Книга: Грег Стоун - Зол и Опасен



Петрушин Дмитрий

Грег Стоун - Зол и Опасен

Дмитрий Петрушин

Грег Стоун - Зол и Опасен

1 Глава - Нескончаемое Бегство

Был уже поздний вечер, когда водитель большого трейлера, Джефф Питерс, собирался отъехать от крупной складской базы в пригородах Лос-Анджелеса и обстукивал большим гаечным ключом колеса своего верного коня - огромного седельного тягача Питербилт. Он уже почти закончил эту столь важную процедуру проверки всего оборудования и колес, как вдруг правая дверца кабины тихо хлопнула. Джефф сильнее сжал в руке ключ и заглянул в кабину. Ничего необычного. Все на своих местах.

- Послышалось, - проворчал сам себе Джефф и продолжил обход.

Ему предстоял долгий путь в Сан-Франциско - требовалось, во что бы то ни стало, вовремя доставить туда груз какого-то специализированного оборудования, которое было предназначено для проведения концертов. В Сан-Франциско намечался крупный праздник и шеф Джеффа сдерет с него три шкуры, если он вовремя не управится.

На этом грузовике он ездил уже многие годы и хорошо его знал. Они вместе побывали во многих передрягах. Джефф любил грузовик всем своим сердцем и, наверное, благодаря его любви и заботе, тот, несмотря на приличный возраст, был в идеальном состоянии. Двигатель всегда работал ровно, на кузове не было ни одной вмятины или царапины, а кабина сверкала первозданной чистотой.

Сев за руль, он внимательно осмотрел показания приборов и выключил стояночный тормоз. После нажатия на педаль акселератора, из двух блестящих никелем высоких труб вырвались клубы черного дыма, а грузовик плавно покачнулся из стороны в сторону.

- Ну вот, мы снова при деле, - Джефф был явно доволен работой грузовика, сейчас быстренько в Сан-Франциско смотаемся, а потом я тебе новые колеса куплю, давно пора.

Машина тронулась с места и плавно покатилась к выезду со стоянки. Резина тихо гудела от трения об асфальт и от чрезмерного груза, взваленного на грузовик недобросовестным начальством. Когда тягач с огромной фурой уже выруливал на дорогу, Джефф ощутил резкий толчок чем-то твердым под ребро и от неожиданности чуть не крутанул руль, куда не следовало.

- Тихо! Езжай спокойно и останешься жив... может быть. - Голос доносился сзади, из спального отделения, он звучал очень неприятно.

- В чем дело, что вам надо? - недоуменно спросил Джефф, он понятия не имел, кому вдруг понадобился.

- Мне надо в Мексику, а ты отвезешь меня в Сан-Диего.

- Но мне надо в Сан-Франциско, - возмутился было Джефф, но тут же смолк какой-то предмет еще сильнее впился в его ребра.

- Я спрашивал, куда тебе надо? - голос был явно раздражен.

В одно мгновение Джефф вспомнил последние новости, которые смотрел не более, чем пол часа назад по телевизору в кафе. Там говорилось об очень опасном вооруженном преступнике, которого ловила сейчас вся полиция штата.

- Но на дороге полно полиции, документы проверяют почти у всех, - выпалил он, - нам не проехать! Ведь это вас ищут?

- Меня. Полиция... - в голосе этого человека не чувствовалось и намека на страх, - ваша полиция годится только на то, чтобы фотографии рассылать, для чего ее и используют.

- Но... как же вы рассчитываете прорваться через кордон?

- У тебя хороший грузовик. Он очень мощный и большой. Мы не будем останавливаться, правда, Джефф Питерс? Что такое для нас жалкие полицейские машинки?

- Откуда вы знаете мое имя?

- Маркиз Бомануар знает имя каждого, кого хоть раз видел. И ты не исключение.

- Но у них есть стальные ленты с шипами, мы пробьем себе колеса! - Джефф так и не понял, откуда Бомануар знает его имя, но выяснять ему это сейчас не хотелось. Нужно было избавиться от незваного гостя любым методом, лучшим из которых он считал убеждение.

- А... спасибо, что напомнил. Это я, пожалуй, беру на себя.

Бомануар чем-то взмахнул, и гул колес исчез, будто резина больше не касалась асфальта, но Джефф продолжал управлять автомобилем, как ни в чем не бывало, и ему ничего не оставалось делать, как подчиниться - под ребро упирался наверняка пистолет и не самый плохой, как он прикинул, ощущая между ребер довольно внушительное дуло. Он стал выруливать, периодически сверяясь с лежащей рядом картой, на скоростное шоссе в сторону Сан-Диего.

Неподалеку от выезда на шоссе, на перекрестке со светофором, стояла полицейская машина. Оба полицейских стояли рядом и, смеясь, рассказывали что-то друг другу. Когда грузовик уже почти проехал мимо, один из полицейских вдруг спохватился и махнул рукой, прося остановиться.

- Остановись, но не выходи из машины, - сказал Бомануар, - одно лишнее слово и тебя будут собирать по частям во всех Штатах.

- Немного преувеличенно, - сказал Джефф, останавливаясь, - не находите?

- Ни сколько, в самый раз. Маркиз Бомануар делает то, что говорит, можешь быть уверен.

- Здравствуйте, прошу простить за беспокойство, - сказал подошедший полицейский, - у вас все в порядке?

- Да, конечно! - соврал Джефф недрогнувшим голосом.

- Вы должны быть в курсе, мы ловим опасного преступника, - продолжал полицейский, - нам необходимо осмотреть груз и кабину, откройте, пожалуйста, двери трейлера, это займет не более пары минут.

Джефф не двинулся. Он посмотрел в правое зеркало грузовика и увидел второго полицейского, спокойно раскуривающего огромную сигару.

- Поехали, - донесся из-за плеча шепот.

Но он продолжал сидеть и не двигался. Снова посмотрев на полицейского, он обнаружил, что тот явно начинал нервничать.

- Сер, я прошу вас всего-навсего открыть двери трейлера и показать груз, это не долго, - сказал полицейский.

- А я говорю, поехали, - прошипел Бомануар.

- Они прострелят нам колеса, идиот, а денег на новые у меня нет, прошипел в ответ Джефф.

- А как-же ваша страховка? - Изумился Бомануар.

- Я забыл ее оформить. - Злобно процедил Джефф.

- Точнее, истратил все деньги с прошлой поездки на новый никелированный бампер, - сказал со смешком Бомануар, - не ври мне. Я тебе сказал, поехали, не сделают они ничего твоим колесам.

- Что вы говорите, сэр? - спросил полицейский, держась одной рукой за кобуру, - я не расслышал...

- Поехали!!!

Крик Бомануара и сильный толчок оружием под ребро заставили Джеффа опомниться, он в одно мгновение включил скорость, отпустил сцепление и с силой надавил акселератор. Машина, дернувшись, резко сорвалась с места и покатила по дороге. Он переключал и переключал передачи, все больше и больше наращивая скорость, но от полицейских они были еще очень близко. Раздались выстрелы. С такого расстояния не попасть по колесам они не могли, в этом Джефф был абсолютно уверен, но машина продолжала ехать прямо и хорошо слушалась руля, что свидетельствовало совсем об обратном.

- Ну вот, молодец, - похвалил его Бомануар, - теперь на хайвей и прямиком в Сан-Диего. Чем быстрее будешь ехать, тем больше шансов остаться в живых у тебя самого.

Джефф продолжал наращивать скорость, все больше изумляясь неожиданной прыти его старого грузовика, тот разогнался и ехал уже так быстро, будто тяжеленный груз вдруг стал невесомым. Машина уже выехала на скоростное шоссе, когда Джефф услышал сзади полицейские сирены. Но догоняли их с большим трудом. Он уже давно превысил установленный лимит скорости и плавно маневрировал, объезжая редкие в это время суток машины. В таком виде погоня продолжалась не более пяти минут, и вскоре они увидели вдалеке полицейский кордон. Машины, мигая красными и синими огнями, стояли поперек шоссе и перегораживали все полосы.

- Глупцы, - хохотнул сзади Бомануар, - это же глупо. Грузовик снесет их скорлупки и даже не сбавит скорости.

- Они могут стрелять. И в этот раз уже по кабине, ведь они могут подумать, что я - это вы. В новостях говорили, что вы мастер грима и можете замаскироваться практически под любого.

- Не мудрено, могут и подумать ... - сказал Бомануар, и, помедлив, добавил, - можешь обернуться.

Когда Джефф обернулся, он чуть было не согнул от удивления толстенный руль - с ним разговаривала... его копия! Даже рабочий комбинезон был испачкан там-же, где и у него и из кармана торчала такая же испачканная маслом тряпка.

- Смотри на дорогу, - сказал, улыбнувшись, Бомануар и кивнул вперед.

Джефф ошарашено уставился на дорогу и почувствовал, что руль стал скользким от вспотевших рук. Он достал тряпку и протер на ходу руль и руки.

- Не может быть... - промямлил он.

- Может. Только не надо думать, что это так просто - Раз. И все. Ничего подобного, каждое перевоплощение стоит мне больших усилий. Но твоя задача сейчас - это пройти сквозь кордон, - он указал на приближающееся заграждение, - вон там машины стоят не плотно, мы легко там проскочим.

- Нас остановят пули, - сказал Джефф, будучи в этом абсолютно уверен.

- Ах да, пули... ну, это совсем просто.

Бомануар чем-то взмахнул, кабина наполнилась зеленым свечением, которое стало оседать на лобовом стекле и, вырвавшись наружу, опередило грузовик и покрыло своим сиянием капот и радиаторную решетку. Свет фар грузовика приобрел странный зеленый цвет. Когда до полицейского кордона оставалось не более двухсот метров, по ним открыли такой шквальный огонь, что машину должно было бы остановить на месте одним лишь напором пуль. Но грузовик продолжал, как ни в чем не бывало, двигаться вперед, а пули отскакивали от него, разбрасывая при этом во все стороны снопы зеленых искр. По лобовому стеклу бил просто град и, из-за разлетающихся искр, стало плохо видно дорогу.

Вскоре полицейские осознали тщетность своей стрельбы и, видя что грузовик непременно врежется в их заграждение, стали разбегаться. Благодаря их сообразительности, видимость восстановилась, и Джефф выровнял грузовик, направив его туда, куда ему указывал Бомануар. Конечно, снести две полицейские машины, которые в сотню раз легче тяжеленного трейлера грузовику ничего не стоило. Одна машина, отлетев, перевернулась и застыла на крыше, а вторая, развернувшись, разбрызгала из разверзнутой раны бензин, удар пришелся как раз по бензобаку, и мгновенно взорвалась, разбрасывая по сторонам осколки стекол и задних фонарей.

Впереди дорога была абсолютно пустой - благодаря полицейскому кордону, ближайший десяток километров, не должно было быть вообще ни одной машины. Грузовик шел ровно по правому ряду, двигатель мерно урчал и Джефф понемногу стал успокаиваться. Он уже хотел было начать выяснять, как им это все удалось, но тут распахнулась левая дверь и в кабину всунулась рыжая голова какого-то мужчины.

- Ой, не с той стороны, - смущенно сказал мужчина и, захлопнув дверцу, исчез.

Джефф удивленно посмотрел на Бомануара, но того происшедшее не столько удивило, сколько разозлило. Тут открылась правая дверца и в кабину всунулась та-же голова.

- К вам можно? - весело спросила голова, - Я не помешаю...

- Как... как вы... тут... - недоуменно пытался задать вопрос Джеф.

- Подождите, с вами мы поговорим позже - сказала голова и повернулась к Бомануару, словно видела разницу между Бомануаром и Джефом.

- Чего тебе надо, Уизли? - злобно рявкнул Бомануар.

- Ты же знаешь, - весело подмигнул мистер Уизли, и запрыгнул в кабину, сев на правое сиденье. Злобный тон Бомануара его явно не смутил. С собой он втащил две старые метлы.

- Ты не слишком смел? - грозно спросил Бомануар.

- Ни сколько, маркиз. Вы так долго в бегах, что у вас и сил должно было остаться не более, чем на пару своих любимых превращений, да на вот это трюкачество, - Уизли показал рукой на светящиеся зеленым светом лобовые стекла.

- Много ты понимаешь!

- Понимаю я не много. Главное, маркиз, чего я понять не могу, это то, зачем вы бежите. Ели вы бежите, значит вы Хранитель... Вы Хранитель?

- Нет. - на лице Бомануара мелькнула усмешка, - Я не хранитель и никогда им не был.

- Так чего же вы бежите?

- Меня не радует идея оказаться в Азкабане, среди других соратников Вальдеморта, неужели не понять?

- Но ведь не все там..., - пожал плечами Уизли, упоминание какого-то Вальдеморта его явно не обрадовало, он передернулся и поморщился.

- Конечно, не все! Но я был не последним человеком в его команде, ты это знаешь.

- Знаю. Но бежать бесполезно, Маркиз. Я предлагаю сесть сейчас на метлы и отправиться в министерство. Там мы все обсудим и примем решение. Как вам идея?

- Появился бы ты на недельку раньше, я бы от тебя и живого места не оставил, - расстроено пробормотал Бомануар вместо ответа.

- Знаю, знаю... но наши силы не вечны, маркиз. Скажите, чего вы забыли в Мексике?

- А чего я забыл в министерстве? - съязвил Бомануар.

- Ну, в министерстве, маркиз, вы сможете объяснить нам, кто стал Хранителем темных сил после смерти...

- Я не знаю! - перебил Бомануар речь Уизли.

- Если это правда, тем лучше для вас, маркиз. Скорее всего, вы останетесь на свободе, ведь несмотря на ваши многолетние скитания и помощь тому, чье имя мы предпочитаем не называть, мы так и не нашли ни одного доказательства какой-либо причастности вас к его злодеяниям. Некоторые даже утверждают, что вы пытались его сдерживать и в последние дни его жизни сильно с ним поссорились. Давайте, Бомануар, не стоит вам больше бегать, берите метлу и...

Бомануар пожал плечами и нехотя взял метлу. Судя по всему, он был загнан в угол, и деваться ему было некуда. Мистер Уизли открыл дверцу кабинки, на которую поток встречного воздуха, казалось, не оказывал никакого влияния, и ловко выскочил наружу вместе со своей метлой. Псих, подумал Джефф, разобьется, как пить дать. Но, к его изумлению, Бомануар проделал абсолютно тоже самое и мгновенно скрылся во тьме.

Зеленое свечение с капота и со стекол исчезло, фары стали светить прежним желтоватым светом. Джефф вдруг ощутил, что машина стала выходить из-под контроля. К ней вернулся прежний вес трейлера, и шумно, с неприятным надрывом, загудела на колесах резина. Машина неслась на скорости, которую развить с таким грузом было просто невозможно. Также безумием было пытаться удерживать при такой скорости и таком грузе автомобиль на дороге. Но Джефф ездил не первый год. Он чувствовал, что машина вот-вот сорвется, ее занесет, и она перевернется, но всеми силами старался удерживать равновесие, не касаясь педали тормоза.

И, когда уже казалось, что он вот - вот справится с обезумевшей от неожиданной нагрузки машиной, прямо перед ним, в какой-то сотне метров, на дорогу выскочили два полицейских автомобиля. Что делать?! Если он что-нибудь не предпримет, его грузовик непременно снесет этих идиотов всего через десяток секунд. Джефф резко нажал на тормоз. Резина взвыла таким гулом, что ее рев не заглушил бы даже извергающийся вулкан. От колес пошел черный дым и их охватил ореол пламени. Машину стало разворачивать, многотонный трейлер соскочил с седла и, упав на бок и разбрасывая во все стороны искры, заскользил по асфальту к машинам полицейских.

Это было последнее, что видел Джефф - его грузовик, совсем потеряв сцепление с дорогой, с оглушительным грохотом пробил дорожное ограждение и, пролетев по воздуху не меньше десяти метров, врезался в толстенную железобетонную опору, которая, получив такой удар, пошла паутиной трещин и начала рассыпаться под давлением тысячетонного моста. Таким образом, старый грузовик с его любящим хозяином, Джеффом Петерсом, был погребен метровой толщей железобетона, пыль от которого, оседала всю ночь, а из обломков моста вырывалось пламя горящей под ним машины.

Тем временем, далеко позади, в пригородах Лос-Анджелеса, в тихом и благополучном семействе Стоунов, годовалому малышу Грегу Стоуну в очередной раз за этот вечер перебинтовывали запястье левой руки, на котором красовался жуткий кровоточащий порез в виде трезубца.

2 Глава - Черный человек

Дул легкий ветерок. Ветви деревьев мерно покачивались в такт его порывам, а первые лучи восходящего над пригородами Лос-Анджелеса солнца, разгоняли набежавшие за ночь тучки. Этим обычным воскресным утром, на самой обычной улице, в самом обычном доме и в самой обычной семье Стоунов, как обычно, никто не хотел просыпаться раньше обеда. Исключением, в прочем, как и обычно, был мальчик по имени Грег. Ему было всего 10 лет, но никто не возражал против того, чтобы он целыми ночами возился со своими компьютерами. Его отец руководил преуспевающим издательством компьютерных игр, и этих самых игр у Грега было так много, что в комнате не куда было ступить из-за валяющихся повсюду коробок из-под дисков и самих дисков, валяющихся без упаковки. Стол, за которым он умудрялся делать еще и домашние задания, был почти весь занят двумя компьютерами.

Был конец июля, и ему в скором времени предстояло вновь отправиться в местную школу, при мыслях о которой, его всего передергивало. В школе у него не было друзей, все большей частью дружили с ним или из-за денег его родителей или из-за его умения использовать по назначению компьютеры. Последних правильнее было бы назвать клиентами, так как, получив от Грега помощь или совет, они мигом про него забывали. А всего через три дня ему предстояло отметить свой одиннадцатый день рождения. Этот день никогда ничего хорошего ему не сулил - как обычно, подарят очередную компьютерную игру, а вечером будет много хорошей и вкусной еды. Сытно поев, все отправятся спать, а Грег сядет за свои компьютеры.



- По-о-дьем! - рявкнул в коридоре отец и тяжело протопал в своих шлепанцах мимо его комнаты.

Грег посмотрел на часы. Надо же, еще только 12 часов утра, а он уже на ногах. Грег подошел к зеркалу, поправил длинные, но не густые волосы и постарался придать бодрое выражение своему бледному лицу. Натянув носки и с трудом отыскав шлепанцы, он спустился на кухню.

- Привет, мам!

Мать сидела на кухне и ела, запивая чаем, свой любимый бутерброд. Грег почти никогда не завтракал, но всегда старался составить остальным компанию и так его считают белой вороной, так что лишняя пара минут общения, пусть и не особо приятного, не сильно повредит...

- Опять всю ночь не спал? - это мама так поздоровалась.

- С чего это ты взяла?! - сделал удивленное выражение лица Грег и изобразил улыбку.

- Когда это ты был в таком хорошем настроении после сна?

- Правда мам, завтра перед завтраком укушу свой кактус, который ты мне купила. Тогда, возможно, ты останешься довольна моим настроением.

На кухню вошел отец и, сопя, принялся за свой кофе с сигаретой вместо бутерброда. Запаха дыма Грег не переносил и потому отошел к окну, из которого была видна часть улицы и зелень, растущая в изобилии вокруг дома. Мать так любит ковыряться в огороде, что сад сплошняком засажен самыми разнообразными растениями, и выращивать их, надо заметить, ей удается на славу. Другое дело, что эти растения вместо красоты и гармонии являют собой везде то ровненькие рядочки, то аккуратненькие грядочки. А в данный момент, Грегу в окне предстала целая грядка, длиной примерно в три метра, замечательнейших георгин. Их было так много и росли они все такими правильными рядами, что создавалось впечатление их нереальности, будто они были искусственными.

Грег поспешил отвести взгляд от бьющих по глазам своими яркими красками цветов, и взглянул в конец улицы. Там кто-то стоял и явно смотрел на их дом. В округе их сад считался настоящим чудом, и вокруг него вечно ходили сумасшедшие ботаники, так любящие задавать свои дурацкие вопросы о том, как лучше выращивать то или иное растение. "Не по погоде одет", -мелькнуло в мыслях у Грега - человек был одет в черный плащ с капюшоном и его лица почти не было видно. "Его проблемы", - решил Грег и занялся своими.

Отвернувшись от окна, Грег взглянул на родителей. Они продолжали поглощать свой завтрак, и мать жаловалась отцу на то, что Грег ничего не делает, жуткий бездельник. Все время сидит за компьютером и не желает ничего делать по дому. Вот это уже было не правдой - он никогда не отказывался что-либо делать, если его о чем-то просили, и всегда помогал по мере сил. Но все равно считалось, что он вечно сидит за своими компьютерами, да к тому - же грубит всем подряд, особенно почему-то матери. Хотя сам Грег за собой такого не замечал, возражать не имело смысла, но нужно было немедленно менять тему.

- А где Тревор? - брякнул он первое, что пришло в голову.

- Спит где-нибудь. - отец ответил даже не обернувшись, зато этого было достаточно, чтобы мать оставила тему недостатков и отсутствия воспитания у Грега.

Тревор - это кот Грега, он неестественно больших размеров, очень толстый, но зато очень умный и отважный. Тревор постоянно прогоняет непрошеных гостей в лице соседских собак, а также всякую другую живность, претендующую на территориальные владения Стоунов. Он мужественно выступал даже против здоровых собак, в десяток раз превосходящих его габаритами. Из всей семьи он уважал исключительно Грега и, говорят, что они даже родились в один день.

Завтрак был закончен, и родители поспешили в свой любимый сад, недвусмысленно намекая, что Грегу не мешало бы последовать за ними. Сегодня его задача заключалась в выкапывании, по мнению родителей, больных кустов смородины и их непременном сжигании на специально разведенном костре. Такое уж было правило - все должно было быть в саду только чистым, только красивым и расти должно исключительно правильными рядами, без единого сорняка в радиусе 50 метров от любой посадки. А поскольку обычная трава была тоже записана в семейство сорняковых, иногда казалось, что их дом - космический корабль с прилетевшими на нем ботаниками. Корабль выжег все вокруг себя вырывающимся из дюз пламенем при посадке, а потом ботаники начали лихорадочно экспериментировать с чудными растениями, от многообразия красок и несовместимости которых, жутко рябит в глазах.

- Может не стоит? - Грег скромно попытался отстоять жизнь большого куста, который всегда кормил его очень вкусными ягодами.

- Ты же видишь, что он больной! - Тон матери не допускал возражений, к тому же она показала какие-то белые наросты на коре растения, которые явно отсутствовали у большинства других кустов, - Неужели ты хочешь, чтобы остальные кусты от него заразились? Мало того, он совсем старый и на нем мало ягод!

Под кустом, не по-кошачьи растянувшись, лежал толи на боку, толи на спине здоровенный кот. Его морда с блаженной улыбкой была обращена к голубому небу, но глаза были плотно закрыты и мерное сопение свидетельствовало о том, что кот спит.

- Тревор! - позвал тихо, но четко Грег, стараясь вложить в имя кота все уважение, на какое только был способен.

У кота морда растянулась в блаженной улыбке, теперь он явно не спал, но такое с ним обхождение было наивысшим для него удовольствием.

- Трррево-ор! - еще медленней произнес Грег, делая звук "р" особенно звонким и четким.

Кот потянулся и, казалось, хотел ответить, но смог произнести только хриплое "Мяу".

- Как, что? Неужели вы не знаете, мистер Тревор? Ваше любимое место времяпрепровождения подлежит незамедлительной вырубке!

Вот эти слова произвели на кота куда большее впечатление, чем удар здоровенной рыбой по морде. Он приподнялся и уставился изумленными глазами на Грега.

- Увы, это так. Я не шучу. Извольте заметить, что кору куста покрывает неестественная окраска, как бы вы сами не заразились...

Услышав такое, Тревор уже не лежал, а, отскочив на пару метров, стал наблюдать широко раскрытыми глазами за происходящим зверством - Грегу пришлось выкопать куст и он уже нес его к костру, когда кот опять подал голос. В "мяу" Тревора слышалось столько обиды и досады, что сердце у Грега сжалось от сочувствия. Он оглянулся, увидел, что за ним ни кто, кроме самого Тревора, не наблюдает, и направился противоположную костру сторону - туда, где невысокий забор обозначал границу владений Стоунов. Забор был весь покрыт густой растительностью какого-то вьющегося растения и издали больше походил на один длиннющий куст. Он отворил легкую калитку на скрипучих петлях, которой пользовались явно не часто, и отойдя метров на 10, выкопал небольшую яму, посадив туда куст. Он знал, что куст не выживет, что их нельзя пересаживать среди лета - об этом ему зачем-то говорила мать, но кот был явно доволен и с благодарностью терся о ноги.

Две ночи подряд Грег не мог не спать и поэтому, уже ранним вечером, попросив пододвинуться Тревора, который сделал это с большой неохотой, лег рядом с ним в свою кровать. Ее он по назначению использовал не часто, чаще она служила вторым столом, и на ней раскладывались школьные учебники или детали ремонтируемого компьютера. Взяв первый попавшийся журнал о компьютерных играх, Грег стал читать статью, которую, кажется, читал уже не раз и всегда с одной целью - чтобы быстрее уснуть. Уже через пару минут глаза стали сами собой смыкаться, и он погасил свет.

Проснулся он от странного чувства - казалось, его с головой зарыли землей и он в могиле. Было тяжело дышать, а тело приобрело такую свинцовую тяжесть, что и пошевелить пальцем не представлялось возможным. С трудом открыв глаза, он увидел у двери в комнату силуэт, который еле угадывался - он был весь черный и падающий на него лунный свет поглощался пустотой вместо того, чтобы отсвечивать на лице или на одежде. От него веяло таким сильным холодом что предметы, мимо которых он проходил, должны были бы покрыться инеем. В полной тишине силуэт приблизился на пару шагов, протянул такую - же черную руку, если только это была рука, и хотел было коснуться левого запястья Грега, как проснулся Тревор. Он вскочил так резко, что подлетел не меньше, чем на метр от кровати. В полете Тревор развернулся мордой к непрошеному гостю и злобно сверкнул глазами. Казалось, незваный гость с котом какое-то мгновение смотрели друг на друга. Но развитие событий не заставило себя долго ждать, и кот с громким воплем ринулся на черный силуэт.

Грег, должно быть, потерял сознание, потому как происходившее дальше в его памяти не отложилось. Когда он проснулся, солнце уже было высоко, и его лучи весело освещали комнату через небольшое окно. Они светили прямо на кровать Грега и так сильно ее нагрели, что ему стало нестерпимо жарко и пересохло в горле. Он аккуратно пододвинул Тревора, стараясь его не разбудить, так как кот спал, положив морду и лапы ему на грудь. Встав, он подошел к столу, чтобы попить лимонада из стоящей у компьютера бутылки. После пары глотков, он уже хотел было поставить бутылку обратно на стол, но, взглянув на левую руку, в которой держал бутылку, не донес ее до стола и бутылка упала на пол. К счастью, она была пластмассовая, и Грег не поленился закрыть ее. Но даже, будь она открытой, и из нее полился бы лимонад, Грег не обратил бы на это никакого внимания.

Широко раскрытыми глазами, он уставился на свою руку - там, где он обычно носит часы, всегда был шрам в форме трезубца, но сейчас шрам воспалился, и вокруг него было много запекшейся крови. Он мигом вспомнил события ночи. Плюхнувшись на стул, он схватил руками голову, зажмурился и стал придумывать правдоподобное для всего этого объяснение. С воображением и со здравым смыслом, как он считал, у него было все в полном порядке, и уже через пару минут он пребывал в полной уверенности, что ночное происшествие - кошмарный сон. Шрам-же воспалился от того, думал Грег, что он неосторожно почесал во сне руку.

Уверенности в этом добавлял и кот - Тревор развалился почти на всю кровать и с умилением грелся на солнышке, что ему безумно нравилось. Не похоже, чтобы он с кем-то ночью сражался, будь это так, кот пребывал бы сейчас не в самом лучшем виде. Хорошего настроения у Грега, правда, как не бывало, и он перестал замечать радостно светящее в окно солнце и голоса поющих на улице птиц. Чтобы отвлечься, он ткнул первую попавшуюся кнопку на дистанционном управлении музыкального центра.

Yeah, I feel you too

Feel, those things you do

In your eyes I see a fire that burns

To free the you

That's wanting through

Deep inside you know,

The seeds I plant will grow

Грег поспешил выключить музыку. Настроения песня явно не поднимала.

- По-одьем! - послышался из-за двери хорошо знакомый выкрик.

- Уже иду.

Мрачный, как туча, Грег смыл с руки кровь в ванной и, умывшись, попытался придать хоть сколько-нибудь сносный вид своим длинным черным волосам, а потом нацепил часы, чего не делал уже довольно давно. Спустившись на кухню, он не поздоровался, а молча налил себе кофе и, подойдя к окну, с мрачным видом уставился на грядку георгин.

- Ну вот, в самый раз, теперь-то ты выспался, сразу видно! - в этот раз мама не язвила, а напуганным голосом и одной ей понятным юмором пыталась его развеселить, изобразив на лице улыбку, - Бутербродику не хочешь?

- Нет, спасибо, - Грег большими глотками допил кофе и вышел из кухни.

Он направился в гостиную, в ней стояло около десятка огромных книжных шкафов - это было достаточно странно, ведь ни кто из Стоунов особо не любил читать. Но коллекция книг была огромная, большей частью дорогие и старые издания. Он иногда просматривал корешки книг в поисках нужной для школы литературы, и у него зачастую отпадала необходимость пользоваться школьной библиотекой.

На нижней полке одного из шкафов всегда стояли альбомы с семейными фотографиями. Грег хорошо знал их местонахождение и, открыв полку, стал по очереди просматривать каждый альбом. Его терзало смутное сомнение, что что-то подобное ночному гостю он уже видел и на фотографиях. На поиски у него ушло не менее часа, глаза устали. Он внимательно рассматривал каждую фотографию, но ничего необычного найти не мог. Он уже собрался отложить альбомы и немного передохнуть, как вдруг его взгляд упал на фотографию свадьбы родителей. Раньше это его никогда не волновало, но теперь он обратил внимание на человека, который стоял неподалеку от новобрачных. Казалось, его глаза были живыми, они смотрели прямо на Грега сквозь объектив фотокамеры и немигающим взором пытались что-то внушить. Этот человек был очень худым, бледным и с длинными черными волосами. На ночного гостя он похож не был, но Грег отложил фотографию, намереваясь позже спросить родителей, кто это.

Вскоре, остался один альбом, его личный. В этот альбом родители складывали фотографии Грега с самого его рождения. Он открыл его на первой странице и стал просматривать особенно тщательно. Когда он дошел до последней страницы, ему стало легче - ночная история и тут не получила подтверждения. Но взгляд случайно упал на торчащий уголок одной из фотографий. Грег открыл альбом на этой странице намериваясь поправить сбившуюся фотографию, но оказалось, что торчащий уголок не принадлежит ни одному из расположенных на этой странице снимков. Уголок высовывался из-под большой фотографии, где ему было уже шесть лет и, он стоял в обнимку с каким-то соседским мальчишкой. Он потянул за этот уголок, и на свет появилась небольшая фотография, качество которой оставляло желать много лучшего. Но не качество изумило Грега, а ее содержание. На снимке его родители стояли на улице перед домом и держали на руках младенца. Они разговаривали с тем самым черным силуэтом, который не был человеком! Он больше походил на черную дыру посреди фотографии, очертания которой имели силуэт человека. Рука неизвестного была непринужденно и изящно протянута к левому запястью Грега, но не касалась его.

- Не надо было тебе этого видеть, - мать стояла сзади и смотрела на фотографию через плечо Грега.

- Мам, кто... кто это? - Грег поднял на нее изумленные глаза полные ужаса.

- Не обращай внимания, - у нее на лице была смущенная улыбка, - это был всего - лишь какой-то прохожий. Он проходил мимо, когда мы фотографировались с тобой. Он сказал, какой замечательный у нас сын и что его ждет великое будущее, а затем просто ушел. Будь уверен, этот человек выглядел куда лучше, чем на фотографии. Должно быть, солнце было так неудачно расположено, что на фотографии он получился так плохо.

- А это кто? - Грег показал на лежащую на журнальном столике фотографию свадьбы.

- Это твой дядя, - мать сразу поняла, кого он имеет ввиду, - мы ни разу не видели его после свадьбы. Пытались найти, но безуспешно. Впрочем, он всегда был странным человеком.

- Вы никогда не можете мне толком сказать, откуда у меня шрам на руке, Грег не хотел задавать этот вопрос, но он должен был, - это не из-за...

- Это не из-за него, - мать так резко это сказала, что он вздрогнул, - ни из-за одного, ни из-за другого. Убери фотографии на место, и не трогай их, а то разведешь бардак, как у себя в комнате. Не мешало бы, кстати, тебе прибраться. Хотя бы ко дню рождения.

Продолжения разговора на волновавшую его тему получиться не могло и, чтобы занять себя хоть чем-то, он начал прибирать свои скромные апартаменты.

3 Глава - День Рождения

Следующая ночь прошла тихо и безмятежно. Грегу вообще ничего не снилось, и на утро он чувствовал себя просто великолепно. Однако осознал, какой то был день, он лишь на кухне. Родители поздравили его с днем рождения и спросили, не пригласил ли он кого из друзей на вечер. Приглашать ему было некого. Услышав отрицательный ответ, они пожали плечами и продолжили уничтожение своего завтрака.

Грег вышел на улицу и взял с крыльца почту, которая представляла собой несколько конвертов со счетами, пару скрученных в трубку газет и одно толстое письмо из Англии. Он отнес почту на кухню и положил перед отцом.

- Есть что-нибудь интересное? - осведомился отец так, будто Грег мог видеть содержимое конвертов сквозь толстую бумагу, и уже успел просмотреть газеты.

- Все, как обычно, - уклончиво доложил Грег, - письмо только странное - из Англии. Ты с кем-то там работаешь?

- Нет, в Европе у фирмы партнеров не имеется, - отец пожал плечами. Он уже был в костюме и собирался ехать на работу, на какую-то важную встречу. Он явно торопился и нервничал, запивая свою сигарету чашкой кофе, но все же открыл письмо и быстро просмотрел кипу каких-то красочных материалов.

- Гм, вечером посмотрим, - буркнул отец, и, запихав бумаги обратно, положил конверт в кожаный дипломат.

Погода на улице была замечательная, ночью прошел небольшой дождь, и в воздухе стояла удивительная свежесть. Этой свежести помогало сверкающее над головой солнце, и настроение у всех было самым лучшим из всех возможных. Взяв у матери немного денег, Грег запрыгнул на свой велосипед и отправился по улицам похорошевшего от такой замечательной погоды городка. Меньше всего, он любил медленно ездить и сейчас чудом вписывался в повороты и перекрестки узеньких улочек, ведущих к разным жилым кварталам, по краям которых, красовались, утопая в зелени, богатые особняки и виллы.



На центральной улице, неподалеку от скоростного шоссе, располагался большой супермаркет, небольшую часть которого, занимал Бургер Уорлд - местная закусочная, где продавалось весьма приличное мороженое и вполне съедобные гамбургеры. Купив в супермаркете новый журнал о компьютерных играх, он направился в Бургер Ворлд. За стойкой стоял Стен Саллеван, он был старше Грега лет на шесть, но в школе они никогда не встречались. Стен был из небогатой семьи и жил на другом конце города в небольшом доме вместе с тремя братьями и бедными родителями, которым приходилось работать изо дня в день, чтобы прокормить всю эту армию. Грег сочувствовал и ему и его родителям, но Стен недолюбливал Грега за беззаботную и богатую, как он считал, жизнь - он работал в Бургер Ворлде все лето ради того, чтобы попытаться заработать на колледж. Такие, по их мнению, обиженные судьбой и обездоленные всегда ненавидели Грега больше всего. Обычно они дразнили его папочкиным или мамочкиным сыночком, а иногда и мешком с баксами. Посетителей в кафе почти не было, и Стен, слушая свою любимую музыку, злобно смотрел в окно - на сверкающее на улице солнце. Из его маленького и дешевого приемника слышался голос какого-то известного певца в сопровождении напористой музыки:

All over the city and down to the dives

Don't mess with this place it'll eat you alive

- Привет, Стен, - Грег улыбнулся - у него было хорошее настроение, и он не собирался позволять хамству Стена его испортить, - как дела?

- Чего тебе? - не отвлекаясь от своих мыслей, процедил Стен.

- Извини, что отвлекаю. Я мороженого хотел попросить.

I feel safe in a cage in New York City

Стен наложил и протянул порцию первого попавшегося под руку мороженого. Расплатившись, Грег сел за столик, расположенный в темном углу. Он всегда предпочитал именно это место, так как из зала его тут было почти не видно, зато он мог легко рассмотреть любого посетителя.

Углубившись в чтение журнала, он не заметил, как в Бургер Уорлд вошли трое - Пафф, Дарнелл и Митч. Все они были в школе настоящим кошмаром, они были вечным источником постоянных скандалов и разбирательств. Это были три накачанные скотины, мышцы каждого из которых по объему в сотни раз превышали объем головного мозга всех их вместе взятых. Грега они не трогали и даже побаивались, так как отцы двоих из них работали в фирме Стоуна. Единственный, кто выделялся среди этой троицы, был Пафф - он был немного умнее, и все девушки в школе считали, что он очень красив. К тому же, он был капитаном школьной футбольной команды. Грег обратил на них внимание только тогда, когда все трое приблизились к стойке и Пафф, будучи их бессменным предводителем, злобно ухмыльнулся и громко сказал:

- Стен, салют! Как твои дела? - сказано это было довольно надменно.

- Нормально, я рад, что тебя это беспокоит, Пафф - Стену стоило больших усилий сохранить спокойствие.

Отец Паффа, в отличие от отцов Дарнелла и Митча, работал директором Бургер Уорлда, а грубость в адрес его сыночка могла немедленно стать причиной увольнения. Магнитофон тем временем продолжил свою песню:

Don't you give me no line

Better run if you can

- Я гляжу, ты довольно неплохо справляешься с работой, только... - Пафф налил себе чашку кофе, сделал глоток и нарочно вылил остатки на стойку, - .. грязно тут у тебя...

Вся троица заржала, а Стен достал тряпку и стал вытирать ею стойку. На свою беду, он не сдержался и пробормотал что-то оскорбительное Паффу.

- Что-о?! - возымели честь вставить слово Дарнелл и Митч, - Что ты сказал?!

A bit of fun on the side

Too much crap make you blind

- Не волнуйтесь, ребят, я Стена хорошо понимаю, - театрально вступился за него Пафф, - это все от того, что девушки стали умнее и предпочитают людей побогаче тех, кто трет стойки...

Они опять заржали.

- Подонок! - вспылил Стен, но тут же опомнился.

- Ничего, ничего, Стен! Ты должен радоваться, что Люси проводит время интересней, чем она могла бы проводить его с тобой.

Грег слушал разговор и он ему все больше не нравился - эти трое явно пытались устроить Стену побольше неприятностей. Но урезонить этих уродов у него не было никакой возможности - они были на много старше и сильнее Грега. Решение пришло мгновенно и, не раздумывая, Грег встал из-за стола и подошел к стойке.

- Привет всем.

- Ааа, Грег... а ты что тут делаешь? - Пафф явно смутился, он и не ожидал, что могут быть свидетели разговора.

- Стен, дай пожалуйста, еще три мороженных, - Грег улыбнулся.

- Три?! - переспросил удивленно Стен, а Грег легким кивком подтвердил сказанное.

- Давай, давай, пошевеливайся! - Пафф нашел новый метод, как унизить Стена, - Не видишь, клиент ждет?!

- Да, мне бы поскорее... - Грег подмигнул Стену, а тот смущенно приготовил три порции и протянул Грегу.

Грег уже взял все три порции, когда Пафф начал вновь демонстрировать свой талант оратора:

- Молодец, Стен, хорошо управился! Надо будет посоветовать отцу, чтобы он пригласил тебя в качестве прислуги. Нам д... - он не договорил фразу так как внезапно ощутил на лице целую порцию замечательнейшего ванильного мороженого, которое стало стекать по его лицу на одежду и за ворот рубашки.

I said you can't stop rock 'n' roll

You can't stop rock 'n' roll

Проорав этот куплет, магнитофон замолчал. Мгновение спустя, Дарнелл и Митч обрели такой же вид, а Грег спокойно расплачивался с довольным Стеном за полученное мороженое. Никто не стал бы спорить, что все трое были весьма сильны, но отсутствие реакции и сообразительности теперь можно было считать доказанным.

- Извините, ребята, я, должно быть, поскользнулся, - Грег и не пытался скрыть своего удовлетворения случившимся, а драчливая троица мигом куда-то испарилась.

- Спасибо! - Стен явно не ожидал такого от Грега и сейчас весь сиял счастьем, влепи он сам им по морде мороженым, не говоря уж о кулаке, его бы мигом вышвырнули с работы. - хочешь еще мороженого?

- Нет, спасибо, - Грег рассмеялся, - я вообще мороженое не люблю.

Стен покосился на его столик, где лежало не тронутое Грегом мороженое, и спросил:

- А чего же ты его заказал?

- Ну, что-то надо было заказать, - Грег пожал плечами, - скучно в день рождения дома сидеть...

- В день рождения?! - Стен был изумлен, - Ты в день рождения сидишь тут и ешь это дурацкое мороженое, то есть даже не ешь?

- Ну, я думал встречу кого-нибудь...

- И ты встретил! - заявил Стен, не дав договорить Грегу и сощурив глаза, Погоди-ка минутку...

Стен подошел к телефону, набрал чей-то номер и стал договариваться, чтобы его подменили. К счастью, это ему удалось, и он велел Грегу подождать пару минут. Пока Грег за своим столиком делал вид, что читает журнал и ест мороженое, Стен вытирал следы разбрызганного по полу мороженного и с удовлетворением заметил, что на полу его явно меньше, чем на физиономиях злосчастной троицы. Вскоре, к входу подъехал старый ниссан, и из него вышел сменщик Стена, Марк.

- С чего вдруг такой переполох? - спросил с прохода Марк.

- У друга... Да, у друга день рождения, - сказал стен и кивнул на Грега.

- Ну ясно, только в следующий раз заранее предупреждай.

- Извини, так получилось. - Стен улыбнулся, а Марк, насупившись встал за стойку Бургер Ворлда и стал злобно созерцать яркое солнце, - можно попросить у тебя машину на пару часов?

- С тебя заправка, - сказал Марк, и бросил ключи Стену.

Когда Грег вместе со Стеном вышли на улицу, время уже приближалось к полудню, и воздух стал на много горячее и суше, чем утром. Стен ловко подхватил велосипед Грега и запихал его в багажник Ниссана, который не смог закрыться.

- Ничего, ехать не далеко! - Махнул рукой Стен и сел за руль, открыв правую дверцу Грегу.

- А куда мы едем?

- Да, тут не далеко. Раз уж я не могу подарить тебе настоящий подарок, Грег, я тебя кое с кем познакомлю, - подмигнул Стен.

Старая машина, скрипя всеми швами довольно резво сорвалась с места и всего за пару минут достигла пункта назначения - большого белого особняка, расположенного невдалеке от дома Стоунов.

- Дорогу домой найдешь сам? - спросил с беспокойством Стен.

- Конечно, мой дом в нескольких кварталах. - Грег хорошо знал окрестности, он все давно изъездил на велосипеде.

У вполне приличного и дорогого с виду дома стоял небрежно припаркованный на газоне додж - пикап.

- Пойдем, - сказал Стен, и, вынув из багажника, небрежно облокотил велосипед Грега на дорогой додж.

После неуверенного звонка, который Стен вызвал робким нажатием на кнопку, за дверью долго ничего не было слышно. Лишь спустя пару минут, из-за двери послышался чей-то голос, явно высказывающий нечто неодобрительное в адрес нежданных посетителей. Грег подумал, что они пришли не вовремя или ошиблись, но Стена, похоже, это не беспокоило. Дверь открылась, и на них удивленно уставился человек с длинными волосами, с небольшой бородой и усами. Радость на его лице появилась не мгновенно, но все же достаточно быстро - сразу, как только он разглядел Стена.

- Ааа, Стен, дружище! А я-то думаю, кому мы могли понадобиться. Ну, заходите, заходите.

Войдя в дверь, они очутились в просторном холле, который освещался лишь несколькими лампами и походил из-за этого на подземелье старинного замка, хотя Грег ни разу не видел настоящих замков и утверждать, что сходство действительно было, не мог.

- Джеймс, - представил Стен, - а это Грег, мой друг. У него сегодня день рождения. Не особо радостный почему-то, я хотел ему его немного скрасить.

- Что же, будем знакомы, Грег - Джеймс протянул Грегу руку и больно пожал. - Чего выпить желаете?

- Мне лимонаду, - поспешил высказать пожелание Грег, а Стен лишь помотал головой.

- Гм.. пойду поищу, - просьба о лимонаде явно застала врасплох Джеймса, вы пока проходите.

Джеймс показал рукой на дверь из-за которой раздавалась барабанная дробь. Стен открыл дверь и пропустил вперед Грега. Вся комната была опутана паутиной проводов, соединяющих самое разнообразное оборудование. Повсюду валялись гитары, листки с нотами и короткими записями текстов. Убранство помещения, придавая ему должную солидность, завершали стоящие по углам большие колонки. До дивана, на который предполагалось сесть, нужно было добираться, всячески стараясь за что-нибудь не зацепиться и что-нибудь не уронить. За ударной установкой сидел человек и, ничего вокруг не замечая, размашисто колотил по барабанам, тарелкам и опять по барабанам, явно получая от этого бешенного ритма одному ему знакомое удовольствие. При каждом ударе, из-под его палочек вылетали снопы разноцветных искр. Это производило впечатление такого грандиозного фейерверка, что в самую пору было задуматься об опасности пожара.

- Гм. - Стен демонстративно откашлялся, - это Ларс. Ларс, это Грег, мой друг.

- А, привет, Стен! Привет Грег! - Ларс улыбнулся, но в смущении перестал играть, спрятал палочки и достал другие.

- Как у вас это получается - выбивать такие искры? - Спросил, недоумевая, Грег.

- Да, так... новая разработка... для концерта, - сказал Ларс и поспешил сменить тему, - Стен, как у тебя дела? Охота тебе в этом кафе все лето возиться...

- Ничего, справляюсь... Ты же понимаешь, нам-то хватает... Но родителям нужны деньги... в смысле, обычные деньги... - он покосился на Грега, тема разговора его явно не радовала.

Добравшись до дивана, Стен с Грегом плюхнулись на него в таком изнеможении, словно целый день пробирались сквозь джунгли.

- О! Нашел! - это был радостный вопль Джеймса, - он вошел в комнату, ловко преодолел паутину проводов, и протянул Грегу открытую бутылку Кока-Колы.

- Спасибо. - Сказал Грег с улыбкой.

Стакана Джеймс не принес, и Грегу пришлось пить из горла.

- Так значит, у тебя день рождения? - Спросил Джеймс.

- Да, вроде того...

- И сколько тебе исполняется? - Джеймс заинтересованно смотрел на Грега.

- Одиннадцать.

Стен, Джеймс и Ларс нервно переглянулись.

- Скажи, тебе сегодня с утра никаких писем не приходило? - Джеймс явно занервничал.

- Нет, мне нет. - Грег это точно знал, он сам проверял почту.

- Жаль... - Джеймсу было действительно жаль, он вздохнул и посмотрел на Ларса.

Стену и Ларсу отсутствие писем явно пришлось тоже не по душе - один уставился на свои ботинки, а другой нервно крутил в руках барабанные палочки.

- А чем ты вообще заниматься любишь? - Джеймс снова повернулся к Грегу.

- Так, компьютерами в основном. Родители ждут, что я буду программистом.

Грег только сейчас заметил, что Джеймс все-время смотрит на него с какой-то непонятной опаской, словно не знает, чего от него ждать, но все время об этом думает и чувствует какую-то угрозу.

- Что же, тебя ждет великое будущее, - Джеймс нахмурил брови, - если уж тебе не пришло никакого письма... Значит ты будешь известен, как программист. Это я тебе говорю.

- Постараюсь, - улыбнулся Грег.

- Ты знаешь, какую музыку мы играем?

- Да, я слышал... - Грег уже догадался, к кому в гости он попал, - отец очень любит вашу группу. К тому же, вас по МТВ постоянно показывают.

- Да, да... правда. Эту музыку и эти слова любят многие. Но многие также считают и музыку и слова злыми, не правильными. Многие предпочитают слушать веселенькую музыку и слова. Им просто лень задумываться. Твой отец, Грег, слушает нашу музыку. И это делает ему честь. Я его знаю, вы живете неподалеку. Однажды я подарил ему наш... специальный диск. Это не обычный диск и на этом диске не только наши песни и не только наша музыка. Не удивляйся, Грег, но этот диск чувствует твое настроение, и сам играет ту музыку, которая лучше всего подходит под это настроение.

- Детектор лжи? - улыбнулся Грег.

- Не совсем. Потом ты сам поймешь, Грег. Считай просто, что это такая новая разработка, - Джеймс улыбнулся, - Так вот, Грег, я хочу подарить тебе такой же.

- Здорово! - Вставил Грег, но тут же сообразил, что лучше было бы молчать.

- Но прежде, чем ты его возьмешь, я хочу тебе кое-что объяснить, Грег. Не бывает совсем плохих людей. И не бывает совсем хороших. Это ты должен всегда понимать. Прислушивайся, но никогда не слушай советов диска. Ты всегда должен сам трезво оценивать любую ситуацию и сам решать, кто в данный момент хороший, а кто плохой. И запомни еще одну вещь. Этот диск перестанет играть сразу, как не станет нас - тех, кто его сделал. Любое заклинание действует только до тех пор, пока жив тот, кто его использовал. Эээ... в смысле, я хотел сказать, что диск ну... не многоразовый, что-то в этом роде, используй его с умом. Ты все понял?

- Да, конечно! - Грег кивнул, хотя понял он не много.

- Тогда держи, - Джеймс достал из стоящего рядом музыкального центра диск и протянул Грегу, - и никому. Слышишь, никому и никогда его не показывай и не давай слушать. Иначе у нас будут крупные неприятности с министерством... ну, в общем, ты меня понял.

Подарок был самым обычным компакт-диском с одной единственной надписью. Надпись была сделана черным фломастером и жутко корявым почерком, она гласила: "Специальный". Взяв диск, Грег бережно убрал его в карман, намереваясь положить его дома в одну из коробок из-под многочисленных игр. Это был первый стоящий подарок на день рождения, который Грег когда-либо получал.

- Да, как бы ни складывалась жизнь, - сказал Джеймс, обращаясь уже ко всем, - никогда нельзя вычеркивать из возможных друзей тех, про кого остальные говорят плохо.

Немного подумав, Джеймс посмотрел на Стена.

- Ты, к примеру, учишься на факультете, который мы считали полной для себя противоположностью, - Джеймс ухмыльнулся, но, скосив взгляд на Грега, нахмурился и продолжил, - Когда учились, мы считали своими лютыми врагами всех, кто учился на твоем факультете. Зато это не мешает нам быть друзьями теперь.

- Сейчас дела обстоят не многим лучше, - Стен слегка махнул рукой, разные факультеты как ненавидели друг друга, так и ненавидят.

Грег бросил взгляд на часы и с огорчением обнаружил, что ему давно пора быть дома.

- Я тебя подброшу, - Джеймс все понял по выражению его лица, - а то заблудишься еще...

Они вышли из дома и Джеймс, ни сколько не смутившись тому обстоятельству, что к его шикарному доджу небрежно прислонено средство передвижения Грега, ловко забросил велосипед в кузов. Потом усадил Грега на правое сиденье, а сам, прямо в домашних шлепанцах, плюхнулся за руль. Машина взревела мощным двигателем и тронулась с места так, что казалось, будто она вот-вот пропашет колесами асфальт. Буквально через 10-15 секунд машина остановилась у дома Грега, где, попрощавшись, Джеймс отдал Грегу велосипед и, спустя несколько мгновений, его машина уже скрылась за поворотом.

Грег поставил у гаража велосипед, и хотел было идти домой, как услышал голос отца - его машина уже стояла рядом с гаражом, а сам он подошел прямо в костюме к матери, которая что-то ковыряла в саду.

- Но ведь это так далеко! - Изумлялась мать. - Он же не может один!

- Грег постоянно проводит время один, это будет для него даже лучше никто не будет отвлекать его от любимого дела, да к тому - же половину времени его только этому и будут учить! - Отец говорил тихо, но очень выразительно подчеркивал интонацией справедливость своих суждений.

- Но там абсолютно другие люди, мы там никого не знаем, Что если...

- Грега и тут недолюбливают, - он улыбнулся, - сегодня моему сотруднику звонил сын и жаловался на Грега, что тот его чуть не убил в Бургер Уорлде. Убивать Грег никого, естественно, не собирался, и меня такие заявления, конечно, порадовали, но все же это не показатель того, что у Грега много друзей.

- А что конкретно произошло, ты не узнал?

- Узнал... - Вопрос отцу явно не понравился. - Говорят, что Грег всего-лишь бросил в каждого по порции мороженого... Но все трое сейчас в больнице с сильными ожогами лиц. Ерунда - слышал, что ожоги у них появились много позже, может просто аллергия какая-нибудь...

- Да, странно. Но школа... ведь ты никогда не был в ней!

- Сегодня я разговаривал со своими друзьями из министерства образования. Они говорят, что хорошо знают эту школу, и что там готовят классных специалистов. К тому же, я заплачу такую сумму за его обучение, что жить он там будет не хуже их же монархов.

- А как они узнали про Грега, ты не подумал?

- Похоже, он наследил на каком-то из их серверов, когда пытался достать закрытую информацию. - Отец был явно доволен успехами сына.

- А, делай, что хочешь. - Мать махнула рукой, она всегда так говорила, когда начинала понимать, что принятие решения от нее не зависит.

Судя по всему, разговор был закончен и Грег поспешил скрыться в доме.

Вечером на стол накрыли во всех лучших семейных, праздничных традициях. Была дорогая посуда, белоснежная скатерть, а огромный стол был уставлен самой разнообразной едой. Все сидели за столом и праздно разговаривали о каких-то яблонях, которые завтра полагалось непременно обработать. Грега так и подмывало спросить родителей об их разговоре, о школе, о том, где вообще она. Но отец вдруг заговорил сам на эту тему:

- Грег, тебе нравится в школе, где ты сейчас учишься? - он вечно любил задавать наводящие вопросы вместо того, чтобы говорить прямо. Должно быть, он думал, что таким образом демонстрирует уникальный психологический прием.

- Да... так себе, пап, а что?

- Просто мы решили в этот раз подарить тебе не совсем обычный подарок.

Они наверняка ожидали, что Грег воскликнет от радости что-то вроде "Неужели новый велосипед?" или "Неужели новый компьютер?" потому как оба уставились на него с довольными лицами.

- Вы хотите отправить меня в другую школу?

Вот такого ответа они точно не ожидали.

- Э... как это ты догадался? - у отца с лица исчезла улыбка.

- Пап, ты только что спросил меня, нравится ли мне ЭТА школа.

- А, ну да, действительно... Это хорошая школа, мне про нее сегодня много рассказывали. Она находится в Агнлии. Довольно далеко, но я думаю, что тебе там скучно не будет - основной профиль школы это изучение информатики, а ты, кажется, должен ее любить. Так что ты об этом думаешь? - он восстановил улыбку и теперь ждал, что Грег будет безудержно радоваться предложению, даже не узнав подробностей.

Грегу всегда нравилась любая перемена в их обыденной жизни, так что сомнений у него не было. У него также была уверенность, что и на каторгу его не пошлют, это уж точно.

- Пап, я конечно рад этому, но ты уверен, что это будет не слишком дорого?

- Грег, тебя не должны беспокоить такие вещи, - отец нахмурился, - вот, отсюда ты узнаешь подробнее, где тебе предстоит учиться.

Грег взял у отца бумаги и стал их рассматривать. Выглядели они и вправду прилично - была целая подборка фотографий роскошного строения на берегу необъятного моря. Здание было построено в стиле модерн и ослепляло своей белизной и солнцем, отражающимся от огромных стекол.

- Спасибо, пап, это куда лучше всякой игры. - Грег улыбался самой довольной улыбкой, на какую был только способен.

- Игру я тебе тоже принес, - отмахнулся, рассмеявшись, отец, - даже две.

Среди огромного количества бумаг Грег нашел и факсимильное сообщение, которое было адресовано почему-то ему лично:

Уважаемый Грег Стоун!

Вашему отцу я обещал встретить Вас в аэропорту Хитроу утром 31 августа. Буду ждать Вас у выдачи багажа и хочу попросить никуда не отлучаться. Вы узнаете меня по высокому росту и черной одежде.

С уважением, Вальтер Гроссвен.

Весь последующий месяц информация о новой школе увлекла Грега на столько, что он и думать позабыл о чем-либо другом, а уж тем более о страшных снах и фотографиях. Все время у него занимали поиски новой и новой информации о замечательной школе, в которой ему предстояло учиться. А день отъезда стал самым желаемым из дней.

4 Глава - Самолет

Взяв чемодан, Грег спустился вниз и вышел на улицу. Стоял жаркий день и от резкого перепада температуры и свежести уютного дома с его новейшими и мощнейшими кондиционерами и уличной духотой, у Грега закружилась голова. На шикарной отцовской машине сидел Тревор с таким видом, будто тоже приготовился к поездке. Нечего было и думать, чтобы взять с собой кота, но попытать счастья все-таки стоило.

- Пап, вам Тревор ведь не нужен?

Отец укладывал чемодан Грега в багажник. Он посмотрел на кота, задумался на мгновение, и, пожав плечами, сказал:

- Только в рюкзак посади, сбежит еще... - И, думая, что Грег не услышит, на много тише, добавил: - За такой счет, я бы им лучше Крокодила послал.

Похоже, отец был уверен, что кота в скором времени пришлют обратно, и трата средств на его транспортировку казалась ему мелочью в сравнении с тем, что ему пришлось заплатить за саму школу. Открыв дверцу, Грег пропустил вперед себя Тревора, который обычно на машинах ездить не любил, но сейчас явно изменил свои предпочтения, и мигом запрыгнул внутрь. В машине было прохладно и Грег удобно разместился на заднем сиденье в роскошном салоне, ничуть не чувствуя уличного зноя и духоты.

Освободив место в центральной части рюкзака и разложив мелкие вещи по множественным наружным карманам, он пригласил Тревора примериться к новым апартаментам. Кот, запрыгнув внутрь и удобно там устроившись, отказался вылезать наружу и безмятежно заснул прямо в рюкзаке, высунув наружу лишь довольную морду. Наверное, он боялся, что его могут забыть в машине или оставить в ней нарочно. Отец, уложив, наконец, чемодан Грега в багажник, посадил мать на правое переднее сиденье, а сам сел за руль.

Подъезжая к скоростному шоссе, они остановились в правом ряду, а левее, рядом с ними, остановился старый и измученный форд, каких Грег никогда раньше не видел. За рулем форда сидел человек, явно превосходивший по размерам бедную машину, от чего казалось, что та вот - вот лопнет по швам. Водитель был жутко лохматый с длинной кучерявой и очень густой бородой. Но справа от него, сидел Стен! Оба о чем-то оживленно беседовали, и им было очень весело. Грег тоже улыбнулся, но, поймав взгляд лохматого великана, лицо которого мгновенно стало очень серьезным, перестал улыбаться и поспешил отвернуться. Как этот человек смог разглядеть Стена сквозь сильно тонированное стекло отцовской машины, было совершенно не понятно. Но, тем не менее, Грег был абсолютно уверен, что этот человек посмотрел ему прямо в глаза.

Отец же, увидев стоящую рядом машину, презрительно фыркнул и приготовился к старту со светофора. Он очень любил, когда все машины, стоящие вместе с ними на светофоре, оставались далеко позади сразу, как загорался зеленый. На это, должно быть, он рассчитывал и сейчас.

- Чем они думают, у них все стекла закрыты, неужели на такие помойки кондиционеры ставят?

Сказав это, он достал из кармана пиджака компакт-диск и запихал его в проигрыватель.

- Дорогой, а может не стоит? - матери явно не нравилась его реакция.

Но тот ее уже слушал не ее, теперь, нажав на кнопку стереосистемы, он слушал музыку.

Gimmie fuel

Gimmie fire

Gimmie that which I desire Ooh

Приглушенно, но удивительно глубоко и мощно взвыли колонки. Отец любит хорошую музыку, и в машину он поставил самую лучшую музыкальную систему, какую только смог найти. Не успел светофор загореться зеленым светом, как машины со скрипом покрышек рванулись с места и на асфальте остались полосы подгоревшей резины, а в воздух поднялись клубы резиновой пыли и дыма.

То, что произошло дальше, просто не укладывалось в голове - замученный форд, который по началу стал отставать, вдруг развил такую скорость, что с протяжным свистом пролетел мимо них и скрылся в потоке идущих по скоростному шоссе машин.

Fuel is pumping engines

Burning hard, loose and clean

And on...

Отец попробовал полавировать между машинами, в надежде догнать фордик, но дело это было явно безнадежное. Он раздраженно выключил проигрыватель, достал диск и бросил на полку. "Специальный", - прочитал на диске Грег.

Дальше ехали скучно и долго - приходилось то и дело стоять в пробках и двигаться, как черепахам в сплошном потоке огромного количества машин. Но, наконец, машина вырулила на подъездную к аэропорту дорогу, а с нее повернула на стоянку и остановилась на многоэтажной парковке всего в какой - то сотне метров от входа в аэропорт.

У мистера Стоуна была большая, новая машина. Сразу было видно, что она стоит целое состояние. Но сам он, достав чемодан, так небрежно и сильно хлопнул крышкой багажника, что удар гулким эхом прозвучал по всей стоянке.

- Пойдем, - сказал он, и первый направился к аэропорту. Он явно нервничал после встречи на дороге того фордика.

Фордик стоял на там же, лишь несколькими машинами дальше.

Вскоре Грега уже посадили в салон первого класса, рядом с иллюминатором, как ему больше всего нравится - так думали родители. На самом деле, ему было бы на много интересней в хвосте самолета, в салоне попроще и поскромнее. Там всегда много людей, кто-то что-то рассказывает, и периодически раздается громкий хохот и детский смех. Здесь же у Грега были попутчики несколько иного рода. Большей частью это были упитанные люди в дорогих костюмах и с газетами в руках, а через несколько кресел от него, сидела бабуля, вся увешанная брильянтами и держала в руках лохматую комнатную собачонку. Увидев живность, Грег решился выпустить из сумки Тревора, который выглядел уже не таким смелым, как при запрыгивании в машину. Тревор улегся у Грега на коленях и стал внимательно следить за всем, что происходило вокруг него, готовясь дать отпор любым недругам, главным из которых, он, похоже, считал лохматую собачонку.

Но через некоторое время после взлета, Тревор уснул сладким и безмятежным сном. Грег отложил в сторону свой ноутбук, который всегда брал во все поездки, аккуратно уложил Тревора на сиденье, и пошел в хвост самолета - он хотел просто пройти по одному и вернуться по другому проходу, чтобы осмотреть огромный авиалайнер. Он миновал центральный салон и, как только вошел в хвостовую часть самолета, его окликнули:

- Привет, Грег, а ты-то тут как оказался?!

Это был Стен, он был очень доволен происходящим, и весь сиял от радости, рядом с ним сидел тот самый большой бородатый человек, что уже дал Грегу знать о своей к нему дружеской расположенности. Загадкой было не столько только то, как он умудрился влезть в самолет, сколько то, как он изловчился поместиться на сиденье.

- Привет, Стен, так ты тоже едешь учиться в Европу?

- Да, уже который год, познакомься, это Хагрид, - он указал на большого человека, - он один из моих преподавателей.

Хагрид слегка скосился на Грега и кивнул с прежним дружелюбием. Самолет действовал на этого здоровяка куда хуже фордика - его сильно укачало, и он и слова выговорить не мог.

- Очень приятно, меня зовут Грег Стоун.

- Ты в какую школу едешь? - спросил с интересом Стен.

- В Лондонз Хай Тэч Скул, я тебе сейчас покажу, - и он достал из внутреннего кармана пачку документов, среди которых должна была быть и рекламная брошюра.

Разверну уже знакомый лист плотной бумаги, и не успев что-либо прочитать, Грег застыл в полнейшем изумлении - бумага пожухла и стала так видоизменяться, что он с испугом выронил ее из рук. Он боялся, что листок сейчас вспыхнет или произойдет что-нибудь в этом роде, но он плавно опустилась на пол, и застыл. Бумага видоизменилась полностью - вместо красочной фотографии огромного белого здания с рекламными текстами и внушительным списком изучаемых предметов, она превратилась в кусок желтоватого пергамента, на котором значился крупный рукописный текст:

ШКОЛА ЧАРОДЕЙСТВА И ВОЛШЕБСТВА

"ХОГВАРТС"

Директор: Альбус Дамбладор

(Ковалер ордена Мерлина I степени, Великий волш., Верх. Чародей, Президент Международной конфед.магов)

Дорогой мистер Стоун!

Мы рады проинформировать Вас, что Вам предоставлено место в Школе чародейства и волшебства "Хогвартс". Пожалуйста, ознакомьтесь с приложенным к данному письму списком необходимых книг и предметов.

Искринне Ваш,

Вальтер Гроссвен.

Грег, ошарашенный, стоял посреди прохода; ему казалось, что вокруг сейчас начнут смеяться, наверняка это какая-то шутка.

- Молодой человек, не будете ли Вы на столько любезны, мне необходимо пройти? - Раздалось вместо хохота.

Обернувшись, он увидел стюардессу, которая везла целую тележку самых разнообразных сладостей и напитков. Чтобы пропустить ее, он поспешно сел рядом со Стеном и взял с тележки две банки лимонада - себе, а за одни и Стену. Посмотрев на побледневшего Хагрида, он взял третью банку и расплатился. Взяв свою банку, Хагрид стал ее осматривать с таким жалким видом, будто ему дали не вкусный напиток, а ордер о его аресте.

- Не понимаю я ваших шуток Магловских, - проворчал он, вертя в руках банку.

- Выпей, легче станет, - Стен помог открыть жестянку и вылил часть ее содержимого в пластмассовый стакан.

Хагрид благодарно кивнул, но был еще не в силах вымолвить и слова - его очень укачало.

Чтобы не мешать Хагриду, они пересели на свободные места в другом ряду, и Стен облегченно выдохнул:

- Хагрид все время твердит, чтобы никто не услышал, чтобы никто не знал. А Меня так и подмывает всем рассказать. Так значит ты тоже в Хогвартс?

- Эээ... похоже на то.

Грег вспомнил про список необходимых книг и предметов, о котором говорится в письме, но не припомнил в нем ни одного предмета, а уж тем более ни одной книги про чародейство или волшебство. Он быстро достал из пачки документов этот лист, он был очень большой, и найти его было не трудно. Уж что - что, а этот список будет достойным разоблачением дурацкой шутки, в которую его пытались втянуть - там была его любимая информатика, математика, физика, химия и другие предметы, которые, как ни крути, к волшебству отношения иметь не могут. Бумага была сложена пополам и внешней стороной представляла собой чистую, белую поверхность. "Ну и слава богу", - мелькнуло в мыслях. Но, когда он стал разворачивать список, с ним произошла точно такая - же метаморфоза, как и с письмом! В руках Грег держал очень похожий на первый кусок грубой бумаги со следующим текстом:

ШКОЛА ЧАРОДЕЙСТВА И ВОЛШЕБСТВА

"Хогвартс"

Форма

Студентам-первокурсникам требуется:

- Три простых рабочих мантии (черных).

- Одна простая остроконечная шляпа (черная) на каждый день.

- Одна пара защитных перчаток (из кожи дракона или аналогичного по свойствам материала).

- Один зимний плащ (черный, застежки серебряные)

Пожалуйста, не забудьте, что на одежду должны быть нашиты бирки с именем и фамилией студента.

Книги

Каждому студенту полагается иметь следующие книги:

- "Курсическая книга заговоров и заклинаний" (первый курс). Миранда Гуссокл

- "История магии". Батильда Бэгшот

- "Теория магии". Альберт Уоффлинг

- "Пособие по трансфигурации для начинающих". Эмерик Свитч

- "Тысяча магических растений и грибов". Филлида Спора

- "Магические отвары и зелья". Жиг Мышьякофф

- "Фантастические звери: места обитания". Ньют Саламандер

- "Темные силы: пособие по защите". Квентин Тримбл

Также полагается иметь:

- 1 волшебную палочку,

- 1 котел (оловянный, стандартный размер No2),

- 1 комплект стеклянных или хрустальных флаконов,

- 1 телескоп,

- 1 медные весы.

Студенты также могут привезти с собой сову, или кошку, или жабу.

НАПОМИНАЕМ РОДИТЕЛЯМ, ЧТО ПЕРВОКУРСНИКАМ НЕ ПОЛОЖЕНО ИМЕТЬ СОБСТВЕННЫЕ МЕТЛЫ.

Грег покосился на Стена, но тот это понял по - своему:

- Да, такое не легко купить в магазинах, но мне помогал Хагрид, он знает, где это все продается. Но ведь уже поздно, занятия вот - вот начнутся, когда же ты успеешь все это найти? Надо будет попросить Хагрида, может он по...

- Мне надо умыться, - оборвал его Грег, и на негнущихся ногах зашагал к туалету.

Тщательно закрыв за собой дверцу туалетной кабинки и посмотрев в зеркало, он с силой дал себе пощечину и, чуть не взвыв от боли, процедил сам себе:

- Умылся. Можно возвращаться.

Он приоткрыл дверцу туалета и выглянул наружу. На него никто не обращал внимания. "Ага, уже лучше", - подумал Грег, и смело шагнул в проход. Садясь рядом со Стеном, он подхватил с кресла брошенные листы бумаги, и опять внимательно их прочитал. Сомнений не было - текст действительно видоизменился и сообщал ему все тот - же бред.

- Грег, тебе не плохо? - Забеспокоился Стен. - Ты сейчас хуже Хагрида выглядишь...

- Нет, нет. Спасибо, со мной все хорошо - он старался говорить отчетливо, но язык его не слушался. Помедлив, он добавил, - Стен, ты не знаешь, в Англии, что, так принято - называть Химию... Зе.. - он подглядел в листок, Зельеварением?

- Так ты что, еще ничего не знаешь?! - Стен расплылся в улыбке, а Грег поспешил отрицательно помотать головой. - Это-же Хогсвардс, Грег!

Последующие несколько часов полета, Стен увлеченно рассказывал, какая это замечательная школа, какие там профессора и гоблины с троллями, а директор Дамбладор, так вообще - маг, каких поискать. Спорить с этим Грег не мог, он сидел рядом, внимательно слушал, но думал не только об этом. Он украдкой дотронулся до Стена и посмотрел, как обратилась к нему стюардесса с просьбой быть потише, ведь все уже спали. Он также заметил несколько обращенных к ним недовольных взглядов соседей. Нет, плодом воображения Стена не назовешь, это уж точно. Значит проблемы с головой у самого Стена, но в его пользу свидетельствовали документы, которые Грег еще держал в руках и которые вынул не откуда-нибудь, а из собственного кармана.

Прошло время, позади мощно, но тихо, храпел Хагрид, а, уставший от придумывания сказок, Стен безмятежно сопел на своем сиденье. Самолет летел высоко над Атлантикой, и ни что не мешало безмятежному сну его пассажиров. Грег не спал, он часто не спал по ночам, и это было для него делом привычным. Он и про ноутбук свой забыл, а ведь хотел во время полета доделать очень нужную программу, которая ежедневно сообщала бы ему по электронной почте о "здоровье" его домашних компьютеров.

Он с открытыми глазами сидел и пытался отогнать от себя мысли обо всем, что услышал от Стена, о том, что увидел своими глазами на бумаге, и уже даже не пытался придумать всему этому правдоподобного объяснения. Его взгляд упал на дверцу кабельного канала, которая была закрыта на замок - там находилась контактная коробка, через которую проходили сотни проводов. По ним осуществлялось управление хвостовым фюзеляжем самолета. Ухватившись за возможность отвлечься, он стал вспоминать схему этого самолета, которую когда-то случайно видел на страничке завода, где эти самолеты делают. Тогда он искал вовсе не ее, но, увидев столь драгоценный документ, не смог пройти мимо. Ох уж и попотеть ему тогда пришлось, чтобы выудить эту схему, хотя применить ее было вовсе не для чего.

Когда он уже совсем забыл о Стене и о его сказочном мире, когда он мог уже почти точно сказать, сколько там должно быть проводов и какой, куда ведет и для чего предназначен, самолет стал мелко вибрировать. И без того приглушенный свет в салоне потух, но ни кто этого не заметил. Несмотря на то, что вибрация постепенно усиливалась, все продолжали безмятежно спать, но вскоре она усилилась на столько, что с одной из полок упала сумка и человек, на которого она опустилась, вскрикнув, проснулся и стал озираться по сторонам. Из-за его крика проснулось по меньшей мере еще человек пять. В следующий момент самолет уже стало кидать из стороны в сторону. В салонах послышались возмущенные, удивленные и даже сильно испуганные голоса. Включили аварийное освещение, и, положив конец возмущенным выкрикам, вошла стюардесса.

- Уважаемые пассажиры, - она расплылась в ослепительно улыбке, но голос ее дрогнул, - вибрация вызвана временными неполадками в системе управления самолетом. Экипаж работает над устранением проблемы, никакой опасности нет, просто самолет стал слегка неустойчив. Такое случается очень часто, и проблема решается за несколько минут. Просьба сохранять спокойствие!

Сразу после этих слов, не дав стюардессе повторить фразу, в салон вошел мужчина в пилотской форме и открыл дверцу кабельного канала, стал было что-то рассматривать, собираясь сверяться со схемой, расположенной на внутренней стороне дверцы, как отшатнулся и в изумлении, почти бегом, поспешил в нос самолета. Стюардесса, убрав свою ослепительную улыбку, и показав на лице откровенный испуг, почти побежала за ним.

Подойдя к дверце, Грег не поверил своим глазам - один из пучков проводов был ровно перерезан, и аккуратно развернут так, будто его кто-то изучал и собирался соединить провода в другом порядке - конец каждой жилы был зачищен и сверкал металлом.

К месту происшествия уже спешили двое членов экипажа, и Грег, зачем-то захлопнув дверцу, ощущая леденящий ужас, плюхнулся на свое место. На Стена вообще было страшно смотреть - он был явно напуган и весь побледнел. Удивляться этому не приходилось - самолет уже по-настоящему падал: он сильно накренился, все вокруг стало легким. Во всех салонах стал подниматься жуткий шум, паника. От страха, при каждом новом толчке самолета, многие вскакивали с мест, но по салону передвигаться было невозможно, и они были вынуждены снова садиться на места.

Грег и сам был перепуган ни чуть не меньше Стена, но больше не падением самолета, а тем, что это, возможно, его вина! Но каким образом он мог умудриться перерезать провода? Этого он себе представить не мог. Ни у кого другого такой возможности тоже не было, ведь Грег непрерывно следил за дверцей и представлял себе возможную схему. Растерявшись, не зная, что предпринять, он зажмурился и в ужасе прошептал:

- Нет, не может быть, чтобы это я, я не хотел... я только подумал!

Самолет тряхнуло так сильно, что двое, спешивших в сторону причины бедствия, не дойдя нескольких шагов, рухнули прямо в проходе. Но к всеобщему удивлению, после этого толчка самолет выровнялся, вибрация мгновенно прекратилась, и они спокойно поднялись на ноги. Подойдя к дверце, тот, что был явно старше, удивленно вскинул брови и спросил:

- Ну и что вам тут не понравилось? Кажется, все в полном порядке?

- Но... капитан! Они были... они были... - Второй человек явно не понимал, что происходит, и ему ничего не оставалось делать, как сказать: - Извините, капитан, я должно быть ошибся.

Развернувшись на каблуках, несчастный направился в сторону туалета на негнущихся ногах, при этом, поглядывая, не без опаски, по сторонам, словно ожидал упреков или насмешек. "Умываться", - подумал Грег.

- Это... это не ты, случаем? - Стен смотрел на него широко раскрыв глаза.

- Нет. - Грег ответил довольно резко и раздраженно.

- Учти, за пределами школы нам запрещено колдовством заниматься...

- Хорошо, - сказал Грег, не совсем понимая, что тот имел ввиду.

Наконец, все, кроме Хагрида, которого переполох вообще не обеспокоил, и он все время продолжал храпеть, успокоились и уснули. К Грегу, важно шествуя по проходу, пришел Тревор, он улегся у него на коленях, но при этом злобно сверкнул глазами, словно хотел сказать: "Не стоило этого делать".

5 Глава - Хогвартский Экспресс

Наступило утро, самолет плавно снижался, лишь изредка пробивая пушистые облака. В противоположность воспетой во всех, повествующих об Англии, книгах дождливости, на земле стояла замечательнейшая, солнечная погода. Грег сидел у иллюминатора в салоне третьего класса, где ему действительно нравилось больше всего, а на коленях, в рюкзаке, сидел Тревор и, высунув из него морду, тоже смотрел в иллюминатор.

Под самолетом начали проноситься черепичные крыши и автомобильные дороги и, когда уже казалось, что самолет вот - вот пройдет сквозь землю, как сквозь облако, направление движения стало почти горизонтальным, и колеса шасси с неприятным звуком, но очень мягко коснулись полосы и мгновенно набрали обороты.

Вместе со Стеном, они первыми выскочили из самолета, и почти бегом направились в багажное отделение. Пока ждали багаж, их догнал запыхавшийся Хагрид и, не дав им опомниться, подхватил чемоданы обоих.

- Нам, это... торопиться надо. Экспресс скоро отправляется, - сказал он, щас мы мигом, того... на вокзал домчимся.

Стен уже показал Хагриду письма Грега, и сказал, что Грег тоже едет в Хогвартс. Но Хагрид всеравно смотрел на Грега с прежним недоверием.

- Извини, но из Новой страны мне велели забрать только одного ученика, он виновато улыбнулся Грегу.

- Новая страна - это США, по-вашему? - Спросил Грег, до сих пор не веря, что оба письма - правда.

- Да... эта, точно, США... но мы Новую страну так не называем. Даже Колумб это США произносит с трудом, вот... - Хагрид сказал это так непринужденно, будто виделся с Колумбом вот только вчера.

Они уже выходили из аэропорта, как Грег вдруг вспомнил про факсимильное письмо. Ведь в нем говорилось, что он должен ждать профессора Гроссвена у багажного отделения! И не успел он об этом подумать, как услышал сзади ледяной голос, полный гнева и возмущения:

- Мистер Стоун!

Все трое мигом остановились, вжав от неприятного ощущения головы в печи. Обернувшись, они увидели высокого человека в черной мантии. Его седые волосы спадали до самых плеч, а худое лицо сияло гладко выбритой кожей.

- Кажется, я просил вас ждать меня у выдачи багажа, мистер Стоун?

- Я... я забыл, - голос Грега сорвался на хрип - его будущий преподаватель явил собой совсем не то зрелище, которое он хотел увидеть.

- Здравствуйте, эта... Профессор... - подал голос Хагрид, его встреча тоже не обрадовала.

- Здравствуйте, Хагрид. Если так пойдет и дальше, вы потащите в школу всех подряд, без разбору. - Гроссвен злобно улыбнулся.

Судя по реакции Хагрида, который был явно смущен и отвел взгляд в сторону, он и вправду допустил какую-то шибку.

- Он не нарочно, я сам виноват! - Попытался было вступиться Грег, но получил в ответ такой сверлящий взгляд, что понял - лучше молчать.

- Пойдемте, мистер Стоун, машина ждет вас. - Профессор указал на стоящий неподалеку черный роллс-ройс.

Грегу не хотелось расставаться с Хагридом и Стеном, но ему ничего не оставалось делать, как подчиниться.

Несмотря на жаркий день, в машине было прохладно, если не сказать холодно. Гроссвен пригласил Грега сесть на заднее сиденье, а сам сел рядом и стал пристально всматриваться в его лицо. Машина тем временем плавно тронулась и, быстро набрав скорость, помчалась по нагретому солнцем асфальту. Грег мужественно терпел пристальный взгляд этого человека, но, к счастью, спустя минуту, профессор сам нарушил тишину:

- Дай мне твою руку. Левую.

После секундного замешательства, Грег все же протянул руку. Взяв ее, профессор стал внимательно осматривать ладонь и запястье. Затем он снял с нее часы и... Гроссвен, казалось, в испуге отдернулся от руги Грега, но на лице у него была улыбка. Более того, он даже был доволен тем, что увидел.

- Одень их. Шрама никто не должен видеть. - Сказал, возвращая часы, профессор.

Грег привычным движением застегнул на руке браслет часов и, выждав недолго, спросил:

- Профессор, а что это за шрам?

- Рано... тебе еще рано знать. Но время придет, будь уверен.

- Это вы прислали? - Грег протянул профессору письмо из Хогвартса и список необходимых книг и предметов.

- Да, конечно, - он быстро просмотрел список и опять улыбнулся, - я тебе все уже купил. Надо только за палочкой заехать. Она, конечно, тебе не особо нужна, но все же... Ни к чему всем в школе знать с первого дня, с кем они имеют дело, сейчас мы быстренько за ней заскочим.

- Если вы имели ввиду... - Грег вынул из внутреннего кармана дорогую шариковую ручку.

- Нет, Грег. Я имел ввиду волшебную палочку. И не надо думать, что я выжил из ума и называю так обычную шариковую ручку.

Гроссвен обернулся к водителю и сказал:

- В косой, потом на вокзал поедем.

Водитель согласно кивнул, и на первом же перекрестке машина круто изменила направление движения, а профессор опять повернулся к Грегу. Что-то странное было в облике водителя, но со спины разглядеть его было трудно, да и не это сейчас его волновало, так что Грег решил вернуться к прерванному разговору.

- Значит, говорить о волшебной палочке вы считаете более нормальным, чем называть так шариковую ручку?

- Конечно, Грег... ведь мы волшебники, как ни странно это для тебя звучит. Волшебники, понимаешь?

- Эти бумаги выглядели совсем иначе. Разве... ЭТО тоже нормально? Недоумевал, показывая на пергаменты, Грег.

- Если бы я прислал то, что ты видишь сейчас, я бы при всем желании не смог бы заполучить тебя у твоих родителей.

- Если я вам так нужен, зачем вы выставили отцу такой огромный счет?

- Он привык за все платить, - пожал плечами Гроссвен, - он ни за что не поверил бы в правдивость всех документов и в рассказы его друзей о прелестях школы, куда он тебя отправляет, если бы я написал, что ты выиграл бесплатное обучение. Он стал бы все проверять, и обман сразу вскрылся бы.

Роллс-Ройс мчался по узким улицам с такой скоростью, что машина Стоуна старшего могла бы и не пытаться за ними угнаться. Тут Грег внимательно посмотрел на водителя и обомлел. За рулем сидел жуткого вида карлик с длиннющими ушами. Он был весь покрыт волдырями, а длинный бугристый нос почти касался руля. Однако, надо было отдать ему должное - водил он отменно и, несмотря на высокую скорость и крутые повороты, машину ни разу не тряхнуло.

- Привыкай, - сказал Гроссвен, - тебе придется их довольно часто видеть, и не только их...

Грег поморщился, но промолчал. Совершенно неожиданно машина взвизгнула колесами и остановилась на узкой улочке рядом с магазином компакт-дисков. "Не хватало еще, чтобы он мне игру купил", - подумал Грег.

Они вышли и направились, к счастью Грега, не к красочной витрине, заваленной дисками, а к маленькой темной двери, расположенной рядом с магазином. Профессор резким движением открыл ее и пригласил войти Грега. Внутри оказался довольно просторный бар, в нем собралось много народу, и было очень шумно. Собравшиеся были большей частью в какой-то странной, старомодной одежде.

За одним из больших столов седела кампания - две девушки и двое молодых людей. Один из них был довольно худощавым, с темными растрепанными волосами, второй имел довольное крепкое телосложение, но веселое лицо не позволяло ожидать от него неприятностей. Добродушный характер этого человека также подчеркивался и ярко-рыжей шевелюрой, прикрывавшей лоб. Девушки не представляли собой такой противоположности, как их кавалеры, единственная сильно бросающаяся в глаза разница - цвет пышных волос: у одной ярко-рыжие волосы, у другой темные, каштановые. Что касается одежды, так тут сравнивать и вовсе нечего было - все четверо были в длинных мантиях.

Сам не зная, почему именно эта четверка привлекла его взгляд, ведь в кафе было полно еще более странных личностей, Грег поспешил за профессором, который уже выходил через заднюю дверь. Через эту дверь они вышли в задний дворик, который был очень маленьких размеров. Дворик со всех сторон окружали высокие стены, и это не действовало жизнеутверждающе.

- Зачем мы здесь? - Спросил, забеспокоившись, Грег.

- В косой переулок идем. - Профессор пожал плечами, для него это было явно таким обычным делом, что вопрос Грега подействовал на него удручающе.

В противоположной от двери стене, он несколько раз коснулся деревянной палочкой одного из кирпичей. И тут стало происходить неслыханное - кирпичи стали сами собой расползаться в стороны, а за ними показалась улица. Одного лишь взгляда хватило Грегу чтобы понять, что это самая необычная улица, которую ему только доводилось видеть! Толпы самых обычных людей спешили по своим делам во все стороны, но вместе с тем, их одежда была самой необычной и, как показалось Грегу, жутко неудобной. Они все были в длиннющих мантиях, прямо как те четверо, и в дурацких остроконечных шляпах. Не дав хорошенько осмотреться, профессор потянул его за руку. Они шли мимо разных магазинов и то, что видел Грег, изумляло его все больше и больше. Если странную одежду еще можно было как-то объяснить необычной английской модой, то вывески вроде "Самопомешивающиеся горшки" приводили в полное замешательство и заставляли задуматься если не о собственном душевном здоровье, то, по меньшей мере, о душевном здоровье самих англичан.

Пройдя пару сотен шагов, они зашли в магазин, на вывеске которого значилось: "Семейство Олливандер - производители волшебных палочек с 382 года до нашей эры". В витрине магазина, на давно уже выцветшей фиолетовой подушке, лежала одна-единственная палочка.

О том, что в магазин вошли посетители, сообщил подвешенный у двери колокольчик, залив пыльное помещение пронзительным дребезжанием. Не услышать этот грохот было невозможно, но профессор оглянувшись не нашел продавца. К ним никто не выходил, словно их не хотели тут видеть или они пришли не вовремя. Грег посмотрел на дверь, табличка на ней гласила "открыто", значит магазин работает. Гроссвен явно торопился, и злоба раздирала его все больше и больше. Он хотел дернуть за колокольчик, чтобы тот позвонил еще раз, но колокольчик, жалобно звякнув, остался у него в руке. Посмотрев на колокольчик, Гроссвен состроил удивительно злобную гримасу, и с силой бросил колокольчик на пол.

- Долго мне еще ждать?! - Рявкнул он на весь магазин.

Не разделяя эмоций профессора, Грег принялся рассматривать тысячи небольших коробочек, которыми был буквально завален весь магазин. Но всего больше его привлекла палочка, лежащая на выцветшей подушке. Судя по этой подушке, на палочку солнце совсем не подействовало, и она, не в пример своему ложу, сверкала зловещим блеском, отражая солнечные лучи. Но вдруг, не дав ему вдоволь налюбоваться на этот черный предмет, за спиной послышался посторонний голос, и Грег дернулся от неожиданности.

- Зд... здравствуйте, а, мистер Гроссвен! П-помню, помню! Отлично помню! Самый прочный дуб, какой только можно найти, целых пятнадцать дюймов!

Голос принадлежал невысокому и худому старику. Его глаза светились мерцающим лунным светом, а длинные седые волосы были аккуратно расчесаны.

- Сам знаю, - резко прервал его Гроссвен, - мистеру Стоуну нужна палочка, и поживее!

- Сию минуту! - Старик одним взглядом смерил Грега, и на мгновение исчез среди складских полок.

- Это Олливандер - лучший из мастеров! - Шепнул профессор Грегу.

Спустя минуту, Олливандер вышел с небольшой коробочкой, из которой вынул палочку светлого дерева:

- Вот, замечательный экземпляр! Береза и перо феникса!

- Ты что, совсем рехнулся?! - Вскипел профессор. - Ты кому березу подсовываешь?!

- Ой, извините, сию минуту поправим.

Олливандер опять исчез и через мгновение появился снова.

- Вот... Вот эта...Эта, кажется, подойдет. - Сказал он. - Эбонит и перо феникса, очень хлесткая, по... попробуйте!

Грег нехотя взял протянутую ему палочку и переспросил:

- Что сделать?

- Махни ею, - спокойно посоветовал Гроссвен, - просто махни.

Грег послушался, плавно поднял руку немного вверх и резко опустил. Ничего не произошло.

- Нет, не то, - почти простонал Олливандер, - минутку.

Он опять исчез за полками, а Грег принялся созерцать то, что лежало на подушке.

- Идите сюда, Олливандер, живо! - Гроссвен снова повысил голос.

Старик тут же высунулся из-за полок и подошел к ним.

- Не может быть! - Почти шепотом, но с чувством изумления сказал Олливандер, - не может быть!

- Не твое дело. - Гроссвен нахмурился. - Похоже, это как раз то, что нам надо. Попробуй ее, Грег!

Грег протянул к палочке руку, но не успел он ее коснуться, как палочка сама подскочила к его ладони, и Грегу ничего не оставалось делать, как просто сжать ее посильнее.

- Попробуй. - повторил Гроссвен, но уже с широкой улыбкой.

Грег медленно поднял палочку, задержал ее на долю секунды, и резко опустил до уровня пояса. Из палочки вырвался такой сноп огня, что Грег сначала испугался, что ненароком подожжет всю лавку, но, не ощутив тепла, с удивлением осознал, что вырвавшееся пламя было жутко холодным и оно сразу исчезло. Зачарованно смотря на блестящую в руках палочку, Грег не просто ощущал ее в руке, он чувствовал от этой палочки что-то такое, что являлось им самим, но в тоже время всегда готово было придти на помощь ему.

- И чтобы никому ни слова! - Подытожил Гроссвен, расплачиваясь с Олливандером.

Обратно они шли еще быстрее. В баре уже почти никого не было и, спешно миновав это помещение, они вышли на улицу.

- Будь с этой палочкой осторожен, Грег. - Сказал профессор, когда они уже сидели в машине. Ему было неприятно смотреть, как Грег небрежно запихал палочку за свой широкий кожаный ремень.

- Профессор, скажите, чему меня учить будут и кто вообще все эти люди?

- Эти люди, Грег, маги и волшебники, учить тебя будут волшебству. А ты сам непременно будешь великим волшебником.

- Профессор, не хочу вас разочаровывать, но я домашнее задание делаю с трудом и учусь кое-как. О каком величии вы говорите?

- Я говорю о величии и мощи мага. Никогда, слышишь, никогда настоящий маг не выбирает сам волшебную палочку. Школьники - да, им все равно, с чем учиться. Но все они изучают то, что изобретали люди задолго до их рождения. Нужно быть величайшим волшебником, чтобы не просто выучить чужие заклятия и использовать их, а уметь создавать свои собственные! Такому волшебнику принадлежала и твоя палочка. Он жил сотни лет назад, а когда умер, ее положили на эту несчастную подушку. Тогда это было лучшей рекламой для магазина Олливандера - ведь все знали, кому она принадлежала. То, что эта палочка выбрала тебя, Грег, говорит о твоем великом будущем.

Машина вновь остановилась также неожиданно, как и в прошлый раз, только у вокзала. Схватив лежащий на сиденье рюкзак, из которого торчала голова Тревора, которому пребывание наедине с водителем явно не пошло на пользу, Грег выскочил из машины. Профессор уже нашел тележку и складывал на нее самые разные вещи из, казалось, бездонного багажника.

- Дугглу нельзя выходить, - он кивнул в сторону водителя, - на нас сразу обратят внимание.

Он поставил на тележку здоровенный чемодан, открыл его и пододвинул лежащие в нем предметы - кучу книг и медный горшок. На освободившееся место, он переложил почти все вещи, которые были в чемодане Грега. На своих местах остались лежать только учебники, приготовленные для школы, в которую Грег рассчитывал попасть, и его любимый ноутбук. Профессор хотел оставить там и СД плеер, в котором был диск, подаренный Джеймсом, но Грег подскочил и схватил драгоценный подарок, спрятав его в карман - ни чем он так не дорожил, как этим диском.

- Оденешь в поезде, - сказал профессор, протягивая сверток с одеждой, пойдем, до поезда всего три минуты.

Рассмотреть старый вокзал у Грега не было никакой возможности - к платформам они почти бежали, и, когда до поездов оставались считанные шаги, профессор неожиданно проворчал, сощурив глаза:

- Нам нужна платформа 9 и 3 четверти.

- Такая бывает?! - Грег удивленно взглянул на Гроссвена.

- Бывает, держи, - сказал он и передал на ходу тележку, запихав Грегу в руку какую-то бумажку.

Взяв тележку и продолжая бежать, Грег отвел взгляд от профессора и... увидел всего в паре шагов от себя металлический барьер, в который он непременно сейчас врежется. Он уже представил себе, какой будет грохот, зажмурился и... очутился на платформе, совсем не похожей на ту, к которой они так торопились. Оглянувшись, он увидел все тот же барьер, но профессора рядом не было. Когда они бежали к платформе, у нее стоял красивый современный скоростной поезд. Сейчас же на платформе стоял поезд с надписью "Hogwarts Express", но он скорее напоминал музей на колесах, чем рабочий состав. Над проходом висела табличка с выполненной красивым шрифтом надписью: "Платформа 9 3/4". На бумажке, полученной от профессора, Грег прочитал: "Hogwarts Express, отходит от платформы 9 и 3/4". "И чем их обычная нумерация не устраивает?", Удивился Грег.

Увидев, что проводники уже закрывают двери, Грег поспешил к ближайшему вагону и, показав билет, запрыгнув внутрь, ловко прихватив с собой тяжелый багаж. В поезде было очень шумно - все веселились, что-то друг другу рассказывали, и, похоже, все, кроме него, были рады друг друга видеть. Лишь пройдя почти весь поезд, он, наконец, нашел свободное купе и с облегчением вздохнул. Первым делом он выпустил из рюкзака Тревора, который сел на сидение и своим хриплым "Мяу" выразил столько негодования и удивления всему происходящему, что даже сам Грег лучше бы ни за что не сказал.

- И не говори, - ответил ему Грег, - я сам ничего не понимаю.

Тщетно он пытался запихать на полку свой огромный багаж - в отличие от чемодана, который ему дал отец, этот был громоздкий, тяжелый и жутко неповоротливый.

- Тебе помочь?

Грег вздрогнул и обернулся. В проходе стояла девочка его возраста с длинными золотистыми волосами, и, гордо вздернув нос, держала в руке палочку. Она была такая хрупкая, что представить себе ее запихивающей чемодан на полку было попросту невозможно.

- Как ты собираешься это сделать? - он не смог удержать улыбку.

- Очень просто, - вопрос ее совсем не смутил, - смотри!

Она взмахнула своей палочкой, чемодан вырвался из рук хозяина и сам залетел на полку.

- Не ровно лег, - расстроилась она, - меня только что научила этому заклинанию сама Гермиона Грейнджер, но я еще не совсем это освоила.

- Однако получилось у тебя очень даже не плохо, спасибо, - Грег был смущен не меньше ее.

- Меня зовут Ревекка Лэнтри, я хочу попасть в Гриффиндор, там ведь Гарри Поттер учится! А ты на какой факультет попасть хочешь?

- Да меня, наверное, с любого выгонят. А кто такой Гарри Поттер?

У Ревекки округлились глаза, и заговорщицким шепотом она произнесла:

- Как, ты не знаешь?!

- Н-нет, - ответил Грег с таким чувством, будто ляпнул что-то не то.

- Я тебе расскажу! - Начала было Ревекка с таким видом, будто собиралась выдать страшнейшую тайну.

- Ааа! Вот ты где! А я уж думал, что тебя этот злодей какой-нибудь нечисти скормил! - В дверях стоял Стен и широко улыбался.

- Стучать надо! - Ревекка была явно не довольна, что ее перебили.

- Ну извини, я что, помешал? - Стен был удивлен таким приемом.

- Садись, Стен. Никому меня не скормили, а Ревекка собиралась рассказать что-то интересное, - сказал Грег и убрал с сиденья рюкзак, освобождая Стену место рядом с собой.

- Знаю, про кого она рассказать собиралась, - Стен явно был уже знаком с Ревеккой, - про Гарри Поттера, она всем рассказывает, но все и так все знают.

- А тебе - то что? - Ревекка насупила нос и злобно взглянула на Стена.

- Я ничего не знаю, Стен. Вообще ничего. Пусть расскажет, - сказал Грег и приготовился слушать.

- Так вот, - начала Ревекка, - Гарри Поттер - мальчик, который выжил!

Она наконец-то нашла слушателя и приготовилась рассказывать долго и очень подробно.

- Если ты так будешь рассказывать, нам и недели не хватит, - Стен хохотнул.

Ревекка фыркнула, встала с места и вышла из купе.

- Зря ты так, - Грег попытался урезонить друга.

- Ничего, я тебе сейчас все попроще и побыстрее расскажу. - просиял Стен. Ему явно не терпелось сделать это самому.

- Ты только сразу скажи, Стен, - поморщился Грег, - честно, это все будет правдой?

- Можешь быть абсолютно уверен, что это правда. - Сказал Стен и начал рассказ. - Много лет назад, жил страшный и злой волшебник. Его имя нельзя называть. Этот волшебник был очень злым, он хранил тайну всех темных сил, и все темные силы мира ему подчинялись. Поэтому, его прозвали Лордом Тьмы. Благодаря темным силам, Лорд мог пользоваться самыми страшными, мощными и ужасными заклинаниями, какие только были придуманы самыми плохими волшебниками. Лорд Тьмы считал, что все маглы...

- А кто такие маглы?

- Это все, кто не умеет колдовать и не должен знать о волшебстве, то есть обычные люди, - Стен был раздражен тем, что его перебили, и Грег решил больше этого не делать, - Так вот, маглы, считал Лорд, должны служить своими жизнями всем волшебникам. А волшебники должны были, по его мнению, заниматься преумножением темных сил. Они должны были изобретать новые заклинания и увеличивать силу тьмы, чтобы никогда больше ее власть с мира не спала, и их порядок не был разрушен. Когда-то, очень давно, так и было. Но нашлись волшебники, которые в тайне от тогдашнего Лорда сумели преумножить силы света и восстать против него. Восстание им удалось, было решено отделить мир волшебников от мира маглов. А чтобы искусство волшебства и магии не было забыто совсем, они организовали школу Хогвартс. Так вот Лорд Тьмы и хотел вернуть те времена. Единственным препятствием на его пути был волшебник Дамбладор, он вечно защищал маглов, и всячески препятствовал осуществлению плана Лорда. Лорд Тьмы не мог справиться с Дамбладором просто так - на стороне профессора Дамбладора были силы Света, и они к тому времени были не менее могущественны, чем силы Тьмы. Но Лорд Тьмы вскоре понял, как можно преодолеть Дамбладора! Он узнал, что тот лишится своей силы и мощи лишь в том случае, если останется без тех, кто всегда поддерживал и любил его. Лорду необходимо было уничтожить всех самых сильных волшебников, которые были на стороне Дамбладора. Осуществить такой план было не просто, но он, к сожалению, собрал себе столько приспешников и помощников, что его власть распространилась буквально повсюду, везде были его люди. И вот, когда Лорд убивал одного волшебника за другим, настал черед Поттеров, родителей Гарри Поттера. Они были самыми сильными из всех помощников профессора. Он тщетно их искал и, когда уже казалось, что найти он их не сможет никогда, он узнал, что одного из его шпионов сделали хранителем тайны Поттеров. Без этой тайны он никогда бы не смог бы их найти! Он нашел хранителя и заставил его все рассказать. Вот так он их и отыскал. Убить их дня него не составляло никакого труда, и он так и сделал. Но когда уже собирался убить и самого Гарри, тут, должно быть, вмешались силы Света и защитили мальчика. Гарри в одно мгновение стал хранителем сил Света, хотя и был еще совсем младенцем. Должно быть, Дамбладор вовремя сложил с себя полномочия хранителя и тем самым защитил мальчика в самый нужный момент. Лорд Тьмы не ожидал такого сопротивления и вложил в удар всю свою мощь! Но этот удар вернулся к нему с не меньшей силой и сокрушил его самого.

- Выходит, Лорд Тьмы убил сам себя? - Грег решился вставить еще один вопрос.

- Да вроде того, - Стен покачал головой, - только Лорд не умер. С тех пор, он всеми силами и при помощи старых друзей пытается вернуть себе утраченный человеческий облик, которого он лишился в одно мгновение. Уже много раз он пытался убить Гарри, но ему этого не удастся никогда, ведь ему все равно нужен кто-то, чья сила будет сравнима с силой Дамбладора. Гарри пришлось прожить целых десять лет у своих дяди и тети, которые жутко над ним издевались, и даже не хотели отправлять учиться в Хогвартс, когда ему исполнилось 11 лет.

Последняя часть рассказа Грега совсем не воодушевила. Это могло означать только то, что особым расположением у столь знаменитого волшебника, как Гарри Поттер, богатенький маменькин сыночек Грег пользоваться не будет, это уж точно.

- Но теперь-то Лорда Тьмы сумели победить? - Грег поспешил перевести разговор на другую тему.

- Да ты что?! - Стен был доволен вопросом и не скрывал этого. - Ты только посмотри, что пишут в газетах!

Он достал из кармана скомканную газету и протянул Грегу. "Беглый преступник, маркиз Бомануар, второй в истории побег из Азкабана", значилось на первой полосе газеты.

- Азкабан это что? - спросил Грег.

- Тюрьма для волшебников. Такое уже происходило несколько лет назад, но в тот раз беглый преступник оказался родственником Гарри и вовсе не таким плохим человеком, каким его считали. Но теперь, похоже, Гарри по-настоящему угрожает опасность.

- А кто такой Бомануар?

- Один из бывших помощников Лорда Тьмы. Но Хагрид говорит, что маркиз, наоборот, был в ссоре с Лордом, а в Азкабан его упрятали только потому, что из-за него погибли маглы - водитель грузовика и около десятка полицейских.

Грег развернул газету и стал читать статью.

- Вы еще не переоделись? - Ревекка стояла в дверях и надменно смотрела на них обоих, - Вы бы поторопитесь, а то мы скоро приедем.

6 Глава - Шляпа

Грег смотрел в окно поезда и ждал, что непрерывную лесную чащу начнут сменять пригороды Хогвартса или что-то в этом роде, но поезд начал снижать скорость и стал останавливаться прямо посреди леса. Грег спешно посадил Тревора в свой рюкзак и накинул мантию.

- Багаж оставь тут, его доставят прямо к тебе в комнату, - сказал Стен.

Но Грег не решился опять покинуть Тревора одного. Он накинул на плечо рюкзак с котом и, вместе со Стеном, покинул уютный вагон. Вид у него был потрясающий - красивая черная мантия, а на спине висит, держась одной лямкой за правое плечо, яркий разноцветный рюкзак, из которого торчит здоровенная кошачья морда.

- Первокурсники сюда, сюда! - Это был Хагрид, он держал здоровенный фонарь и махал рукой, чтобы все его видели. Хотя не заметить его было трудно, кажется, он был не меньше паровоза.

Грег первым подошел к Хагриду, рядом встала Ревекка, а Стен пошел с другими старшекурсниками.

- А, Грег! Добро пожаловать! - сказал Хагрид своим громовым голосом и продолжил звать первокурсников.

История про Гарри Поттера беспокоила Грега меньше всего. Сейчас его больше волновало, куда же он попал и что будет, когда об этом узнают его родители.

- Так, все собрались? - Спросил Хагрид. - Тогда пойдем скорей, ждать нас никто не будет.

Все пошли за этим великаном по узкой лесной тропинке. Недавно прошел дождь, и тропинка была очень скользкая, а выступающие из земли корни, казалось, то и дело норовили подставить ножку. Уже совсем стемнело, но Грег ясно различал окрестности. По пути он заметил в лесу несколько белок и зайцев, которые собрались по краям тропинки только за тем, чтобы посмотреть на первокурсников, не иначе.

- Ну, вот мы и на месте! - вдруг сказал Хагрид.

- Ого! - был ответом радостный возглас.

Они стояли на берегу огромного озера, а на другой его стороне возвышался великолепный замок очень причудливой формы. Грегу не часто доводилось видеть замки, но все же он представлял себе Хогвартс немного иначе - практичнее, что ли, ровнее, строже. А то, что он видел, больше походило на рисунок в детской книжке, чем на настоящее строение. Но, вместе с тем, это было красиво! Окна Хогвартса ярко светились на фоне окружавшей их тьмы, а неподвижная зеркальная поверхность черного озера, отделявшего от них замок, создавала впечатление того, что тот парит в воздухе.

- Эта, по четыре человека в одну лодку, - скомандовал Хагрид и показал на целый миниатюрный флот, стоящий у причала.

Грег сел в первую попавшуюся лодку, а к нему ловко запрыгнула Ревекка. Из-за спины Грега донеслось жалобное "мяу" - близость воды не радовала Тревора.

- Здорово, правда? - Ревекка не могла оторвать взгляд от замка. - Мне про него так много рассказывали... но такого я увидеть я никак не ожидала!

- Да, красиво. Слушай, как его удерживает такая маленькая лодочка? спросил Грег, показав на стоящего в своей лодке Хагрида.

- Ерунда, лодки-то заколдованные! - Ревекка пожала плечами.

"Хорошее объяснение", - подумал Грег, но не решился спорить - тут же настала пора удивляться совсем другому. Как только Хагрид, осмотрев всех первокурсников и убедившись, что никто не остался на пристани, сел в свой лодке, флот заскользил по озеру сам собой, не пуская ни единой волны. Грег протянул руку и коснулся озера. На ощупь - обычная вода, но почему же нет волн?

Миновав озеро, лодки вплыли в широкий подземный туннель, стены которого покрывала плесень, а с потолка местами капала вода. Освещением в туннеле служили огромные факелы, развешанные по стенам без всякого порядка - то тут, то там в одном и том же месте висело по два или по три факела, а в других местах было довольно темно из-за отсутствия факелов вообще. Вскоре, в конце тоннеля стала видна каменная пристань. Лодки плавно причалили к ней и замерли, их даже не потребовалось привязывать, не говоря уж об отсутствии весел, которое Грег заметил только сейчас. Он первый выпрыгнул на пристань и подал руку Ревекке.

- Идите за мной, - велел Хагрид, когда все были уже на суше.

В этот раз идти пришлось по широкой каменной лестнице, которая круто уходила наверх, освещаемая факелами с той же беспорядочностью, но с меньшей интенсивностью. Что, впрочем, было с лихвой компенсировано ярким светом из огромной лампы Хагрида. Выйдя из строения, похожего на небольшой склеп, они очутились у подножия замка, на ровной лужайке, которую покрывала коротко стриженная газонная трава. "Мяууу", - донеслось из-за спины Грега. Хагрид резко обернулся, посмотрел на первокурсников, и, обнаружив источник звука, посмотрел на Грега.

- Дай-ка мне, эта, твою живность, значит... - Сказал Хагрид, - Он, значит, будет у тебя в комнате, когда закончится церемония, вот...

- Он не любит оставаться один, - Попытался было возразить Грег, но все-таки протянул рюкзак с Тревором.

У кота был такой взгляд, словно он сам оценивал Хагрида, и ничего не мог сказать лучше, чем "Сам ты живность".

- Надо тебе его эта, в клетке держать... - Хагрид осторожно взял рюкзак.

У Тревора при этом вырвалось злобное "Мяу", и Грег хорошо его понял - кот сказал: "Тебе тоже там самое место". Грег засмеялся, довольный неожиданным остроумием кота, но, заметив, что смеется он один, быстро успокоился и вернул себе серьезное выражение лица. Теперь нелепый вид был не у него, а у Хагрида на фоне здоровенной фигуры в темной мантии, разноцветный рюкзак смотрелся, как мигающая полицейская сирена на голове самого полицейского.

Они поднялись по широкой лестнице, по краям которой стояли четыре скульптуры, изображающие каких-то людей в мантиях. Высокие ступени привели к огромным дверям из темного дерева, которые были украшены красивой резьбой. Резьба изображала, на сколько Грег мог судить при свете лампы, самые различные лица. Хагрид бесцеремонно постучал три раза кулаком по одному из них.

- Осторожней, ты мне когда-нибуть нос сломаешь! - выпалило то самое лицо, которому достались удары увесистым кулаком Хагрида.

При этом, на остальных лицах появились улыбки, а некоторые из них даже засмеялись. Хагрид хотел было что-то произнести в оправдание, но тут двери плавно распахнулись. В глаза ударил свет ярко освещенного помещения, он был таким ярким, что фигура появившейся в дверях женщины угадывалась с трудом, а во все стороны от нее, казалось, расходились лучи света.

- Здравствуйте, профессор МакГонагалл, - сказал Хагрид, - вот, первокурсников привел...

- Спасибо. - Кивнула ему фигура, и обратилась к первокурсникам Проходите, пожалуйста.

Проследовав за ней, первокурсники очутились в большом зале, который тоже был освещен факелами, но с куда большей аккуратностью. Когда глаза привыкли к более яркому свету, стало даже казаться, что его мало - высокий потолок терялся из виду.

- Добро пожаловать в Хогвартс, - сказала профессор, остановившись по середине зала и повернувшись лицом к первокурсникам, - сейчас вам предстоит пройти процедуру отбора, которой подвергаются все новички Хогвартца. В процессе отбора, вы будете определены на один из четырех наших факультетов Гриффиндор, Слизерин, Пуффундуй или Когтевран. Это очень важная процедура, так как до самого окончания учебы, факультет становится вашей второй семьей. Вы будете вместе учиться, спать в общей спальне и проводить время в специально отведенной для каждого из факультетов комнате. В течение всего года для каждого из факультетов ведется подсчет очков, которые начисляются за каждый успех его учеников и отбираются за каждую провинность. В конце года, честью быть названным победителем удостаивается тот факультет, ученики которого, получают наибольшее количество очков.

Грег обернулся и посмотрел на первокурсников - все почему-то нервничали и перешептывались. Спокоен был он один - ему было решительно все равно, куда он попадет - для него любой из факультетов представлялся одинаковым кошмаром.

- Теперь выстройтесь парами и идите за мной, - скомандовала МакГонагалл.

Не менее огромные двери, ведущие в другой зал, но изображающие, в этот раз, простой орнамент, распахнулись, и до них донесся громкий гул голосов, радостных криков и хлопанье. Как только профессор МакГонагалл в сопровождении первокурсников вошла в зал, шум стих и все уставились на вошедших. Не обращая на это внимания, профессор спокойно вела за собой первокурсников.

Войдя в зал, Грег первым делом стал оглядываться, стараясь оценить обстановку, в которой очутился. Сначала, он не заметил ничего необычного - в ярко освещенном зале стояли четыре длиннющих стола, за которыми сидела вся школа - разные факультеты сидели за разными столами. В конце зала, поперек прохода, стоял тоже довольно длинный стол, за которым сидели преподаватели. Грег решил взглянуть, что так ярко освещает зал, и поднял голову. То, что он увидел, разрушило все его сомнения о реальности магии и волшебства - над ним, вместо обычного потолка, сияли разноцветные звезды. Их свет усиливался во много раз самим потолком, словно огромной линзой, но его все равно не хватило бы для освещения зала, и в помощь ему, вдоль каждого из столов, висели прямо в воздухе тысячи свечей. От изумления он остановился.

- Пойдем, Грег, это всего лишь заколдованный потолок, - сказала Ревекка, с трудом стаскивая за руку Грега с места, - о нем все знают.

Грег вышел из оцепенения также быстро, как и впал в него, и они с Ревекоой быстро догнали удаляющихся первокурсников. Профессор МакГонагалл подвела их к столу с преподавателями, где предложила встать в ряд, лицом к залу. Перед ними она поставила обычный деревянный табурет, а сверху положила жутко грязную, всю в заплатках, шляпу. Спустя мгновение, шляпа начала петь дурацкую песню, слов которой, Грег не понял, да и не слушал. Вместо этого, он стал рассматривать лица старшекурсников, стараясь найти среди них Стена. Тот сидел по центру одного из столов, и тоже не слушал шляпу, он смотрел на Грега и всем своим видом старался показать, что ждет его за своим столом. Грег кивнул и, улыбнувшись, махнул рукой Стену. Однако, заметив грозный взгляд профессора МакГонагалл, он поспешил опустить руку, и с деланным интересом уставился на шляпу. У этого профессора было очень строгое лицо, и Грег сразу понял, что с ней лучше не спорить.

- Что это за стол? - Грег показал Ревекке на стол, за котором сидел Стен, когда шляпа закончила петь.

- А? Что? - Ревекка не сразу поняла вопрос, она очень нервничала, - Вон, видишь, над ним флаги Гриффиндора, значит это Гриффиндор.

Пока Грег рассматривал странного льва на больших Гриффиндорских флагах, профессор МакГонагалл вышла вперед со свитком пергамента в руках.

- А вон и Гарри сидит! - Ревекка показала куда-то в центр стола, но Грег не понял, на кого именно.

- Сейчас я, по очереди, буду называть имя каждого из вас. - МакГонагалл прервала непродолжительную паузу. - Вы должны выйти вперед и одеть на себя шляпу, затем сесть на табурет. После чего, шляпа назовет ваш факультет.

- Да успокойся ты, чего ты так нервничаешь, - сказал Грег, видя, как Ревекка, волнуясь, переступает с ноги на ногу.

- А вдруг она определит меня не на Гриффиндор?

- И что с того?

- А то, что если я попаду в Слизерин, я непременно буду плохой, там все плохие учились. А я не хочу быть плохой!

Возразить этому Грег не мог и просто пожал плечами.

- Начнем. - Сказала МакГонагалл, пробежав взглядом весь список. Сандерсон, Пратт!

Из шеренги выделился темноволосый мальчик. Он нервничал не меньше Ревекки и умудрился целых три раза споткнуться, пока шел к табурету.

- ПУФФЕНДУЙ!! - заорала на нем шляпа.

За одним из столов громко захлопали, а Пратт весело побежал в его сторону. Грег принялся снова осматривать зал, он ни как не мог надивиться этому потолку. Рассмотрев потолок во всех деталях, он опустил глаза и снова посмотрел на Стена. Тот опять махнул ему рукой и Грег улыбнулся в ответ. Рядом с ним сидел такого же возраста, как и Стен рыжеволосый Гриффиндорец и оживленно беседовал с кем-то сидящим напротив. С кем конкретно говорил рыжеволосый, Грег не видел, но его удивила их оживленная беседа - все остальные смотрели за распределением и громко радовались, когда новичок попадал на их факультет. Когда Грег уже собирался бросить попытки рассмотреть, с кем идет разговор, совсем неожиданно, сидящие ближе раздвинулись, и он на какое-то мгновение встретился взглядом с темноволосым молодым человеком. Тот был в очках, но Грег хорошо увидел, как широко, словно в изумлении, раскрыты его глаза. Одной рукой этот Гриффиндорец тут же схватился за лоб. В следующий момент их опять разделили сидящие ближе старшекурсники, а Грег все не мог отвести оттуда взгляд. У него под часами вспыхнул резкой болью шрам, но он вспомнил предостережение Гроссвена - ни кому не показывать шрам, и застегнул обратно ремень часов, который уже стал было расстегивать, чтобы почесать руку. Он вспомнил обоих - и рыжеволосого и того, что был в очках. Когда он проходил через бар в Косой переулок, то видел там и того и другого, но в сопровождении двух леди.

- Лентри, Ревекка, - голос МакГонагалл вывел Грега из оцепенения.

Ревекка кинулась к стулу, ловко накинула шапку и замерла в ожидании.

- ГРИФФИНДОР!!! - закричала после некоторой паузы шляпа.

Оглянувшись, Грег заметил, что Ревекка была предпоследней. Теперь он остался один, но МакГонагалл не произносила его имени. Вместо этого, она удивленными глазами смотрела на Грега и раз за разом проверяла список. У Грега пересохло в горле, к нему уже были обращены все взгляды огромного зала. Судя по всему, он действительно сел не на тот поезд.

К счастью, к МакГонагалл уже спешил профессор Гроссвен. Он что-то прошептал ей на ухо, и, обернувшись, они оба посмотрели на профессора, который сидел во главе учительского стола. У того были длинные седые волосы и такая же седая и густая борода. Из-за очков-половинок на Грега блеснули очень добрые глаза. Вообще, вся внешность профессора очень к нему располагала, но Грега передернуло лишь от одного его взгляда. Мало того, Грег мог дать клятву, что ни кто и никогда не пугал его сильнее. Скорее всего, это из-за сложившейся обстановки, подумал Грег - этот профессор явно самый главный и от него все зависит.

Седой профессор кивнул Гроссвену и МакГонагалл, те обмолвились парой слов, и Гроссвен с довольной улыбкой направился к своему месту за столом. Проходя мимо табурета со шляпой, он, как бы случайно, задел ее своей палочкой, из которой выскочил небольшой сноп искр.

- Ой, простите, - сказал профессор, и поспешил уже быстрее на свое место.

- Стоун, Грег! - громко сказала МакГонагалл, и возникшее напряжение в зале мгновенно спало, она делала вид, что читает имя Грега в списке, хотя это было явно не так.

Грег подошел к табурету, бережно поднял шляпу, боясь повредить столь ценную вещь, и медленно сел. Он держал перед собой шляпу, не решаясь ее надеть - его смущало прикосновение к ней палочки Гроссвена.

Грег обернулся и посмотрел на седого профессора, тот плавно кивнул и улыбнулся. Ладно, подумал Грег, что бы ни произошло, оно не стоит того... даже если придется уехать, я уеду спокойно и без сожаления, им не удастся меня расстроить. Зажмурив глаза, он быстро одел шляпу.

- Лорд?! - шепотом изумилась шляпа.

- Что? - Не открывая глаз, переспросил Грег.

- Ах, простите! - Тихо сказала шляпа, и тут же крикнула: - Слизерин!!!

Удрученный этим коротким разговором, Грег снял шляпу, и посмотрел на стол Слизерина. Там раздались жидкие хлопки. Он встал с табурета и аккуратно положил старинную шляпу на место. Стен, сидя за Гриффиндорским столом, смотрел на него вполне одобряюще. Очевидно, он ожидал и такого результата, ни сколько ему не удивился и ни капли не расстроился. Ревекка же, напротив, уставилась в тарелку, стоящую перед ней, и явно избегала взгляда Грега.

Грегу было тоже не легко после того, что сообщила ему Ревекка о Слизерине, а шляпа - о его участи. Он так об этом задумался, что не заметил испуганных взглядов, которыми наградили его будущие браться и сестры по факультету когда он к ним приближался, его мантия и длинные волосы развивались на ветру. Так Грег еще никогда не ходил и, спохватившись, сбавил шаг, стараясь не привлекать такого пристального внимания.

- Да он как профессор Снейп! - Довольно выразительно шепнул кто-то.

Сев за стол, Грег уставился в пустую тарелку, которая стояла перед ним. Вообще, столы были красиво сервированы золотой посудой, но все блюда и сосуды были абсолютно пустыми. Грег вдруг ощутил, на сколько он был голоден. Даже в Самолете он отказался от завтрака - получается, что не ел он со вчерашнего вечера.

- Кто это? - Спросил Грег у сидящей рядом белокурой девочки с длинными косичками, и показал на седого профессора.

- Дамбладор, - сказала она, и, заметив страх в глазах смотрящего на профессора Грега, добавила: - Альбус Дамбладор, директор школы, между прочим.

"Девчонка, издеваться пытается", - подумал Грег. Тем временем, профессор МакГонагалл унесла куда-то табурет со шляпой, а когда вернулась и заняла свое место за столом, поднялся Дамбладор. Голоса за столами стихли, и все обернулись к нему.

- Добро пожаловать в Хогвартс! - Сказал он, - Видя, на сколько вы голодны и как вы устали после долгого пути, не буду утомлять вас долгими речами. Давайте начнем праздновать!

- И это все? - Изумился в пол голоса Грег, - А есть-то что?

- То, что подано! - Сказала та же девочка.

Грег отвернулся от Дамбладора и посмотрел на стол. Вот это уже никак нельзя было не назвать магией - стол утопал в яствах, он был весь завален самой разнообразной едой. Грег с трудом мог понять, из чего приготовлена лишь сотая часть того, что лежало перед ним на широком столе. Оглянувшись, он посмотрел, как все с жадностью набросились на еду. Его интересовало, что предпочитают другие. Все не перепробуешь, подумал он и, углядев несколько блюд, которые пользовались наибольшим спросом, взял понемногу от каждого.

Не успел Грег попробовать еду, как по залу разнеслись радостные возгласы, и он поднял глаза от тарелки. В воздухе, прямо над столами, парили белые фигуры. Спустя мгновение, такие же фигуры стали прохаживаться между столами и с важным видом беседовать с учениками. Самым странным было то, что эти фигуры были почти прозрачны и с легкостью преодолевали любые препятствия. Одна фигура даже чинно шла прямо по центру одного из столов, утопая по пояс в еде, но ни как эту еду не сдвигая.

- Неужели это...

- Привидения, - сказала все та же девочка с косичками.

- Тебя Эсси Даджен зовут? - Грег не помнил точно, как вызвали девочку к шляпе.

- Да, а тебя Грег Стоун, уж это теперь все запомнят, - усмехнулась она.

- Здравствуйте, вы позволите?

Грег вздрогнул от неожиданности и обернулся - к нему обращалось жуткого вида приведение, у которого были большущие глаза, на руках висели цепи, а призрачная мантия была испачкана чем-то блестящим.

- Да, конечно! - Грег пододвинулся.

Привидение село рядом на скамью и уставилось на него в упор огромными глазами. Они смотрели друг на друга не меньше минуты.

- Не беспокойтесь, я ни кому не скажу. - Сказало после долгого молчания привидение.

- Не скажете что? - В один голос переспросили Грег и Эсси.

Вместо ответа, привидение теперь уставилось на девочку, и было видно, как ей это не понравилось - она вся сжалась и отвернулась в сторону. Привидению только этого и надо было, оно приготовилось с усмешкой наслаждаться происходящим...

- Не надо! - Резко сказал Грег.

Привидение дернулось, встало из-за стола и поспешило раствориться в ближайшей стене, не сказав ни слова. Грег пожал плечами, передвинулся обратно на свое место и вернулся к еде. Он мог поклясться, что раньше ничего вкуснее не пробовал. Каждое блюдо казалось просто чудом кулинарного искусства. Но Грег старался не останавливаться на чем-либо конкретном и пытался пробовать все новое и новое.

- Как ты с ним так справился? - Спросила Эсси. - Это же Кровавый Барон!

- Я просто попросил этого не делать. - Грег пожал плечами.

Когда разнообразие кушаний было сменено таким же разнообразием десертов, он уже не мог съесть и крошки. Так что к десерту он даже не притронулся вместо этого, он внимательно слушал разговаривающих за столом школьников.

- Я всегда был уверен, что попаду в Слизерин, - говорил один темноволосый мальчик с короткой стрижкой и большими черными глазами, - на этом факультете учатся все самые благородные семьи.

- Что имеешь ввиду? - Спросил у него Грег.

- Я имею в виду, что у нас на факультете нет ни маглов, ни полукровок, гордо ответил тот, - ты, кажется, Стоун?

- Верно, это тебе что-то говорит?

- Нет, я впервые слышу эту фамилию. Кто твои родители?

Грег решил немного подшутить над этим заносчивым мистером и съязвил:

- Мать волшебные сады сажает, а отец новые миры изобретает, а потом распродает.

- Ну вот, я же говорю! - Сказал тот, ни сколько не смутившись.

Не получилось, подумал Грег, и решил попытаться еще раз:

- Но они не знают ничего о магии и волшебстве. Я тоже не знал до сегодняшнего дня.

- Получается, что ты магл? - У того округлились глаза, он был сильно расстроен.

Неизвестно, что произошло бы дальше, но десерт с тарелок не исчез, и Дамладор, начав говорить, прервал их беседу:

- Я надеюсь, вы все сытно поели! Теперь, по нашей старой традиции, я попрошу исполнить гимн Хогвартса, каждый может петь на его любимый мотив.

Профессор взмахнул палочкой, из нее вырвалась золотая лента, которая разлетелась в воздухе на тысячи букв и, образовав колонки текста, повисла перед каждым из учеников. Грег неожиданно ощутил, что его плеер, лежащий в кармане, начал вращать диск. Он хотел было его выключить, но тут все начали петь. Не пропев и первых двух строк, все замолчали, будучи заглушенными мощным гитарным ритмом, барабанной дробью и запилами соло-гитариста. Грег обернулся, но ни где не увидел ни одного музыканта. Однако, качество звука было такое, будто он находился на концерте. Диск закружился быстрее, и стал слегка вибрировать, а зал наполнился песней, исполняемой в стиле Хард-Рок.

Хогвартс, Хогвартс, наш любимый Хогвартс,

Научи нас хоть чему-нибудь.

Молодых и старых, лысых и косматых,

Возраст ведь не важен, а важна лишь суть.

Грег, путаясь в мантии, спешно пытался найти в кармане кнопку выключения плеера, но, кажется, сделал только громче. Хотя для него было загадкой, как плеер может звучать на весь огромный зал, да еще с таким качеством, он был уверен, что всему причиной именно этот диск. Тем временем, песня продолжалась!

В наших головах сейчас гуляет ветер,

В них пусто и уныло, и кучи дохлых мух,

Но для занятий место в них всегда найдется,

Так что научи нас хоть чему нибуть.

Он наконец нащупал кнопку, но плеер никак не реагировал на нажатия. Весь вспотевший от испуга и напряжения, Грег уставился на Дамбладора. Но того это ни как не беспокоило! Напротив, профессор с радостной улыбкой весело дирижировал своей палочкой, а остальные профессора скромно улыбались. Ученики - же смотрели на них, как на сумасшедших.

Если что забудем, ты уж нам напомни,

А если не знаем, ты нам объясни.

Сделай все, что сможешь, наш любимый Хогвартс,

А мы уж постараемся тебя не подвести.

Отыграв еще несколько ритмичных проигрышей, несуществующие инструменты стихли, и зал погрузился в тишину. Все ученики начали озираться по сторонам, один Стен не мог удержаться и хохотал, что было сил.

- Ах, музыка! - Сказал Дамбладор, вытирая слезы умиления платком. - Я вижу, что опять кто-то познакомился с Джеймсом и его командой?

- Это не я, профессор! - Крикнул между приступами хохота Стен. - Честное слово!

- Охотно верю, - сказал профессор и посерьезнел, - а теперь попрошу особого внимания! В этом году нашу вечно вакантную должность преподавателя по защите от темных сил займет профессор Гроссвен. Могу заметить, что лучшей кандидатуры мы найти не смогли бы. Профессор Гроссвен хорошо известен, как человек, проведший целую серию работ и написавший целый ряд замечательных книг на эту тему. У вас будет время с ними ознакомиться в этом году. Теперь о более важных делах. Как всем известно, из Азкабана второй раз за всю его историю сбежал опасный преступник. Сейчас все силы брошены на его поимку, но я прошу всех вас не покидать понапрасну замок в темное время суток, - он посмотрел в середину стола Гриффиндора, - и относиться с меньшим доверием к людям, которые на первый взгляд кажутся вам знакомыми.

Теперь он смотрел прямо на Грега, и Грег от этого взгляда покрылся холодным потом.

- Теперь я попрошу старост факультетов провести своих подопечных и показать им их комнаты, - продолжил дамбладор, - спокойной всем ночи!

Грег вскочил с места - он хотел успеть поговорить с Ревеккой и Стеном. Но поток школьников был на столько интенсивным, что Грег сразу потерял их из виду. Он даже сам чуть не потерялся. С трудом обнаружив, куда пошли ученики Слизерина, он пристроился за ними. Стараясь не отставать, он осматривал коридоры и лестницы, по которым им приходилось идти - на их стенах висели все те же факелы, освещающие подземелья также неравномерно, как и в тоннеле у озера.

Между факелов то тут, то там висели самые разнообразные картины. Грег не обратил бы на них никакого внимания, он никогда интересовался живописью, если бы одна из картин не показала ему язык и не состроила рожу. Это было слишком. Грег посмотрел на этого грубияна так злобно, что тот отпрыгнул в сторону и спрятался за рамой.

Хватит удивляться, подумал Грег, пора и за порядком следить. Они спустились на пару этажей, тут картин уже было меньше, зато по краям прохода стояло много старинных лат - одни прямо на полу, другие на каменных постаментах. Коридор был очень длинным и его конец терялся где-то вдалеке, в неясном и мерцающем свете факелов. Грег чувствовал усталость, и ему никак не хотелось идти так далеко. Но, вдруг, их староста остановился у каменной скамьи, на которой сидел или полулежал рыцарь (или только рыцарские доспехи). Словом, эти доспехи очень хорошо походили на настоящего живого рыцаря, несмотря на то, что лицо было закрыто забралом. Одна нога была опущена на пол, вторая была небрежно согнута и поставлена ступней на сиденье. Одну руку рыцарь согнул в локте и оперся ею на скамью, вторую облокотил на рукоятку стоящего у скамьи меча.

- Привет, рыцарь, - сказал староста.

- Не будете ли вы на столько любезны, молодой...

- Пароль - высокий полет. - Сказал староста, не дослушав рыцаря, так, чтобы все его слышали. - Он нужен для прохождения в нашу гостиную.

- Жаль, а я-то думал скрасить вечер светской беседой, сказал рыцарь, освобождая скамью.

Как только он встал, кирпичи стали разъезжаться в стороны, а за ними показалась прочная дубовая дверь. Распахнув ее, староста пригласил всех войти. Они оказались в огромном зале, потолок которого был очень низким и состоял из толстых каменных балок, лежащих поперек зала. В середине одной из стен горел камин, который не давал совершенно никакого тепла - прямо, как то пламя, которое вырвалось из палочки Грега в лавке Олливандера. По залу были расставлены широкие кожаные кресла, низкие журнальные столики были из темного дерева. Толстый слой пыли свидетельствовал о том, что пользовались столиками не часто.

- Добро пожаловать в Хогвартс! - Сказал староста. - Меня зовут Драко Малфой.

Он смотрел на первокурсников так, словно те были его рабы.

- Последние годы, - продолжил Малфой, - победителем в соревновании между факультетами называют Гриффиндор. В этом году я намерен покончить с этой традицией. При чем, самым решительным образом. Каждый, кто будет получать штрафные очки, будет иметь дело со мной лично.

Малфой попытался придать себе самый грозный вид, на какой только был способен, но это так позабавило, что, не в силах сдержаться, он прыснул, прикрыв рукой рот.

- Мистер Стоун! - Вспылил Малфой, - Вы меня плохо поняли?

- Хорошо понял. - Спокойно ответил Грег, пытаясь вернуть себе серьезный вид.

- Хорошо... меня лучше не злить, - ехидно процедил Малфой.

Пройдя в свою будущую спальню, Грег увидел совершенно ужасную картину. Вот на такое он никак не готов был согласиться. Это было полутемное помещение без единого окна, в котором стояли пять, впрочем, довольно не плохих кроватей. Он хотел было уже высказать свое негодование, но, встретив взгляд Малфоя, который прошел за ними не столько, чтобы показать спальню, сколько понаблюдать за их реакцией, решил сегодня с ним не связываться - усталость давала о себе знать, и он без сил повалился на кровать.

Тревор! Где Тревор? Кота не было. Грег тут же встрепенулся, и принялся искать вокруг кровати рюкзак. После тщательных поисков во всей спальной, он не нашел ни рюкзака, ни даже следа Тревора. Уставший и измученный долгой дорогой и чрезмерным количеством всего того, что ему довелось увидеть за этот длинный день, он вернулся к свой кровати. Он засыпал, уткнувшись в подушку и чувствуя абсолютную уверенность, что завтра ему предстоит не самый приятный разговор с Хагридом.

7 Глава - Специалист по зельям

На следующее утро, хорошо выспавшись, Грег долго не мог придти в себя и понять, почему он проснулся в склепе, а не в комнате с хотя бы одним окном. Ему потребовалось не меньше минуты, чтобы восстановить в памяти перенасыщенный событиями вчерашний день. Делал он это, спешно одеваясь, чтобы поскорее выбраться из столь неуютной спальни, какой она, впрочем, показалась ему и вчера. Взглянув на расписание, которое Малфой раздал всем еще вчерашним вечером, Грег вытащил из стоящего рядом с кроватью чемодана соответствующие названиям предметов учебники, набросил мантию и... только сейчас вспомнил об отсутствии Тревора. Он еще раз внимательно оглядел спальню и только потом поспешил на завтрак.

В большом зале уже собралась вся школа, каждый спешил позавтракать, чтобы поспеть на урок. Он сел на вчерашнее место и уставился в тарелку.

- Овсянка? - изумленно пролепетал Грег.

- Овсянка, овсянка, сэр, - весело подтвердила сидящая напротив Эсси, доброе утро, кстати.

- Доброе утро, - нехотя поздоровался Грег, и с надеждой спросил, - кофе тут ни где нет?

- Кофе? Неет... - Эсси была удивлена его вопросу не меньше, чем Грег тарелке овсянки, - попроси Малфоя, он тебе крови нальет.

Эсси весело подмигнула и продолжила с аппетитом поедать овсянку. Не успел Грег ответить на ее ехидство что-нибудь не менее остроумное, как воздух над ними наполнился хлопаньем крыльев и протяжным уханьем. Он задрал голову и с изумлением уставился на целую стаю сов, которые летали над столами и бросали что-то в тарелки учеников. Одна большая темная сова пролетела над Грегом так мощно и интенсивно махая крыльями, что чуть не сдула со стола столовые приборы. В результате этой воздушной атаки, в тарелку к нему плавно спикировал небольшой конверт. Грег осторожно и несколько брезгливо достал конверт из овсянки и потряс им, стараясь вернуть на место прилипшую к нему кашу.

- Отсюда что, почтальоны все разбежались? - Тихо, но с негодованием спросил Грег, сам не зная, у кого спрашивает.

- Не разбежались, это и есть почтальоны, - сказала Эсси, ее явно порадовала реакция Грега на перепачканный в каше конверт.

- Вижу, что не снайперы. - Угрюмо заметил Грег, аккуратно разворачивая послание.

Внутри лежал листок немного мятой бумаги, на котором корявым подчерком значилось:

Извини, не мог вчера предупредить тебя. Твой кот у меня. Жду после занятий в гости на чай.

Хагрид.

- Чего это ты так распереживался о коте? - Спросила Эсси, прочтя письмо Хагрида, перегнувшись через стол.

- Мой кот. С чего вдруг ему у Хагрида оставаться?

- Не беспокойся, всем известно, что Хагрид лучше всех обращается с животными! - Эсси рассмеялась.

- Ну вот и скормит кота какому-нибудь животному, - пробурчал Грег, - я уж и не знаю, чего еще ожидать теперь после всего, что тут увидел.

Таким образом, позавтракав, Грег направился на свой первый урок, названный в расписании Трансфигурацией. Благодаря обильному и продолжительному завтраку, у него с Эсси было достаточно времени, чтобы, плутая по коридорам замка и спрашивая у каждого встречного правильное направление, найти нужный кабинет. Несмотря на такой увлекательный путь, они поспели на урок вовремя. Более того, они даже пришли первыми. Урок проводился в просторном и ярко освещенном через большие окна классе. Под самым большим из окон, стоял стол профессора МакГонагалл - она сидела, и сосредоточенно читало какое-то письмо. Когда, войдя в кабинет, Грег и Эсси поздоровались, профессор МакГонагалл оторвалась от чтения и спешно убрала письмо в ящик стола.

- Вы первые? - сказала она, - Похвально, будем надеяться, что учиться вы будете лучше, чем завтракать.

- Я не люблю овсянку, - сказал Грег извиняющимся тоном, - Я вообще завтракаю довольно редко.

- Зато он предпочитает выпить чашечку кофе, - хихикнула Эсси.

- Кофе? Ну что же, идите сюда, мистер Стоун! - Сказала МакГонагалл, указывая на место рядом со столом. - Сегодня мы начнем урок Трансфигурации немного раньше обычного.

Профессор поставила на стол пустую чашку, налила в нее воды из кувшина и, взмахнув палочкой, произнесла: "Горнантомус".

- Попробуйте, мистер Стоун, не слишком сладкий? - Она продолжала улыбаться.

Грег протянул руку и ощутил тепло, исходящее от чашки, он аккуратно взял ее двумя руками и вдохнул аромат замечательного кофе, который на вкус оказался в сотню раз лучше, чем запах.

- Ну как, нравится? - Профессор МакГонагалл была явно довольна собой, хоть и изобразила озабоченность качествами вкуса кофе.

- Очень! - Только и сказал Грег.

- Запишите это заклинание и обязательно попробуйте. Если будете все правильно делать, чашка вкусного кофе вам на завтрак обеспечена. Только учтите, что, при произнесении заклинания, вы должны себе очень ясно представлять вкус того, чего желаете.

Грег поставил чашку на стол, зажмурился, представил себе замечательнейший вкус молока, взмахнул палочкой и произнес: "Горнантомус". В чашке был кофе. Профессор с улыбкой наблюдала за происходящим, но не обронила ни слова. Грег заглянул внутрь чашки, отошел на шаг от стола, покрепче сжал палочку и стал представлять себе молоко. Вот он его пьет, белое, сладковатое... он уже ощущал вкус молока, когда слегка взмахнул палочкой и прошептал: "Горантомус". Грег подскочил к столу, схватил чашку и... сделал пару глотков замечательнейшего, прохладного молока даже лучшего вкуса, чем он мог себе представить.

- Да, с учебой у нас проблем быть не должно, - сказала профессор, - идите на свое место, все уже собрались.

Грег только сейчас заметил, что пока он упражнялся, класс битком заполнился учениками и все с интересом за ними наблюдали. Весь оставшийся урок у профессора МакГонагалл, они скучно писали всякие разные заклинания, их смысл и как лучше ими пользоваться. С ксероксами у них явный напряг, решил Грег, в который раз ставя кляксу на листе пергамента. Писать пером было очень не удобно, оно все время цеплялось, кляксы слетали одна за другой, и ничего не помогло бы, если бы не чудесный пергамент с автоматической промокашкой - все кляксы быстро исчезали, оставляя лишь ровный и красивый текст.

Путь на второй урок лежал мимо главного зала, когда Эсси с Грегом проходили мимо него, их внимание привлекла толпа школьников, обсуждающих у информационной доски какую-то новость. Народу становилось все больше и больше, и вскоре должен был бы собраться весь Хогвартс. Оставаться безучастными при таком всеобщем возбуждении они не могли, и стали протискиваться к доске, чтобы самим узнать обсуждаемые всеми новости. Их внимание сразу привлек огромный красивый пергамент, обрамленный в деревянную рамку. Крупными рукописными буквами на нем значилось:

ВПЕРВЫЕ В ИСТОРИИ ХОГВАРТСА

Только для старших курсов!

Будет проведен эксперимент по созданию собственного одушевленного создания! Создание должно быть создано при помощи сил магии, волшебного зельеварения и искусства трансфигурации. Победителем считается тот, чье существо будет способно отвечать на элементарные вопросы типа "кто ты?" на человеческом языке и будет иметь возможность самостоятельного передвижения для выполнения несложных работ.

За победу в соревновании присуждается 50 призовых очков и памятная грамота.

Заявки на участие просим подавать профессору МакГонагалл в письменном виде.

Далее шел текст примерной заявки, а в самом низу был список тех, чьи заявки уже поданы. Первой в списке была Гермиона Грейнджер. Должно быть, новые заявки поступали к профессору МакГонагалл непрерывно, так как список все время удлинялся и вскоре образовывал уже не две, а три колонки имен и фамилий. Эсси стала с кем-то обсуждать предстоящие соревнования, а Грег слушал и пытался понять, что еще за чертовщину они тут задумали. В итоге, Эсси так увлеченно заговорилась, что ему пришлось буквально перебить ее, чтобы не опоздать на урок.

Спустя пару минут, они уже сидели в кабинете, который походил на предыдущий лишь наличием столов. Его низкий сводчатый потолок производил гнетущее впечатление, а через меленькое окошко в помещение пробивались редкие лучи солнца.

- Я профессор Снейп - сказал высокий человек, чудом умещавшийся под этим низким потолком. У него были длинные черные волосы, крючковатый нос и очень бледное лицо, - мой предмет, Зельеваренье, многим кажется не столь важным, как, например, Трансфигурация. Не правда ли, мисс Лэнтри?

Ревекка сидела неподалеку от Грега, и ему было хорошо видно, как та, отвлекшись от какого-то текста, встрепенулась и посмотрела на профессора

- Это не так, мисс Лэнтри, - продолжил Снейп, - умело приготовленным зельем можно добиться куда большего, чем самым мощным заклинанием. На своих уроках я обучу вас делать то, от чего сходят с ума. То, от чего умирают и то, от чего встают из могил.

Снейп говорил так, будто сам в этот момент вставал из могилы - медленно, растягивая слова, и подтверждая все сказанное выразительным злым взглядом.

- Сейчас я продемонстрирую процесс изготовления зелья, которое действует, как обычное снотворное. С той лишь разницей, что, приняв его, спать вы будете не меньше недели, - Снейп злобно усмехнулся, - мисс Лэнтри!

- Да, с-сер, - Ревекка вся съежилась и испуганно посмотрела на Снейпа.

- Будьте любезны, принесите из вон тех шкафов колбу сушеных пауков малого размера, пару скорлупок драконьего яйца и кровь носорога, большую колбу, пожалуйста.

Ревекка встала, быстро подбежала к шкафам и стала осматривать полку за полкой в поисках соответствующих надписей на колбах.

- Вы могли бы быть и побыстрее, мисс Лэнтри, - сказал Снейп, всем своим видом показывая, что он не имеет привычки ждать.

Ревекка наконец собрала в охапку все, что требовалось и, еле удерживая в руках все это добро, пошла к столу Снейпа. Когда она проходила мимо Грега, огромная колба с красной жидкостью, кровью носорога, выскочила из ее рук, и, кувыркаясь, устремилась к полу. Грег, молниеносно вытянув руку, попытался удержать колбу, но та задержалась на руке лишь на мгновение, и продолжила падение! Грег зажмурился, представляя себе разбрызгивающуюся по всему полу из разбитой бутылки кровь этого несчастного носорога... Не услышав звука бьющегося стекла, он открыл глаза и посмотрел первым делом на Ревекку. Та стояла, зажмурившись, и ждала того же, чего опасался и Грег. Но, посмотрев на пол, он увидел абсолютно целую колбу, спокойно, как ни в чем ни бывало, лежащую на каменном полу. Она была из такого хрупкого стекла, что поверить в случайность было бы глупо.

- Они не бьются, - сказал Снейп, - если бы бились, я бы уже давно остался без всех своих запасов из-за учениц вроде мисс Лэнтри. Поставьте на мой стол то, что умудрились еще не уронить, уважаемая, и сядьте на свое место. Я полагаю, ваш факультет будет счастлив узнать, что вы заработали ему первые десять штрафных очков.

Грег посмотрел на Ревекку, и у него дух перехватило от такой несправедливости.

- А вы, мистер Стоун, будьте любезны, продемонстрируйте в этот раз свою восхитительную галантность у моего стола, взяв колбу, которую уронила Ревекка, и приготовив зелье под моим руководством, конечно.

Грег медленно встал из-за стола, поднял колбу и, стараясь себя успокоить, подошел к столу, не обронив ни слова.

- Смешайте в этом сосуде, - Снейп указал на оловянный горшок, - двадцать пауков, четверть сосуда крови носорога и растолките туда скорлупки драконьего яйца.

- Хорошо, сэр, - Грег уже успокоился, и ответил, легко пожав плечами, будто он каждый день такие зелья варит.

- Вот и славно, - Снейп отвернулся от него и подошел ближе к классу, - а пока мистер всезнайка будет готовить зелье, мы попытаемся выяснить, какие целебные травы и корни вы уже знаете.

Вот на всезнайку Грег уже обиделся по-настоящему, он быстро, не считая, высыпал половину пауков из банки, бросил в котел скорлупки и залил все это кровью носорога. Школьники, внимательно наблюдавшие за его действиями, весело рассмеялись, когда он уже спокойно облокотился на стол и надменно уставился на Снейпа. При этом, он плавно помешивал содержимое горшка первой попавшейся под руку палочкой, которая лежала на столе.

- Уже все готово? - спросил Снейп ни сколько не удивишись, он явно ждал именно этого, но явно не ожидал увидеть Грега, помешивающего кровь носорога его волшебной палочкой.

Увидев такую наглость, он быстро подскочил к Грегу, и выхватил палочку.

- Да, - спокойно ответил Грег. Что бы ни случилось, ему было все равно, все готово.

- Ну что же, мистер Стоун приготовил нам замечательное зелье, - Снейп расплылся в улыбке, - если я не ошибаюсь, то, благодаря неверному количеству пауков, это зелье должно раздуть того, кто его выпьет, до ужасающих размеров. Хотите попробовать?

Грег медленно помотал головой, когда Снейп протянул ему сосуд. Этот профессор начинал злить его по-настоящему.

- Жаль, жаль... любопытно было бы посмотреть, - сказал Снейп, и ловко выловил крысу из стоящей неподалеку клетки, - придется из-за вас, мистер Стоун, невинному животному страдать.

С этими словами, он ткнул бедную крысу мордой в жидкость. Та, отфыркиваясь, сделала несколько глотков. Грег рассмеялся - он ясно понял, что имела ввиду крыса, когда фыркала - она обозвала профессора бледной поганкой. Снейп резко оглянулся, и Грегу пришлось срочно придать себе серьезный вид. Все наблюдали за крысой, которая стала понемногу раздуваться, и Снейп уже хотел бросить ее в окно, как она с тихим звуком выдохнула из себя воздух, и с присвистом захрапела. Снег убрал довольную улыбку с бледного лица, но участи крысы не изменил - ловко вышвырнув ее в окно, он обернулся к Грегу.

- Все свободны, - процедил он, - кроме мистера Стоуна.

Ученики мигом вскочили с мест, подхватили учебники и в одно мгновение скрылись за дверью класса. Грег побледнел и уставился на профессора оставаться наедине с бледной поганкой ему никак не хотелось. Как только последний ученик захлопнул дверь, Снейп медленно опустился в свое кресло.

- Как ты это сделал? - спросил Снейп.

- Я... я не знаю. - Грег был обескуражен, он действительно не знал как это получилось.

- Не ври мне, этот состав так или иначе должен был привести к раздуванию этой жалкой крысы, точнее скорлупа драконья там даже не при чем, сама кровь носорога с тараканами так действует. А вот заснуть она и вовсе не должна была. Так как ты это сделал?

- С пауками, Профессор, - поправил его Грег, - но я действительно не знаю!

Снейп задумался на мгновение, но тут же, опомнившись, сказал:

- Покажи мне руки, Грег.

Грег послушался, а профессор стал внимательно и тщательно рассматривать каждую руку, словно пытался найти на них грязь. Но, судя по тому, что руки и так были перепачканы кровью носорога, искал он что-то другое.

- Можешь идти, - задумчиво сказал Снейп, так ничего и не обнаружив.

Грег понимал, что ищет он шрам, но не решался его показать - профессор Гроссвен ясно запретил ему это делать.

Сразу после занятий, Грег справился о месте жительства Хагрида. Это оказалась небольшая хижина на краю леса, в который ему, по ходу дела, строго-настрого запретили совать нос. Подойдя к хижине, он первым делом внимательно ее осмотрел. "Что за шутки", - подумал Грег, - "да Хагрид по меньшей мере в два раза больше этой хижины!" Но все же он постучал в дверь и прислушался. В хижине раздались тяжелые шаги, дверь распахнулась и наружу вылезла здоровенная голова Хагрида.

- А, это ты, Грег? Заходи, чай, эта... готов, - сказала голова.

- Привет, Хагрид, где Тревор? - Первым делом спросил Грег.

- Заходи, заходи, тут твой Тревор - спит. - Хагрид улыбнулся.

Войдя в хижину, Грег ощутил какое-то странное чувство - ему показалось, что хижина изнутри была по меньшей мере раза в два больше, чем выглядела снаружи. Но он не стал обращать на это внимания, а подошел к кровати- на ней, развалившись, лежал Тревор. В знак приветствия, кот приоткрыл один глаз и в изнеможении закрыл обратно.

- Здравствуй, Тревор, - сухо сказал Грег, - чего это ты тут делаешь?

Кот был не в состоянии ответить, он опять плавно приоткрыл глаз и снова закрыл, только медленнее.

- Объелся, - это был диагноз Хагрида, - но ничо, я, вот, ему еще молочка принес...

С этими словами, Хагрид поставил в угол комнаты здоровенный таз, доверху наполненный молоком. Увидев это, Тревор опять приоткрыл один глаз, хотел было встать, но плюхнулся в изнеможении обратно. Из угла хижины донеслось жалобное поскуливание - из-под толстого одеяла выглядывала морда здоровенного волкодава.

- Это Клык, моя псина, - сказал любя Хагрид, - Тревор ему первым делом по морде лапами надавал, вот, лежит, скулит теперь, трус.

- Сам трус, - проскулила в углу собака и в смущении закрыла морду передними лапами.

- А ты садись, Грег, садись. У меня чаек готов, кексиков не хочешь?

Грег сел и придвинул к себе чашку чая, ему хотелось кофе. Он достал палочку, хорошенько представил себе замечательный, ароматный вкус кофе, взмахнул палочкой и произнес: "Горнантомус". В чашке образовалась какая-то холодная мутная водичка.

- Нет, спасибо, Хагрид, я тороплюсь, - сказал Грег, отодвигая от себя чашку, и посмотрел на Тревора.

Кот по-прежнему лежал на кровати не в силах пошевелиться.

- Слушай, эта... - промямлил Хагрид, - оставь его у меня... ему тут того, хорошо будет, значит... Яж вчера его брал, не думал, что ты в Слизерин попадешь... А чего животное мучить, а? Хороший он у тебя...

Тут Грег вспомнил, где ему предстоит сегодня ночевать, и поморщился. Тревору там и вправду пришлось бы не сладко.

- Спасибо, Хагрид, тут ему действительно лучше будет, - сказал, вставая, Грег, - только не корми его так обильно, лопнет еще...

- Ну вот и славненько, - Хагрид подскочил довольный и ударился головой о потолок, но, не замечая этого, продолжил, - только ты энто, заходи почаще, а то Тревор того, скучать сильно будет...

Неожиданно, в дверь постучали.

- Войдите, - рявкнул Хагрид и, как только распахнулась дверь, тут же расплылся в улыбке, - Ааа, Гарри, Рон, Гермиона!

- Привет, Хагрид, - сказали вразнобой все вошедшие и недоуменно уставились на Грега.

- Проходите, проходите, садитесь! - засуетился у чайника Хагрид, - это Грег, знакомьтесь. Грег, это мои лучшие друзья, Гарри, Рон и Гермиона.

- Очень приятно - тихо сказал Грег, Гарри оказался, как раз тем Гриффиндорцем, взглянув на которого на банкете, Грег ощутил сильную боль в руке.

- Очень приятно, - сухо подтвердил Гарри, смотря на Грега и держась за лоб.

- Я, пожалуй, пойду, пока, Хагрид - выпалил скороговоркой Грег и выскочил за дверь, даже не дожидаясь ответа - его шрам словно пылал под часами, терпеть было невозможно.

Грег шел к замку полный жутких раздумий. Почему болит шрам? Почему шрам болит именно тогда, когда он видит Гарри? Ответов на эти вопросы Грег не имел...

8 Глава - Первый Полет

Всю следующую неделю только и разговоров было, что о конкурсе созданий. Все носились со своими записями, ингредиентами... Всеобщий ажиотаж не тронул только одного волшебника - Драко Малфоя. Хоть его имя и значилось в списке одним из первых, он не пошевелил и пальцем, чтобы заняться работой над своим созданием. Вместо этого, он собрал целую армию помощников из Слизерина и заставил работать их. Кто сидел безвылазно в библиотеке и выискивал нужные заклинания, кто готовил компоненты зелья. Все так вокруг него суетились, что он оказался начальником, каких поискать. Что ни говори, а управлять подчиненными он умел. К счастью, Драко не проявил интерес к первокурсникам и не поручил им никакой работы по этому делу - он считал, что те слишком мало знают и слишком тупые для такого важного дела. Ни один из первокурсников не решился возразить Малфою, и все они спокойно занимались своими делами, радуясь случайной свободе, и лишь изредка посмеивались над чрезмерной заботой о персоне Малфоя некоторых из его особо ретивых приближенных.

Грег прямо замучился искать каждый день нужные кабинеты. Он узнал, что картины умеют разговаривать, и по началу пытался выяснять у них правильное направление. Но вскоре этот метод пришлось оставить - когда он спрашивал у картин, как ему пройти в тот или иной кабинет, они все обязательно показывали в разные стороны. А если картина была только одна, и на ней был изображен только один человек, то тот либо пожимал плечами, либо указывал почти всегда не туда, куда надо было идти на самом деле. Единственное, с чем не имел проблем Грег - это двери. Те всегда распахивались перед ним сами, а если не распахивались, то были либо закрыты на ключ, либо вовсе не были дверьми, а просто изображали таковые. К счастью, благодаря многим компьютерным играм, в которые он играл, Грег хорошо ориентировался в любом здании и, несмотря на огромные размеры замка, вскоре запомнил все необходимые коридоры и проходы.

На первый урок профессора Гроссвена Грег сильно опоздал - он попросту проспал. И, когда вбежал в кабинет, все уже активно скрипели перьями, записывая, какие ужасные бывают заклинания и на какие группы делятся методы защиты от оных. За опоздание, Грег приготовился к самой страшной каре, какую только мог себе представить и, еще подбегая к кабинету, постарался придать себе такой виноватый вид, на какой только был способен. Ведь действительно ви-но-ват, ничего уж тут не поделаешь, даже оправдаться нечем. Должно быть, он сильно перестарался, так как профессор Гроссвен, увидев Грега с улыбкой сказал:

- Здравствуйте, мистер Стоун, я очень рад вас видеть! Но если вы немедленно не придадите своему лицу подобающее вам грозное выражение, вместо этой кислой мины, я немедленно разрыдаюсь.

Большой и просторный кабинет с каменными стенами и высоким заостренным кверху потолком наполнился раскатами смеха. Смеялся и сам профессор, Грега хватило лишь на то, чтобы улыбнуться.

- Прошу занять свое место, - профессор указал на свободный стол в первом ряду, прямо перед ним, - но учтите, что более я подобных опозданий ни за что не потерплю.

- Спасибо, профессор, больше этого не повторится, - сказал Грег и придал лицу серьезное выражение.

- Так-то лучше, - ухмыльнулся профессор, - А теперь продолжим!

Похоже, приход Грега подействовал на Гроссвена жизнеутверждающе и, вместо заунывной лекции, он стал рассказывать самые невероятные истории о том, в каких ситуациях и какими методами пользовались волшебники, защищаясь от магических заклинаний. Странным было то, что все эти методы использовались для защиты от заклинаний, которые использовал сам Гроссвен против этих несчастных волшебников.

- Вот, к примеру, - сказал профессор, доставая из-за стола статуэтку то ли эльфа, то ли гнома, - этот гражданин пытался спрятаться от меня в печную трубу. Тоже, в общем-то, метод защиты... да не помог... Видете, что с ним стало?

Гроссвен щелкнул ногтем по носу статуэтки и рассмеялся.

- Профессор Гроссвен, - обратился после урока Грег, когда все вышли, - не могли бы вы мне все же объяснить, что у меня за шрам? Вы ведь знаете...

- Я тебе говорил - рано! - профессор был раздражен вопросом.

- Но он болит...

- Болит?! Ты уверен? - Профессор нахмурился.

- Не все время, иногда...

- Когда именно? Грег, когда именно у тебя болит шрам?

- Да я не обращал внимания... во сне, вот, болел. - Грег решил не рассказывать о Гарри, ему не понравилась реакция профессора. - Может вы знаете какое-нибудь средство против этой боли?

Профессор с минуту смотрел на Грега, как бы прикидывая, говорит ли тот правду. Но потом, словно опомнившись, сказал:

- Средство? Ах да... средство... Надо подумать..., - он нахмурил брови и задумался, - кажется я знаю одно... это несколько разных пород дерева. Впрочем, не важно, я сегодня же закажу у Олливандера специальный браслет вместо твоих часов, он избавит тебя от боли.

- Ах да, - спохватился Грег, - я забыл поблагодарить его тогда... за палочку!

- Поблагодарить... - профессор был явно изумлен, - Ты его помнишь?

- Конечно, не могли бы вы передать ему мою благодарность?

- Гм... ну, если ты так хочешь. Конечно, я поблагодарю его от твоего имени, Грег. Хотя он и так получает за свои деревяшки не мало, чтоб его еще и благодарить.

- Да, кстати, - Грег давно хотел задать этот вопрос, - профессор, вы платите за меня, купили мне книжки... почему?

- Я плачу не своими деньгами, - профессор ухмыльнулся, - твой покойный дядя оставил для тебя столько денег... впрочем, это не важно. Тебя это волновать не должно. Иди, а то опоздаешь на другой урок.

С тяжелыми мыслями Грег покинул кабинет Гроссвена. Дядя? Получается, у него действительно есть дядя. Неужели это тот дядя, которого Грег видел на свадебной фотографии родителей? Но если он был так богат... почему о нем ни кто ничего не знает? Профессор назвал дядю покойным, следовало бы расстроиться его кончине, но Грег его никогда не видел, как же так?

Опомнившись, Грег посмотрел на часы. Он уже опаздывал на следующий урок, о котором только и думал последние дни, он значился в расписании весьма странно - "Урок Полетов". В качестве преподавателя "Полетов" была некая мадам Трюк.

Грег выбежал на улицу и, оглянувшись, увидел вдалеке идущих от замка первокурсников. Он бросился за ними вдогонку и бежал так быстро, что догнал их у самой лужайки, на которой лежала пара десятков метел. Рядом с метлами стояла мадам Трюк - высокая волшебница с короткими седыми волосами, которые торчали буквально во все стороны, будто она сама была одной из метел, при чем, не самой новой.

- Если вы будете летать, по крайней мере, не хуже чем бегать, мистер Стоун, - сказала мадам Трюк, - из вас выйдет хороший игрок в Квиддич. Плохо только то, что умение бегать не поможет Летать.

- Я... задержался на предыдущем уроке, - сказал, задыхаясь, Грег, - А что такое Квиддич?

- Не важно, главное, что благодаря своим спортивным достижениям вы поспели вовремя. Шутки по поводу Квиддитча держите при себе. Прошу всех подойти к своим метлам и встать с левой стороны!

Какая должна быть его, Грег не знал и встал рядом с первой попавшейся метлой. Она была старая, черенок был расслоившийся и весь в занозах. Прутья же торчали во все стороны, но ни один не был направлен назад. Наверняка метла старше самого Хогвартца, подумал Грег.

- Теперь поднимите над метлой правую руку и скажите "вверх". Скомандовала мадам Трюк.

Грег поднял руку и сказал "вверх". Метла лежала. Грег опустил руку, снова поднял и еще раз повторил слово "вверх". Но метла по-прежнему лежала в то время, как почти у всех метлы были уже в правой руке, а стоявшая рядом с Грегом Эсси уже на ней сидела. Не долго думая, Грег подцепил метлу носком ботинка и, ловко подбросив вверх, поймал вытянутой рукой.

- Эээ нет! - Подскочила к нему мадам Трюк. - Так не пойдет, уважаемый!

- Почему?

- Метла должна вас слушаться, мистер Стоун. Иначе у вас так ничего и не получится, положите метлу и заставьте ее саму подняться вверх.

Грег подчинился. Положил метлу, вытянул руку. "Да что же это такое, этим волшебникам уже лень и за метлой наклониться", - подумал Грег. Это его так разозлило, что он не успел даже произнести слова "вверх", как метла подскочила и чуть ли не сама прочно вцепилась в его руку.

- Вот...вот... уже лучше, - сказала мадам Трюк, - минус 5 очков Слизерину, преподавателя надо слушать, мистер Стоун.

Мадам трюк была удивлена тем, что Грег не произнес слова "вверх", но отошла в сторону, посматривая на Грега с опаской.

- Теперь сядьте на метлы, по моему свистку поднимитесь вверх на пару метров. По второму свистку, слегка наклонившись вперед, опуститесь обратно на свое место.

Грег зажал метлу межу коленей и представил себе, какой у него сейчас нелепый вид. Прозвучал свисток, Грег начал думать о полете, как учила с кофе МакГонагалл, но ничего не происходило. Он попытался слега оттолкнуться от земли и вдруг его тело потеряло всякий вес, он парил над землей, зажав метлу между ног. Грег часто летал во сне, но сейчас он испытывал совсем иное чувство. Казалось, что взлетел не он, а его душа - он совсем не чувствовал тяжести и если бы закрыл глаза, не смог бы с уверенностью сказать, где верх, а где низ.

Прозвучал второй свисток и Грег, наклонившись вперед, плавно опустился на землю. Ему не хотелось спускаться, но заработать еще пять штрафных очков всего за один урок было бы слишком...

Он аккуратно слез с метлы и бережно положил ее на траву, присев рядом с ней на корточки, в то время как все остальные спокойно побросали свои метлы и стали слушать мадам Трюк. Он погладил метлу, поправил пару прутьев и только потом присоединился к остальным.

- Что такое Квиддич? - Спросил Грег шепотом у стоявшей позади всех Эсси.

- Это игра такая, - также шепотом ответила Эсси и осторожно покосилась на мадам Трюк, - в нее на метлах играют, в воздухе.

Самолюбие Грега тут было задето за живое. Он был абсолютно уверен, что знает все игры мира. И не только спортивные, если он не умел играть, то хотя бы знал смысл настольных, карточных и, уж тем более, всех компьютерных игр, какие только бывают! Но Квиддич? На метлах?! Он непременно должен узнать об этом подробнее...

К изумлению Грега, Квиддич была такая распространенная и известная игра, что в библиотеке, казалось, не было книги, где хоть раз не употреблялось это слово. Он уже пролистал не меньше сотни книг на эту тему. Благодаря своему уникальному умению грамотно работать с любой информацией, на стопке пергаментов, высящейся на краю стола, Грег выписал все самое важное, что только можно узнать важного о Квиддиче.

Там значилось, к примеру, что Квидич - игра, в которую играют две команды по семь человек. В качестве средства передвижения они используют метлы. Играют четырьмя мячами, два из которых, служат снарядами для сбивания соперников с метел, что часто приводит к травмам, один - нечто вроде мяча в футболе, только забрасывать его надо не в ворота, а в одно из трех колец, выполняющих роль ворот для каждой из команд... и снитч. Маленький шарик, самостоятельно и очень быстро передвигающийся по воздуху на небольших крылышках. В каждой команде всего по одному игроку, в задачу которых входит поимка снитча - как только снитч пойман, игра завершается, а команде, чей игрок его поймал, присуждается 150 очков. Игроков, ловящих снитч, называют ловцами. Поскольку 150 очков - это довольно много, поимка снитча для команды зачастую равносильна победе.

Эсси с Ревеккой, измученные неожиданными указаниями, которые посыпались на обоих сразу после завершения урока полетов, сидели напротив Грега и, подперев головы руками, внимательно следили, как он перелистывает последнюю страницу книги, которая значилась последней в длиннющем списке. Весь вечер им пришлось помогать ему в поисках всех этих книг, они носили большие, носили маленькие, старые и новые книжки о Квиддиче и, конечно, жутко устали. Обе даже не понимали, как очутились в библиотеке - Грег был на столько увлечен мыслями о Квиддиче, что просто сказал "Идем в библиотеку"... и они пошли! Особенно недоумевала по этому поводу Ревекка - она вообще не в Слизерине учится!

- Я должен попробовать, - решительно сказал Грег, захлопывая последнюю книгу, столь долгожданную для Ревекки и Эсси.

- И думать забудь, - сказала Ревекка.

- Правильно, - подтвердила, зевнув, Эсси, - первокурсникам вообще запрещено иметь метлы.

- Хотя говорят, - звенула в ответ Ревекка, - что у Слизерина нет Ловца...

- Бесполезно, - Эсси почти спала, - капитан Слизерина - Дейв Горнслоу, а разговаривать с этим ослом...

Грег сидел и слушал обоих, нахмурив брови. Сонный разговор продолжался бы до утра, если бы он не оборвал их.

- Спасибо за помощь, кажется, спать пора.

Грег с Эсси проводили Ревекку до этажа, на котором располагался Гриффиндор, и побрели к себе, в Слизерин.

Всю следующую неделю учеба у Грега шла из рук вон плохо. На уроке заклинаний мистер Флитвик даже застукал его за чтением книги о Квиддиче.

- Мистер Стоун, - сказал Флитвик, - мы тут перышко взлететь заставляем, а вы книжки про метлы читаете... какая уж там метла, если вы в воздух перо поднять не можете?

- Я.. сейчас попробую, - спокойно ответил Грег.

Он покосился на сидящую неподалеку Эсси - та размахивала палочкой и ругала перо странными словами:

- Вингардиум Левиоса, - раз за разом повторяла Эсси, - Вингардиум Левиоса!

"Ага, значит Вингардиум Левиоса", - подумал Грег. Он сосредоточился, стараясь отвлечься от мыслей о Квиддиче, плавно взмахнул своей палочкой... и.. Должно быть он чего-то не рассчитал, так как сразу, как только он произнес слова "Вингардиум Левиоса", перо подскочило и со скоростью реактивного самолета выскочило в открытое окно - туда, куда имел неосторожность показать палочкой Грег. При этом перо оставляло такой след возмущенного воздуха с зеленоватым оттенком, что ему позавидовал бы самый мощный истребитель.

- Ну что же, не плохо, не плохо... - похвалил Флитвик.

Грег тем временем ощутил на себе изумленные взгляды всех, кто был в кабинете.

- Я случайно, профессор Флитвик, - только и мог выговорить он.

- Ну конечно случайно, - Флитвик листал какую-то книгу, - перья так не летают.

Этим дело бы и обошлось, но на следующее утро в газете "Пророк", волшебной газете для всех волшебников, появилась статья о каком-то фермере, проживающем неподалеку от Хогвартса, в чей коровник врезался метеорит... в виде пера. Журналист "Пророка" высказывал удивление на тему того, что перо не сгорело в атмосфере, и призрачно намекал, что в Хогвартсе не мешало бы учиться осторожнее. Профессору Флитвику, конечно, ничего не оставалось делать, как наградить Грега пятью штрафными очками.

Единственный урок, с которым Грег не имел никаких проблем, была травология. Вела ее профессор Стебль - низкорослая полная женщина, а сами уроки проходили в оранжереях неподалеку от замка. Несмотря на то, что все растения сильно отличались от тех, с которыми Грегу приходилось возиться в саду матери, его навыки по пересадке домашних кустов не пропали даром. Он быстрее всех справлялся с пересадкой любого из растений, а те благодарно тянули к нему ветви. Больше всего его радовало то обстоятельство, что в садах профессора Стебль больные растения всегда подлежали лечению и никогда уничтожению.

Тем временем, всю неделю, Грег пытался поговорить с капитаном команды Слизерина по Квиддичу - Дейвом. Но дело это было таким же безнадежным, как и обращение с вежливой просьбой к деревянному полену. Не помогли и хитрые уловки Эсси и Ревекки - они усиленно распространяли слухи о замечательном умении Грега держаться на метле, о том, что знает все о Квиддиче. И, когда уже казалось, что Дейв, капитан команды, стал к ним прислушиваться, все рухнуло с быстротой снежной лавины - Эсси неосторожно заявила, что Грег вообще самый лучший игрок в Квиддич. Тут она, конечно, перестаралась - такое крепкое заявление ничего, кроме обиды, в голове Дейва вызвать попросту не могло.

Перестарался и Стен - он всем рассказывал, что будь Грег в Гриффиндоре, он незамедлительно стал бы Ловцом в их команде. Дейву оставалось только сожалеть, что это не так - он был бы рад смещению Гарри Поттера с места Ловца.

Однажды утром, когда Грег, отодвинув от себя овсянку и, приготовив себе чашку замечательного кофе по методу МакГонагалл, разговаривал с Эсси о конкурсе созданий, о котором снова заговорили полным ходом - на Хэллоуин намечалась финальная часть конкурса и грандиозный праздник. Внезапно, как, впрочем, и всегда, их разговор был прерван громкими хлопками крыльев. Грег уже и думать забыл о чем-то, кроме Квиддича и по-настоящему удивился, когда рядом с чашкой кофе на стол хлопнулся небольшой сверток.

- Они, случаем, адресом не ошибаются? - спросил Грег у Эсси.

- Бывает, что не долетают... но адресом ошибиться - никогда, - улыбнулась Эсси.

Грег посмотрел адрес на свертке: "Мистеру Стоуну, Хогвартс". "Должно быть, эти совы поумнее некоторых почтальонов в Лос-Анджелесе", - подумал Грег, "умудряются находить получателя по такому дурацкому адресу". Он развернул сверток и только тут вспомнил о том, что профессор Гроссвен обещал заказать для него браслет. И правда, из простенькой деревянной коробочки на свет появилось настоящее произведение искусства. У браслета была очень тонкая резьба, а в центре сверкал огромный, должно быть, драгоценный камень. Грег быстро снял часы, и одел приобретение на руку, он пришелся, как раз впору. Но в той же коробочке он обнаружил нечто еще, это было свернутое вчетверо письмо, где аккуратным и красивым почерком Олиивандера было написано:

Уважаемый мистер Стоун!

Я получил ваш заказ от мистера Гроссвен, и постарался выполнить его так быстро, как только мог. Прошу простить за некоторую задержку - некоторые детали было трудно достать и изготовить, так как требуемый для них материал очень редок, и его практически невозможно достать в короткие сроки. К счастью, мне помогли друзья в Бразилии и в России.

Хочу также отметить, мистер Стоун, что был очень тронут вашей благодарностью!

Помимо свойств, которые требовал мистер Гроссвен, я придал вашему браслету некоторые собственные магические доработки. Не уверен, будут ли они действовать, но я надеюсь, что вы останетесь ими довольны.

С уважением, Олливандер.

- Что это, - поинтересовалась Эсси, ее взгляд был прикован к сверкающему всеми цветами радуги камню.

- Ничего особенного, - поспешил ответить Грег и натянул рукав мантии на браслет, - лекарство от боли в руке, Гроссвен для меня заказал.

Грег посмотрел на стол Гриффиндора, за ним сидел Гарри и, встретившись с ним взглядом, Грег не ощутил никакой боли.

- Действует, - сказал он, - пойдем, а то на урок опоздаем.

После уроков Грег направился в хижину Хагрида - он уже давно не видел Тревора и всерьез опасался за здоровье кота-гурмана. Постучав в дверь и услышав рекомендацию Хагрида входить быстрее, Грег вошел в помещение самостоятельно открыв дверь. За столом у Хагрида сидели Гарри, Рон и Гермиона. Гермиона держала на руках Тревора и довольно бесцеремонно тискала бедное животное. Поздоровавшись со всеми, Грег обратился к Тревору.

- Здравствуй, Тревор!

"Мяяяу", - был ему ответ, из которого Грег понял: "Не мешай, я занят". Кот с довольной физиономией подставлял Гермионе свою усатую морду, а та чесала ему за ухом и гладила подбородок.

- Мне ты такого никогда не позволял, - заметил Грег с улыбкой.

Кот плавно повернулся к нему и повторил свое "Мяяяу", только с большей настойчивостью. Клык сидел рядом с Роном и, положив голову ему на колени, пускал слюни.

- Ну что же ты за порядком не следишь? - Обратился к нему Грег.

Собака заскулила, легла на пол и закрыла морду лапами. Только сейчас Грег обратил внимание на то, что все присутствующие с интересом смотрят, как он... разговаривает с котом и собакой. Грег пожал плечами, и сел рядом с Гарри, теперь он не испытывал боли в его присутствии - благодаря браслету.

- Ты... ты с ними разговаривашь? - изумленно спросила Гермиона.

- Да.. вроде того, наверное. - Грег пожал плечами, он не видел ничего особенного в том, что он понимает животных.

- Хагрид тоже любит с ними поговорить, - заметил с улыбкой Гарри.

Все улыбнулись, и тема была, похоже, исчерпана.

- Чего нам Стен все уши про тебя прожужжал, что ты такой хороший игрок в Квиддич? - Спросил Рон, он тоже был игроком команды Гриффиндора.

- Пытается сделать так, чтобы Дэйв взял меня в команду. - Отмахнулся Грег.

- Дохлый номер! - Пожал плечами Гарри. - Дейву бесполезно такие сказки рассказывать.

- Да я хотя бы попробовать хотел. - Сказал с расстройством Грег и посмотрел в чашку с чаем, которую перед ним поставил Хагрид.

- Слушай, - встрепенулся Рон, - у нас завтра тренировка, приходи посмотреть, может тебе и не понравится?

Теперь Грегу оставалось только провести бессонную ночь, а на следующий день отрешенно слушать учителей на уроках - все его мысли были о предстоящей тренировке. И уже через несколько минут после окончания занятий Грег примчался на площадку для Квиддича. Это был овальный стадион, по краям которого стояли странного вида трибуны. Все сиденья на трибунах были на высоте не менее 20 метров от земли, что объяснялось местом основных действий в игре. Все игроки носились со своими метлами высоко в воздухе, и зрителям, сидящим на земле, было бы неудобно следить за ходом событий. Вся команда Гриффиндора была уже на поле и готовилась к тренировке. Грег встал рядом с Гермионой на краю поля, отсюда им было хорошо видно, как Рон открыл большой сундук, и из него вырвались два мяча - бланджеры, которыми, оттолкнувшись от земли и плавно полетев по воздуху, стали умело жонглировать загонщики. Когда Гарри, махнув рукой Грегу, оттолкнулся от земли, Рон выпустил снитч. Красота этого шарика, его ровные и быстрые движения крыльями превзошли все ожидания Грега. Он так быстро метался по полю, что уследить за ним можно было только с большим трудом. Гарри поднялся на довольно приличную высоту, давая сничтчу фору и возможность затеряться, а потом стал внимательно всматриваться в окружающее пространство. Именно действия Гарри интересовали Грега более всего, и он неотрывно следил за каждым движением. Вот Гарри заметил блестящий снитч, почти у земли, и в жутком пике устремился за шариком. Но тот не давал так просто себя поймать. Отскочив в сторону, снитч набрал высоту и устремился на противоположную часть поля, почти касаясь высоких трибун. Гарри, с трудом выйдя из пике, изменил направление и, не набирая высоты ринулся в сторону снитча. Он словно чувствовал, что сделает этот шарик в следующий момент, так как раньше него сбавил скорость и развернулся. Теперь снитч, выписывая безумные зигзаги, мчался поперек поля. Гарри-же, не торопясь, пытался закрыть наиболее возможную траекторию полета снитча - он облетал его с левой стороны и уже готовился было вытянуть руку и схватить шарик, как тот резко провалился на несколько метров вниз и ринулся прямо на Грега!

Гермиона, увидев, как стремительно приближается к ним Гарри, отскочила в сторону. Грег не мог, он заворожено смотрел на блестящую точку, которая мгновение за мгновением все увеличивалась в размерах. Когда снитчу оставалось лететь до Грега не более пары метров, вытянув руку, Грег подпрыгнул... тут на него налетел со всей скорости Гарри и, смеясь, оба покатились по траве.

- С вами все в порядке? - Гермиона подбежала к ним и стала внимательно осматривать обоих.

Гарри поднялся первым и протянул руку Грегу.

- Что это у тебя? - Гермиона изумленно уставилась на кулак Грега, в котором что-то трепыхалось и старалось всеми силами из него вырваться...

- Оставте нашего игрока в покое! - это был голос Дейва, который спешил к ним почти бегом, - Это наш ловец!

9 Глава - Подготовка к празднику

Тренировки по Квиддичу стали для Грега настоящим кошмаром. Во время каждой из них, Дейв командовал всеми, как сушеными тараканами на уроках Снейпа. Он неустанно твердил сам себе, что в этом году они непременно будут чемпионами, а Грегу раз за разом приходилось не столько осваивать мастерство полетов на метле, сколько зубрить все 800 способов нарушить правила, 100 из которых, как уверял Дейв, пока ни кто, кроме него, не знал. В этом, судя по всему, состояла основная тактика команды Слизерина.

После таких тренировок, Грег приходил не столько уставший, сколько расстроенный и подавленный, но ничего поделать с собой не мог, Квиддич все сильнее и сильнее его затягивал и он уже и представить себе не мог, как он обходился бы без него.

После одной из таких тренировок, весь измученный и промокший, Грег вошел в гостиную Слизерина и в изнеможении плюхнулся в первое попавшееся кресло у камина. Он хотел согреться, но камин горел слишком тускло, а Малфой всегда ругался, когда кто-нибудь увеличивал пламя, пытаясь согреться. Он оглянулся по сторонам, и, ни кого не увидев, достал палочку и прибавил огонь, придав зеленому цвету желтоватый оттенок. От огня стало распространяться приятное тепло, и Грег с удовольствием растянулся в кресле и дал теплу всего себя охватить.

- Ну вот и все, завтра он получит по заслугам, - сказал Малфой Креббу и Гойлу, своим верным телохранителям, входя в гостиную.

Грег быстро убавил пламя и сел, как ни в чем не бывало, притворившись, что спит.

- Ууу... расселся тут, - злобно сказал Малфой, слегка пнув кресло Грега.

- Ты уверен, что они не догадаются? - спросил Кребб явно нервничая.

- А если и догадаются, что с того? Я один имею доступ в кабинет, но в горшке я такого намешал, что им будет не до того, чтобы размышлять, чья это вина. Попросту вытурят этого придурка, и все дела...

- А что ты туда подбросил? - Спросил с интересом Гойл, он явно предвкушал какое-то зрелище.

- Да, так... ничего особенного, завтра сам увидишь. - Подмигнул ему Малфой, - Но приза Гриффиндору не видать, это точно.

Как только троица скрылась за дверью своей спальни, Грег преобразился. Он лихорадочно соображал, что бы это могло значить. На следующий день должен быть Хеллоуин и определение победителя в конкурсе созданий. Стало быть, Малфой испортил зелье Поттера! Ну конечно, он один имеет доступ в кабинет Снейпа, а зелья хранятся именно там! Усталость Грега как рукой сняло. Выскочив из гостиной, он стремглав бросился на тот этаж, куда провожал Ревекку после библиотеки. Но как он найдет Гарри? Было уже поздно и Грег, добежав до нужного этажа, стараясь не попасться на глаза учителям, в изнеможении опустился на скамью рядом с какой-то картиной, на которой была изображена полная женщина. Он не знал, как найти Гриффиндор. Это было тайной за семью печатями. Он уже собрался вернуться в Слизерин, ругая себя за глупую пробежку, как... "ПАРОЛЬ", сказала полная женщина на картине. Грег отшатнулся - он ни как не мог привыкнуть к этим живым картинам, тем более, что они довольно часто и непонятно себя вели. Он не расслышал, что она сказала и, стараясь не обидеть даму, сказал первое, что пришло на ум:

- Здравствуйте. - Сказал он, и, чуть помедлив, добавил: - Прекрасный день, не правда ли?

Картина недоуменно пожала плечами, сказала "Странно", чего Грег не ожидал от нее услышать, и, что было уж совсем непонятно, взяла, да отодвинулась в сторону, открыв проход в какое-то помещение. Любопытство, что там, было сильнее всякой осторожности и, хоть его и пугали опасностями замка все, кому не лень, он шагнул внутрь.

Он оказался в просторной и уютной гостиной, в камине горел яркий и теплый огонь, вокруг которого, стояли глубокие и удобные кресла. В замке было прохладно, и он слегка озяб, пока сидел на скамейке у картины. Не долго думая, он спокойно подошел к камину и протянул к нему руки.

- А ты что тут делаешь? - Вопрос был задан с таким изумлением, что Грег мигом отскочил от камина, будто пытался украсть огонь, и его при этом застукали.

- Эээ... да так, руки грею. - Сказал Грег первое, что пришло на ум - к нему обращался Рон, и по его виду можно было предположить, что тот сильно недоволен присутствием Грега.

- Как ты сюда вошел?! - недоумевал Рон.

- Да вон, картина отодвинулась, я и вошел...

- Она что, тебя ни о чем не спросила? - Гарри, подойдя к ним, нахмурился и облокотился о кресло.

- Вроде бы спросила, но я не расслышал, что и я поинтересовался, как ей нравится сегодняшний день.

- Успокойтесь, - к ним подошла, рассмеявшись, Гермиона, - просто когда придумывали пароль, никто не предполагал, что в Слизерине бывают воспитанные ученики.

- Угу, да еще в такое время. - Буркнул Рон, он смотрел на Грега с явным недоверием. - Ночью интересоваться, как картине нравится день, это ж надо!

- А чего тебя понесло к нашей башне вообще? - Спросил Гарри, почти перебив Рона.

Грег мгновенно вспомнил, зачем он сюда бежал и скороговоркой выдал все, что слышал от Малфоя. Всех троих это известие сильно расстроило.

- Что же делать? Если завтра мы не покажем свое зелье, Гарри, конкурс будет провален, - сказала Гермиона.

- Да, у вас же одно зелье на двоих. - Рон почесывал затылок.

Гарри же сидел с остекленевшим взглядом, его слишком сильно разозлило поведение Малфоя...

- Кажется, я знаю, что можно сделать. - Неожиданно для самого себя заявил Грег.

Все трое с интересом на него уставились, а Грег продолжал:

- Малфой сказал, что он один имеет доступ в кабинет Снейпа, но он ошибался! Я без труда могу зайти и провести с собой кого угодно в любое время. Двери кабинета Снейпа сами распахиваются передо мной.

- Бесполезно, - махнул рукой Гарри, - мы не успеем ни исправить это зелье, ни приготовить новое - слишком долгий процесс...

- Но мы можем... - Сказал Рон.

- Поменять зелье Малфоя и наше! - продолжила за него Гермиона.

- Ты нам поможешь? - На секунду задумавшись, спросил Гарри, обернувшись к Грегу.

Грег согласно кивнул и минуту спустя Гарри принес из спальни какую-то мантию. Грег не поверил своим глазам, когда Гарри попросту исчез, накинув ее на себя - странная ткань делала невидимым все, что было под ней, и сама становилась невидимой.

- Мантия мала для нас всех, - сказал Гарри в виде пустоты, - мы пойдем вдвоем с Грегом.

Спустя пару минут, они шли темными коридорами, то и дело останавливаясь, прислушиваясь. Мантия скрывала их, но она не могла скрыть неизбежные звуки шагов. Один раз Грег даже зацепился за доспехи рыцаря, но, к счастью, обошлось - их никто не услышал. Наконец, они добрались до кабинета Снейпа, двери сами, как обычно, распахнулись перед Грегом, несмотря на то, что он был совершенно невидим. В кабинете, на шкафах, стоял ряд дымящихся горшков - работы участников конкурса, они были почти готовы. На завтрашнем празднике оставалось только произнести над каждым из горшков заклинания по трансфигурации, и зелья будут превращаться в создания, задуманные изготовителями зелья.

- Наше не дымится, имеет красный цвет, а должно быть зеленым! - Сказал Гарри, снимая со шкафа горшок с зельем.

- Значит, он не просто хвастал, - сказал Грег, - я был прав.

- Но как мы поменяем зелья? На горшках таблички с именами авторов...

- Вингардиум Левиоса, - пожал плечами Грег, - кажется, это просто... Я подниму из твоего горшка испорченное зелье, а ты зелье Малфоя, а потом опустим так, как будет правильней.

- Гм.. я еще не поднимал влагу, - сказал Гарри, - как-то не приходилось.

- Я тоже, но другого выхода у нас нет.

Каждый встал напротив соответствующего горшка, палочки двух магов взметнулись вверх и воздух разрезали красивые, сказанные с выражением, хором слова: "Вингардиум Левиоса". Если бы не знать, что это ученики, можно было бы подумать, что это два величайших мага, выполняющих столь торжественное действо.

На расстоянии полуметра от кончика палочки каждого, в воздухе повисло по здоровенному водяному пузырю. У Гарри пузырь дымился, испускал зеленоватое свечение, а у Грега имел весьма неприятный вид крови носорога. Стараясь ни о чем постороннем не думать, чтобы не уронить ноши раньше времени, оба стали аккуратно обходить стол, на котором располагалось два пустых горшка. Медленно и чинно поменявшись местами, они одновременно опустили плавным движением пузыри в горшки. У обоих от напряжения на лбу выступили крупные капли пота. Когда все было готово, они в изнеможении рухнули на стулья.

- Получилось, - шепнул довольный Грег, если честно, он совсем не рассчитывал на успех.

- Тихо, кто-то идет, - отозвался Гарри.

Они оба схватили горшки и мигом поставили их на место. Гарри ринулся было к мантии, лежащей у входа, но тут дверь стала медленно открываться. Им обоим пришлось мгновенно залезть под стол, над которым они только что так напряженно колдовали.

- Зелье где-то здесь. - говорил голос Гроссвена, и, споткнувшись о мантию, добавил, - черт, вечно у Снейпа бардак!

Гроссвен пнул в темноте мантию так, что она залетела под стол, прямо в руки Гарри. Ребята явно слышали шаги только одного человека, с кем мог разговаривать Гроссвен?! Ответа профессору не последовало, он подошел к одному из шкафов и стал внимательно рассматривать полки, что-то ища.

- Ага, вот оно, - сказал Гроссвен после минуты поисков, - Снейп и не должен был его далеко прятать, оно ни для кого не представляет интереса, а вам оно поможет, как следует, подготовиться.

В руках Гроссвен держал большой полотняный мешок и разговаривал, кажется, с ним. Он достал из шкафа какую-то колбу, спрятал ее в карман, и тут же, опасливо оглядываясь, удалился. Только сейчас Грег заметил, что Гарри держится за лоб, ему было плохо.

- С тобой все в порядке?

- Да, уже прошло... - сказал Гарри, отдуваясь.

На лбу у Гарри Грег заметил шрам в виде молнии. Значит, этот шрам болит так же, как и у Грега! Он понял, что его шрам является какой-то противоположностью шраму Гарри, но сейчас его закрывает специальный браслет, почему же тогда Гарри стало так плохо?

Они снова накинули мантию и побрели по коридорам обратно. Когда подошли к лестнице, прямо перед ними показалась кошка Фильча, школьного завхоза, ее все звали миссис Норрис. У нее были страшные красные глаза и вообще очень озлобленный вид, от чего вся школа ее жутко боялась. Вся школа за исключением Грега. Он давно хотел приручить миссис Норрис - ему было весело думать, как он пройдет с этой страшной и ужасной для всех кошкой на плече по оживленному коридору. Но сейчас кошка стояла прямо на проходе и смотрела красными горящими глазами прямо на них.

- Не подходи, - шепнул Гарри, - давай обойдем ее как-нибудь.

Но Грег, увлеченный своими мыслями, внезапно вылез из-под мантии. Он хотел погладить кошку, но та, с шипением отскочила в сторону.

- Пойдем. - Опять шепнул Гарри.

Но Грег подошел к кошке еще ближе. Та, казалось, оцепенела от страха и чуть ли не вдавилась в стену. Грег стал ее звать, уговаривать. Хвалил по-всякому, но кошка ни за что не хотела успокаиваться и, тем более, к нему подходить. Он уже хотел было бросить это бесполезное дело, как сзади послышалось гневное шипение с паровозным свистом - казалось, по коридору мчится локомотив. Но оглянувшись, Грег увидел всего лишь Фильча... У него глаза из красных стали черными от гнева, сам он был похож на забинтованную мумию, а сквозь свист еле угадывались слова:

- Что?! Что здесь происходит.

Грегу отвечать не понадобилось, достаточно было оглянуться и дать Фильчу увидеть свое лицо. Завхоз замер. Из сушеной мумии он превратился в белую статую. Неизмеримый гнев превратился в ничуть не меньший испуг. Еще немного и у Фильча разорвалось бы сердце. "Если бы было", - подумал Грег и сам удивился своему хладнокровию.

К счастью, Фильчу не потребовалось и двух минут, чтобы придти в себя, и он белыми губами еле слышно выговорил:

- К Дамблдору. Немедленно. - Повернулся и зашагал по корридору.

Первые десять шагов дались Фильчу с большим трудом, он еле передвигал негнущиеся ноги. Вскоре он шел вполне сносно и Грег не замедлил для себя отметить: "смазался". Шесть месяцев назад Грег с усердием возился со своими компьютерами, чтобы они перестали при работе протяжно гудеть, ему необходимо было смазать вентиляторы. Зачем он экономил и не попросил отца купить новые, он не знал сам, но с задачей он тогда справился отлично. Аналогия была проведена почти верно, так как. у кабинета Дамблдора, разработавшись, Фильч почти бежал. Оглянувшись, Грег ни где не увидел Гарри - либо он был под мантией, либо ушел в Гриффиндор, что было бы куда лучше, нежели он пошел бы сейчас с ним.

Как они вошли в кабинет, Грег не понял. Похоже, стена куда-то исчезла или отодвинулась в сторону, и они поднялись по невысокой винтовой лестнице в небольшую комнату.

- Я позову профессора, жди.. те здесь, - прошипел Фильч.

"Уже на много внятнее", - опять проанализировал Грег, хотя тут уже было не до аналогий и не до анализов - Дамблдор был единственным профессором в Хогсвардсе, к которому Грег испытывал всю палитру возможных чувств, кроме, кажется, ненависти. Он его уважал и... боялся одновременно. Каждый взгляд Дамблдора заставлял сжиматься сердце Грега, с момента его первого появления в Хогсвардсе - это он понял только сейчас.

Дамбладор вошел в кабинет, из-за его спины выскользнул Фильч и моментально скрылся на лестнице. Профессор подошел и сел на начертанный им самим в воздухе стул. Пару минут они смотрели друг на друга. Грег испытывал панический страх, но сидел молча и не шевелился. Наверное, он очень сильно побледнел, потому что профессор вздохнул и сказал:

- Успокойся, Грег, тебе я не враг.

От этих слов легче не стало.

- Я знал, что рано или поздно мне с тобой придется говорить. Скажу честно, я не рад, что это произошло из-за Фильча, - профессор улыбнулся.

С улыбкой профессора, что-то тяжелое, свинцовое стало спадать с сердца Грега. Как будто внутри Грега с сердца стала оплавляться толстенная свинцовая оболочка. Ему стало больно, но он этого постарался не показать, только слегка наклонился влево.

- Профессор, он не виноват, мы всего лишь ходили проверять зелье! - Это был Гарри, он сбросил с себя мантию и стоял с расстроенным лицом рядом с Грегом.

- Я знаю, ты всего лишь хотел погладить кошку, - появление Гарри ни сколько не смутило профессора, будто он и так знал о его присутствии, - она нравится тебе одному. Вся школа ее ненавидит. Не трогай ее Грег, ей непонятны обычные ласки кошек, она... гм... не совсем кошка. Договорились?

- Хорошо, профессор, - Грегу стало легче, свинец почти растаял, и тяжесть сместилась ниже, он смог выпрямиться, - Я не хотел, профессор.

- Но поговорить я хотел не об этом. Ты, наверное, заметил, что тебя довольно холодно встретили на банкете по случаю начала учебного года?

- Моего имени не было в списке?

- Верно. Я не хотел приглашать тебя в Хогвартс, Грег. И я не имею права скрывать от тебя правду. Дело в том, что твой дядя... словом, он был великолепным волшебником, настоящим знатоком своего дела, но он творил страшные вещи, Грег. Его имя - Вальдеморт.

- Не может быть, профессор! - Гарри не удержался от реплики, он посмотрел на Грега с таким удивлением, что его глаза должны были выскочить из орбит.

- Может, Гарри. Так оно и есть. И мне очень странно видеть вас... гм... обоих в такое время вместе. Ты знаешь что-нибудь о своем дяде, Грег?

- Нет, профессор, я только однажды видел его на свадебной фотографии родителей.

- Что же, я теперь вижу, что ошибался. Ты не имеешь ничего общего со своим дядей. Но все же ты представляешь магию темных сил, ты не можешь быть добрым волшебником. Твои силы черпают мощь из зла. Это не так плохо, как может показаться - на банкете я сразу понял, у кого играет диск Джеймса. Они поют хорошие песни, правильные песни. Если ты получил диск, ты должен быть знаком и с Джеймсом, а у него самая верная точка зрения на тему добра и зла... ведь он сам - маг темных сил. Если ты не уподобишься своему дяде, ты будешь лучшим из магов. Но ты должен быть осторожен, твоя сила может причинить нестерпимую боль даже тем, кого ты любишь. Тебе нужно научиться быть справедливым, Грег. И я даже рад, что ты познакомился с Гарри, вместе вы сможете вершить великие дела.

Выйдя из кабинета Дамблдора, Грег и Гарри были погружены каждый в свои мысли и, сухо попрощавшись, побрели в разных направлениях.

10 Глава - Хэллоуин

Ни что в мире не усложняет жизнь так, как утренняя головная боль. Можно долго доказывать обратное, приводить примеры куда более ужасных ситуаций и недомоганий. Но ни один человек, ощутивший на себе эту проблему, не усомнится в том, что половина мировых бед - из-за плохого сна, тяжелых мыслей и неподъемной головы. Этим утром Грег впервые в жизни ощутил такое чувство. Всю ночь ему снились кошмары, в которых дядя с фотографии подмигивал и безудержно смеялся. Все бы ничего, если бы не его хохот, от которого даже во сне все тело покрывалось холодным потом.

Завтракать в столовую Грег пришел в таком убитом виде, что от него шарахнулся даже Малфой. В довершение всего, кофе, который он попытался приготовить по методу МакГонагалл, оказался чрезмерно горячим и слишком горьким. А от того, что произносил он требуемое заклинание, будучи в жутком состоянии духа, его кофе получился в таком количестве, что залил половину Слизеринского стола. Это, впрочем, не замедлили отметить остряки-однокурсники, но вся их спесь мигом пропала, стоило только Грегу бросить в их сторону короткий, но очень выразительный взгляд.

Взглянув на Поттера, Грег увидел не многим лучшую картину - Гарри сидел, упершись лбом в сложенные на столе руки, и, казалось, продолжал смотреть сны. Весь день дела шли из рук вон плохо - в оранжереи Грег повредил корень очень драгоценного растения, за что оно больно хлестнуло его по лицу, а на уроке Флитвика, использовав пару стандартных заклинаний из книги для первого курса, Грег поднял в воздух все находящиеся в кабинете книги. И это было бы еще терпимо, да вот только опустить порхающие на собственных страницах книги обратно практически не представлялось возможным! В результате, пришлось прибегнуть к помощи почти всех профессоров школы и, за какие-нибудь два-три часа, все книги были крепко связаны и разложены по столам. В общем, как сказал бы почти безголовый Ник, привидение Гриффиндора, - ложись да помирай, хуже уже точно не будет.

Однако, ни что не приводит нас в чувство лучше, чем хороший праздник! Особенно, если этот праздник - профессиональный...

В конец измучавшись ловлей книг, что, если честно, само по себе уже немного приподняло настроение, Грег вошел в главный зал Хогвартса в куда более лучшем душевном состоянии, нежели утром. По стенам огромного зала были развешены премилые создания - летучие мыши, а в воздухе висели все те же свечи, с той лишь разницей, что на каждую свечу теперь одели по здоровенной тыкве. Перед столом профессоров поставили еще один стол - на нем очень жизнерадостно бурлили, подпрыгивая, оловянные горшки с какой-то странной зеленоватой жидкостью. Один, впрочем, отличался некоторой серьезностью - он не хотел прыгать, словно не радовался общему празднику, а угрюмо содержал в себе странноватого вида вещество того самого цвета, который в приличном обществе зовут коричневым.

Это ни сколько не уменьшало его достоинства, а, напротив, возвышало его среди невоспитанных собратьев - его безмолвному величию позавидовали бы мудрейшие люди мира. На боку данного горшка, разумеется, красовалась золотая табличка с именем не менее величественного и благоразумного волшебника - Драко Малфоя. Чья персона, неподалеку, держалась в полном соответствии с собственным статусом, сравнимым разве что с его собственным горшком. И это в то время, как другие участники конкурса созданий неблагоразумно предавались различным шуткам и прыгали от нетерпения, как, кстати, и их горшки.

- Добро пожаловать на праздник Хеллуин, - сказала профессор МакГонагалл, когда все собрались и расселись по местам, - величайшее событие каждого учебного года! В этом году Хэллуин, как вы все знаете, будет особенным!

Все возбужденно стали перешептываться, а шеренга конкурсантов придала своим лицам академическую задумчивость.

- Прежде, чем мы начнем праздновать, - продолжил за профессора МакГонагалл Дамбладор, ибо ему одному было под силу восстановить тишину в зале, - мы подведем итоги начавшегося два месяца назад конкурса. Необходимо отметить, что сейчас будет происходить его решающая часть, от которой будет зависеть жизнеспособность и общая развитость создаваемых существ! Столь долгое изготовление зелья, конечно, процесс тоже не из легких, но для достижения требуемого результата, свойства зелья должны быть единственно возможного стандарта.

При этих словах, профессор опасливо покосился на горшок мистера Малфоя.

- Напоминаю, - подытожила МакГонагалл, - что существа должны уметь передвигаться, разговаривать и выполнять несложную работу. А теперь, я буду называть фамилии участников по списку, необходимо подойти к своему горшку и выполнить завершающую часть вашего создания - произнести заклинания трансфигурации.

Профессор МакГонагалл очень вовремя спохватилась, еще чуть-чуть и конкурс превратился бы в очередную из ее лекций. Чтобы не искушать себя, она тут же выкрикнула первое имя из списка.

- Гермиона Грейнджер, представляет факультет Гриффиндор, ассистирует мистер Гарри Поттер!

Надо заметить, что со времени подачи заявлений, список сильно поредел все участники из Слизерина сняли свои кандидатуры в пользу предводителя, а многим другим не удалось собрать нужные ингредиенты или попросту не хватило терпения выискать в библиотеке нужные заклинания. Так или иначе, перед нами стояло всего пять человек - Гарри с Гермионой, один участник из Пуффендуя, один из Когтеврана и, разумеется, несравненный мистер Малфой, представляющий факультет Слизерин.

Гарри с Гермионой подошли к своему горшку, заглянули внутрь и, похоже, остались довольны. Они выхватили свои палочки, синхронно замахнулись и, произнеся хором длиннющую тираду из заклинаний, коснулись горшка палочками... единственным результатом их действия стали смешки зала и исчезновение поднимающегося из горшка дымка. Всеобщую радость и веселье подогрело также то обстоятельство, что, увидев свой первоначальный результат, Гарри схватил горшок, перевернул и стал судорожно трясти над столом. Гермиона же, в свою очередь, пыталась снизу попасть волшебной палочкой в трясущийся горшок и выковырять ею оттуда все содержимое. Предела радости зрителей и других участников, наравне с преподавателями, не было до тех пор, пока из горшка, цепляясь и сопротивляясь, не вывалился маленький гном.

- Да что вам от меня надо?! - Завопил он. - Я спать хочу!

- Кто ты? - Спросил Гарри.

- Что, сам не видишь?! - Возопил опять гном.

- Работать будешь? - Спросила Гермиона.

- Что?! Рабооотать?! Да вы в своем уме?! - Орал гном.

Профессор Дамбладор, сквозь слезы смеха сказал что-то вроде "достаточно" и, взмахнув палочкой, заставил исчезнуть бедное создание, которое не разделяло всеобщего желания потрудиться в этот замечательный праздник. Вторым выступал представитель Пуффендуя, у него аналогичная операция вышла с куда меньшими затратами физической энергии - существо, которое он создал, было по меньшей мере раз в десять больше горшка и, при последнем взмахе палочкой, вылетело из него с оглушительным хлопком. Приземлившись с не менее оглушительным грохотом обратно на стол, существо стало глуповато озираться по сторонам, постоянно моргая большими глазищами. Оно было примерно человеческого роста, только состояло большей частью из жировых складок, снизу угадывались маленькие ножки, по краям торчали маленькие ручки, а сверху была вполне соответствующая его габаритам голова.

Не успели бедное создание спросить, кто, собственно оно есть, как оно само об этом заявило с красноречивостью полугодовалого ребенка.

- Да! - Сказало существо.

- Что "Да"? - Недоуменно переспросил представитель Пуффендуя.

- Да! - Было ему ответом.

- Работать будешь?

- Да!

- Он работать согласен! - Закричал представитель...

К сожалению, столь милое и трудолюбивое создание постигла та же участь, что и наглого, бессовестного лентяя гнома. Достижение лица, имеющего честь представлять факультет Когтевран, можно было бы назвать настоящим успехом! При последнем взмахе его палочки, из горшка выпрыгнула очень красивая, переливающаяся всеми цветами радуги, золотая рыбка! Она так ловко орудовала плавниками, что без труда передвигалась по столу и, похоже, ее даже не смущало отсутствие воды. Единственной проблемой оказалось то, что лицо, ее создавшее не учло совсем маленькой детали - рыбы не разговаривают, совсем.

И вот, настала очередь достопочтенного джентльмена, Драко Малфоя. Сия академическая личность, дабы не вводить зрителей в заблуждение, открыла начало действа короткой, но очень выразительной речью.

- Согласно плану, - сказал Малфой, покосившись на горшок, от которого недвусмысленно пахло, - мое создание должно не только разговаривать, передвигаться и выполнять работу, но и будет обладать некоторыми магическими способностями, которые я вам сейчас и продемонстрирую.

Драко достал пергамент, занес палочку, но не успел прочесть по пергаменту и слова - над ним уже хохотала вся школа, со всех сторон раздавались крики: "Давай попроще, Малфой!", "Смотри себя не клонируй!", и все в таком духе. Профессору Дамбладору пришлось призвать развеселившихся школьников стуком по бокалу, даже несмотря на то, что он сам при этом громко хохотал. Среди смеявшихся, не было лишь Грега, Гарри и Гермионы. Мистера Рона Уизли, напротив, угрызения совести ни сколько не терзали, и он дал себе возможность вволю насладиться моментом, периодически выкрикивая самые колкие из лозунгов.

Как и следовало ожидать, фиаско Малфоя было неизбежно. Но никто не мог предположить той грандиозности, с которой это фиаско даст о себе знать. При последнем взмахе его палочки, из горшка на свет стало выползать... нечто. Цвет и запах, оно, впрочем, ни сколько не изменило, зато приобрело немного невыразительные формы угрожающих размеров. На столе возвышался мешок исполинских размеров, в верхней части которого, угадывалось некое подобие физиономии - огромный рот, расплывшийся в глупейшей улыбке и маленькие глазки. С нежнейшей любовью, существо устремило свой взор на созидателя.

Никто не смог бы возразить против того утверждения, что сие творение безумно любило своего творца, и души в нем не чаяло. Что касается самого создателя, то было очень не похоже, чтобы он испытывал чувства, хотя бы отдаленно напоминающие те, с которыми на него смотрело это нечто... Все непременно закончилось бы трагедией, так как это воплощение любви и заботы с возгласом "маленький ты мой" образовало в боках конечности и потянулось к Драко, который сейчас был не столько белый, как обычно, сколько зеленый. Но, к счастью, не замедлил с решением профессор Дамбладор и создание, должно быть, присоединилось на небесах к своим собратьям по горшкам - к Гному, Толстяку и Рыбке. Что касается скромной персоны последнего творения, то ее впоследствии окрестили Вонючкой.

Как ни банально это звучит (а для организаторов тотализаторов, принимавших в тот вечер ставки, даже печально), призовые очки были разделены поровну между факультетами, а званием победителя и соответствующей грамотой был награжден каждый из финалистов.

Вскоре, все немного успокоились и приняли решение заняться самой главной частью праздника - угощениями. В первую очередь требовалось плотно покушать, от чего Грег, тщательно отобрав самые вкусные из блюд, наворотил себе не малую порцию самых разнообразных яств. И вот, когда он уже все это успел скушать и ждал десерта, шум в зале перекрыл отчаянный вопль. Этот вопль был таким громким, что его непременно можно было услышать во всех отдаленных частях замка, а эхо повторило его по меньшей мере раз десять. Такой тишины, которая воцарилась в зале сразу после этого вопля, не знал сам Хогвартс с момента своего основания.

- Посмотрите, посмотрите, что с ней стало! - Проорал опять кто-то.

Эта фраза, не столько произносимая, сколько выкрикиваемая с чувством леденящего кровь отчаяния, повторилась раз пять, становясь все ближе и ближе. И, наконец, все увидели кричащего - в зал вбежал Фильч, его всего трясло, глаза бешено вращались из стороны в сторону, а сам он выделывал такие зигзаги на пути к Дамблдору, что о какой-либо координации движений и говорить не приходилось. Фильч держал в руках довольно красивую статуэтку кошки... Та была запечатлена в камне, выгнув спину и злобно ощетинившись. Ни кто сразу и не понял, что эта статуэтка и есть кошка... И не какая-нибудь кошка, а нежно любимая Фильчем миссис Норрис. Подбежав к столу профессоров, Фильч опустился на колени, прижимая к себе кошку, и, громко разрыдался.

- За что?! - Вопил Фильч между всхлипываниями обращаясь не столько к профессорам, сколько ко всем присутствующим.

Дамблдор не без применения некоторой силы вырвал у Фильча кошку и стал внимательно ее осматривать.

- Это он - снова завопил Фильч, - это все он.

Грег не сразу осознал тот факт, что Фильч показывает на него, он сначала следил за действиями Дамблдора.

- Побойтесь поспешных выводов, Фильч, - сказал профессор, - однажды вы уже ошибались, не допускайте ошибки вновь.

Фильч, обхватив голову руками, разрыдался пуще прежнего. Праздник был окончательно испорчен, но больше всего Грега расстроила кончина кошки, она действительно ему нравилась. А ложное обвинение в этом его попросту бесило. С ужасом Грег осознал, что Гарри думает точно также как и Фильч - очень уж удивленно он на него смотрел со своего места. Грег встал, и медленно подошел к Дамбладору. Фильч, увидев это, быстро попятился на четвереньках в сторону. Пока Грег шел, вся школа смотрела на него с нескрываемым ужасом, тут уж было не до сравнения со Снейпом, на него в этот момент было действительно страшно смотреть!

- Профессор, - твердо и спокойно сказал Грег, - я к этому не имею никакого отношения.

- Я знаю, - профессор нахмурился, постукивая палочкой по кошачьей статуи, - тебе это пока не под силу. Это работа Бомануара, его излюбленный почерк...

- Бомануар? - изумилась профессор МакГонагалл, - Но ему сюда не пройти!

- Он меняет облик, - объяснил профессор, - ему ничего не стоит стать, к примеру, мною...

Через пять минут после этого происшествия, всех учеников старосты факультетов развели по их гостиным и строго настрого запретили покидать их. Это правило не относилось к Грегу, во всяком случае, он считал именно так и имел твердое намерение сходить в больничное отделение и справиться у профессора Дамблдора о состоянии кошки. Дождавшись, пока все разбредутся по своим комнатам или займутся своими делами, Грег незаметно выпрыгнул из гостиной в коридор. Но не успел он сделать и пары шагов, как перед ним выросли фигуры Малфоя и двух его дружков-телохранителей. Они стояли, чинно подперев бока, и надменно смотрели на Грега.

- Куда это ты собрался? - Начал было Малфой.

- У меня дела. - Оборвал его Грег, остановившись прямо перед ними.

- Ты испортил мне зелье! Думаешь, я не понял, кто это мог быть?

- Я испортил тебе зелье не более, чем ты испортил его Поттеру. - Грег сам дивился своему спокойствию и хладнокровию, эта троица явно собиралась с ним, что называется, разобраться.

Малфоя так удивило спокойствие Грега, что перейти к каким-либо решительным действиям он ни как не решался. Собравшись с мыслями, он решил все-таки вывести Грега из равновесия и бросил еще одну фразу:

- Новую кошку искать пошел?

Это было уже слишком, Грег действительно потерял свое спокойствие, но вовсе не так, как того хотелось Малфою. Вместо того, чтобы почувствовать вину, он так разозлился, что стал, должно быть, раза в полтора выше и шире. Он спокойно двинулся на Малфоя, словно не замечал его, а попросту шел по коридору. Надменная усмешка мгновенно исчезла с лица трех героев - настал их черед бояться, они не замедлили посторониться, вжавшись в стены. Грег же, так плавно и медленно мимо них прошествовал, и от него повеяло таким ледяным холодом, что вся троица чуть не лишилась чувств.

В больничном отделении замка собрались почти все профессора, они стояли вокруг стола, на котором лежала бедная кошка, и возбужденно что-то друг другу доказывали. Помешать им в этот момент означало бы проявить максимум бестактности, поэтому Грег сел неподалеку от них в кресло. В соседнем кресле седел человек в полосатой мантии и сосредоточенно следил не за профессорами, а за каждым движением Грега.

- Кажется, ученикам было запрещено покидать свои гостиные? - Спросил он.

- Если меня подозревают, я имею право быть в курсе дела. - Сказал Грег, ни на секунду не усомнившись в своей правоте.

- Да, да... ты, пожалуй, прав. Меня зовут Корнелиус Фадж, ты знаешь, кто я?

- Я Грег Стоун, о Вас могу только предположить, что вы тоже волшебник.

- Я министр магии, - Фадж рассмеялся, - что не мешает мне быть волшебником, тут ты прав. Скажи, а почему Фильч подозревает тебя?

- Я пытался подружиться с его кошкой, - Грег пожал плечами.

- И всего лишь? Странно для племянника того, чье имя мы не называем, странно.

- Так вы знаете, что я племянник Вальдеморта?

- Знаю, но это не важно. Скажи, а шрама у тебя нет, случаем?

- Нет. - Грег врал так, будто у него и вправду нет шрамов. - Если бы и был, вы же знаете, что современная медицина...

- Да, да... знаю, - оборвал его Фадж.

- Что с кошкой, вы в курсе?

- Стандартное заклинание полного окаменения, - Фадж пожал плечами, - но в наше время им умеет пользоваться, кажется, только маркиз Бомануар.

- Но ведь это беглый преступник, бывший соратник моего дяди, значит он тут и...

- И наиболее вероятная из его целей - Гарри Поттер, - закончил фразу Фадж.

11 Глава - Первая игра

Целую неделю вокруг окаменевшей кошки кипели страсти. Все то и дело показывали на Грега пальцем и шептали "Это он, это он", но стоило ему пройти мимо, сплетники мигом разбегались. Гарри понял все правильно и не стал обвинять Грега в гибели бедной кошки, хоть и относился к нему теперь с некоторой осторожностью. Единственным, кто ни как не отреагировал на происшествие с кошкой, был Стен - он всячески старался подбодрить и помочь Грегу с учебой, давал книжки про Квиддич и вообще, старался не оставлять его одного ни на минуту. Вскоре и Эсси с Ревеккой отошли от этого случая и стали спокойно с ним общаться, как будто ничего и не случилось.

Мистер Малфой, из без того предупреждавший негативных последствиях зарабатывания штрафных очков Слизерину, был и зол на Грега еще и за испорченное зелье. Но после выяснения взаимоотношений в коридоре, он теперь опасался высказывать свое недовольство в открытую. Причину этих опасений Грег не знал, как, похоже, не знал ее и сам Малфой. В любом случае, говорило это лишь о том, что от Малфоя теперь нужно ждать куда более крупных неприятностей, нежели глупое выяснение взаимоотношений в коридорах замка.

Но все это было мелочью в сравнении с главным - что-то изменилось в Греге самом, на столько прочно и бесповоротно, что он стал на много серьезней. Теперь он осмысливал каждый свой шаг и каждое слово, у него была предельно ясная цель - не дать более себя заподозрить. К счастью, разрядкой всеобщей напряженности стала первая в сезоне игра в Квиддич - между Слизерином и Гриффиндором.

Этим утром, позавтракав отменным кофе с молоком по методу МакГонагалл, Грег направлялся на стадион в самом лучшем расположении духа. Его не столько волновал исход состязания, сколько само его участие. Волноваться было решительно не о чем - он в совершенстве владел метлой, а снитч не одну сотню раз бывал зажатым в его кулаке на тренировках. Стиль же собственной игры он отточил и систематизировал до полнейшего автоматизма, чего, кажется, нельзя было сказать о Гарри. Быстро переодевшись в раздевалке, Грег вышел на поле первым. Он внимательно осмотрел поле, запомнил расположение солнца и прикинул, где ему будет лучше расположиться, чтобы высматривать снитч, не раздражая при этом глаза солнечным светом.

Все это он делал, держа в руках обычную школьную метлу - ту самую, у которой ни один прут не желал смотреть назад, а все они топорщились в стороны. Его не смущали ни чьи насмешки, он почему-то знал - эта метла его не подведет. За время тренировок Грег пытался выровнять ей прутья, но это делало ее только хуже, что лично для него говорило об одном - у метлы есть свой характер и ее нужно уважать. Черенок же был тщательно отполирован и покрыт лаком, который Грег готовил в классе Снейпа целый месяц. Чтобы не скользили руки, он обмотал метлу в нужных местах материей. На самой верхушке рукоятки красовалась собственноручно выведенная золотом монограмма - трезубец. Словом, это была его метла, только его и он был готов доверить ей собственную жизнь.

И так, проведя тщательный осмотр грунта, погодных условий, прикинув силу ветра и еще несколько незаменимых вещей, которые играли важную роль только для профессионалов Квиддича, Грег сделал неслыханное! Заполненный до отказа стадион зашумел тысячей голосов, когда Грег, спасаясь от лучей солнца и предотвращая неизбежное попадание при полете в глаза длинных волос, одел свои любимые солнцезащитные очки и не менее любимую бейсболку, слегка скосив козырек налево, по привычке. И то и другое было для Грега чем-то вроди талисманов. Он отбил в них не одну тысячу подач, когда играл в бейсбол и, как он считал, именно они приносили ему удачу, а сдвинутый влево козырек всегда помогал укрыть глаза от солнца, которое в Лос-Анджелесе почему-то всегда располагалось над школьным бейсбольным полем слева от него.

В таком виде, Грег походил на пилота американских ВВС перед выполнением особо ответственной и опасной миссии. Должно быть, в его лице угадывался американский патриотизм и необходимость отстоять на поле битвы честь своего флага, потому как Стен с трибуны Гриффиндора не замедлил козырнуть с самой серьезной физиономией, на какую только был способен, и это не было шуткой. Предельно собравшись, Грег стоял в стороне и смотрел, как игроки обоих команд выходят на поле, как выходит единственный судья, мадам Трюк. Он знал эту процедуру из книг с точностью до секунды, когда для этого было самое время, он спокойно занял на поле свое место и, не садясь на метлу, стал ждать начала матча.

- И так, нам нужна честная и красивая игра, - сказала мадам Трюк, - прошу оседлать метлы и приготовиться.

Грег не шелохнулся. Мадам Трюк громко дунула в свой свисток, выпустила мячи и мигом взмыла в высоту вместе с тринадцатью игроками. Грег же не одобрял подобной суеты, сделав пару шагов по земле, он сходу сел на метлу и не торопясь, двигаясь по краю площадки, стал плавно набирать высоту. Он был весь вниманием, его глаза казались неподвижными, но боковым зрением он отслеживал не только движение каждого из игроков, но и траекторию полета каждого из мячей. А когда какой-либо из игроков пропадал из поля его зрения, он мог с точностью до 95% предугадать его действия. Позиция на краю поля оберегала его от неожиданного удара бладжером из-за спины, Гарри-же кружился по полю и то дело уворачивался от этих назойливых шаров.

В таком темпе игра шла минут десять, за которые, впрочем, Гриффиндор успел забросить пять шаров и счет был 50:0. Но вот Гриффиндор сбавил темп, все стали не столько заниматься своим делом на поле, сколько следить за Гарри, чем не замедлили воспользоваться игроки Слизерина - они посыпали на Гарри такой град бладжеров, что даже Грегу стало жутковато. Однако мастерство Гарри также было на высоте, и он без труда уворачивался от шаров и гнался за Снитчем. Грег, вместо того, чтобы последовать его примеру и сломя голову ринуться за шариком, стал плавно приближаться к месту событий. Он прекрасно знал повадки снитча, так просто этот крылатый мерзавец не даст себя поймать.

Подлетев поближе, Грег дал знак своим загонщикам прекратить шквальный огонь и пристроился ровно в хвост метлы Гарри. Снитч постоянно меняет траекторию полета, а это значит, что Грег, находясь чуть дальше, сможет лучше среагировать на малейшее ее изменение. Так и случилось - снитч быстро, но плавно снижался и почти у самой земли вдруг взметнулся ввысь, Грег плавно последовал за ним, а Гарри пришлось выполнять сложный маневр - он был много тяжелее Грега, и по инерции его отнесло вниз и вперед, ему пришлось разворачиваться и снова набирать скорость. Таким образом, они успешно поменялись местами. Грег следовал за Снитчем, стараясь сглаживать углы его зигзагообразного полета и подгонял шар к кольцам - там поле сужалось, а не имевший на то права снитч, не мог покинуть пределов поля, значит, там он будет в ловушке и останется только предугадать, ринется ли Снитч вверх или спикирует вниз. Грег не угадал - он стал набирать высоту, надеясь сократить расстояние, но предательский шарик вдруг попросту провалился вниз.

Грег был вне себя от злости и, взмахнув рукой, в тоже мгновение дернул за один из прутьев метлу пролетающего под ним Гарри. Это было непростительным свинством, и Грег это хорошо знал. Взбесившаяся метла Гарри, выдав в воздухе жуткий крюк, довольно тяжело опустилась на землю. Грег подлетел к Гарри и помог ему подняться.

- Извини, машинально получилось. - Виновато сказал он.

- Чему только Дейв тебя научил! - Рассмеялся Гарри.

- Какой подлый трюк, какое мошенничество! - Неслись недоброжелательные крики из комментаторской кабинки.

- Осторожней надо, чтобы не видел ни кто! - Сказал Дейв, пролетая мимо.

- Пять штрафных очков Слизерину! - Прокричала мадам Трюк и оглушительно дунула в свой свисток.

Не обращая на этот галдеж никакого внимания, Грег развернул кепку козырьком назад и снова плавно поднялся в воздух, держась края площадки. Игра опять пошла по прежнему - загонщики Слизерина красиво пасовали друг другу бладжеры, периодически посылая их в цель, но основным игрокам их сборной жутко не везло - им никак не удавалось подобраться к хорошо защищенным воротам Гриффиндора, их же собственные ворота явно нуждались во вратаре получше. Счет был уже 90:15 (два мяча таки умудрились забросить Слизериндцы), когда Грег снова увидел снитч.

Гарри времени не терял, он уже мчался за ним. Догонять его было бесполезно, метла Гарри была куда лучше и быстрее. Оставалось думать. Грег медленно выплыл на середину поля, заметил, что загонщик Гриффиндора переместился ему за спину и к нему полетел пас бладжера. В следующую секунду, даже не обернувшись, Грег слегка отклонился влево и бладжер с протяжным свистом пролетел из-за спины вперед него. Все это Грег делал машинально, думал же он лишь о снитче. Гарри гнал шарик со снижением к той точке, откуда у снитча была только одна возможность сбежать - вверх. Вверх, а потом назад, решил Грег и, не раздумывая более ни секунды, ринулся туда, куда от него никто не ожидал - в сторону снитча, но много выше.

Гарри уже выходил из пологого пике в конце поля, когда снитч, взметнувшись вверх, полетел прямо на Грега. Ему ни чего не оставалось делать, как снять свою кепку и, используя ее как ловушку в бейсболе, дать Снитчу самому в нее залететь. Поскольку в этот момент Грег, фактически, уже стоял на месте, у него появилась куда более серьезная проблема, чем бладжеры - ему нужно было увернуться от летящего на него со всей скоростью Гарри! Скорость Гарри не позволяла выполнить резкого маневра, а набрать с места скорость самому или выполнить на месте "бочку" Грег был не в состоянии. Он использовал единственную возможность - завалившись на правый бок, он ушел в глубокое пике, с трудом вышел из него по спирали, чуть не коснувшись земли, и, лишь спустя десяток секунд, вернулся в исходную точку. В его руке была крепко зажата кепка, а внутри нее дергался несчастный снитч. Переложив добычу в левую руку, с ослепительной улыбкой и в больших солнцезащитных очках, Грег отдал честь Стену и одобрительно кивнул на соответствующий жест с его стороны. Развернувшись, Грег помахал рукой Гарри, который, все еще не сбавив скорость, выполнял затяжной разворот.

"Скорость это еще не все", - подумал Грег и нежно похлопал свою метлу. Военно-воздушные Силы Соединенных Штатов Америки могли бы гордиться таким пилотом, это точно.

Подлетев к трибуне Гриффиндора, Грег пожал руки единственным ликующим на ней людям - Ревекке и Стену, а затем направился к трибуне Слизерина, где его ждала встреча, поистине достойная победителя - Эсси надела ему на голову собственноручно и заблаговременно свитый лавровый венок. Пока Грег пожимал руки другим участникам своей и Гриффиндорской команды, а также своим болельщикам, Эсси, взяв его кепку и забравшись на трибуне выше всех, размахивала снитчем, демонстрируя его всему стадиону.

Грег никогда не любил быть в центре внимания и, поэтому, без особого наслаждения принимал весь вечер поздравления профессоров и Слизеринцев. Он был счастлив, что победа досталась не ему одному, а всей команде, хоть это и считали почему-то именно его заслугой. Свою же долю славы, он делил, как мог, среди друзей - Ревекки, Эсси и Стена. Он представлял их каждому Слизеринцу, который подходил поздравить его, и всячески старался подчеркнуть их участие в беседах с профессорами. К счастью, друзья были на столько увлечены обсуждением игры, что не замечали этого, и наслаждались его победой, без всякого умысла. Они сидели вчетвером за столом Слизерина, слегка потеснив его учеников, и праздновали общую на всех победу.

К счастью, Ревекка со Стеном не замечали или не хотели замечать, какими взглядами их одаривают Гриффиндорцы - те смотрели на обоих с таким презрением, словно видели предателей. Но их отношение изменилось, стоило только Гарри ненадолго присоединиться к банкету победителей. Гермиона с Роном ограничились поздравлениями, что было тоже весьма не свойственно проигравшей стороне, но было принято с благодарностью.

Стоило только месту Гарри освободиться, на него сел профессор Снейп, вот уж чего ни кто из них не ожидал.

- Поздравляю с победой. - Сказал профессор своим привычным ледяным тоном. - Надеюсь, она не случайна?

- Спасибо, профессор. - Голос Грега дрогнул. - Не случайна, мы все очень старались.

- Да, честно говоря, я в восторге! - Неожиданно голос Снейпа потеплел, стал приятнее, снеп явно хотел выразить свои добрые чувства, но не знал, как. - Когда ты поймал снитч, я уж думал, что этот Поттер тебя непременно снесет! Но ты от него ушел, и как...

Профессор смутился так, будто выдал страшнейшую тайну своей жизни - с такими удивленными физиономиями уставились на него четверо учеников.

- Да, конечно, - поспешил разрядить обстановку Грег, - если бы не метла...

- Постарайтесь выиграть все игры в сезоне, мистер Стоун, - сказал, откашлявшись, своим нормальным тоном Снейп, - я очень на вас рассчитываю.

Не дожидаясь ответа, профессор быстро покинул их стол.

12 Глава - Рождество

Приближался самый замечательный из всех непрофессиональных праздников Рождество. Грег уже давно думал, что подарить своим лучшим друзьям, но придумать это было также тяжело, как и написать интересную книгу. Что касается Эсси, то Грег давно заметил, что она очень любит свое золотое перо, которое досталось ей от бабушки, и все время боится его повредить, хотя и таскает с собой на каждый урок.

- Что это ты делаешь? - спросила Эсси, когда Грег украдкой замерял размеры пера и возился вокруг него с огромной деревянной линейкой.

Эту линейку ему пришлось одолжить в кабинете по изучению магглов - она дополняла нечто вроде выставочной композиции. О простых, маленьких и удобных линейках тут и вовсе говорить не приходилось - их попросту не было.

- Ээ... да вот, перо у тебя интересное, хотел замерить, какого оно размера. - Ответил Грег.

- Оно тебе нравится? - Эсси сощурила глаза.

- Да ничего, хорошее перо! - Соврал Грег, само перо-то ему было безразлично.

Сделав примерные чертежи, он отправил с совой заказ на изготовление специального деревянного чехла для золотого пера мистеру Олливандеру, попросив оплатить профессора Гроссвена из запасов своего дяди.

Одной проблемой стало меньше, и Грег начал думать о подарках для Ревекки и Стена. Случаи обоих пациентов были крайне тяжелы, но симптомы идентичны - оба все время жаловались, что школьными перьями писать мучительно неудобно, нужно постоянно макать их в чернильницу и, несмотря на чудесные самопромокающиеся пергаменты, руки всегда остаются перепачканы.

Вариант был - недавно в Пророке напечатали о новом методе изготовления замечательных перьев, которые писали без чернил, оставляя на пергаменте след только благодаря касанию оного. Плохо, конечно, что этими перьями нельзя было рисовать на столах или на обычной бумаге, однако новая технология преподносилась с большой помпой, и уже со следующего года планировалось начать серийный выпуск. Достать такое перо было абсолютно невозможно, единственно способом заполучить его было самостоятельное изготовление.

Штука это оказалась не простая, Грег часами сидел в библиотеке целых две недели. Наконец, он сумел найти требуемые заклинания для изготовления этого чуда магической мысли. И в итоге, всего за пару часов, он превратил два самых обычных пера в два самых необычных, которые писали без чернил, лишь соприкасаясь со стандартным школьным пергаментом. Единственной недоработкой был тот факт, что писали они слишком тускло и через пару дней все надписи становились совсем невидимыми. Однако подарка лучше не придумаешь - как никак сам сделал!

Перед каникулами у Грега добавилась еще одна проблема - сами каникулы. То, о чем он мечтал уже на пути в Англию, сделалось для него теперь самым не желаемым событием, какое только можно себе представить. Несмотря на довольно неприятное место, где ему приходилось ночевать, замок сделался для него вторым домом и Грег лихорадочно искал возможности остаться в нем и на каникулы. Какова же была его радость, когда оказалось, что остаются еще несколько учеников и профессор МакГонагалл составляет список из желающих остаться на Рождество в замке.

Проблема была бы решенной, если бы не одно "но" - с момента своего отъезда Грег ни разу не общался с родителями, и это было бы еще терпимо, если бы он хотя бы написал им письмо. Но он не сделал ни того, ни другого, а если он и на каникулы не приедет, родители сразу заподозрят неладное. С такими соображениями он и направился к Гроссвену, все таки тот был хитер, как ни кто другой, раз сумел вытащить его из дому, значит и с родителями пообщаться непременно поможет.

Когда Грег подходил к кабинету Гроссвена, он ясно слышал два голоса, но когда перед ним распахнулись двери, он обнаружил в кабинете его одного и никого более. Гроссвен старательно завязывал большой полотняный мешок, а увидев Грега, тут же его спрятал.

- Чем могу быть полезен? - осведомился Гроссвен

- Я уже давно в Хогвартсе, а с родителями ни разу не общался... сейчас остаюсь на каникулы в замке, надо бы им сообщить...

- Они все знают. - профессор улыбнулся.

- Вы с ними разговаривали?

- Не я, ты сам. И не один раз. Право, так весело ты им рассказывал про эту несуществующую компьютерную школу... - Гроссвен подмигнул.

- Ну, это уже слишком, - Грег вспылил, он сам уже научился подделывать голоса при помощи простейшего заклинания, но его не использовал даже подлый Малфой, - как вы могли?

- А что мне оставалось делать? Они тебя искали, я не хотел обременять тебя лишними проблемами... - Гроссвен, смутившись, пожал плечами.

- Я хочу с ними поговорить. Сейчас. Есть для этого какой-нибудь метод, заклинание?

- Конечно есть! Телефон называется...

- В Хогвартсе есть телефон?

- В Хогвартсе - нет, у меня в кармане - да. Мобильный. Тебя устроит?

Грег почти выхватил из рук Гроссвена трубку и тут же начал набирать номер.

- Потише, потише, - заорал телефон вместо того, чтобы отобразить на дисплее набранные цифры, на нем появилась смешная физиономия какого-то гнома.

- Тут я, тут, - сказал гном, - достаточно один раз нажать. Ну что, звонить-то куда бум?

Грег не сразу пришел в себя, чуть помедлив, он сказал номер и поднес аппарат к уху. Вскоре послышались гудки и на другом конце сняли трубку. Грег разговаривал по очереди с мамой и папой, по меньшей мере, пол часа. Он и не думал, что так по ним соскучился! Он рассказал все, что только мог рассказать - что он играет в команде по Квиддичу (местной разновидности футбола), что, благодаря ему, одна игра уже выиграна. Что он замечательно справляется с учебой, что книги в кабинете заклинаний, то есть в кабинете литературы, просто порхают благодаря его усилиям... и все в таком духе. Наговорившись вдоволь, он обещал рассказать обо всем еще подробней, когда приедет на летние каникулы.

Каникулы начались, а времени до Рождества оставалось еще очень много, но Грегу скучать не приходилось. Вместе с Ревеккой и Эсси, они опять перерыли всю библиотеку, и нашли старые чертежи замка, по которым он строился. Изумил их не столько тот факт, что подземелье Слизерина находится на уровне земли со стороны озера, сколько наличие в первоначальных чертежах красивой полукруглой террасы, окна которой, должны были выходить на озеро. Вход в террасу был запланирован прямо из гостиной Слизерина. Должно быть, основатели замка в последний момент передумали и не стали возводить такой грандиозный придаток.

Поделившись добытой информацией с Гарри, Роном, Гермионой и Стеном, они незамедлительно принялись за изготовление новых чертежей, на которых терраса представляла собой лишь уменьшенную копию первоначального плана. Собрав весь требуемый материал, такой делегацией они и направились к Дамблдору. Но тот, к их изумлению, даже не возразил и не усомнился в возможности осуществления проекта. Мало того, он обещал самостоятельно им помогать.

Таким образом, уже на следующий день, работа шла полным ходом: Хагрид замешивал раствор в огромном котле, профессор Дамблдор руководил общим ходом работ, то и дело отдавая указания и сверяясь с планом. Флитвик с МакГонагалл ловко орудовали своими палочками, заставляя огромные глыбы из стены замка образовывать широкий проход в гостиную Слизерина, и сразу укладывали их в соответствии с планом на новые места. Снейпу с Гроссвеном досталась самая противная работа - они носили ведра с раствором, но, как ни странно, всячески старались продемонстрировать полное одобрение и не высказали ни слова возмущения или возражения.

- Аккуратней, аккуратней, - говорил Дамблдор, - ровнее кладите, профессор МакГонагалл.

- Скорее, скорее раствору, - торопила МакГонагалл Гроссвена и Снейпа.

И так целых два дня...

В итоге, увеличив камин, пробив широкий проход на террасу, застеклив его красивыми витражами и навесив стеклянные двери, был осуществлен первый грандиозный проект по перестройке замка. Все теперь только и делали, что прогуливались по террасе, а в гостиной можно было греться у жаркого камина и с удовольствием наблюдать падающий за огромными окнами снег.

- Ох и влетит тебе от Малфоя, Грег, - хихикнула Эсси, - когда он вернется.

- Ничего, зато сделать все по-прежнему сам не сможет, - подмигнул Стен, силенок маловато.

- От него добра не жди... - грустно заметила Ревекка.

Следующим вечером всех оставшихся на каникулы ждало самое грандиозное фейерическое шоу, какое только мог себе представить Грег. Двенадцать огромных елей заполняли зал, потолок украшало, небо в центре которого, ярче других, горела одна из звезд. Все столы куда-то исчезли, а по центру зала стоял один, так плотно заполненный разнообразной едой, что оставалось загадкой, как он выдерживает такую нагрузку.

- Прошу минутку внимания, - сказала с улыбкой профессор МакГонагалл, как только все слегка утолили голод, - прежде, чем мы перейдем к следующей части нашего праздника, хочу прочесть всем небольшую лекцию.

Никто не ожидал услышать лекцию в такой вечер, но все еще меньше ожидали услышать от МакГонагалл именно такую лекцию - она рассказала о заклинаниях, при помощи которых можно делать создания. Только эти творения не могут жить долго, и больше похожи на привидения, то есть не имеют своих тел и полупрозрачны из-за отсутствия приготовленного заранее зелья.

- А теперь, я предлагаю начать еще один конкурс созданий, прямо здесь и сейчас! - этими словами МакГонагалл завершила лекцию, - Начнем, пожалуй... с профессора Дамблдора, прошу аплодисменты!

И что тут началось! Профессор, под громкие хлопки, взмахнув палочкой, выпустил огромного Феникса, который, кружа под потолком, разбрасывал с крыльев снопы красных искр. У Снейпа получилась не менее очаровательная зеленая змея огромных размеров, она кружила, извиваясь, вокруг стола и бросала на все ее окружающее красивые зеленоватые блики, а на голове у нее красовалась золотая корона. Сама МакГонагалл наполнила зал великолепными цветами, а Гроссвен превратил стены в продолжение двенадцати елей. От чего, зал превратился в поляну цветущих цветов внутри огромного и темного леса. Профессор Флитвик, убрав лес с одной из стен, расположил там ночное побережье озера, которое было покрыто мелкой рябью, а сместившаяся звезда бросала на озеро красивую световую дорожку.

- Теперь ваша очередь, мистер Поттер, - сказала МакГонагалл.

Гарри сначала немного смутился, а потом взмахнул палочкой, и над столом закружила, мерно помахивая крыльями, золотая сова, все дружно захлопали.

- Никто не хочет еще что-нибудь добавить? - Спросила МакГонагалл, явно рассчитывая на то, что желающих не найдется.

- Можно я? - Спросил Грег, сам того не ожидая.

- Грег, но ты еще на первом курсе, ты уверен? - В голосе МакГонагалл чувствовалась явная озабоченность.

Вместо ответа, Грег взмахнул палочкой и по полю цветов запрыгал огромный усатый кот, его шерсть плавно переливалась всеми цветами радуги. Но более всего поразило присутствующих то, что кот ловил порхающую с цветка на цветок бабочку, и ни как не мог ее поймать. Это было на столько реалистично, что все предыдущие деяния попросту померкли на фоне такого творения. Тревор, сидящий на коленях Хагрида, с упреком посмотрел на Грега и, мяукнув, сказал, что это на него вовсе не похоже и вовсе не так он глуп, чтобы за бабочками прыгать.

После этого, Гарри не замедлил добавить к своей сове летающего над лесом огромного золотого дракона, который выдыхал не огонь, а красивейшее северное сияние. Грега это позабавило, но не более того. Он взмахнул палочкой, и среди цветов показалась ударная установка, за которой восседал Ларс и молотил по барабанам волшебными палочками, из-под которых летели снопы разноцветных искр. Помимо красивого зрелища, зал наполнился ритмичной барабанной дробью, а копия Джеймса, вставшая неподалеку от установки, стала играть на гитаре и исполнять одну из лучших своих песен. Грег вспомнил и других участников группы и изобразил их неподалеку, также играющими свои партии на гитаре и клавишах. В итоге, все стали зрителями великолепнейшего концерта одной из лучших рок групп в мире. Дамбладор не скрывал своей радости по поводу увиденного, но все же взглянул на Грега с некоторой тревогой.

- Хватит, Грег, этого достаточно, ты убьешь себя так! - Сказала МакГонагалл.

Только теперь понял Грег их беспокойство - всем остальным их создания дались не без труда - Флитвик вытирал пот платком, а Снейп облокотился на спинку кресла и сидел не меньше минуты с закрытыми глазами. Но Грег ничего не ощущал! Для него это было также просто, как заставить все книги в классе порхать на своих страницах! Единственный среди колдовавших, кто оставался в похожем здравии и, кажется, не ощущал недомогания, был Гарри.

Вскоре, все пришли в норму и продолжили праздник на поляне, полной цветов, по которой прыгал большой кот, ловящий бабочку. Над столом кружила сова и феникс, между цветами, озаряя все вокруг себя зеленым светом ползала красивая змея-королева. Вода несуществующего озера тихо шумела в перерывах между песнями необычных музыкантов.

Грег просыпался медленно, ему было хорошо и тепло, но вскоре теплота стала слишком знойной, и он открыл глаза. Он спал сидя в кресле у камина в гостиной Слизерина, уснул он всего пару часов назад. Когда все стали расходиться из главного зала, он, отправившись к себе, решил посидеть немного у горевшего теперь особенно приятно камина. Взглянув в окно, он увидел тонкий слой чистого белого снега, заканчивающегося кромкой озера. Его черная как нефть поверхность отражала первые лучи восходящего солнца. Не в силах оторвать взгляд от этого зрелища, Грег поднялся из кресла и вышел через террасу на улицу.

Прохладный ветерок приятно холодил спину, и действие жаркого камина проходило с каждым шагом. Грег подошел поближе к озеру, и стал смотреть на восходящее солнце. Восходы в Лос-Анджелесе были, может и не хуже, но этот казался особенным. Это был восход, который наблюдал волшебник. Волшебник, справедливости и гнева которого, все будут бояться, и не зря. Волшебник, в силах которого было остановить сам рассвет. Это злой и могущественный волшебник смотрел этим утром на красивейший восход солнца. И Грег все это сознавал также ясно, как понимал то, что сказал ему своим вчерашним "Мяу" Тревор.

- Ну что же, - сказал сам себе Грег, - я на эту роль не просился.

Спустя несколько мгновений, над горизонтом возвышалась половина солнечного диска, а ветер слегка ослаб.

- С добрым утром, Эсси, - не оборачиваясь, сказал Грег, когда почувствовал на плече чью-то руку.

- С добрым. - Она тихо рассмеялась.

Грег обернулся. В красных лучах солнца, лицо так добро и нежно смеющейся злой волшебницы казалось ему самому чем-то сверхъестественным, но завораживающе красивым. Грег смотрел прямо в ее огромные, сводящие с ума глаза, которые слезились, должно быть, от смеха. Улыбнувшись в ответ, он посмотрел на ее руки. В правой был зажат его подарок - великолепно выполненный, украшенный резьбой чехол для золотого пера. В левой руке был немного меньший по размерам сверток. Грег взял его и, получив одобрительный кивок Эсси, развернул. Солнце уже поднялось над горизонтом, когда в его лучах засверкало красивое золотое перо, которое Грег вынул из предназначенного для него свертка.

Каждый волен называть это по-своему. Кто-то предпочтет слово "судьба", кто-то "случайность", но жизнь подбрасывает зачастую и более глупые и нелепые ситуации. Подтверждением тому, стали и два подарка, которые Грег получил от Ревекки и Стена. Это были два замечательнейших, красивейших пера. Да-да, самописных, пишущих очень тускло... Что ни говори, а воистину щедр тот, кто делает подарки от всего сердца, а это не судьба и не случайность.

За завтраком Грег сделал себе великолепный кофе, профессор МакГонагалл могла бы гордиться им. Давая кофе немного остыть, он принялся ждать Эсси - она спешила забежать к кому-то из профессоров перед завтраком. Вскоре зал наполнился людьми, все приветствовали друг друга, здоровались и с Грегом. Но он отвечал очень холодно, по непонятной ему самому причине, он стал беспокоиться. Беспокоиться об Эсси - ее все не было. Прождав с десяток минут, Грег уже не отрывал от двери взгляда.

Но вот, его сердце забилось чаще, и груз беспокойства разом рухнул с души - в зал медленно вошла Эсси. Он посмотрел на нее и слегка улыбнулся. Лишь увидев вымученную ответную улыбку, он осознал тот факт, что ей очень плохо она с трудом передвигала ноги и готова была в любую минуту рухнуть без чувств. В одно мгновение Грег, сам того не замечая, поднялся в воздух и, преодолев огромный зал, стал поддерживать Эсси. Он схватил ее руку, но та была холодной, как ... камень. Эсси улыбалась, но ноги отказывались нести ее дальше. Грег, не давая ей упасть, аккуратно положил ее на пол.

- Грег, он... - сказала Эсси.

- Что с тобой?

- Грег, он...

Эсси не могла больше вымолвить и слова, ее протянутые к Грегу руки стали превращаться в холодный мрамор, побледневшее лицо застыло, а широко раскрытые глаза нежно смотрели на него каменными зрачками.

- Нееет!!! - Заорал на всю школу Грег.

Мгновение спустя, он ощутил, как его плечи с силой стиснули чьи-то руки и рывком оторвали от Эсси.

- В больницу ее, быстро! - Распорядился Дамблдор.

В глазах Грега все еще стояло окаменевшая улыбка Эсси, а ее глаза нежно смотрели в его, когда профессор буквально втащил его в свой кабинет.

- Да очнись ты, - сказал Дамбладор и дал Грегу легкую пощечину.

От боли он стал понемногу приходить в себя и вытер бегущие по щекам слезы.

- Спокойно, Грег, все будет хорошо. - Профессор стоял наклонившись к нему и смотрел прямо в глаза. - Все будет хорошо, ты меня понял?

- Я понял, профессор, извините.

Грег окончательно пришел в себя, его стала разбирать дикая злоба, он был готов разнести в клочья весь Хогвартс, и он был на это способен, он это знал.

- Я прошу тебя успокоиться, по настоящему. Если ты дашь волю своей злобе, ты погубишь все - и ее и себя и всех нас, теперь ты понял, что я имею в виду?

Вот теперь Грег его хорошо понял и стал сам себя призывать к здравому смыслу и успокаиваться, его злость и чувство отчаяния стали понемногу проходить, ему удавалось взять себя в руки.

- Хорошо, теперь я задам тебе всего один вопрос. У тебя есть шрамы, Грег?

Теперь врать не имело смысла, профессор все еще стоял прямо перед ним, и его глаза находились напротив глаз Грега. Не произнося ни слова, он снял с руки браслет. Трезубец тускло светился зеленым цветом.

- Одень браслет. - Сказал профессор слегка охрипшим голосом.

- Что значит этот шрам, профессор?

- Ты... ты хранитель сил тьмы. - Профессор отошел от него и тяжело сел на стоящий неподалеку стул, он смотрел на Грега так, будто не знал - бояться его или убить на месте. - Это значит, что тебе доступны силы, которые тысячелетиями накапливались худшими из магов.

- Но при чем тут ... Мне это абсолютно безразлично, меня волнует только то, кто сделал это с Эсси, он должен понести наказание, профессор!

- Совершенно верно. Должен. Теперь я хочу тебе еще кое-что объяснить. На сколько мне известно, заклинанием, действие которого ты сейчас видел, владеет только Бомануар, а он сбежал недавно из-под надзора министерства. Его хотели отправить в ссылку, заменив Азкабан на более приятные условия содержания, где он мог бы работать... но он воспользовался этим и исчез. Значит, это его работа. Но почему он не нападает прямо на Гарри, если в его интересах пособничество Вальдеморту?

- Значит, он работает не на него и у него другие цели.

- Верно, теперь немного истории. Когда Вальдеморт потерял человеческий облик, между прочим, это был бывший хранитель сил тьмы, Бомануар был рядом. Много лет он успешно убегал от министерства, и все думали, что Вальдеморт передал шрам ему. Но когда Бомануара задержали по дороге в Сан-Диего, а это неподалеку от Лос-Анджелеса, шрама у него не оказалось. Мало того, он сдался без боя! Ты представляешь себе, чтобы скрывающийся многие годы человек так просто дал себя поймать?

- Он избавился от шрама, передав его мне, но зачем?

- Этого я понять не могу. Единственное правдоподобное объяснение в том, что тогда на него была развернута очень мощная охота, и он был не в силах больше убегать. Поэтому, он передал шрам тебе, надеясь впоследствии его вернуть.

- Но какой смысл... зачем ему убивать Эсси?

- Ему не впервой натравливать стороны друг на друга. Однажды он уже уничтожил Вальдеморта, натравив на него через Гарри все силы света - это он помог матери Гарри передать шрам сыну.

- Но разве хранителем были не вы? - Изумился Грег.

- Я был, но много раньше. - Профессор был удивлен познаниями Грега, но продолжил. - Благодаря его усилиям, правда, мы избавились от твоего дяди, а Гарри стал хранителем сил света. Теперь, должно быть, он пытается сделать то же самое. Если подозрение падет на тебя и министерство обнаружит твой шрам, они немедленно тебя уничтожат. Таков закон. Столетия министерство пытается искоренить зло, уничтожив его хранителя. Но если министерство уничтожит тебя, шрам перейдет его прежнему владельцу. То есть обратно к Бомануару.

- Но... как они меня заподозрят, ведь очевидно, что хоть мой дядя Вальдеморт, я не умею пользоваться этим заклинанием, и уж точно не похож на Бомануара.

- Вот тут ты ошибаешься, Грег. Бомануар единственный, кто умеет перевоплощаться и становиться кем угодно. Но, чтобы занять твое место, ему нужно сначала тебя уничтожить, а сам он это сделать не может - ты хранитель, новый Лорд Тьмы. Ему не под силу это. Единственная проблема в том, что такое оправдание для министерства не годится. Стоит им увидеть твой шрам...

- Я его заставлю ответить за это!

- И думать забудь! Ты хранитель сил Тьмы, а не Света - тебе нельзя привлекать к себе внимание. Министерство все равно сильнее, Грег. К тому же, Бомануар тоже не первый год магией занимается, с ним не так просто справиться.

- Когда вы поняли, что я Хранитель?

- Вчера. Мне, конечно, понравилось твое представление... Но на такое способен не каждый профессор, не говоря уже о первокурснике, который при этом даже не устает, да еще и звуковое сопровождение устраивает.

Грег встал и направился к выходу, но уже на винтовой лестнице спохватился - он только сейчас заметил, что сжимает в кулаке золотое перо...

- Вы знаете, как вылечить Эсси?

- Нет, - профессор нахмурился, - но мы сделаем все возможное!

- Спасибо, профессор.

- Еще одно, Грег. Не балуйся больше левитацией. Сейчас на это, кроме меня, никто не обратил внимания, да это и было оправдано - ты спешил на помощь Эсси... Но никто не умеет левитировать, кроме хранителей. Еще раз и тебя непременно обнаружат.

- Я сам не знаю, как это получилось, - Грег пожал плечами, - я не смогу сделать это опять, тем более, намеренно.

13 Глава - Вторая Игра

Уже несколько недель прошло с тех пор, как с Эсси случилось несчастье. Грег много раз пытался заставить себя сходить в больничное отделение, но он был не в силах снова увидеть ее каменные глаза. Когда Малфой приехал с каникул, он закатил грандиозный скандал из-за террасы. С ним пытались совладать все профессора, но успокоился он только тогда, когда взглянул в глаза Грега. И этого оказалось достаточно, чтобы он перестал доказывать, что терраса - форменная диверсия в его факультете, однако, было по всему видно, что он так этого не оставит.

- За это-то я его и уважаю, - сказал как-то Грег Стену, когда они шли по коридору, - он своего добивается, хитер и умеет использовать в свою пользу любую ситуацию.

- Ты прав, он не замедлит воспользоваться окаменением Эсси, ты должен быть на чеку.

Утром перед второй игрой в Квиддич, Грег вновь проснулся очень рано. Он вышел на улицу, подошел к озеру и стал ждать солнце. Как только показались его первые лучи, Грег ощутил на плечах прикосновения рук.

- С добрым утром, Стен, Ревекка, - сказал не оборачиваясь Грег, - ко мне так прикасаться опасно - в то утро она сделала то-же самое.

- Ничего, на нас это действовать не должно, - сказала, рассмеявшись, Ревекка.

- Ты не выспался, а у тебя сегодня игра, - в голосе Стена чувствовалась забота и обеспокоенность.

- Справлюсь.

Солнце поднялось над горизонтом, они дружно развернулись и пошли в главный зал завтракать. На столе Грега ждала чашка великолепного кофе, а профессор МакГонагалл сидела за профессорским столом и, в знак приветствия, кивнула.

- Спасибо, - сказал Грег, ему не хотелось колдовать этим утром, а кофе был все-таки незаменим перед важной игрой.

- Плохие новости, - сказал подошедший Гарри, - Малфой вчера вечером уехал к отцу, сегодня с утра они должны быть в министерстве. Не трудно догадаться, что они там будут делать. Грег, тебе нужно бежать... Если тебя схватят...

- Я должен играть. Если бы Малфой знал все, он не стал бы этого делать. В конце концов, он пользуется моей магией.

- А что может знать Малфой? - Спросила Ревекка.

- То, о чем я ни кому не скажу. - Прозвучал ледяной голос.

Грег моментально обернулся и встретился взглядом с Кровавым Бароном, который наклонился к нему и смотрел прямо в глаза. Взгляд отвести было невозможно.

- Я знаю, как можно отсюда быстро исчезнуть, - сказал барон так, чтобы его ни кто кроме Грега не слышал, - если я вам сегодня понадоблюсь, вы найдете меня в гостиной Слизерина.

Прежде, чем Грег опомнился, Барон развернулся и растворился в стене.

В этот раз, Грег вышел на поле последним. Все уже сидели на метлах, когда он одел свою кепку и солнцезащитные очки. Мадам Трюк отдала команду, Грег нехотя сел на метлу и стал, как и в прошлый раз, медленно подниматься по краю поля. Его соперницей была Сонья, ловец команды Пуффендуя, она последовала его примеру и неотрывно следовала за ним. Грег также четко отслеживал движения всех игроков и снарядов, но в этот раз ему играть не хотелось. Понял он это лишь в воздухе, но деваться было уже некуда. Играть он был обязан.

Увидев снитч, Грег плавно набрал скорость и стал к нему подлетать, как вдруг наперерез, на чрезмерно высокой скорости к снитчу понеслась Сонья. Да что же за глупости, так она только ему помешает. Грег не понимал таких бесцельных действий и решил увеличить скорость. Он рассчитывал быстро поймать снитч и закончить эту неприятную для него самого игру. Снитч направился к краю поля, а Грег летел все быстрее и быстрее. Сонья пристроилась рядом с ним и явно не желала уступать ему если не в ловкости, то в скорости. Этим она лишила Грега возможности правого поворота, и Грег слишком поздно заметил, что слева от него совершенно неожиданно появился загонщик Пуффендуя! Его, что называется, взяли в коробочку, а впереди возвышалась огромная трибуна Гриффиндора! Эти два негодяя держали его слишком плотно, снитч взмыл вверх, но Грег не мог последовать за ним, он уже находился у самой трибуны и выхода не было. Тормозить, набирать высоту, пикировать - все было слишком поздно. Отбросив в сторону метлу, чтобы сохранить хотя бы ее, Грег мгновенно выставил вперед обе ноги, закрыл голову руками и пробил собой ткань, окутывающую легкую деревянную конструкцию трибуны.

В одно мгновение Грег услышал хруст ломаемого дерева, ощутил сильный продольный удар по правой руке, а мощный толчок по затылку заставил его потерять сознание. Грег очнулся лежа в полуметре над землей. Его поддерживала метла, которую он, кажется, отшвырнул в сторону. Над ним стояла мадам Помфри, врач Хогвартса, Гарри, Стен и Ревекка.

- Если бы не метла, был бы конец! - Сказал, обращаясь ко всем сразу, Гарри.

- Метла его спасла... но как? - Стен явно недоумевал.

- Тише вы все, - зашипела на них мадам Помфри, - он в сознании!

Грег недоуменно на них уставился. Он чувствовал сильную боль в затылке, правая рука лежала на груди и ни как не хотела шевелить даже пальцами. Несмотря на сильнейшую боль, он мигом сел на метле, а та сама взмыла в воздух.

На поле шла настоящая баталия. Увидев случившееся, загонщики Слизерина явно задумали отомстить любым методом, их бладжеры так ловко сбивали игрока за игроком, что матч рисковал превратиться в настоящую бойню.

- Подожди! - Крикнул Гарри.

Грег немного снизился и посмотрел на него.

- Так она тебя убьет! Не спеши, пропусти ее вперед, ей все равно не поймать снитч!

- Мистер Стоун, немедленно вернитесь, вам нужно в больницу! - Грозным тоном заявила мадам Помфри.

Но Грег ее не слушал. Благодарно кивнув Гарри, он стремглав влетел на поле и занял позицию на краю. Сильно болела рука, а голова слегка кружилась, свидетельствуя о сотрясении мозга. Возвращение Грега на поле произвело такой фурор, что даже Гриффиндорцы кричали ему одобрительные лозунги, а трибуна профессоров разразилась громкими аплодисментами. Но Грег всего этого не слушал, он был зол и думал теперь только о том, как выиграть матч. И тут он снова увидел снитч! Он стремглав бросился за ним, а когда увидел, что Сонья уже летит рядом, Грег плавно сбавил скорость и, давая знак своим загонщикам, пропустил ее вперед.

Эта глупая девчонка явно не ожидала от него такого маневра. С изумлением обернувшись, она потеряла контроль над ситуацией, и получила увесистый удар бладжером по спине - уж кто-кто, а загонщики в Слизерине работали на славу. Не давая ей упасть и поддерживая ее, Грег плавно опустился прямо к мадам Помфри и сдал свой необычный груз прямо в руки врачу.

Прежде, чем мадам Помфри успела высказать свои возражения, Грег вновь оказался на поле. Дальнейшее было делом техники. Он с легкостью отследил очередную траекторию полета этого глупого шарика и со второй попытки, следуя ему наперерез, схватил снитч левой рукой. Игра была закончена, а Грег даже не потрудился хоть раз взглянуть, какой был счет. Он из последних сил подлетел к мадам Трюк и молча отдал ей снитч. Трибуны ликовали, а Грег, не обращая на это никакого внимания, летел к ожидавшей его мадам Помфри. Еще с высоты он заметил приближающихся к полю Малфоя и Фаджа, министра магии. Все было предельно ясно. Рядом с мадам Помфри стоял Дамблдор и Снейп, они все возились с Соньей.

- Мистер Стоун, я вынужден вас задержать. - Сказал Фадж, запыхавшись.

- Но ему нужна помощь! - Поспешила вставить мадам Помфри.

- Если то, что нам сообщили - правда, то помощь ему будет оказана уже в Азкабане.

- Что же вам сообщили? - Сказал Дамбладор и гневно взглянул на Малфоя, который стоял неподалеку с мерзкой улыбочкой.

- Что перед нами не Грег Стоун, а маркиз Бомануар.

- Бред! - Дамблдор, кажется, впервые был в бешенстве.

- Это мы проверим в министерстве, прошу следовать за мной, мистер... э... Стоун.

Грег медленно осмотрел всех присутствующих. В глазах Снейпа, Дамблдора и Гарри он ощутил явную поддержку. Мало того, Снейп попросту кивнул в знак одобрения, словно знал его мысли! Раздумывать не имело смысла более ни секунды. Грег оттолкнулся от земли и, уже в полете, запрыгнул на свою метлу. Так быстро он еще не летал. В след ему полетели искры из палочки Фаджа, но уворачиваться от препятствий в полете ему было не впервой, и заряды пролетали мимо. Вскоре он достиг замка и, влетев в распахнувшиеся перед ним двери, направился в гостиную Слизерина. Быстро доложив рыцарю пароль, он моментально заскочил внутрь. Он не знал, что делать дальше. К счастью, Кровавый Барон сдержал свое обещание и ждал его тут, словно был абсолютно уверен, что его помощь понадобится. Грег аккуратно положил метлу в кресло и уставился на Барона.

- Что теперь? - Спросил он после недолгого молчания.

- Моя метла... - Сказал вместо ответа Барон. - Ты о ней хорошо позаботился, спасибо. Она не раз спасала мне жизнь.

- Мне она тоже сегодня очень помогла, только сейчас она бессильна. Вы говорили, что знаете, как исчезнуть из замка. За мной гонятся, вы не поможете?

- Ах, да, что это я... прошу сюда.

Барон показал в пустой темный угол.

- Подходите, подходите. - Командовал барон. - Вот тут, вам придется воспользоваться моей... ранее моей, теперь вашей палочкой и пару раз ударить во-от по этому кирпичу.

Привидение показывало на самый обычный камень, но Грег, не задумываясь, последовал его указаниям. Он ударил по камню и в полу образовался небольшой темный колодец, внутри которого ничего не было видно.

- Будьте спокойны, я сам убегал этой дорогой однажды, а кроме меня о нем никто не знает.

- Спасибо, Барон!

- Открой эту несчастную дверь, немедленно! - Орал за дверью Фадж на рыцаря, никто не хотел сообщать ему пароль, а рыцарь упорно отказывался пустить его. Фадж не знал, что со стороны озера был совершенно свободный вход через террасу.

- Позвольте, я вам помогу! - Послышался голос Драко.

Не думая более ни секунды, Грег прыгнул в темноту колодца. Над его головой сами сомкнулись камни, а он скользил по скользкому желобу. Неожиданно, слегка ударившись ногами, он погрузился в воду чуть ли не по самый подбородок. Тьма была кромешная. Достав левой рукой палочку, Грег сказал "Люмус" и зеленоватый свет выхватил окружающее его пространство из тьмы. Первым делом, он внимательно осмотрелся - наверх уходил темный колодец, туда ему точно не надо. Сам он находился в тоннеле, по краям которого были довольно широкие выступы, которые были закрыты водой всего на пару десятков сантиметров. Сам-же Грег стоял в проходящей по центру глубокой яме, где было слишком глубоко, чтобы как-то передвигаться. С трудом выбравшись на правый выступ, Грег перевел дух и, оторвав от мантии длинный лоскут ткани, привязал к шее болтающуюся правую руку. Делал он это очень долго и с большими усилиями. Боль в руке была невыносимой, и привязать ее стоило огромных страданий, но идти в таком состоянии было бы много больнее. Выполнив эту операцию с зажатой в зубах палочкой, Грег стал пробираться по тоннелю.

Шаг за шагом идти становилось все труднее и труднее. Он уже не раз соскальзывал с выступа в центральную канаву, но, выбравшись на выступ, с упорством барана продолжал свой путь. Он не помнил, сколько прошло времени с того момента, как он прыгнул в колодец, но усталость давала о себе знать не менее сильно, чем головная боль. Его счастью не было предела, когда он увидел выступ в стене, который возвышался на пару сантиметров над водой и, будучи покрытым толстым слоем пыли, казался мягчайшим из всех ложь, о каком только можно мечтать в таком состоянии.

Грег в изнеможении лег на этот выступ и вытащил из воды промокшие ноги. Помимо всего, теперь он ощутил и холод. Мантия на правом плече была скорее из крови, чем из ткани - было похоже, что она сама кровоточит. Грег закрыл глаза и попытался отдохнуть. Но больше он был не в силах встать. Он пытался, но даже поднять с пыли голову стоило ему титанических усилий.

Грег, сам не отдавая себе отчет в том, что он делает, с трудом стряхнул с левой руки браслет и, чуть не уронив его в воду, одел на правую. Он делал это только за тем, чтобы взглянуть на шрам - шрам, который сам же теперь готов был проклясть.

Он смотрел на его зеленоватое свечение и тихо ненавидел руку, на которой он был расположен. Внезапно, Грег ощутил, что браслет на правой руке сильно сжался. Должно быть, он ломал ему кости, так как обычного прикосновения к руке Грег уже давно не чувствовал, чувствовал только сильную боль в плече. Но теперь болеть стала вся рука! Из груди сам собой вырвался протяжный стон. Рука болела так, будто ее разбирали на части, отрывая мышцу за мышцей. Но вскоре, также внезапно, рука успокоилась и Грег интереса ради попробовал пошевелить пальцами. Получилось!

- Так вот оно, некоторое дополнительное магическое свойство, которое Олливандер добавил к браслету, - прошептал сам себе Грег, - надо будет обязательно навестить старика, он все-таки молодец.

Грег еще не мог шевелить самой рукой, но она уже не болела и не кровоточила. Все еще сотрясаясь от холода, он с огромным трудом умудрился сесть. В глазах потемнело, и даже яркий свет его палочки не дал разглядеть окружающее его пространство. Грег тяжело опустился обратно и снова закрыл глаза. Рану на руке браслет вылечил, но травма головы была не менее сильной. Оставалось лежать, лежать и надеяться на лучшее, ведь браслет явно продолжал работать - камень на нем светился всеми цветами радуги, и Грег теперь знал, что это к лучшему.

Должно быть, он пролежал целый день, сильно хотелось есть, все также кружилась голова. Но он, наконец, нашел в себе силы, чтобы подняться на ноги! Он сделал несколько неуверенных шагов и снова вступил в воду. От холода его била сильнейшая дрожь. Пройдя не более десяти метров, Грег рухнул в центральную канаву, и чуть не захлебнулся. Он не мог дальше идти. На его счастье, через пару метров оказалось еще одно пыльное ложе. Каких же ему трудов стоило на него взобраться! "Все, это конец", - мелькнуло в его мыслях, и он вновь закрыл глаза.

Никто не знает, сколько времени он так пролежал, но вдруг тишину прорезали резкие звуки хлопков по воде. Кто-то бежал к нему по этим выступам, периодически поскальзываясь и тихо при этом ругаясь. Грег был уже не в силах открыть глаза, но он знал, кто это. Этот голос мог принадлежать только одному человеку - профессору Снейпу! Вскоре, сильные руки профессора бесцеремонно переложили обессиленного Грега на удобные носилки, а сверху тщательно укутали неизвестно откуда взявшимся одеялом. Грег почувствовал, что плывет на носилках по воздуху, прямо под потолком тоннеля. С трудом приоткрыв глаза, он увидел проплывающие над ним булыжники потолка. Это не сон, спасен, подумал Грег. Одеяло было очень теплым, словно это была электрическая грелка, холод постепенно исчезал, наполняя тело теплом, и вскоре он крепко уснул.

14 Глава - Дом Снейпа

Очнулся Грег на заднем сиденье машины. Ее сильно трясло и кидало из стороны в сторону, но водитель и не думал сбавлять скорость. Грег с трудом сел, в глазах потемнело, но он вскоре пришел в себя и огляделся. Машина неслась по петляющей лесной дороге, чудом избегая столкновения с растущими по краям деревьями, проходя в сантиметрах от толстенных стволов и подпрыгивая на их корнях. За рулем сидел Гроссвен, а рядом профессор Снейп. Оба следили за дорогой и не заметили, что он очнулся. Машина была той самой, на которой Гроссвен возил Грега по Лондону в день его приезда. Шикарный роллс-ройс сейчас эксплуатировался в таком нещадном режиме, что любая другая машина попросту рассыпалась бы от такой поездки.

- Где мы? - Спросил хриплым голосом Грег.

- Проснулся? - Ответил вопросом на вопрос Гроссвен.

- Ну слава богу, живой! - Снейп повернулся к нему и весело сверкнул глазами. - Сейчас выедем на нормальную дорогу и вскоре будем у меня дома.

- У вас дома?

- Да, мне от родителей достался в наследство огромный особняк, но я там почти не бываю. Ни кто тебя там искать не будет.

- Так меня еще ищут?

- Конечно! Кровавый Барон сказал, что ты вылетел через террасу, и ищейки из министерства обыскивают все леса вокруг Хогвартса. Хорошо, что Барон сказал мне, где тебя искать, - Снейп весело подмигнул.

Машина внезапно выскочила из лестной чащи, и с оглушительным визгом резины заняла место в сплошном потоке какого-то скоростного шоссе, создав при этом помеху огромному грузовику. Тот выразил свое негодование протяжным и мощным гудком.

- Тебя за руль нельзя сажать! - Снейп пытался съехидничать в адрес Гроссвена.

- Езжу, как умею, чего ты придираешься, - огрызнулся тот.

Грега сильно знобило, он опять лег на сиденье, накрылся одеялом и крепко уснул. Снова очнулся он, когда машина петляла по узким улочкам жилых районов, должно быть, одного из предместий Лондона.

- Почти приехали, - сказал Снейп Грегу, а потом добавил Гроссвену, поворачивай на право, потом налево и прямо до упора.

- Как пожелаете, - Гроссвен ответил таким тоном, словно и сам все знал, но, вместе с тем, весело улыбался.

Вскоре они подъехали к высоким кованым воротам, два прута которых были обмотаны толстенной цепью, а на ней висело некое подобие большого замка. Не долго думая, Снейп с силой рванул замок, и тот попросту рассыпался у него в руках - сырая погода Англии сделала его хрупким куском ржавчины.

- Давно не был тут. - Снейп виновато пожал плечами.

Он открыл ворота, и машина, тихо шурша резиной по гравию, закатилась внутрь. Дождавшись, пока Снейп закроет ворота, кое-как приладит на место разваливающийся замок и вернется в машину, Гроссвен медленно поехал по заросшей травой дорожке. Было такое впечатление, что никто не бывал тут по крайней мере лет десять. Лишь внимательно присмотревшись можно было заметить, что машина едет не по лесной чаще, а по некогда красивейшему саду. По краям дороги росли могучие яблони, вишни. Кусты, которые много лет назад имели строгие геометрические формы, сейчас стояли бесформенными кучами и местами мешали проехать, машина с лязгом раздвигала их ветви, но чудом продиралась сквозь этот зеленый хаос.

- Да, плохой из тебя садовник! - Попытался пошутить Гроссвен, но никто не засмеялся, эти слова были горькой правдой.

- За садом всегда родители следили. - На Снейпа было жалко смотреть, у него в глазах наворачивались слезы. - Вот этот куст мать все время стригла в форме большой чаши.

Сейчас куст, на который показывал Снейп, не изображал ничего. Со всех сторон торчали безжизненные ветви, а редкая листва лишь подчеркивала его старость и не ухоженность.

Наконец, машина продралась через очередные кусты и выехала на круглую подъездную площадку, в центре которой, располагался широкий декоративный пруд с небольшой скульптурой и фонтаном по центру. Фонтан, конечно, не работал, а что изображала скульптура, сразу было и не понять. Но сквозь слой мха Грег наконец распознал силуэт сидящей девушки, которая держала в руках античную вазу, а из вазы предполагалась струя фонтана. Вспомнив Эсси, Грег поспешил отвернуться и стал рассматривать дом, к которому они подъезжали. Из-за густой растительности видна была лишь та его часть, что называлась парадной лестницей. Но она так лишь называлась - каменные ступени поросли мхом, вокруг навеса, поддерживаемого каменными колоннами, валялась черепица, которая должна была бы быть его крышей, а не валяться в таком беспорядке.

Снейп первым вышел из машины и, пока Гроссвен помогал выйти Грегу, стоял напротив входа и смотрел на него остекленевшими глазами.

- Да что с тобой, Снейп? - Спросил Гроссвен. - Успокойся, прошлого не вернешь!

Снейп, опомнившись, стал помогать Грегу подниматься по ступеням, а Гроссвен принялся доставать из багажника всевозможную провизию. Вскоре старые дубовые двери с жутким скрипом распахнулись, и они вошли в огромный зал. Пол покрывал, по меньшей мере, пятисантиметровый слой пыли.

- Сейчас я тебе спальню покажу. - Сказал дрогнувшим голосом Снейп. - Перед отъездом я там немного поколдовал, должно быть чище.

Бесшумно ступая по пыльному ковру, они поднялись по огромной полукруглой лестнице на второй этаж. Впервые за многие месяцы, Грег увидел картины, изображение которых не двигалось. Если честно, это его несколько радовало, он устал от магии. Профессор распахнул последнюю в коридоре дверь, и они зашли в довольно скромную комнату. Тут совсем не было пыли, хотя разбросанные вещи называть порядком тоже было бы не правильно.

- Ну вот, как все оставил, так оно все и лежит. - Довольно заявил Снейп.

Грег плюхнулся на кровать и, немного передохнув, стал осматривать комнату. Единственное окно было в виде арки, стекла, в отличие от остальных окон дома, были чистыми, но в него были видны лишь ветви близстоящих деревьев. Рядом с окном стоял небольшой стол, полки над которым, были уставлены всевозможными стеклянными флаконами и баночками с жестяными крышками. Грег без труда распознал в большинстве из них уже знакомые ему ингредиенты различных зельев. В противоположном углу стояла стереосистема, вероятно, семидесятых годов, а по углам возвышались мощные колонки.

- Ну вот, все готово. - Сказал Снеп, повозившись у стола. - Выпьешь примерно через пол часа и на утро будешь, как новый.

Грег взял из рук профессора небольшой кубок и заглянул внутрь. Жидкость представляла собой зеленоватый напиток, шипящий, как обычная газировка.

- Спасибо. - Он поставил кубок на тумбочку у кровати. - Что произошло в замке после моего бегства?

- Это было не бегство, а стечение обстоятельств. Ну, как я уже говорил, Фадж подумал, что ты сбежал через террасу, и они уже который день обыскивают окрестные леса. А вот кто сбежал, так это не ты, а Малфой. Да у него и выхода другого не было, за тебя вся школа горой поднялась. Боюсь, задержись Малфой хоть на минуту, от него и не осталось бы ничего...

- А сколько времени прошло?

- Ого! - Присвистнул Снейп. - Три дня, уважаемый, ты в тоннеле провалялся. Как ты живой еще, ума не приложу. Ну ладно, зелье я тебе приготовил, оно поможет. Пока ты спал, мы заскочили в супермаркет и набили багажник едой всяческой. По меньшей мере, на месяц тебе хватит, смотри, не растолстей.

- А вы?

- А мы уезжаем, не то и нас искать начнут, а тогда... В общем, я постараюсь держать тебя в курсе событий, жди сов. Как только дела пойдут лучше, и можно будет вернуться, ты узнаешь об этом первым, я обещаю. Вот, если что срочное. - Сказал Снейп и положил на тумбочку сотовый телефон. - Гроссвен говорит, ты умеешь им пользоваться.

Снеп моментально выскочил за дверь и был таков. А Грег опустил голову на подушку и снова закрыл глаза. Не успел он уснуть толком, как вдруг на тумбочке назойливо задребезжал телефон.

Он протянул руку и с закрытыми глазами поднес трубку к уху.

- Але, я слушаю. - Пробормотал он сонным голосом.

- Сам ты але! - Рявкнула трубка.

Грег перепугано открыл глаза и посмотрел на телефонного гнома, тот нагло ухмылялся.

- Когда тебе звонить будут, я так и скажу. А сейчас я блокнот-будильник, вот. - Гном достал какой-то сверток, развернул и посмотрел текст. - Тааак... Тут написано, что тебе зелье пить пора. Пей зелье давай!

- Хорошо, хорошо! - Сказал Грег, положил телефон и потянулся к кубку.

Зелье за пол часа превратилось в обычную воду, во всяком случае, на вид и на вкус. Выпив, Грег посмотрел в окно, листва деревьев становилась почти неразличимой, и комнату окутывал полумрак. Должно быть, Снейп зачем-то добавил в зелье добрую порцию снотворного, так как глаза мгновенно сомкнулись, а голова сама упала на подушку.

Следующим утром, Грег проснулся от сильного чувства голода. Он прекрасно себя чувствовал и мог поклясться, что еще никогда так хорошо не высыпался. Но очень хотелось есть. Он приподнялся и огляделся. Лежал он на кровати прямо поверх одеяла, в грязной, окровавленной мантии. Встав, он заглянул в стоящий рядом с кроватью платяной шкаф. На одной из полок были совсем новые джинсы, а чуть выше лежали великолепные фланелевые рубашки, прямо как дома, в Лос-Анджелесе. Он достал джинсы и первую попавшуюся рубашку и с удовлетворением заметил, что они лишь немного велики. Похоже, Снейп и вправду совсем давно не был в этом доме.

Взяв с собой одежду, Грег пошел по коридору, заглядывая в каждую дверь, пока не наткнулся на ванную комнату. Тут было полно пыли, но главное, чтобы работал водопровод, остальное поправимо, решил Грег. Он открыл кран, и из носика полилась одна ржавчина. Оставив кран открытым, Грег направился на поиски кухни. Ее найти было на много проще - прямо под лестницей располагалась двустворчатая дверь в это важное помещение.

Войдя внутрь, Грег с удовольствием отметил, что Гроссвен вчера не только битком набил старый, но довольно вместительный холодильник, но и вытер везде, где только смог, пыль. На кухне из-под крана текла уже вполне нормальная вода, но Грег пока не решался ее пить и тоже оставил кран открытым. За последующие пол часа он уничтожил столько еды, сколько не ел за все завтраки своей жизни несколько куриных лап, целый пакет молока и половину буханки хлеба. Он не столько наелся, сколько его челюсти устали работать и Грег решил сделать перерыв.

Закрыв кран на кухне, он вернулся в ванную и с удовлетворением отметил, что в нее льется уже вполне прозрачная вода. Кроме того, дом был явно подключен к коммунальной водопроводной системе, так как вода была теплой. Отрегулировав напор воды и ее температуру, Грег тщательно отмыл ванную и протер везде пыль. Даже половая кафельная плитка засверкала первозданной чистотой, а красивое зеркало с рельефными краями казалось настоящим брильянтом.

В самой ванной Грег пролежал не менее часа, ему казалось, что он в жизни не испытывал большего блаженства, чем в этой старой посудине, под давлением теплой и сверкающей в лучах электрических светильников воды. Окончив утреннее омовение, он облачился в найденный им в шкафу скромный костюм простого ковбоя и принялся внимательно, комната за комнатой, осматривать дом профессора Снейпа. Строение производило скорее впечатление второго Хогвартса, только неухоженного, так как к обеду Грег успел осмотреть лишь малую часть всех комнат и коридоров. Однако вывод был один, и поспорить с ним было трудно требовалась генеральная уборка.

"В таком доме обязательно должна быть библиотека", - решил Грег, а, учитывая интересы профессора, там можно найти не мало полезного. Он спустился на первый этаж и принялся осматривать большие залы. Наконец, он нашел, что искал - библиотека была огромным залом в три этажа, которые сообщались узкими лестничными пролетами. На каждом этаже располагалось по меньшей мере по тысяче книжных полок. Тут было все, что только можно представить себе в частной библиотеке.

Но, проходя мимо полок, Грег все больше и больше разочаровывался, - книги были магловские, и ни одного названия, хоть как-то связанного с магией, ему так и не встретилось, пока он не поднялся на третий ярус. Вот тут он и нашел то, что искал - "пособие по содержанию домашнего хозяйства с помощью гномов". Книга стояла на самом видном месте, словно ее только недавно читали. Ясно было, что Снейп, после смерти родителей, пытался справиться с хозяйством - вся книга была битком набита закладками и рукописными листками с заметками. Грег взял книгу, и спустился вниз. Тут он аккуратно вытер со стула пыль и протер стол. Включив настольную лампу, он углубился в чтение.

Спустя каких-нибудь 5-6 часов дом кишмя кишил всевозможными гномами! Они возились с высокой лестницей, меняя лампочки. Они намывали посуду, беря ее в шкафах и относя сразу на место. Они протирали пыль и мыли полы. Они делали это все даже там, где Грег еще не успел даже побывать!

Сам же он занялся стереосистемой Снейпа. Это была замечательная техника. Довольно старовата, зато звучание имела не хуже любой современнейшей аппаратуры, должно быть, благодаря своим габаритам. Грег аккуратно протер все ручки, переключатели. Проверил и подчистил все соединения. Конечно, проигрывателя компакт-дисков в ней не было, зато без труда удалось подключить его плеер, который предусмотрительно захватил из Хогвартса Гроссвен и который Грег нашел в холодильнике, вместе с беспорядочно впихнутыми туда продуктами.

Соединив и проверив все, что только можно было, Грег с замирающим сердцем тронул рычаг включения, и комната наполнилась глубокими и мягкими звуками музыки. Но и этого было мало. Грег велел гномам вынести колонки и стереосистему в главный зал. Работяги мигом выполнили поручение, расставили в зале огромные колонки по углам, а саму систему - прямо по центру зала. Быстро, но аккуратно протянув провода, они уставились на Грега с явным нетерпением. Грег вставил в плеер "специальный"... и тут работа пошла! Гномы стали пританцовывать и подпевать, работать под музыку им нравилось много больше, они теперь даже не ругались, когда что-нибудь не получалось. А благодаря хорошей акустике дома, музыка была слышна даже в самых отдаленных комнатах и это при том, что огромные колонки работали лишь на половину от своей реальной мощности.

Вскоре гномы устали, устал и Грег - он наводил порядок в библиотеке самостоятельно. Аккуратно протирал корешки книг, полки... Читал названия, а некоторые доставал и перелистывал. У него была впереди уйма времени, и он старался выбрать себе чтение на ближайший месяц. Взяв одну из книг, Грег побрел спать. В этот раз ему не пришлось спать не раздевшись - постельное белье было тщательно выстирано и расстелено заботливыми гномами, кровать благоухала свежестью и Грег залез под одеяло с таким чувством, словно окунулся в воды прохладного океана. Такая обстановка не располагала к чтению и он моментально уснул.

Следующим утром Грег вновь осмотрел дом и похвалил гномов - они проснулись раньше него и уже намыли и протерли все то, что упустили вчера. В книге был дан совет уничтожить всех гномов после завершения работы, но Грег посчитал это неправильным. Собрав гномов, он направился в их сопровождении на улицу. Солнце стояло уже высоко и приятно грело лицо, слепя сощуренные глаза. Не успел он сделать и пары шагов, как одни гномы уже занялись фонтаном, а другие карабкались на крышу, подавая при этом друг другу обвалившуюся черепицу.

Грег еще вчера нашел в библиотеке старые фотографии сада, теперь он разложил их на солнце и пытался представить себе, как и что должно было бы выглядеть. Согласно найденному там же плану, здание имело П-образную форму, а Грег находился у главного входа, внутри образуемого крыльями здания двора. Первым делом, требовалось привести в надлежащий вид этот внутренний дворик. Гномы ловко справлялись с очисткой фонтана, а крыша навеса над входом была уже отремонтирована, и они умудрились раздобыть где-то садовые тележки и инвентарь. Грег дал указания свободным гномам расчищать от травы и кустов подъездную дорогу.

Из открытых дверей дома неслась веселая музыка, и работа закипела пуще прежнего. Гномы, пританцовывая, стригли газоны, вырывали траву с дорожки, стригли кусты. Некоторые из них даже пытались напевать мотив мелодии. Сам Грег работал не хуже гномов, он вырезал у кустов старые ветви, оставляя только молодые побеги, а идущие за ним гномы собирали обрезки и начинали постригать кусты, пытаясь придать им тот вид, который они имели на старых фотографиях.

Вечерами Грег читал "Историю Ведения Магических Сражений" и "Методы Противодействия Вторжению", а по утрам применял на практике некоторые приемы, описанные в этих книгах. Таким образом, за неимением обычных солдат, Грег сформировал настоящую армию из верных гномов. Он оснастил их соответствующей форменной одеждой и снабдил оружием - маленькими винтовками и автоматами, которые стреляли настоящими магическими искрами и вполне могли вывести из равновесия, по меньшей мере, слона. Он выставил у ворот и по периметру земельного участка дозорные посты и запретил показываться на глаза кому-либо, если только не будет предпринята попытка вторжения на земли Снейпа.

Гномы торжественно поклялись бороться до последней магической искры за родное поместье профессора. Этим они, впрочем, избежали непременного уничтожения, которое им грозило после приведения в порядок сада, как того рекомендовало "пособие по содержанию домашнего хозяйства с помощью гномов".

Так и прошла неделя вынужденной ссылки Грега в доме профессора Снейпа, а затем и вторая и третья. Однажды вечером, Грег в своем любимом кресле сидел у камина и читал книгу по трансфигурации, положив ноги на стоящий рядом стул. Но его чтение было бесцеремонно прервано стрельбой со стороны, противоположной главному входу. К счастью, гномы стреляли не долго, и вскоре явился посыльный. С важным видом, он встал по стойке смирно, отдал честь и выпалил:

- Ваше Величество, позвольте доложить!

- С чего вдруг "Ваше Величество?", - Грег не велел гномам так себя называть, и его не мало удивило такое обращение.

- Мы хотели просить вас быть королем гномов. - Гном был явно смущен.

- Ну ладно, а что там случилось? - Грег махнул в ту сторону, откуда минуту назад были слышны выстрелы магическими искрами.

- При попытке несанкционированного пересечения нашей границы был задержан вражеский шпион!

- Ведите сюда. - Грег пожал плечами, человека из министерства или Бомануара гномам так просто не удалось бы задержать, и ему было любопытно, кто мог попасться в его сети.

Гном убежал и вернулся спустя минуту в сопровождении, по меньшей мере, десяти сослуживцев, которые вели пленника. Им оказался мальчик лет одиннадцати, одного с Грегом роста, довольно крепкого телосложения, во всяком случае, по сравнению с Грегом. Волосы у гостя были светлые, коротко стриженые. И стоял он с таким видом, будто и вправду был настоящим военнопленным, с той лишь разницей, что не мог скрыть любопытства ко всему происходящему. Грег помнил, что Бомануар может принимать любые обличия, но даже по отношению к нему, было бы крайне невежливо оставлять его связанным.

- Развяжите его. - Отдал приказ Грег, и указал на стоящее рядом кресло. Садись.

Гномы были явно расстроены, что пленника не пришлось судить и немедленно казнить.

- Займите посты. - Сказал им Грег, и, видя их обиженный вид, добавил: Благодарю за службу!

Услышав благодарность, гномы сразу изобразили на лицах неподдельную радость и, чуть ли не бегом, поспешили на свои места. Незваный гость уже и не пытался скрывать своего удивления и любопытства.

- Энтони Скрэблстон. - Представился он, первым нарушив минутное молчание.

- Грег Стоун, как это тебя сюда занесло?

- Да... я книжки почитать хотел, как обычно, ничего больше.

- Случаем, не те, что на третьем ярусе расположены?

- И не только, тут еще половина подвала ими забита! - Энтони был явно доволен собой. - А ты тут один? Тебе не страшно? Я сюда только за книжкой залезаю, и сразу вон. Говорят, тут привидения водятся.

- Не знаю. Кажется, не страшно. Когда тебе постоянно твердят, что ты сам самый злой и ужасный волшебник... когда все тебя самого боятся, уже почему-то ничего не страшно.

- А почему злой, ведь магия - это так хорошо, можно делать столько замечательных вещей!

- По мне, так любая - ничего хорошего! - Грег наконец-то получил возможность выговориться. - Жил я себе спокойно в Лос-Анджелесе, так попал вместо школы программистов в школу магии. Мало того, что мой дядя оказался самым мерзким из волшебников, так меня теперь еще и убить все пытаются из-за маленького шрама, в котором нет ничего особенного. Понимаешь, не из-за того, что я что-то плохое сделал, а из-за того, что у меня есть шрам... Якобы, я Лорд Тьмы. И что с того?

- Ты Лорд Тьмы? - Энтони был изумлен.

- Да, ты что-то об этом знаешь?

- Конечно! Об этом во многих книгах написано. Но Лорды Тьмы не все были такими уж плохими! К примеру, царь Соломон - многие из его решений казались людям ужасными, но вместе с тем, они помогали достигнуть справедливости.

- Почему же тебя не пригласили в Хогвартс, ведь ты знаешь куда больше меня?

- Я магл, и никто не догадывается о моих знаниях. Да у меня и не получается ничего из ваших заклинаний - палочки нет, а где ее взять, в книгах не пишут. Изготовить я ее тоже не могу - попробуй-ка, найди шерсть единорога или перо феникса...

Целый вечер они болтали без остановки, по очереди пробовали разные заклинания, используя палочку Груга, и, как ни странно, у Энтони все получалось ни чуть не хуже, чем у любого ученика Хогвартса. Поужинав, они вернулись к камину и принялись читать книги по трансфигурации и экспериментировали со своей одеждой. Грег превратил свою кепку в отличную ковбойскую шляпу, а кроссовки в шикарные ковбойские сапоги. Потом они принялись обсуждать, можно ли превратить воду в дерево, используя лишь стандартные заклинания. Увы, этого им не удалось, и вскоре оба спали у жаркого камина с зажатыми в руках книгами. Шляпа Грега была надвинута на глаза, в темных очках отражалось пламя. В руках по-прежнему была книга по трансфигурации с используемой в качестве закладки волшебной палочкой.

Проснулся Грег от какого-то странноватого шума - тихого шипения. Камин был потухшим, солнце ярко светило сквозь чистые стекла окон. Он выглянул на улицу, там свободные от дежурства гномы затеяли игру в европейский футбол, но звук издавали точно не они. Грег потянул носом и почувствовал замечательный аромат яичницы с беконом. Положив книгу на стол, он направился на кухню.

У плиты стоял мужчина и весело насвистывал веселую мелодию, ловко орудуя сковородой и ножом. Он был среднего роста, с безупречной осанкой. Из-под широкополой шляпы с большим черным пером была видна седина. Лицо человека показалось Грегу странно знакомым, хотя вспомнить, где его раньше видел, он не мог. Это было лицо доброго человека, в глазах которого царило вечное веселье. Мелкие морщинки уходили к вискам от темных глаз и покрывали почти все лицо, он явно любил посмеяться. Одет он был в безупречно сидящий черный костюм и белоснежную рубашку, какие носят весьма состоятельные бизнесмены, не вязалась с его респектабельным видом только шляпа. Было не похоже, чтобы он пробивался через засады гномов с боем. Не обращая на себя никакого внимания, Грег тихо сел за кухонный стол и, облокотившись на спинку стула, стал наблюдать за гостем.

- С добрым утром, мистер Стоун! - Сказал, не обернувшись, пришелец.

- С добрым утром, с кем имею честь?

Человек оглянулся, весело сверкнул глазами и заявил:

- А я думал, вы меня узнаете! - Он схватил шляпу, причудливо взмахнул ею, отвесил поклон, чуть ли не до самого пола, и выпалил: - Маркиз Бомануар в его истинном обличии, где тут у тебя соль?

- Справа от плиты, на второй сверху полке. - Сказал Грег. - И это все, что вы хотели сказать?

- Я весь к вашим услугам, мой Лорд. - Бомануар принялся солить яичницу.

Достав две тарелки, он разделил плод своих кулинарных успехов на две части и разложил по тарелкам, придвинув одну из них к Грегу.

- Я не завтракаю. - Спокойно сказал Грег.

- Как скажете! - Маркиз забрал тарелку, переложил порцию Грега себе и принялся с аппетитом уничтожать собственное творение.

Грег сидел и смотрел за этим зрелищем, что-то ему мешало понять происходящее.

- Зачем вы здесь?

- Тебя повидать. - Маркиз сказал это так, будто это было самым обычным делом. - Яичницы, вот, покушать. А то устал я, за столько-то месяцев, от стряпни Хагрида... сам знаешь.

- Вы жили у Хагрида?

- Ну не жить же мне с тобой в Слизерине! Сам-то я Гриффиндор заканчивал, а подвалы Слизерина всегда старался обходить стороной. И угораздило же тебя туда попасть...

- Но каким же образом вы оставались незамеченным?

- Последнее время, Грег, - улыбка Бомануара стала шире, - ты называл меня Тревором.

- Значит, вы были в виде моего кота? Тогда все понятно, а где...

- Когда мы уезжали, настоящий Тревор спал под своим любимым кустом. Я полагаю, он и сейчас там.

- Так вы явились за шрамом?

- За шрамом?! - Бомануар расхохотался, - Не для того я от него избавился, чтобы вновь брать на себя такую обузу, Грег. Перед смертью твоего дяди, я дал ему обещание передать шрам самому достойному из его наследников. Как ты понимаешь, выбор был не велик. Я долго скрывался, пока не узнал, что у брата Вальдеморта и его жены родился ты, ну я и направился в Лос-Анджелес. Я не был в долгу перед твоим дядей, но обещания я привык выполнять. А поскольку я не всегда чтил действующие законы, а скорее выступал за справедливость, ты, как Лорд Тьмы, можешь всегда рассчитывать на мою помощь, если только дело будет касаться твоей личной безопасности, в убийствах я даже твоему дяде никогда не помогал.

- Значит, шрам вам не нужен? Тогда зачем эти окаменения? Только не говорите, что это не ваша работа...

Бомануар поерзал на стуле, откашлялся и придал себе самый серьезный вид, на какой только был способен.

- Не знаю, зачем эти окаменения, а работа эта и вправду не моя. Кому-то это выгодно, а вот кому...

- Это вы были у меня в спальне незадолго до моего последнего дня рождения?

- Да, хотел убедиться, что со шрамом все в порядке. - Бомануар указал вилкой на запястье Грега, и осмотрел кухню. - А ты не плохо тут потрудился.

- Это все гномы, - Грег махнул рукой, - я только и успеваю ими командовать, кстати, как вы прошли сквозь кордон?

- Поосторожней с ними, видел бы ты, что тут творилось, когда Снейп пытался с ними управиться, - Бомануар снова расхохотался, - а прошел очень просто, в виде гнома. Пришлось, правда, в футбол поиграть...

- Я не помешаю? - В дверь просунулась рыжая с залысинами голова.

- Аааа..... Уизли! - Вскричал Бомануар. - Заходи, яичницу будешь?

- Привет, маркиз, здравствуй Грег.

- Вы, должно быть, еще один беглый волшебник? - Грега стало раздражать такое количество визитеров.

- Нет, не угадал! - Уизли весело подмигнул. - Сегодня моя задача - ловить их, я в министерстве работаю.

Бомануар уже орудовал у плиты, готовя яичницу для Уизли.

- Вот этот балбес, - весело сказал Бомануар, обращаясь к Грегу, но показывая здоровенным ножом на Уизли, - в прошлый раз меня в Азкабан и упрятал, ты себе можешь представить?

- Только не говори, что тебе там не понравилось... - Ответил Уизли за Грега. - Кто в прошлом году превратился... эээ... в некую противоположность Дементора и высосал из них всю злобу, а? Они из-за тебя вокруг Азкабана как дети скакали и букетики собирали!

Грег читал в книге, что Дементоры - страшнейшие из охранников Азкабана, которые питаются добрыми чувствами и положительными эмоциями заключенных, и решил не встревать в беседу с лишними вопросами.

- Ну, я не говорю, что мне там скучно было... - Бомануар сделал вид, что сильно смущен. - Только на свободе, сам понимаешь, веселее.

- Увы, маркиз, придется тебе снова туда податься.

- Это еще зачем? - Изумился Бомануар.

- Чтобы реабилитировать Грега, и чтобы он мог вернуться в Хогвартс. И чтобы мы могли, наконец, заняться не твоими поисками, а поисками настоящего убийцы.

- Но... - Бомануара эта новость явно не обрадовала.

- Если ты откажешься, Фадж тут будет с минуты на минуту, и проблемы будут уже у Грега. А так - мы официально тебя поймали, упрятали, Грега, таким образом, реабилитировали.

- Ну, замечательно! Мистер Уизли опять Герой, самого Бомануара словил... А Бомануару опять в Азкабане отсиживаться. Негодяй ты, Уизли!

- Это не на долго. Кстати, ты еще десять лет назад обещал сказать мне, кто стал Хранителем...

У Грега екнуло сердце, Бомануар вздрогнул, посмотрел на Уизли и мгновенно изменившимся голосом злобно ответил:

- Не знаю, ничего я тебе не обещал.

- О! Занервничал! - Весело подмигнул Грегу Уизли, - а ведь знает... знает, а не говорит! Настоящим героем я буду тогда, когда хранителя поймаю. А я его поймаю, обязательно поймаю.

- Может его и вовсе ловить не стоит? Не бывает только хорошего мира, Уизли, хранитель темных сил должен быть, обязательно должен быть. Но он должен быть мудрым. - Бомануар посмотрел на Грега.

- Знаю, знаю... Все ты мне это уже говорил, но законы не я писал, ты знаешь, - отмахнулся Уизли, и, весело посмотрев на Грега, спросил: - Ты, случаем, не хранитель?

Грег, перепугавшись, поспешил помотать головой.

- А как вы попали сюда, ведь я, кажется, везде гномов расставил?

- Прилетел. - Уизли показал пальцем вверх и, подмигнув, добавил: - Ты про ПВО забыл.

Уизли с аппетитом уплел яичницу и встал.

- Ну ладно, поехали - чем быстрее я тебя сдам, тем быстрее с делом разберемся, и будешь ты на своей долгожданной свободе скорее, чем Деметоров замучить успеешь. За тобой, Грег, я завтра пришлю профессора Снейпа, - он посмотрел на сад, - думаю, он будет счастлив это видеть...

- Вы нашли способ, как привести Эсси и кошку в порядок? - это Грега волновало больше всего.

- Нет. Вообще-то не только Эсси с кошкой, та же беда с Гермионой Грейнджер и Ревеккой, ты пока не в курсе. А над средством работают. Найдут, обязательно найдут.

Грег велел гномам пропустить гостей и пошел будить Энтони.

15 Глава - Битва При Малфое

Энтони, оказалось, уже давно не спал, а, стоя неподалеку, внимательно следил за происходящим и слушал их разговор.

- Так получается, это все правда? - Изумился он. - А я-то думал, что ты мне вчера все наплел... Выходит, ты и вправду Хранитель?

- Это что-нибудь меняет?

- Нет, конечно нет! Но средство... кажется, я знаю его.

- Пойдем, за завтраком расскажешь. - Грег не надеялся услышать он него ничего путного, но он ошибался.

Они вошли на кухню, и Энтони принялся готовить завтрак. На столе лежал забытый кем-то из утренних визитеров сотовый телефон с таким же гномом внутри, как и у Грега.

- Я читал об этом заклинании в одной книге, которую тут брал. Там говорилось, что единственным средством от него является какой-то эликсир, но его нельзя изготовить. Его можно получить только из Книги Жизни, которая хранится на высокой башне, а где именно - я не помню. Еще ее очень сложно открыть. Кажется, для этого нужны два хранителя - белой и черной магии, только им это под силу.

- Где та книга, в которой ты это прочитал? Она здесь, в библиотеке?

- Нет, я ее тогда прочитал, это около года назад было... и когда нес ее обратно, у меня ее отнял сосед - я проходил мимо ворот, ведущих на их землю, а он, как раз выезжал на своем лимузине. Он, как меня увидел, остановился и его водитель забрал у меня книгу, обозвав маглом. Они еще пытались выведать у меня, где я ее взял...

- И что ты им ответил?

- Сказал, что нашел неподалеку и еще не успел ничего прочитать... Я же не мог сказать правду, иначе меня сюда никогда больше не пустили бы.

- Нам нужна эта книга, нужно ее у них забрать.

- Нее... Эти Малфои вообще какие-то странные. Я смотрел карту, их дом со всех сторон окружен болтами и лесной чащей.

- Ты сказал Малфои? А книжку, случаем, не Драко у тебя отнял?

- Да, это он был.

Грег моментально выхватил из кармана телефон и велел гному соединиться с профессором Снейпом.

- Профессор, это я, Грег! - Выпалил он сразу, как услышал шум возбужденного класса.

- Грег, у меня урок. - Полушепотом ответил профессор. - Это важно?

- Да, профессор! Средство... его ведь еще не нашли?

- Да, над ним еще работают.

- В вашей библиотеке была книга, в ней это средство описывалось во всех подробностях!

- Значит, сейчас ее в библиотеке нет? - Раздраженность в голосе Снейпа исчезла, ее заменил интерес.

- Нет, она у Малфоя. С прошлого года. У Драко Малфоя. Вы не могли бы попытаться ее раздобыть?

- Я попробую, но шансов почти нет... Ты же знаешь Малфоев... Как называлась книга?

Трубка работала громко, и Энтони хорошо слышал разговор.

- "Секреты страшнейшей магии", ССМ, - подсказал он.

Грег повторил в трубку название и извинился за беспокойство профессора во время урока.

- Ничего, Грег, до завтра. - Сказал профессор и, прежде, чем повесить трубку, добавил: - Только не делай глупостей, Малфои тебе не под силу!

Пока Энтони уничтожал свой завтрак, Грег пытался придумать какой-нибудь дипломатический прием, который помог бы убедить Малфоев вернуть книгу.

- Бесполезно. - Махнул он в итоге рукой. - Так просто они ничего не отдадут.

После завтрака, они направились в библиотеку и тщательно изучили там карту окрестностей. Граница земли Снейпа и Малфоев была обозначена узкой речушкой, которая петляла в лесу и, то и дело, превращалось в болото. Место для особняка было выбрано самое подходящее - со всех сторон непролазный густой лес с болтами, ни кто из маглов не может подсмотреть, чем занимаются хозяева.

Карта была довольно старая, но ясно было, что в этих местах не часто строят что-либо новое. На той же карте был обозначен брод, по которому можно было легко пересечь реку и была помечена лесная тропа, ведущая прямо к дому. Таким образом, было понятно, как можно легко пробраться в особняк. Единственная проблема заключалась в том, что, по словам Энтони, дом Малфоев всегда хорошо охраняют, а после последних событий в Хогвартсе, охрану должны были утроить, ведь Драко наверняка отсиживался именно там.

- Да, одной магией тут не обойтись. - Сказал задумчиво Грег.

- У нас есть нечто получше Малфоевских боевых троллей! - Энтони весело подмигнул и показал на играющих в футбол гномов. - Они, как минимум, умнее и преданней.

Целый день они занимались подготовкой к предстоящей боевой операции. Из добровольцев, которыми оказались все без исключения гномы, они выбрали два взвода по четыре гнома в каждом. Грег снабдил их уменьшенной копией формы морских пехотинцев США и соответствующим по внешнему виду вооружением. Переоделись в форму и Грег с Энтони.

- Если журналисты узнают, что сын члена палаты лордов руководит взводом американского спецназа, да еще при выполнении задания на территории самой Англии... Это попахивает международным скандалом! - Энтони рассмеялся.

Вид у них был действительно грозный - камуфляж, точные копии настоящих американских винтовок и боевая раскраска на лицах, даже глупые тролли должны были бы отнестись к такому оснащению с должным уважением. Связью им служили сотовые телефоны, гномам которых, Грег велел соединиться напрямую и не разъединяться до получения специального указания.

С наступлением вечерних сумерек, они двинулись в сторону брода. Энтони со своей командой занял позиции на берегу Снейпа - он должен был прикрывать переправу Грега и его гномов. Посадив своих бойцов на заранее приготовленную доску, Грег стал толкать ее по водной глади, сам передвигаясь по илистому дну реки. Перейдя на противоположный берег, он первым делом высадил гномов и с силой толкнул доску в обратном направлении, где ее ловко поймал Энтони. Заняв с гномами круговую оборону и внимательно всматриваясь в лес, Грег ждал, пока Энтони переправится со своей командой. Вскоре эта часть операции была блестяще завершена - пока что они себя не обнаружили, а это позволяло надеяться на общий успех операции.

Сверившись с картой, они убедились, что перед ними более-менее сухая часть леса, по которой идет обозначенная на карте тропа. Однако тропа была ни чуть не в лучшем состоянии, чем окружающий ее лес - поваленные деревья перегораживали каждые два метра. А кусты, пользуясь отсутствием высоких деревьев, разрослись так, что идти было попросту невозможно. Они решили идти двумя группами по разным сторонам петляющей тропы, пользуясь ею, как ориентиром.

Грег медленно пробирался сквозь лесную чащу. Идти было нелегко - высокие и часто растущие деревья не давали лунному свету пробиваться сквозь их листву. Везде валялись поваленные стволы, через которые приходилось перелезать или пролезать по ними снизу. Фонарик, закрепленный на винтовке, вырывал из тьмы лишь куски бурелома, не давая возможности, как следует осмотреться.

Когда они в таком режиме уже дошли до середины леса, Грег неожиданно услышал слева звуки тяжелых шагов и ломающихся ветвей. Он еле успел выключить фонарик и спрятаться с гномами за огромным поваленным деревом, как мимо них, словно огромный танк, прошествовал боевой тролль. Это было не то животное, не то человек. Его огромное тело было оснащено кожей, скорее похожей на танковую броню, маленькой головой с большими глазами, длинными руками, в одной из которых, была зажата здоровенная дубина. Под огромными ступнями тролля хрустели стволы поваленных деревьев, под напором тела падали, надломившись, небольшие сосны. Шел он с крейсерской скоростью явно в их сторону, но, не заметив Грега, пересек тропу в сторону Энтони!

- Энтони, в вашу сторону... - начал было Грег.

- Поздно, он нас видит! - Раздалось в ответ.

Послышались звуки выстрелов магическими искрами. Лес озарился их разноцветным сиянием.

- Нам его не сдержать! - Крикнул в трубку Энтони. - Я и не думал, что они такие здоровые! Мы отходим.

- Держись, сейчас будем!

Грег, вскочив на ноги, несся со своими гномами по лесу, ни чуть не уступая в скорости самому троллю. Он не замечал ни хлеставших по лицу ветвей, ни валяющихся деревьев, о которые спотыкался и перелетал через стволы, чудом удерживая равновесие и продолжая движение. На удивление, гномы оказались не менее проворными. Вскоре они достигли места битвы. Тролль стоял и отмахивался, круша все вокруг себя, здоровенной дубиной от летящего на него с разных сторон потока искр. Но так стрелять в него можно было вечно - кроме несильного ощущения боли это на него ни как не влияло. Грег действовал молниеносно - двум гномам он велел занять позиции и приготовиться к стрельбе, но не открывать огонь, а двум другим он велел срезать огромный ствол стоящего неподалеку дерева.

- Энтони, по моему приказу немедленно отступать, немедленно и как можно быстрее, ты понял?

- Понял, будем отступать, жду приказа. - Голос Энтони был удивительно спокоен.

Грег достал палочку и готовился совершить первый в его жизни тактический маневр. Ствол дерева, надпиленный гномами, хрустнул и покачнулся.

- Вингардиум левиоса! - Сказал Грег и, вернув стволу вертикальное положение, что было сил, закричал в телефон: - Энтони, назад!!!

Стрельба прекратилась, и пять теней метнулись в сторону от тролля. Бронированная тварь от неожиданности немного оторопела, но, придя в себя, хотел уже двинуться за ними, как...

- Стреляйте. - Велел Грег двум изготовившимся гномам.

Гномы с новой силой открыли шквальный огонь в спину бедному троллю, через мгновение к ним присоединились гномы, вернувшиеся после спиливания дерева. Тот взвыл от нового потока искр, больно бьющих в его спину, и стал медленно к ним поворачиваться.

- Отошли шагов на двести! - Послышался из телефона голос Энтони.

Грег стал медленно опускать палочку, корректируя направление падения огромного ствола. Расчет был верным - огромное дерево попросту смяло казавшегося маленьким в сравнении с ним тролля.

- Готово. - Сообщил Грег. - Потери есть?

- Все живы, здоровы и веселы!

- Радоваться потом будем, надо смываться отсюда, пока подмога троллю не прибыла. Идем прежним порядком к дому Малфоя, только побыстрее.

- ОК, босс! - Хохотнул Энтони.

Был уже поздний вечер, когда обе команды одновременно вышли на опушку леса на расстоянии сотни футов друг от друга. Их взору предстал довольно жутковатый вид - огромное пространство вокруг большого мрачного строения представляло собой ровное поле, испещренное прогулочными дорожками, на газонах между которыми, росли бесформенные кусты и карликовые деревья со свисающими с ветвей летучими мышами. По дорожкам прогуливались такие же боевые тролли, как и тот, которого им посчастливилось встретить в лесу.

- Всех деревьями не завалишь. - Сказал Грег, обращаясь скорее сам к себе, чем к Энтони.

- Можно перебежками, между кустами. - Ответил тот.

- Их слишком много, заметят.

- Надо их отвлечь, есть идеи?

- Есть! - Осенило Грега. - Готовься, увидишь кота с бабочкой - беги.

- Кого? Ты что, рехнулся, какого кота?! Ах вот этого...

По полю уже прыгал за бабочкой здоровенный кот, чья шерсть переливалась всеми цветами радуги. Бабочку поймать он должен был не скоро, а главное - он ее ловил, удаляясь от Грега и Энтони. Глупые тролли гурьбой ринулись за бедным животным, будь у того тело, здоровенные дубины уже давно разнесли бы его на части. Но кот прыгал, как ни в чем не бывало, а тролли гнались за ним, даже не оборачиваясь.

- Бежим. - Сказал в телефон Грег.

- Уже... - Ответил на бегу Энтони.

Мелкими перебежками, от кустов к кустам, они достигли стены дома и расположились в тени, рядом с главным входом.

- Что дальше? - Спросил шепотом Энтони.

Над ними возвышалась высокая каменная стена, ни одно окно не светилось. Вдруг входные двери распахнулись и на лестницу, важно ступая, вышел сам Драко Малфой.

- Куда эти черти поскакали?! - Выкрикнул он. - Я, кажется, велел им охранять дом, а не скакать по полю, как детям...

- Не знаю, мой господин! - Послышался из-за дверей мерзкий дребезжащий голос. - Вам не стоит выходить на улицу, ведь отец вас предупреждал, пока он не вернется...

- Заткнись, придурок, без тебя проблем хватает!

Вот эта новость сидящих у крыльца Грега и Энтони обрадовала - получалось, отца Малфоя нет дома, а это сильно упрощало их задачу.

- Бояться нечего, пойдем в лоб. - Сказал шепотом Грег.

- Может, прямо тут его вырубим?

- Пусть сначала книгу отдаст, потом вырубим.

Малфой спустился по лестнице и, выйдя на лужайку перед домом, облокотился на стоящий у входа огромный лимузин. За ним последовал маленький человечек и остановился на лестнице, неподалеку от Драко. Грег поднял на лестницу всех гномов, и те юркнули внутрь здания. Последний из них махнул рукой, показывая, что в доме все тихо. Не выдавая себя, Грег и Энтони последовали за ними. В огромном холле они спрятались за колонной, в темном углу, неподалеку от входа.

- Долго тролли развлекаться будут? - Прошептал Энтони.

- Через пару минут вернутся.

- Вон они, идут... - Послышался на улице голос Малфоя. - Иди ужин готовь!

- Как скажете, ваша кровожадность! - Пролепетал маленький человечек и мигом пролетел мимо сидящего в углу спецназа.

Вскоре послышались шаги Малфоя, он важно вошел, закрыл за собой двери на большой засов и медленно пошел по залу. Должно быть, у него на каблуках были металлические набивки, так каждый его шаг сопровождался внушительным ударом, звук от которого эхом распространялся по всему дому.

- А он крутой. - Прошептал Энтони. - Не отдаст он книгу, не сможем мы его заставить.

- Ничего, у меня есть метод. - Улыбнулся Грег. - Пошли.

Они медленно покинули укрытие и перебежками двинулись за противником. Гордый нрав наследника старейшего из магических родов не позволял ему оборачиваться, даже тогда, когда позади слышался шорох - это можно было бы счесть за проявление страха. Поэтому, Драко продолжал свой путь, не оборачиваясь и звонко ступая по каменному полу. Четырех гномов Грег жестом послал на кухню - разобраться со слугой, еще четверо неотрывно следовали за ними. Драко вошел в кабинет и, мгновенно обернувшись, выхватил палочку.

- Кто здесь? - Выдержка у него была еще та - голос не дрогнул и вопрос прозвучал довольно грозно.

Грег, не долго думая, применил обезоруживающее заклинание, и палочка Драко оказалась в руках Энтони.

- Ему она будет полезнее. - Сказал он, выходя из тени.

- А, это ты? - Драко попятился, изобразив на лице злобную усмешку.

Пятиться ему пришлось недалеко - четверо гномов, выскочив с разных сторон, крепко схватили его запястья и моментально связали, Драко это даже не сразу заметил и попытался вырваться лишь тогда, когда гномы уже связывали его ноги. Энтони подошел к нему и, толкнув указательным пальцем в грудь, усадил на стоящее позади кресло.

- Я хочу, чтобы ты мне помог в одном очень важном деле, Малфой! - Сказал Грег, пытаясь скопировать тон профессора Снейпа.

- С какой это стати?

- А у тебя выбор не большой, не хочешь же ты стать статуей, а? Ты ведь рассказал в министерстве, что это я убил кошку и Эсси, так ведь?

- Так ты же не Бомануар! - Малфой рассмеялся. - Я же врал, это понятно...

- Да? А я думал, ты меня и вправду за этим делом засек! - Грег пожал плечами. - Я конечно не Бомануар, но вот, знаешь, повезло - есть у меня этот дар с детства...

Так впечатляюще Грег еще никогда не врал - у Драко по скулам потекли крупные капли пота, он сидел, стиснув зубы, и с неподдельным ужасом смотрел на Грега.

- Правда иногда этот дар выходит из-под контроля... иногда. Чем быстрее ты от меня избавишься, тем меньше вероятности того, что это случится здесь. Ведь тебе этого не хотелось бы? - Грег улыбнулся.

- Что ты хочешь? - Теперь голос Малфоя явно дрогнул.

- Мне нужна книга, которую ты отнял у Энтони прошлым летом. Чем быстрее ты вспомнишь, где она, тем быстрее я исчезну.

- Зачем она тебе? - Малфой долго набирался храбрости, чтобы задать этот вопрос.

- Видишь ли, это единственная книга, в которой говорится о противоядии от моего заклинания. Я хочу ее уничтожить.

- Я не помню... - Малфой перепугался еще больше, он сглотнул слюну и облизал пересохшие губы. - Я не помню, где она.

- Ты глянь, - Грег подмигнул Энтони, - он теперь героем стать хочет.

Четверо гномов внесли связанного по рукам и ногам слугу, у которого во рту был внушительный кляп. Словом, гномы хорошо над ним поработали. Они положили добычу перед Грегом и выстроились в шеренгу рядом с сослуживцами.

- У меня ее отец забрал. - Еле пролепетал Малфой.

- Когда?

- Сегодня, после обеда, он ее Снейпу повез!

- Упс! - Высказал свое мнение Энтони.

- Везет, как Вальдеморту! - Грег почесал затылок. - Развяжите их.

Гномы развязали пленников. Слуга тут же с визгом выскочил из комнаты, а Малфой продолжал перепуганный сидеть в кресле с широко раскрытыми глазами. Грег в изнеможении опустился в стоящее неподалеку кресло и тут же вскочил - в комнату вошли три человека. Снейп, Уизли и, судя по клыкам и бледной физиономии, сам Малфой старший.

- Это был мой лучший тролль! Да как вы смели! - Зашипел мистер Малфой.

- Морская пехота США к вашим услугам! - Отрапортовал Энтони и отдал честь.

Это было непростительной ошибкой, он поставил в неловкое положение двух джентльменов - мистера Снейпа и мистера Уизли - те, не выдержав, расхохотались.

- Смешно? - Опять зашипел Малфой. - Между прочим, это незаконно даже у маглов!

- Да ладно вам, Люциус, давайте будем считать это трагическим стечением обстоятельств, они же не просто так сюда шли, а за книгой. - Уизли попытался разрядить обстановку.

- Папа, он сознался! Он сам только что сознался! - Выпалил Драко. - Он сказал, что это был он, а книга ему нужна, чтобы уничтожить ее!

- Опять тебя надули! - Спокойно и довольно внятно выговорил Малфой старший. - Посмотри на свою физиономию в зеркало, тоже мне вампир!

Уизли, Снейп, Энтони и Грег, в сопровождении восьми гномов вышли на улицу. Троллей, судя по всему, уже разогнали по окрестным лесам, так как ни одного видно не было. Все гномы ловко запрыгнули в багажник роллс-ройса, а главнокомандующие со своим начальством сели на сиденья. Машина плавно тронулась к выезду с земель Малфоев.

- Теперь серьезно. - Сказал Уизли после минутного молчания. - Вы совершили непростительный поступок. Особенно это касается вас, мистер Стоун - вы подвергли смертельной опасности не только свою жизнь, но и жизнь ни в чем неповинного магла.

- Я не магл! - Возмутился Энтони.

- Это правда, - подтвердил Грег, - с заклинаниями по трансфигурации он лучше меня справляется, а библиотеку профессора Снейпа уже наизусть выучил. Если бы не он, мы бы и не узнали о книге.

- Я поговорю с профессором Дамблдором. - Сказал, обернувшись, Снейп. - Не применяйте к нему "забвения", Уизли.

Они подъехали к большому белокаменному особняку, и мистер Уизли проводил Энтони домой, оттуда он сразу должен был направиться в Министерство. Спустя еще десяток минут машина въезжала в услужливо открытые гномами ворота, но, спустя еще десяток метров, дорогу им перегородили двое гномов с оружием. Снейпу пришлось остановиться.

- В чем дело? - Спросил он, высунувшись в окно.

- Это я! - Поспешил высунуться из своего окна Грег.

- Ах, ваше величество, простите! - Смутились гномы. - Проезжайте, пожалуйста.

Профессор недоуменно оглянулся на беззвучно смеющегося Грега, но ничего не сказал. Дальше они ехали по великолепной аллее. На коротко стриженых газонах красовались причудливой формы деревья, песчаные дорожки были вычищены, все светилось и благоухало, везде чистота и порядок. У дома, в центре фонтана, сидела каменная девушка, а из ее кувшина лилась сотня мелких струек воды, образуя над ней пышный шатер. Подъехав к дому, Снейп долго не мог выйти из машины - он сидел, вцепившись в руль, и озирался по сторонам.

- Не может быть! - Выговорил он в итоге.

- Это все гномы. - Сказал Грег и показал на шеренгу выстроившихся у машины охранников резиденции Снейпа.

- Как это тебе удалось их работать заставить?

- По книжке, там написано, что нужно им доверять и тогда все получится, а если не доверять, они сделают только хуже...

- Это где это там написано?

- В предисловии. - Грег пожал плечами.

- Вот черт, - улыбнулся Снейп, - никогда предисловий не читал...

Грег взял у Снейпа восемь обычных монеток и, немного над ними поколдовав, стал выпускать из багажника гномов. Каждому он вешал на камуфляж по замечательному ордену с надписью "ЗА БИТВУ ПРИ МАЛФОЕ". Все восемь гномов остались очень довольны, а остальные смотрели на них с нескрываемой завистью.

16 Глава - Книга Жизни

Уже светало, когда измученный роллс-ройс выехал с лесной дорожки на лужайку Хогвартса. Несмотря на то, что профессор Снейп был явно лучшим водителем, чем Гроссвен и машину почти не трясло, хотя они ехали по очень плохой лесной дороге, Грег лишь немного подремал на заднем сиденье. Вылез он из машины сонный, щурясь от ярких лучей восходящего солнца. Поднявшись по ступеням, Снейп забарабанил кулаком по деревянному лицу на двери.

- Да, да... уже просыпаюсь! - Ответило на это лицо, протяжно зевнув.

Дверь открыл Хагрид, выглядел он ужасно - он смотрел на Грега так, будто видел не его, а собственного палача.

- Привет, Хагрид! - Грег поспешил нарушить молчание. - Что с тобой?

- Эээ... Тревор, это... не знаю, как сказать...

- Исчез?

- Да... ты уже знаешь?

- Будь спокоен, кот себя в обиду не даст, он уже в Лос-Анджелесе, спит под своим любимым кустом.

- Ого! - Изумился Хагрид. - Как это он там оказался?

- Доплыл! - Грег рассмеялся.

- Во кот, а?! - Хагрид обращался к улыбающемуся Снейпу. - Умеет ведь! Надеюсь, он на меня не обиделся... я его кормил, как надо...

Они вошли в главный зал, и в нем тут же воцарилась тишина - завтракающие школьники побросали еду и уставились на Грега. Только сейчас он понял, что все еще одет в камуфляжную форму морской пехоты, на ногах армейские ботинки, на глаза он машинально нацепил солнцезащитные очки. А если учесть потрепанный за ночь вид всего этого обмундирования, то прозвище "террорист" ему подошло бы как нельзя лучше. В таком виде, в сопровождении Снейпа, он прошествовал к столу преподавателей и остановился перед Дамблдором. Снейп начал было рассказывать с усмешкой о случившемся ночью, но Дамблдор его моментально перебил.

- Мистер Стоун, - сказал он, - позавтракайте, приведите себя в порядок и ровно через час я жду вас вместе с мистером Поттером у себя в кабинете.

- Что случилось? - Спросил Снейп поледеневшим голосом.

- Еще два случая, потом все узнаете.

Грег сел на свое место, приготовил отменный кофе по методу МакГонагалл и взглянул на Гарри. На том лица не было, он и не думал притрагиваться к еде. Сделав пару глотков кофе, Грег стал искать глазами Рона и Стена, но тех ни где не было, тяжелое предчувствие сковало сердце, и он более не притронулся к ароматному напитку. Приняв душ, Грег моментально переоделся у себя в спальне и поспешил в кабинет Дамблдора. Гарри был уже там, он сидел с закрытыми глазами и сложенными на груди руками.

- Рон и Стен? - Спросил с порога Грег.

- Да. - Дамблдор ответил тихим голосом. - Сядь, Грег.

Грег взял стоящий в углу стул, ловко передвинул поближе к профессору и сел на него.

- Кто-то намеренно уничтожает ваших друзей, - продолжил Дамблдор, - твоих и Гарри. Кто-то хочет, чтобы вы воспользовались единственно возможным от этого заклинания противоядием - Книгой Жизни.

- Так надо им воспользоваться! И чем быстрее, тем лучше! - Грег заерзал от нетерпения, его раздражал разговор в таком тоне, он привык действовать.

- Все не так просто. Во-первых, преступник не пойман. Во-вторых, Книга Жизни нужна ему не просто так. В третьих, это очень опасно. Согласно древним записям, хранители, открывавшие ее ранее, теряли все свои магические способности, а некоторые даже расставались при этом с жизнью. Мы не имеем права так рисковать.

- Но как может быть выгодно преступнику открытие книги, если мы ее откроем только для того, чтобы взять эликсир? - Спросил Гарри.

- Могущество самой книги очень велико, если ею воспользуется Вальдеморт, то он сможет воскреснуть. И не просто воскреснуть, а воскреснуть в совсем новом качестве - Книга может снабдить его такой силой, какую не сокрушить будет никому. Я не вправе разрешить вам это сделать. Надеюсь, вы меня понимаете.

Дамблдор достаточно выразительно посмотрел на обоих, но Гарри этого, похоже, не заметил.

- Простите, профессор. - Грег улыбался, показывая на лежащую на столе книгу. - Она вам больше не нужна?

- Нет, спасибо, мы уже все выяснили. - Профессор улыбнулся, его слова не пропали даром.

Взяв книгу, Грег вышел в коридор, а за ним последовал полный отчаяния Гарри.

- Ну что, идем? - Спросил Грег.

Гарри недоуменно уставился на него.

- Я спрашиваю, идем? - повторил вопрос Грег.

- Но профессор...

- Профессор предоставил возможность нам самим решить это, разве ты не понял?

- Конечно идем! - Спохватился Гарри. - Встречаемся сегодня вечером у твоей гостиной. Последнее время замок тщательно охраняют, так что без мантии нам не пройти - не выпустят.

Урок по трансфигурации Грег отбыл, честно старясь хоть что-нибудь записать, но удавалось ему это с большим трудом - буквы расплывались в глазах, перо с трудом слушалось. Поэтому, узнав об отмене урока зельеварения, он направился на ту лужайку у замка, где росла большая раскидистая ива. У нее была густая листва и длинные ветви. Он изменил остроконечную шляпу, придав ей свой любимый фасон - ковбойский, и лег у ствола дерева, прямо на траву, подложив под голову пару учебников. Надвинув шляпу на глаза, он мгновенно уснул.

Спустя несколько часов, его разбудил шум, по меньшей мере, десятка голосов. Приподняв шляпу, он увидел, что вокруг ивы стоят другие школьники, и что-то возбужденно обсуждают, показывая на него пальцем. Солнце уже сильно сместилось, что говорило о прошествии нескольких часов крепкого сна. Грегу давно пора было бы передвинуться в сторону самому, чтобы не попасть под лучи яркого солнца. Но странное дерево причудливо вытянуло свои ветви, словно нарочно закрывало его от зноя и давало, как следует, выспаться.

- В чем дело? - Спросил Грег у всех сразу, ему никогда не нравилось быть в центре внимания, тем более, такого странного.

- Грег, тебе лучше отойти от этого дерева! - Сказала подбежавшая профессор Стебль.

- А в чем дело?

- Оно опасное, одним ударом ветвей может убить.

- С чего ему меня убивать? Я же не делаю ему ничего плохого...

Сказав это, Грег похлопал иву по выступающему из земли корню. В этот момент, все наблюдатели ахнули и отскочили еще дальше от дерева, так как ива вдруг резко передвинула массивные ветви. Но сделала она это не для того, чтобы дать Грегу сдачи, а прикрыть его от сдвинувшегося солнца, чьи лучи вдруг пробились сквозь листву. "Да, поспать тут не дадут", - подумал Грег, нехотя поднялся и побрел прочь.

Весь оставшийся день Грег внимательно изучал "Секреты Страшнейшей Магии". Он запомнил каждую черточку, изображенную на карте. Согласно ей, башня с книгой находилась на противоположном Хогвартсу краю запретного леса. Он также выяснил, что ее охраняют два типа созданий, справиться с которыми могут только хранители. Тут же он нашел и описания предыдущих случаев открытия книги, при которых погибали хранители. Почему-то ни одного случая, при котором хранители оставались бы жить, Грег в книге не нашел. Когда Гарри пришел в назначенный час на встречу, на него было совсем страшно смотреть. Таким расстроенным Грег его еще не видел.

- Спокойно, Гарри, мы всего лишь станем маглами! - Грег попытался пошутить и улыбнулся.

Но от этой шутки Гарри, похоже, стало еще хуже и Грег решил впредь быть поосторожнее. Подойдя к выходу, они накинули мантию - у дверей стоял Снейп и внимательно всматривался в сторону леса. Его лицо в лучах заходящего солнца смотрелось куда более грозным, нежели обычно. Когда они уже почти миновали его, профессор вдруг вздрогнул и посмотрел прямо на них. Грег с Гарри продолжали тихо и бесшумно двигаться, они уже вступили на траву, а Снейп продолжал неотрывно следить за их передвижением. Но вдруг, вместо того, чтобы остановить их, он развернулся и пошел внутрь замка.

Вскоре они достигли опушки леса и Гарри, скинув мантию, спрятал ее под кустом, рядом с большим камнем. Грег хорошо помнил карту, и они сразу вышли на тропу, ведущую к башне. Она все время сильно петляла, прерывалась и вскоре появлялась снова. Передвигаться по этому лесу было куда проще, чем по лесам Малфоев. Он шел впереди, лишь изредка оглядываясь на Гарри. Вскоре в лесу стало совсем темно и им пришлось освещать себе дорогу волшебными палочками.

Вокруг себя Грег уже не раз замечал тени странных животных, но когда ты сам воплощаешь в себе самое страшное зло, на какое только способна магия, уже почему-то не страшно, он вспомнил свои собственные слова, и с упорством шел и шел вперед. Лишь спустя пару часов быстрой ходьбы они вышли из леса. Грег не ошибся, он хорошо запомнил карту, и они вышли как раз туда, куда им было нужно - перед ними возвышалась высокая башня. Это было одиночное строение, построенное, должно быть, в качестве маяка, так как оно было расположено на самом краю высоченного обрыва, за которым располагалось необъятное пространство моря. Чем ближе они подходили к башне, тем больше и шире она казалось.

Вход у башни был только один - высокие каменные ступени вели к массивным деревянным дверям. Взойдя по лестнице, оба уставились на странный замок, закрывавший двери. Его размеры попросту удручали - это был шарообразный кусок металла размером с колесо Хогвартского экспресса, он почти касался земли, вися на душке, представлявшей с ним единое целое, словно это был вовсе не замок, а гиря для спортивных упражнений Хагрида. Скважину найти также не удалось вместо нее на замке красовались отпечатки двух человеческих рук, в центре каждого из которых было по эмблеме - трезубец и молния. Грег с Гарри встали каждый напротив своего знака и, с дрожащими от нерешительности руками, коснулись холодного с виду металла. Но тот оказался вовсе не холодным, он был теплый, и, чем дольше они держали на нем руки, тем горячее он становился. Вскоре замок достиг такой температуры, что держать на нем руки более не было никакой возможности. Они отдернули ладони, и отошли в стороны, наблюдая за происходящим. Вместо того, чтобы открыться, замок плавился. Он постепенно утрачивал первоначальную форму и, обдавая все вокруг сильным жаром, стал расплавленным металлом стекать вниз по ступеням лестницы. Как только последние капли замка упали на землю, двери сами распахнулись, открыв широкий и темный проход в неизвестность.

Огромным усилием дался двум хранителям первый шаг в темноту, от которой не спасал даже свет палочек. Внезапно их ослепила яркая вспышка, затем другая и третья - темноту стали прорезать яркие огни, они уходили спиралью куда-то вверх, освещая широкую винтообразную лестницу. Необходимость в палочках отпала - свет был на столько ярким, что потребовалось время, чтобы к нему привыкнуть.

Они стали подниматься по металлическим ступеням огромной лестницы, конца которой, казалось, не было. Лишь спустя сотни ступеней они увидели вверху ровную поверхность потолка, в который упиралась лестница. Подойдя к деревянному люку, они остановились в нерешительности.

- Согласно книге, за этим люком должен быть один из охранников башни. Сказал Грег, переведя дух после подъема. - Всего их двое, с одним могу справиться я, второй - на тебе, Гарри.

Он подошел вплотную к люку и, упершись головой и руками, стал медленно его приподнимать. Но люк оказался слишком тяжелым и, если бы не помощь Гарри, он бы с ним не справился. В образовавшуюся щель они увидели ярко освещенный зал, в противоположном конце которого была расположена вторая лестница. Путь был бы свободен, если бы по краям зала не стояли две открытые клетки с лежащими в них огромными львами.

- Это мои. - Сказал, не раздумывая, Грег.

Они с трудом сдвинули тяжелую крышку люка в сторону, и Грег протиснулся в образовавшееся пространство. Встав во весь рост, он привлек внимание обитателей зала. Оба Льва встали и, выйдя из своих клеток, стали медленно к нему подходить. Грег не знал, что нужно делать и первым делом снял браслет. Шрам засиял ярким зеленым светом, и животные остановились, словно были удивлены. Теперь требовалось поместить их обратно в клетки и закрыть там. Грег моментально вспомнил свой опыт общения с Тревором, главным атрибутом которого, была вежливость и уважение к собеседнику. Ну конечно, львы были кошками... только вот к таким размерам Грег не привык, не чесать же у них за ухом...

- Добрый вечер. - Сказал Грег, набравшись смелости.

В ответ на это, оба льва только недоуменно переглянулись и снова уставились на него.

- Будьте на столько любезны, дайте нам пройти.

Грег еще никогда не играл таких дурацких ролей и его голос звучал до безобразия театрально, не реально, каждое слово приходилось произносить с большим трудом. Реакция львов была нулевая, они даже не переглянулись, а только подошли ближе. Грега это обескуражило, и в отчаянии он ляпнул первое, что пришло в голову.

- Как бы не попортить этим шрамом ваши замечательные гривы...

Вот это произвело на Львов куда большее впечатление, они, переглянувшись, стали пятиться обратно в клетки. Минуту спустя, Грег захлопнул за обоими двери клеток, сделанные из толстых металлических прутьев. Пот струился по вискам рекой, таких ощущений он еще не испытывал - не каждый день приходится любезничать с опаснейшими хищниками. Одев браслет, он помог подняться Гарри и они, быстро преодолев расстояние до следующей лестницы, устремились дальше, вверх по ступеням.

Не успели они пройти пары оборотов лестницы, как уперлись в новый люк. Этот потолок отличался от предыдущего - он был меньше по площади, а по краям были подвешены вплотную к доскам на цепях два здоровенных металлических ящика. Приподняв люк, который оказался много легче предыдущего, и, увидев, что там, Грег захлопнул его так поспешно, что чуть не оступился и не покатился вниз по лестнице, но, к счастью, его подхватил Гарри и помог удержать равновесие.

- Это точно по твоей части! - Сказал Грег, махнув вверх рукой. - Там все в змеях, а одна, самая здоровая, мне даже подмигнула...

- Ого... - ответил Гарри, заглядывая внутрь из-под люка. - С такой я уже однажды имел дело.

- Ну и как, успешно?

- Не совсем...

- Будь повежливей! - Посоветовал Грег.

Гарри открыл люк и быстро влез внутрь, Грег остался наблюдать за происходящим через узкую щель, он услышал жуткое шипение, издаваемое не змеями, а самим Хранителем сил Света - Гарри. Но это шипение было таким мерзким, что у Хранителя сил Тьмы по спине побежали мурашки. Змеи вели себя странно - сначала они стали расползаться, проваливаясь в большие ящики, подвешенные по краям пола. Но вдруг огромная змея, резко обернувшись, остановилась, злобно сверкнула глазами и уставилась на Гарри. Что-то было не так. Гарри продолжал шипеть, но это делало ситуацию только хуже - змеи стали выползать из ящиков и угрожающе ползти к нему.

Когда Гарри отодвинул со лба волосы, и, по примеру Грега, показал свой шрам, змеи буквально ринулись к нему. Еще мгновение и он оказался бы в их объятиях, но Грег уже стоял рядом со снятым браслетом. Шрам ярко светился зеленым светом, а змеи в настоящем испуге расползались по ящикам. Уже захлопнув этих тварей толстыми крышками ящиков, Грег одел обратно браслет. Не меньше минуты они стояли молча, ошарашено смотря друг другу в глаза.

- Не может быть!

- Никуда не денешься - факт. - Грег пожал плечами. - Выходит, судьба пошутила над нами, если бы шрамы были одеждой, стоило бы поменяться.

- А львы? - Изумился Гарри.

- А львы испугались не моего, а твоего шрама - ты смотрел на них, приподняв головой люк.

- Точно...

- Это ничего не меняет, нужно идти дальше.

Последний, довольно небольшой отрезок лестницы, они преодолели молча. Открыв легкий люк, они очутились под открытым небом. Верхушка башни оказалась довольно просторной площадкой, обрамленной по периметру полуразрушенными зубцами с бойницами. Как только оба забрались наверх, на каждом из зубцов вспыхнуло по небольшому пламени. От такого освещения, башня казалась обращенной к небу пастью огромного дракона. Они стояли по центру этой пасти и смотрели на то, к чему так стремились - на Книгу Жизни. Ее вид поверг обоих в шок - во-первых, она была раскрыта, а во-вторых, это был простой кусок камня, лишь отдаленно напоминающий раскрытую книгу.

- Ох уж достали меня эти приколы магические, от чего у вас все не как у людей... - Грег в ожесточении ударил по книге кулаком. - И как ее открывать прикажешь, если она уже открыта?

- Все очень просто! - Это был голос профессора Гроссвена. - Вам обоим нужно положить на нее ладони, стойте!

Грег с Гарри хотели уже положить на нее ладони, но профессор зачем-то их остановил. Он вылез из люка и встал позади книги, наблюдая за обоими хранителями. Хранители посмотрели на него с явным недоверием.

- Не бойтесь, меня прислал профессор Дамблдор, чтобы я помог. - Сказал с улыбкой Гроссвен. - Если вы перепутаете страницы, вы оба погибнете, не открыв книги.

Грег с Гарри тут же отдернули руки.

- Но как узнать, какая страница его, а какая моя? - Спросил Грег.

- Тут должны быть соответствующие пиктограммы. - Гроссвен принялся внимательно рассматривать книгу. - Но я ничего не вижу... тут нет ничего!

Не менее получаса они искали пиктограммы. Не только на книге, везде - на полу, на зубцах, выглядывали наружу, пытаясь обнаружить пиктограммы на камнях башни, но все тщетно.

- Придется рискнуть? - Спросил Грег неуверенным голосом.

- Стой! - Завопил вдруг Гарри. - Посмотри на лес!

Все трое уставились на лес, они с трудом верили своим глазам - в темноте был хорошо виден туман. Местами туман поднимался выше макушек деревьев, где образовывал два слегка расплывчатых рисунка. С правой стороны над лесом был трезубец, с левой - зигзагообразная линия! Решение было найдено, и Грег с Гарри заняли свои места в соответствии с этими рисунками. Оба медленно коснулись своих страниц. Гарри тут же отдернул руку и отошел в сторону, на его странице остался ярко - красный светящийся отпечаток ладони. Грег же немного повел ладонью по свой странице и на ней остался не отпечаток, а ярко зеленый след руки. Он не стал отходить, а наблюдал широко раскрытыми глазами за происходящим.

Оба следа стали медленно вращаться по поверхности книги. Вскоре, они не просто вращались, а стали растягиваться, образуя спираль, витки которой чередовали красный и зеленый цвета. Спираль становилась все более частой и, когда витки соприкоснулись, из центра книги, между страниц, пробился плоский и очень яркий луч света. От неожиданности, Грег отскочил на пару шагов и оказался рядом Гарри. Отсюда они наблюдали неслыханное зрелище - выбившийся между страниц луч света взметнулся ввысь, пробивая собирающиеся над башней черные тучи. Потом он разъединился на два луча, но уже разного цвета - красный и зеленый, они извивались как северное сияние, делясь на множество мелких лучей. Те, в свою очередь, извиваясь, опускались вниз, словно страницы книги.

Вскоре перед ними было вовсе не каменное изваяние открытой книги, а красивая состоящая из зеленых и красных страниц книга. Но книга была не из пергамента - страницы были полупрозрачны, словно стекло, и мерцали зеленым и красным светом поочередно.

- Ну что? - Сказал, улыбнувшись, Гроссвен. - Грег, ты должен достать эликсир, спасти мир и все такое...

- Как?

- Тебе виднее. - Гроссвен пожал плечами.

Грег подошел к книге и всмотрелся внутрь - ничего. Он коснулся книги и от его прикосновения пошли круги, как по воде. Не долго думая, он опустил ладонью вниз всю руку по самый локоть. Он вспомнил Эсси - ее каменные глаза, нежно смотрящие на него. Он вспомнил веселого Стена, Ревекку и всех тех, кто сейчас представлял собой кусок камня, а не веселого и живого человека. Неожиданно, он ощутил в ладони что-то тяжелое, металлическое. Развернув руку ладонью кверху, он стал поднимать это нечто на поверхность. В руке оказался маленький металлический флакончик, однако, покинув книгу, этот флакончик стал весить так много, что Грег тут же сжал его обоими руками. Это был эликсир, Грег это знал. Не помня себя от счастья, он ринулся показывать добычу Гарри.

Но тот, к его изумлению стоял неподвижно, уставившись стеклянным взором чуть выше книги. Правой рукой он держался за лоб. Грег посмотрел на левую руку, браслет был на месте. Только обернувшись, он понял причину остолбенелости Гарри, и сам в ужасе замер, смотря на происходящее. Профессор Гроссвен достал из полотняного мешка ужасный волосатый человеческий череп и с ехидной улыбкой опускал его на открытую книгу! Еще мгновение и череп коснулся ее поверхности, что было сопровождено такой яркой вспышкой, что Грег попросту ослеп.

Не в силах что-либо увидеть, он долго озирался по сторонам, стараясь разглядеть хотя бы горящие вокруг него факелы. К счастью, зрение медленно, но верно к нему возвращалось. Гарри, держась рукой за шрам, уже стоял на коленях, его лицо исказила нестерпимая боль. Взглянув на книгу, Грег ужаснулся еще больше - из нее медленно поднималась такая же, как и книга, полупрозрачная голова. Профессор Гроссвен отошел к противоположному краю башни и, широко улыбаясь, смотрел за происходящим.

Минуту спустя, было уже предельно ясно, что происходит - над поверхностью книги возвышалась голова дяди, постепенно обретающая нормальный человеческий вид, снизу она еще состояла из студенистой светящейся массы, сверху - из кожи, глаз и волос. Да, это был его дядя - Вальдеморт.

- Привет, Грег! - Сказала голова, как только у нее образовался рот.

- Закрой книгу. - Прошептал рядом Гарри.

- Как?

- Я не знаю. - Гарри облокотился спиной на зубец башни. - Закрой, как-нибудь!

- Не слушай его! - Сказал Вальдеморт, из книги уже показались его плечи. Еще пара минут и я его уничтожу.

- Зачем?

- Зачем?! - Переспросил дядя и расхохотался. - Да неужели ты, Грег, мой племянник и ничего не знаешь! Все думают, я хочу ему отомстить. Ерунда! Это вовсе не он меня уничтожил шестнадцать лет назад, я просто не ожидал, что его мать, будучи последним хранителем, вместо того, чтобы спасать себя, сделает хранителем его... Я просто не рассчитал, кто же знал...

- Что же тогда?

- Он - хранитель сил света, если я его уничтожу, никто не сможет получить его шрам, предыдущий хранитель мертв! Мы с тобой будем править этим миром, все эти белые маги вроде Дамблдора моментально потеряют свою силу. Они будут нашими слугами, Грег. Много раз я пытался это сделать, но мне была нужна твоя помощь! Теперь я ее получил.

- А если я откажусь?

- Поздно! - Вальдеморт опять расхохотался, из книги уже показались его руки. - Книгу не закрыть. Она закрывается сама. Но зачем тебе отказываться, Грег? Неужели ты не хочешь показать этим тварям, кто тут хозяин?! Я сейчас обрету невиданную силу от этой книги, и все благодаря тебе - твоему заклятию. К чему тебе их мир? Его нужно уничтожить. Если мы не уничтожим его, они доберутся до нас - с их глупыми законами нам не жить.

Грег выхватил палочку и отправил на дядю заклинание такой мощности, на которую только был способен - из его палочки вырвался поток тьмы, который должен был разнести на частицы и развеять по ветру не только дядю, но и саму книгу. Но это только придало тому сил и ускорило процесс появления из книги!

- Ты хранитель, Грег. - Сказал дядя таким голосом, будто ничего не произошло. - Но книга все равно мощнее, неужели ты не понимаешь?! Тебе не удастся ее закрыть, заклинания не имеют обратной силы!

- Имеют!

- Не говори ерунды, кто тебе это сказал?

- Джеймс.

Грег ясно вспомнил слова Джеймса, когда тот отдавал ему диск, он совершенно случайно обронил фразу - любое заклинание действует лишь до тех пор, пока жив тот, кто им воспользовался. Значит, чтобы закрыть книгу, ему нужно... Времени для раздумий было все меньше - в книге еще были лишь ноги дяди ниже колен, еще несколько мгновений, и он будет свободен от заклинания Грега. Он бережно поставил на пол сосуд, который все еще держал в руках, и сделал один короткий шаг назад.

- Кого ты слушаешь! - Дядя опять расхохотался. - Он наверняка тебе врал...

- Не врал, он сказал случайно, и было это почти год назад.

- Грег, не делай этого. - Дядя медленно помотал головой из стороны в сторону.

Грег сделал еще один шаг назад, теперь он стоял в одной из бойниц, между зубьями. Пламя двух факелов, горящих на зубцах, больно обжигали плечи.

- Стой, я сказал! - Выкрикнул Вальдеморт и выхватил свою палочку, намереваясь остановить Грега заклинанием.

Но он не успел. Грег сделал еще один шаг назад и ощутил под собой пустоту. Пустота была такой мягкой, какой не бывает ни одна перина мира. Расставив руки, он наслаждался последним в жизни полетом, а огненная пасть дракона удалялась сначала медленно, а потом все быстрее и быстрее. Прежде, чем тьма сомкнулась вокруг Грега, он увидел яркую зеленую вспышку и резкий, прорезающий холодом воздух, крик "НЕТ!". Больше он не видел и не слышал ничего, лишь в мыслях он еще долгое время вспоминал услышанную однажды песню...

Make his fight on the hill in the early day

Constant chill deep inside

Shouting gun, on they run through the endless grey

On the fight, for they are right, yes, by who's to say?

For a hill men would kill, why? They do not know

Suffered wounds test there their pride

Men of five, still alive through the raging glow

Gone insane from the pain that they surely know

For whom the bell tolls

Time marches on

For whom the bell tolls

Take a look to the sky just before you die

It is the last time you will

Blackened roar massive roar fills the crumbling sky

Shattered goal fills his soul with a ruthless cry

Stranger now, are his eyes, to this mystery

He hears the silence so loud

Crack of dawn, all is gone except the will to be

Now the will see what will be, blinded eyes to see

17 Глава - Лорд Тьмы Вернулся

Профессора Снейп и Гроссвен последовали за двумя отчаянными волшебниками спустя пол часа после их ухода. Взяв оставленную Грегом книгу, они тщательно изучили нарисованную в ней карту и, сев в роллс-ройс, поднялись в воздух. Использовать машину, как средство для полетов было незаконно, но в такой ситуации это никого не волновало. Когда они, кружа над лесом, наконец, нашли башню, ее дверь была открыта, и оба хранителя уже вошли внутрь.

Снейп не знал, зачем он это делает, однако полагал, что может потребоваться помощь, и был заранее готов на все. Он первый вышел из оставленной на опушке леса машины и направился к башне. Но у самой башни, не доходя всего нескольких шагов до лестницы, он вдруг упал на колени - затылок налился свинцом, в глазах заплясали темные круги. Силясь понять, что происходит и вернуть координацию движениям, он расставил руки, словно пытался ухватиться за что-нибудь вокруг себя, но не мог найти это нечто.

- Вот так, славненько. - Голос Гроссвена звучал надменно и с усмешкой. Полежи пока тут.

Снейп очнулся лежа на траве, сильно болела голова. Приподнявшись, он с трудом справился с головокружением - вокруг все плыло. Рукой он нащупал на затылке рану с запекшейся волосах кровью. Все ясно, Гроссвен ударил его, но зачем?! Он с трудом поднялся, и, пошатываясь, сделал пару шагов в сторону. Чуть не потеряв равновесие, он умудрился посмотреть вверх, там, словно разверзнутая пасть дракона, светилась факелами верхушка башни. Она вдруг поплыла в сторону - к нему снова вернулось головокружение. Закрыв глаза, он обождал несколько секунд и снова открыл - головокружение исчезло.

Но то, что он увидел, открыв глаза, было хуже всякого головокружения - на башне раздался взрыв зеленого цвета, а к земле на огромной скорости летел человек. Нет, он не летел, он падал! В полете браслет слетел с руки Грега, и Снейп ясно видел светящийся зеленым цветом шрам. Лорд Тьмы ударился о песчаный край обрыва, еще мгновение и его тело соскользнуло бы вниз, но Снейп, забыв про боль, головокружение и полное отсутствие сил, одним нечеловеческим рывком прыгнул к обрыву. Он упал рядом с Грегом, почти одновременно с ним коснувшись земли, и схватил его за руку. Напрягая последние силы, Снейп затащил обратно уже нависшее над пропастью тело страшнейшего из всех магов.

Две машины министерства магии, разбросав в стороны клочья земли, почти вертикально плюхнулись неподалеку. Из них выскочил Фадж, Уизли, мадам Помфри и профессор МакГонагалл. Последними из машин вылезли четверо министерских сыщиков - головорезов.

- Скорее в больницу! - Закричала мадам Помфри, подбегая к Грегу, но тут же остановилась в нерешительности.

Снейп уже сотворил носилки и уложил на них Грега, рука со шрамом свисала с носилок, на нее-то и уставилась в ужасе мадам Помфри.

- Какая больница?! - Рявкнул на нее Снейп. - Пульса нет! Мы не умеем воскрешать мертвых, мадам!

Снейп так никогда не орал, обычная его сдержанность исчезла без следа.

- Да что же вы стоите?! - Опять завопил он. - Быстрее машину!

Все стояли и не двигались, их взоры были устремлены на шрам. Странно, но тот не исчез и не отправился к Бомануару, он продолжал мерцать зеленым светом, только все слабее и слабее...

- Уизли, машину!!! - Заорал Снейп, не помня себя от гнева и показывая на Роллс-Ройс.

Опомнившись, Уизли ринулся к машине. Профессор Снейп дрожащими руками сотворил одеяло, накрыл им истерзанное и окровавленное тело Грега, оставив открытым бледнеющее на глазах лицо. Теми же, бьющимися крупной дрожью руками, он поправил растрепанные и окровавленные волосы на лице Лорда и аккуратно положил на носилки свисающую с них руку.

- Нет пульса, нет пульса. - Прошептал он и, вскинув голову, снова проорал: - Где этот Уизли?!

Но машина с Уизли уже быстро опускалась рядом с ним. Затолкав носилки на заднее сидение, Снейп запрыгнул следом. Роллс-ройс взметнулся ввысь и в одно мгновение исчез за макушками чернеющих во тьме деревьев. Работники министерства магии, во главе со своим начальником, продолжали недоуменно таращиться на пятна крови, оставшиеся от Лорда Тьмы, которого они пытались уничтожить на протяжении всех своих жизней.

Вывело их из такого состояния появление на лестнице Гарри - он шел, зажав в руке эликсир, и держался за лоб. Спохватившись, министр со своей свитой вскочил в машины и они, выставив на крыши красные мигалки и включив оглушающие сирены, также быстро взметнулись ввысь и еще быстрее исчезли за теми же макушками деревьев.

Роллс-ройс летел с невероятной скоростью, встречный поток воздуха обтекал машину с протяжным гулом и свистом. В салоне машины профессор Снейп делал Грегу искусственное дыхание и массаж сердца, имея, впрочем, весьма смутные представления о том, как это нужно делать - он лишь однажды, совершенно случайно слышал об этом от маглов. Вскоре с ними поравнялись более быстрые машины министерства, их яркие мигалки и орущие сирены были видны и слышны за десятки километров. Они не пытались остановить Роллс-Ройс, нет... они его сопровождали. Пророку не надо будет трудиться над прозрачными намеками, об этом полете завтра будет знать, как минимум, вся Англия.

Этой ночью на Тулей Стрит было необычно мало транспорта и три автомобиля, не встретив помех, с оглушительным воем сирен и визгом горящей от трения об асфальт резины, остановились прямо у дома номер 27. Это была единственная магловская больница, о которой знал Снейп. Двое дежурных врачей спокойно разговаривали на улице, пациентов было мало, и у них была свободная минута чтобы подышать свежим воздухом. Оба недоуменно уставились на прибывшую эскадрилью и на стометровые следы сгоревшей резины, оставленные машинами при приземлении.

Но это были маглы, что им до магии и летающих машин... увидев носилки с лежащим на них человеком, они, сбросив с плеч прямо на землю накинутые пальто, занялись своей работой.

- Что случилось? - Спросил на бегу один из них, толкая к дверям больницы носилки.

Его даже не волновал тот факт, что носилки не катились, а летели в метре от земли, он уже был занят пациентом.

- Падение с большой высоты. - Снейп посмотрел на часы. - Остановка сердца семь с половиной минут назад, я делал искусственное дыха...

Снейпу не дали договорить. Его оттеснили медсестры, на ходу вставляя катетер и подключая капельницу, проверяя пульс и замеряя температуру, разрезая мантию... Грег уже лежал на операционном столе, а волшебные летающие носилки были с такой силой отброшены кем-то в сторону, что, перевернувшись, плюхнулись на пол и еще пару метров проскользили по каменному полу. Что говорили врачи, волшебникам было не понять. "Дефибриллятор", сказал кто-то, "руки", - коротко и внятно скомандовал кто-то другой, "Есть пульс!!!", - истошно завопил кто-то третий...

- Все вон! - Рявкнул один из врачей.

В следующее мгновение, Снейп с Уизли получили ощутимый удар по носу распашными дверьми, которые мгновенно закрылись сами по себе. Отлетев от удара на другую сторону коридора, оба переглянулись.

- Он что, из наших? - Недоуменно спросил Уизли.

- Нет. - Снейп уже смотрел в окно операционной, - да какая разница!

Спустя минуту, Грега везли в операционную, куда вход посторонним был и подавно запрещен.

Спустя несколько часов, все успокоилось. В приемном отделении нервно ходил из стороны в сторону Снейп, два представителя министерства магии сидели в креслах. Их задумчивым физиономиям в этот момент позавидовал бы сам Сфинкс. Но Снейп вдруг остановился, как вкопанный - по коридору шел врач, тот самый.

- Доктор. - Обратился к нему в своем обычном ледяном тоне Снейп. Доктор...

- Все в порядке, - врач улыбнулся, - в реанимации, но опасности уже нет. Это какое-то чудо, но он жив! Пожалуйста, дождитесь полиции, они скоро будут надо все объяснить.

- Доктор! - Завопил Уизли и бросился на оторопевшего врача. - Вы гений! Док, я все... все для вас. Понимаете? У вас какая машина? Хотите, летать будет, а? Док...

- Эээ... уважаемый! - Доктор аккуратно отстранил от себя Уизли. - Вам на три этажа выше надо...

- Конечно, доктор, как скажете... а что там?

- Психиатрия. - Доктор посмотрел на часы. - Только они в девять открываются, придется подождать...

"Доктор Бентлей, в операционную" - раздалось из динамиков и врач, не договорив, сорвался с места и, мгновение спустя, уже исчез за углом коридора.

- Что там? - спросила на ходу одна медсестра у другой.

- Пожарный провалился, спасал ребенка, сильные ожоги... - ответила вторая, не сбавляя быстрого шага.

- Вот это люди... - прошептал Уизли и плюхнулся в кресло рядом с застывшим в раздумьях Фаджем.

- Это вы доставили мистера... ээ... Стоуна этой ночью? - обратился к трем сидящим в безмолвии волшебникам подошедший полицейский.

Все трое утвердительно кивнули.

- Мне нужно знать, при каких обстоятельствах...

Полицейского оборвал взмах палочки Снейпа.

- Где я? - Спросил тот после минуты молчания.

Снейп собрался с мыслями и ответил:

- В больнице, у вас был насморк, вам сделали операцию и теперь ваша жизнь вне опасности, отдохните пару дней дома.

- Спасибо. - Еле выговорил полицейский и, развернувшись на каблуках, пошел осмысливать полученную информацию.

Грег открыл глаза, но тьма не сменилась светом. Лишь спустя какое-то время становилось светлее, и стали появляться неясные очертания странных предметов. Он не мог пошевелить ни рукой, ни ногой, его горло было словно чем-то сжато, иначе он давно закричал бы, но он мог только наблюдать появление в кромешной тьме неясной картинки. Пересохшая роговица стала жечь глаза, и он снова закрыл их, это было его первые ощущения после пробуждения - жжение в глазах и сдавленное горло, больше он не чувствовал ничего.

Спустя минуту жжение утихло, и он сделал вторую попытку - в этот раз было на много светлее, но картинка была такая же неразборчивая, как и прежде. Но вот неясные контуры стали образовывать самое прекрасное изображение, какое он мог себе только представить. Он смотрел на то, что всегда помнил в мельчайших подробностях - глаза Эсси. Она стояла над ним, легко улыбалась и смотрела прямо в его глаза. Он бы смотрел на нее так вечно, это было самое лучшее зрелище из всех возможных.

Оторвав, наконец, взгляд от нее, он посмотрел на сжатый в руках Эсси огромный учебник трансфигурации. Попытавшись произнести хоть слово, он ощутил сильнейшую боль в горле - он был весь обмотан всевозможными трубками и проводами.

- Тебе пока нельзя говорить. - Сказала шепотом Эсси, увидев боль на его лице.

А Грег больше и не пытался. Покосившись на профессора Снейпа, спящего на стуле рядом с кроватью, и собравшись с мыслями, без всякой волшебной палочки он образовал над собой небольшое черное облако, из которого стали вырываться легкие язычки темно-желтого пламени. Пламя вскоре образовало вполне читабельные буквы. "К экзаменам готовишься?", - было написано слепящим золотом на черном облаке.

- К черту экзамены! - Пробормотал во сне Снейп, словно ему снилось начертанное.

Эсси молча кивнула и крепче сжала огромный учебник. Грег осмотрел комнату, в которой находился. На обычную больничную палату она явно не походила - лежал он на широкой и удобной кровати, огромное окно выходило на речной простор Темзы, комната была заставлена дорогой деревянной мебелью. Неожиданно, в комнату вошел Бомануар в сопровождении врача, Грег еле успел стереть висящую в воздухе надпись прежде, чем ее кто-то заметил.

- Ну вот! - Сказал первым Бомануар. - Пациент уже бодрствует, а Снейп, как обычно, все проспал.

- А? Что? - Снеп, получив легкий тычок от Боманура, выпрямился и стал озираться по сторонам широко раскрытыми глазами. - Грег! С добрым утром! Сказал он, увидев, наконец, больного.

- Что-то рановато вы очнулись, мистер Стоун. - Сказал врач, осматривая медицинское оборудование. - И пульс высоковат.

После этих слов, Бомануар кашлянул, чтобы скрыть ехидный смешок, но доктор его хорошо понял.

- А, понятно, понятно. - Сказал он с широкой улыбкой, обернувшись к Эсси. - Мисс, вам не стоит так волновать больного...

Когда доктор, проверив оборудование и осмотрев Грега, покинул палату, Бомануар плюхнулся в стоящее неподалеку кресло и на одном дыхании выложил все случившееся после его падения. Он так горячо рассказывал о роли Снейпа, что тот покраснел и в смущении составил компанию Эсси - отошел к окну и стал вместе с ней созерцать красивый вид Темзы. Грег попытался сказать слова благодарности, но из горла вырвался лишь хрип, причинив жуткую режущую боль.

- Не надо. - Сказал Снеп, угадав его намерения. - Я делал это и для себя тоже - ты хранитель темных сил, а это значит, что моя магия напрямую зависит от тебя.

Больше всего, он боялся, что кто-нибудь узнает о том, что он не злой и ужасный волшебник, а такой же человек, как и все, и способен на чувства, какие испытывает не каждый из добрых магов. Это нужно было уважать, ведь еще и не каждый способен отказаться от заслуженной похвалы, и Грег решил больше не упоминать об этом.

- Это все Джемс оплатил. - Отмахнулся Бомануар, увидев взгляд Грега, рассматривающего дорогое убранство необычной палаты. - Они тут проездом были, навестили тебя, пока ты без сознания был и снова в путь. Но есть одна проблема - Гроссвен смылся.

С этими словами, он протянул газету - свежий "Пророк". К своему удивлению, Грег обнаружил, что руки довольно сносно слушаются его и, хоть и испытывал сильную слабость, взял газету и развернул. "Возвращение Лорда Тьмы", гласил заголовок на первой странице. Быстро просмотрев статью, Грег выяснил, что основной ее целью было запугать читателя "злом во плоти, вернувшимся в наш мир". Кроме того, в газете рассказывалось об открытии Книги Жизни, но все преподносилось так, будто Грег нарочно воспользовался книгой, чтобы вернуть жизнь своему дяде. Мало того, ушлый репортер умудрился взять интервью не у кого-нибудь, а у Гроссвена. "Я пытался ему помешать, но теперь вынужден скрываться от приспешников нового Лорда, среди которых, как ни странно, все министерство Магии", - сказал тот журналисту. Заканчивалась статья следующими словами: "Если мы кому и обязаны очередному поражению самых грозных сил тьмы в лице того, чье имя мы не называем и его племянника, так это Гарри Поттеру. Именно он, исполнившись мужества и отваги, дал достойный отпор этим нелюдям". Грег невольно и хрипло рассмеялся, чем поверг в крайнее изумление не только Бомануара и Снейпа, но и Эсси.

- Ничего смешного! - Вскипел Снейп. - Это очень серьезно!

- Профессор прав, - озабоченно продолжил Бомануар, - пойми! Люди боятся тебя уже только потому, что ты племянник Вальдеморта. А у тебя шрам, ты Лорд Тьмы! Это приводит многих в ужас, особенно после таких статей.

- Но я же никому не мешаю. - К Грегу вернулся голос, но говорил он еще с хрипом, испытывая боль. - Пусть бояться, если им больше делать нечего...

- Не все так просто. - Бомануар наклонился вперед. - Страх порождает желание избавиться от угрозы. А это значит, что на тебя развернута охота. Тысячи мракоборцев по всему миру считают своим долгом уничтожить тебя, пока ты не уничтожил их прекрасный, веселый и безупречный мирок, в котором они живут.

- Но если министерство на моей стороне, - прохрипел Грег, - значит и закон тоже?

- Не все подчиняются министерству, - ответил холодно Снейп, - к тому же, в каждой стране свое министерство. Сейчас на твоей стороне только министерство Великобритании, а это значит, что единственная более-менее безопасная страна для тебя - Англия. Единственное, хотелось бы верить, безопасное место Хогвартс.

- Но в Хогвартсе я ни с кем не враждовал, кроме Малфоя.

- Это было до того, как все узнали о шраме. - Бомануар расстроено поморщился. - А Малфой-то, как раз, в тебе теперь души не чает.

- Тебе придется остаться в Хогвартсе на это лето. - Подытожил Снейп. - Мы не вправе рисковать твоей жизнью.

- Но зачем мне Хогвартс? - Взмолился Грег. - Ведь я должен был потерять все магические способности после открытия Книги Жизни?

- Ерунда! - Бомануар расхохотался. - Это автор "Секретов Страшнейшей Магии", остряк, так написал, чтобы меньше желающих было. Потеря временная, Поттер уже вовсю колдует.

- Да, Поттер опять в лучах славы! - Снейп был раздражен. - Но слава - еще не все. Таким магам, как мы, слава только мешает. Нам главное - делать свое дело.

Надежда отправиться вскоре домой рушилась как карточный домик. Судя по всему, за него уже все решили, и Грег, вне себя от злости, закрыл глаза, чтобы, не дай бог, чего дурного не натворить.

- Это не надолго, всего на одно лето. - Попытался утешить его Бомануар. Пока министерство не утвердит новые поправки к основному закону.

- А если у них не получится, если поправки не пройдут?

- Тогда они не из газет узнают мощь нового Лорда. - Снейп ехидно ухмыльнулся. - И его соратников.

- Соратников? - Грег был удивлен. - Каких соратников?

- Для начала - мы со Снейпом. - Бомануар был серьезен. - Ты всегда можешь на нас рассчитывать. А в остальном, там посмотрим. Твоя задача распознать, кто уважает тебя, а кто - твой шрам.

Всю следующую неделю, пока он приходил в порядок, у Грега и вправду было много посетителей, и все старались ободрить его. Среди них были все профессора Хогвартса, Гарри с Роном и Гермионой. Ревекка же со Стеном приходили к нему целых два раза и приносили всяческие сладости. Снейп с Эсси вообще почти не покидали его палаты. Хоть Снейп и готовил Грега к предстоящим экзаменам в усиленном режиме, его реакция на малейший шорох выдавала его с головой - он был в палате, чтобы охранять, а не учить. Хотя одно другому не мешало.

Но самым первым из посетителей был мистер Олливандер - он принес Грегу его метлу, упакованную в великолепнейший чехол из дорогих пород дерева. На двух больших сторонах чехла были вырезаны красивые пейзажи. Сверху они были покрыты каким-то странным лаком, от чего, рельефный с виду рисунок оказался совершенно гладким на ощупь. Кроме того, Олливандер принес новый браслет. В этот раз это было нечто иное - дерево, испещренное самым разнообразным резным орнаментом и непонятными Грегу словами, образовывало массивное кольцо, а в одном месте был вырезан рисунок в виде трезубца. В полумраке трезубец начинал слабо светиться мерцающим зеленым светом, а сами орнаменты - красным.

- Если я когда-либо могу быть вам полезным, - сказал Олливандер, когда Снейп отвлекся, - вы можете полностью на меня рассчитывать, Лорд.

Слов благодарности Грег произнести не успел - Олливандер тут же вышел из палаты, вдогонку ему было послано лишь хриплое "спасибо". Но больше всех, Грег был конечно благодарен врачу, который буквально вернул ему жизнь. Они не раз обсуждали с Бомануаром и Снейпом, как того отблагодарить, но все их попытки заговорить с доктором на эту тему не увенчались успехом - тот всячески избегал таких разговоров. К счастью, вскоре они заметили одну страсть врача - тот был без ума от всяческих розыгрышей и лотерей, хотя и не позволял себе увлекаться сверх меры.

- Пора бы ему уже чего-нибудь выиграть. - Заметил задумчиво Снейп.

- Будет сделано! - Бомануар просто пожал плечами и ехидно улыбнулся.

18 Глава - Домой

Второй раз Роллс-Ройс вез Грега в Хогвартс. Транспортировка проходила в сопровождении министерских машин, а на пути то тут, то там встречались люди в мантиях. Кто-то смотрел на кортеж с ужасом, а кто-то с надеждой. Вторых, увы, было много меньше.

Грег был в своих любимых джинсах, ковбойских сапогах и шляпе. Фланелевая рубашка была немного велика и не застегнутым рукавом слегка прикрывала деревянный браслет. В руках он держал большой чехол со своей любимой метлой. Съехав на лесную дорогу, машины слегка приподнялись над землей и, несмотря на дорожные неровности, продолжили путь так ровно и плавно, словно двигались по стеклу.

Был уже вечер, когда они, наконец, достигли замка и остановились на лужайке перед Хогвартсом. Из министерских машин тут же выскочили четверо охранников и, лишь осмотревшись по сторонам, выпустили Грега. Когда он вошел в главный зал, где все в этот момент ужинали, в зале наступила гробовая тишина. Кто-то уставился на него, а кто-то, наоборот, стал прятать глаза и отворачиваться. Стесняться Грегу было нечего. Подхватив поудобней чехол с метлой, он пошел на свое место за Слизеринским столом, помогая себе левитаций - хоть он это и скрывал, ходить без левитации ему было еще мучительно больно.

Но не успел он сделать и пару шагов, как с разных концов зала послышались редкие хлопки. Это были Ревекка, Эсси и Стен с... Малфоем. Они просто встали и зааплодировали Грегу - так, без всякой причины. По мере того, как он продвигался к своему месту, у него улучшалось настроение. К аплодирующим вскоре присоединились все профессора, Гарри, Рон и Гермиона. А когда он уже садился на свое место, парящие в воздухе свечи сотрясались от аплодисментов всего зала - таких мощных и откровенных, каких в этих стенах еще ни разу не звучало. Вот такой прием Грегу был куда приятней, чем сотни статей во всех мировых газетах, ведь это была не слава, а одобрение людей, которые ему были теперь очень дороги. Все, без исключения.

Несколько напряженных дней Грег потратил на сдачу экзаменов. Но вовсе не экзамены портили ему настроение, а тот факт, что ему придется провести в замке все лето. Поэтому, после экзаменов у всех наступила неделя безделья и праздного развлечения, а он погрузился в разработку плана нового побега. Ему нужно было любым путем добраться до аэропорта Хитроу, там он купит билет, и только его и видели. "В конце концов, не пристало Лорду Тьмы прятаться по замкам", - думал Грег.

- Привет. - Сказал Гарри, наткнувшись на бродящего в раздумьях по коридорам замка Грега. - Чего это ты тут делаешь так поздно?

- Хотел тебя об одолжении попросить. - Решение проблемы пришло к Грегу также неожиданно, как и встреча с Гарри. - Не мог бы ты мне одолжить на пару часов мантию?

- Мантию - невидимку? Зачем?

- Мне нужно будет незаметно пробраться в экспресс, чтобы уехать отсюда.

- Да, конечно... впрочем, не лучше ли было...

- Нет. - Оборвал его Грег. - Это единственный вариант, все помешались на моей безопасности.

- Хорошо. - Гарри пожал плечами.

На душе стало много легче и на последнем перед отъездом обеде, зная результаты экзаменов, которые он, хоть и не блестяще, но все же сдал, Грег чувствовал себя великолепно. Все уже собрались, и профессор Дамблдор обратил на себя внимание легким постукиванием ножа по бокалу.

- Наступило время подвести итоги этого года. - Сказал он, когда все голоса стихи и все внимание было направлено на него. - По количеству очков лидирует Гриффиндор, на втором месте Слизерин. Ввиду событий, имевших место в этом учебном году, считаю своим долгом начислить по пятьдесят дополнительных очков двум нашим героям - Грегу Стоуну и Гарри Поттеру. Это, конечно, ничего не меняет. Но дополнительными двадцатью очками награждается мистер Стоун за великолепную победу над настоящим боевым троллем.

Стол Слизерина разразился бурными аплодисментами и восторженными криками с этими двадцатью очками они выходили вперед. Но Грег и ухом не повел - это было не справедливо, ведь он не один сражался с троллем. Взглянув на него с улыбкой, профессор снова призвал всех к порядку и продолжил речь:

- За победу над троллем, отвагу и прекрасное знание заклинаний двадцать очков также получает мистер Энтони Скрэблстон, прошу приветствовать!

После этих слов, сияя широченной улыбкой, в зал вошел Энтони. Грег, вскочив со своего места разразился рукоплесканиями, на какие раньше способен не был. Тут же его примеру, хоть и немного смутившись, последовал Малфой, а вскоре рукоплескал весь зал - все были в курсе этой истории.

- Сейчас мы определим, - продолжил Дамбладор, - какой факультет имеет честь принять в свои ряды этого молодого человека.

Энтони подошел к преподавательскому столу, а МакГонагалл уже несла всем известный табурет и старую остроконечную шляпу. Грегу было интересно наблюдать этот процесс со стороны, он сел и стал смотреть, как профессор приглашает сесть Энтони на табурет и медленно надевает шляпу на голову новичку. Шляпа давно коснулась его головы, но не спешила с выводом. Она сначала повернула голову Энтони к столу Гриффиндора, но затем обернулась к столу Слизерина. Было такое впечатление, что Энтони со шляпой о чем-то беседуют, и оба смотрят на Грега.

- Гриффиндор!!! - Совершенно неожиданно заорала шляпа.

За Гриффиндорским столом разразилась такая буря восторга, что они на время оглушили всех присутствующих, но Энтони, вместо того, чтобы направиться к ним, вскочил с табурета и пружинящей походкой направился к столу Слизерина. Зал стих, не понимая происходящего, но он всего лишь пожал руку Грега, своего лучшего друга, а уж затем направился к столу своего факультета.

- Прежде, чем мы утвердим полученные итоги, я хотел бы уточнить еще кое-что, - продолжал Дамбладор, - перед распределением Грега Стоуна мистер Гроссвен повлиял на нашу распределяющую шляпу всего одним касанием палочки. Из-за чего, ее суждение об определении Грега в Слизерин нельзя считать верным. Впервые в истории, мы решили предложить ученику самостоятельно выбрать для себя факультет. Что ты думаешь об этом, Грег?

В зале воцарилось гробовое молчание. Грег медленно встал и оглянулся такого развития событий он не ожидал и не был к нему готов. Он посмотрел на Энтони, Ревекку и Стена. Он вспомнил уют и тепло Гриффиндорской гостиной, где ему всегда хотелось быть. Вспомнив холод и мрак гостиной Слизерина, Грег посмотрел на Малфоя. Вот уж куда ему хотелось меньше всего. Но стоило ему опустить глаза и взглянуть на Эсси, все сомнения разом отпали. У него были дела в Слизерине, он не вправе бросать кого-то в этом ужасном месте, он должен сделать это место лучше - для себя и для других.

- Я остаюсь в Слизерине, профессор. - Сказал не громко, но отчетливо Грег.

Его тихие слова раздались на фоне абсолютной тишины и напряжения, испытываемого всеми присутствующими в зале, и их услышали все.

- Спасибо, Грег. - Профессор нарушил тишину, выдержав паузу, показавшуюся всем вечностью. - Так или иначе, это ничего не меняет! Победитель этого года Гриффиндор!

Зал снова разразился радостными криками, аплодисментами, но Грег всего этого не наблюдал и не слушал. Еще с минуту он стоял, облокотившись кулаками о стол, и думал о сделанном только что выборе.

Следующим утром, когда все дружно покидали Хогвартс, направляясь к платформе, Грег Взял у Гарри свернутую мантию и бросился к себе в спальную. Там он спрятал метлу в чехле под кровать, одел тяжело нагруженный книгами рюкзак, и накинул мантию. В таком виде, он вскоре присоединился к группе Слизеринцев, направляющихся к железнодорожной станции.

- Стойте! - Это был голос Снепа, все резко остановились. - Мистера Стоуна никто не видел?

Грег помнил взгляд Снейпа, когда тот смотрел на них с Гарри, пока они проходили мимо него, направляясь к башне. Должно быть, профессор если не видел, то чувствовал присутствие человека в мантии-невидимке. Не учитывать этого было нельзя, и Грег поспешил зайти за одного из Слизеринцев. Должно быть, это подействовало или просто помешало присутствие слишком большого количества людей, но Снейп его не заметил.

- Я его в гостиной видела. - Сказала Эсси, которая шла впереди всех. Кажется, он в хижину к Хагриду собирался.

"В сообразительности ей не откажешь", - подумал Грег, ведь он ни о чем таком с ней не договаривался, значит, она сама поняла происходящее.

- Спасибо. - Процедил своим любимым ледяным тоном Снейп, и, развернувшись, поспешил к подземелью Слизерина.

Дальше шли без помех. В дверях последнего вагона, как они и условились, его ждал Энтони. Он специально держал открытой дверь, поддерживая беседу с провожающим их Хагридом.

- Я тут. - Шепнул ему Грег, проскочив в тамбур.

- Отлично! - Ответил Энтони. - Пока, Хагрид!

Захлопнув дверь тамбура, он направился на поиски свободного купе, прокладывая для Грега путь среди толп учеников, облепивших окна вагона. К счастью, свободное купе нашлось, и вскоре к ним присоединился Гарри. Ехать всю дорогу под мантией было не очень удобно и несколько жарковато, но Грегу приходилось терпеть - по коридору то и дело разгуливали любопытные ученики.

Разговор ни в какую не клеился, они лишь изредка обменивались незначительными фразами и предпочитали смотреть в окно. Это, впрочем, не касалось Грега - под мантией он спокойно разглядывал лица друзей. Лицо Энтони было напряжено, но полно решимости - на такого человека Грег явно мог положиться в любом деле. Лицо Гарри выражало откровенное смятение, чувство нерешительности. Было видно, что ему дается с трудом общение с Лордом Тьмы, и Грег уже подумал, что зря одолжил у него мантию. К счастью, путь оказался не слишком долгим, и вскоре они уже стояли на платформе 9 3/4. Пройдя через знакомый барьер последними, все трое очутились на нормальном вокзале. Они вышли к автомобильной стоянке и тут Грег заметил Эсси - она уже садилась в большой черный ягуар в сопровождении родителей. Он моментально подскочил к ней и взял за руку.

- Подожди! - Сказал он из пустоты. - Подожди минуту.

- Мама, папа, постойте! - Она узнала его колос, как же иначе.

- В чем дело дорогая? - Садившаяся на переднее пассажирское сиденье мать обернулась.

В этот момент Грег сбросил мантию и протянул ее подошедшему сзади Гарри. Возглас изумления вырвался при этом у родителей Эсси, но они явно не были маглами и быстро поняли, что это была всего лишь мантия. Их взор тут же метнулся от Грега к Гарри.

- Неужели это... - Пролепетала мать Эсси.

- Да, мама, это Гарри Поттер. - Эсси была раздражена такой реакцией.

- О, Гарри Поттер! - Воскликнула мать, ее взгляд был полон счастья, а лицо озаряла широченная улыбка. - Очень рада с вами познакомиться!

- Мое почтение, мистер Поттер! - Сказал отец с тем же выражением лица.

Гарри смутился, холодно попрощался и заспешил к встречавшим его людям.

- А это Грег. - Сказала Эсси после некоторой паузы. - Мой лучший друг.

Грег стоял спокойно, не шелохнувшись, и с каменным выражением лица смотрел на реакцию родителей Эсси. Любой пришел бы в ужас и давно бы убежал от взоров, устремленных на него в этот момент. Это была смесь ужаса, отвращения и злобы, какую невозможно испытывать ни к чему кроме него.

- Грег Стоун? - В изумлении воскликнула мать и слегка попятилась.

- Я сейчас буду! - Резко сказала ей Эсси и, не дожидаясь продолжения бурной реакции родителей, оттащила за руку Грега.

Они стояли рядом с каким-то большим черным лимузином, а Энтони деликатно отошел и стал разговаривать о чем-то с водителем этой машины.

- Извини их, - Эсси была смущена, - они не понимают.

- Да, конечно, ерунда. - Поспешил успокоить ее Грег.

- Так значит, ты все-таки решился ехать?

- Я и не сомневался.

- Что же, правильно. - Эсси улыбнулась. - Родители мне всегда твердят, чтобы я не позволяла никому собой манипулировать. Может, они правы?

- Я не хочу ни от кого прятаться, я...

- Мне пора. - Она обернулась и посмотрела на застывших в изумлении родителей.

- Эсси...

- Мы скоро увидимся! - Шепнула она. - Обязательно!

Не дав Грегу опомниться, она быстро добежала до машины и юркнула внутрь. Родители моментально последовали ее примеру и ягуар, скрипнув резиной, резко сорвался с места. Грегу уже стало не хватать ее, он в оцепенении смотрел на исчезающий за поворотом автомобиль. Из этого состояния его вывел Энтони коснувшись его плеча, он указал на открытую дверцу лимузина.

- Садись, мы отвезем тебя в аэропорт.

- Это твоя машина?

- Это машина моего отца. - Энтони рассмеялся. - Он сейчас в Штатах по делам, а водителю велел меня встретить.

Бросив вперед себя рюкзак, Грег запрыгнул в просторный салон, за ним влез Энтони. Ехали они долго, водитель вел машину плавно и медленно, словно вез очень хрупкие и дорогостоящие вещи. За всю дорогу, друзья не проронили ни слова, но обоим близящееся расставание причиняло такую боль, которая была во сто крат хуже боли физической. В последний раз легко вздрогнув, машина остановилась у главного терминала аэропорта. Грег подхватил рюкзак и ловко вылез из лимузин. Обернувшись, он посмотрел на Энтони - тот сидел в нерешительности, но, встрепенувшись, вдруг выскочил следом.

- Я тебя провожу! - Заявил он.

- Ты не обязан... - Начал было Грег.

Но Энтони уже шел вперед, а ему оставалось лишь стараться поспеть за другом. У билетных касс оба одновременно протянули свои кредитки и потребовали билет до Лос-Анджелеса.

- Так два или один? - Переспросила белокурая девушка, служащая аэропорта.

- Один. - Поспешил первым сказать Грег. - Я один лечу.

- Завтра в шесть вечера вас устроит? - Спросила девушка, постучав по клавиатуре и внимательно изучив изображение на мониторе.

- Нет, мне сегодня, сейчас...

- Сейчас конец учебного года, - она остановила его, - все билеты проданы или забронированы, очень напряженный график. Боюсь, сегодня ни чем помочь не смогу.

Обоих мальчиков как кипятком окатило. Грегу нельзя было и на десяток минут задерживаться в Лондоне - наверняка его уже искали все профессора Хогвартса.

- Есть идея! - Сказал Энтони, оттаскивая Грега в угол. - Дай-ка твой телефон.

Он достал палочку и хорошо знакомым Грегу заклинанием изменил себе голос, затем достал маленькую записную книжку и принялся усердно листать ее страницы.

- Ага, нашел! - Вырвался из его голоса красивый баритон. - Дай-ка твой телефон.

Грег молча протянул трубку с гномом, а Энтони, взяв ее, быстро сказал нужный номер и отошел на пару шагов. О чем он говорил, слышно не было, но вернулся он с явно довольной физиономией.

- Все в порядке, нужно только подождать. - Голос он не вернул в прежнее состояние и, должно быть, передразнивая отца, продолжил с серьезной физиономией: - Есть четыре способа решения проблем. Глупцы знают только два физическая сила и ум. Умные люди знают третий - ораторское искусство, с его помощью можно заставить глупцов решать твои проблемы. А четвертый, самый важный способ, знают совсем не многие - это хорошие связи.

Сказав это, он расхохотался и вернул себе прежний голос.

- Что это ты такое сотворил? - Спросил с улыбкой Грег. - При чем тут связи?

- Я сказал одному знакомому отца, - Энтони был явно доволен собой, - что мне, то есть ему, срочно в Штатах нужны материалы, которые должен привезти некий мистер Стоун, который сейчас не может купить билет в аэропорту.

Не успел он договорить, как по всему аэропорту динамики красивым женским голосом сказали одну лишь фразу: "просим мистера Стоуна подойти к информационной стойке Бритишь Эйрвэйз". У Грега с Энтони головы вжались в плечи. Не дай бог, кто из министерства был в аэропорту - хуже засветки и не придумаешь. Но делать было нечего, и оба бегом направились в нужном направлении.

- Это я! - Сказал, запыхавшись, Грег и протянул паспорт. - Это я Стоун.

- Вы? - К нему удивленно обратился не улыбающийся за стойкой молодой человек, а пожилой мужчина в дорогом костюме, стоящий рядом. - Вы Стоун?

- Да, я. - Грег понял, что они ждали кого-нибудь постарше, и поспешил похлопать рукой по рюкзаку. - Все материалы для мистера Скрэблостона у меня тут.

- Ну что же, пройдемте. - Сказал мужчина, стараясь подавить в себе приступ чрезмерного удивления. - Самолет готов.

Грег махнул Энтони рукой и благодарно кивнул, последовав за мужчиной. Они шли по длинному и широкому коридору, в котором было полно народу. И вдруг, Грег остановился, как вкопанный - в противоположном конце коридора появился профессор Снейп. Они встретились на мгновение взглядами и Снейп, бесцеремонно расталкивая людей, поспешил навстречу. Спасения быть не могло, но к удивлению Грега, мужчина, сопровождавший его, тоже остановился и открыл ключом дверь с надписью "посторонним вход воспрещен". Не веря своему счастью, Грег моментально юркнул за ним в дверной проем и поспешил захлопнуть за собой дверь. Удаляясь по узкому и пустынному коридору, он слышал, как кто-то дергает ручку двери и стучит в нее с той стороны.

Петляя по лабиринтам служебных помещений, они шли минут пять, но вскоре достигли широких распашных дверей и вышли на необъятный простор полей, занимаемых аэропортом. Повсюду стояли огромные лайнеры, вокруг них шла жуткая суета заправщиков, грузовиков с провизией и багажом, рукава пешеходных переходов присасывались к их бортам и тысячи людей наполняли и опустошали салоны этих летающих чудовищ.

- Я Дэнис МакГофри. - Наконец представился мужчина, и открыл правую дверь стоящей у выхода машины.

Грег ловко запрыгнул на левое переднее сиденье и поставил рюкзак на колени. Дэнис сел за руль, но не торопился трогаться с места - вместо этого, он с изумлением уставился на задравшийся при посадке в машину рукав Грега. Под ним светился красным и зеленым светом браслет, бросая легкие блики на окружающие его предметы.

- Хозяин? - Удивленно спросил МакГофри после долгого молчания. - Это правда, у вас есть шрам или это только браслет?

Врать не имело смысла, и Грег приподнял браслет, под которым также светился его шрам.

- Теперь все ясно, Хозяин! - Окрепшим голосом сказал МакГофри. - Я готов выполнить любой ваш приказ, вы можете полностью на меня рассчитывать, мой Лорд.

- Я очень благодарен за ваши слова! - Сказал Грег и кивнул в сторону бежащего к ним Снейпа, которому составляли компанию два магловских полицейских. - Но сейчас я хотел бы поскорее оказаться в Штатах.

Посмотрев на Снейпа и не думая более ни секунды, МакГофри завел машину и тут же сорвал ее с места с такой скоростью, что обоих с силой вжало в спинки сидений. С яркими желтыми мигалками на крыше, машина неслась между огромными самолетами, точно следуя специальной разметке. Вскоре огромных лайнеров стало меньше, и показались более мелкие самолетики, казавшиеся игрушечными после созерцания летучих громадин, стоящих у главного терминала. Один из самолетов, уже стоял на взлетно-посадочной полосе с заведенными двигателями. Окна салона и пилотской кабины ярко светились, а у трапа стоял пилот и стюардесса. Не жалея покрышек и тормозов, МакГофри резко и с визгом резины остановил у машину прямо у трапа.

- Добро пожаловать мистер Стоун! - Стюардесса стала было приветствовать Грега.

- Нет времени! - Оборвал ее МакГофри и стал бесцеремонно запихивать всех троих на трап. - Взлет, срочно!

Пилот изобразил удивление на лице, но поспешил в кабину, а стюардесса стала поднимать трап и закрывать дверь самолета. Взревели мощные двигатели, и тяжелая машина плавно начала разбег. Подскочив к иллюминатору, Грег выглянул наружу - МакГофри стоял, вынув и направив на Снейпа палочку, а тот пытался ему, оживленно жестикулируя, что-то объяснить. Мгновение спустя, их уже не было видно, и самолет двигался все быстрее. Стюардесса вежливо отстранила Грега от иллюминатора и указала на одно из стоящих вокруг большого деревянного стола кресел.

- Пристегнитесь, пожалуйста.

Спустя десяток минут самолет уже набрал высоту и несся сквозь темноту летнего атлантического неба. В большом и просторном салоне было очень уютно великолепная мебель, мягкое освещение. Когда стюардесса принесла ужин скромное подобие хогвартской пирушки, Грег заметил в углу мощный музыкальный центр. Пробежав пальцами по целой тьме мелких кнопок, он, наконец, открыл проигрыватель компакт-дисков и, вынув из плеера, положил в него свой "Специальный". Сидя в кресле и чинно пробуя ужин, Грег слушал музыку. Во время полета у него будет достаточно времени, чтобы обдумать все то, что произошло с ним за последний учебный год. Но самое главное он уже знал - он летел домой, в Лос-Анджелес. Из мощных колонок дорогой стереосистемы полилась музыка, и запел знакомый голос Джеймса, а на руке ярко засветился его шрам.

So close no matter how far

couldn't be much more from the heart

forever trusting who we are

and nothing else matters

never opened myself this way

life is ours, we live it our way

all these words I don't just say

and nothing else matters

trust I seek and I find in you

every day for us something new

open mind for a different view

and nothing else matters


на главную | моя полка | | Грег Стоун - Зол и Опасен |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу