Book: Лепестки на ветру



Лепестки на ветру

Мэри Джо Патни

Лепестки на ветру

Глава 1

— Что здесь, черт возьми, происходит?

Муж вернулся, как всегда, не вовремя. Рейфу не раз доводилось слышать этот извечный боевой клич обманутых супругов, и всякий раз он страдал от неприятного чувства причастности тому низменному и постыдному, что находит выражение в подобного рода бурных эмоциях. Со вздохом Рейф выпустил из объятий очаровательную партнершу и повернулся лицом к пышущему негодованием мужчине, столь неожиданно появившемуся в гостиной.

Вошедший был одних лет с Рейфом, да и роста муж и любовник были примерно одного. Доведись им познакомиться при иных обстоятельствах, они, быть может, даже понравились бы друг другу, но сейчас с перекошенным от гнева лицом супруг дамы сильно смахивал на людоеда.

— Дэвид! — воскликнула леди Джоселин Кендал, сделав шаг навстречу мужу, но, встретив его полный решимости взгляд, замерла на месте. В воздухе запахло грозой.

И грянул гром. Низким, хриплым от сдерживаемого гнева голосом мужчина произнес:

— Как вижу, мой приезд стал для вас событием столь же неожиданным, сколь и неприятным. Это, я полагаю, герцог Кэндовер; Или вашей благосклонностью пользуются и другие?

Джоселин вздрогнула и поморщилась как от боли. Рейф, благородно предоставив даме возможность прийти в себя, сам ответил на поставленный вопрос.

— Да, я — Рафаэль Уайтборн, герцог Кэндовер, — спокойно сказал он. — Боюсь, сэр, вы находитесь в более выгодном положении, чем я: вы меня знаете, а я вас — нет.

— Престьен, — неохотно представился новоприбывший.

Он с большим удовольствием спустил бы наглеца с лестницы, но гость не проявлял агрессивности, и его азарт таял как мартовский снег.

— Я муж этой дамы, — продолжал Престьен. — Впрочем, — и он перевел тяжелый взгляд на жену, — мне недолго осталось пребывать в этом качестве. Прошу простить, что помешал. Сейчас я соберу пожитки и уйду, чтобы впредь вас не беспокоить.

Супруг удалился, выразительно хлопнув дверью. Рейф взглянул ему вслед с явным облегчением. Герцог неплохо владел оружием, умел фехтовать, как и положено джентльмену, но единоборство с разгневанными рогоносцами никак не входило в круг его излюбленных занятий.

Увы, Кэндовера ждало еще одно испытание: леди Джоселин, бессильно упав в кресло, залилась слезами. Если она решила таким образом разжалобить Рейфа, то добилась прямо противоположного. Кэндовер предпочитал иметь дело с женщинами легкими, веселыми и доступными, умеющими устраивать все так, чтобы избегать осложняющих жизнь последствий. Рейф никогда и близко не подошел бы к Джоселин, но она недвусмысленно намекнула, что брак ее существует лишь на бумаге. Дамочка солгала.

— Похоже, сэр Престьен не разделяет твоего взгляда на ваш брак, — сухо заметил Рейф.

Джоселин вздрогнула, подняв на Рейфа отсутствующий взгляд. По всей видимости, она успела забыть о том, что в комнате кто-то есть.

— Что за игру ты затеяла? — не на шутку рассердившись, спросил Кэндовер. — Если надеялась завоевать мужа, разжигая в нем ревность, имей в виду, ты просчиталась: Дэвид не из тех, кто позволяет собой крутить, в лучшем случае он уйдет от тебя, в худшем — свернет тебе шею, но любовников не потерпит.

— Я не хотела никого обидеть, — всхлипывая, ответила Джоселин. — Просто пыталась разобраться в себе. Лишь сейчас я поняла, какие чувства испытываю к Дэвиду. Жаль только, что поздно.

Тронутый искренностью женщины, Рейф сумел перебороть раздражение. Когда-то и ему было восемнадцать, он любил и тоже ошибался. Глядя на ее несчастное лицо, живо припомнил страдания, которые несет с собой любовь, особенно в юности.

— Подозреваю, что за независимой позой скрывается ранимое сердце, — спокойно сказал Рейф. — И если я прав, беги за мужем, призови на помощь все свое обаяние и моли прощения у его ног. Возможно, тебе удастся вернуть Дэвида, по крайней мере на этот раз. Мужчина многое способен простить женщине, которую любит. Только впредь не допускай промашек. Сомневаюсь, что он сумеет простить тебя дважды.

Джоселин смотрела на кавалера во все глаза.

— О твоей выдержке ходят легенды, — проговорила она почти на грани истерики, — но ты превзошел самого себя. Зайди сюда сам сатана, и ты предложил бы ему партию в вист.

— Никогда не садись играть в карты с чертом, Джоселин, — парировал Рейф. — Он передергивает.

Взяв ее холодную как лед руку, легонько коснулся губами — прощальный поцелуй.

— Если не удастся уговорить мужа, дай мне знать, и мы приятно проведем время вдвоем. Правда, я не могу предложить тебе ничего, — добавил Рейф, отпуская ее руку, — кроме легкого, ни к чему не обязывающего приключения. Прости, не хочется лгать. Много лет назад я отдал свое сердце той, что не удержала его. Оно упало и разбилось, и теперь у меня нет сердца. — Возможно, на этом следовало поставить точку и уйти, но, глядя в ее милое заплаканное лицо, Рейф, сам не понимая зачем, добавил:

— Ты мне напомнила женщину, которую я знал когда-то. Ты похожа на нее, но не настолько, чтобы я мог ее забыть. Нет, не настолько.

С этими словами он ушел, погрузившись в суету многолюдной Брук-стрит. За углом Рейфа ждал экипаж, так что ему оставалось только запрыгнуть в коляску и умчаться восвояси.

Какая-то часть его самого потешалась над любовью Кэндовера к эффектным жестам. «Неплохо ты, Герцог, сыграл спектакль!» Титул «герцог» настолько крепко прирос к Рейфу, что стал восприниматься в обществе как имя. На протяжении многих лет он оттачивал образ, доведя его почти до совершенства. И действительно, ему, настоящему английскому джентльмену, хладнокровному, рассудительному даже в чувствах, имя Герцог подходило больше, чем Рейф.

Ну что же, у каждого свое хобби.

К тому времени как пришла пора сворачивать на Парк-лейн, Рейф вдруг понял, что слишком приоткрыл завесу, скрывающую его подлинное «я» от окружающих. К счастью, не в интересах Джоселин распускать слухи, а сам он, конечно же, не станет распространяться об этой истории.

"Пришло время искать новую любовницу», — решил Рейф, останавливаясь перед собственным домом на Беркли. Жаль. Ведь он прождал несколько недель, прежде чем нашел женщину, пробудившую в нем чувства. С каждым разом становилось все труднее выбирать ту, которая зацепила бы его чем-нибудь. Рейф уже начал было подумывать, не стоит ли оставить в покое дам из высшего света и не взять ли куртизанку. Во всех отношениях так было бы проще, жаль только, что женщины подобной профессии чаще всего грубы и необразованны, да и заразиться можно. А подобная перспектива его совсем не устраивала.

И с юной Джоселин Кендал он оказался только потому, что та прозрачно намекнула, будто предстоящее замужество — просто сделка и хорошо бы поразвлечься. Она давно ему нравилась, но Рейф предпочитал держаться на расстоянии, не в правилах вступать в связь с невинными девицами. Все время, пока он разъезжал по стране, Рейф думал о ней, с нетерпением предвкушая свидание, и, как только приехал в Лондон, дал о себе знать. Увы, за последние несколько недель в сердце леди произошли изменения. Может быть, она не смогла разобраться в своих чувствах по неопытности, но супруг, и это ясно как день, души не чаял в молодой жене. Придется Рейфу поискать счастья в другом месте.

"Ну что же, нет худа без добра, — утешал себя Рейф. — По крайней мере должен быть доволен тем, что счастливо избежал чересчур прилипчивой связи. Мог бы предугадать финал, коли имеешь дело с такой романтической особой». И все же Рейф знал, на что шел, и поступал осознанно. Уж очень привлекала его Джоселин, уж очень напоминала она женщину, которую он когда-то знал. Она так похожа на…

"Довольно», — сказал себе Герцог. В Лондон он прибыл вовсе не для развлечений. Причиной скорого возвращения из вояжа было письмо от Люсьена. Друг приглашал его обсудить кое-какие дела, и уже тот факт, что Фэйрчайлд был профессиональным разведчиком, обещал сделать предстоящий разговор весьма интересным.

Рейф занимал высокое положение в обществе, имел множество влиятельных знакомых, и часто информация, полученная им в ходе светской беседы, становилась достоянием британской разведки, причем тот, кто сообщал Рейфу неоценимые сведения, даже не догадывался, что доблестно служит «Туманному Альбиону».

Иногда официальные донесения требовали проверки, и тогда наступала очередь Рейфа — его специализацией была информация из придворных источников, добытая от влиятельных богатых людей, обладающих действительной властью, которую дают только деньги и знатность.

"Остается надеяться, что на этот раз Люсьен предложит нечто захватывающее, чтобы не думать о женщинах», — мечтал Рейф, въезжая во двор своего дома.


Люсьен Фэйрчайлд, лорд Стрэтмор, чуть прищурившись, наблюдал, как Рейф прокладывает себе путь в праздничной толпе, заполонившей зал. Высокий, смуглый, сразу видно, победитель. Аристократ до мозга костей. Пожалуй, великолепный актер. Рейф слегка переигрывает в своем стремлении подчеркнуть собственный аристократизм. Если добавить еще и непревзойденную привлекательность, не покажется странным, что все особы женского пола провожают его взглядами. Интересно, кто из этих дам станет следующей его любовницей? Даже Люсьен, обладавший профессиональной памятью, уже успел сбиться со счета.

От Фэйрчайлда не ускользнула та великолепно отточенная улыбка ледяной вежливости, которая как ушат холодной воды действует на мелкую рыбешку, пытавшуюся завладеть вниманием Рейфа. Но по мере приближения к другу улыбка герцога стала теплее.

— Рад видеть тебя, Люсьен. Жаль, что тебе не удалось выбраться в Буенский замок этим летом.

— И мне жаль, да только в Уайтхолле творилось что-то невероятное. — Люсьен обвел взглядом помещение, сделав кому-то незаметный знак. — Давай подыщем более тихое место для разговора, — добавил он, провожая Рейфа в кабинет в дальней части дома.

Усаживаясь в кресло, Рейф закурил предложенную хозяином сигару.

— Полагаю, у тебя есть ко мне задание.

— Правильно понимаешь, — ответил Люсьен, закуривая. — Как ты посмотришь на предложение съездить в Париж?

— Вполне уместное предложение. Я уже начал было скучать.

— Скучать тебе не придется, в этом ты можешь на меня положиться. В программу поездки входит женщина, и женщина весьма опасная.

— Уже неплохо, — протянул Рейф, затягиваясь. Не вынимая сигару изо рта, он добавил:

— Что я должен с ней делать: убивать или целовать?

— Во всяком случае, не убивать, — ответил Люсьен, нахмурившись. — Что же касается последнего, — и он безразлично пожал плечами, — оставляю на твое усмотрение.

Дверь распахнулась, и в кабинет вошел смуглый мужчина. Рейф встал, протягивая вошедшему руку:

— Николя! А я и не знал, что ты в Лондоне.

— Мы с Кларой приехали только вчера вечером. Обменявшись рукопожатием, друзья уселись в кресла. Оглядев Рейфа с головы до пят, герцог Аберде отметил:

— Ты прекрасно выглядишь.

— И ты тоже.

— Женитьба — отличная штука, — загадочно улыбаясь, ответил Николя. — Тебе бы тоже следовало обзавестись женой.

— Прекрасная идея, — самым сладким тоном согласился Рейф. — Так чью жену ты можешь предложить?

Под громкий смех Рейф продолжил:

— Надеюсь, мой крестник цветет, как и ты. Рейф попал в точку. Николя с выражением счастливой гордости на лице, так свойственным всем новоиспеченным папашам, стал расписывать красоту и необыкновенные успехи юного Кендрика.

Мужчины на заре туманной юности входили в одну организацию, насчитывающую всего четырех человек. Назывались они «Падшими ангелами». Джентльмены дружили еще с Итона и, даже не встречаясь годами, оказавшись рядом, чувствовали себя ближе чем братья. Последним, четвертым членом союза был лорд Майкл Кеньон, сосед Николя в Белее, который сегодня отсутствовал. После того как тема подрастающего поколения была исчерпана, Рейф предложил:

— Не собрать ли нам союз вновь? Пусть Майкл приезжает.

— Он пока не готов к путешествию, — ответил со смешком Николя, — но идет на поправку поразительно быстро. Скоро станет как новенький, а несколько шрамов только украсят его мужественное тело. Клара была у него сиделкой. Представляешь Майкла такой развалиной! Боюсь, что только моя упрямая маленькая женушка способна была заставить нашего друга оставаться в постели хотя бы столько, сколько нужно для выздоровления. А сейчас, когда ему лучше, я решил устроить ей каникулы и взял с собой.

— Остается надеяться, что Майкл сможет вернуться в армию как раз к тому времени, когда Наполеон сбежит со Святой Елены, — едко заметил Люсьен — Французам не удалось прикончить его в Испании, так он предоставил им прекрасный шанс при Ватерлоо — Майкл — славный боец и прекрасный опытный офицер, лучший, о котором только мог мечтать Веллингтон, — сказал Рейф — Мне кажется, на этот раз продолжения войны не будет, так что хотя ранение Майкла событие весьма печальное, но опасности для Англии оно не несет Высказывание Рейфа напомнило Люсьену о цели их сегодняшней встречи — А сейчас, когда все в сборе, я хотел бы перейти к делу, — сообщил Люсьен. — Николае я пригласил сюда затем, что во время своих странствий по Европе он имел счастье видеться с женщиной, о которой я уже говорил чуть раньше.

Рейф и Николае обменялись взглядами.

— Я всегда подозревал, что и ты выполняешь тайную миссию, — многозначительно заметил Рейф — Ты же знаешь, цыгане склонны к перемене мест, и я успел многое повидать на своем веку, но мне странно, как ты угодил в организацию, — добавил Николае, бросив выразительный взгляд на Люсьена — Надо отдать тебе должное, Люс, ты умеешь сдавать карты, припрятывая козыри. За все эти годы мы даже не догадывались, что работаем на одного человека Странно, как это ты решил свести нас вместе сейчас. Что, мы оба вдруг стали внушать тебе больше доверия?

Люсьен ощетинился, несмотря на то что прекрасно понимал: это всего лишь дружеское подтрунивание.

— Первая заповедь в моем деле: никогда не сообщай человеку большего, чем он должен знать. Сегодня мне пришлось нарушить это правило, поскольку Николае может помочь Рейфу.

— Насколько я понял, упомянутая вами леди — ваш агент, — сказал Рейф — Так что там у нее случилось?

Люсьен прикусил губу, раздумывая, с чего бы начать.

— Ты мне казался последовательным сторонником созыва Парижской мирной конференции[1], — осторожно начал Люсьен.

— В принципе я — за, но, как мне кажется. Венский конгресс[2] уже расставил все точки над i.

— И да, и нет. Всего лишь год назад союзники[3] пытались списать развязанную войну на неумеренные амбиции одного человека — Наполеона, тогда откуда их политические и территориальные притязания, закрепленные актами конгресса?

Люсьен вытащил сигару изо рта, с пристальным вниманием разглядывая красный светящийся кончик.

— Все было бы хорошо, если бы Наполеон так и сидел себе в изгнании, но его возвращение с Эльбы и битва при Ватерлоо словно пустили кошку в стаю беззаботных голубков-дипломатов. Сложившаяся ситуация гораздо серьезнее той, что была до пресловутых «ста дней»[4] Сейчас большинство французов склонны поддержать императора, а союзники устали от войны, обескровлены. На этот раз санкции против Франции должны быть куда более жесткими.

— Все это общеизвестно, — бросил Рейф, нетерпеливым жестом отодвигая пепельницу со все еще дымящейся сигарой. — Когда я должен ехать в Париж?

— Видишь ли, сейчас идет особенно интенсивная скрытая борьба, — сказал Люсьен. — Достаточно малого, и переговоры будут расстроены. Поступает весьма тревожная информация. И вот в этот критический момент Мегги, мой агент, собирается уйти со сцены, покинуть Париж.

— Предложите ей большую сумму, — заявил Рейф.

— Мы предлагали, но ей не нужны деньги. Я надеюсь на тебя, ты мог бы уговорить ее остаться хотя бы до конца конференции.

— Ах, опять вы о поцелуях Что же, я должен положить свою честь на алтарь британских интересов? — хитро блеснув глазами, спросил Рейф.

— Уверен, у тебя найдутся и другие способы убеждения, — сухо ответил Люсьен. — Ты же герцог, в конце концов Мегги будет польщена, что к ней послали столь влиятельное лицо. На худой конец можешь воззвать к ее патриотическим чувствам.

Рейф приподнял одну бровь.

— Мне льстит ваша оценка моего обаяния, но, позвольте спросить, не проще ли использовать для уговоров дамы одного из ваших дипломатов, которые и так уже работают в Париже?

— К сожалению, у меня есть весьма веская причина не доверять членам нашей делегации. Из английского посольства обнаружена утечка информации, в этом вся проблема. — Люсьен нахмурился и осторожно добавил:

— Может, мои опасения напрасны и то, что я принимаю за предательство, на самом деле всего лишь неосторожность, но ставка слишком высока для того, чтобы пренебрегать фактами и использовать в работе сомнительные каналы.

— У меня создалось впечатление, что ты чего-то недоговариваешь, — сказал Рейф.



— Как ты угадал? — с притворным удивлением спросил Люсьен. — Мне казалось, что я умею быть скрытным. Ну что же, это так. Я получил донесение о том, что готовится заговор о срыве мирных переговоров.

Рейф мысленно представил, в какой хаос может повергнуть мир гибель хотя бы одного из облеченных властью участников мирной конференции.

— Ты говоришь о готовящемся покушении? — спросил он. — Все первые лица государств-союзников, кроме разве что принца-регента Британии, сейчас в Париже, да и ведущие дипломаты тоже. Убийство любого из них имело бы ужасные последствия.

Люсьен выпустил колечко дыма. Оно поднялось вверх, окутывая его белокурую голову, словно нимб святого.

— Абсолютно верно. Всем сердцем хотел бы ошибиться, но интуиция, до сих пор меня не подводившая, говорит о том, что я прав. Угроза действительно весьма серьезна.

— Так кто же заговорщик и кто жертва?

— Рейф, если бы я знал, не было бы смысла вести этот разговор, — угрюмо ответил Люсьен. — Пока я располагаю только слухами, но они исходят из разных источников. Интересы участников столь противоречивы, даже враждебны, что возможных мишеней больше чем достаточно. Именно поэтому я призвал тебя на помощь.

— Я слышал, что на Веллингтона прошлой зимой было совершено нападение, — вступил в разговор Николя. — Может быть, и на этот раз готовятся убить именно его?

— Вот этого я больше всего и боюсь, — сказал Люсьен. — После триумфальной победы при Ватерлоо он стал наиболее почитаемым человеком в Европе. И если его убьют, один Бог знает, что может начаться.

Рейф мрачно кивнул.

— И поэтому вы хотите, чтобы я убедил вашу шпионку продолжать поставлять сведения, пока заговор не раскроется или не закончится конференция?

— Совершенно верно.

— Расскажите мне о ней. Кто она? Француженка?

— Дело темное, — ответил Люсьен. — Я познакомился с Мегги через посредника, так что ее прошлое для меня — тайна. Мне всегда казалось, что она уроженка Великобритании: и держится, и говорит как английская леди. Я никогда и не пытался копать глубже, так как у Мегги с Наполеоном свои счеты, он — ее личный враг. Поставляемая ею информация всегда очень ценная. Короче, она никогда не давала мне повода заподозрить ее в двурушничестве.

Рейф умел читать между строк и без труда мысленно закончил фразу за Люсьена: «Но теперь кое-что изменилось, и ее надежность нуждается в проверке, что тебе и предстоит, Рейф».

— Увы, мне все же кажется, что Мегги могла нас предать, — точно в подтверждение догадки Рейфа продолжал Люсьен, — но я не вполне доверяю своим подозрениям. Эта женщина способна убедить мужчину в чем угодно, настолько она хороша. — Люсьен сдвинул брови. — Сейчас не то время, когда преданность кого бы то ни было может быть гарантирована лояльностью, особенно в ее случае. Наполеон повержен, его везут на остров Святой Елены, и, вполне вероятно, Мегги решила, что сейчас самое время свить себе теплое гнездышко, подработав на продаже британских секретов союзникам. Может быть, она торопится покинуть Париж, чтобы поскорее пристроить денежки, добытые двойной игрой, пока ее не схватили за руку.

— Есть какие-то доказательства предательства?

— Я уже говорил, — медленно произнес Люсьен, — что всегда считал Мегги англичанкой, но оказалось, — и он перевел взгляд на Николя, — что ты знал ее как Марию Берген. В своих нечастых сообщениях, упоминая о ней, ты говорил об австрийке, с которой тебе доводилось работать в Париже.

Николя едва не подпрыгнул в кресле.

— Ты хочешь сказать, что Мария англичанка? Не могу поверить! Дело даже не в ее безупречном немецком, но и жесты, и манера поведения — все выдает в ней австрийку.

— Вот видите, — со вздохом заметил Люсьен, — дело идет к тому, что и все остальные, с кем она встречалась раньше, в начале своей карьеры, тоже принимали ее за свою. Французские роялисты были уверены, что перед ними француженка, пруссаки — что уроженка Берлина, а итальянец готов был поклясться слезами самой Мадонны, что она родом из Флоренции.

Рейф рассмеялся.

— С тобой все понятно: ты больше не можешь с уверенностью сказать, когда леди лжет, а когда говорит правду, если, конечно, эту дамочку можно назвать леди.

— Уж в том, что Мегги — леди, можешь не сомневаться, — фыркнул Люсьен. — Только чья она леди, вот в чем вопрос.

Рейфа удивила темпераментная реакция Люсьена на его циничное замечание. До сих пор в том, что касалось дела, друг отличался беспристрастностью. Шальная мысль запала в голову Рейфа, и он спросил:

— Так что я должен сделать, если выясню, что она предала Британию, убить ее?

Люсьен мрачно взглянул на Рейфа, не совсем уверенный в том, что сказанное другом — одна из его острот.

— Как я уже успел сказать, убийство не входит в твою задачу. Если Мегги — предательница, просто сообщи лорду Кэстлри[5], что донесениям этого агента нельзя доверять. Может быть, ее захотят использовать для дезинформации.

— Послушай меня, Люсьен, и поправь, если я что-то не так понял. Итак, ты хочешь, чтобы я нашел эту леди и уговорил ее использовать свое мастерство для раскрытия любого из возможно намечаемых заговоров. Кроме того, я должен удостовериться в лояльности Мегги британской короне и в случае, если найду что-то подозрительное, обязан буду известить главу британской делегации о том, что он не может доверять ее работе. Так?

— Совершенно верно. Хочу попросить тебя поторопиться с отъездом. Переговоры не продлятся слишком долго, так что события будут развиваться ускоренными темпами. — Взглянув на Николя, Люсьен добавил:

— Исходя из твоего опыта общения с Марией Берген, что бы ты мог посоветовать Рейфу?

— Во-первых, хочу предупредить, что она, пожалуй, самая красивая шпионка в Европе.

Дальше Николя принялся распространяться о женских прелестях, коих был большой ценитель, но толку от подобных разглагольствований было мало.

— Информации у вас почти никакой, — заключил разговор Рейф. — Быть может, эта женщина просто очень неплохая актриса. Остается только довериться собственной интуиции и непревзойденному обаянию.

Разговор закончился, пора было расходиться. Мужчины встали, и Люсьен спросил:

— Рейф, когда ты будешь готов выехать?

— Послезавтра. Вы меня заинтриговали. Самая красивая шпионка Европы — звучит впечатляюще. — Глаза Рейфа туманно блеснули, когда он добавил:

— Клянусь отдать всего себя делу Англии и короны.

Вскоре все трое вернулись в зал, смешавшись с гостями. Вечер продолжался. Рейф, которому наскучило празднество, торопился уехать домой, но тут он вспомнил, что так и не выяснил, как выглядит эта загадочная Мегги-Мария. Николя удалился в нишу, отгороженную от зала портьерой, Рейф последовал за ним.

Отдернув портьеру, он замер… Николя и его жена Клара стояли в обнимку. Они не целовались: застань он их за этим занятием, Рейф незаметно ушел бы. Но то, что предстало его глазам, было и проще, и куда более впечатляюще.

Ник и Клара, закрыв глаза, склонили друг к другу головы — свидетельство полного и абсолютного доверия, жест, куда более интимный, чем самые страстные ласки.

Прежде чем Герцога заметили, он вышел. Рейфа снедала зависть, хотя завидовать друзьям было не в его правилах.


Следующий день ушел на сборы, и вот наступил момент, когда герцог Кэндовер был готов покинуть Англию. Он предпочитал путешествовать налегке в сопровождении камердинера. Багаж Рейфа состоял в основном из одежды, которая отвечала его рангу и в которой не стыдно было показаться в столице мировой моды.

Часы уже пробили полночь, когда Кэндовер, прихватив бокал с бренди, прошел в кабинет, чтобы просмотреть самую срочную корреспонденцию. Письмо от леди Джоселин Кендал оказалось самым последним. Вернее сказать, от леди Престьен. Ведь теперь, когда она вышла замуж, не пристало подписываться девичьей фамилией. В короткой записке Джоселин благодарила за добрый совет, вернувший ей мужа, превозносила радости счастливого брака и предлагала Рейфу последовать ее примеру.

Герцог улыбнулся, довольный тем, что у нее все в порядке. При всей своей красоте, именитости и богатстве Джоселин осталась славной маленькой девочкой, заслуживающей любви. Вероятно, и ее новоявленный супруг относился к романтичным натурам, так что они будут счастливы. Правда, на сей счет Рейфа одолевали сомнения. Он поднял бокал, сделал добрый глоток за удачный брак Джоселин и Дэвида, подумал, осушил фужер до дна, разбил его об полку и сбросил осколки в камин.

Рейф действительно от души желал им счастья, однако, взглянув на результат своего душевного порыва, не мог сдержать разочарования. Мужчина, известный своим хладнокровием, должен быть более сдержанным. Чего он добился? Лишился еще одного бокала и приобрел ноющую боль в груди от ощущения невосполнимой утраты, не имевшей ничего общего с хрусталем.

Налив себе еще бренди, Рейф откинулся в кресле-качалке, обвел взглядом книжные полки. Кабинет, отделанный в итальянском стиле, был его самым любимым местом в роскошно и со вкусом обставленном доме. Он гордился своей библиотекой, он имел все, что хотел… Тогда откуда такое мрачное настроение?

Чтобы перебороть это состояние души, нужно отыскать причину, а значит, еще больше углубиться в себя. Дело не в Джоселин. Если бы ему так сильно ее хотелось, он мог бы на ней жениться.

Рейфа тянуло к ней нечто другое, не любовь, не страсть. Джоселин чем-то неуловимым напоминала ему Марго — Марго, вероломную красавицу, давно погибшую, но продолжавшую сводить его с ума все эти годы. Внешнее сходство между двумя женщинами было небольшим, они похожи характерами, душой. Обе яркие, веселые, даже смеялись одинаково. Когда Рейф был с Джоселин, он неизменно вспоминал Марго. Леди Кендал трогала его за живое, как никакая другая женщина, и будь он в силах вернуть молодость, Джоселин стала бы его женой.

Потягивая бренди, Рейф старался думать о Марго Эштон так, словно она была ему посторонним человеком. Но как можно сохранять беспристрастность в отношении первой любви! Любви первой и, увы, последней, поскольку приобретенный опыт навсегда отвратил Рейфа от романтических иллюзий. Тем не менее иллюзии эти временами почти обретали плоть и кровь.

Марго не была самой красивой из женщин, которых он знал, и, уж конечно, не была самой богатой или знатной из них. Чего у нее было в избытке, так это жизнелюбия. Она словно вся светилась изнутри.

И вновь перед его мысленным взором поплыли горько-сладкие видения. Рейф вспоминал первую встречу, первый несмелый, почти призрачный поцелуй, долгие часы за шахматной доской, когда чисто формальные ходы и движения подразумевали нечто гораздо большее, игру, куда более страстную; разговор с полковником Эштоном, то, как он удивленно приподнял брови и в то же время по-отечески приободрил, когда Рейф пришел просить руки его дочери.

Наиболее явственно Рейф вспоминал одно раннее утро. Они с Марго договорились проехаться верхом и встретить рассвет. Мелкий дождик моросил, когда Рейф медленно ехал по Мейфер-стрит, но при подъезде к Гайд-парку небо прояснилось. Над его головой огромной сверкающей аркой зажглась семицветная радуга, ярче которой он не видел никогда в жизни. Рейф остановился полюбоваться великолепным зрелищем, и тут же из туманной мглистой дымки словно с небосвода возникла всадница на серебряной кобыле, как королева из древней легенды.

Марго засмеялась и протянула ему руку — ожившее сокровище, подарок небес. И хотя Рейф прекрасно понимал, что волшебство — всего лишь порождение игры дождя и света, каприз погоды, оно ему казалось самым настоящим чудом.

Но через четыре дня все было кончено, тогда же пропало и чудо.

И виной всему был сам Рейф — его глупая ревность, обида привели к расторжению помолвки. Имей тогда он, мальчик двадцати одного года, свой нынешний опыт, умей прощать обманы, как научился делать это сейчас, они бы с Марго любили друг друга и по сей день.

Да, после того ему так мучительно не хватало ее участия. Рейф понимал, что сейчас он в плену собственных иллюзий: ни одна реальная женщина не может полностью совпадать с образом, рисуемым воображением, но все равно не мог запретить себе тосковать по ее смеху, по ее зеленым глазам, провожающим его таким пристальным, магнетическим взглядом, что он забывал обо всем на свете.

Путешествие по волнам памяти прервали звук разбивающегося хрусталя и острая боль. Оказалось, он так сильно сжал бокал, что тот лопнул и маленькие частички вонзились в ладонь. Нахмурившись, Рейф взглянул на кровь и осколки. До чего же хрупок хрусталь! Дворецкий будет причитать целый день, обнаружив недостачу двух бокалов из знаменитой коллекции.

Со вздохом Рейф встал и пошел в спальню. Может, в воспоминании и есть некое поэтическое удовольствие, но жизнь продолжается, завтра ему предстоит трудное путешествие, поэтому лучше как следует выспаться, оставив ошибки молодости там, где им надлежит быть, — в прошлом.

Глава 2

— Ни за что!

Флакон духов просвистел всего в двух дюймах от виска Роберта Андерсона, но тот и бровью не повел, зная, что у Мегги отличный глазомер и она не промахнулась бы, действительно имей намерение в него попасть. На этот раз она просто, мягко говоря, намекнула на свое с ним несогласие. Оружие было выбрано не случайно: при ее безупречном вкусе не стоило сожалеть о разбившемся флаконе дешевых духов, подаренном баварцем с тугим кошельком и дурным вкусом.

Роберт улыбался напарнице. Мегги тяжело дышала, ее злые глаза, казавшиеся серыми из-за серебристого парчового платья, метали молнии.

— Ну почему ты так не хочешь встречаться с этим герцогом? Его посылает сам лорд Стрэтмор. Тебе должно льстить столь пристальное внимание к твоей персоне министерства иностранных дел.

Ответом был град отборной итальянской брани. Роберт, склонив голову набок, слушал с насмешливым прищуром. Когда весь ее запас исчерпался, он сказал:

— Весьма сильно сказано, Мегги, любовь моя, но что это с тобой? До сих пор я не замечал, чтобы ты выходила из роли. Неужели Магда Янош не может ругаться по-венгерски?

— Я лучше владею итальянским фольклором, — надменно бросила Мегги, — и ты прекрасно знаешь, что только с тобой позволяю себе выходить из роли.

Высокомерие истинной аристократки уступило озорному хихиканью.

— Не думай, — сказала она, погрозив Роберту пальцем, — что сможешь заговорить мне зубы. Давай вернемся к этому достойнейшему из джентльменов, герцогу Кэндоверу.

— С удовольствием, — ответил Роберт, пристально всматриваясь в собеседницу. Они были знакомы с давних пор и, хотя уже не были любовниками, оставались лучшими друзьями. Не в характере Мегги эффектные жесты, пусть она более двух лет и играла роль эксцентричной венгерской аристократки. — Так что ты имеешь против герцога?

Мегги села перед туалетным столиком, взяв в руки гребень из слоновой кости. Мрачно глядя в зеркало, принялась расчесывать рассыпанные по плечам волосы.

— Этот человек — напыщенный резонер, — процедила она.

— Означает ли это, что на него не подействовали твои чары? — поинтересовался Роберт. — Удивительно… У Кэндовера репутация дамского угодника. Не верится, чтобы он отказался от такого лакомого кусочка.

— Не смей называть меня так, Роберт! Волокиты — худшие из породы резонеров. Самые нудные из них. Лживые и двуличные. Поверь моему опыту.

Мегги вонзила гребень в волосы и с силой потянула, будто хотела вырвать клок.

— Не пытайся навязать мне новое задание, пока не выполнено уже имеющееся, — сказала она, круто обернувшись к Роберту. — Я отказываюсь вступать в какие бы то ни было переговоры с герцогом Кэндовером, так же как и шпионить. С этим покончено, и ни ты, ни герцог, ни сам лорд Стрэтмор не смогут убедить меня в обратном. Как только я улажу свои дела, то уеду из Парижа.

Роберт подошел и встал рядом. Взяв гребень из ее рук, он стал нежно и бережно расчесывать густые, отливающие червонным золотом волосы. Странно, как удалось им сохранить что-то от интимности, существующей между добрыми супругами, хотя они никогда не были женаты. Андерсон всегда любил расчесывать ее волосы, их сандаловый блеск напоминал ему о юности, о тех днях, когда они были страстными любовниками и бросали вызов всему миру, не заглядывая в будущее.

Мегги с застывшим лицом смотрела в зеркало. Глаза ее были как серый гранит, без блеска, без искр. Вскоре она расслабилась под убаюкивающими прикосновениями гребня.

— Что плохого сделал тебе Кэндовер? — тихо спросил Роберт. — Если тебе тяжело видеться с ним, скажи, и я больше не заикнусь об этом.

Мегги задумалась, подбирая слова. Роберт был умницей, скрытый смысл слов не ускользнет от него.

— Да, с герцогом у меня действительно связано много плохого, — сказала она, — но было это давным-давно. Едва ли встреча с ним может доставить мне неприятные минуты. Просто я не желаю, чтобы еще кто-нибудь принуждал меня к тому, чем я не хочу больше заниматься.



Роберт поймал ее взгляд в зеркале.

— Так почему бы тебе не встретиться, чтобы сказать ему об этом? Если ты хочешь немного помучить герцога в отместку за прошлое, не лучше ли сразить его испытанным оружием: обольстить, заставить страдать, помучить ожиданием и отвергнуть?

— Боюсь, с ним мое оружие бессильно, — сухо заметила Мегги, — мы в разных весовых категориях.

— Да что ты говоришь? Наверняка и сейчас он строит в отношении тебя определенные планы. Половина дипломатов Европы выдавали секреты в борьбе за улыбку на этих губах, — усмехнувшись, заметал Роберт. — Надень свой зеленый бальный наряд, добей его взглядом и красиво уйди. Уверяю тебя, ты лишишь его покоя по крайней мере на несколько месяцев.

Мегги пристально вгляделась в свое отражение. Она знала, что обладает таинственной властью сводить с ума мужчин, но герцог Кэндовер мог и не поддаться. Хотя ненависть и похоть — вещи весьма взаимосвязанные, а Рафаэль Уайтборн был тогда зол, очень зол…

Губы Мегги расплылись в ленивой порочной улыбке. Откинув назад гриву волос, она рассмеялась.

— Твоя взяла, Роберт Я встречусь с этим дурацким герцогом. Пара бессонных ночей ему гарантирована. Но меня ему не свернуть!

Роберт легонько поцеловал ее в макушку.

— Пока, дорогая, — вкрадчиво произнес он и, по-кошачьи мягко ступая, вышел из комнаты. Роберт надеялся, что Кэндоверу удастся уговорить ее остаться, а это было бы весьма и весьма неплохо.


После ухода Роберта Мегги не стала сразу же вызывать горничную, чтобы та занялась туалетом хозяйки. Облокотись о трюмо, она грустно посмотрела в зеркало. Мегги чувствовала опустошение и тоску. Не стоило соглашаться на эту встречу. Рейф Уайтборн действительно поступил тогда очень дурно, но жестокость его была вызвана той болью, которую ему причинила она, так что Мегги, увы, была лишена удовольствия ненавидеть обидчика.

Не было ненависти, но и любви тоже не было. Та Марго Эштон, считавшая, что после разрыва с Рейфом рухнет мир, умерла двенадцать лет назад. За эти годы Мегги довелось повидать множество самых разных людей. Благодаря Роберту, взявшему ее под свою опеку, она почувствовала себя в силах жить дальше и радоваться жизни. Рейф Уайтборн стал всего лишь горько-сладким воспоминанием, воспоминанием, которому никогда не обратиться в плоть и кровь, никогда не войти в ее реальную жизнь.

Любовь и ненависть — две стороны одной медали, в этом Мегги пришлось убедиться на собственном опыте. Полной противоположностью и тому и другому чувству является безразличие.

Поскольку сейчас Рейф был ей безразличен, ставка на месть была неуместна. Единственное, чего она хотела, — поставить точку на той части своей жизни, которая была связана с ее секретной деятельностью.

А больше всего Мегги хотелось завершить дело, откладываемое из года в год, а потом вернуться домой, в Англию, в которой не была уже лет двенадцать. Там она начнет новую жизнь, на этот раз без Роберта. Ей, конечно, сильно будет его недоставать, но и в одиночестве есть своя целительная сила. Мегги прекрасно понимала, что после стольких лет близости не сможет полностью выбросить Роберта из своей жизни, если, конечно, он будет где-нибудь поблизости от нее.

Подперев указательным пальцем подбородок, она критически оглядела себя в зеркале. Высокие скулы делали ее похожей на венгерку, да и язык она знала так, что сомневающихся не было. Интересно, как воспримет ее Рейф Уайтборн после стольких лет разлуки?

На губах ее заиграла хитрая усмешка. Этим устам было посвящено как минимум одиннадцать образчиков скверной поэзии, кое-что до сих пор ей даже нравилось.

Мегги никогда не обольщалась относительно своей внешности, лицо ее не отвечало стандартным канонам красоты. Скулы чуть высоковаты, немного великоват рот, глаза слишком крупные, широко расставлены.

И все же она скорее приобрела за эти годы, чем потеряла. Цвет лица у нее всегда был прекрасным, а верховая езда и физические упражнения не дали расплыться точеной фигурке, хотя формы стали пышнее. Но разве найдется мужчина, которому не понравится округлость именно там, где она кстати? Волосы слегка потемнели, но и это неплохо: бледно-соломенный, тусклый цвет сменился бронзовым блеском, густым оттенком спелых пшеничных колосьев. В общем, надо признать, выглядит она сейчас лучше, чем когда была помолвлена с Рейфом.

Вероятно, ее самолюбие потешил бы тот факт, что Рейф с годами потолстел, облысел и обрюзг, но, увы, Уайтборн принадлежал к тому довольно редкому типу мужчин, кто с годами становится только привлекательнее. Даже в двадцать один он был не лишен вальяжности, которая, как и богатство, привлекает женщин, а с опытом, верно, стал еще вальяжнее.

Мегги обдумывала вечерний наряд. Попробовать пробить брешь в его непоколебимой самоуверенности было бы довольно занятно, но в глубине души зрело сознание того, что согласие на встречу — роковая ошибка.


Герцог Кэндовер не был в Париже с 1803 года. С тех пор город сильно изменился. И тем не менее, даже будучи столицей поверженной страны, он оставался центром Европы. Все четыре союзные державы и множество кредиторов бывшего императора слетелись в Париж, рыская, чем бы поживиться. Пруссию обуревала жажда мщения. Россия хотела еще земель, Австрия надеялась повернуть вспять время, перенестись в 1789 год, а Франция стремилась избежать репрессивных ответных мер со стороны коалиции, неизбежных после вторичного восхождения на престол Наполеона и кровавых «ста дней».

Британцы, как всегда, старались быть беспристрастными. Но это все равно что пытаться установить приятную беседу между пушечными ядрами.

Невзирая на переизбыток терминов, если употребляли слово «король», значит, подразумевали Луи XVIII, престарелого Бурбона, нетвердой рукой удерживающего французский трон, тогда как если говорили «император», то имелся в виду Бонапарт. Даже сейчас, в его отсутствие, величие этого маленького ростом человека отбрасывало такую большую тень, под которой терялись те, кто правил балом сейчас.

Рейф занял апартаменты в роскошном отеле, трижды сменившем название, чтобы всякий раз соответствовать текущей политической ситуации. Сейчас, когда мир был у всех на устах, он носил самое актуальное название из всех возможных.

Оставалось совсем немного времени до бала в австрийском посольстве, где герцог должен был по заданию Люсьена встретиться с таинственной Мегги. Как раз, чтобы переодеться. Рейф тщательно подбирал наряд, памятуя о предостережении друзей. Не просто очаровать самую красивую шпионку в Европе. До сих пор ему удавалось многого добиваться от женщин с помощью изящных манер и вкрадчивой улыбки. Более того, часто женщины предлагали ему куда большее, чем он готов был принять.

И вот, до мозга костей герцог, Рейф вошел в зал, заполненный сливками общества со всей Европы. Среди гостей были не только первые дипломатические персоны, но и сотни лордов, леди, просто шлюхи и всякие прохиндеи, всегда вьющиеся вокруг тех, кто облечен властью.

Рейф рассеянно блуждал взглядом по залу, потягивая шампанское и отвечая на поклоны. Он прекрасно сознавал, что под напускной веселостью гостей скрываются тревожное ожидание, некая взвинченность. И их можно было понять: Париж представлял из себя пороховую бочку, достаточно маленькой искры — и не избежать чудовищного взрыва, способного еще раз ввергнуть континент в пламя войны.

Уже в разгар вечера к Рейфу подошел молодой светловолосый англичанин с великолепной фигурой и безукоризненными манерами.

— Добрый вечер, ваша честь. Меня зовут Роберт Андерсон, я член британской делегации. Здесь кое-кто хочет с вами встретиться. Вы не пройдете за мной?

Андерсон был моложе Рейфа и ниже ростом, в лице его было нечто смутно знакомое. Пробираясь сквозь толпу следом за провожатым, Рейф, изучая своего спутника, спрашивал себя, не мог ли быть этот Роберт тем самым слабым звеном. Молодой человек обладал миловидной внешностью, за которой обычно скрывается недалекий ум. Если он и был опасным шпионом, умело ведущим двойную игру, то нельзя было не признать в нем еще и талантливого актера.

Покинув зал, они поднялись по лестнице, ведущей в длинный коридор со множеством дверей. Остановившись у последней двери, Роберт сказал:

— Ваша честь, вас ждет дама.

— Вам знакома эта дама?

— Я встречал ее.

— Как она выглядит?

Андерсон замялся, но спустя мгновение решительно тряхнул головой.

— Предоставляю вам сделать свое суждение, сэр. Открыв дверь, Роберт произнес дежурные слова:

— Ваша честь, разрешите представить вам Магду Янош Поклонившись, он удалился.

В высоком подсвечнике горело несколько свечей Струился мягкий свет, выхватывая из тьмы богатое убранство комнаты, небольшой, но со вкусом обставленной. Взгляд Рейфа сразу же остановился на затененной фигуре у окна. Женщина стояла к нему спиной, но все равно чувствовалось, что она хороша собой, так грациозно и уверенно может держаться только очень красивый человек.

Рейф закрыл дверь, и дама нарочито медленно повернулась к нему лицом. Неверный красноватый свет скользнул по ее точеной фигуре, словно лаская обольстительное тело. Веер из перьев наполовину скрывал лицо женщины, открывая взгляду маленький круглый подбородок и золотистый локон на плече. Рейф сполна оценил справедливость слов Люсьена. Эта женщина, буквально лучившаяся чувственностью, могла очаровать любого мужчину. Как бы ни стремился Рейф сохранить хладнокровие, тело его напряглось, принимая недвусмысленное приглашение, читавшееся в ее позе. Приходилось признать, дама отменно владеет искусством обольщения и прекрасно сознает свою власть над сильным полом.

Декольте ее платья было достаточно глубоким, чтобы приковать к себе мужской взгляд. Если бы Рейф мог уговорить эту леди остаться, рискнув честью, видит Бог, он бы сделал это с наслаждением.

— Госпожа Янош, я — герцог Кэндовер. Наш общий друг попросил меня переговорить с вами по весьма важному делу.

Магда насмешливо окинула его взглядом.

— В самом деле? — спросила она с явственным венгерским акцентом. — Может быть, дело кажется важным вам или лорду Стрэтмору, монсеньор герцог, но не мне.

Плавным жестом дама откинула веер, открыв его взгляду высокие скулы, маленький прямой нос. У нее был редкий цвет лица — цвет лепестка чайной розы — и крупный чувственный рот.

Невероятно… Кровь зашумела в голове Рейфа. Говорят, у каждого из живущих на земле есть двойник, и если это так, перед ним была точная копия Марго Эштон.

Вместо того чтобы ударяться в мистику, следовало очень точно сопоставить события. Этой женщине было лет двадцать пять, Марго исполнилось бы тридцать один, но она могла выглядеть и моложе своих лет.

Марго была чуть ниже среднего роста, а эта дама кажется выше. Однако, когда Рейф впервые поцеловал Марго, он удивился тому, как низко пришлось наклоняться: девушка была так хорошо сложена, так красиво двигалась, что казалась выше, чем была на самом деле.

Стоп. Поменьше эмоций. Необходимо анализировать только факты. У Магды глаза зеленые, но не стоит забывать, что на ней сейчас зеленое платье. Может, именно благодаря цвету наряда и освещению у нее столь необычный, странный взгляд — взгляд чужеземки. У Марго были особенные глаза, менявшие цвет в зависимости от освещения, окружения и настроения — от серо-зеленого до карего.

Сходство казалось просто поразительным. Рейфу не удалось отыскать в памяти ничего, что могло бы отвлечь его от дикой, безумной мысли: перед ним никакая не Магда Янош, а самая настоящая Марго, которую считали погибшей, но всякий знает, что по мере передвижения вести обрастают пустыми слухами. Вполне вероятно, Марго осталась жива, но, проведя столько лет вдали от родины, превратилась в иностранку. Может быть, поэтому у нее такой странный восточный взгляд. Ничего удивительного, за столько лет, проведенных на континенте, едва ли в ком уцелел бы английский дух.

И тем не менее женщина вела себя так, будто они незнакомы. Если она Марго, то без труда узнала бы его: Рейф почти не изменился с годами. Следовательно, притворяясь, что они незнакомы. Марго преследует какую-то цель.

Дама едва заметно улыбалась, терпеливо дожидаясь, когда гость закончит свой не совсем приличный осмотр. Лицо ее не выражало ничего, кроме легкого удивления. Молчание становилось неловким, но она не торопилась нарушить его первой, предоставляя эту возможность тому, кто явился к ней как проситель.

Спохватившись, Рейф вновь спрятался за отработанный образ герцога, уж он-то за словом в карман не полезет. Отвесив глубокий поклон, Рейф произнес:

— Примите мои извинения, госпожа Янош. Мне сообщили, что вы самая красивая шпионка в Европе, но даже если это и так, действительность превзошла все мои ожидания.

Магда рассмеялась глубоким чувственным смехом. Именно так должна смеяться госпожа Янош, темпераментная венгерка.

— Спасибо за комплимент, ваша честь. Но и я о вас наслышана.

— Надеюсь, вам не сообщили обо мне ничего, что могло бы меня дискредитировать.

Рейф решил, что сейчас самое время дать ход своему мужскому обаянию. Шагнув к даме, он, загадочно улыбаясь, задушевно произнес:

— Вы знаете, по какому серьезному делу я прибыл сюда. Так давайте отбросим ненужные формальности. Я бы предпочел, чтобы вы называли меня по имени.

— Как вас зовут? — спросила она.

Если перед ним была Марго и вопрос — просто лишь проверка, то она чертовски ловко все повернула. Он несколько натянуто заулыбался, взял ее руку и поцеловал.

— Меня зовут Рафаэль Уайтборн, но друзья зовут меня просто Рейф.

Женщина отдернула руку, словно ее ударили.

— Разве может распутник носить имя архангела?! При этих словах последние сомнения оставили Рейфа.

— Боже мой, это ты, Марго! — воскликнул Рейф. — Ты одна замечала, насколько имя не отражает моей сути. Верно подмечено. Я не раз использовал эту твою остроту сам. Но какого дьявола ты тут делаешь?

Дама недоуменно пожала плечами.

— Кто такая Марго, ваша честь? Пошлая английская девчонка, которую я вам напомнила?

Надо было слышать, как она это сказала. Рейф узнал так хорошо ему знакомый, с трудом сдерживаемый гнев, пробивавшийся в едва заметном дрожании губ, в мгновенно промелькнувшей вспышке глаз. У Рейфа оставался единственный верный способ проверить, Марго перед ним или нет. Повинуясь внезапному импульсу, он прижал к себе женщину и закрыл ее скривленный насмешкой рот поцелуем.

Да, точно Марго, он понял это всем своим существом. И дело было не только во вкусе губ, в непередаваемом ощущении тела — ему показалось, будто он прикоснулся к ее душе, той единственной субстанции, что определяет индивидуальность человека, и эта душа была душой Марго.

Но и без этого Рейф мог бы понять, что рядом с ним Марго, ни одна другая женщина не пробуждала в нем такой огонь желания. Рейф разом позабыл, для чего он оказался в Париже, забыл, зачем решился на этот поцелуй, забыл обо всем, кроме того воплощенного чуда, которое вновь оказалось в его руках.

Марго вздрогнула, но сразу, вкусив сладкого яда его поцелуя, растаяла, губы ее сами раскрылись ему навстречу, тело наполнилось истомой. Казалось, и не было двенадцати лет разлуки. Марго ожила, снова, как тогда, в юности, стало хорошо и в ней самой, и в окружающем мире…

Все закончилось, едва начавшись. Марго сделала попытку вырваться, но Рейф не хотел ее отпускать, стремясь хотя бы ненадолго продлить радость поцелуя, удивляясь про себя тому, как мало изменили любимую прошедшие годы.

Когда Марго стала отпихивать его изо всех сил, ему ничего не оставалось, как отпустить ее, пусть и с большой неохотой. Марго отшатнулась, в глазах сверкал гнев, Рейф даже решил, что она ударит его. Он понимал, что ей есть на что злиться, и поэтому был готов принять пощечину.

И вдруг, словно внезапно передумав, она рассмеялась. На безупречном английском Марго спросила:

— Так я смогла тебя убедить, не правда ли?

— Несомненно, — ответил Рейф, внимательно изучая ее лицо.

. Он был рад встретить Марго живой и невредимой. И все же оставалось ощущение нереальности происходящего. Странно, почему Люсьен не сказал ему о том, кто эта шпионка? И тут он припомнил, что никто из их четверки не встречался с ней. Им не было известно ни ее настоящее имя, ни прошлое. Не было никаких причин подозревать о связи Рейфа с некоей леди Мегти.

— Простите мою наглость, — сказал Рейф как можно спокойнее, — но у меня не было другого способа установить вашу личность.

— Не в моем обычае прощать, — дерзко заявила Марго.

Момент истины канул в прошлое. Начиналась словесная игра, Рейфу не удалось сорвать маску.

Марго подошла к буфету, достала бокалы и откупоренную бутылку «Бордо», налила немного себе и Рейфу.

— Наши славные хозяева предусмотрели здесь все, что может понадобиться сладкой парочке. Обидно было бы не воспользоваться. Присаживайтесь.

Она села в отдельно стоящее кресло, словно не замечая роскошного, обитого бархатом дивана. Рейф сел в другое. Марго решила продолжить тему:

— Неужели так трудно было меня узнать? Мне говорили, что я мало изменилась за эти годы.

— «Она неподвластна времени…» — с улыбкой процитировал Рейф. — В этом-то и была вся загвоздка: ты выглядишь на восемнадцать. И самое главное, мне трудно было признать в тебе Марго Эштон после того, как я узнал, что ты погибла.

— Я больше не Марго Эштон, — сказала женщина резко, — но я не умерла. Кто тебе сообщил о моей смерти?

Даже сейчас, убедившись, что дама в комнате не призрак, Рейф пристальнее вгляделся в ее лицо, прежде чем решился сказать:

— Ты и твой отец были во Франции, когда, казалось, войне уже положен конец. Тогда же из Парижа было получено донесение, что вы убиты парижским сбродом, спешащим пополнить армию Наполеона.

Рейф внимательно смотрел в ее глаза, пытаясь догадаться, о чем она думает.

— Так эти новости докатились до Англии?

— Да, и наделали много шума. Общественность была возмущена тем, что известный армейский офицер и его юная красавица дочь убиты только за то, что они англичане. Но поскольку Англия находилась в то время в состоянии войны с Францией, никаких дипломатических мер нельзя было принять.

Марго, опустив глаза, потягивала вино, Рейф пристально глядел на нее.

— Все так и было? — спросил он."

— Довольно, — процедила она, поставив недопитый бокал на столик, но не вставая с места. — Ты здесь, чтобы уговорить меня продолжать работать на благо Англии. Сначала станешь взывать к моим патриотическим чувствам, затем предложишь деньги. И в том и в другом случае не получишь согласия. Поскольку результат известен заранее, я не хочу тратить ни свое, ни твое время на бесполезные уговоры. Желаю тебе хорошо провести вечер и прощай. Надеюсь, пребывание в Париже станет для тебя приятным.

Марго встала и пошла к двери, но остановилась, когда Рейф, подняв руку, попросил ее подождать.

Итак, теперь он знал, кто такая Мегги, и эту часть задачи можно считать выполненной. Она действительно англичанка, а не француженка, не немка, не итальянка и не венгерка и кто там еще. Бог знает, сколько ролей ей пришлось сыграть.

Рейф готов был поручиться за нее. Если и была утечка государственных секретов, то виной тому не Марго. Принимая во внимание отношение Марго к Рейфу, которое в силу некоторых обстоятельств не могло быть ни доверительным, ни теплым, едва ли Люсьен мог выбрать более неудачного посланника для своей миссии.

— Ты можешь уделить мне всего десять минут? — спросил он. — Может быть, у меня припасено нечто, что тебя весьма удивит, Марго.

После некоторого колебания Марго пожала плечами и вновь села в кресло.

— Сомнительно, но ладно. Продолжай. И, позволь заметить, я для тебя не Марго, а Мегги.

— Какая разница?

— Не твое дело, — выдавила она, зло прищурившись. — Давай говори, что хотел сказать, и уходи.

Не очень-то легко продолжать разговор при таком гостеприимстве, но Рейф все же попытался:

— Почему ты хочешь уехать из Парижа именно сейчас? К концу года должны быть подписаны новые условия капитуляции. Неужели нельзя подождать всего несколько недель?

— То же самое мне говорили при подготовке венских договоренностей. Дескать, конгресс продлится не более шести недель, а на самом деле он затянулся на девять месяцев. Кто может поручиться, что Наполеон не примется за старое и тогда вновь потребуются мои услуги?

Марго взяла бокал и отпила немного.

— Я устала от этой жизни в рассрочку, — произнесла она. — Бонапарт уже в пути к острову Святой Елены, там у него не будет других объектов для проповедей, кроме вольных чаек, так что и мне пора заняться делом, которое я столь долго откладывала.

Уловив перемену в ее настроении, Рейф решился задать очень личный вопрос.

— Ты можешь сказать, что это за дело? Угрюмо глядя вниз. Марго ответила:

— Я должна прежде всего побывать в Гаскони.

— Зачем? — спросил Рейф, пораженный внезапной догадкой.

Марго бросила на него темный непроницаемый взгляд.

— Чтобы забрать тело моего отца и переправить в Англию. Он двенадцать лет пролежал в чужой земле. Нужно отыскать его могилу, на это потребуется время.

К несчастью, догадка оказалась верной. Вино показалось ему горьким, настолько горькой была необходимость говорить о том, что он хотел бы оставить при себе.

— Тебе незачем ехать в Гасконь. Ты не найдешь там его останков.

— Как это понимать? — удивленно спросила она.

— Случилось так, что я оказался в Париже как раз тогда, когда получил известие о вашей гибели. Я отправился в то поселение в Гаскони, где, по моим сведениям, произошло убийство. Мне показали две свежие могилы, принадлежащие «этим англичанам», из чего я заключил, что там похоронены ты и твой отец. Мне удалось переправить тела на родину. Так что теперь они покоятся в вашем фамильном склепе.

Маска спала, и Марго, спрятав в ладони лицо, заплакала. Рейф очень хотел успокоить ее, но вряд ли Марго приняла бы от него слова утешения.

Рейф всегда завидовал дружбе Марго с отцом, тому теплу, которое присутствовало в их отношениях, столь отличных от холодновато-вежливой атмосферы строгой субординации, царящей в его собственном доме. Полковник Эштон, храбрый солдат, прямой, неподкупный человек, искренне желал дочери счастья, и знатный род ее возлюбленного значил для него куда меньше, чем любовь дочери к избраннику. Трудно представить, насколько тяжело для нее было пережить смерть отца от рук негодяев.

Прошло немало времени, прежде чем Марго сумела справиться со своими чувствами и поднять голову. Глаза ее все еще блестели от слез.

— Вторым покойником был Вилли, ординарец отца, — произнесла она тихо. — Он был коротышкой, примерно одного роста со мной. Они… не сдались без боя и дорого отдали свои жизни.

Марго встала и подошла к окну, отдернув тяжелые задрапированные портьеры. Глядя вниз, на бульвар, продолжила:

— Дядя Вилли стал почти членом нашей семьи. Он учил меня бросать кости и передергивать карты. Представляю, как рассердился бы отец, узнай он об этом.

Лицо Марго осветила слабая улыбка.

— Я рада, что Вилли похоронен в Англии. Наверняка в последний час его тяготила мысль о том, что он навечно останется в чужой земле. Я собиралась перевезти в Англию и его останки, но ты опередил меня.

Когда она вновь повернулась к Рейфу лицом, в ней уже не было прежней враждебности.

— Почему ты так поступил? Ведь это было нелегко. Действительно, даже при его молодости и богатстве задача оказалась не из легких. Рейф приехал во Францию с тайной мыслью отыскать Марго, и даже когда война вспыхнула вновь, он не стал торопиться с возвращением на родину.

Как раз тогда, когда перемирие закончилось, новости о гибели полковника и его дочери достигли Парижа. Другой, более трусливый, на месте герцога поспешил бы в Лондон, чтобы не оказаться заложником в стане врага, но ради Марго Рейф готов был пойти на все. Он отправил слуг в Англию, а сам в одиночестве проехал через враждебную Францию. Его выручало прекрасное владение языком: французы принимали герцога за своего.

Рейфу потребовалось несколько недель, чтобы отыскать могилы. Возвращаясь в Англию со скорбным грузом, он ехал окольными путями: перевалив через Пиренеи, пробрался в Испанию, а оттуда морем — так было безопаснее.

Тела были захоронены в фамильном склепе Эштонов в Лестеншире. Своими руками Рейф посадил на могиле любимой желтые нарциссы в память об их встрече, произошедшей весной, во время цветения этих нежных растений. Но об этом он предпочитал умолчать. Теперь, в свете сегодняшних событий, его тогдашние действия могли показаться не только слезливо-сентиментальными, но и просто смехотворными. Подумать только, он поливал слезами могилу дядюшки Вилли.

.Рейф спрашивал себя, где могла быть Марго, пока он рыскал по Гаскони. Может быть, она была ранена или находилась в заточении? Если бы он знал, что любимая не умерла, мог ли отыскать ее и увезти на родину? Однако теперь об этом поздно гадать, поэтому Рейфу оставалось только сказать:

— Я больше ничего не мог для тебя сделать. Извиняться было поздно.

Помолчав, она спросила:

— Почему ты решил, что должен извиняться?

— Потому что я очень некрасиво себя вел. — И, пожав плечами, добавил:

— Чем больше проходит времени, тем более неприглядным кажется мое поведение.

Марго глубоко вздохнула. Надо было догадаться, что разговор пойдет совсем не по сценарию. Рейф Уайтборн всегда мог отыскать в ней самые уязвимые места. Такая чувствительность была вполне уместна, когда они были совсем юными и любили друг друга, но сейчас любовь ушла, и это становилось просто невыносимым. В голове Марго пронеслась мысль о том, что Рейф мог сыграть на ее чувствах только затем, чтобы принудить ее остаться. Собрав остатки хладнокровия, Марго как можно спокойнее сказала:

— Весьма тебе признательна.

Его вежливый, ни к чему не обязывающий поклон подействовал на нее так, как не могли бы подействовать никакие уговоры. Марго была обезоружена.

— Не стоит благодарности, — спокойно ответил он. — Мне кажется, я сделал это скорее для себя, чем для тебя.

— Ну что ж, — сдалась Марго, — можешь передать лорду Стрэтмору, что я остаюсь. Надеюсь, это тебя удовлетворит?

Рейф намеренно не стал демонстрировать свою радость.

— Хорошо, — по-деловому сказал он, — особенно принимая во внимание то специальное задание, которое приготовил для тебя лорд Стрэтмор.

— В самом деле? — Марго вернулась в кресло. — Ив чем же оно состоит?

— До него дошли сведения о готовящемся заговоре против одного весьма важного лица, участвующего в мирной конференции. Он хотел бы, чтобы ты быстро и умело, как это тебе свойственно, обнаружила заговорщика.

Марго нахмурилась, позабыв о своих же рассуждениях.

— Три недели назад раскрыт заговор против короля, русского царя и Веллингтона. Может быть, это отзвук тех событий?

— Нет, Люсьен в курсе того заговора. Похоже, тут совсем другое. Что особенно тревожно, заговорщики — в числе самой делегации, а это не только усиливает риск дезинформации, но и приближает их к жертвам.

Рейф достал из кармана скрепленный печатью свиток и подал его Марго.

— Здесь Люсьен разъясняет свою позицию. Марго протянула руку к свитку, и он словно растворился в воздухе.

— Ты его прочел? — спросила она.

— Конечно, нет. Он же адресован тебе, — ответил Рейф, удивленно приподняв бровь.

— Ты никогда не станешь шпионом! — презрительно бросила Марго.

— Совершенно верно, — мягко парировал Рейф, однако искорка гнева уже проглядывала в его глазах. — Я никогда не достигну твоего таланта лжи и предательства.

Марго резко выпрямилась, обидные слова готовы были сорваться с ее уст, но она сдержалась. Маленькая ножка взмыла вверх, и бархатная туфелька упала на пол. Воспоминания о событиях двенадцатилетней давности встали перед ней как наяву. Нет, она не даст волю гневу, прошлое ушло, и обиды исчезли вместе с ним.

— Конечно, нет, — сказала Марго. — Твоя небесная покровительница одарила тебя другими талантами — упрямством и самонадеянностью.

Их взгляды встретились: эти двое, разозленные, разгоряченные, готовы были умереть, но не уступить.

И тем не менее Рейф уступил. Наверное, потому, что в благополучном исходе встречи он был заинтересован больше.

— Ты, как всегда, права, — сказал Рейф, наступая на горло собственной гордости. — Я никогда и не претендовал на исключительные душевные качества. Однако вернемся к делу. Как по-твоему, Люсьен прав или все это только домыслы?

Марго даже обрадовалась такому повороту. Готовые хлынуть через край эмоции улеглись.

— Ничего конкретного сказать не могу, но, кое-что странное наблюдается: например, радикалы как-то присмирели. Едва ли они, принимая во внимание, что большую часть партии составляет молодежь, готовы так легко расстаться со своими революционными идеалами. Кстати, ты что, хорошо знаком с лордом Стрэтмором? — спросила она с любопытством.

— Очень хорошо, можно сказать, мы близкие люди. Помнишь, ты любила подшучивать над моим членством в «Падших ангелах»? Так вот, Люсьен — тоже один из нас. Я немного старше моих друзей, поэтому окончил Оксфорд годом раньше, чем они. Тогда, в Лондоне, ты и не встретилась с остальными — они еще учились в университете.

Марго встречалась с лордом Стрэтмором всего дважды, хотя работала на него несколько лет, и эти встречи произвели на нее сильное впечатление. Странно было узнать, что лорд Стрэтмор и Рейф — близкие друзья. Мир тесен, не зря говорят.

— Насколько я помню, вы придумали себе такое название из-за странного несоответствия ангельской внешности всех четверых поистине сатанинским деяниям.

Надежда смутить Рейфа провалилась. В ответ он лишь улыбнулся.

— Юности свойственно впадать в крайности. И в том и в другом случае налицо явное преувеличение.

Марго с силой сжала веер. Может, относительно поступков он и прав, но насчет внешности — никакого преувеличения. И в двадцать один Рейф был поразительно хорош собой, но сейчас от природы великолепный стан налился силой, лицо стало более волевым, осанка приобрела властность. Унаследовав от матери-итальянки черный цвет волос и смуглую кожу, глазами он пошел в отца. Как могла она позабыть этот впечатляющий контраст смуглого лица и ясных прозрачно-серых глаз!

Марго понадеялась на то, что с годами выработала в себе иммунитет против его обаяния, но, увы, надежды не сбылись. И что хуже всего, теперь она уже не была невинной девушкой, она была женщиной, кое-что понимавшей и в страсти, и в томлении… Дай Бог им больше никогда не видеться, подумала Марго, вставая. Она была перед ним безоружной.

— Я готова приступить к работе немедленно, — сказала Марго. — Если что-нибудь узнаю, сообщу доверенному лицу в британской делегации. А теперь, извини, мне нужно кое с кем поговорить.

Рейф тоже встал.

— Да, еще кое-что, — осторожно заговорил он. — Люсьен хочет, чтобы ты работала со мной, а не с одним из членов делегации.

— Что?! — воскликнула Марго. — В такой критический момент он подсовывает мне любителя? Сейчас, когда конспирация важна как никогда! Рискуя оскорбить ваше достоинство, позволю себе заметить, что ты будешь только мешать делу.

Рейф поджал губы, но голосом не выдал своего настроения.

— Люсьен подозревает, что кто-то в нашей делегации страдает или неосторожностью, или еще большим грехом. Именно поэтому он хочет, чтобы мы работали вместе, в обход официальных каналов. Если подозрения подтвердятся, я пойду прямиком к Веллингтону или к Кэстлри.

— Как это мило со стороны Стрэтмора, что он хоть им доверяет, — с сарказмом заметила Марго. — И тем не менее я предпочитаю прежний канал.

— Не в моих полномочиях тебя принуждать, — мягко заметил Рейф, — но положа руку на сердце неужели ты не можешь преодолеть отвращение к моей персоне и согласиться работать со мной? Поверь, это ненадолго.

Она посмотрела на него так, будто с трудом подавляла в себе желание запустить ему в голову бутылку. Может быть, хотя бы это разрушит стену его прохладного равнодушия? К несчастью, кроме личной неприязни, других причин отказаться работать с ним у нее не было. К тому же Марго была многим ему обязана. Так что скрепя сердце пришлось согласиться.

— Хорошо, я дам тебе знать, как только что-нибудь выясню.

— Позволь оставить тебе мои координаты. Марго усмехнулась.

— В этом нет необходимости. Я уже знаю, в каком номере отеля ты живешь, и имена горничной и слуги. Знаю даже, сколько багажа ты привез с собой.

Увидев наконец на лице герцога Кэндовера удивление, она, перед тем как уйти, самым сладким голосом добавила:

— Помни, информация — моя профессия. Итак, последнее слово все же осталось за ней, и это приятно.

Глава 3

Расставшись с Марго, Рейф испустил долгий облегченный вздох. Годами он лелеял воспоминания о девушке, которую любил и потерял, гадая, что же могло с ней произойти. Сейчас, когда ностальгия исчезла, он чувствовал себя так, будто потерял почву под ногами. Та, которую он оплакивал, оказывается, преуспевает, более того, хрупкая невинная девушка превратилась в женщину, дерзкую до наглости и пугающе опытную.

Допив вино, Рейф поставил пустой бокал на буфет. Пусть внешне это Марго Эштон, но та, которую он встретил сегодня, была все же другой. Новая Марго, или Мегги, оказалась жестче прежней и куда более непредсказуемой. Той, которую он любил, больше не существовало, и Рейф вовсе не был уверен в том, что нынешняя Мегги, холодная, язвительная, ему нравилась. Она вела себя так, будто он, Рейф, был для нее всего лишь человеком, предавшим ее много лет назад, и не более того.

Герцог со вздохом поднялся. В мире не существует абсолютной истины, и правда тоже бывает разной, смотря как посмотреть. Может быть, в ее памяти прошлый инцидент отпечатался не так, как в его. Но сейчас это уже не имело значения. Только юность может безоглядно бросаться в полымя любви, а Рейф, он знал это за собой, больше не способен на подобные безрассудства.

Существовало лишь одно «но»: ни одну из женщин не хотел он так, как Марго. Она снилась ему, манила, а наяву оказалась еще прельстительнее. Кэндоверу стоило больших усилий сдержать себя и не показать своих чувств, даже когда Марго бросала ему в лицо обвинения.

Шагая по коридору, Рейф напомнил себе, что его послали в Париж не затем, чтобы крутить романы и сводить личные счеты с неверной возлюбленной, каким бы ни было искушение. Сейчас на первом месте стоят интересы его страны. Сегодня он был в ответе за мир в родной Англии и за жизнь людей, которые призваны этот мир установить. Цель стоила того, чтобы не жалеть сил.


Перед очередным рандеву Мегги, заскочив в темный закуток коридора, бессильно оперлась о стену и закрыла глаза. Ей требовалось собраться с силами. Мысленно она произнесла самые смачные из ругательств на всех пяти языках, которыми владела в совершенстве.

Будь проклят Роберт за то, что втянул ее в историю с герцогом Кэндовером, будь проклят Рейф Уайтборн и за свою дьявольскую холодность, и за прожегший душу поцелуй, злосчастный поцелуй, поставивший ее перед печальным фактом: та Марго не умерла, как была уверена Мегги, а все еще жила в ней. И больше всех будь проклята она сама за то, что вопреки здравому смыслу испытывала странное возбуждение от мысли, что они вновь начнут встречаться.

Тщетно Мегги напоминала себе, что поцелуи давно перестали что-то значить для Рейфа Уайтборна. Сколько женщин он познал за последние годы? Сотни? Тысячи?

Вот почему он столь искусен в поцелуях…

Эта мысль усилила ее ярость. Пришлось произнести полный набор русских ругательств, чтобы немного разрядиться. Следующее рандеву должно было проходить в одной из комнат, как две капли воды похожей на ту, которую она сейчас покинула. Мегги вошла без стука. Роберт ждал ее, развалившись на софе с бокалом вина в руке. Со стороны он мог показаться любовником, нетерпеливо поджидающим свою даму. И это в определенной степени соответствовало истине.

Он хотел было встать, но Мегги махнула рукой, давая понять, что церемонность неуместна. Подойдя к софе, она села рядом. В его присутствии Мегги было уютно всегда.

Взглянув на даму, Роберт со свойственной ему проницательностью тут же все прочел в ее глазах.

— Могу я полюбопытствовать, как прошел поединок с герцогом?

— Вы с ним победили, — вздохнула Мегги. — Я останусь в Париже до окончания конференции, сколько бы она ни продлилась.

Роберт удивленно присвистнул:

— И как Кэндоверу это удалось? Наверное, у него есть в запасе какой-то необыкновенный метод уговоров. Надо при встрече выведать секрет.

— Не пытайся, дружок. У тебя ничего не выйдет, — улыбнулась Мегги. — Едва ли его методикой сможет воспользоваться кто-то другой. — И тут же серьезно добавила:

— Когда мой отец и Вилли были убиты, Рейф случайно оказался во Франции. Он переправил их тела в Англию. Выходит, вот уже двенадцать лет они мирно спят в нашем фамильном склепе.

Роберт прищурился. Конечно, ее решение остаться его порадовало, но последнее сообщение вызвало целый сонм разнообразных вопросов. Насколько близко она знает герцога и какие в этой связи могут возникнуть затруднения в осуществлении его собственных планов? Оставив эти мысли при себе, Роберт спросил лишь:

— Может ли случиться, что он солгал, чтобы уговорить тебя остаться?

Мегги непроизвольно напряглась. Вопрос Роберта задел ее за живое: на слово Рейфа всегда можно было положиться. Не задумываясь ни секунды, она ответила:

— Нет, он настоящий английский джентльмен и органически не переносит лжи.

Роберт усмехнулся, в глазах его мелькнул огонек.

— Неужели мне так и не удалось внушить тебе, что не все англичане — джентльмены?

— Ты, Роберт, существо особого рода. То, что тебя произвели на свет в Англии, скорее чистая случайность, — со смехом ответила Мегги. При всем его стремлении убедить Мегги в обратном Роберт оставался в ее глазах истинным джентльменом, джентльменом в куда большей степени, чем Рейф Уайтборн.

За годы совместной работы Марго не раз задавалась вопросом, кто же на самом деле ее любовник и партнер. Она подозревала, что Роберт происходит из знатной семьи, он наверняка получил блестящее образование, но по каким-то причинам не был принят в политических кругах. Видимо, этим объяснялось его нежелание возвращаться на родину. Однако ей ни разу не пришло в голову расспросить Роберта обо всем, чтобы получить подтверждение своим догадкам, а Роберт не заводил об этом разговора. Так что, несмотря на их многолетнюю близость, некоторые вещи никогда ими не обсуждались.

— Кстати, вынуждена тебя огорчить: я так и не смогла претворить в жизнь твой план, герцог оказался глух к моим чарам, — добавила Мегги, криво усмехнувшись. — Боюсь, дело не в моей внешности. Результат оказался бы тем же, будь я прекрасна, как Елена Троянская, или безобразна, как мадам де Сталь. Благородный герцог презирает шепот похоти, по крайней мере тогда, когда речь идет о деле государственной важности.

Все так, ведь его поцелуй был всего лишь попыткой выяснить, кто же на самом деле Мегги.

— Скорее всего он просто прекрасно владеет собой. Что касается меня, то, видя тебя в этом наряде, я готов сию же минуту запереть дверь и долго целоваться с тобой.

Мегги посмотрела куда-то в сторону, не желая поддерживать игру. Словно не понимая его намека, она сказала:

— Ты мне напомнил, что перед возвращением в Англию мне необходимо перетрясти свой гардероб. Оставлю только платье под самую шейку. Мне порядком надоело, что мужчины, вместо того чтобы смотреть мне в лицо, утыкаются взглядом в грудь.

Роберт понял, что сейчас Мегги не в настроении шутить, и серьезно спросил:

— Как ты думаешь, почему Кэндовер пошел на этот необычный поступок: привез тело твоего отца в Англию? Наверняка ему пришлось преодолеть множество препятствий.

— Догадываюсь, как ему было нелегко, — ответила Мегги, не решаясь посвятить в историю своих отношений с герцогом даже Роберта. — Они дружили с моим отцом, — пояснила она, и это было правдой, хотя и не всей. Предупреждая дальнейшие расспросы Роберта, быстро продолжила:

— Могу тебя обрадовать, ко всем прочим бедам на нашу голову свалилась еще и эта: Кэндовер прибыл с заданием, приступить к выполнению которого мы с тобой должны немедленно. — И она рассказала о возможной подготовке заговора в дипломатических кругах Парижской конференции. В подтверждение своих слов Мегги достала свиток с печатью от лорда Стрэтмора, и они прочли сообщение вместе с Робертом.

— Если Стрэтмор прав, — мрачно заметил Роберт, — дело принимает серьезный оборот. Здесь зрели и другие заговоры, но, как правило, люди, принимавшие в них участие, не были слишком опасными, да и зарождались эти заговорчики в кругах, далеких от сильных мира сего. Сейчас, похоже, случай не тот.

— Мне кажется, — задумчиво протянула Мегги, — я уже знаю, кто может быть к нему причастен, даже могу назвать имена.

— И у меня есть догадки, но мы не имеем права давать непроверенную информацию. Пока не соберем бесспорные доказательства виновности того или иного, этот человек в глазах всех остальных должен быть чист, пусть даже у нас не останется на его счет никаких сомнений.

— Если бы мы с тобой смогли поделиться сведениями друг с другом, круг подозреваемых сузился бы.

— Или, наоборот, расширился. Нам остается только приступить к работе, стараясь сделать все от нас зависящее. — Роберт еще раз пробежал глазами письмо. — Ты нарушила приказ, — заключил он. — Там сказано, что ты не имеешь права делиться полученными сведениями ни с кем из членов британской делегации, кроме как лично с Веллингтоном. А что, если «слабым звеном», по словам Стрэтмора, окажусь я?

— Чепуха. Он имел в виду кадровый состав дипломатического корпуса, никак не тебя. Ты работаешь со Стрэтмором дольше, чем я.

Роберт встал и покачал головой с шутливой укоризной.

— Вижу, все мои уроки пропали даром. Сколько раз я говорил тебе, чтобы ты не доверяла никому, даже мне?

— Если тебе нельзя доверять, то кому же можно? Роберт легонько чмокнул ее в щеку.

— Себе, радость моя. Я уйду первым. Надеюсь, до завтрашнего вечера мы сможем обменяться полученными сведениями? Ты не против, если я к тебе зайду?

Марго согласно кивнула, наблюдая за тем, как меняется его лицо. Вновь Роберт надевал маску эдакого простачка — мелкой дипломатической сошки. Среди дипломатов было полно молодых офицеров из знатных семей, обязанных своему назначению не особым достоинствам, а скорее семейным связям. Роберт выглядел одним из них — вполне бесполезным и слишком красивым, чтобы уметь шевелить мозгами. Впечатление было обманчивым: Роберт обладал умом острым, словно сарацинский стальной клинок, и столь же твердым и блестящим. Именно он научил Мегги анализировать факты, отбирая из потока информации лишь ту, что имела вес, научил ее заметать следы, избегая чьих-то подозрений.

И все же этот умный, проницательный человек ошибался. «Нет, — думала Мегги, возвращаясь в зал, — сейчас я уже не могу больше себе доверять». Контроль над эмоциями был потерян, и это чертовски огорчало ее.


Внизу в зале шумел бал. Все то же мельтешение разнообразных костюмов, от которого рябило в глазах; разноязыкая речь сливалась в равномерный гул, слишком монотонный, чтобы заметить отдельные реплики. Едва ли что-то или кто-то на этом балу смог бы увлечь Рейфа настолько, чтобы он предпочел праздничной суете спокойное уединение, и герцог потихоньку стал прокладывать себе путь к выходу. Зал был набит битком, и, наверное, поэтому герцог не заметил, как лицом к лицу столкнулся с Оливером Нортвудом. Рейфу пришлось взять себя в руки, чтобы не выдать своего удивления. Вот дьявол! Только его здесь недоставало!

Однако Оливер, похоже, совершенно не разделял неприязни Рейфа. С самым радостным видом он воскликнул:

— Кэндовер! Как здорово! Не думал застать тебя в Париже. Хотя тут нет ничего удивительного, сейчас весь лондонский свет сюда рванул. Уж слишком долго вынуждены были мы, англичане, сидеть взаперти у себя на острове[6].

Оливер от души рассмеялся собственному остроумию и протянул Рейфу руку, которую тот несколько неохотно пожал.

Оливер Нортвуд, полноватый блондин среднего роста, младший из сыновей лорда Нортвуда, представлял собой типичный, даже несколько карикатурный образ деревенского славного малого. В свой первый год в Лондоне без друзей, которые в то время еще доучивались в Оксфорде, Рейф вращался в тех же кругах, что и Оливер Нортвуд. Молодые люди не стали близкими друзьями, оставаясь добрыми приятелями до тех пор, пока Нортвуд не сыграл зловещую роль в расторжении помолвки Кэндовера. Рейф понимал, что винить в собственных сердечных неудачах другого мужчину неразумно, но все же сознательно избегал с ним встречи.

К несчастью, Рейф никак не мог найти повод для внезапного ухода. Ему ничего не оставалось делать, кроме как, призвав на помощь все свое терпение, продолжить начатый Оливером разговор.

— Добрый вечер, Нортвуд, — вежливо поздоровался Рейф. — Ты давно в Париже?

— С июля. Я — член британской делегации. Мой папаша решил, что мне пора приобрести кое-какой дипломатический опыт, — вздохнув, сообщил Нортвуд. — Хочет усадить меня в парламентское кресло. Знаешь это маниакальное желание стариков занять детей чем-нибудь полезным.

Увы, британская делегация была слишком мала, чтобы избежать возможности сталкиваться с этим человеком достаточно часто. Что ж, Рейфу оставалось только покориться судьбе.

— Ты здесь с женой? — поддержал он светскую беседу.

На лице Нортвуда появилась глумливая гримаса. Глаза его внезапно забегали, беспокойно шаря по залу.

— Ах, вот она где! — прошипел он. — Такая общительная особа, как Синди, едва ли упустит возможность… приобрести новых знакомых.

Проследив за взглядом Оливера, Рейф увидел в дальнем конце зала Синди Нортвуд. Она была всецело поглощена беседой со смуглым красавцем офицером. Даже отсюда, издалека, было заметно, как увлечены друг другом эти двое. Казалось, их чувству единения нисколько не мешает толпа людей вокруг.

Решив воздержаться от комментариев, Рейф перевел взгляд на Оливера. Раз уж им все равно приходится общаться, можно сделать беседу если не приятной, то полезной.

— Как идут переговоры? — полюбопытствовал Рейф.

Нортвуд пожал плечами.

— Трудно сказать, Кэстлри умело прячет козыри, а нам, обслуге, поручает разве что переписывать документы. Я думаю, здесь всех заботит больше всего одно: что делать с Наполеоном. Вначале его было решили выслать в Шотландию, но потом передумали, так как в этом случае он будет слишком близко к Европе.

— Остров Святой Елены — достаточно удаленное от цивилизации место, чтобы получить возможность затеять смуту. Однако многие все же думают, что всем было бы легче, если бы маршал Блюхер[7] захватил Наполеона в плен да и подстрелил бы его ненароком.

— Это точно, — рассмеялся Нортвуд, — но раз уж Наполеон сдался нам, англичанам, никуда не денешься, будешь изо всех сил беречь его дрянную шкуру.

— Наглость этого человека достойна восхищения, не говоря уже о коварстве, — согласился Рейф. — После того как Наполеон назвал британцев самыми сильными, самыми стойкими и благородными из его врагов, что было делать нашему принцу-регенту? Разве мог он после всех этих комплиментов отдать Наполеона на съедение волкам, даже если это зрелище изрядно повеселило бы народ Британии?

— Да уж. Вместо этого он отправил его за наш счет на остров с самым благодатным климатом в мире. Хотя, если бы Наполеон оставался на Эльбе, меня бы не было в Париже. — Нортвуд заговорщически подмигнул Рейфу. — Скажи мне как мужчина мужчине, не врут ведь насчет парижских дамочек, а?

— Я приехал только вчера, — холодно заметил Рейф, — и не успел пока составить на сей счет своего мнения.

Однако Оливер Нортвуд, похоже, не обратил никакого внимания на тон собеседника, жадно провожая глазами вошедшую в зал Мегги. Она шла, поводя плечами, в зеленом сверкающем атласе, горда неся золотистую голову. Походка, взгляд, манера двигаться — все выдавало в ней куртизанку самого высокого полета. Нортвуд моментально сделал охотничью стойку.

— Глянь-ка, что ты скажешь насчет этой блондиночки? Должно быть, наверху она была с кем-то из счастливчиков. Как ты думаешь, мне повезет, если я попрошу ее о подобной услуге?

Рейф не сразу понял, что Нортвуд имеет в виду Мегги. Блондинки ассоциировались у него с чем-то анемично-бледным, но золотистый густой цвет ее волос, кремовый цвет кожи — все говорило о полноте жизни, едва ли к ней подходило столь бесцветное определение. Но когда Рейф понял, кого имел в виду Нортвуд, им овладело сильнейшее желание заехать скабрезнику кулаком по морде так, чтобы и следа похотливой улыбочки не осталось.

Рейфу пришлось сосчитать про себя до десяти, чтобы немного усмирить гнев.

— Ты скорее всего ошибаешься, — сказал он спокойно. — Я встречал эту леди раньше. Меня, во всяком случае, она поставила на место.

Нортвуд оказался поистине толстокожим как бегемот.

— Расскажи мне о ней, — попросил он, не отводя взгляда от Мегги.

Когда она пропала из виду, окруженная группой австрийских офицеров, Нортвуд нахмурился.

— Ты знаешь, она мне кого-то напоминает, но я не могу вспомнить, кого…

И вдруг он удовлетворенно щелкнул пальцами.

— Точно! Она похожа на английскую девчонку, которую я когда-то знал. Как ее звали? Кажется, Маргарет. Или нет. Марго.

У Рейфа что-то неприятно сжалось внутри.

— Ты имеешь в виду мисс Марго Эштон?

— Да, ее самую. Ты ведь и сам приударял за ней, не так ли? Как она тебе показалась? Внешность не обманула?

Нортвуд противно захихикал, так что его мнение о характере отношений Марго и Рейфа не оставляло сомнений.

Рейф незаметно сжал кулаки. Неужели Оливер всегда был таким вульгарным или стал еще хуже с годами?

— Не знаю, о чем ты, — ледяным тоном отозвался Рейф. — Марго Эштон я едва помню. Разве она не умерла через год или около того после своего отъезда? — Рейф сделал вид, будто приглядывается к Мегги. — Да, между ними действительно есть некоторое сходство, но та женщина, которая так тебе понравилась, — венгерка. Ее зовут Магда. Магда Янош.

— Венгерка, говоришь? У меня еще не было венгерок. Ты нас познакомишь?

Решив, что если не исчезнет в ближайшие десять секунд, то не поручится за то, что не изуродует своего собеседника, Рейф воскликнул:

— Прости, совсем забыл! Я обещал здесь кое с кем встретиться и меня, верно, заждались. Думаю, тебе удастся найти других общих знакомых. Так что…

Рейф уже был в дюйме от спасительной двери, когда кто-то вцепился в его правую руку. С выражением усталой покорности судьбе он поднял взгляд и встретился глазами с Синди Нортвуд.

— Рейф! — воскликнула она. — Как я рада тебя здесь увидеть! Ты надолго в Париже?

Синди была женщиной молодой и приятной во всех отношениях. Личико в форме сердечка, большие карие глаза, маленький носик и рот создавали впечатление невинности. Цепкие пальчики крепко держали Рейфа, не давая ему сбежать. Кэндовер не мог сбежать и по другой причине: Синди одно время была его любовницей, и они продолжали иногда встречаться.

— Да. Я поселился в отеле и собираюсь остаться до осени, а может, и дольше.

Рейф осторожно высвободил руку.

— Синди, пожалей моего слугу. Он и так трясется над моим гардеробом. Боюсь, увидев, что стало с моим фраком, просто не разрешит мне ничего носить.

— Прости, — сказала Синди. — Это все Париж. Знаешь, французы гораздо эмоциональнее выражают свои чувства. Оказывается, это весьма заразительно.

— Так вот о каком свидании идет речь? — язвительно заметил незаметно подошедший Оливер.

Рейф чувствовал: вот-вот должна разыграться безобразная сцена из тех, в которых меньше всего любил участвовать. Поэтому он воспользовался тем, что супруги воинственно пожирают друг друга взглядами, забыв о нем, и незаметно исчез, обойдясь без прощаний.

Оказавшись на свежем ночном воздухе, глубоко и облегченно вздохнул? Поскольку время по столичным меркам было еще не позднее, Рейф решил пойти пешком, а заодно и посмотреть на город. Любопытно, что же изменилось в Париже за время правления Наполеона? А самое главное: нужно освежить голову, собраться с мыслями.

Первая головная боль — Марго. Рейф все еще не мог думать о ней как о Мегги. Сегодня ему довелось пережить немалое потрясение, вызвавшее на свет Божий вещи, о которых лучше всего навсегда забыть. Мало того, на него свалился и это ничтожество Нортвуд. Как тут не поверить в игру злого рока?

Пожалуй, Рейф все же переоценил себя, решив, что после всего пережитого он будет способен любоваться красотами Парижа. Слишком чувствительным был удар: то, что он многие годы лелеял в сердце, оказалось не чем иным, как фарсом. Рейф шел по улицам легендарного города и не видел ничего. Перед его мысленным взором с потрясающей ясностью, так, будто они происходили вчера, вставали события двенадцатилетней давности.

Рейф любил Марго Эштон безоглядно, с тем обожанием и той робостью, которую испытывает влюбленный юноша к девушке, выбравшей его из самых блестящих лондонских кавалеров. На людях они вели себя сдержанно, по крайней мере до тех пор, пока не было объявлено о помолвке, но при этом Рейф старался проводить подле своей избранницы каждую свободную минуту. И казалось, она была столь же счастлива в его обществе, как и он в ее.

Тогда-то и случилась та злосчастная холостяцкая пирушка. Даже сейчас Рейф смог бы перечислить по именам всех молодых людей, собравшихся вместе в теплый июньский вечер, помнил каждое слово из пьяного рассказа Оливера Нортвуда, как некая молодая особа была рада, что он избавил ее от порядком надоевшей ей девственности. Все произошло в саду во время бала. Рейф слушал вполуха, но тут как гром с ясного неба с губ Оливера сорвалось имя девицы — Марго Эштон.

Большинство молодых людей на вечеринке преклонялись перед Марго, и после наступившей минутной тишины один из юношей подошел к Оливеру и дал ему пощечину, сказав, что джентльмен никогда не стал бы говорить так о юной леди. Но сказанное подвыпившим юнцом уже начало творить разрушение.

Рейф едва успел выйти из дома, как его вырвало. Стоило ему только представить Мегги под пьяным негодяем, как тот слюнявит ртом ее полные губы, раздвигает ее стройные ноги, и герцога опять вывернуло наизнанку.

Его рвало до желчи, он ослабел, покрылся испариной, но, увы, мерзкая картина запечатлелась в мозгу навечно, словно выжженное каленым железом клеймо. Рейф не знал, сколько времени он провалялся в полубреду, когда участливый голос над ухом спросил:

— Ты в порядке, парень? Нанять тебе кэб?

Какой-то добрый человек помог ему подняться, но от дальнейших услуг Рейф отказался; он шел, убыстряя шаг, по темной улице, как бы надеясь загнать насмерть собственное воображение.

Остаток ночи он провел, бесцельно блуждая по лондонским улицам. Ловцы удачи, занимающиеся своим ремеслом по ночам, воодушевленные дорогим костюмом позднего прохожего, у которого наверняка было чем поживиться, отступали при виде столь отрешенного лица, в суеверном страхе предпочитали оставить его одного в путешествии то ли в рай, то ли в ад. Серые глаза юноши казались им глазами мертвеца.

Провидение или рок, смотря как посмотреть, вывели герцога под утро прямо к дому Марго Эштон. Рассвет едва занимался, и девушка еще не успела выехать на утреннюю прогулку. Они должны были, как всегда, встретиться в парке, но Рейф перенес встречу на более ранний час.

Марго явно была рада ему, несмотря на его помятый и потрепанный вид и следы ночного кутежа. Воздушная изумрудно-зеленая накидка прикрывала плечи, по которым рассыпались золотистые волосы. Легко, словно танцуя, побежала к нему через комнату в ожидании традиционного поцелуя. В мягком утреннем свете глаза ее играли зелеными огоньками, лицо лучилось улыбкой.

Рейф отшатнулся, не в силах вынести прикосновения порочных губ, и сразу же выплеснул на ее золотую головку все то, что узнал накануне. Марго была страстной натурой, и только идеалистический взгляд Рейфа на брак, упрямое желание привести ее на брачное ложе девственницей удерживали его от последнего шага. Марго была бы не против отдать ему то, что с такой охотой и запросто отдала другому мужчине.

Так, может, были и другие? Сколько? За ней многие ухлестывали, наверное, он, Рейф, оказался единственным дураком, который отказался от столь лакомого кусочка! Почему она приняла его предложение, отвергнув других? Не потому ли, что Рейф был герцогом по крови и наследником немалого состояния? Может быть, на этих утренних выездах ему надо было взнуздать ее, словно свою кобылу, и он был последним дураком, потому что не догадался попросить ее о такой малости?!

Марго не сделала ни малейшей попытки убедить его во вздорности обвинений. Протяни она ему хоть соломинку, Рейф бы с радостью ухватился за нее. Если бы она зарыдала и стала просить прощения, он бы пообещал все забыть, прекрасно понимая, что никогда больше не сможет ей доверять.

Рейф готов был бросить к ее ногам всю свою гордость, дай она ему хоть малейший повод сделать это.

Но Марго только молча слушала его обвинения. Всегда румяная, девушка побледнела как смерть. Марго даже не спросила имя того, кто рассказал о прелюбодеянии, возможно, потому, что их было много, имя уже не имело значения. В ответ она только спокойно заявила, что, к счастью, оба они узнали истинную сущность каждого из них до брака, иначе было бы поздно.

Ее реакция оказалась равносильной пинку в пах, Рейф до последней минуты надеялся, что история окажется выдумкой. Что-то в его душе надорвалось, и, покорчившись в смертельной агонии, навсегда умерло.

Официально они не были помолвлены, но Рейф подарил невесте семейную реликвию Уайтборнов — опаловый перстень, который она носила как кулон на шее. Закончив говорить, Марго рванула его со своей груди, порвав золотую цепочку, видимо, настолько не терпелось ей обрести свободу, и с размаху бросила перстень к его ногам, так что крупный опал треснул.

Пробормотав что-то насчет того, что она не хочет держать лошадь стреноженной на холоде. Марго вышла с гордо поднятой головой, не обнаружив никаких эмоций. Через несколько дней полковник и его дочь, обманутые объявленным перемирием[8], уехали на континент.

Проходили месяцы, и гнев Рейфа уступил место совсем другому чувству. Он понял, что томится без Марго и с надеждой и болью ждет возвращения семейства Эштон в Англию. Промучившись так почти год, Рейф решает поехать за ней, чтобы вымолить прощение и уговорить Марго выйти за него замуж. В Париже он узнает, что опоздал. Последнее, что он мог сделать для нее и для себя, это перевезти на родину тела покойных.

С годами Рейф сумел убедить себя в том, что судьба распорядилась правильно, не дав свершиться этому браку. Рядом с ней он становился словно бескостным, а быть мужем женщины, с которой чувствуешь себя совершенно беспомощным, согласитесь, не очень приятно.

Волны лет выносили на гребень все новых красоток, и вскоре немного осталось тех, кто сохранил память о Марго Эштон, звезде, так недолго сверкавшей на лондонском небосклоне. Рейф научился срывать цветы наслаждения с опытными и искусными в любви замужними женщинами, с радостью принимавшими его ласки. Эти женщины одного с ним круга умели и любить легко, и расставаться красиво. Рейф считал, что не стоит создавать себе лишних проблем с райскими пташками, которых, когда они отпоют, надо как-то выпроваживать из клетки, не видел он резона и в том, чтобы платить содержанке, когда вокруг столько обеспеченных привлекательных женщин, готовых довольствоваться комплиментами и изредка какими-нибудь безделушками.

Наставляя рога Оливеру Нортвуду, Рейф испытывал какое-то особое удовольствие. Синди Браун, милая веселая девушка, дочь небедного чиновника, сделала блестящую партию, заполучив в мужья сына лорда. Оливер был по-своему хорош собой. Светловолосый, крепкий, он принадлежал к тому мужиковатому типу, который, как ни странно, находит немало поклонниц среди женского пола. Девушка, конечно, выходя замуж, еще не понимала, с кем связывает жизнь.

Очень скоро ей представилась возможность узнать, что ее муж — игрок, пьяница и бабник. Каким бы горьким ни показался ее выбор, она решила играть в ту же игру. Так что, хотя по своей природе и не относилась к числу неразборчивых женщин, Синди стала одного за другим заводить себе любовников. Ситуация, однако, была не столько комичной, сколько трагичной: при любящем супруге она могла бы стать самоотверженной женой и матерью, а вместо этого отдавала себя любому, у кого находилась на нее охота.

Рейф откликнулся на ее молчаливый призыв с большим желанием. Во-первых, Синди была хороша собой, во-вторых, приключение обещало стать забавным. Хотя Рейф никак не дал Нортвуду понять, насколько его откровения поломали ему жизнь, была своеобразная сладость в том, чтобы отомстить болтуну, переспав с его женой.

Их связь длилась недолго. Кэндовер чувствовал себя неудобно из-за бесконечных выходок Синди, и в конце концов она совсем доконала его своим безрассудством. Рейф сумел отделаться от нее достаточно красиво, за годы он стал настоящим маэстро в этом виде искусства, хотя время от времени они продолжали встречаться, чаще в обществе. Увидев ее сегодня, Рейф с удовольствием отметил, что Синди наконец стала уравновешенной и смотрится вполне достойно, не такой дешевкой, как раньше.

До Рейфа докатился слушок о ее новой связи с военным; может быть, речь шла о том самом майоре, с кем она общалась на балу. Рейф спрашивал себя, действительно ли Синди полюбила этого мужчину или продолжает использовать в качестве орудия борьбы с собственным мужем.

Похоже, ее тактика приносила плоды. Оливер Нортвуд, сам старавшийся не упустить ни одной юбки, с ума сходил, оттого что жена посягала на ту же свободу для себя. В один прекрасный день кто-то из них двоих прикончит другого.

Поднимаясь в подъезд своего отеля, Рейф поклялся, что ни за что не даст заманить себя в зону их перекрестного огня. Париж и без того обещал стать довольно неприятным для пребывания местом.

Глава 4

Первой мыслью Мегги после пробуждения была мысль о нем, Рейфе Уайтборне. «Какой он все-таки непонятный человек», — думала она, зябко поеживаясь. Вообще-то Мегти всегда нравилась в людях чисто английская манера холодноватой отчужденности, умение владеть собой при любых обстоятельствах, но отчего-то в Рейфе ее это раздражало. С годами он подрастерял юношеский пыл и непосредственность.

Лежа с закрытыми глазами, Мегти слушала, как просыпался город, поскрипывали дрожки, раздавались редкие шаги пешеходов, слышался заливистый крик петуха, невесть откуда взявшегося в городе. Обычно Мегги всегда вставала в один и тот же час, пила кофе с рогаликом и отправлялась на прогулку верхом; сегодня же, проснувшись, она натянула на голову одеяло, поглубже зарывшись в перину. Надо было хорошенько отдохнуть перед трудным днем. Сегодня предстояло многое выведать, а ремесло шпионки не прощает оплошностей, вызванных усталостью.

Спустя полчаса Мегги позвонила своей горничной Инге и заказала завтрак. Потягивая крепкий, как это принято у французов, кофе, мысленно составляла список информаторов, с которыми ей предстояло встретиться в первую очередь.

Принято думать, что женщина-шпионка собирает информацию в основном лежа на спине. Но Мегги придерживалась иного мнения, считая этот способ слишком утомительным и не слишком эффективным. Не говоря уже о пошлости подобного подхода, он, в силу своей природы, накладывал определенные ограничения на круг собираемых сведений. Нет, у Мегги был собственный и достаточно уникальный метод: ей удалось создать целую сеть женщин-шпионок.

Как правило, мужчины в общении с себе подобными помнят о конспирации, но в присутствии слабого пола проявляют редкое легкомыслие. Горничные, прачки, проститутки и прочая женская братия, как правило, о многом могут порассказать, и Мегги обладала талантом заставить их делиться с ней информацией.

В Европе полно женщин, потерявших на войне, развязанной Наполеоном, отцов, мужей, сыновей. Многие готовы были с радостью и совершенно бесплатно делиться информацией, которая поможет установлению мира. Одни, как сама Мегги, жаждали мщения, другие нуждались в деньгах. Все вместе они и составили штат, который Роберт шутливо окрестил «гвардией Мегги».

Жизненно важные сведения могли оказаться на клочке бумаги, беззаботно отправленной в урну, иногда хозяева забывали документы и письма в карманах одежды, отданной в стирку. Мужчины, в большинстве существа тщеславные, часто хвастают своими подвигами перед любовницами, причем откровеннее бывают не с постоянными, а со случайными. Мегги всячески поддерживала женщин, поставлявших ей подобного рода сведения, проникалась их бедами и радостями, часто ссужала их деньгами просто так, чтобы им было на что кормить детей.

В свою очередь они платили ей верностью, которую невозможно купить, а можно только заслужить искренним, добрым отношением. Наверное, именно благодаря своей человечности за все эти годы Мегги не знала предательства, наоборот, многие из ее осведомительниц становились ей настоящими подругами.

Со времени гибели отца большую часть жизни Мегги проводила в Париже. Она долго носила траур, стараясь скромно и незаметно одеваться и держаться. Когда начался Венский конгресс, Мегги уехала в Вену и там, обретя свой прежний вид, превратилась в графиню Магду Янош и именно под этим именем приобрела множество знакомых среди дипломатов, получив таким образом доступ к информации от источников более высокого социального положения.

Сразу же после повторного воцарения Наполеона Мегги вернулась в Париж, откуда информация переправлялась в Лондон. После битвы под Ватерлоо большинство дипломатов съехались вновь, и Мегги, создавая достоверную легенду, арендовала дом, достаточно роскошный, чтобы его могла иметь графиня. Все эти игры, может, и были забавны и интригующи, но успели измотать ее настолько, что Мегги мечтала вновь стать самой собой.

И Роберт Андерсон тоже успел сыграть не одну роль. Он помог Мегги утвердиться на шпионской стезе, он же переправлял деньги, позволяющие ей жить безбедно и с комфортом, как и положено австрийской графине, оплачивал ее информацию. На нем была и связь, хотя в условиях, когда Наполеон блокировал все континентальные порты, его задача была не из легких. Приходилось искать кружные пути, и часто сведения доставлялись в Лондон через Испанию, Швецию, Голландию и даже через Константинополь.

Роберт много ездил. Мегги догадывалась, что часто особо важные сведения он доставлял в Лондон сам, пересекая пролив в шлюпках контрабандистов. Иногда между их встречами проходили месяцы, и все же примерно треть своего времени Роберт проводил с ней. Его работа была куда опаснее, чем ее, и каждый раз, встречаясь с ним вновь, она благословляла Господа за то, что друг ее остался жив и невредим.

Практически все эти годы они были любовниками, хотя с самого начала их связи Мегги не питала романтических иллюзий относительно природы своего чувства к нему: любви не было, была лишь благодарность и дружба. Однако любовь еще не все в жизни, и Мегги так и плыла по течению, довольствуясь тем душевным теплом и физическим удовлетворением, которое даровала близость. Роберт был для нее и лучшим другом, и единственным доверенным лицом, и даже братом.

И так продолжалось до тех пор, пока в одно прекрасное утро Мегги не проснулась с твердой и непоколебимой уверенностью, что одной дружбы мало и пора положить конец их интимным отношениям. Мегги была многим обязана Роберту и настолько к нему привязана, что чертовски трудно было найти тактичные слова, дабы объяснить свое нежелание и дальше делить с ним постель.

Но Роберт сразу же все понял, и ей было легко объясниться с ним. После заявления, ставящего точку на отношениях, продолжавшихся долгие годы, он, помолчав, спокойно сказал, что не хочет принуждать ее заниматься тем, что она считает для себя неприемлемым.

Они остались друзьями, продолжали вместе работать, и во время приездов в Париж Роберт жил у нее. Разница была лишь в том, что спал он теперь в отдельной комнате.

Одно то, с каким удивительным тактом воспринял Роберт перемену в их отношениях, подтверждало догадку Мегги. Он тоже ждал большего, не довольствуясь ее ролью подруги и делового партнера. Роберт сделал предложение вскоре после того, как спас ей жизнь, но, отказав ему, Мегги знала, что так будет лучше для него самого.

Итак, Мегги не жалела о своем решении, но все же в одинокой постели было плохо — холодно и грустно. Может быть, поэтому Рейф показался таким чертовски привлекательным… Нет, нельзя позволять себе думать о нем.

Иногда Роберт все же выныривал из мрачной пучины секретных поручений, и тогда он становился обычным клерком в британском посольстве. Мегги предполагала, что лорд Кэстлри знает о двойной жизни Андерсона, но остальные члены миссии, вероятно, считали его обыкновенным чинушей, каких в подобных конторах всегда немало.

Она была рада тому, что именно сегодня Роберт здесь, в Париже, несет свою несекретную службу, и не только потому, что ей нравилось его общество. Сейчас, когда угроза срыва переговоров была вполне серьезной, талант Роберта оказался бы как никогда кстати.

Детально обдумав план действий, Мегги облачилась во вдовье платье и отправилась по первому намеченному адресу. Надо было навести женщин на след, а дальше дело техники. Хорошо бы, чтоб в Париж поскорее вернулась Элен Сорель, она-то и поможет Мегги справиться с поставленной задачей.


На следующий день вечером за кувшином вина и длинным пышным хлебом Мегги и Роберт обменивались тем, что успели узнать за прошедшие сутки. Разливая по стаканам остатки вина, Мегги спросила:

— Ну что, подведем итоги?

— Насчет троих главных подозреваемых наши опасения совпали. Но заговорщиков может быть еще не одна дюжина, — сказал, устало смахивая со лба пот, Роберт. — Мы можем выследить их всех и при этом упустить главного.

— Ну что же, сделаем то, что от нас зависит. Предлагаю установить слежку за главными подозреваемыми, а что касается остальных… Париж так и кишит интриганами, здесь каждый второй — заговорщик, слишком уж много противоречивых интересов.

— Верно, — согласился Роберт. Под глазами у Мегги легли серые тени, словно она регулярно не высыпалась. Пристально глядя в переменчивые зеленоватые глаза, Роберт заметил:

— Боюсь, тебе не понравится то, что я скажу.

— Мне далеко не всегда нравилось то, что ты мне говорил, — философски заметила Мегги, — но до сих пор тебя не останавливало мое отношение к твоим идеям, так пусть не остановит и сейчас.

Роберт, словно не замечая скрытой издевки, сказал:

— Я думаю, вам с Кэндовером стоит притвориться любовниками.

— Что?! — воскликнула Мегги, с такой силой поставив стакан на стол, что вино наполовину выплеснулось. — За каким дьяволом я должна пойти на это безумство?!

— Выслушай меня, Мегги. Все наши подозреваемые — из числа праздношатающихся то по охотам, то по балам вместе с высшими чинами дипломатического корпуса. Самый простой способ проследить за ними — бывать там же, где и они.

— А разве тебе это не под силу?

— Я птица не того полета. В их круги я не вхож.

— А почему я не могу бывать там одна?

— Мегги, да пойми же, — принялся терпеливо объяснять Роберт. — Ты и так отправилась на бал в австрийском посольстве одна. Если и дальше будешь появляться без кавалера, мужчины решат, что ты ищешь любовника, и тебе ничего не останется, как отбиваться от мужчин, совершенно не входящих в круг твоих профессиональных интересов.

— Не беспокойся, я умею давать отпор! Не обращая внимания на ее реплику, Роберт продолжал:

— Кэндовер — прекрасный сопровождающий. Он достаточно важная птица, чтобы его повсюду приглашали, и в то же время не состоит на службе. А самое главное, Кэндовер — друг лорда Стрэтмора и здесь для того, чтобы помочь раскрыть заговор. Если вы будете появляться вместе, то смело можете, не опасаясь подозрений, пробиться куда угодно.

Доблестно сражаясь в обороне, Мегги спросила:

— Ты действительно считаешь, что так будет лучше, Роберт?

— Наше самое сильное оружие — твоя интуиция, Мегги, — со значением произнес Роберт, глядя ей в глаза так, словно старался внушить эту истину телепатически. — Вспомни, сколько раз ты говорила, будто заметила что-то подозрительное в человеке, казавшемся вне всяких подозрений, и каждый раз оказывалась права. При отсутствии твердых улик мы должны хвататься за любую зацепку, а для этого ты должна хорошо узнать своих подопечных, чтобы понять, с кем и как они общаются. А раскусить их можно только, если будешь с ними рядом.

— Ты прав, — неохотно призналась Мегги. — Если я все о них узнаю, то список подозреваемых сразу сократится: я смогу составить верное мнение об их невиновности или, наоборот, вине. Единственное, что меня смущает, как я смогу убедительно строить глазки Кэндоверу, когда у меня руки так и чешутся запустить в него чем-нибудь тяжелым.

Роберт мог в очередной раз праздновать победу.

— Уверен, — парировал он, — у тебя хватит мастерства спрятаться за герцога. Кроме того, смею предположить, что немало женщин позавидовали бы такому деловому партнерству.

Мегги выразительно хмыкнула, но Роберт предпочел не акцентировать на этом внимания, продолжая излагать свои доводы:

— И еще, это расследование может оказаться весьма опасным, гораздо опаснее тех заданий, что тебе доводилось выполнять раньше. У заговорщиков времени в обрез. Главы союзных держав ждут не дождутся, когда можно будет вернуться к своим обязанностям. Крайний срок — конец сентября, если что и произойдет, то случится не позднее чем через две-три недели.

— И что из этого следует?

— Если кто-то тебя подозревает, то жизнь твоя висит на волоске, — мрачно заявил Роберт. — Наверное, Кэндовер и не профессиональный разведчик, зато может быть полезен в схватке, и, поскольку я не имею возможности находиться все время около тебя, я бы предпочел, чтобы рядом был он.

— И когда ты решил, что я сама не могу за себя постоять? — процедила Мегги.

— Послушай, — сказал Роберт мягко, — ум, к сожалению, не делает нас неуязвимыми.

Мегги побледнела. Конечно же, Роберт не хотел напомнить ей об обстоятельствах их встречи, а просто стремился предупредить о необходимости соблюдать осторожность. Из личного опыта он знал, что храбрость Мегги граничит с безрассудством.

Мегги оставалось только уступить, и она предпочла сделать это с улыбкой.

— Ладно, Роберт. Если Рейф согласится подыграть, мы вскоре сделаемся прекрасным объектом для сплетен. Нас будут видеть повсюду, и вести будем себя столь вызывающе, что ни у кого не возникнет подозрения, что мы можем думать о чем-то, кроме блуда.

— Прекрасно, — сказал Роберт, вставая. — Мне пора уходить. Должен встретиться с некоей «железной маской».

— И мне пора. — Мегги тоже поднялась. — Поскольку времени в обрез, встречусь с Рейфом сегодня же и сообщу ему о его нелегкой участи. Только имей в виду: если мне не удастся убедить Кэндовера в необходимости такого розыгрыша, придется тебе вмешаться.

— Думаю, ему лучше не знать о наших отношениях, — покачал головой Роберт. — Ты же знаешь первую заповедь разведчика.

— Никогда никому не рассказывай ничего, кроме того, что он должен знать, — откликнулась Мегги. — Думаю, ты прав. Кэндовер в таких делах новичок, и чем меньше будет знать, тем лучше.

— Остается надеяться, что он окажется способным учеником, — бросил Роберт на прощание и, поцеловав Мегги в лоб, ушел.

Закрывая за ним дверь, она почувствовала досаду. Мегги казалось, что работа Роберта куда опаснее, поэтому зря он так беспокоится о ней.

Хотя как знать? «Перестань нервничать, — приказала она себе, — какая же из тебя тогда шпионка». Не лучше ли поразмыслить о том, как достойно выдержать столь долгое и близкое общение с Рейфом.


В Париже, помешанном на театральных постановках, сценические площадки служили верным барометром настроения в обществе. Поэтому Рейф решил начать знакомство с городом с похода в театр. И первая же попытка дала тревожные результаты.

Хозяева театров, варьете и прочих сцен обязаны были часть билетов отдавать бесплатно солдатам оккупационных армий. К несчастью, этот жест доброй воли со стороны Франции порой выливался в завуалированное, а иногда и открытое единоборство французов с оккупантами. На этот раз из-за драки, в которой, к счастью, никто серьезно не пострадал, представление пришлось задержать на полчаса. Оказавшийся по соседству с Рейфом английский театрал сообщил, что такие стычки стали обычным явлением.

Рейф вернулся в отель в самом невеселом расположении духа. Вопреки опасениям Люсьена и Мегги, он не считал, что уставшие от войны люди дадут втянуть себя в новую бойню, но произошедший на его глазах инцидент поколебал эту уверенность. Герцог чувствовал, как сгущаются тучи, вероятность возникновения нового военного конфликта усиливалась.

Погруженный в собственные мысли, Рейф прошел в спальню. Он хотел было пригласить слугу, чтобы тот помог ему раздеться, как из темного угла донесся спокойный голос:

— Ваша честь, перед тем как отойдете ко сну, я хотела бы перекинуться с вами парой слов.

Этот голос он не спутал бы ни с каким другим: вкрадчивый, нежный, приятный для слуха, словно мед. Только в этом меду ощущался песок. Рейф узнал ее прежде, чем сумел разглядеть в тусклом свете свечи. Мегги легко перемахнула через кресло. Одета она была в мужской костюм, волосы прикрыты вязаной шапочкой. Черный плащ был небрежно скинут на кровать.

Рейф, недоуменно глядя на гостью, хотел было узнать, как ей удалось проникнуть в его покои, но решив, что не стоит тешить ее тщеславие, просто спросил:

— Ты, вероятно, решила попрактиковаться в исполнении ролей Шекспира. Кто ты на этот раз, Виола? Мегги засмеялась.

— Честно говоря, мне больше по душе Розалин. Рейф скинул плащ и бросил его на диван.

— Смею предположить, что у твоего визита несколько другая цель, чем обычно бывает у женщины, ждущей мужчину в его спальне?

Не стоило ему говорить этого. Бросив в сторону герцога острый, как стальной клинок, взгляд, она холодно ответила:

— Ты догадлив. Нам надо кое-что обсудить, так нам удастся решить свои проблемы быстро и не привлекая к посредничеству посторонних.

— Прекрасно. Выпьешь со мной бренди? — предложил Рейф и, дождавшись ее согласного кивка, налил себе и ей. — Что же ты хотела обсудить?

Мегги с отсутствующим видом держала бокал с бренди.

— Главных подозреваемых трое. Эти люди имеют достаточный вес в обществе и по своему статусу находятся вне подозрений официальных инстанций, но у каждого из них есть и мотив, и возможности воплощения задуманного.

— Восхищен твоим мастерством, — сказал Рейф, глотнув бренди. — Так кто же они?

— Один из них пруссак — полковник Карл фон Ференбах, двое других — французы: граф де Варенн и генерал Мишель Росси.

— Какие у них мотивы?

— Граф Варенн — ультрароялист, ближайший сподвижник брата короля Луи, графа де Артуа. Уверена, ты знаешь, что де Артуа — фанатичный реакционер. Он и его сообщники в эмиграции мечтают стереть всякие следы революционных настроений во Франции и вернуть старый порядок.

Мегги продемонстрировала свою неприязнь к де Артуа чисто французским жестом.

— Конечно же, он хочет невозможного. Нельзя повернуть время вспять, но, увы, они не желают понимать такой очевидной истины. Последние двадцать лет Варенн только и делал, что пытался протолкнуть свою безнадежно устаревшую монархическую идею. Кое-что из его прежних заслуг побудило включить его в мой список.

— Понимаю, — протянул Рейф.

В живом свете свечи лицо Мегги было поистине фантастически прекрасным. Выбившиеся из-под шапочки пряди обрамляли лицо золотистым сиянием, смягчая блеклость наряда. Рейфу стоило немалых усилий сосредоточиться на том, что она говорила.

— Если заговорщики — ультрароялисты, то кто, по твоему мнению, должен стать жертвой?

— Может быть, мое предположение покажется тебе слишком смелым, но я думаю, что жертвой заговора должен стать король Луи, так как в этом случае трон займет его брат, граф де Артуа.

Рейф только тихо присвистнул. Такое предположение мало было назвать смелым, но ситуация в стране непредсказуема, поэтому могло случиться что угодно.

— А что ты скажешь о другом французе?

— Росси — бонапартист. Сын булочника, он прошел долгий и тернистый путь к вершинам власти. Это смелый и мужественный человек, целиком преданный идеям Наполеона и революции. Он состоит в штабе Талейрана[9], помогает в решении вопросов, связанных с судьбой французской армии.

— И кто же его наиболее предпочтительная мишень?

— С его позиций, смерть любого из первых лиц союзников была бы на руку Наполеону, — пожала плечами Мегги. — Тогда противостояние обострится. Случись что-нибудь с любым из тех, кто ратует за умеренную политику, и радикалы не замедлили бы втоптать их в грязь.

— Ив Европе снова развяжется война, — нахмурился Рейф. — Лучшая мишень — это Веллингтон. И не только из-за его огромной славы, но и из-за того, что всем известно, как он пренебрегает личной безопасностью, считая трусами тех, кто слишком дорожит собственной жизнью.

— Даже такая героическая жизнь может окончиться вполне бесславно, — сухо заметила Мегги. — Если его убьют, англичане потребуют французской крови и заявят об этом во всеуслышание, так, как сейчас это делает Пруссия.

— Кстати, о пруссаках. Что ты скажешь о полковнике фон Ференбахе?

Мегги, допив бренди, встала, чтобы налить еще. Рейф с удовольствием смотрел на ее красивые ноги в узких панталонах. Жаль, что в те, прежние времена она всегда одевалась как леди. Много же он упустил! Не замечая его пристального взгляда, Мегги снова села в кресло и продолжила рассказ.

— Фон Ференбах — типичный пруссак, а это значит, он ненавидит французов всеми фибрами души. Фон Ференбах служил личным адъютантом у маршала Блюхера и присутствует здесь в качестве военного советника в составе делегации Пруссии.

— Что же, все пруссаки так ненавидят французов?

— Британцам легче сохранять определенную снисходительность. Из всех союзников мы пострадали меньше всех. Достаточно вспомнить, что сделал Наполеон с Пруссией, Россией и Австрией, и станет понятным выставляемый ими Франции счет. Французы посеяли ветер, и сейчас пришло их время пожинать бурю.

Памятуя о том, что и у нее самой есть повод для личной ненависти к французам, Рейф спросил:

— А ты как считаешь, Франция должна быть наказана?

Мегги подняла на него ставшие стальными глаза.

— Будь Наполеон у меня на прицеле, я бы спустила курок, не задумываясь. Но ведь кто-то должен остановить этот поток ненависти. В противном случае в нем утонут и правые, и виноватые. Кэстлри и Веллингтон правы: сровняв с землей национальную гордость французов и обескровив Францию, можно возродить к жизни другого монстра. Если что-то случится с одним из них… — Мегги зябко поежилась.

Уловив ее мысль, Рейф спросил:

— Так значит, поскольку между Францией и жаждущей мщения Европой стоят только Кэстлри, Веллингтон да еще царь Александр, заговор фон Ференбаха может быть направлен на одного из них троих или даже на всех троих сразу?

— Думаю, что они более заинтересованы в том, чтобы убрать Талейрана и Фуше[10], — ответила Мегги. — Эти французы с равным успехом служили и революционерам и роялистам, а теперь возглавляют французскую делегацию, ведущую переговоры сразу с четырьмя коалиционными государствами. Честный пруссак мог возненавидеть их хотя бы за то, что они перевертыши.

— Перейдем ближе к делу. Теперь, когда ты ввела меня в курс политических интриг, как мы будем действовать?

Мегги почувствовала неприятную пустоту в желудке. То, что в разговоре с Робертом казалось вполне разумным, сейчас представлялось идиотским бредом.

— Разведка будет вестись скрытыми методами, но для того чтобы подтвердить сведения, нужно поближе узнать подозреваемых. Я умею читать в душах людей, так что, по всей видимости, я смогла бы догадаться, кто из них наш, если бы сумела пообщаться.

Мегги незаметно промокнула пот, внезапно выступивший на ладони.

— Какой бы безвкусной ни показалась тебе идея, я предлагаю притвориться, будто между нами роман. Мы смогли бы вдвоем посещать балы и прочие светские рауты, на которых присутствует дипломатический корпус. Именно там и происходят все закулисные переговоры. Тебя будут приглашать повсюду, и ты мог бы брать меня с собой в качестве своей любовницы. Брови Рейфа удивленно поползли вверх.

— В этом есть резон, но уверена ли ты, что сможешь переносить мое общество в таких лошадиных дозах?

— Я смогу вынести что угодно, — едко заметила Мегги, — если речь идет о деле, каким бы пошлым ни находила это занятие.

Даже когда он громко рассмеялся, настроение у Мегги не улучшилось.

— Вот это да! Ну что же, я получил наглядное подтверждение своей точки зрения. Так ты считаешь, что сможешь удержаться от того, чтобы не вонзиться коготками мне в физиономию?

— На людях, — сказала она, вставая, — я буду вести себя в точности так, как должна вести себя потерявшая разум влюбленная бабенка.

— А наедине? — спросил он, сверкая огоньками серых глаз.

Здесь-то и подстерегала ее опасность. Сколько раз Мегги клялась себе не доводить дело до столь открытого разговора! Она старалась свести общение с Рейфом только к обсуждению деловых вопросов. Но прошлое давало о себе знать. Невозможно больше притворяться, словно между ними ничего или почти ничего не было. Они с Рейфом слишком хорошо друг друга знали.

Мегги захотелось убежать, поскольку она чувствовала, как он опасен. И дело не в, его могучем сложении. Рейф не из тех, кто возьмет женщину силой, нет, опасной, чертовски опасной была эта ленивая, чарующая улыбка, вот такая, как сейчас…

Отрезая себе все пути к отступлению, Мегги решительно заявила:

— Никаких наедине не будет! У нас чисто деловые отношения.

— Не пытайся изменить мое мнение о тебе: ты ведь не глупа, я знаю. Не забывай, что мы любовники, хотя бы по легенде.

Рейф шагнул ей навстречу и нежно обнял.

И даже когда Мегги поняла, что Рейф сейчас ее поцелует, она не смогла пошевельнуться. Ноги приросли к полу, а губы потянулись к его губам. Головокружительное ощущение счастья охватило ее, Мегги показалось, что она больше себе не принадлежит. Все желания свелись к одному — раствориться, умереть в его объятиях.

Но где-то на самом краю сознания что-то осталось от умной, здравомыслящей женщины, которая понимала: Рейф прав, когда говорил, что если они хотят, чтобы их считали любовниками, им нужно привыкнуть друг к другу. Не будет же она, словно испуганный кролик, шарахаться в сторону при каждом прикосновении Рейфа!

Итак, Мегги сумела найти вполне объяснимую причину, чтобы ответить на его поцелуй. Обхватив Рейфа руками за шею, она прижалась к нему еще теснее. Пусть они не виделись долгие-долгие годы, но тело его, теплое и сильное, показалось ей до боли знакомым, таким же знакомым, как и шершавая нежность языка и легкий, чуть солоноватый запах — запах здорового мужского тела. Но тогда, двенадцать лет назад, она была невинной девушкой, он — несмелым юным поклонником, а теперь они повзрослели, узнали настоящую страсть, желание вспыхнуло в них так, как с треском разгораются жаркие березовые поленья.

Рейф тихонько застонал, сжимая ее ягодицы, прижимая к себе ее бедра. Он хотел Мегги не меньше, чем она его, а может быть, и больше. Мегги, почувствовав свою власть над ним, решила, что раз не она затеяла эту опасную игру, то, прервав ее, не нарушит правил. Надо, надо остановиться, но не сейчас, не тогда, когда его прикосновения словно по волшебству снимают проклятие горького, холодного одиночества.

Рейф ласково провел по ее груди, и Мегги не смогла сдержать вздоха. Соски ее напряглись, и, словно морской прилив, стала расти в ней горячая густая волна, лизнула жаром живот, ноги, покатилась вверх. Рейф принялся расстегивать пуговицы на блузке, и Мегги вся подалась ему навстречу. Она успела осознать, что еще немного, и не сможет его остановить. Собравшись с силами, отскочила на безопасное расстояние.

Рейф потянулся к ней, на лице читалось томление, но Мегги остановила его порыв, самым спокойным голосом заявив:

— Не очень-то приятно обольщать человека, который тебе вовсе не нравится, но что поделаешь, так нужно для дела. Если ты точно так же будешь смотреть на меня на людях, никому и в голову не придет считать, что мы притворяемся.

Рейф быстро овладел собой, но от Мегги все же не ускользнули отразившиеся на его лице гнев, досада и еще что-то. Восхищение? Но уже через мгновение он снова надел вежливо-прохладную маску и лишенным всяких эмоций голосом произнес:

— Если и в следующий раз, когда я буду целовать тебя, ты станешь реагировать так же, дело пойдет просто блестяще — Не буду отрицать, что нахожу тебя привлекательным, но страсть — не мой конек, так что советую заранее подстраховать себя от разбитых надежд. — Мегги коварно усмехнулась. — Если боишься, что столь суровое испытание сдержанности не для твоей натуры, ты мог бы завести романчик с какой-нибудь горничной в отеле. Не сомневаюсь, она будет счастлива тебя успокоить.

— Я смогу заняться кем-нибудь более достойным, чем горничная, — сухо заметил Рейф. — И еще: не стоит так беспокоиться о моей особе. Еще не нашлась женщина, способная превратить меня в похотливого скота.

Мегги решила, что сейчас самое время перейти к делу. Достав из кармана записку, она передала ее Рейфу.

— Здесь имена и описания остальных семи подозреваемых. Прочти и запомни. После этого сожги записку. Я не хотела говорить о них вслух, чтобы не утомлять тебя своим присутствием, но информация может оказаться полезной, если доведется встретиться с одним из них.

Рейф пробежал взглядом список: Сорбон, Дитрих, Лемерсье, Дрейфас, Тани, Сибур и Монткэн. Отложив листок в сторону, чтобы поподробнее ознакомиться с его содержанием позже, Рейф взглянул на Мегги.

— Завтра в британском посольстве прием, — сказала она, — в честь прусской делегации. Там будет фон Ференбах, так что нам придется пойти. Я живу на бульваре Капуцинов, дом 17. Ты сможешь заехать ко мне к восьми?

— Конечно. Постараюсь быть пунктуальным. — И, не удержавшись от мучившего его все это время вопроса, добавил:

— Кстати, как относится к твоей деятельности муж?

— Кто?!

— Граф Янош, кто же еще.

В глазах Мегги заплясали искорки смеха.

— О, мой дорогой Андре! — Сложив на груди руки, Мегги продолжила:

— Мне его так не хватает! Каким он был красавцем в своей гусарской форме, и какие у него были плечи!

— И что же, сей бесподобный граф все еще жив?

— Увы, он отдал свою благородную жизнь в битве при Лейпциге. А может, и при Аустерлице[11].

— Между этими битвами прошло восемь лет, — резонно заметил Рейф. — Что же, ты все эти годы безуспешно его искала или решила, что тебе и так хорошо?

Мегги безразлично взмахнула рукой. Затем, завернувшись в плащ, заявила:

— Знаешь, говорят, в браке надо уметь отдыхать друг от друга.

— Да? — удивился Рейф. — Тогда почему же мне кажется, что ты такая же графиня, как я — граф?

Направляясь к окну, Мегги, сверкнув улыбкой, бросила через плечо:

— У меня, по крайней мере, есть возможность стать графиней, а у тебя и той нет.

Глядя, как она отодвигает портьеру, Рейф спросил, не лучше было бы покинуть номер через дверь.

— Проще, — согласилась она, — но я не хочу рисковать репутацией. — И, пожелав ему спокойной ночи, исчезла за портьерой, и только легкий ветерок напомнил о ее недавнем присутствии.

Рейф подбежал к окну и посмотрел вниз. Мегги исчезла, но, поскольку по стене вился густой дикий виноград, для ловкого человека не представляло особой трудности спуститься.

Рейф только покачал головой, закрывая окно. Эта чертовка решила свести его с ума, но в такую игру можно поиграть и вдвоем. Рейф усмехнулся. Напрасно Мегги верит в то, что сумеет справиться со своей страстью. Пожалуй, он хорошо проведет время.


Англичанина везли по парижским улицам с завязанными глазами, кроме того, карета, как ему показалось, намеренно кружила, чтобы окончательно сбить его с толку. Всякий раз при мысли о том, с кем предстояло встретиться, он непроизвольно клацал зубами. Этот человек был известен как Ле Серпент и, подобно змее, в честь которой тот был назван, внушал людям страх и отвращение. Англичанин отдавал себе отчет в том, насколько опасна эта встреча, но, как говорится, кто не рискует, тот не пьет шампанского.

Скрипучая колымага наконец остановилась. Так сколько же они петляли? Минут пятнадцать? Тридцать? Трудно ориентироваться во времени, когда находишься в столь беспомощном состоянии.

Дверь открылась, и свежий воздух ворвался в душное пространство кареты. Молчаливые стражники подхватили Англичанина за предплечья и вытащили на свет Божий, нисколько не заботясь о том, что повязка больно врезалась ему в лицо.

Англичанина повели в дом, затем по черной лестнице наверх в узкий глухой коридор. Потом по второй лестнице они поднялись вверх еще на один этаж и снова в бесконечный лабиринт коридоров, лестниц, ведущих то вверх, то вниз, пока наконец его не втолкнули в комнату. Англичанин поднял руку, чтобы снять черную повязку, но замер, остановленный голосом, звучащим из глубины комнаты с явной угрозой:

— Не советую вам делать этого, mon Anglais. Если вы увидите мое лицо, мне придется вас прикончить, а это непростительно глупо, поскольку я могу найти вам лучшее применение.

Англичанин безвольно опустил руку. Слепой перед зрячим, лишенный возможности сопротивляться, если потребуется, мужчина был совершенно деморализован. Он не мог знать даже о национальности своего опасного нанимателя, поскольку Париж представлял собой настоящую дьявольскую мешанину. Этот ублюдок мог быть в равной степени французом и пруссаком, австрийцем или русским, короче — любым.

Стараясь придать голосу уверенности, Англичанин сказал:

— Не тратьте время на угрозы, Ле Серпент. Должно быть, вы вполне довольны сведениями, что я вам поставляю. В противном случае вы бы за них не платили да и не стали бы приглашать меня для личной встречи.

Ле Серпент неприятно захихикал.

— Да, информация ваша была мне полезна, но на этот раз я жду от вас куда большего. Мне нужны самые подробные сведения о перемещениях лорда Кэстлри и герцога Веллингтона плюс ежедневный подробный отчет о всех действиях делегации.

— У меня не такой чин, чтобы быть в курсе всего.

— Тогда отыщите того, кто в курсе, mon Anglais. Сквозь бархатный тон явно пробивались нотки угрозы. И вновь, уже не в первый раз. Англичанин пожалел о том, что ввязался в эту историю. Однако поздно было предаваться сожалениям: Ле Серпент уже знал о нем слишком много. Оставалось одно — сохранять хорошую мину при плохой игре, и Англичанин бодро заявил:

— Хотите узнать побольше — платите побольше. Большинство сотрудников миссии вовсе не болтливы, а те, кто захочет что-то рассказать, затребуют круглую сумму.

— Не беспокойся, тебе заплатят по счету, но только в пределах разумного. Я не намерен оплачивать твоих шлюх и карточные долги.

Неужели знает? Пот потек из-под повязки, когда Англичанин понял, что Ле Серпент в курсе того, куда делись деньги, которые он должен был передать своим осведомителям. Конечно, не стоило тратить эту сумму на себя, но если бы не оплатил карточный долг, то потерял бы всякое уважение среди своих. Предпочтя за лучшее не слишком распространяться на этот счет. Англичанин скупо ответил:

— Можете не беспокоиться.

— Как это мило с вашей стороны, — с нескрываемой иронией отозвался наниматель. — Шлите доклады, как обычно. Повторяю, мне нужны ежедневные отчеты, потому что дело приближается к развязке. Вам сообщат, когда мне потребуется увидеть вас снова. Теперь можете уходить.

"Интересно, что за кушанье стряпают эти ребята?» — размышлял Англичанин, в сопровождении стражи выбираясь из проклятого дома. Знай он, что на уме у этого змея, смог бы отхватить немалый куш. В одном загвоздка: ему не узнать, кто готов купить эти сведения, пока не прояснится личность самого Ле Серпента. Расследование может быть опасным, но разве игра не стоит свеч?

Глава 5

Отпустив горничную, Мегги встала перед большим зеркалом, с придирчивой тщательностью изучая собственное отражение. Для сегодняшнего приема она выбрала весьма облегающее ярко-розовое платье. Выбор не был случайным: требовалось, чтобы ее заметили. Шею Мегги украшала витая золотая цепь, а отливавшие червонным золотом волосы были уложены в замысловатый узел на затылке. Решив, что такая прическа выглядит слишком строго, Мегги высвободила одну прядь. Шелковый локон игриво упал на обнаженное плечо, словно приглашая того, кто будет любоваться ею, повторить его маршрут губами или кончиками пальцев.

Мегги осталась довольна осмотром. Она выглядела и как леди и как искательница приключений.

Поскольку до восьми еще оставалось время, Мегги могла поразмышлять о Рейфе. Необходимо разобраться в своих чувствах, прежде чем они начнут вместе работать. Уж слишком сильны были эмоции, когда они оказывались рядом. Метание между озлоблением, гневом, удивлением и восторгом небезосновательно казалось ей опасным, особенно с учетом того, насколько важным и серьезным было их задание. Нельзя позволить необузданным чувствам помешать делу.

Мегги твердо решила, что больше поцелуев не будет. Не стоит повторять прежние ошибки. Не стоит провоцировать Рейфа, иначе она не устоит перед его напором, так что лучше не будить в нем зверя.

Да, двенадцать лет назад Рейф поступил как негодяй. Но в конце концов он искупил тот грех, доставив на родину тела дорогих ей людей. Нельзя не признать, что этот жест, необъяснимый с точки зрения нормальной логики, был весьма великодушным по отношению к женщине, которую Рейф однажды заклеймил позором. Какими бы ни были мотивы его поступка, они квиты.

Наверное, стоит вести себя так, будто встретились впервые два дня назад и нет у них никакого прошлого. Она должна видеть в нем всего лишь привлекательного мужчину, который призван помочь ей раскрыть заговор, ни больше, ни меньше. Жаль, конечно, что он так хорош собой. Это усложняет дело. Судя по всему, Рейф привык получать, что желает, а он ее хочет, это точно. Почему? По-видимому, просто из-за того, что оказалась под рукой, а может быть, из-за того, что не взял ее тогда.

Мужчины по своей природе азартны. Ни один рыбак не забудет про рыбу, сорвавшуюся с крючка в последний момент.

С годами Мегги хорошо узнала тип мужчин, к которому принадлежал Рейф. Выказывай ему полное неуважение, и это будет лишь подогревать его стремление наконец-то заполучить желаемое. Самая лучшая тактика в отношении таких, как он, — спокойное дружелюбие. Можно даже лицемерно дать ему понять, что хотелось бы быть с ним поближе, только дела мешают. Подобным образом удастся в, достаточной степени удовлетворить его тщеславие, не подогревая азарта.

Из зеркала на Мегги смотрела роскошная женщина, несколько высокомерная, уверенная в своих чарах. Мегги долго искала этот образ, и он не раз выручал ее. Пусть черты ее остались прежними, но кто же в этой салонной львице узнает Марго Эштон, дочь полковника Геральда Эштона и невесту Рафаэля Уайтборна?

Грусть легла на сердце Мегги. Где же та порывистая девочка, такая открытая, честная, не умевшая совладать с собой? Именно это неумение обуздать себя и подвело ее тогда, когда от нее требовалось всего лишь немного терпения и чуть меньше гордости. Куда делась? Туда же, куда ушла ее юность и невинность.

К счастью, именно в тот момент, когда мысли Мегги приняли столь грустный оборот, вошла Инга, ее горничная, и объявила, что приехал герцог. Гордо вскинув голову. Марго отвернулась от зеркала. Долгая жизнь во Франции побудила ее перенять некоторые привычки французов, в том числе и любовь к бесплодным фантазиям, но все же в глубине души она оставалась прагматичной англичанкой, так что, к счастью, привычка к философствованию не успела войти в плоть и кровь.

Герцог, как всегда, был великолепен. Одетый в превосходно сидящий дорогой вечерний костюм, он вел себя столь непринужденно, словно на нем были старые бриджи и куртка для верховой езды. Если на него и произвел впечатление убор Мегги, то отреагировал Рейф весьма сдержанно. Предлагая ей руку, он, чуть, приподняв бровь, спросил:

— Так вы тот самый пострел, что сиганул из окна моей спальни прошлой ночью?

— А у вас в спальне были гости? — улыбаясь, спросила Мегги. Рейф вел себя столь непринужденно, что выбранная ею тактика поведения совершенно не годилась. — Какого же пола?

— Трудно сказать, — с улыбкой прошептал ей на ухо Рейф, когда они вышли за дверь. — У меня, к сожалению, не было возможности провести более детальное расследование.

Его карета — изысканное сочетание черного с глубоким красным, цвета бургундского, запряженная четверкой лошадей, — ждала их внизу. Каждую из дверей экипажа украшал герб Кэндоверов. Рейф помог Мегги войти и сам сел напротив нее.

Лошади зацокали по мостовой, и под эти звуки Мегги попросила обращаться к ней как к Магде.

— Полагаю, ты мог бы называть меня Мегги, поскольку ты англичанин, — добавила она, — но никогда не зови меня Марго. Сам понимаешь, это может вызвать у окружающих любопытство, которое способно все испортить.

— Мне будет трудно, — ответил он, чуть улыбаясь, — но я постараюсь. Странно, когда ты была англичанкой, твое имя произносилось на французский манер, теперь, когда ты изображаешь из себя венгерку, тебя зовут добрым английским именем — Мегги.

— Если бы только в этом заключались все мои странности, — преувеличенно вздохнув, ответила Мегги.

— Смею спросить, в чем же остальные?

— Нет, не смейте, если вам дорога жизнь, ваша честь, — отрезала она.

Рейф не мог бы с уверенностью сказать, что повлияло на перемену настроения Мегги, но ее теперешнее поведение было намного лучше той круговой обороны, которую она занимала раньше.

— Зачем такая официальность, Мегги? Вместо «ваша честь» ты могла бы называть меня просто Рейф, дорогая, раз уж мы с тобой играем роль любовников.

— Не бойся. Уж я-то сумею сыграть, даже если ты забудешь.

Неожиданно перейдя на французский, Мегги добавила:

— Кстати, теперь мы можем разговаривать на языке страны, в которой находимся.

— Так это и есть французский с венгерским акцентом? — спросил он, с интересом прислушиваясь к ее голосу.

— Ну конечно! Разве я не венгерская графиня? — по-венгерски ответила Мегги и тут же на чистом французском добавила:

— Конечно, жаль моего безупречного французского. — Потом вдруг стала говорить с английским акцентом:

— Надеюсь, я не запятнаю себя позором, если буду говорить по-французски с английским акцентом, но все же лучше этого не делать.

Рейф слушал как завороженный, удивляясь, насколько легко она разговаривает на разных языках. И чисто парижский диалект, и английский акцент во французском были безупречны. Вероятно, и венгерский язык был передан так же точно.

— Какой же дьявол научил тебя этому? — спросил он.

— Не знаю, чей это дар — небес или преисподней, но у меня способности к языкам. Это вроде музыкального слуха, — пояснила она. — Я могу воспроизвести безошибочно любое произношение, только раз услышав. Там, куда мы сейчас направляемся, меня знают как венгерку, значит, и говорить я буду соответственно.

— Да уж действительно подарок природы, — восхищенно заметил Рейф. — Теперь я понимаю, почему пруссаки принимали тебя за свою, и итальянцы, и французы готовы были присягнуть лорду Стрэтмору, что ты одна из них.

— В самом деле? — засмеялась Мегги. — Вот она, обратная сторона медали! Не так уж хорошо иметь столько двойников в других странах. Всегда существует опасность встретить кого-то из предыдущих воплощений.

Карета остановилась, заняв место среди многих других экипажей, прибывших на прием. Вскоре они были уже у дверей британского посольства в числе других приглашенных. Великолепное здание было выкуплено герцогом Веллингтоном годом раньше у принцессы Боргесской, печально известной сестры Наполеона Паулины.

Поднявшись на цыпочки, Мегги, показывая взглядом на скульптуру у входа, шепнула Рейфу на ухо:

— Принцессу Боргес запечатлел в мраморе сам Канова. Когда один из друзей полюбопытствовал, как смогла она позировать обнаженной, та, невинно улыбаясь, ответила, что не испытывала никаких неудобств, поскольку в студии топили камин и было тепло.

Принимая предложенные Мегги условия игры, Рейф скользнул рукой под ее шаль и чувственным шепотом спросил, поглаживая бархатистую кожу:

— Неужели все, что говорят о принцессе, правда? Мегги вздрогнула, причем Рейф мог бы поклясться, что жест этот не был игрой и, засмеявшись глубоким будуарным смешком, ответила, опустив ресницы:

— Абсолютная правда. Говорят, она взяла в плен не меньше мужчин, чем ее брат, но только методы у нее были, как бы сказать, более интимные.

Мегги продолжила свой не слишком скромный комментарий, а Рейф с восхищением смотрел на ее блестящие глаза и полные, словно созданные для поцелуев губы Со стороны никто не усомнился бы в том, что эти двое — еще не успевшие надоесть друг другу любовники, одержимые взаимной страстью. Рейфу не приходилось играть, жар от полученного накануне сумасшедшего поцелуя все еще грел его, давая надежду на продолжение.

Бережно обняв за стройную талию, Рейф вел Мегги вперед. Обменявшись приветствиями с Кэстлри, Веллингтоном и прочими знаменитостями, Рейф со спутницей прошли в огромный бальный зал. Гости прогуливались, оживленно разговаривая.

Мегги держалась поближе к Рейфу, не отпуская его руки: он, казалось, был на короткой ноге с большинством присутствующих. Не меньше часа они только и делали, что здоровались с очередными знакомыми, не упуская при этом возможности пригубить прекрасное шампанское.

От Рейфа не ускользали завистливые и любопытствующие взгляды мужчин, гадающих, как за такой короткий срок ему удалось завоевать сердце столь очаровательной дамы. Льстили самолюбию и взгляды женщин, явно завидовавших его удачливой партнерше.

Как удается Мегги быть столь непохожей на англичанку? Да, у нее действительно по-восточному высокие скулы, и жестикулирует она живо, так, как принято на континенте, но ведь этого мало…

Случайно один неловкий гость, кого-то искавший в толпе, прижал Мегги к Рейфу, и тот уловил ее запах. Может быть, именно он был частью ее ауры: не легкое цветочное благоухание Англии, а куда более сочный, густой аромат, навевавший воспоминания о Великом Шелковом Пути, о пышных садах благословенной Персии. Запах, этот изначально присущий человеку код, по которому мы воспринимаем человека не умом, а инстинктом, создавал вокруг нее некую тайну — неразгаданную тайну Востока.

Мегги не нарушила обещания и вела себя с Рейфом так, что он и сам поверил, будто у них роман. Платье из кораллового шелка настолько ладно облегало фигуру, нежно лаская ее тело, что ему чертовски хотелось последовать его примеру. Едва она поднимала на Рейфа подернутые поволокой глаза, как бы невзначай прикасалась к нему, он с трудом сдерживался, чтобы не увести Мегги куда-нибудь в укромный уголок, подальше от чужих глаз. Будь на ее месте другая, давно бы уже сделал это. Но он боялся оказаться смешным, в который уже раз напоминая себе, что происходящее между ними всего лишь игра.

Почувствовав, что ему необходимо успокоиться, Рейф заметил, что в их на первый взгляд беспорядочном перемещении была на самом деле система. Мегги выбирала маршрут так, чтобы они оказались поближе к высокому военному в форме полковника прусской армии.

Мужчина стоял в гордом одиночестве, прислонившись к стене. Волосы его, светлые словно лен, при свечах казались седыми. Полковника можно было назвать красивым, если бы не брезгливая гримаса на лице. Казалось, пруссак презирает здесь всех и вся. Изредка он кивал то одному, то другому, но ни с кем не вступал в непринужденную беседу.

— Это Ференбах? — тихо спросил Рейф.

— Да, — ответила она, обернувшись. Их губы почти встретились, и Мегги, вспыхнув, отшатнулась.

Словно не заметив этого неосторожного, не укладывающегося в их сценарий жеста, Рейф спросил:

— Ты его знаешь?

— В общем-то нет. Мы были представлены друг другу, но его редко можно увидеть на подобных сборищах. Сегодня он пришел только потому, что бал дается в честь маршала Блюхера.

— Полковник Ференбах? Как приятно вновь с вами встретиться! — радостно воскликнула Мегги, когда они оказались вблизи гордого военного. Протянув ему руку, она представилась:

— Я графиня Янош. Мы с вами познакомились на военном смотре русских, вы не помните?

По всей видимости, полковник не помнил об этой встрече, но руку все же вежливо поцеловал. Подняв глаза и увидев в глубоком декольте платья то, что Мегги столь умело подчеркнула нарядом, он несколько растаял. Рейф был рад: Ференбах — настоящий мужчина.

Мегги представила своего спутника, и полковник отвесил ему вежливый поклон. От льдисто-серых глаз Ференбаха повеяло холодом. Рейф невольно по-, ежился. Этот человек и в ад пойдет с высоко поднятой головой и ни перед кем не согнет спину.

Мегги посмотрела вокруг, стараясь отыскать взглядом маршала Блюхера.

— Должно быть, служить такому полевому командиру, как ваш маршал, высокая честь. Равного ему не найдешь.

— Вы правы, — ответил полковник. — Маршал Блюхер — храбрый солдат и человек чести. Уловив подходящую тему, Мегги продолжала.

— Жаль, что его роль в битве при Ватерлоо еще недостаточно оценена. При всем мастерстве Веллингтона никто не мог бы поручиться за исход, не подоспей ему на помощь маршал Блюхер.

Рейф забеспокоился, как бы Мегги, увлекшись, не перегнула палку, но опасения были напрасны: Ференбах смотрел на нее с явным одобрением.

— Вы все очень верно чувствуете, графиня. Веллингтон раньше ни разу не встречался с императором, так что вполне возможен был и другой исход: победа императора, а не поражение.

Рейф почувствовал, что его гордость и патриотические чувства задеты. Веллингтон ни разу не проигрывал сражений, битва при Ватерлоо была практически выиграна к тому моменту, как Блюхер, уже около семи вечера, появился на поле брани. Однако мудро предпочел промолчать.

Мегги между тем продолжала расточать комплименты военному гению Пруссии.

— Говорят, будто Блюхеру доложили, что ему все равно не поспеть вовремя и даже не стоит пытаться.

— И это правда, — ответил полковник, как бы снова возвращаясь к жизни, — но маршал отказался слушать эти речи. Больной, он предпринял марш-бросок и сдержал данное Веллингтону слово. Ничто — ни небеса, ни преисподняя — не могло его сдержать.

— Вы были с ним?

— Да Мне выпала эта честь. Маршал — настоящий мужчина, человек слова, — полковник запнулся, глаза его блеснули холодным огнем, — не то что эти лживые французские сволочи.

Мегги пожала плечами.

— Не стоит всех французов стричь под одну гребенку. И среди них есть люди чести.

— Неужели? Имея короля, предавшего собственный народ, бежавшего из собственной столицы и пробравшегося назад в поезде союзников? С предводителями типа перевертыша Талейрана?

Гнев полковника набирал обороты. Голос его буквально звенел от злости.

— Франция встала за корсиканца, вернувшегося с Эльбы, и заслуживает возмездия. Земли ее нужно поделить между другими нациями, народ должен получить по заслугам, само слово «Франция» надо стереть с карты Европы.

Рейф был поражен силой ненависти полковника к французам Пожалуй, он и вправду представлял опасность с его неуемным желанием стереть в порошок любого вставшего у него на пути француза.

— Ну разве человечество ничему не научилось за последние две тысячи лет? — мягко возразила Мегги. — Неужели наш удел — вечное мщение и неспособность прощать?

— Вы — женщина, — презрительно пожав плечами, сказал полковник. — Женщины в подобных вопросах не разбираются.

Решив, что он и так долго молчал, Рейф вмешался в разговор:

— Я здесь — сторона нейтральная, но и я согласен с графиней в том смысле, что вендетта — не лучший выбор. Унизить оппонента — все равно что нажить себе смертельного врага. Разумнее помочь ему подняться и тем самым сохранить его достоинство Ференбах перевел пронизывающий взгляд на Рейфа — Вы, англичане, помешались на своей спортивной чести и правилах справедливой игры, — с сожалением произнес он. — Но то, что хорошо для бокса и гольфа, не всегда подходит к войне. Французы помогли моему народу узнать, что такое грубость и варварство, и мы прекрасно запомнили преподанный урок. Были бы вы столь беспристрастны, если бы сжигали вашу землю и убивали членов вашей семьи?

Прочитав на лице пруссака сильнейшее страдание, Рейф не решился дать ему заранее подготовленный ответ.

— Хотелось бы верить, что было бы так, — тихо ответил он, — но ручаться за себя не могу.

Полковник наконец сбросил свою несносную маску, и напряжение тут же спало.

— Я рад, что вы способны сомневаться, — по-человечески тепло ответил полковник. — Судя по моему общению с другими британцами, это качество у вас — редкость.

Эту фразу можно было принять и как оскорбление, но Рейф предпочел обойтись без комментариев. Тихонько погладив руку спутницы за спиной, он жестом спросил, не пора ли ретироваться.

Однако еще до того, как троица разошлась, к ним подошла женщина. Невысокая, с хорошеньким лицом в обрамлении каштановых кудряшек, чуть полноватая, она казалась скорее чувственной, чем элегантной, однако платье из голубого атласа своим покроем выдавало в ней стопроцентную француженку.

— Элен, дорогая, ты выглядишь просто прекрасно! Как долго мы не виделись, — тепло поприветствовала подошедшую Мегги.

Бросив на полковника быстрый взгляд, Элен поцеловала Мегги в щеку.

— Я рада встрече, Магда. Только сегодня я вернулась в Париж.

Голос у женщины оказался столь же приятным, как и ее лицо. Протянув руку Рейфу и приняв положенный в таком случае поцелуй, француженка обернулась к пруссаку.

— Ас господином Ференбахом мы уже знакомы. Полковник еще сильнее напыжился.

— Да, действительно, — сказал он таким тоном, каким можно только сказать: «Что вы! Никогда!"

Чувствовалось, что между этими двумя что-то есть. «Интересно, что», — подумал Рейф.

Не успела мадам Сорель, а именно так отрекомендовала ее Мегги, вставить слово, как полковник, поспешно сославшись на то, что его ждет маршал, ретировался.

Глядя на его быстро исчезающую в толпе несгибаемую спину, Мегги не удержалась от вопроса:

— Элен, скажи на милость, что ты с ним сделала, что он несется от нас во весь опор?

Мадам Сорель повела плечом, являя глазу обольстительные окружности.

— Да так, ничего. Мы несколько раз встречались по разным поводам. Он всегда смотрит на меня так, будто я — сам Бонапарт, а потом уходит. Кто знает, что у него на уме? Да и вообще, Ференбах ненавидит все французское.

Хитро прищурившись, Мегги спросила:

— Но ведь он мужчина ничего себе, так?

— Он не мужчина, он пруссак, — отрезала Элен. После дежурного обмена репликами подруги расстались, заговорщически улыбнувшись друг другу.

Рейф заметил, с какой жадностью наблюдают за передвижениями Элен мужчины в зале. Когда она отошла достаточно, чтобы не услышать его слов, он спросил.

— Что это за история? И вообще, ты что-нибудь понимаешь?

— Трудно сказать, — задумчиво протянула Мегги, — хотя кое-какие догадки имеются. — Запнувшись на мгновение, она быстро сверкнула глазами и бросив «Подожди, я сейчас вернусь», скрылась в направлении дамской комнаты.

Провожая Мегги взглядом и невольно сравнивая ее с мадам Сорель, Рейф не мог не удивиться тому, отчего следом за его партнершей не устремилась целая толпа мужчин.

Приятные размышления были прерваны появлением Оливера Нортвуда.

— Привет, Кэндовер! А ты быстро работаешь, как я погляжу. Всего три дня в Париже, а уже сумел окрутить графиню. — Рейф заметил контраст между веселостью тона Оливера и злобным выражением его лица. — Наверное, графиня не из тех, кто долго ломается перед кавалером с деньгами.

— По всей видимости, ты с этой дамой не знаком, — ответил Рейф с холодной надменностью.

— После того как ты назвал ее имя, я навел кое-какие справки. Никто не мог сказать мне ничего вразумительного Известно лишь то, что она вдова, причем вполне респектабельная и привыкшая жить на широкую ногу. — И, многозначительно подмигнув, добавил:

— Она преуспела, заставляя других расплачиваться за свои удовольствия.

С огромной радостью Рейф заехал бы Норвуду по физиономии, но вместо этого спросил:

— И что еще ты о ней узнал?

— Говорят, она стоит того, что за нее платят, и даже больше. Однако об этом ты должен знать лучше меня, не так ли?

Развязность бывшего однокашника раздражала Рейфа сверх всякой меры. Но в словах его был резон. В конце концов, Мегги была шпионкой, а как еще можно заставить мужчину проболтаться, если не делить с ним подушку? Кроме того, надо было себя содержать, и едва ли британское правительство много платило ей, чтобы так хорошо жить. И дом, и гардероб требовали уйму денег. Ведя жизнь, как и многие красивые женщины высокого полета, привыкшие получать драгоценности в обмен на ласки, она преследовала и другие, более благовидные цели. Кто же осудит ее за этот самый простой и удобный путь?

Странно, насколько легко он поверил в то, что Мегги — шлюха. По крайней мере гораздо естественнее было видеть в ней дорогую проститутку, чем предательницу.


Сидя за туалетным столиком, Мегги слегка припудривала лицо, и вдруг за спиной услышала французскую речь с сильно выраженным английским акцентом.

— Ну как вам Кэндовер? Он щедр? Мегги изумленно обернулась к женщине, прихорашивающейся за столиком позади нее.

— Простите, что вы сказали? — спросила она как можно спокойнее.

— Это я должна просить у вас прощения за такую смелость, — в замешательстве ответила девушка, — но мне показалось… Со стороны кажется, что вы с Кэндовером ведете себя так, будто…

Молодая женщина зарделась и взмахнула рукой. Только сейчас она поняла, насколько бестактным был ее вопрос.

На смену удивлению пришло болезненное любопытство, граничащее с раздражением.

— Из вашего замечания я поняла, — едко заметила Мегги, — что вы близко знакомы с герцогом, не так ли?

Девушка кивнула. Ей, должно быть, лет двадцать пять, не такая уж девочка, но непосредственный взгляд и манеры молодили ее.

— Меня зовут Синди Нортвуд, — представилась непрошеная собеседница, — Рейф был… очень добр ко мне раньше, в самом начале нашего брака, когда я особенно нуждалась в участии.

— А теперь, надо полагать, вы счастливы в супружестве и получаете все причитающееся вам участие от мужа?

— Нет, — ответила Синди, и ореховые глаза ее потемнели, — сейчас мой брак для меня ничто, и все, что мне нужно, я получаю в другом месте.

Мегги сочувственно вздохнула. Вот они — розы и шипы ее дара располагать к себе людей. Не в первый раз с ней делились самым сокровенным практически незнакомые люди в надежде получить добрый совет или хотя бы сочувствие.

Такой талант — находка для шпиона, но стоит задаться вопросом: хочет ли она выслушивать откровения о герцоге Кэндовере из уст его бывшей любовницы? Тем не менее Мегги, решив, что так будет удобнее обеим, представилась:

— Меня зовут Магда. Я графиня Янош, хотя, наверное, вы уже в курсе.

— Конечно. Вас тут, кажется, всякий знает. Я восхищена вами. Вы с Рейфом просто блестящая пара. И он, кажется, увлечен вами всерьез, не то что другими женщинами.

Ну разве можно обижаться на столь искреннее выражение восхищения? И все же Мегги предпочла заметить:

— Вы понимаете, насколько двусмысленна ваша реплика?

Синди снова вспыхнула.

— Ах, мой противный язык! Мама моя умерла, когда я была еще маленькой, а отец учил меня выражать мысли вовсе не так, как подобает женщине. И… и моему другу майору Бреверу тоже нравится моя манера разговаривать. Он говорит, что я не навожу тень на плетень, подобно другим женщинам. Честное слово, я не хотела вас оскорбить, — прижав руку к груди, добавила Синди.

И все же Мегги была заинтригована. Рассчитывая на искренность собеседницы, она решилась спросить:

— Кэндовер имеет все, о чем мог бы мечтать человек: титул, богатство, ум, воспитание, а обаяния ему хватило бы на троих. Так почему вы думаете, что он не слишком счастлив?

— Мне казалось, будто ему всегда скучно. Такое впечатление, что его не очень интересует то, чем он занимается. Хотя, конечно, — добавила Синди грустно, — Кэндовер мог вести себя так только со мной. Я знаю, ему никогда не было интересно в моем обществе, едва ли я для него достаточно умна и воспитана. Кэндовер был со мной лишь потому, что в это время не нашел себе кого-то получше.

Мегги внимательно, но с недоверием слушала Синди. Не слишком ли много эта девочка готова рассказать первой встречной?

— Миссис Нортвуд, вы не должны рассказывать о таких вещах незнакомке.

— Нет, не должна, — согласилась Синди, — но с тех пор как я попала в Париж, я и так наделала немало глупостей, и у меня появилось странное чувство, что чем хуже я себя веду, тем лучше. — Гордо вскинув подбородок, Синди добавила:

— Графиня Янош, мне искренне жаль, если я вас обидела. Надеюсь, вы поверите мне, если я скажу, что желаю вам и герцогу Кэндоверу счастья. Я желаю всем только хорошего, всем, кроме моего мужа.

С этим Синди ушла, сохраняя достоинство. Размышляя о странном разговоре, Мегги покачала головой. Вот уж кому точно грозит опасность, так это Синди Нортвуд.

Глава 6

Рейф вполне мог бы вежливо, но непреклонно отослать прочь даже такого толстокожего осла, как Оливер Нортвуд, но отчего-то медлил с этим. Нортвуд явно питал надежду познакомиться с графиней Янош, и Рейф испытывал несколько извращенное удовольствие от предвкушения встречи Мегги с ее первым любовником, если, конечно, Нортвуд не соврал и действительно был первым.

И тут в толпе показалась Мегги. Она шла, плавно покачивая бедрами, то и дело останавливаясь, чтобы обменяться фразами со знакомыми. Беседы были лишь данью этикету, Рейф прекрасно понимал это. Но вот его партнерша остановилась в центре зала поговорить с высоким светловолосым мужчиной.

Вначале Рейф не придал этому значения, но блондин оказался знакомым: именно он представил его Мегги. Приглядевшись к ним повнимательнее, Рейф увидел, как маска вежливого безразличия спала с лица Мегги, уступив место явной заинтересованности. Поговорив, женщина двинулась дальше. Мужчина стоял к Рейфу спиной, но когда Мегги отошла, он повернулся, глядя ей вслед. Да, совершенно верно. Это Роберт Андерсон, тот самый. Люсьен просил Мегги не посвящать в свою миссию посторонних, за исключением разве что Кэстлри и Веллингтона, так почему же она так увлеченно говорила с Андерсоном?

Блондин здорово напоминал Рейфу кого-то. Кого? Хотел бы он знать… Парень вызвал у Рейфа неприязнь с первой же встречи, и сейчас, наблюдая за тем, как он посмотрел Мегги вслед, Рейф заметил, что он умный и проницательный человек.

Мегги шла к ним, приветливо улыбаясь. Не может быть, чтобы работа шпиона сделала его таким подозрительным. Возможно, ничего и не было, а он уже готов подозревать всех и вся. Неудивительно, что Мегги при первой встрече отнеслась к нему с таким недоверием. Должно быть, за годы выслеживания и подсматривания она успела позабыть, что такое нормальная жизнь.

Мегги с улыбкой взяла Рейфа под руку, таинственно заглядывая ему в глаза.

— Тебе не надоело здесь, mon cher? Здесь так скучно, а дома я могу предложить куда более приятное времяпрепровождение.

— За тобой, Магда, я готов хоть куда, — сказал Рейф, накрывая ее руку своей, — но для начала позволь представить тебе твоего обожателя. Знакомься, Оливер Нортвуд, член британской делегации, а это графиня Янош.

Мегги прекрасно владела собой. Сколь ни пристально наблюдал за ней Рейф, он заметил лишь, как она чуть поджала губы. Марго, конечно же, знала о приезда Нортвуда в Париж и, понимая, что рано или поздно они встретятся, успела подготовиться к этой встрече.

Или у нее было столько любовников, что первый уже успел позабыться? Вряд ли его, Рейфа, смогла бы тронуть встреча с одной из своих бывших возлюбленных, так почему Мегги должна отреагировать по-другому?

В самом деле, почему? Только потому, что он хотел ее видеть другой?

Нортвуд поклонился и, обворожительно улыбаясь, произнес:

— Весьма рад с вами познакомиться. Я влюбился в вас с первого взгляда.

Мегги ответила на его комплимент вежливо-холодным кивком. Только сейчас она его узнала. Когда Оливер был помоложе, он был не лишен некоторого мальчишеского обаяния, но годы не пошли ему на пользу. Сейчас же порок, изуродовав душу, оставил отпечаток на лице. Глаза его напомнили ей слизняков — такие же липкие, холодные и ленивые. Она не подала ему руку для поцелуя.

Так вот он каков, муж Синди Нортвуд. Бедная девочка! Только очень молоденькая и наивная девушка могла так ошибиться, выбрав в мужья этого субъекта.

Стараясь блеснуть остроумием, Оливер заявил, что едва ли его родной туманный остров способен произвести на свет подобных красавиц. Мегги заметила, как поморщился Рейф. Его слух резали столь тяжеловесные комплименты. Обворожительно улыбаясь, Мегги ответила:

— Вы несправедливы к англичанкам, мистер Нортвуд. Только что мне довелось повстречать прекрасный образец цветущей юности, взращенный на британской земле. Какой у нее прелестный цвет лица и какая осанка! — Сдвинув брови, будто только что сопоставила факты, Мегги воскликнула:

— Да постойте же! Ее зовут Синди Нортвуд! Ну да, Нортвуд!

Оливер сразу насупился.

— Моя жена в неплохой форме, — пробормотал он.

— Вы слишком скромны, монсеньор. — Продолжая радужно улыбаться, Мегги добавила:

— Рада была с вами познакомиться. Думаю, наши пути еще пересекутся, а пока нам пора уходить. — Улыбнувшись на прощание, Мегги, ловко маневрируя, повела Рейфа к выходу.

Уже в карете Рейф, усмехнувшись, заметил:

— Интересно было понаблюдать за твоей работой. Ты весьма преуспела, побуждая одних мужчин к разговору и пресекая попытки других пообщаться.

— Нортвуд, к сожалению, не тот, кто нам нужен. Кстати, — как бы между прочим заметила она, снимая перчатки, — его жена весьма одобрительно отозвалась о моем выборе любовника.

Рейф про себя чертыхнулся. Хотя ему всегда импонировала прямота бывшей возлюбленной, на этот раз он предпочел бы, чтобы Синди попридержала язык.

— Уверен, она сделала это с самыми лучшими намерениями.

Ей-богу, довольно с него этих Нортвудов. Решив сменить тему, Рейф спросил:

— Кстати, что тебе говорит твоя интуиция о Ференбахе?

В отсвете уличного фонаря Рейф заметил, как помрачнела Мегги.

— Ты сам видел, почему на него пало подозрение. Что ты думаешь по этому поводу?

— Верно, он ненавидит французов и, учитывая его военный опыт, может быть опасным противником. Но, — Рейф запнулся, стараясь поточнее оформить свое возражение, — полковник ничуть не скрывал своих убеждений, а для заговорщиков такая прямота нехарактерна, не так ли?

— Может быть, так, а может, и не так, — задумчиво протянула Мегги. — Возможно, ему нечего терять и его не заботит, что будет с ним после того, как он сделает свое дело.

— Ты думаешь, Ференбах — тот, кого мы ищем? Мегги молчала так долго, что Рейф решил было, что она и не собирается отвечать. Не выдержав, он с металлом в голосе произнес:

— Мегги, прошу тебя во имя нашего общего дела, не надо вести себя так, будто я для тебя не более чем меховая муфта, в которую ты прячешь добытые секретные сведения, и не надо вести себя со мной как с провинившимся мальчишкой, когда мы наедине. Нравится тебе это или нет, мы должны работать вместе, и чем откровеннее будем друг с другом, тем больше надежды на успех.

— Вы мне угрожаете, ваша честь? — спросила она с чуть заметной насмешкой. — Если я вам не буду выкладывать все начистоту, что вы со мной сделаете? Выбьете показания силой?

— У меня найдется лучший способ убеждения, — нарочито туманно ответил он.

— Если Синди Нортвуд права в своей оценке ваших возможностей, полагаю, вы собираетесь развязать бедной женщине язык с помощью поцелуев, — язвительно парировала Мегги.

— Вовсе нет, я собираюсь апеллировать к твоему чувству справедливости, ахиллесовой пяте всех британцев.

Мегги удивленно замолчала, но уже через мгновение закатилась от смеха.

— Рейф, ты понапрасну растрачиваешь свои таланты! Тебя, а не Кэстлри надо было послать на переговоры! У вашей милости просто дар убеждать оппонента!

— Мы не оппоненты, — уточнил он, — мы — партнеры.

— Должна признаться, что об этом не забыла, — ответила Мегги и, помолчав, добавила:

— Честно говоря, я не думаю, что Ференбах — тот, кто нам нужен. Он не из тех, кто действует исподволь. Такую тактику полковник счел бы позорной. Он может подойти к Талейрану и выстрелить ему в лицо, но вряд ли унизится до того, чтобы вступать с кем-то в заговор. Пусть полковник и напоминает подраненного рассерженного медведя, он не тот, кого мы ищем.

— Расскажи мне о мадам Сорель.

— Элен — вдова. У нее две дочери. Ее муж, французский офицер, погиб под Ваграмом[12]. Он оставил ей некоторую сумму, так что она может позволить себе кое-что и как вдову героя ее принимают в лучших парижских домах. Мы дружим несколько лет, и я ей вполне доверяю.

— Как ты думаешь, почему Ференбах столь живо отреагировал на ее появление?

— Думаю, причина очень проста и не имеет отношения к политике.

Рейф предпочел обойтись без комментариев.

— Если ты права насчет Ференбаха, значит, под подозрением один из французов.

— Если я права, — с горечью повторила Мегги, — но ведь никто не застрахован от ошибок.

Темнота часто побуждает к интимности, невозможной при свете дня. Повинуясь внезапному порыву, Рейф перегнулся к Мегги и взял ее руки в свои. Они были холодны как лед. Он не знал и не хотел знать, какие воспоминания так изменили ее голос. Одно было ясно: эта маленькая женщина взвалила на свои хрупкие плечи непосильную ношу.

Она сжала его руку, и пальцы ее постепенно потеплели. Впервые за то время, пока они были вместе в Париже, Рейф почувствовал, как рушится стена отчуждения. Наверное, в такую минуту лучше промолчать.

Когда карета подъехала к дому номер 17 на бульваре Капуцинов, Мегги отпустила его руку, чтобы поплотнее закутаться в шаль. Рейф помог ей выйти из экипажа. Усмехнувшись, Мегги спросила:

— Так ты видишь себя меховой муфтой?

— Да, чем-то вроде этого, — улыбнулся в ответ Рейф. — Бессмысленным украшением, служащим только в декоративных целях.

С этими словами он отвернулся и отпустил экипаж. Мегги взглянула на него исподлобья, когда он пошел к дому следом за ней. Поймав ее взгляд, Рейф сказал:

— Поскольку мы должны выдержать роль до конца, я не могу проститься с тобой у порога и уйти, это было бы странно. Я пережду у тебя некоторое время и вернусь в отель. Он недалеко отсюда, и я вполне могу дойти пешком.

Мегги восприняла его объяснения без энтузиазма, но все же согласилась с его доводами.

В гостиной Рейф налил обоим бренди. Сбросив туфли, Мегги свернулась калачиком на диване.

— Может, мне следует поинтересоваться у Синди, сколько ты должен оставаться у меня, чтобы не испортить своей репутации? Наверное, следует постелить тебе в соседней комнате, чтобы все знали, что ты остался до утра?

Рейф вышел из положения с честью, отказавшись продолжать диспут на заданную тему.

— Через час или около того я выскользну с черного хода. Боюсь, если уйду раньше, пострадает репутация нас обоих.

Отыскав взглядом искусно сделанные шахматы старинной работы, Рейф присел за доску, расставляя фигуры. Выполненные в средневековом стиле, фигурки из красного дерева величиной дюйма в три представляли собой изображения действующих лиц королевского двора того времени и не были похожи одна на другую — мастерам даже удалось передать выражение лиц.

Рейф взял в руку белую королеву: изысканную золотоволосую леди верхом на красавице кобылице, затем перевел взгляд на Мегги. Сходство было очевидным. Вот она, королева, самая сильная из фигур.

Поставив королеву на место, он поднял черного короля с противоположной стороны доски. В его черном лице было что-то от хищной птицы. Король вытаскивал клинок из ножен. Пристально посмотрев на фигуру, Рейф подумал, нет ли у короля сходства с ним самим. Короли, главные в игре, сами обладали весьма ограниченными возможностями.

Но так ли не похожа на шахматы та игра, что вели против него белая королева и стоящий рядом белый король? Но ведь они играют на одной стороне, разве нет?

Рейф поднял белого короля. Копна светлых волос, холодное, надменное лицо… Чем-то он походил на Роберта Андерсона. Да, это знак судьбы, и знак не из самых приятных.

Поставив белого короля на место, Рейф спросил:

— Увлекаешься шахматами? Помнишь, на приеме в посольстве ты обещала меня развлечь.

Мегги грациозно встала и подошла к нему. Садясь за шахматный стол, она сказала:

— Как желаешь. Надеюсь, ты оценишь мои успехи. За двенадцать лет я слегка поднаторела в игре. Бросим монетку, кому играть белыми?

Взяв в руки белую королеву, еще раз с восхищением глядя на великолепную фигурку, Рейф передал ее Мегги.

— Держи, она может быть только твоей. Игра началась. В юности Мегги играла истово и нередко выигрывала, что все же чаще победа была на стороне Рейфа, игравшего более спокойно, но и более разумно. Сейчас класс игроков сравнялся. Мегги сохранила привычку неудержимо наступать, но при этом все же успевала оценить возможности обороны.

За час соперники не касались иных тем, кроме тех, что имели прямое отношение к ходу игры, и, когда пробило одиннадцать, Мегги удивилась тому, как быстро пролетело время.

— Рискуя показаться плохой хозяйкой, я все же прошу тебя уйти, — сказала она, — партию мы можем доиграть и завтра. Не думаю, что кто-то наблюдает за домом, но на всякий случай я провожу тебя к черному ходу. Там ты можешь проскользнуть незамеченным.

Следом за Мегги Рейф прошел сквозь анфиладу комнат, восхищаясь убранством дома. В действительности особняк не был очень большим, однако благодаря мудрой архитектуре казался просторным. Каждая деталь была к месту, во всем чувствовался изыск. Совершенно очевидно, что такой дом невозможно содержать на жалованье Уайтхолла, так что Рейф естественно задался вопросом: сколько же любовников внесли свой посильный вклад в создание такого великолепия?

У двери Мегги повернулась к нему лицом, и Рейф в очередной раз поразился, какой маленькой была эта женщина: ее макушка едва доходила Рейфу до подбородка. Мегги казалась такой юной, нежной и желанной, и что-то в ее взгляде наводило на мысль о возможной близости.

Очень давно такими же глазами на него смотрела Марго Эштон. На мгновение нарушилась связь времен, земной шар закрутился назад, настоящее рухнуло, и вернулся тот далекий год, когда он любил Марго со всей бескомпромиссной страстью юности; ему страшно захотелось зарыться лицом в эти золотистые пряди, проникнуть в самые сокровенные закоулки души, быть может, те, что таили в себе секрет ее смеха, овладеть ее таким зовущим телом.

Мгновение было горьким и болезненным, возможно, он погиб бы под обломками мира, которого больше не существовало, но, к счастью, вовремя вспомнил, что теперешняя Мегги не знает о его путешествии во времени и не имеет ничего общего с Марго. И тем не менее ему стоило огромных усилий сдержаться, чтобы не заключить Мегги-Марго в объятия. Внутренний голос подсказывал, что в его интересах потянуть время, заставить ее подождать. Она хочет его, так пусть желание станет сильнее. Если он будет торопиться, то все испортит.

Пожелав Мегги спокойной ночи, Рейф заметил, как в ее глазах мелькнула тень разочарования. Не оглядываясь, он спустился вниз, прошел через внутренний двор и свернул на маленькую узкую улицу. Возвращаться в такую рань к себе ему не хотелось, поэтому Рейф решил заглянуть в «Пале-Рояль» поиграть в карты или купить на ночь женщину, но, честно говоря, подобная перспектива его не очень увлекала. Решив прогуляться, он пошел к площади Вандом.

Как ни старался Рейф отвлечься, мысленно все время возвращался к Мегги. Даже тогда, когда ей было восемнадцать, невинной она была лишь в его воображении, так что же удивительного в том, что сейчас пополнила собой армию женщин, коллекционирующих дорогие подношения за предоставляемые утехи. Тем более что во Франции в женщинах принято ценить превыше всего красоту. Едва ли справедливо было бы назвать ее куртизанкой, просто она нашла самый практичный путь сочетать свою профессию со способом зарабатывать на жизнь.

По крайней мере Мегги не просто удовлетворяла собственные потребности. Вероятно, на подбор любовников влияло не только их состояние, но и степень полезности получаемых от них сведений. В постели с Мегги мужчина мог рассказать о чем угодно, не заботясь о том, что проболтался, и никогда не вспоминая о сказанном позже.

Восьмиугольная площадь в этот час оказалась почти пустынной. В центре ее возвышалась высокая колонна, установленная по приказу Наполеона в ознаменование победы под Аустерлицем. Колонну обвивала бронзовая спираль, отлитая из тысячи двухсот пушек, захваченных Наполеоном в этой битве. Неудивительно, почему Пруссия так жаждала, чтобы эту колонну снесли.

Рейф криво усмехнулся: нелегко думать о политике, когда изнемогаешь от похоти. Придется признаться себе хоть в том, что он готов сделать Мегги своей любовницей. Пусть ему доводилось делить ложе с женщинами более красивыми, но ни одна так не задевала его за живое.

Что бы она там ни говорила, Рейф знал, что Мегги к нему неравнодушна, и сегодняшний вечер у нее в гостях дал тому подтверждение. Пора было забыть об их прошлом и относиться друг к другу так, будто они встретились только сейчас, отбросив взаимные упреки.

Вместо того чтобы вступать с ней в единоборство, он сделает ей честное предложение. Может быть, она не подпускает его к себе близко еще и потому, что не хочет лишаться доходов.

Ну что же, он человек разумный и понимает, что Мегги должна себя обеспечивать, и если до сих пор никогда не платил любовницам, для Мегги готов сделать исключение. Более того, готов быть великодушно-щедрым. Если она согласится вступить с ним в долговременные отношения, он бы обеспечил ей стабильное содержание, так, чтобы она могла обеспечить и свое будущее.

Итак, Рейф не колеблясь повернул назад, на бульвар Капуцинов. Несмотря на поздний час, он решил вернуться к ее дому. Может быть, она еще не спит и мучается так же, как и он.

Подходя к дому бывшей невесты, Рейф заметил одинокую фигуру, приближающуюся с другого конца улицы. Рейф отступил в тень…

В двух шагах от него прохожий остановился и внимательно посмотрел по сторонам. Рейф буквально вжался в стену, благодаря провидение за то, что на нем был темный костюм.

Убедившись, что остался незамеченным, мужчина подошел к дому с черного хода и постучал. Дверь открыли немедленно. На пороге стояла Мегги, хорошо видимая в свете лампы, которую держала в вытянутой руке. Она успела переодеться в цветастый халат, волосы рассыпались по плечам, прямо как у белой королевы. Визитер наклонился и поцеловал Мегги, и сердце Рейфа упало: это был Роберт Андерсон, белый король собственной персоной. Тогда, на приеме, предчувствие не обмануло Рейфа — Роберт и Мегги, очевидно, были в сговоре.

Рейф взбесился, но если бы ему задали вопрос «почему?», он едва ли смог бы ответить вразумительно. Он знал, что у Мегги есть любовники, так зачем же злиться, увидев, как она принимает одного из них? Конечно же, дело не в ревности, Рейф давно перестал ревновать женщин к соперникам, с тех пор как… как ему исполнился двадцать один год, с тех пор как Марго предала его с Нортвудом.

Рейф чертыхнулся вслух, с яростью отбрасывая эту мысль. Нет, не ревность была причиной, а переживание за успех миссии. Мегги было приказано не делиться сведениями с членами делегации, за исключением первых лиц, а она нарушила приказ Люсьена.

Дело принимало опасный оборот, еще больше усложнялось из-за новых обстоятельств, и Рейф долго бродил по ночным улицам, мучимый возникшими подозрениями.

До сих пор он склонен был считать Мегги асом шпионажа, во всем полагаясь на нее, но теперь уже не чувствовал себя столь же беспечно, хотя и поверить в умышленное предательство Мегги не мог.

Визит Андерсона, возможно, и не имел никакого отношения к делу, но Рейф предпочитал предположить худшее. Женщинам так же свойственно терять бдительность с любовниками, как и мужчинам с любовницами. Если Андерсон — шпион, он мог использовать Мегги в тех же целях, в каких она использует попавшихся на крючок мужчин.

По пути в отель Рейф разрабатывал план действий. Ясно, что он ничего не добьется, приказав Мегги прекратить встречаться с Андерсоном. Она не из тех, кто молча выполняет распоряжения. Мегги просто рассмеется ему в лицо. Сначала надо стать ее любовником, а там уже диктовать свою волю. На правах содержателя он уже может потребовать от нее разрыва с прочими любовниками, и да будет проклят тот, кто посмеет иметь на нее виды!

Раньше Рейф мог бы сказать, что хотел уложить ее в постель по причине чисто физиологического свойства, теперь у него появился крепкий козырь: став ее любовником, он наставит Мегги на путь истинный, убережет ее от предательства родины. Для выполнения такой благородной задачи все средства хороши.

Удачно получается: удовольствие идет рука об руку с долгом.

Рейф не сомневался в успехе своего предприятия: ни разу, за одним исключением, он не терпел поражения от женщины, которую очень хотел. Но Кэндовер был и достаточно опытен для того, чтобы действовать наверняка: продвигаться вперед надо весьма осторожно, не стоит вступать с ней в конфликт при сложившихся обстоятельствах. Прежде чем сделать Мегги откровенное предложение, назвав сумму содержания, следует проложить себе путь при помощи какого-нибудь дорогого подарка.

Относительно его шпионской миссии Рейф решил, что не стоит во всем полагаться на партнершу и нужно кое-что предпринять самому. Для сбора информации вполне подойдут двое из его слуг-французов, вполне заслуживающих доверия.

Перед тем как лечь спать, Рейф написал письмо своему агенту, приказывая прислать к нему этих двоих немедленно.


Роберт выглядел усталым и озабоченным, что было совсем на него не похоже. Мегги, заметив состояние друга, настояла на том, чтобы он поужинал.

Она накрыла стол на кухне, выставив то, что оставила ей кухарка: паштет, жареных цыплят и прочие яства. Наевшись, Роберт откинулся в кресле.

— Ничто так не поднимает настроение, как хорошая еда. Ты выяснила сегодня что-нибудь полезное?

Мегги описала стычку с полковником Ференбахом, сказав в заключение, что он, вероятнее всего, не может участвовать в заговоре, и предложила Роберту поделиться с ней своими выводами.

Роберт беспокойно провел рукой по волосам.

— Один из моих осведомителей донес, что некий инкогнито проводит секретное расследование для бравого парня, собравшегося свалить того, кого называют Победителем Повелителя Мира.

Мегги прикусила губу. Так прозвали парижане герцога Веллингтона после его победы под Ватерлоо. Это прозвище вполне подходило герцогу, сумевшему победить того, кто претендовал на мировое господство, хотя скромный Веллингтон и считал сие звание несколько преувеличенным.

— Значит, охота идет на Веллингтона, — мрачно констатировала Мегги. — Едва ли они могли выбрать лучший способ растревожить осиное гнездо. Так есть хоть какие-то указания на то, кто этот бравый парень?

— Известно лишь, что он француз, это подтверждает твои сегодняшние заключения, — сообщил Роберт, доедая остатки паштета. — А как идут дела с Кэндовером?

Мегги пожала плечами, убирая со стола скатерть, на которую пролилось несколько капель вина.

— Ты оказался прав насчет него, Роберт. Кэндовер — блестящее прикрытие для моей работы.

Кроме того, он проницателен, например, в отношении Ференбаха Рейф сделал те же выводы, что и я. Единственное, о чем я сожалею… — Мегги запнулась.

— О чем?

— Хотя он оказал мне помощь, сегодня же он заявил о том, что я использую его словно муфту, в которую прячу добытые секретные сведения.

Роберт прыснул, но Мегги, не разделяя его веселости, добавила серьезно:

— Сейчас он увлечен игрой в шпионов, и, хотя я не сомневаюсь в его патриотизме, не знаю, как он будет себя вести, когда это увлечение пройдет.

— Что ты хочешь этим сказать? — спросил Роберт, прищурившись.

— Он привык полагаться на себя и будет делать то, что сам сочтет нужным. Этот мужчина далеко не глуп, но неизвестно, куда заведет его любовь к лидерству.

Роберт опустил глаза.

— Полагаю, ты сможешь держать его в узде. Мегги откинулась в кресле, внезапно почувствовав себя уставшей, как никогда.

— Ты переоцениваешь мои возможности, дорогой.

— Сомневаюсь, — ответил Роберт, вставая. — Так кто будет следующей твоей мишенью?

— Хочу заняться графом Варенном. Он живет за городом, но часто посещает мероприятия, устраиваемые королевским двором, да и в театрах тоже бывает нередко. Вскоре я надеюсь свести с ним знакомство.

Мегги проводила Роберта до дверей. Поцеловавшись с ним у порога, она вдруг крепко обняла его и положила голову ему на плечо. Ей очень хотелось попросить Роберта остаться и провести с ней ночь. И дело не в том, что Мегги так недоставало тепла и удовлетворения, которое приносит близость с мужчиной. Быть может, Роберт смог бы вытеснить из ее сердца Рейфа.

Но Мегги ничего не сказала. Она не имеет права так использовать Роберта. Ведь это желание было обыкновенным капризом.

— Когда это кончится, Роберт? — грустно спросила она.

Мегги задела самые сокровенные струны его души. На миг Роберту показалось, что перед ним та девочка, которой уже давно нет. Он прижал ее к себе, по-братски нежно погладил по голове. Нет, не стоило бередить старые раны, не надо было продлевать прощание.

— Скоро, моя дорогая, скоро мы уедем домой, в Англию.

Мегги взглянула на него широко распахнутыми глазами.

— Ты тоже хочешь возвратиться в Англию?

— Почему бы и нет? — усмехнулся Роберт. — Пойду спать, пусть улягутся чувства.

С этими словами он ушел. Закрывая за ним дверь, Мегги подумала, что впервые за много лет Роберт высказал желание увидеть родину. Даже он, при его запасе жизненных сил и оптимизма, устал от бесконечной лжи и нечеловеческого напряжения.

Что же с того, что она уронила несколько слезинок, в конце концов, она всего лишь женщина.

Глава 7

На следующий день солнце после полудня раскочегарилось не на шутку, и все пришедшие в Сен-Жермен разряженные дамы предпочли прятаться в тени деревьев, так что по дорожкам Мегги и Элен гуляли почти в одиночестве и никто не мешал их беседе. Встречу назначила Элен, и тем для обсуждения хватало.

Некоторое время они запросто болтали как подруги, не видевшиеся долгое время и соскучившиеся друг по дружке. Элен недавно вернулась от матери, к которой отвезла двух своих дочерей, так что теперь ей предстояло провести в Париже несколько недель в одиночестве.

Несмотря на то что дочери Элен были вне опасности, она чувствовала в себе потребность внести посильный вклад в дело установления мира. Душок заговора витал над Парижем, город полнился тревожными слухами. Элен знала, что добытая ею информация переправляется в Британию, но любовь ее к родине была" столь велика, что она чувствовала себя выше ханжеских соображений, по которым недалекий обыватель мог бы назвать то, что она делает, изменой отчизне.

Две женщины в шелестящих муслиновых платьях прогуливались по саду и для всего мира казались обычными, привыкшими к праздности, разморенными солнцем кумушками. Убедившись, что их никто не слышит, Мегги спросила:

— Ты узнала что-нибудь особо важное? Из твоей записки я поняла, что у тебя для меня что-то есть.

— Да, — нахмурившись, согласилась Элен. — Я слышала, что готовится заговор против Кэстлри.

— Где ты это слышала? — мгновенно насторожилась Мегги.

— Брат моей горничной работает в кафе «Мазарин» в Пале-Рояле. Он слышал, как двое мужчин, хвативших лишнего и поэтому неосторожных, говорили друг с другом об этом деле.

— Он разглядел их?

— Нет, — покачав головой, ответила Элен. — Освещение там плохое, и он не видел говоривших, лишь слышал разговор, когда обслуживал соседний стол. Понял только, что один из них француз, а другой англичанин или немец. Иностранец спросил, все ли готово, а француз ответил, что в ближайшие дни Кэстлри будет не у дел.

Полученная информация никак не укладывалась в их схему. Был ли этот заговор тем самым, что она расследует, или другим, новым? Никаких концов, все равно что искать булавку в стогу сена. Мегги поделилась с подругой теми скупыми сведениями, которыми располагала сама.

— Мы словно на пороховой бочке, — заметила Элен, побледнев. — Париж наводнен войсками, малейшая искра — и война вспыхнет вновь.

— Знаю, — угрюмо согласилась Мегги, — но ведь были и другие заговоры, но всякий раз тревога оказывалась ложной, может, пронесет и сейчас. Послушай, что ты знаешь о полковнике Ференбахе?

Элен держала над головой зонтик от солнца с кружевной оборкой, и лицо ее оставалось в тени, а голосом она постаралась не выдать своих чувств. Женщины хотя и были подругами, но каждая предпочитала хранить свои секреты.

— Почти ничего. Мы несколько раз встречались в обществе, и он произвел на меня впечатление стопроцентного прусского вояки: сердитого и ненавидящего все французское.

— Прости мне мою бестактность, — несколько смущенно сказала Мегги, — но не могла бы ты мне ответить: между вами что-то есть?

— Когда он смотрит на меня, то думает о том, что ему ненавистно, — ответила Элен бесцветным голосом, — и кроме этого — ничего.

— Как ты думаешь, Ференбах вовлечен в этот заговор?

— Нет, он слишком прямолинеен для заговорщика, — ответила Элен, — не то что мой покойный супруг. Глядя на него, никто бы не догадался о тайной стороне его жизни. А у тебя есть причины подозревать полковника?

— Серьезных нет. Ференбах может натворить бед, но я согласна с твоими аргументами. И все же, если вы встретитесь и ты обнаружишь что-нибудь подозрительное, дашь мне знать?

— Конечно, — ответила Элен, присаживаясь на свободную скамейку под раскидистым каштаном. — Может, ты поделишься со мной, что это за великолепный англичанин был с тобой на приеме?

Удивительно, но Мегги вовсе не хотелось обсуждать Рейфа с подругой.

— Он богат, ему скучно, и, наконец, он в Париже. Все это и повлияло на его выбор, — ответила Мегги, смахивая со скамейки сухой лист перед тем, как присесть. — А больше мне не о чем рассказывать.

Элен скептически взглянула на подругу.

— Ну что же, раз ты так считаешь… Пора было сменить тему.

— Ты знаешь что-нибудь про Синди Нортвуд? — спросила Мегги. — Ее муж, Оливер Нортвуд, член британской делегации.

Помахав ридикюлем как веером, Элен ответила не сразу.

— Знаешь, по-моему, она непростительно беспечная особа. У нее роман с британским офицером, майором Бревером из службы охраны, и Синди нисколько не скрывает своей связи. Познакомившись с ее мужем, я поняла, почему она сбилась с пути истинного, но благоразумие все же должно быть. Почему ты о ней спрашиваешь?

— Всего лишь потому, что вчера Синди Нортвуд рассказала довольно много того, что не принято рассказывать незнакомым людям. — Мэгги нахмурилась. — Мне она показалась человеком непредсказуемым, и поэтому я подумала, что, поскольку у нее имеются связи в посольстве, ее могли вовлечь в аферу, истинные цели которой леди даже не понимает.

— Ты права, миссис Нортвуд из тех, кто не умеет хранить секреты. Она может что угодно сболтнуть, не задумываясь. Но поскольку они с мужем не в ладах, едва ли он мог ей сообщить что-то ценное.

— Верно, но мы не должны исключать любую возможность. Ты не можешь узнать побольше о других ее связях?

Элен утвердительно кивнула, и Мегги добавила:

— И еще, что ты знаешь о графе Варение?

— Опасный человек. Он вовлечен в заговор?

— Возможно. Но где бы я могла с ним встретиться как бы невзначай, а?

— Варенн — завсегдатай салона леди Кэстлри, — ответила Элен. — Смотри, будь осторожна, подружка. О нем говорят, что он подписывается кровью своих жертв.

И вдруг, несмотря на жару, Мегги похолодела и тут же поспешила убедить себя, что это не предчувствие, а только по-женски эмоциональная реакция на зловещую реплику подруги.

Если на прицеле у заговорщиков Кэстлри и Веллингтон, Варенна следовало бы исключить первым. И все же встретиться с ним не помешает. Возможно, это произойдет сегодня же вечером в театре, куда поведет ее Рейф. А может быть, позже, в посольстве, в салоне леди Кэстлри, где обычно бывают эти ультрароялисты, а среди них и Варенн.

И все же, если Варенн невиновен, откуда такое странное леденящее чувство опасности?


Вечером, когда Рейф заехал за ней, чтобы вместе отправиться в театр, Мегги вышла ему навстречу в переливающемся серебристо-сером платье. Складки кринолина отливали то синим, то зеленым. Она была так хороша, что ему было больно смотреть на нее. Рейф медленно перевел дыхание. Терпение, друг, терпение.

— Простите, что заставила вас ждать, ваша честь. Мы можем ехать?

Тон у Мегги был самый дружественный и даже интимный.

Рейф сам удивился, насколько холодно прозвучал его ответ:

— Сегодня вы выглядите особенно мило, дорогая. Мне будут завидовать все мужчины в зале.

— Я разочарована, — ответила она. — Думаю, такой джентльмен, как вы, мог бы подыскать более тонкий комплимент.

— Я сказал правду и ничего, кроме правды, графиня, — возразил Рейф, провожая ее до дверей. — Таким догадливым дамам, как вы, льстить бесполезно.

Двусмысленно улыбнувшись, Мегги парировала:

— Простите, что я недооценила вашу обходительность. Вы льстец самой высокой пробы. Женщине, столь часто слышащей комплименты по поводу ее внешности, особенно приятно услышать что-нибудь лестное о ее уме.

Вежливо улыбнувшись, Рейф помог ей войти в экипаж. Да, с этой женщиной придется пустить в ход весь арсенал орудий обольщения. Уже долго Рейф не испытывал подобного воодушевления. Он мог иметь женщин столько, сколько едва ли хотел иметь. Любых, самых красивых, самых образованных, самых знатных, и постепенно им овладела смертная скука. Поэтому чем дальше казалась заветная цель и чем труднее путь к ней, тем заманчивее вознаграждение.

Кони мирно цокали по бульвару Капуцинов, заглушая голос Мегги. Тон ее больше не был озорным и дерзким, слишком тревожную новость сообщала она своему напарнику:

— Тучи сгущаются. Мне доложили, что скоро произойдет покушение на Кэстлри.

— Вот дьявол! — воскликнул Рейф, спрашивая про себя: кто же мог быть ее осведомителем — очередной искатель приключений, разделивший с ней сегодня постель? Но отбросил эти мысли.

Когда Мегги сообщила ему, где именно были произнесены роковые слова, Рейф предложил:

— Может быть, мне стоит наведаться в «Пале-Рояль» после того, как я привезу тебя из театра?

— Не думаю, что это хорошая идея, — возразила Мегги. — Не будешь же ты спрашивать у завсегдатаев, не знают ли они двух мужчин, замышлявших прикончить министра иностранных дел Англии.

— Это верно, но ведь ребята могут быть постоянными посетителями. Возможно, если я сделаю несколько критических замечаний в адрес Кэстлри и Веллингтона, они сами заговорят со мной. Знаешь, я ведь тоже не лишен проницательности, — добавил Рейф в ответ на ее молчание.

— Верю, — откликнулась Мегги, но голос ее прозвучал как-то неуверенно. — Полагаю, ты сносно владеешь оружием? Здесь полно французских офицеров, которых хлебом не корми, дай вызвать кого-то из иностранцев на дуэль. Ты англичанин и будешь действовать на них словно красная тряпка на быка, не в такой, конечно, степени, как пруссак, но все же этого будет достаточно, чтобы вызвать раздражение французов.

— Весьма тронут заботой о моем бренном существовании.

— Не обольщайтесь, ваша честь, — колко возразила Мегги, — я всего лишь опасаюсь потерять партнера по шахматам в самом разгаре игры.

Рейф не мог бы точно определить, чего было в ее замечании больше — юмора или сарказма.

— Если тебе все же придется драться на дуэли, советую выбрать пистолет, — продолжала она, — французы — ловкие шпажисты, и иностранец едва ли сможет составить им конкуренцию.

Рейф хотел было спросить, откуда в ней такая уверенность в нем как в стрелке, но вдруг вспомнил, что когда-то давно теплым майским днем они упражнялись в стрельбе в тире его близкого друга. Должно быть, на Мегги произвело впечатление его мастерство, раз она запомнила тот день. Марго тоже стреляла блестяще. По крайней мере Рейф больше не встречал женщин, столь же хорошо стреляющих, как и мужчины. Марго здорово усвоила уроки своего отца, и меткая стрельба была только одним из них. Полковник воспитывал дочь так, словно она была сыном, и это во многом отличало ее от других женщин.

Карета остановилась у театра. Рейф заметил, как разглядывали Мегги зеваки, когда она, грациозно опираясь на его руку, сходила на землю. Поощряя мужской интерес, Мегги улыбалась направо и налево. Никто ни за что не сказал бы, что она — хладнокровная шпионка, а не представительница полусвета с горячей кровью и жарким сердцем.

Рейф проводил ее наверх, в ложу. Игра актеров была блестящей, и вскоре Рейф целиком погрузился в искрометное веселье мольеровского «Тартюфа».

Но по мере развития действия Рейф все сильнее ощущал близость Мегги. В начале второго акта он как бы случайно опустил руку на спинку кресла своей соседки и, касаясь Мегги, ощутил теплоту ее бархатной кожи.

Рейф с удовольствием отметил, что она подалась вперед, словно стараясь лучше рассмотреть происходящее на сцене. Едва ли Мольер был повинен во вспыхнувшем на ее высоких скулах румянце. Мегги — так же ощущала присутствие Рейфа, как и он ее. Герцог догадывался, что она боялась расслабиться, поскольку не доверяла себе. Отлично. Кончиками пальцев он тихонько погладил обнаженное плечо.

Мегги вздрогнула, сжав в руках веер. Интересно, как далеко можно зайти? Едва ли стоит позволять себе больше, решил он, откинувшись в кресле, при этом оставив свою руку лежать там, где она была: у нее за спиной. Мегги постепенно расслабилась, откинулась назад, задев его руку плечами.

Игра была приятной. Рейф уже решил нежно помассировать ее плечи, когда из партера вдруг донеслись крики. Встревоженный, Рейф высвободил руку — и, опираясь на перила, перегнулся вниз. Отдельные выкрики слились в глухой ропот. Рейф увидел, как мужчины толкают друг друга.

Актеры пытались перекричать все нарастающий шум, но крики «Да здравствует король!» заглушали реплики. В ответ раздавалось: «Да здравствует император!» В актера, который пытался продолжать свою роль, полетели какие-то куски, и началась заваруха.

Некоторые из участников стычки подняли вверх белые флаги — символ поддержки короля. Бонапартисты стали размахивать лиловыми знаменами, и тогда Рейф понял, что драка неизбежна. Одним из наиболее пугающих воспоминаний его юности был эпизод, когда на одной из лондонских улиц разъяренная толпа принялась дубасить друг друга чем попало, и сейчас он почувствовал, что может произойти примерно то же самое.

Роялисты числом превышали бонапартистов, несколько лиловых знамен были вырваны из рук, храбрый парень из стана приверженцев императора упал, сбитый с ног разъяренными соперниками. На него посыпался град ударов и пинков. Одна из женщин завизжала от страха, но голос ее заглушили выкрики: «Виват король! Виват король!» Дружное скандирование гремело под потолком, казалось, вот-вот рухнут стены.

Мегги молча наблюдала за происходящим. Она казалась совершенно бесстрастной, поджатые губы выдавали лишь сожаление. Глядя на ее точеный профиль в обрамлении золотых волос, Кэндовер вдруг испытал нечто, похожее на галлюцинацию. Рейф вдруг увидел, как толпа грубых мужланов окружила ее, повалила на пол… Видение было настолько явственным, что Рейф не на шутку испугался за нее, тревога заслонила реально происходящее в театре. Он явственно видел, как отчаянно Мегги сопротивляется, кусаясь, пиная ногами наступавших, но их было слишком много, и вскоре она пропала под терзающими ее руками оголтелых негодяев.

Потрясенный, Рейф схватил спутницу за руку и потащил из ложи, не дожидаясь, пока пламя борьбы охватит весь театр.

— Пошли отсюда, — приказал он, толкая Мегги к двери из ложи. Рейф буквально пронес ее по коридору к выходу.

Из других лож тоже стали выходить люди, но Рейф оказался быстрее. Первыми они добежали до одной из лестниц запасного выхода. Уже внизу дорогу им преградили два хулигана, бегущие наверх. Увидев Мегги, мужчины остановились. Глаза их глумливо заблестели.

Не дожидаясь, пока на них нападут, Рейф ударил первым. Получив сильный удар в живот, тот, кто был ближе к нему, согнулся пополам, спрятавшись за своим товарищем, тут же получившим следующий удар.

Схватив Мегги за руку, Рейф потянул ее за собой, мимо корчившихся от боли негодяев, и она, подхватив юбки, полетела вперед, крепко вцепившись в спутника.

Лестница привела их в пустынный вестибюль. Поскольку звуки потасовки раздавались с левой стороны, они повернули направо, к запасному выходу.

Народ — и аристократы, и люди попроще — опрометью бросился из театра. Один мужчина побежал по улице, призывая на помощь полицию. К счастью, экипаж Рейфа ждал неподалеку. Буквально затолкнув туда Мегги, он дал сигнал к отправлению, и уже через пару минут они были на безопасном расстоянии от театра. Шурша юбками, Мегги забилась в угол, сердце Рейфа учащенно билось. Он все никак не мог отойти от волнения за свою партнершу. Словно в надежде получить подтверждение, что с ней все в порядке, Рейф перегнулся через сиденье и обнял ее.

Мегги как-то странно поежилась. Повернула к нему лицо. Их губы встретились, и поцелуй нежности стремительно превратился в фонтан страсти. Спрятав руки под его камзолом, она судорожно сжала ему спину так, что ногти вонзились в кожу.

Уже теряя рассудок, Рейф скорее почувствовал, чем понял, что пережитая опасность высвободила до сих пор сдерживаемые ею эмоции, вызвав к жизни нечто темное, непонятное, идущее из, самых глубин подсознания, и это нечто, передавшись ему, доводило его почти до сумасшествия. Они потонули в глубоком, обитом бархатом сиденье. Странный восточный запах Мегги щекотал ноздри, дурманил. Уткнувшись лицом в теплый изгиб ее шеи, Рейф целовал бешено бьющуюся жилку. Мегги дышала сбивчиво, с шумом втягивая воздух.

Рейф, целуя любимую, повторял восточный контур ее скул, поднимался выше, к мочкам ушей, таких чувственных и чувствительных. Лаская розовую мякоть, он чуть прижимал мочку ее уха зубами, ощущая, как она вся напрягается под его поцелуями, слыша стон, стон желания. Не в силах сдерживаться, Мегги откинула голову назад и развела ноги так, что его колено проскользнуло в теплоту промежности. Тела переплелись в жажде близости, невозможной в столь стесненных условиях. И снова рты их встретились, и вновь дыхание обоих слилось в жадный горячий хрип. Мегги изо всех сил прижалась мягкой полной грудью к его груди, а он, скользнув по тонкой талии, крепко сжал округлые бедра.

Экипаж тряхнуло на ухабе, и они едва не упали на пол. Рейф приподнялся, плечом опираясь о боковую панель, а ногой — в основание противоположного сиденья. Мегги прижалась к нему еще теснее, их бедра соприкоснулись. Рейф гладил ее ноги, не замечая того, что парчовая юбка поднялась куда выше колена. Он слышал, как под его рукой шелестит тонкий шелк ее чулка. Если бы он хоть немного владел собой, то не стал бы торопиться. Но сейчас, достигнув того места, где мягкая теплая плоть ничем не была прикрыта, Рейф жадно сжал ее ногу повыше чулка с внутренней стороны.

Мегги вдохнула поглубже, но тут же отстранилась от него, приказав:

— Довольно!

Взглянув в ее глаза, Рейф опустил руки. В отблеске уличных фонарей он увидел, что если желание еще и теплится в ней, то безумие исчезло.

И с ним произошло то же самое. Страсть бродила в его крови, видит Бог, как она играла, но безумство кончилось. Рейф сам поразился тому, насколько близко подошел к черте, когда человек уже не властен над собой.

Он отступил, хотя тело страстно стремилось завершить то, что было начато. Нет, не надо принуждать ее. Рейф осторожно пересел на противоположное сиденье. Мускулы его вибрировали от напряжения.

Мегги резко выпрямилась, поспешив поправить юбку.

— Что это было? — спросила она нетвердым голосом, смягчившим пошлость вопроса.

— Чувство опасности часто провоцирует инстинкт, празднующий жизнь, — философски заметил Рейф, стараясь говорить таким тоном, будто и не они всего минуту назад оказались на самом краю пропасти. Он был рад тому, что темнота скрывает весьма красноречивое свидетельство его возбуждения.

— Не такой уж большой была опасность, — между прочим заметила Мегги, покончив со своим нарядом и принимаясь приводить в порядок прическу. — Такие сцены здесь не редкость. Роялисты стараются приучить всех прочих французов к мысли, что теперь они на коне. Это называется «Белым террором». Если бы мы остались в ложе и выбросили белые платки, то были бы в безопасности.

— Я восхищен твоей выдержкой, но, позволь заметить, во время свары никто не может быть уверен в собственной безопасности, — сухо сказал Рейф.

Ужасное видение, посетившее его во время спектакля, вновь предстало перед его внутренним взором, и он поежился. Если бы она была одна, едва ли белый платок явился бы достаточным средством защиты от молодцов вроде тех, на лестнице.

— Поскольку в тебе, как я вижу, храбрости больше, чем здравого смысла, позволь мне позаботиться о твоей безопасности, по крайней мере до тех пор, пока не найдем заговорщиков.

Мегги вытащила шпильку и приколола выбившийся локон.

— Жаль, что не удалось досмотреть спектакль до конца. Хорошо, что я видела «Тартюфа» раньше, однако нет худа без добра: сейчас вполне не поздно заехать к леди Кэстлри.

Рейфу хотелось смеяться над тем, с каким доходящим до абсурда старанием они пытались проигнорировать яростную вспышку страсти, только что едва не спалившую обоих.

— Уж слишком ты деловая, а где же девичьи мечты?

— Твоя шутка неуместна уже потому, что я далеко не девушка, — резко ответила Мегги и, переведя дыхание, уже совсем другим тоном продолжила:

— Я слышала, что граф Варенн часто посещает вечера леди Кэстлри. Маловероятно, чтобы в заговоре был замешан ультрароялист, но все же не мешает с ним встретиться. — И, задумавшись на мгновение, добавила:

— Мне сказали, что он человек крайне опасный.

— Я уже предупрежден. Это он может вызвать меня на дуэль?

— Не думаю. Он из тех, кто засаживает нож в спину.

— Какой очаровательный молодой человек. Напомни, чтобы я прислонился к чему-нибудь прочному, когда буду с ним общаться.

По мере того как Рейф обретал потерянный было самоконтроль, неловкость его уступала место куда более приятному чувству. Что же, можно поздравить себя с первым успехом. Дела продвигаются. Мегги все ближе и ближе к тому, чтобы ответить на его чувство, и, рано или поздно, он заставит ее отказаться от всех остальных любовников.

Довольный, Рейф вольготно вытянул ноги; насколько позволяли размеры экипажа.

— Ну что же, веди меня к этой леди Кэстлри. Надеюсь, она угостит хорошим ужином. Ничто так не поднимает мужского аппетита, как добрая потасовка.

Глава 8

Хорошо, что на руках Мегги были перчатки, иначе Рейф заметил бы, как судорожно сжимаются ее кулаки, впиваясь ногтями в ладони. Она хотела скрыть поглощающий страх, испытанный ею в театре. Мегги сама себе удивлялась, как удалось выдержать спокойный тон, когда внутри все дрожало.

Пережитый эпизод вызвал к жизни худшие из ночных кошмаров. Страх настолько парализовал ее, что она даже пошевельнуться не могла, заставив Рейфа в прямом смысле выволакивать ее из театра. В действительности повода для беспокойства почти не было: Мегги на всякий случай носила в ридикюле два платочка — белый и лиловый, чтобы использовать их по обстановке. Но на этот раз она не слышала голоса разума.

Мегги считала, что должна была остаться в театре наперекор страху, и, может быть, так удалось бы перебороть его, но все же хорошо, что рядом оказался Рейф, взявший на себя заботу о ней. В большинстве случаев Мегги была вполне уверена, что в состоянии дать отпор любому самцу, стремящемуся овладеть ею против ее желания, но только не в этот раз… Только не перед лицом яростной, обезумевшей толпы.

Приятно было чувствовать его сильную руку, видеть, как смел он с лестницы тех двоих хулиганов. Легко и непринужденно, так умеет только он, герцог Кэндовер: не помяв прекрасно сидящий костюм, не замечая бушующей толпы, просто отодвинул их со своей дороги, словно тележку, запряженную мулом, загородившую дорогу его экипажу.

Мегги восхищала невозмутимость Рейфа. И она могла вести себя подобающе, но только не перед лицом озверелой толпы, столь живо напомнившей ей сцену смерти отца и все то, что так круто изменило ее жизнь, отрезав пути к прежней Марго.

Мегги старалась не думать об их страстных объятиях, хотя даже сейчас тело дрожало от возбуждения. Влечение, всегда испытываемое ею к Рейфу, вместе со страхом породило взрывоопасную смесь, желание, которое было выше ее самой. Он ответил ей с той же неуемной жаждой, но смотрел на нее так, будто она была для него совсем чужой, незнакомой. Господи, что он о ней думает?!

Мегги холодно улыбнулась. К чему эти переживания? Она пала в его глазах настолько низко, что едва ли он изменит свое мнение о ней после того, как она повела себя словно шлюха. Хорошо, что все произошло в тесном экипаже, а то кто знает, чем бы это закончилось.

Закончилось бы только непоправимым несчастьем.

К тому времени как экипаж доставил их к британскому посольству, руки Мегги почти перестали трястись. Она полностью овладела собой и, с улыбкой приняв его руку, выходя из экипажа, бросила на своем венгерско-французском:

— Вечера леди Кэстлри просто восхитительны! Какие милые беседы! Какое изысканное общество! Здесь можно встретить все сливки Парижа!

Леди Кэстлри тепло поприветствовала их уже в прихожей. Эмилия Стюарт не блистала ни красотой, ни остроумием, зато была доброй женщиной, так же располагала к себе, как и ее муж. И они очень любили друг друга.

— Добрый вечер, Кэндовер, приятно тебя видеть, — сказала она, протягивая герцогу руку. — Надеюсь, Магда скрасила твое пребывание в Париже?

Рейф почтительно склонился над рукой хозяйки салона.

— Конечно, Магда сделала мое пребывание в Париже сказочно приятным. Ей даже удалось специально для меня отыскать потасовку, так что сейчас я полностью в курсе всех событий.

— Это нечестно, — запальчиво заявила Мегги, — вы сами пригласили меня в театр, сами выбирали постановку. Я думаю, уж не вы ли все это устроили, чтобы меня попугать?

— Увы, не надо быть слишком проницательным, чтобы заметить беспорядки, — невесело усмехнувшись, констатировала леди Кэстлри. — По вечерам драки то и дело вспыхивают и в садах Тюильри, почти каждый день происходят дуэли между французскими военными и представителями коалиции. Во всех четырех театрах, где у нас есть ложи, бывают беспорядки, а это, как известно, самые респектабельные сцены Парижа.

Прибыли новые гости, требуя к себе внимания хозяйки.

— Прошу меня извинить, думаю, у нас будет время поговорить позже, — сказала леди Кэстлри. — Вы хотели бы встретиться с кем-то конкретным? Я помогу вам, у нас, знаете ли, сегодня очень много народу.

— Скажите, граф Варенн здесь? — спросила Мегги.

Леди Кэстлри чуть нахмурилась, но все тем же любезным тоном сказала:

— Вам повезло. Он подъехал пару минут назад. Вон тот, в дальнем углу, разговаривает с русским военным.

Кивнув в сторону графа, Эмилия вернулась к своим обязанностям хозяйки.

Роскошная приемная была полна. Слышалась речь на нескольких языках, но доминировал французский. А какие люди! Стоя рядом, беседовали лорд Кэстлри и английский посол, сэр Чарльз Стюарт, принц Гарденберг, министр иностранных дел Пруссии и сам австрийский император Франц I.

Сейчас переговоры находились в критической стадии, и ключевые фигуры не теряли времени даром, используя любую возможность для достижения соглашения. Предложение о дислокации оккупационных армий, выдвинутое министром иностранных дел Англии Кэстлри и согласованное с Веллингтоном, постепенно стало обретать поддержку среди союзников.

Мегги задержала взгляд на Кэстлри. Этот высокий красивый мужчина, столь сдержанный при людях, в частной жизни слыл великодушным и скромным человеком. Министр иностранных дел был известен своей неподкупностью и принципиальностью, и гибель его была бы невосполнимой потерей для всех.

Упрямо сжав кулаки, Мегги решила, что ни за что не допустит страшной развязки, сделав все возможное, чтобы предупредить ее. Взглянув на своего спутника, она увидела, что и он смотрит на Кэстлри с теми же, видимо, мыслями. Партнеры обменялись понимающими взглядами.

На приеме присутствовало много британцев, и всех их Кэндовер знал лично, так что ни для Мегги, ни для Рейфа не составляло большого труда собрать информацию из отдельных дружеских реплик. Постепенно они подходили к главному лицу, из-за которого и был предпринят визит, — графу Варенну. Мегги пристально вгляделась в лицо графа. Первое впечатление от этого уже немолодого, за сорок пять, человека можно считать приятным: граф был крепок, хорош собой, легко и элегантно двигался и был, судя по всему, человеком властным.

Мысленно Мегги сопоставила увиденное с тем, что уже знала о графе. Последний отпрыск древнего рода, он был вовлечен в борьбу за усиление королевского влияния в стране еще со времен революции. Годы борьбы отточили его ум, сделали изворотливым и опасным, умудренным опытом тайных планов и заговоров.

Последние десять лет он служил губернатором в одной из русских провинций, присягнув на верность российскому царю. Поражение Наполеона позволило ему вернуться на родину, и сейчас основной его заботой было возвратить своим владениям под Парижем, пришедшим в запустение, прежний респектабельный вид. Поскольку Варенн был известен как крайний роялист, во вновь формируемом правительстве он мог рассчитывать на высокий пост.

Вплотную приблизившись к интересующей их группе, Мегги с удовольствием отметила, что тот русский, с кем разговаривал граф, оказался князем Орковым[13], которого она несколько раз встречала раньше и с кем была знакома лично. Прекрасно, значит, можно присоединиться к беседе. Взяв Рейфа под локоток, Мегги подвела его к беседующим.

— Князь Орков, — защебетала она, — сколь приятно снова вас встретить! Последний раз мы, кажется, виделись у баронессы Крюденер[14]?

Князь весь засветился от удовольствия, по всей видимости, чары венгерки не оставили его равнодушным.

— Давно же это было, графиня, — выразительно произнес он, целуя протянутую руку.

Как и положено в таких случаях, незнакомцы были представлены, но светская улыбка сползла с губ Мегги, когда она встретилась глазами с Варенном: таким могильным холодом веяло от его взгляда. Мегги была обескуражена столь прохладным приемом, обычно взгляды мужчин, наоборот, теплели в ее присутствии. Впрочем, чепуха, хотя это холодно-оценочное выражение глаз, словно у покупателя, прикидывающего истинную ценность предполагаемого приобретения, шокировало своей циничностью.

Мегги была ошарашена. Она поняла бы любые бурные проявления чувств, даже такие, какие продемонстрировал ей Рейф в тот далекий июньский день, но графу, казалось, было чуждо все человеческое.

Не зная, о чем можно разговаривать с таким человеком, Мегги все же вымучила улыбку.

— Я слышала о вас, монсеньор де Комте. Должно быть, очень приятно возвратиться в родную страну и к своим владениям после стольких лет отсутствия.

Граф помедлил с ответом, при этом его черные глаза, еще больше помрачнели. Наконец свистящим шепотом он произнес:

— «Приятно» — слишком сильное слово, скорее я удовлетворен.

Мегги понимающе кивнула.

— Да. Франция заметно изменилась за эти годы, и не во всем к лучшему, но теперь у вас и у ваших друзей роялистов появился шанс восстановить то, что было разрушено.

Граф криво усмехнулся.

— Едва ли мы преуспеем в этом, — сказал он. — Слишком многое изменилось за последние двадцать шесть лет. Бездумный идеализм радикалов привел страну на грань катастрофы. Чего стоят эти выскочки-буржуа с их претензией на аристократизм, когда истинное благородство растоптано. Да и сам король — всего лишь блеклая тень его великих предков. Кто, глядя на Луи Восемнадцатого, может назвать его «Королем-Солнцем»?

В голосе его, тихом и вкрадчивом, явственно чувствовалось высокомерие. Неужели Мегги только показалось, что она расслышала в нем еще и угрозу?

— Для члена правящей партии вы слишком пессимистичны, — заметила она — Неужели все на самом деле так безнадежно?

— Положение трудное, графиня, но не безнадежное. Мы долго ждали реванша и теперь своего не упустим. — Окинув Мегги снисходительным взглядом, граф добавил:

— Простите, я должен вас покинуть Рейф и князь Орков оживленно обсуждали стати лошадей, эта тема всегда пользовалась особой популярностью у мужского населения. После ухода графа де Комте Мегги присоединилась к мужчинам. Рейф сообщил ей, что русский князь приглашает их послезавтра на бал.

— Мы пойдем? — спросил он.

Решив, что на балу могут быть и нужные им люди, Мегги охотно согласилась, любезно добавив, что наслышана о знаменитом русском гостеприимстве.

Князь взял ее за руку и взглянул в глаза так, что только слепая не поняла бы, как жаждет он увидеть ее на балу, причем желательно одну, без спутника.

— Вы будете самым восхитительным украшением праздника, графиня, — томно сказал русский.

Несколько принужденно Мегги высвободила руку, давая понять Рейфу, что пора им переместиться в другое место. Поболтав то с одним, то с другим, чтобы не оставлять впечатления, что после общения с Варенном у них пропал интерес к приему, Рейф и Мегги покинули посольство.

Оставшись одни, они получили наконец возможность обменяться впечатлениями о французе.

— Что ты о нем думаешь? — первым спросил Рейф.

— Я рада, что выбор жертв исключает графа из числа подозреваемых. Мне он показался хитрым и коварным. Молва не лжет.

Мегги невольно поежилась, вспоминая холодный и липкий взгляд Варенна.

— А кто будет на балу у Оркова? — спросила, в свою очередь, Мегги.

— Генерал Росси, наш главный подозреваемый из стана бонапартистов, — с ленивой улыбкой ответил Рейф. — Надень свое зеленое платье, если только не боишься уронить репутацию, появившись в обществе дважды в одном и том же наряде.

— Думаю, моя репутация не пострадает, — колко ответила Мегги. — В конце концов, я всего лишь бедная вдова. Народ простит.

На этот раз Рейф не стал отпускать карету, провожая графиню в дом. Опасаясь, что Кэндовер захочет продолжить то, что началось между ними по пути в посольство, Мегги торопливо подошла к шахматному столику, предлагая продолжить игру. Весь Париж поднял бы их на смех, если бы стало известно, что сладкая парочка развлекается по ночам игрой в шахматы, предпочитая это занятие всем прочим. Мегги и сама верила в сие с трудом.

Игра шла медленно, то один, то другой игрок надолго погружался в глубокие раздумья, и закончилась матом. Мегги подумала, что концовка весьма символична, как и история их отношений.

После окончания игры Рейф встал, объявив, что намерен ехать в «Пале-Рояль», чтобы там отыскать загадочных заговорщиков.

— Говоришь, разговор был подслушан в кафе «Мазарин»? — уточнил он.

Кивнув, Мегги проводила Кэндовера к выходу. Высокий, сильный, казавшийся просто громадиной рядом с ней, Рейф был бы, наверное, оскорблен, усомнись она хоть на йоту в его возможностях, и все же Мегги с трудом противостояла почти нелепому желанию попросить его об осторожности.

Оказывается, Рейф угадал ее мысли.

— Не переживай, не полезу я в драку, — сказал он, усмехнувшись, и, бережно взяв ее за руку, поцеловал кисть, но не так, как того требует вежливость, а с чувством.

После ухода Кэндовера Мегги инстинктивно сжала ладонь в кулак, словно боялась растерять частицы его нежности. Эта ласка была, казалось, той последней каплей, что могла переполнить сосуд желания, возникшего у нее еще там, в экипаже.

"Вспомни, — жестко приказала себе Мегги, — сколько женщин перебывало в его объятиях. Невелика честь пополнить собой этот длинный-длинный список жертв обаяния герцога».

Однако уговоры не помогали. Мегги попробовала посмеяться над собой, но чувство юмора, так выручавшее ее в самые трудные минуты, в отношениях с Рейфом оказывалось бессильным. Едва сдерживая слезы, Мегги отправилась наверх, в спальню.


"Пале-Рояль» имел богатое и бурное прошлое. Часть здания была выстроена кардиналом Ришелье, в нем жили разнообразные родственники короля. Незадолго до революции де Шартрез значительно расширил территорию, обнес сад постройками, нижние этажи которых использовались как магазины, верхние — как жилье.

Сейчас дворцовый ансамбль мог бы служить наглядным примером упадка французской нации, превратившись в настоящее вместилище порока. Единственное хорошо освещенное место в Париже, оно собирало вокруг себя подонков всех мастей и национальностей.

Женщины, которых можно было там встретить, не относились к числу порядочных дам и даже дам полусвета. Сейчас одна из ночных бабочек, увидев богатый экипаж, поспешила к нему. Рейф невольно задался вопросом, что удерживает на теле ее наряд, настолько глубоким было декольте. Хорошо еще, что ночь выдалась теплая, в противном случае леди рисковала подхватить воспаление легких.

Женщина уже довольно поднаторела в своем ремесле, чтобы на глазок определять и национальность, и доход потенциального клиента.

— Английский милорд приехал получить удовольствие? — спросила она грубоватым голосом с провинциальным акцентом. Толстый слой пудры не мог скрыть морщин на ее лице.

Рейф ничем не выдал своего пренебрежения. Пусть она и была убогим некрасивым созданием и могла наградить триппером смельчака, решившего угоститься ею, и тем не менее эта женщина не хуже и не лучше полусотни других, бродивших в садах и ждущих под арками. По большей части проститутки мало чем отличались от дам высшего общества, разве что ценой, более низкой и оттого более честной.

— Я чувствую запах удачи. Надеюсь сегодня сорвать банк, — обходительно ответил Рейф.

— Тогда вам сюда, — махнула проститутка в сторону кафе «Мазарин» и добавила:

— Может быть, потом вам понадобится компаньонка, чтобы отпраздновать успех?

— Возможно, — неопределенно ответил Рейф. Пробившись сквозь толпу офицеров коалиционной армии, Рейф вскоре заметил нужную вывеску. В цокольном этаже располагался ювелирный магазин, открытый в столь поздний час. Скорее всего владелец надеялся, что удачливый игрок захочет купить какую-нибудь побрякушку, чтобы похвастать перед своей дамой.

Рядом со входом в магазин находился другой вход. Сумрачная лестница вела наверх, в кафе. Аляповато одетая женщина за стойкой зорко выглядывала новых клиентов. Неизвестно, что же она увидела в Рейфе особенного, но с ним решила поздороваться лично.

— Добрый вечер, милорд. Вы здесь поужинать или поиграть, а может, предпочтете подняться в номера?

В номерах можно было взять проститутку получше тех, что ловили клиентов на улице. Здесь вы застрахованы от того, что дама, с которой проведешь ночь, не наградит тебя триппером и не украдет кошелек.

— Мне сказали, здесь играют по-крупному, мадам. Может, после игры я захочу и поужинать.

Женщина кивнула и проводила его из обеденного зала в казино. Там все было так же, как и в других заведениях подобного рода. В одном углу — карточный стол, в другом — рулетка. За несколькими другими столами поменьше играли в фарсо и в вист. Мастера вовсю обыгрывали невинных голубков, решившихся поразвлечься. Прокуренный воздух, казалось, дрожал от напряжения, которое обычно возникает при крупной игре. Негромкий ропот перекрывался стуком костей и тихим шелестом карт, бросаемых на зеленое сукно. В общем, все то же, что происходит в подобных местах, никогда не казавшихся Рейфу привлекательными.

Однако он явился сюда не за удовольствиями, а за информацией, так что, хотелось ему того или нет, пару часов все равно пришлось провести за различными игральными столами. Из всех предлагаемых заведением игр Рейф уважал только вист, поскольку удачу в этой игре определял не столько случай, сколько мастерство. За игрой в кости, картами и рулеткой он обменивался дежурными фразами с другими игроками, предпочитая больше слушать, чем говорить.

И неудивительно: в основном разговоры сводились к политике. Однако здесь говорили то же самое, что и повсюду в городе. Хотя контингент был смешанным: французов и иностранцев поровну, если кто и придерживался крайних взглядов, то свое мнение предпочитал держать при себе.

Когда время уже далеко перевалило за полночь, Рейф решил было пойти подышать свежим воздухом, но тут его внимание привлек худой темноволосый мужчина за дальним столом. Парень довольно много выиграл, но удача неожиданно отвернулась от него, и все его деньги пропали. Достав последние, он положил на красное стопку банкнот. Лицо его, обезображенное красным шрамом через всю щеку, выражало последнюю решимость.

Все стихло. Внимание игроков приковала готовая разыграться драма. Рейф находился слишком далеко, чтобы увидеть расклад, но по облегченному вздоху человека со шрамом понял, что тот выиграл.

Этот эпизод так и остался бы совершенно незначительным моментом, если бы сидящий рядом с Рейфом француз не заметил:

— Похоже, Лемерсье опять при деньгах. Этому проходимцу всегда везет. Наверное, он в сговоре с самим дьяволом.

Фамилия показалась Рейфу знакомой. Порывшись в памяти, он припомнил, что она значилась в списке подозреваемых, хотя и не в первых рядах. Если он правильно запомнил, этот Лемерсье был офицером армии Наполеона, бонапартистом. Рейф взглянул на парня повнимательнее. Теперь, когда тот встал из-за стола, хорошо были видны знаки отличия. Да, капитан Генри Лемерсье.

— Позвольте угостить вас, чтобы отпраздновать победу, — предложил Рейф капитану. — Вы, кажется, сорвали банк.

— Позволяю, — насмешливо откликнулся везунчик, — сам-то небось проиграл, а?

Хозяйка принесла им бутылку плохого портвейна на столик в соседнем зале. Так Рейф сумел выяснить сразу две вещи: первое — незнакомец действительно был Генри Лемерсье, второе — портвейн далеко не единственный напиток, выпитый им за вечер.

По мере того как бутылка пустела, Кэндовер узнавал, что капитан терпеть не мог всех немцев, русских и англичан, за исключением его компаньона, и что он огонь, а не парень. Несчетное число раз Лемерсье похвалялся своими железными нервами, отмечая, что именно это качество помогает ему устоять за карточным столом тогда, когда другие теряют веру в успех и уходят ни с чем.

Беседа была бы совсем беспросветной, если бы не мелкая толика полезной информации: Лемерсье, как выяснилось, был завсегдатаем заведения («По крайней мере здесь обычно чисто играют, мой английский друг»).

Лемерсье чем-то напоминал хорька: те же суетливые жесты, тот же бегающий взгляд. Если догадка Рейфа была верна, парень относился к породе «запойных» игроков, а такой ради денег пойдет на все. Даже из собственных политических взглядов капитан мог бы извлекать вполне материальную выгоду. Вполне возможно, что он был одним из участников разговора, про который стало известно Мегги. Если так, то с каким иностранцем говорил француз?

Послушав болтовню нового знакомого еще с полчаса, Рейф пришел к выводу, что едва ли узнает больше. Может быть, имеет смысл встретиться с ним еще раз, но тогда придется прийти в казино пораньше, пока парень будет в состоянии соображать. Пьяный он был ему неинтересен.

Расплатившись с хозяйкой за портвейн, Рейф еще раз обвел взглядом зал. Какой-то блондин присел за столик напротив Лемерсье. Несмотря на полумрак и табачный дым, Рейф успел заметить, что новый посетитель одет не так, как одеваются французы. Вглядевшись попристальнее, Рейф узнал знакомца капитана. Им оказался Роберт Андерсон. Тот самый вездесущий чинуша из британской делегации. Любовник Мегги Эштон.


Англичанин нервничал, хотя уже однажды проделывал тот же путь с завязанными глазами. Как и в прошлый раз, вручив короткое предписание явиться без объяснения причин, стражники, не тратя попусту слов, усадили его в экипаж и, покружив по Парижу, доставили к боссу. Сегодня Ле Серпент позволил Англичанину снять повязку с глаз в своем присутствии.

Англичанин похолодел от страха, памятуя о предыдущем предупреждении, и уже начал было прощаться с жизнью, но короткий хриплый смешок отчасти рассеял его опасения.

— Не волнуйся, mon Anglais, ты меня не узнаешь. Тебе понадобится зрение для того, чтобы взять в толк, что предстоит сделать.

В темной комнате, освещаемой лишь огарком свечи, стояли стол и два стула, на одном из которых сидел Ле Серпент в маске, закутанный в широкий плащ, так умело скрывавший контуры тела, что угадать рост, а тем более комплекцию было невозможно. Обойдясь без вступления, он протянул Англичанину план расположения комнат в британском посольстве.

— Нарисуй мне новый. После того как зданием владела принцесса Боргесская, делались кое-какие перестройки. Особенно меня интересует, где сейчас расположена конюшня Кэстлри. И еще, опиши мне его лошадей, не упуская ни одной подробности. Меня интересует и внешний вид, и темперамент.

— Так вы что-то замышляете против Кэстлри? — не веря своим ушам протянул Англичанин. — Если с ним что-нибудь случится, головы полетят направо и налево. Он лучший друг Веллингтона, поднимут на уши весь штат посольства, но заговорщика найдут.

Действительно, малейшая неосторожность, и подозрение падет на него. Предстояло проявить чертовскую аккуратность при сборе сведений.

И снова Ле Серпент прочел его мысли, едко заметив:

— Можешь не беспокоиться за свою поганую шею. То, что произойдет с Кэстлри, будет выглядеть как случайность. Скоро и сам герцог окажется там, откуда он вряд ли сможет до тебя дотянуться.

Быстро набрасывая план конюшни, Англичанин стремительно соображал: из слов своего хозяина он понял, что покушение готовится на обоих, и на Кэстлри, и на Веллингтона, а это уже наводило на размышления. На Веллингтона покушались и раньше, но скорее всего Ле Серпент к этому отношения не имел. Сколько же можно выудить за эту информацию — вот в чем вопрос.

Ле Серпент интересовался распорядком дня в конюшне, потребовал выяснить все до мельчайших подробностей. Обсудив это, Ле Серпент стал выяснять распорядок дня хозяев тех самых лошадей.

Англичанин раздраженно заметил:

— Вы должны знать, что герцог не любит больших компаний, он даже не живет в посольстве. Как, по-вашему, я узнаю о его перемещениях?

— Я прекрасно знаю, где он живет, — ответил Ле Серпент. — Тем не менее он часто бывает в посольстве, и если у вас есть хоть крупица мозгов, вы все узнаете. В течение сорока восьми часов доставьте мне сообщение.

— А если я скажу, что не хочу больше на вас работать?

И время, и место для отступления было выбрано крайне неудачно, но Англичанин слишком устал и измучился, чтобы что-то соображать.

— Тогда вас уничтожат, — по-змеиному прошипел Ле Серпент. — Учти, mon Anglais, я могу приказать убить тебя, а могу и дать знать Кэстлри о твоей двойной игре, тогда ты будешь казнен своими же. Причем публично, на глазах родственников и друзей. Не думай, что сможешь купить свою жизнь, заложив мою, поскольку тебе все равно ничего не известно.

Черный человек встал, хлопнув ладонью о стол.

— Твоя жизнь у меня в руках, ты, самонадеянный петух. Я — хозяин, и поблагодари Бога, что я человек чести. Сослужишь мне добрую службу и будешь вознагражден, только не попадись в ловушку собственного тупоумия. Если вздумаешь меня предать, считай, что ты мертв. Так что выбирай сам.

Англичанин опустил глаза, стараясь таким образом скрыть страх, и тут же ему улыбнулась удача. На пальце Ле Серпента он заметил золотой перстень с замысловатым вензелем. При беглом взгляде Англичанин увидел ветвь, обвиваемую трехглавым змеем.

По этому перстню можно узнать владельца. Заикаясь, чтобы изобразить покорность, он прошептал:

— Я буду вам служить хорошо.

На самом деле Англичанину казалось, что он слышит победный звук фанфар. Он выяснит, кто такой Ле Серпент, и уж тогда ублюдок поплатится за свои оскорбления. Если он сыграет верно, банк, считай, у него в руках.

Глава 9

На следующее утро Мегги получила записку от Элен Сорель — в ней говорилось о том, что некий французский офицер набирает добровольцев, которые за небольшую плату взялись бы убить герцога Веллингтона. Поскольку этот идиот делал предложение на глазах у многих свидетелей, его немедленно арестовали.

Криво усмехнувшись, Мегги отложила записку. Таких заговорщиков в Париже пруд пруди, но глупцы вроде того француза опасности не представляли.

Однако ее дела, надо признать, стояли на месте. Роберт заходил накануне поздно вечером рассказать о своих расследованиях, но прийти к определенному выводу так и не удалось. Слишком много подозреваемых, слишком мало времени…

Как ни старалась Мегги сложить мозаику из отрывочных сведений, которые удалось добыть, четкой картины не получилось. Оставалось только продолжать начатое. Может быть, генерал Росси внесет какую-нибудь ясность.

Даже любимое зеленое платье, выбранное для бала у Оркова, не могло поднять ее настроение. Мегги подавленно молчала, пока горничная делала ей прическу, собирая каскад золотых кудрей на затылке. Честно говоря, причиной дурного настроения был не только застой в делах. Интересно, какую роль в этом сыграл Рейф.

Мегги верила в его лучшие намерения относительно их общей миссии, но добрые помыслы — это все, на что она могла рассчитывать с его стороны. Как шпион Рейф был совершеннейшим профаном, нечто вроде шлюпки, забытой на палубе: в шторм от нее никакой пользы, одна опасность. Утверждение, что играть в любовь можно, не загораясь у ее огня, оказалось софистикой. Уж слишком тонкая оболочка отделяла от пламени. Что касается Рейфа Уайтборна, то для него такая игра оказалась по силам.

Вошла Инга доложить о приезде герцога. Надо продолжать игру. Придав лицу кокетливое выражение, Мегги вышла навстречу Рейфу. Как и любая другая на ее месте, Мегги в первую очередь оставалась женщиной и только во вторую — шпионкой. Встретив восхищенное выражение его глаз, она почти забыла о неприятностях по шпионской части.

— Графиня, вы сегодня великолепны. Спасибо, что прислушались к моему совету и выбрали именно это платье. Оно очень подходит.

— Подходит к чему?

Рейф протянул ей маленькую, обитую бархатом коробочку.

Мегти открыла ее и замерла. На черном бархатном ложе покоились изумрудное ожерелье и серьги необычайной красоты. Камни безупречной формы, светящиеся изнутри, была оправлены в золото. Все вместе создавало ощущение воздушности, и в то же время Мегги понимала, что камни, каждый из которых весил несколько карат, стоили баснословно дорого.

— Ради чего все это, Рейф?

— Ради тебя, конечно.

— Я не могу принять такой дорогой подарок. Люди подумают, что я…

— Что ты — моя любовница? А разве не в этом цель, моя дорогая?

Голос его, глубокий и сочный, был полон нежности, и Мегги в какой-то момент страстно пожелала, чтобы их игра перестала быть игрой, но сумела отогнать эту предательскую мысль прочь. Пусть ее влекло к нему как ни к кому другому, но, подчиниться воле этого самонадеянного вельможи значило бы для нее подписать себе приговор. Нет, ни за что. Разбитая жизнь — вот расплата за то, что, может быть, принесет немало приятных минут им обоим. Мотивы его королевской щедрости ясны, но она — не приз, чтобы вручать себя победителю.

Мегги захлопнула коробочку и вернула ее владельцу.

— Нет смысла предоставлять свету доказательства нашей близости в виде королевских подарков.

— Ты не права, — как можно спокойнее возразил Рейф, — в Париже сейчас половина лондонского высшего света, и для них не секрет мои привычки. Я всегда дарил подарки своим подругам. Люди не поймут, если для тебя будет сделано исключение.

— Ничего себе подарочек! — возмущенно воскликнула Мегги. — Да на такие деньги можно купить половину графства в Англии!

— Ты преувеличиваешь, дорогая. Не больше четверти, да и то самого небольшого.

Улыбка его была столь заразительной, что и Мегги не удержалась.

— Отлично, — улыбаясь, согласилась она, — я приму от тебя этот подарок, но как только маскарад закончится, ты получишь его обратно. Прибережешь его у себя, пока не подыщешь следующую любовницу. Ее и наградишь за труды.

Взяв из ее рук коробочку, Рейф повел Мегги к трюмо, расположенному между двумя окнами. Встав у нее за спиной, он осторожно расстегнул простенькое ожерелье, украшавшее шею Мегги.

— Эта вещь не каждой подойдет. Лучше всего она будет смотреться на женщине, чьи глаза так же переливаются зеленым, как и эти изумруды.

Рейф вынул ожерелье из коробочки.

— Только та будет выглядеть королевой в этом, как ты сказала, королевском подарке, кто сможет держать себя как королева. Не могу представить в нем никого, кроме тебя.

Рейф примерил ей ожерелье, теплое прикосновение его рук казалось особенно волнующим по сравнению с холодом камней. Сильно декольтированное бальное платье открывало шею, плечи, приоткрывало грудь. Пальцы Рейфа скользили по обнаженному телу, и Мегги почувствовала себя совершенно голой. Желание зрело, требуя выхода. Когда ей было восемнадцать, тот же самый мужчина пробудил в ней первые ростки чувственности, а сейчас ее чувства к нему только усилились.

Мегги подняла глаза, и взгляды их встретились в зеркале. Рейф опустил руки на ее столь соблазнительные плечи и заговорил серьезно, без насмешки, откровенно и прямо:

— Марго, давай забудем о прошлом и станем наконец самими собой. Меня влечет к тебе, как ни к какой другой женщине. Быть с тобой рядом и не коснуться тебя — самый простой путь к безумию.

Он медленными круговыми движениями провел пальцами по ее затылку.

— Я хочу тебя и знаю, что и ты желаешь меня. Так почему бы нам и вправду не стать любовниками?

Он больше не был тем циником, каким стал с годами. Рядом стоял Рейф ее юности, тот самый, кого она так любила когда-то. Сердце потянулось к тому, что было у них давным-давно и что они потеряли. Собрав в кулак остатки воли, Мегги еле слышно сказала:

— Это будет ошибкой.

Наклонившись над ней, он поцеловал ей мочку уха, выглядывающую из-под каскада золотых волос, затем коснулся губами шеи. Ладони его нежно скользнули по обнаженным рукам женщины. Сомкнув их на ее талии, он с силой прижал Мегги к себе. Она вскрикнула, не в силах сдержать переполнявшего ее возбуждения.

— Мы взрослые люди, достаточно взрослые, чтобы знать, чего мы хотим. Кому будет от этого плохо? — добавил он, переходя на шепот. Густой, бархатный голос вибрировал, вызывая в ней ответную дрожь. — Я знаю, что нас ждет редкое наслаждение.

Руки его скользнули вверх, к ее груди. Медленно он сжал упругие полукружия в ладонях, почувствовал, как напряглись и отвердели соски.

Непроизвольно она прижалась бедрами к ногам Рейфа. Ощутив, как вжалась в нее его твердая плоть, Мегги едва смогла сдержать стон.

— Нет, прошу тебя, — выдохнула она, — не надо. Правая рука его углубилась в вырез платья, лаская соски, левая — опустилась туда, где смыкаются бедра.

— Нет? — спросил он, отыскивая опытными руками самые чувствительные места. — Ты говоришь одно, а тело твое — совсем другое.

Да, он был чертовски прав, и огонь, сжигавший тело, едва ли уступал по ярости пламени, бушевавшему в ее сознании. Конечно, она хотела его. Воля ее ослабела от желания, и Мегги уже была на грани того, чтобы послать к дьяволу и прошлое, и будущее и позволить ему любить ее прямо сейчас, в этом безумном, волшебном настоящем.

Но Мегги прошла уроки выдержки в самой жестокой из школ и держать себя в руках умела. Как бы ни хотелось ей все забыть, она понимала, что следом за счастьем наступит горькое разочарование, а с нее было довольно боли. Нельзя снова влюбиться в Рейфа. Однажды, потеряв его, она чуть было не потеряла себя. Что будет, если она согласится стать его любовницей? Выгадает для себя неделю счастья? Ну пусть не неделю — месяц, два… А потом долгие годы смертной муки?

Но где найти силы, чтобы сказать «нет»? Надо, надо собраться и положить конец…

— Я обещаю тебе хорошо платить, — шепнул на ухо Рейф. — Изумруды — это только начало. Итак, он хочет сделать ее своей любовницей. Желание перешло в ярость, достаточную для отпора. Отскочив от Рейфа, она, словно обороняясь, прикрылась рукой.

— «Нет» значит «нет», если бы я хотела сказать «да», так бы и сделала!

Резко отвернувшись, Мегги задела его локтем, угодив ему прямо в солнечное сплетение, да еще с такой силой, что он потерял способность дышать. Хватая ртом воздух, Рейф отступил.

В смятении Мегги отошла к зеркалу, цепляясь побелевшими пальцами за трюмо.

— Прости, — выдавила она, — я не хотела тебя ударить.

Рейф выпрямился, стараясь вернуть дыханию обычный ритм. Серые глаза его не были холодны, как обычно. Они горели гневом, даже больше чем гневом. Мегги не представляла, что он способен ударить женщину, но в этот момент уверенность ее как-то пошатнулась. С опаской взирала она на мощные плечи и сильные руки атлета. Мегги ранила его гордость, и вероломство этого поступка не шло ни в какое сравнение с болью от предательского удара локтем.

— Считай, что ты легко отделалась, — процедил Рейф, отдышавшись. — Будь ты мужчиной, тебе бы не поздоровилось.

— Будь я мужчиной, не возникло бы и такой ситуации, — резонно заметила Мегги с едва заметной дрожью в голосе.

Рейф понемногу остывал.

— Полагаю, ты права, я довольно разборчив в своих пристрастиях.

Несмело улыбнувшись, Мегги спросила:

— Ты простишь меня, если я пообещаю больше тебя не бить, за исключением тех случаев, когда у меня действительно будет в этом нужда?

Рейф вынужден был ответить улыбкой.

— Прощаю.

Мегги опустила глаза, нервно натягивая перчатки. Рейф видел, что его визави сильно переживает из-за случившегося, и уже одно это внушало оптимизм. И все же он чувствовал себя несколько виноватым из-за того, что, не удержавшись, обидел ее.

Мегги посмотрела на Рейфа, и его расчеты рухнули как карточный домик. В зеленоватой, подернутой дымкой глубине ее глаз он увидел отвагу и ранимость чувствительной души и со всей остротой внезапного прозрения осознал, что вовсе не графиню, сводящую его с ума, жаждет он, а ту девочку, которую звали Марго Эштон.

В тот момент Рейф отдал бы и герцогство, и половину своего состояния за то, чтобы перевести часы назад, когда любовь их не знала осложнений, когда они были почти детьми. Увы, время нельзя повернуть вспять, но девочка, которую он любил, все равно жила где-то внутри Мегги, шпионки с холодным сердцем. И если в человеческих силах вытащить на свет ту, прежнюю Марго, он это сделает.

С удивлением Рейф обнаружил, что не переставал думать о ней как о Марго, о той, какой она была, или такой, какой хотел ее видеть.

— Ну почему ты противишься, чтобы я звал тебя Марго? — спросил он.

Она ответила ему долгим-долгим взглядом. Ее глаза скрывали какую-то непостижимую тайну. Наконец Мегги заговорила, заговорила так, будто каждое слово давалось ей с великим трудом:

— Быть Марго мне очень, очень больно. Этим было сказано все и ничего, но интуиция подсказывала Рейфу, что сейчас не время для расспросов. Выдержав паузу, он вымолвил:

— Пора ехать на бал. Нас ждет охота на генерала.

— Совершенно верно, — ответила Мегги, снимая у зеркала свои серьги и надевая вместо них — изумруды. — Как только наша миссия кончится, ты получишь назад эти безделушки. — Театральным жестом обернув вокруг плеч кашемировую шаль, она повернулась к нему, превратившись вновь в графиню Янош. — Так мы едем?

Рейф предложил ей руку, поздравив себя с тем, что ему удалось подавить желание снова ее обнять. И все же, помогая Мегги сесть в экипаж, он не удержался и дотронулся рукой до золотистой пряди. Нежный шелк скользнул по его пальцам словно паутинка, и ему всем сердцем захотелось уткнуться в это мягкое душистое золото.

Рейф хотел ее сильно, как никогда, но она оказалась куда менее доступной, чем он предполагал. Герцог думал, что Мегги отдастся страстному порыву без особых раздумий, подобно красавицам из общества, с которыми ему доводилось иметь дело. Однако он ошибся.

Но Рафаэль Уайтборн не привык мириться с поражением, не сделает этого и на сей раз. Должна быть дорога к ее сердцу, и он, видит Бог, ее найдет.


Бальный зал князя Оркова был украшен с варварской роскошью его восточной родины, даже ливрейных лакеев одели в наряд евнухов. В примыкающей к залу комнате давала представление танцовщица из Египта. То, что она показывала, выглядело несколько вызывающе даже для ко всему привычного Парижа.

Вместо того чтобы переживать, что дело о раскрытии заговора не сдвинулось с мертвой точки, Мегги просто отдыхала. Хозяин держал ее руку и заглядывал в глаза с чисто славянской чувствительностью, но, к счастью, он был слишком занят сегодня, чтобы посвятить ей себя целиком.

Всю первую половину вечера Рейф оставался подле Мегги, превосходно играя роль по уши влюбленного обожателя, так, будто и не было травмирующей сцены перед балом. Честно говоря, для герцога этот эпизод вряд ли мог иметь какие-то неприятные последствия, поскольку вокруг было полно красивых женщин, с удовольствием готовых вернуть его к жизни. Стоит только подождать второй половины вечера.

У Мегги мелькнула мысль о том, чтобы позволить ему пройти до конца тот путь, на который он так стремился. Едва рухнет стена неприступности, так влекущая его к ней, как Рейф заскучает и будет искать удовольствия в других местах.

"Да нет, перестань же, — приказала она себе. — Все это — только уловка. Не сможешь ты разделить с ним постель без любви, а где чувства, там и душевная боль. Издержки будут невосполнимы. И так он довел тебя до того, что стоит только взглянуть на него, вспоминаешь прикосновение его губ и чувствуешь слабость в коленях».

Сегодня о деле думалось с трудом.

В толпе никак не удавалось отыскать генерала Росси, хотя он, как им сообщили, должен был быть на балу. Мегги уже начала волноваться из-за того, что они пришли зря, и тогда Рейф предложил разделиться: кому-нибудь из них двоих обязательно повезет.

Часы пробили полночь, накрыли ужин, приготовили танцевальный зал, а Мегги так и не нашла того, кого искала. Наконец она решила посмотреть его в группе гостей, наблюдавших за представлением восточной танцовщицы.

Женщина плавно изгибалась под аккомпанемент протяжной, тягучей мелодии. Такая музыка была непривычна для европейского слуха. В полумраке комнаты Мегги все же отыскала того, ради кого пришла на этот бал. Они не были представлены друг другу, но как-то его показали ей, и она запомнила этого человека настолько, чтобы сразу узнать.

Мишель Росси был роста небольшого и сложения хрупкого, однако чем-то он напомнил ей полковника Ференбаха. Надо сказать, что эти два человека, преуспевших на поле брани, шли к геройству разными путями. Пруссаку, аристократу по рождению, самой судьбой была уготована карьера военного, тогда как француз пришел в армию добровольцем и своего звания добился трудом. И тем не менее даже невооруженным глазом было видно, что они братья по духу, вояки по призванию.

Так накопил ли в себе Росси столько же ярости, сколько его прусский противник? Из всех трех подозреваемых бонапартист по своим убеждениям больше всего подходил к заговорщикам.

Мегги подошла к Росси и села с ним рядом, невольно задаваясь вопросом, как сможет она заговорить с ним, не будучи представленной. Генерал не отрывал взгляда от исполнительницы танца живота, а Мегги пристально смотрела на генерала.

Она никогда не видела подобных танцев, поскольку те немногие места, где исполнялись такого рода номера, были закрыты для женщин. То, что она увидела, заставило ее заморгать от удивления. Неужели это реально — вращать грудями в противоположных направлениях? Значит, действительно возможно — все происходило на глазах. Производимый эффект усиливался благодаря наряду со спиральным орнаментом. Танцовщица для европейских стандартов была тяжеловата, но тело ее, открытое взгляду, выглядело весьма натренированным.

Мегги, должно быть, даже присвистнула от удивления, потому что мужской голос у нее над ухом заметил:

— Весьма талантливая исполнительница, вы не находите?

Голос принадлежал Росси.

— Действительно, монсеньор, я даже не представляла, что человеческое тело способно вытворять такие вещи.

— Орков нанял ее из чистого любопытства, но он, похоже, не промахнулся. Это искусство достойно самой высокой похвалы.

— Вы называете искусством то, что видят в исполнении танца живота мужчины?

— Должно быть, вначале мужчинам приходят в голову мысли, далекие от искусства, — согласился Росси с улыбкой, — но поверьте мне, побывавшему в Египте и привыкшему к подобным танцам, очень скоро начинаешь относиться к ним именно как к искусству.

Мегги припомнила, что первый боевой опыт Росси получил во время египетской кампании Наполеона в 1798 роду, когда он был почти мальчиком. Да, генерал — человек бывалый.

— Полагаю, вы правы, — ответила она. Музыка закончилась, и взмокшая от пота танцовщица, откланявшись, покинула сцену. Зрители тоже разошлись, и Мегги с Росси остались вдвоем.

— Расскажите мне про Египет, — попросила она. Улыбка генерала потеплела.

— Незабываемая страна, где остановилось время. Страна пирамид. В их древность невозможно поверить, даже когда видишь так же ясно, как я вас сейчас. Мы смотрели на соборы, выстроенные пять столетий назад, и на нас веяло холодом веков. Их храмам во много раз больше лет. Вот где настоящая древность…

На мгновение генерал покинул бал, унесенный в прошлое воспоминаниями.

— Бонапарт провел ночь в самой большой из пирамид. На следующее утро, когда его спросили, что он видел, тот ответил, что не станет рассказывать, потому что ему все равно не поверят.

С горечью генерал добавил:

— В истории Египта французская оккупация не больше чем песчинка в пустыне, для французской истории Наполеон тоже может стать чем-то вроде песчинки.

— Пройдет тысяча лет, и для наших потомков ваши слова, возможно, покажутся справедливыми, — сухо заметила Мегги, — но для нас Наполеон был и остается крупнейшей фигурой века.

Росси насторожился, и Мегги почувствовала, что она зашла слишком далеко. Даже учитывая ее желание как можно скорее расположить генерала к себе, наверное, было рискованно высказывать столь явную симпатию его взглядам.

— Вы не француженка, мадам, — холодно заметил он, — и едва ли видите Наполеона в том же свете, в каком мы, французы.

Движимая желанием узнать истоки его убеждений, Мегги решилась спросить:

— Так что же Наполеон для Франции? Я — одна из тех, кому пришлось заплатить немалую цену за его амбиции. Так стоят они того или нет?

Генерал пристально посмотрел Мегги в глаза.

— Вы были правы, назвав его величайшим человеком эпохи. Когда он начинал, быть с ним рядом — это как… как стоять на ветру. Этот человек буквально источал жизненную энергию. В нем было больше силы и больше прозорливости, чем в любом из встреченных мною на жизненном пути умных и сильных людей. Да и сейчас ему не найдется равных.

— Слава Богу, — сказала она, не в силах сдержать горечь.

Подавшись вперед, Росси увлеченно заговорил:

— После революции все страны Европы ополчились на Францию. Моя страна должна была погибнуть, но этого не случилось. Бонапарт вернул нам силу и гордость. Мы были непобедимы.

— Но потом ваш император потерял всю армию. Сотни тысяч солдат, без счета мирных жителей. Слава Франции была растоптана. Однажды он сказал, что миллион жизней для него ничто[15], — возразила Мегги. — Когда Бонапарт вернулся с Эльбы, разве не вы были одним из тех, кто забыл присягу королю и пошел за Наполеоном?

Помолчав, Росси тихо произнес:

— Да, я был с моим императором. Поглубже вздохнув, Мегги напомнила себе, что должна держать под контролем эмоции.

— Вы считаете это правильным?

— Нет, — неожиданно ответил генерал. — Не скажу, что это было правильно, но я не мог поступить иначе. Наполеон был моим императором, и я готов был последовать за ним хоть в ад.

— Тогда вы получили то, что хотели. Говорят, при Ватерлоо был настоящий ад.

— Император был уже не тот, и пятьдесят тысяч солдатских смертей — тому подтверждение. Возможно, и я разделил бы их участь, но Бог готовил для меня иное.

Горькие складки на лице бравого генерала разгладились, и совсем с другим выражением он добавил:

— Быть может, я и не заслужил такого блаженства, но жизнь доказала мне, что война — это еще не все.

Довольно странное утверждение для военного человека. От дальнейших комментариев Мегги удержало появление в комнате двух новых лиц. Одним из пришедших был Рейф, другой — миловидная женщина с черными густыми волосами и заметно округлившимся животиком. Видно было, что она носит ребенка. Росси встал и совершенно преобразился, улыбнувшись.

— Магда, любовь моя, — начал Рейф, — разреши представить тебе мадам Росси. Она показала мне рисунки хозяина дома. Оказалось, что мы с ней родственники, хоть и дальние. Она родом из Флоренции, как и моя мать, так что наши семьи пошли от одной и той же прабабки.

Мадам Росси тепло поприветствовала Мегги. Одного взгляда на чету Росси было достаточно, чтобы догадаться, о каком благословении небес вел речь генерал. Видно было, что они страстно любят друг друга. Был ли генерал настолько привержен Бонапарту, чтобы рисковать собственным счастьем во имя заговора?

Мегги, к ее великому сожалению, допускала такую возможность.

Прежний разговор на столь животрепещущую тему, исполненный предельного напряжения, сменился светской беседой об искусстве. Все четверо оказались страстными поклонниками живописи и договорились о совместном посещении Лувра дня через три.

В зале заиграли вальс. Рейф подхватил Мегги, не спрашивая у нее разрешения. Скользя в головокружительном танце, она подумала, что мнение обывателей о моде на вальс недалеко от истины. Действительно, несмотря на то, что Рейф не прижимал ее к себе, сильное возбуждение охватило Мегги. И ритм, и движения весьма напоминали то, что называют занятиями любовью.

С великим облегчением Мегги узнала, что танец был всего лишь предлогом, когда Рейф вдруг спросил:

— Что ты решила насчет Росси? Мегги еще три такта сохраняла молчание, ответив, на четвертом:

— Он предан Франции и ее императору, и думаю, вполне может участвовать в заговоре, главная цель которого — возвести Наполеона на престол. Из всех подозреваемых у Росси наиболее реальные мотивы. К этому следует прибавить ум и стремление довести дело до конца.

— Но есть и другие соображения, перечеркивающие то, что ты сейчас сказала, — заметил Рейф, читая между строк.

— Только одно, — вздохнула Мегги. — Этот человек мне симпатичен. Начав почти с нуля, он достиг всего только благодаря собственным заслугам. Помимо военного мастерства, у него есть вкус. Хотела бы я, чтобы заговорщиком оказался Варенн, но, увы, скорее всего это именно генерал Росси.

— Тогда моя вновь обретенная кузина может остаться вдовой, — ответил Рейф, помрачнев. — Если Росси уже однажды нарушил клятву на верность Луи, малейшее подозрение, и он присоединится к маршалу Нею[16], ожидающему казни.

— Какие глупцы эти мужчины! — воскликнула Мегги. — У Росси — красавица жена, обожающая мужа всем сердцем. У него есть все, чтобы жить в достатке, довольстве, но нет, что-то толкает его на опасный путь.

— Мне Росси тоже понравился, — заметил Рейф. — Ты уверена, что он тот, кого мы ищем? Мегги покачала головой.

— Не знаю, ничего не могу утверждать. Может, он и не участвует в заговоре, но мне сдается, что замешан.

В такие моменты Мегги готова была возненавидеть свою работу. Слишком велика цена ошибки. Проще простого заподозрить невиновного, а с учетом того, насколько подозрительно сейчас относились к бонапартистам, малейшее подозрение — и человека отправят на эшафот.

Мегги угрюмо напомнила себе, что ставки в игре выше одной человеческой жизни и, если заговор будет осуществлен, в пожаре войны погибнет пол-Европы.

— Надо как можно скорее доложить о наших опасениях Кэстлри, — сказала она. — Время не ждет.

— Я уже отправил курьера к Люсьену, — ответил Рейф, — но по-моему, настало время для разговора с Кэстлри.

Привыкшая работать через посредников, Мегги сразу же встрепенулась. Однако Кэстлри, должно быть, осведомлен о ее секретной миссии и отнесется к предупреждению с должным вниманием. Если они с Рейфом переговорят с ним лично, серьезных последствий можно будет избежать.

— Мы должны встретиться с ним так, чтобы не возбудить подозрений у непосвященных, — сказала она.

— Это просто, — ответил Рейф. — Лорд и леди Кэстлри часто принимают у себя гостей, а я при всей моей скромности вполне могу быть в их числе. Ты, как моя любовница, будешь принята тоже. Так положено: джентльмены приходят в гости с дамами. Я встречусь с ним где-нибудь наедине и попрошу, чтобы он устроил ленч для избранного общества в неофициальной обстановке.

— Тебе стоит поторопиться, — мрачно сказала Мегги. — Шестое чувство мне подсказывает, что события не заставят себя ждать.

Музыка смолкла, и они отошли в сторону. Мегги готова была предложить уехать, как снова заиграли вальс, и к ним подошел Роберт. Скупо поприветствовав Рейфа, он поклонился даме, приглашая на танец.

Если не считать недоброй вспышки в глазах Рейфа, ничто не мешало Мегги принять приглашение. Для общества они с Робертом были всего лишь знакомыми, а добрым знакомым отказывать не принято. Улыбнувшись, она протянула ему руку.

— С удовольствием, мистер Андерсон. Послав Рейфу воздушный поцелуй, Мегги унеслась в вихре танца в объятиях Роберта.

За все годы самой тесной близости они ни разу не вальсировали. Роберт оказался блестящим танцором, но это не явилось для нее откровением — они слишком хорошо знали и чувствовали друг друга. С беззаботной улыбкой Мегги спросила его:

— Роберт, что-то стряслось?

— Послушай и сделай выводы. — Беспечное выражение лица никак не вязалось с тревожным, пристальным взглядом. — Один из моих осведомителей назвал имя главаря заговорщиков. Не имя, а скорее кличку — Ле Серпент.

— Ле Серпент? — сдвинув брови, переспросила Мегги. — Это имя мне ни о чем не говорит.

— Мне тоже. В Париже никто не носит подобных кличек. Мой информатор не знает, француз он или иностранец. Известно лишь, что Ле Серпент набирает наемников для осуществления заговора против одного из лидеров союзников.

Нет, эта информация для нее была новой.

— Я расспрошу о нем своих женщин. А что, больше никаких концов?

— Нет, только это. Но я думаю… — Роберт затих, когда они проплывали мимо пары, ведомой подвысившим русским, чей энтузиазм заметно превышал его возможности как танцора. Оказавшись от них на безопасном расстоянии, Роберт продолжил:

— Может статься, истоки прозвища нужно искать в родовом гербе. Человек, которого мы ищем, наверняка из стана сильных мира сего и предпочитает прикрывать свое оружие семейным щитом.

К его словам стоит прислушаться. Роберт обладал сильной интуицией, почти такой же, как у Мегги. Не в первый раз случалось так, что маленький факт помогал вытащить наружу целое дело. Очень часто Роберт оказывался прав.

— Весьма вероятно, — согласилась она, — я попробую выяснить, в чей герб так или иначе затесалась змея. Не думаю, что таких людей окажется много. Хорошо бы все-таки прийти к какому-то одному решению после всех сомнений.

Затем Мегги описала Роберту встречу с Росси и выложила свои подозрения.

Роберт внимательно слушал. Когда она закончила, он сказал:

— Попробую выяснить, нет ли за ним какой змеи. Мне кажется, мы с Божьей помощью уже подбираемся к раскрытию заговора. Только прошу тебя, Мегги, будь осторожна. Если верить моему информатору, Ле Серпент сродни самому дьяволу. Кем бы он ни был, этот человек чертовски опасен.

Музыка заканчивалась. На последних аккордах Роберт и Мегги остановились прямо около герцога Кэндовера. Поблагодарив за танец и пожелав доброй ночи, Андерсон удалился.

Мегги проводила его заботливым взглядом. Роберт, должно быть, устал не меньше ее, но, насколько она его знала, он сейчас не пойдет спать. Большую часть ночи проведет в самых злачных местах Парижа, отыскивая след Ле Серпента. Вот кого следовало бы предупредить об осторожности!

Поглощенная заботой о друге, Мегги даже не заметила, как помрачнел Рейф, наблюдая за ее взглядом.

Глава 10

На следующее утро Мегги первым делом пригласила к себе пожилую хрупкую леди, проживающую в Сен-Жермене. Эта дама, хорошо разбирающаяся в геральдике знатных парижан, должна была помочь ей отыскать нужный след. Мадам Доде потеряла в войне всех наследников мужского пола и больше всего желала установления прочного мира. Дама прекрасно знала историю, связи и любимый вид оружия самых знатных семей Франции. Выслушав просьбу Мегги, она пообещала, что за сорок восемь часов выяснит все что возможно о старых и новых аристократах страны. Если повезет, ключ к разгадке будет найден.

Около полудня от Рейфа доставили записку, в которой говорилось, что они приглашены к Кэстлри завтра на ленч. Прочитав послание, Мегги решила, не тратя попусту времени, заглянуть к одной знакомой сплетнице, прекрасно осведомленной о делах, происходящих в высшем обществе бонапартистов. Может быть, ей тоже что-то известно о змеях.

Мегги уже готова была уйти, когда горничная доложила о прибытии неизвестной дамы. На карточке значилось: «Миссис Оливер Нортвуд».

Интересно, что же может сказать ей Синди, подумала Мегги, приказав пропустить к ней гостью.

Молодая женщина оказалась сильно чем-то взволнованной, миловидное лицо ее побледнело.

— Рада, что застала вас дома, графиня, — сказала она на ломаном французском. — Я хотела бы обсудить с вами кое-что.

Перейдя на английский, Мегги предложила гостье сесть.

— Не желаете чашечку кофе? — спросила она. Синди кивнула, и Мегги распорядилась насчет угощения, предложив гостье пересесть на диван возле маленького столика. Там на нее падал свет из окна, и Мегги проще было следить за выражением лица пришедшей к ней женщины. Для начала дамы обменялись дежурными репликами, разговор касался только общих тем, но когда горничная подала ароматный кофе и нежное печенье и женщины остались одни, Мегги попросила Синди рассказать о том, что привело ее в этот дом.

— Если у вас есть о чем меня спросить, Синди, спрашивайте, не церемоньтесь. Синди отвела глаза.

— Знаете, это оказалось труднее, чем я думала. Мы едва знакомы, и, наверное, вам ни к чему выслушивать мою исповедь. Но… но мне так нужно поговорить по душам.

— И вы выбрали в наперсницы меня, потому что у нас… общий друг?

Синди резко выпрямилась, но, встретив взгляд Мегги, слабо улыбнувшись, всплеснула руками.

— Так и есть. И потому что у нас общий друг, и потому что вы уже раз любезно согласились меня выслушать.

Видно было, что разговор дается Синди с трудом.

— В прошлый раз, — решилась начать она, — я вам сказала, что несчастлива в браке.

— Когда я увидела вашего мужа, то поняла почему, — ободрила гостью Мегги. — Зачем вы вышли за него замуж?

— Я думала, что люблю, — развела руками Синди. — Оливер хорош собой, образован и жил куда лучше меня. Я выросла в провинции, моя тетя была просто очарована тем, что за мной ухаживает сын лорда. Она считала, что Оливер — блестящая партия. За внешним лоском я тогда не смогла разглядеть сути.

Синди зябко поежилась.

— Я сама выбрала свою судьбу. Как ужасно, что нам приходится выбирать спутника жизни после нескольких встреч и то в искусственно созданных условиях. Мой отец не видел повода для отказа, тем более что парень был из хорошей семьи, а я так обрадовалась свалившемуся на меня счастью, что ни разу не спросила, чего он ждет от нашего брака.

— Вы несправедливы к себе, — осторожно сказала Мегги. — Вы очень милая и хорошая женщина, и вас может полюбить любой мужчина.

— Возможно, — горько усмехнулась Синди. — Однако Оливера во мне, как видно, привлекало только хорошее приданое. Оливер — младший сын, так что ему в любом случае пришлось бы искать жену с состоянием, при его-то страсти к картам.

Вздохнув, Синди добавила:

— Мне потребовалось совсем немного времени, чтобы понять, какую невыгодную сделку заключила. Родом я из простой семьи, где старомодное понятие «верность» до сих пор считается главной ценностью брака. Не стану утомлять вас рассказом о том, как мне удалось узнать об изменах мужа, но это раскрыло мне глаза на многое. Когда я поставила его перед фактом, он ответил, что я просто деревенская простушка и ничего не понимаю в жизни.

Голос Синди сорвался, и Мегги заботливо подлила ей в чашку кофе. Дама едва не поперхнулась, но, отхлебнув бодрящего напитка, смогла продолжить рассказ.

— Я решила платить ему той же монетой, — сообщила она, вдруг покраснев и уставившись взглядом в чашку. — Знаю, что это глупо. Женщины не такие, как мужчины, поэтому победа оказалась пирровой. То время оставило у меня мало хороших воспоминаний, за исключением разве что Рейфа. Он всегда был добр ко мне и советовал выше себя ценить.

Синди вновь подняла глаза на хозяйку, — Вначале я не понимала, о чем он говорит, но со временем разобралась. Поэтому стала вести себя так, чтобы не опозорить отца, если бы он даже узнал об этом. Тогда же я поняла, что гораздо проще жить своей жизнью.

— И в то же время сюда вас привело какое-то несчастье.

— Я полюбила и наконец почувствовала себя счастливой, а теперь все, все может рухнуть. Глаза Синди заволокла дымка.

— В Майкле Бревере я нашла все, что хотела бы видеть в муже и чего была лишена до сих пор. Он добрый, порядочный и честный человек. И самое главное, любит меня, несмотря на совершенные мною ошибки.

Мегги сочувственно смотрела на Синди. Неудивительно, что она ощущает себя такой несчастной. Непросто жить, когда находишься в столь безвыходном положении.

Синди поставила чашку на стол и принялась крутить на пальце обручальное кольцо.

— Я хочу выйти за Майкла замуж, завести дом, родить кучу ребятишек, остепениться и сидеть с ним у камина долгими зимними вечерами. И он желает того же. И страдает, оттого что состоит в связи с замужней женщиной.

— Но пока жив ваш муж, этого не будет. В Англии получить разрешение на развод практически невозможно. Даже если хватит средств и влияния, чтобы добиться вердикта парламента, общество вас отвергнет.

— У нас нет на это времени, — уныло сказала Синди, — я беременна.

— И ребенок не от мужа? — спросила Мегги.

— Уже несколько лет мы не живем как муж и жена. Оливер сам меня не хочет, но, увы, и никогда не даст развода. Страшно представить, что будет, когда он узнает о моей беременности.

— Согласитесь, беременность не такая вещь, которую можно долго скрывать, — резонно заметила Мегги. — Что по этому поводу думает ваш майор?

Синди до боли сжала пальцы.

— Я ему еще не говорила, но когда скажу, он, я больше чем уверена, станет настаивать на том, чтобы я ушла от Оливера и переехала жить к нему.

— Скандала не избежать, но ситуация у вас вполне тривиальная. Думаю, что такое решение будет самым верным.

Впервые за все время беседы в голосе Синди появились неуверенные нотки.

— Вы не знаете моего мужа. Оливер ужасно мстительный, и боюсь, разговором дело не закончится. Не сделал бы он чего-нибудь с Майклом. Майкл небогат, живет только на военное жалованье, если Оливер скомпрометирует его, с военной карьерой будет покончено. И еще, — добавила Синди шепотом, — когда мой отец обо всем узнает, он умрет от стыда.

Закрыв лицо ладонями, она зарыдала. Всхлипывая, Синди сказала:

— И что самое худшее, я боюсь, что Майкл возненавидит меня за то, что я разбила его жизнь.

Мегги села рядом с Синди и обняла ее за плечи. Ну почему дурацкие законы словно цепями приковывают друг к другу супругов, невзирая на то, что совместная жизнь для них — настоящая пытка!

Успокаивая гостью, Мегги протянула ей чистый носовой платок и сказала:

— У вас только два выхода — остаться с мужем или уйти. Если выберете второе, то сможете жить с отцом или со своим майором, а может быть, и зажить самостоятельной жизнью.

Синди выпрямилась и промокнула глаза платком.

— Когда вы так говорите, мне кажется, что все не так уж и сложно. Да, я хочу уйти, но трудности будут. Оливер пострадает как морально, так и материально, поскольку тогда он лишится финансовой поддержки моего отца. Приданое мое большей частью растрачено, но папа продолжает посылать деньги, которые я расходую на хозяйство. Я уйду, и приток денег прекратится. С учетом того, сколько Оливер проигрывает в карты, едва ли он сможет позволить себе ту жизнь, которую ведет сейчас. — Синди нервно накрутила на палец выбившийся локон. — Хотя, может быть, и сможет. У него нюх на деньги.

И тут в голове у Мегги зазвонил колокольчик. Итак, Нортвуд — азартный игрок с неизвестным источником дохода. Все свои усилия они сосредоточили на поиске главаря заговорщиков в силу срочности задания, но вопрос о шпионе в британском посольстве остался открытым. Если такой человек действительно существует, загадочный Ле Серпент может пользоваться его услугами. Неприязнь к Оливеру была настолько велика, что Мегги от всей души желала, чтобы предателем оказался именно Нортвуд, а если он еще и контактирует с заговорщиками.

Стараясь не выдать своего возбуждения, Мегги сказала:

— Ваш муж может жить на жалованье, которое получает в министерстве иностранных дел.

— Едва ли проживешь на две сотни фунтов в год, — пожала плечами Синди. — Может быть, он стал более удачлив в картах. Раньше его игра проницательностью не отличалась. Если бы он не проигрывал, никто не сел бы с ним играть.

— Как вы думаете, ваш муж мог быть вовлечен в какое-нибудь темное дело?

— Что вы имеете в виду?

С самым невинным видом Мегги пояснила:

— Это просто предположение Если у Нортвуда за душой какая-нибудь тайна, которую он предпочитает не раскрывать, вы могли бы, шантажируя его, заставить отпустить вас, не навлекая ни на кого беды Думаю, вы пришли ко мне затем, чтобы получить кое-какие советы, не так ли, зная, что мы, европейцы, не столь помешаны на вашей чисто английской идее честной игры?

Синди, которую слова хозяйки на минуту повергли в шок, оправилась и воодушевилась.

— Должно быть, я на это и рассчитывала, правда, бессознательно. Возможно, вы и правы, — в раздумье протянула она, сопоставляя предположения хозяйки с собственными наблюдениями, — может, он и влип в какую-нибудь историю. Мне кажется, Оливер изменился, когда поступил на службу в министерство иностранных дел, и это стало еще более заметно после переезда в Париж. У него появилось много денег. Намного больше его жалованья.

— Вы думаете, ваш муж берет взятки?

— Едва ли Оливер не такая важная птица, чтобы что-то решать, — с сомнением в голосе ответила Синди.

— Он может притворяться, — предположила Мегги. — Взятки — вещь обычная, и многие люди из тех, которые ни за что не стали бы продавать секреты врагам своей страны, за взятки готовы сделать что угодно, не задумываясь, кому это на руку. Нортвуд может быть одним из них, хотя, прежде чем что-либо утверждать, надо провести расследование.

— Несколько недель назад, — протянула Синди, — я писала письма, и мне не хватило бумаги, поэтому я решила поискать в письменном столе Оливера. Как раз в этот момент он вошел в кабинет и буквально набросился на меня с расспросами, дескать, зачем я роюсь в его вещах. Честно говоря, он меня даже ударил. Тогда я не придала этому особого значения, поскольку мой муж всегда отличался непредсказуемостью, но с тех пор у него появилась привычка запирать письменный стол. Как вы думаете, это важная улика?

— Может быть, да, а может, и нет. Некоторые люди скрытны от природы. Но если у вашего мужа и в самом деле есть секрет, это можно использовать против него. — Поймав взгляд гостьи, Мегги добавила:

— Обсуждая такие вещи, мы поступаем дурно. Вы готовы пойти на, скажем так, не совсем благовидные поступки?

Синди вздохнула, однако взгляд ее выражал решимость.

— Да. У нас, женщин, выбор оружия для борьбы весьма ограничен, и было бы глупо упускать такой шанс. Может быть, удастся предотвратить настоящую трагедию, например, дуэль. Не думаю, что Оливер решится бросить Майклу вызов, но я могу и ошибаться.

Синди задрожала как от лихорадки.

— Боюсь даже подумать о том, что Майклу придется из-за меня рисковать жизнью.

— Вы правы, — удовлетворенно сказала Мегги. — Сможете ли вы отпереть письменный стол Оливера и порыться в его бумагах?

Синди прикусила губу, но все же кивнула.

— Вы должны быть предельно осторожны, помните, этим можно заняться только в его отсутствие и не оставлять никаких следов. У вашего мужа бурный темперамент, и если он узнает, то вас ждут серьезные неприятности. А вы теперь отвечаете не за одну жизнь.

Мегги старалась говорить как можно доверительнее. Конечно, весьма не порядочно просить жену шпионить за мужем, но уж слишком хороша была возможность, чтобы ее упускать. Более того, если Оливер и вправду окажется предателем, Синди будет легче от него избавиться.

— Обещаю быть осторожной, — сказала Синди. — Мне ли не знать, на что способен Оливер.

— Если найдете что-то подозрительное, в первую очередь идите с этим ко мне, — предложила Мегги. — У меня богатый жизненный опыт, и я лучше других пойму, что за этим стоит.

Синди еще раз кивнула и сказала, поднимаясь из-за стола:

— Не знаю, как вас благодарить, графиня. Беседа с вами мне очень помогла. Мегги тоже встала.

— Вы можете называть меня Магдой, раз уж мы теперь на короткой ноге, или Мегги, если вам удобнее.

— Спасибо вам, Мегги. А меня, пожалуйста, зовите Синди.

С этими словами она сердечно обняла новую подругу.

Еще раз напомнив Синди об осторожности, Мегги проводила гостью до двери. Предстояло обдумать новую информацию.

Если даже забыть о личной неприязни, что-то подсказывало Мегги, что Оливер Нортвуд способен на предательство. Не исключена возможность, что этот человек или совсем невиновен, или замешан в обыкновенной коррупции. Однако с учетом того, что происходило в Париже, слабый человек, владеющий полезной информацией, вполне мог бы стать находкой для заговорщиков.

Следующий вопрос, стоит ли рассказывать об этом Рейфу. Мегги насупилась. Рейф и Оливер, хотя и не были близкими друзьями, знали друг друга очень давно, принадлежали одному и тому же кругу, когда были молоды. Рейф едва ли поверит, что кто-то из его окружения вопреки традиционным заповедям джентльмена окажется предателем. Гораздо проще подозревать того, с кем не знаком лично.

Мегги решила ничего не рассказывать Рейфу до тех пор, пока Синди не обнаружит каких-то компрометирующих сведений. Бог видит, как она хочет, чтобы это случилось, и случилось как можно скорее.


Этим вечером Рейф отправился в салон для иностранцев — заведение, очень похожее на клуб для избранных в Англии. Там тоже играли на деньги самые богатые и влиятельные господа. Он был в салоне уже не раз, но до сих пор ему не удавалось услышать ничего интересного. Может быть, повезет на сей раз? В любом случае лучше что-нибудь делать, чем ничего не предпринимать.

Уже у входа в салон Рейф заметил много знакомых лиц. Заведение, конечно же, было гораздо респектабельнее кафе «Мазарин».

Навстречу вышел хозяин салона маркиз де Ливри при всех регалиях и знаках отличия, которых он удостоился как принц-регент. Соответствующими были его осанка и манеры.

— Приятно видеть вас, ваша честь, — обратился он к Рейфу, обворожительно улыбаясь. — Во что предпочитаете играть?

— Подожду, пока меня не пригласят с какого-нибудь стола, — ответил Рейф.

Маркиз кивнул, привычный к чудачествам игроков, в каждой мелочи искавших знак судьбы. Пожелав Рейфу хорошо провести вечер, Ливри направился к группе австрийцев.

Приняв из рук лакея бокал великолепного бургундского, Рейф прошел в зал, оглядываясь по сторонам. За столом фаро Рейф заметил Роберта Андерсона. Нельзя сказать, что эта встреча его обрадовала. «Что-то не так с этим блондином, — подумал Рейф, — не исключено, что он тоже разведчик. Но если и так, на кого работает? На чьей стороне? На той же, что и они с Мегги, или все же на другой?"

Устроившись в тени колонны, Рейф, потягивая вино, наблюдал за молодым человеком. И вновь увидел в нем нечто смутно знакомое, и опять не мог понять, кого он ему напоминает.

Размышления были прерваны появлением рядом с ним еще менее приятного типа.

— Привет, Кэндовер. Рад снова с тобой встретиться, — поприветствовал его Оливер Нортвуд. Странно было видеть старого знакомого, небогатого, как было известно Рейфу, среди игроков, чьи ставки равнялись годовому жалованью Нортвуда.

Болтая с Оливером, Рейф тем временем наблюдал за Андерсоном. Блондин с непроницаемым лицом выставил перед собой половину имеющихся у него фишек. И выигрывая, и проигрывая, он не проявлял никаких эмоций. Парень был миловидным, словно мальчик из церковного хора. Что же нашла в нем Мегги? Смазливое личико? Или она его любит по-настоящему? Какого дьявола он получает то, что недоступно ему, Рейфу?!

Рейф сам поразился внезапному уколу ревности. Незнакомое доселе чувство оказалось болезненным и неприятным. Обычно у него были трудности иного плана: как красиво уйти от надоевшей ему женщины ради другой, которой он в данный момент добивался. Мегги была исключением. Даже тогда, много лет назад, Рейф принял известие о связи Мегги и Нортвуда с горечью, болью, но не со злостью. И ярость, испытанная им в тот момент, когда он увидел Андерсона, шмыгнувшего к ней в дверь, заставила Рейфа серьезно усомниться в своей выдержке.

Пытаясь взять первобытные эмоции под контроль, Рейф напомнил себе, что Андерсон — не единственный мужчина в жизни Мегги. Нет смысла к нему ревновать хотя бы потому, что этот ублюдок был всего лишь одним из любовников Мегги и отличался от других только тем, что Рейф знал его в лицо.

Однако от этого было не легче.

Решив, что имеет право больше узнать о сопернике, Рейф сказал:

— Твой коллега Андерсон здорово мне кого-то напоминает, но не могу припомнить, кого. Кто он такой?

— Да никто, — сказал Оливер, опрокидывая бокал с вином. — Парень появился в Париже в июле, и Кэстлри сразу же пригласил его в нашу делегацию. Большинство являлись с рекомендательными письмами, но у него не было никаких рекомендаций, насколько мне известно. Говорит, что тем Андерсонам, которых я знаю, он не родственник. — Подозвав лакея, Оливер заменил пустой бокал на полный. — Сюда заходит очень часто.

— В самом деле? Тогда, наверное, те Андерсоны, от которых он происходит, весьма богатые люди.

Нортвуд нахмурился, словно человек, внезапно решившийся на что-то.

— Может, мне и не следовало этого говорить, Кэндовер, но что-то нечисто с этим Андерсоном. Выскочка, вечно сует нос в дела, которые его не касаются, а потом исчезает, как та черная кошка. И денег у него куры не клюют.

— Интересно, — протянул Рейф, стараясь не показывать охватившего его возбуждения. — Ты докладывал Кэстлри о своих подозрениях?

Оглядевшись, чтобы убедиться, что их не подслушивают, Нортвуд тихо сказал:

— Да, я говорил с Кэстлри. Я здесь потому, что министр попросил меня присмотреть за этим малым. Конечно, неофициально. Сам понимаешь.

Встретив в глазах Рейфа вопрос, Оливер добавил:

— Просил посмотреть, не разговаривает ли он с кем-нибудь подозрительным. Не надо было тебе этого говорить, да ты человек надежный, не проболтаешься. Обстановка в Париже сейчас напряженная, нужно быть осмотрительнее.

Глаза у Нортвуда забегали, и уж совсем еле различимым шепотом он добавил:

— Из британского посольства утекает конфиденциальная информация. Не хочется обвинять невиновного, но за Андерсоном ведется очень плотная слежка.

Рейф ни разу не видел Нортвуда таким серьезным и уже начал было задаваться вопросом, не ошибся ли он в школьном товарище. Может, развязность была только способом маскировки? Рейф внимательно посмотрел на собеседника, призывая себя к объективности.

Разве можно не доверять человеку только из-за того, что тот вульгарен? Было ли суждение о нем беспристрастным? А может, сыграла роль ревность? Несомненно, так оно и было.

Но то же чувство ревности могло внушить ему самые худшие подозрения относительно Андерсона. Рейф напомнил себе, что приехал в Париж, чтобы помочь своей родине, а не погрязнуть в собственных проблемах. Но если Андерсон окажется не только его личным врагом, но и врагом страны, с каким удовольствием он отдаст его правосудию.

— Я буду держать ухо востро, — заверил приятеля Рейф, — и попытаюсь вспомнить, кого же мне напоминает Андерсон. Может быть, это окажется важным.

С этими словами Рейф отошел от Нортвуда и уселся за один из карточных столов. Намеренно он выбрал игру, не требующую особого мастерства, так, чтобы свободно наблюдать за тем, что делается вокруг. Рейф заметил, как на свободное место за столом фаро рядом с Андерсоном сел Мишель Росси, заметил, как эти двое переглянулись, обменявшись явно не относящимися к игре фразами. И, заметив, нахмурился.

Глава 11

На следующий день Мегги и Рейф в молчании ехали на завтрак к Кэстлри. Мегги уже было решила рассказать ему о своих подозрениях относительно Оливера Нортвуда, но Рейф был сегодня холоден и высокомерен как никогда, и она не посмела нарушить несколько натянутую тишину.

Завтрак проходил в обеденном зале в жилой половине дома Великолепно сервированный стол украшал сервиз — бывшая собственность Паулины Бонапарт, — приобретенный Веллингтоном вместе с особняком. Мегги была на высоте: в голубом атласном платье и плюмаже из страусовых перьев, она выглядела так, как и должна выглядеть любимая женщина герцога Лорд Кэстлри находился в прекрасном расположении духа, непринужденное остроумно шутил, и завтрак проходил в весьма приятной атмосфере.

Серьезный разговор начался только после того, как подали кофе и слуги покинули помещение.

— Вы слышали последние новости из Тюильри[17]? — спросил министр иностранных дел.

Гости отрицательно покачали головами. Тюильри, место пребывания французского королевского двора, уже давно напоминал гудящий улей, оттуда распространялись всяческие слухи и сплетни, но в последнее время тамошние обитатели попритихли.

— Фуше хотят прогнать из правительства, — пояснил Кэстлри, — и Талейрану остались считанные дни.

В глазах министра блеснули озорные искры, когда он добавил:

— Стоит только Талейрана серьезно покритиковать, он тут же подает прошение об отставке. Удивительно, но на этот раз король ее принял.

О том, насколько отставка хитрой лисы Талейрана осложнит переговоры, остается только догадываться. Тревожно прикусив губу, Мегги взглянула на Рейфа. Герцог помрачнел. Каким бы непредсказуемым человеком ни был Талейран, ему не откажешь в уме и силе убеждения. С его уходом возрастает опасность резких кренов. Другие умеренные члены правительства могут попасть в опалу.

— Есть кандидатура нового премьера? — спросила Мегги.

— Русский царь согласился на то, чтобы король выбрал первого министра из стана французских роялистов, которые служили ему в России: или Ришелье[18] или де Варенн. Луи склоняется к Ришелье, — ответил Кэстлри, — однако общее мнение дипломатического корпуса таково, что ему не продержаться больше нескольких недель.

— Не уверена, ваша честь, — сказала Мегги. — Я знаю этого человека, он на многое способен.

Кэстлри пристально взглянул на гостью. Чувствовалось, что он весьма заинтересован узнать о Ришелье побольше.

— И как вы оцениваете Ришелье? — спросил министр.

— Он очень порядочный и неподкупный человек, — без колебаний ответила Мегги, — и будет отстаивать интересы Франции, но вы, я думаю, с ним сработаетесь.

Кэстлри медленно кивнул.

— У меня тоже сложилось такое мнение. Переговоры проходят неплохо, и в скором времени правители разъедутся по домам.

Ободряюще взглянув на жену, он добавил:

— В течение ближайших нескольких месяцев нам предстоит работа по уточнению деталей, но худшее, на мой взгляд, уже позади.

— Надеюсь, вы правы, — сказал Рейф. — Одно только беспокоит — следующие два месяца могут быть опасными для вас лично, лорд Кэстлри.

Рейф вкратце описал слухи и то, что им с Мегги удалось выяснить.

Министр иностранных дел к угрожающей его жизни опасности отнесся удивительно спокойно.

— Лорд Стрэтмор сообщил мне примерно те же новости, — ответил Кэстлри, — но, должен сказать, мне угрожали уже не раз и наверняка не в последний.

Мегги подумала, что стойкость и пренебрежение к опасности — вещи хорошие, однако немного чувства самосохранения все же не помешало бы. Украдкой взглянув на хозяйку, Мегги заметила, как побледнела леди Кэстлри, как ее пальцы судорожно сжали серебряную кофейную ложечку. Бедная женщина обмирала от ужаса. Однако жена политика не может устраивать истерик на глазах у людей, и свидетельницей ее страха стала только Мегги.

Они поговорили еще немного, пока часы в соседней комнате не пробили два пополудни. Лорд Кэстлри встал, сообщив, что торопится на встречу с французами и русским царем в Тюильри.

Рейф проводил министра к конюшне. По дороге мужчины обсуждали перспективы создания Священного Союза, детища русского царя. Женщины чуть задержались. Воспользовавшись тем, что их не слышат, Мегги быстро сказала леди Кэстлри:

— Эмилия, ваш муж в опасности, но, боюсь, недооценивает серьезности угрозы.

— Остается уповать лишь на то, что он, как и Веллингтон, обладает чудесной способностью не попадать под пули, — с грустным юмором сказала Эмилия. — Я предлагала ему установить стражу у дверей посольства, придется мне быть понастойчивее.

Посмотрев вслед своему представительному супругу, она, вздохнув, добавила:

— Скорей бы все кончилось. Так хочется домой. Иногда я от всей души мечтаю поселиться где-нибудь в ирландской глуши и заняться разведением овец. Так мне было бы куда легче.

— Не сомневаюсь, — согласилась Мегги. — Только если Роберт занялся бы овцами, он был бы уже не тем Робертом, которого вы любите.

— Это верно. Я напоминаю себе об этом довольно часто.

С видимым усилием Эмилия вновь надела маску гостеприимной хозяйки.

— Приятно было встретиться с вами и Кэндовером, леди Янош. Нам надо почаще собираться вместе.

С этими словами Эмилия ушла в дом.

Мужчины подходили к конюшне, на несколько шагов опередив Мегги. Карета Рейфа была уже готова, оседлан и гнедой жеребец, на котором отправлялся на встречу министр. Животное явно нервничало. Мегги тоже отчего-то стало не по себе. Сердцем она чуяла опасность, но, оглядевшись, не обнаружила ничего подозрительного. Между тем жеребец Кэстлри вел себя как-то странно, задирал голову, бешено вращал глазами, изо рта у него появилась пена… Она подумала, что конь слишком горяч, для езды по городу надо выбрать лошадь поспокойнее.

Рейф и министр были слишком увлечены беседой, чтобы заметить в поведении жеребца что-то необычное, а конюх не предпринимал никаких действий, дабы успокоить животное. Мегги повнимательнее посмотрела на этого смуглого темноволосого мужчину со шрамом через всю щеку. Тот стоял как-то в стороне. Что-то с ним неладно, подумала Мегги, но что именно?

Вдруг лошадь дико заржала и, изогнувшись, брыкнулась. Испуганное ржание эхом отозвалось в каменном колодце двора. Конь вырвался из поводьев и, опустив голову между передними ногами, резко выбросил назад задние.

Рейф и Кэстлри находились слишком близко к животному, чтобы успеть отскочить, и жеребец подкованным копытом угодил прямо в министра иностранных дел. Мегги наблюдала сцену, оцепенев от ужаса. Кэстлри упал на Рейфа, и оба они повалились наземь. Очнувшись, Мегги побежала к ним с криком о помощи. Загнанный в угол конь продолжал лягаться. Еще немного, и он бы зашиб Кэстлри насмерть.

Вскочив на ноги, Рейф подхватил безжизненно обвисшее тело министра. Ему удалось спасти Кэстлри от очередного удара, но сам он не уберегся. К счастью, конь только вскользь задел его голову, сорвав на виске кожу. Рейф попытался увернуться от брыкавшегося жеребца, но тот ударил его в плечо, сбив с ног. Еще мгновение, и Рейф, подхватив Кэстлри, вырвался из ловушки, отступив в безопасное место.

Мегги вопила во весь голос Куда запропастился этот чертов конюх? О чем он думает? Сорвав с головы шляпку с плюмажем, она что есть силы стала размахивать ею, надеясь отвлечь внимание взбесившегося животного.

Взбрыкивая ногами, конь, изо рта которого шла кровавая пена, скосил глаза на перья и отскочил в сторону, оказавшись у стены конюшни. Со стороны посольства донесся истошный крик.

Из конюшни выбежал молоденький рыжеволосый конюх и поймал метавшееся по двору животное.

Отшвырнув головной убор, Мегги подбежала к Рейфу, склонившемуся над министром.

— Как он? — задыхаясь, спросила она, опускаюсь рядом с Кэстлри на колени. Министр был без сознания, на виске его запеклась кровь, но он дышал.

— Не могу сказать, — угрюмо ответил Рейф, — первый удар сломал ему ребро, а второй угодил в голову.

Не теряя времени, Рейф ощупывал Кэстлри, стараясь определить степень тяжести нанесенных увечий.

Из посольства высыпал народ, включая и побелевшую леди Кэстлри. Рейф потребовал принести носилки для пострадавшего и вызвать врача.

Мегги подошла к Эмилии и обняла ее за плечи. Лакеи вернулись с носилками и, осторожно переложив на них хозяина, перенесли его в дом. Лошадь приплясывала на месте, все еще под седлом и в узде, за которую ее крепко держал молодой конюх.

— Кэндовер, — представился Рейф конюху. — Скажите, этот жеребец всегда такой дикий?

Конюх недоуменно пожал плечами. Как и все служащие посольства, он был британцем и ответил ему на сильном восточном диалекте.

— Нет, ваша честь. Самсон — самое спокойное создание из тех, что я встречал. Хозяин сильно пострадал?

— Об этом мы узнаем только после того, как министра осмотрит врач. Мне кажется, он должен поправиться.

— А Самсон? Неужели его придется… пристрелить?

— Не знаю, — протянул Рейф, глядя на кровавую пену, падающую с губ коня. Открыв на всякий случай дверь конюшни, Рейф подошел к лошади. — Дай-ка я на него получше посмотрю.

Припомнив, чему учил его Николае, как и все цыгане, прекрасно ладивший с лошадьми, Рейф заставил себя успокоиться. Самсон настороженно запрядал ушами, вскинул голову, а Рейф зашептал коню на ушко что-то тихое и нежное. Жеребец расслабился и даже дал себя погладить.

Поласкав Самсона минуту-другую, Рейф дунул ему в ноздри — еще один цыганский трюк. Зачерпнув пригоршню овса из ясель, Рейф угостил коня, и тот благодарно зачмокал губами.

После этого Рейф попробовал натянуть уздечки. Так он и думал: узда впивалась лошади в губу, причиняя животному острую боль.

Молодой конюх посмотрел на удила, а затем перевел взгляд на Рейфа. В глазах его застыл немой вопрос.

— Скорее всего первый раз конь лягнулся именно от боли, причиненной удилами, — предположил Рейф, — но для того чтобы животное продолжало брыкаться дальше, должна быть другая причина. Попробуем-ка выяснить, какая.

Он осторожно ослабил подпругу и приподнял седло и попону. Самсон дернулся, так что Рейфу пришлось снова успокаивать его, поглаживая по потной шее.

Внимательно осмотрев круп коня под седлом, герцог обнаружил маленький металлический предмет, больно вонзавшийся животному в спину. Самсон вздрогнул от боли, когда Рейф вытащил зазубрину из лошадиной спины. По крупу коня потекла кровь.

То, что Рейфу удалось обнаружить, представляло собой нечто вроде металлической розетки — четыре острых шипа, соединенных в центре. Шпоры похожей конструкции применялись на войне, чтобы заставить испуганное животное скакать на врага. Конюх был удивлен в той же мере, в какой и рассержен.

— Кто-то хотел причинить вред хозяину, — процедил он сквозь яростно сомкнутые губы.

Да, паренек не дурак, и он понимает, насколько сложная политическая ситуация сложилась в Париже.

— Кто обычно смотрит за лошадьми министра?

— Главный конюх, мистер Антони, но сейчас его нет. Ему с утра пришлось уехать в Сен-Дени.

— Ты знаешь, кто седлал Самсона сегодня? Конюх призадумался, но потом отрицательно помотал головой.

— Не могу сказать точно, сэр. Я чистил стойла и не видел, кто этим занимался. Я оторвался от работы, только услышав шум во дворе.

— И даже не догадываешься? Ничего подозрительного в конюшне не заметил?

— Не могу поклясться, сэр, но, по-моему, это дело рук французского конюха. Его прислали к нам недавно, якобы потому, что мы не справляемся, — ответил паренек. — У нас действительно не хватает рабочих рук: один уехал в Англию хоронить отца, другого покалечили в уличной драке, и он пока не может работать. Вероятно, Самсона сегодня седлал француз.

— А как он выглядел?

— Среднего роста, смуглый, на щеке шрам. — Паренек, подумав, добавил:

— Глаза у него, по-моему, карие, а больше ничего сказать не могу, я с ним и не разговаривал, он только насвистывал что-то себе под нос. А зовут его Жан Бланш.

По описанию таинственный конюх вполне мог оказаться капитаном Генри Лемерсье.

— Не удивляйся, если больше не увидишь этого конюха, — со всей серьезностью сказал пареньку Рейф, пристально глядя парнишке в глаза, чтобы получше донести до него смысл происходящего. — И еще, никому не говори о том, что мы обнаружили. Я сам переговорю с лордом Кэстлри. Понятно?

Парнишка кивнул, и Рейф ушел из конюшни, присоединившись к Мегги и Эмилии, Врачу потребовался час, чтобы вынести вердикт:

Кэстлри поправится. Несмотря на несколько сломанных ребер и контузию, он быстро пришел в сознание и даже готов был собрать совещание прямо у себя в спальне.

Леди Кэстлри от всей души поблагодарила Рейфа и Мегги за спасение мужа, и парочка откланялась.

Мегги молча откинулась на сиденье и закрыла глаза. Уже возле дома она тихо сказала:

— Его могли убить прямо у нас на глазах.

— Я знаю, — вяло согласился Рейф, — и это говорит о том, что мы с тобой неважные шпионы.

— Что же ты обнаружил в конюшне? Рейф рассказал и о тугих удилах, и о шпоре под попоной, и о загадочном конюхе-французе.

— Мне он тоже показался не похожим на слугу! — задумчиво протянула Мегги, — скорее он походил на солдата, хотя это и неудивительно, почти все мужское население Франции прошло службу у императора.

— Сам я его не видел, — сказал Рейф, — но по описанию он вполне может быть одним из подозреваемых — капитаном Генри Лемерсье. Я видел его в кафе «Мазарин».

— И ты ничего мне не сказал о своих догадках? — холодно спросила Мегги. — Я думала, мы доверяем друг другу.

Лемерсье тогда остался с Робертом Андерсеном, и только этот факт послужил причиной молчания Рейфа. Ему совсем не хотелось обсуждать эту тему с Мегги. Как бы ни был уверен Рейф в виновности Роберта, в его намерения не входило столкнуть любовников лбами.

— Я не стал говорить, поскольку мне нечего было рассказать. Лемерсье был пьян и не представлял интереса.

Мегги взглянула на спутника с недоверием, но решила не развивать эту тему.

Хотелось бы знать, что за мысли таились в этой хорошенькой головке, что скрывали эти глаза с поволокой. Волосы Мегги растрепались и золотыми волнами упали на обнаженные плечи. Два холма так аппетитно выглядывали из-под глубокого декольте платья, ладно облегавшего крепкое тело, что будь Мегги в действительности его любовницей, он взял бы ее прямо здесь, в карете.

Увы, пришлось переключиться на более прозаические мысли. И куда более неприятные.

Происшествие заставило Рейфа серьезно усомниться в профессиональных возможностях Мегги, более того, в ее преданности английской короне. Связь с Дндерсоном играла против нее. Совершенно ясно, что этот ангелочек (или Люцифер?) служил врагам Британии. Не Андерсон ли организовал сегодняшнее покушение? Не об этом ли говорили они с Лемерсье? И что, интересно, обсуждали с Росси?

Какова же роль во всей этой истории Мегги? Кто она: марионетка в руках негодяя или сообщница? То, что Мегги помогла сегодня Кэстлри, еще ни о чем не говорит. Слишком уж большая дистанция между той Марго Эштон, которой она была раньше, и Магдой Янош, в которую превратилась после стольких лет лжи и обмана, чтобы сейчас он мог доверять этой женщине. Возможно, Мегги просто продажная девка, готовая за деньги на что угодно; могла она и работать под диктовку своего любовника. И то и другое означало одно — предательство интересов Британии.

И все же для него это было уже не важно. Он хотел ее, хотел вне зависимости от того, кто она такая и на кого работает. Если ему удастся ее разоблачить, ей придется выбирать между ним и гильотиной. Он бы, конечно, предпочел, чтобы она отдалась ему по своей воле, но, если уж придется прибегнуть к крайним мерам, сгодится все что угодно.

Да, эти мысли никак не украшали герцога Кэндовера.


Англичанин начал уже привыкать к этим поездкам к Ле Серпенту и не дрожал, как раньше, и тем не менее, входя в комнату, где ждал хозяин, он успел подумать о том, что светлые волосы, довольно редкие в этой стране, делают его прекрасной мишенью даже в таком сумраке. Хотелось бы ему родиться темноволосым. После неудачной попытки покушения на лорда Кэстлри Ле Серпент уже не казался столь опасным. Наверняка существовал более надежный способ избавиться от человека, кроме как при помощи жеребца. И все же Англичанин явно переоценил свои возможности, решившись высказать это предположение вслух.

— Ты еще смеешь меня критиковать? — прошипел тот. — Ты, кто даже не догадывается, кто я и каковы мои истинные цели? Должен тебя обрадовать, mon Anglais, что при осуществлении следующего плана случайности исключены.

Вот что. Завтра у постели Кэстлри состоится важное совещание. Мне нужен полный план расположения комнат в той части здания, где находится спальня министра. Надо знать точные размеры каждой комнаты, каждого закоулка, кладовых, уборных, всего, а еще информация об обслуге и ее перемещениях.

— Всего-то? — спросил Англичанин со скрытым сарказмом.

— И еще, узнай, кто приглашен на встречу и в каком порядке. Я должен, подчеркиваю, должен все узнать не позднее вечера. И ты мне доложишь обо всем, mon Anglais, доложишь обо всем без обмана.

Человек в маске встал — неясный силуэт в плаще до пят.

Англичанин неохотно кивнул. Слишком уж он глубоко влип, чтобы выкарабкаться. Но шанс все же есть: надо только отыскать тот геральдический знак, что заметил он на перстне Ле Серпента, и снять с себя возможные подозрения. Англичанин решил поделиться с суровым хозяином частью той информации, что держал в резерве.

— Вы слышали о графине Янош? Это она помогла Кэстлри выпутаться, отвлекая коня.

— Слышал. Жаль, что она и ее любовник оказались там так некстати. Что поделаешь, невозможно предусмотреть все.

По тону Ле Серпента выходило, что он лишь слегка раздражен неудачей, но отнюдь не обескуражен.

— Весьма красивая женщина, — заметил он, — говорят, в постели венгерки не имеют себе равных.

— Она не венгерка, — сказал Англичанин. — Госпожа Янош — англичанка Марго Эштон, самозванка, шпионка и шлюха.

— В самом деле? — Вопрос прозвучал как угроза, но, по всей видимости, не по адресу гостя. — Ты меня заинтриговал, mon Anglais. Расскажи, что ты знаешь об этой женщине. Если она работает на Британию, необходимо с ней… разобраться.

Англичанин без наводящих вопросов рассказал все, что ему было известно о Марго, или Магде, графине Янош. Жаль, конечно, жертвовать столь аппетитной бабенкой, но в первую очередь стоит подумать о собственной шкуре.

Глава 12

На следующее утро Мегги и Элен отправились к мадам Доде, которая к их приходу успела приготовить список всех французских семей, имевших в своих гербах змей. Выдержав получасовую беседу ни о чем за традиционной чашкой чая, они все-таки дождались оглашения списка. Получив в руки листок, исписанный почерком столь же болезненно-изломанным и капризным, как и сама пожилая леди, его составившая, женщины удалились в библиотеку, где им была наконец предоставлена долгожданная свобода.

В огромных толстых томах, содержащих цветные вкладыши с изображением гербов и вензелей всех известных семей, рукой составительницы были сделаны закладки. Посовещавшись, они решили отбросить драконов и прочих чудовищ из средневековых сказок, остановив внимание лишь на том, что явно имело змеиное происхождение, включая трехголовых гидр.

Через четыре часа кропотливой работы женщины стали клевать носом. Уже собравшись уходить, Элен вдруг заметила оказавшийся невостребованным том с прусской аристократической геральдикой. Найдя фамилию Ференбах по алфавитному указателю в конце, Элен принялась быстро листать страницы. Дремоту как рукой сняло. Заглянув через плечо подруги, Мегги едва не потеряла дар речи: на гербе Ференбахов красовался лев, удерживающий копье с обвитой вокруг древка змеей.

Элен бесцветным голосом прочитала написанный по-латыни девиз.

"Хитрость змеи и храбрость льва», — гласила надпись.

— Клянусь, — воскликнула Мегги, — меньше всего я готова была увидеть за Ле Серпентом полковника!

— Этот герб ничего не доказывает, — еле слышно произнесла Элен. — Мы нашли как минимум дюжину других гербов со змеями.

— Но ни один из них не принадлежит тому, кого мы подозреваем, — возразила Мегги. — Элен, я тебя уже спрашивала раньше и вынуждена повторить вновь: между тобой и полковником что-то есть?

Элен откинулась в глубоком кожаном кресле. Избегая смотреть Мегги в глаза, она ответила:

— Ничего, кроме… симпатии. Мы встречались несколько раз, причем ни разу наедине, и не говорили ни о чем, чего не должны были бы услышать посторонние.

Мегги села напротив, медленно пригладив волосы, пыльные от старых книг. Элен тоже действовала, зачастую больше прислушиваясь к голосу инстинкта, чем разума.

— Ты считаешь, что полковник мог быть замешан в чем-то, что шло бы вразрез с интересами Франции?

— Нет, — тихо ответила Элен и, посмотрев Мегги в глаза, добавила:

— Я сама проверю твои подозрения и сделаю это более надежным способом, чем могла бы ты.

— Элен, ты в своем уме? — горячо возразила Мегги. — Если полковник и в самом деле Ле Серпент, он очень опасен. Не забывай!

— Не беспокойся, — грустно улыбнулась француженка. — Я не допущу ничего, что могло бы принести вред мне или расследованию.

Заметив недоверие в глазах подруги, Элен добавила:

— Ты все равно не сможешь меня остановить. Я ведь не у тебя на службе, мы просто работаем вместе, поскольку преследуем одну и ту же цель.

Мегги вздохнула. Какое нежное личико и какой твердый характер! Если уж Элен решила взяться за Ференбаха сама, остается лишь ждать и надеяться на лучшее.


Роберт пришел к Мегги поздно, как всегда, но даже в свете неполной луны наблюдателю в темной аллее совсем нетрудно было узнать гостя. Силуэты любовников в освещенном окне просматривались вполне явственно.

Непохоже было, чтобы этот Люцифер торопился уходить от красотки графини.

Тот, кто прятался в темной аллее, и не подозревал, что еще одна пара глаз из более удобного места тоже наблюдает за парочкой.


После ухода Роберта Мегги долго не могла уснуть. Он счел наброски гербов, сделанные ею в библиотеке, многообещающими и сказал, что попробует разговорить кого-нибудь с парижского дна, познакомив их с рисунками. Быть может, удастся понять, кто скрывается за таинственным змеиным псевдонимом.

Роберт не выказал особого удивления по поводу ее сегодняшних находок и говорил мало, из чего Мегги смогла заключить, что он проводит самостоятельное расследование, куда более опасное, чем она. Одно утешает: быть может, совместными усилиями они быстрее раскроют заговор и смогут вернуться в Англию, к покою и благоденствию.

Невидящими глазами Мегги уставилась в темноту. Мысль о маленьком коттедже в пригороде уже не казалась ей столь заманчивой, как несколько недель назад. Да, покой будет ей обеспечен, но вместе с покоем придет и однообразие будней, когда один день словно близнец похож на другой, такой же пустой и бесцельный. Можно будет гулять, читать книги, навещать знакомых, и так день за днем, месяц за месяцем, год за годом…

Перспективу трудно назвать завораживающей. Одиночество станет ее уделом, раз уж она выбрала себе участь честной респектабельной леди. Не стоит ждать появления рядом мужчин вроде Рейфа; и уж никто не станет делать ей таких бесстыдных предложений.

Мегги грустно улыбнулась своим мыслям. До сих пор она не страдала от отсутствия мужчин и весьма откровенных предложений. Жаль только, что ни одно из них не хотела принять." Вот в чем причина теперешней ее бессонницы.

Рейф все еще оставался в ее глазах самым обворожительным мужчиной из тех, с кем ей доводилось встречаться. Более того, он умен, воспитан, умел быть и нежным, и напористым. Все эти качества делали его просто неотразимым. Неудивительно, что столько женщин сходят по нему с ума.

Однако с высоты своего теперешнего возраста Мегги видела куда больше, чем могла бы разглядеть восемнадцатилетняя девчонка. Наверное, судьба распорядилась разумно, не дав им пожениться. Тогда они были детьми. Марго Эштон настолько любила Рейфа, что ей и в голову не приходило, что у него могут быть любовницы, как практически у всех мужчин его положения, при первом же известии об измене сердце ее разбилось бы вдребезги. Вполне вероятно, она могла бы стать столь же несчастной, как и Синди Нортвуд.

Чем упорнее боролась бы она с привычками мужа, тем больше стали бы они отдаляться друг от друга, пока не наступила бы трагическая развязка. Любовь погибла бы, и уделом обоих стало бы жалкое, ничтожное существование.

Но раз уж она с такой убедительной ясностью доказала себе, что не была бы счастлива с Рейфом, почему она так несчастна?

Сжав виски ладонями, Мегги из последних сил старалась изгнать мучающий ее образ из своих мыслей, но напрасно: память о его прикосновениях, его губах, глазах, голосе все время жила с ней и стала настолько привычной, что без этих воспоминаний не было бы и ее самой.

Единственным слабым утешением было сознание, что она станет той самой единственной женщиной из всех, кто не принял предложения Рейфа. Ну что же, это все равно лучше, чем ничего.


Совместный визит четы Росси, Мегги и Рейфа в Лувр оказался неожиданно интересным. Наполеон беззастенчиво грабил сокровищницы тех стран, что покорял, переправляя произведения искусства к себе на родину, в старый дворец. Лувр получил статус музея, где в огромных галереях скопилось невиданное количество шедевров.

Произведения искусства и их судьба стали камнем преткновения в мирных переговорах. Вполне понятно желание государств вернуть незаконно вывезенные картины и скульптуры назад, тогда как и бонапартисты, и роялисты проявляли удивительное единство в том, чтобы воспользоваться плодами завоеваний. Вопрос так и оставался открытым, хотя страны коалиции разбили завоевателя наголову, и единственным правителем, готовым щедрой рукой подарить Франции вывезенные сокровища, был русский царь Александр. Сам-то он ничего не потерял от наполеоновского нашествия.

Пока обе пары восхищались великолепным творением Тициана, Росси, продолжая разгоревшийся диспут, сказал:

— Давайте наслаждаться всей этой красотой, пока она у нас есть. Никогда за всю историю человечество не видело подобной коллекции и вряд ли увидит впредь.

Все молча согласились с ним, продолжая любоваться бессмертным творением, когда вдруг откуда-то из-за спины раздался голос:

— Вы совершенно правы, генерал Росси. Этот музей — один из самых лучших плодов империи.

Этот мрачный, похожий на змеиный присвист голос вызвал у Мегги самые неприятные ассоциации. Обернувшись, она встретилась взглядом с графом де Варенном.

— Я удивлен. Роялист одобряет действия Бонапарта?

— Да, я роялист, — улыбнулся граф. — Но роялист и дурак — не одно и то же. Император — великий колосс нашей эпохи, и только болван станет это отрицать.

Генерал сразу оттаял.

— Я, как и вы, пришел сюда, чтобы попрощаться с некоторыми из этих шедевров.

Только де Варенн успел закончить фразу, в галерее раздались возмущенные крики на французском. Несколько солдат в прусской форме решительно вошли в зал и под недоуменными взглядами посетителей музея принялись снимать со стены полотна.

— Кто вам разрешил делать это? — возмутился Росси.

Командир отделения обернулся, и Мегги узнала полковника Ференбаха.

— Мы делаем это по праву собственников, — со спокойной уверенностью ответил полковник. — Переговоры стоят на месте, а Пруссия ждать не будет.

Мегги, боясь упустить что-то важное в противостоянии, рванулась было в конец галереи, но Рейф остановил ее, схватив за руку.

— Не влезай, — коротко приказал он непререкаемым тоном.

Мегги попробовала убедить его в необходимости ее присутствия, но замолчала, повинуясь соображениям здравого смысла.

Граф Варенн поспешил на помощь своему соотечественнику. Тоном, более дипломатичным, чем у Росси, но от этого не менее враждебным, он сказал:

— По решению Венского конгресса сокровища остаются во Франции, и я не вижу причин для пересмотра этого решения. То, что вы делаете, можно определить одним словом — разбой.

— Говорите что хотите, — высокомерно заметил полковник, — я здесь по приказу моего короля. У каждого из нас своя правда.

Солдаты принялись упаковывать картины в деревянные ящики, которые они принесли с собой. Французы с вытянутыми лицами стояли рядом, безмолвно наблюдая за действиями военных. Мегги подумала было, что горожане сейчас разорвут непрошеных гостей, но этого не случилось. Они оставались на редкость пассивными.

— Не стоит считать себя таким уж праведником, полковник, — со змеиной вкрадчивостью заговорил Варенн. — Многие из полотен, которые вы по наивности считаете своими, тоже были присвоены вашей страной по праву сильного. Бронзовые кони Святого Марка, например, венецианцы украли из Константинополя.

— Не стану с вами спорить, — усмехнувшись, ответил полковник, — замечу лишь, что вы сейчас напоминаете мне объевшегося волка, рассуждающего о пользе вегетарианства.

— Согласитесь, — решил вмешаться Росси, — в истории каждой страны хватает эпизодов, связанных с разбоем, но только Франция сделала всю эту красоту общим достоянием. Даже беднейший из бедных может прийти сюда и поразиться величию человеческого гения.

— Не могу не согласиться, — мрачно ответил Ференбах, — что французы продемонстрировали миру самый основательный подход к тому, что иначе как воровством не назовешь. Вы изучали путеводители, выписывали специалистов по искусству, чтобы не ошибиться и отхватить самое лучшее. Император умудрился заставить Ватикан финансировать доставку в Париж шедевров из своей сокровищницы. Однако не стоит забывать и того, что сказал по вашему поводу Веллингтон: «Разбой всегда останется разбоем — это то, что добыто кровью невинных». Пакуйте, ребята, — добавил Ференбах, обернувшись к своим солдатам. — Франция не в силах удержать того, что вырвала из чужих рук.

Полковнику, пожалуй, повезло, что он сказал эту фразу в присутствии своих солдат, иначе ему бы не поздоровилось. Чаша терпения зрителей начала переполняться.

Окаменев от такой наглости, генерал с минуту в бессильной ярости смотрел на Ференбаха, но разум взял верх, и, круто повернувшись к полковнику спиной, Росси молча вернулся к жене и Рейфу с Мегги.

— Думаю, нам лучше уйти отсюда, — сдавленно проговорил Он.

Взяв супругу под руку, он провел ее к выходу мимо прусских солдат. За ним последовали Варенн и остальные.

Слух об инциденте в Лувре распространился с удивительной быстротой, и у выхода из музея уже собралась толпа любопытных. К счастью, арка, знаменующая собой великую победу, была пока на месте, как и венчавшие ее кони Святого Марка, как и величественная Венера де Медичи, гордо выступающая в сопровождении Аполлона Бельведерского.

Юноша в испачканной красками куртке, с грустью глядя на монумент, вздохнув, произнес:

— Хорошо бы, чтоб Веллингтон распорядился вывозить это все ночью, а то сердце может разорваться при виде того, как мы лишаемся своих сокровищ. Нет, только не при свете дня!

При всем сочувствии к художнику Мегги не могла не вспомнить о том, что и итальянцы, и немцы, очевидно, испытывали ту же боль, глядя, как топчут их национальную гордость и вывозят то, что принадлежит их народам по праву.

— Веллингтон занялся неблагодарным делом, — тихо сказал Рейф, подойдя к Мегги сзади, — его популярность среди французов сойдет на нет.

Росси повернулся к Мегги лицом. В глазах генерала застыла боль, та же боль читалась во влажном взгляде его жены, крепко державшейся за руку мужа.

— Простите, — сказал он, — боюсь, мы сейчас для вас — не самая лучшая компания. Прошу нас извинить, если мы уйдем немедленно.

— Конечно, Росси. До свидания, генерал, до свидания, кузина Флорина. Надеюсь, мы с вами еще встретимся, если обстоятельства позволят.

— Вся Франция разделяет ваше возмущение, генерал, — сказал Варенн, и эти слова были первыми словами графа после стычки с пруссаками.

Поймав полный понимания взгляд, которым обменялись Росси и Варенн, два сильных и способных человека, Мегги подумала, что Франция вновь сможет стать источником опасности для всей Европы, если роялисты и бонапартисты объединят свои усилия. К счастью, между группировками существовали достаточно серьезные противоречия, чтобы это могло произойти скоро.

После ухода четы Росси граф, обращаясь к Мегги и Рейфу, вежливо сказал:

— Мне жаль, что вы оказались свидетелями столь некрасивой сцены. Я слышал, будто Пруссия придерживается в переговорах жесткой линии, но чтобы настолько жесткой…

— Боюсь, это только вершина айсберга — спор о предметах искусства всего лишь выражение общего состояния дел в переговорах.

— Ситуация весьма сложная, — согласился Варенн. — Вы наверняка знаете о разладе в королевском правительстве. Боюсь, Ришелье недостаточно силен, чтобы поддерживать порядок.

Варенн тряхнул головой, словно стараясь развеять мрачное настроение, и, улыбнувшись, сказал:

— Не стоило мне говорить о подобных вещах при даме.

Вероятно, он считал ее слишком ветреной, чтобы интересоваться политикой. Ну что же, чем глупее будет она выглядеть в его глазах, тем лучше. Хлопая ресницами, Мегги протянула:

— О да… Все это так тягостно… Мне казалось, что с окончанием войн заканчиваются и проблемы.

— Не все так просто, — сказал Варенн, и темные глаза его иронично блеснули, — я жду не дождусь того часа, когда смогу посвятить себя восстановлению поместья, но ждать мне, по всей видимости, придется еще долго.

— Ваше поместье далеко от Парижа? — спросила Мегги, хотя ответ был ей известен заранее.

— Нет, рядом. Недалеко от дома императора в Мальмезоне[19]. Шантель — один из самых прекрасных средневековых замков Франции.

— Как романтично! — воскликнула Мегги.

— Да, — согласился граф, одарив даму улыбкой, какую можно было бы отнести к разряду обворожительных, если бы не расчетливый прищур глаз. — Буду счастлив показать его вам. Как насчет следующей недели?

Мегги обдумывала ответ, когда Рейф, мягко положив ей руку на талию, улыбаясь, сказал:

— Пожалуй, на следующей неделе не получится. В ближайшем будущем графиня и я будем очень заняты.

По-видимому, удивившись собственническому чувству Рейфа, Варенн, целуя руку очаровательной графине Янош, сказал:

— Монсеньор, вы с графиней всегда будете моими желанными гостями.

С этими словами граф растворился в колышущейся массе разгневанных парижан. Мегги посмотрела ему вслед с тревожным чувством. Варенн вел себя так, словно флиртовал с ней, и вместе с тем Мегги была уверена в том, что она едва ли интересует графа как женщина. Ее размышления прервал приказ спутника:

— Пора уходить, графиня. Толпа становится неуправляемой.

Слова Рейфа разбудили всегда дремавший в ней инстинктивный страх перед толпой. К счастью, Рейф был рядом. С ним всегда при любом скоплении народа она чувствовала себя спокойно. Встречный сто раз подумает, прежде чем задеть его плечом, и дело не столько в богатстве или титуле, сколько в той аристократической отчужденности, которая преграждает путь любой фамильярности.

Миновав запруженную народом площадь, они сели в нанятый Рейфом экипаж, который должен был доставить их на бульвар Капуцинов.

— Сейчас, когда имел счастье видеть всех троих подозреваемых вместе, — начал разговор Рейф, оказавшись в спасительном уединении кэба, — я все равно не могу сказать, кто из них виновен, а кто — нет. У тебя есть какие-нибудь соображения?

Мегги нахмурилась, оживляя в памяти эпизод противостояния в галерее.

— Я много думала над этим, и не только сегодня. Полковник Ференбах терпеть не может французов и упивается их унижением. Как мне кажется, сам он не станет организовывать заговор, но использовать его вполне могли.

— А что ты скажешь о Росси?

— Он действует с необычной прямотой, — протянула Мегги. — Глядя на него в Лувре, я подумала было, что генерал сейчас возглавит толпу обывателей и поведет ее на пруссаков.

— Едва ли он стал бы так рисковать, принимая во внимание то, что с ним была жена.

— Да, это его и остановило, — согласилась Мегги. — И вообще он, человек неглупый, понимал, что, выдворив из музея пруссаков, ничего не добьется. Но Росси — настоящий воин, и я видела, как трудно было ему подчиниться обстоятельствам. Боюсь, что он не создан для темных дел. Тот, кто решил бы вовлечь его в заговор, должен был сто раз подумать: неосторожным словом или действием Росси мог бы провалить все дело.

— А как насчет Варенна с его столь романтичным замком? — спросил Рейф с сардонической усмешкой в голосе.

Мегги не могла сдержать улыбки. Нашел к кому ревновать!

— С ним я бы постаралась никогда не иметь дел. Граф столь двуличен, что сразу и не поймешь: то ли он замешан в заговоре, то ли ведет себя так потому, что по-другому не умеет.

Игнорируя ее легкий тон, Рейф мрачно заметил:

— Я чувствую, что тучи сгущаются. Об одном прошу Бога, чтобы он указал нам, откуда ждать ветра.

— Знать — еще не значит предотвратить, — ответила Мегги с выстраданной мудростью. — Не знание спасает в бурю, а гибкость. Те, что не умеют гнуться, ломаются.

— Это в мой огород камень? — спросил Рейф, приподняв темную бровь. — Вспомни, как цветы наклоняются перед бурей. Но, увы, это не спасает: ветер или рвет их с корнем, или обрывает лепестки.

— Не стоит увлекаться аналогиями, ваша честь, — сухо заметила Мегги. — Кто-то может сравнить меня с розой в лучшую пору цветения, но мне удалось пережить такие свирепые бури, которые вам и не снились.

Экипаж остановился возле дома Мегги. Рейф последовал за спутницей.

— Мы давно не играли в шахматы. Закончим партию? — предложила Мегги, чтобы развеять дурное настроение своего кавалера.

Игра была странной: партнеры проявляли поразительную беззаботность.

После очередной глупости со стороны Мегги Рейф объявил шах.

Черный слон угрожал белому королю. Чтобы спастись от шаха, Мегги пошла конем так, что он преградил дорогу черному слону. Если бы Рейф взял коня, она бы съела его слона, восстановив таким образом баланс сил, да и король был бы в безопасности.

— Люблю коней, — промурлыкала она, — они так хитро ходят…

— Как и вы, графиня?

Удивленная резкостью тона, Мегги встрепенулась, запальчиво ответив:

— А чего ты хочешь? Я ведь шпионка, и хитрость — моя профессия.

— Так пожертвует ли белая королева собой ради белого короля?

Рейф буквально впился в нее глазами. Разговор не имел никакого отношения к шахматам. Черты лица его заострились, чувствовалось, что он едва сдерживается.

Мегги давно ожидала чего-то подобного.. Не таким уж легким человеком был Рейф Уайтборн.

— Рейф, что ты хочешь этим сказать? — спросила она, поджав губы.

Вместо ответа он передвинул по доске черного короля, сбив белую королеву.

— Этот ход не по правилам, — с нажимом произнесла Мегги. — Чего ты хочешь?

Рейф взял в руки белую королеву и черного короля и убрал их с доски.

— Только одного, Мегги. Я хочу, чтобы белая королева не жертвовала собой ради белого короля. Хочешь ты этого или нет — я вывожу тебя из игры.

Глава 13

Мегги уставилась на Рейфа в полном недоумении.

Что на него нашло?

— Ты выводишь меня из игры? С какой стати?

Можешь выражаться более ясно?

Рейф в гневе смахнул с доски шахматы. Фигурки рассыпались по персидскому ковру.

— Я говорю о тебе и твоем любовнике Роберте Андерсоне, разве не понятно?! — выпалил он, словно дал пощечину. — Да, о твоем любовнике, предателе и шпионе!

Мегги поднялась так резко, что едва не опрокинула кресло.

— Ты не знаешь, что говоришь!

Рейф тоже встал, возвышаясь над ней всей громадой своего роста. Куда подевался воспитанный, уравновешенный человек! Сейчас Рейф был сплошным сгустком гнева.

— Знаю, леди-куртизанка! Я знаю, что он приходил к тебе поздно ночью, знаю, что ты говорила с ним, хотя Люсьен запретил тебе иметь дело с кем-то, кроме меня!. Запретил общаться с членами британской делегации!

Мегги опустила глаза.

— Я играю в эти опасные игры уже давно, — сказала она как можно мягче, — и имею в подобных делах куда больше опыта, чем ты. Я работаю с теми, кому доверяю.

— И даже если те, кому ты доверяешь, не достойны доверия? Твоего дружка видели с генералом Росси. Я сам был свидетелем его общения с Генри Лемерсье в кафе «Мазарин». Возможно, именно тогда и обговаривался план покушения на Кэстлри.

В первый момент Мегги растерялась, но уже в следующую секунду нашлась с ответом:

— Это еще ничего не доказывает. Шпион может говорить с кем угодно, не только с благонамеренными гражданами.

Рейф обошел вокруг стола, вплотную приблизившись к Мегги.

— Значит, ты допускаешь, что он шпион?

— Не допускаю, а знаю! Мы много лет работаем вместе.

— Значит, ты и спишь с ним уже много лет, — сказал Рейф, и глаза его стали словно льдинки. — Ты знаешь, на кого он работает?

— На Британию, на кого же еще? Он такой же англичанин, как и я.

— Даже если Андерсон — англичанин, это не значит, что он работает на Британию. Часто служат тому, кто больше платит. А тебя он просто использует. — Подозрительно прищурившись, Рейф спросил:

— А ты уверена, что он англичанин?

— Да ты просто самонадеянный болван! — вспылила Мегги. — Твои обвинения абсурдны, и я не желаю тебя больше слушать!

Мегги отвернулась, но Рейф поймал ее руку и резко развернул к себе.

— Абсурдны? Тогда откуда у тебя деньги? Кто оплачивает твои наряды, экипаж, дом?

— Я оплачиваю, — ответила Мегги, вырывая руку, — деньгами, которые платит мне британское правительство.

— Тебе приходят счета прямо из Лондона?

— Нет, — замешкалась Мегги. — Деньги я получаю через Роберта. Так и есть.

— Я списался с Люсьеном и выяснил размеры твоего жалованья. Выходит, что за двенадцать лет ты получила всего пять тысяч фунтов, а этого мало, чтобы жить так, как живешь ты.

Мегги была поражена до глубины души, но сдаваться не желала.

— Может, лорд Стрэтмор и платит мне гроши, но Роберт, возможно, работает и на другие британские агентства, которые оплачивают его, а значит, и мой труд более щедро.

Несмотря на безапелляционность ее утверждения, Рейф заметил, что Мегги в растерянности. Не снижая натиска, он продолжил:

— Я восхищен твоей преданностью Британии. Тем не менее факты говорят, что именно Андерсон есть то самое слабое звено в британской делегации, и я почти убежден — он замешан в покушении на министра. Для меня одно только неясно: знала ли ты, что работаешь на врага, или все дело в твоей наивности?

— Не верю! — запальчиво воскликнула Мегги. — Роберт — мой самый лучший друг, и если я стою перед выбором, кому из вас двоих верить, скорее поверю ему, чем тебе! Убирайся отсюда!

До сих пор Рейф как мог сдерживался, но отказ Мегги поверить в то, что ее любовник оказался непорядочным человеком, окончательно вывел его из себя. Схватив Мегги за плечи, он стал трясти ее, требуя ответа.

— Ну почему он, Марго, почему он, а не я?! Может быть, Андерсон бесподобен в постели? Ты любишь его, или все из-за того, что он содержит тебя?

Пальцы его конвульсивно сжались, впиваясь ей в предплечья.

— Если тебе нужны деньги, я заплачу столько, сколько ты скажешь, какой бы высокой ни была цена. Если дело лишь в постели, дай мне одну только ночь, и ты узнаешь, кто из нас лучше!

Рейф задыхался, хрипел.

— А если ты защищаешь его из слепой верности, подумай, стоит ли предатель такой преданности! Мегги рассмеялась ему в лицо.

— И ты смеешь еще спрашивать, почему я предпочитаю Роберта? Это он спас мне жизнь и дал силы жить дальше. Бог свидетель, я предпочла бы стать заложницей висельника, чем любовницей человека, вынесшего мне приговор просто так, послушав сплетню, человека, чья ревность заставила моего отца увезти меня из родной страны…

У Мегги сорвался голос, она вся дрожала от гнева.

— Отца не убили бы во Франции, если бы ты не сделал того, что сделал, Рейф. Уже за одно это не будет тебе от меня прощения. Что же касается твоей мужской доблести — меня она не впечатляет. Где ты постигал сие искусство? В постели у каждой мастеровитой шлюхи по всей Европе? Никогда я не отдам себя мужчине без любви, а ты не способен на это чувство. Ты — самонадеянный, чванливый бабник, и я не желаю тебя больше видеть!

Мегги подняла руки и попыталась высвободиться, но с Рейфом трудно было справиться. Он завел ей руку за спину и заставил повернуться к нему.

— Марго, не надо со мной бороться, — прохрипел он, — я хочу только одного — спасти тебя.

Яростно, грубо Рейф стал целовать Мегги, надеясь, что страсть лишит ее воли, и, как всегда в минуты объятий, горячая волна накрыла их; нечто более сильное, чем разум, воля, обида, захватило обоих. Не в человеческих силах было противиться тому, что владело ими.

Вначале Мегги пыталась вырваться, но чем плотнее смыкалось кольцо его рук, тем мягче, податливей становилось ее тело, тем живее откликалось на призыв Рейфа. Языком касаясь его зубов, она рукой скользнула вниз.

Почувствовав тепло руки любимой, Рейф застонал, плоть его отвердела под ее пальцами. Вот как нужно: не борьба, а ласка, любовь… Чуть ослабив объятия, Рейф провел ладонью по стройным бедрам женщины.

Воспользовавшись тем, что партнер расслабился, Мегги предательски быстро ударила коленом вверх, но, так как Рейф все-таки не до конца расстался с мыслью, что ее страсть не более чем уловка, он успел податься назад. Удар пришелся в ногу, однако Мегги вырвалась.

Высвободившись из его объятий, Мегги в один прыжок очутилась на противоположном конце комнаты, еще мгновение, и в руке ее оказался пистолет. Направив дуло прямо в лицо Рейфу, она сказала:

— Убирайся! Чтобы ноги твоей не было у меня в доме! Если ты только попробуешь навредить Роберту, я тебя убью!

Голос ее дрожал, зато оружие она крепко держала обеими руками.

Рейф смотрел на пистолет недоверчиво.

— Мегги…

— Не шевелись! Она взвела курок.

— Предупреждаю, попробуй обидеть Роберта, и ты умрешь, даже если я сама погибну. Я постараюсь, чтобы ты не ушел от пули. А теперь ты, несостоявшийся шпионишка, убирайся-ка поскорее в Англию и не забудь прихватить свою дурацкую ревность и подозрительность!

Она блефовала, Рейф не сомневался в этом ни на минуту. Наверняка пистолет даже не заряжен. Рейф сделал шаг, и Мегги нажала на курок. Раздался выстрел. Рейф почувствовал, как мимо него просвистела пуля и что-то острое впилось ему в икру.

Вначале Рейф решил, что у Мегги просто сорвалась рука, но когда дым рассеялся, он увидел, что от черного короля, валявшегося рядом на ковре, остались одни щепки. С тем же успехом Мегги могла попасть Кэндоверу в глаз.

К тому времени, как Рейф поднял на Мегги глаза, она уже успела перезарядить пистолет. Стальное дуло уперлось прямо в него.

— Как видишь, я не разучилась стрелять, — сказала она мрачно, — если ты только двинешься в мою сторону, тебе конец.

Не надо было даже пытаться вырвать у нее пистолет: чтобы приблизиться на нужное расстояние, потребовалось бы время, достаточное для выстрела. В том, что Мегги будет стрелять на поражение, сомневаться не приходилось, стоило только взглянуть ей в глаза. Она готова убить. Глупо было с наскоку набрасываться на Андерсона. Мог бы догадаться, что не так просто будет заставить Мегги поверить в двуличие ее любовника. В очередной раз устроив сцену ревности, он лишил себя верного шанса склонить Мегги на свою сторону.

Собрав в кулак волю, Рейф как можно спокойнее и убедительнее произнес:

— Для твоего же блага, Мегги, не доверяй Андерсону. Пусть я кажусь тебе ревнивым дураком, но то, что я сказал, правда. Неужели ты хочешь, чтобы пострадали Кэстлри и остальные только из-за твоего упрямого нежелания видеть в Андерсоне предателя? Он — наша единственная нить к заговорщикам, и Веллингтон должен его допросить.

— Вы не убедили меня, ваша честь, — сказала она, враждебно сверкая серыми, как сталь, глазами. — Я уже говорила, шпион волен общаться, с кем сочтет нужным, а в особенности с теми, кого подозревает. Что же касается денег, то вы с вашим состоянием, должно быть, забыли о том, как их зарабатывают. Продажа информации союзническим разведкам не считается предательством, это просто хороший бизнес.

— Что-то не чувствую уверенности, — мягко заметил Рейф, уловив в голосе Мегги излишнюю браваду.

В ответ она напряглась, и Рейф невольно спросил себя, насколько у ее пистолета тугой спуск. С мрачным юмором висельника он подумал, сколь жалкой и мелодраматичной была бы смерть герцога Кэндовера во время любовной ссоры, с той лишь пикантной подробностью, что они на самом деле не были любовниками.

Грудь ее вздымалась от напряжения.

— Ты можешь представить мне неопровержимые доказательства измены Роберта, и может быть, только может быть, я поверю тебе, но никогда, слышишь, никогда не стану делить с тобой постель. Ты сам уйдешь или мне позвать прислугу, чтобы тебя вытолкали взашей?

Увы, Рейф понял, что проиграл. Проиграл по всем статьям. Да, Мегги помогала Андерсону, но предать страну не могла, теперь же, после его обвинений, она выскочит из собственной шкуры, но докажет, что Андерсон чист, не заботясь при этом о безопасности. Что из этого получится, одному Богу известно, и рядом не будет никого, кто мог бы ее защитить.

Под прицелом Рейф направился к двери. Уже взявшись за ручку, он не удержался и обернулся посмотреть на нее. Даже тот факт, что она держала его на мушке, не убил в нем желания обладать этой женщиной.

— Я не уеду из Парижа, пока все не закончится, — тихо сказал он. — Если потребуется моя помощь, в любое время я к вашим услугам. Ты знаешь, где меня найти.

Рейф ушел, тихонько прикрыв за собой дверь.

Мегги, положив пистолет на туалетный столик, опустилась на пол. У нее кружилась голова, тошнота подступала к горлу.

Она давно спрашивала себя, что стоит за прохладным безразличием Рейфа. Теперь поняла. Уж лучше бы оставаться в неведении! Честно говоря, он с самого начала ясно давал ей понять, что хочет ее, но откуда же она знала, какой чудовищной ревностью снедаем этот респектабельный джентльмен. Да, двенадцать лет назад Рейф вел себя аналогично, но тогда Мегги казалось, что это от любви. На самом деле виной всему его непомерная гордость и эгоизм.

Мог ли он намеренно оболгать Роберта? Непонятно, из каких источников Рейфу стало известно о встрече Роберта с Росси и Лемерсье, но в любом случае это никак не свидетельство того, что Роберт ведет двойную игру. С тем же успехом она могла бы обвинить его, Рейфа, поскольку тот тоже не делился с ней всей полученной информацией.

Гораздо сложнее обстояло дело с деньгами. Хотя Мегги жила на широкую ногу всего два года из двенадцати, проведенных во Франции, она и раньше тратила куда больше той суммы, которую назвал Рейф. Часть денег, полученных от Роберта, шла на оплату информаторов, часть — на жизнь, остальные она откладывала на счет в швейцарском банке. Мегги накопила уже вполне приличную сумму, чтобы остаток дней безбедно провести на родине, в Англии.

Ни разу она не спросила Роберта, откуда он берет деньги, полагая, что вполне заслужила их своим трудом на благо отечества. Неужели Роберт действительно был слугой многих господ? Однако ни единым словом не намекнул, что платит им не только Британия.

Кто же в действительности Роберт? При первой встрече сказал ей, что он англичанин, но о своей жизни ничего никогда не рассказывал. С нелегким сердцем Мегги призналась себе в том, что со своими способностями к языкам Роберт мог с равным успехом представиться и немцем, и французом, и итальянцем. Фактически это он и научил ее безукоризненно передавать любой акцент.

И тем не менее при всей загадочности его прошлого Мегги могла поклясться, что в главном он был всегда с ней честен. Теперь эта уверенность стала пропадать. Мегги вспомнила, как совсем недавно он просил ее не доверять никому, и ему в том числе. Тогда она решила, что Роберт просто поддразнивает ее, но теперь эти слова приобрели новый, зловещий смысл.

Покачиваясь, Мегги поднялась с пола, пошла к буфету, налила себе бренди. Одним глотком выпила половину бокала. Она почувствовала, как приятное тепло разлилось по телу, но алкоголь не растопил ее сомнений.

Возможно, в Рейфе взыграли оскорбленная гордость и похоть, но он верил в то, что говорил, уж в этом-то Мегги научилась разбираться. И все же, отказать в доверии своему лучшему и единственному другу, человеку, спасшему ей жизнь?

Не чувствуя ни вкуса, ни крепости напитка, Мегги допила бренди. Удивительно, насколько сильно влияет на нее Рейф, и это после всего того горя, которое принес ей. Он вызывал к жизни самые глубинные эмоции, совсем не похожие на теплые, дружеские отношения, сложившиеся у них с Робертом.

Как жаль, что Рейф использовал всю дарованную ему власть над ней, только чтобы причинить боль.


Англичанин снабдил Ле Серпента всей требуемой информацией, практически ничем не рискуя. Не обошлось, правда, без мелких осложнений. Дважды его чуть было не застигли врасплох служащие посольства. Он ожидал вопросов о цели его пребывания на жилой половине посольства, но, к счастью, обошлось. Риск оправдал себя, поскольку плата за труды оказалась весьма щедрой.

На этот раз в комнате было светлее, ведь хозяин должен был как следует разглядеть чертежи.

— Великолепно, — заключил он после нескольких минут изучения бумаг. — Здание построено так, как я и предполагал.

Англичанин направился было к выходу, не желая слушать лишнее.

— Ну раз я вам уже не нужен…

Ле Серпент сверкнул глазами из-под маски.

— Я тебя не отпускал, мой друг Англичанин. В наш план входит и твое добровольное участие. Видишь эту кладовку? — Ле Серпент ткнул пальцем в чертежи.

— Да, и что? — спросил Англичанин, не смея поднять глаз.

— Она как раз под спальней Кэстлри. Ты сказал, что ею пользуются редко и она большей частью заперта. Если ее начинить порохом и поджечь, на воздух взлетит все посольство!

— Да вы сумасшедший! — выдохнул Англичанин, только теперь он осознал, для чего Ле Серпенту понадобилось узнать о посетителях министра. Если правильно рассчитать время, одним махом можно покончить со всеми сразу — и с Веллингтоном, и с Кэстлри, и с министрами союзников заодно.

— Вовсе нет, — ответил человек в маске. — Мой план смел, но выполним. Самая трудная его часть — доставить порох в посольство, но поскольку там служите вы, затруднений не будет.

— Как вы намерены устроить взрыв? — спросил Англичанин, хотя уже догадывался, каким будет ответ.

— Я думаю, с этим вполне справится обычная свеча. Плотная свеча, которая сгорает медленно. Понадобятся часы, чтобы она прогорела. Будет достаточно времени удалиться на безопасное расстояние, и никто не подумает вас подозревать.

— Не желаю я участвовать в этом безумии! Если погибнут главы союзных держав, от Франции останется мокрое место!

— Да, шуму будет много, — согласился Ле Серпент, — но, обезглавленные, союзники превратятся в беспомощных цыплят. А к тому времени как пыль осядет, — Ле Серпент замолчал, выдерживая паузу для большего эффекта, — во Франции уже будет новый порядок.

— Какое мне дело до вашей Франции? — возмутился Англичанин. — Не желаю я ради нее подставлять свою шею!

Он попробовал было уйти, но Ле Серпент поймал его за руку. Голосом, похожим на шипение гадюки, гипнотизируя Англичанина взглядом, словно удав кролика, Ле Серпент произнес:

— Скажу тебе больше, мой друг. У тебя нет выбора. Предательство означает смерть. Но, с другой стороны, принимая во внимание твою существенную роль в исполнении моего замысла, ты можешь рассчитывать на солидное вознаграждение.

Ле Серпент дал Англичанину время, чтобы тот в должной мере проникся этой мыслью, а затем добавил:

— Заметь, я не стремился купить твою преданность, поскольку это чувство тебе незнакомо. С такими, как ты, разговор короткий: услуга за услугу. Ты мне помогаешь, и я делаю тебя богатым и властным. То, что ты получишь, превосходит самые смелые твои мечты.

Англичанин метался, не зная, что предпочесть: работать на Ле Серпента дальше, выдать ублюдка или бежать из Франции. Выбор осложнялся тем, что решать надо было быстро — ошибка означала неминуемую смерть.

Конечно, он умрет в любом случае: и если выдаст Ле Серпента, и если англичане узнают о его предательстве. Самым надежным казался путь, предложенный загадочным хозяином.

— Еще раз мне представляется случай убедиться в неоспоримости вашей логики, — ответил он хрипло.

— Вот и хорошо, — быстро сказал Ле Серпент, ослабляя хватку. — Мне нравятся те, кто схватывает на лету. А сейчас садись. У меня к тебе вопросы. Есть тут парочка-троечка агентов англичан, которые путаются под ногами, от них нужно избавиться. Расскажи мне все, что тебе известно об этих людях.

Два имени Англичанин ожидал услышать, но третье стало для него приятным откровением. Поразмыслив, он решил, что и сам мог бы догадаться, кто этот третий, если бы хорошенько подумал.

Англичанин даже хмыкнул довольно, не удержавшись, настолько отвечало его чаяниям желание хозяина вывести кое-кого из игры.

Глава 14

Прислуга была уже давно распущена, а Мегги все сидела за кухонным столом в компании единственной подружки — восковой свечи. Роберт собирался заскочить с очередными новостями, но так и не пришел и, судя по времени, уже не придет.

Он был так нужен ей именно сегодня. Роберт сразу бы развеял все сомнения. Должно же быть какое-то разумное объяснение всему, что наплел про него Рейф…

И если Роберт лгал, то она должна об этом узнать. Заснуть Мегги все равно не смогла бы, ее мучили бы кошмары — отголоски недавней схватки с Рейфом и мучительные сомнения относительно Роберта. Повинуясь внезапному порыву, она решила пойти к нему сама. Мегги знала, где он снимает квартиру. Если его не будет, она подождет, пока Роберт вернется. Не в первый раз одной отправляться в поход по ночному Парижу.

Поднявшись наверх, Мегги переоделась в мужской костюм. На ее счастье, сентябрьская ночь выдалась достаточно прохладной, так что темный бесформенный плащ оказался весьма кстати. Как всегда, отправляясь в город в одиночестве, Мегги взяла с собой нож. Хотелось бы, чтобы обошлось без эксцессов, но о безопасности, памятуя предупреждение Роберта, все же стоит позаботиться.

Роберт. Опять Роберт. Страшно хотелось верить в его порядочность.

Если Роберт окажется предателем, с кем же она останется?


— Сердцем я всегда принадлежала тебе, Рейф, — сказала Марго, взглянув на него сквозь туманную пелену. — О тебе одном думала я все эти годы, тебя одного ждала. Почему ты не пришел ко мне раньше?

Она целовала его, расстегивая рубашку… Одежды упали, и ее золотые волосы легко, словно крылья чудесной птицы, прикоснулись нежным шелком к его груди. Руки скользнули вниз, лаская, дразня, доводя до сумасшествия…

Рейф проснулся. Сердце бешено колотилось, он дрожал, на лбу выступила испарина… Сладостный сон продолжался недолго, ровно столько, чтобы измучить его до конца. После стычки с Мегги Рейф вернулся в отель, написал письмо Люсьену и пошел спать. Но даже во сне Мегги продолжала его преследовать.

Итак, она окончательно свела его с ума. Последовательный во всем, даже в своем безумстве, Рейф, переодевшись, направился к бульвару Капуцинов, туда, где нанятый им соглядатай из окон дома напротив следил за тем, чем занимается несговорчивая партнерша.

Наблюдение продолжалось несколько дней. Кроме Андерсона, приходившего к Мегги дважды, не было замечено ничего интересного, но, может быть, сегодня им повезет. Рейф не мог оставаться дома, поэтому решил отпустить своего человека и сам занять наблюдательный пост.

Надо было отказаться от дела и возвращаться в Англию в тот самый день, когда он обнаружил, что пресловутая шпионка Люсьена — Марго Эштон. Мало того, что его пребывание в Париже оказалось бесполезным для Англии, он еще и сам окончательно запутался.

Как ни горько это сознавать, простая и незатейливая детская любовь превратилась в манию. Марго разрушила то, чем Рейф привык гордиться, — его возвышенную отстраненность, и он ненавидел ее за это столь же сильно, сколь и желал. Рейф знал вкус ее губ, а воображение легко дорисовывало остальное: что будет он чувствовать, когда войдет в нее, и как она ответит на его ласки…

И вновь мысленно возвращался на тот же порочный круг.

Впервые в жизни он испытывал такое сильное влечение к женщине. Рейф даже взял бы ее силой, представься ему такая возможность.

Но тут же прогнал прочь эту мысль, настолько она показалась ему пугающе опасной.

Мегги привлекала прежде всего своей недоступностью, и у нее, надо признать, были причины недолюбливать Рейфа. А может, она просто его дразнила. Мегги всего лишь женщина, а они всегда для начала разыгрывают неприступность. Знал он по опыту и другое: красивые женщины редко бывают хорошими любовницами, тогда как получившие от матушки-природы меньше подарков, лучше работают на любовной ниве. Возможно, достаточно лишь раз переспать с ней, чтобы пропала эта нелепая тяга, вызванная еще и идиллическими воспоминаниями юности.

Рассуждения были лишь теорией. Мегги не оставила ему шансов осуществить задуманное. Не стоит и сомневаться, она пустит ему пулю в лоб, подойди он к ней ближе чем на пятьдесят футов.

Хорошо еще, что к Мегги не заглянул на огонек в этот вечер Андерсон. Рейф убил бы его на месте, а живой этот белобрысый красавчик может оказаться гораздо полезнее. Рейф сообщит Веллингтону о своих подозрениях. Андерсона допросят… Но это будет завтра, а сегодня нужно наблюдать.

Дом тонул во мраке, если не считать окна кухни, освещенного тусклым светом свечи. Интересно, спит ли Мегги или мается, как он. Наверняка ее растревожили обвинения против Дндерсона. Страдает, наверное, от сомнений. По крайней мере хотелось бы в это верить.

Совсем поздно, далеко за полночь, Рейф увидел, как с черного хода выскользнула завернутая в плащ фигура. Двигалась она с кошачьей грацией и, несмотря на мужской костюм и бесформенный плащ, Рейф узнал Мегги. Подогретый любопытством, он оставил пост и пошел следом.

Но его, похоже, опередили. Из темной аллеи показался чей-то силуэт и тоже отправился следом за Мегги.

Черт возьми, кто же еще за ней следит? Не его ли соглядатай решил посоревноваться с хозяином в наблюдательности или это кто-то новенький? Хорошо, что ему взбрело в голову прийти сюда именно сейчас. По крайней мере, если она попадет в беду, он окажется рядом. Хотелось бы верить, что способен защитить ее лучше, чем его же наемник.

Со стороны загадочная троица, должно быть, выглядела комично. Рейф любовался тактикой, которую выбрала Мегги, чтобы оставаться невидимой. Избегая освещенных бульваров, она легко скользила по узеньким темным улочкам, словно тень или черная кошка. Время от времени оборачивалась, но, поскольку не могла подозревать о преследовании, видела позади себя только мрак, такой же, как впереди.

Странная штука — жизнь. Часто мы только и делаем, что вводим в заблуждение других, уверенные, будто всех перехитрили. Помня об этом, Рейф тоже посматривал назад, не удлинилась ли их цепочка еще на одного человека. Но, похоже, он замыкал парад.

Вскоре Рейф, к своему неудовольствию, обнаружил, что Мегги, по всей видимости, направляется к Андерсону. Впереди открывалась площадь дю Каррусель с величественной аркой, увенчанной четырьмя конными статуями из собора Святого Марка в Венеции. У монумента копошился народ. В неверном свете факелов Рейф разглядел фигуры рабочих на арке. Стучали молотки, работали зубила, скрежетание металла эхом отдавалось на площади. Подрядчиком работ выступал офицер в форме британской армии. Решив пощадить национальные чувства французов, Веллингтон распорядился демонтировать памятник ночью. Оставалось надеяться, что старый Луи проспит столь прискорбное событие. Работы проходили буквально у него под окнами.

Мегги замешкалась, видимо, решая, что лучше: пройти через площадь или обойти ее.

Вдруг Рейф услышал за спиной цокот копыт. Обернувшись, увидел всадника в форме национальной французской гвардии, который, вынырнув из боковой улочки, во весь опор скакал к площади. В тот же момент послышались выкрики, хотя он мог и ошибиться, так как каменные колодцы средневековых улочек сильно искажали звук.

Рейф вжался в стену. Гвардеец проскакал мимо, не заметив его, следом за ним хлынули разъяренные парижане. Толпа ревела, словно раненый зверь, ощетинившийся, навостривший когти, оскаливший зубы.

Никто из этого озверевшего человеческого месива не заметил Рейфа, хотя тот был всего лишь в нескольких дюймах от них и единственным его укрытием служил навес над входной дверью какого-то дома.

Увидев в толпе гвардейцев, рабочие побросали инструменты и поспешно стали слезать с арки. Оказавшись внизу, они быстро шмыгнули в распахнутую для них дверь дворца Тюильри. В данном случае роялисты проявили провидческую мудрость, не дав толпе растерзать рабочих. Неизвестно, что предпринял бы Веллингтон, если бы узнал, что британцы погибли при попустительстве французского короля.

События, происходящие на площади, отвлекли внимание Рейфа, и он потерял из виду Мегги. Встревоженный, Кэндовер вышел из укрытия и, прокладывая себе путь локтями, направился туда, где видел ее последний раз. Человека, который шел следом за Мегги, тоже не было видно. Рейф даже не пытался скрываться. Одет он был достаточно скромно и ничем не выделялся среди других обывателей, пришедших поглазеть на бесплатное зрелище.

Крики раздались слева от небольшой аллеи. Один из голосов показался Рейфу знакомым, он даже разобрал слова:

— Это английский шпион, один из воров шайки Веллингтона!

Разочарованные бегством рабочих, те из зевак, кто был поближе к аллее, двинулись туда в поисках новых развлечений. И вдруг истошный женский крик прорезал воздух, перекрывая ропот толпы.

Мегги!

Рейф рванулся на голос, прокладывая путь локтями, тумаками, чем только можно. Ему щедро возвращали назад тычки и подзатыльники, но он не чувствовал боли.

Кэндовер был уже почти в эпицентре событий, когда услышал треск разрываемой ткани. Знакомый голос восхищенно присвистнул:

— Глядите, баба! Толпа ответила дружным ревом. Рейф растолкал двух подвыпивших юнцов и увидел наяву то, что предстало перед его мысленным взором во время беспорядков в театре.

Мегги свалили на землю, но она все еще отбивалась, пиналась, размахивала ножом. Сквозь разорванную одежду проглядывали плечо и левая грудь, и даже в неверном свете уличных фонарей Рейф разглядел гримасу смертного страха, застывшую на лице любимой.

Какой-то проходимец в потрепанной одежде пытался схватить ее за руку, но Мегги воткнула клинок ему в ладонь. Из раны хлынула кровь, и мужчина, грязно ругаясь, отступил.

Конец ее сопротивлению положил жестокий удар кованым сапогом в висок. Мегги потеряла сознание, обмякла, рука ее разжалась и выпустила нож.

Ударивший ее мужчина подошел к ней, перевернул на спину, разорвал на груди рубашку и грубо схватил грудь. Рейф взглянул в обезображенное шрамом ухмыляющееся лицо негодяя и узнал Генри Лемерсье.

— Придется тебе подождать своей очереди, мой друг, — сказал капитан. — Я первый увидел ее, но не беспокойся, тут на всех хватит.

Схватив Мегги за руки, Лемерсье поволок жертву в темную часть аллеи. Прочие соискатели женского тела чуть отступили назад, высвобождая пространство.

Сейчас все решала стремительность. Рейф выскочил из толпы, схватил Лемерсье за горло и выхватил Мегги, воспользовавшись тем, что француз ослабил хватку.

Поднимая ее, Рейф почувствовал тяжесть во внутреннем кармане плаща. Не иначе пистолет. Едва ли один выстрел мог спасти ее от толпы, а вот ему он может оказаться кстати. Перекидывая безжизненное тело через плечо, Рейф незаметно переложил пистолет к себе. Теперь оставалось одно — как можно быстрее скрыться с площади, уповая на то, что толпа среагирует не слишком быстро.

Не успел он пробежать и десяти ярдов, как услышал позади себя нарастающий рев.

— Это еще один шпион Веллингтона! — кричал Лемерсье. — Держите обоих!

Камень ударил Рейфа в плечо, едва не сбив с ног. Оглянувшись, он увидел, что толпа, ведомая Лемерсье, надвигается.

С таким грузом Рейф не мог далеко убежать. Оставалась надежда лишь на чудо. Вытащив из кармана пистолет, он одной рукой взвел курок. На мгновение ему захотелось пустить эту единственную пулю Мегги в сердце, только бы избавить от страшной участи быть растерзанной толпой, но он вовремя остановил себя, решив, что не имеет права лишать ее жизни даже из лучших побуждений. Рейф поднял пистолет, спокойно и уверенно прицелился, словно собирался бить по мишени в тире.

Только бы пистолет был заряжен…

Пистолет дернулся в его руке от отдачи, и время замедлило свой бег.

Рейф мог бы поклясться, что видел, как пуля просверливает воздух, вращаясь на лету… долго-долго, пока наконец не достигла цели, вонзившись Лемерсье между глаз. Похоть на лице француза сменилась удивлением, шоком…

Потом в разные стороны брызнули кровь и осколки кости, выбитые пулей. Капитан осел и повалился на руки своим соратникам. С потерей предводителя толпа сникла, разом растеряв весь энтузиазм.

Рейф не стал тратить времени на пустое созерцание. Вновь подхватив Мегги, он по боковым аллейкам, окружающим площадь, свернул направо, затем налево, решившись передохнуть только минут через пять. Погони не было. Рейф мог бы сказать со всей откровенностью, что ни одной унции Мегги он не счел бы лишней и хотел бы ее всю, до последнего грамма, но правда состояла и в том, то Мегги не была пушинкой, поэтому ноги Кэндовера дрожали от напряжения, а плечи горели.

Отдышавшись, он уложил ее на мостовую и послушал сердцебиение. Рейф убедился в том, что дышала она ровно и сердце билось достаточно сильно и ритмично.

Толпа на площади продолжала шуметь, но она была ему уже не опасна. Взяв Мегги на руки, Рейф пошел. На одной из улиц он поймал дрожки, приказав вознице везти его в отель «Де ля Пис».

В экипаже Рейф прижал Мегги к себе, укрыв темным плащом их обоих. Шляпа ее осталась лежать на площади, и золотые волосы все еще прикрывал черный шарф. Он развязал его, осторожно ощупал голову. По всей видимости, удар смягчила огромная копна густых волос. Рейф держал Марго, словно ребенка, согревая ее озябшее тело своим теплом. Волосы ее все еще хранили необычный аромат, аромат венгерской графини. К собственному удивлению, Рейф испытывал к Мегги больше нежности, чем страсти.

У отеля Кэндовер соскочил с экипажа, отдал вознице золотой и, не оглядываясь, понес Мегги к себе. Швейцар озадаченно посмотрел на постояльца, но воздержался от вопросов. Не принято спрашивать о чем бы то ни было герцога, даже если он несет на руках женщину в порванной одежде и без сознания.

Выразительный пинок в дверь поднял на ноги камердинера. Занося Мегги в помещение, Рейф бросил через плечо:

— Пусть консьержка разбудит горничную и пришлет ее сюда с чистой ночной рубашкой. А ты ступай за доктором. Чтобы не позднее чем через полчаса вы оба были здесь. Прихвати пистолет. Будет упрямиться, пригрози пристрелить.

Небольшой кабинет не был рассчитан на прием гостей, поэтому Рейф отнес Марго в спальню. Глядя на распростертое на белой кровати тело в черном, Рейф невесело усмехнулся. Как мечтал он увидеть ее в своей постели, но только не так, как сейчас. Бог — свидетель, не так.

Рейф зажег свечи и поставил на столик возле кровати. Бледное лицо женщины было удивительно спокойным. Рейф поправил на ее груди разорванные полы сорочки, и она даже не шелохнулась.

Горничная, зевая, вошла в спальню с белой рубашкой через плечо.

— Я покупаю у вас рубашку, — сообщил Рейф. — Разденьте эту даму, переоденьте в рубашку и приведите в порядок.

Горничная недоуменно заморгала. Обычно мужчины, приводя женщин в отель, предпочитают сами раздевать своих дам. Передернув плечами, она принялась за работу.

Рейф вышел в кабинет. Тот, кто считает его дамским угодником, повеселился бы, расскажи кто-нибудь об этой его скромности, но после всего того что пережила сегодня Мегги, остаться здесь и наблюдать, как ее раздевают, показалось ему кощунством. Через несколько минут горничная зашла доложить, что дама готова. Сонные глаза девушки едва не выскочили из орбит, когда она увидела купюру, которой с ней расплатился герцог.

Рейф вошел в спальню. Мегги, укрытая одеялом, производила впечатление спящей, и только кровоподтек на левой скуле напоминал о том, что с ней произошло. Горничная причесала Мегги, и золотой нимб лежал на подушке вокруг ее головы. Нежное кружево обрамляло вырез рубашки. Мегги могла бы сойти за школьницу с той только разницей, что у школьниц не бывает такой фигуры.

Доктор приехал быстро, слуга Рейфа умел убеждать. Врачу сообщили лишь то, что пациентка стала жертвой беспорядков, и он немедленно приступил к осмотру. Рейф мерил шагами комнату, словно тигр клетку.

После непродолжительной паузы, показавшейся Рейфу бесконечной, врач произнес:

— Молодой леди повезло. Кроме нескольких кровоподтеков и головной боли, ей ничто не грозит. Кости все целы и внутренние органы тоже.

Смерив взглядом хозяина, врач добавил:

— Может, мне и вас осмотреть? Похоже, вам не удалось избежать стычки. Рейф махнул рукой.

— Пустяки. Со мной все в порядке. По крайней мере ничего такого, что требовало бы вмешательства врача.

Теперь, когда самое худшее было позади, Рейф начал чувствовать саднящую боль от многочисленных синяков и ушибов. Однажды ему довелось испытать примерно те же ощущения, когда норовистый конь сбросил его и тащил за собой на стремени примерно с милю.

Отослав слугу спать, Рейф разжег камин, снял сюртук и ботинки, налил себе бренди и сел в кресле у кровати, вытянув перед собой длинные ноги. Он не хотел, чтобы Мегги, проснувшись, обнаружила, что находится в чужом доме среди незнакомых людей. Поэтому решил посидеть с ней, пока она не придет в сознание. Если Мегги не испытывает к нему особой приязни, то по крайней мере достаточно хорошо его знает.

Рейф потягивал бренди, надеясь растворить в вине неприятные воспоминания о размозженной пулей переносице Лемерсье. Не в силах отогнать наваждение, он думал о том, что только что убил человека. Смог бы он застрелить француза при менее драматических обстоятельствах? Действовал по наитию, не раздумывая, инстинктивно. Жестокие, однако, у него инстинкты! По крайней мере они таковы, когда дело касается Марго. Если бы у него была пушка, он превратил бы в кровавое месиво всю толпу, только бы спасти ее.

Рейф потер виски. Убийство было вызвано обстоятельствами. Окажись он вновь на той площади, выстрелил бы, не задумываясь. И в то же время лишить жизни другое человеческое существо — акт слишком серьезный, чтобы не думать о нем. Надо как-то расспросить Майкла Кеньона, прошедшего войну, привыкает ли человек убивать.

Лучше не спрашивать, если не хочешь знать ответ.

Рейф уже клевал носом, когда с постели донесся слабый стон. Мегги беспокойно задвигалась, дыхание ее сбилось, лицо конвульсивно сжалось в гримасу страха. Вдруг она закричала. Как тогда, на площади.

Мгновенно проснувшись, Рейф пересел на кровать.

— Мегги, все хорошо, — стал успокаивать он женщину, — ты в безопасности.

Она открыла глаза, но взгляд ее оставался бессмысленным. Мегги не понимала, где она, что с ней. Губы ее скривились в безмолвном крике…

— Мегги, проснись, — тряс ее за плечи Рейф. — Тебе нечего бояться.

Мегги медленно перевела на него взгляд.

— Рейф? — неуверенно спросила она, присаживаясь.

— Да, дорогая. Не волнуйся, с тобой все в порядке.

Он говорил нежно и тихо, но слова его перенесли ее на площадь дю Каррусель, вызвав к жизни страшные воспоминания. Мегги заплакала, свернувшись калачиком, судорожно и горько всхлипывая.

Рейф обнял ее, и Мегги прижалась к нему всем телом, словно в нем одном было ее спасение. Рейф был растроган и немного смущен. Ему казалось, что графиня куда менее чувствительна.

Но сейчас с ним была не графиня, с ним была Марго, ранимая и несчастная. Он гладил ее вздрагивающие плечи, бормоча на ухо слова утешения. Когда слезы ее иссякли, Рейф сказал:

— Лемерсье был тем, кто пустил по твоему следу толпу. Ты его видела?

Мегги кивнула, избегая смотреть ему в глаза.

— Может быть, это тебя успокоит: знай, что справедливость восторжествовала.

Мегги встрепенулась и подняла глаза.

— Ты его?..

— Твоим пистолетом, — подтвердил догадку Рейф. — Отмщение в духе бульварных романов.

Очень сжато Рейф описал происшедшее и то, как им удалось выбраться из передряги.

На мгновение на лице Мегги появилось удовлетворенное выражение, но очень скоро оно растаяло.

— Они стоят у меня перед глазами, — прошептала она. — Их лица, руки, тянущиеся ко мне… Как бы я ни старалась, нет мне спасения. И тогда, и тогда…

Мегги вновь спрятала лицо у него на груди. Поглаживая ее волосы, Рейф с нажимом произнес:

— Мегги, все кончено, ты спасена. Я не допущу, чтобы с тобой случилось подобное впредь.

Мегги подняла голову и посмотрела на него глазами, казавшимися черными из-за непомерно расширенных зрачков. Дрожащим голосом она вымолвила:

— Рейф, я хочу тебя.

Глава 15

За сегодняшний день произошло очень много всяких событий — пугающих, странных, волнующих, но то, что сказала сейчас Мегги, казалось Рейфу чем-то из ряда вон выходящим.

— Мегги, ты понимаешь, что говоришь? На ресницах ее блестели слезы, но взгляд был вполне осмысленным.

— Да, знаю. Понимаю, что это несправедливо по отношению к тебе, но я хочу, я должна забыть.

Голос ее сорвался. Вздрогнув, Мегги закрыла глаза, стараясь набраться сил, но, открыв их, повторила просьбу:

— Рейф, если я хоть немного дорога тебе… И все же он не верил своим ушам. Еще недавно ему казалось, что он может даже изнасиловать ее, но в данный момент Рейф отчетливо понимал, что не хочет брать Мегги сейчас, когда та испугана и изранена. Он мечтал, чтобы она отдалась ему с той же страстью, которую сам испытывал к ней, а не тогда, когда она видит в нем лишь способ избавиться от навязчивых воспоминаний.

Мегги легонько провела кончиками пальцев по щеке Рейфа.

— Прошу тебя…

Смотреть, как она унижается, не было сил. Целуя ее ладонь, Рейф прошептал:

— Мегги, Боже мой, сколько мне пришлось ждать…

Сейчас Рейф не лгал, желание, сводившее его с ума столько ночей и дней, вспыхнуло с новой силой. Больше всего на свете он хотел войти в нее со всей яростью долго сдерживаемого желания, но сейчас не время для безумной дикой страсти: если он хочет помочь ей, то должен быть мудрее и спокойнее…

Обняв подругу за плечи, Рейф подарил ей долгий нежный поцелуй. Мегги задрожала. Рейф замер.

— Что это: желание или страх?

— Всего понемногу, — ответила Мегги, встречаясь с ним взглядом.

Как странно, но только накануне вечером Рейф считал себя способным овладеть ею силой. Одна мысль о том, что он внушает Марго страх, ранила сильнее, чем раскаленный прут палача.

Рейф беспомощно смотрел на нее, не зная, что сказать или сделать, чтобы успокоить женщину. Мегги подняла руку, нервным жестом откинув со спины волосы. Рукав ночной сорочки приподнялся, обнажив багровый рубец на предплечье.

Увидев лилово-синий кровоподтек, Рейф прошептал:

— Может, не надо, Мегги? Я не хочу делать то, о чем ты можешь пожалеть позже.

Глядя на следы насилия, оставленные негодяями на ее теле, Рейф чувствовал, как в нем закипает ярость.

— Я не буду ни о чем жалеть, — сказала Мегги, прикладывая его руку к своей груди. — От всего сердца клянусь, мне надо вспомнить, что… что не все мужчины — скоты.

— Принимая во внимание, что перед тобой самодовольный тщеславный бабник, — едко, более едко, чем ему бы того хотелось, сказал Рейф, — не ошиблась ли ты в выборе мужчины, который должен отстоять доброе имя худшей половины человечества?

— Прости, — сказала Мегги, заливаясь румянцем, — я… я не хотела тебя обидеть.

— Хотела, не отпирайся, и поделом мне. Я действительно самодовольный и весьма тщеславный тип. — Рейф сделал вид, что задумался. — Не знаю, как насчет бабника, до сих пор думал иначе…

— Тогда я снимаю это оскорбление. — Мегги несмело улыбнулась. — Ну что, мир?

Рейф хотел было подразнить Мегги еще, но, заглянув за серую дымку ее глаз, увидел пустоту. Тогда он понял, что она держится, собрав волю в кулак, но даже сталь имеет предел прочности. Если не вырвать ее из когтей страха, она или умрет у него на глазах, или сойдет с ума.

— Мир, — тихо ответил Рейф, привлекая Мегги к себе. Когда он осторожно поцеловал ее, между ними словно пробежал разряд. Такое бывает в холодную сухую погоду. Кто знает, что это было: притяжение, природа которого сродни магнетизму, или что-то еще более непонятное…

Мегги раскрыла губы для поцелуя, чуть обмякла, но ненадолго, тело ее вновь напряглось. Не открывая глаз, она принялась расстегивать ему рубашку.

Рейф остановил Мегги, накрыв ее руки своими.

— До рассвета еще долго, и это время я хочу провести с толком. Расслабься, получи удовольствие. Обещаю, к утру все, что случилось на площади, покажется тебе лишь дурным сном.

Мегги прикусила губу.

— Прости, Рейф, когда я закрываю глаза, передо мной снова всплывают их руки и лица. Это все равно что… как будто ты среди волчьей стаи. — Мегги перевела дыхание. — Я не могу сдержать ужас и знаю, что сильнее страха только одна вещь — страсть.

— Это верно, страсть позволяет забыть обо всем, по крайней мере на какое-то время, — согласился Рейф, но он понимал и другое: едва ли, находясь на грани нервного срыва, Мегги сможет целиком отдаться во власть желания.

Кажется, он нащупал нить. Не раз с ядовитым сарказмом она величала его «ваша честь». Для него «графиня Янош» была тем же символом. Куда легче становилось Рейфу воспринимать ее, когда «графиня» исчезала и на ее месте появлялась Марго Эштон.

— Марго, перемирия недостаточно, — тихо сказал Рейф. — Попытаемся вернуться к нам прежним, к истокам самих себя, к тем временам, когда жизнь казалась простой, не осложненной предательством и болью. Забудем и сегодняшнюю стычку, и другие эпизоды, оставившие шрамы в душе. Перестанем быть циничными. Представь, что тебе восемнадцать, а мне — двадцать один, что мир открыт нам и сулит только счастье.

— Я не смогу, даже если буду стараться, — еле слышно произнесла она. — Если бы только можно было повернуть время вспять…

— Я бы перенес тебя в прошлое, но боюсь, это не в моих силах. — Рейф нежно убрал прядь со скулы, обезображенной синяком. — Но хотя бы на несколько часов давай окунемся в другой мир — мир, каким бы мы хотели его видеть, простой и добрый.

— Мир не отличается ни добротой, ни простотой, — горько ответила Мегги.

— Сегодня он такой, — шепнул Рейф, поднимая ее руки и целуя их так бережно, будто они из тончайшего, тоньше яичной скорлупы, фарфора. — Поверь в это. Марго, хотя бы на несколько часов.

— Я постараюсь, Рейф, — ответила она, медленно разжимая пальцы.

Рейф снова поцеловал ее. Сегодня осуществится его мечта — та самая свадебная ночь, которой он грезил когда-то. Все в мире казалось несущественным по сравнению с мягкостью ее ласковых губ, влажной шершавостью языка, теплой упругостью груди.

Эта ночь сделает их счастливыми. Он преподнесет свое искусство любви в дар той, ради которой был готов на все.

Как тогда, когда успокаивал коня Кэстлри, Рейф мысленно сосредоточился, стараясь передать Марго свое состояние. Напряженность стала спадать, страх утекал из нее, как песок из песочных часов.

Почувствовав, что она успокоилась, тело стало податливым и мягким, Рейф начал целовать высокие скулы любимой. Коснувшись мочки уха, он захватил ее губами, лаская изящные изгибы трепещущим языком.

Марго застонала от удовольствия и откинула голову. Смиренно Рейф подумал о том, что заставляет одного человека вверять себя другому. Странно, но после всего того, что было между ними, она не раздумывая подставляет ему горло в тот момент, когда наиболее беззащитна.

Рейф прижался губами к нежной коже под подбородком, чувствуя ток крови и шелест сбившегося дыхания. Поддерживая ее одной рукой под спину, он начал расстегивать маленькие пуговицы у ворота рубашки.

Губы его следовали за рукой, лаская постепенно обнажавшееся тело, все ниже и ниже. Представив, что эта ночь та самая, далекая, желанная, Рейф испытывал давно забытое чувство сладости греха, воспринимая каждый изгиб ее тела так, как воспринимает юность, — с ощущением непостижимой сладости и тайны. Коснувшись губами ложбинки между двух полукружий, Рейф почувствовал, что Мегги вздрогнула и стала беспокойно поглаживать его спину пальцами.

Шесть перламутровых пуговичек на груди были расстегнуты, и чтобы открыть взгляду остальное, Рейф взялся за подол рубашки, но, приподняв его до середины бедра, остановился. Что-то несправедливое было в том, что одетый мужчина ласкает нагую женщину, словно демонстрируя ей свое превосходство. Меньше всего ему хотелось, чтобы Марго почувствовала себя униженной.

Соскользнув с кровати, он быстро разделся. Вернувшись к ней, заметил, что она приоткрыла затуманенные глаза, отыскивая его взглядом. При свете свечи лицо ее с высокими скулами было прекрасным, но тень страха все еще витала на нем.

— Я не оставлю тебя, Марго, — сказал он тихо. — Я буду с тобой столько, сколько ты захочешь, и ни минутой дольше.

Рейф слукавил, едва ли он смог бы остановиться, прикажи она сделать это сейчас.

На сей раз Марго обняла Рейфа первой, обвив сильными и тонкими руками обнаженный торс. Затем потянулась губами к его губам. Рейф знал, что этой ночью любимая едва ли будет много говорить и ему предстоит самому догадываться о том, чего она хочет.

Во время глубокого головокружительного поцелуя Рейф поднял рубашку, обнажив соблазнительные окружности. Тонкая ткань сбилась у плеч, поскольку ни он, ни она не могли разъединить объятий на те несколько секунд, которых хватило бы, чтобы стянуть рубашку через голову.

Наконец Рейф решился. Рубашка упала на пол. Окинув подругу взглядом, Рейф не мог сдержать восхищенного вздоха. Какой дурак сказал, что все женщины одинаковы! Для него Марго олицетворяла ту самую загадку женского существа, что больше всего возбуждает мужчину.

— Ты красивая… Именно такой я тебя и представлял, — проговорил Рейф с дрожью в голосе.

Марго смущенно улыбнулась, стыдливо уткнувшись лицом в его плечо, как, наверное, сделала бы невеста, и пробормотала:

— Приятно… сознавать, что у нас все только начинается…

Дыхание ее щекотало Рейфу шею.

— Мало сказать приятно, грандиозно… Рейф гладил ее волосы, пропуская сквозь пальцы роскошные пряди.

— Волшебно.

Марго изогнулась ему навстречу, набухшие соски упирались Рейфу в грудь. Тягучая истома охватила его тело, оно заныло от желания, которое становилось почти нестерпимым…

Мгновение он балансировал между страстью и долгом. Быть может, она уже готова…

Нет. Еще нет. Самые необузданные мечты, мучившие все эти годы, были плодом его желания, но сегодня все только для нее. О себе надо думать уже во вторую очередь.

Справившись с собой, Рейф уложил ее на подушки. Марго была гибкой, словно ивовый прутик, как та восемнадцатилетняя девочка. Наверное, знаменательным было то, что ночью она решила оставить свое упрямое стремление к независимости ради мягкой женственности.

Следы сегодняшней драмы, грубые рубцы и кровоподтеки портили совершенное тело. Инстинктивно он тронул губами лиловый след на руке и только потом вспомнил, что должен быть осторожнее.

— Тебе не больно?

— Нет. — Она впилась пальцами в его спину. — О нет…

Ободренный, Рейф отметил губами каждый жестокий след на ее коже, снимая боль влажным языком с ее плеч, локтей, бедра, груди… Дыхание любимой, все более учащенное, звучало в его ушах как самая сладкая музыка, поощрение к дальнейшим ласкам.

Потом Рейф положил руки на ее грудь, ощутив ладонями, как сладко набухают они под его пальцами, опустил лицо в ложбинку между ними. Сердце ее билось у него под щекой. Страшно представить: это сердце могло навек умолкнуть.

Стараясь прогнать эту невыносимую мысль, Рейф наклонился над ней и стал целовать ее полную грудь. Марго выгнулась дугой ему навстречу, и он почувствовал, как напряглись соски у него во рту.

Бедра ее беспокойно задвигались, Рейф опустил руки вниз и стал гладить нежную мякоть живота.

Целуя горячий живот, Рейф бережно попробовал раздвинуть ее колени, но ноги конвульсивно сжались.

Почувствовав ее страх, Рейф сказал нежно:

— Доверься мне, Марго. Я не сделаю тебе больно. У Марго вырвался долгий стон. С видимым усилием она заставила себя расслабиться.

Поглаживая ее ноги, пока они не стали податливыми, Рейф в том же ритме целовал ей живот и грудь. К тому времени, как он прикоснулся к области, где смыкаются бедра и живот, она буквально излучала желание. Рейф пропустил пальцы сквозь мягкие завитки, лаская увлажненное лоно.

Марго застонала, бедра ее конвульсивно сжались, вдавливаясь в его ладонь. Ногти больно впились ему в спину.

— Уже? — хрипло пробормотала она.

— Скоро, моя хорошая, скоро.

Рейф продолжал ласкать пульсирующую под его пальцами плоть, пока не понял, что она уже достигла пика. Тогда, дрожа от желания, он медленно вошел в нее, и тело ее сомкнулось вокруг него плотно, благодарно… Все, как в мечтах, и даже лучше. Понимая, что сам уже на грани, Рейф помедлил. Мир вокруг рушился, существовали только она и он в ней.

Марго ожидала, что в первый раз все пройдет не так гладко, ведь тела их еще не привыкли друг к другу, но она ошиблась. Они, казалось, были созданы друг для друга, и она почувствовала удовлетворение, которого никогда не знала раньше.

— Спокойнее, — выдохнул Рейф.

Плечи Рейфа, широкие и мускулистые, тускло блестели в свете свечи. На нем было столько же шрамов и царапин, как на Мегги, и она не могла не восхищаться храбростью, с которой он защищал презираемую им женщину.

Да, Рейф великолепен, само совершенство, воплощенная мужская стать. Марго понимала, какую высокую цену заплатит за минуты теперешнего счастья, но об этом предпочитала не думать. Она хотела обладать любимым полностью и, сжав руки у него на талии, притянула Рейфа к себе, чтобы полнее почувствовать тяжесть его сильного тела.

Штормовые тучи стали сгущаться над ними, как только Рейф приехал в Париж, и вот сейчас разразилась буря. Неистовой силы вихрь охватил ее, пронесся сквозь, развеял все страхи, все сомнения. Каждая клеточка ее просветлела, залучилась. Со стоном она прижалась к нему так, будто он действительно был единственной опорой, способной противостоять грозе.

Туман постепенно рассеялся, но тело продолжало конвульсивно сжиматься. Не сразу Марго осознала, что он еще оставался твердым внутри нее. Пробежавшись пальцами по его взмокшей спине, она спросила:

— Ты не…

— Не волнуйся за меня, — поспешил ответить Рейф, — ночь еще впереди.

И хотя это было не правдой, Марго даже не подумала спорить. Ей было хорошо и легко с Рейфом. С ним она чувствовала себя в безопасности.

Но желание не покидало Марго. Рейф понимал ее тело лучше, чем она сама, и снова начал двигаться в ней. Его толчки, вначале едва различимые, вызвали бурю страсти. Марго стала двигаться в ритм, и, по мере того как возрастал темп, любовники все больше зажигали друг друга. Они слились в одно существо, исполненное жаром желания.

Марго яростно откидывала голову, словно помогая раскачивать тело, пульсирующее с упрямой силой. То, что было до этого, оказалось просто прелюдией, легким аперитивом, разбудившим неизбывный, глубинный голод их тел. Охватившая Марго стихия не была похожа на ветер, ее сжигал огонь, поглощающий в жаре все: страх, гордость, здравый смысл, ненависть, обиды… Она сама превратилась в источник бешеного жара. На вершине блаженства, не в силах сдержать слов, прошептала человеку, который дарил ей такое нечеловеческое наслаждение:

— Я люблю тебя.

Буря и пламя, разрушение и возрождение. Почти в беспамятстве она услышала его стон:

— О Господи, помоги мне…

Внезапно он покинул ее тело, после нескольких горячих толчков в живот семя его вырвалось на волю.

Марго изо всех сил прижала его к себе. Слезы полились у нее из глаз. Слезы благодарности за то, что он даже в самые трудные для него секунды не переставал думать о ней. Но была в том потоке и слезинка по ребеночку, который мог бы родиться от сегодняшней ночи и не родится. Если бы они поженились двенадцать лет назад, у них было бы уже много детей, но эта мечта, как и многие другие, оставалась только мечтой.

Рейф приподнялся на локтях, потянулся за брошенной на пол рубашкой и вытер их обоих. Заключив ее в кольцо своих рук, он уснул, так и не сказав ни слова. Мегги тоже уснула.

Слова были не нужны, все равно ими не выразить того, что она чувствовала.


Мегги проснулась от кошмара. Страх, боль, ощущение того, что мир рушится, с новой силой набросились на нее после пережитого на площади.

Дрожа всем телом, она поближе придвинулась к Рейфу. Даже спящий, он излучал спокойную уверенность. Непроизвольно Мегги принялась поглаживать его грудь, поросшую жесткими темными волосами.

Почувствовав, что он стал неровно дышать, Мегги замерла Ей не хотелось будить Рейфа. И в то же время она просто не могла отвести от него рук, такое наслаждение доставляло дотрагиваться до его смуглой кожи, темной на фоне сливочной белизны ее тела.

Однако шевеление под простыней говорило о том, что по крайней мере определенная часть Рейфа не спит. Мегги приподняла простыню и принялась ласкать горячую мужскую плоть. Глаза Рейфа оставались закрытыми, но рука гладила ее затылок. Тепло заструилось по телу, Мегги хотелось мяукать, как котенку, вернее, урчать, как львице.

Мегги стала целовать кадык, ямочку у ключицы, втянутые темные соски, гладкое углубление между плоским животом и мускулистыми бедрами.

Рейф, расслабившись, лежал на спине, но дыхание его участилось, он жадно ласкал те части ее тела, до которых мог дотянуться правой рукой. Чувствуя, что может довести любимого до экстаза, Мегги подалась вперед, целуя самое чувствительное место на его теле, стараясь языком и губами выразить то, чего не могла сказать вслух.

Рейф жадно хватал воздух ртом, ноги его дрожали. Мегги удвоила усилия. Ощущение собственной власти возбуждало ее. На этот раз она вызовет в нем бурю, ту бурю, что породил в ней он.

Сдавленно вскрикнув, Рейф сжал в кулак край пуховой перины, но, не дожидаясь финала, перевернулся на живот, опрокинув Мегги на спину. Теперь они поменялись местами. Рейф ласкал ее горячими губами, и вскоре она едва не задохнулась, не в силах сдерживать себя.

Яростно, словно звенящие литавры, Мегги и Рейф соединились. На этот раз в них не было ничего от невинной юности, они были опытными любовниками — все умеющими, все знающими и ничего не стыдящимися.

Но, получая невыразимое наслаждение, Мегги понимала: радуется только ее тело, душа же страдает, оттого что все, что делал с ней Рейф, он делал без любви.

Марго спала в его объятиях, удивительно спокойная, уставшая до изнеможения. Рейф тоже устал так, что у него едва хватило сил убрать золотистую прядку с глаз и провести пальцем по изысканно очерченной скуле. И все же он не мог уснуть.

Кто-то назвал бы Рейфа счастливчиком, поскольку судьба предоставила ему возможность переспать наконец с женщиной, так мучившей его, и освободиться от тягостной мании.

Но этот кто-то был бы не прав. Пусть он добился цели с поразительной легкостью, более того, она сама попросила его об услуге, победа оказалась пирровой.

Годами Рейф мечтал о том, как Марго придет к нему со словами любви, зовущая, страстная. Сегодня часть его мечты исполнилась, но, увы, пришлось ему вкусить горькую правду, без сладких слов зов ее был обращен в пустоту.

Лучше бы не было никаких слов, тогда, быть может, сохранилась бы иллюзия того, что они в действительности любят друг друга. Однако Марго настолько забылась, что слова любви сорвались с ее уст. Эти слова ранили очень сильно, так как предназначались другому. Андерсон владел ее сердцем, он должен был быть с ней, и только случай свел их сегодня вместе.

Но несмотря на душевную боль, Рейф искренне мечтал о том, чтобы ночь не кончалась. Он хотел получить свою Марго назад и получил ее. Выходит, Господь исполнил его мольбу. Но только сейчас Рейф понял, что, получив Марго, влюбился в нее так же безнадежно, как тогда, когда ему было двадцать один.

Влечение, почти маниакальная тяга к графине Янош оказалась лишь одной разновидностью чувства, зовущегося любовью, но до сих пор он был слишком циничен для того, чтобы верно назвать свое чувство. В бледном предрассветном тумане раннего утра Рейф признался себе наконец в том, что никогда не переставал любить Марго. Не важно, предавала она его, лгала ли, не важно, через сколько рук прошла, он любил ее больше жизни.

А утром она покинет его. Опять будут возведены барьеры, появится даже дополнительная стена. Марго устыдится того, что произошло между ними.

Какая горькая жизненная ирония: он, пятый герцог Кэндовер, любимчик богов, имеющий все, о чем только можно мечтать, — здоровье, обаяние, богатство, ненавидел свою судьбу за то, что единственная женщина, которая что-то для него значила, не любила его. Он нравился совсем юной Марго, и то не настолько, чтобы хранить ему верность даже в течение нескольких коротких месяцев. Рейф никогда не был у нее первым, ни тогда, ни сейчас, когда она отдала всю себя предателю и шпиону.

Невидящим взглядом уставившись в темноту, Рейф спрашивал: какой злой рок преследует его, что он не способен любить ни одну женщину, кроме той, которая не отвечает ему любовью.

Завтра будет достаточно времени, чтобы поразмыслить на эту философскую тему, а пока надо ловить драгоценные мгновения близости с любимой.

С мрачным унынием утраченной надежды Рейф думал о том, что эти минуты — все, что ему осталось в жизни.

Глава 16

Проснувшись, Мегги почувствовала себя вполне отдохнувшей, хотя, судя по солнцу, было еще довольно рано. При свете дня трудно было поверить в то, что у нее хватило дерзости попросить Рейфа провести с ней ночь, хотя он, спящий рядом, едва прикрытый простыней, служил тому наглядным доказательством.

Как и любая на ее месте, она предпочла бы, чтобы инициативу первым проявил он, хотя в большинстве случаев женщине для близости требуется причина, а мужчине достаточно только места. У нее была причина, а Рейф организовал место…

Но происшедшее между ними далеко превосходило то, что она могла бы вообразить, и наверняка надолго останется в памяти.

Повернув голову, Мегги посмотрела на спящего Рейфа. Многочисленные царапины и ссадины за ночь из багровых превратились в лилово-черные.. Один Бог знает, чего ему стоило вытащить ее из переделки. Даже не обладая титулом и богатством, он останется настоящим мужчиной — сильным, способным постоять за себя и других, а для женщин — просто неотразимым.

Мегги страдальчески закрыла глаза. Она всегда знала, что если они сойдутся, любовь к Рейфу вспыхнет с новой силой. Угли тлели все эти двенадцать лет, может быть, поэтому Мегги никогда не могла относиться к Роберту так, как он того заслуживал.

Нет, проблема не в том, насколько сильно она любила Роберта, а в том, как она его любила. Оба мужчины ей были дороги, хотя чувства ее к Рейфу были и противоречивы, и гармоничны — в них присутствовали и вызов, и понимание. Удивительное дело, но это противоречие придавало ее чувствам странную глубину и силу.

С Робертом ей было всегда хорошо и спокойно, они любили друг друга, как друзья, как родные люди. К Рейфу она относилась не так. Для нее он стал воплощением мужского начала, заставлявшего ее со всей глубиной прочувствовать женскую природу своего естества.

Осторожно, чтобы не разбудить спящего, Мегги высвободилась из его объятий. Увы, как бы ни хотелось ей провести остаток жизни в постели с Рейфом, она понимала, что это невозможно. По-прежнему над ними тяготели опасность заговора, подозрения в отношении Роберта.

Так или иначе, как только дело будет сделано, они расстанутся с Рейфом навсегда. Принимая во внимание существовавшее между ними взаимное сексуальное влечение, он, может быть, предложит ей роль любовницы, если только не будет слишком сильно уязвлен тем, что его фактически использовали. Может быть, он и повторит предложение… Но принимать его она не имеет права. И так воспоминания о прошедшей ночи лишат ее покоя, что же будет, если они станут любовниками по-настоящему?

Когда она ему надоест, Рейф будет вести себя вполне корректно, вежливо намекая, что чуть-чуть скучает. Мегги очень ясно представила себе такое развитие событий.

Положив ладошку под щеку, она грустно прощалась с прошедшей ночью, с той близостью, что была между ними, с трудом подавив побуждение поцеловать любимого в последний раз.

Одежда ее висела на кресле рядом с кроватью. Кто-то наскоро зашил порванные места, так что если не считать того, что костюм был мужской, выглядел он вполне сносно.

Одевшись, Мегги отошла к окну и, свернувшись калачиком на подоконнике, стала ждать пробуждения Рейфа.

Рейф зашевелился минут через пятнадцать. Потянувшись к той, что должна была лежать рядом, и схватив пустоту, он мгновенно проснулся, сел и обвел взглядом комнату.

Заметив любимую, Рейф расслабился, но прочесть его мысли она не смогла. Мегги любовалась его мужественной грудью, поросшей темными завитками. Ночью она пробовала их на ощупь, теперь, при свете дня, глядя на него, она испытывала удовольствие другого рода.

Надеясь, что и при свете дня что-то от их ночной близости останется, Мегги несмело сказала:

— С добрым утром.

— Ты считаешь его добрым? — спросил он, холодно блестя серыми глазами.

Рейф не собирался облегчать ей задачу. Мегги соскочила с подоконника и заставила себя спокойно встретить его взгляд.

— Да, считаю. Во многом благодаря тебе я осталась жива, и это уже счастье. Не думаю, что толпа оставила бы от меня хоть кусочек. — Мегги запнулась, борясь со вновь накатившим ужасом при воспоминании об озверевшей толпе на площади. Затем с видимым усилием добавила:

— Не знаю, как благодарить тебя за то, что ты спас мне жизнь.

— Не стоит благодарности, — ответил он, словно ударил. — Я сделал это не потому, что хотел услышать от тебя спасибо.

С упавшим сердцем Мегги поняла — нужно что-то сказать по поводу того, что произошло между ними ночью. Если она не скажет, то заговорит Рейф, и Мегги обмирала от ужаса при одной мысли о том, что он может сказать.

— Я еще должна извиниться, — с запинкой произнесла она — Ты спас мне жизнь, а я использовала тебя самым бессовестным образом. Просить о том, о чем просила я… было преступлением против чести и порядочности. Ты помог мне избежать самого страшного, надеюсь, у тебя хватит сердца простить мне и это.

— Не думайте об этом, графиня, — язвительно ответил он — Мне кажется, женщина с вашим опытом осведомлена о том, что мужчины редко возражают против подобных предложений. Надо отдать должное вашему искусству. Вы оказали мне честь, вам действительно есть что предложить.

Мегги чувствовала себя так, будто ей дали пощечину. Она предполагала, что Рейф будет рассержен, но то, с чем она столкнулась, не укладывалось ни в какие рамки. Ни один мужчина не обрадуется, если его используют вместо лекарства от боли, а этот — тем более. Он был задет особенно глубоко Но Рейф по крайней мере удержался от ненужных слов о любви, хотя боль его, наверное, была невыносимой.

И все же в глубине души Мегги не жалела о случившемся, какой болью ни отзовется происшедшее в будущем.

— Прости, — тихо повторила она и повернулась, чтобы уйти.

— Куда это ты собралась? — раздался голос с кровати.

— Конечно, к Роберту. Я должна поговорить с ним.

— Не значит ли это, что мне все же удалось заронить зерна сомнения в твою голову?

— Да, черт возьми, — сказала она, оборачиваясь к Рейфу. — А сейчас я должна дать ему возможность объясниться.

Рейф опустил ноги на пол, решительно отбросив покрывало. Впившись в нее взглядом, он спросил:

— А что, если удовлетворительного объяснения не последует?

— Тогда не знаю. — Плечи ее поникли. — Честное слово, не знаю.

— Из гостиной позвони, чтобы подали завтрак, — бросил он. — Я приду туда минут через пятнадцать.

Мегги хотела было возразить, но он оборвал ее, заявив:

— Ты не уйдешь, пока не поешь. Потом я сам отвезу тебя к Андерсону.

Мегги даже не знала, что сказать: удивиться ли, возмутиться или покориться его властному тону.

— Если думаешь, что я позволю тебе появиться в таком виде на улице одной, — заявил Рейф, прищурившись, — то глубоко ошибаешься. Имей в виду, каждый день в Париже погибают по меньшей мере двое. Вот и позавчера на той же площади обнаружили два трупа. Кстати, — вспомнил он, подавая ей маленькую бутылочку со снадобьем, — доктор оставил это для тебя, сказав, что наутро ты проснешься с дьявольской головной болью А теперь, будь добра, выйди, пока я оденусь.

Не ожидая, когда она уйдет, Рейф встал с постели, великолепный в своей наготе. Понимая, что может не совладать с собой и броситься обратно в постель, презрев все условности, Мегги быстро отвернулась и пошла к двери.

Только сейчас она почувствовала, что голова у нее действительно раскалывается, и поэтому в гостиной сразу же приняла лекарство.

Как жаль, что сердечная боль не излечивается так же просто, как головная.


Рейф побрился сам, без помощи слуги. Нет, не благодарности и не извинений ждал он от Мегги. Совершенно по-идиотски мечтал о том, что она немедленно словно по волшебству влюбится в него. Но когда, проснувшись, увидел ее, сжавшуюся в клубочек на подоконнике, совсем как ежик, ощетинившийся колючками, Рейф понял, что чуда не произошло.

Непроизвольно надавив на ручку бритвы, Рейф почувствовал острую боль. Из пореза в фарфоровую чашу с водой капнула кровь. Надо быть повнимательнее, не хватает только по неосторожности перерезать себе горло. Прижав к ранке полотенце, чтобы остановить кровь, Рейф спросил себя, какого дьявола он так распереживался.

Да, Мегги. В ней все дело. До сих пор он считал себя человеком разумным, и в парламенте, и в кругу друзей Рейф славился тем, что всегда мог найти приемлемое решение, устраивающее всех.

И в то же время, когда в маленькой комнате австрийского посольства увидел Мегги, все пошло кувырком. За последнюю неделю он терял терпение чаще, чем за последнюю дюжину лет. Оказывается, единственной причиной его всегда ровного поведения было отсутствие в жизни той, кто бы значил для него достаточно, чтобы потерять над собой контроль.

В таком состоянии он не мог предстать перед Марго, поэтому заставил себя сделать глубокий вдох и столь же глубокий выдох, чтобы успокоиться. Она была с ним абсолютно честна, и у него нет права злиться на нее за это. Нельзя вести себя как обиженный школьник.

Рейф положил полотенце. Кровотечение остановилось. Мегги должна была прийти в себя после пережитого, и он сделал все, чтобы помочь ей в этом. Вероятно, нужно гордиться, что его усилия привели к столь блестящему результату.

И он гордился. Чертовски гордился.


К тому времени как Рейф присоединился к Мегги в гостиной, он уже вполне овладел собой. Это был тот герцог, каким его знали друзья и знакомые. Мегги бросила на него тревожный взгляд и удовлетворенно вздохнула. Что же, цель достигнута, Рейф, оказывается, еще может производить впечатление выдержанного человека.

Они поговорили ни о чем за кофе с рогаликами, продолжив светскую беседу в экипаже по дороге к Андерсону. У достопамятной площади вознице пришлось свернуть, так как она была оцеплена австро-венгерскими войсками. Их белая форма с золотым позументом выглядела очень нарядно и празднично.

Только повод собраться был отнюдь не радостный. Принятые Веллингтоном меры позволили демонтировать скульптурную группу с арки без инцидентов, если не считать недовольного ропота французов. Мрачно усмехнувшись, Рейф сказал:

— Должно быть, Веллингтон рассердился, узнав о беспорядках прошлой ночи. Пусть этой демонстрацией силы он и не добьется любви парижан, зато уважения точно прибавится!

— Остается надеяться, что возросшая непопулярность не повысит его шансы быть убитым, — ровным голосом заметила Мегги.

Остаток пути спутники провели в молчании. Рейф остался ждать Мегги внизу, решив, что если она не появится через десять минут, он войдет в номер сам.

Этого, однако, не потребовалось, поскольку Мегги, встревоженная и побледневшая, вернулась гораздо быстрее.

— Мне никто не ответил. Консьержка сказала, что он уже два дня как не появлялся в отеле.

— А в посольстве он не мог остаться ночевать? — нахмурившись, спросил Рейф. — Может быть, накопилось много срочной работы?

Мегги покачала головой.

— Нет, в посольстве тоже не знают, где он. Вчера за ним даже посылали в отель.

Мегги откинулась на сиденье. Предательская тошнота подступила к горлу. Если Роберт убежал, зная, что его подозревают, он расписался в своей виновности. Если невиновен, то не мог уехать из города, не поставив ее в известность.

Следовательно, раз Роберт исчез, то он или виновен, или убит.


Рейф ехал чернее тучи. За весь путь от гостиницы до дома Мегги он не проронил ни слова. Хорошо еще, что не сказал ей: «Вот видишь, что я тебе говорил».

Дома она тут же послала к Элен Сорель с просьбой прийти к ней на ленч. В этой ситуации Мегги нуждалась в ком-то, кто мог бы взглянуть на события с иной точки зрения. Быть может, подруга увидит за всем этим нечто, что пропустила Мегги.

Ожидание обернулось сущей пыткой. Мегги без конца терзала себя мыслями о том, что же могло случиться с Робертом. Лучше бы ему погибнуть как патриоту, едва ли, если он выживет, Мегги заставит себя встретиться с предателем вновь.

Элен пришла встревоженная, и, без аппетита поклевав еду, подруги приступили к обсуждению насущных проблем.

Мегги посвятила француженку в последние события, включая исчезновение Роберта. Наверное, эта молодая симпатичная женщина вполне сошла бы за рядовую домохозяйку, если бы не умные, вдумчивые вопросы.

— Тучи сгущаются, — сделала вывод мадам Сорель, выслушав рассказ Мегги. — Сейчас, когда Талейран потерял былую власть, а Кэстлри прикован к постели, наиболее удачную мишень для заговорщиков представляет Веллингтон, не так ли?

— Боюсь, что так. Кэндовер уехал переговорить с Веллингтоном, предупредить его о возможной опасности. Они знакомы друг с другом, так что Веллингтон должен прислушаться к словам герцога.

— Время ограничить круг подозреваемых, — сказала Элен. — Сегодня же вечером я точно скажу, имеет ли отношение к заговору Ференбах.

— Я бы не хотела потерять последнего друга, — мрачно сказала Мегги. — Прошу тебя, поезжай к Ференбаху с Кэндовером. Он возьмет на подмогу наших солдат.

— Хорошо, раз ты настаиваешь. Но только пусть они подождут внизу. Надеюсь, они мне не понадобятся, — тихо добавила Элен, потянувшись за печеньем.

Хотелось бы верить. Но если Мегги могла ошибиться в Роберте, где гарантия того, что подруга не ошибается в своем полковнике, которого едва знала.

— Если мы исключим полковника, на подозрении останется один Росси, — сказала Мегги.

Мегги мечтала перенестись отсюда в неведомые дали или навек уснуть, чтобы больше никогда не видеть мир, укравший у нее Роберта, мир, в котором Рейф презирал ее, где судьба всей Европы легла на ее хрупкие плечи. Она закрыла лицо руками и вздохнула всей грудью, призывая себя собраться и не проявлять сентиментальности.

В дверь постучали. Дворецкий доложил о новой посетительнице.

— Я знаю, что вы просили вас не беспокоить, — сказал он, — но леди Нортвуд настаивает.

— Просите, — ответила Мегги, вставая.

Дворецкий отступил, пропуская гостью. Мегги невольно вскрикнула, увидев Синди всю в синяках и ссадинах.

— Я не знала, куда еще могу прийти, — дрожащим голосом произнесла она.

— Бедное дитя! — воскликнула Мегги, обнимая несчастную женщину.

Синди прижалась к плечу хозяйки и заплакала, но буквально через минуту отстранилась со словами:

— Простите, я пришла не за тем, чтобы выплакаться. Нам надо поговорить.

С сомнением гостья взглянула на Элен, которая тем временем налила Синди бренди и уже протягивала ей бокал.

— Не волнуйтесь, при мадам Сорель можно говорить, ничего не опасаясь. Мы близкие подруги, и я ей доверяю во всем. Так что же произошло?

Взяв в руки бокал и пригубив напиток, Синди села в кресло. Порывшись в ридикюле, она сказала:

— Я обыскала письменный стол моего мужа.

— Он поймал вас за этим занятием и избил? — спросила Мегги в ужасе, оттого что заставила женщину так страдать.

— Нет, он избил меня по другой причине, — горько усмехнулась гостья. — Вчера я обнаружила в столе потайной ящик, подобрала к нему ключ, переписала все, что нашла, и положила бумаги на место в том порядке, в котором они лежали.

Синди достала несколько сложенных листков.

— Возьмите. Оригиналы я принести не смогла, но, может быть, вы сможете сделать какие-то заключения и по копиям.

Мегги отложила бумаги в сторону, чтобы просмотреть их на досуге.

— Если Нортвуд не знает об обыске, то за что же он вас избил?

— Я окончательно решила от него уйти. Жить с ним больше не могу, да и Майкл настаивает на том, чтобы я переехала к нему, особенно с учетом наших обстоятельств. Однако переезд задерживается из-за того, что Майкла перевели служить в форт в Венгрии, он вернется только через неделю, и нужно подождать. К сожалению, приняв решение, я настолько воспрянула духом, что Оливер почуял неладное.

Синди посмотрела на свои руки, на коротко остриженные ногти.

— Сегодня утром Оливер вошел в мою комнату без спроса, когда я одевалась, и тут же заметил, что я беременна. Зная, что ребенок не может быть от него, он впал в ярость. Отослав горничную, стал избивать меня, обзывая самыми ужасными словами, и еще сказал, что надеется на то, что у меня будет выкидыш, а если ему совсем повезет, то я сдохну. А потом запер комнату и ушел.

Синди заплакала.

— Я не могу возвратиться домой, иначе он убьет меня. Можно я поживу у вас, пока не вернется Майкл? — еле слышно спросила гостья.

— Конечно, — тепло согласилась Мегги. — Здесь ему вас не найти. Как же вам удалось выбраться из запертой комнаты?

Синди улыбнулась сквозь слезы. С гордостью, несколько комичной при создавшейся ситуации, она заявила:

— В детстве я была настоящим сорванцом. Вот и сейчас, дождавшись, пока он уйдет, я связала простыни и спустилась по ним вниз, а там уже села в кэб и приехала к вам.

— Весьма правильный ход, — уважительно отозвалась Мегги. — А сейчас вам, наверное, пора отдохнуть: должно быть, вы совершенно вымотались.

Мегги проводила Синди в комнату для гостей и послала за врачом, чтобы тот определил тяжесть нанесенных травм. Вернувшись в гостиную, где ее ждала Элен, Мегги принялась за изучение оставленных девушкой бумаг. В основном записи представляли собой шифрованные заметки и криптограммы, совершенно непонятные для непосвященных. Был среди них и листок с цифрами, видимо, обозначающими карточный долг, и другой, с расчетом во французских франках. Возможно, подсчет выигрыша и проигрыша.

Несмотря на разочарование, Мегги не была сильно расстроена: следовало ожидать, что такой человек, как Нортвуд, едва ли станет оставлять за собой следы, если, конечно, предположить, что он виновен в чем-то еще, помимо скотского обращения с женой. Первое место, где стали бы искать доказательства тайной деятельности, был тот самый потайной ящик письменного стола. Вряд ли Оливер Нортвуд настолько наивен, чтобы этого не понимать. Сама Мегги хранила в таком секретном ящике подделанные письма от многочисленных любовников, понимая, что если кто и проявит чрезмерное любопытство, то получит лишь подтверждение того образа, который Мегги старалась создать. Они с Робертом провели немало веселых часов, развлекаясь сочинением этих опусов.

И вновь Роберт… Воспоминание больно кольнуло сердце.

И тут женщины одновременно наткнулись на фразу: «Андерсон — шпион? Осторожно: опасность». Подруги переглянулись.

— Это еще ни о чем не говорит, — запальчиво произнесла Мегги.

— Конечно, — чуть иронично заметила Элен. — Ты все еще веришь, что он невинная овечка, не так ли, дружок?

— Верю, — тихо и серьезно ответила Мегги. — Я думаю, он исчез только потому, что слишком близко подошел к краю пропасти, рядом с которой проходил столь часто.

Оставался последний листок.

Изображенный на нем рисунок поверг обеих женщин в шок. Вензель на листке не был похож ни на один из тех, что нашли они в книгах мадам Доде. Там был изображен герб семьи де Августов. Внизу стояла подпись: «Ле Серпент», а рядом победоносное: «Эврика!"

Совершенно очевидно, что Нортвуд — шпион. Вопрос, на чьей стороне он был.

— По крайней мере теперь мы сможем найти Ле Серпента, — резонно заметила Элен. — Дело, кажется, начинает сдвигаться с мертвой точки.

— Может быть, и так, — согласилась Мегги, — но у меня почему-то другое предчувствие: словно открываешь дверцу китайского ящичка, а в нем еще один, а в том еще, и так до бесконечности. И каждый открывается все хитрее.

Как раз в этот момент дворецкий доложил о приезде врача. Элен встала, пообещав заехать вечером после рандеву с полковником.

Мегги оставалось только молиться за подругу и надеяться, что ее инициатива приблизит их к разгадке раньше, чем случится непоправимое.

Глава 17

Элен с особым тщанием выбирала наряд для встречи с Ференбахом. Наконец она остановилась на голубом платье, которое было и достаточно женственное, чтобы оставить хорошее впечатление, и достаточно скромное, чтобы не навести его на мысль о намеренном обольщении.

Кэндовер привез ее к полковнику в собственном экипаже. У дома Ференбаха их уже поджидали солдаты британской армии. Им было приказано ждать внизу и в случае сигнала герцога прийти к нему на помощь.

В карете Рейф предложил Элен пистолет. Размеры его позволяли спрятать оружие в сумочку, но женщина с брезгливой миной отказалась. После долгих уговоров она согласилась лишь на свисток, звук которого стал бы призывом к бою.

Элен думала о Рейфе и Мегги. Между ними чувствовалось какое-то напряжение, и она гадала, вызвано ли оно тем, что они хотят друг друга, но ничего не делают, чтобы дать желанию волю, или, наоборот, тем, что эти двое уже стали близки…

Подобные мысли несколько отвлекли ее от собственных проблем: несмотря на кажущуюся уверенность, Элен шла на встречу с нелегким сердцем.

Апартаменты Ференбаха располагались неподалеку от дома мадам Доде. Полковник занимал часть особняка Прислуживал ему денщик, который не жил с хозяином постоянно — каждый вечер после шести уходил к себе. Элен знала, что Ференбах ведет пуританскую жизнь и бывает только там, где обязан бывать, свободные вечера проводя дома, так что сегодня они будут одни.

Рейф, как и было условленно, оставил солдат у черного хода. Элен, нервно поправив волосы, в сопровождении консьержки поднялась на второй этаж. Дом был построен в начале восемнадцатого века и по моде того времени имел большой холл внизу, который прекрасно просматривался со второго этажа. С надеждой взглянув на дверь, Элен постучала Через некоторое время дверь открыл сам полковник, из чего Элен сделала вывод, что слуга отпущен Ференбах был не в форме, но широкий разворот плеч и безукоризненная выправка выдавали в нем кадрового военного В свете масляной лампы его льняные волосы отливали серебром. Он был весьма красивым мужчиной, эдаким ледяным принцем из сказки Мужчина и женщина молча разглядывали друг друга, и только слепой не увидел бы, — сколь велико их взаимное влечение Так было с первой же встречи, хотя ни он, ни она не желали признавать этого столь очевидного факта.

Стараясь подавить удивление, если не шок, полковник казенным голосом произнес:

— Мадам Сорель, какой приятный сюрприз. Чем обязан вашему визиту?

— Делу, не терпящему отлагательств, — ответила Элен, гордо вскинув голову. — Обещаю вас не скомпрометировать. Может, вы позволите мне войти, чтобы мы могли поговорить?

Полковник слегка покраснел, давая даме войти внутрь. Благодарно поклонившись, Элен вошла в гостиную и села в предложенное кресло.

Небольшая чистенькая комната имела нежилой вид из-за того, что была лишена уюта, создаваемого мелочами, подобранными заботливой рукой. Единственным украшением был книжный шкаф, доверху набитый книгами. В его зеркальных дверцах отражались полупустая комната и сам полковник Глядя на эти зеркала, Элен невольно подумала, что сходство с ледяным принцем не случайно, в душе Ференбаха наверняка царит зима.

Не предложив гостье угощение или хотя бы стакан воды, полковник, отойдя в противоположный угол комнаты, спросил:

— Итак, мадам?

Элен ответила не сразу. Вглядываясь в напряженные черты лица Ференбаха, она вдруг засомневалась: быть может, полковник и в самом деле мрачный тип, желающий зла окружающим. Все-таки хорошо, что у нее есть свисток Принимая тон беседы, предложенный хозяином, Элен перешла прямо к делу, минуя обязательный набор фраз, принятый в обществе.

— Мы знаем, что готовится заговор, призванный расстроить мирные переговоры. Кэстлри уже пострадал. Следующей мишенью может стать Веллингтон.

Светлые брови Ференбаха недоуменно поползли вверх.

— В Париже полно заговорщиков. При чем здесь я?

Элен нервно сжала пальцы. То, что она собиралась сказать, должно прозвучать более чем дерзко.

— Есть причины подозревать вас.

— Что?! — возмущенно воскликнул полковник, разом растеряв всю свою неприступность. — Что?! — повторил он, вскочив со стула. — Как вы смеете?! Что за извращенная логика навела вас на мысль, будто я имею к этому отношение?! И почему я слышу это именно от вас? — спросил он, угрожающе шипя, всем корпусом наклонившись к маленькой француженке.

Элен не двинулась с места.

— Вы задали мне три вопроса, и ни на один из них нет простого ответа. Если вы выслушаете меня, я попробую прояснить ситуацию. Придется потерпеть минут пять, не перебивая. — Запнувшись, она все же добавила:

— В ваших же интересах выслушать меня до конца.

— Вы что, мадам, мне угрожаете? — ядовито прищурился полковник.

— Вовсе нет, — спокойно ответила Элен. — Сами подумайте, ну чем же я могу угрожать вам, победителю, человеку с именем и состоянием, я, бедная вдова из проигравшей страны? Если вам что-то и грозит, то не от меня.

Заметив его неуверенность, Элен уже гораздо более миролюбиво добавила:

— Ну полковник, послушайте же! Что вам стоит?

Ференбах подвинул свой стул поближе к гостье и неожиданно нежно сказал:

— В этом вы ошиблись, мадам Сорель. Мне стоит больших усилий слушать вас.

"Уф, — мысленно выдохнула Элен. — Значит, я все-таки не ошиблась». Что-то он все же к ней питает. Но перед тем как подойти к личному, надо разобраться с общественным.

— Проведенное расследование показало, что у вас вполне хватит возможностей, ума, искусства и мотивов, чтобы осуществить заговор.

— Я весьма польщен вашей оценкой, — сухо ответил полковник, — но, может быть, вы приведете более конкретные аргументы?

— Известно, что вы ненавидите Францию и французов. Дважды вы убивали офицеров французской армии на дуэлях. Не раз высказывались в том смысле, что Франция, мол, легко отделалась. Если Кэстлри и Веллингтона убьют, быть может, легче будет установить свои, куда более жесткие порядки?

— Возможно, мне это было бы и на руку, — медленно сказал полковник, — но я солдат, а не заговорщик. Пусть я убил двух французов, ливших грязь на меня и союзников, но это совсем не то что строить козни против вашей страны. Мой долг — выполнять приказы, а не делать политику.

— Я вам верю, и это одна из причин, по которой я здесь.

Похоже, между ними наконец установилась доверительность, и это вселяло в Элен надежду.

— Есть ли еще повод для подозрений? — спросил полковник. — Едва ли я — единственный из солдат союзников, кто ненавидит Францию.

— Есть и еще одна причина, причем серьезная. Мы узнали, что псевдоним главаря заговорщиков — Ле Серпент.

— Могу повторить вопрос: при чем здесь я?

— Хитрость змеи и храбрость льва, — ответила Элен, не сводя с полковника пристального взгляда.

— Да, это наш фамильный девиз. Но, согласитесь, множество гербов и девизов содержат змей. Более того, всем известный французский генерал имеет такое же прозвище, да и некоронованный король французского дна тоже.

Пропустив мимо ушей последнюю фразу, Элен спросила с внезапным воодушевлением:

— Что за генерал?

Полковник бросил на гостью тяжелый взгляд.

— Мишель Росси. Мой друг пытался захватить в плен жалкую кучку солдат, оставшуюся после Лейпцигской битвы, но все попытки оказались тщетными. Росси смог выскользнуть как уж. Генерал — прекрасный воин.

— Генерал Росси — один из подозреваемых.

— Как он может помочь Франции, мешая переговорам? — раздраженно спросил полковник. — У вас отсутствует логика.

— Революционеры будут приветствовать такой порядок, при котором Франция вновь возьмется за оружие.

Полковник отвернулся, взглянув в окно. Когда, он посмотрел на Элен вновь, у него был такой взгляд, точно он вернулся откуда-то из далекого небытия.

— Зачем вы мне все это рассказываете? — тихо спросил он. — Раз Веллингтон меня подозревает, не проще ли было просто взять и арестовать меня?

— В силу политических реалий, — ответила Элен. — Маршал Блюхер справедливо возмутится, если столь влиятельного человека арестуют из-за туманных подозрений. Да и никаких улик против вас нет, только намеки. Есть и еще одна причина: о заговоре не должны знать, иначе мы подтолкнем негодяев к более решительным действиям, да и сами слухи могут иметь столь же разрушительные последствия, как и подлинное кровопролитие.

— Возможно, — согласился полковник, — но, как вы правильно сказали, у вас нет против меня улик и быть не может, поскольку я в заговоре не замешан, да и существует ли заговор в действительности? Может, это все игра вашего воображения?

— Слухи и сплетни не могут считаться доказательствами по закону, так что единственное свидетельство существования заговора — покушение на Кэстлри, которое было осуществлено так, что производило впечатление несчастного случая. И еще, британский агент мог быть убит из-за того, что слишком близко подошел к Ле Серпенту.

— Или из-за того, что не поделил с кем-то женщину, — усмехнувшись, продолжил полковник. — Шпионы никогда не относились к людям чести.

Впившись глазами в Элен, Ференбах спросил:

— Возвратимся к главному: вы не ответили на самый важный вопрос. Почему именно вы пришли сюда, чтобы обвинить меня?

Да, вопрос действительно трудный. От волнения у Элен вспотели ладони.

— Я в некотором роде связана с английской разведкой, и меня привлекли к расследованию.

— Так значит, вы, мадам, шпионка, — брезгливо констатировал полковник. — Или термин не тот? Шпионить просто один из способов торговать собой, и, насколько я знаю, женщины, подвизающиеся на этом поприще, не брезгуют ни тем, ни другим способом заработать.

Элен ожидала подобной реакции, но не в столь грубой форме.

— Я никогда не торговала собой, полковник. Ни так, ни по-другому, — резко сказала она. — Вас мог допрашивать и другой человек, но я вызвалась добровольно.

— Но почему? — Ференбах всем корпусом подался вперед. — Еще раз спрашиваю, почему?

— Вы знаете, почему, — тихо ответила Элен, стараясь придать взгляду всю теплоту и искренность, на которую была способна.

В холодновато-голубых, как арктический лед, глазах полковника отразилась боль. Прошептав что-то по-немецки, он отвернулся к шкафу. Со своего места Элен разглядела названия книг. Труды по философии и истории, несколько томиков Вергилия и Аристотеля, и все на языках оригинала. Полковник был разносторонне образованным человеком.

— Вы говорите намеками, мадам Сорель, — сдавленно произнес он.

— Я выражаюсь предельно ясно, хотя, быть может, язык, на котором я говорю, вам не знаком.

Элен встала и отошла в другой угол комнаты, подальше от полковника.

— Если вы даже не захотите это признать, между нами с первой же встречи возникло чувство.

Ференбах резко обернулся и заговорил горячо, запальчиво:

— Да, признаю! Вы меня возбуждаете, как кобылица возбуждает коня. Вы тоже это чувствуете, иначе бы не флиртовали со мной, как сейчас. Неужели в этой войне перемерло столько французов, что вы не можете найти себе любовника среди них? Или хотите, чтобы я распростер вас прямо здесь, на ковре, и сделал с вами то, что союзники с Францией?

Элен побледнела как полотно. Она ожидала от Ференбаха подобного, понимая, что жестокость является лишь отражением его чувств к ней. Пусть так, но оставить без внимания подобную грубость она не могла.

— Если бы мне был нужен блуд, я бы легко нашла того, кто не стал бы меня оскорблять.

— Тогда зачем вы здесь, мадам? — почти неразборчиво произнес он, но глаза его при этом были еще туманнее слов.

— Я хочу, — тем же мягким, доверительным тоном сказала Элен, — чтобы вы видели во мне просто женщину, хотя бы на время забыв о том, что вы — немец, а я — француженка.

Полковник посмотрел на нее. Было видно, как пульсирует кровь под его по-северному бледной кожей. Затем резко отвернулся.

— Увы, мадам, это совершенно невозможно. Я смотрю на вас, — добавил он с горечью, — и вспоминаю мой сожженный дом, жену, сына, сестру. Всех их убили французы, мадам, может быть, среди убийц был ваш брат или муж. Я никогда не смогу забыть, что мы враги.

— Я не ваш враг, — сказала она нежно. Ференбах смотрел на нее, и лицо его отражало напряженную работу мысли.

— Да, вы правы, самый злейший враг себе — я сам. Меня влечет к женщине из народа, который я презираю и ненавижу. Вы подарили мне столько бессонных ночей, мадам. Теперь, зная, насколько глубоко заставили меня презирать себя, вы удовлетворены?

Элен не сделала ни одной попытки сократить расстояние между ними. Маленькая женщина, приятная, но совсем не соблазнительница.

— Разве чужая боль может доставить удовольствие? — тихо спросила она. — Я стала шпионить только потому, что захотела внести свою лепту в дело установления мира. У меня были братья, полковник. Один из них убит под Москвой, другой погиб под пытками в плену у испанских партизан. Мне сказали, что он умирал двое суток. Это был мой младший брат Пьер, мечтавший стать художником. И еще у меня был муж. Он убит под Ваграмом за два месяца до того, как родилась моя младшая дочь. Вы участвовали в этой битве, полковник. Может быть, его убили ваши солдаты.

— Довольно, мадам Сорель, — тихо сказал Ференбах, — мы оба достаточно настрадались. Я понимаю, что вы ненавидите Пруссию так же сильно, как я Францию. Вы удовлетворены?

— Нет! — закричала она, боль пробилась сквозь рубцы на сердце, к которым она попривыкла с годами. — Я хочу увидеть конец ненависти. Если бы агрессором была не Франция, а Пруссия, было бы от этого легче моему мужу, если ему все равно пришлось бы погибнуть? Я хочу жить в мире, где мужья дочерей вместе с женами и детьми доживали бы до старости. Где мальчики, как мой брат, могли бы рисовать цветы и красивых девушек, которым писали бы глупые любовные стихи вместо того, чтобы умирать от ран.

Элен с мольбой взглянула на немца, не зная, как еще растопить лед вокруг его сердца.

— Нас, христиан, учат ненавидеть грех, но любить грешников. Я ненавижу войну и ту черную силу, что приносит ее на Землю, но если мы не научимся любить друг друга, нам никогда не остановить эту страшную карусель, пожирающую в горниле войны одно поколение за другим.

— И вы думаете, что если я смогу вас полюбить, это положит конец войне? — Несмотря на сарказм, в вопросе слышалась надежда.

— Я не знаю, полюбим ли мы друг друга. Возможно, между нами существует лишь физическое влечение, — сказала Элен со слезами на глазах.

Она видела, как подействовали на него ее слова, и все же боялась, что сделала недостаточно. Ференбах жил в своем аду слишком долго, чтобы решиться распахнуть двери в жизнь. Голос ее надломился, но Элен все же довела мысль до конца:

— Если даже двое простых людей не могут понять друг друга, что же говорить обо всем человечестве. Мы обречены вечно страдать от своих ошибок.

Ференбах принялся мерить шагами комнату. Остановившись у столика, где рядом с закрытой Библией на серебряной подставке в изящной рамке стоял портрет милой белокурой женщины с ребенком на руках, он хрипло произнес:

— Вы храбрая женщина. Может быть, женщины вообще храбрее мужчин. Если тело, не вынеся страданий, погибает, то с израненным сердцем человек может выжить и от этого стать еще более несчастным.

Ференбах нежно дотронулся до портрета, затем с болью перевел взгляд на Элен.

— Вы просите слишком многого, мадам Сорель. Боюсь, у меня не хватит сил справиться.

Итак, она проиграла. Сморгнув слезы, Элен грустно сказала:

— Нет, полковник. Женщины не храбрее вас, мужчин. Они просто глупее.

С этими словами она пошла к двери, замешкавшись на минуту, чтобы промокнуть слезы платочком.

— Что вы скажете обо мне хозяевам? — догнал ее вопрос полковника.

— Я скажу, что вы совершенно чисты, но, боюсь, за вами все равно установят наблюдение. Прощайте, полковник, — сказала она, берясь за ручку двери. — Не думаю, что нам доведется встретиться еще раз.

Ференбах быстрыми шагами пересек комнату и заглянул в лицо Элен, будто хотел запечатлеть ее черты в памяти.

— Вы действительно очень храбрая женщина, — сказал он, целуя ей руку. В жесте этом не было романтичности, скорее грустное уважение.

Полковник открыл дверь, и Элен заставила себя выйти с гордо поднятой головой, однако, оказавшись одна, бессильно оперлась о притолоку. Она так невероятно устала…

Собравшись с духом, Элен прошла туда, где ожидала ее стража. При ее появлении солдаты вскочили на ноги. Они казались ей такими молодыми… Она ободряюще улыбнулась, и молодой лейтенант лихо подкрутил ус.

Все облегченно вздохнули.

— Ну как прошло свидание? — спросил Рейф.

— Как и ожидалось, — со вздохом ответила Элен.


Проводивтостью, Карл фон Ференбах беспокойно заметался по комнате, хватая то одно, то другое. Взяв томик Фихта и пролистав его, полковник взялся за другой. На этот раз под руку попался Вергилий. Открыв книгу наугад, он прочел: «Любовь всепобеждающа, так вверим себя любви».

Ференбах захлопнул книгу столь яростно, что оставил вмятину на кожаном переплете.

Полковник вспомнил, как Элен Сорель стояла там, где сейчас находился он, такая маленькая и женственная. Может быть, она послана небом? Или она — демон, искушающий его, желающий забрать в ад его бессмертную душу? Чьим бы послом Элен ни была, нельзя не согласиться, что эта женщина обладала мужеством, так как решилась выставить себя в подобном свете и получила отказ.

Карл подошел к портрету жены и сына. Как умела смеяться его незабвенная супруга! А их сын Эрик, унаследовавший стать отца и солнечную душу матери! Этот портрет был сделан за три месяца до их гибели. Они сгорели заживо. Карл лишь надеялся на то, что они погибли от удушья, а не от пламени.

Плотина, которую он возвел в своем сердце, рухнула, и боль захлестнула его. В поисках утешения Ференбах открыл Библию. Что же скажет ему книга книг?

"Ее грехи, коих множество, были прощены за то, что она много возлюбила».

Это было слово Божье, но слишком уж изболелась его душа, чтобы дать прорасти семени. Карл упал на колени, закрыл руками лицо и зарыдал, тяжко, глухо, как плачет мужчина, так и не научившийся плакать.

Глава 18

На этот раз визит Англичанина к Ле Серпенту был совсем коротким. Англичанина больше не заботило, в маске ли его хозяин или нет. Теперь он знал, кому служит, и готов был в нужный момент сообщить об этом Ле Серпенту.

— Порох в кладовке? — отрывисто спросил Ле Серпент.

— Да. Я носил его туда понемногу, поэтому практически невозможно обнаружить его раньше времени. Даже если кто-нибудь и заглянет в кладовку, едва ли он будет рыскать по ящикам.

— Очень хорошо, — кивнул Ле Серпент. — Наш день — четверг.

— Послезавтра? — переспросил Англичанин. Только сейчас он осознал, как мало ему отпущено времени.

— Совершенно верно. Взрыв должен произойти в четыре. Я дам тебе свечу, которая прогорает за восемь часов. Ты зажжешь ее в восемь утра, так что времени у тебя будет хоть отбавляй.

— Не так-то все и просто, — возразил Англичанин. — Я в последнее время всем намозолил глаза, и если в такую рань появлюсь в посольстве, это может вызвать подозрения.

— Меня не интересует, как ты спасешь свою шкуру. Придумаешь что-нибудь, не впервой, — холодно ответил Ле Серпент. — Я плачу тебе за результат. Главное для меня, чтобы взрыв состоялся вовремя. Только в четверг и именно в четыре. На заседании в спальне министра будет присутствовать сам король. Скоро Кэстлри встанет на ноги, и тогда больше не представится случая собрать в одном месте их всех.

— Не волнуйтесь, сделаю как условленно, — согласился Англичанин.

За такую работу не грех бы потребовать больше. Действительно, смута поднимет Ле Серпента на недосягаемую высоту. Надо сделать так, чтобы он не забыл прихватить с собой того, кто помогал ему в этом.

Перспектива была вдохновляющей, но все же достаточно отдаленной. Сейчас же нужно думать о более близком и земном.

— Кстати, о британских шпионах, — начал он.

— Я с ними разберусь сам. Тебя это не касается, — буркнул Ле Серпент.

— Меня интересует женщина, графиня Янош. Человек в маске откинулся на сиденье, поглаживая живот.

— Ты хочешь ею попользоваться, mon Anglais? — удивленно спросил он. — Она красивая стерва.

— Да, я хочу ее, по крайней мере на время.

— Ты получишь ее в награду за хорошую работу. Как премию. А теперь уходи, у меня много дел.

Англичанин дрожал от предвкушения. Он никогда не мог простить Марго Эштон ее презрительного высокомерия. А теперь она поплатится за все унижения, которые довелось ему претерпеть от женщин. Марго Эштон получит свое.


Элен и Рейф вернулись к Мегги домой и разговаривали больше часа. Узнав о результате встречи, они решали, как быть дальше. С учетом того, что дело принимало критический оборот, действовать приходилось более спонтанно, чем принято у разведчиков.

Мегги получила подтверждение того, что у Росси действительно было прозвище Ле Серпент. От досады она даже прикусила губу, честно говоря, было бы намного приятнее, если бы история оказалась выдуманной. Как только подтвердится, что Роберт тайно встречался с генералом, подозрение падет на них обоих. Участие в заговоре Росси объясняется тревогой за судьбу страны. Но если француза можно было назвать патриотом, то действия Роберта иначе как предательство расценить нельзя. Мегги никак не хотела соглашаться с доводами рассудка, но эмоции оставались только эмоциями, а факты — фактами.

Следовательно, следующим шагом был допрос генерала. Рейф послал Росси записку с просьбой о встрече и получил аудиенцию на завтра на одиннадцать утра.

После того как было получено приглашение от генерала, Элен, совершенно измотанная, собралась уходить. Рейф тут же встал, чтобы проводить даму. Мегги поняла его жест однозначно: он ни за что не хотел оставаться с ней наедине.

С грустью она констатировала: все тепло, что было между ними, испарилось. Прошлого не вернуть. Одна надежда, что заговор раскроют скоро и они больше никогда не увидят друг друга.


Следующий день Мегги начала с посещения британского посольства. Поводом был визит к леди Кэстлри — дань вежливости женщине, неотрывно находящейся при больном муже. Истинной же целью был сбор информации об Оливере Нортвуде. Укрепиться в подозрениях или развеять их. Своими сомнениями Мегги поделилась с Эмилией, уверенная в том, что эта информация тут же будет доложена ее мужу.

От леди Кэстлри удалось узнать, что Нортвуда уже два дня не было на работе. Оп прислал записку, что страдает животом и поэтому работать не может.

Под желудочной хворью Нортвуд, очевидно, подразумевал избиение жены. Возможно, напуганный тем, что Синди все расскажет, негодяй решил бежать? А может, он, наоборот, разыскивает ее, надеясь вернуть в лоно семьи? Слава Богу, бедняжка догадалась прийти в дом, где ее не найдут. Неизвестно, чего еще можно ждать от такого скота.

Мегги вышла из кареты возле своего дома. Возница заехал на задний двор распрячь лошадей. Через полчаса приедет Рейф, чтобы вместе отправиться к Росси, и сейчас мысли Мегги были только о предстоящем разговоре. Услышав позади себя стук колес подъезжающего экипажа, женщина вздрогнула от неожиданности. В первый момент она решила, что Рейф приехал раньше назначенного времени, однако, обернувшись, увидела, как из кареты выходит совсем другой человек.

— Доброе утро, граф, — сказала она, одарив Варенна самой обворожительной из своих улыбок. — Если вы ко мне, вынуждена вас разочаровать, мне срочно надо уехать.

Варенн отвесил элегантный поклон. Однако глаза, холодные и пустые, сурово смотрели на Мегги, так что она невольно попятилась.

— Графиня, я решил, что должен показать вам замок немедленно, пока не поздно. Сады отцветают, надо торопиться застать их в лучшую пору.

— Простите, но я…

— В самом деле, дорогая, что вам стоит, — забормотал он, — здесь совсем недалеко, меньше часа езды. Обещаю много интересного.

Граф обнял ее за талию, и Мегги похолодела от ужаса, почувствовав прикосновение к ребрам холодного клинка. Сталь прорезала муслиновое платье и щекотала тело.

— Вы принуждаете меня настаивать, — проворковал граф.

Мегги понимала, что звать на помощь нельзя: нож войдет под ребра еще до того, как она успеет издать хоть звук. С каменным лицом пленница села в карету. Мужчина с отличной выправкой кадрового военного и одетый как слуга сидел на козлах спиной к ним.

Граф, не отпуская жертвы, сел рядом. Дверь захлопнулась, и карета тронулась. Весь эпизод занял не больше минуты. Даже женщина, наблюдавшая всю сцену из окна, не заметила ничего подозрительного.

Граф убрал нож, как только они отъехали от дома.

— Вы мудрая женщина, Магда Янош, — сказал он. — Или мне лучше называть вас Марго Эштон?

— Зовите как хотите, — процедила Мегги, досадуя на себя за то, что так легко далась ему в руки. — Так я и знала, что вы тот самый заговорщик. Одно меня настораживало: для чего роялисту устраивать покушение на глав британской делегации?

— Значит, вам не хватило проницательности. Что же, недостаток воображения — серьезный минус, особенно для людей вашей профессии. Промашки, мисс Марго, бывают чреваты неприятностями, и у вас будет случай в этом убедиться, — наставительно произнес Варенн, одновременно подавая знак вознице, который, открыв бутылочку с мерзко пахнущей жидкостью, смочил платок.

— Прошу простить мне вынужденную грубость, мисс Эштон, но, будучи предупрежден о ваших подвигах, я не хочу губить вас раньше времени. Вы мужественная женщина, мисс Марго, и держались стойко, хотя, не приди вам на помощь ваш любовник, едва ли вы смогли бы выпутаться собственными силами.

Между тем возница перегнулся и прижал платок к лицу Мегги, поддерживая ее рукой под голову так, чтобы она не смогла увернуться. Мегги дернулась, но Варенн сжал ее словно клещами. Уже теряя сознание, она услышала, как Варенн сказал:

— Кэндовер у меня в долгу за Лемерсье. Он лишил меня друга. Такие вещи не прощают. Ну что же, что было, того не вернешь. Раз уж вам удалось выжить, я использую вас по-другому. Отдам тому, кто на меня работает. Он мечтает попробовать вашего чудного тельца, и его не волнует, хотите ли вы этого или нет.

Последние слова вызвали в Мегги ужас, но тело больше не подчинялось ей. Так в страхе она и провалилась в черную бездну.


Подъезжая к дому на бульваре Капуцинов, Рейф не знал, чем расстроен сильнее — перспективой общения с генералом Росси или с Марго. С той их ночи он больше не мог думать о ней как о Мегги. Это имя было связано с иллюзорной графиней, которой больше не существовало для него. Он обрел той ночью Марго и не хотел с ней расставаться.

И в то же время Рейф вспоминал о прошедшей ночи так, будто она была год тому назад. Он спрашивал себя, захочет ли его Марго, если Андерсон уйдет из ее жизни. Может быть, это произойдет далеко не сразу, но Рейф уже подготовил себя к ожиданию. В конце концов он ждал целых двенадцать лет; подождет и еще.

Встревоженный и обескураженный словами дворецкого о том, что графиня еще не возвращалась, Рейф подождал минут пятнадцать, прежде чем решил постучаться в комнату для гостей. Мегги сказала ему, что в доме Синди, сообщила, и почему она здесь, и тем не менее Рейф был поражен тем, насколько сильно та была избита.

— Синди, как ты себя чувствуешь? — обеспокоенно спросил он.

— Много, много лучше, чем за все эти годы, Рейф, — печально ответила она. — Об одном только мечтаю — побыстрее уехать отсюда.

— Сколько мужества надо, чтобы решиться разом все оборвать, — сказал Рейф, радуясь тому, что Синди наконец обрела твердую почву под ногами.

Между ним и Синди все давно кончилось, но она нравилась ему и как женщина, и как человек. Рейфу импонировала ее прямота и решительность. Он от всей души желал ей с честью выйти из надвигающегося скандала и хотел бы, чтобы и майор Бревер выдержал испытание.

— Прости за беспокойство, — сказал Рейф, — но не знаешь ли ты, могла графиня уехать куда-нибудь, кроме посольства? У нас назначена встреча, а ее нет, и я волнуюсь.

— Мегги вернулась из посольства примерно полчаса назад, — ответила Синди, — и тут же уехала куда-то. Я видела, как ее сажал в карету мужчина. Они немного поговорили, а потом вместе уехали.

У Рейфа упало сердце.

— Ты знаешь Роберта Андерсона? Он тоже участник британской делегации. Это был он?

— Нет; — не задумываясь ответила Синди. — Тот мужчина небольшого роста и черный. Похож на француза.

Рейф приказал себе забыть о ревности. Без объяснений Марго могла уехать с Андерсоном, но едва ли кто-то еще заставил ее забыть о встрече с Росси. Следовательно, она уехала не по своей воле.

— Расскажи мне все, что видела, — попросил он Синди. — Не опуская ни одной детали.

Синди не могла добавить ничего нового, кроме цвета экипажа. А под описание мужчины подошел бы каждый второй француз.

Итак, сперва исчезает Андерсон, следом за ним — Марго. Рейф почувствовал страх. Сейчас, как никогда, важно было встретиться с генералом. Если это он похитил Марго…

— Придется ехать на встречу одному, — процедил Рейф. — Пошли записку мадам Сорель и попроси ее подождать меня здесь. Я должен вернуться через час и срочно с ней переговорить.

По дороге к генералу Рейф, обдумывая стратегию, решил, что лучше всего сразу выложить подозрения Росси. Если тот действительно виновен, у него сдадут нервы. А за напористость обвинительной речи Рейф в своем теперешнем расположении духа мог бы поручиться.

Росси любезно принял гостя в кабинете.

— Добрый день, ваша честь, — сказал он, протягивая Рейфу руку. — Я думал, вы приедете с графиней. Моя жена очень рада была бы с ней пообщаться.

— Это не простой визит, Росси, — резко начал герцог. — У меня секретное задание от британского правительства, и я здесь, чтобы сказать: игра закончена, генерал. На этот раз даже Ле Серпент не сможет ускользнуть.

Генерал побледнел и упал в кресло. После секундного шока он потянулся к ящику стола.

Рейф в одно мгновение выхватил из кармана плаща пистолет.

— Не надо, Росси, — сказал он, направляя дуло в лицо генерала. — Вы арестованы. Внизу ждут наши солдаты. Если даже подстрелите меня, убежать вам не удастся.

— Сколько ярости, — с горькой усмешкой произнес генерал. — А я ведь хотел только взять сигару. Если вы меня уже арестовали, не станете же отказывать в этом последнем наслаждении цивилизованного мира. Может, угоститесь?

Двигаясь весьма осторожно, Росси вытащил ореховый ящичек и положил его на стол. Вынув сигару, элегантно отщипнул кончик. Он производил впечатление человека, у которого в запасе целая жизнь. Едва ли так ведет себя разоблаченный заговорщик, по которому плачет виселица.

Отказавшись от предложенной сигары, Рейф откинулся в кресле, по-прежнему не опуская пистолета. У него еще будет время позвать солдат, а пока можно задать генералу кое-какие вопросы.

Росси глубоко затянулся и выпустил облачко дыма.

— Я хочу попросить вас, Кэндовер, как джентльмен джентльмена. Клянусь, жена ничего об этом не знает. Сделайте все от вас зависящее, чтобы она не страдала за мои грехи.

— Я обещаю вам, Росси, — ответил Рейф с брезгливой гримасой. — В отличие от вас я не воюю с женщинами.

— Вы несправедливы ко мне, Кэндовер, — еле сдерживая раздражение, сказал генерал. — Я всегда останавливал своих солдат, не давая им грабить и насиловать в захваченных городах.

— Речь не о войне. Я говорю о том, что происходит сейчас, и с графиней Янош в частности.

Рейф встал и перегнулся через стол. С перекошенным от гнева лицом он поднес пистолет к переносице генерала.

— Она пропала. Возможно, ее похитили, и если вы имеете к этому отношение, клянусь, я убью вас своими руками.

Генерал вытащил сигару изо рта, изумленно глядя на Рейфа.

— Я даже не представляю, о чем вы говорите! С чего мне обижать графиню?! Даже если отбросить то, что она очаровательная женщина, в моих интересах сейчас созидать, но никак не разрушать!

— Прекрасные слова, генерал, — с горечью произнес Рейф. — После того как расскажете, что сделали с графиней, вы объясните, каким образом "покушение может служить созиданию.

— Мне кажется, мы говорим на разных языках. В чем конкретно вы меня обвиняете и что там случилось с вашей дамой?

Рейф уже начал терять терпение. Интересно, его всегдашнее спокойствие так же выводило из себя собеседников?

Отбросив всякую иносказательность, Рейф заявил:

— Графиня Янош — агент британской разведки. Она вас раскрыла. Я предполагаю, что вы вычислили ее и решили от нее избавиться. Но опоздали, генерал! Мы знаем, что вы делали попытку убрать Кэстлри и следующей вашей мишенью будет Веллингтон. После того как расскажете, что вы сделали с графиней Янош, я хочу услышать от вас планы на будущее. Я подстрелил вашего сообщника Лемерсье и, клянусь Богом, если будет надо, лущу и вам пулю в лоб!

Откинув голову, Росси засмеялся.

— Все это было бы смешно, если бы не было так грустно. Я, наверное, действительно заслуживал бы смерти, если бы был виновен в том, в чем вы меня подозреваете, — сказал он, от души затягиваясь сигарой. — Дело, в котором замешан я и о чем вы совершенно не догадывались, хотя и ввели меня в заблуждение своим напором, не имеет никакого отношения к покушению на чью-то жизнь. Наоборот, я всего лишь пытался спасти нескольких моих опальных коллег, чьи имена значатся в черном списке роялистов.

Встретив недоуменный взгляд Рейфа, Росси воскликнул — Ну перестаньте, Кэндовер! Не хотите же вы сказать, что ничего не знаете об этом списке заочно приговоренных? Когда их убьют, всего лишь вопрос времени. Среди них имена многих военачальников, в том числе маршал Ней. Всех их окрестили предателями. Я только случайно не попал в их компанию.

Поглядывая на кончик сигары, Росси добавил задумчиво:

— Предательство часто зависит от календаря. Сегодня ты герой, а завтра — предатель, это с какой стороны смотреть. Эти люди в большинстве своем честные солдаты, и все их преступление состоит в том, что они сражались не на той стороне. Я надеялся помочь некоторым из них бежать. Даже многие из ваших соотечественников согласны с тем, что король перегибает палку.

Росси выпустил тоненькую струйку дыма.

— Не ждите, я не назову имени сообщника. Полагаю, оно вам ни к чему. Едва ли ваше правительство осудит своего подданного за участие в спасении людей, не являющихся врагами вашей страны.

— Это Роберт Андерсон? — спросил Рейф, облизывая пересохшие губы — Вы хорошо информированы, — ответил Росси, выдержав паузу.

Если генерал говорил правду, то львиную долю обвинений в адрес Роберта можно считать безосновательными. Тогда все становилось на свои места. Картина совершенно менялась. Рейф относился с пониманием к тому, что многие и в его стране не одобряли королевского террора. Оставались только деньги, полученные из неизвестных источников, но Андерсон, как и предполагала Марго, мог продавать одну и ту же информацию разным агентствам, не предавая своей страны.

Что касается прозвища генерала, то, возможно, это простое совпадение. Фамильный герб, обнаруженный в бумагах Оливера Нортвуда, так и не нашел своего хозяина. Единственная улика — связь генерала с Лемерсье, но то, что они оба бонапартисты, еще ни о чем не говорит.

— Генри Лемерсье тоже с вами работал? — спросил Рейф.

Росси сморщил нос, будто почуял дурной запах.

— Вы меня оскорбляете. Лемерсье — шакал, худший представитель офицерства. Он и пальцем не шевельнет, пока ему не заплатят. А если цена его устроит, то готов зарезать собственную бабушку и сварить из нее бульончик.

Рейф передернул затвор и убрал пистолет в карман. Может быть, Росси и был гениальным актером, но и у Марго сложилось впечатление, что он не способен на покушение, хотя и может участвовать в каких-то тайных операциях. У нее достаточно хорошая интуиция, поэтому надо к ней прислушиваться.

, — Прошу меня простить, — глухо сказал Рейф. — Надеюсь, вы забудете мои слова.

— Подождите, — поднял руку генерал. — Вы что, думаете, что я заинтересован в гибели Кэстлри и Веллингтона? Без них Франция принуждена будет принять куда более суровые условия мира.

— Совершенно верно. Возможно, настоящие революционеры хотят видеть Францию в крайней степени унижения. Тогда народ снова возьмется за оружие. А теперь, простите меня, я должен покинуть вас. Необходимо найти графиню Янош.

Росси покачал головой.

— Отдавая должное гениальности вашей логики, я все же хочу заметить, что для француза, для истинного патриота, продлевать страдания своей страны по меньшей мере безнравственно. Франция не переживет еще одного Ватерлоо. Я так же заинтересован в предупреждении покушения, как и вы, и если могу чем-нибудь помочь вам, сделаю это с удовольствием.

После краткого колебания Рейф снова сел за стол, готовый принять предложенную поддержку. Вместо того чтобы глубже вникнуть в дело, он занимался решением личных проблем. Теперь, когда ни Марго, ни Андерсона не было рядом с ним, нужно полагаться только на собственные силы. Он не знал, что предпринять, поэтому отказываться от помощи сведущего человека было бы глупо. Вкратце Рейф изложил генералу все, что было ему известно, назвал имена подозреваемых.

Росси внимательно слушал, не перебивая. Только когда Кэндовер упомянул имя графа де Варенна, он спросил:

— Почему вы его подозреваете? Ультрароялисты вполне восстановили статус-кво.

— Совершенно верно. Подозрение на графа пало раньше, когда нам было еще неизвестно, на кого готовится покушение. Мы предположили, что наиболее радикально настроенные роялисты могли быть недовольны политикой нынешнего короля и хотели бы заменить его на графа де Артуа. Как только стало ясно, что цель заговорщиков иная, де Варенна вычеркнули из списка.

— Я никогда не встречался с графом раньше, впервые увидел его в Лувре, во время нашей совместной экскурсии по музею, так что едва ли могу дать вам о нем какую-то существенную информацию. Я лишь знаю, что он мастер закулисных интриг и занимался разведкой в пользу Луи, пока был в изгнании, однако сейчас его деятельность вполне легитимна.

Прошу вас, продолжайте.

Рейф перечислял подозреваемых. Когда он замолчал, генерал задумчиво выпустил колечко сизоватого дыма и подытожил:

— С большинством из перечисленных вами людей я знаком, из них лишь Лемерсье не вызывает у меня сомнений. Однако у него не хватило бы ни ума, ни амбиций возглавить заговор. Должен быть хозяин. Вопрос в том, кто именно. Я мог бы попробовать до этого докопаться. Вот тогда бы вы схватили своего Серпента за хвост. Давайте встретимся завтра во второй половине дня, и я расскажу вам о том, что мне удалось узнать. Скажите, — вдруг спросил Росси, — вы доложите Веллингтону о пропаже графини? Попросите у него людей для ее розыска?

— Нет. Пока я не узнаю, где ее искать, просить людей бесполезно. Можно снарядить дивизию, послать союзные войска, но, и обыскав всю Францию, они не найдут графиню. Хотя, постойте. Вы дали мне идею. Если Варенн занимался сбором информации для короля, то сможет мне помочь. Может быть, он пойдет на это ради графини. Мне показалось, что она ему понравилась — Какой мужчина устоит перед ее чарами! — в первый раз за всю встречу улыбнулся Росси. И тут же вновь стал серьезным. — Вы не станете докладывать роялистскому правительству о моей заинтересованности в освобождении пленников?

— Я не могу предать человека за то, что он верен друзьям, — сказал Рейф, вставая. — Но должен вас предупредить, генерал, будьте осторожны. Поберегите вашу жену, она заслуживает лучшей доли.

— Знаю, — тихо ответил Росси. — Когда вы сказали мне, что я арестован, я очень живо представил свою жену вдовой, а моего неродившегося ребенка сиротой Не скажу, чтобы видение было приятным. Признаюсь, жизнь мне очень дорога, и сейчас, быть может, я люблю ее сильнее, чем когда бы то ни было раньше — Что плохого в жизнелюбии, генерал, — сказал Рейф, протягивая Росси руку на прощание. — Все мы любим жизнь, какой бы тяжкой она ни была.

С этими словами Рейф ушел в полной растерянности по поводу того, что же делать дальше.

Глава 19

Сознание возвращалось к Мегги медленно, а вместе с ним и чувство тошноты, вызванное, очевидно, тем снадобьем. Она лежала на кровати, и перед глазами ее плыл туман. Свет в комнате был таким тусклым, что можно было различить только очертания предметов. Стояла тишина, и Мегги решила, что она в помещении одна. Попробовала поднять руку, и у нее получилось. Ощупывая покрывало, она наткнулась на что-то круглое и волосатое и едва не закричала от страха. В испуге Мегги отшатнулась.

Преодолевая себя, она, повернула голову вправо. От сильной головной боли на глаза навернулись слезы, туманя и так не слишком ясный взгляд. Сморгнув слезы, увидела прямо перед собой две светящиеся золотые точки. Она уже готова была опять упасть в обморок, когда рассмотрела розовую зевающую пасть с острыми белыми клыками.

Мегги облегченно вздохнула, едва не рассмеявшись. Она делила постель не с насильником, а с котом. Вальяжный огромный пушистый зверь, свернувшийся клубком у нее на подушке, был, судя по морде, самым настоящим персом. Ленивое создание, должно быть, проскочило в комнату, когда ее туда заносили Мегги медленно и плавно села. Кот мяукнул.

— Если ты такой же, как и твой хозяин, едва ли можешь считаться хорошей компанией Да, Рекс? А может, тебя тоже посадили сюда под замок за шпионскую деятельность?

Мегги погладила шелковистую черную голову, и кот утробно заурчал, что казалось невероятным, как такое небольшое животное может издавать такой глубокий звук.

— Кстати, тебя зовут Рекс, не правда ли?

Поскольку кот не возразил, Мегги посчитала вопрос закрытым. Осторожно спустив ноги на пол, она с видимым усилием встала. Кроме головной боли и сухости во рту, у нее не было неприятных симптомов. Муслиновое платье оказалось порванным в том месте, где его касался нож, но в остальном наряд был в порядке. Значит, пока она была в беспамятстве, ею никто не воспользовался. Ну что же, и на том спасибо Придерживаясь за край кровати, Мегги принялась исследовать место своего заточения. Когда-то комната была роскошной, но сейчас обои выцвели и отсырели, позолота с шаров, венчавших стойки кроватного полога, осыпалась.

Оказалось, что в комнате было сумрачно из-за тяжелых пыльных портьер, закрывавших окна. Отдернув шторы, Мегги впустила яркое, ослепительное солнце. Свет окончательно развеял сумрак и в сознании Мегги. Солнце клонилось к западу, но было еще достаточно высоко. По всей видимости, сейчас часа два-три пополудни. Значит, она провела в беспамятстве несколько часов. Где-то далеко внизу несла свои воды река. У Мегги даже голова закружилась. Судя по всему, она находилась в замке Шантель в поместье Варенна на берегу Сены.

Дальнейший осмотр комнаты убедил ее в том, что дверь заперта и под рукой ничего, что можно использовать как оружие. Вздохнув, Мегги снова села на кровати.

Рекс тут же прыгнул ей на руки. Громко мурлыкая, он принялся тереться об нее своей пушистой спинкой. Мегги гладила его по голове, думая о том, как это, должно быть, глупо — чувствовать себя комфортнее в присутствии кота И тем не менее с котом ей было спокойнее, она всегда любила этих животных, а Рекс — превосходный экземпляр.

Прислонившись к спинке кровати, Мегги, закрыв глаза, стала обдумывать положение. Варенн оказался тем загадочным Ле Серпентом Но каковы его мотивы? Не стоило позволять рассудку взять верх над интуицией. С самого первого взгляда она почувствовала неприязнь к этому человеку и была права. Что с того, что ей не приходили в голову мотивы его поступков?

Единственное, что ее радовало: раз она оказалась пленницей графа, то же могло случиться и с Робертом. Вполне вероятно, оба они сейчас находятся под одной и той же крышей Это вселяло надежду.

Она должна была встретиться с Рейфом, но ее не оказалось дома, поэтому напарник заподозрит неладное и начнет поиски Жаль, что искать ее у Варенна Рейфу придет в голову в последнюю очередь, поскольку граф фактически был вне подозрений. Уж лучше подготовить себя морально к долгому заточению.

Так прошел еще один час. Единственным развлечением был кот. Услышав едва различимый шорох, Рекс поднял голову и в следующее мгновение одним прыжком оказался в дальнем углу. Глядя на этого увальня, лениво лежащего на подушке, ни за что не догадаться, что он способен на подобную прыть. Короткий трагический писк яснее ясного указал на то, что Рекс обеспечил себя ленчем. Мегги брезгливо поежилась, глядя, как кот, устроившись с комфортом, поедает бедное создание. И несмотря на то что кота нельзя было винить в хищнических наклонностях, симпатии в тот момент были у нее на стороне мыши.

Солнце уже клонилось к закату, когда кто-то стал поворачивать ключ в замке. На пороге в сопровождении двух слуг, один из которых держал заряженное ружье, направленное на пленницу, а другой — поднос с аппетитно пахнувшими блюдами, показался сам хозяин апартаментов, граф Варенн. Водрузив поднос на стол, пожилой слуга удалился.

Слава Богу, ее не будут морить голодом, подумала Мегги. По крайней мере несколько ближайших часов она будет в порядке. Граф решил, что время его мышки еще не настало. Кот при появлении графа метнулся под кровать. «Э, да тебя, приятель, здесь тоже не очень-то жалуют, — подумала Мегги. — Похоже, и наши пристрастия совпадают».

Варенн остался стоять у порога, тогда как стражник с наведенным на Мегги ружьем подошел к ней почти вплотную. Пленницу поразил взгляд графа из-под полуопущенных век, холодный и скользкий, как у рептилии. Быть может, именно этому взгляду он и обязан прозвищем.

— Надеюсь, вы не станете возражать, если я буду держаться от вас на некотором расстоянии? — спросил Варенн любезно, словно они вели светскую беседу за чашечкой чая. — Вы видите, какое я питаю к вам уважение.

— И представить не могу, за что мне такая честь, — сказала Мегги, недоуменно приподняв брови. — Честное слово, я этого не заслужила. У меня не хватило ни ума, ни смекалки додуматься, что этот заговор — плод вашей фантазии.

— Вы хотите знать, для чего я это делаю? — спросил Варенн. — Для того же, для чего плетется большинство заговоров. Во имя власти и богатства.

Варенн не сводил с Мегги змеиного взгляда. По ее спине побежали мурашки.

— Должен признаться, я сначала поверил в то, что вы настоящая венгерская потаскушка с богатым покровителем. И для меня было сюрпризом узнать, кто вы на самом деле.

— Рада, что оказалась для вас полной сюрпризов, — сухо сказала Мегги.

Не обращая внимания на ее реплику, Варенн продолжал:

— Однако я знаю о вас меньше, чем мне хотелось бы. Вы действительно мисс Эштон или были замужем?

— Ни одного законного мужа у меня не было и нет, — четко объяснила она.

— Уверен, — скабрезно улыбаясь, заметил граф, — что незаконных было предостаточно. Например, ваш белокурый друг.

— Предполагаю, вы говорите о Роберте Андерсоне? — с учащенно бьющимся сердцем спросила Мегги. — Он у вас?

К ее огромному облегчению, граф ответил утвердительно.

— Да, хотя его апартаменты не так удобны, как ваши. Он прямо под вами, пятью этажами ниже. Замки строили, чтобы жить в них, но они приспособлены лучше для темниц.

— Что вы собираетесь с нами делать? Варенн улыбнулся леденящей кровь ухмылкой.

— Один из моих помощников попросил вас в качестве награды, и я предоставлю ему возможность получить то, что он хочет. Что будет потом, зависит от вашей сговорчивости, дорогая. Может быть, нам тоже удастся договориться.

Мегги вновь затошнило, но она приложила все усилия к тому, чтобы не показать этого.

— А как насчет Роберта?

— Я надеялся, что он будет мне полезен, но он оказался редким упрямцем. Нет смысла держать его у себя дальше. Однако… — граф тряхнул головой, — боюсь, вам скучно слушать мои размышления вслух. Быть может, вы хотели бы получить что-нибудь, что сделало бы ваше пребывание здесь более комфортным…

Было очевидно, что последнее замечание графа не что иное, как остроумная в его понимании шутка, однако Мегги сделала вид, что восприняла предложение всерьез.

— Щетку, гребешок и хорошо бы зеркало. И еще: таз с водой, мыло, полотенце и что-то почитать. Граф изумленно улыбнулся.

— Вы превосходно адаптируетесь в любых условиях, мисс Эштон. Желаете привести себя в порядок для нового кавалера?

Мегги хотелось плюнуть ему в лицо. Вместо этого она сладко улыбнулась.

— Конечно. Надо уметь приноравливаться к обстоятельствам и извлекать из них полезное.

— Проследи, чтобы ей доставили все, что она хочет, — приказал Варенн охраннику.

Затем оба ушли.

Оставшись одна, Мегги с трудом подавила позыв к рвоте. Не хватает только, чтобы ее прямо сейчас начало выворачивать. Не стоит поддаваться слабости. Двенадцать лет ей удавалось держаться, с честью находить выход из любых положений. Нельзя дать почувствовать тому, кто придет, что она смирилась с ролью жертвы.

Первая маленькая победа — удалось справиться с тошнотой. На подгибающихся ногах она подошла к окну, чтобы вдохнуть немного свежего воздуха. Далеко внизу увидела острые обломки скалы у подножия башни. У нее остается по крайней мере один выход — броситься вниз.

И все же этот исход был бы равносилен признанию в трусости. За жизнь стоит бороться. Когда-то давно она тоже могла умереть, однако выжила, и жизнь подарила ей немало хороших минут. И все же… Сознание того, что для нее открыт этот самый последний выход на волю, поддерживало пленницу.

Не мешало подкрепить силы как духовные, так и физические. Для последнего все было под рукой. Мегги села за стол. Сняв салфетку, она обнаружила тарелку фасолевого супа по-савойски, бутылочку вина, хлеб и фрукты.

Нежное «мурр» за спиной однозначно указывало на то, что Рекс готов разделить с ней трапезу. Выловив из супа мясо, Мегги угостила кота. Про компаньонов забывать не стоит, тем более что кот будет скорее всего самым приятным партнером из тех, кого ей могут здесь предложить.


Вернувшись от Росси в дом Марго, Рейф застал там Элен Сорель. Как он и предполагал, ей ничего не было известно о Мегги. Синди тоже не знала, кто и куда увез Мегги.

— Росси — тот, кого мы ищем? — с тревогой спросила Элен.

— Нет, — ответил Рейф, нервно расхаживая по комнате. Исчезновение Мегги не давало ему покоя. — Он убедил меня в своей преданности делу мира. Более того, предложил выяснить, на кого работал Лемерсье.

— Буду молиться, чтобы ему это удалось, — тихо сказала Элен. — Что мне еще остается?

— Вы знаете, кто помогал работать Мегги? Ее агентов? — спросил Рейф, пытаясь ухватиться за любую возможность восполнить недостающие звенья информации.

— Нет, — покачала головой Элен. — У Мегги таких агентов сотни: прачки, горничные, уличные торговки, проститутки. Я — только одна ячейка сети, раскинутой по всей Европе. Да и то меня нельзя назвать шпионом-профессионалом. Я работаю не за деньги. Мы с Мегги — подруги и нужны друг другу больше как друзья. Я мало знаю о ее профессиональных делах и тайнах.

— Так она получает информацию не от мужчин? — удивленно спросил Рейф.

— Все вы, мужчины, одинаковы, — поморщилась мадам Сорель. — Вот и полковник туда же. Вы считаете, что женщина может выяснить что-то, лишь лежа под мужиком? Подумайте сами: женщины незримо присутствуют в вашей жизни повсюду и всегда. Часто мужчины обсуждают секреты в присутствии горничных, важные записи попадают в корзину для бумаг, одержимый тщеславием, ваш брат хвастается подвигами перед проститутками. Талант Мегги состоит в том, чтобы из отрывочных сведений составлять полную картину и делать выводы.

Задумавшись о чем-то, Элен прикусила губу.

— Наверное, где-то здесь должен быть список информаторов Мегги, — предположила она. — Однако она его, по всей видимости, хорошо спрятала и зашифровала. Но только, даже если нам удастся найти и список и код, едва ли кто-то из ее агентов захочет иметь дело с чужаками. Для всех нас главное — личная преданность Мегги, деньги уже вторичны.

Рейф до боли сжал кулаки. Ослепленный ревностью, он был уверен в том, что Мегги торговала собой, добывая сведения с циничного согласия Андерсона. Самонадеянный болван, был ли он хоть в чем-то прав?!

— Что вы намерены делать сейчас? — прервала его раздумья Элен. — Пойдете к Веллингтону?

— Нет. Росси задал мне тот же вопрос. Поиски будут безрезультатными, сколько сил ни привлекай, если неизвестен даже район ее пребывания. Я отправил срочную депешу человеку, который послал меня сюда. Он сможет предпринять что-то полезное, но появится не раньше чем через один-два дня.

— А пока?

— Если Росси удастся выяснить личность нанимателя Лемерсье, мы можем направиться прямо к главному заговорщику. У меня больше нет вариантов. Пойду к себе, пошевелю мозгами. Может, что и придумаю. Напишите, где вас найти, и я сообщу, если мне удастся узнать что-то важное.

Написав свой адрес, Элен сказала, что тоже готова поделиться с ним всем, что узнает.

— Я все равно не могу думать ни о чем другом и не успокоюсь, пока мы ее не найдем. Знать бы только, где искать.

Элен и Рейф обменялись беспомощными взглядами, и он ушел.

Уже в карете Кэндовер решил, что все же стоит навестить Варенна. Не зря Росси говорил, что он, как бывший шпион с обширной агентурной сетью, может быть полезен.

Рейф заскочил в отель, только чтобы переодеться в дорожный костюм и спросить консьержку, как проехать в Шантель. Оседлав гнедого жеребца, купленного в первую неделю пребывания в Париже, он отправился в гости к графу. Выбор способа передвижения объяснялся не только тем, что верхом было быстрее, чем в карете, а еще и тем, что ему требовалось выплеснуть накопившееся напряжение, и верховая езда подойдет для этого лучше всего.

Путь его лежал мимо императорского дворца, который Жозефина Бонапарт получила в подарок от своего мужа. Она умерла здесь в тоске после того, как Наполеон развелся с ней, выдвинув в качестве причины то, что супруга не смогла родить ему наследника. Говорят, Мальмезон был последним местом, где император мог преклонить голову на французской земле. Еще ходили слухи, будто Наполеон приезжал, туда потому, что незримо ощущал там присутствие женщины, которую никогда не переставал любить.

Вспоминая столь романтическую историю, Рейф чувствовал, как проникается симпатией к корсиканцу, способному любить тогда, когда это, казалось, уже не имело никакого смысла. Тут они были родственными душами. Но наверное, только в этом.

До Шантеля Рейф добрался меньше чем за час. Вокруг замка высилась стена из серых каменных глыб. Железные ворота, хоть и проржавели, вид имели внушительный. У ворот стоял стражник в старинных одеждах. Прежде чем пропустить гостя, он С большим подозрением осмотрел его.

Граф не солгал: замок действительно имел вид весьма суровый, как сумел убедиться Рейф, оказавшись внутри. Крепость стояла на скальном основании. Башней упираясь в небо, она была самым высоким строением во всей округе. Возле нее протекала Сена. Место было выбрано так, что река дважды делала изгиб, и замок с трех сторон оказывался окруженным водой. Настоящая неприступная крепость. Мечта средневековых феодалов. На протяжении столетий усадьба перестраивалась, появился сад с широкими аллеями, но, несмотря на современные пристройки и нововведения, здесь сохранился дух средневековья, суровый и не слишком приветливый. Более того, у попавшего сюда впервые создавалось впечатление некоей незримой угрозы.

Рейф неторопливо ехал по усыпанной гравием дорожке к замку, с любопытством глядя по сторонам. Чувствовалось, что место долгие годы пустовало. Следы запустения были видны повсюду: сад зарос сорняками, здания и постройки требовали ремонта. Варенну пришлось бороться за право вернуть себе фамильную собственность целых семь лет.

У главного входа Рейфа встретил слуга, который увел лошадь в стойло. Не желая терять драгоценного времени, Рейф почти бегом поднялся по ступеням. Схватив тяжелую ручку-звонок, он просил Бога лишь о том, чтобы его визит не оказался бесплодным.

Дворецкий, проявивший не больше доброжелательности, чем стражник у ворот, взяв у Рейфа карточку, попросил подождать. Значит, Варенн был дома. Вот первая удача за весь день.


Граф трудился в библиотеке, пропитанной ароматом старинных книг. Прочитав визитку, не удержался от улыбки. Рыбка сама плыла в сеть. Кто бы мог подумать, что он сам явится к нему, не забыв прихватить визитную карточку? Да, эта рыбка была воистину золотой.

— Герцог приехал один? — спросил граф дворецкого.

— Да, милорд.

Варенн обменялся взглядом с мужчиной, тем самым, что сидел на облучке, когда сюда привезли Мегги.

— Гримод, — приказал он, — пойди наверх и принеси еще ружье и амуницию. А ты, — обратился хозяин замка к дворецкому, — ступай за ним, выжди минут десять, а потом веди гостя сюда.


Огромный зал, где Рейф дожидался приема, был сырым и промозглым даже в теплую летнюю пору. Глядя на мышь, карабкающуюся по покосившемуся флагштоку, Рейф думал, каково же здесь в холодную, ветреную зиму, когда с реки поднимаются седые туманы. Наверное, чертовски неприятно. Варенну придется приложить немало усилий, чтобы сделать свое средневековое жилище обитаемым.

Вернулся старый дворецкий и предложил пройти. После долгих блужданий по каменным коридорам и узким витым лестницам дворецкий открыл перед гостем дверь.

— Библиотека, милорд.

Не успел Рейф войти, как твердые металлические предметы коснулись его с обеих сторон.

— Руки вверх, Кэндовер, — произнес знакомый голос. — Одно движение, и вас разорвет на куски.

Только сейчас Рейф увидел мужчин, наставивших на него ружья. Понимая, что до пистолета ему не дотянуться, не подписав себе смертный приговор, медленно поднял руки. Каким же он был дураком, каким же безмозглым дураком!

Рейф стоял неподвижно, пока слуга обыскал его, забрав пистолет.

— Полагаю, я нашел графиню Янош, если можно так выразиться, — сказал наконец Кэндовер.

— Совершенно верно, — ответил Варенн, — и она, уверяю вас, в полном порядке. Весьма быстро освоилась со своим положением.

Граф предложил Рейфу одно из кресел за столом. Между тем стража у дверей не убирала направленных на гостя ружей.

— Кстати, — продолжал граф, — вы знаете, что ваша так называемая графиня не имеет к этому аристократическому званию никакого отношения? Скажу вам больше, она англичанка, подобно вам, чудом уцелевшая щепка от большого кораблекрушения.

Истолковав выражение лица Рейфа как проявление крайнего недоумения, граф довольно захихикал.

— Да ладно, герцог, не принимайте близко к сердцу. Я тоже ни о чем не догадывался. Впрочем, хватит об этой потаскушке. Меня больше интересуете вы. Кто-нибудь знает, что вы здесь?

Рейф решил солгать и ответить «да», но слишком затянул паузу.

— Отлично, выходит, никто не знает, — заключил Варенн. — Мне бы не хотелось тратить время моих людей на отстрел того, кому вы проговорились. Его у нас слишком мало.

Значит, настал критический час, а они с Мегги совершенно беспомощны.

— Удовлетворите мое любопытство, Варенн. Что вы задумали? Если мне суждено умереть, я хотел бы знать, за что.

— Умереть? — недоуменно переспросил граф. — С чего вы взяли? Было бы неразумно уничтожать человека с вашим состоянием. Нет уж, я привык действовать с выгодой для себя. Кстати, говорят, вы имеете доход около восьмидесяти тысяч фунтов в год. Это так?

— Около того, — пожал плечами Рейф. — Но год на год не приходится.

— Великолепно! — воскликнул граф. Глаза его сверкнули, как два агата. — Поскольку у меня еще есть в запасе несколько минут, я удовлетворю ваше любопытство, хотя бы отчасти. Не желаете стаканчик бургундского? Хорошее вино.

Какой бы парадоксальной ни казалась ситуация, Рейф кивнул. Ему действительно нужно выпить. Вино, как и было обещано, оказалось весьма недурным.

— Вы, верно, гадаете, кто же я такой, — сообщил граф, потягивая бургундское. — Все очень просто: Франции нужен сильный лидер, а выродки из династии Бурбонов таковыми не являются. Когда мой план будет приведен в исполнение, в стране наступит хаос, а это как раз то, что мне нужно. У меня в жилах течет королевская кровь. Ее, правда, немного, но вполне хватит для того, чтобы взойти на престол. Роялисты будут приветствовать мой приход, ведь я доказал верность делу, служа отчизне даже в изгнании.

— Принимая во внимание характер нынешнего Луи, я допускаю такую возможность, — согласился Рейф. — Но вы не учли, что страна состоит не из одних роялистов. Есть еще и приверженцы Бонапарта. Они не согласятся на установление прежнего порядка, не дадут повернуть время вспять.

— Но я и не собираюсь поворачивать вспять время, мой друг, в этом и состоит моя уникальность. Я человек гибкий. Мне не чужды новомодные понятия свободы, равенства, братства. Некоторые из бонапартистов уже работают на меня. Вспомните, Наполеон тоже начинал с призывов к свободе, а закончил как величайший диктатор в истории. Главное — лгать с ясным взглядом и по-крупному, и тогда будешь на коне.

— Весьма разумно, граф, — поднял бокал Рейф. Он не знал, считать ли Варенна гением или безумцем, либо и тем и другим вместе. — Но боюсь, вам трудно будет привести обе фракции к согласию.

— Ошибаетесь, — покачал головой Варенн. — После Наполеона французы почувствовали вкус к власти, едва ли меньшей власти Рима, и теперь во имя возвеличивания страны готовы забыть обо всем, кроме того, что они — французы.

— Значит, вы считаете себя нацией победителей? — спросил Рейф. — А как насчет тех, кто устал от борьбы, кто хочет покоя и мира?

— Порядок вещей таков, что волки едят ягнят, а не наоборот, Кэндовер.

Чувствовалось, Варенн искренне верил в то, о чем говорил. Рейф вспомнил Элен Сорель и тысячи других женщин, жаждущих мира, вспомнил слова генерала Росси и, глядя на этого сильного человека, склонен был скорее поверить Варенну, чем им. Хотя гурт достаточно смелых ягнят, наверное, сможет одолеть волка-одиночку.

Однако время для философских дискуссий было явно неподходящим.

— Раз вы не собираетесь меня убивать, чего же вы хотите? — спросил Рейф.

— Вашей поддержки, Кэндовер, вот чего. Мне нужны гарантии. Мой план сработан четко, но никто не застрахован от неудачи. Хаос — не та стихия, которой легко управлять. Если на вершину вынесет не меня, а кого-то другого, я буду нуждаться в большой сумме денег.

— Разве вы недостаточно богаты?

— Я стараюсь поддерживать впечатление, что богат. Однако вы же сами видите, в каком состоянии поместье, да и заговор требует денег. На сегодня я банкрот. Если мне повезет, то получу столько всего, сколько пожелаю, и вы вернетесь в Англию невредимым. Если нет, — и тут Варенн пожал плечами, — вам придется дорого заплатить за жизнь и свободу.

— За меня и за графиню.

— Так вы влюбились в эту дешевку? — с брезгливым удивлением спросил Варенн. — Надо бы и мне выяснить, что же особенное она из себя представляет. По мне женщина как женщина.

И тут Рейф узнал, что значит «потемнело в глазах от гнева». Оказывается, это вовсе не метафора. Если бы не остаток здравого смысла, напоминающего о страже с ружьями, он бы удушил Варенна голыми руками.

Должно быть, хозяин что-то такое увидел в его лице, потому что поспешил добавить:

— Если вы и впрямь испытываете столь сильное чувство, уверен, что смогу вам помочь. Конечно же, если вы дадите слово джентльмена. Чем мне нравятся англичане, так это тем, что они всерьез воспринимают подобные вещи.

В дверь постучали. Вошел посыльный с письмом. Варенн прочел послание, нахмурившись.

— Прошу простить меня, Кэндовер, но я вынужден прервать нашу болтовню. Меня ждут дела. Извините за апартаменты, но, поймите меня, так вы скорее захотите выкупить для себя более удобное жилье. В темницу его, — добавил граф, обращаясь к страже.

В сопровождении двух охранников, державших его на мушке, Рейф вышел в коридор. При всем кажущемся безумии план Варенна вполне мог сработать. При том весьма шатком равновесии, которое установилось в стране, один точно нанесенный удар приведет к смене власти. Трон Луи стоял на песке, и лидер, способный объединить страну, будет встречен с радостью.

С другой стороны, после гибели столь важных персон мировое сообщество примет такого правителя, который прикроется фиговым листком демократии. Да, план вполне может сработать, и Франция окажется в руках нового Наполеона. Перспектива леденила кровь.

Спустившись на несколько пролетов вниз по продуваемой всеми ветрами лестнице, они оказались в подземелье. И наверху было не очень-то приятно, но здесь, казалось, пахло мертвечиной и витал дух какого-то древнего преступления.

Ступая по скользким ступенькам, то и дело спотыкаясь, Рейф наконец уперся в массивную железную дверь. Угрюмый стражник снял с кольца, вделанного в каменную стену, тяжелый ключ и вставил в замок. Его товарищ при этом дулом ружья прижимал Рейфа к стене. После продолжительной борьбы с древним механизмом дверь удалось открыть.

— Приятно погостить, ваша г… честь, — с сарказмом произнес стражник и, дав герцогу пинка, пропихнул его в камеру.

Еще не успев приземлиться на каменный пол, Рейф понял, что в помещении не один.

Глава 20

Рейф, стоя на четвереньках, ощупывал место, где ему предстояло провести невесть сколько времени. Камера представляла собой куб длиной примерно футов десять. Стены из необработанного камня, пол более гладкий. В одном углу располагался грубо сколоченный топчан с ворохом соломы и двумя одеялами. Вот и вся обстановка.

Свет проникал из узкой щели под самым потолком. И, хотя в камере было сумрачно, Рейф сразу узнал второго ее обитателя — блондина, расположившегося в углу на соломе.

"Дьявол, только этого мне не хватало».

Перед тем как подняться, Рейф глубоко вздохнул. Наверное, он должен был бы обрадоваться, узнав, что Андерсон жив и не является предателем, но, ей-богу, любовник Марго — не самая лучшая компания в заточении.

— Жаль, что вас тоже забрали, Кэндовер, — сказал Андерсон, не потрудившись подняться с соломы. — Как это произошло?

— Обычное дело, — ответил Рейф, стряхивая грязь с брюк, — мятежи, похищения, заговоры. Варенн увез графиню, — распрямившись, добавил он мрачно.

Андерсон резко сел, поморщившись от боли.

— Проклятие, я этого и боялся. Как она?

— В порядке, если Варенну можно доверять. К тому времени, как глаза его привыкли к полумраку, Рейф различил следы жестоких побоев на лице Андерсона. Его левая рука безжизненно висела, сам пленник был смертельно бледен. Забыв о ревности, герцог воскликнул:

— Господи, что они с вами сделали?!

— Отдавая дань моей легендарной стойкости, — невесело усмехнулся Андерсон, — Варенн прислал за мной четырех головорезов. Я отказался от приглашения, но они настояли на своем.

— Кажется, припоминаю. Наутро после вашего исчезновения недалеко от дома, где вы жили, были найдены тела двух неизвестных французов. Ваша работа?

— Я весьма неохотно воспользовался их гостеприимством, — с улыбкой ответил пленник.

Глядя на почти по-женски красивое лицо Андерсона, его хрупкое сложение, Рейф с болью вспомнил о том, как плохо он о нем думал.

:

— С вами, как вижу, лучше не вступать в диспут, — грустно пошутил Рейф.

— Боюсь, со мной теперешним смело мог бы подраться и воробей.

На мертвенно-бледном лице его выступила испарина. Рейф подошел поближе к соломенному ложу Андерсона и опустился на колени.

— Позвольте осмотреть вашу руку. Взглянув на раздробленную кисть и предплечье, Рейф присвистнул. Осторожно исследуя поврежденную руку, Рейф спросил:

— Вы так сильно ушиблись, разбивая чью-то голову?

— Увы, нет. Едва ли я был в состоянии драться, когда меня сюда привезли. И тем не менее Варенн хотел со мной поболтать, а я оказался не в настроении.

Рейф видел, насколько тяжело дается Андерсону его беззаботный тон. Мужество пленника вызывало восхищение.

— Сломаны кисть и три пальца. К счастью, гноя не видно. Позвольте помочь вам снять плащ, чтобы я мог перевязать руку. Тогда станет легче.

Рейф снял жилет и разорвал его на лоскуты. Затем, вспоминая навыки первой медицинской помощи, принялся перебинтовывать руку Андерсона, ту самую красивую руку, которой его сокамерник ласкал Марго. Рейф боролся с ревностью, повторяя себе, что сейчас не время и не место для подобного рода мелочных переживаний, и в конце концов ему удалось справиться с собой.

Рейф искренне старался причинить раненому как можно меньше страданий, но и при столь бережном обращении процедура была для несчастного столь мучительной, что, когда Рейф закончил, Андерсон едва не потерял сознание от боли. Пот тонкой струйкой стекал по лицу, парень лежал на соломе, вытянувшись во весь рост, без движения.

Подождав, пока дыхание станет ровным, Андерсон сказал:

— В свете теперешних обстоятельств, может, мне и следовало бы написать это проклятое письмо. Встретив недоуменный взгляд Рейфа, он пояснил:

— Варенн хотел, чтобы я написал Марго письмо, заманив ее в замок. Но я отказался, тогда он пригрозил переломать мне кости. Я не стал сообщать ему о том, что я левша, пока мне не сломали три пальца и я потерял способность к чистописанию. Оказывается, ему следовало бы поработать над моей правой рукой.

— Хотел бы я увидеть лицо Варенна в этот момент, — ответил Рейф, присаживаясь у ног раненого, усмехнувшись про себя его черному юмору.

— Не думаю, что вы получили бы удовольствие, — сухо заметил Андерсон. — Чтобы как-то себя утешить, он сломал мне кисть. Впрочем, я знавал тюрьмы похуже этой. Солома свежая, одеяло чистое и, поскольку мы с вами во Франции, вино подают вполне сносное. Температура, принимая во внимание время года, тоже вполне терпимая, хотя зимой, наверное, здесь не так приятно.

Рейф невольно поежился. Ему совсем не хотелось оставаться в этом уютном гнездышке до зимы.

— Извините за любопытство, — сказал Андерсон, — но оно, учитывая мою профессию, простительно. Вы не знаете, что затевает наш хозяин?

Рейф ввел товарища по несчастью в курс последних бесед с Ференбахом и Росси, упомянул о смерти Лемерсье, не вдаваясь в подробности, а затем повторил слова Варенна, объясняющие мотивы его поступков.

— Я чувствую себя последним дураком, — сказал Андерсон, закрывая глаза.

— Не вы один, — тихо вторил ему Рейф. — Мы все заблуждались.

"А я больше остальных», — добавил он про себя. Говорить было не о чем. Мужчины сидели молча. Честно говоря, Рейф о многом мог бы расспросить своего соседа, но ни один из этих вопросов не был сейчас уместен.

Шли часы, и Рейф стал сознавать, что наиболее неприятная сторона заключения состоит в скуке. Камера была столь мала, что не удавалось даже с комфортом вытянуться, а прикасаться к осклизлым стенам было противно. Рейф понимал, что если ему не удастся быстро выбраться отсюда, он сойдет с ума.

Он завидовал философскому спокойствию Андерсона. Измученный болью, сокамерник большую часть времени спал, но и в периоды бодрствования, в отличие от Рейфа, чувствовал себя вполне в своей тарелке. Возможно, сказывался шпионский опыт. Может быть, доведись Рейфу столь же часто попадать в подобные ситуации, и он овладел бы искусством мириться с любыми обстоятельствами.

На закате принесли ужин. Один из слуг внес в камеру поднос, другой, стоя в дверях, держал обитателей подземелья под прицелом. Подали весьма приличное мясное рагу, хлеб и фрукты, а еще кувшин, вместивший не меньше галлона красного вина. Ни ножей, ни вилок пленникам не полагалось, даже ложки были из мягкого металла, из которых все равно не сделать оружия, после ужина унесли, оставив заключенным лишь кувшин с вином и кружки.

Вино не было достаточно крепким, чтобы напиться допьяна, но его вполне хватило, чтобы развязать мужчинам языки. В середине довольно сухой беседы о возможных действиях хозяина замка Рейф вдруг спросил:

— Как случилось, что Марго ступила на этот путь?

— Почему вы сами не спросили ее об этом? — после продолжительной паузы в свою очередь поинтересовался Андерсон.

— Потому что она вряд ли ответила бы мне, — хрипло отозвался герцог.

— Тогда почему вы ждете ответа от меня? Рейф задумался, подбирая аргументы поубедительнее, но в конце концов отказался от прямого ответа.

— Я знаю, что не имею права требовать от вас откровенности, но поймите меня: когда-то я знал Марго очень хорошо, а теперь я увидел совсем другую женщину, совершенно для меня непонятную. Голос Андерсона зазвучал отстраненно, если не сказать враждебно:

— Едва Мегги узнала о вашем приезде, она стала сама не своя, угрюмая и несчастная. Я встретил ее девятнадцатилетней и ничего не знаю ни о детстве, ни о годах юности, но кое-что мне все же известно. Кто-то очень давно наплевал ей в душу. Если вы — тот самый негодяй, не ждите от меня никаких откровений.

Камера погружалась в почти непроглядную мглу, чуть разбавленную призрачным лунным светом. Силуэт Андерсона был едва различим: черный на черном. В темноте боль двенадцатилетней давности подкралась совсем близко к сердцу. Рейф потянулся за кувшином, налил себе и собеседнику.

— Она никогда не рассказывала, что произошло?

— Нет, — безразличным тоном откликнулся Андерсон, но Рейф угадал тщательно скрываемое любопытство.

Если он тоже влюблен в Марго, ему должно быть интересно ее прошлое.

В спасительной темноте гораздо легче произносятся слова, на которые никогда не решишься при свете дня.

— У каждого из нас половина ключа к пониманию прошлого Марго. Почему бы нам не соединить половинки? — предложил Рейф и, предупреждая возможные возражения, поспешил добавить; — Я знаю, что поступаю не по-джентльменски, но, клянусь, я не желаю Марго вреда.

Рейф не видел лица собеседника, но шестым чувством угадывал, как склоняется то одна, то другая чаша весов.

— Мой отец, — решился-таки Андерсон, — всегда говорил, что во мне маловато благородства, и оказался прав. Но, должен вас предупредить, история, которую я вам поведаю, не из приятных.

Андерсон замолчал, предоставляя первое слово Рейфу.

— Марго приехала в Лондон в 1802 году. Происхождения она была не слишком знатного, приданого за ней почти не было, красоту ее, согласитесь, классической не назовешь, и тем не менее при желании она могла заполучить в мужья самого блистательного из лондонских женихов.

Рейф замолчал, вспоминая свою первую встречу с Марго. Он увидел ее на балу. Один взгляд — и уже не владел собой, прервав на полуслове какую-то фразу, отделился от группы друзей и пошел прямо к ней, разрезая толпу, как нож масло.

Пожилая дама, по обычаю сопровождавшая молодую леди, сразу узнала герцога, представила Кэндовера юной прелестнице, но тогда он едва слышал дежурные слова. Для него существовала одна Марго. Вначале он увидел на ее лице легкое удивление, реакция на странный взгляд мужчины, затем глаза молодых людей встретились, ив потемневших зрачках девушки отразилось пламя его собственных внезапно вспыхнувших чувств. Или он обознался? По крайней мере тогда Кэндовер именно так истолковал взгляд Марго. Только позднее ему пришло в голову, что столь быстрый отклик на его чувства был вызван не обоюдной страстью, а всего лишь герцогским титулом Рейфа.

— Раньше я не верил в любовь с первого взгляда и прочие сказки, — продолжал, выйдя из забытья, Рейф. — Полковник Эштон попросил повременить с официальной церемонией до конца сезона, но недвусмысленно дал понять, что весьма одобряет наш брак. Я никогда не был так счастлив, как той весной. А потом…

Рейф замолчал, не в силах продолжать.

— Не останавливайтесь, Рейф, у самого порога заветной двери. Так что произошло с лучезарной мечтой юности?

— То же, что обычно происходит с мечтой, — осипшим голосом ответил Рейф. — Она разбилась вдребезги. Однажды на холостой пирушке от одного из друзей, выпившего лишку и посему разболтавшегося, я узнал, что за несколько дней до этого Марго отдалась ему в саду во время бала.

Рейф глотнул вина, чтобы промочить пересохшее горло.

— Сейчас понимаю, что отреагировал неадекватно. Я был молод и по-юношески бескомпромиссен, почти помешан от любви. Должен был бы понять, что ею двигало любопытство, жажда новых ощущений, а вместо этого осудил ее как преступницу, самую вероломную со времен Иуды. Я любил Марго так сильно, что готов был простить, придумай она хоть какой-нибудь предлог, оправдание… Но она, не став ничего отрицать, швырнула мне кольцо и ушла навсегда. Глотнув еще вина, Рейф тяжко вздохнул.

— Я поверил уверениям друзей, утверждавших, что ее огорчение объясняется лишь тем, что сорвался богатый улов, но, когда спустя несколько дней после того злополучного утра узнал, что она с отцом покинула Англию, понял, что Марго страдает не меньше моего. Так что судите сами, кто из нас надломился сильнее.

. Послышался шорох соломы. Андерсон приподнялся.

— Я хотел бы кое-что прояснить. Вы спросили ее, была ли она в связи с вашим другом, и она, не удостоив вас ответом, ушла?

— Честно говоря, я не спрашивал ее ни о чем. Я просто сообщил то, что знаю.

Андерсон встал со своего ложа и принялся мерить шагами камеру.

— Даже принимая во внимание всю косность британской аристократии, — с нескрываемым отвращением произнес он, — не могу понять, как можно было поверить на слово перепившемуся подонку, даже не спросив ни о чем любимую женщину. Вы получили по заслугам, Кэндовер, и, видит Бог, Мегги пострадала ни за что.

Рейф побледнел от гнева, но принужден был отвечать, так как сам настаивал на откровенности.

— Вы, очевидно, очень мало знакомы с нашей средой. Иначе воздержались бы от столь смелых заявлений. Ни один джентльмен не станет лгать, когда речь идет о столь серьезном вопросе. Удивительно, как Нортвуд вообще решился об этом рассказать, хотя, я уверен, знай он о нашей помолвке, никогда не позволил бы себе этого.

— Нортвуд? — переспросил Андерсон, резко остановившись. — Так это был Оливер Нортвуд?!

— Да, он. Я забыл, что вы с ним работали. Черт, зачем он называл имена! Стыдись, Рейф, ты снова попал впросак.

— Если вы не так глупы, то чертовски наивны и слишком честны для этого далекого от совершенства мира, — протянул Андерсон. — Трудно представить, что вы могли принять на веру слова такого проходимца, как Оливер Нортвуд, хотя, возможно, тогда он был порядочнее, чем теперь. Сейчас, конечно же, его трудно назвать человеком чести.

— Бросьте молоть чепуху. Ну зачем Оливеру оговаривать невинную девушку?

— Немного воображения, Рейф, и вы все поймете. Может быть, он вам завидовал? Думаю, не надо было обладать большой проницательностью, чтобы заметить вашу взаимную влюбленность. Или он затаил на нее обиду за то, что она пренебрегла им, задела его мужскую гордость. Допускаю, что вы никогда не сочиняли небылицы о своих любовных победах, но, уверяю вас, вы — скорее исключение из правил. Дьявол, зная Нортвуда, я могу утверждать, что он оговорит родную мать просто так, из желания напакостить.

Пытаясь хоть как-то защитить честь мундира, Рейф заявил:

— Почему вы так несправедливы к Нортвуду? Согласен, он всегда был мужланом и к жене относится по-свински, но все это еще не говорит о том, что он — лжец. Джентльмен всегда честен, пока не доказано обратное.

— Презумпция невиновности? — сказал Андерсон, опускаясь на солому. — Почему же вы не применили ее к Мегги? Этот мужлан, как вы изволили выразиться, кого вы так яростно защищаете, уже несколько лет продает секреты своей страны всем, кто готов заплатить. Сомневаюсь, чтобы понятие «джентльмен» имело к этой скотине хоть какое-то отношение.

— Что?!

Рейф почувствовал, что почва уходит у него из-под ног. Пусть они никогда не были с Нортудом особенно близки, Кэндовер знал его уже лет двадцать. Они учились в одной школе, воспитывались в тех же традициях. Ни разу у него не было случая усомниться в порядочности Оливера.

И все же новые факты многое объясняли, в том числе и побледневшее лицо Марго, когда Рейф обвинил девушку в вероломстве. Как бы он чувствовал себя на ее месте, если бы некто очень близкий бросал ему в лицо жестокие обвинения, не потрудившись спросить, было ли все это на самом деле?

— Вероятно, он поступил бы так же, как и она: считал бы оправдания ниже своего достоинства. Что Марго тогда сказала? Кажется, что они вовремя раскрыли свою истинную сущность друг перед другом. Тогда он воспринял ее слова как подтверждение виновности, сейчас же эта фраза имела для него совсем иной смысл.

Спрятав лицо в ладонях, Рейф застонал. Только присутствие постороннего удерживало от того, чтобы не разрыдаться в голос. Страшная, ни с чем не сравнимая боль пронзила его. Даже тогда, двенадцать лет назад, ему не было так больно, когда узнал о воображаемой измене Марго. Может быть, оттого, что он считал себя пострадавшей стороной, боль была густо замешана на обиде. Сейчас он чувствовал, что был не прав. Рейф посмотрел на себя глазами Марго.

Он привел ее на этот шаткий путь, его ревность, его неверие… Туманная надежда завоевать любовь рухнула, похоронив под собой обломки мужской гордости.

Как может верить ему Марго, если он ее фактически предал? Сам своими поступками загубил то, что для него имело в жизни цену, и никакими самыми сильными словами не выразить всю горечь утраты.

Глядя на соседа по камере, Роберт Дндерсон постепенно сменил гнев на милость. Он даже проникся к герцогу некоторой симпатией. Как должно быть больно вот так с размаху шлепнуться с небес на землю, будто тебя пинком скинули с недосягаемых высот нравственной чистоты к осознанию того, что ты сам виновен в своих страданиях, и не только в своих. Такой человек, как Кэндовер, благородный до мозга костей, легко может пасть жертвой вкрадчивой лжи Нортвуда.

На самом деле Роберт был прекрасно знаком с кодексом чести, принятым в аристократических салонах Англии. Там слово джентльмена было законом, и никто не сомневался в правдивости утверждений людей, этому кругу принадлежащих.

С другой стороны, юноше, каким был тогда Кэндовер, женщина казалась существом загадочным, полным непостижимой тайны, и только с опытом пришло понимание того, что различие между сильным и слабым полом на самом деле совсем не так велико, а сходства куда больше.

Представляя себе страстное ослепление первой любви, легко понять, насколько сильно на поступки герцога влияли эмоции. Кто в молодости не делал глупостей? И он, Роберт, не исключение, хотя глупости его были несколько иного рода.


Роберт понимал и то, что свою лепту в затягивание узла противоречий внесла Марго. Если бы она разрыдалась, стала все отрицать, недоразумение разрешилось бы в полчаса, и они уже двенадцать лет жили бы счастливой супружеской жизнью. Тогда Роберт никогда не встретил бы Мегги, что было бы потерей для него, но не для его бывшей любовницы. Роберт налил в кружку вина и вложил ее в руку Рейфа. Хорошо бы выпить чего-нибудь покрепче!

— Боюсь, что со сведением счетов с жизнью вы несколько запоздали, — сухо заметил Андерсон.

Рейф выпил вино. Он гордился своим «цивилизованным» отношением к жизни, готов был примириться с ветреностью Марго, получив взамен дружбу и постель. Более того, был даже несколько раздосадован тем фактом, что для нее общественная мораль существует в большей степени, чем для него, и воспринял ее бурную реакцию на его вполне деловое предложение как свидетельство некоей незрелости.

Оказалось же, что юношеское идеалистическое восприятие Кэндовера было куда более близким к истине, чем модный цинизм, который он культивировал в себе годами. Марго Эштон так же искренне любила Рейфа, как и в ту далекую весну. И он, Рафаэль Уайтборн, со всеми его титулами, со всем его весом в самых высоких сферах, оказался недостоин ее любви.

— Неудивительно, что Мегги не хотела иметь с вами ничего общего, когда узнала, что вы приехали в Париж, — подсыпал соли на рану Андерсон. — Если бы она рассказала мне о ваших прошлых отношениях, я бы вас к ней и на семь миль не подпустил.

Андерсон неловко, одной здоровой рукой подлил вина в кружку. Рейф помог разлить остальное. Кувшин опустел. Каждый из них выпил примерно по две-три бутылки. Рейф готов был выпить еще столько же, но жаль, во Франции не делают напитков достаточно крепких, чтобы утолить его жажду.

— Я понял, что вы до сих пор любите Мегги, — произнес Дндерсон таким тоном, словно эта деталь была уже чем-то второстепенным.

— Я чувствую к ней то же, что чувствовал в двадцать один год, — тихо ответил Рейф и, залпом выпив оставшееся вино, добавил:

— Но она слишком хороша для меня.

— Не стану спорить.

— Что случилось с Марго потом и как она стала шпионкой? Вы обещали рассказать.


Теперь, зная о том, с каким настроением Марго пустилась в путешествие, он мог лучше понять ту настороженную, немного взбалмошную женщину, какой стала Марго, странным образом сочетавшую в себе стойкость и ранимость, подозрительность и искрящийся юмор. Но оставалось еще много того, что Рейф хотел бы, не просто хотел — жаждал узнать о ней.

— На сегодня довольно эмоций, — сказал Андерсон, заворачиваясь в одеяло. — Свою часть истории я расскажу вам утром, когда у меня иссякнет желание дать вам по зубам. Кстати, — добавил он, устраиваясь поудобнее, — если вы собираетесь провести ночь в стенаниях и плаче, делайте это потише. Не мешайте мне спать.

Андерсон был прав. На одну ночь — довольно. Рейф завернулся в другое одеяло, не спасавшее от промозглого холода, и лег на солому.

Увы, в отличие от товарища по несчастью спать Рейфу совсем не хотелось.

Глава 21

С учетом количества выпитого на следующее утро Рейф чувствовал себя вполне сносно, ему удалось даже немного вздремнуть. К тому времени Как Андерсон потянулся под одеялом, знаменуя пробуждение, Кэндовер уже успел осмыслить услышанное. Он понимал, что прощения от Марго ему не будет, но, быть может, удастся найти слова извинения. Сейчас представлялось особенно важным дать Марго понять, насколько искренне он раскаивается в содеянном.

На завтрак принесли свежий хлеб, ароматное сливочное масло, хороший клубничный джем и вдоволь прекрасного горячего кофе. Намазывая джем на хлеб, Рейф заметил, что качеству завтрака позавидовал бы вполне респектабельный трактир в его родной Англии.

— Жаль, что амбиции Варенна распространяются гораздо дальше усовершенствования ресторанного дела, — откомментировал Андерсон.

Рейф изучающе посмотрел на сокамерника. Несмотря на заявления последнего о том, что рука почти не болит, выглядел он плохо. Нездоровый румянец выдавал жар. Вероятно, рана воспалилась. Вновь Рейф отметил в лице Роберта что-то смутно знакомое, но никак не мог припомнить, кого напоминает ему этот красивый блондин.

Пленники почти закончили завтракать, когда заскрипела тяжелая дверь. Рейф ожидал увидеть слугу, пришедшего за пустой посудой, но ошибся, к ним пожаловал хозяин замка собственной персоной в сопровождении двух стражников со взведенными ружьями.

Не теряя времени на приветствие, Варенн, обращаясь к Андерсону, ядовито спросил:

— Полагаю, Кэндовер успел вам поведать о том, кто я и чего хочу?

Андерсон не спеша допил кофе.

— Да, — ответил он спокойно. — Мне было любопытно узнать, в чем я просчитался.

— Хорошо, — кратко сказал Варенн, доставая из черного сюртука пистолет. Целясь прямо в лоб Андерсону, он добавил:

— Мне не хотелось бы убивать человека, который не знает, за что умирает. Честно говоря, я сделаю это с большой неохотой, но обстоятельства вынуждают к жестокости. Не знаю, чем бы вы могли быть мне полезны. Хотел бы, чтобы вы были на моей стороне, но если перейдете в наш лагерь сейчас, я вам все равно не поверю.

Рейф наблюдал за происходящим в оцепенении.

— Ваше последнее желание? Торопитесь, Андерсон, мне предстоит хлопотливый день.

Побледнев, Роберт бросил взгляд на Кэндовера.

— Передайте Мегги, что я люблю ее.

В наступившей тишине гулким эхом отозвался щелчок взводимого курка.


Несмотря на ранний час, британское посольство гудело, как улей. Оливер Нортвуд с облегчением вздохнул. Его приходу были рады коллеги, проработавшие всю ночь. Даже прикованный к постели, лорд Кэстлри работал не покладая рук, производя на свет бесчисленное количество писем, распоряжений, указаний, заставляя трудиться не меньше дюжины клерков. Людей не хватало.

Нортвуд слышал сожаления коллег по поводу таинственного исчезновения Роберта Андерсона, пропавшего несколько дней назад. Ничего удивительного, у Оливера имелись весьма правдоподобные догадки на его счет. Щенок получил по заслугам.

Незадолго до восьми Нортвуд отложил дела на потом, удалившись в коридор, пролегавший как раз под спальней министра. Убедившись не без некоторой нервозности в том, что коридор пуст, он отпер кладовую и вошел в нее, заперев за собой дверь. Не помня себя от страха, вспотевшими руками зажег свечу в комнате, начиненной порохом, и стал делать необходимые приготовления.

Для начала с помощью обычной свечи он расплавил сургуч, накапав лужицу на пол. Затем поставил туда заранее припасенную свечу из тугоплавкого воска. Когда сургуч застыл и свеча прочно стояла в импровизированном подсвечнике, Нортвуд перочинным ножом пробуравил дырочку в уголке ящика с порохом. Наконец он достал из кармана маленький мешочек с порохом и просыпал дорожку от ящика к свече, сделав вокруг подсвечника маленькую насыпь.

Очень осторожно Нортвуд потушил свечу из обычного пчелиного воска. Если отбросить ничтожную вероятность того, что кто-то заметит свет в этой отдаленной части дома, все должно сработать примерно к четырем часам. Взрыв будет достаточно сильным, чтобы разнести в щепки полдома. Но к этому времени он, Оливер Нортвуд, будет очень далеко отсюда.

Благополучно спустившись вниз, Нортвуд вытащил платок и вытер вспотевшее от напряжения лицо. Еще бы, не так-то просто оставаться спокойным, когда в одной руке у тебя горящая свеча, а в другой — порох. Он с лихвой отработал каждый пенни, который заплатил ему Ле Серпент, и заслуживал большего. В последнее время посольство особенно тщательно охранялось, британские солдаты обыскивали каждого входящего, но для постоянных служащих делались послабления, благодаря чему Нортвуду и удалось осуществить задуманное. Без него Ле Серпент ничего бы не сделал.

Вернувшись в контору, Нортвуд сел переписывать одно из служебных писем. Единственным человеком, заметившим трясущиеся руки и побледневшее лицо Оливера, был его начальник Морер.

— Рад видеть вас, Нортвуд, — с улыбкой сказал он. — Вы нездоровы? Вид у вас больно неважный.

"Ничего, хотел бы я посмотреть на тебя после взрыва. Пожалуй, ты будешь выглядеть похуже», — злорадно подумал Нортвуд. Морер был всегда добр к нему, и Нортвуду не хотелось, чтобы тот пострадал, но что поделаешь, у каждого своя судьба. Бодро улыбнувшись, он выдавил:

— Я что-то скис, но пару часов еще поработаю. Знаю, как вы тут все запыхались, не лучшее время я выбрал для болезни.

— Ну-ну, — пробормотал Морер, уткнувшись в документы.

Еще пару часов Нортвуд прилежно работал, каждой клеточкой чувствуя, как прогорает свеча, приближаясь к валику из пороха. Ему не надо было делать над собой усилий, чтобы выглядеть больным. И Морер, и прочие клерки, глядя на него, были только благодарны за то, что в таком состоянии он не бросил их, помогая с работой хотя бы пару часов.

Оливер уходил с сознанием исполненного долга. Он сделал достаточно много даже для человека, не страдающего болями в желудке, но, несмотря на демонстративное дружелюбие, остальные сотрудники смотрели на него сверху вниз, видимо, считая себя более нужными и умными, чем он. Ничего, пусть думают, что хотят. Время покажет, кто из них более достоин если не уважения, то почитания.

Поймав кэб, Оливер вернулся домой и там переоделся в дорожный костюм. Время нанести визит графу де Варенну. Сейчас он ему покажет, чего стоит Оливер Нортвуд.

Граф припас для него обещанную премию: высокомерную, надменную и насмешливую Марго Эштон. Наконец заветная птичка поймалась в сеть.


В условленное время Элен Сорель послала в апартаменты Кэндовера записку с просьбой о встрече. Ей хотелось узнать, удалось ли ему что-то выяснить о судьбе Мегги. Меньше чем через час посыльный вернулся с неутешительным известием о том, что герцог не появлялся у себя со вчерашнего дня.

В теплый день Элен охватил сильный озноб. Может быть, само по себе исчезновение Рейфа не сулило неприятностей, но вкупе с исчезновением Мегги и Роберта… Предполагалось самое худшее.

Если таинственный Ле Серпент расправился с ними, то где гарантия, что не вычислит и ее?

Первым желанием женщины было вернуться в деревню, к матери и дочерям, туда, где она могла бы быть в безопасности. Едва ли в преддверии развязки Ле Серпент последовал бы за ней туда. И что другое, кроме бегства, остается ей, оказавшейся один на один с неведомым и опасным врагом?

Но, сжав кулаки, Элен отказалась от этого спасительного хода. Если уж такова воля судьбы и ей предстоит исчезнуть, о девочках позаботится мать. Друзья в беде, надо действовать, а не прятаться в норе.

Действовать… Но как?! Элен — слишком мелкая сошка для того, чтобы добиться встречи с кем-нибудь из официальных лиц и указать на заговорщика, даже если бы знала, кто он такой, но ведь и это было ей неизвестно.

Бессильно разжав кулаки, француженка нерешительно встала. Надо что-то придумать, и чем быстрее, тем лучше, и, кажется, у нее начинает зреть план.


Щелчок взводимого курка вывел Рейфа из состояния паралича. Он вспомнил! В памяти вспыхнула картина, и Рейф понял, кто такой Роберт Андерсон.

Уверенным голосом Рейф сказал:

— Варенн, убив Андерсона, вы совершите серьезную ошибку. Помните, вы говорили, что расточительность — не ваш порок?

Палец, готовый спустить курок, ослабил давление, но граф не убрал пистолет.

— Не вмешивайтесь, Кэндовер. У вас — одна цена, у шпиона — совсем другая.

— Если бы он был только шпионом, я бы признал справедливость ваших суждений, — согласился Рейф, глядя прямо в глаза Варенну. — Но человек, которого вы так бездумно собираетесь подстрелить, — лорд Роберт Андревиль, брат маркиза Волвертона, одного из самых богатых людей Британии.

— Что?!

Варенн впился взглядом в потенциальную жертву.

— Это правда?

— Да, — признался Андерсон. — А это что-то меняет?

Мгновение, показавшееся пленникам вечностью, граф прикидывал, перевесит ли возможная прибыль риск, а затем, разрядив пистолет, убрал его в карман.

— Да, это меняет дело, — произнес он наконец. — Но если вы лжете, я расправлюсь с вами позднее.

— Это правда, — произнес Рейф. — Я учился в школе с его старшим братом.

Варенн с отсутствующим видом кивнул. Мысленно он был уже далеко.

После того как граф ушел в сопровождении своих верных оруженосцев, Рейф, брезгливо поежившись, подумал о том, как низко должен пасть человек, чтобы убивать с таким холодным расчетом. По всей видимости, его поместили в одну камеру со смертником не случайно. Сцена экзекуции могла бы полностью деморализовать Рейфа, и, черт побери, если бы свершилось то, что задумал граф, расчет оправдался бы полностью.

Когда звук шагов в коридоре смолк, Андерсон перевел дыхание, прислонился к скользкой стене и закрыл глаза.

— Похоже, я не искупил всех грехов, раз Господь оставил меня на земле, — неожиданно спокойно произнес Роберт, открыв через пару минут глаза. — Впрочем, своим спасением я обязан вам, Кэндовер. Я перед вами в долгу. Как давно вы догадались о том, кто я? Мы с братом не слишком похожи.

— Меня осенило тогда, когда Варенн взвел курок. Чувствуя предательскую дрожь в коленях, Рейф опустился на солому.

— Выражение вашего лица было точно таким, как у Джайлса после смерти жены. И если бы я даже ошибся, предположение стоило того, чтобы выдать его за правду.

— Рад, что вы догадались быстрее, чем я, — с чувством сказал Андерсон, или, правильнее, Андревиль. — Мне и в голову не пришло, что мое происхождение может сослужить такую службу.

— Варенн сказал, что намерен удерживать меня, чтобы в случае провала получить выкуп за мою жизнь. Он также милостиво разрешил выкупить и Марго.

Рейф внимательно смотрел на товарища по несчастью. Теперь, когда он знал, кто скрывается под именем Андерсона, легко было заметить едва уловимые черты семейного сходства.

— Я знал Джайлса по Итону, — продолжал Рейф. — Он учился на два класса старше, но мы тем не менее дружили. Потом Джайлс приезжал в Лондон, не так уж часто, но всякий раз мы старались встретиться, провести вместе вечер. Пару раз он упоминал своего непутевого младшего брата.

— Самая приятная тема для дружеского ужина, — сухо заметил Роберт.

— Не сказал бы, — усмехнулся Рейф. — Вы действительно сделали все, чтобы вас при первой возможности исключили из Итона?

— Да, — ответил Андревиль с грубоватой ухмылкой. — Я хотел учиться в Винчестере, но отец настоял на том, чтобы я пошел по фамильной стезе в Итон. Год выдался трудным для моего брата. Он, конечно же, не хотел, чтобы его честолюбивые планы рухнули из-за восьмилетнего шалопая. И все же я своего добился: после исключения из трех закрытых учебных заведений меня в конце концов отпустили туда, куда я рвался с самого начала.

— Что вас так тянуло в Винчестер?

— Там учился мой друг, но отец был против нашей дружбы. Уже одного желания поступить против воли отца было достаточно, чтобы я свернул горы. Кстати, должен заметить, брат едва ли захочет заплатить за меня выкуп. Он, принимая во внимание мое беспутное прошлое, скорее всего будет даже рад, если я исчезну бесследно, а вместе со мной — пятно позора на нашем семействе.

— Вы несправедливы к Джайлсу, — в раздумье произнес Рейф. — Но даже если у него возникнут какие-то трудности с выплатой требуемой суммы, я думаю, найдется тот, кто даст вам денег с удовольствием.

— Мой дядя, брат деда, — кивнул Роберт. — В каждом поколении рода Андревилей появлялась одна паршивая овца. Дядя Роуван и я — последние из семейного клана, именно поэтому нас так тянет друг к другу. Он может протянуть мне руку помощи, если, конечно, не промотался вдрызг. Хотя, будь я самым заурядным шпионом, едва ли смог бы заплатить выкуп. Эта профессия не из прибыльных.

Рейф безразлично пожал плечами.

— Если бы вы даже оказались простым шпионом, а не лордом, я не обеднел бы, урезав свое состояние на каких-нибудь двадцать — тридцать тысяч фунтов.

— Вы готовы пожертвовать огромной суммой ради того, кого едва знаете? — удивленно спросил Андревиль. — И кто вряд ли вам симпатичен?

Собеседник поднял весьма скользкую тему, но вопрос требовал ответа.

— Марго не понравилось бы, если бы вас убили, — хмуро сказал Кэндовер. — Кроме того, мы, как выяснилось, принадлежим одному братству, хотя вы и пренебрегли древними стенами Итона или Оксфорда.

— Как можно предпочесть эти чертовы дыры утехам Винчестера или Кембриджа?

Рейф не мог не рассмеяться.

— Полагаю, вы работали на лорда Стрэтмора. Как вы с ним познакомились?

— Наши семьи дружили. С Люсьеном мы были знакомы с детства, но, поскольку учились в разных школах, встречались редко. Я, конечно же, слышал о знаменитых «Падших ангелах». Даже встречался с лордом Майклом Кеньоном, когда тот служил на «Пенинсуле», но он не знал моего настоящего имени. Впрочем, это уже другая история.

Роберт сел поудобнее, начиная рассказ:

— Я успел отучиться первый курс в Кембридже, когда вошел в действие Амьенский договор[20]. Решив, что учеба подождет, отправился путешествовать. Когда я был во Франции, стало очевидным, что возобновление войны — всего лишь вопрос времени. Получив кое-какую информацию, которая, как мне казалось, должна быть небезынтересна Британии, отправил ее Люсьену, поскольку знал, что он занимает какой-то пост в Уайтхолле.

Люсьен сразу же предложил мне остаться во Франции, став агентом британской разведки. Будучи молодым и глупым, я согласился, представляя свою будущую жизнь в романтическом ореоле приключений, так я стал тем, что я есть.

— Какого дьявола Люсьен не рассказал мне о вас, посылая в Париж, — протянул Рейф.

— В нашем деле есть золотое правило: никто не должен знать больше, чем ему необходимо. Люсьен отправлял вас работать с Мегги, зачем ему было сообщать, что с ней работает еще агент.

— И тем не менее Люсьен знал Марго так мало, что даже не был уверен в том, что она англичанка.

— Совершенно правильно. Я рассказал Стрэтмору о Мегги, поэтому он доверял ей, а копаться в ее прошлом не надо было ни мне, ни ему.

— И все же, — поморщился Рейф, — меня не покидает ощущение, что все решилось бы гораздо проще, если бы было меньше секретности.

— Для данного конкретного дела — согласен, — хмуро подтвердил Андревиль. — Но случается и так, что люди погибают, оттого что их имена под пыткой вытягивают у коллег, попавших в застенки.

Решив, что пора перейти от дел политических к делам сердечным, Рейф сказал:

— Вы собирались мне рассказать о Марго, о том, как вы с ней познакомились, и о том, какой жизнью она жила все эти годы.

— Подумайте, хотите ли вы услышать эту историю. Предупреждаю, вам будет нелегко.

— Если ее трудно выслушать, то каково было Марго жить, — угрюмо заметил Рейф. — Рассказывайте.

— Как хотите.

Андревиль встал и подошел к той стене, где было прорублено окно.

— Полагаю, вы знаете, что на Марго, ее отца и ординарца напали французские солдаты? — спросил Роберт, прислоняясь к камню.

— Да, тогда гудела вся Англия. Однако подробностей я не знаю, Марго считали погибшей.

— Мегги с отцом обедали в деревенском трактире, — бесцветным голосом начал Роберт, — когда туда приехали с полдюжины или около того солдат, уже порядком подвыпивших и искавших приключений. Полковник попробовал ретироваться с миром, но кто-то из негодяев узнал английский акцент, их приняли за шпионов и напали на них.

Эштон и его ординарец, конечно же, боролись, но против такого множества вооруженных людей они оказались бессильны. Полковник телом своим заслонил дочь, умирая в надежде, что ее пощадят. Отец Мегги скончался у нее на руках, истекая кровью, сочащейся из многочисленных ножевых и огнестрельных ран, — побледнев, закончил Андревиль.

— Боже мой, — прошептал Рейф. — Марго обожала отца. Видеть все это…

У Кэндовера закружилась голова. Что же, Роберт предупреждал его. Леденея при мысли о том, что сейчас последует, он тихо спросил:

— А что было дальше?

— Что, вы думаете, могло произойти, Кэндовер? — с едва сдерживаемой яростью спросил Андревиль. — Что могли сделать с такой красивой девушкой, как Мегги, оказавшейся в руках у перепившихся головорезов?

Рейф встал, беспокойно заходив по камере. Он, как и Андревиль, не мог спокойно думать о всех тех зверствах, что пришлось испытать Марго. С неожиданной силой Рейф вспомнил близкое к истерике состояние Марго на площади дю Каррусель и после, в его спальне. Господи, ничего удивительного, что ей грезилось, будто толпа рвет ее на части, что ей надо напоминать себе, что не все мужчины — подонки.

Андревиль, полуотвернувшись к стене, между тем продолжал:

— Поскольку они заполучили красивую девчонку и полную кладовую вина, солдаты не торопились никуда уходить. Они обосновались в трактире прочно и со всеми удобствами. К концу следующего дня все были уже пьяны в стельку и каждый мог брать ее как и когда захочет.

В то время мне случилось проезжать в тех местах в форме капитана гренадеров французской армии. Увидев меня, поселяне вышли навстречу, умоляя привести в чувство разбойников в солдатской форме до того, как они разорят всю деревню.

Я не собирался ни во что вмешиваться. Во-первых, я был один, во-вторых, не был настоящим офицером, но когда деревенский староста сказал, что они делают с английской девчонкой…

Андревиль вцепился пальцами в каменную кладку.

— Нужно было что-то предпринять. Я вошел в трактир и разразился речью, взывая к патриотизму французских солдат, похвалив их за поимку шпионки.

Слегка пожурил их за дебош и уговорил ехать в Париж к своему императору.

Рейф представил этого хрупкого бледного юношу лицом к лицу со сворой пьяных вооруженных бандитов и понял, почему Марго его полюбила. Лорд Роберт был тогда почти мальчиком.

— Как вам удалось забрать с собой Марго? Они бы предпочли, вероятно, оставить девушку при себе?

— Исключительно силой убеждения, — весьма сухо ответил Андревиль. — Я сказал, что должен сам допросить шпионку. Лошадь ее и багаж остались в конюшне, так что я помог ей сесть в седло, и мы оба были таковы.

Мегги очень быстро дала мне понять, что она за человек. После того что с ней сделали, в ней едва теплилась жизнь, на платье ее запеклась кровь убитого отца… Другая бы сошла с ума или потеряла сознание. Но Мегги…

Лицо Андревиля немного просветлело.

— Когда в миле от проклятого места я остановил лошадей, представился и стал заверять ее, что она в безопасности, Мегги наставила на меня пистолет. Он был припрятан у нее под седлом. Никогда не забуду этой сцены: руки девушки тряслись, лицо в ссадинах, едва ли в подобном виде ее узнала бы собственная мать. Мегги прошла через такое, чего я не пожелал бы самому Наполеону, и тем не менее она была не сломлена. Мегги — самая сильная личность из тех, кого я в жизни знал, — после долгого молчания добавил Роберт.

Рейф угрюмо мерил шагами камеру, глядя вперед невидящими глазами. Дорого он дал бы, чтобы остаться наедине со своим горем, чтобы в одиночестве осмыслить весь ужас того, что произошло с Марго.

Пережить на собственных глазах смерть отца… Получить первый сексуальный опыт в качестве жертвы банды пьяных подонков… И после этого остаться в здравом уме? Но она не только выжила, она стала женщиной выдающейся. Невозможно представить, каким запасом прочности должна была обладать эта маленькая хрупкая женщина.

Но горше всего было для Рейфа сознавать собственную вину за то, что случилось с Марго. Если бы он не обошелся с ней так, она, может быть, не поехала бы во Францию. Неудивительно, что Марго считает его виновным в смерти отца. Она права, и он ничем и никогда не сможет искупить своей вины.

Рейф чувствовал, как в нем закипает ярость. Гнев требовал выхода. Герцог, славящийся уравновешенностью, сгорал от желания бить, крушить, ломать. Попадись ему на глаза убийцы отца Марго, он один передушил бы их всех голыми руками.

— Если вам будет от этого легче, — сказал, заметив состояние товарища, Андревиль, — знайте: все, кто тогда присоединился к Наполеону, погибли. Остается надеяться, что смерть им выпала лютая.

— Остается надеяться, — прохрипел Рейф.

Он рисовал себе картины гибели подонков то на медленном огне у испанских партизан, то от гангрены на десятый день после раны в живот, то от обморожения в ледяных пустынях России.

Но видения помогали мало.

Рейф усилием воли заставил себя собраться. Если бы он этого не сделал, то сошел бы с ума.

Андревиль вернулся в свой угол и опустился на солому. Темные тени легли у него под глазами. Роберта словно выпотрошили. Если он тоже любил Марго, рассказ стоил ему нечеловеческих усилий.

— Надеюсь, на этом злоключения закончились, — сказал Рейф, немного успокоившись.

— Да, если не считать несколько затруднительного положения, в которое попал я. Едва ли я мог бросить Мегги во Франции одну, но у меня были дела, требующие моего присутствия на континенте. Я объяснил ситуацию Мегги, и она предложила мне взять ее с собой, поскольку в Англии у нее никого не осталось. Так я и поступил. Снял в Париже квартиру. Мы оба светловолосые, так что я представил ее своей овдовевшей сестрой. Для всех она стала Маргаритой, но для меня — Мегги, поскольку Марго Эштон она не хотела больше быть.

Забыв о поврежденной руке, Андревиль тряхнул ею и тут же сморщился от боли.

— Еще на пути в Париж я сделал ей предложение. Став моей женой, она могла бы чувствовать себя более защищенной во всех отношениях, получила бы имя, титул и деньги. Случись со мной что-нибудь, у Марго осталось бы немалое наследство.

— Значит, вы муж и жена? — спросил Рейф, едва ворочая пересохшим языком.

— Нет, она отказалась, сославшись на то, что не хотела бы выходить замуж только под давлением неприятных обстоятельств. Вместо этого Марго предложила стать моей любовницей, если я захочу.

Вот, значит, как все началось.

— Не представляю, как после всего она могла допустить к себе мужчину.

— Я тоже удивился, но Марго сказала, что хочет стереть из памяти страшные воспоминания. Колебания по этому поводу были своего рода пережитком среды, из которой я вышел, но все-таки я согласился. Мне было только двадцать лет, и жениться я пока не собирался, но от подобного предложения, тем более если оно исходит от такой женщины, как Мегги, как вы понимаете, может отказаться только последний дурак.

Рейфа не ввел в заблуждение легкий тон, которым Андревиль поведал историю о начале их связи. Кэндовер понимал, сколько терпения и нежности надо было проявить, чтобы помочь ей преодолеть страх и отвращение, дабы стереть из памяти страшный опыт и превратить Марго в ту страстную женщину, которую Рейфу довелось не так давно узнать. Рейф чувствовал к Роберту искреннюю благодарность. Хорошо, что рядом с Марго находился такой мужчина. И тут же поймал себя на мысли, что и в этом он, Рейф, оказался не на высоте: когда она больше всего в нем нуждалась, его рядом не было.

Чувствуя потребность дать понять Роберту, что по достоинству оценил все то, что тот сделал для Марго, Рейф сказал:

— Ей посчастливилось, что в трудную минуту вы были рядом с ней.

— Посчастливилось нам обоим, — ответил Андревиль, предостерегающе подняв левую руку ладонью вверх. — Мы стали работать вместе. Мне приходилось проводить много времени в разъездах, порой пропадать на целый месяц. Я путешествовал вместе с войсками, пересекал Ла-Манш с контрабандистами, совершал много других весьма рискованных поступков, которые в молодости кажутся нам великими приключениями, — Андревиль невесело усмехнулся, — но годам к тридцати то, что манило меня загадочным блеском, как и всякого ребенка, выросшего в добропорядочной английской семье, поутратило яркость и даже набило оскомину.

Как бы там ни было, у меня появился дом. Дом, в котором жила Мегги. Обычно он находился в Париже. Она вела тихую жизнь, совсем не такую, как сейчас, когда играет светскую даму. Мегги сама разработала шпионскую сеть и зарекомендовала себя талантливым резидентом. Все остальное вы знаете.

— А я думал, вы тот самый предатель в делегации, — со вздохом признался Рейф.

— Что?!

Брови Андревиля поползли вверх.

Рейф рассказал, как установил собственное наблюдение и узнал, что Андревиль навещал Марго, Росси и Лемерсье. Он упомянул и о том, как смешалась Марго, когда Рейф сообщил ей о положенном шпионам жалованье.

— Несмотря на то, что вы пошли по ложному следу, должен признать — вы продемонстрировали определенный талант к шпионской деятельности, — заключил Андревиль. — Если смотреть на все с теперешних позиций, пожалуй, лучше бы вам знать обо мне с самого начала, но, как я уже говорил, конспирация входит в привычку, становясь второй натурой. Вы знаете, зачем я контактировал с Росси. Что же до Лемерсье… я хотел выяснить, что он намерен предпринять, так как в его причастности к заговору у меня не осталось сомнений.

— А как насчет денег? В этом-то и состояла главная улика против вас.

— Мегги не знала, сколько Уайтхолл платит за информацию, поэтому принимала от меня деньги, не задавая вопросов, — пояснил Андревиль. — Я никогда не говорил ей, что большую часть денег даю ей из своих, поскольку это ущемило бы ее гордость. А так Мегги считала себя финансово независимой и могла не скупиться на хозяйство. И еще: поскольку она не вышла за меня замуж, я хотел бы обеспечить ее достаточной суммой, чтобы она могла жить безбедно и в том случае, если удача меня покинет.

— Вы могли бы упомянуть о ней в завещании. Что с того, что она не ваша жена.

— Я сделал это. Однако при моей работе всегда существует вероятность пропасть бесследно, так что никто и не узнает, жив я или умер. В этом случае состоянием распорядиться не смогут. И во-вторых, мой адвокат в Англии едва ли мог бы связаться с Мегги, живущей в Париже, когда страны воюют друг с другом. Вы говорили Мегги о своих подозрениях? — спросил Андревиль, с любопытством глядя на Рейфа.

Рейф кинул.

— И как она себя повела? Поверила, что я — иностранный шпион? Мегги ничего не знает о моем прошлом, а доказательства у вас были довольно веские.

— Да она просто мне не поверила, и все, — усмехнулся Рейф. — Выставила из дома, наставив в лоб пистолет. И если вы хотели узнать, преподнесла ли Марго мне пару уроков верности, не волнуйтесь, ей это удалось.

Рейф провел рукой по волосам.

— Спасибо вам за рассказ. Я должен был об этом узнать.

Усевшись на солому, Рейф снова погрузился в пучину гнева, боли, вины. Теперь, зная, насколько крепка была нить, связывавшая Андревиля и Марго, он понимал, что никогда ее не получит.

Сейчас ему было смешно и стыдно вспоминать, как он наивно полагал завладеть ею с помощью обычных уловок, обольщения, денег. Единственное, что могло привести ее к нему в постель и то на одну ночь, — пугающие воспоминания, вызванные к жизни беснующейся толпой на площади дю Каррусель. И страстные объятия в карете — тоже всего лишь порождение болезненных видений.

Своим появлением Рейф внес хаос в ее установившуюся жизнь и теперь во искупление может сделать только одно: Андревиль никогда не должен узнать о той ночи, что она провела у него в постели. Каким бы терпимым ни был мужчина, ему неприятно будет услышать, что его любовница спала с другим, а он не хочет стать причиной размолвки между Марго и человеком, которого она выбрала. И так он принес ей достаточно горя.

Вспоминая ту ночь, то почти нечеловеческое усилие, которое ему пришлось сделать над собой, чтобы уберечь Марго от возможной беременности, Рейф мысленно поблагодарил судьбу за то, что не скомпрометировал любимую. Сейчас война уже на исходе, и, может быть, она захочет создать семью, а появление на свет темноволосого ребенка не так-то легко будет объяснить Андревилю.

Рейф закрыл глаза и прислонился к стене. Горькая ирония была в том, что, помогая Марго забыть, он навеки оставил в своей памяти воспоминания, мучительные и сладкие одновременно. Если она хотела отомстить, то ей удалось это сполна.

— Случись так, что нам всем удастся выйти живыми из переделки, — еле слышно спросил Рейф, — вы, лорд Роберт, женитесь на ней?

Андревиль ответил не сразу:

— Да, я намерен вновь просить ее руки. И пожалуйста, не называйте меня лордом Робертом, это имя принадлежит невозвратному прошлому, так же, как женщина, которая для вас Марго, для меня всегда будет Мегги.

— Как бы вы хотели, чтобы я вас называл?

— Часто друзья называют меня Робином. Значит, надо полагать, они теперь стали друзьями? Рейф не вполне был в этом уверен, но многое все же их связывало: взаимное уважение, общая опасность и любовь к одной женщине.

— А меня обычно зовут Рейфом, — слабо улыбнулся Кэндовер. — На самом деле я — Рафаэль, но, как однажды заметила Марго, не пристало мне носить одно имя с архангелом.

Андревиль рассмеялся, и наступившее молчание больше не было для обоих тягостным.

Глава 22

— Граф де Варенн захочет со мной встретиться, — заверял Оливер Нортвуд угрюмого привратника.

Судя по всему, верный страж не вполне поверил словам непрошеного посетителя, но все же пошел в замок предупредить хозяина. Не желая предоставлять графу лишнее время для подготовки к беседе, Нортвуд незаметно последовал за слугой, и когда тот вошел в библиотеку, чтобы доложить Варенну о приходе незнакомца, гость тут же объявился сам.

Граф сидел за столом, заваленным бумагами со множеством цифр.

— Разве мы знакомы, монсеньор? — спросил он, прищурившись на вошедшего.

— А как же, господин Ле Серпент. Или мне не следует вас так называть в присутствии прислуги?

Нортвуд ждал, что его встретят как важного помощника, а не безликого наемника, о котором можно забыть, едва он сделал свое дело.

Холодный блеск темных глаз графа был легко узнаваем. Да, Оливер не ошибся. Лицо Варенна расплылось в улыбке. Жестом отпустив слугу, он сказал:

— Можете не беспокоиться. Здесь все, от повара до последнего солдата моей маленькой армии, проверенные, глубоко преданные мне люди. Они ждут возвращения былой славы Франции. Прошу садиться, монсеньор, — добавил граф, жестом указав Оливеру на стул. — Похоже, я вас недооценивал. Как вам удалось раскрыть мое инкогнито?

— Вас выдал перстень.

Приободренный, Нортвуд решил перейти от обороны к наступлению.

— Должен вам сказать, что я передал кое-кому запечатанный конверт со сведениями, которые увидят свет, если я внезапно исчезну.

— Это вас не спасет, мой друг. Очень скоро отпадет всякая нужда в секретности. Кстати, — добавил граф, перегнувшись через стол, — вы сделали то, о чем вас просили?

— Все идет по плану. Через четыре часа от половины дипломатов в Париже останется одно воспоминание.

— Молодец, мой маленький английский друг, молодец.

Варенн взглянул на часы.

— Сожалею, что не могу уделить вам времени побольше, но у меня сегодня очень хлопотливый день. Мне нужно успеть раздать распоряжения солдатам относительно их действий после взрыва, уладить… тысячу мелочей. Так вы пришли за призом?

— Отчасти за ним, отчасти, чтобы напомнить вам об обещании поделиться славой.

Нортвуд облегченно вздохнул. В первый момент глаза графа угрожающе вспыхнули, но вскоре Нортвуд понял, что вельможа, скрывающийся под змеиным именем, оказался куда благодушнее, чем он предполагал.

— Обещаю, о вас не забудут, — ласково улыбнулся хозяин. — Простите за напоминание, но я действительно очень занят. Может, вы предпочтете мое общество обществу графини? Хотя бы на несколько часов.

Нортвуд быстро облизнул пересохшие губы. — Я надеялся, что она у вас. Можно увидеть ее прямо сейчас?

— Когда хотите. Я уже сказал, что доволен вашей работой, так что вы по праву заслужили обещанное. Я вас провожу.

Варенн повел гостя по лестнице наверх, затем по темному в клочьях пыли и паутины коридору к двери с облупившейся позолотой. Достав из кармана ключ, он протянул его Нортвуду.

— Не забудьте запереть дверь. Эта чертовка — настоящая бестия, и я не хотел бы, чтобы она выскользнула из клетки.

Нортвуд жадно схватил ключ. У него даже ладони взмокли, так долго он ждал этого момента.

— Не беспокойтесь, я найду чем ее занять, так что ей будет не до глупостей.

— Пользуйтесь, монсеньор Нортвуд, только уж не сильно ее уродуйте. Я сам хочу попробовать этот лакомый кусочек, когда немного освобожусь.

Понимающе кивнув, Нортвуд вставил ключ в замок и повернул его.


Элен чуть с ума не сошла, прождав два часа в приемной мадам Доде, пока старая леди изволит проснуться. Горничная старушки осталась непреклонна, решив, что никакие срочные дела не стоят того, чтобы побеспокоить хозяйку. Ей оставалось только горевать да разглядывать трехголового змея на гербе семейства де Августов — иллюстрацию в книге, принадлежащей мадам Доде. Жаль, конечно, что не удалось отыскать герб раньше, но скорее всего этот след тоже ни к чему не приведет, как, впрочем, и все остальные.

Через два часа появилась мадам. Старушку почти не видно было в пелене черных кружев. Она стала легкой, словно птичка, но лицо ее, высохшее и сморщенное, все еще несло отпечаток былой славы и красоты.

— Как ваши успехи, дитя мое? Ваша симпатичная белокурая подружка тоже здесь?

— Нет, мадам. Я пришла к вам потому, что беспокоюсь за нее. Графиня Янош и еще несколько моих друзей исчезли, и мне остается одна надежда: может быть, герб де Августов приведет меня к ним. Расскажите, что вы знаете об этом семействе.

— Увы, милая. Я мало что могу вам рассказать, поскольку главная ветвь увяла. Этот благородный род прервался лет пятьдесят или около того тому назад.

Элен показалось, что она ощутила на вкус горечь разочарования. Хватаясь за соломинку, едва слышно спросила:

— Что произошло пятьдесят лет назад?

— Сейчас посмотрим, — пробормотала старушка, откидываясь в кресле. Надо было перелистать немало страниц памяти, чтобы добраться до событий пятидесятилетней давности.

— У последнего из де Августов была дочь по имени Паулина. Она вышла замуж за графа де Варенна, и таким образом фамилия сошла со сцены. Паулина — мать ныне здравствующего графа. Странная женщина. В де Августах течет плохая кровь.

— Варенн! — воскликнула Элен.

Поблагодарив мадам Доде, она стремглав выскочила из дома и полетела к себе. Пусть она и не знала, как действовать дальше, зато узнала настоящее имя Ле Серпента.


Мишель Росси хмуро взглянул на записи, сделанные им после общения с офицерами в многочисленных клубах и прочих заведениях, где бывалые солдаты могли выпить, поиграть, потужить о старых добрых временах. Упоминание о Лемерсье чаще всего вызывало косые взгляды и брезгливые ухмылки, как будто в самом знакомстве с этим человеком было нечто постыдное, что полагалось скрывать, как прыщ или врожденное уродство.

Росси не был удивлен, скудости добытых сведений. В последнее время все старались вести себя сдержанно, не распускать языки, что было вполне объяснимо. Настораживало другое: то в одном кафе, то в другом проходил слушок о грядущей смене курса. Несколько раз произносилось имя Ле Серпента. О нем говорили как о человеке, способном вернуть Франции былую славу. Двое или трое, кто знал армейскую кличку Мишеля, подошли к нему спросить, не он ли скрывается под таинственным псевдонимом.

Росси решительно отрицал подобные предположения, но намеки на его якобы лидерство при будущем строе показались довольно симптоматичными. Мечта о реванше будоражила многие горячие головы. Эти люди отказывались понимать, какую цену заплатила их страна за мимолетное упоение славой.

Еще более тревожным показался Росси ответ слуги, которого он послал с запиской к Кэндоверу. Герцог ушел вчера до полудня и до сих пор не возвратился. Росси чертыхнулся. Сначала Дндерсон, за ним графиня Янош, теперь и Кэндовер. Чувствовалось, что развязка близка.

Учитывая все это, Мишель тем более не мог усидеть дома. Ему следовало побывать еще кое-где — в кафе «У Сильвы», одном из излюбленных мест сбора бонапартистов. В конце концов, он должен узнать, кто же нанял Лемерсье.


Мегги сидела в кресле-качалке, пытаясь сосредоточиться на скучном французском романе, а Рекс растянулся на полу у ее ног. Перевернувшись на спину, толстый кот стал вытягивать лапы, словно демонстрируя отточенные когти. Мегги улыбнулась пушистому персу. Если бы не его мурлыканье, она бы не смогла с уверенностью сказать, что он живой кот, а не игрушка. В любом случае следовало бы поучиться у него искусству расслабляться.

Мегги оставалось только ждать. Вздохнув, она отложила книгу и нагнулась, чтобы погладить кота, почесать у него за ушком.

Общение с котом доставляло ей большее удовольствие, чем книга. Видимо, слуга, которому было приказано удовлетворять ее просьбы, решил, что женщины любят читать полнейшую чушь. Мало того, что характеры в романе были совершенно не правдоподобные, вся книга строилась на до глупости абсурдном сюжете. Автор, замахнувшись на шпионский роман, понятия не имел, что же это за ремесло.

Сейчас Мегги много дала бы за самую нудную из своих служебных обязанностей. Похищения хороши в книгах, но когда они случаются в реальной жизни, это вовсе не так интересно.

Вдруг Мегги услышала странный скребущийся звук. В замке поворачивали ключ. Поскольку ленч уже подавали, гостем мог быть или сам Варенн, или, что еще хуже, его помощник, которому она была обещана в качестве награды. Рекс нырнул под кровать, а Мегги, натянувшись как струна, быстро вытерла о юбку вспотевшие ладони. Увидев Оливера Нортвуда, она едва сдержала облегченный вздох. Да, он грубиян, ничтожество и негодяй, но по крайней мере не обладал ни мудростью, ни злобной расчетливостью Варенна. У Мегги был шанс.

Ей пришлось приложить немало усилий, чтобы заставить себя забыть о пережитом ужасе изнасилования, забыть об открытом окне как средстве спасения, забыть обо всем, кроме той роли, которую ей предстояло сыграть. Если не удастся исполнить роль с блеском, ночные кошмары оживут, претворятся в жестокую реальность.

Нортвуд повернулся к ней, лицо его выражало животную, ничем не прикрытую похоть. Видимо, он ожидал встретить испуг, и этот предполагаемый ужас и возбуждал мерзавца больше всего. Стоило ей только забиться в угол и взмолиться о пощаде, он тут же вцепился бы в нее.

Мегги прекрасно понимала, что, встретив Нортвуда как желанного гостя, затеяв светский разговор, она лишит его натиск стремительности, заставит играть в свою игру, может быть, даже заденет в нем то доброе, что еще осталось.

— Мистер Нортвуд! Какая радость! — сказала она, вставая и улыбаясь ему самой лучезарной улыбкой. — Я так надеялась, что встречу именно вас, но граф, ох, проказник, ничего мне не сказал. Садитесь, — предложила Мегги, указывая на низкий стульчик рядом с кофейным столиком. — Хотите немного вина?

Нортвуд, совершенно обескураженный, послушно воспользовался приглашением.

Мегги, словно она была не в заточении, а в собственной гостиной, налила гостю немного вина из того, что осталось у нее от ленча.

— Угощайтесь. Я должна извиниться перед вами, вино немного кисловато, но другого у меня, к сожалению, нет.

— Так ты рада меня видеть? — озадаченно спросил Нортвуд, принимая из рук дамы бокал.

— Конечно! Ты же знаешь, я всегда была от тебя без ума.

— Только выражала свои чувства чертовски забавно, Марго Эштон, — пошел в наступление гость. — Будто я не мужчина, а грязь.

Мегги придвинула стул поближе к гостю, словно невзначай поправив на коленях зеленоватый муслин так, чтобы хорошо просматривалось очертание ноги.

Все утро Мегги провела в подготовке к предстоящему свиданию: причесала волосы, немного подправила вырез платья. Судя по виду Нортвуда, труды ее не пропали даром.

— Дорогой, — с томным вздохом произнесла Мегги, — я думаю, ты меня понимаешь. Мы же всегда были родственными душами.

Нортвуд, откинувшись, с удовольствием внимал приятным словам красотки. Тем не менее он решил столь быстро не сдаваться.

— Если так, — продолжал упорствовать он, — почему ты была со мной чертовски холодна и в Лондоне, и тогда на балу? С Кэндовером вела себя совсем по-другому!

— А как могло быть иначе? — с легким раздражением спросила Мегги. — Он страшный ревнивец. Разве я могла флиртовать с другим мужчиной в его присутствии? Но ты оказался куда умнее его. Встретив меня в Париже, Кэндовер только заметил как-то, что я похожа на девушку, которую он когда-то знал. Представляешь, мы были помолвлены, а герцог не узнал меня! Дурачок искренне верит в то, что я венгерская графиня.

Хлебнув треть бокала, Нортвуд самодовольно улыбнулся.

— О, я далеко не прост, но стараюсь не показывать этого дуракам из посольства. Они все там такие важные…

Оливер вдруг нахохлился, как наседка на яйцах. он ожидал встретить испуг, и этот предполагаемый ужас и возбуждал мерзавца больше всего. Стоило ей только забиться в угол и взмолиться о пощаде, он тут же вцепился бы в нее.

Мегги прекрасно понимала, что, встретив Нортвуда как желанного гостя, затеяв светский разговор, она лишит его натиск стремительности, заставит играть в свою игру, может быть, даже заденет в нем то доброе, что еще осталось.

— Мистер Нортвуд! Какая радость! — сказала она, вставая и улыбаясь ему самой лучезарной улыбкой. — Я так надеялась, что встречу именно вас, но граф, ох, проказник, ничего мне не сказал. Садитесь, — предложила Мегги, указывая на низкий стульчик рядом с косрейным столиком. — Хотите немного вина?

Нортвуд, совершенно обескураженный, послушно воспользовался приглашением.

Мегги, словно она была не в заточении, а в собственной гостиной, налила гостю немного вина из того, что осталось у нее от ленча.

— Угощайтесь. Я должна извиниться перед вами, вино немного кисловато, но другого у меня, к сожалению, нет.

— Так ты рада меня видеть? — озадаченно спросил Нортвуд, принимая из рук дамы бокал.

— Конечно! Ты же знаешь, я всегда была от тебя без ума.

— Только выражала свои чувства чертовски забавно, Марго Эштон, — пошел в наступление гость. — Будто я не мужчина, а грязь.

Мегги придвинула стул поближе к гостю, словно невзначай поправив на коленях зеленоватый муслин так, чтобы хорошо просматривалось очертание ноги.

Все утро Мегги провела в подготовке к предстоящему свиданию: причесала волосы, немного подправила вырез платья. Судя по виду Нортвуда, труды "ее не пропали даром.

— Дорогой, — с томным вздохом произнесла Мегги, — я думаю, ты меня понимаешь. Мы же всегда были родственными душами.

Нортвуд, откинувшись, с удовольствием внимал приятным словам красотки. Тем не менее он решил столь быстро не сдаваться.

— Если так, — продолжал упорствовать он, — почему ты была со мной чертовски холодна и в Лондоне, и тогда на балу? С Кэндовером вела себя совсем по-другому!

— А как могло быть иначе? — с легким раздражением спросила Мегги. — Он страшный ревнивец. Разве я могла флиртовать с другим мужчиной в его присутствии? Но ты оказался куда умнее его. Встретив меня в Париже, Кэндовер только заметил как-то, что я похожа на девушку, которую он когда-то знал. Представляешь, мы были помолвлены, а герцог не узнал меня! Дурачок искренне верит в то, что я венгерская графиня.

Хлебнув треть бокала, Нортвуд самодовольно улыбнулся.

— О, я далеко не прост, но стараюсь не показывать этого дуракам из посольства. Они все там такие важные…

Оливер вдруг нахохлился, как наседка на яйцах.

— Так почему же с Кэндовером ты обращалась по-королевски, а не со мной?

— Потому что он богат! — невинно распахнула глаза Мегги. — Не думаешь же ты, что женщина будет тратить время на мужчину, исходя из иных соображений!

— Не болтай чепухи! Этот ублюдок может снять даром любую. Женщины к нему так и липнут. Моя жена не исключение.

— Ну ведь он всегда был очень, очень богатым. Разве не так? — резонно заметила Мегги. — Да, он недурен собой, но чертовски скучен как в постели, так и вне ее.

Мегги рассыпалась мелким смешком и тут же про себя попросила у Бога прощения за столь наглую ложь.

— Ну правда же, Оливер. Кстати, ты не возражаешь, если буду называть тебя Оливер? В мыслях я всегда обращалась к тебе по имени. Если бы в общении с женщинами Кэндовер мог полагаться только на свои физические возможности, ни одна не согласилась бы на второй раунд.

Именно это Нортвуд и хотел услышать. Перегнувшись через стол и похотливо ощупывая ее взглядом, он спросил:

— Значит, Кэндовер как мужчина не очень?

— Ах, не пристало дамам говорить на подобные темы. Скажу только, что, рассчитывая на максимум, с ним приходится довольствоваться тем, что есть.

Мегги захихикала и откинулась назад, демонстрируя доступность.

— В нем ни на грош изобретательности, а еще меньше воображения. Да он даже не знает, что такое…

Мегги перечислила несколько экзотических способов любовных игр, наблюдая, как у Нортвуда от похоти слюнки потекли.

— Я даже не очень жалею о его деньгах. Может, и к лучшему, что я за него не вышла замуж. Кэндовер извел бы меня своей ревностью и занудством. Но в восемнадцать я мало думала о том, что он из себя представляет. Его герцогский титул и состояние застили мне глаза.

— Ты должна меня поблагодарить за то, что свадьба не состоялась.

Мегги почувствовала, как холодок пробежал у нее по спине, но виду не подала.

— Как тебе это удалось? — промурлыкала она.

— Очень просто. Ты права, Кэндовер умом не богат. Каждый видел, что он от тебя без ума. И спрашивать было не надо.

— Он ходил за мной словно пес на веревочке, — согласилась Мегги.

Нортвуд, помрачнев, пригубил еще вина.

— Я всегда его презирал. Мы вместе учились в школе, род мой, черт побери, намного знатнее, чем у этого его дружка-цыгана, но Кэндовер считал ниже своего достоинства общаться с такими, как я. Будто титул и состояние делают его лучше меня. Но я умею подмечать человеческие слабости, умею, знаешь ли, находить в людях слабинку.

Прервав поток самовосхвалений, Мегги решила вернуть Нортвуда на землю.

— Так в чем же состояла его слабинка?

— В тебе, конечно. Он считал свою невесту чистой, как само совершенство. Я дал ему понять, что он заблуждается. Хоть ты и задурила ему голову, я знал, что ты не так хороша, как кажешься. Марго Эштон — всего лишь горячая бабенка.

Мегги пришлось проглотить стоявший в горле ком, прежде чем она смогла изобразить восхищенную улыбку.

— Ты такой проницательный, Оливер. И что же ты сделал?

— Однажды мы с друзьями, в том числе и Кэндовер, собрались выпить. Убедившись, что он все слышит, я, притворившись вдрызг пьяным, рассказал доверительно одному парню, как ты раздвинула для меня ноги в саду за домом во время одного из балов. — Нортвуд злобно усмехнулся. — Кэндовер повел себя так, будто его изо всей силы пнули в живот. Он встал и сразу ушел, а вскоре после этого я узнаю, что ты уехала из Лондона.

Мегги смотрела в цветущее самодовольное лицо и чувствовала, как кровь застывает в жилах. Пусть она никогда не была высокого мнения о Нортвуде, но его рассказ поверг Мегги в шок. Трудно было поверить в то, что этот человек так спокойно, с чувством вспоминает о гнусности, имевшей для нее столь катастрофические последствия. План негодяя оказался просто гениальным: фраза, брошенная мужчиной в подпитии, воспринимается куда правдоподобнее откровенной клеветы. Неудивительно, что Рейф пришел к ней наутро не в себе от боли и ревности. И хотя предательство так и осталось предательством, сейчас она понимала его тогдашнее состояние.

Но как бы ей ни было плохо, нельзя подавать виду. Стоит только ослабить выдержку, и она окажется во власти этого скота.

Мегги надула губки, словно маленькая девочка.

— Оливер, ты поступил некрасиво. Рейф очень расстроился, уж поверь мне. Да и у меня возникли проблемы. Если бы ты меня хотел, надо было немного подождать после свадьбы — и я была бы твоей.

— Ты бы решилась изменить ему со мной? — несколько недоверчиво спросил Нортвуд. Чувствовалось, что он очень хочет поверить в искренность ее слов.

— Конечно, — подмигнула Мегги. — Имея на пальце кольцо, я могла бы делать, что захочу. Кэндовер не из тех, кто готов запятнать свое имя разводом. Ну я бы, конечно, отдала ему девственность, уговор есть уговор, но потом…

И Мегги многозначительно улыбнулась. Она встала долить Нортвуду остальное вино, позаботившись о том, чтобы он вдосталь насладился тем, что было видно в глубоком декольте платья.

— Перед тем как перейти к главной части программы, — спросила Мегги, усаживаясь так, чтобы показать изящно очерченную ножку, — ты не мог бы удовлетворить мое любопытство и рассказать, что же у вас общего с Варенном?

Нортвуд потянулся и грубо схватил ее за грудь. Если бы Мегги отшатнулась, Оливер насторожился бы, так что ничего не оставалось, кроме как развязно улыбнуться.

Нортвуду представился еще один шанс похвалиться своим выдающимся умом:

— Мы с Варенном сегодня пустим на воздух британское посольство.

— Неужели? — удивленно прошептала пленница. — Для этого, верно, нужна не одна бочка пороха!

— На самом деле взорвется только часть здания, но та, где сосредоточено все самое важное.

Нортвуд скользнул рукой под корсет и сжал пальцами сосок.

Мегги пришлось сделать над собой громадное усилие, чтобы не стукнуть его изо всех сил. Напомнив себе, сколько жизней сейчас были на кону, она сжала его коленку, притворяясь предельно возбужденной.

— Я слышала, что все самые важные встречи проходят сейчас в спальне Кэстлри, — хрипло сказала она.

— Точно. А под спальней есть кладовка. Я наносил туда порох, и в четыре часа пополудни произойдет взрыв. Никто ничего не найдет. А ключ от той кладовки у меня вот здесь. — И он похлопал себя по карману.

— О, да ты тогда скоро меня покинешь! — недовольно протянула она. — Я-то надеялась, что задержишься у меня подольше И тут, словно озаренная внезапной мыслью, спросила:

— А разве для тебя не опасно подпалить порох?

— В этом-то и проявился мой незаурядный ум, — надуваясь как индюк, заявил Нортвуд. — В кладовке я зажег свечу. Когда она догорит, пламя коснется горки пороха По пороховой дорожке добежит до ящика и… Бух! Все в спальне Кэстлри разлетятся на мелкие кусочки.

Мегги сделала вид, что восхищена гениальной идеей.

— Вот здорово! Хотела бы я заниматься чем-нибудь таким же серьезным.

— В самом деле? — спросил Нортвуд, раздевая ее взглядом, — Я думал, ты просто тихая маленькая английская шпионка. Преданная стране и короне.

— С чего ты взял? Для девицы без приданого, такой, как я, чем больше денег, тем лучше. А уж кто платит, не так уж важно.

Теперь, когда она узнала все, что было нужно, оставалось действовать, причем быстро, чтобы не упустить инициативу. Мегги встала и сладко потянулась, закинув руки за голову. Нортвуд уже затуманенным от желания взглядом скользнул по ее груди.

— Я делаю то, за что платят, Нортвуд, — сказала она и с густым смешком протянула ему руку. Как она и ожидала, он жадно схватил ее за кисть. — Но иногда я делаю это для собственного удовольствия.

Со свистом дыша, Нортвуд стянул платье с ее плеча и схватил голую грудь Мегги взглянула ему в глаза и тихо закончила:

— И это будет истинным наслаждением. Запрокинув голову для поцелуя, она проворковала:

— О Оливер…

И в тот момент, когда он впился зубами в ее рот, Мегги подняла китайский кувшин для умывания, загодя поставленный на стол, и со всего размаху опустила его на голову Нортвуда.

Раздался страшный грохот, полетели осколки, вода из кувшина облила обоих. Вспышка прозрения осветила глаза Нортвуда, и в тот же момент он осел на пол, увлекая за собой стул и Мегги.

Мегги здорово ушиблась, но быстро вскочила на ноги, мучимая одновременно страхом, что убила человека и что ударила недостаточно сильно. К счастью, Нортвуд был без сознания, но живой.

Еще утром она сняла шнуры, собиравшие шторы, и сейчас воспользовалась ими, чтобы связать Нортвуду руки и ноги. На всякий случай привязала его к ножке кровати. Кусок ткани от тех же штор Мегги применила в качестве кляпа.

Затем она обыскала его карманы. Ключей оказалось несколько: целая связка на железном кольце и еще один, подошедший к замку ее комнаты. Вероятно, ключ от кладовой в посольстве был на связке.

Мегги тихонько выскользнула в коридор. Пусто.

— Пойдем, Рекс, — позвала она кота, который тут же стал тереться о ее ногу. — Пошли искать Робина.


В кафе «У Сильвы» Росси подсел к давнему знакомому еще по службе в Италии, Раулю Фортрэнду. При первой возможности Росси завел разговор о Лемерсье.

— Свинья, — решительно заявил Рауль, сплюнув для пущей убедительности на пол. — Свиньей жил и свиньей помер.

Генерал перегнулся через стол, чувствуя, как учащается пульс.

— Чем он занимался? На кого работал?

— Бог знает, чем-то противозаконным. Я слышал, что он работал на графа Варенна. Говорили, Варенн займет место Талейрана. Граф ужасно рассердился, когда король взял Ришелье. Может быть, Варенн хотел, чтобы Лемерсье убил нового министра.

"Значит, все же Варенн, — подумал Росси. — Что же, вполне вероятно. Уж очень скользкий это человек, скользкий и мрачный, как и его замок в часе езды от Парижа, слишком напоминающий разбойничье гнездо».

Росси встал, обвел взглядом кафе и, обращаясь к друзьям по оружию, которых здесь было не меньше двадцати, воскликнул:

— Собратья!

В наступившей тишине все повернулись к нему. Генерал забрался на стул, чтобы его стало видно всем.

— Друзья мои! Роялисты готовят заговор против герцога Веллингтона, второго после Бонапарта солдата и полководца. Они думают, что, убив Железного Герцога, смогут списать все на нас. Такие, как мы, преданные слуги родины, вынуждены будем отстаивать свою честь, и несчастная Франция будет ввергнута в пучину гражданской войны.

В мертвой тишине Росси всматривался в знакомые лица: Море, потерявший руку при Ватерлоо, Чабре, хлебнувший лиха под Москвой, Чамфорт, деливший с ним тяготы египетской кампании.

— Мы сможем найти ответы на все вопросы и, возможно, спасти жизнь красивой женщине, если двинемся в поместье Варенна. Кто пойдет со мной?

Один за другим мужчины подходили к нему, предлагая себя в добровольцы.

— Вперед, друзья! Все, кто верхом и, при оружии, следуйте за мной. В последний раз пойдем в поход во славу Франции!


Элен Сорель пробежала квартала два, пока усталость и доводы рассудка не принудили ее замедлить шаг. Да, она знала, что Варенн и есть тот самый Ле Серпент, понимала, что ему до сих пор удалось сохранить инкогнито только ввиду отсутствия мотивов его участия в заговоре. Но что, скажите на милость, было делать с этим открытием?!

В тяжком раздумье остановилась она на углу. Цокот копыт по мостовой вывел ее из задумчивости. Очнувшись, Элен увидела Карла фон Ференбаха, соскакивающего с коня.

— Мадам Сорель, — начал он несмело, — рад вас видеть. Я было подумал… — И вдруг, заметив ее расстроенное лицо, тревожно спросил:

— Что случилось?

Разумом Элен понимала, что полковник живет неподалеку и поэтому вероятность встретить его в этой части города достаточно велика, и все же, глядя в мужественное лицо сильного, уверенного мужчины, она не могла воспринять встречу иначе, чем Божью милость. Ференбах — человек влиятельный и, зная о ее работе, мог бы чем-то ей помочь.

Собравшись с мыслями, Элен коротко поведала об исчезновении трех британских агентов, о том, как разоблачили Ле Серпента. Разгадку можно было найти только в замке Змея.

Полковник слушал, не перебивая. Выслушав рассказ до конца, Ференбах вскочил на коня и подал Элен руку.

— Возле шоссе Святого Клавдия есть несколько прусских казарм. Там я мог бы получить подкрепление, чтобы двинуться на замок. Видя колебание Элен, он нетерпеливо добавил:

— Чтобы сэкономить время, вы могли бы поехать с нами и показать дорогу. Если все то, что вы рассказали, — правда, нам нельзя терять ни минуты.

Элен приняла его руку и легко вскочила на лошадь.

— А если я ошибаюсь?

— Если вы ошиблись, я получу компенсацию.

Полковник не улыбнулся, но все же искорка промелькнула в его глазах, когда он с удовольствием оглядел ладную фигурку маленькой француженки. И в первый раз за все время знакомства Элен увидела, что бравому полковнику всего тридцать четыре года — столько же, сколько и ей.

В тот же миг она осознала, как близко была к его стройному атлетическому телу и как горяча рука, придерживающая ее за талию. Тогда исчезла искушенная в жизни вдова, и девочка, в которую она превратилась, покраснела до корней волос.

На этот раз полковник действительно улыбнулся, а потом, пришпорив коня, повез ее в неизвестность.

Глава 23

Понимая, сколь малы шансы на успех, Рейф и Робин решили попробовать выбраться из камеры, как только к ним зайдут в очередной раз. Вскоре после обеда кто-то просунул ключ в скважину. Пленники тут же заняли ранее оговоренные позиции. Поскольку от Робина проку было мало, он с невинным видом улегся на соломе, а Рейф спрятался в углу за дверью.

Дверь со скрипом поддалась, и Рейф приготовился прыгнуть. Но на пороге стояла Марго.

— Робин, ты здесь? — тревожно спросила она. Рейф замер. Не замечая его, Марго вошла в камеру. Увидев Роберта, она бросилась к нему и крепко обняла.

— Слава Богу! Я так боялась…

Роберт, превозмогая боль в руке, обнял ее.

— Со мной все хорошо, Мегги. И у нас есть пополнение.

Андревиль посмотрел на сокамерника. Марго проследила за его взглядом.

— Рейф!

Мгновение, показавшееся обоим вечностью, они смотрели друг на друга. Рейф сделал шаг ей навстречу, но, заметив тревожно вспыхнувшее лицо, остановился. Видимо, она боялась, что он может сделать что-то, дискредитирующее ее в глазах Роберта: начать целовать или изъясняться в любви.

— Я рад, что вы невредимы, графиня, — произнес Рейф быстро. — Нам повезло, что этот чертов ключ висит на виду.

Слова были глупы и не к месту, но они могли замаскировать совершенно очевидное признание, которое читалось в его взгляде.

Должно быть, она все поняла, потому что лицо ее прояснилось.

— Не знаю, рада ли я вас видеть, но мне искренне жаль, что вы тоже попали в плен.

Взглянув на Роберта, Мегги помрачнела.

— Ты не в лучшей форме, любовь моя. Что с твоей рукой?

Хотя всем не терпелось уйти из камеры, еще несколько минут они провели в ней, обмениваясь жизненно важной информацией. Когда Мегги рассказала о готовящемся взрыве, Рейф воскликнул:

— Проклятие! Робин, как ты думаешь, может ли кто-нибудь уловить запах гари из кладовой и предотвратить преступление?

— Пожалуй, никто, — мрачно ответил Роберт. — Эта кладовка находится в коридоре, по которому не ходят. Даже если и заподозрят что-то неладное, много времени уйдет на поиски ключа, и, может статься, у Мегги тот самый единственный ключ.

Рейф быстро взглянул на часы.

— У нас всего два часа на то, чтобы выбраться отсюда и добежать до посольства. Кажется, у меня есть идея насчет нашего местоположения, — добавил Рейф, помолчав. — Кто-нибудь знает замок получше, чтобы понять, каким путем выбираться надежнее?

— Увы, — покачал головой Роберт, — меня сюда привезли почти без сознания. Я ничего не запомнил.

— Я кое-что успела узнать о замке, когда пробиралась сюда, — сказала Марго. — Хоть Варенн и признался, что Роберт спрятан как раз подо мной, мне потребовалось довольно много времени, чтобы разобраться в хитросплетении коридоров. К счастью, в замке очень мало людей, по крайней мере я никого не встретила, хотя слышала звук голосов.

— Думаю, нам остается одно — попытаться украсть лошадей и во весь опор лететь в посольство. Если нас обнаружат, каждый пусть бежит в свою сторону: может, хотя бы одному повезет успеть вовремя, — предложил Рейф.

Открыв дверь камеры, Рейф почувствовал, как что-то мягкое и теплое прислонилось к коленке. Посмотрев вниз, он увидел огромного черного кота.

— Откуда эта тварь? — воскликнул он.

— Это не тварь, это Рекс, — сказала Марго, наклоняясь, чтобы погладить кота. Урча, тот забрался ей на руки. — Он составил мне компанию наверху. Я его кормила, теперь кот мой. Думаю, он принесет нам удачу.

Судя по взгляду, который она послала Рейфу, Марго ожидала возражений с его стороны. Эта мысль и в самом деле показалась ему абсурдной, но, быть может, с котом на руках Марго будет чувствовать себя спокойнее.

— Не знаю, чего здесь больше; сентиментальности или фарса, — пробурчал он. — Возьми его, но приготовься расстаться со своим другом, если станет тяжело бежать. Кот в меньшей опасности, чем мы. Пора уходить, — добавил Рейф, придерживая дверь перед товарищами. — И если кто-то знает хорошую молитву, настало время ее прочесть.


Придя в себя, Нортвуд обнаружил, что он промок, связан и ограблен. Гнев помог прояснить мозги. Проклиная на чем свет стоит маленькую шлюху, он заработал плечами, стараясь освободиться от пут. Надо было сразу задрать чертовке юбку вместо того, чтобы чесать языком.

Смоченный водой шнур натянулся, и, приложив некоторое усилие, Нортвуд сумел ослабить узел. Он выругался, на этот раз благословляя удачу. Через десять минут он уже был свободен.

Сунув руки в карманы, Нортвуд еще раз убедился, что они пусты. Изо всех сил забарабанив в дверь, он стал звать на помощь. Ему опять повезло: поблизости оказался слуга, и вскоре Нортвуд выбрался из заточения.

Рысью помчался он в библиотеку. Ворвавшись без стука, обнаружил хозяина за столом, заваленным все теми же бумагами. Варенн готовился к воплощению своих грандиозных планов.

— Она убежала! — задыхаясь, закричал незадачливый любитель лакомого. — Она где-то в замке!

Варенн презрительно осмотрел окровавленного, мокрого гостя.

— Вы позволили разделаться с собой женщине? Я был о вас лучшего мнения.

— Меня не в чем упрекнуть! — запальчиво ответил Нортвуд. — Эта ведьма заморочит голову кому угодно. Она опасная стерва.

— И весьма аппетитная, — пробормотал Варенн, более удивленный случившимся, чем встревоженный. Колокольчиком пригласив слугу, граф сказал:

— Она далеко не уйдет. Кроме того, сколько бед может принести одна маленькая женщина?

— Она знает, что произойдет в посольстве в четыре, — с нелегким сердцем проговорил Нортвуд.

— Что?! Ты, безмозглый кретин, рассказал ей обо всем?!

Губы графа сложились в брезгливую гримасу.

— Впрочем, можешь не говорить. Тебе хотелось прихвастнуть. Мое уважение к мисс Эштон растет на глазах.

— Женщина убежала, — сказал граф, обращаясь к вошедшему слуге. Пошлите за ней погоню. Возьмите побольше людей. — И, бросив насмешливый взгляд на Нортвуда с разбитой головой, добавил:

— Пусть держатся парами. И несут ружья наготове. Леди весьма опасна.

— Милорд, — тихо сказал слуга. — Я как раз собирался сообщить, что женщина освободила двух англичан. Они где-то в подземелье.

Спокойствие графа как рукой сняло.

— Господи! — воскликнул он, вскакивая с кресла. — Одна она едва ли способна причинить вред, но трое — это уже сила. Передай, что я предпочел бы захватить их живыми, но пусть стреляют, если иного выхода не будет. Нельзя позволить англичанам ускользнуть из замка.

Слуга молча поклонился и вышел. Нортвуд повернулся, чтобы уйти следом, но Варенн остановил его:

— Куда это ты собрался?

— Искать беглецов. Мне тоже хотелось бы ее поймать.

— У меня есть для тебя другая работа. Подземелье представляет собой настоящий лабиринт, пленники могут блуждать по нему непойманными сколь угодно долго. Это, конечно, не очень приятно, но и не смертельно. Гораздо хуже, если им удастся проникнуть в конюшни и украсть лошадей. Тогда они смогут добраться до Парижа и сорвать мой план. Вот поэтому ты и будешь караулить лошадей до тех пор, пока не выйдет срок.

— Прекрасно. Тогда уж, попадись мне эта стерва в руки, я сумею ее наказать.

— Не сомневаюсь, — сухо заметил Варенн и вытащил из ящика стола коробку с двумя дуэльными пистолетами. Зарядив оба, он протянул один из них Нортвуду. — Надеюсь, ты умеешь этим пользоваться.

— Не волнуйтесь, — усмехнулся Нортвуд, — я меткий стрелок.

Спускаясь по лестнице, они услышали звук выстрела откуда-то снизу. Граф удовлетворенно кивнул.

— Может быть, наше дежурство в конюшне окажется лишним. И тем не менее нельзя пускать дело на самотек.

Внизу, у входа в замок, граф отдал распоряжение своей маленькой группе солдат окружить конюшни, спрятавшись в укромных местах. Даже если беглецам удастся выйти из замка, к лошадям они не пройдут.

Конюшни были расположены у подножия холма, чуть ниже уровня замка. Просторное каменное строение в центре имело свободную площадку, вокруг которой располагались стойла. Практически в каждом стойле стояла лошадь. Воздух, насыщенный испарениями животных, был густым и тяжелым.

Пара лошадей, увидев хозяина, приветливо заржала, но Варенн даже не взглянул на них, свернув в правый боковой проход в комнату конюха.

— Зачем нам ждать их здесь? — озадаченно спросил Нортвуд.

— Затем, что я хочу взять их живыми, кретин, — раздраженно ответил граф и, пройдя к небольшому окну, добавил:

— Подойди и выгляни.

Англичанин повиновался, но ничего особенного не увидел.

— Куда я должен смотреть?

— Сюда.

За спиной Нортвуд услышал характерный щелчок от взводимого курка. Не веря своим ушам он медленно повернулся и увидел направленное прямо в переносицу дуло пистолета.

— Я больше не нуждаюсь в вашей помощи, мой дружок Англичанин, — ледяным тоном произнес граф. — Ты слишком туп и не знаешь своего места, а попытка меня шантажировать показалась настолько безвкусной, что мне захотелось разделаться с тобой на месте. Однако я посчитал, что ты заработал пару веселых часов с графиней. Но и их ты не мог использовать с толком. Ты мне надоел.

— Проклятый французский ублюдок! — воскликнул Нортвуд, потянувшись за пистолетом, но опоздал.

Варенн спокойно спустил курок. Рука его взлетела вверх от отдачи. Многократно повторенный эхом, звук выстрела расколол тишину.

Нортвуд отлетел к стене. Издав хриплое клокотанье, схватившись за грудь, он осел. Взгляд его остановился на окровавленной руке, в глазах мелькнуло недоумение, пальцы разжались, выпустив пистолет, и Нортвуд упал ничком на каменный пол.

Варенн подошел к жертве и ткнул ее в ребра носком сапога. Из-под безжизненного тела растекалась лужа крови.

Как правило, граф сам не убивал, оставляя другим эту грязную работу. С брезгливой гримасой он отвернулся. Позже слуги заберут пистолет. Противно обшаривать труп. Варенн, заманивая Оливера Нортвуда в конюшню, руководствовался соображениями житейского характера. Зачем портить дорогой ковер в библиотеке, когда можно прикончить кретина там, где он ничего не испачкает своей кровью.

С предельной сосредоточенностью Варенн перезарядил оружие. Один пистолет плюс элемент неожиданности — вполне хватит для захвата беглецов. Надо заполучить графиню, а оба ее любовника потянутся за ней, как ниточка за иголочкой. Дурачье.


Мегги не сводила с Роберта встревоженного взгляда, пробираясь вслед за мужчинами по узким темным ходам подземелья. Он старался не отставать, но болезненная бледность красноречивее слов говорила о том, чего это стоило. Мегги знала, что его силе воли может позавидовать любой, и все же беззвучно молила о том, чтобы Всевышний ниспослал ему силы выбраться из Шантеля.

Беспокоясь о Роберте, она старалась не думать о Рейфе. Увидев его, Мегги, несмотря ни на что, испытала сильную радость. Однако холодная отстраненность Кэндовера тут же охладила ее пыл. Наверное, он не чает дождаться конца своей миссии, чтобы больше никогда с ней не встречаться.

"Перестань, — напомнила она себе. — Сейчас не время и не место углубляться в личные проблемы».

Чтобы выбраться из замка, им предстояло подняться вверх по крайней мере на два уровня и отыскать боковой выход.

Каждый звук гулко отдавался в каменных катакомбах, но ни они никого не слышали и не видели, ни, по всей видимости, их никто не заметил. Один пролет беглецы успели пройти незамеченными и уже почти достигли конца следующего коридора, когда удача им изменила. Прямо перед ними выросли двое вооруженных людей.

— Бегите! — крикнул Рейф, кидаясь под ноги стражникам.

Мегги замерла, испугавшись за Рейфа, но Роберт, схватив ее за руку, увлек туда, откуда они вышли. Рекс прыгнул ей на спину, и она, помедлив мгновение, все же побежала за Андерсоном, уже за спиной услышав выстрел.


Прусские казармы располагались в стороне от дороги на Шантель, поэтому группа полковника Ференбаха под мудрым предводительством Элен Сорель соединилась с группой Росси только в миле от замка, когда, срезав угол, они вышли наконец на прямой путь.

Когда обе группировки, одна в прусской военной форме, другая во французской, встретились, трудно было не заметить недоверия и даже враждебности, охвативших и тех, и других. Небольшая искра, и мужчины забыли бы о том, зачем собрались. Уже один молодой француз бросил обидную реплику, венгр поднял мушкет…

— Нет! — закричал Ференбах, поднимая руку. В прусской казарме для Элен нашелся конь. Она скакала рядом с полковником. Заметив Росси, Элен подняла лошадь на дыбы и крикнула:

— Не стреляйте! Мы — друзья!

Присутствие очаровательной женщины разрядило обстановку. Элен пришлось воспользоваться мужским седлом, и большая часть точеных ножек оказалась открыта взорам. Ференбах поскакал за ней, полковник и генерал встретились на свободном пространстве между двумя группировками.

После коротких переговоров Ференбах, на мгновение нахмурившись, предложил:

— Может быть, нам стоит объединить усилия, генерал?

Росси удивленно приподнял бровь.

— Французы и пруссаки поедут вместе? Взгляды мужчин сосредоточились на Элен.

— Нет ничего невозможного, когда люди преследуют одну цель.

Росси протянул Ференбаху руку.

— Так значит, вместе?

— Идет, генерал, — краем губ улыбнулся полковник. — Вместо того чтобы оглядываться назад, мы пойдем вперед — рука об руку!

Глава 24

Неожиданный маневр Рейфа сбил стражников с толку, но один из них успел взвести курок. Кэндовер ударил его по руке, и выстрел пришелся в потолок, но пуля рикошетом задела кисть Рейфа. Более высокий из двух солдат поднял разряженное ружье над головой, решив действовать им как дубинкой. Рейф ударил его ногой в пах. Противник, перегнувшись пополам, взвыл от боли.

К счастью для себя, Рейф не забыл приемов рукопашного боя, которым научился в давние годы потасовок в кабаках. Пока один из стражников пребывал в прострации, пора было заняться его напарником. Здоровенный детина не обладал быстрой реакцией своего собрата. Неуклюже прицеливаясь, он никак не мог поймать объект на мушку. Не дав возможности осуществить задуманное, Рейф двинул ему в челюсть коронным ударом справа. Когда-то он гордился тем, что мог свалить с ног небольшого быка.

Между тем тот, кто повыше, оправился от боли и устремился продолжить борьбу. Рейф отступил на шаг и, когда мужчина нагнулся, чтобы повалить беглеца, ребром ладони ударил сверху по основанию шеи. Стражник тут же повалился на пол, где уже отдыхал его товарищ.

Не теряя времени, Рейф подхватил ружья и патронташи Не задерживаясь, он бросился за Марго и Робертом Поединок занял не больше минуты, и герцог быстро нагнал их за следующим поворотом.

В эту минуту Рейф был так по-мужски красив, что, будь у Мегги время, она непременно остановилась бы, дабы полюбоваться им. Но времени не было. Мельком взглянув на захваченное оружие, она бросила:

— Я в восхищении, ваша честь. Не знала, что таким грубым приемам обучают в салоне Джексона.

— Вы правы. Нас этому не учили. У меня были свои университеты, — с улыбкой парировал Рейф.

Коридор заканчивался дверью. Роберт распахнул ее, оказавшись буквально лицом к лицу с очередной парой преследователей. Один из них сбил Мегги с ног. Удар оказался чувствительным для женщины, но еще сильнее для кота, с королевской снисходительностью позволявшего нести себя на плече. Зверь, вздыбив шерсть, взвился в воздух и всеми своими отточенными когтями вцепился обидчику в лицо. Наверное, он все же не совсем понимал, что происходит, и просто искал точку опоры, потому что, почувствовав под когтями кровь, тут же покинул плацдарм и, сердито урча, скрылся за поворотом.

Рейф оттолкнул Мегги назад, а сам, пользуясь растерянностью преследователей, изо всех сил двинул дверью им по физиономиям.

Увлекая товарищей по несчастью назад, в тот коридор, которым они пришли, Рейф бросил на ходу:

— Туда не пойдем, черная кошка перебежала дорогу.

Мегги не нашла ничего лучшего, как ответить:

— Слушаюсь, ваша честь.

— Удивительно, — проговорил Рейф, когда они свернули в очередной коридор. — Впервые вы мне послушны, графиня.

— Наслаждайтесь, ваша честь, — язвительно ответила Мегги. Эти слова были первыми и последними.

Охота шутить пропала, когда беглецы достигли площадки, где коридоры расходились в разные стороны. На звук выстрела подоспела еще одна пара охранников. Оглянувшись назад, Мегги увидела приближающегося к ним старого знакомого, пострадавшего от кошачьих когтей.

— Иди направо! — скомандовал Рейф. — И прихвати вот это!

Мегги взяла ружье и вместе с Робертом побежала в закоулок, а Рейф быстро перезарядил оба ствола. Разрядив один в того, кто был перед ним, он быстро обернулся, выстрелив в приближающегося сзади охранника. Рейф даже не целился, полагаясь на то, что, встретив вооруженный отпор, стражники испугаются. Его план сработал, и очень скоро троица снова была вместе.

Заметив, что Роберт вот-вот упадет, Мегги остановилась у двери посреди коридора. Та была заперта. С самой горячей мольбой она вставила в замок ключ от комнаты, где была пленницей. Удивительно, но ключ подошел. За дверью оказалась лестница.

— Бог нам помогает, — бросил Рейф на бегу, — скорее за мной!

— Идите без меня, — еле слышно прошептал побелевшими губами Роберт. — Я остаюсь. Со мной вам не выбраться. Оставьте заряженное ружье, может быть, мне удастся задержать преследование, и вы выиграете время.

— Не дури, — оборвал его Рейф.

Обхватив Роберта за плечи свободной рукой, он потащил его наверх. Оставалось полагаться на удачу: преследователи могли не догадаться, что беглецы ускользнули за дверь, да и ключи они с собой, вероятно, не захватили.

Пленники, поднявшись по крутым ступеням примерно на два этажа, оказались перед еще одной закрытой дверью. За ней был холл, прибранный и обставленный красивой мебелью. Скорее всего они попали в ту часть замка, где жил хозяин.

Рейф опустил Андерсона на пол, прислонив к стене, и перезарядил ружья.

— Судя по освещению, река слева, так что нам надо идти направо, чтобы выйти из замка.

— Ты сможешь пройти еще немного? — спросила Мегги, заботливо склонившись к Роберту.

На лбу у Андерсона выступила испарина, губы посинели, как у покойника, но он все же поднялся на ноги.

— Я отдышался и чувствую себя просто отлично. Обо мне не беспокойтесь, я теперь готов пройти хоть сотню миль.

— Лжец, — ласково шепнула она, вытирая вспотевший лоб Роберта. — Хорошо, что нам не придется идти так долго, Рейф отвернулся, чувствуя себя третьим лишним. Мысленно он поклялся исчезнуть как можно незаметнее, если им удастся выйти из переделки живыми.

— Время идет, — сдавленно произнес Рейф. — Варенн хвастал, что держит у себя целое войско. Возле конюшен нам устроят встречу. Будь готова стрелять, Марго.

Женщина хмуро кивнула, и Рейф в который раз благословил провидение. Как пригодилось сейчас совсем не дамское искусство, которому научил Марго отец! Рейф был рад и тому, что у Роберта доставало здравомыслия не переоценивать свои весьма ограниченные возможности. Если Бог захочет, то Он оставит их в живых.

Поиски, продолжавшиеся несколько долгих минут, привели их к лестнице, ведущей на цокольный этаж.

— Выходы охраняются, — сказал Рейф. — Нам надо найти комнату, выходящую на восток, и выбраться через окно.

Внизу они вскоре отыскали маленькую комнатку с окнами всего в пяти футах высоты от земли. Рейф открыл створки и помог сначала выбраться Мегги и Роберту, а затем выпрыгнул сам.

— Охраняются ли конюшни? — спросил он скорее самого себя.

— Лучше бы нам не вступать в бой, — с горечью ответила Мегги. — Мы и так потеряли слишком много времени. Чуть-чуть, и будет поздно.

Весьма уместное замечание. Кроме спасения собственных жизней, перед ними стояли и другие насущные задачи.


Подъехав к замку, объединенная прусско-французская группа не обнаружила у ворот ни одной живой души. Ференбах, сопровождаемый тревожным взглядом Элен, спрыгнул с коня и подошел к запертым воротам. Словно из-под земли появился привратник.

— Отоприте ворота именем маршала Блюхера и объединенной армии союзников! — приказал прусский полковник.

— Мы не причиним вам вреда, если вы будете повиноваться беспрекословно, — вступил в переговоры Росси.

Заверение француза оказалось действеннее, чем приказной тон пруссака, и ворота открыли. Всадники въехали внутрь. Из замка доносились приглушенные выстрелы. Ференбах обернулся к француженке.

— Ждите здесь, мадам Сорель. А мы пока выясним, за кем охотится Варенн.

Элен кивнула, сжав поводья побелевшими пальцами.

— Прошу вас, будьте осторожнее, — прошептала она.

Полковник кивнул, отдал даме честь и тут же пришпорил коня.

Элен оставалось только молить Бога о том, чтобы помощь не опоздала.


Беглецы не увидели ни души на небольшом пятачке между замком и конюшней. Засада могла поджидать где угодно, на открытом пространстве трое беглецов представляли собой весьма удобную мишень, и тем не менее им удалось вполне благополучно добраться до конюшен. Рейф отодвинул щеколду и быстро отскочил в сторону, ногой открывая дверь. Ружье он держал наизготове. Существовала немалая опасность того, что конюшня охранялась изнутри.

Однако его приготовления оказались ненужными, в помещении не было никого, кроме лошадей. Вероятно, и конюхов привлекли к поиску бежавших — Роберт, берите лучших, — сказал Рейф, осмотревшись. — Марго, поищи упряжь, Я постою на страже.

Роберт и Мегги пошли выполнять распоряжение. По пути к небольшой комнате в правом крыле Мегги успела подумать о том, как согласованно действуют трое людей, каждый из которых по природе — лидер и больше приспособлен отдавать приказы, чем выполнять их.

Отвлеченные рассуждения внезапно прервались, когда Мегги обнаружила себя в железных тисках. Она даже не успела крикнуть, как чья-то жесткая ладонь зажала ее рот. Мегги боролась отчаянно, но силы были явно не равны. Противник грубо вывернул ей руку, чтобы она не смогла пустить в ход оружие. Когда ружье упало на пол, он повернул ей голову так, чтобы Мегги могла увидеть нападавшего.

— Мои поздравления, графиня, — сказал Варенн, слегка задыхаясь. Борьба все же стоила ему некоторых усилий. — Ловко вы все провернули. Впрочем, я почти не удивлен, вы и ваши любовники — достойные противники. Вы спите втроем? Думаю, в постели у вас тоже полная гармония.

Не дожидаясь ответа, он вытолкнул Мегги из комнаты. Разжав ей рот, ловко перехватил ее левой рукой поперек туловища так, что руки оказались прижаты к бокам.

— Теперь, графиня, можете кричать сколько влезет.

Услышав голос Варенна, Роберт резко обернулся. Испуг на его лице заставил Рейфа посмотреть в ту же сторону, и он замер, оцепенев.

— Надеюсь, джентльмены, никто из вас не хочет навредить этой симпатичной самозванке. Бросьте ружье, Кэндовер. А теперь вы оба поднимите руки вверх, выйдите на середину.

Рейф послушно отбросил ружье и подошел к Роберту.

Марго побледнела, в глазах ее застыл страх, но она все же нашла в себе силы сказать:

— Не позволяйте ему остановить вас. У Варенна всего лишь дуэльный пистолет, заряженный единственной пулей. С тремя ему не совладать.

— Графиня решила взять на себя роль мученицы. Похвальное желание, но я советую вам, джентльмены, отвергнуть эту жертву.

Варенн, прижимая к виску Мегги пистолет, попятился.

— Мои люди стерегут конюшни. Они позволили вам пройти сюда потому, что вы нужны мне живыми, и, предупреждаю вас, одно движение — и я размозжу ей голову.


Когда сознание вернулось к Оливеру Нортвуду, он понял, что умирает. Смертный холод уже сковал его члены, из вены сочилась кровь. Вначале Нортвуд решил, будто голоса ему чудятся, потом понял, что те, кого он больше всего ненавидит, лишь в нескольких футах от него.

Близость врага добавила силы в уже остывающее тело. Малейшее усилие убьет его, и он прекрасно понимал это, но, Боже мой, последние минуты он употребит с толком.

Целая вечность понадобилась, чтобы встать на колени, еще вечность, чтобы подняться на ноги. Пистолет все еще был при нем. Он взвел курок немеющими пальцами.

Рана в груди почти не кровоточила, в нем уже не осталось крови, но мозг работал ясно, как никогда. Сморгнув, чтобы разогнать застилавший глаза туман, одной рукой опираясь о стену, он прошел бесконечный путь до помещения, откуда доносились голоса. У Нортвуда почти не оставалось времени, и он молил Бога только о том, чтобы успеть убить того, кого больше всего ненавидел.


Для Рейфа все это было словно кошмарным сном: они с Робертом в бездействии, с поднятыми вверх руками. Варенн с пистолетом у виска Марго. Она — простоволосая, с удивительно спокойным лицом и пятнами лихорадочного румянца на высоких скулах. А Рейф должен сдерживать ярость и боль, оставаться абсолютно спокойным, чтобы ничем не рассердить хозяина замка.

Затем в мертвой тишине, словно призрак из подземелья, в темном проеме каморки показалась окровавленная фигура С лицом, искаженным дьявольской смесью ненависти и гнева, Оливер Нортвуд поднял пистолет Дуло вздрагивало, стараясь поймать точку между лопатками графа На мгновение Рейфа словно парализовало. Вмешательство Нортвуда могло быть как спасительным для Марго, так и смертельным. Рейф вдруг понял, что, умирая, граф сожмет пальцы на курке в последнем спазме и унесет с собой в могилу заложницу.

— Смотрите, Варенн! — вдруг закричал Рейф. — За вами Нортвуд!

— Я думал, вы умнее, Кэндовер, — процедил граф. — Вам не удастся меня одурачить, пугая трупом.

Варенн не успел даже подумать о том, почему Рейф назвал труп по имени, но глаза Марго вспыхнули. Она все поняла.

Не слыша ничего, не замечая никого, кроме своей цели, Нортвуд поднял левую руку, чтобы придержать трясущуюся правую. Он должен не промахнуться. Должен успеть. Со злорадной улыбкой Нортвуд нажал на курок.

Яркая вспышка осветила комнату. Варенн, падая, увлек за собой Мегги, но, предупрежденная Рейфом, она успела отвернуться, так что выстрел Варенна только опалил ее щеку. Мегги лежала неподвижно, придавленная к полу грузным телом графа. По лицу ее струилась кровь, и она не знала, жива ли, ранена ли смертельно, не ощущая боли от шока.

Затем почувствовала, что свободна и заботливые руки Рейфа обнимают ее.

— Бог мой. Марго, ты в порядке?

Прижимая ее к груди, Рейф нежно ощупывал висок, проверяя, не ранена ли она, бессвязно бормоча то ли проклятия, то ли молитвы.

— Я… я думаю, что это кровь Варенна, — прошептала Мегги пересохшими губами.

Рейф обнял ее так крепко, что едва не переломал ей ребра. Грубая шерсть дорожного сюртука царапала щеки, от неудобной позы сводило ноги, но она готова была так сидеть вечно, в теплом кольце любящих рук Голос Андерсона вывел ее из забытья:

— В любой момент здесь могут появиться люди Варенна. Хотя граф и хотел оставить нас в живых, его слуги думают иначе.

Роберт успел поднять ружье Рейфа, неловко прижимая его к груди здоровой рукой.

— Сколько амуниции мы должны прихватить? Рейф отпустил Мегти столь же внезапно, как и обнял. Лицо его сделалось абсолютно непроницаемым.

— Не слишком много, — ответил он, помогая любимой подняться. — Марго, возьми второе ружье, а я пока оседлаю лошадей. Если мы на всем скаку уберемся отсюда, может быть, хотя бы одному из нас удастся уцелеть.

Среди лошадей Рейф узнал и своего жеребца. Конь был на редкость послушным, и Роберт смог бы им управлять.

Снаружи раздались крики, одиночные выстрелы переросли в сплошной шквал огня. Шальная пуля залетела в конюшню. Да, Варенн не солгал насчет целого войска!

— Постепенно шум перестрелки утих, выстрелы слышались в отдалении, создавалось впечатление, что снаружи идет бой и эпицентр его смещается в сторону от конюшен. Озадаченный, Рейф подвел к выходу двух лошадей. Не успел он взять под уздцы третью, как дверь распахнулась и раздался крик на французском:

— Сдавайтесь! Вы окружены! Сопротивление бесполезно!

Мегги взяла ружье наперевес, Рейф сделал то же самое, но открывать огонь не торопился. Тот, кто вошел, принял те же меры предосторожности, что и Рейф. На фоне яркого света в проеме двери угадывался лишь силуэт вошедшего, но пистолет в его руке не сулил ничего хорошего.

Мегги первая узнала прусскую форму… Полковник Ференбах. Она опустила ружье и чуть было не упала сама от вдруг подступившего головокружения.

— Я надеялась, что вы придете на выручку, полковник, — сказала она слабеющим голосом, — и вы подоспели вовремя.

Узнав ее голос, Ференбах распахнул дверь. Рядом с ним оказался генерал Росси.

— Так, значит, успели, — с легкой улыбкой проговорил полковник. — Мадам Сорель будет довольна.

— Для нас — да. Но если мы не успеем в Париж за час, британское посольство, а с ним и первые лица всей Европы взлетят на воздух.

Рейф очень кратко изложил ситуацию и успел уложиться за то время, пока вывели лошадей.

Справа все еще доносилась стрельба, но главная дорога из поместья была свободна.

— Мы оттеснили противников к реке. Без лидера люди Варенна долго не протянут. Вскоре они попадут в окружение.

— Мегги вскочила на коня, с жалостью наблюдая за тем, каких усилий стоило это сделать Роберту.

— Ты сможешь ехать, любовь моя? — спросила она тревожно.

— За меня будет трудиться лошадь. Роберт закрыл глаза, борясь со слабостью. Потом снова открыл, попробовав улыбнуться.

— Я могу быть полезен, ведь я знаю посольство лучше, чем Рейф.

Мегги нечего было возразить. Но если Роберт не выдержит, им придется действовать с Рейфом вдвоем.

Дамских седел не было, и Мегги ехала, раскинув длинные ноги. Почуяв запах пороховой гари, животные занервничали.

— Послать с вами эскорт? — спросил полковник Ференбах.

— Нет, не надо, — ответил Рейф. — Кони свежие, а втроем мы доскачем быстрее, чем целая кавалькада. Пожелайте нам удачи. Я дам знать, если дело выгорит.

Затем британцы вонзили шпоры в бока лошадей и во весь опор помчались в Париж.

Глава 25

Позже Мегги не могла припомнить подробности той бешеной скачки. Помнила, как помахала рукой Элен у ворот, помнила волшебное возбуждение от езды бок о бок с двумя мужчинами, которых любила сильнее всех на земле. Они пережили столько, что Мегги чувствовала себя неуязвимой, словно все пушки мира не могли причинить им никакого вреда.

И все же был момент, когда все испытали истинное наслаждение, купаясь в закатных лучах осеннего солнца. Дорога была запружена колясками, телегами — обычное дело для раннего вечера. Рейф стремился выбрать путь покороче. Мегги с тревогой смотрела на Роберта, почти обессилевшего от тряской езды. Но он не сбавлял темп, одержимый мрачной решимостью добраться до цели.

По мере приближения к городу радостное возбуждение постепенно сходило на нет. Мегги чувствовала, как, словно стальные струны, напряглись нервы. Уже при въезде в город раздался бой часов. Четыре! Неужели опоздали?

Они спешились у посольства, бросив лошадей на произвол судьбы и уличных воришек. Взбежали по ступенькам. Рейф поддерживал Андерсона здоровой рукой.

— Марго, — приказал он, — беги в спальню Кэстлри, вели им всем убегать из посольства, а мне дай ключи. Мы с Робертом пойдем в кладовку.

Мегги молча протянула ему связку, отметив про себя, что Рейф в любых обстоятельствах остается джентльменом — самую опасную часть работы он взял на себя. Если они с Робертом погибнут, то и ей незачем жить, но спорить не имело смысла.

Охрана узнала их и в таком неприглядном виде. Не вдаваясь в подробности, Рейф сказал кратко, что посольство может взлететь на воздух в любой момент, и распорядился эвакуировать людей.

Мегги побежала наверх, за ней поспешила встревоженная челядь.

— Налево, — приказал Роберт, из последних усилий стараясь бежать рядом с Рейфом. На глазах у удивленных слуг они ворвались в личные покои министра, но последовали дальше, не задерживаясь для объяснений.

Теперь вниз. Налево, затем направо по коридору, за дверь, снова налево. Если бы не Роберт, Рейфу ни за что бы не отыскать дорогу.

— Вот здесь, — проговорил, задыхаясь, Андревиль, остановившись возле одной из дверей.

Изучающе взглянув на ключи, Рейф выбрал тот, "что больше всего подходил по виду. Еще несколько секунд пропало впустую, пока Рейф пытался повернуть ключ. Надо искать другой. Запах прогорающей свечи щекотал ноздри. Что, если и этот не подойдет? Сколько им отпущено? Минуты? Секунды?

Проклятие, и этот не тот! Быть может, они взорвутся еще до того, как узнают, что ошиблись и на этот раз?

Ура! Наконец-то! Третий ключ оказался от кладовой. Рейф рванул дверь. В тот момент, когда он открыл дверь, пламя уже лизало сургуч в считанных миллиметрах от пороховой насыпи. По-кошачьи неслышно Роберт проскользнул в кладовую и, опередив Рейфа, правой рукой отодвинул порох от свечи, разорвав смертельную нить. Пламя в мгновение ока коснулось маленькой горстки пороха, рассыпавшись в сотни мелких искр. С минуту мужчины яростно топтали зародыши огня, разлетевшиеся по комнате. Запах паленой серы заполнил все вокруг, глаза ел густой дым.

И вот огненный зверь умер, поразительно тихо, как будто его и не было. Все было кончено.

Роберт опустился на пол. Рейф, тяжело дыша, облокотился о дверной косяк. Они едва верили, что успели и остались в живых.

Вскоре в коридоре зазвучали шаги, несколько служащих посольства подошли к кладовой и остановились в замешательстве.

— Можете передать министру, что в эвакуации необходимость отпала, — устало сказал Рейф тому, кто выглядел посолиднее остальных.

Роберт поднял улыбающееся лицо.

— Я готов попробовать себя на новом поприще. Боюсь, я слишком состарился для такого рода подвигов.

— А я уже родился старым, — грустно пошутил Рейф.

Он почти сроднился с человеком, ставшим его другом и соперником.

Нет, не соперником, ибо соперничество подразумевает равенство шансов, а в их случае исход был предрешен. Роберт — победитель. Ну что же, попробуем жить по собственным принципам честной игры. Он помог Роберту подняться, поддержав нетвердо стоявшего на ногах товарища. Теперь, когда их приключения закончились, рана дала о себе знать в полную силу. Марго, расталкивая зевак, подошла к друзьям. Золотые волосы растрепались, изначально зеленый цвет платья едва угадывался под пятнами крови и грязи, на лице лежала печать той же опустошенности, что и у двух остальных. Но Рейфу казалось, что она еще никогда не выглядела такой красивой.

Мегги молча обняла мужчин за плечи, спрятав лицо где-то в промежутке между их телами. Рейф не в силах был сдержать подступивших чувств. Он страдал, как от физической боли. Чтобы сказать хоть что-то, Рейф спросил:

— Вам удалось освободить спальню Кэстлри? Мегги состроила гримасу.

— Куда там! Меня и на порог не пустили. Разве можно запросто сдвинуть с места августейших особ? Они бы до второго пришествия обсуждали, стоит ли воспринимать угрозу всерьез или нет.

Толпа раздалась, пропуская высокого статного мужчину, чей крючковатый нос, скорее хищный, чем мужественный, стал темой многочисленных салонных анекдотов, но после парочки драк самые ярые насмешники прикусили язычки.

— Я понял, что вы раскрыли заговор в самый критический момент, благодарю, Кэндовер, — с чувством произнес герцог Веллингтон.

— Мои заслуги невелики, — ответил Рейф. — Благодарность заслужили мои друзья. Они перед вами.

— Мы бы не успели вовремя, если бы не герцог Кэндовер, — сказал Роберт. — Благодаря ему день не закончился катастрофой.

Рейф хотел было познакомить Веллингтона со своими друзьями, но не знал, под какими именами они предпочли бы быть представленными, и вообще, есть ли в этом необходимость. Проблему решил сам Веллингтон, протянув руку Роберту:

— Вы, должно быть, лорд Роберт Андревиль. Я слышал о вас, сэр.

Роберт явно чувствовал себя не в своей тарелке, тогда что говорить о Марго Эштон…

Веллингтон повернулся к даме.

— А вы, вероятно, графиня Янош. Марго улыбнулась.

— Да, меня так называли. Веллингтон приподнял бровь