалось слишком сложным для меня, в чем не было ничего удивительного — у меня в голове сейчас все смешалось. Я знал только, что это не мое, — я буду действовать по-другому. Нет, лучше я буду лежать под кроватью, чертыхаясь себе под нос и истекая потом. Вот это — мое.

Осталось шесть минут. Теперь уже пять. Что-то… Что-то шевельнулось в моем мозгу при мысли о времени, о чем-то, что должно произойти около полудня. Эта засевшая в мозгу заноза подсознательно тревожила меня, но я не мог понять, чем вызвано мое беспокойство.

Ладно, надо стремительно прокрутить ситуацию еще раз, сказал я себе.

Что нам известно о Джин Джакс? Сразу после приезда она разговаривала с Ормандом Монако — если исходить из того, что он не лгал мне, что вполне вероятно, и заметила Нейру Вэйл и Джерри; позже она спрашивала девушек о Нейре Вэйл и Сар-дисе и к концу дня ограничила свой интерес, как мне удалось выяснить, одним Сардисом, Эфримом Сардисом. В конце концов она добралась до Булла Харпера и попросила его устроить ей встречу с мистером Сардисом — и, судя по тому, что Лисса вытянула из Булла, эта встреча состоялась вчера днем в полчетвертого. Я не мог знать, что там произошло, хотя кое-какие мысли на этот счет у меня имелись.

Сардиса застрелили около четырех часов тридцати минут — во всяком случае, в это время поступил звонок в полицию с сообщением о выстреле; 4.28, насколько я помню.

Главными подозреваемыми были Орманд Монако, Джерри Вэйл, Уоррен Фелпс и Булл Харпер, если только Джин и Сардиса не убил какой-нибудь человек со стороны. Булла можно сразу исключить. Он никого не убивал. Только не при помощи пистолета. Во-первых, я верю, что он вчера встретился с Лиссой вскоре после полчетвертого и уж точно до того, как поступило сообщение о выстреле; далее, если бы это Булл убегал по Мшистой горе, я бы непременно обратил внимание на его рост и комплекцию. Нет, это точно не Булл.

Значит, остаются Джерри, Орманд и Уоррен. И может быть, сама Нейра Вэйл, хотя это маловероятно. Нужно поговорить с Нейрой при первой возможности.

Вернемся к Джин — с нее все началось.

Она была замужем и в «Хане» увидела мужа, с которым давно не живет. По словам Фелпса, тот бросил ее, слинял, прихватив ее деньги. По словам же Мисти, Джин утверждала, что они просто не живут вместе.

Мисти… Опять что-то шевельнулось в подкорке. И беспокойство стало нарастать.

Почему, что, когда? Надо сосредоточиться. Я вспомнил свой первый «допрос» Мисти вчера вечером. А потом мы разыграли повторный «допрос» в присутствии Орманда Монако и Джерри Вэйла…

И вдруг, как маленький, юркий червячок, в мои извилины вползла одна реальная мыслишка: «Если бы убийцей оказался Вэйл или Монако и услышал, как Мисти отвечает на мои вопросы во время этого псевдодопроса…»

Я почти понял.

Рявкнуть бы, чтобы эти люди, наконец, заткнулись. Ну разве можно сосредоточиться в такой обстановке? Я посмотрел на часы. Без четырех минут двенадцать. Очень скоро все как один соберутся у входа в отель на грандиозную, потрясающую, полную великого достоинства церемонию, на которой будут произносить речи и перережут ленточку. Долгожданное открытие сказочного «Кублай-хана». Политики и знаменитости будут говорить речи и фотографироваться под музыку. Может быть, даже губернатор штата согласится сказать несколько тысяч слов. Да, зрелище предполагается впечатляющим. И все придут туда. Кроме Булла. И Лиссы. И меня, разумеется.

Итак, вернемся к Вэйлу и Монако. Хорошо, допустим, один из них убийца — и напал на меня, попытался лишить жизни прошлой ночью. Были ли у этого человека какие-нибудь причины, мотивы для убийства Мисти? И если были, то почему он не попытался убрать ее той же ночью? Если мой ход рассуждений верен, так и должно было случиться. Только… Ну конечно. Ведь прошлую ночь Мисти провела со мной.

Я уже не мог не думать о Мисти. Мое беспокойство все нарастало, по спине пополз противный холодок. Я все еще не знал почему, но понимал: раз меня охватывает страх, значит, для этого есть причина. Она сидит где-то глубоко в подсознании, а может быть, отошла на задний план из-за событий последних минут; но эта причина существует, и она реальна.

Одну секунду. Попробуем зайти с другой стороны. Предположим, только предположим, что существует какое-то лицо, у которого есть причина и есть мотив убить не только меня, но и Мисти тоже. Кем бы могло быть это лицо и почему ему необходимо избавиться от нас обоих? Я почти нашел ответ и тут же подумал о другом.

Прошлая ночь как нельзя лучше подходила для убийства Мисти Ломбард — если бы не я. Темнота, и никого вокруг. И тут вползла еще одна мыслишка, на этот раз в виде мерзкого червяка: «Совсем необязательно, чтобы было темно».

В мозгу завертелась дюжина разнообразных предположений. У меня вдруг похолодело внутри. Казалось, пот на моем теле превратился в маленькие льдинки. Я перестал дышать. Страх за Мисти комком застрял в горле. Я знал. Я не просто знал, я был уверен: это происходит сейчас. Если она еще жива, значит, это происходит в эту минуту.

Последняя мысль молнией озарила мозг: «Необязательно, чтобы было темно. Главное, чтобы никого не оказалось поблизости. Время, когда все гости и почти вся обслуга собрались у входа в „Кублай-хан“. Время, когда кто-то собирался зайти за Мисти к ней в номер, около двенадцати».

То есть прямо сейчас.

Глава 19

Я уставился на секундную стрелку своих часов.

Я даже не понимал, который сейчас час, я только видел, как эта маленькая стрелка движется — быстро, слишком быстро и неумолимо, словно сама смерть.

Я уже готов был выскочить из-под кровати, но вовремя одумался.

Сейчас дорога была каждая секунда, от одной секунды зависело, сможет Мисти сделать еще один вздох или нет. Мог ли я рисковать?..

Я потряс головой. У меня в мозгах образовался лихорадочный коктейль, и я не мог найти верное решение. И немедленное. Если я сейчас все испорчу, то не успею добраться до Мисти. Наверняка еще есть время, возможно самая малость, и я должен перестать думать о нем, отбросить в сторону свой страх и сделать все правильно — и в нужный момент.

Подумай об этой секунде и о следующих. Итак, я должен выскочить за дверь и пробежать через весь отель к номеру Мисти. Я подполз к самому краю кровати. И увидел свои проклятые брюки, свисающие с гладильной доски. Черт с ними.

Я не могу их взять, у меня нет времени даже на это. Если Булл меня засечет, у меня будут крупные неприятности. Ага, мне снова пришла в голову та же самая мысль, которая немного притормозила меня мгновение назад. И это хорошо. Потому что, если Булл все-таки меня засечет, он немедленно загорится желанием свернуть мне шею. И даже если я по счастливой случайности останусь в живых, мне его ни за что не образумить. У меня не будет никакой возможности что-нибудь ему объяснить.

Слава богу, я не поддался первому импульсу и не выскочил с громким шумом, что наверняка повысило бы содержание адреналина в крови у Булла, которого у него и так — в этом я нисколько не сомневался — было более чем достаточно. Нет, я обязан вести себя крайне осторожно, двигаться бесшумно, пусть даже поначалу до боли медленно, но я должен как можно ближе подобраться к двери, и только тогда я смогу прорваться.

Поэтому я, как одинокий партизан, крадущийся в тылу врага, осторожно выдвинулся из-под кровати. Я прополз еще один фут и неправдоподобно медленно, не дыша встал на колени. И тут мое колено хрустнуло.

Ну, сейчас начнется, черт побери.

И сразу после громкого щелчка раздался странный клокочущий звук, словно закуддыкала индюшка, которую ударили бамбуковой палкой.

Я не оглядывался назад. Мне совсем не хотелось оглядываться. Какого дьявола, нельзя же всегда делать только то, что ты хочешь. Я оглянулся.

Невероятно, странный индюшачий клекот исходил не от Булла Харпера. Он меня еще даже не углядел и не соображал, что происходит. Собственно, это и не имело особого значения, потому что его большая голова уже пришла в движение, и очень скоро, сейчас, он должен был увидеть меня.

А звук исходил от Лиссы, которая, увидев меня в столь нелепой позе, впала в безумное веселье. Или совершенно неуместную радость. Во всяком случае, она давилась от смеха. Пока, правда, еще не хохотала во весь голос, однако безуспешно пыталась сдержать приступ внезапного смешливого слабоумия.

Она стиснула зубы, потом ее рот приоткрылся, как будто его разжала неведомая сила, и она пропищала: «И-и-и-и, у-и-и-и, у-и-и-и». В любое другое время я бы сказал, что этот звук напоминает мне писк крошечной птички, разговаривающей со своей подружкой. Наконец она захлебнулась или подавилась своим писком, как грубо придушенный попугай.

То, что было недавно между нами, больше никогда не повторится. От понимания этого мне стало грустно. Хотя сейчас было не до веселых мыслей. Да у меня не было времени и для грустных мыслей.

Потому что свирепый большой Булл наконец повернул свою огромную башку и, широко открыв обезумевшие от изумления глаза, уставился прямо на меня.

Этого не выразить словами.

Этого не передать музыкой.

Даже десять тысяч сенаторов не смогли бы произнести об этом связную речь. Даже великие композиторы, сочиняющие симфонии, и сумасшедшие, выбивающие ритм на литаврах, были бы бессильны сыграть это.

Я не могу, да и не пытаюсь описать Булла Харпера и загадочное выражение его лица в тот момент, потому что частично он и сам находился уже в четвертом измерении. Но если вы когда-нибудь видели человека, в голову которого въехал грузовик, вы можете немного представить, как выглядели его глаза, в которых плясали и лопались маленькие электрические искры.

Он зачарованно смотрел на меня, склонив голову набок, поэтому видел меня, надо полагать, вверх тормашками, и на его блестящей черной физиономии отражалось самое невероятное и незабываемое выражение, какое только можно себе вообразить. Оно представляло собой причудливую смесь отвергаемой истины, постепенно перерастающей в неосознанное понимание, в сочетании с всепоглощающей скорбью и неприкрытым отчаянием.

Казалось, он получил травму — я очень надеялся, что она необратима; мои нервы тоже были оголены, я чувствовал себя как ощипанный рождественский гусь и не мог сдвинуться с места. Оцепенел. Я хотел пошевелиться. Я знал, что должен — по ряду причин, но не мог вспомнить ни одной из них.

Поэтому я досмотрел развернувшееся мгновенное действо до конца.

Сначала он просто застыл на месте. Натянутый, как струна. Ошарашенный. Неподвижный. Совершенно отупевший. Потом он шевельнулся — чуть-чуть. Постепенно выражение его неописуемой физиономии стало меняться. Глаза превратились в щелочки; сузились; зажмурились. Челюсть отвисла. Я инстинктом хищника, попавшего в западню, сразу поймал то мгновение, когда он понял, уверился наверняка, что и как: что здесь происходило; что это за мерзкое существо с безумными глазами, которое застыло раскорякой на ковре; как я оказался в такой нелепой позе; как мои шикарные брюки попали на гладильную доску Лиссы. В момент осознания истины его глаза стали пустыми и грустными, как кофейник, из которого вылили остатки кофейной гущи.

Но это было только начало его возвращения в реальность.

Оно продолжалось целую вечность.

Время стало таким же тягучим (физики меня поймут), как в тот момент, когда меня ударили по голове. Я снова находился в том странном мире, куда всегда отправляюсь в минуты смертельной опасности. И из этого почти застывшего мира я наблюдал, как губы Булла, его глаза, ноздри, зубы, волосы, брови, подбородок и все остальные чести могучего тарана постепенно меняются, превращаясь в гримасу убийственного гнева, рвущегося наружу, и пока еще молчаливого проклятия. Казалось, миновали миллиарды лет и на его перекошенном лице промелькнула вся эволюция мира. Здесь, на моих глазах, родилась и умерла история — землетрясение, шторм, пожар, наводнение и бог знает какие еще катаклизмы.

Господи, надо что-то предпринимать.

— Булл, — как можно дружелюбнее произнес я, — не делай поспешных выводов.

Вытянув губы в трубочку, он просвистел: «Ш-ш-ш-ш», словно штормовой ветер с мыса Хаттерас.

— Булл, — снова попробовал я, — это не то, что ты себе представляешь. Совсем не то. Ты… ты думаешь? Булл… ты меня слышишь?

— Ш-ш-ш-ш-ш…

— Ты меня понимаешь? Я ничего не сделал. Совсем ничего. У меня не было времени…

— Ш-Ш-Ш-Ш-Ш…

Все громче и громче. Теперь он шипел, как газ, выходящий из дирижабля.

— Ш-Ш-Ш-Ш-Ш-Ш…

Интересно, что он пытается сказать? Шелуха? Нет, вряд ли. Но и не Шерлок Холмс, готов поспорить на миллион.

— Ш-Ш-Ш-Е-Е-Е-Л-Л-Л…

Вот оно!

— СКОТТ!

Ну наконец-то. Вместе с этими словами Буллу удалось сбросить оцепенение. Он вдруг стал дико, ужасающе, реактивно активен. В следующую секунду он взметнулся ввысь, словно преодолев земное притяжение, и полетел по воздуху, готовый обрушиться на меня, как стадо слонов. Это было… Надеюсь, я больше никогда ничего подобного не увижу.

До сих пор все было крайне нелепо и неприятно; но это не шло ни в какое сравнение с тем, что я видел сейчас, — Булл Харпер, распростертый, как гигантский кондор, в атмосфере, со сжатыми кулаками, с оскаленным ртом и извергающими пламя глазами.

Мир не видел более жуткого зрелища со времен извержения Кракатау и трагедии Атлантиды. Никогда еще на море и на суше или — как, например, Булл — в воздухе человечество не лицезрело столь ужасающее переплетение стремительной ярости, адской надвигающейся муки, шока, ужаса, сексуальной привлекательности, оглушающего оцепенения и смертоносной неудержимой энергии. От всего этого стекленеют глаза, мозги шипят, как сигарета в унитазе.

«Хо-хо, — подумал я, — сейчас меня убьют. Как минимум».

Глава 20

Не знаю, какие таинственные психофизиологические причины побудили Булла к действию, но и я тоже вышел из ступора. И это спасло мне жизнь.

Я перевернулся на спину, выбросил вперед ноги и, прежде чем он приземлился на меня, ударил его в живот. Он перелетел через мою голову. Я не видел, как он упал на пол, но грохот был адский. Потом с таким же шумом он врезался в стену.

«Ну, все, я его уделал!» — подумал я, перекатился на ноги и… шпок!

Увы, я его не уделал.

Но его нога чуть было не достала меня. На самом деле это был кулак; ему бы понадобились обе ноги, чтобы так быстро отскочить от стены. Но по ощущению это была нога со свинцовой подошвой.

Удар пришелся мне в голову, и я покатился по ковру. Когда я притормозил, то не сразу сообразил, где нахожусь. Хотя не сомневался, что с удовольствием оказался бы где-нибудь в другом месте. Единственно верное решение — любой ценой выбраться отсюда. Я подтянул под себя ноги, встал и — нырнул.

Очень вовремя. Я сфокусировал свой взгляд на гигантской туше Булла Харпера, нацелившего в меня свой огромный кулак, и успел опустить голову, так что его пушечное ядро лишь скользнуло по моим волосам.

Он продолжал движение по инерции, и я выбросил вперед правую руку и ударил его в твердый, как кирпич, живот, а когда он резво повернулся и попытался схватить меня, я уперся ногами в земной шар и прямой левой саданул ему в челюсть.

Это был хороший удар.

Таким классическим ударом заканчиваются на ринге девяносто девять боев из ста. Я вложил в него всю свою энергию плюс немного отчаяния, а Булл — невероятно! — всего лишь упал на одно колено. Он не отключился, он не рухнул навзничь, как должен был; но он находился в ярде от меня и еще не успел подняться. Это был мой шанс. И я им воспользовался.

Я прыгнул к двери, выскочил на улицу и заковылял по траве. Я понукал себя, и наконец мои ноги побежали, помчались, как маленькие пятипалые динамомашины. На бегу мои мысли вновь вернулись к Мисти и убийству. Я двигался с максимальной для меня скоростью, но осознание опасности, угрожавшей Мисти, прибавляло силы моим ногам, и к тому времени, как я достиг парадного входа в отель, я летел, как перепуганная птица. И все время ворочал мозгами.

Я думал о том, что времени слишком мало, поэтому я должен добраться от комнаты Лиссы в номер Мисти кратчайшим путем. Они выходили на внешнюю сторону и находились в разных концах «Кублай-хана»: комната Лиссы — почти в самом конце северного крыла, а номер Мисти — в южной пристройке отеля.

Значит, я должен пробежать вдоль внешней стороны отеля, потом повернуть направо, пересечь площадку перед главным входом, снова повернуть направо — и прямиком к южному крылу, в номер Мисти. К Мисти. И к убийце.

Поэтому я завернул за угол и опрометью ринулся к входу в «Кублай-хан». Я пробежал меньше половины пути и уже еле дышал, потому что несся как сумасшедший. В ушах у меня стоял шум: я слышал удары своего сердца, топот своих ног, звериные вопли позади.

Вопли позади? Впереди тоже слышались какие-то крики, но я решил, что звериные вопли важнее, и оглянулся.

Булл.

Ну конечно, кто же еще.

Кажется, мы где-то встречались.

Он мчался за мной, широко разинув рот, из которого вырывалась жуткая громоподобная какофония — чтобы воспроизвести это величественное произведение первобытной ярости, потребовалось бы поджарить целый квартет музыкантов в кипящем масле. Но — я не поверил своим глазам — в левой руке несущийся черный Аполлон сжимал мои чудесные брюки с узенькими красными полосками, которые развевались в его кулаке, как знамя сумасшедшего нудиста, со скоростью урагана скачущего в бой; в другой руке он сжимал свою огромную саблю, которая сверкала на солнце и была частью его костюма или, вернее, единственной частью того, что совсем недавно было его костюмом. Вне всяких сомнений, Булл Харпер собирался поймать меня и разрубить на две части, а скорее всего, и на несколько.

Мне не хотелось стрелять в Булла без крайней необходимости, и я все же потянулся к заплечной кобуре за своим кольтом. Заплечная кобура отсутствовала. Пистолет тоже. Ах, ну да, я же положил его в карман брюк. А вы ведь знаете, где были мои брюки, не так ли?

Я знал. И это знание прибавило мне энергии. Не то чтобы я уж очень в ней нуждался. Я не чувствовал усталости, скорее был совершенно издерган, к тому же теперь у меня в ушах раздавались какие-то странные звуки. Кроме тех, к которым я уже привык, я слышал непонятный свист и звуки флейты, дикие крики и даже что-то вроде музыки. Это на самом деле была музыка, у нее была мелодия. В моей голове вовсю старался настоящий оркестр.

Как это могло быть? Почему в моей голове расположился оркестр? Эта диковатая мысль засела в моем мозгу: «Музыка? А почему, черт, именно музыка?»

Я отвернулся от преследователя и посмотрел в том же направлении, куда бежали мои ноги. И тогда до меня дошло, почему именно музыка. Я понял гораздо больше. Например, почему слышу вопли, как на стадионе, — это орала целая толпа людей.

Люди — тысячи людей. Во всяком случае, мне казалось, что их тысячи, хотя я знал, что их всего человек двести.

Я начал тормозить, и оркестр сбился с мелодии. Раздалось «ум-па-па», звякнули тарелки, потом «Бум!» и еще раз «бум» и «па…», и наступила тишина. За исключением криков, конечно. Они неслись со всех сторон.

Мне показалось, что людей больше, чем на самом деле, — видимо, потому, что все они находились в бурном движении. Прыгали, бегали, носились по кругу, хохотали, верещали. Я видел мужчин в костюмах, девушек в бикини. Я заметил некоторых знакомых конкурсанток, мэра, которого, казалось, вот-вот стошнит, множество знакомых и незнакомых изумленных, перекошенных физиономий.

На ступеньках «Кублай-хана», сжимая микрофон, стоял губернатор солнечного штата Калифорния. У него был такой вид, будто ему не хватило одного решающего голоса для победы на выборах.

Однако всю оглушительную волну воплей перебивал топот огромных ног за моей спиной. Когда я бросил быстрый взгляд назад, Булл уже настигал свою жертву, ему оставалось только протянуть руку и схватить меня — и я помчался еще быстрее. Я врезался в толпу — никого не обходя, не останавливаясь, чтобы извиниться; вперед, и только вперед. Но я по-прежнему слышал тяжелые шаги великана за своей спиной. Я уже представил, как острый клинок со свистом разрезает воздух и опускается на мою шею.

«Беги, идиот!» — вопило у меня в голове. «Быстрее, ноги!» Они услышали и повиновались, но недостаточно быстро.

Поговорим о крике. Они столько кричали, завидев меня, но теперь новый всплеск энтузиазма добавил Булл. Истерически завывали даже несколько мужчин. Можете мне поверить, там было от чего полезть на стенку. Один вид сабли, сверкающей на солнце, приводил в ужас. Не говоря уж о самом Булле. Я бежал сквозь оглушительные вопли — таким, наверное, представлялся воющий ад новым переселенцам с Аляски.

Наконец я вырвался из терзающего барабанные перепонки гвалта, завернул за угол и рванул к номеру Мисти. И в тот момент, когда я решил, что старый добрый идиот и его ноги бегут достаточно быстро и ни одно двуногое существо не способно его настичь, на мое плечо опустилась большая черная тяжелая лопата и со всей силы толкнула меня.

Никаких сомнений быть не может. Булл — самое быстрое животное за пределами зоопарка.

Он сбил меня с ног, и я полетел кубарем. С огромным присутствием духа я перекатился на шею, ухо, голову, бок, спину, снова на ухо, потом на колени и, наконец, вскочил. Булл пронесся мимо, сбавил темп, остановился, развернулся и прыгнул на меня. К счастью, я оказался к нему лицом. Я отвел назад правую руку, выбросил ее вперед и, наклонившись по направлению удара всем туловищем, врезал ему в челюсть.

Если ему было так же больно, как и моей руке, значит, я почти его убил. По крайней мере, на этот раз он упал. Изогнутая сабля выпала из его кулака и отлетела на несколько футов. Он стоял на коленях, опираясь на одну руку — ту, в которой продолжал сжимать мои брюки, — а другой пытался дотянуться до меня. Я обошел его, наклонился, поднял саблю и побежал дальше.

Четырнадцать, двенадцать, десять… восемь. Номер Мисти.

Я не остановился, чтобы проверить, заперта ли дверь. Я знал, что от сильного удара плечом она откроется, и обрушился на нее всей тяжестью. Раздался резкий скрежет, дверь распахнулась, и я влетел в комнату.

Падая, я увидел спину мужчины, его вытянутые руки, пальцы, впившиеся в нежную, белую шею… и безжизненно повисшую Мисти.

Глава 21

Я упал на бок, проехался по ковру и остановился, воткнув саблю Булла в пол. Я еще поднимался на ноги, когда он обернулся, на сей раз без присущей ему грации. Теперь он не был похож на человека, скользящего по воде, он скорее напоминал растрепанного странника, пытающегося выбраться из зыбучих песков.

Он остался, разумеется, таким же высоким и привлекательным, но его золотистые волосы взлохматились, а на лице застыла маска отчаяния — и ужаса.

Повернувшись, он отпустил Мисти, и она, как тряпичная кукла, упала на диван, над которым он ее держал. Я не видел, жива ли она. Я следил за ним, потому что он пытался пробраться к двери — во всяком случае, мне так показалось.

Он отпрыгнул в другой конец комнаты, подальше от меня, засунув руку в карман. Когда я поднялся на ноги и направился к нему, он развернулся и направил на меня револьвер 45-го калибра, в котором отражался свет, проникающий из-за открытой двери. Вероятно, это был тот же кольт, которым он вчера вечером пытался размозжить мне череп.

Он прицелился, однако я стремительно приближался к нему и не смог бы остановиться, даже если бы захотел. Прогремел выстрел, у меня едва не лопнули барабанные перепонки, вспыхнула острая боль — попал, негодяй, — но я продолжал идти. Я уперся ногой в пол, как будто хотел его проломить, и сделал яростный выпад. Острие сабли пронзило низ живота Джерри Вэйла, изогнутое лезвие легко прошло насквозь и воткнулось в стену за его спиной.

Стена сдержала удар. Я вложил в него всю силу, на какую только был способен. Вогнал в него саблю так, словно бил его одним кулаком, и клинок глубоко вошел в стену, а эфес уперся в живот Вэйла.

Он разинул рот, его глаза выкатились из орбит, а из его горла вырвался слабый крик. Потом его колени подогнулись, и он повис; под тяжестью его тела сабля вспорола живот, и из раны хлынула кровь; он опускался все ниже и ниже, пока лезвие не уперлось в кость; тогда он затих.

Его голова упала на грудь, и он повис, немного склонившись влево. Он висел, как мешок на гвозде.

Я повернулся к дивану и бросился к Мисти.

Она не шевелилась. Я не мог понять, дышит она или нет. У меня сжалось сердце. И тут у меня за спиной раздался знакомый лошадиный топот. Я резко развернулся, выбросил вперед правый кулак и…

Бац!

Прямо в лоб.

Я увидел только что-то, напоминающее черный метеорит, который внезапно превратился в комету с вертящимися вокруг нее разноцветными спутниками, и через мгновение какой-то другой летающий объект обрушился из космического мрака и ударил меня сзади. А еще один врезал мне по затылку. У меня помутилось в глазах, зрение тут же вернулось, и я увидел нависшую надо мной грозную тушу Булла Харпера. Я понял, что упал на пол и шарахнулся головой о стену, — так что летающие объекты здесь были ни при чем.

Я встряхнул головой и заорал:

— Булл, ты, чертов кретин!.. — но он уже наклонялся ко мне, готовый к новой атаке.

Я перекатился на правый бок, зацепил ботинком его лодыжку, а левой ногой ударил по колену. Его нога подогнулась. Он упал с таким грохотом, что стены, пол, а может, и весь дом задрожали. Я вскочил на ноги, попытался обойти его, но не успел. Он набросился на меня, ударив плечом в бок и обхватив своими железными ручищами за талию.

Мы пролетели через всю комнату и вывалились за дверь, покатились, завертелись, пихая друг друга чем попало — коленями, бедрами, локтями. Пытаясь оттолкнуть его от себя, я уперся большим пальцем ему в нос, а указательным — в глаз, и наконец он разжал свои стальные объятия и откатился от меня.

Я немного отполз от него, встал на колени, и в этот момент он снова повернулся ко мне, готовый к дальнейшей схватке.

— Булл, дурак ты чертов! — завопил я. — Послушай меня. Я только что всадил твою проклятую саблю в Джерри Вэйла, и теперь он висит в номере 8, как пальто на вешалке. Он пытался задушить Мисти Ломбард.

Я поднялся с колен, и Булл тоже встал на ноги. Он опять шел на меня, а я принял стойку и приготовился вырубить его навеки, если удастся.

Но при этом продолжал орать:

— Черт тебя дери! Это Джерри Вэйл убил твоего босса, убил Сардиса! И Джин Джакс тоже — с нее все и началось, когда она приехала и увидела…

Он меня не слушал. По-моему, вообще ничего не слышал. Он не нападал, как боксер. Он накинулся на меня, как профессиональный футболист на мяч. Я почувствовал, как из меня вышибли воздух и он направился к дальним горизонтам. Прежде чем мы расцепились, я колотил его по шее ребром ладони, а он на каждый мой удар отвечал двумя.

Мы стояли в нескольких футах друг от друга. Я чувствовал, что у меня из носа сочится теплая кровь. Моя нижняя губа была разбита, а голова гудела, как котел. Но и Булл выглядел не лучше: у него была рассечена одна бровь, и из нее текла кровь, да и все его лицо было далеко от совершенства. Однако он не выглядел усталым и снова двинулся на меня, держа кулаки наготове.

— Ради всего святого, ты можешь, наконец, меня выслушать? — завывал я, пытаясь пробиться к его затуманенному разуму. — Забудь ты о Лиссе. Я ничего не сделал. Ну… почти ничего. Послушай, всей этой кутерьме может быть только одно объяснение — Джин была замужем за Джерри Вэйлом, только тогда его звали по-другому. Он называл себя Морисом Бутелем, а до этого, может, еще как-нибудь. Но когда Джин увидела его здесь и узнала, что он считается мужем Нейры Вэйл, она поняла…

Бесполезно. Булл подошел совсем близко, сделал обманное движение левой рукой и приготовился нанести сокрушительный удар снизу, но на этот раз опоздал. Я воспользовался его ложным выпадом и вложил все, что мог, в прямой короткий удар правой.

Кулак угодил ему прямо в подбородок, и его голова откинулась назад. Он потерял равновесие и рухнул, как мамонтово дерево. Наконец-то. О, черт, он потряс головой, зарычал, и на его лице появилось столь хорошо знакомое мне людоедское выражение. Гигант оперся руками об пол и попытался встать.

Я подошел к нему, положил руку ему на плечо и прижал к полу.

— Булл, прошу тебя, пожалуйста, надень свои… мои… брюки.

— Хо-хо, — пропел он, — значит, ты все-таки признаешь, что это твои брюки?

— Мои брюки, твои брюки — какая разница, чьи это брюки? Надень их, хорошо?

Я видел какие-то цветные пятна повсюду. Я заметил их несколько мгновений назад, но решил, что это разбрызганная кровь. Теперь я понял, что это люди. Нас окружили люди, они были повсюду. Толпа — и это вполне естественно — хлопнула вслед за дракой, за мной и Буллом.

Булл, кажется, начинал соображать. Наконец-то до него дошло. Он удивленно огляделся, опустил взгляд вниз, на себя, как-то странно мигнул мне, снова повернул голову влево-вправо.

Потом нацепил на себя смущенную, где-то даже обаятельную улыбку — кроме нее, ему в данный момент «нацепить» было нечего, — высоко поднял голову и сказал потрясающую фразу. Во всяком случае, мне она показалась потрясающей.

— Друзья, — серьезным тоном произнес он, — надеюсь, вы этому не верите.

Потом склонил голову набок, словно задумавшись, это ли он хотел сказать. Раз — и исчез.

Правда, не совсем. Он просто ушел в номер 8. Но ушел. Хлопнула дверь и со скрипом открылась вновь. Я направился вслед за ним.

И прямиком к дивану.

Одна рука Мисти дрожала. Ее грудь поднималась и опускалась — она дышала. Длинные ресницы затрепетали. Слава богу, подумал я, она жива, все еще жива.

И, как ни странно, Джерри Вэйл тоже.

Он не шевелился — был без сознания; на его губах пузырилась пена. Он еще дышал. Конец сабли торчал в правой части его живота, прямо под ребрами; она не пронзила его сердце, но все внутренности были распороты, так что ему оставалось жить всего несколько минут. Удивительно, что он до сих пор не умер.

В комнату вошел Орманд Монако — бледный, всклокоченный, но все же он держал себя в руках.

Я ничего не сказал, просто показал на кровать, а потом на Джерри Вэйла, пригвожденного к стене.

— Он еще жив, — сообщил я. — Среди этой толпы есть доктор? — Я вздохнул. — Думаю, нам понадобятся и несколько шерифов.

Монако вышел за дверь, что-то крикнул, отдавая приказы, и снова вернулся в комнату. Он закрыл дверь, приставил к ней стул и спросил:

— Не хотите ли еще что-нибудь добавить, мистер Скотт?

— Добавить? К чему?

— К тому, что вы сказали во дворе. Мистеру Харперу.

— О, так вы все слышали?

На его худощавом лице промелькнуло грустное, печальное выражение с оттенком покорности судьбе.

— По-моему, вас слышали даже на вершине горы. Может быть, для вас это прошло незамеченным, но вы и не говорили нормальным голосом. Более того, вы не кричали нормальным криком…

— Да, — сказал я. — Теперь вспомнил. Я пришел к следующему выводу — я продолжаю то, о чем кричал: когда Джин увидела Джерри Вэйла, она узнала в нем своего мужа. Не бывшего мужа, поскольку они не были разведены. Он просто сбежал от нее. Вы сами говорили мне, что она интересовалась Нейрой, когда приехала сюда, и была крайне обескуражена, когда вы сообщили, что рядом с Нейрой стоит ее муж. Насколько я помню, она нервно спросила: «Она его жена?» Что кажется вполне естественным, если Джин знала, что сама является его женой.

Монако кивнул, прижав тонкие пальцы к седым вискам:

— Значит, последующие вопросы мисс Джакс были направлены на сбор информации. Она пыталась как можно больше узнать об Эфриме.

— Совершенно верно. Когда ей стало известно, что его карманы битком набиты деньгами, она решила их немного опустошить. Если Джин была замужем за Джерри — который, следовательно, незаконно женился на дочери Сардиса, — значит, у нее на руках были солидные козыри и, воспользовавшись ими, она могла заиметь кругленький счет в банке. При помощи небольшого шантажа. Особенно если учесть, что Нейра Вэйл ждала ребенка от Джерри.

— Звучит довольно логично, мистер Скотт. Однако есть ли у вас какие-нибудь улики, какое-нибудь вещественное доказательство?

— Да. Я приколол его там.

Монако взглянул «туда», поморщился и снова повернулся ко мне.

Я продолжал:

— И будет еще много улик, например брачное свидетельство Вэйла и Джин, выданное несколько лет назад, или информация о местонахождении Вэйла во время убийств — когда я приехал в «Кублай-хан», его не смогли найти, и в «Серале» он появился не сразу. Посмотрим, что скажет Мисти, когда придет в себя. А теперь ваша очередь.

— То есть?

— Вы знаете, что я хочу сказать. Если Джин добралась до Сардиса — она виделась с ним вчера днем — и сообщила ему, что она замужем за так называемым мужем его дочери, первое, что должен был сделать Сардис, — это вызвать своего зятя.

— И что?

— Ну, если только не вы сами пристукнули своего старого приятеля Эфрима, это почти наверняка сделал Джерри. Джин не стала бы так поступать. Во-первых, Сардис откупился от нее хрустящими стодолларовыми бумажками, следовательно, она получила, что хотела. Во-вторых, о выстреле в доме Сардиса шерифу сообщил мужчина. Но самое главное: как только Сардис поведал Вэйлу о том, что ему стало известно, Джерри понял: либо ему придется распрощаться с Нейрой, с миллионами Сардиса, а может быть, и с «Кублай-ханом» в том числе, либо убрать Сардиса. Итак, мистер Монако, что вы делали в доме Сардиса? Я ни за что не поверю, что вы не знали о его смерти. Думаю, вам позвонил Вэйл…

— Нет, — перебил он. — Это был Эфрим.

— Вам позвонил сам Сардис?

— Да.

Я услышал вой сирен. За дверью раздались громкие голоса.

— В котором часу? — спросил я Монако.

— Примерно в четверть пятого.

— Угу. Через сколько вы были у Сардиса? Вы ведь поехали к нему?

— Разумеется. Эфрим сказал, что дело не терпит отлагательства и я должен приехать немедленно. Я прибыл туда через двадцать минут. Он был мертв. Он лежал, навалившись на стол, с дыркой в голове. Я не знал, что мне делать, — шок, понимаете? — вышел и отправился домой… Ну, в общем, выехал на Юкка-роуд.

— Где убили Джин. Зачем она к вам приходила?

— Понятия не имею.

— Она не звонила вам, не просила о встрече?

Монако глянул на меня — похоже, он говорил искренне.

— Нет, если только она не звонила во время моего отсутствия. Я надеялся, что вы сможете мне объяснить, зачем она приходила.

— Мы уже, к сожалению, не спросим Джин, — ответил я, — поэтому можно только догадываться. Возможно, она заметила, что ее преследует Джерри, и просто убегала от него, но я так не думаю. Логичнее предположить, что она действительно хотела встретиться с вами и отщипнуть кусочек и от вас, прежде чем исчезнуть навсегда. Заграбастать как можно больше и смыться.

— Вы хотите сказать, что она решила, будто я заплачу, лишь бы избежать… сложностей, скандала в связи с открытием «Кублай-хана»?

— Что-нибудь в этом роде. Она, вероятно, думала, что у вас денег не меньше, чем у Сардиса. Что еще он сказал вам по телефону?

В комнату вошли двое мужчин. У одного из них в руке был черный докторский саквояж. Врач осмотрелся, не спрашивая, что нужно делать. Он лишь взглянул на Мисти, пощупал ее пульс и приподнял веко, потом подошел к тому, что осталось от Джерри Вэйла. Я заметил, как он покачал головой, поставил свой саквояж и открыл его.

Монако понизил голос:

— Сардис сказал, что дело касается его зятя и «Кублай-хана». Я, как лицо, в глазах общественности связанное с «Ханом», должен обязательно узнать об этом до его открытия. Вот и все, но он особо подчеркнул, что дело срочное и чрезвычайно важное.

— Хорошо. Он позвонил вам в 4.15 и вы приехали через двадцать минут, значит, вы были на месте приблизительно в 4.35. Звонок в полицию поступил в 4.28. Все сходится. Думаю, звонил Джерри. Ему следовало еще немного подождать, но у него почти получилось.

— Что получилось?

— Подставить вас. Вы были в доме и уже выезжали из поместья Сардиса, когда прибыла полицейская машина и вас заметил помощник шерифа. Позвони он чуть позже, и полиция застала бы вас в доме или выходящим из него, и тогда вам — крышка. Должно быть, Джерри приблизительно знал, сколько времени потребуется патрульной машине, чтобы добраться туда, поэтому он сообщил о выстреле, рассчитав время так, чтобы к приезду полиции вы еще находились на месте преступления. Совершенно очевидно, ему не хотелось, чтобы они прибыли до вашего приезда. Но он не сумел точно рассчитать время, или же ему просто не повезло.

— Понятно. — Он задумался, нахмурив тонкие, подернутые сединой брови. — Вы говорите, что Джерри застрелил Эфрима, значит, Сардис звонил мне в его присутствии. Он слышал, как Эфрим разговаривал со мной по телефону.

— Бесспорно. И следовательно, знал, что вы едете к Сардису.

— Значит, Джерри застрелил Сардиса, позвонил в полицию в наиболее подходящий, по его мнению, момент…

— Да, только вряд ли он сидел рядом с трупом и выжидал время, чтобы позвонить. Могу поспорить, он тотчас смотался и сообщил в полицию из другого места.

На диване шевельнулась Мисти.

Мы с Монако оба шагнули к ней. Она вздохнула, заморгала глазами, потом облизнула губы, и ее глаза медленно открылись. Она сначала посмотрела на Монако, потом на меня. В ее фиалковых глазах застыло выражение ужаса и боли, и прошла долгая минута, прежде чем в них погасло осознание близости смерти. Она ощупала свою шею, сделала маленький глоток воды и заговорила тихим, слегка дрожавшим голосом.

Мы поговорили несколько минут, и все это время я стоял так, чтобы она не могла видеть Джерри Вэйла, — сейчас он лежал на полу, хотя до этого двое мужчин с трудом вытащили саблю из стены и из его тела.

Когда она полностью пришла в себя, я спросил:

— Мисти, что случилось до того, как он… впал в безумие?

— Когда он пришел, то сказал, что хочет немного поболтать. Я полагала… это по поводу того, о чем он упомянул по телефону, — какая-то особая церемония… Естественно, он все выдумал. — Она замолчала и еще отпила немного воды. — Он начал спрашивать меня о Джин и о той ночи, которую она провела в моем номере. Задав мне много разных вопросов, он наконец спросил, не называла ли Джин имени своего мужа. И тогда я вспомнила.

Она осторожно потерла шею.

— Что вспомнила, Мисти?

— Что она мне его назвала, только поначалу я не придала этому особого значения. Вчера, когда я говорила с тобой о Джин, я даже не вспомнила о нем. Я сказала мистеру Вэйлу… — Ее глаза широко открылись. — Где он?

— Успокойся. Он в надежных руках. Тебе не о чем тревожиться. Продолжай.

— Я сказала ему, что она называла мне имя. Я его знала, но напрочь забыла.

— Конечно. Но он понял: раз она тебе его сообщила, ты сможешь вспомнить, если кто-нибудь проявит интерес.

— Он спросил меня сам. Или, скорее, назвал.

— Да?

— Ну, он спросил, слышала ли я когда-нибудь имя Мориса Бутеля. Это было именно то самое. Я сразу вспомнила. Поэтому я, конечно, подтвердила, что Джин назвала именно это имя. Джин сообщила мне, что ее мужа — человека, от которого она здесь скрывается, — зовут Морис Бутель. Я даже сказала ему, что она засмеялась, словно в этом было что-то смешное. И… — Глаза Мисти потемнели, в них появилось недоумение. — И вдруг ни с того ни с сего мистер Вэйл начал меня душить. Почему? Почему он пытался убить меня?

— Потому что Джерри был Морисом Бугелем, — ответил я. — Это долгая история. Но теперь все позади.

Я достал пачку сигарет и закурил.

— Он вел сражение, заранее обреченное на провал. — Я повернулся к Монако. — Понимал он это или нет, но он уже был в проигрыше. Ему пришлось бы убрать с дороги еще двух-трех человек, чтобы у него хотя бы появилась надежда выйти сухим из воды. Например, Уоррена Фелпса… и меня. Кстати, меня он уже пытался убить. Дважды.

Я поднял руку и потрогал свой затылок. Шишка никуда не делась. Она бросалась в глаза и, видимо, опять кровоточила. Свой тюрбан я, естественно, где-то потерял. Я пробовал на ощупь липкую, уже свернувшуюся кровь — к счастью, на мне все заживает как на собаке, — когда Мисти воскликнула:

— Шелл, у тебя течет кровь!..

— Да, я как раз пытался…

— У тебя вся нога в крови… Где твои брюки?

— Брюки?

О боже, я совсем забыл. У меня было слишком много других забот.

— Да, верно, — пробормотал я, — ты пропустила самое… хм…

В этот момент до меня дошло — она сказала, что у меня в крови нога, а не голова. Я посмотрел вниз. В крови? Господи, да на ней живого места не было. Я наклонился и осмотрел ее как можно внимательнее. Тот единственный выстрел Вэйла вырвал кусок мяса с внешней стороны бедра. Рана была несерьезной, но сильно кровоточила. Во мне слишком много крови, и при любой возможности она с радостью льется из меня рекой, а после кувыркания и драки с Буллом все вокруг стало красным. Пока я смотрел на рану, нога начала страшно болеть, поэтому я решил больше ее не баловать вниманием.

Конечно, я не хотел лишиться ноги — во всяком случае, ни на грамм больше того, чего уже лишился, — поэтому мне нужно было промыть рану и залить ее йодом.

— Шелл, где твои брюки?

— Мисти, не задавай дурацких… не говори так… твоему горлу нужен отдых, дорогая.

Я посмотрел на Орманда Монако, чувствуя, как во мне закипает злость.

— Неужели, мой дорогой друг, — обратился я к нему не самым дружелюбным тоном, — вы не заметили, что я истекаю кровью? Вам не пришло в голову, что какой-нибудь начинающий хирург неудачно ампутировал мне ногу? Неужели вы не могли сказать, что из меня по капле вытекает жизненная сила и капает, капает…

— Ну почему же, — возразил он. — Просто я подумал, что вас, вероятно, укусил мистер Харпер. Пока вы протыкали ему глаза. И отрывали нос…

— Вы остряк. О'кей. Похоже, больше ничего интересного здесь не предвидится, но я выполнил свою работу, Монако. Я говорил вам, что может произойти нечто необычное… А, к черту это. Дайте мне мою сотню, и я избавлю ваше величество от своего присутствия.

— Сотню?

— Видимо, мне следует объяснить вам, образованным ребятам, что на языке простых смертных сотня означает «сто зеленых», «десять десятидолларовых» — короче, мои сто долларов, которые, как бы вы там ни финтили, я заработал…

— Вы заработали десять штук, мистер Скотт, — тихо сказал он.

— Штук? Где вы научились… — Я не договорил. — Ладно. Спасибо. Ну нет, спасибо. Я заключил с вами сделку, помните? Я решаю все дело к полудню и получаю десять штук. Если не успеваю к этому сроку, то сотню в день. А сто зеленых, — упрямо долдонил я, — как раз покроют затраты на переливание крови. А еще я говорил, что выставлю вам счет только за необычные расходы…

— Сделку заключил я, мистер Скотт. Вы лишь согласились с ее условиями. И уверяю вас, сэр, если бы вы завершили это… это… это безумие хотя бы на секунду позже двенадцати, я бы скорее умер… я бы скорее умер, но не заплатил бы вам ни на цент больше ста долларов. Поскольку же вы добросовестно, хотя и… хм… поскольку вы успешно выполнили требования для получения десяти тысяч долларов, именно эту сумму я и собираюсь вам выплатить.

— Вы сдурели? — При всем моем дипломатическом такте, я не сумел скрыть изумление. Я глянул на часы: — Сейчас шестнадцать минут первого. Если только мои часы не стоят. Нет, они еще тикают…

— Естественно, уже давно не двенадцать. Вы стоите здесь в одних трусах и, как болван, истекаете кровью по крайней мере минут пятнадцать.

— Вы не очень-то бросайтесь словами, приятель. И я бы очень вас попросил не втягивать во все это мои трусы.

— Вы заткнетесь когда-нибудь? — Монако был похож на медведя, попавшего лапой в капкан. Я уже пару раз наблюдал такое выражение на его физиономии. Он продолжил резким, суровым тоном, словно опускал мне на голову топор: — Когда вы заявили, что… проткнули мистера Вэйла саблей и что преступник — это он, что он убил Эфрима и девушку тоже, я — к сожалению — посмотрел на часы. На них было без двадцати секунд двенадцать.

— Без двадцати секунд?

— Если быть точным, без двадцати одной. Поскольку это правда, трагическая правда, я вынужден заплатить вам условленную сумму — десять тысяч долларов.

— Боже правый! — воскликнул я. — Давайте сверим часы.

— Сейчас двенадцать часов семнадцать минут и… десять секунд.

— Ваши отстают на четыре секунды. Но мы не будем придираться к…

И тут от двери донеслось слово. Одно слово, которое я уже слышал сегодня в вестибюле «Кублай-хана», произнесенное тем же голосом, но с совсем другой интонацией.

Я оглянулся на сержанта Торгесена, закрывшего собой дверной проем; на его лице тоже застыло выражение медведя, но попавшего в капкан сразу двумя лапами.

Я широко улыбнулся ему, но не успел весело поболтать с сержантом, потому что услышал сухой и ледяной, как углекислый газ, голос Монако:

— В настоящий момент, мистер Харпер, у меня нет времени; будьте уверены, вскоре я скажу вам гораздо больше.

Харпер? Булл Харпер? О боги, он все еще здесь? Я считал, что он растворился в туманной дали. А он… здесь? В том виде?

— Мисти! — заорал я. — Закрой глаза! Отвернись. Не смотри… уходи, беги, беги…

Монако невозмутимо продолжал, и даже мои вопли не смогли заглушить лед его голоса.

— Я безмерно рад, — говорил он, — я просто счастлив, что вы наконец снизошли до соблюдения наших поистине нелепых правил и вновь надели брюки. У меня нет слов, чтобы выразить вам свою признательность. В настоящий момент нет ничего иного, что могло бы доставить мне такое удовольствие. Поздравляю вас, мистер Харпер, с такой предусмотрительностью. Хочу также передать вам пылкие слова благодарности от руководства, персонала и наших именитых гостей…

Он не мог больше говорить. Орманд Монако поднял руки и похлопал себя по щекам — я решил, что этот жест означает нервное возбуждение. Теперь он принялся оттягивать свои щеки, причем довольно сильно, а потом шлепком возвращать их на место.

Как оказалось, Булл напялил на себя мои восхитительные брюки. Мне они больше не казались восхитительными. Я подошел к нему.

— Ты самый настоящий кретин, — радостно заявил я.

Он добродушно ощерился. При ближайшем рассмотрении оказалось, что он довольно привлекательный мужчина, если не обращать внимания на синяки.

— Твои дурацкие штаны слишком узкие, — проворчал он.

— Штаны изумительные. Это ты чертовски велик.

— Да, я достаточно велик, чтобы разделаться с тобой. В следующий раз я уж точно сверну тебе шею.

— Хо-хо, — рассмеялся я. — Ты не смог свернуть мне шею даже после того, как меня подстрелили, когда я потерял… ну, много всего потерял.

— Ты совсем не плох, — признал он. — Для небольшого парня.

— Послушай, а что, если нам заключить перемирие? Хотя бы временное перемирие. У нас не останется ни минуты на дела, если мы постоянно будем лупить друг друга. Правильно?

— Пожалуй, в твоих словах есть доля правды. Но все могло бы закончиться гораздо раньше, если бы ты не бежал так быстро.

— Булл, есть некоторые вещи, в которых я не буду даже пытаться конкурировать с тобой, и одна из таких вещей — бег. Я понимаю, ты, должно быть, избрал кратчайший путь, но, если нам придется драться еще раз, давай заранее договоримся о времени и месте и придем туда прогулочным шагом.

Он снова ухмыльнулся. У него все зубы были красного цвета. Видимо, я здорово разделал ему губу. Боже, вновь начала зверски болеть голова. И у меня возникло такое ощущение, что у меня одна нога короче другой. Во всем моем теле пульсировала боль.

— О'кей. Перемирие. Но очень скоро нам придется вернуться к нашему разговору.

— Булл, я готов поговорить с тобой в любое время.

Он глянул на Орманда Монако, посмотрел на других людей, собравшихся в комнате, и вышел. Я подошел к двери. Он шагал по коридору пружинящей походкой. Должно быть, обратно в номер 218.

Булл начал поворачивать назад голову, и я быстро убрался из поля его зрения, однако через несколько секунд глянул одним глазом в коридор. И с удовольствием улыбнулся. Что, естественно, вызвало сильную боль — улыбка еще долго будет причинять мне неудобство. Но я не смог удержаться. Потому что Булл, удостоверившись, что я не смотрю ему вслед, держался своей здоровенной ручищей за спину и шел слегка согнувшись и хромая.

Я отвернулся и подошел к Мисти. Она выглядела уже гораздо лучше. Ее прелестное лицо порозовело, а глаза вновь мерцали волшебным светом.

Ей даже удалось улыбнуться в ответ на мой вопрос:

— Как ты, Мисти? Тебе лучше?

— О, со мной все в порядке, Шелл. Теперь действительно все хорошо.

Значит, и мне было хорошо.

Глава 22

Мои часы показывали двадцать часов сорок шесть минут и двадцать две секунды — с недавних пор я называю только точное время, — и я сидел на деревянном стуле с прямой спинкой в Большом танцевальном зале «Кублай-хана».

Я принял душ, почистился, побрился, перевязал свои раны, залив их йодом, и физически чувствовал себя крайне неприятно. Зато мое умственное состояние находилось, как обычно, в прекрасной форме.

Мы — то есть десять судей — сидели на мягких стульях, стоявших в ряд вдоль подиума. Смотровая площадка, на которой предстоит блеснуть дарованиями, протянулась к самому центру танцевального зала, с обеих сторон расположились обеденные столы, накрытые скатертями. За столами после обильного обеда восседали двести гостей со вчерашнего приема плюс еще человек триста, которые прибыли сегодня днем на церемонию открытия «Кублай-хана».

Конкурс красоты, который Орманд Монако называл «поиском талантов», был в самом разгаре. Первые полчаса прошли великолепно — звучала торжественная музыка, состоялся общий выход всех красавиц, — а сейчас конкурсантки по очереди демонстрировали свои физические и драматические достоинства. Мне хотелось смеяться, потому что даже их физические данные казались невероятно драматическими.

Каждой девушке отводилось пять минут на сольный выход и короткое актерское выступление. Сейчас третья конкурсантка, высокая светлокожая блондинка, заканчивала монолог из «Бремени страстей человеческих» — мне понравилось, как она читает.

Когда она уходила или, вернее, уплывала со сцены, Мисти наклонилась ко мне:

— Значит, Джин все еще была замужем за Джерри Вэйлом? И он на самом деле никогда не был мужем Нейры?

— Ты права, но только наполовину, дорогая, — он действительно никогда не был мужем Нейры. Более того, он также никогда не был законно женат и на Джин. До встречи с Джин он уже пару раз прокручивал брачные аферы. Для него двоеженство было одновременно и развлечением и бизнесом, а Джин этого, конечно, не знала — она считала, что действительно замужем за Джерри. Или Морисом. Или кто он там есть на самом деле.

Поразительно, что покойный Джерри Вэйл еще целый час цеплялся за жизнь и последние десять минут находился в сознании. И четыре или пять из этих десяти минут он говорил.

— Когда Джин наконец встретилась с Сардисом, — продолжал я, — она сразу же выложила ему, что три месяца работала в Вегасе — и это правда — и может развестись с Джерри хоть сейчас. Она с радостью это сделает за двадцать тысяч зеленых. Без всякого шума, без скандала, тихо и быстро. Сардису это не понравилось, но деньги для него не имели особого значения, тем более накануне открытия «Хана», поэтому он без лишних разговоров выложил ей двадцать штук. А в результате, естественно, разозлился на Джерри. Он его вызвал и изложил новые правила. Сардис безапелляционно заявил, что, как только Джин получит развод, Джерри и Нейра тихо поженятся — на этот раз по-настоящему. Они останутся мужем и женой до рождения ребенка, а после этого немедленно разведутся — так постановил Папа. Может быть, Папе не стоило рубить с плеча — во всяком случае, не с таким человеком, как Джерри Вэйл.

Мисти сжала мою руку. Она могла держать меня за руку, потому что сидела на соседнем стуле, слева от меня.

Я занимал последнее место справа, а дальше — пустота. Не то чтобы я стал изгоем, нет, не совсем. Просто другие судьи не хотели находиться в непосредственной близости от меня.

Двое из них лукаво — и глупо — подталкивали меня локтями под ребра; четверо вели себя с настороженной любезностью; представитель нью-йоркской высокой моды, который создавал эффектные наряды из черной кожи, какие-то штуки из жести и, как я подозревал, петли для виселицы, взирал на меня с неприкрытой ненавистью; а его прославленная модель дала мне пощечину без какой-либо видимой причины. Вероятно, она решила, что я снизил Коэффициент Достоинства всего состава жюри.

Саймон Лиф, естественно, вовсе со мной не разговаривал. Когда я попытался приблизиться к нему, его стала бить мелкая дрожь. Поэтому я оставил его в покое.

Одна Мисти, великолепная, потрясающая, восхитительная Мисти, встала на мою сторону — а теперь и сидела рядышком. Хотя, конечно, в тот момент, когда раскручивались или развертывались события, вызвавшие столь отрицательную реакцию других судей, Мисти находилась на грани жизни и смерти и, видимо, поэтому отнеслась ко всему по-другому.

Оркестр заиграл вступительную мелодию для следующей конкурсантки, и Мисти спросила:

— Джерри стрелял в тебя сразу после того, как убил Джин?

— Да. Он всадил пулю в Сардиса, примчался в «Хан» и из платной телефонной будки позвонил шерифу. В этот момент он увидел, как Джин выскочила из отеля и села в машину, явно намереваясь смыться. Он должен был ее прикончить. Пока она была жива, она не только могла доказать, что он не является законным мужем Нейры, но также — поскольку он уже замочил Сардиса — раскрыть его мотив для убийства.

Он застрелил ее, сделал еще один выстрел в голову — контрольный, для верности, а потом, пытаясь создать видимость вооруженного ограбления — ведь Сардис сообщил ему, что заплатил Джин двадцать тысяч, — вытащил деньги из ее сумочки и побежал на Мшистую гору. По дороге он уронил несколько стодолларовых купюр с целью натолкнуть полицейских на версию ограбления, — Джерри уже позаботился, чтобы сержанту Торгесену стало известно о пятидесяти тысячах, которые Сардис хранил в сейфе. Это была не слишком хорошая идея, но и не такая уж плохая, хотя Вэйл к тому времени заволновался: он начал понимать, во что влип. Он здорово задергался. Например, вскоре после убийства Джин он увидел меня рядом с Нейрой в «Серале». Он пытался скрыть, что узнал меня, — но сам-то знал, что совсем недавно выпустил в меня несколько пуль, — и заметно переиграл роль ревнивого мужа. Они все совершают ошибки. И самая крупная из них — убийство.

На сцену плавно, будто на невидимых крыльях, выплыла четвертая участница. Она была настолько темной, что в паре с предыдущей красавицей они могли изображать день и ночь. Темная кожа, черные волосы, глаза как горячий шоколад. Лисса.

Я не видел ее с тех пор… ну, скажем, с полудня. И не имел ни малейшего представления, как она отреагирует на мое присутствие, поэтому я не кричал, не вопил и даже не помахал ей.

Она шла по подиуму, слегка откинув назад голову, выставив вперед свою роскошную грудь и маняще покачивая упругими — без пояса — бедрами. Она двигалась в ритме свинга, и я знаю — ее глаза, губы и голос тоже могли играть свинг.

Она прошла мимо нас. Не посмотрела, даже не глянула.

— Ты так и не рассказал мне, что все-таки произошло, Шелл, — прошептала Мисти. — Я имею в виду твои брюки.

— Как ты думаешь, кто победит? — деловито поинтересовался я. — Мы еще, конечно, не видели всех участниц, и все же…

— Шелл…

— Ш-ш-ш… прямо как Булл, только не столь газообразно. Мисти фыркнула. А через минуту заявила:

— Ты мне расскажешь. Иначе я найду кого-нибудь, кто сделает это вместо тебя.

— Ты хочешь сказать, что еще никого не нашла?

— Может, Саймон знает…

— Душенька, просто помолчи, ладно? Я расскажу тебе. Позже.

— Хорошо. Шелл, у меня широкие взгляды. Просто я хочу знать.

— Да, да. У тебя широкие взгляды. Вот только не знаю, достаточно ли они широки.

— Но ты мне расскажешь?

— Сделаю все возможное.

— Значит, после конкурса. Мы зайдем выпить в мой номер, договорились?

Я дернулся, словно намереваясь рвануть немедленно.

— Я не в силах тебе отказать.

— Всего один стаканчик конечно же, — добавила Мисти.

— Конечно, всего один, — согласился я.

Лисса обвела взглядом публику, посмотрела вниз, на Мисти, и наши глаза встретились. Она не улыбнулась, ее губы даже не дрогнули, не шевельнулись, не проявили себя никак; но она быстро, почти незаметно мне подмигнула.

— Немедленно прекрати, — прошипел я испуганно.

— Что? — Это была Мисти.

— Я… я просто разговариваю сам с собой. Нервничаю. По-моему. — Я сжал руку Мисти. — Ш-ш-ш. Потом, милая. Поговорим потом.

Она, довольная, улыбнулась.

А я откинулся на спинку стула и смотрел на Лиссу. Интересно, что она будет читать? И если выйдет в финал — для пяти финалисток была подготовлена другая программа, — что она исполнит на бис?

Я расслабился, забыв о своем избитом теле, и умиротворенно взирал на Лиссу, чувствуя тепло нежной руки Мисти в своей руке. Я думал о Лиссе, Булле, Мисти, Монако, Саймоне Лифе и о многих других людях, думал о том, как закончится конкурс — и что произойдет потом. Потом, сегодня вечером, завтра и в другие дни.

Вскоре я выбросил эти мысли из головы и просто наслаждался. Какой смысл подталкивать события, беспокоиться или даже думать о них. Пусть все идет своим чередом. Во всем надо видеть светлую сторону — если найдешь ее. Это как раз то, что нужно. Светлая сторона есть всегда. По крайней мере, я так думаю. Правда, иногда мне кажется, что я не создан для продуктивного мыслительного процесса.

Какого черта, будь что будет, сказал я себе, вспоминая прекрасные и отвратительные моменты последних суток, — потом некоторые из них попросту испарятся из моей памяти, нужно только подождать.

Конечно, бывают дни, когда, что бы ты ни делал, ты постоянно слышишь «па-ра-ба-пам» в темноте. Может быть, что-то выскочит и схватит тебя. Но за темнотой скрывается свет; темнота — это всего лишь тень. И все будет хорошо, если ты позволишь, если ты дашь себе шанс. И достаточно времени — много времени.

По крайней мере, я так думаю.

Поэтому я сидел и ждал, нежно сжимая руку Мисти. Потом поймал взгляд Лиссы и подмигнул.


Примечания

1

Бэзил Рэтбоун и Винсент Прайс — звезды американского кино 40-х годов, играли преимущественно злодеев. (Здесь и далее примеч. пер.)

2

«Мисти» (англ.) — туманный, подернутый дымкой.

3

«Усеянное звездами знамя» — государственный гимн США.


home | my bookshelf | | Дело «Кублай-хана» |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу