Book: Больше, чем страх



Больше, чем страх

Ричард С. Пратер

Больше, чем страх

Глава 1

Прислонившись нестерпимо болевшей головой к прохладной стальной двери камеры, я начал мысленно проклинать Мексику: ее столицу, тюрьмы, полицию Мехико. Досталось и этой старой заднице по имени Шелл Скотт, то есть мне. Местные полицейские, дубася меня по голове, казалось, вбили в мозги мои светлые, почти белые волосы, торчавшие до этого, как обычно, «ежиком». Я провел рукой по усеянному шишками темени. Как ни странно, волосы оказались на месте.

Вообще, вряд ли можно найти страну, о тюрьмах которой можно рассказать что-либо хорошее, но из всех каталажек мексиканские, по-моему, самые поганые. Так что единственным моим желанием на данный момент было как можно скорее выбраться на волю. Однако, судя по всему, эта тюремная камера на некоторое время должна была стать для меня вынужденным пристанищем. Ничего себе, отличное местечко для частного детектива, прибывшего из Лос-Анджелеса! Попав в тюрьму, я даже не смог объяснить этим мексиканцам, что мне необходимо пригласить адвоката, ознакомиться с ордером на арест или, на худой конец, получить револьвер, чтобы перестрелять их всех к чертовой матери. На английский язык здесь никто не реагировал, в ходу был только испанский.

Тюремная камера, в которую меня поместили, представляла собой квадратное помещение ровно три шага в длину и столько же в ширину. В углу, у цементной стены, стояла шаткая кровать, застеленная постельным бельем с традиционными для тюрем клопами. Можно сказать, что мне повезло: спать предстояло не на полу. В стене напротив двери, на высоте около шести футов, было маленькое круглое окно. Дверь камеры была выполнена не из решетки, а из сплошного стального листа с проделанным в нем квадратным оконцем размером фут на фут, через которое я мог просунуть голову. С улицы Лондрес до меня долетали звуки машин. Мальчишеский голос призывал купить газету «Эль Универсал». Я услышал, как какой-то мужчина засмеялся, а затем что-то неистово прокричал по-испански. Был субботний вечер, и на улицу высыпало много оживленных горожан.

Я начал проклинать полицейских, с которыми я дрался, а именно больше всего проклятий я адресовал тому, кто доставил меня в тюрьму. Тут, выглянув в дверное оконце, я увидел его идущим по коридору со стороны служебного помещения, к которому примыкал тюремный дворик. Полицейский остановился у моей камеры и, ухмыляясь, стал разглядывать меня. При тусклом свете электрической лампочки, висевшей в коридоре, я смог рассмотреть, что в его улыбающемся рту не хватает двух зубов, выбитых мною во время потасовки. Это ничуть не портило его вид. Будь у него зубов полон рот — этот малый все равно не вызвал бы у меня симпатий. Он был высокий, тощий, с впалыми щеками и глазами навыкате. На лице — ни тени интеллекта.

— Хэлло, ты, деревянная оглобля, — поприветствовал я его. — Что, проглотил свои зубы? Подожди, будешь еще срать кровью. Подойди-ка поближе, чтобы я смог тебе врезать еще. Страсть как люблю колотить полицейских.

В выражениях стесняться мне было нечего: английского он все равно не понимал.

— Гринго! — вдруг ответил он по-английски. — Если будешь продолжать, ублюдок, в том же духе — раздавлю, как гниду.

Удивленно заморгав, я уставился на него:

— Почему-то до сего момента английского никто не понимал. А где, кстати, тот мерзавец, который затеял драку? И кроме того, где здесь у вас телефон?

Полицейский, похлопывая себя по ладони длинной деревянной дубинкой, вытаращил на меня свои тупые глаза. После недавней драки на улице мне бы следовало быть с ним поосторожнее. Я заметил, как его взгляд скользнул по моим пальцам, просунутым в дверное оконце, но на секунду опоздал отдернуть руку, и его дубинка, быстро описав дугу, ударила меня по костяшкам.

Я чуть было не взревел от боли и, отпрянув от двери, злобно пригрозил:

— Ну, запомни, дружище, я здесь не навечно.

Продолжая ухмыляться, полицейский подошел ближе к разделяющей нас двери.

— Нет уж, — ответил он, — ты теперь здесь навсегда. Об этом я как-нибудь позабочусь.

Полицейский погрозил мне дубинкой, повернулся и зашагал по коридору в направлении служебного помещения.

Мне не понравилась та уверенность, с которой он произнес свою последнюю фразу. Но в эту минуту мне было противно все, даже я сам. Еще тогда, до начала драки, я должен был понять, что семерых полицейских и одного, одетого в гражданское, даже мне, отслужившему в военно-морском флоте, имеющему шесть футов и два дюйма роста и двести шесть фунтов веса, все равно не одолеть. Ну, если окажусь на свободе, тому, в гражданском, уже не жить, решил я. Голова просто разламывалась от боли, и соображать было трудно, но меня все время терзала одна мысль: почему так быстро появились полицейские? Здесь явно было что-то не так.

Я потер ушибленную руку и голову, сел на кровать и вспомнил об Амадоре Монтальбе. Интересно, знает ли он, что меня запрятали в кутузку? Амадор Монтальба — известный в городе гид-переводчик, отличный малый, приятный в общении, и пройдоха, каких свет не видывал. Он был способен устроить встречу с кем угодно: с мужчиной или женщиной, а то и с обоими сразу, найти казино, где играют в рулетку, отвести в какой-нибудь мрачный притон или кинотеатр, где крутят порнографические фильмы, помочь купить по дешевке серебряные украшения, порекомендовать ресторан с самой изысканной кухней и так далее и тому подобное.

Впервые мы встретились с ним в Мехико несколько месяцев назад, после того как я закончил в Акапулько одно дело. Приехав в столицу после трудов праведных, я решил задержаться в ней на несколько дней, чтобы немного расслабиться. Но вместо того, чтобы отдохнуть, я, повстречав Амадора, гудел с ним целую неделю. Он был на полфута ниже меня, на три года моложе, с очень моложавым лицом округлой формы, с черными усами, под которыми сияли ослепительно белые зубы. Его открытое, с легкой доброжелательной улыбкой лицо располагало к себе. С поднятым в руке высоким стаканом виски со льдом Амадор напоминал тогда херувима.

Потом я имел случай вновь встретиться с ним, когда Амадор приехал в Южную Калифорнию. Два дня назад, в четверг, он позвонил в «Шелдон Скотт. Расследования», мое частное сыскное бюро в Лос-Анджелесе, и попросил меня прилететь в Мехико и встретиться с ним в воскресенье после обеда. У него был для меня потенциальный клиент. Половину из того, что мне хотелось бы предварительно выяснить, из нашего разговора я так и не узнал. А из того, что гид сбивчиво сообщил мне по-английски, я понял, что какая-то очень богатая женщина, миссис Лопес, попала в неприятную историю, и Амадор хотел, чтобы я помог ей. По всей вероятности, он посоветовал миссис Лопес не обращаться к местным сыщикам и заверил ее, что лучше меня с ее проблемами никто не справится. В подробности этого дела меня собирались посвятить завтра, когда я и Амадор должны были встретиться с попавшей в беду женщиной.

В телефонном разговоре гид-переводчик почему-то упомянул коммунистов, и это слово прочно засело у меня в голове. Он знал, что в Штатах мне пришлось расследовать ряд дел, в которых были замешаны коммунисты. Отслужив войну в военно-морском флоте США, я занялся частными расследованиями и теперь, в мирное время, выявлял различного рода правонарушителей. Не удивительно, что мне пришлось столкнуться и с коммунистами. Это Амадору было известно, но по телефону он так и не сказал, каково их участие в деле миссис Лопес. Естественно, что по этому поводу меня мучило любопытство. Правда, в настоящий момент я мучился больше всего одним вопросом: смогу ли я когда-нибудь покинуть стены этой мексиканской Бастилии?

А шанс оказаться на свободе у меня был. Хотя и совсем маленький.

Из Лос-Анджелеса я прилетел в пятницу вечером, рассчитывая, прежде чем в воскресенье приступить к делу миссис Лопес, освежить свои воспоминания о мексиканской столице. Так что после регистрации в отеле «Дель Прадо» я спустился в красивый гостиничный бар «Никтеха». Там я познакомился с очень приятной компанией прибывших в Мексику на отдых американцев: доктором Джеральдом Баффингтоном, его хорошенькой дочерью Бафф и девушкой, такой, что пальчики оближешь, по имени Моник Дюран. Мы сразу понравились друг другу, и я пригласил их отужинать сегодня в отеле «Монте-Кассино». И вот, именно после этого ужина, я и сказался в тюрьме. Перед тем как полицейские поволокли меня в машину, я прокричал Моник, чтобы та позвонила Амадору Монтальбе, чей номер был в телефонном справочнике. Теперь мне приходилось уповать только на то, что девушка меня услышала, что она дозвонилась до Амадора, и что у того по случаю оказалось с десяток динамитных шашек, чтобы разнести стены этой мексиканской каталажки и вызволить меня. Да, слишком много «если», но ни на чью помощь, кроме как со стороны Амадора, я рассчитывать не мог. Мне ничего не оставалось делать — только ждать, и я улегся на тюремную койку, отдав свое тело на растерзание клопам.

Спустя полчаса, в семь вечера, в сопровождении незнакомого полицейского в тюремном коридоре появился Амадор. Он с удивлением уставился на меня сквозь дверное оконце, покачал головой и несколько раз прищелкнул языком. Наконец кончики его черных усов поползли вверх, и лицо расплылось в счастливой улыбке. Амадор был рад снова видеть меня.

— Не могу удержаться от смеха, — произнес он. — Ха, ха! Ты, кажется, влип в историю. Не так ли?

— Дружище, — ответил я, — хоть ты и большой любитель черного юмора, но я рад тебя видеть. Тебе позвонила Моник?

— Та, которая звонила, не представилась, а только прокричала в трубку, что тебя увезли в кутузку. Я не удержался и решил навестить тебя, — оскалив зубы, ответил гид и протянул мне руку через дверное окно.

Я пожал ее. Полицейский тем временем наблюдал за нами. Что ни говори, а Амадор отличный малый, во всяком случае, с моей точки зрения. Возможно, некоторые считают его моральные принципы далекими от совершенства, но, по-моему, он честнее и менее испорчен, чем большинство из нас.

— Черт подери, ты не знаешь, в чем меня обвиняют? — спросил я его.

— Во всех смертных грехах. Скажи мне, а что, собственно, произошло?

Я рассказал Амадору о стычке с прилично одетым местным молодцом и о драке с офицером полиции, которому на помощь подоспели еще шестеро. Амадор слушал, сокрушенно покачивая головой, а когда я закончил рассказ, нахмурился:

— Так ты выбил тому офицеру зубы? Ты знаешь, кто он? Эмилио, капитан полиции! Не важно, кто затеял побоище, капитан полиции всегда будет прав.

— Так что, дела мои дрянь?

— Дрянь? Нет, парень, гораздо хуже. Здесь я помочь не в силах. Может быть, президент сможет, но только не я.

Амадор вынул сигареты и протянул одну мне. Моя пачка сигарет, сильно помятая, вместе с остальными принадлежащими мне вещами, включая ремень и шнурки от ботинок, лежала на столе. Отправляясь на ужин с доктором Баффингтоном и двумя прелестными девушками в «Монте-Кассино», я предусмотрительно оставил свой пистолет в гостиничном номере. Вспомнив тему нашего разговора с доктором в ресторане и что предшествовало драке, я почувствовал, как меня все больше и больше стало охватывать беспокойство.

— Амадор, сделай мне одолжение, — попросил я, — позвони в отель «Дель Прадо» и выясни, там ли доктор Баффингтон и его дочь. Если там, сообщи им, что со мной произошло. Сделаешь?

— Конечно, — с готовностью ответил он. — Un momentito.[1]

На исполнение моей просьбы у Амадора ушло минут пять. Когда он вернулся, лицо его выглядело озадаченным.

— Дозвонился до них? — с надеждой в голосе спросил я.

— Разговаривал только с девушкой. Только какой в этом толк, Шелл? Эта Сьюзен... Ее так зовут?

Я кивнул. Сьюзен — настоящее имя дочери доктора, но все ее звали Бафф. Это имя больше соответствовало ее внешности, так как девушка была хороша собой — просто загляденье.

— Она была очень взволнована и уже собиралась звонить во все инстанции. Где ее отец, она не знает. Он после ужина не объявлялся. Спрашивала про тебя: все ли у тебя в порядке и не с тобой ли ее отец?

Слова Амадора меня сразу насторожили.

— Я должен выбраться из этой вонючей камеры, черт возьми! Неужели ты не знаешь никого, кто бы мог мне помочь? А адвокат? Раздобудь-ка для меня адвоката.

— Сегодня не смогу, да и в последующие дни вряд ли. Все упирается в этого капитана Эмилио. Вызвать адвоката можно только через него. И не говори мне, что он на это пойдет. Капитан тебя ненавидит, и я даже не знаю, кто в этой ситуации может тебе помочь... — сказал Амадор и замолк. — Подожди-ка, — после некоторой паузы вдруг продолжил он и покрутил свой правый ус, — возможно, я смогу. Ты ведь еще не знаешь, по какому делу я позвал тебя в Мехико...

— Да пропади оно пропадом. Надо сначала решить главный для меня вопрос — как отсюда выбраться, а потом уж...

— Нет; это очень важное дело. Смог бы ты отыскать в Мехико фильм с самой что ни на есть черной порнухой?

— Без труда. Нанял бы гида и сказал ему, что хочу посмотреть такой фильм...

Жестом руки Амадор остановил меня:

— Нет, amigo,[2] я спрашиваю тебя вполне серьезно. Имеется в виду, отыскать определенный ролик с определенным порнофильмом, в котором заснята конкретная женщина.

— Как же мне это удастся? Черт, я же не говорю по-испански.

Амадор пожал плечами.

— Так ты за это не берешься, — констатировал он.

— Ладно, — сказал я. — Вызволи меня отсюда, и я сделаю все, что от меня требуется. Вообще-то ты не пошутил?

— Нет. Та, к кому я собираюсь обратиться за помощью, может вытащить тебя отсюда в два счета. Тогда отлично. Я иду встречаться с графиней, — решительно сказал Амадор и, повернувшись на каблуках, направился было к выходу.

— Эй, — окликнул я его. — Минутку.

Он остановился.

— Послушай. О ком это ты? Какая графиня? Ты в своем уме? Это же тюрьма, а не сиротский приют.

Амадор оскалил свои ослепительно белые зубы.

— Конечно же это тюрьма. Но я тебя из нее вытащу... возможно, — хитро скосив на меня глаз, ответил он. — Знаешь, эта графиня из категории тех фруктов, с которыми ты обычно сравниваешь женщин.

— Персик?

— Si.[3] Да еще какой! — вскинув обе руки и присвистнув сквозь зубы, восторженно произнес Амадор. — Сам увидишь. Если она, конечно, согласится посетить твою сырую келью. — Улыбка на его лице стала еще шире. — Ту, которую я намереваюсь представить тебе, можно увидеть разве что на картинах, — бросил он на прощанье и, зашагав по тюремному коридору, вскоре скрылся из виду.

Я снова стал осторожно ощупывать голову. Наверно, повредили ее гораздо серьезнее, чем показалось вначале. Вскоре, оставив это бессмысленное занятие, я плюхнулся на кровать. Какой радостной и безоблачной была моя жизнь всего каких-то пару часов назад, и в каком плачевном положении я нахожусь сейчас, подумал я.

Как же я из шикарного «Монте-Кассино» угодил прямо на тюремные нары?



Глава 2

Я начал вспоминать, что со мной произошло. Около пяти дня, сидя в ресторане «Монте-Кассино», я находился в обычном расположении духа, ничто не предвещало бурных событий, участником которых я оказался.

Бафф сидела напротив, рядом со своим отцом, доктором наук, а Моник — справа от меня. Обе были настолько хороши, что все мужчины, находившиеся в зале, откровенно сверлили их взглядами. Однако девушки не обращали на них никакого внимания и спокойно вели беседу. Вдруг я заметил продавщицу сигарет, которая удивительно плавной походкой передвигалась между столиками. У меня сложилось впечатление, что вместо тазобедренных суставов у нее были шарниры. Продавщица, проплывая мимо столиков, повторяла:

— Сигареты? Сигары?

Голос ее звучал настолько мягко и вкрадчиво, что, предложи она мне гашиш, я бы тоже не отказался. Надо сказать, что не только походка продавщицы сигарет привлекла мое внимание. Из огромного выреза того, что отдаленно напоминало блузку, выпирали пышные груди, которые грозили вот-вот вывалиться наружу. Так что поднос с сигаретами, который она держала перед собой, мог оказаться как нельзя кстати.

Моник ущипнула меня за колено.

— Ах да, — тут же произнес я. — У меня закончились сигареты. Может быть, кто-нибудь хочет закурить. Моник? Бафф? Доктор? Как насчет пачки «Белмонтса»?

Бафф, подперев подбородок тыльной стороной ладони, подалась корпусом вперед. Прядь светлых волос упала ей на лицо и прикрыла один глаз.

— Шелл, у вас же оставалось еще полпачки, — улыбаясь, сказала она. — Так что уделите внимание... нам.

— Да... но я такой заядлый курильщик, — ответил я и взглянул на Моник.

Та, выпятив щеку кончиком языка и слегка подняв изогнутую дугой левую бровь, молчала.

Обе эти девушки поразительно отличались друг от друга. Бафф — девятнадцатилетняя блондинка, мягкая в общении, правда, немного шаловливая. У нее была белая тонкая кожа, пепельного цвета улыбающиеся глаза, длинные белокурые волосы и ярко-красные губы, с которых всегда был готов сорваться смех. Нельзя сказать, что Бафф была красавицей. Просто молодость, свежесть и здоровье, которое излучала она, делали ее весьма привлекательной. Девушек с фигурой, как у нее, в журнале «Вог» не увидишь, а вот для «Плейбоя» она подходила как нельзя лучше.

Если блондинка Бафф казалась мне натурой открытой, то брюнетка Моник с вьющимися волосами, наоборот, загадочной. Эта носила короткую стрижку, и глаза ее были темно-зеленого цвета. Глядя на ее чувственный рот, пухлые, с лиловатым отливом, темно-красные губы, я постоянно ощущал в ней какое-то внутреннее напряжение. Вот и сейчас, выпячивая щечку языком и водя им вверх-вниз, Моник игриво смотрела на меня и молчала. Если дочь доктора можно было бы сравнить с весной, с ее теплым и нежным солнцем, под которым начинает просыпаться природа, то Моник больше напоминала мне жаркое лето.

— Как неприлично с вашей стороны, — вдруг произнесла она. — О чем вы подумали?

— Когда?

— Сами знаете.

— А-а! А то вы не поняли. Лучше пейте свое молочко, как хорошая девочка.

— Это не молочко, а виски. Так что хорошая девочка из меня не получится.

Мне показалось, что она вовсе не пошутила. Правда, я ее мало знал и мог ошибиться. Моник прибыла в Мексику вместе с Баффингтонами, и, хотя я знал, что девушки всего менее двух месяцев назад познакомились на вечеринке в Глендейле, в штате Калифорния, меня не покидало чувство, что они — родные сестры. Не мои, конечно.

Сам доктор, специалист в области биохимии, работающий над проблемой инфекционных заболеваний в Юго-Западном медицинском институте, расположенном неподалеку от места моего обитания, то есть Лос-Анджелеса, был невысок ростом, худощав, носил козлиную бородку и из-за морщинистого лица казался старше своих пятидесяти. К тому же он был лыс, поэтому эта бородка «клинышком» делала его лицо сильно вытянутым и очень узким. Глядя на доктора, складывалось впечатление, что все волосы с его головы сползли вниз и прилипли к щекам и подбородку.

Жена доктора Баффингтона скончалась два года назад от паралича спинного мозга после того, как ей ввели третью дозу вакцины Салка. Смерть супруги имела двойной эффект на доктора: он ушел с головой в работу, пытаясь найти действенные средства для борьбы с этим недугом, и всю свою любовь обрушил на их единственную дочь — Бафф.

— Послушайте, Бафф, — обратился я к дочери доктора с улыбкой, — так на чем мы остановились?

— О! Вы с папочкой спорили так, что были готовы порвать друг другу глотки, и совсем не обращали на нас с Моник никакого внимания.

Это она преувеличивала. Мы действительно спорили, но по-дружески. Доктор Баффингтон — хорошо известная в Штатах личность, и не только как ученый, но и как пацифист, ярый сторонник защиты мира любой ценой, большой интеллектуал из числа современных либералов. Он поражал способностью с жаром спорить о вещах, о которых не имел ни малейшего понятия. Ему казалось, что коль он преуспел в работе с разными там микробами и бактериями, то уж и в делах человеческих он разбирается не хуже других. Согласно такой логике специалист, досконально изучивший сексуальную жизнь крокодилов, автоматически становился первоклассным ткачом гобеленов или мостостроителем. Я уже однажды имел случай встретиться с подобным специалистом по крокодилам, который, к моему удивлению, ничего не смог мне поведать о половой жизни аллигаторов. Но тем не менее Баффингтон мне нравился. Он был выразительной натурой, обаятелен, имел широкий круг интересов. В общем, приятный собеседник и отличный малый. Лично у меня доктор вызывал симпатии, но, несмотря на его явно неординарный интеллект и искренность суждений, он, как и большинство высокообразованных людей, казался мне несколько твердолобым. Возможно, из-за своей работы, направленной на спасение человеческой жизни, он вот уже на протяжении многих лет использовал любую возможность, чтобы выступить с протестом против гонки вооружений, потребовать запрещения атомной бомбы или ослабления международной напряженности. Пару лет назад, после одного из своих пламенных выступлений, в котором он призывал американцев возлюбить своих русских братьев, фотография доктора Баффингтона появилась на обложке журнала «Тайм». Несколько недель спустя «Лайф» посвятил ему четыре страницы, на которых автор статьи похищался его «мужеством и неистовым человеколюбием». После публикации этой статьи доктор словно сорвался с цепи. Очертя голову он кинулся путешествовать по стране, сам воздвигал трибуны, с которых произносил зажигательные речи в защиту мира. Часть своих бредовых идей Баффингтон за обедом выплеснул и на меня. Я имел неосторожность с ним не согласиться, и мы заспорили. Свой сентябрьский отпуск доктор специально приурочил к проводимому в сентябре в столице Мексики Международному форуму мира. Сегодня днем он выступал на нем с речью. Бафф, Моник и я присутствовали в зале «Беллас-Артес» и слушали, о чем говорит этот пламенный борец за мир. А говорил он о необходимости мирного сосуществования с Россией, что само по себе представляло полную нелепость. Любому, имевшему дошкольные знания о той агрессивной политике, которую проводят коммунисты, речь доктора должна была показаться сущим бредом. За обедом мы затронули тему его выступления, и между нами вспыхнул спор. Наш пацифист уже приложился к четвертому стакану виски со льдом и теперь с жаром отстаивал свои идеи.

— Доктор, — сказал я, — вне всякого сомнения, ваша речь на открытии форума была воодушевляющей. В своих выступлениях вы умело расставляете акценты и увлекаете аудиторию. Но мирное сосуществование с коммунистами, к которому вы призывали, — полный абсурд, поскольку...

— Вот-вот! — прервал он меня. — Видите, с каким раздражением вы об этом говорите? Почему же такая нетерпимость?

— У кого? У меня?

— Да. Но неужели нельзя быть более благожелательным?

— К кому?

— Шелл, образумьтесь. Мы должны с ними мирно сосуществовать. Или вы не верите, что Хрущев хочет мира с американцами?

— Хочет, — ответил я.

Увидев, как доктор Баффингтон удивленно заморгал, я улыбнулся:

— Только Хрущев под словом «мир» подразумевает еще кое-что. А выходит так. Коммунист говорит своему соседу: «Отдай мне свой дом, деньги, жену, мебель, даже перегоревшие электрические лампочки, и тогда между нами наступит мир. Не отдашь, дам тебе по голове чем потяжелее и заберу все сам». А если сосед с ним не соглашается, коммунист начинает вопить: «Ты не хочешь мира!» Так неужели, доктор, до вас еще не дошло, что с советскими психами и лжецами говорить на языке разума бесполезно? Что...

— Ну вот! — снова прервал меня собеседник, с силой дернув при этом себя за козлиную бородку. — Вы всегда произносите слово «советские» словно бранное. И вот в этом-то наша главная проблема. Она — внутри нас. Пока мы не добьемся взаимопонимания и доброго отношения друг к другу, всегда будет угроза войны.

— Чепуха. Опять вы за свое. О каком взаимопонимании или добрососедских отношениях может идти речь? Доктор, неужели вам это не понятно? Сколько этих коммунистов во всем мире? Начнем с Советского Союза с его республиками. Прибавьте туда поляков, чехов и словаков, болгар, румын, венгров. Это же несколько сотен миллионов воинствующих коммунистов. А еще Китай с его полумиллиардным населением плюс Северная Корея, Северный Вьетнам, Восточная Германия, Тибет. Теперь вот и Куба. Я уже не говорю о коммунистах, которые в открытую не заявляют о своей принадлежности к партии. Их же везде полным-полно. И в самих Штатах, и здесь, в Мексике, в Лаосе, в Ираке, Уругвае, Боливии — во всей Латинской Америке, а также в Японии, Турции, Африке, Индии. Черт возьми, да какую страну ни назови, они там. С ними опасно заигрывать — задушат в объятиях.

Доктор хранил молчание.

— У вас получилось целое выступление, — заметила Бафф.

— Похоже, что да, — усмехнулся я.

— Не понимаю, о чем идет разговор, — отозвалась Моник.

— Да он и сам этого не понимает, — с некоторым раздражением произнес доктор Баффингтон.

— Между прочим, я ни словом не обмолвился о русских, — смеясь, заметил я. — Я говорил только о коммунистах, а в России их всего лишь четыре процента, доктор. Даже меньше, чем во всех ее союзных странах. Дело в том, что там красные у власти, хотя антикоммунистов, сидящих в концентрационных лагерях, в России, наверное, вдвое больше.

— Возможно, что это именно так, но наше правительство имеет дело с тем меньшинством, которое правит в этой стране. И я тем не менее настаиваю на том, чтобы нашим единственным оружием в борьбе за мир была правда и только правда.

— Отлично, но здесь вы заблуждаетесь. Согласен, правда — средство, способное обуздать гонку вооружений, и к тому же единственное. Только с ее помощью невозможно заставить хитрого лжеца не лукавить, особенно когда лжет он каждый день. Вы ученый, доктор, и знакомы с опытами Павлова. Так вот, он с помощью звона колокольчика смог выработать у своей собаки условный рефлекс — она выделяла слюну. Так же и с человеком. Если ему постоянно говорить одно и то же, он начнет в это верить. И не забывайте, что Павлов был русским.

— Но... — начал было доктор, но прервался, и его лицо приняло сердитое выражение.

Бафф, желая успокоить отца, похлопала его по руке, встала из-за стола и посмотрела на Моник. Та, поняв взгляд подруги, поднялась, и они молча направились в туалет. У меня давно сложилось впечатление, что женщины в одиночку в это место не ходят. Причем всегда, будь они вдвоем или числом побольше, идут они туда с гордо поднятой головой, словно на параде.

Я проводил их взглядом, а затем отпил из своего стакана.

Доктор Баффингтон пристально посмотрел на меня и с таким видом, будто наконец-то нашел ответ на самый волнующий его вопрос, произнес:

— Шелл, я начинаю подозревать, что маккартистам удалось промыть вам мозги.

— Да полно вам, доктор. Я опираюсь только на факты. Маккартисты здесь ни при чем. В Штатах — в прессе, на телевидении и радио, в издательствах и на киностудиях, школах и правительственных учреждениях — засели те, кто, формируя общественное мнение, ведет прокоммунистическую пропаганду. Они пичкают нас соответствующей информацией, а мы спокойно заглатываем ее...

— Чепуха! Коммунистической пропагандой наш народ не одурачить.

— А коммунистической ее никто из них не называет. Все это преподносится как точка зрения простого американца. В противном случае красным успеха не видать. Так что действуют они осторожно, не оглушают нашего обывателя звоном «Царь-колокола», а легонько позванивают в розовый колокольчик и вырабатывают у него нужный им рефлекс. В этом они большие мастера.

Доктор нахмурился:

— Шелл, как ученый я прекрасно знаю, как можно воздействовать на подопытных животных и даже на людей. Но то, о чем вы говорите, может, вероятно, произойти в полицейском государстве, но никак не в Соединенных Штатах.

Я глубоко вздохнул:

— Ладно, доктор. В следующий раз, когда из Советского Союза или любой страны коммунистического блока поступят какие-нибудь сообщения, посмотрите, как наши красные отреагируют на них. Малейший успех коммунистов они преподнесут как эпохальное событие, не забыв упомянуть, что у американцев в этой области одни провалы. Причем о любых неудачах русских в другой сфере и успехах в ней американцев сообщено никогда не будет. Естественно, что у многих наших сограждан начнет складываться впечатление, что русская мышь размером со слона, а американский слон размером с мышь. Вот какого эффекта они добиваются, и вы, доктор, между прочим, своим сегодняшним выступлением во многом этому способствовали.

— Вы — воинствующий реакционер, Шелл. Все, что я сегодня говорил на конференции, было проявлением моих искренних убеждений и исходило из глубины души...

— Я бы предпочел, чтобы вы свою душу...

— И даже такой сумасшедший, как вы, не может отрицать, что русские, пусть даже и коммунисты, тоже люди. Или вы и с этим не согласны? Они же нам братья! А братьям мы должны помогать!

— Возможно, — улыбнулся я. — Но в том, что наш русский брат нуждается в помощи, я нисколько не сомневаюсь.

Лицо доктора стало багроветь. Он взял со стола стакан с виски и залпом допил его. Я обвел взглядом ресторан, увидел официанта и жестом показал, чтобы тот принес нам еще по порции. Молодая мексиканка, продавщица сигарет, в этот момент, слегка склонившись над столиком в конце зала, предлагала свой товар. Боже, она и оттуда отлично смотрится, подумал я и мысленно послал к черту всех коммунистов. Оторвав взгляд от красотки, я посмотрел на доктора и заметил, что тот задумчиво смотрит в глубь зала. Поначалу мне показалось, что он обижен. Но это оказалось совсем не так — доктор Баффингтон наблюдал за Бафф и Моник, которые с довольными лицами направлялись к нам.

— Все еще грызетесь? — поинтересовалась Бафф, когда девушки присели за столик.

— Да, не прекращали, — ответил я. — Но уже собирались закончить.

— Глупец, — незлобно произнес доктор Баффингтон, но было видно, что он еще не успокоился.

— Черт возьми, доктор, вы прекрасно понимаете, что я имею в виду. Сформировать общественное мнение по международным вопросам или внутренней политике большого труда не составляет. Надо только установить контроль над средствами массовой информации, чтобы те говорили и печатали только то, что вам нужно, и вскоре большая часть населения страны поверит любым вашим небылицам. Вы заставите людей поверить в то, что Чан Кайши, Батиста и Трухильо — диктаторы-коррупционеры, а Мао Цзэдун — всего лишь сельский реформатор, Кастро — кубинский Робин Гуд, а стоящие у власти в некоторых странах красные — демократы-реформаторы. Ведь именно этого и добиваются красные. Они хотят, чтобы мы отвернулись от своих настоящих друзей и раскрыли объятия врагу. Разве не так? С помощью слова можно развязать новую войну или убедить людей бороться за мир, напугать атомной бомбой или военной мощью Советского Союза. Тогда многие из нас будут готовы снять с себя последнее и остаться в чем мать родила.

Моник прыснула от смеха. Я вопросительно посмотрел на нее.

— Мне представились улицы, по которым бродят толпы голых людей, — пояснила она.

— Согласен, что это было бы забавное зрелище. Но только не для ханжей и блюстителей нравственности.

— Вроде меня, — подчеркнула Моник.

— Да, дорогая, вроде вас, — согласился я.

«Сигареты? Сигары?» — послышалось совсем рядом с нашим столиком. Я машинально повернул голову туда, откуда донесся мягкий женский голос, и увидел приближающуюся к нам продавщицу сигарет. Я уставился на нее такими глазами, словно передо мной вдруг из морской пены появилась сама Афродита.

— Желаете сигареты? — поймав мой взгляд, спросила мексиканка.

— Да, конечно, — ответил я.

Наконец я остановил свой выбор на «Белмонтсе», и продавщица, потянув за узкую красную полоску на целлофановой обертке, открыла пачку, кончиками пальцев вытянула наполовину одну сигарету и протянула пачку мне. Вот это сервис, подумал я, снимая с пачки оставшуюся часть целлофана. При этом я сломал торчащую из пачки сигарету, ту, которую вытащила мне продавщица. Девушка, отсчитав сдачу с моего двадцатипесового банкнота, удалилась.



— Могу поклясться, что торговля сигаретами у нее идет успешно, — сухо заметила Бафф.

— Шелл, вам пришлось дать ей на чай десять песо? — удивилась Моник.

— Да, — подтвердил я. — Это разве деньги? Пачка «Белмонтса» обошлась мне всего в каких-то восемьдесят центов. Так что я просто поделился с ней тем, что сэкономил. Эта бедная пчелка-труженица...

Обе дружно захохотали. Когда Бафф и Моник успокоились, я сказал им, что немного пошутил над ними: продавщица получила от меня сверх всего-то один песо. Мы еще немного поговорили, а затем заказали обед. На горячее мне подали фазанью грудку.

После того как мы опробовали самые изысканные блюда ресторана, славившегося на весь Мехико своей кухней, наш разговор вновь оживился. Теперь заговорил доктор, который стал рассказывать о своей работе.

Два года назад, похоронив жену, скончавшуюся от полиомиелита, доктор Баффингтон начал собирать всю информацию об этой болезни. Он изучал статистику смертных случаев как среди пациентов, которым была введена противополиомиелитная вакцина, так и среди больных, не прошедших вакцинацию.

— За это время я тщательно исследовал случай в Каттере, эпидемии в Массачусетсе, Де-Мойне, Род-Айленде — в общем, везде, где с пятьдесят пятого года отмечались вспышки полиомиелита. В результате я пришел к выводу, что во многих случаях вакцина Салка не способствовала образованию у человека иммунитета против полиомиелита, а напротив, заражала этой болезнью.

— Да? — удивился я.

— Обычная реакция организма, — печально улыбнувшись, сказал доктор. — Такова моя точка зрения. Факты свидетельствуют, что большинство пациентов, заболевших полиомиелитом, причем самой тяжелой его формой, получили три, а то и более доз вакцины Салка. Некоторые умерли, и процент смертности среди вакцинированных просто поражает. Вызывала ли вакцина болезнь или же не стимулировала выработку иммунитета — об этом можно спорить. Но количество случаев смертельного исхода у вакцинированных пациентов, даже если их считать простым совпадением, заставляет серьезно задуматься. Более того, в последнее время резко возросло число заболевших этим недугом, и особенно самой тяжелой его формой.

Далее доктор перешел к статистическим данным и существующим методам лечения полиомиелита. Большую часть научной информации, изложенной Баффингтоном, я так и не запомнил. Решение проблемы в лечении болезни он видел в применении химических препаратов. Доктор пытался разработать такой нетоксичный лекарственный препарат, который бы при введении больным временно активизировал их защитные силы, и те справлялись бы с болезнью точно так же, как люди с неослабленной иммунной системой.

— Результаты моих исследований показали, что если такой подход к лечению полиомиелита окажется эффективным, то мою методику можно будет успешно использовать и для борьбы с другими заболеваниями. От такой перспективы у меня дух захватывает.

К этому заявлению доктора я отнесся скептически.

— Хотите сказать, что если вы победите полиомиелит, то можно будет легко покончить со всеми болезнями? — поинтересовался я.

Баффингтон улыбнулся.

— Ну, не со всеми, Шелл. Но возможно, что с большинством из тех, которые вызываются вирусами и бактериями, — ответил он. — Основная задача моей работы заключается в том, чтобы не вводить в организм здорового человека ослабленный вирус и не заражать его, а с помощью химических лекарственных средств на некоторое время усиливать его иммунную систему с тем, чтобы та смогла справиться с вирусом.

— Вы — врач, доктор Баффингтон, вам виднее. Но ваша теория понятна даже такому глупцу, как я.

Доктор самодовольно улыбнулся.

— И как ваши успехи? — спросил я его.

— Исследования близятся к завершению, и можно сказать, что закончатся очень скоро. Испытания на животных уже дали потрясающие результаты. Еще год-другой — и все... Правда, были у меня и неудачи — животные часто погибали.

Доктор продолжал рассказывать о своих опытах над обезьянами, а я, проведя взглядом по залу, заметил огромного мексиканца приятной внешности, который пылкими глазами посматривал в нашу сторону. В том, что наш столик привлекал повышенный интерес, ничего удивительного не было. На таких куколок, как Бафф и Моник, составлявших нам с доктором компанию, можно было любоваться часами. Вероятно, глупо было с нашей стороны сидеть с такими обворожительными дамами и вести разговор об обезьянах, умерших в экспериментальной лаборатории доктора Баффингтона, подумал я. Тем не менее мне было все же интересно узнать, как и при каких обстоятельствах гибли подопытные животные.

Два месяца назад доктор Баффингтон ввел нескольким шимпанзе свой новый препарат, после чего движения животных стали резкими, они потеряли ориентацию, бродили по клеткам, натыкались на металлические прутья, падали на пол, у них развивались судороги, и в конце концов они умирали. Доктор еще раз тщательно исследовал введенный им препарат и понял, что ошибся с составом. Многое из того, что говорилось Баффингтоном, не доходило до моего сознания, но он увлеченно продолжал рассказывать мне о каких-то отростках нервных клеток и межклеточных контактах, в результате нарушения функций которых у животных происходило разрушение нервной системы. Правда, я понял, что эти межклеточные контакты, или синапсы, как он их называл, служили мостиками, через которые должны передаваться нервные импульсы, но под действием введенного доктором препарата такие мостики разрушались. В результате сигналы или команды от головного мозга к пораженной болезнью части тела не поступали. По этой причине и погибали те подопытные обезьяны.

— Здесь что-то не так, — заметил я. — В чем заключалась причина гибели шимпанзе?

— Они погибали от удушья, от недостатка воздуха. Они не могли дышать. Но даже если бы и не это, они все равно погибли бы, — ответил доктор. — Можно сказать, что этот препарат оказался для них слишком сильным стимулятором нервной системы. В результате она просто не выдержала. Проще говоря, представьте себе, что произойдет с тонким электрическим проводом, если через него подать ток большой силы. Он перегорит. Примерно то же произошло и с нервной системой шимпанзе.

Я представил себе раскаленный добела электропровод, который уже начинал плавиться, затем миллионы гибнущих нервных клеток, и мне стало не по себе.

— Такое даже страшно представить, — заметил я.

Доктор вяло улыбнулся:

— Можете не волноваться — этого препарата уже не существует. После того случая я даже записи об этом эксперименте уничтожил. Не мог же я оставить такое сильное отравляющее вещество.

— А если бы оно к тому же было газообразным. По своему действию оно напоминает нервно-паралитический газ и могло быть использовано в военных целях.

— Несомненно, — кивнув, согласился доктор. — И это стало бы самым страшным из всех химических видов вооружения. Я ведь использовал этот препарат в микроскопических дозах. — Сказав это, он сдвинул брови. — Естественно, что о такой возможности использования моего препарата, — продолжил Баффингтон, — задумался и я. Тем более, что он относительно прост в изготовлении. Но я все уничтожил.

— Да, но после того как нанюхался его паров и чуть было не помер, — вмешалась в разговор Бафф.

Доктор поежился:

— Я был неосторожен и не обратил внимания на то, что эта жидкость оказалась сильно летучей. Даже при комнатной температуре она быстро переходила в газообразное состояние. Ну, я и надышался этой пакости. К счастью, совсем немного, но этого было достаточно, чтобы в течение нескольких часов находиться на грани смерти. Меня тогда бил озноб, тело покрылось холодным потом. Ходячий труп, да и только. Учащенные сердцебиение и дыхание, жуткая слабость и выраженное ощущение тревоги. При мысли о том, что я не могу себе ничем помочь, меня бросило в панику. Тогда я пережил самые жуткие часы в моей жизни. По сей день с ужасом вспоминаю тот страх, который я испытал, надышавшись этой гадости.

— Да, доктор, ваш препарат оказался сильнодействующим ядом, и вы признаете, что на его базе можно было бы создать страшное химическое оружие. Одному только Богу известно, какое вооружение наряду с атомными бомбами будет применяться в следующей войне. А может быть, и вместо них.

— Я много об этом думал, — после минуты молчания сказал доктор. — Естественно, что об этих экспериментах знали мои коллеги. Очевидно, разговоры о них вышли за пределы лаборатории, и ко мне дважды наведывались люди из министерства обороны. Они расспрашивали меня о препарате, о его воздействии на психику человека, возможности летального исхода в случае его применения. Один из них, полковник, приехавший из Форт-Детрика, из штата Мэриленд, где находится завод, выполняющий заказы штаба химических войск США и производящий опыты с нервно-паралитическими газами, предложил мне поехать с ним в Форт-Детрик. — Доктор Баффингтон глубоко вздохнул. — Я сказал им, что уничтожил свой препарат, лабораторное оборудование, на котором я его получил, а также все журналы проведения опытов, так что заново получить его невозможно, — продолжил он.

— Да, записи уничтожены, но вы наверняка сохранили их в памяти. И от этого мне становится жутко.

— Вы правы, Шелл, — кивнув, твердо произнес доктор. — Я им солгал, потому что не хотел на них работать. Свою жизнь я посвятил спасению людей, а служить дьяволу отказываюсь.

Баффингтон так спокойно говорил о страшных вещах, что у меня от ужаса на голове зашевелились волосы.

— Надеюсь, что никому не удастся вас переубедить, доктор, — сказал я.

Бафф нетерпеливо побарабанила по столу своими изящными пальчиками с красным маникюром:

— Ну, хватит об этих ужасах. От ваших разговоров у меня просто кровь стынет в жилах. Будете продолжать в том же духе, подцеплю себе в ухажеры какого-нибудь латиноамериканца. Вы заметили, сколько здесь симпатичных мужчин? А женщин?

— Да, — согласился я.

— Он-то уж точно обратил на них внимание, — вновь поддела меня Моник.

— Конечно, но в сравнении с такими персиками как вы...

— Не называйте меня персиком, — недовольно произнесла Бафф.

— Женщины всегда заставляют обращать на себя внимание, даже в Мексике, — заметил я, и это было сущей правдой.

Как мне показалось, нигде, даже в Голливуде или Лас-Вегасе, я не видел столько потрясающе красивых женщин, как в Мехико. Причем каждая из них имела грудь, а не какие-нибудь там прыщики. Но поведать этого ни Бафф, ни Моник я, естественно, не мог.

Пока девушки переговаривались между собой, я посмотрел в зал и заметил одного из «симпатичных» латиноамериканцов, о которых упомянула Бафф. Это был крупный, на вид немного грубоватый мексиканец, на которого я еще некоторое время назад обратил внимание — жгучий брюнет с кудрявыми волосами, большими усами и широкой, словно у атлета, грудью. Короче, этакий Хемингуэй латиноамериканского разлива. До этого он ненадолго куда-то выходил из зала и вот теперь, вернувшись, сидел один за соседним столиком и сверлил взглядом Бафф. И, как мне показалось, довольно нагло.

Многие мексиканские мужчины обращают внимание на красивых женщин и, в отличие парней из Калифорнии или Нью-Йорка, не скрывая своего восхищения, смотрят на них в упор. Но не так вызывающе, как делал этот малый. Теперь мне не нравилось в нем буквально все — и то, какими масляными были его глаза, скользившие по Бафф, и то, как шевелил он при этом губами, а может быть, даже и ушами.

Я пытался не обращать на него внимания, но это мне не удалось.

— Кажется, вы ему понравились, — обратился я к девушке.

— Да, похоже, — откликнулась Бафф. — Скорей бы он ушел из ресторана.

Но мексиканец не уходил. Он еще с минуту буравил глазами Бафф, а потом поднялся, подошел к нам и, слегка наклонившись над девушкой, заплетающимся языком произнес:

— Привет, крошка. Я закажу для тебя выпивку.

Он был пьян, но по-английски говорил отлично.

Бафф отвернулась от него.

— Нет, спасибо, — спокойно сказала она.

— Давай повеселимся, — предложил он. — Тебе понравится. Мы с тобой...

— Пошел вон, — оборвал я его. — Ну-ка топай отсюда.

Мексиканец медленно повернул голову и уставился на меня.

— Ты знаешь, на что нарываешься? Сказать? — злобно прохрипел он.

Я почувствовал такой прилив ярости, что даже в глазах потемнело. В висках у меня застучало, бешено заколотилось сердце. Я прикусил губу, чтобы подавить в себе гнев: мне совсем не хотелось выяснять отношения с этим подонком прямо в ресторане. Кроме того, он был в подпитии, а я с пьяными, если этого можно было избежать, старался не связываться. Мексиканец был примерно моего роста, имел спортивное телосложение, но вряд ли он владел боевыми приемами борьбы, которым меня обучили в морской пехоте. Я знал, что в случае драки я, как детектив, никакого наказания не понесу, но мне все же не хотелось громкого скандала с мордобоем.

Хоть и было странно, что какой-то посетитель ресторана из местных неожиданно подвалил к незнакомым людям и начал куражиться, я не придал этому никакого значения.

Пока я глубоко дышал, стараясь успокоиться, тот начал рассказывать, что он собирается из меня сделать.

— Дружочек, — уже спокойным голосом прервал я его, — катись отсюда к черту. Присядь где-нибудь со стаканом в руке и выпей. Только не здесь.

Мексиканец посмотрел на меня, что-то сказал по-испански, снова развернулся к Бафф и положил руку ей на плечо. Не снимая руки с плеча девушки, он, глядя на нее, забормотал. Дословно то, что предлагал этот нахал Бафф, я понять не мог. Мой испанский оставлял желать лучшего, но некоторые грязные словечки, произнесенные им, мне были знакомы. Еще минута, и я готов был взорваться. Я поднялся и оглядел зал в надежде, что, может быть, официанты придут на помощь и уведут хама. Но те не обращали на нас никакого внимания, видимо полагая, что все обстоит нормально. В зале стояла тишина. Пока...

У человека под мышкой есть очень чувствительное место. Попробуйте найти его у себя и слегка надавить на него пальцами. Вы почувствуете, будто в это место воткнули острый нож. Обхватив бицепс мексиканца, я просунул пальцы ему под мышку и сильно надавил на болезненную точку. Он взвизгнул, подпрыгнув над полом на полдюйма. Затем я развернул его лицом к себе.

— Получил? — спросил я. — Хватит приставать к девушке. А теперь линяй отсюда. Понял? Или я тебя размажу по стенам этого шикарного ресторана.

Я отпустил его руку. Некоторое время он, скривив губы, стоял и злобно смотрел на меня, потирая больное место. Затем парень двинулся было к выходу, но остановился, словно поджидая меня.

— Что, мало? Еще хочешь? — подойдя к нему, спросил я.

— Встретимся на улице.

— Никаких встреч. Не будь болваном.

Он что-то сказал по-испански, а потом добавил:

— Жду на улице.

С этими словами мексиканец указал рукой на дверь и вышел из ресторана. Я вернулся к поджидавшей меня компании и сел за столик.

— Ну, я уже подумала, что мы вас больше не увидим, — сказала Моник. — Он ушел?

— Думаю, что да, — ответил я, не совсем веря, что этот дурак отказался свести со мной счеты, и мысленно послал его к черту.

— Спасибо, Шелл, — поблагодарила меня Бафф.

— Не стоит, — ответил я.

— Шелл, а почему он показал на дверь? — спросила Моник.

Я посмотрел на нее, но ничего не ответил. Переспрашивать она не стала. Мы вернулись к теме нашего разговора, прерванного наглым мексиканцем, но оживленной прежней беседы у нас не получалось. Я уже начал постепенно успокаиваться, но тут увидел, что этот болван вернулся в ресторан. Он подошел к продавщице сигарет, пошептал девушке на ухо и сунул ей что-то в руку. Та кивнула, посмотрела в нашу сторону и взглянула на часы. После ухода мексиканца продавщица, как я заметил, стала то и дело поглядывать на свои наручные часы. Спустя некоторое время она подошла к нашему столику и остановилась около меня. В руке продавщица держала сложенный листок бумаги.

— Мужчина, с которым вы недавно разговаривали, просил меня передать эту записку блондинке, — обратилась она ко мне.

Я взял листок, поблагодарил ее, и она ушла. Хоть записка предназначалась для Бафф, я развернул ее и пробежал глазами. Этот подонок вызывал Бафф на улицу, чтобы поговорить с ней наедине. Последующий текст записки пестрел всякими непристойными выражениями.

Разорвав записку на клочки, я сжег ее в пепельнице и поднялся из-за стола.

— Через пару минут я вернусь, — сказал я.

Все разом удивленно посмотрели на меня, но ничего не сказали. Я вышел на улицу Генова, где должен был ждать меня мексиканец.

Я наивно предполагал, что через пару минут вернусь обратно. Было почти темно, и накрапывал дождь. Мексиканец стоял, в ожидании прислонившись к стене здания, и посматривал на дверь ресторана. Увидев меня, он выпрямился и самодовольно улыбнулся, оскалив зубы. Похоже, он совсем не удивился, что вместо Бафф на улицу вышел я. Именно этого парень и хотел добиться, послав записку девушке.

Прежде чем выяснять наши отношения на кулаках, я решил сначала с ним поговорить, и оказалось, что с моей стороны это было ошибкой. Как только я направился к нему, он, ни секунды не колеблясь, с решительным видом шагнул мне навстречу. Приблизившись ко мне, мексиканец сжал левую руку в кулак и резко, словно профессиональный боксер, выбросил ее вперед. Я попытался увернуться от неожиданного удара, но не совсем удачно. Его кулак скользнул мне по уху. Ответный удар левой я нанес мексиканцу в живот, а когда он согнулся, ребром правой ладони врезал ему по почкам. Прикрывая рукой солнечное сплетение, я начал наносить ему один удар за другим. Неожиданно что-то чиркнуло по моей скуле, и через мгновение я почувствовал в плече острую боль. Моя левая рука повисла, словно парализованная.

Мой противник уже готов был свалиться с ног, и до меня не сразу дошло, что этот внезапный удар я получил сзади. Поняв, в чем дело, я, не разжимая правого кулака, резко развернулся и увидел перед собой высокого мужика, взметнувшего над своей головой дубинку. Мой удар пришелся ему прямо в зубы.

Тот, хоть и не отключился совсем, сначала осел, помотал головой, выплюнул на землю пару выбитых мною передних зубов и снова поднялся на ноги. Только теперь мне удалось рассмотреть моего второго противника. Одет он был в униформу. Сомнений быть не могло — это был полицейский.

Тут я вспомнил, что у меня за спиной остался тот малый из ресторана. Но это уже было не важно, поскольку вокруг я увидел несметное количество полицейских. Они, наставив на меня свои пистолеты и угрожающе размахивая дубинками, неистово что-то кричали по-испански. Возможно, их и было-то человек шесть-семь, но мне показалось, что все блюстители порядка столицы Мексики разом собрались здесь, чтобы хорошенько отдубасить меня.

Глава 3

Изрядно побитый, я в сопровождении всей оравы полицейских был доставлен в тюрьму, расположенную на улице Лондрес.

Я сел, свесив ноги с тюремной койки, и, ощупывая голову, обвел глазами унылые стены камеры. И чем больше я насчитывал шишек у себя на голове, тем злее становился. Благо, что Моник смогла дозвониться до Амадора и того все еще продолжал волновать какой-то непристойный фильм, из-за которого у его графини возникли серьезные проблемы. Спустя полчаса после его ухода, когда я начал уже думать, что он забрел в какой-нибудь притон и теперь, потягивая трубку, начиненную опием, ловит кайф, перед дверью камеры появился Амадор. Причем один.

— Привет, графиня, — недовольно произнес я. Настроение мое было хуже некуда.

— Подожди, будет и она, — оскалив зубы, сказал гид. — Правда, эта женщина никакая не графиня. Я ее так называю, потому что она держится как настоящая графиня. А вот то, что она генеральша, так это доподлинный факт ее биографии. Ты слышал о генерале Лопесе?

Это было уже интересно.

— Конечно. Думаю, в Мексике это имя известно каждому, — ответил я.

Генерал Лопес был одной из ключевых фигур в мексиканской армии. Имя бригадного генерала частенько мелькало на страницах газет. Он выступал за укрепление армии, постоянно призывал с большей строгостью относиться к подрывным элементам в стране и активно выступал против коммунистов. Он не уставал повторять прописную истину — любой коммунист, пусть даже и не русский, это тайный агент иностранной державы, «пятая колонна» Кремля. Генерал взывал к властям, чтобы те предпринимали более решительные действия против всех красных, окопавшихся в стране. Не удивительно, что такой ярый антикоммунист, как Лопес, и сам подвергался нападкам со стороны коммунистов.

— А при чем здесь этот генерал? — поинтересовался я.

— А при том, что моя графиня его жена. Очень скоро она будет здесь. Так что быстро излагаю суть дела. Начну с того, что генерал Лопес очень занят на службе. Всякие там заседания в комитетах и всякое такое прочее. Дома по вечерам бывает редко. Жена иногда тоже отлучается и время проводит, увы, не в тех же компаниях, что супруг. Внимательно слушаешь?

— Пока да.

— В один из таких вечеров я и познакомился с ней. Тогда я еще не знал, кто она такая. А если бы знал, то держался бы от нее подальше. Ты бы видел, какими голодными глазами пожирала она меня в тот вечер. Понимаешь? Так что большую часть того вечера я провел с ней. И не только того, но и последующих тоже. О, сеньора оказалась то что надо. — Амадор с минуту рассказывал мне о том, что так восхитило его в графине, а потом сказал: — А роман наш закончился тем, что она попросила меня познакомить ее с другими мужчинами. С кобелями своего сословия встречаться она не хотела. Понимаешь? Ей нужны были парни попроще.

Я понял, что хотел сказать Амадор, еще до того, как он углубился в подробности, касающиеся запросов генеральши.

— Я, не ожидая ничего плохого, свел ее с одним малым. Тот отвез ее к себе и сделал все, что от него требовалось. Та была удовлетворена, более того, она осталась в восторге. Но этот малый отснял то, чем они занимались. И не на фото, а на кинопленку. Теперь любовник требует от нее сто тысяч песо. Если она ему не выплатит эту сумму, шантажист грозится передать пленку мужу.

— Вот поганец. Коль ты их познакомил, значит, хорошо знаешь, кто этот мерзавец?

— Вот здесь-то я и допустил промах. Я его почти не знаю. Мы случайно познакомились в баре, несколько раз вместе выпивали. На меня он произвел отличное впечатление. И вот, после того как начался шантаж, графиня обвинила меня в том, что я с ним заодно. Как ни клялся я ей и ни божился, что не виноват, она мне все равно не поверила: если свел их я — значит, я и виновен. Тогда я сказал, что знаю одного очень умного человека, который сможет в один миг разрешить все ее проблемы, и что, обратившись к нему, я смогу доказать свою невиновность.

Я покачал головой:

— Да. И этот умный человек...

— Ты, — выпалил он. — Кто же еще? После моих слов графиня немного успокоилась. Особенно ей, как я заметил, понравилось, что ты из los Estados Unidos.[4] В связи с высоким положением мужа у нее много знакомых из высшего общества. Многие правительственные чиновники самого высокого ранга дружны с семейством Лопес. Однако она предпочла обратиться к помощи какого-нибудь тупоголового иностранца, которого здесь никто не знает, чем привлечь самого опытного детектива из местных. Понимаешь?

— И самым умным из тупоголовых иностранцев оказался я?

— Точно так. Да, и вот еще что. До того как графиня набросилась на меня с упреками, она успела заплатить шантажисту и навести о нем справки. Его имя — Джейм Гуерара. Давным-давно был осужден за вымогательство и некоторое время отсидел в тюрьме. До того как попасть в тюрьму и после выхода из нее этот парень участвовал в акциях в поддержку коммунистов.

— А он что, коммунист?

Амадор пожал плечами:

— Бог его знает. Попробуй спроси коммуниста, коммунист ли он. Так он в ответ пошлет тебя к черту, скажет, что ты сошел с ума, и заявит, что он всего лишь законопослушный мексиканец, и никто более, хотя на самом деле не раз участвовал в проводимых коммунистами митингах. Вот и этот Гуерара такой же. Найти его сейчас невозможно. В телефонных книгах номер его не значится, адреса у него нет. Ничего, словно растворился.

— Ты мне это пытался объяснить по телефону?

— Да. Когда я рассказал графине, что ты крупный специалист по криминальным делам, особенно по тем, в которых замешаны коммунисты, она сразу же дала согласие, чтобы я обратился к тебе. Неужели ты ничего не помнишь? Я же тебе все четко изложил в нашем телефонном разговоре.

Я пропустил его замечание мимо ушей.

— А почему, собственно говоря, этот малый отснял фильм, а не сделал фотографии? Это было бы гораздо проще, а эффект такой же.

Амадор вновь пожал плечами:

— Не знаю. Фотографии можно и подделать, а вот кинопленку — ни за что. Покажи генералу такой фильм — и у него челюсть отвалится. Это уж точно.

Я вздохнул:

— И вот этот фильм я должен разыскать?

— Si. Для этого ты и прибыл сюда, amigo. Когда графиня согласилась с моим предложением обратиться к тебе, мы решили, что встретимся втроем в воскресенье. С этим можно было не спешить, но сегодня ей позвонили и снова потребовали денег, — сказал Амадор. Сделав паузу, продолжил: — Слушай, я сказал графине, то есть сеньоре Лопес, что ты самый опытный в таких делах детектив и что лучше тебя не отыскать во всей вселенной. Я уверил ее, что ты стоишь всего ФБР. Что ты без особых трудов отыщешь все, что от тебя потребуется.

— Уж не сказал ли ты ей, что меня зовут Эдгар Гувер?

— Да нет. Но тебе лучше заверить графиню, что ты его ближайший помощник, если, конечно, хочешь выбраться из этой камеры. В противном случае зачем ей хлопотать о твоем освобождении?

— Хорошо. Выступлю перед графиней в качестве помощника шефа Федерального бюро расследований, — согласился я.

Амадор взглянул на часы.

— Мне пора. Пойду встречу твою клиентку у ворот и провожу ее к тебе, — поспешно сказал он и нахмурился. — Возможно, в разговоре с тобой она будет чувствовать себя неловко.

— Но я не собираюсь объясняться с ней намеками, Амадор.

— Да-да, конечно. С какой стати? Благодари судьбу, что тебя в том фильме нет, — оскалив в улыбке свои белые зубы, сказал он и поспешил к выходу.

Буквально через полминуты тюремный надзиратель открыл дверь моей камеры и впустил в нее Амадора, за которым вошла и моя клиентка. Я бы сказал, потенциальная.

Сеньора Лопес в туфлях на высоком каблуке была одного роста с Амадором, довольно изящная, но при формах. На ней был черный костюм деловой женщины и черная шляпка с густой вуалеткой, почти полностью прикрывавшей ее лицо. Судя по тому, что предстало моему взору, я мог судить, что она была из тех женщин, которых я обычно называю «персиками». Войдя в камеру, она остановилась и, держа корпус прямо, подождала, пока надзиратель закроет дверь, а затем сделала шаг вперед и протянула мне руку.

— Добрый вечер, — сказал я, обменявшись рукопожатиями.

— Вы и есть мистер Скотт, тот самый известный детектив? — мягким грудным голосом произнесла она.

— Известный?.. Да, мадам, тот самый, — ответил я и указал на кровать, единственный предмет мебели моей камеры, на который можно было присесть.

Графиня села и, похлопав ладонью рядом с собой, сказала:

— Садитесь, пожалуйста.

Я обратил внимание, как естественны и в то же время грациозны были ее движения.

Я сел рядом с мадам Лопес, а Амадор прислонился плечом к голой стене камеры. Проникающего из коридора света было вполне достаточно, чтобы рассмотреть лица друг друга.

— Полагаю, сеньор Монтальба рассказал вам о моих... проблемах, — тихо произнесла графиня. — Если вы пообещаете мне помочь, я сделаю так, чтобы вас освободили. Сеньор Монтальба заверил меня в ваших невероятных... способностях.

— Этот детектив творит чудеса, сеньора. О нем в lоs Estados Unidos ходят легенды. Причем самые невероятные. Подтверди же, Шелл.

— Ну, — произнес я, — да, я... хм...

— Посмотрим. А ситуация такова... — прервала мои мычания сеньора Лопес и стала излагать подробности дела.

Говорила она минут пять, медленно и очень спокойно. Совсем недавно она получила по почте четыре фотографии большого формата и кусок кинопленки из десяти кадров, с которой были сделаны эти фотографии. То, что на них была изображена она сама, сомнений не вызывало. Затем кто-то позвонил по телефону и сказал, что весь фильм она сможет получить, заплатив пятьдесят тысяч песо. В противном случае пленку перешлют генералу Лопесу, ее супругу. Она заплатила, за что вскоре получила по почте весь ролик. Но шантаж на этом не закончился. Вновь раздался телефонный звонок, и с нее опять потребовали такую же сумму денег. Она заплатила во второй раз. Сегодня рано утром ей позвонили в третий раз и уже в третий раз потребовали пятьдесят тысяч. Теперь она решила не поддаваться дальнейшим вымогательствам и попыталась было возразить, однако спокойный голос в трубке сказал, что этот вопрос обсуждению не подлежит, и пообещал ей, что в случае отказа уже завтра утром ей придется давать объяснения мужу или читать о своих похождениях в газетах. Мадам Лопес вновь пыталась протестовать и даже пообещала достать денег, но только днем позже, однако звонивший не стал ее слушать и повесил трубку.

— Похоже, ваше предложение заплатить им завтра их не заинтересовало? — спросил я.

— Нет.

— Голос в трубке был мужской или женский?

— Мужской. В нем чувствовалась явная угроза. Судя по тому, что звонивший не захотел ждать очередной суммы, они полны решимости меня изничтожить.

— Или вашего мужа? — выдержав паузу, предположил я. Как вы думаете, если генерал... скажем...

— Для него это будет трагедия, — не дав мне договорить, спокойным голосом сказала сеньора Лопес и замолкла.

Затем она повернулась ко мне, обеими руками закинула вуалетку на шляпку и посмотрела мне прямо в глаза.

У графини были огромные темные глаза, необычайно длинные ресницы, высокие, слегка выступающие скулы, большой рот с чувственными влажными губами. Ее красота показалась мне не совсем обычной для латиноамериканки. В ней было что-то славянское.

Глядя на меня в упор, она твердым голосом произнесла:

— Мистер Скотт, я хотела бы сказать вам следующее. Мой муж часто и довольно надолго оставляет меня одну, и, как я полагаю, причиной тому не только его служебные дела. Хочу, чтобы вы хотя бы немного меня поняли. Мне не составляет особого труда оставаться одной, но это, согласитесь, не совсем справедливо... Он столько времени проводит вне дома, но я не ропщу — он ведь мужчина. В Мексике так заведено, но я не мексиканка. — Графиня сделала паузу, а затем спросила: — Вы понимаете?

— Думаю, что да, — улыбнувшись, ответил я. — Во всяком случае, немного — это уж точно.

Слегка помрачнев, сеньора Лопес закусила губу и снова прикрыла лицо вуалеткой. Затем она глубоко вздохнула и сказала:

— Считаю, что супруги должны верить друг другу. Хоть я и изменила своему мужу, я все же искренне его люблю. Понимаете, как я надеюсь на вашу помощь? Если все раскроется, это обернется страшной трагедией и для него, и для меня. А возможно, и для вас тоже.

Я не понял ее намека относительно меня, но не стал уточнять, что она имела в виду.

— Понятно, сеньора, — тем не менее сказал я. — Я сделаю все, что от меня зависит.

Мы пробыли в камере втроем еще минут пять, за время которых она пообещала, что если я помогу ей, то те пятьдесят тысяч песо, которые требовали с нее шантажисты, будут моими. Сообщив сумму моего вознаграждения, сеньора Лопес поднялась с кровати и направилась в караулку звонить по телефону. От этого звонка зависело, буду ли я и дальше сидеть в тюрьме или выйду на свободу. Амадор остался со мной.

— Пока я еще в камере, но похоже, благодаря твоим стараниям скоро из нее выйду, — заметил я.

— Очень даже возможно. С такими организаторскими способностями мне бы в Голливуде цены не было, — облизнув губы и пощипав свои усы, ответил Амадор. — Забавная складывается ситуация, Шелл. Но тебе необходимо будет найти этот фильм. Послушай. Генерал изменяет графине направо и налево, но сам он страшно ревнивый. То, что позволено ему, не позволено его жене. Он так считает. Понял?

Я отлично и давно все понял: генерал был нормальным самцом.

— Генерал способен удовлетворить любую прихоть жены, но если увидит тот фильм, он размозжит ей голову. Так что тебе лучше найти кинопленку как можно скорее.

— Я не совсем тебя понял.

— Знаешь, у самой графини нет таких, как у ее мужа, связей и возможностей, чтобы освободить тебя. Генерал ее обожает и, если не узнает о ее похождениях, так и будет плясать под ее дудку. Так что только от него зависит, будешь ты на свободе или нет.

Я уставился на него удивленными глазами.

— Да, сейчас графиня просит мужа, чтобы тот похлопотал о твоем освобождении. Генерал не должен знать, почему его супруга в этом так заинтересована. Это ясно как день. Но если узнает, то может пристрелить вас обоих. Он страшен в гневе, — поймав мой недоуменный взгляд, сказал Амадор и захохотал.

— К чему этот дурацкий смех? Ничего смешного я не вижу.

— Нет, ситуация действительно очень забавная, — ответил он. — Поэтому я и говорю тебе: найди фильм до того, как генерал его увидит. Иначе ты очень скоро снова окажешься в тюрьме.

Я понимающе покивал ему в ответ.

— Не исключено, что генерал сможет увидеть этот фильм и сегодня. В какой-нибудь теплой компании.

Я было собрался расспросить Амадора, где собираются такие «теплые» компании, в которых смотрят порнографические фильмы и в которых частенько бывает генерал Лопес, как в коридоре послышались шаги. Через мгновение щелкнул замок, дверь моей камеры распахнулась, и на пороге появился полицейский. Им оказался мой старый приятель со щербиной во рту, капитан Эмилио.

Надо было видеть его кислую мину, когда он скомандовал мне, чтобы я убирался ко всем чертям. Едва я успел шагнуть в коридор, как капитан схватил меня за руку и злобно прошипел:

— Ты очень скоро сюда снова вернешься. Уж об этом-то я позабочусь. Тебе от меня так просто не отделаться. Понял?

— Да, — ответил я. — Хочу дать на прощанье один совет. Если тебе дороги твои зубы, больше не попадайся мне под горячую руку.

Капитан посмотрел на меня испепеляющим взглядом и отпустил мою руку.

— Ладно, запомни, на свободе ты пробудешь недолго. Это я тебе обещаю, — ответил он, бросил взгляд на мои зубы и так сильно сжал дубинку, что суставы пальцев его правой руки побелели.

Можно было легко догадаться, что станет с моими зубами, окажись я снова в тюремной камере.

Мы с Амадором направились к старшему надзирателю, сидевшему в конце длинного коридора, а капитан, поигрывая в руке дубинкой, мрачно смотрел нам вслед. На столе перед надзирателем я увидел мои вещи, отобранные полицейскими при аресте. Рассовав по карманам всякую мелочь, я надел ремень и, с облегчением вздохнув, потянулся за измятой пачкой сигарет, остававшейся на столе у надзирателя. Не успел я убрать руку, как надзиратель схватил меня за запястье и аккуратно, двумя пальцами, забрал у меня пачку. Какого черта, подумал я и посмотрел на пачку сигарет, которую надзиратель продолжал держать двумя пальцами. На ее целлофане остался едва заметный отпечаток моего большого пальца. Неужели ему понадобился этот отпечаток? Я обратил внимание на то, что из пачки торчали две сигареты. Возможно, этот надзиратель просто хотел закурить, да и только.

— Отдайте мои сигареты, — потребовал я.

Мало того, что меня засадили в эту вонючую каталажку, так я еще и должен был угощать охранника своими сигаретами! Это уж слишком.

В ответ сержант-надзиратель оскалил зубы, прищелкнул языком и что-то негромко сказал Амадору по-испански. Сеньора Лопес, стоявшая справа, как-то странно посмотрела на меня.

— Чего он там тебе пробормотал? — спросил я Амадора.

— Сказал, что вещественные доказательства он намерен оставить у себя. Как ни странно, но сержант утверждает, что эти сигареты с марихуаной. Он боится, что ты опять накуришься и начнешь нападать на прохожих.

— Что? Да он с ума спятил! Скажи, чтобы он вернул мне мои сигареты, — сказал я Амадору и снова посмотрел на пачку, которую отобрал у меня надзиратель.

Это была обычная пачка «Белмонтса» в красочной, как и полагается, обертке, с маленькими фигурками лошади и жокея. Однако вид тех двух сигарет, которые торчали из нее, насторожил меня. Табак в них был крупнее, а набивка не такая плотная, как в нормальных сигаретах.

— Амадор, я хотел бы поближе посмотреть сигареты. Скажи ему, что глотать их не собираюсь, а убегать с ними — тем более.

Амадор пересказал мою просьбу сержанту, тот, переведя взгляд с гида на сеньору Лопес, положил передо мной пачку. Да, никаких сомнений, в сигаретах вместо табака была марихуана. Я достаточно навидался ее на своем веку, мог легко отличить их по запаху.

— Эти сигареты не мои, — твердо сказал я. — Кто-то...

Я неожиданно замолк, вспомнив, как меня, порядком избитого, доставили в тюрьму и обыскали. Кто же шарил тогда по моим карманам? Да, это был капитан Эмилио.

Наклонившись над столом и глядя в глаза сержанта, я, чеканя каждое слово, произнес:

— Сигареты не мои. Кто-то подсунул их мне в пачку. Капитан Эмилио обыскивал...

В это время сеньора Лопес что-то сказала Амадору, и тот прервал мои объяснения:

— Сеньора просит, чтобы мы уходили отсюда как можно скорее. У нас мало времени. И вообще, чем раньше мы уберемся из тюрьмы, тем лучше.

— Но...

— Да брось ты. К чему эти разговоры, если ты уже свободен? Мне надо еще многое тебе рассказать, а времени слишком мало.

Я попытался было возразить, но потом согласился с гидом:

— Ладно, Амадор. Но к вопросу об этой травке я все же вернусь.

— Если ты приступишь сразу к делу, из-за которого тебя вызвали, времени у тебя будет предостаточно. Да ты и сам это прекрасно понимаешь.

Я все понял. Мы отошли от сержанта и направились к выходу. Тут я неожиданно услышал, как меня кто-то зовет:

— Шелл! Шелл!

Я обернулся и у стены увидел сидевшую на стуле Моник. Она поднялась и поспешила мне навстречу. Девушка выглядела встревоженной и очень усталой.

— Моник, дорогая, — сказал я. — Ты что, все это время была здесь? С того момента, как позвонила Амадору?

— Да, я очень волновалась, — простодушно ответила она. — Что с тобой произошло? Ты теперь свободен?

— Да. Через минуту я тебе все расскажу.

Амадор, стоявший с сеньорой Лопес у двери, поманил меня пальцем.

Когда я подошел к ним, графиня ровным голосом произнесла:

— Мистер Скотт, я звонила мужу, и благодаря ему вас освободили. Генерал очень заинтересовался, почему я за вас хлопочу, и задал уйму вопросов. Я сказала, что вы мой друг, которого несправедливо упрятали в тюрьму. Мои объяснения он принял, во всяком случае пока. Однако если мой муж узнает всю правду, вы снова окажетесь в тюрьме. — Она ненадолго замолчала, а потом добавила: — Как вы понимаете, помочь я вам тогда не смогу. И не только потому, что у меня нет связей. Просто у меня самой будут огромные неприятности. Возможно, это звучит и жестоко, но на меня вы можете рассчитывать только в том случае, если сами окажете мне услугу. Уверена, вы меня правильно поняли.

В ответ я кивнул. Здесь все было ясно и без напоминания графини.

Амадор отвел меня в сторону.

— Я отвезу графиню домой, — сказал он, — и минут через двадцать доберусь к себе. Ты поезжай тотчас. Договорились? Мы все обсудим, я покажу фотографии, которые получила графиня. На них запечатлен и тот парень. Возможно, они тебе пригодятся.

— Хорошо, Амадор, но послушай. Ты начал говорить о том, что уже сегодня генерал будет смотреть этот фильм но не закончил.

— Да, похоже, что будет. Графиня сообщила мне, что у ее мужа сегодня какая-то важная встреча, но от других людей я узнал, что генерал собирается вовсе не на нее, а скорее всего в компанию с девицами, где крутят порнографические фильмы. Так что надо поспешить: не исключено, что смотреть будут именно фильм с участием графини.

— А где все это будет происходить?

— Пока не представляю. Да и как выведать, не знаю. Графине, естественно, тоже неизвестно. Вот тебе и предстоит все узнать самому. Так что до встречи, — сказал Амадор и вместе с сеньорой Лопес скрылся в дверях.

Я молча проводил их взглядом. У меня было такое ощущение, будто под моими ногами проваливается пол. Следом за ними на улицу Лондрес вышли и мы с Моник.

Накрапывал дождь. Мы помахали рукой проезжавшему мимо такси, совсем новенькому «форду», и, когда машина остановилась рядом с нами, забрались в нее. Где-то над городом сверкнула молния, и вскоре пророкотали раскаты грома. Попросив водителя отвезти нас в отель «Дель Прадо», я откинулся на мягкую спинку сиденья и стал перебирать в памяти все, что произошло со мной за эти последние два часа. Мне очень хотелось знать, где сейчас находится латиноамериканский Хемингуэй, с какой целью в мою пачку «Белмонтса» подсунули марихуану и почему меня так быстро освободили.

Глава 4

— Вот, Моник, и все мои приключения за последние два часа, — произнес я, закончив свой рассказ, скрыв, разумеется, историю о генерале и графине.

Мы только что начали сворачивать с улицы Флоренции направо, чтобы выехать на широкую авеню Реформы. Вернее, пытались свернуть. Авеню Реформы, на которую выходит не менее девяти улиц, с ее впечатляющими статуями и монументами, утопающими в зеленых кронах деревьев, и зданиями — великолепными образцами современной архитектуры, — одна из самых красивых в мире. Однако выехать на нее или свернуть с нее часто бывает почти невозможно. Половина всего мексиканского парка автомобилей приписана к столице, но иногда создается впечатление, будто все транспортные средства, которыми располагает Мексика, собираются именно здесь, на авеню Реформы. Машины движутся непрерывным потоком. Водители, положив одну руку на руль, а другой давя на кнопку звукового сигнала, на опасной для жизни скорости огибают скульптурные композиции, установленные посередине проезжей части, обгоняют идущие впереди машины и с ревом проскакивают мимо дорожных указателей, запрещающих использование звуковых сигналов.

Наконец нам все же удалось благополучно влиться в автомобильный поток и двинуться в направлении улицы Хуареса, на которой находился наш отель. После душной камеры мне не хватало воздуха, и я, покрутив ручку в дверце машины, опустил стекло.

— Как же тебе удалось выйти из тюрьмы, Шелл? — спросила меня Моник.

— Мне помогли, — с улыбкой ответил я. — Кстати, спасибо, что позвонила Амадору. Если бы не ты, я и сейчас бы сидел в кутузке и хлебал тюремную баланду. Да, а что с доктором?

— С ним? А что ты имеешь в виду?

— Так ты тоже ничего о нем не знаешь. Дело в том, что Амадор разговаривал по телефону с Бафф, и та сообщила, что отец в гостинице не появлялся.

Моник нахмурилась:

— Странно. Ты долго не возвращался, и я пошла за тобой. Выйдя на улицу, я увидела, что тебя заталкивают в полицейскую машину. Я обомлела. Поймав такси, я тотчас поехала за вами, так что с того времени ни Бафф, ни ее отца уже не видела.

— Ничего. Вероятно, они уже оба в своем номере. Угостишь сигаретой?

Мы закурили, и я, устроившись поудобнее в машине, задумался. Дождь усилился. В это время года с погодой здесь происходят удивительные метаморфозы: может быть сухо, небо безоблачное, а через полминуты откуда ни возьмись набегают черные тучи, и на землю обрушиваются потоки воды. Вот и сейчас я смотрел на ветровое стекло, по которому со злостью барабанили крупные капли дождя. Но нашего водителя такая погода совсем не волновала. Надо сказать, таксистов вообще ничто не волнует. Я инстинктивно уперся ногами в пол — прямо перед нами из плотной завесы дождя неожиданно вынырнула огромная статуя Cuahtemos. Еще секунда, и мы неминуемо врезались бы в постамент, но таксист вовремя нажал на тормоз, и машина остановилась.

Движением транспорта в столице Мексики управляют в основном полицейские. Они, стоя на видном месте, размахивают фонариками, отчаянно жестикулируют, вращаются то в одну, то в другую сторону, почесывают свои зады и изо всех сил дуют в свистки. Здесь же, на авеню Реформы, регулирование потока машин осуществлялось с помощью светофоров и разного рода указателей. И это было для Мехико огромным прогрессом, хотя говорить, что эти современные средства регулировки движения обеспечивали хоть какой-то порядок на оживленной магистрали, нельзя. Местные водители на удивление точно чувствовали момент, когда должно произойти переключение светофора, и за секунду до этого или чуть раньше жали на газ, и огромная масса машин, в основном подержанных, разом срывалась с места и с бешеной скоростью мчалась мимо оторопевших туристов, вознамерившихся было пересечь авеню. Водителей совсем не волновало, задавят они при этом кого-нибудь из пешеходов или нет. Главное для них было вырваться вперед.

Мы оказались во втором ряду, то есть в самом центре транспортного потока. Справа и слева нас поджимали машины, хотя добрая половина первого ряда была свободной. Свободное пространство до тротуара оказалось достаточно широким, чтобы в него вскоре втиснулся огромный «кадиллак» черного цвета, который тут же предпринял попытку встать первым в нашем ряду. Но наш таксист был начеку и выдвинулся немного вперед. Среди мексиканских водителей это своего рода игра: не дать никому занять место впереди себя. Пешеходы, оказавшиеся на проезжей части, в счет не шли.

Внезапно сверкнула яркая молния, и следом раздался раскатистый гром. Но и это не испугало нашего водителя. Чтобы нас не опередил «кадиллак», он так резко нажал на газ, что меня прижало к спинке сиденья. В этот момент что-то больно укололо меня в шею. Наверное, хрустнули шейные позвонки, решил я. Боль, как ни странно, не проходила. Я посмотрел, где теперь «кадиллак», но так и не увидел его. Справа две машины сворачивали на примыкавшую к авеню улицу и, вероятно, закрыли собой этого черного монстра. Снова послышался громкий треск. То ли это были раскаты грома, то ли треск столкнувшихся друг с другом автомашин — я так и не понял. Теперь наш таксист всецело ушел в борьбу за лидерство сразу с двумя водителями: один из них пытался из левого ряда встать впереди нас, а другой — протиснуться между нами.

— Мне никогда не привыкнуть к подобным вещам, — сказал я Моник. — Это же сплошной хаос. Каждый едет, как ему вздумается. По Мехико я предпочел бы ходить пешком, если бы не боялся пересекать улицы.

— Ничего, думаю, мы прорвемся, — смеясь, ответила она.

Оторвавшись от преследовавших нас машин, мы обогнули очередной монумент, стоявший посреди проезжей части, и покатили дальше. Жжение в шее не проходило. Проведя рукой по загривку, я непроизвольно вскрикнул: такая сильная была боль. Я отдернул руку и посмотрел на ладонь. По моим пальцам текла густая кровь.

Я оцепенел. Еще секунд пять я с удивлением разглядывал свои пальцы, силясь понять, откуда взялась кровь на моей шее. Но тут в который раз сверкнула молния, и только теперь я вспомнил, что впервые ощутил боль в шее, когда тот самый черный «кадиллак» пытался нас обогнать. Я вновь приложил руку к шее и нащупал неглубокую рану.

Я достал носовой платок, приложил его к месту ранения и, проведя свободной рукой по спинке сиденья, нашел в нем дырку.

— Моник, — медленно произнес я, — в меня только что стреляли.

— Что делали?

— Стреляли.

— Да ладно, Шелл.

— Нет, я серьезно. Кто-то пытался меня убить.

Я обернулся и посмотрел в заднее стекло. Несколько машин следовало за нами, но черного «кадиллака» среди них не было. Все выглядело вполне нормально, и ничто не настораживало.

Тем временем мы уже подъезжали к улице Прадо, и я, тронув таксиста за плечо, попросил его проехать еще квартал и свернуть на параллельную улицу. Все это время я наблюдал за следовавшими сзади машинами, но ничего, что могло бы меня насторожить, так и не заметил. Мы остановились у заднего входа в гостиницу, выходившего на улицу Ревиллагигедо.

Сказав Моник, чтобы она шла в отель, я расплатился с водителем, еще раз оглянулся и, поливаемый дождем, взбежал по ступенькам гостиницы. В устланном ковром холле меня ждала Моник. Ее зеленые глаза были полны тревоги. Я подошел к ней, прижимая к шее окровавленный платок.

— Не могу поверить, — с волнением в голосе произнесла она. — Ты уверен?

— Никаких сомнений. Пуля задела мне шею.

Вызвав лифт, я поднялся с девушкой на четвертый этаж, проводил ее до ее номера, а затем поспешил к себе на шестой. Приняв душ, я наложил на рану бактерицидный пластырь, надел чистую рубашку и достал из чемодана кобуру с кольтом 38-го калибра. Я специально оставил его в номере, полагая, что оружие мне не потребуется, но, как оказалось, я ошибался. Надев кобуру с кольтом, я спустился на четвертый этаж и, подойдя к двери номера Бафф, которая жила по соседству с отцом, постучал.

Дверь тотчас открылась, и Бафф, схватив меня за руку, втащила к себе в номер. Ее белокурые волосы были растрепаны, помада на губах почти полностью стерлась.

— Боже мой, Шелл, — волнуясь, сказала она, — как я рада тебя видеть. Что же такое творится?

— Я подрался с твоим усатым ухажером, и меня на время упрятали в каталажку. А где доктор?

Серые глаза девушки округлились, уголки губ стали медленно опускаться.

— Как? А он разве не с тобой? Шелл...

— Подожди, — прервал я ее, чувствуя, что у нее вот-вот начнется истерика. — Не волнуйся. Я его не видел, но это еще не означает, что с ним что-то случилось. Правда, я думал, что он уже с тобой.

Бафф с трудом проглотила комок, подступивший к горлу, сделала несколько шагов и опустилась на тахту. Я пододвинул стул и сел рядом.

— Что произошло в ресторане после моего ухода? Как случилось, что ты добиралась до гостиницы одна?

Девушка от волнения прикусила губу:

— Моник вышла вслед за тобой. Отец вскоре поднялся и подошел к окну, чтобы посмотреть, что творится на улице. Потом он велел мне взять такси и ехать в гостиницу, так как рядом с «Монте-Кассино» была драка. Ты знаешь, после смерти матери отец за меня беспокоится, словно я малый ребенок. А еще этот усатый, который стал ко мне приставать. Зная, что все эти неприятности начались из-за меня, он хотел, чтобы я как можно скорее оказалась в безопасном месте.

— Наверное, доктор все еще выясняет, что же произошло, — улыбнувшись, сказал я. — А может быть, разбирается с официантом по поводу выставленного счета.

Моя шутка не имела успеха — девушка даже не усмехнулась. Такой Бафф я видел впервые. До этого на ее лице всегда играла легкая улыбка.

— Он даже не позвонил, — сокрушенно произнесла она. — Если бы отец задерживался, он наверняка предупредил бы меня по телефону. Наверное, с ним что-то случилось. Возможно, он ранен.

Я поднялся со стула, сел рядом с расстроенной девушкой и взял ее за руку:

— Бафф, послушай меня. По-моему, ты зря так убиваешься. Если хочешь, давай свяжемся с «Монте-Кассино» или обзвоним больницы.

— Бесполезно. Я уже это сделала. Его нигде нет.

Я силой заставил себя рассмеяться.

— Такого не может быть. Где-то доктор все-таки дол жен находиться, — попытался пошутить я.

— Возможно, отец уже на пути в гостиницу.

Я осторожно потрогал пластырь, которым была стянута моя рана. Мне показалось странным, что после того, как меня затолкали в машину и отвезли в тюрьму, исчез и доктор Баффингтон. Ясно, что, не появись Амадор со своей графиней, я до сих пор сидел бы в камере не только за избиение полицейского, но еще и за хранение марихуаны, сигареты с которой мне явно подбросили. Наркотик в мою пачку «Белмонтса» вложил не кто иной, как капитан Эмилио, и причиной, по которой он хотел надолго упечь меня в тюрьму, были не только его выбитые зубы.

Медленно распрямляя спину, я вспоминал, как покупал сигареты в ресторане «Монте-Кассино» у красотки, с которой несколько позже разговаривал тот усатый мексиканец. Продавщица могла подсунуть мне и гашиш, но я же сам видел, как она открыла пачку и даже вытащила из нее одну сигарету. Я потряс головой, пытаясь сопоставить многочисленные факты и уловить между ними связь, но у меня так ничего и не получилось. Оставаться в гостинице и ждать, когда объявится доктор Баффингтон, я не мог: надо было приступать к делу, ради которого меня вызвал Амадор. Часы на моей руке показывали половину девятого вечера.

Я поднялся:

— Бафф, мне надо ненадолго покинуть гостиницу. Уверен, отец скоро объявится.

По лицу девушки было видно, что мои слова озадачили ее.

— Уходишь? Шелл, неужели ты уйдешь и оставишь меня одну? Ведь еще не известно, что случилось с отцом. А если его избили, и он, истекая кровью, валяется где-нибудь на улице?

— Не паникуй, Бафф. С чего ты взяла, что с ним произошло что-нибудь неприятное? Я тебе буду звонить. Понимаешь, мне надо уйти, иначе снова угожу за решетку. А из тюрьмы я уже ничем не смогу тебе помочь, — сказал я и призадумался. — Бафф, помнишь, как твой отец рассказывал о своей работе? Ну, о том препарате, парами которого он надышался в лаборатории? А не могло действие того газа сказаться на нем и сегодня? Может, этот нервно-паралитический препарат пролонгированного действия или...

— Нет, — прервав мои предположения, с полной уверенностью в голосе сказала Бафф. — Это произошло с ним более двух месяцев назад, и отец после этого уже полностью поправился. Тогда он сразу же из лаборатории был доставлен домой, а действие препарата продолжалось в течение всего нескольких часов. После того случая он прошел тщательное медицинское обследование, которое показало, что он в полном порядке. Нет, препарат здесь ни при чем. Шелл, мне страшно. Я хочу, чтобы ты остался. Прошу тебя. Ну пожалуйста!

— Дорогая, поверь мне. Я не могу остаться, хоть и очень хочу. Я бы никогда не оставил тебя одну. Ты ведь и сама это знаешь.

— Во всяком случае, так мне казалось раньше, — каким-то чужим голосом ответила Бафф.

— Так оно и есть. Я вернусь, как только освобожусь. При случае загляну в «Монте-Кассино» и расспрошу о докторе. Может быть, мне...

— При случае?

— Ты неправильно меня поняла, дорогая, — попытался заверить ее я и принялся объяснять, что хотел сказать.

Однако девушка меня не слушала, и, когда я поднялся и направился к двери, она так и осталась молча сидеть на тахте, укоризненно провожая меня взглядом.

Глава 5

Сидя в квартире Амадора и потягивая виски из стакана, который поставил передо мной хозяин дома, я пытался переварить всю имеющуюся у меня информацию. Было ясно, что генерал Лопес жутко ревнивый и, как все ревнивые мужья, которые ходят налево, не мог допустить и мысли о том, что жена платит ему той же монетой.

Однако, и это вполне очевидно, сеньора Лопес — она же женщина — придерживалась других моральных принципов. Четко представив себе генерала, который не полагал, что его жена во взаимоотношениях между супругами требует равенства, я уже доподлинно знал, как поведет себя этот ревнивец, когда увидит сеньору Лопес в объятиях другого мужчины. Амадору по своим бесчисленным каналам было известно, что генерал периодически проводит свободное от службы время в компании некоторых высокопоставленных военных и политических деятелей. Сегодня на одну из таких вечеринок с девочками, выпивкой и порнофильмами в некое заведение и намыливался генерал Лопес. Амадор пока не знал, где и во сколько состоится это мероприятие, и сейчас обзванивал своих многочисленных знакомых, чтобы выудить у них эту важную для меня информацию.

До того как повиснуть на телефоне, Амадор успел сообщить мне много интересного о генерале Лопесе и его супруге. Оказалось, что графиня — русская по происхождению и родилась в России. Это не только объясняло славянский тип ее лица, но отчасти проливало свет и на мотивы антикоммунистической деятельности самого генерала. До начала кампании по ликвидации классовых врагов, предпринятой коммунистами во время страшного голода, охватившего Россию, родители сеньоры Лопес были состоятельными людьми. А позже наступили кровавые тридцатые годы, в течение которых руководство во главе со Сталиным и помогавшим ему Хрущевым с помощью массовых репрессий сократили население страны на десять, а то и более миллионов. Среди арестованных в Москве «врагов народа» оказались и родители графини. Их вскоре расстреляли, а сеньоре Лопес, тогда еще маленькой девочке, вместе с несколькими родственниками удалось перебраться в Мексику. Никто и никогда не приклеивал беженке из России ярлык коммунистки или антисоветчицы. Но девять лет назад, когда она вышла замуж за генерала Лопеса, который выступал против коммунистов, о графине поползли разного рода слухи. Мексиканские коммунисты, пытаясь досадить генералу, развязали кампанию по дискредитации его супруги. Но все их попытки ни к чему не привели, а только возымели обратный эффект — генерал стал еще более ярым антикоммунистом и, несмотря на свои похождения, продолжал любить жену. И это не могло не вызвать моих симпатий к этому человеку. Еще до того, как Амадор рассказал мне о причастности Джейма Гуерары к левому движению в Мексике, я подозревал, что в деле сеньоры Лопес замешаны коммунисты. Шантаж с помощью фотографий или других вещественных доказательств, компрометирующих человека, — это их приемы борьбы с идеологическими противниками, хотя к подобным действиям прибегают и другие темные личности, занимающиеся вымогательством.

Амадор, обзвонив с полдюжины своих знакомых, в очередной раз поднял телефонную трубку и стал набирать новый номер.

— Как успехи? — спросил я его.

— Кое-что удалось разузнать. Вечеринка точно состоится. Пока не знаю, где, когда и кто еще там будет. Знаю лишь, что будет еще один генерал. Сначала посмотрят фильмы, затем маленькое порношоу, с участием одного парня — я его знаю — и двух красоток.

— Ага, с красотками. Подожди-ка, говоришь, сначала фильмы?

— Да.

— Информация достоверная?

— Никаких сомнений. Ты же видишь, сколько я сделал звонков. Не звонил разве что только нашему президенту. Так вот, сначала фильмы, а затем тот парень...

— Парень? Хочешь сказать, что все будет как в Новом Орлеане?

— Не знаю, как там у вас в Новом Орлеане, но в оргии будет участвовать мой знакомый, и зовут его Альберто Санчес. Ему-то я и пытаюсь дозвониться.

Он снова «завис» на телефоне, а я стал разглядывать фотографии форматом восемь на десять и кусочек киноленты, которые Амадор получил от графини. На одной из них был изображен мужчина с тяжелым подбородком, большим носом, усами — в Мексике практически все, за исключением, естественно, женщин, носят усы — и огромной растрепанной копной черных волос. Я не удивлюсь, если генерал, увидев, что у него такой соперник, взовьется штопором и проломит головой потолок. На другом снимке была запечатлена сеньора Лопес, снимавшая с себя белую блузку. Она смотрела в сторону от объектива камеры. В ее длинных черных волосах, собранных высоко на затылке, поблескивал большой гребень. Слева от нее просматривался немного размытый силуэт мужчины в темном халате. Сцены на остальных фотографиях и кадрах кинопленки носили куда более откровенный характер.

— Наконец-то! — неожиданно воскликнул Амадор, прикрыв ладонью телефонную трубку. — «Эль Гольп» знаешь?

— Ночной клуб, в котором выступают боксеры и борцы? — спросил я.

— Точно. Санчес там. Сейчас он подойдет к телефону. Так что приготовься.

Через секунду Амадор убрал руку с трубки и затараторил по-испански.

— Ну? Какие новости? — спросил я, когда он положил трубку на аппарат.

— Тебе придется ехать в клуб. Санчес осторожничает, но я его не виню: такая у него работа, — с улыбкой ответил Амадор. — Я описал ему, как ты выглядишь. Так что в клубе он сам к тебе подойдет. Правда, не знаю, будет ли Санчес отвечать на твои вопросы или нет. Мы с ним мало знакомы. — Амадор сделал паузу. — Скорее всего, тебе придется ему заплатить, — продолжил он. — И думаю, прилично.

— Согласен. Так, значит, клуб «Эль Гольп», говоришь? А как выглядит Санчес?

Получив словесный портрет Санчеса, я приготовился уходить, но перед тем, как отправиться в ночной клуб, решил позвонить в отель «Дель Прадо».

— Бафф, это Шелл, — сказал я, услышав в трубке голос девушки. — Какие новости?

— Никаких. А ты еще не... Я хочу сказать...

— Нет, Бафф, еще не освободился. Я позвонил узнать, не вернулся ли доктор.

Было около девяти вечера. Это означало, что доктора я не видел уже почти три часа. У меня исчезли последние сомнения — с доктором произошло что-то серьезное. Он не мог столько времени отсутствовать и не позвонить дочери.

— Дорогая, послушай. Как только закончу свои дела и наведу справки о твоем отце, я сразу же вернусь в гостиницу, — пообещал я девушке, и тут тревожная мысль мелькнула у меня в голове. — На всякий случай, Бафф, может быть, тебе перебраться в другой номер? — предложил я.

— Нет, я останусь в своем. А вдруг позвонит отец? Или вернется в отель? А зачем это? Шелл, ты... думаешь, что с отцом произошло что-то страшное? Почему ты советуешь мне сменить номер?

— Не думаю, что тебе грозит опасность, но я бы все же держал дверь на замке. Это не повредит.

— Возвращайся скорее, Шелл, — уже потеплевшим голосом попросила Бафф.

— Вернусь сразу же, как только смогу.

— Пока, Шелл.

Повесив трубку, я поблагодарил Амадора за его старания и, попрощавшись, отправился на встречу с Альберто Санчесом. Чтобы добраться до клуба «Эль Гольп» от дома, где жил Амадор, надо было у гигантского монумента Чарльза Четвертого, сидящего на коне, свернуть на улицу Розалес и, проехав по ней, повернуть вправо на улицу Камелии. Едва такси сделало правый поворот, как я увидел яркий квадрат из электрических ламп, обрамлявший фасад ночного клуба «Эль Гольп». По обеим сторонам улицы на целый квартал тянулись вереницы припаркованных к тротуару машин. Наибольшее оживление в клубе начиналось после полуночи, но сегодня была суббота, и посетители стали собираться раньше обычного.

Я вылез из такси, прошел мимо плаката с изображением двух борющихся женщин, вошел в клуб и, остановившись, обвел взглядом зал. В его центре располагался боксерский ринг, опоясанный канатами, на котором танцевали несколько пар. Позже их должны были сменить боксеры и борцы, которые должны были продемонстрировать свое умение бить морды и валить соперников на пол. За столиками, разбросанными вокруг спортивной площадки, уже сидело пар шесть. Справа от себя в одном из отдельных кабинетов, которые тянулись вдоль стены, я увидел двух платных танцевальных партнерш, одетых в платья без пояса. Обе явно скучали. В другом таком кабинете спиной ко мне сидел парень, который, судя по описанию Амадора, скорее всего, и был Санчес: смуглый, темноволосый, лет двадцати пяти, крупного телосложения, в костюме коричневого цвета. Едва я подошел к нему, он тотчас поднялся со стула.

— Санчес? — спросил я.

Парень в ответ кивнул:

— А вы Скотт?

Я подтвердил и сел за столик лицом к входной двери. Санчес пересел на стул, стоявший в глубине кабинета, и приготовился слушать мои вопросы. Пары минут мне было достаточно, чтобы изложить Санчесу, что меня интересует: когда и где собирается компания, кто в ней будет участвовать, а также некие подробности предстоящей вечеринки. Амадор по телефону объяснил ему цель моего визита, и Санчес слушал мои вопросы без особого внимания, пока я не обронил фразу:

— Твои услуги будут оплачены.

— Сколько? — не меняя выражения лица, поинтересовался парень.

— Как насчет ста песо?

Названная мною сумма его явно разочаровала.

— Мне на таких вечеринках платят по тысяче.

— Ты получишь тысячу от своих клиентов да еще пятьсот песо от меня. Причем за информацию, поделиться которой тебе ровным счетом ничего не стоит.

— А зачем тебе это знать?

— Чтобы заплатить тебе пятьсот песо.

Санчес на минуту задумался.

— Ладно, согласен. Вечеринка состоится в... А деньги?

Я вынул из бумажника пять сотен, положил их перед Санчесом, и тот мигом зажал деньги в кулаке.

— В «Калле-Эдисон», — продолжил он. — В двух кварталах от «Фронтон-Паласа». Знаешь, где это?

— Знаю. А во сколько?

— Я с девочками должен появиться там в одиннадцать, — ответил Альберто и нахмурился. — Слушай, Амадор сказал, что с тобой у меня неприятностей не будет. Если что, то я вас обоих зарежу.

— Успокойся. Никакого шума не будет. Это совсем не в моих интересах. Мне просто надо найти одного парня.

— Ну, тогда ничего. Учти, в десять часов заведение закроют на спецобслуживание и никого, кроме генерала Лопеса и его дружков, в него не пустят. Ты знаешь, что там бордель?

— Нет. Продолжай.

— В десять ни одного клиента в борделе остаться не должно. Все помещение предоставляется в распоряжение компании генерала. По программе у них сначала идут порнографические фильмы с выпивкой, а затем мое выступление. Что будет потом, не знаю и узнать не смогу, так как сразу же после номера должен буду смотаться.

— И последнее. Кто будет в компании генерала? — спросил я и тут увидел, как с улицы в помещение клуба вошли четверо здоровенных парней, которые остановились у двери, занавешенной тяжелыми портьерами.

Наверное, я не обратил бы на них особого внимания, если бы они не принялись глазами обшаривать зал. Парни явно кого-то искали. Несколько платных партнерш вскочили со своих мест и направились к ним навстречу, но новые посетители отмахнулись от них, дав понять, что они их не интересуют.

Я подался влево, чтоб укрыться за косяком двери, ведущей в кабинет, и, указав Санчесу на дверь, тихо произнес:

— Взгляни-ка.

Альберто повернул голову и посмотрел в направлении, куда указывал мой палец.

— Видишь четверых? Ты их знаешь? — спросил я его.

— Нет.

— А ты здесь часто бываешь?

— Часто, почти все время, но этих прежде не видел. Когда я добирался из гостиницы до дома Амадора, то внимательно озирался по сторонам. Как мне показалось, за мной никто не увязался. А может быть, все-таки выследили? Могли же и за квартирой Амадора установить слежку еще до того, как я там появился. А Санчес? И он мог меня заложить, позвонив кому надо и сообщив, что я еду в «Эль Гольп». А если эти парни здесь не из-за меня, а зашли в клуб, чтобы пропустить по маленькой? Может быть, мне просто мерещится, что меня преследуют?

Я провел рукой по заклеенной пластырем ране. Нет, ко мне явно кто-то проявляет повышенный интерес.

— Они еще там? — спросил я Санчеса.

— Теперь их у входа трое. Один прохаживается по залу и кого-то высматривает. А на что они тебе?

Я тихо выругался. Оставаться в легко просматриваемом кабинете было нельзя. Я бросил взгляд на проход между столиками, ведущий в дальний угол зала.

— Здесь можно где-нибудь спрятаться? В свободной комнате или подсобке?

— Можно.

— Тогда пошли. Не хочу, чтобы эти ребята меня увидели.

Санчес недовольно нахмурился.

— Черт возьми, — выругался я, — я же заплачу.

Не оговорив цену, он поднялся и кивком позвал меня за собой. Выходя за Санчесом из кабинета, я наблюдал за парнями, продолжавшими стоять у входа. Нас разделяло несколько танцующих пар, и видеть они меня не могли. Четвертый из их компании тем временем бродил в другом конце зала и выискивал кого-то среди сидевших за столиками.

Я благополучно пробрался сквозь зал и вслед за Санчесом вошел в маленькую комнату. В ней пахло потом и какой-то мазью. Я тотчас запер за собой дверь.

— Эту комнату занимают боксеры перед выходом на ринг, — пояснил Санчес. — У тебя возникли какие-то проблемы?

— Да. Так кто же будет на этой вечеринке?

— Я не ясновидец, — ответил он. — Знаю точно, что будет генерал Лопес, о чем я и сказал Амадору. Будет еще генерал Фернандес и парочка известных политиков. Всего шестеро, но имена четверых мне неизвестны.

Этой информации мне было вполне достаточно. Я поднялся и тут услышал за дверью тяжелые шаги. Вскоре в дверь постучали. Я вопросительно посмотрел на Санчеса. Тот в ответ пожал плечами. В дверь снова постучали, но уже настойчиво и громко.

— Надо отсюда смываться, — прошептал я. — Если что, ты меня не знаешь. Понял?

Санчес в раздумье теребил подбородок большим и указательным пальцами. Ручка в двери стала медленно поворачиваться. Глядя Санчесу в глаза, я многозначительно похлопал рукой по карману, где у меня лежал бумажник.

Санчес сразу все понял.

— Momentito, — крикнул он и, подойдя к двери, отпер ее.

Спрятаться в маленькой комнатке было негде, и я, выхватив кольт, плотно прижался к стене. Дверь распахнулась и прикрыла меня.

Послышалась испанская речь. Я не мог видеть того, кто вошел, и не понял, о чем он говорил с Санчесом, но я разобрал слова «hombre»[5] и «rubio». «Rubio» по-испански означает «блондин». Я понял, что парень спрашивал обо мне: я ведь был блондином. Санчес что-то сказал ему про boxeador[6]. Они обменялись еще несколькими фразами, после чего Санчес закрыл дверь. Затем я слышал, как незнакомец, проходя по коридору, периодически останавливался возле каждой двери и стучал в нее кулаком.

Санчес, увидев в моей руке револьвер, от неожиданности открыл рот. Еще бы, прямо в живот ему был направлен кольт 38-го калибра. Я опустил оружие, снял курок со взвода и засунул револьвер в кобуру.

— Боже! — воскликнул Санчес. — А это для чего?

— Успокойся. Что он тебе сказал?

Вспомнив о своем обещании заплатить Санчесу, я извлек из кармана бумажник. Пока я рылся в нем, Альберто стал пересказывать мне, о чем его расспрашивал парень.

— Говорил, что ищет блондина крепкого телосложения, несколько крутого на вид. Судя по описанию, он говорил о тебе. Я сказал ему, что видел тебя: ты заходил, но потом ушел. Сказал, что сам я боксер и жду выхода на ринг. Черт возьми, что это все значит? Зачем ты вытащил свою «пушку»? Знаешь, я не люблю, когда на меня наставляют револьвер.

— А я не люблю, когда меня грозят зарезать, — улыбнувшись, отпарировал я.

— Дружище, я же пошутил, — с усилием проглотив подступивший к горлу комок, выдавил Санчес.

— Не сомневаюсь, — сказал я и протянул ему банкнот в пятьсот песо. — Спасибо. Знаешь, мне не хотелось бы встречаться ни с этим малым, ни с его дружками. Как мне выбраться отсюда незамеченным?

Санчес взял деньги, выглянул в слабо освещенный коридор и, махнув мне рукой, вышел из боксерской. Я последовал за ним. Остановившись у одной из многочисленных дверей, он открыл ее и выпустил меня наружу. Я оказался на улице, параллельной улице Камелии.

Миновав четыре квартала, я поймал машину и сказал таксисту, куда ехать. Вскоре мы проехали мимо светившегося яркими окнами здания «Фронтон-Мексике», рядом с которым были припаркованы автомобили любителей поиграть в азартные игры. Я попросил водителя снизить скорость и стал следить за нумерацией домов. Увидев нужный мне номер, я велел таксисту остановиться, расплатился с ним и, выйдя из машины, оказался у старинного особняка. Это было двухэтажное каменное здание, облицованное мрамором, с фронтоном, украшенным причудливыми завитками и декоративными металлическими решетками. Выглядело оно так, словно его перевезли из Испании лет двести тому назад. Его французские окна на втором этаже выходили на небольшие балконы или, как их здесь называют, terrazas. Особняк располагался немного в глубине, и от тротуара его отделяла небольшая зеленая лужайка шириной в двадцать футов. Проверив, на месте ли мой револьвер, я подошел к огромной резной деревянной двери и попытался найти кнопку звонка или шнур колокольчика. Но ни того, ни другого на ней не было. Зато я обнаружил массивное дверное кольцо из бронзы, выполненное в виде головы льва. Им я и постучал по двери. Нервы мои были напряжены. Несмотря на то что по долгу службы мне доводилось бывать в самых разных злачных местах, тем не менее, я чувствовал себя немного растерянным: я уже забыл, когда в последний раз бывал в публичном доме.

Глава 6

Ни шагов, ни даже малейшего шума за дверью я так и не услышал, но тем не менее она вскоре приоткрылась, и в узкой щели показалось темное морщинистое лицо седовласого коротышки. Его глаза настороженно поглядывали на меня. Нижняя губа у старика отвисала на полдюйма, оголяя при этом ряд потемневших зубов.

— Хэлло, — сказал я ему. — Мой приятель дал ваш адрес. Хм... По-английски говорите? Habia ingles?[7]

Старик помотал головой, но внутрь пройти меня не пригласил. Я взглянул на свои часы: было немногим больше половины десятого, а Санчес предупредил, что бордель сегодня закрывается в десять. Так что обслужить еще одного клиента у них время было. Ну и клиент, подумал я, и издал нечто вроде стона. Любым способом я должен был проникнуть в этот публичный дом. Я зловеще улыбнулся походившему на евнуха старику. А может быть, он и был евнухом?

— Как насчет девочек? — спросил я. — Muchachas, muchachitas[8]. Жен-щи-ны.

Коротышка втянул в рот нижнюю губу, пососал ее, затем отпустил и выжидающе уставился на меня. Я вытащил из кармана бумажник. Теперь старик внимательно следил за каждым моим движением. Получив десять песо, он, рьяно закивав, наконец-то пригласил меня войти. Итак, я оказался внутри.

Интерьер борделя был выполнен в испанском стиле: половину холла до самых плинтусов устилал толстый ковер, а две его стены украшали яркие гобелены. На второй этаж вела мраморная лестница с изогнутым маршем с литыми чугунными перилами. Старик знаком дал понять, чтобы я подождал, и скрылся за дверью справа. Я огляделся, стараясь запомнить планировку холла. В голову полезли тревожные мысли о докторе Баффингтоне и его дочери, но тут в двери, за которой исчез «евнух», показалась высокая, убеленная сединами женщина и поманила меня рукой.

Я подошел к ней, мы немного поболтали по-испански. В основном, конечно, говорила она. Среди множества незнакомых слов я сначала уловил «cien pessos» и протянул ей сотенный банкнот. Затем я услышал, как она произнесла «a las dies», и, поняв это как «десять часов», то есть время, до которого могу оставаться в бор деле, с готовностью ответил:

— Si.

Женщина улыбнулась и удалилась. Не прошло и тридцати секунд, как в холле появилась девушка лет двадцати, крошечная, с миловидным личиком. Не иначе как моя, подумал я. Ростом она была чуть более пяти футов, то есть по меньшей мере на целый фут ниже меня. Несмотря на округлую, словно дорога в Акапулько, рельефность ее фигуры, пышечкой ее нельзя было назвать, однако в Штатах работу манекенщицы она никогда бы не получила. Но это меня, естественно, в данный момент мало тревожило. Атласный халат зеленого цвета плотно облегал ее фигуру, на ногах — туфли-лодочки на высоких каблуках. У нее были, как у большинства мексиканок, густые черные волосы и карие жгучие глаза.

Мило улыбаясь и тихо воркуя, девушка подошла ко мне, взяла меня за руки и потянула за собой в боковую дверь. Пройдя по длинному узкому коридору, мы вошли в небольшую комнатку, на полу которой лежал зеленый ковер, а на окнах висели шторы того же цвета. Здесь стояли туалетный столик, заваленный женской одеждой, стул и конечно же кровать.

Девушка, глядя мне в глаза и очаровательно улыбаясь, продолжала нежно лепетать, но о чем — я мог только догадываться. Затем, положив руки на бедра, она, изобразив на лице удивление, сделала круглые глаза и укоризненно закачала головой. В эту минуту она была похожа на чертенка.

— Все это очень мило, дорогуша, но из всего, что ты сказала, я ни хрена не понял. Не хотелось бы тебе говорить, но я здесь совсем не для того, о чем ты подумала. Просто мне надо несколько минут побыть в этом доме. Поняла?

Проститутка широко раскрыла рот и захлопала ресницами.

— Es un norteamericano turisto, no? — удивилась она.

На этот раз моего более чем скудного испанского хватило, чтобы понять, что девушка спросила, не американский ли я турист.

— Si, — подтвердил я.

Девушка хлопнула в ладоши и лукаво подмигнула. Пока я старался подобрать нужные мне испанские слова, она тем временем оказалась возле кровати. Я мучался, пытаясь вспомнить, как будет по-испански «фильм» или хотя бы «кино». Когда, как мне показалось, удалось наконец это вспомнить, я подошел к девушке.

Она тотчас сняла с себя зеленый халат и осталась в белых трусиках, лифчике и туфлях на высоком каблуке. Заложив руки за спину, она выжидающе смотрела на меня.

— О Боже! Нет-нет. Momentito, минуточку, — взмолился я и выставил ладонь вперед, повторив жест, которым «евнух» на входе просил меня подождать.

Девушка сначала замерла, потом опустила руки и подошла ко мне ближе.

Я замотал головой, а она, глядя мне в глаза, несколько раз повела головой из стороны в сторону. Издавая негромкие гортанные звуки, похожие на воркованье голубки, девушка широко раскинула руки, видимо приглашая меня в свои объятия.

— О нет же! — воскликнул я. — Ты меня не поняла. Послушай же.

Она хихикнула, так и не понимая, что вовсе не плотские вожделения привели меня в публичный дом.

— Я не хочу... То есть уо no deseo...[9] — начал я и замолк, потому как почувствовал, что весь мой небогатый запас испанских слов на этом иссяк. — Por favor,[10] — наконец-то пришло мне в голову. — Yo deseo...[11]

Проститутка тотчас понимающе закивала, подмигнула и сняла лифчик.

— О, черт, — с досадой произнес я и, замотав головой, вытянул вперед руки, отгораживаясь от нее ладонями. — Ты не поняла, no comprende! Оставайся на месте!

Мое поведение, которое она расценивала как своего рода игру, ее явно забавляло. Девушка перевела взгляд на выставленные перед ней ладони и шагнула мне навстречу.

— Дорогая, — взмолился я, — querida. Пожалуйста, por favor, я не могу... О Боже... Кино, кино...

Она засмеялась и сняла трусики.

— Да не это же, не это, — запротестовал я. — Кино, peliculas.[12] Хочу посмотреть peliculas!

Я почувствовал, как во мне начала закипать злость.

— Peliculas? — удивленно переспросила девушка. — Peliculas? Peliculas!

— Si. Los cines.[13] Фильмы. Ки-но-филь-мы, — чеканя каждый слог, произнес я и, имитируя работу кинокамеры, поднес сжатую в кулак кисть руки к левому глазу и зажужжал.

Проститутка снова захлопала в ладоши, радостно при этом взвизгнула и, пританцовывая, плавно закружилась по комнате. Я, окончательно озверев, схватил ее обеими руками и швырнул на кровать.

Как сделать так, чтобы она поняла, что от нее требуется, подумал я и посмотрел на часы. Было уже без пятнадцати десять. Времени до закрытия борделя оставалось совсем немного. Я присел на кровать рядом с девушкой и погрозил ей пальцем. Она фыркнула и тоже погрозила мне своим маленьким пальчиком.

— Peliculas, cines, — теряя самообладание, медленно произнес я. — В этом доме, en esta casa. В какой комнате смотрят фильмы? En cual cuatro? В какой cuatro[14]?

— Cuatro? — удивленно заморгав, переспросила она и, подняв руку, показала четыре пальца. — Cuatro?

— Черт возьми, да не четыре, я ошибся. Я имел в виду cuarto[15]. Комната. Поняла? О Боже праведный! Так в какой из комнат крутят эти проклятые фильмы?

У меня от злости перехватило дыхание, и я, чтобы хоть как-то успокоиться, начал считать до десяти. Но и это не помогло, и мне пришлось повторить счет. Я уже был готов выплеснуть на нее весь запас иностранных слов, которые только знал, но тут проститутка, кажется, поняла, что я от нее хочу, и надула губки.

— Si, cines, — произнесла она.

— Да-да. Кино, — подтвердил я.

Она поднялась с кровати и не спеша направилась к двери. В этот момент я чуть было не вскрикнул от радости и кинулся вслед за ней. Пройдя по коридору, мы вернулись в холл, тот самый, в котором я ее впервые увидел. Девушка, поднявшись на несколько ступенек по мраморной лестнице, остановилась и вопросительно посмотрела на меня. По лестнице я взлетел, словно на крыльях, и, взяв девушку за руку, стал подниматься с ней на второй этаж.

— Тебе не холодно босой идти по мраморным ступеням? — спросил я, чтобы прервать наше затянувшееся молчание.

Она не ответила. Поднявшись на этаж, мы миновали еще один холл и подошли к двери.

Проститутка указала на нее пальцем и произнесла:

— Alia.[16] A las diez у quince.

Последние слова означали, что показ фильмов начнется в десять пятнадцать. Я попробовал открыть дверь, но она не поддалась. Эта чертова комната была конечно же на замке. Взяв девушку за плечи, я развернул ее спиной, чтобы она не видела, как я буду смотреть в замочную скважину. В публичном доме не полагается подглядывать. Это всегда вызывает смех у его обитателей.

Однако многого увидеть сквозь замочную скважину мне не удалось: только черный ковер на полу, краешек очень низкой кушетки и два больших распахнутых окна, на которые я, будучи еще на улице, обратил внимание. Людей за закрытой дверью, судя по всему, не было. Мне удалось на пальцах объяснить стоявшей рядом голой девушке, что мне нужен ключ. Та в ответ кивнула и сказала, что он в ее cuarto. Как я предположил, ключ от ее комнаты подходил и к этой двери.

Удостоверившись, что она правильно поняла, что от нее требуется, я протянул ей сто песо. Проститутка посмотрела на банкнот, быстро взяла его и зажала в кулачке, другого места, где спрятать деньги, у нее не было. Я приложил палец к губам и прошептал:

— Ш-ш-ш...

В ответ девушка издала такой же звук, улыбнулась и на цыпочках зашагала по коридору. На пути к мраморной лестнице она с заговорщическим видом оглядывалась на меня, многозначительно кивала и тихо хихикала. Проститутка скрылась, а я остался ждать ее у просмотровой комнаты, готовый в случае необходимости изобразить из себя клиента борделя. Правда, большого труда для меня это не составило бы. Вскоре девушка принесла ключ, и я, открыв им заветную комнату, вновь приложил палец к губам и произнес:

— Ш-ш-ш...

Мне очень не хотелось, чтобы моя несостоявшаяся партнерша по сексу кому-то сообщила о чудаковатом клиенте, который отказался от ее услуг и захотел посмотреть порнофильм. Проститутка засмеялась и в ответ тоже произнесла:

— Ш-ш-ш...

— Gracias. Mil gracias,[17] — поблагодарил я ее.

— Por nada, — ответила она, что означало «не стоит».

Мексиканцы почти всегда так отвечают, когда благодаришь их за действительно ценную услугу. Без туфель на высоких каблуках девушка казалась совсем крошечной.

— Es todo? Nada mas?[18] — вопросительно поглядывая на меня, произнесла она.

— Больше ничего, дорогая, — покачав головой, ответил я.

Малышка серьезными глазами посмотрела на меня, затем отвернулась и направилась к лестнице. Мне показалось, что она была немного обижена.

— Momentito, guerida, — окликнул я ее.

Девушка остановилась, а затем обернулась.

— Ты, правда, все равно ничего не поймешь, но мне хотелось бы извиниться перед тобой за то, что не воспользовался твоими услугами. Понимаешь, по-другому поступить я не могу. А ты в самом деле очень миленькая крошка, — стараясь утешить ее, сказал я. — А я — loco.[19] Самый обычный loco.

Она улыбнулась, кивнула и зашагала к лестнице. Я проводил ее взглядом, сожалея, что приехал в Мехико не в отпуск, а затем вошел в комнату.

Заперев на ключ дверь, я огляделся и справа от себя, рядом с зеркальной стеной, увидел кинопроектор. Тяжелые шторы из плотной черной ткани свисали с карниза и почти полностью закрывали огромные окна. Слева от меня стояла та самая кушетка, край которой я сумел разглядеть в замочную скважину. Она стояла параллельно стене, на которой висел серебристый экран. Вторая, точно такая же кушетка располагалась при входе. Стены комнаты были расписаны яркими красками. На фреске слева были изображены четверо женщин и трое мужчин, занимающихся групповым сексом. Сюжет второй фрески, справа, был более приличным. На ней темно-красного цвета рогатый сатир, похотливый мифологический персонаж, сжимал в объятиях полуобнаженную негритянку. Судя по их лицам, оба чувствовали себя на вершине блаженства. На ковре, покрывавшем пол, валялись подушки в атласных и шелковых наволочках, а также две черные, овальной формы подушечки для сидения.

Часы показывали без одной минуты десять. Я поспешил к проектору. Это был совершенно новый шестнадцатимиллиметровый звуковой аппарат фирмы «Белл энд Ховелл», 385-я модель со всеми техническими наворотами: кнопками запуска, остановки, перемотки пленки, остановки отдельных кадров. В общем, все, что надо. От проектора к наружной стене, завешенной черными шторами, тянулся толстый электрический шнур с резиновым покрытием. В проектор была уже вставлена пленка, и, чтобы посмотреть ее, нужно было только нажать кнопку включения. На столике рядом с проектором стопкой лежали три металлические кассеты с кинопленкой. Я взял верхнюю, открыл ее, и тут в коридоре послышались голоса.

В двери повернулся ключ. Я тотчас положил кинопленку на место и оглянулся в поисках укромного места, где можно было бы спрятаться. Мой взгляд остановился на черных шторах, закрывавших всю наружную стену комнаты. Не долго думая, я юркнул за правый край свисавшей до пола шторы и прижался спиной к стене. До проектора было рукой подать.

Дверь скрипнула, и в комнату кто-то вошел. Я услышал разговор двух мужчин, затем сдавленный смех. Я бросил взгляд на свои ботинки, чтобы проверить, не выглядывают ли они из-под штор. Носки ботинок вроде не выглядывали, но если те, кто вошел, повнимательнее присмотрятся к шторам, то наверняка могут заподозрить, что за ними кто-то прячется. Шнур проектора касался моих ботинок, а от моего левого плеча до зеркальной стены было не более шести дюймов. В узкую щель между краем шторы и зеркальной стеной я мог видеть только кинопроектор.

Кто-то прошел по ковру совсем рядом со мной. Я затаил дыхание и, бросив взгляд на проектор, увидел обшлаг рукава темного пиджака и мужскую руку, державшую круглую кассету, поблескивающую металлом. Еще один фильм, едва подумал я, как коробка легла поверх остальных. Прежде чем рука исчезла из моего поля зрения, я успел заметить на тыльной стороне кисти шрам.

Я выждал и слегка отодвинул штору, чтобы хоть немного расширить поле зрения: уж очень мне хотелось разглядеть этого человека. Но в этот момент в дверях появился еще один мужчина, и мне пришлось спрятать голову и замереть. Смех и голоса в комнате становились все громче, и я, осторожно переставив ноги, на несколько дюймов сместился вправо. В зазоре между шторой и стеной мне была видна узкая полоска зеркальной стены. Глядя в нее, я мог, не выдавая своего присутствия, наблюдать за тем, что в комнате происходит.

Так, в полной неподвижности, мне пришлось простоять несколько минут. В комнате собралось уже шестеро мужчин, четверо были в темных костюмах, двое — в светлых. Я пытался определить, у кого из мужчин, одетых в темный костюм, на руке шрам, но безуспешно. Зато мне удалось хорошо разглядеть лица всей мужской компании. По описанию Амадора, генерал Лопес был шестидесяти трех лет, мужественный на вид, седовласый и без усов. Распознать его среди других труда особого не составило, так как всего двое из собравшихся не имели усов, а из них один был явно моложе шестидесяти. Я начал рассматривать своего благодетеля, вызволившего меня из каталажки. Широкие густые брови, нависающие над карими глазами, суровые очертания рта и массивный квадратный подбородок говорили о крутом, властном характере генерала. Представляю, что было бы со мной, обнаружь он мое присутствие. Но на мое счастье, никто не обращал внимания на топорщащуюся штору.

В комнату вошли две девушки, на которых кроме трусиков, лифчиков и туфель на высоких каблуках ничего не было. Все оживленно заговорили, и мне ничего не оставалось, как продолжить свои наблюдения. Среди присутствующих в комнате мужчин парня с тяжелым подбородком, которого я видел на фотографиях у Амадора, ж было. Да и вряд ли ему стоило здесь появляться. Как только одна из девушек оказалась рядом с одним из мужчин, тем молодым, без усов, стройным, с пухлым чувственным ртом и длинными баками, он облапал ее руками и подтолкнул к генералу, с которым в тот момент разговаривал. Совсем без комплексов, подумал я о нем. Сказав что-то девушке, он похлопал ее по заднице и ущипнул за щечку. Проститутка взвизгнула и шарахнулась в сторону. Мужчины громко захохотали, а она, потирая щеку, с обиженным видом отошла в сторону. Такое проявление внимания показалось слишком грубым не только мне, но и этой жрице любви.

В этот момент в комнату вошла моя несостоявшаяся партнерша, чьими услугами я так и не воспользовался. На ней по-прежнему ничего не было. Или поленилась на себя что-нибудь набросить, или просто предпочитала ходить обнаженной. Во всяком случае, такое подозрение у меня появилось еще тогда, когда мы оказались с ней в комнате на первом этаже борделя. В руках моя темноволосая малышка держала поднос со стаканами, в которых плескалось виски. Под восторженные возгласы мужчин она стала обносить их этим горячительным напитком. Неожиданно замерев, девушка вдруг обвела взглядом комнату и нахмурила свое миленькое личико. Пристально посмотрев на каждого из мужчин, малышка еще суровее сдвинула бровки. У меня засосало под ложечкой: она явно искала меня.

Продолжив обход, девушка что-то сказала. В ее фразе я уловил слово «rubio», которое уже стало для меня ненавистным. Мужчины рассмеялись, но как-то натужно, видимо не найдя в ее вопросе ничего забавного. Что ж, я также в ее вопросе ничего забавного не нашел. С двумя оставшимися на подносе стаканами она подошла к генералу Лопесу и его собеседнику, который, взяв виски, положил свободную руку ей на грудь. Проститутка понимающе покивала, точно так же, как и мне в свое время. И этот ублюдок, решив, что девушка совсем не против такого обхождения, сжал ей грудь, надо сказать, довольно по-хамски, грубо. Взвизгнув, она сжалась в комок и уронила поднос с оставшимся последним стаканом виски. Затем, покусывая от боли губы и прикрывая обеими руками грудь, проститутка выпрямилась и отошла от громко хохочущего садиста. Ему явно доставляло удовольствие причинять другим боль, и я едва удержался, чтобы не выйти из своего укрытия и не врезать мерзавцу по его детородным органам.

Генералу, судя по всему, тоже не понравилось поведение его собеседника. Он взял того за руку и что-то резко сказал ему. В ответ садист с длинными баками только пожал плечами. Моя малышка все же подошла к ним, наклонилась и, опасливо озираясь на обидчика, подобрала с пола поднос и стакан, после чего вышла. Вскоре она вернулась и принесла генералу виски. Лопес, заслонив собой девушку от своего хамоватого приятеля, принял стакан и поблагодарил ее. Может быть, он и был прожженным бабником, но его поведение мне решительно понравилось. Был ли генерал неукротимым ловеласом или нет, для меня не имело никакого значения. Легко могу себе представить, что с ним будет, если он в компании высокопоставленных лиц, которые, судя по рассказам Амадора и Санчеса, были его друзьями, вдруг увидит фильм, из-за которого мне пришлось сюда пробраться. Мне по-человечески стало жаль генерала.

Тем временем моя малышка подошла к окнам, поплотнее задернула шторы и, что-то говоря по-испански, направилась к кинопроектору. На ее упругой груди я заметил синяки, оставленные рукой мерзавца. Еще две девушки вошли в комнату, и все, расположившись на кушетках и валявшихся на полу подушках, приготовились смотреть фильмы. Моя голая подружка, включив проектор, подошла к стене и выключила верхнее освещение. Стало темно. Теперь единственным источником света в комнате был яркий лучик кинопроектора. Чуть слышно жужжа, механизм протяжки привел в движение кинопленку, и на экране появились первые кадры.

Зная наверняка, что останусь незамеченным, я отодвинул от лица штору и впился глазами в экран. Правой ногой я нащупал розетку с воткнутой в нее вилкой, а левой — наступил на тянущийся от работающего кинопроектора провод, приготовившись тотчас обесточить его, если на экране вдруг появится графиня или хотя бы кадры, которые показывал мне Амадор. Я должен был выдернуть вилку из розетки прежде, чем генерал или кто-нибудь из компании успеет рассмотреть действующих лиц. Если раньше я больше думал о том, какую страшную роль может сыграть ролик кинопленки в судьбе бедной графини, то теперь мне не давала покоя мысль о том, какой удар получит Лопес, увидев свою обнаженную жену в объятиях любовника. Я вынул из кобуры свой кольт и замер в напряженном ожидании.

Фильм, с которого начался показ, оказался не тем, за которым я охотился, и тут я вспомнил о жестяной кассете в руке со шрамом. Похоже, эта принесенная кем-то кинопленка и была предметом моих поисков. К моему удивлению, фильм, кадры которого мелькали на экране, был отснят профессиональнее, чем я ожидал. Его незамысловатый сюжет вполне соответствовал запросам мужчин, пришедших посмотреть порнуху. Помигивающий свет луча кинопроектора, мягкое жужжание аппарата действовали завораживающе. Зрители, сидящие на кушетках и подушках, потягивали виски со льдом и чуть слышно перешептывались друг с другом. До меня долетали отдельные испанские слова, которых я, увы, не понимал.

Фильм закончился, и слева от меня кто-то зашевелился. Это оказалась моя малышка, которая, словно тень, отделившись от стены, подошла к проектору. В его мерцающем свете обнаженное тело девушки отливало неоном. Она со знанием дела нажала на нужную кнопку и, когда кинопленка перемоталась на пустую бобину, сняла ее и вставила в проектор фильм из кассеты, которая лежала поверх остальных. Затем малышка запустила аппарат и отошла к стене. Крепко сжав в руке револьвер, я ощутил сухость в горле и, как только замелькали первые кадры, впился глазами в экран.

Глава 7

Как ни готов я был увидеть знакомые мне по фотографиям сцены, первые фрагменты фильма все же застали меня врасплох. Сейчас, прячась за шторой, я неустанно говорил себе, что не имею права на ошибку, что фильм, которым шантажировали графиню, никто не должен увидеть. То, что сейчас на экране должна появиться сеньора Лопес, сомнений у меня не вызывало. Однако я не ожидал, что это произойдет так скоро.

И вот я увидел сцену, запечатленную на фотографии: стоящая спиной к объективу камеры брюнетка с высоко зачесанными наверх волосами, в которых поблескивает гребень, и приближающийся к ней мужчина в темном халате. Графиня снимает с себя блузку, бросает ее на пол, затем начинает расстегивать «молнию» на юбке. Когда юбка, скользя по бедрам, опустилась до колен, графиня стала медленно поворачиваться лицом к зрителям. Медлить больше было нельзя: буквально через мгновение лицо сеньоры Лопес появится на экране. Я поддел правой ногой шнур кинопроектора, выдернув вилку из розетки.

В комнате тут же стало темно и на пару секунд воцарилась тишина. Затем послышались недовольные голоса, кто-то громко воскликнул: «Ai Chihuahua!»[20] Я быстро сунул револьвер обратно в кобуру — то, на что я решился, можно было сделать только двумя руками — и, сделав прыжок, вмиг оказался у проектора. Выдернув кинопленку из лентопротяжной дорожки, я сорвал с верхнего кронштейна бобину и начал наматывать на нее уже просмотренный кусок фильма. Из дальнего угла раздались возмущенные мужские голоса, а рядом со мной послышался женский вопль. Кто-то в темноте наткнулся на меня и выругался по-испански. В глубине комнаты вспыхнуло пламя от зажигалки. Мужчина, оказавшийся рядом со мной, громко вскрикнул и попытался схватить меня. Держа в одной руке перемотанную бобину, я кулаком другой нанес ему сильный удар в живот. Мужчина согнулся, свалился на пол, снова закричал и попытался подняться. Я кинулся к окну и, нащупав плотно задернутые шторы, стал шарить по ним рукой. Наконец мне удалось их раздвинуть, и слабый свет с улицы проник в комнату. В этот момент добравшийся ползком до окна мужчина попытался схватить меня за ногу. Отдернув ногу, я оттолкнул его и выпрыгнул на балкон. В тот момент, когда я перелезал через перила, в комнате загорелся свет.

Я повис, продолжая держаться за перила одной рукой, а потом отпустил ее. Едва ноги коснулись газона, я кинулся бежать. Из окна борделя раздался выстрел, и рядом со мной в поросшую травой площадку перед домом впилась пуля. Не обращая внимания на дождь, заливавший мне лицо, я несся как угорелый.

Оказавшись на улице, я на ходу постарался намотать на бобину развевающийся за моей спиной конец пленки, Миновав два квартала, я остановился около «Фронтон-Паласа» и прислушался. До меня донеслись шлепающие звуки шагов по залитому дождем тротуару. Я оглянулся и увидел, как вспыхнули передние фары стоявшей напротив борделя машины. Затем она съехала с тротуара и, развернувшись, на большой скорости понеслась в мою сторону. Тотчас на улицу с лужайки перед домом выбежал человек и, увидев меня, помчался вслед за машиной.

Справа от меня, за углом, находился вход во «Фронтон-Палас». Я обежал здание и, не сбавляя скорости, устремился к центральному подъезду. За моей спиной послышался скрежет тормозов и шуршание шин. Освещаемый фарами автомобиля, я подбежал к крыльцу и одним махом взлетел на ступеньки.

— Быстро, один билет, — сказал я девушке, сидевшей в кассе, и услышал, как хлопнула дверь подъехавшей к зданию автомашины.

Она сунула мне голубоватого цвета билет, который я тотчас предъявил контролеру. Не дожидаясь, когда он оторвет талон, я быстро прошмыгнул мимо него в дверь. Мне было слышно, как контролер что-то сердито пробормотал мне вослед. Пробравшись сквозь толпу людей, сновавших по коридору, я бросился в открытую дверь и, оказавшись на уровне первого ряда зрительских трибун огромного спортивного зала, свернул влево. Болельщики, сидевшие на трибунах, ревели так, словно старались переорать друг друга. Справа от меня, в центре зала, располагалась большая спортивная площадка длиной в две гандбольные. С торцов ее огораживал высокий зеленый барьер. На высоте четырех футов от пола по барьеру проходила красная полоса. Спортивную площадку от неистовых фанатов — а их было не менее тысячи — отделяла массивная металлическая сетка.

В восьмом ряду я заметил свободное сиденье и, пробравшись к нему, развернулся и с трудом втиснулся между двумя орущими мексиканцами. Место, естественно, оказалось не мое, но искать свое времени у меня не было. Едва усевшись, я посмотрел на вход, через который только что вбежал в зал, и увидел там безусого мексиканца с длинными баками. Это был приятель генерала, большой любитель щипать женщин. Он суровым взглядом всматривался в сидящих на трибуне зрителей. На его лице я заметил кровоподтек и понял, что я, после того как врезал ему кулаком в живот, долбанул его ногой по лицу. Не удивительно, что именно этот ублюдок кинулся меня догонять. Вспомнив искаженное болью личико моей малышки, я пожалел, что не дал ему посильнее. Затем мое внимание привлекла игра, и я, наблюдая за ней, краем глаза следил за мужчиной с баками.

А тем временем на площадке команда «серых» выигрывала у «синих» со счетом 28:26. Букмекеры, стараясь перекричать ревущих болельщиков, предлагали делать ставки, которые по ходу игры непрерывно менялись. Зрители орали словно бешеные. Они вкладывали деньги в теннисные мячи с надрезом, бросали их букмекерам, а те, поймав, вынимали из мячей купюры, всовывали в них квитанции и кидали обратно. Тем временем у входа в зал появился мужчина, и, заметив того, с баками, подошел к нему, и что-то сказал. Гнавшийся за мной по улице сунул руку себе под пиджак и потрогал подмышку. Я мог побиться об заклад, что там у него был пистолет. Он явно горел желанием пристрелить того, за кем гнался. Перебросившись парой фраз, мой преследователь, вглядываясь в лица болельщиков, двинулся вдоль первого ряда трибун. Думаю, в полумраке зала ему не удалось бы разглядеть меня, если бы я не был блондином. В массе черноволосых болельщиков я должен был выглядеть как апельсин на снегу. Кроме того, все вокруг орали, делали ставки, а я сидел словно замороженный.

Над площадкой из одного ее конца в другой летал белый мяч. Он ударялся о деревянный щит, а один из четырех игроков, поймав его при отскоке в нечто вроде сачка, бежал вместе с остальными игроками к противоположному щиту и бросал в него мяч. За каждый пойманный мяч команде начислялось очко. Я взглянул на табло. На нем уже светился счет 29:26 в пользу «серых». Поняв, что сижу в окружении болельщиков «серых», я решился на отчаянный шаг.

— «Синие», давай! — чтобы выглядеть как можно естественней, заорал я и крепко выругался.

Мой вопль на английском привлек внимание мексиканца с баками. Он поднял глаза, бросил взгляд на восьмой ряд, откуда только что прокричали, но меня, к моему сожалению, так и не заметил.

Тогда я отчаянно замахал руками и завопил:

— Azule! Azule![21]

На этот раз мой крик потонул в общем реве бесновавшихся на трибунах болельщиков. Мне уже начало казаться, что общий порыв страстей в зале захватывает и меня. Между тем человек с длинными баками все еще стоял напротив меня, и нас разделяло расстояние не более двадцати пяти футов. Тут я вспомнил о пленке, которую предусмотрительно засунул за ремень, и проверил, не свисает ли ее свободный конец с моих штанов, словно отстегнувшаяся подтяжка. Нет, все оказалось в порядке, кинопленка не выглядывала, а небольшое вздутие от бобины на брюках вряд ли было заметно. Тем не менее я все же решил перестать кричать и прыгать.

Заметив, что человек с баками смотрит в мою сторону, я помахал рукой одетому в белый халат и красную кепку букмекеру, дав понять, что хочу сделать ставку. Услышав, что текущая ставка сто к шестидесяти, я крикнул ему «azule» и, вытащив из бумажника шестьдесят песо, помахал банкнотами. Букмекер, выведя на квитанции цифру шестьдесят, вложил ее в белый теннисный мячик и бросил его мне. Вынув бумажку из мячика, я сунул в его прорезь деньги и кинул мячик обратно букмекеру.

Тот ловко поймал его на лету, а я снова закричал:

— Azule!

Тем временем мой преследователь, стиснув зубы так, что заходили желваки, продолжал всматриваться в лица сидевших в восьмом ряду зрителей. Я провел ладонью по лбу и к своему удивлению обнаружил, что он влажный от пота. Табло уже показывало счет 29 — 27. «Серых» от «синих» теперь отделяло два очка. Болельщики, как и прежде, продолжали орать и делать ставки. В этот момент я увидел, как белый мяч, взлетев в воздух, ударился в щит и отскочил от него. Игрок команды «синих» взмахнул сачком, чтобы его поймать, но промахнулся. Счет стал 30 — 27. Победили «серые». Я бросил свою квитанцию на пол.

Часть болельщиков, желая, видимо, перед следующей игрой размять ноги или утолить жажду, стала покидать зал.

— А где здесь бар? — спросил я своего соседа слева.

Тот задумчиво сдвинул брови.

— Mande?[22] — переспросил он.

— Cantina. Licores.[23]

— Alia у a la derecha[24], — улыбаясь и кивая, ответил сосед и указал на выход.

Затем, описав рукой полукруг, он дал понять мне, чтобы я после выхода из зала свернул направо.

— Gracias, — поблагодарил я его, поднялся и направился в бар.

Заметив меня, человек с баками кинулся за мной. У выхода он оказался раньше и, перегородив мне дорогу, глядя в глаза, поднял руку и произнес:

— Momentito, сеньор.

Я остановился, а он, продолжая что-то говорить по-испански, как бы невзначай провел рукой по пиджаку как раз в том месте, где у меня висел револьвер. Видимо поняв, что у меня с собой «пушка», он резко отдернул руку.

— Mande? — сморщив лицо, спросил я. — Turista.

Мимикой и жестами я дал ему понять, что стоящий перед ним turista не понимает по-испански. Не знаю, понял ли он или нет, но мне хотелось выглядеть простоватым иностранцем, пришедшим поглядеть на мексиканскую игру. Тем не менее он оскалился в улыбке, обнажив при этом ряд нижних зубов. Я заметил, что губа у него была рассечена. Моя работа, с гордостью отметил я. Давая понять, что разговор окончен, я кивнул ему и, сделав резкий шаг вперед, умышленно наткнулся на него. Под его пиджаком находился твердый предмет. Несомненно, это было огнестрельное оружие.

— О, черт! — воскликнул я. — Простите ради Бога.

Мексиканец хитро прищурил глаза, а я, обойдя его, прошел в бар и на радостях пропустил пару порций горячительного. Постепенно люди из бара стали расходиться, и я, не заметив поблизости ни человека с баками, ни его приятеля, вышел через центральный вход, поймал такси и сказал водителю, чтобы он отвез меня на улицу Кабаллито. Оказавшись на Кабаллито, я пересел в другую машину, добрался до Сан-Хуан де Летран, и, убедившись, что «хвоста» за мной нет, остановил третье такси, и назвал шоферу адрес сеньоры Лопес.

Подъехав к особняку генерала Лопеса, я переложил бобину с фильмом в карман пиджака и позвонил в дверь. Через минуту на пороге появилась хозяйка дома. Там, в тюрьме, она своим внешним видом и манерами произвела на меня сильное впечатление, но сейчас сеньора Лопес выглядела просто королевой. Многие из настоящих графинь не годились бы ей и в подметки. Высокая, грациозная, держа корпус прямо, она стояла в темном проеме дверей и спокойно смотрела на меня. Я удивился, что она не набросилась на меня с расспросами, а только тихо произнесла:

— Мистер Скотт, проходите, пожалуйста.

Я вошел в дом. Проходя мимо графини, на которой было шелковое серое платье, я ощутил легкий запах дорогих духов.

— Вам что-нибудь удалось для меня сделать? — наконец спросила она.

— Да, сеньора. Кое-что, — ответил я и, вытащив из кармана пиджака бобину с пленкой, протянул ей.

На ее лице появилось удивленное выражение.

— Благодарю вас, мистер Скотт. Огромное вам спасибо. Просто не могу поверить, как вам... удалось ее раздобыть. Где она была? Вы знаете, кто ее...

— Об этом я умолчу, если не возражаете. Во всяком случае, пока, — прервал я сеньору Лопес. — Но очень возможно, графиня, что это не единственный экземпляр вашего фильма. Вероятно...

— Графиня? — удивилась она.

— О, простите. Я оговорился.

— Так меня называет Амадор, но я не возражаю. Это намного лучше звучит, чем сеньора, — с улыбкой сказала она, и тут я обратил внимание на необычайно длинные черные ресницы, которые обрамляли ее огромные карие глаза. — Проходите. Не стоять же нам у дверей, — сказала графиня и, взяв меня под руку, повела по длинному, застланному ковром холлу, в который выходили по меньшей мере четыре двери.

Проходя в одну из них, я ощутил тепло ее руки. Надо сказать, что руку мою она сжимала несколько крепче, чем следовало бы для такого случая. Графиня щелкнула выключателем, и комнату залил яркий свет. На фоне ослепительно белых стен я увидел массивную мебель из дорогих пород дерева, в углу стояло пианино, а справа — огромных размеров тахта темно-бордового цвета. У стены напротив располагался небольшой бар.

— Не хотите выпить, мистер Скотт?

Тут я подумал о Бафф и ее отце.

— К сожалению, должен отказаться, сеньора, то есть графиня, — ответил я и увидел на ее лице улыбку. — У меня еще куча дел.

Я огляделся, в надежде найти телефонный аппарат, но его в комнате не было.

— Нет-нет, — возразила графиня. — Хоть что-то я все-таки должна от вас услышать. Хотелось бы узнать, что ждет меня завтра или на следующий день. Пропустите рюмочку и расскажите, как достали пленку.

— Тогда только одну, но не больше. Хорошо?

Сегодня вечером я уже не менее шести раз прикладывался к спиртному, и мне совсем не хотелось перебрать. Волнения мои прошли, напряжение спало, и теперь я чувствовал себя вполне комфортно. Я присел на тахту, а буквально через минуту графиня подала мне высокий стакан с ромом и бутылку минеральной воды «Техуакан». Прислонившись затылком к мягкой спинке тахты, я начал вспоминать подробности моих вечерних злоключений. Едва я успел пригубить ром и запить его минеральной водой, как графиня, до этого кругами ходившая возле меня, вдруг произнесла:

— Мистер Скотт, как вы думаете, на этом мои неприятности закончились?

— Честно говоря, я так не думаю. Должны быть копии фильма. Не знаю ни где они, ни у кого они. Правда, мне кажется, это можно прояснить, но обещать вам ничего не могу.

— А вы сами... — начала она и на секунду прервалась. — Вы видели этот...

— Нет, — поспешил ответить я и отпил еще рома. — Нет, графиня.

— Почему вы тогда уверены, что это именно тот фильм?

— А я... хм... — невнятно произнес я, и, желая замять вопрос, вновь глотнул рома, и запил его «Техуакан».

Не мог же я рассказать ей, что хитростью проник в публичный дом и выкрал пленку буквально из-под носа ее мужа.

— Я совершенно в этом уверен. Да, совершенно.

— Мистер Скотт, мне необходимо самой в этом убедиться. Скорее всего, этот фильм сегодня должны были предложить моему мужу.

Она именно так и сказала — «предложить», а не «показать». Я был так поражен ее хладнокровием и мягким тоном, с которым графиня произнесла эту фразу, что у меня по спине пробежали мурашки.

Я допил свой ром и тут заметил стоявший на подставке кинопроектор. Это был уже второй проектор, который я сегодня лицезрел.

Графиня поймала мой удивленный взгляд:

— Я купила его сразу же, как получила первую пленку. Хотела знать наверняка, чем меня шантажируют.

— Да, понимаю, — откликнулся я. — Что ж, весьма разумно.

— Так что с его помощью можно проверить, тот ли фильм вы достали или нет.

— Да, конечно, — сказал я, поднимаясь с тахты. — Всего хорошего, графиня. Думаю, что мне...

— Нет, останьтесь, пожалуйста, мистер Скотт. Пожалуйста. Всего на минуту, — попросила она.

Я снова присел в надежде, что через минуту смогу покинуть этот дом.

Графиня, плавно покачивая восхитительными бедрами, подошла к тахте, слегка наклонилась и, положив руку на мое плечо, нежным голосом произнесла:

— Подождите немного. Если окажется, что фильм не тот, то вам предстоит исправить свою ошибку. Разве не так? Тогда вам придется продолжить поиски. Верно?

— Да, согласен, — ответил я. — Это весьма логично.

Не убирая руки с моего плеча, она еще ниже наклонилась и, глядя мне в глаза, улыбнулась:

— Скажите, мистер Скотт, только честно. А вам самому не хотелось бы посмотреть, что на этой пленке?

От неожиданности у меня перехватило дыхание, и из моего горла вылетели какие-то странные звуки, похожие на свист.

— Ну, — неуверенно произнес я. — Хорошо, я...

— Нет-нет, честно, — продолжала настаивать она. Ее рот был приоткрыт. В уголках влажных пурпурных губ сеньоры Лопес играла улыбка, а ее огромные карие глаза просто буравили меня.

— Не хотели бы? — нежно проворковала она, а затем еще мягче продолжила: — Только не лукавьте. Так хотите посмотреть фильм?

— Не могу сказать, что не хочу, только вот как-то не совсем... — пробормотал я.

Теперь ее лицо засветилось в улыбке.

— Подождите минутку, мистер Скотт. Сейчас я налью нам обоим рома.

— Прошу вас, называйте меня просто Шелл.

Она обошла тахту и грациозной походкой, а это было первое, что я отметил у графини при первой же встрече, направилась к бару. Зачарованным взглядом я смотрел ей вслед, восторгаясь идеальной линией обтянутых шелком бедер. Пока она, отвернувшись от меня, разливала ром, я не отрываясь смотрел на нее. Та же спина, та же плавность движений, что и на пленке, подумал я. Только на этот раз на сеньоре Лопес было серое шелковое платье, и в волосах не поблескивал гребень. Тонкая талия рельефно подчеркивала крутизну ее бедер и стройность ее длинных ног. В горле у меня пересохло, и мне уже не терпелось смочить его.

Наконец она отошла от бара и, подойдя ко мне вплотную, протянула высокий стакан.

— Готово, Шелл, — сказала графиня.

Я жадно припал губами к стакану и наполовину осушил его. Напротив, метрах в шести от меня, была голая белая стена, на которую был направлен объектив кинопроектора, стоявшего за моей спиной. Графиня погасила свет, и чуть слышно подошла к проектору, и включила его. Темноту комнаты прорезал яркий пучок света, и на стене появилась рамка. Сеньора Лопес, обойдя тахту, присела рядом со мной. Мое плечо частично загораживало изображение на стене, и я подвинулся немного вправо.

— Нет-нет, Шелл, — поспешно произнесла графиня, — вернитесь на прежнее место. Пожалуйста, не отодвигайтесь.

Я бы мог отказаться от ее предложения, но промолчал, подвинулся обратно влево и, чтобы мое плечо не проецировалось на стену, был вынужден прижаться к сидящей рядом графине. Моя левая рука оказалась зажатой между нами. Так сидеть мне было неудобно, и я, вытащив руку, закинул ее за спинку тахты. Графиня взяла мою свисавшую со спинки руку, положила себе на плечо и, не отпуская ее, сказала:

— Так ведь удобнее. Правда, Шелл?

— Да, удобнее, — ответил я.

На стене забегали кадры, которые я уже видел: графиня, сбросив на пол блузку, стягивала со своих крутых бедер юбку. Затем, помедлив, она посмотрела на мужчину в темном халате, что-то сказала и вскинула руку. Мужчина кивнул и исчез из кадра. Сняв юбку, женщина перешагнула через нее и выпрямилась. Теперь она осталась в узеньких трусиках и лифчике. Расстегнув застежку на спине, графиня сняла лифчик, затем трусики. Подобрав валявшуюся на полу одежду, она сделала несколько шагов вперед и предстала во всем своем великолепии. Правда, пока со спины. Постояв немного. У кровати, графиня присела на ее край, повернувшись лицом к объективу кинокамеры. Затем она вынула из зачесанных наверх волос гребень и тряхнула головой. Тяжелая грива волос упала ей на плечи. Сеньора Лопес сначала провела по ним рукой, а потом гребнем.

Я почувствовал, как сидевшая рядом живая графиня сжала мне руку, крепко прижала ее к своему плечу и стала нежно тереться об меня своей длинной ногой.

— Да, это та пленка, — подтвердила она.

— Да? Теперь, когда все сомнения рассеялись, может быть, мне... — начал я, но сеньора, приложив свой холодный пальчик к моим губам, остановила меня.

— Неужели вам не понравился фильм? — спросила она.

— Нет, совсем нет.

— Вы не хотите увидеть продолжение?

— Н-нет... Отчего же?

— Тогда, Шелл, сидите смирно. Договорились?

Глубоко вздохнув, она прижалась ко мне еще плотнее и, потянув мою руку вниз, прижала ладонь к своей упругой груди. Я тотчас ощутил тепло ее божественного тела и понял, что у графини под платьем не было лифчика.

Чуть подавшись вперед, она тихо прошептала:

— Допивайте.

Я проглотил остатки рома, а она, взяв мой пустой стакан, наклонилась и поставила его на пол. Выпрямившись, сеньора Лопес взяла обе мои руки и обвила их вокруг себя. А тем временем на белой стене появилось изображение мужчины. С минуту я и графиня сидели не шелохнувшись. Потом она повернулась лицом ко мне. В мерцающем свете кинопроектора я увидел, как пальцы женщины коснулись ворота шелкового платья. Через мгновение графиня сидела уже по пояс обнаженной и нежно водила пальцами по моим щекам и губам. Ее рука скользнула между моих ног, и я, потеряв над собой контроль, обнял ее и крепко прижал к себе. Она не сопротивлялась. Слегка закинув голову, женщина выжидающе смотрела мне в глаза, и я, вдыхая возбуждающий аромат тонких духов, исходивший от ее пышущей жаром груди, страстно поцеловал графиню в губы.

Вдруг я вздрогнул: мне послышался странный звук будто кто-то хлопнул дверью. В этот момент фильм за кончился, и пленка, перемотавшись на приемную бобину, свободным концом стала хлестать по проектору. На стене засветилась прямоугольная рамка. В комнате стало значительно светлее. Я уже не думал о работающем вхолостую проекторе, а пытался понять, действительно ли хлопнула дверь, или это мне только почудилось.

Графиня тяжело задышала, высоко вздымая грудь.

— Вы слышали? — встревоженно спросила она.

— Что?

— Что-то хлопнуло. Кажется, в доме. Слышали?

— Да.

— Это, должно быть, дверь. О Боже!

— Дверь?

— Конечно же. О Господи!

— Кто бы это?

— Вернулся мой муж.

— Му-уж?

И тут из холла донесся тяжелый топот, словно в дом Лопесов проник сам Кинг-Конг. Бум, бум! — неслось из-за двери. Звук шагов становился все громче и громче.

— О Боже! — на этот раз воскликнул я и подумал: «Какой же ты, Скотт, все-таки дурак».

Глава 8

Графиня принялась натягивать на плечи платье, на что у нее ушло гораздо меньше времени, чем при раздевании. А я тем временем, раскрыв рот, замер и с ужасом прислушивался к топоту сапог приближающегося Кинг-Конга. Каждый его шаг ударом молота отдавался у меня в голове.

Возле нашей двери звуки шагов смолкли. Я потянулся за стоявшим на полу пустым стаканом и усиленно пытался придумать фразу, которой можно было бы поприветствовать генерала Лопеса. На ум ничего, кроме как: «Привет, дружище! А я тут забежал к вам на стаканчик рома», увы, не приходило. Но тут из холла вновь послышался топот, затем шаги снова смолкли: генерал остановился у двери, ведущей в соседнюю комнату. Я отчетливо услышал, как она открылась и через секунду захлопнулась.

— А вы уверены, что это ваш муж?

— Да. Только у него такая тяжелая походка.

У хиляка такой поступи быть не должно, с некоторым страхом подумал я. «Ну что, Скотт, сдрейфил? Не бойся, он всего-навсего человек, а никакой не Кинг-Конг. Если дело дойдет до схватки, как-нибудь с ним справишься», — мелькнуло у меня в голове, хотя на данный момент моя спортивная форма оставляла желать лучшего.

Из соседней комнаты доносились шаги генерала Лопеса. Какие же в этом доме тонкие стены, подумал я. Да, очень тонкие. Я перевел дух. Пока мне везло: генерал не застукал нас с графиней.

— Графиня, дорогая, — сказал я и почувствовал, как у меня перехватило горло. Откашлявшись, я продолжил: — Дальнейшее мое присутствие в вашем доме нежелательно.

— Тьфу ты! — только и произнесла сеньора Лопес.

Кинопроектор продолжал работать. Бобина вращалась и концом пленки хлестала по его корпусу. Не успел я посоветовать графине, чтобы та отключила аппарат и спрятала его подальше, как из комнаты, в которой находился генерал, послышался шум. Графиня резко повернула голову и тревожно посмотрела на стену, за которой находился ее супруг. Я тотчас поднялся с тахты. Похоже, что там, за стеной, шла драка. После глухих ударов раздался сдавленный крик, а затем звук падающего тела.

Графиня схватила меня за руку.

— Шелл, там что-то случилось! — в ужасе вскрикнула она и, отпустив мою руку, поспешила к двери.

Опередив ее, я на бегу выхватил револьвер, выскочил в холл и, подбежав к соседней двери, вломился в нее.

После долгого пребывания в темноте яркий свет на какое-то мгновение ослепил меня. Но вскоре около большого письменного стола я сумел разглядеть двух мужчин: генерала, сидящего в кресле, обмякшего и уронившего голову на грудь, и какого-то мужчину, левой рукой вцепившегося генералу в ворот. В правой руке нападавший сжимал большой автоматический пистолет, который был приставлен к виску генерала.

Я вскинул свой кольт, целясь в убийцу, но в этот момент вбежавшая в комнату графиня, страшно закричав, наткнулась на меня. Вздрогнув, я нажал на спуск, но выпущенная из моего револьвера пуля лишь продырявила ковер.

Мужчина резко повернулся, отпустил ворот генерала и направил свой пистолет на нас с графиней. Восстановив равновесие, я прижал палец к спусковому крючку, готовясь произвести повторный выстрел, но тут я увидел лицо убийцы и остолбенел.

Тело генерала Лопеса медленно сползло с кресла и опустилось на пол. Мне чертовски повезло, ведь этой короткой паузы человеку с пистолетом было вполне достаточно, чтобы уложить меня из своего автоматического оружия. Однако он, увидев меня, тоже на секунду замер и лишь затем дважды выстрелил. Обе пули прошили стену за моей спиной.

Мужчина кинулся к огромному приоткрытому окну в стене, темневшему слева от меня. Я выстрелил, но промахнулся. Оказавшись у окна, мужчина, не распахивая его, а лишь прикрыв руками лицо, рванулся в оконный проем. В этот момент я, метясь ему в спину, снова выстрелил. Послышался звон разбитого стекла, осколки посыпались на пол, а силуэт мужчины исчез в окне. Должно быть, я все-таки попал в него, но полной уверенности в этом у меня не было.

— Потушите свет! — крикнул я графине.

Однако она или не расслышала меня, или не придала этому значения. Тогда я, подбежав к окну, раскрыл створки и выскочил наружу. На фоне ярко светящегося оконного проема мой силуэт представлял отличную мишень, поэтому я тотчас припал к земле. Услышав топот убегающего, я поднялся и кинулся за ним вдогонку. Едва я успел пробежать несколько ярдов, как раздался рокот включенного двигателя автомобиля. Взвизгнули шины, и машина на огромной скорости рванула с места. Вскоре все стихло, и я остановился. Только теперь, когда улетучился азарт погони, я задумался. Что бы это могло значить? Почему именно этот тип оказался в доме Лопесов? Почему он хотел убить генерала? Ведь это был не кто иной, как мой старый «добрый» знакомый, Хемингуэй латиноамериканского разлива, из-за которого меня упрятали в тюрьму. Почему он сначала в «Монте-Кассино» приставал с ухаживаниями к Бафф, а теперь явился в дом генерала Лопеса, чтобы убить его?

Я поспешил в дом. Мне не терпелось узнать, что стало с его хозяином. Жив ли он?

В кабинет генерала я проник точно так же, как и покинул его, через окно, и увидел генерала Лопеса лежащим на полу. Над его телом, стоя на коленях, склонилась графиня. Она тихонько всхлипывала и, казалось вот-вот разрыдается. Присев рядом, я взял руку генерала за запястье. Пульс был равномерным и хорошо прослушивался. Генерал тяжело дышал.

— Ничего страшного, — стараясь утешить сеньору Лопес, сказал я и нащупал на голове генерала здоровенную шишку. — Он потерял сознание, но скоро придет в себя. Только вот его голова... Смочите в холодной воде салфетку, приложите к ушибу и дайте ему сильное обезболивающее.

Она вышла. Генерал застонал и постепенно начал приходить в сознание. Графиня вернулась с мокрой салфеткой. Пока она, склонившись над мужем, прикладывала к его голове компресс, я оглядел кабинет и, подойдя к раздвинутым шторам на окне, плотно задернул их. Затем я подошел к письменному столу. На нем ничего, кроме телефонного аппарата и листка белой бумаги, не было. Перевернув листок, я увидел, что на нем что-то написано по-испански. Письмо, решил я, так как начиналось оно со слова «Нана», а внизу под текстом вместо подписи стояло «Торо».

— Вам не знакомо имя Нана? Или Торо? — спросил я графиню.

Та удивленно посмотрела на меня, глаза ее сделались круглыми.

— Почему же? Нана — это я. Мое полное имя Натания. Наной ласково зовет меня муж, а я его — Торо, — сказала сеньора Лопес и слегка покраснела, вероятно, оттого, что «торо» по-испански означало «бык». — Это уменьшительное от имени Торрес. А почему вы спросили?

Графиня выглядела немного взволнованной.

— Вот что лежало на его столе, — протянув ей листок бумаги, сказал я. — Надеюсь, в ней нет ничего интимного. Правда, я все равно не сумел ее прочитать. Не смогли бы вы сказать, что в ней написано? Возможно, этот листок бумаги прольет свет на то, что здесь произошло.

Сеньора Лопес взяла записку, пробежала по ней глазами и нахмурилась.

— Вот что здесь написано: «Нана, когда ты все узнаешь, то поймешь, почему я решился на это. Прости меня, как и я прощаю тебе все». И подпись — «Торо»... Ничего не понимаю, — произнесла она.

— И я тоже, — сказал я.

Не прошло и пяти секунд, как меня вдруг осенило: это была предсмертная записка генерала. Что, если генерал Лопес вернулся домой, чтобы покончить с собой? Не похоже.

— Графиня... — слегка волнуясь, начал я, и тут генерал застонал. — Сеньора Лопес, это написал ваш муж?

Она сурово сдвинула брови и снова посмотрела на листок:

— Да, почерк, похоже, его.

— А кому-нибудь известно, как вы называли друг друга?

— Нет, никому. Так мы обращались друг к другу, когда оставались наедине. А почему вы спрашиваете?

— Надо расспросить генерала.

Генерал все еще лежал на полу, но уже начал моргать — открывать глаза. Затем он что-то пробормотал, а через несколько минут окончательно пришел в себя. Поднявшись с пола, генерал сел в кресло и, уверенно держа голову прямо, произнес:

— Теперь со мной все в порядке.

Он посмотрел сначала на жену, а потом перевел взгляд на меня.

— А это кто? — удивился он.

У меня засосало под ложечкой, но мне так и не пришлось оправдываться: его супруга быстро сообразила, что ответить удивленному мужу. Графиня рассказала ему, что, боясь за его жизнь, она тайком от него наняла меня, детектива-американца, чтобы я попытался расследовать, кто постоянно угрожает генералу.

— Как вас зовут? — спросил меня генерал.

У меня вновь засосало под ложечкой. Наверняка графиня, когда просила мужа вызволить меня из тюрьмы, назвала ему мое имя. Но если я назовусь другим именем, а он узнает, что я солгал, мне тогда несдобровать.

— Шелл Скотт, — чистосердечно признался я.

По лицу генерала было видно, что он озадачен.

— Тот самый, что был в тюрьме? — спросил он и посмотрел на жену.

Внутри у меня все похолодело. Я открыл было рот, чтобы ответить, но графиня снова пришла мне на помощь.

— Да, дорогой, — мягким голосом произнесла она. — Мне нужен был детектив, которого у нас никто не знает. Так он мог бы, не привлекая к себе внимания, спокойно расследовать это дело. Ты — это самое дорогое, что есть у меня в жизни. По телефону я не решилась рассказать тебе, почему я хлопочу о мистере Скотте. У тебя и без того хватает волнений. А у мистера Скотта в Соединенных Штатах потрясающая репутация.

Генерал улыбнулся, однако настороженное выражение осталось на его лице. Неожиданно он ласково произнес:

— Как это мило с твоей стороны, дорогая.

Он все еще пребывал в недоумении, однако, не оправившись полностью от удара по голове, с готовностью принял объяснения своей супруги.

Тут в разговор вмешался я и сообщил ему, что я был тот, кто ворвался в кабинет, когда проникший в дом мужчина собирался пристрелить хозяина дома, а также и то, что за этим последовало.

Постепенно лицо генерала приобрело нормальный здоровый цвет. Он, правда, скривился от боли, когда резко повернул голову, но в целом выглядел вполне нормально. Его седые волосы были взлохмачены, однако взгляд карих глаз из-под густых черных бровей был ясным и прямым, а большие квадратные челюсти плотно сомкнуты. Теперь на меня смотрел суровый, почти красивый мужчина, который выглядел не старше пятидесяти. Сухо поблагодарив меня, генерал сказал:

— Войдя в кабинет, я сразу же сел за стол. Убийца, скорее всего, проник сюда через окно. Услышав у себя за спиной шорох, я обернулся и увидел, что он кинулся ко мне, держа в руке какой-то продолговатый предмет — нечто вроде дубинки.

— Дубинки?

— Похоже, что да. Между нами завязалась драка. Потом он ударил меня по голове этой дубинкой... Вот все, что я помню, — сказал генерал и поочередно посмотрел на меня и свою жену. — Мне повезло, что вы оказались в доме.

Я взял из рук графини записку и протянул ее генералу:

— Вы не возражаете, если я задам несколько вопросов?

— Нет-нет, — ответил он. — Конечно, задавайте. С готовностью вам отвечу. Я же обязан вам жизнью.

— Ну что вы. Ничем вы мне не обязаны. Вот записка, зачем вы ее написали?

Проведя глазами по листку бумаги, генерал странно заморгал и помотал головой.

— Chihuahua! — воскликнул он. — Что за ерунда? Ничего подобного я не писал. Впервые это вижу. Что это?

— Предсмертная записка, генерал.

Он снова перечитал ее и поднял на меня удивленные глаза.

— Фантастика! — проревел он.

— Кто мог замыслить убить вас?

— Многие, — пожав плечами, ответил генерал. — В последние годы я частенько получаю письма с угрозами расправы. Моя супруга об этом знает и, должно быть, все уже рассказала вам. Но ничего подобного, что произошло сегодня, до сих пор не случалось.

Генерал помолчал немного, а потом продолжил:

— Вам известно о моей нетерпимости к этим бандитам коммунистам. Какую непримиримую борьбу я веду с ними?

— Да, известно.

— Так вот вам и ответ на ваш вопрос. Я искренне уверен, мистер Скотт, что во всей Мексике не найдется другого человека, чьей смерти так желали бы коммунисты. Может быть, это прозвучит предвзято, но я совершенно убежден, что сегодня вечером меня пытались убить коммунисты.

— А ваши выводы не слишком скоропалительны?

— Нисколько. На счету коммунистов много грязных дел. Не без их участия уже погибло много людей. Кто в авариях, кто от сердечного приступа. Таких случаев множество, мистер Скотт, — сказал генерал и печально улыбнулся. — Среди советских чекистов бытует такая поговорка: «Совершить убийство может и дурак, но сделать так, чтобы оно выглядело как естественная смерть, — тут требуется изобретательность». У Советов очень изобретательные убийцы.

Немного помолчав, генерал Лопес добавил:

— Кто может объяснить мне, почему полный сил молодой человек вдруг умирает от инфаркта? Трое из моих соратников, таких же патриотов, как и я, уже мертвы. Один из них, Сальвадор, погиб в автокатастрофе на дороге между Мехико и Куэрнавакой. Его автомобиль занесло на совершенно ровной трассе. Другой, Роберто, неожиданно скончался от инфаркта. Когда-то он был коммунистом, но со временем образумился и отошел от них. Некоторое время он активно помогал мне изобличать своих бывших товарищей по партии, а теперь — мертв. А ведь ему было-то всего тридцать семь, и на сердце никогда не жаловался. А три месяца назад старина Голпес выпал из окна высотного дома. Он работал в газете, проводившей антикоммунистическую пропаганду. Коммунисты травили его, его семью, друзей. Согласно официальной версии, Голпес покончил жизнь самоубийством. Список таких явных убийств можно продолжить. Люди погибали даже от укусов ядовитых змей...

Я удивленно посмотрел на генерала, не совсем поняв, о каких змеях идет речь.

— А мне уж было показалось, что я для них слишком крупная фигура: мое убийство вызвало бы огромный резонанс в обществе, — напряженно произнес генерал.

— Вы абсолютно правы. Они собирались все обставить так, будто вы покончили с собой, — заметил я и показал на листок, который Лопес держал в руке. — Это же выглядит как ваша предсмертная записка.

Генерал, покусывая губы, уставился на записку:

— Да, похоже. Но работа топорная. Кто в это поверит? С какой стати я стану накладывать на себя руки? Для этого нет причин.

Однако здесь он заблуждался. Если бы его сегодня убили, никто не стал бы докапываться до истинной причины его смерти. Для меня это было ясно как день, но рассказать ему о планах преступников я, естественно, не решился. Нет, те, кто замышлял убийство генерала, действовали отнюдь не топорно — все было обставлено в лучшем виде. Генерал в компании известных и влиятельных людей страны смотрит порнографический фильм с участием своей супруги. Он шокирован, потрясен и морально раздавлен увиденным. По возвращении домой генерал пишет прощальную записку своей Нане и пускает пулю себе в висок. Остальные пятеро, кто видел фильм и для которых мотивы поступка оскорбленного супруга вполне понятны, сочувствуют и молча разводят руками. Причины самоубийства ясны, дело генерала Лопеса закрыто.

Узнав, что звонивший сеньоре Лопес отказался ждать следующих пятидесяти тысяч песо, я сразу же заподозрил, что это не простое вымогательство денег. Теперь мне стало абсолютно ясно, что в плане ликвидации генерала главная роль отводилась этой пленке с графиней. Просмотри ее генерал в борделе «Калле-Эдисон», а я, придя в его дом, не поддайся легкой интрижке с его супругой, никто бы так и не догадался, что его просто-напросто убили. Поэтому они и не стали ждать выкупа: ведь на следующий день сеньоре Лопес нечего было бы скрывать от мужа, тем более мертвого.

— Генерал Лопес, — обратился я к нему, — может быть, не следовало бы эти деяния сразу приписывать коммунистам? Ведь возможно, что кто-то еще...

— Нет, мистер Скотт, — решительно замотав головой, прервал меня генерал. — Это дело рук коммунистов, и только их. Здесь не может быть никаких сомнений. Я сказал вам, что видел человека, который на меня напал.

— Вы что, его знаете? — изумился я.

— Да. Это был Рафаэль Бельчардо, коммунист-фанатик. Дрянь отъявленная.

— Вы уверены?

— Абсолютно. Он хорошо известен всем, кто внимательно следит за деятельностью коммунистов в нашей стране. Так что мне о нем много известно. Бельчардо закончил в Москве Высшую партийную школу. Учась в ней, он, как и тысячи других, приехавших в Союз из свободных стран, постигал азы революционной борьбы и гражданских войн. Учился тому, как организовывать демонстрации и беспорядки на улицах, как вести уличные бои и партизанскую войну, как устраивать саботажи на предприятиях и прокручивать грязные делишки. Прекрасно владеет огнестрельным оружием и сражался в Испании в рядах Интернациональной бригады имени Авраама Линкольна. — Генерал Лопес почесал в голове и продолжил: — Не все коммунисты — профессиональные убийцы, но все они готовы беспрекословно выполнить любое задание своего руководства. А что касается самого Бельчардо, то он по части исполнения террористических актов большой специалист. Впрочем, он тоже пешка в чужих руках, хотя и думает совсем иначе. Всегда готов исполнить любое задание.

Пока он говорил, мысли, одна тревожнее другой, лезли мне в голову. Я в поисках телефона оглядел кабинет генерала и тут вспомнил, что аппарат с диском стоит на его письменном столе.

— Но план моего убийства разработал не Бельчардо, а сеньор Кулебра. Это имя он выбрал себе специально: «кулебра» по-испански означает «змея». Он самый опасный в стране, и по его заданию Бельчардо чуть было не убил меня. Для Кулебры я враг номер один, — продолжал генерал.

— Кулебра? — переспросил я. — А как его настоящее имя?

Генерал пожал плечами:

— Не знаю. Как ни старался — не мог выяснить. Но это человек, за которым нужен глаз да глаз. Он не только лидер, но и мозговой центр всей банды. Если бы удалось поймать его... — сказал Лопес, и его глаза заволокло дымкой, а лицо приобрело жестокое выражение, — я бы убил его. Да, собственноручно... Тогда бы его дружки-помощнички разбежались кто куда. — Он немного помолчал, а когда взгляд его снова прояснился, быстро произнес: — Прошу прощения. Меня при одном упоминании об этом бандите охватывает дикая ярость. К сожалению, никто не знает, кто этот Кулебра на самом деле. Знаем только о его жестокости.

Сеньора Лопес, все это время молча сидевшая у стола, поднялась, подошла к мужу и, положив руку ему на плечо, что-то сказала по-испански. Генерал похлопал жену по руке, затем нежно сжал ее.

То, что бандиты собирались устранить генерала, представив его смерть как самоубийство, сомнений не вызывало. Главную роль здесь должна была сыграть та самая злополучная пленка. Получалось, что все их действия планировались заранее, то есть еще до того, как мужская компания собралась в борделе на просмотр порнофильмов. Поскольку Бельчардо проник в дом Лопесов, значит, он не знал, что фильм никто не видел. Выстроив все эти факты в логическую цепочку, я пришел к выводу, что катушку с фильмом в публичный дом принес человек со шрамом на руке — один из шести мужчин, участников просмотра. И этим человеком должен был быть коммунист. Но коммунистом был и Бельчардо, затеявший грязную игру в ресторане «Монте-Кассино», в результате которой я оказался в руках местной полиции. Выходило, что и мое заключение в тюрьму было спланировано.

— Я могу воспользоваться вашим телефоном? Мне надо позвонить в город, — спросил я генерала.

— Разумеется, мистер Скотт.

Я набрал номер отеля «Дель Прадо» и попросил соединить меня с дочерью доктора Баффингтона. Пока я ждал ответа, мне в голову пришла неожиданная мысль: полицейский участок — вполне подходящее для коммунистов место, чтобы внедрить своего агента.

В трубке уже прогудело раз десять, но к другому концу провода никто не подходил. Подождав немного, я сначала попросил соединить меня с доктором, а потом, когда и он не ответил, с дежурным администратором гостиницы. Я все еще надеялся, что доктор, вернувшись в отель, вместе с дочерью спустился в бар или находится в вестибюле. Администратор мне тоже не ответил, и я положил трубку на рычаги аппарата. Чувство тревоги еще больше овладело мной.

— Извините, генерал, но я вынужден вас покинуть. Дела, — сказал я.

Мне еще многое хотелось выяснить у него, но я очень волновался о докторе Баффингтоне и его дочери.

— Я бы отправил вас на своей машине, но в столь поздний час моя обслуга уже разошлась по домам. Может быть, перед уходом выпьете? Кофе или что-нибудь еще?

— Нет, спасибо, генерал.

Генерал, левой рукой прижимая примочку к шишке на голове, поднялся с кресла и протянул мне правую руку:

— Тогда спокойной вам ночи, мистер Скотт. И огромное спасибо.

Я пожал ему руку, и тут мой взгляд упал на тыльную сторону его левой ладони, которой он прижимал к голове смоченную в воде салфетку. По ней от суставов пальцев до запястья тянулся широкий яркий шрам.

Глава 9

Несколько секунд я в изумлении смотрел на шрам, а потом сказал:

— Пожалуй, я выпью что-нибудь до того, как подъедет такси. Не возражаете?

Генерал кивнул, а я, сняв телефонную трубку, заказал машину, пообещав приплатить водителю, если машина будет подана скоро. Положив трубку, я уже ни о чем не мог думать, как только о шраме. Это в его, генерала Лопеса, руке была кассета с фильмом, который я впоследствии выкрал.

Я попросил графиню принести мне рома с минеральной водой «Техуакан», и та вышла из кабинета. Если генерал знал, что за фильм в той кассете, он бы ни за что не принес его с собой. А если не знал, где он ее взял? Всего несколько минут назад я был убежден, что человек со шрамом на руке коммунист. Какая-то получается чертовщина, подумал я и уже начал сомневаться, настоящего ли генерала Лопеса я вижу перед собой.

С трудом подобрав нужные слова, я, стараясь говорить четче, произнес:

— Генерал, сейчас столько людей, которые терпимо относятся к коммунистам. Другие стараются коммунистов не замечать. Для них коммунизм — всего лишь либеральное учение, а коммунисты — лишь одна из политических партий, имеющая право на существование. Сам я с большим уважением отношусь к тем, кто видит в коммунистах опасность для общества. Поэтому меня очень интересует, почему вы так враждебно настроены по отношению к этим подпольщикам.

— Все предельно просто. Коммунисты терроризируют мир. В том числе и мою Мексику. Могу ли я, будучи патриотом, остаться равнодушным? Не бороться с этими насильниками, мексиканскими коммунистами, которые выдают себя за добропорядочных граждан? — Произнося эти слова, генерал Лопес был очень серьезен и, чуть подавшись корпусом вперед, почти дрожал от волнения. Затем он перевел дух и неожиданно рассмеялся: — Но ответ на ваш вопрос заключен в самом вопросе, мистер Скотт, потому как подпольщики — это всегда заговорщики. Жена говорила мне, что вы тоже не любите коммунистов. Об этом нетрудно догадаться и по вашим словам. Истинные заговорщики никогда не скажут, что они заговорщики. Verdad?[25]

— Правда, генерал.

— Было бы непростительно считать коммунистические догмы философским учением, а коммунистическую партию — политическим движением. Да, коммунисты признают, что грабеж — это грабеж, что шантаж — это шантаж, а ложь — это ложь. Но для достижения своих целей они охотно прибегают к этому испытанному оружию. Только не подумайте, мистер Скотт, что я вообще не терплю инакомыслия. Однако эти коммунисты — обыкновенные бандиты. Многие из них просто глупцы, повязанные жесткой дисциплиной, — произнес генерал и сердито нахмурился. — Только в условиях жесткой дисциплины и строжайшей секретности они могут выполнять указания из Москвы и прикидываться, что не имеют к коммунистам никакого отношения.

Генерал сказал это страстно. Глаза его пылали негодованием, и у меня не осталось сомнений, что передо мной настоящий Торрес Лопес, хотя и со шрамом на руке. Никто из коммунистов, ни даже сочувствующий им не смог бы так искренне выразить свой гнев в отношении этих красных бандитов.

Неожиданно он улыбнулся:

— Простите, мистер Скотт, за столь длинную речь. Я ответил на ваш вопрос?

— Безусловно, — сказал я и тут услышал в холле шаги графини. — Хотелось бы вас еще кое о чем расспросить, если не возражаете.

Он кивнул, и в этот момент в кабинет вошла сеньора Лопес. Генерал сказал ей что-то по-испански, и она удалилась. Как только за ней закрылась дверь, я глотнул из высокого стакана, принесенного графиней, и обратился к сеньору Лопесу:

— Генерал, то, что сегодня произошло в вашем доме, не дает мне покоя, и я хотел бы услышать от вас... Поймите, это очень важно. Так вот, я хотел бы знать, что вы делали сегодня вечером. Желательно поподробнее.

Он нахмурился.

— Скажите, где вы были перед тем, как вернуться домой? Что делали, с кем встречались? — продолжил я.

Генерал еще суровее сдвинул свои густые брови и провел по губам языком.

— Не совсем понимаю, как... — начал было он, потом замолк, вздрогнул и подозрительно посмотрел мне в глаза.

Мне показалось, что он в этот момент думал о том странном случае, который произошел с ним и его друзьями в «Калле-Эдисон». Еще минута, и он догадается, кто тайком пробрался в бордель и выкрал порнофильм, подумал я.

— Не хочу показаться вам назойливым, но это чертовски важно как для меня, так и для вас.

Генерал подался вперед и слегка наклонил голову:

— Хорошо, отвечу. Я встречался с друзьями.

— Что это была за встреча?

— Хм... Обычная встреча, деловая...

— В «Калле-Эдисон»?

Лицо генерала приобрело зеленоватый оттенок. Он пристально посмотрел на меня.

— Вот это да! — негромко воскликнул генерал, и по выражению его лица было видно, что он обескуражен. Он бросил испуганный взгляд на дверь, затем снова посмотрел на меня и проглотил воздух: — Вас... наняла моя жена? Чтобы вы защитили меня от бандитов? Так?

— Да, не больше. Я не должен сообщать ей, где вы проводите время. Она знает только то, что видела собственными глазами, а то, что происходило с вами до этого, — останется между нами.

Генерал вновь лизнул губы, подумал немного и, глубоко вздохнув, начал рассказывать. Он периодически прерывал свой рассказ, чтобы подчеркнуть, что любит свою жену со страстью молодожена, трепетно, почти до безумия, и та отвечает ему тем же. Под конец он сообщил, что вечеринку в борделе организовал некий Вилламантес, преуспевающий бизнесмен, занимающийся куплей-продажей. Кроме него там были генерал Фернандес, президент и вице-президент одного крупного объединения, а также jefe de policia — шеф полиции.

Он подробно описал события, предшествующие попытке покушения на него, включая и те эпизоды, активным участником которых был и я.

— Итак, вы собрались посмотреть порнографические фильмы. Скажите, эти фильмы были собственностью публичного дома или кто-то их принес с собой? — спросил я и расстегнул пиджак с тем, чтобы вовремя выхватить кольт, если вдруг генералу вздумается в меня стрелять. Откуда мне знать, в какое дело я впутался.

Генерал заморгал:

— Хм... Один из фильмов принес...

— Кто? Вы?

— Нет.

— А что было на пленке?

— Не знаю.

— Кассету с этим кинофильмом вместе с остальными положили вы? Рядом с проектором?

Он еще чаще заморгал:

— А вы, что, были там?

Я не смог сдержать улыбки, но все же недоуменно пожал плечами.

— Я сам положил фильм на стол, — сказал генерал. — Мне его дали, как только мы приехали в этот... в это место, «Калле-Эдисон». Еще сказали, что для меня этот фильм представит особый интерес. Но мы его так и не посмотрели. Неизвестный, неожиданно появившийся в комнате, выкрал пленку.

— Кто вам дал эту пленку, генерал?

— Как кто? Мой приятель Вилламантес.

— Он вам не приятель. Вилламантес — коммунист, и он причастен к сегодняшней попытке вашего убийства.

Возможно, я и поспешил с таким выводом, но если Вилламантес передал генералу Лопесу эту пленку, то он должен был знать, что на ней. А если за попыткой ликвидировать генерала стояли коммунисты, то, значит, и этот преуспевающий бизнесмен состоял членом компартии или, по крайней мере, помогал ей.

Я поймал на себе недоверчивый взгляд генерала.

— Вы ошибаетесь, — твердо произнес он. — Он не просто приятель, он — мой друг.

Жаль, но я не мог объяснить генералу, почему человек, подсунувший ему этот фильм, не может быть его другом.

Я постоянно ощущал шаткость своего положения. Сейчас я был в роли человека, который за вознаграждение должен был обеспечить безопасность генерала. Но можно легко представить, что будет со мной, если он вдруг узнает об истинной цели моего приезда в Мехико. Тогда я снова окажусь в тюремной камере. И на этот раз навсегда.

Тут я вспомнил о капитане Эмилио и вздрогнул.

— А кто бросился на того... незнакомца? — спросил я, решив немного сменить тему разговора.

— Сеньор Вилламантес.

Значит, тот мужчина с длинными баками, которому я врезал в живот и разбил лицо, который гнался за мной и искал меня во «Фронтон-Паласе», и был Вилламантес.

— А кто из вас стрелял?

— Сеньор Вилламантес.

— А кто погнался за тем человеком?

— Jefe de policia и сеньор Вилламантес.

Да, Вилламантес принес с собой фильм и передал его генералу Лопесу. Он был единственным из их компании, кто знал, что на пленке, и можно было легко представить, как он волновался, предвкушая удовольствие от того, что генерала Лопеса хватит удар. Он же и постарался, чтобы просмотр порнофильмов начался с его пленки. Несомненно, Вилламантес был не только участником заговора, но и имел явно садистские наклонности.

Я попытался поподробнее расспросить у генерала об этом человеке, но оказалось, что он знает о нем совсем немного. Ходили слухи, что несколько лет назад Вилламантес выиграл в национальной лотерее миллион песо, удачно вложил их в какое-то дело, а после этого занялся торговлей, якобы весьма успешно. Ни в каких скандальных историях замешан не был.

— Генерал, а где сидел Вилламантес, когда... начался просмотр? Как он себя вел? — спросил я.

— Сначала сидел рядом со мной, на кушетке, — ответил он и задумался. — Потом, как только погасили в комнате свет, поднялся и подошел к проектору.

— Сразу же, как только стало темно?

— Ну... точно не помню... кажется, сразу. А что это был за фильм? Почему из-за него разгорелся такой сыр-бор?

— Забудьте о нем, — с трудом подавив в голосе дрожь, посоветовал я.

— Тот незнакомец буквально вырвал пленку из аппарата и убежал с ней. Странно, что...

— Пусть это вас не волнует, — поспешно сказал я. — Кража фильма — чистая случайность.

Этот сеньор Лопес задает слишком много каверзных вопросов, подумал я.

К генералу вновь вернулся тот озадаченный вид, точно такой, как и в ту минуту, когда его сеньора объясняла ему, почему я оказался в их доме. Я попытался вновь направить ход его мыслей в другое русло.

— Генерал, — сказал я, — у меня есть весьма веские причины полагать, что Вилламантес коммунист. Он знал, что сегодня вечером вас должны убить. Поверьте мне на слово и остерегайтесь его.

Генерал ни слова не проронил мне в ответ, и я продолжил:

— Если он тайный агент мексиканской компартии, то вы, генерал, хоть и большой специалист по коммунистам, глубоко в нем ошибались. Сами знаете, коммунисты способны заморочить голову кому угодно. Даже таким, как вы.

Помолчав немного, генерал сдвинул к переносице брови и сурово произнес:

— Вы совершенно правы. Коммунисты, выступая открыто от лица своей партии, ничего не добьются. Поэтому они вынуждены действовать в глубоком подполье. К какой только клевете не прибегали красные, чтобы опорочить честного человека. А какой грязью они поливали мою Натанию.

И он поведал историю о кампании клеветы, которая была развернута в прессе против сеньоры Лопес, ту, о которой рассказывал Амадор. Упомянул генерал и о многочисленных нападках на него самого.

— А знаете, мистер Скотт, очень часто большее зло исходит от нормальных уважаемых людей, которые попадаются на удочку коммунистов. Порой они подхватывают такую ложь, в которую и поверить невозможно. Так что опасны не столь коммунисты, сколь те, кто им верит. Ну разве не парадокс?

— Мы говорим с вами на одном языке, генерал, — сказал я и потянулся к стакану с ромом. — Такие легковерные чудаки встречались и мне.

— Как ни удивительно, но среди них попадаются очень интеллигентные и образованные люди, мистер Скотт. Это все оттого, что они ничего не знают о методах, к которым прибегают коммунисты для достижения своих целей, и верят всему, что говорится и печатается в средствах массовой информации. Коммунисты умело ведут пропаганду, постоянно лгут и туманят разум других. Мы же действуем не столь успешно, как они, — сказал генерал, пожал плечами и продолжил: — Их ведь не так много в нашей стране, но сделать им удается многое. И все потому, что они хитры и лживы. Стоит нашим красным получить указания из Москвы, как они тотчас обрушивают на нас потоки лжи. Кто на телевидении, кто в школе, кто на профсоюзном собрании, кто в прессе. Один в одном месте, другой в другом. И главная опасность заключается в том, что делается это по инструкциям Кремля. Указания им спускаются сверху, и тут же в Организации Объединенных Наций разворачивается кампания в поддержу красного Китая или встреч государств на высшем уровне. Начинают клеветать на Ри, Батисту, Маккарти или генерала Лопеса, восхваляя при этом Мао Цзэдуна и Кастро. Людей, разоблачающих их преступные замыслы, поливают ушатами грязи. — Генерал поднял руку. — Не успеешь оглянуться, как отовсюду, даже с самого высокого уровня, начинают раздаваться их голоса. Создается впечатление, что их мнение и есть мнение всей нации. И многие попадаются на эту удочку.

Эти слова генерала напомнили мне о нашем разговоре с доктором Баффингтоном, и я подумал о Бафф и о такси, которое явно запаздывало.

— Да, генерал, многие заглатывают эту наживку и, пусть неосознанно, начинают вторить коммунистам, — допив ром, согласился я.

— Совершенно верно. Одурманенные коммунистической пропагандой, они стараются перекричать других. Но этого не происходило бы, мистер Скотт, если бы они знали, что все эти пропагандистские кампании раскручиваются согласно инструкциям, тайно поступающим из Москвы. Наши коммунисты издают газеты и журналы, устраивают собрания, на которых вырабатывают тактику действий. Если бы наши газеты хотя бы раз в неделю печатали критические обзоры, разоблачая красных, или в открытую говорили на радио и телевидении о той опасности, которую несут с собой коммунисты, обманутых было бы гораздо меньше.

Я с интересом посмотрел на генерала. Он только что выдвинул совсем простую идею, как свести на нет все усилия коммунистов.

— Тогда каждый житель страны знал бы заранее, что предпримут тайные коммунисты. Как и что будут писать и говорить те, кто, скрывая свою принадлежность к компартии, ведет подрывную работу. Тогда они не смогли бы выдавать себя за добропорядочных граждан. В этих условиях им придется либо прекратить свою преступную деятельность, либо выдать себя с головой.

Слушая генерала, я поражался простоте и ясности его суждений.

— Генерал, — распрямив спину, сказал я, — осознаете ли вы, какую блестящую идею подаете? Боже, да вы попали в самую точку! Да это тактика Микки Мэнтла, который всегда наперед знал, что предпринимать...

— Микки Мэнтла? — удивленно переспросил он.

— Извините, генерал, что провел аналогию с баскетболом, но ваша мысль мне понятна, и я считаю вашу идею очень удачной. Коммунисты еженедельно, даже ежедневно ведут свою пропаганду, обрушивая на нас потоки лживой информации. Но если мы будем заранее знать, что они скажут завтра, то...

— Не стоит так обольщаться, мистер Скотт, — поводив перед собой ладонью, прервал меня генерал и улыбнулся. — Честно говоря, если моя идея осуществится, то коммунистическому подполью будет нанесен сильнейший удар. Но, к сожалению, вот уже сколько лет все мои призывы — не что иное, как глас вопиющего в пустыне. Я неоднократно встречался с нашими издателями газет, руководством радио и телевидения. Говорил им: «Дайте нам, гражданам страны, больше информации о коммунистах. Раскрывайте их замыслы на страницах своих газет, говорите о них на радио и телевидении прежде, чем эти замыслы начнут претворяться в жизнь. Тогда мы легко сможем понять их планы и противостоять им». — Генерал сделал паузу. — Можете представить, что из это вышло?

Я пожал плечами.

— Si, правильно. Ровным счетом ничего. А как у вас в Соединенных Штатах, мистер Скотт, обстоят дела с коммунистами? По-другому?

Вспомнив, что, кроме аналитических материалов Луиса Баденза, еженедельно публикуемых в бруклинском издании «Католик таблет», никаких других статей, в которых бы со знанием дела говорилось о коммунистах и их далеко идущих планах, мне не попадалось, я печально помотал головой и тихо произнес:

— Нет. Разницы никакой.

— Но придет и наше время, мистер Скотт. Пока я жив, я буду продолжать борьбу с коммунистами, — решительно сказал генерал и задумчиво посмотрел куда-то вдаль. — Знаете, что я больше всего обожаю? Жену и свою страну. Мексика для меня как ребенок. Внимательно наблюдаю за ее развитием и искренне радуюсь ее успехам. Я же — indio,[26] у которого лишь в одиннадцать лет появились ботинки. Теперь у меня чин генерала. Понимаете, мистер Скотт, я рос вместе со страной и хочу, чтобы она стала процветающей и более свободной. Хочу, чтобы каждый ее гражданин был свободным, образованным и не голодал. Мы на пути к этому, но коммунисты делают все, чтобы нам помешать. Если их не остановить, то они достигнут своего, и Мексика в своем развитии повернет вспять. Будет запрещено инакомыслие, люди лишатся элементарной свободы умрет надежда, а с ней и Мексика. — Генерал устало сомкнул веки, а потом снова посмотрел на меня. — Не станет тогда и генерала Лопеса. Он умрет, — печально произнес он.

Эти слова заставили меня вспомнить о записке, оставленной Рафаэлем Бельчардо.

— Вернемся к предсмертной записке, генерал, — предложил я.

— Кто из посторонних мог знать, как вы и ваша супруга называете друг друга?

— Представить себе не могу. Так мы обращаемся друг к другу только дома.

— А ваша обслуга?

— Ей я доверяю. Двое — шофер и повар — много лет работают у меня. Служанка — меньше года, но и ей я доверяю.

— Но вы доверяете и Вилламантесу.

— Ну... — произнес он и, задумавшись, поджал губы. — Да, я понял, что вы имели в виду. Но я все же не могу всерьез воспринимать ваши вопросы.

— Этого и не требуется. Только учтите, Бельчардо пришел в дом, чтобы убить вас.

Генерал понимающе кивнул. Из дальнейшего разговора я кое-что еще узнал о человеке, именующемся Кулеброй, которого никто не знает, но о котором знают все. У его банды была база, так называемый el centro,[27] расположенная неподалеку от Мехико. Точное ее местонахождение никому не было известно. Она, как и главарь банды, была окутана покровом таинственности и страха. Располагалась эта база и в загородном доме, и в старой церкви, и в пещере, и еще Бог знает где — все зависело от рассказчика. С нее Кулебра и его ближайшие соратники руководили работой рядовых члене партии. Полагали, что на базе имеется полиграфическое оборудование, печатные трафареты, большие запасы бумаги, краски, огнестрельного оружия и военной амуниции. Одним словом, это был опорный пункт коммунистов в Мексике.

Генерал заверил меня, что если бы он знал, где располагается база коммунистов, то собрал бы своих единомышленников в армии, направил туда хорошо вооруженные отряды солдат и уничтожил бы это осиное гнездо. Было видно, что он говорил совершенно серьезно.

— Я сравнял бы el centre с землей, камня на камне бы не оставил, — сказал он решительно. — Потому что он — заноза в сердце моей родины. Я сам с огромным удовольствием возглавил бы операцию по его уничтожению. Уверен, что граждане моей страны были бы мне благодарны.

— Направили бы вооруженные отряды солдат? Но это было бы похоже на войну, генерал.

— Конечно, — тихо ответил он. — Это и была бы война, но короткая.

Я закурил:

— Генерал, вы упомянули о людях, погибших от укусов змей, и что этот самый Кулебра скрывает свое подлинное имя, называя себя змеей. В этом есть какая-то связь?

— Да, «кулебра» у мексиканцев означает «змея». Так его прозвали сподвижники. Говорят, он на базе держит самых ядовитых змей, гремучих.

У меня по спине пробежали мурашки: я, как и многие, питал отвращение к подобным тварям.

— Он что, не в своем уме? Держать возле себя ядовитых змей?

Генерал покачал головой:

— Не совсем так. Может быть, у него и есть психические отклонения, но не в том суть. Говорят, он обожает всякие мерзости. Но вот что главное. Некоторые из его противников и тех, кто решил отойти от него, были найдены мертвыми в горах. Всех их покусали гремучие змеи. Это что, случайность? Кто после этого скажет, что этих людей убрали коммунисты?

Поморщившись, я проглотил воздух. Даже разговоры о змеях вызывали во мне омерзение.

— И вы были свидетелем таких случаев?

— Да, мистер Скотт. Я видел трупы укушенных, и у каждого на руке или ноге были следы змеиных укусов — маленькие пятнышки, почти точки. Не исключено, что многие жертвы вообще не найдены, и их трупы по сей день лежат где-то в горах.

Некоторое время мы сидели молча, затем я услышал, как на улице просигналила машина.

— Благодарю вас, генерал Лопес. За мной приехало такси, — поднявшись со стула, сказал я.

Он пожал мне руку, и я вышел из кабинета. В холле меня встретила графиня и проводила до двери.

— Послушайте, графиня. Не спускайте с мужа глаз. Постарайтесь все время быть с ним. Никого к нему не подпускайте. Иначе другая копия фильма или фотографии могут оказаться в его руках. И тогда все будет кончено, — сказал я ей перед тем, как выйти на улицу.

— Хорошо. Я понимаю, как это важно, и сделаю все, что от меня зависит.

— Вы поняли? Они планировали сначала показать генералу пленку, а потом инсценировать самоубийство.

— Да. Теперь я все поняла и очень беспокоюсь за мужа. То, что я увидела сегодня, потрясло меня. Его чуть было не убили...

— Да.

Это слово я произнес без малейшего оттенка иронии. Я не стал подвергать сомнению чувства графини, которые она испытывала к своему супругу. То, что она позволяла себе в его отсутствие, совсем не вызывало во мне сарказма. Тем более что мысленно я уже был в отеле «Дель Прадо».

Но сеньоре Лопес явно не терпелось хоть как-то оправдаться передо мной.

— Я действительно люблю мужа. Неужели не верите? Правда, я с вами и...

— Нет-нет, графиня. Я искренне вам верю.

Черт возьми, скажи сеньора Лопес сейчас, что луна — это фрикаделька из мяса, я бы тоже с ней согласился.

Графиня подошла ближе и, положив руку на мое плечо, легонько сжала пальцы:

— Я совсем не лукавлю, когда говорю, что страстно люблю своего мужа. Но в то же время очень сожалею... что нас прервали. Вы понимаете? Возможно...

— Да, конечно, — прервал я излияния сеньоры Лопес и, даже не похлопав ее по бедрышку, выбежал на улицу.

Генерал показался мне неплохим малым. Более того, я испытывал к нему симпатию. Зачем мне было связываться с его красавицей женой? Оставив ее одиноко стоящей в дверях, я забрался в такси.

— Отель «Дель Прадо», — сказал я водителю. — При двухстах километрах в час машина не развалится?

Прибыв в гостиницу, я сразу же направился проведать Бафф. При первом же легком стуке дверь в ее номер отворилась. Это еще ничего не значило. Я вошел внутрь и через пару минут понял, что девушки в комнате нет. Два стула были перевернуты, на полу виднелись пятна крови.

Глава 10

Только через полчаса мне удалось узнать, что произошло в гостинице. Не особенно надеясь на успех, выйдя из комнаты Бафф, я постучался в номер доктора. Никто не ответил. Мне пришлось обследовать весь отель «Дель Прадо», заглянуть в бары, пройтись несколько раз по холлу. В конце концов я подошел к стойке администратора. Там мне сообщили о случившемся.

«Сеньорита Баффингтон внезапно заболела. Приезжала „скорая помощь“. Из номера сеньориту вынесли на носилках. Отвезли ее в американо-британский госпиталь Эй-би-си. Произошло это, наверное, около часа назад Нет, администратор врачей не вызывал. Должно быть, в больницу позвонили из номера», — ответили на мои расспросы.

Узнав у дежурного на коммутаторе, что из номера Бафф никто не звонил, я тут же связался с госпиталем Эй-би-си. Там мне ответили, что они не слышали ни о Сьюзен Баффингтон, ни о докторе Баффингтоне и машину «Скорой помощи» в отель «Дель Прадо» не посылали. Услышав это, я растерялся. Где теперь искать Баффингтонов? Единственное, в чем я не сомневался, так это то, что Бафф исчезла и что ее увезли силой те же люди, которые захватили и ее отца.

Еще полчаса я метался по отелю, пытаясь отыскать хоть какую-то улику, которая бы помогла мне напасть на след доктора и его дочери. Но это было все равно что найти иголку в стоге сена. Я даже позвонил в полицейский участок в надежде переговорить с капитаном Эмилио и выяснить, не приложил ли он руку к их похищению. Если капитан хоть словом обмолвится о своих связях с Бельчардо, то я готов поочередно выбивать ему оставшиеся зубы до тех пор, пока он не сознается, где находятся Баффингтоны. В участке капитана Эмилио не было, адрес, по которому он живет, сообщить отказались.

Желая связаться с Вилламантесом, я позвонил генералу Лопесу. Возможно, через Вилламантеса я мог бы выйти на Бельчардо или капитана Эмилио. В эти минуты я, словно утопающий, был готов ухватиться за любую соломинку.

Мой звонок разбудил генерала. Он сказал, что как это ни удивительно, но домашнего адреса Вилламантеса не знает и вообще не представляет, как его найти, тем более в столь поздний час. Оказывается, генерал в поисках Вилламантеса уже обзвонил всех, кто был с ним в той компании, и никто не имел ни малейшего представления, где тот живет.

Положив трубку, я в отчаянии несколько раз стукнулся головой о стену. Было уже половина второго ночи. Стала сказываться накопившаяся за день усталость. За сегодняшний вечер мне уже пришлось пропустить более десяти стаканов спиртного, так что одиннадцатый моему самочувствию не повредит. Я решительно направился в бар «Монтенегро» и принял на грудь двойную порцию виски. Мгновенно в желудке у меня потеплело. Виски вдобавок к ранее выпитому рому слегка ударило в голову, и я снова взбодрился. Волнение стало постепенно проходить. На сегодня хватит, со следующей порции меня развезет, подумал я, и тут в моей памяти всплыли серые глаза Бафф, с укором глядящие на меня. Казалось, я вновь услышал ее слова: «Шелл, я хочу, чтобы ты остался... Я боюсь... Пожалуйста». Однако мне пришлось оставить ее одну: я должен был заняться делом графини. Мог ли я тогда знать, что с Бафф непременно что-то случится? Как ни пытался я оправдаться перед собой, у меня ничего не получалось. В том, что Бафф исчезла, была и моя вина.

Я выпил еще одну двойную порцию виски. «Ну соображай же, Скотт. Это же для тебя ничего не стоит. Еще один стакан — и ты сможешь решить любую проблему, пусть для этого придется перевернуть весь мир». Но время летело, а я так ничего не мог придумать.

Я оперся локтями о барную стойку, и тут меня словно ударило током — Моник! Как же я забыл о ней? Я настолько был поглощен тревогой о судьбе Бафф и доктора Баффингтона, беготней по отелю, расспросами тужащих, что совсем забыл о Моник. Может быть, и с ней что-то случилось. Поставив стакан на стойку, я отыскал глазами дверь и, стараясь не качаться, вышел из бара. Поднявшись на лифте на четвертый этаж, я подошел к номеру Моник и постучал в дверь. Никто не ответил. Я снова постучал и дернул дверь. Она слегка задрожала, но не открылась. Меня охватила паника. Моник тоже не было в отеле. Всех похитили, а возможно, уже и убили!

Тем временем из лифта вышел коридорный и направился в мою сторону. Через пару минут за пятьдесят песо он открыл номер и, пропустив меня внутрь, удалился. В комнате было темно, под дверью ванной комнаты, что находилась слева от меня, виднелась полоска света. Было слышно, как из крана в ванну льется вода. Некоторое время я стоял в темноте и, глядя на светящуюся под дверью щель, прислушивался к журчанию воды. Мне казалось, что от ее шума все в номере Моник сотрясается.

Бедная девушка, сокрушенно подумал я, теперь уже точно все мертвы. Я нисколько не сомневался, что там, за дверью, в наполненной водой ванне лежит Моник. Мертвая. Ее ярко-зеленые глаза, в которых застыло удивление, смотрят в потолок, чувственный рот приоткрыт. Классический «несчастный» случай! Я шагнул к двери ванной комнаты и застыл. Мне не хотелось ее открывать. Моник, такая жизнерадостная и по-детски озорная, мертва! Теперь уже мертвы все. Возможно, скоро придет и мой черед... Меня охватил ужас.

Наконец, собравшись с духом, я надавил на дверь и вошел в ванную.

В ванне действительно лежала Моник. Но не мертвая, а живая! Покрытая густой мыльной пеной, она правой рукой намыливала левую.

Девушка повернула голову и удивленно посмотрела на меня. Не удивлюсь, если в этот момент у меня от растерянности отвисла челюсть.

— Ну, Шелл, — возмущенно произнесла она, — это уже слишком.

— Но... — выдавил я, — я думал, что ты мертвая.

Моник прикрыла голую грудь мочалкой из махровой ткани:

— Ты что, никогда не стучишься перед тем, как войти в чужую ванную?

— Я думал, тебя уже нет в живых, — с отупевшим видом повторил я.

— О чем ты говоришь? Видишь, я еще жива, — с улыбкой сказала она. — Выйди отсюда.

— Да, конечно. Я только хотел узнать, все ли у тебя в порядке.

— Разве сам не видишь? — продолжая улыбаться, спросила девушка. — Ну, а теперь давай выходи. Подожди в комнате.

Я попятился и, выйдя из ванной, плотно прикрыл за собой дверь. Включив свет в комнате, я почувствовал себя немного спокойнее: Моник мне удалось найти живой и здоровой. Чувство гордости за то, что мне как детективу удалось хоть что-то сделать, снова вернулось ко мне.

Через несколько минут, завернувшись в большое полотенце, из ванной вышла Моник.

— Слушай, это же какая-то чертовщина! Доктор не вернулся в отель, Бафф тоже куда-то исчезла, — тут же объяснил ей свое неожиданное вторжение я.

Улыбка медленно сползла с лица девушки.

— Что значит — исчезла? — удивленно спросила она.

И я ей рассказал все, что мне стало известно после того, как я вернулся в гостиницу. Моник была потрясена.

— Как же так? Я ведь только недавно сама разговаривала с Бафф, — удивилась она.

— Когда это было? Во сколько?

— Точно не помню. А который сейчас час? Я разговаривала с ней около одиннадцати. Может быть, в половине двенадцатого. Она выглядела очень расстроенной. Вернувшись от нее, я немного почитала, потом... залезла в ванну.

Мы поговорили с Моник еще пару минут, но ничего что смогло бы пролить свет на таинственное исчезновение Бафф, я так и не узнал. Сам вид закутанной в полотенце Моник, особенно черные влажные кудряшки на ее голове мешали мне сосредоточиться.

— Одевайся, — сказал я ей. — Нам надо смываться из гостиницы.

— Почему?

— Почему? — переспросил я. — Покумекай сама. Бафф с ее отцом кто-то похитил. Ты почти постоянно находилась с ними, и все знают, что ты ее подруга. Не исключено, что следующей, кто исчезнет, будешь ты. Кто знает, что они задумали? Мы даже не знаем, что случилось с Баффингтонами. Так что тебе лучше всего бежать из отеля и где-нибудь затаиться. Мне, кстати, тоже.

— Наверное, ты прав, — нахмурясь, сказала Моник. — Я одеваюсь.

Она повернулась ко мне спиной и направилась в спальню. Вскоре девушка появилась в гостиной полностью экипированной: в белой блузке, жакете и юбке коричневого цвета и того же цвета туфлях на высоких каблуках.

— Что-нибудь прихватить с собой? — спросила она.

— Пока не надо. Номер оставь за собой. Вернемся сюда, когда все уляжется.

Мы спустились в вестибюль, вышли через запасный выход на улицу Хуареса и взяли одну из машин, стоявших напротив отеля. Я попросил таксиста, который, как оказалось, неплохо изъяснялся по-английски, ехать в сторону авеню Реформы.

Когда мы проезжали по Кабаллито, Моник вдруг сказала:

— От того, что ты рассказал, меня бросает в дрожь. Я боюсь.

— Нечего бояться, поэтому мы и меняем место. Возможно, и в отеле «Дель Прадо» ничего с нами не случилось бы, но зачем испытывать судьбу.

— Знаешь, Шелл, так хочется выпить.

— Мне тоже, но думаю, что сегодня от хождения по ночным барам нам лучше отказаться.

Девушка заявила, что умрет от жажды, и мне ничего не оставалось, как остановить машину и купить в ближайшем баре бутылку виски и литр минеральной воды. Пока Моник, сидя в такси, жадно глотала виски, запивая его водой, я с опаской оглядывался по сторонам. Ничего подозрительного на проезжей части улицы я не заметил. В эту ночь оснований для бдительности у меня было более чем достаточно. Я продолжал наблюдение, тщетно пытаясь увидеть черный «кадиллак».

Наконец, утолив жажду, Моник протянула мне обе бутылки.

— Никогда еще мне так не хотелось выпить, — со вздохом облегчения сказала она. — Нет, правда.

— Тогда на здоровье, — ответил я и припал к горлышку бутылки.

— А куда мы едем?

— Пока не знаю.

Окончательно убедившись, что нас никто не преследует, я попросил водителя свернуть направо и постоять недолго: надо было решить, куда же нам все-таки ехать.

— Неподалеку, на улице Повстанцев, есть небольшие и весьма приличные гостиницы. В любой из них нам будет гораздо безопаснее, чем в «Дель Прадо», — сказал я девушке и, обернувшись, глянул в заднее стекло.

То, что я увидел, сразу же привлекло мое внимание. Казалось, обычная уличная сценка: в нескольких десятках ярдов от нас остановилась другая машина, у которой тотчас погасли фары.

Как я уже говорил, авеню Реформы — широкая улица с тремя рядами движения в ту и другую сторону, раздвоенная посередине каменным бордюром. Кроме этого, между основной проезжей частью и тротуарами с обеих сторон тянутся маленькие двухрядные дорожки, пригодные для проезда транспорта. Основную магистраль от этих дорожек отделял шириной в несколько футов зеленый газон, с растущими на нем деревьями. Эту часть улицы местные водители называли малой авеню Реформы; именно там, по правую сторону от нас, и остановилась та самая машина.

В другое время я вряд ли обратил бы на нее внимание, но за эту ночь в меня уже дважды стреляли, и я решил перестраховаться.

— Проедем еще квартал, — попросил я нашего таксиста.

Едва мы тронулись с места, как у автомобиля, вызвавшего у меня подозрения, включились фары, и он, держа дистанцию в полквартала, а то и меньше, поехал за нами вслед. Перед нашими глазами в центре небольшой площади замаячил монумент Независимости в виде ангела с расправленными крыльями. Нам предстояло, обогнув монумент, выехать на участок авеню Реформы, где справа на него выходила улица Тайбер, а слева — улица Флоренции.

— Объезжаем монумент, только медленно, потом я скажу, где свернуть, — сказал я водителю.

Когда мы подъехали к монументу с венчавшим его вершину ангелом, я вновь оглянулся на подозрительную машину. Мы уже начинали сворачивать налево, будто желая попасть на улицу Флоренции, и тут я увидел, как следовавшая за нами машина, пропуская транспорт в левом от нее ряду, сбавила скорость, явно собираясь пересечь авеню и выехать на ту же улицу, что и мы.

— За нами «хвост», — сказал я Моник.

— Что? — не поняв, хихикнула она.

— «Хвост». Нас преследуют.

— Боже, Шелл! А ты уверен? — дрогнувшим голосом спросила девушка и напряглась.

— Да, уверен. Не хочу тебя пугать, но лучше, чтобы ты все знала.

— Какой ужас! Что же нам делать?

Я вновь оглянулся назад, а Моник тем временем поспешно отхлебнула еще виски, запила минеральной водой и, поперхнувшись, закашляла.

— Не поворачивай. Поедешь дальше по авеню, доедешь до статуи Дианы, объедешь ее, затем на полной скорости несись в Чапультепек-парк. Придется поднажать на газ, — сказал я водителю.

Таксист попытался возразить, но я протянул ему несколько сложенных вместе банкнотов, и он смирился.

— Запомни, как только свернешь за Дианой, жми на все педали.

— Si, — с готовностью ответил таксист и, не сворачивая на улицу Флоренции, покатил машину вдоль авеню Реформы.

— Не нравится мне все это, — испуганно прошептала Моник.

— А мне, думаешь, нравится? Только не раскисай. Возможно, нам еще придется поработать ногами. Так что на всякий случай разуйся.

Девушка, не говоря ни слова, послушно сняла с ног туфли.

Тем временем мы выехали на площадь и начали объезжать статую Дианы. В пятидесяти футах от площади преследовавшая нас машина резко сбросила скорость и почти остановилась. Как только наше такси миновало монумент, я сказал своему водителю:

— А теперь — жми!

Парень дал газ, и такси на полной скорости рвануло в сторону парка. Наши с Моник головы резко отбросило назад. Обернувшись, я увидел, что машина, неотступно следовавшая за нами, сорвалась с места и стала набирать скорость.

— Ну что, крошка? Хочешь верь, хочешь не верь, но за нами точно тянется «хвост». Только вот не знаю, сколько человек в этой машине и кто они такие.

— О, Шелл! — испуганно взвизгнула девушка. — Я боюсь. Меня уже тошнит от страха.

— Не паникуй. Въедем в парк, попрошу таксиста нас высадить и тут же ехать дальше. Если повезет, преследователи нас не заметят и помчатся за ним вдогонку. Надеюсь, ты быстро бегаешь?

— Только не бросай меня, Шелл! Не оставляй одну!

— Конечно же не брошу. Вот только бы не пришлось тащить тебя на руках.

Такси на большой скорости пронеслось между двумя огромными чугунными львами, стоявшими у ворот парка. Откуда-то до нас донесся громкий свист полицейского, но к тому времени наша машина уже скрылась в тенистой аллее. Судя по всему, мы уже прилично оторвались от преследователей. Спустя некоторое время, оглянувшись назад, я по маленьким точкам яркого света, вспыхнувшим у ворот, понял, что они только въезжают в парк. Не теряя драгоценных минут, я объяснил таксисту, что нужно делать, и, как только мы свернули на дорогу, ведущую в глубь парка, крикнул ему:

— Здесь!

Водитель нажал на тормоз, и машина, взвизгнув шинами, начала резко сбрасывать скорость.

— Быстрее выскакивай, не жди, пока остановится! — приказал я Моник.

Та распахнула дверцу и выскочила из машины, следом за ней выпрыгнул и я. Едва я успел захлопнуть за собой дверцу, водитель нажал на газ, и машина, набирая скорость, покатила дальше. Я кинулся бежать и чуть было не наступил на лежавшую ничком на земле девушку. Чертыхнувшись, я помог ей подняться. Если бы не Моник, я из своего кольта мог бы перестрелять наших преследователей, сколько бы их ни было. Но сейчас воспользоваться своим револьвером я не решился: в перестрелке могла погибнуть и девушка. Моник, поднявшись с земли, со всех ног побежала прочь от дороги, я бросился вслед за ней. В темноте раздался визг тормозов. Я понял, что машина преследователей останавливается. Как девушка ни старалась, бежала она все-таки не так быстро, как хотелось.

Я услышал, как хлопнула дверца автомобиля, и, оглянувшись, увидел позади себя мерцающие огоньки двух карманных фонариков. Моник забежала за дерево, и я последовал ее примеру. В парке росло много деревьев, но кустов, которые могли бы нас укрыть, не было. Бегать от дерева к дереву, когда в спину светят фонарики, было бы совсем глупо. «Какой же ты, Скотт, дурак, надо же было тебе выскочить именно здесь, — подумал я, — нет, чтобы поискать более безопасное место».

— Шелл! Что случилось? — переводя дыхание, спросила Моник.

— Не задавай дурацких вопросов, лучше беги быстрее. И старайся прятаться за деревья.

Преодолев еще ярдов пятьдесят, я схватил девушку за руку и остановил ее:

— Эй, подожди-ка минуту. Давай-ка прислушаемся.

Мы замерли и напрягли слух. Сзади, из темноты парка, до нас донесся топот преследователей. Как ни странно, но я не увидел света их фонариков. Вдруг за стволами деревьев вспыхнул один огонек и через пару секунд погас. По этой вспышке я понял, что преследователи уже недалеко от нас. Забегая с Моник за дерево, я выхватил свой револьвер и приготовился стрелять.

Увидев в моей руке кольт, Моник испуганно зашептала:

— Шелл! Не делай этого! Нас же убьют!

— Беги, а я прикрою тебя.

— Нет, Шелл, я боюсь одна. Бежим вместе! — дрожащим от страха голосом взмолилась девушка. Огонек за деревьями вспыхнул еще раз. — Хорошо, бежим вместе. Только держись рядом, — сказал я и побежал дальше.

Моник припустилась за мной. Насколько я помнил, в той части парка, куда мы бежали, находилось озеро, и, судя по всему, мы должны были скоро оказаться на его берегу. И действительно, минуты через две мы его достигли. У кромки воды я увидел небольшое здание лодочной станции, в окнах которого горел тусклый свет. Рядом были причалены лодки. На озере в Чапультепек-парке всегда много лодок. Жители мексиканской столицы просто обожают кататься на них. И тут мне в голову пришла, как мне показалось, блестящая идея: попробовать спастись от наших преследователей по воде. Спустившись к озеру, мы подошли к лодкам. Из всей многочисленной флотилии я остановил свой выбор на каноэ. Оно показалось мне вполне приличным.

— Ну, детка, забирайся в лодку, — сказал я Моник.

Та не заставила себя упрашивать.

Когда я пропускал ее вперед, то услышал какой-то странный звук. Что-то глухо звякнуло.

— Эй! Это еще что такое? — спросил я.

— Что что такое? — удивилась она.

Я не стал уточнять: не было времени. Моник прошла на нос лодки и села лицом ко мне. Спустив каноэ на воду, я резко оттолкнул лодку от берега и запрыгнул в нее. Каноэ дало резкий крен вправо, и мы с девушкой чуть было не оказались в воде. Только теперь я понял, что выбор мой оказался не совсем удачным: сидеть в лодке было не на чем. В ней не только не оказалось мягких сидений, но не было даже обычных деревянных. Нам пришлось сесть на дно лодки, засунув подбородки между коленей. Тем временем лодка по инерции продолжала плавно скользить по воде, постепенно удаляясь от берега. Я пошарил рукой по днищу в надежде нащупать весло.

— Что ты делаешь? — спросила меня девушка.

— Пытаюсь отыскать весло, — прошептал я в ответ и, прервав поиски, посмотрел на медленно удаляющийся берег.

До него было ярдов двадцать. По мигавшим в темноте фонарикам я понял, что преследователи вот-вот появятся из-за деревьев, и снова принялся искать весло. Не найдя его, я, несмотря на присутствие девушки, грязно выругался.

— Что случилось? — спросила Моник.

— Попробуй догадаться, — огрызнулся я, досадуя на себя, что, сев в лодку, не позаботился о веслах. — Придется грести руками. Надо же заставить это корыто хоть как-то двигаться. Чем быстрее и дальше отплывем от берега, тем лучше.

С носа лодки опять послышался тот же странный звук.

— Чем ты там занимаешься? — шепотом спросил я Моник. — Что там у тебя все время позвякивает?

— Хм-м-м... Позвякивает? — переспросила девушка.

— Откуда эти звуки? — вновь поинтересовался я, осторожно гребя какой-то посудиной, которую на ощупь нашел на дне каноэ.

С ее помощью мне удалось продвинуть лодку еще на пару футов от берега.

На секунду сквозь густую пелену облаков прорвался слабый свет луны и посеребрил очертания силуэта Моник, сидевшей на носу лодки. Я увидел, как что-то слабо блеснуло в ее руках. Приглядевшись, я понял, что это были бутылки, которые она использовала вместо весел.

— Ты что, не бросила бутылки?

— Какие? Эти? — удивленно спросила она, и бутылка снова звякнула, задев о борт лодки. — Я даже не знала, что они у меня в руках. Просто бежала, позабыв обо всем на свете. А ты что, несся как угорелый и думал, что у тебя в руках?

— Да, ты, кажется, права. Ладно, греби дальше.

И мы дружно заработали: я — большой консервной банкой, а она — бутылками. Но лодка почти не сдвинулась с места. Поразмыслив полминуты, я наконец-то понял, в чем дело: Моник сидела лицом ко мне и старательно гребла в противоположную сторону, обратно к берегу.

— Слушай, — обратился я к ней, — ты что, саботажем занимаешься? Может быть, ты коммунистка? Если мы не уберемся подальше, нас обоих убьют. Ты же гребешь обратно к берегу. Давай делай как я.

Моник сразу все поняла, и наша лодка стала набирать скорость. Я оглянулся назад, и, не увидев на берегу света карманных фонариков, немного успокоился, и начал обсуждать с девушкой подробности наших злоключений. Достигнув середины озера, мы перестали грести.

— Что будем делать дальше? — шепотом спросила Моник.

— Не знаю, — также шепотом ответил я. — Пока не известно, где наши преследователи. Может, ходят по берегу, а может, взяли лодку и плывут за нами.

— О Боже, — чуть слышно произнесла девушка и, прильнув губами к горлышку бутылки, перевернула ее дном вверх.

В ночной тишине раздались булькающие звуки. Затем Моник поднялась с места и, осторожно ступая, направилась ко мне. Я встретил ее на середине лодки.

— На, выпей, — сказала она, передав мне бутылку виски. — Тоже, наверное, хочешь.

Отпив виски, я вернул бутылку Моник, а та, сделав глоток, вновь протянула ее мне. Почти молча мы несколько раз передавали друг другу бутылку, пока я не обнаружил, что она пуста. Обе бутылки, из-под виски и минеральной воды, я выбросил за борт. Теперь мне стало совсем хорошо.

— Как ты себя чувствуешь? — спросил я девушку.

— Великолепно, — слегка заплетающимся языком ответила та.

— Ты хоть поняла, что нас сегодня чуть было не убили? Правда, опасность еще не миновала, — с трудом шевеля губами, заметил я, — но меня это уже пугает не так, как раньше. — Помолчав немного, я продолжил: — Хотелось бы верить, что эти ребятишки остались на берегу. Жаль, что у нас нет весла. Слава Богу, что наконец-то выплыли на середину озера и теперь одни. Без преследователей.

— Как здесь тихо и спокойно, — мечтательным голосом произнесла опьяневшая девушка.

— Тихо и спокойно? Ха! Того гляди, начнут стрелять, а ты говоришь «спокойно». Ты что, не понимаешь, что нам все еще грозит опасность?

— Это даже романтично. Посмотри, луна выходит из-за туч. Правда, красиво?

— Просто потрясающе. Луна, видите ли, выходит. Только этого нам не хватает. Хорошо, что еще не взошло солнце!

— Боже, надо же сказать такую глупость. По ночам солнце не всходит.

— Ну да. Это ты у нас такая умная: неслась через весь парк с двумя бутылками. Ладно, мы оба хороши. Кстати, как нам отсюда выбраться? Ты не знаешь?

Она промолчала. Я бросил взгляд на берег, но ничего настораживающего там не заметил. Правда, было темно, и я с трудом различал окружающие предметы. Свет луны становился ярче. Я вновь посмотрел на Моник и, увидев, в какой непотребной позе она скрючилась на дне лодки, скривился.

— Ты бы сменила позу, — недовольно сказал я. — На тебя даже неловко смотреть.

— А как мне сидеть? И почему это моя поза тебя так раздражает?

— Не спрашивай, поняла? Если бы ты знала, что мне пришлось пережить за эту ночь... Прошу тебя, не сиди так.

— А по-другому в этой лодке и не сядешь. Ты что, думаешь, это... яхта? Здесь так неудобно.

— О Боже, — вздохнул я. — Тогда сиди, как тебе удобно, но только спокойно.

— Я же сказала тебе, что здесь неудобно, — промолвила девушка и, поерзав на дне лодки, сменила позу. — Вот, так немного лучше.

— Не лучше, а хуже, — возразил я. — Предупреждаю, не пытайся меня соблазнить. Другим, чтобы завестись, хватило бы и половины того, что ты здесь демонстрируешь. А я уже сегодня столько повидал, что... Послушай, черт возьми! Еще минута, и я прыгну в воду. Смилуйся, Моник. Ты что, специально это делаешь?

Девушка засмеялась:

— Ах-ах! Ты всегда такой осторожный и вроде бы ничего не понимаешь. Шелл, а как я смотрелась тогда в ванне?

— Ты же знаешь, я вошел без стука, потому что думал, что ты мертва. Но выглядела ты просто великолепно.

— Великолепно?

— Да. Просто потрясающе, — подтвердил я.

Теперь ее заигрывания перестали казаться мне такими вызывающими.

— Шелл, разве тебе не кажется забавным, что мы с тобой вдвоем... в ночном парке... в лодке? — томным голосом проворковала Моник.

— Ты это называешь лодкой?

— Да. В лодке... и наедине. Ты мог бы, по крайней мере, поцеловать меня, но почему-то этого до сих пор не сделал. А я вижу, тебе очень этого хочется. Так не стесняйся!

— Послушай. Неужели ты не можешь сменить позу? Я уже пытался все тебе объяснить. А кроме того, если я начну тебя целовать, лодка перевернется.

— Какие глупости, — сказала она и, поджав под себя колени, наклонилась ко мне. — Мне так хорошо... Ну, хоть чмокни меня в щеку.

— Ладно, чмокнуть могу. Но не больше, а то точно окажемся в воде.

Окончание фразы я произносил, уже чувствуя, как губы Моник впились в мои. Ее поцелуй оказался точно таким, каким я себе его и представлял — пылким и сладким. Глаза ее горели страстным огнем. Губы, бедра, да что там бедра — все тело девушки трепетало от желания. Слившись с ней в поцелуе, я почувствовал, как закачалось на воде наше каноэ, и понял, что теряю над собой всяческий контроль.

Затем девушка, мурлыча мне в ухо, стала водить по моей шее своими жаркими, словно раскаленное железо, губами.

— Не дурачься, — пытался было остановить ее я, но Моник вновь прижалась своими губами к моим.

Каноэ под нами вновь закачалось, на этот раз еще более угрожающе. Я ответил девушке таким страстным поцелуем, за который не стало бы стыдно ни одному мужчине.

Моник поделилась со мной на ухо, что она собирается делать. Я запротестовал:

— Нет, дорогая, это невозможно.

— Возможно. Протяни сюда свои ноги.

— Послушай, я не могу этого сделать. Мы же перевернемся.

— Не перевернемся... Я только прилягу рядом с тобой.

— Как ты здесь приляжешь? О чем ты говоришь?

— По-другому не получится.

— Можно попробовать и по-другому.

— Если не получится, как предлагаю я, попробуем по-другому. Хорошо?

— Но мы же окажемся в воде.

— О, Шелл! Еще минута, и я тебя возненавижу.

— Ладно... Но ты хоть плавать-то умеешь?

— Боже, он еще спрашивает, умею ли я плавать! И это в такую-то минуту. Никогда мне еще не попадались такие заботливые мужчины.

— Хорошо. Только не вини меня, если эта дурацкая лодка перевернется.

— Не буду.

— Посмотрим.

— Замолчи. А теперь протяни сюда свои ноги.

Я подчинился. Чтобы Моник смогла улечься рядом, я подвинулся дюйма на три. Лодка тотчас резко накренилась и перевернулась. Уйдя под воду, я понял, что был дураком, когда послушался Моник. Я же заранее знал, что так все и кончится. От спиртного, выпитого за этот вечер, голова у меня шла кругом, и я поначалу никак не мог сообразить, куда же мне плыть. Несколько секунд я барахтался в воде, пока неожиданно мои руки не коснулись дна озера. Плыть дальше было незачем, и я встал на ноги. В ярде от меня, положив руки на бедра, стояла погрустневшая Моник. О том, что руки она держала на бедрах, можно было только догадываться, поскольку вода доходила ей до груди.

— Все-таки ты добился своего, — укоризненно сказала она.

— Добился своего? — удивился я. — Так это из-за меня мы оказались в воде? А чья была идея...

— А ты поаккуратнее подвинуться не мог? И почему ты так долго барахтался в воде?

Бурлящие страстями, мы гневно смотрели друг на друга.

— Я плыл к берегу.

— Подумайте, он плыл. Глубина-то здесь всего фута четыре.

— Хорошо. Тогда я боролся с осьминогом. Устроит? Чем еще я мог там заниматься? Хохотал во весь голос?

Моник глубоко вздохнула.

— Ну и дела, — сказала она. — Где же наша лодка?

Мне пришлось объяснить ей, что это корыто нам больше не пригодится.

Девушка, рассекая бюстом волны, приблизилась ко мне. В эту минуту на нее было смешно смотреть.

— Черт возьми! Да пропади все пропадом! — недовольно произнесла она и замолкла.

В наступившей тишине послышались слабые раскаты грома. Затем небо озарила яркая молния, а следом, как и полагается, закапал дождь. Секунд через десять он превратился в ливень.

— О, дождь пошел, — недовольно заметила Моник.

— Своевременное замечание. А ты, оказывается, очень сообразительная девочка. От общения с тобой и сам становишься умнее.

— Да заткнись ты.

— Подумайте, она недовольна тем, что пошел дождь. А если бы пошел снег? Тогда бы мы не так вымокли?

— Да заткнешься ты или нет?

— Давай попробуем выбраться на берег. Эй, да я увязаю.

— От меня самой уже воняет болотом.

— Я сказал, увязаю, а не воняю. Ноги вязнут в иле.

— Ну и вязни дальше.

— Ох, Моник, не говори так. Я не могу переставить ноги в этой...

— Заткнись.

Покрутив одной ногой, я с большим трудом вытащил ее из вязкого ила и нащупал более твердый участок дна.

— Ну, ты готова выбираться на сушу? — спросил я девушку.

Та, насупившись, молча направилась к берегу. Сунув руку под мышку, я нащупал в кобуре свой кольт. Странно, что он еще на месте, подумал я, хотя и не очень удивился. После того, что со мной произошло, удивить чем-либо меня было невозможно. С этого момента меня можно было смело называть Шеллом Скоттом Неудивляющимся.

Шаг за шагом мы с Моник продвигались по вязкому дну озера и в конце концов выбрались на берег. Если судить по тому, что пули нам вдогонку не летели, нас не заметили. Пройдя сквозь парк, мы вышли на дорогу и поймали такси. Водителю, доставившему нас в гостиницу, пришлось доплатить за то, что мы вымочили сиденья в его машине и на полу оставили лужи.

Приняв душ, Моник вышла в гостиную.

— Теперь можешь занимать ванную, — несколько суховато сказала она.

На ней опять было только полотенце.

Я прошел в ванную, разделся и встал под горячий душ. Гостиница, в которой мы остановились, оказалась не самой лучшей в столице Мексики, но мы так устали, что были счастливы остаться на ночь даже в ней. Смыв с тела мыльную пену, я вытерся и, завернувшись в полотенце, вышел из ванной.

— Одежда еще не просохла, — оправдываясь, сказал я Моник, которая сидела на кровати.

Она пристально посмотрела на меня:

— А ты одеваться и не собирался. Так ведь? И, выйдя из ванной, набрасываться на меня тоже! Ты вообще не собирался ничего делать!

— Не впадай в истерику. Я...

— Там, в отеле «Дель Прадо», ты без стука вломился в ванную и застал меня голой! И тоже ни на что не решился! А на озере в лодке? Это же стыдно вспомнить! — сверкая глазами от злобы, выкрикнула Моник, стараясь уязвить мое мужское самолюбие.

— Успокойся, дорогая, — с улыбкой сказал я. — Я же никуда не ухожу. Я с тобой.

— Ты это серьезно?

— Конечно. Я совсем не шучу.

Девушка подозрительно посмотрела на меня, и ее лицо подобрело.

— Так-то лучше, — сказала она, бровь ее выгнулась дугой, а кончик языка опять выпятил щеку.

— Согласен, там на озере я вел себя несколько грубовато. Наверное, некоторые мои слова показались тебе неприятными. Пойми, в каком нервном напряжении я находился. Но сейчас мы не на озере... — оправдываясь, сказал я. — Так мы сможем остаться друзьями?

Моник облизнула нижнюю губу, вопросительно посмотрела на меня и наконец улыбнулась.

— Наверное, сможем, — ответила она, затем поднялась, сбросила с себя полотенце и, плюхнувшись обратно на кровать, добавила: — Во всяком случае, попробуем.

Глава 11

Я неожиданно проснулся. Тело было покрыто холодным потом, скомканная простыня, под которой я спал, ночью сползла и валялась у меня в ногах. В полудреме передо мной все еще мелькали какие-то мрачные тени непонятно каких существ. Короче, мне приснился кошмарный сон: будто я нахожусь в стерильной, сверкающей белизной лаборатории, заставленной ретортами с изогнутыми горлышками, громадными стеклянными пробирками, зажженными горелками Бунзена и огромными колбами, наполненными тягучей жидкостью коричневатого цвета. Эта омерзительного вида маслянистая жидкость пузырилась и противно булькала. Над ее кипящей поверхностью вились густые струи пара, похожие на жирных белых червей. Между столами вразвалку бродили косматые обезьяны. В центре лаборатории на одном из столов, окутанная клубами пара, лежала голова генерала Лопеса. На залитом кровью виске зияла дыра, из которой на стол, а потом на пол медленно сползали мозги, словно раскаленная серовато-красная лава. Ну, прямо как на картине Сальвадора Дали.

Рядом со столом с окровавленной головой стоял доктор Баффингтон, гигантского роста, раза в два раза выше, чем в действительности. Внимательно наблюдая за вытекавшим из отсеченной головы серым веществом, он периодически поглядывал то на одну, то на другую обезьяну, которые находились по обе стороны от него. Худенькая, размером с куклу девочка, соединив руки, танцевала рядом. Она вращала своими черными глазами и, словно задавая ритм этому странному танцу, покачивала головкой. На полу в углу комнаты молча лежала Бафф. С лицом цвета белого мрамора и глазами, похожими на сваренные вкрутую яйца, она тупо смотрела перед собой.

Сильно качаясь, обезьяны сновали по лаборатории и натыкались на столы. Стоявшие на них колбы и прочая стеклянная посуда бесшумно сотрясались. Затем животные стали падать одно за другим. Скрючившись и дергаясь в судорогах, они принялись кататься по полу, постепенно превращаясь в какую-то мерзкую, гниющую на глазах массу. Коричневая жидкость вздувалась пузырями и нескончаемым вязким потоком медленно вытекала из колб. Мозги, вылезавшие из головы генерала Лопеса, пульсировали и были похожи на серо-красную змею, заглотившую добычу.

Сев на постель, я провел рукой по холодному лбу и подернул плечами. Рядом безмятежно спала Моник. Поднявшись с кровати, я умылся, оделся и осмотрел свой кольт. Мне следовало бы проверить его перед тем, как ложиться спать, но он оказался в полном порядке, даже не поржавел. Затем я разбудил девушку. Она сонно поморгала глазами и потянулась.

— Ой! Неужели я спала? — удивленно воскликнула она, затем снова похлопала ресницами и нахмурилась. — Э-э-э, а ты что-то неважно выглядишь.

— Мне приснился сон. Кошмарный. Так что я еще под его впечатлением. Послушай, мне надо идти. Хочешь поесть или еще поспишь?

— Посплю, — сладко зевнув, ответила Моник. — А ты куда?

— Пока еще не решил, но ты отсюда никуда не уходи. Оставайся в номере, а я тебе позвоню, — сказал я и тут вспомнил, что наш номер без телефона. — Я хотел сказать, что как только освобожусь, так сразу же вернусь, — исправился я. — Увидимся позже, дорогая.

В ответ Моник молча кивнула, и я вышел из гостиничного номера.

Пережевывая венские сосиски с обжаренными ломтиками хлеба и запивая их кофе, я ломал голову над тем, что делать сегодня. Драматические события прошедшей ночи так быстро сменяли друг друга, что я не успел выстроить их в логическую цепочку и выявить в них взаимосвязь. Теперь, окончательно освободившись от воспоминаний о страшном сне, я вновь почувствовал себя бодрым и мог здраво рассуждать.

Связана ли попытка убить генерала с захватом доктора Баффингтона и его дочери, я пока не знал, но никаких сомнений в том, что все это являлось делом рук одного человека или одной и той же группы лиц, у меня не было. Как и то, что этот человек или группа лиц являлись коммунистами. Я задумался над причиной, побудившей коммунистов выкрасть доктора и насильно удерживать его у себя. Внезапно в памяти всплыли жуткие сцены из моего сна, и я вспомнил слова доктора Баффингтона, произнесенные им в ресторане: «Служить дьяволу я отказываюсь», на что ответил ему: «Надеюсь, что никому не удастся вас переубедить».

Предчувствуя недоброе, я решил, что мне первым делом надо начать с поисков доктора и Бафф. Все остальное уже казалось мне не столь важным. Я чувствовал, что поиск их приведет меня к тому или тем, кто шантажировал графиню, а потом пытался убить ее мужа. С другой стороны, если я выйду на этих коммунистов, я автоматически найду доктора и его дочь. Моя уверенность основывалась на том, что в обоих случаях фигурировал один и тот же человек — Бельчардо, а это не могло быть чистой случайностью.

К концу завтрака я успел обдумать все, что произошло в эту ночь, и, по меньшей мере, знал, с чего начать поиски. По моим расчетам, четыре человека могли навести меня на след доктора и Бафф. Наиболее ценным из них для меня в этом смысле являлся Бельчардо. Но после того как я засек его в кабинете генерала Лопеса он вряд ли решится попасться мне на глаза. Вторым был капитан Эмилио, офицер полиции, который уж слишком быстро явился на помощь Бельчардо, отдубасил меня со своими подручными и упрятал в каталажку. Меня еще тогда в ресторане насторожила та наглость и уверенность в собственной безнаказанности хама, пристававшего к девушке. Третьим в моем воображаемом списке значился Вилламантес — садист без усов, но с длинными баками. Он казался мне наиболее важной фигурой и самым опасным противником. Четвертой была грудастая продавщица сигарет из «Монте-Кассино», с которой разговаривал Бельчардо.

Допив залпом остатки кофе, я вышел на улицу, зашел в ближайший магазин и купил себе новый костюм и наручные часы. Мой прежний костюм из дорогого абардина, после того как побывал в грязном озере, весь сморщился, когда просох, а часы после пребывания в воде перестали ходить. Помимо этого я приобрел еще легкий плащ и тут же в примерочной магазина сменил одежду.

Выйдя на улицу, я позвонил в отель «Дель Прадо», совсем не надеясь застать в нем Баффингтонов. Так оно и получилось. Никто в их номерах мне не ответил. Потом я набрал номер телефона генерала Лопеса. Трубку сняла сеньора Лопес.

— Это Шелл, графиня. У вас все в порядке?

— Да, — тихо ответила она. — Но я сегодня утром получила... еще один пакет. Его передал посыльный. Пакет был адресован генералу, и я, получив его, тут же уничтожила. Муж в то время еще спал.

— Генерал разговаривал с вами обо мне? Может быть, задавал вопросы?

— Нет. Вчера он так был потрясен случившимся, что о тебе не спрашивал. Но если он узнает, что я помогла тебе выйти на свободу, чтобы ты разобрался с шантажистами, то тюрьмы тебе не миновать. Сегодня утром звонил капитан Эмилио.

— Эмилио? Что-то он всполошился. И что он хотел?

— Хотел переговорить с генералом, но я сказала, что муж спит. Капитан хотел узнать, не передумал ли он... ну, в отношении вас. Я ответила, что нет, не передумал, и он, попрощавшись, повесил трубку.

— А звонил он до или после того, как принесли пакет?

— Где-то через полчаса после ухода посыльного.

— Понятно. Спасибо, графиня. Не забывайте о мерах предосторожности, а я, в свою очередь, буду действовать по своим каналам. Если генерал проснулся, то не подойдет ли он к телефону? Надолго я его не задержу.

Графиня сказала, что генерал сейчас подойдет, и через минуту в трубке послышалось:

— Bueno?

— Генерал Лопес, это Шелл Скотт. Хотел бы удостовериться, что с вами все в порядке, и получить от вас ответы на пару вопросов.

— Доброе утро, мистер Скотт. Я много думал над тем, что вы мне вчера рассказали. Не все в этой истории мне пока понятно.

— Генерал, я тоже много думал о случившемся. Что еще вам известно о Кулебре и его предполагаемой базе?

— Она вовсе не «предполагаемая», мистер Скотт. Я точно знаю, что она существует и является штабом этого самого Кулебры и его заговорщиков. Вот только ее местонахождение мне не известно.

— Я хочу попытаться найти ее, генерал Лопес. Могу ли я рассчитывать на вашу помощь? Одному мне придется туго.

— О чем разговор, мистер Скотт. Конечно же, я всегда к вашим услугам. Если вы еще не забыли наш вчерашний разговор, то можете смело полагаться на мою поддержку. И не только мою. В Мексике много честных и смелых людей, которые с радостью вам помогут.

Я вспомнил, каким суровым было лицо генерала, когда тот говорил мне о своей любви к родине и ненависти к ее предателям.

— Я лишь хотел еще раз в этом убедиться, генерал. И еще. Помните, вчера я сказал, что хочу переговорить с Вилламантесом? Не скажете, где мне его следует искать?

— У него офис на улице Хуареса. Где еще он может быть, я не знаю. Только будьте осторожны. Если то, что вы говорили о нем вчера, правда, то он очень опасен.

— Знаю, — ответил я.

Он назвал адрес, по которому находилась контора Вилламантеса, а я, записав его на своей визитной карточке, попрощался с генералом. Тот, перед тем как повесить трубку, пообещал мне круглосуточно быть начеку.

Пролистав телефонную книгу, я убедился, что имена Вилламантеса и капитана Эмилио в ней не значатся. После того, что произошло вчера, идти в полицейский участок и спрашивать капитана Эмилио было бы совсем глупо. Доктор Баффингтон исчез как раз в тот момент, когда меня увезли в полицейской машине. Получалось, что тогда в ресторане я просто мешал преступникам, и они нашли способ меня нейтрализовать.

Я позвонил Амадору. Тот, оказалось, еще спал. В начале разговора он то и дело зевал. Изложив ему вкратце все события, произошедшие со мной минувшей ночью, я сказал:

— Мне нужно прощупать этого гнуса полицейского. Но если я пойду к нему, он просто-напросто может меня пристрелить и заявить, что я на него напал. Такой вариант очень возможен.

— Даже не сомневаюсь. Выбитых зубов капитан тебе не простит. Так ты полагаешь, что Эмилио причастен к похищению доктора?

— Да. Я почти уверен. Вот если бы тебе удалось закинуть удочку и выудить хоть какую-то информацию о нем... У тебя бесчисленное количество знакомых. Попробуй, Амадор. Кроме того, хотелось бы узнать домашний адрес этого ублюдка и застать его врасплох.

— Черт возьми, Шелл, я согласен. Могу сразу же отправиться в тюрьму и навести о нем справки. Мне ничего не грозит: не я же выбивал зубы капитану Эмилио.

— Да, но ты помог мне выбраться из тюрьмы.

— А что он может мне сделать? Всех охранников тюрьмы я отлично знаю. Так где встретимся?

— Может, у тебя на квартире? — спросил я и посмотрел на часы, они показывали почти одиннадцать утра. — Скажем, в полдень, — предложил я.

— Esta bien.[28] До скорого. А что ты намерен делать?

— Пока не знаю. Думаю расспросить кое-кого. Увидимся у тебя, — сказал я и повесил трубку.

Десять минут и несколько песо я потратил в гостинице «Монте-Кассино», чтобы выяснить имя продавщицы сигарет и адрес, где она живет. Звали ее Сарита.

В половине двенадцатого я уже стучался в гостиничный номер, который снимала эта самая Сарита. Вскоре за дверью послышались тихие шаги, а следом — традиционное мексиканское: «Momentito». Затем огромная дверная ручка повернулась, дверь со скрипом приоткрылась, и в узкой щели показались взъерошенная прядь черных волос и карий женский глаз.

— Возможно, вы меня не помните, мисс, — обратился я к девушке. — Я вчера был в ресторане «Монте-Кассино». Со мной были еще трое.

— Кажется, вспоминаю, — ответила она.

— Вы принесли нам записку.

— Ax, si, вспомнила. Так что вы хотите?

— Хотел бы поговорить с вами, если это возможно.

— А почему нет? Только я не одета. Momentito.

Она оставила меня у приоткрытой двери, а сама скрылась. Через минуту я вновь услышал голос девушки:

— Я готова. Можете заходить.

Я вошел в номер и плотно прикрыл за собой дверь. Девушка, судя по всему, занимала однокомнатный номер с ванной. В комнате стояли два стула, туалетный столик и кровать. Перед тем как меня позвать, она прыгнула обратно в кровать и натянула на себя покрывало.

— Извините. Одеваться долго, а я собиралась еще поспать.

— Простите, что побеспокоил. Но я к вам по очень важному делу.

— Не стоит извиняться. Возьмите стул.

Я подставил к кровати стул и сел на него.

— Это по поводу вчерашнего вечера. Я хотел бы встретиться с тем мужчиной, от которого вы передали записку. С сеньором Бельчардо, — сказал я.

Девушка приподнялась в постели и поправила подушку. Теперь она полусидела в кровати, придерживая обеими руками край покрывала. Свободно падающие на плечи черные волосы, обрамлявшие ее лицо, напоминали спутавшиеся водоросли и придавали облику молодой мексиканки особую дикую красоту. У нее были большие, почти черные глаза, пухлые губы, хотя и не подведенные помадой, были очень красивы. Несмотря на то что девушка не успела наложить на лицо косметику, выглядела она весьма недурно, хотя и не такой знойной и вызывающе соблазнительной, как вчера. После отдыха ее личико излучало свежесть и обаяние. Сейчас ей можно было дать чуть больше двадцати.

— Наконец я вас окончательно вспомнила, — сказала она. — Вы купили у меня сигареты. Ваши глаза в тот вечер еще чуть меня не просверлили.

Девушка произнесла это так, словно вновь намеревалась продать мне пачку «Белмонтса».

— Да-да. А... тот, о котором я вас спрашивал?

Она покачала головой:

— Я его не знаю. Правда, я видела его раньше, но кто он такой, не знаю.

— Мне очень нужно с ним встретиться. Может быть, знаете, где его найти?

— Извините, но мне о нем ничего не известно. Даже не представляю, где он может быть. Я торгую сигаретами во многих ночных барах. Сегодня — в одном, завтра — в другом. Где встречу его в следующий раз, не знаю. Я действительно с ним не знакома.

— Но он передал через вас записку...

— Si, передал. Дал денег и попросил передать записку ровно в шесть.

— Да, но тогда вы сказали, что записка для девушки.

Продавщица сигарет насупилась:

— Так оно и было. Я сделала то, о чем меня попросили. А что, собственно говоря, произошло?

— Вчера вечером меня упекли в тюрьму.

— Знаю. Вы с ним подрались. Так? Во всяком случае, мне об этом рассказали. А тот мужчина, по правде говоря, вел себя мерзко.

— Да. Но пришлось драться не столько с ним, сколько с отрядом полиции. И вот какая странная вещь: когда меня доставили в полицейский участок, в пачке «Белмонтса», которую я у вас купил, обнаружили марихуану. Как она могла в ней оказаться?

Мексиканка еще суровее сдвинула брови.

— Вы, должно быть, шутите, — сказала она и через секунду засмеялась: — Забавно пошутили.

— Я совсем не шучу.

— Тогда вы сошли с ума, — более резко сказала девушка и прищурила свои черные глаза. — Зачем вы пришли? Чтобы отыскать того мужчину или доставить мне неприятности? Я не понимаю, о чем вы тут говорите. Вы мне уже совсем не нравитесь.

— Мисс, я совсем не хотел вас огорчать. Но полицейские нашли у меня марихуану. В пачке «Белмонтса», которую вы мне продали.

— Значит, вы ее купили где-то еще. А может, вы наркоман. Откуда мне знать? И вообще, эти разговоры мне надоели.

— Мисс, но после этого мне в течение нескольких часов пришлось попадать в такие переделки. Так что если вы не скажете мне всю правду, то возможно, что...

— Caramba![29] Вы считаете, что я вам вру?

Если бы человеческие глаза могли извергать пламя, то девушка вмиг испепелила бы меня своим гневным взглядом. Забыв, что она полураздета, молодая мексиканка, словно ужаленная, подскочила с кровати. Покрывало спало с ее груди и оказалось у нее на уровне талии. Она была настолько возмущена, что не обратила на это никакого внимания.

Ну, надо же было мне довести ее до такого состояния, подумал я, она же теперь как сумасшедшая. Я наконец-то понял, что девушка меня не обманывала. Для обманщицы у нее было слишком открытое и честное лицо.

— Черт подери! — в сердцах сплюнув, выкрикнула она. — Зачем мне вам врать?

После этой фразы, произнесенной ею с надрывом, все мои сомнения окончательно рассеялись. Но при этом мне стало немного неловко.

— Я же сказала вам правду! А теперь убирайтесь! За дверь! Живо!

С улыбкой на устах и теплотой во взгляде я смотрел на разъяренную продавщицу сигарет. Это разгневанное создание, оскорбленное тем, что его заподозрили во лжи, схватило обеими руками конец покрывала, дернуло его наверх и скрылось под ним.

Через секунду девушка высунула голову наружу и стала поливать меня бранью на испанском. Хоть я многого из ее слов и не понимал, я все равно чувствовал себя провинившимся.

— Слушай, крошка. Поостынь немного... Да подожди ты, наконец, — прикрикнул я, отгораживаясь от девушки ладонями.

Та, удивленно уставившись на меня, замолчала. Я поднялся со стула:

— Успокойся. Я сейчас уйду, но...

— И отлично!

— ...но сначала объясню, почему я нашел тебя. За последние несколько часов в меня дважды стреляли. Кому-то явно очень хочется меня убить. Но и это еще не все. Поверь, на карту поставлена моя жизнь. Понимаешь? Поэтому я и пришел к тебе с расспросами. Так что извини, и большое тебе спасибо.

Я повернулся и направился к выходу. Едва я коснулся дверной ручки, как услышал голос девушки:

— Подожди. Это правда? В тебя стреляли?

— Правда, — обернувшись, ответил я. — И чуть не убили.

В ее глазах опять вспыхнул огонь.

— А ты не обманываешь?

— Нисколько, — сказал я и, как бы в подтверждение своих слов, провел пальцами по пластырю на шее.

Девушка облизала губы:

— Тогда другое дело. На то, что ты так плохо обо мне подумал, я уже не сержусь. Если увижу интересующего тебя человека, сообщу. Сегодня вечером я опять иду в «Монте-Кассино».

— Отлично.

— Тогда до свидания. Кстати, как тебя зовут?

— Шелл Скотт, Сарита.

На лице девушки засияла улыбка, покрывало дрогнуло и сползло вниз, но не до талии, как прошлый раз, а всего лишь обнажив плечи. Мой разговор с продавщицей сигарет на этом закончился. Моя рука все еще лежала на дверной ручке. Я повернул ее, открыл дверь и вышел из гостиничного номера. Таксист подбросил меня к пересечению улиц Хуареса и Луиса Мойи. В полуквартале от перекрестка располагался офис Вилламантеса. Солнце, как обычно по утрам в период дождей, ярко светило. На улицах было оживленно, и все вокруг сияло красками. Вдали, на Сан-Хуан де Летран, высоко над крышами домов упирался в синь неба стальной скелет нового небоскреба. На углу улицы Луиса Мойи прямо на тротуаре сидела старая женщина с лицом коричневого цвета. Перед ней стояла плетеная корзина с маисовыми лепешками. Старуха высоким скрипучим голосом выкрикивала:

— Grandes... grandes...[30]

На улице Хуареса точно такая же старуха, завалившись на бедро перед небольшим противнем, на котором горкой лежали каштаны, раздувала в углях жар, пытаясь довести свой товар до полной готовности.

Я пошел мимо лавок и лотков со сверкающими серебряными украшениями, ожерельями, кольцами, чеканными портсигарами, заколками и брелками с изображениями матадоров и смертельно раненных могучих быков. У небольшого лотка хорошо одетый турист с миниатюрным фотоаппаратом на шее и ярким мексиканским пледом, видимо только что купленным, торговался с продавцом, желая купить еще и кожаный бумажник. На каждом шагу мужчины, женщины и дети торговали неизменными лотерейными билетами. На этот раз максимальный выигрыш равнялся миллиону песо, что составляло восемьсот тысяч американских долларов. Молодой мексиканец щелкнул передо мной фотоаппаратом и тут же, не спрашивая, нужен ли мне снимок, протянул квитанцию. В одной из лавчонок заверещал попугай, на порог грациозно вышла кошка и спокойно улеглась греться под солнцем. Утро было чудесным, свежим и бодрящим. Сочные краски радовали глаз. Именно в такие дни испытываешь неистребимую жажду жизни.

Контора Вилламантеса находилась в середине квартала и помещалась в здании «Эдифисио риал». Пройдя мимо подслеповатого мужчины, державшего перед собой рекламу лезвий фирмы «Жиллетт», я вошел в здание, сел в лифт, поднялся на третий этаж и подошел к двери с цифрой восемнадцать. На двери висела табличка с надписью по-испански: «Villamantes. Exportadora e Importadora, S.A.».[31]

Я открыл дверь и вошел в контору.

Глава 12

Войдя в контору, я остановился и увидел два письменных стола, один был расположен в глубине комнаты, прямо напротив входной двери, а второй — слева от меня. За столом напротив склонился молодой мексиканец, который что-то писал. Неподалеку от его стола находилась дверь, застекленная матовым стеклом. Она была закрыта.

За вторым столом сидела женщина лет сорока, с кислой миной на лице, будто она только что откусила лимон. Она взглянула на меня, поправила на носу очки без оправы и приготовилась слушать.

— Могу ли я видеть мистера Вилламантеса? — спросил я.

Женщина покачала головой и по-английски ответила:

— Его нет.

— Он мне нужен. Когда он вернется?

— Не раньше чем через неделю. У него отпуск.

— Понимаю. Огромное спасибо. А где я могу его найти?

Она, поджав губы, удивленно уставилась на меня:

— Не знаю. Он же в отпуске. Возможно, поехал в Акапулько, а может быть, в Фортин-де-ла-Флорес. Я не уверена.

— Понимаете, я к нему по очень срочному делу. Такая важная сделка... Я о ней уже с ним говорил.

— Ваше имя?

— Блум, — выпалил я первое, что пришло мне в голову. — Сэм Блум.

Женщина еще плотнее сжала губы, выдвинула ящик стола и прошлась пальцами по ящичку с белым карточками:

— Он с вами не разговаривал... мистер Блум.

— Должно быть, сеньор Вилламантес просто не поставил вас в известность.

— Вероятно, — ответила она и сморщилась еще больше.

Я бросил взгляд на закрытую дверь с матовым стеклом. Парень, сидевший рядом с ней, поднялся из-за стола и подошел ко мне:

— Зачем он вам нужен, amigo?

— По делу, — ответил я и бросил укоризненный взгляд на сотрудницу, которой успел дать кличку Прокисшая Простокваша, — и весьма важному. Я даже готов заплатить тому, кто скажет мне, где найти сеньора Вилламантеса. Надо срочно завершить сделку.

Молодой мексиканец слегка улыбнулся и покачал головой.

— Ничем не могу помочь. Приходите через неделю, — сказал он.

Я снова бросил взгляд на стеклянную дверь, глубоко вздохнул и решительным шагом направился к ней. Парень едва успел схватить меня за рукав.

— Прочь с дороги! — отмахнулся я.

Тот удивленно уставился на меня, поджал губы и отступил. В соседнем кабинете действительно никого не было. Убедившись в этом, я вернулся в приемную. Клерк с Прокисшей Простоквашей сидели на своих местах. Не в силах больше сдерживать эмоции, я бросил им раздраженно:

— Спасибо, товарищи.

Парень начал было медленно подниматься из-за стола, затем, видимо передумав, сел обратно на стул, и на его лице появилась натужная улыбка. А моя Прокисшая Простокваша окончательно прокисла.

Я вышел на улицу Хуареса, и, дойдя до угла, оглянулся, и посмотрел на окна конторы Вилламантеса. С третьего этажа здания сквозь стекло на меня смотрел молодой мексиканец, сотрудник торговой конторы. Я махнул рукой проезжавшему поблизости таксисту, и тот повез меня к дому Амадора.

На встречу с гидом я опаздывал всего на несколько минут. Я очень надеялся на него. С таким тараном я мог пройти куда угодно и раздобыть любые сведения. Еще один, кого мне предстояло прощупать, был капитан Эмилио.

Расплатившись с таксистом, доставившим меня на улицу Сарагосы, я вошел в подъезд дома, где жил Амадор. Проходя мимо консьержки, женщины средних лет, я шутливо «сделал тете ручкой» и зашагал по цементным ступеням. Чтобы попасть в квартиру моего приятеля, надо было преодолеть один лестничный марш, пройти по коридору и свернуть за угол. Поднявшись на этаж, я уже было зашагал по длинному коридору, как тут в другом его конце, в футах пятидесяти от меня, из-за угла появился Амадор. Что-то в его облике встревожило меня. Поначалу я даже сомневался, он ли это, но вскоре понял, что он. Выйдя из-за угла, Амадор остановился, вытянул правую руку и оперся ею о стену, затем правой ногой сделал неуверенный шаг вперед и прижал к груди левую руку. Сделав следующий шаг, он зашатался и чуть было не упал.

Я со всех ног кинулся к нему.

— Амадор! — закричал я. — Что случилось?

Гид, вытянув перед собой дрожащие руки, словно слепой, стоял, качаясь, посреди прохода. Я подскочил к нему и замер. Сердце в моей груди дрожало как овечий хвост. На виске Амадора виднелась рана, через всю щеку тянулась узкая полоска запекшейся крови.

— Амадор! Что произошло?

Выражение его глаз потрясло меня. В них я увидел леденящий душу панический страх. Такое можно увидеть только в фильме ужасов. Рот Амадора был открыт, а широко раскрытые глаза, казалось, вот-вот вылезут из орбит. Он похлопал меня по груди и уронил руки. Из его рта вырвался слабый хрип, а следом — булькающие звуки. Ноги Амадора подкосились, и он стал оседать. Он опустился на одно колено. Я подхватил его и почувствовал, как его тело сотрясается от озноба. Голова гида откинулась набок, его глаза, медленно описав окружность, остановились на мне.

— Амадор, — дрожащим от волнения голосом произнес я. — Амадор.

Я осторожно положил его на спину, ослабил на его шее галстук и расстегнул на брюках ремень. Он попробовал согнуть ноги, но его колени тут же завалились набок. Затем я увидел, как сжались его ладони, и услышал слабый вздох. Больше Амадор не двигался. Я кинулся к лестнице и, подбежав, крикнул вниз:

— Вызовите «скорую»! Быстрее. Слышите?

— Si. А что случилось?

— Быстрее же! Человек умирает!

Вопль консьержки прокатился по коридору громким эхом. Я бросился к Амадору, опустился возле него на колени и понял, что ошибся: он не умирал, он уже был мертв. Пульс не прощупывался, дыхание остановилось. Мне казалось, что я чувствую, как холодеет его безжизненное тело. Но самым жутким было удивленное выражение его глаз, мне показалось, что оно так и сохранится до тех пор, пока Амадор не превратится в тлен.

Мне стало страшно при мысли о том, что в моих воспоминаниях останется не симпатичное лицо вечно улыбающегося парня, не его слова: «Si, персик, да еще какой!» или «Не важно, кто затеял побоище, капитан полиции всегда будет прав...», а его глаза, в которых застыл ужас от осознания близкой смерти.

Я устало сомкнул веки и закрыл лицо ладонями. Мне надо было собраться с мыслями. Так, Амадор выходил из-за угла — значит, до этого он находился в своей квартире. Характер раны свидетельствовал о том, что он или упал, или кто-то ударил его по голове тупым предметом. Встав с колен, я вытащил кольт и завернул за угол. Дверь в квартиру Амадора была открыта. Держа пистолет наготове, я, неслышно ступая, подошел к двери, но сквозь зияющий проем никого в квартире не увидел. Войдя внутрь, я обследовал все комнаты — в них также никого не было. В передней валялся опрокинутый стул, рядом с которым на ковре темнело небольшое пятно. Опустившись на колено, я потрогал его пальцем. Это была кровь. Очевидно, именно здесь и упал Амадор. Но при падении на ковер он не мог так сильно пораниться. Его явно ударили по голове, и только после этого он упал.

Неожиданно в нескольких дюймах от кровавого пятна на ковре я увидел, как что-то блеснуло. Я склонился ниже — это были матовые осколки тонкого пузырька или пробирки с остатками жидкости на них.

Внезапно у меня перед глазами все закружилось. Я быстро поднялся и несколько раз встряхнул головой. Головокружение ненадолго прошло, а потом началось снова. По коже пробежали мурашки, а на лбу выступил холодный пот. Я сильно сжал веки, потом открыл их и потрогал лоб рукой. Ладонь оказалась мокрой. Оттопыренный мизинец на руке слабо подергивался, словно в тике, другие пальцы были неподвижными.

Какое-то наваждение, подумал я, и тут же ощутил слабость во всем теле и приступ тошноты. Это произошло неожиданно и безо всякой на то причины. Мне стало немного страшно. Головокружение усилилось, сердце в груди забилось, в висках застучало. Что со мной творится? С чего бы это? Я попытался прогнать охвативший меня страх, но он продолжал усиливаться. Внутри у меня похолодело. Казалось, моя кожа, горло покрываются инеем. Стало трудно дышать. Я посмотрел на поблескивавшие на ковре осколки стекла. Прислонившись спиной к стене, я уперся в нее обеими ладонями. Я снова потряс головой, однако вместе с головокружением прошло и четкое восприятие реальности. Вместо них пришло ощущение сильной тревоги. Неожиданно в памяти всплыло перекошенное лицо умирающего Амадора, в глазах которого застыл ужас. Страшный вид мертвеца, кошмарный сон, который я видел прошлой ночью, и жуткие рассказы доктора Баффингтона о симптомах, которые проявились у него после того, как он надышался парами своей гадости, о подопытных обезьянах — все слилось в моем сознании воедино.

Я не мог ни о чем думать. Ощущение было таким, будто мой мозг заиндевел и отказывается работать. Я уже не мог различить, что было сном, а что происходило в реальности. Подавляющий волю страх продолжал расти во мне. Прилагая отчаянные усилия, от которых у меня даже перекосило рот, я пытался ему воспротивиться. Вдруг до меня дошло, что я стою посередине комнаты со сжатыми добела кулаками и что мое состояние точно такое же, как и у Амадора перед смертью.

Держась за стену, я огромным усилием воли заставил себя добраться до двери, выйти в коридор и пройти по нему. Скованное будто морозом тело почти не слушалось. Казалось, холод проник даже в мои кости. Зайдя за угол, я снова увидел на полу труп. Амадор лежал неподвижно, вытянув руки вдоль тела. Рот его был открыт, нижняя губа отвисла, а наклоненная набок голова почти касалась плеча. Меня охватил внезапный приступ тошноты, и я отвел от трупа глаза. Осторожно ступая, я прошел мимо тела Амадора. Хотелось бежать отсюда как можно быстрее, но мышцы не подчинялись воле.

Едва я добрался до лестничной клетки, как услышал возбужденные голоса. Перегнувшись через перила, я посмотрел вниз, и вновь перед моими глазами все закружилось. Было такое ощущение, будто кто-то с огромной силой тянет меня на цементные ступени. Когда головокружение немного прошло, я смог разглядеть внизу, у стола консьержки, группу людей, по-видимому квартиросъемщиков, среди которых находилось несколько полицейских. Снаружи, на улице, раздавался вой сирены, вероятно «скорой помощи». Вскоре я смог разглядеть мужчину в полицейской форме, стоящего рядом с консьержкой. Это был Эмилио. Капитан Эмилио.

Увидев, что он отошел от консьержки и начал подниматься по лестнице, я отпрянул от перил и, насколько позволяли силы, побежал по коридору. Он не должен меня увидеть — это была первая мысль, которая пришла мне в голову. Добежав до выхода на черную лестницу, я быстро спустился по ней и оказался на улице. Там я сразу почувствовал себя лучше. С минуту я еще стоял, прислонившись к стене дома. Сердце бешено колотилось в моей груди, дыхание было частым, голова еще продолжала кружиться. Это от страха и быстрого бега, попытался внушить себе я, но ноги мои были ватными, а колени подкашивались.

Остановив такси, я попросил водителя провезти меня по улице мимо дома Амадора со стороны парадного входа. В машине от ветерка, обдувавшего меня через открытое окно, тошнота стала постепенно проходить. Как только мы выехали на улицу Сарагосы, напротив подъезда я увидел несколько полицейских автомобилей и машину «Скорой помощи». Судя по надписи, машина принадлежала американо-британскому госпиталю Эй-би-си. Помня, что Бафф из отеля «Дель Прадо» была увезена именно на такой машине, я велел таксисту проехать дальше и остановиться в квартале от дома Амадора. Эта машина «Скорой помощи», которая, скорее всего, была подставной, могла навести меня на след Баффингтонов.

Вскоре из подъезда с носилками, на которых под белой простыней лежал труп Амадора, вышли два санитара. Они направились к машине. Рядом, как обычно, собралась толпа зевак, вытягивающих шеи и пытающихся через головы друг друга разглядеть, кто там на носилках. Следом за санитарами из дома появились полицейские, которые тут же расселись по машинам.

Когда автомобильная кавалькада тронулась с места, я сказал своему водителю:

— Поезжай за «скорой».

Хоть я теперь и знал, что произошло с Амадором, отчего он погиб и в чем причина моего внезапного недомогания, мне все же не терпелось удостовериться, прав ли я.

Войдя в госпиталь, я, стараясь быть незамеченным, остановился в начале длинного коридора. Вдыхая резкие запахи эфира и прочих медицинских средств, традиционных для больницы, я наблюдал из своего угла за капитаном Эмилио. Он сидел на стуле, приставленном к стене рядом со стойкой регистратуры. С его левого бедра свисала кобура с огромным револьвером.

Именно сюда, в госпиталь Эй-би-си, был доставлен труп Амадора. Сюда же один на своей полицейской машине приехал и капитан. Я видел, как он кинулся навстречу вышедшему в коридор врачу, перебросился с ним парой фраз и снова уселся на свое место. Доктор, с которым он только что переговорил, был мне знаком. Он был англичанином, и звали его Джеймсом. В первый свой приезд в Мексику я обращался к нему за помощью в связи с расстройством желудка, и тогда он после пятнадцатиминутной беседы выписал мне пару лекарств от этой обычной для туристов хвори. Так что ему было известно, что я детектив из Лос-Анджелеса, если он, конечно, вообще помнил нашу встречу. Не дойдя до меня футов двадцать, доктор скрылся за дверью отделения, куда завезли каталку с трупом. Я решил во что бы то ни стало переговорить с доктором Джеймсом.

Пока он занимался телом Амадора, что заняло более часа, я не спускал глаз с капитана Эмилио. Едва доктор появился в дверях, я бросился к нему.

— Извините, доктор Джеймс, — обратился я к врачу.

— Слушаю вас, — ответил он и внимательно посмотрел на меня.

Доктор был низеньким мужчиной с суровым лицом, с которого не сходило выражение озабоченности. На его белом халате я заметил пятна крови.

— О, здравствуйте, мистер...

— Скотт, доктор. Амадор был моим близким другом. Вы, вероятно, производили вскрытие...

— Извините, — печально покачав головой, сказал доктор. — Когда его привезла «скорая», было слишком поздно. Офицер полиции, доставивший его к нам, по ошибке полагал, что, может быть, есть шанс спасти его, но, увы, вашего друга привезли к нам уже мертвым.

— А почему в госпитале находится полицейский? Я имею в виду того капитана.

Доктор, явно не понимая, почему меня интересуют подобные вопросы, внимательно посмотрел на меня.

— Кстати, вы и сами выглядите неважно. Вы, часом не больны? — спросил он.

— Со мной все в порядке. Зачем здесь полиция? Вы не против того, что я задаю вам такие вопросы?

— Совсем нет. Не волнуйтесь. В том, что здесь полиция, нет ничего необычного. Капитан Эмилио ждет письменное заключение результатов вскрытия. Поэтому я сразу же и занялся трупом. Простите, мне, наверное, не следовало бы вам об этом говорить.

— Не стоит извиняться, доктор. При слове «вскрытие» меня не мутит. Ну и как? Вам удалось установить причину смерти?

— Пока нет. Видите ли, это какой-то особый случай. Мне надо будет проконсультироваться с другими специалистами.

— Доктор, когда станет известно, от чего скончался мой друг, сообщите, пожалуйста, об этом мне, — попросил я его, уже не смущаясь своей напористости.

Доктор Джеймс снова внимательно посмотрел на меня и прищурился:

— То, что я увидел при вскрытии, поражает. В своей практике я еще с таким не сталкивался. Крайне удивлен тем, что произошло с вашим другом. У него сильно повреждена нервная ткань, особенно проводящая система. Необходимы дальнейшие исследования. Некоторые нервные центры у умершего полностью разрушены.

— Понимаю, — медленно произнес я. — Доктор, а все-таки, что является причиной смерти?

— Безусловно, здесь прослеживается совокупность факторов, но можно смело утверждать, что смерть наступила от удушья. Он просто-напросто задохнулся, — ответил доктор Джеймс и на секунду замолк. — Мистер Скотт, вы уверены, что с вами все в порядке?

— Немного кружится голова, но это скоро пройдет. Спасибо, доктор, — сказал я и перевел дух. — Вы говорите, капитан Эмилио ждет результатов вскрытия?

— Да.

— А это не кажется вам странным?

— Немного. Правда, раньше такое тоже случалось. Но этот случай особенный.

— Понимаю, доктор, еще раз спасибо.

Поразительно, как это капитану Эмилио еще до вскрытия стало известно, что случай с Амадором особенные, подумал я, что ж, выясним. Несмотря на то что мне было неизвестно, где сейчас находился доктор Баффингтон, в результатах его научной деятельности сомневаться не приходилось. Я вновь вспомнил наш с ним разговор в ресторане «Монте-Кассино» и сон, который я видел прошлой ночью.

Теперь мне стало окончательно ясно: славный док тор Баффингтон продал душу дьяволу. При этой мысли я непроизвольно вздрогнул, и ужас охватил меня.

Глава 13

Несколько долгих минут я стоял, прислонившись спиной к больничной стене. Все это время я думал о докторе Баффингтоне и Бафф, о событиях, связанных с их исчезновением, и о своем недомогании. Я пытался заставить себя успокоиться, чтобы все хорошенько обдумать. Хотя головокружение и озноб еще не прошли, я чувствовал, что начинаю приходить в норму. Слава Богу, хоть остался жив. Самым страшным из пережитого мною за последние два дня было ощущение парализующей волю паники, которая возникла в квартире Амадора и которая стала постепенно проходить лишь сейчас. Я наконец вышел из шокового состояния, в которое впал, надышавшись отравы.

Я посмотрел на капитана. Тот все так же сидел на стуле и только изредка совал в рот большой палец, вероятно проверяя, не выросли ли у него недостающие зубы. Хоть мысли мои и путались, я все же понимал, что капитан для меня — конец той нити, за которую можно распутать весь клубок. Если я упущу его — Баффингтонов мне никогда не найти.

Я вышел из госпиталя, прошел мимо припаркованного автомобиля капитана, затем еще футов пятнадцать и, спрятавшись за большое дерево, затаился в ожидании.

Небо над городом постепенно потемнело. На улице, как мне показалось, резко похолодало, что было совсем необычным для Мехико даже в сентябре. От холодного пота, выступившего на коже, одежда липла к телу. Мокрым было и мое лицо. Зябко поежившись, я плотнее закутался в плащ, туго подвязался поясом и, сунув руку в карман, прижал к себе кольт.

Вскоре из боковых ворот госпиталя, продолжая тыкать пальцем себе в рот, вышел капитан. Сердце мое учащенно забилось. Я оглянулся по сторонам. В нескольких десятках ярдов от меня играл бедно одетый малыш, а в направлении авеню Реформы шла молодая женщина. В полутора кварталах по тротуару в мою сторону двигался мужчина. Больше никого на улице Сарагосы, не считая изредка проезжавших автомашин, к счастью, не было.

Когда полицейский был почти у дверей своего автомобиля, я, сжав в руке пистолет, выглянул из-за дерева и, осторожно подкравшись к капитану сзади, наставил дуло кольта ему в спину. Занятый поисками ключей, а потом дверцы машины, он так и не обернулся.

— Ну ты, bastardo![32] — окликнул я его.

Капитан резко обернулся. Его лицо было красным. Увидев меня, он еще больше побагровел от ярости, но мало-помалу черты его лица разгладились, щеки отвисли. Полицейский внезапно побледнел, рука его было направилась к кобуре, которая висела у него на бедре, затем он опустил руку вниз и затряс головой. Глядя на меня в упор, капитан беззвучно шевелил губами.

— Давай-давай, не останавливайся. Открывай заднюю дверцу, — приказал я и злорадно улыбнулся. — В твоей же машине тебя и пристрелю.

— Нет! — взмолился он. — Нет-нет, сеньор, por favor. Пожалуйста...

— Замолкни. Открывай машину.

Ему с большим трудом удалось вставить ключ в замок и открыть заднюю дверцу. Затолкав его в машину, я сел рядом с ним.

— Двигайся дальше, — скомандовал я, подталкивая капитана Эмилио к противоположной двери, но он заупрямился. — Давай-давай. А то, может быть, собираешься продемонстрировать мне образец храбрости. Навалишься на меня или выхватишь свой револьвер? Жуть как не люблю убивать людей, которые не оказывают мне сопротивления.

— Я не буду сопротивляться. Сделаю все, что вы захотите, сеньор. Объясните, что случилось, — проверещал он, и его и без того выпученные глаза вылезли из орбит еще больше.

Я не удостоил его ответом: он и без моих объяснений прекрасно знал, что случилось.

— Эмилио, расстегни на своем бедре кобуру, достань револьвер, положи его на сиденье и пододвинь ко мне, — сказал я и взвел ударник на своем тридцать восьмом.

Услышав щелчок, капитан опустил глаза на мой пистолет, и тут у него затряслись губы.

— Быстрее, Эмилио. Только сделай это легко и небрежно. Впрочем, можешь попробовать выхватить его и приставить палец к спусковому крючку. Остального все равно сделать не успеешь. Это я гарантирую.

В ответ он только проблеял.

— Ну, давай действуй, — сказал я ему.

Капитан покорно закивал. Казалось, пройдет целая вечность, прежде чем ему удастся извлечь свой револьвер. Наконец он дрожащими пальцами сумел все же расстегнуть кобуру. Двумя пальцами, большим и средним, Эмилио вытащил из нее револьвер и чуть было не выронил его. Мой «кольт-спешл», весивший всего-то двадцать одну унцию, по сравнению с его автоматическим револьвером, 45-го калибра выглядел детским пугачом.

Он уронил свою «пушку» на сиденье рядом с собой.

— Подвинь его ко мне, Эмилио. Подтолкни пальцем.

Капитан указательным пальцем подвинул револьвер ко мне и прижался к дверце машины.

— Ты — бравый полицейский, bastardo, — заметил я и взял его револьвер в левую руку. — А теперь расскажи поподробней, почему я вчера вечером угодил в вашу вонючую тюрьму. Расскажи о докторе Баффингтоне и его дочери. О том, как собирались убить генерала Лопеса. Не забудь также рассказать мне об убийстве Амадора, о том, зачем ты явился в госпиталь, и кто твои друзья-коммунисты.

Лицо капитана побелело, но он нашел в себе силы солгать:

— Я не понимаю, о чем вы говорите, сеньор.

Неожиданно на улице раздался свист, а затем легкие шаги. «Наверное, тот парень, которого я видел направлявшимся в нашу сторону», — промелькнуло у меня в голове.

— Закрой глаза, Эмилио, — приказал я и угрожающе покачал своим короткоствольным кольтом. — И не вздумай открыть хотя бы один из них. Я мигом всажу в него пулю. Постараюсь выбить тебе только глаз, но кто знает, ведь вместе с ним могут вылететь и мозги.

Не успел я высказать свою угрозу до конца, как капитан плотно сжал веки.

Я выглянул в окно. Парень, поравнявшись с полицейской машиной, в которой мы сидели, прошел мимо нее, не обратив на нас никакого внимания. Поблизости никого больше не было. Малыш, игравший на улице, перебрался дальше. Подождав, когда парень отойдет подальше, я сказал капитану:

— Теперь глаза можешь открыть.

Что он тут же и сделал. Я продолжил беседу, спокойно и внятно произнося слова:

— Я знаю, что ты прекрасно понял, о чем я тебя спросил. И поверь, Эмилио, ты все мне расскажешь как миленький, если не сейчас, то чуть позже. Правда, лучше это сделать сейчас, не то потом тебе будет сложнее выговаривать слова: начнешь сильно шепелявить.

— Сеньор, прошу вас, не надо. Я ничего не знаю. Правда.

— Ну, хорошо. Расскажешь чуть позже. А теперь прислонись лицом к окну. Живо!

Капитан подчинился.

— Не догадываешься, Эмилио, что я собираюсь сделать? Бить по твоей башке. Твоим же револьвером. Предупреждаю, долбить буду долго и больно. Так будешь говорить? — сказал я и поднял револьвер капитана.

— Умоляю, сеньор. Я сказал вам...

Я ударил его. Капитан затих, обмяк, прижался щекой к стеклу и медленно свернулся в калач. Скинув его на пол, я забрал у него ключи, перелез на переднее сиденье и, включив двигатель, отогнал машину в тень огромного дерева, стоявшего на пустынной улице в нескольких кварталах от госпиталя. Затем я снова перебрался на заднее сиденье и с размаху ударил капитана револьвером по зубам. Выковыряв из его разинутого рта выбитый зуб, я стал ждать, когда Эмилио придет в сознание. Ждать пришлось около десяти минут. Этого времени мне вполне хватило, чтобы связать полицейского. Руки за его спиной я стянул поясом от моего плаща, а ноги — его же собственным ремнем. Пошарив в карманах капитана, я обнаружил в них медицинское заключение доктора Джеймса и еще одну бумагу, судя по всему, отчет самого полицейского, под которым стояла фамилия Гуиллермо. В его бумажнике ничего интересного для меня не оказалось. Только теперь я обратил внимание, что у меня со лба крупными каплями катится холодный пот, а рубашка мокрая, хоть отжимай. Меня слегка покачивало от усталости и подташнивало.

Капитан тем временем издал стон. Я посмотрел на него и стал ждать, когда он окончательно придет в себя. Вскоре Эмилио открыл глаза и обвел взглядом салон машины. Предоставив ему возможность немного поскулить, я резко сказал:

— Замолкни, Эмилио. У меня для тебя кое-что припасено. Кстати, твое же.

С этими словами я поднес зуб капитана к его лицу. Судя по выражению глаз Эмилио, он не понял, что ему показывают, и я, зажав зуб большим и указательным пальцами, еще ближе поднес его к выпученным глазам капитана.

— Не узнаешь, bastardo? Это зуб. И не просто зуб, а твой, выбитый, очередной. Итого их уже три. Так что мне осталось выбить тебе еще двадцать один.

Боже, какую отборную испанскую брань мне довелось тут услышать!

Дождавшись, когда фонтан ругательств изо рта полицейского поутих, я продолжил:

— С остальными зубами придется повозиться, но я никуда не спешу. На каком по счету зубе ты собираешься ответить на мои вопросы?

Капитан пошевелил во рту языком, явно желая удостовериться, что зуб, который он видел у меня в руке, действительно его. Я подождал немного, а потом занес тяжелый револьвер у него над головой.

Полицейский плотно сжал губы, захрюкал и начал крутить головой, стараясь увернуться от удара.

— Послушай, Эмилио, не глупи. Не вынуждай меня бить тебя.

Он замер и испуганно посмотрел на меня. Удар револьвером 45-го калибра пришелся Эмилио по зубам. Я не собирался выбивать ему еще один и ударил его слабо. Затянувшаяся рана на его губе, разбитой мною накануне вечером, лопнула. Из нее брызнула кровь, которая струйкой потекла по его подбородку, затем по шее.

— Ради Бога, пощадите, — взмолился капитан.

— Отвечай, Эмилио. Только не лги.

Испуганно глядя на меня безумными глазами, он молча облизнул свои окровавленные губы. Я снова поднял револьвер над его лицом.

— Я все расскажу! Обещаю! Пожалейте...

— Хорошо. Только учти, как только соврешь, снова получишь по зубам. А теперь слушаю.

— Что вы хотите узнать?

— Для начала — коммунист ты или нет? Так ты, Эмилио, член компартии?

— Si, — помедлив, произнес он со свистом.

— Где доктор Баффингтон и его дочь?

— Я не... Подождите, сеньор! Пожалуйста, не бейте меня. Я вас не обманываю. Я многого не знаю, клянусь вам.

У меня вновь закружилась голова, лицо Эмилио поплыло перед моими глазами. Затем все стало нормально.

— Продолжай, — приказал я.

— О них я ничего не знаю, — ответил он и поспешно добавил: — В тот вечер, когда вы были с доктором, я получил приказание от Бельчардо нейтрализовать вас. Вы могли бы помешать ему выкрасть доктора.

Пока капитан делился со мной известными ему подробностями, он все время с опаской поглядывал на револьвер.

То немногое, что я узнал от него, только подтвердило мои предположения: Эмилио должен был упечь меня в тюрьму, а Бельчардо — заняться доктором Баффингтоном. Капитан незадолго до того, как я вышел к Бельчардо на улицу, вызвал наряд полиции. Потому-то Бельчардо и просил Сариту передать нам записку ровно в шесть.

— А зачем убили Амадора?

— Не знаю. Я слышал, что кого-то собираются ликвидировать, и довольно необычным способом, но я и не подозревал, что речь идет об Амадоре. Мне было поручено расследовать эту странную смерть и получить медицинское заключение.

Как все ловко придумано, подумал я, ведь лучше капитана полиции с подобным заданием никто бы не справился. Эмилио действительно не следовало знать, кто убьет Амадора. Он был пешкой и знал только то, что положено. Дальше выбивать из него какую-либо информацию было бесполезно, да и дальнейшие подробности плана особого интереса не представляли. Коммунисты в своей подпольной деятельности придерживались строжайшей конспирации, использовали систему паролей, а инструктаж получали на тайных встречах.

О том, что генерала Лопеса собирались убить, капитан ничего не слыхал. Как рассказал Эмилио, он, узнав о том, что меня по указанию генерала освобождают из тюрьмы, тут же набрал номер телефона, которым разрешено было пользоваться только в экстремальных случаях. Когда на другом конце провода ему ответили, он извинился, сказав, что ошибся номером. Затем снова набрал тот же номер, извинился и опять повесил трубку. Вскоре ему перезвонили, и лишь тогда капитан передал сообщение. Кто звонил, ему неизвестно. Это все, что он знал. Ну, а о том, что произошло после этого телефонного звонка, красноречиво говорил пластырь, прилепленный на моей шее.

— Эмилио, следующий вопрос очень для меня важен. Постарайся сказать правду. Кто такой Кулебра и где находится его центр, то есть база?

— Клянусь, не знаю.

Я покачал револьвером.

— Это правда! — взвизгнул он. — Я только слышал о нем. Кулебра — имя нашего лидера. Он у нас самый главный в Мексике. Поддерживает самые тесные контакты с Москвой. Имеет награды. Это все, что мне известно. А о центре не имею ни малейшего представления. И знать не хочу.

— Объясни-ка почему.

— Я знаю, что туда забирают тех из нас, кто попадает на удочку империалистической пропаганды.

— А это разве не то место, где вы устраиваете свои сходки? Ну-ка расскажи поподробнее.

Он задумался, и я понял, что ему трудно подобрать слова, поскольку говорить нормальными фразами он не мог — только штампами, которые вдолбили ему в голову партийные боссы.

— Нам было сказано, что тот, кто предаст дело нашей партии или поддастся шовинистической пропаганде финансовых заправил с Уолл-Стрит, попадет в el centro и оттуда уже не вернется, — наконец произнес капитан.

Я засомневался в достоверности его слов, но он с завидным упорством повторил то же самое еще раз. Получилось так, что я добился от него того же, что и физиолог Павлов от своей подопытной собаки. Только русский доктор, вырабатывая условный рефлекс, звонил в колокольчик, а я задавал Эмилио один и тот же вопрос.

В итоге, несмотря на то, что я выжал из капитана всю информацию, которой тот располагал, мне так ничего и не удалось узнать о местонахождении доктора Баффингтона и его дочери.

— Ты отвечаешь только на вопросы. А самому тебе есть что рассказать? Например, о медицинском заключении, о твоем отчете о смерти Амадора, — сказал я и легонько похлопал его по щеке. — Куда они должны пойти?

— Я охотно расскажу. Просто как-то вылетело из головы. Заключение и свой отчет я должен передать сегодня в пять часов курьеру.

— Кому именно?

— Не знаю. Только знаю, куда должен их принести. В «Лос Туркос».

Это место было мне знакомо. «Лос Туркос» представлял собой ночной клуб, в котором был полумрак и который славился своим экзотическим интерьером. Эмилио надлежало отправиться в этот клуб, в одной из его дальних комнат встретиться с курьером и передать тому обе бумаги. Если члены коммунистического подполья не знали друг друга в лицо, а так бывало почти всегда, заранее оговаривались место встречи и пароль. В данном случае Эмилио должен был произнести фразу: «Как давно мы не виделись», на что курьер должен был ответить: «Всего десять дней». — «Мне кажется, больше», — должен был сказать Эмилио. После этого короткого разговора между двумя «знакомыми», который ни у кого не должен был вызвать подозрений, могла состояться передача сведений, касающихся убийства Амадора.

Кроме того, Эмилио должен был показать курьеру коробок спичек, который передал ему Бельчардо. Обыскивая капитана, я нашел в его кармане этот коробок, но не придал ему никакого значения. Теперь я снова повертел его в руках. Обычный коробок мексиканских спичек за тридцать пять сентаво, на обратной стороне которого размешалась маленькая репродукция какой-нибудь известной картины. На коробке Эмилио была репродукция картины Диего Веласкеса «El Bufon Don Antonio»,[33] которая изображала длинноволосого мужчину в средневековом костюме, державшего левую руку на голове огромной собаки. Краешек картинки, там, где размещалась рука дона Антонио и голова собаки, на коробке Эмилио был оторван и находился у курьера. Так, обменявшись фразами и сопоставив части картинки на спичечном коробке, капитан и курьер должны были узнать друг друга.

Все эти условности, таинственные встречи в полумраке уж очень напоминали мне детские игры. Их можно было бы так и воспринимать, если бы в них не играли взрослые люди. А это чревато для общества тяжкими последствиями, такими, как, например, гражданская война или революция. И создание мексиканского красного подполья, активно поддерживаемого Кремлем, являлось частью всемирного коммунистического заговора. Я прекрасно понимал, что если этим фанатикам, ослепленным идеей построения коммунистического общества, удастся развязать войну, то эта бойня будет продолжаться до последней капли крови. Но пока они глубоко законспирировались и, требуя свободы для инакомыслия, делают все, чтобы расшатать государственные устои.

Точно такой точки зрения придерживался и генерал Лопес.

Я вспомнил Клауса Фукса, который, отправляясь на первую встречу с Гарри — он же Реймонд — Голдом, чтобы передать Советскому Союзу секретные данные о разработках американцами атомной бомбы, держал в левой руке теннисный мяч, а Голд — пару перчаток и книгу в зеленом переплете. Или взять, к примеру, коммуниста Джулиуса Розенберга, уличенного в шпионаже в пользу все тех же русских. Он, посылая Голда к сержанту Дэвиду Гринглассу, снабдил его крышкой от коробки из-под мармелада «Джелл-0». Грингласс при встрече должен был показать эту коробку. Десятки тысяч законспирированных коммунистов во всех странах свободного мира для опознания друг друга пользовались примерно такими же способами. И, надо сказать, весьма успешно, поскольку люди не хотят верить, что за конспирацией коммунистов всегда скрывается преступление.

Всю информацию, которой располагал капитан Эмилио, я получил, и теперь мне надо было себя обезопасить. Я несколько раз не в полную силу ударил полицейского по голове тяжелым револьвером. Тот потерял сознание и завалился на пол.

Часы показывали половину пятого. Как заверил меня Эмилио, он и курьер друг друга не знали, но кто мог поручиться, что капитан не солгал. Тем не менее мне представлялся шанс выйти на Кулебру, так как отчет капитана и медицинское заключение о смерти Амадора должны были попасть именно главарю банды. Этот шанс я упустить не мог. Возможно, что тот, с кем должен был встретиться Эмилио, не последнее звено в цепочке курьерской почты заговорщиков, но должна же она на ком-то заканчиваться.

Мне пора было отправляться в «Лос Туркос». Чтобы капитан раньше времени не пришел в себя, я для большей уверенности еще раз ударил его по голове, вылез из полицейского автомобиля, запер дверь и выкинул ключи. Только теперь я заметил, что накрапывает дождик.

Раздвинув тяжелые гардины, свисавшие над входом в «Лос Туркос», я, согнувшись почти пополам, вошел в клуб и оказался в его самом большом — Арабском зале. Было без пяти минут пять, и я решил остановиться и подождать, пока глаза не привыкнут к темноте.

В Мехико в большинстве ночных баров намного темнее, чем в американских. В них официанты обслуживают клиентов, пользуясь миниатюрными фонариками в виде шариковых ручек. В «Лос Туркосе» без таких фонариков обойтись было невозможно. Не зря у влюбленных парочек, этот клуб пользовался такой огромной популярностью.

Попав сюда, можно забыть, что ты в Мексике: интерьер заведения строго выдержан в восточных мотивах, поэтому в нем сразу начинаешь ощущать себя персонажем «1001 ночи». Арабский зал был заставлен столами, вдоль стены напротив входа тянулся ряд маленьких кабинетов, отделенных от основного пространства зала тонкими полупрозрачными драпировками. Рядом с отведенной для оркестрантов стенной нишей, занавешенной полупрозрачной газовой тканью, располагалась небольшая площадка для танцев. В кабинетах вокруг столиков, не более чем на фут возвышающихся над полом, лежали подушки для сидения. Казалось, что здесь не хватает только кальянов, чтобы полностью почувствовать себя в одной из загадочных восточных стран с ее упирающимися в высокое небо минаретами, с бесчисленными муэдзинами и маленькими ковриками для молящихся Аллаху. В «Лос Туркосе» помимо Арабского было еще четыре зала: Египетский, Касбахский, Марокканский и Персидский. Мне нужен был Персидский.

Вскоре ко мне подошел официант. Я сказал ему, что у меня назначена встреча с приятелем, и попросил принести телефонную книгу. При свете его фонарика я пролистал справочник абонентов мексиканской столицы и обнаружил, что номер телефона, по которому Эмилио мог звонить в экстренных случаях, совпадал с телефоном офиса Вилламантеса. В столь ранний для заведения час посетителей в большом зале было мало, я с большим трудом смог разглядеть в темноте лишь две парочки влюбленных. Миновав танцевальный пятачок, я, согнувшись, прошел через низкий, фута четыре высотой арочный свод в стене и оказался в Марокканском зале.

Зал был совершенно пуст. Ближе к ночи клуб заполнится посетителями: смуглыми мексиканцами и их сеньоритами с гибкими станами и ярко накрашенными губами. Они будут веселиться и танцевать на площадке, и будет на той площадке яблоку негде упасть... Но сейчас здесь царила тишина. Слева от меня находилась такая же задрапированная тканью низкая арка, которая вела в Персидский зал. Перед тем как войти в нее, я сунул руки в карманы своего плаща. В правом у меня лежал пистолет, в левом — спичечный коробок с репродукцией картины Веласкеса. Под мышкой я держал сложенную газету, в которой находились отчет капитана Эмилио и медицинское заключение. Сердце мое колотилось то ли от воздействия ядовитых паров, которыми я надышался в квартире Амадора, то ли от тревожного предчувствия. Глубоко вздохнув, я пригнулся и, раздвинув занавески, шагнул в арку. В Персидском зале оказалось еще темнее, чем в Марокканском.

Этот зал представлял собой длинную, словно коридор, комнату, вдоль стены которой справа располагались пять кабинетов. Как сказал Эмилио, встреча с курьером должна была состояться в самом дальнем из них, пятом от входа. На всех кабинетах, кроме последнего, занавески были отдернуты, и мне в почти кромешной тьме все же удалось разглядеть их незатейливое убранство: все те же низкие, овальной формы столики да плоские подушечки для сидения. На пятом кабинете газовые занавески были задернуты, на них подрагивали отблески пламени горевшей в нем свечи.

Если тот, кто пришел на встречу, меня никогда не видел, возможно, все пройдет нормально, подумал я, но если этот курьер знает меня или ему известен хотя бы мой словесный портрет — дела мои плохи. Вынув из кармана пачку сигарет, я вытряхнул из нее одну, переложил спичечный коробок в правый карман, туда, где лежал пистолет, и направился в конец зала.

Раздвинув левой рукой занавески, я вошел в кабинет и остолбенел. Только через пару секунд с моих губ сорвался возглас удивления:

— Бог мой, Моник!

Глава 14

Я тупо уставился на сидевшую в трех футах от меня девушку. Мне было достаточно протянуть руку, чтобы коснуться ее волос, провести пальцами по ее чувственным губам, которые я целовал прошлой ночью, губам, шептавшим мне в темноте нежные слова.

Моник молчала, и по выражению ее красивого личика, освещенного загадочным светом свечи, можно было понять, что и она удивлена не меньше. В горле у меня внезапно пересохло, в желудке все перевернулось. Первая мысль, которая пришла мне в голову, была: «Почему я раньше не заподозрил Моник?» Для подозрений у меня были все основания. Я знал, что она познакомилась с Баффингтонами два месяца назад, то есть вскоре после того, как доктор провел свои эксперименты на обезьянах, которые закончились неудачно, что все это время она постоянно находилась с доктором и его дочерью, вместе с ними приехала в Мексику и знала обо всех их перемещениях по стране.

Тут я неожиданно вспомнил и другое: в меня стреляли или преследовали почти каждый раз, когда я или только что расстался с ней, или недавно встретился. Вот и прошлой ночью, после того как я забрал ее из отеля «Дель Прадо», за нами увязалась машина. Должно быть, Моник успела звонков из своей спальни кого-то предупредить. Я вспомнил, как она, убегая от погони, делала все, чтобы хоть ненадолго задержать нас: то и дело падала, останавливалась.

Наконец я снова обрел дар речи. Я мучился, не зная с чего начать, но потом все же вспомнил, зачем пришел в клуб.

— Как давно мы не виделись, — выдавил я.

Слова пароля уже не казались мне такими наивными и мелодраматичными.

Девушка кончиком языка провела по губам и прикусила нижнюю губу. Затем, словно ей не хватало воздуха, поднесла ладонь к горлу и будто автоответчик произнесла:

— Всего десять дней.

— Мне кажется, больше, — ответил я и тут же почувствовал тошноту.

Голова снова начала кружиться. Я вставил сигарету в рот, чиркнул спичкой и положил спичечный коробок на столик перед девушкой картинкой вверх.

На какое-то время на ее лице застыла растерянность, было видно, что она колеблется. Наконец Моник вытянула перед собой левую руку, медленно разжала кулак, и я увидел на ее ладони обрывок наклейки от спичечного коробка с частью руки дона Антонио и головы собаки.

— Я не... Я и не подозревала... — начала она, и конец ее фразы повис в воздухе.

Голос ее звучал безжизненно, вяло, как спросонья.

Я попытался собраться с мыслями. Возможно — хотя шанс был один к ста — Моник, если она коммунистка, встретившись со мной на явке в «Лос Туркосе», примет меня за своего. Потом я подумал, что шансы на успех у меня гораздо выше, поскольку в условиях глубокого подполья и строжайшей конспирации на встречу мог явиться кто угодно. При такой засекреченности, как у коммунистов, даже сосед по лестничной площадке, лояльно относящийся к существующему правительству, мог работать на красных и быть если не активным коммунистом, то скрытым саботажником. В таких условиях рядовые члены партии жили в атмосфере страха и неизвестности, постоянно подозревая, что и за ними следят. Я очень надеялся, что на этом мне удастся сыграть и усыпить бдительность Моник, если только она не знала наверняка, что на встречу должен был явиться капитан Эмилио. Судя по тому, что она ответила на пароль и показала обрывок наклейки, этого девушка не знала.

Вряд ли это могло мне чем-нибудь помочь, но я все же решил действовать, как планировал.

— Крайне удивлен, Моник. Вот уж кого не ожидал здесь увидеть, — медленно произнес я.

Она впервые за время нашей встречи посмотрела мне прямо в глаза.

— А я... и не знала, что и подумать, — ответила она и глубоко вздохнула. — А у тебя с собой?.. Ты принес?..

— Принес, — прервал я ее, зная, что ее волнует, и, протянув ей сложенную газету, решил закинуть удочку: — Похоже, наш добренький доктор раскололся.

Моник вынула из газеты бумаги, которые раздобыл капитан Эмилио, и наклонилась с ними к свече.

— Да, — произнесла она, пробегая глазами медицинское заключение о смерти Амадора. — Все отлично.

Девушка мельком взглянула на отчет полицейского, открыла сумочку, чтобы спрятать в ней обе бумаги. Но я схватил ее за запястье:

— Они останутся у меня.

— Но ты должен передать их мне, — нахмурившись, возразила она.

— Знаю, Моник. Они для Кулебры, — сказал я и забрал у нее обе бумаги.

— Да, но...

— Мы вдвоем доставим их в центр.

Моник прищурилась, затем пожала плечами.

— А какая разница? — удивилась она.

Я посмотрел на часы.

— Нам пора трогаться, — решив подогнать девушку, сказал я.

— Нам? Должна была я одна...

— Нет, мы вместе, Моник, — с улыбкой возразил я. — Я же тебе сказал, мы оба едем в el centre с этими отчетами... Так меня инструктировали, — ляпнул я, не особенно надеясь, что Моник мне поверит.

А что я должен был ей сказать? Не мог же я допустить, чтобы она, прихватив с собой бумаги Эмилио, исчезла. То, что девушка может мне не поверить, меня уже не волновало. Она стала единственной нитью, которая связывала меня с Кулеброй, его центром, доктором Баффингтоном и его дочерью. Я понимал, что она последняя соломинка, за которую следует держаться, и, возможно, придется прибегнуть к силе, для того чтобы выбить из нее все, что меня интересовало. Но пока Моник не обнаружила подлога, я собирался и дальше изображать из себя коммуниста-подпольщика. Что делать?

— Пошли, — твердо сказал я ей.

Мы прошли через погруженные в темноту залы «Лос Туркоса» и вышли на улицу. Моник все время шла впереди меня.

Дождь усилился, и огромные капли, шлепая об асфальт, сливались в ручьи, которые пенными потоками бежали к дренажным решеткам. Я потуже запахнул полы своего плаща и прижал их к себе обеими руками.

— Вон там такси, — махнув мне рукой, крикнула Моник и кинулась к проходящей машине, новенькому «плимуту» черно-зеленого цвета.

Подбежав к такси, она остановилась, открыла дверь и юркнула внутрь. Я запрыгнул вслед за ней на сиденье и откинулся на спинку. Я молча вынул из кармана пачку сигарет: сказать водителю, куда ехать, я не мог, поскольку не знал.

Когда Моник, наклонившись к таксисту, сказала ему, куда ехать, я почувствовал, что мне стало легче дышать.

— Сначала на авеню Реформы, а куда затем, скажу.

Мы свернули с улицы Святого Антонио налево, выехали на Сан-Хуан де Летран и направились к центру города.

— Сигарету? — предложил я Моник.

— Одну стрельну, — улыбнулась она.

Я решил разговорить Моник, рассчитывая, что девушка, болтая; отвлечется от своих мыслей. Дождь тем временем продолжал барабанить по машине, а из-под ее колес с громким шелестом летели водяные брызги.

Я заговорил с ней о прошлой ночи, о проливном дожде, о погоде вообще, стараясь избегать всего, что могло иметь отношение к доктору Баффингтону.

Сделав левый поворот, мы проехали по улице Хуареса, выехали на авеню Реформы, проскочили Чапультепек-парк, затем ипподром «Лас Америкас», после чего покрыли расстояние еще в несколько миль. Наша болтовня, возможно, и отвлекала Моник, но и мне не давала сосредоточиться. Хотя в голове царил сумбур, мне все же удалось восстановить фрагменты событий, произошедших со мной за последние двадцать четыре часа. Я вспомнил, что вчера, когда сидел вот так же рядом с Моник в такси, меня ранили в шею. В том, что пытались меня убить, сомнений не было. Я обратил внимание также и на то, что Моник видела Бельчардо в ресторане, а потом и нашу драку на улице. Возможно, она не знала, что они из одной команды и делают одно дело. Но как она могла поверить, что я с ней заодно, если слышала мой разговор с доктором Баффингтоном, в котором я ругал коммунистов? А вдруг девушка только сделала вид, что доверяет мне, и затеяла со мной игру? Эта последняя мысль внезапно встревожила меня: я совсем не учел, что могу быть обведен вокруг пальца.

Наверное, иногда даже затуманенный рассудок человека, увидевшего или услышавшего нечто, что грозит ему смертельной опасностью и на что в нормальном состоянии он мог бы и не обратить внимания, неожиданно правильно срабатывает и выдает нужное решение. По крайней мере, такое со мной раньше случалось. Я попытался сосредоточить свои мысли на поисках этого единственного верного решения, но мне мешали накопленная за последние сутки усталость и непреходящее чувство тревоги. Я никак не мог понять, чем вызван мой страх: то ли боязнью провала своего плана, то ли воздействием ядовитых паров. В конце концов, не найдя лучшей тактики, я принял решение: если Моник играет со мной в кошки-мышки, мне следует быть начеку и действовать по обстоятельствам.

Я посмотрел по сторонам. В окнах машины я не увидел жилых домов. Мы уже были далеко от города, и только бесчисленные деревья и густой кустарник тянулись по обе стороны от дороги. Теперь нас окружала зелень сельского пейзажа без малейшего намека на цивилизацию. Не было видно даже маленьких деревенек с их домиками из камня и глины и земляными полами вроде той, с названием Тлакспасин, мимо которой мы проехали десять минут назад.

Беспокойство все больше овладевало мной. Я мысленно вернулся к тому моменту, когда мы с Моник вышли из ночного клуба «Лос Туркос». Если Моник поверила мне и теперь мы действительно едем на базу Кулебры, то почему она взяла такси? Я почувствовал, как в моей голове зашевелились мозги. Ведь местонахождение центра строжайше засекречено, и любой из подпольщиков, отправляясь туда, вряд ли бы рискнул взять такси, как, впрочем, и другую машину. Я вспомнил, что девушка помахала рукой черно-зеленому «плимуту», который проезжал мимо входа в клуб как раз в тот момент, когда мы появились на его пороге. Моник сразу побежала к этому такси, а я — за ней.

Я посмотрел вперед, и мой взгляд упал на зеркало заднего вида в салоне автомобиля. В нем я увидел широко раскрытые глаза водителя, настороженно наблюдавшие за мной, и тут же от его взгляда по моей спине пробежал легкий холодок.

В небе, на расстоянии всего каких-то ста ярдов от нас, сверкнула молния, которая затем рассыпалась на миллионы ярких змеек. В это время я успел бросить взгляд на Моник. После огненной вспышки грянул гром такой силы, что уши мои мгновенно заложило. Меня подбросило, а когда я снова оказался на сиденье, то испуганно поежился. Такси сбавило скорость, так как дальше дорога шла под уклон. Меня зазнобило, нервы мои напряглись до предела. Я чувствовал, что скоро наступит развязка, и теперь боялся ее. Мысли одна за другой, словно бешеные, проносились в голове. Я не мог ни сосредоточиться, ни успокоить себя. Несмотря на все усилия, мною все больше овладевал страх. Я не узнавал себя, и это еще больше пугало меня. Но я не сдавался и, собрав волю в кулак, делал все, чтобы не поддаться панике.

Вдали вновь полыхнула молния, и спустя несколько секунд раздались гулкие раскаты грома. Преодолев невысокий подъем, машина вновь покатила под гору. Краем глаза я уловил справа размытый серый силуэт какого-то жилища. Оно стояло в миле от дороги и всего на какую-то долю секунды посветило сквозь струи дождя и туман своим крохотным оконцем. Сумерки все больше сгущались, а напряжение во мне настолько возросло, что в желудке стало покалывать. Я сунул руку в карман плаща и, нащупав пистолет, просунул указательный палец в скобу спускового крючка.

— Шелл, угости сигаретой, — вдруг попросила меня Моник.

Это было настолько неожиданно для меня, долгое время сидевшего как на иголках, что я дернулся и резко повернул в ее сторону голову. Она, явно догадавшись, в каком состоянии я нахожусь, скривила в улыбке свои ярко накрашенные губы.

Держись, расслабься и не паникуй, приказал я себе и тут же почувствовал, как мои руки и ноги сделались ватными. Моник продолжала ехидно улыбаться.

— Конечно, Моник, минуту, — стараясь говорить как можно беззаботнее, ответил я.

Сейчас что-то произойдет, подумал я. Это даже не было догадкой или предположением. Я чувствовал, я был уверен в том, что момент развязки приближается, что Моник и водитель против меня вот-вот что-то предпримут. Я снова посмотрел в зеркало заднего вида. Водитель за мной не наблюдал, а только вглядывался в лобовое стекло машины, по которому с ритмичностью метронома скользили «дворники». Мне вспомнилась девочка, покачивающая головкой в такт музыке, которую я видел во сне.

Я полез в карман за сигаретами и нащупал револьвер. Даже если сейчас Моник ничего не собирается предпринять, мне все равно надо держать ухо востро. Тряхнув головой, я выпустил из руки кольт, достал сигареты, переложил пачку в левую руку, а правую вновь стал опускать в карман. Девушка с натянутой улыбкой на устах наблюдала за моими действиями.

И тут произошло то, чего я так напряженно ждал и побаивался: Моник неожиданно положила руку на плечо водителя, и тот резко нажал на тормоза. Взвизгнули шины, сбросившую скорость машину занесло и боком протащило по дороге. Меня кинуло к спинке переднего сиденья. Правая рука, так и не дотянувшись до револьвера, выскочила из кармана, и в этот момент Моник набросилась на меня. Она, приоткрыв от напряжения рот, словно кошка, вцепилась ногтями в мое лицо, пытаясь выцарапать мне глаза.

Удар моего кулака пришелся ей в челюсть и отбросил Моник к двери. Машина остановилась, и водитель, резко развернувшись, направил на меня пистолет. Врезав ему в скулу, я выхватил у него пистолет. Девушка, вцепившись в меня, всей тяжестью своего тела повисла на моей руке. «Таксист» поднялся с сиденья и, перекинувшись через спинку, попытался схватить меня, но я вновь отбросил его назад. Он ударился спиной о баранку руля, и тут же раздался громкий гудок. Пистолет водителя вылетел из моей руки и упал под приборный щиток.

Собрав все силы, я ударил Моник согнутым локтем в живот. Она вскрикнула и согнулась пополам. Водитель наклонился, чтобы подобрать с пола пистолет, но я, перегнувшись через спинку сиденья, вцепился в его плащ и дернул на себя. Он сделал попытку развернуться, но я ребром ладони нанес ему по челюсти скользящий удар. Потянув мексиканца за воротник, я слегка развернул его и перевалил через спинку переднего сиденья. Кровь ударила мне в голову. Водитель вытянул обе руки вперед, пытаясь схватить меня за горло, но в этот момент я ребром правой ладони вновь ударил его по лицу. Я, видимо, сломал ему носовую кость, потому что из его ноздрей тут же хлынула кровь. Из-за малого пространства в салоне машины мне было трудно нанести ему последний, решающий удар. Он вскинул голову, и его незащищенное лицо оказалось от меня всего в футе. Следующий мой удар оказался смертельным — водитель, испустив дух, завалился на переднее сиденье.

Моник с размазанной по щекам помадой, скривив рот и выпучив глаза, пыталась разогнуться. Схватив ее за горло, я в ярости принялся хлестать Моник по щекам, приговаривая:

— Ах ты, сучье отродье. Да за такие дела тебя убить мало.

Наконец я отпустил ее, и она закрыла лицо ладонями. Забрав у нее сумочку, я проверил ее содержимое, но ничего интересного для себя не нашел. Даже пистолета. Вскоре она отняла от лица руки и посмотрела на меня.

Увидев ее глаза, я почувствовал себя морально опустошенным и очень уставшим.

— Боже, Моник, зачем тебе это? — спросил я. — Зачем?

Она с застывшим лицом отрешенно смотрела на меня.

— Зачем ты ввязалась в это дело? — снова спросил ее я. — Ты мне очень нравилась, Моник. Мне было приятно быть с тобой. Ты была для меня... Черт возьми, я даже не знаю, как это выразить словами. Так хорошо было касаться тебя, говорить с тобой, целовать. Вспомни прошлую ночь. Не могу поверить, что ты была неискренней со мной. Неужели в тебе сидят два человека?

— Ты все равно ничего не поймешь, — ответила девушка.

Я немного помолчал, а потом с горечью в голосе сказал:

— Может быть, и не пойму, Моник, но как ты можешь: сегодня любить, быть со мной в постели нежной и пылкой, почти безумной, а на следующий день готовой меня убить?

— Я... мы не собирались тебя убивать, Шелл.

Я рассмеялся:

— Ах, вы даже не собирались? Что ж, может быть. Скорее всего, это планировал сделать кто-то другой. Но вы точно знали, что это должно произойти, — сказал я и посмотрел вокруг.

Небо темнело, дождь стих и теперь только накрапывал.

— А какая разница, кто собирался меня убить, ты или кто-то из ваших?

— Прости, Шелл.

— Похоже, ты сошла с ума. Да я и сам немного того, — сказал я и перевел дух. — Ладно, Моник. Кажется, я где-то допустил прокол. Ты ведь не сомневалась, что я подставная лошадь. Правда?

— Ни минуты, — покачав головой, ответила она.

— И в чем была моя ошибка?

Я не рассчитывал получить ответ на свой вопрос, но девушка с жаром и презрением, удивившим меня, неожиданно выпалила:

— Их было несколько. Первая — в «Лос Туркосе» ты обратился ко мне со словами: «Как давно мы не виделись», а должен был сказать: «Как же долго мы с тобой не встречались». Так что как только ты открыл рот, я сразу поняла, что ты не тот, за кого себя выдаешь. И то, что я тебя раскусила, ты понял, когда мы ехали по улице Хуареса. — Она брезгливо скривила губы и добавила: — Одурачить тебя было не так уж и сложно.

Передо мной теперь сидела совсем другая Моник, и это меня потрясло. В том, что настоящее имя ее было не Моник, я уже не сомневался. Ловко ей удалось меня одурачить. Даже не отличающийся особым интеллектом капитан, и тот сумел меня надуть. Надо же, на пароле — а они всегда казались мне детской и наивной игрой — у меня и вышел прокол.

Волнение и тревога вновь охватили меня. Я понимал, что это продолжение действия ядовитых паров, которыми я надышался в квартире Амадора. Однако даже зная причину своего состояния, я не мог побороть в себе ни страха, ни сомнений. Меня пугала мысль, что, если я совершу еще хоть одну, пусть даже малейшую ошибку, доктору и Бафф ничем помочь будет нельзя. Отныне я не имею права на ошибку, любая будет последней в моей жизни. Моник, сама того не желая, подвела меня к этой мысли.

Мне предстояло многое узнать от нее, и я посмотрел на девушку, пытаясь понять, смогу ли при необходимости применить силу и заставить ее говорить. Испачканное помадой лицо Моник, по которому я совсем недавно наносил пощечины, ее большие глаза и пухлые чувственные губы оставались для меня неотразимо красивыми и притягательными. Мне пришлось приложить невероятные усилия, чтобы сначала снять с водителя пояс, а затем связать им руки и ноги Моник. Столкнув мертвого водителя на пол, я перевалил девушку на переднее сиденье, а сам, перебравшись на место водителя, включил двигатель.

— Он... мертв? — спросила меня Моник, как только машина тронулась с места.

— Этот авангард рабочего класса, который у тебя пол ногами? Да, мертв.

Мы проехали немного, потом я свернул с дороги и остановил машину между деревьями, где нас было бы трудно заметить. Выбравшись наружу, я открыл багажник, достал из него моток тонкой проволоки и водительский инструмент. Перегнув проволоку несколько раз, я оторвал от нее два куска, одним связал Моник за спиной руки, а другим — ее ноги. Девушка не проронила ни слова. Затем я вынес ее из машины и посадил под деревом спиной к машине. Здесь, под раскидистой кроной, было не так сыро. Я снова вернулся к «плимуту», вытащил из него тело водителя, дотащил его до дерева и свалил перед сидевшей на земле Моник. Та в испуге отвернулась от трупа.

Я стал задавать ей вопросы, но она упорно молчала. Думаю, с наступлением темноты Моник, сидя рядом с трупом в тихом безлюдном месте, все равно бы раскололась. В этом я был абсолютно уверен. Но ждать, когда ее охватит панический страх и она наконец заговорит, я не мог. Снова вернувшись к машине, я достал из багажника два металлических колпачка от ступицы, затем вынул аккумуляторную батарею, отлил из нее в один колпачок немного кислоты, затем вставил аккумулятор на прежнее место. Моих действий Моник видеть не могла, так как сидела спиной к машине. В другой колпачок я отжал тряпку, предварительно намочив ее в бензине, а затем в оба колпачка добавил воды из радиатора. Кислота разбавилась водой и стала не такой концентрированной, чтобы вызвать ожог, однако достаточно сильной, чтобы появилось жжение. Приблизившись к дереву, я поставил один колпачок у девушки за спиной, а с другим подошел к ней спереди.

— Послушай, Моник. Здесь кислота из аккумуляторной батареи. Поняла?

Она испуганно посмотрела на меня.

— Моник, у тебя очень красивое лицо, самое привлекательное и сексапильное из тех, что мне доводилось видеть. Знаю, как ты им гордишься. И ты абсолютно права. Редкая женщина может похвастаться такой красотой.

— Шелл, что ты задумал? — срывающимся от волнения голосом наконец спросила она. — Зачем ты это принес?

— Ты прекрасно знаешь, что мне от тебя нужно. Где Кулебра и его центр? Расскажи мне о них, о докторе Баффингтоне и Бафф, где они находятся. В общем обо всем, что с ними связано. Скажешь — я не сделаю тебе ничего плохого. А эта кислота — на случай, если будешь упираться.

Моник облизнула пересохшие от страха губы:

— Не надо, Шелл. Ты же знаешь, что я все равно ничего не скажу. Я делаю правое дело и не собираюсь тебе помогать. Меня ничто не заставит отречься от своих убеждений. Шелл, ты же сказал, что я тебе очень нравлюсь, что прикосновения ко мне, мои поцелуи тебя возбуждают. Что ты в постели от меня в восторге.

— Это было прошлой ночью, дорогая. А сейчас ты мне все расскажешь. Ну?

— Нет, ни за что на свете, Шелл, — решительно произнесла Моник.

— Хорошо. Тогда слушай, что тебе придется вынести. Я заранее предупреждаю тебя, потому что мне совсем не хочется этого делать. Тем более с тобой. Но у меня не остается другого выхода.

Я осмотрелся. Погода как нельзя лучше соответствовала моим планам. Да и нервное состояние девушки, пережившей первый шок при виде колпачка с якобы концентрированной кислотой, было как нельзя кстати. Моник выглядела уставшей и психически надломленной. В таком состоянии ее упорство было легче преодолеть. Однако я физически чувствовал, как уходит драгоценное время.

Я уже говорил доктору Баффингтону, что человека можно заставить поверить во что угодно, если его соответствующим образом к этому подготовить. Вызвать в нем страх, сыграть на нервах и подобрать нужные слова. То есть воспользоваться методами давления на разум человека, к которым вот уже на протяжении многих лет так часто прибегали Советы. Я просто обязан был воспользоваться испытанным оружием коммунистов, поскольку другого у меня не было. Благо, что погода и состояние Моник работали на меня.

Сквозь серую мглу тяжелых туч тусклым пятном просматривалось заходящее солнце. Унылый дождь монотонно моросил, и его капли, пробиваясь сквозь густую крону дерева, падали на нас с Моник. Вдали, почти у самого горизонта, разрывая свинцовые тучи, время от времени вспыхивали молнии, после которых только спустя некоторое время доносились раскаты грома, больше похожие на шепот, нарушающий тишину. Здесь, под кронами деревьев, было почти совсем темно.

Я подвинул тело водителя поближе к Моник. Затем, подойдя к девушке сзади, обхватил ее голову руками и повернул ее так, чтобы она могла видеть восковое лицо покойника. Даже если бы она зажмурила глаза, ей бы это не помогло: воображение всегда рисует картину еще более ужасную, чем та, которую видят глаза.

Продолжая сжимать голову Моник, я стал медленно и четко произносить слова, постепенно понижая голос:

— Моник, послушай. Для начала я вас обоих раздену донага. Он, похоже, умер. Более того, я почти уверен, что он мертв. Затем я привяжу вас друг к другу. Ты прижмешься своим горячим телом к этому трупу, уткнешься носом ему в щеку. Я обовью ваши руки вокруг друг друга, крепко свяжу их, после чего вас оставлю. Со стороны вы будете смотреться как любовники. Ты скоро почувствуешь, как постепенно начнет остывать его тело. Кожа мертвеца ближе к ночи станет влажной и холодной. Когда наступит ночь, черная ночь, ты услышишь вокруг себя странные звуки. Эти звуки будут раздаваться везде: в высокой траве, в густой кроне деревьев. Это сейчас, пока я рядом и еще светло, ты знаешь, что это гуляет ветер или копошатся насекомые. Но в объятиях коченеющего трупа тебе будет казаться, что вокруг тебя ходят, летают и ползают жуткие твари. И эти звуки будут вгрызаться в твой мозг, словно трупные черви.

Становилось все темнее, и я продолжал рисовать Моник картины ужаса:

— А потом, Моник, ты почувствуешь, как труп в твоих объятиях придет в движение. В этом нет ничего необычного — у мертвецов при остывании всегда сокращаются мышцы и натягиваются сухожилия. Его руки начнут давить тебе на спину, и ты все плотнее и плотнее будешь прижиматься к холодному мокрому трупу. И скоро ты ощутишь себя в объятиях Смерти. Хоть ты и будешь знать, что он мертв, тебе все равно будет казаться, что труп ожил. Вглядись в него, Моник. Ты уже сейчас видишь, как шевелятся губы мертвеца, как он тянется к тебе с поцелуем. Скоро... скоро ты придешь в его объятия...

— Хватит! Хватит! — закричала Моник с несвойственным ее голосу надрывом.

— Нет, не хватит. Еще не все, Моник.

Сказав это, я сорвал с дерева лист, окунул его в кислоту, провел им по тыльной стороне ее ладони и продолжил свою речь. Хоть Моник уже должна была ощутить легкое жжение, тем не менее, я еще раз провел по ее руке смоченным в кислоте листком.

— Ну, чувствуешь, Моник? Действие кислоты? Она уже начала сжигать твою кожу. Перед тем как оставить вас, я смочу ею твое лицо. Кислота съест твою кожу до самых костей, и от твоей былой красоты ничего не останется. Даже глаз. Сначала ты ослепнешь, потом...

— Прошу тебя, Шелл! Умоляю! Я знаю, что ты этого не сделаешь. Ты не решишься. Ты меня только пугаешь.

Незаметно для девушки я за ее спиной заменил колпачок с кислотой на тот, в котором была смесь воды и бензина.

— Сделаю, Моник. Я сделаю, что задумал, — решительным голосом сказал я и занес второй колпачок над ее головой.

Было еще не так темно, чтобы она не смогла разглядеть, что у меня в руке. Она подняла голову и испуганно посмотрела вверх:

— Шелл, убери! Не надо! Ты этого не сделаешь...

— Тогда скажи мне правду.

В ответ она промолчала, и тогда я наклонил колпачок. Моник завизжала еще до того, как жидкость попала ей на лицо. Я держал ее одной рукой, а она, заливаясь в отчаянном визге, дергалась из стороны в сторону, пытаясь увернуться от льющейся на нее тонкой струйки. У нее уже намокло лицо, а когда смесь воды и бензина попала ей в глаза, она завопила:

— Мои глаза! Боже, мои глаза! Прекрати, Шелл!

— Так теперь расскажешь или нет?

— Да. Только прекрати, Шелл!

Я поставил колпачок на землю, вынул носовой платок, вытер им лицо Моник, промокнул ей глаза.

Тело девушки сотрясалось в рыданиях.

Когда первый приступ отчаяния прошел, она спросила сквозь слезы:

— Я теперь ослепну, Шелл? Я стану слепой?

— Нет, — ответил я. — Ты не ослепнешь.

Я чувствовал, что поступил мерзко, отвратительно. Только такими словами можно было определить мои действия. Ее голос потряс меня до глубины души. Для меня Моник все еще оставалась женщиной, с которой я провел прошлую ночь, которой шептал нежные слова, которую целовал до самозабвения и которая до сих пор была желанна. Я еще не успел привыкнуть к мысли, что она — исчадие ада.

Метод психологического давления применять больше не пришлось, так как Моник начала говорить. Я сидел и внимательно слушал ее, и по мере приближения рассказа к концу чувство жалости, которое я все же испытывал к девушке, постепенно улетучивалось, пока не исчезло совсем.

Глава 15

То, что я услышал от Моник, поразило меня. Оказалось, результаты научных исследований доктора Баффингтона, его опытов над обезьянами не являлись секретом. О газе, полученном доктором, который я назвал нервно-паралитическим, знали многие сотрудники Юго-Западного медицинского института. Они расценили неудачу доктора как рядовой эпизод в ходе проведения научных поисков. Но в этом институте, как и в большинстве подобных учреждений, работавших по секретной тематике, также были коммунисты. Как известно, их менталитет не такой, как у свободных людей. Они поняли, что с помощью вещества, полученного в лаборатории доктора Баффингтона, можно создать смертоносное оружие массового уничтожения. С Баффингтоном в одном институте трудился доктор Филипп Крэнстон, коммунист с многолетним стажем, секретарь партийной ячейки, состоящей из пяти членов. Он внимательно следил за работами своего коллеги, за ходом опытов по созданию препарата против полиомиелита. Посещение высокими армейскими чинами лаборатории доктора Баффингтона еще больше подогрело интерес Крэнстона к неудавшемуся эксперименту. Он решил, что если препарат доктора может служить основой для производства мощного оружия, то сведения о нем должны быть непременно переданы Советскому Союзу, этому «неустанному борцу за мир во всем мире». Филипп Крэнстон информировал об этом свое партийное руководство и получил от него задание выкрасть или сфотографировать хотя бы часть записей доктора Баффингтона. Но он не сумел этого сделать — Баффингтон успел все уничтожить.

План похищения доктора созрел у коммунистов два месяца назад. Хотя вся документация, касающаяся методики проведения эксперимента, пропала, у Баффингтона осталась голова на плечах. Люди Кремля, от которых исходили все инструкции, приняли простое, весьма немудреное решение — выкрасть ученого и заставить его работать на них. Перед Моник, которая к тому времени уже закончила легально действующую в Нью-Йорке партийную школу и посещала ряд подпольных семинаров американских коммунистов, была поставлена задача: познакомиться с доктором Баффингтоном и его дочерью и втереться к ним в доверие.

Инструкции своего партийного руководства девушка выполнила с блеском. Она подружилась с Бафф и стала почти членом семьи Баффингтонов. Моник очень быстро поняла, каким страстным поклонником доктрины «мир любой ценой» является доктор. И вот ей стало известно, что в сентябре он собирается лететь в Мехико, чтобы выступить там на Всемирном конгрессе сторонников мира.

Коммунистам показалось, что Мехико является идеальным местом для похищения доктора Баффингтона: там доктор будет в незнакомой стране, без друзей и знакомых. Более того, если он пропадет в столице Мексики, никто так и не догадается, куда он исчез, а то, что его выкрали, никому и в голову не придет. Вероятно, решающую роль в выборе места сыграло то, что неподалеку от Мехико располагался центр Кулебры, где можно было спрятать доктора. Разрабатывая свой план, коммунисты предусмотрели даже создание в этом центре хорошо оборудованной лаборатории, где доктор Баффингтон смог бы заниматься получением своего препарата. Оснащение такой лаборатории предполагалось провести согласно рекомендациям Филиппа Крэнстона и других коммунистов, окопавшихся в Юго-Западном медицинском институте. Было решено выкрасть доктора Баффингтона сразу же после его выступления на конгрессе, затем похитить его дочь, после чего обоих доставить на базу Кулебры.

Моник сообщила мне и самое главное, что меня интересовало: местонахождение центра. Располагался он, как оказалось, в том самом сером строении, свет окна которого мелькнул в тумане еще до того, как Моник и водитель «плимута» набросились на меня. От того места, где мы сейчас находились, до базы Кулебры было около полумили. И еще одна важная деталь — под кличкой Кулебра скрывался не кто иной, как Антонио Вилламантес.

Сама Моник сегодня уже успела побывать на базе. Она провела там целый час, поэтому прекрасно знала, что на ней творится. Несмотря на то что доставленному в центр доктору угрожали смертью в том случае, если он не будет работать на коммунистов, он отказался от сотрудничества. Тогда ему пригрозили, что подвергнут истязаниям Бафф. На эту мысль Вилламантеса натолкнула Моник, которая знала, с какой трепетной любовью относится к дочери отец. Пожертвовать Бафф доктор Баффингтон не мог, поэтому он согласился работать в специально созданной для него лаборатории. О том, что он быстро сумел получить то, что от него требовал Вилламантес, наглядно свидетельствовала гибель Амадора.

Член подпольной группы проник в квартиру Амадора, оглушил его, а когда тот упал, вылил на ковер возле его лица ядовитую жидкость и незаметно сбежал. С одной стороны, это была грубая работа, а с другой — они поступили достаточно хитроумно: убийца благополучно скрылся с места преступления, капитан Эмилио прибыл на квартиру убитого, чтобы убедиться, действительно ли Амадор мертв, получил медицинское заключение, которое затем должен был передать курьеру, то есть Моник. Смерть Амадора подтверждала, что доктор не обманул Вилламантеса, он создал заново свой смертельный препарат, от которого очень быстро погибали не только обезьяны, но и человек. Действие препарата сказалось и на мне, правда, в меньшей степени, чем на Амадоре, так как я получил гораздо меньшую дозу ядовитых паров, чем мой приятель. Однако мне и этого вполне хватило, чтобы представить, какие муки испытывал Амадор перед смертью.

В том случае, если газ окажется эффективным при применении на людях, русские должны были предпринять попытку его массового производства, и тогда доктор Баффингтон, как и многие до него, затерялся бы навсегда на бескрайних просторах Советского Союза.

Доктор хорошо знал, какую опасность для человечества таят в себе его разработки при их использовании в военных целях. Поэтому я хорошо представлял, какие мучения испытывал он оттого, что был вынужден работать на Вилламантеса.

— А почему газ испытали именно на Амадоре, а не на ком-либо другом? — спросил я Моник.

— У нас был большой выбор. Изначально хотели попробовать действие газа на генерале Лопесе.

— Да, представляю себе, наверняка и я значился в вашем списке.

Она не отреагировала на мое замечание.

— Мы знали, что Амадор помог тебе выбраться из тюрьмы, — сказала она. — И твое освобождение могло доставить нам массу хлопот. По твоей просьбе я была вынуждена позвонить ему, потому что, если бы я этого не сделала, у тебя сразу же закрались бы подозрения относительно меня. К тому же я и не предполагала, что Амадору удастся тебе помочь. Мы не сомневались, что ты, выйдя из тюрьмы, сразу же начнешь искать доктора Баффингтона, будешь пытаться выйти на людей, которые, по твоему мнению, причастны к его исчезновению. Допустить этого было нельзя. Едва ты вышел из камеры, как я уже догадалась, что связывает тебя с женой генерала Лопеса, почему она помогла тебе оказаться на свободе. Ты стал для нас вдвойне опасен, и тебя решили убрать.

— Так ты знала, что в тюрьму приходила сеньора Лопес?

— Конечно.

Затем Моник сообщила нечто, что удивило меня еще больше. Оказывается, после того как Амадор помог мне выйти из тюрьмы, за его квартирой установили наблюдение. Когда я зашел ненадолго к Амадору после первого покушения на меня, человек, следивший за его домом, меня засек. Он, прихватив еще троих сообщников, отправился за мной в «Эль Гольп».

— Нам было неизвестно, насколько Амадор посвящен в проблемы сеньоры Лопес, поэтому мы не хотели рисковать. Так что выбор Вилламантеса пал на Амадора, — объяснила Моник.

— И Амадора использовали для проведения опыта как морскую свинку?

— Мы должны были проверить, не саботажничает ли доктор. Для этого полученный им газ необходимо было испытать на человеке.

К сожалению, в темноте я не смог разглядеть выражение ее лица, с которым она произнесла эти слова.

— Моник, выходит, я должен благодарить тебя за то, что вместо меня отравили Амадора? Так ведь?

Было видно, что Моник колеблется с ответом.

— Шелл, после того, что между нами произошло той ночью, я... не могла допустить, чтобы убили тебя.

— Черт подери. Выходит, не покувыркайся я с тобой в постели, меня бы уже не было в живых. Но всего лишь час назад ты и не вспоминала о наших любовных утехах, — воскликнул я и задумался. — В котором часу Вилламантес ожидает получить бумаги от Эмилио?

— Не позже семи.

Я зажег спичку и посмотрел на часы. Было уже семь. Я уже открыл рот, чтобы сказать, что мы опоздали, но вовремя остановился.

— Сейчас почти половина седьмого, — решив схитрить, сказал я. — Что будет, если ты до семи не доставишь Вилламантесу бумаги?

— Не знаю. Никто не знает, что он тогда сделает. Но Вилламантес сразу же поймет, что что-то не так, и может решить, что доктор его обманул и изготовил безобидное вещество. Не знаю.

— А что грозит доктору? Он же не решится его убить.

— Нет, Вилламантес доктора не ликвидирует, пока не получит от него состав препарата. На базе есть еще один ученый-химик, который вслед за доктором Баффингтоном повторяет его эксперименты. Но учти, Вилламантес, для того чтобы заставить доктора на него работать, избил Бафф. Так что, скорее всего, он отыграется на его дочери. Кулебра жестоко расправляется с теми, кто не подчиняется его приказам. А когда срываются его планы, он становится совсем свирепым.

— Сейчас уже восьмой час.

Моник вдруг захохотала, затем остановилась и произнесла:

— Относительно Вилламантеса я тебя не обманула. Уж я-то точно знаю, как он рассвирепеет, станет просто бешеным. Против доктора он ничего не предпримет. Пока.

Она снова залилась смехом. Я поднялся. Мне ничего не сделать одному, подумал я. Если можно было бы обратиться за помощью к генералу Лопесу, но он находился слишком далеко. На то, чтобы добраться до Мехико и вернуться обратно, ушло бы много времени. А позвонить было неоткуда. Я подумал о деревне, которую мы проехали недавно. Возможно, в ней есть бензозаправочная станция, на которой имелся телефон. Но даже если бы мне и удалось с нее дозвониться до генерала, то как же долго придется ждать, пока он приедет. У меня же не оставалось времени даже на то, чтобы добраться до этой деревни.

Через две-три минуты я узнал от Моник некоторые подробности относительно расположения центра, где содержались доктор и Бафф. Размещалась штаб-квартира Кулебры в здании церкви, в которой уже многие годы не проводилась служба. Вилламантес выкупил ее и приспособил для нужд своей партии. К доктору в помещение лаборатории проникнуть было невозможно. Бафф содержалась в угловой комнате в северо-западной части строения. Во дворе под ее окном был выставлен вооруженный охранник, другой контролировал пространство между зданием и каменной десятифутовой стеной, огораживающей старую церковь. Сейчас в центре находилось порядка двадцати человек, в основном мужчины.

Наконец я решился.

— Моник, я вынужден тебя оставить. Если со мной что-то случится и я не вернусь, можешь благодарить своих сподвижников, — сказал я.

— Ты не можешь бросить меня одну.

— Я просто вынужден это сделать. С собой тебя взять не могу. Отныне я перед тобой чист, и совесть меня не мучает.

— А мое лицо? С ним ничего не произойдет?

— Нет, оно останется прежним. Та жидкость была смесью воды и бензина, — сказал я. — Мне надо было заставить тебя поверить, что это кислота.

Девушка помолчала, а потом сказала:

— Только... только не оставляй меня рядом с трупом.

— Хорошо, я его уберу, — ответил я, и, взвалив убитого на плечи, отнес его на пятьдесят футов от дерева, под которым сидела Моник, и сбросил на землю.

Подойдя к «плимуту», я снова открыл его багажник, достал остатки проволоки, сделал из нее петлю наподобие аркана и сел за руль. Моник жалобным голосом позвала меня, но я тронул машину с места и поехал в сторону центра.

От Моник мне было известно, как добраться до базы Кулебры. Свернув с шоссе направо, я выехал на узкую проселочную дорогу, изрытую глубокими колеями. Затем я разорвал предназначавшиеся Вилламантесу бумаги на мелкие клочки и развеял их по ветру.

Проехав с полмили, я потушил фары и стал двигаться дальше по намокшей грунтовой дороге со скоростью менее двадцати миль в час. Часы показывали четверть восьмого. Отсутствие Моник должно было встревожить Вилламантеса. Я уже представил себе, как он постепенно выходит из себя и начинает метать гром и молнии. Хоть я еще и ощущал слабость, но головокружение пошло на убыль, а тело перестало покрываться холодным потом. Видимо, действие газа, которым я надышался в квартире Амадора, стало проходить. Я очень на это надеялся. Машина неожиданно въехала в раскисшую от дождя колею, и я на секунду включил фары. Вот-вот должно было показаться здание церкви, поэтому мне пришлось еще больше сбросить скорость.

Через несколько десятков футов я чуть было не просмотрел огромную ухабину. В последнюю секунду, увидев на дороге большое черное пятно, я все же успел круто повернуть руль вправо, и машина плавно заскользила по глинистому грунту. Оторвав от дороги глаза, я увидел впереди церковь, в которой размещался центр.

Поначалу церковное строение, возвышавшееся в конце дороги на расстоянии ста ярдов от меня, предстало передо мной огромной темной глыбой. Я затормозил, переключил двигатель на холостой ход. «Дворники» продолжали скользить по лобовому стеклу, сметая с него капли дождя. Небо рассекла яркая молния, и, прежде чем все вокруг вновь погрузилось во мрак, я успел разглядеть это таинственное сооружение, в котором обитал дьявол.

Одного вида этого сооружения было достаточно, чтобы у меня пошлине пробежал холодок. Я знал, что, когда проникну в него, мне предстоит увидеть куда более жуткое зрелище. База Вилламантеса располагалась в низине, у подножия холма, через который проходила дорога. Зловещего вида здание выглядывало из-за высокой каменной стены, опоясывавшей его в виде прямоугольника. Мне невольно вспомнилась картина Эль Греко «Вид на Толедо». Но больше всего эта церковь за толстой каменной стеной была похожа на огромное надгробие на могиле великана. Я проехал еще пятьдесят ярдов, затем аккуратно развернул машину задом к центру и отключил двигатель. Вытащив из нее заднее сиденье, я, увязая в грязи, направился с ним к стене. Убойный револьвер 45-го калибра и кольт 38-го лежали в карманах моего плаща. В одной руке я держал проволочную петлю-удавку. Наконец я достиг каменной стены, которая оказалась выше моего роста на целых четыре фута. Большие деревянные ворота, к которым вплотную подходила грунтовая дорога, были закрыты. Пройдя влево вдоль стены ярдов двадцать, я остановился. По моим расчетам, отсюда до комнаты, в которой томилась Бафф, было ближе всего. Вот только еще бы незамеченным преодолеть высоченную ограду и проскочить внутренний двор. Где-то там должен был находиться охранник.

Вновь полыхнула молния, и верхняя часть каменной стены по всему периметру заблестела. Я оторопел: в стену были вцементированы острые осколки стеклянных бутылок. Вынув из карманов револьверы, я свернул плащ в несколько раз, приставил к стене сиденье машины, встал на него и положил свернутый плащ на острые осколки.

Отсюда мне не было видно часового, сторожившего Бафф, но зато мои руки могли легко дотянуться до края стены. Моя голова не доходила до ее верха всего на какую-то пару дюймов. Положив обе руки на плащ, я, ощущая под тканью битое стекло, вцепился в стену, подпрыгнул и лег на нее. Свернутый плащ защитил мою грудь и живот от глубоких порезов, но ладонь ближе к запястью я все-таки слегка поранил. Подтянув ноги, я одним махом перекинул их через стену, спрыгнул с нее и во весь рост растянулся в грязи. Да, теперь я был в церковном дворе, но сиденье машины, благодаря которому мне удалось перелезть через стену, осталось по другую ее сторону.

Прижавшись к земле, я вглядывался в здание старой церкви и ждал новой вспышки молнии. Через несколько секунд молния озарила темное небо, и я успел заметить два силуэта: один — слева, в двадцати футах от меня, а второй — прямо напротив меня. Тот, что был напротив, стоял, прислонившись спиной к церковной стене, увитой диким виноградом. Над его головой тусклым пятном светилось окно. За этим окном должна быть Бафф, подумал я. Меня с ней теперь разделяли всего какие-то несколько ярдов. Я досчитал до двадцати в расчете, что другой охранник отойдет подальше, потом пополз к церковной стене, к тому месту, где только что заметил часового.

Я уже покрыл половину расстояния до часового, и едва взял немного вправо, как вновь сверкнула молния. Я снова распластался на земле, а когда стало темно, продолжил путь. Неподалеку от меня в кромешной темноте вспыхнул огонек сигареты, который тут же погас. Обмотав концом удавки запястье, я пополз дальше и уже добрался до стены здания, когда огонек сигареты снова вспыхнул и, описав большую дугу, растворился во тьме.

Судя по черному силуэту, рельефно выступавшему на фоне увитой виноградом стены, часовой находился совсем рядом. Поднявшись с земли, я двинулся к нему, держа над своей головой руку с проволочной удавкой. Вот уже до него осталось шесть футов, потом всего один ярд. Затаив дыхание и глядя на профиль часового, я вытянул правую руку вперед, и в этот момент он увидел меня.

— Que...[34] — только успел произнести он, и проволочная петля сильно стянула ему шею.

Охранник захрипел, а я продолжал стягивать удавку, пока он не свалился на землю. Ударив его с размаху ногой по голове, я наклонился над ним и обеими руками что было сил потянул за конец тонкой проволоки. Часовой, издав слабый стон, перестал хвататься руками за землю, перебирать ногами и навсегда затих. Ничто, кроме шелеста дождя, больше не нарушало тишины.

Я знал, что второй охранник скоро должен пройти мимо того места, где находились я и убитый часовой. Нащупав лозу какую потолще, я освободил руку от проволоки, закинул руку мертвого часового себе на плечо и, подняв его, прислонил к стене. Стараясь прямее держать его тело, я крепко привязал труп проволокой к толстой виноградной лозе. Теперь мертвец, склонив на плечо голову, висел вертикально на стене здания, едва касаясь земли ногами.

В нескольких футах над моей головой все таким же тусклым светом горело окно. Я подумал, там ли сейчас Бафф или ее куда-нибудь увели. А вдруг в ее комнате кто-нибудь из подручных Вилламантеса? Хорошо — один, а если их несколько? Моник сказала, что Бафф секли хлыстом, а Вилламантес при этом присутствовал. Я мог представить себе, с каким удовольствием он наблюдал, как после удара на нежном теле девушки вздувались кровавые рубцы, как отчаянно кричал доктор, обливаясь слезами, как он потом согласился сделать то, что требовал от него этот садист.

Из-за угла церкви вынырнула тень, а потом показался силуэт второго часового. Выхватив из кармана револьвер, я спрятался за спину убитого, схватил его за волосы и поднял ему голову. Когда охранник, тяжело ступая, медленно прошел мимо, я перевел дух.

Цепляясь за плети дикого винограда, я поднялся вверх по стене на несколько футов и оказался у окна. Оно было закрыто. Более того, продольные перекладины оконной рамы были стянуты металлическими болтами. Я задумался, затем поднялся по виноградной плети еще на фут, вцепился в нее обеими руками и ударил ногой по деревянной крестовине один раз, потом еще. Стекло треснуло, и оконные створки распахнулись внутрь комнаты. Я влез в окно и раздвинул тяжелые шторы.

Глава 16

Поначалу мне показалось, что в комнате никого нет, но потом, приглядевшись, увидел стоявшую в углу Бафф. Прижавшись спиной к стене, она, раскрыв от удивления рот, смотрела на меня.

— Бафф! — громко прошептал я. — Только без крика.

Девушка, не веря своим глазам, молча уставилась на меня. Затем она сделала несколько шагов вперед и неуверенным голосом тихо произнесла:

— Шелл? Это ты, Шелл?

Продолжая смотреть на меня, она подошла еще ближе, и вдруг из ее глаз хлынули слезы и покатились по щекам. Обняв меня, Бафф крепко прижалась к моей груди. Я обхватил девушку и на ее спине под гладкой тканью платья ощутил поперечные рубцы.

— Бафф, дорогая, крепись, — обратился я к ней. — Послушай, у нас мало времени.

Она неожиданно отпрянула от меня:

— Это ты?.. Как тебе...

— Ни о чем не спрашивай меня. Что здесь происходит? Где твой отец?

Бафф печально покачала головой.

— Здесь ужасно, — коротко ответила она.

— К черту все, — резко сказал я. — Наберись мужества. Слушай, под твоим окном труп. Я убил охранника, и, если его обнаружат, нам отсюда никогда не выбраться. А теперь скажи, где доктор! Я смогу пробраться к нему?

— Нет. Он в лаборатории. Это в одном из центральных помещений здания. Меня туда водили, чтобы заставить отца...

— Послушай. Должен же быть туда... — начал было я, но не успел договорить, так как за дверью послышались шаги. Я схватил девушку за плечи и, грубо подтолкнув ее к двери, прошептал: — Делай что угодно, только отвлеки внимание на себя. Можешь упасть на пол.

Зажав револьвер в ладони, я подскочил к двери и прижался спиной к стене. Бафф даже не шелохнулась, она продолжала смотреть на меня удивленными глазами. В отчаянии я затряс головой и мимикой и жестами, как мог, стал показывать, что ей следует делать. Через мгновение дверь открылась, и Бафф, взглянув на нее, приложила обе ладони к горлу и направилась от меня в глубь комнаты.

Вошедший мексиканец, с удивлением наблюдая за странным перемещением Бафф по комнате, повернул в ее сторону голову. Я шагнул из-за двери и что было силы ударил его по голове револьвером. Он молча осел и повалился на пол. Больше в дверях никто не появлялся. Я выглянул в коридор, чтобы убедиться, нет ли там кого, и закрыл дверь.

— Все, Бафф, будь умницей, — решительно произнес я. — Нам ничего больше не остается, как быстро смываться. Во всяком случае, попробуем.

— Я не могу оставить отца, — возразила девушка.

— Нет. Ты отсюда исчезнешь, если даже для этого мне придется тащить тебя на руках. Скоро сюда нагрянут дружки этого малого, и нам вряд ли удастся сделать с ними то же самое. Ну, Бафф, шевели же мозгами!

Закусив губу, она уставилась на меня, затем кивнула.

— Да, ты прав, Шелл. Прости меня, — еще раз кивнув, сказала девушка.

Теперь я понял, что ее шоковое состояние, вызванное моим внезапным появлением, постепенно стало проходить.

— Лишь бы нам отсюда выбраться, а там нам придут на помощь. Мы потом снова сюда вернемся. А сейчас надо бежать. Лезь в окно.

Я погасил в комнате свет и вместе с Бафф проследовал к окну.

— Слушай, там внизу мертвый охранник. Он привязан к дикому винограду. Не пугайся и не кричи. Дай я спущусь первым. Держись за толстые прутья.

Взведя курок револьвера, чтобы можно было в случае необходимости сразу же открыть огонь, я спрыгнул на землю и развернулся, чтобы помочь Бафф. Девушка прыгнула, на лету схватила мои протянутые руки и, приземлившись рядом со мной, закачалась. Неожиданно в нескольких футах от нас кто-то закричал по-испански. Я сразу понял, что это второй охранник, быстро прижал девушку спиной к стене, припал на одно колено и вскинул револьвер. В этот момент луч карманного фонарика осветил мне лицо. Прицелясь в яркое световое пятно, я выстрелил. У сорок пятого при стрельбе оказалась сильная отдача, и мою руку после выстрела резко отдернуло назад. Луч фонарика задрожал, раздался ответный выстрел, и капли жидкой грязи брызнули мне в лицо. Я дважды выстрелил в охранника. Фонарик, выскользнув из его рук, полетел в грязь, а следом упал и сам охранник.

Громко чертыхнувшись, я крикнул Бафф:

— Беги! Прямо к стене, со всех ног! — и, поглядывая через плечо, кинулся вместе с ней поперек двора.

Мы были уже почти у цели, когда на здании вспыхнул прожектор, который осветил церковный двор. Мой мозг лихорадочно работал, в висках стучало словно молотом. Подбежав к стене, к тому месту, где наверху лежал мой свернутый плащ, я крикнул девушке:

— Бафф, сюда! Быстрее!

Она мгновенно развернулась и побежала ко мне вдоль церковной ограды. От волнения ее лицо побелело.

— Слушай, — сказал я подбежавшей ко мне Бафф, — согнись, детка. Придется встать тебе на спину, иначе мне до верха стены не дотянуться. Ноги поставь шире, руками упрись в колени. Только, ради Бога, не свались, пока я не взберусь на стену.

Перепуганная до полусмерти девушка пригнулась и уперлась локтями в колени. Из глубины двора послышались крики. Раздался одиночный выстрел, и рядом со мной о стену чиркнула пуля. Я поставил правую ногу чуть выше того места, где у Бафф заканчивались соблазнительные округлости, резко оттолкнулся от земли левой ногой, затем правой и, взлетев, перекинул руки через стену. Чтобы подняться, я оперся об нее локтями, и тут острые края стеклянных осколков, прорезав ткань плаща, впились в мои ладони. Я чуть было не выронил револьвер, но мне все же удалось удержать его в руке и взобраться на стену. Я посмотрел на Бафф. Та, не выдержав моего веса, упала и распласталась в грязи.

Вновь прогремел выстрел, и рядом с моей головой просвистела пуля. Я пригнулся и приготовился отстреливаться. Внизу копошилась Бафф, пытаясь встать на ноги, а двое вооруженных людей бежали по двору к нам. Не долго думая, я выстрелил в часового, который бежал впереди. Одна его нога заскользила по мокрой земле, и он упал; бежавший за ним рухнул сам. Я лег на плащ, перегнулся через стену и протянул девушке левую руку.

— Хватайся, Бафф. Скорее, — крикнул я ей.

Она подпрыгнула и вцепилась в рукав моего пиджака. Крепко схватив ее за запястья, я посмотрел, что творится в церковном дворе, и тут раздался выстрел. Я увидел, что один из преследователей, припав на колено, собирается выстрелить еще раз. Я дважды, особо не целясь, выстрелил в него. Бафф тем временем висела на моей руке и пыталась зацепиться ногами за стену.

Сначала я поджал под себя колено, затем, превозмогая боль в спине, потянул на себя девушку. Едва она перекинула через стену ногу, как тут же вскрикнула: она тоже порезалась о бутылочные осколки. Снова грянул выстрел, и пуля, чиркнув по камню, осыпала мое лицо и руку мелкой крошкой. Я рывком перевалил Бафф через стену, последний раз выстрелил в охранника и, не разворачиваясь, спрыгнул вниз. Едва мои ноги коснулись земли, я крикнул лежавшей у стены девушке:

— Быстро к дороге. Отсюда ярдов пятьдесят. Там машина. Бежим.

— Моя нога, — застонала Бафф.

— Черт с ней. Не можешь бежать, ползи, но только доберись до машины.

Я поднял ее, и мы вместе, шатаясь, выбрались на грунтовую дорогу.

Подтолкнув девушку к стоявшему невдалеке «плимуту», я скомандовал:

— Беги к машине, детка.

Бафф молча развернулась и, припадая на одну ногу, побежала. Меня от больших деревянных ворот, которые все еще были закрыты, отделяло расстояние ярдов в пятнадцать. Я зажал в руке свой кольт и замер. Прошло всего несколько секунд с того момента, когда девушка кинулась к машине, как ворота скрипнули, и на площадку перед ними упала полоска света. Массивные деревянные створки еще полностью не раскрылись, а я уже взял ворота на прицел. Едва в них показался человек, я нажал на спусковой крючок. Раздался выстрел. Как только у меня перестала трястись рука, я снова выстрелил. Первый из тех, кто выскочил за ворота, рухнул на землю, а остальные кинулись в мою сторону. Выпустив в них еще две рули, я развернулся и побежал. В моем револьвере оставался всего один патрон.

Подбежав к «плимуту», я подтолкнул залезавшую в него Бафф, открыл переднюю дверцу, впрыгнул на сиденье водителя и включил зажигание. Стартер завелся не сразу, его жужжание еще больше натягивало мои нервы. Наконец двигатель издал кашляющий звук и взревел. Колеса автомобиля сначала провернулись в размякшей от дождя колее, затем резина пришла в сцепление с дорогой, и мы, быстро набирая скорость, покатили вперед. В зеркале заднего вида я увидел огоньки фар машины наших преследователей. Только теперь я почувствовал, что из ран на моих руках и ногах сочится кровь.

Подъезжая к глубокой яме, мне пришлось сбросить скорость, а когда мы ее объехали, я снова нажал на газ. Судя по огонькам преследовавшей нас машины, расстояние между нами не увеличивалось, но и не сокращалось. Выехав на шоссе, я свернул налево и на полной скорости рванул в направлении города. Нас чуть было не занесло на обочину, когда я, решив посмотреть, с какой скоростью мы несемся, взглянул на спидометр. Его стрелка дрожала, замерев на цифре сто двадцать, но тут я догадался, что это были километры, а не мили. Значит, скорость нашей машины была более семидесяти миль в час. Давя изо всех сил на газ, я сквозь моросящий дождь вглядывался в дорогу. Ни я, ни Бафф за это время не проронили ни слова.

Кроме нашего «плимута» да автомобиля, ехавшего за нами на расстоянии ста ярдов, других машин на шоссе не было. Преодолев изогнутый участок дороги, я заметил, что преследователи немного сократили разрыв. Как ни давил я на педаль, больше семидесяти миль в час выжать из этого корыта мне не удавалось.

— Детка, — обратился я к Бафф, — если молитва хоть как-то тебе поможет, то молись и держись обеими руками за воздух.

Сняв ногу с педали скорости и плавно нажимая на тормоз, я повернул руль вправо настолько, насколько это было возможно, и, стараясь не смотреть на раскисшую от дождя пологую обочину шоссе, повел машину по самой кромке асфальта. Стоило мне слегка расслабиться и хоть немного отпустить руль, колеса машины съехали бы в грязь, и тогда нам была бы крышка. Когда скорость нашего «плимута» совсем упала, я вдавил педаль тормоза в днище автомобиля, и меня чуть было не прижало к рулю. Нас занесло вправо. Когда колеса съехали на мокрую и скользкую обочину, машину стало разворачивать влево.

Противно взвизгнули шины передних колес, и мне показалось, что мы начинаем переворачиваться. Но наш «плимут» все же устоял и, развернувшись влево, застыл на месте. Теперь его фары были направлены туда, откуда мы только что ехали.

Тут неожиданно заглох двигатель, и я в сердцах выругался такими словами, которых прежде не осмеливался произносить в присутствии женщин и о существовании которых, как полагаю, Бафф и не подозревала. Продолжая ругаться, я вынул из кобуры кольт и, пробуя завести стартер, посмотрел на дорогу. Преследователи, преодолев крутой вираж, на полной скорости неслись к нам.

Стартер зажужжал, но двигатель не заводился. Я не стал больше пытаться завести его, тем более что наши преследователи были рядом. Их водитель уже погасил фары и, чтобы нас не проскочить, сбросил скорость. Просунув в окно кольт, я прицелился в то место в машине, где должен был сидеть водитель, и, когда она поравнялась с нами, нажал на спусковой крючок.

Машина на скорости сорок, если не более миль в час проскочила мимо, съехала с асфальтового покрытия дороги на скользкую обочину, ее развернуло, бросило в кювет и со страшным скрежетом завалило набок. После нескольких попыток мне все же удалось завести двигатель. Я переключил коробку скоростей, развернулся и выехал на шоссе.

Проезжая мимо перевернутой машины, в ее темном салоне я смог разглядеть по меньшей мере двоих. Застряли они надолго, подумал я и нажал на газ. Скоро стрелка спидометра достигла отметки сто двадцать.

Забившаяся в угол Бафф тем временем что-то невнятно пролепетала, и мне захотелось хоть как-то ее приободрить.

— Самое страшное уже позади, — сказал я. — Не вешай нос, детка, и ни в чем меня не вини.

Она еще немного повсхлипывала, потом успокоилась и принялась говорить мне, какой я смелый, решительный, «просто необыкновенный». Слышать это было приятно, но я возразил ей, сказав, что ничего, кроме попытки нас угробить, я не совершил. Даже с намокшими светлыми прядями, прилипшими к ее голове, девушка выглядела привлекательной. Теперь, когда я знал, кем на самом деле была Моник, Бафф стала мне казаться намного красивее ее.

Я рассказал Бафф, кем была Моник. Девушка никак не хотела в это поверить, но мне все-таки удалось убедить ее.

— Надо будет решить, что делать с Моник. Но только после того, как ты окажешься в безопасном месте.

— Шелл, а что ты намерен делать? Я имею в виду с отцом.

Это был интересный вопрос. Сойти с ума я мог позволить себе один раз в год, но никак не чаще, а возвращаться на базу Вилламантеса без вооруженного отряда солдат мне, увы, не хотелось.

— Приладим штык к винтовке и пойдем в атаку на центр, — несколько легкомысленно ответил я.

Бафф, не оценив юмора, отпрянула от меня.

— Я хотел сказать, что обращусь за помощью к генералу Лопесу, и тот пошлет на базу армейскую роту.

— А кто такой генерал Лопес?

— О, я же забыл тебе рассказать. Ну да ладно, позже расскажу.

Тем временем мы уже подъезжали к деревеньке, в которой, как я предполагал, находилась бензозаправочная станция.

— Как твой испанский? — спросил я девушку.

— Так себе, — ответила она.

— Значит, лучше, чем мой. Послушай, Бафф, легко представить, что сейчас творится в центре. Возможно, ребята, которые гнались за нами, уже вытащили из кювета машину. Так что у нас немного времени.

Девушка в задумчивости прикусила губу.

— Я думаю, что твоему отцу ничего не грозит, пока он работает на них. В Мехико я тебя отвезти не могу, там опасно.

— Да. А как ты тогда собираешься поступить?

— Пока не знаю. Но самое главное, что я должен сделать, — это дозвониться до генерала. О местонахождении базы Вилламантеса никто не знает. А потом, Бафф, прости, что оставил тебя одну в гостинице. Я действительно не мог остаться. Я до сих пор об этом сожалею.

Тут у меня в голове мелькнула мысль, от которой мне стало не по себе. Все мои дальнейшие планы были построены с учетом того, что я получу помощь со стороны генерала Лопеса. А вдруг ему стало известно, зачем обратилась ко мне его супруга? Не услышу ли я из телефонной трубки нечто вроде обещания стереть меня в порошок? Кроме того, если ему все-таки подсунули пленку и он ее просмотрел, то наверняка графиня, опасаясь его гнева, куда-нибудь уехала, и обманутый муж кинулся на поиски неверной супруги.

Бафф в ответ на мои извинения сказала, что никто тогда не мог предвидеть последующий ход событий. Бедняжка, она не знала всего, что произошло после того, как я оставил ее в отеле «Дель Прадо». Зато она рассказала мне то, чего не знал я. Как оказалось, в дверь ее номера постучались люди в белых халатах, которые сказали, что они от доктора Баффингтона, что он ранен и находится в госпитале Эй-би-си, и что они приехали за ней. Она их впустила, позвонила в госпиталь и, когда ей ответили, что доктора там нет, сразу же заподозрила неладное. Перезвонить в госпиталь ей не дали. Она стала сопротивляться. Ее ударили по голове, она потеряла сознание и упала, о чем свидетельствовало пятно крови в ее номере, а потом увезли в центр. Отец поначалу наотрез отказывался работать на Вилламантеса, но, когда в его присутствии Бафф избили до полусмерти, он был вынужден согласиться.

— Тебя хлестали плеткой? — спросил я.

— Да. Сначала раздели, потом стали сечь черной плеткой, похожей на длинную змею.

Я поежился, и не только из-за того, что девушке пришлось пройти через такие мучения: мне явно представилась черная змея, обвивающая белое тело Бафф.

— Тебя бил сам Вилламантес? — спросил я.

— Нет, он только наблюдал. Ты не можешь представить его лицо в тот момент, когда меня истязали! Я никогда не видела у человека такого выражения лица.

Я свернул с шоссе на дорогу, ведущую в деревеньку Тлакспасин. Сейчас мне больше всего хотелось увидеть на лице Вилламантеса то выражение, которое было перед смертью у водителя «плимута» или Амадора. Мы проехали еще ярдов сто и остановились. Пару минут мы были заняты тем, что изучали свои раны. У Бафф по икре тянулся длинный шрам, была еще пара-тройка небольших порезов. К счастью, ни один из них не был серьезным. Она, правда, подвернула колено, но я полагал, что к утру боль должна утихнуть. Рана на моей руке уже не кровоточила, но места порезов на заднице, ноге и пальцах левой руки слегка пощипывало. Брюки были настолько изорваны бутылочными осколками, что их можно было смело выбрасывать.

По правую сторону от нас, в нескольких футах от дороги, под соломенной крышей стоял серого цвета домишко, сложенный из необожженного кирпича и нескольких деревяшек.

Кивнув в сторону этого ветхого жилища, я спросил девушку:

— Если там найдется свободный угол, побудешь в этой халупе до моего возвращения? Правда, это не отель «Дель Прадо».

— Ничего, сойдет, — ответила Бафф.

Мы вошли в домишко, в котором оказалась всего одна комната. В ней горела сальная свеча. Рядом со столом на самодельной табуретке сидела старуха с лицом, похожим на кусок потрескавшейся красной глины, которая плела что-то из тонких пучков соломы. На земляном полу играл совершенно голый малыш. Едва мы вошли в дом, как нам навстречу, громко хрюкая, бросилась черная свинья, покрытая густой щетиной, которая, обежав нас, проскочила в открытую дверь. Мальчик постарше, лет шестнадцати, на котором ничего, кроме опоясывавшего его куска бесцветной плотной ткани, не было, удивленно посмотрел на нас. Нам хватило нескольких минут, чтобы, в основном с помощью школьного курса испанского Бафф, который очень развеселил юношу, договориться с хозяевами домишка. Мы предполагали, что Бафф пробудет здесь недолго, самое позднее до утра. Жилище не ахти какое, но искать что-нибудь поприличнее времени не было. Старуха, извиняясь за нищету в доме, охотно согласилась на время приютить девушку, чем нас с Бафф очень растрогала.

Перед уходом я протянул юноше пачку песо и произнес:

— Mil gracias![35]

Сумма была небольшая, но парень весь засиял и затараторил по-испански словно пулемет. Пожелав всем спокойной ночи, я попрощался с Бафф, вышел из дома и направился к машине.

— Шелл, подожди! — Бафф догнала меня и слегка запыхавшимся голосом спросила: — Что ты намерен делать?

— Звонить генералу Лопесу, а потом — обратно, к старой церкви. Буду наблюдать за воротами центра.

Я не думал, что его обитатели станут отсиживаться и ждать, надеясь на высокие стены. Была большая вероятность того, что доктора постараются перепрятать в другое место. Поэтому я хотел застать момент, когда его вывезут с базы, и при возможности последовать за ними. Я посмотрел на часы. Они показывали половину девятого.

— Будь осторожен, Шелл. Пожалуйста, береги себя, — умоляющим голосом попросила Бафф.

— Дорогая, человека осторожнее меня теперь во всей Мексике не найти.

— Трудно выразить словами, какие чувства я сейчас испытываю, Шелл. Ты столько... ты так много для меня...

— Дорогая, оставь сантименты: доктор все еще у Вилламантеса. Но ты не волнуйся. Я все сделаю и прискачу за тобой на вороном коне, и тогда...

На этот раз Бафф не дала мне договорить.

— Идиот, — ласково произнесла она и, обвив мою шею, поцеловала меня в губы.

Это был долгий нежный поцелуй, сладкий и немного грустный. Затем девушка медленно провела кончиками пальцев по моим щекам, повернулась и пошла к домику.

Пока я ждал, когда оператор телефонной станции соединится с номером генерала Лопеса и перезвонит мне на заправочную станцию «Пемекс», механики успели заправить бензином мой «плимут» и перезарядить аккумуляторные батареи. Оператор телефонной станции пытался меня соединить с Мехико, но связь была такой отвратительной, а на заправке стоял такой шум и гам, что в трубке я ничего не расслышал, и нас разъединили. Чувствовал себя я неплохо, правда, был немного напряжен, но голова уже не кружилась. Я надеялся, что дела мои пошли на поправку. Как рассказывал мне доктор, он также мучился несколько часов, а потом все прошло.

Однако волнение, подобное тому, которое я испытал, увидев шрам на руке генерала Лопеса, не покидало меня. Но на этот раз меня беспокоили не воспоминания о красной отметине на тыльной стороне ладони генерала, поскольку я уже знал, что коробку со злополучным фильмом в публичный дом принес садист Вилламантес. Мною овладело ощущение непонятной тревоги, которую я никак не мог прогнать. Я посмотрел на такси, вокруг которого суетились механики. Если те двое, которых я заметил в перевернутой машине, и не разбились, то они едва ли сумели разглядеть в темноте, что мы с Бафф ехали на «плимуте». Мои мысли прервал телефонный звонок.

Я судорожно схватил трубку. Сначала в ней раздались треск, звонкие переливы, затем я услышал женский голос:

— Bueno?

— Здравствуйте. Графиня, это вы?

— Mander?[36]

— Это сеньора Лопес?

— О нет, сеньор. Ее нет дома. Кто спрашивает?

— Ее нет? А генерал?

— Его тоже нет, сеньор.

— А кто это? С кем я говорю?

— Это Кармелина, служанка.

Ага, служанка. А что мне о ней известно? Я вспомнил, как генерал говорил, что доверяет всей своей обслуге. Но эта служанка пришла к ним сравнительно недавно, меньше года назад. Возможно, что она и хороша как прислуга, но в сложившейся ситуации я не мог не подозревать ее в том, что она служит не только своим хозяевам. И чем дольше думал я о ней, тем больше склонялся к мысли о том, что такой человек, как Вилламантес, наверняка сделал все, чтобы приставить к генералу кого-нибудь из своих.

— У вас в доме все в порядке? Ничего не случилось? Никаких происшествий? А когда хозяева будут дома?

— Да, сеньор, у нас все в порядке, — ответила Кармелина. — Хозяева вернутся, наверное, через полчаса. Точно не знаю. Простите, а кто их спрашивает?

Я задумался. Механик, стоявший в дверях, что-то крикнул второму, сидевшему в машине, и его голос срезонировал в моих ушах. Я не мог рассказать служанке всего, что хотел передать генералу Лопесу. Что я побывал на базе коммунистов, что снова еду туда и жду от него подмоги. Если Кармелина связана с Вилламантесом, то все мои планы рухнут. Но я и не мог всю ночь сидеть на бензозаправочной станции и ждать, когда вернется генерал.

— Послушай, — сказал я, — мне очень срочно нужен генерал Лопес. Это вопрос жизни или смерти. Поняла? Жизни или смерти. Muy importante.[37] Разыщи хозяина, где бы он ни был, и передай ему... передай генералу, что звонил Шелл Скотт и что я хотел поговорить с ним по очень срочному и важному делу. Все поняла?

— Si. Шелл Скотт хочет поговорить с генералом.

— Правильно. Пусть он перезвонит мне по... — Я прервался и посмотрел на номер телефонного аппарата, с которого разговаривал со служанкой.

Было бы неосмотрительно с моей стороны сообщать Кармелине телефон бензозаправки, уж слишком много людей в окружении Вилламантеса: Моник, капитан Эмилио... И очень вероятно, что и Кармелина была в их числе. Парни, обслуживавшие мою автомашину, громко кричали что-то друг другу неподалеку. Один из них, разложив на земле помятое крыло, барабанил по нему деревянным молотком.

Я решил не испытывать судьбу и не рисковать:

— Передай генералу Лопесу, что я ему перезвоню. И очень скоро. Так что свяжись с ним как можно скорее, и пусть он ждет у телефона.

— Хорошо, постараюсь, — пообещала мне служанка Лопесов, и я повесил трубку.

Надо было как можно быстрее возвращаться на базу. Для того чтобы вывезти доктора Баффингтона за пределы центра, много времени коммунистам не потребуется. Но они, перепрятав его, должны будут вернуться за химикатами, пробирками, колбами, ретортами и прочим лабораторным оборудованием. Я обзвонил несколько мест в Мехико, где мог бы находиться генерал, но ни по одному телефону его не застал, никто из ответивших мне не знал, где он.

Десять минут ожидания показались мне часом. Больше ждать я не мог. Если служанка за это время не связалась с генералом, то его появления в доме можно было бы ждать еще несколько часов. А что, если генерала Лопеса уже убили или он носится по горам в поисках изменившей ему жены, а я здесь на станции стою как осел у телефона и жду? От одной только мысли, что возможен и такой расклад, я застонал.

Слабо надеясь, что служанка выполнила данное мне обещание, я снова связался с домом Лопесов.

— Bueno? — послышался тот же голос.

— Нашла генерала?

— Нет, сеньор. Извините, но его нигде нет. Я обзвонила всех, кого только можно.

— Хорошо. Спасибо, Кармелина.

Все, мне больше ничего не остается, как передать ей то, что должен знать генерал, подумал я и попытался убедить себя в том, что служанка точно выполнит мою просьбу. Во всяком случае, мне очень хотелось в это верить.

— Послушай, Кармелина. Я хочу, чтобы ты сразу же передала от меня генералу записку. Если удастся с ним связаться, прочитай ее ему по телефону. Хорошо? А при встрече я тебя отблагодарю. Дам тысячу песо.

— Si, si, si, я все сделаю очень хорошо.

— Тогда записывай.

В трубке стихло, затем я снова услышал голос служанки:

— Я готова. Говорите.

— Пиши. Вилламантес — Кулебра, центр — за деревней Тлакспасин. Нужно проехать еще пять километров, свернуть вправо, на разбитую грунтовую дорогу. Вилламантес и двадцать его людей сейчас там. Сразу же езжайте туда. Двиньте на центр всю мексиканскую армию. Это все. Подпись — Шелл Скотт.

Хоть Кармелина и заверила меня, что все поняла, я все же заставил ее прочитать, что она записала. Закончив перечитывать свои записи, она сказала:

— Еще раз извините меня, сеньор Скотт, но я обзвонила всех, кого только могла. Сначала я позвонила... — Служанка стала перечислять все места, где не оказалось генерала Лопеса, а я, слушая ее, удивлялся, зачем она мне все это говорит.

— Отлично, Кармелина, — наконец оборвал я ее. — Передай записку хозяину, а мне уже надо ехать дальше.

— Нет-нет, подождите, — запротестовала она. — Я хочу снова прочитать вам, что я записала. А то вдруг я что-то напутала.

— Ты же уже... — начал я и осекся.

То, чему я поначалу удивился, теперь вызвало у меня подозрение: с какой это стати служанка всеми силами пытается удержать меня на телефоне? Ей явно было нужно выиграть время. Но зачем? И тут меня осенило. Я же совсем забыл, что езжу на такси марки «плимут» черно-зеленой раскраски. Когда мы с Моник ехали на нем в центр к Кулебре, за рулем сидел ее сообщник, тоже коммунист. Он наверняка приезжал на этой машине в центр, и не один раз. Возможно, что и сам черно-зеленый «плимут» принадлежал штаб-квартире коммунистов. В этом случае им всем этот автомобиль хорошо знаком. Получается, для того чтобы меня обнаружить, коммунистам было достаточно поискать по дорогам черно-зеленое такси марки «плимут». И они наверняка уже это сделали, поскольку Моник с бумагами от Эмилио на базе так и не появилась.

Удивительно, как я сразу не догадался, что Вилламантес должен был знать, на какой машине приедет к нему Моник. Когда она не объявилась, он сразу же встревожился и стал выяснять причину. Тем более ему известно, что кто-то побывал в центре и увел у него из-под носа дочь доктора. Всего этого было более чем достаточно, чтобы начать поиски меня и Бафф. Теперь я нисколько не сомневался в том, что коммунисты уже рыщут по дорогам, высматривая автомобиль, который стоял и блестел, освещенный ярким электрическим светом, всего в десяти футах от меня. Отсюда до центра было рукой подать. А Кармелина тем временем без умолку говорила и пыталась в который раз зачитать записку.

— Не надо перечитывать, — оборвал я ее.

— Нет, я просто обязана! Мне кажется, я что-то не так записала. Вот здесь...

Не дав ей договорить, я быстро повесил трубку, подбежал к «плимуту», сунул несколько песо механику в руку, забрался в машину и выехал со станции.

Мне пришлось нажать на тормоз и прижаться к обочине, чтобы пропустить огромный грузовик, который ехал позади меня и громко сигналил.

Вот чертова служанка! Это ж надо. Как она старалась задержать меня на бензозаправке. Ей наверняка известно, что меня уже ищут, подумал я и посмотрел на дорогу, которая выходила на шоссе.

Проехав несколько домов, грузовик свернул в проулок, потом подал назад и стал разворачиваться. А может, я слишком плохо подумал о Кармелине? Возможно, прислуга просто боялась напутать и решила перестраховаться, а мне померещилось, что и она заодно с коммунистами.

Я посмотрел вперед и увидел, что грузовик уже успел развернуться и, набирая скорость, едет навстречу мне. Мой план был таков: проехать по шоссе до грунтовой дороги, свернуть на нее и, не отъезжая далеко от основной дороги, найти укромное местечко, где бы меня никто не видел и откуда бы я смог наблюдать за всеми машинами, проезжающими в сторону центра и обратно. Благо эта грунтовая дорога была единственной, которая вела на базу коммунистов. Только так, находясь вблизи шоссе и вдали от их «осиного гнезда», я мог находиться в безопасности и одновременно наблюдать за перемещением в центр и обратно. С этой минуты я должен был стать «самым осторожным человеком в Мексике».

Грузовик тем временем на большой скорости несся навстречу мне по самой середине дороги. Я сдвинулся немного вправо. Свет зажженных фар ослепил меня. Мой «плимут» уже почти выехал на скользкую обочину, и тут я увидел, что грузовик тоже свернул и мчится прямо на меня.

Он что, пьян либо задумал идти на таран, подумал я и, увидев прямо перед собой громадные очертания грузовика с включенными фарами, резко повернул руль вправо. «Плимут» вынесло на обочину, я отпустил руль и кинулся к правой дверце. И в этот момент ревущий, словно дьявол, грузовик своим левым боком зацепил мой автомобиль. Раздался оглушительный хлопок и скрежет металла. Перед моими глазами вспыхнул яркий свет, и я почувствовал неимоверную боль. Затем яркое пятно света рассыпалось на миллионы сверкающих бриллиантов, и сразу стало темно.

Глава 17

Я очнулся при въезде в большие деревянные ворота центра, но полностью пришел в себя только тогда, когда двое вооруженных людей, протащив мое обмякшее тело по жидкой глине двора, втолкнули меня в центральную дверь старой церкви. В висках сильно стучало. Яркий свет резанул мне глаза, и я почувствовал в голове острую боль, будто через мои мозги пропустили электрический разряд.

Мои руки, заломленные за спину, были связаны веревкой, но ноги остались свободными. Один из конвоиров грубо толкнул меня, и я, едва удержавшись на ногах, ввалился в огромный, с высоким потолком зал. Он, похоже, занимал чуть меньше четверти всего помещения церкви. На меня повеяло холодной сыростью мрачных каменных стен. В стене напротив я увидел три двери. Две из них, те, что были справа, находились рядом, одна возле другой. Мои конвоиры, подхватив меня под руки, подошли к одной из них и постучали. Дверь отворилась, и на ее пороге появился сам Вилламантес.

Итак, я снова увидел Вилламантеса-Кулебру. Узнав меня, он скривил свой большой рот в ехидной улыбке. Одобрительно кивнув людям, доставившим меня, Вилламантес обратился ко мне на отличном английском:

— Мистер Скотт, я уже начал было волноваться, что наша встреча не состоится. А мне так хотелось... с вами побеседовать.

В искренности его слов я нисколько не сомневался, но промолчал.

— Введите его, — сказал он своим подчиненным и отступил в сторону.

Меня ударили в спину и с силой втолкнули в дверь. Ввалившись в комнату, я упал на пол лицом вниз. После такого обращения можно было легко предположить, что меня ожидает в дальнейшем, хотя я и раньше не питал никаких иллюзий в отношении жестокости этого ублюдка.

Прилагая невероятные усилия, я со связанными за спиной руками все же поднялся на ноги. Все время, пока я корчился на полу, Вилламантес с интересом наблюдал за моими страданиями. Передо мной стоял тот же садист, которого я видел и раньше: то же гладко выбритое лицо с большими пухлыми губами и длинными баками, на голове — те же густые черные волосы. На нем был черный строгий костюм без единой морщинки. Выглядел он так, словно собрался на важную деловую встречу — обычный респектабельный мексиканец-бизнесмен, да и только. Зная его садистские наклонности, зная, наконец, что он советский агент, я вглядывался в него в надежде увидеть что-нибудь необычное, характерное. Но ничего необычного в лице Вилламантеса и даже в его карих глазах я не разглядел. Со стороны его можно было принять за нормального, вполне приличного человека. И от этого его облик показался мне еще более таинственным и зловещим. Любой человек, считающий себя мессией, выглядит именно так до тех пор, пока не заявит, что он — посланец Божий.

Неожиданно лицо Вилламантеса оживилось.

— Что я хочу от вас узнать, мистер Скотт, вам известно, — сказал он. — Так что начинайте. Я готов вас выслушать.

Я его понял. Примерно то же я сказал капитану Эмилио в его машине, а затем и Моник. Я и до этого молчал, так что на вопросы Вилламантеса отвечать не собирался.

Он прождал недолго и, недовольно сдвинув к переносице брови, произнес:

— Будьте разумны, мистер Скотт. Учтите, я очень не люблю разговаривать с людьми, которые не отвечают на мои вопросы.

Мне была понятна угроза, прозвучавшая в его словах. Я ничуть не сомневался в том, что Вилламантес способен прибегнуть к любому средству, чтобы заставить меня заговорить. Он может начать поджаривать ступни моих ног или выкалывать по одному глаза. Подобные пытки часто описывают в бестселлерах, видимо, когда авторы хотят показать несгибаемую волю и мужество своих героев. Я мог бы рассказать Вилламантесу только то, о чем ему уже было известно, но это только на время отсрочило бы мой конец. Такой вариант, как, впрочем, и роль героя-мученика, меня не устраивал.

— А у меня не так уж и много есть, о чем рассказать, — ответил я.

— Как же? А о девушке, дочери доктора Баффингтона? О красавице Моник? Капитане Эмилио? Что занесло вас на крытый стадион? О, вам есть, о чем мне поведать. Так что начинайте.

Единственный вопрос, который поставил меня в затруднительное положение, был о Бафф. О ней этому мерзавцу я ни за что бы не рассказал, так как хорошо знал, что с ней произойдет, попадись она в его руки снова.

— Как я оказался на стадионе? Хорошо, объясню. А больше мне рассказать нечего, — ответил я и стал оглядывать комнату.

— На вашем месте упорствовать глупо, — донеслись до меня слова Вилламантеса.

Остального я уже не слышал, так как все мое внимание было приковано к убранству его кабинета. Правда, из всего сказанного в моем сознании отпечатались слова «мерзость» и «гадливость», которые, как казалось, никакого отношения ко мне иметь не могли. Они больше подходили к тому, что я разглядывал в эти минуты. Такого, как у Вилламантеса, кабинета у человека с нормальной психикой быть не могло.

На каменной стене висела пара картин. На одной из них была изображена нагая женщина, распятая на кресте. Из ее рук и ног торчали штыри, тело покрывали ножевые раны. Почти отрезанная грудь женщины свисала над животом. Из нее, как и из других многочисленных ран, лилась кровь. Рот распятой скривился в жутком крике. Вторую картину я разглядел с большим трудом. Сначала я даже не понял, что на ней изображено. Она показалась мне ярким образцом сюрреалистического идиотизма, но когда я пристальней пригляделся, то понял, что на ней нарисовано. А изображала она груду расчлененных человеческих трупов. Отрубленные пальцы, руки, ноги, головы и женские груди, сваленные в единую кровавую кучу, напоминали страшную сцену злодеяний НКВД в лесу под Катынью. При виде этого меня стало мутить.

Вилламантес следил за моей реакцией и, когда я, не в силах больше смотреть на этот ужас, отвел от картины глаза, произнес:

— Это моя любимая. На нее приятно смотреть.

Следующим предметом, который привлек мое внимание, была статуэтка не более четырех дюймов высоты, стоявшая рядом с телефонным аппаратом на столе у Вилламантеса. Это была свернувшаяся в пружину змея из раскрашенного гипса. Она, подняв голову, раскрыла красную пасть, из которой выглядывал раздвоенный язык. Только с очень близкого расстояния можно было разглядеть, что змея своими кольцами обвила крошечную человеческую фигурку.

А потом я увидел и живых змей, гремучих, о которых рассказывал генерал Лопес. Они находились в террариуме, стоявшем на тумбе у самой стены слева от меня. Этот ящик длиной и шириной в три фута и около полутора футов в высоту имел только одну выдвижную стеклянную стенку, остальные были выполнены из полированного дерева. В этом ящике копошились похожие на угрей или огромных червей мерзкие твари. Гремучих змей в террариуме было не меньше дюжины, а то и больше. Я непроизвольно зажмурился и почувствовал, как по моей спине пробежал холодок. Стало так противно, словно под рубашкой были не мурашки, а змеи.

Вилламантес фыркнул от смеха.

— Вам не понравились мои любимицы, мистер Скотт? От их укусов уже погибло одиннадцать человек. Страшная была смерть. А вот эту малышку я люблю больше остальных, — сказал он и нежно погладил рукой гипсовую статуэтку.

Этот человек был явно сумасшедшим. Хотя ничто ни в его облике, ни в голосе не говорило о его безумии, он действительно был умалишенным.

— Может быть, теперь, мистер Скотт, вы заговорите, — уже более резким голосом сказал Вилламантес. — Так не теряйте же времени и рассказывайте все, как было.

— Я уже вам сказал, что могу рассказать только о том, как оказался на стадионе. Но, вероятно, вам об этом все известно.

Мне хотелось подольше тянуть резину, хотя надеяться, собственно говоря, было не на что. Да, влип, подумал я, теперь уже никто не поможет. Единственной слабой надеждой оставалась Кармелина, служанка генерала, в том случае, если она не окажется сообщницей Вилламантеса и передаст мое сообщение своему хозяину. В этом случае я мог рассчитывать, что генерал Лопес поднимет в воздух самолет и сбросит на эту проклятую базу бомбу. Пусть даже атомную. В том положении, в котором я сейчас находился, мне уже было все равно.

— А что вы можете рассказать о девушке? Об этой Бафф?

— Я думал, что она у вас.

Вилламантес сурово посмотрел на своих людей, которые все еще стояли за моей спиной.

— Можете быть свободны. Оставьте меня с мистером Скоттом наедине, — сказал он и уже с улыбкой перевел на меня взгляд. — Видите? Не такой уж я и плохой.

Может быть, этот ублюдок вовсе и не собирается выкалывать мне глаза, пришло мне в голову.

Затем он, улыбаясь, продолжил:

— Конечно, если вы, мистер Скотт, не будете делать глупостей.

Он еще что-то добавил по-испански, и тут на мою голову обрушился страшной силы удар, потом еще один. Возможно, был и третий и четвертый — я уже ничего не чувствовал. Я потерял сознание. Когда я вновь открыл глаза, то сразу вспомнил, где нахожусь. Я лежал на полу, прижимаясь щекой к ковру в кабинете Вилламантеса. Судя по боли, которую я испытывал, можно было смело утверждать, что били меня не только в лицо: болело все тело. Не сомневаюсь, что и Вилламантес, наблюдая, как его молодчики меня отделывают, не удержался от искушения поддеть несколько раз ногой под мои ребра. Наверное, я пошевелился, потому как вскоре услышал его слова:

— Пора вставать, мистер Скотт. Постарайтесь подняться.

Впервые в его голосе проскользнули нотки, которых я раньше не слышал. Я уловил в нем некоторое напряжение, возможно даже легкое возбуждение или затаенную радость. Но это мне могло и померещиться. Затем он снова заговорил, и голос его зазвучал как обычно.

Упершись в ковер лбом, я попытался подняться. Но первая моя попытка не увенчалась успехом: острая боль пронзила левое плечо, и я снова завалился на пол. Должно быть, вывернули сустав, подумал я и попробовал отвести руку. Как ни странно, она оказалась свободной.

Тогда я, упершись правой рукой в пол, перевернулся на бок, затем встал на колени.

— Ты все-таки отъявленный подонок, Вилламантес, — тихо сказал я и обвел глазами комнату.

В кабинете никого, кроме нас, не было.

Отлично, подумал я. При себе он имел оружие, и мне, для того чтобы спасти свою жизнь, оставалось всего-навсего прыгнуть на него, сбить с ног, оглушить, затем, выбежав из кабинета, уложить человек десять — двенадцать охраны, совершить рекордный прыжок в высоту, расправить крылья и, перебирая струны лиры, взмыть в небо... Чтобы совершить такое, мне понадобилось бы не менее полутора месяцев, чтобы отлежаться в постели и прийти в себя.

— Ты сущий изверг, Вилламантес, — пробормотал я.

— Я так и полагал, что вы знаете мое имя. Так где же девушка?

Я помотал головой, будто силясь понять, о чем меня спрашивают. Правду говоря, я действительно поначалу не сообразил, о ком идет речь.

— Моник? — тупо переспросил я. — Не знаю. Впрочем, нет, минуточку, — сказал я и, снова помотав головой, поднялся с пола.

Левое плечо болело хоть и сильно, но рука все же слушалась, и пальцы на ней шевелились. Но о том, чтобы сжать ее в кулак и врезать Вилламантесу слева, нельзя было и подумать.

Вилламантес пристально посмотрел на меня.

— Нет-нет, не Моник. О ней позже. Сначала о мисс Баффингтон, — сказал он и выдержал паузу. — Вы же умный человек, мистер Скотт. Посудите сами. Мне известно, что капитан Эмилио ничего не сообщил ни в полицейский участок, ни мне. Кроме того, ни Моник, ни водитель, в чьей машине вы, к большому несчастью, попали в аварию, до сих пор не объявились. Одного только этого, хотя мне о вас многое известно, вполне достаточно, чтобы понять, что вы пытаетесь меня обмануть. Вы же прекрасно знаете, где скрывается девушка. Я вам скажу честно: человек я здравомыслящий... — Он вновь сделал паузу, а потом добавил: — И весьма изобретательный. У меня много способов узнать, что вы от меня скрываете. — Вилламантес улыбнулся: — Неужели мне для этого придется вскрыть вам череп и порыться в ваших мозгах?

Я не сразу понял, шутит ли этот мерзавец, и уже представил, как острая циркулярная пила, жужжа, впивается в мой череп.

Неожиданно Вилламантес удивленно пожал плечами и произнес:

— Ну что ж, у вас будет время подумать, мистер Скотт. Об этом и остальном тоже. Возможно, после отдыха у вас развяжется язык.

Он подошел к двери и стукнул по ней кулаком. Дверь тотчас открылась, и появились двое парней. Я подумал, что они снова начнут меня избивать, но Вилламантес что-то сказал им по-испански, и те вывели меня из кабинета. Вероятно, он действительно решил дать мне время передохнуть и все обдумать. В любом случае Вилламантес явно что-то задумал.

Из кабинета меня вывели сначала в большой зал, затем провели по узкому коридору, подвели к какой-то двери и втолкнули в нее. Я оказался в залитой светом комнате и, едва за мной захлопнулась дверь, увидел в ее углу сидевшего на раскладушке человека. Это был доктор Баффингтон.

Некоторое время мы молча разглядывали друг друга, потом он вскрикнул:

— Шелл! Боже мой! Как ты здесь оказался?

Доктор выглядел очень измотанным, намного старше своих лет. Его костюм был сильно помят, глаза красные, а бородка всклокочена. Он поднялся с раскладушки и, кривясь от боли, захромал мне навстречу.

— Доктор... — начал было я, но он прервал меня:

— Моя дочь, моя Бафф? Ты видел ее? С ней все в порядке? Что они с ней сделали?

— Она... — снова начал я и тут же замолк.

Мне показалось, что я разгадал замысел Вилламантеса, давшего мне передышку.

— Простите, доктор, — продолжил я, — но о ней я ничего не знаю. Этот ублюдок Вилламантес задавал мне те же вопросы. Он просто ненормальный.

Я оглядел комнату доктора, высматривая картины, большие пепельницы — все, в чем мог быть спрятан микрофон. Возможно, у меня просто разыгралось воображение, но я был уверен, что Вилламантес устроил мне встречу с доктором явно не для того, чтобы встретиться с ним.

Мне было страшно смотреть на доктора и видеть, как он изменился. Когда он услышал, что мне ничего не известно о Бафф, лицо его вытянулось, плечи опустились.

— Что ты имел в виду, когда сказал, что Вилламантес задавал тебе те же вопросы? — нахмурившись, спросил доктор.

— Ничего. Просто он тоже спрашивал меня о Бафф и очень разозлился, когда я ответил ему то же, что и вам. Он, наверное, думает, что я ясновидец. Но кое-что мне все же известно, доктор. Например, что Моник с ним из одной компании.

Но доктор меня даже не слышал.

Он заломил руки:

— Сегодня вечером я ее не видел. Они, наверно, убили ее. Мою дочь, детку мою.

На доктора было жутко смотреть, но я легко мог понять его чувства и знал, через какие муки довелось ему пройти с момента его похищения. Неожиданно его лицо сморщилось, и из глаз хлынули слезы. Измученный, сломленный обрушившимся на него горем человек зашелся в громких рыданиях.

— Моя детка, — запричитал он, — моя Бафф. Боже мой! Боже мой!

Он обхватил свою облысевшую голову руками и с силой сжал ее. На его узком лице появилось отрешение. Мне было тяжко смотреть на убитого горем немолодого человека, стоящего передо мной.

— Сядьте, доктор, — сказал я и, положив руку на его плечо, подвел к раскладушке.

Прислонившись губами к его уху, я прошептал:

— С ней все в порядке. Только об этом ни слова. Нас, вероятно, подслушивают. Бафф в центре нет, она в безопасном месте.

Доктор выпрямился, открыл было рот, но, увидев, что я приложил палец к губам, удержался от вопросов.

— Садитесь, — сказал я. — Не надо так отчаиваться. Давайте лучше поговорим. Так как же им удалось заставить вас сотрудничать с ними?

Он уставился на меня, и в его покрасневших от слез и усталости глазах затеплилась надежда. Я многозначительно закивал ему, а потом снова спросил:

— Они ведь очень старались? Не так ли, доктор? Истязали Бафф?

Мои вопросы вывели доктора из оцепенения.

— Да. Ее били, — уже твердым голосом ответил он.

Мне дали пробыть наедине с доктором не более пятнадцати минут. Он успел мне поведать, что, выйдя из «Монте-Кассино», он сел в первую подвернувшуюся ему машину. Проехав квартал, такси остановилось, в него сели еще двое, они и привезли его в центр. Вот так, подумал я, сработали легко и незатейливо. Потом доктор стал рассказывать, как он продолжил свои работы, что теперь перед ним поставлена задача изготовить более активный препарат, чтобы меньшим количеством химиката можно было уничтожить больше людей, а для наладки массового производства по возможности упростить его состав.

— Они еще хотят, чтобы я, если это возможно, немного изменил характер действия своего препарата. Чтобы он не убивал человека, а только нарушал его психику. Не знаю, зачем им это понадобилось. Правда, я не уверен, что мне удастся...

Последних слов доктора Баффингтона я уже не слышал. Возможно, он не знал, зачем такой вариант препарата понадобился коммунистам, но мне сразу все стало понятно. Сегодня я уже испытал его воздействие на себе, ощутил все симптомы, которые вызывает подобное токсическое вещество: неотступный страх, переходящий в панику, бессилие воли, неуверенность в себе, смятение чувств и непреходящее возбуждение — все, что уже на протяжении многих лет Советы в России и их «пятая колонна» в Соединенных Штатах пытаются вызвать у американцев. Только пока они действуют устным и печатным словом, грозят и бряцают оружием, идут на обман и подтасовку фактов, стараясь заменить патриотизм идеями всеобщего равенства, а индивидуальные чувства каждого американца на стадные инстинкты. Оказывается, то, к чему стремятся коммунисты, можно было легко достигнуть с помощью химического средства, которое разработал бы для них доктор Баффингтон.

Все это я, взволнованно расхаживая по комнате, рассказал доктору, а потом, повернувшись к нему, добавил:

— И все это пошло от Ленина, доктор, от одного из коммунистических божков. От этого идола с глиняной головой. Он призывал к деморализации своих врагов, подавлению их воли, созданию у них пораженческих настроений. Преуспев в этом, можно добиться победы над противником без единого выстрела или бомбежки. Тогда и материальные ценности врага остаются в полной сохранности, да и люди как таковые при этом не погибают. А враги для коммунистов — мы, причем самые заклятые. Сегодня они пытаются выиграть необъявленную войну, посеяв в нас страх угрозой применения атомной бомбы, радиоактивного заражения и лучевой болезни. Они лгут о своей мощи и достижениях в экономике. За их улыбками следуют грубые окрики. В этом и заключается искусство революционной пропаганды, доктор. Так что нам сначала грозит уничтожение всех моральных и этических норм, а потом — полная капитуляция перед Советами. — Я перестал шагать по комнате и присел рядом с доктором. — Они надеются, что с вашей помощью они при меньших затратах достигнут успеха. И значительно быстрее. Только и всего.

Доктор испуганно заморгал:

— Я... не знаю. У меня даже не было времени задуматься...

— А вот теперь хорошенько все обдумайте. Представьте, что такой препарат попадет в систему водоснабжения целой страны. Не таясь, его добавят в питьевую воду под видом фтора или будут делать инъекции, убедив население, что это вакцина против, например, абиссинской чесотки. Или начинят им боеголовки и бомбы. Словом, выберут любой способ, лишь бы ваше средство возымело действие.

Лицо доктора сделалось серым.

— Понимаю, — медленно произнес он. — Теперь мне все понятно.

— Тогда не облегчайте им задачу. Не важно, какое давление они на вас окажут.

Он проглотил комок, застрявший в его горле.

— Боюсь... — сказал он, — но мне кажется, я уже сделал то, что они от меня требовали. Но теперь — все. С этим будет покончено.

Некоторое время мы сидели молча. Доктор думал о чем-то своем, а я — о Вилламантесе.

Слышал ли он, что я посоветовал доктору прекратить все работы в лаборатории, или нет — меня уже не волновало. Я решил, что будет даже лучше, если он нас подслушивает. Тогда он решит, что я действительно не знаю, где находится Бафф, и не станет меня больше пытать. Чем дольше Вилламантес, желая выудить побольше информации, держал бы меня вместе с доктором, тем больше у меня было шансов дождаться помощи от генерала Лопеса. Если конечно же она вообще подойдет. Меня совсем не устраивала перспектива оказаться под циркулярной пилой.

Я решил наш разговор с доктором повернуть в другое русло и переключился на Моник.

— Моник — их сообщница, доктор, — сказал я.

Доктор не сразу отреагировал на мои слова и только спустя несколько секунд удивленно вскинул на меня глаза.

— Моник? — переспросил он.

— Да, доктор. Она была с ними заодно еще до вашего знакомства в июле.

На лице доктора Баффингтона появилась кривая улыбка.

— Да, она познакомилась с Бафф спустя неделю после того, как в моей лаборатории погибли подопытные шимпанзе. Тогда Моник, помню, много о чем меня расспрашивала. Мне нравилось с ней беседовать. Она была такой благодарной слушательницей, казалась мне весьма эрудированной девушкой.

— О, в том, что она была благодарной слушательницей, я нисколько не сомневаюсь.

В этот момент дверь за моей спиной распахнулась, и на ее пороге появился Вилламантес.

— Ну что, передохнули, мистер Скотт? — спросил он.

Глава 18

Следующие полчаса или больше мясники Вилламантеса потратили на то, чтобы попытаться развязать мне язык. Но я упорно молчал. Та страшная боль, которую я испытал в течение каких-то долей секунды при столкновении с грузовиком, теперь растянулась для меня на долгие минуты.

Несмотря на то что после первого же удара я почти отключился, боль на протяжении всей экзекуции продолжала чувствоваться. Я слышал задаваемые мне вопросы, разговоры моих истязателей, но мне казалось, что слышу я это все откуда-то издалека. После того как острая боль пронзила мне плечо, я услышал разгневанный вопль Вилламантеса, а потом увидел прямо перед собой его холеное лицо.

Пытка проводилась в большом зале, в том самом помещении, в которое меня втолкнули с улицы, когда привезли. Я все еще пребывал в сознании, но, если бы мне даже и удалось подняться на ноги, до входной двери я вряд ли бы дошел, не говоря уже о том, чтобы добежать. Кроме того, в зале находились люди. На некоторых из них были строгие деловые костюмы, которые никак не увязывались с плавно снующими по комнате босоногими индейцами, с их плоскими и темными лицами. Эти индейцы, с их отрешенными взглядами, были похожи на зомби.

Время от времени Вилламантес командовал своим подручным, чтобы те прекращали меня бить, и каждый раз во мне теплилась надежда, что мои мучения на этом закончились. Как только побои возобновлялись, чувство безысходности все больше и больше овладевало мной. Вилламантес, истязая меня, умело применял пытки, рассчитывая сломить мой дух. И он уже был близок к цели. В момент передышки я тщетно старался собрать всю волю воедино, мне казалось, что я нахожусь на грани нервного срыва и вот-вот заговорю. Несколько раз Вилламантес, замечая, что я уже почти сломлен, прекращал побои, но я каким-то чудом находил в себе силы и продолжал молчать. Тогда он кивал своим подручным, и побои возобновлялись. Острая боль в плече стала еще сильней, руки и ноги горели так, словно меня жарили на костре, а мышцы сводила судорога. Я валялся на полу по пояс голый, а молодчики Вилламантеса продолжали колотить меня ногами. Наконец, не выдержав боли, я сказал им, чтобы они остановились. Мои мучители прекратили избиение, и я заговорил.

Я решил выдать Вилламантесу все, что мне было известно, за исключением местонахождения Бафф. Как ни были затуманены болью мои мозги, я все же задумал еще раз попытаться его обмануть. С того момента, как я открыл рот, мысль о том, что я ни словом не должен обмолвиться о Бафф, больше не покидала меня. Я рассказал об Амадоре, о капитане Эмилио, о Моник и водителе «плимута», рассказал, как потом на меня наехал грузовик, и заявил, что больше мне ничего не известно. Сказал, что центр до того, как меня сюда привезли, в глаза не видел. Где находится дочь доктора Баффингтона — не знаю. Естественно, о моей попытке дозвониться до генерала Лопеса упомянуто не было. Этот звонок оставался для меня последней надеждой. Сейчас мне даже было трудно вспомнить, с кем я разговаривал по номеру генерала, с ним или с кем-то еще. Тем не менее в моей памяти всплыли его слова обещания помочь мне в случае, если я обнаружу местонахождение базы Кулебры. Наш разговор с генералом Лопесом состоялся утром. А кто же все-таки снял трубку у него дома, когда я звонил с бензозаправочной станции? Это точно был не генерал. Тогда кто же? Ах да, к телефону подошла его служанка! Теперь я вспомнил о Кармелине. Она уже должна была передать мое сообщение, с надеждой подумал я.

Вилламантес, выслушав меня, дал команду своим подручным, и те с новой силой принялись меня избивать. Сам он меня не бил, а только наблюдал за работой своих молодчиков. Вскоре я потерял сознание.

Когда я снова открыл глаза, то первым, кого сумел разглядеть, была Моник. Она стояла рядом с Вилламантесом и что-то ему говорила. Потом я увидел сидящего рядом со мной на корточках капитана Эмилио. Его голова была забинтована и казалась огромных размеров. Я непроизвольно кончиком языка провел по своим зубам. Как ни странно, но все они оказались на месте. Эмилио, заметив, как я пошевелил во рту языком, злорадно улыбнулся. Помимо Вилламантеса, Моник и капитана, в комнате находился еще один человек, который мне показался знакомым. Я долго вглядывался в его скуластое лицо с квадратным подбородком и густую черную шевелюру, пока не узнал в нем того, кто был изображен на фотографии и кинопленке вместе с графиней. Джейм, или как его там, должно быть, тоже прятался в центре. Моник и Вилламантес тем временем продолжали беседовать, периодически поглядывая на меня.

Затем передо мной, находящимся в полузабытьи, двое человек через всю комнату протащили доктора Баффингтона, который прокричал Вилламантесу, что скорее умрет, нежели продолжит на него работать. Если доктор решился на такое, значит, он знает, что Бафф вне опасности, мелькнуло в моем затуманенном мозгу. Вилламантес подошел ко мне и опустился на корточки.

— Похоже, вы ему кое-что рассказали, мистер Скотт. Иначе он не был бы таким смелым. Там, в его комнате, вы проявили чудеса изобретательности, чтобы обмануть меня. Вы меня слышите? — произнес он.

— Слышу, — как сквозь сон откликнулся я.

— Вы не слишком расстроились из-за того, что доктор выдал вас с головой? Не надо, прошу вас. Все нормально.

Какой же Вилламантес все-таки мерзавец, подумал я и стал ждать, что он скажет еще.

— Видите, — продолжил он, — выходит, это вы помогли ей бежать. Но не вините доктора. Чтобы все понять, мне было достаточно взглянуть на ваши драные брюки и порезанные руки. Вы поранились, когда перелезали через стену. Ну, а теперь расскажите нам, где прячется девушка.

Как же я забыл про свои изодранные штаны и порезы на руках, с досадой подумал я, выходит, Вилламантес с самого начала знал, что я вешаю на его уши лапшу.

Он отошел от меня, и тут я увидел перед собой лицо Моник.

— Теперь наша очередь спрашивать, Шелл, — сказала она.

— Я уже все рассказал этому психу.

На лице Моник заиграла улыбка. Она и в эту минуту казалась мне очень красивой. Как ни странно, но чувства ненависти к ней я почему-то не испытывал. Может быть, потому, что она продолжала оставаться для меня загадкой. Если бы мне удалось до конца понять, что двигало Моник, я бы, наверное, смог ее возненавидеть.

— Но Вилламантес сомневается в правдивости твоих ответов, Шелл. И я, кстати, тоже. Он считает тебя очень сильным человеком, хотя и довольно глупым. Ты уже видел его змей и наверняка знаешь, для каких целей он использует своих питомцев. Не так ли? Они для него такие же любимицы, как для других, например, собаки.

Я почувствовал, как у меня в животе и в паху закололо. Но это была уже не физическая боль, а предвестник душевных мук. Вспомнились рассказы генерала Лопеса о людях, найденных в горах со следами маленьких парных проколов кожи — змеиных зубов. Мне даже показалось, что я вновь слышу его низкий голос: «Многие жертвы еще не найдены, и их трупы по сей день лежат где-то в горах...»

Ко мне подошел Вилламантес, и буквально через секунду я почувствовал в руке острую боль. Я резко дернулся и, перевернувшись на бок, увидел, как в его руке блеснул шприц для подкожных инъекций.

— Ты — ублюдок, — презрительно произнес я, — вонючая куча коммунистического дерьма, ты...

— Вы, мистер Скотт, неправильно меня поняли, — улыбаясь, сказал он. — Я не собирался причинять вам боль. Наоборот, от укола вам станет гораздо легче.

— Хотелось бы верить.

Моник коснулась моего плеча.

— Это правда, Шелл. Он ввел тебе стимулятор, который придаст тебе силы. Все твои ощущения сразу станут острее, сознание окончательно прояснится, — пытаясь успокоить меня, сказала она.

Я потер руку и, почувствовав сильное жжение в месте укола, приготовился корчиться в судорогах. Но ничего подобного со мной не произошло. Наоборот, я вскоре действительно почувствовал себя намного лучше, ощутил прилив сил. Мозг мой стал работать четче.

Вилламантес прошел к себе в кабинет и вскоре вернулся, держа в руках какой-то объемный предмет. Я пригляделся и увидел, что это террариум, в котором копошились отвратительные твари. Теперь я догадался, для чего мне ввели возбуждающее средство и обострили мои чувства. Вилламантес, подойдя ближе, поднес к моим глазам ящик с гремучими змеями. Я непроизвольно дернулся всем телом и отвернул от террариума лицо. Вилламантес громко захохотал. Я в первый раз видел его смеющимся.

— Теперь вы скажете нам, где девушка? Это ваш последний шанс, мистер Скотт. Расскажите, и мы оставим вас в покое, — сказал он.

— Я вам сказал, что ничего о ней не знаю, — срывающимся голосом ответил я.

— Сможете подняться?

— Да, смогу.

Хотя боль в теле еще не прошла, я довольно легко поднялся с пола. Трое вооруженных людей Вилламантеса окружили меня, а сам Вилламантес прошел мимо своего кабинета и остановился у второй, закрытой двери. Толкнув ее, он подождал, пока его подручные не подвели меня к ней и не втолкнули в проем. Оказавшись внутри, я увидел спускавшиеся в темноту каменные ступени.

— В этом здании когда-то была церковь, мистер Скотт. Эти ступени ведут в катакомбы или, даже можно сказать, в гробницу. Сюда с незапамятных времен помещали тела усопших священнослужителей и тех, кого причисляли к лику святых. Их мумии все еще там. Надо сказать, место это — не из приятных. Там холодно и сыро. Но для змей — в самый раз, — сказал Вилламантес и снова захохотал.

Меня провели по ступеням вниз, и я очутился в почти кромешной тьме. От стен тянуло холодной сыростью. Кто-то включил фонарик, и в его тусклом красноватом свете моим глазам предстала жуткая картина: в нишах, прорубленных в толстых стенах подвала, лежали высохшие мумии давно умерших людей. Тонкая морщинистая кожа, похожая на коричневый пергамент, покрывала их скелеты, а пожелтевшие от времени зубы выглядели зловеще. Меня связали по рукам и ногам и уложили на сырой земляной пол. Затем все, кроме Вилламантеса, поднялись наверх.

Тусклый свет фонаря искажал черты его лица. Глубокие черные тени пролегли на его щеках и вокруг глаз. Он ненадолго покинул подвал и вскоре вернулся, держа в руках ящик, в котором шевелились змеи.

Затем Вилламантес поднес террариум стеклянной стенкой к моему лицу и встряхнул его. Я услышал специфический треск, похожий на шум детской погремушки, и на голове у меня зашевелились волосы. Одна из ползучих тварей, раскрыв свою мерзкую пасть и выставив ядовитый зуб, кинулась на стеклянную перегородку, ударилась в нее головой и отскочила. Я увидел, как по стеклу тонкой струйкой медленно потекла оранжевая капля змеиного яда.

— Не вынуждайте меня, мистер Скотт. Мне совсем не хочется этого делать, — сказал Вилламантес. — Только прошу, не отводите глаз.

Он взялся за выдвижную стеклянную стенку террариума и приподнял ее на четверть дюйма. Я чуть было не закричал от страха.

— Видите, как им легко вылезти из ящика и составить вам компанию. До вас один несговорчивый, перед тем как умереть, здесь уже побывал. Ну, так вы расскажете, где девушка, или мне их все же выпустить?

Я не мог поверить, что Вилламантес выпустит своих змей, не узнав от меня, что ему нужно. Я просто не мог себе представить, что и мой труп будет лежать здесь с этими высохшими мумиями в ожидании следующей жертвы этого маньяка.

Отказываясь говорить, я помотал головой. Он удивленно уставился на меня, потом погасил фонарик. Последнее, что я увидел, — это блеснувшее стекло террариума. В темноте я сначала услышал, как Вилламантес пошевелился, затем с легким шумом в пазах деревянных стенок террариума скользнула стеклянная перегородка. Тут же послышались быстрые шаги по лестнице, дверь на мгновение отворилась, в подвал хлынул свет, а когда она захлопнулась, вокруг меня стало совсем черно.

Я замер от охватившего меня ужаса. Я старался убедить себя в том, что Вилламантес не собирается меня убивать, что он только предпринимает психическую атаку, чтобы развязать мне язык. Наверняка Моник рассказала Вилламантесу, к каким средствам прибегнул я, чтобы заставить ее заговорить, и посоветовала ему сделать со мной то же самое.

Лежа на земляном полу, я слышал, а может быть, мне только казалось, что слышу шуршащие звуки ползающих вокруг меня ядовитых тварей. Они явно чувствовали тепло, исходящее от моего тела, и ползли к нему, чтобы согреться. Я напряг слух, стараясь не шевелиться. Единственное, чем я мог теперь пошевелить без риска для жизни, были мои глаза. Мне показалось, что я вновь услышал треск погремушек, и тут же по моей спине побежали мурашки. Нервы мои напряглись до такой степени, что я понял: еще минута — и закричу.

Вскоре я кожей почувствовал холодное и скользящее прикосновение змеи. Я затаил дыхание и приготовился к самому ужасному. Змея заползла на меня и свернулась в спираль. Я чувствовал на своем голом теле ее легкие скользящие движения. Мой мозг, казалось, заледенел от ужаса, подобного тому, который застыл на лице погибшего Амадора. Следом за первой гадиной на меня залезла вторая, потом третья...

Я принялся кусать себе губы, пока из них не полилась кровь. Холод пронизывал меня до костей, все мое тело было покрыто вонючим потом, который под брюхом змей, испачканных в сырой глине, превращался в жидкую грязь. Перед моими глазами возникла картина из того жуткого сна, который приснился мне накануне: огромная пульсирующая масса человеческого мозга. Должно быть, то же самое происходит в моей голове, подумал я.

Не знаю, сколько минут или часов длилось мое оцепенение, прежде чем вновь открылась дверь подвала и в мои глаза ударил пучок яркого света. Я уже был не в состоянии пошевелить ни телом, ни даже мозгами. Мне все еще чудились кошмары. Я видел, как ко мне приблизился огонек фонарика, почувствовал, как кто-то развязал мне руки и ноги. Потом меня подняли с пола и поставили на пол. Из-под моих ступней выскользнула змея, и я с криком кинулся вверх по лестнице.

Оказавшись в зале, я увидел перед собой размытые очертания человеческих лиц. Неожиданно перед моими глазами возникли шевелящиеся губы Вилламантеса.

— Так где же девушка? Где Бафф? Или вас снова отправить к моим любимицам? — донеслось до меня.

Поначалу я никак не мог понять, о чем он спрашивает. Постепенно с моих глаз спала темная пелена, и я начал понемногу соображать.

— Девушка? — слабым срывающимся голосом переспросил я. — Бафф? А вы разве ее не нашли?

Вилламантес выдержал, как мне показалось, длинную паузу, а потом радостно произнес:

— Да, мистер Скотт, мы ее нашли. Так что ни о чем больше не беспокойтесь. Мы обнаружили девушку там, где вы ее и оставили.

— В деревне Тлакспасин? С ней... с ней все в порядке?

— Конечно, мистер Скотт. Мы застали ее в доме у... — ответил он и замер в ожидании.

— В доме? Я же оставил ее в маленькой развалюхе около... — произнес я и замолк.

Мысли о Бафф, генерале Лопесе и гремучих гадах слились в моем воспаленном сознании воедино. Воспоминание о генерале зародило во мне надежду, я снова поверил, что он с минуты на минуту со своими солдатами придет мне на помощь.

— Так где, мистер Скотт? — спросил Вилламантес.

До конца не осознав, что может означать его вопрос, я насторожился и придержал язык. Он раз за разом спрашивал, где находится та развалюха, в которой я оставил Бафф, но я упорно хранил молчание.

Наконец он повернулся к своим помощникам, стоявшим неподалеку, и что-то сказал им. Некоторые после его слов стали покидать зал, но я даже не задумался над причиной их поспешного ухода. Один из них поставил мне стул, и я наконец-то впервые за долгое время, проведенное либо стоя на ногах, либо лежа на полу, смог сесть. Словно через объектив со сбитым фокусом, я наблюдал за оставшимися. Я заметил, что Вилламантес и Моник держатся рядом. Дверь в подвал, в котором меня держали, была закрыта. Рядом с ней на полу я увидел ящик со змеями, стеклянная стенка которого была испачкана ядом. Внезапное чувство отвращения, которое я испытал при виде змей, сменилось удивлением: я же сам, лежа в темноте сырого подвала, слышал, как Вилламантес открыл этот ящик и выпустил из него змей. Я же чувствовал, как они ползали у меня по животу, груди и горлу! А теперь они снова находились в террариуме. Я отказывался верить своим глазам.

— Ну, как вы, мистер Скотт? Как вам понравились мои крошки? — спросил подошедший ко мне Вилламантес.

— Змеи? — произнес я. — А я думал...

— Мои красавицы все еще там, где вы их так поспешно покинули. Они настоящие, но совсем безобидные, — сказал он и направился к подвалу.

Открыв его, Вилламантес исчез в темном дверном проеме и вскоре вновь появился, держа перед собой руку, которую обвивала черная змея.

Затем он подошел ко мне.

— Видите, какая она ласковая, — сказал Вилламантес и швырнул в меня змею.

Я вскрикнул и, соскочив со стула, упал на четвереньки. Острая боль пронзила левое плечо и запястье. Вилламантес громко захохотал. Когда я поднялся с пола, он подошел ко мне еще ближе.

— Вы оказались крепким орешком, мистер Скотт, — сказал он. — Я почти был уверен, что вас не удастся разговорить. Ну, а теперь вы нам больше не нужны.

Я понял, что для меня означают его слова. Все, что ему было нужно, он узнал и теперь, видимо, собирался от меня избавиться. Вот только каким способом? Напустить на меня змей, как он обычно расправлялся со своими противниками? Я снова вспомнил о генерале Лопесе. У меня все еще теплилась надежда, что он со своим отрядом не опоздает, прибудет в центр и спасет меня.

Вилламантес тем временем внимательно наблюдал за моим лицом.

— Вы конечно же догадались, как мы вас нашли, не так ли? — спросил он.

— Кажется, догадался, — вспомнив про «плимут» и врезавшийся в него тяжелый грузовик, ответил я.

— Конечно же благодаря машине, на которой вы пытались от нас скрыться. Моник и водитель не доставили бумаг от Эмилио, и я сразу все понял. С помощью логической дедукции сделать это было совсем нетрудно. Легко было догадаться, что тот, кто помешал моим людям появиться на базе к назначенному сроку, сидит за рулем черно-зеленого «плимута». И предоставленный мне шанс обнаружить этот автомобиль, как понимаете, упустить я не мог. — На его лице заиграла самодовольная улыбка. — Но как нам удалось обнаружить вас на бензозаправочной станции в деревне Тлакспасин, вам не интересно узнать? Среди обслуживающего персонала станции, шумного гвалта, рева машин и всего прочего. А, сеньор? Знайте, нам сообщила о вас служанка генерала Лопеса. Выходит, что ваш генерал ничем вам уже не поможет, мистер Скотт.

Глава 19

Поначалу я не поверил ему. Затем понял, что Вилламантес прав, и некоторое время спустя до меня окончательно дошло, что это я выболтал ему, где скрывается Бафф, что служанка генерала Лопеса действительно подсадная утка коммунистов, призванная следить за Лопесом, и что генерал теперь уже никогда не узнает о моем звонке. Слабая надежда, которая теплилась во мне, окончательно растаяла. Поняв это, я почувствовал себя опустошенным и сильно уставшим. Одновременно где-то в глубине моего подсознания стала закипать ярость.

— Встав на моем пути, вы, мистер Скотт, поступили неблагоразумно. Вы с самого начала должны были понять, что тягаться со мной бесполезно. У нас мощная организация, сила которой...

Я в порыве злобы, нахлынувшей на меня, оборвал его речь длинной очередью отборнейших ругательств. Все во мне клокотало от ярости. Да, я убивал людей и раньше, но делал это только тогда, когда те стреляли в меня. Сейчас, глядя на безоружного, спокойно стоящего передо мной Вилламантеса, я был готов буквально разорвать его на куски. Обведя взглядом зал и увидев вокруг себя вооруженных людей, я понял, что попытка наброситься на него закончится для меня весьма плачевно. У самого Вилламантеса в кармане пиджака лежало огнестрельное оружие, а у одного из его людей, стоявшего неподалеку от открытой двери кабинета, в руках был автоматический пистолет. У стены, в нескольких ярдах от меня, за стеклянной стенкой террариума ползали гремучие змеи. Я затаил дыхание. Мне в голову лезли всякие мысли, и каждая следующая была безумнее предыдущей. Я хоть и понимал, что спасения мне нет, мой мозг продолжал лихорадочно работать. Приговор был уже вынесен, но я должен был хоть что-нибудь предпринять. Это все равно лучше, чем ждать, когда тебя прикончат. Я вновь обрушил на Вилламантеса поток ругательств. Я обозвал его сумасшедшим, психом, истеричной бабой, дураком. Выкрикивая бранные слова, я в боевой позе выставил перед собой руки и, не взирая на боль в плече, так сильно сжал кулаки, что под кожей заходили мускулы. Я все еще на что-то надеялся.

— Вилламантес, — в очередной раз прокричал я, — ты вонючая скотина, гнусный садист, хочешь убить меня с помощью своих мерзких ползучих тварей...

— Во всяком случае, они меня еще ни разу не подводили.

По выражению его лица я понял, что он начинает злиться. Если раньше Вилламантес со спокойным видом воспринимал мои оскорбления, то теперь, похоже, он стал заводиться.

— Да, не подвели они тебя и на этот раз. Но и мне общение с твоими гадами пошло на пользу: я их больше не боюсь. Даже тех, которые смертельно ядовиты, — выкрикнул я и указал на террариум с гремучими змеями.

Я, конечно, солгал, но сделал все, чтобы мой голос прозвучал как можно тверже.

— Слушай, ублюдок, — продолжил я. — С этой минуты я обожаю всех змей, живущих на этом свете. Я теперь даже могу их съесть заживо. Смотри, как я буду откусывать им головы.

Сделав шаг по направлению к стоявшему у стены террариуму, я физически почувствовал, как напряглась каждая клеточка моего тела. Превозмогая страх, я заставил себя подойти к змеям.

— Я даже могу их всех до одной перецеловать...

Первым из оцепенения вышел Вилламантес. Он что-то выкрикнул по-испански. Заметив краем глаза, что он кинулся в мою сторону, я резко нагнулся, обхватил террариум правой рукой, поднял его с пола и, придерживая левой рукой, крепко зажал ящик со змеями у себя под мышкой. Раздался резкий отрывистый треск. Я повернул голову и, увидев в ярде от себя искаженное злобой лицо Вилламантеса, с размаху швырнул в него ящик. Сначала послышался его вопль, а затем звон разбитого стекла.

Резко развернувшись, я кинулся к двери кабинета, надеясь проскочить мимо вооруженного громилы. В последнюю долю секунды он успел отступить назад, заслонить собой подход к двери, вскинуть пистолет и нажать на спусковой крючок. Раздался выстрел, и пуля прошила мне бедро. Я со всего маху врезался в него, схватился за ствол пистолета и, резко повернув, вырвал его из руки охранника. Затем, ударив его коленом в пах, я бросился к двери. Два выстрела, один за другим, прозвучали за моей спиной.

В прыжке достигнув проема, я повернулся, схватился рукой, в которой держал пистолет, за дверную ручку и мельком посмотрел, что творится в большой комнате. По ней с криком носились люди, которые пытались убежать от пришедших в неистовство змей. Я уже потянул за дверную ручку, чтобы открыть дверь, когда в меня на бегу врезался один из убегавших от змей плосколицых индейцев. Вытянутыми вперед руками он толкнул меня в плечо, я развернулся, и он по инерции проскочил в кабинет. Я едва успел закрыть дверь на задвижку, как индеец, подбежав сзади, вцепился мне в горло. Я резко нагнулся вперед в надежде перебросить его через голову, но он удержался и еще сильнее сдавил мне шею. Падая на колени, чтобы уберечь левую руку, я нечаянно выронил пистолет.

Я уже потянулся к упавшему на пол пистолету, когда индеец, обхватив меня ногами, ребром ладони сильно ударил меня по шее. После такого удара у меня перед глазами поплыли огненные круги, но мне все же удалось поднять пистолет. Вывернув назад руку, я уперся дулом в сидящего на мне индейца и нажал на спуск.

Грянул выстрел. Тело индейца дрогнуло, он медленно разжал на моем горле пальцы, негромко ойкнул и свалился на пол. Я с трудом разогнул спину и посмотрел на него. Индеец был еще жив. Корчась от боли, он держался за бок обеими руками, между его пальцев текли струйки крови. Я кинулся к телефону, стоявшему на столе Вилламантеса, быстро снял трубку и судорожно стал набирать на диске номер телефона генерала Лопеса. Пока я накручивал диск, телефонный аппарат прыгал по крышке стола, словно лягушка. Услышав, что кто-то снаружи всем телом ударил в дверь, я направил на нее дуло пистолета и плотнее прижал к уху телефонную трубку. При следующем стуке в дверь я выстрелил. Снаружи раздался вопль. Индеец также начал издавать звуки: сначала захрипел, потом закашлялся и застонал.

Наконец я услышал в трубке зуммер. Меня сразу же бросило в пот. На другом конце провода послышался голос, на этот раз мужской:

— Bueno?

Это обычное испанское слово, как мне показалось, донеслось из других миров, и я закричал в трубку:

— Генерал Лопес?

— Si. А кто это...

— Ни слова больше. Это Скотт, Шелл Скотт. Я в центре, в el centre.

— В центре? Что...

— Молчите и слушайте! В пяти километрах за деревней Тлакспасин правый поворот на грунтовую дорогу. Она ведет к центру. Кулебра — это Вилламантес, он сейчас здесь.

В дверь ударили в третий раз, и я снова выстрелил. Генерал затараторил что-то в трубку.

— Ради Бога, — взвыл я, — приезжайте сюда как можно скорее. Захватите с собой пушку или что-нибудь, что могло бы пробить толстую каменную стену высотой десять футов. В стене деревянные ворота. Вы меня слышите?

— Si, но...

— Слушайте, из города я сюда добрался почти за час. Но если вы поспешите, то сможете приехать через полчаса или даже быстрее. Эти мерзавцы неплохо вооружены...

— Да, но мне нужно собрать солдат.

— Берите кого угодно, только скорее приезжайте.

— Si, я все понял. Еду, — отрывисто твердым голосом произнес генерал.

— Генерал, там в деревне Тлакспасин находится девушка. Она... Генерал! — закричал я, но в трубке было тихо.

Он уже не слышал, когда я стал говорить ему о Бафф. Да и вряд ли он со своим отрядом успеет оказаться в Тлакспасине раньше людей Вилламантеса. Я несколько раз постучал по рычагу аппарата, но никаких звуков в телефонной трубке так и не раздалось. Телефонные провода перерезали.

Я посмотрел на дверь и удивился, почему люди Вилламантеса прекратили попытки ее выломать. Но потом я вспомнил о змеях. Их в зале ползало не менее дюжины, и, чтобы добраться до двери кабинета, этих ядовитых тварей требовалось предварительно обезвредить. Как ни удивительно, но вышло так, что теперь эти ползучие гады защищали меня от Вилламантеса. Время теперь работало на меня. Я осмотрел добытый мною пистолет. В нем оставалось всего два патрона. Еще один патрон был в стволе. Итак, из револьвера я мог произвести еще только три выстрела. Я подошел к индейцу и увидел, что он уже мертв. При нем никакого оружия не оказалось. Тогда я обшарил кабинет Вилламантеса и тоже ничего не нашел. Мой взгляд упал на маленькую статуэтку. Схватив гипсовую змею со стола, я со злостью швырнул ее в стену. Она при ударе рассыпалась на мелкие крошки. Затем, пододвинув письменный стол, я забаррикадировал им дверь и стал ждать следующего штурма.

Я третий раз машинально взглянул на часы, совсем забыв, что они разбиты и не ходят. Мне хотелось узнать, сколько прошло времени после моего телефонного разговора с генералом Лопесом. Минут десять? А может, больше? Вилламантес прекрасно понимал, что выбраться живым из его кабинета мне все равно не удастся. Вот если бы он не узнал, что я связался с генералом, тогда было бы совсем замечательно, подумал я.

Прошла еще, наверное, одна минута, и в зале раздались спорадические выстрелы, отдельные выкрики и отрывистая испанская речь. В правой руке на уровне бицепса я почувствовал сильное жжение, а когда присмотрелся, то заметил в том месте кровавую рану. Меня, видимо, задело еще тогда, когда я пытался проскочить из зала в кабинет Вилламантеса. Рана была несерьезной, так как пуля только слегка поцарапала кожу. Не удивительно, что я, разгоряченный борьбой, не обратил на нее никакого внимания.

Внезапно раздался сильный треск, и из толстой деревянной двери на пол посыпались щепки. Я кинулся к боковой стене, чтобы в случае стрельбы находиться в безопасном месте, и в этот момент грохнули подряд три выстрела. После четвертого выстрела задвижка, на которую была закрыта дверь, жалобно зазвенев, подпрыгнула. Автоматная очередь прошила дверь, и из нее вместе с задвижкой вывалился большой кусок дерева. Вот-вот должен был начаться очередной штурм кабинета. Я поднял пистолет и прижался к дверному косяку, чтобы меня, когда они ворвутся в кабинет, не сразу заметили. Патронов осталось, к сожалению, только на трех ублюдков. Раздался мощнейший удар по дереву, и дверь, удерживаемая письменным столом, приоткрылась наполовину. В большую щель на уровне ствола моего револьвера просунулась голова индейца. Увидев его коричневое лицо, я нажал на спусковой крючок. Голова индейца с простреленным глазом исчезла за дверью, словно кто-то из стоявших сзади резко дернул его.

После моего выстрела тотчас воцарилась тишина, потом за дверью раздалась испанская речь. Я узнал визгливый голос Вилламантеса. Затем снова ненадолго стихло, и снова завизжал Вилламантес. Мне хотелось по его голосу определить, в каком месте зала он находится, чтобы, выглянув на секунду из своего укрытия, выстрелить в него и не промахнуться. Подкравшись к просвету между стеной и дверью, я встал на одно колено и, плотно прижавшись щекой к теплому дереву, глянул в зал.

Я едва успел откинуться назад, как грянул дружный залп, и, мне показалось, что одна из пуль прошлась по моему «ежику». Снова спрятавшись за дверь, я замер, держа пистолет наготове.

Снаружи творилось что-то непонятное: в большом зале вновь стихло. Я не мог понять, что там происходит. Звенящая тишина, повисшая в воздухе, меня настораживала. Я отошел от двери и тут нечаянно задел ногой убитого индейца. Не долго думая, я схватил его за ноги, подтащил поближе к двери, обхватил труп за талию и, подняв с пола, поставил его вертикально. Затем, подтащив мертвеца к двери, я выставил его болтающуюся голову в щель. Вновь прогремели выстрелы, да так, что труп затрясся в моих руках. Выпустив индейца, голова которого превратилась в кровавое месиво, я отскочил от двери и прислушался. Снаружи до меня донесся шум приближающихся шагов. Стиснув зубы, я направил пистолет в просвет в двери, через который мне была видна часть стены большого зала. Шаги уже раздавались у самой двери, и я приготовился выстрелить. Неожиданно в просвете дверного проема показалась сначала белокурая прядь волос, а затем и перекошенное от страха женское лицо. В тот момент, когда я нажимал на спуск, я понял, что это была Бафф, и резко повернул пистолет в сторону. Раздался выстрел.

Глава 20

Я чисто рефлекторно спустил курок, будучи уверенным, что никто, кроме людей Вилламантеса, в двери показаться не может. Бафф пошатнулась и повалилась на стол, которым я забаррикадировал дверь. К моему ужасу, мне показалось, что я убил ее, но потом понял, что реакция меня не подвела, я все же вовремя успел отвести пистолет в сторону. Бафф тем временем соскользнула с крышки стола и исчезла за дверью: видимо, тот, кто подвел ее к кабинету, затащил девушку обратно в зал.

Я уставился на приоткрытую дверь и тут услышал голос Вилламантеса:

— Пришло время сделать выбор, мистер Скотт. Мои люди побаиваются вашего пистолета. Если бросите его и выйдете к нам, девушку оставим в живых. Нам она больше не нужна.

Я прекрасно понимал, что ни доктора Баффингтона, ни его дочь, ни меня Вилламантес в живых не оставит. Но на что я мог рассчитывать, имея в запасе всего один патрон? Я задумался и тут услышал, как пронзительно закричала Бафф.

— Хорошо! — крикнул я. — Я согласен, Вилламантес. Только оставь ее в покое.

— Оружие! — скомандовал он мне.

Я бросил пистолет в полуоткрытую дверь.

— Выходите, мистер Скотт!

Отодвинув письменный стол, я ударом ноги распахнул дверь и услышал, как Вилламантес что-то надрывно крикнул по-испански.

— Быстрее выходите, мистер Скотт! — обратился он ко мне уже по-английски.

Я вышел из своего укрытия и сразу же увидел их всех: Вилламантеса, державшего Бафф мексиканца и нескольких людей Кулебры, наставивших на меня оружие. В лужах крови распластались еще двое. Несколько мертвых змей валялись на полу. При моем появлении никто почему-то не выстрелил. Возможно, пока. Почему же меня не убивают, подумал я.

— И кому же вы звонили, мистер Скотт? — неожиданно спросил Вилламантес.

— Что, перепугался? У меня было достаточно времени, чтобы обзвонить всех друзей и знакомых. А ты, глупец...

Лицо Вилламантеса побагровело. Он кивнул мексиканцу, державшему Бафф, и тот заломил ей руку за спину. Девушка от боли закусила губу.

— Ладно, так уж и быть, от оскорблений воздержусь, — пообещал я. — И на вопрос отвечу. Я никому не звонил.

— Я вам не верю.

Сделав недоуменное лицо, я пожал плечами. Вилламантес что-то тихо сказал по-испански своим людям, и те сразу же засуетились. Через минуту один из них привел доктора Баффингтона. Отец, увидев дочь, кинулся было к ней, но мексиканец, схватив его за рукав, дернул доктора назад.

— В целях безопасности мы все сейчас на время покинем эту комнату. Все, кроме вас, мистер Скотт. Вы останетесь.

Такое положение дел меня мало устраивало, мне бы хотелось уйти со всеми вместе.

В церкви началась суета. Люди Вилламантеса стали дружно вытаскивать на улицу какие-то ящики. Готовятся к эвакуации, подумал я, ну что же, отлично! Один из мексиканцев подошел к своему шефу и протянул ему увесистую пачку исписанных листков бумаги. Тот взял ее и сунул себе во внутренний карман пиджака.

Охраняемый конвоиром доктор Баффингтон, стоявший в нескольких футах от меня, грустным голосом произнес:

— Это мои записи. Все, что я успел для них сделать. Лучше бы они меня сразу пристрелили.

Конвоир подтолкнул его к выходу. Тем временем Вилламантес громко отдавал распоряжения. Единственным знакомым для меня испанским словом было «pronto», то есть «быстро». Закончив кричать, он повернулся в мою сторону и вынул из кармана револьвер. Не проронив ни слова, Вилламантес, стоя от меня на приличном расстоянии, направил дуло мне в живот. Я понял, что разговаривать он со мной больше не будет, просто пристрелит, да и только. Я весь напрягся, чтобы опередить выстрел и наброситься на этого ублюдка, но тут Бафф, вырвавшись из лап державшего ее мексиканца, с криком кинулась к Вилламантесу в надежде схватить его за руку.

Услышав крик, Вилламантес резко повернулся и ударил подбежавшую к нему Бафф револьвером по голове. Девушка закачалась и рухнула на пол. Я кинулся было на него, но на улице раздались пулеметные очереди.

Вилламантес, раскрыв рот и выпучив глаза, на секунду остолбенел. Он понял, что означала эта стрельба за пределами церкви. Затем, резко повернувшись, он бросился к двери, ведущей в подвал. Я кинулся за ним вдогонку, но вынужден был упасть на пол, так как Вилламантес, обернувшись на ходу, дважды в меня выстрелил. Но, к счастью, в спешке он промахнулся, и пули просвистели у меня над головой. Тем временем глава центра подбежал к двери и исчез в ее темном проеме.

Поднявшись с пола, я бросился за ним. Выбежав на площадку каменной лестницы, я, чтобы не быть удобной мишенью на фоне ярко освещенного дверного проема, захлопнул за собой дверь и, быстро сбежав по ступенькам в подвал, упал и перекатился по холодному и сырому земляному полу. Я ожидал, что Вилламантес, услышав мои шаги, выстрелит, но, к моему удивлению, выстрела не последовало. Я замер, в надежде услышать его дыхание, но в темном склепе было тихо. Неожиданно кромешную темноту прорезала слабая вспышка света. Она на мгновение осветила иссохшие лица мумий, но Вилламантеса я так и не увидел. Но откуда под землей мог вспыхнуть свет? Молния, осенило меня, когда в склепе вновь ненадолго посветлело, значит, из него есть выход наружу.

Я кинулся по длинному проходу в конец подвала, откуда до меня донесся шум дождя. Чем дальше я пробирался по подвалу, тем светлее становилось вокруг, а воздух в подвале — свежее. Я уже мог разглядеть на полу оставленные Вилламантесом следы. В конце коридор становился уже и уходил вверх, и я, вскарабкавшись по нему, оказался на поверхности. Рядом лежал деревянный щит, которым явно прикрывали вход в подземелье. Возле щита я увидел холмик свежей земли. Она наверняка ссыпалась с щита, когда Вилламантес, выбираясь наружу, открыл лаз. Я оглянулся. Позади меня стояла каменная стена, за которой слышалась пальба: пулеметные очереди стрекотали вперемежку с одиночными выстрелами, на территории центра шел настоящий бой. Там солдаты генерала Лопеса смогут справиться и без меня. У меня была другая задача: не дать улизнуть Вилламантесу.

Небо над головой было черным-черно, шел проливной дождь. Я огляделся по сторонам и не долго думая побежал туда, где было темнее всего. Через минуту-другую я остановился, поняв, что бросился в погоню сгоряча. Какую угрозу я, безоружный, хромоногий, с больным плечом, могу представлять для Вилламантеса. Но повернуть назад я не мог. Еще несколько минут, и этот ублюдок уйдет от возмездия, если только уже не ушел. Прямо над моей головой сверкнула яркая молния, и одновременно с ее ослепляющей вспышкой грянул такой силы гром, что земля под моими ногами задрожала. И в короткое мгновение ослепительного света я в двадцати ярдах от себя увидел Вилламантеса.

Он пытался встать на ноги, но, когда ему это удалось, поскользнулся, закачался и снова упал в грязь. Я со всех ног, не раздумывая, кинулся к тому месту, где его только что высветила молния. Вилламантес, должно быть, услышал, как под моими ногами зачавкала глина, потому как вскоре прогремел выстрел. Пуля, просвистев, пролетела мимо. Я кинулся на вспышку, и он вновь выстрелил на звук моих шагов, и снова промахнулся. Еще мгновение, и я уже, приготовив для удара правую руку, набросился на Вилламантеса.

Удар пришелся по его руке, которую мой противник выставил, защищаясь, вперед. Он свалился в грязь, и я, падая, подмял его под себя. Поначалу ему удалось высвободиться, но я, вцепившись рукой в его пиджак, дернул Вилламантеса на себя и принялся колотить его по лицу и горлу. Поймав мою руку, которой я орудовал словно мясник топором, Вилламантес мертвой хваткой сжал мне запястье. И тут я голым плечом ощутил прикосновение холодного металла. Я второй рукой схватил его за локоть руки, в которой он держал револьвер. Навалившись на противника всем телом, я свалил его на землю и, во второй раз подмяв под себя, провел ладонью по предплечью, подбираясь к оружию. Мне оставалось только вывернуть ему кисть, которой он сжимал рукоятку револьвера. Но я немного опоздал. Он успел нажать на спусковой крючок, и пуля обожгла мне бок. Перекатившись с Вилламантесом по земле, я перевалил его через себя и, придавив своим телом, скользнул пальцами вниз по его запястью. Он так неожиданно и сильно дернул рукой, что я чуть было ее не выпустил.

Некоторое время мы лежали почти неподвижно, крепко вцепившись друг в друга. Мышцы наши были напряжены. Преимущества в силе ни он, ни я не имел. Вилламантес лежал на спине, а я, распластавшись на нем, упирался в его грудь подбородком. Он все еще был чертовски силен, а я уже чувствовал, что начинаю слабеть. Те физические и моральные пытки, которым подверг меня этот мерзавец, не могли не сказаться на моем состоянии. Я попробовал выдернуть руку из его железкой клешни, но потерпел неудачу. Когда я попытался сильнее сжать его руку, в которой был револьвер, он, преодолевая мое сопротивление, стал медленно поворачивать ее, намереваясь направить дуло мне прямо в грудь. Я напрягся так, что у меня кровь застучала в висках. Ненадолго мне удалось удержать руку Вилламантеса, но потом она снова стала поворачиваться. С каждой секундой силы мои таяли. Вымазанные в грязи, мы рычали и фыркали, словно дикие животные. В этой схватке один из нас должен был непременно погибнуть. Ощущение близкой развязки заставляло нас обоих отчаянно сопротивляться. «Я должен его убить, я должен его убить», — мысленно твердил про себя одну и ту же фразу я, пока продолжалась схватка. Мышцы на руках Вилламантеса от напряжения были тверды как железо. Я представил, как через несколько секунд он все же повернет револьвер, выстрелит и уйдет от возмездия за свои кровавые деяния, а я, поливаемый дождем, так и останусь лежать в грязи.

Вновь небо над нами прорезала молния, и в ее ярком свете я увидел искаженное злобой лицо Вилламантеса. Стиснув от напряжения зубы, он лежал подо мной, откинув назад голову. Его шея с напряженными мышцами и вздувшимися венами находилась всего в нескольких дюймах от моего лица. Неожиданно в моей памяти всплыл случай, произошедший с одним моим приятелем, солдатом, прошедшим войну в Корее. Оказавшись в «лисьей норе», прорытой партизанами, он натолкнулся на китайца, с которым у него, как и у меня с Вилламантесом, завязалась схватка. Приятель, не имея возможности применить оружие, просто перегрыз ему глотку и только благодаря этому остался жив.

При очередной вспышке молнии я увидел перед своими глазами белую с синими прожилками шею Вилламантеса. Собрав последние силы, я приподнялся на ним и вцепился зубами в его горло. Раздался жуткий, ни на что не похожий крик. Кровь из перекушенной глотки Вилламантеса фонтаном брызнула мне в лицо. Похрипев еще немного, он затих. Когда пальцы моего противника разжались, я оторвался от его шеи и, скатившись с трупа, свалился в грязь: Мне казалось, что с неба на меня льется красный дождь, а сам я лежу в огромной луже крови.

Я отполз от убитого и, перевернувшись на спину, подставил лицо под дождь и широко открыл рот. От перенесенного нервного шока я ничего не соображал. В животе у меня творилось что-то неладное, к горлу подступила тошнота. Мне показалось, что я вижу перед собой неимоверных размеров человеческое сердце с широкими шлангами вен и артерий, по которым перекачивается кровь, и шум от этого живого гигантского насоса закладывает мне уши.

Прошло неизвестно сколько времени, прежде чем я, вернувшись из небытия, вновь услышал шум дождя и ощутил своей кожей его холодные струи. Постояв на коленях несколько минут, я размазал рукой по лицу грязь, прилипшую к губам, набрал в ладони дождевой воды и кое-как умылся. Затем я вернулся к мертвому противнику и забрал все, что лежало в его карманах. При очередной вспышке молнии я в последний раз взглянул на Вилламантеса. Он лежал на спине. По его лицу хлестал дождь, а на шее зияла огромная рваная рана. Я повернулся и побрел в направлении церковного двора, из-за стен которого не доносилось ни звука. Там все уже было закончено.

Глава 21

Была среда. Время перевалило за полдень, но для дождя было еще слишком рано. Правда, небо уже затянулось облаками, но солнце все еще пробивалось сквозь их густую пелену.

Мы — доктор Баффингтон, Бафф и я — стояли в Национальном аэропорту Мехико. Они возвращались домой в Голливуд. До объявления посадки на рейс до Лос-Анджелеса оставалось несколько минут. Я тоже отправлялся в Лос-Анджелес, только в другой день и другим рейсом. Мне не хотелось лететь вместе с ними: о чем бы мы ни говорили по дороге домой, все равно каждый из нас думал бы о своем. Мы умышленно избегали воспоминаний о том, что еще совсем недавно произошло с нами в Мексике. Наш разговор не выходил за рамки обсуждения купленных сувениров и обмена впечатлениями по поводу шоу в «Эль Патио», и со стороны мы производили впечатление обычных туристов. Доктор и Бафф выглядели вполне нормально, и если у них на теле еще оставались ссадины и синяки, то они их никому не показывали.

— Думаю, мы все уже обсудили, Шелл. И не надо больше к этому возвращаться, — пожимая мне руку, произнес доктор.

— Конечно, доктор. Встретимся в Лос-Анджелесе.

Он еще крепче сжал мою руку, потом отпустил ее.

— Непременно. Обязательно нам позвоните, — сказал доктор и сделал паузу. — Помните наш разговор в «Монте-Кассино», Шелл?

Боже, когда это было? Меньше... нет, четверо суток назад, а кажется, прошла уже целая вечность.

— Я все помню, доктор.

— Просто хочу вам сказать... я никогда больше не буду произносить речей... о необходимости достижения взаимопонимания с коммунистами, — сказал он, и на его лице появилась виноватая улыбка. — Наконец-то и я начал понимать, что это за люди.

Я улыбнулся:

— Нет, доктор, продолжайте выступать с любыми речами. Только содержание их немного подкорректируйте. А?

— Обязательно. За прошедшие несколько суток я кое-чему научился. Я узнал то, о чем раньше и не догадывался. К примеру, я... — сказал доктор и на пару секунд прервался, — я понял, что такое мирное сосуществование.

Голос из динамика объявил о посадке на самолет, улетающий в Лос-Анджелес, и Бафф, все это время хранившая молчание, сказала:

— Папа, иди, а я тебя догоню.

Доктор Баффингтон понял дочь и направился к стойке, где производилась посадка на их рейс.

Бафф, проводив отца взглядом, повернулась ко мне:

— До свидания, Шелл.

— До скорого, дорогая.

— Мы с тобой еще встретимся? Правда? Скоро?

Она выглядела просто красавицей. Серый костюм очень гармонировал с цветом ее глаз, белокурыми волосами, алыми губами, которые так и хотелось поцеловать. Правда, было видно, что девушка немного устала и еще не совсем отошла от перенесенного потрясения. Ничего, скоро это пройдет, и она вновь, как и раньше, станет веселой и жизнерадостной, глядя на нее, подумал я.

— Очень скоро, — пообещал я. — Дата встречи уже назначена.

Бафф улыбнулась и обвила мою шею руками.

— Не бойся, я буду очень осторожна, — сказала она, имея в виду мою руку, которая покоилась на груди на черной косынке.

Рана уже почти зарубцевалась, но мне совсем не хотелось, чтобы она начала кровоточить.

— Давай сделаем так, чтобы не мешала, — улыбнувшись, сказал я и, вынув забинтованную руку из косынки, опустил ее вниз.

Бафф всем телом прижалась ко мне и, поднявшись на цыпочки, нежно поцеловала меня в губы. От наслаждения я закрыл глаза и почувствовал, что таю. Каким для меня был этот поцелуй Бафф, первым или последним, я так и не понял. Когда я вновь открыл глаза, девушка уже подбегала к выходу на посадку. На секунду обернувшись, она махнула мне рукой и исчезла за стойкой. Я подождал, когда взлетит их самолет, и проводил его глазами, пока он не скрылся в облаках. Выходя из здания аэровокзала, я почувствовал себя ужасно одиноким, морально опустошенным и очень уставшим.

Вскоре после проводов доктора Баффингтона и его дочери я сидел за столиком в «Монте-Кассино» и потягивал третью порцию виски со льдом. Я не знал, зачем пришел именно сюда. Скорее всего потому, что несколько дней назад нам всем четверым здесь было очень хорошо, пока не забурлил водоворот трагических событий. Вспомнилось тогдашнее общение с Моник, которое пробуждало во мне приятные чувства. Теперь она была мертва, как, впрочем, и Вилламантес, Эмилио, скуластый любовник графини и многие из тех, кто находился в центре, когда люди генерала Лопеса гранатами взорвали ворота и ворвались на базу. С генералом прибыло всего восемь человек, но они были вооружены ручными пулеметами, автоматическими пистолетами и винтовками. В том бою погибли двое солдат генерала, и только семеро из защищавшихся коммунистов остались живы. Моник среди них не оказалось.

Хорошо, что тогда Вилламантес ударил по голове Бафф, которая, потеряв сознание, все время, пока длился бой, пролежала на полу. Она, как и Моник, тоже могла погибнуть, поскольку ворвавшиеся в центр солдаты генерала открыли стрельбу по всем, кто еще держался на ногах. Доктор Баффингтон уцелел только благодаря тому, что в тот момент находился возле дочери. Сам я, когда генерал и его солдаты окружили меня, уже почти ничего не видел, не соображал и едва держался на ногах. Правда, я смог умыться и привести себя немного в порядок.

Надо было видеть, с какой радостью доктор Баффингтон уничтожил свои записи, которые я вытащил из пиджака мертвого Вилламантеса. В сейфе главаря я нашел шесть блестящих металлических кассет с копиями фильма, запечатлевшего графиню и ее теперь уже мертвого любовника. Не долго думая, я облил пленки бензином и предал огню. Когда я позвонил сеньоре Лопес и сообщил, что ей уже нечего бояться, она рассыпалась передо мной в благодарностях и даже пригласила на стаканчик рома, чтобы выяснить подробности. Но мне уже довелось видеть ее бравого супруга с автоматом в руках, так что я был вынужден ей отказать. Я сказал графине, что буду ей весьма признателен, если она пришлет мне чек на сумму в пятьдесят тысяч песо, которые она обещала заплатить за мои услуги, в отель «Дель Прадо». После чего я распрощался с ней и повесил трубку.

На следующее утро генерал приступил к «зачистке»: арестовал Бельчардо, Кармелину, которая и сообщила Вилламантесу о том, какими именами называли друг друга в домашней обстановке ее хозяева, что потом было использовано при составлении текста «предсмертной записки». Генерал расправился со всеми своими оппонентами. Кроме меня. Докопаться до причины, по которой я оказался впутанным в дела его заклятых врагов, ему вряд ли удалось бы. Более того, я не терял надежды завтра утром взойти на борт самолета, вылетающего рейсом до Лос-Анджелеса.

Покончив с третьим стаканом виски, я почувствовал себя не очень комфортно и постарался прогнать тревожные мысли. Однако это мне сделать не удалось. На улице уже совсем стемнело, по окнам ресторана бежали капли дождя. Настроение мое еще больше испортилось.

— Сигареты? Cigarros? Сигареты? — раздался надо мной голос.

— Спасибо, у меня... — начал я и, вскинув голову, едва не опрокинул пустой стакан.

От резкого движения перед моими глазами все вдруг закачалось и поплыло. Никогда еще мне не было так тошно, но, разглядев лицо стоявшей рядом девушки, я сразу же повеселел.

— О! Это ты, Сарита? — бодро произнес я.

— А, мистер Скотт, — радостно откликнулась девушка.

— Только не мистер Скотт, а Шелл. Называй меня Шелл.

— Сигарет не желаете?

Я откинулся на спинку стула и внимательно посмотрел на нее. Теперь, когда все было позади и я успокоился, в памяти всплыли подробности моего освобождения из тюрьмы. Неожиданно для себя я вспомнил про пачку «Белмонтса», лежавшую на столе у дежурного охранника, на целлофановой обертке которой были отпечатки якобы моих пальцев. Я вспомнил, что, купив в тот вечер сигареты, сам сорвал целлофан с пачки, скомкал его и положил в пепельницу. Получалось, что ту пачку «Белмонтса» с марихуаной Сарита всучить мне никак не могла. Тем более что у девушки было такое открытое, внушающее доверие лицо.

Сарита тем временем стояла и ждала.

— А, сигарет? Да, конечно же. Побольше и разных. Наклонись-ка, чтобы я мог увидеть, что там у тебя на лотке.

Ее лицо расплылось в широкой улыбке, и она наклонилась.

— Я, пожалуй, возьму одну сигарету вот этой марки, одну — этой, одну — этой, этой... — тыкая пальцем в пачки, начал я, но девушка вскоре прервала меня.

— Вы в самом деле хотите сигареты? — смеясь, спросила она.

— Да нет, не очень. Знаешь, ты у меня все еще под подозрением. Поэтому единственное, что мне хочется, — это задать тебе несколько вопросов.

— Как в тот раз?

— Да.

— Но в тот раз я была в постели.

— Черт возьми! О каких же вопросах ты подумала?

Сарита прыснула от смеха, но потом нахмурилась:

— Ваша рука. Что с ней?

— А, рука, — с серьезным видом произнес я. — Она сломана, множественный перелом. Я едва могу ею шевелить. Болит страшно. Так что я совсем не опасен, более того — совсем беспомощный.

Девушка понимающе покачала головой:

— Понятно. Мужчину с одной рукой можно не опасаться. Так?

— Да... то есть нет. Так когда мы сможем пойти к тебе домой?

— Когда угодно, — пожав плечами, ответила она. — Я уже свободна.

— Ну, тогда пошли.

Сарита пристально посмотрела мне в глаза:

— Вы это серьезно?

— Сейчас я серьезен, как никогда.

— Тогда momentito.

Она ушла и вскоре вернулась уже без лотка, в накинутом на плечи черном плаще.

— Пошли, — подойдя к моему столику, сказала девушка.

Я положил на стол деньги, причитавшиеся с меня по счету, с легким стоном поднялся и вместе с Саритой направился к выходу.

Едва мы оказались на улице, девушка, улыбнувшись, спросила:

— Так о чем вы собираетесь меня расспросить?

— О разном.

— Впрочем, не важно, какие вопросы вы будете задавать. В любом случае мужчину со сломанной рукой бояться мне нечего.

Я рассмеялся, и мы с Саритой зашагали по улице. Как ни странно, дождя в Мехико уже не было.

Примечания

1

Мигом (исп.)

2

Дружище (исп.)

3

Да (исп.)

4

Соединенных Штатов (исп.)

5

Мужчина (исп.).

6

Боксер (исп.).

7

По-английски говорите? (исп.)

8

Женщины, девушки (исп.).

9

Я не хочу... (исп.)

10

Пожалуйста (исп.)

11

Я хочу... (исп.)

12

Фильм (исп)

13

Кинотеатры (исп).

14

Четыре (исп.)

15

Комната (исп.)

16

Там (исп.)

17

Спасибо. Огромное спасибо (исп.)

18

Это все? Больше ничего? (исп.)

19

Дурак (исп.)

20

Ай-я-я-я! (исп.)

21

Синие! Синие! (исп.)

22

Не повторите ли еще раз? (исп.)

23

Буфет. Выпивка (исп.)

24

Там, направо (исп.)

25

Правда? (исп.)

26

Индеец (исп.)

27

Центр (исп.)

28

Хорошо (исп.)

29

Черт возьми! (исп.)

30

Большие (исп.).

31

«Вилламантес. Экспорт и импорт, Лтд.» (исп.)

32

Ублюдок (исп.)

33

«Шут дон Антонио» (исп.)

34

Что... (исп.)

35

Большое спасибо! (исп.)

36

Повторите? (исп.)

37

Очень важно (исп.)


home | my bookshelf | | Больше, чем страх |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу